Осипцов Владимир Terramorpher: другие произведения.

Реинкарнация, Часть 2 , глава 3, ч 8 - "Неправильный мальчик"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  

Запись 16-я - Глава 3. "Небо в кулаке"

  
  "Там место есть, вдали от Вельзевула,
  Насколько стены вдоль ведут;
  Оно приметно только из-за гула
  
  Ручья, который вытекает тут,
  Пробившись через камень им точимый,
  Он вьётся сверху и наклон не крут.
  
  Мой вождь и я, на этот путь незримый
  Ступили, чтоб вернуться в ясный свет,
  И двигались всё вверх, неутомимы
  
  Он - впереди, а я ему во след,
  Пока моих очей не озарила
  Краса небес в зияющий просвет;
  
  И здесь мы вышли, вновь узрев светила."
  
   Данте Алигьери
  
  "Надежда - мой компас земной
  А удача - награда за смелость!
  А песни - довольно одной,
  Чтоб только о доме в ней пелось"
  
   Н. Добронравов
  
  
  >Силач
  
   Первого кандидата они нашли в первый же день. Отправив после совета с телохранителями Азер и девочек за снаряжением, Кадомацу вдвоём с Сакагучи шла мимо лагерей - как вдруг их внимание привлёк шум большой драки. Не сговариваясь, они вместе завернули в ворота - любой раздор надо давить в зародыше, но как оказалось, это был вовсе не раздор...
  Весь полк собрался вокруг тренировочной площадки, и галдел, прерываясь иногда на единодушные радостные крики, вроде: "Ара, что за удар!", "Так его!", "Знай наших!", или - "Ну что ты, растяпа!". Завидев знатных гостей, они расступились, открывая им вид на зрелище.
  И без того небольшая площадка казалась крохотной из-за бойца в центре - здоровенного монаха без шлема и головной повязки, в перепоясанной рясе с нашитыми на неё, словно рыбья чешуя, пластинами доспехов. Он стоял, и крутил, с гудением рассекая воздух жуткой восьмигранной дубиной неимоверных размеров, не подпуская на расстояние удара сразу четырёх самураев с бамбуковыми мечами.
  Вот один из них сунулся было вперёд - и тотчас же взлетел без крыльев, получив увесистый удар в нагрудник. Второй, попытавшись воспользоваться ситуацией, прыгнул на загривок гиганту - но монах вроде бы лениво почесал спину дубиной, и, схватив смельчака за воротник фехтовальной маски, выкинул на третьего, сбив того с ног. Четвёртый, тоже сообразительный, кинулся на супостата в тот момент, когда он заносил руки за спину - но тот, не останавливая расправы с его товарищами, с небрежного взмаха ноги кинул ему в лицо железную сандалию-гэта, от которой он улетел в восхищённо заоравшую толпу. Выбывших сразу же заменили свежие кандидаты - но что-то не верилось что надолго...
  - Господин Сакагучи, - попросила принцесса: - Выясните, что происходит?
  - Слушаюсь! - кивнул хатамото и вскоре вернулся: - У них кончились дрова, и они решили разобрать сену с соседним лагерем. Тогда от соседей пришел этот монах, и сказал, что в поединке перебьёт весь полк, если они не будут нападать больше чем вчетвером. Если он победит - частокол останется его лагерю.
  - Интересно, - заинтересовалась дочь микадо: - А на заседании штаба мне говорили, что со снабжением топливом всё в порядке... Где у них главный? - и пошла.
  Телохранитель догнал её:
  - Надеюсь, Госпожа Третья хочет устроить только выговор за нерадивое исполнение обязанностей, или?!..
  - Или.
  - Не стоит, Ваше Высочество!
  - Да полно. Что мне может угрожать на тренировке?!
  
  ...Сам полковник и распоряжался соревнованием - видать сильно прижала нужда в топливе. Увлечённый он не заметил высоких гостей, и сам оказался прижат грозным зелёным взглядом в упор:
  - Весьма досадно, полковник.
  - Простите, Главнокомандующая... не посрамим честь полка! Я приберёг лучших напоследок!
  - Генерал Асасио клялся мне, что обеспечил солдат свой дивизии всем необходимым, но я вижу, как его полки дерутся из-за брёвен частокола?!
  - Простите, Главнокомандующая!
  - Я ещё выясню, сколько в этом вашей вины. А пока... не меняйте этих, - улыбнулась она, снимая тёплые перчатки и надевая боевые рукавицы: - Когда выбьют последнего, выйду я.
  - Для меня будет честью выйти против него с вами! - пафосно схватился он за украшенную рукоять меча.
  - Зачем? Это будет нечестно. Я и одна с ним справлюсь. Или вы в это не верите?!
  - Извините, Ваше Высочество, - сразу стушевался самурай.
  
  ...Монах заметил, что ему дают передышку, и, подозревая нечистое дело, экономил силы, доколачивая последнего. А может, и сказывалась усталость - уже многие горячо болеющие против него зрители украшали толпу физиономиями с фингалами и недостачей зубов, благодаря его стараниям. Победив, он долго переводил дух, тяжело опёршись о дубину, и вытирая поданной ему кем-то головной повязкой тяжелые капли пота на лбу и бритом черепе.
  Метеа, скрываемая до этого обрадованными самураями, решительно раздвинула их стену и вышла в круг:
  - Здравствуй, монах. Ты знаешь, кто я?
  - Да, Ваше Высочество. Мы с вами дверь ломали, вместе ("Так значит полк Ито рядом с ними! А на карте ещё идут позиции Томинары" - подумала принцесса) - Я монах Ковай, - продолжал тот: - А мирское имя было Атару Кинноцунэ, моя сводная сестра приходится троюродной тёткой госпоже супруге Золотого Министра, а та, через конюшенного левой руки имеет родство с вашей семьёй.
  ...Мда, действительно, почти что родственник - хотя эта ветвь ближе к Томинаре, чем к правящей линии рода Явара, но всё-таки, какое-то сходство чувствовалось. Почти "императорский" сумаховый цвет кожи, красные глаза, как у начальника штаба - тот тоже обещал вырасти в крепкого костью мужчину, а вот большой живот - это наследство всегда склонного к полноте императорского рода. Только вот члены правящей династии никогда не отличались высоким ростом - что ж, не такой и близкий родственник, вполне вероятно помогло хорошее вливание свежей крови...
  - А меня, прежде всего, называй вторым именем - Метеа, - она сдержанно поклонилась: - Не кажется ли тебе, что ваша возня несколько затянулась?! Давай решим всё вдвоём с тобой: победишь ты - забираешь частокол в свой лагерь, побеждаю я - он остаётся здесь? Только разреши, раз у тебя настоящая дубина, мне использовать настоящий меч, - и ловко, словно саму прыгнувшую в руки, обнажила "Сосновую ветку".
  - Для меня честью будет испытать силу с вами на любых условия, Ваше Высочество, - согласился монах.
  Нет, не было ничего несправедливого в её просьбе. Тренировочный меч в руках женщины - даже женщины-демона, что угодно, но не преграда для тяжеленной восьмигранной металлической дубины. А острое лезвие хоть давало шанс, что враг поостережется, и не решится на слишком рисковые атаки...
  
  ...На Коците никогда не использовали обычные факелы - они давали слишком мало света в его атмосфере, и площадку сейчас заливал яркий, как полдень на родине, свет зенитных прожекторов. Расположенные по углам, они крали тени друг у друга, превращая рельеф в плоскую картинку, и это скрадывало движения не хуже широких одежд. Зато тени на земле не кривлялись одним-единственным гротескным двойником, а красиво распускались восемнадцатилепестковым чёрным лотосом.
  На принцессе были белые с золотой каймой по широким пластинам доспехи, бросавшие невыносимый блик, когда на них попадали прямые лучи света, и желтые шаровары - в цвет её волос. Она сняла шлем, как и монах, и одновременно с ним убрала волосы под тугую повязку-эбоси.
  
  Ковай начал первым - его шест-дубина вкопался на целый сяку в промерзший грунт круга. Кадомацу перепрыгнула его ещё на половине замаха, оставив на земле свою обувь, красиво перевернулась в воздухе и приземлилась в низкую стойку. Ну, это была только проверка сил...
  Ещё удар! - она проскользнула под дубиной (босиком-то и маленькая, она теряла ещё полголовы роста!), близко-близко провернулось необъятное брюхо монаха - но он, наступив ногой, прижал лезвие меча к земле, и не дал ударить.
  Девушка, продолжая движение, упала на шпагат, крутанулась вокруг зажатой руки, вышла в стойку на кулаке и ловко отхлестала великана обеими ногами по щекам. Раздался всеобщий возраст одобрения - действительно, красивый приём.
  Принцесса, почти незаметно, подхватила с холодной земли меч - он лёг в ладонь обратным хватом, и сама кинулась в атаку - удар! - монах подставил оружие, "Сосновая ветка", прижавшись к предплечью, скользнула дальше, осыпав обоих снопом искр. Ещё удар! - нет, скорее отбив, потом что Ковай в тот же момент коротко, с потягом, словно мечом, рубанул своей восьмигранной дубиной, и дочь императора, вместо удара наотмашь, выполнила отбив наружу. Зато ударила по-настоящему, свободной рукой - но её противник всё-таки защитился, не так-то просто раздавать затрещины, пытаясь удержать тоненьким лезвием тяжеленную дубину!
  Кадомацу схватилась за подставленное оружие, и обеими ногами, по-петушиному, пнула Ковая в поддых. (мужчины сзади разразились криками восхищения, Сакагучи что-то нечленораздельно рявкнул). Он сбился с дыхания, а она, не давая восстановится, распахнула крылья и обдала монаха вихрем снежинок и пыли. Тот зажмурился, и вслепую так крутанул дубиною с вцепившейся демонессой, что та грянулась о землю, словно цеп при обмолоте риса. Он одной рукой вырвал тяжелое оружие из захвата, потирая другой слезящийся глаз, размахнулся, - и обрушил восьмигранный шест на лежащую соперницу... К чести его сказать - в последний момент воинственный служитель Будды сдержал свой удар, да и принцесса постаралась увернуться - но всё равно, холодный тупой металл прижал её крыло к земле намертво.
  Дьяволица попыталась встать - боль в плече швырнула её обратно, но сразу же, ещё падая, она пнула в подмышку толстяка, тот выронил оружие - оно, падая, больно ударило по локтю крыла. Метеа этого даже не заметила, а, подскочив, ногой в прыжке отбила удар кулака, и, подбросив себя ударом крыльев, по инерции прилетела сгибом колена до плеча, и роскошным задом влетела ему в лицо. Монах (как и сама принцесса) не ожидал такой атаки, и еле успев распахнуть крылья, повалился навзничь, а потерявшая преграду девушку села пятой точкой ему на живот. Воспользовавшись положением, Мацуко прижала радостно сверкнувшую "Сосновую ветку" к его горлу нежной рукой.
  - Побеждён! - признался силач. Круг зрителей разразился шумными рукоплесканиями.
  Под общие крики поздравления монах поднялся с нею на руках (в руках гиганта зелёноглазая принцесса показалась сущей девчонкой - такой бы в куклы играть, а не на войне себя калечить!), и как мог, вежливо поклонился, держа её над землёй. Мацуко ответила ему так же - насколько было можно поклониться, когда тебя держат на руках и не отпускают.
  - Святой отец, не соблаговолите ли вы... поставить меня на планету, и переговорить со мной наедине? - спросила она, стараясь сохранить достоинство, убирая меч в ножны.
  - А что госпожа желает? - спросил он шепотом, но на планету так и не поставил.
  Господин Сакагучи за его спиной недовольно сложил руки на груди.
  - Огромное спасибо, госпожа! - прервал их глас полковника: - Теперь, значит, дрова наши?!
  Кадомацу приподняла брови, поудобнее разместившись на мягких руках Ковая:
  - А знаете... я передумала... В конце концов, монах побеждён не вашим полком. И вообще. Давайте не ломать укрепления, а дождёмся восстановления поставок топлива?
  Полковник аж зашипел от неожиданности:
  - Но, госпожа... вы же сами...
  - Я просто немного размялась, - она пошевелила плечами и крыльями, пытаясь аккуратно выбраться из ладошки монаха. Потом ножкой, пытаясь нащупать землю: - В самом деле, зачем продолжать этот глупый спор, если о ваших проблемах уже известно командованию?!
  - Слушаюсь, Как пожелаете, - взгляд полковника угас, и он поклонился в знак согласия.
  - Спасибо, госпожа! - сказал Брат Ковай. Однако на землю так и не поставил, а пошел следом за Сакагучи: - Командир бы меня со свету сжил, если бы узнал, что я проиграл забор...
  - Ну, во-первых, не сжил бы. Полковник Ито - не такой уж и зверь. А во-вторых - поставьте меня на землю! И где мой сапог?!
  Сапог ей дали, но на землю не поставили. Сакагучи прикрыл принцессу, распахнув крылья:
  - Довольно опрометчиво брать на себя такую ответственность, - заметил он монаху: - Она, знаете ли, злопамятная.
  - Да неужели ты заметил? - прокряхтела принцесса, обувшись: - Ну и что, господин старший хатамото, подходит он нам?
  Тот смерил великана глазом оранжевой половины лица: - Силач-то нам всегда пригодится. Даже просто в вашу личную охрану, - он сделал торжественное лицо и обратился:
  - Достопочтимый святой отец, Её Высочество имеет честь пригласить вас для участия в вылазке в Цитадель. Под её командованием. Приказ не обсуждается.
  - Господин Сакагучи! - возмутилась дочь императора, услышав, как ею распорядились, но тут её неожиданно поставили на поверхность планеты:
  - Да я только буду счастлив залезть к чертям на сковородку под вашим командованием! - добродушно прогремел басом толстяк.
  И почему это считают, что хорошие друзья случайно не попадаются по дороге?!..
  
  >Хранитель традиций
  
  ...Самого Сакагучи ведь удалось уговорить не сразу. За несколько часов до встречи с Коваем, он вдруг совершенно неожиданно высказал своё несогласие с планом принцессы. Слабо сказать, что Кадомацу это поразило:
  - Почему? - обиженно протянула она, и её зелёные глаза стали больше и глубже.
  Хатамото отвёл взгляд и покачал головой, чтобы отогнать наваждение:
  - Вы же сами просили, госпожа, говорить честно. И, если честно, я против вашей авантюры. Не хотел бы в ней участвовать.
  - Почему? Ты боишься? Думаешь, я не справлюсь? Или считаешь это недостойным дочери императора? Или всё ещё обижен на меня за то, что не взяла тебя на первый штурм?!.. - она осеклась, потому что увидела, что этими подозрениями делает ему больно:
  - Нет, госпожа, извините, хотя я, может быть, имел бы точно такие же мысли на вашем месте. Но тут дело в моих подопечных, ваших телохранителях. Они не все соглашаются на столь недостойную как им, так и вам работу, и я, как хороший командир, вынужден остаться со своими подчинёнными...
  - Интересно, откуда они об этом узнали? Я вроде бы им ничего не говорила... Ладно, продолжай...
  - И вторая причина, госпожа - слишком легко вы верите всяким предателям, Ваше Высочество. Ладно бы... А тут - вы доверяете свою жизнь тому, кто уже однажды предал своих господ - сначала став повстанцем, а потом предав повстанцев, перейдя к их врагам... Это неразумно, госпожа...
  Девушка в ответ улыбнулась, и, дотянувшись рукой, погладила его по щеке:
  - О, боги... А я-то думала. Ты даже на смертном одре останешься телохранителем. Извини за все эти недостойные подозрения.
  - Уберите руку, - попросил вздрогнувший от неожиданной ласки самурай: - И не делайте так больше. Вы обесцениваете моё будущее согласие... - он поклонился, встал с колен, и пошел созывать остальных на совет...
  
