Осипцов Владимир Terramorpher: другие произведения.

Реинкарнация, Часть 2 - "Броня Молчания", глава 3, "Небо в кулаке"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  

Запись 16-я - Глава 3. "Небо в кулаке"

  
  "Там место есть, вдали от Вельзевула,
  Насколько стены вдоль ведут;
  Оно приметно только из-за гула
  
  Ручья, который вытекает тут,
  Пробившись через камень им точимый,
  Он вьётся сверху и наклон не крут.
  
  Мой вождь и я, на этот путь незримый
  Ступили, чтоб вернуться в ясный свет,
  И двигались всё вверх, неутомимы
  
  Он - впереди, а я ему во след,
  Пока моих очей не озарила
  Краса небес в зияющий просвет;
  
  И здесь мы вышли, вновь узрев светила."
  
   Данте Алигьери
  
  "Надежда - мой компас земной
  А удача - награда за смелость!
  А песни - довольно одной,
  Чтоб только о доме в ней пелось"
  
   Н. Добронравов
  
  
  >Силач
  
   Первого кандидата они нашли в первый же день. Отправив после совета с телохранителями Азер и девочек за снаряжением, Кадомацу вдвоём с Сакагучи шла мимо лагерей - как вдруг их внимание привлёк шум большой драки. Не сговариваясь, они вместе завернули в ворота - любой раздор надо давить в зародыше, но как оказалось, это был вовсе не раздор...
  Весь полк собрался вокруг тренировочной площадки, и галдел, прерываясь иногда на единодушные радостные крики, вроде: "Ара, что за удар!", "Так его!", "Знай наших!", или - "Ну что ты, растяпа!". Завидев знатных гостей, они расступились, открывая им вид на зрелище.
  И без того небольшая площадка казалась крохотной из-за бойца в центре - здоровенного монаха без шлема и головной повязки, в перепоясанной рясе с нашитыми на неё, словно рыбья чешуя, пластинами доспехов. Он стоял, и крутил, с гудением рассекая воздух жуткой восьмигранной дубиной неимоверных размеров, не подпуская на расстояние удара сразу четырёх самураев с бамбуковыми мечами.
  Вот один из них сунулся было вперёд - и тотчас же взлетел без крыльев, получив увесистый удар в нагрудник. Второй, попытавшись воспользоваться ситуацией, прыгнул на загривок гиганту - но монах вроде бы лениво почесал спину дубиной, и, схватив смельчака за воротник фехтовальной маски, выкинул на третьего, сбив того с ног. Четвёртый, тоже сообразительный, кинулся на супостата в тот момент, когда он заносил руки за спину - но тот, не останавливая расправы с его товарищами, с небрежного взмаха ноги кинул ему в лицо железную сандалию-гэта, от которой он улетел в восхищённо заоравшую толпу. Выбывших сразу же заменили свежие кандидаты - но что-то не верилось что надолго...
  - Господин Сакагучи, - попросила принцесса: - Выясните, что происходит?
  - Слушаюсь! - кивнул хатамото и вскоре вернулся: - У них кончились дрова, и они решили разобрать сену с соседним лагерем. Тогда от соседей пришел этот монах, и сказал, что в поединке перебьёт весь полк, если они не будут нападать больше чем вчетвером. Если он победит - частокол останется его лагерю.
  - Интересно, - заинтересовалась дочь микадо: - А на заседании штаба мне говорили, что со снабжением топливом всё в порядке... Где у них главный? - и пошла.
  Телохранитель догнал её:
  - Надеюсь, Госпожа Третья хочет устроить только выговор за нерадивое исполнение обязанностей, или?!..
  - Или.
  - Не стоит, Ваше Высочество!
  - Да полно. Что мне может угрожать на тренировке?!
  
  ...Сам полковник и распоряжался соревнованием - видать сильно прижала нужда в топливе. Увлечённый он не заметил высоких гостей, и сам оказался прижат грозным зелёным взглядом в упор:
  - Весьма досадно, полковник.
  - Простите, Главнокомандующая... не посрамим честь полка! Я приберёг лучших напоследок!
  - Генерал Асасио клялся мне, что обеспечил солдат свой дивизии всем необходимым, но я вижу, как его полки дерутся из-за брёвен частокола?!
  - Простите, Главнокомандующая!
  - Я ещё выясню, сколько в этом вашей вины. А пока... не меняйте этих, - улыбнулась она, снимая тёплые перчатки и надевая боевые рукавицы: - Когда выбьют последнего, выйду я.
  - Для меня будет честью выйти против него с вами! - пафосно схватился он за украшенную рукоять меча.
  - Зачем? Это будет нечестно. Я и одна с ним справлюсь. Или вы в это не верите?!
  - Извините, Ваше Высочество, - сразу стушевался самурай.
  
  ...Монах заметил, что ему дают передышку, и, подозревая нечистое дело, экономил силы, доколачивая последнего. А может, и сказывалась усталость - уже многие горячо болеющие против него зрители украшали толпу физиономиями с фингалами и недостачей зубов, благодаря его стараниям. Победив, он долго переводил дух, тяжело опёршись о дубину, и вытирая поданной ему кем-то головной повязкой тяжелые капли пота на лбу и бритом черепе.
  Метеа, скрываемая до этого обрадованными самураями, решительно раздвинула их стену и вышла в круг:
  - Здравствуй, монах. Ты знаешь, кто я?
  - Да, Ваше Высочество. Мы с вами дверь ломали, вместе ("Так значит полк Ито рядом с ними! А на карте ещё идут позиции Томинары" - подумала принцесса) - Я монах Ковай, - продолжал тот: - А мирское имя было Атару Кинноцунэ, моя сводная сестра приходится троюродной тёткой госпоже супруге Золотого Министра, а та, через конюшенного левой руки имеет родство с вашей семьёй.
  ...Мда, действительно, почти что родственник - хотя эта ветвь ближе к Томинаре, чем к правящей линии рода Явара, но всё-таки, какое-то сходство чувствовалось. Почти "императорский" сумаховый цвет кожи, красные глаза, как у начальника штаба - тот тоже обещал вырасти в крепкого костью мужчину, а вот большой живот - это наследство всегда склонного к полноте императорского рода. Только вот члены правящей династии никогда не отличались высоким ростом - что ж, не такой и близкий родственник, вполне вероятно помогло хорошее вливание свежей крови...
  - А меня, прежде всего, называй вторым именем - Метеа, - она сдержанно поклонилась: - Не кажется ли тебе, что ваша возня несколько затянулась?! Давай решим всё вдвоём с тобой: победишь ты - забираешь частокол в свой лагерь, побеждаю я - он остаётся здесь? Только разреши, раз у тебя настоящая дубина, мне использовать настоящий меч, - и ловко, словно саму прыгнувшую в руки, обнажила "Сосновую ветку".
  - Для меня честью будет испытать силу с вами на любых условия, Ваше Высочество, - согласился монах.
  Нет, не было ничего несправедливого в её просьбе. Тренировочный меч в руках женщины - даже женщины-демона, что угодно, но не преграда для тяжеленной восьмигранной металлической дубины. А острое лезвие хоть давало шанс, что враг поостережется, и не решится на слишком рисковые атаки...
  
  ...На Коците никогда не использовали обычные факелы - они давали слишком мало света в его атмосфере, и площадку сейчас заливал яркий, как полдень на родине, свет зенитных прожекторов. Расположенные по углам, они крали тени друг у друга, превращая рельеф в плоскую картинку, и это скрадывало движения не хуже широких одежд. Зато тени на земле не кривлялись одним-единственным гротескным двойником, а красиво распускались восемнадцатилепестковым чёрным лотосом.
  На принцессе были белые с золотой каймой по широким пластинам доспехи, бросавшие невыносимый блик, когда на них попадали прямые лучи света, и желтые шаровары - в цвет её волос. Она сняла шлем, как и монах, и одновременно с ним убрала волосы под тугую повязку.
  
  Ковай начал первым - его шест-дубина вкопался на целый сяку в промерзший грунт круга. Кадомацу перепрыгнула его ещё на половине замаха, оставив на земле свою обувь, красиво перевернулась в воздухе и приземлилась в низкую стойку. Ну, это была только проверка сил...
  Ещё удар! - она проскользнула под дубиной (босиком-то и маленькая, она теряла ещё полголовы роста!), близко-близко провернулось необъятное брюхо монаха - но он, наступив ногой, прижал лезвие меча к земле, и не дал ударить.
  Девушка, продолжая движение, упала на шпагат, крутанулась вокруг зажатой руки, вышла в стойку на кулаке и ловко отхлестала великана обеими ногами по щекам. Раздался всеобщий возраст одобрения - действительно, красивый приём.
  Принцесса, почти незаметно, подхватила с холодной земли меч - он лёг в ладонь обратным хватом, и сама кинулась в атаку - удар! - монах подставил оружие, "Сосновая ветка", прижавшись к предплечью, скользнула дальше, осыпав обоих снопом искр. Ещё удар! - нет, скорее отбив, потом что Ковай в тот же момент коротко, с потягом, словно мечом, рубанул своей восьмигранной дубиной, и дочь императора, вместо удара наотмашь, выполнила отбив наружу. Зато ударила по-настоящему, свободной рукой - но её противник всё-таки защитился, не так-то просто раздавать затрещины, пытаясь удержать тоненьким лезвием тяжеленную дубину!
  Кадомацу схватилась за подставленное оружие, и обеими ногами, по-петушиному, пнула Ковая в поддых. (мужчины сзади разразились криками восхищения, Сакагучи что-то нечленораздельно рявкнул). Он сбился с дыхания, а она, не давая восстановится, распахнула крылья и обдала монаха вихрем снежинок и пыли. Тот зажмурился, и вслепую так крутанул дубиною с вцепившейся демонессой, что та грянулась о землю, словно цеп при обмолоте риса. Он одной рукой вырвал тяжелое оружие из захвата, потирая другой слезящийся глаз, размахнулся, - и обрушил восьмигранный шест на лежащую соперницу... К чести его сказать - в последний момент воинственный служитель Будды сдержал свой удар, да и принцесса постаралась увернуться - но всё равно, холодный тупой металл прижал её крыло к земле намертво.
  Дьяволица попыталась встать - боль в плече швырнула её обратно, но сразу же, ещё падая, она пнула в подмышку толстяка, тот выронил оружие - оно, падая, больно ударило по локтю крыла. Метеа этого даже не заметила, а, подскочив, ногой в прыжке отбила удар кулака, и, подбросив себя ударом крыльев, по инерции прилетела сгибом колена до плеча, и роскошным задом влетела ему в лицо. Монах (как и сама принцесса) не ожидал такой атаки, и еле успев распахнуть крылья, повалился навзничь, а потерявшая преграду девушку села пятой точкой ему на живот. Воспользовавшись положением, Мацуко прижала радостно сверкнувшую "Сосновую ветку" к его горлу нежной рукой.
  - Побеждён! - признался силач. Круг зрителей разразился шумными рукоплесканиями.
  Под общие крики поздравления монах поднялся с нею на руках (в руках гиганта зелёноглазая принцесса показалась сущей девчонкой - такой бы в куклы играть, а не на войне себя калечить!), и как мог, вежливо поклонился, держа её над землёй. Мацуко ответила ему так же - насколько было можно поклониться, когда тебя держат на руках и не отпускают.
  - Святой отец, не соблаговолите ли вы... поставить меня на планету, и переговорить со мной наедине? - спросила она, стараясь сохранить достоинство, убирая меч в ножны.
  - А что госпожа желает? - спросил он шепотом, но на планету так и не поставил.
  Господин Сакагучи за его спиной недовольно сложил руки на груди.
  - Огромное спасибо, госпожа! - прервал их глас полковника: - Теперь, значит, дрова наши?!
  Кадомацу приподняла брови, поудобнее разместившись на мягких руках Ковая:
  - А знаете... я передумала... В конце концов, монах побеждён не вашим полком. И вообще. Давайте не ломать укрепления, а дождёмся восстановления поставок топлива?
  Полковник аж зашипел от неожиданности:
  - Но, госпожа... вы же сами...
  - Я просто немного размялась, - она пошевелила плечами и крыльями, пытаясь аккуратно выбраться из ладошки монаха. Потом ножкой, пытаясь нащупать землю: - В самом деле, зачем продолжать этот глупый спор, если о ваших проблемах уже известно командованию?!
  - Слушаюсь, Как пожелаете, - взгляд полковника угас, и он поклонился в знак согласия.
  - Спасибо, госпожа! - сказал Брат Ковай. Однако на землю так и не поставил, а пошел следом за Сакагучи: - Командир бы меня со свету сжил, если бы узнал, что я проиграл забор...
  - Ну, во-первых, не сжил бы. Полковник Ито - не такой уж и зверь. А во-вторых - поставьте меня на землю! И где мой сапог?!
  Сапог ей дали, но на землю не поставили. Сакагучи прикрыл принцессу, распахнув крылья:
  - Довольно опрометчиво брать на себя такую ответственность, - заметил он монаху: - Она, знаете ли, злопамятная.
  - Да неужели ты заметил? - прокряхтела принцесса, обувшись: - Ну и что, господин старший хатамото, подходит он нам?
  Тот смерил великана глазом оранжевой половины лица: - Силач-то нам всегда пригодится. Даже просто в вашу личную охрану, - он сделал торжественное лицо и обратился:
  - Достопочтимый святой отец, Её Высочество имеет честь пригласить вас для участия в вылазке в Цитадель. Под её командованием. Приказ не обсуждается.
  - Господин Сакагучи! - возмутилась дочь императора, услышав, как ею распорядились, но тут её неожиданно поставили на поверхность планеты:
  - Да я только буду счастлив залезть к чертям на сковородку под вашим командованием! - добродушно прогремел басом толстяк.
  И почему это считают, что хорошие друзья случайно не попадаются по дороге?!..
  
  >Хранитель традиций
  
  ...Самого Сакагучи ведь удалось уговорить не сразу. За несколько часов до встречи с Коваем, он вдруг совершенно неожиданно высказал своё несогласие с планом принцессы. Слабо сказать, что Кадомацу это поразило:
  - Почему? - обиженно протянула она, и её зелёные глаза стали больше и глубже.
  Хатамото отвёл взгляд и покачал головой, чтобы отогнать наваждение:
  - Вы же сами просили, госпожа, говорить честно. И, если честно, я против вашей авантюры. Не хотел бы в ней участвовать.
  - Почему? Ты боишься? Думаешь, я не справлюсь? Или считаешь это недостойным дочери императора? Или всё ещё обижен на меня за то, что не взяла тебя на первый штурм?!.. - она осеклась, потому что увидела, что этими подозрениями делает ему больно:
  - Нет, госпожа, извините, хотя я, может быть, имел бы точно такие же мысли на вашем месте. Но тут дело в моих подопечных, ваших телохранителях. Они не все соглашаются на столь недостойную как им, так и вам работу, и я, как хороший командир, вынужден остаться со своими подчинёнными...
  - Интересно, откуда они об этом узнали? Я вроде бы им ничего не говорила... Ладно, продолжай...
  - И вторая причина, госпожа - слишком легко вы верите всяким предателям, Ваше Высочество. Ладно бы... А тут - вы доверяете свою жизнь тому, кто уже однажды предал своих господ - сначала став повстанцем, а потом предав повстанцев, перейдя к их врагам... Это неразумно, госпожа...
  Девушка в ответ улыбнулась, и, дотянувшись рукой, погладила его по щеке:
  - О, боги... А я-то думала. Ты даже на смертном одре останешься телохранителем. Извини за все эти недостойные подозрения.
  - Уберите руку, - попросил вздрогнувший от неожиданной ласки самурай: - И не делайте так больше. Вы обесцениваете моё будущее согласие... - он поклонился, встал с колен, и пошел созывать остальных на совет...
  
  ...Как и предсказал Сакагучи, все словно сговорились отказываться, (собственно почем 'словно'?!). Азер даже разругалась по этому поводу. Кадомацу же была маленько подготовлена, и сохранила присутствие духа ровно настолько, чтобы сообразить под конец - они же не со зла или трусости, они просто её удерживают от опрометчивого поступка! Как и их начальник, часом ранее...
  - Слушайте, - наконец сказала она, легко краснея: - Мне, конечно, приятна такая забота, но не кажется ли вам, что, упустив подобную удачу, потеряю лицо не только я, но и вся наша армия?! Что если этот шанс - милость и требование богов, и упуская его, мы прогневаем Небеса? Ну, в самом деле - какую-то кучу льда и камней, над которой даже сетей нет, взять не можем!
  - Госпожа, - мягко возразил Сакакибара, правая рука Сакагучи: - Но для вас было бы больше чести, если бы вы взяли её в честной битве, а не прибегая к помощи предателей...
  - В честном бою? После которого целые города будут напрасно ждать обратно своих сыновей, братьев и женихов? Нет, какая бы ни была честь - она не стоит горя стольких отцов и матерей...
  - Но если погибнете Вы, будет горевать первый отец государства. А кто сказал, что печаль правителя принесёт счастье подданным?!
  - А разве Небесный Государь будет рад, узнав, что его дочь, сбежав на войну, струсила?! Разве его не огорчит мой позор, известие о том, что у меня был счастливый шанс, и что я его не использовала?! Что с Ним будет, если на меня будут показывать пальцем и смеяться?! Или проклинать за напрасно потраченные жизни?! Вы знаете - я никогда не отступала сама, неужели я струшу и теперь, когда предоставляется шанс сразиться одной со всей Цитаделью?!
  Сакакибара удручённо промолчал, потом окинул взглядом своих товарищей, и, наконец, проговорился:
  - В свете этого, Ваше Высочество, нам приходится только сожалеть, что мы заранее поклялись не соглашаться на то предприятие. Её высочество опять продемонстрировала нам, что в ней течёт кровь истинных правителей наследства Аматерасу, и она выполняет только веления богов, а не смертных...
  Метеа с шутливой благодарностью поклонилась за столь щедро-витиеватую речь, и перевела взгляд на Сакагучи:
  - Господин старший хатамото что-то говорил о возможном согласии?! Или нет?! Тот молчал столь продолжительное время, что все, устав, успели переменить позу. Наконец, родил:
  - Господа Наора и Уэмацу не зря уговаривали меня не присоединяться к общей клятве. Теперь я вижу, что ошибся бы, если бы их не послушал. Госпожа - я ваш телохранитель, и какой бы из горячих ли холодных ли адов вы не выбрали своей целью, мой Долг - следовать за Вами. К тому же, - чуть помедлив, добавил он, дрогнув веком на оранжевой половине лица: - может быть, участвуя во всём этом, мне успешнее удастся отговорить вас от столь рисковой авантюры?!..
  
  ...Вот так и получился второй член команды...
  
  ...Солдаты солдатами, а без толкового инженера, вряд ли имело смысл даже и думать о диверсии в Коците. Вместе так решив, зелёноглазая принцесса и её телохранитель первым делом отправились к строителям Цитадели - людям, по дороге куда и встретили Ковая. Задержавшись из-за него, они опоздали к Стхану и застали того не совсем в одиночестве.
  Сакагучи остался снаружи, присев возле дверей, а Кадомацу, пригнувшись, вошла внутрь. Она в первый раз оказалась в человеческом жилище, и её прямо-таки поразила роскошь обстановки. Несмотря на то, что жильё было временным, наследник Джаханаля не стеснялся украшать его, как только мог. Самым богатым и украшенным, конечно же, был алтарь божества - непременный атрибут этой расы, но и другие стены и углы украшали обнажённые и полуодетые статуи в украшениях, драгоценные панно и ковры с изображением чернокожего пастуха, зелёнокожего охотника, и божества в виде человекольва, которое, если она правильно помнила, было чем-то вроде семейного покровителя рода человеческих правителей. К своему удивлению, в одном из углов демонесса обнаружила статую Будды Сяка-Нерай, которому тотчас же поклонилась, как старому знакомому. Стхан, как уже говорилось, был не один. Компанию, а вернее - пару ему составляла крепкая костью девушка с высокой белой грудью, пока ещё в форме офицера светомётчиков. 'Пока ещё' - потому что, судя по тому, как она быстро прикрыла свою белую грудь одеждами, обаяние принца уже пробило последние очаги сопротивления девичьей стыдливости.
  - О, Метеа-сан! - воскликнул принц Стхан таким тоном, словно приглашая её расширить компанию: - А я думал, вы сегодня не придёте. Садитесь вон там, я для вас приготовил коврик - а то, что вы стоять будете!
  Сам принц был полуголый, в синих, без узора, шароварах, и могучие мускулы груди играли под бледной кожей при каждом движении. Судя по интонациям, он уже успел немного выпить в предвкушении сладостной ночи, но это не меняло дел - начальник людей долго не пьянел, и вообще умудрялся сохранять трезвую голову в любой ситуации. Метеа поблагодарила его за заботу, и села на насквозь промёрзшее в привычном для человека воздухе татами - сама виновата, не надо было опаздывать. Она завернула полы одежд под колени, чтобы было не так холодно.
  - Меня тоже бесят эти низкие потолки, - Стхан был всего на голову ниже демонессы: - Даже потянуться нельзя! Да, кстати, я вас не познакомил: это Бхагавати Чандрасингх, махаратха, генерал светомётчиков. А это - Её Высочество-сан, Метеа-сан, самая-самая сорвиголова-сан, среди железных демонов.
  - Очень приятно, Бхагавати-сан. Я считала вас мужчиной, - поклонилась демонесса.
  Зардевшаяся светомётчица, уже было приставшая для рукопожатия, заметно перевела дух, увидев, что ей не придётся здороваться с зеленоглазой, пышущей огнём дьяволицей, ещё более покраснела, поняв, что все заметили этот невольный жест, и кое-как поклонившись, бухнулась на кровать рядом со своим принцем, пряча пламенеющее лицо и полуголую грудь за его широким плечом.
  - Ну-ну, что ты, - попытался уладить всё принц, поднимая с полу оброненный ею во время неуклюжего поклона мундир.
  Кадомацу залюбовалась девушкой. Бхагавати была тёмноволосой чуть более загорелой, чем Стхан, с крупными чертами лица, тоже, с широкой костью, как и она, высокогрудая - хотя, принцесса всегда затруднялась судить, насколько красиво это или нет. Женская грудь у людей, росла не в стороны, без грудного киля, а вперёд, мягкой волной вздымая одежды и выглядывая красивыми плотно прижатыми полушариями в вырез блузки традиционного джаханальского сари, поддетой под грубый пиджак униформы. Но в целом, пышная точёная фигурка производила очень приятное впечатление, напоминая храмовые статуи Бодхисаттв. Правда вот выглядела госпожа Чандрасингх слишком молодой для звания генерала - 'А сама-то!' - тут же одёрнула себя принцесса.
  - Вы путаете меня с отцом, Васудевой Чандрасингхом, - словно прочитав её мысли, заговорила собравшаяся с духом светомётчица:
  - Он погиб во время второго штурма, а я генерал только последние две недели.
  - И уже успела отличиться! - вставил слово принц Стхан: - Вот я и пригласил её, чтобы лично вручить благодарность!
  Девушка опять начала краснеть и свободной рукой проверять, все ли застёгнуты пуговицы на вороте...
  
  - Признаться, я даже и не заметила смены командования у вашего рода войск, - попыталась сказать комплимент юная принцесса: - Это говорит только в вашу пользу - вы достойная преемница своего отца...
  - Рудрани Метеа-сан известна среди нас как 'Та-которая-ничего-не-делает-просто-так'. Надеюсь, она пришла не только для того, чтобы увести у меня Бхагавати?!
  Светомётчица опять пошла краснеть до ушей.
  - Ну, мне не превзойти ваше обаяние, господин наследник Джаханаля. Я... ладно, я хочу сделать то, что запретил господин драгонарий. Я собираю группу для диверсии в Цитадели!
  Стхан развалился на подушках, и приобняв, прижал к себе Бхагавати:
  - Вы приглашаете меня? Да с радостью! - и бросив свою подругу, выпрямился, схватил со стены рук и стал решительно натягивать тетиву. Раскрасневшаяся Бхагавати, убирая волосы со лба, с улыбкой любовалась игрой его могучих мускулов. Да и Мацуко - тоже. На редкость красивый был мужчина, этот принц Стхан.
  - Да нет, что вы! - рассмеявшись, прервала она замечательное действие: - Вы же минимум на колеснице поедете! Я вас знаю!
  - На самой мощной моей колеснице! - с пафосом воскликнул начальник людей, потрясая оружием: - А что?
  - Мощные колесницы понадобятся мне по эту сторону Стены. А в Цитадели мне нужен толковый инженер, которого я не найду ни у кого, кроме вас. Я и хочу такого попросить - иначе ведь нет смысла всё и затевать.
  - Да, - согласился человек: - Смысла затевать действительно нет. Что смешно, но за нужным вам товарищем надо обращаться к нашей милой Бхагавати-сан, это в её компетенции, - он отложил лук, присел на ложе и притянул к себе светомётчицу.
  - Простите, но ведь нужен инженер, а не светомётчик!
  - У нас тоже есть инженеры, - сверкнув бездонными карими глазами, сказала Бхагавати: - Не путайте инженеров со специалистами. У нас, как бы вам объяснить... - она освободилась от притягательных объятий принца, чтобы показать руки: - Инженерные части занимаются копанием земли и взрывами скал - там вы найдёте спецов по взрывным работам, а то, а вам, нужно того, кто разбирался бы в энергетических установках. Конечно, лучшим вариантом для вас был бы флотский двигателист, но не представляю, как бы вы могли бы его заполучить тайком от Тардеша... Эта ваша идея ведь секрет для него, не так ли?!
  - Да, - кивнула демонесса.
  - Ну а вот, наилучший выбор для вас - инженер светомётчиков.
  - Ранец светомёта по конструкции немногим отличается от централей Коцита...
  - ...так что вам прямая дорога к дочери доблестного Васудевы, - закончил за свою подругу Стхан.
  Его юная партнёрша опять начала краснеть:
  - Ну, право, Ваше Высочество, я не знаю...
  - Знаешь, знаешь... - ласково проговорил тот, обнимая её стыдливые плечи: - Знаете, Метеа-сан, я сейчас попытаюсь её уговорить быть более снисходительной к нашим нуждам.
  - Извините, Стхан-доно. Я зайду завтра... - торопливо поклонилась демонесса, и вышла. Ну вот, стала лишней... Горько - она безумно завидовала этой наивной девушке. А её-то никто не обнимет, никто не поцелует - её любимый может погибнуть, отважившись на подобный шаг. Она потрясла головой, отгоняя наваждение, и быстро, зажмурившись, по памяти пошла прочь, чуть не забыв Сакагучи...
  ...Он долго шел рядом, не решаясь встревать со своими вопросами. Наконец его госпожа заметила присутствие помощника и объявила:
  - Ай... да опоздали мы сегодня. Не вовремя зашла.
  - Всё в порядке, госпожа?!
  - Всё хорошо, - кивнула она и провела рукой по щеке - нет ли слезы:
  - Просто... ничего. Он... Ну, занят... Завтра подойдём! Сказал, что подходящий нам инженер найдётся у светомётчиков. Так что завтра пойдём к ним! - и, оглядевшись, не видит ли кто, сладко потянулась сначала руками, потом - крыльями, завернувшись в них.
  - Больше ничего, госпожа?!
  - Ничего. Иди-иди, не отставай!
  Так закончился первый день.
  
   >Четыре руки лучше, чем две
  
   Следующий день был воскресеньем - праздником христиан, и Кадомацу, едва проснувшись, полетела на Виллы, а оттуда - на космодром, расположенный в соседнем климатическом поясе, чтобы успеть застать Злату, пока та не поднялась на свой корабль.
   Колдунья свернулась в клубок в углу одной из времянок, оставленных армией, но не спала, а лежала, нервничая. Её совсем нетрудно было найти - все за двадцать шагов обходили это место.
   Нага обрадовалась подруге и сразу же стала ей сварливо жаловаться:
   - Что за поганый день! У тебя бывало так, что просто беда важных дел на день, и, из-за какой-то, ерунды - всё срывается! Пся крёв, меня одну ждут, а я, холера просто, не могу ни лететь, ни телепортироваться! Извини... пристала тут со своими проблемами... Ну надо ж так, чтобы двигатель выработал свой ресурс именно в воскресение! Кстати, а почему ты сегодня с этим молчуном?! Где Азер и другие девочки?
   - Долго объяснять. Я к тебе пришла посекретничать.
   Злата переложила кольца по-другому:
   - Ну, давай-давай... Что за новости?
   - Только обещай, что ничего господину драгонарию не скажешь!
   Змея подняла брови:
   - Ну?!
   - Я хочу украсть предателя и пробраться в Цитадель! Ты поможешь мне?!
   - Цитадель?! О, пане Иисусе, до чего же вы все надоели со своей Цитаделью! Мало того, что в мои лучшие годы я вынуждена лицезреть этот забор, который загораживает лучший вид на этом куске льда, так вы ещё и меня им изводите! К Тардешу приду: 'Коцит', к Бэле приду: 'Коцит'; даже ксёндз наш и то уже третий месяц подряд только о падении Иерихона и вещает! Я уже думаю, скоро и сама пойду круги нарезать вокруг вашей Цитадели, с гудком в зубах, а тут ещё ты с нею припёрлась!
   - Значит, ты мне не поможешь, - разочаровалась принцесса.
   - Постой, постой, ты куда? Я же шучу, ну что ты, в самом деле! Нашла на кого обижаться! Нет, не уговаривай, с тобой я в это чёртово гнездо не полезу: во-первых, я большая трусиха (Мацуко улыбнулась), во-вторых - я не столь сдвинутая, как ты! Але по всем остальным вопросам - пожалуйста! Ты со снаряжением, как подобрала? А команда какая, с кем идёте?
   - Команды пока ещё нет, а снаряжением Азер с девочками занимается.
   - А, понятно. Это надолго - все интенданты в разгоне. Слушай, по старой дружбе, не одолжишь ли свою 'собаку' - за двигателем сгонять?!
  
   ...Амальский транспорт, прозванный 'собакой' за характерные очертания носа (у людей бы в этом месте была кабина пилота - чтобы иметь лучший обзор в полёте, призраки же поместили пилота под брюхо, чтобы лучше видеть, куда садиться - а заимствованная форма морды осталась), обернулся ещё до обеда - обе девушки успели каждая по своим делам, да договорились о взаимодействии. Колдунья рассказала демонессе о множестве трюков с известными той заклинаниями, да и пояснила, что невозможность использования магии по крепости, оказывается, поддерживается каким-то устройством про название и способ выключения которого тоже бы неплохо узнать у инженеров.
   ...Когда 'собака' взяла курс на ставку принца Стхана, принцесса, усаживаясь на полу, заметила для Сакагучи:
   - Ох, им медленно всё это продвигается.
   - Госпожа?!
   - Понимаешь, мне ведь ещё и план четвёртого штурма составить надо - без этого тоже лезть бессмысленно... А мы даже команду не собрали...
   - Госпожа, может, я могу заняться сбором?! А вы - готовьтесь к сражению.
   - Нет... Извини, ты, конечно, можешь это сделать, и, думаю, более чем в совершенстве, но... Я ведь буду вашим командиром. Я сама хочу поглядеть в глаза тем, от кого будет зависеть моя победа...
   - Понимаю, госпожа моя. Однако вас ждёт нелёгкая неделя.
   - Я тоже это понимаю, мой верный хатамото... Четвёртый штурм, кто ещё заменит? Команда, тренировка... - и про себя добавила: 'И враньё Тардешу...', усмехнулась и продолжила: - Я сильная, справлюсь...
   Транспорт слегка тряхнуло, и верхние щелевидные окна один за другим заполнились красками яркой закатной зари на Коците - они снижались к принцу Стхану.
  
   ...Начальник человеков на этот раз был трезв и серьезен в отличие от вчерашнего. Он без улыбки кивнул гостям и молча пригласил их войти внутрь. Метеа сразу же спросила: "Ну и что?!".
   - Признаться, маршал, я уже с самого утра жалею, что дал вам слово не разглашать ваши тайны.
   - В чём дело?! - подобралась девушка.
   - Сейчас, на трезвую голову, я не вижу ничего хорошего в вашей затее. В случае неудачи мы окажемся без очень хорошего полководца.
   - На счёт этого не бойтесь. Без хороших полководцев вы не останетесь. Так, ваши муки совести означают, что вы не подобрали нам инженеров?!
   - Нет, ну зачем. Бхагавати говорит, что у неё даже выбор имеется. Гопал вас проводит.
   - Спасибо.
   - Только... Вы знаете, что означает имя предателя? "Радость Кали". Богини убийц и мясоедов. Я бы поостерёгся доверять её поклоннику.
   Дочь императора демонов улыбнулась:
   - Я сама - убийца и мясоед, мой прекрасный принц. Думаю, что ваша богиня будет снисходительнее к себе подобной, и не причинит мне много зла.
   Стхан проводил её печальным взглядом. Он не желал её неудачи, пытаясь отговорить от опасной идеи - просто заботился, по непременной человеческой привычке. За такое мужчин обычно награждают поцелуями - но девушка с в двести раз более горячей кровью могла подарить только улыбку...
  
   ...Гопал - возница принца, не уступающий ему в ширине плеч, но чуть более тучный и ниже на голову, темнокожий человек с быстрыми движениями и уверенной речью, повел их, как показалось, совсем не в ту сторону, но пришли к штабу светомётчиков. Совсем не там где он был по карте - намного ближе к ставке Стхана. Метеа со злостью прогнала дисциплинарные и правильные мысли об их командире - ей совсем не хотелось плохо думать об этой девушке.
   Бхагавати, предупреждённая, вышла к ним навстречу, в зеркальных, приливающихся сверкающей радужной аурой, доспехах светомётчиков. С шутками и сердитыми взглядами отпустив не в меру приставучего Гопала, юная генеральша взяла демонессу под руку (эти доспехи демонических жар не пробивал), и повела показывать, что она им приготовила.
   Она же показалась принцессе намного более раскованной и непосредственной, чем вчера - весело смеялась по любому поводу, могла пробежать, таща за собой крылатую гостью, только для того, чтобы показать какую-нибудь интересную мелочь, отпускала непристойные шуточки в адрес мужчин - в общем, была счастлива. И дочь императора молча молилась за неё, чтобы оказалось, что не зря эта наивная красавица передвинула свой лагерь поближе к своему принцу...
  
   ...Первый инженер был стар и опытен даже с виду. Его челюсть покрывала седая щетина, а щеку разрезал шрам. Руки двигались уверено, быстро, за время их разговора он, не глядя, полностью разобрал и собрал два светомёта! Но стоило ему приподняться, как он согнулся от боли, схватившись за поясницу. Метеа с Сакагучи переглянулись, Бхагавати развела руками - и они перешли к следующему.
   ...Второй был молодым тёмноволосым человеком, очень красивым даже на вкус демоницы. Он сидел на корточках и покрикивал на двух подмастерьев, что-то разбиравших в разложенном на полу ранце светомёта. Он, кивая, с масляной улыбкой, выслушал расточаемые ему начальницей похвалы, но стоило ему взяться за инструменты, как те чуть не выпали из затрясшихся пальцев, и вовремя были подхвачены подмастерьями. Бхагавати опять развела руками...
  
   - У вас много слабых здоровьем среди инженеров, Бхагавати-тян?!
   - Это вредная и опасная работа. Вредные излучения, ядовитые газы и топливо. К тому же лучшие из кшатриев и брахманов, и даже многие шудры выбирают военное ремесло, так что опыта в изучении техники больше у тех, кто природой или злым случаем, лишен возможности послужить оружием.
   - Понятно...
  
   ...У третьего был только один недостаток - ругался как тысяча демонов. Вернее "ругалась", потому что это была крупная рыжеволосая мадам, со здоровенными даже в перчатках лапами, которыми, однако, владела более чем виртуозно, скручивая в единое целое казавшиеся пылинками в её руках крохотные детали какого-то сложного аппарата, и Кадомацу с Сакагучи уже готовы были согласиться на неё, пока не увидели четвёртого...
   ...В самом углу навеса, огораживающего площадку, сидели двое, и, склонив головы над каким-то раскрытым механизмом, удивительно слаженно работали. Они даже не обращались друг к другу с просьбами - один протягивал руку, другой сразу же вкладывал в неё инструмент, один чуть задерживался - другой сразу же вмешивался, помогая, и совместными движениями сложная пушка вырастала, как живая.
   - Кто это?! - спросила принцесса.
   - Аравинда и Даршани Махачакры, - (только сейчас демоница заметила, что один из них - девушка)
   - Собственно, Даршани ещё не Махачакр, а Хридая, но они так долго вместе, что мы уже их "поженили", - командир светомётчиков невпопад хихикнула.
   - Я их приберегала напоследок, так как думала, они вам больше всего и подойдут, но... во-первых, они всегда вместе...
   - Это не проблема.
   - ...а во-вторых, они у нас маленько наказаны.
   - За что?!
   - Это ещё отец их, за первый штурм. Тогда, как приказ прошел, мы отходили первыми, а ваши - прикрывали. Ну, так вот, у Томинары, в первом проломе, нас очень быстро сбросили, ну... Там сразу такая масса навалилась - а в Стене ещё ваши оставались. Так они, нарушив приказ, захватили пушку, и, зайдя с фланга колонны, вскрыли кусок стены, и прикрывали ваших, пока все не выбрались. Их и спасли-то ваши, прямо из-под сабель мятежников выдернули, а вот пушку пришлось оставить. Она была защищена от электронного подавления, и потом нам много крови попортила при втором штурме...
   Пока девушка, сбиваясь, рассказывала, дочь императора искоса посмотрела на своего телохранителя. Тот пожал плечами:
   - Так их же, вроде двое...
   - Разве это нам помешает?!
   - Нет. Ладно, вы - госпожа...
  
   Так появились третий и четвёртый члены их команды...
  
   ...Хотя на самом деле всё не так было гладко. Сакагучи, пока они подходили, выдвинул ещё одно "против":
   - Не забывайте, госпожа, они нарушили приказ...
   Принцесса это пропустила мимо ушей и оставила за спиной - если так придирчиво, как он, ко всем относиться, то она первая выбывает из команды. Низкорослая Бхагавати не поспевала за широкими шагами демонессы, но её-то, как начальницу, инженеры заметили первой, а уж потом - её пылающую огнём гостью.
   Они сразу же прекратили работу, накрыли чехлом незаконченное изделие, и пригласили сесть на скамью, где раньше работал Аравинда, сами расположившись на противоположной.
   Кадомацу залюбовалась ими - сразу же видно, что это хорошая пара. Едва усевшись, девушка тут же взяла за руку своего сердечного друга, а уж какие взгляды они бросали! Тем более что девушка оказалась чем-то похожей на неё - почти такого же цвета светло-золотистые волосы (даже в такой же причёске!), правда не столь яркие - языки пламени образующие шевелюру Демонов Разрушения, ещё и светились! - длинный острый нос, как у дочери императора, но более идущие к нему мелкие, изящно прорисованные черты лица, более близкого по форме к кругу, чем благородный, утяжелённый волевой челюстью овал принцессы. И всё это без этой степной скуластой узкоглазости, отчего лицо казалось нарисовано тонким волоском, а не широкой кистью, как у дочери Белой Императрицы. Тонкими дугами над серыми глазами ("наверное, такими видит мои глаза Тардеш" - подумала демонесса), взмётывались изящные брови - нет, у Мацуко, которая давно их не выщипывала, они шли длинными прямыми штрихами, придававшими грозность взгляду - след крови Явара (это только Мамору, от своей матери, унаследовал тонкие, как взмах крыла). Только по части губ принцесса демонов могла дать фору человеческой женщине - маленький ротик той не шел ни в какое сравнение с широкой улыбкой зелёноглазой демонессы. Только этот ротик, вместе со слабой челюстью и портил претендующую на совершенство красоту лицо девушки-инженера.
   Зато, по фигуре та наверстывала то, что не дала ей природа с лицом - она была хрупкой и худенькой, ну, как Весёлый Брод; талия - почти как у матери-императрицы, осиная, да ещё и крепко перетянутая поясом, только подчеркнувшим грудь и бёдра, обтянутые зеркальной бронёй - ширококостная демонесса безо всяких "почти казалось" могла бы обхватить её одной ладонью, двумя пальцами. Да ещё она, стесняясь, прижималась к широкоплечему Аравинде, в тени которого, и так стройная, в этом доспехе с прозрачным шлемом, казалась ещё тоньше. Мацуко же, вынужденная пригнувшись, садиться на неудобную скамейку, вся взбугрилась шарами мускулов. Её чёрный доспех с зелёным рисунком морских водорослей впервые показался ей неудобным - топорщил пластины, как перья вороны, да ещё крыло, болевшее после вчерашней схватки с Коваем, приходилось неуклюже отставлять в сторону... Словом, были у неё поводы завидовать...
   Аравинда же был во всём подходящей партией для своей Даршани. Высокий, широкоплечий, правда, не столь высок, как их принц, который был великаном своей расы - с широкими ладонями, привыкшими не к тетиве лука и рычагам колесницы, а к точному труду, он в начале разговора обнял и столь нежно привлёк к себе свою Даршани, что сразу было видно - не зря ему досталась такая красавица.
   ...Бхагавати начала первой:
   - Даршани, Аравинда, вы ведь слышали про маршала Метеа-сан?! Думаю её представлять не нужно. Она хочет попросить вас поучаствовать в одной секретной операции... Впрочем, она объяснит сама! Маршал?!
   - Прежде всего, говорите ли вы на нашем языке?! - неожиданно спросила принцесса. Спустя паузу, ответила Даршани:
   - Да, мы понимаем, но... Пожалуйста, помедленнее, будьте любезны, - взглянула на своего друга, то тоже сказал:
   - Да, я понимаю.
   Ну, груз с плеч! Метеа опять перешла на санскрит:
   - У нас появилась возможность провести диверсию в Цитадели. Но нужны хорошие инженеры. Согласитесь ли вы участвовать под моим командованием?!
   Они выдержали паузу, смотря друг на друга. Доспехи людей имели встроенные дальнеговорники, позволявшие общаться между собой в тайне для окружающих, но романтичнее было представлять, что они читали мысли друг друга по глазам. Тем более для демонессы блик от её собственных волос как раз отражался от прозрачного забрала на уровне их губ. Наконец, мужчина заговорил:
   - Понимаете, нам бы не хотелось разлучаться... - уже набрал воздуха, чтобы сказать "но", но принцесса его прервала:
   - А нам и нужны вы оба.
   - Но...
   - Я понимаю, вам достаточно трудно решиться, но неужели вам не хотелось бы приблизить конец войны?! Коцит ведь - самая неприступная крепость в Аду, это вершина - дальше может быть только легче. Вам-то - и не желать скорейшего мира! Вы сами его можете приблизить... - это была даже не речь, а тезисы, приготовленные для гораздо более несговорчивых кандидатов, но ничего, вроде сработало - Аравинда вздохнул и ответил:
   - Конечно же, хотелось бы мира... Понимаете, я хоть и невысокого рождения, но всё-таки кшатрий, воин, и вроде бы негоже говорить слова, которые могут свидетельствовать о трусости, но понимаете, так хотелось бы домой...
   Даршани испуганно толкнула жениха в бок, а Кадомацу, перегнувшись через разделяющее их пространство, подмигнула и заговорщески шепнула:
   - Так вы согласны, или нет?!
   - Да, - кивнула раньше него девушка.
   - Тогда я поговорю с господином драгонарием и вашим принцем, чтобы вас после взятия Цитадели отправили домой. Вместе. Идёт?!
   - Да, но мы всё-таки не очень-то разбираемся, что нам делать в Коците...
   - Вот за этим мы и пойдём сейчас, - демонесса вскочила, ловко выскользнув из-под низкого навеса: - Познакомьтесь, это господин Сакагучи, мой телохранитель и помощник правой руки. Есть ещё госпожа Азер - её пока нет, но вы обязательно познакомитесь!
  
   ...По дороге к главному инженеру Сакагучи спросил, кося глазом красной половины лица:
   - "Помощник правой руки"?!
   - Ну, уж извините, не могу же я поставить тебя старше Азер! У неё опыта больше...
   - Нет, я не спорю, Ваше Высочество. Просто... Знаете, ведь у людей самая почётная сторона - правая. И то, что вы назвали меня так при них... Я благодарен...
  
   >История крепости Коцит
  
   ...Лагеря, для удобства снабжения, располагались так, чтобы представители одной расы, пока это можно, жили в одном направлении, но к людям это не относилось - как единственные обладатели артиллерии и тяжелого оружия они жили россыпью по всему фронту. Конечно, у всех были опасные и безопасные участки, но на долю этой расы опасных мест приходилось больше. Но всё-таки, пробираясь через передовые части, Метеа думала, что главный инженер мог выбрать себе место и получше.
   Он располагался с помощниками в одном из зданий, оставшихся от взорванной электростанции, на границе зон ответственности Главнокомандующей и Начальника Штаба, ближе к Томинаре. Как в него ещё ни разу не попали - все только удивлялись, а он, таинственно улыбаясь, говорил, что для повстанцев, стены этого корпуса - единственный ориентир на весь фронт, поэтому, пока они в здравом уме, никто не будет по нему стрелять.
   А от диверсантов его охраняла целая центурия призраков.
   ...Поднявшись вместе с инженерами и телохранителями на второй этаж, принцесса с удовлетворением заметила, что человек опять успел подготовиться к её приходу - везде висели схемы и переливались разноцветными огнями голограммы, к которым её специалисты прилипли сразу же, и до конца разговора.
   - Здравствуйте, Ваше Высочество. Признаться, хоть и против моей воли, но меня увлекла ваша идея диверсии, и я поразрабатывал эту тему.
   - И?!
   - И могу сказать, что она небезнадёжна. У Цитадели есть слабое место, но достаточно хитро до него добраться...
   - Ну, что же... Хитрость для нас не впервой. Объясните инженерам, которых я выбрала для себя - вы знакомы? Даршани и Аравинда Махачакр.
   - Нет, я ещё Хридайя, - смущенно покраснев, поправила девушка.
   - Спасибо, мы знакомы. Только скажите, как вы догадались, что нужно именно два инженера?!
   Метеа пожала плечами и улыбнулась:
   - Они такие милые вместе. Мне стало жалко их разлучать. И боги меня наградили.
   - Ну, они не могли стоять в стороне ни от вас, ни от них. Подойдёмте.
   Они впятером подошли к выросшей для удобства осмотра прозрачной пентаграмме Коцита:
   - Коцит, крепость "Ледяное Озеро", представляет собой пятнадцать автономных укреплённых военных баз, объединённых в единую оборонную систему. Периметр - тройная стена, двойной ров и газовый заслон. И, шестнадцатая база - Главная Централь, "Ледяная Клетка", у неё даже собственная стена есть. Но это пока неважно для нас... Технически базы делятся на три разновидности: Бараки, Склады и Энергоцентрали. На названия не обращайте внимания - сейчас там всё перепуталось, склады в бараках, жилые кварталы в централях, а в складах, говорят, самые шикарные апартаменты Крепости. Но не берите это в голову. Самое важное - это Централи, источники энергии и позиции оборонительных систем, - на плане "лучи" звезды в пентаграмме потемнели, и стали чётче, чем остальные здания: - На самом деле не нужно уничтожать все оборонительные сооружения, достаточно понизить плотность ПВО до того уровня, когда она перестанет представлять опасность до десанта. Вот первый вариант: нужны две команды, каждая со своим инженером. Конечно, для лучшего эффекта бы пять, но вряд ли вы такую толпу проведёте. Их же ещё и охранять надо. По пути быстро портите первую, ближайшую к вам и расходитесь. Они будут восстанавливать питание, вы будете отключать, и так бегом по всему периметру.
   - И польза он этого? - выразил сомнение Аравинда.
   - Резерв систем питания на час, сигнал "авария на централи" подаётся через полчаса. Пока сигнала нет - резервная система не заряжается, так что можно хитро вывернуться и устроить неполадки на двадцать пять-двадцать девять минут, которые разрядят аккумуляторы резерва досуха.
   - Ну, разрядим мы аккумуляторы, а они подключат напрямую, и?!
   - Для запуска используются те же резервные системы. Если они выдохнутся - ничего они не запустят. Крепость полностью не отключится. Но будут окна в 20-25 минут, которые наши полководцы смогут использовать.
   - А запустить с ручника, вон от электропоезда этого?! - ткнул пальцем Аравинда.
   - На орбите флот. Как только система сдохнет, они увидят по отсутствию сигнала радара. Дальше - дело техники. Очень трудно ремонтировать под орбитальной бомбардировкой.
   - Вы думаете у них до сих пор эта убогая система резервирования? - засомневалась Даршани: - Простите, гуру, но мне кажется, это первое что любой толковый комендант довёл бы до ума.
   - Республика сэкономила на силовых линиях, это общеизвестно. В Коците это усложняется неломаемой нейтринно-уплотнённой стеной, в которую очень трудно впихнуть что-то не запроектированное. Они не могли увеличить ёмкость и данные космической съёмки это подтверждают. Могли подкрутить кнопку тревоги - но и тогда план остаётся прежний, просто бегать будете по трупам.
   - Это первый вариант. Ясно. А второй?! - спросила принцесса.
   - Простите?!
   - Вы говорили, есть и другой вариант.
   - Эх... Другой... - план крепости опять изменил окраску и прозрачность: - Это из разряда фантастики или легенд. Нужно пробраться вот сюда - в "Ледяную Клетку". Как сообщают шпионы Амаля, повстанцам так и не удалось захватить Главную Централь, а управляют обороной из Резервной. У нас же есть все коды и ключи для доступа, и, если бы удалось забраться туда - это бы был шах и мат!
   - Тогда почему это второй, а не первый вариант?!
   - Потому что легче взять весь Коцит, чем захватить Ледяную Клетку! Даже когда вы возьмёте остальные районы крепости, она будет неприступной ещё месяцы, если не годы... Там автоматики столько, что она может сопротивляться ещё долго и долго - даже повстанцы её не взяли, хотя она у них под носом и это дело для них жизни и смерти...
   - Но ведь у нас будут все коды и ключи? - поймала на слове внимательная Даршани.
   - Не дадут они стопроцентного шанса. Вычислитель джаханальский, самый мощный который тогда могли смонтировать, защитный алгоритм может блокировать любую авторизацию, если бунтовщики истратили доступные попытки. А зная, кто там командует, скорее всего - истратили...
   Принцесса вздохнула, так толком и не поняв этих заумных фраз:
   - Ладно, но я всё же хотела бы, чтобы вы имели в виду и этот вариант, готовя моих инженеров. Так, сколько вам времени потребуется для инструктажа?!
   - Неделя.
   - У нас только три дня. Я же их и сама должна потренировать.
   - Никаких вариантов. За три дня они даже документацию всю не сумеют прочитать, а для коцитского оборудования специальный инструмент требуется, его освоить нужно...
   Демонесса задумалась, играя пальцами на сгибе локтя. Потом стрельнуло в крыле - она подняла ладошку, тронула ушибленный локоть, с удовлетворением оценив, каким уважением оделили люди её мускулатуру... Каждому - своё...
   - Ладно. Будет вам неделя! Аравинда, Даршани, вам известно, где моя ставка?!
   - Я покажу.
   - Отлично, тогда переезжайте сюда, учитель, я буду проверять, и постигать то, на что хватит моего скромного ума. Очень хорошо, если успеете раньше срока - им нужно ещё с остальной командой познакомиться, сработаться. Это сильно улучшит наши шансы.
   - Да-да, будем стараться.
   - Разумеется, не в ущерб вашей науке. Завтра, наверное, зайти не смогу... Буду послезавтра!
  
   ...Вернувшись назад к вечеру, Кадомацу и Сакагучи встретили довольно занимательную сцену: вырядившийся в чистую рясу Ковай, тяжело опираясь на свой боевой посох, теснил животом нещадно ругавшегося Уэмацу, уже готового натянуть тетиву на лук. Знаменитая высокая шапка того уже была сбита на одно ухо - уж не богатырским ли ударом дубины монаха?- да и целиком, младший телохранитель производил весьма помятое впечатление. Принцесса и Сакагучи неожиданно окликнули обоих:
   - Эй! Нобуо! В чём дело?!
   - Святой отец, почему вы обижаете мою охрану?!
   - Командир, госпожа, извините, этот долдон с полудня пытается пройти, не зная пароля!
   - Госпожа, я ему сказал, что вы меня приглашали, а он: "В гробу я видал таких приглашателей!"!
   - Ты! Ещё и монах! И не стыдно даже думать о таком!
   - Тихо-тихо, ОБА!!!!.. - когда звон в ушах стих, принцесса продолжила: - Я действительно пригласила этого монаха для участия в секретной операции, и вы оскорбите меня, если считаете что для чего-то другого...
   - Простите, госпожа.
   - Это вы простите. Брат Ковай, это моя вина, я забыла сказать вам пароль. Уэмацу, вы держали такого бугая с полудня?! Да вы молодец!
   - Да даже дольше! - добродушно заступился сам монах за недавнего обидчика: - Он крепкий, хоть и франт!
   - Брат Ковай, вам завезли дрова?!
   - Да, Госпожа. Забор уже починили.
   - Хорошо починили?
   - Ну да. Одна доска через две, а то через одну. Так и назвали - "расчёска Усаги".
   - Усаги?!
   - Ну, так зовут соседнего полковника. Он, понимаете, не поверил вам, и сложил доски в поленицу. За ночь их растащили, и генерал Асасио устроил ему страшенный разнос.
   - Генерала ещё и я достану на заседании штаба. Господин Сакагучи, проводите брата Ковая, найдите ему место с вашими ребятами.
   - А когда в Цитадель? - полюбопытничал непоседливый монах.
   Девушка усмехнулась и, подбоченясь, в тон ответила:
   - Да, я думаю, втроём бы мы задали им перцу! - она улыбнулась и похлопала его по спине: - Давай подождём, пока нас не станет хотя бы десятеро, ладно?!
   И уже более серьёзно:
   - У тебя есть хорошие доспехи? Нет?! Господин Сакагучи, распорядитесь, чтобы ему подобрали подходящее его росту...
  
   А, ложась спать, юная принцесса думала вовсе не о смешном Ковае, хотя, как ему подбирали доспехи! Целая история!.. Да и сейчас ещё подбирают... Но по мере того, как всё ближе становились Пути Сновидений, тем чаще проносились перед её мысленным взором счастливые лица Аравинды и Даршани, и тем чаще её грызла отвратительная зависть... "Нет, ну разве можно быть такой злой!"... Вот рука Аравинды в руках у Даршани, вот рука Даршани в руках у Аравинды... Вот он обнимает её, а она стеснительно прижимается к его плечу... Вот они смотрят друг на друга... "О, Фудо-мёо, защитник от пагубных страстей! Прости, что не обращалась к тебе прежде, потому что боялась лишиться и любви к Тардешу, увлекшей меня на край Вселенной! Но сейчас, прошу, избавь меня от зависти, потому что..."... но свирепое божество молчало, никак не отвечая на жаркие молитвы несчастной девушки с глупым сердцем, видать, обиженное пренебрежением, и та утонула во снах так и мучимая отравляющими душу видениями...
  
  >Фатальное решение
  
  ...Следующий день был третьим, а значит, снова должен был придти предатель. Принцесса не намеревалась теперь его оставлять одного - мало ли - вдруг проболтается! - и поторопилась встать пораньше. Тем более что сейчас он выходил не в час Быка, а в Час Дракона, во время следующей смены караула у повстанцев. Можно было чуток получше выспаться... А ещё сегодня и заседание её Штаба, на котором надо решиться раскрыть свой замысел...
  Она как раз наносила косметику, сидя за ширмой, когда, для приличия потоптав у входа ногами, к ней вошел Сакагучи:
  - Кто там?!
  - Я, госпожа.
  - Азер не возвращалась?!
  - Нет, госпожа.
  - Я почти готова... Сейчас... Что-нибудь случилось этой ночью?!
  - Нет, госпожа.
  - Как Ковай? Устроился?!
  - Да, госпожа. Без происшествий.
  Недорисовав ещё пол-лица, Кадомацу выглянула из-за ширмы:
  - Ты что-то хочешь сказать мне. Правильно?!
  Спаситель брата выдержал паузу, борясь с собственной вежливостью, (по оранжевой половнике лица это было особенно заметно), и, наконец, высказался:
  - Госпожа, вы должны определиться с решением, какая вам необходима команда. На мой взгляд, нас восьмерых уже достаточно. Кого вы ищите ещё?!
  - А, ты об этом... - дочь императора вернулась к зеркалу (хоть она и редко пользовалась косметикой, перед Тардешем она не решалась предстать с нетронутым "утренним ликом"): - Ты же сам слышал, что нам предстоит разделиться на две команды. Я, знаешь, не думаю, что в составе "нас трое плюс инженер", мы сможем защитить инженера от кого-либо. Давай найдём хотя бы ещё двоих?! Я бы, честно, хотела бы призрака-легионера - они сквозь стены проходят, и дерутся так, что повстанцам мало не покажется. Но не представляю, как это сделать тайком от господина драгонария?!.. Ладно, иди, посмотри, не пропустили ли мы за болтовнёй транспорт?!
  ...По дороге, совершенно невпопад, Сакагучи внезапно заявил:
  - Нет, не получится. У них всё через господина Кверкеша, а Кверкеш-доно обязательно доложит драгонарию!
  Мацуко испуганно покосилась на него и так же внезапно рассмеялась: надо же, всё это время об этом думал! А она-то почти и забыла...
  
  ...Предатель, конечно, удивился, увидев её среди встречающих (как и сами встречающие), но ничего не сказал. Только потом, в полёте, когда конвой чуть расслабился, он заискивающе кивнул, подмигнул и шепнул:
  - Вы знаете, товарищ, вы сегодня как-то...
  Вместо ответа демонесса нахлобучила "кабанью голову", со страшной маской. Не для тебя красилась! Когда убедилась, что конвойные плотно отвлеклись на сплетни и неуставные отношения, шепнула:
  - Запомните одно: о нашем договоре ни слова, ни с одной душой! Иначе я сама убью вас!
  - Да что вы, товарищ, разве я могу!..
  - Я сказала - сама убью! И перекатите эти ужимки. Они мерзкие.
  Теперь он действительно сник и притих надолго...
  
  Тардеш встретил их на улице, принцесса первым делом подумала, что это из-за неё, удивительно быстро стащила с головы шлем (несмотря на то, что только что крепко привинтила его к оплечью), и только потом заметила рядом продувавший дюзы челнок драгонария - куда-то летал... И не из-за неё...
  ...Они шли рядом, Тардеш по большей части перекидывался словечками с центурионами охраны, предатель между ними, а Кадомацу во все глаза, со всё возрастающей нежностью смотрела на господина драгонария. Ну, неужто он не может взять её руку, как Аравинда - Даршани, а она - почувствовать его объятья и поцелуи?!.. "Перестань!" Стонота... Плакса... В самом деле, ведь не может, дура!.. И терпи, раз сама этого хотела!.. Краешком пальцев она незаметно смахнула с ресниц готовую сорваться слезу - некстати накрасилась, пудра всё выдаст...
  ...В сегодняшнем допросе участвовало ещё больше призраков. Особенно интересны были вопросы у одного - шпиона, как сказали ей. В них следовало бы вникнуть, но девушка запомнила что-то лишь с того момента, когда обратилась к принцу Стхану:
  - Будьте так любезны, сегодня зайдите ещё и на заседание моего штаба...
  - Обязательно, - кивнул начальник людей.
  Это, однако, не ускользнуло от внимания Тардеша:
  - Эй, что вы там шепчитесь?
  - Планируем.
  - Что, если не секрет?!
  - Четвёртый штурм.
  - Четвёртый штурм?!
  - Да, а что вы думаете, господин драгонарий, я до старости собираюсь здесь сидеть?!
  - Общение со Златой определённо вас портит, госпожа ведьма...
  
  ...На заседании штаба, слышавшие какие-то слухи генералы пришли с весьма встревоженными лицами. Томинара, как старший после дочери императора, начал со своего доклада о текущих делах, но она его прервала на середине:
  - Спасибо, господин начальник штаба, но я думаю, больше не стоит продолжать попытки завершить окружение. Вместо этого мы пойдём на прямой штурм Цитадели!
  Все оживились, заговорили.
  - Тихо! Я знаю, ходят слухи, но я сейчас скажу честно - у призраков есть перебежчик с той стороны. Я договорилась, что группа бойцов пройдёт внутрь, где, как уверяет меня главный инженер, можно будет отключить какую-нибудь из стен.
  Первым среди общего смятения нашелся Томинара:
  - На какое время? И какая стена?
  - Пока не знаю. Господин старший инженер пока что ещё разрабатывает план. Тихо, я сказала! Прежде, чем мы продолжим, я хотела бы предупредить, что вся операция проводится втайне от командования союзников, и никто из них не должен слышать ничего, кроме того, что мы готовимся к штурму!
  - Но, госпожа...
  - Кроме принца Стхана. Никого.
  Томинара уже что-то вычерчивал на карте:
  - Если уж так делать, то надо как следует... Неужели, ещё ничего не определили? Хоть какие-то цифры?!
  - Ну... Дата - на шестой день, считая сегодняшний. Я не знаю, где мы там выйдем. Сход севера, от Сидзуки, высота 203. Господин старший инженер говорит, что, отключив одну, мы должны за четверть часа отключить другую. Наверное, пойдём по кругу, по или против часовой стрелки. Или разделимся на две команды и разойдёмся в две стороны. Неплохо чтобы в это время штурм был в разгаре - чтобы им не до нас было.
  - Насколько я помню, стена обесточивается, если вывести из строя две энергоцентрали.
  - Да, но нам их сломать окончательно не удастся. Они будут восстанавливать повреждения, поэтому "окна" получаются в считанные минуты.
  - Интересная задачка...
  - Значит так, берём план третьего штурма, и завершаем его...
  - Они уже его видели. Попадёмся...
  - Отнюдь. Мы из этого плана выполняли только окружение, а штурм даже не начинали. Ну, мы его и проведём, только с небольшими изменениями... Во-первых, атаку начнём по всему доступному фронту, но размеры групп сократим. Нам нужно максимально продлить время боя, утомить как можно больше противников и сохранить как можно больше свежих сил. Принц Стхан, надеюсь, у вас, наконец, готовы бомбы-"глушилки"? Старайтесь в основном выманивать противников на нас, не завязывайте боёв у стены.
  - Это было бы легко, если бы не газовая завеса, - заметил Мацукава: - Именно она мешает использовать изматывающую и тактику выманивания, заставляя нас идти на штурм и захват Стены.
  - Этому можно помочь, - подал голос Стхан: - Мы хотим испытать новые снаряды с адсорбентом - они должны осаждать газовую завесу не отдельными прорехами, а сразу широким сектором. Но нужно испытать в бою.
  - Спасибо. Во-вторых, после начала штурма, скорее всего, кончится наша идиллия в Большом Лагере. Ни для кого не секрет что баллистические орудия повстанцев простреливают без каких-то проблем даже до Вилл, и теперь мы знаем причину нашего спокойного положения: перебежчик открыл, что у них не хватает артиллеристов. Но в случае глобального штурма они собираются их сосредоточить на одном участке и сконцентрированным огнём уничтожить все наши опорные пункты. Поэтому пусть кто-нибудь... Ну, вот вы, господин Намуро-старший, озаботьтесь эвакуацией лагерей из опасной зоны. А вашего сына повысим, пусть займёт место отца.
  - Госпожа?!
  - Ну да, в конце концов, после того, как мы остались без Маивары-десятого, у нас нет командира арьергарда. Думаю, господин Намура-старший отлично его заменит. Ну ладно, продолжим... Вообще, если помните выкладки призраков, во время орбитальной поддержки оборонительные сооружения нанесли нам наименьший ущерб из возможного - нас останавливало упорство и мужество защитников. И вот именно по этой цели и предназначена нанести удар наша диверсия...
  - Не только это. Очень мешает и скользкое покрытие стен, из-за которого мы никак не можем разместить там огневую поддержку, а призраки - сбросить десант.
  - Мы хотим предложить вам, - снова попросил слова принц Стхан: - Один состав, которым пользуются ремонтники, работающие на подобных поверхностях. Сможете ходить. Вообще, вам бы прорыв до третьей стены организовать - там корабельная броня, она шероховатая по определению.
  - А почему вы раньше нам этот состав не предложили?!
  - Он очень горючий. Нам пришлось повозиться, чтобы модифицировать его для вас.
  - Спасибо, конечно, но почему вы не могли дать его хотя бы призракам?!
  Человек расхохотался:
  - Он у них не просто есть - у них даже обувь, рукавицы и оружие с нанесённым составом производят! Неужто вы не знаете амальцев, Мацукава-сан?! Они никогда не рискнут своими легионерами, если вместо них могут рисковать другие!
  - А... да, то есть так. А оружие-то зачем?!
  - Чтобы не потерять, если выронишь не стене, - сказал Намура-младший.
  - Ну, продолжим, - подала голос, после некоторого молчания Главнокомандующая: - Самая главная проблема - связь. Как вам подать сигнал, как атаковать и где?
  - Дальнеговорник?!
  - Не выйдет, - опять человек: - Внутри Коцита любой передатчик запеленгуют мгновенно - как только щелкните выключателем.
  - Да, я это и имею ввиду. Нужно придумать какую-нибудь систему сигналов... Впрочем, я не знаю, каким именно способом мы будем выводить из строя тамошние машины - может, придётся взрывать и такой фейерверк получится, что никакого сигнала не надо будет... Я думаю, что нужны маленькие отряды, которые будут испытывать их оборону на разных участках и сразу наводить главные силы. Пробуксируем несколько змеев - реакция повстанцев на них известна... Нет, это глупая идея...
  - Надо сказать призракам, чтобы держали над облаками несколько "собак" с легионерами наготове. Они достаточно быстрые, и могут висеть за радиусом действия сторожевых орудий. А когда вы выведите из строя хотя бы одну централь, они сядут внутри и поддержат вас. Только насколько это секретно от союзного командования?!
  - Абсолютно. Господин драгонарий лично запретил мне рассматривать вариант с диверсией.
  - Тогда придётся придумывать убедительное враньё... Госпожа Третья, кого вы оставите своим заместителем?! - наконец высказал вертевшийся у всех на языке вопрос Томинара.
  Принцесса, возвышавшаяся над картой, резко села. Обвела всех долгим, отчаянным взглядом - конечно, рано или поздно надо решаться. Не думала же она, что одновременно сможет и командовать и лезть в это приключение! Ну вот, этот момент и настал...
  "Пора решать" - говорили ей взгляды окружающих. Она остановила свой взгляд на Мацукаве, и решительно ответила:
  - Господин Мацукава, я думаю, что вы, как имевший наиболее широкий фронт во время осады, наиболее успешно справитесь и с общим командованием. Господин Томинара останется при вас начальником штаба и вашим заместителем. Командование авангардом передайте господину Огаве, я думаю, он справится. Только пусть подыщет себе помощника - на штурм Заслона Умкы нужен отдельный командир, слишком сложная ситуация, чтобы делить этот участок с командованием авангарда, на который придётся основная тяжесть разведки боем. Однако же, вам придётся похитрить - для союзного командования должно всё выглядеть так, будто я по-прежнему на своём месте. Связь через господина Сакакибару - заместителя моего старшего телохранителя... Я думаю, пока всё... Штаб, разработайте план атаки к пятому дню, всем остальным - готовить свои войска к сражению! Все свободны!..
  Немного непривычно для себя, слишком рано разогнав заседание, девушка села в тени, и перевела дух. Ни Сакагучи, ни Томинара с Сидзукой, как всегда, засевшие после всех над картой, ей не мешали - и по лицу было видно, что не время... Вот так и принимаются важные решения... Что будет?!.. И где наговские черти носят эту Азер?!!!...
  
  >Девятеро и Коцит
  
  ...Старшая из сестёр Ануш подошла к младшей из сестёр Мамору ещё до того, как та конкретно для себя решила, куда, с кем и зачем она лезет в Коцит. Это было четыре дня назад, сразу, как транспорт доставил их от Сидзуки, где они провожали предателя, до ставки - перед разговором с Сакагучи:
  - Опять?! - спросила она: - Опять лезешь туда, куда тебя не просят?!
  - Конечно, Азер, - улыбаясь, отвечала ей: - Кто же, если не я?!
  - Ты же один уже раз слазала так. Неужто тебе мало?!
  - Ты про что? - не поняла и обиделась её госпожа.
  - Извини. Я дура. Но отныне никуда ты без меня не пойдёшь.
  - Глупая... - принцесса рассмеялась: - Ну, куда же я без тебя?! Тем более, у тебя, наверное, у единственной в армии, есть опыт дел такого рода.
  Та стеснительно потупила глазки:
  - Ануш сказала бы: 'Хвали, хвали, дальше', а я скажу: 'а нут тебя, весь мой опыт - это полтора уха, которые по глупости и заработала...'.
  - Ну, хоть полтора, но остались же! - со смехом воскликнула подружка: - Вот если бы ты полтора уха потеряла бы - это был бы совсем другой разговор!
  - Ну да, ну да... - и они обе вдруг странно замолчали, перекидываясь смешными взглядами.
  - Да... Некстати ты напомнила об Ануш. Скучаешь по ней?!
  - Ещё бы!.. А мы ведь годовщину её так и не отпраздновали!
  - Постой, а весной?!
  - В нисане у неё день рожденья, забыла?! Она же, как ты, тоже в последний день месяца родилась!
  - А умерла она?!
  - Позже, ближе ко дню рожденья твоего отца.
  - Да... м... совпадения...
  - Ещё и не то! Ты, говорят, её во сне видела?!
  - Ой, а я уже и забыла... Давно...
  - Ну и как она?! Чего говорит?
  - Ты о ней спрашиваешь, как о живой! Да я ничего и не помню. Только то, что она очень красивая была. Очень...
  - Да... - протянула, садясь, суккуб: - Чего у неё не отнимешь - так это красоту. Пусть хоть и говорят, что мы ничего от отцов не берём - в ней породу издалека было видать... Моим отцом был портовый вышибала, - ну, то есть, он вышибала из портовой таверны, которая в порту находится, и он там вышибалой был. Здоровенная гора мяса и жира, из которой мама слова клещами тянула, говорит. Вот я и уродилась почти как твой Сакагучи - только ещё и толстой... А Ануш - ну, тут понятно, твоя родственница...
  - Постой, ты раньше не рассказывала!.. И, кто, с какой планеты был твой отец?!
  - А я откуда знаю?! Определённо не с вашей - у вас вышибал нет... Я ведь 'пропускной ребёнок' - у нас же до Вторжения был порядок, закон, что любая соискательница на звание Мастера и выше должна была родить здорового ребёнка - а мама же карлица, как и все мы. Вот и летала везде, искала самого здорового мужика, которого только можно вообразить. Инструмент соответствующий...
  - А Афсане, Гюльдан, кто их отцы?
  - Афсане - дочь какого-то залётного гандхарва, ну это по ней заметно - вся светится изнутри. А Гюльдан - сестра одного из твоих теперешних телохранителей, я забыла, кого именно, ну... Его отец сопровождал твоего отца, когда он приезжал объявить принца Сабуро - твоего брата, начальником Даэны! Вот! - от такой длинной тирады она вся выдохлась и перевела дух.
  - Надо же... - удивилась Метеа: - Чего только... Однако, ты совсем меня сбила с толку. Давай, поговорим о деле! Вот скажи, Азер, ты, как побывавшая в подобных приключениях, кого посоветуешь взять?! Остальных телохранителей?! Или пойти поискать кого-нибудь специально?! Фигуристая соблазнительница удивительно быстро перенастроилась на серьёзный лад:
  - Ну, во-первых, кто идёт обязательно: я, ты, девочки. Это значит, что у нас уже есть три отличных стрелка - ну один похуже, зато с мощным луком, два фехтовальщика и одна волшебница.
  - Ну просто отряд целый! Нас всего-то четверо!
  - Не мешай. Так, дальше - твоих телохранителей я бы не советовала брать - они, конечно, здоровые ребята, и в постели, дай-то Лилит придумать что лучше, но все, как один - кавалеристы, с кривыми ногами, топотом и звенящими шпорами.
  - Значит, их и не звать?! От топота можно за пол-дня отучить...
  - Если только сами захотят... Так, о тех, кто ещё нам нужен: во-первых, раз мы идём с предателем, нужен кто-то, чтобы постоянно держал его за плечо, чтоб если чо...
  - Господин Сакагучи, - решительно предложила принцесса: - Ему только дай предателя! Он безо всяких 'если чо...'!..
  Обе женщины звонко рассмеялись, представляя эту картину.
  - Так, а во-вторых, нужен инженер, иначе бессмысленно туда лезти. Лучше человеческий - они тебе и электростанцию отключат, и замок откроют, а в случае чего и стену взрывом проломят. В третьих, обязательно нужен силач - да такой, каких мало, вдруг мы застрянем только потому, что какой-то камень поднять не сможем?! В четвёртых, нам нужен ещё один стрелок - не обязательно очень хороший, но какой-нибудь особенный - автоматчик призраков, или янычар.... И в-пятых - нам нужен проныра и мошенник!
  - Проныра и мошенник?!
  - Да, тот, кто сумеет развязаться, связанный по рукам и ногам и крыльям, кто пройдёт по тонкой верёвочке над пропастью, кто сумеет вытащить... э-э... волосинку из хвоста льва, и тот, кто не постесняется ударить в спину, добить лежачего, вывернуть карманы у трупа - мы ведь все благородные, побрезгуем...
  - Фу-у, мерзость!
  - Один Ариман знает, что нам там понадобится. И какие козни он для нас заготовил...
  - Так: ты, я, Сакагучи, Афсане и Гюльдан, силач, инженер, ещё один стрелок, и твой "проныра и мошенник" - всего девять, этого хватит?!
  - Ну, вроде бы... для ровного счёта можешь добавить десятого на свой выбор...
  ...Так появились пятая, шестая и седьмая члены команды...
  
  ...После заседания штаба, отсидев так тихо в углу со своими мыслями до следующей смены караулов, дочь императора вдруг напугала Томинару с Сидзукой, резко поднявшись и громко приказав Сакагучи следовать за собой. Расправив крылья на холодном воздухе, она взлетела, и направилась в лагерь призраков, по пути прокручивая в голове план местности - где расположены казармы 2-го десантного легиона, где получил назначение на должность старшего центуриона Нимр Билинквеш.
  Разноцветный веер лучей сторожевых светомётов сложился, пропуская командующую. Она ловчее, чем её телохранитель, которого пронесло мимо, затормозила в воздухе, и красиво снизилась, сворачивая крылья. Её сразу же встретил дежурный вестовой от легата, но она попросила проводить её к старшему центуриону.
  Лагерь легионеров не производил впечатления временного жилища, как следовало бы из его названия - наоборот, это скорей был маленький, хорошо прибранный, городок из крепкого камня и свежих досок - он создавал впечатление чего-то, что здесь стояло и стоять будет ещё века. Ну, обычно, оно так и было - куда ступали легионы Амаля, там они и оставались. На тысячелетия, где века - лишь разменная монета временных трудностей.
  В отличие от демонов или ракшасов, вместо палаток (заимствованных у тех же амальцев) или шатров (заимствованных у северян), легионеры жили в добротных казармах - приземистых, одноэтажных домах на пол-центурии, с застеклёнными окнами и неизменным крыльцом, на котором постоянно находились вооруженный до зубов часовой и неизменный дежурный, в чью обязанность входило объявлять тревоги и следить за порядком. Пока принцесса шла через лагерь, эти дежурные приветствовали её, выводя на построение свои казармы. Как-никак, начальство всё-таки...
  Очень было непривычно, что офицеры жили вместе с рядовыми - не то что десятники, но даже и самое выше командование - проходя мимо, она встретилась с легатом, игравшим в какую-то азартную игру с подчинёнными - и, что самое удивительное, проигрывавшего! (Амальцы, не зная игры на деньги, расчёт производили щелчками в лоб - это было так возмутительно и недостойно, что Сакагучи возмущённо засопел, и демонстративно отвернулся - а Кадомацу попросила вестового не привлекать внимания, а провести их кружным путём к примипилу Билинквешу).
  Было время послеобеденного отдыха (в условиях полярной ночи, вернее вечера, призраки сочли за лучшее вернуться к календарю и часам родины), поэтому, в старшей казарме первой центурии было маленько оживлённо. Завидев женщину, многие легионеры поспешили застегнуть пряжки и пуговицы, отпущенные на волю по причине жарко натопленных печей, а другие, видать, полагая, что мужчины другой расы не способны привести девушку демонов в смущение, продолжали заниматься своими делами, светя непрозрачными костяками сквозь ночные штаны и майки.
  Но первое что Метеа заметила, и что моментально убило в ней всякую надежду договориться - это не босые ноги и небритые черепа солдат, а вальяжно развалившийся и качавшийся на двух ножках стула рядом с Билинквишем сам полустратиг Кверкеш...
  - Здравствуйте, господа, - расстроенным голосом проговорила она, с достоинством поклонившись.
  - Здравствуйте, маршал Метеа, - чтоб дала принцесса, чтобы увидеть сейчас выражение лица полустратига! Ей показалось или нет, что в его голосе скользнула усмешка?!
  - Ой, как вы не вовремя! Мы только начали говорить о женщинах!
  - А теперь что вам мешает?! Я с удовольствием послушаю...
  - Ну что вы, маршал, неужели мы так вульгарны?! Нет, всё-таки, право дело, нам ещё хочется оставаться вашими друзьями. Так что же вас привело сюда Ваше Высочество?!
  Ладно, можно попробовать напрямую:
  - Что бы вы сказали, если бы мы всё-таки провели диверсию в Цитадели?!
  - В нарушении приказа драгонария?! Право дело, очень интересно, что вы пришли обсуждать подобные истории к центуриону, а не ко мне...
  - Нет, это вопрос для вас. Поддержали бы вы подобную идею?!
  - Хм... идею?! Понимаете, товарищ драгонарий уже твёрдо решил и не вспоминать об этом. А из меня сенатор бы не вышел - для меня слово командира - закон, так что я предпочитаю даже не обсуждать это... Да и при всём хорошем, диверсия раскроет эту лазейку, это к гадалке не ходи, а вот удастся ли - про то все гадалки молчат. Так что вопрос... Нет, я думаю, что шпион, посланный Сенатом, был бы гораздо более правильным вариантом, чем диверсия. У вас другое мнение?!
  - Постойте... Вот что я вам скажу: будь я на вашем месте, я бы не стал обсуждать такие идеи ни с кем из наших. Слышали такое выражение 'стучать'?!
  - Не имела чести. Извините, мне действительно пора...
  
  И когда шаги огненной демонессы и её тяжелого телохранителя стихли, покинув крыльцо, Билинквеш испуганным голосом вскрикнул:
  - Ты слышал брат! Они всё-таки собрались!
  - Тише, Нимрали. Имей хоть толику благодарности. Конечно, та твоя судимость - честь для нашей семьи, но эта девчонка как-то спасла твою.
  - И так что же?! Это ты будешь доносить?!
  - Зачем?! Право, неужели двое суток ареста сделали из тебя цыплёнка?! Должно быть наоборот... Я тебе открою один секрет - тебе ведь, в отличие от меня, нравится в десанте?! Так вот, самый верный способ у Тардеша навсегда забыть о слове 'повышение' - это вспомнить слово 'донос'... Так что давай, пожелаем этой девчонке удачи... и хорошего мужа!.. Убойная баба! - добавил он через паузу с восхищением.
  - Наконец-то я вижу старшего брата, а не полустратига. А что мы будем делать с солдатами?!
  - Ну не зря же я живу на восемь минут дольше тебя Казарма! Подъём! Смирно! Именем братства по оружию, призываю вас, братья легиона, дать клятву в том, что ни одно слово маршала Метеа не покинет стен этой казармы!
  - Я, Амаль Игенобарбеш Ирратеш, легионер и верный сын Амаля, старший декан первой центурии первой когорты второго десантного легиона сводного корпуса второго архидрагонария Республики Тардеша, кровью пролитой в сражения, своей частью и дружбой моих товарищей клянусь...
  
  ...На лётном поле Кадомацу неожиданно встретила Злату, свернувшуюся кольцами на пандусе генеральской 'собаки'.
  - Привет! - удивлённо воскликнула та: - Ты откуда здесь выпала?!
  - По делам летала. Не получилось. А ты?!
  - А я не выпадала. Мы с Кверкешем прилетали. Он к брательнику пошел, выпить, отметить - у них же сегодня день рождения, ну, а я здесь сижу, греюсь... Бр-р, сколько ни подкладывай 'изоляции', как только глянешь на снег - сразу замерзаешь... У-у-у, и какая это злодейская извращённая душа придумала строить крепость за Полярным Кругом?!
  Демонесса ей на то улыбнулась:
  - Ну, что лыбишься?! - продолжала ворчать нага: - Вот, тебе хорошо, завернулась в шубу, и греешься, а меня, бедную несчастную, никто не погреет, никто не пожалеет, не прижмёт к мохнатой горячей груди - так и буду ходить нагая и босая... Ты куда намылилась? - резко переменила она тему, заметив осторожные движения подруги.
  - К Арслан-аге. К янычарам.
  - Заберёшь меня с собой, а?!.. А то сижу одна, скуу-у-чно! Кверкеш, наверное, бухой придёт, как бы не пришлось на своём горбу тащить. Все дела коту под хвост, пожа-а-алейте бедную девушку...
  - Ну, так летим! - озорно предложила зелёноглазая дьяволица, расправляя крылья.
  - Э, разбежалась! Ты, значит, лети, а мне - крылышки отращивать?! Не-туш-ки, не хочу так. Устала! - Она помедлила, смешно заглядывая ей через плечо за спину: - А 'собаки' завалящей у тебя нет?! Ну, хотя бы маленькой собачоночки!
  - Да, нет, я сэкономила.
  - Нашла на чём. Значит...Ты, давай, одна лети. Без меня, - быстро передумала нага: - Одна там сама во всём разберешься, и привет от меня передашь.
  - Ладно! - смеясь, согласилась Мацуко: - Ты кстати, имей в виду, что подготовка к четвёртому штурму уже началась.
  - Почему Тардешу об этом не сказала?! - сразу посерьёзнела змея.
  - Рано ещё. Пока ещё не знаем ни куда, ни зачем, пока плана диверсии нет. Да и сама понимаешь, о диверсии-то я ему ни за что говорить не буду.
  Колдунья огляделась, и, произнеся какую-то неизвестную мантру, окружила из полем защиты от прослушивания:
  - Всегда забываю... Ты хоть понимаешь, что сказать-то ему, в конце концов, придётся?!
  - Зачем?! Пусть это будет нашим секретом. Пусть думает, что...
  - Милочка! Это ж война, а не беременность! (принцесса вздрогнула) Я не говорю о том, что неизвестно как всё повернется - и что понадобится, сама ведь можешь погибнуть, и никто не узнает! А на тебе - вся армия!
  - Ну и пусть! - набычилась принцесса: - Главное, чтобы Цитадель была взята!
  - Дурочка! - перебила её волшебница: - Да зная, что ты там, он хоть приказа об отступлении давать не будет, может только за счёт этого и победите... Он ведь такой - не получается что-то в одном месте, делает вид что это не было и нужно и старается забыть!
  Девушки вдруг странно поглядели друг на друга. Злата не выдержала взгляда первой, и, прикрыв огромные золотые глаза тяжелыми веками, предложила:
  - Давай так: я скажу ему... я скажу ему, когда вы что-то там взорвёте. Только тогда. Ну, а если вернётесь ни с чем - всё останется между нами...
  - Знаешь, мне пора,- очень резко и холодно прервала её дочь императора, повернулась кругом, ударом когтей разорвала волшебную завесу, расправила крылья и обиженно взлетела, не расслышав сзади тихого: 'Удачи'...
  
  Она, конечно, не разозлилась, ну прямо, что это за намёки про беременность, что он мол, 'из-за неё отступать не будет'... Может?.. Нет! Нельзя так и думать, иначе появляется страшное желание опять стать глупой и беспомощной дворцовой бабочкой, а не вскормленной на крови волчицей, которая сейчас нужна Тардешу...
  ...И вновь принцессу закололи нехорошие подозрения относительно подруги - ведь все говорят, что Злата - невероятно талантливый телепат и обманщица - так может её собственная блокировка ничего не значит для колдуньи?! Ну, нет, конечно, она сильно обиделась на неё сегодня, но это ещё не повод приписывать ей все смертные грехи... Или всё-таки?! Ну, в конце концов, Злата как женщина ведь намного опытнее младшей из принцесс, умеет и догадываться. А у неё, наверное, всё на лице написано - чем друзей подозревать, лучше за собой следить надо!..
  
  >Старый друг
  
  ...Лагерь ракшасов освещали лишь редкие, почти не дающие света костры и факела. После залитого светом ламп посёлка легионеров контраст был разительный. У янычар ещё не закончился вечерний намаз, сейчас не то, что садиться - пролетать над головами молящихся было бы святотатством, поэтому, набрав в крылья побольше ветра, Кадомацу сместилась в сторону, и села на плацу в соседнем лагере башибузуков.
  Она немного побравировала, заходя по ветру со сложенными крыльями (приём 'Ладонь ветра'). Сакагучи, очень недовольный, не сумел повторить этот маневр, и приземлился на встречном курсе, жестко упав на одно колено почти у её ног.
  Демонесса, подав знак тишины, огляделась - как всё было поразительно знакомо! Эти латанные-перелатанные, по-ракшасски нестиранные палатки, походная печь с трубой, заклёпанная тремя заклёпками - опять они её паклей заткнули, а не тарелкою! - тренировочное колесо со сломанной нижней дубиною, исколотая мишень, чучела, которые давно надо было выкинуть:
  - Мне показалось, или как?! - всё ещё оглядываясь, спросила она у молчаливого Сакагучи.
  - Вы правы, госпожа. 26-й элитный полк Кызылкумской дивизии, - ответил тот, указав на надписи на флагах.
  Она подняла на него светящиеся зеленью глаза:
  - (пауза) Я бы пошла, проведала знакомых...
  Телохранитель ничего не ответил - на то он и телохранитель.
  ...И первым, кого они встретили, был, конечно же, Хасан! - теперь сотник, щеголяющий в малиновых цветах и ярко-алых шароварах, высокой шапке, безрукавке уже не на голое тело, а с чёрной рубахой. Ну и, разумеется, в феноменально контрастирующем с этим алым великолепием зелёном халате, надетом в один рукав и подпоясанным фиолетовым кушаком. Он шел, держась одной рукой за лямку мушкета, а другой - размахивая офицерским протазаном, как землемером, и не стесняясь тишины засыпающего после молитвы правоверного лагеря, громко ругался, словно беседуя с невидимым соперником:
  - Привет, Хасан!
  - ...А я что тебе говорил?! Ты только ещё поспорь с сот... А, привет, Яван!.. с сотником! Знаешь, тут на войне такие долго не живут, а у меня в сотне... - тут он резко затормозил пятками и протазаном, уже пролетев с разгону шагов пять, развернулся и воскликнул:
  - Эмир-ханум! Ой, а я вас 'Яваном' назвал...
  - Ты её и 'эмиром' назвал, - 'навел порядок' бдительный блюститель приличий господин Сакагучи.
  - Ничего, тебе можно. И почему на 'вы'?!
  Бывший золотарь подумал:
  - Не знаю. Ты к нам?!
  - Да нет, летела к Арслан-аге, села, смотрю - у вас.
  - А... ну нас к янычарам поближе поставили - учат стрелять. Будем не просто дураками, а дураками с ружьями!
  - А, ну это я предложила. Вам бы вообще автоматы раздать, а то толку на войне этой с вас - как с собаки молока.
  - Ну... автоматы бы неплохо, ну они же не под наши руки! - он показал ракшасские лапы с хватательными средними и безымянными, а не большим, как у большинства других рас пальцами: - До спускового крючка доставать неудобно...
  - Можно переделать же. Хотел бы автомат?
  - Ну... себе-то может быть и хотел бы... но вот всем башибузукам... Дурная идея, ханум. У нас ведь не только бедняки и обиженные жизнью - у нас ведь и настоящие придурки, и конченные уроды есть! Им и копьё-то давать не очень умная идея, а уж автомат...
  - Похоже, офицерская должность подорвала твою веру в боевое товарищество...
  - Ну... товарищество - это конечно неплохо... но вот когда всем этим надо командовать и гнать под пули или спасать их задницы, поневоле теряешь веру в то, что у них в головах вообще-то есть.
  - Знакомо...
  - Ну вот. Ну, сотню-то нашу знаешь... Сейчас дали молодёжь - как дядя Теймур, учу всех. Меня даже прозвали 'Хасан-ата'! Вот чего я никак не представляю - неужели мы такими же тупыми были, а?! Говорю же: 'первый-второй, рассчитайсь!', а они: 'первый-какой?!'...
  Принцесса рассмеялась и спросила:
  - А другие? А Али Язид?!
  - О, Али Язид - это Али Язид! Посмотришь на него - так смешно становится - как настоящий эмир!
  - Хороший командир?!
  - Да, почти как ты... вы... ты! Но до тебя ему ещё далеко, красавица - такие сиськи не отрастают никак!
  Принцесса погрозила пальчиком:
  - Они не переходящие, и с офицерской должностью не передаются.
  - Хорошо, что ночь на дворе. Иначе бы не поговорили - пол-лагеря бы на тебя собралось поглазеть.
  - А остальные?!
  - Салах болеет, на него дресня напала, воон там лежит, отдельно от других. Туда нельзя - карантин! Ну, Насреддин-бек у меня заместителем, Абдурахмана Али Язид забрал, в денщики, Омара, - а, нет, ты его не знаешь - тоже собирается. Молодой, но, однако, голова!
  - Слушай, пойдём-ка, в гости к Али Язиду завалимся? Ты куда шел?
  - Ба! Да я как раз от него! Что он скажет, опять меня увидев?!
  - Скажешь, что меня провожал. Пошли!
  - Эмир-ханум, то есть паша... не туда! Он к Азиз-паше ушел, нам надо из лагеря!
  - Ну и хорошо. Пошли.
  ...Спустя несколько минут, добавила:
  - С тобой хоть поговорить есть о чём.
  Хасан тайком показал на Сакагучи:
  - А этот чего?! Обиделся?!
  - Нет, он говорить не умеет.
  Ракшас обернулся к телохранителю:
  - Совсем не умеешь?!
  - Совсем не умею, - мрачно согласился тот.
  - А... тяжелый случай! А вы сами-то как, ханум?! Как без нас-то жись? Почему не рассказываете?
  Главнокомандующая вздохнула:
  - Ах, а что рассказывать! ('опять мамин голос!' - отругала она себя) - Армии, фланги, тылы, осады, штурмы... Рутина - заела. Я...
  - А мы, мы же видели тебя в небе! Тогда чуть ли не всем полком кричали, да ты не в ту сторону смотрела! Потом, когда ты... вы улетели, нас сразу отвели, а потом и Сидзук-паша забрал к себе.
  - Постой, Сидзука?! Как здесь может быть Сидзука?! - Девушка встрепенулась, и, выпрямив красивую шею, долго всматривалась в чётко рисующийся абрис Цитадели (Сакагучи залюбовался - хрупкая девичья шейка в обрамлении воротника из тяжелых броневых плит была невыносимо прекрасна в этот момент): - Да, и правда, здесь уже Сидзука... Послушай, Хасан, а ты будешь не против... Хасан? Ты где?!
  Сотник справлял малую нужду за очередной поленницей, но тотчас же выскочил, на ходу натягивая шаровары:
  - Я это... - Сакагучи молча толкнул его обратно. 'Э-эх!' - только и вырвалось у бедняги.
  - Поосторожнее, не убейте его, господин старший хатамото!
  - Госпожа, извините, но зрелище ракшасских гениталий - не лучшее впечатление для дамы вашего положения.
  - Ой, - засмеялась девушка: - Поверь, я его гениталии не только видела - я даже мерялась с ним! - немного легкомысленно шепнула зеленоглазая красавица.
  - У меня всё равно длиннее! - расслышал шепот Хасан.
  - Да и он меня видел в самом, что ни на есть первозданном виде, - закончила она, но всё-таки отвернулась, чтобы не смущать парней.
  - Извините Ваше Высочество, я не мастер понимать дворцовую речь, но и ваши друзья должны понимать, что не всё, что подобало делать среди рядовых ашигари, стоит повторять при дочери Небесного Государя!
  - Я же не спорю... да и Хасан не такой дурак... Эй, Хасан, ты как ещё, жив?!
  - Вах... Суровый!.. Подожди, нужно будет хорошо проссаться, а то, если он и дальше так пихаться будет, то мы до паши не дойдём!
  Кадомацу рассмеялась - с такими, как Хасан, не страшно ни в огонь, ни в воду, ни... в Коцит?!
  - Хасан, ты знаешь... Ой, нет, сейчас не время. Вот дойдём до твоих командиров, тогда и расскажу.
  - Звучит интригующе, - паясничая, поднял брови, закончивший свои дела сотник.
  - Да перестань. У меня серьёзное дело.
  - Ну а чо, в чём проблема?! Ты знаешь, я серьёзный.
  - Ай, да отстань, 'серьёзный' Ты, да Злата - два сапога пара, с занозами в одном месте... Я её, кстати, видела сегодня.
  - Алтын-ханум?! Чего-то кстати, она совсем нас забыла. Только вот где у неё 'одно место'?!
  Принцесса посмотрела на башибузука, и, неожиданно, против своей воли, и к большому неудовольствию Сакагучи, расхохоталась вместе с ракшасом:
  - Ды... Ты делаешь успехи в этом деле! - и, отдышавшись, открылась: - Хасан, я серьёзно подумала: а не согласишься ли ты устроить со мной одну заварушку в крепости?!
  Бывший золотарь наклонил голову:
  - Вах! Взорвать её к шайтановой матери?! С радостью!
  - Нет, - ну сейчас совсем было не время для его паясничаний: - Не совсем... Дело серьёзное и очень секретное... Здесь... О, ассялям алейкум, Али! А мы тебя искали!
  Застигнутый врасплох Али Язид как раз выходил из шатра дивизионного командира. Он медленно, с достоинством выпрямился, оглянулся - и его круглое лицо озарилось радостью:
  - О, Шайтан-ханум! (в его устах это звучало совсем не обидно). Алейкум ассалям. Уже не чаяли вас увидеть, думали, не снизойдёте до нас...
  - Али, слышь, мы с ней Коцит разнести пошли! - влез промеж них Хасан.
  - Подожди, - одёрнула него принцесса: - Али, неужели ты меня считал такой букой?! Ты не торопишься?! Давай, зайдём, мне охота повидать и Азиз-пашу тоже.
  Али Язид кивнул, и приподнял для них полог палатки. Ракшас-силач сильно изменился, став столь ответственным офицером. На голове его был теперь пусть простой, но из достаточно дорогой золотистой ткани тюрбан, обшитый монетами по его обычаям, на ногах, к красным, пусть немного побитым, но крепким сапогам - белые шаровары, подпоясанные узорным кушаком, в распахе блистающего золотистыми блёсками халата виднелась неизменная белая рубаха, и свисала на грудь скромная, но начищенная до блеска эмирская цепь. На перевязи, подаренной принцессой в честь назначения - с гербами всех родственных фамилий, висела большая, почти прямая и очень тяжелая на вид сабля с иззубренным набалдашником. При свете из шатра Али Язид с лицом, украшенным хорошо подстриженной бородой, даже и не давал повода подумать о его низком происхождении. Но вот Хасан, особенно на фоне бывшего товарища, сильно сдал - сегодня его угораздило быть со щетиной не то что на лице, а даже на обычно чисто выбритой голове, да и морщины зрелой жизни тоже уже начали старить прежде молодое лицо сотника.
  А вот Азиз-паша встретил их абсолютно седым. И брови и бывшая прежде полуночно-чёрной лишь с искрой седины борода мужа трёх жен, отца четырёх дочерей, сверкали благородными снегами. Это произвело столь сильное впечатление на юную принцессу, что она некоторое время стояла, не двигаясь, пока паша сам не попросил её сесть, и хлопком в ладоши подозвал раба - принести сладостей для шайтанов.
  Попытка тактично отказаться от угощения была безуспешной - их усадили за стол и втянули в неторопливую беседу. У непоседы-Хасана всё свербило где-то растрепать секреты раньше, чем надо, но Метеа всё-таки смогла сдержаться в отношении подзатыльников, и неспешно, подготавливая друзей, ввела ракшасов в суть дела.
  - Так значит, это всё-таки секрет?! - полуутвердительно спросил Али Язид.
  - Да, - кивнула дьяволица: - И в особенности - от призраков. Узнав, они могут запретить и помешать нам. Или обидеться и оставить без поддержки.
  - Вах, ханум, вы, как я всегда говорил умнее всех на этом свете, но не умно было доверять такие тайны Хасану-эфенди, - заметил ракшас-генерал.
  - Не беспокойтесь, Азиз-паша, - ответил за всех бывший борец: - Это он только при нас дурачится, а когда до дела доходит - сотник Хасан серьёзен, как никогда.
  - Да, - согласилась за того Мацуко: - Вот поэтому я и хотела бы попросить у вас, Али-эмир, не отдадите ли вы мне этого офицера?!
  Все головы повернулись в сторону Хасана, который как раз чесал за ухом пяткой.
  - Теперь и я сомневаюсь, что вы сделали правильный выбор (до Хасана дошло, что говорят о нем, и он моментально выпрямился). Хотя, - Али Язид сделал паузу подольше: - Он ведь вам нужен один, без его сотни?!
  - Да, Али, что я буду делать с оравой таких раздолбаев?! Нас с Хасаном отлично и двоих на весь Коцит хватит.
  Все рассмеялись.
  - Ну что, сотник Хасан, согласны ли вы сопровождать Ханум-пашу в её приключении?! Не опозорите наш полк?!
  - Опозорить?! Хоть сейчас!
  - Нам нужен кто-то, - взяла слово принцесса, мучительно пытаясь вспомнить наставления Азер: - Кто смог бы украсть даже кисточку с хвоста льва. Сумеешь?!
  - Кисточку?! Да хоть всю тушу - не проблема!
  - Первым день всыпьте розг, штук десять, для профилактики, этому болтуну и шалопаю!
  Так появился восьмой член их команды...
  
  Правда, найдя очередного товарища, девушка заработала и очередного сопровождающего на свою голову. Хасан ни в какую не захотел ждать до завтра, а намылился за принцессу, еле его уговорили зайти в палатку сдать командование.
  Сакагучи опять был не очень доволен выбором, но молчал, уважая мнение своей госпожи. Лишь когда они остановились в воротах, ждать башибузука, девушка сама обратилась к нему:
  - Ну что ещё?! Надоел так смотреть! Лучше говори, что тебе не нравится...
  - Простите госпожа, это моё личное мнение. Я бы предпочёл оставить его при себе.
  - Нет уж, не надо! Чем я провинилась, чтобы такие взгляды сносить!? Давай, начинай рассказывать!
  Телохранитель немного промолчал, собираясь с мыслями, и, не торопясь, начал:
  - Госпожа, я, конечно, понимаю ваши тёплые дружеские чувства к этому сотнику-ашигари, но... До сих пор мы собирали команду, исходя из боевых качеств и пользы команде, но простите, какие боевые качества могут быть у солдата, единственное назначение которых - вовремя умереть! Ещё раз извините, если я оскорбил вашу дружбу...
  - Знаешь, меня с детства раздражает эта столичная привычка - судить о других по происхождению, а не по делам! Признаться, презирая эту традицию, я и сама платила ей дань, но война быстро меня обломала - только вот почему ты такой остался?! И тебе не помогут все эти витиеватые извинения, в которых ты, как только что выражался - не мастер! Знаешь, что если бы не этот 'бесполезный' ракшас, я бы сейчас пред тобой не стояла?!
  - Я не подвергаю сомнению его личные качества, госпожа, я сомневаюсь в его умениях. Если вы понимаете...
  - Заткнись, - грубо и холодно сорвавшимся голосом отрезала Метеа, и отошла от него прочь, к другому столбу ворот. Пришедший Хасан так и застал их - как украшения у входа, по разные стороны створок.
  - Вы чего это, а?!
  - Теперь неважно. Где Арслан-ага?! Знаешь?
  - Там! - куда-то неопределённо махнул рукой.
  - Проведи нас...
  
  ...Хотя, может быть, сейчас было самое время вздыхать - но нельзя этого было бедной Кадомацу! Может быть, она чересчур вольно трактовала шутку Азер насчёт 'десятого', но... Разве не сама Судьба подвернула под руку этого Хасана?! Правда, он совсем не подходил под определение 'проныра и мошенник', но теперь, после слов Сакагучи, принцесса бы оставила его просто назло, чтобы неповадно было с нею спорить...
  
   >Неправильный мальчик
  
   ...А вот Арслан-ага, за четыре часа, прошедшие с заседания штаба состариться и поседеть, ещё не успел. Это был по-своему симпатичный (если вам нравятся сангвиничные коренастые мужчины с привычкой хлопать собеседника по плечу во время разговора), лысый ракшас с неисчислимыми шрамами на лысине и лице. Он был необъяснимо, по-родственному похож на Явана - та же кряжистая фигура с широкими плечами и грацией танцора, огромные ладони и бугристые мышцы рук. Может быть, он был настолько типичным ракшасом, что дочь императора просто непроизвольно выбрала его облик?! Хотя, начальника янычаров даже при всём желании не назовёшь 'обычным' - янычары вообще выделялись среди ракшасов, а уж начальник их - особенно. И отец любил янычар как род войск, так что настойчиво интересующаяся мужскими науками младшая принцесса могла часто видеть его при дворце и запомнить как образец. Правда принцесса так и не простила ему попытки удержать её тогда, на бесцветной планете и поэтому прежде редко общалась с ним. Арслан-ага ждал их - сразу же поднялся с подушек, правильно поклонился, взглядом прогнал уже было по-хозяйски развалившегося Хасана и, ещё раз поклонившись, спросил:
   - Её Высочеству всё-таки понадобилась моя смиренная помощь?! Устали долбится в стену лбом, решили сделать подкоп?!
   Ракшасы, как и наги, были любителями хорошей шутки, но, в отличие от гигантских змеев, они предпочитали легкую насмешку и язвительность продуманному розыгрышу в несколько ходов.
   - О, уважаемый начальник янычар, - смущённо рассмеялась вообще-то привычная к подобному обращению принцесса: - Разве я могла обойтись без вас?! К тому же, досточтимый эфенди вы-то не долбились.
   - Всё строго по вашему приказу ханум. Прикажете - разгонюсь и опробую свой удар верхотурой черепа на воротах.
   - Вы слишком ценны, Арслан-ага. Ваша помощь потребуется в другом.
   - Вы - единственная женщина, ханум, что не уступит мужчине, когда дело доходит до боя на мечах или спора! И, хоть говорят, что в ваши замыслы не проникнуть, ваш смиренный раб догадывается, что вы хотели бы попросить одного из моих орлов для чего-то, что поможет мне исполнить обещание проломить главные ворота ударом головы.
   - Уж не учились ли вы, досточтимый ага, науке чтения мыслей у всем известной госпожи Златы?! Вы правильно угадали мою нужду.
   - Зачем это мне, Ваше Высочество?! Соизвольте, посмотреть: Ильхан! Зайди, если не заснул!
   Полог шатра разошелся и внутрь вошел высокий, как Али Язид, светловолосый ракшас-янычар, которого, входя сюда, Метеа посчитала за очередного часового.
   - Вот, познакомьтесь, Ваше Высочество. Это Ильхан-джан, лучший в моём войске стрелок и фехтовальщик.
   Чёрная форма янычара выгодно оттеняла светлую, почти розовую кожу Ильхана. Нестриженные, вопреки обычаю янычар, длинные волосы светло-песочного цвета, ниспадали из-под высокой шапки на плечи, почти завиваясь в локоны - видать, ухоженные. Редко какая из фрейлин принцессы так же следила за своими! В сочетании с большими глазами и безгубым ртом ракшаса локоны превращали солдата в настоящую куколку. На сапогах, кушаке и кафтане повторялся один и тот же серебристый узор - как определила по нему и другим знакам различия принцесса - рядовой, но рядовой самого высокого класса, разведчика.
   - Он у нас первый кандидат на должность командира разведки, - подтвердил её догадки ага: - Только вот вы нас никак в бой не отправляете, и не даёте парню шанса отличиться. Прямо от сердца отрываю, ханум!
   - Подойди сюда, Ирухану-сан. Ты знаешь, для какого дела ты мне понадобился?!
   Янычар, по приглашению сделал два скользящих шага вперёд и, садясь, к огорчению девушки, очень по-женственному махнул рукой:
   - Ваша можэт нэ бэспакоит сэбя. Ильхан ещё никого нэ подводил, - ответил он с сильным акцентом, но на языке Края Последнего Рассвета.
   "Ну что же, - подумала демонесса, - ничего удивительного". Кем ещё может быть в армии ракшасов солдат со столь длинными волосами?" - Однако сама спросила:
   - Учтите, дело может обернуться так, что против нас будут не только повстанцы, но и союзники, а цели мы можем и не достигнуть. Теперь не боитесь, а?
   - Зачэм так говориш, да? Ильхан ещё нэкого нэкогда не боялся! Нэ веришь, командир? Испытай! - и вскочил на ноги.
   - Нет, не надо. Подойдите завтра утром к моему шатру. А пока свободны, - он чётко, как легионер призраков, кивнул и вышел прочь. Кадомацу усталым голосом спросила у Арслан-аги:
   - Он "девочка" у вас, да?!
   К её удивлению старый ракшас замотал лысой головой:
   - Нет, что вы! Я таким оружие не даю. Волосы, да?
   - Волосы.
   - Волосы, конечно шикарные, и многие цеплялись, но "девочкой" его не смог сделать никто. По-моему, сохранить такие волосы среди янычар - наилучшая рекомендация в нашем случае.
   Девушка, прищурив зелёные глаза, посмотрела вслед ушедшему:
   - Вы знаете, я собиралась вежливо отказать ему завтра. Но вы, похоже, меня убедили...
   Так был найден девятый член их команды...
  
   ...Этого ракшаса тоже пришлось забирать с собой - какая-то вредная манера у этих мелких демонов, никакого терпения! Да, он ушел сначала, но потом, когда принцесса покидала лагерь, она вдруг обнаружила его у ворот, сидящем на своём вещмешке! Она аж ахнула - что это такое?! Ильхан объяснил, что его уже сегодня сняли с довольствия, и, раз ханум-паша приказала придти завтра поутру, ему придётся ночевать снаружи.
   Ну, такое сестра Мамору оставить просто не могла, и, послав Сакагучи отругать начальника янычар, решительно приказала собираться и следовать за ней. Ракшас поднялся, дулом вниз - чтобы не попал снег, повесил ружьё на одно плечо, на другое - объёмистый вещмешок, и под насмешливые взгляды Хасана последовал за ними.
   На такую ораву мужиков уже нужен был транспорт. К счастью, дежурная "собака" 8-го легиона должна была быть где-то неподалёку, но прежде чем они дошли до взлётной площадки, их догнал взволнованный Арслан-ага, чуть ли не подгоняемый Сакагучи.
   - Ильхан-джан, ну что же с тобой делать... - вздохнул запыхавшийся ага: - Ты опять за своё!
   - Я же говорил, ата, что всё будет по-моему.
   - Так вы его не выгоняли? - удивилась принцесса: - Ты солгал мне?
   Сакагучи чуть выдвинул меч.
   - Тише! - придержала его руку девушка: - Ильхан, отвечай!
   - Он сам снялся с довольствия, едва я сказал, что вам нужен солдат вроде него, Ваше Высочество.
   - Подождите, Арслан-ага, я хочу услышать его ответ.
   - Аллах дал мнэ меткий глаз и твердый рука, чтобы служит вам, ханум-паша. Бэз мэня вам нэ будэт удачи.
   - В такой армии как наша, хороших стрелков, как ты немало. А может и лучших. Не лишек ли самомнения?!
   - Ты говоришь с принцессой! - рявкнул господин Сакагучи.
   - Но вы должнэ взят меня.
   - Почему? Говори по-ракшасски.
   Светлокожий янычар повернул лицо к Цитадели, и отражения звезд сверкнули в его больших глазах:
   - Ханум-паша говорила что хочет победить в этой войне, потому что так пожелал её брат?!
   Принцесса вздохнула:
   - И поэтому тоже... Я, наверное, негодная сестра.
   Светловолосый янычар понял всё по-своему:
   - Ильхан тоже считал себя негодным братом. И младший брат, и сестра Ильхана умерли на его глазах, а он был беспомощен как червяк. Ханум-паша так же...
   - Что ты хочешь этим сказать? - поднял голос понимавший по-ракшасски Сакагучи.
   - Ханум-паша должна быть сильной, чтобы сделать то, что обещала брату. Но Стена сильнее. Поэтому, когда Ильхан увидел эту Стену и ханум-пашу, он понял - сама Судьба говорит ему сделать так, чтобы ханум-паша победила. А вы же знаете, что грех спорить с судьбой.
   Принцесса вздрогнула. Что это? Насмешка?! Или испытание судьбы? Или сама судьба и есть? Однако сказала.
   - Да ты романтик, - девушка усмехнулась за его спиной: - Простите, Арслан-ага, это было недоразумение. Можете идти.
   Старый янычар сокрушенно покачал головой.
   - А ты, - сказала она Ильхану, проходя мимо: - Больше не смей не верить моим словам. Если я сказала, возьму тебя - значит возьму. И если ещё раз попробуешь мне соврать... Господин Сакагучи, обнажите меч!
   Хатамото с грохотом выхватил "Пушечное лезвие". Снег с правой стороны взметнулся бураном от одного звука.
   - Пошли, - кинула она Ильхану через плечо.
   - Удачи тебе, сынок, - пожелал ему вслед Арслан-ага...
  
