Осипцов Владимир Terramorpher: другие произведения.

"Сегодня никто не умрёт"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несерьёзно начатая и странно продолженная история про киберпанк и машину времени.


   "Сегодня никто не умрёт"
  
   ...2021 проснулся от вызова 51-й, пришедшего прямо на рекреационный терминал. Подчиняясь команде вышестоящего офицера, импланты переключили режим сна в бодрствование, инжекторы, шипение которых он расслышал сквозь сон, впрыснули стимуляторы, нагрев капсулы отключился, крышка отошла, и в принудительно включенные глазные импланты ударил сумрачный свет казармы. Вестибулярный аппарат просигналил о готовности, 2021 потянулся, вместе с остальными вставая с наклонившегося ложа, осмотрел и ощупал агументику и кибогризацию - не повредил ли во время сна, и включил операционную систему на самотестирование. В принципе можно было обойтись и без этой мелочевки, но не раз даже его знакомые ребята лажали на заданиях только из-за того, что отлежали или выдернули какой-то провод или джампер. Кстати про джамперы... он подошел к зеркалу и проверил свои - пронесло. Емкость памяти его древнего тактического блока была ниже, чем требовала эта модная новая операционка, и если хоть один выпадет - она определит, что её обманывают и отключится. А вот этого нельзя... Прогноз погоды говорил, что погода нелетная и обещал грозу...
   Он достал бритву и щетку и начал приводить себя в порядок. Как-никак его вызвала на аудиенцию ни кто-нибудь, а сама 51-я - Надежда и Защита Человечества, Сокрушительница Рептилоидов, Последняя Опора Цивилизации, Разящий Кулак Спасения. Он со смехом посмотрел на свою левую механическую руку... Потом - на соседей по казарме, у которых тоже были искусственными то рука, то нога, то глаз... Да уж... скоро, в них, последних людях, от человеков совсем мало останется... Впрочем, 51-й повезло ещё меньше. Двадцатый год шла проклятая война остатков человечества с коварными чешуйчатыми рептилоидами, все меньше было других очагов сопротивления, и их последний оплот - замурованная в скале база, которая устояла против рептилий только потому, что внутрь можно было попасть лишь с помощью телепорта. А защитники... защитников всё меньше... и самые отважные, всё меньше становятся похожи на людей с каждым боем. Впрочем, его ждет то же самое...
   Понимаясь с остальными добровольцами по узким тоннелям вырубленного в граните убежища, он вспоминал последние события - ещё одна база, на 58-м меридиане потеряна буквально на его глазах, и восточные базы уже третий год не подавали сигналов, а все посланные к ним разведчики попали. В таком случае 51-я могла потребовать от него либо самому отправиться на Восток, либо разыскать кого-то из гонцов. Скорее всего - первое. Вызов не был срочным, что было бы в случае поисков. Значит, предстоял полёт в неизвестности в небе, которые отныне полностью контролировали враги...
   Впрочем, ворчать 2021 не хотел, да и не мог, наверное. Ему ли оспаривать приказы 51-й - то, что пришла из кровавого ада за 23-м меридианом, участвовала в битве за 37-й, отступлении от 44-го, и спасла всех в катастрофе на 48-м меридиане. Когда-то там были города, дороги, целые страны, полные людей... сейчас одни войска коварных рептилоидов...
   В приемной их ждал незнакомый киборг с цифрой 104 на светло-зелёном корпусе. Как определил 2021, 104-й был более старшего, скорее всего 2-го поколения - с полной ампутацией конечностей и заменой их на робототехнику. Сейчас он был вмонтирован по пояс в письменный стол, а его мозг полностью подключен к компьютеру, и, судя по движению камер слежения на потолке - и ко всему командирскому бункеру. Он короткими жестами без слов рассадил всех вызванных по углам, что было не так просто из-за нестандартной киборгизации каждого из пришедших.
   - Разведчик Элитного Корпуса, сержант 2021 прибыл по приказанию Маршала! - отрапортовал он, отдав честь, когда подошла его очередь.
   104-й кивнул - представляться было излишне, скорее всего, он как раз его досье и читал.
   - Подождите, - попросил он: - Маршал как раз проводит совещание, касающееся вашего задания.
   2021 кивнул и присел в кресло, подключив электронику к зарядному устройству. Служба-службой, а аккумуляторы не резиновые, и лишний час работы вхолостую лучше провести на стационарном питании. Остальные посетители с досадой проследили за его действиями - они-то не успели!
   - Семнадцатая, Девяносто восемь-девяносто восемь, не подходите по состоянию здоровья, отказ. Сорок один- шестьдесят два, сорок один-ноль семь, излишняя киборгизация, отказ.
   Четыре киборга из названных ушли.
   - Двадцать-двадцать один, входите, - услышал он: - Маршал ждет вас.
   2021 отключился, глянул на себя через камеры местной сети, убедился, что выглядит идеально, и вошел. Тяжелые двери закрылись за его спиной.
   51-я ждала его за столом, возвышаясь темной бронированной скалой, украшенной редкими перемигивающимися индикаторами. Киборг 1-го поколения, практически полное протезирование, из органики - только мозг и несколько необходимых желез, не дающих превратиться в растение. Она повернула к нему свою лысую, обезображенную ожогом голову, и встретила жестким взглядом серых глаз:
   - Ты и правда похож на человека, - вместо приветствия сказала она: - Добро пожаловать.
   - Разведчик Элитного Корпуса, сержант 2021 по вашему приказанию прибыл! Готов к выполнению любого задания!
   - Вольно, - сказала она: - Подключись к моему офицерском порту, - попросила она, протягивая к нему манипулятор с открытыми коммуникационными гнездами: - Тут много гигабайт информации, надеюсь, на твоём жестком диске достаточно места?
   - Есть некоторые проблемы... - признался он.
   - Ничего там не принудительная закачка. Почистишь и загрузишь.
  
