Осипцов Владимир Terramorpher: другие произведения.

Реинкарнация, Часть 2, глава 5, ч. 58 "Вы опоздали с легионом"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  

Запись 18-я - Глава 5. "Называй её Аютой"

  "Если где-то в глухой, неспокойной ночи
  Ты споткнулся и ходишь по краю -
  Не таись, не молчи, до меня докричи! -
  Я твой голос услышу, узнаю!
  
  Если с пулей в груди ты лежишь в спелой ржи -
  Потерпи! Я спешу - и усталости ноги не чуют!
  Мы вернёмся туда, где и воздух и травы врачуют -
  Только ты не умри, только кровь удержи!..
  
  Если конь под тобой, ты домчи, доскачи -
  Конь дорогу отыщет буланый -
  В те края, где всегда бьют живые ключи -
  И они исцелят твои раны!.."
  В. Высоцкий
  
  
  
  >Диззамаль
  
  ...Азер проверила крепления её наплечников и кивнула: "Всё, как надо". Кадомацу, похожая в своих доспехах на хищное насекомое, поднялась, ухватившись рукой за верхний поручень - "собаку" резко тряхнуло на вираже, и сразу же открылись боковые стены, сквозь которые на них глянуло облачное небо и куски горизонта, (это люди придумали модифицировать транспорт так, что из него можно было выходить хоть парадным строем). Пытаясь напрасно перекричать ветер, по поручням к ней пробрался центурион и проорал прямо в ухо:
  - Нам нужно минуты три на посадку, и ещё полминуты - на развёртывание! А идти до вас, даже без боёв будет минут пятнадцать! Вы продержитесь?!
  Она повернула к нему круглый шлем с подсвеченной изнутри светом собственных глаз смотровой щелью.
  - Так я и рассчитывала. Раньше этого срока вы мне не нужны. И главное - кровь из носа, но чтобы одна, хоть одна "собака" с легионерами была той на площадке за проходной!
  - Выполним.
  Афсане уже выпрыгнула. Гюльдан, неведомо как, что-то разглядев, уже стреляла, упираясь коленкою в край палубы. Они влетали в шлейф дыма от трубы, Азер начала подталкивать хозяйку, чтобы не упустить такую маскировку, но принцесса нарочно медлила - не хотелось бы начинать вслепую. Вот, налетел чистый ветер, палуба корабля сильнее накренилась, к большему неудовольствию легионеров - под ними пронеслись четкие квадраты заводских корпусов, и демонесса со сложенными крыльями спиной вперёд нырнула в холодную тьму Диззамаля...
  
  ...Четыре ярких точки весели в сумеречном небе - она сама, Сакагучи, Ковай и Маваши. Ну и, конечно же, сёстры Ануш - если она сама участвовала в операции, они следовали за ней. Сегодня десант прошел без осложнений - не привыкнув к подобной тактике, повстанцы, экономящие патроны и топливо, опять приняли их высадку за обычный разведывательный облёт.
  Метеа распахнула крылья, подав знак - "все ко мне", а сама, поймав порыв ветра, спланировала за трубу, так, чтобы их защищали от любопытных глаз дымные шлейфы. Остановила Гюльдан - та своей поспешной стрельбой могла выдать их маневры. Десантная "собака" быстро скрылась от взгляда в набегающих на небо жидких дождевых облаках.
  "Действуем по плану" - передала она семафором крыльев.
  "Нет сопротивления" - передал сигнал, обычный скорее для конца боя, Маваши. Он недоумевал.
  "Так и задумано" - она развернулась спиной вперёд и показала им на трубы. Это же был металлургический завод, верно?
  "Опасно" - попытался спорить Сакагучи, но среди знаков семафора не хватало нужных слов.
  Принцесса просто фыркнула и ушла в боевой разворот, набирая высоту для прыжка в трубу. Это же, в конце концов, был металлургический завод! Расплавленное железо не могло повредить Железным демонам. Остальные тоже разошлись красивым цветком каждый к своей трубе.
  "Снаружи!" - приказала принцесса суккубам, поднимаясь над трубой. Кто-то бросил бомбочку с жидким воздухом в толпу рабочих, выходящих со смены. Началась паника.
  
  ...Завод этот надо было брать сходу, ударом во фронт, но Мацукава состорожничал, опасаясь удара в восточный фланг - и встрял там намертво во внезапно оказавшемся на пути его планов укрепрайоне. А завод и территорию за это время укрепили, и, достроив внутреннюю железнодорожную ветку до злополучного узла сопротивления, ремонтировали тут технику и поставляли припасы обороняющимся. К тому же металлургический завод - слишком дорогая игрушка для мятежников, вот почему Тардеш не пожалел на его взятие целого легиона и своей драгоценной аюты.
  
  Мелкая морось дождя осыпала крылья. "Вот тебя только здесь не хватало" - подумала девушка, и, побыстрее набрав высоту, нырнула в дымное нутро заводской трубы. Крупные пылинки резко ударили по обнаженным крыльям и унеслись прочь - она открыла глаза, чем горячее, тем прозрачнее становился воздух. Сбоку вверх мерцающей полосой пронеслась частая лестница из избыточного количества скоб, все ближе и ближе, источник свечения - поверхность расплавленного металла. Демонесса, на ходу перевернувшись вниз ногами, подобрала, обвив вокруг себя, крылья, и разбив хрупкий лёд, нырнула в омут горячей домны.
  Жидкий металл всё-таки оказался поплотнее, чем морская вода её родины. Нечто подобное она испытывала, купаясь с Сабуро в соленых источниках. Да и печь была глубже, чем она рассчитывала - девушка испугалась, в самом деле бы не захлебнуться! Щель забрала закрылась от удара, спасая глаза, и затвор двери она нашла на ощупь - та ещё не поддавалась! Удар, другой - локоть провалился в маленькое квадратное окошко и расплав с шумом полился наружу. Ещё удар плечом - и дверь тяжестью металла выбило наружу, демонессу выкинуло следом, влекомую массой вытекающего расплава. "Только бы удержаться на ногах!" - подумала она, приседая, чтобы сохранить равновесие и открывая смотровую щель.
  Её, кстати ждали - жидкие автоматные очереди прозвучали из темноты, из-за границ света озера расплавленного металла. Она медленно выпрямилась, пряча крылья и открывая щель забрала, обнажила меч. Металл на ней застывал, тонкой бахромой из мелких сосулек, она ударом пальцев сбила с меча эту 'наледь', и вовремя - кто-то очухался и смог прицелиться очередью в заметный силуэт. Принцесса увернулась от части пуль, часть - отбила, и бросила вслепую метательную стрелку. Попала. За её спиной разворотилась ещё одна домна, и оттуда вышел, приоткрывая смотровые щели 'кабаньей головы', Сакагучи. Второй волны плеснувшего под ноги горящего металла хватило даже самым упёртым защитникам цеха.
  - Где остальные?
  - Две другие трубы - в соседнем корпусе.
  - Проклятье! Не подумали мы.
  - Будем прорываться.
  - Подожди, сейчас Азер с девочками подойдёт.
  
  Азер вошла, не уронив чести диверсантки Даэны - через одно из больших верхних окон, уронив всю раму и засыпав стёклами в панике отступающих. А потом появились обе лучницы и навели полную тишину.
  - Гюльдан, брат Ковай и Маваши вышли в другом корпусе. Живо к ним на помощь! Азер, прикроешь её.
  - Есть!
  - Афсане, как там на улице?
  - Не очень хорошо вижу, но ко входу уже немало набежало.
  - В спину им зайти можешь? Так, чтобы не видели?
  - Ну, да, вон через то окно...
  - Там ход на крышу, - показала более опытная Азер.
  - Обойди их и займи позицию. Жди, не стреляй, пока нас не увидишь.
  Кадомацу сняла с плеч лук в чехле, стряхнула остатки железа с обмотанных вокруг тряпок, собрала, натянула тетиву - и вовремя. В воротах выросли силуэты вражеских легионеров - трёх из них завалила принцесса, остальных - не послушавшаяся приказа 'сидеть тихо' любовница Сакагучи.
  - Салаги, - охарактерезировал противников сам Сакагучи: - Даже выстрелить не попробовали.
  Метеа кивнула. Одной из самых устрашающих армий Вселенной был амальский легион. Повстанцы, которым досталось наследство из примкнувших к ним призраков, быстро убедились в боевой эффективности легионеров, и теперь наспех копировали их военные обычаи и организации - но без обученных командиров, без традиций и утраченных навыков подготовки, получалось банальное 'пушечное мясо', страшное лишь градом пуль, или снарядами пушек, но никак не военным умением и храбростью. Их называли 'вигилами' - 'пожарной командой' по-амальски, или 'полулегионерами' - хотя были и другие, менее достойные прозвища. Они даже плащей, которые настоящие легионеры одевали только на парад или в поход, в бою не снимали! А их реакция и смелость за последние три месяца давно стали именем нарицательным, заменив такие слова, как 'цыплёнок' и 'улитка'.
  - Пока на полу металл, никто сюда не войдёт, - заметила принцесса: - Другое дело, нам самим надо выходить. А они нас ждут.
  - Мне, кажется, Ваше Высочество, но ваши стрелы должны пробивать эти стены. Подойдите, поближе и используем. Вроде Афсане успешно отвлекает врагов.
  - Ладно. Поспешим!
  
  ...Раздался грохот взрыва за стеной и далекие звуки канонады - высадившийся на город легион начал наступление. Повстанцы отвлеклись, почуяв большую опасность за спиной. Это был шанс вырваться из цеха.
  На ходу принцесса сбила ещё горевшие светильники, так что слегка светящиеся демоны на фоне светящейся лужи остывающего металла стали практически невидимы, а всякий, кто появлялся в створе ворот, становился идеальной мишенью. Повстанцы это быстро поняли, что, как раз, было нужно диверсантам.
  Распахнутая дверь - сплошная стальная створка, только маленькая дырочка замочной скважины. На миг её загородила тень, раздались автоматные очереди - этого было достаточно для прицела. Две стрелы сквозь дверь, одна сквозь непрочный шов меж плитами стены - в криках и выстрелах паники заметно поубавилось голосов. Это помогло осаждённой на крыше Афсане, которая, закусив мешающуюся косу зубами, взобралась на парапет, сверкая белым бедром, и с колена, взяв вернее прицел, начала смертоносное вычитание.
  Некогда считать. Метеа вышибла качнувшуюся на неё дверь ногой, под дверью кто-то пискнул, получив по макушке, перехватила оружие в правую руку, и показала, что не зря некоторые школы лучников называли своей покровительницей. Сакагучи же в то время успокоил тех, кто слева и трахнутого дверью. Как-то чересчур быстро наступила тишина.
  - Даже тревоги не объявили, - заметил хатамото.
  - Объявят, когда сядут транспорты. Да и даже если нас заметили - до кнопки тревоги ещё добежать надо.
  Сверху спрыгнула Афсане - она метила на плечи Сакагучи, но тот в последний момент сделал шаг вперёд, и она звонко хлопнулась пятой точкой о пепел выгоревшего под шагами демона газона.
  - А вот там - пулемет стоит! - показала она чумазой ручкой, другой спешно отряхивая свои аппетитные ягодицы от сажи: - Хорошо, что я его сразу заметила!
  Демонесса посмотрела - пулемётное гнездо напротив входа и правда, могло предоставить им немеряное количество проблем, успей они развернуть оружие в тыл.
  - Молодец. Что видно сверху, где меньше народу?
  - Там, - суккуба показала направо, где виднелась прозрачная полукруглая крыша товарной станции той самой железной дороги: - Кстати, над крышей можно свободно летать, её ниоткуда не видно.
  - Полетим над крышей?
  - И чтобы эти справа в тылу оказались? Нет, тем более, что брат Ковай и Маваши не полетят. Пойдём слева - большее количество трусов проще напугать. Да и думаю, что заводоуправление для нас важнее станции.
  - Как скажете.
  - Афсане, в воздух, и прикрывай нас оттуда!
  Отвлекая редких, опомнившихся после первой паники автоматчиков, от висевшей над их головами лучницы, демонесса и демон шли быстро и грозно, отрубая головы под выстрелы в упор и выдергивая врагов из кустов, и из-за углов, не давая опомниться от ужаса несущейся прочь в панике толпе людей, призраков и ракшасов (даже сиддхи там виднелись). С другой стороны, гоня навстречу такую же волну паники, шла вторая часть группы.
  Оба отряда встретились на середине дороги меж симметричными корпусами. Многочисленные рабочие, и не думая сопротивляться, спасали свои жизни, убегая к складам и проходной, сшибая с ног редких солдат бегущих навстречу. Те, кто был понаходчивее, расстреливал фонари, заливающие аллею сумеречным светом. С каждым выстрелом и очередью, темнота пожирала квадрат за квадратом, словно растекаясь от жутко светящихся демонов, и толпа ускорялась, не желая испытывать судьбу. Те, кто не успел, лежали на левой аллее аккуратно разрезанные и утыканные стрелами принцессы и украшенные ударами Сакагучи, а на правой - сбитыми в яичницу комками мяса после удара монаха. Принцесса заметила и с улыбкой показала на это
  - Я ему орала, - проворчала недовольная Гюльдан: - 'Брось ты его, он уже мёртвый, я подстрелила!' - а он ко всем подходил и черепа разбивал своей дубиной! Только задерживал!
  - Ну, это... Темно, проверять надо! - добродушно осклабившись, объяснил великан: - А вдруг вскочат!
  - Ладно-ладно, - принцесса снова принялась за командование. Она сняла шлем, и, растрепав под испаряющимся от прикосновения к лицу дождём волосы, стала сколупывать с него намёрзшее железо:
  - Живые есть? Допросить.
  - Сейчас будут, - пообещал Маваши, и, распахнув крылья, взлетел.
  
  Завод представлял собой два корпуса с двумя домнами каждый, которые только что вывели из строя диверсанты. Между ними пролегала широкая, ограждённая высокими цветущими кустами аллея, за литейными корпусами расходившаяся веером к 4 корпусам цехов, а впереди - упирающаяся в широкое, с большими окнами здание заводуправления, скрывающее собой проходную. Направо за цветами были узкие рельсы и склады, налево - купол железнодорожной станции и непонятное сооружение с трубой и сторожевыми башнями на углах. Принцесса остановилась, разглядывая его. Этого не было на картах, и с воздуха оно выглядело по-другому. Азер пришлось окликнуть ее, чтобы она вернулась в реальность.
  - Вон там - снайпер.
  - Вижу уже. Только, кажется, там дистанция великовата для такой винтовки.
  - Пошел менять позицию.
  - И кому от этого станет хуже?!
  - Ну, надоели! - возмутилась Гюльдан: - Пойду-ка я, сниму этого бедолагу, - подхватила лук, и, сверкнув загорелым бедром, исчезла в кустах живой изгороди.
  Афсане, изо всех сил обнимала Сакагучи сзади, спрятав своё личико промеж его крыльев. Немного нервничающая Азер скрестив руки на груди, стояла перед принцессой - аккурат на прямой линии между ней и замеченным снайпером.
  - Пойти за нашей торопыгой, госпожа?
  - Вдвоём вы только шуму наделаете. Не бойся, она справится.
  Старшая сестра всё-таки с тревогой осмотрела кусты, где скрылась младшая.
  - Хорошо, что они так много цветов насадили.
  - Мы не успеваем на станцию, Ваше Высочество, - сказал Сакагучи: - Ею уже занялись легионеры. Какие ваши распоряжения?
  - Мне очень интересен этот новый корпус. Карты времён штурма Коцита, его не указывают, что там могли делать?
  - А как же железная дорога?
  - Думаю, нам не потребуется уничтожать дорогу. Легион займёт станцию, и будет ждать распоряжений. В помощь ему я вызову 18-й и 39-й, и дивизию Мидзухары, которые начнут наступление на восточные укрепрайоны с этого направления.
  - А почему штаб сразу так не сделал? Мы же планировали центральный удар? - спросила Азер.
  - Мы думали, сторожевая артиллерия здесь получше. А тут сущая ерунда, с которой мы сегодня за пол-дня разберёмся. Так, значит, ждём передовые когорты, и разворачиваем их на заводоуправление.
  
  ...Летающая колесница со свистом прогрохотала по небу, и выпустила двенадцать окрашенных огнём дымных шлейфов ракет по угловой зенитной башне, ушла на вираж. Толкавший в спину пленных Маваши пригнулся, когда волна звука, от полёта мощной машины ударила по ушам.
  - Во! Не пожалей принц с десяток таких штучек, нам бы здесь было делать нечего.
  Принцесса показала ему на летящие ракеты:
  - Смотри!
  Тонкий луч сторожевого светомёта сверкнул, ясно заметный на фоне светлеющего неба, и половина стремительных инверсионных следов закончили свой путь в облачках разрыва. Остальные влетели в здание, с грохотом отколов заметный кусок стены под башней.
  - Понял? Намаемся мы ещё с этими башнями.
  - Если там светомёт, то что он сразу по колеснице не рубанул? И да, Ваше высочество, - заметил Сакагучи: - Думаю, разумнее будет убраться под деревья.
  - Ты о чём? - не поняла она его.
  - Светомёт не только против ракет можно использовать. Вот увидит он нас...
  - Разумно.
  В тени деревьев она развернула инженерный планшет:
  - Как-то бестолково у них организована охрана этого завода с воздуха. У них больше сотни зениток, светомёты - нет, чтобы на трубы поставить, и наш десант бы закончился, не начавшись! А они почему-то всё перебазировали на вот этот новый пристрой... - она показала на похожее на угрюмый замок, строение с четырьмя башнями по углам, и широкой, сужающейся кверху как даэнский зиккурат, трубой посредине.
  
  ...Вывернув из-за заводских корпусов, как-то боком, с сильным креном вправо и задирая корму, наконец-то показалась "собака". К ней сразу потянулись ясно видимыми пунктирами трассирующие очереди с одной из крыш - но с раскрытого борта слетела ракета - и успокоила дерзких.
  - Как по расписанию. Люблю я в них это!
  - По расписанию и идут.
  - Почему они не садятся?
  - Площадку двигателями выжигают. Положена дезинфекция местности.
  - Так, они сели, подходим!
  
  ...Первых велитов они встретили через две минуты - с трудом разглядев крадущиеся вдоль стен силуэты, разглядывающие их через свои прицелы. Мацуко помахала им рукой. Других демонов тут не могло быть, потом из теней и кустов аллеи сразу поднялось множество вооруженных фигур. Принцесса показала им жестом: "Всё чисто" - командир, отмеченный гребнем на шлеме, кивнул и построил своих бойцов строем. Один отделился, и, вскинув автомат, исчез в кустах. Офицер отдал честь, ударив себя кулаком в грудь:
  - Фархад Лечер Инсаиш, тридцатый центурион второго десантного легиона, разведгруппа пятой когорты. Товарищ аюта, мы прибыли, чтобы обеспечить вашу эвакуацию!
  - Вольно. Эвакуация отменяется. Сопротивление оказалось ниже рассчитанного. Мы захватываем объект.
  - Как прикажете...
  - Куда подевался ваш боец?
  Центурион обернулся, не сразу поняв, потом сообразил:
  - Крысу в кустах заметил, товарищ аюта, сейчас разберётся.
  Вся свита принцессы хором улыбнулась:
  - Ну-ну. Центурион-сама, похоже, вам придётся перерассчитывать свою стратегию с учетом небоеспособности одного из бойцов. Когда точно подходит ваша когорта?
  - Минуты через две, товарищ аюта.
  - У вас есть средства связи? Сообщите, что я жду всех в этой точке и нам нужен легат. Да кстати, где ваша элитная когорта?
  - Они ждут на орбите, - центурион вынул из кармана гарнитуру и связался с начальством.
  - Плохо, - покачала головой демонесса, и в этот момент кусты раздвинулись, и оттуда вышла довольная Гюльдан с луком на плече, и весь сконфуженный, потный, растрёпанный и лиловый от неловкости (призраки от стыда не краснеют, а синеют), разведчик.
  - Велит Синистер! Что это всё означает?
  Бедняга даже не смог вытянуться по стойке 'смирно', и ударить себя в грудь для приветствия:
  - В-виноват, товарищ центурион. П-простите...
  - Это называется Гюльдан, дочь Ахтар мой телохранитель, и лучший стрелок Империи.
  Молодая соблазнительница озорно улыбалась, демонстрируя остальным мужчинам свои лучшие стороны.
  - Да, но... это лучший рукопашник нашего легиона!
  - Дурачок он у вас. Сразу бы прыгал, не тянул бы - может быть, и поборолись маленько. А он стал пялится - будто не знает что мы, суккубы, чувствуем и взгляды и направления...
  - Центурион, мне нужны ваши снайперы и группа с пулемётом.
  - У нашей центурии нет пулемётов на вооружении, товарищ аюта.
  - Вон там возле цеха лежит трофейный. Выделите для него расчёт.
  
  Маваши ей притащил сразу трёх упирающихся призраков в шлемах с командирскими гребнями.
  - Я командир этих солдат, - подал голос один из них, как раз бывший без шлема: - Мы сдаёмся. Перестаньте нас убивать.
  - Аюта драгонария Тардеша, Метеа. Это - авангард легиона "Ледяной Ветер", Коцит. Сколько у вас сил сопротивления, кто командует?!
  - Революционный легион двенадцать, неполный. Командует легат Рэм Кумбреш. Мы стояли на пополнении, но, получив информацию о возможном прорыве, были вызваны на службу. Похоже, не зря. Ещё два легиона нового набора и туземные войска.
  Принцесса придирчиво оглядела мятежников - их осталось всего трое, ещё один со стоном поднимался с земли, отдирая разбитый шлем от разбитой головы. Да и живые выглядели не лучше - избитые, изодранные, но с гордо поднятыми головами. А Маваши, который в одиночку так отметелил и скрутил трёх здоровых мужиков, скучал и насвистывал, внешне даже не запыхавшись.
  - Хорошо. Что за объект возле проходной?
  - Завод по сборке легких кораблей. Атомный реактор. Да, ещё, товарищ аюта... - добавил он после паузы: - Считаю своим долгом предупредить, что у нас инструкция на случай прорыва периметра - взрывать реактор. Если вы продолжите наступление, то вам будет вторая "ловушка Тыгрынкээва". Вам же лучше отступить, чтобы избежать ненужных жертв.
  - Ладно, - усмехнулась Метеа. В смелости ему не откажешь, однако: - Дайте белый флаг! - Афсане оторвала что-то белое: - Возвращайтесь к своим, командир, заберите этих и раненого. Скажите, что я обещаю брать пленных, если вы действительно сдадитесь добровольно.
  
  >Брать пленных
  
  ...Отпущенные пленные парламентёрами под белым флагом прошли до середины пути, там свои их узнали и быстренько-быстренько затащили на свои позиции.
  - Снайперам - разобрать цели, - коротко приказала Кадомацу.
  - Товарищ аюта, - центурион показал на открыто стоявшие турели светомётов в окнах, так что их не могла разглядеть авиация: - А с ними что делать?
  - Расчет достать не можете?
  - Не-а, ближе надо или выше залезть. Отсюда не видим.
  - Значит, подождём ответа.
  Ответ пришел со стороны этих светомётов. Один из них прошелся оранжевым, дымным под дождём лучом, где-то на уровне шеи, и деревья, осыпая хрустально-прозрачные капли с листвы, повалились как фишки домино. Другой же, тёмно-лиловый, взял угол ниже, и как каллиграф - тушью, вывел на асфальте дороги изображение фаллоса.
  - Это ответ?!
  - Он свой, что ли, рисовал? - поморщила носик Гюльдан: - Кривой какой-то и тощий.
  Метеа вскинула руку:
  - Огня не открывать! Пусть сами вылезут!
  Они, однако, были не дураки - лучи поднялись совсем немного, дрожа настороже у вероятных подходов. Вдоль них короткими перебежками, пробежали повстанцы, понявшие, что десантники просто так сами не уйдут.
  - Огонь, - сухо скомандовала принцесса.
  Глухой залп снайперок выбил из рядов атакующих почти всех офицеров. Сразу же началась паника. Те из офицеров, кто выжил, пытались их остановить, но падали, сраженные метким огнём невидимых велитов.
  Светомётчики резким зигзагом принялись шарить по кустам, но призраки задерживали дыхание и бестелесные, не получали вреда. Застрявшие на дороге солдаты почему-то не спешили поступать так же - просто отстреливались, отступая, и падали как подбитые кегли от беспощадной стрельбы. Демонесса пристально пригляделась к ним.
  - Отведите солдат! Это не легион, это даже не призраки!
  - Что с светомётами?
  - Да забудьте про светомёты. Где легион?!!
  И в этот момент слева, со стороны вокзала ударил легион! Чудом, только благодаря тому, что отвели солдат и трофейному пулемёту с крыши правой литейной, избежали окружения. Дождь призракам-повстанцам стрелять не мешал, на ответную стрельбу они использовали бестелесность (правда, заметно короче, чем настоящие легионеры), и только чудо позволило избежать дополнительны потерь.
  - Проклятье! Трех выбили, - выругался центурион: - Так мы долго будем валандаться, а у нас, десантников - каждый боец на счету.
  - Там две центурии, - определила демонесса: - Основные силы держат вокзал, поэтому они с этой стороны и ударили. Они думают за нами - легион, иначе бы не выделили столько. Отходим, выманиваем их на открытую местность. Пулеметчики пусть сменят позицию.
  - Я бы не купился, - с сомнением покачал головой велит: - У них отличная позиция, прикрытая светомётами. Зачем им оттуда выходить?
  - Трубы литейной. С них контролируется вся территория.
  Велиты стали осторожно отходить, стараясь сделать заметным своё движение и не попасть под вражеский огонь. Когда они оказались возле литейной, центурион вскинул бинокль, а девушка-демон не нуждалась ни в каких усилителях зрения:
  - Купились, гады...
  Повстанцы теперь выходили по всем правилам - проверившись, прикрывая друг друга, только одной центурией - вторая так и не покинула позиций. По пути разворачивались в цепь, любую подозрительную тень встречая перекрёстным огнём.
  - Боюсь, что с фланга нам их не обойти. Вторая центурия... - начал центурион.
  - Смотри!
  Лучи светомётов, дрожавшие над головами наступающих повстанцев, вдруг резко взметнулись ввысь, и рухнули вниз, пройдясь смертоносной косой по наступающей цепи. Потом ещё раз - по выжившим. Залегшая вторая центурия выбежала на открытое место, чтобы достать взбунтовавшееся оружие, но попадала от жалящего света, прежде чем центурион успел их загнать к спасительной стене.
  - Это что, это как... - удивлённо открыл рот центурион.
  - Я послала девочек за ними. Не зевайте - огонь по выжившим!
  Теперь велиты, рассыпавшись в цепь, как ожившие тени, короткими перебежками, где за укрытием, где - на задержке дыхания, двинулись в атаку. Светомёты сделали последний смертельный зигзаг и полетели из окон. Принцесса распахнула крылья и, перемахнув наступающую цепь, взлетела на помощь суккубам. Сакагучи, рывком за пояс посадил её на землю.
  - Ты чего, девочкам надо помочь!
  - В воздухе вы мишень. А враг не подавлен, - ответил неумолимый телохранитель.
  
  Возле заводоуправления, с освещёнными, несмотря на поздний час, окнами, оказалось сопротивление из засевших в кустах легионеров - они немного заставили понервничать мастерской пулемётной засадой - потом снайперы вычислили их силуэты и утихомирили хозяев. Второй пулемёт чихнул с крыши, но куда-то исчез - снайпер, взявший его на прицел, выругался.
  Тревога включилась, когда они подошли проверить трупы.
  - Действуем, как договорились. Оцепить здание! Маваши - вперёд, не давай им сжечь или стереть что-нибудь важное. Брат Ковай - замыкающим, берегите девочек. Господин центурион, окна за вами.
  Первый же враг засел за дверью, выскочив с автоматом в упор сбоку. Принцесса толкнула Маваши вперёд пинком ноги, выбив из-под смертельной очереди, и прикончила автоматчика воздушной ударной волной - магией.
  - Планировка не та, что на чертежах, - выругалась принцесса, глядя, как Маваши взлетает по лестнице, вместо которой должен был быть вестибюль: - Где ход на крышу? Там был пулемёт, как пить дать - нас встречать потащат!
  - На второй этаж надо, - сообщил, Сакагучи, осторожно снимая 'план эвакуации при пожаре'.
  - Давай за Маваши. Девочки уже наверху!
  
  По лестнице навстречу с грохотом съехал тяжелённый письменный стол. Девушка-демон легко перепрыгнула его, а монах разбил на щепки. Потом - второй этаж, много паникующих людей, призраков и ракшасов в повстанческой форме, которым, по идее, этой ночью бы спать да спать.
  Демоны прошлись по ним кровавым вихрем, прежде чем со следующей лестницы застрочил пулемёт.
  Кто-то стрелял с корточек, с верхней площадки лестничного пролёта, не особо беспокоясь, в друзей попадут пули или во врагов - залегли все, и пойманные в ловушку повстанческие офицеры и демоны в неуязвимых для пуль доспехах, которым всё-таки спор о прочности с пулемётом ничем хорошим не светил.
  Пулемет прошелся по стенам и полу раз, другой, потом чихнул - и вылетел с лестницы в коридор вместе с кусками тел пулемётчиков, разрубленных по голову и пояс. Окровавленная Азер вышла, оттирая от крови лицо под маской.
  - Всё? - спросили у неё?
  - Какое 'всё'? Их там с десяток! - как оказалось, засевшие на крыше легионеры, просто не успели за летающей и умеющей бегать по стенам суккубой, и теперь, озверев, рванулись за пулемётом. Первых встретили меч Сакагучи и дубина Ковая, следующих - стрелы принцессы. Повстанцы залегли на той же площадке, где был пулемёт, и начали, не видя в темноте, стрелять по лежащим гражданским, громко обещая, что сейчас выручат. Гражданские, не зная, что и делать, кто ползком, кто на четвереньках поползли подальше от таких 'спасителей'.
  Принцесса, выстрелив пару раз, отцепила от пояса бомбочку с жидким воздухом, и метнула в лестницу. Раздался звон, шипение, ругань, поднялся белесый туман, и из него вылетела ясно заметная на его фоне граната. Маваши поймал её на лету и вернул обратно - раздался взрыв, и всё стихло.
  
  - Так, кто лежит, всем руки за голову! И не вздумайте притворяться мёртвыми - мы это видим!
  Велиты Фархада поднимались по стенам через разбитые окна. Гюльдан помахала хвостиком с другой стороны комнаты, лежа с луком на антресоли какого-то шкафа. Судя по стрельбе и крикам из другого крыла здания, Афсане там тоже не финики кушала.
  Азер за ногу притащила какого-то шибздика, в страхе скребущего доски пола ногтями:
  - Прятался за легионерами. Думала добить, но он так дрожал за свою шкуру, что может оказаться полезным.
  - Я только писец, я только писец! - заявил шибдзик свои права.
  - Сядь, 'писец', - указала когтём на пол дочь императора: - Азер, возьми Маваши, и осмотрите здесь все комнаты. Мало ли что ценное, да и эту ораву пленных надо будет куда-то запереть...
  - Есть, Госпожа Третья.
  Принцесса, очень красивая в своих черных с зеленью доспехах со светящимися за спиной оранжевыми крыльями, склонилась над пленными, опустившись на одно колено:
  - Ну, давай, рассказывай, по порядку: кто ты, и что здесь делаешь?
  - Меня зовут Ойгун-бек, я секретарь директора завода!
  - Вот как? - девушка поднялась во весь рост и сказала: - Ну, давай, пойдём.
  - Куда?
  - Покажешь нам своего начальника.
  Пленные были тихи и не бунтовали. Понимали, что это всего лишь небольшая диверсионная группа и их ещё могут освободить. Секретарь отрабатывал спасённую жизнь вовсю:
  - Начальник охраны... главный технолог... Зам директора по хозяйственной части. Мастер вагоноремонтного цеха.... - трусливая душонка выдавала всех подряд!
  - Мёртвых нам не надо.
  - Что? Да... Легат второго городского легиона - отвечает у нас за зенитчиков. Центурион из них же.
  Этих Метеа быстро отделила и допросила:
  - Сколько вас? Полный легион? Или только когорта? Сколько в зенитной когорте расчётов?
  Вместо ответа легат набрал побольше слюны и плюнул ей в лицо. Она увернулась и вспорола ему живот когтями.
  - У нас тут полный легион, - испуганно сразу заговорил центурион: - пять зенитных центурий в каждой по 12 орудий. Мы их на периметре больше выставили, не ожидали, что вы сможете в центр десантироваться.
  - Ну, мы и не смогли. Основной десант штурмует снаружи.
  - А, значит, ребята ещё держатся...
  - Вот он вот он! - подал голос шибдзик: - Директор!
  - И не директор вовсе я, - лениво заговорил очкастый толстяк в сползающем с лысины парике: - Такой же секретарь, как и он! И вообще, он вам не тех показывает.
  - Какой интересный у вас директор. Заводит сразу двух секретарей.
  - Ну, он - секретарь-референт, а я - секретарь-уборщик.
  - Да что вы такое говорите, товарищ директор! Они же вас убьют, а вы нужны заводу!
  - А ну-ка, - приказала диверсантка: - Притащите и того, кто был 'главный технолог'.
  Небритый мужчина в комбинезоне смотрел на девушку нагло, вскинув голову и выпячивая подбородок.
  - Итак, вы тут главный технолог?
  - Нет, слесарь-гинеколог.
  - Какая интересная специальность. И чем занимается слесарь-гинеколог?
  - Бабам трубы вставляет. Показать куда?!
  У шибдзика на эту речь начался настоящий приступ паники:
  - Да что вы их сердите, товарищи? Вы же всех нас под монастырь подводите! Наша хата с краю, пусть военных убивают, мы жили при Амале, жили после, и почему не жить дальше?
  - В самом деле, - усмехнулась демонесса, открывая забрало: - Давайте, я вам предложу такую вещь: - Вы соглашаетесь на сотрудничество, а потом я хлопочу за вас перед драгонарием, и призраками - что вы содействовали. Вас исключат из проскрипционных списков, даже если будет повод - моё слово выше.
  - Эх... вздохнул директор, поправляя парик: - Ладно, только вы скажите - это уже настоящий штурм, или так, вылазка? И революционеры вернутся?
  - Моей группе поручено вывести из строя железную дорогу, и разрушить оборонительные сооружения. Основные силы десанта захватывают завод, и думаю, к концу дня все мятежники будут перебиты. Сегодня началось наступление на северном фланге, и взятие города - вопрос двух дней не больше...
  - От нас до линии фронта ещё не ближний свет. Ваш северный - это наш южный? - спросил технолог: - То есть десант захватит, и будет удерживать завод? Два дня, вы сказали?
  - Я с вами абсолютно честна.
  - Что вы просите за нашу жизнь?
  - План обороны завода и любые военные сведения. Надеюсь, вы не будете жадничать?!..
  
  Принцесса включила свой планшет и села перед разбитым окном, сравнивая то, что видит со словами и бумагами, выданными директором.
  - Всё-таки, что же это за лишнее здание? - показала она на зиккурат с башенками.
  - Директор же говорил про атомный ректор. Наверное, он там и есть.
  - А пленный - про сборочный цех.
  - В принципе, - сказал Фархад: - Одно другому не мешает.
  - Так пошли, проверим? - предложил Маваши.
  - Тихо ты! Они туда все силы стянули. Давайте так: на станцию дороги мы не пойдём, мы её вывести из строя ничем не можем, надо легион ждать. А пойдём вот на эту подстанцию, лишим их электричества... Потом закрепимся, и дождёмся легионеров.
  - Как прикажете, Ваше Высочество.
  - Центурион, закрепитесь тут. У вас теперь и пулемёт и светомёты. Если сможете, то можете и до зданий завода выдвинуться.
  - Кстати, - пискнула Афсане, меняя тетиву на своём красиво изогнутом луке (босой ножкой она удерживала один рог, а обеими ручками - натягивала другой, держа конец тетивы в зубах): - На крышу заводов ничего не поставить. Она хлипкая как картон - даже под нами проваливается.
  Все остановились и посмотрели на неё.
  - А что? Верно ведь говорю, скажи, Азер!
  
  ...Подстанцию поломали без проблем. Повстанцы как это нередко было у них в тылах, опять перемудрили с охраной и сняли с охраны ключевого узла сети всех солдат. Когда на всём заводе отключилось электричество, несколько автоматчиков появилось в дальнем конце местной узкоколейки, но, сделав пару робких выстрелов, поспешили убежать. Погнавшись за ними, в темноте и под дождём, диверсанты обнаружили ещё одну проходную, у железной дороги, охраняемую двумя дотами, которые, впрочем, просто ничего не успели сделать, развернутые в противоположную сторону - сначала суккубы через неосторожно распахнутые двери перестреляли всех, кого увидели, а потом внутрь ворвались демоны. Несколько ударов меча - и всё было кончено. Окровавленные победители, отчищая оружие и доспехи, собрались на крыше одного из дотов:
  - Опасно, Ваше Высочество. Может лучше под крышей? - с крыши было отлично видно широкое шоссе, и сплетение железнодорожных путей, выходивших из завода. Здания за заводскими стенами были ниже заводской стены, и вряд ли кто оттуда мог угрожать.
  - У нас крылья. А если мы будем внутри, нам просто влепят ракетой. Откуда по нам смогут выстрелить, чтобы мы не видели?
  
  - Центурион, слышите меня?
  - Какие будут приказы?
  - Мы взяли подстанцию и северную проходную, нужно несколько солдат, что разбираются в электричестве, чтобы не было сюрпризов. И ещё пару бойцов ко второй проходной, мы покажем - может, что полезное для вас будет, да и ворота понадёжнее запереть надо бы... Нужен ваш легат!
  
  ...Легат струсил и попытался связаться только через дальневизор. Метеа наорала на него, и он мигом нашел себе и транспорт и сопровождение, чтобы предстать как штык.
  - Да что вы позорите славу своей страны! - отчитывала она его уже лично: - Ведь чем замечательны легионы Амаля - это тем, что командиры не трусят перед врагом! А вы...
  - Виноват, товарищ аюта. Я просто хотел быть на позициях своего легиона во время операции.
  - Ладно... планшет захватили? Показывайте диспозицию! - более удобные и функциональные, инженерные планшеты после Коцита заменили дальнеговорники дальневизоры в полевых штабах.
  - Элитная когорта уже спустилась?
  - Нет, ждет ваших распоряжений на орбите в немедленной готовности.
  - Сажайте как можно ближе к нам. Да и пусть колесницы проутюжат окрестности на предмет противовоздушной обороны - там, где им не мешают светомёты.
  - Светомёты малой мощности, противопехотные, "собаку" они собьют только при большой удаче. Тут, кроме светомётов есть и обычные зенитные орудия. Я хотел сначала выделить часть сил на их подавление. Вы отменяете приказ на эвакуацию?
  - Значит так, во время операции обнаружены новые сведения. Там, в этом строении, - она показала на новое здание: - Противник организовал секретное производство, судя по всему - с ядерным реактором. Так что теперь набедокурить и смотаться не выйдет. Такую игрушку надо забирать себе. К вам присоединятся 18 и 39-й легионы, они займутся зачисткой и укреплением территорий. Но позже, когда будет стационар над нами. А пока вы, под моим командованием должны установить контроль над местностью и развернуть штаб и пункт связи. Разделитесь на четыре группы, проверьте каждый из четырёх районов завода, взяв за центр заводоуправление. Элитную когорту запихните в канализацию, пусть проверит подземные коммуникации. Нам не нужно атомную бомбу под ногами в самый интересный момент. Им нужно инженерное и сапёрное оборудование, позаботьтесь, чтобы оно у них было.
  - Слушаюсь.
  - Разведгруппа Инсаис-сана переходит в моё распоряжение. Мне нужны боекомплект, сапер и устройства связи. Мы атакуем сортировочную с тыла, нажмите на них. Там, если через свалку идти, можно подойти вплотную к новому цеху.
  
  В тени здания, загородившего их от башенок со светомётами, они перемахнули через заводскую стену с тыла от вокзала, угодив в кучи кирпичей и других строительных материалов. Не задерживаясь, рванулись в атаку.
  Из-под козырька сортировочной вылез одинокий автоматчик, но принялся стрелять - и Сакагучи утихомирил его, просто уронив шпалу на голову. Когда он успел её подобрать?
  - Госпожа, один убегает - раздался крик монаха. Метеа, взлетая, оглянулась, и, видя убегающую спину, вошла в пике, но в последний момент передумала, и со свистом пролетев мимо, тоже подхватила шпалу из штабеля.
  - Не попали?! - участливо осведомился Сакагучи, когда она зависла.
  - Пусть бежит, панику наводит, - она потрясла трофейным стройматериалом: - Мне просто понравилось, как ты использовал эту штуку.
  - По-моему, там, в пристрое, достаточно большие окна, Ваше Высочество.
  - Интересно. Ковай! Хватит развлекаться, лети к нам, мы окна нашли!
  Только вот добрались первые велиты - двое снайперов. С некоторым ужасом обошли жертву шпалы, однако, не забыв подобрать у мертвецов документы и патроны.
  - Эй! - крикнула им принцесса: - Мы тут пошумим, а вы смотрите, нет ли дверей на земле!
  Солдаты, кажется, так и не поняли, в чем дело, но стая демонов в доспехах уже улетела в соседнее помещение.
  
  Выругавшийся Маваши, шедший первым, обнаружил, что два зала под одной крышей не связаны между собой.
  - Госпожа, там в окне решетки!
  - ШПАЛА! - как название фехтовального приёма объявила дочь императора и выпустила упомянутый предмет - который, словно заправская ракета, вошел в окно с гулким звоном, прорвав прутья, и разворотив стену следом. Принцесса сделала элегантную мёртвую петлю, и со сложенными крыльями впрыгнула в комнату, доставая меч.
  Даже не солдаты - двое людей-рабочих просто не успели добежать до спасительного пулемёта.
  - Уничтожьте все пулемётные гнёзда и завалите проходы! - крикнула демонесса, едва отдышалась: - Эта штука будет у нас в тылу, а всю станцию чистить нам некогда!
  
  ...- мать моя с рогами! - очень красочно выразился Синистер, (тот, кого уездила Гюльдан), когда они, наконец, перебрались через беспорядочное нагромождение стройматериалов, лежащее между рельсами железной дороги и заводской стеной. Взлетать под светомётами было самоубийством - поэтому остальная часть центурии вполне успешно отвлекала внимание защитников, атакуя со стороны станции, пока демоны ломали ноги, перебираясь через сваленные строительные обломки. Стена с тылу была сплошная и гладкая. Если директор наврал про дверь, ведь придётся подставлять головы под смертоносное изобретение людей.
  Горы застывшего цемента, разрушенные железобетонные плиты, с торчащей арматурой, отработавшие своё механизмы, пустые бочки и контейнеры, создавали фантасмагорическое нагромождение теней, и опасного металла, скрывающегося в них, об который солдаты за малым не переломали ноги в этой мгле сумеречного дождя. Пришлось идти осторожно, и из расписания они выбивались. Вот Синистер и выругался так...
  Демонесса осмотрела его вместо ответа:
  - Вы себя хорошо чувствуете?
  - Что?.. нет, всё путём...
  Девушка перевела взгляд на карабкающуюся на стрелу брошенного крана Гюльдан:
  - Что-то ты потеряла форму. Смотри, он ещё ходить может.
  Соблазнительница махнула рукой:
  - Ай, да времени всё нет!.. То там-то сям, - пропищало из тени: - Эх, жизнь полевая...
  - Э-э-э, простите, - подал голос пострадавший: - А что, у нас всё могло быть так, чтобы я ногами не ходил?
  В ночи загорелись хитрые суккубьи глаза:
  - Да всё ещё будет, будет... - ласково промурлыкала младшая суккуба: - Вот только живыми вернёмся. Вы же вроде на "Шайтане" расквартированы? Велит икнул.
  - Тихо! Смотрите в оба, дыра, говорят, под кучей ящиков. Не видите ничего подходящего?
  - Если о нём даже директор знает, могли завалить. Да чертова же темень!
  - Вот и посмотрим, стоит ли сохранять ему жизнь или разбомбить вместе с заводом.
  
   >Сложите оружие, и вы останетесь живы
  
   Дыру нашел Ковай. Самым простым способом - забравшись на один ящик, который не выдержал его веса. Под обломками оказался пучок толстых кабелей, под которым нашли широкий бетонированный квадратный лаз, проходящий под стеной. Мужчины подняли их вместе, напряглись - и тяжелые провода на удивление легко вышли из своего гнезда. Пришлось повозиться, чтобы вытащить их полностью.
  - Что это?
  - Тут должно было быть ещё одно здание, но его не построили. Но провода проложили.
  - И откуда вы это узнали?
  - Попалась очень говорливая птичка.
  - Вы везунчики, - заметил кто-то из велитов.
  - Слишком легко. Если они знают и не завалили - значит охраняют.
  
  Коридор был прямой и не слишком широкий, чтобы там развернулись приданные велиты. Демоны шли гуськом, призраки вдоль стен, старались прикрывать их автоматами, суккубы замыкали. Звуков боя не было слышно, пока они не прошли достаточно, где уткнулись в тупик.
  Тупик выглядел как стенка распределительного шкафа, и не заметно было, чтобы была какая-то дверь.
  - Сапёры, вперёд. Проверьте и доложите.
  Два призрака осторожно прокрались к железной крышке, и обследовали её своими устройствами:
  - Можно открыть. Всё чисто товарищ аюта. Снаружи идёт бой.
  - Понятно. Подготовиться к атаке! Как выходите - рассыпаться и устранить вражеское сопротивление! Мы действуем самостоятельно. Ковай, высади дверь!
  Монах, размахнувшись, одним ударом разбил шкаф на тысячи осколков, и они стремительно выбежали в залитый светом ламп цех. Повстанцы, не ожидавшие атаки из трансформаторной будки, растерялись, и вынуждены были бросить позиции у дверей, чтобы не попасть под перекрестный огонь. В широкую дверь цеха стремительно врывалась центурия Инсаиса, рассекая отступивших повстанцев надвое.
  Метеа запрыгнула на стоящую ленту транспортёра, тянувшуюся вдоль странного стапеля с незаконченной конструкцией.
  - Откуда здесь свет? - спросила она вслух: - Мы же вырубили электричество.
  - Значит, есть свой генератор, - подала голос Азер, взлетевшая, чтобы лучше осмотреться: - Лучше скажите, что это за конструкция?
  - Похоже на звездолёт. Но зачем такая секретность?
  - Если здесь есть электричество, то светомёты ещё действуют, - заметил Сакагучи: - И мешают высадке.
  - Ты прав. Ищите генератор!
  Раздался взрыв. Из стены за спиной правой группы вылетел целый кусок, и через брешь, им в тыл, с криком "Бра-а-а!", ударили легионеры. Защитники в панике отступили, прикрываемые стрелками слева от ворот и вышли на открытое место перед стапелем, став отличной мишенью. Принцесса мгновенно опустилась на колени, и, вынув лук, начала садить по ясно видимым фигурам, как в тире. К ней присоединились суккубы и меткие велиты.
  Сакагучи прыгнул, распахнув крылья, влево, ударил мечом, схватил кого-то за голову и со всей силы бросил на стапель. Мацуко обернулась, увидела, что слева атакуют, убрала лук, обнажила меч и прыгнула следом. Рубанула кого-то обухом в прыжке, приземлилась, щелкнув ключицами, кого-то подсекла крылом, подпрыгнула, резко обдав взмахом крыльев, перелетела к стенке, ещё раз щелчок ключицами - и упала в узкий проём между двумя станками, на какую-то фигуру, осторожно поднимавшую длинную снайперскую винтовку. Бедренные щитки высекли искры о железо станин, она чудом не переломала крылья, попав в такую тесную щель.
  Перед нею сразу же появился испуганный Сакагучи:
  - Вы не застряли? - заботливо поинтересовался он.
  - Ещё бы чуть-чуть... - сказала она, боком, оберегая крылья, выходя из узкой щели: - Совсем растолстела, скоро в доспех перестану влазить, - похлопала по широким бёдрам, закованным в сегменты брони.
  - Если бы так, Ваше Величество. От всех этих забот вы только худеете.
  - Если бы так. Куда они деваются? - сказала она, указывая на позиции повстанцев, где не было трупов: - Разве мы их не окружили?!
  - Помните башенки по углам здания? Внутри них, наверное, по лестнице.
  Углы цеха вдавались внутрь полукруглыми выступами, с несколькими рядами окон и дверью на уровне пола.
  - Там же светомёты, - ужаснулась девушка: - Всем, быстро, в укрытие!
  За спиной раздался звон стекла, и слепящий луч из окна башни рубанул сначала по ярким лампам, мгновенно вырубив свет, потом - по пролому, через который входили легионеры. Спустя секунду Синистер закинул в окно со светомётом гранату. Взрыв - и мёртвый светомётчик вывалился из окна со своим оружием.
  - Добейте! - приказала принцесса - велиты выбили дверь и ворвались внутрь.
  Со стороны легионеров вспыхнул второй луч, но они не пожалели взрывчатки - сапёр обрушил целую стену, с внутренними лестничными пролётами, которые с грохотом сложились как гигантские карты, расплющив меж собою расчёт светомёта. Прилетело и стапелю - недособранная конструкция рухнула, сверху упало несколько ламп, и гигантский мостовой кран покосился на один бок. Сверкнули ещё два луча - с диагональных башен, левой передней и правой задней. Но в темном цеху светомётчики сами не видели где враги, где друзья, а где станки и машины. Афсане и Гюльдан за несколько выстрелов перестреляли расчёт с левой башни, снайперы велитов - с правой задней. Принцесса включила дальнеговорник:
  - Центурион, доберитесь до целой башни и зачистите крышу. Живыми не брать. Я посмотрю, откуда здесь электричество! - и, перелетев через конвейер, указала своим на правую заднюю башню.
  
  - Надо было взять с собой автоматчиков, - сказал Сакагучи, заглядывая в глубину нескольких лестничных пролётов.
  - Обойдёмся. Я больше боюсь насчёт очередной бронированной двери. Сапёра заберите у них.
  Беспокойство насчёт дверей оказалось не напрасным - на лестнице никто не встретил, зато в подвале их ждала крепкая дверь с винтовым замком и предупреждение о радиоактивности. Сапёр велитов присвистнул, но как-то сумел приладить заряд, выворотивший эту махину из стены. Но даже такого взрыва хватило только на то, чтобы открыть узкую щель - Брат Ковай взялся, и, действуя своей дубиной как рычагом, открыл её. Ему еле успели крикнуть "Назад", как изнутри раздались автоматные очереди. Монах, вместо того, чтобы отступить, прыгнул вперёд, и раз-два - мощными ударами размазал растерявшихся автоматчиков по стенам.
  Кадомацу и Сакагучи вбежали следом и увидели убегающего призрака в шлеме офицера:
  - Вперёд! Живым взять!
  Призрак исчез, задержав дыхание, и толстяк, допрыгнувший до него, во весь рост растянулся по полу. Принцесса и её хатамото перепрыгнули через него, и, обнажая мечи, несколько раз рубанули воздух. Вдоль всего коридора было широкое окно с толстым, зеленоватого отлива стеклом, сквозь которое открывался вид на огромный зал с реактором посредине. Окно опоясывало зал по периметру, и патрули в других частях, увидев вторжение, зажали диверсантов с двух сторон - по правому и заднему коридору. Сакагучи резко дернул принцессу за пояс назад и закрыл спиной - вовремя, возникший из неоткуда автоматчик выстрелил прямо в упор. Прижавшаяся к своему телохранителю, Мацуко увидела, как пули прошивают его широкие крылья. Потом хатамото развернулся и ударом ладони наотмашь размазал призрака по стеклу, как букашку.
  - Назад, или нас окружат!
  Сзади Азер уже навалила импровизированный бруствер, а Ковай перекрыл боковой коридор трофейной дверью. Этого явно не ожидали - даже прекратили стрельбу. Азер воспользовалась паузой и, распахнув крылья, бросилась в атаку.
  - Быстро, Кен! - крикнула принцесса: - На помощь!
  Вовремя. Вокруг старшей сестры Ануш, спрыгнувший на вдруг опустевший угол, уже начали появляться полупрозрачные фигуры, числом девять где-то. Двух вынес ещё Маваши на подлёте, одного насмерть, а другому - отрубив руку с автоматом - тоже не боец. Аюта драгонария врубилась в их строй со спины, сразу избавив мир от двух врагов Тардеша, и вдруг оказавшись лицом к лицу с тем самым, отпущенным центурионом. Тот бросил оружие и поднял руки:
  - Товарищ аюта, я же вас предупреждал. Легат уже спустился к реактору и переводит его в режим самоуничтожения. У вас 15 минут на то, чтобы сберечь свои силы и выжить самой.
  - А я предупреждала, что буду брать пленных только в случае добровольной сдачи - и пронзила ему грудь мечом.
  Врагов больше не было. Все перевели дух, и убрали оружие:
  - Сколько мы с ними возились?
  - Две минуты.
  - Значит и у нас всего минут тринадцать. Что это?
  Подземелье потряс протяжный низкий гул взрыва.
  - Началось?
  - Нет, элитная когорта пробилась, - сказал наблюдательный Сакагучи, разглядывая реакторную через окно коридора: - Скорее всего, реактор соединяется с подземными коммуникациями.
  - Быстро к ним. Нужно предупредить трибуна. У них, кстати, есть инженер.
  - В какую сторону?
  - Давайте сюда.
  Двустворчатая дверь оказалась столовой, естественно пустой ввиду вражеского налёта. Раздосадованная принцесса, вбежав, остановилась, хотела повернуть назад, но вдруг прислушалась.
  - Что за звук снизу?
  - Стреляют.
  Демонесса попробовала ногой деревянный пол:
  - Все сюда, быстро. Прыгаем!!
  Пол дрогнул, но выдержал. Зато снизу что-то глухо ухнуло и прибавилось криков.
  - Что мы сделали?
  - Кажется, уронили люстру, - 'отвела глазки' принцесса: - Надеюсь не по своим.
  Спускаться пришлось по лестнице, хотя Ковай ещё несколько раз попрыгал по столовой, надеясь доломать пол своим весом. Внизу они застали только трупы врагов и тишину. Спустя секунду, из невидимости появились фигуры призраков, один из них подняв руку, хлопнул себя в грудь и отрапортовал:
  - Нимр Сорватеш Систерин, трибун элитной когорты, легион "Ледяной Ветер", Коцит! Задание выполнено - подземные коммуникации захвачены и взяты под контроль!
  - Вольно трибун. Пленные сообщили, что реактор оборудован системой самоуничтожения, и они попытаются её задействовать. Где ваш инженер?
  - Сейчас прибудет.
  - Как вы проникли сюда? Неужели станция не изолирована от канализации?
  - Просветили бетонированный тупик - обнаружили продолжение коридора. Взорвали, нашли черный ход в реакторную.
  - Ах да, у вас же есть оборудование.
  Подошел инженер. Он и, правда, оказался хорош - человек, а не призрак, с большим набором инструментов, чем ожидалось. Поняв с полуслова задачу, он сразу принялся за взлом системы. Легионеры по его указанию побежали перекрывать какие-то краны, а принцесса, посмотрев на его планшете местоположение центра управления, взяла своих телохранителей и отправилась туда.
  - Центурион, наши глушат связь повстанцев?
  - Только дальнюю, местную ещё не нашли частоту, а у проводной - провода.
  - Тряхните пленных, ну что вы как в первый раз!
  
  ...Караульных у двери они вырубили на лету - стремительно, из-за угла выйдя на них с Сакагучи, и просто метнув их через голову со всей силы об стену. Чуть приоткрытая бронированная дверь пошла на закрывание - но брат Ковай вставил дубину, и как рычагом распахнул её, уронив на порог солдатика, цеплявшегося за маховик запора изнутри. Кто-то выставил из-за косяка дуло автомата - но Скакгучи сжал его в кулак, там нажали на курок - кто-то заорал про своё лицо на смеси человеческого и амальского. В узком простенке меж двумя дверями у автоматчиков не было шансов против трёх непробиваемых пулями демонов. Но следующую дверь успели закрыть буквально перед носом.
  - Сталь они плохую используют, - заметила принцесса, потрогав новое препятствие. Может её можно разрубить?
  Вместо ответа Брат Ковай одним ударом выбил дверь вместе с косяком, взметнув облако пыли.
  - Тоже способ, - согласилась Кадомацу. Там кто-то взвизгнул в пыли, толстяк метнулся на голос - истошный визг заткнулся на полуноте. Принцесса выпрыгнула следом из облака пыли, и чуть не расшибла коленку о станину какого-то агрегата. Это была ещё не комната управления - а просто очередной машинный зал с лестницей наверх. Сопротивления почти не было - у повстанцев каждый боец был на счету, и здесь было только двое.
  - Пункт управления находится выше коридора. Думаю нам по лестнице, - сказал Сакагучи.
  На лестничном пролёте, где пришлось стрелами забирать засаду с двумя пулемётами, пришел вызов от инженера:
  - Мы заклинили блок управления - механически, так что стержни теперь им не поднять.
  - То есть, взрыва не будет?
  - Будет. Они слили весь охладитель из системы и если его не закачать обратно, реактор просто расплавятся.
  - Значит, оставьте тут охрану, и двигаемся к диспетчерской. Товарищ трибун, пусть ваш инженер укажет на карте другие места, которые следует поберечь от диверсий.
  
  Дверь в диспетчерскую оказалась не только закрытой, но и заваленной всяким хламом и мебелью.
  - Откуда тут столы и шкафы? Снизу, что ли притащили?
  - Сверху. Там кабинеты персонала.
  - Сверху, говоришь... Пришлите ко мне сапёра!
  ...Кабинеты наверху были пусты и разграблены, зияя распахнутыми дверями. Видно было, что их распотрошили только что, собирая тяжелые вещи для баррикады. Сапёр легиона уложил взрывчатку и просветил пол для лучшей ориентации:
  - Нам ведь пульт не надо раскурочить, так?
  - Да. Начинайте!
  ...плита толщиной полтора сяку, выдержала взрыв. От страшного удара, выметнувшего из двери пламя на несколько шагов, она не рухнула сразу. А медленно пошла трещинами, просела... и вдруг резко провалилась внутрь, повиснув на вывороченной арматуре. Распахивая крылья, демоны сиганули внутрь.
  Пыль оседала на весело перемигивающиеся лампочки приборов и дрожащие стрелки. Было подозрительно тихо. Метеа, Ковай и Сакагучи встали спина к спине, Маваши, наверху, резко схватив за пояс, дёрнул назад инженера, хотевшего прыгать за ними.
  - Если они дадут нам дойти до пульта... - крикнула принцесса: - Кричи изо всех сил, какой рычаг!..
  Не дали. Появились отовсюду, с автоматами наизготовку, сразу беря на прицел. Затянутые в черное тени - велиты повстанцев, в отличие от настоящих, не носящие мягкой джаханальской брони
  - Бросайте оружие и сдавайтесь, - приказал один из них с перьями центуриона: - Принцесса у нас в руках. Прикажите прекратить наступление.
  - А ещё у вас включенный режим самоуничтожения реактора, улыбнулась ему пленница: - И если он взорвётся - не станет ни вас, не принцессы.
  - МОЛЧАТЬ! - заорал центурион: - У нас принцесса! Мы выйдем, и отведём вас куда следует!
  - Залейте охладитель в реактор, - презрительно смерив его зелёными глазами, сказала демонесса:
  - Вы успеете выйти за пять минут? Или четыре? Время тикает?
  - Я ЗДЕСЬ КОМАНДИР! - тыкая в лицо девушке стволом пистолета, взбесился мятежник: - Я СКАЗАЛ МОЛЧАТЬ - ЗНАЧИТ...
  - Ребята, - посмотрела на его солдат та, взяв пистолет за дуло и с силой, сжав пальцами в гармошку вместе с его рукой: - Неужели вы хотите погибнуть так? Отменяйте взрыв, - и пнула корчившегося на полу центуриона, не обращая внимания на наведённые на нё автоматы.
  Кто-то громко сглотнул комок, и тотчас же, один из повстанцев склонился над пультом, что-то переключая.
  Из реакторной раздался протяжный глухой удар, потом шум насосов.
  - Охлаждается?
  - Да,- кивнул повстанец, и тут же схватился за автомат: - Но вы всё равно наша пленница!
  Сакагучи ударом из ножен разрубил его надвое...
  
  Когда отодвинули все столы и шкафы от двери, чтобы в диспетчерскую можно было пройти без крыльев, все повстанцы уже лежали.
  - Даже как-то неинтересно стало, - притворно зевнув, пошутила аюта драгонария: - И что теперь с таким количеством мужиков делать?
  - Ну, - усмехнулась Азер: - Я бы тебе подсказала, что, не будь ты столь огнеопасной... - один из лежащих поднял руку и хлопнул её по бедру: - Ах, ты, змеиный яд!..
  Все засмеялись. Шум насосов стих. Раздался протяжный гул и глухой удар: 'Всё. Реактор заглушен. Теперь не взорвётся даже при попадании бомбы' - сказал голос человека. А голос Сильвареша пробубнил: 'Надо было их сразу забросать газовыми гранатами. Не попались бы так...' - 'Так не было же!' - отвечал ему голос Маваши. 'Не додумались взять, - вздыхал спецназовец - а ведь они как раз для таких ситуаций и придуманы...'...
  Так закончилась ещё одна битва юной принцессы - ещё одна битва, в которой она не вспоминала имя Тардеша...
  
  
***

  
  >Его правая рука
  
  ...Азер говорила: 'Думаешь, ты изменила всё к лучшему?! Брось. Быть рядом с кем-то, и быть у него на побегушках - совсем не одно и то же. Твои чувства к нему ничего ни изменят, ни добавят. Все мужики - даже прозрачные, на первом деле думают о работе, а уж потом обо всём остальном, если в постель нельзя. И нечего ронять слёзы зазря! Ты сама согласилась на эту работу, так работай! - а орать со слезами ты превосходно могла и дома...'
  ...А Мацуко и сама не понимала толком, чего она хотела. Тардеш БЫЛ РЯДОМ, каждый день, всё время, он говорил с ней, смотрел на неё... но это была всего лишь работа - работа, в которой она, наверное, достигла наивысшего мастерства, ни разу не потерпев неудачи, но ни разу и не вложив всё сердце...
  Её теперешние обязанности были весьма расплывчаты - и как новая помощница Тардеша она была обязана разрабатывать и утверждать все специальные операции, и её обязанности представительницы царствующего дома требовали от неё одобрения всех планов, составленных её бывшим штабом, - так что работы не убавилось, а только прибавилось. Бои становились всё сложнее, а толковых офицеров не хватало как на линии фронта, так и в штабе, так и в диверсиях - по-старинке, приходилось делать всё самой. Слава богам, пятнадцати-шестнадцатилетние мальчишки матерели, превращаясь в солдат, с позолоченных дворцовых шаркунов сваливался лоск и просыпался трезвый ум и наследственные таланты, и армия сама по себе становилась сильнее и опытнее, требуя всё меньше вмешательства штабных офицеров в бои. Но младшая дочь императора всё равно по-прежнему не бегала от шанса самой поучаствовать в драке.
  Под её командованием теперь находились и демоны и призраки и ракшасы, и бхуты и люди. Колдуньи Златы тоже изредка выражали желание присоединиться к веселью, ещё расширяя список национальностей, да и с агентами из туземцев тоже надо было работать. Весь этот сброд, говорящий на разных языках, готовый на лихие дела и игры с риском для жизни, по самым разным причинам, требовал неусыпного внимания деятельной принцессы. А того, что она юная и не очень опытная девушка маленького роста, никто не отменял! Так же, как её женский пол...
  
  Незадолго до вторжения на Диззамаль - как он сам заметил, ровно за 3 часа, 13 минут, в её распоряжение прибыл ещё один необычный подчинённый - специально откомандированный представитель Иностранной Комиссии Сената, перфект Вухай Юйвей, лампоголовый сиддха, которого она прозвала Хиро Юммей, прочитав его иероглифы по-своему. Он был назначен координировать деятельность всех шпионов и тайных агентов (которых ещё надо было заслать), а заодно - заниматься контрразведкой вместо лишенного доступа партийного Прибеша, чем разгрузил несчастную Злату, явно не предназначенную с её характером для такой должности. Но новый помощник тоже фигуральным образом повис на шее у новой аюты драгонария Тардеша - умный, но вечно сомневающийся в своих силах, он вечно бегал к ней за всякой ерундой, хуже Томинары! Тот хоть влюблён был, его было можно понять... Боги, она же не всемогуща, она просто женщина...
  
  ...Мацукава на новом посту показал себя в наилучшем свете. Может, в некоторых сражениях, ему не хватало рискованности Третьей Принцессы или осторожности Томинары, но это была как раз та 'золотая середина' которая необходима армии. Командование авангардом приучило его обходиться 'тем, что есть', и Метеа сама порой восхищалась, как он, буквально горстками солдат, проводил сражения, в которых ей бы для победы потребовалась армия или две. А теперь в распоряжении старого самурая была и её поддержка (за своей обожаемой принцессой солдаты были готовы идти хоть на штурм самого Рая), и стратегический гений Томинары, - пятая компания проходила быстрее и с меньшими потерями, несмотря на ещё сильней возросшее сопротивление.
  Пусть шел уже третий год войны, Тардеш оставался всё-таки больше космическим стратегом и тактиком, (причем великолепным), а не наземным, где он очень сильно зависел от Кверкеша и от самой Аюты, которую уже звали так с недавних пор - по званию, с большой буквы. Кверкеш же ей, когда они ближе познакомились, сильно напоминал по характеру Мацукаву, только без его 'окопной бравады' - как прозывали призраки моду носить лохмотья, словно побывавшие в битве или под обстрелом. Кверкеш в отличие от скрытного Мацукавы был очень открытый, хороший, но порой, как солдат, чересчур прямой и обидчивый. Последним он напоминал Злату - тоже, оказывается, обидчивую особу - правда это недавно у неё началось, и демонесса пока не поняла - почему... Может... Нет, определённо не из-за Тардеша - и ревность ей была чуждая, и не в таких отношениях она была, чтобы ревновать. Да и сама первая подбивала и подстраивала ситуации, чтобы принцесса случилась наедине с драгонарием, только вот... Эх-эх...
  ...К Тардешу её пропускали без разговоров, только успевая отдать честь - несомненное преимущество положения аюты. Драгонарий ждал её в малом зале, чем-то напомнившим тот кабинет на атомной станции.
  Он стоял спиной к двери, лицом к карте высвеченной на стенном экране. Когда она вошла, молча показал место рядом, на стул - но она осталась стоять:
  - Господин драгонарий, операция выполнена. Завод под нашим контролем. Правда, доменные печи выведены из строя, сожалею.
  - Ну, ведь первоначально мы и хотели его сломать?! Не волнуйся, починят. Ты взяла часть резервов? Значит, можем начать окружение. Что там было?
  - Какое-то фрагментарное производство. Стапель для сборки малых кораблей и оружейный реактор.
  - Хм... а двигательный цех? Оружейный, сборочный?
  - Нет таких. Не помню.
  - Они распределили производство - собирают один продукт на нескольких заводах. Для кораблей нужны двигатели и навигационное оборудование, для атомного оружия - корпус, детонаторы, система наведения. Должны быть другие заводы.
  - Тейтоку-доно...
  - Да?
  - Я не советую начинать окружение. Нам это невыгодно. Пускай Мацуква берёт Восточный своими силами, а мы тут закрепимся. Когда он завершит, у повстанцев будет очень невыгодный им выступ между нами - им самим придётся отступить, чтобы не попасть в 'котёл'...
  - Умно. Ты сказала Мацукаве?
  - Скажу. Сегодня вечером, на заседании штаба.
  - Ах да, - призрак, наконец, обернулся к ней, массируя шею: - Нет, надо что-то делать с этим расхождением во времени! Ты сама-то хоть когда спишь?!
  - Я ей то же самое говорю всё время, - неожиданно вставила словцо Злата, неизвестно с каких пор находившаяся в комнате: - Смотри, вся с лица спала, ещё похудеешь...
  - Сакагучи меня тоже доставал сегодня по этому поводу. Так что не зли, сорвусь! И вообще, я у вас, на орбите, превосходно выспаться успею.
  - Девочки, только не цапайтесь, не начинайте: - взмолился Тардеш: - Ты зачем пришла? - это к Злате.
  - А кто сказал, что мы цапаемся? - удивилась нага.
  - Вот именно, - поддакнула демонесса.
  - Ну, я тут грешным делом подумал, что вы меня ревнуете (обе девушки возмущенно фыркнули). Итак, пани Злата, не уводите разговор в сторону - что случилось?
  - Ах, да. Мои подчинённые предъявили ультиматум - они тоже смертные, дайте отдыха!
  - Странно... неужто мы вас так сильно загрузили?
  - Ужасно, сама подтверждаю. Но, наверное, мы сами виноваты, избаловали вас. Ну что поделать, если я такая сделана - не могу отказать, если хорошо просят! Особенно вот этой особе - с красивыми глазами...
  - Твои сами напрашиваются, между прочим!
  - Она ещё и краснеет! - змея усмехнулась: - От тебя-то как раз и меньше всех нагрузки. Мы поэтому и просимся к вам, что на твоих заданиях хоть мозгами можно отдохнуть. Нет, я о другом... Уже целый месяц как повстанцы наращивают активность своих магов. В основном - транспортировка. Не знаю, что они там перебрасывают, но от двадцати до тридцати локальных "связок" в день - не считая постоянных, которые мы постоянно бомбим и выжигаем мозги поддержке. У меня не хватает магов нужной квалификации, чтобы сохранять текущую ситуацию! А если мы перестанем противодействовать - то нам всю линию фронта порвут десантами. Я требую: разрешить сократить тыловые каналы, хоть минимум! Дайте разгрузить колдунов хотя бы на опасных направлениях - им же сменяться некогда!
  - Хм... Странно... Тридцать "связок" для повстанцев - это слишком много. Даже если они будут перебрасывать производство или беженцев - поездами выгоднее и безопаснее. Аюта Метеа, вы помните данные разведки?
  - Точно не скажу, но, по-моему, тоже, - тридцать связок слишком много для мятежников. Особенно, учитывая, что они ничего не дублируют.
  - Верно. Так что вот для вас задача - выяснить, что они так спешат перебрасывать. Да ещё и эти звездолёты! Кстати, через несколько минут ко мне зайдёт Кверкеш со Стханом и этим, "не бей лежачего". Так может, если мы так хорошо здесь собрались, устроить внеочередное заседание командования?
  - Я тогда схожу за Хиро, - кивнула Метеа.
  - Лакшмидеви уже идёт, - ехидно улыбнулась Злата: - Хорошо же быть телепатом!
  
  ...Задумавшись, аюта по специальным поручениям чуть не пробежала каюту шефа разведки. Вернулась, постучалась. Дверь моментально открылась. Серокожий сиддха, склонив большую лысую голову над ящиками комода, уже собирал материалы четырехпалыми руками:
  - Спасибо что зашли, Явара-сяоцзе. Товарищ Злата уже меня предупредила.
  - Шутница нелеченная, - щелкнула, складывая веер, девушка-демон: - Могла бы мне сказать, чтобы я лишний раз не ходила...
  - Ну, ей, наверное, лучше знать, - сиддха натянул на нос треугольные очки с толстой оправой, которые были слишком малы для его глаз и смешны под излишне выпуклым лбом: - А я по дороге успею вас ввести в курс дела, и вы меня - тоже.
  Хиро по части магии был слабоват для сиддха - ни разу не был он замечен в злоупотреблении привычными для его расы телепортацей, левитацией, телекинезом, лишь изредка по работе - телепатия. Как он сам говорил, мощности мозга ему нужнее для развития интеллекта, чем на всякую показуху. Хотя всему флоту было любопытно - действительно ли он что-то может показать из волшебства, или нет?
  - Ну, слово "лучше знала", для нашей Златы, как-то не подходят. Что она тебе успела рассказать?!
  Коротконогий толстый разведчик перешагнул комингс люка, и, морща высокий лоб, задумчиво оглядел свою каюту:
  - Только в общих чертах... Ну... о возросшей активности магов я знаю уже дней пять... только как-то не решился докладывать...
  - Эх, учишь тебе, учишь... Всё собрал?! Смотри, голова садовая, телепортироваться-то ты не умеешь...
  
  ...По дороге демонесса рассказала во всех подробностях обо всём, что смогла вспомнить из увиденного на заводе.
  - Интересно, - кивнул шпион: - Мне докладывали о новых заказах на атомное оружие, но до сих пор не было никаких сведений о его источниках.
  - Кстати, об источниках - агенты нам солгали и о заводе и о реакторе. Я разломала две домны, прежде чем узнала о том, что оборона хуже, чем докладывали и про реактор.
  - Они могли не знать о реакторе, сяоцзе.
  - Он вообще-то отлично виден с земли, и думаю из города.
  - Ну понятно, придется проверить... И яснее с атомным оружием. Значит, вот где они хотели его делать...
  - Так реактор-то вообще-то был частью системы самоуничтожения.
  - Ну, сяоцзе, вы же сами об этом говорили, что одно другому не мешает.
  - Ладно-ладно! Давай молча подумаем?!
  Сиддха только усмехнулся, и спрятал маленький рот в высоком вороте своего горчичного свитера. Этот неизменный свитер был поводом для множества шуток всего офицерского состава. Принцесса и другие демоны шутили, что он носит прямо-таки императорские цвета, одеваясь в желтый, а сиддха только поднимал брови и говорил что свитер ни капли не желтый, а синий. Тардеш и призраки тоже удивлялись, где там желтый и синий, в черном-то свитере, и только Злата забавлялась, занимая то одну, то другую сторону.
  
  >Нешуточная угроза
  
  ...Молча подумать не получилось, и они за разговором то о деле, то об этом чортовом свитере, чуть не пропустили дверь.
  - Второй раз за день... - вслух вспомнила Мацуко.
  - Что "Второй"?!
  - Прохожу мимо... - они вошли. Никто ещё не пришел. Злата ворошила откуда-то взявшуюся кипу бумажных карт крупного масштаба, а Тардеш всё так же любовался проекцией карты на стене.
  - Что-то никто не идёт.
  - Как видимо, заняты.
  - Ты быстро обернулась.
  - Ну не в волан же играли по дороге... Господин Хиро, доложите господину драгонарию о том, что вы заметили.
  - Ах да, - сиддха взял указку, и другой рукой изредка поправляя очки, пошел показывать:
  - Мы искали штабы узлов обороны, и нашли здесь, здесь и здесь заказы на тактическое ядерное оружие. Правда, до сегодняшнего дня, были не в курсе, где находится само производство. Вычислив источник заказов, мы локализовали их штабы, но пока что, я хотел бы, придержать эту информацию, чтобы не сорвать нашу сорвиголову-принцессу в очередную авантюру, (Девушка покраснела. И правда, она бы не стала ждать, а десантировалась бы на командные центры как можно скорее), - сиддха поправил очки за дужку: - К тому же, тут нельзя спешить - нужно узнать, куда могут быть направлены эти боеприпасы, а приказа о транспортировке они не отдадут, пока заказ не будет выполнен...
  На карте Диззамаля раз за разом засвечивались новые пункты, как указываемые сиддхой, так и новые, обновляемые вычислителями флота по докладам разведки. Три основных материка Диззамаля сливались в единую исчерченную горными хребтами реками фигуру, напоминавшую голову борца, наклонившегося вперед и открывшего рот, в упрямой схватке. Шея сильно вытягивалась на восток, отчего казалось, что борец стоит на корточках, нос-полуостров на западе, отделенный проливом от "лица", был сломан, и в открытой челюсти юга были видны зубы богатых портовых городов. Сброшенный год назад на устья рек в основании "челюсти" и "затылка" десант вторжения был разгромлен ударом с моря, но сделал свое дело, закрепившись, и теперь, раскинувшись линиями фронта, напоминавшими анатомию черепных костей, армия Республики методично очищала планету от мятежа, двигаясь из центра - к побережью. Точки размещения ядерного оружия нарисовали планете что-то вроде "лица". Недоброго и напряженного.
  - Чертовы бомбы. Я думал - лишил их ядерного оружия, когда вычистил первую планету... - сказал драгонарий.
  - Ну, это секрет полишинели. Особенно у нас, у "чертей". Даже суккубы имеют его! - перебила его демонесса.
  - Да, вот именно... Построить или приобрести реактор, для повстанцев было плёвым делом, - помолчав, добавил сиддха.
  - Что сейчас делают ваши агенты?
  - В настоящий момент, (он запнулся)... В настоящий момент мои агенты саботируют прохождение заказа, пытаясь спровоцировать кризис в системе снабжения и вызвать вмешательство высшего руководства - это очень хороший повод для внедр... - тут со стуком и грохотом отдания чести и щелканьем каблуками вошел Кверкеш, за ним, ненамного тише - Стхан, и командующий бхутами. Скромный толстяк-сиддха тотчас замямлил и стушевался ни их фоне.
  - Товарищ по партии драгонарий, по вашему приказанию, прибыл!
  - Спокойно, спокойно... садитесь все. Товарищ Юйвэй, повторите то, что вы сейчас нам говорили.
  Бедняга Хиро раскрыл рот, захлопнул его, попытался поднять указку - бесполезно. Только ноги его выписывали по полу какое-то невероятное "мыслете".
  - Понятно, - откомментировал Стхан: - Опять "контакт отошел"...
  - Внедрения... то есть атомные бомбы... то есть ядерное оружие... то есть, по последним сводкам... - всё ещё, под грозным взглядом адмирала, пытался выдавить из себя несчастный шпион.
  Метеа встала на его защиту, и сама взяла слово:
  - Позвольте мне пока доложить о результатах своей операции, а господин начальник разведки дополнит детали. Так будет лучше, не правда ли?
  - Наверное... - облегченно вздохнул сиддха.
  Был единственный способ разговорить вот так замявшегося Хиро - это говорить самой, и всё время к нему обращаться за подтверждением. Сработало, тем более что следом, подхватив эстафету, точно в таком же стиле выступила Злата, после которой шеф разведки наконец-то собрался и толкнул от себя пару довольно длинных предложений.
  - И что из этого следует? - подытожил драгонарий: - Опять они готовятся сдать планету? Сколько они думают отступать, до Шульгена что ли? Им не хватило эвакуированных с трёх планет?
  - Я бы не была столь оптимистична. Ядерные заряды это всё равно ядерные заряды. С чего вы взяли, что они отступят? Пока обстановка шаткая.
  - Боитесь трюков в стиле Тыгрынкээва?
  - Ещё как!
  - Пока что они запустили заводы так, что снимают даже рабочих с фронта - ибо им не хватает рабочих рук. С одной стороны это нам на пользу, - вздохнул Кверкеш: - Пушечное мясо хоть немного, но всё-таки нас задерживало, а та горстка профессионалов, что у них есть - нам не противники.
  - Проблема в том, что и атомные бомбы, и корабли производят не для красоты. Бомбы взрываются, корабли взлетают.
  - Новый флот? - предположила демонесса: - Чтобы снять блокаду?
  - Нет, на планете, ничего эквивалентного даже одному "Шайтану" не построить. Даже если будет массированная атака тяжелыми ракетами, максимум, чем она навредит - это заставит вспотеть наших канониров. Не тот уровень технологии, многие из них просто отсутствуют у Шульгена. Но пройти сквозь блокаду такой корабль может, и даже не один. Вот почему я подумал об эвакуации планеты.
  - Может захват орбитальных верфей? Там что-то было?
  - Я сброшу их с орбиты, чтобы не будили ненужных иллюзий - все, что могло построить боевой корабль звёздного класса, было нами уничтожено в первый день вторжения.
  - Бестолково это всё. Среди всей этой городской застройки, они могли бы годами нас сдерживать, если по уму всё делать.
  - Они могли годами нас сдерживать на изрытых подземными тоннелями равнинах Акбузата. Могли годами сдерживать в джунглях Нэркес, под кислотными дождями. Могли заморозить в снежных полях Коцита. Могли столетиями отбиваться от нас под стенами Цитадели. Однако не смогли. Товарищ стратиг - восстание рушится. Они теряют заводы, поля, города. Последователей. Единственное что им остаётся - собирать сторонников вместе на проверенных рубежах.
  - Перережем им коммуникации, будем бить на отходах, рассеивать колонны, вселять панику - и война окончена.
  - Это не так просто как сказать. Коммуникации и маршруты колонн ещё надо найти.
  - У нас полноценное господство на орбите. Найдём.
  Злата скорчила недовольную мину:
  - Только, пожалуйста, давайте каждый раз будем составлять точный план операции. А то командиры вечно ждут каких-то неожиданных откровений и дергают приданных магов туда-сюда. А некоторые заклинания ведь не в один миг произносятся. А некоторые - и отменять чревато. А то опять начнёте на меня жаловаться, что от нас никакого толку...
  - Тише, ты, страдалица. Всё составим.
  - Итак, вводная: есть основания полагать, что повстанцы готовят эвакуацию наземных сил и населения планеты. Есть многие признаки, свидетельствующие о перемещении крупных сил и перевозке больших объёмов грузов, не связанных с боевыми действиями. Возможно, они создают склады боеприпасов, оружия, провизии. Есть ли какие идеи?
  - Возможно они так же производят эвакуацию самих производств?
  - Интересная идея...
  - Шахты и скважины не эвакуируются. Это зацепка, - ткнул пальцем в горнодобывающие районы принц Стхан.
  - Слишком рискованно, паны генералы. Они не могут постоянно держать связки - мы противодействуем этому. Они это знают и не идиоты, чтобы рисковать. Мы уже не один раз схлопывали их вместе с содержимым. Масса не соответствует промышленному оборудованию. Да и живых душ мало для боевых подразделений. А на кораблях прорывать вашу блокаду, друг-драгонарий, думаю, безнадёжное дело - завод без станков никому не нужен.
  - Нет, пани Злата. Завод можно собрать и из частей. Кирпичи - вещь во вселенной нередкая.
  - Так что, вы не отрицаете возможность эвакуации производств?
  - Вполне возможно, тем более что они занялись атомным оружием. Повстанцы, в отличие от нас, собираются жить на своих планетах - поэтому бомбить свой дом бы не стали. А взорвать производство, но оставить население - значит, подписать им ссылку на тюремные планеты, потому что пропадает единственный стимул Сената сохранять им жизнь и свободу.
  - Вы передёргиваете, принц.
  - А разве не так? Сколько "бесхозного" народу ушло по этапу в лагеря? И большинство из них - люди. Джаханаль всё ещё остаётся столицей людей Республики, и я обязан...
  - Прекратите пикировку! И вообще, может, стоит обсуждать на уровне штабов, чтобы наши личные предпочтения не влияли на объективность суждений?
  - Насчёт того, что они "берегут население", - заступилась перед человеком за подругу и любимого Мацуко: - На заводе, который мы сегодня взяли, была система самоуничтожения, которую повстанцы, не моргнув глазом, активировали. Не очень-то безопасная для населения тактика.
  Стхан сжал челюсти и отвел глаза.
  Слово взял Хиро:
  - А это объясняет, почему они не держат сплошной фронт. Вот направления наших ударов, вот их позиции. Вот завод Явары-сяоцзе, а вот - ещё одно абсолютно подобное производство. Экстраполируя, можно предположить их вот здесь и здесь. Сценарий очень напоминает "ловушку Тыгрынкээва", которую, думаю, вы все вспомнили.
  - Странно. Какова суммарная мощность этих зарядов? - Тардеш произвел вычисления в уме: - Одновременный взрыв такого количества бомб расколет планету на части! Это основы геофизики!
  - Ну не всё же нам быть злодеями...
  - А зачем им взрывать одновременно? Мы же не по всем фронтам наступаем. А зоны разрушений и радиоактивного заражения вполне могут дополнить их систему укрепрайонов.
  - После такой нагрузки на тектонику весь материк десятки лет будут трясти землетрясения.
  - Может, так и задумано.
  - Вы видели землетрясение? Я видела. Это не развлечение - устраивать такое для себя.
  - Это было бы жестоко даже для нас. И очень глупо.
  - Я схожу в рейды по точкам Хиро... то есть товарища Юйвея, постараюсь развеять наши подозрения, и привести заряды или реакторы в негодность, если найду.
  - Только не лично. Найдите других офицеров.
  - Разумеется, - зеленоглазая принцесса улыбнулась: - Назначайте дату совместного заседания штабов. Я сегодня передам.
  - Завтра, к восьми. Успеете?
  - Разумеется, - повторила девушка опять: - Хиро, останься с господином драгонарием. Позвольте вас покинуть, у меня ещё одно заседание скоро...
  "Идите..." - это ей послышалось, или Тардеш на самом деле сказал?
  
  ...- Госпожа, вы задержались. Не забывайте, вам надо выспаться перед вечерним заседанием, - эта страсть к нравоучениям у Сакагучи, наверное, даже в могиле не пропадёт.
  - Что-то вы стали чересчур разговорчивы, господин Сакагучи?! - и вдруг неожиданно для себя очень откровенно зевнула: - Ладно, забудь... Найди мне карты Юго-Западного фронта в моём бардаке. Надо совсем немного поработать, пока не забыла...
  - Госпожа...
  - Не спорь!
  Она прошла ко столу, по дороге растряхивая волосы из плотной причёски и снимая половину тяжелых одежд. И дышать полегче и Сакагучи не войдёт - он стесняется её даже в нательном. Карты принесла Гюльдан, сама одетая в экстремальное "одно название". Мацуко готова была биться об заклад, что где-нибудь во Вселенной существует конвенция, запрещающая такие сорочки на полном мужиков корабле - как оружие, лишенное гуманности. Суккуба что-то долго стояла рядом, словно хотела что-то сказать, но убежала сама. Ну и бес с ней, что-то важное бы сразу сказала, Гюльдан не из тех, кто церемонится.
  Принцесса углубилась в материалы. Кстати, об оружии массового поражения, помощнее чем женская сорочка... Да, если хорошенько подумать, с ядерными зарядами, стратегическая обстановка выглядит очень интересной... Итак, если предположить что заводы они будут взрывать только в крайнем случае... Нет, повстанцы сделают умно, они далеко не идиоты...
  Эта мысль была последней за эти сутки... Проснулась она уже на кровати, переодетая. Азер сидела у дверей.
  - Здрасьте. И кто меня переодел?!
  - Мы. Знаешь, бессовестно всё-таки, так разваливаться посреди стола. Не все тут огнеупорные.
  - Сколько часов я так потеряла?!
  - Пять.
  - Что?! А ну-ка, платье, оружие! Вы что, не соображаете, что мне на совещание надо?!
  - Эх, надо тебе служанку попросить. Дикарку из северян или монашку.
  - Ну, вы что, не понимаете, от этого ведь чужие жизни зависят!
  - Да не бойся, не начнут они без тебя, хоть на день опоздай.
  - Вот этого я и боюсь. Проклятье. Нет, только черное, я же не буду надевать доспехи!
  
  ...Томинара встретил её на космодроме.
  - Почему не на заседании? Опять меня ждёте?!
  - Разумеется, Госпожа Третья, - ах, так вот от кого она подхватила это "разумеется"!
  - Дети, блин... я же уже вам не начальница, зачем время тянуть?! А мою резолюцию я могу и на готовый план наложить.
  - Извините... - проговорил, понурясь, юный стратег.
  Метеа остановилась, и сама посмотрела на него, убрав крыло:
  - Не обращая внимания. Я сегодня просто не выспалась.
  ...Уже в "собаке", глядя на расстилающуюся панораму, она снова отругала юношу:
  - Итак, чтобы не выяснять отношения при всех, объясните мне сейчас: почему это Западный Фронт до сих пор не дошел до моря? Сколько ещё можно воевать "на четыре стороны света"?! - последние слова она произнесла по-сиддхски.
  - Я боюсь флота, Госпожа Третья. Мы, на некоторых участках вышли к береговой линии, да и в городах тоже контролируем значительную часть застройки. Я боюсь выходить на прямую наводку - в таком случае они нас отбросят и далеко. Воевать под артиллерийским огнём - это не одно и то же, как воевать с орбитальной поддержкой.
  - Умкы тебе не Тыгрынкээв и даже не Кахкхаса. Он до таких вещей просто не додумается. А ты из-за своей нерешительности две недели сдерживаешь общее наступление.
  - Но флот, госпожа?
  - Извини - не "нерешительность", а - осторожность. А флот... сами повстанцы не понимают, на чьей он стороне. И на флоте тоже... В любом случае - Тардешу он не нужен, а орбитальная поддержка есть всегда. Доведи дело до конца, уж ты-то сможешь... И, в конце концов, - она прямо посмотрела ему в глаза: - Нам нужно хоть какое-то подобие тыла. Постарайся.
  - Да, госпожа!
  Принцесса вновь отвернулась к окну и чуть погодя подумала:
  "В глаза ведь смотрела... Не надо было так грубо... Можно было ободрить, сказать "ради меня"..." - она краешком взгляда скользнула по начальнику штаба: "А зачем врать?! Все же знают, что я ничего к нему не чувствую... Разве что как родня... и как друг..." - "собака" ловко скользнула в неожиданно открывшийся зев рукотворной пещеры, и мягко развернувшись, с одного касания села на секретную взлётную полосу. Штаб. Приехали...
  