   ...Долетели с приключениями - в этот вечер повстанцам пришла в голову блажь пострелять, и пришлось уворачиваться - нет, не от снарядов, а от лучей собственных же светомётов, их перехватывающих. Да ещё и пилот попался неопытный - несколько раз сделал явно недозволенный маневр, от которого вся конструкция задребезжала, а потом и повёл с такой дьявольской болтанкой, что дочь императора сама пробралась к нему в кабину и приказала поворачивать против ветра, пока крылья не оторвало. Пилот (вернее пилоты - их было двое) послушались, а потом удивлённо смотрели на девушку: "Что, - спросили они: - вы тоже умеете управлять этой штуковиной?". "Нет, - ответила она - ни разу", "Тогда как?! без приборов...", "У меня свои крылья есть!" - бросила демонесса и покинула их.
  
   А дома (она стала называть свой походный шатёр домом!) её ждала нечаянная радость - Азер вернулась! Соблазнительницы сами вызвались отправиться за снаряжением, где и пропадали почти три дня, достали всё, что нужно, но, как сказала Афсане, с визгом повесившаяся на шею недовольного Сакагучи, это самое 'всё, что нужно', они оставили у Сидзуки - чтобы не таскать два раза.
   Саму Азер Метеа нашла недовольной - старая развратница уже успела провести ревизию наличных мужчин, и обиделась, на найдя ничего нового:
   - Ну, это надо же, удумала - монаха сюда притащить! Как будто одного твоего Сакагучи мало!
   - И вовсе он не мой, а ваш. Ты лучше посмотри, кто на нём вешается.
   - А-а-а. Уже отпала. Обычно, когда с тобой поругается, он к ней добрее. А ещё кто-нибудь есть?!
   - Ты определяешь, ругалась ли я, по неприступности Сакагучи?
   - Ну, видела бы ты своё лицо...
   Девушка мгновенно повернулась к зеркалу и рассмотрела себя с разных сторон:
   - Шутишь?!
   - Да нет, не так, смотри... - тёмная апсара подвела её ближе к зеркалу и, показав смотреть перед собой, усадила на пол, сама встала на колени, придерживая голову, чтобы не отводила взгляда, зашла сбоку, и, коснувшись губами уха, прошептала загробно-зловещим шепотом: 'СА-КА-ГУ-ЧИ!!!'...
   ...Бедная Мацуко взвилась чуть ли не до потолка, вскричала 'убью!', сестра Ануш в ответ: 'осторожней, ты же горячая!', - и они принялись с хохотом носиться по шатру, кидая друг в друга то подушками, то совершенно невинную Гюльдан, хохотавшую больше всех...
  
   ...Умаявшись, все трое упали на ковры и долго не могли отдышаться. Раскрасневшаяся Азер словно скинула лет двадцать, и стала удивительно похожа на погибшую сестру. Её 'ирокез' рассыпался светлыми волнистыми прядями, покрыв и бритую голову, и изуродованное ухо. Высоко вздымавшийся киль грудины оттягивал при дыхании ворот тонкой блузки, плотно, с чётко прорисовывающимся соском, обтягивающей грудь, в то время как другая соблазнительно угадывалась в сместившемся глубоком вырезе. Да, она ещё долго будет способна кружить головы мужчинам... Соблазнительница... Принцесса вдруг жутко позавидовала - эх, стать бы такой, как Азер - суккубой, да пусть столь же толстой и без половины уха - как бы всё облегчилось!! И уж точно никогда не было бы никаких проблем с Тардешем - кто может отказать уроженке Даэны?! Правда, ещё Ануш говорила, что суккубы не могут влюбляться...
   Азер прервала её мысли:
   - Ну что опять перестала улыбаться?! Смотри, на такую буку никто и не посмотрит! Слушай, а инженера ты уже подобрала?! Пошли вместе выбирать!
   - Уже подобрала, Азер. Они у главного сэнсея по Цитадели.
   - Они?!
   - Да, их двое.
   - Ну, прямо обрадовала, подружка! Целых два мужика! С запасом, или специально для нас?!
   - Это пара. Муж и жена. Извини.
   - Ничего, разведём. А ещё кто?!
   - Посмотри, вот там, рядом с Сакагучи.
   Соблазнительница томно выгнулась дугой, заглядывая в щель полога палатки. Гюльдан перевернулась на живот и тоже смотрела, игриво покачивая хвостиком.
   - М-м-м... и это ты, называешь, 'выбрала'?! Педераст и... Хасан?!
   - А чем тебе плох Хасан?!
   - Ничем, разве что мы его 'инструмент' почти что до дыр стёрли!
   - Безо всяких 'почти что', - голосом большой довольной кошки промурлыкала Гюльдан, прищуривая по-кошачьи горящие в темноте глаза.
   - Ну... ей лучше знать, - Азер скривила губки в удивлённую гримаску: - Он ведь был твоим любимчиком, правда? Вот мы и обхаживали его, как могли...
   - Раздолбайки!.. Бедный Хасан! Да, кстати, ага говорил, что второй вовсе не 'девочка'. Никакой.
   - Правда?! - воскликнули обе сестры, но вскочила только Гюльдан, и, убрав перед зеркалом в 'хвост' длинные чёрные волосы, небрежно бросила через плечо: - А вот сейчас проверю! - выпрямив спину, и гордо держа подбородок вперёд, вышла из палатки, за соблазнительным покачиванием бёдрами и хвостиком, не забыв задёрнуть крыльями полог - плотно, без единой щелочки.
   Старшая сестра проводила её долгим взглядом, потом заговорщески шепнула хозяйке:
   - Зря она это сделала. Теперь все будут думать, что мы с тобой развратом начали заниматься!
   Хозяйка улыбнулась:
   - Завидую я тебе. Ты всегда такая находчивая, неунывающая...
   Суккуб махнула рукой:
   - Ой, да, не надо! Это всё возраст - сама скоро такой же непробиваемой станешь! Тоже ведь зимняя, как и я. И тебе тоже будет кто-нибудь завидовать...
   - Нет... - огорчённо покачала головой зелёноглазая красавица.
   - Перестань! Ты знаешь, какой я была?! Видела ведь - хуже Сакагучи, молчаливая, замкнутая, обидчивая! А как я любила жаловаться! Ты не представляешь - дай только намёк - всех грязью могла ни за что обосрать! А потом - проснулась однажды утром, и поняла - что же это я делаю?! Сижу, маюсь в одиночестве - только потому, что сама ни к кому не подойду первой! Страдаю оттого, что никто со мной не разговаривает - да ведь и сама даже когда надо, рот с трудом открыть могу! А это мне надо?! В конце концов, суккуб я, или нет?! - и после паузы добавила: - Вот так я и прекратила дурью маяться...
   ...Мацуко откинулась на спину, осторожно расправив крылья. 'Дурью'! Что ж, может её фантазии до некоторой степени и дурь... Она попыталась вызвать в уме образ Тардеша - и ничего! Так может, в самом деле? 'Нет! - тотчас одёрнула она себя - Лоб выше, ладони шире, и смотрит он вот так...' - по её телу вдруг пробежала такая волна неги, что она непроизвольно вздохнула слишком откровенно: 'Тардеш!' - и, тотчас оглянулась: не видела ли Азер? Правда, искать предметы реального мира было некоторое время бесполезно - перед глазами всё ещё стоял любимый образ. Ей вспомнились слова Златы: 'Надо будет и его предупредить о штурме...' - или не так она сказала, не суть важно. Девушка села, подобрала крылья, отогнала наваждение, и с упором в колено поднявшись, начала готовиться ко сну...
  
   >Недоверие
  
   ...Утром, закончив свои дела, командующая первым делом пошла проведать свою команду. Афсане и Сакагучи угораздило в эту ночь дежурить вместе, и от их разговоров ей снилась всякая порнуха, но выспалась хорошо. Хасан, уже одетый (было время намаза), занимался акробатикой с Азер, никак не желавшей от него отцепляться. Мацуко спросила у той:
   - А как же вчера говорила...?
   - Ха... На безрыбье... - с шумом выдохнула толстушка, пытаясь освободить ноги, переплетённые с конечностями башибузука: - ...и варёный рак - рыба...
   - Это я-то 'варёный''?! - возмутился сотник, переходя в наступление. Тут принцесса оставила их.
   Похоже, правоверному ракшасу придётся пропустить одну из обязательных молитв...
   У Ильхана было тихо, только иногда раздавался быстрый говорок Гюльдан и звонкий девичий смех. Демонесса, опасаясь их 'застукать', заглянула осторожно - это было излишне, уже одетый в форму Ильхан сидел на молитвенном коврике, а счастливая Гюльдан за его спиной, расчёсывала ему волосы, иногда нежно склоняясь к плечу и быстро-быстро шепча ему на ухо какие-то секреты, от которых сама быстрее смущалась, краснела, и прыскала со смеху. Кадомацу только спросила её: 'Ну, как, неправда?' - она ответила: 'Нет', и густо так покраснев, уткнулась лицом в мягкие волосы любовника. Тот, запоздало заметив начальство, попытался отдать честь, но дочь императора, поспешила исчезнуть быстрее, и вся честь янычара осталась в единоличном распоряжении тёмноволосой суккубы.
  
   А вот у Ковая никого не было. Бедный толстяк сидел один, и сумасшедшее перебирая чётки, молился... не разобрать о чём. Принцесса, с разрешения зайдя, огляделась... и чуть не прыснула со смеху, тонким голоском Гюльдан - стены, дверной проём, и все углы были увешаны амулетами, священными знаками и просто мантрами с молитвами для защиты от 'коварных искусителей и соблазнительниц'. Бедняжка просто не знал, что на него суккубов просто не хватило! Хотя... может потому и не хватило, что он так истово молился?!
   - Здравствуйте, госпожа, - наконец, окончив священнодействие, поклонился он.
   - Доброе утро, Брат Ковай, - оглядываясь, ответила гостья:
   - И... сколько ты это развешивал?
   - Ради праведных трудов не жалко и ночи, госпожа. Ибо, не усмирив своё тело, но познаешь дух, а, не познавши дух, не достигнешь просветления.
   Метеа задумалась: какая это секта?
   - Знаешь, когда мы встретились, ты мне показался... более мирским, что ли?!..
   - Дух мой слаб, госпожа, - виноватым голосом признался монах-демон: - И иногда он не может устоять перед пагубными страстями тела...
   - Но... - испугалась принцесса: - Надеюсь, в сражении ты будешь так же отважен?!
   - Не беспокойтесь, госпожа. Господин настоятель дал мне благословение, что за каждого убитого врага мне будет отпускаться один грех. Так что насчёт драки обо мне не беспокойтесь!
   - Ладно, - кивнула она, и уже уходя, через плечо кинула небрежно: - Смотри, чтобы твои приготовления не попались на глаза моим девчонкам. А то ведь из любопытства залезут! - а сама-то тайком, подправила один иероглиф на молитве - обычно такие вещи на суккубов не действовали, но... вдруг?!
  
   ...К инженерам надо было зайти, но лучше после Тардеша - к нему наконец-то решилась обратиться юная принцесса - а то получался слишком длинный и опасный путь с таким крюком. Драгонарий, кстати, словно узнал, что о нём думают, и, упреждая, послал вызов по дальнеговорнику.
   - Маршал Метеа?! - спросил он ('маршал' - значит, рядом кто-то был. При демонах он звал её 'Ваше Высочество', наедине - 'госпожа ведьма'. Правда, всё реже и реже...): - Не согласитесь ли вы подняться к штабу?
   - Да, господин драгонарий. А что, что-то случилось?!
   - Извините, эта тема не для радиоэфира. Так вас ждать?!
   - Конечно. Только...
   - В чём дело?!
   - Вы знаете, вы как угадали - я сама к вам собиралась...
   - Ну... Ладно, я жду.
   ...Он сказал не 'мы ждём', он сказал: 'я жду'! Окрылённая этим известием, девушка летала без помощи крыльев! Пока сворачивали её ставку, собирали и грузили на грузовики её шатры, она носилась без толку и давала бессмысленные советы - просто так, от общей радости. Хорошо, что это заняло буквально минуты - а потом она полетела по-настоящему, в сопровождении Сакагучи и Азер. Хасан тоже увязался, но ему, бескрылому, было приказано отстать - принцесса дала трём своим телохранителям палки и дубины и приказала ими поучить башибузука фехтованию. Ну, чтоб было чем занять его раздолбайскую душу и непутёвую голову, пока она занимается серьёзными делами.
   Сев со второго круга у здания штаба, Кадомацу, с улыбкой крикнув пароль, вспышкой солнечного света вбежала в помещение. Там уже сидели Тардеш, Кверкеш, тот лысый 'партийный', и ещё несколько призраков из высшего руководства - штабисты, капитаны кораблей, легат легионеров. Её приветствовал Тардеш:
   - Доброе утро. Маршал Метеа, подойдите, пожалуйста. К карте.
   Девушка немного, но, смутившись, подошла.
   - А теперь объясните нам план четвёртого штурма.
   Она задумалась, нервно перебирая края рукавов, потом решительно ответила:
   - Простите, господин драгонарий, но план ещё не закончен моим штабом, поэтому я могу дать только самые предварительные выкладки.
   - Хорошо. Послушаем.
   Демонесса, радая хоть тому, что тон его стал менее недоверчивым, начала:
   - В основном, за вычетом фазы окружения, которую, нам, похоже, так и не удастся осуществить при действующих защитных системах, мы повторим план третьего штурма. Я напомню его основные идеи: во-первых, внезапный и массированный удар летающих соединений. Мы пока что сохраняем превосходство в воздухе, вот это и надо использовать. Да, повстанческая артиллерия способна попортить нам больше, чем немного крови, но, как мы уже убеждались и не раз, при достаточной орбитальной поддержке она почти безопасна, - Метеа радовалась и за себя - говорит уверенно, строго, почти как настоящий генерал - и как генералы её отца не забывает добавлять слова 'почти' и 'скорей всего' - ведь абсолютно прав может быть только Император...
   - Маршал Явара, - вмешался один из посторонних: - Но во всех предыдущих случаях ни нам, ни вам, не удавалась продавить третью стену. Как же вы думаете с ней расправиться?
   - Да, мы подумали. Понимаете, во время первого штурма, да и сейчас - отдельные разведчики и патрули, несмотря на функционирующую оборону, всё-таки залетали за третью стену, куда не доставали ваши снаряды. Поэтому люди специально для нас модифицировали глушащий заряд, превратив его в носимую бомбу, которыми мы и попробуем засыпать третий периметр.
   - Когда назначена операция?
   - Через четыре-пять дней.
   - Вы знаете, что нарушили сроки подачи заявок во время плановой военной кампании?!
   - Послушайте, информация, на которой я основываю успех штурма, поступила ко мне только вчера, мы едва успели собственный штаб собрать!
   - Не извиняйтесь, маршал, - вступился за неё Тардеш: - Товарищ по партии Прибеш, Её Высочество вовсе не является офицером Армии Республики, поэтому не обязана соблюдать наши пунктики и параграфы! Если вы хотите остаться на планете, прошу не оскорблять союзника в моём штабе! Маршал Метеа, в какие сроки вы точно закончите подготовку плана атаки?!
   - Постараюсь подойти послезавтра. Сразу после допроса перебежчика.
   - Ну и отлично. Вы, говорят, начали сворачивать Большой Лагерь?
   - Да, после новой информации мы не уверены в его безопасности во время глобального штурма. Да вообще не уверены в безопасности.
   - Полагаете, остальным войскам тоже стоит эвакуироваться с рубежа эффективного огня гарнизонной артиллерии?
   - Да, я сочла бы за лучшее, чтобы они были возле космодромов и взлётных площадок, а во время штурма - на орбите в двухчасовой готовности к десанту - чтобы, как только мы расчистим более-менее коридор, высадились бы внутри стен и захватили бы наземный плацдарм.
   - Понятно. С нетерпением ожидаем вашего окончательного плана.
   - Я свободна?
   - Да, идите... - а когда, немного удивлённая, и так много не рассказавшая, она ушла, драгонарий обратился к появившейся из невидимости Злате:
   - Ваше мнение, пани эксперт?!
   - Абсолютно честна и уверена в своих словах. Ничего не скрывает.
   - Вот видите, товарищ по партии Прибеш? Я сам, безо всяких доказательств, ручаюсь головой и званием за эту женщину, а вот теперь - и товарищ эксперт подтверждает мою правоту.
   Трибун возмущённо вскочил, но драгонарий не дал ему и рта раскрыть, продолжая:
   - И вообще, ввиду попытки деморализовать действующую армию и дискредитировать главнокомандующего союзников, вы, товарищ Прибеш, объявляетесь лицом, чьё присутствие в системе Гудешия нежелательно вплоть до окончания моего мандата на военные действия! ...Злата что-то собиралась сказать, но передумала...
  
   ...Маленькая зелёноглазая принцесса вошла в тёмную конюшню, и, услышав легкий всхрап Глупыша, и, по-женски, более нетерпеливый - Повелитель Кошек, наощупь нашла их морды и прижалась обеими щёками. Бедные, бедные кони, из-за этой осады вынужденные прозябать в четырёх стенах! Бедные, бедные кони, единственные, к кому она может прижиматься и без опаски рассказывать о своих чувствах! Бедная, бедная Мацуко, которая даже не может сказать слово 'Люблю' тому, кого она любит... Глупыш скосил умным глазом и осторожно смахнул верхней губой слезинку - будто поцеловал. А Повелитель Кошек, ласковая, нежно положила голову на сильный бицепс девушки-демона, и смотрела с таким сочувствием, будто бы всё понимала... 'Верные мои... знаете, что я учудила?!.. Нет, не знаете, конечно... Вот, слушайте...'
   А, между прочим, она была ещё и десятым членом своей команды...
  
   ...А последнего, одиннадцатого, они встретили ещё более случайно, чем Ковая или Хасана. Первой заметила непорядок Азер (эх, не зря её взяли!), она указала вниз своей госпоже, и пока они делали круг, толпа там разошлась, открыв полянку с лежащей там маленькой фигуркой. На большой дороге сразу возник затор - место там было узкое, с одной стороны лагерный частокол, с другой - пологий подъём из котлована, а зеваки не рассасывались, а, наоборот, напирали ещё больше, нисколько не боясь, что их обвинят в срыве плановой эвакуации.
   Как вызнали телохранители, какой-то самурай попался по дороге офицеру-дворянину, да не просто попался, а отобрал у того плётку и меч с ножнами. В толпе расправиться с ним не получилось, вот теперь свита брала разгон, чтобы как следует проучить паршивца.
   Кадомацу протиснулась ближе. Сразу двое всадников, обнажив жадно сверкнувшие клинки мечей, кинулись в атаку. Принцесса вытянула шею, чтобы разглядеть, что там в пыли. Плётку она видела - дорогая, украшенная камнями и перьями, должно быть было досадно лишиться такой из-за глупой ссоры. Рядом в снегу блестели дорогие ножны явно недешевого меча. Виновник безобразия - низкорослый самурай в доспехах лежал ничком, и не подавал признаков жизни. Толпа свистом выражала негодование слугам, бросившимися с конями на лежащего. Но тот был не так прост. В самый последний момент смельчак подобрав крылья, увернулся от первого, нырнул под копыта лошади второго, чудом - все ахнули, избежал страшной участи, и за пятку стащил всадника с коня. Его товарищ, как раз в этот момент обернувшийся, озверел от ярости, и бросился в атаку, подняв коня на дыбы - чтоб, значит, тоже растоптать. Но вёрткий как ртуть коротышка быстро пнул животное в живот ногой в прыжке - и оно, жалобно заржав, перевернулось и задавило седока.
   Тотчас же на него с боевыми кличами и руганью кинулись пешие хатамото. Самурай встретил их коротким, длиной не больше 'Сосновой Ветки' вакадзаси в одной руке, и оружием в форме когтей - в другой. Первая пара атакующих перелетела через него кубарем отнюдь не по своей воле, но зато без единой царапины. Следующим повезло больше, но и они не смогли дотянуться до храбреца.
   Принцессу восхитила его техника - он иногда показывал такие приёмы, которых она, собирательница всех фехтовальных наук Империи, не видела, а иногда - совершенно непривычные сочетания известных стилей, не смущаясь насчёт противоречия догматов и философий создавших их школ. Он вертелся как вихрь, отбиваясь от четырёх, а позже - и от шести (когда встали помятые и злые спешенные им всадники), не только не получая ни единой царапины сам, но и умудряясь остро отточенным оружием не ранить ни одного из своих недоброжелателей. Наконец, принеся копьё и нагинату, его удалось прижать к стене, но он вдруг вспрыгнул на эту стену и, выбежав по ней вверх, не только выпрыгнул из окружения, но и сумел сыграть мелодичную гамму тупой стороной меча на шлемах своих обидчиков. С криком и руганью они рванулись за ним, но для того, видать, вертикальный частокол был ничем не хуже прямой дороги, и он бы ещё долго продолжал представление, если бы просвистевшая стрела не сбила с него шлем. Нет, вреда она не нанесла, (принцесса целилась метко), но ссадила его на землю. Обрадованные телохранители окружили смельчака, занесли оружие... но сверкнула зелёная молния, они все посмотрели на опустевшие руки, а перед отважным коротышкой, тяжело складывая крылья, приземлилась на одно колено сама Главнокомандующая, Её Высочество Госпожа Третья, Госпожа Иваоропенерега, защитница лестницы Лхасы, дочь Императора-Завоевателя и Императрицы-юрэй, сестра Мамору-котайси, единственная женщина в армии.
   В наступившей тишине глухо рявкнул свист 'Пушечного Лезвия' - Сакагучи перерубил тетиву уже натянутого лука обиженного господина плётки и меча. Тот жалобно заплакал, получив по лицу собственным оружием, но все перевили взгляды дальше - на его отца, полковника, которого очень сексуально, рукой и ножкой за бедро и шею, обнимала улыбающаяся Азер, другой рукой удерживая клинок возле его шеи.
   - Это лишнее, Азер! - крикнула её хозяйка, (суккуб сделала знак бровями 'как хотите', и, страстно поцеловав, отпустила свою жертву): - Такеда, я забираю этого самурая!
   - Как прикажете, госпожа... - кивая и размазывая следы поцелуя, согласился полковник.
   - И лучше тренируйте своего сына! А то, что это за позор - кавалерист, сын дворянина, не смог один с самураем справиться, ни сам, ни с шестью телохранителями!
   Обозлённые, кидая взгляды побитых собак, хатамото младшего Такеды, собирая с земли оружие, удалились к своему плачущему господину. Метеа посмотрела на только что спасённого ею:
   - Как тебя зовут, смельчак?!
   Тот задорно сверкнул зелёными глазами и ответил без должного почтения:
   - Кен Маваши, госпожа! Кен-Вертун, Кен-Непоседа, ещё так называют меня! Я из полка мечников Ивабаты, генерала Сидзуки, но сейчас мы под вашим командованием.
   - Чем ты занимался в полку?
   - Я - учитель фехтования, а раньше был тренажером для офицеров. Но им в последние дни стало тяжеловато справляться со мной, вот они меня и повысили!
   - А не хотел бы ты послужить мне? Приключения гарантирую.
   - С радостью, госпожа! Говорят, что второго подобного вам фехтовальщика нет во всей империи, и я надеюсь, вы мне покажете парочку приёмов?!
   - Насчёт первого бессовестно лгут. Насчёт второго - хм, посмотрим, кто у кого учиться будет...
  
   Она измерила его взглядом - небольшой, едва ли не ниже её, и так не отличающейся ростом, с почти такими же или может ярче зелёными глазами. Правда, с желтой кожей и волосами из желтых и зелёных всполохов пламени. Он был одет в доспехи, вместо украшений снабженные всякими техническими ухищрениями - и пружинная защёлка на ножнах, бросающая меч прямо в руку, и трубочки на предплечьях, стреляющие иглами - это были только те механизмы, которые были известны принцессе по названию. Не говоря уж о разнообразных торчащих тут и там шипах и ловушках для клинков, которыми, как показал его короткий поединок, он отлично умел пользоваться. Непривычен был и сам доспех - набранный из поперечных, подгоняемых под любую фигуру пластинок, а не продольных, как у её хатамото, - новая, заимствованная у Демонов Хаоса, конструкция. Лучше чем у неё - не требовалось перебирать набор каждый раз, если набираешь или сбрасываешь вес по причудам женской физиологии.
   Негромко ступая, подошел Сакагучи:
   - Ну что, тоже испытаешь его сама? - спросил он с заметной ухмылкой на оранжевой половине лица.
   - Я что, похожа на сумасшедшую?!..
   Так они и собрали команду...
  
   >Движущиеся шестерёнки
  
   ...- Любое, казавшееся невозможным дело, может оказаться возможным, если к нему приложить умные мозги и умелые руки, - начал главный инженер, меняя объёмную карту Коцита на менее детализированную: - И горячее сердце, - почему-то добавил он, встретившись взглядом с Кадомацу.
   - Итак, прежде чем мы начали обсуждать план, я расскажу вам историю Коцита, (на одном из экранов возник глобус планеты) Система Гудешия определена Сенатом как нижняя граница Республики ещё 433 года назад. Именно тогда было открыто нейтрино-уплотнённое вещество, и начато промышленное его использование. Планета Коцит, как самая бедная и материалами, и мобилизационными ресурсами, и к тому же - почти половину оборота самая внешняя в системе, так и напрашивалась на роль военной базы. Изначально планировалось строительство системы мелких автономных крепостей, числом 18 в северном полушарии и 13 - в южном. Но уже на стадии подготовки к строительству была разработана технология заякоривания на ядро планеты, которая требовала определённой, весьма значительной, минимальной массы. Поэтому и была выбрана альтернативная схема из четырёх крепостей, из которых был закончен только Коцит. Они все должны были располагаться за Полярным Кругом, две в северном Полушарии, две - в Южном, под углом 90 градусов друг у другу. Плюс - экваториальная сеть обсерваторий и ракетных шахт, обеспечивали бы идеальную защиту космического пространства в радиусе четырёх световых месяцев, и абсолютный контроль Республики над местным участком Дороги Демонов! - он перевёл дух, выпил через трубочку в шлеме, воды, и продолжал:
   - Из всего проекта на момент восстания удалось закончить только Крепость ?1 - 'Ледяное Озеро', и экваториальный пояс. Постройку Крепости ?2 - 'Хрустальное Озеро', пришлось законсервировать, пустив морскую воду в уже готовый котлован. Это я к тому, что кто-то спрашивал, почему это море имеет пятиугольную форму. Постройка же крепостей за Южным Полярным Кругом закончилась ещё на стадии расчистки местности. Причина - нехватка рабочей силы. Понимаете, Коцит - всё-таки адская планета, и демоны, прошу прощения, если прозвучит обидно, всё-таки лучшие вояки, а не работяги. Основная рабочая сила - представители средних рас, но они очень неуютно себя чувствуют на адских планетах. Для того чтобы обеспечить их базой, и была задумана буксировка Акбузата, Шульгена и Диззамаля на более близкие орбиты, что и вызвало восстание. Таким образом, понятно, почему Сенат повесил запрет на бомбардировки Цитадели - иначе, становились бы бессмысленны все, почти полутысячилетние усилия Республики по укреплению этого уголка Вселенной.
   Но самое главное, что следует из этого длинного введения - это то, что "Ледяное Озеро" была задумана всего лишь как узел целой системы обороны. Но вот уже семьдесят лет выполняет в одиночку функции всей этой системы. Что не могло не сказаться фатально для её прежде идеальной конструкции. Смотрите: вот кальки официальных чертежей, вот схемы для офицеров гарнизона из местных архивов, вот - инженерные схемы повстанцев, добытые нашими шпионами. Три разных вещи! Если отследить хронологию изменений, (а у меня есть карты разных годов), то можно заметить, как военные усиливают огневую мощь крепости в ущерб её энерговооруженности. Коцит и сейчас способен одним ударом уничтожить флот, подобный нашему, но потом он будет в течение недели не только беззащитен, но и слеп, глух и нем, вы понимаете, о чём я? Конечно, это получилось бы при условии наличия всех штатных специалистов, с чем у повстанцев явные трудности. Так что мы в безопасности.
   - Да что там говорить, одновременный выстрел из всех орудий одной из Централей обесточит подответственный ей участок на тринадцать секунд! Правда, это нам без толку, потому что, как я уже раньше говорил там резервов питания на сорок пять минут.
   - Интересно. А если удастся спровоцировать непрерывный сорокапятиминутный огонь...
   - Да не удастся ни вам, ни им выстрелить всеми орудиями. Как раз на такой случай они соединены в триплеты, работающие по фазе "накачка-выстрел-охлаждение". При непрерывной стрельбе стреляет только одно орудие, а потребляет два. Аналог вашей пехотной "улитки". Поэтому система всегда имеет резерв в треть максимальной мощности. Однако, вы поняли правильно - основная идея заключается как раз в перегрузке системы...
  
   ...- Основная идея диверсии заключается в перегрузке системы, - спустя час повторяла дочь императора перед всей командой. Маваши, ранее уже это слышавший, откровенно скучал, со звонким лязгом вставляя в тайники своих доспехов разнообразные метательные снаряды.
   - Выбравшись из тюрьмы, вот здесь, или здесь, мы должны будем добраться до ближайшей станции железной дороги, где должны будем либо тайно проникнуть, либо захватить рейсовый или ремонтный поезд, который должен будет нас как можно быстрее доставить нас к любой из энергоцентралей.
   - Незаметно проникнуть? - усмехнулась белозубая Гюльдан, покосившись на Сакагучи и Ковая которые даже в просторной командирской комнате возвышались гигантами.
   - Захватим, - пообещал Ковай, показав бицепс.
   - Или захватим. Дальше нам необходимо проникнуть на нижний технический уровень города, а с него - под фундамент сектора, где и расположены все энергоустановки. Может быть, нам и удастся проникнуть туда без шума, но не особенно надейтесь. Всего девятнадцать электростанций, нам за полчаса надо вывести из строя любые три, то есть по десять минуть на станцию. Ну, если больше - лучше. Потом либо возвращаемся к поезду, либо захватываем другой транспорт и двигаемся к следующему сектору. Там делимся на две группы - первая это я, Азер, Гюльдан, брат Ковая, Даршани и Хасан. Вторая - господин Сакагучи, Афсане, Ильхан, Маваши и Аравинда. Теперь наша задача - перевести орудия в режим накачки и сброса энергии. Первая группа пойдёт захватывать пульт управления в одном из триплетов - там их пять, все независимы, а вторая - к орудиям, она должна нарушить их синхронизацию, чтобы они срабатывали не по очереди, а одновременно. Если подобную вещь удастся провернуть на нескольких - минимум трёх, централях, то при аварии на одной и нагрузке на внешний пояс обороны система защиты Коцита может отключиться. Главное - чтобы в этот момент были максимально загружены все энергопотребляющие системы...
  
   ...- Главное, чтобы в момент диверсии на защитный периметр была максимальная нагрузка, - повторял через день Томинара, показывая на каллиграфически расчерченной карте: - Для этого артиллерия принца Стхана накроет гребень Стены массированным огнём осветительных и дымовых снарядов - они стоят дешево, но заставят заработать вражескую сторожевую оборону в полную силу - и естественно, тратить энергию. Атака начнётся за тринадцать минут до Часа Быка, незадолго до смены караулов у повстанцев. После артподготовки и залпа светомётов выдвигаются три полка с направления Госпожи Третьей-Мацукавы и создают видимость отвлекающего удара. Противник должен подумать, что основной удар произойдёт с моего направления, в Проломы, и он там и будет, но только в качестве приманки. Едва повстанцы стянут туда все силы, Сидзука, Мацукава и Огава ударят им во фланг и в спину. Эти действия должны иметь своей целью даже не уничтожения противника, а объявление общей тревоги в Цитадели по которой мобилизуют все резервы из внутренних патрулей на отражение атаки. И вот тогда и начнёт действовать Госпожа Третья...
  
   ...- И вот отсюда ты и пойдёшь? - с сомнением в голосе спрашивала Злата за день до всего этого безумия, вздрагивая и щурясь под налетевшей зарядами метелью.
   Кадомацу посмотрела - между передовой Сидзуки и норой, которой пользовался предатель, лежало совершенно ровное белое поле, великолепно просматриваемое со Стены:
   - Я думала, но...
   - Я удивляюсь, как вы иудушку-то своего до этого водили. Не иначе как божьим промыслом.
   - Ждали пургу или ветродуями наводили, - хмыкнул за их спинами центурион.
   - И они, значит, не замечали двух здоровенных пропеллеров работающих по расписанию - ни разу ни за одну из ходок?
   - Ну, так повстанцы же. Тупые. Что ещё от них хотите, товарищ колдунья.
   - Ладно, с тобой всё ясно. Обычный центурионский медный лоб, непробиваемый и непрошибаемый даже боеголовкой. (Центурион довольный-предовольный улыбнулся) Но ты-то подружка, на что рассчитывала, на чудо?!
   - Везло же...
   - Ну, в некотором смысле тебе и сейчас повезло - я этого безобразия так не оставлю. Считай, что уговорила - буду ждать вас здесь, и наложу на вас настоящую невидимость. Абсолютно без понятия, сколько она на вас продержится, но, если будешь хорошей девочкой, может даже хватит на некоторое время внутри... Куда там ход ведёт, в тюрьму?!..
  
   ...- Что касается самой тюрьмы, - говорил старший инженер в день брифинга: - расположение её довольно странное, но причина его вполне объяснима. Нейтринно-уплотнённые вещества не разрушаемы никаким из известных видов оружия, поэтому возникшие при изготовлении дефекты отливки - наплывы, облой и каверны, приходилось как-то использовать. Хорошо, что он в горячем виде хоть как-то поддавался обработке...
   - В горячем виде, гуру? - поднял взгляд от таблиц Аравинда: - А снова разогреть?
   - Теперь уже поздно. 'В горячем виде' - я имею в виду первые несколько часов после отливки. Один-два пузыря удалось продырявить - вот этот использовали как запасной резервуар для водовода. Вот ещё... там, где успевали добраться до затвердения структуры - понаделали мелкие подсобные помещения и убежища. Поэтому такая причудливая форма. Как видите по калькам, снятым литейщиками, здесь должно быть два входа, но нам неизвестно, пользуются ли вторым или нет - на плане отмечен только один.
   В целом, передвижение по тюрьме достаточно опасно - множество следящих камер, датчиков движения по типу корабельных, разнообразные ловушки. Я надеюсь, что ваш друг-тюремщик обезвредит заранее и системы слежения и системы защиты, но на всякий случай, если у него нет допуска, дам вам стандартные заводские ключи и пароли для преторианских систем Республики.
  
   ...- Что же касается транспорта, - взяла слово Даршани, сменившая подуставшую пересказывать слова инженера принцессу: - То это довольно привычная нам железная дорога и воздушный транспорт. Так как никто из вас не был на Амале или Джаханале, то придётся объяснять на пальцах: стандартный железнодорожный вагон в Республике имеет два этажа - нижний закрытый, верхний - прозрачный. В поезде обычно до пяти таких вагонов, но каждый из них имеет собственную систему управления и движения. Пассажирские поезда двигаются по крепости регулярно, по расписанию и, чтобы не создавать аварийных ситуаций, их движение вряд ли перекроют даже во время тревоги. Иначе будет пробка и много аварий. Чтобы не повторялось как со Стеной, сразу предупреждаю, что снаружи цепляться нечего и пытаться - там тот же самый состав с нулевым трением. Под вагоном может разместиться какое-нибудь маленькое существо вроде ракшаса или суккуба и прожить до первой стрелки. Но крупному демону или человеку в скафандре лучше и не думать. Поэтому будем проникать внутрь. Система управления распределена и дублируется, а так, как Крепость огромна, и, не владея транспортом там нечего и делать, все будем учиться управлению и технике безопасности. Не бойтесь, это несложно.
   Кроме пассажирских и регулярных поездов там есть ремонтные - грузовые и нерегулярные. Курсируют по ближним веткам для экстренных нужд. Маленькие, неказистые, но нам в пользу, что их легче захватить и труднее отследить. К сожалению, так как расписание на них не распространяется, то и нам отследить и захватить себе такой паровозик будет трудно.
   Воздушный транспорт обычно базируется на верхних этажах зданий. Так как вы крылаты, а мы бескрылы это может компенсировать разницу в мобильности. Образцы вихрелётов и летающих колесниц вы видели в нашей армии, думаю особо объяснять не надо, и быстро обучить на такую сложную технику не получится - это вам не вагон поезда с одной рукояткой туда-сюда. Но минимум мы вам дадим что сможем...
   В этот момент у Маваши какая-то железяка сорвалась с пружины и улетела вверх, пробив крестообразную дыру в потолке - все проследили за её полётом, и женщина людей, прокашлявшись, продолжила:
   - В зданиях достаточно много лифтов, эскалаторов и движущихся дорожек. Не пугайтесь их, это была когда-то такая мода, чтобы всё вокруг ездило и жужжало. Мы не знаем насколько это ныне в рабочем состоянии - при дефиците энергии это вообще-то первая очередь на отключение, кроме лифтов...
   - В Девятивратном Дворце, - улыбнулась принцесса демонов: - вообще-то есть такие игрушки как движущиеся полы и лестницы. Даже во многих монастырях и храмах. И на Даэне, и даже в столице Порога Удачи. Не надо нас совсем за дикарей-то держать, милая Даршани.
   - Извините, - виновато потупилась девушка...
  
   ...Что же касается подвалов, - это опять и снова были слова инженера за час до общего брифинга: - То могу сказать только одно, что там достаточно просторно. Даже такие высокие существа как представители Вашей расы, смогут там ходить свободно, не пригибаясь. На этом и кончаются хорошие новости.
   Аравинда поднял руку:
   - И как всегда, обязательно, там, где высокие потолки по плану, будет лишняя труба под потолком или трансформаторный блок на земле.
   Гуру-инженер развёл руками:
   - Ну, как же без этого. Резервы мощности надо было куда-то впихивать. Тут ещё история такая: была идея, чтобы заполнить эти полости ядовитым газом - и устранить саму возможность диверсий. Но это сразу усложнило и удорожило бы все ремонтные и профилактические работы - ведь ремонтные команды бывают в коммуникациях намного чаще диверсантов. Да и вероятность прорыва газов в рабочие и жилые помещения была бы слишком высока - хоть призраки и жестокая раса, но не настолько же. Вместо этого была придумана система контроля герметичности - в подвалы закачан атмосферный воздух под более высоким давлением - и при попытке войти туда неизбежно уроните давление и просигналите всем службам безопасности о своих перемещениях.
   - И освещение скверное, - заметил Аравинда.
   - Угу. По штатному расписанную посты должны быть через каждые сто шагов. По крайней мере, при Республике. Как сейчас у повстанцев - неизвестно, но блок-посты автономны, и там дня на три должно храниться сухого пайка и патронов. При удаче, может, есть оружие и взрывчатка - если не разворовали всё.
   - Скорее всего, разворовали, - вздохнул Аравинда.
   - Электростанции внутри вполне стандартны, можете использовать эту как пример поля боя. Может где-то пара лишних стен или поворот не направо, а налево, но всё в пределах типового проекта. Да, там, как и в подвалах поддерживается превышение давления, так что можете играть на его разнице в тактических целях.
   Бункер управления - маленькая крепость, но внутри - атмосфера Амаля, так что будьте осторожны - я знаю, вам кислород вреден, так что настройте свою изоляцию. Брать надо быстро, чтобы не дежурные не успели уничтожить предохранители систем управления - без них бункер бесполезен, управление сектором перейдёт к централи, и у генераторов, которые мы хотим перегрузить, появится здоровенный резерв мощности за счёт этого бункера. А заменить нечем - ближайший склад таких находится в другой звёздной системе.
   Пушки вряд ли охраняются вблизи - к ним вообще-то опасно подходить во время накачки - можно испариться.
   - А почему нельзя сразу же и поломать электростанцию и тут же орудия, а надо бежать в соседний сектор? - спросила Метеа.
   - Потому что орудия первыми и отключат. Они работать уже не будут сектор перейдёт в режим поддержки. А вот когда починят, можно будет нанести удар по орудиям и снова спутать их планы. Хотя, я думаю, что если ребята (он обнял Аравинду и Даршани), сделают всё правильно, то к этому моменту в вашем распоряжении будет не десяток диверсантов, а десяток дивизий...
  
   ...- Десять дивизий, - через день говорил Томинара на заседании штаба: - Шесть самурайских копейных, две самурайские меченосные, одна самурайских лучников и одна акшаухини виман людей будут непрерывно атаковать периметр, имея в резерве точно такие же силы, плюс три дивизии меченосцев и три - лучников для замены уставших и выбывших. Основные же силы после того, как Госпожа Третья вступает в дело, мы бросим на разгром заслона Умкы. Генералы Инамото, Утида, и Цааганжал-мэргэн уже занимают позиции южнее и западнее его, а спахи господина Мусулим-бека ударят со стороны горной стены, прямо с 'Небесного пути'. Едва нам удастся сломить сопротивление противника, генералы Сидзука и Огава, с двух сторон, начинают окружение Цитадели - но прошу не увлекаться расширением фронта - вполне возможно, что Госпоже Третьей сопутствует удача только с одной из стен...
  
   ...- А теперь: 'Мы взяли одну из стен!', пожалуйста!
   Мацуко вздохнула и с убитым видом в глаза Кшаттана Грахатахи - специалиста людей по объёмным картинам:
   - Но я так не говорю! - уже отчаялась возражать она.
   - Ничего-ничего, главное - не обращать внимания на условности, и зритель просто ахнет, увидя вас на экране! Вы не представляете, как великолепно смотритесь в кадре! Эти пылающие крылья, огненные волосы, горящий взор!
   - Зачем господину драгонарию мои волосы и взор?! Ну, в самом деле! Мы же с ним знакомы, и он от меня ждёт докладов. Если я ему начну огненные взоры показывать, он скорее подумает, что я тут заболела...
   (суккубы нервно хихикнули на самокритику хозяйки)
   Кшаттан сделал бесстрастное лицо и сел в кресло, сложив пальцы домиком:
   - Хорошо. Что же ВЫ мне предложите, Ваше Высочество?
   Это был интересный, хотя и очень самовлюблённый тип. Отвечая у Принца Стхана за ведение летописей и всякие хитрости, связанные с иллюзией, он вел себя как самая большая знаменитость, ошарашив при первой встрече принцессу тем, что дай ему время да нужные ресурсы, он одними бы иллюзиями и представлениями привлек бы всех повстанцев на сторону Республики без всякого оружия. Кадомацу и прежде работала с ним, устраивая на поле боя ловушки с маскировкой и иллюзиями, и неплохо - однако, командовать ему было противопоказано.
   - Ну... - начала неуверенно ('ну-ка, дочь императора, соберись!'): - Я вряд ли... Не говорят в донесении: 'одну из стен'! И таких красивых туманных фраз на войне тоже не бывает. Ведь идее бой, битва, где-то умирают или готовятся умереть бойцы - не один, не два, а целыми армиями. Не могу я посреди боя рапортовать об успехах на неопределённом участке и просить подкреплений незнамо куда. Нужны точные цифры, точные направления. Одна стена, две стены, или весь Коцит сразу. Неясный приказ или требование ни один военный не выполнит. Просто не сможет.
   - Дорогуша, - рассмеялся режиссёр: - Где есть одна, там есть и все остальные. Подставить нужную цифру или букву - абсолютно никакой проблемы, - он похлопал по коробке громоздкого голографического вычислителя на своём столе: - Здесь есть и одна и две, и север и юг, и 'весь Коцит сразу' здесь тоже есть. Только дайте побольше материала, на чём бы мне можно было строить вашу модель.
   Девушка покачала головой, капризно поджав губки:
   - Боюсь, звездой вашего экрана мне не стать... ладно, давайте только ситуацию, и я буду говорить своими словами...
   - Как пожелаете. В кадр! Свет! Внимание! Вы захватили одну из стен! Крики, вопли, стрельба, грохот снарядов! Нет, вы не захватили! Вокруг вас бой! Сражение, Льётся кровь! Кто-то рядом умирает! Шум! Гром! Свист пуль вокруг! И вдруг вы захватили одну из стен! Вам нужен товарищ драгонарий! Вы спешите к нему, оставив бой, который без вас может быть проигран! Но вы не сможете победить, если не попросите его о помощь! Вперед!
   Она на миг закрыла глаза, и действительно представила - не войну, а миг победы, яркие звёзды над Коцитом, тишину, небо, не разрываемое вспышками снарядов и решеткой лучей светомётов, и Тардеша - скинувшего броню и наслаждающегося давно заслуженным спокойствием и безмятежностью:
   - Господин драгонарий, мы взяли стену. Проход открыт, высаживайте десант...
   - Какой взгляд! - восхищённо улыбнулся Грихатаха.
   - Теперь что?!
   - А теперь ситуация, где вы потеряли стену. И с тем же взглядом, пожалуйста...
  
   ...- Недопустимо на данном этапе терять любой из завоёванных участков стены, - продолжал Томинара доклад диспозиции: - Тем более что наша задача облегчается весьма разумными действиями, предпринятыми полковником Ито во время первого штурма - отступая, он приказал нескольким самураям остаться, и привести в действие систему пожаротушения. В результате этого значительный участок гребня стены в зоне ответственности его полка, оказался изолирован, и, насколько нам известно по данным разведки, гарнизону до сих пор не удалось ни раздраить люки, ни проникнуть туда иными способами. Так что мы имеем небольшой, но вполне надёжный плацдарм для начального развёртывания атаки. Туда десантируется всё тот же полк господина Ито, который в течение месяца обучался обращению со специальным инструментом, потом в усиление ему идут полк меченосцев Усаги и полк лучников Наоры, генерал Асасио при необходимости использует резервы не жалея сил. Имея такую опорную точку, как внешняя стена, и наши резервы, мы можем продолжать атаки на этом участке хоть до бесконечности!
   По велению его руки поднялась зеленоватая голограмма строения стен:
   - Так. Данная диспозиция должна стабилизировать положение. Войска должны вести бои на измождение противника, частые налёты и беспокоящий обстрел. Командиры на местах должны предусмотреть ротацию подразделений и условия отдыха, чтобы обеспечить непрерывность боевых действий. Следующая фаза начнётся с момента отключения одной из стен. Общее командование переходит к генералу Мацукаве, и он будет распоряжаться всеми резервами по своему усмотрению. Главная задача - организовать максимально безопасный воздушный коридор для прохода наших транспортов с ракшасами и кавалерией.
   - Кавалерией? Что ей делать в городе?
   - Там достаточно места для кавалерийских атак. Это не такой уж и город. Но первейшей задачей всех кавалерийских частей будет поиск и воссоединение с Госпожой Третьей, после чего верховное командование переходит к Её Высочеству. На полное её усмотрение.
   По штабу пронеслось оживление:
   - Для резерва атакующим, кроме обычного резерва, формируется Резерв Главного Штаба, куда относим все колесницы, дивизии людских лучников и половина их авиадивизий и светомётчиков. Командующим резервной группировкой назначается Принц Стхан, но учтите - штаб их пустит в ход только в самом крайнем случае, при наличии прорыва фронта и низкой активности стационарных орудий.
   - Я не лезу на рожон и прикрываю вас, если на рожон полезут мятежники. Принято! - улыбнулся во всё лицо жизнерадостный принц людей.
   - И, наконец - двенадцать легионов, базирующиеся на орбите в двухчасовой готовности. Они вступят в бой под самый конец, при нулевой активности сторожевых башен, и их цель - уничтожение элитных подразделений гарнизона и захват лидеров мятежников...
  
   ... - И, наконец, - "Ледяная Клетка", - продолжал говорить главный инженер: - Вам всё равно туда не проникнуть, поэтому, если кому моя лекция надоела, можете уходить (Азер сразу же принялась строить глазки Маваши). Но всё-таки, выслушайте хотя бы основы. Это - самое высокое здание на планете, безо всяких скидок - настоящая, ещё более неприступная крепость, чем Коцит. У неё есть и два ряда стен, и ров, и собственная газовая завеса - кстати, повстанцы так и не смогли её отключить и пользуются проходом из антигравитаторов. Вот он, на снимке с телескопа с Акбузата - с северной стороны. Антигравы очень просто отключить, или разрушить - и прихлопнуть незваных гостей.
   - Постойте, так что газовая завеса распыливается антигравами?! Что же вы сразу не сказали?!
   - М-м-м... Тяжелую, вроде той, что у Коцита вряд ли получится. Тем, что у нас есть, можно разве что приподнять. Не думайте, что мы не думали - но такую массу полевой антиграв даже не приподнимет, разве что раздует. А тяжелый уже неприятно для сейсмики может сработать. Вернёмся к "Ледяной клетке": как видите, ров сравнительно плотно то ли засыпан, то ли перекрыт мостами. Во время восстания проводился внешний ремонт и модернизация, для чего навели 24 моста - есть рапорт ремонтной команды об этом. Эти мосты и стали уязвимым местом, которым воспользовался Тыгрынкээв, захватывая Цитадель два года назад. Вторая уязвимая точка - это выпендрёж дизайнеров, они хотели воплотить символическое название в архитектуре и сделали вторую стену не сплошной, а в виде решетки с пулемётами в узлах клетки. Ну, вот через эту клетку Тыгрынкээв всех и поимел... Кстати, имейте ввиду эту штуку - до системы "свой-чужой" мятежники не добрались и по ним защита "Клетки" стреляет так же как и по нам...
   - Так, а устройство, блокирующее магию?
   - Не "магию" а только пробой пространства - "связки". Это последнее, что удалось включить республиканскому гарнизону перед падением Цитадели, и именно благодаря ему повстанцы до сих пор не проникли в Главную Централь Управления. Дублирующий пульт есть у них в Резервной, но там можно только включить, а не выключить это устройство. Кроме того, они не могут контролировать имеющиеся у "Ледяной Клетки" четыре корабельные пушки - у тех дьявольская дальность и точность и на наше счастье они опознают флот драгонария Тардеша как "свой". Кстати из-за них они не могут наладить космическое сообщение с Цитаделью - и приходится возить припасы и соседних космодромов. Если бы их удалось контролировать, вопрос завоевания господства в воздухе стал бы для вас элементарной задачей.
   - Корабельные медленно стреляют, - вздохнула Кадомацу: - Я видела радиус поражения в бою, если там такие же, то лучше бы они молчали. Нам, крылатым, знаете ли, очень мешают всякие взрывы в воздухе.
   - Зато у повстанцев работает Обсерватория. Именно благодаря ней у западных орудий такая точность и дальность стрельбы. К счастью, там сумели заклинить систему поворота и наведения, поэтому она им помогает только в узком секторе. Иначе бы пришлось ставить задачу по бомбардировке - она очень сильно увеличивает точность, те орудия, которые и в звездолёт-то через раз попадают, начинают садить в глаз пилоту, - он остановился, вытер лоб под шлемом и выпил воды из выдвинувшейся из воротника трубки:
   - Я даю вам все коды и ключи доступа к "Ледяной Клетке", но умоляю - лучше даже не приближайтесь к этому району! Смерть гарантирована в районе "тысячи шагов".
   - Её охраняют?
   - Да, по снимкам с севера до двух дивизий. Скорее всего, две дивизии и есть. Лучше дождитесь специалистов, более пригодных для решения подобных задач.
  
   ...- На этих рубежах мы сочли бы за лучшее укрепиться, и дождаться высадки легионов, более пригодных для решения подобных задач, - закончила принцесса своё выступление перед Собранием Штабов.
   - То есть, маршал, вы хотите поберечь своих солдат?!
   - Ну, зачем вы так, товарищ стратиг, - вмешался драгонарий: - Её Высочество просто-таки дарит вам долгожданную победу, а вы её обвиняете в трусости.
   - Никак нет, товарищ драгонарий...
   - Простите! Я вынуждена напомнить господам полководцам, если вы забыли - подчинённые мне силы в обычном состоянии имеют температуру тела жидкого золота. Если мы и схватим кого, то только в форме головёшки. А для избежания лишних потерь в следующих битвах хотелось бы иметь больше живых пленных.
   - Не берите в голову, маршал Метеа. Это всего лишь обычное беззлобное ворчание товарища стратига. Ничего личного.
   - У меня другой вопрос: почему первичная цель внутри стены - энергоцентрали?
   - Понимаете, мы абсолютно не уверены, насколько будет широкой брешь в обороне - может, придётся протискиваться по одному солдату. А энергоцентрали очень уязвимы, можно захватить даже небольшой группой, а их отключение откроет сразу большой участок.
   - Тогда почему не "Ледяная Клетка" сразу?!
   - Лететь далеко.
   Тардеш усмехнулся: "А я-то хотел за неё заступиться!". Демонесса между тем продолжала:
   - К тому же, я надеюсь, что отключение планетарных орудий даст нам более эффективную орбитальную поддержку. А с хорошей поддержкой, может, мы сможем завершить окружение...
   - Тогда, - предложил драгонарий: - Может быть, как только вы обезвредите одну из стен, нам сосредоточить огонь на энергоцентралях? Это было бы гораздо более быстрым способом достичь победы... - и вдруг он заметил, что девушка заметно испугалась:
   - Нет, простите, господин драгонарий... но лучше не надо. Понимаете, там могут оказаться и наши части...
   - Ладно, понял. Только в таком случае советую подкорректировать направление главного удара - у вас основные силы сосредоточены на восточном, а флоту при таком положении соседних планет удобнее было бы заходить с юго-восточного, с направления Мацукавы.
   - Я посмотрю, что можно сделать, - вежливо поклонилась зелёноглазая девушка.
  
   ...Когда она ушла, к Тардешу подошел Бэла и доложил:
   - Ментор, опять, как я и говорил раньше. Что-то наши союзники больно сильно интересуются энергетикой. И в Коците хотят первыми в энергоцентрали ворваться, и книги от имени принцессы в библиотеках и вычислителях запрашивают. Да вы и сами её слышали, ментор.
   - Из всех решений надо выбирать самое очевидное, - заложив руки за голову, потянулся драгонарий: - Если им нужна энергоцентраль... значит, им нужна энергоцентраль! Мы же сами им сказали, чтобы Цитадель брали целой и невредимой - вот они и стараются изо всех сил. Нужно им на чём-то тренироваться?! И вообще, там стоят те же генераторы, что на новейших кораблях Республики. Причём вполне адаптированные, они могут заимствовать эти технологии даже с их температурой атмосферы. А Гайцон получает независимость, мы не будем к ним соваться, им нужен собственный флот, а не только транспортники. Проходил ведь конструкцию гайцонских "Акул", знаешь какие у них там потери энергии. Наши генераторы как раз там впору будут. Я бы не стал беспокоиться по этому поводу - секретность технологий определяется указами Сената, если нет грифа - значит можно делиться с союзниками. Если они не хотели, но забыли - я не считаю себя обязанным за всю Республику исправлять каждый огрех, тем более, если это может мне стоить доверия союзников.
   - А вот понастроят они кораблей и как пойдут воевать...
   - Ну, пойдут - разгромим. Не впервой. А пока - знаешь, давай наоборот, сделаем подарок нашему сероглазому маршалу: товарищ полустратиг, сделайте внушение вашим легионерам, чтобы не особо нервничали, если увидят, что союзники что-то откручивают и тащат к своим инженерам. Ну, в разумных пределах, конечно.
   Кверкеш мрачно кивнул, на самом деле отчётливее представляя, для чего принцесса собрала схемы генераторов, а Злата, всё ещё остававшаяся здесь, приостановилась и сделала вид, что что-то хочет сказать, но не может...
  
   >Команда вместе
  
   ...Телохранительницы собрали у Сидзуки под большим, 'холодным' шатром всё, что было необходимо - фехтовальные манекены, мишени, даже стандартную 'раму' ниндзя - и ту умудрились смастерить! Как раз сейчас они натягивали последние струны с колокольчиками, немало отвлекая мужчин от нотаций принцессы. Одетые для удобства лазанья по стенам в короткие шорты с двусмысленной молнией посредине (только Гюльдан предпочла ещё более провокационную юбочку), соблазнительницы вовсю использовали такой сильный аргумент как фигуристые голые ноги и коленки.
   Кадомацу в то же время раздраженно объясняла, иногда топая со злости ногой, чтобы заставить мужские головы развернуться к ней передом (Сакагучи, уже привыкший, умело игнорировал все потуги своей любовницы и её сестёр, а бедный Ковай, зажмурившись, наверное, даже ничего и не слышал - настолько громко повторял молитвы):
   - Ещё раз, смотрите сюда! - не раз прерывалась дочь императора: - К сожалению, здесь не присутствуют два наших товарища - Аравинда и Даршани, так что, когда они к нам присоединяться, на нас всех ляжет ответственность по их тренировкам. Итак: задача нашей группы - проникнуть внутрь Цитадели, и, действуя максимально тайно, вывести из строя их энергосистему. Для этого нам понадобятся многие специальные навыки, но в первую очередь - умение оставаться тихим и незаметным. Вы слышали, с каким грохотом вы сюда ввалились? Так вот, в ближайшие три дня мы все должны отучиться от этой привычки.
   - Взгляните сюда, - устав бороться она сама обошла их и встала рядом с суккубами: - Это - приспособление для тренировки ниндзя, называется 'рама'. Оно представляет собой макет обычного дворцового коридора, только без стен. Эти струны прикреплены к колокольчикам и половицам и показывают вам, есть ли от вас шум при движении. Обычно свой собственный топот и шорох одежд мы не замечаем, но колокольчики и струны помогут нам его услышать и заметить. Если звенят колокольчики - значит, вы производите топот, если трещотки - шорох. Давайте я вам покажу!
   Азер помогла ей снять мешавший доспех. Оставшись в одном мужском кимоно и юбке, она перетянула пояс, подобрала рулевые и основные крылья и толчком обеих ног запрыгнула в тренажер.
   С трудом, удержавшись в равновесии, Метеа оглядела препятствие: узкий коридор, совсем как дома, только вместо раздвижных стен с узорами - натянутые струны с колокольчиками. Кое-где струны и попрёк коридора - двойная длина шага, 'сюрприз' для торопливых и невнимательных. На минутку сосредоточившись, принцесса припомнила, чему её учил Ахарагава-сенсэй - и совершенно неожиданно для себя быстро и бесшумно прошла весь тренажер, мягко ступая босыми ногами по холодным, чуть-чуть пружинящим доскам. Только на последнем шаге её подвела ловкость - она случайно задела длиной юбкой одну из струн, и неожиданно раскрутившаяся перед лицом испуганной девушки трещотка, наполнила шатёр своим резким стрёкотом. Тем не менее, все мужчины разразились дружными аплодисментами в её честь.
   - Одну я все-таки зацепила... - виновато призналась она.
   - А надо было юбку-то снять, - улыбнувшись, показала большие зубы Азер: - Оделась бы как мы - прошла бы без зазоринки.
   - Ну да... как же... - принцесса с сомнением оценила наряд соблазнительницы - короткие шорты с застёжкой посредине, подчёркивающие крепкие бёдра, и кожаная безрукавка на голое тело, до скрипа обтягивающая высокий бюст. Это ещё что - младшие сестры суккубы вообще сверкали животами в коротких блузках, больше привлекающих внимание, чем что-то прячущих. Девушка как-то с трудом представляла возможность какой-либо тренировки, оденься и она таким образом...
   Бросив через плечо: 'Не выдумывай', сестра Мамору повернулась к мужчинам и сделала приглашающий жест рукой:
   - А теперь - вы, господа! Ну, кто первый?!
   Первыми вызвались Маваши и Хасан. Чтобы не дать возможность старому другу сразу опозориться, принцесса пустила вперёд учителя фехтования:
   - Кен, ты.
   К её удивлению, он прошел больше, чем три шага - колокольчики зазвенели на пятом. Словно волна прошла по струнам - и остановилась возле принцессы, сидевшей на другом конце коридора. Маваши негромко выругался, и, не подумав, там и сел - оглушивший все звон и шум трещоток, словно сошедших с ума стал наказанием за эту глупость.
   - Подтяни доспех, - строго приказал Сакагучи: - Он тебя подвёл.
   По тому, с какой неохотой тот подчинился, Мацуко поняла, что он ослаблял завязки намерено - она слышала о распространяющемся среди боевых частей модном стиле на скользящие доспехи, когда боец неожиданно для врага снимал какой-нибудь щиток или наплечник и наносил внезапный удар. 'Надо будет обязательно пофехтовать с ним' - отметила она про себя, а вслух сказала:
   - Струны - это не только сигнал о вашей ошибке. Внимательно посмотрите, как они дрожат, когда вы делаете и бесшумный шаг. По ним можно узнать, насколько далеко слышно ваше движение, и научиться правильно рисковать, когда торопитесь или готовите к бою оружие. Обнажите меч, и вы увидите, сколько струн дрогнут. Это - расстояние, на котором вы сможете застать противника врасплох. А теперь - ты, Хасан.
   Башибузук, решив, что учёл ошибку предшественника, пошел шаркающими шагами - и наполнил шатёр очаровательными звуками оркестра трещоток. Самое смешное, что до него только на середине дошло, что он ошибся, и тогда, плюнув на все, он прошел коридор обычным шагом.
   К удивлению, Сакагучи заступился за него:
   - Трещотки сработали, но всего на два шага. Обычная охрана бы услышала его, но прыжок на такую дистанцию для ракшаса - не проблема. Кстати учтите, что ракшасы и люди слышат лучше демонов, поэтому прибавляйте полшага к дистанции.
   Метеа обратила к нему лицо:
   - Настанет и ваша очередь, господин Сакагучи, - сказала она старшему телохранителю: - А перед вами, давайте-ка, посмотрим на моих девочек, которые покажут вам, как надо проходить.
   Уже готовенькие, суккубы моментально пошли все втроём, бесшумно виляя на ходу бёдрами и бесстыдно оглаживая соблазнительные ноги хвостиками. Хасан аж присел, чтобы не заметили эрекцию.
   - Ну, господин старший хатамото?
   Кривые ноги кавалериста подвели Сакагучи уже на первом шагу. Но он сделал и второй, и, лишь убедившись в тождественности результатов, остановился и поклонился Её Высочеству:
   - В этом искусстве мне, увы, ещё самому нужны наставления, госпожа.
   Та скосила глаза на Ильхана:
   - Следующий?!
   К ещё одному удивлению, янычар прошел тренажер сравнительно чисто - лишь иногда звякал бубенчик или раскручивалась трещотка, но и тогда он не останавливался, а, закусив губу, продолжал движение, стараясь не повторять ошибки. А разведчик-ракшас был вовсе не так плох...
   - Молодец! - раздалось сразу со всех сторон, вместе с аплодисментами, а Азер, подойдя, ухватила обеими руками за уши и крепко поцеловала. Он неуверенно ответил, испуганно косясь на Гюльдан, но та тоже встала в очередь и, обняв любовника поверх рук сестры, подарила ему ещё более жаркий поцелуй. Э-эх, плохо он знал суккубов!
   Зелёноглазая демонесса усмехнулась его страхам, и посмотрела на последнего из членов команды, попытавшегося спрятаться за тоненький шест распорок:
   - Брат Ковай, теперь вы! Бра Кова-ай! - монах, оказывается, стоял, заткнув уши и зажмурившись.
   Услышав своё имя, он открыл один глаз, и, увидев, что источники греховных соблазнов отвлеклись (две на Ильхана, а одна маленькими шажками к Сакагучи), повернулся ко своей командирше.
   - Брат Ковай, попробуйте пройти этот коридор.
   Толстяк с сомнением осмотрел, в общем-то, хлипкую конструкцию:
   - Госпожа, у нас в монастыре была такая штука, но мне отец настоятель запрещал даже приближаться.
   - А вы, всё-таки, попробуйте!
   Он покачал головой, но делать нечего - и, взвалив на плечо свою дубину, ступил на дрогнувший настил. Азер, всё ещё теребившая уши янычара, обернулась, и прикрыла рот ладошкой со смешным выражением ужаса и озорства в глазах. Ковай сделал шаг, другой, но потом кончилась крепкая балка, и он с грохотом провалился по пояс сквозь подпиленные для лучше чувствительности доски.
   - Вот видите госпожа... - виновато сокрушался он.
   - Это ничего. Починится моментом, - она трижды хлопнула в ладоши: - Прошу внимания! Мы все только что показали друг другу несколько вариантов, как не надо ходить по 'раме'! Все запомнили?! К концу дня вы буде смеяться над этим и пробегать её, не потревожив ни одного колокольчика! Итак, для начала смотрим на мои ноги: вот правильная постановка ступни...
   - Говорила же я - сними юбку, - вздохнула Азер тоном усталого профессионала: - ВОТ правильная постановка ступни, если у вас она нормальная, а не бинтованная с детства...
  
   Спустя несколько часов тренировок, когда все попривыкли и передружились, Её высочество усадила всех кружком и начала:
   - Чтобы не было непониманий, между нами, я прошу представиться друг другу. Да, я знаю, что мы все уже друзья навек, а некоторые даже спят вместе, (она метнула зелёную молнию взгляда на бесстыже улыбающихся суккуб), но я не хочу, чтобы посреди боя кому-то из нас приходилось вспоминать имя товарища или кричать: "эй, ты там, как тебя". Начнём с меня.
  
   - Меня зовут Кадомацу Явара, Принцесса Третья, прозванная Метеа. Я не буду перечислять все свои титулы, которые, может, уже и не заслуживаю. Можете звать меня "Госпожа Третья", "Метеа", "Мацуко", насколько у вас хватит почтения, и, соответствуя времени и обществу, (Сакагучи недовольно фыркнул), это не принципиально. Однако помните, что я дочь Небесного Государя, и неуважение ко мне, которое я могу простить, могут не простить вам мой отец и его друзья - поэтому просьба, не распускайте языки. (Сакагучи довольно кивнул) Дома меня ждет нелюбимый и недостойный жених-преступник, поэтому не собираюсь возвращаться, не покрыв себя такой славой, чтобы он даже тени моей боялся коснуться!
   Все зааплодировали. Принцесса посмотрела на уже готового было господина Сакагучи, но решила успокоить более отвлекающий мужчин объект:
   - Азер, девочки.
   Суккубы выступили вперёд красиво и отрепетировано, все втроём, опустились на колени:
   - Я - Азер, дочь Ахтар, а это мои сёстры: беленькая - Афсане, а шоколадка - Гюльдан. ( Афсане нахмурилась), Если у вас возникнут какие-то развратные фантазии - поделитесь с нами, мы их коллекционируем.
   Хозяйке пришлось взять слово, суккубы опять не о том подумали:
   - Азер - настоящий ниндзя, диверсант, бывшая боец Гвардии Даэны, (та потрогала свой ирокез), так что боевого опыта у неё в таких делах не меньше чем у вас, и, наверное, господина Ильхана (Ильхан, услышав своё имя, вопросительно поднял взгляд), поэтому, даже я слушаю её советов.
   - Ой, не самое хорошее моё воспоминание, - замахала обеими руками сестра Ануш: - Оставила пол-уха всё время влипала в неприятности, под конец даже в плен попала - моя госпожа, и господин Сакагучи знают намного больше, они у всяких ученых обучались.
   - Госпожа Азер-сёсё на самом деле прибедняется, - подал голос хатамото: - "Гвардия Даэны" - одно из самых боеспособных подразделений Даэны времён Вторжения и Восстания. И пленили её, насколько помню не в честном бою, а способом, который не делает чести нашим солдатам. А её сестры - лучшие лучницы за Девятивратной Оградой.
   - Это я теперь лучшая, - хвастливо заявила Гюльдан, широко открывая рот: - Афсане лентяйка, не тренируется, а с тобой тра... - с кошачьим шипением светловолосая суккуб вцепилась в её черные косы.
   - Моя много слышать об "Обезьянин клинках", - ещё более неожиданно подал голос до того не говоривший ни с кем Ильхан: - Эсли эти жэнщин ыз них, то нам повезло. Сильно повезло. Про "Обезьянин Клинок" ходят лэгенды среды янычар. Янычар нэ мужчин, если сражается слабээ "Обезьянин Клинок".
   - Эй... - спросил его Хасан и половины слов не понявший на непонятном для него языке: - Ты сам-то мужик?! А то понимаешь, стремно рядом с тобой сидеть, с твоими патлами-то...
   - Мужик, - отрезал его немногословный янычар.
  
   - А теперь ваша очередь, господин Сакагучи, - Мацуко перевела взгляд на старшего хатамото.
   Тот поклонился, коснувшись пола, и своим обычным гундосым голосом начал:
   - Я рос сиротой, и родителей своих не знаю. Младенцем меня спасли монахи из Сакагучи, Обители-на-Круче. Там, среди сирот я с детства выделялся силой и благородством. Я избрал стезю воина и Итиро-Завоеватель, ещё будучи принцем, выбрал меня в гвардию, выделив среди других воспитанников приюта. Позднее, Наследник Престола, Мамору-котайси, выделил меня среди прочих и за внешнее сходство с принцем я был удостоен чести стать одним из его хатамото. Там меня прозвали 'Знаменосец из Сакагучи', или просто 'господин Сакагучи'. За внешнее сходство с Наследником я часто выполнял роль его двойника во время опасных поручений, но в последнее время стал выше ростом, и шире в плечах, и стало труднее обманывать наблюдательный глаз. Когда Её Третье Высочество, пропавшая перед свадьбой, обнаружилась в действующей армии, мой господин - принц Мамору Явара, приказал охранять его нежно любимую сестру что я и исполняю, по сей день. После трагической гибели наследника на Акбузате Небесный Государь подтвердил приказ своего сына, своей волей назначив меня в свиту своей младшей дочери.
  
   Кадомацу ещё ждала продолжения, но у телохранителя, похоже, кончился запас слов на сегодня. Вздохнув, она обратилась к монаху:
   - Ваше Святейшество, пожалуйста.
   - Да не называйте меня, "Святейшеством", госпожа, я же не Отец-Настоятель, - надул толстые щеки силач: - Мое монашеское имя - Брат Ковай, из Монастыря Птичьей Горы, когда-то меня звали Атари Кинноцунэ, но теперь я смиренный слуга Будды и во исполнение обета я следую за Госпожой Третьей, чтобы исполнить наложенную на меня епитимью.
   - И какая же у тебя епитимья?! - спросил Маваши.
   - Убью одного врага - отпустится один грех.
   - А много их у тебя? Ну, в смысле, грехов? А то вдруг кончатся - и ты встанешь столбом.
   - Не встану, - добродушно улыбнулся монах: - Я тогда ваши отпускать буду!
   Кадомацу улыбнулась такому обещанию.
  
   - Ну а ты Кен?! Раз подал голос - давай, выступай! - заметив, что Хасан и Ильхан понимают через слово, принцесса давно переводила ракшасам.
   - Эй, а может они?
   - Нет, давай ты. Ты ж самурай!
   - Ладно! - он встал, и какая-то пружинка скрипнула в его доспехах. Все пригнулись.
   - Всё спокойно, всё хорошо! Это не заряжено! - он отодвинул защелку, показывая пустоту.
   - Вам бы стоило получше настраивать своё снаряжение, господин фехтовальщик, - грозно предупредил господин Сакагучи:
   - Виноват! Меня зовут Кен Маваши, он же просто Кен. Мой отец был самураем, но я как самурай не удался, и начал спорить с офицерами, поэтому из меня сделали тренажер для них, а позже, как-то получилось, что я стал фехтовать лучше, и стал обучать этому других солдат.
   - Твоя семья владела какой-то школой боевых искусств? Имела додзё?!
   - Да нет, просто на шее у господина сидели. Если и будет владеть - то, начиная с меня!
   - А твои доспехи? Ты сам их придумал? Знаешь, мы их уже начинаем побаиваться...
   - Да! Что-то сам, что-то у кого-то подглядел. Знаете, не все самураи столь хорошо владеют мечом, как он них рассказывают, вот я и советую то, что у них не получается, компенсировать механизмом. Ну и сам все что советовал - себе собрал.
   - А сам ты неплохо владеешь мечом, что неудивительно при твоём имени...
   - Меч - это не самая удобная вещь.
   - Правда?
   - Я предпочитаю боевые когти! - он выхватил это оружие: - Только вот, к сожалению, никак не мог найти подходящие для правой руки. Надеюсь, у вас на службе мне сделают нужные.
   - Не волнуйся, я исполню твое желание. Все лучшие кузнецы армии в твоём распоряжении.
  
   Взгляды всего отряда перевелись на ракшасов. Уже что-то жующий Хасан удивлённо вытаращил глаза и прикрыл рот рукой. Ильхан остался невозмутимым:
   - Давайте ребят. Ты Хасан, первый:
   - Я?! А, это... Ну, типа, привет!
   - Привет! - помахали ему лапками суккубы.
   - А ещё что? - спросил он у принцессы.
   - Ну, назови себя, скажи, откуда ты родом, что любишь, что хочешь после войны.
   - Да все и так знают, что я Хасан!
   - А ты ещё раз назовись! Полностью!
   - А.. ну типа... Ну, Хасан я! Хуссейдин! "Восемь тысяч!"
   - Почему "восемь" - удивилась Азер.
   - Это она меня так назвала - он ткнул большим пальцем в принцессу: - То есть он. Ну, то есть она, когда была "он".
   - Он говорит "хасан" как "хассен". Ну, я и сказала что это "восемь тысяч". Ему понравилось.
   - Попрошу восемь тысяч динаров в награду!
   - Да ты можешь себе что угодно попросить, глупый.
   - Если выживешь, - мрачно буркнул Сакагучи.
   - Золотую бочку для дерьма!
   - Да у тебя её сопрут, - рассмеялась принцесса.
   - А зачем бочка для дерьма? - удивился Маваши.
   - Он золотарь, - объяснила принцесса за Хасана: - Его работа - чистить выгребные ямы, и вывозить их... в бочке... куда-то... - что делают с такими вещами, жительница дворцов не представляла.
   - Дерьмо на удобрения. А жижа - на селитренные заводы. Из чего, по-вашему, порох делается?!
   - Из этого? - хором удивились все девушки. Принцесса прикинула, сколько же пороха тратят автоматчики призраков и пушки людей, и удивилась - какими же большими должны быть выгребные ямы на их планетах.
   - Несомненно, если нам на пути попадётся выгребная яма, помощь такого специалиста окажется бесценной, - со всем возможным усилием пытаясь скрыть яд в голосе, резюмировал господин Сакагучи.
   - Да уж ладно! - засмеялся Хасан, не поняв насмешки.
   - Хасан быстро учится, - заступилась за него принцесса.
   - Вы - госпожа.
  
   Кадомацу строго посмотрела на телохранителя, но тот уже закрылся своей маской безразличия. И досаде, он сидел к ней красной половиной лица, натренированной скрывать чувства.
   - А вы, Ильхан-джан? - обратилась она к янычару, терпеливо ожидавшему своей очереди: - Можете говорить на своём языке, я переведу, если кто-то не понимает.
   - Благодарю, ханум, но моя должэн трэнироватся говорит по-вашему. Инэче, как ваша моя понимать?
   - Ну ладно.
   - Моя звать Ильхан, я родился на Сэвер Порога Удача, и мои отэц и мат не верили в Аллаха и были убиты кафирами...
   - На твоих глазах? - суккубы сразу все расчувствовались.
  - Ильхана спасли янычары и Арслан-ага тоже. Он обучил моя всему, когда ещё был талимханеджибаши Столицы. Моя стал служит янычар с дэтства, и с дэства хотэт стат лучший стрэлок На Порогэ. И стал им. Император подарыть для Ильхан особенный мушкет.
  - Надо же! Неудивительно, что Арслан-ага рекомендовал тебя.
  - Когда было покушений на ваша сэстра, - она повернулся всем телом к принцессе: - Моя пуля сразила атамана заговорщиков. В тэмноте, снизу, за тысяча шагов серез окно и занавэска - две штука!
  - Неплохо... - присвистнули понимающие толк в стрельбе суккубы и принцесса.
  - Если не хвастаешь, - добавил мрачный господин Сакагучи.
  - Кстати, о мушкетах... - вспомнила принцесса: - Азер, к возвращению людей успеешь? Завтра я их приведу.
  
  ...Суккубы раскатали рулон холста и как торговцы на рынке начали любовно выкладывать принесённые предметы. Кадомацу остановила Азер:
  - Что-то я не пойму, - сказала она, разглядывая и уже разложенное и общую кучу: - Это ты что принесла? Половину нам не взять, другая не под наши размеры.
  - Это для людей и ракшасов, - укоризненно скосив васильковый глаз, обиделась сестра Ануш: - Ваше сейчас Афсане развяжет. Афсане!
  Самая хрупкая из девушек с натугой подняла, и смешно пыхтя, потащила к ним огромный свёрток.
  Сакагучи молча сделал шаг и одной рукой поднял свёрток вместе с девушкой, а другой - оторвал девушку от свёртка и посадил на своё плечо.
  - Ковай, помоги, - приказала принцесса.
  Пока мужчины разбирались с оружием (а Афсане бегала вокруг них кругами), демонесса, небрежно высматривая, прошла вдоль уже выложенного на досмотр великолепия:
  - Я же не знала, кого ты набираешь, - виновато призналась Азер: - Поэтому запаслась на совесть - и для демонов, и для ракшасов и для людей и для бхут.
  Присоединившиеся в предпоследний день Даршани и Аравинда уже вселись на пол, и увлечённо разбирали новые игрушки.
  - Что это? - спросила принцесса суккубу.
  - Человеческий прибор ночного зрения. К сожалению, нам его не одеть - глаза слишком большие.
  - Вам это надо? - спросили у инженеров.
  - Нет, - бросил через спину Аравинда: - У нас встроенный. В доспехах.
  Мацуко посмотрела на Азер. Та развела руками:
  - Ну откуда мне знать!
  Следующим предметом, возле которого они остановились, была амальская снайперская винтовка.
  - Ильхан! Вы сумеете справиться с этим оружием?!
  Янычар мягко прошел возле и осторожно взял винтовку в руки, откровенно любуясь её совершенством:
  - Нет, ханум... Здесь надо... - спохватился и закончил на языке демонов: - Трэныроватса. Очэн многий трэныроватса. Вах-вах, хорош пушка - но нэ трэнироватся на ней Ильхан! - и с разочарованием отложил блеснувшее оптикой оружие.
  - А вы попробуйте, - предложила ему дочь императора.
  - Мой мушкэт дороже, - отказался ракшас. Принцесса вспомнила рассказанную вчера историю и внимательнее посмотрела на оружие Ильхана.
  Оно, и правда, отличалось. Намного более длинный, чем легкие мушкеты янычар, тяжелый даже на вид, он имел прилагающуюся к нему сошку, чтобы стрелять ровнее.
  - Он сильнее обычных мушкетов. Пробивает доспехи?
  - И доспэх и всаднык и коня. Сбыват химер в небе. Навылэт!
  Принцесса, для которой призраки и люди прежде были непререкаемыми божествами в деле огнестрельного оружия, впервые задумалась - неужели и ракшасы могут создать что-то столь же могущественное?!
  - Я спрошу у союзников, есть ли у них что-то похожее.
  Зато Хасан сразу же ухватился за автомат легионера:
  - Вах! Вот эта штука будет моя!
  - Это десантный вариант, - пояснила Азер: - С укороченным стволом и без приклада. Он маленький, удобный, но не очень точный на большом расстоянии, и, говорят, часто клинит. Вот это вот пехотный - надёжнее, но ненамного, заметно точнее, но слишком громоздкий, - они измерила оружием рост и ширину плеч башибузука: - Самый надёжный - вот этот, двуствольный, им бхуты пользуются, даже они не сломали ни одного. Но он грохочет, как сорок девов и точность совершенно негодная.
  - Я возьму все три! - разбежался жадный башибузук.
  - А почему не десять? - удивилась его бывшая эмир: - По одному на каждый палец?! Из них ещё привыкать стрелять надо. Возьмите с Ильханом всё огнестрельное оружие и идите, тренируйтесь. Не с ножами же тебя в Цитадель тащить!
  Недавний золотарь уже не слушал - толстый расшасский палец застрял в слишком маленькой и не рассчитанной для него спусковой скобе, и теперь он вовсю тряс автоматом, пытаясь оттуда высвободиться...
  
  Кадомацу оставила его развлекаться, а сама пошла к другой 'выставке' где внезапно почувствовала себя как дома.
  - Госпожа, что это? - разглядывал одно из устройств Сакагучи.
  - Наручный арбалет, механический лук. Наподобие самострела, но стреляет не пульками, а стрелками. Для ниндзя они удобнее - можно привязать верёвку, например. Ну, или передать записку.
  Они пошли дальше.
  - А это - разборный лук. Надо натягивать ногами и всем телом. Точности нет, но можно перекинуть через крепостную стену - с верёвкой или другим грузом. Ну, или пробить кирпичную. Сюрикены... Метательные ножи... Метатель ножей - как у Кена, видел в доспехах?! Метатель сюрикенов.... А это всё кастеты. Да и этот тоже - тоже у Маваши есть, точно такой же на правой руке. Встроенный самострел.
  - Пульки для самострела?! - Сакагучи поднял мешочек с металлическими шариками.
  - Нет, это вроде ловушки. Рассыпаются по полу, на них наступают... и бум. А для надежности ещё шипы, - туда, куда голова упадёт.
  - Про шипы я знаю, а с шариками это что-то новое.
  - Азер, мечи-то, зачем ты сюда тащила! У каждого же свой есть... лишняя тяжесть только.
  - Не переживай, найдем, куда и кому их сунуть.
  - А это что?
  - Кольцо-свисток. На коготочки крыльев надевать - чтобы менять шум от взмахов. Они кстати, разные для разных случаев, их подбирать под своё крыло надо. Есть, когда совсем глушат шум, есть наоборот, утяжеляют звук взмаха. Вот это я могла бы надеть, чтобы притвориться мужчиной твоего роста. Совсем бесшумных что-то нет, Азер, не нашла? Вот это звук полёта ястреба, это - суккуба, а это летучая мышь... а это давайте лучше выкинем. Азер, с такой огранкой и камнями - это танцевальное кольцо, он наоборот свистит, им музыку играют...
  Они перешли дальше - к доспехам.
  - А вот это доспех ниндзя. Такой же, как на мне, - она похлопала по затянутому чёрной тканью животу: - Очень удобный и лёгкий, есть щитки на руках для фехтования и подкладки для защиты от удавки...
  - Ты зубы не заговаривай, - подмигнула Сакагучи Азер: - Что, не понимаешь, зачем мы тебя сюда приволокли?! Живо говори, какой доспех сама оденешь, - шутливо пригрозила она.
  - Слушайте, да вы что?! В этом и пойду, - девушка погладила себя по чёрному костюму, сшитому на заказ из лучших тканей, который она до сих пор ни разу не надевала в бой.
  В ответ Азер и Сакагучи синхронно покачали головами:
  - Ни за что!
  - Ну что вы, в самом деле! Зачем мне такая тяжесть, ведь дело-то тайное, надо тихонько пролезть и тихонько вылезть!
  Грудастая соблазнительница ответила тоном профессионала:
  - Ты посмотри на карту. Там кругом - широкие коридоры, посты охраны. Там не протискиваться придётся, а порой грудью на пулемёт идти. Так что оденешь доспехи. Правда, господин Сакагучи?!
   Зелёноглазая демонесса ответила им беспомощным взглядом и, состроив обиженно-капризную рожу, кивнула, соглашаясь. Ну, вот так вроде они и собрались в дорогу...
  
  
********

  
   >Всё, до мелочей
  
   ...Наступила долгожданная тишина последней ночи. Знатоки здешних мест говорили, что сегодня - последний день заката, и впрямь - неторопливо догоравшая весь месяц заря сегодня как-то сжалась, собрав все яркие, тёплые цвета - алый, бордовый, тёмно-розовый, в одной точке, недалеко от поворота стен Цитадели, ясно видимого от Сидзуки, и, раскидав ярко-зелёные, словно крылья беременной женщины демонов, лучи по обеим сторонам горизонта, угасла.
   "Сегодня должна родиться наша победа", - подумала Метеа, когда на ум ей пришло это сравнение.
   Удивительная особенность природы Коцита - при столь маленьком солнце, которой порой не различишь среди других звёзд на дневном небосклоне - столь яркие, красочные закаты и восходы. В средних широтах перед появлением светила по небу пробегала головокружительная волна всех цветов радуги - чтобы тут же угаснуть, едва еле различимая звёздочка оторвётся от окаёма. Здесь же, за Полярным Кругом, закаты и рассветы проходили неспешно, степенно, подобно воспитанной столичной даме, умевшей достойно преподнести свою красоту искушенному знатоку... Вот только жаль, что со всей этой войной никак не находилось времени даже на простое любование...
   Кадомацу сидела, вся залитая прощальными лучами местного светила, открытая всем ветрам, в одном лишь простом белом платье. Рядом, склонив голову на кольца, мечтательно молчала Злата, и её янтарно-желтые глаза выдавали, что змея нечаянно так задремала в этом уюте... Подруги, незаметно для самих себя синхронно дышали, пусть и разным воздухом, исправно поставляемым им колдовскими изоляциями. Демонесса, полностью отдаваясь очарованию момента, непрерывно вдыхала всё глубже, глубже, пока не нарвалась на усталую реплику разбуженной наги:
   - Знаешь, а тебе этот цвет не идёт.
   - Ты о чём? - непонимающе спросила выдернутая из 'надмирных сфер' принцесса.
   - Розовый. Тебе не идёт. У тебя глаза слишком яркие. Надо было что-нибудь желтее выбрать, тогда бы в тон твоей кожи цвет одежд получился бы.
   - В тон кожи?! Я бы тогда сидела, как голая!
   - Ну и что такое?! Я всю жизнь голая. И что вы все находите в этой одежде?! Попробуй, в конце концов, быть естественной!
   - Я уже выросла из этого Злата... Мы ж не змеи всё-таки. Я считаю, что страсть к раздеванию - удел тех, кто не может найти любви... и пытается её вымучить...
   - А ты, думаешь, нашла?..
   - Да, - рассеяно кивнула она.
   - Добро. Тогда почему белый цвет?
   - Это цвет смерти...
   - 'Цвет смерти'! Минуточку, дорогуша, ты что ли на похороны собралась?! Или сама помирать, милый свет?!
   - Нет, - печально прикрыв яркие глаза, покачала головой сестра погибшего принца: - Это в память о Мамору, - она махнула рукой в сторону крепости: - И я уничтожу цитадель в качестве мести за него!
   - Громкие слова... - непонятным тоном ответила колдунья: - И что же ты на то такая - ничего не боишься?!
   - Не знаю, - с истинной болью ответила дочь императора: - Просто, наверное, здесь, - она прижала кулак к глубоко вздохнувшей груди, напротив сердца: - Слишком много ран... не осталось... чему бояться...
   Злата подольше промолчала, потом добавила:
   - Да... тебя порой и с помощью магии не поймёшь...
   Ещё спустя некоторое время её подруга всё-таки решилась спросить:
   - Извини... Ответь мне честно, ты можешь читать мои мысли, или нет?!
   Нага удивилась:
   - Конечно, могу!.. - и, спустя паузу: - Когда ты блокировку не ставишь, - опытная обманщица, даже застигнутая врасплох, сумела выдать ту толику изумления, обиды, и оскорблённой добродетели, какая и требовалась: - Правда, ты не всегда 'блокировку' делаешь. Но наивная девушка поверила и без этих хитростей:
   - Извини... Со всеми этими делами... Я забываю про тебя.
   - Ничего,- змея непритворно зевнула, жалея, что у неё нет рук, чтобы прикрыть зубатую пасть: - В конце концов, это тоже интересно. Ты ложиться собираешься или нет?!
   - Нет. Я сегодня вообще не лягу.
   - Да что, в самом деле! Не ела, не спала, какой из тебя боец будет?
   - У нас свои обычаи. Так надо.
   - Шалонья. Ладно, разбудишь меня... А-а, ладно, пёс с тобой, расслабься, не сопротивляйся, я немного поколдую...
  
   ... У Третьей принцессы было восемнадцать наборов доспехов. Из которых самые тяжелые были белые с золотым, кавалерийские, на шлеме которых красовалось золотое украшение в стиле новогодних сосен; самым легким - кольчуга, вшитая в подкладку костюма ниндзя, а самым красивым - чёрный с синью и зеленью, украшенный драгоценными каменьями доспех меченосца, на нагруднике которого рукой неизвестного мастера был талантливо скопирован известный пейзаж: 'Сосны Долгого Озера возле лестницы Лхасы', в зелёно-хвойных, золотых, белых и синих красках. Хотя - этот доспех достаточно долго хранился в запасниках императорского дворца, ожидая рождения подходящей по фигуре принцессы-воительницы, так что очень вполне может быть, что она носила на себе оригинал знаменитой картины.
   Ну конечно, ни тот, ни другой, ни третий Кадомацу не одела. Один она сама не хотела, другой ей не давали, третий было жалко. Для вылазки, она было выбрала лёгкий и удобный доспех лучника, с жемчужно-серой грудью и серыми рукавами и набедренниками, где чередующиеся блестящие и матовые полосы создавали удивительный эффект, но, под давлением Азер, выразившимся в трёх часах непрерывных уговоров, изменила своё решение, взяв набор с нагрудником - чёрный с зеленью, с рисунком морской травы, только что вернувшийся из починки после поединка с Братом Коваем. Этот доспех, кроме удобства и прочности имел удивительное свойство - продольные полосы рисунка делали девушку стройнее, и, что граничило с колдовством - многие говорили, что в Её Высочество, одетое в эти латы, почти невозможно прицелиться - начинало двоиться в глазах. До какой степени это было правдой или подхалимажем - неизвестно, но факт, что пока дочь императора щеголяла в этой броне, в неё ни разу не попала ни одна стрела, пуля или прочий метательный снаряд. Так что и суккубы, и Сакагучи тотчас издали дружный вздох облегчения стоило им узнать, что их хозяйка выбрала 'колдовской доспех'.
   Под эти латы она надела тёмные штаны без рисунка, специально зауженные по обычаям ниндзя - в широких было удобнее фехтовать, особенно женщине, но и удобнее зацепиться. Легкую нижнюю куртку, белого цвета и тёплую верхнюю - цвета волос, с высоким воротом и длинным рукавом - чтобы и теплее было, и чтобы тёмная эмаль нашейника и наручных щитков не переходила резко к оранжево-желтой коже. А поверх - плащ для крыльев, чуть более бедной черноты, чем доспех, отороченный тёмно-дымчатым мехом серого нагадского песца.
   Из оружия Метеа взяла свою любимую 'Сосновую ветку', чьё зелёное пламя успокоилось у левого бедра в ножнах с орнаментом цвета сосновой коры. И самый могучий из тех, которые могла натянуть, лук, по прозвищу: 'Рассекатель Скал'. Он был мужским по размерам, и ещё дома, наверное, Третья Принцесса если бы и натянула его, то только для развития силы, и то в пол-длины стрелы (дальше не хватило бы рук), но теперь, раздавшись за последний год в плечах, она к удивлению заметила что может использовать его наравне с другими. Тем более что сейчас особой точности не требовалось - есть Гюльдан и Афсане, а вот мощь.... И, конечно же - два полных футляра стрел, не считая тех, что в колчане.
   Мацуко не смогла устоять перед соблазном взять несколько десятков сюрикенов и пару ножей, удобных и для метания, и для фехтования обеими руками, которые заткнула за узкий бронированный пояс, поддетый под нагрудник - чтобы не мешать освободить рулевые крылья для полёта.
   Завершали её одеяния широкие кольца на коготки крыльев с зелёными и желтыми камнями - не сколько для красоты, а сколько для защиты чувствительных фаланг крыльевых пальцев, если придётся протискиваться через узкие щели. На голову - новый шлем, по образцу призраков, цвета 'опалённого железа', с невысоким гребнем и расходящимися в виде крыльев нащечниками, которые легко в любой момент можно было сдвинуть на лицо, превратив в глухое забрало.
  
   Господин Сакагучи оделся в любимые доспехи тёмно-чайного цвета с чёрными снизу пластинами, которые, при движении, показывая свою изнанку, путали противника не хуже, чем 'колдовской доспех' его госпожи. На голову он надел шлем 'кабанья голова', с чёрными 'крыльями' и замазанными бурой краской блестящими 'звёздами', а под латы - тёмно-серые штаны и черный, запрещённого при дворце цвета, длиннополый халат, как верхнюю одежду. В качестве же нижней он обернул вокруг тела белый стяг золотой луны принца Мамору.
   Свой меч, 'Пушечное Лезвие', что был на две ладони длиннее, чем нелюбимый принцессой её 'Воротный столб', он, вопреки распространившейся от царствующей семьи дворцовой моде, носил не на перевязи, у бедра, а по армейской - за поясом. Свой второй меч - подаренный наследником вакадзаши по имени 'Лёгкая рука', изделие старшего Нариты, телохранитель, к своему стыду и сожалению, потерял на этой войне, но, однако, сейчас взял с собой боевой цеп - нун-тяку, которым (единственный в Гвардии!) умел орудовать в паре с мечом. Но вместо меча в пару взял таких же размеров длинный нож без гарды, с узором Островного Пса на клинке, и засунул его, чтобы не мешался, в пояс за спиной.
   Как плохой стрелок, он не отягощал себя луком, но вместо этого понёс двойной запас верёвок и лазательных приспособлений - Азер настаивала, чтобы они были у каждого, но на тренировках оказывалось, что и без того перегруженная доспехами и запасом стрел Её Высочество оказывалась небоеспособна и беспомощна перед мало-мальски высокой стенкой, если её ещё и верёвками с крюками нагрузить. Поэтому старший хатамото и предложил свои услуги.
  
   ...Суккубы же в последнюю ночь наварили двойной запас хатаки, вдвое больше, чем обычно, положив в тайники одежды. Все они нарядились в длинные распашные кольчуги, оставляющие голыми ноги и руки, защищённые поножами и наручными щитками. У Гюльдан на них красовались чеканные сидящие львы, у Афсане - быки с человечьими головами, а Азер поножей не носила, заменив их и наручи широкими браслетами из желтого металла, похожего на золото, но крепкого, как сталь.
   Кольчуга Азер состояла из прочных тяжелых колец, со вставками квадратных щитков, и коробом для груди - по образцу женских доспехов Края Последнего Рассвета. Приталенная в поясе, броня соблазнительницы не требовала ремня и подчёркивала чуть выдающийся животик, и ниже - 'сосредоточие желаний', закрытое отдельным, застёгивающимся за хвостом, клапаном.
   В отличие от старшей сестры, длиннополая жемчужно-серебристая кольчуга Афсане перетягивалась на талии тоненьким пояском. В разрез спереди выглядывали при ходьбе стройные бёдра, обнимавшие уже не одного мужчину, а в разрез сзади - шаловливый хвостик. Грудь средней из соблазнительниц закрывали выкованные по её форме чашечки, с излишне анатомическими подробностями женских прелестей, а шею - широкий съёмный ворот из расходящихся веером пластин, прикрывающий ключицы и плечи рук и крыльев.
   Грудь Гюльдан, как самой ловкой из лучниц, обтягивала самая лёгкая кольчуга, застегивающаяся с большим запахом. Вместо того чтобы таскать на себе лишние предметы брони, как сёстры, самая юная суккуба просто прибинтовала свои ещё скромные формы и оделась почти по-мужски. У неё, у единственной, были короткие рукава, и разрезы в подоле - по бокам, в более выгодном свете демонстрирующие её загорелые ножки.
   Штанов суккубы не признавали как факта, и обувь взяли с собой только на случай ходьбы по снегу - для ходьбы по стенам или потолку им нужна была голая кожа, потому и блузки, несмотря на коцитские морозы были без длинных рукавов и перчаток. Зато все поддели свитера - Азер серый шерстяной, Афсане - тёплый розовый, а Гюльдан - зелёный, с высоким воротом, который подвернула под ворот кольчуги.
   На пальцах у них были любимые украшения тёмных апсар - золотые напёрстки, с припаянными к ним лезвиями которые они наловчились использовать и в драке и при стрельбе из лука, но в качестве основного оружия они вооружились тем, чем владели лучше всего.
   Азер взяла саблю-шемшир, по габаритам больше похожую на тесак, с грубо заточенным остриём, чтобы рубить доспехи и пилить плоть. Свою верёвку она повесила на поясе, спустив её кольца на бёдра элегантной короткой юбочкой, оп обеим сторонам от манящего 'треугольника желаний'.
   Афсане взяла свой лук - 'Усмешку судьбы', подаренный принцем Мамору на Акбузате, и левый шемшир покойной Ануш, которым неплохо научилась владеть в последнее время, под руководством своей госпожи. Как самая слабая, она отдала один из коробов с бело-розовыми стрелами старшей сестре, чтобы забрать, как истратит первый колчан.
   Гюльдан же предпочитала всему остальному только свой длинный лук, 'Свет и Тьма', который берегла и холила с тринадцати лет. Теперь, правда, у неё на поясе висел правый шемшир покойной Ануш, но даже средненько, как средняя сестра, она не научилась им фехтовать, полагаясь в бою, лишь на метательное оружие.
   И конечно, у всех на поясе или на подвязке на бедре (как у Азер) справа висел неизменный спутник соблазнительниц - ритуальный кинжал суккубов, сопровождающий их как оружие, украшение или игрушка с первых шагов до смертного одра - кто-то им воспользуется, чтобы забрать жизнь врага, кто-то - чтобы избежать позорного плена...
   На головы сёстры надели одинаковые остроконечные шлемы с лицевыми масками - у Азер это была морда кабана, у Афсане - клюв птицы, а у Гюльдан, доставшаяся в наследство от Ануш - мордашка обезьянки.
  
   ...Брат Ковай, помолившись, надел поверх новой рясы ржавую кирасу когда-то императорско-желтого цвета. На левую руку ему нашли латы с голубой, а на правую - с тёмно-синей эмалью. Ножные латы, собранные из подходящих размеров деталей, представляли ещё более живописное зрелище - одна нога розовая (была белая с алым кантом, на всё размылось), другая - фиолетовая, да ещё с тёмно-зелёным наколенником. На этом подбиравшие ему доспех шутники-телохранители не остановились, и поверх всего напялили на толстяка бедренные щитки угольно-чёрного цвета. Он сам подпоясал всё это великолепие тёмно-красным поясом, а шлем у него был - блестящего медного отлива, в форме тарелочки, крепящийся тугим ремнём под подбородком поверх белого монашеского головного платка, очень подчёркивающий отнюдь не аскетичные щёки.
   На плечо монах взвалил свой неизменный цельнокованый боевой шест-дубину о восьми гранях, а за пояс заткнул штук пять ножей, годных и для метания, и боевой серп на цепи в рукояти, которым махал на удивление ловко. Весь вид у него был весьма воинственный, несмотря на все цвета радуги, присутствующие в его доспехах.
   В качестве метательного оружия служитель Будды взял метатель сюрикенов и метатель удавок, которые, однако, не повесил так, чтобы удобно было воспользоваться, а бросил на дно своего бездонного мешка, и чтобы в случае чего ни враги, ни друзья не успели достать, закинул сверху целый ри очень тонкого и крепкого шнура (впечатляющих размеров клубок, шириной шире принцессы - объект гордости предпринимательских способностей суккубов), запас провианта на всю команду (вернее на половину - для людей и ракшасов можно было найти еду в Цитадели), набор для ремонта доспехов, ещё медицинские принадлежности, и дальнеговорник (зная, как легко пеленгуются средства связи внутри Цитадели, лишних устройств не брали). Поверх мешка ещё привязали лишними мотками верёвки целый набор шанцевых инструментов - лопату, кирку, лом, две пилы, напильники и несколько хитроумных человеческих инструментов для разрыхления почвы - весь этот хлам тащили по настоянию Азер, которая не очень-то доверяла предателю и решила подстраховаться. Хотя, люди-инженеры и говорили, что в Коцит либо можно пройти и без лопат, либо даже со светомётами не пробьёшься. Кадомацу прекратила этот спор, разрешив донести этот скарб до первой двери - а дальше будет видно, нужна там такая тяжесть или нет.
   Чтобы взвалить на плечи столь объёмный груз, великан, по обычаю монахов и ниндзя, примотал свои крылья к спине, покрыв их сверху рясой, а потом - горбатым доспехом, на который водрузил и мешок и инструмент - так что теперь за его силуэтом возвышался здоровенный как гора рюкзак, по одну сторону от которого торчала лопата, по другую - кирка, а поперёк пояса еще и его дубина, которую он придерживал рукой. Метафора 'под ним прогибалась земля' как нельзя лучше описывала походку так загруженного силача - даже пилоты летучих лодок начинали нервничать и беспокоиться за свои корабли, когда эта громадина пересаживалась с одной на другую во время перелётов.
  
   Ракшасы же, оделись, не совсем следуя своей моде. Первым делом, совершив намаз (для чего дочь императора пригласила специального муллу - он не только проследил за правильностью выполнения, но и прочитал вдохновенную проповедь), Ильхан с Хасаном надели джаханальские линтораксы, которые не брала пуля (рассчитанная на людей они были малость великоваты, но за последнюю ночь комплекты подогнали под другую расу), причём Хасан - на голое тело, и Ильхан - под чёрную форму янычар. Других деталей доспеха они не брали, разве что упругие налокотники и наголенники, не защищавшие от оружия, а только от травм при падениях и ударах.
   Форма янычар состояла из тёмных шаровар, халата, и высокой шапки, расшитой бисером, где характерные для джиннов и ракшасов причудливые узоры переплетались с иероглифами императорской фамилии. Вооружился Ильхан двумя кинжалами - для правой и левой руки, и ятаганом - большим, затейливо искривлённым мечом, удобным для фехтования и правым и левым хватом. Снайперскую винтовку призраков, несмотря на настойчивые просьбы принцессы, янычар так и не взял, и пошел в поход со своим, подаренным Императором мушкетом, украшенным инкрустациями из жемчуга, золотой и серебряной проволоки, с долгим выстрелом и со специальной подставкой для стрельбы. И, соответственно в его патронной сумке ровными рядами улеглись не всесильные медные патроны легионеров, а неуклюжие картузы с порохом, запас пуль, картечи и пыжей. Разве что дымный ракшасский порох, на счастье, ещё при живом Мамору, заменили на бездымный рецепт Амаля.
   Хасан, по башибузукской природе готов был идти в бой полуголым - в одних шароварах - а можно даже вовсе без них. Те шаровары, когда-то зелёного - а может, и красного цвета, были по доброте девичьей заштопаны и выстираны суккубами, как и зелёный халат, из трофеев тех времен, когда Яван победил Али Язида. Он для тепла одел его поверх джаханальской брони и ничуть не изменился. Он решил не наряжаться в новое - да ну их, ещё испачкается.
   Ракшасы не носили шлемов - они карикатурно смотрелись на их больших головах, поэтому если не было шапки, наматывали чалму вокруг фески. Зато оружия бывший золотарь прихватил с избытком - короткоствольный десантный автомат легионеров, переделанный под его лапу Аравиндой, два пистолета - один автоматический, типа того, что был у Тыгрынкээва, один с глушителем, как у Тардеша. Две ленты патронташей поверх халата, где на смех опытному глазу были впиханы как автоматные и пистолетные магазины, так и патроны для забытой Ильханом снайперки, тренировочных ружей и тяжелых пулемётов, которых не было в отряде - (ну не надо было оставлять загребущие руки Хасана возле патронных ящиков) завершали его одежду. Из холодного оружия при нём был нож с выкидным лезвием и мясницкий топорик, на соревнованиях по метанию которого, Хасан неизбежно побеждал всех в полку. Ну и тонкая удавка, которой ему посоветовала овладеть сама Ханум-паша.
   Оба ракшаса хотели взять любимые их расой фитильные бомбы с дымным порохом, но по настоянию и благодаря язвительному смеху Даршани, заменили их амальскими гранатами и взрывчаткой, которая и была сильнее, и весила легче.
   Несмотря на яростные потуги Хасана идти в бой босиком, обоим ракшасам сшили удобные сапоги янычар - и даже расшили бисером, часть которого башибузук сколупнул и успел выменять на деньги.
  
   Об одежде Аравинды и Даршани можно было судить с трудом - потому что за все дни их так никому и не удалось застать без их обтягивающих блестящих доспехов светомётчиков, и с поднятыми забралами прозрачных шлемов. Обтягивающую ткань доспеха суккубы оценили весьма высоко - чуть раздуваясь в рукавах и штанинах, под крепкой кирасой, на которую были укреплены сложные разведывательные и инженерные приборы с затейливыми лапочками, костюм весьма плотно обтягивал и мускулистый торс Аравинды, и гибкую талию Даршани, подчёркивая и выделяя самые интимные анатомические особенности, если обладать достаточно извращённо-сукубьим умом и подглядывать, откуда не ожидают. На спине скафандров крепились баллоны с воздухом - головная боль Мацуко как командира - отказаться от столь взрывоопасного снаряжения, в пользу изоляции, люди категорически отказались. От того же воздуха питались расположенные в ранцах генераторы светомётов - самого мощного оружия, доступного пехоте. Кроме того, у Аравинды на ранце не меньшей горой, чем у Ковая возвышались жутковатого вида инструменты людей, а Даршани несла переносной антигравитатор вместо верёвки.
   Чтобы не разрушать противосветомётную защиту, на доспехах не было никаких украшений, (если не называть украшением великолепные линии фигур и грацию обоих людей), но Даршани умудрилась и в скафандре сделать себе красивую причёску и подвести глаза и брови - настоящая женщина не забудет о своей красоте! Кадомацу, увидев её перед выходом, опять ей жутко позавидовала - она-то косметикой пренебрегла!
   Зато, вооруженная своей красотой, Даршани не несла никакого дополнительного оружия, кроме своего светомёта - если не считать оружием шипастые браслеты из грубого серебра, одетые поверх перчаток - явно в нарушение всех уставов! А вот Аравинда приторочил к бедру лёгкий топорик (на удивление - складной!), который мог быть пригоден для разных вещей - и как топор и как лопата, и как инструмент, и как оружие в непредвиденной ситуации. Хотя, было странно представлять в рукопашной бойца расы, славящейся своими лучниками и колесницами. А Аравинда усмехался и говорил, что для стрельбы ему отлично хватит и светомёта.
  
   Перестраховщик Маваши снаряжался дольше всех - ведь ему, по вечерам, перед тем как снять доспех, требовалось вынимать из него целый мешок метательных снарядов, а утром, одеваясь - заряжать всё это обратно.
   Его латы были чёрного цвета с голубым кантом спереди, ощетинившиеся многочисленными шипами и ловушками. Там, где они приклёпывались к металлу, эмаль отколупывалась, обнажая грязно-бурую основу. Да и на плечах и бёдрах где был доспех новой конструкции, эмаль была не лучшего качества, но опытный мастер, которого принцесса от своего лица попросила подновить это чудо кузнечного дела, лишь покачал головой - новая эмалировка привела бы в негодность сложные механизмы, а осторожная заняла бы слишком много времени, которого у Третьей Принцессы не было. Впрочем, чисто внешне, броня и в таком, потрёпанном виде выглядела неплохо и весьма грозно.
   Шипов на его кирасе было ровно двенадцать - от самых больших - с ладонь, на плечах до самых маленьких - с мизинец, у пояса. По шипу было на бедренных и плечевых щитках, а на голенях и предплечьях вместо них красовались продольные лезвия, с прорезями для облечения массы, чья ширина вполне себе позволяла ловить в захват узкие клинки штыков или катан. На "ложных наплечниках" - детали доспехов, прикрывающих суставы крыльев, Маваши приварил по три витых шипа, заточенных и изогнутых вперёд, чтобы не затруднять взмахи крыльями. Эта деталь недавно вошла в конструкцию защиты, и большинство солдат её затачивали под лезвия, чтобы меньше мешала в полёте, и можно было использовать как оружие. Да и заточенные пластины банально меньше весили, что для крылатых существ немаловажно. На эти шипы, находчивый фехтовальщик цеплял пару трезубых кинжалов-саи, удобных к выхватыванию, но нивелирующие весь выигрыш в весе, сэкономленный хитроумной конструкцией.
   Вдоль спины, меж крыльев он крепил ещё одну полосу с восемью шипами, закрывающую шов доспеха, взглянув на которую, взглядом Мастера Полёта, дочь императора тотчас же приказала спилить все шипы на пол-пальца, а то и на палец - иначе переусердствовавший в усилении брони самурай, рисковал остаться без крыльев и перепонок при быстром полёте и резком снижении.
   Из оружия, кроме большого меча с пружинной ловушкой, он взял оружие в форме когтей, ту пару саи, про которые говорилось выше, и второй меч с коваными когтями на тупой стороне. Сюрикены он носил с собой всегда, как и короткую плевательную трубку с иглами - весьма умело плевался, надо сказать. Плюс очень короткий и тугой лук - правда, наверное, было лишнее брать ещё и его - при всём метательном арсенале, вмонтированном в его доспехи. Метатели стрелок, сюрикенов, выскакивающие шипы, стреляющая какой-то неведомой фигнёй штука посреди груди, метатель стрелки со шнуром на левой руке, пружинные ловушки на локтевых сгибах. Это только то, что успела разглядеть принцесса - на доспехах бывшего учителя фехтования было столько неположенных швов и недокументированных отверстий, что оставалось только гадать, какой смертоносный сюрприз он может преподнести в бою.
   Даже в шлеме его, чёрном с голубыми разводами, с блестящими "звёздами" была встроена какая-то штуковина, вроде короткоствольной мортиры со спусковым рычагом наверху, там, где у призраков гребень. Как признался Кен, ценность её была сомнительна - дёрнуть за рычаг можно было, только сняв шлем с головы. Но вроде его больше радовала редкость такой игрушки, чем её реальная полезность.
   Из одежды на нём были ярко-красные шаровары и розовый халат, надетые под доспехи, и вид в целом, был весьма воинственный, особенно на фоне гороподобного Ковая, с которым вместе пришел на сбор.
  