  ...Как и предсказал Сакагучи, все словно сговорились отказываться, (собственно почем 'словно'?!). Азер даже разругалась по этому поводу. Кадомацу же была маленько подготовлена, и сохранила присутствие духа ровно настолько, чтобы сообразить под конец - они же не со зла или трусости, они просто её удерживают от опрометчивого поступка! Как и их начальник, часом ранее...
  - Слушайте, - наконец сказала она, легко краснея: - Мне, конечно, приятна такая забота, но не кажется ли вам, что, упустив подобную удачу, потеряю лицо не только я, но и вся наша армия?! Что если этот шанс - милость и требование богов, и упуская его, мы прогневаем Небеса? Ну, в самом деле - какую-то кучу льда и камней, над которой даже сетей нет, взять не можем!
  - Госпожа, - мягко возразил Сакакибара, правая рука Сакагучи: - Но для вас было бы больше чести, если бы вы взяли её в честной битве, а не прибегая к помощи предателей...
  - В честном бою? После которого целые города будут напрасно ждать обратно своих сыновей, братьев и женихов? Нет, какая бы ни была честь - она не стоит горя стольких отцов и матерей...
  - Но если погибнете Вы, будет горевать первый отец государства. А кто сказал, что печаль правителя принесёт счастье подданным?!
  - А разве Небесный Государь будет рад, узнав, что его дочь, сбежав на войну, струсила?! Разве его не огорчит мой позор, известие о том, что у меня был счастливый шанс, и что я его не использовала?! Что с Ним будет, если на меня будут показывать пальцем и смеяться?! Или проклинать за напрасно потраченные жизни?! Вы знаете - я никогда не отступала сама, неужели я струшу и теперь, когда предоставляется шанс сразиться одной со всей Цитаделью?!
  Сакакибара удручённо промолчал, потом окинул взглядом своих товарищей, и, наконец, проговорился:
  - В свете этого, Ваше Высочество, нам приходится только сожалеть, что мы заранее поклялись не соглашаться на то предприятие. Её высочество опять продемонстрировала нам, что в ней течёт кровь истинных правителей наследства Аматерасу, и она выполняет только веления богов, а не смертных...
  Метеа с шутливой благодарностью поклонилась за столь щедро-витиеватую речь, и перевела взгляд на Сакагучи:
  - Господин старший хатамото что-то говорил о возможном согласии?! Или нет?! Тот молчал столь продолжительное время, что все, устав, успели переменить позу. Наконец, родил:
  - Господа Наора и Уэмацу не зря уговаривали меня не присоединяться к общей клятве. Теперь я вижу, что ошибся бы, если бы их не послушал. Госпожа - я ваш телохранитель, и какой бы из горячих ли холодных ли адов вы не выбрали своей целью, мой Долг - следовать за Вами. К тому же, - чуть помедлив, добавил он, дрогнув веком на оранжевой половине лица: - может быть, участвуя во всём этом, мне успешнее удастся отговорить вас от столь рисковой авантюры?!..
  
  ...Вот так и получился второй член команды...
  
  ...Солдаты солдатами, а без толкового инженера, вряд ли имело смысл даже и думать о диверсии в Коците. Вместе так решив, зелёноглазая принцесса и её телохранитель первым делом отправились к строителям Цитадели - людям, по дороге куда и встретили Ковая. Задержавшись из-за него, они опоздали к Стхану и застали того не совсем в одиночестве.
  Сакагучи остался снаружи, присев возле дверей, а Кадомацу, пригнувшись, вошла внутрь. Она в первый раз оказалась в человеческом жилище, и её прямо-таки поразила роскошь обстановки. Несмотря на то, что жильё было временным, наследник Джаханаля не стеснялся украшать его, как только мог. Самым богатым и украшенным, конечно же, был алтарь божества - непременный атрибут этой расы, но и другие стены и углы украшали обнажённые и полуодетые статуи в украшениях, драгоценные панно и ковры с изображением чернокожего пастуха, зелёнокожего охотника, и божества в виде человекольва, которое, если она правильно помнила, было чем-то вроде семейного покровителя рода человеческих правителей. К своему удивлению, в одном из углов демонесса обнаружила статую Будды Сяка-Нерай, которому тотчас же поклонилась, как старому знакомому. Стхан, как уже говорилось, был не один. Компанию, а вернее - пару ему составляла крепкая костью девушка с высокой белой грудью, пока ещё в форме офицера светомётчиков. 'Пока ещё' - потому что, судя по тому, как она быстро прикрыла свою белую грудь одеждами, обаяние принца уже пробило последние очаги сопротивления девичьей стыдливости.
  - О, Метеа-сан! - воскликнул принц Стхан таким тоном, словно приглашая её расширить компанию: - А я думал, вы сегодня не придёте. Садитесь вон там, я для вас приготовил коврик - а то, что вы стоять будете!
  Сам принц был полуголый, в синих, без узора, шароварах, и могучие мускулы груди играли под бледной кожей при каждом движении. Судя по интонациям, он уже успел немного выпить в предвкушении сладостной ночи, но это не меняло дел - начальник людей долго не пьянел, и вообще умудрялся сохранять трезвую голову в любой ситуации. Метеа поблагодарила его за заботу, и села на насквозь промёрзшее в привычном для человека воздухе татами - сама виновата, не надо было опаздывать. Она завернула полы одежд под колени, чтобы было не так холодно.
  - Меня тоже бесят эти низкие потолки, - Стхан был всего на голову ниже демонессы: - Даже потянуться нельзя! Да, кстати, я вас не познакомил: это Бхагавати Чандрасингх, махаратха, генерал светомётчиков. А это - Её Высочество-сан, Метеа-сан, самая-самая сорвиголова-сан, среди железных демонов.
  - Очень приятно, Бхагавати-сан. Я считала вас мужчиной, - поклонилась демонесса.
  Зардевшаяся светомётчица, уже было приставшая для рукопожатия, заметно перевела дух, увидев, что ей не придётся здороваться с зеленоглазой, пышущей огнём дьяволицей, ещё более покраснела, поняв, что все заметили этот невольный жест, и кое-как поклонившись, бухнулась на кровать рядом со своим принцем, пряча пламенеющее лицо и полуголую грудь за его широким плечом.
  - Ну-ну, что ты, - попытался уладить всё принц, поднимая с полу оброненный ею во время неуклюжего поклона мундир.
  Кадомацу залюбовалась девушкой. Бхагавати была тёмноволосой чуть более загорелой, чем Стхан, с крупными чертами лица, тоже, с широкой костью, как и она, высокогрудая - хотя, принцесса всегда затруднялась судить, насколько красиво это или нет. Женская грудь у людей, росла не в стороны, без грудного киля, а вперёд, мягкой волной вздымая одежды и выглядывая красивыми плотно прижатыми полушариями в вырез блузки традиционного джаханальского сари, поддетой под грубый пиджак униформы. Но в целом, пышная точёная фигурка производила очень приятное впечатление, напоминая храмовые статуи Бодхисаттв. Правда вот выглядела госпожа Чандрасингх слишком молодой для звания генерала - 'А сама-то!' - тут же одёрнула себя принцесса.
  - Вы путаете меня с отцом, Васудевой Чандрасингхом, - словно прочитав её мысли, заговорила собравшаяся с духом светомётчица:
  - Он погиб во время второго штурма, а я генерал только последние две недели.
  - И уже успела отличиться! - вставил слово принц Стхан: - Вот я и пригласил её, чтобы лично вручить благодарность!
  Девушка опять начала краснеть и свободной рукой проверять, все ли застёгнуты пуговицы на вороте...
  
  - Признаться, я даже и не заметила смены командования у вашего рода войск, - попыталась сказать комплимент юная принцесса: - Это говорит только в вашу пользу - вы достойная преемница своего отца...
  - Рудрани Метеа-сан известна среди нас как 'Та-которая-ничего-не-делает-просто-так'. Надеюсь, она пришла не только для того, чтобы увести у меня Бхагавати?!
  Светомётчица опять пошла краснеть до ушей.
  - Ну, мне не превзойти ваше обаяние, господин наследник Джаханаля. Я... ладно, я хочу сделать то, что запретил господин драгонарий. Я собираю группу для диверсии в Цитадели!
  Стхан развалился на подушках, и приобняв, прижал к себе Бхагавати:
  - Вы приглашаете меня? Да с радостью! - и бросив свою подругу, выпрямился, схватил со стены рук и стал решительно натягивать тетиву. Раскрасневшаяся Бхагавати, убирая волосы со лба, с улыбкой любовалась игрой его могучих мускулов. Да и Мацуко - тоже. На редкость красивый был мужчина, этот принц Стхан.
  - Да нет, что вы! - рассмеявшись, прервала она замечательное действие: - Вы же минимум на колеснице поедете! Я вас знаю!
  - На самой мощной моей колеснице! - с пафосом воскликнул начальник людей, потрясая оружием: - А что?
  - Мощные колесницы понадобятся мне по эту сторону Стены. А в Цитадели мне нужен толковый инженер, которого я не найду ни у кого, кроме вас. Я и хочу такого попросить - иначе ведь нет смысла всё и затевать.
  - Да, - согласился человек: - Смысла затевать действительно нет. Что смешно, но за нужным вам товарищем надо обращаться к нашей милой Бхагавати-сан, это в её компетенции, - он отложил лук, присел на ложе и притянул к себе светомётчицу.
  - Простите, но ведь нужен инженер, а не светомётчик!
  - У нас тоже есть инженеры, - сверкнув бездонными карими глазами, сказала Бхагавати: - Не путайте инженеров со специалистами. У нас, как бы вам объяснить... - она освободилась от притягательных объятий принца, чтобы показать руки: - Инженерные части занимаются копанием земли и взрывами скал - там вы найдёте спецов по взрывным работам, а то, а вам, нужно того, кто разбирался бы в энергетических установках. Конечно, лучшим вариантом для вас был бы флотский двигателист, но не представляю, как бы вы могли бы его заполучить тайком от Тардеша... Эта ваша идея ведь секрет для него, не так ли?!
  - Да, - кивнула демонесса.
  - Ну а вот, наилучший выбор для вас - инженер светомётчиков.
  - Ранец светомёта по конструкции немногим отличается от централей Коцита...
  - ...так что вам прямая дорога к дочери доблестного Васудевы, - закончил за свою подругу Стхан.
  Его юная партнёрша опять начала краснеть:
  - Ну, право, Ваше Высочество, я не знаю...
  - Знаешь, знаешь... - ласково проговорил тот, обнимая её стыдливые плечи: - Знаете, Метеа-сан, я сейчас попытаюсь её уговорить быть более снисходительной к нашим нуждам.
  - Извините, Стхан-доно. Я зайду завтра... - торопливо поклонилась демонесса, и вышла. Ну вот, стала лишней... Горько - она безумно завидовала этой наивной девушке. А её-то никто не обнимет, никто не поцелует - её любимый может погибнуть, отважившись на подобный шаг. Она потрясла головой, отгоняя наваждение, и быстро, зажмурившись, по памяти пошла прочь, чуть не забыв Сакагучи...
  ...Он долго шел рядом, не решаясь встревать со своими вопросами. Наконец его госпожа заметила присутствие помощника и объявила:
  - Ай... да опоздали мы сегодня. Не вовремя зашла.
  - Всё в порядке, госпожа?!
  - Всё хорошо, - кивнула она и провела рукой по щеке - нет ли слезы:
  - Просто... ничего. Он... Ну, занят... Завтра подойдём! Сказал, что подходящий нам инженер найдётся у светомётчиков. Так что завтра пойдём к ним! - и, оглядевшись, не видит ли кто, сладко потянулась сначала руками, потом - крыльями, завернувшись в них.
  - Больше ничего, госпожа?!
  - Ничего. Иди-иди, не отставай!
  Так закончился первый день.
  
   >Четыре руки лучше, чем две
  
   Следующий день был воскресеньем - праздником христиан, и Кадомацу, едва проснувшись, полетела на Виллы, а оттуда - на космодром, расположенный в соседнем климатическом поясе, чтобы успеть застать Злату, пока та не поднялась на свой корабль.
   Колдунья свернулась в клубок в углу одной из времянок, оставленных армией, но не спала, а лежала, нервничая. Её совсем нетрудно было найти - все за двадцать шагов обходили это место.
   Нага обрадовалась подруге и сразу же стала ей сварливо жаловаться:
   - Что за поганый день! У тебя бывало так, что просто беда важных дел на день, и, из-за какой-то, ерунды - всё срывается! Пся крёв, меня одну ждут, а я, холера просто, не могу ни лететь, ни телепортироваться! Извини... пристала тут со своими проблемами... Ну надо ж так, чтобы двигатель выработал свой ресурс именно в воскресение! Кстати, а почему ты сегодня с этим молчуном?! Где Азер и другие девочки?
   - Долго объяснять. Я к тебе пришла посекретничать.
   Злата переложила кольца по-другому:
   - Ну, давай-давай... Что за новости?
   - Только обещай, что ничего господину драгонарию не скажешь!
   Змея подняла брови:
   - Ну?!
   - Я хочу украсть предателя и пробраться в Цитадель! Ты поможешь мне?!
   - Цитадель?! О, пане Иисусе, до чего же вы все надоели со своей Цитаделью! Мало того, что в мои лучшие годы я вынуждена лицезреть этот забор, который загораживает лучший вид на этом куске льда, так вы ещё и меня им изводите! К Тардешу приду: 'Коцит', к Бэле приду: 'Коцит'; даже ксёндз наш и то уже третий месяц подряд только о падении Иерихона и вещает! Я уже думаю, скоро и сама пойду круги нарезать вокруг вашей Цитадели, с гудком в зубах, а тут ещё ты с нею припёрлась!
   - Значит, ты мне не поможешь, - разочаровалась принцесса.
   - Постой, постой, ты куда? Я же шучу, ну что ты, в самом деле! Нашла на кого обижаться! Нет, не уговаривай, с тобой я в это чёртово гнездо не полезу: во-первых, я большая трусиха (Мацуко улыбнулась), во-вторых - я не столь сдвинутая, как ты! Але по всем остальным вопросам - пожалуйста! Ты со снаряжением, как подобрала? А команда какая, с кем идёте?
   - Команды пока ещё нет, а снаряжением Азер с девочками занимается.
   - А, понятно. Это надолго - все интенданты в разгоне. Слушай, по старой дружбе, не одолжишь ли свою 'собаку' - за двигателем сгонять?!
  