  ...Её Высочество взяла слово, только выслушав последнего докладчика. Генералы уже привыкли не падать в обмороки и не бледнеть от ужаса, заслышав грубоватые выражения, которые на третьем году войны, зачастили в речи любимой дочери божественного микадо:
  - ...итак, господа генералы, разведка, наконец, родила нам новые данные. Всё что из этого следует, я обозначаю синими флажками, смотрите на зоны своей ответственности и делайте выводы. Это повстанческие подразделения, на участки которых ожидается доставка ядерного оружия.
  - Ядерного?!
  - Прошу не перебивать. По предварительным расчётам зоны поражения, полных разрушений и заражения наиболее выгодно сочетаются с их линией обороны при наземном взрыве. Так же, во время спецоперации обнаружено наличие ядерной установки, оборудованной для самоликвидации вот здесь. И путём вычислений мы предполагаем наличие подобных устройств здесь и здесь. Я обозначу белыми флажками. Пока линия фронта держится, они будут вырабатывать энергию. Когда мы приблизимся - возможен подрыв.
  Молодые генералы, казалось, были напуганы больше, но терпеливо ждали решения старшего начальства.
  Слово взял Коичи Сидзука:
  - Госпожа Третья, из этого следует, что противнику стал известен план нашего грядущего наступления. Если они вовремя задействуют эти ловушки, то они уничтожат значительную часть нашей армии.
  - Если бы, генерал Сидзука. Вычисления машин людей показывают, что суммарная мощность этих взрывов расколет материковую плиту до мантии. На такое не решатся ни повстанцы, ни мы - это значит уничтожить планету.
  - Госпожа Третья, обстановка выглядит немного по-другому: - вмешался Томинара: - Вот, смотрите: по новым данным, эти части отошли на сотни ри, и теперь столь ровная линия не выстраивается. А 20-я революционная дивизия уничтожена полностью - здесь теперь наши, часть генерала Ино.
  - Это правда, генерал?
  - Так точно.
  - Примите мои поздравления. (Генерал поклонился) Тогда, что же выходит? Господин начальник штаба, у вас, судя по всему наиболее новые сведения, формулируйте боевую задачу дальше.
  - Нашему штабу не мешал бы хотя бы приблизительный вариант их плана отступления. Кстати, что разведка говорит насчёт него?
  - Пока глухо. Хотя какая-то общая схема у них явно наблюдается. Не знаю, будем смотреть в рейдах - может где-нибудь удастся перехватить шифровки или "языков".
  - Благодарю вас, Ваше Высочество. На мой взгляд, мы имеем дело с многократным дублированием одного плана в расчете на будущие потери, а не на широкое использование.
  - То есть они взорвут, но меньше?
  - Может вообще один заряд.
  - Один?!- переспросил Мацукава.
  - Наиболее вероятно. Нужно просто рассмотреть ситуацию с этой точки зрения, и выбрать наиболее выгодное место для применения заряда. Таким образом, мы даже можем вычислить их план отступления!
  - Звучит заманчиво...
  - Не-а, господин Томинара, - вспомнила принцесса, глянув на диаграммы на карте: - Все заряды - разной мощности. Они не взаимозаменяемы.
  - Так как же меняется наш план действий? - это уже Намура, командир тыловых служб.
  - Никак. Во-первых, мы, этому никак помешать не можем (она особенно напёрла на слово "мы"). А во-вторых - шпионы господина Юммея уже постарались - эти заказы ещё не выполнены. А выполняться, они будут скорее всего, на объектах, помеченных белыми флажками. Я использую своих ниндзя, чтобы окончательно сорвать производство, а так же прошу командующих на этих участках проявить усердие, и попытаться доверенными им силами взять под контроль, или уничтожить эти объекты, как только они окажутся в зоне досягаемости. Прошу полевых командиров этих участков остаться на совещание командиров фронтов, остальные - свободны... - и до полного дня следующих суток, они на пару с Томинарой мучили верховных во главе с Мацукавой, то так, то этак прикидывая годные варианты.... А Томинаре в тот день надо было к орбитальному полудню (по времени - два часа разницы с планетным), быть на совместном заседании штабов... Бедняга...
  ...А для дочери Императора то был ещё один день, когда она не думала о Тардеше... Она ревела, когда поняла это вечером...
  
   >Забытый пленник
  
  ...Тюремщик уже был готов к её приходу:
  - Здравствуйте, (он ещё несколько слов знал на её языке). По вам можно часы проверять.
  - Неужели?
  Азер послала ему воздушный поцелуй.
  Метеа как-то никак не могла перебороть отвращения к тем, кто охранял Агиру. Что к этому тюремщику, что к его двум сменщикам. Хотя, вроде бы они-то как раз и меньше всего виноваты... но она же женщина, имеет право на необъяснимые эмоции?!
  - Почему ты сегодня? - спросила она у Азер: - Вы же уже месяц по очереди ходите.
  - Правда? - пожала плечами суккуб: - Как-то специально не договаривались. Просто парней ты всех разогнала, Гюльдан обещание тому велиту выполняет, Афсане надо своего Сакагучи обрадовать... Осталась я.
  - Вроде Хасан собирался с нами?
  - Да он... вечно что-то думает о тебе с Агирой! Сказал - не хочет мешаться.
  - Какая глупость!
  - Ну, как посмотреть... - и скосила свои васильковые глаза на хозяйку.
  ...В тюрьме всё так же висел туман от потолка до пояса. Ангелу уже смягчили меру наказания, разрешив поселиться в обычной каюте, но пока её оборудовали для содержания, время шло - а партийные начальники призраков, никак не могли сойтись во мнении, какое же оборудование нужно. А пока - послабление режима выражалось в том, что дверь его камеры не закрывалась, и пленник свободно бродил по всему блоку, развлекаясь тем, что ремонтировал поломки в охраняющих и следящих за ним системах... Странный заключённый, говорили тюремщики...
  - ...По-моему, его опять нет, - вслух подумала принцесса.
  - Ты стой, а я загляну к нему в камеру, - телохранительница поспешила вперёд (ей-то хорошо, голову пригнула, и уже ниже уровня тумана) Из камеры донёсся крик: "Нету!". Принцесса облокотилась об открытую дверь, и попробовала оглядеться:
  - Агира-сама!
  - Он же не слышит.
  - Он немой, а не глухой. Он слышит, но не может говорить. Внизу его нет, взлети-ка и осмотрись.
  Азер послушно вспорхнула и крикнула откуда-то со второго яруса темницы:
  - Слушай-ка, верти головой почаще! Ты даже не представляешь, как далеко твои глаза видны!
  Метеа улыбнулась. Если это комплимент, то он ей понравился. Она слегка прищурила свои замечательные глаза, и как заправский маяк, обвела взглядом пустующую тюрьму.
  - Взлетай сюда! Он здесь, отойти не может!
  Демонесса распахнула крылья, и туман послушно рухнул к её ногам. Сразу найти их было мудрено, но Азер направляла свою госпожу голосом, и та вскоре увидела в одной из камер сияние, исходящее от крыльев ангела. В тумане это было красиво.
  - Здравствуйте, господин Агира.
  - Он тоже говорит "здравствуйте", - подскочила сбоку Азер: - Не отвлекай, у него высокое напряжение.
  Девушка мягко приземлилась обеими ногами на край балкона второго яруса. Гандхарв стоял спиной, чуть ссутулившись и напряженно работая. Его мягкие, нематериальные крылья струящимся фонтаном лент света взмывались высоко над его спиной и головой и освещали ему рабочее место, красиво отражаясь от обшарпанных стен камеры. Он был неисправим - опять нашел что-то, что требовалось исправить...
  Мацуко когтём поскребла стенку - вообще-то "Шайтан" был одним из новейших кораблей Амаля, но стены тюрьмы действительно выглядели старыми. Странно... время в космосе течёт быстрее, чем на планетах, но не настолько же?!
  Агира сделал знак свободной рукой: "Подожди", девушка улыбнулась - конечно же, она подождёт, она к нему пришла. Оглянулась на Азер - та даже ручки сложила от умиления, что при её пышных формах выглядело более чем забавно.
  "Кхм" - кашлянул ангел, наконец-то поворачиваясь: "Теперь должно работать" - показал руками. Вынул из открытой двери щитка свой инструмент - и впрямь, заработало, весь блок залился сверху до низу светом дневных огней... правда, при этом потемнело чудное сияние крыльев небожителя.
  "Целый год искал" - с гордостью объявил непутёвый пленник: "Я же им говорил, что поломка не в главном щите!"
  Метеа уже неплохо понимала язык жестов и общалась на нём:
  - Выключи обратно, пожалуйста.
  "Зачем?" - Агира даже обиделся.
  Ну что, как ему объяснить, насколь прекрасны были его крылья в том полумраке!
  
  "Драгонарий всё ещё отправляет вас на эти задания?" - написал он на планшете принцессы.
  - Конечно, - улыбнулась девушка: - А куда он денется?
  "Да... С вами спорить-то..."
  - Ну, вы прям, из меня какое-то чудище делаете, мистер ангел. Я ещё не худший демон на свете.
  "Вы умеете настоять на своём".
  - Вас скоро переводят? - поспешила перевести с себя тему разговора.
  "Наверное, ещё неделю промаринуюсь... что они ждут - не пойму. Может, когда я здесь всё починю?"
  - Может быть, - засмеялась Мацуко.
  И как в подтверждение его слов только что налаженное освещение вдруг погасло. Ангел встрепенулся, хотел обернуться, но демонесса остановила его:
  - Постойте, так лучше.
  Наверное, для него это выглядело по-другому, но девушка это видела так: высокий, светлокожий небожитель, с крыльев которого нитями в тумане стекало невозможно прекрасное сияние. Стоит напротив тоже крылатой огнеликой демонессы, свечение кожи которой больше похоже на пламя, не нитями, а мягким облаком ползущее по туману... Она представила - "А Тардеш, он тут какой бы был? Растаял бы в этом тумане, или бы она смогла увидеть черты его лица?.." Девушка вздрогнула.
  "Что-то случилось?!" - обеспокоился гандхарв.
  - Нет, ничего, просто забыла о времени... Я зайду ещё на неделе, ладно?
  "Не бойтесь. Я никуда не денусь",
  Метеа поспешила спрыгнуть и пойти к выходу. Азер явно недоумевала, а её госпожа... "Нет, никого нельзя сравнивать с Тардешем... Никто, кроме него!..".
  
   >Невоспитанность
  
   ...По канонам дворцового этикета крылья полагалось держать плотно сомкнутыми за спиной, и если потребуется совершить какой-нибудь жест, то его совершают рукой. Никогда не стоит забывать, что ты - житель Столицы, даже более - живущий за Девятивратной Оградой, даже больше - наследная принцесса. На сей час, Третья Принцесса, забыв обо всех манерах, вовсю жестикулировала крыльями, словно дикий монах из городов за Лхасой, и ходила, меряя своим мужским шагом, переоборудованный специально для её целей, тот самый зал, где судили её и Агиру.
  Господин Сакагучи со спокойной выдержкой следил за ней поворотами головы. Хотя это он должен был больше всего беспокоиться - ведь это его заместитель, Сакакибара, не выходил на связь вместе со своей группой.
  "Собака" давно вернулась пустой. Не получив условного сигнала, её пилот рискнул самостоятельно проверить основную и запасную точку эвакуации, и даже место высадки, но вернулся ни с чем, едва не попав под вражеский обстрел. Связь молчала. Оставалось только надеяться на запасные варианты.
  - Скажи ей, - попросила Азер господина Сакагучи, которой уже больно было смотреть на мучения подруги.
  Хатамото и на неё посмотрел и промолчал.
  - Да он, наверное, тоже на стенку лезет, как и она, только внутри, - через стол предположила Гюльдан, что-то чересчур откровенно разглядывающая любовника своей сестры. Афсане это заметила и закрыла ей глаза ладошкою.
  - У нас ещё есть время? - не отвлекаясь от слежения за принцессой, наконец-то проговорил телохранитель.
  - Госпожа дала ему один день, день ещё не прошел.
  - У-у-ы! - взвыла на этом месте его госпожа, и чуть ли не прокричала: - У тебя что, совсем нервов нет! Да, о господи, разве можно быть таким чурбаном! Извини... - по мере продвижения фразы её голос становился всё тише и тише по тону, пока она совсем не успокоилась и перестала бегать.
  - У Госпожи Третьей обычно выдержки на всех нас хватает. Наверное, вас что-то личное беспокоит.
  Госпожа Третья отвернулась и принялась без нужды изучать настенную карту.
  - Ты так думаешь? - это Азер.
  Черт бы побрал этого Сакагучи с его проницательностью!
  
  ...На задание Сакакибары она хотела идти сама, но кто-то из девчонок наябедничал Тардешу, и тот пошел на все крайние - вплоть до приказа арестовать её. Скрипя зубами, принцесса подготовила на замену себе заместителя Сакагучи, слишком спешно, из-за чего сейчас и переживала в большей степени. Если пошла она, она бы знала!
  - И тогда кто-нибудь другой за тебя переживал. Может быть, господин драгонарий. Мацуко встала и оглянулась на Азер: она что, вслух мысли говорить начала?
  - Говоришь, и немало, - телохранительница улыбнулась: - Я-то ведь хорошо слышу.
  Демонесса подошла к карте, и внимательно осмотрела голографический рельеф местности.
  - Сколько у нас отрядов вернулось?
  - Пять.
  - Сколько готово к высадке?
  - Восемь.
  - Я не о том, сколько из вернувшихся готовы к новому заданию?
  - Ни одного целого. Надо переформировывать.
  - Список боеготовых! Азер собирай группу под меня - готовим спасательную команду!
  Сакагучи попытался её остановить, но он был слишком воспитан, чтобы просто поймать девушку. Она проскользнула под его рукой, но столкнулась в дверях с запыхавшимся курьером:
  - Ваше Высочество! Генерал Учигава докладывает, что группа хатамото Сакакибары вышла в его расположение!
  Принцесса на миг оглянулась на карту. Азер вздохнула с облегчением. Сакагучи осторожно приблизился к дочери императора.
  - Готовьте "собаку", - раздался его голос: - Мы отправляемся к нему.
  
  ...В группе Сакакибары было три ниндзя, два ракшаса-янычара (один из них - Ильхан), и самурай, имени которого аюта драгонария не могла вспомнить. Лететь собралась почти вся группа с Коцита - то есть, и Хасан к ним присоединился. Ну, и Сакагучи взял с собой всех своих.
  "Собака" входила в атмосферу почти незаметно для пассажиров - сказались высокие требования, которые предъявляла принцесса к своим пилотам. Даже момент перехода с искусственной гравитации на местную ощущался по лёгкому приливу крови к ногам - а у легионеров на этот момент обычно звучит команда: "готовь тошниловку". Наверное, поэтому, им требуется столько времени на развёртывание. Кадомацу намекала Кверкешу, но тот после пары попыток навести порядок, махнул рукой: "Призраки хороши на земле и на море, а летают пусть другие!" - кстати, все пилоты у новой помощницы Тардеша были людьми.
  Но это она что-то отвлеклась. Земля за иллюминаторами расчертилась на квадратики - в этой части планеты медленно шла на убыль зима. "Собака" села криво, провалившись одной лыжей в предательский сугроб, и пилот проехал по земле дальше, чтобы не заслужить нагоняй от принцессы, но та сама открыла стенку, и спрыгнула бы на ходу, не удержи её Сакагучи ножнами меча. Она чуть было не схватилась за них, желая содрать их с хатамото вместе с поясом, но на полпути остановила руку, и передумала, дожидаясь остановки... Генерал Утигава уже ждал высокую гостью.
  - Здравствуйте, генерал. Извините, что не уделяю вам внимания, но где моя группа?!
  - Извините, прошу пройти вас сюда.
  Снаружи палатки стоял Ильхан.
  - Здравствуй, - кивнула ему принцесса: - Ты цел?!
  - Да, - кивнул тот в ответ: - А... - но она уже прошла мимо.
  - Раненые есть? - взялась за него Азер - для дочери императора было бы нарушением этикета, идя к командиру группы, расспрашивать всё у рядового.
  - Нэт, всэ цэлы. Толко усталы, как сабака!
  Метеа задержалась на секунду и нырнула в палатку под полог. Сакагучи следом.
  
  Сакакибара поднялся, приветствуя двух своих командиров по обычаю призраков (как было принято среди хатамото наследного принца), а потом - склонился в поклоне, приветствуя дочь императора по обычаю родины.
  - Доложите о состоянии группы. Есть потери, раненые?!
  - Потерь нет. Раненых тоже.
  - Теперь о задании. Что удалось выяснить, и что вы сделали?! Почему группа не вышла на точку эвакуации, и почему там были вражеские силы?!
  - Миссия выполнена успешно. Объект идентифицирован как завод по обработке расщепляемых материалов и готовый к отправке ядерный боезаряд.
  - Что вы предприняли?!
  - Мы вывели из строя грузовой терминал и похитили устройство. Это из-за него мы не смогли выйти ни к запасной, ни к основной точке эвакуации, - он развел руками: - Тяжелое оказалось!
  - Где оно?
  - Закопали в лесу, когда перешли линию фронта. Вот, карта...
  - Великолепно... Думаю, армия успеет выкопать его до завтра. Ещё один вопрос: как всё-таки противнику стали известны координаты точек эвакуации?!
  - Простите, Ваше Высочество. Это моя вина, - Сакакибара низко склонился в извинении: - Я потерял один из приборов связи.
  - Понятно... задумчиво пробормотала дочь императора: - Господин Сакакибара примите мои благодарности. Вы показали себя достойнейшим командиром. Господин Сакагучи, (Старший хатамото вышел вперёд), - господин Сакакибара и его группа получают отдых в течение недели. И на это же время освободите господина Сакакибару от обязанностей по моей охране.
  - Слушаюсь.
  - Азер, передай призракам, что одно устройство связи скомпрометировано. И Томинаре тоже.
  
  С картой в руках принцесса вышла из палатки, и подошла к терпеливо ожидавшему её генералу:
  - Господин генерал, мне необходима ваша помощь. Немедленно поднимайте войска и займите этот квадрат. Там находится закопанное группой Сакакибары ядерное устройство. Вы должны извлечь его и отправить в наш тыл. Если оно уже будет к тому времени обнаружено и извлечено повстанцами, вы, генерал, организуете преследование, и постараетесь либо захватить, либо уничтожить его.
  - Есть! - Утигава кивнул адъютанту, и тот ветром сорвался к штабному шатру. Секундой позже прозвучала боевая тревога.
  Мацуко повернулась и пошла к отставшей свите. Окруженный любопытными суккубами Ильхан поднял на неё глаза:
  - Хорошо поработали, ребята. Молодцы, - ободряюще улыбнулась она в ответ.
  - Иначэ нэ дэлаем, Ханум-паша.
  
   >Минимальные потери
  
   ..."За тебя, Тардеш", "За тебя, Тардеш!", "За Тебя!" - поклявшись больше не забывать это имя, Кадомацу вкладывала его сегодня в каждый удар... И вот, пропустила - ледяной клинок нагинаты с противным визгом скользнул по пластинам нагрудника, и воткнулся меж сегментами наплечника в незащищённую подмышку. Нет, не поранил, но удар в нервный узел - это всегда больно, несмотря на сдержавший разгон шип сегмента и одежду.
  Мастера говорят - "не думай в бою", и многие неразумные ученики, следуя букве правила, уподоблялись в сражении зверям, не пуская разум к руке, нанося удары быстрее, чем могли осознать, где друзья, где враги.... А ведь смысл этой заповеди - "не думать о постороннем, не относящемся к бою". Что как раз и делала юная принцесса. Ещё один удар скользнул по доспехам - на этот раз по бедренному щитку.
  Законы фехтования подобны шахматам - есть свои фигуры, ходы, комбинации, надо так же думать на несколько шагов вперёд. Так же, как и в шахматах, забывая о разуме, начинаешь повторять один и тот же тупой ход, а, думая о постороннем - закрутишь пространную комбинацию, протаскивая пешку в ферзи, откроешь своего короля...
  Просто отбить удар и нанести свой - это ещё не мастерство. Увернуться от удара и тогда бить - тоже, это всего лишь приёмы. Выйти против меча безоружным - это уже кое-что, что ближе к хвастовству, чем к мастерству. Но истинное мастерство - это когда просто встаёшь так, что все атаки проходят мимо. Сэнсей мог без особых усилий заставить сложить оружие любого противника, но его ученица не была уверена, что тут дело обходилось без магии. А магия...
  Суставы и связки почти у всех существ устроены по-одинаковому. Просто кто-то быстрее, кто-то сильнее, кто-то крепче. Но и скорость и сила и выносливость не даются даром - получая что-то, ты должен от чего-то отказаться. Демонам, например, в бою приходится защищать ещё и громоздкие и чувствительные крылья, людям - сложные устройства своих доспехов, призракам - беречь более слабые суставы от вывихов. Это откладывает отпечаток на стиль фехтования, в основе которого - всё равно одни и те же приемы, что используют и люди и ангелы, и призраки и ракшасы. Всё остальное - как обезоружить, или парализовать руку ударом, или придать своему удару силу великана или облегчить себя, взмывая как пёрышко под потолок или вставая на вражеский клинок - всего лишь следствия знания этой техники. Но ледяной клинок не выдержал веса тела, и демонесса быстрыми шагами взбежала по древку, наступив на макушку мохнатого врага, срубила головы его товарищам, кувыркнувшись в воздухе (со сложенными крыльями это не так-то просто), спрыгнула на землю, а враг за её спиной уже падал, разрубленный надвое.
  - Наконец-то вы собрались, - похвалил господин Сакагучи, тоже в этот момент разобравшийся со своими: - А то вы на себя весь день похожи не было.
  - Слишком много думала, - ответила дочь императора, оценивая сделанную работу: - Зови инженера, - коротко приказала она. А сама закрыла глаза и сконцентрировалась:
  "Злата!"
  "Здесь я, здесь, друг-сорвиголова!" - и образ таинственной улыбки вслед словам.
  "Есть кто-нибудь за дверью?!"
  "Кажется, трое. Магов точно нет."
  "Можешь что-нибудь с ними сделать?!"
  "Вряд ли... Вы слишком глубоко под землёй. Ну ладно, постараюсь."
  Сегодня легион поддержки заменяла одна Злата - ну, вполне достойная компенсация... в некотором роде. Особенно, учитывая, что нынче они действовали в наиглубочайшем тылу противника - на рубежах Третьей линии обороны. А она как раз Третья Принцесса - чем не повод наведаться?
  
  ...Идея наведаться сюда зрела давно - на этой планете оборона была организована наилучшим образом, не чета предыдущим, где мятежники заботились только об отступлении. Глубоко эшелонированная, в девять надёжных крепостей и целыми полями мин с любой стороны возможного наступления. Именно поэтому и пересматривала принцесса с драгонарием всю тактику действий! Научились после Коцита мятежники, поняли они, наконец, как останавливать неудержимую, крылатую, но вооруженную лишь мечами и луками армию демонов! И теперь для вскрытия извергающих сотни тонн снарядов и пуль цитаделей и приходилось сначала туда наведаться самой новой аюте товарища драгонария, или одному из её отрядов. Массированные бомбардировки по плотно застроенным промышленным районам Тардеш опасался предпринимать - могло пострадать главное богатство Диззамаля - его заводы и наиглавнейшее сокровище любой планеты, из-за которого и начинаются все межзвёздные войны - население, рабочие руки для заводов и рекруты для армий. Поэтому-то такие могучие вещи как ядерное оружие, брахмастры, антивещество и другие, ещё более эффективные бомбы и виды магии использовались редко, если не совсем забывались - повторять ошибку Бали Махараджи, и обесценивать плод своих усилий, никто не хотел. Легко уничтожить жизнь, но попробуй её возроди!
  Повстанцы буквально зубами цеплялись за подготовленные рубежи, щедро снабжаемые по сети дорог из крепостей - вот и возник план - чем прогрызаться сквозь ряды заграждений, нанести с небес удары по тылам, и лишить их как боеприпасов, так и воли к победе. Конечно же, неугомонная принцесса сама вызывалась в половину авантюр. "Флаг тебе в руки" - сказала Злата, и... согласилась помогать ей "во всём этом безобразии".
  
  ...- А вы сквозь дверь прострелить не можете? - спросил инженер, с опаской подбираясь к замку: - Как там, на входе?
  - Дверь железная. Не выйдет.
  - Тогда я её взорву. Вы не против?
  - Давай, только дыма поменьше.
  Подошел Ильхан, вогнал в пол сошку, и разместился за ней со своей винтовкой. Он уже год как перешел со своего допотопного "подарка Императора" на совершенное ружьё лучшей сборки, которое смогла найти ему дочь императора. Но со своей дурацкой сошкой никак не желал расставаться. "У хорошего хозяина любая вещь найдёт применение" - любил говорить он. И находил - даже, казалось для такой бесполезной палки.
  - Берегитесь - предупредил инженер, и отошел за спины стрелков. Взрыв! - дверь медленно отошла от косяка, первым туда ворвался Сакагучи, за ним - Метеа. Маваши тоже было дёрнулся, но принцесса ему скомандовала: "Прикрывай стрелков!".
  Стрелки, кстати, чуть не пальнули сразу всем, что у них есть, но вовремя сдержали руки, изумлённо опуская оружие:
  - Что это?
  В центре комнаты неподвижными статуями стояли трое - человек, призрак и пещерный демон. Мацуко, опустив меч, тоже не понимая, долго приглядывалась к ним, потому вдруг резко срубила голову мохнатому демону-раху:
  - Вяжите этих двоих, быстро! - указала она на остальных: - Их Злата держит!
  Веревки оказались у Хасана:
  - Ух ты, генерал! - сказал он, увидев нашивки у призрака.
  - А другой - его адъютант. Не забудь поддых перетянуть, а то исчезнет.
  - Не учи учёного.
  - Теперь, ребята и девчата, смотрите в оба за ним. Один такой пленный двух крепостей стоит.
  - Заметано.
  Демонесса приблизилась к столу, и осторожно, чтобы не сжечь ненароком, перевернула лежащие там бумажки:
  "Доклад о готовности крепости к обороне" - усмехнулась: устарело. Сейчас эту кучу камней "крепостью" назовёт только фантазёр. Дальше:
  "Структура партизанских отрядов". Амальское издание, кстати.
  "Организация сопротивления в тылу врага: типовая инструкция". Тоже за печатью и подписью Сената. Ещё до восстания.
  "Список агентуры на оккупированных территориях."
  "Текущие задания действующих агентов"
  "Рапорт агента ? 286 об успешном завершении операции по дезинформации противника" - вот это она отложила.
  "Мероприятия по маскировке плана генерального отступления"
  "План генерального отступления ?2 (ложный)"
  "План минирования перешейка полуострова Сентини"...
  - Эй, кто-нибудь, кто неогнеопасен! Соберите эти бумаги, и следите за ними в оба глаза!..
  
  ...Не стоило об этом упоминать, но их ждали на выходе. Умница Злата обезоружила засаду только частично - сняла с них изоляцию. Пещерные демоны задохнулись, нага с ходу застрелил Ильхан, а вот люди в глухих доспехах стали проблемой.
  Кадомацу не зря держала наготове лук, но дальний из стрелков перебил ей тетиву. Того сразу же сняла Гюльдан, но какой от этого толк? Ещё двое бросились с флангов на принцессу и господина Сакагучи, тащившего одного из пленников, и завязалась драка. Метеа всадила в "своего" теперь уже бесполезную стрелу, но, хоть и пробила сверкающий покров брони, вреда не нанесла - попала в какой-то механизм. Сакагучи пришлось труднее - кроме того, чтобы обороняться от вооружившегося пулемётом, как дубиной, врага, ему надо было ещё и удерживать пришедшего в себя генерала. Противник принцессы неплохо владел коротким, загнутым внутрь клинком - даже "Сосновая Ветка", не смогла с первого раза пробиться сквозь нарисованное им стальное кружево. Можно было, конечно отбросить его подальше, но ещё один лучник был жив, и ни суккубы, ни янычар, что-то не торопились с ним разбираться.
  Секундная задержка едва не стоила ей жизни, но оружия стоила точно - виртуозный взмах - и словно рыбка от неуклюжего рыбака, "Сосновая Ветка" сверкнув зелёным бликом, зазвенела по камням. Но и с обезоруженной девушкой-демоном справиться было не так-то просто - её доспех все удары человека выдержал, а потом Сакагучи кинул ей своё "Пушечное лезвие" и ситуация кардинально изменилась.
  Меч телохранителя брата был тяжеловат и не совсем удобен. Девушка, конечно, пробовала его на тренировках, но чувствовалось, что оружие было сделано под мужской размах рук и мужскую силу.
  Противник поверил, что меч не по руке демонессе, рванулся в атаку, но все попытки навязать продолжение ближнего боя напоролись на светящуюся, бело-голубую сталь. Блок в клинок, уклон, обводка - защищаясь, человек увел свою руку слишком далеко, (механические доспехи ограничивали фехтовальные приёмы) - и простейший, но мощнейший удар сверху - шлем раскололся, выпустив замерзающий на морозе воздух, но клинок не удержался и прошел дальше, до середины груди. Девушка с упором ноги достала его оттуда, и только тогда заметила, что мертвец держит разрубленный нож.
  - Быстрее, - крикнул господин Сакагучи: перед ними уже сгущался туман "Небесного Пути". Его противник валялся с разбитым шлемом. Маваши подобрал лук принцессы и "Сосновую Ветку". Хасан и обе лучницы возились с ожившим адъютантом - это она видела ещё во время боя. Сейчас же Азер разобралась с этим - влила пленнику в рот чуть ли не флакон хатаки и помогала тащить его, теперь согласного на всё, лишь бы не выпускать гладкие бёдра суккубы, к туману. Господин Сакагучи, обернулся на свою госпожу и сказал ещё раз:
  - Поспешите, ваше высочество...
  
  ...Они финишировали в шлюзе "Отражения", где их уже ждала Злата и дисциплинарная когорта 1-го десантного.
  - Откуда эти-то взялись?! Такие только на Джаханале!
  - У них есть один взвод лучников. Тридцать душ.
  - Теперь уже - двадцать шесть!
  - А Ковай-то, Ковай! Когда на госпожу и господина Сакагучи накинулись эти двое, он выбежал чтобы им помочь, аж с криком - а тут Путь - и он прямо в него!
  Смех Кена оборвался, когда последним со "связки" сошел Ильхан и сгрузил с плеч мертвого инженера.
  - Ну что же... - спустя минуту, подняла глаза дочь Императора: - Операция завершена успешно. Потери - один человек.
  И в самом деле - стоит ли упоминать?
  
   >Полуостров
  
  ...- Дезинформация... - в десятый раз расстроено протянул Хиро, и снова отложил добытые с таким трудом листки.
  - Ну, в этом скорее я больше виновата, - попыталась приободрить его Мацуко: - Ведь это я настояла, чтобы вы доложили не до конца проверенные сведения.
  - Не надо, Явара-сяоцзе. Это была моя работа. И я её не выполнил...
  - Ну почему ты одну меня называешь "сяоцзе"! А Злату, например - "пани"?!
  - Потому что вы - "сяоцзе", а Злата - "пани".
  - Я вообще-то "химэ", а если уж хочется по всем правилам, то ко мне положено обращаться как
  "Ваше Высочество", или "Госпожа Третья".
  - Ну, какая вы "Третья", - наконец улыбнулся умный толстяк: - Вы сяоцзе. Метеа улыбнулась в ответ:
  - Так-то лучше. Так что мы теперь можем решить? Как разобраться, где обман, где правда?
  Шеф контрразведки снова поднял листок.
  - Ну, по крайней мере, один шифровой код мы заполучили. Теперь можно будет раскодировать некоторые из захваченных карт. Это, не считая того, что скажут эти двое.
  - Коды они теперь поменяют.
  - Без разницы. У нас тонны бумаги перехватов. Расшифруем прошлое.
  - Надеюсь, адъютант сможет говорить. Я беспокоюсь маленько, учитывая, что Азер ему в рот целый флакон вылила. А что за "агент 286"? Вычислили, кто он?
  - Ну, это теперь известно. Это адъютант Кверкеша, вы знаете его. У него брат пропал на Коците, мы думали, что погиб, а он, оказывается, в плену, и мятежники шантажируют им. Ничего страшного, мы взяли это дело в разработку.
  - А может, стоит взять - и освободить его брата? Я согласна лично провести операцию.
  - Его брат на Шульгене, в столице, там, где они держат всех важных пленников. Вряд ли вы туда проберётесь даже с легионом. Туда нужна вся армия и флот.
  - Всё равно, жалко будет, если он пострадает.
  - Мы будем осторожны. Об этом знаем только мы четверо - я, вы, сяоцзе, товарищ Тардеш и товарищ Кверкеш. Даже он сам не знает. Через руки этого агента теперь будут проходить только проверенные документы.
  - Но, если мятежники будут получать через агента только ложную информацию - они поймут, что агент раскрыт и заложника убьют.
  - Мы постараемся сохранить ценность этого агента для мятежников. Что мы ещё можем сделать?
  Демонесса встала, и гордо подобрав крылья, смерила его взглядом:
  - Мы спасём его брата, как только представится возможность. Как его имя?
  - Старший центурион 2-го десантного легиона, Гай Кёриллеш Ментор.
  - Ментор... Я запомнила.
  
  ...Тардеш нашел её перед заседанием. То есть, они случайно столкнулись на трапе в атриуме, но было такое впечатление, что он её искал:
  - Здравствуйте, госпожа ведьма.
  Мацуко вздрогнула. Что-то в её глазах затрепетало бритвеннопёрой птицей.
  - Говорят, у вас в отряде была потеря. Кто?
  - Инженер, человек. Я даже его имени не запомнила.
  - Я испугался - подумал, раз вы взяли с собой всех из своей команды с Коцита, это мог оказаться кто-то, кого я знаю.
  - Этих сорвиголов ничто не берёт, - влезла в разговор Злата, неведомо откуда появившаяся за их спинами: - Им на роду написано - на виселице путь окончить, - сразу повернулась к принцессе, и извинилась:
  - Никаких обид, подруга, это горькая, но, правда. Ну, так, мы двигаемся, или будем дорогу загораживать?
  Метеа гордо выпрямилась, и молча поднялась по трапу, и прошла в зал заседаний.
  
  ...- Итак, сличая сведения на нескольких ложных картах, а также исходя из допросов пленных, мы приходим к выводу, что мятежники усиленно пытаются замаскировать свой отход к северо-западу материка, на полуостров Сентинеи, - указка ткнула длинный узкий полуостров, как хобот слона, протянувшийся с юга на север вдоль западного побережья. Или как сломанный нос, если смотреть со стороны Тардеша.
  - Каков в этом смысл?
  - Здесь очень удобный узкий перешеек, - Томинара показал на "ноздрю" сломанного носа, или переносицу "хобота", если смотреть со стороны принцессы: - Если туда заложить несколько ядерных зарядов - он будет мгновенно отрезан от материка широким проливом.
  - Мы летаем. И основное оружие - пушки крейсеров, недоступные наземным взрывам.
  - Они заложат больше. Там тектонический разлом - будут огромные сейсмические возмущения на материке, все, что мы завоевали - будет разрушено, те, кто признал нашу власть - будут убиты.
  - А сам полуостров?
  - Там другой разлом. Получится остров, который даже не тряхнёт, если им повезёт с океаном.
  - Напоминаю, что летать мы от этого не разучимся, - принцесса для выразительности, распахнула крылья, щелкнув ключицами: - Чего они этим добьются?
  - Ну, добьются они этим очень много, - взял, наконец, слово Тардеш: - "Ловушка Тыгрынкээва". Они взорвут не после эвакуации, а во время её. Они потеряют часть арьергарда, мы можем потерять значительную часть основных сил. Кроме того - мы не сможем бросить захваченные территории. Смысл завоевывать руины? Нам придётся организовать спасательную операцию, в том числе и космическими силами. А это значит - частичное свёртывание блокады. Многие смогут прорваться. Особенно если будут мелкие корабли, которые плохо фиксируются радарами. Наземную радарную группировку, я думаю, мы потеряем.
  - И мы при этом будем думать, что повстанцы тоже уничтожены катаклизмом.
  - Абсолютно верное замечание. Может, мы даже заметим старт их кораблей, но помешать им просто не сможем. Разве что магией.
  - Магией тоже не получится, - подала голос Злата: - Если бы мы были не предупреждены, но ведь мы предупреждены, так?
  - А разве мятежники не догадались, что их планы уже известны нам?
  Поднялась Кадомацу:
  - Нас с пленными видела группа на выходе. Мы их убили, но не знаем, были ли они с дальнеговорниками или телепатами. Если нет - как выяснилось, генерал совершал незапланированную инспекцию, для повстанцев он пропал без вести. К тому же он шпион - могли посчитать, что он выполняет какую-нибудь секретную миссию. Больше вероятность, что забеспокоятся из-за трупа одного его адъютанта и пропажи второго.
  - Ну, это не проблема - адъютанта мы выжали досуха, никаких трудов подкинуть его труп на линию фронта. В каком угодно виде, - Хиро всегда подавал голос неожиданно. И тем более, сейчас он был уверен в себе.
  - А это не усилит ли подозрения?
  - Мы свою работу знаем...
  Хиро и Мацуко сели.
  - Итак, теперь прошу взять слово начальникам штабов. Генерал Томинара, расскажите о новой стратегии.
  Юный полководец в нарядных одеждах поднялся, и, довольно умело, включив и настроив голографическую карту, начал:
  - До сих пор мы наступали довольно стремительно, разрушая уязвимые места во вражеской обороне, смыкая прорывы, и оставляя "котлы" в тылу, которыми занималась уже орбитальная группа. Теперь, я думаю чтобы предотвратить развитие событий по повстанческому сценарию, нам надо высвободить силы - поэтому мы должны выровнять фронт.
  - Не слишком ли рискованно сейчас? Весь фронт - сплошные дуги, мы начали множество окружений, форсировать их - дело опасное. Наши ресурсы хоть и огромны, но по части боеспособных сил - отнюдь не бесконечны, - возразила дочь Императора.
  - Кое-где можно и отступить, кое-где доверишь окружение, а где-то и просто добавить фронтальный удар. Нам ведь не нужна сейчас победа - нам нужен тот самый тыл, о котором вы просили меня недавно. Наша цель сейчас - выровнять линию фронта, и освободить как можно больше войск. Она должна быть такой... - Томинара отрезал диагональю северо-запад материка: - Мы поддержим стремление противника отступать в северо-западном направлении - пойдём по пути наименьшего сопротивления.
  - А не кажется ли вам, что не следовало бы потакать противнику?! Вдруг в таком случае, его планы увенчаются успехом?!
  - А мы не будем "потакать". Мы ими воспользуемся! Итак: для развития событий в нужном нам направлении мы организуем высадку десанта на юго-западном побережье, отрежем их от основных морских портов, и с юга подберём линию фронта до широты Отораля, где скорей всего и закрепимся до выравнивания фронтов.
  - Как обстоит дело с активностью флота повстанцев?!
  - Весьма странным образом. Мы боялись, что морской флот этой планеты будет для нас наибольшей угрозой, но там происходят весьма странные события. Моряки либо сдаются нам, либо сами топят свои корабли. Правда, это не касается мелкого флота - всяких там катеров, барж, паромов, экипажи которых всё ещё верны повстанцам. Но они действуют только на мелководье, а подводного флота у них нет.
  - Ну, это не удивительно - драгонарий Тардеш очень популярная фигура среди моряков и космонавтов. Они не хотят воевать против своего героя, и лучшие наши агенты - из числа моряков.
  - Я бы не советовал недооценивать катера. Тем более залив меж материком и полуостровом как раз мелководный. Так... а не придётся ли нам столько же времени пробиваться через южные рубежи? Ведь противник укрепил их не меньше, чем остальные.
  - Благодаря стараниям госпожи Третьей, южное направление сейчас укреплено намного меньше. Ваше Высочество, прошу вас...
  Дочь императора поднялась, уверенная в себе:
  - Согласно предыдущим планам, мои группы производили диверсии на крепостях Третьей линии, во время одной из которых мы и раздобыли эти сведения. В настоящий момент эти крепости уничтожены... только одна команда не вернулась. Но всё равно - враг, скорее всего, уже разобрался в наших намерениях, и ждёт генерального наступления с фронта - а новая стратегия предусматривает удар с фланга.
  - Но ведь, уничтоженный защитный рубеж, будет повёрнут к нам флангом? Это не облегчит задачу наступающих.
  - Это превращает всю оборону мятежников на этом направлении в сплошное решето. Куда бы не перебрасывал противник свои войска, у него образуется прореха в его плане обороны. А после десанта они будут разделены надвое, и реализация плана отступления заставит их бросить.
  - Вы уничтожали пустые крепости. А оборону держат не камни, а солдаты. Их у мятежников пока предостаточно!
  - Да, но камни здорово в этом помогают! У нас мало осадных орудий - да и те заимствованные у людей или призраков. Орбитальный удар не очень эффективен в городских условиях. Колесницы принца Стхана мы вообще должны беречь уже несколько месяцев. Наша армия с мечами и луками - против крепких стен они не очень-то эффективны, а у врага за стенами - автоматы и пулемёты.
  - Ну, это излишнее уточнение товарищ аюта. Извините за придирки - все присутствующие здесь в курсе трудностей текущей кампании. Итак, давайте по существу - что вы предпримете?
  - Мы хотели провести диверсионные акты на побережье, но разведка сорвалась, так что воспользуемся артиллерией захваченных кораблей. Если удастся закрепиться на берегу, я сразу же, пока враг не опомнился, обойду арьергарды, нанесу удар по отступающим войскам противника силами кавалерии Небесных Коней - всеми какие у нас есть. Думаю, это будет хорошим поводом для паники.
  - Товарищ аюта, мы не сомневаемся в вашем личном мужестве, и несомненном полководческом таланте, но вы уверены, что вам стоит участвовать лично?
  - Хватит сил от полка до дивизии.
  - На побережье три механизированных корпуса, и само оно - огромная штука. Даже дивизия размером с вашу, там - капля в море.
  - Господин драгонарий, будьте уверены, я знаю что делаю.
  - Господин драгонарий, не отговаривайте её, она же назло вам вообще в одиночку пойдёт! Мы и на дивизию-то её с трудом уговорили!
  - Вот именно.
  - Да нет, я думаю, что как полководец стратиг Метеа не столь отчаянная.
  - Весьма наивная надежда, - усмехнулась Злата: - Это она только при тебе такая смирная и послушная.
  - Извините, но мы отвлеклись! Конечно, лестно слышать такие высказывания о себе, но у этого заседания другая задача! Генерал Томинара, продолжайте.
  Принцесса села, брат её фрейлины встал:
  - Завершив формирование фронта, мы высадим десант легионов на полуостров Сентинеи. Десять легионов вот здесь, недалеко от перешейка.
  - Этого тоже мало. Их окружат или тупо бросят в них одну из заготовленных для взрыва перешейка бомб.
  - Да, соглашусь что, скорее всего там будет мясорубка. Именно поэтому им будет невозможно использовать атомное оружие - или они уничтожат свои войска. По предварительным выкладкам, плотность обороны там недостаточна для удержания такого десанта, поэтому им придётся снимать гарнизоны и охранные подразделения из тыла. В это время основные силы генерала Мацукавы на материке должны создать все условия для предотвращения переброски сил на полуостров. Когда противник втянется в боевые действия и перебросит на линию фронта гарнизоны, диверсионные силы Её Высочества проведут крупные десантные операции на объектах космодромной и гиперпространственной структуры. В случае успеха или неудачи десантные силы отступают в центр полуострова и формируют Третий фронт с опорой на один из городов с подходящим космодромом. Силы первого десанта, который согласился возглавить уважаемый господин полустратиг Кверкеш, сформируют Особый фонт и пойдут на соединение с третьим - фронтом Её Высочества. После зачистки полуострова Сентинеи, Третий Фронт пересечет одноимённый залив, высадившись на Западном побережье, и замкнёт с севера линю окружения. После смыкания кольца фронтов мы в любом случае - вне зависимости от доблести или трусости мятежников, заканчиваем кампанию на равнине Тираталь!
  - Синдзиру имел все права на этот торжественный тон.
  Тардеш впервые поднялся со своего кресла адмирала:
  - Ну что же. Вы представили сильный и продуманный план. Однако, слишком мало разведданных и слишком многое зависит от удачи (демонесса напряглась) Ладно, я одобряю его. Начинайте!
  
   >Драконы в атаке
  
   ...Ветер, разгулявшийся на палубе "дракона", растрепал и отбросил назад желтое пламя волос Кадомацу. Если бы она их не подстригла, они бы уже достигали плеч... Берег ещё не был виден.
  Она поднялась по трапу на мостик, стараясь не касаться руками слишком легкоплавких перил. Спросила у капитана, ещё не сменившего повстанческую униформу:
  - Как обстановка?
  - Товарищ стратиг, на радаре пока чисто, но согласно перехватам, на побережье объявлена тревога!
  - Катера ещё не вышли?
  - Никак нет!
  - Сколько времени объявлена тревога?
  - Три минуты, товарищ стратиг!
  - Приказ всему соединению - увеличить ход до полного! Связь с командующим.
   Это был тяжелый выбор - назначить командира для этой операции. С одной стороны, Томинара был свободен, и его талант не вызывал сомнений, но с другой стороны, у него не было опыта морских боёв, которого было в достатке у Мацукавы. Да и уже вошедшая в поговорку осторожность юного полководца могла оказаться лишней в операции, чья главная сила - внезапность и натиск. Но у Мацукавы был и свой фронт, а самой принцессе предстоял тот сумасшедший рейд по тылам - она и советчицей-то могла быть с трудом...
  Поэтому решили так: морским боем и высадкой руководит генерал Мацукава, а уже на берегу войсками займётся начальник штаба. Вот поэтому они оба и возникли на экране дальневизора:
  - На побережье объявлена тревога, - сообщила дочь императора: - Начинаем действовать по плану - я ухожу вперёд, прикрывайте. Постараемся выбрать подходящее место для высадки. Ну, удачи нам всем.
  - Вам тоже удачи, Ваше Высочество.
  Сегодня она командовала авангардом. Это была идея, что крылатые войска можно погрузить на боевые, а не на десантные корабли, и тем самым устроить неприятнейший сюрприз обороняющимся.
  "Драконы", обогнав неуклюжие, закованные в броню транспорты-триеры, вырвались на открытый простор. Это были лёгкие и скоростные корабли, вооруженные дальнобойными ракетами и легкими пушками. Броня им не требовалась - дальность ракет позволяла стрелять за горизонт, поэтому ею пожертвовали ради скорости. В незапамятные времена предки этих кораблей составляли основу морского флота призраков, и были настолько удачны, что послужили образцом для создания одноимённой разновидности звёздных кораблей.
  На экране появились лица командующих полками.
  - Готовьтесь к бою. Подходим к берегу, из-под брони пока не выходить!
  - Берег! - как раз сказал рулевой, а капитан поднял бинокль к глазам.
  Демонессе биноклей не требовалось. Желтой, с редкими вкраплениями серого и зелёного, полосой, появился берег. Над портом растягивалось тёмное облако дымовой завесы, тянущее к ним цепь дымных отростков, увенчанных мелкими бурунчиками.
  - Катера, - сказал капитан: - Товарищ стратиг, я бы советовал выводить своих солдат на палубу. Эти крошки быстрее, чем может показаться.
  - Рано ещё... не долетим. А они ещё не готовы - только начали расчехлять орудия.
  - Ладно, я объявляю боевую тревогу, - и повернулся к помощнику: - По местам стоять, к бою готовиться! Боевая тревога!
  - Есть по местам стоять, к бою готовиться!
  - Боевая тревога! - раздалось за рубкой, и весь корабль заполнился шумом сирен, свистков и топающих ног, его грозное орудие ожило, наводясь ещё на плохо видимого врага.
  - Они в зоне нашей досягаемости, товарищ стратиг. Правда, ещё далековато, но можем попытаться кое-кого из этой линии выбить.
  - Нет. Берегите оружие для береговых батарей. Атакуйте только тех, кто вам непосредственно угрожает.
  - Есть! Без команды не стрелять! - передал капитан команду по внутренней связи.
  - Есть! - отозвалось из дальнеговорника.
  - Скажите, когда мы окажемся в зоне их досягаемости.
  - Через пять минут, если не изменят скорость.
  - Ясно. Командующим полков - выводить войска на палубы. Взлетайте по моему сигналу.
  - Капитан, действуйте по усмотрению.
  Дальность ракет кораблей была потрясающей, но для точной стрельбы требовался корректировщик, которых на вражеском берегу ещё не было. Их ещё предстояло высадить.
  
  ...Принцесса спустилась на палубу. Её встретили командир дивизии и командир полка, - генерал Маки и полковник Хаяши.
  - Ваше Высочество...
  - Постарайтесь с первого же захода вывести из строя побольше катеров. Но не задерживайтесь на них, наш главный фактор - скорость. Пусть одна сотня строго следует за мной. Всё. Встретимся на берегу.
  Командиры поклонились. Аюта повернулась лицом к берегу.
  - Готовьтесь, - кинула она через плечо своей охране. Сакагучи ушел за своими, а суккубы стали проверять друг на друге и на хозяйке доспехи. Принцесса подтянулась, и спустилась с верхней палубы на боевую, где и собирались все солдаты (с крыши взлетать было неудобно - аэродинамика корабля была рассчитана так, что его в движении поднимало над волнами, там был более разряженный воздух, чего могло не хватать для взлёта).
  Сегодня под её командованием бились южане. Более угловатые лица, тонкие, мелкие черты лица.
  Прищуренные глаза - не узкие или раскосые, как у северян, а именно прищуренные - чего никак не могли понять горцы Императорских Провинций, обзывая островитян "обманщиками". А островитяне платили прозвищем "носатые" за крупные черты лица горцев. Женщины у них славились красивыми длинными ногами, но плоской грудью, за что над ними всегда смеялись не обделённые прелестями горянки и северянки. Южные зубоскалки, в свою очередь, не оставались в долгу и прозывали горянок 'коровами', а широкобедрых северянок - ещё более обидным прозвищем, которое при дворе Небесного Государя запретили поминать вслух. Когда-то, при распределении императорских должностей (и соответственно определении порядка сидения на императорских приёмах) пытались даже ввести ранжирование по формам головы - характерные для северян круглые или овальные лица, длинные или квадратные - для горцев, (к расе которых принадлежал и Император), треугольные или шестиугольные - для южан, и раздавали ранги в соответствии с художественным впечатлением от почётного выхода. Но после появления за Девятивратной Оградой императрицы-северянки, и рождения принцев-полукровок такая система перепуталась, и ныне под страхом смерти было запрещено говорить о превосходстве или низости какой-либо расы. А правая рука государя - господин Левый Министр Кин, прозванный "Золотым Министром" - это же тот самый Золотой Ким, Адмирал Золотой Армады, пираты которого когда-то добрались до южных ворот Новой Столицы и были рассеянны пушечным огнём Иваоропенерега. Но предрассудки так быстро не истреблялись - только нагадцы, сами в некотором роде изгои, плотно водили дружбу с "пиратами". Вот и сейчас, по сути дела чисто южанский полк, имел генералов и полковников из числа придворных фамилий.
  К принцессе Кадомацу подошел красавец-южанин, и, склонившись до пола, представился:
  - Ким Так Суан, старший сотник. Моя сотня в вашем распоряжении, Ваше Высочество.
  - Отлично. Следуйте за мной и выполняйте мои приказы в точности. Больше ничего не нужно.
  - Слушаюсь!..
  
  - Солдаты! - ветер подбросил её волосы с затылка и затрепал впереди лица: - Сегодня вы должны показать всё, на что способны! (в том, что она говорит на языке Юга без акцента, девушка была уверена, но она вдруг запнулась, боясь, что забудет или перепутает какое-нибудь важное слово - чего с ней никогда не бывало): - То, что мы сделаем сегодня, трудно и опасно, иначе бы меня с вами не было. Те, кто прежде воевал под моим командованием, могут подтвердить. Я лично выбрала из всех полков и дивизий именно вашу дивизию и ваш полк, как единственных, кто может справиться с этим, я знаю, что вы меня не подведёте!
  Громогласный хор верных голосов был ей ответом:
  - Шлем! - скомандовала принцесса. Потом задумчиво посмотрела на то, как её суккубы воевали с ветром.
  - Господин сотник! У нас проблема, - и показала на соблазнительниц, уже измучившихся со своими крыльями.
  Сотник непонимающе посмотрел сначала на них, потом - на принцессу:
  - Простите?!
  - Им не вытянуть сквозь такие ветра. Есть у вас в сотне три здоровяка, которые смогли бы и их понести и не отстать от остальных?
  - Два! - воскликнула Афсане: - У меня уже есть свой!
  - Не смеши, ему руки свободные надо, - урезонила ту старшая сестра. Афсане надулась. А Глаза Гюльдан прямо-таки сверкали в предвкушении новых удовольствий.
  
  - Ладно, выбирайте себе по вкусу, я пока проведаю Брата Ковая.
  Монах сегодня в первый раз командовал отдельной полусотней, набранной из его знакомых по монастырской братии. Их задача была - напасть на единственный большой корабль, который из-за поломки двигателя остался в порту и в руках повстанцев. Ещё идя по верхней палубе, Метеа услышала его громогласный рёв:
  - Стоять! Смирно! Подобрали животы! Вы тут здесь или как?! А ну-ка, достали мечи! Перестроиться клином! Я вас научу...
  
  - По-моему, ты уже перестарался со строевой подготовкой, - с доброй улыбкой сказала дочь императора, спускаясь в трюм по трапу.
  - Госпожа! - вытянулся по струнке великан.
  - Ваше высочество, заступница, защитите нас! Он нас скоро совсем измучает!
  - И, правда, зачем ты такой парад устроил?
  - Ну... наводил порядок... и дисциплину...
  - Отставить! Вам сейчас лететь через бурю, а они у тебя уже вспотели. Как вы драться думаете?!
  Толстяк сконфуженно замолчал. Девушка попыталась успокоить его:
  - Не бери близко к сердцу. Я, например, когда в первый раз командовала, всерьёз думала, что могу укрыть десять копейщиков за двумя деревьями, - и, обернувшись к его солдатам, добавила:
  - Не сердитесь на своего командира, ребята. Будьте, уверены - брат Ковай в деле ломания голов достоин самых высоких похвал. Вам повезло, что вы под его защитой.
  - Да мы и не сомневаемся, Ваше Высочество! Нам бы только дух перевести немного!..
  - А тебя я знаю. Ты же Брат Тедзука, верно?
  Польщенный монах поднял голову и расправил плечи:
  - Госпожа всё ещё помнит меня?
  - Это ведь ты тогда зарубил вражеского командира, в сражении при То-Та?! А почему ты всё ещё не офицер?
  - Я офицер! - гордо выпрямился бритоголовый юноша, показывая знаки отличия: - Помощник командира в этой сотне!
  - Замечательно, - Мацуко улыбнулась и Тедзуке, и понемногу веселевшему Коваю: - Я вижу, вам обоим повезло. Ладно, отдыхайте, можете взлететь чуть попозже остальных. Думаю, таким силачам, как вы, не составит труда нагнать и перегнать всех нас.
  Дочь императора приветливо помахала всем остальным, вышедшим посмотреть на неё, и опять пошла через крышу на правую сторону. Да, Тедзука, кстати, был одним из прославленных мастеров фехтования на мечах. И кой-какие другие рожицы из команды Ковая были достаточно знаменитыми. Неудивительно, что они не злились на известного всей армии толстяка даже за неумелое командование. Монах и, правда, собрал хороший отряд, представляющий грозную силу - напрасно некоторые, вроде Сакагучи, относились к силачу скептически.
  На правом борту приготовления шли полным ходом. Солдаты уже разбились по сотням и десяткам, и выстраивались на палубе. Сотня Кима стояла чуть поодаль, и выделялась наличием там весьма своеобразных фигур из её свиты.
  Маваши с негромкой руганью заряжал свои самострелы. Около каждой суккубы стояло по здоровяку-южанину - под стать войску Ковая! - но Афсане всё-таки держалась рядом с Сакагучи.
  - Нет, так не пойдёт, - сразу сказала Метеа, направляясь к ней: - Ты что, на нём собиралась лететь?!
  - Да. А он - согласился!
  - Я несогласна.
  
  - Не беспокойтесь, Госпожа Третья, вставил свой голос сам Сакагучи: - Она лёгонькая, и я её всё равно на пол-пути брошу.
  - Ты меня бросишь? - притворно надула губки его любовница.
  - Нет смысла нести тебя всю дорогу. Ты снайпер, тебе удобнее отстать от строя, чтобы иметь запас дистанции, - обдал её любовник холодной логикой.
  - И на что ты будешь годен после этого? Ты же в седле не удержишься!
  - Он - сильный! - с вызовом заявила светловолосая лучница.
  - Не волнуйтесь за меня, госпожа. Мой долг - сделать это...
  Принцесса промолчала, и всё-таки кивнула головой в знак согласия. Но, развернувшись, не удержалась и фыркнула.
  - Когда прикажете начать атаку? - осторожно спросил генерал Маки.
  - Когда корабли сойдутся для прямого выстрела. Скажите солдатам, чтобы держались подальше от пушек и ракет! - это уже полковнику.
  
  >Десант демонов
  
  ...Капитан открыл огонь осторожно - внезапно ожила одна носовая башня, пушка протарахтела короткой очередью, - вдалеке, шедший прямо на них катер клюнул носом, и, не слушаясь руля, пошел по дуге, зарываясь в каждую волну. Башня повела дулом в сторону - ещё одна очередь - и другой катер зарыскал по курсу (глазами демонов было видно, как брызнули стёкла рулевой рубки). Башня повернулась в другую сторону.
  - Генерал! Приказывайте разобрать бомбы! Первую волну - к вылету! Нужно поднять их на крыло до того, как откроют ответный огонь!
  Генерал поклонился, раздались команды.
  Ручные бомбочки были сложены на палубе в специальных укладках, которые ещё и охлаждали их - сжиженный воздух, пожалуй, единственная взрывчатка Края Последнего Рассвета, где порох было создать невозможно. И пусть мощность взрыва была не такова, как у пороховых бомб, но снежное облако запросто могло вызвать неполадки в сложном оружии, или заставить отказать магическую изоляцию - что часто было страшнее попадания пули. Они были достаточно дешевы, так как использовался снег с Коцита. Ну, и до первых выстрелов противника бомбочки надо было убрать с палубы, чтобы не пострадали свои корабли.
  Мацуко взяла четыре штуки. Попрыгала - проверила, как крепления, подумала, не взять ли ещё пару - но вовремя себя одёрнула. Жадность до хорошего никогда не доводила, особенно учитывая, сколько до берега лететь на своих крыльях. Эти бы истратить. Хотя, она видела, как брали и по 10 пар - для солдат это простительно, им армией не командовать. Так же как есть искусные фехтовальщики и летуны, есть и искусные метатели гранат.
   Все офицеры смотрели на неё, ожидая приказа. Принцесса обвела взглядом линию катеров - уже кое-где были прорехи, но они неуклонно продвигались. И вот, далеко-далеко на правом фланге один из них ощетинился вспышками пушечных выстрелов. Атакованный "дракон" ответил ему ракетою. Метеа включила переносной дальнеговорник:
  - Авангарду - взлёт! - она расслышала, как по цепочке пошли команды отдельным дивизиям и полкам: - На крыло!
  Выстроившиеся в ряды готовности самураи мгновенно ожили:
  - Посотенно, раазбейсь! Четные налево, нечетные направо! Через одного - готовьсь! Равнение на предстоящего! Правый боорт! Первая, пятая, девятая сотни! На крыло! - забили барабаны, помогая самураям точнее соблюдать ритм.
  - Господин Ким, когда очередь вашей сотни?!
  - Следующими. Но вам не обязательно соблюдать порядок взлёта, Ваше Высочество.
  - Отлично. Я предпочитаю не ломать распорядок.
  Сотни выравнивались вдоль бортов, солдаты распахивали крылья - и взлетали почти без усилий, получив разгон благодаря скорости корабля. В воздухе они выстраивались в длинную линию, которая утолщалась с каждым новым пополнением. Кстати - корабли здорово прибавили хода, освобождаясь от десанта.
  
  Настал черед эскорта принцессы. У неё маленько не хватило длины ног, чтобы разом, вместе с мужчинами, одним шагом подняться на фальшборт. Стоявший слева Сакагучи успел вовремя подсадить. Сигнал - и обдувая рывками ветра, мечники перед ней стали срываться в полёт. Она подобрала крылья, терпеливо дождалась - и этот ветер сам подбросил её в воздух, стоило только стоявшему перед ней Наоре оторваться от корабля. Послышались крики восхищения.
  Чуть в сторону - там, где сталкивались два воздушных потока, отбрасываемых идущими кораблями - и могучий вихрь забросил её в высоту. Там пришлось поработать крыльями, догоняя общий строй, но вот, волна воздуха ударила снизу, и она спокойно на раскрытых крыльях полетела к берегу, лишь слегка двигая рулевыми.
  Не рождённые с крыльями такой тактики предусмотреть не могли - десантироваться с ходу. По всем правилам, войску принцессы не должно было хватить сил долететь до берега - а на рубеже взлёта их бы уже ждал заградительный огонь сторожевых орудий. Но эта невозможность была только кажущейся - строившие оборону мятежников не учли могущества воздушной стихии и того, как высотные ветра могут помочь крылатой армии. Воздух намного больше похож на воду, чем кажется, и пол-жизни живущие в нём демоны давно научились, и парить и кататься на его волнах. Режущий водную гладь скоростной корабль не только поднимал пенный бурун на море, но и нёс пред собой настоящий заградительный вал воздуха, который можно было оседлать так же, как морские звери осёдлывают волны. И теперь можно было двигаться со скоростью этих кораблей и даже не вспотеть! И обойти противовоздушную оборону - скорость позволяла набрать такую высоту, где разрывы шрапнели уже не были страшны солдатам, а очереди автоматического оружия были бессильны даже против тонкой перепонки крыльев. Это была идея Её Высочества, и она очень гордилась ею, почему и взялась возглавить летающий авангард. Правда, весь этот замечательный план мог с лёгкостью сорваться, если подобьют хоть один из 'драконов' - в наступающем строю сразу получится большой разрыв, но - пока удача была явно на стороне отчаянной принцессы. Повстанцы посчитали за главную угрозу не 'драконы' (это вообще-то были корабли для охоты на кораблей, а не для ударов по суше), а неспешно подходящие к суше тяжеловесы - вот к ним-то, в обход авангарда, они и кинули свои катера.
  Кстати, о катерах - они уже подошли достаточно, чтобы заняться бомбометанием. Сотники семафорами передали приказ: 'метать прицельно'. Из первых рядов бомбы ушли достаточно кучно - некоторые даже попали. Тут же появилось ещё одно преимущество холодных бомб - даже те, что не нанесли серьёзных повреждений, приморозили к борам корабликов тяжелые ледяные глыбы, резко убавившие скорость и затруднившие управление, (с 'драконов' не преминули этим воспользоваться). Правда из-за этого следующая волна метателей поголовно промахнулась - бомбы падали значительно впереди носов кораблей и, разрываясь в глубине, всплывали странными круглыми льдинами, вернее скоплениями таких льдин - слипшимися шарами, похожими на странных животных или статуи.
  Метеа сняла с пояса одну из своих бомб, сдёрнула скобу. Ну, сейчас проверим, как она... метать неудобно - руки-то не шевелятся, нужно просто отпустить, предугадав движение цели. Рядовые самураи тренировались несколько недель, чтобы попадать ими, принцессе было некогда, вот сейчас и проверим... Её целью будет один из второго ряда - она разжала пальцы, подтолкнув вперёд движением кисти, как это делали солдаты. Получилось - сверкающей жемчужиной круглый снаряд пошел в пенистые волны и мимо. С недолётом. Глазами демона Мацуко с высоты ясно увидела, как та взорвалась в глубине и всплыла знакомой круглой льдиной перед носом намеченного катера. Хоть бы нос сломал - нет, катер разрезал этот айсберг надвое, как нож-яблоко. Дальше она метать передумала - могло пригодиться на берегу.
  А берег приближался. Привыкнув на глаз определять расстояние в дальнобойности различных видов оружия, принцесса уже оценивала его на почти полёт стрелы - из их лука, а уже из человеческого - на прицельный выстрел. Дымовая завеса, поставленная катерами, осталась под ногами. Пора начинать атаку.
  Она просемафорила крыльями - 'начинайте', но генерал не торопился, медля с выполнением. Метеа даже разозлилась - но вот по линии пошли сигналы, и передовая волна стала выдвигаться вперёд. Проклятье, похоже, им придётся садиться по слишком крутой дуге... Ну, можно и так, просто дочь императора больше привыкла к лихим копейщикам.
  Аюта оглянулась - теперь и с боевых кораблей поднимались и строились в воздухе основные силы. Всё, теперь счёт пошел на минуты...
  
  Вот он, злополучный корабль! Стоит на причале, его сторожевые башенки живут и огрызаются вспышками выстрелов. В него полетел целый град бомбочек. 'Надеюсь, Коваю что-то останется' - подумала принцесса. А вот и он - они полетели низом, очень умно, пока команда занята войной с теми, кто наверху...
  
  ... 'Драконы' остановились и выпустили ракеты по берегу. Те пролетели, чуть не зацепив нижние ряды, и взорвались в воздухе над линией укреплений, осыпав окопавшуюся пехоту осколками и острыми иглами. Стволы орудий в панике заметались - она не знали, какая цель опаснее, воздушная или морская - и тогда начался штурм!..
  
  ...Ветер, что помогал им, угас, вся армия почти одновременно заработала крыльями, сотни расходились, готовясь снижаться. Ещё один залп ракет разорвался над берегом - на этот раз, засыпав песок прозрачными кристаллами мелкого, легко испаряющегося порошка. Интересно, они чуют запах?
  Маленькая группа легионеров прорвалась к залитой кровью убитого расчёта зенитке. Один взялся прикрывать огнём, поднял автомат, сделал ОДИН выстрел...
  ...И всё побережье взорвалось огнём! 'Тяжелый газ', как и обещал Стхан, действовал! Доты внешней линии вспучило изнутри, и из дверей и амбразур полетели куски трупов и механизмов, горящие на лету. Ударная волна подбросила передовые части, даже Кадомацу в своём втором эшелоне почувствовала горячее дыханье взрыва. Вот теперь меченосцы пошли на снижение - прямо в центр бушующего пожара.
  От стены огня на берегу поднимался мощный восходящий поток, который, как отметила принцесса, может послужить неплохим подспорьем для следующих волн. Надо будет это запомнить и использовать в будущем.
  Самураи спускались в пламя, и, выходя из него, сразу же атаковали выживших, ещё полуоглушенных взрывом. Вторая линия была взята где-то за минуту.
  Давным-давно закончилось время лёгких побед над мятежниками. Они научились воевать ещё на Коците - сначала двинув вперед наёмников, потом, додумавшись закапываться по шею в землю и встречать крылатых демонов слаженным огнём из окопов. На Диззамале они нашли и способ закрыть окопы от пикирующих в них мечников, с легкостью превращавших укрепления в ловушку своими длинными мечами - натягивали над окопами ловчую сеть из колючей проволоки, наподобие тех, что ажурной позолотой укутывают самые богатые дворцы на Крае Последнего Рассвета. Здесь сети были без позолоты, из неблагородного железа, да ещё и замаскированы тряпками так, что даже опытные на родине ниндзя, пролезая сквозь них, рисковали распороть крыло или выколоть глаз о нежданный шип. Поэтому принцесса больше не атаковала ждущего её врага с наскока - а ждала когда артиллерия, флот или корабельные ракеты разрушат коварные сети.
  ...Она не спешила снижаться, по длинной дуге облетая побережье и потихоньку приближаясь к передовой. Ни Сакагучи, ни Азер не возражали - противник был слишком занят наземной обороной, чтобы обращать внимание на воздух. Наконец, она выбрала бетонную крышу одного блиндажа, и, подав знак: 'Делай как я', первой спикировала на неё.
  Мечники убрали рулевые крылья под нагрудники. Ким Так Суан взял троих - проверить что под ними - и вернулся, вытирая окровавленные мечи. 'Молодец' - мысленно похвалила его дочь Императора, а вслух сказала:
  - Итак, запоминайте: наша главная задача - найти и уничтожить вражеских магов, чего бы нам этого не стоило. Поэтому: идём вдоль линии фронта, частью пешком, частью на крыльях, будем ловить их, где заметим - пусть даже придётся углубиться в тылы противника. Остановимся, когда враг начнёт полное отступление...
  
  ...Их первой остановкой был соседний бронеколпак, где чуть ли не полусотня страдала, пытаясь открыть намертво задраенную дверь. А пушка, торчавшая с другой стороны колпака, невозмутимо вздрагивала, посылая свои снаряды в сторону наступающих войск.
  - В чём дело? - спросила Мацуко.
  - Помощник сотника Ким Хан Дон! - отрапортовался с радостью офицер: - Пытаемся захватить огневую точку!
  - А они заперлись?! Понятно... Ну-ка, отойдите-ка все! - девушка сосредоточилась, привела дыхание в норму, четко, спокойно, с нужными интонациями, произнесла мантру, подняла руку - беззвучная светло-светло желтая молния скользнула с пальцев на локоть, к поясу, на ноги - в землю, на земле разветвилась, нырнула под фундамент - и там сама нашла цели. 'Одна мёртвая - замок, и три живых' - принцесса это почувствовала... Она открыла глаза и увидела медленно раскрывающуюся дверь - вся обратная сторона той была сплавленная в нечто, похожее на гроздья винограда. Мечники молниеносно нырнули в проём и вынесли оттуда три головы - это были люди.
  Кадомацу заглянула в дверь и пальчиком поманила этого сотника:
  - Ну-ка, посмотрите-ка сюда!
  - Да! - помощник сотника недоумённо оглядел тесное помещение.
  - Видите?! - девушка буквально ткнула его носом в широкую амбразуру, предназначенную для ствола пушки:
  - Вам что, недосуг было обойти и забросить спереди пару бомбочек?! Или на худой конец, заткнуть дуло пушке? Вы же с первого года воюете, неужели ничему не научились?
  Южанин сконфуженно промолчал.
  - Возвращайтесь к своему командиру, и скажите, что я объявляю вам выговор. Всё. Больше ничего.
  Когда они удалились, Мацуко спросила у 'своего' Кима:
  - Он вам не родственник?
  - Нет, Ваше Высочество. У нас, на Островах, половина всех - Кимы да Паки.
  - Ох... Знаю-знаю... Ладно, осмотримся пока. Где, по-вашему, могут прятаться маги?! На передовой им определённо не место.
  - Я думаю, где-нибудь в городской застройке. В высотных зданиях, или в чём-то вроде этого... - он махнул рукой на захваченный бронеколпак: - Им ведь нужен хороший обзор.
  - Смотря, чем занимаются. Если от нас драпают - то им не обзор, а стена потолще нужна. Хотя, правильно думаете... - Она взяла дальневизор: - Капитан накройте парой снарядов каждую высотную точку в городе. Артиллерия из-за холмов ведёт по вам огонь? А где, по-вашему, могут быть их корректировщики? - и, выключив прибор, добавила уже для своих: - Даже если маги в астрале, их сообщения всё равно передаёт медиум. Может, повезет, и им некуда будет возвращаться, и не с кем будет разговаривать. Ладно, поднимаемся в город. Развернуться в боевое охранение!
  
  Это был красивый приморский город, вольготно раскинувшийся на прибрежных холмах. Белые стены домов, ступенями спускавшиеся к гавани, были увиты живыми ползучими травами - наверное, красота была здесь в пору цветения! Ведь даже и сейчас, каждая ветка живых изгородей была увешана гирляндами нераскрывшихся бутонов, а что будет потом... Кадомацу пожалела, ей не суметь насладиться их ароматом - нагретый до температуры родины, воздух средних планет терял все запахи... Разве что кроме самых примитивных.
  Сотник Ким отправил две пятерки солдат проверять дома по флангам, ещё две - вперёд, на разведку, но кроме напуганных обывателей, они никого не нашли - только зря и пугали. Было, похоже, что за этот город битвы не будет - об этом красноречиво говорили пустые дома и распахнутые двери, вещи разбросаные в спешке. Ну, как и предполагалось - главной атакующей силой мятежников Диззамаля были боевые колесницы, наподобие человеческих, на производстве которых в лучшие времена было занято пол-планеты. А им был нужен простор и место для маневра - а не узкие улицы города на холмах. А за городом - те же холмы, но покрытые лесом, и два-три перехода до первой настоящей равнины. Правда, был пояс укреплений и в самом городе, на границе между старой и новой застройкой. Вот к нему-то они сейчас и приближались.
  Аванпосты второй линии они сняли легко и бесшумно. Господин Сакагучи резонно заметил, что опасно рисковать столь важным офицером, как Её Высочество, позволяя ей гулять в такой близости от вражеских укреплений. На что Её Высочество, заметило, что у них целая сотня меченосцев, которых достаточно не только для удовлетворения трёх суккуб, но и для удержания трёх улиц. Нравственно-ориентированный аргумент был принят, и пристыженные телохранители согласились с разумными доводами дочери божественного правителя.
  Первым делом, они связались с флотом и навели флотскую артиллерию на левый фланг, и когда защитники со стоявших пред ними укреплений, почти поголовно снялись и побежали туда затыкать брешь в обороне, втихую перерезали оставшееся охранение, и выбежали во внутренний город.
  - Синдзиру! - крикнула на бегу в дальнеговорник Метеа: - Сажай своих прямо на второй рубеж! Я уже за ним.
  Томинара кивнул, подтверждая, (судя по всему, он сам уже был в воздухе).
  
   >Памятник
  
   ...- Построиться к бою! - скомандовала она своим меченосцам, мгновенно выстроившимся в шеренги, и вовремя - из-за поворота на них бросилось где-то с полусотни пещерных демонов. Хорошо хоть без оружия - одни гарпуны да нагинаты. Справились быстро - побежавших догнали на крыльях и добили.
  - Простые жители, - разочарованно протянул Ким, взмахом очищая прямой южный меч от крови: - Кто-то приказал им умереть вместо солдат.
  - Уф-ф, - вздохнула принцесса: - А я испугалась. Думала - а вдруг следом пулеметчик?
  - Это был своевременный испуг, который спас всех нас. Думаете - просто так мы об вас так заботимся?! - без улыбки заметил Сакагучи: - У вас талант всё делать правильно. Правда, я всё равно не одобряю...
  - Да уж, 'талант', - громко вслух подумав, перебила его принцесса: - Если бы всё... Слушайте! - возвысила она голос: - Разделитесь на две группы: одна - со мной пойдёт по правой стороне другая - с сотником Кимом по левой. На мелочи не отвлекаться, для них есть основная армия, на рожон не нарываться, отвечать, только если нас самих нападут. Наша главная задача - искать магов, не забывайте!
  На них действительно обращали даже до обидного мало внимания - то ли сослепу принимали за своих (это какое же зрение надо иметь!), то ли за не стоящую внимания разведку, то ли специально заманивали, туда, где есть силы посерьёзнее, но факт - до первого мага их всего два раза обстреляли.
  - Не нравится мне всё это! - проворчал Маваши, перезаряжая свои секретки: - Ну, у кого есть мысли насчёт того, что нас заманивают? В какую-нибудь... ерунду?
  - Так и есть, - кивнула дочь Императора, (у Кена чуть челюсть не отпала - до того спокойно это она произнесла): - Если там - основные силы арьергарда, то это действительно ловушка, да ещё какая... - она обернулась ко своим сопровождающим и задорно улыбнулась: - Весь секрет в том, что мы идём туда по своей нужде. Так что ещё посмотрим, на кого эта ловушка сработает.
  ...Что больше всего поражало в городах призраков - почти полное отсутствие торговых лавок. Как в кварталах знати на родине демонессы. Но если там эти улицы граничили со дворцами, то здесь многоэтажные громадины смотрели на улицу окнами роскошных квартир. В городах других рас не было таких запретов - либо лавки выстраивались вдоль улицы (в Столице, например, дома простолюдинов и купцов сразу строились с лавкой или харчевней на первом этаже), или имелся торговый квартал, если раса предпочитала дома наслаждаться тишиной, а не шумом бойкой торговли, или хотя бы базар - у призраков всё было иначе. Тардеш как-то объяснял принцессе, что у них, чем выше дом, тем беднее жители верхних этажей, и, наоборот, нижние, которые следовало бы занять лавками и торговлей - самые престижные. Здесь были магазины - больше похожие на те жуткие в безликости нагадские склады, один-два на квартал, стоявшие подчеркнуто на отшибе - как бы говоря всем, что здесь живёт запретившая деньги раса призраков, а не какие-то там жадные якши или ракшасы. Были и общественные столовые - так назывались у призраков харчевни, где бесплатно кормили одиноких, или не умеющих готовить.
  
  Последний бой у них был на площади, где посреди треугольного, едва зазеленевшего газона, высилась статуя, с отбитой головой и рукой. Побитая полуцентурия вигилов, самым натуральным образом драпала, когда им в хвост вышел отряд принцессы. И дёрнула же какая-то нелёгкая одного дурня нажать на курок! Могли бы ведь и уйти. Нет, вся центурия развернулась принять бой, Метеа первой же стрелой свалила центуриона, его подчинённые прожили недолго - без командования и против вдвое превосходящего отряда Кима. Ким как раз докладывал о потерях, вытирая меч о траву, когда показался первый маг.
  Тоже, кстати, дурень, как и покойные - сидел бы себе тихо, никто бы не заметил, или наоборот, подождал бы с полминуты, пока принцесса подойдёт к раненым (чтобы перевязать их сложили на открытое место) - так нет же, поторопилось ему выпендриться.
  Мацуко почуяла что-то неладное, и задержалась на мгновение - это и спасло ей жизнь, а ещё господин Сакагучи, который быстрее молнии, метнулся к ней со спины, и, схватив в охапку, затащил назад, на крыльцо. А потом ударила и настоящая молния...
  ...Со всех острых предметов сорвались огоньки, и взметнулись в одну точку - там, где с гудением вырос мёртвенно-бледный сгусток, и немедленно разрядился целой сетью молний по памятнику, деревьям, флагштокам, громоотводам, углам козырьков и подоконников. Задело и кой-кого из самураев, но не смертельно - только слегка ощипало. Товарищи помогли им убраться под укрытия.
  Шарик, чуть уменьшившись, снизился и с нарастающим гулом медленно пошел зигзагом, рыская при каждом неосторожном движении солдат. Конечно, так быть не могло - у заклинания 'батарейка' нет глаз, маг где-то рядом, то ли глазами ведёт, то ли сконцентрировался и ищет цель другими органами чувств. Шарик-'батарейка' ещё раз разрядился, опять высоко - теперь все были готовы, никто под удар не попал. Даже в гудении 'батарейки' послышалась досада. Принцесса быстро руками... нет руками отсюда не видно - крыльями! - просемафорила: 'В дом, не высовываться, вперёд, в дальний конец площади' - и почти слово в слово повторила ближайшим:
  - В дом, быстро, за мной! - и кинулась по широкой лестнице вестибюля на второй этаж.
  За спиной ещё раз громыхнула сеть молний - выше, явно наводилась на них. На втором этаже были выбиты стёкла, и горела, заволакивая всё черным дымом, мебель. Но от 'внутреннего взора' дым не спасёт. Зато с другой стороны - нематериальному взору ничто не говорили о такой грубой прозе, как стены и перекрытия. Можно было этим воспользоваться.
  Пока вражеский маг медлил, вся полусотня перебежала опасную лестничную клетку. За нею был коридор с рядами дверей по обе стороны и окном вдалеке. К нему!
  Молнии вышибали двери, зажигали разряды - но бесполезно, две полусотни рассыпались по двум соседним домам и им разве что щепки могли повредить. Хотя было страшненько. Окно - вон, крылья привычно подхватили воздух, и перенесли в следующий дом. Шарик уже стал совсем маленьким.
  Напротив - в доме занятом сотником Кимом, окна не оказалось, и там просто проломили стену. Молнии на этот раз ударили не в их направлении, а по домам вперёд, устраивая пожары. Метеа усмехнулась - огонь железным демонам не повредит, в отличие от электричества...
  ...Опять та же планировка. Она ей даже стала нравиться - здоровенные кабинеты и их тяжелые двери прекрасно защищали бегущих по коридору и от молний и от пожара. Хотя... зачем их столько? Кабинеты - на космическом корабле каюты меньше!
  Внезапно, вместо ожидаемого разряда, прозвучала тишина. Мацуко остановилась, распахнула дверь - шарика за окном уже не было. Она сама сосредоточилась, выбирая нужные мантры, со звоном вылетело стекло - её собственная 'батарейка' засияла в воздухе, правда вдвое меньше - атмосферного электричества уже не хватало.
  Чья-то невидимая воля зашевелилась рядом, пытаясь перехватить контроль над новым оружием - но демонесса решительно оттолкнула её, и сама же, вмиг разрядила заряд прямо в землю. Всё - теперь электричества здесь не осталось.
  - На улицу! - крикнула она (хотя... может быть, внутри здания, было бы умнее бежать, но девушка решила положиться на свою интуицию).
  Последний дом на улице был каким-то музеем, судя по вывеске. Одно окно на третьем этаже было открыто. Аюта схватила ближайшего стрелка - Афсане, за плечо:
  - Видишь?! Он вот оттуда молнии наводил! Вместе с Гюльдан!
  И тут на них пахнуло ледяным дыханием Коцита...
  
  ...Принцесса подумала, было на новую атакующую магию, но аналогия с Коцитом была не зря - огромная химера, такие даже на стенах цитадели редкостью были, мягко ухнула на все четыре лапы, отряхивая снег с серой шкуры.
  Все - без исключения! - на миг застыли. Да, их противник умел удивлять. Химера в это время приходила в себя, попав после сумрачного дня Коцита под яркое солнце Диззамаля. Но вот её ноздри вдохнули запах врагов, мышцы напряглись к прыжку, она посмотрела на отряд принцессы, и черные глаза твари зажглись злобным огнём.
  Атака была быстрейшей - все еле успели шарахнуться в сторону, и всё-таки один самурай угодил в зубастую пасть. Зверюга в остервенения тряхнула головой, не в силах прокусить доспех, выплюнула добычу (бедолага на четвереньках выполз невредимый, потеряв только один из мечей), и кинулась терзать оба отряда, зубами, когтями и хвостом.
  Дочь Императора дёрнула Сакагучи за пояс:
  - Быстро, в музей!
  Он, с мечом наготове медленно отступал спиной вперёд, прикрывая собой госпожу и будучи готовым, кинуться на помощь - и недоумённо повернул голову в шлеме на хозяйку.
  - Пошли! Они на Цитадели были, с этой тварью справятся! - и добавила: - Собери хатамото. На одного мага и нас самих хватит.
  Хатамото быстро отозвал все телохранителей, которые уже было начали ввязываться в схватку с химерой. Афсане и Гюльдан уже засыпали стрелами открытое окошко, и Азер предложила их так и оставить - прикрывать снаружи. Принцесса на бегу согласилась, сама достала лук, и приказала всем остальным, у кого было метательное или стрелковое оружие, приготовиться. Музей, внутри был почти не тронут войной, разве что от скособоченных дверей намело мусора (ну, какой мусор весной?!), и разбитые окна усеивали пол крупными осколками, но сами экспонаты были в удивительной сохранности.
  Она быстро соориентировалась по планировке первого этажа, и крикнула: 'Он ещё на третьем!'. Отряд быстро разделился на три части - под командованием принцессы, господина Сакагучи и Азер, и по трём лестницам побежали наверх.
  Второй этаж, третий... казалось, тоже пустой выставочный зал, но Мацуко каким-то внутренним чутьём нашла здесь живое существо раньше, чем подумала, пустила стрелу - прямо через несколько витрин. Что-то тёмное, скрывающееся ото взора магией, метнулось к окну - блеяньем прозвучала оборванная мантра, свист стрелы, рухнувшая откуда-то сверху Азер, свист шемшира - и голова мага красиво отлетела в сторону. За окном испуганно заревела химера - смерть её господина лишила её защиты от жаркого для неё солнца и злой воли, что направляла на врагов.
  
  Метеа, выпрямившись, подошла к трупу. Человек, ещё молодой мужчина, одет даже немножечко с шиком для мага (правда, весь его 'шик' уже пропитался кровью, натёкшей большой лужей на полу)... Аюта господина драгонария прикинула по памяти план города, и расположение этого музея - нет, специально здесь его бы было глупо оставлять по всем правилам стратегии. Другое дело - чуть дальше, где было полно высотных домов с хорошим обзором - и на порт и на старую застройку и на этот музей и треугольную площадь статуи. И на дорогу - по которым двинутся как отступающие повстанцы, так и наступающие демоны. Значит, та центурия ввязалась в бой не по глупости, а прикрывая его? А он, значит, пустил все труды и жизни товарищей прахом, решив отомстить...
  Покойник сразу же перестал быть интересен принцессе, и она подошла к окну, за которым, на площади, тяжело издыхала химера, упав с перерезанными сухожилиями в лужу черной крови, натекшей из её исполосованной шкуры. Почти как её бывший хозяин... Самураи опасались к ней подходить-добивать - могла ещё броситься напоследок, ну можно было надеяться, что тихая смерть от потери крови прикончит её раньше, чем мучительные ожоги от слишком горячего для неё солнца...
  Демонесса обернулась к Азер, что под руководством Сакагучи обыскивала карманы и вообще всю одежду мага:
  - Есть что-нибудь?
  - Документы заляпаны кровью, но вот! - сестра Ануш развернула сложенный листок:
  - Карта!
  Метеа со своего места вгляделась, пользуясь врождённой дальнозоркостью - конечно, карта была зашифрована, но не зря она провела трое суток над таблицами Хиро: теперь для неё, в разноцветии пятен и линий чётко выступили городские кварталы с проставленными диспозициями и всеми секретами. Она решительно отстегнула и кинула Азер дальнеговорник:
  - Держи. Передай всё Томинаре.
  
  Когда они вышли на улицу, химера уже издохла. Гюльдан схватила хозяйку за руку, и куда-то потащила, не спросив разрешения.
  - Постой! Ты куда! Что это?!
  - Закрой глаза! Ну, закрой! Ну!
  Она послушалась.
  - Вот, а теперь - открывай!
  Демонесса открыла, и вначале испуганно моргала, пытаясь привести изображение в фокус - она настроилась на что-то далёкое, а её подвели практически в упор - к постаменту памятника.
  Наконец-то она свела глаза как надо, и с изумлением прочитала:
  "Трибуну Тардешу, капитану корабля "Беззлобный", от благодарных жителей Диззамаля"
  Только слово "благодарных" было густо заляпано кровью призраков... хотя, вообще-то, это только подчеркнуло буквы...
  
   >Рейд
  
   ...Над городом сгущались сумерки. Рейд Её Высочества с сотней мечников по тылам, получился удачным - они вырезали почти всех магов. Ну, не обошлось без происшествий - одна из точек - на диспетчерской башне аэродрома, имела отличный обзор на отходящие войска и открытые "связки" - а, учитывая дальнобойность луков Края Последнего Рассвета, что ещё было надо? Вот теперь врагу приходилось отступать не по безопасным "небесным путям", а продираясь через холмы и лес, преследуемые изобретательным Томинарой. А ещё предстоял великолепно спланированный выход принцессы.
  Сейчас она сидела в одном кимоно в выделенной ей комнате наверху небоскрёба, и смотрела сквозь разбитые окна на заходящее светило. "Гудеша" - так ведь называют эту звезду? Внизу принимал поздравления Брат Ковай - да, он действительно показал себя сегодня героем... Говорили, что это он придумал войти через борт, вернее сквозь борт, рассказывали как он одним ударом вышибал задраенные двери... Короче - вот он, корабль, лежит в порту, уткнувшись носом в дно, а кормой в небо - впечатление, не полусотня монахов там побывала, а как минимум - залп артиллерийской батареи.
  Мацуко покрепче запахнула разошедшиеся полы халата, и обняла себя крыльями. Сна не было ни в одном глазу. Да и зачем сон, когда осталось совсем-совсем немного до полного заката... а тогда и дело делать пора. Сёстры Ануш, кстати, бессовестно дрыхли - ну, им-то легче, их организм живёт по другому времени, да и не так требователен к состоянию мыслей, чтобы восполнять свои физиологические потребности... Азер, правда и пыталась отказаться и бодрствовать, но её хозяйка прямо приказала отдыхать, а не спорить. Что интересно - символы соблазна и искушений, адские гурии - суккубы, на поверку, сами не могли устоять перед этими самыми соблазнами... Что сон, что любовные утехи, что сладости... Один бродячий проповедник как-то пытался спорить с Сэнсеем - насчёт того, что, мол, в аду есть всё то же, что в раю, даже вон, свои апсары, тогда какое же это наказание? Но вот, глядя на суккуб, возникала такая мысль - а если это не для тех, кого они соблазняют, а для самих них, для душ подруг, воплотившихся в телах суккубов, наказание? Ведь, по сути дела, действительно надо очень сильно согрешить, чтобы заработать воплощение в теле, столь ненастно требующем постоянной смены мужчин - каких угодно... и предательства любви...
  