   >Её дорога
  
   ...Команда собиралась поболее часа. Не спавшая Мацуко, одевая с помощью Азер доспехи, коротко приветствовала каждого, с трудом сохраняя способность не выдавать всё более охватывающее её волнение. (Может быть, из-за этого она и позабыла про косметику):
   - Сколько времени?
   - Тридцать минут до Часа Быка.
   - Господин Сакагучи, разбудите госпожу Злату. Собирайтесь и выходим. Господин Мацукава, - сказала она в дальнеговорник: - Не забудьте, до входа в Цитадель командую всё ещё я.
   - Слушаюсь, Госпожа Третья.
   На улице поднимался ветер. Казалось, звёзды тоже неслись, влекомые метелью, но это всего лишь редкие облака, летевшие от заката, закрывали то одну, то другую, пока не застревали на гребне стены.
   - Господин драгонарий вывел корабли на боевую позицию.
   - Ветер встречный, господа генералы. Начинаем!
   Последний отблеск зари сжался в зелёный луч и исчез - и сразу же горизонт взорвался канонадой! Зыбкая лиловая дымка газовой завесы задрожала и осыпалась какой-то белою пеной, закружившейся в вихрях метели - отлично работали новые снаряды!
   - Всё, что можно - на крыло!
   - Госпожа, но это - нарушение диспозиции!
   - На крыло, я сказала! Светомётам подождать, а то я не вижу целей... - с земли огненными искрами начали подниматься все, какие есть демоны. Метеа пригляделась - завидев такую тучу, повстанцы начали, естественно, выстраивать оборонительные ряды...
   - Принц Стхан, я сейчас говорю с Бхагавати?
   - Да, - гундосо ответил человеческим голосом дальнеговорник.
   - Бхагавати, дайте им построиться, и - залп!
   - Ясно.
   - Очистить воздух!
   Стороннему показалось бы, что боевые порядки принцессы прибило ветром - так резко все снизились. И сразу же из-за их спин, с земли по Коциту ударили разноцветные лучи светомётов - веером в одну сторону, веером - в другую, только части тел посыпались со стен.
   - Начать атаку! Командуйте, господин Мацукава...
  
   С восточного горизонта вспыхнули и полетели, оставляя за собой слабо светящиеся следы четырнадцать хвостатых звёзд - ракеты Тардеша. Ближайшая врезалась в изгиб стены, на миг, ослепив всех - когда зрение восстановилось, ещё долго шумело в дальнеговорнике.
   - Берегите крылья, ударная волна!
   Облако метели, скатилось по стене, взметнулось вверх, словно упругий мячик, отскочив от земли, и обрушилось снегопадом на Большой Лагерь.
   - О-ох, пан драгонарий нынче суров, - раздался сзади голос Златы.
   Кадомацу обернулась к ней - и тотчас с другой стороны рухнул тренировочный шатёр.
   - Ну вот, мосты сожжены, - невесёлый смех прозвучал со стороны.
   - Злата, может, начнём?
   - Я-то готова, друг-генеральша, а вот где пан Иудушка?
   Выглаженная шквалом равнина всё ещё была девственно чистой - ни следа или бредущей фигуры...
  
   ...Тардеш, ещё с коридора поправляя плащ на правом плече, вошел на капитанский мостик ракетоносца. Поворачивающаяся на ходовом экране дуга горизонта вызывала головокружение, несмотря ни на какую искусственную гравитацию.
   Завидев адмирала, командир корабля вскочил, щёлкнув каблуками, уступил своё место, гулко ударив в грудь легионерским приветствием:
   - Товарищ драгонарий, корабль в вашем распоряжении!
   Призрак отметил про себя - надо учить парня. Столь большой официоз со стойками 'смирно', уступанием мест и щелканьем каблуками, был ещё допустим в сравнительно спокойной службе Гарнизона Системы. В Боевом Флоте так не полагалось - слишком велика цена секунд, которые можно потерять, щелкая каблуками. Кентарх уже должен был сидеть за резервным пультом - нельзя оставлять корабль без управления.
   Выразив своё неудовольствие неблагодарностью, Тардеш молча сел в кресло:
   - Готовность систем?
   - Есть!
   - Управление огнём - на экран адмирала!
   - Есть!
   - Кибернеты, дайте на развертку нашу траекторию и время завершения маневра.
   - Полуминутная готовность до расчётной позиции, товарищ драгонарий!
   - Развёртка системы наведения, группировке подняться на корпус выше!
   - Есть переход в режим прицеливания!
   - Есть подтверждение синхронизации группировки, товарищ драгонарий!
   А 'товарищ драгонарий' в этот момент думал совсем не о том, что надо - об огненном сероглазом чуде, которой надо обязательно подвергать себя опасности, чтобы напомнить о своём существовании... Это хорошо, когда лицо от природы прозрачное.
   - Есть наведение!
   - Ракеты товьсь! Пуск!
   'Не влипните в какую-нибудь историю, Госпожа Ведьма...'
  
   ...Она нервно ходила из стороны в сторону, разбрасывая не успевающий таять снег сапогами - предатель не шел! Дело вообще шло к тому, что Коцит получится быстрее взять силой, а не диверсией! Даже обманные удары оказались столь удачными, что было жалко отдавать приказы на отступление. Но сражение только начиналось - мятежники могли просто беречь свои силы и заманивать на незаглушенные стены. Истинное положение дел могло выясниться при атаке 'Заслона Умкы', но принцесса просила Мацукаву воздержаться от неё до того, как она проникнет в Цитадель.
   И вот она и нервничала туда-сюда, а Злата за её спиной ехидно посмеивалась:
   - Дело, похоже, идёт к тому, что пан Мацукава будет внутри раньше тебя.
   - Не зли меня... Куда же делся этот заморыш!?!
   - Может, его раскрыли?! Ха-ха-ха, чур-чур-чур, шучу! Ну... может, по тревоге куда послали. Или по работе - кто-то в плен попал, и к нему в тюрьму привели...
   - Не пойму, успокаиваешь ты меня, или выводишь?!
   - Я жду, когда ты сорвёшься. И стараюсь, чтобы это получилось посмешнее.
   - Не выйдет! - Кадомацу отвернулась от Цитадели, и, как нарочно в тот же момент её окликнули:
   - Госпожа Третья! Посмотрите - не ваш ли идёт?!
   Она обернулась, прищурив зелёные глаза. И впрямь, далеко-далеко появилась маленькая-маленькая фигурка, пока ещё с неразличимым лицом, бредущая, борясь с подгоняющим её попутным ветром, падающим со стен Цитадели. Ещё ближе, вот - он поднял лицо.
   - Команда, собираемся!- едва поймав его взгляд, приказала дочь императора: - Наш проводник пришел!.. Командный пункт свернуть, принц Стхан, прикройте наше выдвижение огнём и дымами. Можете принимать командование, господин Мацукава...
  
   ...- Как сигнал?!
   - Чёткий, на удивление без помех.
   - Плохо. У них там глушилки сработали, сейчас должен быть приличный уровень шума. Найдите что-нибудь с затуханием!
   - Есть.
   - Ну-ка, дайте послушать. Да отлично! Молодцы! Генерал Мацукава, теперь все контакты с флотом - через нас. Загружайте принцессу!
   - Мы вошли в систему связи флота.
   - Надеюсь, на нас за нашу доброту не свалится контрразведка. Вы там осторожнее - чтобы через нашу дыру и настоящие шпионы не пролезли.
   - Будем осторожны. Вычислительная мощность зарезервирована, звукооператоры, можете работать.
   - Загружаю матрицу. Есть изображение.
   - Голосовая матрица загружена.
   - Звук в порядке.
   - Картинка... синхронизация. Есть изображение.
   - Управление подключено.
   - Тест системы... уменьшите нагрузку на сеть, слишком много каналов, процессор 'Шайтана' не потянет...
   Кшаттан Грахитаки задумчиво смотрел экран вычислителя, где симпатичное личико девушки-демона вытворяло забавные гримаски под руководством репетирующих её актрис и техников, проверяющих оборудование. И вдруг, сорвав наушники, расхохотался:
   - О, господи! - он защелкал переключателями: - Маршал, мы дураки! И зачем я и вас и себя мучил этими съёмками, если связь только голосовая!
   - Да?! - раздался голос, приглушенный искусственно имитированными помехами: - Хорошо, продолжайте так же. И не беспокойте больше меня по таким вопросам.
   Судя по тону ей явно было некогда вникать в тонкости гениальной находки режиссёра. Тот обиженно надул полные губы, разочарованно покачал головой и приказал:
   - Отключить видеоканал! Пока нет смысла...
  
   Мацуко этот вызов отвлёк от разноса несчастному предателю:
   - Ну, Каличаран-сан, я всё ещё жду объяснения вашему опозданию?! Что произошло в Цитадели?! Вас раскрыли? Подозревают?! - она повернулась к нему лицом, убирая дальнеговорник под доспех через вырез в подмышке. - Товарищ принцесса, приношу извинения, по тревоге проверяли! - чуть не плакал Каличаран.
   - Посмотрим, - она резко приблизила своё лицо, так, чтобы он почувствовал жар: - Только учти, я - демон. В случае обмана ты погибнешь первым!
   - Но это правда!.. - уже размазывая варежкой по всему лицу недостойные мужчины слёзы, канючил перебежчик.
   - Посмотрим! - повторила принцесса, сделав 'страшные глаза' и сразу же скомандовала:
   - Стройтесь! Злата, можешь начинать.
   Колдунья, сохраняя на змеином лице загадочную улыбку, первым делом проверила у каждого изоляцию, поставленную самой принцессой: 'А у тебя талант, подруга, - шепнула она - кое-каких вещей и я не знала. Нужно будет запомнить...', - и вдруг, совершенно неожиданно, без мантр, набросила на всех невидимость.
   - Ну, какова оценка? - игриво поинтересовалась нага.
   Метеа, контур которой медленно обрисовывался налипающими снежинками, подняла руку и поглядела на просвет. Только чуть заметное преломление выдавало ещё существующую плоть. Истинная, невидимая не только глазом, но и хитрыми машинами невидимость. Принцесса обернулась к своим и приказала:
   - Не потеряйтесь никто! - и Злате: - Спасибо, молодец. Наши нас не будут видеть? Ну, на случай помощи или чего...
   - Шутишь, подруга?! Никто и ни за что. Отряхнись, а то снег виден.
   - Ладно... - она завозилась, доставая из-за невидимой пазухи невидимый дальнеговорник: - Господин Мацукава, мы пошли. Пусть Сидзука и Стхан будут поосторожнее. Мы невидимы.
   - Да, госпожа.
   - Так, идём в два ряда, первым - господин Каличаран. Следом - я и господин Сакагучи. Потом Маваши, следом - ракшасы, Аравинда и Даршани. Азер с девочками, смотрите за тылами, Брат Ковай замыкающий. Старайтесь особо не следить... Пошли.
  
   ...Злата, прищурив янтарные глаза, долго, очень много времени провожала их взглядом сквозь метель. Потом, отрясая сапоги, к ней вышел Сидзука:
   - Ну что, дошли?!
   - Доходят. Толстяк всех задерживает...
   - Дайте боги удачи Её Высочеству...
   - Да, удачи... Ой, что же я тут разлеглась! Мне же надо у пана Тардеша как штык быть! - и в прямой противоположности своему торопливо-испуганному тону, медленно и грациозно развернула кольца для колдовства и попрощалась: - Удачи и вам, пан генерал. Увидимся только после победы... - и схлопнувшийся воздух фонтанчиком взметнул снежинки на месте лёжки колдуньи...
  
   >Ты вызвал демонов. Говори!
  
   ...Старайтесь выше поднимать ноги, Ваше Высочество. Вы оставляете слишком широкие следы - выдохнитесь же.
   Невидимая принцесса ответила:
   - Я бы с удовольствием поднимала выше, но у меня ноги коротки! - Сакагучи вообще-то не надо было это подтверждение - он должен был ясно слышать, как она вся изматерилась, выбираясь из сугробов.
   - Да-да-да! - раздавалось спереди (проводник изо всех сил старался делать вид, что понимает язык демонов): - Скоро, скоро подойдём! Не волнуйтесь!
   Главнокомандующая усмехнулась:
   - И всё же - смотри за ним в оба, - приказала она невидимо поклонившемуся ей в ответ невидимому телохранителю.
  
   ...Ковай всех задерживал. Если сравнительно тяжелые демоны и люди в своих доспехах, (Каличаран пользовался изоляцией), оставляли цепочки следов, а ракшасов и суккуб плотный наст держал, не давая провалиться, то огромный монах, ещё и загруженный выше головы, тонул то по пояс, а то и по грудь - даже милостиво устроенная Златой невидимость не помогала - глубокая канава, которую он прорыл своим телом, выдавала их любому внимательному взгляду. И первый же высокий сугроб, разрушенный воинственным служителем Будды на пути, уже превратил его, в жуткое чудовище, в виде самобредущих белых штанов! Слава Буддам, пришедшая так вовремя и не разогнанная грохочущей канонадой легкая метель скрывала их движение - но она же и превращала отряд, медленно обрастающий снежинками в подобие снежных призраков. Преследуемых самобредущими штанами!
   Мда... призраков... Не надо было маленькой принцессе думать о такой аналогии... Она остановила всех, и внимательно вглядываясь туда, где должно быть лицо монаха - под круглую снежную шапку, наметённую на шлем, спросила:
   - Брат Ковай, как вы?
   - Ничего, госпожа, дойду... - устало ответил здоровяк.
   Демонесса огорчённо покачала головой. Беда-то как раз была не в задержке, а в том, что он так выдыхается. Изоляция могла отказать, если он сильно устанет. А тут ещё и Маваши встрял:
   - Да ну его! Только всех задерживает! Давно бы уже всё сделали и назад вернулись!
   Метеа отреагировала сразу и резко:
   - Ещё раз услышу такое - даже не буду утруждать себя приказом! - она вспомнила, что клинок меча невидим, и с выразительным лязгом засунула его в ножны. Ошарашенный Маваши ощутимо вздрогнул.
   - Извините, Ваше Высочество...
  
   ...Разговор с Кеном заставил её ещё долго молчать. Нет, иногда она оборачивалась, проводила перекличку, но на простые разговоры так и не отвечала. Сакагучи уж думал, что дочь императора так и ограничится жестами и окриками, но когда проводник вдруг неожиданно сорвался, убежал вперёд и вернулся с торжественным лепетом: 'Ура, ура, товарищи! Дошли! Я заклинил дверь, быстрее!', она, неожиданно разразилась целой речью:
   - Останавливаемся и подтягиваемся! Осталось совсем немного! Подготовиться к бою - не надо неожиданностей! Отдохнём, когда будем внутри! Брат Ковай, прикройте меня от ветра! Азер, перекличка, пока я говорю!
   Толстяк снял прозрачный мешок, и, развернувшись спиной к ветру, загородил командира. Она вынула из-под плаща прибор, чтобы выслушать последнюю сводку, и только Сакагучи заметил, что она нарочно тянула время связи, чтобы дать силачу отдышаться...
  
   ...Злата материализовалась прямо на мостике 'Шайтана', сведя с ума все охранные системы. Вздрогнувший Бэла развернулся к ней вместе с капитанским пультом, и строго пригрозил пальцем:
   - Больше так не делай!
   - Не скалься. Где друг-Тардеш?
   - На ракетоносце, - он кивнул на боковой экран: - 'Маленько' опоздала.
   - Чёрт! - с досады свилась в спираль колдунья: - А впрочем... ха... Так будет даже веселее. Разбуди меня, когда он сменится с вахты! - Бэла не успел заметить - только узорчатый хвост скользнул через комингс люка, а Златы - уже нет...
  
   ...- Нет-нет-нет! Здесь нельзя останавливаться! - истошно заверещал перебежчик. Кадомацу схватила его за шкирку, и он, задергав ногами в воздухе, аж зашипел, пытаясь кричать шепотом:
   - Нельзя, ну что вы! Здесь камеры и микрофоны! Я их пока отключил, но дальние всё равно нас слышат! Надо уйти!
   Демонесса с усилием опустила его на землю и разжала пальцы, выпуская затлевшую куртку:
   - Конец привала! Строимся! Веди молча! - подкинув плащ, спрятала под вырез доспеха хрупкий прибор.
   Предатель молча повёл их в обход сугроба, на поверку оказавшимся шероховатым колпаком из камня. С другой стороны он открылся разрезанной щелью, и утопленной под наметённым снегами широкой дверью, годной для проезда боевой колесницы или самобеглой тележки. Суккубы хихикнули, увидев дверь - она напомнила им что-то пошлое. Каличаран нырнул в разверстый зев первым. Хасан тоже сказал: 'вах!' - до него дошло, что такого увидели суккубы.
   Когда в первый раз нашли один такой тоннель на другом участке стены, демоны думали что они ведут за стену - но как оказывалось, это были всего лишь воздуховоды, резко поднимающиеся до середины стен и там ветвящиеся на множество мелких. Они помогали механизмам крепости выдерживать перепады температур полярным днём и холод полярной ночью. Один из таких тоннелей взорвал принц Стхан, чтобы обрушить Стену в Проломах.
   Сакагучи, полупрозрачный из-за капель тающего на доспехах снега шел первым, сохраняя с перебежчиком дистанцию удара меча. Коридор был освещён сумрачно - достаточно для глаз призраков и суккубов, но темноват демонам и людям. Неяркие лампы шли по потолку через равные промежутки. Стены были чёрные, и в такой полутьме могли таить в себе как проход, так и засаду с ловушкой. Но вот - рассыпанная по полу земля, с одной из стен витыми локонами свисают разорванные провода, рядом стоят лопаты и другой инструмент - Метеа долго-долго вглядывалась в пятно и увидела темный ход, только когда оттуда вылезла голова перебежчика:
   - Сюда! - поманил он.
   Мацуко толкнула Сакагучи вперёд, обернулась, и чтобы остальные видели, достала из-за пазухи светящийся веер и помахала им. Невидимые диверсанты заметили и сгрудились вместе, пыхча и топоча. Наощупь, перекликаясь друг с другом, они двинулись в уходящий в кромешную тьму ход.
   'С этим 'подарком' Златы мы сами в темноте как слепые' - невидимость им самим сейчас скорее мешала, чем помогала. Каличаран всё лез и лез вперёд, пока принцесса, протиснувшись под боком у Сакагучи, не дёрнула его за куртку:
   - Стоять!
   - Но ведь...
   - Пока передохнём. Не думаю, что нам следует торопиться в твою тюрьму... Располагаемся на привал! Приведите в порядок оружие и доспехи, оглядитесь! Ковай, выкидывай, наконец, все эти кирки и лопаты, зря только тащили... Азер, Гюльдан, так как господин Каличаран видимо не нуждается в отдыхе - сходите с ним вперёд, посмотрите, как дорога! И зажгите, кто-нибудь, свет!
   Зажглись фонари на шлемах Аравинды и Даршани. Потайной коридор оказался ненамного уже основного - хоть непроницаемая чернота стен и мешала оценить размеры, но на изгибе прихотливого хода хватило места для отдыха всем десятерым. 'Сколько же пленников бежало, если прорыли такую аллею?' - подумала дочь императора, но вслух сказала другое:
   - Интересно, чем они долбили камень? Совершенно ровная стена...
   - Энтропийным генератором. Ничего другое бы эту плиту не взяло... - подала голос Даршани: - Амаль уже два тысячелетия охотится за секретом этой технологии. Полубоги обожают этой штукой размахивать. Несколько штук и асуры раздобыли...
   - Как у нас с невидимостью?
   - Всё ещё прозрачные.
   Метеа скосила глаза - первым, как самый большой и массивный, должен проявиться Ковай. Он пока оставался невидимым.
   - Ну и хорошо. Если такими доберёмся до железной дороги - можно считать, что полдела сделано.
  
   ...Было забавно смотреть на их невидимый бивак. Предметы сами по себе появлялись и исчезали из воздуха, совершенно без какого-либо основания в воздухе светились спиральки фонариков, распространяя золотистый свет мягким шаром - невидимость сделала прозрачными и зеркала-рефлекторы и фокусирующие линзы. Вдруг, слева, зазвенев кольчугой, взвизгнула Афсане - все схватились за оружие, увидев нечто длинное, унизанное светящимися глазами, выползающее из-за угла как змея, и успокоились, услышав голос Азер:
   - Вот вам свет, - 'змея' оказалась проводом, 'глаза' - маленькими лампочками вдоль него: - Он, говорит, раньше во весь ход выкладывал, а теперь убрал, чтоб не заметили.
   - Понятно. Как дорога?
   - Далековато... - свет лампочек от верёвки преломлялся в прозрачных бёдрах суккубы, делая её ноги ещё соблазнительнее, чем во плоти: - Много извивов и перепадов уровней - вверх-вниз. Пол скользкий! Там в конце камера-одиночка, все разом не вылезем, придётся выдумывать как-то...
   - Одиночка? И такой ход?
   - Он в конце сузится. Ковая будем по частям протаскивать. Мою задницу - тоже. Скоро эта гадкая прозрачность кончится?
   - Надеюсь, что нет...
   - Понятно... - Азер шумно села. Игра бликов и прозрачность словно лишала одежды, и молодила лет на десять: - Азер, отстань от Сакагучи! Я, может быть, вас не вижу, зато слышу хорошо! Потеряешь ведь что сейчас - потом ни в жизнь не найдёшь!
   Принцесса отодвинулась в тень, поняв, что на фоне источника света тоже выглядит голой...
  
   ...Унизанный лампочками провод, слабо змеясь, уходил вперёд, бесстрашно ныряя в развёрзшийся пред ними обрыв. На дне была влага - вода или метан, моментально взвившаяся паром, едва демоны спрыгнули в лужу. Быстрей-быстрей - этот пар мог и рвануть, если слишком задерживаться тут со своим огненным дыханием.
   Суккубы бежали рядом - лёгкие и босоногие они предпочитали стены полу. Правда, их лихости всё равно никто не видел и не оценил - под невидимостью, в тёмном коридоре. Только один Каличаран оставался зримым, корявой тенью указывая всем путь. Хотя какой смысл - дорога-то одна...
  
   Мацуко хотела вернуть часть долга ещё на привале - подозвала поближе, и грубо задрав ему куртку, попросила инженеров снять мину - но Аравинда только развёл руками - как он мог работать, если он этих рук не видел?!
   Коридор заметно сузился после третьего изгиба вниз. Но и извилистость увеличилась. Хорошо, хоть дальше вглубь не заносило снега, и не было влаги. Принцесса ещё раз пожалела неизвестного беглеца - ведь он не шел, он копал! А по карте под стенами дистанция была такая же, сколько от Сидзуки до высоты 203, где прятался роковой для крепости потайной лаз... а бесчисленные изгибы и повороты, делали дорогу многократно длиннее...
   Вскоре она почувствовала, как они прошли мимо развилки. И не одной - предатель, на ходу обернувшись, подтвердил её подозрения:
   - Здесь тоннель петлями идёт. Я сам две недели блуждал. Почти дошли - пригибайте голову, тут совсем низко будет.
   Предупреждение подоспело вовремя - ещё немного и Сакагучи бы влетел шлемом в потолок. "Пролез бы Ковай" - обеспокоилась Метеа. хотя напрасно - ширина всё ещё была достаточно, только сёстрам Ануш пришлось прекратить выпендриваться с беготнёй по стенам. Да... и низкий потолок надоел уже через сотню шагов.
   - Сейчас придётся лезть, - предупредил тюремщик, но для демонов высота не была столь значительной, чтобы потребовалась помощь. Вот и дошли.
   Тоннель закончился - сравнительно широким колодцем (Кадомацу и Сакагучи вдвоём легко поместились), с выходом не вверх, а в сторону - и оттуда добрым приветом лился уже подзабытый свет. Нет, насчёт того, что Ковая придётся пропихивать по кускам, Азер явно перегнула палку. Приличная дыра.
  
   Материал стен изменился - теперь это был обычный бетон, шероховатый, можно было забраться, цепляясь на неровности. Но этого не потребовалось - невидимая для строго глаза Сакагучи, принцесса подпрыгнула, ухватилась за край, и выбралась наружу. Суккубы были уже тем - и одного взгляда хватило, чтобы убедиться, что невидимость уже сдаёт. Нет, они не стали полностью прозрачными - но невидимость сползала с одежды и разных частей тела неравномерно, и то тут то там из воздуха появлялись то рука, то пара пальцев, то босая ступня, то нос - да, если такое начинается у сравнительно лёгких суккубов, то, как выглядит она?
   Кадомацу обернулась и заглянула в дыру:
   - Давайте, господин Сакагучи.
  
   Сакагучи влез на удивление ловко, и сразу же принялся помогать своей госпоже, расширяя тесноватый пролом.
   - Молодец, - похвалила она, когда заметила эту помощь. Хорошо, что не стал ругать за "недостойное" занятие.
   Маваши запрыгнул без помощи рук, моментально встав на защиту двери вместе с суккубами. Ковай же влазил неторопливо и по частям.
   Сначала в проём втиснулся и с грохотом упал его объёмистый мешок (чуть не на ногу принцессе!), затем - знаменитая дубина, потом он обломил часть горловины лаза, и натужно крякая, влез сам. Мацуко под конец сама подала ему руку - уж больно медленно это происходило, а Сакагучи, подхватил и помог вылезти с другой стороны.
   - Уфф! Вот я и здесь, госпожа! - объявил он, поднимаясь и потирая глаз, которым упал на дубину. Его невидимость была ещё более фрагментарна - из воздуха выпадала то рука то нога, и почти всё время - голова. Благодаря несравненному разнообразию расцветок доспехов создавалось впечатление, что эти конечности от разных субъектов.
   - Ничего, тебе даже идет, - сказала принцесса про фингал. Монах тяжело поднялся, за его спиной люди и ракшасы смогли забраться без посторонней помощи.
   - Господин Аравинда! Пора держать слово - снимите мину с господина Каличарана!
   Тюремщик покорно задрал рубаху, и оба инженера, сменяясь, как только их руки становились невидимыми, занялись обезвреживаемым вживлённым устройством.
   Метеа с прямой спиной села на пол - вот теперь в действительности можно было привести в порядок оружие. Она проверила меч, натянула тетиву на лук, взяла из футляра и положила в колчан первые двадцать стрел. Остро отточенные гранёные наконечники тускло блеснули, прежде чем исчезнуть под невидимостью колчана - у принцессы были бронебойные стрелы - для рожденных не в Краю Последнего Рассвета не было нужды брать другие.
   - Каличаран-сан, - сказала она, красиво поворачиваясь: - А теперь, расскажите о втором вашем условии. Кто этот несчастный, кого надо убить?..
  
   >Предательство, как оружие
  
   - Ну... ну... - начал мяться предатель, но, внезапно, увидев в прореху невидимости, как сосредоточено и напряженно её красивое лицо, быстро затараторил:
   - Это мой начальник! - выпалил он скороговоркой: - Этот гад с рождения глухонемой! Но и без голоса мерин ещё тот! Моя жена клюнула на его немоту... ну знаете, как бабы ведутся на убогих... ой, простите-простите-простите! - сорвалось! Ну, понимаете... Сначала-то он и ей был не нужен, пока мы в одной должности были - ну там, в гости друг другу зайти, поболтать... а потом вдруг слышу, как моя благоверная запела: 'а что ты кудри не завьёшь, как Агира?', ' А вот Агира каждый день моется, не то, что ты!' - представляете, МОЕТСЯ! Она точно с ними вместе, проверяла! А дальше - тьфу: 'Дорогой, отнеси пирожки Агире'! У меня терпение лопнуло на последней её глупости - надо же, рассказала, что я смены приписываю! Да я ради неё же и стараюсь - чтоб квартирку нам получить, девочек на Джаханаль отправить, настоящими дваждырождёнными сделать... А ей, видите ли, справедливости захотелось! Что я несправедливо с другом обхожусь! А на что ему трудодни лишние?! Семья, что ли, у него есть?! Дети?! Семеро по лавкам?! Да и так его любая баба накормит, и спать уложит, да ещё спасибо наутро скажет! Нет, моей надо разболтать - и его повышают до перфекта блока, а меня - до простого тюремщика! Скажите, да?!..
   - Не дёргайся, - хмуро предупредил Аравинда, вынимая сложный механизм мины.
   - Может вам и покажется, что я неправ, но вы не знаете, что у нас творилось. Повстанцы - те ничего не изменили, только посмеялись надо мной! Плюнул я тогда на повстанцев и пошел к вам. Благо про этот тоннель никто не спросил, а я додумался не заделывать...
   Сакагучи не так хорошо понимал санскрит:
   - Простите, госпожа, он просит убить свою жену или её любовника?!
   Метеа раздраженно сделала жест рукой - не отвлекать:
   - Тихо! - и переспросила: - Что именно вы хотите?
   - Смерти его! - заорал предатель. Аравинда тихо выругался и толкнул его обратно к стене. Даршани еле успела поймать выпавшую детальку: - Я хочу ему голову оторвать и все причиндалы, гаду! Я, - слеза появилась в глазах: - Два раза родину предал из-за него! Что ВАМ ещё надо?! 'Готово' - сказал Аравинда: 'Саму плату оставили, будет у тебя бронированная грудь!'
   - Я вас поняла, - кивнула демонесса: - Для начала нам нужен план тюрьмы.
   - Что?!
   - План тюрьмы. Его нет на наших картах.
   - Сейчас-сейчас, - закивал человечек, напяливая куртку: - Дайте, выйду...
   - Азер, за ним!
   - Не надо никого! Я здешний, а вас... хорошо, если за беглых примут... а то и...
   - Госпожа...
   - Я сказала, Азер - за ним! Заодно и оглядишься.
   Тюремщик и суккуба исчезли за слабо скрипнувшей дверью. Гюльдан оставила её полуоткрытой, и поверх лука следила за ними. Каличаран вернулся первым.
   - Где Азер?
   - Она пошла проверить за угол, - опередила Гюльдан.
   - Вот посмотрите, подойдёт? - тюремщик услужливо протянул застеклённую доску. 'План эвакуации при пожаре' - прочла принцесса и усмехнулась. Чему здесь, в бетонном мешке, было гореть? Она огляделась - низкая, и тесная, как её кельи в Иваоропенереге, камера, вместо лежанки - выступ у стены, светящаяся электричеством полусфера в потолке и дыра в углу для нечистот. Всё из камня или металла.
   Вернулась Азер, неслышно закрыв дверь:
   - Коридоры ужас как узкие! Я побоялась выходить далеко - напоремся на сигнализацию, задавят как миленьких!
   - Смотри сюда. План. Аравинда, Даршани, у кого из вас строительные кальки?
  
   ...- Вот, - развернув инженерный планшет, Аравинда скопировал туда схему с доски:
   - Только один этаж... а остальные?
   - Ну, у нас они в одном месте для удобства шпионов не развешаны. Нужно идти туда, ножками.
   - Сколько всего этажей?
   - Два. Наш и верхний. Ну, ещё кабинет начальника. Он вроде бы как верхний считается, но находится совсем в другой стороне. Вроде бы даже в Стене.
   - Показать сможете?
   - Не-а... Нужен план верхнего этажа, так я не соображу...
   - Понятно. Смотрите, что они сделали - вот наша каверна, отмеченная в ранних чертежах. А вот тюрьма по замерам с плана. Даже если посчитать что строители нарушили все нормативы и сделали потолки максимальной высоты, тут что-то получатся многовато незанятого места.
   - Ну, ты будто работу призраков не знаешь, - съязвила Даршани: - 'Не получилось хорошо - не беда, всё снесём и сделаем снова'. Там может ещё пара тюрем залитых бетоном или пластиком.
   - Добраться надо до того 'кабинета начальника' Смутно что-то напоминает мне эта планировка...
   - Тюрьмы все как близнецы.
   - Камера нестандарт. Что-то другое хотели тут строить...
   - Ну, я НЕ знаю! - попытался влезть в разговор Каличаран.
   - Так, вы же говорили, что ваш враг - начальник этого блока?! - спросила человека принцесса демонов.
   - Не блока, а всей тюрьмы! Революционеры его повысили.
   - Значит, всё равно нам надо к нему в гости. Итак, раз это ваша тюрьма, рассказывайте, как легче миновать или убить нам местную охрану...
   - Убить?! Ах да, в самом деле же... дежурят две смены, по два охранника на секцию - на восемь камер. Двенадцать секций называются блоком, в каждом крыле - два блока. На этаже два крыла, так что сто двадцать где-то надзирателей... ну не считая писарей, преторов и всяких поваров с уборщиками.
   - Всех разом в коридоре не встретим?
   - Да что вы! Надо же в сторожке, на рабочем месте сидеть!
   - А сколько у вас заключённых, в вашем блоке?
   - У меня? Да ни одного. Не смешите - я же ремонт делаю, кто ко мне кого посадит?
   - А ваш напарник?!
   - Не положен, пока ремонт не закончу. У нас некоторый недостаток в личном составе...
   - То есть весь этаж пуст? Тогда может, пройдём с вами в надзирательскую? Думаю там комфортнее вести беседу, чем в камере-одиночке.
   - Разумно-разумно-разумно...- уже ни от кого не скрываясь, полуневидимая компания диверсантов выбралась в коридор из бетонного мешка.
   - Нам так-то много людей и не надо-то - лебезил предатель-человек: - Везде автоматика, пулемёты камеры... можно и одному всех перестрелять, не выходя из сторожки...
  
   Надзирательская - в центре секции камер, была раза в четыре просторнее одиночки, и чуть покомфортнее - с диваном, шкафом для оружия, столом, стульями... но все эти преимущества сглаживало скопление многочисленной и громоздкой следящей аппаратуры - экранов, пультов, камер, рычагов и гудящих от электричества шкафов и ящиков, которые превращали рабочее место тюремного сторожа в чуть ли не жалкое подобие одиночки. Или это так казалось, потому что сегодня там столпилось с десяток вооруженных до зубов демонов...
   - В первой секции не сидят - там у нас кабинет перфекта блока, экзекутор блока с двумя помощниками и восемь человек конвойной команды.
   - Ещё плюс двенадцать бойцов на этаж... - считала принцесса.
   - Ага. Только начальник и экзекутор не бойцы. В конце левого крыла у нас столовая - там повар, несколько, не знаю сколько, человек на раздаче, и четверо охраны - повар и раздача вся местная, из верхних заключённых. Наверху, на первом, кашевар вольнонаёмный, а у нас и повар - наш. В смысле - сидящий. Там же и душевая - развлечение для ребят, и еда и зрелище.
   - Ещё четверо бойцов... Душевая по расам не делится?
   - Нет, у нас только водные формы жизни. Метановых, аммиачных, и вашего брата в другие тюрьмы возят.
   - Как же у вас тут полубог оказался?
   - Так не полубог... тогда можно было - при Республике. Теперь строго - Революция. Революционеры, они, это дело-то - набивание тюрем, очень полюбили и здорово расширили. Теперь и 'теория тюремно-воспитательной работы' есть - будто зарплаты вместо трудодней нам не хватало!
  - Здесь, в конце крыла что?
  - Операторская, и комната отдыха для нас. Там же видеофоны и связьВторая лестница, в обход лифтов. Лифт управляется с верхнего этажа.
  - Он не автоматический?
  - Нет, автомат просто лифтеров отдельно посадили, чтобы они могли заблокировать двери в случае бунта.
  - Логично.
   - Сколько бойцов-то выходит?
   - Двести двадцать восемь, - быстро подсчитал Сакагучи: - Это если будем очень шуметь.
   - Нет, меньше! - возразил тюремщик: - У меня всё просчитано! У нас же ремонт - и работают только секции на нечётной стороне, три штуки. Сегодня... дайте подумать... начальник, экзекутор - его помощники до завтра не придут, я знаю, а из конвойной команды - три человека. На наших больше не надо!
   - По одному на каждого.
   - И ещё один на кухне. Всё!
   - Точно? Нам, знаете ли, не до неожиданностей.
   Перебежчик вдруг засмеялся:
   - Ну... я не знаю! Может, кто-нибудь захочет придти, прибраться в своей секции... Я же не знаю! Штурм идёт - а тут ты будто на работе, на Стену же не пошлют. Иногда уборщиков водят сверху - они наши, местные клиенты, тоже сидят. Вряд ли среди них круглые идиоты, что завидя, как вы режете тюремщиков, не захотят присоединиться к побегу... уж я-то наших клиентов знаю...
   - А может, ну её, охрану? Перекрытия здесь из обычного бетона, сеть вроде держит наше напряжение, переключу светомёт на стационар и вырежу ход наверх?
   - Вы знаете, что над нами, господин Каличаран?!
   - Да не особенно... там же общий режим - большие камеры, не одиночки! Да и тревогу я отсюда не выключу. А здесь-то я выключил!
   - Ну ладно, раз уж вы так хотите, чтобы мы перебили всех ваших сослуживцев... Даршани, Аравинда, он ваш.
   - Я поняла, как включиться в систему наблюдения. А теперь расскажите, как вы входите в систему сигнализации...
  
   ...- Так, теперь левое крыло... - Даршани, в отличие от Аравинды не торопилась с выводами.
   - Та же самая система, что у нас - решетки, камеры, по четыре пулемёта на коридор - два лобовых и два догонных. Вообще, зачем вам левое-то? Разве мы туда собираемся?
   - Это нам решать. Никаких больше ловушек? Светомёты, газ?
   - Какие светомёты, побойтесь Кали! У нас и так отключения в квартирах по вечерам из-за нехватки энергии. А они бы сожрали электричества на целый квартал. Газа тоже у нас нет - мы же подземная тюрьма, всё-таки. Сами задохнемся. Да и публика у нас вся в изоляциях сидит - на кого это подействует?
   - Питание тюрьмы от автономного генератора или общей сети?
   - Чего не знаю, того не знаю. Вам надо электрика поймать и пытать для таких тонкостей.
   - Нашел, Даршани. У них есть ветка силовой линии до централи, но во время тревоги они на автономном генераторе - вот тут он, в конце коридора. Что там, господин Каличаран?
   - Госпиталь. А да, точно там же дверь в генераторную!
   - Почему на вашем плане в некоторых камерах не стрелочки, а крестики?
   - Смертники. Их даже в случае пожара или другого бедствия спасать не приказано.
   - Кто-нибудь из заключённых может нам помочь? Сторонники призраков?!
   - Шутите?! Когда здесь всё замутилось, всех кто хоть слово вякал про Амаль или 'республику' - расстреливали! Нет-нет-нет, сидят тут такие же повстанцы, как и снаружи - они выслужиться скорее будут рады перед 'революционерами'.
   - Только что вы говорили другое. Хорошо, а тюремщики? Ни вас, ни вашего врага ведь не уволили?!
   - Не знаю... Мы, понимаете, всю жизнь положили на то, чтобы наша хата с краю была - ведь тюремщики нужны всем?! И тюрьмы будут стоять и при революционерах и при Республике. Хотя... раз уж власть-то хотите поменять, может, кто и захочет ей авансом послужить - пробуйте, дерзайте. Восстание-то, революция ихняя случилась в аккурат перед идами, когда нам должны были начислять трудодни. Многие до сих пор в обиде - ведь не выплатили, ни днями, ни зарплатой...
   - Ладно. Говорите, камеры в вашем блоке не работают?
   - Не совсем. В восьмой, девятой и двенадцатой секции все системы работают - не в мою смену починили. Пулемёты коридорные тоже в порядке, но на них я камеры сжег - они слепые, если не починят сегодня. Но вообще, здесь в блоке-то калибр маленький, вам не страшен будет - мы иногда даже соль в патроны заряжаем, уборщиков гонять-издеваться. А главный коридор вне моего доступа - я что мог, сделал, вас в Крепость провёл - теперь уж сами выбирайтесь. Метеа по-недоброму посмотрела на него:
   - Не торопитесь, для вас ещё найдётся применение. Азер, девочки, работаем от вас - вы лезете по потолку, мы отвлекаем снизу, а вы - добиваете. Со мной господин Сакагучи, Маваши, Ильхан и Хасан. Брат Ковай, вы заботитесь об инженерах - охраняйте их как яйца - наседка! (добродушный великан крепко обнял два круглых шлема человеческих скафандров), Хасан, разряди автомат!
   - Чё?!
   - Разряжай, я сказала! Только попробуй выстрелить - прибью! Все отдохнули?! Проверьте доспех и выходите. Господин Каличаран, вперёд...
  
   ...В коридоре дорогу загромождали ящики с инструментами и тяжелые бобины проводов. Решетки между секциями были распахнуты, уборщики то и дело двигали железные двери, то выметая, то заметая обратно мусор. В тамбуре меж первой и третьей секцией два пришлых техника с Лестницы меняли патроны в потолочной пулемётной башне. Каличаран сутулясь - руки в карманы, подошел к ним.
   - А, Каличаран! - узнал его тот, кто был наверху стремянки: - рад тебя видеть. Запаял свою дыру?!
   - Так, потихоньку. Продвигается дело.
   - Ну, понятно... Сколько, ты говоришь, там бетона насчитали?! Два вагона?!
   - Да, наверное, больше выйдет... усадку же даст... Слушайте, да что вы их вечно всё меняете! Прокисают они тут, что ли?!
   - Да кто вас знает... - мрачно пошутил другой: - Чем вы их кормите... Ты лучше скажи, что вы тут с камерами творите - седьмая секция, где вся оптика сдохла. Все пулемёты слепые...
   - А я в этом виноват, я?! Сколько докладных уже написал, что долдону на рубильнике надо инструкцию на лбу написать?! Чуть тревога - так рвёт без ума, то двойное напряжение от линии и аварийки, то вообще отрубает нас с двумя перепадами. А Каличаран виноват, да! А если бы опасные сидели?! Спасибо что камеры предохранителями работают...
   - Совсем как ты, Каличаран, - раздался новый голос. Призрак из конвойного отряда, сложив костлявые руки на груди, вмешался в их разговор: - Вроде бы тюремщик, а работаешь за каменщика.
   - Скажи спасибо, что не за предохранитель! А то ведь тоже, понимаешь - и сгореть могу!
   'Верхний' техник неожиданно расхохотался:
   - Нет, я представил что будет, если у них тревога и побег случится, - извинился он: - Со слепыми-то камерами! Включатся пулемёты - и начнётся - 'зеки' по одну сторону, тюремщики - по другую, и ругаются как черти! Ха-ха-ха... - противный смех оборвался на середине, человечек смертельно побледнел, дёрнулся рукой к шее, откуда поверх головы Каличарана брызнул ярко-алый фонтан крови. А невидимая стрела, пронзив шею, позвоночник, перебив прутья двух решеток, по самое чёрно-золотое оперение вонзилась в перекладину дверного косяка. Пока техник падал вместе со стремянкой, осыпая её ступени золотистыми патронами, Метеа, на замахе располовинив попавшегося под руку уборщика, наполовину невидимая, зелёною молнией своего меча, снесла голову вспыхнувшему голубыми огнями призраку-конвойному...
   - Тревога! - заорал другой техник, не зная, что Каличаран - предатель, одной рукой дёрнув безоружного тюремщика за свою спину, а другой - лапнув кобуру. Демонесса как-то упустила его из виду, погнавшись за уборщиком, Кен Маваши, (на котором из-за маленького роста держалось больше невидимости), шедший следом, кинул сюрикен, но промахнулся, но сам Каличаран не сплоховал и, схватив бывшего товарища за локоть и волосы, конвойным приёмом вывернул ему руку за спину, и, вырвав из пальцев пистолет, выстрелил в затылок.
   Сразу стало тихо - висевшие на потолке суккубы без возни прикончили тех, кто выскочил на шум из соседних блоков. Каличаран пнул мёртвого коллегу, плюнул, и засунул его пистолет себе за пояс.
   - У нас чисто! - объявила с потолка Афсане, поводя луком.
   - У нас тоже, - объявила стоящая среди крови и трупов принцесса, с мечом в одной и луком - в другой руке: - Брат Ковай, инженерам можно выйти!
   Ильхан поставил свой мушкет на сошки, напротив закрытой двери первой секции:
   - Хасан, открывай, только осторожно...
  
   >Слава Ганеше!
  
   Дверь открылась сама, сбив башибузука с ног. Ильхан от неожиданности выстрелив мимо (пуля срикошетила внутри помещения, разбив что-то стеклянное), надолго устранился из боя, принявшись снова заряжать свой мушкет.
   Зато Хасан оказался полезнее - мигом сообразив, одним кувырком бросился в ноги первому вошедшему - отбросив автомат, сбил на землю и начал валять почём зря. Следующий конвойный оказался Младшим Демоном Разрушения - все опешили от удивления, и Азер, оказалась первой, наверное, только потому, что не увидела, кто перед ней. А дочери императора достался третий - мускулистый, узкоглазый, палач-человек.
   Ильхан зарядил свой мушкет и выстрелил в противника принцессы - тот вовремя пригнулся, но пуля янычара всё же кого-то прибила в глубине комнаты. Азер и Хасан уже оттеснили своих противников назад, ну и Метеа тоже отпрыгнула, приглашая соперника подойти - чтобы открыть поле боя остальной команде. Тот с усмешкой шагнул за нею, делая жест, здорово похожий на расстёгивание штанов. Девушка округлила глаза - он и правда выдернул пояс из штанов... который оказался трёхлейзвенным мечом-плёткой, самым страшным изобретением хитрых на опасные выдумки людей. Три сверкающих полосы, змеясь, взвились над головой, демонесса, уклоняясь, пнула коленом в поддых и почти пируэтом вывернулась вправо. Такую штуку почти бесполезно блокировать - подставишь блок, а гибкое лезвие всё равно обойдёт руку. Хорошо, что Сэнсей научил её и обращению с таким оружием.
   Палач надвигался, виртуозно финтя, и сверкающие ленты зарницами сверкали вокруг. Закованная в доспех наполовину невидимая демонесса отступила, встала в стойку готовности, подождала дистанции удара - и рубанула по шее. Отрубленная голова полетела в одну сторону, перерубленные вместе с руками хитроумные гибкие клинки - в другую, бессильно скользнув по бронированному налокотнику демонессы. Надо всё-таки соизмерять силу и противника...
   Пока она развлекалась, её друзья расправились с остальными врагами. Хасан долго валял своего противника - неслабый попался человечище, но, в конце концов, и сам бывший золотарь не был слабаком (хоть и не Али Язид всё-таки), да и навыки борьбы, без которых ракшас постесняется называть себя "мужчиной", помогли - по крайней мере, предательский нож в руках конвойного сверкнул бесполезно, выбитый хитрым приёмом. А вскоре и сам его хозяин вскоре прекратил трепыхаться, кончив сломанной под отчаянное верещание шеей.
   Зато Азер удалось лишь пару раз скрестить свой клинок со своим противником - едва она начала дожимать, как её противника отобрал господин Сакагучи:
   - Эй, ты, дерись с мужчиной, если у тебя есть достоинство!
   Незнакомец остановился, следя движением меча за виртуозными обманными взмахами клинка суккубы, и с издёвкой спросил у наполовину видимого телохранителя:
   - Это с тобой, что ли?!
   - Да! - крикнул тот, разгоняясь и обнажая своё "Пушечное лезвие": - Назови своё имя, мерзавец!
   - Дзентоку Такеда, (Маваши, услышав, аж задержал удар), из Города Снов, начальник конвойной команды, к вашим услугам! - ответил тот, уходя от удара в промежуток меж старшей сестрой Ануш и принцессой, ещё не срубившей в этот момент голову палача: - Не больший мерзавец, чем ты, приятель!
   - Я старший хатамото наследника престола, изволь умереть, невежда!
   Два огненных демона с яростью врубились друг в друга посреди коридора. Принцесса успела подставить ножку Такеде и сломала его рывок, он споткнулся и чуть не угодил головой под размашистый удар гвардейца. Мацуко не ограничилась и кинулась следом, кивнув Азер - затягивать поединки им последнее, что было нужно.
   Неизвестно как здесь оказавшийся житель столицы умело владел своим длинным мечом, но всё же недостаточно, чтобы одолеть элитного воина своей родины. Они нанесли друг другу двадцать четыре удара (пять из них отбила принцесса, некстати оказывающаяся со своей помощью не только на пути клинка Такеды, но и собственного телохранителя), потом господин Сакагучи обрубил ему одно крыло - сведённая судорогой боли, рука отказалась держать меч, всего три удара - рубленая рана украсила бедро начальника конвойной команды, он споткнулся, пытаясь в выпаде дотянуться до груди Сакагучи... но сил не хватило, пальцы разжались, и клинок выпал в бессилии даже не оцарапав эмали. И тотчас же хатамото вскрыл ему живот.
   Теряя оружие и детали доспехов, Такеда упал на колени, ловя в руки выпадающие кишки, и подняв наполненные болью глаза, попросил своего врага:
   - Послушай...
   Дочь Императора коротко ударила сзади по шее, срубив вторую за день голову:
   - Что он тебе сказал?!
   - А я так и не узнал его, - словно не услышал вопроса Сакагучи: - Мы воспитывались в Потаённом Гроте, и вот...
   - Он дурак. Мог бы присоединиться к нам.
   - Воин не может выбирать себе врагов.
   - Сомневаюсь... В любом случае можно выбрать сторону, на которой сражаешься, - она положила отрубленную голову на колени трупа:
   - Ладно. Там внутри точно никого не осталось?! А то досадно будет, если они тревогу поднимут...
  
   ...Тревогу не подняли. Перешагнув через труп толстого ракшаса - начальника блока, по хрустнувшим под ногами осколкам бутылок, Метеа вошла в освещённую только экранами комнату. К сожалению, экраны были амальского производства - для глаз демона всего лишь матово светящиеся панели. Мацуко задумчиво обвела их взглядом, и, остановившись на господине Сакагучи, кивнула:
   - Зови людей...
  
   Снаружи Азер распекала своих сестёр за несообразительность - с точки зрения принцессы совсем зря - кто бы выстрелил в такой суматохе? Аравинда помог Даршани перескочить мешавшийся там труп, а шедший за ними Сакагучи поднял мертвеца за подмышки и убрал с прохода.
   - Ну что? - поинтересовалась дочь императора.
   - Вот у нас и подробный план этажа... Если повозиться, сможем подключиться ко всем камерам. Интересно...
   - А отключить вы их отсюда сможете?!
   - Вряд ли... Для этого нужно вот сюда - он ткнул пальцем в пустой экран.
   - Я не вижу! - раздраженно напомнила демонесса.
   - Ах, да, извините, - он развернул инженерный планшет, уступив место за пультом своей подруге: - Вот, нам нужно проникнуть либо в левую операторскую, где расположен пункт управления, либо вот сюда, где энергоцентраль.
   - Сюда, к лестнице, ближе...
   - Так думаете?! Решетки эти, могут всё испортить. Придётся резать светомётами...
   - Разумеется.
   - Так, внимание! - крикнула Даршани и подбежала к дверному проёму:
   - К нам гости!
  
   ...Дежурный патруль правого крыла ещё за две решетки заметил растекавшуюся от двери первого блока лужу крови:
   - Оружие к бою! - скомандовал начальник. Охранники гурьбой кинулись к двери, забыв запереть решетки. Они не заметили ни суккубов, ни ракшасов, моментально попрятавшихся по углам, только Каличарана, сообразившего упасть на колено, притворяясь раненым.
   - Осторожно! - предупредил начальник конвоя: - Мы входим!
   Несмотря на предупреждение, небалованные побегами охранники гурьбой бросились к тюремщику:
   - Каличаран!
   - Что случилось?!
   - Это... - выскочивший из-за угла Маваши мгновенно прекратил галдёж, скосив всех стрелками из своих кастетов. Не замеченный им начальник стражи, отставший в дверях, поднял было свой автомат ему в спину, но тут ему обзор загородила разъярённая рожа Ковая, и восьмигранный боевой шест перемешал обломки черепа и шлема на месте головы стражника.
   Каличарана вырвало.
   - Молодцы! - похвалила без улыбки принцесса, появляясь в коридоре:
   - А теперь очень быстро и без шума выходим! Люди - первые!..
  
   ...Совсем 'без шума' не получилось. Инженеры, взведя свои светомёты, сначала очень ловко, в две секунды, срезали с потолка пулемётные башенки (у Даршани, работавшей с места, сразу не получилось свалить оба ряда, поэтому в последний момент, её светло-желтому лучу помог сиреневый Аравинды - вовремя, так как башенка уже наводилась). Потом, оконтурив коридор, вырезали все решетки - и вот прутья-то, упав, дали звону! Слева, в конце коридора, открылся яркий прямоугольник двери, и гуманоидный силуэт крикнул недовольно:
   - Эй, вы! Совсем ополоумели! Ночь, в конце концов, на дворе, достали с вашей то тревогой, то ремонтом! Совесть у вас есть? А ну как напишу куда следует, узнаете у меня! Найду и на вас начальство!
   - Рискни, - посоветовала Кадомацу.
   - Да ну вас... связываться ещё... - сразу остыл гневный голос.
   - Эй! - озорно крикнула Гюльдан: - Дверь не закрывай!
   Тень раздраженно махнула рукой... и оставила дверь открытой! Все диверсанты немного недоумённо переглянулись, женский пол чуть не прыснул со смеху, и бегом, пока местные не опомнились, и не исправили ошибку, кинулись туда. Самые быстроногие - Азер и Хасан, даже столкнулись в проходе.
   - Стоять! - гаркнул ракшас: - Мы вас накрыли!
   Его толкнул в спину Ильхан, его толкнула в спину принцесса, её толкнул в спину Маваши, его толкнул в спину господин Сакагучи - просто удивительно, что не попадали кучей!
   Они оказались в просторнейшем как площадь, огромном помещении, с витой лестницей по центру, чем-то похожем на мостик космического корабля. Так же как и на кораблях, основным освещением были слабо мерцающие экраны, у которых сидели многочисленные тюремщики, кто занятый работой, кто - просто спящий на полушках и матрасах рядом с рабочим местом. Дочь императора даже не успела ничего скомандовать - её отряд рассыпался веером и устроил молниеносную резню пронесясь вихрем крови с огнеликой демонессой на гребне безумного кровопролития.
   Она сначала схватила было лук, но стремительность их атаки была такова, что через секунду она обнаружила позади себя четыре трупа, и в своих руках покрытый шипящей кровью меч в правой и не выпущенную стрелу - в левой. Мощным толчком взвившись в воздух, она расправила крылья и пролетела через всю комнату к противоположной стене, где подозрительного вида призрак тянулся пальцами к подозрительного вида кнопочке. Он обернулся, услышав щелчок её ключиц - и распался на два экземпляра прежде, чем её ноги коснулись пола. Сбоку кто-то сунулся, судя по упавшей на пол мохнатой лапе - пещерный демон, девушка развернулась на одной ноге, коленом оттолкнувшись от пульта, метнула стрелу как дротик, перехватила меч из обратного хвата обеими руками, и кинулась дальше рубить головы и тела в опьяняющем безумии, но тут ввалился отставший Каличаран и крикнул: 'Над нами - второй этаж! Там слышно!'...
  
   ...Метеа была ближе всех к лестнице - помогая себе крыльями, вспрыгнула на перила, ступени, услышала, как сзади Азер орёт на языке Даэны: 'Афсане, Гюльдан - быстро за нею!', прижала крылья, и, закрыв бронированной рукой лицо, высунула голову из люка - 'колдовская окраска' не спасала от очереди в упор.
   Автоматчики попались неопытные - длинные очереди прошли выше, даже не поцарапав эмаль. А отступать и перезаряжаться им было некуда и некогда - дьяволица, грациозно выпрыгнув, порубила каждого где-то на пять кусков, ногой выбила дверь в коридор - там ещё двое охранников подняли своё оружие - и повалились, один со стрелой в горле, другой - в сердце. Мацуко оглянулась: Афсане и Гюльдан, подняв лицевые маски, синхронно вытерли вспотевшие личики:
   - Уфф, еле успели за тобой, подружка...
   - Т-с-с! - сказала их госпожа (хотя после нескольких автоматных очередей просьба о тишине выглядела излишней): - Здесь ещё три двери. Позовите кого-нибудь на помощь...
   Гюльдан сунулась по пояс в люк, выставив на обозрение подружкам своё седалище, и вылезла с испуганным видом, держа в руках подожженную бомбу ракшасов:
   - Ты что, ополоумел? - крикнула она кому-то вниз.
   - Давай сюда! - Метеа вышибла решетку ударом, и, вырвав из пальцев суккубы, смертоносный заряд, катнула вдаль по коридору...
  
   ...- Генерал Мацукава! - простужено выдохнул свалившийся к копытам Небесного Коня гонец:
   - Нас раз за разом отбрасывают от стен! - ещё несколько залпов - и даже самураи побегут!
   - Нельзя! - стиснул челюсти седой полководец, обводя взглядом панораму сражения. Глаза демона позволяли обходиться безо всяких необходимых призракам и людям биноклей, подзорных труб и оптических прицелов:
   - Они пристрелялись к этим кораблям! - кинул он рукою в сторону остовов, всё ещё вплавленных в почву напротив ворот: - Вызовите мне господина драгонария!
  
   ...Кшаттан чуть не свалился со стула, когда сигнал вызова вырвал его из состояния продолжительной полудрёмы:
   - Прошу прощения, господин режиссёр, но, пожалуйста, вызовите господина драгонария, и передайте ему, что нужно разбомбить останки тех двух кораблей с золотом, - человек усмехнулся. Даже по голосу было ясно, что привыкшему командовать вояке, дался больших усилий даже такой монолог.
   - Мы готовы, шеф! - поспешил с рапортом один из техников.
   - Погодите вы! Надо... ну хотя бы литературный вид фразе придать!
  
   ...- 'Карвешу' и 'Россетрешу' отойти на перезарядку, - приказал Тардеш: - Координаторам - перерассчитать интервалы!
   - Товарищ драгонарий! Вызов с планеты! Маршал Метеа!
   - Изображение на мой экран!
   - Тут только звук...
   - Господин драгонарий, - голос был какой-то странный, он никак не мог уловить настроение девушки: - Нам нужна ваша помощь. Те корабли. С золотом, м-м-м... (это 'мммм' совсем было не в характере принцессы, что очень насторожило адмирала) - Не соблаговолите ли вы их уничтожить, господин драгонарий?
   - Что с вами случилось, госпожа ведьма?! Вы не ранены? Такое впечатление, что вы на меня обижены...
   - Ничего серьёзного, - совсем не в тон настроением ответила чёрная решетка динамика и связь оборвалась.
   Тардеш поймал на себе испытующий взгляд координатора:
   - Знаете что, давайте-ка, проверим авралом всю систему наведения. А то у принцессы такой голос, что я боюсь, что мы пару раз промазали по своим. Да, и 'Карвешу' с 'Россетрешем' загрузить в боекомплект первой очереди по паре теремитных боеголовок. Доложить по готовности!..
  
   ...А Кшаттан Грахитах чуть не поседел, когда драгонарий обратился к нему неофициальной фразой. Маршал была обязана предупредить его, что у них такие отношения! Слава Ганеше, что нашлось это капризное: 'Ничего серьёзного'...
  
   >На смерть легионера
  
   ...Мацуко посмотрела свою руку на просвет. Невидимость уже держалась отдельными бликами, и, когда она подняла ладонь, они, будто имеющие собственную тяжесть, соскользнули к плечу. Девушка перевернула ладошку - одно маленькое, как капелька, пятнышко, соскользнуло с ребра, и поспешило по пальцам... Как трогательно... Дьяволица сжала кулак.
   ...Трупы скидали вниз, под лестницу. Ковай и Маваши ворчали, но всех перекрывал голос Хасана, который за четверть часа ни разу не повторился в проклятиях.
   - Тише-вы-все! - прикрикнула на него принцесса.
   Инженеры, дорвавшиеся до пульта, радовались как дети - игрушке. Ещё немного, говорили они, и вся тюрьма будет в их руках. Но Метеа не питала особо радужных иллюзий, справедливо полагая что ключ от замка клетки никто в клетку не положит. Её больше заботили лифты - единственный путь наверх.
   Бомба вывела из строя одну из кабин, и Каличаран, в один голос с инженерами утверждал, что прибытие ремонтной команды - всего лишь вопрос времени. Обе лестницы оказались слишком тесными для демонов - не то, что Ковай, сама Кадомацу не смогла протиснуться. Люди в скафандрах - тоже. Поэтому Аравинда заварил их лучом светомёта, пока его невеста развлекалась с вычислителем.
  
   Второй лифт давал надежду, что команда всё-таки выберется наружу, но у принцессы что-то 'заклинило' и она никак не могла перевести отечественные меры веса - в амальские, чтобы понять поднимет ли он их всех разом или по очереди. Хотя - в кабине лифта было довольно просторно, демонесса вполне помещалась с распахнутыми крыльями - да тут даже мужчина-горец влез бы свободно! Внезапно сообразив, она побежала к сломанному лифту, позвав всех мужчин:
   - Брат Ковай, господин Сакагучи, Аравинда, Кен, идите сюда! - и, отогнув руками податливый металл двери, предложила:
   - Ну-ка, помогите мне расчистить проход в шахту...
  
   ...Азер заглянула в ширинку очередного мертвеца:
   - Мда... а кто-то говорил, что дело будет тихим-тихим...
   Кадомацу обернулась на неё с таким взглядом, что у соблазнительницы сразу пропала охота шутить:
   - Ну вот, опять началось...
   Подружки бросили друг на друга по паре сердитых взглядов, потом, извиняясь, улыбнулись друг другу.
   Каличаран заглядывался на Афсане, собиравшую стрелы. Суккуба заметила, и внезапно выпрямившись, задрала ногу и показала, что скрывается под хвостиком.
   - Доволен? - спросила она, насмешливо.
   - Сестрёнка, не начинай, - потребовала Азер.
   - Обе не начинайте, - вздохнула принцесса.
   - Я переключила на цикл все здешние камеры, - бросила им через плечо Даршани: - Но если кто-то случайно бросил взгляд на экран в тот миг, когда мы врывались сюда, здесь 'тихо-тихо' не будет...
   Когда принцесса перевела, все забеспокоились:
   - Госпожа...
   - Тихо! Лифт ещё здесь, а лестницу мы заварили.
   - Надо ещё дверь в левое крыло заделать.
   - Ладно. Даршани?!
   - Извините, пока не могу. Зовите Аравинду.
   В это момент за стеной что-то так оглушительно грохнуло, что все подпрыгнули. В двери выломанного лифта высунулся прозрачный шлем Аравинды:
   - Все живы?!
   - Что это было?!!
   - А... про трос подзабыл. Крышу лифта разрезал, ну крюк с тросом не выдержали, и противовес ухнул к нам. Видать им стопоры сорвало нафиг...
   - Что?!
   - Слышали нас, вот что! Короче - всё готово, пора подниматься, маршал.
   - О чём он? Что короче? - не поняла Азер его санскрита.
   - Выдвигаемся наверх, зачищаем второй этаж. Даршани, у тебя всё закончено?
   - Я догоню. Аравинда меня не бросит.
  
   Перед шахтой лифта зеленоглазая принцесса развернулась кругом, и объяснила всем, кто ещё не понял её замысла:
   - Шахта широкая, поэтому все мужчины поднимутся на крыльях. Остальные - на лифте. Господин Каличаран, как там с охраной?
   - Там пост охраны и пулемётная башенка.
   - Одна?
   - Одна, всегда наводится на поднимающийся лифт. Там двери так устроены, что обе одновременно не откроются.
   - Хорошо. Брат Ковай, встанете впереди, прикроете всех остальных. Сколько солдат на посту, Каличаран-сан?
   - Не... Не знаю... По расписанию - двое, но там всегда кто-то толпится. Выход в город всё-таки. Да тут ещё и воздушная тревога - могли и с улицы забежать.
   - Пользы от него - как... - начал было господин Сакагучи, но зелёный взгляд заставил его заткнуться.
   - Все нелетающие - к лифту, все летающие - здесь. И не забудьте Даршани!
  
   ...На тихом пропускном посту тюрьмы, в безопасной глубине Стены, принявшие для храбрости на грудь, бывшие легионеры, ныне - бойцы революционной армии, потешались над тюремщиком:
   - Вот скоты же! Удо, и сколько тебе платят за работу в этой будке? - ребята были немного навеселе, раз задавали такие вопросы.
   - Я ландскнехт, братва, мне платят - я работаю, - отвечал молодой ракшас-христианин, на удивление всей тюрьмы уже полгода или больше безвылазно сидевший на пропускном посту.
   - И, наверное, много платят? - допытывался самый маленький из осадивших его призраков.
   - Нет, Арерреш, за такое безделье я беру минимум...
   Снизу донёсся глухой удар металла о металл.
   - Э-э?
   - Камеры, камеры включи!
   - Да не работают сегодня камеры - на нижнем ярусе перезарядка, отключили, чтобы с башенками не баловали.
   - Да жмурик едет, что же ещё!
   Некоторое время царило молчание и недоумённые взгляды на говорившего:
   - Почему - жмурик?
   - Да будто я не знаю, как они цинковые гробы грузят! Спецом ведь бросают - чтобы грохота было, будто бомбу взорвали!.. Или... может, они сейф начальника с зарплатой спёрли, и тащат распилить?
   - Гы, ты, Удо, точно бы их не пропустил, так что другой дорогой пойдут...
   - Начальник в другую дверь, идиоты. Что им через лифт идти?
   - В канализацию просочились! С Сейфом! - пьяное ржание было достойным ответом на дурацкую шутку.
  
   ...Кадомацу, несколькими глубокими вдохами прочистив лёгкие, взяла меч поудобнее и с четким щелчком расправила крылья. В принципе, можно было бы обойтись и без дыхательной гимнастики, но, сейчас она летела первой - и надо было с очень неудобного положения выбить дверь и сразу добраться до будки охранника, а, судя по плану, нарисованному Каличараном, подобный маневр по силам был только более короткокрылой принцессе.
   Она накинула на себя собственную невидимость, звонко произнеся мантру, и с силой толкнувшись красивыми ногами, взмахнула крыльями. Поднятый ею самой ветер, упруго ударил в перепонки, и понёс её наверх, навстречу мелькающим рёбрам крепления...
  
   ...Удо, повесив автомат на грудь, взял из стойки у стены тяжелую алебарду - в узких коридорах это оружие было поэффективнее огнестрельного.
   - Ты куда? - окликнули его всё ещё пренебрегающие своим постом призраки.
   - Запах мне не нравится, - ответил ландскнехт, вставая под пулемётную башенку: - Вы, там, проверьте, как она двигается. Красная ручка.
   Арреш подёргал ручку, башенка покорно покрутилась:
   - Сойдёт?
   - Да. Вот так и держи.
   Последовало напряженное молчание. Запах палёного железа ещё сильней сгустился - даже нетрезвые призраки начали чувствовать его. Всех буквально дёрнуло током, когда Удо шепотом спросил:
   - Вы что, раздолбаи, всё ещё здесь толчитесь, а не на боевом посту?
   - Э... м... так тревога!
   - Самый умный, что ль, Удо? Нас так ещё на Стену пошлют!
   - А говорят, что у карателей на службе железные демоны... Правда?! Вы видели?..
   - Сколько надо пить, чтобы не видеть железного демона в Коците? Спустись, посмотри на Такеду с нижнего!
   Вдруг раздался такой ужасный грохот, что все аж подпрыгнули, а Арреш нажал на гашетку пулемёта! Когда паника и звон рикошетирующих пуль, наконец, поутихли, ракшас, выставив алебарду, подкрался к двери:
   - Доннерветтер, какого дьявола вы там творите? Вдруг загорелась лампочка, и заработал мотор противоположного лифта. Все перевели дух после испуга, только неверующий Удо подошел к продырявленной очередью двери и коснулся створки:
   - Горячо! Какого дья... - страшный удар изнутри вывернул эту дверь уголком, так, что аж проступал слепок ступни. Второй удар - вторая, раздвижная дверь, открылась как обыкновенная, третий удар - и створки разлетелись, крутясь и гремя по полу. Из зева шахты, дыхнув пламенем, материализовалась огненная демонесса, обретая плоть из очерченных пламенем контуров...
   - Так, понятно какого... - чуть ли не обрадовался Удо...
  
   ...Метеа немного не рассчитала силу, вышибая двери - обеими ногами она бы справилась одним ударом, но тесная шахта и спешащие следом бойцы не давали минут на размышления и выбор стратегии. Она слишком резко дёрнулась, так что с неё слетела невидимость, и она чуть ли не грудью влетела в невесть откуда здесь взявшегося ракшаса с заботливо выставленной навстречу алебардой. Демонесса с трудом, чудом увернулась от роковой встречи, уходя в перевернутом скольжении над полом, ракшас развернулся, с замахом, чтобы ударом сверху вниз отрубить крыло или конечность, но 'Сосновая ветка' уже была готова защищать хозяйку.
   Пулемётная башенка ожила над головой и развернулась в сторону раскрытой шахты, где застряли вдвоём Азер и Сакагучи. Все замерли на миг - но вдруг из-за их спин неведомо как протиснулся Маваши и, толкнувшись от их голов, распахнул крылья и в длинном прыжке повис на стволах, отворачивая башню в сторону и отчаянно лупя башмаками по головам свою принцессу и её противника.
   Кадомацу, прежде чем второй раз получила по кумполу, успела обезоружить своего врага - ну он ещё держался за конец ускользающего древка, но это было последнее. Потом, удар башмаком Кена по голове сбросил её на пятую точку, ракшас бросил древко и схватился за автомат - дочь императора, даже сидя была ростом с противника - переложив крылья за спину, быстро достала его мечом. Автомат спас хозяина, пав смертью храбрых, тот выбросил обломки, схватился снова за алебарду, девушка толкнула его ею, отдав оружие - он рубанул ей по ногам, как косой, демонесса перепрыгнула, и тут башмак Маваши наконец-то врезал и стражнику - он не увидел, в голову и плечо, попал, но что-то хрустнуло - кость, или что, оружие резко опустилось, и спустя свист меча распалось надвое вместе со своим хозяином...
  
   И едва только разрубленный труп упал на землю, едва принцесса заимела мысль перевести дух, как всё подземелье взорвалось звоном разбитого стекла и автоматных очередей. Насмерть перепуганные товарищи ракшаса стреляли прямо сквозь окна, не целясь, да, похоже, не видя, куда стреляют. Хуже всех приходилось Кену - автоматы скоро повело вверх, выше головы его начальницы, а он-то всё ещё вынужден был держаться за плюющиеся огнём пулемётные стволы - как раз вверху. Да ещё и самой слабой частью доспехов - спиной и крыльями к ним! Вроде пока везло - попадало в основном по сапогам, которые держали пулю. Но стоило кому-нибудь из них поднять прицел...
   Дочь императора неожиданно увидела Азер и господина Сакагучи почти рядом с извергающей огонь и свинец будкой. Они чуть помедлили перед дверью, сделали шаг - и одним рывком ворвались внутрь, показав, что не зря все расы боятся демонов! Сначала там погас свет, через разбитое окно выкатилась голова и, подпрыгивая, упала на колени присевшей принцессы. Трепыхающийся труп рухнул рукой наружу, зацепившись подмышкой за раму, смолк пулемёт у Маваши, и, наконец, вышибив спиной дверь сторожки, оттуда вылетел весьма удивлённый призрак маленького роса.
   - Сдаюсь, сдаюсь! - заверещал он где-то на шести языках, поднимая напоказ пустые руки. Сакагучи наступил на него и вопросительно посмотрел на Её Высочество. Она сделала знак: 'оставить'.
   Сразу же раздался сигнал о прибытии лифта и оттуда с шумом вывалился Брат Ковай, за ним - Аравинда стоя, Даршани упав на колени - оба инженера со светомётами наизготовку. Рядом ракшасы - невидимый Ильхан с ружьём и видимый Хасан с автоматом в углу.
   - Всё в порядке, - дала сигнал отбоя Метеа.
   Маваши наконец-то смог разжать руки и раскачавшись, спрыгнул на землю.
   - Как ты?
   - В порядке! - ответил тот, расправив крылья: - Жить буду!
   - Каличаран?! - с удивлением и ненавистью воскликнул пленник, едва предатель, крадучись, покинул кабинку лифта: - Так ты с ними, мерзавец?!
   - Тихо! - приструнила его зелёноглазая дьяволица: - Ты тоже можешь к нам присоединиться.
   Сакагучи поднял протестующий взгляд, но передумал спорить.
   - Что?! Я - с ним?! Товарищ командир, да будь я даже сторонником Сената, я бы даже в одну сторону с этой гадиной не пошел бы!
   - Чем вы так недовольны?!
   - Тем, что дышит и смотрит по сторонам! Да нет на свете такой подлости, которой он бы не совершил с нами! Только предательство и осталось! Да не перевели бы его на нижний сектор, ребята бы давно его инвалидом сделали, урода! Хорошо, что его ещё перфект тюрьмы защищает!
   - 'Защищает', ага! - взорвался Каличаран: - С моей женой он спит, вот и ластится!! Подкупает, ты, стукач блоковы... - Мацуко не глядя, стукнула ему в поддых, надолго заставив замолчать.
   - А мне плевать. Делайте своё дело, командир. Я вам ничего не скажу.
   - Можем обставить всё так, что вы будете как бы единственным выжившим героем.
   - И потом жить, вымаливая у трибунов имена друзей в списках проскрипции?! У нас, на Амале, единственный выживший считается трусом и предателем. Потому что должен либо спасти товарищей, либо принять смерть вместе с ними. А я всё-таки когда-то считался Сыном Амаля. Я покажу, как умеют умирать легионеры!
   - Господин Сакагучи, в шахту его, - спокойным голосом, но, тая надежду во взгляде, приказала сестра Мамору.
   Он покорно повис над пропастью на вытянутой руке демона, но вдруг, в последний момент встрепенулся и заговорил:
   - А ладно, командир. Нравитесь вы мне. Не ходите на выход - по тревоге туда загнали две центурии с пулемётами. Теперь работает шлюз на транспортные ворота, все приходящие поезда проверяют. Но до отбоя тревоги посты менять не будут - так что захватывайте хоть всю тюрьму на здоровье - никто о ней не всплакнёт! А теперь - бросайте!
   - Госпожа?! - посмотрел в её сторону Сакагучи.
   - Бросать?! Или вы пойдёте с нами?!
   - Бросайте! - сквозь зубы прошипел призрак: - Я ведь не помогал вам их миновать. Я сказал только то, что сказал бы любой пленный. А предателем на всю жизнь, как эта сволочь, быть не хочу, ни в жизни... ни после смерти! - и внезапно исчез, задержав дыхание.
   Сакагучи оглянулся на принцессу. Та вместе с ним бросилась к шахте - как раз в тот момент, когда снизу раздался влажный удар об камень.
   - До встречи в Западном Раю, брат, - шепнул на своём языке старший хатамото, когда они увидели тело.
   Каличаран, всё ещё перегнутый пополам (тяжела была рука любимой дочери владыки окрестностей Аматэрасу!), подполз к краю шахты и мерзко хихикнул:
   - Ха, ещё не помер! Помучайся, стукач, помучайся!
   Сакагучи молча повернулся к принцессе, и, указав пальчиком, спросил:
   - Можно я возьму? - а сам без разрешения уже взял один из сюрикенов с её пояса. Пока все смотрели, повернулся к шахте и метко бросил звёздочку поверх головы тюремщика. Тот замолк и с удивлением посмотрел на демона:
   - Отойди от края, предатель. Нашей расе трудно бороться с искушениями... - полыхнул огненными глазами тот.
  
   >Ложный путь
  
   ...Стрелы с чёрно-зелёным оперением обильно утыкивали рукоятки управления башенкой и пульт вокруг
   - Гюльдан, как всегда, пыталась бравировать своей меткостью. Зато бело-розовые в обилии украшала кирасы обеих трупов - к сожалению, линотораксы опять доказали, что не зря носят славу лучшей защиты. Кадомацу рассеяно провела когтями по гашетке, башенка вздрогнула от этого движения. Принцесса посмотрела на стоящего перед ней Каличарана:
   - Что это разговоры о двух центуриях, о шлюзовой камере? - припечатала она его вопросом.
   - Ну... - стушевался тот: - Я же всё внизу - а он вертухай с пропускного! Он лучше меня должен знать! Вы, главное, дойдите до начальника - а там уже... всё будет. Проще.
   - Проще? Для нас вообще-то первоочередная цель - выбраться из тюрьмы! Или вы признаётесь, что обманом завлекли нас сюда?
   - Ну, нет, ну что же... Вы, главное, дойдите до кабинета начальника - а там всё сможете! Ва! Слушайте, как тревога кончится, приедет машина с новыми зеками, вы же можете на ней выехать!
   - Тревога не кончится, - покачала головой девушка: - Но ты прав в одном - нам надо поговорить с вашим начальником. Ну, и как у вас дела? - она обернулась к инженерам, возившимся под пультом.
   - Ерунда всякая, - за жениха ответила Даршани, вынимая руку из рукава, и вытирая лоб под шлемом: - Почти никакой электроники, экран разбили. Мы сейчас придумаем, как со своими приборами войти в сеть...
   - Покажите мне план этажа.
   Даршани встала, всунула руку в рукав, и подняла к лицу принцессы инженерный планшет:
   - Нам нужен кабинет начальника? Так, так... вот он.
   - Не уходите. Я не могу нажимать кнопки.
   Человек улыбнулась.
   - На уровень ниже. Это что, выходной шлюз?
   - Я и сама удивилась, что так далеко. Кабинет, наверное, вот это - а вот эта комната какая-то странная.
   - Пойдём, спросим у местного... - кивнула демонесса в сторону предателя.
   - Да, это комната совещаний, - закивал головой тот, стараясь вновь заслужить утраченную милость: - Сейчас там точно никого нет - тревога, все на местах, но начальник там может быть. Там места больше.
   - Эй! - крикнула Аравинда из-под пульта: - Снизу прошел сигнал тревоги! Нас обнаружили!
   - Тревога?
   - Ну да, второе крыло мы же не зачистили, только заварили. А там свой вычислитель и своя связь.
   Сакагучи прислушался к открытому дверному проёму:
   - Пока вроде тихо...
   - Ильхан, заминировать лифт! И спускай кабину!
   - Даршани, завари двери лестницы!
   - И лифтовые можно заварить. Только лист металла дайте.
   - А с этой что делать? - Мацуко кивнула на выбитую.
   - Выправить и вставить на место. Это мягкий металл.
   - Брат Ковай! Помогите своей дубиной!
   - Ладно, не становитесь под мой светомёт! - крикнула подруга Аравинды, разворачиваясь к дверям, ведущим наружу: - Ильхан, я правильно запомнила? Кабину чуть опустите и разместите второй заряд на крыше. И если дотянетесь - на обратной стороне противовеса. Вот этот датчик на взрыватель. Когда взорвётся лифт, он подержит противовес, а потом уронит его им на голову.
   - Пусть Хасан-джан даст сами, моя бомба скора вэсь кончится.
  
   ...Кадомацу бешено пыталась сообразить что делать. Сдержать две центурии - минимум сто двадцать легионеров, отряду из десяти диверсантов было возможно, только заварив двери, что и делала умница Даршани. Но эти же двери вели на выход! Назад через поднявших тревогу тюремщиков они ещё могли пробиться - но это означало признать своё поражение? И, пустить лису под хвост, столь старательно проработанный план, который она предоставила Тардешу...
   Она посмотрела на Каличарана:
   - Повстанцы высоко ценят жизнь твоего начальника?
   - Что?
   - Они пойдут на переговоры, если к его горлу приставить нож?!
   - Ну, наверное... ой, что вы нет-нет-нет! Этого гада, придурка, сволочь надо УБИТЬ! Что вы задумали!
   - Ты сейчас получишь ранение в очень неприятном для тебя месте, - пригрозила ему Азер, спрыгивающая за его спиной откуда-то сверху.
   - Нам надо выходить в город. Горло твоего начальника - один из вариантов. Исполним, или нет, мы свою часть контракта, очень сильно зависит от того, останемся ли мы живы вообще.
   Тюремщик заткнулся, помрачнев.
  
   Принцесса оглядела помещение. Весьма приличные размеры его, скорее всего, диктовались необходимостью пропускать крупный транспорт, но ворота были крепко заблокированы тяжелыми засовами, снять которые явно можно было только в случае жизни и смерти. Одна небольшая дверь и огороженный перилами проход по одной стороне - в тюремный блок и к лифту, и широкая дверь на другой - с надписью "Административное крыло".
   - Пошли туда, - скомандовала она своим телохранителям...
  
   ...Коридор за дверью неожиданно оказался шире - так что она сама опешила. Тут явно не то, что один тюремщик мог пройти - тут целая машина или боевая колесница могла проехать! Никаких камер или пулеметов, что полагались тюрьме по штату - даже решеток не было! За моргающий лампой на потолке коридор резко сворачивал налево - и за поворотом начиналась длинная изогнутая лестница. Глядя на план, она ожидала что-то подобное, но такой шикарный тоннель, который можно было использовать куда более полезно? Кабинет начальника оказался куда выше, чем думала девушка. Она остановилась посреди усеянного мелкими ступеньками подъёма, и, обернувшись, предупредила спутников:
   - Если встретимся с ним - не вмешивайтесь! Он мне нужен живой! Я справлюсь одна...
   И сразу продолжила движение, не заметив отрицательного покачивания головой господина Сакагучи. На втором повороте сёстры Ануш прыгнули на стены, оттуда - на потолок. Обе лучницы присаживались на колени, прикрывая отряд, а Азер босиком кралась над головой хозяйки. Мацуко и сама бы предпочла держать лук наготове, но слишком уж резки и неожиданны стали повороты вдруг изогнувшейся спиралью лестницы. Стены странно подрагивали, она могла поклясться, что за ними что-то гудит.
   - Что там может быть? - спросила она у инженеров: - Вентиляция? Лифт?!
   - Сомневаюсь, - сверившись с планшетом, сказала Даршани: - Вентиляция в другой стороне проходит, лифтов больше нет.
   - Но что-то ведь работает, мощное.
   - И для нас загадка, - вздохнул Аравинда.
   - Дерьмосос какой-то, - поняв, что говорят о стене, изрёк Хасан, тоже приложившийся ухом к ней.
   - Что?
   - Ну, выгребные ямы тут как чистят? Там же нужник в камере был! И душевая тоже, дерьма, наверное, много собирает... - задумчиво рассуждал бывший золотарь.
   - Аравинда, а канализация на планах есть?
   - В доступных из тюремного вычислителя - нет. Вы думаете, что там может быть труба?
   - Не я? а Хасан, (башибузук, услышавший своё имя, обернулся), кстати... - она подумала: - И вода должна быть где-то на высоте, чтобы создать давление.
   - Водонапорная башня, - кивнул человек: - И должен быть обогрев и подача - на выходе труб мы не видели. Наверное, под резервуар и канализацию заняли недостающую часть полости.
   - Каличаран, - спросила Даршани: - У вас были аварии водопровода? Как их чинили?
   - Были проблемы с душем, но их исправляли либо наши, либо сами ремонтники. А засоры мы оставляли заявку на перфекта.
   - Значит, есть доступ где-то снаружи. Это радует.
   - Мы сможет выбраться? - радостно спросила принцесса.
   - Неизвестно. Но водовод по определению больше воздуховода, если не прорваться, то отвлечь аварией может получиться...
   - К бою. Там двери...
   Последнюю дверь она вышибла даже не прыжком - локтём, обнажив меч; огляделась - никого нет. Просторная, шириной с коридор комната, заставленная громоздкой мебелью в стиле нескольких рас, с огромным столом в самом центре и рядами стульев по сторонам.
   - Мужиками даже и не пахнет, - сказала Азер, спрыгивая на стол.
   - Осторожнее, экраны и вычислитель, - предупредила принцесса, убирая меч в ножны.
   Остальная команда быстро втягивалась внутрь, ребята уже без дополнительных приказов осматривали стоявшие вдоль стен шкафы, Хасан и Маваши примерялись вскрыть один из трёх сейфов.
   - Эй, там сигнализация! - окрикнул их Аравинда.
  
   - И где он? - обернулась принцесса на человека: - Вы говорили нам, что начальник будет здесь!
   - Ну... - зашевелил пальцами тюремщик: - Сами же напали ночью. Тревога. Может, он застрял дома, может - в Управлении...
   - Что значит "может быть"?! - взорвалась холодная до этого принцесса: - Вы понимаете, что тревога уже поднята? И скоро сюда войдут полторы сотни автоматчиков, а может быть и больше?
   Господин Сакагучи схватил его за шкирку и стукнул об стену.
   - Тише, господин Сакагучи! - спохватилась его госпожа: - Он ещё пригодится!
   - Да-да, пригожусь! - заверещал Каличаран: - Я ведь знаю много чего внутри Коцита! Я могу провести вас внутрь!
   - Ты уже привел нас на засаду! - прошипел ему в лицо хатамото.
   - Но ведь вы выберетесь, да? Я ведь знаю, у вас какой-то план на этот случай! Я же обещал вас провести в тюрьму - и провел.
   - Вопрос, куда ты нас завел, - резюмировал севший на стол Маваши.
   Принцесса начала ходить взад-вперёд. Все следили за ней.
   Наконец она спросила:
   - Аравинда, Даршани, что-то есть у вас на планах?
   - Не знаю, - пожал плечами человек: - Мы не смотрели.
   - Почему?
   - За вами смотрели.
   Все рассмеялись.
   - Что насчёт идеи Хасана?!
   - Моей? - бывший золотарь даже подбоченился.
   - Если тут проходит канализация, и там целый резервуар воды...
   - Наверное, сильно приходится прогревать - планета-то ледяная, - осмелилась сказать Даршани, разложившая свой планшет.
   - Да, я вспомнила, как мы лишили их метана - залив водой. Если нам удастся вылить эту цистерну в шлюз...
   Аравинда и Даршани включили свои планшеты, просматривая чертежи.
   - Честно говоря... - осмелел все так же удерживаемый за грудки Каличаран: - Я не помню, чтобы у нас была течь оттуда.
   - Помолчи, - попросил господин Сакагучи: - Люди думают.
   - Я тоже человек!
   Демон разжал пальцы и бросил его на пол:
   - Приведи себя в порядок.
   Гюльдан заметила светильник в виде обнаженной женской фигурки, и принялась с ним баловаться. Азер цыкнула на неё - но как только младшая суккуба перестала, на другой стороне стола другой такой же светильник заметил Хасан. Фигуристая телохранительница только зашипела.
   - Я не вижу подтверждения снаружи, - вдруг сказала Даршани.
   - Что значит?! Что это значит?!
   - Тревоги. Нет подтверждения о приеме сигнала тревоги. Они его подали, но он не дошел туда куда нужно. Хотя, может быть обрыв.
   - У нас много обрывов во время бомбардировок, - сказал Каличаран, потирая грудь: - Иногда мы говорим, нас не слышат, иногда слышат - но мы их не можем.
   - Но если увидят то придут проверить? - спросила принцесса.
   - Если идёт налет, то не поедут. Других дел на Стене достаточно. Вы забыли? Чем снаружи занимаетесь-то?
   - Ах да... - принцесса как-то упустила этот вариант.
   - Но тот дурак... ну тот, что в лифте убился... говорил, что есть две центурии в тоннеле.
   - Да, это наша проблема сейчас.
   - Вот они как раз могут услышать. Там сирена есть. И видеофон.
   - Ну-ка, - Аравинда вгляделся в схему: - И правда, видеофон... Попробуем что-то с ним сделать...
   Дальневизоры или "видеофоны" на языке призраков, в руках инженеров людей были обоюдоострым оружием, их можно было использовать для шпионажа - о чем призраки и люди постоянно предупреждали демонов и ракшасов, выдавая им эти приборы. Теперь надо было надеяться, что караульные не соблюдали столь строго требования безопасности, как в армии карателей.
   - Ничего не видно, - признался Аравинда. Только вытащил несколько паролей внутренней связи.
   - Так, это терминал перфекта, поэтому я отменила сигнал тревоги, сменив её на учебную, - сказала Даршани: - Только бы настоящий перфект не вмешался с какого-нибудь дублирующего.
   - Снаружи нет дублирующих! - поспешал сказать Каличаран.
   - Он мог не наружу выйти, а, например, в другом блоке быть...
   - Нет... он бы не поднял тревогу, а сам бы выбрался.
   - Я вот одного не понимаю, - подал голос Маваши: - Мы в переходе грохот и стук выше головы подняли. И тревога была поднята. Что же эти "две центурии" на помощь сразу не ломанулись?
   Все посмотрели на предателя.
   - Ну, не доехали ещё, наверное.
   Все внимательно смотрели на Каличарана.
   - Ну, у них пост на выходе, но на тюремном поезде быстро, если доехать.
   Все ещё смотрели на человека.
   - Ну, вы сами поверили тому стукачу, а меня всякими плохими словами обзывали! Меня спросили потом?
   - Мы тебя сейчас спрашиваем.
   - Мы посредине Стены! Помните, сколько мы в тюрьму лезли? Вот столько же и вылезать! Отсюда пешком полдня идти!
   Некоторое время все только переглядывались, лишь Аравинда возился со своим планшетом и вычислителем начальника тюрьмы.
   - Тогда всё меняет. У вас же электровоз, да? - задал человек ненужный вопрос: - Электровоз. Вот, фиксирую подачу питания, они к нам поехали. Будут где-то через 10 минут.
   - Встретить успеем? - спохватилась принцесса. Остальные бойцы уже подготавливали оружие.
   - Если на поезде, то мы можем подорвать поезд. Минус половина солдат сразу.
   - Тогда быстрее вниз. Надо ещё разобрать дверь!
  
   Сердце било в висках и ушах, когда они неслись по странно-широкой лестнице обратно. На разгромленном пропускном посту было всё так же - те же самые обломки и трупы на полу. Господин Сакагучи тащил Каличарана за шкирку, внизу бросил его на усеянный битым стеклом пол, и, обнажив меч (все ахнули) - срубил высокие перила, ограждавшие подход к двери рядом с большими воротами.
   - Это вы правильно сделали, - похвалила принцесса. Вооруженному в основном холодным оружием отряду диверсантов не помешала лишняя ширина строя.
   - Маленькую дверь, - сказал он инженерам.
   Даршани подключилась к замку, Аравинда рубанул лучом светомёта по дальней створке.
   - Осторожнее!- крикнул Каличаран: - Там...
   Створка двери упала, и из-за неё раздался стрёкот пулемёта.
   - Дурак! - выругалась Даршани, что-то переключая: - Там же автоматическая система!
   Пулемёт затих.
   - Видел же план, там все эти башенки нарисованы! Что думаешь, оттого что отрежешь дверь, они не сработают?
   - Я понял-понял. Всё выключила?
   - Конечно.
   - Умница.
   - А ты как думал?
   - Я думаю - ты самая лучшая.
   - Там шлюзовая дверь на выходе, она, от твоей торопливости, заблокировалась. Сейчас обману датчики.
   - Выломаем.
   - Вперёд, - сказала принцесса: - Проходим побыстрее этот коридор, если там железная дорога, то должно быть больше места.
  
   С другой стороны коридора тоже было ограждение из перил, которое на этот раз, снёс идущий впереди Маваши.
   - Это становится традицией, - покачала головой Азер. Сакагучи подхватил Каличарана и потащил его, сопротивляющегося, следом за принцессой. Брат Ковай завершал шествие, заодно широкой спиной закрывая отряд от возможной атаки с тыла. Кадомацу обернулась на него - было бы неплохо заблокировать очередную дверь за их спиной, и монах понял всё сам, и, нагнувшись, забаррикадировал отрезанной створкой проход до половины. Его командирша вздохнула - ну что же, пути назад не было с тех пор, как они заварили двери лифта.
  
   Зеленоватый свет ламп вспыхнул при их приближении:
   - Да это не одна станция, это целое депо...
   Дочь императора пока что видела только украшенные или разбомбленные вокзалы, и предпочла поверить специалистам. Плавно изгибавшийся коридор внезапно расширялся, и обрывался на срезе в яму. Кадомацу подошла к краю - на дне маслянисто блеснули рельсы - что ж, настоящая железная дорога. Главнокомандующая проверила шлем (не хотелось получить внезапную автоматную очередь под предательски срабатывающими лампами), и скомандовала:
   - Ануш, Гюльдан, Ильхан, Аравинда и Даршани, оставайтесь здесь, Хасан - смотри за коридором, остальные - со мной, - чуть подумав и посмотрев на загорающиеся впереди лампы: - Нет, инженеры тоже с нами...
   Открытые коридоры и множество резких поворотов пугали своей пустотой и демоны двигались плотным кружком, чтобы избежать засад, несчастий и уберечь уязвимых людей. Суккубы и ракшас шли следом, как только угроза для них была устранена. Каличаран, насчёт которого не было никаких распоряжений, вынужден был идти с Сакагучи.
   - Где все тюремщики?
   - Вы же их убили! Этот придурок - вертухай с этой станции!
   - Какой?
   - Тот, что из лифта! Они всегда, когда бомбёжки, напивались и прятались за второй шлюз, к Удо! Думаете, почему его "стукачом" звали?!
   "Стукачом", насколько помнила сама Кадомацу, как раз назвали Каличарана.
   - Кто такой "Удо"?!
   - Ракшас этот! С алебардой! Вы его убили!
   - А понятно, - они вышли на перрон. Теперь принцесса узнала в строениях вокзал - за исключением необходимых тюремному сооружению решеток и сигнализации, все выглядело так же как на других вокзалах Коцита. Одна из дверей была распахнута настежь, и на полу валялись пустые бутылки.
   - Я же говорил, - сказал Каличаран, освобождаясь от хватки Сакагучи.
   Вслед за инженерами, все поднялись на второй этаж, где находилась диспетчерская. Там было темно. Аравинда подёргал выключатель, и его невеста, улыбнувшись загоревшимся лампам, подошла к оживающему пульту:
   - Давай мне программу отслеживания поезда. Я попробую взломать стрелку.
   - Я пешком быстрее дойду до стрелки. Поставлю заряд, может, удастся их перевернуть.
   - Осторожнее там, к рельсам не лезь...
   Мацуко услышала их:
   - Азер, Хасан - за ним, господин Сакагучи - за мной! Остальным осмотреться в ближайших зданиях!
  
   Демоны спустились по лестнице вниз, волоча за собой уже не упиравшегося Каличарана. Даршани помахала им из стеклянного кристалла диспетчерской и уменьшила яркость ламп. Потемнело, но и демоны в доспехах стали не так заметны на фоне светлого бетона.
   - Госпожа, - осмелился сказать Сакагучи: - Предателя лучше увести с перрона, мало ли какой он сигнал может подать...
   Она уже не ответила - её больше интересовали Гюльдан и Ильхан, о чем-то спорящие на крыше здания:
   - Что у вас там, вы, двое? - спросила она по-ракшасски
   - Всё в порядке, - пожав плечиками, ответила Гюльдан: - Спорили, допрыгну ли я до потолка или нет...
   - А допрыгнешь?
   - А смысл, если я оттуда никого не увижу?
  
   Раздался грохот чьего-то падения и раскатистый железный лязг, словно кроме одной тяжелой вещи, упало ещё что-то длинное и железное.
   - Эй! - послышался голос Хасана: - Лестница нужна! Помогите!
   Кадомацу поспешила на зов - Брат Ковай, тщательно налегая, отрывал железные лестницы у домиков, а Хасан не менее тщательно пытался их сложить в одну большую.
   - Зачем это вам, вы же её не поднимете?
   - Ну, Аравинда сказал - ему надо. И быстрее!
   - Зачем ему лестница? Пойдём...
  
   В темном тоннеле, где кончался свет ламп станции, отчетливо был виден серебристый скафандр Аравинды и яркие лучи его фонарей:
   - Господа, вы задерживаете. Время идёт, а мне надо наверх.
   - Куда? - спросила принцесса.
   - Видите?! - он показал на перекинувшуюся через пути трубу под потолком: - Водопровод. Там вода под давлением. Если взорвать над поездом - разрежет как ножом. Только вот дотянуться бы... - он показал две готовые к установке мины.
   - Азер, Афсане, - позвала Матеа: - Помогите ему.
   - А вы сможете? - удивился человек.
   - Бомбу прицепить? - улыбнулась Азер, забирая из его рук опасную игрушку: - Да половину детства только этим и занималась....
   - Гюльдан, стой, где стоишь и прикрывай сестёр, - угадала за спиной принцесса третью суккубу: - Господин Сакагучи... - она выразительно посмотрела на глазевшего на всё действо Каличарана. Хатамото понял без слов, и грубо развернул тюремщика спиной к минным постановкам.
  
   Мины были сложнее, чем помнила Азер и поэтому, хоть она и хвасталась, пришлось спросить совета у человеческого инженера. Белоголовая Афсане протупила подольше, они вместе взлетели, и, вскрыв кинжалами грязную фольгу и вату теплоизоляции, установили приборы на горячую трубу по обе стороны блестевших внизу рельс.
   - Давайте вниз, уже едут! - крикнул снизу Аравинда. Далекий стук колёс уже отдавался в тоннеле.
   - Все стрелки - на крыши! - послышалась команда хозяйки: - Все кто без доспехов - за наши спины! К тебе, Азер, тоже относится!
   Стук колёс все приближался, вот уже и прожектор стал освещать стены зданий. Старшая суккуба приземлилась на крышу рядом с Гюльдан и прогнала её назад, дальше, на следующее здание - поезд был заметно тяжелее, судя по звуку, его при взрыве могло выбросить намного дальше.
   Инженер что-то настраивал на своих приборах. Тонкие, еле заметные лучи потянулись от зарядов взрывчатки вниз, и сошлись на рельсах, чуть впереди трубы.
   - Держитесь, тут две бомбы! Все подальше от стен и труб! Даршани, уйди из диспетчерской! - кричал Аравинда.
   - Маваши, - позвала принцесса, и показала на стеклянную клетку диспетчерской, где над пультом замерла женщина людей: - Она не успеет.
   Кен понял без слов и, взлетев, перекувыркнулся, и высадил шипастым плечом стекло. Даршани подняла взгляд, и не успела испугаться, как её со всеми её приборами схватили в охапку, и спустили на крыльях вниз. С приближающегося поезда застучали автоматы, прожектор высветил разлетающиеся осколки стекол вокруг доспехов демона, и Маваши убирая крылья, закрыл собой сжавшуюся под ним в клубок девушку. Взвизгнули пули, отскакивающие от брони демона-самурая. И в это момент поезд пересек световые лучи зарядов взрывчатки.
   Оранжевая, цвета кожи принцессы, вспышка, расползлась огненным блином под вогнутым сводом тоннеля слева. Свет моментально погас, закрытый черным, во внезапно обрушившиеся темноте, облаком пара - только противное шипение водяных струй, ударивших сверху по путям перед локомотивом, заглушило все звуки. Чуть позже - другой взрыв, справа, осветил замерший в застывшем моменте локомотив, раскорячившийся на двух путях бортом после стрелки - и снова удар паром и шипение яростных струй. Послышались какие-то крики, влажные удары размазанных об стены тел, тяжелый удар перевернувшейся груды металла об землю, и все затихло.
   Только скрип волочащегося по железу железа и стихающий шум воды.
   Тренькнула стрела - по звуку, Азер узнала лук Гюльдан.
   - Не тратьте стрелы! - крикнула дочь императора. И правильно - в такой тьме даже с глазами младшей из сестренок можно всё потратить впустую.
   - Вперёд, берегите крылья! - принцесса, обнажив меч, взлетела, разогнав тьму светом крыльев, на вираже обойдя льющуюся струю воды, приземлилась на разгромленный перрон. Аравинда включил фонари на своём доспехе, отвлекая выживших от Даршани и Маваши - яркие даже для зрения демонов, для людей и призраков эти лампы были вообще ослепительны.
   Кто-то зашевелился в обломках, поднял автомат. В ярком пятне света это движение было отчетливо заметно - грохнул выстрел мушкета Ильхана, повстанец-призрак, вытянувшись высокой тенью, расплескал кровь из черепа по мятому металлу машины.
   - Не спешите подходить, там есть чему взрываться.
   - Нам нужен ещё один пленник, - сказала принцесса, расстегнув забрало, и переворачивая разбросанные по полу тела повстанцев. Не найдя, вспорхнула на быстро покрывающийся льдом электровоз. Следом за ней спланировала Азер и господин Сакагучи, толкнувший Каличарана подоспевшему брату Коваю. Металл гулко грохнул под ногами, но, кроме того, убитого Ильханом, автоматчика, выживших не нашли - скорость была слишком велика, а струи воды под давлением были смертельны. Ледяные брызги обжигали обнаженные крылья.
   - Уходите оттуда, - просил волнующийся Аравинда: - Эта штука полна взрывчатых веществ, рельсы под током, ещё вас бы не убило.
   - Я отключу электричество и воду! - вскочила на ноги Даршани: - Сейчас.
   - Маваши, Ильхан, за ней! - только успела крикнуть Метеа, не успев остановить слишком инициативную невесту Аравинды.
   Сама тоже распахнула крылья, и, перемахнув через здание, поспешила за развившей неожиданную прыть женщиной людей. Даршани уже дёрнула какой-то громкий рубильник, и, приседая, пыталась всем весом провернуть какое-то большое колесо.
   - Ну, куда ты... - начал её жених, успевший быстрее крылатых демонов.
   - Помогите, - попросила она, не дав договорить: - Они же поняли что те, что уехали, мертвы, а вода на полу нам помешает. Ах да, - сообразила она, и, открыв лючки на плечах своего костюма, что-то отрегулировала в доспехах. Навалилась, и с натугой провернула кран. Шум воды за спинами утих.
   - Вот и всё. Воду надо экономить. Что дальше делаем, командир?! - она посмотрела на принцессу, разрегулировав механизмы своих рук обратно. Кадомацу помедлила.
   - Если есть возможность - неплохо бы попробовать поднять машину на колёса. Это сэкономит нам много времени.
   - Сомневаюсь, - прокачал головой внутри прозрачного шлема Аравинда: - Я, конечно, впечатлен вашей физической силой, но без техники в этом деле не обойтись. Но, - он заметил огорчение на лице демонессы: - В крайнем случае, сделаем из него ловушку.
   - Ладно. Обыщите те здания, которые не успели, и попробуем сделать то, что советуют люди! Подождём остаток патруля здесь!
  
   - Фонари почти все погасли, и пока вода не замёрзнет, свет включать нельзя, - объясняла Даршани, которую жених не пустил к опасному электровозу: - Да и вообще включать нельзя, у них могут быть и снайперы, а мы, особенно вы - тут как на ладони.
   - Знать бы как далеко до выхода. Афсане, Гюльдан, на разведку!
  
   ...Над перроном, куда вели разбросанные обломки, вывернутые рельсы и ярко белеющие натёки льда, возвышалась огромная, вся искореженная машина, уже заметно покрывшаяся льдом и инеем. Хасан сидел наверху и командовал, в то время Азер и Аравинда безуспешно пытались отодрать одну из деталей.
   - Да ты хоть бы спустился помочь! - не выдержала телохранительница принцессы: - Не видишь - женщины работают!
   - Да какая ты женщина. Баба, а не женщина.
   - Странно. Ночью ты другие слова говорил.
   - Ха!
   - Ты спускаешься, или я тебя спускаю? Ладно, приди-приди ко мне ещё раз ночью.
   - Я - к тебе? Да это ты ко мне всё время лезешь!
   - Правильно. А кому ты такой теперь нужен? Слезай, я сказала!
   - Бесполезно, - остановил их Аравинда: - Это при крушении намертво вколотило... Нет кувалды?
   - Господин Аравинда, - вошла в этот момент принцесса: - Так можно починить, или нет?
   - Нет, конечно. Как вы считаете, этично ли использовать трупы в качестве ловушек?
   - Ковай, помоги с колёсами. Да не дубиной, сломаешь ещё - вон той штукой!..
  
   Господин Сакагучи дождался возвращения Афсане и Гюльдан, посланных в дозор, и, передав им охрану принцессы, только тогда присоединился с Маваши и Ильханом к общему делу.
   Мацуко и остальные женщины (кроме Азер) присели в стороночке. Даршани работала прожектором для всей группы.
   - Пока они тут гремят - неужели кто-то будет столь глуп, чтобы полезть на эту штуку? - спросила демонесса.
   - Аравинда не стал бы затевать дело, не будучи уверенным, - успокоила Даршани, уверенная в своей половинке.
   - Ладно... а то я подумала, не придётся ли следом ещё и баррикаду на обходных путях возвести. Какой-то капитальный оборонный пункт у них выходит...
   - Для обходных путей есть бесконтактные мины и другие, довольно интересные вещи. Я поставлю задвижку из бомбы на ту трубу - там есть давление, будет такая же ловушка из воды на тех, кто обойдёт... - в этот момент все подпрыгнули от внезапного звука - звона лопнувшего металла. Ковай уронил молот, и схватился за голову:
   - Я не хотел... Госпожа Третья, оно само сломалось!
   Колесо, над которым работал монах, развалилось почти надвое. Аравинда быстро подбежал на помощь, снял с плеча фонарик, осветил место происшествия:
   - Э-э... Колесо лопнуло, да и ось тоже... Не волнуйся, - успокоил он, похлопав по плечу толстяка: - Ты не виноват, так и задумано... Постойте-ка! - инженер повёл лучом вдоль рельса, побежал вперёд, а там объявил:
   - Всё уже замёрзло! Можно обрезать провода, и включить свет! - он вернулся, прикрепляя фонарик на место.
   - Собственно, если бы не торопились, можно было и подождать... со светом проще... Кстати, - обратился он к женщинам: - Чем на нас пялиться, могли бы туда посветить - и увидеть это сразу!
   - Тогда бы мы на вас не попялились, - оскалила белые зубки Гюльдан.
   - Отдышитесь, ребята, и пойдём пешком. Армия не ждёт.
   Из-за поезда вылезла вся раскрасневшаяся, тяжело дышавшая Азер:
   - Так, а вы, сестрёнки, чего дурака валяете?! - прикрикнула она на своём языке: - Живо, вы авангард, взлетели, и проверили дорогу!..
  
   ...Собирались долго. Даршани, которой надоело работать прожектором для мужчин, взяла у Ковая несколько брикетов со взрывчаткой, и присела возиться у покрытой инеем цистерны.
   - Эй! Что вы там застряли! - раздраженно крикнул её жених. По дальней связи голос девушки раздался совсем рядом, из шлема Аравинды:
   - Ну не можем же мы завалить проход? А так будет кой для кого сногсшибательный сюрприз!
   - Похоже, ваша невеста пытается взвалить не свои плечи всю работу, - заметила принцесса.
   Мужчина человеков явно разозлился, и, перевернув свой рюкзак со спины себе на живот, пошел помогать своей нареченной.
   - Что ты делаешь? - спросила та, увидев его руки рядом со своими.
   - Ещё минирую...
   - Меня не взорви...
   - Проклятье... Темень...
  
   Темноту разгоняли только лучи фонарей на шлемах и плечах людей. Демонесса сразу сообразила снять шлем - свет от её волос сразу сделал уютнее безотрадные и бесконечные сплетения труб. Потом её примеру последовали другие демоны - даже глупый Ковай, чья лысина, не давая света, блестела где-то там, в выси, изредка наклоняясь под поперечными трубами.
   - Они могли отправить разведку, а потом просто убежать, бросив тюрьму на произвол судьбы.
   - Но ветра нет. Выход перекрыт. Может быть, даже замурован.
   - Вряд ли. Скорее всего, просто герметичные ворота. Шлюз же.
   - Вот если ворота закрыты это и будет для нас самая большая проблема. Запрут и позовут на помощь.
   Аравинда посмотрел на неё сквозь блики стекла шлема:
   - Ну и что? У нас два светомёта и лучший командир на свете.
   Метеа только повернула голову:
   - Вы поосторожнее с комплиментами.
  
   ...Брат Ковай потащил в придачу ко всей тяжести сломанную ось и колесо, и пока его всем хором не заставили бросить лишний хлам, катил его по рельсам. Когда заставили - эту игрушку забрал себе Маваши. Когда и его отговорили - колесо покатил Хасан. Наконец, Аравинда сам забрал колесо, и положив с осью поперёк рельс, и прицепил к нему небольшую гранату.
   - Вот теперь точно никто не заберёт, - обрадовались женщины...
   - И поезд не проедет, - добавил человек: - Чем позже они узнают о том, как мы прошли - тем спокойнее нам будет.
   До выхода, по словам Каличарана, было с полчаса ходьбы, если не больше....
  
   ...- Срочное послание Её Высочеству! - истошный крик разорвал воздух прежде, чем его источник - изукрашенный шрамами, молодой и пышущий здоровьем самурай, рухнул на сверкающий в ночи снег.
   Стоявший на страже шатра младший хатамото Уэмацу, в щегольской высокой шапке, и зелёных с золотом нарядных одеждах, расшитых узорами, очень шедших к его лицу, но слегка экстравагантно выглядевших в этой ледяной пустоши - даже и ухом не повёл на этот окрик. Но стоило гонцу побежать мимо, как он резко толкнул его в сугроб луком с ненатянутой тетивой.
   - Да как ты смеешь! Я же гонец!
   - Ты можешь сказать всё мне.
   - Нет! - гордо выпрямился самурай: - Моё известие лишь для ушей и глаз принцессы!
   - Проблемы, Уэмацу? - вышел из шатра Сакакибара.
   - Господин Правый Начальник, он пытается проникнуть к Её Высочеству без разрешения, и, не зная пароля.
   - Моя весть не терпит отлагательств!
   - Простите, солдат, но Её Высочество запретила пропускать к её телу посторонних. Прошла информация о готовящемся на неё покушении.
   - Простите господин, но как мне тогда передать своё послание?!
   - Скажите мне. Я немедленно донесу до ушей Её Высочество каждое ваше слово.
   - Тогда... - он упал на колено и торжественно произнёс: - Сообщение для Её Высочества! Враг оттянул значительные силы с северного направления! Генерал Мидзухара требует подкреплений, чтобы завершить маневр охвата!
   - Отлично. Я передам это. Вы же, в свою очередь, передайте требование генерала Мидзухары генералу Мацукаве. Он распоряжается резервами.
   - Слушаюсь! - но, вопреки покорному рыку отступил, неуверенно оглядываясь, и взлетел, совершенно излишне поклонившись ещё раз.
   - Извините, что пришлось вас побеспокоить, господин Правый Начальник.
   - Будь твёрже...
  