   ...Амальский транспорт, прозванный 'собакой' за характерные очертания носа (у людей бы в этом месте была кабина пилота - чтобы иметь лучший обзор в полёте, призраки же поместили пилота под брюхо, чтобы лучше видеть, куда садиться - а заимствованная форма морды осталась), обернулся ещё до обеда - обе девушки успели каждая по своим делам, да договорились о взаимодействии. Колдунья рассказала демонессе о множестве трюков с известными той заклинаниями, да и пояснила, что невозможность использования магии по крепости, оказывается, поддерживается каким-то устройством про название и способ выключения которого тоже бы неплохо узнать у инженеров.
   ...Когда 'собака' взяла курс на ставку принца Стхана, принцесса, усаживаясь на полу, заметила для Сакагучи:
   - Ох, им медленно всё это продвигается.
   - Госпожа?!
   - Понимаешь, мне ведь ещё и план четвёртого штурма составить надо - без этого тоже лезть бессмысленно... А мы даже команду не собрали...
   - Госпожа, может, я могу заняться сбором?! А вы - готовьтесь к сражению.
   - Нет... Извини, ты, конечно, можешь это сделать, и, думаю, более чем в совершенстве, но... Я ведь буду вашим командиром. Я сама хочу поглядеть в глаза тем, от кого будет зависеть моя победа...
   - Понимаю, госпожа моя. Однако вас ждёт нелёгкая неделя.
   - Я тоже это понимаю, мой верный хатамото... Четвёртый штурм, кто ещё заменит? Команда, тренировка... - и про себя добавила: 'И враньё Тардешу...', усмехнулась и продолжила: - Я сильная, справлюсь...
   Транспорт слегка тряхнуло, и верхние щелевидные окна один за другим заполнились красками яркой закатной зари на Коците - они снижались к принцу Стхану.
  
   ...Начальник человеков на этот раз был трезв и серьезен в отличие от вчерашнего. Он без улыбки кивнул гостям и молча пригласил их войти внутрь. Метеа сразу же спросила: "Ну и что?!".
   - Признаться, маршал, я уже с самого утра жалею, что дал вам слово не разглашать ваши тайны.
   - В чём дело?! - подобралась девушка.
   - Сейчас, на трезвую голову, я не вижу ничего хорошего в вашей затее. В случае неудачи мы окажемся без очень хорошего полководца.
   - На счёт этого не бойтесь. Без хороших полководцев вы не останетесь. Так, ваши муки совести означают, что вы не подобрали нам инженеров?!
   - Нет, ну зачем. Бхагавати говорит, что у неё даже выбор имеется. Гопал вас проводит.
   - Спасибо.
   - Только... Вы знаете, что означает имя предателя? "Радость Кали". Богини убийц и мясоедов. Я бы поостерёгся доверять её поклоннику.
   Дочь императора демонов улыбнулась:
   - Я сама - убийца и мясоед, мой прекрасный принц. Думаю, что ваша богиня будет снисходительнее к себе подобной, и не причинит мне много зла.
   Стхан проводил её печальным взглядом. Он не желал её неудачи, пытаясь отговорить от опасной идеи - просто заботился, по непременной человеческой привычке. За такое мужчин обычно награждают поцелуями - но девушка с в двести раз более горячей кровью могла подарить только улыбку...
  
   ...Гопал - возница принца, не уступающий ему в ширине плеч, но чуть более тучный и ниже на голову, темнокожий человек с быстрыми движениями и уверенной речью, повел их, как показалось, совсем не в ту сторону, но пришли к штабу светомётчиков. Совсем не там где он был по карте - намного ближе к ставке Стхана. Метеа со злостью прогнала дисциплинарные и правильные мысли об их командире - ей совсем не хотелось плохо думать об этой девушке.
   Бхагавати, предупреждённая, вышла к ним навстречу, в зеркальных, приливающихся сверкающей радужной аурой, доспехах светомётчиков. С шутками и сердитыми взглядами отпустив не в меру приставучего Гопала, юная генеральша взяла демонессу под руку (эти доспехи демонических жар не пробивал), и повела показывать, что она им приготовила.
   Она же показалась принцессе намного более раскованной и непосредственной, чем вчера - весело смеялась по любому поводу, могла пробежать, таща за собой крылатую гостью, только для того, чтобы показать какую-нибудь интересную мелочь, отпускала непристойные шуточки в адрес мужчин - в общем, была счастлива. И дочь императора молча молилась за неё, чтобы оказалось, что не зря эта наивная красавица передвинула свой лагерь поближе к своему принцу...
  
   ...Первый инженер был стар и опытен даже с виду. Его челюсть покрывала седая щетина, а щеку разрезал шрам. Руки двигались уверено, быстро, за время их разговора он, не глядя, полностью разобрал и собрал два светомёта! Но стоило ему приподняться, как он согнулся от боли, схватившись за поясницу. Метеа с Сакагучи переглянулись, Бхагавати развела руками - и они перешли к следующему.
   ...Второй был молодым тёмноволосым человеком, очень красивым даже на вкус демоницы. Он сидел на корточках и покрикивал на двух подмастерьев, что-то разбиравших в разложенном на полу ранце светомёта. Он, кивая, с масляной улыбкой, выслушал расточаемые ему начальницей похвалы, но стоило ему взяться за инструменты, как те чуть не выпали из затрясшихся пальцев, и вовремя были подхвачены подмастерьями. Бхагавати опять развела руками...
  
   - У вас много слабых здоровьем среди инженеров, Бхагавати-тян?!
   - Это вредная и опасная работа. Вредные излучения, ядовитые газы и топливо. К тому же лучшие из кшатриев и брахманов, и даже многие шудры выбирают военное ремесло, так что опыта в изучении техники больше у тех, кто природой или злым случаем, лишен возможности послужить оружием.
   - Понятно...
  
   ...У третьего был только один недостаток - ругался как тысяча демонов. Вернее "ругалась", потому что это была крупная рыжеволосая мадам, со здоровенными даже в перчатках лапами, которыми, однако, владела более чем виртуозно, скручивая в единое целое казавшиеся пылинками в её руках крохотные детали какого-то сложного аппарата, и Кадомацу с Сакагучи уже готовы были согласиться на неё, пока не увидели четвёртого...
   ...В самом углу навеса, огораживающего площадку, сидели двое, и, склонив головы над каким-то раскрытым механизмом, удивительно слаженно работали. Они даже не обращались друг к другу с просьбами - один протягивал руку, другой сразу же вкладывал в неё инструмент, один чуть задерживался - другой сразу же вмешивался, помогая, и совместными движениями сложная пушка вырастала, как живая.
   - Кто это?! - спросила принцесса.
   - Аравинда и Даршани Махачакры, - (только сейчас демоница заметила, что один из них - девушка)
   - Собственно, Даршани ещё не Махачакр, а Хридая, но они так долго вместе, что мы уже их "поженили", - командир светомётчиков невпопад хихикнула.
   - Я их приберегала напоследок, так как думала, они вам больше всего и подойдут, но... во-первых, они всегда вместе...
   - Это не проблема.
   - ...а во-вторых, они у нас маленько наказаны.
   - За что?!
   - Это ещё отец их, за первый штурм. Тогда, как приказ прошел, мы отходили первыми, а ваши - прикрывали. Ну, так вот, у Томинары, в первом проломе, нас очень быстро сбросили, ну... Там сразу такая масса навалилась - а в Стене ещё ваши оставались. Так они, нарушив приказ, захватили пушку, и, зайдя с фланга колонны, вскрыли кусок стены, и прикрывали ваших, пока все не выбрались. Их и спасли-то ваши, прямо из-под сабель мятежников выдернули, а вот пушку пришлось оставить. Она была защищена от электронного подавления, и потом нам много крови попортила при втором штурме...
   Пока девушка, сбиваясь, рассказывала, дочь императора искоса посмотрела на своего телохранителя. Тот пожал плечами:
   - Так их же, вроде двое...
   - Разве это нам помешает?!
   - Нет. Ладно, вы - госпожа...
  
   Так появились третий и четвёртый члены их команды...
  
   ...Хотя на самом деле всё не так было гладко. Сакагучи, пока они подходили, выдвинул ещё одно "против":
   - Не забывайте, госпожа, они нарушили приказ...
   Принцесса это пропустила мимо ушей и оставила за спиной - если так придирчиво, как он, ко всем относиться, то она первая выбывает из команды. Низкорослая Бхагавати не поспевала за широкими шагами демонессы, но её-то, как начальницу, инженеры заметили первой, а уж потом - её пылающую огнём гостью.
   Они сразу же прекратили работу, накрыли чехлом незаконченное изделие, и пригласили сесть на скамью, где раньше работал Аравинда, сами расположившись на противоположной.
   Кадомацу залюбовалась ими - сразу же видно, что это хорошая пара. Едва усевшись, девушка тут же взяла за руку своего сердечного друга, а уж какие взгляды они бросали! Тем более что девушка оказалась чем-то похожей на неё - почти такого же цвета светло-золотистые волосы (даже в такой же причёске!), правда не столь яркие - языки пламени образующие шевелюру Демонов Разрушения, ещё и светились! - длинный острый нос, как у дочери императора, но более идущие к нему мелкие, изящно прорисованные черты лица, более близкого по форме к кругу, чем благородный, утяжелённый волевой челюстью овал принцессы. И всё это без этой степной скуластой узкоглазости, отчего лицо казалось нарисовано тонким волоском, а не широкой кистью, как у дочери Белой Императрицы. Тонкими дугами над серыми глазами ("наверное, такими видит мои глаза Тардеш" - подумала демонесса), взмётывались изящные брови - нет, у Мацуко, которая давно их не выщипывала, они шли длинными прямыми штрихами, придававшими грозность взгляду - след крови Явара (это только Мамору, от своей матери, унаследовал тонкие, как взмах крыла). Только по части губ принцесса демонов могла дать фору человеческой женщине - маленький ротик той не шел ни в какое сравнение с широкой улыбкой зелёноглазой демонессы. Только этот ротик, вместе со слабой челюстью и портил претендующую на совершенство красоту лицо девушки-инженера.
   Зато, по фигуре та наверстывала то, что не дала ей природа с лицом - она была хрупкой и худенькой, ну, как Весёлый Брод; талия - почти как у матери-императрицы, осиная, да ещё и крепко перетянутая поясом, только подчеркнувшим грудь и бёдра, обтянутые зеркальной бронёй - ширококостная демонесса безо всяких "почти казалось" могла бы обхватить её одной ладонью, двумя пальцами. Да ещё она, стесняясь, прижималась к широкоплечему Аравинде, в тени которого, и так стройная, в этом доспехе с прозрачным шлемом, казалась ещё тоньше. Мацуко же, вынужденная пригнувшись, садиться на неудобную скамейку, вся взбугрилась шарами мускулов. Её чёрный доспех с зелёным рисунком морских водорослей впервые показался ей неудобным - топорщил пластины, как перья вороны, да ещё крыло, болевшее после вчерашней схватки с Коваем, приходилось неуклюже отставлять в сторону... Словом, были у неё поводы завидовать...
   Аравинда же был во всём подходящей партией для своей Даршани. Высокий, широкоплечий, правда, не столь высок, как их принц, который был великаном своей расы - с широкими ладонями, привыкшими не к тетиве лука и рычагам колесницы, а к точному труду, он в начале разговора обнял и столь нежно привлёк к себе свою Даршани, что сразу было видно - не зря ему досталась такая красавица.
   ...Бхагавати начала первой:
   - Даршани, Аравинда, вы ведь слышали про маршала Метеа-сан?! Думаю её представлять не нужно. Она хочет попросить вас поучаствовать в одной секретной операции... Впрочем, она объяснит сама! Маршал?!
   - Прежде всего, говорите ли вы на нашем языке?! - неожиданно спросила принцесса. Спустя паузу, ответила Даршани:
   - Да, мы понимаем, но... Пожалуйста, помедленнее, будьте любезны, - взглянула на своего друга, то тоже сказал:
   - Да, я понимаю.
   Ну, груз с плеч! Метеа опять перешла на санскрит:
   - У нас появилась возможность провести диверсию в Цитадели. Но нужны хорошие инженеры. Согласитесь ли вы участвовать под моим командованием?!
   Они выдержали паузу, смотря друг на друга. Доспехи людей имели встроенные дальнеговорники, позволявшие общаться между собой в тайне для окружающих, но романтичнее было представлять, что они читали мысли друг друга по глазам. Тем более для демонессы блик от её собственных волос как раз отражался от прозрачного забрала на уровне их губ. Наконец, мужчина заговорил:
   - Понимаете, нам бы не хотелось разлучаться... - уже набрал воздуха, чтобы сказать "но", но принцесса его прервала:
   - А нам и нужны вы оба.
   - Но...
   - Я понимаю, вам достаточно трудно решиться, но неужели вам не хотелось бы приблизить конец войны?! Коцит ведь - самая неприступная крепость в Аду, это вершина - дальше может быть только легче. Вам-то - и не желать скорейшего мира! Вы сами его можете приблизить... - это была даже не речь, а тезисы, приготовленные для гораздо более несговорчивых кандидатов, но ничего, вроде сработало - Аравинда вздохнул и ответил:
   - Конечно же, хотелось бы мира... Понимаете, я хоть и невысокого рождения, но всё-таки кшатрий, воин, и вроде бы негоже говорить слова, которые могут свидетельствовать о трусости, но понимаете, так хотелось бы домой...
   Даршани испуганно толкнула жениха в бок, а Кадомацу, перегнувшись через разделяющее их пространство, подмигнула и заговорщески шепнула:
   - Так вы согласны, или нет?!
   - Да, - кивнула раньше него девушка.
   - Тогда я поговорю с господином драгонарием и вашим принцем, чтобы вас после взятия Цитадели отправили домой. Вместе. Идёт?!
   - Да, но мы всё-таки не очень-то разбираемся, что нам делать в Коците...
   - Вот за этим мы и пойдём сейчас, - демонесса вскочила, ловко выскользнув из-под низкого навеса: - Познакомьтесь, это господин Сакагучи, мой телохранитель и помощник правой руки. Есть ещё госпожа Азер - её пока нет, но вы обязательно познакомитесь!
  
   ...По дороге к главному инженеру Сакагучи спросил, кося глазом красной половины лица:
   - "Помощник правой руки"?!
   - Ну, уж извините, не могу же я поставить тебя старше Азер! У неё опыта больше...
   - Нет, я не спорю, Ваше Высочество. Просто... Знаете, ведь у людей самая почётная сторона - правая. И то, что вы назвали меня так при них... Я благодарен...
  