  ...Заря почти вся свернулась за западный горизонт, который был на самом деле восточным. Диззамаль вращался в обратную сторону, но призраки, схитрив, переименовали на картах Север и Юг - и стало всё, как следует, и внизу всё так же неумолчным гулом двигалась армия. Поздравления Коваю поутихли - наверное, тоже завалились спать, а у дверей кто-то стал на страже снаружи. Нет, по звуку дыхания она ещё не умела их различать...
  Мимо окон, мягко шелестя крыльями, пролетела сотня лучников. Они вроде и старались не заглядываться, но пара бедолаг, не удержались и повернули голову. Сотник рыкнул шепотом, Метеа их пожалела - трудно было удержаться, зная что, может быть, увидишь дочь Императора...
  Странно, дома, за Девятивратной Оградой, она вовсе не считалась такой уж красавицей - входила в первую сотню признанных придворных прелестниц, да и то еле-еле, в последний десяток в конце. Настоящими красавицами, например, были обе императрицы, её мать и мать Мамору, её старшая сестра - Принцесса-Жрица, Весёлый Брод вообще можно было считать прекраснейшей женщиной Империи. Кадомацу думала, что её в списки идеалов вообще записали только за происхождение. С пятнадцати лет она была редкой гостьей при дворе своего отца, переживая за незаслуженные опалы своих подруг и паломничая то по монастырям, то ночуя в дальних гарнизонах... Её любили маленькую - как милую бунтарку с характером, гнев которой только умилял взрослых, а непослушание вознаграждали сладостями. Но когда маленькая бунтарка выросла и стала защищать друзей, споря с самим Императором - это перестало нравиться. Уехала-то она сама, но была уверена, что весь Девятивратный Дворец в этот день перевёл дух. А потом она слишком редко бывала при дворе, чтобы примелькаться как известные красавицы, и быстро взрослея, каждый раз была новым впечатлением - а всё новое возбуждает интерес... Но стоило посмотреть на то, какие портреты висят в лавках художников - если Госпожа Ритто или Принцесса-Жрица - на фоне цветов, птиц, осенних листьев, то Госпожа Третья - только верхом на коне и с оружием, то скачет во весь опор, то стреляет, то в замахе мечом или другим смертоносным железом... (ой, сколько она нервов извела, позируя для этих картин)... Там, где сама не могла оценить свои достоинства, взгляд художника сам говорил, что если и была у неё красота, то она была не для уюта дворцов или тихих садов, а для ярости битвы. Да и фигурой она удалась в отца - маленький рост и широкие плечи, не очень смотрятся в покое и неге, зато превосходны в движении.
  
  А-а, ну и пусть! - всё равно это относилось к прошлому, когда она была так юна и нежна... Сейчас она заматерела, загрубела, обросла мускулами - она сама стала существом, созданным убивать врагов, а не услаждать взоры... какая к чёрту может быть красота, если надо больше думать, как выдержать удар меча или пули, а не о гладкости кожи? Всё равно Тардешу от её красоты пользы не будет, так какой прок жалеть, что её потеряла? - и, не зная, как в отношении себя она ошибается, красавица-принцесса прошла в ванную, где для неё прогревалось офуро с горячей лавой, и, скинув одежды, окунулась, чтобы расслабиться.
  
  - Хозяйка, поторапливайтесь! - голос Азер вывел её из безвременья дремоты.
  Опять она обозвала её "хозяйкой"! Аюта открыла глаза - суккуб вошла, тщательно загородив собою дверь - значит, в комнате были мужчины. Значит, пора.
  Демонесса поднялась из ванной, роняя с кожи тяжелые капли жидкого металла. Сняла холодное, чуть ли не задубевшее полотенце, и, морщась от холода, обтёрлась, и, не спеша, оделась в чистое.
  В комнате действительно ждали мужчины - Сакагучи с Сидзукой, и Томинарой. Метеа кивнула им, а потом взглядом выставила наружу - в окно, которое сейчас завешивала Гюльдан. (Афсане было некогда - как же, кто тогда будет на плече Сакагучи висеть!). Всё правильно - кавалерийский доспех надевать - надо раздеваться полностью, неужто она это будет при них делать?!
  
  ..Улицы запрудили всадники - спахи ракшасов и самураи на Небесных Конях. Передовой полк вёл Ильхан - очень гордый и зазнавшийся. Рядом с ним, поминутно оглядываясь на строивших сердитые рожи конных янычар, верхом на Глупыше ехал Хасан. Он-то первый и заметил командиршу:
  - Эй, вон Ханум-паша! Давайте! - он спрыгнул с коня и хлопнул того по шее:
  - Во зверь! Горы своротит! Эх, мне бы с вами, я б тылы прикрывал...
  Кадомацу вместо ответа проверила и переставила правильно седло:
  - Почему разрешили ему сесть? - фыркнула она на Ильхана. И уже Хасану: - Если сбил ему спину - смотри у меня!
  Башибузук удручённо развёл руками. Метеа одним махом поднялась в седло - синхронно с ней взлетели в сёдла её хатамото. Глупыш чуток подал назад, зафыркал, девушка, двигая коленями, успокоила его, и, набрав побольше воздуха, скомандовала:
  - Вперёд!..
  
  ...Небесные Кони с места скользнули на "связку". Всё правильно, для того-то и затевался рейд принцессы по душу магов, чтобы они успели протянуть свои Пути, но не успели ими воспользоваться. Правда, удивительно, что ближайший оказался чуть ли не под копытами коня. Ну, уж раз с самого начала так везёт, может, это знак, что всё остальное завершится успехом?
  Догоняя её, лошади охраны выстроились полукругом. Вокруг - конные янычары, на скаку заряжавшие кто мушкет кто автомат. Надо будет вперёд пропустить спахов и лёгкую кавалерию с пиками, потом - мечников, и уж в хвосте оставить лучников - добивать уцелевших. А вот как быть с янычарами, уже зачастую вооруженными автоматами она задумалась - с этим оружием они зачастую были эффективнее мечников. Но отсутствие брони было их слабым местом - она отдала приказ перегруппироваться.
  Кони учуяли врага по другую сторону тумана, и, негромким ржанием предупредив хозяев, прыгнули в реальный мир. Мацуко вовремя остановила солдат - перед ними, освещённые редкими огнями машин, оказались беженцы. Конечно же, мирная обуза должна была плестись только позади армии. Как тени, промелькнув мимо стволов деревьев и испуганных лиц, конница оставила их позади и обрушилась на далеко ушедший вперёд обоз.
  С силою остановив рвущегося в бой Глупыша, Метеа подозвала Ильхана, и показала на неповоротливые цистерны с горючим:
  - Видишь?! Взорвите! - и сразу же дала шпоры коню. Первый взрыв прозвучал, когда она вновь прыгала на "связку".
  Странно, что повстанцы тащили с собой так много топлива - даже проехав весь полуостров, обоз бы столько не истратил. Зато теперь беженцы точно развернутся и вручат свои жизни Тардешу.
  Следующими они напоролись на какую-то канцелярию и оркестр - так и не поняли, военные были, или просто ещё очередные беженцы. Демоны хотели их проехать, но музыканты сами первыми взялись за оружие - и конец был быстр, только долго летели над ночным лесом расстроенные ноты разбитых инструментов. Мацуко пожалела, что сейчас нет связи с остальными дивизиями, повторяющими её рейд по всем фронту - но иначе бы терялась вся внезапность... Только вот, сколько сейчас невинных гибнет из-за таких же глупостей?!..
  А потом они вышли на настоящее сокровище - залитый светом прожекторов секретный склад горючего, где заправлялись две дивизии колесниц. Атака! Участок леса, размером с город, взлетел на воздух.
  ...жаль, не все молодые кони успели уйти на "связку" - их всадники погибли. Надо учить Небесных Коней бояться взрывов.
  
  ...- Госпожа, от полков Ямагавы и Каваямы осталось не больше взвода!
  Хорошие фамилии - усмехнулась про себя принцесса. Так и представляются два брата-близнеца, один из которых ходит вверх тормашками. Вообще-то, наименее подходящее к ним определение - один толстяк, другой худой старик.
  - Я же предупреждала - больше занятий с молодыми конями, даже Небесными. И не задерживаться на рубке. Ничего, это хорошие командиры, они справятся - продолжаем погоню, - да конечно, потеря почти двух полков тяжелой кавалерии могла повлиять на весь, план, но это уже "потом". Сейчас решала скорость, а не потери...
  Прыжок-туман-прыжок-нормальный мир, враги, сражение, нет, даже - резня... В ночи и без того трудно увидеть врага, а ещё и на волшебных скакунах... Так они и не привыкли к Небесным Коням - Амаль использовал их редко, по словам Тардеша даже в Академии тактику против них преподавали только инородцам. Офицерам Республики вменялось уничтожать такие подразделения с помощью космических средств поражения, и даже командиры туземных частей не много знали об этом роде войск. Лишь необходимый минимум.
  А ведь Небесные Кони - одни из самых невероятных созданий во Вселенной. Кадомацу сама не жаловала кавалерию - отчасти из-за смерти брата по вине коня, который сейчас нёс её. Но, глядя сейчас, как прекрасная в бою и на скаку эта раса - да, именно, разумная раса, а не звери - она понимала всю любовь к ним погибшего Мамору... Он и сам, наверное, не желал меньшего, чем погибнуть от такого коня. Они заранее чувствовали страх и опасность, спасали своих седоков надёжнее любой брони, предчувствовали полёт снарядов, пуль, стрел - и, что стало давней истиной - ни один Небесный конь никогда не погибал ни от какой стрелы - будь это пуля из автомата призрака или громовая стрела ангельской ваджры. Воистину, ради таких коней даже самые гордые императоры шли на поклон к Индре, готовясь в уплату отдать хоть всё царство ради небесных скакунов... и, говорили даже, что это вовсе никакие не кони, а сосланные за какие-то проступки в конскую шкуру небожители - ибо мало кто видел жеребят и табуны на свободе...
  
  ...Авангард отступающих они встретили уж совсем неожиданно - на самих Небесных Путях. Несчастные, оказавшиеся запертыми навсегда посреди межмировых туманов, тем не менее, лицом встретили смерть. Но бой всё равно был мимолётным, как удар вихря - самураи не даровали пощады обречённым на смерть, а те и сами её не просили. Кто-то ещё бравировал, жонглируя отрубленной головой на конце пики - и вот с такими атрибутами они и выскочили на основные силы, растянувшиеся на марше...
  
  ...Метеа на Глупыше приземлилась прямо на гладкую башню боевой колесницы. Понадобилось всё мастерство всадницы, чтобы удержаться в седле внезапно потерявшего равновесие коня. Наконец он толкнулся копытами, выровнялся, и... прыгнул на башню следующей! Хозяйка уже хотела как следует ему врезать шпорами в мягкие бока - за глупость, но тут краем глаза увидела вскинутое ружье и еле успела дотянуться до стрелка кончиком 'Воротного Столба'. А потом они врезались в такую гущу рубки, что о чудачествах коня пришлось забыть, и надолго.
  Длиннючий меч приходилось держать обеими руками, со всех сил вцепившись в коня коленями. Хорошо если ребра сама ему не сломала. Да и сам виноват - не скакал бы, где попало, не пришлось бы так делать. Ещё бы на деревья бы лез со своими копытами!
  Чудачества коня задержали принцессу - передовые всадники обогнали её и прикрыли своей грудью он выстрелов из пушек и пулемётных очередей опомнившихся повстанцев. Одна колесница развернула башню и одним выстрелом оставила дымный клин боли в рядах обрушившейся на них конницы. А потом сбоку, из огня, выпрыгнула сама дочь императора - и страшным ударом перерубила ствол пушки.
  
  Уже на Небесном Пути, к Её Высочеству приблизился господин Сакагучи, очень обеспокоенный:
  - Госпожа, перестаньте так лихачить, вы не удержитесь в седле!
  Мацуко с досадой развела руками:
  - Да я и рада бы, но этот 'не лошадь-не олень', опять решил выпендриться! - и в шутку замахнулась на Глупыша. Конь вздрогнул, и, словно чувствуя себя виноватым, опустил голову. Но, вместо удара, хозяйка ласково потрогала радужную гриву:
  - Глупый мальчишка. Честное слово, если бы не 'Воротный Столб', я бы точно упала.
  - Мы с Уэмацу пойдем впереди вас. Наши лошади старше, они не дадут ему спрыгнуть, где попало...
  
  ...За полтора часа скачки они прошли из конца в конец всей колонны прибрежной армии, растянувшейся на пол-дня пути. Вскоре и они кончились, но, неутомимая принцесса, сверяясь с картой, всё гнала и гнала их дальше, пока, наконец, кони сами не встали копытами на первую весеннюю траву - 'связка' кончилась. Вот именно до этого места и должны были идти отступающие по Небесным Путям.
  Демонесса огляделась: ровная, сильно поднимающаяся на север (куда они и двигались), местность, очень похожая на склон холма или начало плоскогорья. Вдали виднелся небольшой городок, который двумя лентами - черной и белой, на фоне темно-зелёного леса, крест-накрест перечеркивали шоссейная и железная дороги.
  - Слушай меня! - приказала девушка, как только её лицо осветили фонарями: - Мы займём позиции наверху! Спешиться, дать коням отдохнуть! Внимательно здесь всё осмотрите. Янычарам - зачистить город. И Каваяму с Ямакавой ко мне!
  Они поднялись почти до самого города. Обзор открывался - великолепнейший, даже давнешний дым от горевших резервуаров был виден на горизонте, подсвеченный огнём пожаров. Отличная позиция для кавалерии. Ещё бы пару пушек - никто б из леса не вышел.
  Подошли Каваяма и Ямакава, и, протянув мечи рукоятками к принцессе, упали пред Её Высочеством на колени. Она, перекинув ногу через холку Глупыша, спрыгнула перед ними на землю, даже не удостоив взгляд:
  - Значит так. Раз у вас от полков осталось с гулькин нос, объединяйтесь и прочешите эти леса и кустарники. Мне надо знать, почему именно сюда привела 'связка'. Не будут же они гнать в глушь наугад армию всего побережья?
  Командиры, считавшие себя обреченными преступниками, долго переглядывались, потом спохватились выполнять приказ.
  
  ...Первоначальный план предполагал рейд только одной дивизии под командованием дочери Императора в тыл, разворот, и удар в тыл линии фронта. Но вмешался Томинара, и на пальцах и бумагах доказал, что даже Небесные кони, на такой дистанции, да ещё и с боями, просто упадут от усталости, не говоря о всадниках. Поэтому сейчас пять дивизий - Отдельная под командованием Третьей Принцессы, 1-я Старой Столицы под командованием Кинамото, 1-я Монастыря Асахи, под командованием Преподобного Китадзавы, 7-я штрафная Ополчения Нагадо под командованием Ошо, и резервная Добровольцев Осаки Господина О, по новому плану должны были прорваться к запасным рубежам развертывания отступающих, разрушить их опорные пункты, и оттуда - ударить навстречу, рассеять, уничтожить подкрепления. Жаль, связи не было - хотелось бы знать, как обстоят дела у остальных... ну что же - по крайней мере, тихо. Они договорились, что если будут проблемы - сразу вызывать орбитальную поддержку. А работу главного калибра 'Шайтана' превосходно видно на любом месте отсюда до Западного Побережья.
  Подъехал командир янычар (Ильхан пока оставался с принцессой), доложил, что город полностью взят под контроль. Почти полночь - никто не сопротивлялся ракшасам, отлично видевшим в темноте. Они уничтожили средства связи и обезоружили гарнизон - да, именно обезоружили, потому что не то что выстрелить - униформу надеть не успели, когда их начали брать тёпленькими, прямо в казармах.
  Дочь Императора всё это выслушала с чересчур мрачным видом, кивая так, что... несчастный ага, наверное, уже подумал, что сделал что-то не то, когда она сказала:
  - Молодцы. Генераторы вообще надо сжечь. Займите казармы. Наберите на всех воды и коней напоите, и выведите из строя водопровод.
  - А.. то есть, есть, слушаюсь.
  - Мы всё равно с рассветом уходим, так что незачем оставлять врагу опорный пункт.
  ... Когда погасли огни города, она наконец-то смогла увидеть звёзды. Огромную Небесную реку, и огонёк парящего над ними 'Шайтана', где её возвращения ожидал Тардеш...
  
  Первые лучи рассвета принесли не только долгожданные сообщения о приближении противника, но и нарастающий тревожный гул с северной стороны.
  - По коням! - разнеслось над сонным городом. Под всхрап лошадей и звон амуниции, конная дивизия, цокая копытами, вышла из слишком приметного города на юг, готовясь встречать мятежников раньше, чем успеет неизвестная подмога.
  Мацуко оглянулась назад - в северных небесах, прижимаясь к лесу, вырастали крылатые тени. Авиация. Что же, надо было этого ждать. И одновременно - досада. Как-то не получается никогда всю связь им оборвать. Несмотря ни на какие усилия магов и технические помехи. Почтовыми голубями, что ли, они пользуются?!
  Гул превратился в нарастающий свист, бум-бум-бум - гулкие удары, словно шаги великана, пошли к ним, взметая столбы земли, асфальта, и обрушивая стены домов. Мятежники не пожалели своих - значит они знали что каратели в городе, но не видели самих войск.
  - Стоять! - крикнула она на паникёров. Глупыш хрипел и нервничал - судя по всему, здесь не было никаких старых 'Связок' и он не мог туда прыгнуть, чтобы спастись. Вот наконец угловатые тени крыльев бомбардировщиков их заметили, пошли в пикирование... И тогда прозвучала команда: 'Вперёд!'.
  Только Небесные Кони могут показывать столь великолепную слаженность действий. Вся дивизия, как на рисунке, рванулась с места, набирая скорость под уклон. Грохочущий многоногий великан, что спешил их растоптать, прибавил спеху, вот-вот, почти догнал, но - бесполезно. Конники прыгнули в белесый туман Небесных дорог.
  
  Тишина, обозлённым криком обманутого чудовища, рванула уши... Немного времени - и они опять в мире-где-топают. Воронки огромными следами неслись навстречу, самолёты над ними заложили вираж и пошли на второй заход.
  - Не останавливаться! - дивизия взяла такой разгон, что жалко, что под ней не было врага. Прыжок на "связку" - прыжок оттуда, а деревья так близко-близко... что-то сверкнуло в кустах - опять на связку, и только там она поняла, что видела пулемёт. Значит, авангарды добрались.
  - Тяжелой кавалерии - развернуться и быть внимательным! Уничтожить вражеских разведчиков! Потом догоните нас. Приказ по дивизии - к атаке!
  Вновь лес, наискось пронзённый лучами только поднимающегося солнца. Враги разлетаются от слаженного удара первой линии, дикая рубка в самой гуще - теперь-то они всех подтянули, не то, что на марше. На шоссе протяжно ухнуло большим калибром боевой колесницы - звонкие хлопки янычарских бомб - и сквозь деревья видно, как неуклюже поднимается боевая машина на ослепительном огне взрыва собственных баков.
  Дальше, дальше, некогда добивать. За спиной озаряет округу мёртвенно-сиреневый свет, доносится запах озона - орбитальный удар. Аюта срывает с седла дальневизор и командует:
  - Прекратить молчание!
  - Командиры Ямакава и Каваяма докладывают: обнаружен вражеский аэродром, запросили орбитальную поддержку!
  - Молодцы. Пробивайтесь к нам. Всем дивизиям! Доложить статус!
  - Дивизия Кинамото. Вражеские колонны полностью уничтожены. Следуем обратным путём, добиваем уцелевших.
  - Дивизия Китадзава. Недостойный враг предпринял трусливый обходной маневр с правого фланга. Несем средние по тяжести потери, восславляя павших. Благоволение Будды - имеем возможность разить врага согласно плану, утверждённого дочерью Божественного Микадо.
  - Дивизия Оши. Генерал Мамору Оши погиб. Командует полковник Бато Иванага. Ввиду деморализации личного состава рассеяны, и вынуждены перейти к оборонительным боям. Несем большие потери от авиации. Нужен орбитальный удар - но у нас не осталось в живых офицеров, имеющих необходимые полномочия.
  - Дивизий О. Противника прижата к береговой линии. Плохо, осень плохо отбивался противника, нет чего-то. (Метеа выругалась. Бес попутал взять генерала с таким выговором!)
  - Дивизии Кинамото - выделить ближайшие подразделения на поддержку Китадзаве. Я со своей стороны пошлю янычар. Полковник Бато Иванага - теперь вы генерал. Вызывайте орбитальную поддержку, передаю вам коды допуска. Генерал О, - пусть ваш адъютант передоложит обстановку. Выделите пару полков на помощь Иванаге. Командующий Мацукава - на правом фланге отступающих выбиты все их войска. Начните наступление ближайшими частями основного фронта и соединитесь с фронтом Томинары. Генерал О, я всё ещё жду доклада...
  
  ...В ту ночь ей снился сон... Тот же город, только совершенно пустынный, она идёт на площадь из дверей музея, и видит памятник Тардешу - ещё целый, но вдруг наступает такая тьма, что она не различает ни единой чёрточки лица... надпись горит кровавым цветом, так ярко, что отдельные буквы не разобрать. Она взлетает, тянет руку к лицу статуи, но лицо неожиданно плавится, не дав себя рассмотреть, стекает тяжелыми каплями, и вместо головы остаётся привычный череп... чей-то смех будит её...
  
   >Орбитальный десант
  
   ...- А, ты об этом... - усмехнулся драгонарий, когда она, наконец, сказала о памятнике: - Я понял. Моё первое доброе дело. Я тогда, наверное, моложе тебя был... да, точно. Только вышел из Академии, ментор - а Дактилеш и есть мой ментор, сразу взял на стажировку, как я - Бэлу. Но - не с моим везением. Что сказать, неудачная была кампания, тогда пришлось оставить две планеты Вельзевулу, Дактилеша разжаловали тогда за это... Я-то тогда, единственное, чем и отличился, это что нарушил приказ - взял на боевой корабль беженцев. Какой дурак - чуть не задохнулись все в полёте, с кругами перед глазами до Диззамаля дотянули, сажались в обмороке. Значит, они мне памятник поставили...
  - Товарищ драгонарий! Корабль апсар запрашивает право на вылет с Шульгена!
  - Опять? Втолкуйте им, что пока их корыто не осмотрит абордажная команда, я даже самого Индру с орбиты не выпущу!
  - Апсары?! - удивилась демонесса.
  - Да, они всё пытаются нас примирить... А я им сказал - пусть с теми разговаривают, кто им оружие и наёмников доставляет.
  Девушка вдруг вспомнила, чей это она слышала смех - Ануш, как это она могла забыть ближайшую подругу! Она всегда мечтала в следующей жизни родиться апсарой... и что-то ещё говорил Тардеш:
  - ... и памятник снести надо будет...
  - Зачем?!!! - вздрогнула его Аюта.
  - Ну, некрасиво получается - взял город - и первым делом себе памятники ставить...
  - Сегодняшнее зло не отменяет вчерашнего добра, господин драгонарий. У жителей этой планеты есть хорошая память о вас, так не вынуждайте её забыть!
  - Отменяет... - сказал Тардеш с грустью: - Нет более мерзкого преступления, чем измарать руки в том, что сам ненавидишь... особенно в отношении тех, кто тебе верил.
  Девушка немного потупилась, пристыженная, и поклонилась, торопясь уйти:
  - Извините, господин драгонарий. Я пойду, если позволите. Генерал Томинара ждёт меня, чтобы вместе завершить окружение Кираншанского Выступа...
  
  ...И он же потом:
  - Нет! Тебе - я запрещаю! Опять? Тебе мало твоей авантюры с Коцитом? Ты офицер слишком высокого ранга, хватит рисковать своей жизнью и подводить себя под суд!
  - Но господин Кверкеш сказал, что со стороны закона теперь не будет проблем...
  - У него - несколько легионов, а ты - почти одна и безо всякой связи! Где это видно?
  - Ещё неизвестно что опаснее...
  - Как ты не можешь понять! Ты здесь нужнее!
  Демонесса вспыхнула: "Да как ты не можешь понять! Что же мне остаётся делать? Я... я люблю тебя, но я проклята - я не могу дать тебе то, что может дать каждая девушка своему возлюбленному - простой нежности и ласки... так что я плачу единственным, чем я могу - работой, старанием, своей жизнью. За эту любовь, которая позволяет мне дышать на этом свете..." - такое хотела сказать зелёноглазая принцесса, но всё равно ведь промолчала. Разве можно так открываться?! Вместо признаний прозвучали доводы чистого разума:
  - Какую я пользу принесу здесь, если не будет никакой связи? Я не могу забирать действующие части у своих командиров - это будет оскорблением. А там необходимо прямое командование, иначе успех невозможен!
  - А, ты так... - он как-то отошел, кажется, даже став прозрачнее, чем обычно: - Не ожидал от тебя такого прагматизма... Ладно, иди, но постарайся вернуться поскорее, - и отвернулся к столу, опершись локтями о спинку стула.
  - Как прикажете, - ответила его спине Мацуко, и, тоже отвернувшись, вышла из каюты...
  ...Шел конец лета, только что был день рождения Сакагучи, и фронт, когда-то растянутый на длину экватора, с неумолимостью удавки стягивался к тому заминированному перешейку. Пора было действовать по плану, и уже сотни "собак" с легионерами в трёхчасовой готовностью ждали на орбите, но драгонарий в последний момент вызвал к себе свою аюту по делам специальных поручений. Как оказалось - чтобы попытаться отговорить...
  
  ...Азер сказала ей в спину:
  - Могла бы и согласиться.
  - Что?
  - Могла бы и согласиться, раз уж он сам просил.
  - И ты туда же, да?!
  - Зачем столько сложностей?! Тебе же его надо, а не всё это смертоубийство. Ну, и, раз он сам пригласил, почему бы не согласиться?!
  - Это моя обязанность. Я ДОЛЖНА быть там, и нечего меня уговаривать!
  - Бедная... Не злись, я просто забочусь о твоей безопасности... и так умиротворяюще развела руками.
  - Нашла время... Ладно, раз уж нам пришлось вернуться, давай ещё раз проверим - не забыли ли чего?
  - Хорошая мысль.
  
  ...На четкую этажерку выстроившихся "собак" не ложились тени. Они казались нереальными от этого, словно нарисованные на фоне звёзд и дневной стороны планеты, и выглядели ещё более нереальными, потому что плыли на этом фоне. Решено было десантироваться во втором часу после полудня (вместо обычных ночных часов), и, чтобы замаскировать истинную цель атаки, корабли были повешены на подвижную орбиту. Принцесса садилась позже, после второй-третьей волны, когда внимание ПВО повстанцев будет рассеяно или вообще уничтожено.
  
  ...Мацуко смотрела на эту картину сквозь иллюминаторы своего аппарата. Инженеры-выдумщики принца Стхана, специально для неё модифицировали обычную "собаку" в повстанческую командирскую машину - с маленьким отличием, что она ещё могла взлетать в космос и садиться на планеты. Правда, сейчас у неё была единственная задача - только сесть. А уж дальше...
  - Всё пройдёт удачно, - сказала принцесса, отведя взгляд от завораживающей панорамы: - А уж дальше...
  Сакагучи вопросительно поднял на неё свой взгляд. Да, сегодня с ней была самая лучшая команда - господин Сакагучи, девочки, и ещё Маваши, брат Ковай, Хасан и Ильхан, немного повздорившие...
  - Размещайтесь по местам, - предупредил пилот: - Прошел сигнал готовности.
  - Спасибо. Никто ничего не забыл? Тогда по местам и пристёгиваться.
  
  Этажерка бесстрастных силуэтов искривилась, будто срезанная ножом, потом ещё раз, ещё раз. 'Отрезанные' квадраты косо сходили вниз, выпуская каждый по сонму маленьких шариков, которые, быстро надуваясь в безвоздушной пустоте, превращались в точные копии 'собак', повторяя все их эволюции. Настоящие и ложные цели сохраняли строй до самой атмосферы, потом вдруг разом разбившись как от удара, смешавшись в единый рой который вдруг ринулся по все возможные стороны по самым замысловатым траекториям - конечно же, это был не беспорядок, а тщательно рассчитанный маневр для того, чтобы сбить с толку защитные системы. Откуда-то с краю стал надвигаться куб второй волны.
  На планете засверкали маленькие-маленькие вспышки - наконец-то заработала оборона повстанцев. Именно этого и ждали тяжелые крейсера - по направлению к вскрывшим себя огневым точкам с тонким инверсионным следом понеслись падающие бомбы и яркие лучи главного калибра. Одновременно небо озарили факела сотен выпущенных ракет - взрывы в атмосфере и на земле расцветили самыми разными цветами десантный отсек корабля.
  - Поехали! Пора! - крикнула демонесса пилоту
  - Нам по графику второй волны дожидаться надо, то есть, переждать, - попытался возразить тот: - Если поторопимся - можем под противодесантный залп попасть.
  - Посмотри на планету. Там сейчас тревога, и таких лодок как наша - не перечесть! Им сейчас впору ПВО отключать, а то своих же посбивают. Спускайтесь!
  - Есть!..
  
  ...Они рванулись с места так, что все звёзды на свете закружились хороводом ('Извините, но иначе эта штука не летает!'), и всех пассажиров, прямо-таки ощутимо подергивало во все стороны этого самого света. Рассерженно зафыркали гасители инерции, пытаясь сохранить хотя бы целостность каркаса и обшивки, если не экипаж - но пилот сам порой выключал их совсем - на такой маленькой машине искусственная гравитация сама работает как боковой двигатель, ещё сильнее замешивая ту кутерьму, в которую они нырнули. Тогда эстафету скрипов перенимали ремни, впивавшееся в тело с силой пыточных оков.
  Вдруг - всё утихло, небо неспешно качнулось туда-сюда, потом - обратно, и жемчужная пропасть планеты накрепко загородила передний обзор. Пилот расслабился в своём кресле, включил автоматику - теперь можно было ей довериться. Они, точь-в-точь повторяя все эволюции, летели вслед здоровенной БОМБЕ...
  - Нечего опасаться, - разминая руки, объяснил пилот: - Это фугаска, не атомная. Она там атмосферу поможет пройти.
  - А на тот свет тоже поможет? - пошутила немного ошарашенная Гюльдан.
  - Нас бы не посчитали за отделяемый заряд этой бомбы, - заметила сама принцесса: - Нарвёмся на сторожевые ракеты ещё лучше, чем если бы в открытую летели.
  - Положитесь на мастера, - похлопал себя по груди лётчик: - И комар носа не подточит. Я вас так посажу - закачаетесь!
  - Нет, спасибо, за сегодня мы накачались уже достаточно, - и, отстегнув ремни, осторожно потрогала пришибленную ключицу.
  - Синяк будет, - всхлипнула Афсане, разглядывая следы от ремней на своём теле.
  - Ничего, переживём, - кинула ей принцесса, которой досталось куда больнее, (её одежда была легче): - Пилот, сколько у нас времени?
  - Минуты три, а, наверное, и меньше. Скоро болтанка пойдёт, побыстрей пристёгивайтесь.
  - Ладно. Так, всем - проверить доспехи, оружие, аппаратуру. Быстро! И - пристегнуться. Кен, пусть тебе помогут, ты занимаешься только своими доспехами. Девочки, возьмите у всех аппаратуру, проверьте, пусть остальные вам оружие и броню осмотрят.
  Спускаться на планету в полной боевой было бы, конечно, полнейшей глупостью. Так никто не делал - перегрузки запросто могли превратить латника в краба, или изменить натяжение ответственных пружин в механизме оружия. Подобную роскошь могли позволить себе только люди, чьи доспехи оборудовались противоперегрузочными устройствами, а все остальные надевали латы и собирали оружие уже на подходе к цели. Патроны, например, до посадки хранили в туго завёрнутых канистрах со специальной жидкостью - иначе, пули могли выскочить из гильз, или ещё хуже - уплотнить порох, и он становился намного более мощным, чем рассчитывалось оружие. А доспех Маваши вообще был опаснее летящей перед ними бомбы.
  Мацуко сама взялась проверять оружие Кена. Тем более что с её снаряжением проблем не возникало - учитывая, что придётся дня три шататься по лесу, она взяла достаточно лёгкий доспех лучника, из числа новых, что прислал отец на её день рожденья. Доспех был черного, (вернее, тёмно-темно серого, как бы матового цвета), с её эмблемами - сосновыми ветками, нарисованными поперёк, а не вдоль. Ну, это уже стало армейской модою - после того, как прокатился слух об удивительных свойствах её 'колдовского доспеха', (того, с рисунком водорослей), и командиры, и солдаты её армии, становились всё более 'тигрополосатыми'. Злата над этим смеялась.
  - Быстрее! - предупредил пилот: - Атмосфера!
  Абрис летящей впереди бомбы очертился малиново-ярким свечением, постепенно переходящим в оранжевый, желтый, белый, бело-синий... То же пламя перекинулось и на их корабль, обзор, особенно в боковые стёкла, закрыли языки пламени, похожие на космы безумного монаха. Все как можно быстрее запихали снаряжение в тюки и закрепили их в багажные ниши, сами, поспешив занять кресла.
  Огонь бушевал и бушевал до такой степени, что породил звук - звук свиста рассекаемой атмосферы, звук рёва, огненного голода, которому уже мало было внешней оболочки... Спереди раздался негромкий щелчок - звук словно бы распахнутых крыл, наполняемых ветром парусов - с бомбы перед ними слетели лепестки той самой оболочки, и пронеслись мимо. Раздался громкий удар - это с них тоже, огненным кольцом разлетелись останки первой защиты. Пламя на миг исчезло опять, а потом начало разгораться с новой силой - каждой оболочки хватало до счёта '8', и всего их было пять.
  Небо стремительно светлело, гася звёзды, которым хватало яркости пробиться сквозь пламенные объятия атмосферы Диззамаля. Бомба заметно уменьшилась - ну конечно, ей не нужно тормозить, чем быстрее она разгонится, тем сильнее будет ущерб, а вот им вскоре придётся отворачивать.
  ...Слой облаков был тонок, притом самых верхних - перистых, едва заметных. Что пилот думал делать - было пока непонятно, лучше было не гадать, а довериться его опыту. Но вот, бомба впереди раскрылась, словно цветок, усыпав всё небо маленькими зарядами, которые смертоносным дождём посыпались на землю, а сама бывшая оболочка резко затормозив, отстала на высоте кучевых облаков. Этого и ждал пилот - всё произошло в секунду, он моментально расстрелял деталь из пушки, а потом с силой включил реверс, тормозя и зависая:
  - Вот так и пройдём. Они на корректировщики не обращают внимания - знают ведь, что уже поздно. Повисим, покуда не рванёт внизу, а потом над тем лесом свалимся ниже радара и закосим под своих.
  Принцессу передёрнуло: Надо же, выучил язык с грехом пополам, а такие слова уже знает: 'закосим!'...
  - Надеть доспехи и снаряжение!..
  
  >Во вражеский тыл
  
  ...- 'Генерал Цеста' вызывает командование. 'Генерал Цеста' вызывает командование... - 'генерал Цеста' - 'генерал-кулак' было позывным принцессы Явара. Шпионы Хиро постарались, и внесли это имя в список действующих повстанческих офицеров. Так что сейчас можно было с самым наглым видом выходить на связь с мятежниками и получать шифры и сводку последних событий от них же. Что сейчас и делал пилот.
  - Генерал Цеста вызывает командование. Требуется помощь и навигация... Эй, вы там, живые?!!
  - Генерал Цеста, говорит главный штаб обороны. Почему пользуетесь открытым каналом?
  - А я знаю ваши секреты?! - вообще натурально взорвался пилот: - Генерал в отключке, шифровальщик убит, а я должен вести машину, скрываясь от десанта, да ещё вашу частоту искать!
  - Извините, с кем я говорю?!
  - Адъютант генерала Цесты Рупан Девипад.
  - Товарищ адъютант, примите настройки вашего личного канала.
  ...немного подождали...
  - Итак, полное имя и звание вашего генерала?
  - Полустр... то есть генерал по интендантской части 308-й дивизии народного ополчения Фракас Ауриэль Цеста.
  - Давно пора привыкать к новым званиям, товарищ адъютант. Четвертый год уже Революции! Теперь - где ваша часть? Много выживших? Доложите обстановку.
  - Машины как раз стояли на заправке, когда нас накрыло, так что от матчасти теперь только одни воспоминания. Насчёт личного состава ничего сказать не могу, здесь, под Трансенталем полно вражеского десанта, легиона два-три... НЕ знаю, может, кто выбрался... Понимаете, у меня же генерал, я особенно разведывать не могу... его бы вывезти хоть как, - добавил пилот с особенным беспокойством.
  - Ладно, не рискуйте. Передам вам частоты основного и резервных каналов, и карту последних дислокаций. Генералу нужна медицинская помощь?
  - Генералу?! Да у нас тут весь штаб лежит! Ещё какие-то... незнакомые... и всем она нужна!
  - Тогда берите курс северней указанного, там, в лагере беженцев развёрнут полевой госпиталь. К вам подойдут из Комиссариата Безопасности. Конец Связи.
  - Если мы - генерал интендантской службы, - заметила Метеа: - То у нас не может быть никакого штаба. Тут ты прокололся.
  - Черт... - выругался пилот: - А, ладно, может, не заметят... Всё равно мы не туда летим. Так, где вас высаживать?
  - Заметят или нет - неважно. Главное, чтобы частоты не сменили. Высадите нас подальше от лагерей беженцев и поближе ко второй точке. После этого можете приступать к своему заданию.
  - Принято к исполнению. Ну, теперь-то обернуться можно? Я всё равно в зеркало всё вижу.
  - Нет ещё. Вы, обе, оделись мигом! И положите швабру, откуда взяли! Нашли время для танцев!..
  
  ...Они сели прямо в какой-то кустарник с прозрачной листвой. Сели на удивление мягко и спокойно, несмотря на то, что Мацуко уже приучила себя к мысли о лихости пилота. Тот, вообще-то слихачил, но по-другому - отключил двигатели на высоте и сел на планировании. Потом сказал:
  - Да не... не прививается здесь этот сорт...
  - Вы о чём?! - удивились все девушки.
  - Да вон, видите?! - он ткнул пальцем в стекло: - На Амале это - дерево. Такое громадное, что над лесом летать опасно! А здесь...
  - Ну... - поднатужилась принцесса, с трудом пристраивая свой мешок между крыльев: - С другой стороны, посмотрите, как он разросся! Ладно, все готовы?! Ничего не забыли?! Значит сегодня, до темноты, нам надо удалиться как можно дальше от места посадки. Ночью идти не будем, пока, как следует, не разведаем местность. Разведкой займёмся поутру.
  Пилот остался - у него было другое задание. Только перед этим ему предстояло очистить весь нагар и копоть, сохранившиеся при проходе атмосферы и восстановить повстанческие опознавательные знаки. Чем он и занялся, загремев швабрами и ведром по направлению к ближайшему водоёму после высадки диверсантов. Кадомацу пожелала ему удачи.
  
  Конечно же, они не собирались геройствовать вдевятером в сердце врага. Пополнения и транспорт, под руководством других хатамото должны были прибывать в течение ближайших двух-трёх дней, во время очередных бомбардировок. И Тардеш и Томинара настаивали, чтобы она взяла всех сразу, но Мацуко чуть не до скандала воспротивилась этому - какая к черту секретная операция с толпой головорезов за спиной?! Они пригодятся потом - когда уже всё будет готово, и нужен будет быстрый и решительный штурм. А пока что даже цели не были намечены...
  Шпионы и заброшенные разведчики, дали координаты нескольких космодромов, но не было уверенности, все ли они настоящие, не было ли среди них так любимых повстанцами 'обманок', к которым они прибегали всё чаще, учась отражать участившиеся атаки диверсантов новой аюты драгонария. Принцесса всё равно их вычисляла - по близости к коммуникациями, топливу, грузам, населению. Ведь космодром не только сам должен работать, а значит потреблять топливо и энергию, там ведь ещё кто-то тоже должен работать, чтоб работал космодром - и им требовалось жильё, еда вода, топливо и энергия. Да и лагеря беженцев, скорей всего, столпились неподалёку от площадок.
  Правда, от беженцев явно не зависели космодромы, созданные для эвакуации войск и секретных объектов - но ведь и у солдат и у рабочих тоже были семьи, которых вряд ли поселишь в казарме, цеху или лаборатории. Так что это небольшое упущение. Судя по заметной несвоевременности вообще-то правильных действий армии мятежников, в которой была только замедленность, но не нервотрёпка - их высшее командование находилось не на поле боя, а где-то в безопасности, откуда приказы идут с временной задержкой. А пушечное мясо на планете задерживать не имело смысла - если всё пройдёт по плану, Тардеш расстреляет их ещё на взлёте.
  
  ...Лагерь они разбили на склоне холма, подальше от дороги, закрывшись этим самым холмом от ближайшего города. К лагерям беженцев они опасались приближаться - их жители в поисках топлива и пропитания за войну превратились в заправских разведчиков, а вот своей разведкой принцессе пришлось обеспокоиться. Она послала обоих ракшасов в сторону города и дороги - посмотреть, послушать. На часах в первую ночь встали суккубы - лучшая стража, которую можно вообразить, потому что секс во многом заменял им сон. Маваши вызвался добровольцем помочь им в этой потребности, но Кадомацу сама сказала, чтобы больше одной на одного не лезли. Три тёмные апсары на одного мужика - это же смертельная доза! Брат Ковай испугался, что и он тоже попадёт "в ассортимент", но девчонки сами его успокоили, смеясь и поминутно снова дразня....
  Принцесса же, закутавшись в крылья и одеяло, легла спать, приказав разбудить себя после возвращения ракшасов.
  
  ...Тардеш стоял, скрестив руки на груди, и молча смотрел на планету. Вообще-то это нарушение техники безопасности и распорядка на корабле - так близко подходить к экрану, но адмиралу позволительно закрывать обзор вперёдсмотрящему.
  Полуостров, похожий на перебитый нос... Где-то в его дебрях блуждают двое его лучших друзей - неугомонная сероглазая принцесса, и правильный до умопомрачения Кверкеш. Хотя, друг ему всего лишь, эта девушка... или больше?! Нет, это ерунда... Она просто ребёнок, который ему доверен, и который слишком много рискует... Да, не больше.
  На планете вспыхнула искорка - взрыв? Старт ракеты? Зачем вам так переживать, товарищ драгонарий? Она-то как раз там, где нет ничего, что ей может угрожать... Не потому, что она бежит. А потому, что не существует ничего, с чем бы она не справилась... Он отвёл взгляд. Кто бы мог подумать, до каких пределов сможет дойти эта наивная девушка, решившаяся один раз подняться ему навстречу по дворцовой лестнице?.. Сущий ребёнок, ставший солдатом... Вы становитесь сентиментальным, товарищ драгонарий. Тардеш вздохнул, и сзади раздался знакомый насмешливый голос:
  - Друг-командир заскучал? Уж не по одной ли своей аюте?
  Злата. Тоже один из ближайших друзей.
  - К сожалению, не о тебе.
  - Я те дам, "к сожалению"! И вообще, мог бы воспользоваться, раз у нас одинаковые звания - я же тебе подсказала, подыграла бы, и всё честно-честно принимала бы на свой счет. А ты бы думал о ней.
  - Не. В твоем случае это опасно. Приходится думать о тебе, даже если собирался иначе.
  - И ты об этом жалеешь?!
  - Ну...
  - Да ладно. Я всё понимаю. У меня же нет таких зелёных глаз!
  - У неё они серые.
  - Ну, на вкус и цвет товарища нет. А ты соврал.
  Драгонарий опять посмотрел на экран. Они всё долго молчали.
  - Где она?
  - Спит сейчас. Хочешь ей присниться?
  - Не надо... У них всё в порядке?
  - Разумеется. Они же только сели! Не рано ли вам начинать беспокоиться, пан драгонарий?
  - Беспокоиться никогда не рано...
  - Как знаете. Только смотрите, не накаркайте...
  
  Тардеш ненадолго задержал взгляд на ней, а потом опять вернулся к созерцанию выбранного полуострова:
  - Злата, я уже совсем не понимаю, что происходит.
  - Пан драгонарий влюбился.
  - Да нет... как можно влюбиться в чужое существо? Вот, например, разве я в тебя могу влюбиться?
  - А ты пробовал?! - игриво поинтересовалась нага.
  - Да я не о том, как тебе объяснить... Всё равно, что воспылать страстью к золотым рыбкам!
  - Я, к сожалению, не рыбка, хотя и "золотая"... Нет, послушай, а разве ты не любишь своих рыбок?
  - Я просто о них забочусь. Они меня... иногда успокаивают. (Пауза) А с тобой мы - просто друзья.
  - А с ней - ...больше?
  - С ней я веду себя как глупый мальчишка. Представляешь, сегодня с утра вызвал к себе, пытался отговорить от участия во всём этом.... Хотя отчётливо понимал, что без неё все эти планы, на которые угроблено столько сил и ресурсов - бессмысленны... И так уже не в первый раз...
  - Ну, пан драгонарий настоящий мужчина - он защищает принцесс, женщин и детей.
  - Перестань.
  - Смешной ты. Другой бы рад бы был, в такую влюбиться. Она-то в тебя влюблена безо всяких споров.
  - Это... выдумки твои, Злата! - чуть ли не резко оборвал её Тардеш. А сам сел в адмиральское кресло, и прислонился лбом к холодному экрану: "Влюбился..."...
  
  ...Ильхан вернулся первым, к большой радости Гюльдан, что сегодня поссорилась с Маваши. Мацуко поднялась невыспавшаяся, и первым делом спросила:
  - Где Хасан?
  - Отправил шайтана дорогу посмотреть, - ответил янычар, разминая затёкшую шею (темноволосая лучница поспешила предложить свои услуги): - Всэ равно он языков нэ знаэт, что эму в городэ дэлат? А машина сосчитат - многа ума нэ надо. Только что с ним говорил - он хочэт вныз, да застава спустится, можэт и выведат что.
  - Ладно. Сам докладывай, - они перешли на ракшасский:
  - В городе пусто, как в котомке дервиша, работать остались только больницы, стража и пожарные. На улицах темно как у шайтана в заднице - свет только в больницах, в домах темно. Свет отвели куда-то.
  - Куда?!
  - Не знаю. Что может быть за шайтаново семя, что столько энергии жрёт... Там даже водопровод сломан, точь-в-точь как вы в захваченных городах делали! На перекрёстках стоят бочки с питьём для всех, очереди даже ночью.
  - Вообще-то так ненормально...
  - Можно, кстати, через город пройти без проблем - там сейчас повальные грабежи, одной бандой больше, одной меньше - без разницы. Я так его и почти весь обошел...
  - Весь город? - сочувственно подластилась Гюльдан.
  - Ракшасы шустрые, - он вынул бумагу: - Вот, смотрите, карта. Я не совсем понял, для чего "план" - но город на ней весь правильно.
  На карте было написано: "План эвакуации города".
  - Интересно. И где ты это нашел? Надеюсь, не на афишной тумбе?
  - Нет, я же говорил - там банд много. Нашел одну, помог квартиру вскрыть. Квартира была богатая, большая квартира.
  - А других бумаг рядом с этой не было?
  - Нет.
  - Как бы не оказалось, что подбросили...
  В этот момент вернулся Хасан. Стреляный мародёр и на дороге успел найти трофеев:
  - Вот! - рядом с костром легла утеплённая шинель легионера: - Я бы и хозяина приволок, да он ушел, пока я думал - нужен нам язык или нет.
  - И правильно, что подумал - куда бы мы его теперь - закапывать, что ли?!
  - Тише. Как обстановка на дороге?
  - Всё время ездят какие-то шайтаны. Причем из города, пока я сидел, выехало десять машин, и все большие, а в город - две и обе маленькие. Ишаков и лошадей я не заметил вообще.
  - Ты бы ещё верблюдов там искал!
  - Перестаньте всех подряд называть "шайтанами"! Что за застава? Городская стража или войска? Патруль секретной зоны?
  - Не понял я, базару не понимаю. Да, по-моему, простая обдираловка. Дурака валяют, и дань с носа дерут.
  - Понятно. Ильхан - сходи с ним ещё раз, осмотрись и послушай, обязательно дождитесь смены караула. Да, а что шинель принёс - молодец. Там кто, полулегионеры?
  - Ну, может... Призраки!
  Принцесса осторожно развернула шинель, сверкнувшую в свете костра нашивками рядового 1-го класса. И вдруг, из складок посыпалась целая горсть длинных, похожих на волосы сосулек.
  - Познакомьтесь. Может быть, в последний раз она и была на плечах призрака, но явно шита на другое существо - пещерного демона...
  
  ...Идти всё-таки решились через город, как и предлагал Ильхан - притворяясь бандой мародёров. Конечно, от нападения стражи (и других мародёров) это не убережет, но обычные разбойники привлекают куда меньше внимания, чем диверсионная группа. А страхи, что их может выдать видовой состав, развеял тот же Ильхан, заметив, что там полно дезертиров из обеих армий, так что кто только не встречается... На что принцесса заметила, что женщин-то не встречается точно - на что Сакагучи заметил, что женщин демонов не только здесь не встречали, но и на картинке их не видели, поэтому если Её Высочество будет держаться в тени, и изменит голос, то про неё даже в женском роде не подумают (он это повежливее сказал). А Гюльдан-то вообще заявила, что дайте ей только подойти поближе, и ни один мужик не будет интересоваться вопросом, откуда она взялась. На что её старшая сестра ответила обещанием когда-то отшлёпать, а Её Высочество - посоветовала лучше держать наготове лук, а не прелести. На что та фыркнула и сказала под общий смех, что у неё всегда наготове и то, и другое, и третье. С суккубами проблем не было - это племя уже пронюхало про войну и соскучившихся до женской ласки мужиков, и встречались нередко, как среди армий, так и дезертиров.
  
  Шинель надел всё-таки Ильхан - иначе у этого брезги и аккуратиста был не слишком "мародёрский вид", в его щегольской форме, на которой не было ни складочки, ни пылинки, ни травинки, несмотря на второй день пребывания в лесу. Всё равно Хасану она оказалась узка в плечах. Это-то обстоятельство и заставило принцессу задуматься. Если пещерные демоны чем и славятся, то как раз шириной плеч. Это призраки худы и тощи как сушеная рыба. Да, но там шерсть была совсем свежая, даже не растаяла. Хотя кто знает, какие путешествия может проделать обычная шинель в мире, где не царит закона? И зачем кому-то в конце лета зимняя шинель? Да ещё пещерным демонам, - которые одевались-то только в самые жуткие морозы Коцита?
  
  Самое трудное было перейти дорогу. За полчаса их сидения в кустах, проехало машин десять - целый автопоезд, иди они друг за другом. Принцесса разглядела то, что ускользнуло от внимания ракшасов - специальные деревянные ящики. То есть вывозились не ценности или население, а какие-то документы. Сакагучи предложил захватить одну из машин, когда она будет возвращаться в город - так можно бы было быстро объехать все объекты, но, принцесса заметила, что с их внешностью, это лучше всего оставить в планах на будущее - нападение на дороге заставит повстанцев удвоить внимание и поднять тревогу, а диверсантам это было совсем ни к чему.
  Очень сильно мешал дождь - хоть в изоляции они не могли намокнуть, но поднимающийся при любом движении пар выдавал их словно целое собрание курильщиков. Азер подала идею использовать магию Её Высочества - та перемудрила, и пар стал разноцветным. Да ладно - у суккубов, наоборот, дождь замерзал на доспехах. И шаровары им пришлось надеть - иначе бы себе все ноги ошпарили...
  Дачные пригороды, окружавшие город, они прошли без задержек, тем более что там вообще никто не встретился. Поселковые улицы напоминали выбитые зубы - часть домов сгорела, остальные - все подряд были разграблены, даже огороды были вспаханы и перекопаны, как контрольно-следовая полоса.
  - Здесь больше не живут - объяснил Ильхан: - Говорят, с началом войны все из города сюда кинулись, ну а потом воевать из-за продуктов стали. Половину домов сожгли сами, а потом воду у них отключили и энергию. У них там скважины, не колодцы - вода сама не поднимется, насосом качать надо, насосы без света не работают. Потом здесь банды прятались, но и они сбежали в город - ни еды, ни воды, пожары постоянно. И в случае налёта тут укрыться негде. В городе всё то же, но там хоть воду на перекрёстках раздают. И дома каменные - от одной бомбы не рухнут...
  - Понятно. Но всё равно - проверяйте эти дома! Неохота нарваться на засаду или патруль стражников. Если найдёте хоть какие-нибудь карты или объявления - сразу ко мне!..
  
  >Не верь апсарам, признающимся в ошибках
  
   ...Тардеш лично проверил готовность первого отряда, идущего для пополнения к принцессе. Ну, проверять снаряжение - не адмиральское дело, большего внимания удостоились новые, лёгкие десантные колесницы. Их конструкция делала их незаметными для радаров. Не нужно было ни магов, ни тяжелых генераторов - открытые людьми свойства радиоволн позволяли избежать обнаружения за счёт конструкции корпуса и обшивки. Драгонарий предпочёл бы заменить такими все 'собаки' своего флота - но они были слишком дороги даже для такого государства, как Республика, а незаметный двигатель не развивал такой мощности как у стандартного транспорта. Поэтому для обычного десанта их использовать было негоже. Тардеш, хотел, если честно, именно на таком отправлять и саму принцессу, но разведка в последний момент всё переиграла, и начальница отдела диверсионных операций пошла на вражескую территорию с урезанной командой и без транспорта. Ну, раз она согласилась - им виднее... Хотя вот такой штуке бомбардировку для отвода глаз устраивать не надо - она может летать хоть под носом у врага и никто её не заметит.
  Подошел трибун дисциплинарной когорты:
  - Товарищ драгонарий. Задержанная требует аудиенции с вами.
  Драгонарий не повернув головы, кивнул:
  - Ладно, - и обратившись к командиру второй группы, Сакакикабаре, кажется: - Всё хорошо. Желаю удачи.
  Телохранитель дождался его и провёл к пассажирским каютам.
  
  ...Апсара ждала его во всей красе. Тяжелое платье, глубокое декольте - вернее даже не платье, а искусная драпировка для умопомрачительной по красоте фигуры - переливалось будящими фантазию волнами при каждом её нервном шаге по запертой каюте, и очерчивало великолепные, достойные кисти лучших живописцев, формы. Тщательно подведённые черты сердцеобразного лица, незаметные краски, подчеркивающие и без того совершенную красоту, маленькие яркие губы, духи, чей аромат возбуждает даже призраков-мужчин, даже тёмно-каштановые кудри, как у Халимы, уложены в стиле Гайцона - в их ведомстве всё учитывают! Правда, картину немного портил ребёнок - непоседливая, блондинистая девочка 3-5 лет, с огромными зелёными глазами, что постоянно теребила мамку за юбку, угрожая разрушить раньше времени явно специально ненадёжно закреплённую драпировку красивыми тканями...
  Тардеш вошел, смерил обеих холодным взглядом:
  - Итак. Что вам здесь надо?
  
  Райская гурия томно вздохнула и ответила вопросом на вопрос:
  - Товарищ драгонарий смеется? - гнев явно был непритворный, но она и в гневе была хороша: - После того, как меня, с дочерью, вопреки всем законам, преступно задержали на вашем корабле, вы спрашиваете, что я здесь делаю?! Это просто возмутительное нахальство! - она резко села на лежак, ловко усадив и свою дочь. Платье, разумеется, раздвинулось так, чтобы показать адмиралу с самого выгодного угла прекрасные в своей чистоте коленки и глубокий вырез ворота, с манящими полукружиями в пределах досягаемости.
  - На полтона ниже, - холодно ответил призрак: - Мы оба поняли, о чём я.
  'Определённо - колдунья. Говорит абсолютно без акцента, характерный прононс имитирует. Только вот действительно, зачем она здесь? И кто она? Проклятье, их макияж абсолютно меняет лицо, даже если я видел её... нет, не узнаю... Кто она может быть - из известных, из самого Конвента, или обычная подстилка? Хотя, ребенок для обычной подстилки - это слишком. Да и в случае подстилки другие бы разговоры пошли - апсары не суккубы, ерундой страдать не умеют. Но всё равно - СЛИШКОМ странно. Корабль у неё постройки асуров, приписан к Тартару, значит Майя Данава. Но кто она? Хотя, ребёнок у неё - всё-таки примечательная деталь. Это важно. Надо припомнить, кто из их Конвента и кого ублажал года три назад... из тех, кому наследники не нужны...'
  Он заметил, что слишком долго смотрит на её небольшую грудь... и тут понял, что показалось ему не так - грудь небольшая! А апсары всегда славились завидными формами, даже самые худощавые из них. 'Значит, она специально легла под нож хирурга! И ей нужно было соблазнить кого-то, для кого большая грудь - недостаток, а не женская краса'. Призраки, сиддхи, или... наги? Но апсара уже поймала направление его взгляда и не дала думать дальше:
  - Ваше поведение просто вызывающе! - небесная красавица, даже не пыталась прикрыться, она залилась легким румянцем, который только подчеркнул на её золотистой коже каждую косточку и каждый соблазнительный мускул: - А ваше обхождение - просто верх грубости! - и непритворно отвернула курносый носик.
  Драгонарий молчал (он старательно заставлял мозг думать только логически), а потом вдруг ответил:
  - Если бы я был груб и неучтив, вы бы сейчас со своей дочкой, делили бы не каюту для высших лиц, а тюремную камеру несколькими палубами ниже, где могли бы превосходно замерить у одной стороны - теплоотдачу ходового реактора, а у другой - великолепную работу системы охлаждения. Уверен, что вашему начальству бы очень пригодились ПОДОБНЫЕ шпионские сведения!
  Апсара всхлипнула, и аж слёзы появились в её больших, испуганных глазах цвета тёмного чая:
  - Ну... зачем вы так?! Я ждала воспитанного и культурного офицера высокоморальной Армии Республики... драгонария - образец нравственности даже для нас... 'Не поддаваться! Не верить! Нельзя, это всё фальшь!..'
  - Вас нормально предупредили - система Гудешия - это провинция Республики, пусть и восставшая. И всякую помощь мятежникам, мы считаем вмешательством в наши внутренние дела, равнозначным объявлению войны. Но вы, вы лично, продолжаете упорствовать даже после третьего предупреждения. У меня лопнуло терпение. Теперь либо вы расскажите о целях ваших визитов, либо я отправляю вас в метрополию, на слушанье в Сенат. Заверяю, наши 'ястребы' с радостью набросятся на столь подходящий повод, и вердикт будет только один - объявление войны. Вы согласны взять на себя такую ответственность? О том, что будет с вами и вашим ребёнком - я не говорю. У вас ведь изучают в школе опусы того писаки, что сделал имя на рассказах об ужасах лагерей Итораля?! А это ещё достаточно приличное заведение из тех, что есть в нашем распоряжении.
  - Вы наносите удар ниже пояса, угрожая моему ребёнку, - жеманно изобразила покорность соблазнительница героев, печально сложив 'уточкой' рот красивой формы.
  - Заверяю вас - угрожать я даже не начал. Я сам нарушаю закон, столь мягко обходясь с вами. Так что давайте, раз я пошел к вам навстречу, так и вы пойдите навстречу мне, и объясните своё поведение.
  - Всё-то у вас удары ниже пояса, месье товарищ драгонарий, - игриво заметила пленница, выпрямляясь. Сидя с полным осознанием силы своей красоты, и изящной рукой поправляя небрежные складки на платье, которые внезапно, словно по волшебству перестали играть призывную и соблазнительную роль, обретя деловую элегантность: - Вначале ваши солдаты и младшие офицеры грубят мне, оскорбляют, трогают мою дочь - а потом приходит добрый месье - добрый товарищ драгонарий, он резок, чтобы не разрушить сложившиеся у меня стереотипы, и создать иллюзию, что за резкостью прячется правда, но он сочувствует, он входит в моё положение и просит войти в его. Знаете, это не ново. Политика 'кнута и пряника', так, кажется, называется? Сначала один огреет кнутом, потом другой даст пряник - и ты доверишься другому даже против воли... Тоже из категории 'ударов ниже пояса'. А вы, как вижу, их обожаете.
  Так. Оболочку межзвездной шлюхи он сковырнул, и это оказалось даже проще, чем думал. Наступила вторая фаза после 'апсары желанной' - 'апсара умная', апсара-психолог. Это всё равно продолжается игра, это ещё не истина.
  - Ну не знаю, как это вы воспримите, как аллегорию или нет, -Тардеш непринуждённо перешел на язык апсар: - Но я слышал, если мне не врали, конечно, что для женщин, удары ниже пояса - безболезненны.
  - Туше. Шах и мат, - в сторону сказала бесстрастная апсара. Слишком уж это хорошо укладывалась в стандартную схему. Вот теперь она признает своё поражение в логике, согласится, что всего лишь глупая женщина... надо было ломать эту атмосферу.
  - Как девочку-то зовут? - спокойным, без резкости и улыбок тоном, спросил Тардеш.
  - Лаура.
  - Лаура, извини, пожалуйста, страшного дядю, что он слишком пугает твою маму. Дядя не злой, у дяди работа такая...
  - А я вас не боюсь! Но если мама опять будет плакать - знайте! Я приду вас бить!
  - "Лаура" - значит "золотая"?! У меня есть подруга, которую зовут так же...
  - Младший архидрагонарий Тардеш... - нервно пытаясь щелкнуть пальцами, и злая, оттого что не получается, начала её мать, не смотря на дочь и пленителя: - Ближайший друг диктатора, Командир всего космического флота Республики, почётный сенатор - не по голосованию, а за заслуги, потомок славного рода, единственный, кому было суждено взять крепость Коцит... - она резко, танцевально изогнувшись вопреки всем законам анатомии, поднялась к нему, глаза в глаза: - А вы не знали?!.. - апсара припустила веки, мечтательно улыбнувшись: - И в то же время - на очень плохом счету среди своих. Множество личных врагов, от козней которых не спасает даже личная дружба с верховным правителем государства и армии... И самые страшные враги - верхушка партаппарата, тайные кукловоды всех ваших дел, которые хотели бы, чтобы каждый офицер и чиновник походил на вас честностью и благородством - и ненавидят и боятся вас... лично... за что? - за то, что вам не повезло в детстве, за то, что оказались не в том месте, не в то время, по глупой случайности, которая могла случиться с каждым...
  - Если вы полагаете, что...
  - Не надо, - махнула хрупкой рукой гурия. Дорогая косметика на её лице нисколько не страдала от слез: - Я знаю - вы одна из самых достойных и выдающихся фигур в вашей 'республике' (с какой горькой усмешкой прозвучало в её устах это слово!), так что вербовать вас - было бы в первую очередь неуважением к самой себе. А соблазнять вас я и не пыталась, как ни странно это звучит в устах апсары... - она осторожно вытерла нос тыльной стороной ладони - вульгарный жест показался утончённо-благородным: - О, поверьте, уж кто-кто, а я-то имею полное право с таким презрением говорить это слово - 'республика'! (она сознаётся в телепатии, или опять очередная манипуляция?). Я ещё помню, как всё начиналось. Ведь знаете - когда-то, имя 'Амаль' действительно значило 'надежда'... надежда для многих - для угнетённых - на свободу, для свободных - на справедливость... для горстки глупых бессмертных баб - на решение их ошибки и спасение от большой беды... Увы, теперь оно означает лишь страх и угнетение... и горе побеждённым...
  'Она опять уступает позиции. Если апсара признаёт себя глупой - значит, вскоре она что-то потребует взамен за такое удовольствие...' - драгонарий посмотрел на Лауру и удивился, с каким напряженным вниманием следит этот ребёнок за их разговором. Так вот для кого это представление! Не для возомнившего себя умнее Директории драгонария, а для будущей соблазнительницы и интриганки галактического масштаба. Говорят, апсары живут долго и почти не стареют. А ещё говорят, их дети умеют читать с четырёх лет... Так что учись, девочка - вот тебе любопытный экспонат, добрый дядя среди злых призраков. Учись не мерить всех под одну гребёнку, учись верить не ужасным слухам, а своим глазам... И что призраки бывают не только злыми и добрыми, но ещё и гордыми.
  - Ну, знаете... - ответил он как можно быстрее, пока эхо от экзальтированно выкрикнутого 'горе побеждённым', ещё не отзвенело в ушах: - Это уже оскорбление.
  Апсара бессильно развела руками, и сложила руки на коленях. Расслабившись, она словно даже стала меньше:
  - Меня зовут Кристин Шраддха, товарищ драгонарий, - бесцветный голос скрипел, лишившись вмиг всех наигранных интонаций: - И знаете что - давайте-ка, забудем на время об истории и политике, и поговорим о нуждах путешествующей одинокой женщины с ребёнком...
  
  ...'Кто же она?' - ещё раз задал вопрос себе драгонарий, выудив, наконец, все необходимые для протокола сведения из упрямой гостьи: 'Если санскритское имя - значит не мелкой руки. Как минимум - глава какой-нибудь коммуны. Хотя 'Шраддха' - это, конечно, сокращение. Полностью она, наверное 'Шраддхавасена' или что-то вроде. Нет, неправильно - 'шраддхавасена' - это 'войско веры', у апсары скорее если и 'вера', то, скорее 'вера в первый поцелуй', 'вера в новую встречу'... Но не из главных, это точно... Кстати, то, что Красный Император - их 'ошибка', апсары ненароком намекают уже лет пять. Даже в Сенате эти фразочки уже заметили, хотя там концентрация костоголовых больше, чем во всей истории партии... Что это, ссора между союзниками? Ох, опасайтесь апсар, признающих свои ошибки. Им мало нашей спермы, как суккубам, они берут кровью, оптом...
  - Цель ваших визитов к Шульгену?
  - Личная. Нам нужно было взять с него один старый долг.
  - Не врите. На вашем корабле - опознавательные знаки дипломатической службы.
  - Ой, месье драгонарий, неужели вам никогда не приходилось пользоваться служебным транспортом в личных целях?!
  'Но не через пол-галактики же!' - чуть не сорвалось у драгонария. Он понял - опять манипуляция, и быстро глянул в угол, где были замаскированы микрофоны и камеры. Апсара это заметила. 'Так, один-один, в вашу пользу. Тут вы меня подловили'.
  - Какова цель переговоров?
  - Это личные счёты. Некоторым мужикам надо напоминать о совести... - она словно решилась: - Послушайте, месье товарищ драгонарий, поверьте на слово - моя миссия будет во благо и вам и вашему государству.
  - И какая же она?
  - Ну... трудно всё объяснить... просто есть...
  - Нюансы? Я пойму и войду в положение.
  - Нет, не войдёте... Вы в это положение просто не поместитесь. Но поверьте - если вы задержите меня слишком надолго, то когда-нибудь... - теперь она смотрела в глаза: - Когда-нибудь вам придётся выполнять работу моей дочери... - очень двусмысленно сказала она, но фривольный тон успел только к концу фразы.
  
  Драгонарий кинул быстрый взгляд на ребёнка - она ведь не такая маленькая, она просто коротышка! И возраст... он произвел быстрые вычисления, учитывая время Тартара: "Что я голову ломал - она родилась в год нашего вторжения! Значит, кому нужен был наследник. Её мать не очень хорошо отзывается о мятежниках - апсары не наги, они предпочитают манипулировать правдой, а не ложью. И апсары, бывают круты, когда их обманывают - возможно, это был будущий принц или военачальник... а Шульген надумал хитрить - и их будущая "надежда и опора" родилась девочкой. Она вполне могла быть дочерью Тыгрынкээва - тот был коротышкой, или даже самого Шульгена - в случае апсар биологический вид роли не играет... Если так, то их следует пропустить - такой оборот дел может сильно подорвать решимость восставших... Но с другой стороны - а если она изначально запланирована как девочка? История Астики среди нагов - одна из краеугольных камней их культуры. Тем более у Шульгена невесть когда дочь на Земле пропала - а он так её любил, что даже планету в честь неё назвал. Наследная принцесса тоже хорошее предложение в поиске союзников, а тем более апсара, а тем более - на адских планетах. Малый возраст среди вероятных союзников из государств, которые гордятся тем, что их жители называют себя "грешниками и негодяями", абсолютно не проблема - это Ад, куда по всем легендам попадают все извращенцы. И акселерация тоже не такая сложность - а взрослая женщина с умом 5-летнего ребёнка - это же подарок, а не невеста! Даже самый цивильный вариант брака с ожиданием вступления в возраст - это минимум 10 лет верности союзника, пока принцесса не вырастет. А уж Шульген, этот старый змей, сумеет выбрать жениха..." - странно, незаметно чем-то, после этих размышлений несмелая улыбка девочки напомнила ему суккуб принцессы, и стало неприятно.
  Драгонарий сразу посерьёзнел и внимательно посмотрел на пленницу. Та даже прекратила улыбаться, хоть и не могла видеть выражения его лица: "Только бы не ошибиться... Грань узка...":
  - Мы возвращаем вам ваш корабль. Через двенадцать часов орбитального времени вы отправитесь в сопровождении эскорта из двух "драконов" на звезду Гудеша, для ремонта и заправки. После - под прицелом наших орудий, вы имеете право уйти на Дорогу Демонов в направлении любой из систем, дружественных Царству Индры!..
  "Всё равно выбора не было. Даже если апсары пока на нашей стороне - Шульген всё равно хитрее..."...
  
  >Жители и дезертиры
  
  ...Первая же банда узнала принцессу. Пришлось их быстро и спешно убивать, не успев допросить. Дезертиры из разных армий - бхуты, демоны, ракшасы, даже один человек - на легком и беззаботном ремесле разучились сражаться - хоть и носили значки заслуженный частей. Но кто знает, по заслугам ли они их добыли? В любом случае, заброшенный двор меж многоэтажных домов вскоре был усеян восемнадцатью трупами - а у принцессы демонов никто даже не был ранен. Маваши зацепил кончиком клинка бляху на одном из мертвецов, подбросил, и ловко поймал в руку:
  - За такую штуку, - сказал он: - У нас три головы офицеров надо принести, и то не всегда дают... а тут - какой-то лох их носит, который даже меч правильно вынимать не умеет!
  Азер с привычным видом потрошила карманы покойных:
  - Только золото. Никаких бумаг или приборов.
  Сакагучи поглядел на свою принцессу:
  - Вы были правы, Ваше Высочество. Живые нам они были бы полезнее.
  - Что сделано, то сделано. И к тому же - они сами напали - и выбрали себе судьбу. Меня интересует их повстанческая амуниция - посмотрите, есть ли пометки каких-то определённых частей?
  Так как хорошо владели амальским только она сама, Азер и Сакагучи, им троим и сложили кучу всякого хлама, с намёками на буквы - чтобы читать.
  - Нет, это не надо, слишком старое. Вот смотрите: "12-я караульная рота космодрома ? 5", ещё: "Отдельная центурия охраны космодрома ? 12"... Дайте-ка наши карты.
  - Ещё есть космодромы за номерами 8, 11, 6...
  - У меня - 1, 2, 3..
  - По картам выходит - вот они как шли. Судя по нашивкам, эти перебежали ещё до десанта на Юге... Войска повстанцев отступали так... И эти шли вместе с беженцами, значит - вот самые старые вещи с номера 3-го.
  - Да и с 1-го не новее...
  - Угу. Счёт может идти с севера на юг, или обратно - не имеет разницы, хуже что повстанцы и настоящие точки нумеруют одним списком. Вот здесь и здесь должны быть ещё площадки - и местность и дороги требуют, а вот тут мы нашли одну и знаем, что за ней номер 13... Значит, тут - двенадцатый! Ну что же, наши друзья оказались не так уж и бесполезны.
  - Что теперь?
  - Теперь пойдём через город осторожно - не хватало ещё такую же стычку с городской стражей устроить...
  
  ...Дождь перестал. Сырость не спешила уходить за ним следом, и, порой, какая-нибудь вещь отзывалась раздраженным шипением и облачком пара на прикосновение. Ильхан, более-менее обсохнув, скинул свою шинель и остальное оружие на руки суккубам, и отправился невидимым на разведку.
  (Хасан тоже хотел, но Мацуко его не пустила - кроме того, что он был плох, как разведчик, у него единственного был автомат, что был бы полезнее в ближней схватке - да и не ладили они с Ильханом со вчерашнего вечера чего-то, не надо было давать им повода). Но всё-таки, несмотря на все меры, первого языка добыл не янычар, а везде пролазивший Кен - испуганного, всего затюканного местного жителя - ракшаса с непривычной, болезненного вида кожей - Маваши вытащил его из какой-то норы, в которой тот прятался от банд мародёров.
  Допрос проводил Сакагучи, а сама, спрятавшаяся за его спиной, принцесса, подсказывала вопросы:
  "Где ближайший пост стражи?"
  "В двух кварталах. Показать?"
  "Дурак! Стража обходит этот район?"
  "Редко. Если им что-то надо. Если кого-то из них убили - то да, зачищают весь город".
  "Есть отсюда безопасный выход на север? Можно там выйти из города?"
  "По этой улице не выйти - там перекрёсток, там воду из бочки раздают, на ней армейские мордовороты с пулемётами".
  "В городе есть армия? Чья? Много их? Где они расположены?"
  "Ну, на бочках по четыре пулемётчика, плюс водитель, и так на каждом перекрёстке. Вообще армия сюда редко суётся - вот на западе - это да. Там у них лагерь, там и спокойнее - дома все целые, даже магазины работают. Я бы и сам перебрался туда, да инструменты бросить не могу."
  "Кроме армии и стражи кто-нибудь следит за порядком?"
  "Вы, если к северу пойдёте, там есть несколько кварталов, где таких, как вы, наняли охранять. Правда, за это, они творят, что хотят - где-то я слышал, что вместо платы они берут женщин. Но пришлых они не принимают. Пришлые живут отдельно, они с Большой Земли, сейчас занимают брошенные кварталы, и всех, кто приблизится - стреляют. Вон там вон, видите заложенное окно? Там один такой. Ждёт Сигнала."
  "А когда он будет, этот Сигнал?".
  "Вы где спали? Ах да, я забыл. Вам не светит. Нам обещали в конце недели. Как раз праздник",
  "Ладно... Что у тебя за "инструмент"?!"
  Пленный оказался музыкантом, странно дрожавшим за огромный неподъёмный короб из дерева, из которого он умел извлекать чудные звуки. Сакагучи и другие знатоки искусства по достоинству оценили его мастерство, и быстро сообразили - пока силач Ковай со всей осторожностью спускал громоздкую и огнеопасную штуку со второго этажа, Маваши с Хасаном где-то быстро откопали (судя по виду - "откопали" в буквальном смысле слова), ручную тележку, и, запрягая в неё музыканта, сложили туда, кроме инструмента, кучу всяких-всяких нужных на новом месте вещей.
  Только одна Мацуко, прячась в тени, не принимала деятельного участия в этом - лишь проводила долгим взглядом.
  - Ох, не пришлось бы нам жалеть потом, что мы его отпускаем - сказал незаметно подошедший господин Сакагучи.
  - Пусть. Его музыка стоила этого... надеюсь, его не ограбят по дороге.
  - Что дальше, Ваше Высочество?
  - День длинён. Но уже скоро полдень. Поспешим - я хочу выбраться из города до темноты.
  
  ...- Да, есть здесь такие - не местные, всего шарахаются, знай, из пулемётов по каждой тени лупят, - подтвердил, сказанное пленным, вернувшийся Ильхан: - Только от них никакой пользы нам, да и дальше они кончаются. А какого шайтана ищет здесь армия - я тоже без понятия. Там крупное соединение - чуть ли не дивизия, но почему они за городом, а не стали в нём на квартиры - ума не приложу.
  Говоря это, он вёл их по улицам и закоулкам на вполне неожиданную встречу. Янычар нашел не какого-то запуганного горожанина - тщательно разведав обстановку, он вышел на главарей банд, контролировавших город, и назначил им встречу от лица принцессы. Туда они и двигались.
  Для Кадомацу сделали нечто вроде плаща из кровельного железа - в нём она могла походить на кого угодно, но не на женщину. И шлем по образцу 'кабаньей головы' с маской в виде свиного рыла, забранного решеткой - всё это резонировало от разговора и дыхания, придавая её голосу то змеиное шипение, то астматические нотки. Суккубы просто подвязали друг другу крылья и сняли кольчуги - если не приглядываться они вполне могли сойти за людей-девочек или женщин ракшасов. Ну а если приглядываться - вполне обычные беженки-суккубы, прячущие своё естество от мародёров. Мужчинам маскировка не требовалась - они сразу взяли нужные доспехи. Всё, вроде готовы.
  Встреча состоялась в весьма странном месте - квартира, где-то этаже на 3-м, вовсе не имела стен - в неё можно было зайти из двух соседних подъездов. Как объяснил Ильхан, тут хозяева слишком хорошо укрепили двери и окна - вот и пришлось сначала одной банде ломать одну стену, а потом другой, не знавшей про это - другую. Чем закончилось, он не знал, но с тех пор эта квартира стала для всех местных банд постоянным местом ведения переговоров. И в самом деле - стёкла были бронированными ('Такое светомётом только и возьмёшь' - со знанием дела заметил Маваши), а дверь вообще напоминала шлюз космического корабля. Если бы кто-то и вздумал нарушать правила игры, это сделать было бы трудно...
  Парламентёр опаздывал, и ребята первым делом проверили здание на предмет ловушек. Мин не нашли, но нашли несколько сигнальных приспособлений, которые можно было использовать в свою пользу. Успели вовремя, как раз до прихода гостя.
  - Ай-яй-яй-яй... - начал тот с порога, на удивление - на Языке Края Последнего Рассвета: - Я же вам ясно сказал, чурбаны вы неотёсанные - один! А вы всю шайку с собой притащили... Какие теперь могут быть разговоры?! - вошедший и в самом деле оказался демоном, в доспехах лучника и со знаками сотника.
  - То есть, я должен сидеть здесь, пока мои ребята торчат на улице, под прицелом всех, кого не лень? - нашелся сразу Сакагучи, изобразив голосом этакого 'пропитого мародера': - Нет уж, изволь. Так дела не делаются.
  - Согласен, согласен... Что ж, раз вас немного, можно считать, условия справедливыми. Так что вы говорили, вам надо в этом городе?
  - Проход на север. И чтобы никаких проблем со стражей.
  - О! Да ради бога! Только вот, позвольте узнать, какова ваша цена? Проход-то платный! О, нет, деньги не пойдут - у самих такого добра полные сейфы. Оружие, дурь забористая, может - бабы? - он скосил глазки на сгрудившихся за спиной принцессы суккуб: - Или, может, у вас есть какой-то особенный дар - вроде звездолёта на нас всех?! Бросьте, мы не маленькие, отлично понимаем, что запросто так на Север не прорываются... Так может, раскроете, его, секретик-то?
  - А как насчёт твоей собственно жизни и доброго имени? - выступила вдруг из-под своей железной покрышки Метеа.
  - О! Так у вас не три, а четыре бабы! То-то я думал...
  - Молчи, сотник Кодоичи Ивадзуна, пока не лишился головы! Для тебя я - Её Высочество, Госпожа Принцесса Третья! - и скинула на пол загремевший кожух и фальшивый шлем.
  Эффект был неожиданным - прежде 'крутой' бандит задрожал коленями, и упав на пол, распластался в поклоне не взирая на грязь и острые обломки разбросанные повсюду:
  - Ваше Высочество! - роняя град слёз с разом поглупевшего лица, проревел он: - Ваше Высочество! Не ждали вдруг... почему? Уже? Даже не верится! Знаете - мы всегда считали Вас госпожой Главнокомандующей, а не этого выскочку-нагадца! Это ведь он бросил нас на произвол судьбы!..
  - Приказ на отступление был отдан при мне всем. Это ваш командир оказался предателем... говорят, он перебежал к повстанцам?
  - Предателем, предателем, предателем! Только он никуда не перебежал! Мы как увидели, что он к ним с распростёртыми объятиями идёт - так сами и порешили! Мы же лучники, от нас не убежишь!..
  - А потом - кто куда. Нас окружили, я с сотней левый фланг держал - разворачивались и в лес, нашим флангом-то и упёрлись! Я, мол, и говорю ребяткам: 'Делать, мол, нечего, сами видите, нас зажимают - так что давайте: врассыпную - и за деревья! А там уж кто как выберется!'. Я вот выбрался... теперь здесь. Бандитствуем помаленьку. Ни есть, ни пить ведь ничего не было. Потом умные ребята научили - с машин обдирать кожу и плавить её руками - он показал перебинтованные руки со шрамами от обморожений: - Медали, деньги есть пришлось. Потом бандиты с едой помогли, на них и работать стал. Зато всех своих собрал! Ну, может, кроме тех, кто убит или кто вышел...
  Мацуко вздохнула. Еда и питьё для рождённых в Крае Последнего Рассвета была настоящей проблемой здесь, на холодной средней планете. Многие солдаты из тех, кто отстал от своей части или был брошен при отступлении, просто умирали с голоду, раньше, чем замерзали из-за отказа изоляции.
  - Много ещё таких, кто не забыл клятву верности?
  - Много. Полк наберётся. А если кто и забыл - заставим вспомнить! Правда, все разных частей - и мечники, и лучники, и кавалерия... разнобой. Коней даже не всех ещё съели.
  - Так даже интереснее. Можешь собрать их всех?
  - Да. Но... Ваше Высочество, тут же есть и настоящие бандиты, есть такие, кто вас не любит, и готов отдать любые сокровища, чтобы убить. Что, если узнают?
  - Ты меня защитишь. И... насколько легко их подкупить?
  - Было бы чем... но, в принципе, можно.
  - Тогда веди - у меня есть для них подарок!
  
   >Хозяева города
  
   ...- Баба - она и есть баба! - решительно заявил самый грозный из главарей - пещерный демон с выбитым глазом.
  - Во, видно! Да ведь за эту тёлку нам 'революционеры', что хошь отвалят! А она же здесь одна-одинёшенька!
  Вся толпа вооруженных до зубов дезертиров колыхнулась в едином порыве. Кадомацу сама выступила вперёд, положив ладонь на уже напрягшееся предплечье Сакагучи:
  - А теперь, послушайте спокойно. Что вы думаете получить за меня от повстанцев? Деньги?! - к концу месяца планета окончательно падёт, что вы будете делать с ними в Амале? Амнистию? - то есть, чтобы вас снова простили... и отправили на фронт? (дружное: 'не-ет') Корабль? - она подняла такую хрупкую даже в доспехах руку: - Взгляните на небо! Планета - в блокаде! Куда вы полетите? В райские, адские миры? Да, но только в бестелесном облике.
  - Верно говорит...
  - Постой! А что мешает нам сдать тебя твоим же?
  - Ты чо, ополоумел? Знаешь, чо с нами сделают-то, как только мы их отпустим-то? Вон, Двузубый-то... Брал ведь на выкуп двух центуринов-то... Ещё на Большой Земле! Где он, Двузубый-то?!
  - Говорят, тем же, двум же, дали по автомату, на обмене же... они же его и... кокнули.
  - Во-во! А представляешь, чо будет за самую главную стерву-то, а?!
  Сакагучи опять дёрнулся на слове 'стерва', и девушке пришлось его спиною буквально выдавить на место.
  - Нет, вы-таки... как правильно? 'Ваше Высочество'?! Вот, всё-таки, Ваше Величество, мы-таки привыкли жить одним днём. Что сегодня хрень для нас, то и ладно, а что завтра-таки будет хуже - это нас-таки не волнует! Я-таки, понимаю же ваших - им вам не помочь - таки смертное дело же, но таки только же для них! Зачем вам нашу-то жизнь губить? Здесь, на Часовом - таки военных же видимо-невидимо, помилуйте душу грешную! Они нам за вас-таки такие похороны устроят - музыка на орбите будет слыша. Вам. Но мы-таки её уже не услышим.
  - Верно!
  - Нам и так баско!
  - Дайте мне сказать, - подняла руку принцесса: - Начнём с того, что как бы вам худо от повстанцев не жилось, вернётся Амаль - станет ЕЩЁ ХУЖЕ, (пошел ропот) И вот именно от этого я вас и могу защитить! Во-вторых - если вы гарантируете мне беспрекословное подчинение, то не то, что мои просьбы исполнить - вы и сами сможете обогатиться с минимальным для всех вас риском...
  - Знаю я ваш этот 'минимальный риск'. Нас тоже бросали всем полком в атаку, обещая 'минимальные потери' - из этого полка один я остался!
  - Тихо, братва! Дайте ей договорить!
  - Опять же - что сейчас она может нам дать, чего мы уже не имеем?
  - Я предусмотрела, - подняла голос демонесса: - Кто-нибудь слышал о такой вещи, как 'осадный резерв'?!
  - Мда... это кажись один из наших схронов был... На нашей территории. Ну и житуха была! Жрали от пуза!
  - Я могу гарантировать такую 'житуху' каждому. Карту!
  Азер выложила карту, добытую Ильханом.
  - Эй, такие каракули и я могу нарисовать!
  - Тише ты, недоросль. Будто шифрованных карт не видел. Слушай, что баба скажет.
  - Да, это карта, - утвердительно сказала Аюта: - Дайте мне нормальный план города, и я расшифрую для всех.
  За планом города пришлось кого-то послать.
  - Итак, смотрите. В каких кварталах были обнаружены схроны?
  - Ну, у меня, - выдвинулся высокий ракшас со шрамом на черепе: - Показать?
  - Нет, не надо. Только подтвердите. Здесь?
  - Якши.
  - Верно! А она правду говорит! Это и правда, секретная карта!
  - Ваш квартал приравнен к трибе. Значит, положен один резерв... здесь!
  - Ну, собака! Это я не вам. Это там, в одном доме один неверный сын собаки - из пришлых, окопался! Я говорил ребятам, что без халявы какой-то дело не обошлось! Якши... - ракшас сжал кулак, потемнев всей кожей.
  - А мне! А мне!! А нам!
  - Тихо! В порядке старшинства!
  - А тогда чо вперёд лезешь-то! Подо мной братвы больше!
  - Ты 'подо мной', при ракшасах не говори. Могут не так понять...
  - Мы уже не так поняли, братан!
  - Я расшифрую всю карту для всех, без различий. Просто как дар. Сами решите дальше.
  - Эй, лови ретивого! Он к схрону побежал!
  - Так, с севера... здесь, и здесь... - она просто тыкала в бумагу когтём, оставляя черные метки: - Только учтите, что под одним названием проходят не только резервы, но и убежища, и подземные ходы - поэтому добычу не гарантирую.
  - В убежищах есть медикаменты, наркотики, нержавейка, медный провод... ну и сами убежища. Тоннели - это свобода. Ну и опять же нержавейка и медный провод. Не учите нас мародёрствовать.
  - Ладно. Я вам заодно и на армейской половине города отмечу точки. Могут и пригодиться. И здесь... - широкая лапа вдруг перекрыла целый район на карте:
  - Здесь не надо. Здесь общак.
  Мацуко подняла глаза и встретилась взглядом с тем самым пещерным демоном об одном глазу:
  - Мы почти что ваши, принцесса. Только подождите, когда остальные ребята закончат делёжку.
  - Хорошо. Я закончу с картой?!
  Совсем неожиданно раздался шум жидкости, льющейся из крана, и Азер принесла и поставила на стол дымящийся стакан с жидким метаном.
  - Не понял? Запить? - нахмурил брови главарь.
  - Это объясняет, почему нет воды в городском водопроводе. Они переключают его на метан - здесь разместятся туземные легионы, - торжествующе объявила старшая сестра Ануш.
  - Ну что, это поможет уговорить ваших? Или вам это событие на руку? - оторвалась от карты принцесса.
  - Хреново дело... - ответил пещерный демон, и залпом выпил стакан.
  