   ..."К Главнокомандующей меня не пустили. Говорят, на неё готовится покушение"
   "Приказ о маневре отдал генерал Мацукава, а не Её Высочество".
   "Ну, и что?"
   "Наш Мидзухара подчиняется Томинаре, а не ему! Или самой Госпоже Третьей!"
   "Так ты думаешь, что..."...
   ..."Говорят, что на принцессу напали".
   "Правда?"
   "Она даже не выходит из шатра!"...
   ..."Принцесса ранена, её заместил генерал Мацукава!"
   "Кто сказал?!" "По всем фронту идут приказы от его имени!"...
   ..."Я видел, как принцессу сбросили со Стены! Говорят, она очень плоха!.."
   "Она жива?!"
   "Боги хранят, но... упади с такой верхотуры..."...
   ..."Призрак-предатель напал на нашу принцессу!"
   "Она его убила?!"
   "Да, но сама тоже плоха..."
   "Серьёзно?!"
   "Отравленный клинок... Целители не могут сказать ничего определённого..."...
   "Это катастрофа!.." - Злата резко раскрыла глаза. "Надо прекратить эти слухи..." - почти рефлекторно подумала она. Нет, во время такой бойни телепату выспаться невозможно! Миллиарды мыслей, квадриллионы криков боли... Она успокоила свой ум дыхательной гимнастикой и закрыла глаза, сосредоточившись на случайно уловленной волне. Так...
   "...Помнишь, полк Ирими вдруг отвели?! В самом начале?! Вот, это как раз Её Высочество эвакуировали!"...
  
   >Почти внутри
  
   Возглавляли их группу оба инженера со своими фонарями и светомётами наготове. Следом шли самые сильные бойцы из демонов, (среди них и Её Высочество), неуклюжий Ковай пыхтел сразу за ними. Тылы прикрывали видящие в темноте ракшасы и суккубы.
   Тоннель, достаточно широкий для того, чтобы здесь, не задевая стен, мог проехать и поезд и боевая колесница, был на удивление чист - если не считать труб под потолком, редкие кучки строительных принадлежностей, да лужи льда на насыпи возле рельс - в которые старались не наступать. Мало ли какая гадость могла тут накапать?
  
   ...- Ваше Высочество, уйдите с путей!
   - Не волнуйтесь, - она подвигала крыльями: - Я всегда успею взлететь.
   - Возьмите, пожалуйста, - Сакагучи наклонился, протягивая руку.
   - Что у вас? - она доверчиво протянула свою, коснулась пальчиками его пустой ладони - и только ахнула, когда её быстро и ловко дёрнули за локоть, подхватили под коленками и за талию - и одним движением подняли на руки. Она схватилась сначала за свой меч - потом - за крыло и наплечник хатамото.
   - Поставьте меня на планету. На поверхность планеты.
   - Мы ещё не на поверхности.
   - Господин Сакагучи!
   Он выдохнул, и отпустил её на пол. Лёгонькая Афсане сразу же подбежала занять хозяйкино место, но суровая Азер цыкнула на неё и отправила из объятий любовника во тьму передового дозора.
   - Я следующий, - пропыхтел рядом с Сакагучи брат Ковай. Хатамото оглянулся на монаха, тот указал взглядом на спину принцессы.
   - Логично, - кивнул телохранитель: - Только Маваши не подпускай - порежется ещё.
   Слышавшая всё это демонесса раздраженно дунула в чёлку. Мужчины... Маваши тоже подал голос в свою защиту...
   - Господин Каличаран! - мстительно напомнила принцесса про обязанность господина Сакагучи.
   Обязанность оказалась рядом и уныло волочила ноги, поглядывая на Афсане...
  
   Трудно было сказать - далеко ли они ушли за эти полчаса. Темнота давила на психику, однообразные стены заставляли сбиваться со счёта шагов. По ощущениям девушки, толщину первой стены они уже прошли многократно - правда же тюрьма находилась под третьей - а если они сейчас у 'Ледяной клетки' выйдут? Вроде бы должные разгонять тьму цепочки ламп, временами загоревшихся вдоль тоннеля, для её глаз были всего лишь блестящим украшением, вовсе не добавлявшим света.
   Как выяснилось по нескольким крепким выражениям - для суккубов - тоже, хотя ведь считалось, что они видят в темноте как кошки...
   - Как долго ещё, Аравинда? - спросила она у ближайшего инженера.
   - Не знаю, нет ориентира для планшета. Хотя... вроде там - двери?!
   - Или лампы перегорели... - 'успокоила' Даршани.
   - Ну, хотя бы глубину нашу-то можете сказать? - спросила демон, зная, что людям это не составит труда.
   Человек скосил глаза на ряды шкал, высветившихся на стекле его шлема:
   - Вообще-то... вообще-то мы уже на уровне моря. Так что те ворота - скорей всего выход!
   Азер, с противоположной стороны тоннеля, тяжело подпрыгнула, раскрывая крылья, толкнулась полными ногами от стены, и полетела вдаль, вскоре почти полностью растаяв в темноте.
   - Ну, сейчас узнаем, - подал голос Маваши.
   Ждать пришлось далеко никакой не 'сейчас'. Зная скорость, с которой летает старшая из сестёр-суккуб, Метеа поняла, что выход не так близок, как казалось со слов людей.
   - Они правы, - тяжело дыша, доложила вернувшаяся разведчица: - Здоровенные ворота, заперты намертво, патрулей нет. Пешком ещё столько же...
   ...Ну, примерно так принцесса и думала...
  
   - Давайте потише, - приказала принцесса: - Они получили сигнал о побеге, потом отмену. Вряд ли они готовились только к 10 диверсантам, тем более после пропажи группы на поезде.
   - И времени подготовиться у них было достаточно, - добавила Азер: - Легионер нам сказал про центурию с пулемётами, а пулемётов на поезде я не помню.
   - Не было. И у призраков и у повстанцев пулемётчики в отдельной центурии. На поезде была разведка, из автоматчиков, там и центурии не было. И они ждут не нас, а крупного побега.
   - Я бы заминировал дверь, - сказал Аравинда.
   - Они ждут свой поезд назад.
   - Всё равно бы заминировал. Можно поставить управляемый фугас и пропустить. У триариев должно быть достаточно взрывчатки, кроме того - и без их пулемётов своих, тюремных, достаточно.
   - А почему в тоннеле пулемётов нет? - спросил Маваши.
   - Сняли на Стену, - ответил Каличаран: - Ваши много их поломали.
   - Ну, и как всё-таки проходить эту дверь? - вздохнула принцесса: - Аравинда, Даршани, посветите! Для наших глаз тут слишком темно.
   Огромные пыльные створки возвышались перед ними, плотно перегораживая проход. Только на земле вокруг рельс, похожие не крылья, были полукруглые следы от частого открывания.
   - Взорвём её нафиг?! - предложил Хасан.
   - Там шлюзовая дверь, - осадила его Даршани: - Сломаем одну - упремся в другую. Да и взрывчатки на неё не хватит. Экономить надо.
   - Если у них заминировано - то у них там своей взрывчатки более чем достаточно, - задумалась принцесса: - Нельзя ли её как-нибудь взорвать в нашу пользу?
   - Если заминировали против массового побега - то уж точно так, чтобы весь проход завалило намертво. Да и взрывчатку бы у них забрать себе бы... - мечтательно протянул Аравинда: - Нам сгодится.
   - Я просканирую частоты, - спохватилась Даршани, настраивая своё оборудование.
   - Ты сможешь их взорвать отсюда? - спросила принцесса:
   - Не взорвать, а предотвратить. Аравинда же предупреждал, что нас самих может завалить.
   Аравинда в это время старательно изучал строение ворот.
   - Ребята, ещё раз - тише. Со светом тоже осторожнее - они могут открыть и контратаковать.
   - Да, вот именно, - люди притушили свет, суккубы разошлись по стенам, подошедший Ильхан заткнул разинутый рот Хасана.
   - Молчать. Ты самый шумный.
   Обидевшийся Хасан оказал пальцем на Маваши, однако, тот уже, проверив свои травмоопасные секреты, отошел подальше, и с разбегу по стене, запрыгнул на идущую под потолком трубу.
   - О, труба! - вдруг вспомнила принцесса: - Это та же самая, что мы взорвали?
   - Да, только воды в ней уже нет, - ответил Аравинда, занятый со своим планшетом: - Оставили их без умывания и туалета.
   - Нет никаких сигналов, - сказала Даршани: - Всё глушится бомбардировкой.
   - Я бы тоже всё на проводах сделал.
   - Жаль, у нас нет шпионских механизмов или управляемой стрелы, - вздохнула Даршани.
   - Если бы я ещё был хорошим лучником, - ответил её жених: - Этим стрелять уметь надо, это не твои программы.
   Принцесса даже не знала, что у людей есть подобные устройства.
   - Эй, - позвал Маваши, топающий по трубе: - А здесь дырка!
   - Не греми там, услышат!
   - З-д-е-сь д-ы-р-к-а! - шепотом сказал фехтовальщик.
   Труба, идущая по другой стороне тоннеля, исчезала в неряшливой кирпичной кладке на высоте нескольких ростов. Аравинда поднял голову и отрегулировал что-то в шлеме, разглядывая угол ворот:
   - А ведь, правда, это наш выход наружу.
   Принцесса и Азер тоже взлетели, и довольно бесцеремонно отодвинули Маваши, на своих когтях повиснувшего под трубой вверх тормашками.
   - Маловата дверь.
   - Моя задница пролезет, - сравнила свои пышные формы с шириной кладки суккуба.
   - И что ты будешь делать там одна со своей задницей? Там тесно, а твои сестры не так хороши в рукопашной.
   Афсане услышала и обиделась.
   - Ханум-паша, - послышался голос Ильхана: - Поднимите меня.
  
   ...Они отошли чуть подальше, чтобы их случайно не услышали ушами или каким-нибудь прибором, и собрались для обсуждения:
   - Значит так, - сказала принцесса: - Сначала люди вырезают дырку в стене, потом Ильхан с Хасаном и Азер проникают внутрь и открывают дверь нам. Дальше мы помогаем.
   - Две проблемы, - сразу подали голос люди: - Во-первых, это шлюз, там две двери. Во-вторых - бесшумно выломать эти кирпичи не выйдет. На них труба держится, она упадёт или сломается.
   - С нашей стороны?
   - Нет, здесь всё нормально, - Даршани, хоть и было запрещено, осветила крепления трубы лучом фонаря: - Но с той стороны всё полетит со звоном и грохотом.
   - А если осторожно, вынимать по кирпичику?
   - Осторожно... вы вначале нас туда поднимите с ранцами светомётов, и попробуйте не уронить. И ещё вопрос, какой ширины дырка будет...
   - На худой конец можно взорвать и входить по обломкам.
   - Тебе лишь бы взрывать. Там укрепились, забыл?!
  
   ...На трубу подняли легонькую Даршани, сняв с неё всё, кроме необходимого для светомёта, и она, пристегнувшись за пояс к вбитому в стену гвоздю, направила луч оружия на кладку. Аравинда бегал снизу, подавал советы:
   - Посмотри на радар! Будет осторожнее, не торопись, не превышай мощность, а то пройдёт насквозь, и они увидят!
   - Да знаю! - сказала Даршани, осторожно водившая лучом по кладке: - Тут важнее ровно разрезать. Внимание! Даю свет! - желтый луч вспыхнул ослепительной нитью в темноте тоннеля, и пошел по шипящим кирпичам. Аравинда в это время навел свой светомёт в режиме фонаря на стену и контролировал:
   - Хватит, стоп, прорезала!
   Женщина людей остановилась, настроила прозрачность своего шлема и пригляделась:
   - Вижу щель. Теперь - вертикальная.
   Два следующих разреза были сложнее - светомётчице оба раза пришлось наклоняться к краю трубы, чтобы получить приемлемую ширину. Со стороны стены было наименее удобно - мешала и собственная голова в шлеме и прицельные приспособления оружия.
   - Теперь будет проще, - сказала она, закончив четвертый разрез - снизу, и, закрепив светомёт, достала свой планшет и что-то ввела на нем. К общему удивлению, оружие само, без наведения разрезало кладку горизонтальными линиями.
   - Так тоже можно, - пояснила она: - Вынимайте, посмотрим, что в шлюзе. Может меня сквозь эту дырочку тоже придётся проносить.
  
   Разборкой кладки по приказу принцессы занялся бронированный Маваши - она сказала суккубам и ракшасам не рисковать. Тем более все дополнительные усиления доспехов как нельзя лучше подходили для работы каменщика, - как под общий смех заявила насмешница-Гюльдан. Господин Сакагучи опять вынужден был напомнить о необходимости соблюдения тишины.
   - Какой ширины там шлюз? - спросила принцесса у всеми забытого Каличарана.
   - Для поезда, - ответил за него Аравинда: - Как бы они внутри шлюза засаду не устроили.
   - Там за дверью аварийная переборка, - ответил тюремщик: - На случай если авария или побег. А шлюз на паровоз и два вагона.
   - Пост охраны внутри шлюза? Или снаружи?
   - Там контрольный пункт. Для поездов что прибывают и отходят. Просвечивают вагоны и паровоз, чтобы не привезли ничего или тайком не вывезли.
   - Ага, а я-то думал, что это такое за ярмо... - человек вернулся к своему планшету.
   - А вода, куда там идёт? Зачем она там вообще?
   - На мойку и в туалет. Она с этой стороны, прямо у двери, чуть туда, в стену - он показал рукой влево: - Не помню, видна там труба или нет.
   - Там строение?
   - Да. Но не помню, не помню снаружи трубы или нет.
   - Ты же тут работаешь, каждый день видишь!
   - Иногда, - заметил господин Сакагучи: - То, что каждый день перед глазами, хуже всего запоминается.
  
   ...Маваши передал по цепочке из суккуб последние кирпичи:
   - Ничего не вижу, - доложил он, заглянув в дыру: - Труба есть, а что внизу - непонятно.
   - Поднимайте меня снова, - вздохнула Даршани: - У вас не глаза, а наказание какое-то...
   - Погоди. Есть ещё Азер.
   Суккуба доложила:
   - Там вторая кладка, но труба уже шатается. Рельсы заминированы, но только по бокам. В центре проезд и провода под дверь уходят.
   - Дайте посмотреть нам! - попросил Аравинда: - Инженеру там больше видно.
   - Пусть Азер всё обследует.
   - Она может задеть сигнализацию, или ещё какую ловушку. Хотя бы Даршани поднимите!
   - Я не хочу потерять хоть кого-то из вас. Даршани, подойди осторожно. Маваши, держи её! Если что - бросай её вниз. Господин Сакагучи, будьте готовы её поймать. Я подержу господина Каличарана.
   - Можете меня не держать! - предложил предатель.
   - Отойди к стене.
   Даршани, не рискуя, заглянула в дыру не сама, а направила только свой светомёт. Оказывается, Аравинда мог видеть с её прицела.
   - Ага, вижу-вижу, дорогая. Дай слабую мощность. Теперь отрежем эти провода. Передай Азер, чтобы она была осторожнее с растяжкой.
   - Мы сможем обезвредить бомбу отсюда? - спросила Мацуко.
   - Нет, но можно убрать часть взрывчатки - взрыв будет не таким, как они рассчитывают.
   - Куда убирать? - отодвинув Даршани, высунулась Азер: - Тут теснота - мне только повернуться. Даже... - она подвигала крыльями: - Крылья не раскрыть.
   - Ну, бери и поднимай, - невозмутимо предложил Аравинда: - Можно и понемногу разобрать.
   - Понемногу?! - воскликнула Азер: - Тут высота три этажа, мне всё не поднять, могу только оттащить в сторону.
   - Ну, оттащи в сторону.
   - И свет нужен! - она сузила кошачьи зрачки васильковых глаз в ответ на луч фонаря.
   - Мне тоже неудобно, - добавила жалоб Даршани: - А там действительно много работы. И рано или поздно - возню услышат.
   - А достаточно ли перерезанных проводов? - спросила принцесса у инженеров.
   И Аравинда, и Даршани уткнулись в свои приборы:
   - Нет, - сказал Аравинда: - Даже если они взорвут одну сторону вторая всё равно сдетонирует. Можно оттащить назад, если поднимать тяжело - будет хоть небольшой шанс.
   - Хасан, Ильхан, девочки. Возьмите верёвки и помогите Азер. Даршани, если можешь светить им и осмотреть вторую стену, скажи, что ты видишь. Можно ли пройти дальше таким же способом?
  
  >Враг не раззява
  
  Даршани на этот раз рассчитала мощность так, чтобы не пронзить насквозь - вырвавшийся с другой стороны луч мог привлечь внимание. Ракшасы передавали по цепочке опасную взрывчатку и расталкивали её по углам тесного междудверья, чтобы не попасться самим. Младшие суккубы сначала помогали, но потом Ильхан их прогнал, сказав, что мешаются, оставив только Азер. Гюльдан, у которой было более неугомонное шило в заднице, залезла на другую створку двери, но, не разбираясь во взрывчатке, ничего не смогла сделать.
  Но было бы слишком хорошо, если бы им дали сделать всё, что задумывалось. Внезапно створки дверей двинулись, открываясь наружу, вертикальная переборка дернулась, начав медленно подниматься вверх.
  - Оружие к бою! - скомандовала принцесса, доставая лук: - Быстрее, вперёд!
  Афсане, предусмотрительно оставленная Азер наверху, вытолкнула самую ценную - Даршани, в тоннель, прямо на руки Маваши, и протянула руку старшей сестре, помогая ей вылезти на трубу. Мацуко, Брат Ковай и Сакагучи, прибавили хода, подбегая к открывающейся двери. Аравинда отстал, переключая сложные механизмы своего оружия, и в этот момент двери открылись. На фоне освещенного прохода появилось несколько призраков в поношенной зимней униформе, без привычной "мягкой брони" - возглавлял их безоружный призрак со светящимся инженерным прибором в руке, а замыкал здоровый для призрака пулемётчик, с жутковатым пулеметом на плечах, который он нес с таким же выражением, как брат Ковай - свою дубину.
  - НАМО БУЦУ!!! - заорал в этот момент монах, и, внезапно появившись из темноты в луче света, одним взмахом сшиб всех с ног!
  - Взрывай! - заорал кто-то на амальском: - Это атака! Они прорвались со Стены!
  - НЕ ВЗРЫВАЙ! - перекрыл его истошный вопль: - МЫ НА БОМБАХ!
  Монах понял их испуг, и как специально стал колотить их не насмерть, как умел, а понарошку, чтобы только не давать встать. Принцесса, которой крылья господина Сакагучи закрывали обзор, взяла влево и за линей света разглядела две пулемётные позиции, обложенные мешками. На бегу подняла свой северный лук, и вдоль створки открывающейся двери сняла ближнее к себе пулемётное гнездо. Господин Сакагучи и Брат Ковай опять закрыли ей обзор своими спинами и она, подняв глаза, увидела идущую на неё створку двери, распахнула крылья - и взлетела.
  - НА ЗАДЕРЖКУ! - послышалась команда призраков: - Отползите оттуда!
  Секунды растянулись в вечность. Мимо лица принцессы пронеслись руки и ноги Даршани, рвущейся из объятий Маваши на помощь друзьям, лежащая Азер, что с упором в спину Афсане, готовилась высадить обеими ногами подточенные кирпичи, и внезапно исчезнувшие перед Братом Коваем призраки - только здоровяк-пулемётчик, вступивший с ним в соревнование по силе. Спешащий на помощь, господин Сакагучи, ведущий раскрытую ладонь к бедру для удара мечом из ножен. Аравинда, поднимающий ствол светомёта над головой.
  Лиловый луч с шипением резанул по проводам, призрак возле рубильника только впустую дернул ручку. "Пушечное лезвие" господина Сакагучи, грохнуло, рассекая воздух и противника монаха ровно на две половинки, Азер выбила квадрат кирпичей над трубой и исчезла там, ногами вперёд. Застучал пулемёт, в сторону монаха и телохранителя, неточно. Её Высочество встала на верхушку створки двери, и, прицелившись - одной стрелой в шею оторвала голову пулемётчику. Несколько призраков появилось из пустоты, бежавшие к замолчавшему пулемёту, в этот момент Ильхан, куда-то в сторону, далеко вправо, кинул несколько кусков взрывчатки, и из автомата Хасана подорвал их в воздухе. Там что-то грохнуло ещё сильнее, послышались крики ужаса.
  - Вперёд! - крикнула Метеа, спрыгивая на крыльях в освещенную часть коридора. Ковай, Сакагучи и Аравинда поспешили за ней.
  
  Призраки не успели убежать - удар "Пушечного лезвия" был быстрее. Спланировав вниз, принцесса увидела ещё одну пулемётную позицию, слева, на которую как раз свалилась Азер с обнаженным клинком. Хасан, а следом и Ильхан, ныром выкатились из обложенного взрывчаткой уголка межждверья.
  - Все внутрь! - крикнула принцесса, надеясь, что Афсане и Гюльдан успеют: - Маваши, Даршани, не подходите! - а вот надежды на то, что они услышат, не было. Сейчас, любая шальная пуля могла подорвать сложенную у рельс гору взрывчатки. Не хватало ещё, чтобы кто-то оказался рядом...
  Справа, куда попала бомба Ильхана, зияло черное пятно и какие-то горящие тряпки в дыму - оттуда, блеснув кольчугой, вылетела Гюльдан. Сам Ильхан, кинув автомат слегка растерявшемуся Хасану, кинулся к рельсам - к зарубленным демонами легионерам, и, схватив их оружие, перекатился под пулями к бетонному краю плиты перрона. Принцесса, не убирая лука, вскочила на перрон, который был ей по пояс, и в упор сразила подбежавшего человека с автоматом, выдернула из него стрелу и снова положила на тетиву. Напротив самого большого здания через рельсы были перекинуты две похожие на подковы арки, высотой с двухэтажный поезд. Увидев в них хорошую позицию для стрельбы, она взлетела на ближайшую - и услышала крик Гюльдан:
  - Госпожа, осторожнее!
  Рядом с её ухом раздалось жужжание - она повернулась, увидела двигающуюся пулемётную башенку, как тюремную. Не долго думая, Мацуко подняла лук и всадила стрелу с полного натяжения - пробила тонкий металл, и механизм заклинило. За её спиной слышались частые удары - это Гюльдан стреляла по другой такой же, но силы суккубьего лука, чтоб пробивать металл так же, как лук демонов, не хватало. Принцесса еле успела достать другую стрелу - на этот раз она попала даже не в механизм, а что-то электрическое, потому как вылетел сноп искр, и башенка загорелась.
  - Госпожа, уходите! - крикнул Сакагучи, прорвавшийся по путям с низу.
  Она и так поняла, что патроны взорвутся, и уже перелетала на следующую арку. "Что это за устройство?" - задумалась она, выискивая следующую цель для своей новой стрелы.
  - Включай магнит! - раздался крик на языке призраков: - Они же железные!
  "А, так это магнит..." - поняла она...
  
  ...Прозвище "Железные демоны" для расы Империи уже породило множество суеверий с этими магнитами. Один раз им даже попалась целая пушка, которая, по рассказам выживших пленных, должна была сначала намагнить атакующих самураев, а потом то ли размагнитить, то ли что-то ещё. Но на самом деле железа в телах демонов было не так много, и максимум что могло вызвать такое устройство - головную боль от шума, как любой крупный механизм.
  Арка под ногами принцессы загудела, и она почувствовала как электризируются её доспехи и обернулась в поисках кричавших про магнит. Там где кричали, должно быть управление механизмами станции. И точно - освещенная стеклянная клетка, как на той, другой станции, где которой сидело два человека, а на перроне под ними располагалось целых два пулемёта. Мацуко подняла лук, прицелившись в дальнего, разворачивающего ствол на неё - и в этот момент взорвалась пулемётная башенка.
  Мимо крыльев с визгом пронеслись раскалённые осколки, девушка шарахнулась, испугавшись неожиданного звука, к счастью не успев выстрелить. А вот пулемётчик - успел - и очередь, рикошетя от камня и металла тоннеля, ушла вверх, совсем мимо, выдав позицию пулемёта остальным диверсантам. Господин Сакагучи, оттолкнув своего противника, запрыгнул на перрон - прямо грудью на второй пулемёт, и прежде чем опешившие стрелки успели нажать на гашетку, разрубил их вместе с пулемётом. Не удержавшаяся на гудящей арке, принцесса в падении сняла второго номера и распахнула крылья, уходя под диспетчерскую, под защиту стен станции от возможных новых врагов. Брат Ковай на рельсах добивал противников, брошенных господином Сакагучи, Ильхан и Хасан перестреливались с пулеметчиками по другую сторону здания, Азер, закончив со своим пулемётным гнездом, летела им на помощь. Гюльдан нигде не было видно, Аравинда ярким лиловым лучом светомёта защищал Брата Ковая со спины, Афсане, Маваши, Даршани, и предатель-Каличаран, скорее всего, почли за лучшее остаться по ту сторону дверей.
  
  Командира она нашла тут же - широкоплечий призрак, из-за обилия меховых одежд казавшийся круглой пародией на маленького демона-Раху. Выбежавший из-за угла, прямо на принцессу и её хатамото, он орал на своих подчинённых:
  - Так обойдите их! У них нет оружия, только луки! Не лезьте в рукопашную! У нас ещё есть пулемёты! И взорвите, наконец, заряды! За ними идёт арми... - последнее слово он не договорил, принцесса, зашедшая за угол, ударила "Сосновой Веткой" из ножен, перерубив ему правую ногу и пронзив уколом насквозь. Стоявшего с ним телохранителя-автоматчика она на следующем шагу убила ударом кулака с зажатым в нем луком. Но его приказ услышали. Первым кинулся одиночка, с замахом для броска гранаты - но попался на глаза Аравинды, и лиловый луч светомёта быстро научил, что шутить с людьми плохо. Перерезанный надвое, боец упал, и граната взорвалась, не задев заготовленной взрывчатки. Но следующие солдаты были умнее, и побежали между сваленных с той стороны ящиков и мешков, скрываясь из поля зрения Аравинды.
  - Поднимите меня! - крикнул он Брату Коваю, который уже забирался на перрон. Монах усмехнулся, и, положив свою дубину на пол, поднял человека, как куклу. Прямо в его руках, жених Даршани рубанул смертоносным лучом по подбегающим к зарядам. Но... то ли кто-то успел выстрелить, то ли сам Аравинда, задел взрывчатку - ярко вспыхнул ослепительно-белый столб пламени и спустя секунду, с грохотом, рванула и обрушилась вся арка ворот и громадная плита переборки сверху. Облако белой пыли навалилось на них, гася свет прожекторов и ламп.
  - О, нет... - обернулась принцесса.
  - ДАРШАНИ! - закричал Аравинда, и не найдя цели для своей ярости, развернулся, и рассёк надвое хрупкий кристалл диспетчерской, где было какое-то шевеление. Принцесса, хатамото, и монах, если успели увернуться от рухнувшей и разбившейся вдребезги конструкции.
  - АФСАНЭ! - раздался другой голос, и Гюльдан, маленькая, стройная, как точёная статуэтка, упала сверху, и, крепко встав красивыми ногами на краю плиты, начала всаживать стрелу за стрелой в какие-то одной ей видимые в закутывающей всё цементной мгле, цели. Кто-то попытался ответить трассерами пулемётной очереди - хладнокровно сдвинувшись на шаг, смуглая суккуба заставила замолчать и пулемёт. Аравинда, плача от горя, в этот момент резал и резал ещё шевелящиеся куски, оставшиеся от соотечественников из диспетчерской.
  Наконец, у Гюльдан кончились стрелы, и она просто упала на колени, распахнув крылья. Стрельба затихла - если не всех убили, но перепугали точно. Аравинда выключил своё беспощадное оружие, Брат Ковай и господин Сакагучи, оглядываясь, закрыли с двух сторону принцессу от возможно шальной пули. Ильхан и Хасан ещё с кем-то перестреливались за стеной. Азер, тяжело, на крыльях, перевалив через крышу, бухнулась на пол рядом с сестрой, и обняла её напрягшимися руками.
  Медленно оседала пыль. Пробивающиеся сквозь неё лучи ламп моргали, потухая один за другим.
  - Вишну... господи... не надо... Рудра... за что ты так...- наконец, нашел в себе сил подняться на ноги человек.
  - Кошмар, - вздохнула принцесса, разглядывая образовавшийся завал. Даже если девочки и Маваши живы...
  - Кошмар! - услышали они знакомый голос: - Вы не пустили меня в драку!
  - Он выжил... - удивился господин Сакагучи.
  - Надеюсь, теперь-то всё взорвалось?!
  - Кен!.. - улыбнулся монах.
  - Женщины самые невозможные существа на свете, а человеческие - больные на всю голову!
  - Ты жив! - крикнул брат Ковай.
  - Да! Но мне угрожали светомётом! - сказал довольный самурай, помогая подняться сверкающей в своём доспехе, целой и невредимой...
  - Даршани! - обрадовался Аравинда, кидаясь к ней навстречу. Афсане, тоже чистенькая, как Даршани, по воздуху перелетала и завалы и облака пыли, чтобы попасться в объятия плачущих от счастья сестрёнок.
  - Мушкэт мой вэрните! - прервал идиллию воссоединения голос Ильхана: - Оны убэгают.
  Принцесса, щелкнув ключицами, одним взмахом крыльев оказалась на крыше вокзала и послала пару стрел в четко нарисовавшиеся на фоне выходной двери фигурки.
  
  Ракшасы, оба чумазые как черти, вышли из-за здания. Хасан запихивал что-то в свою сумку.
  - Вы чего такие грязные? - спросила чистенькая и беленькая Афсане, принося их вещи.
  - Это вы чего такие чистенькие, пока мы дрались? - возмутился Хасан.
  - Бабы же, - ответил за неё Маваши, провожая взглядом обнимавшихся Даршани и Аравинду.
  - Ты тоже чистый.
  Вместо ответа Кен взял с обломков горсть пыли и посыпал на свой шлем.
  - Тэперь мужиг, - похвалил Ильхан.
  
  ...Створки высоченных ворот разошлись на удивление легко и бесшумно. Аравинда показал на свежую смазку в петлях и новые рельсы:
  - Поезда прячут. Во время обстрелов.
  Господин Сакагучи показал своей госпоже на доспехи:
  - Ваше Высочество, зашнуруйтесь и спрячьте рулевые крылья.
  - Может, придётся ещё летать.
  - Не придётся, - утвердительно сказал телохранитель: - А вы ещё простудитесь.
  Она защелкнула обе половинки забрала шлема и приказала заканчивать со сбором трофеев.
  Отряд высыпал наружу с оружием наготове - зря, никого не было в этот час, только ветер нёс снежные заряды среди огней семафоров и по насыпи многоколейной железной дороги.
  - Кто-нибудь, смотрите за небом!
  - Есть, - отозвалась Афсане. Каличаран оглянулся на неё, пожирая глазами её хрупкую фигурочку.
  - Не хватало ещё нам гостей на голову. Итак, что у нас дальше по плану?! - она показала вперёд на то, что все и так видели.
  Следующий квартал ограждала ещё она высоченная стена....
  
  - Хорошенький сюрприз - ещё одна крепость!
  - И нам про это ничего не сказали...
  Все взгляды обратились на Каличарана:
  - Если Агира не в тюрьме, значит надо идти в город! - безапелляционно заявил бывший тюремщик, отвернувшись от созерцания затянутых в кольчугу прелестей светловолосой суккубы... Он всё ещё не забыл планов мести!
  - А... а каким способом? - принцесса указала подбородком на сплошную стену.
  - Здесь полно аварийных люков, - заверил предатель.
  - И ты опять заведёшь нас на засаду, - глухо прозвучал из-под шлема голос господина Сакагучи.
  - Да их охраняют одни неудачники и дураки! Не чета тюремной охране. Для вас ерунда!
  - Такая же "ерунда", которая чуть нас не убила на выходе?
  - Это были бойцы со стен. Всех нормальных отправили на Стены. Внутри - чистой воды лопухи и наёмники. Если повезёт, обойдётесь совсем без трупов.
  - Мы следим за собой, - напомнил господин Сакагучи, и глаза демона мрачно сверкнули сквозь прорези шлема.
  Вдали, словно в ответ, сверкнули белые огни, и грузовой состав, тяжело гремя, пронёсся мимо, почти засыпав диверсантов ледяной крупой...
  
  Пути они перешли по колодцу сообщения, незаметные горловины которых, с истинно амальской равномерностью, пересекали пути под насыпью. Там же, к немалому удивлению обнаружился пустой пост охраны с разграбленным арсеналом. Там переждали проходивший поезд, пока разбирались с трофеями, которых немало насобирали с трупов повстанцев - в основном взрывчаткой и патронами, но были и другие странные вещи прихваченные запасливыми ракшасами и людьми. ('Зачем тебе стволы от пулемёта? Да ещё без самого пулемёта?!' - удивлялась Даршани), и, когда колёса состава простучали над ними, вышли под ветер. ('Вот затем' - непонятно, к чему, сказал Аравинда, выводя невесту за руку).
  Маваши, который больше всех завидовал паре, хотел сказать что-то ехидное, но Мацуко грозным взглядом заткнула ему рот. Но она и сама еле сдерживалась, видя, как мучимая любопытством, Даршани, забавно выпытывает смысл последних слов Аравинды. Гюльдан задержалась - приступ ярости стоил ей всего боезапаса, и она долго пристраивала на себе собранные с пола и новые стрелы.
  - Она, правда, из-за меня на них набросилась? - спрашивала у Азер Афсане, ради такого дела отставшая от своего господина Сакагучи.
  - Да. Всех насмерть перестреляла, - довольно кивала Азер.
  - Сестре-ёнка... - радостно улыбалась Афсане - и в это момент Гюльдан догнала их: - Люблю тебя!
  - Ну, ты что, ты что!.. Не целуй на морозе! Примерзнем!
  
  По настоянию Каличарана, Даршани и Аравинда прихватили несколько лохмотьев с трупов, почище и поприличнее. Сейчас тюремщик заставил их одеться и придирчиво рассматривал пару.
  - Ну что?
  - Сойдёт, - сказал он: - Сосем таких же скафандров как у вас, у нас нет, надо было попроще взять, но эти дураки не заметят разницы.
  - Что ты задумал? - потребовала от него принцесса.
  - Идите за мной и делайте, как я скажу. Я придумал! Вы двое тоже вместе. Вы тоже. Одну девку мне, другую толстяку, и этому!
  - Размечтался, - показала язык Афсане.
  - Да я для дела!
  - Не знаю таких дел.
  - Учти, если опять... - начал господин Сакагучи.
  - Нет, вы поймёте сами. Вы, госпожа снимите шлем. Пожалуйста, иначе не получится!
  - Стой, кто идёт! - прозвучало в воздухе, едва стихли порывы ветра
  
  > Вот чтобы такого не происходило, и придумали пароли.
  
  ...Больше напугались. Пока все выхватывали оружие и взводили курки, Каличаран, мерзко хихикая, достал жетон и что-то объяснил командиру патруля жестами - и они, хлопнув по кирасам в знак приветствия, отпустили их, строем промаршировав мимо. 'Удачно погулять, ребята' - услышали они себе в след.
  - Что ты им сказал?
  - Сейчас узнаете, не торопитесь!
  Сакагучи вдвое пристальнее и недоверчивее стал следить за предателем. Недомолвки и так не прибавляли доверия, а тебе ещё какие-то ужимки - вдруг, он ещё что, каким тайным жестом показал?
  
  - Странно, что они не удивились что мы демоны, - сказала принцесса, когда патруль удалился
  - Ваших тут целый полк, - ответил Каличаран, проходя вдоль них и проконтролировав, как идут: - Только бы девки с парнями шли... Пошли со мной! - схватил он за руку Афсане, которая ему давно приглянулась.
  - Пусть идут, как идут, - упрямо одёрнула его Мацуко, подняв крыло меж ними: - Девочки, когда пойдём через ворота, прикрываете нас сзади. Азер, Брат Ковай, Маваши - прикрывайте девочек.
  Уши уже начинали мёрзнуть без шлема. И наконец-то появился проход в стене.
  
  - Слон здесь? - услышали они неожиданный вопрос своего проводника к часовому. Рука господина Сакагучи дернулась к мечу, но принцесса остановила его. Правда, продолжение разговора вызвало ещё больше подозрений:
  - Какой слон? - не понял часовой. Подозревая условный сигнал, и принцесса потянулась за оружием.
  - Да обычный слон! Свадебный! Сколько ты здесь стоишь, если про слона забыл? Почему ты думаешь, мы тут парами ходим?
  Подошел второй часовой, тоже человек:
  - Да они слона арендовать, забыл, что ли? Животина подыхает уже, пропусти, а то сожрут её демоны, не дадут на свадьбе покататься.
  - А... этот слон, - рассмеялся караульный, опуская оружие: - Ну, так что же вы сразу не сказали, проходите!
  Конкретно смысла ситуации со слоном ни один из присутствующих демонов не понимал, и с каждой минутой всё меньше и меньше. Только Даршани и Аравинда взяли друг друга под руки, видать, узнав что-то в этом своё, человеческое. Поэтому, когда их вдруг внезапно без досмотра и вопросов пропустили, она спросила у раскланивающегося с каждым встречным Каличарана:
  - Что за слон? Что ты им сказал?
  - Свадебный слон. Самый обычный. Их несколько привезли с Джаханаля, ещё до Революции. Как только началась осада, их стали съедать. Мясо же. Мы - люди, отстояли последнего, попросили, чтобы дали всем пожениться, кто хочет. Так его теперь по всему Коциту возят и пускают к нему без вопросов.
  - Интересно.
  - Вы лучше глазки не отводите, а улыбайтесь друг другу. Вы же новобрачная.
  Господин Сакагучи начал:
  - Как ты смеешь, даже...
  - Всё нормально, - сказала принцесса, сама беря его под локоть: - Только что меня на руках носил, испугался?
  - Это другое немного.
  Спустя несколько шагов, глядя на улыбающиеся лица, что их провожали, добавил:
  - Зря вы сняли шлем, Ваше Высочество.
  - Думаю, сейчас вряд ли кто в меня выстрелит. Просто веди себя естественно.
  - Нет, просто вас могут знать в лицо. Не так уж много женщин нашей расы на этой планете.
  - Поэтому я и сказала, чтобы Ковай и Маваши защищали девочек. В случае чего вытащат нас.
  - Нам пройти следующие двери - и мы уже сможем прорываться. Часовых меньше нас, и запереть двери они не смогут.
  - Если есть возможность пройти без трупов - нужно пройти. Любая тревога в таком месте будет провалом, господин Сакагучи, - она посмотрела на него, и неловко споткнувшись, схватилась за плечо.
  - Не надо госпожа Третья, - сказал он, предупредив её жест: - Я понимаю.
  
  И внутри Коцита города были крытыми - это неизбежно на такой планете, где даже аборигены отродясь жили в норах. (Что касается принцессы, то на неё уже с тоннеля в тюрьму угнетающе действовали все эти замкнутые пространства.) Здесь, в переходе, их встретил приглушенный свет, чуть более тёплый воздух и мягкое покрытие под ногами. Впрочем, о свете, ветре и дороге говорить было ещё рано - они шли по длинному коридору, разделенному несколькими дверьми с вооруженной охраной. Даршани и Аравинда, кроме того, что изображали влюблённую пару, (то есть самих себя) не забывали крутить головами по сторонам, отмечая всякие мелочи. Хитрая система связи позволяла общаться тайком.
  - Ну, - шепнул Аравинда, крутя головой внутри шлема: - 'Хозяйственные' в нехорошем смысле слова эти повстанцы. У нашей Бхагавати, за такое отношение к технике, бы давно со свистом в поле бы вылетели...
  - Точно, - послышалось со стороны его невесты: - Посмотри как трансформаторную раздеребанили.
  - Как у них ещё электричество-то ещё есть? Без подстанций?
  - Нет не трансформаторная. Это не общий силовой кабель, это, похоже, пункт связи был. Видишь, какие разъёмы?!
  - Пункт связи, здесь? Коммутатор на проходной?
  - Система наблюдения. Сосульки у входа растут на кронштейнах для крепления камер. Когда-то это работало.
  - Ну ладно, это больше по твоей части. Эх, пустили бы там покопаться!
  - Тише, сквозь шлемы слышно. Надо побыстрее миновать и чтобы насчёт нашей принцессы ни у кого не проснулось подозрение.
  - Типун тебе не язык. Смотри, потолок, что там - несущая ферма? О, Ганеша, они за ней хоть следят? Рубануть светомётом, даже твоим - полстены рухнет.
  - И завалит выход из города. А он крытый.
  - Зато никаких проблем с охраной.
  - Типун тебе на язык.
  - Ну, можно же помечтать!
  - А там вентиляция. Да она вся мхом заросла! Тут точно всего два года мятеж длится? Или они раньше перестали за техникой следить?!
  
  Всего было семеро охранников: два снаружи, два на передних воротах, один офицер и два на последней решетке. Все, кроме офицера и одного караульного, после некоторой задержки собрались вместе, хлопками в ладоши поздравляли проходящих "молодоженов":
  - А они красивая пара.
  - Да, только скафандры зря надели.
  - Где приличное сари сейчас найдёшь? Самое нарядное, небось - эти скафандры, у бедняжек.
  - Ну, хотя бы браслеты получше могли бы ей сделать? Вон сколько плат бесхозных - сейчас выломаю и накручу ей.
  - Цыц! Я тебе выломаю! И так половина сигнализации не работает! Ломатели, ракшасов вам в задницу.
  Даршани и Аравинда переглянулись.
  Следующая пара - два демона, (принцесса и её хатамото) уже вызвала менее радостную реакцию:
  - А эти-то что на нашего слона лезут?
  - Так за компанию же! Живем один раз!
  - Они же огненные! Поломают нашего слоника!
  - А этот вообще слона ростом выше! Зачем ему наш слон?!!
  - Да перестаньте вы, в самом деле. Что они дураки, что ли, на живого слона лезть? Видно же - гостями идут.
  - И на мертвого слона им нечего лезть! Слон - наш, а не этих рудр!
  - Слушай, а среди детей Рудры разве женщины есть? В первый раз вижу.
  (Кадомацу крепче сжала плечо господина Сакагучи)
  - Есть, как им не быть?
  - Я имею ввиду, не вообще, а в армии.
  - Сколько лет уже воюем. Как без баб-то. Давно, наверное, привезли. Солдату без бабы нельзя!
  - Ну, вот теперь они и баб привезли.
  - Понаехали тут!
  - Тише вы, это наши же. Мы сами тут понаехавшие.
  - Разберемся с карателями, придётся разбираться и с ними.
  - Заткнись, дурак. Разбираться он собрался. Скажи спасибо своей жене, что не на Стене...
  Принцесса скосила глаза - некоторые из сторожей хромали, офицер был одноглазым, громче всех возмущавшийся охранник был пузат так, что автомат просто лежал на пузе.
  Следующими шли два ракшаса, и люди уже перешли на хохот.
  - Смотри-ка, эти тоже хотят!
  - Кто из них невеста, черный или белый?
  - Да беленький, наверное, вон вишь, какие волосы и шапку надел!
  - А шапка черная, это разве свадебный наряд?
  - Да у ракшасов всё не как у людей.
  К счастью, Хасан не понимал санскрита, а Ильхан отличался выдержкой и хладнокровием.
  - О чем они говорят? - спросил башибузук.
  - Выясняют, кто из нас жених, а кто невеста.
  - Эй, неверные, я не такой!
  - Да тише ты, не понял, к чему разговор про слона был?
  - Какого слона? Что за слон?!
  - Ну, когда люди женятся, жениху слон нужен, чтобы... ну, в общем...
  - А... понятно... а что такое "слон"?!
  Янычар посмотрел на него как на невежду, потом понял:
  - Зверь такой. Ростом с шайтана, - он показал на спину Сакагучи: - на четырёх ногах, толстый как паровоз. Жопа такая широкая, - он показал руками: - А спереди нос, длинный, как змея, и твердый как палец, и он им хватать может бревна, камни, девок щупать.
  - Вау...
  - У нас тоже водится, ближе к джунглям. Раньше, до пророка Магомеда, да будет он благословенен, мы на них ездили, теперь разучились. А людям он на свадьбу нужен.
  - А без него, с такой жопой, с таким носом, (под общий смех не понимавших ракшасского людей, он показал руками), они никак? Не могут?
  - Не могут.
  - А над нами ещё гогочут! Сделал их Аллах по своему образу и подобию, да один инструмент забыл!
  - Тише ты, не богохульствуй!
  - То-то человеческие девки так визжат, когда их лапаешь! Они ж к мужику непривычны, их мужик через слона берёт!
  - У тебя и, правда, порченная голова.
  - А что, неправду, что ли, говорю?!
  
  Каличаран, подбоченясь, беседовал с покрикивающим на своих офицером, участвуя в общих насмешках. Азер толкнула Маваши и Ковая вперёд, так что четвертой парой были самурай и монах, и они всё слышали в подробностях.
  - А эти двое, что, тоже пара?
  - Да видать по-ракшасьи захотели, - с мерзким смешком добавил Каличаран.
  - А толстый, небось - женой!
  Маваши шепнул Коваю:
  - Напомни мне, потом, попросить у Госпожи Третьей начистить рожу этому "проводнику".
  - А что он такого сказал? - недоумевал добродушный монах.
  - Он ракшасами нас обозвал!
  - А что это так плохо?
  - Ну, ты не понимаешь, что у ракшасов бывает? Когда они с мужиками...
  - Что с мужиками?
  - Ааа, да ты тупее своей дубины!
  - Лучше прослыть тупой дубиной, чем нарушить приказ госпожи.
  - Так ты всё понял и притворялся!
  - Я молюсь Будде в таких случаях. Дать тебе четки?
  - Только если они боевые, стреляющие сюрикенами и неразрываемой цепью!
  - Нет, таких нет. Отец-настоятель запрещал мне к ним прикасаться.
  - У вас в монастыре есть такие четки? Расскажи!..
  
  Именно они и были свидетелями последней сцены. Азер задержалась у часового, толкнув обеих сестер вперёд. Каличаран увидел Афсане и сразу схватил её за руку:
  - А вот эта - моя! - крикнул он, сдирая с неё шлем.
  Девушка попыталась одновременно освободиться из захвата и удержать лицевую маску.
  - Эй, ты чего Каличаран? Суккубку захотел? А если твоей жене расскажу?
  - Заткнись! - разозленный сопротивлением Афсане, Каличаран схватил автомат, (когда у него появился автомат? - спрашивали потом. Наверное, подобрал с одного и трупов - решили позже) - и выстрелил в офицера.
  - ТРЕВОГА! - разнеслось по коридору.
  - Ну не могло так все хорошо кончиться, - сказал Маваши, разворачиваясь спина спиной к монаху. Азер, шедшая последней, неожиданно для своей комплекции и часового, акробатически встала на руки, захватом за шею обеими ногами свернула шею часовому, и, завершив "колесо", кубарем вкатилась в закрывающуюся дверь. Афсане, резко наклонившись, отстегнула шлем, отдав Каличарану, и, распуская светлую косу, обезоружила предателя, ударив косой по лицу, а рукой - по руке с автоматом. Гюльдан натянула лук, стрелой прямо в нос ближайшему охраннику, заставив того замереть в неподвижности. Азер, встав на ноги, запрыгнула на стену, потом - на потолок, правда, без особой тактической пользы.
  Схватка происходила довольно далеко от первых пар, поэтому принцесса и господин Сакагучи банально не успели.
  - Защищай людей! - приказала принцесса, сама кинувшись между Даршани и Аравиндой. Они только успели расцепить руки, пропуская мимо себя огненную демонессу, надевавшую шлем и обнажающую меч. Господин Сакагучи рубанул "Пушечным Лезвием" петли оставленной без присмотра решетки и её замок с другой стороны - теперь их не могли разделить. Решетка упала с оглушительным грохотом, заставив обернуться всех, кто принимал участие в драке. К счастью, отряд принцессы был больше привычен к внезапным звукам, чем тыловые охранники.
  - Ваше... Метеа, идите к ним, мы перекроем коридор! - сказали Аравинда и Даршани, взводя свои светомёты. Демонесса кивнула, и, убирая бесполезный на такой дистанции меч, взялась за лук.
  
  Едва началась стрельба, ракшасы накинулись на того, самого толстого из охранников. Вернее Ильхан собирался завалить сразу двоих, но с удара ноги толстяк даже не покачнулся. На помощь пришел Хасан, сделавший низкую подсечку, и оба ракшаса накинулись на массивного увальня, отбирая оружие и избивая. Трех оставшихся взяли на себя Кен Маваши, Брат Ковай и Азер.
  Афсане, пнув коленом по руке Каличарана, вырубила его своим же шлемом, избавив от необходимости следить за действиями. Грохот падающей решетки вовремя отвлек повстанцев, и монах, со своей дубиной, размазал одного об стену. Маваши взбежал по его спине, и с плеча Ковая пристрелил из кастета одного, а ударом ноги - убил другого. Азер так и не успела принять участие в драке - Ильхан своим ятаганом уже зарезал толстого сторожа.
  - Молодцы, - похвалила принцесса: - Даже один пленный.
  Гюльдан опустила лук. И пленный сразу же заорал: "Тревога!"...
  
  Как оказалось, их было больше - из той дыры, в которой Даршани видела обрывки проводов, выскочил заспанный автоматчик-раху, со свалявшейся на правой щеке шерстю, и, не разбирая, где враги и друзья шарахнул из автомата поверх голов. Азер, оказавшаяся как раз над ним, разрубила своим шемширом его мохнатую голову точно на две половины. Черными крыльями брызнула кровь, и всё затихло.
  Гюльдан ещё раньше заткнула слишком болтливого пленного, с размаху воткнув ему стрелу в глаз.
  
  Метеа и Сакагучи прижались к разным стенам коридора. Сложно было сомневаться, что после стрельбы к ним не сбегутся другие патрули. Остальной отряд разделился примерно поровну. Люди, которых защитила броня демонов, вроде не пострадали, и держали выход в город под прицелом своего смертельного оружия.
  - Азер, дверь!
  Суккуб вышибла полупрозрачную створку - там оказался пустой кабинет с рабочим столом в стиле призраков. 'Туда' - приказала принцесса, сама, продвигаясь к ним по коридору со своим сторожким хатамото. Проем, откуда выскочил последний автоматчик, пришлось проверять уже ему. Там было пусто. Каличаран зашевелился, Афсане, удивительно для своей комплекции, подняла его за шкирку, и добавила в лицо голым розовым коленом.
  - Ну, зачем ты!- вздохнула принцесса: - Надо его расспросить.
  - Простите, госпожа... Надоел, - к ней подошел господин Сакагучи, мимолетно обнял девушку, и поднял с земли предателя, как тряпку.
  
  Пока ждали возвращение в сознание Каличарана, обыскивали трупы, люди изучали остатки проводов в соседней комнате, а Мацуко думала что делать. Можно было послать на разведку невидимого ракшаса, но если там оживленное место, голому ракшасу много не светило. К счастью, горе-проводник начал подавать признаки жизни. Принцесса подтащила его к повороту, посадила, и присела перед ним:
  
  - На выходе есть охрана?! Много их? Узкое место?
  Перебежчик ничего не успел объяснить. Из-за того самого поворота вышел человек, с немного великоватым для его расы автоматом призраков на плече.
  - Э... что это? - воскликнул он, увидев следы побоища в коридоре. Третья принцесса показала, что не зря убивала время в додзё - метнувшись смазанной тенью на перехват, схватила его автомат за дуло, и непринуждённо, голыми руками согнув смертоносную машинку, скрутила ему руки его же оружием. Тот только успел разинуть рот, как его приложили лбом об пол. Когда он открыл глаза, то увидел близко-близко удлиненные, без зрачков и белков, густо-зелёного цвета глаза пышущей доменным жаром демонессы.
  - Сколько вас на посту?
  - Д...двое...
  - Что там? Лестница? Повороты есть? Боевые машины?
  - В-вестибюль... Никаких машин!
  - Кто-нибудь вас проверяет? Когда смена караулов?
  - Ч-через два часа...
  Девушка, слегка сжав пальцы, раздавила ему шею - брызнувшая кровь громко зашипела на латной рукавице. Голова бедолаги отвалилась и пока переусердствовавшая принцесса зажимала артерии на агонизирующем туловище, чуть не укатилась на за поворот. Вытерев перчатки о труп, Метеа подозвала людей:
  - Этот, - она кивнула на потирающего глаз и разбитый нос Каличарана, - говорит, что вы можете сойти за местных. Выгляните, не поднимая шума, попробуйте их обмануть. И если получится - обезвредьте сигнализацию.
  Люди кивнули - звучало разумно. Тем более, их только что поздравляли убитые демонами охранники, и никто ничего не заподозрил.
  - Хасана с ними пошли, - посоветовала Азер: - Он вообще как повстанец выглядит.
  - Хасан человеческого языка не понимает, - ответила принцесса на ракшасском, чтобы понял Хасан:
  - А тут нужна хитрость, он ещё что-нибудь спутает.
  Башибузук пожал плечами - не надо так не надо.
  
  Аравинда и Даршани опять отправились первыми. Демоны шли по пятам, стараясь не выдавать себя тенями и шагами.
  - Ну вот, - улыбалась Даршани: - Опять будем изображать молодоженов? Как в прошлый раз?
  - Ты думаешь, сработает?
  - Ну, тебе же понравилось, - Даршани прижалась к жениху.
  - Они слышали грохот и стрельбу. А тут вдруг выходит влюблённая пара. Я бы засомневался.
  - Ну ладно, - вздохнула девушка, с заметным огорчением отпуская локоть возлюбленного.
  - Ну что ты сразу надулась? Это же для работы.
  - Я понимаю, это для работы. Мы же инженеры.
  - Да, скажем, что случилась авария. И мы должны отключить питание.
  - Да, - кивнула Даршани: - А ведь он наврал, лестница тут есть.
  Потолок полого спускался и пол вскоре оканчивался перед ними.
  - Это же пешеходный переход. Предатель специально, наверное, выбирал какой-нибудь глухой уголок. В Коците внутренние уровни ниже, чем внешние. Поэтому лестница.
  - Я про того автоматчика.
  Вестибюль оказался шире, чем выход на другой стороне - какая-то отдельная стойка, места для сидения, перегородка вахтера, дверь в туалет. Отделка мрамором и дорогим деревом, ковры на полу, начинавшиеся с верхушки лестницы. Похоже, для этого коридора планировалось более важное назначение.
  - Пора притворяться, - решили люди, и, изображая усталых рабочих, споря меж собой, сошли с лестницы, крытой истершимся ковром. Дежурный-ракшас в зимней форме, явно взятой на вырост, чуть не выпрыгнул из неё:
  - Вы откуда? - у соплеменников Хасана и Ильхана глаза от природы большие, но тут, казалось, они стали больше головы: - Что за шум? Что случилось?!
  - Всё в порядке, начальник, - как можно непринуждённей отвечал Аравинда, оглядывая каморку вахтера, пару дверей рядом, сейф, и приборы на стенах: - Моей подруге надо посмотреть ваш распределительный шит. Можно?!
  - Э-э, постойте, вы так и не сказали, откуда вы! Что за стрельба? Где Чандан?
  - Спокойно-спокойно. Помогает. Обвал. Понимаете?! Там попадание в стену. Идёт обстрел. Падают бомбы. Делают дырки в потолках и стенах. Мы их заделываем. Поняли?
  - А-аа! А мы думали - что так грохнуло!
  - Щиток ваш, быстрее - у нас там ваши же сослуживцы под завалом, нужно экстренно обесточить.
  - Да-да, конечно, извините, - стушевался вахтёр, открывая свою перегородку и пропуская Даршани:
  - Только всё насовсем не отрубайте, у нас и вентиляция и двери без питания закрываются...
  - Где схема электрификации?
  - Сейчас, в сейфе...
  Он очень удачно встал - и девушка с развороту ударила его рукой с инструментом. Но ей не хватило сил - он только повалился на стол, в изумлении нашаривая руками пистолет. Аравинда как был - в шлеме, в скафандре всунулся в окошко стойки, и зажал его и руку и оружие.
  - Эй, вы где, быстрее! (демоны буквально спрыгнули с лестницы) Сигнализацию отключила?
  - Давно. Осторожнее! Другая рука!
  Сакагучи прямо сквозь тонкую перегородку пронзил дотянувшегося до оружия вахтёра мечом. Азер закричала:
  - Госпожа! Дверь туалета! Там третий! Стреляйте сквозь дверь!
  Тот, кто был в туалете, послушался совета раньше принцессы - разнёс закрашенное стекло двери в осколки половиной обоймы автоматического пистолета. Принцесса упала на пол и рука Сакагучи, за ногу, по ковру, по осколкам и мрамору оттащил её с линии обстрела. Гюльдан пустила пару стрел в дырки от пуль - и невидимка утих.
  - Как ты догадалась о третьем? - отдышавшись, спросила хозяйка Азер.
  - Там три стула.
  
  Дочь императора с уважением посмотрела на свою подругу. Да, опыт ничем не заменишь. Ухватившись рукой за подоконник окошка вахтёра, она с натугой поднялась, и подошла к Даршани, уже подцепившей вычислитель своего планшета к проводам, торчавшим из устройства за стойкой, и закусив губу вводившей какие-то команды. Её жених в то время помогал Хасану справиться с замками сейфов:
  - Тот, из коридора, сказал, что смена караула через два часа. Он не обманул?
  - М-м-м. Не знаю, но могу залезть в расписание дежурств и выяснить.
  - Хорошо. Ещё бы этот разгром попозже заметили...
  - Я сейчас, как раз, выключаю этот выход из общей системы. Любой, кто проверит, это по вычислителю, увидит просто завал.
  - А если они наоборот поспешат на ремонт? Смену караула можно отменить?
  Даршани оглянулась на возвышавшуюся над ней демонессу:
  - К сожалению, инженеры не волшебники. Отвести глаза на этот погром я не могу. Но можно спрятать трупы и их посчитают за дезертиров. Перепишу расписание дежурств, так чтобы это вызвало подозрение в подготовке побега. Его проверят первым делом, и может, удастся пустить их по ложному следу. Если получу доступ, можно вызывать замыкания в других местах сети, отвлечь аварийную команду.
  - Умно, - кивнула её командирша: - Но это значит, что и нам придётся быть поживее. Азер, что там за дверью?!
  - Предатель говорит, что должны быть один или два часовых. Я с ним согласна.
  - Справишься?
  - Это же мужики, - хмыкнула тёмная апсара, и, поводя бёдрами, скользнула за дверь, соблазнительно оглаживая себя хвостиком. Маваши и её сёстры встали на подхвате, готовые в любой момент выбить двери и поспешить на помощь.
  Ждали секунд двадцать. Потом могучий зад Азер со второй попытки протиснулся в створки, и его обладательница с надсадой выругалась:
  - Да помогите же, Аримана на вас нету! У меня же не десять рук!
  Два трупа втащили втроем. Кадомацу пыталась вмешаться, но Господин Сакагучи решительно отодвинул её крылом:
  - Не оскверняйтесь.
  - Тебе не кажется, что ты немного опоздал?!
  - Да, кстати, - прервала их воркотню отдышавшаяся Азер: - Там патруль идёт, шагах в сотне, если не больше. Их заинтересует отсутствие этих двух красавчиков.
  - Афсане, Гюльдан, Ильхан! У кого ещё луки есть? Маваши! Быстро!
  На улице оказалось хуже со светом, чем в коридоре. Ряды тусклых фонарей вдоль тротуаров, и мощные светильник на крыше, в этот час приглушенные - да ещё и покрытие дороги отражало свет огней, в котором не сразу удалось разглядеть цели:
  - По порядку, справа налево, каждый в свою цель, пока не убьете. Потом - следующую цель слева. Пошли!
  Они рассыпались цепью, на бегу готовя оружие. Метеа отсчитала своего третьего справа, подняла лук, развела руки с тетивой и оружием, задержала дыхание, и, дождавшись момента, когда тень выйдет перед источником света, отпустила тетиву. Навылет. Вторую...
  Слева продолжительно грохнул мушкет Ильхана. Единственное что успел сделать обречённый патруль - это открыть рты для окрика.
  - Молодцы, - холодно похвалила дочь императора демонов, вытаскивая рулевые крылья из-под нагрудника: - Где этот предатель? Опять не полез к кому-нибудь?
  Господин Сакагучи притащил взвизгнувшего Каличарана.
  - Из-за вашей лжи и несдержанности, - грозно обернулась на фоне ярких, отражающихся в обледенелой дороге фонарей, светящаяся тусклым пламенем демонесса: - Мы дважды уже попали в ловушку и чудом выбрались. Поэтому мы имеем полное право не то, что отказаться от выполнения вашей просьбы, но и вообще - казнить вас прямо тут, на улице.
  Господин Сакагучи хищно выдвинул меч до половины. Каличаран сразу упал мостовую, вымаливая прощение. Кадомацу остановила руку телохранителя:
  - Простите, простите, тов... ваш... принц... госпожа! Наваждение какое-то! - он поднял голову, увидел Афсане: - Она сама предо мной ногу задирала!
  Все посмотрели на Афсане.
  - Ну, задирала, и что такого? - пожали плечами все три суккубы.
  Мацуко фыркнула - соблазнительницы портили весь педагогический эффект.
  - Если бы она сама не стала вырываться, ничего бы не было!
  - А выход из тюрьмы?! Тебе тоже ножки Афсане память отбили?
  - Да что вы... она же суккуба, это им нравится! Вы разве не поэтому их с собой возите?
  - Любой девушке будет неприятно, если её хватают без разрешения! И все, кто здесь стоят - для взятия крепости, а не для того, что ты себе навыдумывал! Понял?!
  Человек опустил голову:
  - Понял...
  Принцесса демонов резко развернулась:
  - Пойдём. Покажешь, где твой начальник. Но убивать его сразу не будем. Может быть, он знает крепость лучше тебя.
  
   >Ангел в униформе
  
   С больше чем десятком трупов патруля и охраны пришлось задержаться. Идея выдать их за дезертиров была хороша, но если проверяющие найдут трупы всех, будет не очень-то убедительно. Тела людей и ракшасов, после смерти оставшись без изоляции, замёрзли и стали хрупкими, но разрубить их было проблемно и для демонов. Даршани предложила сжечь нескольких магией или светомётами.
   - Я не очень-то сильная колдунья, - вздохнула Кадомацу: - Боевая магия не такая, чтобы убить, сжигать не надо, достаточно дырки, как стреле или пуле. Ну, могу... закинуть куда-нибудь повыше. Но это можно и без магии, - она распахнула крылья.
   - У тебя руки не двигаются на лету, - скептически придержала её за крыло Азер: - Нарежьте половину светомётом - от него нет крови, и мы с сёстрами закинем на крыши.
   - И побыстрее! - сказал господин Сакагучи: - Патруля тоже хватятся.
  
   Пришлось поторопиться. Трупов было много, и почти все имели на себе следы кто от мечей, а кто - даже от когтей демонов (и даже самой принцессы). Демона-раху выбросили из города на пути, приморозив разбитую голову к рельсам, рядом - его товарища, раздавленного Коваем об стену. Ильхан, воспользовавшись оружием мертвецов, вырубал из тел примерзшие стрелы суккубов. Самые подозрительные трупы разрубили на хрупкие кусочки, и, завернув в одежду, раздали суккубам. Азер и морщившие носики Гюльдан и Афсане долго летали под потолком трехъярусного города, напрасно тратя общее время, пока к ним не присоединились остальные крылатые. Наконец, Маваши нашел возле зданий простенок, заваленный ржавеющими коммуникациями и всяким техническим хламом, куда и запихали неудобные узелки с промерзшими останками.
   - Можно ли пройти до дома вашего врага незаметным путём?
   - Я... я... честно, не знаю, какой из путей сейчас безопасен. Я не ходил по городам во время тревоги. Я на работе в это время... - залепетал Каличаран.
   - Да на что ты годен! - выдохнул господин Сакагучи.
   - Тише, не мешай думать! - остановила его принцесса: - Нам всё равно нужно найти кого-то кто разбирается чуть получше него, - сказала она на родном языке, чтобы предатель не понял.
   - Ты собираешься идти в открытую?! - спросила Азер: - По улицам?
   - Это плохо. Надо спросить у предателя, как тут насчёт патрулей. Может это он знает
   Каличаран ответил, что знает, что ходят с промежутком в полчаса (амальских). Заставили его показать на плане города, где нужный дом. Вышли в город, молчаливый и мрачный, трёхэтажный лабиринт стен домов, улиц и переулков где три патруля на каждом этаже сокращали получасовый интервал до 10 минут. К счастью эти три этажа и позволяли вовремя уходить от патрулей и нежданных прохожих. Оставалось надеяться, что они не выйдут к цели вместе с очередным патрулем. Повезло - нужный переулок оказался тихим.
   - Ты говорил, - осторожно подбирая слова языка призраков, вдруг нарушил молчание господин Сакагучи: - Твой враг близкий друг тебя и твоей жены. Значит вы живете рядом?
   - Да-да, - почему-то втянул голову в плечи перебежчик.
   - Значит, Каличаран-сан, мы можем воспользоваться вашим радушным гостеприимством? - улыбнулась принцесса демонов.
   - Я шутил. У... у меня не прибрано! И вообще, лучше не шуметь линий раз!
   Даршани посмотрела на него:
   - Ты же сказал, что женат. Как это у тебя не прибрано?
   - Жена на работе, ей некогда! - чуть не вскричал он: - И вообще у вас же свои дела!
   Теперь и принцесса посмотрела на него с подозрением. Господин Сакагучи склонился к её уху, желая что-то сказать. Но не успел.
   - Стой! Кто вы! - раздался резкий окрик по-амальски.
   ...Да, конечно, было бы неинтересно гулять по улицам без приключений!..
  
   Патруль был не на улице, а под козырьком подъезда, того самого дома, к которому они шли - поэтому их и не заметили сразу, следя в первую очередь за дорогой. На проулке перед домом стояла небольшая грузовая колесница с закрытым кузовом, возле неё что-то делали люди с приборами и призраки с автоматами. Больше всех испугался Каличаран - увидев патруль, он споткнулся на ровном месте, плюхнулся на задницу, и пополз за спины отряда. Автоматчики, заподозрившие неладное, вскинули оружие, но стрелы суккубов уже слетели с тетивы. Принцесса, запоздало схватилась за свой лук, но господин Сакагучи опять закрыл весь обзор своими крыльями, а её собственные рулевые были под нагрудником - не взлететь! Пока она старательно, на бегу, выбирала более удобную позицию для стрельбы, телохранитель, в свою очередь, старательно закрывал её собой от возможной пули со стороны патруля. Глупое упрямство могло строить им лишнего шума, но в этот момент, неизвестно взявшийся откуда-то Маваши, обрушился на головы людей, стоявших у колесницы, убивая их насмерть ударами локтей, коленей, и выстрелами чудных приспособлений своих доспехов. Два автоматчика перед Сакагучи обернулись - и громовой удар "Пушечного лезвия" оборвал и их жизнь.
   - Тиха!.. - послышался голос Ильхана. Принцесса обернулась - янычар положил руку на плечо Гюльдан, натянувшую лук со следующей стрелой: - Всэ мэртвы.
   - Быстро ты, - с уважением сказал Хасан, подходя к Маваши.
   - Да, пустяки! - хвастливо подбоченился самурай.
   - Странно, - негромко сказала Даршани, скосив взгляд на цифры часов на стекле своего шлема: - Рано же для патруля.
   - А это не патруль, - ответил Аравинда, переворачивая одного из призраков: - Это квестор и вигилы.
   Принцесса убрала лук. "Квестором" у призраков назвался начальник стражи, ответственный за поиск преступников, а "вигилами" - его подчиненные, рангом немного ниже городского стражника, выполнявшие черную работу по поддержанию порядка - вроде тушения пожаров, помощи раненым или собора улик. Как солдаты, они были даже хуже ополчения, и вызывали законное презрение у всех самураев и благородных дворян - хотя бы тем, что в отличие от других повстанцев, часто безропотно переходили на сторону карателей, продолжая выполнять свои обязанности, но уже на другой стороне. Впрочем, Каличаран был из таких же.
   - Интересно, что тогда здесь случилось... - пробормотала Даршани, оглядывая дом.
   - Кто-то у нас плохой проводник... - прогремел Сакагучи, встряхивая бледного Каличарана.
   - Нет, это же квестура, - фыркнула женщина людей и, вспомнив, что демон может не знать мелочей, объяснила: - Они приезжают, если что-то случилось - ограбление, убийство...
   - Пустите, пустите меня! - вдруг заверещал предатель, вырываясь из когтей хатамото: - Пустите же! Не может быть!
   Воротник треснул, и так, в разорванной на спине курточке он подбежал к продолговатому черному предмету, в котором, когда он грохнулся рядом на колени, все узнали носилки: - САТИ!! НЕЕЕТ!
   Азер, недовольная, огляделась - хоть нежданных свидетелей удалось ликвидировать почти бесшумно, но крик мог привлечь лишнее внимание. Но все уже подошли поближе к разыгравшейся сцене - даже господин Сакагучи, бросивший на землю тлеющий оторванный воротник. Старшая сестра Ануш, которая и не такое повидала на своем веку, вздохнула и решила не отставать от коллектива.
  
   - Сати, Сати, душа моя... - шептал человек, плача и разрывая черный мешок, в котором оказалась завернутая в саван тёмнокожая женщина: - Как же я не уберёг... кто с тобой это сделал...
   Её Высочество стояла за его спиной, со сложенными крыльями и её обуревали смешанные чувства - с самого первого взгляда проводник вызывал всё усиливающуюся неприязнь, которую подпитывали его ошибки и обманы, но тут, перед лицом горя... тем более, люди - символ беззаветной любви и супружеской верности...
   - Это он... - вдруг хрипло сказал Каличаран: - Агира!
   - Что?
   - Она собиралась зайти к нему перед тревогой! - вдруг резко и навзрыд заговорил он: - И... и они недавно поссорились! Да! - голос обрёл уверенность: - Сати сказала, что... хочет помириться за вчерашнее! И.. наверное, зашла...
   - Так ты же говорил, что твоя жена и твой начальник чуть ли не моются вместе, - со скептицизмом заметила Азер.
   - Вот тогда и поссорились! Она от него сбежала!
   Даршани и Аравинда недоверчиво переглянулись. Принцесса тоже помнила, что рассказанная ранее история немного не вязалась с тем, что он сейчас говорил, плюясь слюной, гневом и вроде искренними слезами...
   - Ладно, - вздохнула принцесса: - Мы поможем вам отомстить. Маваши, Хасан - останьтесь с людьми и помогите здесь убрать. Девочки, перекройте улицу. Брат Ковай, Ильхан, Господин Сакагучи - пойдёмте со мной.
   Она помнила, что враг проводника носил имя на санскрите, и щадила чувства людей, на глазах которых и так уже убили достаточно соотечественников. Но, несмотря на приказ, Даршани и Афсане увязались за ними. Афсане - из-за того, что лучшая огневая точка была в одном из окон подъезда, а у Даршани, видать, женская солидарность была лучше расовой. Мацуко решила закрыть глаза на такое нарушение приказа - мужчины отлично справлялись с заметанием следов и без неё, а лишний инженер в этом городе никогда не помешает.
   Дом, как и все остальные в Коците был многоэтажным - отдельные дворцы внутри городской черты были не в чести у призраков, да и иное устройство не позволило бы содержать столько гарнизона этой огромной крепости. На каждом этаже одного подъезда было по несколько квартир - 4-5, если дом был победнее, или 2-3 если побогаче. Каличаран, как и его начальник были всё-таки офицерами, поэтому в их доме было по 3 квартиры на этаж. Двери и окна, как почти везде на Коците были двойными и герметичными - в этом убедилась Афсане, которой потребовалась помощь Даршани, чтобы занять точку для наблюдения за улицей.
   - Тревога... - сказал, поднимаясь широкими шагами по лестнице Каличаран: - Никого нет... никто не увидит...
   Они поднялись на третий этаж. Прямо с лестницы открылась площадка этажа, которая сама была размером с собственные покои Третьей Принцессы - там хватало места для общего стола, цветов и даже экрана дальневизора (который на многих этажах отсутствовал, напоминая о себе только пятном на стене и торчащими оборванными проводами). Демонесса обогнала проводника, убрав его с дороги - мало ли как убийца его жены среагирует на мужа своей жертвы. Дверь справа была полуоткрыта, и многочисленные грязные следы вели оттуда на лестницу. На столе с этой стороны лежало много мусора и обрывков ткани.
   Азер попыталась заглянуть туда.
   - Дверь за столом! Он там живёт! - крикнул Каличаран, показывая на тяжелую герметичную перегородку напротив лестницы, блестящую зелёной краской.
   Дочь императора оглянулась через плечо на человека:
   - Мы заметили. Но сначала давайте предпримем меры, чтобы играть на своём поле. Встаньте по обе стороны двери. Брат Ковай, поможете с дверью?
   Ильхан залез на стол и взял дверь на прицел своего допотопного мушкета.
   Господин Сакагучи встал с другой стороны. Азер вскочила на потолок.
   Кадомацу сняла шлем и кивнула Коваю, садясь на краешек стола в видимом расслаблении. Если убийца такой же человек, как Каличаран, может, будет достаточно демонстрации силы... Могучий монах раскрутил свою дубину и смял герметичную дверь одним ударом. Вторым - следующую. Та дверь не слетела с петель, а только покосилась. Толстяк опустил оружие, и толкнул её рукой, входя внутрь...
   Мацуко спрыгнула со стола, и раньше, чем кто-то успел её остановить, размазанным силуэтом скользнула внутрь, вынимая меч для удара. Лезвие успело сверкнуть звездой зелёного металла, как Каличаран истошно заверещал:
   - Нет! Не надо! Он же...
   Белая, слепящей молнийной яркости вспышка, в форме крылатой фигуры, ударила им в глаза. Даже стоявшие за дверью суккубы, закричав от боли, повалились со стен, держась за животы, Господин Сакагучи шарахнулся назад, Ильхан успел зажмурить глаза и пальнул в потолок. У Даршани автоматически потемнело прозрачное забрало шлема.
   Дочь императора удержалась на ногах, хотя низ живота и грудь скрутило болью. Она сообразила атаковать с закрытыми глазами, поэтому сохранила зрение.
   - Я ослеп, госпожа! - крикнул Ковай.
   - Гандхарв! - удивлённо воскликнула Даршани.
   - А же предупрежд... - хныкал Каличаран.
   - Да что с нами... - тихо прохрипела Афсане, чудом не упавшая из окна: - Такая боль, словно...
   - Свет Сударшаны вызывает выкидыш у жен демонов... - выругалась Азер: - Но и без этого больно... Госпожа!
   - А я - девственница! - сквозь боль улыбнулась Кадомацу и бросилась в атаку.
  
   Начальник тюрьмы действительно оказался гандхарвом - небесным певцом, ангелом с сияющими немыслимой белизной крыльями, разделёнными на четыре части. Его глаза меняли оттенки синевы и голубизны, высокий, ростом с Тардеша, с белой кожей, уступавшей своей чистотой цвета только ярким крыльям, с длинными до плеч вьющимися чёрными волосами. Он был одет не в привычные для ангелов доспехи или ниспадающие одежды, а в тесную униформу амальского тюремщика, выгоднее подчёркивающей могучие бугры мышц небожителя.
   Его лицо было широким и удлиненным, с высокими скулами, большими глазами, в которых таяли мечтательная улыбка и усталость. Эталон красоты для всей обозримой Вселенной с незапамятных времён. Он встал из-за стола в глубине комнаты, тяжело опершись о крышку, выдвинул ящик, и, достав узкий, отливающий серебром меч, взглянул в зелёные глаза только открывшей их после вспышки демонессы...
  
   ...Она не медлила - одним взмахом кривого клинка пролетела разделявшее их расстояние, попутно разрубив какой-то шкаф справа на две половинки. Небесный певец чуть пошатнулся, непонятно как оказавшись вне досягаемости удара, и встал в боевую стойку, отбросив бесполезный пустой ящик. Демонесса перекувыркнулась через голову, и, щелкнув ключицами, распахнула крылья, приземлившись в стойку с другой стороны. Она не собиралась давать убийце женщины шанса на побег через окно, будь даже он небожителем. Ключицы щелкнули ещё раз, руки обрели подвижность - ангел и дьявол бросались друг на друга.
   Они не уступали один другому в мастерстве, силе и хитрости. Это гандхарвы изобрели меч и приёмы фехтования, которые разошлись по всему Мирозданию, и до сих пор считались лучшими среди владеющих этим оружием. Зато демоны умели свою страсть, ярость, ненависть, обращать в свою пользу, многократно увеличивая свою силу - дар проклятых. Правда, сегодня это было не про Мацуко - она вошла в боевой транс с ясной головой, ибо её проклятие - неразделённая любовь, сейчас не придавала ей сил, вызывая не то привычное слепое отчаянье, много раз бросавшее её в самое пекло войны, а гнетущую пустоту, глухую, без отклика. Поэтому состояние "чистого разума" по науке Сэнсея получилось само собой, и теперь женщина ада и мужчина рая с одинаково бесстрастными лицами наносили и парировали удары друг друга. Половинки стола уже давно разъехались в разные стороны, остальная мебель и ковры либо разлетелись в стороны, либо горели, а зелёноглазая демонесса, отступая, заманивала синеглазого ангела к двери его кабинета...
  
   Он, разумеется, видел медленно приходящего в себя Брата Ковая, (мешавшему, кстати, вступить в бой и господину Сакагучи), и старался, чтобы меж огромным демоном и ним была его соперница, но та была не лыком шита тоже, и выпад за выпадом, удар за ударом, прямыми атаками и финтами тянула его туда, куда хотела.
   'Сосновая ветка' была сделана из лучшей стали, чем серебристый клинок гандхарва, и не раз оставляла на нём опасные зазубрины - но на удивление, стоило ангелу взмахнуть - как они сами затягивались. Да и похоже, что не только лечить зазубрины, но и саму свою форму умела менять сталь рецепта небесных кузнецов - то изгибаясь в саблю при рубящем ударе, то расширяясь для прочности при жестком блоке, то вытягиваясь в иглу при колющем выпаде. В начале боя такой укол едва не стоил девушке-демону жизни, но к счастью она была с трезвой головой, а не в слепящей ярости...
  
   Ковай, наконец, проморгался, и прикинув, как он может быть полезен со своею дубиной, зашел чуть дальше за спину и с замаха наотмашь ударил по затылку ангела. Гандхарв, уклоняясь, сделал шаг навстречу принцессе, с силой скрестив клинки с девушкой, и удар прошел мимо. Кадомацу отбросила его толчком на монаха и нащупала за собой порог двери. Ангел ударил толстяка сияющим крылом, (того сильно дёрнуло током), и, забыв об осторожности, ринулся в атаку. Демонесса улыбнулась, и легко отвела тонко вытянувшуюся иглу небесной стали от своего лица, шагом в сторону, ушла с линии удара, поменяв руку меча, и, схватив за запястье (маленькие молнии, побежав по пальцам, больно обожгли и свели судорогой), обезоружила небожителя, болевым приёмом уронив на колени. Он поднял глаза - в лицо ему смотрел огромный меч господина Сакагучи и мушкет Ильхана, накрепко прикрученный к столу:
   - Будэш шутка шутить - Ильхан будэт стрелять! Не промахнусь! - гортанным голосом пообещал красавец-ракшас.
   Сзади него, мотая головой, поднялся громадный брат Ковай, справа, выкручивая руку, держала принцесса, слева - закованный в доспехи гигант-хатамото, рядом, пробежав по потолку, свалилась Азер, всё равно красивая и грациозная, несмотря на шикарные формы. Он кивнул головой и поднял левую руку:
   'Сдаюсь'...
  
   >Награда иудушке
  
  ...Долго-долго длилось молчание. Принцесса, убравшая меч, тяжело дышала после боя, а по её красивому лицу, преломляя свечение желтых локонов и зелёных глаз, катились крупные градины пота.
  Гандхарв тоже тяжело вздымал рёбра, но с более спокойным, и даже любопытным выражением лица обводя взглядом компанию своих пленителей.
  Первым не выдержал предатель:
  - Хе-хе-хе! Я же говорил, увижу тебя в могиле!
  Ангел повернулся к нему, видимо удивившись его присутствию, и сделал несколько быстрых жестов руками. Все похватались за оружие - не магия ли?
  - Да, это я! Чтобы ты сдох сегодня же, на моих глазах! - взорвался руганью Каличаран: - Я... я...
  Кадомацу молчала, переводя взгляд то с одного на другого то на непонятные жесты рук гандхарва. У неё до сих пор, стоило моргнуть, перед глазами возникало зрелище пылающих огнём и блистающих молниями клинков. Не отошла от них...
  - Стоп! - наконец крикнула она на перебежчика:
  - Он понимает нас?
  - Да, он же не глухой. Только говорить не хочет!.. Притворяешься ведь, сволочь! - и с размаху влепил ему пощёчину.
  Ангел стоически перенёс удар, и что-то жестами попытался объяснить принцессе.
  - Я не понимаю, - покачала она головой: - Как вас зовут, для начала?
  Он замер с выжидающей улыбкой. Только через минуту девушка поняла, что задала вопрос на своём языке, и страшно смутившись, повторила на санскрите.
  Гандхарв поклонился, сунул руку за пазуху, (все схватились за оружие), и осторожным движением достал на свет небольшой, но толстый блокнот. Открыв его, он показал надпись на первом листе:
  'Агира, перфект 6-й...'.
  - Спасибо. Меня зовут Метеа, я принцесса Края Последнего Рассвета.
  - И вот настал твой последний час! - не к месту пытался влезть Каличаран.
  - Заткнись, - негромко приказала Метеа.
  - Что?!
  - Тебе сказали 'молчать'! - это уже Сакагучи.
  - Зачем вы убили женщину? - спросила демонесса.
  Ангел непонимающе посмотрел на неё.
  - Да! Сати, мою жену! - снова влез Каличаран.
  Пленник помотал головой.
  - Да что ты юлишь, выкручиваешься! - пролез мимо бдительного Сакагучи предатель: - Только я ушел, как к моей жене полез! Она отказала, а ты её задушил!
  На лице ангела отразилось недоумение. Он взялся за блокнот, но человек выбил из его руки стило и бумагу.
  - Признавайся, мерзавец!
  - Он не может признаваться, - господин Сакагучи оттащил человека от небожителя за разорванную куртку: - Он же немой.
  - И ему не надо - раздался голос Аравинды со стороны Даршани. Все обернулись - она держала Каличарана на прицеле своего оружия, а по стеклу её шлема пробегали светящиеся надписи: - Держите его! - сказала Даршани своим голосом: - Аравинда... проверил труп его жены, он сейчас придёт.
  Удивительнее всех действовал Каличаран - сразу рванулся в сторону своей комнаты, но Азер свалилась на него с потолка и прижала коленями к полу:
  - Лежать!
  Даршани опустила оружие. Принцесса дала ангелу подобрать свой блокнот и карандаш.
  Послышался звук бегущих шагов и по лестнице поднялся запыхавшийся Аравинда с Маваши и Хасаном:
  - Держите его! Трупу три дня! Убийца не гандхарв! - закричал он.
  - Что?
  Каличаран стал вырываться:
  - Вот он и убил три дня назад! Я ещё думал - куда она пропала?
  Все переводили взгляд то с проводника, то на ангела, то на жениха Даршани.
  - Ещё когда Даршани сказала что он - гандхарв, я понял неладное. На шее женщины синяки от пальцев, и это пальцы человека! Пусть покажет руки!
  Азер убрала с перебежчика колено, и схватила за руку, но тюремщик, неожиданно для своего роста, сильно толкнул её, и, вырвавшись, бросился в дверь своей квартиры. Отворив её, поскользнулся, хватаясь за ручку, а Даршани рубанула лучом светомёта по петлям. Дверь упала, оставив Каличарана упавшим на пороге под взглядами демонов и разъярённых людей.
  Хасан подал руку Азер, помог подняться ей с пола. Гандхарв что-то писал в своём блокноте.
  - Что случилось с вашей женой? - грозно спросила принцесса: - Три дня назад...когда мы договаривались о сделке, вы уже тогда её убили?
  - Да что вы... вы, верите ему?! - он ткнул пальцем в немого ангела, уже дописавшего в своём блокноте.
  - Я верю своим соратникам - Аравинде и Даршани, это они тебя обвиняют, а не твой враг!
  - И твоя трусость, - громыхнул из глубин шлема господин Сакагучи.
  - И молись, чтобы я не стала твоим врагом...
  - А ты, что, потаскуха оранжевая, забыла, как договаривались? Я вас ввожу, а вы... - ни слова не говоря, господин Сакагучи сделал шаг, толкнул локтём мешавшегося ангела, ещё шаг, и, схватив человечка за шкирку, бросил его наотмашь, в деревянный, развалившийся от удара, стенной шкаф.
  - Ты чего, а? - не понял поднимающийся с ног предатель: - Вы что вообще все?..
  - Она дочь императора, негодяй! За такие слова в нашей стране платят собственной жизнью!
  Азер и Хасан обошли его, перешагивая ноги, отрезая путь отступления вглубь квартиры.
  - Мы с тобой договаривались о другом! - набрался наглости проводник: - Я провожу тебя в крепость, а вы - делаете, что я скажу! И не задаёте никаких вопросов!
  - Да как... - сказала Даршани, беспомощно посмотрев на принцессу.
  - Потому что это война! - накричал на соотечественницу человек: - Сколько вы чужих жен и мужей убили на стене и в тюрьме? А ведь нижний этаж вы намертво заперли, кончится вода, или накроется централь - в левом крыле все сдохнут! Что ты от меня хочешь, стерва? Ну, убил я жену, вы же получили свою крепость? Договор есть договор, цена моей помощи - его голова, выполняйте со своей командиршей! Один лишний труп, два - какая вам, людоедам, разница?
  - Ты излишне дерзишь! - сказал господин Сакагучи, толкнув его на пол.
  - Постой, - начала было Мацуко, но этот мерзкий человечишко, видать, уже всем стал поперёк горла, - когда он попытался подняться, Хасан ему сделал подножку, а Азер, оказавшаяся рядом, подхватив за плечо, выволокла в его внутрь квартиры. Оттуда раздался жалостливый всхлип, сладострастный вздох, глухой хруст удара тяжелого шемшира о живое мясо.
   Хасан поморщился, заглянув за поворот, и закрыл дверь в эту комнату.
  - Госпожа Третья, - позвал брат Ковай, кивая на гандхарва.
  "Это я вызвал квестуру", - гласила записка, начерченная амальскими литерами: "Сати не было неделю, или больше, она не выходила на работу. Он говорил мне, что она на работе сутками. Я понял, что он лжет, потом слышал, что в квартире кто-то есть. Этой ночью я услышал запах и вызвал помощь. Бедная Сати..."
  - Ну, это я примерно и подозревала... - вздохнула демонесса: - Вы понимаете по-амальски?
  Ангел кивнул.
  - Мы остались без проводника... правда, ненадёжного. И нас поджимает время. Убитых патрулей скоро хватятся, а нам не нужна погоня. Поэтому я предлагаю вам выбор - стать нашим проводником вместо своего друга. Или... мы можем вас как можно безболезнее умертвить.
  Все вздрогнули.
  - Я не могу рисковать всем отрядом, оставляя вам жизнь. Прошу прощения.
  Пленник написал на листочке несколько слов:
  "Разрешите мне встать" - показал он первые из них.
  Видевший что ещё было написано, Брат Ковай предупредил:
  - Госпожа Третья, осторожнее... он ещё...
  - Пусть встанет, - разрешила его госпожа.
  Ангел поднялся, расправляя струящиеся крылья.
  "Подойдите ближе" - он показал вторую строчку.
  Кадомацу сделала знак всем стоять, и подошла близко-близко, смотря в его лицо своими зелёными глазами.
  "Вы можете снять плащ и верхнюю часть... брони?" - гласила последняя запись.
  Мацуко помедлила:
  - Могу, но это довольно трудоемко. Вам это так надо?
  Он кивнул.
  Она сняла перчатки, обеими руками отстегнула тяжелый плащ, расшнуровала завязки нагрудника, отстегнув ожерелье и наплечники, сняла его через голову. Расстегнула на левом богу защелки наборного доспеха, с силой отогнула его, снимая. Она осталась в одной куртке цвета волос с высоким воротом. Дующий со спины сквозняк из раскрытого окна бросал всполохи локонов на лицо, осветляя яркую зелень глаз.
  Небожитель медленно провел ладонью вдоль её крыла, меняющего линию плеч, и не выдержал её взгляда. Повесил голову и тяжело вздохнул.
  Все молчали.
  Потом написал: "Ладно. Я с вами".
  
   >Ночь в тылу врага
  
  - Ну что же, - вздохнула Метеа: - Похоже теперь вы с нами в одной лодке, Агира-сан. Ребята позовите тех, кто остался на улице, и располагайтесь на отдых. Мы не успеваем до следующего патруля, приведите оружие и доспехи в порядок, уберите трупы. Агира-сан в доме есть другие соседи?
  Ангел написал:
  "На улице ночь. Даже я не услышал, как вы пришли, а у меня была открыта дверь".
  - Так есть или нет? - улыбнувшись, спросила демонесса: - Вы кого-то пытаетесь защитить?
  "Две семьи. Этажом выше. Там дети, прошу пощадить их. Они вам не угрожают".
  Девушка вздохнула:
  - Единственное, чем они могут нам угрожать - это вызвать патруль. А значит, они либо уже вызвали, ещё когда мы с вами ломали столы и стулья, и убивать их бесполезно, либо и не собираются, и убивать их бессмысленно. Не бойтесь, никто из моих друзей не будет брать лишний груз на душу.
  "Демон, боящийся мук совести. Это необычно".
  - Мы же не чудовища Ада, - обиделась девушка из Преисподней: - У нас так же есть и чувства и совесть... правда, конечно, бессовестных среди нас хватает...
  "Среди нас тоже..." - написал он ответ вязью небожителей.
  
  Трупы внесли в квартиру Агиры и Каличарана и распихали по углам - чтобы нашли как можно позже. Даршани, как самая не вызывающая подозрений, обошла по всем этажам, и подтвердила слова ангела - жители были только в двух квартирах и не показывали желания как-то участвовать в общении. Для страховки, девушка-инженер отключила в доме всякую связь - так что если они не вызвали патруль повстанцев на подозрительный шум, то теперь точно не могли этого сделать.
  Остальные распаковали свои мешки и тяжелый груз Брата Ковая. Суккубы подняли маски, и Агира с удивлением обнаружил, что они миловидны и привлекательны даже на глаз небожителя. Особенно внимательно смотрела на него Афсане, державшаяся ближе к Сакагучи.
  Мацуко присела на стол, у двери Агиры, и принялась застёгивать свои доспехи. Азер, что обычно помогала, куда-то пропала, а никто из мужчин не решался прикоснуться к дочери императора для такой помощи, а у младших сестёр не хватило бы силы. Гандхарв, которому дали свободу, переоделся для улицы в теплое и собрал вещи, которые принес упаковывать на стол рядом с принцессой.
  - Зачем вы это делаете тут? - спросила Кадомацу, с натугой застегивая гибкие пластинки наборного доспеха и пропуская меж ними рулевые крылья.
  "Чтобы вы могли убедиться, что я не беру ничего опасного", - показал он заготовленную бумажку.
  - Стоило с вами договариваться, чтобы потом не доверять, - ответила она, спрыгивая со стола и проверяя, как сидит доспех. Ангел повернулся вслед за ней, и, распахнув куртку, показал внутренние карманы.
  - Да не надо мне... ладно, Афсане, проверь.
  Светловолосая суккуба с радостью подскочила, и, отдав шлем в руки господина Сакагучи, принялась высматривать у нового соратника все карманы, порой излишне выгибаясь при наклонах.
  - Не переусердствуй, - шлепнула её по аккуратной попке Гюльдан, осматривающая достопримечательности, и собирающая по дороге рассыпанные по полу цветы.
  - Ты тут прибраться надумала? - спросила Её Высочество, проверяя, как сидят ожерелье и наплечники.
  - Ну не топтать же цветы!
  
   Аравинда поднялся по лестнице, занося последний мусор.
  - Отдохните, приберитесь, поешьте, если можете, - приказала принцесса: - Следующий у нас прорыв на станцию, кто знает - может, отдохнуть больше не удастся.
  - Ну, можем и на поезде пожрать, - сказал Маваши: - Я предпочитаю драться на голодный желудок.
  - Ещё неизвестно, как мы поезд захватим, - осадил его Аравинда, присаживая Даршани себе на колени: - Может, там дыры будут размером с твой кулак, или отстреливаться всю дорогу придётся. Пока есть возможность - отдыхаем, раз разрешили.
  Самурай это понял по-своему:
  - А что, думаешь, я смогу пробить паровоз кулаком? - он сжал кулаки и сделал несколько ударов по воздуху: - Надо будет попробовать!
  - Угомонитесь уже, - сказала принцесса, завершая своё облачение: - Патруль скоро, услышат.
  - Кстати, Ваше Высочество.
  - Метеа.
  - Да. Слушайте, мы же можем воспользоваться машиной квесторов. Топливо там есть, её везде пропускают. Я умею водить.
  - Мы непохожи на квесторов, даже если переоденемся. Да и сомневаюсь, что мы туда влезем. Даже Кен, - она кивнула в сторону Маваши, прекратившего свои экзерсисы с тенью: - Даже он крупноват, а он самый маленький из нас.
  - Самая маленькая из вас - это ты! - сказала жующая Гюльдан, и принцесса заалела от смущения: - Сестрёнка, заканчивай осмотр, не ведётся он, хатаку надо.
  - Не болтай! - шепнула через плечо ангела Афсане. Гюльдан рассмеялась.
  - Я подумаю над этим вариантом, - пообещала Мацуко Аравинде: - Надо ещё узнать, как обстоят дела с охраной станции.
  - Над хатакой? - спросила Афсане под всеобщий смех.
  - Да... ну, вы всё-таки раздолбайки. Где Азер?
  - Там, - сказал Хасан, махнув в сторону комнаты Каличарана: - Трупы укладывает, - он зашел в квартиру Агиры, обо что-то споткнулся, забулькала вода: - О, шайтан, это что?
  - Нужник там. Ангельский.
  - Ух, ты, даже ангелы какают!
  
  - Агира-сан, раз вы согласны стать нашим проводником, придётся вам кое-чего объяснить, - Её Высочество довольно невежливо подвинула его вещи со стола, и расстелила карту:
  - Ваш дом, насколько я понимаю, здесь. (Гандхарв кивнул), нам нужно проникнуть сюда... - она перевернула карту и показала намеченную централь.
  Ангел с недоумением посмотрел на неё, шевельнул крыльями.
  - Да, далеко, - поняла его она: - Поэтому от вас мы собираемся на станцию. Захватить поезд и двигаться к нашей цели.
  "Рядом - пассажирский вокзал, - написал новый проводник на листе бумаги - Даже ночью и во время тревоги там много пассажиров. будет много жертв и крови."
  - Мы не на него, пояснила девушка: - Вот сюда. Здесь грузовой терминал. Или как правильно... "сортировочная"?! Сейчас ночь, он должен быть безлюдным. Если старые сведения не врут, там должен быть запасной паровоз. Именно на нём мы и будем путешествовать.
  "Понятно. Только боюсь, Каличаран и тут вас обманул, если хотел быть вашим проводником."
  - Почему?
  "Коцит - большая крепость. Даже живя тут несколько лет, ни я, ни Каличаран не бывали во всех местах. Вряд ли бы мы смогли помочь вам за пределами нашего района."
  - Ну, у вас есть униформа и документы. Возможно, вы сможете провести нас куда-нибудь без лишнего шума.
  "Ну, разве что так..."
  - А вообще. Может нам так и проникнуть на станцию - вы комендант тюрьмы, разве не можете потребовать себе поезд для осужденных?
   'Не думаю...' - гласила заготовленная записка. Ангел ещё некоторое время дописывал, потом показал аккуратную вязь букв деванагари: 'Революционные офицеры мне не подчиняются. Их звание выше моего и они не только могут оспорить мой приказ, но и сами приказывать мне. А вы весьма экзотично выглядите для обычных наших заключённых'
  - Досадно. А так хотелось бы без шума.
  'Всё равно заключенных конвоирует квесторская команда' - показал новый листок Агира: "А у вас нет никого, кто бы походил на квестора".
  - Да-да-да, - рассеяно кивнула принцесса: - А колесница? Она же квесторская, не вызовет подозрений, если подъехать на ней?
  'Думаю, не вызовет. Пока не станут проверять документы. У вас есть наши документы на вас?' - ответил он вопросом.
  - Мы как-то не рассчитывали, что наши солдаты могут быть среди ваших. Поэтому даже не пытались их приготовить. Было очень удивительно увидеть самурая среди ваших тюремщиков.
  'Да. Такеда. Он попал в неприятную историю с начальником своего полка, и я устроил его к себе. Есть целый полк, правда там нет женщин.'
  - Ну, других женщин нашей расы вообще нет на этой планете.
  - Как нет! - вдруг перебил беседу начальницы Кен Маваши: - Штук семь только в нашем полку. Житья от этих баб нету.
  Принцесса удивленно посмотрела на него.
  - Он прав, хоть и дерзит, - подтвердил господин Сакагучи: - После того как ваш побег открылся, многие девушки из семей самураев последовали вашему примеру. К сожалению, они прославились не на почве ратных подвигов.
  - Простите, - извинилась удивлённая этим фактом дочь Императора: - Так что насчет машины? Как далеко нас пропустят до проверки документов?
  "Максимум - до первой двери или шлагбаума. А потом вам - и мне, придётся вступить в бой, и успеть не поднять тревоги"
  
  - Двери... - медленно проговорила Даршани после того, как демонесса вслух зачитала ответ небожителя: - А уважаемый потомок Читрананды не знает об обстановке на других вокзалах?
  'Другие вокзалы?' - спросили узелковые литеры полубогов.
  - Да. Они же разные по конструкции в зависимости от того, в каком углу купола находятся. Аравинда, покажи. Есть вещи совершеннее, чем карта.
  Мужчина людей отсоединил свой инженерный планшет и выложил на стол пред Агирой. Мацуко обиженно свернула свою карту, которой хвасталась перед небожителем. Тот заинтересованно склонился над устройством, умелыми манипуляциями выдавая своё знакомство с джаханальской техникой, и маленькая принцесса некоторое время безуспешно пыталась добиться от немого ангела хоть какого-то ответа. Наконец он вызвал на планшет пульт набора и написал поверх карты:
  'Интересно'
  'Здесь я точно не был - очень далеко, и, похоже, мы не успеем до патрулей.'
  'Тем более они ходят так - то есть нам навстречу'
  - Вы даже знаете их маршрут?
  Он перешел с ангельской вязи на амальские литеры:
  'Да, вот так'
  'Ибо им малым отрядом надо охватить максимум улиц'
  'Если увидим один раз, то будем знать, как они ходят'
   Аравинда отрегулировал что-то у себя в скафандре, и на планшете появились кадры разгрома в переходе:
  - Мы убили первый патруль больше трёх часов назад. Сейчас второй должен будет проходить мимо нас.
  "Это плохо" - написал ангел: "Патруля хватятся, может подняться тревога".
  - Но тревоги нет. Мы всё-таки понимаем немного в военном деле, это довольно громко.
  "Не совсем так"
  "По тревоге поднимется не патруль, а косаки."
  - Косаки?
  "Ледяные рудры."
  "Они умеют летать и обожают засады"
  - Этого ещё нам не хватало. Они будут проверять колесницу квестора?
  "Они все будут проверять" - рассеяно ответил гандхарв, перелистывая кадры записи, сделанной людьми: "Кажется, я знаю, какая станция вам нужна"
  - Как туда пройти? - прервала его письменный монолог нетерпеливая принцесса демонов.
  - Подождите, - попросил внимательно наблюдающий за действиями ангела Аравинда. Тот, вертя головой, прошел по своему разгромленному жилищу, наклонился, выдвинул из останков стола какой-то ящик, и, достав из него бумаги, вынес их в зал совещаний и разложил на большом столе. Инженеры тотчас же сгрудились вокруг, а Даршани даже залезла с коленками на стол.
  - Что там? - изнывала от любопытства их командирша.
  - Осторожнее! Ой, извините Ваше Высочество, но не подходите, пожалуйста. Снимки чувствительны к нагреву, вы можете повредить их.
  - Да всё понимаю, - надула губки принцесса, в которой вдруг проснулась маленькая девочка, и нахлобучила на голову остывший шлем. Ойкнула, когда уши коснулись заледеневшей за эти несколько минут подкладки: - Но всё-таки... что вы там делаете?!..
  Даршани чуть посторонилась, и объяснила:
  - Это снимки. Он тут, оказывается, собрал коллекцию, есть даже сделанные в полярный день.
  Ангел подвинул бумаги так, чтобы их видела демонесса. Это оказалось что-то вроде скорописи, но без обработки художником. На портретах были лица самого Агиры, Каличарана, красивой тёмнокожей женщины, их же в окружении детей - двух смуглых девочек.
  - Это чьи дети? - спросила Даршани.
  "Каличарана и Сати. Близнецы. Калиситара и Шиваситара. Он успел их отправить на Джаханаль до революции, я помогал ему, отдав свои трудодни. Сати очень переживала, не случилось ли что с ними из-за того, что у нас произошел бунт."
  Даршани и Аравинда переглянулись.
  - Совсем девочки. Страшно, наверное, было отправлять, - вздохнула Её Высочество.
  - У нас так принято, - повернула к ней лицо Драшани: - Дети кшатриев обучаются на Джаханале, потом возвращаются в колонии.
  "Но я не девочек вам хотел показать" - написал небожитель: "Мы снимались у вокзала и вот тут, по-моему, как раз сортировочная."
  Люди приникли к снимкам.
   "А вот тут другая"
  "Кажется это здесь и здесь. Легионер придрался к Сати за цвет кожи, и мы с Каличараном сделали много снимков, чтобы предъявить трибуну."
  "И вот шлагбаум и двери"
  - Да это то, что надо! Ваше Высочество, отойдите, я сейчас сделаю копии, и объединим кадры с картой.
  Кадомацу отошла от стола, дав людям разбираться с техникой. Патруль должен был проходить, и следовало всё равно держать оружие настороже.
  Господин Сакагучи, неизменно подозрительный, стоял за спиной Агиры, неизменно готовый ко всему. Сквозь закрытое забрало шлема невозможно было понять - следил ли он за беседой или только за новым соратником. Но обычно, хатамото успевал всё.
  
  - Эй, раздолбаи, кто смотрит за дорогой?
  - Хасан!
  - Что сразу "Хасан"-то?.. Меня Азер просила помочь, вообще.
  - Куда ещё "помочь"? И где она сама?! Ладно, Ильхан, девочки, замените этого раздолбая, а то нас так окружат, а мы слепые...
  - Да не раздолбай я! Сейчас и Азер придёт...
  
  "У меня есть оружие, но можете забрать его, раз уж я ваш пленник. Или..."
  - Вы свободны, - предупредила его вопрос принцесса: - Я не намеревалась связывать вас или заковывать в кандалы. Можете взять любое оружие... - она подняла странный меч небожителя.
  Странное было ощущение. Вроде бы и жгло, как рассказывали про ангельское оружие, но... было что-то знакомое: - Вы отныне такой же боец, как и все мы.
  'Почему?'
  Пожала плечами:
  - Вы мне... симпатичны, - и бросила быстрый взгляд на Сакагучи (не слышал ли?). Трудно было подобрать слова, чтобы выглядеть достойно: - Не знаю почему, но я вам доверяю... Быть может, мы были знакомы в прошлой жизни? - он попытался что-то сказать руками, потом полез в свой блокнот, но она остановила его улыбкой: - Вы возьмёте свой меч, или мне так его и держать?
  Сакагучи обратил на них внимание:
  - Госпожа?
  - Он пойдёт с оружием. Я доверяю ему.
  Брат Ковай, все это время евший одной рукой, держась другой за дубину, отпустил оружие и принялся за еду обеими руками. Агира как раз окончил писать в блокнотике:
  'Тогда я открою свой секрет' - гласила фраза.
  - Спасибо. Но стоит ли... - теперь уже бывший начальник тюрьмы вернулся в свою комнату, пошарил в ящиках и среди мусора, разбросанного на полу, нашел и положил в карман небольшой, похожий на кастет предмет, в котором Кадомацу с удивлением узнала легендарную ваджру - ныне редкое оружие небесных певцов. 'Интересно, неужели настоящая?' - быстро подумала демонесса. Отряд тем временем заканчивал отдых и прибирал за собой последние следы...
  
  ...Хасан каким-то чёртом приволок и голову Каличарана. Череп с характерной кшатрийской шикхой уже закоченел и покрылся инеем.
  - Ты куда это прёшь? - окликнула его принцесса.
  Башибузук в ответ со злостью бросил останки:
  - Надоели! Тащи туда - нельзя, тащи сюда - нельзя! Хасан вам кто - шутки шутить?!
  - Верни на место! - принцесса взяла голову, и сама отнесла в комнату. Там остановилась, пораженная:
  - А штаны ты зачем с него снял?
  - Я снял?! - обиженно ткнул себя в грудь ракшас, и показал пальцем на Азер: - Ты свою спроси - вот кто больная!
  Кадомацу по-птичьи наклонила голову, взглядом спрашивая Азер. Та невинно сверкнула бесстыжими васильковыми глазами в прорезях маски:
  - Правда, что люди верят, что если в момент смерти думаешь о бабах, то бабой и родишься?!
  - Ну?!
  - Вот, я и обеспечила ему такие мысли... - она показала на труп его жены, уложенный рядом с бывшим проводником в одну постель.
  Даршани удостоила брезгливых взглядов и виноватую соблазнительницу и безвинно обвинённого Хасана:
  - Действительно - больная...
  
  Спускались строем, по очереди давая стрелкам занять позицию в окнах и спуститься следом. Вперед пустили Хасана - теперь его "повстанческий вид" был на пользу, а незнание языка не мешало. Его страховали Маваши и Азер - господин Сакагучи и Брат Ковай были слишком большими, чтобы размахнуться для удара на узкой лестнице. Монах закрывал принцессу спереди, а суровый хатамото - сзади. Хрупкие люди с ценным оборудованием были последними.
  Дочь императора демонов шла рядом с ангелом. Его огромные, невесомые крылья, струящиеся по воздуху, добавляли львиную долю иллюминации в окружающее пространство. Они казались нематериальными - некоторые мелкие предметы проходили сквозь них, не нарушая структуры, но один раз их коснувшись, девушка больше не испытывала удачу - руку до самой станции пришлось растирать, чтобы она обрела чувствительность после ощутимого удара током.
  Госпожа Иваоропенерега с интересом изучала своего спутника: как он, гандхарв, оказался на работе в тюрьме самой неприступной крепости Амаля? И эта его немота... Он же гандхарв, певец по природе, для них песня - это жизнь! Может быть, столь жуткое несчастье и привело его в самый дальний край Ада?..
  
  - Почему вы присоединились к нам? - наконец-то осмелилась она на вопрос.
  Он начал писать на ходу, но темнота мешала даже ему. Повозившись со своими крыльями (как единственным безопасным источником света), он только через десяток ступеней показал листок:
  'Не всё равно ли, где помирать'
  Принцессу продёрнуло холодком:
  - Ну, знаете ли, мы так далеко не загадывали...
  Он усмехнулся:
  'Я только о себе'
  Девушка выдержала паузу:
  - Но ведь гандхарвы не верят в судьбу... Я полагаю...
  'Почему? Некоторые верят'
  - А-а... а как вы здесь оказались?
  'Так же как и у вас'
  - 'У нас'?!
  Он перевернул листок и показал первую фразу:
  'Не всё ли равно, где умирать'?!
  - Нет, я имею в виду - как вы добрались до Коцита?!
  'Корабли и сюда летают'
  Она отругала себя за глупый вопрос. Он тем временем опять показал первую фразу.
  - Да что у вас такие навязчивые мысли о смерти!
  'Это личное'
  - Наверное, это связано с вашей немотой?! Скажите, это у вас от рождения, или что-то случилось?..
  Ангел болезненно нахмурился, помотал головой, и вместо очередной записки убрал блокнот с карандашом за пазуху.
  "Обиделся!" - подумала Мацуко. Но девушке не дали шанса исправить оплошность:
  - Стойте! - объявил Аравинда, и все выхватили оружие: - Пропустите же, ну... вы что, умеете водить машину?..
  
  Подвинулись в сторону, окружив остывшую колесницу. Улыбающаяся Даршани, отдала жениху маленький жетон, который он вставил в дверь, и повернул защелку. Кабина была рассчитана на рост призраков, поэтому человек в скафандре легко поместился.
  - Так... сейчас заведём трофей.
  Мотор натужно загудел, пикнул и остановился.
  - Что случилось? Идём пешком? - спросила Азер.
  - Нет, просто час на морозе не прошел даром. Даршани, посмотри мотор.
  Прежде чем девушка успела среагировать, Агира обогнал всех, обтер капот машины от инея, и, откинув часть обшивки, при свете своих крыльев стал возиться с двигателем.
  - Вы что, инженер? - голос замешкавшейся Даршани был полон удивления.
  Тот кивнул.
  - Интересно... - сестра Мамору в темноте поймала руку его спасителя: - Он пойдёт в твоей команде.
  - Госпожа, извините... - поклонился он, освобождаясь от захвата.
  - Ты споришь?
  - И не думал, Ваше Высочество...
  Кадомацу перевела взгляд с рук на его лицо, но в таком свете под темнотой шлема были видны лишь печальные глаза старшего хатамото.
  - Ты что, вообще никому не доверяешь? - отошла она так, чтобы ни Даршани, ни Агира их не видели.
  - Нет, не всем.
  - Но ты осуждаешь всех, кого бы я ни выбрала!
  - Только предателей, Госпожа Третья.
  - Будто никто не может ошибиться и исправить свою ошибку!
  - Сердца не меняются, госпожа.
  - Ещё как меняются... - и тяжко вздохнула.
  - Просто вы ещё очень молоды, госпожа.
  - Ха! А сам-то!.. Тоже мне - седовласый старец! - и резко себя одёрнула - опять заговорила голосом матери.
  - Прошу прощения, Ваше Высочество.
  