   >История крепости Коцит
  
   ...Лагеря, для удобства снабжения, располагались так, чтобы представители одной расы, пока это можно, жили в одном направлении, но к людям это не относилось - как единственные обладатели артиллерии и тяжелого оружия они жили россыпью по всему фронту. Конечно, у всех были опасные и безопасные участки, но на долю этой расы опасных мест приходилось больше. Но всё-таки, пробираясь через передовые части, Метеа думала, что главный инженер мог выбрать себе место и получше.
   Он располагался с помощниками в одном из зданий, оставшихся от взорванной электростанции, на границе зон ответственности Главнокомандующей и Начальника Штаба, ближе к Томинаре. Как в него ещё ни разу не попали - все только удивлялись, а он, таинственно улыбаясь, говорил, что для повстанцев, стены этого корпуса - единственный ориентир на весь фронт, поэтому, пока они в здравом уме, никто не будет по нему стрелять.
   А от диверсантов его охраняла целая центурия призраков.
   ...Поднявшись вместе с инженерами и телохранителями на второй этаж, принцесса с удовлетворением заметила, что человек опять успел подготовиться к её приходу - везде висели схемы и переливались разноцветными огнями голограммы, к которым её специалисты прилипли сразу же, и до конца разговора.
   - Здравствуйте, Ваше Высочество. Признаться, хоть и против моей воли, но меня увлекла ваша идея диверсии, и я поразрабатывал эту тему.
   - И?!
   - И могу сказать, что она небезнадёжна. У Цитадели есть слабое место, но достаточно хитро до него добраться...
   - Ну, что же... Хитрость для нас не впервой. Объясните инженерам, которых я выбрала для себя - вы знакомы? Даршани и Аравинда Махачакр.
   - Нет, я ещё Хридайя, - смущенно покраснев, поправила девушка.
   - Спасибо, мы знакомы. Только скажите, как вы догадались, что нужно именно два инженера?!
   Метеа пожала плечами и улыбнулась:
   - Они такие милые вместе. Мне стало жалко их разлучать. И боги меня наградили.
   - Ну, они не могли стоять в стороне ни от вас, ни от них. Подойдёмте.
   Они впятером подошли к выросшей для удобства осмотра прозрачной пентаграмме Коцита:
   - Коцит, крепость "Ледяное Озеро", представляет собой пятнадцать автономных укреплённых военных баз, объединённых в единую оборонную систему. Периметр - тройная стена, двойной ров и газовый заслон. И, шестнадцатая база - Главная Централь, "Ледяная Клетка", у неё даже собственная стена есть. Но это пока неважно для нас... Технически базы делятся на три разновидности: Бараки, Склады и Энергоцентрали. На названия не обращайте внимания - сейчас там всё перепуталось, склады в бараках, жилые кварталы в централях, а в складах, говорят, самые шикарные апартаменты Крепости. Но не берите это в голову. Самое важное - это Централи, источники энергии и позиции оборонительных систем, - на плане "лучи" звезды в пентаграмме потемнели, и стали чётче, чем остальные здания: - На самом деле не нужно уничтожать все оборонительные сооружения, достаточно понизить плотность ПВО до того уровня, когда она перестанет представлять опасность до десанта. Вот первый вариант: нужны две команды, каждая со своим инженером. Конечно, для лучшего эффекта бы пять, но вряд ли вы такую толпу проведёте. Их же ещё и охранять надо. По пути быстро портите первую, ближайшую к вам и расходитесь. Они будут восстанавливать питание, вы будете отключать, и так бегом по всему периметру.
   - И польза он этого? - выразил сомнение Аравинда.
   - Резерв систем питания на час, сигнал "авария на централи" подаётся через полчаса. Пока сигнала нет - резервная система не заряжается, так что можно хитро вывернуться и устроить неполадки на двадцать пять-двадцать девять минут, которые разрядят аккумуляторы резерва досуха.
   - Ну, разрядим мы аккумуляторы, а они подключат напрямую, и?!
   - Для запуска используются те же резервные системы. Если они выдохнутся - ничего они не запустят. Крепость полностью не отключится. Но будут окна в 20-25 минут, которые наши полководцы смогут использовать.
   - А запустить с ручника, вон от электропоезда этого?! - ткнул пальцем Аравинда.
   - На орбите флот. Как только система сдохнет, они увидят по отсутствию сигнала радара. Дальше - дело техники. Очень трудно ремонтировать под орбитальной бомбардировкой.
   - Вы думаете у них до сих пор эта убогая система резервирования? - засомневалась Даршани: - Простите, гуру, но мне кажется, это первое что любой толковый комендант довёл бы до ума.
   - Республика сэкономила на силовых линиях, это общеизвестно. В Коците это усложняется неломаемой нейтринно-уплотнённой стеной, в которую очень трудно впихнуть что-то не запроектированное. Они не могли увеличить ёмкость и данные космической съёмки это подтверждают. Могли подкрутить кнопку тревоги - но и тогда план остаётся прежний, просто бегать будете по трупам.
   - Это первый вариант. Ясно. А второй?! - спросила принцесса.
   - Простите?!
   - Вы говорили, есть и другой вариант.
   - Эх... Другой... - план крепости опять изменил окраску и прозрачность: - Это из разряда фантастики или легенд. Нужно пробраться вот сюда - в "Ледяную Клетку". Как сообщают шпионы Амаля, повстанцам так и не удалось захватить Главную Централь, а управляют обороной из Резервной. У нас же есть все коды и ключи для доступа, и, если бы удалось забраться туда - это бы был шах и мат!
   - Тогда почему это второй, а не первый вариант?!
   - Потому что легче взять весь Коцит, чем захватить Ледяную Клетку! Даже когда вы возьмёте остальные районы крепости, она будет неприступной ещё месяцы, если не годы... Там автоматики столько, что она может сопротивляться ещё долго и долго - даже повстанцы её не взяли, хотя она у них под носом и это дело для них жизни и смерти...
   - Но ведь у нас будут все коды и ключи? - поймала на слове внимательная Даршани.
   - Не дадут они стопроцентного шанса. Вычислитель джаханальский, самый мощный который тогда могли смонтировать, защитный алгоритм может блокировать любую авторизацию, если бунтовщики истратили доступные попытки. А зная, кто там командует, скорее всего - истратили...
   Принцесса вздохнула, так толком и не поняв этих заумных фраз:
   - Ладно, но я всё же хотела бы, чтобы вы имели в виду и этот вариант, готовя моих инженеров. Так, сколько вам времени потребуется для инструктажа?!
   - Неделя.
   - У нас только три дня. Я же их и сама должна потренировать.
   - Никаких вариантов. За три дня они даже документацию всю не сумеют прочитать, а для коцитского оборудования специальный инструмент требуется, его освоить нужно...
   Демонесса задумалась, играя пальцами на сгибе локтя. Потом стрельнуло в крыле - она подняла ладошку, тронула ушибленный локоть, с удовлетворением оценив, каким уважением оделили люди её мускулатуру... Каждому - своё...
   - Ладно. Будет вам неделя! Аравинда, Даршани, вам известно, где моя ставка?!
   - Я покажу.
   - Отлично, тогда переезжайте сюда, учитель, я буду проверять, и постигать то, на что хватит моего скромного ума. Очень хорошо, если успеете раньше срока - им нужно ещё с остальной командой познакомиться, сработаться. Это сильно улучшит наши шансы.
   - Да-да, будем стараться.
   - Разумеется, не в ущерб вашей науке. Завтра, наверное, зайти не смогу... Буду послезавтра!
  
   ...Вернувшись назад к вечеру, Кадомацу и Сакагучи встретили довольно занимательную сцену: вырядившийся в чистую рясу Ковай, тяжело опираясь на свой боевой посох, теснил животом нещадно ругавшегося Уэмацу, уже готового натянуть тетиву на лук. Знаменитая высокая шапка того уже была сбита на одно ухо - уж не богатырским ли ударом дубины монаха?- да и целиком, младший телохранитель производил весьма помятое впечатление. Принцесса и Сакагучи неожиданно окликнули обоих:
   - Эй! Нобуо! В чём дело?!
   - Святой отец, почему вы обижаете мою охрану?!
   - Командир, госпожа, извините, этот долдон с полудня пытается пройти, не зная пароля!
   - Госпожа, я ему сказал, что вы меня приглашали, а он: "В гробу я видал таких приглашателей!"!
   - Ты! Ещё и монах! И не стыдно даже думать о таком!
   - Тихо-тихо, ОБА!!!!.. - когда звон в ушах стих, принцесса продолжила: - Я действительно пригласила этого монаха для участия в секретной операции, и вы оскорбите меня, если считаете что для чего-то другого...
   - Простите, госпожа.
   - Это вы простите. Брат Ковай, это моя вина, я забыла сказать вам пароль. Уэмацу, вы держали такого бугая с полудня?! Да вы молодец!
   - Да даже дольше! - добродушно заступился сам монах за недавнего обидчика: - Он крепкий, хоть и франт!
   - Брат Ковай, вам завезли дрова?!
   - Да, Госпожа. Забор уже починили.
   - Хорошо починили?
   - Ну да. Одна доска через две, а то через одну. Так и назвали - "расчёска Усаги".
   - Усаги?!
   - Ну, так зовут соседнего полковника. Он, понимаете, не поверил вам, и сложил доски в поленицу. За ночь их растащили, и генерал Асасио устроил ему страшенный разнос.
   - Генерала ещё и я достану на заседании штаба. Господин Сакагучи, проводите брата Ковая, найдите ему место с вашими ребятами.
   - А когда в Цитадель? - полюбопытничал непоседливый монах.
   Девушка усмехнулась и, подбоченясь, в тон ответила:
   - Да, я думаю, втроём бы мы задали им перцу! - она улыбнулась и похлопала его по спине: - Давай подождём, пока нас не станет хотя бы десятеро, ладно?!
   И уже более серьёзно:
   - У тебя есть хорошие доспехи? Нет?! Господин Сакагучи, распорядитесь, чтобы ему подобрали подходящее его росту...
  
   А, ложась спать, юная принцесса думала вовсе не о смешном Ковае, хотя, как ему подбирали доспехи! Целая история!.. Да и сейчас ещё подбирают... Но по мере того, как всё ближе становились Пути Сновидений, тем чаще проносились перед её мысленным взором счастливые лица Аравинды и Даршани, и тем чаще её грызла отвратительная зависть... "Нет, ну разве можно быть такой злой!"... Вот рука Аравинды в руках у Даршани, вот рука Даршани в руках у Аравинды... Вот он обнимает её, а она стеснительно прижимается к его плечу... Вот они смотрят друг на друга... "О, Фудо-мёо, защитник от пагубных страстей! Прости, что не обращалась к тебе прежде, потому что боялась лишиться и любви к Тардешу, увлекшей меня на край Вселенной! Но сейчас, прошу, избавь меня от зависти, потому что..."... но свирепое божество молчало, никак не отвечая на жаркие молитвы несчастной девушки с глупым сердцем, видать, обиженное пренебрежением, и та утонула во снах так и мучимая отравляющими душу видениями...
  
  >Фатальное решение
  
  ...Следующий день был третьим, а значит, снова должен был придти предатель. Принцесса не намеревалась теперь его оставлять одного - мало ли - вдруг проболтается! - и поторопилась встать пораньше. Тем более что сейчас он выходил не в час Быка, а в Час Дракона, во время следующей смены караула у повстанцев. Можно было чуток получше выспаться... А ещё сегодня и заседание её Штаба, на котором надо решиться раскрыть свой замысел...
  Она как раз наносила косметику, сидя за ширмой, когда, для приличия потоптав у входа ногами, к ней вошел Сакагучи:
  - Кто там?!
  - Я, госпожа.
  - Азер не возвращалась?!
  - Нет, госпожа.
  - Я почти готова... Сейчас... Что-нибудь случилось этой ночью?!
  - Нет, госпожа.
  - Как Ковай? Устроился?!
  - Да, госпожа. Без происшествий.
  Недорисовав ещё пол-лица, Кадомацу выглянула из-за ширмы:
  - Ты что-то хочешь сказать мне. Правильно?!
  Спаситель брата выдержал паузу, борясь с собственной вежливостью, (по оранжевой половнике лица это было особенно заметно), и, наконец, высказался:
  - Госпожа, вы должны определиться с решением, какая вам необходима команда. На мой взгляд, нас восьмерых уже достаточно. Кого вы ищите ещё?!
  - А, ты об этом... - дочь императора вернулась к зеркалу (хоть она и редко пользовалась косметикой, перед Тардешем она не решалась предстать с нетронутым "утренним ликом"): - Ты же сам слышал, что нам предстоит разделиться на две команды. Я, знаешь, не думаю, что в составе "нас трое плюс инженер", мы сможем защитить инженера от кого-либо. Давай найдём хотя бы ещё двоих?! Я бы, честно, хотела бы призрака-легионера - они сквозь стены проходят, и дерутся так, что повстанцам мало не покажется. Но не представляю, как это сделать тайком от господина драгонария?!.. Ладно, иди, посмотри, не пропустили ли мы за болтовнёй транспорт?!
  ...По дороге, совершенно невпопад, Сакагучи внезапно заявил:
  - Нет, не получится. У них всё через господина Кверкеша, а Кверкеш-доно обязательно доложит драгонарию!
  Мацуко испуганно покосилась на него и так же внезапно рассмеялась: надо же, всё это время об этом думал! А она-то почти и забыла...
  
  ...Предатель, конечно, удивился, увидев её среди встречающих (как и сами встречающие), но ничего не сказал. Только потом, в полёте, когда конвой чуть расслабился, он заискивающе кивнул, подмигнул и шепнул:
  - Вы знаете, товарищ, вы сегодня как-то...
  Вместо ответа демонесса нахлобучила "кабанью голову", со страшной маской. Не для тебя красилась! Когда убедилась, что конвойные плотно отвлеклись на сплетни и неуставные отношения, шепнула:
  - Запомните одно: о нашем договоре ни слова, ни с одной душой! Иначе я сама убью вас!
  - Да что вы, товарищ, разве я могу!..
  - Я сказала - сама убью! И перекатите эти ужимки. Они мерзкие.
  Теперь он действительно сник и притих надолго...
  