   2021-й запустил процедуру индексации содержимого, и краешком глаза посмотрел на маршала. Да. Такими были практически все старшие офицеры армии. В любое другое время раненые, контуженные, лишившиеся рук и ног инвалиды имели право на отдых от войны, спокойную жизнь в тылу, но не сейчас. Людей было до ужаса мало, они были слабы как дети против рептилоидов, поэтому раненые и искалеченные, они возвращались в строй, заменив утраченные части тел на протезы, или даже добровольно - на оружие. Когда-то 51-я была женщиной, наверное, даже очень красивой женщиной - не даром к ней до сих пор все обращались в женском роде... но сейчас это была боевая машина, командующая другими боевыми машинами. С содроганием 2021 думал, что и ему предстоит то же самое. Но пока у него была киборгизирована только одна рука, необходимая для управления экзоптеродактилем, и он надеялся, что, по крайней мере, пока не встретит девушку своей мечты и не заведет ребёнка, не будет продолжать процедуру дальше. Хотя... девушек, свободных для ухаживаний, на Базе уже не было, и если так будет продолжаться - не останется и способных рожать...
  
   Наконец, интерфейс дал добро и брифинг загрузился.
   "ПРОЕКТ ХРОНОСФЕРА" - увидел он пред своими глазами.
   - Ого! - воскликнул он: - Неужели сбои во времени при телепортации - не выдумка?
   - Да, это мы поняли во время битвы за 58-й, - вздохнула 51-я: - Наше подкрепление не пропало, он было выброшено на день раньше в тылу рептилоидов. Если бы они знали что переместились во времени! - она тяжело ударила четвертым манипулятором по столу и с грохотом заходила по комнате: - Они погибли, ударив на день раньше, и предупредили рептилоидов об атаке! И поэтому провалилась и вся битва за меридиан!
   Привязанный к ней шнуром 2021 вынужден был бегать следом.
   - Но это уже мелочи, по сравнению с тем, что мы поняли. У нас есть машина времени! Да мало того, что есть - она у нас была всегда! Сейчас все ученые Базы бьются над одной задачей - как обеспечить точность выхода! К сожалению, возвращения пока не предусмотрено.
   - Вас понял, - остановившись, отключил шнур и вытянулся по стойке "смирно" 2021: - Билет в один конец. Готов в любой момент.
   - Погоди, - положила второй манипулятор ему на плечо 51-я: - Тебе, кроме желания нужно ещё кое-что.
   Она вытащила коммуникатор и приказала:
   - Телепортируйте нас в мой ангар.
  