  Машина завелась. Люди поместились в кабине, в грузовой фургон влезли Брат Ковай, Агира, ракшасы и господин Сакагучи. Господин Сакагучи настаивал разместить внутри принцессу, но его доводы пересилили аргументы, что машина уязвимее, чем летящий демон. К тому же, так снаружи остались все лучше летуны и стрелки. А господину Сакагучи, с его подозрительностью, пришлось занять место, которое он готовил принцессе - сторожа ангела, оценившего юмор ситуации. Кадомацу, кстати, и была рада этому - в воздухе из кавалериста боец был неважный, хотя хорошего мечника на время движения не будет хватать...
  
   >Захват поезда
  
   ...Демонесса летела, стараясь держаться выше линии фонарей, ближе к правой стороне улицы. Нет, определённо, она не понимала, как это можно всю жизнь пожить в крытых городах! На неё удручающе действовали уже улицы Старой Столицы, перекрытые всего лишь решеткой, а тут - сплошной купол! Правда, у неё на родине бедняцкие районы тоже бывают крытыми всплошную, но не так же, чтобы совсем не было видно неба! А наги живут совсем в норах, в которых и повернуться-то опасно...
   Город, для удобства жителей делился на три яруса, чем-то, напоминая "муравейник" Старой Столицы, но весь намного более правильный, как будто бы вычерченный по линейке - впрочем, скорей всего так и было, ведь его строили призраки. Тротуары шли в отличие от "муравейника" не по крышам предыдущего яруса, а над улицами, оставляя бездонный колодец над проезжей частью - к верхним ярусам не было дороги для машин и повозок, как объяснял ещё начальник инженеров, если наверх требовалась машина - её поднимали и опускали лифтом. Инженер объяснил это необходимостью упростить сообщение железной дорогой, но и диверсантам три этажа с тремя, ходящими в разное время патрулями, были приличным усложнением стоящей перед ними задачи.
   Постоянно приходилось останавливаться, затаиваясь, отставая от машины. Принцессе младших демонов разрушения это было особенно трудно - она ведь не могла зацепиться руками, повиснуть на стене, как суккуб - в полёте как раз руки не работают! Приходилось искать подходящую площадку для приземления, и быстро, либо проявлять чудеса ловкости, цепляясь за карнизы в падении. Хорошо, что город всё-таки строился и под летающие расы, и иногда, достаточно вовремя на пути попадались насесты, заимствованные у высших демонов, где можно было перевести дух, не шумя. Правда, минус - все патрули в первую очередь именно эти насесты и проверяли. Да и неудобные были они для обутой в латные сапоги демонессы. Чуть более удобно, но рисково можно было перелетать по подоконникам - там было куда встать, но в окно могли выглянуть жители, а перед окном часто в сетчатых сумках висели разные припасы, так что непросто было там вставать. Иногда попадались трубы, проложенные по амальской традиции снаружи домов, как часть украшения фасадов - они выдерживали вес юной принцессы, и по ним можно было идти незаметно, не шумя крыльями.
   В воздухе постоянно находилось пол-группы - Метеа, Азер, Афсане, Гюльдан и Маваши. Они по очереди отдыхали на земле или на насестах, готовые поддержать стрелой или клинком тех, кто догонял машину на крыльях. Агира не торопился, стараясь вести равномерно, и не слишком быстро - машину, и правда, не останавливали. Но то, что командирша была снаружи, и срочный приказ машине было передать почти невозможно, сильно тревожило обе половины отряда. К счастью на перекрёстках обошлось без неожиданностей.
   Ближайшая станция лежала на прямой от здания Администрации - но было глупо туда идти, куда бы сразу кинулась погоня, да и любая первая попавшаяся не подходила - нужна была, во-первых, достаточно крупная, где был бы выбор больше, чем из одного паровоза, и, во-вторых - не из самых крупных, с не слишком серьёзной охраной. Поэтому, после обсуждения коллекции снимков Аравинды, была выбрана довольно крутая дорога, удлинявшейся переулками по мере встреч с патрулями.
   Пока что, исключая, тех первых, расстрелянных, дело обходилось без трупов...
  
   ...Наконец-то, крылья ощутили порыв ветра со стороны открытого входа! Мало того, что это означало конец пути - лететь стало легче! Город вообще, в ширину был не намного больше Города Снов, но невообразимо длинён, (вряд ли даже демону за день можно было его пройти пешком), и служил просто наглядным примером задействованной в этой войне мощи - если хотя бы только половина из этих квартир за тёмными окнами были заселены, если только половина из их жильцов сражались сейчас на стенах - получалась просто ужасающая картина - ведь целые кварталы домов высотой в половину ри, глядели на улицы неисчислимыми рядами тёмных глаз-окон...
   Кадомацу, шаркнув ногами, опустилась рядом с остановившейся машиной. Следом за ней с небес рухнули неизменная Азер и Маваши, которому туговато было столько держаться в воздухе из-за перегруженных всякими штучками доспехов.
   - Дайте план города, - попросила принцесса:
   - Вот из-под этой штуки, - она указала на перегородивший улицу пешеходный мост: - Вижу какие-то ворота. Это то, что нам нужно?
   - Сейчас, увеличу. По-моему - да, то, что нам нужно. Если не получится - то идём дальше, до третьей слева.
   - С земли не показать, и у вас тоже не отмечено, но за этой штукой уже нет второго и третьего яруса, дома резко понижаются, и начинается совершенно открытое пространство. Трудно будет избегать встреч с патрулями.
   - Агира говорит, что нам главный вход не нужен - там во время тревоги блокпост стоит, нужно попробовать грузовые ворота.
   - А разве дорога не туда ведёт?
   - Нет, эта - для пассажирского транспорта. Грузовой через развилку.
   - Я оттуда никакой развилки не видела. Либо там свет не горит, либо нет её.
   - Может быть. Но вот ворота-то.
   - Заперты, небось? Как нам-то туда...
   - Откроем. В случае чего - взрежем стену. Мы ведь не дома.
   - Не хотелось бы так шуметь. Так, охрана есть - если хотя бы пара из них летуны, с воздуха атаковать бессмысленно - нас раскроют. В самом деле, что ли, через стену?.. Ну, там посмотрим...
   - Расстрелять отсюда, как только высунутся наружу.
   - Ещё бы видеть сквозь стену, сколько их там.
   - Они не дураки. Не высунутся до проверки документов. А проверку мы не пройдём. Будет бой.
   - Госпожа, вспомните, как ваш предок взял крепость Нигикагирю! - подал голос Сакагучи.
   - Одним солдатом?
   - Они не знают что мы здесь. Помните - мы же на их машине! Всю нашу группу часовой не подпустит, разумеется, но одного... Главное, успеть выхватить меч.
   - Хм... - дочь императора измеряла шагами ширину улицы: - Похоже, я смогу это сделать быстро...
   - Нет, госпожа, я!
   - Слушай, я - командир.
   - Это не обсуждается, мой командир, - Сакагучи выхватил блеснувший голубизной 'Пушечное Лезвие': - Я не пущу вас туда.
   - И к тому же - он в машине, а вы - снаружи, - с ехидством добавила Даршани.
   - Я это учитывал в качестве аргумента.
   - О, господин Сакагучи!.. ...как с вами сложно!
  
   ...Несколько тысяч лет назад, Хасегава Явара, служивший клану Ояма, узнав, что его младший брат служит Императору Идзумо, покинул своего господина и перешел на службу к Императору, не желая проливать родную кровь. Император не поверил ему, перешедшему всего лишь с одним мечом, без армии, без богатств и вассалов. Тогда тот, в одиночку, пошел и захватил самую мощную крепость на границе враждующих родов. Об этом было сложено множество стихов и песен, и вот, господину Сакагучи предстояло повторить подвиг из легенды.
   Чтобы не попасться на глаза мощному караулу возле главного входа, пропустившему машину без вопросов, крылатой группе пришлось полазить по окнам, срезая путь через здание. Ряд маленьких строений, расположившихся между стеной и городскими кварталами - склады, гаражи, электроподстанции; сделавший опасной разведку с воздуха, послужил отличным укрытием для диверсантов - именно оттуда они наблюдали за отчаянной попыткой старшего хатамото.
   Азер с сестрёнками сумели прокрасться за стены и повисли вниз головами над дверью. Любая из лучниц с легкостью могла снять первого сторожа, но вот второй, как и предсказывала принцесса, постоянно находился за толстым стеклом, в возможности пробить которое стрелой, даже демоны сомневались. А поднять тревогу мог любой из них - даже раненый.
   Машина подъехала. Проверка что-то мешкала.
   Мацуко следила за ним с карниза второго яруса города, гадая и молясь на удачу - иначе вся надежда будет только на меткость Гюльдан и Афсане, даже самым быстрым крыльям на свете не успеть на помощь.
   Двустворчатые двери в корме машины распахнулись и господин Сакагучи неожиданно, в открытую резко вышел навстречу часовому. Спокойно, без излишней суматохи, однако, показывая, что он торопится - не дать ни взять - местный житель. Только бы и караульные в это поверили...
   Высший демон Хаоса, стоявший на внешней охране, мало сказать что удивился - сидишь ты в тылу, и вдруг на тебя вражеский офицер выходит, да ещё при всех регалиях! Он подал знак своему напарнику-призраку, и встал, загородив дверь, и весьма угрожающе взведя курки своей длинноствольной пищали:
   - Стой, кто идёт!
   - Добрый день, часовой, - телохранитель учившегося на Амале принца был обязан в совершенстве владеть языками Республики: - Мне нужно срочно связаться с вашим начальством. Вы позволите?!
   Великан с сомнением покрутил рыжий висячий ус, глянул на своего напарника, оба пожали плечами - в этой армии, полной наёмников, кого только чёрт не принесёт! - и согласно кивнул:
   - Добре. Только руки держите на виду. Понимаете... всё-таки форма на вас не наша...
   - Понимаю. Так сойдёт?!
  
   'Ох уж эти секретные' - ворчал про себя молодой казак, провожая гостя к двери в сторожку: 'Намудрят, намудрят, а потом у нас чубы трещат! Ну, какого биса этот бисовый бис сюда припёрся!! На Стене ихней телефонов не хватает, что ли?! Впрочем, там ребята-то отчаяннее, позлее нас будут. А так - мобыть орденом наградят за подмогу шпиону...' - о том, что с телефона привокзального склада, даже при большой нужде, ни до какого начальства не дозвониться, он подумать уже не успел...
   Сакагучи, подняв руки достаточно высоко, чтобы их видел следующий по пятам гигант, ждал только момента, когда замешкавшийся с ключами напарник откроет дверь...
   ...'Пушечное лезвие' с непривычно высоким гулом рассекло воздух - этот солидный меч не любил, когда его дёргали так, без предупреждения. Призрак так и повалился, с раскрытым ртом и разрубленным лицом - края раны ещё не успели разойтись, как Сакагучи уже развернулся, и, перерубив перекладину дверного косяка, развалил от макушки до пупа своего конвоира. Кровь не задерживалась на клинках Кена Нариты - окончив движение, демон спрятал оружие в ножны, и только после щелчка защелки упали на пол оба трупа. Спустя секунду, влетев со сложенными крыльями в дверь, на чистый от крови пол приземлилась принцесса - не зря рассказывают легенды об её искусстве полёта. Спустя ещё три - бывшие в два раза ближе суккубы.
   Метеа подняла взгляд - господин Сакагучи был верен себе, даже притолока была разрублена ровно настолько, сколько требовал канон. Она взглянула ему в глаза, и поблагодарила, стараясь казаться более холодной:
   - Спасибо. Господин Сакагучи.
   - Это моя работа, госпожа.
   Она отвела взгляд и рассеяно кивнула - ну что с ним делать!
   - Зовите остальных...
  
   ...Агира показал ей строчку:
   'Это было потрясающе. Где вы научились так летать?'
   - Это ерунда, - отмахнулась принцесса: - Потрясающе было бы, если бы я успела ударить...
   'Не скромничайте. Я бы себе тут крылья переломал'
   - Это несложный приём, Агира-сан. Если наше знакомство продолжится, я обязательно научу вас. А пока - вы ведь инженер, помогите Аравинде и Даршани!
   Ангел отошел к людям, возившимся над пультом охраны, но они сами его прогнали:
   - Здесь только простая сигнализация, - объяснил Аравинда: - Нет даже выхода на вычислитель. Мы сами всё сделали.
   - Куда дальше? Через коридор?
   - Нет, он ведёт на пассажирский перрон, и в комнату охраны. Нам надо на сортировочную.
   - До чего надоело постоянно ходить в обход!
   - Ну, такова работа диверсантов, - усмехнулась за её спиной Азер: - Кстати, комнату охраны тоже надо... - она выхватила шемшир и вскочила на стену коридора...
   Машину закатили на стоянку. Она там смотрелась органично - будто так и стояла.
   - Комнату охраны заприте, как закончите, свидетели не нужны.
  
   ...Свистнув вакуумными запорами, с раскатистым грохотом отошла в сторону тяжелая дверь склада. 'Опять темно' - другими словами выругалась принцесса. Один из людей посветил на стену то ли фонариком, то ли светомётом, и, заморгав, загорелся верхний свет.
   'Одна система с Джаханалем' - ворчливо объяснила Даршани. Везде, насколь хватал глаз, громоздились кучи ящиков, полупонятные и совсем непонятные машины - оборона такой крепости, как Коцит требовала просто невероятное количество припасов и снаряжения. Воистину, если бы удалось перекрыть западные дороги, падение Цитадели было бы делом пары дней - но маленькая принцесса только вздохнула от этой мысли: подступиться уязвимому тылу крепости ей не хватало полководческого умения, даже с такой огромной армией...
   Суккубы вспрыгнули на ящики, оттуда - на потолок, но не удержались там, и спланировали обратно, оттирая бёдра и коленки от вековой ржавчины и пыли. Склад был абсолютно пуст - повстанцы или обленились или слишком доверяли отключённой людьми сигнализации. Но всё-таки, для перестраховки, диверсанты продолжали двигаться короткими перебежками, прикрывая друг друга и оглядываясь на перекрёстках.
   - Слушайте, а в этих ящиках не может быть какого-нибудь летательного аппарата?
   - Нет, тут - патроны, там - сухой паёк. Такие вещи в ящиках не возят. Как там, Даршани?!
   - Готово, - замок другой двери взвизгнул.
   - Ты смотри, не распахивай сразу! Свет горит!
   - Не учи учёную. Принцесса, что скажете?
   Верхний свет погас, и дверь осторожно откатили только-только, чтобы протиснуться. Демонесса сняла тетиву и убрала лук, обнажила меч и приказала:
   - Азер, за мной.
   - Я тоже.
   - Вы не протиснетесь, господин Сакагучи.
   Соблазнительница приглушенно ойкнула, коснувшись голой коленкой заледеневшего металла.
  
   ...Свет с пассажирского вокзала засвечивал звёзды на небе. Сестра Ануш тихо рассмеялась:
   - Вот идиоты. Не могли поставить караульного на перрон.
   - Тссс! Смотри! - Метеа указала на чётко вырисовывающуюся на фоне неба вышку с прожектором.
   - Вижу. Позвать Гюльдан?
   - Нет. Сама справлюсь.
   Она убрала меч, перешнуровала нагрудник, чтобы выпустить рулевые крылья, (по идее его бы вообще снять сейчас, но оба телохранителя разорутся), и, щелкнув ключицами, взмахнула крыльями.
  
   Сторож-ракшас уже замёрз, ожидая своей смены. Он уже с час не трогал рукояток прожектора - кому это надо! Ну конечно, тревога - и опять про него забыли. А все сменщики завтра будут хором опускать глаза и рассказывать небылицы, как они обороняли Стену. В прошлый раз целые сутки продержали! Просто удивительно, как только воспаление лёгких не подхватил. Что они, ждут, когда он шерстью обрастёт? Да шерсть так не вырастет... Нет, если не везёт, то это надолго....
   Внезапно его обдало волной тёплого воздуха. Он даже понежился - ну часто ли бывает такая радость?! - пока не сообразил поинтересоваться, что это такое - уж не пожар ли?
   Сзади, откуда подуло в первый раз - было тихо. Он посветил прожектором - никого, только дверь склада почему-то приоткрыта. Опять что-то в механизме лопнуло на морозе? Шайтан его дери. А тут ещё с другой стороны...
   С другой стороны оказалась девка с крыльями. Его ночное зрение буквально ослепило - настолько горячей была незнакомка. Он испуганно попятился, споткнулся, перекувыркнулся за перила, его рукав зацепился за рукоятку прожектора, треск материи - и он полетел вниз. Горячая рука мелькнула перед ним, схватила за горло - прекрасная дьяволица поймала его на полпути, он дёрнулся, глядя в её глаза, и успев почувствовать, как горит его кожа, и лопаются артерии, умер...
   - Молодец, - похвалила Азер, когда её хозяйка и подруга опустила свою жертву на землю: - А с этим, что делать будешь?
   Прожектор с вышки сигнальным маяком светил прямо в небо...
  
   ...- Проклятье, - только и выругалась дочь императора.
   Вышедшая Гюльдан измерила взглядом расстояние, и чуть присев выпустила стрелу, казалось в чистое небо. Спустя секунду, со стороны второй вышки раздался глухой шлепок упавшего тела.
   - А самой лететь, значит, было, лень?
   - Зачем лететь, если и так достала?
   - Проверь и добей. И труп уберите!
   - Сейчас как бы кто нас не проверил, - продолжала досадовать принцесса, указывая на злополучный прожектор. Она распахнула крылья, собираясь лететь, и спросила у людей: - А его отсюда нельзя как-нибудь отвернуть вниз, а?
   - Почему же, можно, - гулко усмехнувшись в шлеме, сказал Аравинда, и, вытащив свой топорик, перерубил кабель. Принцесса-то себя сдержала, а вот суккубы звонко фыркнули. Ну да, в самом деле: невежество - само по себе наказание...
   Без прожектора из тьмы проступил стоявший на рельсах состав - короткий, три платформы и паровоз, но этого хватило, чтобы сделать просторную площадь тесным переулком. Выбежавшая к голове состава Мацуко внезапно остановилась, как только разглядела локомотив:
   - Мне не знаком тип этой машины. Мы не проходили его на инструктаже.
   Почти упёршись буферами в запертые ворота, на рельсах стоял каких-то чудовищных размеров паровоз.
   - Обычный тяжелый локомотив. Лучше бы, конечно, дрезину - этот на электричестве, если контактный рельс обесточат, мы попадёмся.
   - Придется ещё один круг по городу сделать.
   - Легче застрелиться.
  
   ...Контактный рельс оказался под током. Ковай, сбив намёрзший лед, с натугой вытащил стопорный штырь и помог расцепить вагоны. Остальные вынимали башмаки из-под колёс, в то время как инженеры колдовали в кабине, а принцесса сидела на крыше и внимательно следила за соседней, пассажирской частью вокзала. Что-то было источником тревоги, опасности рядом с ней... только что?! Мощный корпус локомотива неожиданно вздрогнул, отряхнул с себя снег и иней, и осветился разноцветными огнями.
   - Можно ехать? - осведомилась Метеа, спускаясь по лестнице в кабину.
   - Подождите, - Даршани ткнула подбородком вперёд: - Аравинда ещё с воротами не справился.
   - Надолго?!
   - Неважно, - женщина людей посмотрела на женщину демонов сияющими глазами: - Чтоб он, да с чем не справился...
  
   ...К сожалению, это оказался как раз тот случай. Спустя минут пять Аравинда бросил упорствовать и, подойдя ближе, крикнул с перрона:
   - Бесполезно!
   - Что, сложный код?
   - Да запор - ерунда. Двигатель на воротах отключен!
   - А нельзя...
   - Тока нет! Придётся ломать!
   - Знаете что, прежде чем начать разрушения, давайте-ка, соберёмся в одном месте, и не будем привлекать внимание аборигенов... - спокойным голосом предложила дочь императора демонов разрушения...
  
   ...- Значит, ворота не открываются?
   - Да не проблема это. Засовы вручную уберём, а ворота - протараним.
   - Протараним?
   - Да, эта махина снесет вещи и покрепче этих несчастных ворот...
   - Понятно... Мы поедем на другом поезде.
   - Ваше Высочество, но опять идти по городу...
   - Нет, на пассажирском.
   - Придётся зарезать уйму народу. И наш проводник не согласен.
   - Не как пассажиры. Как машинисты, - Кадомацу посмотрела, все ли её слушают, и нарисовала на снегу иероглиф: - Вот, смотрите: Станция, наш локомотив. Забираемся на крышу вокзала, оттуда - на пассажирский и в кабину машиниста. Наш, - она ткнула палочкой в захваченный грузовоз: - ...всё равно пустим по рельсам, только пустой - пусть выбивает ворота и поднимает тревогу. Ну, а пока все будут гоняться за ним, мы ворвёмся в паровоз пассажирского, выкинем возницу, и с установленной скоростью, не спеша, доберёмся до цели... Есть замечания?!
   - Да. Не все из нас умеют летать, - Аравинда указал на высокую крышу.
   - Неправда. У нас два человека-инженера. Да ещё влюблённых. Они могут всё, - и улыбнулась обнявшимся людям...
  
   ...Антиграв Даршани поднял облако тонкого, как пыль снега, и позволил даже Коваю с лёгкостью запрыгнуть на крышу со своим мешком на плечах. Прыгучим ракшасам тоже удалось повторить его трюк, только без оружия и одежды (на последнем настояли суккубы, все как одна - с серьезными лицами), которое за них подняли соблазнительницы. А вот детей Ману в их доспехах-'догу' пришлось на верёвочках даже и под антигравитацией. Потом принцесса вместе с ангелом подняли и антигравитатор.
   Сверху открывался великолепный вид на расцвеченный огнями вокзал. Крыши над грузовой частью и навес над пассажирской даже на взгляд казались жидковатыми для ходьбы, быстро перебегая по крыше к стоявшему под парами локомотиву поезда, (пассажирский перрон был раза в три длиннее сортировочной). Впереди, подобно храмовым вратам-тории, через пути перекидывалась ажурная ферма с фонарями - принцесса отметила её себе как запасной вариант, если не получится запрыгнуть на вокзале.
   Звякнул сигнал отправления.
   - Готова, Даршани?
   Несмотря на тревогу, пассажирский перрон был забит до отказу.
   - Готова, начинаем?!
   - Начали!
   Первая бомба взорвалась возле поста охраны, две следующие - на складе, четвёртая - в двери склада, пятая - на платформе, прицепленной к паровозу, потом, прогревший двигатель локомотив сдал назад, сминая останки вагонов, и медленно разгоняясь, мощно врезался в ворота, донельзя прогнувшиеся под его напором. Ещё усилие - и они звонко лопнули, разлетевшись в мелкие щепки, а локомотив, под могучий перестук колёс, исчез во тьме полярной ночи.
   - Пошли, вперёд! Все, кто не летает - на эту ферму, Ковай первый, Агира тоже со всеми, остальные - в воздух! - Метеа даже не заметила, отреагировала ли охрана на поднятый ими шум, времени не было - взлетев выше уровня прожекторов, чьи лучи маскировали её лучше всяких крыш, она кинулась вдогонку отправлявшейся электричке. Сплетения проводов и решетки ферм устремились навстречу, казалось, незначительные огоньки, словно специально абсолютно все светили в глаза, она буквально чудом маневрировала в этой суматохе - надо было заходить со стороны перрона, а не отсюда. Если её боги ещё миловали то Сакагучи, судя по звукам, налетел уже на второй провод (а ведь он мог ещё несчётное количество стерпеть и молча). Вот, она заметила краешком глаза, как Ковай спрыгнул на крышу локомотива, значит, пора и им.
   "Только бы никто не потерялся..."
   Турбулентный след от поезда чуть не вывихнул крылья. Принцесса с трудом выровнялась, и семафором показала остальным, с какой стороны лучше держаться (если сами не поймут, сёстры Ануш сумеют объяснить), а сама, держась буквально на одном крыле (второе попало в область низкого давления и потеряло ветер), пошла с самой трудной стороны.
   Законы аэродинамики выворачивали её спиной к поезду, демонесса помогла им коротким взмахом, сложила крылья, и, обернувшись через спину, с оборота вышибла обеими ногами боковое стекло. Её со страшной силой ударило под коленные чашечки, а потом - под коленки. Хорошо, что её раса такая крепкая. Девушку со звоном стукнуло о борт локомотива, но она всё равно держалась ногами. Попробовала согнуться - ветер чуть не оборвал обе пары крыльев.
   Перевела дух (если это было возможно при таком ветре), и, обняв себя крыльями, демонесса подтянулась и ввалилась внутрь, на какой-то стол, укреплённый как раз под окном, с которого она и соскользнула заледеневшей бронёй, и упала больными коленями на твёрдую скамью справа.
   Мимо дверного проёма пролетело что-то с раздробленной головой - Ковай уже был здесь. В другую сторону побежал какой-то человек, с тяжелым инструментом в руках - и вдруг с удивлением увидел, как у него отлетает вперёд него рука, нога, голова... и тело разваливается на части. Принцесса, вышедшая из-за его спины, сделала совершенно излишнее движение, отряхивая кровь с и без того чистого клинка, брат Ковай в последний момент отвел-таки разогнавшуюся в ударе дубину, впечатав своё оружие в стену, аккурат над головой ловко присевшей командирши.
   - Ваше Высочество?
   - Успела... Ой! - она согнулась, трогая свои колени.
   - Вы ранены, госпожа?!
   - Колени... чёрт! Не задерживайтесь!
   Подбежала Азер:
   - Мы залезли с вагона... Ушиблась?!
   - Чуть-чуть... Помоги Коваю!..
  
  >Гетман Зубило
  
  ...Гетман Зубило с трудом разодрал глаза после третьего окрика. Ну, ничего, он хоть до постели добрался - скосив взгляд, он видел своего помощника, Цекало, выползавшего из-под кровати. Чуб и крылья оного были в одинаково плачевном состоянии. Хотя, у повстанцев с развлечениями было не так туго, как у тех же призраков, выпивка даже близко к линии фронта не допускалась - но какой же это казак, если горилки раздобыть не сможет! Гетман перевёл всё ещё осоловелый взгляд на разбудившего их Кошевого:
  - Вот за что я тебя уважаю, есаул - то, що у тебя никогда похмелья не бывает!
  - Вставайте, гетман. Паровоз выкрали.
  - Бисовы дети. По коням, атаман!..
  После того, как эта чёртова девка в пух и перья разбила его хлопцев, гетмана, ещё и подозреваемого в сочувствии к неприятелю (попробовали бы они побыть на его месте - когда эта чертовка, трохи не размазала его по Стене!), перевели с остатками войска на внутреннюю стражу. Как бы ни были жидкими попытки штурма, одиночки постоянно рвали кордоны защиты - что-то, а летать и фехтовать железные демоны умели, и такая тварь по эту сторону линии фронта, в беззащитных жилых кварталах, а не среди солдат, была пострашнее атомной бомбы по эффекту. Вот на только борьбу с такими одиночками теперь и было годно когда-то прежде гордое сводное войско Трёх Сечей, после того, как пережило неистовый в ярости удар армии огненной принцессы.
  Кошевой сказал, что держаться лучше к ближе к козырьку крыши Казарм.
  - Что, опять?
  - Да, и на этот раз по-серьёзному. Думаю, если продолжат так денька три, то возьмут крепость.
  - Скорей б вже. Надоело.
  - Гетман?!
  - Так справду, надоела эта байда с крепостью! Либо они выдохнутся и отойдут от стен, либо повстанцев выбросят из их так горячо улюбленой каменюки - нам же лучше! Где козаку разгуляться, як не в чистом поле!
  - Ну да, кум. Без коней, разве что химеру у лыцарей угнать.
  - И угоним, если надо. Браты, нам только за стены выбраться. А там наша дружба с революционерами кончается.
  - Только вот с Амалем она не начнётся от этого.
  - Не дрейфь.
  - Туда, гетман. Видите вокзал?!
  - Хм. А далеко они ныне забралися - раньше до Казарм и не долетали.
  - Говорят, они по земле дошли.
  - По земле?
  - Точно не знаю.
  
  Конечно же, перрон уже был забит разнообразным народом. Они расступились, освобождая место для посадки трём немаленьким демонам, но снег на полу уже был утоптан основательно - никаких следов, разумеется, не осталось.
  Командовал на месте самый необычный экземпляр офицера, который мог попасться по эту сторону фронта - из бывших трибунов, что у неверующих призраков заместо попов, - призрак по имени Марчантар, главный комиссар Комитета Безопасности повстанцев.
  - Здоровенки булли, пан гауптман, - с сильным акцентом поздоровался он.
  - И ты так же, пан комиссар, - с осторожностью величал его гетман. Воинские звания и должности у повстанцев были весьма зыбкой материей - и важный генерал мог оказаться на работе стражника не из-за важности дела, а по причине немилости Шульгена: - Что случилось?
  - Стена до нас добралась, - талант полиглота изменил комиссару, и он перешел на свой родной: - Там, там и там (он показал рукой) - полный развал, бомб не жалели, чудо, что патроны не сдетонировали. Четыре трупа - двое зарубленные, впечатление, что одним ударом, один задушен, третий со стрелой.
  - Задушенный?
  - Сторож с башни, что удивительно.
  - Забавно. Кто здесь из моих хлопцев?
  - Побит-Ко. Да у него и так было дело.
   Побитько - пожилой, коренастый казак, ростом аккурат с Цекало, но зато с шикарными усами, которых не отрастил даже щёголь Кошевой, уже без сил волочил хвост по полу и измученно водил мохнатыми бровями чуть ли не по всему лицу, пытаясь бороться с одолевающим сном.
  - Ты сколько на ногах, атаман?
  - Третьи сутки, гетман. До этого двое ловили чокнутого по всему городу, потом тревога, этот чокнутый снова тикать, да ещё и этот лыцарь, как тебя, фон Трахтен-Махтен!
  Гремящий доспехами рыцарь Ордена Святого Павла, тоже высший демон Хаоса, только из местных, коцитской выделки, удостоил их всех презрительного молчания.
  - Машина квесторов пропала, сел на меня, вынь да положь! - а я ему кто - чудотворец?
  - Думаешь, не твой клиент?
  - Не-а, мой бегает где-то у той стены, противоположной, да и не смог бы - всего лишь канонир. Ты жмуронов-то самих видел?!
  Трупы в мешках были сложены около развороченного взрывом пульта. Побитько развернул их ногой, потом зачем-то повёл гетмана к двери на улицу:
  - Я по-первости, як они, подумав сначала, що было так: прилетел на крыльях, стрелой снял часового, придушил другого, и забрался туда. Но потом нашел это. Гляди. Та над головой!
  Притолока была разрублена дьявольски лихим ударом. Уж что-что, а удары гайцонских мечей гетман научился узнавать.
  - А потом и кровь нашел. Вот там - и там. Завалили, скорее всего, одним ударом - он вынул шашку, показывая: - Сначала снизу в подбородок призраку лицо надвое располовинили, а потом вот так, видите, через косяк, и Петро насмерть, вместе с пищалью.
  - Петро? Твой знакомец?
  - Да с нашего хутора же! Месяц назад у него жинка народила, он меня и просил - его подале от фронта перевести, чтоб, значит, дитя-то увидеть...
  - Да...
  Они вместе помолчали.
  - Что ты полагаешь? - спросил гетман: - Железный демон? - даже невысокий Побитько, стоя, почти касался чубом дверной притолоки, а, чтобы сделать подобный замах нужно быть ростом ещё меньше.
  - И не один. Этих, - он кивнул на трупы: - Мы нашли в шкафу. Запросто так, их туда не втиснешь, рук не хватит - мужики здоровые были. Кто-то не хотел, чтоб их нашли. Это не напуганный заблукавший дурень-одиночка. Да и вдарить так, чтобы разом двух покласть - сноровка треба. Даже у меня так не получится. Кстати, ты не видел остальных трупов.
  Весь какой-то съежившийся, ракшас лежал беспризорным у подножия сторожевой вышки - его даже не удостоили мешка, он на морозе примёрз к опоре. Побитько кончиком хлыста приподнял голову - она шевельнулась с хрустом.
  - И пикнуть не успел. Порвали горло и бросили об землю.
  Зубило поднёс для сравнения свою лапу - чёткий ожог на коже давал представление об убийце:
  - Маленькая рука... - такие ручки, подумал он, наверняка должны быть у той принцессы, с которой он схлестнулся в первый день над стеной. Сердце забилось в волнении, но гетман успокоил его - нет, таких совпадений не бывает:
  - Что с другим? - спросил он, и шарахнулся от искрящегося обрубка кабеля, трошки не выколовшего ему глаз.
  - В нём оказалось это, - Марчантар протянул зажатую в кулаке короткую стрелу с чёрно-зелёным оперением.
  - Дюже коротка... - задумчиво заметил гетман, беря её в руки: - Что-то она мне напоминает...
  - Сильный великан и меткий коротышка? - кивнул Кошевой на труп ракшаса: - Это наши клиенты?!
  - Не спеши. Стрелка из горючего дерева, а не из железного. Железному Демону её даже в руки не взять - сгорит, как спичка... Я заберу? - обернулся он до комиссара.
  - Пожалуйста, если тебе поможет.
  - Добре. Атаман, твой клиент точно не замешан?
  - Нет. У него автомат, станет ли он тратиться на такие изыски. Да и столько бомб взорвать - он обвёл руками и крыльями развороченный вокзал: - Це ж одному не под силу. Взрывчатку-то просто и принести надо, и забогато что-то выходит для одного, да, пан комиссар?!
  - Согласен. Мы еще подсчитываем массу зарядов, но работа точно не сумасшедшего.
  - А как он сбежал? Сумасшедший-то?!
  - Сговорился с тюремщиками. Один гандхарв на подозрении.
  - Гандхарв? Здесь и такие есть?
  - Да кого здесь только нет. Даже железных демонов полк насобирали. Гандхарва последнего видели с ним перед побегом. Слышь, а может это кто из ихнего полка перебежчиков?
  - Нет, у нас здесь матёрый диверсант. Ещё бы чуть-чуть - и взлетел бы на воздух весь вокзал и полгорода вместе с ним. Будь он просто случайным, он бы остался довести дело до конца. А он угнал паровоз - ему транспорт был важнее, чем диверсия. Ему нужно в другое место - он указал плёткой вдоль рельс: - В центр Крепости... Марчантар! Пошли ещё два полка к Ледяной Клетке, и усиль патрули на вокзалах!
  - На следующую станцию уже ушла группа захвата.
  - По всей ветке усиль! Они могут и побрезговать вашим хлебом-солью и сойти на следующей.
  - Вы правы, пан гетман. Мой недочёт.
  - Кстати... - казак остановился и посмотрел на стоянку: - Ты говорил про машину квесторов. В слове "квестор", первая буква - "О" с такой закорючинкой? - он показал крылом на стоянку, где припорошена снегом, в тени ховалась такая приметная машина.
  - Ах, ты ж бисова детина!
  - Ну, одну пропажу нашли. Дальше твоя забота.
  - Дрезина подана, пан гетман!
  - А мы, помолясь, пойдём догонять! Э-эх! - он лихо, по-казачьи, стукнул хвостом и расправил крылья, так, что затрещала рубаха: - Будем считать, что день начался...
  
   >Это не та дрезина, которую вы ищите
  
   ...- Так, никому не оглядываться! - принцесса расположилась в кабине, заниматься своими битыми коленками.
   - Госпожа, здесь достаточно комнат, займитесь своими ранами там! - жестко потребовал Сакагучи, уже загораживающий её собой.
   - Слушай, не говори под руку!
   - Госпожа, поймите, чтобы сделать это, вам придётся снять одежду. Если кто-то из мужчин обернётся - мне придётся зарубить его! Прошу, не ставьте нас в такое положение!
   - Действительно, пойдём, - предложила присевшая рядом Азер.
   Скорчив недовольную мину, принцесса послушалась и похромала в ближайшую каморку, придерживая одной рукой уже отстёгнутые набедренники. Никто из парней не смотрел - даже не понимавшие их языка Агира и Хасан.
   Локомотив был для поездной бригады чем-то вроде дома на колёсах - вокруг занявшего весь нижний этаж могуче дышащего двигателя было даже излишек комнат, где были все удобства не только для личной жизни и отдыха, но даже кухни для нескольких рас. Вот на одной такой и заперлась девушка - за первой дверью было темно, у второй не закрывался замок, а за третьей оказался на редкость удобный стол, зеркало и дверь не капризничала...
   Азер и Афсане остались с нею ассистировать, а не очень серьезная Гюльдан заняла позицию снаружи, рядом с Сакагучи, чем обидела одну из своих сестёр.
   Кадомацу осторожно сняла ножные латы, закатала штанины - нет, выкованная на заказ для Императорского Дома броня не подвела, но зато сами щитки неплохо понаставили синяков - она посмотрела, так и есть, подклад, который должен был смягчать удары, подвернулся, и не исполнил свою роль. Выругавшись, девушка подтянула ослабевшие ремни - надо будет подвязать какой-нибудь тряпочкой, чтобы не натёрло потом ещё...
   Азер, обернув руки тряпкой, поднесла открытую аптечку. Пусть Третья принцесса и не обладала такими познаниями в медицине, как Вторая, или их царственная мать, но и ей было ведомо, как унять боль и быстро вывести синяки. К счастью, большего и не требовалось - несмотря на такую жесткую посадку на окно, пострадали больше доспехи, чем ноги. Может, Мацукава и прав, через слово её называя 'самой везучей из-за Девятивратной Ограды'?!
   Она положила компрессы, и откинулась на спину, расслабляясь. Однако ж, сегодня хвалёное везенье чуть не изменило ей, когда они прорвались в кабину - кто же знал, что целая пачка сюрикенов не убьет машиниста, а в нём останется более чем достаточно сил, чтобы включить запорный механизм и броситься на Ковая, который своей дубиной, как рычагом, удерживал падающую гильотиной дверь? Азер в тот момент, как специально, связалась с охранником, оказавшимся неплохим фехтовальщиком, а у принцессы, единственной способной придти на помощь, отказались сгибаться колени. Буквально чудом, (и магией) она смогла оттянуть на себя противника суккубы, а та - проскочить во всё суживающуюся щель дверного проёма и уже внутри кабины показать, что не зря носит ирокез.
   Приятное тепло постепенно перешло во влажный холод. Принцесса открыла глаза и сняла повязки - и даже залюбовалась: красивая, сильная нога с почти совсем исчезнувшими синяками. Некоторые рецепты не подводят.
   - Азер, эти бинты надо куда-нибудь выкинуть, а то в контакте с местным воздухом они могут и взорваться.
   - Ясно, госпожа.
  
   ...На посту управления Аравинда забрался в кресло машиниста, а Даршани примостилась рядом, на подлокотнике, что-то играя пальцами на его плече.
   - Как всё, нормально? Не отстаём, не торопимся?
   - Всё в порядке. Он на автомате - всем управляет вычислитель, даже станции объявляет. Такие даже у нас, на Джаханале, совсем недавно появились.
   - Интересная машина. У нас дома простолюдинам запрещено пользоваться колёсным транспортом. Чтобы из бедных городов не уезжали в богатые столицы.
   - Ну, вы же летаете! Зачем вам колёса?
   - С домом улететь без колёс не очень-то получается...
   Бесшумно подошел Агира:
   'Как ваши колени?' - написал он.
   - Спасибо, в порядке, - спохватившись, повторила на санскрите.
   'Ещё раз поздравляю - вы действительно хорошо летаете'
   - Надеюсь, вы-то не летали? - когда они забирались на крышу, принцесса отметила принеприятнейшее свойство крыльев ангела - раскрываясь, они поднимали целую зарю света.
   'Не беспокойтесь, я понял и не обиделся - мои крылья, действительно, не подарок для диверсанта'
   Мимо, с потушенными огнями пронеслась мрачной тучей аварийная дрезина.
   - О, - сказал Аравинда: - По нашу душу. Вы были правы, командир, что не позволяли нам воспользоваться первым локомотивом.
   - Точно, за нами?
   - Смотрите, - теперь Даршани указала рукой: - видите четыре звёздочки? Вот это тот паровоз, а вот сюда пошла дрезина - за ним.
   - Значит, скоро поймут - и за нами. Скоро доедем?!
   - Две остановки, и потом Централь. Сразу сойдём?
   - На месте посмотрим...
  
   ...Гетман окатил себя целым ведром холодного метана, и, отфыркиваясь, избавился от последних остатков похмелья. Растерев до красноты могучий торс узорчатым рушником, оделся во всё новое - для такого дела и стоило беречь самые нарядные кафтаны и чеботы. Тем более, если это то, о чём он думает...
   Не без труда протиснув казацкие стати по узким коридорам, он появился в кабине - Кошевой, в короткой епанче, накинутой на крылья, стоял у дверей, два человека - машинист и кочегар, сидели за пультом и жали кнопочки. Цекало с казаками был на втором этаже вагона - проверял настрой перед боем.
   - Догоняем?
   - Да, - Кошевой кивнул с такой силой, что папаха налезла на брови.
   - Гасите огни. Поднимаемся до верху.
   Мчавшаяся на полной скорости дрезина погрузилась во тьму. Испытанный приём против железных демонов - живя так близко от солнца, они были избалованы ярким светом, и слепли как куры даже в лёгких сумерках. В то время демонам с окраин Ледяного Ада даже полярная ночь была светла, напоенная светом звёзд. А люди-водители пользовались приборами ночного видения и чихали они на все звёзды и огни.
   Ветер упруго ударил в лицо, едва гетман поднялся на крышу дрезины. Морозец защипал обнаженные крылья, обжег руки, случайно коснувшиеся металла. Он надел рукавицы. Про зрение железных демонов гетман узнал больше двадцати лет назад - на Даэне, когда гайцонский император захапал эту планетку. Он усмехнулся в усы воспоминаниям - презабавненькая была заварушка! Ерундовая, если посмотреть ссора двух сестер, доведшая сначала до драки, потом до войны, и уже никто не помнил из них, которая именно прозвала на помощь железных демонов - и когда принц демонов с армией пришел помогать, по нему вдарили и оттуда и оттуда... Казаки тогда послужили всем четырём сторонам той войнушки по очереди. Тогда же гетман - тогда ещё есаул по прозвищу 'Зубило' умудрился задолжать всем троим по одной своей жизни - и смелому принцу железных демонов, и белокурой, ласковой и властной красавице - царице суккубов, и её жестокой и циничной сестре-насмешнице, не пожалевшей родной планеты ради семейной ссоры, стоившей жизни ей и свободы - её родине.
   Что ж... Долг последней он отдал двадцать лет назад, долг первому - в начале этого лета, не решившись на разящий удар, а теперь... Он узнал стрелу - наконечник такой формы могли сделать только самые известные во Вселенной потаскухи. И гетман знал, на кого работают дочери его последнего кредитора... пора возвращать и этот должок.
   Он повернулся к хлопцам:
   - Браты! Против нас выступила сама царевна железных демонов! Атаманша всего войска! Если мы возьмём её живой - можем отправляться до хаты. Император за родную кровиночку весом золота отдаст и нас пропустит! Но не расслабляться, хлопцы, и не думать что так просто раз она девка. Многим из вас она уже прописала по первое число, так что уже учёные, а кто не знает - берегитесь. Она девка, мужика не знала ещё, так что просто так сама в руки не даётся. С ней суккубы - они видят в темноте и кладут стрелу жаворонку в глаз. С охраной из железных демонов, вы хлопцы, знаете, как справляться. Не подведите! Принцессу и суккубов брать живой! У меня с ними свои счёты. А с их демонами делайте что хотите. Пистоли у всех есть?
   Цекало протянул гетману вторую пару пистолей. Он засунул их в кобуры на груди и приказал:
   - Пусть обгоняют по соседней. Готовьтесь!
   Дрезина стукнула колёсами на стрелке и прибавила ходу. Мимо, как стоячий, пронёсся расцвеченный огнями пассажирский поезд. Демоны присели, раскрывая крылья и набирая ветер. Кошевой скинул свою щегольскую епанчу и намотал на руку с пистолем - сюрприз готовил. Гетман в последний раз проверил все четыре пистолета, как выходит из ножен шашка и свой знаменитый кнут из кожи живых змеиных дочек:
   - Сначала взлетают последние, не переломайте ноги! Там всё обледенело. Ветер над поездом сам прижмёт вас к крыше, толкнитесь сильнее, чтобы оторваться от дрезины. Сбоку не заходи, а то он же затянет под колёса! Ну, - демон перекрестился по-православному: - С Богом, хлопцы! - и взлетел, как подошла их, с Кошевым и Цекало очередь.
  
   Расчёт с обгоном оказался верен - даже первых в строю отнесло ветром далеко назад. Гетман руками приказал рассыпать строй, а потом - садиться по двое. Цекало повторил его команду в свистульку, кому не видел. Засверкали клинки в ночи, сам он припаровозился в числе последних. Молодой казак из пистолета сшиб замок люка, и прыгнул вперёд, перехватив бесполезное теперь оружие за ствол, как дубинку. Гетман - следом, вынимая шашку - и остановился, распахнув дверь: прилетевшие первыми хлопцы мирно сидели на полу в кружочке и посмеивались над новоприбывшими, уже раскуривая трубки.
   - Да вы, нехристи!..
   - Горилки, пан гетман?
   - Горилки?! - гетман вздохнул, и, убрав шашку, сел с ними рядом: - А что, горилки можно!
   Спустя пару чарок казаки сказали:
   - А ведь обдурили нас, пан гетман. Никого и нема.
   - Обдурили... - он опрокинул чарку и посмотрел на Кошевого, который только намочил свои усы в горилке:
   - Ну-ка, Олесь, жми в кабину, и разведай, что они створили. А вы - поднялись и проверили каждую комнатку, каждую закоулочку! - казаки, туша трубки, засуетились: - Эй! Горилку мне оставьте! Я посторожу.
   Несколько минут спустя - Кошевой вернулся и обратно завладел своей чаркой:
   - Поставили на автомат - ходить кругами до скончания света. Показать бы машинисту, чтоб сказал, сколько часов мы упустили.
   - Бисовы дети, - выругался гетман: - Останавливай паровоз!
  
   После остановки:
   - Автопилот установлен за полчаса до взрыва. Сутки бы погонял на полной скорости, потом бы сам вернулся, - кочегар выпрыгнул из кабины на снег перед гетманом, уже истоптавшему всю округу.
   - Неважно. Дайте мне связь с Марчантаром.
   - Пан комиссар! У меня плохое известие - нас надули! Паровоз оказался ловушкой!
   - Постойте гетман, это означает...
   - Я возвращаюсь к Побитько, пошукать следов. Вы же - поднимайте всех по тревоге! К нам пожаловала... - он прикусил язык, бросил взгляд на кочегара и машиниста: - ...настоящая проблема!
   - Постойте, гетман! Одновременно с дрезиной ушел пассажирский! Он идёт медленнее, дрезина должна была его обогнать! И вы тоже!
   - Черти! - ещё грубже матьканулся гетман, увидев, как хвост рейсового поезда скрывается во тьме тоннеля: - Подымай всех, кто есть, и на станции по ходу движения! Да, вперёд тоже - они могут не на первой сойти. Не бойся за гражданских - насколько я знаю железных демонов, они уже превратили его в ездячий катафалк. Надеюсь, тебе хватит мешков для трупов...
  
   ...Мацуко задремала - поезд шел мягче летучего корабля, только лёгкий толчок при торможении вывел её из приятного полусна. Она сладко потянулась - до чего же хорошо было отдохнуть не на голых камнях, а на мягком! (негорючих матрасов, чтобы сделать принцессе удобнее насобирали со всего паровоза):
   - Мы уже приехали?! Нет?
   - Нет, - безмятежно лежавшая на плече жениха Даршани повернулась к ней лицом внутри шлема: - Спите. Ещё рано.
   - О-хо-хо... (это она зевнула): - Нас ещё не спохватились? Нетрудно ведь сообразить, что если не угнали один паровоз, то угнали другой...
   - Не бойтесь, я об этом подумала. Ещё до взрыва я подменила номера и маршрут поезда, а потом ещё несколько раз - так, что теперь им придётся останавливать все подряд, если захотят нас поймать. А это не так-то легко сделать на дороге, где движение не должно останавливаться. А я потом ещё раз сменю, на уже проверенные ими.
   - Ты можешь узнать, какие проверяли, а какие - нет?!
   - Спите. Вам лучше отдохнуть - ведь мы после работы на покой, а вам ещё и штурмом Цитадели командовать.
   - Не сглазьте удачу.
   - Хасан! - крикнула Азер: - Пока стоим - сними свою кирасу и закрой вон той доской окна. Продует же всех!
   - Чё сразу 'Хасан'! Вон есть же...
   - Ты единственный похож на местного.
  
  >Не доверяй секрет змее
  
  ...Поезд медленно тронулся, незаметно набирая скорость. Аравинда ткнул перчаткой в окно:
  - По нашу душу... - затянутые в чёрное диверсанты повстанцев, выскакивая изо всех щелей, чуть ли не на ходу забирались в следовавший за ними состав.
  - Еле успели...
  - Значит, на следующей и наша очередь...
  - Я дважды поменяла номер - и у них был тот, который проверяли. Похоже, нашу хитрость раскусили.
  - Главный вычислитель бы не получилось постоянно за нос водить.
  - Да нет, там просто головы поумнее наших с вами сидят. Заметили повторяющийся цикл и чужой почерк...
  Вернулся Хасан, бурча под нос: 'Это они нарочно так вырядились, нарочно'.
  - Молодец, - похвалила его принцесса.
  
  ...- Ми есть пацифайст орден на службе Рэволюциа... - луженая глотка Трахен-Махена была слышна из раскрытого окошка подъезда на всю улицу. Уже не чуявший крыльев за плечами, Побитько бухнулся коленями в сугроб, и загребя обеими ладонями с пригоршню снега, размазал его по горячему чубатому лбу. Ещё простуду схватить тут не хватало. "Господи Иисусе, за что же мне такое наказание!" - подумал демон-атаман, поднимаясь на ноги под сочувственные взгляды своих, не менее измученных хлопцев. Конечно же, на оцеплении стояли автоматчики призраков - самые сволоты из повстанцев, из бывших партийных...
  Окна подъезда были открыты со второго до третьего - снег задувало туда протягом. "Разморозят дом... проворчал старый казак - Никакого уважения до чужой работы....". В тесном коридоре пришлось сложить крылья до боли и притиснуть локти у боков - вот же узкие норы! Ничего, город - не Стена, там в некоторые казематы только змея и пролезет...
  Третий поверх был опечатан, и там сидели призраки с людьми. К Трахен-Махену пришлось подниматься до пятого, хлопцы уже начали роптать - да и у самого атамана чесались руки махнуть шашкой и порубать хлипкие железные перильца. Но вытерпел. Выбравшись на площадку, выгладил рукою усы и причесал брови.
  - Я считайть цу зайхст! - гремел голос обычно молчаливого рыцаря: - Когда я загнуть последний, зейхстен палец этой руки, вы...
  Побитько невежливо ввалился в комнату, толкнув загремевшего неловко пригнанным доспехами Трахен-Махена с его вытянутой рукой.
  Перед ним на коленях, обнимая испуганных детей, сидела женщина-призрак, вся прозрачная от страха.
  - Ты их совсем запугал. Ор на весь крещеный мир летит.
  Девки у призраков не чета мужикам - если те вылитые ходячие скелеты, то дивчины были словно хрустальные, когда луч света попадал - как и хрусталь, даже сверкали. Обидеть такую - да словно драгоценный камень разбить! А тут девчонка с двумя сыновьями, сжалась от страха пред крылатым демоном-лыцарем в доспехах.
  - Не боись, - подмигнул он ей, надеясь, что его собственное лицо не кажется ей ещё большим чудищем.
  - Найт. Не "крьейщоный" - отрезал Трахен-Махен: - Ти унд мы ин дер вердаммт Козютус, где тольйоко вердамт гейстен унд херетикен-язычник, в неверий свойом упорствованые! Как дер ворфатер дер грех дар.. - громыхал он над ухом, так что и Побитько морщился: - Дьявол унд шреген Юдас, чью душен мы клялись нихт аус... нье выпускать никогда дизем крейс!
  Девчонка перед ними ещё сильнее сжалась.
  - Да погоди ты, - казак присел и поправил ус: - Потом побалакаем о ереси и неверии. Шо ты от ней добьешься, когда у неё зуб на зуб не попадает со страху? Два ребёнка - мальчуганы в штанишках, осмелели и перестали жаться к мамке. Но мать всё ещё их прикрывала, как наседка.
  За окном взвизгнула тормозами остановившаяся машина. Спустя три минуты под дружный топот нескольких пар чоботов, в комнату ввалился сам Марчантар со своими подручными. От такой толпы хлопцев - лыцарских, казаков, да марчантаровских приховстней даже на просторной лестничной площадке стало тесно. Пока стук да гром, Побитько придерживал фон Трахен-Махена, рвущегося ещё больше запугать допытованную. Дивчина оправилась от допроса этого дуболома, и теперь, похоже, из неё можно было больше вытрясти добром, а не испугом.
  - Так что выяснили?! - сразу в лоб начал комиссар.
  - Пятеро свидетелей, - для скорости отвечал на своём языке Трахтен: - Людей разговорить бессмысленно, я не понимаю их языка, а они меня. Эти трое кое-что показали.
  - Комиссар квестуры показал, что ночью был вызов на этот адрес. Ну, это вы и так знаете. Вызывал гандхарв, что живет на третьем этаже, что-то с женщиной, просил вскрыть дверь.
  - Есть труп женщины. Человек, темнокожая, труп трехдневной давности, - доложил демон-рыцарь: - Найдена в постели со своим мужем, тюремщиком 6-й специальной тюрьмы, Каличараном...
  - Ангел порешал? - спросил Побитько.
  - Непонятно, я у вас хотел спросить. Что узнали-то?
  - Они говорили, чтоб проснулись от шума драки, но что точно...
  - Разрешите, я сама скажу, товарищ комиссар! Всё по-честному! - обратилась к нему сама женщина. Прозрачность с лица спала, и она даже стала привлекательная. Хотя, ох уж эти дыры вместо глаз... Не променял бы ни на одни нормальные, блестящие. Марчантар - и тот розумеет, как действуют их глазницы на нормальных - очки носит, сегодня даже зеркальные. Типо как "свой".
  - Да, - повернулся к ней Марчантар: - Товарищи, выведите своих сотрудников. Тут тесновато стало.
  Резон в этом был - толпа здоровых лбов, среди которых даже у призраков была косая сажень в плечах, а казаки и рыцари-демоны в два раза ширше, как-то нездорово освежала атмосферу. Вышли все, кроме наинеобходимейших подручных. Женщина тем часом отвечала:
  - По-честному, когда машина приехала, мы не застали, - набрав воздуха, торопилась рассказывать она: - Дети от шума проснулись. Я младшему говорю: "тихо, не реви" - он так-то к обстрелам-то привык, честно, даже когда в купол прилетало, не просыпался, а тот такой стук - вдруг проснулся. Слышу - этажа на два ниже, честно, как и подозревала что у тюремщиков. Тюремщики-то они такие, с уголовниками работа своё накладывает! Там же семья-то неблагополучная, если по-честному - раньше была хорошая, но как детей на Джаханаль отправили - муженек-то всё жену побивать начинал. То за одно, то за другое.
  - Дети на Джаханале? Интересно... У вас есть муж? - взявши один из стульцев, сел спинкой к ней Марчантар.
  - Был. Погиб на Стене, во время первого штурма - она показала на портрет в траурной рамке и урону с прахом: - Теперь вот детей хочу вырастить... чтобы значит, за отца отомстили...
  - Добре, - похвалил Побитько. Женщина, завидев хорошее отношение, теперь обращалась и к нему:
  - Вот по-честному - ну, значит, за окнами темно, я выглядываю - там два трупа один демон утаскивает. Ещё такой страшный, честно! - весь в шипах.
  - "Демон в шипах"? - переспросил комиссар.
  - Да, вроде как демон и из него всякие иголки торчат. Как представлю - так жуть пробирает, честно! Крылья огнём блещут, а под полом так и слышно, что что-то стучит. Бум-бум-бах!
  - Вы выходили посмотреть, что происходит?
  - Я вам что, сумасшедшая, что ли? У меня двое детей! А если демон войдёт к нам, что с нами будет?
  - Ну, если бы захотел он бы дверь выломал, так что вы зря переживали.
  - Ну, тем более. Я детей-то разбудила, забрались с ними в ванную, заперлись за три двери, так и сидели, честно.
  - Я обкакался... - неожиданно признался один из мальчуганов.
  - Прямо сейчас? - испугалась его мама.
  - Нет, ночью. В ванной! Ты меня ругала.
  - Да ты котёночек. Да, вот видите - ребёнка даже до усрачки напугали.
  - После того как вы заперлись в ванной, вы что-то слышали?
  - Да. Ну, всё по-честному: так сидеть-то в холодной ванной в обнимку тоже страшно. Когда вот младший воздух испортил, мы, честно, и вылезли, штаны ему застирала, так и страх прошел. Слышим - утихло что-то. Под дверями шурх-шурх, кто-то прошел, честно. Мы, честно, товарищ комиссар, света не включали, честно, светомаскировки не нарушали! Я даже стиралась-то, честно, под самой тоненькой струйкой, штанишки младшего в ванной висят, честно, можете посмотреть!
  - Это излишне.
  - Да, товарищ комиссар! Потом пошел патруль, мы побоялись шуметь.
  - Почему? В вашем доме что-то происходит, а вы...
  - Ну, во-первых, под окном стоит машина квестуры - значит всё в порядке. А в-третьих... ну по-честному, а если и правда, бандиты? Мы крикнем - а что они с детьми сделают?
  - И вы не просигналили патрулю, находясь в опасности? Вы о своих детях подумали?
  - Честно? Вот именно о детях и подумала! Вы честно не понимаете, совсем, товарищ комиссар?
  Побитько почесал наползающую на глаз бровь и осуждающе посмотрел на Марчантара. Призрак что-то знатно давил на свою единокровку.
  - Я понимаю, что вы струсили, и не поверили, что наши патрульные смогут справиться с какими-то бандитами.
  - Зря ты так, - вздохнул казак. Ему-то было как раз понятно. Бедная дивчина.
  - Что зря? Из-за этой одной трусихи сегодня ночью взлетел на воздух целый вокзал, а вы говорите что зря?
  - Да... та ни, пан комиссар, моя хата с краю, конечно, але, зря вы так.
  - А что тот взрыв ночью - это был вокзал? - спросила женщина: - Наш? Казалось - далеко...
  - Не ваш, дальний. Слава богу, никто не пострадал, - поспешил успокоить её демон.
  - По вашей вине, гражданка. Если бы вы подали сигнал патрулю...
  - Да как бы я подала? Видеофона у нас нет - отключили после вашей революции, как на деньги перешли, на третьем этаже неизвестно кто, в окно прыгать, что ли?
  - Да.
  - Уж простите, товарищ комиссар, но мы честное слово - как-то без крыльев родились.
  - Крикнули бы. Вам бы пришли на помощь.
  - Как?
  - У патруля есть оружие.
  - Я видела трупы и демона. Патруль снаружи, они внутри. Я кричу - патруль бежит к дому - бандиты бегут ко мне. Патруль успел бы забраться на пятый этаж?
  - Ну, права ведь она, пан комиссар.
  - Не мешайте допросу, атаман.
  - Ну, вот мы и сидели тихо. А то, что, потом что-то взорвали... ну мне детей сберечь важнее, чем всю вашу революцию, вот честно, товарищ триб... комиссар, простите.
  Бывший трибун поправил очки.
  - Герр Махт, продолжайте допрос, пожалуйста, - обратился он к лыцарю: - Постарайтесь узнать максимум подробностей, особенно численность и вооружение ночных гостей. А мы с вами, товарищ атаман, пойдём, посмотрим, что можно узнать у второй семьи...
  Уходя, Побитько проверил - писарем остался призрак из марчантаровых, а не послушник Трахен-Махена. Ну, эти хоть грех на душу лыцарю не дадут взять.
  
  В другой квартире, похоже, допрос проходил более агрессивно:
  - Отвечай, джаханальская сволочь! - орал чей-то бас, и вразу - удар чего-то вологого со свистом и женский всхлип:
  - Да скажи им всё милый, пожалуйста...
  Услышавшие все это, Побитько и Марчантар буквально бегом ворвались с лестницы в следующую квартиру.
  Смуглая женщина людей, раздетая до пояса с длинными волосами замест одежд, висела подвешенная за руки на гаке от люстры, а допрос проводил призрак Марчантара. Другой человек - связанный и избитый мужчина, валялся тут же, на ворсистом дорогом ковре, истоптанном чоботами легионеров.
  - Отставить, товарищ...
  - Квестор Квадратеш! - отдал честь кулачищем по груди кат: - Мне было доложено, что задержанные отказались дать показания вашему следователю, поэтому сразу приступил к фрустрации!
  - Идиот, - сказал Марчантар, проходя мимо и освобождая бабу своими руками. Потом склонился над мужчиной.
  - Пан Комиссар, может быть, стоило призраков допрашивать призраками, а людей - людьми? - спросил казак, сидаючи на хозяйской постели. Дети - два карапуза, тоже были вязаны, только простыней. Доставши шашку, казак самым кончиком освободил их, и, подхватив широкими лапищами, бережно перенёс в детскую кроватку:
  - Наломали дров, не успев придти.
  - Но товарищ комиссар, мне же было доложено...
  - Они не ответили, тому шо наш Трахен-Махен не балакает по-человечески. А ты вразу за плётку взялся.
  - "Не баляка..." что вы сказали?
  - Не говорит он по-ихонному. Где ты таких дурней ищешь?
  - Квестор - выборная должность. Они, скорее всего его сами и выбирали.
  - Так точно, выбран жителями этого квартала!
  - Як голова, значит. Ну, ось теперь тебя не выберут... Закурити можна? - спросил казак, доставая трубку: - Не отравитесь?
  - Курите, тут все под изоляцией. Мы приносим вам извинения, граждане. Произошло недоразумение.
  - Какое ещё недоразумение! Нас избили, а мою жену чуть не изнасиловали!
  - Так ведь не изнасиловали же!
  Курящий Побитько смотрел в окно и изображал композицию "моя хата с краю". Если этот мужик примет извинения за раздетую и отхлестанную нагайкой жену - он перестанет уважать людей. Нехай даже триста раз сделаны "по образу и подобию божьему".
  - А что могли и так? Революционеры безбожные! Правильно, что по вашу душу товарищ драгонарий пришел! Да чтоб вы сдохли со своими порядками! Какая крепость была - гордость всей Республики! За год все развалили!
  - Да как ты смеешь говорить, пораженец! - процедил сквозь зубы комендант: - Да наша крепость сражается на переднем краю гражданской войны!
  - Да кому нужна ваша гражданская война! Придумали деньги - от них уже никакого толка. Если раньше за трудодень можно было день и прожить, то сейчас что толку от ваших бумажек?!
  - Хочешь вкалывать за Республику, за трудодни? Предатель!
  - Да тогда хоть надежда была! А сейчас что... - он беспомощно обвел взглядом обстановку когда-то богатой комнаты. Даже неопытный в людских делах Побитько подмечал, что на стене пятна от висевших когда-то картин и любимых людьми электронных игрушек. Да и в книжном шкафу богато книг недоставало. Но пан комиссар уразумел всё по-своему:
  - Предатель! - и пнул человек в лицо.
  - Да, невежи! Раньше хоть была надежда - дети вырастят - хоть на Джаханаль отправим, как Сати и Каличаран. А теперь что? Когда она вырастут, какой гуру им второе рождение даст? А ведь мы - брахманы! Это из лука каждый дурак научиться стрелять может, а с Ведами как?
  - Так ты говоришь... у Каличарана, твоего соседа - дети на Джаханале?
  - Да, а что? Все так делаем! До Революции вашей говенной было так. И мы бы отправили, да вот революция ваша случилась, провались она пропадом... - человек сплюнул, не замечая, что Марчантар уже поднялся и отошел до квестора. Побитько снял папаху и перекрестился. Детей было жалко. Несмышленыши ещё.
  - Извините, товарищ квестор за выговор. Вы были правы. Расстрелять предателей.
  Широкоплечий офицер шагнул вперёд, громко передёрнул затвор, грохот очередей разнесся по всему подъезду. Хоть бы что дрогнуло у этого ходячего скелета - две очереди, по три патрона.
  - Товарищ атаман, дети, вроде, ближе к вам.
  - Прости, пан комиссарчук, - ответил казак, поднимаясь и пропускаючи мимо себя квестора: - Не хочу брать грех на душу.
  Дети как чуяли что осиротели - залилися рёвом. Квестор, скалясь своим черепом, подошел к колыбельке, и, раскрывши складной приклад, двумя ударами прекратил плач. Как в ступе истолок.
  - Значит, у соседа, дети на Джаханале... которого убили... - рассуждал Марчантар. С верху опять был слышен плач детей. Трахен-Махен снова усердствовал в допросе.
  - Но они же убиты - заперечил демон-казак комиссару-призраку.
  - Да, это много что значить может.
  С высоты казачьего росту Побитько видел лысую черепушку Марчантара. Комендант уже был среднего возраста и из породы тех, кто лысеет, а не седеет. Только он не брился наголо, а берёг остатки шевелюры. Там где у нормального казака торчал чуб, у призрака из черепа росли какие-то редкие останки золотистых кудрей. Таким недочубьем на макушке.
  - Пан комиссар, резко вы взяли.
  - Что? - призрак, поправляя очки, даже не расслышал слов демона.
  - Резко говорю, берёте. Ту дивчину вверху вы же добре разговорили. А людей зря...
  - Сами виноваты.
  - А они могли бы больше рассказать. Порода такая у них людская - всегда вместе держатся. Авось, что-нибудь и сказали интересное про покойников.
  - Предательство надо гасить на корню. К тому же, вышло, что я был несправедлив к квестору, который сразу правильно подошел к делу.
  "Всё ясно с тобой. Уважение от своих тебе важнее дела".
  - Тем ангелом Трахен-Махен занимается. Не моё конечно дело, но кое-что интересное узнал о нем и его тюрьме...
  - Почему вы называете его "Трахен-Махен"?
  - Смешно звучит по-нашему. В общем, помнишь дивизию перебежчиков?
  - Гайцонцев? Их полк, а не дивизия.
  - Да, их самых. Один из них поспорил с лояльным до нас начальством - так этот ганд... гадохрав до себя его взял. Сосед его - у которого дети на Джаханале - в дружках у него. Трохи по делу об измене не загремел, та ангел его снова собой прикрыл.
  - Такой добренький ангел?
  - А мобыть - голова резидентуры?
  - Ты что такое говоришь? Был бы у Сената тут резидент...
  - Только что от одного из аварийных выходов. Вроде как патруль дезертировал - твои судейские думают. И расписание подделали, и трупы красиво лежат... но...
  Призрак, наконец, повернулся к нему.
  - Но что?
  - Да слишком же красиво. Як специально раскладено.
  - И что ты думаешь...
  - Шпион. Заслан давно и загодя, на такой случай. Ангел - он ни у кого подозрения не вызовет, для Рая он свой для Дьявола и змеюк - просто интересно будет. Вы же его за то, что он не призрак, на такой работе оставили. Собрал в тюрьме своей всех обиженных. И моего автоматчика безголового тож к себе заманивал.
  - Ты же говорил, что он помог ему бежать?
  - Та не помогал он. Нашли уже кто. Ты меня сбил с думки, пан комиссар. Ну, ось, машину квесторов вызвал сам ангел. Наверное, как-то провели через тюрьму этих диверсантов. Может там все - и тюремщики, и арестованные - из карателей. Штурм с минулой ночи идёт, не препинается - значит, сигнал быв, ось он и вывел.
  - И ты думаешь?!
  - Ложный вызов. Вызвали квестора, порешали группу, забрали машину. Группа, наверное, маленька, сколько там, в машину влазить? Подними бумаги про эту тюрьму и дай мне адрес - я с хлопцами слетаю, пошукаю там, что да как...
  - Хорошая идея, кстати...
  Они спустились на третий поверх, перед ними открыли двери и сняли печати.
  На диво, разгрома почти не было - только пара сломанных стульев, да и те, сдаётся, командой сыскарей, а не ночными гостями.
  - Однако, чисто...
  Марчантар наклонился и поднял из черной точки на столе белую рисинку, твердую, как камешек.
  - Железные демоны.
  Побитько огляделся:
  - Та они тут чинно посидели, - он показал на следы от донышек чашек на полировке стола. Хозяева бы такое себе не позволили.
  - Раз... - задумчиво считал комиссар: - Два, три, четыре... пять и шесть там.
  - Немного, - заметил казак: - Что в комнатах?
  Левая была пуста - хозяина не было дома, но вскрыта и осмотрена. Туда даже не стали заглядывать. Центральная была разгромлена. Побитько с уважением осмотрел искалеченную дверь, выбитую, скорее всего с одного удара. Силища неимоверная, он надеялся, что это была какая-то людская машина, а не живой хлопец. Если есть такая детина, что может две стальных двери с одного удара заломати - несладко придётся тому, кто будет его вязать. Демон торопливо перекрестился.
  Квартира была перевернута вверх дном - множество растоптанных мелочей на полу, разрубленные дверные косяки, разваленный на две половинки стол.
  - Гайцонская сабля, опять, - показал демон не зазубрины на порогах.
  - Та же что на станции?
  - Нет, поуже. Может та же, но с меньшей силой били. А вот это укол, тут точно не сабля.
  - Начальник тюрьмы, говорили, хороший фехтовальщик.
  - Значит бился. Непохоже, что всерьёз.
  - Непохоже?
  - Крови же нема. Для забавы билися, - Побитько заглянул в нужник, втянул широкими ноздрями воздух: - Ракшасом пахнет.
  - Железные демоны, теперь ещё и ракшасы.
  - И ангел... - вздохнул демон-казак. На столешнице была ещё какая-то странная отметина, назначения которой атаман не понял. В правой комнате разгрома не было, однако дверь валялась рядом. Оплавленные петли были срезаны ровно.
  - Светомёт... - сказал комиссар.
  - Этого ещё нам не хватало. Светомёт - це же целая сотня. По одинцу, как с пищалью, светомёты не бегают.
  - А этот, видишь, прибежал.
  В квартире был разбит шкаф с обувью - мужские и женские чоботы валялись по всему полу, и были помечены и пронумерованы. Остальные комнаты были нетронуты, только в хозяйской спальне на широкой (не чета только что казненным соседям) кровати, лежали два мертвеца - уже попорченный тлением труп чернокожей женщины, и свежий, но замерзший труп мелкого бледнолицего мужика. Отрубленная голова мужика, словно в назидание лежала на высоких темных грудях женщины, одну из которых сжимала заледенелая рука её мужа.
  - Птьфу ты, какое непотребство сотворили! - выругался казак.
  Марчантар спросил:
  - А как она-то протухла? Ведь после смерти изоляция слетает...
  - Комната герметична, - ответил один из подручных: - Наверное, хранили здесь, потом разморозили. Кстати... - подручный обошел вокруг кровати, и показал на остатки черной пленки и обрывки, разбросанные около ложа: - Её уже один раз упаковывали в наши мешки... Вы куда, товарищ?..
  Демон-казак невежливо оттолкнул призрака с пути, и залез в штаны обезглавленному человеку.
  - Что это он делает? - спросил подручный у Марчантара
  - Не знаю. Наверное, какой-то... казачий похоронный ритуал.
  - Не казачий, - усмехнулся в усы Побитько, стаскивая с мертвеца шаровары.
  - Ух ты!
  - Ничего себе! Так и замерло!
  - Помер швыдко... - казак широким шагом перешагнул кровать, не заботясь о целостности улик, и пошел по квартире, внимательно оглядывая стены и потолок. На лестничной площадке, наконец-то нашел, что искал и, ступивши ногой на стол, коснулся пальцами потолка. Понюхал.
  - Вы что-то нашли? - спросил встревожившийся Марчантар.
  - Ни, ничего, - солгал Побитько, проведя рукой, чтобы прикинуть длину и ширину бедер. Так, теперь бы как незаметно с живой или мертвой бабой сравнить, чтобы не привлекать внимания комиссара...
  - Товарищ комиссар! - пришел на подмогу ему женский крик: - Товарищ комиссар, помогите! - шлепая босыми ногами по лестнице, к ним влетала та женщина-призрак, с одним из дитёнков на руках. Следом за ней, гремя доспехами, ввалился Трахен-Махен со вторым дитём.
  - Герр Комиссар! - попытался он перекричать её.
  - Погодите, пусть скажет... - отмахнулся от него Марчантар.
  - Товарищ комиссар, я честно всё рассказала! Можете перепроверить по протоколу, честно! Путь ребёнка отдаст! Всех детей запу... она посмотрела на Побитько, который чубуком своей трубки измерял ей ноги: - А что это он делает?
  - Казацки... цей... ритуал... - сказал атаман, раскуривая трубку с отметками. Призраки, конечно повыше и постройнее суккуб, но та, что наследила на потолке, получалась и мелкой и толстушкой. Или дюже сильной... Широкие бёдра, шикарная задница. Фразу про суккубов на перроне комиссар не слышал, и этот секрет не для ушей такого змеёныша.
  - Я есть не закончил допрос!- гаркнул лыцарь, ничуть не стесняясь комиссара: - Извольте вернуться в свой квартире цурюк-цурюхен!
  - Да, действительно, - брезгливым тоном поддержал его Марчантар, снимая и протирая очки: - Вернитесь, вернитесь. Мы закончим, и вы будете свободны. Не усугубляйте ситуацию.
  - Да что тут усугублять, товарищ комиссар, честно!
  - Вот честно всё ответите, и больше не будем вас беспокоить. Неужто трудно понять необходимость государственной безопасности?
  - Я уже всё ответила! По минутам рассказала! А он снова про то же спрашивает! Да сколько можно! По второму-третьему разу! Если у него склероз - так товарищ из комиссариата же записывал всё, пусть прочитает!
  - Вернитесь и дайте союзнику закончить работу. Вы ничего не понимаете в технологии допроса. Вам просто надо потерпеть - враги народа бывают очень хитры.
  - Ну и пусть на врагах народа свои "технологии допроса" проверяет! Мы свои!
  - Вот мы докажем это что вы свои - и вы будете свободны. Просто потерпите.
  - Да что с вами разговаривать! - женщина развернулась и, притиснув ребёнка к себе, глубоко вздохнула - и исчезла. Только её халат да штанишки мальчугана упали на пал. Все опешили, даже
  Трахен-Махен выпустил другого ребёнка, только один Побитько отступил, скинул опанчу, и достал шашку. Прикинул куда двинется девка (точно же до детей, дёрнется, потом сразумеет, что напрасно), и медленно опустил лезвие аккурат до уровня колен. Раздалось звонкое "ой!" - и скандальная мамка появилась из воздуха вместе с дитём, держась за пораненную щёку. Голенькая, як в первый день творения. Казак накрыл её опанчой, и, приподняв за плечи, поставил на ноги.
  - Всё обойдётся, - подморгнул он ей. И громко:
  - Ну, пан комиссар, нема тут же нового. Только время теряем. Дайте мне его, - он кивнул на Трахен-Махена: -... в тюрьме, может, поопаснее вороги сидят, там пан лыцарь полезнее будет.
  - В тюрьме? - переспросил Трахен-Махен.
  - Потом расскажу, - ответил атаман, прибираючи шашку.
  Марчантар подвигал своими зеркальными очками туда-сюда, снял их, вздохнул, убрал в карман, оттуда же достал другие, более привычные - со стеклами в толстой оправе:
  - Ладно, наверное, в этом есть резон. Герр Махт, отпустите гражданку и её детей. И, правда, пока мы следуем бюрократическим протоколам враждебной нам Республики, враги опережают нас на несколько ходов...
  
  ...Поезд, опережая расписание, иглой прошил облака плотной, как вата, метели. Лобовое стекло на миг залепило, потом мгла дрогнула, подчиняясь теплу отопителя, и, сначала размытыми блёсками, а потом - точками, в кабину заглянули звёзды недоступного неба Цитадели...
  Если бы там был хоть один корабль Тардеша!
  Принцесса закрыла так предательски ярко вспыхнувшие глаза.
  Не обязательно боевой - любой, чтобы на него можно было просто смотреть, и знать, что Он всегда рядом, следит за тобой, заботится, оберегает... Хотя и не всегда найдёт времени поговорить... Ведь она специально пошла на всё это, чтобы открыть небеса для его рукотворных звёзд!.. И всё-таки...
  ...Если б там был хоть один корабль Тардеша!
  
  ...В шлюз челнока впустили воздух, и сразу корабль будто ожил - послышали шумы работающих механизмов, разговоры и окрики ночной ангарной вахты, поспешившей на стыковку и обслуживание корабля. Усталый драгонарий прошел ангар насквозь, и сразу направился к лифту - хоть старшим офицерам флота и полагалось ходить по своим кораблям только пешком, но сегодня, он, честное слово, был уже не в состоянии следовать ещё одной глупой традиции. Наверное, так и начинается старость. Когда-то по трое суток мог стоять на ногах - а сегодня расклеился после одной вахты, проведённой в удобном кресле.
  Лифт еле поднимался, нагруженный до предела набившимися в него телохранителями Тардеша - тот вздохнул - молчаливые предательские лица. Все до одного - стукачи Прибеша. Как ему сейчас не хватает дурака Боатенга с его дурацкими шуточками! Он решительно остановил кабину на палубе десанта, и приказал выметаться всем, кроме старшего. И так нервы на пределе. Только их не хватало...
  В каюте адмирала стоял крепкий, но приятный запах Златы. Нага любила играть на чужих слабостях и никогда не забывала про духи, но слабое, как у всех змей, обоняние, иногда подводило юную модницу, и, старясь понравиться, она порой забывала про чувство меры. Так и сейчас - приятный, в общем-то, запах гвоздики, бил в нос скорее как какой-то репеллент, чем как аромат женщины.
  Драгонарий без сил повалился на кровать (в присутствии змеи такое было дозволительно), и принялся лёжа воевать с завязками своего плаща.
  'Не верь, что она ранена' - принял он уверенную телепатему.
  - Что?!
  'Не верь никому, что она ранена' - и перед глазами сверкнул образ зелёноглазой демонессы.
  Тардеш отпустил ворот.
  'Постой...' - в таких, дарованных ей от рожденья цветах, он не сразу и узнал принцессу.
  'Я сейчас сделаю так, чтобы он ушел'.
  Остававшийся за дверьми тихий телохранитель вдруг шумно зачесался и забухал сапогами прочь.
  Драгонарий сел:
  'Так. А теперь, давай всё по порядку...'
  Нагайна рассыпанными кольцами лежала по другую сторону кровати и очень таинственно сверкала своими золотыми глазами.
  'Просто - не верь - если скажут - что она - ранена'
  - И с чего это до меня должна дойти такая информация?! - а в мыслях: 'Да я скорей тебе не поверю, дорогуша'.
  - Тс-с, тихо! - 'Я ловлю постоянные сигналы с линии фронта, где прямо-таки нарастает паника.
  Они ведь считают её своим талисманом, вроде как. Так что предупреждаю - если что услышишь - не верь. С ней всё в порядке'.
  'Так, что вы с ней натворили. Говори!'
  - Не скажу, - 'Это её тайна, не моя. Я просто остерегаю тебя от необдуманных поступков'.
  - Дорогая Злата, - Тардеш поднялся, наконец-то поворачиваясь к ней лицом: - Уж кому-кому, а мне известно, что никаких тайн ты не хранишь из принципа. Поэтому... - 'Рассказывай!..'...
  
  ...Бэла вздрогнул, когда в рубку ввалился его ментор в расстёгнутом мундире и одном башмаке:
  - Связь с землёй! Мигом!
  - Есть, товарищ драгонарий!
  Испуганное личико принцессы появилось на экране.
  - Врёшь, не обманешь. Генерал Мацукава, я знаю про ваши трюки, давайте-ка без фокусов, общаться напрямую! Эй, Гришаттаха, слышишь, тебя раскусили, убирайся с канала!
  Экран поморгал, и на нём появилось рябое лицо седовласого генерала:
  - Приношу глубочайшие извинения господину драгонарию, что нам пришлось пойти на этот обман.
  - Тебе-то нечего виниться. Давно она это задумала?
  - Вся операция рассчитывалась как поддержка действий диверсионного отряда в тылу противника.
  - Конечно же... Какой я дурак! - призрак с силой хлопнул себя по бедру: - Не надо было её звать на допросы с перебежчиком... Отряд - большой?!
  - Госпожа старшая колдунья их провожала. Спросите у неё, я не в курсе численности.
  - Злата!!
  - Их ровно дюжина, считая её саму и иудушку. Да не ерепенься ты так - по всем прогнозам именно она возьмёт эту крепость. Так что до этого момента ей ничего не угрожает... Я знаю.
  Драгонарий с бешенством поглядел на свою лучшую подручную:
  - До взятия?! А после?!
  - Не знаю, так далеко в будущее я не заглядывала.
  - Когда она вернётся, я обязательно расскажу ей, как ты используешь чужую доверчивость! Генерал! Принимайте командование официально и сообщите всем войскам, что командующий стратиг - ваша принцесса, проводит спецоперацию внутри Цитадели. Где ваш начальник штаба?!
  - Господин Томинара сейчас руководит захватом первой стены и с ним возможна только голосовая связь.
  - Вызывайте его, и пусть он мне доложит все детали операции... хотя нет - передачу могут и перехватить, отставить... Бэла весь флот на боевую орбиту, объединиться с ракетоносцами в бомбардировочный ордер, орудия к бою!
  - Ментор, но это прямое нарушение приказа Сената!
  - Я сказал - на боевую! Я не сказал, что отменяю приказ Сената. Команды передавать открытым текстом - пусть мятежники слышат! 'Извергалю' - сбить спутники связи повстанцев! Связь по системе - орбитальным группировкам других планет доложить о готовности и возможности атаковать Коцит... Может, они достают там, где мы не можем... А ты! - Тардеш с яростью накинулся на нагу: - Пани Злата, немедленно на передовую, помогать наступающим!.. Связь с Кверкешем!..
  
  ...Поезд заметно сбавил ход. Над головой, по прозрачному потолку, пронеслись тени ажурных ферм - одна, друга, третья - и вот они уже под крытым небом вокзала энергоцентрали.
  - К бою, - приказала принцесса, сама тоже зашнуровываясь.
  - Не торопитесь. У нас ещё несколько минут до остановки.
  - Они могут запрыгнуть и на ходу. Нам же это удалось?!..
  - Мы пришли с опережением графика. Они пока ещё сами не сообразили.
  - За эти минуты, пока мы останавливаемся, я думаю, сообразят. Эй, вы, держитесь подальше от окон! Как выходить будем, есть идеи?
  - Стрелку на другую платформу, - сказал Аравинда, поправляя путь на экране Даршани.
  - Почему?
  - Потому что у той они будут ждать. А так между нами будет три контактных рельса.
  - Понятно. Готовь светомёт. Принцесса, если вы решите выпрыгивать в эту сторону - то ведь чертову уйму народа придётся положить!
  - Не хотелось бы... а что с другой стороны?
  - Подземный ход, но видите лучи с того перрона?!
  - Снайперы?
  - Да. Они нас раньше увидят.
  - Значит, надо загородиться от них. Видите тот состав на первой ветке? Передвинуть бы его дальше вдоль перрона...
  - Это можно. Надо только стрелку перевести и подтолкнуть.
  - Сможете отсюда?
  - Нет, удалённо не получается - стрелку вручную придётся перекрывать. В кабине, наверное, машинист сидит - управление заблокировано.
  - Понятно. Азер, Хасан, Ильхан, Афсане! Собирайтесь, настала ваша очередь паровозы водить. Объясните им, что и как, Брат Ковай, помогите открыть люк в полу.
  
  Четыре тени - два ракшаса и два суккуба, спрыгнули на пути под идущим поездом и залегли, пропуская над собой вагоны.
  - Шайтан! - выругался Хасан, когда последние колёса прогрохотали, и говорить стало возможно: - И нафиг я согласился?! Я-то думал, повеселюсь с Яваном, как прежде, а тут - 'цаца-цаца', принцесса, 'подай то, подай сё'! Я, понимаешь, её уважаю! (так как бывший золотарь в этот момент передвигался по-пластунски, его тирада, скорее всего, предназначалась гравию насыпи): - Но, понимаешь, мы же всё-таки, дружбаны. Кореша! А она меня - в упор не видит!
  Азер повернула голову, но сдержала готовое слово, и вместо неё ответил Ильхан:
  - А ты не думай. Тебя и взяли как раз потому, что тебя в упор не видно. В некоторых случаях это очень полезное умение, - они доползли до стрелок: - Дэвочки, у мэня крыльэв нэту, чтобы эту штуку дэргать, - перешел он на амальский со своим гортанным акцентом.
  
   >Дружественный огонь
  
   ...Остановленный у вокзала состав был точной копией того, что подходил к перрону - только без окон. Кляня, на чём свет стоит повстанческие патрули и, обдирая одежды о холодный гравий, маленькая группа прокралась под паровоз, и быстро, без суеты привычными движениями вскрыла нижний люк. Этому они хорошо научились.
   - Я первая - сказала Азер, и еле успела отдёрнуть голову - едва над люком появился её ирокез, как там мелькнуло что-то острое.
   - Ну-ка, ещё раз суньтесь, уроды! - раздалось оттуда.
   Ильхан огорчённо поцокал языком, и неспешно выдернув чеку, закинул туда гранату. Сразу же из люка появилась рука и поставила бомбу на землю. Хасан и суккубы никогда ток быстро не бегали на четвереньках. Один янычар не потерял присутствия духа, а успел ткнуть ятаганом в слишком ловкую руку, и когда она с визгом убралась - отправить на ней 'подарок' и прикрыть люк, приперев его спиной.
   Вверху забухали шаги, и потом рвануло так, что вылетел следующий люк - не успели. Азер ворвалась в тот, выбитый, Ильхан - в первый, в коридоре было темно и дымно, но суккуб и ракшас сориентировались с помощью ночного зрения, и перебили машинистов. Они помогли Хасану и Афсане - если лучница сразу взяла коридор на прицел, на случай появления опасности, то Хасан предпочёл сам стать 'опасностью' и, ревя белугой, с автоматом наперевес атаковал незапертую дверь в кабину. Эффект от его стрельбы был скорее психологический - очередь направленная в голову машиниста, кучно ушла в потолок, но несчастному водителю паровоза этого было достаточно - с мокрыми штанами он уже валялся в ногах у захватчиков, моля о пощаде. Афсане за шкирку отвела его в кладовку, облила остатками хатаки, чтобы сидел тихо. Его старшая сестра прокоментировала:
   - Ещё и хатака. Горе той девке, что будет стирать его штаны. Обе соблазнительницы прыснули со смеху. Ракшасы на них неодобрительно посмотрев, переглянулись:
   - Дуры, - категорично заключил Хасан.
   - Женщины, - прокомментировал и развил его мысль янычар:
   - Ты займись пультом, а я буду с ними следить за коридором, - добавил он, вытащив из-за спины мушкет и сошку.
   - Ага, - кивнул башибузук и утопал в кабину.
   - О, шайтан! - спустя несколько секунд раздалось оттуда.
   - Не ори, - попросил Ильхан, уже прильнувший к прицелу.
   - Да эти сыны собаки другой пульт нам подсунули!
   - Правда? - янычар обернулся.
   - Ты смотри, рычаги не круглые, а квадратные!
   - На-ка, подержи мушкет, - попросил он башибузука, и уверенно подойдя, переключил тумблеры, как его и учили инженеры: - Это всего лишь рукоятки, балда. Их делают квадратными, делают и круглыми. Вот, и поехали.
   Поезд тронулся.
   - Вах! - вырвался у Хасана вздох восхищения.
   - Надо было обеими ушами слушать-то. Нам же про это говорили...
  
   ...Контактный рельс для велитов оказался не преградой - у них даже нашлись специальные мостики, которые они положили на пути, прямо перед подходящим поездом Хасана.
   - Ну вот, дождались, - слегка нервно прокомментировал Сакагучи. Принцесса обернулась - второй поезд ещё не набрал скорости, и повстанцы, похоже, не принимали его в расчёт.
   - Пассажиры собираются выходить, - сказала Даршани следившая за камерами в остальных вагонах: - Мне открывать двери?
   Мацуко недоверчиво рассматривала лобовое стекло кабины.
   - Госпожа?
   - А, не, заблокируй.... - солдаты, прячась в тени бортов поезда, уже подбежали. Поезд Хасана наехал на их мостики и стал их сворачивать, вместе с недостаточно шустрыми повстанцами. Вот теперь пора.
   - Все из кабины, быстро! Даршани, заблокируй дверь, будто кто-то там есть! На второй этаж!
   Готовьте взрывчатку и светомёты!
  
   Они находились на втором этаже поезда, когда замешкавшиеся из-за нежданно нагрянувшего паровоза велиты ворвались в поезд. На первом они должны были встретить только запертые двери и трупы... скоро до них дойдёт, и...
   - Брат Ковай, закройте люк на лестницу и встаньте на него!
   Монах послушался вовремя - судя по гулкому звуку, неожиданно появившаяся железная дверь, выровняла неровности на какой-то торопливой голове.
   - Они там снизу что-то прилепили, госпожа! Железное!
   - Магнитная мина, - определил Аравинда: - Топните посильней, может отвалится?
   Толстяк послушался, топнул - там действительно, что-то отвалилось, побрякало по ступенькам, задребезжало на твёрдом полу, останавливаясь... и Р-В-А-Н-У-Л-О...
   Локомотив качнуло, словно гигантскую колыбель - туда-сюда. Никто не удержался на ногах - Ковая (!) сбросило с люка, этот люк впечатало с усилием в потолок. Сакагучи схватил свою госпожу за плечи и толкнул в боковую дверь. Окна по бортам вспыхнули оранжевым пламенем, облаком на миг охватившим весь поезд, и сразу потухшим. Раздались крики ужаса и паники со стороны пассажирских вагонов. Сдетонировал, похоже, весь боезапас спецназа - за первым взрывом последовала серия нескольких поменьше, выстрелы, треск чего-то горящего, похожих на детские хлопушки. Взвыла сирена, и заработали огнетушители - и это всё одновременно за какую-то секунду, пока принцесса от толчка телохранителя тела в эту коморку. Она приземлилась на пятую точку и встала очень злая:
   - Убиваем тех, кто сейчас ворвется, и прыгаем в противоположную сторону!
   Секции стеклянной крыши со стороны вокзала вылетели одновременно. Метеа и Сакагучи взяли на себя по два противника, на остальных - по одному. Гюльдан повела инженеров прочь от схватки, отстреливая наиболее ретивых, заметивших самых ценных бойцов команды. Брату Коваю достался уж совсем несолидный, маленький и хлипкий противник, всего на один взмах его дубины. Зато Маваши отдувался за двоих, его уважили амбалом, еле пролезшим в окно. Кен запутал ему ноги тетивой от лука, а потом так перегнул несчастного борцовским приёмом, что тот сам собой, этой тетивой, натянутой между ног, и перерезал горло. Агира тоже обнажил меч и одним ударом обезоружил влетевшего к нему легионера, лишив того автомата. Пока он тянулся за другим оружием, ангел размахнулся второй раз - пронзил солдата насквозь.
   Мечи дочери императора и её телохранителя казалось, не замечали таких мелочей, как стены вагона и окружающие предметы. Они сразу заняли позицию немного в глубине комнат, в тесных помещениях и вовсю использовали своё преимущество, рубя стеснённых обстановкой нападающих прямо сквозь стены и шкафы. Если Сакагучи не церемонился, решительными взмахами, сразу выпустив кишки и лужи крови из своих противников на усеянный осколками пол, то зеленоглазая красавица ещё побаловалась со всякими сложными трюками вроде отбивания пуль, отрубания носов и ушей и отбирания оружия. После второго удара ангела, последнего её противника в спину добил Сакагучи:
   - Пора уходить - объяснил он свой акт милосердия.
   Инженеры ещё во время движения заминировали большую часть поезда и сейчас подавали сигнал отходить. Сверкнула неяркая вспышка - и вся стена локомотива выпала на противоположный вокзалу перрон. В разбитые окна другой стороны было видно подбегающих Азер с Хасаном, за ними - Афсане, а Ильхан уже выскакивал из-под вагона с этой стороны. Демоны и люди спрыгнули вниз. И сразу же уши разорвал пронзительный визг.
   Кадомацу оглянулась - конечно же, в тоннель, который по картам выбрали они, повстанческие солдаты выводили пассажиров. Увидев друг друга, все замерли от неожиданности, не поняв, что делать.
   - Минутку! - крикнула Даршани, вынимая маленький пистолетик с широким дулом: - Вверх не-е-е смотреть!
   Осветительная ракета залила весь вокзал яркостью полуденной Аматерасу. Мацуко сразу оценила две вещи - во-первых - то, что это очень даже неплохо, и, во-вторых - вскрытый, битый, всяко взорванный локомотив, медленно сминаясь в гармошку от ещё одного взрыва, стал явственно валиться набок, выворачивая из рельс и остальные вагоны. Она подтолкнула зазевавшихся, и все успели добежать к тоннелю. Аравинда, первым добежавший, развернулся, поднял светомёт на преследователей, и...
   - Чёрт... - выругался он, опуская оружие.
   На линии огня, между ним и врагами были безоружные пассажиры. Кадомацу уже давно сражалась плечом к плечу с людьми, чтобы понять и ценить благородство этой расы - ни один человек, сколь бы тяжело в бою и сколь заклятый враг перед ним бы ни стоял, не станет стрелять в безоружного. За линей испуганных пассажиров тоже стояли солдаты-люди, и тоже не спешили поднимать оружие, хотя ясно видели, КТО от них уходит. Но это было ненадолго - сквозь рушащийся паровоз уже проходили и перепрыгивали высокие полупрозрачные фигуры в нелепых шлемах - повстанцы-призраки. Они не страдали людскими комплексами благородства.
   Принцесса подхватила Аравинду и буквально силой толкнула в тоннель, едва застучали первые выстрелы. Обернулась - первая очередь сразила человеческую женщину в нарядной шубке из кудрявого меха. Вторая - повстанца-велита, бросившегося закрыть её своим телом от своих же. Дальше призраки пристрелялись, и губительный шквал огня обрушился на тех, кто был ближе к принцессе, а потом и на саму неё, поспешившую быстрее нырнуть в темноту. Аравинда дрожащими руками пытался навести светомёт и убить хоть кого-то, но Сакагучи, схватив за пояс его и свою принцессу, потащил за собой, не дав сделать глупость.
   "Сволочи, сволочи, сволочи... амальские сволочи... убивать вас надо... всю вашу планету сволочную..." - слышала на бегу принцесса проклятья человека на языке, который с детства считала языком магии и волшебства. Говорят, что легионер будет стрелять, даже если на линии огня окажется его собственная голова. И ей ли, которая посылала миллионы солдат на верную смерть - и даже лучших друзей, горевать сейчас, о смерти врагов? Но несправедливость и бессмысленность этих смертей, которые никак не помогли врагу одержать победу, просто задела за сердце.
   - Где этот ход? - спросила она у инженера, больше чтобы отвлечь его от плохих мыслей.
   Он вытащил планшет и показал - подземный переход имел форму снежинки - вернее нескольких, сцепленных лучами-переходами, выходившими на все платформы этого гигантского вокзала. Им надо было пробежать в незаметное ответвление чрез центр одной из "снежинок", куда сходились сразу несколько тоннелей. Атаковать могли с любой стороны.
   - К бою! Я впереди - прикрою магией!
   Принцесса в уме сосчитала количество солдат - на локомотив не могли бросить больше центурии, ещё центурия призраков. В бою в самом локомотиве они убили не больше десятка, а центурия призраков была вообще нетронутой. За спиной раздавались автоматные очереди и голоса людей и призраков - то ли они добивали пассажиров, то ли два отряда мятежников поссорились. Любой вариант играл им на руку.
   На перекрёсток они успели раньше - даже тяжело груженый Ковай не запыхался. Преследователи не торопились, видев светомёты - никому не хотелось выбегать из-за угла на это безжалостное оружие людей. Ильхан встал со своим мушкетом на сошку, люди взвели светомёты. Принцесса поставила магический щит.
   - Первыми не стрелять! Где эта дверь?
   - Там! - указала Даршани.
   Дверца была не сильно узкой, но высотой всего по колено. Мацуко вздохнула - оставалось надеяться, что никто не застрянет:
   - Сейчас догонят. В стороны!
   Раздались окрики и первые выстрелы. Они обернулись - повстанцы нагоняли их. Стена ветра отлично защищала от метательного оружия, превращая пули в безобидные, не причиняющие вреда шарики.
   Они разошлись по углам, слишком заметный со своими крыльями ангел ушел вперёд, а его закрыл громадный Брат Ковай.
   - Стоять! - раздался голос призрака: - Бросай оружие!
   Два автоматчика неосторожно подошли близко к нему - и не успели нажать на курок перед ударом дубины. Ещё двое - люди, а не призраки, распались под ударами принцессы и господина Сакагучи.
   - Призраки! - сразу четверо появились из воздуха, падая на колени для стрельбы - на них так же упали Маваши и Азер, причем Маваши так удачно, что сразу заколол своими шипами обоих, да ещё выстрелив из кастетов - следующую пару, пока Азер отрывала своим головы. Четвертую пару угадала принцесса - и в месте, где они должны были появиться, вспыхнул огонь, они, не вышли, а выпали из невидимости, и были добиты господином Сакагучи. Сзади раздались выстрелы - им ответили луки суккуб с потолка и мушкет Ильхана с полу. Аравинда и Даршани крест-накрест, веером расчертили темноту коридора, предупреждая возможных смельчаков. Метеа указала на дверку:
   - Самые громозадые - вперёд! Чтобы не застрять всем, если не пролезете! Мы прикрываем.
   Монаха без слов толкнули вслед за ангелом. Аравинда достал две знакомые по тюремному вокзалу маленькие мины и передал Азер - люди скрылись вслед за самураями.
   - Так, подружка, теперь твоя очередь, - ласковая рука Азер оттащила хозяйку от передовой.
   - Но...
   - Всё согласно твоему приказу - очередь самой широкой заднице. Теперь она твоя. С такой формулировкой смешно было даже спорить. Сама Азер-то осталась:
   - Я буду последней, - покачала головой она, заталкивая следом за принцессой худеньких сестёр.
   - Не успеешь же! Догонят!
   - Не бойся. Не доживут, - улыбнулась старшая суккуба, и вспышка осветительной гранаты как-то резко подчеркнула ранние морщины на её всё ещё красивом круглом лице.
  
   Принцесса, прижав к спине крылья, втиснулась в тоннель, (Ковай же прошел! Как она может застрять?), и показала класс бега на четвереньках на больной коленке, чудом не въезжая лицом в аккуратную попку обогнавшей её Афсане. Вот суккуба привстала, пригнувшись, чуток прошла - и, выпрямившись полностью, не без элегантности, соскочила вниз. Демонесса следом за ней сверкнула из тьмы зелёными глазами, и спрыгнула тяжело, оберегая ногу. Первым делом размяла крылья, сведённые судорогой, подняв облака и вихри пыли, и только потом огляделась, трогая беспокоящий ногу наколенник. Они оказались в длинном, уставленном железными электрическими шкафами помещении, с единственным входом и выходом, если не считать их странного лаза. Следом за принцессой вылез Сакагучи, а за ним, задом - Маваши, держа на прицеле одного из своих кастетов пройденный путь.
   - Где Азер?
   - Тихо!
   Зев шахты дыхнул далёким взрывом гранаты и звуками осыпающейся штукатурки. Все вздрогнули, особенно Гюльдан и Афсане. Потом ещё раз рвануло, намного ближе, приглушенно тем отзвуком какой издают осколки железа, вонзаясь в плоть. И долгая, тягостная тишина...
   ...Где-то через полминуты, из дыры медленно показалась старшая из сестёр, и без сил рухнула на скамейку. "Скамейки? Скамейки? Здесь есть скамейки?" - только сейчас принцесса заметила их - расставленных вдоль стен.
   - Ты ранена? - услышала она голос Афсане.
   Азер держала шлем в руке и по её виску, до изуродованного уха, параллельно старому шраму тянулась свежая царапина, ухо было полно крови, и ирокез тоже был в пятнах розовой крови суккуба.
   - Царапина, - успокоила всех она: - Шлем сорвало взрывом. Кого смогла - убила, двух затащила в проход, и привязала к их же гранате... - она устало рухнула на скамейку, шлем и шемшир звякнули об пол: - Я сейчас. Только отдохну немного.
   Сёстры мгновенно подобрали оброненное оружие. Азер с их помощью тяжело поднялась, и отряд заспешил дальше, боясь потерять выигранное ею время...
   - Вот почему мы не отдаём призракам секрет светомёта, - ещё переживал от увиденного Аравинда.
   - А может, наоборот? - с жестокими нотками пошутила Даршани: - Отдать им, пусть сами себя поубивают?!
   - Нет, ребята, я твёрдо решил - вернусь живой, не в торговлю пойду, а на инженера учиться! - не в тему объявил Хасан.
   - Что ж, можно - поддержал его человек, радый тому, что можно перевести разговор со страшной темы: - Тебя, как единственного представителя своей планеты, примут без экзаменов. И я думаю, ты достаточно сообразителен, чтобы догнать наших студентов по азам. Только вот что ты будешь делать у себя с этим образованием? У вас разве есть космические корабли? Или замки и мушкеты разрабатывать на межзвёздных технологиях?
   - Есть у нас корабли, - обиделись разом и Хасан и Ильхан.
   - А замки и мушкэт - тоже нужная вэщь, - добавил янычар.
   - Нет, понимаешь, на вашем уровне развития предел уже достигнут, нужен качественный скачок, индустриализация. Кустарная сборка умельцем-одиночкой даже звездолёта - это ещё не прогресс, так прорывы... Заводы, мануфактуры - слышали о таком?
   - Давно у нас мушкэты на заводэх дэлают. В Самокове самый большей завод, нэбо чорное от дым. Это булат и стал. В Чидар - жэлты мэталл, для корабэлный броня. В Диярбакир собират.
   - Ну, надо же, - удивился Аравинда: - Даже не знал что у вас такая цивилизация. Тогда действительно, уважаемому Хасану-эфенди будет полезно поучиться у нас. Глядишь - и научитесь делать ружья и автоматы не хуже чем у Амаля...
   - Да идите вы все! - взорвался бывший золотарь: - С вами даже мечтать беспонтово! Я ж это так, предположил, подумал... Что вы за существа такие, люди!..
   Эти разговоры Мацуко слышала краем уха, больше переживая за всё больше отстающую Азер. Им бы передохнуть где-нибудь... она поравнялась с ней и склонилась к уху: - Извини. Но нам надо спешить. Ты можешь быстрее? (Сестра Ануш моргнула глазами)
   - Извини ещё раз, - и громко: - Прибавить шаг! Нам нужно как можно быстрее потеряться здесь!..
  
  >Бисовы дети
  
  ...И сколько это стояло? - спросил гетман.
  - Да бис его знает... Дежурная дрезина обнаружила час назад. А пошли дальше - и погром... - сокрушенно опустив голову, виноватился Побитько.
  Они стояли перед распахнутыми воротами в стене, откуда на снег лился яркий поток света.
  - С чего ты взял, что это наш клиент?
  - Пошли дальше, пан гетман...
  Они перешагнули через наметенный у входа сугроб, и оказались в огромном зале, освященном узкими лучами редких прожекторов. Некоторые светили лежа на полу, казаки подошли поправить.
  Побитько шаркая ногами и волоча хвост по полу, подвел гетмана к центральному завалу, из которого торчали оплавленные железяки:
  - Светомёты. Они через стены не летают. И ось, поглянь, - он протянул стрелу-близняшку той, что была у гетмана: - Нашли в одном из трупов. А вот эта - чёрная (он достал другую) - вошла по самое оперение в бетонную опору. Бетонную!
  - Лук железных демонов. Длинный, но не настолько как обычно.
  - Бабий, - кивнул Побитько: - Кстати, она одна ихня баба на всю армию? Никаких поварих, маркитанток не возят?
  - Да вряд ли одна. Куда ж мужику, да тем более служивому - без бабы?! Просто одна драчливая такая.
  - Эх, жаль, что огненная она. Полюбить нельзя, коли поймаем, - вздохнул Кошевой.
  - Поймай сначала. Полюбить он собрался. Куда ведёт этот ход?
  - В тюрьму. Что за тюрьмой - повстанцы сами не знают. Может, и на улицу...
  - Не, навряд ли так... Может, и правда поверху перелетели?
  - Светомёты же! И не могли здесь. Этот участок стены не штурмуется.
  Гетман довольно хмыкнул:
  - Вот и доказательство, что здесь провели диверсантов. Может и штурм-то - понарошку, пока эти тихой сапой добираются до Ледяной Клетки...
  - Скажем Марчантару?
  - Ещё чего? У тебя в хате каждая кубышка золотом забита? В погребе от горшков с червонцами и шагу шагнуть нельзя?
  - Гетман, ну ты шо...
  - Они нам что-то выплатили из оговоренного, революционеры бисовы?! Держат на этой планете как в тюрьме! Со жмуронов трофеями побираемся! Поймаем принцессу - император её вес золотом отдаст, а, мабуть, и больше. Этого хватит и живым хлопцам и семьям тех, кого мы с тобой не уберегли. И можем до хаты вертаться, плюнув на посылы Шульгена.
  Побитько испуганно оглянулся - не слышали ли люди с дрезин.
  - Кум Зубило, в своём ли ты уме?
  - Пойдём, пошукаем, куда ведёт этот тоннель. Заодно и о делах побалакаем. Цекало, смотри, чтоб следы не затаптывали! Да вообще, все под ноги смотрите!
  Цекало просвистел, подзывая отстающих. На разгромленной станции, посеченной как светомётами, так и обычными гранатами и бомбами, искать было нечего. Позвав людей и призраков с дрезин, казаки показали им на трупы и поручили заняться жмуриками, а сами, перемахнувши завал из каменьев, и вывернутых с мясом из стен огромных дверей - который бескрылым не одолеть, углубились в поиски дальше по рельсам.
  Тоннель, достаточно широкий, чтобы туда прошел поезд, заливали ярким желтым светом два ряда пыльных ламп. Зубило, Кошевой, Цекало и Побитько, каждый с десятком хлопцев при себе, вошли двумя группами, прикрывая друг друга от возможной засады. И сразу же, едва одолели первые завалы, нашли говорящие следы в многолетней пыли:
  - Ну, так, кто у нас охотник? Читай, сколько их!
  - Железные демоны. Два или три, один тяжело нагруженный. Женщина... ракшас... два ракшаса, два человека в скафандрах. Три суккуба. Чоловек в армейских черевиках.
  - Як там звали одного жмурона, Побитько?
  - Каличарин.
  - Ну, вот и нашли. В общем так, хлопцы, - гетман развернулся посред тоннеля, обратившись к казакам: - Это дело для всего войска. Хотите быстро вернуться по хатам? До своих жинок?
  - Хотим, пан гетман, что ж не хотим! - пронеслось по рядам чубатых голов.
  - Значит так - ни слова никому из повстанцев, что найдена принцесса. Она будет только наша! И за неё мы возьмём золото у императора, и дорогу домой от призраков.
  Побитько дёрнул его за рукав, и указал на своего помощника. Зубило вздохнул:
  - Ну что скажешь, Фон-как-тебя-там, сколько возьмёшь за молчание?
  - Рыцари святого Павла не презренные Иуды, они не соблазнятся ни серебром, ни золотом! - горделиво воскликнул тот и замотался в крылья, как в плащ.
  - Да тебе не золото, тебе это жизнь! Тебе и твоему ордену шкуру надо спасать, когда пан драгонарий выкинет революционеров с Коцита!
  - Да как вы смеете говорить о спасении шкуры рыцарю Ордена, что служит на страже глубин самого Ада!..
  - Ты дурак, или как? С нас спрос короткий - дали нам корабль, и понимай, как звали, ни наша планета, ни змеиное царство с Республикой не воюют, вы же, долдоны жестяные, со своими святынями здесь останетесь, куда вы от них денетесь?
  - Ты предлагаешь Святому Ордену уподобиться Тому, чью душу мы поклялись не выпускать со дна Ада?! Еретик!
  Слово взял Побитько:
  - Ну а якщо Республика вас перевешает всих? Кто за вас Иуду буде охраняти?
  - О...
  - Вам у призраков жизнь свою торговать, можете сами, можете - с нашей подмогой.
  - Тогда я обсужу это с Магистром Ордена.
  - Ладно. Предупреди своих, лыцарь, чтобы с нами заодно действовали. А мы - дойдём до конца, посмотрим, чем этот тоннель кончается...
  