  Тардеш встретил их на улице, принцесса первым делом подумала, что это из-за неё, удивительно быстро стащила с головы шлем (несмотря на то, что только что крепко привинтила его к оплечью), и только потом заметила рядом продувавший дюзы челнок драгонария - куда-то летал... И не из-за неё...
  ...Они шли рядом, Тардеш по большей части перекидывался словечками с центурионами охраны, предатель между ними, а Кадомацу во все глаза, со всё возрастающей нежностью смотрела на господина драгонария. Ну, неужто он не может взять её руку, как Аравинда - Даршани, а она - почувствовать его объятья и поцелуи?!.. "Перестань!" Стонота... Плакса... В самом деле, ведь не может, дура!.. И терпи, раз сама этого хотела!.. Краешком пальцев она незаметно смахнула с ресниц готовую сорваться слезу - некстати накрасилась, пудра всё выдаст...
  ...В сегодняшнем допросе участвовало ещё больше призраков. Особенно интересны были вопросы у одного - шпиона, как сказали ей. В них следовало бы вникнуть, но девушка запомнила что-то лишь с того момента, когда обратилась к принцу Стхану:
  - Будьте так любезны, сегодня зайдите ещё и на заседание моего штаба...
  - Обязательно, - кивнул начальник людей.
  Это, однако, не ускользнуло от внимания Тардеша:
  - Эй, что вы там шепчитесь?
  - Планируем.
  - Что, если не секрет?!
  - Четвёртый штурм.
  - Четвёртый штурм?!
  - Да, а что вы думаете, господин драгонарий, я до старости собираюсь здесь сидеть?!
  - Общение со Златой определённо вас портит, госпожа ведьма...
  
  ...На заседании штаба, слышавшие какие-то слухи генералы пришли с весьма встревоженными лицами. Томинара, как старший после дочери императора, начал со своего доклада о текущих делах, но она его прервала на середине:
  - Спасибо, господин начальник штаба, но я думаю, больше не стоит продолжать попытки завершить окружение. Вместо этого мы пойдём на прямой штурм Цитадели!
  Все оживились, заговорили.
  - Тихо! Я знаю, ходят слухи, но я сейчас скажу честно - у призраков есть перебежчик с той стороны. Я договорилась, что группа бойцов пройдёт внутрь, где, как уверяет меня главный инженер, можно будет отключить какую-нибудь из стен.
  Первым среди общего смятения нашелся Томинара:
  - На какое время? И какая стена?
  - Пока не знаю. Господин старший инженер пока что ещё разрабатывает план. Тихо, я сказала! Прежде, чем мы продолжим, я хотела бы предупредить, что вся операция проводится втайне от командования союзников, и никто из них не должен слышать ничего, кроме того, что мы готовимся к штурму!
  - Но, госпожа...
  - Кроме принца Стхана. Никого.
  Томинара уже что-то вычерчивал на карте:
  - Если уж так делать, то надо как следует... Неужели, ещё ничего не определили? Хоть какие-то цифры?!
  - Ну... Дата - на шестой день, считая сегодняшний. Я не знаю, где мы там выйдем. Сход севера, от Сидзуки, высота 203. Господин старший инженер говорит, что, отключив одну, мы должны за четверть часа отключить другую. Наверное, пойдём по кругу, по или против часовой стрелки. Или разделимся на две команды и разойдёмся в две стороны. Неплохо чтобы в это время штурм был в разгаре - чтобы им не до нас было.
  - Насколько я помню, стена обесточивается, если вывести из строя две энергоцентрали.
  - Да, но нам их сломать окончательно не удастся. Они будут восстанавливать повреждения, поэтому "окна" получаются в считанные минуты.
  - Интересная задачка...
  - Значит так, берём план третьего штурма, и завершаем его...
  - Они уже его видели. Попадёмся...
  - Отнюдь. Мы из этого плана выполняли только окружение, а штурм даже не начинали. Ну, мы его и проведём, только с небольшими изменениями... Во-первых, атаку начнём по всему доступному фронту, но размеры групп сократим. Нам нужно максимально продлить время боя, утомить как можно больше противников и сохранить как можно больше свежих сил. Принц Стхан, надеюсь, у вас, наконец, готовы бомбы-"глушилки"? Старайтесь в основном выманивать противников на нас, не завязывайте боёв у стены.
  - Это было бы легко, если бы не газовая завеса, - заметил Мацукава: - Именно она мешает использовать изматывающую и тактику выманивания, заставляя нас идти на штурм и захват Стены.
  - Этому можно помочь, - подал голос Стхан: - Мы хотим испытать новые снаряды с адсорбентом - они должны осаждать газовую завесу не отдельными прорехами, а сразу широким сектором. Но нужно испытать в бою.
  - Спасибо. Во-вторых, после начала штурма, скорее всего, кончится наша идиллия в Большом Лагере. Ни для кого не секрет что баллистические орудия повстанцев простреливают без каких-то проблем даже до Вилл, и теперь мы знаем причину нашего спокойного положения: перебежчик открыл, что у них не хватает артиллеристов. Но в случае глобального штурма они собираются их сосредоточить на одном участке и сконцентрированным огнём уничтожить все наши опорные пункты. Поэтому пусть кто-нибудь... Ну, вот вы, господин Намуро-старший, озаботьтесь эвакуацией лагерей из опасной зоны. А вашего сына повысим, пусть займёт место отца.
  - Госпожа?!
  - Ну да, в конце концов, после того, как мы остались без Маивары-десятого, у нас нет командира арьергарда. Думаю, господин Намура-старший отлично его заменит. Ну ладно, продолжим... Вообще, если помните выкладки призраков, во время орбитальной поддержки оборонительные сооружения нанесли нам наименьший ущерб из возможного - нас останавливало упорство и мужество защитников. И вот именно по этой цели и предназначена нанести удар наша диверсия...
  - Не только это. Очень мешает и скользкое покрытие стен, из-за которого мы никак не можем разместить там огневую поддержку, а призраки - сбросить десант.
  - Мы хотим предложить вам, - снова попросил слова принц Стхан: - Один состав, которым пользуются ремонтники, работающие на подобных поверхностях. Сможете ходить. Вообще, вам бы прорыв до третьей стены организовать - там корабельная броня, она шероховатая по определению.
  - А почему вы раньше нам этот состав не предложили?!
  - Он очень горючий. Нам пришлось повозиться, чтобы модифицировать его для вас.
  - Спасибо, конечно, но почему вы не могли дать его хотя бы призракам?!
  Человек расхохотался:
  - Он у них не просто есть - у них даже обувь, рукавицы и оружие с нанесённым составом производят! Неужто вы не знаете амальцев, Мацукава-сан?! Они никогда не рискнут своими легионерами, если вместо них могут рисковать другие!
  - А... да, то есть так. А оружие-то зачем?!
  - Чтобы не потерять, если выронишь не стене, - сказал Намура-младший.
  - Ну, продолжим, - подала голос, после некоторого молчания Главнокомандующая: - Самая главная проблема - связь. Как вам подать сигнал, как атаковать и где?
  - Дальнеговорник?!
  - Не выйдет, - опять человек: - Внутри Коцита любой передатчик запеленгуют мгновенно - как только щелкните выключателем.
  - Да, я это и имею ввиду. Нужно придумать какую-нибудь систему сигналов... Впрочем, я не знаю, каким именно способом мы будем выводить из строя тамошние машины - может, придётся взрывать и такой фейерверк получится, что никакого сигнала не надо будет... Я думаю, что нужны маленькие отряды, которые будут испытывать их оборону на разных участках и сразу наводить главные силы. Пробуксируем несколько змеев - реакция повстанцев на них известна... Нет, это глупая идея...
  - Надо сказать призракам, чтобы держали над облаками несколько "собак" с легионерами наготове. Они достаточно быстрые, и могут висеть за радиусом действия сторожевых орудий. А когда вы выведите из строя хотя бы одну централь, они сядут внутри и поддержат вас. Только насколько это секретно от союзного командования?!
  - Абсолютно. Господин драгонарий лично запретил мне рассматривать вариант с диверсией.
  - Тогда придётся придумывать убедительное враньё... Госпожа Третья, кого вы оставите своим заместителем?! - наконец высказал вертевшийся у всех на языке вопрос Томинара.
  Принцесса, возвышавшаяся над картой, резко села. Обвела всех долгим, отчаянным взглядом - конечно, рано или поздно надо решаться. Не думала же она, что одновременно сможет и командовать и лезть в это приключение! Ну вот, этот момент и настал...
  "Пора решать" - говорили ей взгляды окружающих. Она остановила свой взгляд на Мацукаве, и решительно ответила:
  - Господин Мацукава, я думаю, что вы, как имевший наиболее широкий фронт во время осады, наиболее успешно справитесь и с общим командованием. Господин Томинара останется при вас начальником штаба и вашим заместителем. Командование авангардом передайте господину Огаве, я думаю, он справится. Только пусть подыщет себе помощника - на штурм Заслона Умкы нужен отдельный командир, слишком сложная ситуация, чтобы делить этот участок с командованием авангарда, на который придётся основная тяжесть разведки боем. Однако же, вам придётся похитрить - для союзного командования должно всё выглядеть так, будто я по-прежнему на своём месте. Связь через господина Сакакибару - заместителя моего старшего телохранителя... Я думаю, пока всё... Штаб, разработайте план атаки к пятому дню, всем остальным - готовить свои войска к сражению! Все свободны!..
  Немного непривычно для себя, слишком рано разогнав заседание, девушка села в тени, и перевела дух. Ни Сакагучи, ни Томинара с Сидзукой, как всегда, засевшие после всех над картой, ей не мешали - и по лицу было видно, что не время... Вот так и принимаются важные решения... Что будет?!.. И где наговские черти носят эту Азер?!!!...
  
  >Девятеро и Коцит
  
  ...Старшая из сестёр Ануш подошла к младшей из сестёр Мамору ещё до того, как та конкретно для себя решила, куда, с кем и зачем она лезет в Коцит. Это было четыре дня назад, сразу, как транспорт доставил их от Сидзуки, где они провожали предателя, до ставки - перед разговором с Сакагучи:
  - Опять?! - спросила она: - Опять лезешь туда, куда тебя не просят?!
  - Конечно, Азер, - улыбаясь, отвечала ей: - Кто же, если не я?!
  - Ты же один уже раз слазала так. Неужто тебе мало?!
  - Ты про что? - не поняла и обиделась её госпожа.
  - Извини. Я дура. Но отныне никуда ты без меня не пойдёшь.
  - Глупая... - принцесса рассмеялась: - Ну, куда же я без тебя?! Тем более, у тебя, наверное, у единственной в армии, есть опыт дел такого рода.
  Та стеснительно потупила глазки:
  - Ануш сказала бы: 'Хвали, хвали, дальше', а я скажу: 'а нут тебя, весь мой опыт - это полтора уха, которые по глупости и заработала...'.
  - Ну, хоть полтора, но остались же! - со смехом воскликнула подружка: - Вот если бы ты полтора уха потеряла бы - это был бы совсем другой разговор!
  - Ну да, ну да... - и они обе вдруг странно замолчали, перекидываясь смешными взглядами.
  - Да... Некстати ты напомнила об Ануш. Скучаешь по ней?!
  - Ещё бы!.. А мы ведь годовщину её так и не отпраздновали!
  - Постой, а весной?!
  - В нисане у неё день рожденья, забыла?! Она же, как ты, тоже в последний день месяца родилась!
  - А умерла она?!
  - Позже, ближе ко дню рожденья твоего отца.
  - Да... м... совпадения...
  - Ещё и не то! Ты, говорят, её во сне видела?!
  - Ой, а я уже и забыла... Давно...
  - Ну и как она?! Чего говорит?
  - Ты о ней спрашиваешь, как о живой! Да я ничего и не помню. Только то, что она очень красивая была. Очень...
  - Да... - протянула, садясь, суккуб: - Чего у неё не отнимешь - так это красоту. Пусть хоть и говорят, что мы ничего от отцов не берём - в ней породу издалека было видать... Моим отцом был портовый вышибала, - ну, то есть, он вышибала из портовой таверны, которая в порту находится, и он там вышибалой был. Здоровенная гора мяса и жира, из которой мама слова клещами тянула, говорит. Вот я и уродилась почти как твой Сакагучи - только ещё и толстой... А Ануш - ну, тут понятно, твоя родственница...
  - Постой, ты раньше не рассказывала!.. И, кто, с какой планеты был твой отец?!
  - А я откуда знаю?! Определённо не с вашей - у вас вышибал нет... Я ведь 'пропускной ребёнок' - у нас же до Вторжения был порядок, закон, что любая соискательница на звание Мастера и выше должна была родить здорового ребёнка - а мама же карлица, как и все мы. Вот и летала везде, искала самого здорового мужика, которого только можно вообразить. Инструмент соответствующий...
  - А Афсане, Гюльдан, кто их отцы?
  - Афсане - дочь какого-то залётного гандхарва, ну это по ней заметно - вся светится изнутри. А Гюльдан - сестра одного из твоих теперешних телохранителей, я забыла, кого именно, ну... Его отец сопровождал твоего отца, когда он приезжал объявить принца Сабуро - твоего брата, начальником Даэны! Вот! - от такой длинной тирады она вся выдохлась и перевела дух.
  - Надо же... - удивилась Метеа: - Чего только... Однако, ты совсем меня сбила с толку. Давай, поговорим о деле! Вот скажи, Азер, ты, как побывавшая в подобных приключениях, кого посоветуешь взять?! Остальных телохранителей?! Или пойти поискать кого-нибудь специально?! Фигуристая соблазнительница удивительно быстро перенастроилась на серьёзный лад:
  - Ну, во-первых, кто идёт обязательно: я, ты, девочки. Это значит, что у нас уже есть три отличных стрелка - ну один похуже, зато с мощным луком, два фехтовальщика и одна волшебница.
  - Ну просто отряд целый! Нас всего-то четверо!
  - Не мешай. Так, дальше - твоих телохранителей я бы не советовала брать - они, конечно, здоровые ребята, и в постели, дай-то Лилит придумать что лучше, но все, как один - кавалеристы, с кривыми ногами, топотом и звенящими шпорами.
  - Значит, их и не звать?! От топота можно за пол-дня отучить...
  - Если только сами захотят... Так, о тех, кто ещё нам нужен: во-первых, раз мы идём с предателем, нужен кто-то, чтобы постоянно держал его за плечо, чтоб если чо...
  - Господин Сакагучи, - решительно предложила принцесса: - Ему только дай предателя! Он безо всяких 'если чо...'!..
  Обе женщины звонко рассмеялись, представляя эту картину.
  - Так, а во-вторых, нужен инженер, иначе бессмысленно туда лезти. Лучше человеческий - они тебе и электростанцию отключат, и замок откроют, а в случае чего и стену взрывом проломят. В третьих, обязательно нужен силач - да такой, каких мало, вдруг мы застрянем только потому, что какой-то камень поднять не сможем?! В четвёртых, нам нужен ещё один стрелок - не обязательно очень хороший, но какой-нибудь особенный - автоматчик призраков, или янычар.... И в-пятых - нам нужен проныра и мошенник!
  - Проныра и мошенник?!
  - Да, тот, кто сумеет развязаться, связанный по рукам и ногам и крыльям, кто пройдёт по тонкой верёвочке над пропастью, кто сумеет вытащить... э-э... волосинку из хвоста льва, и тот, кто не постесняется ударить в спину, добить лежачего, вывернуть карманы у трупа - мы ведь все благородные, побрезгуем...
  - Фу-у, мерзость!
  - Один Ариман знает, что нам там понадобится. И какие козни он для нас заготовил...
  - Так: ты, я, Сакагучи, Афсане и Гюльдан, силач, инженер, ещё один стрелок, и твой "проныра и мошенник" - всего девять, этого хватит?!
  - Ну, вроде бы... для ровного счёта можешь добавить десятого на свой выбор...
  ...Так появились пятая, шестая и седьмая члены команды...
  