  ...Цистерна стала на два колеса на повороте, и нещадно затряслась на ухабах просёлка - водитель не решался сбросить скорость без прямого приказа, хоть сам и еле удерживал баранку.
  Её Высочество сидела в кабине стрелка, завернувшись в крылья и держась рукой за специальную петлю на сидении, и даже не подозревая о том, что одно её слово может уменьшить трясучку. Ей сказали, что на водовозе гораздо быстрее проехать по дорогам, перекрытым патрулям, а уж о том, сколько будет у неё комфорта, заботило принцессу в последнюю очередь.
  На встречу со второй группой она взяла только Сакагучи и Афсане - другим хватало занятий в городе, и вот сейчас сама размышляла, как лучше использовать оказавшуюся в её распоряжении армию бандитов. Одноглазый (так на самом деле и звали того пещерного демона), оказался бывшим легионером, знавшим самого Тыгрынкээва, и сказал: 'Мы почти все - воевали, хоть по три месяца, да успели послужить. Что такое дисциплина, ещё помним, так что будьте, уверены - если вы сами нас не подставите как наши командиры, армию вам сделаем, вот такую, во!' - и поднимал вверх большой палец; 'Только вот понимаете, принцесса, 'за спасибо' и 'за идею' мы уже навоевались досыта. Неохота задарма головы складывать, вот нисколечки. Ведь мы же одни - один город, а вокруг, куда ни плюнь - армия. Мы, конечно, и черта вам из ада достанем, но не хочется как-то зазря... так мы уже навоевались..."
  Метеа тогда им сказала:
  "Надо выходить на связь с другими городами".
  "Вы думаете это - легко?".
  "Не врите. Связь - единственное, что мы не можем здесь нарушить у повстанцев. Обратитесь к гражданским, к военным, если надо. Или вот - правда, что вы берёте плату за охрану - женщинами?"
  "Правда, но..."
  "Скажите их родным, что отпустите их, если они выполнят ваше требование. Да, и расскажите всем, что здесь замышляется! Вообще - я не верю, что будет дисциплина, если вы позволите солдатам потакать своей похоти.".
  "Это в вас говорит женщина. Вот были бы вы мужчиной..."
  "О чем думают ваши солдаты? О том, как исполнить приказ, или как дожить до вечера и ночи с женщиной?!"
  "А почему одно должно мешать другому?"
  "Когда поймёте - почему, вы перестанете быть бандитами, а станете победоносной армией. Объявляю - с этого дня все взятые женщины месяц должны жить только в качестве заложниц! Скажите - пусть ждут месяц, а потом наверстают..."
  "Круто решаете, принцесса... Но, боюсь, вас послушают.".
  
  Теперь она думала. Пол-дня - слишком малый срок, чтобы увидеть эффект своих действий, но уже по повеселевшим лицам обычных горожан план казался удачным. В двух районах, благодаря помощи гражданских, им удалось разоружить городскую стражу, да так тихо, что перфект ни о чём не узнал. Даже больше - стражники и вигилы, получив из документов своего начальства письменные подтверждения, что в городе нарочно перекрыли воду, сами переходили на сторону бандитской армии (конечно, продолжая исполнять свои обязанности). Благодаря тому, что все бандиты сейчас поголовно были заняты муштрой, можно было снять охрану, врачи без опаски прошли по домам, и множество пропавших без вести было найдено. Те, кто по болезни или от голода были прикованы немощью к койкам, переправились в больницы, и им уже обещали поправку - и, конечно, попутно объяснили, что отнюдь не повстанческое командование следует благодарить за помощь. Аюта драгонария своими полномочиями дала бандитам и лояльным стражникам республиканские звания - это сразу многих настроило на серьёзное отношение к делу.
  Одновременно с принцессой, из города тайными лесными тропами вышли самые опытные ходоки в близлежащие города, груженные письмами, записками и домовыми квитанциями к знакомым, друзьям, однополчанам, родственникам... Ответ ожидался, начиная с послезавтра.
  "Почему я вечно забываю сказать Азер про сны с Ануш?! Странно - самая необычная из армий в моём распоряжении, а я почти не волнуюсь об этом... Мне не страшно ничего, что будет угрожать МНЕ... но как я боюсь НЕ СУМЕТЬ сделать хоть что-то для Тардеша!"
  ...Да, Сакакибара прибудет с четвертью сотни ниндзя и самураев. И транспорт... Надо подумать, куда это использовать...
  
  >Две вылазки
  
  ...В темноте, колючую проволоку абсолютно не было видно, и Хасан вволю повеселился над остальными, глядя, как они "Знакомятся", с ограждением.
  - Чего ржешь?! - прошипел Маваши: - Я в доспехах, мне не больно!
  Для скрытности в темноте демоны закрыли даже крылья.
  - Ха-ха! - хоть и вовремя заткнув себе пасть, всё-таки оглушительно громыхнул сопровождавший их пещерный демон-доброволец: - Шутники, блин...
  - Тихо ты! А то всех солдат перебудишь.
  Нет, тревоги они так поднять и не умудрились. Сквозь полосу ограждения и полосу охраны пробрались без приключений, несмотря на то, что взятый ими больной бандит на каждом ухабе канючил, что у него температура, и ему надо покакать. Пятый спутник - седовласый легионер с чиненым-перечиненым автоматом отличался спокойствием Сакагучи - на все перипетии их вылазки он отозвался единственным маловыразительным матюком.
  Вообще-то им нужно было на насосную станцию - просто переключить с резервуаров на скважины, но там была такая охрана, что даже сама Третья Принцесса, поглядев на план, сокрушенно покачала головой - без серьёзной подготовки даже специальной группе ниндзя туда соваться не следовало. Но город и водокачку охраняли призраки-вигилы, которым самим вода требовалась. Так вот, зеленоглазая командирша предложила совершенно безбашенный план, реализовывать который взялись первые сорвиголовы в отряде - Кен Маваши и Хасан. Ну а от добровольцев из числа мародёров отбоя не было... Правда, одного пришлось отправить... немножко против его воли.
  Пока Хасан, показывал чудеса ловкости, словно таракан, карабкаясь на лагерную водонапорную башню, Кен скинув плащ, распахнул светящиеся крылья и просто взлетел, сверху вовсю потешаясь над ракшасом, за все те шутки на колючей проволоке.
  - Эй, вы, там! - раздалось снизу: - Вы, наконец, кончили? Я его на своей спине до верху не донесу!
  Хасан снял с себя моток верёвки и сбросил её вниз, Кен взял другой конец, и, когда больного привязали, стал спокойно поднимать его на крышу бочки.
  - Не сгорит? - спросил ракшас о верёвке, (демон был намного сильнее уроженца Порога Удачи).
  - Нет. Только пересохнет. Ничего, верёвочка хорошая, нам хватит...
  - Да, но его-то ещё и туда спускать.
  - Всё будет, - пообещал Кен, с натугой втягивая свою ношу через ограждение.
  Тихо - сказался навык ночных грабежей - по лестнице вскарабкались бандиты.
  - А люка, однако, нет - заметил пещерный демон.
  - Я какать хочу - уже сюсюкающе попросил больной.
  - Терпи! - встряхнул его бандит: - Ты сюда для этого и лез!
  - Вам легко говорить - "терпи"! А я больной, между прочим, меня организм не слушается...
  - Да отстань ты... Ну, братва, как его будем туда-то засовывать?
  - Не проблема, - сказал Маваши, разминая крылья:
  - Учитесь, пока я жив! - и легко взлетел на крышу бака.
  - Эй, а чего так высоко?!
  - Он почти полный! Лезьте ко мне! - а тем временем хорошенько размахнулся своим оружием - "когтями" и со звоном вонзил их в податливый металл крыши.
  - Тише ты!
  - Виноват, больше не повторится.
  Когда пещерный демон с ракшасом и ведомый ими на привязи больной забрались, наконец, на крышу, он уже загибал края весьма внушительной дыры.
  - А это ещё зачем?
  - Поранитесь ещё... осторожнее, спускайте...
  - Погодь! Ты! Раздевайся!
  - Как?!
  - Вымокнешь, дурень, так ведь совсем коньки отбросишь! Давай!
  ...Он там недолгое время плескался, потом заскулил:
  - Бра-а-тки... братки! Я замёрз, я ссать хочу...
  - Дак ссы, дурина! Тебя для этого и несли сюда! И посри ещё...
  - Он там не утонет?
  - Да нет, всё путём... хотя нет, давай-ка, привяжем к чему-нибудь...
  - Братки!
  - Тихо! Ты там, это, поболтай ногами, размешай дерьмо-то...
  - Холодно - простучал зубами бедолага.
  - Ты лучше о холоде не думай, ты думай, что ты теперь это, самое... как его?
  - Химическое оружие... - прошипел сквозь зубы легионер, и предупредил: - Эй, патруль возвращается. Вытаскиваем его, пока не заметили!
  
  
  ...Нет, всё-таки Ильхан выглядел предпочтительнее всех этих немытых дезертиров. Конечно, непристойно оценивать всех мужиков, как постельную принадлежность, при первой же встрече, но когда ты суккуб - это естественно, а что естественно - то не безобразно. Вот с этими мыслями Гюльдан с хитрющими глазами пыталась то прижаться к Ильхану, то как-то зазывнее изогнуться перед его глазами. Но он, наверное, от сестрёнкиного Сакагучи заразился - раздеваясь перед вылазкой, не обнимал и даже не гладил - а отдавал ей одежду, и уходил, став невидимым! Ох, а эти его жесты, эти мягкие, почти девичьи движения - какое испытание для молодой девушки! Гюльдан мечтательно закрыла глаза, прикусив губки, и так в мечтах простояла бы дольше двух секунд, если бы сзади чего-то тяжелое не уронили...
  
  ...Так называемые "Пришлые", при внимательном изучении этого вопроса, тоже оказались проблемой - занимая первые, ближайшие, удобные дома, они, своей "обороной" блокировали стратегически важные улицы. Третью Принцессу это не устраивало. Она поручила верным ей бандитам в первую очередь разоружить эти "крепости". (Ну, бандиты-то слово "разоружить" поняли по-своему). А лучшей лучнице и лучшему разведчику её отряда, было предоставлено самим выбирать, где будет нужней их помощь. Может, им и можно было разделиться, но раз Хасан с Кеном ушли травить воду военным, то и Гюльдан старалась держаться поближе к янычару - конечно, кто-то из здешних и выглядел многообещающе, но... к ним ещё привыкать... А Ильхан - вот он, здесь, рядышком, только помириться...
  
  Этот "пришлый" засел основательно - не зря. Ильхан не решился переть на него при свете дня, а дождаться хотя бы сумерек. Они долго стояли на ветрине - на крыше дома напротив, прикидывая, с какой стороны будет безопаснее, потом решили, что лучше будет снизу. Ракшас разделся и исчез в полумраке, а суккуба-лучница осталась смотреть.
  Дело обстояло так - "пришлый" занял угловую квартиру на втором этаже многоквартирного дома. У него было четыре окна со стороны подъезда, два - с торцовой стороны, и пять - сзади. Из каждого окна торчало по пулемёту. Плюс, он ещё и заложил кирпичами окна нижнего этажа, оставив только узенькие бойницы, через которые не закинуть гранату.
  Бандиты думали добраться до него, ломая стены с противоположного конца здания, но, во-первых, воспротивились другие жильцы, выселенные незваным гостем из этого дома, а во-вторых - улица слишком хорошо простреливалась, чтобы даже с другого конца провести что-то подходящее для штурма. Да и заминировано вокруг было неслабо - Ильхану потребовалось зрение Гюльдан, видящее контуры предметов, чтобы найти безопасный путь среди хлама и растяжек.
  Вообще, будь это бой, такую огневую точку штурмовать бы не стали - вызвали бы авиацию или орбитальную поддержку - и снесли бы вместе со всем кварталом. На худой конец просто бы сожгли дом или пустили бы газ, чтобы отравить защитников. Но... здесь это не годилось. Хорошо, что главарь местной банды оказался умный - узнав, кто придёт ему помогать, приказал всем худым да мелким не мозолить глаза на улице - так что появившемся маленькой суккубе и худощавому ракшасу захватчик дома не придал значения.
  Решили так - Ильхан, невидимкой, войдёт в соседний подъезд, поднимется на крышу, и оттуда спустится в квартиру через дымоход. Это была проверенная тактика - дымоходы в таких домах (или что это было вместо дымохода) размещались внутри стен, незаметно для жильцов, и при нужде легко пробивались кулаком. Гюльдан же должна была удобно спрятаться и ждать удачного момента, когда потребуется её острый глаз и верная рука.
  Расовый состав "гарнизона" импровизированной крепости "пришлых" был неизвестен - выяснили только, что они плохо видят ночью. Наверное, люди - очень похоже на них. Но даже зрение привыкшей к ночной Даэне суккубы, мало чем помогало в стремительно сгущающейся тьме улиц и неосвященных комнат - хотя бы чуточку света... Иногда дула пулемётов поворачивались - ах какой был соблазн выстрелить! - но ещё днём Гюльдан ясно видела верёвочки, привязанные к рукояткам - и не спешила зазря тратить стрелы, и выдавать своё оружие и местоположение. Где там Ильхан, змеиный яд? Только бы он не застрял в этой трубе!
  И вдруг - звук удара оттуда! Что-то хлёстко и звонко, потом - деревянно и резко, что-то темное вылетает из окна, срывая с петель раскрытые рамы, повисая на длинном стволе пулемёта, пулемёт наклоняется - и тщетно пытающееся схватиться тело срывается вниз. На мины.
  Стоявшая в стороне от полуоглохших, высыпавших на взрывы на темную улицу бандитов, только Гюльдан заметила, что борьба продолжается. По слегка освещённой отблесками огня комнате метались исчезающие тени. Второй ракшас? Суккуб прицелилась, но хоть она и разглядела достаточно для верного выстрела, вопрос: "кто из них", останавливал её руку. Наконец, додумалась - прикрепив к стреле склянку с хатакой, открыла пробку, и горлышком вперёд - чтобы не вылилось по дороге, с излишним натяжением выстрелила в окно. Утихло - буквально на миг. Потом вдруг что-то рванулось в глубь темноты, хлопнуло дверью... может, стоило и проверить, но Гюльдан, хоть и суккуба, как-то ещё не была готова к приключениям на свою задницу, пока возбуждающий мужчин аромат не выветрился из помещения. Она жестом попросила главаря мародёров держать своих парней, и, спланировав, сама, осторожно, держа лук наготове, красиво пошла через мины прямо к двери подъезда. Дверь распахнулась прямо ей в лицо - незнакомец выпрыгнул, покрытый запаздывающей мимикрией в цвет подъезда, увидел её и резко бросился наутёк. Стрела сама сошла с тетивы, словно живая предугадав его рывок в сторону от растяжки, вошла меж меняющих цвет лопаток. Невидимка споткнулся на бегу и кубарем влетел в ближайшие кусты, где и затих. Бандиты подбежали быстро:
  - Ух, ты...
  - Эй, а как ты узнала, что это не твой дружок?
  Гюльдан и самой было интересно знать, но её пока что всю трясло с перепугу...
  - Я тэ покажу, жэнщина, как бэз команды стрэлять! - раздался самый долгожданный голос на свете:
  - Как мнэ тэперь па улыцэ, идти, жэнщина?!
  Гюльдан облегченно вздохнула, а потом, уронив лук и стрелы, обеими ладошками прикрыла смеющийся рот, увидев янычара. Набедренная повязка и на четверть не прикрывал эффект от хатаки. "Ну, ты мужик..." - с уважением протянул один из мародёров. А суккуба, отбросив несвойственную робость, протянула руки, и прыгнула на любовника, недвусмысленно обняв коленями:
  - Для начала - используем Это по назначению! Ты случайно не видел кровать помягче и дверь попрочнее, пока спускался? А то ведь ночь на дворе...
  
   >Барабан Ковая
  
   ...Азер и брат Ковай занялись подготовкой новобранцев. Как выразилась сестра Ануш: 'Команда ещё та - монах и старая подстилка, два кошмара друг для друга'. Ковай, по природной наивности юмора не понял, но конфликтовать и не потребовалось - они отлично разделили обязанности. Силач занялся проверкой не служивших на здоровье и пригодность, а служившая в немаленьком чине на Даэне суккуба занялась муштрой служивых и офицеров. Они оба хотели бы заполучить в подмогу Кена Маваши - как-никак учителя фехтования, но этот егоза первым подписался на вылазку, да ещё Хасана с собой уволок, к немалому огорчению Гюльдан, (та даже начала приставать к Ильхану и доприставалась до того, что янычар и её уволок в разведку).
  Азер было забавно смотреть - иногда дверь открывалась, когда выходил очередной рядовой, и там такой Ковай размахивающий дубиной - аж ветер свищет. Ну, за дело - не составило труда отделить рядовых от офицеров, а настоящих военных - от самозванцев. Кто-то врал, стремясь сохранить власть, кто-то врал, стремясь избежать ответственности - старая суккуба их насквозь видела, и одних выводила на чистую воду, а на ложь других смотрела сквозь пальцы. Для её хозяйки имели значения не титулы, а реальные заслуги и таланты - а у ветерана двух войн хватало и опыта и такта, чтобы доказать одним где они неправы, или не копаться глубоко в свежих ранах у других. Да и мужики охотнее раскрывались перед суккубой, не ожидая подвоха - или находя поддержку там, где её не ждали, сами шли навстречу. Уже темнело на дворе, когда очередь дошла до командиров-женщин - и с ними-то и начались канители, и выяснения кто больше неправ. Их неспешный обмен мнениями, в который вступили вне очереди другие соискательницы, прервали внезапно странные удары железа о железо, с поминутными вскриками: то 'ох', то 'ой'.
  - Шлёпают, что ли, кого-то? - предложила одна из женщин: - Похожая мелодия.
  - Музыканта этого я знаю... - заметила Азер, вставая из-за стола: - Но вот что у него за инструмент?
  Они все высунули головы на улицу, и - увидели: Брат Ковай, с хорошего размаху, бил по здоровенной двери убежища, которую на плечах удерживали где-то с десяток бандитов и дезертиров, и, похоже, они были совсем не против подобной экзекуции.
  - Эй! - окликнула монаха телохранительница принцессы.
  - А... Здрасте! Я тут это... Испытываю, как солдаты держат удар! (один из испытуемых упал на четвереньки и так, на карачках, быстро-быстро побежал с площади): - Знаете, поодиночке-то как-то долго выходит...
  - Ага, ладно... Только ты бы, это - ещё бы вторую дверь прихватил, и, знаешь, как на барабане - туда-сюда - пум-бум! Еще бы быстрее было!
  - А что, это мысль! А ну-ка, новобранцы, давайте ещё одну дверь сюда! Да положите вы эту, куда вы с ней побежали!
  Азер покачала головой:
  - Он безнадёжен... Да ты их угробишь так, балда! У нас от твоих экзерсисов, башка звенит громче колокола, а что у них прямо под дверью? Скорей бы хозяйка вернулась... - возвращаясь в класс: - Ну, так, дорогая, ты не ответила мне. Значит, у тебя был любовник-легионер, который брал тебя на войну? И ты даже командовала у него в штабе? Это было при Республике или после восстания? Давай, я давно жду твоего ответа...
  
  ...Кадомацу разговаривала с Сакакибарой, когда со стороны города послышались далёкие, гулкие и ритмичные удары - будто гигантский барабан или гонг. Утихло - потом снова. Доносилось явно из города, и со стороны занятых ими районов, и подозрительно напоминало канонаду... Она переглянулась со всеми, обеспокоенная, забралась в кабину транспорта-невидимки и скомандовала пилоту спешить в город. Десятерых ниндзя она уже успела отправить на разведку окрестностей, им же отдала водовозку. Цистерну надо было вернуть бандитам, чтобы они вернули в городской парк, пока военные не хватились пропажи. Всё равно космодром так и не смогли найти...
  Транспорт их напугал при своем появлении - абсолютно бесшумный, словно ветер по деревьям прошелестел - и появился на поляне. (Шофёр чуть дёру не дал!) Эти машины понравились ей ещё при первом знакомстве - жаль, их было слишком мало... Да и уж очень новые - их даже испытать, как следует, не успели, и, хоть джаханальцы и славились как лучшие мастера Вселенной, сразу так, экспромтом создать безотказный шедевр инженерии, даже у них не вышло.
  Сакакибара принёс ей последние новости с фронта - хоть один день и одна ночь слишком малый промежуток для войны на всю планету, но уже, один сам факт высадки десанта Кверкеша, заставил мятежников снимать с места и бросать в бой битые Мацукавой дивизии, что только-только встали на пополнение. Это было уже неплохо - если субстратиг сумеет навязать им бои, то у противника не останется свежих резервов, как это уже было на Коците. Аюта как раз, пользуясь свежими данными, пыталась выяснить - какой из Туземных легионов собирались разместить в их городе, и могут ли они теперь вернутся (а их у врага осталось всего семь - так что если хорошо подумать...), как раздались эти звуки.
  
  С высоты бреющего полёта удалось обнаружить ещё одну интересную подробность - дороги, выкрашенные в цвет леса! С орбиты их разглядеть было невозможно! Ладно, через два дня, с новым аппаратами и пополнением, прибудут Пак и Уэмацу, тогда и придётся занять их разведкой... пока нет времени... Они сделали короткую посадку, и осмотрели хитрость мятежников.
  Удары замолкли, и девушка чего только не передумала, но вот - снова, и уже точно из занятых ими северных районов города. Принцесса поторопила пилота лететь, и побыстрее - но он заметил, что на фоне звёзд корабль может быть виден, и им пришлось сделать круг по окраине.
  При виде целых районов без вспышек выстрелов и дымов от пожаров, как-то отлегло от сердца. А ритмичные удары продолжались! Она даже не стала ждать, когда пилот полностью посадит корабль, а выпрыгнула на лету, расправляя собственные крылья. Удары неслись из здания бывшего детского сада, занятного ею под штаб и личную резиденцию. Она пролетела ниже крыш и обогнула строение сверху.... И тут же отлегло от сердца. Это оказывается Брат Ковай, вращая своей знаменитой дубиной, производил такой грохот!
  Принцесса выпрыгнула, казалось неоткуда, и ловким взмахом меча остановила, казалось, неудержимо вращающуюся дубину.
  - Ваше Высочество! - охнул с перепугу монах.
  - Ты чем это занимаешься? - наверное, лицо у неё было страшное.
  - Я это... проверяю, как держат удар! - он кивнул на несколько бандитов, переводящих дух возле огромной, в полтора роста девушки, железной двери.
  - Проверяешь? - взорвалась дочь Мацуко: - Да даже я, (она показала в сторону леса) - и то услышала! Я чего только не передумала! А представляешь, что сейчас у военных творится в их части города!
  - Виноват... - сразу потупился несчастный монах.
  Дочь императора устало опустилась на стальной рельс, вкопанный в землю - импровизированную скамейку:
  - Ну что мне с вами делать...Азер, ну ты единственная осталась умная, почему ты-то его не образумила?! А-а! - махнула она на них всех рукой. Потом некоторое время сидела и смотрела молча на эти несчастные двери:
  - Слушайте, а почему было так громко?
  Все совсем не поняли, в какую сторону она сменила тему разговора.
  - Нет, это же дверь от бомбоубежища, на всю толщину должен быть сплошной металл... - она подошла и резко ударила кулаком по люку. Плита отозвалась неприлично высоким звуком.
  - Да вы смотрите! - она показала на глубокие вмятины от дубины, потом изо всех сил пнула ногой - мало того, что звон пошел по всему кварталу, на, казалось бы, монолитном металле, отпечатался след её каблука!
  - Господин Сакагучи?! Попробуйте 'Пушечное лезвие'!
  Хатамото размахнулся голубовато светящимся клинком - тот вошел в металл, не встретив и четверти ожидаемого сопротивления.
  - Пустая внутри.
  - Ваше преподобие, святой брат, помогите-ка...
  Мужчины вместе подняли разрубленную дверь, и, хорошенько приложив усилие, согнули её уголком. Все ахнули - прославленной диззамальской стали в люке, толщиной в один сяку не было и половины!
  - Разворовали - с презрением сказал один из мародёров и сплюнул на пол.
  - А мы-то радовались, что тащить легко!
  Сквозь толпу пробрался Одноглазый, и, сев на корточки, внимательно осмотрел улику:
  - Дверь-то новая. Уже при революции плавили!
  - Д-Да рази при Амале бы такое бы возможно-таки?
  - Да весь завод бы децимировали к шайтану!
  - Да зачем децимировать - Коцит-то рядом!
  - Верно!
  - Революционеры хреновы! Развели жуликов!
  - Значит так, братва - берём эту штуку, и несём по дворам показывать!
  - Нет, в самом деле - он её МЕЧОМ разрубил! А если бомба?
  - А если бомба ядрёная?
  - А девка-то девка, видал? Ножкой пнула - и промяла!
  - Да ножки у неё загляденье, ножки не трожь!
  Мацуко зарделась, и чтобы скрыть смущение, повернулась к своим хатамото:
  - Господин Сакакибара, приступайте к своим обязанностям. Господин Сакагучи, принимайте под своё командование господина Сакакибару и его отряд. Разместите и введите в курс дела. Необходимо как можно более срочно разведать город и перекрыть все каналы сообщения местной администрации с командованием повстанцев. Более конкретные указания поступят по мере поступления разведданных...
  
  ...Минут пять спустя, прибежали запыхавшиеся Хасан с Маваши. Они сказали, что всполошенные 'барабанами Ковая', военные в лагере подняли тревогу и выслали отряд на разведку города. Правда, именно благодаря тревоге, их группе 'отравителей' и удалось уйти незамечено, но патруль они опередили на считанные минуты. Всех подозрительных на вид быстро загнали в новый летучий корабль и на высоте переждали опасное время. Правда Хасан, увидев, что в мимикрию ракшасов может целый корабль, так и простоял на площади с раскрытым ртом. Про что он подумал, зная суеверия ракшасов насчёт того, каким способом обретается невидимость - можно долго и забавно гадать...
  
   >Демоны-ниндзя
  
   ...Пустую водовозку здорово бросало от неправильной загрузки. Тут уж, как ни крути - в обрат такую машину всё равно порожняком везти, но сейчас, когда на дорогах творится что-то жуткое, водитель попросил в качестве 'груза' лишней охраны. Солдаты тоже могли сойти за груз, если бы поняли, что в такой длинной машине лучше сидеть на своих местах ради собственного же блага - а они все собрались в кабине стрелка, анекдоты травить, и всё удивляются - 'чего это зад так мотает?'. Балласт и то умней. Но с просто балластом, ещё неизвестно - доехали бы...
  
  ...Всё началось неделю назад - когда лагерь разбудили эти странные звуки из города. Отряд, посланный на разведку, ничего не нашел, но гражданские явно что-то скрывали - да и оборвалось в ту ночь что-то между солдатами и горожанами. Если раньше легионер (не любили в Революционной Армии это прозвище, данное карателями - никакие они не 'полулегионеры', не вигилы, не 'пожарники' - настоящие легионеры, и не уступят в бою республиканским! Но попробуй, повоюй, когда с тобой не дерутся честно, а спускают на одного - сотни наймитов Метрополии!), так вот, раньше легионера городские встречали с распростёртыми объятьями, он был для них и друг и брат и будущий зять, а теперь - разве что в спину не плевались. Да и такая прибыльная вещь (а Революция поощряет прибыль), как торговля местами на кораблях вдруг пошла на спад, (ну конечно никаких настоящих мест на корабли никто не мог продать - туда шли по пофамильным спискам, но ведь обидно, что халяву отобрали!). А потом пришла эпидемия...
  Главврач - санитарный эдил, сразу заподозрил воду. Но понадобилось, чтобы свалилось две трети личного состава, чтобы пришло разрешение проверить водопровод - и сразу обнаружили дыру в крыше водонапорной башни и зловонное болото в ней, вместо запаса воды. Делать что-то уже было поздно - этой гадостью пропитались все трубы, промывали речной водой, метаном, спиртом - безрезультатно. С трудом удалось реквизировать одну водовозку - остальные ослушались приказов и перестали подпускать к себе солдат на выстрел. Комиссар приказал не ухудшать отношений с гражданскими, стали обходиться, чем было. Даже за одну-единственную пришлось воевать - они подчинялись не Штабу, а Комиссариату Гражданских Дел и он был очень щепетилен в подобных вопросах. Собственные машины, посланные за водой, топливом и запчастями - не возвращались, то ли попадая в засады, то ли реквизируемые фронтом. Только эта водовозка их и спасала. Комиссар был склонен верить в чертовщину, стратиг - в необычайно хитрую диверсионную группу. Зачистили лес, прочесав его до самых секретных объектов ?12 и ?15 - и на следующих день эти объекты взорвались! На самого стратига пало обвинение в шпионаже и халатности. А он - что ему делать, не мог же он, имея два легиона и третий на подходе, объявлять что тут, наверное, весь город перекинулся к противнику!
   А попытки добыть воду своим путём ни к чему не привели. Единственная доступная скважина была запечатана до ремонта водопровода. И юмор был ещё в том, что в распоряжении дивизии была исправнейшая городская насосная станция. Но по жесткому требованию штаба они сейчас промораживали систему, гнали переохлаждённый метан по только что заменённым трубам, и к городским скважинам доступа не имели. Весь водный рацион в основном уходил на больных и раненых... остальным приходилось терпеть жажду и не мыться. У города не было даже плёвенькой речушки, чтобы набрать воды, дожди чуть спасали, но не встанешь же с раскрытым ртом под небом?
  А рейсы в соседние города становились всё опаснее...
  
  Распахнув пылающие красным огнём крылья, затянутая в чёрное тень, взмыла над дорогой. Может, она взлетела из заросшего густым кустарником кювета, может - с одного из деревьев лесополосы. В конце концов, неважно - за ЭТОЙ водовозкой, ЭТА тень летала уже неделю - и только сейчас ей удалось зайти на неё с нужной стороны при нужном ветре. Рывок вверх - чтобы уравнять скорости - и тень распалась надвое, одна часть, которая крылатая, мгновенно отстала, а другая, маленькая, понеслась к цистерне, с размаху зацепившись за гладкую поверхность десятью остро оточенными трёхгранными когтями. Удар был весомым, но водителю почудилась лишь очередная кочка. Незваный гость тем временем подтянулся, влез на ровную крышу... Это массажистам и лучникам когти мешают, их спиливают до корней, а воину-невидимке любое оружие могло пригодиться, а уж тем более - то, что при рождении подарила сама мать-природа.
  Ниндзя продвинулся ещё на длину корпуса - собственные когти работали не хуже специальных крючьев. На крыше была даже не сталь, а алюминий - по ощущениям, как плотный картон, за неё цепляться труда не составляло. Несложный трюк, который по силам был бы даже Третьей Принцессе, прошедшей неполный курс, не то, что выращенному невидимкой с колыбели ниндзя. Вот на бортах, где сидели стрелки противопульные щиты были из броневых сплавов - может и можно было зацепиться, если постараться, но на полном ходу машины лучше не испытывать удачи... Кстати, в кормовых отделения стрелков не оказалось - а он специально тренировался проходить их позиции... Ну что же - так проще... но рессоры говорили о избыточной загрузке, значит, отсутствие где-то в одном должно компенсироваться избытком в другом. Но это всё равно облегчало его задачу. Ниндзя встал с четверенек на ноги, и в открытую побежал к кабине по мостику над цистерной.
  Солдаты громко хохотали над очередным анекдотом, в котором было что-то то ли про апсару, то ли про суккубу, когда вдруг сильные руки с когтями разорвали крышу кабины. Внутрь сразу хлынул воздух холодного шоссе, и следом - демон с голубыми глазами, в одеждах цвета остывающей лавы, рухнул из пролома, и, казалось, только повернулся - и двое уже отлетели с порванными животами. Водитель обернулся - что там; машину резко занесло, сам незваный гость споткнулся, кто-то даже успел поднять оружие - но врага не сдерживало опасение попасть в товарищей - мелькнул короткий клинок и кое-кто лишился пальцев. И даже не задержался, чтобы расправиться с уцелевшими - нырнул против ветра в свою дыру и исчез. Ошеломлённые повстанцы долго смотрели друг на друга, потом кто-то заметил оставленную им вещь:
  - БОМБА!!!
  ...Взрыв оторвал кабину от цистерны. Корму развернуло поперёк дороги, грузовик перекувырнуло раз пять кубарем, и, наконец, взорвался голубым пламенем останков метана в секциях... А в вышине, расправив прежде тщательно уложенные крылья, такого же цвета, как у брата-близнеца, любовался сделанной работой ночной убийца. Задание выполнено - Её Высочество будет довольна...
  
  ...На следующий день, как говорила официальная история: "под давлением обстоятельств", стратиг Альвареш нарушил приказ Штаба Революционных Сил, наконец-таки пустил воду в городской водопровод...
  
   >Призрачная воля
  
   ...Драгонарий ждал рапортов. Над ним, то есть под "Шайтаном", на нескольких экранах разворачивалась панорама острова Сентиней - подёрнутые дымкой горы, леса и пенное побережье, каменная россыпь городов. Кое-где мелькали вспышки - взрывы, от игольчатых уколов тактической артиллерии, до огненного шара размера с яблоко - стратегического удара. Шла война. Справа, где Мацукава начинал решительное наступление - линия фронта была расцвечена как на праздник. А где там эта принцесса, или Кверкеш - оставалось только гадать.
  - Товарищ драгонарий! Последний транспорт к аюте по секретной части завершил шлюзовые операции и отчаливает!
  - Начинайте операцию прикрытия. Субстратиг Кверкеш подкреплений не запрашивал?
  - Никак нет, товарищ драгонарий!
  - Хорошо. Продолжать операцию. Бэла, если я буду нужен - я у Златы.
  Стажер рассеянно кивнул, занятый приборами.
  
  Старшая колдунья же была занята со своими подопечными - где-то штук двенадцать самых разнообразных существ с закрытыми глазами покачивались в такт под общий ритм медитации. Тардеш остановился у входа, и, запахнувшись в тогу, наблюдал - это хоть успокаивало.
  "Друг-драгонарий что-то хочет?" - вдруг раздалось в голове.
  "Да не... не обращай внимания... просто хотел развеяться", - чуть не сказал голосом!
  "Так за чем же дело встало?! Я сейчас..." - Злата открыла глаза, и её сменила Лакшмидеви.
  "Да не стоило... колдовала бы дальше".
  - Что ты переживаешь! Они без меня совсем хорошо обойдутся... да и мне отдохнуть не мешает! Ну, пойдём?!
  - Куда - "пойдём"?!
  - Ты же меня на свидание пригласил!
  -Да-а... хорошо. Давай, что ли, по атриуму пройдёмся?
  На боевом крейсере трудно найти место для отдыха - ни оба спортзала, ни столовка для этого не годились, а идти в "красный уголок", где сидели главные стукачи флота, - проще уж самому на себя донос написать... Правда, оставались ещё актовые залы, где временами крутили неплохое кино - но кто будет "крутить" им это кино во время боевой тревоги?! Тем более что механиками там - старшие канониры, а у них и так сейчас запара...
  - Ну что? - вступила Злата после нескольких молчаливых шагов: - Соскучился уже по своей второй аюте?
  - По всем скучаешь. Ну, ведь война всё-таки. Что поделать?
  - Выиграть войну.
  - Я пытаюсь. Вроде получается.
  - Очень хорошо получается.
  Она заглянула ему в глаза:
  - Хочешь, я могу связать тебя с ней - это очень просто!
  - Перестань, мы оба знаем, что она этого не любит.
  - Ты запомнил, что она любит, а что нет. Ох, друг-драгонарий...
  - Ну, за три года войны несложно.
  - Мои вкусы и пристрастия ты не запомнил и за семнадцать лет.
  - Но у тебя же они всё время... - и вдруг, словно земля ушла у него из-под ног. Он почувствовал себя сидящим на земле, голыми коленями - на сухой траве конца лета, рядом - с непривычно низкой точки зрения - Азер, телохранительница принцессы, чуть далее, в тени - её сестра Афсане. Напротив них сидела сама принцесса, и была ясна причина отсутствия костра - света и тепла от демонессы хватало с избытком. Удивляло отсутствие третьей из суккуб - Гюльдан, но Тардеш вскоре сообразил, что это её глазами он смотрит на происходящее.
  ...Азер говорила:
  - Мне кажется, этот мужик за свои старания заслуживает хотя бы поцелуя.
  - Перестаньте, девочки, - отвечала принцесса: - Вы же знаете моё к этому отношение.
  - Да ты что, Афсане стесняешься? Брось, она только рада будет - сама тебя научит, как его ловчее целовать...
  - Перестаньте! - голос демонессы даже сорвался: - Вы знаете, всё, я при вас клялась перед всеми богами, и не преступлю эту клятву! У меня есть единственный мужчина на свете!
  - Поцелуй - это ещё не измена, - раздалось откуда-то изнутри Тардеша. Он понял, что это говорит Гюльдан. Голос изнутри казался другим, непривычным.
  Принцесса посмотрела на неё так, что Тардеш, пользующийся её глазами, был принуждён некоторое время разглядывать траву и смуглые коленки, чувствуя, как горят щёки юной бесстыдницы.
  - Нет, ну это же всё-таки... - подала голос Азер и осеклась. Потом начала снова: - Так ведь не бывает. Ты - не мы, ты ведь даже правильно прикоснуться к нему не сможешь, бедная... Зачем тебе всё это?!
  - Я его люблю, - с ясным взором ответила девушка (только сейчас, чужими глазами, Тардеш увидел, что глаза у неё на самом деле не серые, а красивого, тёмно-зелёного цвета): - И пусть, мне пока не суждено даже дотронуться до него... Я заслужу это право. У Неба или Преисподней. Пусть даже мне придётся сражаться всю жизнь, пусть придётся завоевать все планеты Вселенной. А до этого - я буду рядом с ним. Столько, сколько возможно...
  ...Прекращение контакта было резким и неприятным. Тардеш даже пошатнулся от яркого света, ударившего со всех ламп атриума. Злата поспешила его подхватить, подставив костлявые кольца своего тела:
  - Ну что, всё в порядке?
  Драгонарий отчуждённо посмотрел на неё глазницами лица-черепа:
  - Перестань. То, что ты делаешь, давно уже вышло за рамки шутки.
  - А это не шутка.
  - Тем более. Оставь девку в покое.... да и иди, займись своим делом - мне пора на мостик...
  
  ...Кверкеш вытер лицо платком, мгновенно ставшим угольно-чёрным от копоти, и сразу же выбросил его в яму. Секундой позже за ним полетели и перчатки. Услужливый опцион сразу же подал новую пару. Надевая их, субстратиг против ветра обошел яму, показал огнемётчикам угол, в котором что-то ещё шевелилось. Люди горели плохо. Намного хуже призраков...
  ...Ветер гнал дым прямо на городок, превращая когда-то весёлые домики в унылые казематы. Да, теперь уж немногие захотят здесь поселиться вновь... Кверкеш старался избегать тактики "выжженной земли" по мере сил - во вражеском тылу это ограничивало его собственную маневренность - но сейчас просто не было выбора. Да и такая жестокость заставит мятежников ещё больше отвлечь войска от охоты за неуловимой "бандитской армией" генерала Метеа.
  Нет, события определенно разворачивались намного лучше, чем планировалось в штабах. Рейды десанта и неуловимая партизанщина подняли настоящую панику в тылах мятежников. Гайцонская принцесса была права - не всем понравилась пресловутая "свобода", которую обещал Шульген. Больше всего "свободы" и обещанных денег получили те, по ком в Республике плакал Итораль или "вышка" - взяточники, спекулянты, жадные эдилы, жестокие квесторы, несправедливые преторы. А простые обманутые жители получили нищету, и грабежи от новых хозяев. Тут даже хлеб и воду продавали за деньги! Немыслимая вещь в Республике! Неудивительно, что они откликнулись на призыв принцессы. И вся оборона мятежа посыпалась. Рейды десанта наводили панику там, где жители ещё сохранялись верность Шульгену, принцесса, умница, вела свою компанию там, где жители колебались - и мятежникам теперь самим пришлось играть роль оккупантов на своих территориях, что не очень-то способствовало успеху любых действий. Если они пытались отвлечь на подавление силы со спокойных территорий - то десант Кверкеша устраивал там показательную резню, и сами жертвы проклинали уже не карателей, а "революционеров", не умеющих держать обещания. Правда, если по стратегии, то партизанщину бы стоило разводить здесь, на западной стороне полуострова, ближе к заминированному перешейку, а идущим с огнём и мечом легионерам - высадить у неё, на востоке, чтобы гнать потоки беженцев обратно к линии фронта, сковывать коммуникации и оборону. Ну, жители сами виноваты. Верные Республике и бунтовщики не поселились так, чтобы стратегам было удобно. На прочее жаловаться не имело смысла - удалось даже сохранить инкогнито принцессы - мятежники, кажется, даже и не подозревали, что оживившиеся в их тылу разбойничьи отряды имеют единое командование. Правда, насчёт действий диверсионной группы они были осведомлены - такую вещь, как взрыв семи космодромов трудно списать на действия мародёров...
  ...Двое из дисциплинарной когорты привели к яме последних. Избитые, но упорные. Что же, полустратиг кивнул, и этих тоже столкнули в яму. Огнемётчики как-то халтурно пожгли - вряд ли они обгорели дальше кожи - и сразу пустили бульдозер заваливать. Известь или кислоту для санитарной безопасности засыпать уже не стали. Они и так слишком задержались. Скверно таких бойцов в расход пускать. Была бы возможность отправить их в штрафной легион - да любой нормальный центурион за два года бы сделал из таких ребят настоящих Сынов Амаля! Товарищи по партии трибуны объяснили бы, в чем они заблуждались, а особо упирающимися бы занялись товарищи по партии психиатры. И они бы ещё повоевали, против того же Шульгена. Но, к сожалению, у десанта нет времени на такие сложные ходы. Что сделано, то сделано, пусть их участь послужит уроком. "Будем считать это проявлением Судьбы" - остановился на этой мысли товарищ полустратиг, и тяжело печатая шаг, направился к своей машине...
  Сегодня предстоит ещё один бой... надо постараться дать его в населённой местности...
  
   >Трус и Храбрец
  
   ...Когда ты слишком важная личность, не стоит полагаться на везение - заслуженный маг Юсуф аль-Хаким как раз был из таких. Никаких прогулок по улице - ведь это самое опасное место! Никаких посещений общественных мест - там может затаиться убийца! Никаких опасных предметов или личностей в доме! Все, кто был ему нужен - приходили по приглашению, все, кому был нужен он - обращались непосредственно к Шульгену, и уже тогда он высылал приглашение. Никаких покупных товаров - ведь их могут отравить или заминировать! Вся еда, как при Республике, поставлялась ему бесплатно, со специального завода, в специальных контейнерах, которые перед упаковкой проверяли пять надёжнейших лиц - если и предадут, то не все сразу. Раньше он жил на секретном объекте под охраной двух легионов старого набора, но после того, как каратели обнаружили неприятнейшую привычку бомбить одиноко стоящие и ничего им плохого не делающие дома, переселился в густонаселённый центр города. Разумеется, позаботившись о безопасности от всего "густого населения". Сам он занял квартиру на третьем этаже, ниже поселились три сотни личной охраны - выше загнали семьи самых ценных специалистов, сочувствующих Сенату - которых каратели бомбить не будут никогда и не за что.
  Три квартиры, объединённые в одну, давали магу все удобства для жизни, ещё три таких же, которыми он сообщался через дверь в стене - все удобства для работы. Около каждой двери стояло по два часовых, вокруг дома постоянно прогуливались около пятнадцати агентов в штатском. Служба охраны предлагала ему и личного телохранителя, но он не согласился, чтобы кто-то посторонний имел доступ в его жилище. Он больше надеялся на двери и запоры - и правда, двери были выполнены из корабельной брони и имели тройной шлюз на входе, в окнах стояли самые толстые, какие только можно было отлить, трёхслойные пуленепробиваемые стёкла, со впаянной решеткой, и взрывоустойчивые жалюзи, устанавливая которые, техники пошутили: 'Уж скорее стены вылетят, чем окна!'. Тогда, Юсуф аль-Хаким попросил укрепить стены...
  ...Та ночь выдалась неспокойной - вначале на улице прямо под его окнами напали на девушку - половина агентов кинулись за насильником, другая - успокаивать жертву. Юсуф посмотрел из окон лаборатории - девушка показалась ему красивой, хоть толстое стекло и искажало очертания. Маг вздохнул, и принялся закрывать ставни - медленный, кропотливый ритуал перед сном, который, на поверку оказался теперь его единственным развлечением. Когда он добрался до окон жилых комнат, на улице в фонарный столб въехала гражданская колесница. Наверное, при других условиях, у кого-нибудь это и возбудило интерес, но не сейчас, не у Юсуфа аль-Хакима. 'Надо будет потребовать ограничить движение транспорта на прилегающих улицах' - подумал он: 'Перед сном надо сосредоточиться, а они...' - последнее окно вдруг осветилось непривычно ярким светом, думая о пожаре, маг-ракшас побежал туда, но увидел за окном два необычайно ярких зелёных глаза на красивом женском лице, ослепляющим светло-оранжевым сиянием...
  Перед лицом мелькнула какая-то тень - как понял немного очарованный маг, это кулак - и хвалёное бронированное стекло, в растянувшихся секундах, заволновалось, как водная гладь в ветреный день, покрылась трещинами, выскочило из рамы, и разбилось на осколки. Впаянная в него решетка ударилась о жалюзи и зазвенела на полу. Юсуф моментально захлопнул их - но гостья не собиралась останавливаться на достигнутом - маг услышал знакомую Мантру Усиления - и невероятной ярости удар ветра прошел меж пластинками жалюзей, вырывая их с корнем, и отбрасывая хозяина к стене. Оглушенный, лежа на куче мусора, в которую превратилась вся его мебель, он не собирался сдаваться, быстро шепча мантры и окружая себя защитою ото всех первоэлементов, но - лезвие цвета этих глаз, коротко чиркнув по его горлу, прервало заклинание до того, как он успел дойти до элемента 'Металл'...
  
  ...Вселенская сила и успехи на ниве волшебства рождают ощущение безнаказанности. Рамачандра Шукрадатта откровенно презирал все средства безопасности, напоказ бравируя своими способностями. В свои почти тридцать - молодой для человека возраст, он уже был сильнейшим магом этой планетной системы. Да чего там, доведись ему встретиться в бою с кем-то из прославленных - и им бы не дал спуску! Эта самоуверенность превосходно сочеталась с его независимым по натуре характером, что приводило к яростным стычкам с повстанческим командованием, едва те пытались навязать ему хоть видимость охраны. Бога ради, ему-то она зачем?! Разве что следить за ним - чтобы он к карателям не переметнулся, но это, извините, уже плохо пахнет. Ну, нападали на него, нападали - дольше трёх секунд никто не прожил. Да он нарочно будет ходить в открытую - меньше диверсантов у карателей останется!
  Сегодня он до середины ночи сидел в одном из этих наспех оборудованных барах, ждал драки - но драки не было. Это он потом, уже на улице, вспомнил, что здесь уже бывал. Так что горячие головы поутихли, помня чем, кончается дебош в его присутствии. Ну что же - раз не дождался развлечения там, то пошел домой, выбирая самые тёмные переулки и дразня подозрительные компании. Такая охота тоже приносит успех - ну кто из грабителей, расплодившихся дезертиров, и этих наглых девиц будет таким дураком, чтобы не клюнуть на одинокого, богато одетого путника?! Вот, один и клюнул...
  Вразвалочку, шатаясь на ходу, из подворотни вывалился черношкурый демон-Раху. Весьма примечательная фигура - одного глаза нет, даже не прикрыт прической комок нездорово мокрой шерсти - вытекшая глазница. В одной руке - бутылка, в другой - сигарета. Фигура склонилась над ним, и, дыша керосиновым перегаром, спросила:
  - Мужик, огоньку не найдётся?
  Рамачандр с сомнением поглядел на сигару в его лапищах: 'А не растаешь ли ты, красавец?' - табак был магический, для людей, этот отброс общества здорово рисковал, думая затянуться слишком горячим для него сортом дыма. 'Ну, я всем психам не доктор' - подумал маг, и эффектно, зажигая огненный шар над своей ладонью, поднёс его к этой морде:
  - Такой сойдёт? - с издёвкой спросил он.
  - Сойдёт! - кивнул грабитель, и, вместо сигары вдруг набрал полные щеки жидкости из бутылки, и прежде чем маг успел сообразить, выплюнул её сквозь пламя в лицо Рамачандру. Мгновенно ослепнув, человек согнулся, дернувшись рукой, в которой держался огненный шар, к глазам - и то, что только что было магом, живым факелом запрыгало по колодцу двора, поджигая кучи мусора...
  
   >Мудрец, Глупец и Хитрец
  
   ...Почтенный Учитель Цзуй Лао отпустил своих учеников и телепортировался в душевую. Теплые струи воды смыли дневное напряжение, а контрастный душ взбодрил, зарядив энергией для ночного бдения. Нет, пусть даже у сиддхов растительность на коже отсутствует, в отличие от их ближайших родственников - людей и гандхарвов, но, опять же в отличие от последних, кожа требовала к себе удвоенного внимания. Это к ангелам грязь не пристаёт - как в буквальном, так и в переносном смысле, а подданным Красного Императора приходилось соблюдать правила гигиены в два раза чаще, чем потомкам Ману.
  Думая об этом, Цзуй Лао вошел в тренировочный зал, и огляделся - что ему на этот раз приготовили ученики?! Результат превзошел все ожидания - великолепный, огромный, Младший Демон Разрушения в полном снаряжении императорского телохранителя с Гайцона, (вообще-то, это было неправильное название - сами жители называют свою планету чем-то вроде: 'берег последнего рассвета', а 'гай-цон' - это невежественное прочтение иероглифов древнего сиддхского языка варварскими картографами).
  Нет - демон был просто потрясающий, Цзуй Лао бывал при дворе Императора Сабуро, прозванного Строителем, и мог подтвердить - ни одна важная деталь, ни одна мелочь не упущена. Даже на лице был своеобразный шрам от пересаженной кожи - одна половина лица красная, а другая светло-оранжевая. Выглядит как не просто дворцовый охранник, а как ветеран, и правда, побывавший в сражениях. Что же, будем надеяться, что и фехтовать он будет в соответствии со своими регалиями, а не на уровне криволапого крестьянина, не имеющего понятия о кунг-фу. А пока что - Почтенный Учитель телепатически нашел своих спящих учеников, и послал им импульс теплоты и благодарности. Они становятся всё способнее и способней. Надо будет завтра вывести за город их, показать серьёзную магию.
  - Возьми деревянный меч - приказал он подарку.
  Тренировочная иллюзия повиновалась - и будь он проклят, если не услышал все звуки, которые полагались при движении демона в тяжелой броне! Надо будет узнать, чья это работа - и заниматься особо. Демон почти как реальный - даже исходящее тепло чувствуется! (Правда, слабее, чем должно быть - но не надо быть столь строгим к ученикам. Может, они так хотели показать действие 'изоляции'? Надо будет разъяснить на следующем занятии).
  Сиддха тоже взял имитатор оружия - настоящий меч слишком легко сломать - и приказал:
  - Нападай!
  Нет, это надо видеть, это надо чувствовать - настоящая машина для убийств! - рванулась в бой с такой силой, что маг первое время мог только уворачиваться и отступать - техника великолепная! Правда, не всё здесь было гайцонским, кой-какие приёмы из арсенала гандхарвов, людей, призраков, марутов, и даже сиддхских школ Зверей и Императорской Академии - узнавались явно (хотя бы стойка). Но это вполне естественно. Реальный телохранитель наследника (об этом говорили знаки различия), тоже не упустил бы случая пополнить свой арсенал. Хорошо.
  Где-то спустя минуты три, мастер, наконец, понял, как с ним бороться - конечно же, его ученики ещё несовершенны, и, несмотря на разнообразие приёмов, иллюзия постоянно возвращалась к эффектной связке из пяти одних и тех же. Удар, другой - и Почтенный Учитель быстро добрался до незащищённой доспехами спины. Демон сразу остановился, опустил оружие.
  - Молодец, - похвалил его Цзуй Лао, хоть для иллюзии это было безразлично. Он убрал деревянный меч, и взял настоящий - длинный цзянь с нефритовыми драконами по лезвию и золочёной кисточкой из гривы Небесных Коней:
  - Теперь - защищайся!
  Демон неожиданно положил свой учебный меч из древесины гайцонского бамбука, и низко, уважительно, поклонился:
  - Простите, Учитель, - сказал он на безупречном столичном диалекте: - Но теперь я должен убить вас.
  - Это интересно. Тебя научили говорить мои ученики?
  - Нет, - это был классический гайцонский удар из ножен, школы императорской гвардии. Лезвие громыхнуло, рассекая воздух на уровне груди сиддха - неизвестно что, везение, или врождённое родство с магией спасло его - но он сразу понял, что обречен. Он узнал клинок - ни один из его учеников не смог бы в точности повторить работу Мастера Нариты-младшего, единственный во Вселенной меч 'Пушечное Лезвие'... выкован, кажется, действительно для одного из телохранителей погибшего Наследника престола... - дальше рассуждать было некогда - атаки грохотали одна за другой, и на этот раз - без поддавков. Меч жалобно звякнул и рассыпался на осколки стали и нефрита прямо в руке. Безоружный, Цзуй Лао, оправдывая своё имя, уворачивался, подобно потоку воды - его счастье, что противник, желая окончить всё одним сильным ударом, делал небольшие паузы после промахов, давая передохнуть или отступить. Ему бы добраться до стойки с оружием, взять что-нибудь типа копья, и тогда уж, он, наверное, успеет позвать учеников... И вдруг мозг пронзил счетверённый крик боли: 'УЧИТЕЛЬ, НАС УБИЛИ!!!'... и в тот же миг, бело-голубое лезвие работы Кена Нариты-младшего, прекратило все страхи почтенного учителя Цзуй Лао...
  ...Господин Сакагучи вежливо поклонился трупу:
  - Благодарю вас за урок, Учитель, - и сделал что-то вроде салюта своим мечом. К этому клинку кровь не прилипала...
  
  ...Когда ты отдаёшься высокой науке магии - всё равно, практикуешь ли ты накопления аскетических подвигов, как чудотворцы высших планет, или зубришь тайные мантры Майи Данавы и королей нагов - обо многих удовольствиях надо забыть. Черт возьми, да даже к мясу нельзя прикасаться, что же говорить об алкоголе, или наркотиках... или сексе... Но не для того ли ты так усердно изучал науки, чтобы не найти выход? Он всегда есть...
  ...У него уже давно не было имени - только почтовый ящик, куда приходили приказы. Нет, он не прятался - просто, когда вселяешься во столько сознаний, столько имён... что своё теряешь где-то на первой или второй тысяче. А зачем оно?
  ...Он сидел уже пятый час в самом тёмном уголке этой распивочной. Охота была несложной - вселиться в чью-нибудь голову, заставить выпить больше, или сколько захочешь... или врезать в чью-то морду... полапать официантку... или в саму официантку - поцеловаться с самым противным ей пьянчугой, устроить стриптиз на стойке бара - и смаковать ощущения... От алкоголя, азарта драки, пропущенного удара, женской плоти под руками... или этой же плоти - но уже как собственной, в плену жарких рук, выставленной напоказ, потом налюбоваться глазами зрителей - и назад, насладиться её стыдом... Такое он проворачивал, когда у него был удачный день и хорошее настроение. Сегодняшний день был не из таких...
  Кстати, удивительно, что его до сих пор не гнали в шею: обычно хозяева быстро складывали два плюс два, и вычеркивали его из списка желанных гостей после нескольких устроенных им представлений. Но, случалось, бывали и такие, кто видел в нём источник дополнительной прибыли. Тогда он сам не задерживался - это было его развлечение, а не для других. И плевать! - всё равно они все здесь на время. Придут ли каратели, одолеют ли повстанцы - эти заведения вновь позакрывают. На них и сейчас-то смотрят сквозь пальцы только потому, что надо куда-то девать эту толпу бездельников, что скопилась вокруг фронта, спасаясь от всех напастей войны.
  ...А Бармен был новый. Весьма колоритная фигура - демон-Раху, черной масти (да такие тоже встречаются, оказывается, не только белые или голубоватые), да ещё и кривой - отсутствующий глаз прикрывала щегольская косынка, нахлобученная набекрень... Нет, до тошноты противная рожа.... Наверное, кто-то из вышибал - заменяет бармена по болезни - остальные тоже так думают... Нет-нет, он не подойдёт - это уже правило, хозяев не трогать, он вежливый гость. А с такой бандитской рожей новый бармен может оказаться и в самом деле хозяином, и не только этого бара...
  Маг немного поразвлекался с клиентами у стойки - ничего серьезного небольшое зондирование поверхностных паттернов... а потом увидел Её... Первое впечатление - точёный силуэт на светлом фоне. Маленькая фигурка с осиной талией. Глаза моргнули - он увидел всё в цвете. Бледная кожа, короткие светлые волосы, достающие до плеч, большие, с кошачьим разрезом зрачка, серо-голубые глаза.... Хрупкие крылья, дрожавшие за спиной, выдавали принадлежность к таинственному племени суккубов... Мечта!.. В любом смысле этого слова.
  Он уже было сосредоточился для работы, когда вдруг его отвлекли:
  - Эй! Здесь свободно?!
  Проклятье! Ещё одна суккуба?! Да что у них здесь, партсобрание, что ли?! Он отмахнулся рукой.
  - Эй! Я с вами разговариваю! Есть кто дома?!
  Он наконец-то уделил ей внимание - очень молодая, длинные тёмные волосы, заплетённые в косу, и кожа темнее, глаза тёмно-карие, непривычно.
  - Можно сесть?
  Он рассеяно кивнул. Та моментально уселась, и официант сразу начал сервировать стол - похоже, девица сделала заказ задолго до того, как приглядела столик... Ну и ладно. Та, блондинка...
  - О, я вижу, ты загляделся на мою сестрёнку?! - эта балаболка трещала, будто специально:- Э-э, да это мёртвый номер! Она сегодня уже настроилась на встречу, а для нас это строго - обломаешься, ты не настоль горяч...
  'Надоела!' - со злостью подумал он: 'Ты даже не знаешь, кто я! Посмотри, что твоя сестра сейчас вытворять начнёт...'
  - Хотя, остаюсь я... - сказала брюнетка и ласково погладила его по щеке: - И я свободна и готова на всё....
  Это-то прикосновение его и добило! Господи, сколько лет, с прыщавого детства, он мечтал о женской ласке, но никогда не получал её, даже завладев чужим разумом!.. А тут - рядом, такая красивая, желанная, горячая... Даже когда она молчала, верхняя губа как будто специально оттопыривалась для поцелуя в неё... Он попытался принудить её к нему, но вопреки воле, это он, сам поднялся и нарушая все правила приличия, поцеловал, при всех, в губы, которые так манили! А она... нет, не закричала, не прогнала - даже не ударила, а обняла обеими ладошками, и ответила на поцелуй, сделав что-то невероятное своим языком... Дальше... он не помнил, как отдышался... они что-то пили, что-то говорили, он привел её домой, в свой 'почтовый ящик'... ааа! - в конце концов, раз в жизни можно себе позволить!..
  ...Что она с ним сделала - он так и не понял. Безумие, рука, коса, касание пальцев, ладоней ног, крыльев, хвоста, груди.... Одуряюще-приятный аромат, сладкие губы... наверное, это духи, пот не может пахнуть так... Она превратила его в кусок плоти, забывший про разум и дрожащий, тающий в наслаждениях, и умоляющий ещё об одной ласке...
  ...Он проснулся от лучей солнца, бьющих прямо в глаза. Во рту была невероятная сухость, голова болела как с перепоя, часы показывали среду - хотя в бар он зашел в ночь на понедельник... Неужели, эта зассянка ради шутки переставила время? Одна мысль о ней вызвала приятное тепло внизу живота, но против обыкновения, плоть отказалась подчиниться эротической фантазии. Он попытался поднять руку, но мышцы не послушались! Даже пальцы казались огромными и тяжелыми, а он сам - маленькой пылинкой запертой в недвижном теле... И магия не могла помочь - он не чувствовал губ, а растраченную за ночь энергию надо будет восстанавливать месяца три... Но прежде надо что-то делать с этой жаждой! Краем глаза он увидел на ночном столике стакан с водой. Сконцентрировавшись, стал представлять, как двигается его рука... палец за пальцем, пядь за пядью... Проклятье, словно и в самом деле три дня не лежал, а таскал брёвна!..
  ...Через две недели агенты Комиссариата Революционной Безопасности, обеспокоенные отсутствием вестей от Безымянного, взломали двери его квартиры. ОН лежал в своей кровати, сухонький и мёртвый. Рядом стоял стакан, откуда когда-то испарилась вода. Ближайшая к нему рука покойного была уже поверх одеяла...
  
  ....Дожди хлестали не щадя. Не щадя в первую очередь беженцев, которых уже в третий раз разворачивали пешком к следующему посту. Пешком - потому что весь транспорт реквизировали для нужд армии, а разворачивали - потому что неуловимые диверсанты один за другим взрывали все космодромы...
  ...Станислав Бласковец тоже третью неделю шел с этой колонной. Приказ начальства гласил - инкогнито отправиться с группой беженцев и организовать впоследствии запасной канал - вот он и подчинился. Тем более оказалось, очень вовремя - всех его коллег-магов постиг какой-то злой рок - то диверсанты, но болезнь, то несчастный случай - так что нетрудно было увидеть в этом тщательно направившую свой удар вражескую руку. А он её обманул!
  Приказ 'инкогнито' для нага во цвете лет и солидного роста только для сущего невежи бы выглядел смешным - но не он ли отличник Курсов Перевоплощения Школы Майи, не он ли потомок одной из опытнейших в магическом искусстве магнатских фамилий?! Когда он выпускался у Майи, в тот же год туда только поступала эта выскочка Новак. Думала, что стоит перевести свою фамилию, и никто из потомственных шляхтичей не узнает непокорную дочь, объявившую рокош собственному отцу! Ну что сказать - отец не зря переживал, вся в него вышла дочка - интересная, талантливая, может быть и добьётся много, если доживёт... Но пока - ему не ровня. Даже найти не в состоянии. Он-то знает...
  ...Первое время он шел в образе маленькой девочки - ох, как это ему понравилось! Все о нём так заботились, кормили, баловали... искренне горевали, когда он "потерялся"... Нет, люди действительно сильно привязываются к детям. Потом - немного, часа три, шел в виде юной девушки-ракшини. Эта эпопея закончилась после того, как его, шляхтича, нечистая мыслями троица, опрокинула в камыши. Он их наказал - превратив в течных сук. Одна из них до сих пор бежит за караваном, две другие предпочли любовь кобелей и закончили путь в котлах с супом и пловом. Дальше он принял облик более соответствующий его натуре - этакого раздолбая-повесы, в лохмотьях и с острым языком - пока не начались неприятности с конвойными. Потом - мудрой, но крепкой старухи - ох, как его уважали! Дальше испугался поддерживать этот облик - могли вычислить мага, тем более что магией по мелочам он пользовался.
  Теперь он был поседевшим в боях центурионом - крепкий военный, инвалид, чтобы не пришлось объясняться с патрулями - без руки, и без пальцев на другой. Этот облик позволял ему держаться ближе к руководству колонной, зачастую, к нему, как к "ветерану" обращались за советом, и он помогал - только не говорил, что пользуется не опытом, а ясновидением и телепатией.
  Теперь и это стало опасным - дисциплинарным командам сказали "фас" на дезертиров, и вообще на всех, мало-мальски годных к службе, чтобы пустить в ту мясорубку, мало-помалу продвигающуюся к роковому перешейку. А комиссиям ему выдавать себя было нельзя - рекрутская служба кишмя кишела шпионами или просто продажными шкурами, и он из ворот приёмной комиссии (или там не приёмной, какая комиссия для дезертиров?), не выйдет. Если действительно такая охота на магов началась...
  Осот у дороги рос глухой стеной - то, что надо для трансформации. Правда, за ним оказался открытый прудик, переходящий в болото, выползающее из редкой стены леса - там мог спрятаться кто угодно, но Станислав проверил окрестности магией - нет, кроме мелких насекомых, никто его особой не интересовался. С выдохом он вернул себе настоящий облик - и вволю понежился под струями ласкового дождя. Нет, наги, всё-таки созданы, чтобы жить в воде. Правда, в границах Била-сварги вода на улице, за шлюзами пещер, превращается в строительный материал, но ко всему привыкаешь... Он вспомнил зимние праздники в родной Бхоговати и парад в честь Дня Рождения Астики. Он дежурил "на границе света" - в почетном карауле у правительственного выхода, как настоящий боевой маханаг прошлого - в гусарских перьях и пёстрой раскраске кожи. Тогда его заметил сам Васуки и доверил, как самому сильному магу, обеспечить тайный визит Такшаки и встречу с родственниками...
  ...Всё, расслабление нужно заканчивать - как бы не манила гладь пруда, она не для него... Бласковец сосредоточился, раскинув телепатическую сеть на ближайшие окрестности, подбирая новое тело, и вдруг ясно увидел собственную голову в перекрестии оптического прицела. Телепатический ответ пришел слишком поздно, неизвестный снайпер уже спустил курок! Он успел только раскрыть глаза - и разрывная пуля вошла между них...
  Так погиб последний маг на Диззамале...
  
   >Хорошие вести
  
   ...Сотник Ичида, адъютант Командующего Мацукавы, вошел и сразу бухнулся в поклоне на звериную шкуру:
  - Господин Командующий, хорошие вести от генерала Тесоты!
  - Если хорошие, то чего же он сам не пришел?!
  - Именно поэтому! Он послал вестового - на его участке сдаётся целая дивизия противника!
  - И?
  - Командир пока у него, он боится отпускать до вашего решения!
  - Проклятье! - генерал Мацукава встал, и набросил на себя полевой доспех, без нагрудника: - Коня мне! И известите генерала Томинару!
  
  На передовой было непривычно тихо. Старый самурай спешился возле шатра командира, передал поводья своего коня кому-то из сопровождающих, и вошел внутрь
  - Господин Командующий!
  - Вольно. Доложите ситуацию.
  - Слушаюсь! Сегодня, через пять минут после наступления Часа Козы, противник выкинул белый флаг! Командир противостоящих сил перешел линию фронта, чтобы обсудить условия капитуляции!
  - Почему остановили наступление? - поднял желтые глаза нагадец.
  - Но ведь, капитуляция...
  - Вам дана боевая задача - занять территорию. Капитуляция противника только облегчает её выполнение.
  - Но...
  - Ладно, всё хорошо. Слушаю вас, - и Мацукава обратился к гостю.
  - Командир 13-й дивизии диззамальского ополчения, Лукан Коммилеш Гратис. К вашим услугам!
  "Ополчение" - с разочарованием подумал самурай: "Не намного лучше наших ашигари".
  - В настоящее время, моя дивизия деморализована слухами о бесчинствах в нашем тылу вашего десанта. Солдатский Комитет дивизии поручил мне задать вам вопрос: если мы перейдём на вашу сторону, мы можем рассчитывать, что наши близкие будут защищены до конца войны?
  - То есть ваша дивизия вам не подчиняется, и разбежится просто от грозного рыка?
  - Как вы можете такое подозревать! Мы продадим свою жизнь дорого!
  - Если бы ваши солдаты были готовы продать свою жизнь дорого, вы бы здесь не сидели.
  - Э... ну всё же, что на мои требования?
  - Я не командую десантом. Мне надо будет передать ваше требование в штаб, там рассмотрят, и если сочтут полезным - сделают всё возможное.
  За пологом раздался всхрап коня и в шатёр вошел Томинара, груженый картами.
  - Здравствуйте, - кинул он всё это на хозяйский стол.
  Перебежчик угрюмо посмотрел на него, потом - на Мацукаву, и продолжил разговор.
  - Нет, на таких условиях я не согласен. Понимаете, ведь наши семьи находятся сейчас в тылу Восстания...
  - И это лучший повод вам не доверять, - вмешался Томинара: - По идее, ваша капитуляция нам и не требуется - Мы, сегодня, максимум завтра, разметаем вас в маленьких кусочках по местным достопримечательностям. Предложите нам что-нибудь посущественнее!
  - Это наш начальник штаба, господин Томинара, - запоздало представил его Мацукава.
  - Э...э... А что же вам надо?
  - Ну, вот это разговор, - юный генерал быстро развернул принесённые им карты:
  - Покажите, пожалуйста, дислокации всех известных вам частей. И пути снабжения тоже. Случайно не сохранили действующие коды связи и расписание их смены? Кстати, может, вам известен срок подрыва перешейка?
  - Какого подрыва?
  - О, ну, это долго рассказывать...
  
  ...В тот же вечер список членов семей перешедшей на сторону Амаля дивизии был доставлен Кверкешу, а на утро взявший командование на этом участке в свои руки Томинара прорвал фронт, и завершил окружение южной группировки... До перешейка оставалось пара дней ускоренного марша...
  
  ...Кадомацу закончила писать, и аккуратно убрав все писчие принадлежности, начала складывать письмо. Конечно, сейчас его не отправить, но если не копить так, то к моменту, когда надо будет отвечать родителям, как всегда - будет нечего сказать.
  Пригнувшись, вошел Сакагучи:
  - Он идёт.
  Азер стала быстро одеваться. Принцесса убрала письмо в свою шкатулку, и мельком глянула на себя в зеркало - ничего, пока сойдёт. Только на плечи кинула накидку, раза два махнув крыльями, чтобы легла правильно - холодно...
  Одноглазый вошел по-хозяйски, одной рукой чуть ли не подняв притолоку. Неудивительно - он был на две головы выше Сакагучи, а тот всё время об неё лбом стукался. Следом - менее заметный Ивадзуна, сразу взяв дистанцию.
  - Ну чё, принцесса, за базар-то будем отвечать?
  - Вы сюда пришли не для того, чтобы допрашивать меня, а для того, чтобы держать ответ передо мной! Во-первых - садитесь.
  - Вот за это - спасибо, - пробормотал мародёр, усаживаясь на пол: - Но всё-таки, принцесса, давай по справедливости, а?
  - Я не понимаю, что вам кажется "несправедливым", - она переложила меч, так, чтобы он его ясно видел.
  - Нет, ну как: мы вам помогали? Помогали. Этих магов надо было убрать - убрали? - да за нече делать! Космодромы вам нашли? Пожалуйста! Дак и говорю - отдайте нам эти города, чего там трибунам да партийным ловить? Вот, каждой банде по городу, со всем добром, и никаких вопросов по добру после войны - и мы в расчёте.
  Метеа вспыхнула:
  - Не смейте мне предлагать эти ваши "варианты" на уровне бандитских "разборок"! Города - не ваши, и даже не мои, они принадлежат Амалю, как им принадлежите вы, со своими подчинёнными! Вам и так дали амнистию, то есть признали порядочными гражданами, вот и ведите себя соответствующе!
  - Амнистия, это конечно, хорошо, но...
  - Никаких "но"! Идёт война, и вы должны подчиняться военному правителю! Вы дали мне клятву верности, а теперь - нарушаете! Всякому терпению есть пределы! Я не допущу разложения отрядов, что бы вы там им не обещали.
  - Я хотел по-хорошему, - покачал головой Одноглазый, и грузно встал с корточек: - Знаете, то, что вы когда-то спасли мне жизнь, сегодня спасло жизнь вам, принцесса. Ни одна сука, мать твою, не прожила бы дольше, сказав, что она - важнее меня. Я был с вами только потому, что это было мне выгодно, а теперь - выкручивайтесь, как знаете. Мы - возьмём свою долю. Посмотрим, как вы сможете нам помешать, и как вы - справитесь без нас...
  - Вы хоть раз думали, на что вам города?
  - Не ваше сучье дело, - бросил бандит через спину, и ушел, хлопнув дверью. Господин Сакагучи посмотрел сначала на хозяйку, потом на Ивадзуну и Азер, выразительно дотронувшись до рукояти меча.
  Некоторое время Мацуко молчала. Как-то, на космодроме, она действительно спасла Одноглазому жизнь - острые глаза демона вовремя разглядели почти невидимую в темноте растяжку. Достаточно. Пора с этим заканчивать.
  - Скольких мы потеряем, если его не будет?
  - Не так уж и много, - подал голос Ивадзуна: - Он их больше страхом держит, а за моих можете быть спокойны - мы верны только вам, и всегда были.
  - Азер.
  Суккуб, скользя ладонями по бедру, подтянула чулок и проверила, бесшумно ли вынимается клинок из ножен:
  - Я никогда не понимала, почему ты всегда Ануш заставляла заниматься этим... - кинула она через плечо, и красиво вышла в открытую господином Сакагучи дверь, накинув на голые плечи кружевную накидку.
  "Ануш..." - воспоминания о снах нахлынули на маленькую принцессу.... Так ведь и не рассказала...
  
  ...Злата ждала прихода Тардеша. Янтарные глаза наги были полузакрыты, новая кожа сверкала тысячами песочных и золотых чешуек. Старшая колдунья всегда была великолепна. Стоявший в дверях драгонарий издали любовался ею. Конечно, Злата знала, что он здесь, но она сегодня то ли очень тактичная, то ли это часть её очередного плана.
  - Итак, я пришел, - сказал он громко.
  - Спасибо, что напомнил, - улыбнулась змея: - Но нам нужен ещё один офицер. Позови?
  Тардеш нажал на селектор и вызвал орбитального координатора и Болереша - заместителя Кверкеша. Когда они пришли, хитроумная нага расплела свои кольца, и приступила к объяснениям:
  - Можете не волноваться, известия будут хорошие. Итак, - над столом зажглась карта системы: - До настоящего момента действия наших армий были скованы тем, что повстанцы почти полностью контролировали внутрисистемный участок Дороги Демонов. Благодаря чуть ослабившемуся вниманию их магической службы, а так же соединенному воздействию всех магов Республики и Империи Гайцон, нам удалось по ней провести в систему наземные силы, но впоследствии, для передвижения между планетами, каждый раз приходилось использовать окольные методы. Повстанцам же, после первого шока, благодаря развитой сети пространственных магов, удавалось с лёгкостью блокировать все наши дальнейшие попытки воспользоваться Дорогой, что приводило к серьёзным задержкам в поступлении подкреплений и припасов. Сами же они вовсю ею пользовались, почему и от нас и ушел Умкы с окруженного Коцита в последний момент. И крепость смогла столько продержаться. Так было. Но теперь, благодаря действиям моей лучшей подруги Метеа, я с радостью объявляю - повстанцы полностью утратили контроль над Дорогой! У них нет магов ни на одной планете, кроме Шульгена, так что теперь мы можем пользоваться всеми ресурсами Республики!
  - И снова открыли торговый путь в Убежище?
  - Так точно. А теперь позвольте объявить мне, - взял слово драгонарий: - В свете открывшихся возможностей, - (тут вошел Бэла. Его ментор проводил недовольным взглядом - он должен был здесь быть раньше наставника - помочь Злате с оборудованием), - итак, в свете всего этого, есть предложение: направить на усмирённые планеты для ведения преторской службы легионы нового набора, а освободившиеся союзные войска двинуть на фронт - наши друзья-самураи давно жалуются на недостаток пушечного мяса. А так же, - на плане укрупнилась планета Шульген - главное гнездо мятежа: - Есть предложение, затребовав подкрепление, высадить крупный десант в стратегически важных районах Шульгена, и провести отвлекающую операцию.
  - Сделать-то, конечно, можно, - подал голос орбитальный координатор, нервно сжимавший и разжимавший под столом кулаки: - Но будет ли от этого польза? Прежний, медленный и поступательный план, мне нравился больше.
  - Нет, я бы поддержал товарища по партии драгонария, - вмешался Болереш: - Внезапный десант в метрополии заставит их командование забыть про диззамальскую группировку, или в спешном порядке её отозвать. Я только не понимаю, почему мы обсуждаем это, в общем-то, дельное предложение здесь, в узком кругу, когда должны вынести его на обсуждение ближайшего заседания штаба.
  - Это, товарищ по партии легат, потому, что в данной операции мы не сможем воспользоваться поддержкой союзников, и вынуждены будем ограничиться доверенными нам силами Армии Республики Амаль. А Партийный Комитет Флота, решительно восстаёт против использования наших элитных частей для облегчения работы союзникам. Поэтому я собрал только вас, для начала, чтобы согласовать стратегию действий.
  - Да что, Прибеша разве будет трудно уломать? У него испытательный срок за неосознанную измену!
  - Партийный Комитет Флота Республики, а не нашей экспедиции! Итак, я могу надеяться на вашу поддержку?..
  
  ...Кадомацу прилетела, когда погас последний луч заката и поднялся ветер. Кверкеш ждал её на пороге дома, и его тяжелый плащ, почти горизонтально лежал на ветру. Корабль сел с трудом - ясно было, что пилот побаивался надвигавшегося урагана: "Как зашвырнёт сейчас вот тем качающимся деревом - потом только молись!" - но всё-таки приземлился. Демонесса вышла, кутаясь в крылья - физически, более сильная, чем призраки, она не так боялась бури, но её желтые волосы сдуло набок и затрепетало, как пламя свечки. Девушка на миг спохватилась о причёске, но потом взяла себя в руки, и спокойно печатая шаг, подошла к субстратигу.
  - Ну, наконец-то, встретились, - сказал он.
  Она посмотрела на свой транспорт, и ответила:
  - В грозу камуфляж не будет работать... - обернулась на Кверкеша и добавила: - Я отпущу их, чтобы не пострадали. Ну, здравствуй, субстратиг.
  - Пойдёмте в дом, а то тут уже невозможно разговаривать.
  И в самом деле - после того, как челнок взмыл, поднялась такая ветрина, что надо было ходить под углом к вертикали. Призракам и демонам - ничего, а сопровождающим принцессу суккубам, приходилось изо всех сил держаться на мужчин.
  
  Внутри было тихо - легионеры навытяжку, а в очаге - почти не колышется на совесть разожженный жаркий огонь. Принцесса сразу расправила крылья, с лёгким, но отчётливым щелчком, подняла руки, и небрежно привела причёску в порядок. Кверкеш показал на стулья:
  - Вон, садитесь за стол. Голопроектор сейчас подключим.
  - Что решили насчёт десанта на Шульген? - сразу спросила гостья.
  - Утвердительно, - ответил призрак, садясь: - Хотя, я бы хотел лично возглавить операцию, но, к сожалению, у меня здесь нет заместителя.
  - Так вы остаётесь здесь?
  - Да. Если честно, и я и товарищ драгонарий хотели предложить вашу кандидатуру на моё место, но постановление Сената запретило вам командовать какими-либо частями Армии Республики.
  - Вот оно как, - изобразила 'удивление' девушка: - Ну и хорошо - будь всё иначе, разве я бы смогла принять участие в операции по разминированию?!
  Кверкеш в ответ промолчал. Сидевший в стороне за личными делами Хиро (он тоже под конец навязался в команду субстратига), приподнял голову и вопросительно посмотрел на демонессу, но в этот момент, наконец, притащили провод и включили проектор.
  - Значит так, - взялся объяснять субстратиг: - Чтобы облегчить себе задачу, они прокопали поперёк перешейка систему тоннелей, использовав за основу участки трансконтинентальной железной дороги. Это значит, что у них есть прямой выход в ближайшие города, вот сморите, как протягивается ветка. Я не знаю - там тоннели, завалили их или нет, и строителей и техников им как-то надо было везти, с другой стороны - любой тоннель это труба для ударной волны при взрыве.
  - Поезда там ходят? - спросил Хиро.
  - Ходят. Вот расписание из действующей сети. Один из поездов отправляется прямо сейчас.
  - Значит - открыто.
  - Поезда и технические тоннели могут быть на разной глубине, - раздался низкий голос принцессы.
  - Могут. Но пока это никак не доказать.
  - Где заряды и центр управления?
  - В одной из трёх сверхглубоких скважин. Заряд там только один, но два запасных могут быть приведены в действие и доставлены в течение 5 и 12-ти часов соответственно.
  - Ясно... Какая охрана, как я пройду?
  - Мы предлагаем начать вам здесь, "рыбы" позволят высадиться максимально близко к зарядам. Они построили несколько охранных кордонов для их защиты, но оставили свободным город и шоссе, для того чтобы самим не сдохнуть при своём взрыве. Я, одновременно со всеми приданными мне частями, атакую через город - повстанцы не такие дураки, чтобы спокойно смотреть, как их лишают шанса на спасение, они двинут на перехват части с кордонов - вот тогда и выступите вы.
  - Прекрасно, - сказала принцесса: - А теперь, надо составить команду...
  
   >Последний удар
  
   ...Разогнавшись на прямой, принцесса и Хасан еле успели остановиться, когда перед ними открылась громадина шахты.
  - Ух ты! - вырвалось у ракшаса.
  Да, по контрасту с аварийным освещением тоннелей (сигнализация всё-таки успела отключить питание), зрелище было удивительным - огромный, залитый белыми огнями полукруг стены шириной с зал Четырёх Времён Года, уходил вверх и вниз, вверху - упираясь в укреплённый ажурными фермами потолок, а внизу - теряясь в необъятной, клубящейся белым дымом глубине. Этот дым и стекал по стенам, по анфиладам галерей, на них, напоминая атриум амальского крейсера. Охлаждающий дым, как знала принцесса, одновременно придавал крепости стенам, и служил пусковым устройством для бомбы - стоило его отключить, и магма глубин растопит окружающий бомбу лёд, воспламенит заряд, и два кусочка проклятого металла, со скоростью пули столкнутся друг с другом, вызвав то, что ракшасы звали 'ифритом', а призраки - 'взрывом распада ядер'. К счастью, пока на централи был Сакагучи, подача охладителя сама окончиться не могла. Только вот, жаль, что пришлось так разделиться - вдвоём можно и не успеть, если у них там хоть какая-то охрана. Но кто знал, что по сигналу тревоги, повстанцы бросят города на произвол судьбы, и снимут ВСЕ войска с фронта? С одной стороны это правильно - если этой ловушки не станет, стоять насмерть на рубежах бессмысленно, но с другой стороны - принцесса раньше лучше думала о повстанцах.
  
  Хасан лёг на живот, и с опаской заглянул в жерло шахты:
  - Эх, прыгнуть бы... - он оглянулся на принцессу, и увидел, что та выпустила рулевые крылья из-под нагрудника и разминала основные.
  - Ты чего? - удивился он.
  - Хватайся за меня. Полетим.
  Немного робея, бывший золотарь обнял принцессу за шею, её пышущее жаром лицо оказалось совсем рядом...
  - Ноги. Отпусти, мне ими рулить надо.
  Она крепко обняла его за пояс (на ощупь демонесса была как камень под доспехом - ни капли мягкости, гибкая сила, сплошные мускулы), с силою взмахнула казавшимися с этой точки огромными крыльями, и, Хасаном вперёд, шагнула в распахнутую глубь шахты.
  Воздух засвистел в ушах у ракшаса, огни прожекторов слились в единые полосы, а она ещё поддавала скорости ударами крыльев. Наверное, если бы она так не ускорялась, ракшас бы не удержался за гладкие доспехи ведь падали-то они головой вниз! Когда она была Яваном, он привык, что тот сильный, когда она стала девушкой - казалась такой маленькой и слабой... а ведь никуда не делась легендарная сила его бывшего однополчанина! Только, бывшего ли? Он посмотрел на девушку - выходило как бы снизу вверх, он с ужасом понял, что вообще-то неприлично прижимается ей к груди. Она смотрела вперёд, оглянулась своими зелёными глазами:
  - Не отвлекай.
  Её руки сильнее прижали его к пластинам доспехов. Он уткнулся лбом меж выпуклостей на груди кирасы, желая со стыда стать невидимым. Начинался чувствоваться исходящий от неё жар - горячо, там, где он касался металла - ещё терпимо, но вот обнаженная кожа шеи и кистей рук жгла на самом пределе! Они влетели в слой тумана, который сначала не хотел расходиться, а потом с рёвом пронёсся мимо них - о, Аллах Всемилостивейший и Милосердный, какая это глубина!
  
  Совсем некстати принцесса вдруг начала тормозить - не её бы руки, он бы точно сорвался. А потом вдруг вообще развернулась головой вверх. Хасан заболтал в воздухе ногами, кое-как уцепился, и она повисли над бездной.
  - Отпусти мои ноги, а то упадём.
  - Извини...
  Девушка напряжено вглядывалась в туман.
  - Ты что-нибудь видишь?
  Она закрыла глаза и легко вздохнула меж махами крыльев.
  - Нет, а ты?
  - Не знаю... - он завертел головой, пристраивая её на закованной в броню груди: - Всё вокруг холодное... Ты боишься об дно врезаться?
  - Там не дно, там жидкость какая-то. Я это чувствую... Только не знаю, можно ли нам туда нырять.
  Хасан попытался ещё раз оглянуться, но демонесса так же резко, как остановилась, сложила крылья и рухнула вниз. Он больно ударился головой об выпуклость на её кирасе, и они нырнул во мглу.
  Туман от её жара уже изрядно поредел, и вскоре внизу (далеко-далеко) они вместе увидели мерцающий блеск. Мацуко ещё сильней разогналась, и не прошло и мига, как они врезались в прежде спокойную гладь. Жидкость моментально вскипела от тепла их тел, и пар с рёвом устремился к поверхности - холод пронзил до костей! Хасан посмотрел на принцессу - и испугался. Волосы из желтых стали серебристыми и редкими, кожа - тёмно-коричневой, он видел по лицу как ей больно! 'Шайтан, - подумал он - а ведь ей хуже, чем мне! У них дома-то горячо!' Она тормозила крыльями, и понемногу, перед ними образовалась подушка пара - чуть-чуть, но стало теплее. Демонесса уже спускалась, просто распахнув крылья. Хасан, раньше еле терпевший жар, уже держался за неё как за единственный источник тепла - и вдруг вокруг стало как-то свободно, и их ноги коснулись пола.
  Кадомацу отпустила его - он с неохотой отпустил руки и отплыл чуток - от него тоже вверх шли струи пара, но не так густо, как от принцессы. Она, увитая ими, вдруг взмахнула рукой и зажгла яркий шар огня - он полыхнул как взрыв, раздвинул волны на миг, а потом как-то оказалось, что их головы уже над поверхностью.
  
  Бьющие из теперь видимых труб струи жидкого воздуха доходили до них волнами, вскипавшими пеной при приближении. Вокруг принцессы вообще был гейзер - жидкость на два шага от неё била ключом, превращаясь в стену пара, исчезавшую где-то на уровне огнённого шара, что висел над ладонью принцессы. Уровень стремительно понижался - когда стало по колено, Хасан попробовал, подбежал к девушке, но та махнула рукой:
  - Стой! Вон те рычаги, перекрой подачу охладителя...
  Он поспешил исполнить приказание, оббегая дно шахты по кругу, и дёргая покрытые инеем рычаги. Когда он закончил, жидкого воздуха было по щиколотку, но принцесса уже потушила свой шарик.
  - Ты что? Ты же замёрзнешь! - ему и самому было не жарко, но ведь она огненный шайтан!
  - Не-ельзя!.. - еле попадая зуб на зуб, прошептала Мацуко: - Если всё испарится, бомба... может сработать!
  Он с болью посмотрел на неё. Что она, обморозилась, что ли? - цвет кожи был тёмно-коричневый, почти черный, волосы - словно седые, и как бы обычные, а ведь у неё всегда огонь был.
  - Ты, это, двигайся как-нибудь! А то ведь! А то ведь замёрзнешь насовсем!
  - Спасибо, - поблагодарила она, и по её лицу скользнуло что-то вроде розовой зарницы: - Давай, нам надо слить рабочее тело, прежде чем начнём двигаться...
  Хасан обнаружил, что его автомат покрылся инеем и примёрз к линотораксу. Странно, но он сам ничего не почувствовал. Хуже - такой же, стремительно нарастающей коркой, были покрыты и вентиля, на которые указывала принцесса. Он услышал позади металлический звон - шайтан-ханум воспользовалась мечом. Ему автомата было жалко, поэтому он вынул из хрустящей ото льда сумки гранату-колотушку, и обстучал кран ею.
  - Ну, раз, два... Разом!
  Пол задрожал, и они услышали под ногами звук выливающейся жидкости.
  - Хорошо, - сказала Её Высочество: - Теперь перекрой охладитель совсем, и будем ждать....
  