  - Гетман, - подал голос Побитько, кода они достаточно далеко ушли от сквозняков улицы: - Ты думаешь, нас дома магнаты по головке погладят за то, шо вернёмся раньше контракту?
  - Контракт у меня, - процедил сквозь зубы Зубило, ища по карманам огниво: - В сейме перехитрили сами себя, записав кондотту на моё имя, значит, я решаю, когда продолжать когда сворачивать. А с хвостатыми за золото сговоримся.
  - Дважды змеенычей перехитрить? А хисту хватит?
  Гетман посмотрел на него искоса:
  - Единственного шляхтича, кому была вера у козаков, вздернули сами змеюки, ещё при Сече, когда мы с тобой ещё пешки под столом ходили. С тех пор, коли хочешь жить с панами - перехитри раньше, чем он в спину тебя жалом приголубит.
  - Ну, так купить их - не велика хитрость, - Побитько поделился огнём из трубки заискавшемуся гетману: - Тильки образливые они. Пригадають нам.
  - А что, скажешь - неразумно? С автоматами и гарматами нас всё одно кинули.
  - Моя хата с краю. Ты гетман, - ответил атаман, прикладываясь к своей трубке.
  Зубило не выдержал:
  - Кум, ну дай совета! Ты ж самый богатый козак на хуторе. До тебя, як до колдуна за потерянными вещами ходят! Сам же мог стать гетманом, и я б у тебя на побегушках числился.
  - А нашто оно? Моя хата с краю.
  - Да ты вечный хатаскрайник! На что я вам? И Цекало и даже Кошевой - мой подручный, и то богаче дома имеют. А я кто - холоп Артёмка, в рваных шароварах, только и выученный из всех наук на свете - ловко шашкою махать.
  - А я вот скажу тебе, - выпустил Побитько клубок дыма: - Со змеями жить - по-змеиному пшекать учиться треба. И многие в этом поднаторели богато. Так, что уже и зазорно "козаками" зваться. А из козаков... Я вот, например - вумный, говоришь. А ось подпой мне, шо я вумный, да образованный, шо знаю того, что другим не ведамо - и всё, поплыл старый атаман, верти мене як детину.
  - Да, - усмехнулся гетман: - Слабоват ты на лесть, кум.
  - Или Цекало, - шедший впереди казак, услышав свое имя, приостановился, вопросительно свистнул, а потом махнул рукой: - И силён, и ухватист, и сметку имеет. И свистулька у него хороша. А случись бой - и себя не пожалеет, и ворогам спуску не даст.
  - Так за то и держим в атаманах, - усмехнулся гетман.
  - Тильки когда остановиться - не знает. А вдруг ворог хитер и в засаду заманит? А вин напролом. Беда же будет.
  - Ну что есть, то есть. И я не без недостатков.
  - Я не про те. Або твой Кошевой - и молод и хитер. Самого нага обставит, его собственную шкуру ему же продаст... але ось, помаши ему длинными ресницами дивчина - вразу же, и дело забудет и сметку потеряет.
  - Молодой ищщо.
  - Та погоди. А ось ты - мобыть не самый вумный. Мобыть не самый лихой из казаков. Мобыть и не такой красавец. Але есть в тебе что-то, кум. Когда ты знаешь, с якого боку правда, а где тебе погляд выдвести хочут. Помятаешь, як на сейме было перед змеями? Когда там наобещали с три короба, я уже разомлел, старый дурень, а ты сказал: "Довольно!"
  - Тогда ж ясно было, что брешут пшеки хвостатые.
  - Ось. А никто из нас не уразумел. Поэтому ты и гетман. А нам так, на побегеньках...
  Гетман с сомнением посмотрел на товарища:
  - А может ты, хатаскрайник старый, почувствовал, что подвох есть - и решил: нехай другие отдуваются?!..
  - Мобыть и так... а мобыть и не так...- улыбнулся хитрый казак: - Тернько! Андрей, дурень, шо творишь!
  
  Тренько - лучший следопыт гетмана, чуть не погубил всех по дурости. Нашел забаву впереди по дороге и громко кряхтел с такими же дурнями, пытаясь пошевелить какое-то колесо.
  - Ах ты, бисова детина! - неслось по всему тоннелю.
  - Андрей, так ведь мы и есть бисы, - пошутил Побитько, усмехаясь его попыткам.
  - И шо?
  - Ну, так и выходит - шо она тебе дочка.
  - Ааа... - понял хлопец: - Батько гетман, дайте хлысту.
  - По спине тебе дать, что ли? Чтоб не шутил тут?
  - Ну, батько!
  - Ладно, - гетман протянул свой знаменитый хлыст рукояткой вперёд: - Свой треба носити.
  - Ваш длиннее, - усмехнулся казак, и, виртуозно замахнувши, крикнул на железяку: - А ну, дочка, слухай батьку!
  Хлыст щелкнул, и неподъемное колесо, примерзшее к рельсам, подпрыгнуло вдруг с грохотом, на ярком синем всполохе, и улетело в стену, за малым никого не зашибив - и там и застряло, пропоров крепчайший бетон.
  Минуту никто не говорил. Потом, присевшие казаки стали выпрямляться и говорить, что они думают про есаула:
  - Дурак ты, Тренько!
  - И шутки у тебя дурацкие!
  - Пане гетман, пошлите его взад!
  - В дупу лучше пошлите.
  Посеревший и напуганный хлопец и сам был не в своей тарелке.
  - Горазды, громада, тихо! - взял дело в свои руки гетман, забирая у него свой кнут: - Ошибся козак, с кем не бывает! Тихо я сказав! И дале идём - ничего без проверки не трогаем!
  - Спасибо, батько гетман, - не своим языком пролепетал напуганный есаул.
  - Спасибо морозу скажи, что тебе вразу это колесо сдёрнуть не дал. Зачем мой кнут-то брал?
  - Ваш длиннее. Тому, подумав, и взяв.
  - Эх, Андрей, ты б подумав до того, как что-то трогать...
  
  ...Отворот, через который пробирались незваные гости, пропустить было трудно - заблукать в прямом тоннеле, хоть казаки порой и теряли следы на чистом бетоне и шпалах, было невозможно.
  - Чем же они провертели таку дыру, бисовы дети... - пробормотал кто-то, когда кончились самогорючие лампы вверху, и пришлось зажигать фонари.
  - Она до них была проверчена... Глянь, пыли мало не по колено.
  - На рельсах нема.
  - Ну, так там поезд ходил. Где, кстати, он? Не бачили?
  - Может, выкрали? И нема его?
  - А может, сховали так хитро?
  - Пан гетман, а правда, что тут начальником ангел или архангел был?
  - Был-был.
  - А найдём?
  - Гандхарвин служил средь начальников этой тюрьмы. Видать, и спел им про чёрный ход.
  - Чорт! - ругнулось впереди громко, в душу-мать: - Завал опять какой-то. Паровоз!
  - Значит, туда. Свети под ноги! Бисова детина! И вверху свети! Да что ж они труб под потолком наворотили...
  
  ...Побитько он всё-таки не уберёг. Ведь предупреждал же - осторожней! И сам атаман всю жизнь старался с краешку от шума держаться. Но ту - как бес попутал казака, не утерпел от мальчишеского азарта и кинулся в пролом, едва завидя свет. И напоролся...
  - Стой, мигает! - крикнул гетман, увидев тонкий, рубиново-красный луч на пути. Кум обернулся - и задел крылом другой, лимонного цвета...
  Казаки, пригнувшись, гурьбой бросились назад, ещё когда слепящие цветы взрывов только начали расцветать на трубах. Побитько ещё успел - но он бежал последним, когда из разорванных труб ударили белые лезвия дымящейся раскалённой воды. Гудящая масса расплавленного льда, плеснув, словно волна метановых океанов, сбила с ног Побитько, и нескольких хлопцев с ним, закрутила под крики боли и горящей плоти, над всем взлетела какая-то железяка от паровоза, похожая на гигантский приклад от автомата, и дважды, как в ступе, со смаком вдарила по козакам. Последний крик - и всё застыло раскалёнными кристаллами, растеряв свой напор.
  Чудо, что свод не рухнул - тогда бы всем был каюк. Пока козаки крестились и горевали о погибших товарищах, удручённый Зубило повернул назад и как только радио начало ловить сигнал, сообщил:
  - Комиссар, мы нашли, откуда они вышли. Приглашай сыскарей и сапёров. Да, я оставлю там хлопцев Побитько. Нет, Побитько умер. Подорвался. Так что осторожнее. И ещё - копали из твоего ведомства. Агира-гандхарвин, знаешь такого? Можешь объявлять в розыск. Марчантар ответил:
  - Поздно. Их поезд уже вычислили, минут через десять к станции подъедут. Что?! Уже подъехали?! Быстро, на позиции... - дальше неразборчиво и мимо микрофона много слов. Потом: - Извини, они уже приехали. Бери, что побыстрее, и дуй на главный вокзал второй централи. Конец связи.
  
  >Дружба-дружбой, а принцессы раздельно!
  
  ...Судя по опущенным лицам на временной взлётной площадке на крыше, принцесса оказалась ловчей, чем хлопцы Марчантара. Сиганув через люк прямо на насест, а оттуда, распахнув крылья - вниз, гетман с казаками приземлился у ног недовольного комиссара.
  - Скверные дела, пан начальник?
  Мог бы не спрашивать - разбросанные трупы, и двое свороченных с рельс паровозов, без слов говорили, что так он и было.
  - Удрала, сука! Три снайпера её вели, ни одному в голову не пришло стрелять!
  - Значит, верно, что я видел женские следы.
  - Да. Она знаешь, на кого похожа?!! На ту самую принцессу... Даже не верится...
  - Не может же она раздвоиться.
  - Конечно. Пленные со стены говорят, что она всё ещё командует - её, говорят, даже ранить сегодня смогли у многих на глазах... Но, проклятье! Если бы здесь была настоящая...
  Гетман прокашлялся. Надо было брать ситуацию в свои руки:
  - Я ведь служил у них, комиссар, знаешь? Так вот там правило - для каждой принцессы по несколько двойников возят. Специально обученных на особенный случай.
  - Какой случай?!
  - Особенный... Например, с какими-нибудь жабами переговоры вести, они склизкие, противные, а принцессы "ой-ой", и в обморок падают. Вот и двойника.... Или, например, прилететь на другую планету - и тут тебе бомбу под ноги. Бах - а це був двойник, а принцесса живая. Ну, или надо на свиданку тикать, а за дверями батько сторожит... - гетман брехал отчаянно, надеясь, уже им самим почувствованные неверные нотки не выдадут его с потрохами сторожкому призраку: - К тому же, она всё-таки больше командир, по части карт, чем диверсант - тут надо не только глотку луженую иметь но и ловкость кой-какую, и смекалку неблагородную - часовых-то ножом в спину резать полагается, а не вызывать на честный бой. Принцессов этому не учат.
  - Ты прав, наверное. Но хороший же она командир, чтоб она провалилась! Я ещё никому не говорил - при таких потерях гарнизона хватит ещё на день штурма. Когда мы её ранили - они отступили ненадолго - ну это даст нам пол-дня или пол-ночи... не больше, отсрочки. С другой стороны - представь, если она настоящая - и тут! Какой козырь бы мы получили! Слушай, всё-таки, молодая ещё девка, может, всё-таки сама сунулась?! - прямо-таки попросил комиссар у гетмана.
  - Нет, - покачал головой демон хаоса, про себя прося у Христа прощения за нарушение третьей заповеди: - У меня дочь одно... го друга работала у них во дворце - так её там иначе как 'ледяной каменюкой' и не кличут. Никогда сама ничего не сделает, если можно на чужом горбу выехать. Её за это и батько ремнём порол. (Казаки рядом тоже хором закивали: "Да, порол! Как такую не пороть!"). А уж кого послать - ей есть выбрать, с миллиардом-то армии! Так шо береги пуще глаза свою 'ледяную клетку'...
  - Ха! - вдруг раздался смешок призрака, и гетман даже вздрогнул - неужели не поверил. Но тот показывал на стену за свороченным с рельс поездом: - Если они направляются в 'Ледяную Клетку' то зачем им уходить подземным ходом? Пойдём, покажу.
  Увлеченный комиссар прибавил шагу, а гетман незаметно отстал, и шепнул Кошевому:
  - Олесь, мигом до наших казарм. Одна нога здесь, другое крыло там! Подымай хлопцев, уводи их со Стены и хозяйских лежанок. Собраться на квартирах ближе к центру. Ждать приказа. Трезвыми!
  Кошевой кивнул и очень умело затерялся в толпе солдат и судейских прибежавших поглазеть на следы побоища. Гетман же, прибавив шагу, последовал за Марчантаром.
  С другой стороны путей была бойня. Вернее это не поддавалось нормальному описанию, и назвать этот ужас 'бойней' - значило оскорбить всех честных мясников. Снег пропитался кровью, куски мяса, в которых трудно было узнать останки разумных существ, вмерзли в этот багровый пласт насмерть, так что пара судейских тащили пилу их разделять. Несколько призраков нервно курили в сторонке. Гетман, осторожно, чтоб не извозить сапога, самым носочком перевернул ближайший труп. Расстрелян в спину.
  - Ваша же работа, - утвердительно сказал он.
  - Амаль делает из своих граждан безрассудные машины для убийств. Солдаты не виноваты - их учили стрелять не глядя.
  - ...и невиновато так положить кучу гражданских, и немало своих... Знаемо, знаемо це песенку, пане комиссар. Из этих невиноватых кто-то живой остался? Чтоб не подпускать таких со спины...
  - Пойдём, сам увидишь.
  ...Небольшой переход - и широкий перекрёсток тоннелей, зала ожидания, которая оказалась залита лиловой кровью призраков не меньше, чем снег снаружи - человеческой. Вокруг маленькой двери, окруженной кляксами кровавых брызг и отпечатков ладоней, возились следователи и сапёры. Проходя мимо, гетман почувствовал лёгкий ток воздуха снизу.
  - Магия?
  Марчантар кивнул. Когда они подошли, солдаты и судейские расступились, и из тёмного отверстия на четвереньках выполз хлопец в черном, и, сорвав с себя маску, красиво проблевался.
  - Что там?
  - Кровища. Как по мясорубке полз. Два пацана мёртвых поперек прохода уложены и к растяжкам привязаны. Специально, гады!
  - Мёртвых?
  - Скорее всего, они живы, - подал голос Зубило: - На Даэне суккубы постоянно нам подобные номера устраивали - подрежут пару-тройку хлопцев - и привяжут к двери или ловушке. Если недавно подрезали, то может, ваши хлопцы ещё живые - смысл в том, чтобы раненых оставлять, которых спасать надо.
  - Вы слышали, декан? Организуйте спасение пострадавших!
  Подошел Кошевой, отозвал гетмана в сторону:
  - Радио не работает, каратели спутники сбивают - послал двух хлопцев, лётом облететь всех наших, и на словах сполох поднять.
  - Молодец. Спасибо. Достань трофейные рации, посвежее.
  Они вернулись к комиссару. Со всеми предосторожностями тела уже вытаскивали, первый ещё подавал признаки жизни. Призрак рассматривал бумажную карту коммуникаций:
  - Остроумно, весьма остроумно. Гетман, посмотрите.
  - И шо я должен понять в твоей сидхской грамоте? Нас на хуторах инженерии не учат.
  - Всё равно глупо туда лезть. Если они рассчитывали что мы за ними погонимся, то только потратят время зря. И так ясно, что их цель - энергоцентраль. Вот там и подождём.
  - Всё верно, пан комиссар. А дайте-ка и мне такую же карту.
  - Там возьми. Мамдаг! Дай три карты товарищу гетману!
  
   >Идём на засаду
  
   ...После двадцать пятого поворота отряд принцессы сам чуть не заблудился. Пришлось останавливаться и минуты три разбирать карты, оказавшиеся не совсем точными. Они теперь перестроились ромбом - впереди люди со своими светомётами (и яркими фонарями! - что зачастую было немаловажно), потом - Гюльдан с Ильханом, справа - Сакагучи, слева - Агира, последними шли Маваши, Хасан и Афсане с братом Коваем, самим попросившимся на роль замыкающего. 'Пока меня убивать будут, госпожа, вы до дома и обратно сбегать успеете'. В центре - раненая Азер, которой была нужна помощь, и принцесса, крепящаяся, но уже заметно для всех всё более и более хромающая на правую ногу.
   - Вам больно, госпожа? - спросил Сакагучи, когда только увидел это.
   - Отвернитесь! - огрызнулась принцесса, и, чуть приостановившись, поплотнее примотала наголенник. Боль совсем не пропала, но стало легче.
   - У вас, наверное, повязка под доспехами соскочила, - предположила Даршани: - Давайте сделаем привал, и поправьте по-человечески.
   - Не стоит. Это всего лишь наголенник. Ерунда. Да я и не человек.
   - Ну, как хотите. Только кровью не истеките тут.
   - Там всего лишь шишка. Понятно?
   - От шишек, кстати, холод хорошо помогает, - вставил своё слово Маваши. Все оглянулись на него и промолчали.
   Азер, так и не отдохнувшая после боя, двигалась, опираясь на любезно подставленную руку Агиры. Как подозревала младшая дочь императора, этого уже одного было достаточно старой развратнице, чтобы дать фору всем остальным, но она старательно не торопилась, со всей любезностью отвечая на знаки внимания ангела. Слишком много было неловких шагов и поворотов, когда локоть или ладонь гандхарва с завидной закономерностью скользил по закованным в кольчугу телесам соблазнительницы, и неожиданных остановок, когда нога и хвостик суккубы прижимались к ногам ангела, впрочем, совсем не возражавшего против таких приставаний. Что же, несмотря на раннюю полноту, и уродующий ирокез, старшая сестра Ануш всё ещё оставалась привлекательной и интересной женщиной.
   Афсане ревниво следила за этой парой. 'Уж не захотела ли она опять изменить Сакагучи?' - подумала было Метеа, но потом вспомнила, что отцом ей был такой же гандхарв - и устыдилась прежних мыслей. И, правда, неудобно забыть, что подруги могут интересоваться мужчинами и движимые другими чувствами.
  
   Единая сеть тоннелей и коридоров, как показывали находимые по пути на постах очередные участки карты, простиралась намного дальше, чем говорили чертежи, и, наверно позволила бы перебираться от одной электростанции к другой, не появляясь на поверхности. Ближайшую они отмели сразу - даже самый тупой стратег ждал бы их там, и, хоть возможности повстанцев и позволяли защитить все три, не стоило идти прямиком на самую боеспособную.
   Даже изнанка города поражала воображение. Огромные коридоры, шириной с императорский тракт, бездонные колодцы - внизу тоже творилась какая-то жизнь, неохватные залы - потолок терялся в темноте, и не подумаешь, что это подземелье.
   И коридоры, коридоры, коридоры... узкие, широкие, прямые, извилистые. По потолку самых широких шла самодвижущаяся лента - её поддерживало много ажурных ферм и громоздких механизмов, так что надо было держать ухо востро, тем более что скрип самой ленты заглушал чужие шаги. В узких можно было встретить заплутавших техников, готовых при их виде скорее отдать душу богам, чем оказывать вооруженное сопротивление. Единственной вооруженной фигурой, оказался труп легионера, промерзший насмерть неизвестно сколько лет назад, на пороге одного из сторожевых постов. Сторожки тоже пустовали - именно на них инженеры находили недостающие кусочки карт подземелий, ну и можно было сделать привал, не боясь внезапного нападения, или пополнить патроны из нетронутых сейфов.
   Принцессу это всё очень тревожило - судя по состоянию тыла у повстанцев вовсе не так радужно всё было с резервами. Пусть даже пустуют караулки только этого городка - всё равно ошибка разведки даже в таком грубом приближении выходила немаленькая. А если - везде так? Ведь тогда можно было бы и не рисковать, а выморить защитников осадой, пусть и пришлось бы просидеть год или два. Может, и не потребовалась бы диверсия. Но всё равно, сожалеть о том, что было сделано, теперь поздно - разве что найти какой-нибудь способ передать свои соображения Мацукаве, или умнице-Томинаре...
   Но и без караулов бездумно бродить по подземельям было опасно - Аравинда и Даршани на каждом углу показывали огоньки, окуляры и усики-антенны датчиков, ловящих лишний свет, звук или движение в этом забытом всем пыльном и инеистом подземелье. Правда, в большинстве случаев они передавали свои тревоги не дальше экранов ближайшего поста - но никаких гарантий, что запись звука неосторожных шагов не уйдёт поднимать тревогу где-нибудь этажом выше. Поэтому во все коридоры, даже самые безопасные на вид, входили только с разрешения инженеров.
  
   Была где-то середина пути, когда Маваши вдруг безапеляционно заявил:
   - Я теперь абсолютно не понимаю, почему в армию баб не берут! А если берут - то не воевать!
   Все коротко глянули на него, даже не остановились.
   - Нет, в самом деле, - не унимался Кен: - Вот, у людей, к примеру, все воюют - и мужики и бабы, а почему у других не так? Ну, кроме суккуб...
   - Нас просто очень мало, - сказала Даршани, не оборачиваясь: - Вот и идут на войну не только мужчины-кшатрии, но и женщины. Даже брахманов теперь забирают и шудр.
   - Тобой, кстати, тоже баба командует, - подчеркнув ударения, заметила дочь императора.
   - Ну да нет, вы - другое дело, Ваше Высочество...
   - Отчего же?
   Сакагучи выразительно положил руку на рукоятку меча - Маваши слегка поостерёгся его, но не утих:
   - Да кто же вам-то откажет в капризе? Вы ж принцесса... Понимаете... и вы, Ваше Высочество, и Азер... классные такие, ну нормальные тёл... ой, дев... женщины! (он так смешно отпрыгивал, когда подбирал сравнения) Вам вообще не надо под постаревших на войне мужиков косить - вы и так хорошие! Красивые и нежные! Азер-сама ведь тоже принцесса, не так ли?! Азер ответила на комплимент кокетливым взмахом ресниц, а Мацуко своей рукой убрала ладонь Сакагучи с эфеса меча. И в самом деле, что-то не получается у неё быть строгой и суровой... "Тардеш!.."
   - Вы плачете, госпожа? - послышалось со стороны.
   - Балда! - воскликнула Афсане, хлопнув Кена по окованному бронёй затылку: - Вот видишь, до чего довёл госпожу!..
   - Да я и...
   - Нет, я не плачу, - выпрямилась дочь императора: - Ерунда!
   С минуту, а то и две, все серьезно рисковали врезаться в ближайшую стену - потому что смотрели только на неё. А Метеа ещё раз благодарила себя за то, что забыла про косметику - следы на лице бы выдали все слёзы.
   Она одна держала голову прямо, и, обведя всех взглядом, предложила другую тему:
   - На вокзал нам уже не вернуться. Может, у кого есть идеи насчёт нового транспорта?
   Инженеры с радостью подхватили эту мысль, предлагая варианты один невероятнее другого. А зеленоглазая демонесса, наконец-то избавившись от внимания, вовсю погрузилась в собственные переживания. Нет, ещё не во всём совершенстве постигла она науку скрывать свои чувства! Но злая судьба, если ты воистину справедлива, обрекая бедную девушку на подобные испытания, не научила её осторожности? Ведь все боги - и злые и добрые, знали, наверное, какая любовь её ждёт, так почему же она не родилась с умением таить её в самой глубине сердца?.. Хотя... Быть может, будь у неё такое умение, справедливая судьба не наградила бы её любовью к Тардешу.
   ...Была всего лишь половина пути...
  
   ...- Соображай, Кошевой, ты у нас голова, куды ткнётся эта принцесса?
   Три высших демона Хаоса, почти соприкасаясь лбами, склонились над картой подземелий города, разложенных на столике в центре операционного зала электростанции.
   - Ума не приложу. Но до нас, по короткому пути, уже ясно, что она не пошла.
   - И ежу понятно, что не пошла! - в раздражении гетман с такой силой ударил по столу, что хрупкое дерево треснуло. Он в испуге огляделся - не прислушивается ли кто из молодцов Марчантара, и на полтона ниже продолжал:
   - Задала нам баба игру в напёрстки! "Шарик-фонарик, по прозвищу марик" (он двигал своими лапами по карте)" летает-летает-летает и исчезает, кто угадает..." царевну споймает!
   - А шарик обычно весь час в кулаке тримается, - подытожил Цекало.
   Гетман поднял свою сжатую в кулак руку и медленно, один за другим, разжал все шесть пальцев - словно там и правда пряталась хитрая принцесса.
   - Нет, такой "шарик", как наша принцесса, в кулаке не спрячешь. Скорей она в кулачок всю эту планету затиснёт. Я знал её и мать и батьку. Стоят её. А она, говорят, в мать удалась. Значит, ещё та сука... Давайте, хлопцы, мозговать с самого начала. Кошевой, представь себя на месте этой сучки, а мы будем за пана комиссара и наше войско. Куда бы ты пошел?
   Кошевой вздохнул, и, сняв папаху с чубатой головы, сразу накрыл ею ближнюю электростанцию.
   - Сюда, к нам, я не пошел бы ни за что. Мало того, что здесь ждут, но...
   - Но?
   - И коридоры широкие - не спрячешься, не подкрадёшься. Хотя...
   - Что ты хотел сказать до "хотя"?!
   Он убрал папаху и натянул её обратно на голову:
   - Пан гетман, а может и не така погана идея - сюда сунуться? По старому правилу - если все думают, что ты умный и ждут в обход - при, як дурень, напролом...
   - Прямой коридор, - напомнил, поднеся ладонь к глазам Цекало: - Даже мы отсюда из пистолей всех перестреляем, да и перезарядить успеем. Не то, что призраки с автоматами.
   - Зачем стрелять? - из-под бровей посмотрел на подручных гетман: - Тревогу кликнуть, гарнизон набежит - и любую армию без выстрела голыми руками скрутит! Нет, давайте исходить из того, кого она взяла в команду.... Ну? Кто у неё?!
   - Гандхарв.
   - Це ангел. Чем нам это угрожает?
   - Если без ваджры - ничем. Разве что запоёт до смерти. Но, если с ваджрой...
   - Ладно, исходя из худшего - будем считать, что есть.
   - Тогда толпой больше трёх не собираться. Иначе только и будем пепел подметать.
   - Ваджра здорово громко работает...
   - Ну, это последнее о чём надо беспокоиться с нею. И вообще, неизвестно, с нею ангел или неволей идёт. Может он к комиссару побежит, как бой начнётся?
   - Тот, кстати, портретов его не вывесил. Сказал: "из-за связи"...
   - Ну, понятно. Кто ещё у неё?
   - Она сама. Железные демоны.
   - Она - тоже железный демон. Сколько там по следам, четыре? Что они у нас могут?!
   - Хорошо летают. Выше и быстрее нас. Хорошо фехтуют. Но паршиво стреляют, и видят в темноте хуже нас.
   - И их пули не берут.
   - Марчантар на этом свою стратегию и строит. Он ожидает такой же бойни, как на Стене. Совсем не уважает нашу подругу! Кто у неё ещё?
   - Люди!
   - Ракшасы!
   - По порядку, козаки. Чем опасны люди?
   - Да всем, что в руки возьмут! От камня до светомёта, не удивлюсь, если они специально для этого придумали, как корабельную пушку с собой таскать!
   - И судя по словам комиссара, они в инженерной форме. То есть, сигнализация не сработает, и замки для них тоже не проблема. Я вот что боюсь - их почему-то двое. А вдруг она разделится?
   - Умно и правильно. Я бы тоже так поступил.
   - Вот дождаться, как разделяется, и узнать в какой группе принцесса! Кто ещё с нею?
   - Ракшасы?
   - Невидимки.
   - Вот тебе и ответ на большие коридоры! А они ещё неплохо в темноте видят. Не дергайтесь так, я гарантирую, что её здесь уже не будет - слишком много времени прошло. А теперь... - гетман склонился над картой: - Похоже, самый козырный номер выпал напоследок. Кого мы забыли?
   - Суккубы.
   - Ну?
   - Хорошие стрелки... Должны в темноте видеть.
   - НЕ "должны", а видят! Правда, чуть похуже нашего.
   - Трахаться мастера! - казаки заржали.
   - А ещё по потолку и стенам лазят. Не знали?!
   - По потолку?
   - У них жопа так устроена - к чему хочешь прилипает. Знаешь, при трахе как удобно?
   - Ну, я это... как-то баб гладить предпочитаю, а не влипать в них.
   - И что, они так, подол задирают и голым задом к стене... и дальше что?
   - Они без юбок и портов бегают. Прилипают и стреляют из лука. Они же с крыльями!
   - Це дило!
   - Смотри сюда. Марчантаренко их ждет здесь, со стороны орудий, тут действительно - пара хороших фехтовальщиков при должной ловкости не одну сотню положат, и автоматы не помогут. Ну не сотню, ну десяток. Может так и будет, но... Вот посмотри здесь: со стороны жилых комплексов от рефрижератора. По земле там не пролезешь, лабиринт, как в лесу, но по потолку...
   - Там же сплошная крыша.
   - И лазающие по потолку стрелки натворят бед любой охране.
   - Будет ли там принцесса?
   - Будет. Суккубы - её личная охрана. Даже если она им приказом прикажет, они её не оставят.
   - Это вы у нас голова, гетман, а не я.
   - Поживи-ка с моё, Олесь... Хлопцы на местах?!
   - Да, мы достали и лук железного демона, и арбалет, чтобы стрелять короткими.
   - Смотрите, нас в дыму не подстрелите.
   - Ну, право, гетман... Начинаем сейчас?
   - Да нет, куда ты побежал... Пусть принцесса дойдёт, куда хотела, и начнёт свою партию, а мы подхватим. Я сам её и похватаю... - гетман захохотал: - Цекало, прикрой меня зараз, как начнётся...
  
   >Ложная тревога
  
   ...Гетман поднялся на этаж выше и обошел здание по кругу, выйдя к галерее над воротами, где был кабинет начальника станции, из окон которого отлично просматривалась дорога к главному входу. Замершие недвижными статуями затянутые в черное снайперы, держали под прицелом всю её длину, ширину и закоулки. Зубило подошел к одному из них:
   - Ну что, бахадур, не дрейфишь?
   Стрелок только моргнул в его сторону глазами и вновь прильнул к прицелу. Молча.
   - Ну вот, я то же говорю, - продолжал казак: - Смешно подумать, что к нам они пожалуют! Даже не интересно!! - он фальшиво зевнул, потянувшись до хруста в суставах: - Это вот у пана комиссара сейчас жарковато будет!..
   Снайпер всё равно молчал.
   - Кстати, - добавил чубатый дьявол, подвигая стул и садясь на него передом назад: - А ты знаешь, что стрелы железных демонов пробивают такие стены, словно бумагу? Даже не знаю, чего вас сюда поставили... Вам же в случае чего и до выхода-то не добежать...
   Гетман увидел, как по виску его собеседника, быстро впитавшись в маску, скользнула предательская капелька холодного пота, как дрогнули его руки, а про себя усмехнулся. Нет, эти ребята не были солдатами, они были всего лишь холёными убийцами, привыкшими относиться к отниманию жизни как к вышиванию крестиком. Привыкшими работать в тишине и покое далеко-далеко от крови и боли. Их не трудно будет сбить с толку. А вот этажом ниже дежурит десяток велитов - та настоящие вояки, и крови пороха понюхали, кабы не раскусили шутку Кошевого... Ну, пора! Пришла принцесса или нет - сполох уже поднимать надо.
   - Слушай, ты бы окно приоткрыл. А то пальнёшь сквозь стекло - оно разобьётся и тебя выдаст.
   Снайпер глянул на демона взглядом: 'Я знаю, кого сейчас выдам', но вместо слов достал из кармана присоску и, нацепив на дуло ружья, прижал к стеклу. С чавкающим звуком она прижалась к стеклу.
   - Не разобьёт, - наконец ответил стрелок, показывая на резиновый круг ясно видимый с улицы. Это и был сигнал для Кошевого. Гетман весь напрягся...
  
   ...Что-то они тянули. Худшее что придти в голову - это встреча с патрулём... да нет - не такие хлопцы у Кошевого, не в таких секретах сиживали... Зубило улыбнулся своей недогадливости - лук железных демонов-то холодный не стреляет! Он замерзает и становится как дубина. Видать его хлопцы сейчас греют его. А потом треба думать, как схватиться ещё, чтобы без руки не остаться...
   - Квадрат три - наблюдаю задымление зоны ответственности! - вдруг сообщил один из снайперов.
   - Шо? - искренне удивился гетман: - Ну-ка, получше погляди. Вдруг, опять какую трубу прорвало?
   - Есть! Квадрат три снят с прицела, обследую местность!
   Красиво пробив тонкую стену, в помещение влетела стрела с чёрно-золотым оперением и воткнулась в стол рядом, до середины расщепив столешницу.
   - Тревога! - заорал гетман, стараясь больше напугать этих стрелков: - На нас напали, пали во всё что движется! Нас атакуют!
   Сразу же под потолком взвыли сиренами мигалки красных и желтых цветов, засверкали таблички со всякими страшными надписями, (вообще, Цекало говорил, что тут тревога-то на случай утечек или падения напряжения сделана, а не от врагов, но гетман уговорил его врубить всё).
   'Ай да Кошевой! Ай да шельма! И придумал же, как сюда подобраться!' - подумал гетман, слетая по лестнице. Внизу уже ждали призраки-велиты:
   - Товарищ гетман, неизвестными лицами поставлена дымовая завеса возле главного входа. Оттуда производится редкий и неприцельный обстрел комплекса зданий. По неизвестной причине самопроизвольно сработали сигналы тревоги. Разрешите провести отключение?
   - Вы инженер?
   - Никак нет! Но...
   - Значит, не разрешаю! А вдруг и, правда, что поломалось? Ты взлететь на небо хочешь?
   - Никак нет!
   - Значит, не отключать! Что за дымовая завеса, кто стреляет? Что за неизвестные? Ты разведка, или как?
   - Не могу знать, товарищ гетман!
   - Уничтожить стрелков! Защищайте станцию! Бери оружие, и стреляй!
   - Так ведь дымина же... товарищ гетман. Ничего не видно.
   - Заградительный огонь в ответ на выстрел - и подбирайтесь в упор. Прижмите их огнём и прибейте, как увидите!
   - Вас понял, товарищ гетман. Выполняю.
   - Я перекрою другие выходы. Действуйте без меня.
   Не привыкший рассуждать десятник кивнул, и начал отдавать приказы. К гетману подошел Цекало и незаметно подменил своего начальника, а тот, в свою очередь кинулся к пункту связи, развернутому чуток поодаль от фонящей помехами станции.
  
   Человек, дежуривший у чудного дальнеговорного аппарата, взвился в воздух штопором, когда демон Хаоса неожиданно заорал ему на ухо:
   - Тревога! Передай всем - первая централь атакована диверсионной группой! Мы несём тяжелые потери! Срочно нужны подкрепления! - и для пущей убедительности, гаркнул в распахнутую дверь, в пустой коридор: - Гей, хлопцы! Дерись, не уступай! Подмога на подходе! - и оставив навалившего в штаны со страха связиста вопить на весь эфир о помощи, бросился к лифту.
   Один из казаков дежурил там, глядя, чтоб никто не угнал кабинку. Гетман, еле успев кивнуть ему, прыгнул туда, и, задраив люк, набрал маленькие циферки номера рефрижераторной при второй централи.
   Ускорение вдавило его в стенку, еле дав времени подобрать крылья. Трубы, платформы вокруг - всё слилось в неразборчивые линии, только соседние лифтовые горизонтали оставались чёткими. По ним, навстречу вдруг промелькнуло несколько ярких кабин - демон Хаоса усмехнулся - и Марчантар, и его помощник клюнули оба. Всё-таки хорошая штука эти лифты с трубами - намного быстрее и удобнее всякого поезда. Очень сподручно для такого войска, как казачье - можно успеть всюду, и убежать вовремя. Так, а теперь надо упереться покрепче, тормозит эта штука как мордой об стол...
  
   ...Кадомацу оставила и лук, и оба колчана и тяжелый нагрудник со шлемом молчаливому господину Сакагучи, и даже накинула на себя невидимость, прежде чем лезть в эту трубу на разведку. Не имевшая привычки светиться в темноте, Азер обошлась без столь масштабных приготовлений, хотя ей приходилось изредка опираться на невидимое плечо своей госпожи, чтобы не вывалиться из их импровизированного наблюдательного пункта.
   - Обожжешься, - предупреждала принцесса.
   - Ну и ладно! - отмахивалась та: - Смотри, вон те фонари мне тоже не нравятся.
   Метеа пожала плечами. А что здесь может нравиться? Карты всё равно врали, даже самые последние, которые час назад Даршани скачала из вычислителя. На них, например, эта труба всё ещё продолжалась над электростанцией, теряясь где-то в системе охлаждения главного калибра, а на самом деле - обрывалась, едва выйдя из стены. А напротив, на стене главного корпуса виднелась довольно старая заплата, диаметра этой чортовой трубы. Множество прочих труб, свай и перекрытий, со всем тщанием нарисованных на картах, на месте просто отсутствовали, или разбегались в самых непредсказуемых направлениях. А одинокое по картам здание, обозначенное как 'котельная', на ту сторону дороги обзавелось двойником - что, кстати, было на руку дочери императора, потому что оба корпуса отлично перекрывали обзор патрулю у грузовых ворот, которые она и надумала атаковать.
   - Смотри, я же говорила, что может выйти толк?! - она показала суккубе на изгиб трубы и глубокую тень между домами: - Вот, а потом...
   - Если только труба не горячая. Мы же босиком.
   - Может ниже пройти, по большой трубе. Она точно холодная. Знаешь, я с вами пущу Хасана и Ильхана. Они пойдут невидимками и в случае чего помогут.
  - Хасан разве умеет становиться невидимкой?
   - Умеет, просто лентяй большой. Пошли, расскажем.
   Их ждали больше, чем с нетерпением - всё оружие было отточено, все механизмы раз двадцать проверены и перезаряжены (что поделать - нервничали!)
  - Слушайте все! Делимся на три группы: Азер с сёстрами, Хасан и Ильхан пойдут снимать часовых и открывать ворота. Раздевайтесь, нужна ваша невидимость. Как только вы справитесь с внешней охраной, я, господин Сакагучи и Кен оббежим, здание с другой стороны и ворвемся в главный корпус. Брат Ковай вместе с Агирой охраняет инженеров. Как только открываются ворота - быстро проходите с ними в главный корпус. Солдат там много, со всеми нам не справиться, поэтому захватываем только главный корпус, вернее один операционный зал, делаем своё дело, и уходим через генераторную. Всем понятно?!
   - Так точно.
   - Ну и хорошо. Готовьтесь и пошли, - сказала принцесса, затягиваясь в нагрудник.
   Оба ракшаса сняли одежду до набедренных повязок, взяв с собой только ножи и удавки - остальное оружие они отдали на хранение людям.
   Суккубы подтянули кольчуги, чтобы они не звенели, попрыгали, проверяя - и не забыв пощеголять голыми ножками и обтягивающей бронёй перед сильным полом.
   Демоны вынули из-под нагрудников рулевые крылья, и проверили, как махается основными - к большому удовольствию голых ракшасов, уже продрогших дожидаться, когда закончат выпендриваться юные суккубы.
  Люди подключились к местному вычислителю, и вывели из строя системы сигнализации - Даршани пошутила, что надо кого-то на кнопку поставить, да все не поняли, в чём здесь шутка.
   Брат Ковай помолился и благословил всех - даже тех, кто противился, и, соблюдая конспирацию, шепотом пищал, что не нужны ему благословления кафиров.
   А Агира написал на бумажке: 'Не волнуйтесь. Всё будет хорошо'. Мацуко посмотрела ему в глаза и сказала:
   - Спасибо. Пора, Азер, начинай.
   Сестра Ануш повела свою группу вправо, к видневшейся там трубе горизонтального лифта. Её хозяйка влезла со своими во всю ту же трубу, откуда и наблюдала, а инженеры с монахом и ангелом спустились к дороге...
  
   >Штурм электростанции
  
   ...Азер, как тяжелая капля ртути, мягко и бесшумно соскользнула с трубы, и совершенно беззвучно села на опору. Оглянулась - как там девочки, видели ли, как надо спускаться. Шаг дальше - подобрала крылья, миг падения - бесшумное приземление на следующую трубу. Не оглядываясь, она почувствовала, как сзади сели сёстры и ракшасы - пока что никто не нашумел. Она расстегнула молнию в паху, и, запустив туда руку, подмазала стопы и бёдра. Секрет суккубьего лазания по стенам был по-суккубьи вульгарен.
   Небольшой пробег по трубе - пока не высохли ноги, по боковине, огибая открытый участок (ракшасы там подзастряли - медленная у них невидимость) - и прыжок в сторону, на следующую трубу, оказавшуюся не одной большой, а пучком мелких. Немного вперёд - проходу мешает окованная гремящей жестью труба горячего пара. Азер села на свои трубы верхом, перевернулась вверх тормашками (одна из нижних оказалась нестерпимо горячей - надо предупредить, а то Ануш и Гюльдан обязательно взвизгнут... То есть, только Гюльдан). Прилипнув вниз головой на четвереньках, суккуб побежала дальше, в обход горячей жести, где настил из труб становился плотнее, и на нём уже можно было повисать стопами и ходить вниз головами. Она, естественно, не пошла, а побежала, толкнулась, в воздухе взмахом хвоста перевернулась ногами вниз, и мягко упала на крышу правой котельной. Рядом с ней приземлились сёстры. Сразу же разошлись, скрылись в тени - только кошачьи глаза ярко сверкнули. Из крыши, изгибаясь коленвалами, в несколько сторон расходились массивные трубы - Азер заскочила на одну, приподняла голову, огляделась, и, скрываясь в их сплетениях, поспешила к воротам. Труба неожиданно кончилась, она рухнула на ярус ниже, распластавшись в шпагате, сжала зубы, чтобы не зашипеть от боли, почувствовала на ноге чей-то чужой взгляд - сразу подобрала её, обернулась вокруг трубы, повиснув вниз головой, замерла... Сестрёнкам тоже сделала знак: 'Замерли'. Тихо... Никто ничего и не подумал. Отпустив руки, разжав бёдра, спрыгнула на землю, оттуда, по стене - опять вверх, к перекладине ворот.
  
   Над нею была полка, под которой прогуливались охранники. Ещё раз прокляла свой невысокий рост - не хватало длины руки, чтобы дотянуться, не высовываясь из-под трубы. А такая поза годилась совсем для другого дела, а вовсе не для снятия часовых. Оглянулась на дорогу - на границе тени мелькнули две набедренные повязки - ракшасы готовы. Мимо, балансируя по карнизу, горизонтально прошла Афсане - за другим охранником. Кивнула - готова.
   Один из часовых зашел в сторожку погреться, другой отвернулся - и не заметил, как за спиной вдруг сдвинулся узор стены и распределительный щиток раздвоился, проскользнув ближе к выходу. Первый часовой вернулся, широко распахнув двери - дверь не захлопнулась, удержанная стремительно меняющей окраску под цвет освещенных коридоров рукой - две набедренные повязки прошмыгнули внутрь, на фоне стены на миг открылись и моргнули две пары ракшасских глаз - невидимки сориентировались. Азер сняла с пояса верёвку, свила из неё удавку, и, перевернувшись через трубу, набросила аркан на ближайшего часового. Афсане не дотянулась до своего шемширом, не удержалась, и, перевернувшись в воздухе, сама свалилась ему верхом на плечи, и, сжав колени, движением бёдер свернула шею. Третий, в сторожке, в ужасе раскрыл рот, увидав, что стало с его друзьями, и дёрнулся было к кнопке тревоги - но из стены вдруг вросла окрашенная в цвет неё рука и схватила его за палец, а другая такая же - до хруста, за горло.
   Ильхан для уверенности ткнул ему кинжалом в почки, и шлепнул по руке Хасану, дёрнувшемуся было к открывающему дверь рубильнику:
   - Стой, шайтан! Ещё рано.
   Янычар взглянул на Азер. Та показала своим сёстрам-лучницам наверх:
   - Займитесь своим делом...
  
   ...Принцесса, несмотря на сковывающий движение доспех, удивительно ловко выскочила из трубы, и заняла позицию над нею.
   - А вы лазаете ненамногим хуже, чем... - Маваши осёкся. Сравнивать принцессу с суккубами - ещё один верный способ сесть в лужу.
   - Меня Азер и учила, - улыбнулась девушка, упреждая реакцию Сакагучи. Ну, ещё глупых ссор не хватало перед боем.
   Господин Сакагучи, громко сопя, посторонился, давая свободу незадачливому учителю фехтования. Длинный язык - не самый полезный спутник воина, он понимал как бедолаге с ним трудно.
   Как выходила группа Азер, они не заметили - молодцы. Только раз ей показалось, что возле котельной тускло сверкнула кольчуга - но, в самом деле, может только показалось. Мацуко больше беспокоилась за Хасана - он был самым неопытным в команде, хватит ли башибузуку смекалки и ловкости, чтобы не подвести товарищей?
   Часовой у ворот зашел за угол здания и не появлялся - уже всё?! Над воротами чётким силуэтом выросла маленькая фигурка с луком - Афсане. Рядом, фигурка побольше - Гюльдан. Действительно, младшая сестра обогнала в росте старших. Они обе натянули луки, и двое часовых на высоте крыши упали без звука.
   - Пора, - скомандовала демонесса, бросаясь в полёт...
  
   ...Гюльдан огляделась как следует, прежде чем выбрать следующую стрелу. Позиция не ахти, конечно, да здание электростанции до боли напоминало родные зиккураты, так же, с дурацкими уступами над головой, по которым неизвестно кто приползёт... это если не говорить об окнах. Правда, охранники тоже идиоты - кучкуются под прожекторами, где их и так отлично видно. Она указала сестре на группу из троих неподалёку - бронебойной стрелой, в горло - прицелилась, тени и блики моментально укоротились, цвета исчезли, прежде невидимые при дневном зрении контуры проступили из теней, как нарисованные. Ещё один секрет суккуб, которым они не спешили делиться даже с друзьями. Она задержала дыхание, поймала ритм биения сердца. Пора. "Умри, враг!"...
  
   Метеа, стараясь не хлопать крыльями, пролетела до главного здания. Азер работала хорошо - стражники на воротах исчезли словно воспоминания. То, что так быстро шли, вызывало опасения. Стражников внезапно стало меньше? Куда тогда их отозвали? Ни одной фигуры в окнах - даже в пустом городе они были, а тут-то на электростанции во время атаки на крепость... и даже самому глупому стратегу придёт в голову охранять их как зеницу ока. Неужели Мацукава с Томинарой всё-таки прорвались? Но тогда бы была эвакуация, а не просто уменьшение числа постов. "Только бы не ждали нас в главном корпусе."
   Она приземлилась на козырёк прямой крыши пирамидального здания электростанции, и, спрыгнув на ярус, ниже быстро побежала по уступу третьего этажа - пешком было тише, чем на крыльях, тем более что с этой стороны окон не было. Не добегая до противоположного края, Метеа упала на колени, вынула лук, стрелу, проверила - не видит ли кто, прицелилась - ещё один часовой свалился мёртвым. Внизу, у двери тоже был солдат, но раньше принцессы на него свалился Сакагучи - грубовато, зато без лишней траты стрел.
   - Я пойду по второму этажу, Ваше Высочество, а вы, с господином старшим хатамото - понизу, - решительно заявил Маваши.
   - Кен, ты в своём уме? В одиночку?
   - Я шустрый. Помните план? Пробегу до большого зала, а там спрыгну с балкона. Все за мной погонятся, и вам никто в спину не зайдёт.
   - Сумасшедший! Удачи тебе...
  
   ...Даршани неожиданно ткнула толстяка-демона маленьким твёрдым кулачком в мягкий бок:
   - Ты что стоишь, балда! - он не совсем понял, тогда она махнула рукой в сторону ворот и сказала на его языке: - Бежать!
   - Но госпожа сказала стоять, пока их не откроют...
   - Нас-то кто увидит сквозь закрытые ворота?!
   Агира понял первым и поспешил впереди них. Легконогая Даршани обогнала его, чуть погодя, ничего не понимающий монах побежал следом. Аравинда хлопнул себя рукой по шлему и погнался за невестой.
   На посту охраны она оттолкнула ногой от стены труп караульного, сунулась к порту вычислителя - не тот, схватилась за рычаг открывания врат.
   - Куда! - схватил её за руку жених: - Ты что это надумала?!
   - Пожарная сигнализация, - прошипела она сквозь зубы, всё-таки одолев мужскую силу с помощью механизмов скафандра.
   - Что?.. раньше ведь не срабатывала...
   - Раньше была тюрьма и поезд! А здесь - режимный объект! Представь, что будет с ними, когда их водой окатит?!
   - Проклятье! Вы, двое, за нами!
   Агира и без просьбы понял, что они имели в виду - для обитателей Края Последнего Рассвета душ холодной воды мог быть смертельным - и уже вталкивал в проём ворот неповоротливого монаха.
   - Куда, к казармам караула? - крикнула девушка.
   - Нет, к главному корпусу! Пожарная система отключается только на месте!
   - Ясно!
   - Светомёт!
   Навстречу им выскочили два легионера - и не успели даже передёрнуть затворы, как их разрезало. Даршани второпях чиркнула ниже - и отрубила одному только ноги. Тот заорал: "Трево..." - и получил по башке железякой Ковая.
  
   ...Ильхан открыл глаза, проверяя, куда он добежал - туда, и повязку его никто не заметил (раздеваться совсем было бессмысленно - гениталии обладали плохой мимикрией, а обрезание совсем её лишено). Башибузук стукнулся рядом с ним лбом об стенку и помянул шайтана - нет, им, братец, работа посложней предстоит, чем нам с тобой...
   Охранника наверху лучницы оставили им - его не так просто было снять издалека, ещё двое других заметили бы пропажу. Янычар показал башибузуку пойти внутрь, а сам, просигналив суккубам, чтобы готовились, растёр руки, поприседал, и вспрыгнул на крышу двухэтажного дома. Немного постоял на краю, дожидаясь, когда сольётся цветом с фоном, и мягким, женственным движением, взяв часового за горло, свернул ему шею. Аккуратно, как любовника, уложил труп на землю.
   Почти тотчас же свалились двое в отдалении - адские гурии творили просто чудеса, дорвавшись до луков. Наверное, дай им достаточно стрел, они могли бы ими весь Коран, без единой ошибки...
   - Шайтан! - выругался янычар. Но слово это относилось скорее к тем, кого привыкли считать антиподом демонов - люди и этот тупой ангел, которым ясно было сказано - сидеть и не рыпаться, сунулись-таки к главному корпусу! А принцесса только дверь выбила...
   - Хасан, беда! - крикнул он, падая мимо окна, в котором заметил обшаривающую шкафы фигуру. Где эта сисястая, что так хороша в рукопашной?..
  
   ...Метеа вышибла дверь и вместе с дверью и стеной разрубила не успевших увернуться караульных. Какой-то человек в скафандре инженера раскрыл рот, чтобы крикнуть, и взорвался изнутри, заляпав шлем своими мозгами - для людей смертельна атмосфера Коцита. Вверху раздавались звон, смятение, крики, удары металла о металл и автоматные очереди, быстро замолкавшие - Маваши обгонял их шагов на пять-десять. Легионер поднял автомат в лицо демонессе - семь пуль она отбила, заставив их разлететься красивым веером, потом сработал ограничитель стрельбы на оружии, что стало фатальным для призрака - какой-то миг - и уже казённик со стволом и пальцами летят в две стороны, он - в третью, а его голова - на землю. Дьяволица разогналась, не щадя ни единой души - сейчас считать некогда, пусть им утешением побудет то, что они удостоились чести погибнуть от руки лучшего воина её армии - её самой... И в самом деле, может Сэнсей и тренировал её ради этого момента - предвидя, что ей придётся вот так, вихрем ярости, огня, железа и чужой крови, пронестись по зданию, а потом и всей Цитадели?! Да нет, у наставника ничего не делалось ради одного разу...
   Сакагучи следовал за ней как тень, прикрывая правый бок своей госпожи - хоть она и держала меч в этой же руке, но как-то повелось в императорском роду ещё с первой династии, что большинство из них были левшами - и может поэтому, а может и потому, что и отец и братья, наравне с Сэнсеем, учившие её благородному искусству кэндо были леворукими, спина справа у Третьей Принцессы была наиболее уязвима.
   Спереди, в проёме коридора сверху спрыгнул Маваши - его сразу же окружили. Девушка рванулась к нему на помощь - и вдруг, по какому-то наитию резко прыгнула в сторону - и разу же в то место, где она стояла, ударил душ смертельно холодной воды. По счастью, господин Сакагучи, повторил её маневр, и поэтому не пострадал. Они врубились в кольцо, окружавшее Кена, и в какие-то секунды всё было кончено - три Демона Разрушения, а на противниках даже не было стоящих доспехов - хвалёная 'мягкая броня' никак не спасала от меча в умелых руках.
   И сразу же, из двери напротив выбежали инженеры, и монах, и ангел, и Азер с сёстрами. 'А они-то зачем?' - хотела сказать дочь императора, но тут их загнала по ближайшим щелям автоматная очередь сверху.
   Стреляли с балкона, с которого спрыгнул Маваши. Кто-то, видать, только что проснулся. Демонесса подготовила лук - пробить перекрытие не проблема, только где цель? Ильхан, всё ещё в набедренной повязке, взял свой мушкет у людей, проверил, есть ли порох, насадил на дуло широкую насадку, взял гранату, хладнокровно выдернул чеку, запихнул в насадку, поднял мушкет и, прицелившись, выстрелил - граната глухо взорвалась над балконом, сразу погас верхний свет, а сверху упал труп человека с бхутским автоматом.
   - Никто темноты не боится? Азер, где-то тут комната связи, проверь! - принцесса сняла тетиву и убрала ненужный теперь лук...
  
  >Странные гости
  
  ...Гетман вылез из кабинки, расправил крылья, и кивнул памятному по злосчастному колесу Тренько - мол, всё в порядке, но капсулу убирать не надо. Персонал рефрижераторной, аккуратно повязанный, уже лежал по углам, и казаки сразу же провели своего гетмана на наблюдательный пункт.
  - Где принцесса?
  - Подходит, - ответил Тренько: - Тута хлопцы спробовали её помацать, когда она эту загигулину проходила, - он показал рукой на дугообразный изгиб коммуникаций за рефрижераторной: - Та тильки зря полегли.
  - Дурак! - выругался гетман: - Сказано ведь - не трогать! И казаков зазря положили, и шуму наделал!
  - Та мы тихо, мы тихо... Та хлопцы сами захотели, куда я против ватаги?
  - Ладно. Сколько у тебя осталось?
  - Полторы сотни.
  - А было?
  - Две.
  - Они за просто так, проходя, положили полсотни казаков? И хоть кто-нибудь был ранен?
  - Да ни, у нас в основном раненные, а не убитые.
  - Из них!
  - Не знаю.
  - В конюхи отправлю, дубина!
   Тренько понурил голову, признавая себя виноватым.
  - Сколько у тебя раненых?
  - Двадцать восемь
  - То есть, сто пятьдесят, минус двадцать восемь...
  - Да ни, пятьдесят минус двадцать восемь.
  - Что? А, то есть ту полсотню они всё-таки не перебили?
  - Ушли быстро. Гранатами закидали, потом их атаманша что-то колданула - и потикали. Тем, кто под гранаты попал, ещё свезло, из рукопашной ни один не вернулся.
  - Я тебя предупреждал.
  Долгое время они молчали, разглядывая раскинувшуюся перед ними панораму электростанции, зловещим зиккуратом в сплетении труб возвышавшуюся над районом. Было пока удивительно тихо.
  - Мне кажется, что у левых грузовых ворот уже нет часовых, - сказал гетман.
  Есаул вгляделся - как летающие существа, они великолепно обходились безо всяких биноклей и подзорных труб.
  - Вроде бы вы правы, гетман...
  Совсем неожиданно на освещённом дворе станции свалились двое часовых. Потом - ещё двое.
  - Сховайтесь! - прогремел приказ: - Не хватало ещё вам стрелу от принцессы поймать!
  - Хорошо идут, пан гетман.
  - Мне кажется, что у левого стрелка не хватает выдержки.
  - Смотрите вверх!
  - А вот и наша принцесса...
  Гетман, её, конечно, сразу узнал. Маленькая и сильная как отец и красивая как мать. Только вот в кого уродилась характером - в честного и держащего слово отца, или в сволочную мамку свою? Хотелось бы последнего, тогда бы не мучила совесть, что торгуешь дочерью друга.
  Рядом шумно задышали, и длинное ружейное дуло легло на ограждение платформы. Гетман с раздражением отбросил его в сторону:
  - Отставить!
  - Но як же...
  - Пусть делают, что задумали. Нам это не помешает.
  - Гетман?
  - Да вы думаете, нас выпустят оттуда с такой пленницей? Да ни в жизнь. Поэтому, пусть каратели проломят стену и свяжут боем как можно больше войска. Окружить станцию! Никого не выпускать!
  Передайте остальным, чтобы собирались и готовы были идти на выручку, если нас здесь зажмут! И - тихо...
  Неожиданно поразбежавшиеся по всем комплексу диверсанты прекратили снимать часовых и бросились к дальнему входу в здание.
  - Что это они? Дело не доделали...
  Но обстановка снизу отвечала молчанием.
  - Так, Тренько, хватай хлопцев, и дочищай за принцессой. И кого-нибудь половчее во-о-он в то окно - видишь? Это радиостанция. Пусть прибьёт радиста... и всех, кто с перепугу побежит до рации...
  
  ...Азер легко поднималась по лестнице, не забывая об осторожности. Слава Ормузду, никто по пути не попадался. Она только удивлялась, как это Кен умудрился наделать столько шума, что за ним бросились почти все - однако, как и её госпожа, тоже заметила, что этих 'всех' было что-то маловато для такого большого дома. Не оказалось бы, что они угодили в ловушку... Суккуба поежилась, вспомнив, как в начале кампании, Тыгрынкээв очень любил заманивать отряды, и даже целые армии в заминированные засады... Наверху было три двери - две прозрачных и одна с окошком. Между двумя из них лежал труп человеческой женщины с рубленой раной в голове. Кровь уже давно растеклась и застыла. Азер, раньше, чем сама осознала, моментально прыгнула на стену и обнажила шемшир. Кто-то её опередил. К досаде, потолок бы в сыпучей извёстке, и исключался как поле боя...
  
  Дыхание громадного существа слышалось по ту сторону распахнутой двери, из-за которой тянулся кровавый след. Он, видать, был опытен в таких делах, но не опытнее старшей сестры Ануш. Она замерла наизготовку, перестав дышать, даже крыльями, для надёжности, прилипнув к стене. Ждала, ждала, ждала... По части терпения она была чемпионка, а вот его противника этому не учили. Раньше, чем ожидалось, он выпрыгнул - огромный демон Хаоса, в мешковатых штанах и небрежно накинутом полушубке, - и с яростью рубанул саблей по тому месту, где суккуб в последний раз нашумела.
  Это был знатный удар, из тех, что ломают не только головы и руки, но и подставленные клинки, и броню - и даже стены. Только Азер уже там не было. Спрыгнув на пол по другую сторону двери, она ловко отсекла ему пол-хвоста, сделала выпад, чтобы поранить перепонку крыльев - но тот уже обернулся и скрестил свой клинок с её шемширом.
  Когда встречаются силач-гигант, и ловкий, вертлявый коротышка, неизвестно ещё, кому из них повезло. Силачу достаточно одного удара по юркой мухе - и бой закончен, но попробуй-ка, попади по ней! Юркая муха может и чувствует себя в безопасности, уворачиваясь от мощных, но медленных ударов, но попробуй-ка, со своим мушиным весом, пробей гору мышц! Высший демон отбросил соблазнительницу ударом клинка в клинок, но в следующий выпад она встретила его ударом двери по лбу - так что рассыпались искусно вставленные в неё стёкла, и чуть-чуть не удалось прищемить руку. Помотав окровавленным чубом на разбитой голове, с которой от удара слетела шапка, Демон Хаоса взревел, и, выдрав дверь с кусками косяка из петель, бросился в атаку.
  Он раза три бросал соблазнительницу на стену своими атаками и бросками, но та переживала их без вреда для себя, и даже умудрялась по стене заходить ему в спину. Но тот тоже был не лыком шит и старался не подпускать её на длину её короткого оружия, отбиваясь крыльями и пинками. На стороне тёмной апсары было то, что обрубок хвоста продолжал кровоточить, постепенно лишая врага сил, да и её доспех со шлемом тоже не надо было списывать со счетов...
  Демон всё-таки сбил суккубу с ног, подбросил пинком, и рубанул в воздухе - сабля с богатым эфесом впустую звякнула о кольчугу, зато Азер развернулась в пируэте, и протащила самый кончик клинка по его лицу, от уголка рта до глаза. Он сразу взвыл благим матом, схватившись за лицо и забыв про бой, а она, упав, как кошка, на четвереньки, быстро добила его - колено, правая рука, горло... Три невидимых быстрых удара, после которых наступила тишина...
  Вся в чужой, чернильно-синей крови она ввалилась в комнату связи, чтобы убедиться в том, что и так подозревала - радист был мёртв, а аппаратура разбита. Разбито было так же и окно, но сквозняка не чувствовалось - всё-таки подземелье... Резким взмахом шемшира женщина срубила одиноко и неприкаянно освещавшую весь разгром лампочку над головой, и, когда глаза привыкли к темноте, посмотрела на улицу.
  Там виднелось здание, обозначенное на картах как 'рефрижераторная' - жуткое сплетение металлических сфер, труб, цистерн и кубов среди которых можно было спрятать целую армию, возвышавшееся над электростанцией своими платформами ещё этажей, на пять. Суккуб приноровилась сумеречным зрением - точно, один, второй, третий, десяток... Какая-то странная засада, конкуренты, что ли? Охрана была обязана давно вмешаться, а они стоят так, чтобы атаковать... Надо предупредить хозяйку, чтобы послала Ильхана впереди себя - мало ли какие сюрпризы. А ей самой сейчас предстоит малоприятное действие...
  
   >На прорыв
  
   ...- Так, ты займёшься генератором, а я - реактором.
   - Опять всё тяжелое - мне?
   - Ну, ты же у нас мужчина...
   - Вам темнота не мешает? - осведомилась принцесса у инженеров.
   - Нет, всё в порядке, - Даршани похлопала себя по плечевому фонарю.
   Мацуко пожала плечами - вообще-то она надеялась, что инженеры поймут намёк и наладят верхний свет, а то ой как трудно было собирать разбросанные во время боя стрелы и сюрикены! Люди же работали возле святящихся в темноте пультов - Даршани, раскрыв свой планшет, нажимала, сверяясь с ним, на клавиши, а Аравинда, поддев лезвием топора, как устрицу, вскрыл соседний, и, разложив пред собой высыпанные из ранца инструменты, начал ковыряться в сложной, почти ювелирной, конструкции.
   Сверху срыгнула Азер и бросила своей госпоже какой-то свёрток. Метеа привычно поймала его, и тотчас взвизгнув, отбросила подальше - это оказалась, украшенная огненно-рыжим чубом и вислыми усами голова Высшего демона Хаоса.
   - Азер! - упрекнула Кадомацу.
   - Извини. Этот тип опередил меня. Когда я пришла, он уже кончил радиста и разбил аппаратуру.
   - Странно.
   - У него ещё друзья. Куча. На рефрижераторной.
   - Рефрижераторной? Даршани, дайте посмотреть план.
   - Сейчас не могу, - извинилась девушка.
   - Возьмите мой, - предложил Аравинда, и сам переключив планшет на нужный режим, поставил его на ближайший агрегат: - Вот, вы об этом говорите?
   - Здесь был большой патруль по эту сторону?
   - Ага, который мы хатакой завалили. И где Хасан с перепугу у всех гранат чеки повыдёргивал, а потом бегал и выбрасывал.
   - Очень смешно, - обиженно отозвался башибузук.
   - Хасан, тихо! - прикрикнула Метеа, и задумалась. Тогда, уходя с поля боя, она произнесла простую формулу для отвода глаз - если кто из обиженных выжил, в погоню, они бы просто не смогли пуститься. Может, это спасло от куда больших неприятностей.
   - Сколько их там, сосчитала?
   - Больше сотни.
   - И ничего не делают?
   - Смотрят. Я даже подумала - не за тем ли, за чем и мы?
   - А ты видишь у стен Коцита другую армию? Ладно, пока я думаю - Ильхан, собирайся на разведку. Проверь путь через генераторную. Гюльдан, прикрой его с луком, только сама не высовывайся далеко.
   Янычар и младшая из суккуб были легки на подъём и вскоре бесшумно убежали вверх по невидимой в темноте лестнице - им-то хорошо, они так видят...
   Планы здания упустили одну, очень важную деталь - двери в генераторную, которые, они считали, как и на электростанции за Стеной, находятся на уровне пола, тут - открывались на балкон, протянувшийся по периметру стен, и к самим массивным бобинам генераторов надо было ещё спуститься по узкой лестнице. А потом - ещё и подняться... Для крылатых бойцов это, наверное, было только в плюс, но бескрылые попадали тут в ловушку, из которой могли бы и не выбраться.
   Господин Сакагучи отозвал Азер в сторону:
   - Госпожа сёсе, - а она-то почти отвыкла от своего придворного звания, - вы тоже поняли, чем нам угрожает подобная ситуация?!
   - Господин старший хатамото, - улыбнулась суккуба, сначала подумавшая, что за нею ухаживают: - Я простой солдат, не придворная, давайте без намёков и витиеватостей. Говорите прямо!
   - Это же наёмники, - он скосил глаза на валявшуюся неподалёку голову покойника: - Вы же участвовали, в... последней войне, (дочь вождя сопротивления оценила его тактичность), - и должны догадаться, на что они способны...
   Азер не сразу поняла. Ну да, её мать использовала наемников, причём точь-в-точь таких же, приглашенных ещё её тёткой, но толку от них было - ничуть, только и знали переходить от одной стороны к другой - кто больше заплатит... А потом, и вовсе призракам продались - захватили для них обе луны планеты, вот такие вот... Конечно, будь у них что-то достаточно ценное, вроде тех кораблей золота, сожженных повстанцами...
   - Змеиный же яд! - она хлопнула себя по гулкому шлему и обернулась: - Её Высочество...
   - Да, правильно. Представляете, какой выкуп они могут запросить за неё?
   - Даже очень, - ответила сестрёнка Ануш, лучше прочих знавшая об отношениях императора и его любимой дочери.
   - Такая заложница стоит всего Коцита.
   - Вот почему господин драгонарий был против даже самой идеи.
   - Эй! Что вы там шепчетесь! - ревниво втянулась между ними Афсане.
   - Слушай, совсем не это. Тут речь о Её Величестве!
   - Правда?! - подозрительно посмотрела на старшую сестру дочь гандхарва.
   - Сестрёнка, ревность тебе совсем не идёт.
   С балкона спустились Ильхан и Гюльдан.
   - Подчищают, как вы дом перед новым годом. Всех часовых сняли, весь персонал кончили. Большая группа на уступе и рефрижераторной, не больше полторы сотен. В генераторной пара разведчиков - меня не заметили, я их поостерёгся убивать, - вдруг тревогу подниму.
   - Понятно. Что, думаете, нам устроили ловушку?
   - Им нужны вы, Ваше Высочество! - подал голос Сакагучи: - Мы с госпожой сесё порассуждали - и полагаем, что наёмники взбунтовались, и теперь Вы нужны им как заложница, чтобы беспрепятственно покинуть Цитадель - а потом и планету.
   - Ясно, - принцесса кивнула: - Аравинда, Даршани, у вас ещё долго?
   - Это задачка на время, начальник. Нужно ждать.
   - Скверно. Но если господин хатамото прав, то диверсия - в их интересах, и они нам мешать не будут, так что, давайте-ка для начала, укрепимся!
  
   ...Гетман внимательно наблюдал, как команда принцессы загораживает окна и двери. Кто-то из его хлопцев оплошал - их заметили. Ну да ничего, дело поправимое. Гораздо серьёзнее его собственный просчёт - она свой отряд не разделила, не распылила силы... Впрочем, это же были слова Кошевого...
   - В случае чего войти можно и проломив крышу.
   - Не стоит. Подождём, пока они сделают своё дело.
   - Пан гетман?
   - А пока проверь посты. И покажи мне, где это ты крышу собрался ломати...
  
   Кадомацу даже вздрогнула, когда включились аварийные мигалки - ведь казалось, так и будут сидеть в темноте. Аравинда извинился:
   - Простите, сейчас отключу.
   - Не надо, - толку, правда, от них было немного, но хоть какой-то свет...
   - Вы закончили?
   - Да. По идее, дождаться бы надо, пока подействует, но ладно - всё равно уже не отменить.
   - Тогда поднимаемся на балкон. Брат Ковай, - кивнула она монаху, всё ещё возившемуся с баррикадой: - Бросай это дело, не задерживай.
   Ильхан на корточках, с ружьём наготове первый выглянул в дверь, Гюльдан и Афсане - за ним следом, на ходу вынимая из колчанов по обоюдоострой стреле. Азер осталась с госпожой, синхронно с Сакагучи обнажив оружие.
   - Все тэ жэ, да, - сообщил янычар: - Прощэ простого, я пошэл.
   Спустя минуту:
   - Готово.
   - Спустись вниз и возьми под прицел вход. Аравинда, Даршани, вперёд, прикроете нас с балкона, Маваши, Азер, прикроете их.
   - Я тебя не оставлю.
   - Делай, что приказано!
   Агира дал листок:
   "Я пойду вниз"
   - Почему?
   Ангел снял с пояса ваджру, и выразительно тряхнул ею - змейка молнии с легким жужжанием обтекла оружие.
   - Ладно. Брат Ковай, когда спустимся, будете тоже опекать инженеров. Мы с господином Сакагучи будем смотреть за Агирой. Хасан, не потеряйся.
   Они без приключений спустились по лестнице - сначала принцесса, с телохранителями, (сразу за ангелом) затем монах, Хасан, потом люди с Азер и Маваши, последними спускались пристально следившие за окнами сёстры-лучницы.
   Азер сразу же встала справа от госпожи.
   - Охраняй людей - приказала та.
   - У них охраны хватает. А у тебя нет.
   Спорить было бессмысленно.
   Генераторная была хороша для засады - "скверное место", так определила её принцесса, едва выйдя на балкон. Огромный, вытянутый в длину зал, заставленный едва ли не сотней круглых генераторов, словно ряды боевых колесниц, приготовившихся к атаке. "Сидзуке здесь бы понравилось", - подумала дочь императора. "Взять полк янычар, рассадить по углам..."...
  
   Напали, как и ожидалось, неожиданно. Не зря она опасалась огромных окон под потолком - они как вылетели разом, земля содрогнулась от взрыва где-то позади, и на принцессу с друзьями посыпались великаны-демоны.
   - Взрыв - ваша работа? - прокричала она Даршани.
   - Нет! - а дальше уже было не до разговоров.
   Агира размахнулся ваджрой - целый клубок молний свился на его руке - и применил оружие. С громовым грохотом сияющая сеть разрядов накрыла нападавших с фронта - и где-то десятка два врагов рассыпались в пепел. Инженеры на флангах тоже использовали свои светомёты - у Аравинды слева вышло немножко лучше - спаслись только двое-трое самых шустрых, а вот Даршани сплоховала - её желтый луч соскользнул к потолку и задел едва ли двоих. Вот с её-то стороны на них и навалились.
   Принцессу, кинувшуюся на защиту девушки, кто-то попытался схватить за шлем - 'Сосновая Ветка' и 'Пушечное Лезвие' живо отучили от подобных привычек. Следующий упал сверху, прямо между ней и Агирой - она элегантно отобрала у врага и саблю и пистолет, но Сакагучи оттолкнул её в сторону, сам завершив добивание.
   - Берите лук! - приказал он своей госпоже.
   Метеа набрала побольше воздуха, чтобы отчитать его за такое нарушение субординации, да вдруг над нею зависла в падении здоровеннейшая туша жирнейшего демона Хаоса. 'Чёрт!' - пронеслось в голове в этот миг: 'Такого даже если и убьёшь, потом не выберешься!' - и в следующий момент Ковай с криком 'Намо Буцу!' сшиб жирдяя с траектории и насадил на острые лезвия радиатора ближайшей машины. Где-то затарахтел автомат Хасана. Ещё один противник предстал перед принцессой, но теперь подраться не дала Азер, толкнув грубее, чем Сакагучи:
   - В рукопашную не лезь!
   Демонесса откровенно разозлилась - убрала меч, взяла лук, положила стрелу на тетиву, поглядела - за выходом определённо собиралась ещё одна недружелюбная компания. Один из демонов, выскочив на балкон перед ним, что-то проорал, взмахнув оружием - и рухнул, вперёд, через перила головой вниз, простреленный навылет. Следующий за ним солдат удивлённо умирал, смотря на стрелу, торчащую из его сердца. Агира кинул в балкон длинную цепь разрядов.
   - Стену проломить можешь?!
   Ангел кивнул.
   - Давай! Аравинда, Даршани помогите ему, вон в ту сторону, где нет строений!..
  
   >Лихие косари
  
   ...Зубило сам отозвал казаков, едва принцесса со своей группой сквозь стену проломилась наружу. На открытом месте у него было нечем противостоять ваджре и двум светомётам, если конечно он хотел брать принцессу живой, а не убитой. Всё складывалась не так...
   Вначале они опоздали - его группа ввалилась в главный зал через крышу навстречу только слепящим вспышкам мигалок. Тренько, которого он послал перекрыть восточную дверь, догадался ворваться в генераторную, - а вот чего им не хватило, так это удачи... Стрелки ждали принцессу и за спиной, но вот невезуха - ослепли от вспышки ваджры, и в момент побега видели только солнечные зайчики в глазах. А остальные не успели на подмогу...
   Больше всего он сожалел о потере дуралея Тренько - принцессу не он, так Марчантар когда-нибудь поймают, а вот без такого мастера маскировки и засадных дел, войску в крепости будет туго, когда каратели проломят стену... Хотя, если честно признаться, дурень был большой, покойничек...
   Злобно прошипев, труба выплюнула кабинку с Марчантаром. Комиссар, кажется, шипел от злости ненамного тише трубы лифта:
   - Итак, гетман, как это всё называется?
   - Быстро нас раскусили?
   - Как только увидели бирки 'следственная улика' на стрелах 'атакующих'. Вы нас за кого держите?
   - Да не бойтесь пан комиссар, больше этого не повторится, - ответил демон неопределенным тоном, так что было не ясно, что он имеет в виду - свои действия, забытые бирки, или привычку держать их за дураков, (а сам в то время выразительно погрозил кулачищем Кошевому - 'Я тебе покажу, балда!'. Тот развёл руками: 'А я откуда знал? Может так и надо.')
   - Ладно, - примирительно сказал призрак: - Рассказывайте, как они от вас ушли. И не заливай про 'двойника' - это ведь Та Самая Принцесса, не так ли?
   - Она. Тебе надо взглянуть, как они генераторную раскурочили...
   - Попозже. Для меня важнее операционный зал. Быстрее, черти!
   Гетман куда-то ушел, вместе со своим пролазой-подручным. Марчантар вошел в зал, поморщился от раздражающих мигалок, спросил у людей-инженеров, можно ли что-то с этим сделать. Оказалось - можно, кто-то пошел за новыми лампами...
   Итак, гетману нельзя доверять. Он сумел скрыть от него и личность командира группы, свою собственную игру. А как он вызвал его со станции! Как мальчишку провёл! И здесь - он просто уверен, большая часть трупов - на его совести. Ну не нужно принцессе благородных кровей убивать всех и каждого, будь она хоть трижды демон - времени не хватит. А вот гетману лишние свидетели предательства не нужны... да и солдат у него в распоряжении больше, просто не спрятать. Нет, Тыгрынкээв был прав - не место наёмникам в революционной армии, но - раз уж пришлось, то придётся как-то крутиться... Такая заложница - это шах и мат в игре, именуемой 'Революция'. Без гайцонской армии каратели будут вынуждены либо идти на уступки, либо искать другие подкрепления. А если и Система Аматэрасу отпадёт от Амаля, то флот сам окажется в ловушке - те союзные системы, что сдались при приближении армады, снова поднимут мятеж, а их флоты ещё целы... И Красный Император...
   И для наёмников такая пленница ценна - просто нельзя представить, какой выкуп можно за него запросить. Призрак поднапрягся, припоминая, что интересное есть об этой дьяволице из правдивых слухов, а не пропаганды - молодая и любимая дочь императора, возраст где-то около двадцати... неужели такая молодая?! - ей бы женихов к себе созывать, а не по здешним норам таскаться. В этом году её имя было в списке кандидатов в списке студентов школы Майи Данавы - а она очутилась здесь. Может из-за смерти брата?! Неизвестно, как у них там с кровной местью, но - Тыгрынкээв зажарил на Акбузате её брата, она размазала Тыгрынкээва по лесам Нэркес, по слухам, развесив его кишки по ветвям деревьев. И не остановилась, осталась с карателями душить восстание. Газеты и радио, пока цензура не заткнула их насовсем, упражнялись в словоблудии, пытаясь намешать одновременно и самые оскорбительные и самые восхитительные эпитеты для 'полярной лисицы', генералы и стратиги, с уважением относясь к её стратегическим планам, тактику называют 'сумасшедшей' - часто рискует, сама бросается в бой, если она командует - она не будет сидеть в штабе, она выйдет на поле. Эта бравада, кстати, ведь и есть слабое место талантливой зазнайки - в первый штурм их атаку тем и сдержали, что гетман послал на саму принцессу своих триариев, которые связали командующего стратига боем, и лишили армию управления. Правда, у гетмана пороха не хватило добить - то ли трус, то ли уже тогда продумывал варианты. А она поумнела с тех пор, и больше так не попадалась. Хотя, похоже, судя по сегодняшнему рейду - того урока девчонке было недостаточно...
   А гетман - что же, пусть продолжает свою игру. Ему, как командиру гарнизона меньше работы с охраной. А если он думает что сможет выйти с такой пленницей из осажденной крепости... То будет неприятно поражен...
  
   ...Хасан чуть не потерялся в этой заварухе. Хорошо, что они предварительно зачистили пути отхода - да и противник, напуганный оружием небожителя, не решался преследовать их - а то в той узкой трубе им был бы конец. Слава Аллаху, что отставший башибузук додумался пошуметь - а то бы его с перепугу, не узнав, начинили бы всевозможными боеприпасами. 'А узнав - ещё бы добавили!' - пошутила Гюльдан.
   Надо было быть быстрее любой погони. Вперёд и вперёд, не останавливаясь, как можно дальше от врагов, прежде чем они опомнятся и бросятся вдогонку. Погонятся по-настоящему, а не так, как увидел Ильхан:
   - За нами гонэтся, ханум.
   - Много?
   - Нэт. Было пят штука, адын ушел. С донесениэм, наверноэ. Сэчас чэтыре штука.
   - Ну, пусть идут. Запутаем следы.
   Первый привал они сделали в значительной стороне от намеченного выхода. Дали время Кену зарядить свои тайнички в доспехах, а людям - связаться с вычислителями и сигнализацией через свои планшеты. Остальные просто отдохнули, кроме самой принцессы - она нервничала и ходила туда-сюда.
   - Ты готов? - спросила она Маваши.
   Тот в последний раз протёр смазкой спусковой механизм кастета и кивнул.
   - Тогда пошли.
   Преследователей осталось трое. У них либо не было дальнеговорников, либо им нужно было ещё и указывать путь и оставаться на поворотах. Метеа оставила в засаде Ильхана и суккубов - через два поворота они вернулись, всё было кончено.
   Вот теперь можно было отдохнуть по-настоящему. Они сошли с прежней дороги, и нашли узкий коридор совсем в стороне от любой цели - и сделали нормальный привал - кому надо, занялись своими ранами, (в основном всё-таки царапины, немного перепало ракшасам, голоногим суккубам, Маваши натёр ногу, ну и опять - колено принцессы, стрясла пока бегала. Рана Азер уже затянулась и её не беспокоила) Поели все вместе, проверили оружие, и двинулись дальше.
  
   С нижнего уровня можно было выбраться двумя способами - либо через выход коммуникация, которым они попали сюда, либо через служебный ход - через который они попали на станцию. Но инженеры нашли способ куда экзотичнее.
  
   - Фу! - поморщилась принцесса, зажимая нос. Неаппетитное амбре пробивало даже сквозь изоляцию:
   - Куда это вы нас завели?
   - На помойку! - с гордостью объявила довольная Даршани.
   - И такая радостная, - скосив взгляд на смеющуюся девушку в скафандре, демонесса подняла глаза под потолок. Оттуда свешивалась расширяющаяся воронкой труба, из которой время от времени, на скрипящий конвейер и грохочущее, подкидывающее несортированный отходы сито, падали груды мусора.
   - Да. Надо чтобы кто-нибудь взлетел и укрепил веревку. И мы пойдём.
   - Нет. Мы не пойдём.
   - Почему?
   - Здесь плохо пахнет!
   По воронке прогрохотал и упал на накренившееся и сразу прорвавшееся от груза сито, голый труп призрака с кухонным ножом в груди, напротив сердца. 'Ой!' - воскликнула Гюльдан: 'Какой у него маленький...'.
  
   ...- Ну, сказал гетман, - погляди, как уделали станцию!
   Пропустивший всё веселье Цекало оглядел разгром в генераторной:
   - Да. Разве что мокрым тестом не стреляли.
   - Не накаркай.
   Они помолчали, дав проходившим ремонтным рабочим отойти подальше.
   - Быстро работают, - кивнул атаман в сторону людей: - Работящие твари. Этого у них не отнимешь. Цекало посмотрел на гетмана:
   - Ондрий погиб?
   - Сама принцесса его промеж глаз благословила. Вон, - он кивнул в сторону балкона, под которым ровными рядками, укрытые материнскими и сестринскими рушниками лежали казаки, и, сняв папаху, и перекрестился. Цекало тоже.
   - Атаман, - добавил гетман через минуту, заметив, как к трупам подбираются следователи Марчантара: - Разгони этих мертвоедов! Негоже чтобы они измывались над телами наших товарищей!..
  
   ...В операционном зале уже было светло и чисто, и комиссар-комендант крепости орал во всю мощь своих лёгких на старшего инженера:
   - Как - двое суток?! У вас даже ничего не взорвано!
   - Уж поверьте, товарищ начальник, лучше бы взорвали. Реакторы или даже генераторы мы бы заменили за полчаса, но не могу я выдёргивать из стен всю электронику!
   - Ладно. Давайте оба говорить на полтона ниже. ('хотя орал-то только он', - заметил гетман) - Чем я могу ускорить вашу работу? Деньги, персонал, запасные части, энергия, повышение в звании?
   - Не мешайте. Уберите вашу охрану и наёмников - нам нужно как можно быстрее восстановить физические повреждения. Ну и персонал тоже не мешает - лучшие из моих людей сейчас на Стене, даже не как боевой расчет, а как аварийные бригады, они ждут, когда там что-то сломается, и ничего не делают, когда нужны мне здесь! Товарищ комиссар, это просто неразумно. У ракшасов - при всём к ним уважении, руки не так растут, чтобы нужными инструментами пользоваться. Во-вторых, меньше чем за сутки нам просто не управиться - они что-то сделали с операционной системой, я боюсь её перезагружать через централь, как бы не заразить всю систему.
   - Заразить? Разве машины болеют?
   - Можно сделать такую программу, которая сама себя копирует. И потом распространить в системе. Это опасно.
   - В смысле? Чем плоха копия программы? У вас кончится бумага?
   - Нет... - человек вздохнул. Тяжело объяснять элементарные вещи привидению: - Программа - это цепочка инструкций в машинном коде. Они не на бумаге, а хранятся... ну, скажем, в лампах памяти. Лампы имеют ограниченную емкость. Можно написать такие инструкции, что, выполняя их, программа всё время будет дописывать лишнюю строчку. В результате лампы переполнятся, и система выйдет из строя.
   - А, понятно, - примитивно и на пальцах до призрака дошло: - А стереть эту программу полностью?
   - Там могут быть инструкции против стирания.
   - А, ну как мины на неизвлекаемость. Я понял принцип. Так что вам нужно для 'излечения' заразы?
   - Нужен оригинал системы из соседней централи, и побыстрее. А чтобы её извлечь нужно и её останавливать. Система занимает четыре блока памяти, таких как этот, - он показал на шкаф выше человеческого роста: - Нужно извлечь переносные блоки памяти из хранилища, доставить на другую централь, остановить централь, скопировать на переносные блоки, включить централь, доставить сюда, восстановить систему... Меньше чем за сутки не управимся, и при этом обороне жить на трёх из пяти.
   - Либо оставим, как есть и лишимся навсегда электростанции, либо будем лечить и должны остановить две. Хрень редьки не слаще.
   - Да, и ещё - не дайте добраться до остальных станций централи! Без вспомогательных нам не запустить центральную!
   - Я понял, - кивнул призрак, и, подняв голову, увидел главаря демонов Хаоса:
   - Ну что, пан гетман, видите, что творит наша с вами конкуренция?
   - Не надо, комиссар, я же здесь был. Успели бы хлопцы - не допустили бы. Вы же знаете. Но вот, не успели... - он, горестно опустив очи долу, снял папаху и перекрестился.
   Стоявший спиной человек-инженер издал неопределённый звук - похожий на смех.
   - Знаете, - гетман заметил, что теперь к нему обращаются на холодное 'вы': - Я ведь не слепой. Вполне догадался, что вам нужно. Принцесса?!
   - И что?! - гетман поджал руки и крылья, проходя между узких перил лестницы: - У вас есть предложение выгоднее? - это был вопрос, заранее рассчитанный на твёрдое 'нет'.
   - Знаете, - комиссар начинал раздражать казака этим словцом, намекающим то ли что он настолько умнее, то ли что гетман настолько тупой: - Я всегда думал - наёмник - это как?! Не иметь вовсе никаких убеждений, или продавать и покупать их у тех, кто больше платит? Существо без воли и принципов?! Сегодня ты - борец за свободу, завтра - наймит тирании. Вчера - защитник справедливости, сегодня - пособник палачей? Как можно в любой войне видеть только цену, а не преступление и наказание?- голос призрака аж сорвался на фальцет.
   - Это значит - выполнять свою работу, - ответил демон тоном: 'ты ещё мне проповеди тут почитай'.
   - Понятно, - сразу успокоился комиссар: - Это тоже убеждения. А как же любовь, верность, справедливость? Отвечай, грязный коззак - куда они деваются, когда вы меняете сторону? Неужто это так просто, как помножить плюс на минус?! Как вообще вас жена переносит?!
   Демон, с интересом наклонив голову, надел папаху, и почёсывая зарастающий щетиной подбородок, подошел к призраку, в испуге отступившему от его огромной тени и склонился к уху:
   - Любовь, верность... справедливость... я что-то подзабыл, ты мне кто, пан комиссар? Кум, сват, брат? Хуторянин? Сечевой казак? Может, мы с тобой детей крестили? Хату строили? Ты у меня на свадьбе гулял? Вот для тех, кто был со мной - и будет любовь, верность и справедливость. А для таких как ты - расчёт в золоте.
   Он выпрямился и добавил:
   - Я не знаток умных слов, - сказал он полным голосом: - Так что можешь придумать их сам, когда будешь записывать мои слова в свою книжечку с доносами. А что касается, жены - то я этой напастью обойдён. Вы забываетесь, пан регментарь, что я несу ответственность не перед вами, а перед своими хлопцами, которые пришли сюда не умирать, а получить золото и вернуться домой живыми.
   - И для этого вам нужна принцесса, - призрак, уже оправившийся, уперев руки в боки, стоял к нему в профиль, смотря на экраны инженеров, и вдруг, склонив голову, усмехнулся:
   - Гетман, если вам нужно то, что вы сказали, вы могли бы ездить не на войны, а на какие-нибудь стройки. Денег, наверное, даже больше заработаете - и какая безопасность! Я знаю, я знаю, вы сейчас начнёте заливать про честь, про долг, священное что-то... сам при Республике сочинял такие речи милями бумаги... Ну, какая честь у наёмного убийцы? Кому вообще нужен убийца с честью? Какой долг, кроме карточных и по контракту? Священного я вообще ничего не вижу. Если бы я считал войну священным долгом - я бы по другую сторону Стены находился.
   Гетман молчал.
   - Молчит и молчит! - прокомментировал комиссар: - Что-то себе на уме имеет... - он поискал кресло, развернул к себе, и сел, слегка поежившись от холода.
   - Да, вот подумываю, на какую стройку сподручнее моих хлопцев пристроить. Или на покос! Не знаете, где сейчас сбор урожая? А то у меня косари лихие!
   Комиссар неожиданно рассмеялся. Гетман и сам улыбнулся - на а что, шутка и правда была знатная.
   - У меня вот к вам какое предложение, пан гетман: ладно, за остаток вашей кондотты я уступлю вам принцессу, даже если нам удастся её поймать. Только два условия: вы помогаете нам в поиске, и никакой больше самодеятельности, второе - сначала Революционное Командование предоставит свои условия выкупа, а уже потом - ваши. Согласны? Ну, кивайте быстрее, (тут он перешел на родной язык наёмников), подумайте, пане гауптман, куда ви и ваши коззаки пийдут з облошеной фортэцы?
   - Паршивый у тебя выговор, пан комиссарчук. Фон Трахен-Махен и то лучше тебя по-нашему балакает, ты уж не напрягайся притворяться, - Зубило усмехнулся, показав свои клыки во всей красе: - А по делу - считай, что договорились. По рукам!
  
   >Не верьте людям и их машинам
  
   ...- Это всё равно было жестоко, - не унимался со своей нотацией брат Ковай: - Неужели ты не боишься, что отяжелил свою карму?
   - Надоел, - Маваши быстро вспыхивал, как огонь, но теперь уже прогорел за время этого долгого нравоучения, и то ли непроизвольно, то ли специально имитировал голос принцессы:
   - Я, может быть, и хочу умереть такой смертью. Что ты пристал?
   - Ты немного неправильно трактуешь этот принцип...
   - Знаешь, лучше было, когда ты молчал!.. - нет, это был голос недовольной принцессы.
   Единственная причина, по которой Кадомацу всё ещё не прерывала их спор - ей хотелось дождаться реакции всё ещё молчавшего господина Сакагучи. (ну и смешно было слышать, как Кен её голос передразнивает). Но этот камень в образе живого существа молчал, и девушке уже становилось неловко - остановить спорщиков мог только её приказ, а она с ним медлила из-за глупого детского любопытства...
  
   Дело было вот в чём - когда, они, наконец, преодолев несколько мусорных труб, влезли в последнем накопителе, первое что обнаружил Маваши, зайдя в ближайшую квартиру - женщину-призрака, в одном халате и тапочках, старательно затирающую кровавое пятно на кухне, возле мусоропровода. Недолго думая, он пробил её грудь кастетом-когтями, и сбросил в мусоропровод. Остальным объяснил, что, мол, лишние свидетели не к чему, когда Брат Ковай начал возникать, добавил: 'Дак это ж она его кончила. Того мужика' - и у них и пошло и поехало...
   ...- Нет, ну слушай! - Кен опять начал заводиться: - Чего тут рассуждать, когда кровь-то даже не застыла! Ясное дело - она его замочила, раз ещё свежую кровь затереть спешит! Не я, так судья бы её схватил и казнил! Жалеет там всяких...
   - А вам не приходило в голову, - что он, может быть и достоин этого?
   Все притормозили, оглянувшись на неё, а суккубы ещё и согласно закивали
   - Ну, нафиг. Что за недотрога. Что за баба такая, что от мужа подзатыльника не стерпит!
   - Я, например, - жестоко улыбнулась дочь императора.
   Маваши был сравнен с землёй! И только тогда разомкнул губы молчавший Сакагучи:
   - Может статься, это вовсе не жена ему была, (выдержал хатамото паузу, так что смогли подумать всякое) Может и вовсе не убийца. А, например, служанка, которую господа позвали затирать следы своей ссоры.
   Зеленоглазая командирша с любопытством посмотрела на своего телохранителя: вот, значит, это он её ждал! Интересно... Но теперь надо спасать Маваши:
   - На Амале нет господ и слуг, - спасала всех Даршани: - Поэтому и Амаль. Те, кто здесь живут - не смогут себе позволить прислугу, даже если очень захотят.
   - Спасибо, - поблагодарила принцесса: - Но думаю, это тема не заслуживает того времени, которое было на неё затрачено. Самое главное - это то, что Кен не дал поднять тревогу.
   - Спасибо, госпожа, в следующий раз буду думать.
   - Кен, я взяла тебя как раз потому, что ты действуешь правильно, абсолютно не раздумывая. Именно это от тебя и требуется. Кроме того, - она постаралась улыбнуться поочаровательнее: - Хоть я и не согласна с твоим отношением к женщинам, я думаю, что эта особа заслужила смерть - неважно сама совершила преступление или покрывая чужое.
  
   Вот так. Теперь всё на своих местах. Мацуко, признаться, готовила два варианта своей реплики - в поддержку и против Кена, поэтому она и ждала слов хатамото, который ждал слов своей госпожи, которая ждала слов хатамото, который ждал слов госпожи, которая хотела уравновесить чаши весов, дождавшись слов хатамото, который хотел поддержать сторону госпожи - когда она думала, что требовательный к себе телохранитель уж точно не осудит, в общем-то, справедливый поступок Кена.
   - Ха, а знаете, Ваше Высочество... - чуть расслабившись, признался тот: - Мне обычно, такие девки, норовистые, как вы, не по вкусу. Ну, без обид! Я, знаете...
   - Отставить разговорчики!
  
   ...- Всё равно пахнет! - возмущённо заявила Афсане, ещё раз понюхав свою руку. Это она на реплику Азер, что на воздухе всё выветрится.
   Конечно, суккубам достался самый полный букет ароматов - атмосфера Коцита почти даэнская, обогревающая изоляция на порядок слабее и не так фильтрует воздух, как на остальных. На принцессе, пример, большая часть грязи просто сгорела - правда, тоже, не очень приятное ощущение.
   - Желающим могу устроить душ - предложил Аравинда:
   - Вон, вставайте под ту форсунку. Вода, метан, аммиак - на выбор. Правда сушилка не работает, на ветру задубеете.
   Принцесса перевела.
   - Нет, спасибо.
   Хасан как-то понял, о чем волновалась соблазнительница:
   - Нафиг это! Тоже мне, нежности - нашли время! Чистоту им подавай!
   - Вот поэтому, с тобой, никто, кроме Азер, не спит!
   - Хватит вам, не шумите! - вмешалась принцесса: Лучше придумайте, как нам выйти на поле.
   Здание воздушного вокзала на крыше дома, вернее, на крыше города, они взяли без особого шума - закрытое по случаю тревоги, сторожили только раненые резервисты, да уборщики, которые, как овцы на заклание, побежали под стрелы и светомёты, едва стоило инженерам включить сигнал тревоги. Но вот лётное поле охранялось не в пример сильнее - там стояли и сторожевые пушки с расчётами, и ходили патрули, охранявшие летающие колесницы и летучие корабли, и какие-то, более изящные прототипы десантных 'собак'. С некоторыми, зашедшими в задние вокзала погреться, они уже расправились, но были и другие, и рано или поздно должна была нагрянуть проверка патрулей, что быстро бы раскрыло милые шалости диверсионной группы. Даршани заботливо поднесла свой планшет к глазам демонессы-начальницы:
   - Вот. Нам не обязательно выходить на поле за виманой. Можно взять и из городка.
   - А пушки?
   - Придётся убить стрелков.
   - А вы уверены, что там вообще есть стрелки? - вмешалась Азер: - Помните, подземелье?
   - Воздух-то поважнее защитить. Да, а у них разве нет центрального управления?
   - Должен быть центральный пункт узла обороны. А там всё дублируется на Главном Вычислителе. Ближе к голове вмешиваться очень опасно - заметят и раскроют быстрее, лучше потихоньку и осторожно отключать периферию - это выглядит как рабочий момент и сразу тревоги не вызовет.
   - А как-нибудь похитрее? Не сами пушки, а связь, не саму связь, а энергию для связи?
   - Да там ведь не дураки сидят. Они общую угрозу оценивают - и поэтому для них пропажа связи с кем-то равноценна бреши в обороне. Ну, вы сами же командир, знаете, что пошлют отряд проверить.
   - Хорошо. Исходим из того, что они сидят там по тревоге. А если тревогу отключить?
   - Отключить тревогу?
   - Ну да, дать сигнал отбоя. Что будет?
   - Ну, кто-то вернётся на рабочий пост. Крепость-то большая, тунеядцев на стенах прохлаждающихся не любит. Кто-то останется. Система переведёт большую часть оружия в режим энергосбережения.
   - Вы сможете отсюда это сделать, или нет?
   Даршани и Аравинда переглянулись.
   - Тут ведь навигационный вычислитель в диспетчерской, плюс вычислитель радара.
   - Да, их мощностей вполне хватит, чтобы взломать Централь. Только не заметят ли отсутствие радара?
   - Не бойся, я придумала, как обхитрить проверку по навигации... Это же настоящий вызов!
   - Да, вызов, точно. Мы сделаем, товарищ принцесса.
   Даршани уже бежала подключаться к разъемам пульта охраны. Аравинда поспешил подняться по узкой лесенке на второй этаж - в башенку диспетчерской, приостановившись на последней ступеньке, попросил:
   - Прикройте нас, пожалуйста. Совсем некогда о себе заботиться будет.
   Кадомацу развернулась к остальным:
   - Так, забаррикадируйте двери, через которые должны возвращаться патрули. По два завала - один прямо в дверь, другой - на три шага от неё...
  
   ...- Техника устарела лет на сорок, - ворчала Даршани, развинчивая гнёзда разъёмов и подключая клёммы проводов прямо к платам электронной начинки.
   - Там за радаром оператор может сидеть, осторожнее дорогая.
   - Я ему на мониторе картинку заморозила. Даже если и поймёт в чём дело - сначала будет искать проблему в мониторе.
   - Система-то тебя пропустит? Или выгрузим всё и используем наши планшеты?
   - Не трогай систему! С системой всё в порядке. У меня есть пароли от нашего гуру, она должна принять нас за 'своих' Главное создать виртуальный терминал, а то странно будет, если отбой тревоги даст радар!..
   Кадомацу поднялась к ним, вместе с Азер проверять окна:
   - Сложная техника, у вас, людей. Наверное, без магии не обходится?
   - Нет-нет-нет, ты что, никакой магии. Чистой воды техника и электроника. Ну и немного кибернетики!
   - Эти слова для меня звучат как заклинания.
   - Ну, так и классно же. А сложность в Коците нарочитая - специально сделано так.
   - В смысле? Чтобы надежнее работало? Или умнее?
   - Нет, чтобы нельзя было научиться управлять ею без инженера-человека. Чтобы призраки не могли без нас обойтись.
   - Даршани... - раздалось со стороны жениха.
   - Ей можно. Поэтому тут некоторые системы, которые могли бы общаться с центральным узлом напрямую, лишний раз дублируются и требуют проверки. Хотя отлично могли бы работать без них. Вот мы сейчас эти дублирующие системы используем, и создаём с их помощью иллюзию того, что отдан приказ отбоя тревоги.
   - Вы только не рассказывайте никому из призраков про этот секрет, пожалуйста. Будут неприятности и у нас и у многих наших друзей... ну и просто у всех людей в Республике.
   - Не бойтесь, не выдам. А зачем вам это?
   - Чуть больше прав для кого-то. Чуть важнее наше мнение. Мы же не имеем никаких прав перед ними - 'не-граждане' так и называют многих из нас. Поэтому мы старательно держим Республику в неведении относительно новейших изобретений, и стараемся не обучать амальцев тонкостям обращения с нею. Или учим, но так чтобы они считали это сортом магии и не видели очевидного. Чем меньше они знают - тем выше наша цена.
   - Ну, это справедливо. У нас тоже многие мастера тщательно хранят секреты своих сплавов и закалки.
   - О, гайцонские сплавы! Добраться бы до ваших рецептов - ведь ваша металлургия это что-то уникальное. Жаль что скоро не смогу.
   - Почему? Я могу познакомить тебя с любым нашим кузнецом - хоть с самим Мастером Наритой. Когда победим и выберемся.
   - Мы, женщины людей, после родов, к сожалению тупеем. Если я рожу ребёнка, то сразу стану глупой и больше не смогу разбираться в технике и сплавах... А я собираюсь родить, - она улыбнулась Аравинде через плечо напуганной демонессы.
   - Правда, что ли? Как грустно...
   - Да гонят они, - фыркнула Азер: - Призраков дурят, чтобы девчонок после родов на работы не гоняли.
   - Что?
   - Может у вас, суккубов это иначе, но у нас, людей, это так. Моя мама после родов даже читать разучилась...
   - Да что я, детей, что ли не рожала? Где в этом тупеть? Только ума набираешься, - фыркнула она, опустив лицевую маску.
   - У нас, - сказал Аравинда, нажимая на последнюю клавишу: - Порядок такой: если Сенат принял - значит, это правда. Даже если противоречит очевидному.
   - Прямо как этот вычислитель! - засмеялась Даршани: - Ну, Ваше Высочество, принимайте гостей - отбой тревоги!
  
   ...В подлинности сигнала никто не стал сомневаться и проверять - сквозь прозрачную стену диспетчерской принцесса демонов видела, как патрули собрались на плацу, и пересчитавшись, двумя колоннами, строем пошли к двум воротам вестибюля. Немного удивились, обнаружив двери забаррикадированными - а когда вскрыли и полезли через баррикады - поняли, но уже было поздно.
   Всё кончилось быстро, кроваво и рукопашно. Аравинда, сворачивая своё оборудование, спустился из диспетчерской по лестнице и предупредил:
   - У нас пять минут на все дела. Они заметили взлом и пустили систему на перезагрузку. Уже... через четыре минуты она перезапустит взломанные нами узлы, и локализует точку вторжения. Нужно торопиться.
   Зелёноглазая дьяволица зачарованно смотрела как вся блестящая, в обтягивающем скафандре - "догу' Даршани грациозно обходит лужи крови и разбросанные на полу трупы. Нагрудник с оборудованием, скрывший её талию и грудь она сняла, и вместе с ранцем светомёта несла на руках, чтобы жених помог одеть обратно - и давала шанс всем насладиться красотой её расы.
   Да. Красивые же всё-таки существа - люди...
   - Выбирайте транспорт, и все улетаем!..
  
   >Дело не в грехах
  
   ...- Генерал Мацукава! С линии фронта докладывают о внезапном уменьшении плотности огня! Авангарды прорываются тыл противника и докладывают о возможности десанта на ключевых направлениях!
   - Наконец-то! Есть сигнал о Её Высочества?
   - Нет.
   - Нет?!
   - Так точно.
   - Подождём. Подразделениям, прорвавшимся в тыл противника - атаковать третью стену! И найдите мне 'языка'.
  
   - Генерал! Допрос пленных показывает, что прошел сигнал отбоя тревоги! Система защиты Цитадели автоматически уменьшила нагрузку на периметр, из-за чего многие оборонные системы отключились самопроизвольно!
   - Умница!
   - Говорят что это технические неполадки.
   - Мы с тобой служим у величайшего полководца! Приказ Южной Группе: уничтожить 'Заслон Умкы'! Использовать только копейщиков и спахов! Подчеркните, чтобы не занимали их позиции и вообще не задерживались, как выбьют - они в любой момент могут восстановить ситуацию, починиться.
   - Есть!
   - Генерал, от людей пришло сообщение, что при отбое отключение будет временным - не больше 5 минут.
   - Сколько мы потратили?
   - Полторы, судя по вашей клепсидре.
   - Довести до сведения полевых командиров ограничение по времени. Выполнять! И связь с господином драгонарием!
  
   ...В ходовой рубке "Шайтана" царило напряженное молчание, лишь приятно фонили джаханальские экраны. Тардеш давно привёл себя в порядок, и изредка отдавал короткие приказы - пусть Сенат и запретил использовать флот, но у него было множество возможностей нанести вред повстанцам, не повреждая Цитадель.
   "Цитадель"... И в его флоте прижилось это прозвище Коцита. Вроде ж так до осады за глаза прозывали саму принцессу: "Неприступна, как Цитадель" - поговорка на самом деле имеет совсем другой смысл. Прибеш с непередаваемым великолепием садился в лужу, когда принимался возвещать о "троекратно более стойком духе Сынов Амаля". "Да нет", - отвечали ему флотские зубоскалы со Златой во главе: "Ей больше сам Амаль симпатичен". Обычно у Тардеша за такую шутку сразу же гремели на губу...
   Он посмотрелся в экран - просто удивительно, ведь валился с ног от усталости, а стоило обеспокоиться об одной сероглазой глупышке... Только подумал об усталости - как веки сразу стали наливаться тяжестью... нет, если волнение позволяет держаться, то лучше уж волноваться!
   - Товарищ драгонарий, "Извергаль" докладывает о выполнении задания!
   - Хорошо. Сменить шифры и частоты! "Извергалю" вернуться в построение.
   - Есть!
   - Ментор, - сказал Бэла: - В Сенате будут недовольны вашими действиями.
   - Спутники надо было сбить ещё при десанте. Глупо беречь подобную ерунду. Гладишь - и первый штурм бы удался сразу.
   - А как же приказ?..
   - Приказ, приказ!.. Нам дали главный приказ - подавить восстание, и второстепенный - сохранить материальную часть Цитадели. Вполне допустимо пренебречь второстепенными для выполнения главной цели. Надо действовать исходя из возможностей, а не желаний.
   - Всё равно мне кажется, что это необязательно.
   - Бэла, если мы потеряем командующего стратига, у нас кроме неприятностей с Сенатом будет потеряны результаты всей осенней кампании, а если её ещё и захватят - мы лишимся основной ударной силы армии. Поверь, Шульген сумеет заставить Гайцон танцевать под его дудку.
   - Это будет скверно...
   - Да. На всех усмирённых системах слишком малочисленные гарнизоны. Метрополия не успевает перераспределять даже номерные легионы - в этом году очень много выпускников Академии завалили экзамены на легата, да и с иностранным набором мы переборщили в ущерб себе. Правда, с любым флотом мы справимся, но вот поверхность придётся ещё разгребать и разгребать...
   - И всё из-за какой-то глупой девчонки...
   - Это не глупость, а самонадеянность... Хотя, я сам не понимаю в чём тут различие... Нет, сглупили, скорее всего, мы - надо было при формировании флота взять пару спецкоманд Внешней Разведки, пусть даже поступившись каким-либо легким крейсером - они всё равно у нас больше не стреляют, а десант возят. Ну, - он усмехнулся: - сам же помнишь, как у нас глаза разбежались, когда Гайцон обещал нам миллиард солдат?
   - Ментор, для меня не секрет, как к вам относятся в Иностранной Комиссии. Бросьте. Нам не светило ничего.
   - Да, ты прав. Не надо было мешать личное с профессиональным.
   - А сейчас, ментор, вы разве не мешаете?
   - Сейчас?! Извини. Может быть, и мешаю. Но пока это не во вред одно-другому... - он протёр лицо, помассировал глаза: - Итак, каковы правила поддержки диверсионных групп?
   - Блокада и препятствие техническим средствам связи?
   - Молодец, что ещё?
   - Товарищ драгонарий, генерал Мацукава на линии!
   - Драгонарий-доно, на фронте наблюдается снижение плотности огня. Мы предпринимаем попытку уничтожить заслон Умкы на южном фланге!
   - Есть сведения о маршале Метеа?
   - Скорее всего, причина в действиях Её Высочества. Но пока не было установленного сигнала - значит, она не добилась постоянного результата. По сообщениям пленных, прошел несанкционированный отбой тревоги.
   - Ха-ха! Оригинально. У вас три минуты на то, чтобы действовать, пока, они не восстановят тревожное расписание.
   - Уже меньше... Мы не сразу поверили, драгонарий-доно.
   - А где там Злата? Почему она вам не помогает?
   - Госпожа старшая колдунья обеспечивает контроль погоды.
   - Ясно, значит, дурью мается. Вы свободы генерал, конец связи. Связь с аютой Новак! Дальномерная, расчёт подлетного времени боеготовых ракет до группировки Умкы - в минуту уложимся?
   - Товарищ аюта в настоящее время в астрале.
   - Лакшмидеви, это ты? Разбуди её к чёртовой матери!
   - Дальномерная докладывает - с учётом времени подготовки к запуску, подлётное время - одна минута восемнадцать секунд!
   - Может, успеем, может - нет... А собьют - будет жалко. Злата!
   - Да, да, друг-командир. Я тебе снова приглянулась?
   - Что ты там за ерунду выдумала с контролем погоды? Забыла карты? На южном фланге Умкы до сих пор портит кровь Мацукаве.
   - Что я сделаю, там Стена рабочая...
   - Они отключили её на минуту. Молнией туда и повесь брахмастру!
   - Какой ты скучный... Про нашу принцессу что-нибудь слышно?! Иду я, иду! Предупреди пана генерала, чтобы своих увёл...
   - Связь с генералом Мацукавой! Генерал! Отводите свои войска от Умкы. Я приказал Злате подвесить над ними брахмастру. Прикройте её - это небезопасное дело...
  
   ...- Как же так... проклятье! - Даршани и так и так пыталась пристроиться к кормовой части летающей машины, но её прозрачный шлем не пролазил в пространство меж рамой и землёю.
   - Чем-то помочь? - раздался голос сзади. Уже по тембру было ясно, что это Ковай.
   - Ах, да. Впрочем, нет. Не можете же вы поднять эту машину? - совсем без задней мысли задала риторический вопрос девушка.
   Монах довольно хмыкнул, и вдруг, взявшись за хвостовую деталь, с натугой оторвал корму аппарата от засыпанной снегом бетонки. Глаза у Даршани стали больше, чем у ракшасов:
   - О... Вы так долго можете?!
   - Долго... Давайте, делайте!
   Инженер отстегнула ранец светомёта и на спине скользнула под машину. Тут как раз к ними подошли: из корабля - Аравинда, занимавшийся взломом системы навигации, а с другой стороны - все остальные.
   - Ничего себе... - восхитился каждый привычными для себя словами.
   - Только не отвлекайте его, - попросила из-под низу Даршани. Мне надо всего минуточку. Даже меньше!
   - Милая, - Аравинда присел рядом на корточки: - Я же был внутри! Не могла попросить выйти?!
   - Спасибо, что вышел, - прохрипел монах.
   - Ой, да здесь делов-то! - отмахнулась Даршани: - Да и ты бы всё равно не поднял!
   - Понятно. Не поняла...
   Мацуко кивнула Маваши и Сакагучи - те всё поняли и вместе подошли к монаху.
   - Дай ухватиться, поможем.
   - Не надо, ребята... Намо Буцу! Я считаю это аскезой.
   - Если ты почувствуешь, что держать не в силах - отри что есть мочи, чтобы Даршани убегала, а мы бы подхватывали. Мне не охота потерять инженера из-за такой глупости.
   Маваши сразу же присел и, измерив зазор и длину стоек, сообщил с дикой радостью:
   - Да не раздавит её, командир! В худшем случае - руки переломает!
   Принцесса одарила его выразительным взглядом.
   - Вот и всё! - объявила девушка-инженер, выскальзывая из-под корабля и демонстрируя маленькую детальку: - Теперь нас нет на свете!
   Вовремя. Брат Ковай уже начал читать молитву, чтобы удержаться. Зеленоглазая принцесса немного грубовато одёрнула счастливую женщину:
   - Вы весьма радикальны в своих пожеланиях. Мы можем садиться? Тогда садимся, - и Ковай уронил свою ношу...
  