  ...После заседания штаба, отсидев так тихо в углу со своими мыслями до следующей смены караулов, дочь императора вдруг напугала Томинару с Сидзукой, резко поднявшись и громко приказав Сакагучи следовать за собой. Расправив крылья на холодном воздухе, она взлетела, и направилась в лагерь призраков, по пути прокручивая в голове план местности - где расположены казармы 2-го десантного легиона, где получил назначение на должность старшего центуриона Нимр Билинквеш.
  Разноцветный веер лучей сторожевых светомётов сложился, пропуская командующую. Она ловчее, чем её телохранитель, которого пронесло мимо, затормозила в воздухе, и красиво снизилась, сворачивая крылья. Её сразу же встретил дежурный вестовой от легата, но она попросила проводить её к старшему центуриону.
  Лагерь легионеров не производил впечатления временного жилища, как следовало бы из его названия - наоборот, это скорей был маленький, хорошо прибранный, городок из крепкого камня и свежих досок - он создавал впечатление чего-то, что здесь стояло и стоять будет ещё века. Ну, обычно, оно так и было - куда ступали легионы Амаля, там они и оставались. На тысячелетия, где века - лишь разменная монета временных трудностей.
  В отличие от демонов или ракшасов, вместо палаток (заимствованных у тех же амальцев) или шатров (заимствованных у северян), легионеры жили в добротных казармах - приземистых, одноэтажных домах на пол-центурии, с застеклёнными окнами и неизменным крыльцом, на котором постоянно находились вооруженный до зубов часовой и неизменный дежурный, в чью обязанность входило объявлять тревоги и следить за порядком. Пока принцесса шла через лагерь, эти дежурные приветствовали её, выводя на построение свои казармы. Как-никак, начальство всё-таки...
  Очень было непривычно, что офицеры жили вместе с рядовыми - не то что десятники, но даже и самое выше командование - проходя мимо, она встретилась с легатом, игравшим в какую-то азартную игру с подчинёнными - и, что самое удивительное, проигрывавшего! (Амальцы, не зная игры на деньги, расчёт производили щелчками в лоб - это было так возмутительно и недостойно, что Сакагучи возмущённо засопел, и демонстративно отвернулся - а Кадомацу попросила вестового не привлекать внимания, а провести их кружным путём к примипилу Билинквешу).
  Было время послеобеденного отдыха (в условиях полярной ночи, вернее вечера, призраки сочли за лучшее вернуться к календарю и часам родины), поэтому, в старшей казарме первой центурии было маленько оживлённо. Завидев женщину, многие легионеры поспешили застегнуть пряжки и пуговицы, отпущенные на волю по причине жарко натопленных печей, а другие, видать, полагая, что мужчины другой расы не способны привести девушку демонов в смущение, продолжали заниматься своими делами, светя непрозрачными костяками сквозь ночные штаны и майки.
  Но первое что Метеа заметила, и что моментально убило в ней всякую надежду договориться - это не босые ноги и небритые черепа солдат, а вальяжно развалившийся и качавшийся на двух ножках стула рядом с Билинквишем сам полустратиг Кверкеш...
  - Здравствуйте, господа, - расстроенным голосом проговорила она, с достоинством поклонившись.
  - Здравствуйте, маршал Метеа, - чтоб дала принцесса, чтобы увидеть сейчас выражение лица полустратига! Ей показалось или нет, что в его голосе скользнула усмешка?!
  - Ой, как вы не вовремя! Мы только начали говорить о женщинах!
  - А теперь что вам мешает?! Я с удовольствием послушаю...
  - Ну что вы, маршал, неужели мы так вульгарны?! Нет, всё-таки, право дело, нам ещё хочется оставаться вашими друзьями. Так что же вас привело сюда Ваше Высочество?!
  Ладно, можно попробовать напрямую:
  - Что бы вы сказали, если бы мы всё-таки провели диверсию в Цитадели?!
  - В нарушении приказа драгонария?! Право дело, очень интересно, что вы пришли обсуждать подобные истории к центуриону, а не ко мне...
  - Нет, это вопрос для вас. Поддержали бы вы подобную идею?!
  - Хм... идею?! Понимаете, товарищ драгонарий уже твёрдо решил и не вспоминать об этом. А из меня сенатор бы не вышел - для меня слово командира - закон, так что я предпочитаю даже не обсуждать это... Да и при всём хорошем, диверсия раскроет эту лазейку, это к гадалке не ходи, а вот удастся ли - про то все гадалки молчат. Так что вопрос... Нет, я думаю, что шпион, посланный Сенатом, был бы гораздо более правильным вариантом, чем диверсия. У вас другое мнение?!
  - Постойте... Вот что я вам скажу: будь я на вашем месте, я бы не стал обсуждать такие идеи ни с кем из наших. Слышали такое выражение 'стучать'?!
  - Не имела чести. Извините, мне действительно пора...
  
  И когда шаги огненной демонессы и её тяжелого телохранителя стихли, покинув крыльцо, Билинквеш испуганным голосом вскрикнул:
  - Ты слышал брат! Они всё-таки собрались!
  - Тише, Нимрали. Имей хоть толику благодарности. Конечно, та твоя судимость - честь для нашей семьи, но эта девчонка как-то спасла твою.
  - И так что же?! Это ты будешь доносить?!
  - Зачем?! Право, неужели двое суток ареста сделали из тебя цыплёнка?! Должно быть наоборот... Я тебе открою один секрет - тебе ведь, в отличие от меня, нравится в десанте?! Так вот, самый верный способ у Тардеша навсегда забыть о слове 'повышение' - это вспомнить слово 'донос'... Так что давай, пожелаем этой девчонке удачи... и хорошего мужа!.. Убойная баба! - добавил он через паузу с восхищением.
  - Наконец-то я вижу старшего брата, а не полустратига. А что мы будем делать с солдатами?!
  - Ну не зря же я живу на восемь минут дольше тебя Казарма! Подъём! Смирно! Именем братства по оружию, призываю вас, братья легиона, дать клятву в том, что ни одно слово маршала Метеа не покинет стен этой казармы!
  - Я, Амаль Игенобарбеш Ирратеш, легионер и верный сын Амаля, старший декан первой центурии первой когорты второго десантного легиона сводного корпуса второго архидрагонария Республики Тардеша, кровью пролитой в сражения, своей частью и дружбой моих товарищей клянусь...
  
  ...На лётном поле Кадомацу неожиданно встретила Злату, свернувшуюся кольцами на пандусе генеральской 'собаки'.
  - Привет! - удивлённо воскликнула та: - Ты откуда здесь выпала?!
  - По делам летала. Не получилось. А ты?!
  - А я не выпадала. Мы с Кверкешем прилетали. Он к брательнику пошел, выпить, отметить - у них же сегодня день рождения, ну, а я здесь сижу, греюсь... Бр-р, сколько ни подкладывай 'изоляции', как только глянешь на снег - сразу замерзаешь... У-у-у, и какая это злодейская извращённая душа придумала строить крепость за Полярным Кругом?!
  Демонесса ей на то улыбнулась:
  - Ну, что лыбишься?! - продолжала ворчать нага: - Вот, тебе хорошо, завернулась в шубу, и греешься, а меня, бедную несчастную, никто не погреет, никто не пожалеет, не прижмёт к мохнатой горячей груди - так и буду ходить нагая и босая... Ты куда намылилась? - резко переменила она тему, заметив осторожные движения подруги.
  - К Арслан-аге. К янычарам.
  - Заберёшь меня с собой, а?!.. А то сижу одна, скуу-у-чно! Кверкеш, наверное, бухой придёт, как бы не пришлось на своём горбу тащить. Все дела коту под хвост, пожа-а-алейте бедную девушку...
  - Ну, так летим! - озорно предложила зелёноглазая дьяволица, расправляя крылья.
  - Э, разбежалась! Ты, значит, лети, а мне - крылышки отращивать?! Не-туш-ки, не хочу так. Устала! - Она помедлила, смешно заглядывая ей через плечо за спину: - А 'собаки' завалящей у тебя нет?! Ну, хотя бы маленькой собачоночки!
  - Да, нет, я сэкономила.
  - Нашла на чём. Значит...Ты, давай, одна лети. Без меня, - быстро передумала нага: - Одна там сама во всём разберешься, и привет от меня передашь.
  - Ладно! - смеясь, согласилась Мацуко: - Ты кстати, имей в виду, что подготовка к четвёртому штурму уже началась.
  - Почему Тардешу об этом не сказала?! - сразу посерьёзнела змея.
  - Рано ещё. Пока ещё не знаем ни куда, ни зачем, пока плана диверсии нет. Да и сама понимаешь, о диверсии-то я ему ни за что говорить не буду.
  Колдунья огляделась, и, произнеся какую-то неизвестную мантру, окружила из полем защиты от прослушивания:
  - Всегда забываю... Ты хоть понимаешь, что сказать-то ему, в конце концов, придётся?!
  - Зачем?! Пусть это будет нашим секретом. Пусть думает, что...
  - Милочка! Это ж война, а не беременность! (принцесса вздрогнула) Я не говорю о том, что неизвестно как всё повернется - и что понадобится, сама ведь можешь погибнуть, и никто не узнает! А на тебе - вся армия!
  - Ну и пусть! - набычилась принцесса: - Главное, чтобы Цитадель была взята!
  - Дурочка! - перебила её волшебница: - Да зная, что ты там, он хоть приказа об отступлении давать не будет, может только за счёт этого и победите... Он ведь такой - не получается что-то в одном месте, делает вид что это не было и нужно и старается забыть!
  Девушки вдруг странно поглядели друг на друга. Злата не выдержала взгляда первой, и, прикрыв огромные золотые глаза тяжелыми веками, предложила:
  - Давай так: я скажу ему... я скажу ему, когда вы что-то там взорвёте. Только тогда. Ну, а если вернётесь ни с чем - всё останется между нами...
  - Знаешь, мне пора,- очень резко и холодно прервала её дочь императора, повернулась кругом, ударом когтей разорвала волшебную завесу, расправила крылья и обиженно взлетела, не расслышав сзади тихого: 'Удачи'...
  
  Она, конечно, не разозлилась, ну прямо, что это за намёки про беременность, что он мол, 'из-за неё отступать не будет'... Может?.. Нет! Нельзя так и думать, иначе появляется страшное желание опять стать глупой и беспомощной дворцовой бабочкой, а не вскормленной на крови волчицей, которая сейчас нужна Тардешу...
  ...И вновь принцессу закололи нехорошие подозрения относительно подруги - ведь все говорят, что Злата - невероятно талантливый телепат и обманщица - так может её собственная блокировка ничего не значит для колдуньи?! Ну, нет, конечно, она сильно обиделась на неё сегодня, но это ещё не повод приписывать ей все смертные грехи... Или всё-таки?! Ну, в конце концов, Злата как женщина ведь намного опытнее младшей из принцесс, умеет и догадываться. А у неё, наверное, всё на лице написано - чем друзей подозревать, лучше за собой следить надо!..
  