  Ждать пришлось недолго. Сначала послышался нудный гул, перешедший в назойливое скрежетание, их ощутимо тряхнуло (принцесса с улыбкой оглянулась на Хасана), потом мелко затрясло.
  - Стой у стопора. Как начнёт тянуть вверх - отпустишь. Да, и привяжись чем-нибудь, стряхнёт...
  От неё уже начало распространяться какое-то розоватое сияние ("Ну и слава Аллаху, - подумал бывший сотник: - Может быть, всё обойдётся"), их тряхнуло ещё раз - она упала на колени, он - на задницу, от демонессы поднялось густое, шипящее облако пара, и Хасан, не выдержав, дернул вниз рычаг стопора.
  Мацуко подняла руку, как бы с жестом: "Внимание" или "всё в порядке" - и некоторое время ничего не происходило. Потом вдруг пол ожил и с силой ударил по ногам (хорошо, что они привязались!), и, поехал вверх, всё ускоряясь и ускоряясь.
  - Получилось!
  - Держись...
  Их рвануло ещё раз - фонари и эстакады полетели навстречу с рёвом. Оба диверсанта приползли на центр бомбы, и теперь с напряжением смотрели вверх - подниматься-то они поднимаются, но как же потолок?
  - Мы сделали - сказала демонесса.
  - Рано радоваться - ещё не вылезли.
  - Теперь уже всё равно - даже если заряд взорвётся, он не повредит материку.
  - Да, но мы?
  - Смотри, сейчас увидишь...
  Неожиданно, как факел, желтым цветом вспыхнули волосы дьяволицы и сами собой разметались в стороны. "Ой..." - сказала она, ракшас на миг отвел взгляд - и не застал момент, когда кожа её, раскалившись, прошла через всю гамму красного до привычного желто-оранжевого.
  - Смотри вверх! - усмехнулась она его взгляду.
  Свет прожекторов на крышке шахты погас, но вдруг её прорезала яркая звезда цвета неба. Огни, опоясывающие тоннель, стали гаснуть ряд за рядом, и чувствовалось, что это как-то прибавляет скорости.
  Они вылетели! Разгон погасился почти моментально, струи белого пара поднялись в небеса флагами триумфатора, над ними, заходя на цель, прошли летучие колесницы - а потом вдруг стало тихо...
  - Мы здесь открыты, как мишень, - пробормотал Хасан.
  ...Шум неизвестного боя утих в одно мгновение, томительно тянулись молчаливые минуты, только самолёты с нудным шумом нарезали круги по краю горизонта. А потом, вдруг, ближайшие вражеские позиции выкинули белый флаг. А за ними - все остальные...
  
   >После боя
  
   ...Тардеш с внешним спокойствием поднялся по лестнице и вошел в лазарет. Самая защищённая, кстати, часть корабля - даже в случае уничтожения всего "Шайтана", капсула лазарета ещё долго будет невредимой плавать в космосе. Но он здесь отнюдь не для инспекции броневой защиты - небрежно кивнув вытянувшемуся по струнке вахтенному, драгонарий направился к палатам для офицеров-инородцев. Перед дверями оправил себя, проверил, как лежат складки плаща и тоги.
  Метеа, с перевязанным горлом, уже сидела в постели и, вся укутанная до длинного носа, уже вовсю командовала своими генералами, притащившими ей карту. Появление Тардеша вызвало миг тишины.
  - Драгонарий-доно? - просипела принцесса.
  - Здравствуйте. Добрый день, товарищи генералы, - генералы поняли намёк и тихо-тихо, не забыв прихватить с собою карту, слиняли из палаты. Остался один сиддха из контрразведки.
  - Разрешите поздравить вас, товарищ аюта, с успешным завершением кампании.
  Маленькая принцесса аж зарделась.
  - Правда, я слышал, вы немножко пострадали?
  - А, ерунда, - она как-то по-детски, неловко махнула рукой - одеяла с одного плеча у неё соскользнули на миг вместе с халатом, и драгонарий на миг увидел её кожу. Она быстро закрылась, покраснев, и неодобрительно косясь на сиддха.
  - Если бы это было какое-нибудь ранение... А так - дурацкая простуда.
  - Но вы же пострадали во время выполнения задания.
  'Всё не так! Всё не то! И тон этот... дурацкий!'
  - Вы, я вижу, уже пытаетесь заниматься своими обязанностями?
  - Стараюсь быть вам полезной, господин драгонарий.
  - Госпожа ведьма, вы мне будете во сто раз полезнее, если не будете напрасно напрягать себя во время болезни. И быстрее пойдёте на поправку.
  (Она на слове 'госпожа ведьма' задержала дыхание)
  Драгонарий посмотрел на сиддха:
  - Я надеюсь, товарищ Юйвей возьмёт на себя часть ваших обязанностей, чтобы вас не беспокоили по мелочам; а товарищ Азер (он всё-таки нашел её взглядом, как та ни пряталась) - надеюсь, позаботится о лишних посетителях, не связанных со службой?
  Он посмотрел на часы:
  - Извините. Я опаздываю. Выздоравливайте. И - спасибо вам.
  Драгонарий чуть не пулей вылетел из лазарета:
  'Всё не так! Совсем... и тон словно издевался... и не те слова! До чего же ты дошел, товарищ по партии архидрагонарий, если не можешь сказать и пары простых тёплых слов девчонке, ради тебя рискнувшей жизнью?!' ... Он до боли зажмурился.
  
  ...Наместника Шульгена на Диззамале, Суперперфекта Революционного Контингента Сил Сопротивления Планеты, Астера Гаргеша, поместили даже не в отдельную камеру - в отдельную тюрьму! Он был, признаться, поражен этой 'щедростью', правда, атмосферу, они, видать, в последний миг, пожалев, навели гандархавскую, ну... ничего. В 'Изоляции' всё можно пережить, пусть и устаёшь потом дико. Даже просто отправление естественных потребностей выматывало его как средней дальности марш-бросок. Иногда это казалось даже смешным - они что, планировали так сломить его волю?! На все эти трудности он просто представлял, что находится в очередном тренировочном лагере, возвращался в памяти назад, в те времена, когда ещё был салагой... и теперь у него просто очередное испытание, экзамен, который надо сдать - и всё.
  Где-то на день пятый... а может и третий (точно не узнать - в амальских тюрьмах свет включают и выключают нерегулярно), он заметил, что был здесь не один - в камере напротив определённо кто-то жил. Первый день он ему кричал, стучал, но невидимый в тумане сосед обращал ноль внимания. Может именно из-за тумана? А может, считая за провокатора? Наверное, скорее последнее, потому что на следующий день, он всё-таки обратил внимание - когда Астор, израсходовав все крики и ругательства, просто сел на пол и бессильно заплакал. Тогда незнакомец обернулся и долго смотрел в его сторону. Астор разглядел сияние у него за спиной - гандхарв, значит. Так вот для кого держали эту атмосферу! Давно сидит, видать... и намного важнее, чем какой-то наместник.
  ...И, как единственному товарищу, Горгеш стал рассказывать ему про свою жизнь, день за днём, минута за минутой, жаловался на свою судьбу, такую удачную в начале, и столь несправедливую в конце... И в самом деле - головокружительная карьера от центуриона до стратига, успехи, несомненные военные таланты, признание в Сенате - и столь несправедливая ссылка на Лимес! Лучшие годы, потраченные на конторскую писанину в качестве инспектора военных поставок. Он с радостью присоединился к Восстанию - и опять успехи, за малым его не ставили вровень с Тыгрынкээвом, Умкы, и Кахкхасой, - и почти что предательство, когда его бросили здесь, прикрывать их бегство. Но больше всего он говорил о главной причине своего поражения - об этой принцессе, то проклиная, то восхищаясь.... Ну ведь догадывался, что за всеми этими диверсиями стоит кто-то из высшего командования карателей, а вот догадаться, что она сама участвует - было видимо не судьба... И действительно, восхитительно красивый и отважный ход которым она завершила войну на Диззамале - поставить войско под угрозу уничтожения своей же бомбой.
  - Кто она? - ещё раз он спрашивал в пустоте: - За что ей так везёт? Почему у неё выходит то, над чем безуспешно бьются миллиардный армии? Что это такое, везение, расчёт, или что-то ещё... кто она такая, что бьёт любые наши карты даже с закрытыми глазами?! Кто она?..
  Шум за решеткой заставил его обернуться. Он увидел, что его товарищ по несчастью стоит у его камеры! Так что, он... Но гандхарв с улыбкой поднял палец к губам и поднял листок с надписью:
  'Во-первых, она красавица'...
  
  >Нарушение протокола
  
  ...Ей сказали, чтобы она как следует нарядилась, и девушка битых два часа распаковывала свой гардероб, а потом ещё и выбирала. Ну, с девчонками они вместе решили, что из платьев иностранного покроя надевать ничего не следует - всё-таки, она свою страну должна представлять, но вот никак не удавалось подобрать подходящую цветовую комбинацию нескольких кимоно и накидки зимних цветов, так что, в конце концов, Её Высочество плюнуло на все эти условности, и надело платье зелёного шелка сиддхского покроя, с золотым шитьём драконами по зелёному полю. Правда, оно было немножко неудобным для корабля - с длинным подолом, узкими рукавами, и каким-то фантастическим разрезом на бедре, который вызывал восхищение суккубов, но, как уже знала Мацуко, мог стать причиной конфуза в невесомости. Она заколола его скрепкой, и покрасовалась перед зеркалом.
  - Сиддхские женщины много теряют на том, что у них нет волос, - заметила Азер.
  Мацуко глянула на неё:
  - Ты-то, когда свои отрастишь? Извини.
  Суккуб махнула рукой.
  Нет, в самом деле, хорошо! И шрам не виден! Для Третьей Принцессы всегда было проблемой подобрать цветовую гамму по сезону - из-за столь контрастных глаз и цвета кожи. То, что шло к одному, не подходило к другому, и наоборот. Хоть закапывай капли для черноты глаз, как делали придворные модники! Но этот оттенок и искусное шитьё золотой нитью были столь хорошо выбраны, что не вызывали привычного конфликта. Она вспомнила, откуда у неё это платье - его сшили года четыре назад, на празднование торгового договора с сиддхами - тогда оно оказалось слишком велико маленькой принцессе, и широко в груди и бёдрах. И портному не заплатили... Но сейчас, каким-то чудом оно легло идеально на оформившуюся фигуру девушки, придав женственности телу, перекрученному узлами мышц...
  ...Метеа взяла в зубы заколки, и попеременно орудуя то ими, то гребнем, принялась укладывать волосы в причёску...
  
  ...Тардеш тоже подбирал себе наряд - у него выбор был всё-таки немного шире - мундир, тога, парадный доспех. По церемониалу нужно будет много раз садиться и вставать, а в кирасе после третьего раза это уже будет невесело. Но если не надевать кирасу, то придется идти без шлема, и точно придётся стричься... а он так хотел отрастить волосы до прежней длины! Не дают ему никак соблюсти это нарушение устава...
  
  В актовом зале Мацуко обнаружила, что она одна безо всяких регалий и знаков отличий. Нет, вот ещё Злата только появилась, подмигнула ей - та вообще ведь голая.
  - Введите пленных!
  Огромные двери в глубине зала открылись, через них ввели закованного в цепи наместника Диззамаля. Следом, на удивление - Агиру! - но рядом быстро зашикали, и, прихваченного, видать, по ошибке гандхарва, быстро увели прочь. Странно... Как он туда-то попал?! Кстати, она ещё не была у него, не видела, как его на корабле разместили. 'Надо будет сходить'.
  - Почётный Сенатор Республики, Второй Архидрагонарий, Командующий Экспедиционным Флотом, Амаль Вилдереаль Тардеш!
  Вначале вышел Бэла, неся в руках традиционный 'веник' - связку прутьев, знак власти Сената. Потом, опережая телохранителей, в светло-кремовой, с лиловым кантом тоге - Тардеш, стриженный непривычно коротким 'ежиком'. Как заметила Афсане - либо бы совсем побрился, либо бы дальше растил - ему это не очень шло.
  - Блин, - подал голос шепотом Маваши: - Как вы их на лицо-то различаете?! Ходячие костяки... - стоявшая поблизости Гюльдан ладошкой заткнула ему рот.
  
  - Третья Принцесса Империи Гайцон, экс-командующая 1-м Туземным Корпусом, аюта по специальным поручениям товарища Второго Архидрагонария Тардеша, Явара Метеа! - Мацуко вздрогнула, расширив глаза - её назвали раньше Златы! Гордо выпрямив спину и неся плотно сжатые крылья, демонесса прошла к приготовленному для неё стулу, ловя на себе жадные взгляды со стороны пленного.
  - Консультант Сената Республики, аюта по магической части, Второго Архидрагонария Тардеша Злата Новак! - нага грациозно скользнула золотистой молнией по полу, возле стула приняв человеческий облик. Она послала всем обворожительные улыбки, и остановилась взглядом на лице пленника, загадочно улыбаясь.
  - Председатель Партийного Комитета Флота, представитель Сената Верховный Трибун Флота Газзаб Прибеш!
  'Каззаб' на языке джиннов означало 'Лжец'. Интересно, что же подвинуло родителей так назвать ребёнка? Или это прозвище?
  - Командующий стратиг наземных сил флота Кодер Эмилеш Кверкеш!
  Субстратиг сел рядом со Златой. Бедняга Тардеш замаялся вставать и садиться, приветствуя каждого с этого низкого стульчика.
  - Командующий 1-го Туземного Корпуса, корпусной генерал Макото Мацукава!
  Старый самурай сел по правую руку от дочери императора.
  - Командующий Сил Обороны Системы Сирата, наследный принц Джаханаля, Стхан Гандаберунда!
  За Стханом, словно телохранитель, встала Бхагавати - они первые навестили принцессу после возвращения, и насколько та поняла, у крутобёдрой светомётчицы были все шансы тоже стать настоящей принцессой.
  - Командующий Интернациональной Бригадой, Калала Сала Бисала!
  Ну вот, теперь всё. Теперь начнётся сама капитуляция.
  
  Два легионера дисциплинарной когорты подступили с двух сторон к пленному, и, синхронным поворотом ключей сняли с него цепи. Тот начал было разминать запястья, но быстро заметил, что это как-то не соответствует обстановке, и положил руки по-прежнему.
  - Командующий стратиг мятежных сил планеты Диззамаль, вы готовы приступить к процедуре капитуляции?!!
  - Да, - он встал и вытянулся по струнке - несмотря на двухнедельное (по вине болезни принцессы), тюремное заключение, он выглядел не хуже лощеных генералов карателей:
  - Я, Астор Горгиеш, прокуратор и высший перфект планетарного гарнизона планеты Диззамаль, и приравненных поселений... нет, позвольте мне отойти от протокола!
  Окружающие принцессу Явара призраки напряглись, недоверчиво смотря на пленника.
  - Ладно, - после тревожной паузы кивнул Тардеш.
  - Мои преступления перед Республикой слишком велики, чтобы надеяться на простое прощение, но я благодарен судьбе, что из всех способов наказать меня за мои грехи она выбрала самый красивый. Товарищ Метеа, - выговорил он на почти чистом языке Края Последнего Рассвета: - Для меня честь быть побеждённым вами.
  Мацуко даже не знала что сказать, - все лица обратились на неё. Пока девушка выбирала, что лучше сделать, - покраснеть или что-то ответить, пленный вернулся к протоколу:
  - Я, Астор Горгиеш, прокуратор и высший перфект планетарного гарнизона планеты Диззамаль, и приравненных поселений, Командарм Революционной Армии, признаю над собой власть Сената Республики, и сдаюсь на милость победителя, в обмен на сохранение жизней доверенных мне солдат и своей собственной...
  ...Расписались на удивление быстро (кажется, часть церемонии сократили), только запомнилось, как Злата подошла к ней и спросила: 'Ха, а чего это я у тебя по всему платью нарисована?'. И вправду, золотые драконы из узора, на удивление были схожи с янтарноглазой нагой...
  
  
  
***

  
   >И снова в бой
  
   ...Свой двадцать третий день рожденья она встретила в безбашеной атаке на космодром вблизи Алтан-нага - одного из городов, составлявших внешний пояс обороны подземной столицы Шульгена. Поздновато... отмечать... Некогда. К тому же мятежники уже привыкли, что в дни рождения офицеров карателей им дают передышку, так что даже сами пытались поздравлять - пора уже было ломать эту традицию.
  Кадомацу с группой Ковая высадилась на дороге, ведущей с космодрома под землю. Послав монаха со своими уничтожать радар, сама принцесса с Маваши, Сакагучи и суккубами, сняла посты вдоль шоссе, перехватила несколько машин, и потом с их помощью тихо сняли охрану на воротах шахты, и заблокировали выходы из-под земли. К тому времени Ковай уже закончил на радаре, и с него послали сигнал наступающим. Когда пришли "собаки" с легионерами, сдали им пост возле ворот, а сами взяли одну из их "собак" и присоединились к главным силам.
  
  Одной из главных особенностей кампании на Шульгене были гигантские подземные города и огромная, разветвлённая сеть тоннелей, пронизывающая всю кору планеты. Нечто подобное уже встречалось на Акбузате, но там был лишенный большой техники пасторальный рай для тренировки магов, сельскохозяйственный придаток высокотехнологичного Шульгена. Здесь, на поверхности, доступной бомбардировкам, находились лишь считанные предприятия и поселения беженцев, а сама столица и несколько крупнейших городов плавали в жидкой мантии планеты, надёжно защищённые всей земной корой от любых вторжений. У повстанцев осталось немного сил, но имеющиеся они использовали до гениальности умело. Разветвлённая сеть тоннелей позволяла им неожиданно выскакивать, наносить удар, и уходить безнаказанно. Демоны принцессы и Мацукавы были бессильны - они царили на поверхности, благодаря крыльям и численному преимуществу справляясь с любым противником там, а во тьме подземелий пасовали - глаза жителей Края Последнего Рассвета не самым лучшим образом были приспособлены к ней.
  Сейчас основная тяжесть войны лежала на плечах легионеров. Благодаря успехам, достигнутым армией демонов, Тардеш смог затребовать подкрепления из метрополии - в основном это были номерные легионы 2-3 года службы, хорошо тренированные, но не имеющие боевого опыта. После переформирования под текущие нужды они быстро набирались его под вражеским огнём, но Кверкеш не спешил бросать новичков в глубокие прорывы, ограничивая линией фронта. Основным ядром сил, проводящим все ответственные операции, оставались 27 элитных легионов, с которыми начинали кампанию, при поддержке механизированных частей принца Стхана и янычаров принцессы. Самой Аютой и её диверсантами Тардеш старался не рисковать, опасаясь ловушек, хоть зеленоглазая непоседа и пыталась убедить его в обратном.
  
  Главным союзником карателей была геология - проклятые тоннели нельзя было строить на стыках материковых плит, разломах, через источники воды и месторождения ископаемых. Да и космодромы по техническим причинам требовали под собой монолита до самой мантии. Это значило, что там никто не подкопается снизу - и оборону было держать значительно легче. Вот так и приходилось воевать за истоки рек или сейсмоопасные районы, или такую голую скалу, как этот космодром.
  Кадомацу похлопала по спине пилота, приказав открыть стены, потом поднялась в салон:
  - Спрыгиваем. Сторожевые орудия ещё не подавлены. "Собака" дальше не пройдёт.
  Хоть кто-то и был недоволен, спорить не стали. Лететь никому не хотелось, но полёта было буквально на два шага. Стены поднялись, как надкрылья жука, и отряд нырнул в утренний туман.
  Принцесса демонов переложила крылья, подняв руки, и теперь у неё был включенный "поводок". Загорелся сигнал, показывающий, что связь с кораблём установлена.
  - Навожу на цель, - громко и отчётливо произнесла она. На маленьком экране появилось схематическое изображение местности и местоположение сторожевой пушки. Так, а теперь главное - лететь только по прямой. В небесах вспыхнула зарница, и тонкий луч расплавил орудие. На космодроме наконец-то начался переполох. Демонесса чуть взмахнула крыльями, отлетела в сторону и взяла на прицел следующую пушку. Чем хорош "поводок" - это метательное оружие, к которому патроны - не кончаются!
  Такое впечатление, что защитники не совсем поняли, откуда угроза, потому что вывели войска на совершенно открытую местность. Что же, им же хуже - Метеа просто сменила прицел, и толпа народа просто испарилась.
  Маваши передал семафором: "Нас всё равно мало". Она ответила: "Старайтесь держаться вместе". Десантные транспорты уже горели метеорами в небосводе, надо было дать им время на высадку.
  На лётном поле стоял корабль - не думая, принцесса навела на него - рвануло так, что канониры с орбиты без подсказок разглядели следующие цели, и красивый сноп лучей со всех сторон горизонта ударил по территории порта. Повстанцы начали эвакуироваться, но поздно - небо усыпали разноцветные горошины копейщиков, падающих в стремительной атаке. Теперь зарницы сверкали без помощи принцессы - у атакующих были свои наводчики.
  
  Внешний посёлок встретил их нестройным огнём. Отряд обогнул его по высоте, скрываясь во всё выше поднимающемся тумане, и оставил за спиной. В таких городках обычно есть развитая система подземных уровней, им там делать нечего. Пусть возятся легионеры - их же целью был сам космодром.
  Метеа внимательно осмотрела вражеские позиции ещё при подлёте. В сущности, диспозиция выходила выгодная - они при планировании опасались, что обороняющиеся сразу укроются в комплексе зданий, господствующих над местностью, и выбивать их будет проблемой, но они наоборот бежали прочь. Хотя, конечно, большое количество солдат снаружи ничего не говорило о том, сколько их осталось внутри - их вполне могло быть достаточно, чтобы засесть там и сражаться долго.
  Демонесса приземлилась с краю, за зданиями без окон, где стояло множество машин, и нацелилась на ближайшую дверь - у неё в распоряжении было меньше двух десятков бойцов, желательно никого не потерять.
  Первого она сбила ветровым ударом крыльев, следующий не успел до того как она переложила крылья и освободила руки - и получил колющий удар в живот. Господин Сакагучи вырос сбоку, из тумана, и устранил третьего, не вынимая меча. Пулемётное гнездо, не успевшее понять где враги, принцесса раскидала магическим вихрем, нечаянно заехав сунувшемся под руку Сакагучи по лицу. Тот только поморщился, но ничего не сказал. Ковай со своими монахами зашибли охранников до поворота стены - туман очень помог во внезапности.
  - Идём внутрь, Кен! - Маваши обернулся: - Идёшь с Коваем! Брат Ковай - по трое на окно! Мы идём через дверь! Старайтесь, чтобы никто не ушел.
  К счастью решеток на окнах не было. Зато был неудобный коридор с выходами на подземные уровни. "Выход к камерам хранения"- прочитала принцесса. Нет уж, туда они не сунутся, надо найти пассажирские или грузовые залы, и там нарываться на драку.
  Но по зданиям почти никого не было - коря себя за недогадливость, Мацуко вывела своё маленькое войско на лётное поле - конечно же, получая удары с орбиты, враги предпочли принять бой под открытым небом, чем бесславно погибнуть под рушащимися стенами. Вывела она, кстати, своих удачно - прямо в тыл атакуемым сейчас укреплениям. Ох, они их и прижали! Так, что собственные копейщики, чуть им самим не поотрывали головы - счастье, что принцессу никто ни с кем не спутает. Сотник даже приземлился, спросил, не нужны ли его услуги - в это время другая сотня того же полка навылет пронзила диспетчерскую башню.
  - Нет, продолжайте. Почему крыши пропускаете? С наземными и мечники справятся, а на крышах ещё много стрелков, которые живы.
  - Слушаюсь!
  
   >Подарок
  
   ...Работали оперативно. Метеа ещё и до середины поля не дошла, как начали высаживаться 'собаки' и 'рыбы' (так прозвали невидимки) с легионерами, и те, рассредоточиваясь, стали закрепляться на периметре. Мацуко с ходу выловила легата с трибунами, и сказала, чтобы триарии не задерживались у кораблей, а спешили занять здания портовых служб и складов. Её послушались, но вот за этими разъяснениями она упустила все попутные на орбиту...
  ...Она вернулась ко своим, медленно остывающим от горячки боя, села на каменную ступеньку, положив мешающий меч на колени.
  - Узнали, госпожа?
  - Придётся нам здесь ночевать. До утра оказии не будет.
  - Надо найти ту старую, с которой мы спрыгнули.
  - Её сбили...
  Кадомацу опустила голову на сцепленные в замок пальцы, и, наверное, немножко задремала, потому что уж очень неожиданно вдруг кто-то крикнул:
  - Смотрите! Один летит!
  Мацуко подняла глаза - и, как доброе, далёкое-далёкое воспоминание - бледно-зелёная звёздочка, только в тёмном небе. Неужели...
  - Легион, стройся! К торжественной встрече командующего стратига, приготовиться!
  Демонесса вскочила:
  - Генерал, уведите раненых и грязных с поля! Постройте тут две сотни понаряднее. И генералу Иванаге скажите!
  По полю быстро забегали торопливые ноги. Кажется, командиры десанта получили какие-то особые указания с прибывающего челнока - потому что строй вытягивался в коридор по направлению к дочери Императора. Непонимающая девушка следила - челнок повторил в точности те же маневры, что и при первой встрече принцессы и драгонария. Уж кто-кто, а она помнила! Пандус открылся, опять так же хлынул туман, оттуда вышел жутко серьёзный Бэла со связкой прутьев в руках, тщательно загораживающий своего ментора, на пол-головы возвышавшегося над ним.
  Кадомацу быстро оглядела себя - всё ли в порядке. Шлем и меч она сначала сунула подмышку, потом - в другую, потом Азер забрала их у неё, и стало некуда девать руки. А Тардеш тем временем подходил ближе и ближе. Бэла сделал шаг в сторону, и Мацуко увидела в его руках цветы, вернее ветку, усыпанную маленькими, похожими на сакуру, цветами.
  - Когда-то, в день, когда на улице бушевал буран, вы подарили мне весенний цветок вашей страны. Позвольте мне подарить весенние цветы моей планеты, как знак благодарности за тот раз...
  Она думала, что сейчас умрёт или как. Не чувствуя своих рук (да и ещё и много чего не чувствуя), приняла подарок - веточка оказалась хорошо защищена магией, - отметила, и тут же отругала себя за излишнюю наблюдательность - нет, так нельзя, надо же...
  ...И она вся смутилась и зарделась...
  
  До 'Шайтана', она так и долетела - с этой веточкой в руках, не выпуская её из рук, с нею ходила и принимала поздравления от всего высшего командования. Генералы-демоны, так истово кланялись, что она даже испугалась за целостность их поясниц. Она забывала им отвечать, сосредоточившись на задаче не отстать от размашисто шагающего Тардеша слева от неё. Она не так часто наслаждалась мгновениями рядом с ним, чтобы сейчас упускать хотя бы одно.
  - Злата отыскала тебе подарок, - неожиданно сказал он: - Сейчас услышишь, подожди...
  Услышать? Подарок?! Подошел Агира - его вообще-то не отпускали с гостевой палубы, но, на этот раз, видать, сделали исключение - если не считать тех двух здоровенных легионеров, упорно старавшихся прикинуться мебелью на фоне высших офицеров.
  - Здравствуйте, господин Агира.
  Гандхарв уныло развёл руками.
  - Да ладно, не нужно мне от вас подарков! Откуда вы их возьмёте, на самом деле?
  Небесный певец поднял палец вверх.
  - Слушать? Что слушать?
  - Вон, смотрите, Злата манит вас, - вмешался драгонарий: - Она или не сумела, или не хочет это на всю палубу транслировать.
  В янтарных глазах довольной наги плясали хитрющие искорки. Она заманила Тардеша, принцессу и ангела в уютную каморку (захлопнуть дверь перед носами Азер и Сакагучи всё-таки не удалось), и вдруг, на принцессу полилась чудесная, манящая музыка, мелодия которой была так созвучна с её собственными, чувствами - любовь и надежда на чудо, легкость свободного полёта, когда о границах напоминает лишь усталость собственных крыл, неистовство яростной схватки, когда удары сердца безнадёжно растягиваются среди вязких секунд... ...и то, почти забытое чувство нежности, которое она берегла в этом сердце только для Тардеша...
  - Говорят, что весь мир был создан не из Слова, а из Песни, - каким-то чудом попадала в ритм мелодии нага: - И все песни и музыка, и колдовство, и даже дыхание, являются только частью её одной, а все мы и все красоты мира - её нотами... Я подумала, надо найти мелодию, которая бы лучше всех выражала тебя... - она искоса улыбнулась: - Спасибо Агире.
  Пока звучала мелодия, Кадомацу была ещё не в силах говорить - настолько она попала в такт её собственным чувствам. Потом с трудом повернула голову и спросила:
  - Как называется эта музыка господин Агира?
  Гандхарв начал показывать очень сложные знаки руками, и Злата, прочитав фразу у него в мыслях, ответила за него, своим голосом:
  - Её написала апсара. Она называется 'Павший Вестник'...
  
   >Назойливая мелодия
  
   ...Принцесса закончила расшифровку и снова включила эту мелодию. Хитроумное джаханальское устройство позволяло слушать любую музыку без помощи оркестра - первую неделю она включала её, не переставая. Афсане даже сказала, что Злата под видом музыки ей какой-то наркотик подсунула. Принцесса смеялась - ну что делать, если эта мелодия ей действительно нравилась! - но в последнее время стала включать её только в качестве премии себе за хорошую работу. Нечего себя баловать - так она объясняла это. Ну, и заодно будет стимул к работе. Как она не баловала себя встречами с Тардешем, чья каюта находилась всего на палубу выше, так и не злоупотребляла любимыми вещами.
  Тардеш также избегал её. Может, кому это могло показаться странным, но они, кажется, сами загоняли себя в тупик. Драгонарию нужна была огнеликая принцесса, как он ни пытался разубедить себя в этом, и не в том смысле, что полководец... А то, что принцессе был нужен драгонарий, знал даже слепой... Тардеш догадывался, что она просто из скромности стесняется с ним встречаться, но сам, в свою очередь, считал лишние встречи чрезмерной навязчивостью со своей стороны. В конце концов - он же мужчина, а она - женщина.... А она в свою очередь... Ну, так и шло всё по кругу...
  
   ...Томинара высветил на стене карту, а сам встал рядом, довольный проделанной работой.
  - Итак, поспешу вам сообщить, что по состоянию на сегодняшний день, мы контролируем всю наземную поверхность планеты Шульген!
  Ему зааплодировали, и юный полководец продолжал:
  - Мы имеем на поверхности больше трёхсот опорных баз, зоны действия которых, перекрываясь, охватывают всю поверхность материков. Я считаю, что военная кампания достигла первоначальных целей, и теперь настало время приступить ко второй фазе, и продвинуться сразу в двух направлениях: во-первых, нам необходимо сомкнуть оккупированные зоны, взяв под контроль все наземные поселения и близлежащие туннельные магистрали, а во-вторых, самая приоритетная задача - штурм столицы. Штаб корпуса считает, что в сложившейся ситуации нецелесообразно затягивать атаку на мозговой центр вражеской армии, а, обеспечив хороший плацдарм, организовать решительное наступление на жизненно важные объекты столицы, после чего-либо вынудить сдаться, либо взять столицу штурмом.
  - Вы ещё не учитываете, что в этом случае ваши войска сами окажутся в окружении, - подал голос один из стратегов Тардеша.
  - Учитываем. Поэтому я и говорил о 'подготовке плацдарма'. Для штурма выделяется отборный кулак из лучших легионов господина Кверкеша, все войска принца Стхана, и 230 наших лучших полков. Все остальные, под совместным командованием генерала Сидзуки, госпожи Третьей и господина Борелеша, образуют внешнее кольцо прикрытия, что будет сдерживать любые попытки противника перебросить любые подкрепления на помощь столице, а диверсионные группы госпожи Третьей нанесут упреждающие удары по стратегически важным объектам угрожающих направлений. Если же, после взятия или пленения вражеских лидеров сопротивление не прекратится, то мы развернём в направлении основных узлов сопротивления главные силы.
  - План хорош, - сказал драгонарий: - Только поверхность мы всё равно НЕ контролируем. Блокада планеты не может быть завершена в ближайшие три месяца по техническим причинам, так что пока любая ровная площадка, особенно рядом с крупным тоннелем - это либо возможность бежать, либо ещё пополнение.
  - Я лично займусь надземной операцией, - поклонился Томинара...

  
   ...Мацуко дослушала мелодию, и сладко, с довольным видом потянулась. То, что содержалось в перехваченной шифровке, воистину, могло считаться новогодним подарком Томинаре, сокрушавшимся, что не мог выполнить впопыхах данное обещание.
  - Азер, скажи, чтобы позвали Хиро.
  Начальник контрразведки не заставил себя ждать, не смотря на 'за полночь' по корабельному времени.
  - Вы тоже расшифровали эту депешу?! Сверим!
  Расхождений не было. Разве что у принцессы в переводе звучал чуть более высокий стиль.
  - Насколько мы можем доверять этому источнику?
  - Ну, это не наш источник, сяоцзе. Это полевой перехват текущих переговоров мятежников.
  - Я и спрашиваю - не могли ли они специально подстроить такое?
  - Вряд ли, сяоцзе. Они не знают, что мы и эту частоту прослушиваем, да и другие источники подтвердили сообщение.
  - Это может быть именно проверка на то, прослушиваем или нет, мы эту частоту.
  - Слишком большой риск для них, сяоцзе. Такую ловушку надо страховать и военной силой и ресурсами, а у них больше нет резервов.
  - Что не сделаешь ради хорошей ловушки...Что говорят наши источники?
  - Колонна вышла из карьера двенадцать часов назад. К полудню этого дня они будут в пределах нашей досягаемости.
  За дверью послышался чей-то спор с Сакагучи, Кадомацу сама, со стола, нажала кнопку 'открыть' и в её каюту, ловко обогнув руку хатамото, ввалился запыхавшийся Томинара.
  - Я попросил досточтимого Синдзиро присоединиться к нам, как только он прибудет, - пояснил сиддха.
  - А, понятно, - кивнула принцесса: - Господин генерал, у нас есть для вас хорошее известие - она протянула ему оба варианта шифровки: - Повстанцы спешно перевозят запасы горючего в новые укрытия, оставив на месторождениях лишь однодневную выработку. В настоящий момент... поезд, или автоколонна?
  - Автоколонна. На железной дороге мы бы перехватили.
  - Вот, в настоящий момент груженные топливом тяжелые грузовые колесницы должны пройти в опасной близости от наших позиций. Я думаю, что это топливо не должно достаться врагу.
  - Ваше Высочество! Вы опять пойдёте сами!
  - А кому ещё доверить? Возьму лучших, думаю, что работы будет немного... Праздник начнёте без меня...
  
  ...Когда Тардеш наконец-то решился объясниться с демонессой, его к ней ещё и не пустили. На дверях стоял незнакомый ему молодой самурай, который и сказал, что нельзя. Драгонарий подумал-подумал - и ушел. 'Ладно! В конце концов, сегодня вечером они отмечают свой Новый Год, на празднике можно будет и лучше встретиться и лучше поговорить.'...
  Осторожно, чтобы не напороться на вездесущую Злату, Тардеш сделал крюк по палубе и напоролся на Агиру, который опять куда-то гулять собрался. Гандхарав и 'рассказал' призраку, что принцесса готовится к очередной вылазке, которая должна случиться сегодня ночью.
  - Но ведь ночью праздник, не так ли?
  'Она обещала успеть к нему присоединиться'.
  В молчании драгонарий поднялся по трапу. 'Обещала успеть' - так ведь не в детский сад ведь она пошла, а на войну! Кто знает, что случится...
  - Друг-командир о чем-то задумался?
  - Злата! Только не говори мне, что ты не специально!
  - Специально. Я услышала, как ты внизу блуждаешь, и решила тебе отомстить, за то, что от меня прячешься.
  - Извини, пожалуйста, но сейчас действительно такой момент, когда мне лучше побыть одному.
  - Нет, а почему? - она соскользнула с полки и выползла рядом с ним: - Попытайся рассказать. Или ты забыл, что для меня ты - раскрытая книга?
  - Я не книга, - устало посмотрел на неё Тардеш: - Я живой и измученный мужчина, со своими проблемами, у которого могут быть свои секреты от симпатичной ему женщины...
  Нага приостановилась, слегка открыв рот. Тардеш успел уйти уже далеко, когда она, наконец, крикнула:
  - Не беспокойся ты о ней! Я лично буду на прикрытии, она вернётся ещё ночью. Я тебе обещаю!..
  
  >Игра начинается
  
  ...Под летящей 'рыбой' каменной рябью гипнотизировали бегущие зигзаги холодных бесснежных скал. Пора Нового Года и дня рождения младшей из принцесс Края Последнего Рассвета на Шульгене выпадала на позднюю осень, когда флора уже увяла, а фауна попряталась в ожидании зимы, бесснежной на этой планете. Непривычно.
  Кадомацу без эмоций любовалась окрестностями. Сегодня с ней шла самая маленькая группа, с которой её могли отпустить - господин Сакагучи, Азер, Афсане и Гюльдан. Ну и задание-то было маленьким - найти колонну, и взорвать хоть одну из машин. В замкнутом тоннеле огонь сам сделает всё остальное.
  Она пошевелила плечами под доспехами, выпрямилась, облокотившись о спинку кресла, поправила мешавшую защелку нагрудника.
  - Мы уже в районе цели, - сказал пилот, заметивший её телодвижения: - Сейчас, дождёмся сигнала от группы наведения...
  - Угу, - она кивнула. Потом вдруг резко посмотрела вдаль и спросила:
  - Что это?
  Впереди, стройными рядами из земли, поднимались чёткие фонтаны снежинок.
  - Это? Воздух откачивают. Я же говорил - правильно. Если откачивают воздух - значит, груз срочный.
  Метеа быстро засуетилась:
  - Живо! Передайте это в штаб! Вы знаете, как они производят откачку?
  - Ну, я вообще-то пилот.... Там, кажется, независимые компрессорные станции.
  - А управление?
  - Не знаю...
  - Ладно. Сажайте к ближайшей! Проклятье, нужно было две группы!
  Сакагучи вопросительно посмотрел на неё.
  - Не глазей так. Вот ты бы вторую и повёл...
  
  ...По дальневизору инженеры объяснили, что компрессоры соединены в единую цепь, и достаточно было вывести из строя один, чтобы отключились все. Как сказали, так было сделано в целях безопасности - вдруг кто застрянет там без изоляции? Не в ближайший город же бежать. Правда, тут появлялась другая проблема - когда давление начнёт повышаться, на автоколонне сразу заподозрят что-то неладное.
  Принцесса вызвала принца Стхана:
  - Мне нужна ковровая бомбардировка по всей протяженности дороги.
  Принц поперхнулся:
  - Вы с ума сошли! Вы же там!
  - Я под землёй. Начинайте.
  У господина Сакагучи был такой вид, будто он что-то хотел сказать, но держал при себе.
  - Колесницы на подходе. Сейчас начнётся. Держитесь там за что-нибудь.
  Благо, в тесном помещении компрессорной, было за что держаться.
  Бомбёжка прилетела скоро. Сначала всё задребезжало, сильней и сильней, холодные поручни несущих ферм начали вырываться из рук, а потом вдруг пол и вещи как взбесились - с потолка сыпались камни, трубы мялись и рвались, ударяя потоками тёплого воздуха, приборы срывались с панелей и прыгали как мячики, от пола до потолка.
  - Выключай! - крикнула через шум Мацуко.
   Сакагучи, поскользнувшись, дёрнул рубильник. Сразу стало как-то непонятно тихо - да, грохотали бомбы, подпрыгивали моторы на станинах, но исчезнувшее шипение создавало иллюзию полной тишины. Грохот бомбардировки постепенно ушел, оставив тихий, гаснущий дребезг.
  - Все целы?
  (Афсане с недовольным видом потирала пятую точку).
  - Хорошо, выходим в тоннель. Надеюсь, дверь-то не заклинило.
  
  Дверь не заклинило. В длинном тоннеле погасли некоторые светильники, оставив удобные глубокие, тени. Но - Сакагучи обратил внимание: на полотне лежали широкие нашлёпки ярко-белого снега:
  - На дороге мы будем как на ладони.
  Девушка кивнула и посмотрела, откуда снег взялся - тот падал из широко раскрывшихся круглых зевов люков, огибая проложенный в высоте рельс железной дороги. Принцесса посмотрела на своих спутников:
  - Вы знаете, мне почему-то вспоминается последний Новый Год дома... - она распахнула крылья и проверила плотность воздуха: - Проклятье... пока не летается...
  ...Уже сидя на скользком монорельсе демонесса чуть не усмехнулась, подумав об иронии судьбы - когда-то её убийца воспользовался этой точкой, а теперь она... сидит, как птица на насесте...
  
  ...С поднятием давления автоколонна сбросила скорость - не сколько из-за сопротивления воздуха, а, сколько из-за боязни завалов - бомбёжка вполне могла пробить перекрытие. Ну и воздух нельзя было сбрасывать со счетов - при таких скоростях он запросто мог нагреть оболочку цистерны до предела, опасного их грузу.
  Боевым охранением шли вооруженные машины и легкобронированные колесницы самых скоростных моделей, да и на цистернах было по два пулемёта на каждый борт. По расписанию, стрелки должны были разделить на сектора всё пространство по бортам впереди, сзади, и самое главное - сверху, но словно по какому-то наваждению, как раз вверх никто не смотрел. Поэтому-то никто не увидел, как вверху, на пламенеющих крыльях пролетела тень. У той тени были зелёные глаза...
  Нестерпимо яркими шарами огня взлетели на воздух головная и замыкающая машины - жидкий огонь потёк рекой по тоннелю, и всё новые и новые цистерны въезжали в костёр, и лопались, расширяя облако огня. Водители и стрелки сначала не поверили - горючее в цистернах было смешано со специальным реактивом - не испаряться, и не вытечь в случае чего ...но в зарядах бомб содержался другой химикат, превращающий это желе в текучую, липкую, и хорошо горящую жижу. Командир каравана сумел затормозить свою машину перед самой стеной огня, приняв в задний бампер четыре десятка весомых ударов, сам, еле успев выпрыгнуть до того, как кабина нырнула в белое пламя, моментально оплыв, как краска на жаре:
  - Без паники! Десятникам - доложить о потерях! Вы, трое - разблокируйте двери стрелков!
  Со стороны хвоста колонны послышались крики ужаса. За спиной командира полыхнуло жаром - и его шофёр распался на два горящих куска. Не глядя, повстанец выстрелил за спину, и побежал, предупреждая об опасности - нечего бравировать, с железными демонами шутки плохи. В хвосте взорвалась ещё одна цистерна, черными морскими звёздами мимо него пролетели два горящих трупа.
  Ненамного светлее них на него выбежал его помощник:
  - Командир! Инструменты были в этой машине!
  - Тихо! Без паники! Доставайте из уцелевших верёвки и гарпуны! И сообщите в столицу о нападении! - дальше он не успел. Огонь расступился, как высокая трава, и оттуда, прекрасная, как сама Смерть, вышла демонесса с зелёными глазами. Рассекая языки пламени, из-за огневой завесы вышел зелёный, как её взгляд клинок, и прошел сквозь шею повстанца, как сквозь воздух...
  
  ...Метеа одним движением зарубила обоих и, расправив крылья, взлетела над колонной. Монорельс уже раскалился от жара, и стал провисать в середине. Сакагучи тоже закончил на земле и поднялся к принцессе.
  - Сейчас взорвутся остальные. Поспешим.
  - Девочки успели уйти?
  - Надеюсь, что да.
  - Тогда поспешим. Ты первый.
  - Ваше Высочество!
  - Если ты застрянешь, я тебя снизу легче вытолкну. Если я застряну, тебе меня вытащить будет быстрее. Не спорь!
  Хатамото был не согласен, но подчинился приказу. Они вместе пошли набирать скорость, быстрее, быстрее, быстрее.... не успевают... Снизу громыхнули все оставшиеся цистерны. Как ленивый прибой, слепящее огненное облако пошло их нагонять... а воздух вдруг стал такой тягучий под крыльями... И вдруг - что-то, точно не ударная волна, словно подтолкнуло их в пятки, и они оказались возле распахнутого люка. Сакагучи сложил крылья, и ловко, на руках, проскочил в него, принцесса чуть задержалась, и, ухватившись самыми пальцами, еле затормозила. Подтянулась, пролезла, и сверху ей спустилась сильная рука:
  - Хватайтесь, Ваше Высочество...
  
  ***
  
  ...В круглом зале, чьи стены служили экранами (изделия нагов были ненамного хуже людских), собралась молчаливая, чего-то ждущая троица. Огромный даже для своей расы престарелый наг, со своими старикашечьими бляшками вокруг глаз, похожий на сиддхского дракона - хитроумный наместник планеты, прокуратор Гудешии, ныне вождь Восстания, батша Шульген. Второй - широкоплечий, обросший белым мехом до пола, здоровенный демон-раху, - голова без шеи растёт посреди широких плеч, командарм Умкы, брат погибшего Тугрынкээва, ныне - Главнокомандующий Революционными Вооруженными силами. И, наконец - самая странная фигура, великанский силуэт человека, с покатой головой, похожей на рыбью, с выпученными глазами, и огромной рыбьей пастью, раскрывающейся чуть ли не до пола, когда он чихал - Кахкхаса, ближайший помощник Шульгена, бывший Верховный Трибун Южного Лимеса Сенатской Комиссии Иностранных Дел, ныне - Комиссар Внутренней Безопасности.
  Ну, а многочисленных мойщиц, подносчиц, секретарей, адъютантов (адъютанток, по моде, принятой у карателей), было принято считать за мебель.
  Воздух в центре треугольника, образованного этой троицей, вдруг пошел мелкими "чёртиками", наподобие тех, что возникают под веками усталых глаз, и там прямо из воздуха, появилась гибкая фигурка молодого нага, вернее, наги:
  - Батша, караван уничтожен.
  - Проклятье, эта сука... Я хочу, чтобы она умирала ДОЛГО! - взорвался Умкы.
  - Как я и говорил, батша, они прослушивают наши частоты, - холодно заметил Кахкхаса.
  - Я доберусь до неё, падлы, и, клянусь душой брата - (пещерный демон, кстати, не прерывался во время реплик других) - она пожалеет у меня, что родилась женщиной!
  Шульген недовольно повёл своей драконьей головой и остановил свой взгляд на Кахкхасе:
  - Мы потеряли все запасы горючего. Стоило ли это такого риска?
  - Безусловно, - ответил тот, подавив приступ кашля: - Теперь они будут верить этому каналу. А смерды - переживут неделю без отопления.
  - А если, мой добрый Кахкхаса, наши друзья поймут, что после этого мы поняли, что канал прослушивается?
  Кахкхаса громко кашлянул, раскатав свою пасть, как половик:
  - Не поймут. Мы же не будем вести себя как идиоты? Да и к тому же, кус стоит любых жертв.
  - Я тоже так думаю, - согласился царь-наг: - Передайте Негодяю, что мы согласны с его планом.
  Кахкхаса молча поклонился...

  
  >Невкусная приманка
  
  ...Ещё утомлённая после боя, Мацуко ушла с праздника рано - как скверно, было столько идей насчёт праздника... но ноги не держат - что поделать? Покидала она общество с большим разочарованием - но, в самом деле - она уже и причёску не может контролировать! Вот так, с прядями, упавшими на глаза, она и уходила, прощаясь не глядя... Кто-то ей весь вечер говорил, что её ищет Тардеш... но никак встретить не получалось...
  А за дверями она неожиданно встретилась... с Агирой!
  Принцесса удивлённо распахнула глаза и сказала:
  - О! Ты откуда?!
  Ангел попытался что-то объяснить руками, но немного выпившая девушка (а для столь закоренелой трезвенницы 'немного' - серьёзная доза!), была не в силах сосредоточиться:
  - Не надо, - остановила она его рукой: - Ну, ты же знаешь, что тебе нельзя здесь ходить?! А, ладно, пойдём вместе... - и, завладев рукой небожителя, потащила его к выходу на атриум...
  
  - А я пьяная, - призналась девушка, запнувшись второй раз, и разразилась совсем неподобающим месту хихиканьем. Агира её поддержал за руку, и она, наконец, смогла овладеть собой:
  - Нет, ну почему всё так: все выпивают, им весело, а у меня... у меня только старые страхи пробуждаются... Все вокруг веселятся, а я хожу... если получается... и только себя жалею...
  Ангел не отвечал, кажется, внимательно слушал, лишь потом, у себя в каюте, к стыду своему, она сообразила, что не оставила ему иного выбора, до неприличия навалившись на его правую руку...
  - ...а с другой стороны, продолжала девушка: - Было бы так, стала бы я пьяницей! - и так же не к месту, как её смех, из её глаз посыпались слёзы.
  - Нет, ну почему так! - в другую сторону заговорила она: - Я его люблю, я жизнь за него отдам, калекой стану... О, боги! - вскричала она: - Просите хоть что за это, скажите - отдай глаз, чтоб он моим стал - отдам, не пожалею! Но... как глупо... как глупо... - она говорила быстро, то теряя дыхание, то срываясь на родной язык:
  - Я ведь его даже обнять не могу... даже взять за руку, как ты - меня... А уж поцелуи... - её голос всё таял и таял, пока она не заснула, самым банальным образом на руке Агиры. Гандхарв немного потоптался на месте, потом подхватил её на руки (волосы из рассыпавшейся прически и нарядный шелк одежд вылились ему на локоть), и бережно, чтобы не повредить хрупкие крылья, понёс к её апартаменам. Как ребёнка...
  Там его встретили переполохом - первый из принцессиных телохранителей испуганно попятился, когда он поспешил предложить ему свою ношу. Лишь с запозданием до небожителя дошло, что не всякому дозволено прикасаться к дочери Небесного Государя. Пока искали начальство, ангел так и стоял посреди коридора, держа на руках демонессу, и пламя её волос оттенялось сиянием его крыльев. Потом подошел усталый начальник охраны - этот с двуцветным лицом, всё имя его не запомнить. Демон бережно принял спящую девушку из рук ангела, старясь уберечь голову и не помять шелк нарядных рукавов. Как родной брат - сестру. И унёс...
  
  - Пак, Уэмацу! - сказал Сакагучи тихо, оберегая сон госпожи: - Проследите за ним! А то опять зайдёт куда недозволенно, и у Её Высочества неприятности будут!
  
  ...Мацуко проснулась неожиданно, села на постели, натянув до ключиц простыню (выше просто не хватало!), и огляделась - кто-то её мало того, что донёс до каюты, ещё и раздел и уложил в постель! О, боги, надо же до такого упиться! Хорошо, хоть одна проснулась... Ничего нет в памяти!
  - Ну, с добрым утром! - весело поздравил её голос Азер.
  - Я... кто меня принёс?
  - Да ты полдороги вроде сама прошла. Потом Агира, дальше - Сакагучи. Ты что, ничего не помнишь?
  - Только как из шлюза выходили... а дальше...
  - Так там тебе Гюльдан первую и поднесла! - рассмеялась суккуба, и демонесса тоже, падая на подушки. О нет, она немного кривила душой - что-то с праздника она помнила... Как Гюльдан, вся обжигаясь, подносила ей чашку с вином, она помнила, а дальше... Зато она теперь не маялась так головой, как та же Гюльдан.
  Кадомацу сладко потянулась, и простыня соблазнительно облегла её сильную фигуру. Азер, с родительской теплотой смотрела на неё:
  - Красавица... Эх, вот уже по тому видно, что ты принцесса. Мужика бы тебе найти, принца какого-нибудь... И пошла бы ты вместо своих железяк, шелка носить, по дворцам ездить, королям да министрам головы кружить...
  - Нетушки, - жмурясь, как кошка, помотала головой девушка: - Я бы в неволе не усидела.
  - Ты такая же егоза растёшь как Ануш, покойница. Только смотри, ты же девка, тело-то своё запросит. Пока брезгуешь, а потом - вдруг как прорвёт... - она осеклась, вдруг увидев резко посерьёзневшие глаза хозяйки.
  - Я видела Ануш... - сказала она: - Во сне...
  - Это когда мы на Диззамале были, помните? И раньше - когда памятник нашли...
  - К перемене погоды, наверное, - бестактно заметила сидевшая на полу Гюльдан. Ходившая по комнате Афсане без слов пнула её босой ногой по попе и та заткнулась.
  - Что странно... она мне снится какая-то другая... Лицо совсем не то, но я знаю, что это она! Это как с господином драгонарием - я не знаю почему, но я знаю его! Знала, ещё раньше, чем встретила... Так же и там - я знаю, что это она, но она... какая-то другая... Может быть, это её новое воплощение?!
  - Бросать тебе все эти глупости с господином драгонарием надо, пока хуже не стало, - не смотря на принцессу, быстро проговорила Азер: - А Ануш... не надо больше так говорить. Она, правда, в это верила... Но мёртвые не возвращаются... - и, Метеа со страхом увидела слёзы в её глазах...
  
   Тардеш с удивлением встретил свою аюту, когда она явилась на заседание штаба:
  - Поражаюсь вашей закалке. После вчерашнего, я думал, половина командования болеть на голову будет. Ан нет - пришли все.
  - Праздник-праздником, работа - работой. И не надо их смешивать. Кстати, говорят, что вы о чём-то хотели поговорить со мной, господин драгонарий?!
  - Это... личное. Здесь не место, и тем более не сегодня. Эх, все бы мои подчинённые так относились к работе!
  Войдя в зал, девушка поняла причину сокрушений драгонария - только её генералы сидели как свеженькие, все остальные пребывали в разной степени похмелья. Бхуты вообще отсутствовали, а люди присутствовали лишь частично. Стхан, обычно окруженный советниками, восседал в одиночестве, правда, за голову, как призраки, не держался - ну, такого-то богатыря, попробуй, завали похмельем.
  ...Говорили о какой-то ерунде - склады, боеприпасы, резервы, провиант... Мацуко не слушала, вопреки всему холодному тону, которым она встретила Тардеша, она смотрела только на него... Что-то говорили, показывали, доказывали, а она... всё смотрела и смотрела... В конце концов, даже Тардеш это заметил, и стал оглядываться, но она, не умея читать по прозрачному лицу, не знала, улыбается ли он, и отвечать ли ей... чем?! Ведь, если улыбается, то надо улыбнуться в ответ, а то это просто невежливо, а если нет - и она улыбнётся - это будет уже непристойно! В конце концов, девушка придала своему лицу выражение полуулыбки - кому надо - увидит, что она улыбается, кому не надо - посчитает за сосредоточенное внимание. Тардеш потом опять пытался с ней поговорить, но принцессой овладела неловкость, и она избежала встречи. Видевший все эти перипетии Сакагучи, лишь только качал своей двухцветной головой... очень неодобрительно...
  
  ...А Тардеш понять не мог причин внимания к собственной персоне. Мацуко всё заседание так пристально смотрела на него, что он чуть не испугался - не случилось ли чего. Но, с другой стороны, поговорить после заседания она снова не захотела - сославшись на недомогание, слишком быстро ушла. Может быть, действительно плохо стало, и она отпроситься хотела, да не решалась?! Ну, скромница, блин...
  
  ...- Вот, посмотрите, сяоцзе, - Хиро выбросил на стол пачку пластинок с донесениями.
  - Что это?
  - Сводка радиоперехватов за последнюю неделю. Всё та же частота и тот же шифр.
  Она подняла документы и быстро пробежала глазами:
  - Они потоком передают сведения наипервейшей важности! Это уже превышает все пределы возможной глупости!
  - Нда... Что ты думаешь, нас проверяют?
  - Вполне возможно, - увильнул от прямого ответа сиддха: - Я поэтому и задержал на неделю принятие к исполнению. Судя по проверке, дезы нет - либо играют по-крупному, либо... это тогда не глупость, а какая-то техническая неполадка. Вы только гляньте, что там, сяоцзе! Грех ведь не принять меры...
  - Да, я вижу уже... Значит так - все сведения, получаемые по этому каналу, засекретить, докладывать только мне, никакой самодеятельности!
  - Слушаюсь!
  - Расконсервируй внедрённые группы - теперь им есть дело. Доложить по готовности.
  - Сколько и какого уровня.
  - Двух убийц на параллельное задание, ну и... я прикину точнее, но вроде можем взяться за пять диверсий. Туда сам разберёшься, сколько групп задействовать.
  - Понял. Доложу... - он посмотрел на часы: - К третьей дневной вахте.
  - Ну, и надо ждать пока они сменят шифр. У тебя нет никаких идей, как объяснить повстанцам нашу осведомлённость о пути каравана?!
  - Ну... там ведь одна машина уцелела - перед авианалётом остановилась, кажется, колесо, или что-то вроде - и избежали ловушки. Издам приказ об их награждении - может клюнут.
  - Замечательно, - улыбнулась принцесса.
  
  ***
  
  ...Уже заранее склонившись на одно колено, Кахкхаса материализовался в комнате, похожей на аквариум. Экраны, покрывавшие стены, показывали холодное небо ночной степи.
  Шульген с недовольством разомкнул веки, и смерил клеврета столь же холодным взглядом.
  - Важные новости, батша!
  Из его колец с трудом выбралась наложница в теле человеческой девочки, и поспешила исчезнуть, спешно возвращаясь в змеиный облик. Кахкхаса сделал вид, что этого не заметил.
  - Они отказались реагировать на те сведения, что мы передавали по контролируемой частоте! Их шпионы только проверили их подлинность, но не предприняли действий!
  - Ну, может они нашли, что вы их обманываете, мой добрый Кахкхаса?
  - Не могли, светлейший батша! Все приказы были подлинными!
  - Неужели Умкы согласился на это?
  - Никак нет, мой батша! Умкы не знает, какой из каналов контролируется карателями! Он считает, что эта частота чиста от прослушки!
  - Хм, так вы ему не сказали, мой верный Кахкхаса? Не забудьте меня пригласить, когда, наконец, скажете...
  - Как пожелаете, мой батша.
  - Думаю, это будет любопытное зрелище... Итак, а теперь, мой весёлый Кахкхаса - почему столько радости на то, что они не реагируют, на то, что вы выболтали?
  - Это значит, что они заподозрили что-то неладное, и опасаются того, что это - проверка.
  - Может, они прекратили подслушивать?
  - Нет, не прекратили, (человеко-рыб даже закашлялся). И это значит, пресветлый батша, что у них нет других наших частот столь высокой секретности, что они боятся рисковать провалом на мелочах... Это значит - Сама Она ждёт случая уровня той автоколонны!
  - Не пропустить бы за этими хитроумными действиями настоящей диверсии. Будь осторожен, мой бдительный Кахкхаса.
  - За выявленными шпионами установлено наблюдение, светлейший батша. Если они пользуются радио - мы узнаем их частоты и получим образцы шифров. Это позволит сделать ловушку совершеннее, великий батша.
  - И вы думаете, мой хитроумный Кахкхаса, наша будущая гостья клюнет на наживку Негодяя?! Признаюсь - он не создаёт впечатления слишком важной птицы.
  - Она - клюнет. Не беспокойтесь, мой батша.
  - Мой гостеприимный Кахкхаса. Ты не первый век живёшь на этом свете. Они как-то объяснили, как к ним попала информация об столь безвозвратно утраченной нами автоколонне?
  - Это самое смешное, пресветлый. Они объявили секретное распоряжение, что за сведения, добытые из секретных каналов связи, награждаются... вот эти двое, они единственные выжили в той бойне.
  Гигантский змей поднялся в треть своего немыслимого роста, внимательно изучая личные дела, появившиеся на экране.
  - И что в этом смешного, мой загадочный Кахкхаса?
  - Это мои агенты! Они и передали им сообщение, по моему приказу, могучий батша! И следовали за колонной, чтобы потом доложить нам о результатах операции! Как поступить с ними, мой батша?
  Змей опустился с высот, свив чешуйчатое тело в кольца:
  - Пусть награждают. Скажите это мой новогодний подарок. Должен же хоть кто-то получить выгоду от наших войн?!..

  
   >И последние станут первыми
  
   ...Кадомацу скучала, смотря в пропасть атриума.
  - Ваше высочество?! - подошел к ней Сакагучи.
  - Мы везучее их, - сказала она, кивнув на легионеров невдалеке, весело перекидывающих через шахту небольшой мяч: - Вот смотри - я могу прыгнуть и секунду долететь хоть до ходовой рубки, хоть до ангаров... А они даже в невесомости, не летают, а плавают... как лягушки.
  - Может и так...
  - Ты чего пришел?
  - Простите, Ваше Высочество. Просто все ваши мысли написаны у вас на лице, и я, зная, как вы плохо переносите одиночество, решил уж скорее прослыть невежей, чем дать вам додумать их до конца.
  - С чего ты это взял, что я его 'плохо переношу'?!
  Хатамото молчал, и она чуть смягчила тон:
  - Вот смотри, допристаёшь ко мне - девчонки давно нас хотят поженить...
  - Об этом можете не беспокоиться, - спокойно сказал Сакагучи: - Я ни по рождению, ни по нраву, ни по данным мною клятвам, не подхожу вам в мужья.
  Мацуко даже заинтересовалась:
  - Это почему же? - спросила она, сделав большие глаза.
  - Ну... какой из меня принц, Ваше Высочество?! Да, и к тому же, мне нагадали, что я умру по вине женщины, рождённой в первой луне года.
  - Я родилась - в последней!
  - У призраков это уже первый месяц.
  Принцесса вернулась к созерцанию глубин атриума:
  - Знаешь, а может так и будет... Я так боюсь, что когда-нибудь, как-нибудь ошибусь, и всех вас угроблю...
  - Вы - не сможете.
  - С трудом верится... Знаешь-ка, я, пожалуй, совсем брошу пить. А то вдруг проснусь как после нового года - а они мне тебя подложили. Вот-вот, вот тогда-то тебе и будет конец!
  - Они не меня, а Агиру хотят. Мне Афсане проболталась.
  - Агиру? Бедняга. Он же сгорит! Надо будет предупредить!
  И на этом месте они рассмеялись.
  
  ...Томинара без приветствий выложил карту перед немного опешившим Мацукавой:
  - Вот! Здесь нужен точечный ядерный удар!
  И весь штаб (и командующий, и принцесса) смотрели на явление своего начальника, как на встреченное в полдень фамильное привидение.
  - Хм, генерал Томинара... - негромко позвала его Метеа.
  - А? Ой, извините, Ваше Высочество... Простите за опоздание, я изучал схему подземных укреплений.
  - Покажите нам.
  - Да, вот, смотрите. Эта система чем-то напоминает соты, каждая из которых обеспечивает энергией и водой один из близлежащих городов. Я вот об этом: здесь у повстанцев укрепилась сильная группировка, а сразу за ней - комплекс жизнеобеспечения и очистки воздуха. Если мы уничтожим этот центр - захватывать бесполезно, там столько труб, что не удержим - если мы всё уничтожим - я спросил у инженеров - им придётся задействовать аварийные системы, связанные с поверхностью. А поверхность мы контролируем.
  - 'Связанные с поверхностью'? - не понял Мацукава.
  - Аварийная система - воздушные колодцы, ведущие прямо наверх. Сейчас они закрыты бронеколпаками и замурованы изнутри. Подумаете, что будет, если мы заставим их распечатать!
  - Дайте голографическую карту, - попросила дочь Императора.
  - ...И тем более: этот город - важный транспортный узел, с его капитуляцией целый район планеты (на этих словах он спешно вводил данные на пульт голокарты), лишается связи с повстанческим командованием. Как минимум, это - ослабление сопротивления, как максимум - капитуляция сразу нескольких городов области.
  - Ну, мечтать не вредно, - заметил Мацукава: - Вы одобряете, Ваше Высочество?
  - С орбиты туда попасть не получится, как и с воздуха. Эти штуки хорошо защищены, как от бомбовых, так и от лучевых ударов.
  - Смертник?
  - Нет, зачем, обычная группа. Надо только спросить разрешение у господина драгонария.
  
  ...- Отверни, чтобы не попасть на подветренную сторону. Когда войдёшь в шлейф, маскировку можешь отключить.
  Пилот угрюмо кивнул, выводя 'рыбу' в вираж.
  - Будете прыгать в столб?
  - Надо посмотреть как там с охраной. Пройди поближе.
  - Хоть впритирочку.
  Абсолютно невидимая лодка подкрадывалась к цели зигзагом, пряча тень среди камней и городских руин. Цель - большая воронка в земле, выложенная мелкими плитками, ни за что бы не была видна с такой высоты, если бы не выдавала себя вихрем клубящегося воздуха. Почти невидимые в тумане ветроломы дробили вихрь перед выходом на волю на части, и от этого целое облако тумана поднималось широким фонтаном, над развалинами города.
  - Охраны нет, - сказал пилот: - Где вас высаживать?
  - По карте, точка номер два. Скажите, как подлетите...
  Принцесса обернулась к своей группе:
  - Запомните, мы не смертники. Эту штуку - она показала на возвышавшуюся в центре салона бомбу:
  - Надо поставить, включить, и выйти побыстрее. Значит - очень тщательно зачищаем всё по дороге, чтобы потом никто не мешал драпать. Наши нам помогут, но помните, как было на тренировке - идём строго по часам.
  - Командир, мы на месте, - сказал пилот.
  - К высадке. Все поняли, что я сказала?!
  Повторять никому не надо было. Сегодня, кроме неизменных сестёр Ануш и Сакагучи, она взяла Ильхана и Хасана, ещё четырёх ракшасов из числа янычар, человека-инженера, и трёх призраков-автоматчиков со своим командиром. Столь большая группа потребовалась из-за внушительных размеров комплекса. Мацуко, кстати собиралась и Ковая с Маваши взять, да вместительность 'рыбы' не бесконечна.
  
  Выходили по группам - сначала призраки, их глаза были лучше приспособлены к туману, потом принцесса со своей охраной, потом Ильхан с Хасаном, и, наконец - грузчики с бомбой под водительством инженера. Мацуко помахала пилоту - он взмыл и исчез выше тумана. 'Рыба' в воздухе была менее уязвима.
  - Итак, центурион! Я - ничего не вижу! Будете нашими глазами на марше.
  В сущности, опасаться надо было только наружной и технической разведки - доподлинно известно, что, опасаясь лишних жертв в случае бомбардировок, повстанцы не держали караул на верхних уровнях - зато ключевые узлы имели утроенную охрану. Ничего, от атомной бомбы это не спасёт.
  Из тумана возникла чёрная дыра люка.
  - Девочки, вперёд. Ильхан с нами. Центурион, прикрывайте наш проход.
  
  Внутри центурион напрямую подошел к принцессе:
  - Товарищ аюта, есть разговор.
  - Я слушаю, - подняла глаза на него девушка.
  - Насчёт моих бойцов. Давайте условимся, раз и навсегда: им отдаю приказы я. Больше никто.
  Дочь императора смерила всех призраков одним взглядом:
  - И вы увидели проблему?
  - Простите, но это мои легионеры.
  - Я выбрала вас, и ваших солдат за ваши боевые качества, а не для того, чтобы препираться во время выполнения задания. Если вас не устраивает служба под моим началом - будьте, уверены, больше к секретным операциям вы привлекаться не будете. Это, во-первых. А во-вторых - если бы я хотела отдавать приказы непосредственно вашим солдатам, я бы не запросила офицера для этого.
  Демонесса гордо отвернулась, оставив центуриона в сконфуженном состоянии. Со стороны грузчиков-ракшасов послышался ехидный смешок:
  - Хе-хе, уела.
  Центурион посмотрел на насмешника, как на вошь:
  - Не напрашивайся. Я старше по званию.
  - Что? Кто? Ты старше? Да мы все здесь сотники, да притом и заместители командира полка, так что не задирай нос! Ханум мелочь на такое дело не возьмёт. Так что просрал ты своё повышение, братан...
  - Центурион! - окликнула его Метеа: - Вы со своими берёте под охрану инженера - чтоб ни один волос с головы!
  - Есть, товарищ аюта.
  - Ильхан, Азер - на разведку, вперёд. Хасан, раздевайся, пойдёшь невидимкой в арьергарде. Остальным - глядеть за бомбой!
  
  Первый пост они миновали с лёгкостью - сработали Ильхан и Азер, остальным же осталось только не наступить на лужи крови. Дальше разведка вернулась:
  - Слишком плотная охрана, - доложил Ильхан: - Мы побоялись, что потеряемся или шум поднимем.
  Азер кивнула, подтверждая.
  - Хорошо,- сказала Кадомацу, садясь на пол: - Все сюда.
  Она расстелила карту подземелий.
  - Первым делом, не будем забывать, что все карты устарели лет на пять-шесть. Инженер, где мы?
  - Здесь.
  - Я знаю, что мы здесь, что это за место?
  - Мы в патрульной галерее, система обороны шахты. Там - выход к зенитчикам, которых уже разбомбили, там - технические тоннели и спуск в город и казармы.
  - Понятно.
  Подошел голый Хасан, затягивая набедренную повязку.
  - Как тылы? Спокойно?!
  - Да вроде... Да ладно вам - знаете же, какой я везучий - если что, дак мне первому и достанется. А вы уже услышите...
  Принцесса сдержано улыбнулась на шутку, не поднимая глаз от карты:
  - Итак, мы здесь, а нам надо пройти сюда. Я против идеи устанавливать бомбу в шахте - то же эффект, если сбросить её с орбиты, даже слабее, а преимущество положения надо использовать полностью.
  - Вот тут станция очистки, - показал инженер.
  - Да.
  - Энергоцентраль здесь не централизована, а взрыв на жилом горизонте не нанесёт требуемого урона - сработает защита от взрывов снаружи. А здесь, как бы они не переделывали - сходятся все трубы.
  - Значит, идём туда!
  - Да, только надо быть осторожными.
  - Придётся проделать весь путь по коридору, потому что воронка для нас опасна. Там ветер, а у нас - крылья. Сдует.
  
  Центурион, как и было приказано, держался инженера. Своих он расставил по флангам и тылам, а сам взял передний сектор, и не раз останавливал подопечного, только заподозрив что-то неладное. Человек уже смеялся - забавно выглядела столь внимательная забота об одиночке. Но уж раз центурион взялся что-то доказать - он докажет, даже если не знает как.
  Вдруг - принцесса и её телохранитель исчезли. Центурион обеспокоился, построил своих ребят - но командир так же внезапно появилась из боковых дверей, убирая меч в ножны. Центурион, походя, заглянул ей за спину - что-то в солдатской форме было кусками разбросано по полу.
  - Инженер, здесь сигнализация, - потребовала аюта товарища драгонария.
  Инженер подошел к стене и начал работу. Легионеры заняли круговую оборону - фланги, тыл и вертикаль. Одна из суккуб, не сказав ни слова, догадалась встать рядом с центурионом, и разделила его сектор. Хоть какой-то профессионализм.
  
  Когда они продолжили движение, эта девушка, спросив что-то у своей принцессы, отстала и присоединилась к призракам. Центурион только мельком глянул на неё, а она уже сама завела разговор:
  - Здрасьте. Меня, это... Хозяйка сказала - раз я стрелок, мне без разницы, где находиться.
  Центурион усмехнулся. Он-то видел, что она сама к нему отпросилась. Он попытался вспомнить её имя - вроде говорили на брифинге...
  - Меня зовут Гюльдан, - представилась она сама: - Это у нас цветок такой, - и небрежно поправила волосы... что сказать - красиво! Этого у них не отнимешь: - А вы?
  - Я - Фьерар. Просто Фьерар. Не ахти что, но зато тёзка одного Стратига.
  - Это что значит?
  - Кузнец.
  - Ваш отец был кузнецом?
  - Не, у нас есть такое выражение - "Кузнец своего счастья". Вот поэтому.
  - А-а... - понимающе кивнула она.
  - Мой отец - комбайнёр, - неизвестно зачем уточнил центурион.
  - Кто?
  - Хм... Комбайн - это такая колесница, машина для уборки хлеба. Едет по полю и косами режет колосья. Он ею управляет. Правда теперь он уже старый, сам не водит, другим рассказывает.
  - Тогда, значит, он учитель?
  - Нет, он пенсионер... учит он по своему желанию.
  - Что такое "пенсионер"?!
  - Ну... когда у нас рабочий становится старым, и не может хорошо работать, государство берёт его на своё попечение. Приходят из Трибунала Партии, дети из юных велитов, и юных вигилов, помогают по дому, с доставкой...
  - А, это хорошо. У вашего отца ведь других детей нет?
  - Ну почему? Нас трое братьев, - он даже улыбнулся. Заставила ведь вспомнить!
  - Они погибли? Ваши братья?
  - Нет, с чего ты взяла! Один в городской страже, другой - по науке больше... Один я - военный...
  - А тогда почему о вашем отце другие заботятся? Или ваши братья и их жены тоже далеко?
  Центуриона бросило в жар. Ведь, в самом деле - сумела пристыдить! Все они действительно как-то привыкли - мол, старики на пенсии, что с ними станется? А ведь о них сейчас и, правда - ЧУЖИЕ пекутся... Стыдобище, что сказать.
  
  ...- Ну, так уж у нас повелось... Обычай - дети взрослеют, уходят покорять мир, а Партия и Республика заботятся о престарелых...
  - Мне бы так не понравилось... Я бы своих... Я правда, сама - кукушка, родила - и на войну улетела, но вот увидите, вернусь - обеих занянчу!
  Центурион с ужасом посмотрел на собеседницу - ей ведь ещё и двадцати нет! "Обеих"... Что это значит? Его подозрения подтвердила другая из суккуб:
  - Ты так говоришь, словно помирать собралась.
  - Я?! Почему?!
  - Ну, знаешь ведь, про всех померших говорят: "Ах, она столько всего хотела", "ах она так хотела увидеть детей". Вот и ты так же заговорила! Смотри, накаркаешь!
  - И ничего я не накаркаю! - уперев руки в боки, возразила Гюльдан: - Я просто... соскучилась по ним всем, вот... - она повернулась к центуриону и похвасталась:
  - Знаете, какие они у меня? Зерине - старшая, уже на крыло встала. Младшая, мышка, правда, ещё не летает, но она такая милашка! А у вас есть дети?
  - Нет. Ещё не обзавёлся...
  - Как жаль... Вы знаете - не война бы, я бы вам родила... Только, правда, девочка будет...
  - Ну, всё, центурион, вы пропали... - наконец-то подала голос принцесса.
  Призрак в ответ усмехнулся - хотел доказать кому, а доказал кому...
  
  >Тёзка
  
  Мацуко как-то не обращала внимания на флирт Гюльдан и центуриона, - лишь бы на дело это не влияло, ей только в последний момент жалко стало несчастного мужика - ведь окрутит, как пить дать окрутит!.. А потом стало не до того...
  ...Первый патруль вышел на них с лестницы - и пока они снимали автоматы с предохранителей, Метеа прыгнула на них как метеор, и до первых выстрелов успела отрубить пару-тройку рук. Потом к ней присоединилась Азер с Сакагучи, и оттёрли свою госпожу от центра схватки. Патруль даже не успел выстрелить.
  - Это уже другая охрана, - заметил центурион, рассматривая их униформу: - Нехорошо - сейчас патрули на каждом шагу будут.
  - Но всё равно ведь нет другого выхода? - пожала плечами принцесса: - Надо уложиться во времени - тогда нам помогут.
  Вот так и началась настоящая битва - битва из крадущихся шагов, замираний на месте, ударов из-за угла, ударов в лоб до того, как успеют крикнуть, меткого выстрела снайпера, и бесшумных шагов невидимки, фехтовальных ударов, что быстрее автоматных очередей. Такая битва...
  ...В первый раз им помогли, когда они проходили мимо маленькой казармы - из решетки воздуховода послышались звуки стрельбы. Вся казарма - коек 12, сорвалась с места и убежала, одеваясь на ходу.
  - Неужели мы так близко к фронту?
  Инженер показал на решетку воздуховода:
  - Прямой канал отсюда. Как слуховая труба. Кстати, если они применят газовые гранаты, нам несладко придётся - тяга сюда.
  ...В одном месте инженер не сумел справиться с сигнализацией - пришлось спешно отступать, оттаскивая громоздкую бомбу в тёмный угол.
  Принцесса сказала тихо:
  - Если они не уйдут отсюда, придётся зачищать - обратная дорога идёт через это место.
  - Дойти бы ТУДА, - заметил Ильхан.
  К счастью, по тревоге прибежали не легионеры, а ополченцы - у них не хватило толку проверить все ниши, хотя зелёноглазая демонесса была вот на столько от того, чтобы обнажить меч для удара, когда одна двойка подошла к тени...
  - Они перекроют проходы. Надо как-нибудь переждать время.
  - Где?
  - Попробуем прорваться к воронке. Если там не сняли шлюз, можно великолепно спрятаться.
  - Подождите, пусть Ильхан проверит
  
  ...Двое охранников умерли беззвучно - янычары владели этим искусством не хуже ниндзя. Шлюз оказался узок - сначала протащили бомбу, потом, в два приёма - всё остальное. Нет, такого ветра Мацуко ещё не испытывала!
  Узкий мостик через шаг терялся в снежной пелене. Удар ветра сверху чуть не вырвал крылья из плеч, она пригнулась, щелчком переключив ключицы, закуталась в крылья. Стало потеплее, так как изоляция не спасала. Осторожно, мелкими шагами по наледи, девушка продвинулась до бомбы, которую увидела, только наткнувшись на неё, и крикнула ближайшему:
  - Возвращаемся! Это плохая идея!
  Ближайший передал "телеграфом" дальше. Через несколько долгих мгновений пришел ответ:
  - Идите. Мы за вами.
  
  Центуриону сразу же не понравился этот мостик - узкий, скользкий, со всех сторон открытый - не то, что снайпер, даже автоматчик один сможет положить всю группу. Правда была надежда на ветер и снег - но опытному стрелку с прибором ночного видения это не препятствие. Он построил своих ребят вплотную, чуть ли не в обнимку к инженеру - хоть так нельзя было делать, но хоть какой-то шанс, что шальная пуля или стрела угодят в обтянутую линотораксом или лорикой грудь легионера, а не в ценного специалиста. К счастью, в таком тумане светомёт будет бесполезен.
  От девки-снайперши не было никакого толку - её саму за крылья нещадно трепал ветер, так что она еле держалась за бомбу - а грузчики только благодаря своем грузу и не падали... Да что суккуб - принцессу в полной боевой на входе мотануло ветром так, что у центуриона ёкнуло сердце - всё, подумал, сейчас без командира останемся. Но нет, ловко удержалась, на ощупь добралась до бомбы, и приказала по цепи:
  - Возвращаемся.
  Центуриона ответил:
  - Давно пора. Двигайтесь не спеша, мы прикроем.
  Принцесса действительно, двинулась не спеша - по шажку, по пяди... Ах, да - они же хуже видят в тумане. Уважение к принцессе ещё более возросло, когда она отказалась от помощи телохранителей - те встали цепочкой, чтобы вытащить свою госпожу, а она приказала им направлять бомбу, а потом, когда цепи хватило на двух, сама встала во второй ряд - только благодаря этому на обратном пути из грузчиков никто не сорвался...
  
  ..Господин Сакагучи протянул ей руку из тумана:
  - Держитесь, госпожа. Мы вас сейчас вытянем.
  Метеа взялась сначала за бомбу, а потом - за руку хатамото:
  - Осторожно, повели.
  - Госпожа?
  - В одиночку мы не сделаем ничего! - и янычарам:
  - Поставьте на полозья! Осторожнее, ноги берегите.
  Вначале они просто вели этот неудобный короб, чтобы он не свалился, а потом, когда к ним присоединились Ильхан и Хасан, встали в два ряда, и волоком вытащили его в шлюз.
  - Так, господин инженер, - резко обратилась Метеа к подопечным центуриона: - Постарайтесь теперь, КАК СЛЕДУЕТ отключить сигнализацию, чтобы у нас больше не было столь досадных задержек.
  - Как следует, не получится, - вздохнул инженер, принимаясь за работу: - Вот если бы я получил доступ в централь, хотя бы минут на десять, я бы смог сменить коды вычислителя, чтобы он перестал считать нас за чужих.
  - За восемь минут успеете?
  - Почему за восемь?
  - Потому что у нас есть тринадцать минут запасного времени. Две с половиной минуты до централи, две - обратно. Остаётся восемь.
  - Ну, если будет тихо - то смогу...
  - Значит так. Вы, сотники, вооружаетесь, и охраняете здесь бомбу. Ильхан - за главного. Хасан, одевайся в броню, останешься здесь, проведёшь инженера, когда расчистим дорогу. Смотри, чтоб ни волос с головы!
  - Да кого спрашиваете!
  - Ладно. Девочки, господин Сакагучи - со мной. Центурион, сумеете не побить экраны из ваших автоматов?
  - Как прикажете - так и побьём.
  - Значит, с нами. Гюльдан, Афсане, постарайтесь снять патрули издалека. Лишнего шума нам не надо.
  
  ...Вышли действительно тихо. Принцесса с двумя телохранителями впереди, (суккубы могли бегать по потолку и стенам - несомненное преимущество), легионеры за ними, а обе снайперши - сзади. Толстуха-телохранительница, старшая над ними, предлагала сначала обеим девчонкам шагать по потолку, для большего обзора, а центурион сказал, что он и его ребята могут уйти на задержку дыхания, так что с обзором проблем не будет. Тогда другой телохранитель предложил и принцессе спрятаться за линотораксы легионеров, но та резонно его отшила - джаханальская "мягкая броня", обладала примерно такой же прочностью, как природная кожа демонов. А они ещё и в доспехе были - нет, определённо, эта девка, как командир, нравилась центуриону всё больше и больше. Жаль, только, говорят, что она злопамятна - а, значит, припомнит их спор. Эх, кто его только за язык тянул!
  С ополченческими патрулями, действительно, расправились без проблем - темноволосая Гюльдан не только флиртовать умела, но и стреляла так, что на "миле" бы в первый же день из рядовых в опционы произвели. Без шуток - этих было даже не видно, а она с одной стрелы завалила одного, с другой - заклинила спусковую скобу у другого, и пока тот соображал, почему автомат не стреляет, добила третьей.
  У принцессы тоже был лук - но это уже страшно. Тяжелая артиллерия - кирпичную стену навылет, линотораксы - как бумагу. В поле-то он, конечно, видел гайцонских лучников, но тут, перед глазами... Правда, не так метко, как снайперши, но если у тебя на каждом пальце по штыку, со стрелами управляться туговато...
  
  ...На этаже управления их встретили легионеры. Это уже было серьёзно. Первая же тройка, едва завидев их, бросила пару гранат, и скрылась за угол. Принцесса не глядя, отбила мечом одну к хозяевам (похоже, не плоскостью, а тупяком лезвия - это же надо так попасть!), а другую зажала в кулак. Мужик-телохранитель чуть не поседел от ужаса! - рвануло и за углом, рвануло в кулаке, узким снопом лучей промеж пальцев девушки. Она аккуратно разжала кулачок и сдула мятые осколки с ладони:
  - Шумовая.
  - И всё же, не следует так рисковать, Ваше Высочество.
  - Вы очень вежливы, - ехидно заметила та: - Но наши оппоненты, они уже не требуют нашего внимания?!
  К счастью, легионеры не дремали, и успели добить мятежников, до того как действие гранаты кончилось. Принцесса была недовольна - ей хотелось "языка", но центурион резонно заметил, что по Уставу на этом этаже должно быть ещё семеро, плюс декан. Правда, совсем не было времени их искать...
  
  ...Дверь в централь сначала пробила товарищ аюта, из своего лука, потом её сменила Гюльдан и через дырочку размером с замочную скважину всадила четыре стрелы. Дверь моментально распахнулась, в проёме возникли два силуэта автоматчиков в позиции "на колене с опорой спины". Сама принцесса схватила суккуба в охапку и прыгнула к потолку, уходя с линии огня, а центурион только и успел нажать на гашетку. Нет, не зря он натаскивал своих ребят - ни одной пули мимо, в ценное оборудование, всё - в силуэт противника. Как в тире...
  
  ...Метеа вошла в зал и огляделась - то, что Гюльдан не промахнулась, было ясно как божий день, но и её стрела навылет пришпилила к спинке кресла какого-то человека. Гюльдан его не видела, так что он ещё жил, когда они вошли.
  - Кто? - спросила дочь Императора, поднимая за подбородок мечом.
  - Электрик... - она дёрнула мечом и стряхнула кровь с клинка.
  - Здесь двое, центурион, где, по-вашему, могут быть остальные?
  Призрак смотрел на план этажа:
  - По времени, они должны были идти на рапорт, перед этим проверив всю территорию... Они должны быть у лифта.
  - Справитесь?
  - Разумеется. На задержку! - легионеры задышали, набирая воздуха, и исчезли.
  - Возьмите языка! - крикнула уже в пустоту: - И я вызываю инженера!
  
  Азер вытащила из-за пульта что-то хнычущее и жалкое, разложила его на полу и занялась допросом.
  Кадомацу включила дальнеговорник и приказала:
  - Хасан. Веди инженера. Только на этом этаже ещё не всё чисто. Осторожнее.
  - Якши.
  Сакагучи тем временем тоже заинтересовался допросом, производимым суккубой.
  - Ну и что?
  - Мелочь. Проводил инвентаризацию оборудования, когда мы вошли.
  - Ваше Высочество, убить?
  - Подождём инженера, может ещё пригодится.
  
  Метеа нашла табло, на котором отображалось движение лифтов. Вот один из них поехал, остановился на их этаже. Сразу послышался голос Хасана:
  - Ханум, я на этаже. Где плохие ребята, подскажете?
  - Пока не знаем. Времени мало. Иди прямо, потом налево - не перепутай, потом коридор резко расширится, там трупы за углом, ещё раз налево - и выходишь к нам. Только будь начеку, там центурион сейчас вовсю воюет.
  И, как в подтверждение её слов, почти разом раздались две автоматные очереди.
  - Шайтан, - выругался башибузук в дальнеговорник: - Ладно, постараюсь протащить.
  Они ждали всего несколько секунд - ракшас видать на бегу разговаривал, и бегом вёл инженера - те появились в конце коридора. Хасан спиной прижимал человека к стене и толкал задом в направлении зала, так, что аж баллоны за спиной последнего скрипели об стену.
  - Вот, - отрапортовал ракшас, дойдя до дверей: - Принимайте.
  И сразу же - ещё одна очередь совсем рядом, и в зал вошли два легионера, таща на плечах избитого повстанца. Следом - центурион:
  - "Язык", как вы и просили. Этаж зачищен.
  
  ...- Кто? - спросила дьяволица, вставая над пленным.
  - Центурион второй когорты Фьерар Саллеш, командующий смены.
  - Когда следующая смена?
  - Через пять минут... - и засмеялся: - Что, спутал ваши расчёты?
  Метеа подняла глаза на центуриона:
  - Придётся держать оборону.
  - Можно перестрелять их на входе. Лифты здесь - настоящие ловушки.
  - Разводящий должен вернуться, они всё равно поднимут тревогу.
  - Выигрыш времени на ваши две с половиной минуты.
  - Не знаю...
  - А что произойдёт через десять минут, которыми вы нас торопите?
  - Генерал Кото начнёт наступление на нижнем уровне. Для нас будет чистая дорога. Инженер! Сколько времени для работы?
  В этот момент раздался ужасный вскрик - пленник попытался бежать, схватился за демонессу, и теперь с ужасом глядел на свою воспламенившуюся руку. Центурион молча выстрелил ему в затылок.
  Принцесса брезгливо отодвинулась:
  - А смельчак... Инженер! Я задала вопрос.
  - Простите, минут шесть. И, можно, потише?
  - Понятно. Хасан, опять снимай всё, и невидимый вставай на развилке. Придумай, как нам знак подать.
  - Легионеры, сменить оружие! - приказал центурион.
  Призраки убрали автоматы за спины, достали длинные пистолеты с глушителями.
  - Тише! - прошипел инженер, читающий мелкую санскритскую вязь на мониторах...
  
  Аюта с легионерами вышли в коридор:
  - Тревогу нельзя поднимать ещё и потому, что они перекроют этаж выше и этаж ниже. А этажом ниже - бомба.
  - Ясно.
  - Постарайтесь потянуть время, не вступая в перестрелку... заболтать сможете?
  - Не знаю, не пробовал. Но могу постараться.
  - Вы уж как-нибудь постарайтесь. Ну, что-нибудь придумайте.
  - Я думал втихую их перестрелять с задержки дыхания - там будет тагма - десятеро, плюс разводящий от пятого центуриона и выше. По трое на каждого, всего-то.
  - Многовато... Ну, действуйте по ситуации, в случае чего - отступайте, выманивайте на нас.
  - Есть.
  Принцесса вернулась в зал и обошла по кругу, внимательно вглядываясь в непонятные экраны и циферблаты. Её в основном интересовало, с какими приборами работает инженер, и с какими они соединяются.
  - Ваше Высочество? - спросил Сакагучи.
  - Ничего-ничего. Я просто осматриваюсь. Инженер, индикация работы лифтов тоже подключена к системам безопасности?
  - Даже на одной шине сидят. Отключить?
  - Пока - не надо. К нам должны быть гости. А вот когда начнётся стрельба - отключайте...
  - Ваше Высочество?! - снова влез Сакагучи.
  - Отстань. Проверьте оружие и доспехи. Азер, глянь, что там у меня со спиной...
  ...Пять минут - как это много! Инженер уже раза три давал отдых своим рукам, но, получая недовольные взгляды зеленоглазой принцессы, спешил вернуться за работу. Даже, казалось, успеет...
  Но вдруг:
  - Поднимается. Всем приготовиться!
  Тихо.
  Снова приказ:
  - Девочки, на потолок и в коридор. Прикройтесь потолочной балкой.
  А потом началась стрельба...
  