   Внутри транспорт оказался намного тесней, чем снаружи. Большая часть пространства была занята блестящими металлическими деталями двигателя, на пассажиров и экипаж отводилась узенькая кабинка, ставшая ещё теснее и уже из-за широких крыльев демонов и светомётных ранцев людей. Чтобы хоть как-то, не стоя, разместиться, им пришлось выкинуть все кресла и подстелить на пол содранные с них чехлы. Аравинда сразу сел за управление, Даршани - рядом: 'Летим?!'.
   Первый же шквал их чуть не опрокинул, и заставил серьезно сомневаться в способностях пилота. Кадомацу прохромала к пульту управления и прямо спросила:
   - Ты хоть управлять-то умеешь?
   - Будьте спокойны! Нас всему научили!
   - Да?! Опустись пониже и лети сюда. Нет, осторожнее! (их тряхнуло). С этой стороны крыши должно быть всегда завихрение ветра, поднимись вверх и перелети на наветренную. Вот так. Теперь спустись ниже уровня крыш и лети над железной дорогой.
   - А если - поезд?
   - Не страшно. У нас скорость, прыгнем вверх просто от тока воздуха.
   - Да я бы сбоку полетел.
   - Тогда нас первый же поезд врежет в стену. Перед ним идёт воздушная подушка, ветер вверх и в стороны. Если ты выше - тебя подкинет, а если сбоку - перевернёт и сбросит. Поэтому лучше быть выше.
   - Да вы, я вижу, просто ас пилотажа, принцесса.
   - А как же! - торжествующе сверкнула она зелёными глазами: - Я же родилась с крыльями.
  
   ...Хвастливо демонстрируя свои шикарные крылья, красавица-демонесса вернулась к остальным. Брат Ковай молился. Сакагучи замер статуей у входной двери - в воздухе предосторожность излишняя. Азер с сестрами, жертвуя остатками питьевого метана, обтирали себя кусочками ваты, надранной из выдранных кресел. Кольчуги с себя они сняли, и их хозяйка обоснованно опасалась, что следом за ними сейчас последует и одежда. Вообще, весь этот ритуал коллективного мытья в исполнении записных бесстыдниц здорово походил на прелюдию к совращению мужской части команды - принцесса даже раскрыла крылья чуть пошире, чтобы Аравинда не увидел.
   Ракшасы уже созрели - они давно нашли общий язык посредством дурацкой игры в кости, которой забавлялись на каждом привале, и теперь этот довольно шустрый процесс сильно замедлился, так как, то один, то другой постоянно отвлекались на добивавшихся этого развратниц - в то время как его партнёр бессовестно жулил.
   Кен Маваши опять возился со своими механизмами, то ли заряжая, то ли смазывая их. Метеа пережила весь спектр отношений к этим устройством - от детского восторга при первом взгляде, через сомнения при виде в бою, до опаски сейчас - не дай боже, сорвётся какая-нибудь пружинка или 'собачка', да ещё в воздухе (учителя фехтования тоже отвлекали суккубы).
   Как раз напротив Кена сидел Агира - но он, кажется, вовсе не замечал никакой угрозы. Наверное, думал над своим обещанием...
  
   ...Это было на втором привале, перед мусоропроводом. Все занимались примерно тем же, только что позавтракав. Люди с презрением посмотрели на рацион демонов: 'Еда - это приношение Господу! Разве такое можно предлагать ему?', ракшасы занялись намазом, а суккубы и остальные просто навалились на еду. Один-единственный Агира, к тому же, оказавшийся героем дня, сидел в одиночестве, глотая слюни. Ну не знал никто, что едят ангелы!
   Чтобы его ободрить, Метеа присела рядом, со своей порцией и палочками в руках, и попыталась завести разговор:
   - Неплохая вещь, ваша ваджра. Интересно, почему у вас её не отобрали?
   Он посмотрел на неё добрым взглядом, потом написал:
   'А это не получится. Попробуйте, возьмите.'
   - Можно?
   Он сам ей передал. Демонесса взяла легендарное оружие небожителей чистой рукой, и странно - вроде обычный предмет показался ей живым. Странная какая-то дрожь прошла по нему, передалась ей и даже ей, с кровью, разогретой в глубинах Ада, ваджра показалась тёплой. Но только на мгновение - спустя секунду ваджра похолодела, и стала становиться всё тяжелее, тяжелее, пока не хватило сил держать. Гандхарв предупредительно взял её руку - своими, и от его прикосновения оружие снова полегчало и потеплело.
   'Вот так', - написал он, когда они развели руки: 'Она не подчинится никому, кроме меня, а просто отобрать и унести далеко не смогут. Все перемещения ваджр фиксируются, и будет плохо той планете, где украдут оружие гандхарва'.
   - Интересно.
   'Кстати, - подал он новый листок: - Обычно, на чужих она реагирует быстрее.'
   - И что? Испортилось?
   'Нет. Просто, может быть, в вашей династии есть примесь крови апсары или гандхарва. Такое нередко случается.'
   - Лестно. У нас вообще, есть несколько легенд, я вам как-нибудь расскажу.
   'Сколько вам лет?' - неожиданно спросил ангел.
   - Двадцать один, - улыбнулась девушка: - Родилась в Год Дракона, но в самом конце.
   'Да, ничего, извините...' - он прервал её сначала жестом, потом запиской, которую, похоже, не выбирал.
   - Вы считаете, что я могу быть следующим воплощением Того, кто вам дорог? - небожитель с несказанным удивлением посмотрел ей в глаза: - Да бросьте вы, не так уж трудно было и догадаться. Ведь вы согласились после того, как я сказала, что мы могли быть знакомыми в прошлой жизни.
   'Я всё ещё на это надеюсь'
   - Я бы тоже желала. Но неужели, кто-то из ваших знакомых мог нагрешить настолько, чтобы родиться в таком теле? - она выразительным жестом показала на себя, не отдавая отчёта, как украсило её это движение.
   'Когда идёт речь о правителях планет и их семьях, дело отнюдь не в грехах. Уж поверьте мне'
   Кадомацу долго молчала в ответ, смотря в сторону и кусая тонкие губы, потом заключила:
   - До чего договорились. Я ведь всего лишь хотела спросить, почему вы помогли нам со своей ваджрой. Вы ведь могли вести себя как пленник.
   'А почему вы с самого начала стали доверять мне?! Не знаю. Может, мне просто нравятся девушки с зелёными глазами.'
   - У вашей девушки зелёные глаза?
   Небесный певец оставил этот вопрос без ответа.
   - Извините, - поспешила Метеа: - Просто я... чувствую себя обязанной за вашу помощь, и просто в бешенстве, что не знаю, чем вас отблагодарить.
   'Не стоит. Того разговора вполне достаточно в качестве оплаты. Среди гандхарвов слова ценятся выше золота'
   - Да нет, вы обижаете меня. Я же всё-таки императора окрестностей Аматэрасу и должна благодарить за спасение собственной жизни. И золото, которое вы не цените - и есть моя кровь, и как минимум его стоимость я вам задолжала.
   'Ладно (он писал с легкой усмешкой) Я подумаю' - и сразу же добавил другой листок: 'Если доживём'
   - Ой, а вообще, что это я! Вы же один у нас голодный! Хоть скажите, что вы едите!
   'Пища людей, ракшасов и призраков мне подходит. Только вегетарианская - без мяса и животных продуктов. Лучше всего - сладости. Спросите у людей, нужна пища, созданная вайкарьятхой...'
  
   ...Летучий корабль тряхнуло, прерывая воспоминания девушки - под ними пронеслась ремонтная дрезина. Что же, вовремя - принцесса и не заметила, как Афсане уже потянула через голову блузку. А даже с её худосочной фигурой это было чревато эксцессами.
   - Замри! - скомандовала она развратнице за миг до того, как тугие шарики грудей юной суккубы готовы были вывалиться под мужские взгляды. Потом сама села на пол и своими крыльями, как ширмой, загородила всех трёх сестёр от мужских взоров.
   - Спектакль окончен!..
  
  >Особенности кризисного руководства
  
  ...Гетман Зубило выбрался из крохотной кабинки лифта, разминая крылья. Бисовы призраки понаставили в теснотищу своих узких кресел - и ни сесть, ни постоять толком. И как это у железных демонов крылья сложенными не могут шевелиться. Затекают же тогда, наверное, до матюков затекают...
  Подлетел Цекало - привел хлопцев, свистнул, щелкнул хвостом по земле - соблюдать порядок. Кошевой был уже внизу, о чем-то спорил с Марчантаром. Гетман чинно спустился к ним, поигрывая пальцами на эфесе шашки:
  - Ну что, друже комиссар, дрезину-то нам дашь?
  - Не бойтесь пан гетман, раз мы договорились - все ресурсы Коцита в вашем распоряжении.
  - Ну, вот и правильно, - он упёр руки в боки и с хозяйским видом оглядел весь вокзал:
  - Дак что ты намерен сделать?
  - Караулить её возле каждой двери, каждой щели. В конце концов, у неё только десять бойцов.
  - Це дило. Однако ж, не боишься? Хлопцев-то десять, но с оружием богато - и светомёты и ваджра.
  - Так пускай. Здесь все кого видишь - смертники. Если каратели возьмут Цитадель - нам всем не жить. Республика не прощает мятежей. Поэтому мои легионеры готовы и на ваджру и на светомёт. Грудью ляжем, но перехватим её.
  - Жестоко. Я, значет дрезиночку беру, лады? Мы со хлопцами по кругу Цитаделюшку объедем, ладо? Вдруг ещё где дыра, а мы не знаем, - он сделал шаг, собираясь уходить, и вдруг, остановился, словно пораженный внезапной мыслью: - Слушай, пан комиссар... а окон в стене нет?
  - Окон?!
  - Понимаешь, когда за спиной крылья - демон Хаоса выразительно раскрыл свои: - То как-то туго понимаешь, почему некоторые бескрылые видят разницу между дверью, окном и дымоходом... - и улыбнулся.
  Призрак невесело рассмеялся:
  - Нет. Окон нет, но пара дымоходов найдётся. Спасибо что напомнил, я как-то упустил такую возможность. А вообще, если есть у неё хоть капля ума - выше крыши она подниматься не будет, радары никто не отменял, а они - не даром 'железными' прозваны. Про зенитки ты сам знаешь. И я думаю, будет проблематично протолкнуть поезд в дымоход?!
  А вот этой шутке гетман не рассмеялся. Воистину, когда господь решил, кого наказать - он того лишает разума. Он проводил взглядом ушедший на посадку на крышу вертолёт и, вздохнув, перекрестился, пожелав, чтобы призрак поскорее понял. 'Грузиться' - приказал он своим, и сам, взойдя на подножку, приказал трогаться...
  
  ...Марчантар долго смотрел вслед. Джаханальский вихрелёт прогрохотал над головой и ушел на посадку - призрак даже не отреагировал. Погруженный в свои мысли он даже не слышал настойчивых просьб адъютантов, умолявших его уйти с опасного места.
  'А ведь он прав', думал комиссар: 'Крылатые привыкли мыслить тремя измерениями, я об этом всегда забываю. И есть ведь в городской стене 'окна' - ремонтные люки! Надо немедленно расставить у них группы захвата или заминировать - может, успеем, если не остановить, так отпугнуть! Зря казакам дал столько свободы - они бы сейчас на эту роль лучше всех бы подошли...' - его размышления были прерваны сигналом отбоя тревоги:
  - Что?! - вздрогнул он.
  - Наконец-то! - раздался рядом вздох облегчения.
  - Отбились...
  Многие из солдат, особенно поднятые по авралу ополченцы, стали по команде 'вольно', и принялись собирать личные вещи.
  - Стоять! - заорал во всю глотку Марчантар: - Кто дал приказ оставить позицию!
  - Но ведь...
  - Мы на службе охраны порядка! Мы - безопасность! Хоть многие из вас и служат в армии, но пока вы под моим командованием, общевойсковые сигналы к нам не относятся! Вернуться на посты, занять позиции, доложить о готовности!
  - Есть, - но с какой неохотой ему это сказали!
  Как в дополнение его крику тяжелая ракета карателей прошила горизонт на востоке и взорвалась совсем рядом, у третьей стены - с характерным хлопком глушилки электроники.
  - Дурачьё! Идиоты! Вы не видите, что штурм продолжается? - ещё одна ракета Тардеша громыхнула где-то далеко за городской стеной: - Этот отбой тревоги не мог быть санкционирован! Это диверсия или подстрекательство! Я лично сейчас же отправлюсь в командный центр, и расстреляю предателя, включившего отбой во время штурма! - еще одна ракета. К ним в крепости уже привыкли, как к перемене погоды, но сейчас, во время пламенной комиссарской речи, грохот бомбардировки играл только на руку Марчантару: - По местам, зеваки! Триста раз было сказано - не торчать на открытом месте - снайперы этой шлюхи, наверное, уже выбирают, в котором из ваших выпученных глаз не хватает лишней стрелы!
  И, наведя таким образом порядок, быстрым шагом удалился в здание вокзала - сегодня каратели перестали церемониться и играть с шифрами, и просто сбили спутники, которыми, без малого год пользовались вместе, по молчаливой договорённости. Коды доступа были общими, и обе стороны специально не меняли их, пытаясь перехитрить друг друга в рискованной игре. Но связисты с первых минут были готовы, что всё отключат, правда менее радикальным способом - поэтому приготовили независимый, проводной канал, который в тесно застроенном Коците действовал, кажется надежнее, чем спутниковый. Марчантару сейчас нужен был сам Умкы - главнокомандующий обороной Крепости.
  На удивление связался быстро. Родственник Тыгрынкээва был внутри периметра:
  - Товарищ командарм, что произошло?
  - Это я тебя должен спросить, 'товарищ' комиссар! - рявкнул пещерный демон, да так, что показалось, будто его белесая шерсть вылетит через экран:
  - Что за хрен дал сигнал отбоя! Убить на месте! Эти сычи с гарнизонной артиллерии мигом слиняли по домам на радостях, а я в разгар боя, перед ракетным налётом, остался без ПВО! Меня первая же атака лишила половины личного состава! Понижаю в звании!
  - Я полагаю, товарищ комоборкреп, что имела место диверсия...
  - Что-о?!! Какая ещё на хрену твоём диверсия?!!!!
  Вызвав на помощь всё амальское самообладание, Марчантар кратко, но, не упуская важного, объяснил ситуацию с принцессой, перебиваемый короткими, но весьма экспрессивными выражениями военно-сексуально-копрологического характера, которые весьма подходили к образу разгневанного демона, которым, собственно, и являлся сейчас товарищ Умкы. Только под конец речи он успокоился:
  - Ты прав. Это всё меняет. Шульгену сообщил?
  - Нет связи.
  - Ах да, я и забыл. Значит так: все силы на поиск этой чокнутой стервы. Раз сучка сама к нам в окно лезет и раздвигает ножки, надо хватать и трахать. В помощь разрешаю снимать любые посты - даже со Стены. Если сам не справишься с девкой, - демон хохотнул:
  - Я отвожу свои легионы и оставляю только арьергард, чтобы не замкнули кольцо. Можешь их использовать на своё усмотрение - принцесса стоит окружения. Сам, пока с тобой не попался, вылетаю к Шульгену, ты, когда её поймаешь - следом. Если сможешь. Не сможешь - требуй связь от товарища архидрагонария. Он будет обязан тебе дать, особенно если приставишь нож к горлу этой сучки.
  - Я обещал её казакам.
  - КАКИМ ЕЩЁ НА ХРЕН КАЗАКАМ!!!!?!!!!
  Кое-как Марчантар объяснил свою договорённость с гетманом.
  - Ха-ха-ха! - рассмеялся в экран Умкы, забрызгав слюной объектив камеры: - Нашел чем пугать! Нашел с кем договариваться! С этим трусом Зубилой! Ты меня удивил, комиссар. С каких это пор призраки, да ещё партийные, держат слово?!
  - Ну, у него есть опыт сражения с этой принцессой. Он знаком с его родителями... ну и казаки летают.
  Командующий опять вскипел:
  - Ты у меня сейчас сам летать научишься! Вверх тормашками! Зубило! Сраный наёмник, я бы таких на каждом дереве вешал! Если тебе нужен он сам, то нахрен тебе его армия? Они дислоцированы в городе? Открой газовые трубы, перетрави их нахрен! - Марчантар поёжился, глянув на решетку с пожарными датчиками под потолком - только ему, и нескольким высшим офицерам, оставшимся после Революции, была известна мрачная тайна этой системы. Сенат умел подстраховаться на случай предательства.
  - Всё равно они ушли со стен разом и сидят в казармах, не отвечая на вызовы и избивая посыльных. Урок будет. Как всё сделаешь - гетмана сам пристрелишь!
  - Есть! - отдал честь Марчантар. Нехорошее предчувствие уже мутило его.
  - Смотри, теперь ты за главного без меня. Северный фланг... внимательней... хитёр... Не под... Ох... ты бы... чёрт! - и связь, зарябившая помехами, оборвалась.
  На бывшего трибуна Коцита навалились нехорошие подозрения, занявшие мозг больше, чем проблемы с коммуникациями. Всё-таки верны были донесения - герой Революции Умкы, Названный Брат Непобедимого Тыгрынкээва искал благовидный предлог, чтобы удрать из крепости, и переложить ответственность на чужие плечи. Во сколько же раз Тыгрынкээв был лучше него! Он бы никогда не допустил такого позора... Но ты мёртв, друг... А рождённому на Амале, где слова договоров дружбы доверяются не только воздуху, но и бумаге, не нужны никакие лишние клятвы, чтобы нести возмездие твоей убийце!..
  
   >Имя для звезды
  
   ...Гетман и сам не заметил, как задремал. Может, укатали уже старого казака дороги межзвёздных наёмников, может, годы намекали, что уж не двадцать лет, ночь на ногах уже не простоять, а может это всё мягкий ход дрезины - не пыхтящей на стыках рельс и не воняющей как паровозы иных миров, иных рас - люди были просто непревзойдённы по части некоторых штучек... И не то чтобы он совсем заснул, нет, он отчётливо замечал глазами всё, что творилось за стеклом кабины, слышал ушами все умные слова Кошевого, даже кивал в такт - но в мыслях был совсем-совсем далеко во времени и пространстве, тогда, когда его головастый адъютант даже и не родился...
  
   ...Солнце заходило, расплескав цвета заката по всем окаёму. По другую сторону поднимался Шани во всём великолепии своих колец, как обычно расчертивших небосвод коромыслами разноцветных радуг по другую сторону заката. Тут, на Коците, пусть даже он как самый близкий брат похож на родину, никогда не будет таких закатов и рассветов - потому что нет Шани, царящего в небе Полыни, его радуг на рассвете зимы и блеска на исходе лета. Последние минуты перед вечерним сумраком кольца сияли, отражая свет маленького и холодного солнца, даря волнующимся под ветром с моря хлебам драгоценные минуты дня перед ночными сумерками - славный урожай поспевал, если опять не будет войны...
   Солёный Волок готовился к весёлой ночной жизни, зажигая огни и затягивая пьяными голосами лихие песни. Стройные казацкие "чайки" устало подбирали паруса, и покрепче пришвартовывались к пристани - сегодня их хозяева будут праздновать успешное возвращение с Дикого Моря, и многим корабликам потребуется не один канат, чтобы не отправиться по пьяному делу в новый поход. А то и в чужие руки.
   Солёный Волок был последней остановкой на реке Бессони по пути из устья в Чернолесную Сечь. Когда-то давным-давно один из пшекских магнатов придумал прорыть старый волок, между Бессоной и Черноводной, которым до этого пользовались только солевары, каналом - чтобы катать на яхточке юную чешуйчатую княжну, и сам того не ожидая, открыл путь лихим ватагам на богатый Юг, во владения нагов-иноверцев. Давно уже не казали носа на берега канала ни богатые шляхтичи, ни ломливые хвостатые панночки - выросший на торговом пути свободный, не держащий ответа ни перед гетманом, ни Сеймом, город, сам заботился о кормящем его канале, углубляя достаточно, чтобы могли пройти легкие казачьи чайки, но не тяжелые боевые корабли с магами, если татары бы решили отомстить за разбой. И крепостицу с юга сами поставили, со стражей даже не из казаков - из простых гречкосеев, смело дававших отпор и татарам, и буйным казакам, и пернатым змеям-гусарам магната Юнаса. Окрепли, обнеслись тыном, свою гавань завели - а там и купцы пожаловали, - поняли, где была выгода. Здесь царили и нравы Сечи и больших городов - была воля и казакам, и запретов на баб и прочие развлечения, к которым особенно была строга последняя Сечь на Черноводной, тоже не было - ушлые проходимицы знали все способы обчистить до нитки удачливых хлопцев.
   Да и зачем казаку деньга, если шаровары не светятся, да сабля востра, да ружьё заряжено?! - разве только на выпивку. Отсюда "чайки" уйдут, загрузившись лишь добротным оружием, чеканным золотом для Сечи (эту долю ни один казак не пропьёт), да ведя за собой новых просмоленных сестёр-корабликов, красавиц-"чаек" изготовлением которых был славен этот городок. И глядишь, со следующей весной выйдут корабли-птицы в Устье, и вероломный Ахия опять не досчитается кого-то из своих черноносых кораблей. А товары и рабы, добытые в честном бою, погрузят на долгие, и хорошо охраняемые караваны, и повезут в Миргород, где за звонкую монету уйдут в руки иноземных купцов, прилетавших на прекрасных и страшных кораблях кто с близких Шукры и Брихи, кто с дружественного Амаля, или даже с далёкой Талаталы...
  
   Корчма, что у старого тына, шумела и шаталась от могучей попойки. Когда-то, на памяти деда Зубилы, она была на самом краю города, и её хозяину платили большую деньгу любители тайных сделок. Но река, запрямлённая в канал, каждый год съедала по клочку восточного край острова, за что жители платили ей тем, что так же, год за годом, постепенно отвоёвывали по кусочку её правого, порожистого рукава. Вот так и вышло, что бывшая прежде на окраине не самая захудалая корчма, оказалась в центре Солёного Волока, прямо перед майданом, ну и естественно, хозяева приложили работящие руки к тому, чтобы как следует развернуться, превратив бывший уголок тайных встреч, в широкий постоялый двор - не без шика, но и не слишком дорогой, как раз то, что нужно весёлому казаку, возвращавшемуся из похода, чтобы отпраздновать удачу, и оплакать друзей, павших в лихом бою.
   А вот сам Зубило - тогда ещё не гетман, а семнадцатилетний дурень, которому даже весло доверяли с опаской, не то, что козаков - с веселой ватагой, до различной степени опьянённых удалью да горилкой товарищей, пришедший туда, привлечённый шумом и музыкой.
   Вначале, помнится, все хором они дивились богатому экипажу, остановившемуся возле корчмы - да кто такие могли приехать сюда, на таких маленьких и смешных лошадках? Но, войдя внутрь, под музыку скрипки и дуды, от близости нарядных и доступных девиц с собольими бровями, нецелованные казаки и забыли об этом чуде. Да мало ли кто приезжает, когда о них, о Казках, слава гремит на всю Вселенную! Может, действительно потребовалось какому магнату, или даже иностранцу, пара лихих казачьих голов для светлых или тёмных дел - где же лучше узнать достойных и когда же лучше торговаться, как не на большой пьянке? (К чести сказать, больше одного-двух таким образом не наторгуешь - казачьи старейшины даже вдрызг пьяные следили за этим строго, и слишком прытких комиссаров, начавших набирать отрядами, быстро брали под белы рученьки (или что там вместо рук) и вели к гетману - торговаться по правилам. А то и вовсе в Бессону-реку, если не проявит уважения)
   Зубило, выплясав третий танец, хвастался новой плёткой из змеиной кожи пред служивым казаком, из сердюков.
   - Нет, - говаривал тот: - Разве ж это настоящая кожа?
   - Из кожи шляхтецкой дочки! - гордо возмущался Зубило.
   - Так из сброшенной же! Небось, у неё и купленной, так, хлопец?! - пытал он по-дружески красневшего парня: - Много она с тебя содрала за свою шкуру-то?! Тут ни гибкости, ни хлесткости не будет. Настоящая кожа - из живых, через неделю после линьки, три красные ленты от головы до хвоста - и в косу сплести. Тогда износу не будет! Особенно если со спины колдуньи...
   Отвернулся, обиженный хлопец, что не заценили его обнову, и тогда заметил, что в одном углу сгрудилась уж очень необыкновенно большая группа козаков и городских. Ещё не очень-то пьяный, он поднялся, отодрал от себя нацелившуюся на его кошель потаскушку, и, решительно подойдя в этот угол, одним движением освободил лавку от своих соратников. (Он, выпивший всего пол-бочонка горилки, был трезвее всех в корчме, трезвее, даже чем скрипач и хозяин, а в плечах тогда был ещё шире, чем сейчас) Скинул всех на пол, извинился, и посмотрел, на чего это они дивились...
   И, о Господи Боже! - таких девок никогда не видел юный демон! Сама вся такая маленькая, но красивая, как дорогая безделушка, которых он не раз видел среди захваченных у татарвы товаров. Маленькие, игрушечные ручки, тоненькие крылья, крепкая, аппетитная грудь, натянувшая донельзя полупрозрачную блузку, когда её владелица посмотрела на него. Полные губы, которые так хотелось поцеловать, и - о чудо! - цветные, серо-зелёные глаза, с кошачьим зрачком посередине.
   'Ты, значит, здесь вышибалой работаешь?' - спросила она, и своей крохотной ладошкой прижала светлую косу к нежной щеке, отчего Зубило был готов выть от восторга.
   'Что?.. Тога...' - не мог найтись молодой казак, все тяжелее наваливаясь на стол, и понимая, что скоро горилка в его жилах и её красота возьмут своё. А она улыбалась, и в его тени её лицо со вспыхнувшими глазами становилось всё краше... А потом незнакомка вскочила - юбочка её едва-едва прикрывала самый срам, да и то так облегала, что и нужды в ней не было, - и протянула к нему руки.
   Он подхватил, обнял её одной рукой под голые колени, почувствовав, какая горячая у неё была кожа, а она сама легла на другую, как ребёнок - легонькая, так покорно прижалась к нему, что всё его тело словно сгорело в сладостном огне.
   'Ты кто такая?' - спросил он её, не замечая, как поднимается наверх, в комнату.
   'Неважно' - ответила она, и он увидел, как в страстном вздохе киль грудины рвёт дорогую заморскую ткань тоненькой блузки.
   'Зови меня звездой'... - поцеловала его она и заставила смотреть в свои глаза...

  
   Стрёкот пронёсшейся над ними летающей колымаги оторвал гетмана от сладостных воспоминаний.
   - Черти! - выругался водитель-человек: - Им же сказано - до подтверждения не покидать постов, так эти дурни, едва тревогу отменили, уже домой рванули!
   - Что? Кто?! Какую тревогу?
   - Гетман, послухайте, как Марчантар ругается. Кто-то на Стене пошутил, дал отбой по городу, - объяснил Кошевой: - Это горе-войско и радо было посигать с постов до хат и жинок. Кум комиссар вон и матюком и добрым словом просит, чтоб не верили.
   - А тут уже и на вихрелётах погнали, - добавил машинист.
   - Тревога? Вихрелёт? - гетман задумался: А ну-ка, давай за этой колымагой! Поворачивай! Это принцесса!
   - Есть, - однако, сразу повернуть не удалось - пошел встречный, так что они порядочно удалились от места встречи.
   - Она специально дала отбой тревоги, чтобы выключились зенитки, - пояснял гетман тем временем Кошевому и подбежавшим на крик 'принцесса' хлопцам: - Помните, во время второго штурма тоже рано отбой дали, и нам пришлось за шкирку тащить пушкарей к пушкам? Вот так. Зря Марчантар ловил её в подвале - она через дымоход вылезла!
  
   ...Брошенный вихрелёт они нашли у стен следующей централи - и никаких следов вокруг. Зелёноглазая дьяволица снова была на шаг впереди. Если не на два...
  
  >Маскировка
  
  ...Это была идея Аравинды - разлить остатки горючего из баков машины и сжечь все следы. Кто-то (в том числе сама принцесса) опасались, что так и этот летучий вагон взорвётся, но инженер их убедил, что со слитым горючим и спущенным из баллонов воздухом там просто нечему не то, что взрываться - даже и гореть. Метеа сама подожгла лужу топлива - ступив в её ножкой, и полностью поверила в безопасность только тогда, когда вдалеке послышался шум подъезжающего поезда.
  На самом деле они никуда не бежали - спрятались тут же, в технических шахтах, старательно присыпав люки снегом и землёй. Пожар скрыл все следы, даже самые глубокие, от горячих демонов. Пламя пожара, а потом и закоптившиеся железо и бетон отлично скрыли их от взгляда погони - и вовремя.
  Сначала приехала ремонтная дрезина, с экипажем из демонов Хаоса - понятно, что не для тушения пожара. Они порыскали по протаявшей плеши, заглянули в ближайшие тёмные углы - но на счастье диверсантов их убежище даже не обнаружили. Потом приехала другая дрезина, с призраками и прочими существами, и они-то взялись за поиски по-настоящему. Люди повстанцев просвечивали всё своими аппаратами, призраки проходили сквозь стены, крылатые демоны поднялись и парили в высоте. Потребовалось всё мастерство в колдовстве принцессы демонов и вся хитрость людской инженерии, чтобы остаться незамеченными у них под носом. Один из призраков прошел сквозь стену - и остался без одежды, с одним автоматом. Мятежники над ним смеялись, даже когда он оделся. Наконец одна из дрезин - с демонами, уехала, но вторая торчала ещё целый амальский час, ремонтируя испорченный вихрелёт.
  Метеа нервничала. То сидела, уронив голову на ладони, то бросалась ходить туда-сюда, то спрашивала у инженеров совета по какому-то увиденному механизму, то, недослушав, опять начинала бродить. Она понимала, что если так будет продолжаться, она доведёт кого-нибудь своими шатаниями, но ничего не могла с собой поделать - настроившаяся на большую драку, а теперь запертая в засаде, она должна была дать хоть какой-то выход накопившейся энергии.
  Ну вот, наконец-то! Тяжело прогрохотав над головами, злосчастная дрезина уехала, техники, крутившиеся вокруг, казалось бы, совсем сгоревшего летучего корабля, неожиданно завели его, погрузились и улетели, и можно было выходить наружу!
  - Какой план, командир? - осведомился Аравинда.
  - План?!
  - Ну да. Мы же вам только что про возможные пути подхода разговаривали. Какой вы выбрали?
  Девушка опустила глаза. К стыду своему она пропустила все слова умных людей мимо ушей. Пожала плечами:
  - Не знаю... Давайте выйдем, осмотримся...
  
  ...Наверху метель разыгралась не на шутку. Ветер, с яростью одолевший крепостные стены, налетал, казалось, со всех сторон, рвал одежду из-под доспехов, кусаче больно хватал за крылья и пытался вывернуть их из суставов. Наиболее тяжко пришлось хрупким суккубам - Афсане крепко вцепилась обеими ручонками в Сакагучи и замоталась по самые глаза в его плащ, как только он это заметил; Гюльдан, хваталась за кого ни попадя, по очереди - объясняла это тем, что она-де снайпер и ей нужно выбирать лучшую позицию. Одна Азер твёрдо держалась на своих двоих рядом с госпожой, и хоть та и пыталась заслонять её собой от жестоких зарядов снега, телохранительница неизменно вылазила вперёд - забота её принцессы и её широкие крылья закрывали её весь обзор.
  Первой опасность заметила всё-таки Гюльдан, несмотря на свои заигрывания - недаром снайпер:
  - Стойте! Там! - указала она пальцем.
  - Что?! - все остановились, но ничего кроме клубящейся черной мглы, не видели.
  - Три демона-раху при полной боевой! Движутся к нам! - младшая из сестёр уже натягивала лук: - Убрать?
  - Подожди, - дальнозоркое зрение принцессы-демона показывало ей только мечущиеся туда-сюда снежинки и тени этих, мечущихся туда-сюда снежинок, которые можно было принять за что угодно. Она зажмурилась, потрясла головой, и поискала взглядом - ближайшим ракшасом оказался Хасан:
  - Хасан, подойди, посмотри кто там.
  - О, вижу! Трое, только не к нам идут, а немного в сторону.
  - Сначала шли к нам! - возразила Гюльдан.
  Ильхан тоже вышел вперёд:
  - 'Язык', да, Вашэ Высочэство?
  Мацуко снова, безуспешно попыталась вглядеться:
  - Что они там делают?
  Видать, теперь и Азер что-то могла разглядеть:
  - Они размещают караулы в переходах под дорогой.
  Метеа кивнула, и, помолчала, раздумывая:
  - Они отвели заслон Умкы, - вычислила она: - До этого им не хватало сил даже на тюремных сторожей.
  Сакагучи обернулся:
  - Это меняет план?
  - Нет. Там не так много резервов, на самом деле. Что-то серьёзное изменится лишь только в том случае, если наши перекроют дороги на западной стороне - замкнут кольцо. А там только расстояние - полдня ходу. Мы можем быстрее управиться.
  - Змеиная кровь! - выругалась Гюльдан, опуская лук: - Они в люк залезли!
  - Не торопись, - посоветовала ей старшая сестра: - Средний - разводящий. Он сейчас обратно пойдёт один.
  - Пошел. Только не один.
  - Шайтан! - воскликнул Хасан: - С ним ещё два мохнатых!
  - Понятно, - кивнула принцесса: - Пошли за ними!
  - Он отведёт их внутрь города, - объяснила она свой приказ уже на ходу: - А мы проникнем вслед за ними. Ильхан! Готовься - нужен невидимка.
  Янычар начал было снимать халат, но на середине резко запахнулся и замотал головой:
  - Нэт-нэт, шайтан-ханум! Холодно, однако! Какая там к шайтану невидимость - я весь синий буду! - добавил он на своём языке.
  - А другого выхода нет, - голосом матери оборвала его принцесса: - Я ничего не вижу и не могу помочь с магией. Найдёшь синюю стену, или синего шайтана, в крайнем случае... - она же великолепно понимала по-ракшасски...
  
  ...Центурион пятой центурии Первого Революционного Легиона Бэла Сигналеш не раз и не два был близок к тому, чтобы возненавидеть свою работу. Ладно, ещё там за стенами, где прущие дуром железные демоны и лучшая - джаханальская, артиллерия Республики как-то не давали времени задуматься о смысле жизни - самой бы жизни не лишиться, а тут... Ребята ржали над такими жалобами и успокаивали - не ты один такой, центурион, но с ними-то просто. И поболтать и выпить - все свои, но вот эти ходячие сугробы... Бывший Первый Туземный Легион. Теперь Первый Повстанческий Легион Имени Тыгрынкээва. Да чтоб ещё одного из мохнатых генералов прибило - а то заколебали всё называть его именем! Первый Легион Тыгрынкээва, второй Легион Тыгрынкээва, Третий Легион Тыгрынкээва, четвёртый! Лопата имени Тыгрынкээва! Колбаса Тыгрынкээва! Пиво 'Тыгрынкээв'! Дело уже идёт к нужникам имени Тыгрынкээва! О чём ему болтать со своими легионерами, с которыми он, по старому уставу должен жить под одной крышей и жрать из одного котла. Кому вообще придумалось эти амальские уставы переписывать и по ним воевать - ведь против Амаля же и воюем... - так он думал, упорно бредя сквозь метель в сопровождении сменившихся караульных. Один из них заметил проблемы центуриона и вышел из строя, прикрыв от ветра своей мохнатой тушей. И идти и дышать сразу стало легче.
  'А впрочем, - теперь думал он - ребята-то неплохие. И в бою - орлы, звери! Снежные барсы!'
  - Вас как хоть зовут? - решил познакомиться он, едва метель дала передышку. Они выпрямились по стройке 'Смирно' (вы никогда не видели стоящий во фрунт меховой ковёр? Уверяю, вы многое упустили), и ответили, но их слова унёс невесть откуда вновь налетевший ветер. Для себя центурион окрестил их 'первый' и 'второй'.
  - Вы не останавливайтесь. А то замерзните нафиг (конечно, замёрзну, шубы ходячие!) - Кстати, ты не думаешь, что нас сюда зря поставили?
  - Нет, товарищ центурион! - радостно отрапортовал Второй. Первый посмотрел на него, и, пожав гигантскими плечами, ответил более неопределённо:
  - Откуда моя знать? Однако же, начальника лучше видит.
  - Да бросьте вы! Я, например, вообще думаю, что принцесса уже внутри... в тепле.... А вы? Присоединились ещё двое демонов. Второй вводил их в курс дела, а Первый говорил:
  - Моя не знать. Однако, она хитрый, очень хитрый баба! Однако, может, она в другой город пошла?!
  - А моя умнее принцессы. Моя бы не так сделала - моя бы мины взяла. Всё начальство на дрезине ездит - взорвать дрезину - взорвать начальство! Мины подкладай - и дрезина нету. Дрезина нету - начальства нету. Начальника нету - всё пропадай!
  - Ну, скажем, "начальника пропадай" не так просто сделать...
  - А она - хитрый баба!
  - Да, хитрый баба...
  Да, хоть перед Сигналешем теперь и стояла неминуемая угроза - заговорить в их манере, зато хоть перестало быть скучно. За разговорами не заметили, как собрались все шестнадцать - да вот такие у них теперь были центурии. А тут и пост на горизонте нарисовался. Теперь можно будет отдохнуть - на следующий час пойдёт 6-я центурия, не он разводящий. С трудом, зевнув на ветру и морозе, он стал пропускать их в люк по очереди, не считая - зачем? Кто отстал - сам виноват, да к тому же, для этих чудищ метель - дом родной.
  - Быстрее давайте! - махнул он рукой, и сам впихнул туда какого-то замешкавшегося коротышку, облепленного снегом, как чучело.
   В тамбуре их обдуло горячим воздухом, всех проверили, пресчитали, и лишь после этого пустили дальше:
  - Что, отмучался, Бэла? - с усмешкой спросил Бхактидас, сегодня главный за пультом. Эти оттаивающие комки меха невозмутимо прошествовали прочь, оставив на спинке его стула какую-то грязную тряпку. Центурион брезгливо отстранился и кивнул на экран:
  - Что идёт?
  - А, ребята киношку какую-то крутят. Ерунда, - человек даже не посмотрел в ту сторону.
  - Хм, у тебя этот экран накрылся, - глубокомысленно заметил Сигналеш.
  - Где? - человек посмотрел, обернулся, пожал плечами: - Всё в порядке.
  - Да нет же! - призрак даже возмутился - целая треть экрана ничего не показывала, как отрезанная: - Вот это что? - он ткнул рукой и неожиданно наткнулся на чьё-то теплое плечо.
  Вмиг всё стало на свои места: в воздухе раскрылись большие глаза, грязная тряпка и пыль на пульте оказались набедренной повязкой и длинными, полупрозрачными волосами, плечо под рукой центуриона шевельнулась, и возникшие как неоткуда, в пятнистых пятнах рисунка пульта, руки, взяли его на болевой, и перебросили через пульт.
  - Трево... - начал он в полёте, но въехал разинутой пастью прямо в клубок пыли и старых обрезков проводов. Снаружи что-то оглушительно ударило в дверь.
  - К нам гости, тревога! - с какой-то даже радостью на слух центуриона провозгласил второй оператор ('Небось, даже улыбался, падла!'), раздался топот босых ног, хлесткий удар - в поле зрения повстанца пролетело сбитое кресло и горе-оператор. Все четыре легионера вскочили с мест, не зная куда броситься.
  - Не стрелять - отплевываясь, проорал Сигналеш: - Двое - на задержку, зайдите со стороны пульта, уви... - ему ещё раз врезали по зубам, на этот раз пяткой.
  Ребята здесь были сообразительные. Двое сразу исчезли, двое других взяли дверь на прицел и прижались к стенам, чтобы обеспечить перекрёстный. Избитые операторы-люди хрипели с полу: 'Да один он тут... один всего... тревогу...' Сигналеш, примерно представляя, где находится ракшас, протянул руку, осторожно сделал шаг к пульту... Не успел...
  Дверь распахнулась, и оттуда стремительно вылетел здоровенный железный демон - центурион ещё не видывал таких. Даже не понял, чем он ударил караульных - они только полетели, рефлекторно зажав гашетки автоматов - и своими же очередями положили обоих людей! Сигналеш прочистил лёгкие и задержал дыхание, исчезая - почти тотчас же появились двое других легионеров, то ли дыхалки не хватило, то ли испугались - открыли огонь по великану, забыв, про невидимку - зря! Распластавшись в воздухе, он за ремень одного из автоматчиков развернул его в сторону другого - а пока легионер ужасался поступку, свернул ему шею. Жутко. Центурион, не в силах материться, (задержал дыхание же), невидимый, на полусогнутых (в невидимости не разогнёшься - провалишься в подпол), пробежал сквозь великана, и, нацелившись на автомат одного из забытых парочкой врагов караульных, выдохнул - появился, схватил оружие, вскинул, прицелился.... Что-то нестерпимо горячее пронзило ему колени, пока он поднимался, потом - сердце, пока он оборачивался... Центурион поднял взгляд - и увидел над собой крылатую зеленоглазую девушку, уже опускавшую лук...
  ('- Ильхан, что ты так тянул со дверью?!
  - З-замерз, ханум-паша...')...
  
  ...Даршани и Аравинда сразу принялись доламывать то, что осталось от пульта после Ковая, остальные - убирать трупы, а Гюльдан сняла с себя кольчугу, и, повесив на Ильхана плащ одного из убитых, ни капельки не стесняясь, сама повесилась сверху, обняв руками и ногами.
  - Мы за тебя испугались, - посмотрела на героя дня Мацуко: - Брат Ковай даже стал дверь ломать...
  - Мнэ болшэ пугат, когда оны сталы друг друга считат, да. Вах, слава Аллаху, снэг растаял, да?! - а то... Вы шайтан-ханум, голова-жэнщын, да. Снэгом обмазать хорошо придумать, да.
  - Только воспаление лёгких не схвати.
  - Не схватит, гарантирую, - пообещала Гюльдан, ещё крепче прижимаясь к янычару.
  - Я серьёзно. Хасан! Дай им ещё пару плащей, а то этот промок весь.
  - Могла бы, и вытереть его сначала, прежде чем вешаться, - проворчала проходившая Азер.
  - Фи!
  - А ты молодец Ильхан. Только не злоупотребляй нашим снайпером - вы нам дальше с трезвой головой оба нужны будете.
  Сакагучи посчитал своим долгом вмешаться:
  - Госпожа, вы портите команду. На что они будут способны, если так расслабятся?! - хитрец заговорил на языке Лхасы, чтобы другие не поняли!
  - Главное - чтобы без хатаки, - ответила принцесса, в пику ему - на языке суккубов: - Они ведь тоже не дуры, - а теперь людям и присоединившимся к ним Агире:
  - Что у вас там?
  - Они запустили программы слежения в сеть вычислителя, надо быть очень осторожными. Меняют пароли, включили предупреждения о входе с заводскими настройками. Но, по крайней мере, ничего подозрительного с нашего поста не идёт.
  Демонесса задумалась. Всё шло хорошо, но сейчас слишком уж грязно они здесь сработали - любой случайный зевака всё поймет, увидев раскуроченный пульт и лужи крови на полу. Даже убирать трупы смысла теперь особого не было. Да и спор с Сакагучи напомнил ей - пора разделять команду, и вот этого ей хотелось меньше всего! Хорошо быть на месте Мацукавы - она сказала, он сделал, но с приказами самой себе дело никогда не особо ладилось...
  Надо было оттянуть этот момент как можно дальше - она попросила показать карту города. Метеа отлично помнила её, шаг за шагом, поворот за поворотом, но сейчас еще раз, шаг за шагом, поворот за поворотом, рассматривала предстоящий путь.
  - Вы ищите вход в подземный уровень, Ваше высочество? Да вот же он.
  - Я поняла. Тут весьма оживлённая улица. Пройдём?
  - Так и так шуметь. Заметят всё равно.
  - А сигнализация там не отключится разве? Вам она не по силам?
  - Сигнализация - ерунда. Помните, что вам говорили про давление? Помните ветер в лицо, когда в том городе забирались?
  - Когда я шла - не было ветра.
  - Ну, тогда давление выровнялось. А тут - сразу известно станет...
  - Ну и помогло им это давление?
  - Тогда же мы с шумом зашли! А вы прокрасться хотите!
  - Поняла... - демонесса перемотала план на ближайшие окрестности.
  - Можно, конечно, опять попробовать мусоропровод. Считается, что они не контролируются - иначе были бы постоянные ложные тревоги.
  - Далеко до жилых кварталов, - обрезала принцесса:- Это что, лифт?
  - Да.
  - Великоват для лифта.
  - Почему? Грузы разные бывают. Есть разные лифты.
  - Да? И как, мы влезем тут? Все сразу?
  - Не знаю, не видел, надо по кабине посмотреть.
  - Проверьте, что это за штука. И вообще всю линию. Выходы в подвал есть?
  - Сейчас... Да, вот, только не знаю, как там с охраной.
  - Неважно, нам бы лишь на подземный уровень пробраться. Собирайтесь! Вы через свой вычислитель можете отозвать посты с нашей дороги?
  - Не знаю, сейчас... подумаем...
  - Ладно, посмотрим какая из меня колдунья...
  Метеа посмотрела на обсыхающего и уже травящего байки в объятьях суккубы Ильхана. "Надо было не стесняться, а использовать заклинание сразу - он бы не простыл".
  - Выстраивайтесь передо мной! И не смеяться, если не с первого раза получится!..
  
   >Плохая была идея
  
   ...По улице, единым строем, вышагивало двенадцать разнокалиберных демонов-раху. Вообще, сначала хотели замаскироваться под призраков - но призраки роста Ковая не бывают, да и мохнатость пещерных демонов позволила замаскировать возможные огрехи в рисовании неопытной колдуньи. Правда, возникла проблема с суккубами, они получились не только мелкими (изменять размер иллюзии принцесса так и не научилась), но и окружающие весьма странно реагировали на марширующих солдат, бросающих зазывные взгляды проходящим мужчинам. Может, их и стоило отдельно превратить в людей, но принцесса не была уверена, что удержит в голове несколько разных образов - поэтому отряд демонов был на одно лицо.
   Правда, по проезжей части, под колёсами грузовиков маршировать не следовало - на что им колоритно, обогатив словарь амальских слов новыми выражениями, указал первый же шофёр проезжающей машины. Смутившись, принцесса заметила, что все остальные пешеходы пользуются движущимися тротуарами, и, встав на такую, они доехали без приключений.
   На станции лифта (а как ещё назвать это сооружение?) дежурили двое часовых - офицер-призрак и демон-раху. Призрак сразу вышел навстречу:
   - Когда же вы только кончитесь... Только не говорите мне, что в центуриях теперь по двенадцать!
   - Элитная когорта Первого туземного имени Тыгрынкээва! (это название откопала Даршани в вычислителе). Направляемся на прочёсывание подвала! - четко отрапортовала Метеа, надеясь, что её акцент похож на акцент родичей Тыгрынкээва.
   Внезапно пещерный демон в углу задал вопрос на своём языке - девушка похолодела, никто из них не понимал его, но не менее неожиданно что-то ответил Ильхан - и правильно, потому как оба часовых рассмеялись.
   - Верно! - сказал призрак: - Так будет продолжаться, мы действительно, вместо "повстанческий" будем говорить "туземный". Все вы всё равно не влезете, по очереди входите!
   Если бы не янычар, они бы влипли в большие неприятности. Замаскированная принцесса повернулась к замаскированному Сакагучи и кивнула:
   - Разделяемся.
   Они встали двумя группами перед дверями в прозрачной трубе. Разделились, как и договаривались перед походом. Призрак-лифтёр подошел к пульту, и набрал какую-то комбинацию символов - оказывается, не зря пощадили и подошли в маскировке. Даршани чуть нарушила строй, пытаясь запомнить нажимаемые клавиши. Гибкая труба колыхнулась, по ней пошла кольцевая волна, и точно к дверям подъехали две кабинки. Замаскированные диверсанты вошли внутрь, и принцесса сразу села, закрывая глаза и сосредотачиваясь - вся иллюзия держалась только благодаря её концентрации, стоило только расслабиться, например, имитируя акцент или тревожась из-за непонятного вопроса - кто-нибудь из них начинал расплываться, теряя очертания. Поэтому и не видела никаких технических чудес и красот, которые проносились за прозрачными стенами трубы, и которые её призывала посмотреть глупая Гюльдан.
   Мягкий толчок - она остановились. Здесь тоже были часовые - офицер-человек и легионер-призрак. Метеа подала сигнал - "не торопиться", подождала, пока выгрузится Сакагучи, и лишь потом вывела своих.
   - Надо же! - встретил их удивлёнными возгласами человек: - Где вы такие, на одно лицо, нашлись?
   - Элитная когорта Первого повстанческого. Патрульный обход подземного уровня, - холодно ответила Метеа.
   - А, понятно... - обескураженный страж понял, что гость шутить не намерен: - Офицер, отметьте свой маршрут - извините, мера предосторожности - вдруг эта стерва под наших закосит.
   Слово "стерва" дочь императора поняла. Однако вполне спокойно развернула к себе старинную тележку с дальневизором, подсоединённым к вычислителю и специальным карандашом указала на плане свой настоящий маршрут. Хорошо, что у повстанцев не было новых, которые надо было трогать пальцем!
   - А, здесь? - удивился повстанец: - А обратный путь?
   - Решим по тактической необходимости. Или вернёмся по верху.
   - А, понятно. А что, наверху думают, всё-таки к нам могут проникнуть?
   - Военная тайна.
   - Дурак ты, Нарачаран, хоть и человек, - вмешался призрак: - Дуло-то у пушки полое, вот для этого ей и нужен был вихрелёт. Что ты думаешь, зря туда элитную когорту пошлют, так, товарищ трибун?
   - Не могу обсуждать, - холодно ответила принцесса, однако запоминая сказанное при ней.
   - Ну, вот... Ладно, вы его не слушайте, а то он любит зубы заговаривать, даром что офицер. Вы свободны.
   Всё равно, даже у повстанцев призраки чувствовали себя хозяевами над всеми остальными...
  
   Они шли в течение получаса, тщательно соблюдая все повороты и, честь по чести, отмечаясь на каждом пункте охраны, которые теперь, в отличие от предыдущего города, были полностью укомплектованы личным составом. Так и дошли до точки разделения.
   - Ну, вот и всё, - замаскированная принцесса взглянула на замаскированного хатамото: - Удачи вам, господин Сакагучи.
   - Вам тоже, госпожа Третья, - и повернулся, уходя.
   И всё? Разве такие бывают расставания?!
   Девушка не выдержала и крикнула им в спину:
   - Осторожней! Иллюзия скоро развеется! - крикнула своим голосом, а не изменённым магией басом снежного демона, которым попрощалась.
   Последний - Агира, обернулся и помахал рукой. Мацуко опустила голову, вздохнула, и сказала, заметив на полу подошедшую тень Азер:
   - Ну ладно. Посмотрим, насколько нам хватит наглости... Вперёд!
  
   Они поднялись на ярус вверх по такой же трубе, по какой спускались в подвал на вокзале. Действительно, чувствовался ветер сзади, и даже включилась тревога, но быстро выключилась - они правильно сделали, что на последнем посту сказали время выхода - им пока верили.
   - Брат Ковай, - было первое распоряжение принцессы: - Прикрывайте нас сзади. Надеюсь, что нам не понадобится выламывать дверь.
   Пункт управления представлял собой крохотный домик с плоской крышей, стоявший посреди обширного зала на сваях. К нему вела железная лестница с перилами, упирающаяся в герметично закрытую дверь.
   Даршани вынула из глубины своего иллюзорного меха маленькое, похожее на паука устройство, и прикрепила его к одному из кабелей.
   - Что это? - принцесса спросила, не оборачиваясь и стараясь загораживать своей фигурой действия своего инженера.
   - Ты не хочешь, чтобы прошел сигнал тревоги?
   - Разумно, - и громко постучала кулаком в дверь: - Откройте! Проверка!
   Камера дальневизора над дверью ожила:
   - Кто вы такой? У вас нет права допуска на этот объект!
   - Не 'кто такой', а 'кто такие'! - приходилось изворачиваться и наглеть, ведь они даже имён для себя не придумали: - Открывайте, у нас приказ проверить все места на предмет диверсантов! Мы - элитная когорта Первого Повстанческого!
   - У нас нет вражеских диверсантов.
   - Так я вам и поверил! Открывайте, пока дверь не выломали! - и выразительно потрясла автоматом.
   Некоторое время молчали. Наконец, согласились:
   - Ладно. Только по одному.
   - Нет уж. Тут я командую!
   Брат Ковай для страховки придерживал дверь, пока все проходили. В шлюзе было довольно тесно вшестером. 'Слишком долго держат' - заметила Даршани. Кадомацу это тоже не понравилось. Она посмотрела на свои руки, держащие иллюзорный автомат - такое оружие, конечно, не выстрелит, и сражаться придётся мечами. Пещерные демоны из-за размеров, часто стреляли из автоматов с одной руки, можно попробовать... Принцесса опустила вторую руку, державшую за цевье, до эфеса меча - получится, правда выхватывать придётся обратным хватом - ха, это не проблема.
   Внутри оказалось и просторнее и больше народу, чем ожидалось - где-то около девяти. В основном люди, были два призрака. Метеа огляделась в поисках устройств связи и тревоги, и кивнула на них Азер и Хасану - не подпускать никого. Брат Ковай загородил дверь. И только тут заметила в углу уж совсем неожиданного персонажа - нага, размером побольше Златы.
   - Я вижу, ты наглая девочка, - прошипел он, глядя в глаза - и вдруг сверкнула яркая магическая вспышка - девушка закашлялась, а когда прокашлялась и проморгалась, магической маскировки на них уже не было.
   - Сообщите, что принцесса у нас, - сказал змей, расправляя капюшон: - Не бойтесь, я их смогу удержать, - и несильно ударил принцессу телекинезом в поддых.
   Дьяволица разогнулась и прошипела Мантру Тишины. В первое время все не поняли, что происходит. Один из людей включил переговорное устройство, и безуспешно пытался выдавить из себя хоть один звук, наг-колдун с довольной мордой беззвучно закончил заклинания, и сделал большие глаза - почему это не работает, а Демон Разрушения уже начала действовать. Первым погиб ближайший к ней слева человек - когти в спину напротив сердца. Призрак, стоявший перед ней, беззвучно задёргал челюстью и бросился на девушку, вместо того, чтобы стрелять - как будто мог схватить голыми руками создание из огненного металла. Принцесса пригнулась, и подсекла его крылом - от удара повстанец перелетел через неё, и задёргался на полу, попытавшись потушить вспыхнувшую одежду. Кадомацу прикончила его ударом меча из ножен, и развернулась лицом к нагу.
   Оттолкнувшись рукой от шлема своей хозяйки, Азер перепрыгнула через неё, и встала между разъярённой демонессой и разъярённым змеем. Хозяйка оттолкнула её в сторону, как следует врезала по зубам колдуну, выбив один зуб - потом телохранительница в свою очередь, тем же приёмом оттолкнула принцессу, рубанула змеюку по глазам, а дочь императора, не желая уступать, опять толкнулась, спасая подругу от ответного удара, сама упала на колени, пропуская атаку нага над собой, и классно вскрыла клинком белесое брюхо родича Златы. Сестра Ануш наконец-то обошла его со спины, и отделила треугольную голову от тела. Кровь нага вскипела на доспехах демонессы, она, не теряя времени, поднялась на ноги, кого-то удвоила ударом от промежности до макушки, кому-то всадила и повернула меч в пузо - зря. Гюльдан уже воткнула тому стрелу в нужное место, кто-то сунулся со спины, решив воспользоваться тем, что её меч застрял - она отбросила его пинком ноги под жутко вертящуюся дубину монаха.
   И вдруг звуки вернулись. Правда, уже всё было кончено - только Хасан под пультом добивал кого-то тяжеленным прибором. Девушка неожиданно заметила, как глубоко у неё вздымается грудь, излишне встряхнула меч, и приказала:
   - Даршани! Ой, извини... Даршани, начинай свою работу...
  
   ...- Вот уж этого-то мы не ждали!
   - Всё равно нам повезло.
   - А если бы нет?
   - Быть такого не может. Правда, госпожа?
   - Азер, Гюльдан, тише там! Вы, наверное, мешаете Даршани.
   - Да нет, не особенно. Знаете, иногда возня с вычислителем бывает скучнейшим делом. Кстати, а как мне тебя лучше называть? 'Принцесса'... как-то неудобно получается.
   - Драгонарий-доно дал мне имя - Метеа. Оно мне нравится. Ну, если хочешь, можешь титуловать меня полностью - Кадомацу-но мия, Принцесса Третья Явара, Госпожа Иваоропенерега, защитница... не помню чего в Лхасе, и так далее, на целую страницу, пока не дойдёшь до 'главнокомандующей'.
   - Да. Ты стала заметно скромней, - кивнула Азер. Гюльдан удивлённо раскрыла глаза и ткнула сестру локтём в бок - это была её реплика! Так только отмахнулась и добавила:
   - Видели бы вы, Даршани, с каким прежде наслаждением эта зазнайка произносила все свои титулы! - и, сняв тяжелый шлем с лицевой маской, залюбовалась хозяйкой: - Свет не видел такой выпендрёжницы!
   - Да ладно вам! - Мацуко почувствовала, что начинает заливаться краской: - Вот, довели...
   Суккубы весело рассмеялись, даже Даршани краешком губ улыбнулась, скосив на миг глаза на зардевшуюся девушку-демона.
   Хасан наконец-то кончил стучать того несчастного и поднялся на ноги:
   - Всё!
   - Что, добил?! Может, помочь?!
   - Да у него уже мозги брызнули! Куда уж помогать!
   - Жестоко.
   - А, да... Шайтан! Чем этот гад в нас кинул?! Я еле проморгался - смотрю, вах - у меня уже своя шкура.
   - И, правда, что это было?
   - Просто ослепил меня, - Метеа пожала плечами: - Я же вам говорила - иллюзия держится, пока я о ней думаю. А тут раз - и в глаза. Вот и всё. Магия гораздо проще, чем кажется.
   - А с тишиной ты удачно придумала, эмир-ханум. Я вот сразу понял, и сказал себе: 'хоть умри, Хасан, а к кнопкам никого не подпускай!'.
   - Вот бы и умирал, - огрызнулась Гюльдан: - Мы с Коваем всех бы сразу по стенкам размазали, если бы ты под руку не мешался!
   - Что... что я?
   - Сегодня боги были милостивее к нам, чем к нашим врагам, - впервые подал голос монах.
   - А я говорю, что нам повезло, - упрямилась младшая из сестёр.
   - Оставьте! - встала дочь императора: - Удача... - сказала она четко: - даруется только за отвагу и мужество... - и после паузы: - Даршани, ты закончила?
   - Я-то да... Аравинда должен подать сигнал.
   - А мы отсюда не можем их увидеть?
   - Пока на главном кабеле сидит 'глушилка' - помнишь ту штучку, что я тебе показала? - это невозможно.
   - А если снять её?
   - Тогда мятежники нас увидят.
   - Ясно. Как думаешь, они где?
   - Мы здесь уже час сидим... - пожала плечами девушка-инженер:
   - По идее, они давно должны были вернуться... - и замолчала, отрешенно глядя в экран.
   Кадомацу поддержала её молчание, только нервно ходя из угла в угол, да запинываясь о трупы. Ковай молился.
   Вдруг Даршани резко обернулась - огни пульта красиво скользнули по её сложным серёжкам, и подняла руку. Все замерли. 'Аравинда!' - шепотом вскрикнула она и бросилась к запертой двери. Ковай еле успел посторониться, принцесса - еле успела за ней, а Азер не успела за принцессой. В шлюзе демонесса своими глазами видела, как бледнеет лицом Даршани - она и не подозревала, что люди способны на такие реакции. Вот, дверь открылась, и девушки увидели, что вторая группа действительно возвращается - вот, из люка вылез Сакагучи, сразу встал на стражу, обнажив меч, вот показался Агира, бережно несший кого-то на руках... Кого-то?!
   - Аравинда! - закричала Даршани, бросаясь навстречу...
  
  >Всё обошлось
  
  ...- Мы не ожидали, что там кто-то окажется, - виновато склонившись перед дочерью императора, объяснял Сакагучи: - Они напали из засады - где-то с десяток пещерных демонов, как раз, когда он склонился над приборами. Мы их зарубили, но он же был ранен.
  - Как он?! - спросила Мацуко, глядя не на него, а на Даршани, что со слезами на глазах склонилась над женихом.
  - Держится. Слава Ганеше, только ногу ранили. Только холодно ему.
  Демонесса посмотрела в глаза хатамото, сделала знак отойти:
  - Задание выполнено, или нет?
  - Выполнили. Господин Аравинда объяснил всё господину Агире, и он справился. Он же, кстати, и жгут наложил.
  Девушка посмотрела на ангела:
  - Я всё больше и больше убеждаюсь, что наша встреча была не зря. Не надо, - остановила она его, увидев, что он полез за блокнотом: - У нас ещё будет время для разговоров. Пока, помогите его донести. Ильхан, ты тоже!
  Аравинда был в сознании, но страшно бледен. Пытался шутить, пел смешные песенки, успокаивая убивавшуюся по нему невесту, действительно, держался хорошо, только лишь иногда морщился, когда задевали его больную ногу. А вот нога выглядела страшно - разрезанный доспех людей, чтобы не терять драгоценного воздуха, затягивал прорехи специальной пеной, здесь же её мало того, что вышло много, она ещё смешалась с кровью, так что теперь казалось, что нога обросла каким-то пузырчатым отвратительным паразитом оттенков красного - от багрового до розового. Жгут был наложен правильно, только две вещи были неизвестны - сколько крови он потерял, и сколько времени на людях можно держать жгут.
  Главнокомандующая сотнемилионной армией прониклась жалостью, наблюдая за своими инженерами - Бедная Даршани, как же надо любить друг друга, чтобы через четыре ряда стен услышать, что с любимым плохо! 'Смогу ли я так узнать, если будет плохо с Тардешем, сможет ли узнать он, если будет плохо мне?!' - 'Престань!' - сразу же обрывала она себя: ' Ты пока этого недостойна!'.
  Азер и Ковай уже ждали их у двери. С рук на руки, минуя горячих демонов, Аравинду подняли по лестнице и занесли внутрь. Гюльдан и Хасан оставленные один спохватились, привели себя в порядок, увидев, что случилось (рука башибузука с большой неохотой выбиралась из-под юбки лучницы), но пока было не до них.
  - Стола нет, кладите на пол. Даршани... Даршани!
  - Что?! - вздрогнула девушка.
  - Ты должна снять с него доспехи. Сама тоже снимай - будешь делать всё, что скажу.
  Даршани кивнула, и, вскочив, вместо помощи начала ходить туда-сюда, с пустым взором, рассеяно то расстегивая, то застёгивая пряжку ранца светомёта. Метеа встала у неё на пути:
  - Стой. Приди в себя. Только ты одна можешь ему помочь - я слишком горячая, суккубы слишком холодные... а ракшасы ещё от мусоропровода не отмылись.... и к тому же, какая невеста подпустит их к своему жениху? А тебе, Хасан я даже булыжник не доверю, не смотри. Так что давай, Даршани, действуй.
  Это отрезвило её. Нажав какую-то кнопочку сначала на себе (прозрачный шлем убрался в воротник), потом - на Аравинде, она вылезла из блестящих доспехов, оставшись в тонком, до неприличия обтягивающем тело костюме. (Оказавшись ещё более хрупкой, чем казалась - крепкие руки и ноги, которые считали её настоящими, были искусно вылепленной по её телу бронёй толщиной в палец, повторяющей каждый мускул, каждую косточку). С её женихом так быстро не получилось - защитная пена присохла к коже. Принцесса пришла ей на помощь, попробовав сначала нож, потом, к ужасу бедной девушки - меч, которым быстро и точно срубила всю неуступчивую гадость.
  - Брат Ковай, дайте аптечку для людей! И - комната довольно большая, может здесь есть какая-нибудь ванная? Поищите, нужна вода, обязательно!
  Агира тоже склонился над раненым, вопросительно глядя в глаза демонессе.
  - Вы владеете медициной?!
  Гандархав отрицательно покачал головой.
  - Тогда разбираетесь в их доспехах? Вот - она показала на окровавленные латы инженера: - Попробуйте вычистить и привести их в порядок.
  - Ремонтная коробочка слева, на поясе! - подсказала Даршани, пока они вместе с принцессой - дьяволица только кончиками когтей, а человек уверенно, расчищали рану от ниток и остатков пены.
  Афсане крепко держалась за руку Сакагучи.
  - Что это было? - спросила у него дочь императора.
  - Ледяная нагината. Она сломалась, там осторожнее с раной, может, осколки остались.
  - Нет, уже растаяли... - простонал Аравинда.
  Вернулся Ковай с горшком воды.
  - Ванны нет, Ваше Высочество, но нужник наши.
  - Отлично. Вскипяти воду.
  - Как?! И без того большие глаза монаха стали совсем круглыми.
  - Подержи горшок в руках, она и вскипит. Только не пролей!
  - Мы поможем ему, поможем, правда?! - накинулась на командиршу Даршани.
  - Успокойся. Кость цела и крупные сосуды не задеты. Нам повезло, - ободряюще улыбнулась дочь белокожей императрицы. Да. Повезло ещё и в том, что у людей не так много сосудов, как у демонов, и что это оказалась именно нога, а не рука или, не дай боги, грудь - там принцесса совсем не была уверена, что разобралась бы с инопланетной анатомией.
  
  Ковай, воду, конечно, перегрел - вышла сущая смерть. Маваши сразу предложил разбавить холодной, но Мацуко запретила, послав всех мужчин носить новые порции. Воду всё-таки пришлось остужать, но с нею они быстро промыли рану (суккубам пришлось забираться повыше - кипяток, разлитый инициативными лекарями по полу, был для них смертелен), принцесса быстро и точно накладывала магическую изоляцию на рану по мере того, как очищалась рана - точно так же, как когда-то делала на себе, давным-давно. Потом сняли жгут. Изоляция выдержала, магическое обезболивание, за которое принцесса боялась больше всего - тоже, хотя Даршани сказала, что доспехи при травме сами впрыскивают обезболивающее, так что начинающая лекарша, может, и зря радовалась.
  Даршани жутко волновалась, оказавшись перед моментом, когда нужно было сшивать рану. Ведь она этого никогда не делала - а учиться надо было не на ком-нибудь, а на своём любимом! К счастью, сладив с нервами, девушка вспомнила, что по части медицины люди придумали множество устройств, облегчавших жизнь - и машинки для чистки раны и сами подбирающие лекарства, и даже машинки для зашивания ран - нет, машинки для шитья как раз не было, и пришлось зашивать вручную.
  Азер помогала заплаканной невесте (в руках у Кадомацу нитки просто сгорали). Поддержанные самим Аравиндой, они сначала повторили всё на воздухе, а затем принялись за живую ткань. И вовсе зря боялись - привычные к тонкой работе руки инженера не подвели, выходило неплохо. Только в двух местах Азер по указанию своей госпожи слегка поправила - и то не сам шов, а в узлах.
  
  Рану промыли водой, смазали заживляющей мазью и замотали бинтом.
  - Ох-ох-ох... уже всё?! - удивился Аравинда, поднимаясь на локте руки. Даршани радостно вскрикнула и порывисто бросилась ему в объятия, сразу же заревев на крепкой груди жениха.
  - Ну что ты, что... Всё со мной в порядке. Вот только голова кружится немного... - безо всяких объяснений девушка принялась его целовать.
  - И будет кружиться, - ответила Метеа, но её, похоже, никто не слышал: - Ты потерял много крови, а заменить её нечем. Нам надо спешить - одевайтесь, и тебя кто-нибудь понесёт... Мы... - она ещё раз посмотрела на них, и, не в силах бороться с собой, разрешила:
  - Ладно... у нас ещё есть время...
  
  >Планируй, пока можешь
  
  ...Месть - это настоящее искусство, и вдвойне тот неправ, кто считает, что её надо вершить на горячую голову, ничего не обдумав. Так, как неправ тот, кто считает, что у Революционной Армии не было своих гайцонских демонов...
  Марчантар как раз вызвал к себе таких - по всей крепости нашлось где-то около десятка-двух. Наёмники, перебежчики, предатели, а может быть и шпионы - без совести и чести, не ужившиеся со своими, торговцы секретами, или решившие что обиды дороже присяги - вот таких, он решил собрать для реализации своего плана. А пока, в ожидании, сидел над планом Коцита, и размышляя о возможностях обороны.
  На карте лежали два рисунка принцессы, сделанные ещё художниками её родины - тонкий металл с гравировкой, на одной из которых девушка была изображена в вульгарной позе на спине, среди разбросанных одежд, раздвинувшей колени, на другой - в позе на коленях, ягодицами к зрителю и с зазывным выражением лица смотрящая на Марчантара. Он передвигал их, тайком поглаживая и прикидывая варианты...
  Хоть Умкы и сбежал, он, всё-таки оставил ему боеспособную Цитадель. Надо будет успеть до полного окружения отправить всех гражданских и ключевых специалистов на Шульген и Диззамаль, восточные и южные сектора уже не спасти, а вот с офицерами придётся повременить... Гайцонцы ведь из шкуры вон полезут, чтобы свою принцессу спасти - нужна будет и армия, и те, кто будут ею командовать... 'кнут, например... или хорошую такую верёвку...' - он вспомнил, что у него где-то в ящике стола лежали снимки связанных девочек - вопрос был только в том, чтобы на гайцонке веревка не сгорала... 'О, ты будешь просить, чтобы тобою командовали...'... Он уже приказал - укрыться в стенах, наружу не высовываться без нужды, без крайней нужды - это уже сократило потери, особенно на сверенном и южном участках, что были недоступны для ракетного обстрела из космоса... В принципе, можно сделать что-то вроде ракеты, дать ей наркотик, и портрет драгонария, и довести до рефлекса - чтобы она, как видела его, сразу бы становилась в позу, и начинала стонать: 'О, товарищ драгонарий, дай мне ракету!' - кстати, парни, что на Стене это оценят. Если конечно ещё живы будут. А впрочем, чего опасаться - Сенат пока играл на руку Революции - и карателям и повстанцам было выгодно сохранение крепости целой и невредимой (не строить же заново такую громадину) - причём Сенату в большей степени, потому, как бывший политический офицер отлично знал, что соседние системы инородцев всего лишь одно поколение как умиротворили, и 'разрешили' жить 'без надзора', сократив оккупационные легионы до минимума. Да и после Црвены Республике как воздух была нужна такая крепость на Юге. На этом острие Лимеса тогда и так власть Республики покачнулась, а кое-где и рухнула, присоединившись к Революции, и только флот Тардеша, показательно отстрелявшись с боевых орбит, объяснил им, что лучше дружить с Сенатом, чем с Шульгеном. Но стоит вспыхнуть восстанию в тылу флота, на Гайцоне - и даже говорящие обезьяны поймут что жить флоту рано до истечения запасов воздуха. И будет выбор - продолжать блокаду Гудешии, и Коцита или же возвращаться, чтобы не остаться без снабжения. А против Коцита Тардеш не может использовать свою устрашающую огневую мощь и просто сравнять крепость с землёй - пусть, даже если каратели победят таким способом, для самого Тардеша, как адмирала и сенатора, это будет конец карьеры, даже в том случае если Сенат полностью оправдает его - ибо тогда его флоту всю его оставшуюся жизнь придётся сторожить эту границу Республики с бессменным командиром во главе.
  Хотя, последние сведения с Обсерватории... Флот двинулся, и тогда им останется только придумывать молитву получше - планетарной обороны при блокированной "Ледяной Клетке" не хватит, хотя... интересно будет посмотреть на товарища драгонария, что он сделает против союзников, когда на глазах у них в прелести их драгоценной принцессы будут втыкать иглы... "На всю длину... " - он аж потянулся от удовольствия. Так, постойте, а что же он решился? Напугать? Или на него оказывают давление союзники? Ведь тогда открываются поистине удивительные возможности - в том числе и для игл на всю длину. Или он решится бомбить, и драгонария, за нарушение сенатского приказа арестуют свои же офицеры, а пока суд... Или же он не решится - и тогда взбунтуется ядро его армии, гайцонские войска, и, умело манипулируя, можно таких дел наворотить... Ведь в безвыходном положении вы, товарищ Второй Архидрагонарий Республики!.. Ха!..
  Ну ладно, хватит уже мечтать, тем более девчонка ещё не поймана - он решительно перевернул обе картинки вниз рисунком. Усиление в виде восьми легионов с Заслона - четыре призраков и четыре пещерных демонов, кануло как капля в море, растворились в лабиринтах необозримой крепости. При отступлении на Умкы выпустили брахмастру, теперь этих самых лучших солдат не хватало даже чтобы замкнуть кольцо оцепления вокруг одной энергоцентрали. Пришлось распределять силы между патрулями, курсирующими между опасными точками. А патрули требовалось сменять, на что у него абсолютно не было резервов. Одна надежда - что удастся изолировать группу диверсантов в каком-то одном городском квартале, и тогда уже ресурсы не будут иметь значения.
  "Надо будет приказать патрулировать подвалы элитными когортами" - подумал Марчантар, и в этот момент в его дверь постучали.
  Перебежчики... Наёмники... После гетмана Зубило он уже не сдерживал своей отрицательной реакции на них. Кстати, отметил он на своей бумажке - надо будет разобраться с ним побыстрее. Команда стерилизаторов вернулась ни с чем - казармы казаков блистали чистотой и трёхдневной пылью - безрогий демон обошел его на шаг!
  В кабинет вошли четверо - двое из отряда наёмников, купленного ещё Тыгрынкээвом для секретных целей, офицер и его помощник, и два офицера от остальных перебежчиков - они заметно отличались от этих двух и осанкой и манерами и порядком в одежде, и более правильными чертами лица.
  - Коннитива, - сказал он единственное известное ему гайцонское слово (гайцонцы поморщились), и продолжил на амальском: - Я должен сообщить вам весьма важные сведения стратегического характера, поэтому прошу дать мне слово, что ничто, что я вам скажу, не станет известно за пределами этой комнаты.
  - А в чём проблема, начальник?- спросил старший из головорезов, по-хозяйски бухаясь в заскрипевшее под ним кресло. Марчантар поморщился - хорошо, что успел подстелить асбест на мебель, в ожидании огнеопасных гостей. По-амальски они говорили даже без акцента. Варвары, никакого почтения к комиссару, могли бы и притвориться.
  - Мы свою работу делаем, и волны не гоним, ты же знаешь! Ну, если тебе надо, вон, Ёк может держать своё слово, - он с усмешкой кивнул на своего помощника, который, так же как и его шеф, вошел, завернувшись в собственные крылья: - Правда, Ёк? -а вот между собой они говорили на своём собственном.
  Комиссар испытующе посмотрел на двух остальных:
  - Род Амано никогда не нарушал возложенного на него доверия! - с вызовом заявил ближний.
  - Мы не имеем столь знаменитых предков, как господин бывший тюдзё... - вкрадчиво начал второй: - Но на службе у вас мы кровью заслужили быть вне подобных подозрений!
  "Да-а, сложный контингент..."
  - Прошу прощения, что оскорбил вас недоверием. Итак, то, что продолжительное время скрывалось от всего гарнизона - к нам, с целью диверсии, проникла ваша принцесса.
  - Госпожа Третья?! - осведомился тот, 'из рода Амано'.
  - Не знаю, сколько их у вас там. Ну вот, ей удалось нанести кой-какой, незначительный вред, но сейчас она попалась в расставленную ловушку, и петля вот-вот затянется, и...
  - А, ясно! - перебив его, с силой хлопнул ладонью о кулак командир-головорез: - Так вы хотите, чтобы её схватили мы?! 'Знакомые, родные лица...'?!
  - Нет, покачал головой, поднимаясь из-за стола, и беря в руки картинки с принцессой: - У вас нет соответствующего вооружения. С арестом мы справимся сами.
  - А мы? - кто задал этот вопрос, Марчантар не заметил.
  - Как известно, Тыгрынкээв был моим другом. Как известно, она убила Тыгрынкээва. Так вот, - он двинулся им навстречу, протягивая каждой паре по картинке, и не сдерживая клокотавшей в голосе злобы: - Когда она окажется у нас, я хочу, чтобы она пожалела, что родилась женщиной! - амалец сделал паузу, самый чуток взяв себя в руки: - Пытки, казни - всё это слишком почётно... А вот заставить ублажать такое отребье, как вы - для принцессы это будет в самый раз.
  - Хы, - ещё противнее осклабился наёмник: - Ты слышал, Ёк? Нам предлагают отыметь всеми способами настоящую принцессу! Скажи ребятам, а я - он откинулся в кресле, расставив ноги, и поглаживая картинку, данную ему Марчантаром - Уже от одной мысли весь возбудился!
  Сбоку свистнул металл, и все неожиданно увидели того, 'из рода Амано', стоявшего с обнаженным мечом наготове. Две половинки другой похабной картинки, медленно кружась, опускались на пол:
  - Да как ты смеешь такое даже думать, грязный пират! В роду Явара было всего две достойных женщины, и я не позволю мешать с грязью одну из них!
  - Дворцовый хлыщ, захотел заработать билет домой?
  - Заткнись, ты!.. - но не ударил.
  - Потише, пожалуйста, - вот, оказывается, что попросил 'заслуживший кровью' у взбесившегося 'дворцового' (вся беседа записывалась, и комиссар позже по отдельным фразам прослушал её с переводчиком - но пока сидел, и, напрягаясь, слушал непонятную гайцонскую речь): - Им она нужна как заложница. Если схитрить и отбить у южан, а потом сделать то, что он просит, но так чтобы ей понравилось, то Император...
  - Молчи! - тоже по-гайцонски ответил 'благородный': - Ты никогда не был ни дворянином, ни даже самураем! (головорез в это время почти незаметно напрягался, сжимаясь, как пружина - или как очень опасная змея перед броском) Ты не знаешь, как беречь свою честь и в чём она заключается! Не будет никакой заложницы, если мы это совершим! Ты хоть раз слышал о... - и в этот момент чумазый прыгнул.
  'Наследник рода Амано' пытался защититься, поднял меч - но лезвие перебили ударом голой ладони, короткое движение - и рука с мечом повисла плетью, быстрый взмах рук - и голова дворянина крутанулась вокруг своей оси, со звонким хрустом ломая позвонки.
  - Осторожнее с другим, начальник - шепотом предупредил чумазый головорез, опуская темнеющий на глазах труп на землю: - Он вроде ему кивал... - но тот всё равно услышал и мгновенно выхватил лук. Марчантар не успел среагировать даже на предупреждение - он всё ещё был в шоке, увидев, как голой рукой ломают отточенный металл меча.
  - Тихо, - остановил теперь комиссара наёмник, увидев, что он дернулся к пистолету: - Не успеете, начальник. Даже против автомата у вас было бы больше шансов.
  - Не дури, - в свою очередь предупредил 'заслуживший кровью': - Я держу на прицеле призрака. Без него никого не выпустят отсюда.
  - Сядь, Ёк! - опять по-гайцонск провизжал демон: - Он дело говорит.
  Только теперь Марчантару стало не по себе - до этого всё происходило слишком быстро:
  - Итак, вы не согласны с моими предложениями?
  - Почему же? Согласен, - процедил тот сквозь зубы, ещё сильнее натягивая тетиву: - Только не хочу, чтобы меня сгребли с ними за компанию.
  Марчантар успокаивающе развел руки:
  - Ну, так в чём проблема? Опустите лук - и обсудим условия.
  - Только пусть он отойдёт, - приказал демон глазами на помощника главаря, вовсе не подчинившегося ни приказу, ни здравому смыслу.
  - Ёк! Кому сказал! Подь суды! - прикрикнул наёмник и хлопнул себе по бедру - как собаке приказал!
  Этому жесту Ёк подчинился. Оставшийся в живых офицер опустил лук.
  - Ну, вот и хорошо. Теперь, вы, двое, сможете взять под контроль его отряд, или их всех придётся пускать в расход?!
  - Не надо. Стоит им только рассказать - и все поймут. Не все ж кретины.
  - Вот и хорошо. Так же расскажите о моём предложении. Всех, кто откажется - кончайте, - призрак выдержал паузу, обвёл все присутствующих невидимым взглядом: - Это приказ. Такие будут сочувствовать принцессе и могут организовать побег. Понятно?!
  - Хо! - ответили ему демоны и удалились, унося залитый золотой кровью труп с собой в ковре.
  'Что такое 'хо' надо будет тоже спросить' - комиссар вдруг спохватился - картинки! Картинки наёмники унесли с собой. Он дал себе успокоиться, надел очки и вызвал переводчика, с которым ещё раз вместе прослушали записи.
  - Что он хотел сказать, как вы думаете?
  - 'Ты слышал?' - о чём слышал? Слово перед ним неразборчиво, - переводчик ещё раз перемотал плёнку: - Знаете, я ведь на самом Гайцоне не был, всё больше по книжкам, что-то вертится в голове... - за окном вдруг раздался протяжный свист, что-то вертящееся пролетело мимо, нарастающий гром, вспышка - и стекло, казалось, от одного звука разлетелось вдребезги.
  - Что? - оба призрака, поднявшись с пола, кинулись к окну. Опять тот же звук только теперь видно - с крыши одной из централей поднялся сияющий столб и ушел в небо. Ветер, разойдясь кольцом, подхватил с площади грязную газету и швырнул в лицо комиссару.
  - Кто стреляет? - отплёвываясь, схватил Марчантар видеофон: - Нас бомбят?
  - Это третья централь, шеф. Та, где принцесса. В небе ничего нет, может, её проделки?!
  - Немедленно выяснить!
  
  ...Флот даже без команды начал противозенитный маневр, едва только первый импульс покинул атмосферу. Тардеш немедленно приказал вернуться в строй - глупо проводить всякие защитные эволюции, когда цель находится чуть ли не на другой стороне планеты. И вызывал на мостик консультанта по Коциту:
  - Он ещё только стыкуется, - ответил Бэла: - Ему сказали, что вы на ракетоносце, ментор, а там что-то не знают. Вот он и валандался несколько часов в космосе, пока выяснял, где вы на самом деле.
  - Давно пора завести адъютанта. Мне надоели эти задержки. Ладно, дайте тогда Мацукаву.
  Связь регулярно прерывалась синхронной с залпом полосой помех:
  - Что у вас там, генерал?
  - Это сигнал от госпожи Главнокомандующей. Мы начнём сжимать окружение, едва заработает ещё одна пушка.
  - А в чём собственно был ваш план?!
  - Простите, господин драгонарий, но я не могу обсуждать секреты таким образом. Пока мы проводим глубокую разведку.
  - Ладно. О результатах немедленно доложите, - и отключил связь.
  - Пришел главный инженер, товарищ драгонарий.
  - Спасибо. Здравствуйте. Ну, - он развернулся в своём адмиральском кресле: - Объясните же, наконец, в чём прелесть вашего 'замечательного' плана?!
  Пожилой человек, с абсолютно седой шевелюрой, сразу разложил на адмиральском столике инженерный планшет - устройство, представлявшее собой некий гибрид видеофона с вычислителем при развитом голографическим экране ("Хорошо, что хоть макет не притащил" - подумал призрак):
  - Как известно, ресурсы любой крепости ограничены, особенно ресурсы энергетические. Проведённый по заданию маршала расчёт, показывает, что если в определённом порядке вывести из строя некоторые электростанции, а потом задействовать планетарную артиллерию, то это может привести к отключению систем защиты периметра. Вот на этом и был наш расчёт.
  - А флот вы собирались предупредить об использовании планетарных орудий?
  - Э... товарищ драгонарий...
  - Или на это и был расчёт штаба Сопротивления?!
  - Это всё-таки мостик республиканского крейсера, товарищ драгонарий.
  - Передайте, кому надо, что они идиоты. Так, где у нас наша принцесса, по вашему плану? Сидит за одним из пультов и управляет стрельбой?
  - Нет, скорее всего, выводит из строя следующие орудия. Нужно задействовать не меньше трёх орудийных триплетов, чтобы эффект стал сказываться на эффективности обороны.
  - Хм. Значит, будет ещё три таких штуки. Нам-то куда деваться от ваших "гениальных" замыслов?
  - Не беспокойтесь, они бьют в пристрелочном режиме, автоматически избегая попадания по любым небесным телам.
  - Интересное у вас, понимание слова "пристрелка"... Однако же, как лупят! И без пробоя атмосферы.
  - Этот режим требует больших энергозатрат. И деморализует гарнизон.
  - Понятно.
  - Товарищ драгонарий, генерал Мацукава на линии!
  - Слушаю.
  - Данные разведки, драгонарий-доно. На всём протяжении фронта плотность огня не изменилась.
  - Как?! - воскликнул инженер: - Не может быть!
  - Потише, вы же сами говорили, что нужно не меньше трёх, вроде бы...
  - Вы не поняли, товарищ драгонарий. Три триплета - это уже полное отключение. А с одним плотность уже должна падать. Или вы в чём-то ошибаетесь, товарищ генерал.
  - Никак нет, нет никакой ошибки, сэнсей. От ложной тревоги был больший эффект чем от текущей ситуации.
  - Нет, нет, нет, я должен сам проверить!
  - Мы сами ожидали большего, но на обращенной к нам стороне, которую бомбят, электрические приборы отключают сами противники, а на недоступную нам часть выйти пока нет никакой возможности - это банально далеко лететь. Так что если что-то изменилось, то только там, и от этого нам пока нет никакой пользы.
  - Которую обстреливают? - переспросил инженер, и вдруг схватился за голову: - О, нет! - в его глазах, обращенных к Тардешу, сверкнули слёзы: - Товарищ драгонарий, я совершил большую ошибку в расчетах. Мало того, я её усугубил, подвергнув опасности чужие жизни!
  - Поменьше эмоций. Успокойтесь, и объясните.
  - Я забыл, что вы глушите электронику на значительном участке стены. Расчёт вёлся на случай равномерной нагрузки на периметр. А если исходить из реальных фактов, то при такой "мёртвой зоне" миссия маршала Явара никогда не увенчается успехом.
  - Так что, прекратить обстрел? Но тогда их артиллерия просто сметёт наземные войска.
  - Мы в безвыходном положении по моей вине. Боюсь, что эта операция закончится трагическим провалом. Я, лично, готов понести любое наказание.
  - Не спешите, - раздраженно остановил его самобичевание драгонарий: - Что они делают с системой наведения? Просто включают пристрелку, или фиксируют на ней?
  - Фиксируют? - Тардеш и забыл, что не все понимают флотский жаргон.
  - Да, повстанцы смогут её отключить и развернуть орудия на нас?!
  - Нет.
  - Точно?
  - Обижаете! Уж если ломать - то до конца!
  Тардеш посмотрел на ничего не понимающего Бэлу - что же, настало время для очередного урока:
  - Приказ "Шайтану" - поднять щиты и войти в зону вражеской обороны.
  - Вы... что вы намерены делать?!
  - Генералу Мацукаве нужно совсем немного времени, чтобы захватить контроль над стенами. Я думаю, выдвинуть вперёд линию кораблей 1-го класса с поднятыми щитами, а за ними - ракетоносцы. Может, сумеем приблизиться.
  - А почему сразу не выстроиться?
  - Потому что надо проверить глубину обороны. А у нас щит мощней, чем у прочих. И предупредите генерала Мацукаву о нашем маневре, ладно?!
  "Нет уж, чудо сероглазое, не дам я тебе умереть, пусть даже всю эту треклятую цитадель придётся сравнять с землёй!"
  
  ...А где-то внизу, под стенами этой треклятой цитадели, Злата, уловив эту мысль, усилила её, и, очистив от слов, послала адресату - эмоции, они проходят сквозь любую магическую защиту!..
  
   >Бог послал
  
   ... Ну, и кто-нибудь мне скажет, шо це такэ?
   Три Высших Демона Хаоса стояли на крыше города и смотрели на три регулярно возносящиеся к небу столбы нестерпимого света. Ударная волна их слегка покачивала, злыми ветрами трепала крылья, рукава вышитых рубах, длинные усы и наброшенные на плечо меховые плащи, но они не прятались при подходе очередной волны с востока, по привычке бравируя силой.
   - Без понятия, - сказал крайний слева - Кошевой, тому, что в середине - гетману, с которого только что сдуло красную шапку:
   - Может, просто поиздеваться над нами?!
   - Или сигнал подать, - гетман, прищурившись, проводил взглядом очередной разряд: - С таким маяком никакая рация не нужна.
   - Так шо, гетман? - спросил третий, Цекало, вынув изо рта свистульку.
   - Я, похоже, догадался, куда она может пойти с такой группой, - казак показал подбородком в сторону центра крепости, где высилась ажурной паутиной башня 'Ледяной Клетки': - Только туда, даже если раньше она думала иначе.
   - Хм, из окруженного города надо ещё выйти.
   - Могу отдать любой из двенадцати пальцев, что она была уже далеко снаружи, когда эта гармата бабахнула! - он показал на в очередной раз сверкнувшие разрядом пушки: - Тикаем отсюдова.
   Когда панорама стрельбы скрылась за горбом крыши, говорить стало легче.
   - Итак, - начал приказывать гетман: - Пока крепость не окружили, нам от принцессы никакой пользы. Поэтому, Цекало, бери казаков Чернолесного куреня, и перекрывай все дороги - чтобы никто отсюда не выскочил без нашего разрешения.
   - Есть.
   - А мы с Кошевым, свяжемся с Марчантаром, и расставим засады - пусть комиссар сам поможет нам с поимкой.
   - Пан гетман, наши разведчики нам докладывают, что Марчантар приказал отравить воздух в наших казармах. Вы вовремя увели казаков.
   - Вот, значит, как... Ничего, недолго ему осталось. Кошевой, подогнал дрезину?
   Отлучившийся есаул приземлился рядом с ними с весьма странным выражением лица:
   - С дрезиной вышло цикаво, пан гетман... Нет, лучше угадайте, на чём сейчас рассекает принцесса?!
   Зубило и Цекало переглянулись, и как ни прилагали усилия, всё-таки разразились громогласным смехом:
   - На нашей дрезине?! Ты уверен?!
   - Обижаете, пан гетман, - действительно обиженно посмотрел Кошевой на товарищей: - Половина сердюков таращит глаза, не разумея, что случилось, другая половина разбросана шматочками от станции вон до туда, от машиниста вообще яишница с соплями осталась. Кому, не быть, як не нашей принцессе?!
   Атаманы ещё раз переглянулись.
   - Во баба. Во даёт!
   - Замуж её треба. Пока дрезины не кончились.
   - Та женись.
   - Мне не можно, я зарок давал.
   - Давай Кошевого женим!
   - Э-э, я не принц, мне нельзя принцессу!
   - Не принц?! Точно?!
   - Вот те крест, - сказал молодой демон, крестясь православно.
   - Це проблема. Добре, молодец - штучка, шоб шукати дрезину всё ещё у тебя?
   - Обижаете! - он показал устройства, в котором по плану Коцита ползла голубая точка.
   - Дай мне. А, слухай, - гони к Марчантару, скажи, что принцесса зараз будет у 'Ледяной Клетки', понял?!
   - Ну, ей вообще-то туда от трёх до пяти часов...
   - А ты скажи что зараз! Нехай он там её караулит, а мы эту красавицу на дороге перехватим! - демон вздохнул и добавил голосом ниже: - Этот случай, нам сам Бог послал...
  
   ...Эту дрезину им послали сами боги. Принцесса опять применила маскировку, чтобы провести всех мимо постов, и, необходимость следовать правилам для солдат гарнизона в случае тревоги, заводила их в такие дебри, откуда пытаться выбраться силой, было бы чистым самоубийством. Хорошо, им сначала удалось подрядиться на проверку внешних постов, а потом и найти этот бесхозный паровоз. Захватить его было проще, чем написать его название.
   Внутри паровоза колом стояла жуткая холодрына. Особенно плохо было голоногим суккубам, изоляция которых не меняла состава воздуха. Да и демонам и ракшасам приходилось несладко - не жаловались на холод только люди, потому что их доспехи сами следили за температурой, и гандхарв, потому что не умел говорить.
   - Что эт-то в конце к-к-концов за ужас! - стуча зубами, возмутилась Гюльдан.
   Метеа уже перепробовала все известные ей трюки с изоляцией и решилась на последний способ - наружный обогрев. Только шарик огня, должный висеть на одном месте с силой улетел в конец поезда, и взорвался о торцовую стенку.
   - Дрезина-то движется, - заметил Аравинда, видевший всё это в зеркале.
   Принцесса что-то сердито пробурчала под нос, и, исправив свою ошибку, повесила яркий и горячий огонь посреди кабины. Все сразу потянулись к нему греться.
   - Наконец-то! - воскликнула Азер, растирая замёрзшие пальцы.
   - Не толкайтесь, - предупредила принцесса, подставляя то одну, то другую щеку живительному теплу: - Господин Сакагучи, а вы, почему в стороне? Не верю, что вам не холодно. Девочки, пустите его, в конце концов, вы можете греться и об нас!
   - И почему всё-таки вы мёрзните? - улыбнулась Даршани, на миг, отвлёкшись от своих расчётов: - Вроде бы приборы в порядке...
   - Я боюсь, что тут дыра где-то в корпусе, - ответила демонесса: - По ногам сильно задувает.
   - А... - кивнула человек, и сама зачем-то подняла ноги на кресло: - Я тут вот посчитала маленько насчёт того, что мы наделали... Ну, имею в виду это, - она куда-то неопределённо махнула руками и объяснила: - Пушку. Так вот, расход энергии. Нет, я лучше покажу, (она повернула свой планшет экраном к ним, и включила разноцветный план Коцита) Вот, смотрите, как это должно быть по плану! - сектора один за другим серели, и вся стена становилась чёрной.
   - А вот как происходит на самом деле! - два сектора окрасились серо-розовым, а один остался ярко-ярко белым: - Этот сломали мы, этот сам сломался, а это тот, где стреляет пушка.
   - Ну и что пошло не по плану?
   - Всё бы по плану пошло, если бы мы не забыли про одну штуку. Вот про это! - (весь восточный край стены окрасился в чёрный цвет): - Драгонарий глушит электронику! Поэтому повстанцы отключили питание пушек периметра, и пусть мы повторим всё, что сделали со всеми орудиями, отключения всей стены мы не добьемся. Это была ошибка.
   - Что?! - дьяволица резким движением отправила шар к потолку: - Повтори... - и пока она повторяла, сидела в напряженной позе, и думала. Все смотрели на неё.
  
   Она огромным усилием воли сохранила спокойное и бесстрастное лицо. "Нет. Ну, как же так!" - беззвучно взмолилась она: "Боги, когда я пожертвовала всем, ради Тардеша... ради его победы..."
   Боги молчали, только перестук колёс повторял какие-то мантры.
   Что могли требовать боги, вновь отдаляющую от неё победу после таких усилий? Крови? Кровь уже была - кровь Азер и Аравинды, и слезы Даршани. Этого мало?! Её собственной крови? Она была бы согласна, но не имела права - хватило ошибки на стене, ей нельзя жертвовать собой, она не одна. "О, Боги..."
   Она подняла взгляд выше внимательных глаз Даршани, выше темного шлема господина Сакагучи - туда, где за прозрачным лобовым стеклом бушевала метель, скрывавшая звезды, хранящие её Тардеша.
   Метель резко пропала. Звезды, как вымытые, сверкнули с темных небес.
   "Насколько невозможного дела вы от меня хотите?"
   Может, она и правда, слишком мало жертвовала собой, не была согласна отдать жизнь... Но как же? Здесь с ней и Азер с сестрёнками, и Сакагучи и Хасан и Аравинда с Даршани, и этот ангел, и Маваши с Коваем, и Ильхан - разве она может умереть и подвести их? "Просите чего-нибудь другого! Пусть - самого невозможного!"
   Путь по большому радиусу чуть заметно изгибался, звезды двигались влево по лобовому стеклу. Миг - и их лучи попали в трещины с краю и резко вытянулись стрелами вправо - по направлению к центру крепости. Указывая на то, что было невозможно взять - как им сказал сам строитель этой крепости. На "Ледяную Клетку".
  
   ...В глазах демонов не отражается ничего кроме их собственных чувств. И там не было никакой рассеянности или сомнения - только одна упрямая решимость. Метеа заговорила много времени спустя, после того как Даршани ещё раз, как детям, разъяснила их ошибку, и гораздо менее ковкий металл, чем составлял её тело, звучал в её голосе:
   - Решено. Мы идём в 'Ледяную Клетку'.
   - Госпожа?! - первым среагировал Сакагучи. Как телохранитель, он подумал о риске для члена королевской семьи.
   - Хозяйка?! - спросила Азер. Как её подруга она подумала о её здоровье и больной коленке.
   - Вот так бы и сказал! Ты опять Яван! Круто! - воскликнул Хасан. Как друг, он считал обязанным поддержать её.
   - Никаких обсуждений, - предупредила дочь императора: - У нас и так раненый, и нам не повторить наши трюки снова. И вообще, я всегда считала что странно - бегать кругами, когда можно ударить в центр... - она странно чувствовала себя - будто кто-то снаружи придаёт ей сил: - 'Ледяная Клетка' - или ничего! Смертелен только удар в сердце!
   - Или по горлу... - испортил такой момент Маваши...
  
   ...Магистр Корнелиус прервал молитву от неожиданности, когда поезд вдруг остановился. Поискал глазами - дежуривший у двери в коленопреклонённой позе послушник, путаясь в кольчуге, крыльях и табарде бросился выяснять, в чём дело. Магистр опять склонился перед распятием, смиренно опустив голову и расправив крылья - но ни одна молитва больше не лезла в голову демону. С трудом, сдержав рвущиеся с языка богохульные проклятия, он встал с колен, оправил рясу поверх доспехов, и вышел из купе, превращенного в келью.
   Высших демонов Хаоса Ордена апостола Павла, ещё до закладки Коцита пригласили на поселение власти Амаля. И, до недавнего времени Сенату не приходилось сомневаться в их верности. Но, грянуло восстание, и братьям-рыцарям, чтобы обезопасить свои святыни, и не упустить слишком опасного для всех христиан пленника, пришлось присоединиться к мятежникам. И ни один демон не жаловался на судьбу воинов Христовых - именно об их церкви и монастыри и запнулась ловко затягиваемая удавка карателей, благодаря их доблести не сумев завершить окружение целиком.
   Умкы, второй по значению лидер повстанцев, приказал им покинуть эту крепость, и организовать оборону главного, крупнейшего космодрома планеты, всё ещё остающегося в руках у повстанцев. Хоть он был отчасти бесполезен из-за блокады, но какие-то виды на межпланетное сообщение, у начальства, видать были. Но не смиренному рабу Божьему обсуждать приказы командования...
   Первое что он подумал - что их надумали вернуть. Наёмники-казаки, легкая пехота, на посылках у Марчантара, коммисар-коменданта Коцита, рассыпались широкой цепью, перекрывая все десять железных дорог, выходящих из Северо-Западных ворот Коцита. Но это была только первая мысль. Потому что казаки держали их на прицеле своего оружия.
   Иноки охраны сразу же обнажили мечи, но магистр движением руки остановил их - наёмники уже заняли и крышу поезда, нарываться с отрядом легких латников на стрелковый залп, было самоубийством. В конце поезда обеспокоено взревели химеры, добавляя нервозности в и без того раскалившуюся атмосферу.
   'Теперь ещё Железных Демонов не хватает для общей радости' - подумал магистр. Фон Куртц ему докладывал, что казаки взбунтовались, стараясь заполучить принцессу Гайцонского Королевства, пока что Орден молчаливо покровительствовал им, как единокровникам, пусть и попавшим под власть православной схизмы - но сейчас всё зашло чересчур далеко. Надо постараться вернуть свой статус кво и уважение к ордену, пока эти варвары не решили, что всё можно решить силой.
   - Где ваш атаман? - спросил он у того, кто выглядел наиболее интеллектуально среди этих пиратов и пастухов.
   Ударяя по земле хвостом, подошел коренастый, перевитый ремнями с пистолями и подсумками, Цекало - правая рука гетмана Зубило. Хорошо, хоть знакомый.
   - Кто твой командир, коззак?
   - Гетман.
   - Кто командовать гауптман?
   - Казацкая правда и Господь Бог.
   Ну, хоть что-то ясно.
   - Почему есть перекрыта дорога?
   - Да нет, у нас ничего есть. Приказ гетмана. Жрать они хотят! - крикнул он заржавшим казакам: - 'Почем еда' спрашивают!
   Нет так, переговоры не пойдут. Магистр сносно владел диалектом нагского, на котором общались наёмники, но от волнения путал слова, что вызывало дружный хохот этих варваров в овечьих полушубках. Он собрался с мыслями, и, выбирая выражения, проговорил на столичном диалекте Бхоговати, в произношении которого был уверен, тщательно выделяя твёрдые звуки:
   - Пан Атаман, мы есть одобрить дер пакт, заключенный ундер мы и вы, при посредничестве фон Курца. Мы есть пока придерживаться пакт.
   - Договор скоро не будет иметь силы.
   - Ваш гауптман есть рядом с генноссе комиссар Марчантар. В поезде - радиофунксендер. Мы успеем предупредить о ваш предательстве раньше, чем вы до него доберётесь.
   Атаман свистнул одному из своих демонов, тот - другому, кто стоял на крыше, тот по крыше пробежал, спрыгнул ещё с парой возле штабного вагона, но послушники с пиками встали намертво, не боясь даже наведённых на них мушкетов.
   - Кайне цайт, пан атаман.
   Цекало мрачно кивнул, переливчатым свистом дал знак 'вольно';
   - Ладно. Что вам треба, пан лыцарь?
   - Вы пропускать нас без разговоров, унд вир молчать юбер лере интриген. И поскольку, нам теперь не добраться до вашей принцессы, мы отказываемся от доли за неё, в обмен на безопасный выход для всех наших братьев.
  
   Ничего не ответил казак, только молча отвернулся и ушел к стоящему на другой линии поезду. Магистр молился, чтобы у его братьев не сдали нервы - он прямо-таки спиной чувствовал, как сейчас в вагонах заряжаются арбалеты и аркебузы, и наводятся на окруживших их наёмников. Нетушки. Пока он жив, Высшие демоны Хаоса между собой воевать не будут.
   Цекало вернулся так же неожиданно, как и ушел:
   - Проезжайте, магистр. Гетман даёт "добро", якшо вы даёте слово.
   - Принесите мне мой меч! - велел рыцарь послушникам: - Я, Гроссмейстер дес Орденс дес Апостолес Паулюс, Корнелиус, в миру Альфред фон Иккинг...
  
   ..."Глупую всё-таки игру затеял гетман" - думал он много позже, подъезжая к космодрому. "Такие вещи надо проворачивать, имея как минимум вдвое большую армию, чем сейчас у него. Господи, спаси его душу!" - взмолился демон, склонившись перед распятием: "И укажи путь, мне, смиренному рабу твоему - пошли знак что делать, чтобы уберечь подвластных мне рабов твоих и наши святыни от справедливого гнева Амаля?"...
   Он поднял взгляд от молитвы - в небе, словно ответ свыше, сияли три хвостатые звезды...
  
   - Товарищ драгонарий, зафиксирован очередной старт с космодрома номер 5! Перехватить?
   - Не стоит. Оставьте это патрульной эскадре. Что за космодром, почему до сих пор функционирует?
   - Он за линией защиты Коцита и с нашей позиции его не достать главным калибром. На прошлом заседании штаба решили, что выгоднее его захватить наземными силами.
   - Ерунда какая. Что за вопиющая некомпетентность. Послать "Имплякабеш" - ракетная атака, цель - космодром номер 5, две ядерные боеголовки и одну кластерную. Уничтожить комплекс.

  
  >Демон против демона
  
  ...Ветер спал, зато с промерзшего льда земли поднялся противнейший морозный туман, скрывший всё, кроме самых ярких огней города и техники. Только на востоке грохотала не желающая сдаваться натиску демонов стена. А здесь было тихо, темно - и даже безопасно, удобно для засады, только бы дрезину не пропустить. Ведь немудрено и проморгать - а пойдёт как с выключенными огнями! Услышать-то услышим, но может, будет поздно догонять. Гетман для страховки приказал развести костёр прямо на путях - проедет, сам покажет, когда. И пусть попробуют объехать.
  В свой сбродный отряд он набрал самых здоровых из сердюков и простых казаков - вряд ли кто будет ловчее дочери императора, у которой были лучшие учителя в драке на саблях, но любого ловкача можно просто завалить грубой массой. Он и предупреждал их, чтобы не давали рубиться, а сразу лезли в обхватку, и заваливали. Только вот сомнения стали грызть старого казака, как он увидел, как эти толстяки перелетают с дома на дом - а сумеют ли такие увальни догнать дрезину? Как бы не оказаться там в одиночестве...
  Вообще, самое умное было бы сбросить поезд с рельсов - и вся недолга. Только вот пассажиры были нужны живые. Да и здесь, на внешней ветке у поездов был специальный скользящий якорь, который не давал опрокидываться от сильных ветров и подобных шутников. Да, к тому же...
  
  "- Так как ты говоришь, называется ваша планета? Даэна - это та, что проводит по последнему мосту, а ваша? - она шла легкими шагами вдоль берега, старательно обходя выброшенные на берег кувшинки и лотосы.
  - Чернобыль.
  - Что это значит?
  - Полынь. Звезда Полынь, в Апокалипсисе. Помнишь?
  - И ты прямо оттуда?
  - Да. Как труба позовет - сразу на Землю. Покарать всех грешников, не пустить их в Царство Божие.
  - Ну-ну, как же... - она посмотрела искоса карим недоверчивым глазом: - Сказки.
  - Сама-то звезду носишь. Только я не понял, она у тебя то ли красная, то ли белая? Огненная или полынная? За богов или демонов?
  - Эта? - она сняла заколку: - Это не звезда, это лотос. Неужели не понял сам? А ты же не понимаешь по-нашему... И она розовая. Ни за дэвов, ни за асуров... - она сняла и протянула в маленькой смуглой ладошке: - На, держи. "Звезда" - это ещё и "ахтар", моя сестра. Мне как-то несподручно теперь, а ты сбережешь..."

  
  Прервав цепь воспоминаний, в зону видимости с нарастающим гулом, взметнув перед собою брызнувшие искрами головёшки, волоча за собой шлейф клубящегося тумана, ворвалась долгожданная дрезина. Демоны просто раскрыли крылья, и взмыли вверх, подхваченные воздушными завихрениями.
  Началась погоня. Первые минуты бесшумная - их ещё не замечали, потом с дрезины грохнул тяжелый мушкетный выстрел (метко, один из сердюков клюнул носом и кубарем полетел на рельсы, считать шпалы), и жутко засвистели стрелы. Казаки начали делать маневры и терять скорость. "Не уворачиваться!" - крикнул им гетман. Главное догнать хоть одному-двум, а там разберёмся...
  Дрезина сделала поворот, съезжая с развилки на кольцевую ветку. Зубило поймал её ветер, он подкинул его выше, он на повороте разогнался в пикировании, набрал скорость - и, как и ожидал, оказался единственным на крыше. Где-то сзади всё ещё висели медленно приближающиеся тени, что же, если он разберётся со стрелками - может, и успеют догнать. Сверкающие залпы орудий ослепляли даже сквозь туман, после чего наступал миг кромешной тьмы. Именно на него была вся надежда приблизиться.
  Плечо больно оцарапало, словно когтями. Гетман шарахнулся в другую сторону - и чуть не попал под другой выстрел - это был не лук и не мушкет, выстрел был совсем тихий, и пролетело как дробь, словно когтями процарапав одежду... Перед ним, вспыхнув огненными крыльями, возник мелкий демон в жутковатых шипастых доспехах.
  
  Маваши целил в крылья, но сереброглазая ледяная громадина словно почуяла и подставила плечо. От выстрела из второго кастета враг тоже увернулся, и выхватил меч после вспышки за горизонтом. Учитель фехтования оценил оружие - одноручное, открытая гарда, веревочная петля. Противовес? Нет, темляк для руки... Значит, перехватов оружия не будет. Но пока... Он выстрелил из локтевого арбалета, как раз в рукоять, и пока тот восстанавливал равновесие, подскочил, и врезал пару раз кулаками по ребрам, пока тот восстанавливал равновесие.
  
  Гетман выхватил шашку, и не успел вдеть руку в темляк, как ему чуть не вышибли оружие выстрелом - он не понял, откуда, не выплюнул же он стрелу? Сполохи от напрасно палящих небо орудий теперь только путали. Пока казак восстанавливал равновесие и зрение, противник подскочил в упор, и крепко отмутузил его по рёбрам. И этих тварей он хотел завалить "в обхватку"?! Гетман ударил его сверху по шлему рукояткой шашки и снизу - коленом, зашиб колено, но толку немного добился. Дурная идея - допускать закованного в латы демона так близко - он пнул ногой его прочь, и, вдев руку в темляк, хорошенько ударил шашкой. Демон обнажил меч.
  