  >Старый друг
  
  ...Лагерь ракшасов освещали лишь редкие, почти не дающие света костры и факела. После залитого светом ламп посёлка легионеров контраст был разительный. У янычар ещё не закончился вечерний намаз, сейчас не то, что садиться - пролетать над головами молящихся было бы святотатством, поэтому, набрав в крылья побольше ветра, Кадомацу сместилась в сторону, и села на плацу в соседнем лагере башибузуков.
  Она немного побравировала, заходя по ветру со сложенными крыльями (приём 'Ладонь ветра'). Сакагучи, очень недовольный, не сумел повторить этот маневр, и приземлился на встречном курсе, жестко упав на одно колено почти у её ног.
  Демонесса, подав знак тишины, огляделась - как всё было поразительно знакомо! Эти латанные-перелатанные, по-ракшасски нестиранные палатки, походная печь с трубой, заклёпанная тремя заклёпками - опять они её паклей заткнули, а не тарелкою! - тренировочное колесо со сломанной нижней дубиною, исколотая мишень, чучела, которые давно надо было выкинуть:
  - Мне показалось, или как?! - всё ещё оглядываясь, спросила она у молчаливого Сакагучи.
  - Вы правы, госпожа. 26-й элитный полк Кызылкумской дивизии, - ответил тот, указав на надписи на флагах.
  Она подняла на него светящиеся зеленью глаза:
  - (пауза) Я бы пошла, проведала знакомых...
  Телохранитель ничего не ответил - на то он и телохранитель.
  ...И первым, кого они встретили, был, конечно же, Хасан! - теперь сотник, щеголяющий в малиновых цветах и ярко-алых шароварах, высокой шапке, безрукавке уже не на голое тело, а с чёрной рубахой. Ну и, разумеется, в феноменально контрастирующем с этим алым великолепием зелёном халате, надетом в один рукав и подпоясанным фиолетовым кушаком. Он шел, держась одной рукой за лямку мушкета, а другой - размахивая офицерским протазаном, как землемером, и не стесняясь тишины засыпающего после молитвы правоверного лагеря, громко ругался, словно беседуя с невидимым соперником:
  - Привет, Хасан!
  - ...А я что тебе говорил?! Ты только ещё поспорь с сот... А, привет, Яван!.. с сотником! Знаешь, тут на войне такие долго не живут, а у меня в сотне... - тут он резко затормозил пятками и протазаном, уже пролетев с разгону шагов пять, развернулся и воскликнул:
  - Эмир-ханум! Ой, а я вас 'Яваном' назвал...
  - Ты её и 'эмиром' назвал, - 'навел порядок' бдительный блюститель приличий господин Сакагучи.
  - Ничего, тебе можно. И почему на 'вы'?!
  Бывший золотарь подумал:
  - Не знаю. Ты к нам?!
  - Да нет, летела к Арслан-аге, села, смотрю - у вас.
  - А... ну нас к янычарам поближе поставили - учат стрелять. Будем не просто дураками, а дураками с ружьями!
  - А, ну это я предложила. Вам бы вообще автоматы раздать, а то толку на войне этой с вас - как с собаки молока.
  - Ну... автоматы бы неплохо, ну они же не под наши руки! - он показал ракшасские лапы с хватательными средними и безымянными, а не большим, как у большинства других рас пальцами: - До спускового крючка доставать неудобно...
  - Можно переделать же. Хотел бы автомат?
  - Ну... себе-то может быть и хотел бы... но вот всем башибузукам... Дурная идея, ханум. У нас ведь не только бедняки и обиженные жизнью - у нас ведь и настоящие придурки, и конченные уроды есть! Им и копьё-то давать не очень умная идея, а уж автомат...
  - Похоже, офицерская должность подорвала твою веру в боевое товарищество...
  - Ну... товарищество - это конечно неплохо... но вот когда всем этим надо командовать и гнать под пули или спасать их задницы, поневоле теряешь веру в то, что у них в головах вообще-то есть.
  - Знакомо...
  - Ну вот. Ну, сотню-то нашу знаешь... Сейчас дали молодёжь - как дядя Теймур, учу всех. Меня даже прозвали 'Хасан-ата'! Вот чего я никак не представляю - неужели мы такими же тупыми были, а?! Говорю же: 'первый-второй, рассчитайсь!', а они: 'первый-какой?!'...
  Принцесса рассмеялась и спросила:
  - А другие? А Али Язид?!
  - О, Али Язид - это Али Язид! Посмотришь на него - так смешно становится - как настоящий эмир!
  - Хороший командир?!
  - Да, почти как ты... вы... ты! Но до тебя ему ещё далеко, красавица - такие сиськи не отрастают никак!
  Принцесса погрозила пальчиком:
  - Они не переходящие, и с офицерской должностью не передаются.
  - Хорошо, что ночь на дворе. Иначе бы не поговорили - пол-лагеря бы на тебя собралось поглазеть.
  - А остальные?!
  - Салах болеет, на него дресня напала, воон там лежит, отдельно от других. Туда нельзя - карантин! Ну, Насреддин-бек у меня заместителем, Абдурахмана Али Язид забрал, в денщики, Омара, - а, нет, ты его не знаешь - тоже собирается. Молодой, но, однако, голова!
  - Слушай, пойдём-ка, в гости к Али Язиду завалимся? Ты куда шел?
  - Ба! Да я как раз от него! Что он скажет, опять меня увидев?!
  - Скажешь, что меня провожал. Пошли!
  - Эмир-ханум, то есть паша... не туда! Он к Азиз-паше ушел, нам надо из лагеря!
  - Ну и хорошо. Пошли.
  ...Спустя несколько минут, добавила:
  - С тобой хоть поговорить есть о чём.
  Хасан тайком показал на Сакагучи:
  - А этот чего?! Обиделся?!
  - Нет, он говорить не умеет.
  Ракшас обернулся к телохранителю:
  - Совсем не умеешь?!
  - Совсем не умею, - мрачно согласился тот.
  - А... тяжелый случай! А вы сами-то как, ханум?! Как без нас-то жись? Почему не рассказываете?
  Главнокомандующая вздохнула:
  - Ах, а что рассказывать! ('опять мамин голос!' - отругала она себя) - Армии, фланги, тылы, осады, штурмы... Рутина - заела. Я...
  - А мы, мы же видели тебя в небе! Тогда чуть ли не всем полком кричали, да ты не в ту сторону смотрела! Потом, когда ты... вы улетели, нас сразу отвели, а потом и Сидзук-паша забрал к себе.
  - Постой, Сидзука?! Как здесь может быть Сидзука?! - Девушка встрепенулась, и, выпрямив красивую шею, долго всматривалась в чётко рисующийся абрис Цитадели (Сакагучи залюбовался - хрупкая девичья шейка в обрамлении воротника из тяжелых броневых плит была невыносимо прекрасна в этот момент): - Да, и правда, здесь уже Сидзука... Послушай, Хасан, а ты будешь не против... Хасан? Ты где?!
  Сотник справлял малую нужду за очередной поленницей, но тотчас же выскочил, на ходу натягивая шаровары:
  - Я это... - Сакагучи молча толкнул его обратно. 'Э-эх!' - только и вырвалось у бедняги.
  - Поосторожнее, не убейте его, господин старший хатамото!
  - Госпожа, извините, но зрелище ракшасских гениталий - не лучшее впечатление для дамы вашего положения.
  - Ой, - засмеялась девушка: - Поверь, я его гениталии не только видела - я даже мерялась с ним! - немного легкомысленно шепнула зеленоглазая красавица.
  - У меня всё равно длиннее! - расслышал шепот Хасан.
  - Да и он меня видел в самом, что ни на есть первозданном виде, - закончила она, но всё-таки отвернулась, чтобы не смущать парней.
  - Извините Ваше Высочество, я не мастер понимать дворцовую речь, но и ваши друзья должны понимать, что не всё, что подобало делать среди рядовых ашигари, стоит повторять при дочери Небесного Государя!
  - Я же не спорю... да и Хасан не такой дурак... Эй, Хасан, ты как ещё, жив?!
  - Вах... Суровый!.. Подожди, нужно будет хорошо проссаться, а то, если он и дальше так пихаться будет, то мы до паши не дойдём!
  Кадомацу рассмеялась - с такими, как Хасан, не страшно ни в огонь, ни в воду, ни... в Коцит?!
  - Хасан, ты знаешь... Ой, нет, сейчас не время. Вот дойдём до твоих командиров, тогда и расскажу.
  - Звучит интригующе, - паясничая, поднял брови, закончивший свои дела сотник.
  - Да перестань. У меня серьёзное дело.
  - Ну а чо, в чём проблема?! Ты знаешь, я серьёзный.
  - Ай, да отстань, 'серьёзный' Ты, да Злата - два сапога пара, с занозами в одном месте... Я её, кстати, видела сегодня.
  - Алтын-ханум?! Чего-то кстати, она совсем нас забыла. Только вот где у неё 'одно место'?!
  Принцесса посмотрела на башибузука, и, неожиданно, против своей воли, и к большому неудовольствию Сакагучи, расхохоталась вместе с ракшасом:
  - Ды... Ты делаешь успехи в этом деле! - и, отдышавшись, открылась: - Хасан, я серьёзно подумала: а не согласишься ли ты устроить со мной одну заварушку в крепости?!
  Бывший золотарь наклонил голову:
  - Вах! Взорвать её к шайтановой матери?! С радостью!
  - Нет, - ну сейчас совсем было не время для его паясничаний: - Не совсем... Дело серьёзное и очень секретное... Здесь... О, ассялям алейкум, Али! А мы тебя искали!
  Застигнутый врасплох Али Язид как раз выходил из шатра дивизионного командира. Он медленно, с достоинством выпрямился, оглянулся - и его круглое лицо озарилось радостью:
  - О, Шайтан-ханум! (в его устах это звучало совсем не обидно). Алейкум ассалям. Уже не чаяли вас увидеть, думали, не снизойдёте до нас...
  - Али, слышь, мы с ней Коцит разнести пошли! - влез промеж них Хасан.
  - Подожди, - одёрнула него принцесса: - Али, неужели ты меня считал такой букой?! Ты не торопишься?! Давай, зайдём, мне охота повидать и Азиз-пашу тоже.
  Али Язид кивнул, и приподнял для них полог палатки. Ракшас-силач сильно изменился, став столь ответственным офицером. На голове его был теперь пусть простой, но из достаточно дорогой золотистой ткани тюрбан, обшитый монетами по его обычаям, на ногах, к красным, пусть немного побитым, но крепким сапогам - белые шаровары, подпоясанные узорным кушаком, в распахе блистающего золотистыми блёсками халата виднелась неизменная белая рубаха, и свисала на грудь скромная, но начищенная до блеска эмирская цепь. На перевязи, подаренной принцессой в честь назначения - с гербами всех родственных фамилий, висела большая, почти прямая и очень тяжелая на вид сабля с иззубренным набалдашником. При свете из шатра Али Язид с лицом, украшенным хорошо подстриженной бородой, даже и не давал повода подумать о его низком происхождении. Но вот Хасан, особенно на фоне бывшего товарища, сильно сдал - сегодня его угораздило быть со щетиной не то что на лице, а даже на обычно чисто выбритой голове, да и морщины зрелой жизни тоже уже начали старить прежде молодое лицо сотника.
  А вот Азиз-паша встретил их абсолютно седым. И брови и бывшая прежде полуночно-чёрной лишь с искрой седины борода мужа трёх жен, отца четырёх дочерей, сверкали благородными снегами. Это произвело столь сильное впечатление на юную принцессу, что она некоторое время стояла, не двигаясь, пока паша сам не попросил её сесть, и хлопком в ладоши подозвал раба - принести сладостей для шайтанов.
  Попытка тактично отказаться от угощения была безуспешной - их усадили за стол и втянули в неторопливую беседу. У непоседы-Хасана всё свербило где-то растрепать секреты раньше, чем надо, но Метеа всё-таки смогла сдержаться в отношении подзатыльников, и неспешно, подготавливая друзей, ввела ракшасов в суть дела.
  - Так значит, это всё-таки секрет?! - полуутвердительно спросил Али Язид.
  - Да, - кивнула дьяволица: - И в особенности - от призраков. Узнав, они могут запретить и помешать нам. Или обидеться и оставить без поддержки.
  - Вах, ханум, вы, как я всегда говорил умнее всех на этом свете, но не умно было доверять такие тайны Хасану-эфенди, - заметил ракшас-генерал.
  - Не беспокойтесь, Азиз-паша, - ответил за всех бывший борец: - Это он только при нас дурачится, а когда до дела доходит - сотник Хасан серьёзен, как никогда.
  - Да, - согласилась за того Мацуко: - Вот поэтому я и хотела бы попросить у вас, Али-эмир, не отдадите ли вы мне этого офицера?!
  Все головы повернулись в сторону Хасана, который как раз чесал за ухом пяткой.
  - Теперь и я сомневаюсь, что вы сделали правильный выбор (до Хасана дошло, что говорят о нем, и он моментально выпрямился). Хотя, - Али Язид сделал паузу подольше: - Он ведь вам нужен один, без его сотни?!
  - Да, Али, что я буду делать с оравой таких раздолбаев?! Нас с Хасаном отлично и двоих на весь Коцит хватит.
  Все рассмеялись.
  - Ну что, сотник Хасан, согласны ли вы сопровождать Ханум-пашу в её приключении?! Не опозорите наш полк?!
  - Опозорить?! Хоть сейчас!
  - Нам нужен кто-то, - взяла слово принцесса, мучительно пытаясь вспомнить наставления Азер: - Кто смог бы украсть даже кисточку с хвоста льва. Сумеешь?!
  - Кисточку?! Да хоть всю тушу - не проблема!
  - Первым день всыпьте розг, штук десять, для профилактики, этому болтуну и шалопаю!
  Так появился восьмой член их команды...
  
  Правда, найдя очередного товарища, девушка заработала и очередного сопровождающего на свою голову. Хасан ни в какую не захотел ждать до завтра, а намылился за принцессу, еле его уговорили зайти в палатку сдать командование.
  Сакагучи опять был не очень доволен выбором, но молчал, уважая мнение своей госпожи. Лишь когда они остановились в воротах, ждать башибузука, девушка сама обратилась к нему:
  - Ну что ещё?! Надоел так смотреть! Лучше говори, что тебе не нравится...
  - Простите госпожа, это моё личное мнение. Я бы предпочёл оставить его при себе.
  - Нет уж, не надо! Чем я провинилась, чтобы такие взгляды сносить!? Давай, начинай рассказывать!
  Телохранитель немного промолчал, собираясь с мыслями, и, не торопясь, начал:
  - Госпожа, я, конечно, понимаю ваши тёплые дружеские чувства к этому сотнику-ашигари, но... До сих пор мы собирали команду, исходя из боевых качеств и пользы команде, но простите, какие боевые качества могут быть у солдата, единственное назначение которых - вовремя умереть! Ещё раз извините, если я оскорбил вашу дружбу...
  - Знаешь, меня с детства раздражает эта столичная привычка - судить о других по происхождению, а не по делам! Признаться, презирая эту традицию, я и сама платила ей дань, но война быстро меня обломала - только вот почему ты такой остался?! И тебе не помогут все эти витиеватые извинения, в которых ты, как только что выражался - не мастер! Знаешь, что если бы не этот 'бесполезный' ракшас, я бы сейчас пред тобой не стояла?!
  - Я не подвергаю сомнению его личные качества, госпожа, я сомневаюсь в его умениях. Если вы понимаете...
  - Заткнись, - грубо и холодно сорвавшимся голосом отрезала Метеа, и отошла от него прочь, к другому столбу ворот. Пришедший Хасан так и застал их - как украшения у входа, по разные стороны створок.
  - Вы чего это, а?!
  - Теперь неважно. Где Арслан-ага?! Знаешь?
  - Там! - куда-то неопределённо махнул рукой.
  - Проведи нас...
  
  ...Хотя, может быть, сейчас было самое время вздыхать - но нельзя этого было бедной Кадомацу! Может быть, она чересчур вольно трактовала шутку Азер насчёт 'десятого', но... Разве не сама Судьба подвернула под руку этого Хасана?! Правда, он совсем не подходил под определение 'проныра и мошенник', но теперь, после слов Сакагучи, принцесса бы оставила его просто назло, чтобы неповадно было с нею спорить...
  