  ...Центурион расставил своих по углам и между дверей лифтов - к сожалению, лифты здесь имели не нормальные решетки, а новомодные расходящиеся в стороны двери - иначе пара автоматчиков с лёгкостью решила бы все проблемы. Ну а так... придётся быстро стрелять.
  Принцесса верно говорила - одиннадцать против четырёх - это много. И ещё, скверно то, что если они упустят хоть одного - все усилия зря.
  Ребята, заняв точки, расслабились, ещё раз проверив оружие - негоже так стоять в напряжении, когда можно весь устав перечитать к подходу противника. Так ведь все нервы себе испортишь...
  ...Вибрацию от подходящего лифта центурион ощутил спиной. Он сделал знак: 'Подготовиться к бою', и сам на один счёт с ребятами начал прочищать лёгкие. Вот сейчас придётся задерживать дыхание надолго - это не ловля того дурака-центуриона, разводящий - в ранге не ниже трибуна, и повезёт, если без личной охраны.
  Двери открылись. С задержки дыхания мир виделся немного странным, но - пока плюсом то, что среди смены не оказалось своего невидимки. Но это ненадолго - один должен будет уйти на задержку просто потому, что этого требовал Устав.
  Разводящий заподозрил что-то неладное - оставил двоих у лифта, а сам приказал в боевом порядке выходить в коридор. Больше ждать было нельзя - и центурион появился.
  ...Двое его ребят разом положили тех двоих у лифта, другой - ещё двоих, он сам - три выстрела, одно попадание, в разводящего и центуриона смены не попал. Учитывая, что их сначала было тринадцать (у трибуна-разводящего были-таки телохранители!), уравнивание счёта до 2:1 было большим достижением.
  Патрульные открыли шквальный огонь. Ну, теперь глупо было выполнять приказ 'соблюдать тишину', можно браться за автоматы. Пока они на задержке, им ничего не повредит, но вечно-то задерживать дыхание не получится! Ещё сквернее - если кто-то из них на задержке проскочит к лифту.
  Внезапно весь свет в этой комнате и индикация лифтов отключилась. 'Они на пульте! Двое здесь, остальные за мной!' - прозвучала команда. Центурион со своими появился на миг и залил коридор автоматными очередями. Вроде не убили, но многих ранили - прочищая лёгкие, хорошенько не прицелиться, зато патруль залёг и вынужден был отстреливаться. А тут сзади, в освещённой зале, в наглую появилась ухмыляющаяся бандитская рожа ракшаса с автоматом - неумелая, но ХОРОШАЯ очередь в спину - он сразу завалил центуриона смены! Ну и сам центурион скомандовал: 'На прорыв!'.
  Ракшас отбросил автомат, становясь невидимым. Юркнул в коридор, к аппаратной, уходя от открытого огня, и с прямого света. Легионеры достали штыки и на бегу, появляясь с задержки, резали и кололи, кто мог - стрелял с одной руки. Центурион с разбегу нацелился на трибуна, или комиссара по-ихнему, аж прыгнул - тот перехватил руку, они за малым не упали, центурион угодил ногой в чью-то голову, его за эту ногу схватили, пришлось уходить на задержку дыхания. Он упал, (штык так и остался в реальном мире), с трудом поднялся ('не дышать, не дышать!'), и доковылял до угла, где спрятались остальные.
  Ну что ж - двоих насмерть, плюс убитый ракшасом центурион, почти все остальные ранены, и может быть - даже смертельно. Неплохо. Если считать и ракшаса - то счёт 1:1. Правда, тот без автомата.
  - Отходите, - послышался голос принцессы: - спасибо, центурион. Вы своё дело сделали.
  Без лишней суеты легионеры отступили к залу. Ну что же, надо отдать должное принцессе - ловушка получилась знатная. Если только трибун не пошлёт никого на разведку с задержкой дыхания. Центурион кивнул ближайшему, и, тот, всё поняв, без лишних слов, исчез - так надёжней будет.
  ...Кстати, ракшас тоже куда-то исчез...
  
  ...Кадомацу сосчитала до десяти, и, открыв глаза, двумя шагами встала перед дверным проёмом. Смена караула оказалась не так тороплива - вошли только двое. Они, как по команде, подняли автоматы, но не выстрелили. Левый что-то сказал в сторону - с задержки дыхания появился сам трибун, придерживающий лишенный одной лямки доспех левой рукой. Так они и стояли - смотрели друг на друга. Комиссар - напряженно, принцесса спокойно, с лёгкой улыбкой. Ей не впервой был такой 'поединок духа'. Наконец она вздохнула, и центурион словно освободился от наваждения:
  - Их немного. Её - брать живьём! На задержку, импеташ тормета! Все пятеро (ещё двое подошли позже), прыгнули вперёд, растворяясь на бегу. Метеа, продолжая вдох, закрыла глаза и прошептала мантру.
  Воздух задрожал, искривился, и дрожащей волной прошел по коридору, обдав всех дыханием ледяного Коцита. Повстанцы выпали из своей невидимости, кашляя от боли, и первых из них пронзили стрелы. Комиссар огляделся - на того, что справа, свалилась, сверкая клинками суккуба с сильными голыми ногами, а левому пронзила грудь кликом принцесса. Он обернулся - и встретился прямо со взглядом её глаз
  - Сдавайтесь, офицер - и ему в затылок упёрлось дуло автомата.
  
  ... 'Командир, рёбра сломайте, а то уйдёт'
  'Я знаю, центурион, спасибо', - и, казалось, в самом деле, железный локоть промял линоторакс чуть ли не до позвоночника...
  
  ...Ваше полное имя и звание?
  - Фьерар Цевтониаль Салеш. Третий Центурион легиона 'Сердце Амаля', элитная когорта.
  - Вы подали прошение об отставке за неделю до очередного повышения. У вас есть какие-то чрезвычайные причины?
  - Да. Я считаю, что должен вернуться в семью.
  - Похвально. У вас нет каких-либо претензий к командованию?!
  - Никак нет!
  - Хорошо. Итак, в связи с успехом секретной операции аюты драгонария Тардеша, а так же, по её личной рекомендации, вы получаете внеочередной ранг и повышаетесь в звании до старшего центуриона и награждаетесь Солдатским Венком, Белой и Черно-Золотисто-Черной Лентой. За участие в секретной операции вам положена Золотая Лента и двухнедельный отпуск, после которого Флот удовлетворит Ваше прошение об отставке. Ваш легион уже принял Вашу отставку. Вот приказ. Убедительная просьба - вложить в ветеранский диплом, который следует иметь при себе постоянно и предъявлять по первому требованию представителей Республики. Ветеранский диплом останется при вас до тех пор, пока вы вновь не будете мобилизованы приказом Сената или сами не пожелаете вернуться на службу.
  - Слушаюсь.
  - Так же, прошу вас сдать все знаки отличия легиона 'Сердце Амаля'.
  - Есть... Можно отказаться от Золотой Ленты?
  - Это вредное суеверие и неуважение к вашему командиру. Она такая же достойная награда.
  - Вас понял.
  - Вы отбываете на Амаль транспортом ?39. О расписании Курсов Переподготовки Академии вы будете уведомлены по прибытии. Напоминаю, звание примипила даёт вам право занимать пост уровня Старшего Специалиста. Могу сразу сделать вам предложение - в вашем городе вакантны посты заместителей Перфекта Претория, субперфекты городского Гарнизона и Дисциплинарной Команды. В этом случае переподготовка вам не потребуется.
  - Благодарю. Я бы предпочёл Дисциплинарную Команду.
  - Хорошо. В таком случае прошу вернуть ветеранский диплом, он будет отправлен в канцелярию сенатора провинции. Флот оформит вашу отставку как перевод.

  
   >Нет ветра
  
   ...Главных площадей в этом городе было три, но они возвышались друг над другом как ступени лестницы. Метеа вышла на край верхней, оставив свиту позади... Да... Ветра в подземном городе не было... И трупы ещё не все унесли...
  Их не сразил ядерный взрыв. Созданный талантом трёх рас - людей, призраков и нагов, город спас своих жителей, которые попытались отплатить ему тем же. Но рухнувшие вентиляционные ходы всё решили, и мужество защитников было бессильно. Бронеколпаки, на которые так надеялся Томинара, так и не открыли - оказалось, механизма их открытия не было установлено. Город не сдавался до тех пор, пока горожане не стали падать замертво на улицах. Да и тогда могли бы не успеть никого спасти, не будь у карателей всё заранее подготовлено для спасения жизней. Но всё равно - трупов было много. По всему горизонту даже отключили отопление, чтобы не начали разлагаться те, что заперты в квартирах.
  ...А ветра всё равно не было...
  
  Сакагучи подошел поближе, поклонился, не разгибаясь, выжидательно поднял взгляд. Кадомацу-но-мия, Третья Принцесса Края Последнего Рассвета, Мацуко, любимая дочь Императора Итиро из династии Явара, Метеа, аюта по специальным поручениям драгонария Тардеша, всё ещё молчала, и бесстрастным было её лицо. Наконец, она разомкнула губы:
  - Ну, что решили с комиссаром?
  - Его помилуют и отправят служить в их армию. Трибуном.
  - Правильно. Только его переведут на другой конец Вселенной. Ты всё равно недоволен.
  - Он предатель, Ваше Высочество.
  - Если бы не он, мы бы не вышли оттуда.
  - Ему надо было спасать свою шкуру. Победа в том бою - ваша. И это вы нас оттуда вывели.
  - В тебе говорит твоя учтивость. И твоё странное отношение к предателям.
  - Это нормальное отношение.
  Принцесса наконец-то посмотрела на него.
  На нижних галереях включили уличный свет.
  
  ...Аюта повернулась кругом, и пошла, осторожно обходя пятна рвоты и мочи, перешагивая через брошенные вещи. Верхние галереи отвели Высшему Командованию, и здесь должно было быть чище, но похоронные команды больше были заняты на очистке жилых помещений, а до улиц только сегодня дошли руки... когда одна из офицеров сказала, что хочет прогуляться...
  
  ...По идее, они не смогли бы донести бомбу до цели - инженер запоздало сообразил, что первый же специалист повстанцев, зайдя в комнату, поймёт, что они там делали. Это Мацуко - не зря она там изучала оборудование, взяла дело в свои руки. Они переломали все приборы и оборвали все провода, которые не требовались для их задания - и инженеры мятежников, в первую очередь вынуждены были заняться восстановлением пульта, а не проверкой сигнализации. Потом пленный комиссар - когда он понял, что бомба взорвётся в любом случае, он предпочёл постараться заработать орден от карателей, чем кануть в безвестности...
  ...может господин Сакагучи и прав...
  ...просто жутко становится, когда ты сама видишь плоды сделанного своими собственными руками...
  ...но это ведь...
  ...война...
  ...и опять пальцы до боли сжались в кулаки...
  А, да, в конце концов, какая разница, ведь сегодня прилетает Тардеш!..
  ...Он...
  
   ***
  
   ...Сегодня комната была ещё больше похожа на аквариум - экраны показывали мутные воды какого-то озера. Шульген на этот раз был без любовниц, но при Умкы, настроение которого не обещало только что появившемуся Кахкхасе ничего...
  - Хорошие новости, батша!
  - Какие к дьяволу хорошие новости! (Шульген аж поморщился от такой громкости), Целый район перешел к карателям, только потому, что ваша разведка играет в какие-то свои игры с этой сучкой! Куда вы, вашу мать, глядели, если знали, что она вышла на операцию?!!!
  - Разведка не столько простое дело, как вам кажется, - холодно ответил мутант: - Наша общая знакомая, обычно сама задаёт цель, незадолго до высадки. С готовящейся группой общение запрещено - всех, невзирая на ранги, хватают под ручки, и сажают под арест, до конца операции. Говорят, у них даже стратиг один раз так попал. Нам крупно повезло в том, что агент узнал про заказанную бомбу, а позже успел передать координаты посадочного коридора. К сожалению, известие запоздало...
  Старый Шульген сам подал голос:
  - Мы все скорбим об этих жертвах. Но всё-таки, как же случилось, что мы не смогли помешать? Ведь ты докладывал мне, что опергруппа развёрнута ещё за пол-часа до взрыва. Неужели у них не хватило профессионализма?
  - Не стоит их винить, они сделали всё, что могли, и пытались до последней секунды жизни обезвредить боезаряд. Скорее всего, имело место предательство кого-нибудь из технической службы - среди инженеров много недовольных, особенно после того, как в нашу сеть просочилась пропаганда карателей. Наша же система безопасности блокировала все попытки сканирования комплекса. Бомбу нашли только по радиоактивному следу.
  Умкы фыркнул, и стал ещё больше похож на зверя, именем которого назван:
  - Всю родню этих сволочей под корень... Как мне не ругаться, если у меня главный узел обороны на Востоке рухнул, и это при такой прорехе в линии Западного Фронта? Хорошо ещё эти мрази про новые тоннели не успели пронюхать, бригадиры успели обрушить их к ракшасской бабушке перед сдачей. С одной стороны жопы молодцы, а с другой? Теперь все нахрен, города бузу подняли! Все, мать их, спрашивают: 'А если нас так же?'. А мне, вашу змеиную мать, не до усмирений, мне войну на два фронта вести надо!
  - Комиссариат изготовил несколько фильмов о зверствах карателей на оккупированных территориях. Мы запустим их в сеть - я уверен, они не только уменьшат число недовольных, но и прибавят добровольцев.
  - Свежо предание... - недовольно пробурчал пещерный демон.
  - Каратели согласились на перемирие, этот город, вернее некрополь с кучей трупов, связал их по рукам не хуже ваших войск. У вас теперь есть свободные резервы - затыкайте дыры, на которые вы жаловались. Да и сокращение линии фронта теперь нам на пользу.
  - Не учи меня моей работе, урод...
  - Итак, любезный Кахкхаса, что же за радостную весть ты хотел объявить до того, как тебя прервали?! - будто только что вспомнив, вмешался в спор между двумя своими военачальниками Шульген.
  - Мой драгоценный батша, вследствие капитуляции города Акулькара, заключённые из его городской тюрьмы переведены в твою блистательную столицу. Начав выполнение плана, я включил в список Негодяя...
  - Что ж... - медленного кивнул головой гигантский змей: - Добро...

  
  >Долг выше
  
  ..."Нет, подтяни вот здесь" - "Ай, горячо!" - "Извини, но потерпи, пожалуйста - у меня же кроме вас никого нет..." - "Сейчас я, по-моему, обожглась" - "Дай-ка свои ручки... Мда, живо под холодную струю, потом вернёшься - я тебе изоляцию подновлю. У тебя защита подсела, почему мне не сказала?" - "Да ладно..." - "Ничего не "да ладно"! Давай, в ванную, без рук ведь окажешься! Я подожду.".
  Сегодня был лучший день для зеленоглазой аюты. Сегодня она встречала своего драгонария. Сегодня она выбирала самый подобающий наряд. Во-первых, он должен быть немного небрежен, потому что драгонарий как-то сказал, что не любит слишком элегантных женщин и красив, потому что он сказал, что любит смотреть на красивых женщин, и скромен, потому что... Он так сказал. Вот только из Гюльдан помощница никакая. Скорей бы уж вернулась Афсане... "Как, цела?" - "Вроде бы" - "Дай посмотреть...ну ничего, пузырей нет, я тебе лечение наложу, через полчасика всё пройдёт" - "Это... через полчасика-то..." - "Ой, блин... " - "Девочки, я дома!" - "Какое счастье!" - "Ты не представляешь, как ты вовремя" - "А что?!" - "Гюльдан руки обожгла" - "Ух ты, ну блин..." - "Только до красноты, я уже полечила её, так что через полчаса пройдёт..." - "Помоги ей нарядиться" - "А?! Сейчас!" - "У тебя-то изоляция в порядке?!" -
  "Спрашиваешь! Всегда в порядке." - "Ну, хоть что-то постоянно"...
  ...Встречать они поднимались на поверхность, где наконец-то был ветер, зато нешуточный - он так рванул платье, что оно в обтяжку облегло ноги девушки. Сакагучи чуть ли не с испугом отшатнулся, и постарался закрыть собою свою принцессу. Странно - были все, кроме Хиро, а уж кто-кто, а начальник контрразведки должен присутствовать на встрече командующего. Вверху полыхнуло зарево тормозного выхлопа, тучи разлетелись кругом, даже до земли долетела ударная волна.
  - На маршевых тормозит. Что-то случилось.
  Мацуко испуганно оглянулась, ища глазами говорящего. Но увидела Хиро, стремительно подходящего к ней.
  - Извините, сяоцзе, но очень важное дело. НЕМЕДЛЕННО требуется ваше присутствие.
  - Не сейчас, Хиро. Я должна встретить господина драгонария.
  - С товарищем Тардешем всё в порядке, если вы о нём беспокоитесь, сяоцзе. Просто взлетел ещё один "беглец", и им экстренно пришлось уходить в атмосферу, чтобы избежать столкновения.
  - Всё равно подожди...
  Челнок завис над площадкой...
  - Сяоцзе, вы необходимы. Это очень важное дело.
  - Подожди...
  Челнок мягко сел на лыжи...
  - Сяоцзе...
  - Да знаю я, ну совсем немного!
  Пандус только начал открываться...
  - Ладно, пошли... Извинитесь за меня перед господином драгонарием, ладно?!
  
  ...Скоростной лифт уже починили - встречавшие поднимались по шахте на транспортах. Демонесса молчала, красиво склонив голову. Сиддха долго смотрел на её профиль, и, словно дождавшись середины дороги, наконец, произнёс:
  - Старший центурион 2-го десантного легиона Гай Кёриллеш Ментор (на языке призраков это была короткая фраза).
  - Что? - распахнув глаза, обернулась Мацуко. Несмотря ни на что, она не забыла, кто это такой.
  - Сегодня, в перехвате прозвучала его фамилия. Среди заключённых, переведённых из Акулькара в Шульген.
  - Откуда он в Акулькаре? Он всегда, как все заложники, содержался в Шульгене.
  - Я тоже сомневался, поэтому и задержался - допрашивал пленных из Акулькара.
  Принцесса кивнула. Акулькар был один из городов, сдавшихся добровольно, и, как все, перед сдачей они отправили всю повстанческую администрацию и пленных в контролируемые мятежниками районы. Призраки были недовольны, но дочь Императора приказала не мешать - при обмене обнаружились новые, не отмеченные на картах тоннели, это позволяло изучать транспортную сеть изрытой норами планеты.
  - Я узнал. Оказывается, брат потребовал встречи с ним на поверхности, вблизи линии фронта. Его и перевезли в Акулькар. Товарищ Кверкеш перед вашей операцией проезжал с инспекцией линии фронта, так что его адъютант вполне мог встретиться там с кем угодно.
  - Значит, они не успели его вывезти?
  - Но вывезли-то всё равно, сяоцзе.
  - У нас есть их планы эвакуации...
  - Сяоцзе, ваша политика была безошибочна, как я и говорил...
  - Не подлизывайся... Правда, это будет предательством, и мы потом вряд ли о чём больше договоримся... Но, в конце концов - что гаже, нарушить договор, или шантажировать жизнью брата?!
  - Сяоцзе...
  - Я собираю основную группу. Мне потребуется поддержка разведки и всех родов войск. Предупредите Томинару, что мы нарушим договор. Я буду готова к вечеру. Сумеете локализовать местоположение Ментора к этому времени?
  - Скорее всего, это будет нетрудно. Так назовём это "операцией Ментор", сяоцзе?
  - Да.
  
  ...Новое, раз надёванное платье, легло скомканным тряпьём на кровать. С тщанием сделанная красивая причёска разлетелась по плечам, и через секунду превратилась в подкладку для шлема. Девичью грудь и тонкий стан облегли блестящие эмалью доспехи, крутые бёдра отяжелила перевязь меча, а тонкие пальцы с только что отполированными когтями, утонули в боевых рукавицах.
  - По нашим сведениям, караван с заключенными сейчас движется вблизи линии фронта, но вскоре повернёт и отправится к столице через нижние уровни, которые мы не контролируем.
  - Пока они на линии фронта, гоняться глупо - проще провести войсковую операцию. Что Томинара?
  - Генерал Томинара докладывает, что не успевает сформировать ударную группу на требуемом направлении. Он сожалеет...
  - Жаль, нельзя его самого или Мацукаву поставить на командование этим участком. Они бы без всяких пополнений справились...
  - На линии фронта только легкие части. Для наступления под землёй нужно горнопроходческое оборудование, его невозможно подвезти незаметно.
  - Я понимаю. Просто надо было позаботиться о таком варианте...
  - Значит, будем ждать?!
  - Да. Где будет максимально близкая к нашим позициям точка маршрута?
  - Здесь, или у столицы?
  - Здесь мы уже опоздали! У столицы, разумеется.
  - Вот тут.
  - Это позиции 3784-го легиона.
  - Да, номерной, нового набора. Личный состав сочувствует мятежникам, несмотря на большое количество ветеранов.
  - Нужно связаться с Кверкешем, попросить переправить туда "Ледяной Ветер". Как раз в резерве стоит.
  - Это возможно. Да, я думаю, товарищ Кверкеш пойдёт на это.
  - И запроси у Принца Стхана механизированную группу в моё распоряжение. Придётся пробиваться с боем.
  - Есть. Ваша группа, сяоцзе?!
  - Я, Сакагучи, Азер, Афсане, Гюльдан, Хасан, Ильхан, Маваши и Брат Ковай.
  - Вы только что вернулись с ними из боя. Не переутомитесь?
  - Две недели прошло. Да и другие не справятся.
  
  - Здравия желаю! - вытянулся по струнке возле длинноногой подземной колесницы лихой усач-махаратха: - Арара Шивамангал, в вашем распоряжении.
  - Пять машин?
  - Нам этого хватит. Задача - разведка боем?
  - И высадка десанта. Но это уже наша забота. Вы постарайтесь сделать так, чтобы на нас внимания не обращали?
  - Навести шуму, значит? Без проблем! Вас ждать?!
  - Не знаю. Честно. Если вам придётся слишком уж тяжко - то отступайте, не доводите до потерь. Через тихий фронт мы-то и без вас выберемся, так что не рискуйте без нужды.
  - Понял. До какой точки вас довести?
  - Вот, смотрите: караван подходит через 15 минут. Мы пойдём по параллельному тоннелю, и, в зависимости от задержки сойдём в одной из этих точек.
  - Да, задачка интересная. Дайте-ка припомнить, что там может быть... С техникой-то мы разберёмся, у них там таких машин нет, но как вы пехотные-то заслоны-то пройдёте?
  - Не бойтесь, мы - невидимки, эта наша специализация. Итак, задача понятна? Конкретно решим на месте. Я хочу разделить группу на три машины, для большей безопасности, у вас места хватит?
  - Да не бойтесь, не тесно... Так что, можем загружаться? Вы готовы?
  - Другой не бываю....
  - По машинам!..
  
  ...Колесницы выкатились в широкий тоннель, на ходу перестраиваясь теснее, лихо миновали последние посты, проехали, пока они не скрылись из виду, на повороте попадали одна за другой в боковой колодец. На лету машины раскинули крестом свои длинные ноги, превратившись в этаких пауков, и как самые настоящие паучки, разбежались веером, забравшись на стены.
  - Эй, второй и четвёртый, - сказал по связи Арара: - Вы налегке, прикройте машины с десантом.
  - Наверное, надо было группу не на три, а на две машины разделить? Вам бы было легче организовать охранение.
  - Да, нет, ничего. Не в первый раз ведь с десантом идём. А вы пристегнитесь. Не бойтесь, ремни на вас рассчитаны.
  Машина описала крутую спираль, по потолку обходя баррикаду, наваленную из старого хлама. Мацуко с уважением потрогала ремни - действительно, выдержали.
  - Быстрая машина.
  - Не жалуемся. Лучшая вещь для разведки - повстанцы догонят её разве что волшебством. Или на поезде! - Арара обернулся и засмеялся: - У них на самом деле, только экспресс и может с ними сравниться. По скорости.
  - А вооружение?! - заинтересовалась принцесса
  - Ну, пулемёты по всем сторонам света, даже на крыше и под днищем. Пара курсовых светомётов - кстати, самая лёгкая машина со светомётами. Не на всякой тяжелой есть! Ну и ракетные установки. Пушек большого калибра нет. А, да - гарпун с тросами тоже можно использовать как оружие - хотя он у нас для того, чтобы из ям выбираться.
  - Ясно. А броня?
  - Обычная, противоснарядная. Но на своей я снял стандарт и заменил авиационной. Защита от осколков и пуль такая же, а весит чуть и не в два раза легче. Так что... Внимание всем, впереди противник!
  Колесницы почти что совсем уплощились, втянув ноги, нырнули в тень, за трубы, положенные вдоль стен, потом вдруг резко выскочили, чиркнув лучами светомётов по силуэтам машин, а очередями пулемётов - по фигурам солдат.
  - Ребята, проверьтесь, и ждать в максимальной готовности, - сказала Метеа. Обернувшись к Араре, объяснила: - Если встретится слишком серьезный заслон - не рискуйте, пролетая его с ходу, высадите нас, мы дорогу расчистим.
  - Да проблем-то нет почти. Эта машина может хоть по потолку ездить, так что бояться следует только ракеты в хвост.
  - Вот с этим-то мы вам и можем помочь.
  Всё равно минут через десять серьёзного сопротивления не встречалось. Они достигли края тоннеля, и дружно, один за другим спланировали в главный ствол, где даже немаленькие колесницы, казались крохотными жучками.
  - А вот здесь остановите. Вам не пройти.
  - Их немного, - возразил Арара.
  - Но они уже предупреждены о вас. А нас они не ожидают. Так, Ковай, останься здесь, Ильхан - за мной, - и уже по связи: - Сакагучи, выпусти Маваши и Афсане, Азер, бери Гюльдан, Хасан пусть остаётся.
  Возле машин:
  - Ильхан, займи место подальше от машин, чтобы их ответным не зацепило, и по сигналу выбьешь, сколько сможешь. Без разницы кого, главное создай панику. Дистанция позволит?
  - Оптыческий прыцел, ханум. Позволяйт.
  - Хорошо. Афсане, Гюльдан - вы наверх, то же самое. Когда они задёргаются, вступим мы.
  Засада действительно не ждала, что их самих будут брать из засады - когда начали падать первые, сраженные кто легкой стрелой, кто тяжелой пулей, там начался такой переполох, что принцесса даже подождала с атакой, дав панике принести свои плоды. Вот один из солдат, с громоздкой трубой ручной пусковой установки на плече, обернулся на вскрик товарища, развернув своё оружие вдоль траншеи - пуля Ильхана метко вошла в запал снаряда, и с рёвом и огненным хвостом, ракета пронеслась по рядам повстанцев, кого покалечив, а кого и убив взрывом.
  - Итак... в атаку! - крикнула принцесса, расправляя крылья.
  
  Первый обернулся и даже сумел достать её в выпаде - штык бессильно скользнул по эмали доспехов демонессы. Она чуть взмахнула крыльями, уворачиваясь маневром, и разбила ему голову ударом колена. Рядом Маваши расчистил место для посадки залпом из своих кастетов. Кадомацу сложила крылья, и выхватила сверкнувший зелёным меч - вокруг сразу пролегла просека.
  Что может противопоставить паникующая толпа двум Железным демонам и одной опытной суккубе? Только беспорядочную стрельбу в пустоту. Среди огня горящих машин, криков, падающих от безжалостных снайперов товарищей, три демона с клинками, обагрёнными кипящей кровью казались выходцами из самых древних кошмаров... впрочем, для кого-то они таковыми и были. Только один попался стоящий фехтовальщик - попытался сражаться против меча голыми руками. Но это же меч...
  
  ...Арара неслышно подъехал и принял диверсантов на борт своих машин:
  - В параллельном пошел поезд. Если сейчас тронемся, то точка рандеву минут через пять. Нам на перехват вышла мобильная группа, да думаю, у поезда и своё охранение есть. Так, где вас высаживать?
  Метеа включила карту:
  - Вот здесь. Поезд остановить мы не сможем, придётся прыгать - нужен верхний люк.
  - Летать-то у вас не все умеют.
  - Там всё равно придётся прыгать, с крыльями или без. Поезд в тоннеле - это всё равно, что мясорубка.
  Человек замолчал, а потом отдал короткие приказания своему водителю. Командная машина рванула с места, а за ней, выстраиваясь на ходу - все остальные.
  - Во время боя я буду занят, - сказал Арара, выдвигая всякие прицелы и рукоятки из своего пульта: - Когда вы будете выходить?
  - Откройте задний люк, когда заметите противника, и забудьте о нас. Большего не требуется.
  - Круто, - откомментировал колесничный боец.
  Мацуко проверила сначала своё оружие и доспехи, потом у спутников. Особенно Ильхана - если придётся прыгать на ходу, то его им с Коваем на руках вытаскивать. Он же тем временем с истинно сакагучевским спокойствием разбирал и укладывал винтовку - слишком хрупкий инструмент, чтобы вот так с ним прыгать на полном ходу из машины.
  Неожиданно пол накренился - Арара тихо выругался, и где-то вверху раздались взрывы. Метеа посмотрела на экраны - в высоте, опускаясь между лучей прожекторов, таяли бурые облачка.
  - Ракеты, - прокомментировал человек: - Ну что, Ваше Высочество, поздравляйте - нас перехватили. Машинам - перестроиться в боевой порядок, десанту - полная готовность, открыть задние люки! Им нужно прорваться к ближайшей горловине, производим максимум шума!
  Маленькие машины скользнули вверх по стенам, затем, завершая спирали - вниз, по противоположным. Взрывы гремели позади, не догоняя их, лишь иногда, в раскрытый задний люк чинно вплывали вращающиеся обломки труб и куски бетона, так же чинно выплывающие, если Маваши не успел схватить. Говорить было невозможно. Девушка крикнула:
  - Готовиться к высадке! Выходим только через задний люк, пешком, не взлетать! - может, её и не расслышали, но она надеялась, что жесты по дальневизору поймут.
  Светомёт стрелял без отдачи, и, принцесса, подняв голову, удивилась, сколько оплавленных дыр на стремительно приближающихся машинах повстанцев. Вжик! - они разошлись и стали видны в задний люк. Арара резко развернул колесницу, тормозя, и Метеа приказала:
  - Прыгаем!
  ...Ильхан умудрился сойти в ту же секунду, как колесница застыла на месте. Просто сделал шаг - и он на земле...
  
   >Достойное, змеиное, коварство
  
   ...- Ко мне! Бегом за эти трубы!
  Даже, несмотря на то, что группа Сакагучи высадилась далеко за пределами слышимости, он понял приказ и так. А Азер и без этого чуть ли не висела на шее у своей хозяйки. Рядом рвануло. Осколки застучали по трубам и кабелям над ними, каким-то чудом никого не зацепив. Вырыв подальше - дорогу осветило узкими лучами света, пробившимися сквозь щели. На заслон они выскочили неожиданно - тот пехотинец, что должен был сторожить этот путь, валялся оглушенный. Принцесса выхватила меч, и положила с двух ударов двоих, потом подскочила Азер - и вдруг как-то стало тихо...
  - Хасан, Ильхан! Прикрывайте тыл, все остальные вперёд!
  Шахта сообщения была неширока, но с ровными стенками, без ступенек и коммуникаций. Действительно ровными - хоть катайся. Гюльдан выругалась, поднимая лук, Афсане прикусила язычок, но тоже была недовольна - открытое узкое место, один хороший стрелок - и никто не пройдёт. А под конец - неудобный изгиб, мешающий видеть кто с той стороны.
  - Маваши, ты первый.
  Учитель фехтования скользнул в туннель на попе, притормаживая 'когтями'. Правильный выбор - только у Кена в их отряде есть оружие, которое можно использовать с занятыми руками.
  - Гюльдан, - она ойкнула, схватившись обожженной рукой за металл.
  - Господин Сакагучи...
  - Госпожа!
  - Поймаешь меня.
  - Теперь я, потом Афсане, потом Брат Ковай. Дальше Азер, командуешь ты.
  - Ясно.
  Шахта была слишком узка, чтобы расправить крылья - девушка съехала на спине, с трудом преодолев желание зажмуриться - и угодила в объятья Сакагучи. Пауза.
  - Пусти.
  Следующей, плавно, на крыльях, спустилась Афсане - ну, она худенькая, у неё получилось...
  ...Из люка столбом поднимался дрожащий столб воздуха - поезд подходил.
  - Не сунешься, - заметил Маваши: - А когда поезд пройдёт, нас отсюда затянет в дыру, как в водоворот.
  - Тут должны перекрыть тоннель, когда он подходить будет. Подождём, когда сработает переборка.
  - В тоннеле переборок нет. Закроется этот люк.
  - Нет... Я изучала чертёж. Там, за поворотом есть скрытый клапан.
  
  Клапан сработал вообще неожиданно - коридор просто вдруг превратился в слепую кишку. И сразу же
  - ветер долой, а под люком понеслись крыши вагонов поезда.
  - Так, Кен - страхуешь Ильхана, я и Азер - Хасана, брат Ковай - возьмите и сберегите винтовку. Вначале прыгают бескрылые. Господин Сакагучи - будьте последним, если кто промахнётся - вам вытаскивать.
  - Слушаюсь.
  Маваши с янычаром без приключений приземлился на крышу вагона. Следом - Азер, она, скинув башибузука, повисла вниз головой на потолке тоннеля, дождалась принцессу, и спрыгнула сама. Сразу за девушками грохнулся тяжелый монах, бережно сжимавший хрупкую винтовку в огромных лапах, а две остальные суккубы и Сакагучи сели где-то через три вагона.
  'Собираемся', - подала сигнал Метеа.
  'Через окна мы войти не сможем, - говорила она за несколько часов до этого, на брифинге, - Вагоны - тюремные, и стёкла не просто небьющиеся, но и забраны решетками. Можем войти через тамбур, но там дежурят по два автоматчика, а ещё может оказаться поездной патруль. Остаётся крыша - она не настолько прочна, мы попытаемся её проломить или прорубить.'.
  - Брат Ковай, начинайте.
  Монах кивнул, и покрепче встав, чтобы не сдуло ветром, снял чехол с огромного топора на длинной ручке.
  - Хасан, - позвала демонесса: - Снимай всё и беги к кабине. Любым способом влезь внутрь, без шума, выкидывай машинистов, и заворачивай к нашим на первой же стрелке. Не успеешь - мы к Шульгену на этом поезде приедем.
  - Ханум, отпустите меня с ним, - попросил Ильхан.
  - Ты мне здесь нужен. А кабина почти не охраняется. Хасан невидимый справится и в одиночку. А мы отвлечем охрану, чтобы не мешали, или сами туда придём.
  Башибузук уже разделся и отдал Азер оружие и одежду. Немного помедлив, расстался и с пистолетом - огнестрельное оружие, конечно хорошая вещь, но не в зубах же его тащить! Руки нужны свободными, а при таком ветре может, и зубы пригодятся.
  Монах доломал крышу, и ударом обуха провалил квадратный кусок внутрь.
  - Я первый?
  - Да. Следом - Маваши. Потом я и Афсане.
  - Есть.
  Толстяк спрыгнул в пролом с топором наперевес, оглянулся, опустил оружие, отошел, давая дорогу. Мацуко в недоумении подняла брови: что, никого?! Спрыгнула третьей - действительно, совершенно пустой вагон-харчевня.
  - Только бы не оказалось, что мы по ошибке на обычном, а не тюремном поезде.
  - Я тоже так думаю, - поддакнул Кен.
  Азер вместо ответа влезла на столик, с него - на потолок, и по потолку на коленках подползла к окошку двери:
  'Двое' - показала она: 'С автоматами. Один прижался к этой двери, другой у двери тамбура... Нагнулся...'
  Метеа пустила две стрелы. Сразу же, распахнув дверь сверху, схватившись руками за притолоку, в тамбур влетела Азер:
  - Чисто. Насмерть...
  
  ...Хасан прыгнул на следующий вагон и оглянулся: даже фигура Сакагучи скрылась в столбе света, идущего из люка. Ладно. О, Аллах, ну и холодина! Им-то каково, с голыми крыльями? На четвертый вагон он еле допрыгнул - поезд проскочил стрелку, и крыша оказалась на локоть выше, чем он метился. Как раз локоть он и ушиб. Вскарабкался, сел спиной к ветру, осмотрелся. Лишь бы синяка не было, синяки невидимыми не становятся... Хорошо, вроде пронесло. Он нагнулся под пролетевшей низко трубой и продолжил путь...
  ...Вроде согрелся. На бегу...
  
  ...Кадомацу выбила следующую дверь, и, не глядя, рубанула какую-то тень в тамбуре. Что-то пухлое завалилось на бок, и завоняло мочой. Ещё дверь - вагон... Пусто. Тюремные купе, как полагалось, открыты. И их раздвижные двери закреплены цепочкой в этом положении.
  - Опять пусто! - Азер помянула змеиный яд.
  - Тише. Просто часть заключённых могли высадить по пути следования. Наша цель - заложники, их в таких камерах не возят.
  - По-моему здесь пахнет ловушкой.
  - Мы всё равно не уйдём, пока весь поезд не проверим...
  И вдруг Афсане засмеялась! Истерически, до слёз, и как-то без особых причин. Все посмотрели на неё, а она продолжала. С непонимающими, напуганными глазами, она смотрела на них, а её тело содрогалось в припадках истерического и совсем неуместного хохота. Лучница села с размаху на пол, тогда Сакагучи подошел, поднял за плечи и встряхнул её. Хохот сразу прекратился, и дрожащая от страха соблазнительница уткнулась носом в плечо любовника и сразу заплакала.
  - Что это с ней? Она пила?!
  - Да нет, это же не Гюльдан... Может, мужчины долго не было?
  - Ну вы даёте... Проклятье, голова как чугунная...
  
  ...Хасан повис чуть ли не вверх тормашками над карнизом крыши первого вагона. Из локомотива в поезд вел не крытый переход, а узенький мостик, на котором двоим - точно не разойтись. Скверно. Он думал встать у двери, и проскочить едва она откроется, а сейчас придётся прыгать на бошки. Жаль, он не умеет к стенкам прилипать, как эти девки...
  
  ...Тяжесть в голове уже мешала думать. Мацуко, наверное, уже раз пять останавливалась, и, держась за что-либо, с усилием сводила разбегающиеся мысли в кулак. С каждым разом это становилось всё трудней - мысли не держались за один предмет, перескакивали с одной темы на другую, с одного цвета на другой, с каждым вздохом какое-то тепло разливалось по мышцам... сковывающее, а не расслабляющее. Остальные выглядели не лучше - Афсане доставала взъерошенного Сакагучи неуместными поцелуями, Азер шла как пьяная с совершенно диким взглядом, монах громко молился, Гюльдан запихнула себе руку меж ног, а потом и лук, протянула с таким откровенным стоном...
  - Что-то с воздухом...
  - Что?! - Ильхан был не лучше, но он ракшас, ему можно.
  - Что-то с воздухом, какая-то гадость! Ломай окна!
  Пуленепробиваемое стекло не устояло перед оружием демонов. В вагоне поднялась настоящая буря, все бухнулись на пол и долго дышали ею.
  - Что это было?
  - Ловушка. Призраки тоже перевозят пленников, накачав их 'весёлым газом'.
  - Уходим.
  - Хасан. Надо его забрать.
  - Пойдём по крыше.
  - Если мы не поднимем тревоги тут, его встретит патруль. А он - один.
  - Ладно, Ваше Высочество, как прикажете.
  - Идите сюда, я перенастрою изоляцию...
  
  ...Хасан уже в третий раз пропустил патруль. Всякая ерунда мешалась - то стрелка подъезжает, то у караульного потягушки. А пуще всего - что прыгать надо с закрытыми глазами, ведь они светятся!..
  
  ...- А если и в локомотиве газ?
  - Вряд ли. Машинист в противогазе далеко не уедет.
  - У людей доспехи не требуют изоляции...
  
  ...Из локомотива осторожно потащили какие-то баллоны. Хасан аж в сердцах помянул шайтана - вот он лучший шанс, когда пришла самая толпа, и надо сидеть с закрытыми глазами!..
  
  ...Последняя дверь перед принцессой сама открылась:
  - Великолепно, - сказал, шевельнув рыбными брылями, Кахкхаса: - Добро пожаловать, Ваше Высочество.
  Демонесса напряглась: был бы у неё лук наготове, дорого бы заплатил мятежник за честь её приветствовать! С мечом может вмешаться кто-нибудь из телохранителей... а впрочем... Афсане и Гюльдан! Она открыла рот, а пара солдат из свиты урода вытащила тяжелые баллоны и крутанула вентиля...
  "Другой газ", - поняла девушка, и, вместо крика о помощи пришлось шептать мантру изоляции.
  - О, мы это предусмотрели, - небрежно заметил Кахкхаса: - Видите ли, в вагоны был пущен сильный депрессант, рассчитанный на расовый состав вашей группы. Вы, разумеется, легко его вычислили, хотя и надышались, что замедлило вашу реакцию. А этот же газ - просто чудо...
  Мацуко почувствовала, что слабеет... надо хоть удар нанести!.. Хотя бы попытаться...
  - ...изоляция меняет молекулярную структуру воздуха определённым образом, если воздух меняется, эта магия превращается в ловушку. Помните основы защитной магии?! Этот газ безвреден, если оригинальная изоляция не изменена. Но вы её изменили, скорее всего, самым простым способом - взяв за основу образец первого газа. Ваша защита уничтожит указанную вами как "опасную" молекулу, которая входит в состав этого чудного и безвредного газа. И, проходя тонкую оболочку вашей магической защиты, он обретает чудесное расслабляющее действие, как раз на вашу биологию... Должен быть легкий эйфорический, эффект, желаю вам приятных сновидений...
  Сильные ноги стали вдруг какими-то тяжелыми и неуклюжими. Коленки из боевой стойки разъехались как-то неприлично в стороны. Девушка своей рукой попыталась как-то поправить их - и рухнула в заботливо подставленные руки Сакагучи. Но и него пальцы разжались... "Сосновая Ветка" выпала из руки, но было низко - не упала, а воткнулась, и въехала рукояткой в рукав. Поэтому принцесса и упала на колени.
  - Как символично, - подошел Кахкхаса.
  Рядом с ним возникла ещё одна фигура - призрак в форме центуриона:
  - Птьфу! - плевок зашипел на её щеке, и испарился: - Смотри-ка! Эй, можно я её пну?!
  - Не советую, - ответил Кахкхаса, уже ушедший из поля зрения девушки.
  - А, типа: "товарный вид не портить"? А?! - тот заглянул в лицо принцессе.
  - Нет, сгоришь.
  - Чего?
  - Я на полном серьёзе, салага. Так! Всем соблюдать меры пожарной безопасности! Использовать защитные варежки и фартуки! Особенно быть осторожными с волосами. Пленных перенести в первый вагон, раздеть, приковать. К принцессе прикасаться только женскому персоналу! Суккубами можете пользоваться, если будете предохраняться. Осторожнее, они могут быть инфицированы.
  Центурион ещё раз шагнул к её лицу:
  - А ты у нас поживёшь со всеми удобствами... - и добавил какое-то грязное слово, смысла которого девушка не разобрала...
  
  >Беда
  
  ...Хасан наконец-то поймал шанс, и легко и бесшумно прыгнул на мостик сзади устало шагавшего патруля... Теперь - хвать за автомат заднего, стреляем в переднего, потом - всех, кого видим, после этого сворачиваем ему голову. Бывший золотарь за четыре года войны уже поднабрал в весе и силе, так что мог не волноваться о шансах, если вдруг возникала нужда свернуть чью-нибудь шею... Только бы они не обернулись...
  ...Невезуха сегодня ходила по пятам за ракшасом. Дверь открыли из локомотива, и, пропустив патрульных, оттуда выползли двое рабочих, тащивших всё те же баллоны! Хасан зажмурил глаза, стал тихо пятиться задом - если откроют дверь, ему конец, на освященном месте он будет виден!
  - Блин... Давай я пойду спиной, а ты смотри... - услышал он от переднего рабочего. Открыл глаза - бугай-работяга действительно развернулся спиною! Вот на её фоне и можно будет спрятаться, если двигаться осторожно...
  - Эй! Где вы там?!
  - Потерпишь. Не так-то просто по этой склизи ходить.
  - Давай, значит... Я дверь держу...
  Хасан проскользнул в угол.
  - Приказано - надевать противогазы. Принцесса уже пришла, сказано - газ в воздух выпустить.
  - Ага, - согласился бугай, что выходил спиной, и, прижимая маску одной лапой, нагнулся, и другой крутанул вентиль.
  - Спокойных снов.
  "Ловушка!" - понял башибузук и рванулся к двери... но как раз попал в струю выходившего из баллона газа...
  - Что это было?
  - Да сшиб ты своей струёй все инструменты у меня! Дурак! Да в кого ты такой уродился! Ты б ещё на стоп-кран баллон направил!..
  - А чё?!..
  ...Хасан судорожно подтянул ноги, и сжался в комочек в углу... только бы не заметили... только бы...
  
  ...Арара первым делом отругал колесничего, что он не держал дистанцию, потом сам понял:
  - Звену - стоп! Они отступают.
  -...они же сами отступают! - запоздало оправдывался обиженный возница.
  - Занять оборону. Вызываю ударную группу с поддержкой пехоты...
  
  ...- Товарищ драгонарий, Шульген на связи!
  - Шульген?! Планета, или?..
  - Сам батша Шульген, главарь мятежников!
  Драгонарий с силой зажмурился, минуту посидел. Предчувствие чего-то нехорошего сдавило в груди...
  - Ой, боюсь, он не об условиях капитуляции говорить хочет...
  - Не могу знать, товарищ драгонарий!
  
  - Ладно. Собрать высшее командование!
  Злата догнала его на трапе, и с минуту смотрела, как он воюет с застёжкой плаща.
  - Друг-командир чем-то обеспокоен...
  - Злата, если ты что-то знаешь, умоляю, ГОВОРИ!
  - Беда, друг-драгонарий, большая беда...
  - Злата! Сейчас не время играть в твои игры! Рассказывай, всё, что знаешь! Это Метеа?!
  - Я.. прости меня, Тардеш... Я действительно не знаю... Контакт с принцессой потерян, что именно произошло - мы не знаем.... Я одна могу почувствовать, что она жива - больше никто во всём полку...
  
  - Значит, в плену. Спасибо. Ты дала мне подготовиться.
  Задохнувшись, призрак остановился, и, опёршись спиной о стену, переводил дух. Нага тактично молчала, свернувшись в кольца напротив, у лееров атриума. Свет был тревожный, желтый, и в его отсветах не смотрелись цвета её чешуи... Драгонарий до стука откинул голову, вздохнул полной грудью, и, выпрямившись, объявил:
  - Я готов. Пошли...
  
  ...- Здравия желаю, гражданин Шульген. Напоминаю: об условиях капитуляции мы будем говорить только после того, как вы отведёте все свои войска в казармы и дадите доступ представителям Сената на все военные объекты.
  - Спасибо за любезное напоминание, товарищ драгонарий, - старый наг улыбнулся: - Подумать, только в каком качестве мы встречаемся? А ведь это я предсказал вам, мой честный Амаль, что после Црвены вам дадут драгонария!
  - Мне не дали тогда драгонария. Только боевой крейсер. К делу, пожалуйста.
  - Эх, не ценит Сенат молодёжь. Так они и не вынесли урока из случая с Црвеной.
  - Сейчас не время для ностальгических воспоминаний, гражданин. Итак, вы захватили мою аюту спекулаториа, Метеа Явару, принцессу Третью Гайцонскую?
  - Признаться, я поражен, мой проницательный друг. Хоть вы и не совсем правильно употребили слово "ностальгия", ваша способность к анализу просто поражает. Или ваша разведка.
  - Разведка здесь не при чем. У вас просто не может быть иного козыря в рукаве, кроме принцессы, с группой которой только что потеряна связь.
  - К сожалению, я не ношу рукавов. Я думаю, что, скорее всего, козырь есть у вас, потому как принцессу мы взяли пять минут назад.
  - Условия выкупа, гражданин Шульген?
  - Глупо говорить о выкупе в моей ситуации, разве вы не замечете, мой внимательный драгонарий?! Но требования у нас есть, итак: Войскам Республики Амаль немедленно покинуть планету Шульген, сдав все города и позиции Революционному Командованию. Особому Экспедиционному Флоту - вернуть все пригодные к эксплуатации из захваченных кораблей, орбитальные станции и спутники. Снять блокаду. Вернуть захваченные экипажи - конечно, тех, кто сам пожелает вернуться. Первому Туземному Корпусу и всем представителям Империи Гайцон - покинуть пределы Независимого Государства Системы Джудекка, и лишь при соблюдении этих условий мы передадим принцессу и сопровождающих её лиц в руки представителей Императора Итиро Явары. Впрочем, в качестве жеста доброй воли, мы готовы отдать сопровождающих... хоть сейчас... Поезд прибывает в столицу к 0 часам столичного времени. Вот тогда и поговорим подробно.
  - Что я могу сказать сейчас - не могу гарантировать ничего, кроме прекращения огня на всей линии фронта. Об ваших условиях я извещу Сенат.
  - Не извиняйтесь. Я знаю объём бумаг и параграфов, которые вам теперь предстоит согласовать - я же один из тех, кто придумал эту бюрократию. До следующей встречи в 0 часов.
  
  ...Свет загорелся. Показались встревоженные лица генералов и штабистов.
  Без разрешения поднялся Мацукава:
  - Господин Повелитель Драконов! Армия Империи Края Последнего Рассвета, никогда не уйдёт на таких условиях! Это позор! Каждый солдат будет сражаться до последней капли крови, пока не освободит Её Высочество, или не отомстит!
  Осторожно вступил Томинара:
  - Господин драгонарий, теперь для нас капитуляция немыслима. Я предлагаю сейчас же решить проблему: господин Шульген сказал, что поезд прибудет только в 0 часов. Значит, он ещё находится в пределах линии фронта. Нужно выяснить, на каком пути, атаковать, и захватить питающую электростанцию - обесточить ветку. Потом - перехватить поезд.
  - Это возможно?
  - Да. Все железнодорожные линии, ведущие к столице, находятся в зоне нашей досягаемости. Проблема лишь - где?
  - Это не проблема, - подал голос начальник контрразведки: - Аюта по особым поручениям драгонария Тардеша проводила спецоперацию на линии номер 50, пятого сектора столичной области, - на стене, тревожно проморгавшись, загорелась карта фронта с выделенной красным веткой: - Операция заключалась в освобождении одного пленного, перевозимого в поезде этой линии. Скорее всего, там её и взяли, и везут на этом же поезде.
  - Что за пленник?
  - А вот это заслуживает особого объявления, - сиддха встал, положил бумажки, и, поискав глазами, объявил с металлом в голосе:
  - Товарищ Гай Кериллеш Ментор, адъютант полустратига Кверкеша!
  - Я! - вытянулся, стукнув себя в грудь в салюте молодой призрак.
  - Что случилось с вашим старшим братом, Гаем Кериллишем Ментором, старшим центурионом 2-го десантного легиона?
  - Погиб при взятии Коцита!
  - У меня есть доказательства, что отнюдь не погиб, а был захвачен в плен мятежниками и впоследствии использован для шантажа, с целью получения секретных сведений.
  Четко, как строевой приём, адъютант снял с себя ремень с кобурой, вынул пистолет, выщелкнул обойму, положил всё рядом:
  - Я могу проследовать на гауптвахту?!
  - Это не всё. Мы перехватили рапорт об операции по захвату принцессы, в котором говорится, что данная операция была спланирована им лично. Вы знаете, что он добровольно перешел на сторону мятежников? Что это он предложил использовать вас для агентурной работы? Что он сам неоднократно действовал в нашем тылу, как агент мятежников под позывным 'Негодяй'?!
  В наступившей тишине всё так же спокойный адъютант взял пистолет, и отсалютовал им Тардешу.
  'У него там ещё патрон!' - прошептал кто-то в ужасе.
  - Я прошу Партию и Республику простить меня за то, что я сделал из любви к брату, - и поднёс дуло к собственному виску.
  Кверкеш был быстрее выстрела - не вставая с кресла, резко схватил и загнул его руку за голову, выгнув адъютанта чуть ли не дугой - пистолет выпал из его груди и деревянно застучал по полу. Субстратиг закрутил парню руку за спину и припечатал лицом к столу. Чужие адъютанты бросились на помощь.
  - Вызовите дисциплинарный наряд, - брезгливо бросил Тардеш: - Связать и держать под круглосуточным присмотром. Он не преступник, он - жертва.
  - А вы, - прикрикнул он на сиддху: - Впредь будьте более тактичны при своих заявлениях!
  - Мои извинения. Просто приди эта информация на двадцать минут раньше, она бы могла спасти принцессу.
  - Бросьте. Мы имеем дело с хорошо расставленной и подготовленной ловушкой. Спасти её могло только чудо. Итак, объявляю боевую тревогу по всему фронту! Всем частям всемерно содействовать операции по освобождению союзного командира. Прочим - связать все активные части врага боем, как можно дальше продвинуться к столице до ноля часов! Используйте все резервы. Генерал Томинара - спасательная операция поручается вам. Действуйте.
  - Благодарю за оказанное доверие!
  - Товарищ по партии драгонарий, вы не будете извещать Сенат о случившемся?!
  - Пока ещё рано. Только в случае провала попытки спасения.
  
  >Плен
  
  ...Мацуко пришла в себя прикованной навытяжку к холодной и жесткой кровати. С неё сняли всю одежду, волосы распустили, спасибо, что прикрыли наготу простынёй - хоть и не первой свежести.
  '...'Спасибо'?.. Кому?..' - она чувствовала движение и толчки, за окном, всё ещё находящимся вне её поля зрения, проносились огни. Всё-таки поезд.
  Девушка попыталась освободиться от оков, но простыня стала сползать, и она испугалась. Хотя, если очень хорошо потерпеть, то ноги можно высвободить. А на ногах - заточенные когти. Правда, руки не в цепях, которые можно порвать, а меж толстенных металлических тисков в изголовье - как и крылья под кроватью. Но что-то и так можно придумать. Но прежде, чем придумывать, надо узнать, где охрана...
  Она сосредоточилась, настроилась на обзор местности. Для ясновидения даже не нужно мантр - но магии очень мешали посторонние мысли. Её, конечно, будут выручать, может даже всей армией - она надеялась, что командовать будет Томинара. Так... маршрут поезда известен, даже если они сойдут с ветки, это будет несложно вычислить. Нужно сначала захватить электростанцию, обесточить район, а потом - перехватывать сам состав. Жаль, что она не поступила так сразу же сама - но для этого потребовалось бы слишком много армии, и внезапность бы была потеряна... Так, а когда лучше бежать? Проклятье, она же разведать хотела!..
  - Здравствуйте, Ваше Высочество - отворилась дверь в её камеру.
  Она скосила глаза - Кахкхаса. И какая-то девка-нагиня, в человеческом облике, одетая в свою чешую.
  - Кхе-кхе, получается, мы уже два раза за день здороваемся.
  - Я не здоровалась.
  - Не надо метать громы и молнии своим взглядом. Будьте уверены, ваши прелести никто, кроме женщин, не видел.
  Рыбоголовый прервал свои изречения громким кашлем, а завершил вообще каскадом чахотки - да, видать, туго таскать жабры на человеческой голове.
  Кадомацу наконец-то разомкнула губы:
  - Простыню могли бы найти почище.
  - Ну, за это - извините! - развёл руками повстанец: - Ваши вещи здесь - большая редкость.
  Он сам подошел, и неприятно тряся брылями, проверил оковы.
  - Ноги ослабьте... Не мой размер взяли, - как можно более равнодушно попросила она.
  - Размеры-то ваши, - заметил Кахкхаса, но всё-таки ослабил крепления: - Просто со времени Коцита, вы... у вас... как это сказать?
  - Задница расползлась, - подсказала нагайна.
  Метеа даже не обратила внимания на эту явную грубость - она добилась чего хотела! Кахкхасу она точно завалит одним ударом, но вот эта безгрудая стоит слишком далеко. Но если она не вооружена, то под Мантрой Тишины всё получится - руки зажаты в обычных тисках, с барашками! Только барашки сбить...
  - Знаете, а ваши подчинённые меня поразили. Мало того, что вы сами вдвое больше засыпали от газа, на одного из ваших он вообще не подействовал! Еле взяли, сетями. Кстати, а вас не интересует, каково их состояние? Спросите - отвечу.
  - Интересует. Каково их состояние?
  - Э-э, нет. Вы назовите, кого, а я вам про него скажу.
  'То есть про Хасана я спросить не могу - он вполне мог и не попасться. Да так я ни про кого спросить не могу! Я же не видела, кого они поймали...'
  - Зачем мне называть имена, которых вы не знаете сами? Ведь никто из них не проснулся, как я понимаю?!
  - Ну, вы проницательны... Ладно, закончим на этом. Я лично, очень бы хотел бы уже сейчас показать вам прелести нашего гостеприимства, но пресветлый батша желает увидеть вас во всей красе, так что - примите обычное снотворное. Наслаждайтесь миром своих снов, прежде чем окажетесь в мире наших кошмаров...
  Нагиня подошла со шприцом, похожим на кинжал, прижала его к ключице. Демонесса попыталась вырваться, но послышалось жужжание, и что-то прокололо кожу рядом со старым шрамом.
  - Может, крылья тоже следовало привязать?
  - Не имеет смысла. Они слишком хрупкие, чтобы использовать их для побега...
  Мир медленно угас перед её глазами. Последнее, что она увидела - это окно, и непривычные, шестиугольные светильники, проносящиеся за ним...
  'Это же новый тоннель! Их не нанесли на карту! Томинара не найдёт...'...
  
  ...- Здравствуйте, товарищ драгонарий. С Днём Рождения! - рожа Шульгена была полна ехидства.
  - Здравствуйте, гражданин Шульген. Вы обещали предоставить доказательства.
  - А вы обещали - прекратить огонь.
  - Только когда вы представите доказательства.
  - Мы так долго можем перепираться.
  - Ладно. Прекратить огонь по всем фронтам! Только удерживать заданные позиции.
  - Рад видеть в вас сговорчивого партнёра. Вот доказательство - это пока только запись, но когда она проснется, мы обязательно дадим вам поговорить.
  Тардеш сел и сжимал под столом кулаки всё время, пока в разных ракурсах показывали спящую демонессу. Крепко же они её привязали - будто кандалов мало, ещё и ремнями... Все остальные повскакивали со своих мест.
  - Я извещу Сенат о ваших условиях. Более подробно мы будем говорить, когда она очнётся.
  - Справедливо. Так что с её спутниками? Дайте нам список, и мы отпустим всех, без каких-либо условий.
  - Мы подумаем. Конец связи.
  - Да, ещё раз с Днём Рожденья, товарищ драгонарий!
  Экран погас.
  - А я и не знал, что у вас сегодня день рождения, ментор.
  - Не сегодня. Все путают. У меня на второй день после нон третьего месяца. А не в ноны.
  - Извините. Тогда - с наступающим!
  - Отставить. Будем выкупать её группу?
  - Я бы не советовал. Шульген упорно требовал список - значит, они либо не всех захватили, либо не захватили их вообще. Ну, кто же верит нагам!
  - Очень приятно. От сиддха слышу!
  - Я не вас имел в виду пани. Я... хотел сказать, что, возможно, её группа свободна и сейчас готовит освобождение своего командира. И сказав их имена, мы выдадим их Шульгену.
  - Есть ещё одна вещь - они все формально являются её телохранителями. Если они покинут её, им отнюдь не формально придётся совершить самоубийство. Это называется 'потерять лицо'. Сиддхам это знакомо.
  - А... понятно... вот оно как...
  
   >Бессмысленно пытаться
  
   ...Мацуко очнулась без оков. Огляделась. Запертая комната без окон, с едва заметным контуром двери на стене. Цвет - белый. Всего. И стен, и пола и потолка. Она поднялась, уронила с себя простыню, почувствовала свою наготу, сразу прикрывшись крыльями. На полу лежала одежда.
  Ткань мягкая - чтобы её пощупать, девушка встала на колени. Покрой типичный для нагов - без единого шва, без следов нити, но не плотная, как дождевики легионеров, а продуваемая воздухом.
  Накидка без боковин и рукавов, с дыркой для головы, узкий, как мужской, пояс, короткая юбочка, и подвязка для груди, вроде тех, что носят женщины призраков, в подражание лифчикам суккубов и апсар - только без кружев и вышивки, простая ткань, как и всё остальное. Всё её размера, если можно применить к тому примитивному наряду слово 'размер'.
  Поспешив, она оделась - правду говорила змеюка со шприцом, надо худеть, а то прелести уже и в тюремную робу не помещаются - и едва разгладила последнюю складку, как стены вдруг превратились в пейзаж. Принцесса оказалась словно на верхушке главного здания столицы Шульгена - да, она его узнала, сколько раз планировала штурмы и бомбардировки этого города! Но ТАКИМ она его не видела никогда - в цвете и объёме. Огромный, пятиярусный город, парящий в центре необозримой сферы, казавшийся отсюда слегка сплюснутой. Ярусы-диски города не соприкасались со стенами, по которым шли широкие галереи с висячими садами и парками. Узкие ниточки улиц и чуть более широкие ленты акведуков соединяли город и висячие сады в галереях. Говорилось, что внизу было большое озеро, но отсюда его не было видно. Между галереями оболочка была прозрачной - и естественный цвет лавы давал красно-оранжевый отблеск на каждую тень. Для глаз же девушки-демона это был цвет глубин моря родной планеты. Но этот цвет не был главным источником света - местным 'Солнцем' была Транспортная Централь, огромная, двенадцатилучевая звезда, сверкающая сотнями огней, как бесценный бриллиант.
  - Добро пожаловать в нашу столицу.
  Метеа оглянулась: Кахкхаса. Вошел через дверь.
  - Кстати, это надо было одеть под халат, - показал он грязным ногтем на лифчик.
  - И что?
  - Ничего. Это ваше право носить, как вздумается. Вы же женщина.
  Её Высочество хмыкнула и прошла мимо него к двери. Надеть 'как положено' мешали рулевые крылья, которые надо было подвязать, чтобы не мешались, если вдруг драка:
  - Кстати, заколки не дадите? - спросила она, поправляя волосы.
  - К сожалению, не подумали... их долго проверять, но в следующий раз мы озаботимся.
  - В следующий раз?
  - Пройдёмте сюда. Вы не возражаете против охраны?!..
  
  Из охраны, у Кахкхасы были только люди. Даже без доспехов. Кадомацу усмехнулась - разве они выстоят в бою против демона?! Правда, через несколько поворотов присоединилось четверо нагов - это уже было уважение.
  - Где моя группа?
  - За следующим поворотом.
  Девушка удивлённо оглянулась.
  - Поверьте, светлейший батша может быть радушным и предупредительным хозяином. Цените эти моменты.
  - Моменты?
  - Да, только моменты. Вы же здесь пленница.
  
  За поворотом действительно оказались ребята - усаженные в кружок, в окружении стражи. Сакагучи вскочил первым - за ним Азер с девочками, потом все остальные. Стража разошлась. Её пропустили к своим.
  Девчонок одели так же, как госпожу, мужчины довольствовались одними фартуками. Только Ильхана замотали, наподобие мумии - ну естественно, пусти ракшаса голым...
  - Можете поговорить, у вас есть время, - холодно-вежливо разрешил Кахкхаса.
  Девушка только молча обвела всех взглядом.
  - Ваше Высочество? - спросил Сакагучи.
  Сакагучи. Наконец-то она увидала все его шрамы.
  - Хозяйка? - сделала шаг навстречу Азер.
  Азер. А она похудела. И волосы, распущенные по плечам, а не уложенные в ирокез, ей больше идут.
  Девочки подошли и встали рядом со старшей сестрой. Афсане, беленькая, как лунный свет, дрожала всем телом, и пыталась коснуться худеньким плечиком Сакагучи. А у шоколадной Гюльдан был под глазом синяк. Видать, она-таки показала свой характер.
  Маваши улыбнулся, и хлопнул ладонью об кулак. Без своих доспехов он был таким маленьким! Кен Маваши, даже сейчас похожий на пружину. Даже спрашивать не надо, что он спросит. 'Когда бежим?!'
  - Благодарение Будде... - прошептал Брат Ковай.
  Брат Ковай. А без рясы он вовсе не выглядел таким толстяком, каким казался, но всё равно - гигантом. Без четок ему некуда было деть руки.
  А Ильхан молчал. Он единственный отвернулся, едва посмотрев на неё.
  - Ну! Говорите же! - закричал на них Кахкхаса, и жутко закашлялся.
  - Я скажу вам, что сделать по дороге, - быстро вдруг сказала Мацуко на языке суккубов, пока повстанец исходился в корчах: - Слушайте внимательно, скажу один раз.
  - Что?! Что ты сказала?!! - накинулся на неё Кахкхаса, едва разогнувшись от кашля.
  - Приказала им бежать. Они отказались, - прямая, как струночка, повернулась к нему девушка.
  Мятежник осёкся, по его рыбьему лицу было видно, что он не поверил.
  - Эй, вы! Следите за этими тремя в оба! И запомните, принцесса - я могу быть очень злым.
  - Я ничего не забываю.
  Кахкхаса как-то умудрился посмотреть на неё сразу обоими глазами.
  - Стройтесь! За мной!
  Принцесса минут пять оценивала обстановку, сосредотачивалась - а вели их специально кружными путями. Самое трудное - убедить их не бежать сейчас... Ведь это... она оглянулась на конвоира-нага, и ребята приняли за сигнал к действию.
  Сакагучи ударил одного об стену, второго прижал крылом и добил прямым в челюсть. Кадомацу еле успела бросить мантру Тишины. Азер боднула ближайшего в брюхо, разогнула апперкотом, другой кинулся на перехват, но попал в 'ножницы' из красивых шоколадных ножек Гюльдан и бухнулся на пол. Кахкхаса обернулся - Метеа свалила его ударом ноги.
  Легонькой Афсане не хватило веса, чтобы завалить 'своего' одним ударом, как хозяйке - врезала ему раз по пять каждой ногой пока старшая сестра не пришла на помощь. Маваши взбежал по стенке, и прыгнул на голову одного из нагов, Ковай руками задушил двоих, третий увернулся от удара Ильхана и юркнул за поворот.
  Весь бой прошел в тишине. Мацуко только обернулась - а конвоиры уже все лежали. Она красиво убрала магию. Сразу послышались нарастающие звуки тревоги - сбежавший гадёныш успел поднять переполох.
  - Бежим, госпожа!
  - Нет. Слушайте...
  Все застыли в изумлении.
  - Госпожа!
  Ильхан уже распутывал своё одеяние. Суккубы примеряли по себе трофейное оружие.
  - Не получится у нас убежать.
  - Почему? Это же дворец Шульгена, Мы все знаем его план, а вы - наверное, лучше собственного!
  - Потому и не получится, потому что знаю, что это не дворец. Это убежище, они нам мозги пудрят. Мы даже не знаем, где оно находится, и как охраняется. Мы не выйдем отсюда, даже так, - она присела над Кахкхасой, осматривая его карманы.
  - У нас есть Кахкхаса, захватим Шульгена!
  - Это не Коцит! Здесь город нагов и всё на волшебстве. Надо будет - они нас магией вытащат, куда им вздумается. Или сами полками прибегать будут. Собственно, не прибежали ещё только потому, что я мешаю это сделать.
  - Змеиный яд!.. - Гюльдан со слишком большим для неё пистолетом, заняла позицию на повороте коридора.
  - А как же тогда бежать?!
  - Из города можно. Нас разделят - сразу же начинайте попытки и не останавливайтесь. Кто окажется на свободе - не рискуйте, узнайте, где кого держат, и пытайтесь освободить, только если нет опасности лично вам. Разведайте город и уходите через Транспортную Централь - в одиночку там пройти можно. Требуйте у Хиро спасательную группу. С группой можно будет всё.
  - Хасан?!
  - Ни слова о нём! Быть может это наш единственный шанс.
  - Здорово! - воскликнул Ильхан: - Наш единственный шанс - это ходячее недоразумение!
  - Хасан уже давно не недоразу...
  - Ребята! - сказала Гюльдан, и, поднимая руки, медленно отошла, роняя пистолет. Все спохватились, но было поздно - спереди и сзади вышли две группы людей и нагов, держа их на прицеле оружия. Кахкхаса зашевелился, поднялся, хватаясь временами за голову, и резко обернулся. На его лице отразилось изумление, когда он увидел так и не сбежавшую принцессу. Та перевела насмешливый взгляд с мутанта на пришедших к нему на помощь солдат - у тех на униформе были ясно видны знаки отличия армий, охраняющих южные подступы к столице повстанцев. Кахкхаса заметил этот взгляд, и вдруг развернувшись, врезал отдавшему ему часть командиру:
  - Идиоты!..
  
  >Хасан Торбинс
  
  ...Способность к мимикрии - одна из сильных сторон расы ракшасов. Правда, она не проявляется с рождения, её надо тренировать - если ты мужик. Женщине достаточно забеременеть. Вот поэтому и пошел тот обычай, за который ракшасов презирают на половине миров - что, мол, чтобы стать невидимкой, надо... ну, это, самому как женщине... Хасан никогда не подставлял свою задницу никому - но и без этого научился сам исчезать не хуже янычар. А те тоже не жаловали возлегающих с мужчинами как с женщинами. Да и Аллаху это неугодно, и Пророк запрещал, как говорит мулла. Ильхан говорил, что шейхи выяснили, что невидимость как-то связана с 'ночным зрением' - если оно хорошее, то всё будет и так, если плохое - да хоть с ордой переспи, ничего не получится. А у Хасана, благодарение Аллаху, ночное зрение всегда было хорошее...
  ...Он проснулся от сквозняка. Поезд стоял в тёмном депо, дверь тамбура была раскрыта и загорожена каким-то хламом. Баллонов не было. Он усмехнулся - круто бы было, закрыть дверь вскрыть баллон и опять спать до скончания веков. Или вскрыть баллон и запаять себя туда, чтобы они сами его в тюрьму принесли... да...
  Хасан на четвереньках выбрался из своего убежища, и только тогда, обнаружил, что невидимость с него не упала. Значит, вот почему его не заметили. Но какая к шайтану разница? Он шепотом выругался, и где на четвереньках, а где и ползком, подполз к самой большой двери. Это была явно не конечная остановка - не депо, скорее подземный вокзал из секретных. Под фонарями стоят караульные, прогуливается вооруженный патруль. В любом случае, надо валить из поезда.
  ...Лестница была убрана, и он так, сползая на пузе, спрыгнул на руки. Главное было не шуметь, насчёт своей невидимости в этом полумраке он был уверен. Так, а теперь куда дели принцессу?! Башибузук задрал голову, с интересом рассматривая возвышающийся над ним вагон. Вот будет хохма, если он ушел - а принцесса там! Или её вообще не поймали...
  
  ...Принцесса стояла со свободными руками - это Тардеш заметил сразу. Наверное, обратной связи не было, потому что он её очень долго разглядывал, а она не ответила сразу - взглядом на взгляд, как обычно.
  - Я хочу говорить с ней.
  - Она вас слышит.
  - Не верю.
  - Ну, заставить её, что ли?!
  - Да, я слышу. Извините, тейтоку-сама, что так глупо попалась.
  - Не переживайте. Как к вам относятся?
  - Пока хорошо. Я и семеро ребят чувствуем себя весьма уютно.
  Загорелся экран коммутатора начальника разведки. Хиро написал: "Бойцов было 9! Помогите ей, она хочет рассказать".
  - Может... - Тардеш задумался. (Как Хиро хочет, чтобы он поддержал разговор?):- ...кому-нибудь привет передать?!
  - Это смешно, драгонарий-доно. Ну, тогда передайте привет, - она улыбнулась: - Генералам, Мацукаве и Томинаре с Сидзукой, и Злате с Хасаном и Уэмацу, и остальным моим телохранителям... Да, и особенно... - связь оборвали, и вместо юной демонессы в белом появилась старая морда Шульгена в потёртой чешуе:
  - Итак, вы согласны на мои условия? Возьмёте ли вы сопровождающих принцессы?
  - Я не получил никаких инструкций на этот счёт от Сената. Так что воздержусь.
  - Как пожелаете, - Шульген был недоволен.
  - Принцесса нас слышит?
  - Да, мы с ней в одной комнате, - камера отъехала и показала, что пленница стоит рядом с нагом. Маленькая по сравнении с ним.
  - Я бы просил, чтобы при всех следующих переговорах она присутствовала. Это несложно?!
  - Хм, понимаете, дворец не очень-то приспособлен для содержания пленников.
  - Не будет принцессы - не будет переговоров. Договорились?!
  - Вы понимаете все наши сложности...
  - Я не виду причин не начать бомбить вас сразу же, как только даже заподозрю, что вы её убили.
  - Ладно, если вы уж так настаиваете... Договорились.
  - Итак, официально объявляю перемирие. Условия такие: блокада снята не будет, и все войска останутся на позициях, которых достигли к 0 часам. Мы прекратим огонь, поднимаем резервы на орбиту, выдаём личному составу отпуска и увольнения. Мы разрешим необходимое для функционирования гражданской промышленности и жизнеобеспечения железнодорожное сообщение столицы с провинциями, но только товарное, никаких пассажирских, и тем более - военных грузов. Поезда будут проверяться нашей инспекцией.
  - Э-э... простите мой дорогой товарищ, но за последние часы ваши войска очень сильно углубились в наши позиции, и теперь представляют угрозу нашей линии обороны. Может - ну их, эти "0 часов"?! На состояние вчерашнего вечера?
  - Я не видел никаких доказательств ваших слов до этого времени и не вижу причины сдавать то, что вы потеряли по собственной слабости. Надо было лучше воевать.
  - Разумно, разумно. Это всё равно больше, чем мы рассчитывали. Спасибо. Конец связи...
  Экраны погасли. Тардеш оглядел присутствующих:
  - Ну что? Что успели?!
  Первой отвечала Злата:
  - Работать трудно, много профессионалов-магов, таки и сам Шульген. Определённо одно - трансляция шла не из дворца, но моя коллега была там... Контакт установить не удалось, она защищается... Ну, это естественно...
  - Товарищ Юйвей, это камень в ваш огород - полковник Новак говорит, что у повстанцев слишком много магов.
  - Исправим.
  - Что по вашей части?
  - Судя по кодовым словам и знакам, товарищ Метеа передала, что находится в запасном убежище Шульгена, просит не проводить самостоятельных операций, постарается бежать сама, как только представится возможность. Наша условленная точка для таких случаев - Северо-запад Транспортной Централи. Я организую там дежурство.
  - Хм... вы как-нибудь научите меня вашим "кодовым фразам". Как вы столько узнали?
  - Это товарищ Метеа придумала.
  - Что насчёт девятого? Или там, восьмого?
  - Из всех кого она перечислила, нет только Хасана - сотника 26-го Кызылкумского полка ракшасов-ашигари. Значит, он.
  - Предоставьте мне его досье.
  - Интересная личность, скажу вам. Ну, вы его, наверное, знаете.
  - Конечно, знаю. Поэтому и прошу досье.
  
  ...- Что насчёт "Привета"?! - вкрадчиво спросил Шульген.
  Кахкхаса, покашливая, достал папку в непромокаемом планшете.
  - Она просила передать особенный привет Ануш, - насколько нам известно, так звали её прежнего начальника охраны.
  - Прежний? Разве "-тян" это у них мужское имя?
  - Да, это девушка, она умерла. Насколько нам известно, когда принцесса сбежала со свадьбы, там было какое-то недоразумение, и это была одна из жертв.
  - Недоразумение? Вы разведчик или нет?
  - Гайцонский двор строго бережет свои тайны, да и шпионить-то там неудобно чисто из природных условий. До Революции амальская резидентура работала там спустя рукава - это же самый надёжный союзник Республики, после Джаханаля, а все наши сведения - оттуда. Ну, крохи подкидывают наши союзники, кое-что от пленных, но в основном - слухи...
  - Понятно... Значит, она просила передать привет покойнице?! Тебя, лично, это не пугает?
  - Светлейший батша, разве вы не прочли её мыслей?
  - К сожалению, я не телепат, я иллюзионист. А наша гостья хоть и скромно, но разбирается в защитной магии... К сожалению, у нас вообще нет действительно сильных телепатов, уровня той же Златы Новак...- огромный змей вздохнул: - Вернёмся к нашим баранам. Не значит ли просьба передать привет покойнице выражением желания передать его лично?
  - Не вижу спо... ой, простите, светлейший, я даже не подумал о самоубийстве.
  - Имей это в виду. Не перестарайся со своей оравой. Труп принцессы будет смертным приговором нам всем. Нам нужно превратить отважную, смелую и непредсказуемую правую руку драгонария в хныкающую трусиху, готовую исполнить любой приказ, стоит нам на неё цыкнуть.
  - Я знаю, батша. Всё рассчитано. Применить ли наш курс лечения к её соратникам?
  - Незачем. Мы планируем использовать их для выкупа, будем торговаться, они могут ещё и догадаться, что мы делаем с принцессой. Демонам вполне хватит и кандалов, суккубы безвредны, если не давать им мужчин, а ракшаса выбросьте в общую тюрьму. Большего не надо.
  - Как прикажете, светлейший батша...
  
  ...Кадомацу разлучили с друзьями. Сказали: "Прощайтесь", и развели по разным коридорам. Она наконец-то поняла, что их держат возле специальной дороги Шульгена. Так вот где было его убежище! А дорога значит, что их планируют увозить... К ней подошла та безгрудая нага в человеческом облике, и сделала укол...
  
  >Заключенная
  
  ...Она проснулась от противного зуммера. Сладко потянулась, выгибая спину и расправляя коготки, встала на четвереньки. Голод уже давал о себе знать, и, о, радость - у дверей поставили миску! Быстро перебирая ногами и руками, она подбежала к ней, понюхала - восхитительная сырая рыба и свежее молоко!.. Нет, всё-таки на коленках было бы удобнее, но ведь принцесса должна высоко держать свою задницу, да? Она наклонилась над тарелкой - волосы упали в еду. Нет, действительно - неудобно. Она всё-таки опустилась на коленки, одной рукой подхватила волосы, облизала каждую прядку, и, всё так же их держа, в два укуса разобралась с рыбой, и, наклонившись ещё ниже, начала лакать из миски...
  ...Сладко, очень сладко. Дома так не делали... Что-то типа риса с молоком. Дома, помнится... Кошка остановилась. "А почему я лакаю?" - подумала кошка по имени Мацуко. Кадомацу, принцесса Третья. Всё тело свело болезненной судорогой, едва девушка попыталась встать из этой кошачьей позы. Девушка-демон сконцентрировалась, переломила мышцы, решившие, что ей надо пресмыкаться, и села в привычную с детства позу для еды. Торжественно подняла миску и выпила из неё, как из пиалы.
  Что бы они с ней не сделали, она оказалась сильнее! Пленница сознательно подавила в себе желание вылизаться после еды: "Ну что, я победила вас?" - с вызовом она спросила мысленно.
  Дверь открылась:
  - На прогулку!
  Она, потянувшись и выгнув спину, встала на четвереньки и, поджимая пальцы, чтобы не повредить когти, пошла на выход...
  
  ...Хасана разбудил долгий гудок сигнала на прогулку. Он вскочил, уронил на рельсы кожух, которым укрывался, сам чуть не свалился с узкой площадки последнего тамбура, и выругался половиной запаса своих матюков - поезд только что миновал последние ворота тюрьмы! А он столько сюда добирался!
  Нет, вначале ему дико везло - мало того, что он сам не попался, так ещё и в поисках оружия и одежды нашел саму принцессу - её на носилках занесли в другой поезд, он сумел пролезть и на него... и вот так проспать! Он спрыгнул на шпалы и оглядел свои руки-ноги - невидимость на месте.
  Голод и невидимость сейчас беспокоили его больше всего - во-первых, у него второй день во рту и маковой росинки не было, да и приличной воды тоже - ладно, у нагов на каждом шагу вода, а призраки, походу, специально такие трубы делают, чтоб из них постоянно что-то капало - но на вкус это отвратно... А невидимость, как говорил Ильхан, без проблем могла держаться столько сколько понадобится - разве что не выспишься, потому что спать надо вполглаза. Янычар так же говорил, что всё-таки коже давать отдыхать надо - она могла "устать" и рисунок становился размытее и переставал поспевать за быстрым движением. Поэтому надо было хоть час в день проводить в укрытии и давать отдохнуть своей мимикрии. Да и вымыться бы неплохо - во-первых, любое пятнышко теперь опаснее сквозной раны, а во-вторых... какой ты невидимка, если от тебя за парасанг козлом разит?!
  Гудок прогудел ещё раз. Так, правильно - первый гудок - предупреждение о прогулке, весь транспорт должен покинуть территорию тюрьмы, (хорошо дружить с ангелом-тюремщиком!), второй - открывание дверей, все наготове, третий - вывод пленников. Не зря ханум-паша переводила ему всё, что рассказывал Агира о своей работе! Хасан спрятался в тени стены, и засёк время появления патруля по слогам молитвы. Начнём, помолясь Аллаху...
  ...Как говорила сама принцесса: "Самое главное - всегда идти ВНУТРЬ тюрьмы, а не наружу. Потому что тюрьма построена так, чтобы оттуда не сбежали, и все - и охрана и начальства ждут побега. А не штурма..."
  Хасан усмехнулся: "Штурм... как же... О, шайтан, действительно надо где-нибудь кусок перехватить..."
  
  ...Надсмотрщицы откровенно смеялись над нею, и это злило принцессу больше всего. Да, конечно она помнила, что королевская гордость требует высоко поднимать попу, но сейчас-то под платьем ничего нет! Если ещё раз хихикнут, лягну ногой в чьи-то зубы! - решила она, и конвоирши как поняли - замолчали. Вообще-то, они её опасались... это было заметно...
  Это было смешно, но она словно в первый раз ходила руками. То когти мешались, то больно было. Словно никогда не ходила на четвереньках. Она пыталась вставать на ребра ладоней, фаланги пальцев, даже на кулаки - всё никак не получалось. Что-то они с ней сделали, она пока не понимала что.
  Подошли к решетке. Её заставили лечь на землю, погремели железом над головой, повели дальше. Она подняла голову, оценила дорогу - да, строили со знанием дела. Хватает неудобных поворотов, и ровных коридоров там, где не надо бы... Пожалуй, даже невидимке будет трудновато отсюда сбежать. А уж на четвереньках, с руками, которые забыли как ходить...
  Площадка для прогулок была маленькая, с высоченной стеной. Почему-то вспомнилась ходовая рубка 'Шайтана' - настолько схожи были по площади и форме.
  Пленниц, кроме неё, было четверо - все достаточно здоровые бабенции, две старше её, две вроде её возраста. Все сразу обратили внимание на новенькую.
  - Иди, гуляй! - пнули её в ягодицы сапогом.
  
  - Ха, смотрите-ка, кто к нам пришла! - противно выкрикнула одна из них - крупная человеческая женщина с какой-то нездорово развитой мускулатурой - и призывно хлопнула по бедру: - Ну, ко мне, собачка!
  - Нет, возразила другая, из старших, седовласая и с обрезанным светомётом пальцами и ухом: - Это скорее киса. Кис-кис-кис!
  Мацуко вздрогнула - она чуть не отозвалась!
  - Ну, киса, - сказала первая: - Покажи, как ты умеешь мурлыкать...
  Все четверо что-то слишком синхронно окружили её. Кадомацу, присев на корточки, огляделась на молодых - одна, очень красивая ракшаска, хрупкая на вид, но с какой-то злобой на лице, и другая - бледная даже по меркам своих, плоская как мужик, сиддха, с клоками редких для этой расы волос на черепе (видать, не дают в тюрьме бриться). Она что-то отставала от своих подруг.
  - Смотрите-ка, она сидеть может!
  - Конечно, она же принцесса!
  Кошка Мацуко опять опустилась на четвереньки, показав когти, выгнула спину, готовясь к прыжку.
  - Смотрите, она коготки показала!
  - Осторожнее, коготки-то вовсе не игрушечные!
  - Не боись, не девочка...
  Первой рванулась ракшиня - чиркнула стопой по полу в размахе ноги и попыталась пнуть так, с оттягом - Метеа, сама не ожидая, не глядя, перехватила, и одной рукой подняла за ногу, вставая, другой - разбила чьё-то лицо, и так и осталась СТОЯТЬ. Нога ракшини в руке зашипела, как мясо на углях, обуглилась, и вспыхнула. Дьяволица бросила её - и только тогда та закричала от боли. Первая из человеков лежала с разбитым черепом - вторая её оттаскивала. Труп. Мацуко ещё раз с удивлением осмотрела себя, грязные ладошки и коленки - ОНА СТОЯЛА! Так что же с ней сделали?!
  ...Ракшиня уже не кричала - она смертельно бледнела. На её коже стремительно проступал рисунок пола - совсем зазря.
  - Эй! Заберите всех! - послышалось за спиной принцессы. Ей ткнули чем-то острым промеж лопаток:
  - Двигай, героиня! - уже мужской голос.
  Она резко обернулась и из-под крыла перехватила древко копья.
  - Эй!
  Демонесса держала. Охранник тоже был силён, как демон.
  - Отпустите! Это приказ! - раздалось с другой стороны.
  Она медленно обернулась. На площадке уже появилась пятёрка тяжеловооруженных конвоиров-мужчин.
  - Не бойся, не убежит отсюда.
  - Дурак! Убежит-не убежит, нам-то всё равно конец!
  Кадомацу окинула взглядом обстановку - молодец охранник, правильно заметил, что если ей удастся выхватить копьё, она всех тут положит...
  - Спокойно, я не выпущу, - с натугой процедил охранник.
  - Я сдаюсь, - отпустила копьё дочь императора.
  - Спасибо. Мы вам очень благодарны...
  
  'Она всё-таки встала. Думаю, вам не стоило провоцировать драку.'
  'Это чистая рефлексия. Она лишь ускорила процесс. Она бы и так встала на ноги со временем. Настоящая её победа была за завтраком.'
  'Да, там действительно, вы что-то недоработали. Она не стала лакать'
  'Чисто ассоциативная память'
  'Простите?..'
  'Ассоциации.... Каждая мелочь у нас связана с каким-то воспоминаниям. Мы можем внушить что угодно - но встретится какая-нибудь крошка, что дорога нашему сердцу - и вытянет за собой целую цепь воспоминаний - все наши труды прахом...'

  
   >Пытки
  
   ...Тардеш сидел, склонив голову на руки, и старался не смотреть на положенный перед ним меч демонессы.
  Меч притащила Злата - ему бы не дали, а она зачем-то отдала ему. Специально?! Злату - лучшего его друга на свете, никогда не поймёшь... Зачем она меч-то себе просила?!
  Он опустил одну руку и попытался коснуться рукояти. Очень горячо. Почти как её руки...
  'Я не люблю этот меч. У меня ноги короткие. Ну, ладно бы я его за поясом носила - так на перевязи-то совсем запутаешься!..'
  Как ни крути, любая природа даёт одинаковые составляющие. И на родном Амале, и на холодном Коците, и на горячем Гайцоне - плоть всегда плоть, а металл - всегда металл... Хоть и называются другими языками, другими словами, состоят из других атомов...
  'Ну, правда - у меня короткие смешные ноги... Ой, ну я прямо как Ануш говорю! Ну, в самом деле - что тут стыдиться?!'
  Он сжал пальцы на рукояти - было очень больно.
  'А господин шпион больше не называет меня госпожой ведьмой. Я уже больше этого не заслуживаю?!' Тардеш с силой разжал ладонь. Нет...
  Хватит ему шрама на одной - левой руке...
  