  У противника было несколько вариантов контратаки - разорвать дистанцию, уйти кувырком, использовать крылья, жестко встретить - но он пропустил удар и ответил вполне лхасским "молотом и наковальней" - только "молот" в исполнении рукояткой меча. Доспехи спасли Кена, хотя удар шестипалой руки и сквозь них был болезненным и без оружия. Кен попытался, пока, ещё был вблизи, ударить "когтями", но пропустил прямой и жесткий - "в южном стиле", удар ногой, который отбросил его прочь. Демон Хаоса выхватил шашку, демон Разрушения - катану, и они обменялись ударами. Маваши сразу заметил главный недостаток техники - слишком широкие замахи для такого легкого оружия. Кен бы раз пять ударить успел, пока его противник готовился, будь у него легкий вакадзаши принцессы, а не его катана. Но если он так долго замахивается, он либо привык к другому оружию, либо другой рукой держит поводья, либо... сверкнула тройная вспышка планетарных орудий, справа свистнуло - и гибкий кнут подсек ноги, он не успел увернуться, и полетел навзничь. Понятно, второе оружие. В свете звезд ледяно блеснул вражеский клинок.
  
  Гетман не собирался жалеть противника - тот тоже не шутил, и поэтому, не церемонясь, подсек его кнутом, как улучил момент достать его. Сшиб на крышу вагона, примерился шашкой - но тот верткий, успел подставить саблю, руками да ногами отпинался, освободился - Зубило ещё раз подсек, но тот, словно резиновый, подскочил чуть ли не лежа, и в самых диких прыжках то справа, то слева, начал теснить его к краю вагона, подальше от принцессы. Это совсем не входило в планы казака - и, намотав кнут на рукоять, он сменил его не пистолет и выстрелил ему прямо в лицо.
  
   Маваши заблокировал удар сверху и "прыжком богомола" вскочил на ноги. Против гибкого оружия ему приходилось сражаться, но на движущемся поезде - впервые! Это было потрясающе! Он запомнил несколько новых ударов - это было немного похоже на "хвосты дракона" и технику Восточного Побережья - там некоторые школы ниндзя использовали крестьянское оружие, но тут кнут был длиннее. "Вот почему у него такие медленные замахи мечом! - понял Маваши: - Чтобы не мешать кнуту!". Но вот враг резко убрал оружие, стал сматывать... и тут фехтовальщика подвело знание слишком большого количества приёмов. Он-то подумал, что это легендарный ""удар тысячи муравьиных ног", во время которого боец, сматывая гибкое оружие, заряжает свое "ци" для удара другой рукой - и прозевал смену оружия. Но рефлексы не подвели - вовремя успел упасть в низкую стойку перед выстрелом мгновенно обнаженного пистолета: "Думал взять меня так!" - но враг только воспользовался этим, и, взмахнув крыльями, перелетел через голову Кена. "Ну, нечестно!" - подумал обиженный фехтовальщик, но тут, под вспышку и гром далекого залпа, на его голову свалились ещё два ледяных демона, здоровенных как Брат Ковай. "Ладно, того оставим на принцессу, надо вас скинуть!.."
  
  Демон-казак просто облетел преграду, воспользовавшись кратковременным дымом от выстрела, и убрал разряженный пистоль. За его спиной тяжело приземлились сразу двое сердюков - они задержат эту занозу. Надо было сразу с пистолетами лететь, а то шашками махать тут все горазды. Он сложил крылья и упал на крышу снова, как всполох слева ослепил тьму.
  
  Спереди, рядом со щекой - в голову бы, если бы не увернулся - пролетела стрела. Гетман, не глядя, выстрелил в ту сторону, а потом, широкими шагами по узкой крыше разогнался, вынимая другой пистоль. Темноволосая суккуб, поднимавшаяся с колен - пуля всего лишь сбила с неё шлем - остановила его бросок наведённой в сердце стрелой. Он замахнулся разряженным пистолетом. Её глаза светились алым цветом - наверное, при свете дня были карие, ноги, крепко расставленные, были длинны, красивы и босы, кольчуга плотно обнимала молодое тело, руки, с натянутыми подобно тетиве мускулами уверено держали лук, а вот лицо... порыв ветра отбросил длинные волосы, и замах гетмана провалился в пустоту. Это лицо остановило его вернее, чем оружие. Нет, не может быть, он ведь собственными руками выносил её тело из зиккурата и хоронил! Лоб умницы, брови упрямицы, вздёрнутый носик капризки, маленький рот с пухлыми губами сластёны и вздернутая верхняя губа - для поцелуев. Вот только волосы она никогда такие длинные не носила, всегда стриглась коротко, всегда над чем-то смеялась, холодно и метко, а найти, над чем - она могла всегда, ведь это сама...
  - Гюльдан? - удивлённо спросил гетман.
  Соблазнительница дёрнулась, расширила глаза, резко опустив лук, и всадила стрелу ему в бедро. От боли казак нажал на спуск, курок щелкнул, взведясь, и тотчас что-то со страшной силой развернуло его и вырвало оружие из рук. Это была принцесса.
  В одной руке она держала меч, а в другой - пистолет, словно палку. Ветер выдувал огонь из сочленений доспехов, создавая плащ из искр и снежинок, расстилающийся над крышей вагона вширь. Порох на полке пистолета от её кожи вспыхнул, выстрел - пистолет полетел в одну сторону, пуля в другую, принцесса - в атаку. Гетман понял, что ему конец - шашку поднять он не успевал, и то, что хлопцы подоспеют на помощь - всего лишь иллюзия. Здесь спасло лишь чудо.
  - Я возвращаю долг, - неожиданно сказала демонесса и ударила ему по шее - пустой рукой. Гетман кубарем полетел с вагона в высокие сугробы вдоль путей...
  
  ...Кадомацу проводила сброшенного демона долгим взглядом - в том, что это был тот самый гетман Зубило, столь галантно обошедшийся ней на Стене, она не сомневалась. Оглянулась на Гюльдан. Та... плакала! Да, уронила лук и ревмя ревела, сидя голыми коленками на заледенелой крыше. Метеа замерла в растерянности, но Азер уже поспешила к сестрёнке, села, обняла, нашла где-то пробитый пулей гетмана шлем.
  - Ну что ты, что с тобой?
  - Я промахнулась! В упор!
  - Ну, подумаешь, эка невидаль. Не плачь, глупая!..
  Маваши тоже скинул одного с поезда. Ему требовалась помощь.
  
  >Последний командир
  
  "- До самого конца света, - сказала она, подавая ему руку: - На всю жизнь и дольше. До Судного Дня, когда все демоны восстанут - я встану рядом с тобой.
  - Возьми, пожалуйста.
  - Что это? Распятие?
  - Мой собственный крест. Нательный. Он пахнет мною.
  Она поднесла к носу и вдохнула.
  - Демон-христианин. Это так... странно...
  - Православный. Если Спаситель пришел не для всех - то какой он Спаситель?
  - Такой, что спасёт даже проклятого дьявола, и развратную по самой природе своей суккубу?
  - Дьявол не в нашей плоти. Дьявол в нашем сердце. И Спаситель помогает мне с ним бороться.
  - Я приму твою веру. "Гюльдан" - значит "цветок мудрости". Это лотос. Есть у вас такое же имя?
  - Лилия. Сусанна. Выбирай на вкус..."

  
  ... Гетман поднялся из сугроба, и, отряхнув снег, проверил, кликнул, чтобы отозвались те, кто уцелел в погоне. Да, затея провалилась...
  - Принцесса! - крикнул он в туманную даль, и залп треклятых пушек прозвучал как эхо: - Теперь мы в расчете! Теперь я не жду и не дам пощады, так и знай!
  Он засунул руку за пазуху, и, достав ладанку, вытащил из неё заколку в форме звезды, поцеловал, и примотал гайтаном к нательному кресту. Потом обернулся к сердюкам:
  - Подайте рацию! (трофейные экземпляры ещё работали) Кошевой?! Кончай пана комиссара! Мы выступаем в открытую!..
  
  ...Марчантар в который раз проверил все посты. Так, в порядке. Он даже рискнул снять химер со стен, правда, всего пару пятерок, - зато так будет надёжней. Против таких тварей, гайцонцам, или Железным Демонам, как их прозвали повстанцы, выставить нечего.
  В сущности, не очень большая площадь между внешним рвом 'Ледяной Клетки' и последней железнодорожной стрелки было буквально утыкано войсками - пещерные демоны, призраки, люди, химеры, наги, ракшасы, даже порученец гетмана привел несколько своих - Демоны Хаоса, ну, и конечно, наёмники-гайцонцы. Именно к ним, поправляя на ходу очки, и шел сейчас Марчантар. И 'головорез", и тот, с луком, согласились с призраком, что в хорошо охраняемую Резервную Централь она не полезет. На всякий случай, конечно, и там усилили посты - бронированную трубу, по которой шло сообщение, перегородили баррикадой и поставили станковый светомёт - пусть попробует, сунется! Так что можно не беспокоиться. А вот охрану южного, всё ещё недоступного повстанцам входа в Клетку, надо было усилять и усилять.
  Поднялся туман. Марчантар отдал приказ использовать приборы ночного видения - ещё один плюс, гайцонцы в тумане видели плохо. А вот и они, легки на помине.
  Головорез, едва выйдя из тьмы, вдоль невысокой чугунной оградки, отделявшую проезжую часть от тротуара, перелез через неё, и сразу помотал головой, разминая шею:
  - Чего ждём, начальник?
  - Казаки следят за принцессой. Скоро должен придти их офицер, доложить.
  - Кого-то кроме принцессы ещё нужно вам? У неё, говорят, суккубы...
  - Нет. Хотя... Кроме принцессы, неплохо бы захватить и её инженера - у них должны быть коды доступа в 'Ледяную Клетку'. Я вот думаю, как бы вас... - луч прожектора перекрыла громадная тень, и холодный ветер от крыльев обдал Марчантара: - А вот и атаман Кошевой. Какие новости?
  - Она движется, пан комиссар, - видели бы вы, с какой силой он свел свои челюсти и брови!
  - Всё-таки, я не понимаю вас, братан, - сказал вдруг гайцонец-головорез: - Ведь эта принцесса - настоящий лакомый кус для любого. Что же вы со своей армией даже не попытались сами взять?! Отдали на откуп этим - он кивнул в сторону коменданта Коцита.
  Марчантар не успел среагировать. Казак сверкнул серебром зеркальных глаз, выхватил два пистолета, и выстрелил в лоб головорезу и его помощнику.
  - Ты не прав. Мы пытались.
  Пули не убили, но бросили на землю, и если помощник просто отрубился, переломав крылья об чугунную ограду, то головорезу не повезло - он налетел черепом на столбик фигурной ограды тротуара, и его мозги с золотистой кровью широко расплескались по ледяной улице.
  - Предатель! - крикнул Марчантар, но демон-казак уже выбросив разряженные пистоли, уже новой парой целился в лица ему и второму командиру гайцонцев.
  Слова замёрзли на языке. Правда, железный демон достал и натянул свой лук - призрак с надеждой посмотрел на него, но и Кошевой тоже - и сделал движение дулом: 'Иди отсюда'. Тот всё понял, и, с поклоном убрав оружие, растворился в тумане. Тогда Марчантар задержал дыхание...
  ...Наука не очень спешила объяснить тайну способности призраков становиться невидимыми и бестелесными, но это не мешало им с детства пользоваться ею, чтобы избегать опасностей и нежелательных прикосновений. А в армии - чтобы штурмовать любые крепости, не испытывая нужды в их разрушении. В невидимости яснее слышались звуки - далекий шум разделился на выстрелы, удары, топот ног - вот оно, войско гетмана! Интересно, где он сам сейчас, неужели уже взял принцессу, раз прислал за ним подручного, а не пришел лично? Ну, врёшь товарищ казак, не так-то легко убить бывшего трибуна легионеров! Пятясь, и стараясь не сорвать задержку, комендант Коцита стал отходить от Кошевого, на безопасное расстояние. Железная ограда и железные тела мёртвых демонов мешали - хоть призраки, задержав дыхание, и могли пройти сквозь стену, металл для них оставался материальным, и чем-то металлическим - например, стальным мечом или свинцовой пулей - невидимого призрака можно было убить и так.
  Казак вполне грамотно искал его - сменил один пистолет на саблю, кружил спиралью, загоняя в угол меж тротуарной оградой и трупами. Марчантар тоже был не лыком шит, и умело уклонялся от его финтов, с горечью вспоминая, для чего утвердил эту несчастную ограду: 'Дабы зеваки во время проведения парадов не покидали пределов тротуаров даже при задержке дыхания'. Сам же рассчитывал высоту 'выше среднего уровня колена'! Вот теперь это ему и мешало.
  Воздух кончился раньше, чем он сумел, уворачиваясь от грамотных выпадов казацкой шашки, зайти за спину. Ещё бы немножко, ещё бы шажок - но желание вдохнуть стало нестерпимым, и он выпал из невидимости, согнувшись, жадно ловя воздух раскрытым ртом и с красными кругами перед глазами, попытался поднять пистолет и выстрелить - мимо. Казак бросился к нему, но он успел в спасительную бестелесность...
  
   Кошевой широким взмахом очертил кликом круг вокруг себя - призрака в невидимости, говорят, ранить невозможно, но православная сталь одним прикосновением причиняет этой нечисти боль. (Насколько православен был чугун ограды - молодой демон не знал, но надеялся, что хотя бы плевенький дьячок и или ксендз осветил его в кузнице. Нельзя чтобы совсем без освящения сделали такой красивый тын! Иначе, какая-нибудь бродячая скотина или нечисть вроде этого очкастого комиссара бы перелезла во двор!) И если прикинуть, куда он шарахнется, не имея воздуха, то...
  Второй раз Марчантар появился за его спиной, без нервов прицелился, выстрелил - привычка к ростовым фигурам подвела его, и вместо сердца он попал в крыло. Кошевой на этот раз среагировал быстрее - прыжок, взмах - призрак опять исчез, но из-за спешки вдохнул ртом, наглотавшись снежинок, закашлялся, появился совсем рядом, и вот тут-то его и поймал демон, на развороте заехав эфесом в поддых - дыхание сбилось, теперь не исчезнуть - Марчантар попробовал выстрелить, но Кошевой просто отрубил ему руку с пистолетом, и, стволом своего пистоля в подбородок задрал его голову так, чтобы он мог видеть его лицо - и выстрелил...
  Пуля перебила шейные позвонки, и сорвала череп с плеч лучше любого топора. Теперь у крепости Коцит названной за неприступность Цитаделью в честь самой неприступной принцессы дома Явара, не было главы и командира...
  
  >Руки дочери
  
  ...Гладкая стена Цитадели с одной стороны, и усеянная окнами - Склада с другой, внезапно оборвались, сменившись россыпью весьма разнообразных строений, обступивших центр крепости. Поезд запетлял на стрелках и разъездах, пока инженеры выбирали подходящее место для высадки.
  - В вычислителе много запросов на разнообразные войска для 'Ледяной Клетки', - сообщила Даршани: - Похоже, нам готовят горячую встречу.
  Принцесса вздохнула:
  - Ну, для этого мы и прорывались. А откуда снимают войска, есть информация? Какие фланги ослабили? И как их располагают вокруг 'Клетки'?!
  - Вряд ли. Такие вещи повстанцы обычно не вводят в вычислитель - слишком просто перехватить, а наши шифровальные протоколы их офицерам не по зубам. Да ещё и этот проклятый туман!
  - Не ругай туман. Он наш союзник. Если нам что-то удаётся, то только благодаря ему.
  - На нас уже, благодаря нему, один раз напали, - заметил Аравинда.
  - Не из-за него. На крыльях невозможно столько гнаться за поездом. Они знали, где мы.
  Отбить ту атаку удалось лишь благодаря предусмотрительности Ильхана. Это янычар додумался, невзирая на холод, оборудовать себе огневую позицию в последнем тамбуре единственного вагона, и с криком 'Аллах Акбар!' отбивал казачью атаку снайперской стрельбой, так что на долю Маваши, суккуб и принцессы остались лишь несколько самых умелых вояк. Да, кстати...
  - Как ты, Гюльдан?
  Суккуб, уже обсушившая глаза, отмахнулась:
  - Ничего. Я только всё голову ломаю - откуда он мог моё имя узнать? Ведь и смотрел-то так, как будто знал, что, и я его узнаю!
  - Вот теперь и будет хромать, - потянулась Афсане, демонстрируя парням красивую грудь, тонкую талию и точёные ножки.
  Азер зачесала волосы младшей сестры за уши:
  - Знаешь, ты до жути похожа на тётю Гюльдан. У неё, я помню, был любовник из этих...
  - Так может, я поторопилась его хромым сделать?! - улыбнулась лучница: - Чей он отец?
  - В войну никто не рожал... - покачала головой Азер.
  - Это был гетман Зубило, так он назвал себя на Стене, после драки: - Бросила им через плечо их хозяйка: - И кто-нибудь, позовите Ильхана с Хасаном, надо кое-что объявить.
  - Вы не боитесь их снимать - а если ещё раз погоня? - Аравинда опять отвлёкся от управления.
  - Я же говорила, они знают, где этот поезд.
  - Как?!
  - Вы же инженер, сам лучше знать.
  - Хм... слушай Даршани, я встать не могу - разверни поисковую станцию. Скорее всего, это на втором этаже...
  - Итак, - начала принцесса: - Мы прорываемся в 'Ледяную клетку', центр управления Цитаделью. Нас, как вы понимаете, ждут, поэтому с налёту не получится, постараемся взять ловкостью. Поезд, с инженерами и нелетающими бойцами будет кружить по центру, пока возможно. Вы, люди, держите светомёт наготове и сжигайте всё, что приближается - с нами вы никого не перепутаете. Смотрите, чтобы рельсы не подорвали! А я с летающими, проведу разведку по крышам...
  - Да, но без нас вы не сможете проникнуть внутрь!
  - Вот поэтому я и говорю про разведку! Сделаем вылазку, определимся с направлением, и потом с поезда, атакуем их по самой удобной дороге до цели! И потом, после вылазки, проведём вас. Господин Сакагучи, вы - остаётесь за главного.
  - Но... - хатамото был обижен.
  - Никаких возражений! Я оставляю инженеров под вашу ответственность. Что бы ни случилось - они должны целыми и невредимыми добраться до 'Ледяной Клетки'.
  - Есть, - мрачно кивнул демон.
  - Опасная тактика, - заметила Азер: - Откуда мы знаем, сколько полков они сюда нагнали? Здесь поместится штук десять, если не больше.
  - Я надеюсь, что Мацукава следует плану, и плотно прижимает их, не давая выделить слишком много сил на внутреннюю охрану. Ну и надеюсь, что нас всё ещё недооценивают. Ничего же другого не остаётся... - принцесса вздохнула: - Да, кстати, ты берёшь сестёр и прикрываешь меня издали. Одной группой не пойдём - слишком опасно.
  Вернулась Даршани, и, бросив на пульт какую-то игрушку, полезла под стойку управления:
  - Запеленговала аж целых три штуки. Одна наверху, вторая в пульте и третья где-то в подвеске. Не знаю, смогу ли её вытащить...
  - Как уберёшь, заверните в город, сделайте круг по путям в стороне, может, потеряют...
  - Не выйдет, они же по расходу энергии контролируют. К тому же нет пассажирских рейсов, с которыми мы могли бы обменяться номерами.
  - А вы без расхода. Эта дрезина же может быть автономной?
  - Ладно, попробуем...
  
  ...Сложив руки на груди, Метеа глядела в тёмное окно. О боги, дайте сил, исправить мои ошибки! Я в двух шагах от того, чтобы на самом деле серьёзно подвести Тардеша... Не дайте этому случиться! Неужели нет другого выхода?!
  
   '- Ну и что ты влез сюда, своё мужское достоинство отмораживать? - она когда-то пыталась выбрить такую же чуприну, как у него, но пожалела красивой челки. Поэтому побрила только виски и затылок, а остальные девчонки Гвардии, подражая ей, сотворили такое же издевательство над своими головами. Чтобы не выглядеть чучелами не жалели лака и краски, и поэтому почитай вся их армия бегала с этакими разноцветными петушиными гребнями на головах - кто вдоль, кто поперёк. Только вот с этой модой куда-то исчезла та девочка-звезда, упавшая в теплую майскую ночь на корчму у старого тына...
   - Как ты смел обидеть мою дочь? Либо ты немедленно вернёшься, пока не поздно, либо!.. Я не знаю, что с тобой сделаю...
   - Ахтар, ответь одно. Азер - моя дочь?
   - Ха-ха! Глупый ... . У нас нет ни мужей, ни отцов. Как ты можешь такое заявлять?!
   - Перестань... Нет... Я ведь умею считать - ей как раз пятнадцать...
   - Четырнадцать. Не думай, что умнее меня. Иди, вернись к ней. Для нас важно, каким будет наш первый мужчина. Мне повезло встретить тебя... так пусть повезёт и моей дочери...
   - Убери руки! Неужели у меня глаз нет?! Она даже похожа на меня! Спать с дочерью - какой грех может быть мерзостней! Какая ты...
   - Тогда иди отсюда со своим ханжеством! Мы - демоны, святошам здесь не место! Вон, смотри, лагерь принца с Атара, иди к нему, там нет таких, как я! Ну...
   - Знаешь, я могу уйти и на самом деле.
   - И иди! И запомни одно - я никогда не рожала, не рожу, и не подумаю рожать от такого урода, как ты!'

  
   ...Гетман сменил свитку, прожженную насквозь ладошкой принцессы. Ну, по крайней мере, ясно видно, что пощадила она его нарочно - если бы такой ладошкой со всей силы ткнула бы когтями - точно вынула бы сердце.
   Подошли от Кошевого - Марчантар убит, его засаду добивают. Как и полагал гетман, на удар в спину они не рассчитывали.
   - Добре. Как принцесса?
   - Маячок на дрезине выключила, но кружит рядом, осматривается.
   - Не останавливается?
   - Нет.
   - И правильно. Свободен. Карась, - обратился он к командиру сердюков, заменившего на время отсутствовавшего Цекало: - Она на ходу спрыгнет где-нибудь на южной стороне, расчистит плацдарм, и только тогда вызовет инженеров для 'Ледяной Клетки'.
   - А если не на южной?
   - На южной, поверь. Для этого-то мы местных и режем сейчас. Она не сможет не соблазниться. Поэтому, собирай всех, кто уцелел, в том числе из моей охраны - и устраивай ей засаду. Да, Кошевому и Цекало сообщи - если не выгорит, пусть сдаются карателям. Или самой принцессе. Если выгорит - стоять насмерть!
  
   ...Демонесса долго сидела на крыше, прежде чем приказала спрыгивать. Что-то больно подозрительно выглядело это место - вокруг бушевало сражение, враги нещадно били друг друга, освещая рассеивающийся туман зарницами разрывов и залпов, а тут - абсолютно тихий разъезд с неохраняемой железной дорогой и относительно чистым путём к вратам Ледяной Клетки. Уж не специально ли? Но враги, не жалея патронов и снарядов, вроде потрошили друг друга не понарошку, так что если и это была западня, не факт, что она сможет захлопнуться.
   Она красиво спланировала на снег - темнота и туман, снег тоже ровный, ни одного следа, ещё одно доказательство, что возможная ловушка забыта. Маваши встал справа, держа наготове свои кастеты, Агира - слева, держа и меч и ваджру. Своё оружие принцесса не вынимала - этих двоих было достаточно, чтобы позволить себе роскошь выбора между мечом, луком и магией.
   - Как впечатления? - осведомилась она.
   - Хреновато... - признался Кен.
  Метеа кивнула. Значит, не зря бунтовали все её инстинкты, и это не только её причуды. Гандхарв убрал свой меч в ножны, и, засунув ваджру подмышку, начал что-то искать в карманах униформы. Приотстал, начал что-то писать в блокноте под свет собственных крыльев. Дочь императора спиной к спине к учителю фехтования, в то время начала осторожно пробираться вперёд.
  - Надеюсь, что Азер нас не потеряла.
  - Вы же сами просили её держаться поодаль.
  Щелчок взводимого курка явственно прозвучал в морозной тьме. Маваши моментально выстрелил на звук из спрятанного в локте самострела - вверх, с крыши упал здоровенный Высший демон с ружьём - и сразу же - вокруг вспыхнули прожекторы, и со всех крыш, в том числе и с той, с которой они спрыгнули, на них нацелились десятки мушкетов, а спереди, из-за насыпи, поднялся старый знакомый:
  - Здравствуйте, Ваше Величество...
  Ангел наконец-то написал и передал свою записку: "Это ловушка!" - было написано там. С горькой усмешкой девушка скомкала бумажку, и четким голосом предупредила Кена на южном диалекте:
  - Не оглядывайся! Не выдавай Азер!
  
  ...Гетману это было даже неинтересно - она так легко попалась. Слишком самоуверенная девчонка - взяла всего двоих на разведку, пусть один - гандхарв с ваджрой, но даже на громовой молот есть управа. Он дал приказ хлопцам - сигать вниз, и предупредил сердюков:
  - Смотрите, чтоб дрезина не наехала.
  Принцесса что-то крикнула на незнакомом языке. Зубило взглянул на неё - и в тот же момент сердюк рядом с ним повалился с насыпи, судорожно загребая снежную порошу крылами. "Шо?" - воскликнул кто-то и тотчас выпали ещё двое, рядом с этим "шо". Пред ногами гетмана вонзилась в шпалу и затрепетала стрела суккуба
  - В воздух, живо! - гаркнул гетман. Все три сотни приняли приказ на свой счёт и разом взлетели, подняв метель крыльями.
  - Принцесса, дурачьё! - та взмахнула рукой - яркая магическая вспышка, разбросала всех не хуже какой бомбы. Прожекторы разом лопнули, а когда все проморгались и начали видеть друг друга, а не только чертей в глазах, не было ни дьяволицы, ни её спутников.
  - Рассыпаться! Всем искать!.. - проклятье, всего только одна глупость... за домом слева грохнула ваджра:
  - Пан гетман, ангела нашли!
  - Ну и хорошо, - казак уже разобрался в следах: - Карась, Покотило, за мной! - и побежал. За правый дом...
  
   Кадомацу, ещё когда вспыхнули прожектора, вспомнила ослепляющую ракету Даршани, и сразу начала готовить магию. Светильник - штука достаточно простая, но то заклинание, которое она знала, слишком медленно разгоралось, а Огненная Мантра давала недостаточно яркую вспышку. Она прикрыла руку иллюзией невидимости и запаслась терпением. Азер не подвела - не понимавшие, откуда их убивают, демоны Хаоса заметались в панике, принцесса даже выбрала, как покрасивше поднять руку и сняла невидимость. Вспышка ослепила всех - и врагов и друзей, разметав снежную мглу легким громом. Демонесса, единственная готовая к ней, пригнувшись, убежала из центра площади, готовя лук. Позади бабахнуло ружье - кто-то заметил её движение. А ответ громыхнула ваджра ангела, посыпалось что-то стеклянное. Открыв глаза, демонесса обернулась, ища место, где запомнила гетмана. Никого не было... Опускалась темнота и холод, пробиравший сквозь доспехи...
  
  ...- Ну и зачем, гетман?! - простонал Карась. Было и темно и холодно: - Кого мы здесь найдём?!
  - Принцессу! И - тихо! Бис знает, где она... Смотрите за небом!
  Туман, помогший с засадой, теперь мешал. Там, в скверике у разъезда, магические штучки принцессы маленько его разогнали, а здесь всего лишь за поворотом, они словно бы нырнули в парное молоко. Перед глазами сверкали черные ветви от отпечатавшихся молний ангела. Надо было взять ослепляющие гранаты легионеров, были бы наравне. И где третий из хлопцев принцессы, заноза в смешных доспехах?
  Покотило без звука выгнулся дугой, и повалился на землю. На его тулупе растекалось чернильно-синее пятно, и только тогда они услышали свист уже улетевшей стрелы.
  - Что? - обернулся Карась, и получил вторую стрелу. Тоже навылет.
  Гетман разворачивался медленно и с достоинством. Принцесса. Движением тонкой руки раскрыла забрало, показав лицо и раскрасив промозглый туман теплыми оттенками. Оранжевый круг, нет, овал лица... она выступила из тумана - и цветные, зелёные глаза. Зелёный узор на её доспехах светился в темноте, обманывая тени. Зубило слегка вздрогнул, дёрнулся было к пистолю, но потом выпрямился - он умел проигрывать. А принцесса вдруг опустила лук, сняла с него тетиву, с себя - колчан, и положила всё это на снег. Налетел снежный вихрь, она сняла шлем, и ветер растрепал её желтые волосы. Туман словно нырнул за крылья девушки, подарив глубину и объём пространству, и, неуловимо быстро, словно нарисовала, она обнажила вспыхнувший зеленью меч.
  
  Она стояла, сосредотачиваясь для боя, оценивая противника. Громадина, выше неё в полтора раза - даже Божественный Каминакабаро был бы ниже него на голову или две. Серая кожа, рыжие усы, серебристые глаза, сияющие отраженным светом. Вместо доспехов - теплые одежды, поверх верхней куртки - ременная перевязь с гнездами для гигантских пистолетов. Примитивнее, чем автоматы призраков или даже мушкеты ракшасов, но эффективнее на близком расстоянии - из-за калибра, равного зенитной пушке. Оставалось надеяться, что он предпочтет честный бой с женщиной... Она опустила лук и демонстративно сняла с него тетиву - приглашая сразиться на мечах...
  
  Гетман стоял, её оценивая. Маленькая, удивительно похожая на свою мать - такую, какой он её помнил... а ведь она тогда даже не родилась... Да, кстати, и отца она чем-то напоминает... непонятно чем. Особенно издали. Что ж, он сражался не и побеждал не только демонов, и призраков, но и людей, асур, нехристей-полубогов, про которых кто-то врал, что вообще нельзя победить, что ему какая-то беглая девчонка! Зубило вынул из портупеи оба пистолета, отбросил их в снег, вынул шашку, её тоже бросил, (принцесса-то удивилась!), нагнулся, и вытащил с трупа Карася его саблю с широкой гардой. А в другую руку взял свой пастуший кнут, из шкурок змеиных дочек. Дьяволица улыбнулась и прыгнула в атаку.
  Казак взмахнул кнутом - и утяжелённый кончик, щелкнувший у самого лица, остановил её движение. В воздухе ты дерёшься неплохо, посмотрим, какова ты на земле... Ещё удар кнутом, ещё - она избегала их, но приблизиться не могла. Гетман попытался её подсечь - она красиво подпрыгнула, и кнут только разбросал по снегу её лук и стрелы. "Ни я, ни она. Сколько же мы можем в такую игру играть?".
  - Гетман, пригнись! - услышал он сверху, и там щелкнул взводимый курок. Не глядя, Зубило махнул кнутом туда и выдернул мушкет у чересчур расторопного хлопца.
  - Не мешайся! - крикнул он и ударил с потягом, метя по рукам противницы. Её клинок дважды сверкнул зелёной молнией - и кнут стал чуть длиннее сабли. Вот теперь пошел серьёзный разговор.
  У неё был кривой полутораручник с длинной рукоятью, настоящий меч - им хоть дрова коли, а у него - легкая сабля, но разница в их размерах почти уравновешивала оба клинка. Принцесса атаковала с такой скоростью, что буквально размазывалась по воздуху, а её меч надо было просто угадывать. Первый выпад он остановил, ткнув кнутовищем ей под шею - уронил её, но лишился остатков кнута и получил ногой в живот - бык слабее бодает! Ножка-то, раскалённая! Гетман не увидел, как она встаёт, но удар заметил - и их клинки, наконец, скрестились.
  Удар, другой - широкие замахи у неё были сильней, чем он мог выдержать, но вот локтевые - слабоваты, если бы удалось взять саблю обеими руками, может быть, и удалось бы обезоружить - из-за когтей она не очень плотно держала рукоять.
  Сабля пару раз высекла искры из её доспехов - она, кажись, даже этого не заметила, с шикарного разворота врезала ему локтём по скуле. Оттолкнув её, он пнул ногой в промежность - по привычке, забыл что баба, только ногу сильней повредил, как раз ту, простреленную. Дьяволица как-то хитро зажала его конечность ногами, крутанулась - и бросила его, такую громадину, лицом в снег, да ещё и уселась сверху. Пудов десять раскалённого, как железо, женского тела. Сердюк с крыши спрыгнул на помощь командиру, сбил её с него в снег, гетман увидел, как хлестко - с оттягом, пнул ногой в лицо, замахнулся для второго пинка, но принцесса рукой переломила ему опорную ногу, поднялась, ухватила его половчее, и стукнула об землю подальше от себя. Гетман тоже встал за это время, свитка на нём горела, он сразу этого и не заметил - такое приятное тепло сзади, а когда стало больно - сорвал и бросил, оставшись с голым торсом. Принцесса дождалась, пока он поднимет саблю, и с порывом ветра вновь бросилась в атаку.
  Теперь ему был конец. Гетман уже не строил иллюзий - против такой ловкости и быстроты ему, в таком возрасте, долго не продержаться. Чудом отбиваясь, он отступал - против девяти из каждых десяти ударов, дочери бывшего друга у него не было приёма и ответа. В конце концов, он либо споткнётся, либо упрётся в стену - и не успеет подороже продать свою жизнь...
  - Гетман! - вскричал сердюк. Он всё-таки добрался до мушкета. Девка красиво обернулась - ветром от крыльев пахнуло в лицо - и гетман рубанул её в спину, метя по незащищённым крыльям. Она увернулась, упав на колено, казак-демон наступал, и вот она уже сидит, прижата к земле, опираясь на руку и крыло, (почему тот хлопец не стреляет? - а вот он, лежит мёртвый в кругу истоптанного снега), Зубило замахнулся - и вдруг что-то тяжелое село на его руку.
  - Азер! - воскликнула принцесса.
  Он обернулся и встретился с такими знакомыми васильковыми глазами. "До чего похожа на мать..." - подумал он, и сабля - "шемшир" на языке суккубов, пересекла ему горло...
  
   "...- Упокой Господи, душу, рабы твоей Сусанны Зубило, Гюльдан, дочь Азер... - поп с певчими так и не сошлись во мнении, какое из имён стоит петь, поэтому помянули её сразу по всем.
   - Ну и зачем это? - спросила она, и васильковые глаза в тени виноградных лоз пронзили до самого сердца: - Врываться в зиккурат, красть тело, хоронить по обычаям чужих богов? И меня ещё звать? Ко мне даже не прикасайся - ты осквернён.
   - Ахтар... во имя любви.
   - Любви? - она рассмеялась: - У нас, суккубов, не бывает любви. Прибереги такие красивые слова для своих женщин. И выкинь эту заколку.
   - Ахтар... скажи одно, Азер - моя дочь? Ответь "да" - и я переверну весь Атар, так же как перевернул этот несчастный зиккурат - и найду её! Прошу тебя, ради нашей любви - не лги! Я ведь чувствую, что это так!
   - Глупо взывать к "любви" у суккуба. Мы не любим, мы лишь получаем наслаждение. Знаешь... есть старая легенда. Говорят что Даэна - на самом деле преддверие загробного мира, где умершего встречают две девы - белая и черная. Белая предлагает минуту райских наслаждений - за тысячу лет проведенных в страдании. Черная предлагает минуту самой адской боли - за тысячу лет в раю. Ты выбрал черную, и свою минуту боли, - она показала на могилку в глубине виноградника: - Значит, не нужны тебе дары белой. И нет у тебя никакой дочери..."

  
   ...Кадомацу поднялась со снега и увидела, что Азер внимательно рассматривает поверженного ею противника.
   - А вы похожи.
   - Это дядько Артём. Сразу не узнала. Он работал на мать во время войны.
   - Может, он твой отец?
   - Ну, ты скажешь. Он же солдат, а не вышибала!.. - и подцепив шемширом с трупа какой-то амулетик, подняла, посмотрела его поближе - и выкинула прочь, в сугробы легкого снега...
  
  >Не ссорьтесь с инженерами
  
  ...Маваши они нашли на крыше рядом. Он ещё дрался с тремя совершенно измученными демонами, когда Азер накинулась на него:
  - Ты, змеиный яд, почему не удержал одного! Почему мне пришлось за тобой всё доделывать!
  Даже нападавшие казаки приостановились изумлённо.
  - Слушайте, я вообще-то тут дерусь, не могли ли вы приставать со своими нотациями ПОПОЗЖЕ?! - взмолился учитель фехтования.
  - Что он сказал? - не поняла уроженка Даэны.
  - Он занят, - "перевела" принцесса: - Поможем ему? - и, изготовив лук, прострелила одному из казаков коленку. Тот промахнулся с выпадом, и упал на заботливо подставленный шип из наплечника Маваши.
  - Ещё одного?
  - Не надо! - Кен зарубил второго, и ударом в прыжке сбросил с крыши третьего: - Что вы там говорили... - он обернулся и увидел фингал на лице Её Высочества: - Вот это синячище!
  - И всё по твоей вине! - обругала его Азер: - не упусти ты того гада...
  - Тише, он вообще-то слева прилетел, я посмотрел - мушкета нет, ну думаю, ладно...
  - "Мушкета нет"! Да ему и кулаков хватило!
  - Тише вы оба! - остановила их Метеа: - Где все остальные?!
  - Агира-тенси там, - ткнул Маваши когтями в направлении видимого сквозь туман свечения: - Со своей игрушкой развлекается.
  Грохот разрядов доносился приличный, так что как именно "развлекается" ангел, можно было не гадать.
  - Гюльдан тоже где-то там, - добавила старшая сестра Ануш: - А Афсане я за дрезиной послала. Не рано?
  - Нет, правильно, молодец. Пошли, поищем Гюльдан...
  
  Гюльдан она нашли на противоположной крыше. Снайперша очень удачно разместилась за каким-то выступом, и не спеша, отстреливала всех, кто пытался подобраться к разбушевавшемуся гандхарву со спины. Он же в свою очередь так же охранял её. Принцесса подошла в удачный момент - суккуб как раз сделала короткую передышку, чтобы переложить остатки стрел из футляра в колчан, так что лук принцессы пришелся весьма кстати. Правда, ей было далековато для такой меткости (хотя зачем она здесь? - в такого здоровенного Высшего демона - и не попасть?) но ужасающая пробивная сила её оружия заставила крепко задуматься многие горячие головы.
  - Всего тридцать восемь стрел осталось! - крикнула Гюльдан, вступая в бой: - Тридцать семь, тридцать шесть!
  - Отступаем к дороге. Господин Агира, к нам! - она укрылась от зоркой пули: - Азер, смотри, чтобы сзади никто не подобрался!
  Наёмники дали им перегруппироваться и отступить, как только увидели, что они отходят к открытой со всех сторон железнодорожной насыпи. Сразу же прекратились налёты и зазвучали выстрелы. Редкие, мимо, а если что и попадало по доспехам демонессы, то отлетало без вреда - она и не была уверена что это пули. Не успели заметить, как враги уже разлеглись цепью по обеим сторонам дороги, короткими перебежками сжимая тиски.
  - Ну и что теперь? - спросил Маваши.
  - Поезд! - ответила принцесса. Одновременно раздался и боевой клич с небес - подчинённые гетмана решились на рукопашную атаку. Ух, как им не повезло. Передних просто смяло под колёса, остальных разбросала тугой ударной волной. (Отряд принцессы избежал этого, вовремя бросившись в сугробы). Дрезина проехала на скорости дальше, исчезла из виду, а потом медленно вернулась задним ходом. Наёмники поднялись с земли, слаженными залпами стреляя из ружей и кроша окна и дырявя борта машины, но с обеих сторон сверкнуло по лучу светомёта - и стало удивительно тихо.
  Довольная Афсане открыла им дверь в борту, и сама спрыгнула навстречу. За ней чинно сошел господин Сакагучи, первое что увидел - лицо принцессы, и сразу посмотрел на Азер: мол, что не уберегла?
  - Ваши приказы?! - спросил он удивительно вежливо у зеленоглазой дьяволицы.
  Метеа поднялась в вагон и, пройдя насквозь (весь отряд за ней следом) указала рукой на проступающую сквозь туман ажурную громадину:
  - "Ледяная Клетка"! Только поезд надо отправить подальше, а то он нас выдаст.
  Все остальные уже были с этой стороны. Подошел Аравинда с костылём из сошки Ильхана и тех самых стволов пулемёта, заботливо поддерживаемый Даршани.
  - Меня много пугали их обороной. Туда вообще, можно проникнуть? - спросила у них демонесса.
  - Да запросто, - ответила Даршани: - Главное - не стрелять по ней и не пытаться взломать ворота... - в этот момент за их спиной что-то так оглушительно грохнуло, что аж дрезина покачалась на своих колёсах.
  - Что? Что это такое? - за спиною, всё больше и больше разгоняя туман, сверкали яркие зарницы.
  - Не узнаёте? Планетарные орудия! Флот пошел на штурм!
  - Штурм?! У нас совсем нет времени! Бегом, бросьте эту дрезину!..
  
  ..."Тардеш, ну почему ты не мог подождать?!" - чуть ли не со слезами думала принцесса: "Я бы успела, честно! Почему ты мне не веришь? А если что с тобой случится?!"
  Они выбежали на открытое место и остановились. Вернее Сакагучи остановил дочь императора - туман ещё не совсем развеялся, и в темноте много кто мог их поджидать.
  
  Впереди, на тысячу шагов было ровное пространство. Даже отдельных следов не было на ровной снежной пороше. За ней, удивительно золотистой (а не лиловой как снаружи) дымкой поднималась газовая завеса, за которой, перегороженные считанными мостиками шли слабо курящиеся даже в мороз рвы, а над ними потрясающей красоты, рассвеченный звёздами огней, и лучами прожекторов пронзал небо ажурный шпиль "Ледяной Клетки"
  Пятиугольная в плане, как и Коцит, только развёрнутая в противоположную сторону, и правильной симметрии - в то время как Цитадель была неравномерно растянута в широтном направлении, она окружалась двойным рядом стен, внешняя из которых была сложной паутиной пересекавшихся под разными углами балок, создававших впечатление ажурного морозного узора. Над всем этим возвышалась вписанная в пятиугольник башня в форме пятиконечной звезды, один из лучей которой заменяла башенка-обсерватория, а в центре - шпиль, на самом деле строение диаметром со звёздный корабль, но по дальности воспринимаемое как тоненькая ниточка...
  - Точно стрелять не будет? - осведомились Кадомацу.
  - Главное - не дёргаться, - ответил, хромая мимо, Аравинда: - Тогда всё будет в порядке.
  Они медленно двинулись к газовой завесе, и не прошли и десятка шагов, как с вершин вспыхнули десятки прожекторов, и зашарили по полю, сходясь на них и на любой движущейся тени. Все похватались за оружие.
  - Тише, тише! - успокоила Даршани: - Он просто проверяет, кто мы такие. Не надо нервничать.
  - "Он"?!
  - Вычислитель "Ледяной Клетки". Не бойтесь, это всего лишь свет - он нам ничего не сделает, - объяснил за невесту Аравинда: - Ночное зрение тогда было дорогим, поэтому система "свой-чужой" требовала освещения.
  - Мы, с Её Высочеством не подходим под "своих", - резко остановил движение отряда господин Сакагучи.
  - Мы не агрессивны. А ваша раса на момент постройки была в числе союзников. Так что стрелять не будет.
  - Они - нет, а вот те, кто здесь бродят...
  - Тогда поспешим. Оглядывайтесь чаще!
  Но, несмотря на все беспокойства, как принцессы, так и её телохранителей, до завесы добрались без приключений. Даршани быстро сняла со спины свой антиграв, и начала регулировать:
  - А-а-а, батареи подсели, чересчур много раз включали! Аравинда, дай... - Аравинда уже протягивал ей свой фонарь, поняв с полуслова.
  - Спасибо. Сейчас будет заряжаться с минутку, или с пять... - обернулась она, к принцессе: - А потом сама включится... - Человек вдруг удивлённо раскрыла глаза: - Ой, а кто это?..
  Все обернулись. За ними, в точно таких же кругах света стояла до полусотни Демонов Разрушения - в слабо светящихся боевых доспехах.
  
  Принцесса обрадовалась:
  - Наши... Какая часть, сколько ещё прорвалось...
  Вперёд выступил сильный юноша в доспехах лучника скверного качества и не по размеру:
  - Отнюдь, принцесса... - прошипел он злобно. Падающий сверху свет делал его лицо удивительно уродливым: - Мы не на вашей стороне. Мы те, кого вы и ваши генералы мучили и унижали, посылали на верную смерть, и вот теперь - теперь, пришла пора получить вам по заслугам!..
  "Перебежчики" - поняла сестра Мамору, и с трудом подавила вспыхнувшую в сердце волну ненависти.
  - Кто ты? Что тебе надо?
  Он рассмеялся, и ответил, поднимая лук:
  - Ёрими-кашевар зовут меня, а что касается того, что мне надо... - он усмехнулся, и улыбка ещё больше изуродовала его рожу: - То мне лично будет достаточно одной Вас, Ваше Высочество. Голой и в разнообразных позах. Бросить оружие! Не бойтесь, я умею объезжать лошадок. Вы сами потребуете продолжения.
  Метеа увидела, как Азер тихонько вынула и спрятала в ладошке пузырёк хатаки, в то время как люди и Ковай демонстративно и чересчур суетно складывали оружие (у остальных оно было в ножнах). Ракшасы за спинами передавали друг другу гранаты - они шустрые, даже готовая к этому демонесса не сразу разглядела. Стоявшие поодаль Гюльдан и Афсане что-то подготовили на манер хатаки, хотя делали вид, что не могут снять тетиву с луков. Пленивший их кашевар упивался самомнением:
  - Вот ведь ирония судьбы: и наёмники пытались взять вас, Ваше Высочество, и повстанцы, такие важные и гордые, а пленил вас я, я - Ёрими-кашевар, на которого все лишь плевали, когда я служил в вашей армии. Может мне следует повысить оплату ввиду новых успехов?! Я ЖЕ СКАЗАЛ, БРОСАЙТЕ ОРУЖИЕ, СКОЛЬКО РАЗ...- ещё один ряд прожекторов вспыхнул, высвечивая новых гостей - высших демонов Хаоса, вислоусых и с мушкетами, в форме войск гетмана Зубило. Они опустились на колено, и ставили неспешно готовить мушкеты к стрельбе. Довольный, предатель обернулся к почти пленённой принцессе:
  - Вот, или вы хотите, чтобы мои друзья убеждали вас другим способом?! Бросьте... - вышедший вперёд один из демонов, с мечом, а не ружьём, грубо оттолкнул его.
  - Да как ты смеешь?! - тот сказал что-то жесткое на незнакомом языке, и один из демонов в мешковатых шароварах ткнул кашевару дуло мушкета под нос.
  - Убирай это, - указав пальцем на Даршани, развернувшей свой планшет, приказал командир на амальском.
  - Вы хотите умереть, или как? - с вызовом ответила человек.
  Казак за спиной командира поднял мушкет чуть выше - и выстрелил. Над головой Даршани. Метеа вздрогнула, оглянулась - но женщина людей торжествующе улыбалась:
  - Зря ты это, демон.
  Огни на верхушке "Клетки" зашевелились и внезапно стрекот, похожий на вой, разорвал воздух - принцесса с трудом узнала пулемётную очередь. Розовые трассеры слились в луч, который буквально разорвал стрелка. Все похватались за оружие, и атаман казаков чуть не надорвал глотку, чтобы запретить пальбу.
  - ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ! НЕ СТРЕЛЯТЬ У "ЛЕДЯНОЙ КЛЕТКИ"! - раздался крик по-амальски.
  Слева выбежали и взяли всех на прицел автоматов повстанцы-призраки. Их командир - повстанец в берете вместо шлема с гребнем, проорал:
  - На неё даже стволы наводить опасно! Вы ополоумели, дикари?!
  Атаман казаков разомкнул губы:
  - Это наша пленница, пан региментарь.
  - Нет, моя! - заорал, выступая Ёрими-кашевар, весь измазанный в снегу.
  - Она ничья, если мы не уйдём с площади! - гаркнул на них призрак: - Опустите стволы, отходим все! Что она делает! Убирай планшет, инженер! - он навел автомат на Даршани.
  - Но Принцесса... - попробовал возразить кашевар-перебежчик.
  - Какая принцесса, это же джаханальский инженер и у неё коды доступа! Опусти планшет, девка!
  Та продолжала улыбаться, и провела пальцем по планшету:
  - Никогда не ссорьтесь с инженерами.
  Прожекторы неожиданно развернулись и ослепили стрелков, не просто светя, а ещё и заморгав в каком-то отвратительном ритме. Десятки очередей срезали демонов-казаков и призраков. Отряд кашевара выдержал, пострадали лишь крылья, пули не взяли доспехи - но "Ледяная Клетка" сделала паузу и вместо пулемётов выстрелила огненными стрелами ракет. Кто-то попытался отбить мечами - только сделал себе хуже.
  - Антиграв! - крикнула Даршани, толкая прибор под завесу и нажимая ногой на педаль. Золотая завеса поднялась, и они, прихватив оружие, нырнули внутрь.
  Хасан и Ильхан, кинув в общую кучу свои гранаты, запрыгнули последними, и тогда принцесса ногой разбила антиграв. Аппарат взорвался фейерверком искр, а когда угас, от мира их отделяла смертельно опасная стена золотистого ядовитого газа.
  ...На покрытой окровавленным снегом безжизненной площади тихо догорало и утихало последнее движение...
  
  ...- Ненавижу предателей, - минут через десять подвёл итог Сакагучи.
  - Тогда вы с вычислителем "Ледяной Клетки" точно найдёте общий язык.
  Самурай с недоверием посмотрел на приближающуюся к ним громадину.
  Они шли по скользким ото льда узким мостикам, и качавшийся при каждом шаге единственный фонарь Даршани высвечивал иногда жутчайшие картины древней битвы.
  - Что это? - поёжилась Афсане.
  - Тыгрынкээв трижды пытался взять "Ледяную Клетку" с фронта. "Стражи Коцита", "Остриё Амаля", "Сияющие меченосцы" и "Ледяной Ветер" здесь полегли полностью. Это, не считая туземных частей и погибших повстанцев. Их даже не смогли вывезти. А в климате Коцита они сохранятся навечно.
  Мороз законсервировал трупы, создавая впечатление совсем недавней смерти - ещё больше усилившись тем, что на некоторые тела из-за разницы в химии не ложился местный иней. Это были даже не ледяные статуи - ледяной ужас. Если пещерные демоны, наги и химеры, оттаивающие за местное лето, были тронуты разложением и походили на трупы, то совершенно нетронутые тленом тела солдат других рас были особенно жутки на их фоне, замерев навеки во мгновеньях своей гибели. Вот кверху открытым ртом лежит легат с красивейшим гребнем на шлеме - в последний момент оглянулся, крича: "В атаку!", или "Вперёд!"... легкий порошок снега сделал видимыми прозрачные черты лица... Вот пожилой легионер высокого ранга, опирается о бруствер из трупов, с вечным отчаяньем сжав автомат с отлетевшим затвором - казалось, и после смерти он продолжал вести огонь... Вот молодой рядовой легионер, совсем юный, лежащий, изогнувшись мостиком - пуля пронзила спину на бегу. Вот обнаженная чернокожая женщина-человек с дырой во лбу и отрубленной рукой. "Светомёт снимали" - предположила Даршани.
  - Сколько добра - и никем не уворовано! - возмутился Хасан.
  - А тебе бы только помародёрствовать! - поддразнила его принцесса.
  - Да нет, но я это... было бы всё в порядке, давно бы кто-нибудь всё это спёр!.. А раз всё валяется, как и валялось - значит сюда опасно соваться...
  Кадомацу перевела.
  - Я согласна с ним. Вполне могли запрограммировать дежурный обстрел территории для тех, кто в скафандрах или с антигравом проходил ядовитую завесу.
  Рвы представляли собой ещё более жуткое зрелище. Во внешнем - горячем, плавали скелеты всех рас, иногда - по частям, складываясь в остовы причудливых существ, а внутренний - кислотный, был подозрительно чист, только обросшие зелёным налётом металлические детали рисовали на выложенном мелкой плиткой дне - контуры погибших. Женщин там чуть не вырвало - на берегу лежало несколько трупов, растворившихся до половины.
  Агира написал:
  "Когда взяли резервную цитадель, персонал основной жил ещё три дня. Сам Тыгрынкээв не мог выйти из Резервной, потому что они всех расстреливали со стен. Потому и мародёров тут не было".
  - Может, кто-то там, ещё жив? - предположила Метеа.
  - Вряд ли, - покачал головой Аравинда: - Иначе бы никакого штурма не потребовалось.
  - Кто знает, что там могло произойти...
  Они стояли перед внешней стеной - сейчас она больше походила на клетку, чем на паутину. Стволы пулемётов и светомётов, установленных в узлах этой клетки, пристально следили за каждым их движением.
  - Действительно, дурацкая конструкция, - заключила Даршани: - Ты посмотри, сколько слепых зон и непростреливаемых секторов.
  - Что верно, то верно, - согласился её жених: - По сопромату задачку решили, а по геометрии зон обзора и секторов обстрела - нет.
  - Итак, нам лезть через неё?
  - Нет, зачем? Пройдём через врата, успокоим вычислитель...
  - Действуйте.
  
  ...Ворота, кстати, были цельные и непрозрачные. Едва они к ним подошли, погасли следившие за ними прожекторы, и вспыхнули лампы под аркой. Даршани вздрогнула от неожиданности, и заторопилась, подключая планшеты.
  - Постой, - спросила принцесса: - Вы же говорили, что знаете код. Зачем же успокаивать вычислитель?
  - Знаю, но не все. Есть ещё пароль коменданта, и его нам придётся угадывать.
  - Так, так её, - мрачно подзадоривал Аравинда: - А то больно любит играться с этой штукой. И в самом деле - мы же можем перезагрузить систему с нуля. И не возиться с паролями.
  - Угу. И стереть всю оперативную память. Давай-ка лучше, по-моему, и у нас будет самый надёжный свидетель против повстанцев.
  - Точно ничто не сработает?!
  - Да не бойтесь вы!
  Сакагучи и Агира внимательно смотрели назад, на сверкающие зарницы орудийных залпов. Принцесса присоединилась к ним:
  - Как вы думаете, много кораблей собьют?
  - Не бойтесь, - сказал Аравинда, планшет которого отобрала невеста: - Это пристрелочный огонь, не боевой. Тот же самый режим, что мы активировали. Они больше пугают, чем попадают.
  Агира кивнул.
  - Вам, что, случалось это видеть? - удивлённо посмотрела демонесса на ангела.
  Тот подал бумажку:
  "Я же служил во флоте у себя на родине. Двигателистом"
  - Я боюсь, что эти действия вызваны нашей вылазкой, - уронил Сакагучи: - Всем известно, как тепло относится к Вашему Высочеству господин драгонарий.
  - Не говори глупостей! Что ты можешь знать об этом...
  - Что может знать о мужчинах девушка вашего возраста?
  - О мужчинах? Ха! Что ещё я о них не знаю?! Ты удивляешь меня...
  Хатамото по-доброму посмотрел на свою госпожу:
  - Мы продолжим этот разговор позже, Ваше Высочество...
  Раздался гул моторов и торжествующий крик Даршани: "Готово!" - ворота раскрылись.
  
   >Последний солдат
  
   В междустенке был чёрный пол, едва тронутый инеем, и заледеневшие трупы на нём выглядели ещё жутче. Тут по центру словно проходила разделительная полоса - повстанцы - с внешней, и легионеры - с внутренней. Бруствер из мешков с песком скобкой охватывал центр этой полосы, и от наваленных в абстрактную скульптурную композицию трупов становилось жутко. Лишь подойдя ближе, диверсанты поняли, что казалось им странным - умирая, пулемётчики примерзали к своему оружию и позиции, и их соратникам приходилось устанавливать оружие поверх намертво примерзших трупов, отламывая буквально с руками. Несколько таких наслоений из замерзших в последний момент жизни и раздавленных тяжестью, отдачей оружия и вражеским огнём трупов и создавали жуткую, инфернальную сюрреалистичность укрепления.
   Босоногие суккубы ойкали, прыгая на цыпочках, боясь так же примёрзнуть к ледяному полу.
   - Давайте быстрее! А то сейчас станем, как эти...
   - Подождите! - остановилась принцесса: - Не нравится мне это... Проверьте, мин нет?!
   - Хорошая идея... Ильхан, подержи костыли...
   Чтобы получить доступ к терминалу, пришлось рубить трупы и свинтить два пулемёта со станин. Зато Даршани было ой как удобно сидеть на останках бруствера! В окружении мускулистых солдатских рук и мощных бедер. Она забавно косилась на окружавшие её фрагменты трупов, которые ещё специально отвернули от неё самой жуткой стороной.
   - Я вот удивляюсь, почему здесь снега совсем нет. Метель была три часа назад...
   - Статическое поле, наверное. У нас, на Джаханале, им часто пользуются... Вот, входим.
   Эта стена была не в пример толще, и со множеством дверок с обратной стороны. За нею, из трупов лежали только химеры. Обезглавленные, обезноженные, обожженные до головешки - только одна долетела более-менее целой, что валялась у ворот в само здание.
   Её всё равно пришлось двигать - и под уродливой тушей нашелся труп человека в точно таких же, как у Аравинды, доспехах. Даршани испуганно прижалась к своему жениху.
   - Молодец, - похвалил покойника Маваши: - Чем это он её? Задушил, что ли, или сама разбилась?!
   - Помолчи, дурень, - одёрнула его Мацуко.
   Люди тем временем нашли оружие - ранец светомёта стоял в углу, будто оставленный на минутку.
   - Эх... - разочарованно покачал головой Аравинда: - На ноль разряжен...
   Даршани же показала демонессе на залитую кровью лямку:
   - Смотри. Помнишь ту женщину, с отрубленной рукой?!
   - А зачем её было раздевать?!
   - Мужчины... - предположила Гюльдан.
   Последняя дверь раскрылась без помощи инженерных планшетов. В нос ударил сладковатый запах разложения.
   - Вот и всё! Можно считать, что мы теперь свои! - радостно воскликнула Даршани, и потянулась снимать шлем.
   - Погоди, здесь какой-то нехороший запах...
   - Определённо, не мертвяки, - принюхиваясь, определила Афсане: - Скорее, испортившиеся продукты...
   - И мертвяки, - добавила Азер, показывая в угол, где за маленьким столиком сидел совершенно высохший труп человека.
   - Последний... - сказал кто-то, и дверь неожиданно закрылась за их спинами. Обернувшаяся первая на звук Гюльдан, вскрикнула:
   - Опа-на! - на обратной стороне двери красной, человеческой кровью, были написаны две фразы: "Вода отравлена!" - и чуть ниже и меньше:
   "Смерть предателям!"...
  
   "...Сегодня пришлось оставить междустенок. У призраков появились первые симптомы отравления - наверное, всё-таки фильтры Баларама пропускали яд, хоть и не в смертельной дозе..." - Даршани читала громко, пропуская даты и переводя с родного на амальский. В свою очередь, сменяясь, то Мацуко, то Азер переводили для ракшасов. Этот дневник они нашли на столе перед трупом - "прочтите" было написано там, и теперь они выполняли последнюю волю, поднимаясь по бесконечным ступеням - лифты здесь не работали. Даршани было всех удобнее читать - в её доспех был встроен специальный держатель и подсветка на такие случаи.
   "...Если мои слова читает кто-то, лояльный Республике, то воздай достойную хвалу легиону "Ледяной Ветер" - они держались до последнего! Правда, сейчас всех легионеров осталось не больше центурии, но "сквозняки", как они сами себя называют, даже без своего легата и офицеров, выгодно выделяются на общем фоне...
   ...После того, как мы оставили междустенок, у нас нет никакого сообщения с Резервной Централью и Обсерваторией. Как они там? Что с Гитой? Об этом страшно и помыслить, но сейчас я молюсь о том, чтобы она оказалась в числе тех, кто отобедал с первой вахтой - до того, как мы выявили предателя. Их сейчас охраняет всего один легион - "Остриё Амаля", приданные им в усиление два полка ракшасов отравились ещё в первый день - мы видели, как их хоронили во внутреннем рву все выходные. Не помню, видел я тогда Гиту, или нет?!
   ...Остатки "Ледяного Ветра" держали ворота до конца - вот почему я говорю, что им памятник надо ставить - каждому. Они укрепляли бруствер трупами, которые в этом морозе прочнее камня, и дрались без сна и отдыха, пока не кончились патроны - вернее, пока мы их могли им подносить. Но и потом, и врукопашную и каменьями, держались до самого утра. Я должен был спуститься и взвести установленные мины, но куда - там такая свалка началась, что просто предательством было бы ещё и минировать ребят, а потом... в этом не было нужды - там выжил только один, мне со стены показалось, что центурион Вивереш, который долго отстреливался из одного пулемёта. Потом затих - я боюсь, что не героически пал от вражеской пули, а просто замёрз. Мне влетело от Сальватореша - легата "Сияющих Меченосцев", он сейчас у нас главный - что не спустился, не взвёл мины, но за меня вступился Баларам. Убедил, что так можно повредить ворота. Так и осталась моя схема нереализованной...
   ...Враг всё настойчивее, а нас всё меньше. Очень трудно становится держать оборону - легионеры, при всех их замечательных качествах, плохо разбираются в технике, за пушку или вычислитель не посадишь. К тому же, они первые страдают от яда - Баларам вычислил, что причина вовсе не в его фильтрах, а в воде для умывания. Так что сейчас зарастаем грязью, как ракшасы, и едим с немытых тарелок. Пластиковую упаковку НЗ выворачиваем наизнанку и надеваем на тарелку - получается вполне гигиенично, можно даже горячее есть. Потом упаковки выкидываем. Вот такие хитрости.
   Всё равно, призраков осталось не больше центурии - и то, у почти всех заметны и первые, и вторые симптомы. Я-то держусь, но у многих из наших тоже начинаются кровотечения. Мужчины пока переносят это на ногах, но вот женщин мы всех потеряли. Сегодня, после обеда, сожгли последних - Сарасвати и Вишнупади. Баларам был неутешен...
   ...Говорят, что против нас вышел сам Тыгрынкээв - бывший командующий Особым Корпусом, теперь главный гад среди мятежников. Чтобы его в аду эмиры ракшасов сзади трахали!.."
- при этих словах все посмотрели на принцессу. Она скорчила "жутко страшную" рожу, и спросила:
   - А что значит "трахать"? - дочь императора не знала таких грубых слов языка призраков.
   - Ну, это... - Даршани покраснела.
   - Жестоко убивать! - объяснил Аравинда.
   - Ну, да... только я его не сзади убила. Не совсем сбылось, проклятие.
   Азер незаметно и увесисто наступила на ноги готовящимся захихикать сестрёнкам.
   "...Всю ночь пещерники-легионеры атаковали Резервную Централь и Обсерваторию. Мы помогали осаждённым огнём с флангов, но, к сожалению, значительный участок площади с наших стен не простреливается. Купол Обсерватории перестал вращаться. Теперь я окончательно похоронил Гиту..."
   "Сегодня ходили с Баларамом за оружием. Вокруг стоит удивительная тишина. Мы нашли останки "Стражей Коцита" - оказывается, они вовсе не погибли сразу, цепь брустверов и баррикад тянулась почти до внешнего рва... Знал бы Сальватореш об этом - может быть, сейчас нам было бы легче. А с другой стороны - повезло ребятам, раньше отмучались... Баларам нашел Хималати - она всё-таки не ушла в город, как мы просили. Нам был нужен её светомёт - к сожалению, он примёрз к её скафандру, пришлось её раздевать, и отрубить руку. Вот ирония - половину своей службы здесь мы желали увидеть её голой, а сейчас, когда добились своего, ничего, кроме тошноты вспомнить не можем. Но за светомёт мы ей благодарны - наконец-то серьезное оружие. На обратном пути я собирал все блоки питания - пусть почти все на нуле, у меня есть задумка, как их использовать...
   ...Мятежники взяли Резервную. Стало опасно выходить во двор - стреляют со стен. Мы отвечаем им тем же - Тыгрынкээв не выйдет оттуда! Поскольку все стены теперь на автомате, химеры иногда залетают во двор. У Баларама появилось новое развлечение - сбивать их из светомёта. Встанет во створе дверей, где орудиям его не достать, режет их на лету и хохочет. Я серьёзно опасаюсь за его рассудок. А он говорит, что так мы можем хоть вечность держаться. Не знаю. Нас ведь всего трое. И мы не ели и не пили три дня...
   ...Пока писал эту страницу, погиб Баларам. Дело было так - перестали нападать, он решил снять с себя ранец, расслабился, а тут, откуда не возьмись - химера. Он её убил своим ножом, который отравил "нашим" ядом, но и его самого раздавило. Когда я выбежал, химера билась в агонии, и мы не могли вытащить его, а когда она утихла - он уже остыл. Я даже не расслышал его последних слов. Мы, вместе с Сальваторешем постарались хоть приподнять эту тушу - бесполезно, чересчур ослабли, даже усилители в скафандре не помогли. Так он и остался там лежать, и светомёт его тоже. Голова закружилась, когда нагнулся поднять его - ну и пусть. Мы запечатали дверь. Теперь нас двое...
   ...Как кружится голова... трудно писать... Да, нас двое, я - и Сальватореш. И голод, и жажда, и яд подействовали на нас в одинаковой степени. Хотя нет, ему хуже... У него уже кровь идёт лицом - началось, когда он химеру поднимал. У меня - только носом. Он хороший мужик, только вот ирония судьбы - командир остался последним солдатом в своей армии...
   ...Кровь заливает глаза... Надо сходить в медпункт, за чем-нибудь... Сильно болит живот, боюсь, что у меня внутреннее кровотечение. Руки все в синяках. Только бы не кровоизлияние в мозг, как у Сарасвати! Не хочу умирать овощем.
   ...Нас двое, я и Сальватореш. У него уже кровь идёт лицом - началось, когда химеру поднимал. Ой, нет, я уже писал об этом. Какой изверг придумал этот яд? Нас обоих всё чаще посещают мысли - а может, всё разом кончить, налить стакан воды? Но нет, мы ведь последний оплот Республики. Удивительно, что я это написал. Дома ведь так ратовал за независимость...
   Это всё тот же день, или уже дрогой? Написали на стене: "Смерть предателям!". Вначале Салватореш карябался, но кровь призраков, высыхая, немногим отличается от стен по цвету. Я помог ему своей - благо, такого добра теперь навалом. Он меня за это инициировал именем Сангвинеша, произвел в гражданство Амаля и легионеры "Сияющих Меченосцев". Обещал поднимать меня в ранге за каждый день, что мы продержимся. Я говорю, что на два месяца нечего и надеяться - а он говорит, что рассчитывал вообще-то на полтора. Мы отметили это событие, воткнув друг другу по капельнице - теперь без этих приборов мы не передвигаемся. У меня кровавый понос и рвота. Осталось недолго...
   ...Решили с Сальваторешем взвести все охранные системы. Накачались всеми стимуляторами, какие нашли, взяли по тележке с кровью и растворами, и пошли. К сожалению, я не знаю, как подавить резервную Централь отсюда, я только сбавил у них мощности и ввел большую погрешность в системы прицеливания. Пусть попробуют попасть хотя бы в планету!..
   ...Уходя, включал механических солдат и сигнализацию. Минировал, если мог. Очень трудно нагибаться - падаю в обморок. Только чудом очнулся в последний раз - капельница была уже пустая. Все двери задраил по аварийному расписанию. Нет, не смог мою идею реализовать...
   ...Нашел Сальватореша в операционном зале, наверху нижней башни. Не знаю, что раньше делать - хоронить его, или доделать его часть работы?..
   ...Хватит ли мне сил отнести командира в бойлерную? Крови осталось два пакета. Руки-ноги не гнутся от синяков. Они ещё сдерживают кровотечение - у призраков, так сразу шло через кожу...
   ...Начался кашель с кровью. Не знаю, разрыв ли какой в легких, или просто поперхнулся рвотой. Мне это без разницы. Написал на стене: "Осторожно, вода отравлена!"...
   ...Мне уже конец...
   ...Внимание! Кто бы ни пришел, предупреждаю - не пользуйтесь ни водой, ни пищей! Я слил хладагент из холодильников, чтобы всё испортилось, и никто не отравился, но мало ли что... Так же не пользуйтесь лифтами - я перерезал тросы и заминировал двери. В остальном можете ходить по Нижней Башне без опаски - если не боитесь наткнуться на забытый где-нибудь труп. Да, если будете включать жизнеобеспечение, хорошенько промойте водопровод - у нас первые отравились потому, что яд попал в увлажнители воздуха. Поэтому во многих местах они разбиты... ...тключите рубильники на всякий случай вручную, вдруг забыл и замкнет...
  
   В Верхнюю Башню вы просто так не попадёте - придётся повозиться. Взрывчатки я не жалел, не обес... не сердитесь. Вдруг вы - мятежники, а не армия Республики? Но пройти, наверное, можно, если осторожно. Лифты там тоже не работают, и тоже капитально - я спустил воздух из системы. Все двери задраены, я ввёл в вычислитель сигнал о разгерметизации, а те, что в соседних секторах с Обсерваторией - ещё и заварены. Где мог, минировал, но вам не скажу. Сигнализация в режиме "вторжения", но не знаю, насколько это эффективно - в Резервной она не особенно помогала. Зато у нас есть механические солдаты! Я отключил их от вычислителя, так, что если вы - мятежники, они дадут вам жизни! Заряда хватит на сотню лет. Дверь в Шпиль закрыта обычным паролем, но вы туда сначала доберитесь! Мятежники убрали все защитные системы из резервной, а то бы я им показал! Я, к сожалению, всего лишь инженер-механик, и в вычислителях не очень разбираюсь, поэтому не смог полностью переключиться с Резервной Централи на основную. Может, у вас лучше получится. Пароль - это знает каждый джаханалец на амальской службе, но теперь он даже не придёт в голову повстанцам.
   ...Меня зовут Абхай Харидасья Сангвинеш, инженер механических систем, 2-й полк обслуги "Ледяной Клетки", гарнизон Коцита. Гражданин Амаля, легионер-тесессарий, полугвардейского полка "Сияющие Меченосцы". Родился на Джаханале, окончил Планетарную Академию, учитель Санкаршан-вишнупад. Призван из города Джагатпура, 18-й округ. Передайте моей матери, что я так и не женился..."

  
   ...Даршани захлопнула книжицу и спрятала её в карман:
   - Всё! Надеюсь, я правильно прочитала - там много чего заляпано кровью, и просто неразборчиво...
   - И всё заминировано... - задумчиво произнёс Аравинда: - Ну, с запертыми дверями у нас не будет проблем - достаточно перезапустить систему в режиме расконсервации и они сами раскроются. Но вот лифты... Если он вывел из строя лифт в Шпиле - нам лучше сразу повеситься. На такую высоту пешком не забраться.
   - А механические воины, о которых он говорил?! - озаботилась Азер.
   - Обычная конструкция. Не думаю, что будут какие-то сюрпризы - их просто нужно будет убить. Таких использовали в бою на Акбузате... Да, Ваше Высочество, вы же были там? Ваше Высочество?!
   Все обернулись. Кадомацу отстала и с печальным лицом смотрела в очередные окна на лестничном пролёте.
   - Что с вами, госпожа?
   - Я всё думаю. Сколько надежд, сколько мечтаний, сколько великих душ кануло впустую из-за каких-то споров, что их никогда не волновали!
   - Это война, Ваше Высочество. Мы ничем не лучше наших врагов.
   - Вот именно. Великие души начинают войны, желая и крича высоких целей и недостижимых идеалов, но - либо гибнут, либо сами превращаются в негодяев, платя чужими жизнями за свой позор. И что самое скверное - единственное, кому это приносит пользу - это мерзавцы, вроде Ёрими-кашевара!
   - Вы слышали историю строительства Коцита? - спросил Аравинда, с тяжелым упором о самодельный костыль, поднимаясь по ступеням: - Его создатель, Веданта Шеша, всю жизнь боялся змей. Вот так-то с таким именем. Но это был один из немногих людей, чью мудрость признавали даже призраки. Это он придумал план развития Республики и схему крепостей, и военных баз, которые сделали их государство нерушимыми. Именно он, кстати и доказал что для обороны Республики выгоднее независимая Гайцонская Империя, а не оккупированная провинция. Когда его послали строить крепость в Ледяном Аду, в Била-Сварге, краю нагов... это пошатнуло его разум. Он построил центр управления в виде клетки и потребовал дополнительные рвы. Каждый год он надстраивал Шпиль, пока он не стал таким как сейчас. Он заперся наверху, и требовал, чтобы ни одного нага не пускали в Централь. Даже полы тут сделаны так, что наги не могут ползать, кстати.
   - Да-да-да, - закивала Даршани, попытавшись поддержать рассказ... - а потом, однажды...
   - Однажды, друзья, решили его развеселить, - перебил его Аравинда: - И утром разбудили его змеиным шипением. Просто так по-дружески, они часто это делали. "Шшш" - сказали по интеркому.
   - А он, с криком "Змеи, змеи, кругом!" - выбросился из самого верхнего окна... - закончила своим голосом Даршани.
   Все замолчали. Только один Маваши не понял:
   - И? Что с ним стало-то? Где он сейчас?
   - В другом воплощении. Где-нибудь, для кого-нибудь, строит что-то пятиугольное... Любил он пентаграммы.
   - Вы говорили о "великих целях", ради которых великие души начинают войны. Но мы-то сами воем с крепостью, которую построили не ради великих целей, а из-за детского страха перед змеями. Так стоит ли жалеть тех, кто жил здесь? Не грустите, Ваше Высочество. Но обо всех разрушенных вещах стоит жалеть...
   Демонесса ответила доброй улыбкой благодарности:
   - Спасибо, человек, но ты неправильно понял мою печаль. Но спасибо - ты её развеял, даже не зная причины, - и гордо выпрямившись, и торжественно неся за спиной сложенные крылья, поднялась по лестнице впереди всех. Господин Сакагучи поклонился с удивительной вежливостью, и, когда он разогнулся, в его глазах было гораздо больше уважения, и гораздо меньше снисходительности.
  
  >Ультиматум
  
  ...- Наверное, здесь всё переименуют, продолжая карабкаться со своим импровизированным костылём по гладким ступеням, говорил Аравинда: - Вон, сколько героев! Как минимум, их имена присвоят номерным легионам, как максимум... может, Коцит переименуют в "Абхая"?!
  - Ну, уж это вряд ли. Чтобы Сенат расщедрился ради инородца... Такого не бывает.
  - Инородца?!
  - А вы что, не слышали такого слова?! Так на Амале называют подобных нам - всех, у кого кровь не лиловая.
  - У меня - розовая... - сказала, рассматривая свои ногти Афсане.
  - Знаете, я вообще думаю, что они всю историю испортят, либо, сделав последним выжившим легата, либо превратив Абхая - в призрака. Решено, Даршани. Не отдавай им оригинал. Постараемся опубликовать его на Джаханале.
  - Какой ты простой! А что я им скажу, если они спросят, где он?!.. Всё же на камеры пишется.
  
  ...Трупов они нашли три штуки. Все - призраки, в полной боевой, лежащие в лужах высохшей крови. Вообще, и просто высохших в форме лежащих тел луж лиловой и красной крови хватало.
  - Это что за яд мог быть у них? - подумал вслух Аравинда, когда они нашли третий, последний труп, лежащий на операционном столе.
  - Яд, не дающий закрываться ранам. Моя мать чем-то подобным отравила дочь господина Ичибаты.
  - Ваша мать?
  - У меня проблемная семья.
  - Да, нет, наверное, здесь что-то другое! - вмешалась Афсане: - Смотрите, ведь на полу и одежде кровь свернулась, а не растеклась, как вода!
  - Я лично, думаю, - это опять Аравинда: - что это не боевое вещество, а какая-то смесь технических растворов. Вот только почему это одинаково подействовало и на призраков, и на людей, и на ракшасов? У нас биохимия всё-таки различается.
  - На призраков быстрее. Они, похоже, умирали прямо на ходу.
  - У них кровь хуже свёртывается. И синяков почти не бывает - кожа по-другому устроена. Поэтому такие яды для них опаснее, чем для прочих.
  - Слушай, ну что ты привязался к этому яду! Прошло - и всё! - возмутилась Даршани, которую болтовня отвлекала от работы с вычислителем.
  - Выветрился ли он за два года? А?! И сколько потребуется усилий, чтобы промыть систему?
  - Не знаю, но я, после всего прочитанного, даже здешним воздухом дышать не хочу...
  
  Они прошли через большую столовую, где было особенно много кровавых следов. Через кухню, где испортившиеся продукты гнили безобразной кучей в холодильниках - кстати, там они нашли очередной труп. Другой валялся под пультом в операционном зале - Даршани едва не хватил инфаркт, когда его мёртвая рука упала её на колено.
  - Это тот, легат?
  - Нет, рядовой... что он там искал, снизу?
  - Кстати, ракшасы у нас только в изоляции. Сделайте что-нибудь, Ваше высочество...
  
  Этот зал имел общую стену с Резервной Централью. Пока другие, под ехидные комментарии суккуб возились, кто вытаскивая покойника, кто - подбирая что, плохо лежит, Кадомацу в задумчивости подошла к ней, и потрогала рукой:
  - Проломить бы эту стену, и не надо бы было никуда забираться...
  - Не выйдет. Это тот же нейтринно-изменённый сплав, что и в основании Коцита. Правда, можно попробовать её свалить - она не монолит, но вряд ли нам дадут это сделать.
  - Почему здесь вообще такая дурацкая планировка?
  - Резервной Централи не было в проекте. Да и Обсерватории, там, где она сейчас - тоже. Но после самоубийства архитектора решили продублировать все системы. Обсерватория должна быть в Шпиле, на самом верху, но посчитали что это небезопасно. А потом оказалось, что работа Вычислителя мешает настройке сложных инструментов Обсерватории... а потом и инструменты устарели. А новые были больше и требовали больше энергии. Пришлось строить отдельную Обсерваторию. А потом, впритирку к ней - и Резервную Централь. Вот здесь и видны следы - раньше этот зал был в два раза больше, его разгородили, по ту сторону, до сих пор, наверное, так и стоит пульт резервной централи. Хорошо, хоть они оттуда не могут попасть в Верхнюю Башню...
  - Сделала! - перебила жениха Даршани, чуть ли не прыгая на кресле от радости: - Смотрите, что я могу!
  Все сгрудились вокруг экрана на пульте
  - Вот, во-первых, мы теперь видим всё, что здесь творится, и в округе, и в Резервной! А во-вторых - огонь!
  На экране сверкнула вспышка. Здоровенный бронированный коридор переломился посредине.
  - Я у них сейчас собью антигравы, пусть посидят взаперти!
  - А внутреннюю систему безопасности ты можешь активировать?
  - Не тот терминал. Подождите, я здесь программу введу, потом ею займусь. Надо ещё и аварийную тревогу отключить...
  
  Около двери люди удивились: "Странно, никак не заминировано", но стоило, её открыть, как раздался звонкий щелчок. Аравинда сунулся в дверной проём и прижал створку костылём.
  - Проходите быстрее! - закричал он, указывая дальше, в глубь узкого лестничного пролёта.
  - В чём дело?! - выхватили оружие демоны.
  - Абхай - гений! Там пулемёты, и спуск от закрывания двери!
  - Суккубы, ракшасы, Даршани - назад! Господин Сакагучи, Маваши, помогите!
  Неуязвимые для пуль демоны прыгнули вперёд, и, мешая принцессе вылезти под стволы пулемётов, выломали их из стен.
  - Ещё один над дверью! - крикнул человек: - Всё! Можете проходить!
  - В следующий раз, - спускаясь по лестнице, строго-настрого приказала принцесса: - Разделяйтесь, занимаясь подобными штучками. Это недопустимо - ни терять обоих инженеров, ни обнаруживать пулемёты в шаге от себя.
  - Ладно... извините...
  - А всё-таки... - смягчила выражение лица Метеа: - Как вы заметили?
  - А! Гениальная конструкция! У этих дверей два замка - спереди и сзади. Сначала щелкает передний, потом - задний, со стороны косяка, чтобы герметичность обеспечить. Когда открываешь - только задний, как только язычок освобождается... Так, вот, он не щелкнул.
  
  ...- Товарищ драгонарий! "Гончая Сирата" запрашивает разрешения на снятие щитов!
  - Отказать. Статистика попаданий?
  - Ноль целых, ноль тысячных! Уже три часа как ведётся огонь с неизменным прицелом!
  - Что это, Бэла? Неполадки, или давление на психику?
  - Мятежники, ментор. Ни с чем толком разобраться не могут.
  - Никогда не недооценивай противника... Приказ: группе "Щита" - выдвинуться внутрь, расширить сектор обстрела. Найдите мне частоту повстанцев.
  - Товарищ драгонарий! "Безжалостный" докладывает, что восточные энергоцентрали находятся в радиусе поражения его ракет!
  - Отставить. Я запрещаю бомбардировку Централей. Углубите охват стен, помогите штурмующим.
  - Есть перехват частоты повстанцев!
  - Записывайте сообщение, - призрак встал, и оправил складки своего мундира. Вообще-то церемониал требовал традиционную тогу, но ничего - перед мятежниками можно выступить даже без плаща:
  - Я, Амаль Вилдереаль Тардеш, Второй Архидрагонарий Республики, командующий особым Экспедиционным Флотом, обращаюсь к полевым командирам мятежной крепости Коцит! Именем Республики и Сената, от лица народа Амаля, я приказываю вам прекратить сопротивление открыть ворота, и сдаться Армии Республики и союзникам! В случае отказа крепость будет стёрта с лица земли, и все мятежники найдут могилу в её руинах! Даю вам пять часов на размышление.
  Драгонарий сел:
  - Транслируйте эту запись непрерывно по всем частотам, какие обнаружите. Флоту - приказ: пятичасовая готовность к массированной бомбардировке!
  - Ментор... Товарищ драгонарий, это прямое неподчинение Сенату! Вы же говорили что боевая тревога - всего лишь уловка!..
  - Да не собираюсь я их бомбить, Бэла... Это... Ладно, объясню - будь я на их месте, и принцесса бы была в моих руках - я бы непременно её бы использовал, услышав ультиматум. Если бы не обладал - удвоил бы усилия, ибо она теперь единственная гарантия чтобы не стать ядерным пеплом. Мы либо узнаем о ней, либо облегчим положение штурмующих союзников, так как на поиски придётся снять кого-то с обороны. А если посмеют нас шантажировать - то немедленно начнём бомбардировку. Даже Сенат не будет против в таком случае.
  - Разве мы не должны будем тогда?!
  - Выполнять условия шантажистов? Да ни в коем случае. Я должен по предписанию Сената поступить строго наоборот их требованию в случае любой угрозы.
  - А если они будут молчать пять часов...
  - Значит, миссия маршала Метеа продолжается, и с минуты на минуту надо ждать интересных событий... Продолжать подготовку!
  "Удачи тебе, ведьма сероглазая"...
  
  >На последнем пороге
  
  ...С первыми механическими стражами они столкнулись внезапно. Только Брат Ковай миновал с виду ничем не примечательную дверь, как её изнутри вдруг прострочила очередь, и, вышибив её на ступени кучей обломков, оттуда вывалился здоровенный человекоподобный механизм.
  Дочь императора среагировала первой - находясь выше всех на лестнице, она прыгнула, не раскрывая крыльев, через головы, и обеими ногами, по-петушиному, ударила в металлический торс. Машина среагировала, подняла руку с многоствольным пулемётом, коротко выстрелила - стволы потом долго крутились - демонесса закрылась наплечником, пули срикошетили назад - механизм понял ошибку, выдвинул ещё одну руку с вмонтированным там то ли мечом, то ли топором, то ли нагинатой, рубанул так, что воткнулся в пол - сверкнула "Сосновая Ветка", и он лишился и всех конечностей и головы, но он не остановился, а выдвинул новый набор манипуляторов, которыми, правда, шевелил не столь идеально. Дьяволица перешагнула ему за спину, и, точным ударом разворотив панцирь, изрубила все провода и блоки, какие заметила. Страж упал, весь в искрах и молниях, но зеленоглазому демону и этого было мало, и она, ища ещё неприятностей, ворвалась в вышибленную дверь. Её встретили с двух стволов.
  Метеа закрылась локтём - два стража, пусть даже с такими странными пулемётами, всё-таки не могли причинить ей, закованной в доспех, серьезного вреда, но крылья стоило поберечь от рикошетов.
  - Подвиньтесь, вы мешаете! - услышала принцесса из-за спины. Оглянулась - Даршани, стоя на колене, наводила на врагов какое-то жуткое ружьё, помесь светомёта с мушкетом. Трескучий разряд чем-то невидимым (суккубы и ангел, кстати, зажмурились - для них он, выходит, был видим), - и оба ходячих механизма свалились на пол грудами металла.
  - Ну вот, мы же говорили, что эти - не проблема.
  - Что это было?
  - Глушильная пушка. Стандартное оружие светомётчика.
  
  ...- Генерал Мацукава, крепости Высших Демонов выкинули флаг капитуляции!
  - Сведения верные?!
  - Да! Их эмиссар доставил послание от нового магистра: они прекращают сопротивление и предоставляют нам в полное пользование свои укрепления и контролируемые ими дороги в обмен на неприкосновенность своих святынь!
  - Отлично. Занять их крепости! Всех высших демонов - арестовать до выяснения, вызовите бригады сапёров и военных инженеров для осмотра на предмет ловушек. Выдвинуть авангарды на открывшиеся дороги!
  - А как же поступить со святынями?!
  - Арестовать их вместе со святынями! Заприте прямо в храмах... Приказ генералу Сидзуке - отправиться на это направление, лично проследить за выполнением и завершить окружение Цитадели!
  - Есть!
  "О, боги, как же не хватает Госпожи Третьей по эту сторону Стены!"...
  
  ...Один лифт они всё-таки починили. Ну, в самом деле - если стоэтажную (а может и двести), высоту Нижней Башни ещё можно было пройти пешком, то целый ри, если не больше, высоты Верхней, меньше чем на крыльях одолевать было глупо. Как посчитала на привале Даршани, пешком им на это потребуется три дня. Вот и решили проверить правдивость слов Абахая насчёт того, что он надёжно вывел лифты из строя. К счастью, покойный ошибся.
  Пока компрессоры поднимали давление в шахте, команда принцессы присела поболтать о пройденном пути:
  - Как вы пулеметы за поворотами угадываете? Чертежи наизусть помните, что ли?
  - Отнюдь нет. Пулеуловители на стенах.
  - Пулеуловители?
  - Ну да, здесь ведь не тюрьма. Здесь много случайного оборудования, которое могут погубить случайные рикошеты. Вот, на стенах в секторах обстрелов и повешены специальные экраны, задерживающие пули. Вообще, мы ещё прошли по легкой дороге. Вы ещё не видели светомётных ловушек - две решетки из светомётов навстречу друг другу. Или антигравитационных, парализующих...
  - Едет! Лифт едет!
  - Садимся?
  - Нет, подождите, - остановила всех Её Высочество: - Я не уверена. Вы можете его послать пустым для начала?
  - Хм... Нетрудно. Давайте, попробуем...
  ...Лифт вернулся простреленным насквозь.
  - Да, калибр, кстати, сторожевых механизмов. Можно собрать глушильную бомбу, и вырубить его.
  - А если там просто тросик? И только зря потратим инструменты? Или механизм патрулирует? У нас заряды ограничены.
  - Какой тросик? Он ждал, когда лифт остановится, и прострелил на уровне сердца. Была бы растяжка - он бы сверху донизу располосовал. А патруль бы спустился в лифте. Эти штуки довольно умные.
  - Ладно, ты подрывник лучше меня. Что тебе надо?
  - Один светомёт и ещё пару рук. Агира, вы когда-нибудь собирали глушильную бомбу?
  
  Они пожертвовали одним светомётом, и не особенно поняли, сработала их бомба или нет. По крайней мере, на нажатия кнопок лифты больше не реагировали.
  - Поломали! - с довольным ехидством хором сказали Гюльдан и Афсане.
  - Ничего, тут работы на минуту, - ответили инженеры, уже что-то регулируя в открытом щитке сбоку лифтовой трубы.
  Спустя меньше минуты труба загудела, и лифтовая кабина открылась с новыми дырками.
  - Я поднимусь наверх вместе с господином Сакагучи, Кеном и братом Коваем - сказала принцесса: - Не перебивайте меня! - осадила она взглядом своего хатамото.
  - Нам пули не угрожают, если кто там остался - добьём, потом поднимутся остальные. Азер, пока меня нет, остаёшься за главную.
  - Есть...
  
  В лифте их прижало тройной перегрузкой к полу.
  - Проклятье! - воскликнул Маваши, из которого посыпались стрелки, не удержавшиеся на потайных пружинках.
  Ковай тяжело охнул, и опустился рядом с ним на пол, закрыв собой принцессу от опасного доспеха Кена.
  - Присядьте тоже, - предложил Сакагучи.
  - Не переломлюсь, - отрезала дочь императора.
  Господин Сакагучи тогда тоже встал меж нею и доспехами фехтовальщика - мало ли что сорвётся. При резком торможении как раз и сорвалось - но к счастью, только секретные шарики "для спотыкания", которые раскатились по полу. Пока он собирал их - двери раскрылись, принцесса и хатамото встали в боевые позы - но мёртвые железные воины уже валялись недвижными грудами металла.
  - Вот зря и беспокоились, - оглядев их, заключила Метеа, растирая отдавленные бронёю плечи: - Маваши, сними нагрудник и шлем, спустись, приведи сюда остальных...
  - Ну и что теперь, Ваше Высочество? - спросил её Сакагучи когда, ворчащий и собирающий стрелочки и очень вредные шарики Кен уехал.
  - Теперь я ничего не понимаю. Если это центр управления - то где управление?
  Действительно, очень длинная зала, расширяющаяся от лифтов, не имела никаких других дверей - только глухую стальную стену, без каких-либо видимых приспособлений для открывания.
  
  ...- Генерал Мацукава, генерал Ито докладывает, что на всём протяжении первоначального фронта внешняя стена уже взята! Противник сдаёт позиции на западной стороне!
  - Послать ему в подкрепление две дивизии из резерва! Приказ господину Томинаре - усилить наступление!
  - Господин Начальник Штаба уже сообщал, что захватил на своём участке средний ряд стен. На настоящий момент он укрепляется - ему требуется артиллерийская поддержка, чтобы расширить фронт!
  - Врата во внешней стене под нашим контролем?
  - Так точно!
  - Приказ принцу Стхану - пусть проведёт через них небольшие группы отборных колесниц, поддержит господина Томинару. Пошлите господину Томинаре все остатки наших резервов! Есть сообщения от Сидзуки?!
  - Высшие демоны держат слово, он развивает наступление, но раньше, чем через сутки фронт не подтянет.
  - Всего сутки... Приказ генералу Огаве - прекратить охват крепости, оставить лишь гарнизон, необходимый для удержания достигнутых позиций, самому перейти в распоряжение генерала Томинары, войска разделить между генералами Ито и Томинарой!
  - На связи принц Стхан!
  - Генерал, враги ушли со стен. Не вижу смысла бомбить пустые позиции. Разрешите отойти на ремонт и пополнение?
  - Постойте. Выделите все свои скоростные колесницы в отдельную группу и пошлите их на помощь генералу Сидзуке.
  - На север? Там произошел прорыв?
  - Генерал Сидзука развивает наступление на западе от крепости. Ему с пехотой не хватает скорости. Помогите ему... лучше... Госпожа Старшая Колдунья!
  Злата, свернувшаяся в клубок в углу шатра, рассеянно проморгалась:
  - Ну что ещё...
  - Помогите принцу Стхану переправить войска к Сидзуке с помощью своего колдовства!
  - Ну вот, не было печали... помогу, помогу!..
  - Генерал, срочное донесение! Сдался целый легион повстанцев! Пленные сообщают о том, что руководство крепости бежало или пропало без вести!
  - Ну... честно сказать - вам повезло с вашей принцессой...
  - Сообщить войскам о том, что Её Высочество победила вражеских командиров! Объявить врагам, что их командиры струсили, сбежали и были убиты в спину! Пленных - доставить в распоряжение призраков! Всем офицерам - молиться безопасном возвращении Госпожи Третьей!
  
  ...- Ну, молитесь за то, чтобы наш друг Абхай не додумался слить горючее из двери.
  - Горючее?! Дверь?! Где вы здесь дверь увидели?!
  Даршани рассмеялась, а Аравинда свободной рукой указал на глухую стену:
  - Вот. Это всё - дверь.
  Метеа нерешительно постучала костяшками пальцев по холодной поверхности - никаких звуков.
  - У неё толщина где-то десять шагов или более. Корабельная броня, - прокомментировал инженер.
  - И кто будэт поднымат этот штука? - заинтересовался Ильхан: - Тажэло, вах!
  - Реактивные двигатели, - ответил человек: - Конечно, не самый экономичный способ, но зато какое остаётся впечатление!
  - Всем надо спрятаться в шахты лифтов! - предупредила Даршани, вдруг открывая какую-то панель на стенке: - За дверью либо светомёты, либо пулемёт, либо что похуже. И, конечно же, он, наверное, не забыл оставить нам парочку механических солдат...
  Из пола поднялись две стойки с пультами. Оба инженера встали к ним и начали голосом отсчитывать время, синхронно набирая код, на что стена отзывалась, высвечивая висящие в воздухе значки. Ввели, значки изменили цвет, в пультах открылись замочные скважины, люди вставили туда ключи, синхронно повернули, стойки сразу поползли вниз, а взамен поднялись ещё стойки впереди, ограждённые прозрачными экранами. Аравинда и Даршани перешли к ним, и девушка предупредила при этом:
  - Прячьтесь все. Сейчас включатся двигатели, здесь будет жарко.
  Принцесса, конечно же, не послушалась. Тогда Сакагучи остался с ней, впихнув в лифтовую шахту сопротивлявшуюся Азер. Мацуко только покачала головой.
  - Три, два, один! - стена дрогнула и пришла в движение. На ней загорелся рисунок системы мира, какой она представляется людям - лестница из звёзд, от самой высокой - Сатьялоки, до планет нагов, и сейчас, когда стена двигалась, высшие планеты одна за другой скрывались вверху, создавая впечатление, что комната погружается в кромешный ад. Да ещё и свет стал меркнуть...
  Когда планета Земля начала утопать в притолоке, снизу наконец-то сверкнула яркая полоса. Люди невольно закрылись руками, хотя их шлемы сами темнели, чувствуя перемену освещения, а Кадомацу вся подобралась и выпрямилась - уж больно её глазам приятно было видеть свет, сравнимый по яркости с родной Аматерасу, после всей этой темноты. Не слушая предупреждений, она подошла к двери, и, дождавшись, когда край поднимается до уровня её бёдер, сунула руку в огонь. Пламя было цвета её волос и походило по ощущениям на прохладный и вонючий душ. Демонесса обернулась (тени, легшие на её лицо, красиво подчеркнули черты её северной крови), и приказала, обнажив меч:
  - Господин Сакагучи, (она поискала глазами) Брат Ковай, за мной, быстро! - и, надев шлем, нырнула в огонь.
  Толщина двери была больше, чем сказал Аравинда - даже для сравнительно высоких демонов Разрушения десяти шагов оказалось мало. Охранные системы были вовсе не готовы к такому маневру - пулемёты или пушки у них были, они вовсе не успели включиться, а механическая стража успела разве только развернуться - Сакагучи разбил своего пополам ударом из ножен, а принцесса в лучших традициях боя южан расплющила другого об стенку ударом ноги в прыжке. Запоздавшему монаху осталось только доломать недвижные пушки.
  Дверь поднялась, защёлкнулась, пламя сменилось струями дыма, из них вывалился запыхавшийся Маваши с так и не заряженными стрелками, зажатыми в обеих руках. С досадой, увидев, что опоздал, он принялся было опять, посреди комнаты снаряжать свои доспехи, но Мацуко решительно приказала ему зайти за колонну лифта. Не хватало ещё здесь несчастных случаев!
  Дым стих и по открытому коридору прошли остальные диверсанты. Прихромал Аравинда с Даршани:
  - Хорошая идея, принцесса. Я как-то не подумал, что огонь не причинит вам вреда.
  - Ну, вообще-то вред есть. Знаете, как это воняет? Все рассмеялись - до того смешным голосом ответила девушка, подражая брезге Афсане. Та, кстати, не смеялась, и, сжав губки в бантик, принюхивалась к своему Сакагучи.
  - Ну, кое-кому от этого будет только польза, правда, господин старший хатамото? - подколола их обоих старшая из сестёр Ануш. Афсане обернулась, надув губки, и под общий смех, решительно подпрыгнув, расцеловала своего любовника. Тот даже и внимания не обратил, не отводя взгляда от дочери императора.
  - По крайней мере, мы дошли, - подытожила Даршани.
  - Теперь всего лишь подняться на лифте....
  - Не расслабляйтесь, - предостерегла дьяволица, и, посмотрев своими зелёными глазами в серые глаза человеческой женщины, добавила: - Я не хочу споткнуться на последнем пороге...
  
  ...- Товарищ драгонарий! Союзники докладывают, что Орден Святого Павла сложил оружие!
  - На каких условиях? Точны ли сведения?
  - Их эмиссар отправлен на "Шайтан" для встречи с вами. Сведения точны - союзники заняли все их пограничные укрепления! Те, что находятся в тылу, продолжают сотрудничать с мятежниками, но моментально переходят на нашу сторону по мере продвижения линии фронта.
  - Что значит "по мере продвижения"?! Либо переходят, либо нет - у них есть связь, пусть не пудрят мозги Мацукаве. Либо пусть переходит немедленно и все, и разоружают всех повстанцев либо мы их разбомбим. Скажите генералу, что он имеет полное право применять силу к пленным - нечего им сидеть на двух стульях.
  - Передано.
  - Когда наземные части перейдут Западный Барьер?
  - Генерал Сидзука докладывает о пяти-шести минутах.
  - Скажите ему, чтобы не медлил и брал с ходу! Эх, маршала Метеа бы на то направление... она не тянула бы кота за хвост...
  - Ментор, что вы сказали?
  - Флоту - начать перестроение! Подготовиться к десанту в крепость Коцит!
  - Приказать отставить подготовку к бомбардировке?
  - Да. Отвести вспомогательные корабли на верхнюю орбиту! Кораблям связи и управления - обеспечить восстановление системы связи и навигации! Десанту - боевая готовность!
  - Есть отмена доковых операций!
  - Есть начало перестроения! Заблокировать орудийные системы!
  - Десантные легионы докладывают о боевой готовности!
  - Товарищ драгонарий, сообщение с планеты - союзникам сдался один из легионов мятежников в полном составе!
  - Который?!
  - 2104-й, Коцит!
  - Всякая номерная ерунда... Приказ - по окончании перестроения отправить на планету дисциплинарные когорты, политических офицеров, квесторов, и преторские команды! Пусть принесут пользу...
  - Есть!
  "Я ведь действительно прикажу бомбить Коцит, если ты не отзовёшься, принцесса! И снесу его до основания, если только ты погибла..."...
  
  >Небо в кулаке
  
  ...Лифт медленно поднимал их на вершину, неторопливо демонстрируя внутренние убранства Шпиля. Даршани увлечённо рассказывала о всяких хитростях, применённых мастерами её родины здесь, а Кадомацу, со странным чувством стоя здесь, глядела вверх, на постепенно укорачивающийся путь до Централи...
  "И неужели - вот и всё?! До победы остаётся расстояние, которое она может одолеть за три удара крыльев? Как-то... непривычно?!.. Она зря ругала богов? Что, кто покровительствует ей, что все её замыслы заканчиваются удачей? Так может и Тар... - она опустила голову, тяжело вздохнув. Нет, не время сейчас испытывать провидение! Она ещё не достигла и ближайшей цели, она ещё не давала и не сдержала ни одного обета...
  - Ваше Высочество, - необычайно вежливо отвлекла её Афсане: - О чём думаете?
  Она вздрогнула, посмотрела в ответ:
  - А ты, что, уже не целуешь господина Сакагучи?
  - Ай, да ну его! Он что-то всё на вас уставился...
  Зеленоглазая принцесса посмотрела на своего хатамото, и грациозно, с достоинством выпрямилась, заставив доспехи выгодно подчеркнуть её великолепные формы. Сакагучи вышел из ступора и глубоко поклонился:
  - Вы - моя госпожа...
  Сидевший между ними Хасан только развёл руками:
  - Ниче не понимаю.
  Бывшая Яваном посмотрела на него и сказала:
  - Не волнуйся, мы с ним - тоже.
  А Даршани продолжала:
  - ...от независимых генераторов. Комнаты здесь оборудованы как на космическом корабле - с полным циклом жизнеобеспечения. Даже если нас осадят, мы сможем вполне продержаться на местных запасах... правда, не знаю, как с водой...
  - Вот именно - водой! - перебил её жених: - Воды нет, холодильники отключены. Что ты собралась здесь есть, двухлетней давности?!
  - Ну... есть сухой паёк!
  - Тише, вы оба... мы приехали!
  Против ожидания открылась не дверь, а целиком опустились стены кабины, оставив потолок над головами висеть непонятно на чём. Все поспешили выйти из-под него.
  Это была огромнейшая, просторнейшая зала с вогнутыми стенами, величиной, наверное, с рубку "Шайтана". Экраны, окружавшие пульты, были пока темны и мертвы, но люди уже бросились к ним, проводя необходимые операции включения. Агира им помогал.
  - Нужна помощь? - спросила в свою очередь дочь императора.
  - Нет, - помотала головой Даршани. Экран перед ней зажегся, высветив надпись с требованием пароля. Она долго-долго сидела, думала, потом вдруг неожиданно расхохоталась, и стала быстро набирать буквы.
  - Что с тобой?! - обеспокоился Аравинда.
  - Сейчас! - девушка повернула ключ, и вдруг все окружающие приборы ожили, расцветившись разноцветными огнями. В пространстве перед пультами возникла огромная, голограмма Цитадели со всяческими диаграммами и подписями, возникающими и тут и там.
  - Пароль был - "Смерть Амалю!", - со смехом выдавила из себя девушка-инженер: - Вот бы повстанцы гадали после этого дневника, полного вероноподанических чувств!
  - Догадались бы... среди них тоже люди есть... - проворчал её жених.
  - Но он, для того и подложил дневник, чтобы убедить, что он думал только об Амале...
  - Резервную взломали простым перебором паролей. Со словами никто не заморачивался - просто подключили корабельный вычислитель и заставили перебирать словарь. Ограничения на количество попыток нет, запертая дверь, и то более надежно защитила, чем эти пароли...
  - Но я всё-таки молодец?!
  - Молодец-молодец. Ты самая лучшая на свете.
  - Ура!
  - Ты лучше не зазнавайся, а наладь систему. Покажи принцессе расположение войск.
  Голограмма изменила цвета.
  - Что это? - спросила дочь императора демонов.
  - Черный - обесточено, не контролируется, красный - союзные войска, то есть повстанцы, синий - войска противника, то есть наши. Кстати, со включенной Главной Централью нашим сейчас несладко придётся. Даршани, поменяй приоритеты!
  - Так... вот! - голограмма замигала и изменила цвета.
  - Выключите все пушки и позаботьтесь о Резервной Централи - теперь они нас не смогут отключить?!
  - Теперь - нет. Для страховки я их заперла и отключила воздух. Пусть посидят, подумают...
  - Хорошо. Дайте мне связь с "Шайтаном"!
  - Подождите немного... Сейчас всё будет, только подождите! Видеофон там, можете подготовиться.
  
  Метеа встала в круг, очерченный на полу. Прямо перед ней в тёмном стекле экрана зелёными глазами сверкало её отражение. Она сняла шлем, Азер дала ей расчёску - причесалась, оправилась. Рядом подошел Сакагучи, Даршани в этот момент оглянулась и опять рассмеялась:
  - Ой, извините, но вы оба так похожи!
  Девушка-демон удивлённо расширила глаза - и в самом деле, сейчас, когда её синяк стал по форме походить на ожог господина Сакагучи, сходство между ними прямо-таки било в глаза! Ничего себе...
  - Да будет вам известно, - разорвал молчание Сакагучи: - Что я, как уже говорил, в свите наследника исполнял обязанности его двойника. Брат похож на сестру, двойник брата - тоже.
  Сестра Мамору выдохнула. Ну и правда, она ведь всегда знала это. И, в конце концов, он же "Сакагучи" - воспитанник "Дыры-в-Камне", а туда каких только подкидышей не привозят. Более сдержанно дочь императора обернулась на хатамото, но в этот момент прозвучало:
  - "Шайтан" на связи.
  - А?!
  - "Шайтан" на связи, Ваше Высочество.
  Кадомацу обернулась и увидела лицо Тардеша, глядящего на неё с ожившего экрана.
  - Драгонарий-доно, говорит крепость Коцит. Главнокомандующая Туземным Корпусом Гайцонского Направления Кадомацу Метеа, принцесса Явара, докладывает об успешном завершении секретной миссии. Главная Централ Управления захвачена, Крепость Коцит переходит под контроль вооруженных сил Республики Амаль и её союзников.
  - Что это с вами, госпожа ведьма?! - услышала она издалека.
  Она нерешительно коснулась фингала:
  - Боевая рана. Высаживайте своих легионеров и занимайте крепость. Им теперь ничто не угрожает. Конец связи.
  Даршани отключила канал и добавила:
  - Еле тебя слышала. Ты тут в обморок не собираешься?
  - Теперь - генерала Мацукаву.
  Доклад старого самурая она выслушала спокойней:
  - Вы молодец, генерал.
  - Так я передаю вам командование?
  - Нет. Отдайте своё направление полностью Томинаре, сами замените Сидзуку - пусть он руководит уличными боями. Продолжайте командовать, генерал. Вы начали это сражение, вам его и выигрывать. И пошлите кого-нибудь к нам - обязательно, с командой людей-инженеров. А то тут всё заминировано, и еды у нас нет...
  - Я понял Ваше Высочество. Со мной связались призраки по другому каналу - просят поднять их флаг на флагштоке... Я...
  - Я подниму. Всё в порядке. Конец связи.
  - На флагшток выходить туда - показал Аравинда: - Там и флаги.
  - Спасибо. Господин Сакагучи, вы поможете мне?
  
  ...Цитадель Коцит пала... Жуткие бхуты на своих призрачных конях проносились прямо сквозь стены, демоны, словно звёздный дождь, пикировали с небес, с Небесных Путей выпрыгивала жестокая спахская кавалерия ракшасов, на улицы выезжали закованные в броню колесницы людей. Через врата чинно входила великолепная конница демонов-самураев, человеческие лучники в зеркальных доспехах, что стрелой перебивают тетиву на горизонте, ракшасы-янычары в черных мундирах, растворяющиеся на бегу в тенях, светомётчики со своим страшным оружием, и почти безоружные башибузуки - "порченные головы", страх и горе пленным и уцелевшим.
  А поверх всего этого, сдув двигателями слой снега, и сбивая из бортового оружия всё, что только напоминало помеху, на крыши домов-городов садились правильными рядами десантные "Собаки". Легионы Амаля. Первыми всегда высыпались велиты, со снайперками и базуками, прячась за корпуса кораблей, проверяли, есть ли кто живой, следом выходили центурии триариев - краса и гордость любого войска, укреплялись, беря под охрану место посадки, элитные когорты в это время проверяли, нет ли засад и прочей угрозы в ближайших строениях, следом выходили гастаты, что носили один лишь шлем с кирасой, и вдвое меньше патронов в магазине автомата - для скоротечного боя больше не надо, а оружие легче, можно сразу кинуться в бой. И, наконец, самый достойный противник любого врага Республики и Сената - принципы, в полном мягком доспехе, с автоматами, что приспособлены для стрельбы и пулями, и гранатами, и зажигательными ракетами.
  Противник не появлялся - центурии чётко строились в квадраты и прямоугольники, презрением к опасности демонстрируя мощь Республики. Кверкеш из люка оглядел великолепную панораму, и лихо, по-солдатски, спрыгнул мимо пандуса, взметнув облако поземки ударом подошв:
  - Братья по оружию! Легионеры! Сыны Республики! - он вышел перед строем, и прожекторы осветили его фигуру: - Сегодня Крепость Коцит возвращается в руку Амаля! - для убедительности он поднял зажатую в перчатку пятерню к небу и картинно сжал кулак в такт своей речи: - Два года назад мятежники посмели испытать силу Республики и Сената, - говорил он, медленно опуская руку вдоль лица: - Их гордыня позволяла одерживать мелкие победы, но вот! - он обвёл рукой панораму Цитадели: - Какой ценой им пришлось оплатить за презрение наших идеалов. Вот она, пыль Коцита! Смирно! Идите и никакой пощады мятежникам! Пусть вами движет мысль о том, что смерть от ваших рук - милосерднее, чем гнев Сената! Бра-а-а!..
  
  ...А высоко-высоко, в темноте прозрачного неба, на самой верхушке Шпиля, под медленно поднимающимся полотнищем с четырьмя буквами девиза Амаля, стояла прекрасная зелёноглазая дьяволица, и со смутным сердцем смотрела на гибель Коцита...
   Хасан, взятый чтобы нажимать на легковоспламеняющиеся кнопки, с четверенек глядел на разгром, руками держась за край площадки, и только охал и кряхтел, изредка вспоминая молитвы, а господин Сакагучи что-то привязывал к флагштоку позади. Принцесса оглянулась - это было её знамя, новогодние сосны на чёрном фоне.
  - Господин Сакагучи... Поднимите флаг брата... Я знаю, что вы всегда его с собой носите... Нет, над моим...
  
  ...И стоя под лиловым полотнищем Амаля, белым стягом золотой луны брата, и собственным флагом черного цвета, она раскрыла почему-то отяжелевшие от неподобающих слёз глаза, навстречу ярким звёздам холодной планеты: "Как он там говорил? Небо в кулаке?!" - принцесса сняла латную перчатку, подняла усталую руку пред собой и медленно сжала в кулак: "За тебя, брат... Для тебя, Тардеш...". Но звёзды по-прежнему продолжали сиять на своих местах, и когда она разжала пальцы, в руке была пустота. Лишь отпечатки когтей медленно обретали цвет ладони...
  
  
  
Так я и заканчиваю третью главу второй части под названием "Небо в кулаке",
   с надеждой, что горших печалей моей героине не предвидится.
   Но, как и все надежды, эти желания тщетны...

  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"