   >Неправильный мальчик
  
   ...А вот Арслан-ага, за четыре часа, прошедшие с заседания штаба состариться и поседеть, ещё не успел. Это был по-своему симпатичный (если вам нравятся сангвиничные коренастые мужчины с привычкой хлопать собеседника по плечу во время разговора), лысый ракшас с неисчислимыми шрамами на лысине и лице. Он был необъяснимо, по-родственному похож на Явана - та же кряжистая фигура с широкими плечами и грацией танцора, огромные ладони и бугристые мышцы рук. Может быть, он был настолько типичным ракшасом, что дочь императора просто непроизвольно выбрала его облик?! Хотя, начальника янычаров даже при всём желании не назовёшь 'обычным' - янычары вообще выделялись среди ракшасов, а уж начальник их - особенно. И отец любил янычар как род войск, так что настойчиво интересующаяся мужскими науками младшая принцесса могла часто видеть его при дворце и запомнить как образец. Правда принцесса так и не простила ему попытки удержать её тогда, на бесцветной планете и поэтому прежде редко общалась с ним. Арслан-ага ждал их - сразу же поднялся с подушек, правильно поклонился, взглядом прогнал уже было по-хозяйски развалившегося Хасана и, ещё раз поклонившись, спросил:
   - Её Высочеству всё-таки понадобилась моя смиренная помощь?! Устали долбится в стену лбом, решили сделать подкоп?!
   Ракшасы, как и наги, были любителями хорошей шутки, но, в отличие от гигантских змеев, они предпочитали легкую насмешку и язвительность продуманному розыгрышу в несколько ходов.
   - О, уважаемый начальник янычар, - смущённо рассмеялась вообще-то привычная к подобному обращению принцесса: - Разве я могла обойтись без вас?! К тому же, досточтимый эфенди вы-то не долбились.
   - Всё строго по вашему приказу ханум. Прикажете - разгонюсь и опробую свой удар верхотурой черепа на воротах.
   - Вы слишком ценны, Арслан-ага. Ваша помощь потребуется в другом.
   - Вы - единственная женщина, ханум, что не уступит мужчине, когда дело доходит до боя на мечах или спора! И, хоть говорят, что в ваши замыслы не проникнуть, ваш смиренный раб догадывается, что вы хотели бы попросить одного из моих орлов для чего-то, что поможет мне исполнить обещание проломить главные ворота ударом головы.
   - Уж не учились ли вы, досточтимый ага, науке чтения мыслей у всем известной госпожи Златы?! Вы правильно угадали мою нужду.
   - Зачем это мне, Ваше Высочество?! Соизвольте, посмотреть: Ильхан! Зайди, если не заснул!
   Полог шатра разошелся и внутрь вошел высокий, как Али Язид, светловолосый ракшас-янычар, которого, входя сюда, Метеа посчитала за очередного часового.
   - Вот, познакомьтесь, Ваше Высочество. Это Ильхан-джан, лучший в моём войске стрелок и фехтовальщик.
   Чёрная форма янычара выгодно оттеняла светлую, почти розовую кожу Ильхана. Нестриженные, вопреки обычаю янычар, длинные волосы светло-песочного цвета, ниспадали из-под высокой шапки на плечи, почти завиваясь в локоны - видать, ухоженные. Редко какая из фрейлин принцессы так же следила за своими! В сочетании с большими глазами и безгубым ртом ракшаса локоны превращали солдата в настоящую куколку. На сапогах, кушаке и кафтане повторялся один и тот же серебристый узор - как определила по нему и другим знакам различия принцесса - рядовой, но рядовой самого высокого класса, разведчика.
   - Он у нас первый кандидат на должность командира разведки, - подтвердил её догадки ага: - Только вот вы нас никак в бой не отправляете, и не даёте парню шанса отличиться. Прямо от сердца отрываю, ханум!
   - Подойди сюда, Ирухану-сан. Ты знаешь, для какого дела ты мне понадобился?!
   Янычар, по приглашению сделал два скользящих шага вперёд и, садясь, к огорчению девушки, очень по-женственному махнул рукой:
   - Ваша можэт нэ бэспакоит сэбя. Ильхан ещё никого нэ подводил, - ответил он с сильным акцентом, но на языке Края Последнего Рассвета.
   "Ну что же, - подумала демонесса, - ничего удивительного". Кем ещё может быть в армии ракшасов солдат со столь длинными волосами?" - Однако сама спросила:
   - Учтите, дело может обернуться так, что против нас будут не только повстанцы, но и союзники, а цели мы можем и не достигнуть. Теперь не боитесь, а?
   - Зачэм так говориш, да? Ильхан ещё нэкого нэкогда не боялся! Нэ веришь, командир? Испытай! - и вскочил на ноги.
   - Нет, не надо. Подойдите завтра утром к моему шатру. А пока свободны, - он чётко, как легионер призраков, кивнул и вышел прочь. Кадомацу усталым голосом спросила у Арслан-аги:
   - Он "девочка" у вас, да?!
   К её удивлению старый ракшас замотал лысой головой:
   - Нет, что вы! Я таким оружие не даю. Волосы, да?
   - Волосы.
   - Волосы, конечно шикарные, и многие цеплялись, но "девочкой" его не смог сделать никто. По-моему, сохранить такие волосы среди янычар - наилучшая рекомендация в нашем случае.
   Девушка, прищурив зелёные глаза, посмотрела вслед ушедшему:
   - Вы знаете, я собиралась вежливо отказать ему завтра. Но вы, похоже, меня убедили...
   Так был найден девятый член их команды...
  
   ...Этого ракшаса тоже пришлось забирать с собой - какая-то вредная манера у этих мелких демонов, никакого терпения! Да, он ушел сначала, но потом, когда принцесса покидала лагерь, она вдруг обнаружила его у ворот, сидящем на своём вещмешке! Она аж ахнула - что это такое?! Ильхан объяснил, что его уже сегодня сняли с довольствия, и, раз ханум-паша приказала придти завтра поутру, ему придётся ночевать снаружи.
   Ну, такое сестра Мамору оставить просто не могла, и, послав Сакагучи отругать начальника янычар, решительно приказала собираться и следовать за ней. Ракшас поднялся, дулом вниз - чтобы не попал снег, повесил ружьё на одно плечо, на другое - объёмистый вещмешок, и под насмешливые взгляды Хасана последовал за ними.
   На такую ораву мужиков уже нужен был транспорт. К счастью, дежурная "собака" 8-го легиона должна была быть где-то неподалёку, но прежде чем они дошли до взлётной площадки, их догнал взволнованный Арслан-ага, чуть ли не подгоняемый Сакагучи.
   - Ильхан-джан, ну что же с тобой делать... - вздохнул запыхавшийся ага: - Ты опять за своё!
   - Я же говорил, ата, что всё будет по-моему.
   - Так вы его не выгоняли? - удивилась принцесса: - Ты солгал мне?
   Сакагучи чуть выдвинул меч.
   - Тише! - придержала его руку девушка: - Ильхан, отвечай!
   - Он сам снялся с довольствия, едва я сказал, что вам нужен солдат вроде него, Ваше Высочество.
   - Подождите, Арслан-ага, я хочу услышать его ответ.
   - Аллах дал мнэ меткий глаз и твердый рука, чтобы служит вам, ханум-паша. Бэз мэня вам нэ будэт удачи.
   - В такой армии как наша, хороших стрелков, как ты немало. А может и лучших. Не лишек ли самомнения?!
   - Ты говоришь с принцессой! - рявкнул господин Сакагучи.
   - Но вы должнэ взят меня.
   - Почему? Говори по-ракшасски.
   Светлокожий янычар повернул лицо к Цитадели, и отражения звезд сверкнули в его больших глазах:
   - Ханум-паша говорила что хочет победить в этой войне, потому что так пожелал её брат?!
   Принцесса вздохнула:
   - И поэтому тоже... Я, наверное, негодная сестра.
   Светловолосый янычар понял всё по-своему:
   - Ильхан тоже считал себя негодным братом. И младший брат, и сестра Ильхана умерли на его глазах, а он был беспомощен как червяк. Ханум-паша так же...
   - Что ты хочешь этим сказать? - поднял голос понимавший по-ракшасски Сакагучи.
   - Ханум-паша должна быть сильной, чтобы сделать то, что обещала брату. Но Стена сильнее. Поэтому, когда Ильхан увидел эту Стену и ханум-пашу, он понял - сама Судьба говорит ему сделать так, чтобы ханум-паша победила. А вы же знаете, что грех спорить с судьбой.
   Принцесса вздрогнула. Что это? Насмешка?! Или испытание судьбы? Или сама судьба и есть? Однако сказала.
   - Да ты романтик, - девушка усмехнулась за его спиной: - Простите, Арслан-ага, это было недоразумение. Можете идти.
   Старый янычар сокрушенно покачал головой.
   - А ты, - сказала она Ильхану, проходя мимо: - Больше не смей не верить моим словам. Если я сказала, возьму тебя - значит возьму. И если ещё раз попробуешь мне соврать... Господин Сакагучи, обнажите меч!
   Хатамото с грохотом выхватил "Пушечное лезвие". Снег с правой стороны взметнулся бураном от одного звука.
   - Пошли, - кинула она Ильхану через плечо.
   - Удачи тебе, сынок, - пожелал ему вслед Арслан-ага...
  
   ...Долетели с приключениями - в этот вечер повстанцам пришла в голову блажь пострелять, и пришлось уворачиваться - нет, не от снарядов, а от лучей собственных же светомётов, их перехватывающих. Да ещё и пилот попался неопытный - несколько раз сделал явно недозволенный маневр, от которого вся конструкция задребезжала, а потом и повёл с такой дьявольской болтанкой, что дочь императора сама пробралась к нему в кабину и приказала поворачивать против ветра, пока крылья не оторвало. Пилот (вернее пилоты - их было двое) послушались, а потом удивлённо смотрели на девушку: "Что, - спросили они: - вы тоже умеете управлять этой штуковиной?". "Нет, - ответила она - ни разу", "Тогда как?! без приборов...", "У меня свои крылья есть!" - бросила демонесса и покинула их.
  
   А дома (она стала называть свой походный шатёр домом!) её ждала нечаянная радость - Азер вернулась! Соблазнительницы сами вызвались отправиться за снаряжением, где и пропадали почти три дня, достали всё, что нужно, но, как сказала Афсане, с визгом повесившаяся на шею недовольного Сакагучи, это самое 'всё, что нужно', они оставили у Сидзуки - чтобы не таскать два раза.
   Саму Азер Метеа нашла недовольной - старая развратница уже успела провести ревизию наличных мужчин, и обиделась, на найдя ничего нового:
   - Ну, это надо же, удумала - монаха сюда притащить! Как будто одного твоего Сакагучи мало!
   - И вовсе он не мой, а ваш. Ты лучше посмотри, кто на нём вешается.
   - А-а-а. Уже отпала. Обычно, когда с тобой поругается, он к ней добрее. А ещё кто-нибудь есть?!
   - Ты определяешь, ругалась ли я, по неприступности Сакагучи?
   - Ну, видела бы ты своё лицо...
   Девушка мгновенно повернулась к зеркалу и рассмотрела себя с разных сторон:
   - Шутишь?!
   - Да нет, не так, смотри... - тёмная апсара подвела её ближе к зеркалу и, показав смотреть перед собой, усадила на пол, сама встала на колени, придерживая голову, чтобы не отводила взгляда, зашла сбоку, и, коснувшись губами уха, прошептала загробно-зловещим шепотом: 'СА-КА-ГУ-ЧИ!!!'...
   ...Бедная Мацуко взвилась чуть ли не до потолка, вскричала 'убью!', сестра Ануш в ответ: 'осторожней, ты же горячая!', - и они принялись с хохотом носиться по шатру, кидая друг в друга то подушками, то совершенно невинную Гюльдан, хохотавшую больше всех...
  
   ...Умаявшись, все трое упали на ковры и долго не могли отдышаться. Раскрасневшаяся Азер словно скинула лет двадцать, и стала удивительно похожа на погибшую сестру. Её 'ирокез' рассыпался светлыми волнистыми прядями, покрыв и бритую голову, и изуродованное ухо. Высоко вздымавшийся киль грудины оттягивал при дыхании ворот тонкой блузки, плотно, с чётко прорисовывающимся соском, обтягивающей грудь, в то время как другая соблазнительно угадывалась в сместившемся глубоком вырезе. Да, она ещё долго будет способна кружить головы мужчинам... Соблазнительница... Принцесса вдруг жутко позавидовала - эх, стать бы такой, как Азер - суккубой, да пусть столь же толстой и без половины уха - как бы всё облегчилось!! И уж точно никогда не было бы никаких проблем с Тардешем - кто может отказать уроженке Даэны?! Правда, ещё Ануш говорила, что суккубы не могут влюбляться...
   Азер прервала её мысли:
   - Ну что опять перестала улыбаться?! Смотри, на такую буку никто и не посмотрит! Слушай, а инженера ты уже подобрала?! Пошли вместе выбирать!
   - Уже подобрала, Азер. Они у главного сэнсея по Цитадели.
   - Они?!
   - Да, их двое.
   - Ну, прямо обрадовала, подружка! Целых два мужика! С запасом, или специально для нас?!
   - Это пара. Муж и жена. Извини.
   - Ничего, разведём. А ещё кто?!
   - Посмотри, вот там, рядом с Сакагучи.
   Соблазнительница томно выгнулась дугой, заглядывая в щель полога палатки. Гюльдан перевернулась на живот и тоже смотрела, игриво покачивая хвостиком.
   - М-м-м... и это ты, называешь, 'выбрала'?! Педераст и... Хасан?!
   - А чем тебе плох Хасан?!
   - Ничем, разве что мы его 'инструмент' почти что до дыр стёрли!
   - Безо всяких 'почти что', - голосом большой довольной кошки промурлыкала Гюльдан, прищуривая по-кошачьи горящие в темноте глаза.
   - Ну... ей лучше знать, - Азер скривила губки в удивлённую гримаску: - Он ведь был твоим любимчиком, правда? Вот мы и обхаживали его, как могли...
   - Раздолбайки!.. Бедный Хасан! Да, кстати, ага говорил, что второй вовсе не 'девочка'. Никакой.
   - Правда?! - воскликнули обе сестры, но вскочила только Гюльдан, и, убрав перед зеркалом в 'хвост' длинные чёрные волосы, небрежно бросила через плечо: - А вот сейчас проверю! - выпрямив спину, и гордо держа подбородок вперёд, вышла из палатки, за соблазнительным покачиванием бёдрами и хвостиком, не забыв задёрнуть крыльями полог - плотно, без единой щелочки.
   Старшая сестра проводила её долгим взглядом, потом заговорщески шепнула хозяйке:
   - Зря она это сделала. Теперь все будут думать, что мы с тобой развратом начали заниматься!
   Хозяйка улыбнулась:
   - Завидую я тебе. Ты всегда такая находчивая, неунывающая...
   Суккуб махнула рукой:
   - Ой, да, не надо! Это всё возраст - сама скоро такой же непробиваемой станешь! Тоже ведь зимняя, как и я. И тебе тоже будет кто-нибудь завидовать...
   - Нет... - огорчённо покачала головой зелёноглазая красавица.
   - Перестань! Ты знаешь, какой я была?! Видела ведь - хуже Сакагучи, молчаливая, замкнутая, обидчивая! А как я любила жаловаться! Ты не представляешь - дай только намёк - всех грязью могла ни за что обосрать! А потом - проснулась однажды утром, и поняла - что же это я делаю?! Сижу, маюсь в одиночестве - только потому, что сама ни к кому не подойду первой! Страдаю оттого, что никто со мной не разговаривает - да ведь и сама даже когда надо, рот с трудом открыть могу! А это мне надо?! В конце концов, суккуб я, или нет?! - и после паузы добавила: - Вот так я и прекратила дурью маяться...
   ...Мацуко откинулась на спину, осторожно расправив крылья. 'Дурью'! Что ж, может её фантазии до некоторой степени и дурь... Она попыталась вызвать в уме образ Тардеша - и ничего! Так может, в самом деле? 'Нет! - тотчас одёрнула она себя - Лоб выше, ладони шире, и смотрит он вот так...' - по её телу вдруг пробежала такая волна неги, что она непроизвольно вздохнула слишком откровенно: 'Тардеш!' - и, тотчас оглянулась: не видела ли Азер? Правда, искать предметы реального мира было некоторое время бесполезно - перед глазами всё ещё стоял любимый образ. Ей вспомнились слова Златы: 'Надо будет и его предупредить о штурме...' - или не так она сказала, не суть важно. Девушка села, подобрала крылья, отогнала наваждение, и с упором в колено поднявшись, начала готовиться ко сну...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"