  ...Мацуко проснулась, потому, что кажется, кто-то её разбудил... Кто-то лежал посреди камеры...
  'Это ты' - сказал голос в голове.
  Она прищурила глаза, вглядываясь - да, действительно, она. Голограмма?
  Изображение зашевелилось, потянулось, и открыло совершенно бессмысленные глаза. Мацуко вздрогнула. Изо рта у него капала слюна (чего принцесса не терпела больше всего на свете) было что-то неприятное, звериное, в том, как оно двигается. Оно встало на две ноги, прямо сквозь платье справило малую нужду - и девушка с ужасом увидела, что лужа на полу - настоящая! Она схватилась за подол своего платья - и нащупала мокрое... 'Да что же это!' - в панике метнулась взглядом она и с облегчением нашла рядом пару комплектов новой одежды. Занявшись своими 'нарядами' она пропустила пару моментов демонстрируемой ей картины, так что когда вернулась, голограмма уже была занята едою... Ела по-звериному, чуть ли не с силой запихивая в рот неприятные даже на вид куски. Тошнотворная картина...
  'Видишь?!' - раздался голос в голове: 'Видишь - какая ты?'
  'Какая я - что?!'
  'Какой ты можешь быть низкой, презренной, гадкой!..'
  'Разве что грязной... Зачем вы это делаете?'
  Голос аж замолчал от неожиданности.
  - Эй, ау, вы меня там слышите? Зачем вам всё это? Зачем вам меня унижать? Я и так у вас в плену!
  Вместо ответа её захлестнуло вдруг такой волной депрессии, что она чуть не задохнулась.
  'Видишь, сколько в тебе грязи?! Ты - грязная и похотливая тварь, ты не заслуживаешь ничьей любви!'
  'Нет!' - похоже, она это выкрикнула.
  'Смотри, как ты отвратительна! Смотри! Ну, какая ещё женщина позволит так вести себя в присутствии мужчины?!'
  'Перестаньте... мне было плохо... и это вы меня заставили сделать!'
  - Это вы что-то со мной сделали!
  'Молчи. Или ты хочешь, чтобы все узнали о твоём позоре?! Тогда кричи - но тогда ВСЕ отвернутся от тебя. А ты ведь знаешь, что и так недостойна их любви?!'
  - Неправда... неправда... - было немного странно, почему у неё так вдруг резко упало настроение.
  'Недостойна... кто же будет любить такую грязнулю, такую эгоистку?! Да, подумай, скольких ты убила ради своих эгоистических мечтаний?! Сколько погибло просто ради твоей глупой жажды славы?'
  Девушку словно как проняло:
  'Неправда! Я ведь...' - и в тот же миг она свалилась в сон, там, где стояла...
  
  ... 'Простите... мы неправильно сделали, что вырубили её, пане Мастер? Нам показалось, что она выходит из-под контроля.'
  'Нет. Вы всё правильно сделали. Спасибо. Это моя ошибка... Неверная мотивация... Если не для славы, то отчего же она сбежала?!'
  'Ну, она женщина, наверное, по любви.'
  'Да... ну, вам, женщинам, виднее... Но если так - то надо знать, хотя бы из-за кого...'
  'Промоем ей мозги ещё раз, делов-то...'
  'Мы уже ей один раз промывали, второй раз может быть опасно! И тогда мы почти ничего не вытащили - на удивление сильная воля...'
  'Если знать точно, где искать, это не опасно, пане. Нам ведь нужно всего лишь имя её возлюбленного. Есть много ситуаций, когда влюблённая девушка его вспоминает, даже против воли...'
  'Если пострадает её личность - это наш полный провал. И батша и Кахкхаса будут очень недовольны. Нам НУЖНА её сила воли.'
  'Мастер, не поломав сначала, ничего и не построишь.'
  'Я против грубых методов. И снизьте уровень депрессионного излучения в её камере - это уже опасно для здоровья.'
  'Можно идти не грубыми методами. Можно идти ПРОСТЫМИ...'...

  
  ...Хасан в первый раз убил кого-то из-за еды. Но уже не было никакого терпёжу - а у патрульных, он видел, всегда при себе НЗ. С этим доходягой он справился бесшумно - и прямо на трупе распотрошил его вещмешок, поел, прихватил на запас, и обёртки напихал обратно. Первым делом он хотел забрать оружие, но передумал - пропажа оружия - несомненная тревога, и поэтому взял только деньги, которые впоследствии спустил в канал.
  Уже уходя, он сообразил, что охранники, могут догадаться, что труп сделал невидимка - вернулся, и долго, разбивал ему об пол голову и руки, Пока тот не стал похож на новичка городской стражи в первый день. Ха, собственно, он-то и есть стражник!
  А вот, Шайтан их побери, в тюрьму пробраться ему не получалось никак. Он пытался сперва въехать на поезде - но сыны собаки стали проверять их с собаками. Пытался войти через главный вход - но там слишком много шайтановой сигнализации и иблисовых зеркал. А ракшасов среди персонала тюрьмы не было.
  Счастье было в одном - принцесса была слишком уж заметной пленницей, чтобы о ней не упоминалось в разговорах. Из сплетен он, понимая с пятого на десятое, уже знал точно, где держат её, и где - остальных. Оказывается, всех развели по разным тюрьмам - только Азер с сестрёнками была здесь - женская тюрьма, видать, одна на весь город.
  Но всё равно надо проникать внутрь...
  Выкупавшись в канале, он наконец-то услышал сигнал тревоги - труп нашли. Просто интересно стало - он обтерся, как следует краденым полотенцем, и пошел посмотреть
  Народу было много, чтобы не выдать себя в толпе, ему пришлось залазить на подоконники, так, по ним и добрался до места преступления. По иронии судьбы, ему выпало смотреть с того же места, с которого он и задушил этого бедолагу. Вот что говорили:
  - Бедняга...
  - За что убили-то?
  - Оружие...
  - Да нет, автомат при нём, деньги забрали.
  - Это ж, до какой степени надо озвереть, чтобы стражника из-за денег убивать!
  - Ввели их революционеры на нашу голову!
  - Тише ты, заткнись, контра!
  - Хе, так скоро нас за сухой паёк потрошить будут!
  Ракшас улыбнулся.
  - Может, много денег было?
  - Кто знает?!
  - Не дай бог - кто-нибудь из наших...
  - Да, это вообще скверно...
  - Так, расходимся, расходимся! Вы мешаете следствию, товарищи!
  - 'Товарищи' тебе на орбите. Нет у нас 'товарищей'.
  - В тюрьме сидят твои товарищи.
  - Хоть кто убил-то? Как?!
  - Не видите, что ли? Бошку разбили. Уходите, уходите все!
  В переулке началось деятельное движение, так что Хасану пришлось сидеть на своём карнизе ещё с полчаса. Он закрыл глаза и старался поменьше дышать, и открыл их, лишь когда шум достаточно утих.
  Оставались одни сыщики. Они запихивали труп в мешок, и спорили, как быстрее закончить работу:
  - Теперь куда его?
  - В тюрьму, куда же ещё! Или ты поедешь с этим барахлом в городской морг?
  - Нет уж... давай-ка, взяли!!.. Ну, теперь тюремщик воистину сравняется с тем, кого охранял!
  - Не умеешь ты шутить, я тебе говорил...
  Хасан, торопясь, спрыгнул вслед за ними, и побежал, стараясь не выдать себя. Стражники засунули труп в салон небольшой машины, сами пошли за 'прочими инструментами'. Бывший золотарь, не веря своей удаче, забрался в мешок с трупом, и хорошенько застегнул все дыры.
  Кто знал, что решение так просто?!
  
  >Соседка по камере
  
   ...После попытки поговорить с голосом внутри головы, в её жизнь не вмешивались дня три. Мацуко начала делать каждый день зарядку, и другие, более серьезные упражнения. Ей не мешали - хотя, наверное, следили во все глаза. Ну и пусть себе следят, хоть в открытую - нельзя даже в тюрьме дурака валять, потом ещё и летать разучишься.
  Правда, вставала она с тяжелой головой - не то, чтобы невыспавшаяся, а... с неподходящим настроением, что ли... Всё раздражало, а потом начинало дико угнетать, так что мир становился с игольное ушко, хотелось свернуться в клубочек и жалеть себя. Только доведённые до автоматизма и непрерывно повторяемые упражнения и спасали, (Хотя, бывало, что сев на шпагат, она вместо растяжки начинала реветь), да, ещё и прогулки - не понимавшая их смысла вначале, Метеа научилась быстро их ценить - только там её душа освобождалась от гнетущей депрессии, только там она избавлялась от жалости к себе и начинала лелеять хоть какую-то надежду на освобождение... А возвращаясь в свою камеру, вновь начинала видеть всё в чёрном свете. Может, так на неё действовали тюремные стены?! Выращенная взаперти, как всякая принцесса, проведшая большую часть жизни то среди дворцовых, то крепостных, но монастырских стен, она по идее и тут не должна от чего-либо переживать... А вот нет... Может, сознание того, что это - тюрьма?! А может - они опять что-то с ней сделали...
  
  Прогуливалась она обычно одна, редко-редко кто присоединялся к ней (её выводили два раза в день). В первый раз это была уже знакомая ей сиддха и человек - та седая, что осталась в живых. После была только сиддха, ну иногда она успевала застать уходящих призраков или пещерных демонов, или женщин других рас. Как ей сказал конвоир (у неё одной конвоирами были мужчины), в этой тюрьме наг не держат, да и призраков не должны были - для них существовали специальные тюрьмы, просто они все переполнены.
  
  ...Ночью третьего дня она проснулась, потому что кто-то находился в её камере. 'Эй, вы!' - попыталась она крикнуть, но получилось только мысленно - голос вдруг пропал. Незнакомая фигура начала двигаться, попала в луч света (ночью в коридоре его не включали), она узнала в ней сиддху.
  - Ты кто такая? Зачем пришла? - спросила она сразу на сидххском.
  - Извини. Я тебя разбудила?! Мне было скучно. Меня зовут Мэй, - она улыбнулась, но улыбка сразу канула во тьму, потому как девушка вышла из луча света.
  - Ты как сюда попала? Тебя специально пустили?!
  - Нет-нет-нет, я просто сама иногда выхожу, если надо.
  - Как?!
  - Эта тюрьма не для таких как я. Поверь, здесь нет ничего сложного.
  - Значит, ты можешь сбежать?!
  - Нет. Выйти из камеры легко, и если мы подружимся, я могу тебя этому научить, - она села на лежак рядом с ней, и демонесса медленно подобрала ноги, чтобы не обжечь незваную гостью: - Но, если выходить из тюрьмы - это задача не по моим силам. Здесь постоянно дежурят четыре мага на такой случай, и они очень сильные.
  - Ты знаешь, что моя камера прослушивается и просматривается?!
  - Это решается поворотом двух выключателей на пульте. Только надо быть осторожными - если не вернуть их вовремя назад, поднимется тревога.
  - А... ясно...
  Сиддха положила ей руку на плечо.
  - Осторожнее, сгоришь же!
  - Не бойся, - её холодная рука стала вдруг теплеть прямо на плече: - Я пришла к тебе не для этого.
  Мацуко обернулась - и сиддха вдруг припала к её губам в жарком поцелуе. Её вторая рука скользнула по груди - девушка чуть не вскрикнула! - нет, приятно. Что-то, а ласкать извращенка умела.
  - Мы обе так одиноки, - шептала она, отпустив её губы: - Так давай же станем ближе! Я отдам тебе всё, я даже помогу тебе бежать, да... у тебя это получится... - она уже сидела у неё на коленях, и её пальцы со знанием дела искали чувствительные точки на теле демонессы: - Ты ведь не знаешь, я могу всё... всё... - она откинула голову и Метеа, наконец-то увидела её глаза: - Хочешь, я стану мужчиной для тебя? (девушке даже почудилось, что её фигура изменилась) Хочешь, я сделаю тебя моим мужчиной?! Поверь, я...
  - Прочь! - крикнула девушка, скидывая её на пол и сразу ощупывая себя: - Ты... Ты... Знаешь, как называют таких?!
  - Знаю, - спокойно сказала сиддха, прямая, как струнка, поднимаясь на ноги: - Извращенка. Сам Красный Император выжег этот иероглиф в моём мозгу, и теперь все соотечественники шарахаются от меня. 'Недостойная'. "Носитель порока". Таких как я, полтыщи лет назад ссылали на Амаль, в исправительные лагеря, чтобы мы не заражали своими порочными страстями чистые, непорочные разумы братьев и сестер... - она погладила принцессу в последний раз: - Но я такова, и с этим ничего не поделать. И я - хотела стать твоим другом. Прощай, - она подошла к двери, и, обернувшись уж в луче света, сказала: - Через месяц я приду опять. И тогда ты меня будешь просить об этом. Я соглашусь. Но у меня будут свои условия, - и, вместо того, чтобы открыть дверь, исчезла в телепортации.
  Кадомацу опустилась на постель, затем легла, и, вся дрожа, повернулась лицом к стене. Нет, её напугала не Мэй - в чем-то полуночная странница была симпатична, и даже не её приставания - во дворце она и не такое видела...
  ...Её напугало то, что это ей понравилось...
   ..."Может и я извращенка? Может ли нормальная женщина влюбиться в призрака?!'...
  
  А утром её отправили во дворец Шульгена.
  Впервые её не усыпили, а ограничились конвоем. Да, действительно - сбежать из такой тюрьмы будет трудно. Это не следственный изолятор Агиры, это тюрьма строго режима. Тут тюремщики внутренних уровней сами являлись чуть ли не заключенными для внешних.
  С удовлетворение отметила, что её зауважали - эскорт был более чем приличный, не то, что в первый раз.
  Купе ей предоставили тесное, неудобное - сидеть можно было только на узкой скамеечке, возле окна, закутавшись в крылья - с крыльями за спиной поместиться было невозможно, а ложиться не хотелось. Снаружи послышался лай собак - обошли поезд в последний раз. Да, Хасану будет трудно пробраться сюда. Главное - лишь был бы жив.
  Поезд тронулся...
  
  Пленнице открыли маленькое окно - не бог весть что, но хоть видно, что поезд движется. Правда, чтобы выглянуть в него со своей скамеечки, надо было изогнуться штопором и свернуться в клубочек. Ну уж нет - принцесса не хотела доставлять им такого удовольствия.
  Она сидела, обхватив колени руками и крыльями и нервно играя когтями на коленках. Кстати - затупились когти. Подточить бы их обо что-нибудь...
  Поезд набирал ход, не спеша, постукивая на стыках, а Мацуко возвращалась к мыслям о ночной гостье. Гадай, гадай, теперь, что это - ещё одна пытка от её врагов, или, действительно искренняя попытка сотрудничества?!
  Факт остаётся фактом - её пленители действительно хитры и коварны. И другой факт - впервые кто-то сам пошел на контакт с нею... Нет, не впервые - до этого был голос в голове. Кто знает, может Мэй - орудие того же порядка?! Так что она правильно сделала.
  И - это всё выглядело так же отвратительно, как попытки голоса в голове.
  
  >Кахкхаса
  
  ...Дворец нисколько не отличался от заученных ею чертежей. Даже забавно было вспоминать - вот здесь она планировала размещать триариев с пулемётами, здесь - тяжелобронированных лучников, а тот перекрёсток должны были проходить невидимые янычары. Кстати, а эту дверь без инженера или светомёта не вскрыть - всё-таки что-то она упустила. Коридоры казались прозрачными оттого, что на стенах постоянно показывали панораму города. Её кругами поводили по ним, потом бросили в отдельную комнату, в точности похожую на комнату в убежище, где она проснулась в первый раз. Запутать её решили, да? Как наивно.
  Правда, в отличие от того, первого раза, было зеркало в комнате, и столик с туалетными принадлежностями. Девушка усмехнулась - набор составлялся явно не женщиной. Она переоделась, вымывшись мокрой губкой, (о бане, конечно, она могла только мечтать); и оглядела себя в зеркало. Сколько же она уже здесь? День у Шульгена, день на карачках, три дня в тюрьме или четыре? - и сегодня.... вроде неделя. Хотя, неизвестно, сколько она проспала.
  Девушка села перед столиком, и взяла расчёску. Пудру, которая была ей незнакома, она не стала открывать - как и тушь с помадой. Кто-то был здесь таким наивным... Жаль, что нельзя было взять пару бутыльков с собой в тюрьму - охранники в основном люди или ракшасы, а их кожа режется даже простым стеклом, не говоря о призраках.
  Нет, кажется, она похудела. Или только кажется? Она прибрала отросшие лохмы за уши - собрать в хвост длина не позволяла, почикала лишек отросшие когти кусачками, и только взялась за напильник - как вошел Кахкхаса.
  
  - Здравствуйте, доброе утро. Вы готовы?! - с не шедшей к его рыбьей роже вежливостью осведомился он.
  - Что у нас сегодня? - холодно спросила принцесса.
  - Сеанс связи. Драгонарий требует, чтобы вы присутствовали на каждом.
  - Я готова.
  Мятежник с насмешкой посмотрел на напильник в её руках:
  - Пожалуй, только в Аду можно застать девушку за утренним туалетом с кусачками и напильником в руках.
  - Обычно меня по утрам можно застать с мечом и боевым молотом. Это - она показала на женские сокровища у зеркала: - Издержки плена.
  - Надеюсь, не попасться к вам на дороге когда вы будете проводить свой утренний туалет с такими инструментами.
  - Да, - она показала на разложенную ей по сортам косметику: - Я отложила в ту кучку вещи, которыми никогда не пользуюсь. Так что проследите, чтобы в следующий раз они не появлялись.
  Кахкхаса взглянул на туалетный столик, потом ответил с некоторым раздражением:
  - Послушайте, я здесь не ваша нянька, и не обязан выполнять капризы заносчивых принцесс, которые при первом удобном случае бьют в спину!
  - Идёт война. Я - в плену. Неужели глава секретной службы не понимает, что пленник должен бежать при любом удобном случае?! Если для этого нужно ударить в спину - я ударю. И мы с вами - не друзья, чтобы вы имели право на меня обижаться.
  - Выходите! - резко приказал Кахкхаса, и уже в коридоре: - К стене! Обыщите её! Там были пилки для ногтей и ножницы, да и флакон в её руках - тоже оружие!
  Неизвестно, как насчёт обыска, но подол ей задрали раз пять - хорошо, что её кожа оказалась слишком горячей для нахальных лапок. Потом и сам Кахкхаса в грубой форме приказал прекратить - даже её врагу это показалось чересчур.
  Принцесса выпрямилась, оправилась, и вопросительно посмотрела на повстанца - тот приказал двигаться.
  - Я удивляюсь - сказал вдруг дочь императора: - Как же низко вы пали, что позволяете себе издеваться над пленниками.
  - Идёт война. Вы - в плену. И если мне надо предотвратить ваш побег, я проверю любую вашу дыру, даже ту, которой вы больше всего дорожите. У демонов же нет девственности?
  - Э... да, я слышала, что женщинам людей в первую брачную ночь надо пользоваться ножом, чтобы доставить удовольствие мужу.
  - Нет, у нас для этого природные инструменты.
  Девушка забавно измерила его фигуру взглядом. Рыбочеловек, по слухам сам изменивший себя магией, чтобы служить хозяину-нагу, был ростом выше неё - гигантский рост для человека. Пожилой, но сильный и широкоплечий - старость его не брала, и, наверное, долго не сломит. Спина горбится, но впечатления горбуна он не создает. Самое жуткое отличие от обычных людей - голова. Покрытая роговым панцирем, переходящим в мелкую чешую, она торчала из плеч без посредства шеи, и при первом взгляде виднелось не лицо, а огромная пасть, которую Кахкхаса поминутно открывал, чтобы прокашляться. Когда пасть закрывалась, пятнистые и морщинистые щеки свисали брылями до груди. Где-то у него ещё жабры быть должны, - об этом она слышала. Какие-то следы лица, в виде выпуклостей, напоминавших брови, нос и скулы, виднелись намного выше - там, где у большинства рас лоб. А глаза у него были вполне человеческие, хоть и больше по размеру и сильно выпученные, правда, расставленные слишком широко - так, чтобы он мог видеть перед собой, даже когда раскрывает пасть.
  Принцессу передернуло от омерзения, представив, что именно он имел в виду, но справилась с собою, и перевела тему:
  - Но я вообще-то не о сегодняшнем. Я абсолютно уверена, что вы знаете о том, что со мной творят в тюрьме.
  Кахкхаса скосил на неё один из своих выпученных глаз, и всё-таки ответил:
  - Тот же аргумент - война. Пытаться противостоять Амалю при нашем теперешнем положении - безумие. Нам теперь просто нельзя стесняться при выборе средств. И, если мне, ради нашей победы, надо замучить красивую девушку - будьте уверены, я её замучаю.... Вы думаете, ваш драгонарий лучше?! Спросите, его, что случилось с апсарами, которых приглашал батша Шульген. Я, по крайней мере, хоть ещё имею уважение к достойнейшим из своих противников.
  Девушка потеплела, но, не отводя взгляда, резко отрубила:
  - А вы никогда и не были достойнейшими. Я вас всегда била. Лучшим у вас был Тыгрынкээв, но он убил моего брата.
  - Тыгрынкээв?! Он был фанатик. Кстати, вы бы во многом сошлись. К сожалению, его брату, Умкы, его таланта не передалось. Да, кстати, вы сейчас с ним познакомитесь.
  - Хорошо, только не водите меня больше кругами, ладно? Насколько я помню, этот лифт приведёт нас прямо к апартаментам Шульгена.
  Кахкхаса то ли закашлялся, то ли засмеялся:
  - Вы меня удивили. Учту.
  
  ...Всё-таки лифт их не довёз. Они сошли на этаж ниже, где первый помощник Шульгена, опять как в убежище, сосредоточился, и телепортировал всех в "тронный зал". У пленницы немножко закружилась голова - на всех экранах была бездонная пропасть. Есть сюда дверь, или нет? Должна быть - телепортацией мусор не вынесешь.
  Присутствовали, кроме них и безликой охраны из нагов в перьях и золотых доспехах, двое - сам Шульген, действительно ОЧЕНЬ старый наг, размерами раз в шесть больше Златы - он не сразу-то и воспринимался, как живое существо - только голова и часть шеи, а всё остальное тело - как элемент архитектуры. И другой гость - косматый, белошерстный, демон-раху - это, как она поняла, и был Умкы, брат Тыгрынкээва, новый главнокомандующий повстанцев.
  "Совершенно непохож на брата" - решила принцесса. Что странно - насколько она знала, Умкы безвылазно сидел своей ставке, на линии фронта, и руководил обороной периметра, обложенный войсками Кверкеша - а здесь-то он как?! Ведь обороной столицы командовал Кахкхаса, да и не мог тот проехать никак...
  - Сука! - вдруг выплюнул ей в лицо Умкы на её языке.
  Девушка вздрогнула. Ну, вот это было уже неприятно. Она холодно скользнула по нему взглядом и стала смотреть в пустоту.
  - Падла! Стерва драная! Всё, отбегалась, твою мать! Сейчас попомнишь моего брата!
  - Ваш брат умер как герой, не портите моё впечатление о нём.
  - Чё? Ты, потаскуха крылатая, моего брата зарезала, и ещё какое-то "впечатление", твою мать?! Ничё, мы скоро поставим тебя на карачки! Ты у ног будешь раком ползать, и просить, чтобы все тебя отлюбили! Говно.
  Внутри демонессы что-то сорвалось, и, красиво развернувшись, она с размаху ударила его когтями. Когти встали за пол-пальца от рожи демона - попали на магический барьер, аж сверкнувший от удара.
  - Довольно! - прогремел сверху голос Шульгена: - Эта пленница слишком важна для нас, прекратите свои провокации, командарм!
  - Я?! Это я прово...
  - Молчать! А вы, девушка, не забывайте, что вы здесь - пленница. Вы будете наказаны. Верный, Кахкхаса, проследи, пожалуйста.
  - Слушаюсь, светлейший.
  
  Мацуко с опаской отвернулась на того: как он ещё накажет?! Действительно, заставит опять бегать на четвереньках...
  Шульген с неудовольствием следил за прислугой, явно неумело возившейся с одним из экранов. Он заметил на себе взгляд пленницы, и вдруг заговорил:
  - В прошлый раз ваши каким-то образом узнали координаты моего убежища. Пришлось возвратиться во дворец. А здесь системы связи не настроены. Приходится ждать.
  - Это было нетрудно. Догадаться. Весь ваш фарс с запасным убежищем был нам известен с начала войны.
  - Правда?! Не секрет, каким образом?!
  - Ваши соратники выдали...
  - Нет, девочка, я чувствую неправду в твоих словах...
  - Право ваше... - пожала плечами девушка.
  Наконец-то появился нормальный инженер, и почти вмиг наладил стенную панель. Там появилось лицо Тардеша.
  - Ну, наконец-то, гражданин Шульген! А я уже переживал, что сегодня сеанс не состоится.
  - Любезный друг, прошу сердечно извинить, у нас была чисто техническая неполадка, - Шульген изобразил поклон: - Итак, как и было условлено, вот принцесса. Теперь мы можем говорить?!
  - Подождите. Сначала я должен пообщаться с нею.
  
  Волнуясь, Мацуко подошла к экрану - ну как тут говорить, когда знаешь, что каждое слово, каждый взгляд потом будет высмотрен, выслушан, и разобран на ноты враждебным глазом...
  - Госпожа Метеа, как вы просили, приветы я передал, но не всем лично...
  Аюта поняла: 'Хасана нет'.
  - ...но все надеются, что сами ответят вам при личной встрече...
  '...но он жив, и пытается вас освободить'.
  - Спасибо, - ответила она.
  - Держитесь там. Мы все за вас болеем.
  - Не переживайте, - улыбнулась она: - Я выдержу, господин драгонарий. Здесь не так уж страшно, когда привыкнешь.
  - Не смейте там привыкать! - полушутливо пригрозил призрак: - Мы скоро вас вытащим. Обещаю, - он немного смутился и добавил: - Я без вас как без рук. Разведка завалила информацией, с которой ни я, ни товарищ Юйвей разобраться не в состоянии. Прямо хоть Злату проси наколдовать нам по две-три головы и паре десятков рук. Сколько же на вас лежало!
  Кадомацу постаралась улыбнуться ещё раз, но что-то внутри хотело заставлять её плакать от счастья. Её губы хотели сказать: 'Я люблю тебя!', но кругом враги, и она сказала это только глазами...
  - Ты... Ваш день рожденья уже прошел, господин драгонарий?
  - Уже почти неделя.
  'Значит, больше недели здесь. Интересно, куда выпали недостающие дни?' - что-то, видать, отразилось на её лице, потому что драгонарий обеспокоился:
  - Что-то случилось?!
  - Нет... извините, что не успела поздравить... - да, она забыла же про все условные коды. Насчёт Златы он упомянул не просто так - значит, она пытается связаться.
  - Ничего... у вас будет ещё много других поводов для этого...
  - Ну, хватит! - решительно вмешался в их разговор Шульген, переключая всё внимание на себя:
  - Простите, товарищ драгонарий, у вас, конечно, тут очень милый разговор, но вы здесь собрались вовсе не для этого, а чтобы обсудить условия мира!
  Тардеш выдержал очень длинную паузу, потом поднял взгляд пустых глазниц на нага, и чуть ли не сквозь зубы сказал:
  - Да, я связался с Сенатом, и вот встречные требования...
  Мацуко отошла в сторону и нашла взглядом Кахкхасу:
  - Мне обязательно дальше присутствовать?!
  - Подождите. Дайте и нам насладиться триумфом. Да и потом - он кашлянул, Тардеш и Шульген резко обернулись на него: - Извините... Вы же сами военачальник, неужто вам не интересно?!..
  
  >Хасан Кристо
  
  ...Хасан долго ждал в мешке, пока все уйдут, и погаснет свет. На удивление, НИКТО не заметил, что их тут двое - а ракшас боялся даже дышать, думая: "шевельну головой, и меня та-та-та из автоматов!". Под конец просто стало холодно - да и объятия трупа не самое приятное ощущение.
  Он просунул руку в прореху между кнопками, и открыл сначала клапан для лица, затем - весь мешок по всей длине. Выпутался и свалился на пол.
  Это была покойницкая - некое подобие погреба или ледника. Постранство где-то с их с матерью дом - палатка эмира и то больше, железные стены и потолок покрыты льдом, на полу - лужа талой воды, сверху капает.
  Обмывальщики неверных явно сачковали со своей работой - кроме неупокоенного трупа стражника, в полутьме виднелись ещё два - оба женские. 'По одной на брата', усмехнулся башибузук, похлопав труп, с которым сюда пришел, как товарища. Дальняя от него баба, здоровая, несомненно, была человеком - только рожи у неё не было, пол-лица валялось отдельно на той же полке. И Хасан был готов об заклад биться, что там следы когтей принцессы - её приёмчик, сколько раз он видел, как она так рыла разбивала! Ну, что ж, значит, действительно здесь ханум-паша не только пряники ела!
  Вторая мертвячка была ракшиней. Красивая девка - таких две на миллион, только что почти без одной ноги... Но фигура... Даже ханум рядом с нею не смотрится - эта худенькая, но сильная, гибкая, как змея, наверное, но фигуристая, вся словно точёная. Про таких говорят, что огонь в постели... Правда, нога её - распухший толстый обрубок с куском колена. Хасан дотронулся до него - оттуда что-то потекло, его чуть не стошнило. Ладно, надо думать, как выбираться отсюда.
  
  К счастью, дверь запиралась на открытый изнутри запор - старая как мир конструкция, у них в деревне такой засов закрывается кочергой через калитку. Ракшас, обмотав руки и ноги обрывками одежды, чтобы не обморозиться об адски холодный металл, отжал его, упираясь ногами в косяк - через щель внезапно брызнул тусклый свет, показавшийся нестерпимо ярким после ночного зрения, он от неожиданности сорвался с обледенелой дверной рамы, и с размаху грохнулся пятой точкой. Башибузук долго окал и промаргивался, ругая Иблиса и всех шайтанов, пока не вернулось нормальное зрение, и ушибленная задница позволила подняться с четверенек. Он оказался в предбаннике. Тесная, как карман комната, в которой и развернуться-то было трудно. Наверное, с большими покойниками здесь возникали проблемы. На счастье - пусто и тихо.
  Однако, он замёрз. И ноги мокрые - следы на полу остаются. Надо поискать хоть половик, если не полотенце... да - и закрыть дверь! А это, оказалось, сделать сложнее, чем открыть - кочерги, способной пролезть сквозь сплошную дверь не существовало в природе.
  Ключа он так и не нашел, но швабра с тряпкой стояли за углом. Он первым делом обтёр собственные ноги, потом - затёр собственные следы. Да, кем только не приходится быть лазутчику! А вот дверь закрыть не удалось - он её просто прикрыл плотно, надеясь, что обмывальщики спишут на забывчивость патруля.
  
  Обследование помещений заняло не больше трёх минут. Собственно, он был заперт - в его распоряжении, кроме покойницкой с предбанником, оказались цирюльня-операционная, короткий коридор, кладовая, комната с диваном, душевая и нужник. И крепко запертая дверь.
  В операционной он наконец-то обзавёлся подходящим оружием - острым скальпелем, который можно было свободно спрятать в ладони. Большее ему вряд ли потребуется - разве что ключ от камеры принцессы. А уже с принцессой, они выберутся откуда угодно.
  В комнате с диваном нашлось немного жратвы. Пришлось долго думать, как и что позаимствовать, чтобы хозяева не заметили. Потом осмелел - и сходил в душевую. Признаться, трюк был рискованный - он ведь не знал, что польётся вместо воды. Но полилась вода - даже не ледяная или кипяток - нормальная. Он встал, и как следует вымылся. Он ведь был в покойницкой!
  Девки всё время воротят нос, говорят, мол, что от него 'ракшасом пахнет'. А когда спят с ним, так сразу не пахнет! А вот ты попробуй не повоняй, когда по жаре пешком или с тяжестью! И баба завоняет... Ну что он, он же золотарь, в сортах вони, что ли не разбирается! Он заметил, что лысина на голове покрывалась щетиной. Это надо было срочно исправлять - намылил скальпель и принялся за бритьё. Да дались ему эти девки! Дома была одна, Зухра-дура, которая всё парней малолетних к себе заманивала, он от неё всё бегал, потом жалел.... На войне в первый раз попробовал - и зачем жалел?! Ничего в них нет такого, чего стоило бы жалеть. Он всех перепробовал - и даже эту ханжу Афсане, которая говорила, что только Сакагучи и верна. Ха, верна, как же! Нет, по-настоящему ему нравилась только принцесса, первая увиденная им голая женщина, что ли, так?! Да нет. Просто она классная. Характер, что ли. Ещё когда она была Яваном, она ему понравилась - пусть и неразговорчивый парень, но если сказал - значит сделал. И девкой она такая же. Нет, он знает, что ему с ней ничего не светит - но, раз все девки одинаковые, так может, потом, и среди своих такую встретит... Он выключил душ и убрал сбритые волосы и все следы своего пребывания - полотенце брать было нельзя, пришлось сохнуть на воздухе....
  
  Обмывальщики пришли, когда у него уже начало бурчать в животе. Нет, действительно, насчёт хавчика он чего-то недодумал. К счастью, ни незапертую дверь в покойницкую, ни сырость в душевой они не посчитали за следы посторонних, а списали на счёт друг друга.
  'Обмывальщиков', вернее обмывальщиц (а как их ещё назвать, раз покойников моют? Башибузук шибко умных слов не знал), было две, и Хасана бы не очень волновали бабские дрязги, если бы не один факт - они закрыли дверь! С досады ракшас стащил оставленный ими кусок пирога, что возымело неожиданный эффект - они разругались в усмерть, и одна из них, вся разобиженная, убежала, хлопнув дверью, которая... НЕ ЗАКРЫЛАСЬ. Даже не веря своей удаче, Хасан откусил кусок побольше от краденого пирога, что не влезло в рот, разломил на две части, и положил кусок в руку, а другой - в зубы мёртвой ракшине, забытой дурными бабами на тележке посреди коридора. Удача дала ему только шанс, но не повернулась лицом - дальше, за порогом был коридор, камеры и решетки. Об обмывальщицах он и думать забыл...
  Под невидимостью надо передвигаться с закрытыми глазами, разведя локти в стороны и не перекрещивая ноги, а мужским достоинством не трясти. Глаза светятся и могут выдать, на обрезании нет невидимости, а две невидисмости лучше не перекрещивать, или пойдут цветные пятна. Камеры - это ведь не живые глаза, они видят по-другому. Ну и решетки - это самое трудное. Он ведь не становится прозрачным, он просто меняет окраску...
  
  ...Хасан, не очень опытный в таких делах перестраховался - и чуть ли не по стене впритык подполз под камеру. Но и касаться стен было нельзя - специально от рашкасов и призраков-невидимок в тюрьмах стены красили известью - она прилипала к коже и выдавала тебя. Приходилось, как не знаю кто, поджимать лопатки. Видел бы кто...
  Вот, теперь под камерой, нужно замереть - ждать. Сквозь дверь в решетке можно пройти только следуя за кем-то, прячась в его тени. А пока - просто терпеливо ждать Благо, лампа здесь была над камерой, и поэтому ниже неё создавалась удобная для невидимости тень. Хасан опустился на корточки, чтобы быть ниже уровня взгляда проходящих. Ну не дураки ли! - лампа и камера в одной стороне! Да у них даже в самой захудалой кутузке факел ставят напротив сторожа - будь ты видим, будь невидим - не пройдёшь, со сторожем свяжешься...
  
  ...Удача снова улыбнулась ему - вскоре через коридор прошел легионер в широченном плаще. Ракшас неслышно скользнул ему за спину, потом обошел сбоку - так, чтобы его тень слилась с тенью врага - и вот так, порой, чуть ли не бегая вокруг него кругами, он и прошел весь коридор. Правда, надо отдать должное этому солдату - что-то неладное он почуял, оглядывался...
  Хасан отстал от него у лестницы. Вроде выходит, что коридоры с решетками были не везде - на подвальном этаже только половина из них. Но, там, где не было решеток, не было и камер с заключёнными. А для чего в одном месте держать и покойницкую и пленников, Хасан так и не понял...
  Наверх он поднялся ещё через час. Тюрьма сама была размером с родной Кызылкум, да ещё приходилось при каждом шорохе сначала прятаться, а потом - ещё и переползать, чтобы расслышать что говорят. Как он понял, принцесса была на втором этаже, туда оказия была редкостью, и тот, кто его провёл, на самом деле шел на третий. Двери лязгнули, и оказалось, что он заперт на площадке. Да, положение, сквернее не придумаешь - он один, на голом полу, сам так же голый, а площадка просматривается с трёх сторон - сверху, снизу и со стороны этажа, где ходит невозмутимый часовой. Во сне такие кошмары снятся. Хорошо, что хоть камера не в центр, а на лестницу направлена...
  По идее, ему ничего не стоило прихватить этого бедолагу сквозь решетку, придушить, пристукнуть, и завладеть его ключами - принцесса, кстати, обожала посылать его на таки задачи. Но не под камерой же! Нет, пусть всё идёт, как идёт - трупы будут только в случае крайней необходимости.
  Подошло время очередного намаза, и только тогда часового сменили. Сменили, и - новый идиот распахнул дверь настежь и ушел с поста. Это было ТАК похоже на ловушку... Хасан даже оцепенел на минутку - думал, сейчас из коридора выбежит толпа мордоворотов, и на него набросятся. Но никто не набрасывался, и толпы мордоворотов тоже не наблюдалось. Движимый больше любопытством, он выглянул сначала в коридор, а потом и целиком выбрался туда - (по-любому, если драться, то в коридоре, на площадке попросту задавят). Вылез, приготовился - а потом чуть не плюнул. Этот часовой снял мундир и оказался бабой с аппетитной грудью, которая, подпоясав свои прелести, сейчас возвращалась с ведром и шваброй! Она пол мыть собиралась!
  Хасан чуть не сплюнул. Как он забыл, что тюрьма-то женская!! То-то ему предыдущий часовой таким хлипким показался... Однако, успел вовремя закрыть глаза и замереть, когда пахнущая дешевыми духами тюремщица прошла мимо. А потом осторожно-осторожно, по стенкам, прячась от взглядов и камер, стал проверять дверь за дверью на предмет принцессы. Долго - почти день, потому как на фоне решеток надо было продвигаться особенно осторожно, ожидая момента, когда никто не смотрит. Под конец он просто подслушал в разговоре тюремщиц, где держат самую главную пленницу, кинулся туда, сам замёрзший, падающий с ног от голода и усталости - и не нашел. Как сказала одна из баб в споре - принцессу перевели сегодня утром. Он разминулся с ней на пол-дня...
  Хотелось плакать...
  
   >Там, где нет совести, нет богов
  
   ...Ещё пол-дня или день принцессу держали во дворце. Ей даже понравилось - относились заметно вежливее, и не было того гнетущего ощущения, как в тюрьме. Правда, зеркало у неё всё-таки отобрали, так что она в шутку пригрозила, что будет накладывать косметику на ощупь. Вместо ответа забрали и косметику. Со светом шутили постоянно, то включая, то выключая, то показывая город в разное время суток - запутать её им почти удалось, и она просто перестала заморачиваться проблемами времени. Господин драгонарий скажет на следующем сеансе - в это она верила. Девушка просто стала пользоваться сеансами демонстраций панорамы города, чтобы прикидывать, как отсюда лучше бежать - и картины освещения в разное время суток давали хорошую пищу для размышлений.
  Побег из дворца бы был безумием - стража слишком хорошо тренирована, через некоторые коридоры не пройти без телепортации. А вот из тюрьмы вполне реально, если только знать, что делать на выходе. Типовые планы амальских тюрем были ей известны, и если охрана чуть зазевается, она вполне бы смогла поиграть с ними в прятки в их собственном здании. Но где это здание на карте города... Острое зрение демона против экранов было бесполезно - приглядываясь, она видела не детали, а только груду цветных точек. Нужно было вычислить головой. По старым картам города в столице Шульгена были 4 женские тюрьмы - если за пять лет не понастроили новых, (она вспомнила слова Каличарана - 'После революции революционеры-то тоже полюбили это дело - сажать и расстреливать'). Проблема в том, что по тому, что она видела, они все подходили... а в подземном городе не было солнца и звёзд, чтобы засечь направление. Правда, если опять будут держать на снотворном, то все усилия без толку.
  ...От размышлений её отвлёк Кахкхаса, который заходил чуть ли не каждый час и проверял комнату. В последний раз он зашел один и застукал её за разглядыванием панорамы города:
  - Думаете сбежать?!
  - Мы, кажется, уже разрешили этот вопрос.
  Девушка удивилась разнице в языках - на амальском фраза прозвучала чуть ли не металлически, а на родном бы это была бы просто формула вежливости.
  - Да, вы сильный характер.
  Они, пристально вглядываясь друг в друга, выдерживали выжидательную паузу.
  - Что вам надо от меня?! Обменять - нет, это не ваша главная цель, да уже и поздно, честно говоря. Тогда что?! Убить?! Унизить?! Переманить на свою сторону?! И вы думаете, вам это удастся?!
  - Почему вы решили, что ваш обмен нам будет бесполезен?!
  - Это имело бы смысл, захвати вы меня хоть на Диззамале, а ещё лучше - на Коците. Теперь это смысла не имеет - у Амаля базы в вашей системе. Да и возможности вашей обороны мне известны.
  - И что?
  - Даже сюрпризы, вроде секретной системы тоннелей дадут вам выигрыш максимум до года...
  - Ка...- поперхнулся рыбочеловек, но сумел собраться: - А, понятно. Не надо было вам показывать Умкы. Я забываю, что вы гений.
  - Я скажу вам больше - теперь вам нельзя меня отпускать. Вернувшись, я сразу атакую Юлкарский перешеек. Вы не сумеете его укрепить сейчас, из-за перемирия, и не успеете за любое разумное время. Сколько там 'котлов' получится, если мы его займём? Вам одни беженцы заблокируют любую возможность выхода. А мы их жалеть не будем.
  - А вы жестоки.
  - Я полководец, - с вызовом констатировала принцесса.
  - А вы подумайте вот о чем, - резко сказал Кахкхаса: - Станут ли вас выкупать?! Ведь для Амаля вы роли уже не играете. Подумайте. Ведь и я полководец. Любая задержка с вашей выдачей играет на руку Амалю и против вас - подтянув резервы, они не станут ни выкупать, ни освобождать вас. Они просто атакуют всеми силами, и ваша судьба решится случаем.
  - Вы хотите переманить на свою сторону не только меня, но и мою армию?!
  - Для Светлейшего батши такая перспектива заманчива, но я смотрю на вещи более трезво. Гайцон уже хорошо научили восемьсот лет назад, чем чревато предательство Амаля. Очень хорошо научили, и, я думаю, бесполезно надеяться, что ваш отец решится даже ради любимой дочери рискнуть столь драгоценной независимостью... В его случае, могут провернуть и сценарий Крапивницы - слышали, была такая планета, откуда родом ваша подруга? Когда-то там по договору с призраками правили благородные магнаты с не последним голосом и в Сейме и Сенате одновременно, а потом восстали чернь и рабы - и теперь там нет ни шляхты, ни королей, а только Партия и Сенат. Все потому что они дважды предали Республику. Эту историю амальские послы цитируют как нравоучение, говоря со всеми вассалами. Даже фильм, говорят, про это сняли.
  - Фильм? - спросила принцесса, не понимая, что к чему.
  - Движущиеся картинки. Как в театре, видели? Ах да, вы же пользуетесь видеофонами, что я говорю...
  - Я не понимаю, к чему чужая история в моём случае.
  - В том, что эту историю уже напомнили вашему отцу. Вы невнимательны. И скорее всего он знает что ожидает в случае попытки решить вашу проблему своими силами... Хотя, род Явара уже не раз отличался непредсказуемостью, когда дело касалось их чувств. Это и питает самоубийственные надежды батши.
  - А вами, значит, движет банальное стремление выжить?
  - Это стремление вовсе не заслуживает того презрительного тона, который вы употребляете. Жизнь бывает очень полезной штукой, когда нечиста совесть.
  - Пока другие умирают за вашу идею?
  - "Умирать за идею" - глупость. Я сражаюсь, чтобы за идею пожить.
  Метеа фыркнула:
  - Чего вы хотите?
  - Может быть, стать вашим другом.
  - Это напрасные усилия, господин тюремщик. Для меня грань 'друг-враг' очень четка, и почти непреодолима.
  - Всё может быть, моя прекрасная врагиня. В конце концов, вы же приблизили к себе желавшего вам смерти Макото Мацукаву, госпожа ведьма.
  Мацуко вздрогнула, и почувствовала слёзы в своих широко раскрывшихся глазах.
  Да нет... Это ведь ещё и оскорбление...
  
  
   ...Драгонарий пятый час сидел в одиночестве. Сенат одобрил перемирие только как временную меру. Оккупационной администрации предписано подготовиться к приёму трехсотмиллионного пополнения - это десять тысяч пехотных легионов или пятьдесят - артиллерийских. Выкупать свою аюту ему запретили. Договор будет нарушен. Ослушник будет наказан. И ещё одно... То, что заставляло его избегать даже общества Златы и своего ученика, которому ЭТО он точно должен был показать... Драгонарий поднял листок гербовой бумаги - бумага лучшего сорта, какой только возможен на Амале. 'Премиция Террабилеш'. Разрешение на акцию устрашения. Имея такую бумажку, легат может отдать приказ вырезать начисто целый город. Вернее не 'может', а 'должен'. Для него же, командира флота, это означало прямой приказ - уничтожить планету Шульген. Уничтожить полностью - вместе с городами, мирными жителями, находящимися там войсками бунтовщиков и сероглазой принцессой... Чтобы было неповадно больше никому даже думать, что можно шантажировать Республику. К концу месяца закончатся переговоры с Индрой, вернее, с апсарами, представляющими всех 'владык', и разрешение примет форму приказа...
  Поэтому все гайцонские войска и были спущены на поверхность - Томинара наивен, предполагая, что их направляют на помощь принцессе. Нет. Только для того, чтобы они восстали, узнав о её гибели. На Шульгене сейчас только армия принцессы и штрафные легионы. То, чего не жалко на заклание. Правда, Мацукава, кажется, о чём-то догадывается.
  Драгонарий обхватил руками голову и с силой зажмурил глаза. Вот, сейчас самое время помолиться - типа: 'Боже, если ты есть, не дай этому случиться!'... Смешно. Если бы был настоящий Бог, а не эти божки из Армавати, таких бы бумажек вообще не существовало...
  ...Он посоветуется со Златой, как можно ускорить подход подкреплений. Если здесь будут десять тысяч легионов, Сенат будет поставлен перед фактом, что уничтожать Шульген невыгодно. Не идти же войной на Вельзевула?! Нет... Пока он жив, и командир, он сделает всё, чтобы вопрос был решен в пользу штурма...
  ..У него уже есть один шрам на руке, не хватало ещё шрама на совести. Нет. Он выберется...
  
  
   ...Кадомацу, конечно, не поверила словам Кахкхасы.
  Нет, как полезную информацию она восприняла всё, что он сообщил - но только как информацию. Этого хватило, чтобы дать пищу её мозгам, но оно не затронуло её сердца. Она слишком доверяла Тардешу, чтобы верить подобной ерунде. Нет, она не питала иллюзий - выкупать её не будут, разве что будь тут отец... Нет, зачем зря терять лицо?! И к тому же, она решила, что будет выбираться из собственной ошибки САМА, примет разве что помощь Хиро, потому что это и его ошибка тоже, потому что так будет справедливо... А заставлять озабочиваться этим Тардеша - просто нечестно и некрасиво...
  ...Итак, в тюрьме её держат на снотворном. Это она поняла по собственному самочувствию, когда миновали первые сутки пребывания во дворце. Проблема в том, как они его ей дают? Есть тысячи способов, и ей важно знать, может ли она избежать или нет. То, что не в еде, это точно - иначе бы давали и во дворце. Скорее всего, что-то в воздухе (она вспомнила газ, которым её захватили), или может быть какой-то механизм. Магия исключалась - она пробовала на себе разные изоляции, по крайней мере бы, заметила изменение заклинания. Снотворное сбивало все расчёты времени - да и вообще, понимание того, что тебя в любой момент могут усыпить и сделать что угодно, раздражало.
  Всё это демонесса думала, пока её везли обратно в этом поезде-без-окон. Лишь перед самой остановкой её озарило - ведь Тардеш настаивал на её присутствии во время сеансов связи! И повстанцы боялись, что по ней засекут местоположение Шульгена! Они хотели, чтобы Тардеш думал, что она во дворце! Значит, и она содержится где-то недалеко от дворца! Ведь, хоть и стараются здешние маги, Злате вряд ли составит большого труда узнать, врут те или нет...
  
   ...Чтобы узнать, куда делась принцесса, Хасану потребовалось полтора часа - вернее потребовалось, как следует проголодаться. Удивительно, как об него никто не запнулся, пока он сидел там и казнил себя - а потом желудок дал о себе знать, ну он встал и пошел. Где в тюрьме точно есть жрачка?! Правильно, у тюремщиков. Пришлось довольно долго идти по коридору следом за очередным патрулём - ну немаленькая же тюрьма! - пока, наконец, они закончили обход и завернули в дверь в стене. У двери потребовалось тоже подождать оказии, вернее разгильдяйства одной из баб, оставившей и дверь, и решетку за ней нараспашку. Вот там он и услышал как один из охранников - мужик, как какой-то павлин-шмавлин распускал хвост перед бабами, что у него два дня выходных, потому что его подопечную на два дня отправили во дворец. Хасан слушал его, сидя за диваном, таскал жратву и мотал на ус. Они много чего рассказали, жаль, башибузук понимал с пятого на десятое. И читать не умел - потому как раз над его головой висела инструкция по отключению сигнализации.
  Дальше, когда всё, что можно было стащить, было съедено и пальцы облизаны, он задумался, как ему быть - два дня прятаться сложно, тюрьма - не город, не убежишь в другой квартал, да и, в конце концов, нужду надо где-то справлять чтобы никто не видел. Он задумался. Если Аллах позволит ему раздобыть еды и воды, можно забиться в какую-нибудь щель, (такие здесь есть, он видел), и, помолясь, переждать эти два дня. Но это если повезёт. А если нет? Да! Ведь здесь, на третьем, содержится Азер и её сестрёнки! Надо сходить, переп... посоветоваться... ну, да, да, без этого с ними не посоветуешься...
  Снова пробираясь по коридору он наткнулся на разносчицу с баландой. Сначала ракшас просто шел за ним, потом ему стало интересно, и он прошел до конца, и узнал, откуда её носят. Короче - оказалось, что вся тюрьма питается централизовано, на каждом этаже есть кухня, где разогревается и разливается по тарелочкам всех размеров разнообразная баланда. А вот саму её подают откуда-то снизу, из главной кухни...
  Кухня-то не очень заинтересовала пока ещё сытого Хасана, а вот этот подъёмник, по которому приходят жбаны с едой... Это ведь был свободный путь на все этажи тюрьмы! И, как он убедился - неохраняемый! Нужно было только ловко и вовремя проскочить в щель между стенкой, и горячим бачком.
  ...Первые несколько часов он просто изучал новый путь - лазать было сложновато, он же не суккуба, чтобы к стенкам липнуть! Да ещё и лифты всё время ездят, или стоят не там, где надо. Вскоре он приловчился - по проводам, по коробкам с проводами на стенах, по зубчатым рейкам, по которым ездили лифты (те все в масле, навернуться было недолго), на противовесе. В шахте была лестница, наверное, для ремонта, но Хасан к ней не совался - там были камеры. Из-за них и ноги подбирать приходилось постоянно. Вообще-то, он побаивался, что тут была ещё и какая-нибудь умная сигнализация, но, судя по отсутствию шухера, ему пока везло. Или сигнализация сломалась. Или за ней никто не следил... Ну, а раз не следили - значит не надо. Он выбрался на третьем.
  По времени уже темнело. На кухне не было никого из рабочих - как Хасан разобрался, поварихами и разносчицами были те же заключённые, только меньше провинившиеся. С одной стороны повезло, никого нет, с другой - кто решетки-то откроет? Третий этаж отличался от второго - "строго", где содержалась принцесса. Вместо длинных коридоров, скрещивающихся только на площадке для прогулок, было несколько коротких, перекрещивающихся друг с другом за каждым блоком камер. И просто уйма решеток!
  Хасан уже их ненавидел...
  
  >Без выхода...
  
  ...Тюремщицы обходили этот этаж с периодичностью намазов, но к глухому закутку с кухней подходили редко. Хасан слишком устал и пропустил первые два раза, а третьего пришлось ждать чуть ли не вечность...
  Наконец, появился. Свет в коридорах не выключался, так что приходилось смотреть в оба, чтобы не выдать себя случайной тенью. Стражница-ракшиня оказалась опытной - она так грациозно проходила через двери, что Хасану приходилось чуть ли не проползать возле её стройных ножек, чтобы успеть. Но против недельного опыта Хасана у надзирательницы были лишь сонные глаза, так что ракшасу пришлось не пугаться, а жалеть что на ней шаровары, а не юбка. Но и в них фигурка женщины была достойна любования. По счастью, камеры с девчонками были не первыми по пути.
  Только подходя к суккубам, Хасан задумался, что же он будет делать. Если он их выпустит, ему, несомненно, будет легче освобождать принцессу, но если они сбежат - принцессу могут и перевести. В общем - доберёмся до них, там и решим.
  Он, остановился, учуяв характерный запах - вот, и зачем читать, когда нос хорошо дышит?! Потом услышал голос Азер (странно, она что, плакала?!) - так, следующая камера... На втором этаже наблюдение было установлено не в камерах, а только в коридорах, (он знал это из разговоров охранниц и экранов у них в комнате), и ему пришлось по теням, сделав широкий круг, обходить их поля зрения. За решеткой было темно, и ему не нравилась вдруг наступившая там тишина. Сам он, поглядывая на камеры, подполз к решетке, и, подбирая ноги из прохода, прошептал:
  - Т-с-с, Азер... это я!
  Привыкшие ко тьме глаза увидели белые одежды и что-то лохматое рядом. Оно пошевелилось.
  - Азер!
  Свернули васильковые глаза с кошачьим разрезом. Это была она - и не она. Взгляд без тени разума, неприбранные волосы, одежда, кое-как напяленная на тело, как-то странно и неприятно обрюзгшее. Глаза бессмысленно шарили по светлому квадрату решетки, нашли Хасана, сфокусировались на нём. Он думал - вот сейчас-то она поймёт, но нет - выпростав из-под вороха тряпок ноги и как-то недвусмысленно двигая бёдрами и оглаживая себя хвостом, суккуба поползла на спине, помогая крыльями, к светлому участку пола - там, где полосами теней рисовалась решетка, сбирая весь мусор с земли своими волосами. Хасан в отвращении отстранился - она заметила движение, плавно убрала хвост, открывая своё "сокровище", как-то медленно, с истомой, выпростала из-под одежды правую грудь, сжала пальцами. Упираясь крыльями в пол, придвинулась ближе - и, выгнувшись, как в припадке, выдёрнула себя из остатков одежды, сжимая обе титьки своими руками.
  Хасан аж сел. Нет, такая Азер не могла помочь никому. Лишь бы с принцессой такого не сделали...
  
  ... 'Ну, давайте, выпьем за продолжение нашей работы!'
  'Мастер, эти два дня нарушили нам весь график! Не стоит ли начать все процедуры заново?!'
  'Нет, не думаю. Так же, как волевой характер стоек к изменению, он так же плохо восстанавливается после них. Не думаю, что на нашу гостью плохо повлияют те два дня во дворце.' 'Начнём с примитивных рефлексов?'
  'Знаете, я думаю, на нашу гостью не действует слишком уж явное понижение доминанты. Она и интеллектуал, и сильный, волевой характер - слишком опасное сочетание. Я думаю, надо избегать понижения этих параметров - если она не примет своих изменений умом и не поставит в основу волевых императивов, она их просто проигнорирует'
  'Ну и что?!'
  'Эффектная коррекция возможна только при добровольном сотрудничестве и принятии. Если этого нет - это просто развлечение.'
  'А как вы оцените её эмоциональность?! Помнится, на тестах она дала очень высокие показатели, так что мы чуть не записали её в доминанты'.
  'Не думаю. Она фригидна, это видно даже внешне. В тот раз была просто весьма рациональная в основе реакция на несправедливые условия. Вы забываете, коллега, что она, как и вы, женщина, нужно делать поправку на гормональный фон. Эмоциональный тип не вышла бы на меня, да и на Звезду бы иначе прореагировала'.
  'Да, наша Звезда - это что-то. Я до сих пор восхищаюсь вашей работой. А не думаете ли вы, что поведение Звезды могло спровоцировать такую реакцию, и нетипичное для психотипа поведение?'
  'Нет, не думаю. Звезда ясна, как божий день. Побольше бы таких подопытных...'

  
  ...Кадомацу проснулась от сладкого спазма, скрутившего её во что-то невообразимое. Опять тюрьма. И опять по телу прошла волна неги, заставив её изогнуться даже не мостиком - колесом. На удивление, голова была совсем ясная, и она могла как бы отстранённо наблюдать, что творится со словно ставшим чужим, телом. А творилось страшное - каждую клеточку горячего тела раздирало от вожделения, она рвала на себе одежды, она раздирала себе горло стонами и криками на всю тюрьму, металась по узкой кровати, раздирая постель и простыни, скатала из них приспособление для весьма непристойных целей, а потом эта волна первобытной похоти добралась до мозга и захлестнула сознание...
  ...Она вспомнила все мужчин, которых знала, вспомнила всё, о чём шептались стыдливо подруги, секреты - в которых её наставляли как принцессу - будущее украшение и двора и постели царственного супруга... Она металась и звала - звала всех, подставляя себе самые невероятные варианты близости, даже с подругами и Мэй, пока не выдохлась начисто...
  Она лежала ничком на обрывках скомканной постели, разбросав и крылья и руки. Спутанные волосы пламенели около лица, а так и не получившее любви мокрое и потное тело просило своё... Но сил уже не было... Мацуко закрыла глаза и попыталась заснуть. На удивление, это удалось легко...
  
  
  ...Тардеш совсем не желал натолкнуться на Агиру. И дело, наверное, не в том, что его раздражала эта персона - нет, с подобными типами, как показывал опыт, он быстро сходился, и находил общий язык - но только не сегодня, не в это время... Но поворачивать назад уже было поздно, а задерживать дыхание на атриуме было рискованно - летать ведь он не умел.
  Ангел повернулся к нему навстречу, и приветствовал его салютом легионеров - молча. Тардеш сначала удивился, потом вспомнил, что он немой. Немного замешкавшись, он ответил тем же, на ходу (грубо, но перед пленником можно).
  Ангел начал что-то показывать руками, но драгонарий покачал головой. Тогда он подал листок:
  'Как она?! Можете говорить?'
  Призрак замялся, но ответил:
  - Неясно. Я стараюсь, но Сенат против переговоров.
  Ангел что-то писал:
  'Ваш сиддха говорил, что собирается её освободить'
  - Мы пока даже не знаем, где её держат. Он отправляет группы на свой страх и риск.
  Ангел взглянул на него:
  'Вы волнуетесь о ней?'
  Тардеш ответил тоже взглядом:
  - Разве можно не волноваться?! - он почувствовал иронию в своих словах и отвернулся: - Это, конечно, слабость, но она, всё-таки, женщина, - он посмотрел на Агиру, то опять что-то писал: - Ну, а в общем... не верьте тому, что у нас тут начинают говорить. Партийные - дураки, они в каждом пленном предателя видят!
  Агира, наконец-то дописал:
  'Вы правы. Только она не женщина, она - ребёнок'.
  
  
  ...Метеа проснулась и сразу с отвращением отстранилась от постели. Встала, кутаясь в крылья. Как-то особенно постыдной чувствовалась собственная нагота. Она огляделась - запасная одежда уже была здесь, но одевать её на себя, такую грязную... Послышались шаги - она спешно накинула как плащ верхнюю часть и подпоясалась.
  - Заключённая! На выход.
  Растрёпанная и мятая она проследовала из камеры. Повели в 'баню' - специально для неё оборудованную камеру, где стояло импровизированное офуро из литейного ковша, полное жидкого металла. Она даже удивилась такой заботе - ну естественно же, тюремщики должны волноваться о здоровье столь ценной пленницы, и уж тем более - если сами устраивают ей нездоровье. Дверь закрыли, бросив ей комплект одежды. Ни мочалки, ни полотенца. Девушка долго стояла, не решаясь - такое поведение было впервые, за время плена, и она подсознательно чувствовала ловушку. Её заставило раздеться и окунуться даже не чувство грязи скопившейся на ней за время заключения, а опасение что они придут и заберут её отсюда, так же неожиданно, как и привели.
  Жидкость быстро остывала и становилась всё тяжелей. Ничего - она купалась и в монастырских ключах, да и стремнина Дворцового ручья никогда не относилась к категории 'тёплых'. Но зуб на зуб перестал попадать скоро. Она торопилась - первым делом, окунув голову как можно глубже в тёплые слои, хорошенько прополоскала волосы - это главное, им холод больше всего вредит. Потом нырнула сама - прикосновение собственных рук будили воспоминания о кошмарной ночи, но и последствия ночи требовалось побыстрее смыть. 'Вот так вот и научишься ненавидеть мужчин' - подумала она, и на миг расслабилась: 'Тардеш'... Нет, ей не нужен никто, кроме Тардеша. Пусть даже после этой тюрьмы для неё станет невозможна даже мысль о любовной близости - если она не может дать это Тардешу, это не получит никто...
  Она вздрогнула, заметив, как жидкость в ванне пошла золотистыми разводами. Резко вскочила - так и есть. Вот почему ей и подали ванну - рассчитали дни.
  Предусмотрительность тюремщиков немного пугала. Она попыталась вспомнить, сколько времени прошло с прошлого раза - сбитый тюрьмой режим дня и ночи мешал. Мама постоянно же её учила считать дни - и даже заставила заучить, в какой из дней по лхасской науке родится девочка, в какой - мальчик. Правда самой Императрице знание этой науки не помогло... А её дочери, скорее всего и не пригодится...
  'В сущности, я - плохая дочь' - думала она, обтираясь сначала старой накидкой, а потом - предложенным полотенцем. (Ей дали какую-то тряпочку, она прикинула, что до камеры ей хватит): 'Я знаю, какие надежды возлагают на меня и отец и мать. Я знаю, что я единственная в семье могу иметь детей - если ещё себе не отморозила и не отбила чего-нибудь... Но... я хочу детей от господина драгонария, а не от кого-нибудь... Потому что я люблю его... Потому что от него будут достойные дети, настоящие императоры... Ведь от нелюбимых рождаются только негодяи...' - она бросила скомканное окровавленное полотенце в угол и принялась одеваться.
  ... 'Рожать...' - она усмехнулась собственным мыслям. Нет, ей было приято представить себя в роли матери, ощутить свою грудь тяжелой от молока... Интересно, на кого бы был похож их с Тардешем ребёнок? Были бы у него крылья?!..
  'Я - дура'' - сказала она, посмотревшись в отражение в бадье.
  - Заключённая! На выход!
  
   >Децимация
  
   ...Стены залы, похожей на аквариум, опять показывали бурю - только на этот раз это была буря в залитом солнцем лиственном лесу. Сочетание ярко вспыхивающих под лучами желтого светила зелёных листьев и буйства воздушной стихии странно действовало на нервы.... Но таков был хозяин этого зала...
   Кахкхаса материализовался в поклоне на одно колено:
   - Светлейший батша!
   - А, мой надёжный Кахкхаса! Доложи нам, что сделано по части нашей прекрасной пленницы?!
   Кахкхаса поднял один из своих рыбьих глаз: да, Умкы уже стоял здесь.
   - Мой премудрый батша, вам ли не знать, что промывание мозгов - процедура неспешная. Мастер говорит, что дело сделано почти наполовину - она почти как белый лист, на котором мы будем рисовать свою картину.
   - Заманчиво, - прошипел старый змей, и громко добавил: - А вот у нашего общего друга Умкы есть своё мнение насчёт ценности нашей пленницы. Говорите, генерал. Умкы причесал лапой усы (чтоб не попадали в рот), и сказал:
   - По сведениям от наших союзников в Сенате, Сенат запретил Тардешу даже думать о выкупе принцессы.
   - Я знаю. Мы на это и рассчитывали, - Кахкхаса выпрямился и потянулся в пояснице.
   - Подожди, старый хрыч. Амаль секретно, твою мать, секретно, начал переброску тучи легионов на соседние планеты системы. По сведениям нашей агентуры, тут речь идее даже не о десятках тысяч легионов.
   - Почему я не знаю об этом?!
   - Наверное, потому что пускаешь слюни в тюрьме на эту суку, вместо того, чтобы заниматься, твою мать, своей работой?!
   - Продолжайте, - прошелестел Шульген.
   - Так вот, недельного перемирия нам с лихвой хватило не только на перегруппировку наших войск, но и для подготовки ударных групп, которые можно отправить в рейд по тылам карателей. Через Дорогу Демонов!
   - На верную смерть?!
   - Нет, девочки, на курорты! Гражданское население нас поддерживает, всё ещё. Они могут поднять до четверти миллиарда партизан - это только боеспособных, не считая калек, баб и бабьих спиногрызов. Правда...
   - Дайте я угадаю, - мутант подошел поближе к демону: - С Диззамалем не всё так гладко?!
   - Проклятье! Эта шлюха слишком хорошо там поработала.
   - Вернее мы - плохо. Если бы не преждевременный план эвакуации, мы бы ещё держались за эту планету.
   - Любезный Кахкхаса, этот план был вашей идеей, - некстати вставил Шульген.
   - Да, но я планировал эвакуироваться, КОГДА нас побьют, а не ДО того.
   Умкы всхрапнул от злости, вмешался Шульген:
   - Сейчас не время для взаимных пикировок. Пусть лучше грозный видом генерал объяснит, почему нам надо поторопиться с новым планом.
   Брату Тыгрынкээва потребовалось время, чтобы успокоиться:
   - Республика, каратели... эти сволочи забривают в солдатню всех подряд - и рассылают в самые чёртовы углы вселенной! Ваши агенты весенний призыв им запороли - но к осеннему мы останемся без всех офицеров!
   - До осени ещё дожить надо. У нас есть принцесса. Драгонарию нужно потянуть время. Он пойдёт на некоторые уступки.
   - Надо казнить эту шлюху! Казнить публично! Загнать ей рыбью кость в дыры и разорвать на ошмётки! А после - атаковать!
   - Если мы казним принцессу, то лишимся Диззамаля - навсегда. И даже самые призрачные планы насчёт Коцита рассыпятся в прах. Пусть нам и невыгодно, мы пока должны держать слово, данное драгонарию - нас спасает только земная кора. Против флота у Революционных Сил никаких шансов.
   - А кто, вашу мать, просрал все наши силы? Чьи идиотские планы и стратегии?..
   - Вы говорили о 'призрачных шансах на Коцит', мой любезный друг. Так в чем же они заключаются? - прервал царь-наг словоизвержение своего генерала.
   - Амаль разворачивает на Коците целую сеть концентрационных и исправительных лагерей...
   - И под видом заключённых везут легионеров!
   - Не только. Но и настоящих политических - тех, кто ненавидит Республику больше собственной жизни.
   - 'Больше жизни'?! - пробормотал Шульген.
   - Да, и мне удалось провести в архиперфекты одного из наших агентов. Если драгонарий даст нам хоть три месяца перемирия - он получит в тылу восстание, пострашнее нашей революции!
   - А драгонарий бросит на усмирение своих демонов... Или... мать твою, ах ты шельма, так вот для чего тебе нужна принцесса!
   - Вот именно. НЕЛЬЗЯ, чтобы драгонарий её выкупил или освободил. Она сама совершит великий подвиг - сбежит из нашего плена, но на 100% нашей! А после, когда, как предсказал Пророк, она станет правительницей Гайцона...
   - Враньё Пророка убило моего брата. И ты всё ещё веришь в его сказки?!
   - Прости, Умкы, но я всё ещё считаю, что твой брат пал в честном бою. Пророк ведь предупреждал, что нужно больше солдат.
   - Заткнись...
   - Но всё-таки, - прервал тишину Шульген: - Почему вы так долго не посвящали в эти планы нас?
   - Светлейший батша, одна из ваших любовниц - шпион, а один из собутыльников генерала - глава резидентуры.
   - И кто они, если не секрет?
   - Они вчера вдвоём под поезд прыгнули. Несчастная любовь, если я не ошибаюсь.
   - Забавно. Я подозревал вашу руку. Вы всегда даёте своим жертвам сохранить лицо?!
   - Аккуратность - черта мастера, премудрый батша.
   - Вы свободны. Оба!
   После телепортации, Умкы повернулся, и сказал Кахкхасе, как-то неуверенно:
   - Эй, слышь... а ведь Пророк-то.... Ведь сказал, что мы ей, типа мужика найдём...
   - Не найдем, а она найдёт. Это много чего может означать... - и спешно добавил: - Не светись в столице. Шпионов всё больше и больше.
   - Угу, - кивнул генерал, и зашагал в сторону лифта. А некрасивый Кахкхаса стоял и думал. Он-то помнил ту фразу полностью, и даже на каком языке она прозвучала. Там в принципе не было разницы между настоящим и будущим временем глаголов...
  
   ...- Сейчас! - раздалось по коридорам и сразу же - хлёсткий звук удара в лицо.
   Драгонарий ускорил шаг - не началось ли там банальное выбивание. Часовой заметил его.
   - Командующий стратиг, архидрагонарий Тардеш!
   - Смирна! - послышалось из-за двери: - Оботрите арестованному лицо.
   Тардеш вошел. Распоряжался незнакомый ему легат, но командовал всё-таки Прибеш, с весьма довольным видом сидящий за столом квестора. Рядом, на преторском месте - Юйвэй, как всегда, занятый документами.
   - И кто это? - спросил драгонарий, демонстративно обращаясь к сиддхе.
   - Архиперфект Южной Лагерного Управления. Ахдар Реальда Эстермеш. Арестован по обвинению в подготовке к мятежу - он протянул тонкую папку дела: - Признание, тайники с оружием, схватили агентов мятежников.
   Тардеш взял папку в руки, подержал, посмотрел обложку...
   - Расстрелять, - бросил он вместе с папкой. Только Юйвэй и удивился: - Старших офицеров - тоже, младших центурионов и рядовых - децимировать.
   Выстрел оглушительно прозвучал в тесной пыточной. Оказывается, легат успел прочесть 'Именем Партии и Республики...' раньше, чем драгонарий закончил...
  
   ...Их выстроили под дождём без знаков различия. Подходившие новые волны живого моря снимали с себя шлемы, с которых тупыми ножницами, не с первого раза, срезали гребни, бросали перед собой плащи, по которым топтались следующие осуждённые. Десантники в чёрных плащах с автоматами наготове следили за порядком и соблюдением расписания. Трибуны проходили по выстроившимся рядам, и срывали с груди осуждённых ордена и нашивки за ранения, складывая их в собственные шлемы, которые опорожняли в конце ряда над горящими урнами. Первый ряд, без шлемов, званий и заслуг, закрывая глаза, тянул из шлема Прибеша свой жребий - испуганно вздыхая, когда выпадала короткая палочка, и решительно делая шаг вперёд, когда вытягивал длинную.
   - Фракас Агенобарбеш Цивил, триарий. Я слышал о мятеже, но молчал, стремясь сохранить дружбу товарищей
   - Да будет твоя смерть предупреждением товарищам, ради дружбы которых ты отдал жизнь. Выстрел.
   - Амаль Цианорес Крипта. Я был среди участников заговора, ибо считаю высочайшей частью - быть врагом Республики.
   - Так прими же с честью награду за предательство.
   Выстрел.
   - Али Солей Патриеш. Я враг Республике, ибо кровь моего отца - на руках Сената.
   - Сенат скорбит о том решении и помнит подвиг твоего отца. Прими смерть, отрок, не ценящий его жертвы.
   Выстрел.
   - Эмиль Сонориешь Принцип. Я донёс на заговорщиков, мне было обещано помилование!
   - Вступая в легион, ты обязался быть братом и товарищем, и разделить их общую судьбу. Будь истинным Сыном Амаля, и прими свой жребий.
   Крик. Бег. Выстрел. Плевок.
   - Гай Тантореш Ойкумен. Я не раскаиваюсь и смеюсь смерти в лицо.
   - Умри с улыбкой, достойный Сын Амаля.
   Выстрел.
   - Кодер Терентиеш Милеш. Я отец пяти детей. Я был примипилом этих ребят и пытался остановить их. Мои полосатые перья получены на Црвене, я трижды ранен в боях за Республику!
   - Твоя смерть будет тяжелой утратой для Республики, пусть пятно позора и обязанность содержать твоих детей ляжет на тех, кто вытянул лучший жребий.
   Выстрел.
   Тардеш не смог дальше смотреть. Он сделал знак ближайшему трибуну:
   - Проследите, чтобы его дети поступили в Академию без конкурса. Вдове - полное содержание.
   Трибун кивнул, старательно записывая. Драгонарий, запахнувшись в тяжелый адмиральский плащ, повернулся и ушел сквозь дождь, прочь с этой позорной церемонии. По части перекрашивать всё кровью у Прибеша с Академии получалось само собой, без подсказок. Не даром его ментор прозвал будущего трибуна 'Прибеш' - 'перекрашиватель'.
  
  >Попался
  
  ...Следующее утро её пытали голодом. Не так как раньше - теперь ощущение сытости не приходило. Она проснулась от голода, она долго терпела голод, но перетерпеть не удалось и пришлось приняться за баланду. Но остановиться больше не получалось. Она заметила это, когда её в первый раз стошнило - хорошо, что не в миску.
  Она пыталась перестать, неё даже во время еды мучили голодные спазмы - как противно. А ей всё подкладывали и подкладывали, словно получая удовольствие от её мучений. Собственно так оно и было - охранницы в открытую смеялись, вставив перед нею просто полную кастрюлю.
  Девушке было стыдно, противно, давил тяжестью желудок, болел живот, но она никак не могла остановить свои без удержу работающие челюсти и заполнить ставший вдруг бездонным желудок. 'Перестань... перестань!' - твердила она себе, до слёз из глаз, но ничего не помогало, пока её опять не вырвало - на этот раз прямо в кастрюлю.
  Принцесса сама оттолкнулась от этой гадости, села на четвереньки и заплакала: 'Перестань, свинья жирная... перестань! Ты уже наелась, ты уже не хочешь есть, перестань...' - а дурацкий желудок всё подсказывал, что ещё вон тот кусочек ухватить и там... Девушку передёрнуло от отвращения.
  Действительно с трудом она поднялась с колен, стараясь не смотреть на еду, твердя себе: 'Ты сытая, ты сытая, ТОЛСТАЯ ОБЖОРА!!!'. Пояс сам собой развязался и упал, тюремщицы, по-бабьи гогоча, разошлись, пропуская её, а потом и вовсе вышли из камеры. Мацуко добралась до лежанки, и рухнула на неё, до боли стиснув веки - она знала, стоит ей ещё раз увидеть еду - и ей будет не остановиться, рвота там или не рвота.
  ...А живот казался большим и тяжелым и круглым на ощупь. Да... Она не голодная, она переела... Переела...
  
  ...Два дня её мучил понос, и она не могла смотреть на еду. А ей специально подсовывали всё ту же баланду, хотя обычно меню было достаточно разнообразным. В ответ она усилила физические тренировки. Ничего, она месяцами голодала ради фигуры и лёгкости полёта - два дня ещё пустяки.
  А потом пришел страх...
  Первые признаки она ощутила ещё вечером - как девушка правильно догадалась, её начинают обрабатывать за день до приступа. Вот и на этот раз она ощутила смутное беспокойство и тревогу, когда вернулась с прогулки - а проснулась в холодном поту.
  ...Было страшно...
  В испуге она скинула с себя одеяло, а потом накрылась им с головой. Так и села, подбирая ноги и крылья. Сердце до жути громко бухало изнутри груди. Было не до рассуждений, ужас парализовывал, сжимал в комок. Страшно давили стены и потолок ставшей тесной камеры, страшил свет в ставшем недосягаемым коридоре, страшила решетка, ограждающая от света. В коридоре мигнула лампа - Мацуко как была, в одеяле, спиной вперёд, сиганула в угол - и там и осталась, дрожа. Хотела было задвинуть себя кроватью, но страшно было двигать кровать.
  Принцесса вжалась в угол, насколько могла.
  По полу к ней тянулись светлые линии от решетки, в коридоре что-то неприятно гудело. Она вздрагивала от каждого звука, доносившегося из соседних камер, дышала ртом и не знала, что делать. Попробовала закрыть глаза, но, не видя ничего, было ещё страшнее. Но теперь ещё и было страшно открывать... Под утро наступила реакция - она почувствовала себя маленькой-маленькой, а голова стала большой-большой, девушка скорчилась на полу, и до тёмных кругов в глазах кричала и плакала, плакала, плакала...
  
  ... 'Великий батша уже третий день недоволен вами. И ещё хуже - теперь недоволен я'.
  'Терпение, терпение, командарм'
  'Три месяца сроку не означают, что вы должны их использовать полностью. Нам нужны результаты!'
  'Всё идёт своим чередом, командарм. На этой неделе мы заканчиваем тесты и начинаем программирование. Через месяц она будет полностью вашей. Хоть берите в жены!'.
  'Сейчас не время для шуток. Почему так медленно?!!'
  'Нам ведь важно сохранить её силу воли. Иначе, зачем она вам?! Вот потому так много тестов'.
  'Ваши тесты больше похожи на извращенные пытки. Если бы я нуждался в пытках, я бы пригласил не вас, а хорошего палача. Ломайте ей волю!'
  'Сами подумаете, о чем просите. Если она вернётся домой тряпкой, то её просто не допустят к командованию. Да она и сама не сможет!'
  'Ломайте. Она сюда припёрлась из-за какого-то мужика. Без воли она просто выйдет за него замуж, и его назначат на её место. Даже если она не будет командовать, всё равно сохранит влияние'.
  'Простите, что вмешиваюсь, но женщина со сломанной волей может и не выти замуж. А просто уступить любому, кто сильнее...'
  'Баб не спрашивали. Тем более баб без сисек'.
  'Это считать за оскорбление?'
  'Пока они разберутся, что она стала шлюхой, и увезут домой, мы успеем наворотить делов. Нам так даже проще.'
  'Проще?!'
  'Я с ходу скажу имена двух придурков-самураев, которые за ночь с принцессой продадут свою позицию. А потом, прославив её подвиги, мы сделаем её отца шелковым и сговорчивым. А уж как будет рад Сенат аморальному поведению союзника! Ломайте эту стерву, или мы её согнём более традиционными способами'
  'Ладно... на сегодня у нас запланирован последний тест, а завтра начнём полную программу.'
  'Хорошо. Вообще, зачем женщине воля? Нам, мужикам, от неё лишь мучения...'
  '...'
  '...Мастер...'
  'Да, дорогая?!'
  'Не зовите меня на встречи с эти уродом. Я боюсь, укушу его как-нибудь - и плевать, что он родня Астики'...

  
  ...Хасан дня три пробирался обратно, на второй этаж. Он много времени потерял наверху, застряв там возле камер с девочками, и пытаясь их хоть как-то растолкать - но без толку, они были невменяемы. Узнав, что принцесса вернулась, он предпочёл возвратиться к ней.
  Обратный путь был тяжелее - пожрать он не сподобился, поссать было негде (он же не идиот, чтобы в ледяной горшок к суккубу ссать! - там всё замёрзнет), да и посрать бы не мешало. И охранницы стали более сторожкими, замечать его присутствие. Как он догадывался - это из-за запаха. Занюхав у себя в подмышках, он понял, что если не доберётся до душа или хотя бы колодца, то его и невидимого поймают просто по вони. А где тут найдёшь душ? Он своровал несколько полотенец, измазал их об масло у машин, и сам обтёрся ими. Амбре не убавилось, зато от него стало пахнуть так же, как и от любого из этих механизмов. Измазанные маслом полотенца он сохранил и спрятал - мало ли для чего ещё пригодятся...
  В комнате надзирателей он узнал много нового - размер сисек и задниц сторожих, изменения в расписании дежурств и распределении ключей меж патрульными, любимый цвет лака для ногтей, и планы на замужество. Специально задержался до вечера, чтобы засечь по картинкам на экранах, где расположены камеры наблюдения. Кнопки, которыми включаются и выключаются камеры, он тоже запомнил - на всякий случай.
  Бежать лучше всего утром - во время смены караулов, когда все ключи у разводящей, да и за камерами меньше следят. С большей частью баб ему и одному справиться не составит труда, а уж если принцесса в форме - они всю эту тюрьму разберут по камешку!
  
  Мацуко проснулась со свинцовой тяжестью в каждом мускуле. Тело слушалось - но с большой неохотой, и она сама страшно НЕ ХОТЕЛА двигаться. Девушка даже засмеялась - так что это, пытка ленью?! Ну да, вещь довольно неприятная... Даже по нужде встать нет сил. Хорошо, хоть женские неприятности закончились. Демонесса смежила тяжелые веки, и незаметно для себя задремала. Эту пытку перенести легче. Хотя, пытка ли это?! Может просто реакция организма на все эти мучения... Где-то, каким-то краем сознания, она почувствовала голос снаружи:
  - Ханум! Ханум! Хаятта мисин?! Бубен, Хасан!
  "Кто?"
  - Ханум, проснитесь! Я могу помочь вам бежать!
  "Хасан... Откуда он?.."
  - Ханум! Да вставайте вы!..
  - Хасан?!..
  - Ханум!
  - Хасан, тебе опасно... здесь всё прослушивается.
  - Да не бойтесь, ханум, я знаю! Здесь ничего они не услышат... только стоять неудобно.
  - Как ты сюда попал?!
  - Пролез сквозь щелочку...а, я не добрался до локомотива... в тамбуре свалился. Потом - за вами.
  - Где остальные?!
  - Девчонки - наверху, а парней я не видел. Говорят, перевезли в другую тюрьму...
  - Ты должен выбраться из города и рассказать всё Хиро. Они ещё не знают, где я.
  - НЕТ! Ханум, без вас я не выберусь!
  - Надо.
  - На выходе - четыре амбала, я могу справиться только с двумя.
  - Я тебе не смогу помочь. Я не могу двигаться.
  - Как?! Значит, вас тоже, как и девчонок?..
  - Что с ними?!
  - Пришел - они чокнутые все. По полу ползают, а не ходят, Азер бросилась на меня, а девки лежат лежмя... ну и...
  - Пристают?! Нет, это же не местные. Они просто суккубы. Им особая надобность...
  - Чего?!
  - Ну, как чего... Суккубам... таинство... "облака и дождя" необходимо, а то они с ума сходят. Соображать не могут, и... двигаться... - она подумала, что с нею сделали что-то похожее.
  - И что делать?!
  - Ты же мужик, - Кадомацу улыбнулась, хотя ей это не сразу далось: - Главное, чтобы вас не застукали. Сможешь?
  - А где я возьму дождь и облако?
  Мацуко стукнулась лбом о стену. Конечно, бывший золотарь не понимал куртуазных оборотов:
  - Мужика им надо! Ну, понял? Они суккубы! Ты же мужик?!
  - Ханум, ну вы...
  - Через день они станут нормальными. С любой из них ты сможешь выбраться.
  - Ханум, а вы?!
  - Я останусь...
  - Зачем?! Я вас отсюда шел спасать, я без вас не уйду! Какой смысл, ханум, лезть сюда, чтобы уйти без вас! И Азер так же скажет, и все!
  - Помолчи... Мне тяжело думать... Нет, мне тоже придётся бежать - если уйдёт Азер, или кто... меня переведут, потом и не найдёте...
  - Так, я за ключами?
  - Бессмысленно... Я сегодня не могу двигаться... Но это ненадолго. Они каждый день что-нибудь новое придумывают...
  - Так, значит, как?!
  - Иди к Азер. Потом подумайте вместе. Мне нужно обезвредить камеры и нужно оружие - учти, какое попало мне не подойдёт.
  - Якши.
  - Иди.
  - Слушаюсь, ханум! Ждите, я постараюсь быстрее!..
  "Как он ходит между этажами?!" - и тут она снова отключилась.
  
  "Что это?"
  "А, записи за эту неделю. Надо составить отчёт о дежурствах - хоть партийных и скинули, а обязаловка осталась".
  "И хорошо, что осталась. Что-что, а наше ремесло в Республике знали хорошо. Это что?!"
  "Где?!"
  "Вот, это".
  "А, артефакт. Камеры времён Црвены, ни на что не годны".
  "Не скажи. Промотай-ка вперёд... Теперь назад..."
  "Чего?"
  "Прибавь контраста"
  "Куда дальше! Здесь уже и так одна светотень!"
  "Прибавь. С цветной камерой было бы лучше. Вот, смотри!"
  "....!"
  "Во-во, ..... . Ракшас."
  "Как он к нам...Во .... !"
  "Поймаем - узнаем. Объявить тревогу по тюрьме. На этаже принцессы - усилить караулы. Запретить прогулки. Предупредите яйцеголовых, а я пошла звонить Кахкхасе."
  "Черт. Я отслежу по записям, откуда он взялся".
  "Не дрейфь, девочка. Поймаем, не в первый раз."

  
   >Действуем
  
   ...Хасан проснулся на руке Азер... Как-то неправильно лежал пол - косо вверх, и не поймёшь, как они оба на нём держатся. Слева мерно вздымалась обнаженная грудь суккубы. "Вродь успокоилась"... Раньше, чуть почувствовав его взгляд, сразу просыпалась... Он пошевелился - такое впечатление, что всё тело в синяках и укусах... да, шайтан побери, так оно и есть! Каким образом их не услышали и не повязали тепленькими, пока суккуба удовлетворяла свои потребности - он даже не пытался догадываться.
   Нет, к остальным он не пойдёт - его и на одну Азер еле хватило, там он вовсе копыта отбросит...
   Теперь, как выбираться?! Сюда-то он проник во время уборки, когда девчонок усыпляли, и выносили в соседнюю камеру, теперь?! Снова пустят газ - и его так точно найдут. Да и Азер надо успеть всё рассказать - она ведь ничего не знает...
   ...Да и жрать охота...
  
   ... - Итак, девочки... Девочки! И мужчины - тоже! Прошу внимания. Ситуация - чрезвычайная, но ничего экстраординарного. В тюрьме обнаружен вражеский диверсант, вполне возможно - не один. Цель известна, у нас только одна заключенная, что оправдывает такие усилия - принцесса. Поэтому нам будет придан отряд усиления - будьте особо внимательны с мужчинами.
   - О, мужчины!
   - Не для того, что вы думаете. Наша задача нестандартна. Мы не должны предотвращать побег, а сделать его контролируемым.
   - Вопрос: а почему бы нам просто не поймать их? И потом уговорить сотрудничать.
   - Да потому что, они под контролем наших особистов. Безопасность предупреждала нас, что они могут провести работу "вслепую", так что мы не должны слишком усердствовать. С другой стороны, если они чужие, то, не торопясь, мы можем взять всю группу.
   - Так что нам, если увидим - лечь и раздвинуть ножки?
   - Ты - можешь. Я в тебе не сомневалась. Остальным быть настороже и действовать по обычному расписанию. Даже если это подставной побег, глотки они будут резать по-настоящему, иначе принцесса не поверит. А я не хочу никого из вас потерять, тем более из-за такой глупости.
   - Что нам делать?
   - Ну, во-первых, круглосуточное усиление на этаже принцессы и здесь, в комнате наблюдения. Усилению глаза не мозолить - пусть спрячется в одной из камер, выйдет по тревоге. За счёт усиления, участить смену караулов, пусть у всех будут свежие головы. Смотреть в оба, шума не поднимать. Лишнего шума. Брать будем, только когда вычислим ВСЕХ.
   - На третьем этаже у нас её телохранители. Как думаете, к ним не пойдут?!
   - Черт! Усилить и там охрану! Вот их побега нельзя допустить ни в коем случае!
   - Там, значит, при виде могучего, мускулистого и пахнущего тестостероном диверсанта, ножки не раздвигать?
   - Видит Бог... я тебя когда-нибудь в блоке суккубов и запру!
   - Ха-ха-ха!
   - Разговорчики!
   - А что, всё нормально - я женщина положительная, куда положат, там и лежу.
   - Убрать всех заключённых с кухни. Все служебные работы выполнять только силами персонала. Да - не болтать лишнего. По записям, они прошли два уровня охраны, только потому, что вы громко чесали языками о том, как это сделать! Тихо! Спорить будете потом! И специально для вас, Мастер - сделайте из принцессы полено. Неважно как - надо чтобы её волокли, а то и на руках тащить пришлось!
   - Это нарушит весь план процедур.
   - Да черт с вашими процедурами! Сведите её с ума, сделайте дебилкой, поставьте на четыре ноги - поймите, если она сбежит, никаких процедур больше не будет! Она вернётся с армией, и первым делом повесит ВАС! Не бойтесь, и у нага можно найти шею для этого. Начните, наконец, с нами сотрудничать!
   - Я... подумаю, как сделать всё возможное...

  
   ...Хасан с лёгкостью соскользнул с транспортёра, нырнув в тень за спиной караульного. Волосы на теле шевелились от предчувствия тревоги - на кухне не было зеков, одни тюремщицы! Пусть он и идиот, но не до такой же степени, чтобы общий шухер не заметить! Вот шайтан...
   А "идиотом" его обозвала Азер, когда узнала, что он всё-таки поговорил с принцессой. На его резонные замечания, что его-то, невидимого, никто так и не заметил, она ответила: "Зато они слышали слова принцессы! Хорошо, если сочли за бред! А если нет?!" Вот сейчас башибузук на своей шкуре чувствовал последствия...
   Главное что он повторял себе - нельзя попадаться камерам на кухне. Если они и знают о нём, то незачем им знать, что он ходит на третий этаж. Он ещё раз пожалел, что не суккуб или таракан - по потолку бы ходить было намного легче. Хасан вздохнул. Ну ладно - как бы не сторожили эти тюремщицы, они всё равно бабы, а у баб он ещё с детства на базаре яблоки без проблем воровал. А выбираться из клетки пришлось самым рисковым способом. Азер устроила беспорядок, разбросав по камере еду и нечистоты, Хасан укрылся в ближайшем углу, чтобы путь был короче. Когда пустили газ, задержал дыхание, Азер картинно упала раньше, стражницы поверили, перекрыли газ, вошли - ракшас за их спинами и проскользнул. Всё равно наглотался этой дури, и еле дополз до неприметного угла, где свалился за кучей мусора и дал снотворному подействовать. Заодно восстановился после суккубьей терапии, и руки и ноги не так болели...
   Лишь бы принцессу не перевели в другое место пока он дрыхнул и девок ублажал...
  
   'Мы засекли его возле комнаты охраны'
   'Зашел?!'
   'Нет, пошел к арсеналу'
   'Арсенал?! Усилить охрану!'
   'Отставить Оружие ему не нужно - он же голый ходит'
   'Вот и пошел за оружием! Вы соображаете...'
   'Тихо! Он невидимый только когда голый. Сами думайте. Ну, возьмёт он автомат, а дальше что?!'
   'Перестреляет нас всех и освободит принцессу. У меня же там девочки! Что они сделают против мужика с автоматом, с одними палками-то!'
   'Зачем тогда быть невидимым?! "
   "Перережет горло или задушит!"
   "Глупости, это слишком много шума. Нет, силовая операция явно не планировалась....'
   'А как он тогда выведет принцессу?'
   'У него есть напарник! Так, где он теперь?!'
   'Потеряла...'
   'Где?'
   'Пошел к арсеналу, но туда не пришел...'
   'План этажа и маршруты караулов!'
   'Вон у вас за спиной'
   'Где?'
   'Вот, этот коридор'
   'Мёртвых зон в коридоре много'
   'У нас нет же поставок с Джаханаля. Пришлось убрать часть камер.'
   'Здесь проходит разводящий, и у неё ВСЕ ключи'
   'Предупреждаю - если будут жертвы...'
   'Разводящего - ко мне!'
   'Есть!'

  
   Азер сказала ещё одну вещь - вдвоём с этажа они не выйдут. Сейчас Хасан всё отчетливее это понимал. Шайтан, это же всё-таки тюрьма! И тюремщицы и патрули не шляются как попало, а прикрывают друг друга, и надсмотрщики, глядя через камеры, им помогают. Когда он один шкерился по углам и никому до голого недотепы не было дела, всё казалось так просто, но когда он представил, как потащит довольно крупную принцессу по узким для неё коридорам, понял - Азер ещё была ласкова, когда звала его "балдой" да "идиотом". Нужен был какой-то шухер, шумиха, чтобы вся эта компания забыла про порядок...
   Что он мог сделать? Раздобыть автомат? Это было можно сделать возле комнаты со змеями, которую охраняли два автоматчика - когда змеи вползали и выползали, был момент, когда он мог бы перерезать горло одному или даже обоим, и разжиться серьезным оружием. Но что дальше делать? Он для того и взял скальпель, потому что с любым "серьезным оружием" его невидимость бесполезна. А зарезав охранников, ему до камеры принцессы придётся пробиваться с боем, а он не такой стрелок как Ильхан, чтобы каждую пулю в глаз всаживать. Можно было, конечно выпустить и других баб, но, во-первых - это бабы, и неизвестно, побегут ли вообще, а во-вторых, что-то он не видел тут кого-то, похожих на "своих"... небось, бандитки какие-нибудь... или особо опасные сутенёрши...
  
   'Итак, вы отвечаете за смену караулов?!'
   'Так точно!'
   'Сегодня, оставите смену в комнате отдыха и сами в одиночку пройдёте по этому коридору, положив ключи так, чтобы их удобно было достать из кармана...'
   'Я не понимаю смысла этого приказа'
   'Там затаился диверсант, идёт операция по его поимке. Нужно выманить.'
   'Поняла. Разрешите обезвредить лично?!'
   'Эх... Ладно, вы отстранены от операции. Сегодня у вас увольнительная.'
   'Простите?!'
   'Покиньте территорию объекта! Немедленно!..
   ...итак, есть ли у нас другой разводящий?!'
   'Есть. Её не жалко'
  
   '...по вашему приказанию прибыла!'
   '...вынуть незаметно для вас...'
   'А, поняла? Сыграть дурочку?!'
   'У тебя это само собой получается'
   'Да, вы правильно поняли. Я представлю вас к повышению'
   'А что мне делать, если меня атакуют'?!
   'Ну... защищайтесь... Только гарантирую - помощи не будет'
   'Просто раздвинь ножки и получай удовольствие, как ты всем рассказываешь'.
   'Старайтесь выжить и не убивайте диверсанта - он живым нужен'
   'Вас поняла'
   'Думаете, он клюнет?'
   'Если не дурак - стащит ключ от камеры принцессы. Если очень умный - всю связку. Если полный кретин - так и просидит'...
   'Если он кретин, то мы возьмём его на ней. Смотрите.'

  
   ...Теперь Хасан нутром чувствовал подставу. В комнате охраны тюремщицы СЛИШКОМ громко разговаривали и нажимали СОВСЕМ не на те кнопки. Ну, они что, совсем дуры, что ли?! Может ему не все буквы знакомые, но уж кнопку-то тревоги сколько раз на свете видел! Тем более что несколько раз раньше сами же говорили, что сигнализацию отключают каким-то ключом. Одним словом - бабы.
   Совсем куда-то пропали мужики, хотя двое обязательно приглядывали за этажом принцессы.
   Разводящая баба была другой - и шла слишком ненатурально, виляя бёдрами, словно специально зазывая. И самое главное - она шла ОДНА! Такого не бывало - разводящий, на то и разводящий, чтобы ходить всегда со сменой караула, а не смотреться в зеркальце и красить губки на каждом повороте в одиночество. Уж что-то, а порядок караульной службе муштрованный Теймуром башибузук знал до зубовного скрежета.
   Бабёнка была аппетитная - ракшиня, худенькая с резкими округлостями там, где положено. В другое время он бы её саму зажал на одном из поворотов, и плевать на ключи. Но сейчас... она подкрался, избегая камер и опять - готов был поклясться, что ключи ему в руку сами сунули.
   Ну, ничего - главное - ключи настоящие. А как принцесса окажется на свободе, они покажут этим бабам, как обижать эмир-ханум!
  
   ...Принцесса сидела, безразличная ко всему. В сущности, ей было всё равно - одеваться или быть голой, но Голос-в-Голове говорил ей, что надо одеться. Она и напялила на себя платье... как-нибудь, лишь бы сидело. А вот есть она не будет, что бы там Голос не говорил ей!
   Зачем?!
   Сегодня с утра было оживлённо. Ходило много солдат, её даже не выводили на прогулку. Впрочем, её и вчера не выводили. Почему?! Какая разница...
   ...Хасан... ах, да, Хасан... что-то было связано с ним, а что она не могла вспомнить. Да и зачем?!
   ...Ночь... Вообще-то надо спать... а смысл?!
  
   ...Хасан сначала прошвырнулся вдоль коридора для разведки - какие камеры пустуют, какие занятые. Надо было выучить это ещё до того, как отправился к Азер. Она тоже ему это говорила. И Агира и даже тот предатель, рассказывали же, что в тюрьмах тут сидят по большей части "свои", что опять-таки убеждало его в бесполезности всех своих усилий. Побегут ли они, если им так просто открыть камеры? А если как его и принцессу схватят, чтобы выслужиться? С кем-то она дралась тут, покойницкая не даст соврать. Вот кто поймет, что в голове этих баб? Был бы сам бабой - может бы, знал. Но с другой стороны, будь он бабой - его бы не было тут, сидел бы в своем Кызылкуме в зенане, вот с таким животом, и семью спиногрызами, и принцесса бы тут умирала одна! Придумал чего! С другой стороны - можно спросить же у принцессы и Азер. Азер - точно баба, а принцесса - девка. Они, что в голове у своего пола - точно знают. Да. Он представил как вот сейчас, при поставленной на уши охране, подставной разводящей, и явном шухере, начинает бегать то к принцессе, то к суккубе, чтобы спросить: "а что творится у незнакомых им баб в голове?". Глупее идеи ни одному башибузуку в голову не придёт. А он же уже не башибузук, он этот, как его - "диверсант". Поважнее неких янычаров, как говорил Ильхан, а раз он такой важный - надо бросать башибузукские глупости.
  
   Ещё одна помеха, про которую не вспомнила его башибузукская голова, пролегала прямо у него над макушкой. Светло-голубая труба, такая же, как наверху, у Азер. По ним подавался снотворный газ, которым усыпляли арестанток, чтобы почистить камеры или перенести из одной в другую. Ходить своими ногами им вообще давали редко, только на прогулки. Опасные заключенные. И даже тупой башибузук понимал, что, как начнется шухер, этим газом усыпят всех. Быть может, даже и его...
   К тому же, даже если он не уснёт - как он потащит спящую принцессу? Она же горячая. Даже если он сломает трубу и усыпит сторожей - уснёт максимум один этаж, с других придёт подмога. Он потрогал трубу скальпелем - нет, не получится распилить. Значит, остается посмотреть на сидевших здесь баб, на что они могли сгодиться, кроме перепихона.
   Суккуб здесь не было - в основном средние расы. Принцесса была единственным демоном, и её камера отличалась улучшенной теплоизоляцией и дополнительными проводами над дверью. Над всеми дверями шли трубы с воздухом и снотворным, висели ящики с вентиляторами, камерами и пожарными системами, и горели лампочки. Одна из них загоралась, когда камеру открывали, другая горела, когда в камере кто-то был. Что означают остальные - он не знал, вроде какая-то сигнализация включалась наверху, когда пускали снотворный газ. Стараясь не светиться под камеры и фонари, ракшас пошел заглядывать в окна дверей и разглядывать таблички. Если бы он мог читать! Должны же предупреждение делать! Оставалось надеяться, что там, специально для баб, красной или светящейся краской написано: "особо опасно", или "склонна к побегу". Особенно для баб. А если тут все такие, как ханум, способные мужика одним ударом напополам? Как без предупреждения?
   Он хлопнул себя по лбу и вернулся к камере принцессы. Из угловатых букв Амаля не очень много было понятно, но самые приметные знаки он запомнил, и на всякий случай оглядел пол и стены рядом - метка могла быть и на полу же нарисована, чтобы такие, как он, искали не там.
   Однако грамотность, которую он хотел применить по такому особенному случаю, внезапно не понадобилась - одна из тюремщиц, белобрысая человеческая девка со сломанным носом, заметила что-то и заглянула в коридор с принцессой, шаря вслепую палкой. Точно ведь, знают о нём, собачьи дочери! Задержав дыхание, он распластался на полу под её ногами, стараясь сильнее вжаться в плинтус, и как только запах духов и тепло тела прошли мимо, быстро поднялся и медленно двинулся прочь.
   - Эй! - услышал он за спиной. Хасан замер, огладывая стены. Никаких решеток, ламп или движущихся предметов перед ним не было, надо двигаться осторожно... Тюремщица вслепую крест-накрест ударила воздух.
   - Ты точно здесь. Найду!
   Конечно, из невидимости он сможет их завалить, но... надо их отвлечь. За её спиной он нырнул в другой проход и провел лезвием скальпеля по первой двери. Раздался визжащий звук. Тюремщица сразу сорвалась с дубинкой наготове, но Хасан успел уйти в тень, она только выбежала - и никого не увидела. Коридоры были не совсем ровными - с изгибами у каждой камеры, чтобы при побеге не разогнаться. Заодно можно и играть в прятки. Ракшас не двигался и не издавал звуков - даже потеть было нельзя. Белобрысая замерла в стойке с дубинкой. Башибузук оценил оружие - деревянная, не резинка. Такой по голове врежет - всё, трындец. Огляделась, заметила царапину, со злостью ударила по ней:
   - Да вылезай, трус! - в ответ из-за двери ударило что-то массивное с неимоверной силой.
   - Сволочи, когда кормить будете?!! - раздался хриплый женский бас. Взвыла сигнализация.
   - Сама сволочь! - крикнула тюремщица вся на нервах и рванула дверь. Помедлила, достала один из ключей связки и повернула. Как по волшебству, вой сигнализации прекратился. Хасан запомнил этот ключ и нашел у себя такой же.
   - Я тебя сейчас проучу, дура, - сказала она, отпирая дверь, за которой оказалась решетка. Поскалилась, тыкая, палкой сквозь прутья, ударила по прутьям, повернулась спиной. Хасан оказался рядом, и легким движением разомкнул замок решетки и толкнул её. Белобрысая обернулась, увидела его - изумление в распахнутых глазах сменилось радостью, но ненадолго. Раздался удар - и из камеры вылетела здоровенная старуха, которая, с размаху шмякнула охранницу об дверь открывающейся решеткой. Дверь отлетела, не дав тюремщице превратиться в котлету, девка от удара проехала на попе до изгиба коридора. Старуха, попыталась выдернуть решетку - не получилось, и с четверенек прыгнула за мучительницей. Сшибла ещё раз, и приподнявшись, жмякнула надзирательницу об стену. Та не вырубилась, и, падая, стала лупить её по рукам, сдиравшим с неё юбку:
   - На помощь!.. - а дальше старуха вырвала у неё палку, и врезала по зубам. Хасан, чуть отойдя (ну, теперь было ясно, что газа нет), прямо на глазах у них, повторил все манипуляции с замками камеры напротив, и тоже открыл дверь, оттуда выскочила другая баба, более субтильная, которая врезала в спину надзирательнице, уже было скрутившей старую любительницу юбок - драка началась по-новой. Башибузук, довольный, добавил ещё пару участниц, - а потом пошел подряд открывать все камеры и отключать сигнализацию, не забывая открывать решетки в коридоре. Нужная им буза началась - и, пока шум да переполох у них будет время, чтобы улизнуть. А лишние помощницы не повредят. Кто-то из охранниц прибежал на шум - их обезоружили и стали избивать.
   В паре камер Хасан обнаружил пропавших мужиков-тюремщиков, вооруженных - этих он наоборот, запер на все замки, к которым подошли ключи. Они что, дураки? Их всего по десятку на каждого - пустяк выбраться.
   Наконец, из распахнутой двери на него пахнуло знакомым жаром. Хасан отвел створку решетки в стороны, приглашая выйти:
   - Ханум!..
  
   >Бочонки плывут на свободу
  
   ...Мацуко хоть и клевала носом, но не имела никакого желания засыпать. Голова качалась, она иногда плюхалась всем лицом в какую-то ткань... юбка что ли? Завыла сирена... Вот коленки... Сирена затихла... В голове, не переставая, крутилась какая-то подзабытая мысль, не давая расслабиться... Надо будет додумать её и успокоиться, но... Зачем?
   ...Дверь распахнулась, и в камеру вбежал Хасан. Принцесса проводила его взглядом и снова уронила голову. 'Вот, и ещё...'
   - Ханум! Я пришел! Быстро, у нас нет времени!
   - Ха-аааасан!
   - Да, это я! Вставайте!
   - Зачем?
   (пауза)
   ...- Ханум?! Очнитесь!
   - Всё равно ничего не выйдет.
   - Что с вами? Я очистил коридор, немножко придётся повоевать в главном, но ведь мы и не из таких мест выбирались!
   - И зачем?!
   - Ханум, ну что с вами?! (он уже стоял на коленях - забавно, но девушка не заметила, когда он на них встал): - Если вы беспокоитесь о прослушивании, то я его отключил, вот этим ключом...
   Принцесса неожиданно, и как-то нездорово рассмеялась, напугав несчастного ракшаса:
   - Ладно! Идём, так идём! Веди...
   Хасан вскочи, на радостях, прыгнул к порогу, обернулся - она всё так же сидела на своём месте:
   - Ханум!
   Девушка вскинула голову:
   - А?! Ах, да... встаю, - и снова ткнулась носом в передник.
   - Ваше высочество! Принцесса! Командир! Яван, встать! - под конец рявкнул башибузук.
   Это подействовало - она резко дёрнулась, поднявшись с лежака, потом с неспешным достоинством выпрямилась, и открыла глаза:
   - Да. Иду.
   - Надо быстрее... - Хасан сделал шаг, но потом обернулся с подозрением - и правда, она опять стояла, не шелохнувшись.
   - Ханум!
   - Да. Я иду... - и всё-таки, сдвинулась с места. Совершенно без воли и интереса в своём лице.
   'Что же они сделали с тобой, ханум-паша? Каким гашишем опоили?!' - с тревогой думал Хасан, следя, как она без малейшего желания, выходит из мрачной камеры...
  
   ... 'Статус?'
   - Сигнализация отключена по всему новому крылу, массовый побег заключённых особо строго режима.
   - Как?! Почему?!
   - Вы сами им отдали ключи.
   - И какое это имеет значение?
   - Ключами можно так же отключить сигнализацию на месте.
   - Включите централизовано!
   - Невозможно. Во избежание саботажа со стороны охраны каждая система работает автономно.
   - Поэтому у охранников не может быть ключей от всех камер!
   - Да, но вы приказали отдать ключи разводящего. Там весь блок.
   - Почему вы об этом не сказали?
   - Я верила вам. Отключение сигнализации выключило и камеры.
   - Проклятье! Теперь мы не сможем их видеть?!
   - Вы сами на этом настаивали.
   - Встроенных турелей нет?
   - Только на выходе. Это женская тюрьма, женщинам обычно не хватает смелости на что-то большое.
   - Хорошо.
   - Чего хорошего?!
   - С этажа они не уйдут. Поставить засады на каждом этаже, увести и заблокировать лифты!
   - Мы их не будем выпускать?
   - Черт... Важно чтобы они выходили сами, но не полезли вверх. Уберите всех со второго и первого, усильте посты на третьем! Если окажутся там - стрелять на поражение!
   - А если пойдут на выход?
   - У нас легион на подхвате. Они прикроют. Создайте условия, чтобы спасательная группа показала себя - может, даже не потребуется выпускать нашу прекрасную пленницу...

  
   ...Хасан намучался на первом коридоре - демонессу приходилось погонять, и подталкивать, выпущенные бабы носились без толку, только мешаясь под ногами, вместо того, чтобы организовать нормальный мордобой с тюремщицами, бегали от них кругами, а прикрикнуть на них, чтобы свалили, или на принцессу, чтобы двигалась, он боялся - поэтому и поздно заметил, что тревога задерживается:
   - Шайтан.... Ведь точно ловушку приготовили!
   - Разумеется... - тихо сказала его спутница.
   Ракшас посмотрел на неё:
   - Не бойтесь, ханум! Прорвёмся мы тут, не такое бывало!
   - Бывало... - послушно повторила она.
   Хасан махнул рукой. Её надо было скорее вытащить на свежий воздух, чтобы голова очистилась от этой дури...
  
   ... 'Теперь что?'
   - Вышли к камерам. Вот они, смотрите.
   - Мелковат...
   - Принцесса под нашим контролем - бросьте вы эту затею, берите его. Голову даю - один он.
   - Если она под нашим контролем, так чего волноваться?! Им нужна боевая группа, чтобы нейтрализовать внешний пояс охраны - я её и жду...
   - А если боевой группы не окажется?
   - Чем мы рискуем?..

  
   ...Хасан, наконец, понял, куда им надо - в комнату охраны. Шебутные бабы растащили почти всех сторожей с этажа по разным коридорам, а самые опасные - мужчины с оружием, сидели запертые в камерах, и в надзирательской должно остаться немного врагов. Что бы тюремщики не затевали, это не могло пройти мимо этой комнаты - и ханум там разберётся...
   Ханум... именно она и заставляла его больше всех сомневаться в правильности этой затеи. Её приходилось буквально силою проталкивать в двери - а ведь так он 'засвечивался' на камеры, и открывал свой главный козырь - невидимость. Нет - столь безразличное лицо у ханум-паши он не видел никогда.... Тысяча шайтанов в задницу тому, кто сотворил с ней такое!
   Вот, наконец-то - комната охраны. Заметившая их тюремщица подняла свою палку, и потянулась к ручке двери, спешно открывая защелки замка. Хасан перепрыгнул через голову принцессы, схватил стражницу за волосы, и, ударив затылком о дверную ручку, сломал шею. Распахнул дверь и втолкнул туда первой принцессу. Пока сторожихи оборачивались на неё, проскользнул невидимкой и перерезал им глотки скальпелем.
   - Зачем? - спросила принцесса, осторожно отступая от натекающей лужи разноцветной крови.
   - Ну не мог же я их связать!
   - А, правильно...
  
   Ракшас оттащил трупы от пульта, смахнул кровь их одеждой:
   - Вот, - он показал на кнопки и экраны.
   - Угу, - кивнула принцесса.
   Так они простояли минуты три. На экранах где-то пленницы били тюремщиц, где-то тюремщицы вязали и избивали пленниц.
   - Ханум! Очнитесь! - наконец заорал бывший золотарь: - Да что с вами! Вы же всегда знали, что делать! Вы должны знать, что делать! Ханум, придите в себя! Командуйте, ханум-паша! Командуйте...
   Дверь неожиданно распахнулась, и в комнату вошел высокий призрак с автоматом и меховой шапке. Сразу навёл дуло на Хасана - тот лишь с сожалением посмотрел на скальпель в своей руке - не успеет, даже если и метнуть.
   - Стоять! - рявкнул призрак: - Ты, рожа голожопая, попробуй только исчезнуть, пулями накормлю! Ты, принцесса, стой, сделаешь, что я скажу!
   - Слушаюсь, - кивнула принцесса.
   - Комиссар! - рявкнул он, подойдя к пульту: - Я взял их. Обоих. Никого с ними нет, и нехрен было всю эту байду устраивать!
   (Хасан понимал его речь через слово - он плохо знал амальский)
   - Ты! - гаркнул на него мятежник: - Ты чё, думал она уйдёт с тобой?! Да хрена с два! Мы её тут мозги выгладили, она у нас на четвереньках бегала, скажи ей - 'ляг и раздвинь ножки', она ляжет и раздвинет! Да, принцесса?! А ну-ка, дай!
   Раздался громкий удар об потолок, и сверху кусками посыпалась штукатурка. Стало как-то удивительно просторно в комнате. Хасан поднял взгляд - там был труп охранника, с пылающим следом ладони от удара в груди. На пол упала меховая шапка. Ракшас скосил глаза на принцессу.
   - Не представляешь, как это бесило, - она протянула отобранный автомат Хасану: - Они действительно выполоскали мне мозги.
   - Ханум! Вы снова прежняя!
   - Ещё не совсем, - девушка отошла к стене, и, закутавшись в крылья, присела на пятки: - Думать совсем не могу... Только, как в эту комнату пришли, мне стало легче... А я ведь ещё эту ночь совсем не спала... - посмотрела она на ракшаса.
   - Мне бы хоть часа полтора на сон... - она мечтательно закрыла глаза, а потом быстро проговорила: - Здесь сидеть нельзя - он, (она указала на всё ещё висящий под потолком труп), вызвал подмогу. Но если мы выйдем, я снова превращусь в идиотку-корову... Проклятье... Гаси камеры - она показала на маленькие глазки, про которые Хасан даже не подумал: - И займи оборону у двери. Этаж они специально освободили... ты молодец, что других выпустил... это хорошо, (она клюнула носом)... только... как сделать... надо...
   Труп охранника упал с потолка и разбудил окончательно.
  
  >Долог путь на волю
  
  ... 'Вы ответите за все жертвы!'
  - Тихо, тихо... ваш комбат не выполнил приказ, за что и поплатился.
  - А дежурные?
  - Несчастный случай? Кто мог ожидать, что они застигнут одну из них на входе в дверях?
  - Вы! Предвидеть случайности - это ваша обязанность. Если бы девчонки просто вышли помочь подавить бунт - они бы были живы!
  - Подумаешь. Так даже интереснее.
  - Уже за одну эту фразу вас надо под трибунал! Всё. Я звоню Кахкхасе.
  - Не посмеете.
  - Девочки, арестовать его. Командарм Кахкхаса, говорит перфект 1-й женской... Да... Так точно.
  - Легион подчиняется только мне!
  - Вы отстраняетесь от командования. Тревога по всей тюрьме. Массовый побег и бунт заключённых. Персоналу получить оружие, спецсредства и надеть линтораксы. Скорее всего, они укрепились в комнате охраны на 2-м этаже. Будьте осторожны - у них автомат!..

  
  ...Мысли шли без спроса, и думать было легко и приятно. Но тело подводило её. Усталость была двухдневная - до чего-то похожего она загоняла себя только на Диззамале, но там голодные спазмы и тревога не завали загнуться. А сейчас она дважды ловила себя на том, что заснула. А ведь Хасан ждёт. И вполне возможно, что он спал меньше неё.
  Девушка вдруг подняла глаза и остановилась на какой-то точке, на стене. Хасан, сидевший за баррикадой из столов оглянулся - там какие-то схемы висели.
  - А вот это интересно, - сказала принцесса, поднимаясь.
  - Ханум?!
  - Тюрьма перестраивалась... Раньше, вокруг каждой камеры было свободное место.
  - На третьем этаже так.
  - ...потом они сделали длинные коридоры и застроили проходы. Тут написано, что есть непросматриваемые зоны.
  - Там так и есть. Как бы я до вас добрался?
  - Сможешь меня по ним вывести?! Учти, я в коридоре опять стану отмороженной дурой.
  - Да-а... Так и собирался. Идём к Азер?!
  - Конечно. Где она?!
  - Вверху, на третьем. Вот этих баб бы заставить вас слушаться! А то они бегают без толку, даже перестали драться.
  - Им мозги выполоскали так же, как мне. Они теперь не взрослые, а дети, надеюсь, и надзиратели тоже. Ты как поднимался?
  - Есть ход через кухню. Там дыра для подачи обедов.
  - Я крупнее тебя. Я пролезу?
  - Вроде должны. А что мне делать, если нет?
  - На прогулочной площадке видела верхнюю галерею и балкон. Может быть, там есть путь на третий этаж...
  
  ... 'Докладывайте!'
  - Задержка! Непредвиденная!
  - В чем дело?!
  - Нас заперли! Мы размещались по камерам, а потом прошел какой-то дебил и запер нас!
  - Почему вы не доложили!
  - У нас был приказ на радиомолчание и не вмешиваться! Мы думали, это часть операции!
  - Вот видите, к чему приводят ваши 'гениальные' идеи?
  - Не валите с больной головы на здоровую. 'Не вмешиваться' это был ВАШ приказ! Дурацкая у вас система. Советую снять одну турму с третьего, только не трогайте отряды на лестнице!
  - И что ещё? Может, бантик им повязать?
  - Нет, трусы снять! Хватит паясничать, не юродствуйте, действуйте. У вас вся охрана в клетках, а преступники на свободе. И нет связи! Вы поняли?!
  - Ладно... Старший группы - сейчас вас выпустят. Ждите. А вы... Мы с вами ещё посчитаемся за всё...
  - Жду с нетерпением. Учтите, у вас есть ещё Мастер.
  - Проклятье... Связь с Мастером! Мастер, вы можете повлиять на принцессу?
  - Только когда она выйдет из комнаты охраны.
  - Заставьте её саму схватить своих освободителей и выпустить охранников!
  - Так не получится, добрая пани...
  - Почему?
  - Мы слишком мало сделали тестов, чтобы подобраться к вопросам мотивации. У нас только чистая физиология - я могу её усыпить, возбудить, разозлить... Но заставить...
  - Понятно. Тогда разозлите.
  - Но ведь это будет безмотивацоннная злость. Она может излить её на любой объект - даже на наших, или вообще стены тюрьмы.
  - Проклятье... Мастер, вы можете хоть когда-нибудь говорить нормальным языком?! Я хочу, чтобы ей стало больно!!! И больше никого не убивали!
  - Дайте нам пару заключенных, и ей будет так больно, что сразу станет не до убийств... гарантирую вам, пани...
  - Так в чем проблема? У вас четыре легионера, хватайте любую... Ладно, сами придумаем...

  
  ...Хасан осторожно открыл дверь, высунул за её дуло автомата, и ещё осторожнее выглянул. Похоже, несмотря на сигналы тревоги, охрана было занята где-то в другом месте. Он осторожно вывел за руку принцессу. Та вышла, он взял её за локоть вывел под камеру. Локоть был нестерпимо горячим.
  - Я ещё нормальная, - заметила девушка: - Это не сразу действует.
  - На всякий случай.
  - Ну ладно... - снова её накрыло как подушкой - чувства притупились... или так казалось?
  - Осторожнее, если придётся тащить меня...
  Хасан обернулся.
  - Не обожгись...
  
  Ракшас предварительно проверил весь коридор, замки на решетках - вдруг засада? - глазки камер он обходил с двойной осторожностью, и повел принцессу. Она вроде была нормальная, даже посмеивалась, в своей манере над его заботливостью, но - сама и предупреждала, чтобы он был настороже. И он был настороже.
  И он СПЕЦИАЛЬНО ей не говорил, что она уже два поворота отвечает на все вопросы спустя три минуты. Она совсем не такой была вначале! Хотя, может быть, просто задумалась... Он помнил за ней такое ещё со времён Явана. Задумается такой, и плевать на то, что вокруг... Оглядываясь, вокруг он видел, почему стало тихо, и чем закончился 'побег' выпущенных им заключённых - бабы в белых коротких тюремных платьицах сидели как маленькие, пускали слюни, одна даже сделала лужу. Кто-то обнимался с другой, ревмя ревя. Охранница в униформе, изогнувшись на полу дугой, лизала прутья решетки. Нет. Надо увести ханум побыстрее, не дай Аллах случиться такому...
  ...Со стороны комнаты охраны раздались автоматные очереди. Хасан обернулся:
  - Шайтан!
  Они вышли на охоту! Ракшас оставил принцессу, и побежал закрывать решетки, на ходу передёргивая затвор автомата. От комнаты охраны до принцессы - полторы минуты бега, и то - если срезать углы. Надо их хоть чем-то задержать... и остаться в живых - без него принцесса пропадёт.
  Темные фигуры вышли неожиданно - он только увидел, что кто-то проходит в дверь в решетке - и сразу дал очередь. Упали сразу трое (повезло?!), башибузук взял прицел повыше - и свалил двух оставшихся. Подбежал к решетке, ногой пнул застрявшего, тот неожиданно перевернулся, и дёрнул его за ногу. Хасан больно шарахнулся голой спиной об пол, чудом удержав автомат с неудобной скобой, второй ногой принялся остервенело молотить по лицу тюремщика, увидел что второй, сбоку, тоже поднимается, наводит на него автомат - и сам, быстрее подняв оружие, в упор разнёс ему голову. Другой от этого опешил и отпустил ногу - ракшас, подобрав ноги, сунул дуло автомата между них и разрядил ему в череп остатки обоймы. Потом, кряхтя, поднялся, вытащил сумку с запасными обоймами у ближайшего, хорошенько запер дверь, и побежал не оглядываясь. Кажись, третий тоже был только ранен, но предпочел не рисковать.
  Башибузук спешил, запирая каждую дверь по дороге. Запнулся о чокнутую охранницу, облизывающую прутья решетки - недолго думая, достал скальпель и хорошо резанул её по бедру - глубоко, так чтобы бросить не могли. Женщина вскрикнула и заплакала, как ребёнок. Хасан запер следующую решетку и поспешил - позади снова раздались выстрелы.
  
  ...- Стреляют... - сказала принцесса, когда он вернулся. Хасан с жалостью посмотрел на неё.
  - Наверное, через дверь сразу прострочили, - с не лучшим видом добавила девушка: - Ну, мы идём, или нет?!
  Они пошли. Хасан вел её, всё время шарахаясь - теперь его уже каждая тень пугала. На этаж было четыре хода, они как раз должны были пройти мимо одного - хорошо, если те пятеро были только одни, а если нет? По пять штук на каждой лестнице не хотите?! С такой принцессой ему будет с ними не справиться - там и то случайно попал. Ладно, авось повезёт, в конце концов, самая сильная охрана - внизу.
  Спереди, со стороны прогулочной площадки, донесся шум. Хасан остановился - им надо было на кухню, а коридор от кухни до площадки насквозь прорезал весь этаж тюрьмы. Недолго думая, ракшас распахнул ближайшую дверь и впихнул туда принцессу - сам следом, и в невидимость, представив, что там не шайтан-ханум, а пустое место. Свечение её крыльев, конечно, выдаст, но так хоть не заметят сразу. Дверь он оставил незапертой - сначала порывался вскочить, но потом вспомнил, что запертый замок включает сигнализацию - так проще самому сдаться...
  На счастье, комната оказалась не кладовкой, а весьма просторной камерой, с каким-то жбаном посередине - пятясь подальше, Хасан запихивал за него принцессу, молясь, чтобы она сама догадалась прибрать слишком большие крылья.
  За дверным проёмом показались вооруженные силуэты. Ракшас прищурил глаза до щелочек, прижался к горячему жбану, замер, чтобы не сдвинуть рисунок на коже. Их было трое. Один ушел вперед, двое других оглядывали коридор. Заглянули в комнату - отсветы от светящихся очков ночного видения - зелёных у человека и желтых у призрака, скользнули по ракшасу. Хасан перестал дышать. Вдруг, вспомнил, что на нём всё ещё одета сумка с магазинами - лямка во всю грудь. Башибузук медленно опускал руку вдоль жбана к автомату - жбан внизу был нестерпимо горячим...
  - Чисто, - сказал один из них.
  - Понял, - ответил второй: - Продолжаем движение.
  Рука остановилась, почти дотронувшись до оружия.
  - Они ушли, - спустя вечность сказала принцесса.
  Хасан повернулся к ней - он не помнил, лучше или хуже ракшасов слышат демоны.
  - Ушли, не бойся, - добавила она: - И, по-моему, нас ищут с помощью колдовства.
  - Ханум...
  - Между прочим, мы сейчас в моей личной ванной, - она вдруг тяжело и как-то странно навалилась на край жбана: - Так, голова у меня прояснилась, но они другую гадость мне делают... ничего, - она крепко сдвинула колени: - Главное, чтобы до щекотки дело не дошло - я щекотки боюсь. Так, ну и как нам попасть к девчонкам?
  
  Дальше они шли чуть быстрее, но больше оглядываясь. Кухня лежала теперь чуть в стороне, и чтобы выйти туда, надо было сделать много поворотов вправо-влево. А на поворотах всегда было особенно много камер. Конечно, у Хасана были ключи, чтобы отключать их и автомат, чтобы просто перестрелять, но надо быть настоящим дебилом, чтобы не понять, что это выдаст их не хуже прямого вызова на бой.
  Ракшас ходил вперёд на разведку, оставляя принцессе все свои вещи - только со скальпелем. Благодаря этому прошли почти без происшествий - невидимостью Хасан владел уже хорошо, а под камеры он даже невидимый старался не соваться. Всё было бы быстрее, выкини он автомат, и сумку с магазинами тоже, но принцесса не разрешала - упрямо утверждала, что всё это вскоре пригодится.
  ...Только вот сама она снова начинала вести себя всё страньше и страньше...
  
  Мацуко прятала лицо от стыда, и сводила колени от боли. Чем дольше они шли, тем труднее давался каждый шаг. Она вспомнила, что ей рассказывали Веселый Брод и Чертов Угол. Низ живота разрывало, а ноги казались грязными и склизкими, причем, постыдно склизкими. Ритмичный, с каким-то садизмом пронзающий всё тело от промежности до пояса, спазм, буквально сбивал с ног, мешал дышать, выворачивал желудок в попытках тошноты и рвоты. Грудь словно рвали зубами на части. Казалось по бедрам и коленям хлещет что-то горячее... она, незаметно для Хасана проверяла под юбкой и убеждалась - рука чистая. Никакой крови. Это иллюзия. И снова рвущая на части боль в животе, бедрах и коленях, от которой невозможно даже шагнуть.
  
  В первый раз Хасан заподозрил это, когда она что-то сказала, по тону - как выругалась.
  - Простите, ханум?!
  - Ничего... Просто... не люблю я эту гадость...
  Позже он опять услышал от неё ругательство, по звуку на "шайтан" похожее. Хасан тогда обернулся - и глазам не поверил. Нет, он-то видел девок в таком состоянии, ещё бы, но ведь она не Азер какая-нибудь, это ханум! Это же небо на землю упасть должно, чтобы она такое себе позволила! Она тогда заметила, повернула к нему лицо. Аллах, до чего же красивая! Даром что шайтанова дочь! Попросила:
  - Не смотри... пожалуйста! Я... слишком грязная...
  Он ушел на разведку, а когда вернулся, она сидела на полу и дрожала
  - Ханум!
  Она повернула голову, посмотрела ему ниже пояса:
  - А он у тебя и на меня... реагирует?!
  Башибузук смутился, попытался закрыть "хозяйство" руками, не получалось:
  - Ну... я всё-таки живой мужик... простите...
  Она отвернула голову:
  - Это ты извини. Я не смотрю. А... - она помедлила и добавила: - А, он, кажется, стал больше.
  Хасан густо покраснел:
  - Ну, это... мы же ракшасы... как его... ада... адаптируемся. А девки вечно траха требуют! Вот и растёт...
  Она рассмеялась:
  - Выберемся - предупрежу, чтобы осторожнее были. И, правда, у вас же самые используемые органы идут в рост...
  - Ханум?
  - Они всё-таки нашли, как нас достать, даже не видя. Блин, это больно... Держись подальше и не прикасайся. Блин, ты ещё и голый.
  - Эй... но...
  Девушка улыбнулась, но улыбка была злой - словно отпугнуть хотела, а не обрадовать:
  - Здесь какая-то магия, что сводит с ума. То безумие, то ещё что... Бойся меня и не приближайся, даже если упаду или буду звать на помощь - ты сгоришь, а я без тебя погибну.
  - Ханум, да ни сном не духом! Это он сам... - обиженный в лучших чувствах башибузук был даже готов отрубить свои не вовремя взбунтовавшиеся причиндалы.
  - Да нет. Это не ты. Меня тут... заколдовали так... я справлюсь, просто не трогай меня... даже если сама попрошу.
  Он додумался и торопливо прикрыл своё хозяйство сумкой:
  - Так легче?
  - Глупый, они меня... больно делают!.. не это! - она поднялась: - Нас спасает то, что они не могут действовать одновременно на меня и тебя. Думаю, они поймут, что я лучше терплю боль, и начнут опять полоскать мозги. Надо торопиться.
  С таким видом таймера для отсчёта времени башибузук встретился впервые!
  
  Её как-то по-особенному вывернуло на очередном повороте. Она прошипела сквозь зубы и внезапно услышала синхронный со своим, крик боли. Кричала заключенная, однорукая женщина в соседней камере, отбиваясь рукой и культёй от кого-то невидимого. "Значит, на других женщин это тоже действует..." - поняла она.
  
  ...- Мне уже выть хочется. Честно... - она вдруг остановилась, пошатываясь, и указала вдаль: - Смотри!
  Там стояла женщина. Сиддха. Белое тюремное платье, более длинное, чем у принцессы, плотно облегало узкие формы высокой фигуры. Узкий подбородок, нос, огромные миндалевидные глаза, почти лысый череп с клочками волос - ещё одна узница, на которую не подействовало местное колдовство?!
  - Это Мэй, - с радостью сказала принцесса (тогда Хасан заметил капельки пота на её лице.): - Она колдунья, она нам поможет.
  (Хасан тихо выругался, и, положив на землю автомат, стал через голову сдирать с себя лямку патронной сумки)
  - Здравствуй, Мэй, - как можно ласковее заговорила демонесса. Боль отпустила, будто специально:
  - А ведь ты права была насчёт того, что я тебя сама буду просить... - она сложила руки и развела сложенные на груди крылья: - Я знаю, что мы сможем убежать. Пошли, поможешь нам...
  Из-за спины сиддхи вдруг появилась голова Хасана, он пальцами захватил её крохотный носик, и полоснул скальпелем по хрупкой шейке... Красивые, мерцающие в темноте глаза сиддхи, ярко вспыхнули, закатившись кверху. Извращенка без звука упала на руки бывшего золотаря.
  - Зачем?! - ужаснулась принцесса, падая на колени: - Она же могла нам помочь, она же колдунья! И тоже заключенная.
  - Она тюремщица, - сказал ракшас, куском платья Мэй оттираясь от запачкавшей его крови.
  - Что?
  - Она работает вон там, в комнате со змеями.
  - Где?!
  - Да, там комната есть такая, где аппаратуры всякой навалом...
  - Веди меня туда, - она поднялась на ноги.
  - Э, это ведь крюк! Мы же к Азер хотели...
  - Мне надо туда. Ты что, не понял?!
  - Нет...
  - Веди!
  
   >Судьба палачей
  
   ... - Не замыкай дверь, Звезда должна быстро вернуться, - приказал тот, кого все называли Мастером.
   - Пане мастер, реакция слабеет. Достигаем предела толерантности.
   - А как образец?!
   - У неё резерв есть. Но не думаю, что шибко большой. К сожалению, Звезда притащила её без медицинской карты.
   - Продолжайте. Увеличьте дозу адреналина. Начните запись - в случае, если образец отключится, пойдём с неё... Сенсибилизируйте другой образец - вскоре она потребуется.
   - Ещё на порядок ответ упал.
   - Нужна стимуляция, - он грациозно повернул треугольную голову к стоящим тут охранникам: - Может, панове революционеры захотят послужить делу революции на прекрасном поле лона этой красавицы?! Не бойтесь, она ничего не вспомнит.
   - А наших не будет? Ведь тут тогда...
   - Не бойтесь. Аппаратура хорошая, две головы-то она не перепутает.
   - Ответ усилился! Ещё... ещё больше!
   - Почему?!
   - Будто... будто она... Запереть дверь! - и в этот же момент дверь вылетела. Все почему-то жутко медленно стали подниматься со своих мест. Звуки растянулись на вечность - столько жути... и медленно падала дверь.
   На пологе в освещенном квадрате проёма стоял закутанный в тусклые светящиеся крылья силуэт демонессы, и жутко горели зелёные глаза на её лице...
   Первыми умерли те, кто рванулся запирать дверь - один лицом в пол, только сверкнули голые девичьи коленки принцессы, другой - лицом в железный косяк двери. Медленно, как глиняный, разлетелся под огненными пальцами вдавленный в железо череп. Она шагнула, раздавив ногой череп лежащего - и помощница, попытавшаяся скрыться под пультом, умерла - девушка-демон просто разорвала её двумя руками, как шнурок. Мастер в это время всё орал "Не стреляяяять!" - и видел, как умирают другие. Где-то из-за спины принцессы демонов плевался пулями автомат, и злые куски свинца разносили в хлам дорогое оборудование в другой стороне комнаты. Нестерпимо горячие пальцы сжались на его горле, и он глянул в эти яркие, огненные глаза:
   - Вот и всё, - выдохнул он.
   - Ты прав, - и обжигающие пальцы сломали ему шею...
  
   ...Метеа устала ждать, когда Хасан найдёт нужный ключ, и сама с силой пнула дверь. На удивление, дверь оказалась незапертой, и не просто открылась от такого толчка, а слетела с петель, и ударилась об потолок. Потом время замедлилось, и дверь стала долго падать на пол...
   В комнате было около пяти наг, сиддх и люди. Два призрака-автоматчика - один у дверей, второй со спущенными штанами возле ещё одной человеческой женщины, лежащей в самом непотребном виде на залитом кровью и рвотой столе у левой стены. Ещё один человек сидел в глубокой тени, и она его сразу не разглядела - её внимание отвлеклось на лежавшего в глубине нага, и на автоматчика, рванувшегося ей навстречу.
   Автоматчика она уложила моментально - за голову, об пол, так что хрустнули позвонки и детали оружия. Поднимаясь с колен, она разбила ему череп голой пяткой - и не заметила ещё одного кинувшегося на неё из-за стены. Хасан охнул - и даже не успел испугаться, когда она отмашкой, разбила голову этому солдату об железяку на стене. Наг в этот момент орал что-то на змеином, непонятное, мелкая змея рванулась к пульту - нажать на кнопки, принцесса ухватила её за хвост, дёрнула - и порвала. Хасан вскинул автомат и начал стрелять, прикрывая девушку от змей и не давая бесштанному автоматчику подойти к оружию. Демонесса разбила пульт, нашла за ним какой-то кабель, дёрнула...
   Громкий треск, слепящий сноп искр - и тюрьма мгновенно погрузилась во тьму.
   Кадомацу глубоко вздохнула, чтобы не упасть. Она внезапно потеряла себя, оказавшись не во тьме, а в коричневой мгле, стремительно проносящейся вокруг. Что-то замерцало - какие-то то ли черные, то ли зелёные, то ли вообще разноцветные разводы, и сквозь них она увидела мелькающее маленькое лезвие скальпеля - появилось, исчезло, появилось - исчезло. Отразив свечение её крыльев, ушло для замаха. 'Хасан' - поняла она. Опустившись, окрасилось кровью, красной - 'Человеческой' поняла она, и словно холодные мурашки прошли по её лбу через темечко, в затылок, с приятной прохладой тая в шее, и вернулась ясность мыслей. Ноги вмиг ослабели, она почувствовала, что теряет равновесие, махнула рукой и зацепилась за чью-то чешуйчатую голову, схватила. На неё смотрели умные глаза взрослого нага.
   - Повезло... - сказал он, раскрывая рот с ядовитыми зубами.
   - Это ты так думаешь, - сказала она и раздавила лопнувшую под пальцами шею...
  
   ...Хасан всю дорогу пытался отговорить её, но, ханум-паше, видать, вожжа куда-то попала - или обиделась, что он убил ту стерву. Она безо всякой разведки, чисто на одной удаче, пронеслась по коридору, и пока согласный Хасан искал ключи, не утерпела, и выбила дверь сама.
   Щепки разлетелись во все стороны, и ракшасу показалось, что зависли в воздухе - до того всё быстро стало происходить. Двух призраков сразу насмерть, змеюку напополам, следом дёрнула кабель, вырубив свет в комнате и коридоре, и добавила кому-то по яйцам - кажется бесштанному...
   Хасан в тёмном пятне в глазах от вспышки видел светящуюся ярким накалом демонессу, вспышки огня на дуле своего автомата, превращавшие панораму боя в жуткий аттракцион, в котором двигались и убивали друг друга паукообразные тени с длинными и коленчато-изогнутыми руками и ногами. Внутри что-то орали, у ракшаса заклинило автомат и он, бросив его, со скальпелем бросился к ней на помощь. Резанул по взвизгнувшей под лезвием чешуе какого-то змееныша, сунувшегося к ней сзади, воткнул в голову другому, хорошо замахнувшись, чиркнул по горлу человека в сером комбинезоне. Ханум-паша пошатнулась, шагнула как слепая, и вдруг ухватилась за глотку визжащего мага.
   - Вот и всё, - сказала она ему
   Тот разинул клыкастый рот, словно пытаясь что-то сказать, или вдохнуть и тихо выдавил из себя:
   - Наконец-то... - или что-то вроде этого.
   И она вонзила свои когти в ясно белеющую в темноте шею.
  
   Мацуко проморгалась. Голова прояснялась с ужасающей быстротой. Правда, боль и жар внизу живота не утихли, но теперь она могла это терпеть и не падать с ног. Она всё ещё сжимала в руке шею мёртвого мага, смотрящего не неё вытекающими глазами. Кто-то внизу пошевелился. Оглянулась, добила.
   Хасан стоял рядом. Руки в крови и забыл, как моргать - на неё смотрит. Тоже.
   Она бросила нага и выдернула оборванный кабель:
   - Надо сжечь всю эту аппаратуру. Это отсюда они управляли мною.
   - Ханум, жечь нечем. Да и огонь заметят сразу.
   Девушка посмотрела на него как-то странно, потом рассмеялась и показала на второй кусок кабеля:
   - Вот. Помоги-ка мне отодрать его.
   Они вместе оттащили стол с мёртвой женщиной, (Хасан готов был клясться, что никто не трогал её! Она была целёхонька, только изогнулась вся, как в припадочных корчах), кабеля из-за него, как раз хватило, чтобы достать приборы. Принцесса, радуясь наконец-то послушным мыслям, произнесла мантру, ту самую, "батарейку", памятную по Диззамалю, вытягивая электричество из оборванных проводов - и ослепительно-яркая дуга прошлась по всем кнопкам и схемам, превращая сложные механизмы в капли стекла и металла. Особо чувствительным приборам хватало просто прикосновения принцессы.
   А потом из-за угла раздалось неожиданное, протяжное: 'э-эх!', и Мацуко, у которой нервы были на пределе, зашвырнула туда кабель. Фигура на кресле задёргалась в конвульсиях, в коридоре раздался щелчок, и свет погас во всём крыле.
   - Проклятье... Кто это был?!
   - А мне почем знать?! Сидел там, как обкуренный, я даже трогать не стал...
   - Досадно. Надо убираться отсюда - уж такой погром они точно заметили.
   И как доказательство её слов, в коридоре зажегся тусклый аварийный свет - ей он казался серым, как сумерки.
   - Вы правы. Идём, ханум.
   Она ухватила и с силой отодрала кусок кабеля - изоляция была жаропрочной, можно было пользоваться, как хлыстом - хоть какое-то оружие. На остановках у дверей Мацуко обдирала провода с одного конца, и сначала расплющила, а потом и заточила торчащие жилы - вещь получилась достаточно смертоносная, хотя, конечно лучше бы меч, нагинату или копьё. А ещё лучше - доспехи и лук! Но мечтать не вредно.
   Охраны почти не было - только где-то вдалеке слышались осторожные шаги и бряцание железом. Она только сейчас с удивлением заметила пустые кронштейны для камер. Можно понять, когда заманивая в ловушку, убирают охрану но их-то зачем убирать?! Она вытребовала у Хасана план тюрьмы, (он притащил со стены план эвакуации при пожаре), и посмотрела, куда ведут коридоры, откуда убраны камеры. Они сходились в одной точке - у запасного выхода. Значит, их туда СПЕЦИАЛЬНО заманивали, и им ни в коем случае нельзя туда даже приближаться.
   Хасан, кстати радовался её оживлению - думал, наверное: 'да, видать, те штуки её и правда сильно заколдовали - как бывает, когда не спишь - сначала глаза сил нет, слипаются, а потом как приходит вторе дыхание - и совсем спать не хочется..." Да и самое шайтаново время, два часа ночи, уже к концу подходили...
   - Ты видел у них на этаже распределительный щит?!
   - И большие видел, и маленькие видел, ханум.
   - Нам нужен самый большой. Они нас всё равно видят, как мы не прячемся - по открытым дверям, по следам. Если же отключим всю энергию - выключим и камеры.
   - Золотая у вас голова, Ханум. Кажется, это как раз по пути - только бы они не вспомнили, что мы из тюрьмы бежим...
  
   ... 'Нет, нет, и нет! Сколько раз говорю - не шляйтесь по коридорам! Вас так перебьют по одиночке! Весь этаж накрыт психотронным полем, хотите, чтобы вас мысленно изнасиловали? Займите оборону в узловых точках, и ложите носом в землю тех, кто выйдет. Блин, крысы тыловые!'
   - А как ты думала?! Кто ещё может отсиживаться в тылах во время войны?!
   - Здесь тоже враг! Только другой! Не честный и сильный, а слабый и коварный!
   - Ну, про нашу принцессу такого не скажешь.
   - Тем и опасна... Вашу мать, доложить о позициях! У запасного выхода нет исправных камер! Срочно проверить!
   - Ты же им только что приказала 'держать позицию'.
   - Ничего - кому надо - сдвинется. Блин, что это?!
   - Замыкание?
   - Да, вроде... Блин, это сектор Мастера! Мастер, Мастер! Отвечайте, как приняли, приём! Срочно одну группу - проверить псионическую камеру! Живо!
   - Если вы потеряли Мастера - вы наполовину проиграли.
   - Рано говорить, кто проиграл. У Мастера магов полная комната и четыре легионера охраны. НАСТОЯЩИХ легионеров! Пусть только сунется...
   Свет ещё раз моргнул.
   - Сунуться туда для неё будет самым разумным решением. Маги Мастеру не помощь, а обуза - они заняты работой. А на всего четырёх легионеров против Железного Демона я бы не поставил даже вдребезги пьяным. У нас же приказ: 'брать живой!'.
   - Отстаньте! Так... что?
   - Что случилось?!
   - Вы были правы. Мастер убит, вся его группа - тоже. Оборудование уничтожено.
   - Так блин, чего же ты стоишь?!
   - А что делать?!
   (погас свет)
   - Дьявол! Что это?!
   - Она добралась до распределительного щита!
   - Генераторная!
   - Основной сгорел, сейчас пытаемся запустить второй.
   - Быстрее!
   - Ну, так что?!
   - Сейчас даже связи нет - она проводная.
   - Используйте полевые рации.
   - Стены и перекрытия экранируют радио- и телепатический диапазон - это же тюрьма, не забывайте!
   - Есть питание!
   (свет опять погас)
   - Проклятье! Что у вас снова?!
   - Замыкание где-то в распределительном щите. У генераторов защиту выбивает.
   - Естественно! Заключённые вывели из строя распределительный щит!
   - А почему нас не предупредили? Мы бы не включали.
   - А без света нам ловить беглецов - как?!
   - Жопой об косяк. Пока не исправят повреждение, света не будет. Мне нужно где-то около часа на подготовку генератора, и электрик за это время должен успеть починить щит.
   - Какого хрена?! Какой электрик? Там, на втором, невесть что творится!
   - Хотите света - посылайте электрика.
   - Проклятье... Что же делать?!
   - Вызывайте легион.
   - Что?!
   - Ваша команда облажалась Их сейчас режут как котят. Вызывайте легата, пусть блокирует тюрьму. Они будут прорываться по лестнице на третий, к своим - это ясно как божий день. Так что не всё потеряно. Наш козырь - численное превосходство. Ставьте по центурии на каждом повороте - и ни одна принцесса не выбежит от вас.
   - Ладно... скорее всего, вы правы.
   - И может, развяжете меня?! Теперь мы в одной команде - нам незачем подсиживать друг друга...

  
   ...Щиток-то они разломали быстро - Хасан дал очередь, а принцесса магией вызвала шаровую молнию-"батарейку". Осветив все мертвенным светом, искрящийся шар сплавил и содержимое щитка, и разрядил молнию в пару охранников, заглянувших на огонёк. Кажется тех самых, что недавно искали их у горячего жбана. Но вот потом, после этого щитка, пришлось побегать - тюремщики были совсем не безголовые, сразу сообразили, откуда их укусили и кинулись все. Хорошо, Хасан получше них в темноте видел, но плохо, что нет бесшумных автоматов.
   Лифт на кухне не обманул ожидания - дома кое-где парадные двери были пониже. Метеа уж приготовилась, что будет дырочка размером со вход в чайный домик, и приятно удивилась увиденному. Ударом когтей перебила тросы, вниз с грохотом рухнул противовес, обдав беглецов воздушной волной.
   - Вперёд, - приказала она ракшасу.
   - Может лучше сзади? Прикрою вас.
   - Я не хочу свалиться на тебя, если вдруг подведут руки. Лезь!
   Хасан ловко забрался и полез как таракан вперёд и наверх. Она - следом, цепляясь за стены крыльями и руками. Потом, протиснула колени, и упёрлась ногами в стены - дело пошло быстрее.
   - Ханум... ох я балда... простите, не подумайте... я забыл, что вы в юбке...
   - Что ты подумал - я подумала?! И дело не в этом. И лезь быстрее.
   - Всё равно, простите, ханум.
   - Сам-то хорош... за мысли извиняться... Ладно, всё, молчи. Если они не полные кретины, наверху будет торжественная встреча, и моли Аллаха, чтобы они ждали нас с лестницы, а не с кухни...
   Хасан посмотрел на принцессу. Она так это сказала, будто у них с собой, как минимум, армия была.
  
   >Нужны крайние меры
  
  Новость хорошая - наверху их не ждали. На кухне вообще не было ни души. Новость плохая - потому и не было, потому что дверь была заперта. И первый пост охраны гундел голосами и шуршал амуницией как раз за этой дверью.
  Мацуко попробовала дверь когтями - тонкая, не бронированная, как в камере. Если сильно ударить... жаль, когти затупились. Вот что значит - не следить за ними... Она подала знак Хасану: 'обратно в шахту' там, сказала шепотом:
  - Спустись ниже и перезаряди автомат. Потом поднимайся - будем ломать дверь.
  - Зачем спускаться? Я здесь...
  - Забыл, чему тебя учили? Хватит шума. Спустись, перезаряди, переложи патроны, потом пойдём. Я пока подготовлюсь.
  Ворча, но, признавая её правоту, ракшас подчинился - внизу было темно и тихо, он не только перезарядил и проверил автомат, но, и как она попросила, заполнил магазины (Хасана учили по-легионерски - после каждой схватки менять магазин, пусть даже он не полностью пуст. Так меньше шансов, что откажет, но со временем все магазины становились полупустыми.)
  Кадомацу воспользовалась его отсутствием, чтобы переодеться. Слов нет, ей нравилось, как короткая тюремная юбочка подчеркивает её стройные ноги - это смешно, но только в тюрьме она почувствовала гордость за то, что природа не обделила её фигурой, но для боя эта одежда была неудобна. Заодно и мантры подготовить.
  Девушка сняла пояс и юбку, чтобы одеть их поверх. Скинула накидку, оставшись в одном 'верхе'. Оглянулась - не дай бог, Хасан заглянет, и такой её увидит. Разорвала ворот накидки пошире - теперь рукам и крыльям будет удобнее действовать. Надела накидку, полы пропустила между ног и подвязала поясом. Получилось очень сексуально. Попрыгала - нигде не жмёт, и теперь не стыдно будет пинать в лицо ногами. И надела сверху юбку. Вот теперь она приличная девочка.
  ...Хасан подумал, что она нашла где-то ещё одно платье. Принцесса только улыбалась на вопросы:
  - Нет, это я всего лишь заправилась. Как ты думаешь, мы этот стол поднимем?
  Стол был не сколько тяжел, сколько громоздок - в одиночку его было поднимать не с руки. А поднять надо было бесшумно - они втихую раскачали его, и метнули в дверь...
  Стол со свистом рассёк воздух, и обрушил эту дверь вместе с замком и куском стены прямо на голову патрулю.
  Хасан сразу же, короткими очередями, стал срезать по одному-двум подбегающим. Правда, не всегда попадал - да не легионер же он! Да и автомат не на его пальцы рассчитан.
  Вот сейчас башибузук в полной мере ощути предусмотрительность принцессы - он-то думал, здесь можно пройти с одним скальпелем! Как же. Они и с автоматом с трудом прорубались! К счастью, как первый натиск спал, в драку вступила Ханум, и ему осталось только добивать раненых.
  Метеа не сразу привыкла к кабелю. Он оказался не такой гибкий, как цепь или верёвка, но и отнюдь не жесткой палкой. Длинный - почти в два её роста в первые разы она неплохо промахивалась по рядом стоящим целям, но быстро приноровилась, и показала, как может быть опасно такое оружие в руках опытной фехтовальщицы.
  Первый сразу лишился глаз - хоть она метила не в него, а в автомат соседа, что ж тоже неплохо. Потом ему же засветила кабелем по уху (опять промахнулась), да так, что он волчком ввинтился в импровизированную баррикаду с другой стороны (тюремщики догадались использовать выброшенный стол для защиты от автомата Хасана). А потом демонесса прыгнула следом и уже не мазала. Хороший удар кабелем вырубал насовсем, как дубина Ковая, а скользящий, кончиками расплющенных проводов - рвал с костей кожу и мясо.
  Единственное неудобство - толстый был этот кабель. Неудобно перехватывать.
  Нашумели они немало. Под конец Кадомацу сунулась в самую гущу, перехватив кабель за середину, и прежде, чем Хасан успел что-то сказать - раскидала всех с разбитыми черепами. Вот. И не поверишь, что ночь не спала, и в тюрьме сидела.
  Хасан вышел тоже, но ни для скальпеля, ни для автомата работы больше не нашлось. Разве что для рук - патронами запастись.
  - А неплохо мы их, ханум! Так, глядишь, и пройдём...
  - Молчи лучше, - сказала, тяжело дыша, принцесса, и перевалив выброшенный стол на ножки, села на него: - У них приказ 'брать живыми', поэтому они с нами и церемонятся. Думаешь, мы бы устояли, если бы они сразу стреляли на поражение?!
  Хасан поднял автомат - ограничитель выстрела стоял на 'предупредительный'. Так пуля даже не всегда ранит.
  - Ну, ханум, нам-то лучше!
  - Поищи себе броню, - сказала принцесса, спрыгивая со стола: - А ещё лучше - гранаты. Без них мы отсюда не выберемся.
  - Дак оно хорошо бы было...
  - Тюремщикам, Агира говорил, их носить запрещают. Но на таких как мы, вскоре должны вызвать армейские части.
  - А когда их ждать?
  - Думаю, уже недолго. Понимаешь, на этом этаже ВСЕХ придётся убить. Чтобы освободить Азер и девочек.
  - Так что, облом по-тихому?!
  - Ты же сказал, что тебя на всех девчонок не хватило, да?!
  - Только на Азер.
  - Но-но, нечего здесь краснеть. Вон, у этого, штаны вроде твой размер. Поставь стол, как баррикаду к лестнице и подложи трупы - чтоб не пробили насквозь. Девчонок придётся вам тащить на спинах, лучше это делать по трупам, чем по живым повстанцам.
  - Ну...
  - Вам совсем не до драк будет. А тебе потом - тем более, - она перехватила кабель, и раскрутила его над головой:
  - Главное - отпугивай тех, кто с тыла. Чтоб не кучковались. Отступать потом в твою сторону будем.
  
  ... 'По вашему приказанию прибыл!'
  - А что, уставные нормы уже подзабыты, легат?! Но-но, не надо. Прощаю. Не время сейчас рапортовать.
  - Позвольте осведомиться о ситуации, товарищ перфект!
  - Не надо 'товарищей'. Мы же не Республика, всё-таки. Значит так, побег со второго этажа. Половина персонала перебита, выведен из строя главный распределительный щит и оба генератора. Сбежавшие заключенные прорвались на третий этаж, и, несмотря на все наши усилия, продолжают продвижение, уничтожая персонал.
  - Какие условия? Кто против нас?!
  - Темнота, вероятно побег ещё нескольких заключенных, связь только в пределах этажа. На втором этаже надо чинить щит, нужен эскорт электрика и охрана его во время проведения работ. Против нас - самая важная из наших пленниц, принцесса Гайцона, начальник диверсионной службы карателей, стратег и диверсант высшего класса. В её группе пока удалось обнаружить только неиндентефицированного ракшаса, рост средний, хорошо пользуется невидимостью. Возможно - координатор более крупной группы, которая может вмешаться на выходе принцессы из здания.
  - Всё?
  - Две группы.
  - ...?
  - Скорее всего, будет две группы. Одна отвлечёт огонь на себя, а другая - выведет принцессу. Я бы так сделал.
  - Ясно... есть другие приказы?!!
  - Только брать принцессу живой. Не считайтесь с потерями - Революция потратила слишком много сил, чтобы её заполучить.
  - Разрешите вопрос!
  - Да?
  - Почем они лезут на третий, а не сразу на выход, с таким прикрытием?
  - На третьем содержатся телохранители принцессы.
  - Тогда разрешите свой план!
  - Валяйте.
  - Если бы у них была запасная группа, они бы не стали рисковать принцессой, ведя её на третий этаж, а вывели бы побыстрее.
  - Вообще-то логично. Но группа могла понести потери при прорыве, и импровизировать с имеющимися ресурсами.
  - В последние несколько недель не было крупных прорывов и нарушений периметра. Если застукали диверсионный отряд - это очень громкое событие.
  - Дальше.
  - Следовательно, группа может быть заслана заранее как резиденты, а не профессиональные диверсанты, и вряд ли могла иметь сведения о расположении других пленников. Это импровизация группы освобождения.
  - И что вы будете делать?
  - Основные центурии я расставлю по периметру в холле тюрьмы и на всех выходах. Ваш вокзал - это ужас фортификации, чтобы с его стороны перекрыть тюрьму, нужно занять терминал, иначе упустим.
  - Правильно. А может, вам стоит зачистить периметр?
  - Сомневаюсь, что группа вообще есть. Если бы вы действовали решительно, не оглядываясь на туманные предположения, может, побега бы и не случилось.
  - Но-но!
  - Даже если диверсанты есть, и вы правы, они, скорее всего, были засланы сюда до Революции, и при зачистке мы вряд ли найдём что-то большее, чем перепуганных обывателей.
  - Вполне возможно.
  - Далее: я выделю когорту из центурий гастатов и принципов, и размещу на лестницах группой по несколько автоматчиков с поддержкой двух пулемётов.
  - Тесно будет.
  - Это то, что вы просили: давить массой. На третий этаж формирую элитную когорту из своих лучших бойцов с комиссаром во главе. Они будут заниматься вашей принцессой. Приказ 'брать живой' я отменяю.
  - Вы! Вы соображает, скольких жизней стоила эта пленница?!
  - Конкретней, легат. Ваше обоснование такого решения. Некоторые тут головой отвечают за её жизнь.
  - Без связи, освещения, и спецсредств, ловить Железного Демона-диверсанта - простите, проще отправить легион на республиканскую децимацию. Пока у меня не будет хотя бы спецсредств - приказ: 'Уничтожить'.
  - Вы полностью отдаёте себе отчёт?
  - Да. Я беру на себя всю ответственность, и лично сам отвечу перед Кахкхасой и Шульгеном за все последствия...

  
  ...Принцесса в настроении даться - это что-то страшное, решил Хасан. Им только надо было выбраться из 'клещей', а там она показала, на что способна! Действительно, армия не нужна..
  Мацуко поняла одно - принимать настоящий бой их не учили. Одна надежда на оружие и число, плюс невнимательность к мелочам. И большое число женщин. Демонесса расправлялась с ними играючи - автоматы и копья сами вылетали из рук, а её превосходство в силе и рукопашной решало исход боя в её сторону.
  Она ведь всегда была коротышкой - маленькой и шустрой. Только Маваши был меньше неё. Просто на войне всё время встречаясь с расами, чьи великаны не доставали ей до подбородка, привыкла себя считать за 'большую'. А теперь, она вспомнила, как фехтовала с отцом и братьями - и тюремщики только и успевали что испугаться.
  Девушка прыгала на головы, зависала под потолком над коридорами, пряталась в засадах за углами, чтобы не выдать себя светом кожи - и била, била, била. Это была не месть - это была работа. С отрешенным лицом, она отбивала удары, шла на пули, уворачиваясь лишь от тех, что летели в неё, выворачивала и выбивала из рук оружие, порой вместе с руками, разбивала головы - и всё с холодным взглядом, который пугал порой страшнее её смертоносных приёмов.
  Так же, быстро и легко, она уничтожила маленькую, но отчаянно сопротивляющуюся группу, возле входа - а потом Хасан крикнул:
  - Ханум! У них гранаты!
  - Вот и ввели армию. Вооружайся, вернёмся к девочкам.
  
  ...Только в легендах герой справляется со сонмом врагов одним взмахом меча. А у принцессы даже меча-то не было...
  'Легенды слагаются, когда от армии героя теряется слово 'армия'' Легионеры - действительно страшный противник. Ей спокойно отступить не дали - прижали огнём, она чудом выскользнула, но лишь потому, что один забыл, что демоны летают. За укрытием из блока камер она обмотала кабель вокруг пояса и подготовила магию - враги начали стрелять рикошетами, уменьшив силу выстрела. Такая пуля не могла убить, но больно ранить запросто. Особенно крылья.
  Она прыгнула, распахивая крылья под потолок, увидела краешком глаза кого-то из стрелков - и метнула в него плоскую льдинку, словно сюрикен. Придавленный крик возвестил о том, что она попала. Приземлилась от нащупывающих её очередей на пол, с двух молний поразила ещё двоих. Бросилась за угол, зашла с тыла - нет, они всё-таки хорошо прикрывали своих раненых. Хоть один, да успевал поднять автомат и выпустить очередь.
  Она встретила ещё одного в лоб ударом ветра, потом телекинезом сбила с ног тех, кто ближе попался, и опять с кабелем наперевес, вступила в рукопашную.
  Эти дались куда сложнее тюремщиков. Хорошо, что их тренировка была больше сосредоточена на автоматах, а не ближнем бою, а против гибкого кабеля вообще не знали, как защищаться. Они ставят блок - кабель загибается об него, отбивают - кабель отскакивает и хлещет с другой стороны, сами крутятся - вертятся, пытаясь избежать острого конца - а демон уже тут и она бьёт рукой или ногой. Или магией.
  Из бокового прохода прострочила очередь - к ним пришла подмога, потом там грохнула граната: 'Хасан' - подумала Метеа:
  Ещё раз.
  - Ханум, проблема.
  - Что-то с Азер?
  - Их усыпили...
  
  ....На этот раз не в почтительном поклоне, а на самом деле, почтительно склонив уродливую голову, пришлось появиться Кахкхасе у Шульгена.
  - Светлейший батша...
  - Что с вашей принцессой?!
  - Сожалею, мой Светлейший, но она всё ещё не поймана. Это моя вина - не предусмотрел всех вариантов побега.
  - Ну что же, - смягчился старый наг: - Никто не совершенен. Однако, почему это оказалось непредсказуемым?! Я требую отчёта!
  - Против нас вся сила Республики, мой батша. Все варианты предугадать невозможно.
  - Вы бросили на это дело целый легион?
  - Из бывших номерных, но его командиру я полностью доверяю. Очень перспективный офицер, к тому же, с опытом противодиверсионной работы.
  - Легион... не слишком ли много?! В тюрьме и двух центурий с головой хватит, тем более, эта тюрьма - женская.
  - Оставим это на усмотрение командира - пусть он сам разбирается. Мы же не партия Республики, чтобы требовать 'троекратного превосходства духа Амаля' и зазря губить солдат в неравной схватке?! К сожалению, приказ 'брать живой' пришлось отменить.
  - Как 'отменить', мой добрый Кахкхаса?! Целый легион не сможет взять живой одну девчонку?! Не верю.
  - Условия неподходящие. Там темно и очень опытный противник нам противостоит - а обездвижить мы её никак не сможем.
  - У вас был какой-то газ, мой хитроумный друг.
  - Его очень трудно применять, и в такую ловушку попадаются только один раз - не думаю, что сейчас получится. Есть правда, обычный снотворный газ для железных демонов - без хитростей, но его бы суметь довезти... В самой тюрьме не было запасов.
  - Я бы был за снотворное, и неважно, сколько времени это займёт. Передайте вашему офицеру, чтобы он не гнал лошадок. Не забывайте - не будет принцессы - кончится перемирие.
  - Я этого никогда не забываю, светлейший...

  
   >Вы опоздали с легионом
  
   ...Несколько гранат, брошенных в лестничные проёмы, успокоили штурмующих. Может, кто-то и прошел на третий этаж, но пока они, если и были, старались не высовываться. Мацуко и Хасан тихо отступили к камерам к суккубам.
   Они действительно были усыплены - даже на глаз было видно, что камеры были заполнены каким-то газом желтоватого оттенка. Газ не выходил за границы решетки, служившей, как в зверинце, стеной узилища. Третья Принцесса усмехнулась: 'узилище'... Нет, это была позорная тюрьма, место, специально созданное для наказания женщин - что может быть унизительнее, чем такая вот звериная клетка?! На Азер ещё оставалась какая-то одежда, на Гюльдан и Афсане не было даже лохмотьев.
   Хасан без труда справился с запорами (где он ключи находил - уму непостижимо!), и показал - из распахнутой двери газ не выходил.
   - Колдовство? - спросил башибузук.
   - Нет, это та же техника что и на газовых стенах. Ты видишь, откуда это подаётся?
   - Синяя труба, она железная, её не сломать. Делать-то что?!
   - В больших крепостях её удерживает специальное устройство в стене. Это как магнит. Здесь магнит должен быть либо в раме, либо в прутьях... Ты, наверху смотрел? Там, где синие трубы?!
   - Да не знаю я! Трубы-то нам зачем? Как девчонок вытаскивать? Мы там сами заснём!
   - Ну, во-первых, я волшебница, а не только драчунья. Так что не заснём. Во-вторых, я настрою и для Азер изоляцию. А вот девчонок придётся нести на руках - ну так даже лучше. А в третьих - газ-то снотворный. Что будет, если мы его в вентиляцию пустим?!
   Башибузук немного опешил, потом отрицательно покачал головой:
   - Не выйдет, Ханум. Света-то ведь нет. Насосы не работают...
   ...Теперь настала очередь опешить Её Высочеству...
  
   ...Легионеры напали неожиданно, когда Хасан, уговорённый принцессой, полез на крышу блока, а она колдовала внизу. Её спасло, что одновременно, как предупреждение, моргнул свет, и повстанцы решили вновь брать её живой - две туши прыгнули ей на плечи, она в ответ резко развернулась и перебросила их на решетку. Обернулась - ещё один спешил к ним на помощь, распахнув руки - и так, с размаху, угодил в её объятия. Метеа еле отвернула лицо - он вскрикнул, загоревшись, и умер, похоже, от боли. Звякнув металлом амуниции, горящее тело упало на пол.
   Еще пятеро, надвинулись на зеленоглазую демонессу, вскинув автоматы - она же, не поняв как, сорвала с трупа каску, и, чуть присев, с силою ударила по раме решетки. Рама треснула, и газ, как застоявшаяся волна, схлынул на легионеров. Они моментально повалились на пол.
   Хасан аж присвистнул:
   - Неплохо! Всех бы так.
   - Я того же хочу, - негромко ответила принцесса.
   - Если бы... А если они не починят свет, или насосы не включат?!
   - Развинти все краны. Должно сработать.
   - Какие краны, ханум? Тут ни одного, только ручки какие-то!
   - Это краны! Оттяни на себя, и поворачивай, стрелку видишь? Вот пусть течет... А мы пока будем прятаться.
  
   ... "Докладываю - группы вышли на исходные позиции. Следов противника пока не обнаружено!".
   - Как продвигалось выдвижение? Были проблемы?!
   - Несколько групп уничтожено, как мы и докладывали ранее. Проявили излишнюю инициативу. Примерно полуцентурия, если считать и тех, кто попали под гранаты на лестнице.
   - Пол-центурии! И это легионеры - пол-центурии положить, ловя всего двоих!
   - Ваши там полегли все. А наш единственный просчёт - тащить туда гранаты.
   - Разрешите доложить! Объектов уже не два - их трое!
   - Кто ещё?!
   - Они освободили заключенную!
   - Они освободили весь второй этаж, балда! Если вы кого-то не смогли поймать под подавляющим излучением...
   - Она с третьего.
   - Не может быть. Там сонный газ в камерах, это не третий, это ноша.
   - И, тем не менее, их трое.
   - Какая камера, какой номер?
   - Да откуда я знаю, тут темень!
   - Что там у вас, перфект?
   - Её телохранительницы. Суккубы. Но, во-первых, они усыплены с первым сигналом тревоги, а во-вторых, их несколько недель держали без мужчин. Она их даже не унесёт - она же горячая. А они ходить уже не могут. Устойчивая анорексия.
   - Ясно... ой, а что это?
   - Свет. Вы уже забыли, что это такое?!
   - Слава богу. Связь? Наблюдение?!
   - Аллё, это генераторная. Движок я починил, щиток, видать, тоже. Вы скажите там, в компрессорную, что у них перерасход...
   - Обязательно. Итак, всем задействованным группам - говорит ваш легат. Начинаем операцию. Сдайте гранаты офицерам. Удвоить осторожность при зачистке третьего этажа. У нас есть связь, докладывать обо всём необычном немедленно. Обращайте особое внимание на потолки - не забывайте, объект умеет летать.
   - Над блоками.
   - Что?
   - Над каждым блоком есть технический отсек - трубы там всякие, ещё какая дребедень... Она - там.
   - Вы так думаете?!
   - Там больше негде прятаться.
   - Меня волнует вопрос - как она попала на третий?! По лестнице она не поднималась. Нет соображений?! Ладно. Группы! Внимание! Проверяйте технические отсеки над клетками. Возможно, объект находится там.
   - Эй! Сколько говорить - скажите в компрессорную, чтоб перестали дурить! У них либо замыкание, либо они всю тюрьму накачивают! Я пока включаю второй генератор. Эй! Да вы что там, уснули все?!..

  
   ...Если Хасана как следует понукать - он горы свернёт. Эту истину Мацуко уразумела, ещё будучи Яваном. Правда, родственник покойного Теймура любил вспылить без повода, но авторитет его быстро успокаивал. Он долго лазал по потолку - пока эмир-ханум сидела со спящей Азер в нише над одной из клеток и ждала его. Ниша была узкая, суккуба с трудом помещалась, об огненной демонессе и говорить было нечего, но она вспомнила заклинание уменьшения и, став ростом с ребенка, втиснулась рядом с сестрой Ануш. Довольный Хасан предложил так же уменьшить и остальных, но, увы - эта магия действовала только на неё саму.
   ...Свет дали неожиданно. И сразу же пошли легионеры - сильные, уверенные, сторожкие как охотничьи псы. Десантные автоматы они несли на одной руке, упирая разомкнутым прикладом в локтевой сгиб - знак сознания собственного превосходства. На поясе теперь - ни одной гранаты! Учёные. Метеа замерла, стараясь не дышать - нет, со всеми ними даже ей не справиться. Вот уж, действительно, великая честь - все одну её ловят.
   Несколько раз звучал голос командира, раздававший им приказы по дальнеговорникам - но вскоре это перестало иметь значение. Потому что с потолка хлынул газ...
   ...Хасан постарался на славу - текло как из дырявой крыши в ливень. В поле зрения девушки было две группы - в одной из них струя ударила по шлему одного из передних, и тот свалился как подкошенный. Его группа, подумав на выстрел, попадали на колено, вскидывая автоматы - и свалились следом. Другие поняли, в чем дело и закрывали руками и рукавами лица, но это лишь чуть отсрочило момент - тюремный газ, наверное, был рассчитан на такое - заснули как миленькие, едва он накрыл их с головой.
   Когда всё утихло, с блока напротив спрыгнул Хасан:
   - Ну, как, ханум?! Вот и всё - знать бы сразу, сделал бы так, до того, как вас вытаскивать.
   - И уснул бы без изоляции. Вижу, ты не пожалел рук, выворачивая краны.
   - А я не все выкрутил. Некоторые приржавели, а другие скрипеть начинали.
   Метеа спрыгнула на пол, возвращая себе настоящий рост - и вдруг у неё всё перед глазами поплыло, она еле удержалась на ногах, и то - схватившись за решетку.
   - Ханум! - бросился к ней ракшас.
   - Всё хорошо... - пробормотала она, спокойно садясь на пол. Я просто сильную изоляцию поставила. Ты тоже не делай слишком резких движений - а то тоже в обморок свалишься.
   Хасан с беспокойством и недоверием смотрел на неё. Она по плечи сидела в этой желтой гадости, которая только что убила легионеров:
   - Не беспокойся за меня, - успокаивающе улыбнулась ему девушка: - Лучше помоги спустить Азер.
   Ракшас посмотрел наверх:
   - А она как?
   - Глаза уже несколько раз открывала, но пока не проснулась.
   - Ну, она любит поспать...
   - Азер?! За Девятивратной Оградой говорили, что не спят только часы и она.
   - Мы об одной Азер говорим?! - и они рассмеялись.
   - Итак, я не знаю, сколько отравилось, но на всякий случай надо добить - а то вдруг не подействовало?
   - Добивать? Зачем? Бежим, ханум!
   - Мы можем не выбраться быстро. Лучше подстраховаться. Вытащи девчонок.
   Метеа оставила свой кабель и взяла нож одного из легионеров. Рукоять обгорела быстро, но под резиной оказалась металлическая деталь. Впрочем, чтобы протыкать трупы особого воинского искусства не требовалось.
   Она вновь чувствовала усталость - но на этот раз не искусственную, а самую благодарную настоящую. Да... Она уже выбралась... Только несколько шагов теперь. Из мечтаний её вывела хриплая амальская команда:
   - Живой не брать! Огонь на поражение!
   Демонесса еле успела ударить крыльями и взлететь. Под потолком, выше притолоки, махнула вправо и приземлилась слева от зарешеченного выхода на лестницу.
   - Отставить огонь. Смотреть в оба!
   Кадомацу замерла у стены - газ за решетки не уходил, значит, предположение, что они отравили всю тюрьму, было иллюзией. Самообманом. Простительным для засидевшейся пленницы, но недостойным для той, кого ждал Тардеш.
   - Комиссар, может её гранатой?
   - Отставить! Почему не сдал? Да и как ты попадёшь?!
   - Да она тут, за стеной! Я рикошетом!
   - Не кинешь ты через решетку.
   - Я рукой через неё, а потом...
   - Потом она руку тебе и оттяпает...
   Принцесса посмотрела на крепления решетки. Один раз это помогло... но она не уверена была, что ей хватит сил... А хватит ли магии? Она сосредоточилась - заклинание "батарейки" могло и не сработать, если в воздухе было мало электричества, но ей повезло. Раздалось нарастающее жужжание, крики: "эй, свет!" - "эй, магия!", выстрелы, крики, кто-то из них в испуге сам размахнул решетку - и желтый газ хлынул на лестницу. Демонесса не теряла времени. Через минуту они все были мертвы. Кадомацу прогнала Хасана, прибежавшего на шум, убедилась в том, что газ заливает всю лестницу, и, сверившись с планом, пошла проверять четыре других выхода с этажа.
   На одной ей легионеры сами помогли - решетка была открыта, и они все валялись перед нею. Видать, выбежали на помощь. Воздух на лестнице был чистый. На двух других народ оказался поумнее - пришлось опять хитрить с магией и бить свои ноги об чужие морды.
   Назад возвращалась, прихвативши кое-какие трофеи - к кабелю можно кой-чего прикрутить, да и одежда для Азер и девочек пригодится - не нагишом же им бегать! И чуть не прыгнула от радости, когда услышала:
   - Надень нормальную юбку или штаны пошире. Твои ноги - это смертоубийство для всех мужиков!
   Она улыбнулась и с деланной ворчливостью пробурчала в ответ:
   - Никакие они не смертоубийство, они короткие и толстые.
   - Короткие и толстые - это у меня, и я тебе их не отдам. Так что будешь ходить со своими, красивыми.
   Они рассмеялись обе, и принцесса отдала ей узелок с собранным добром. Суккуб поймала её на лету, погасила тлеющие дырки от пальцев подруги, и развязала узел:
   - Подарок?
   - Нечего всех живых парней смущать, одевайся. Там и оружие есть... сама посмотри.
   - И мне, и девчонкам? - Азер вытащила рубашки: - Кстати, как они?!
   - Спят пока. Сейчас пойдём, посмотрим. Я думаю - не стоит их будить.
   - Им лучше надо... А что, Хасана на них не хватило?! - спросила соблазнительница, бесстыдно сбрасывая с себя тряпьё и начиная примерять штаны.
   - Ещё чего! - возник Хасан сбоку.
   - Ты готовься-готовься. Вылезем - на тебе эти двое...
   Азер оторвала штанины дальше самых пределов приличия и подпоясалась поясом. У рубахи она сорвала рукава, и, просунув в дыры сначала крылья, потом руки, накинула на плечи. Застегнулась на все пуговицы, потом пропустила полы через ворот и завязала узлом на груди. Получилось ещё сексуальнее, чем нагишом, но чего ещё ждать от суккуба? Черный цвет формы превосходно шел к её бледной коже и васильковым глазам, да и оказалось, что она вовсе не такая толстая, как всегда считалось. Как и у хозяйки - вместо жира сильные мышцы, только, если принцесса всё-таки старалась, чтобы мускулатура не портила фигуру, то сестра Ануш давно об этом забыла, и под её тонкой кожей перекатывались шары и жгуты завидного, даже для мужчины более высоких рас, объёма.
   Из оружия она взяла десантный нож - для её размеров это уже было солидное оружие, и сказала:
   - Ну, давайте потихоньку отсюда выбираться.
  
   ...Дверь камеры Гюльдан заклинило, и, пока Хасан с ней возился, Азер успела одеть спящую Афсане:
   - Да чего ты телишься, не можешь - так и скажи. Стену проломить попробуем.
   - Отстань! - огрызнулся ракшас.
   - Прикуси язык и поторопись, - осадила его принцесса: - неизвестно, сколько у нас времени.
   - Да куда торопиться - они же все передохли! Кто знал, что снотворное для суккубов убивает призраков...
   - А ты уверен, что все? На тебя, кстати, не действует, а тут и ракшасы в охране есть. Да и снаружи там ещё одна тюрьма, а если кто-то из солдат сумел добраться до противогазов - то вообще молчу.
   - Перестаньте ругаться, он не спит, потому что под изоляцией. И если её не снять как можно быстрее, мы все уснём просто от усталости. Первой - я.
   - Понял?! Ну, давай, шевелись!
   - Ладно-ладно...
  
   Наконец, замок поддался (не без помощи силы принцессы), и Азер, как заботливая наседка, склонилась над младшей из сестёр, одевая её.
   - Хоть бы 'спасибо' сказали, - пробурчал ракшас: - Что вас вытащил.
   - Спасибо, - холодно кивнула Мацуко: - Но мы ещё не вышли.
   Хасан обернулся. Демонесса красивая как всегда, вышла на пустое место, и принялась упражняться со своим кабелем.
   - Держи, герой - приказала ему Азер, садя сонную Гюльдан: - Смотри, две пряжки. Эту тебе на грудь, эту - на пузо. Если надо снять, отстёгивай пузо! Сначала - пузо! Посади её на пол, и только потом - грудь! Не перепутай! Или головой её ударишь. Понял?!
   - Да понял, понял... давай... - и вдруг взвизгнул, и отскочил к стенке: - Вы чо? Она там... у вас вообще, живая?!
   Кадомацу обиделась.
   - Живая, - сказала Азер.
   - Она же холоднее мертвеца!
   - Суккубы всегда такие, - сказала принцесса: - Или ты не знал?
   Азер уже смеялась:
   - Смотри, дышит. А обнимет тебя - так и согреется.
   - Шайтаны ненашего бога, знал бы сразу...
   - Пойдём, - поторопила их Метеа: - Они уже должны сообразить, надо спешить, чтобы воевать не пришлось...
  
   ...- Кого-то из них надо выкупить. Срочно, - неожиданно сказала Злата во время игры в шахматы.
   Тардеш удивился, хотя, вроде, считал, что за время знакомства с этой девушкой разучился это делать:
   - Почему не всех? - он взял ладьёй королевскую пешку.
   - Помолчи. Я бы давно сказала, если бы не столько работы. Шульген мудрит, то предлагая, то отказывая нам в выкупе её соратников, так давай его перемудрим - когда предложит - выкупим!
   - Хм, помнится, ты нас отговаривала это делать.
   Нага пожертвовала конём, а на следующем ходу взяла эту несчастную ладью.
   - Да ну?! Это был Юйвэй.
   - Ладно, я точно не помню - драгонарий закрылся от её ферзя своим и задумался - для рокировки нужно было убирать слона, а ни одной пешки нельзя было сдвинуть, чтобы не выпустить только что запертого 'бедокура': - В конце концов, он от нас ничего за них не просит.
   - Ещё вещи.
   - В смысле?
   - Всё, что на неё было надето в день поимки.
   - Хм, так вот что тебе нужно! - слон еле успел перехватить рвущуюся в ферзи пешку на королевском фланге: - А если он догадается?
   - Надо это ввернуть как-нибудь между делом, - ладья отомстила слону за пешку, но сама пала от пешки же: - Попроси Юйвея запрос составить. Он это умеет.
   - Ладно, - слона, ходящего по черным, так и не удалось вывести. Тардеш с грустью посмотрел на то безобразие, которое он накрутил вокруг своих короля с королевой. А ещё стратег называется! Он сам уже подставил под рубку свою левофланговую пешку:
   - Лишь бы она была жива.
   Чёрная пешка через два хода прошла в ферзи.
   - Она жива, не бойся. Шах.
   Король сделал отчаянный рывок, чтобы защититься, но вмиг остался без ферзя. И сразу же рядом оказались другие мелкие фигуры - второй конь, ладья, слон... даже пешка. Черную Королеву рубить просто нельзя.
   - Мат, - объявила нага.
   Белые проиграли.
   ...Разве что пешку он срубил напоследок.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"