   В огромном ангаре, вместившем и 51-ю и 104-го в боевой форме, и ещё с десяток киборгов 3-го поколения научной модификации, его ждал сюрприз, который он осмотрел с большим скептицизмом.
   - Вы с какой свалки откопали этот ржавый хлам?
   Экзоптеродактиль. Похожий на его собственный - быстрый и легкий малозаметный экзоскелетон-разведчик с мускульным крылом, только древней модификации, наверное, ещё дорептилоидных времен. Он сомневался, что его агументика была совместима с этой авионикой. Да ещё и, как он убедился, проверив крылья и разъемы - ржавый во многих местах!
   - Из музея, - призналась 51-я: - От такого подарка не отказываются.
   - Меня собственный компьютер отформатирует, едва я попытаюсь подключиться к этому хламу! Ничего современнее нельзя найти? Тут проводка, кажется, сгнила? - причитал 2021, проводя технический осмотр предоставленного чуда техники.
   - Более современные нельзя, прости. Мы хотим отправить тебя на двадцать лет в прошлое - а тогда ещё Человечество было разделено на отдельные цивилизации, и без действующей системы "свой-чужой" тебя собьют.
   - Вы хотите, чтобы я предупредил людей об опасности? - спросил 2021, понемногу, с помощью тяжелых инструментов и собственных ремонтных имплантантов приводя музейный экспонат в боевую готовность. Кто-то из ученых и техников сообразил и пришел на помощь.
   - Увы, нет. Мы сегодня уже послали ученых и дипломатов в далекое прошлое.... Но как свидетельствуют пересланные нам записи, - она показала россыпь старых чипов на столе: - Им просто не поверили, пока не стало поздно. Как мы и предполагали, рептилоиды ещё до вторжения проникли во все правительства.
   - И что же мне предстоит сделать там, где не справились яйцеголовые? - спросил 2021, рассматривая развернувшийся перед его глазами список вооружения и возможной комплектации. Он переслал его 51-й и 104-му, и те отметили отсутствующие на складе предметы.
   - Работу разведчика. Ты пойдёшь за 23-й Меридиан, в Глубокий Запад. Первый бой людей с рептилоидами, первый захваченный город. О нем не осталось никаких сведений, только... - 51-я сглотнула тяжелый комок: - Воспоминания... Выдавая себя за "своего", сделай подробную съемку боя, тактику рептилоидов, оборону людей.
   - Если мне представится случай убить кого-то из рептилоидов, мне можно это сделать?
   - Разумеется, - на обожженном лице 51-й в первый раз появилась улыбка: - Убивай, если можешь. Но старайся не умереть. Помни - нам важны люди. Если ты сумеешь прожить эти двадцать лет... то я буду рада услышать твой доклад... А если тебе удастся кого-то спасти...
   2021 прислушался. Уж очень хотелось вот сейчас услышать сигнал вызова и увидеть появляющуюся из телепорта постаревшую на 20 лет версию себя, с докладом, что задание выполнено! Но время шло, и чуда не происходило.
   - Ну что ж. Раз я с пафосом не появился посреди собственного брифинга, значит, я где-то убиваю рептилоидов. Дайте мне конфигурацию для засад и ближнего боя. Чувствую, что издали в такой миссии мне не пострелять... Не бойтесь, маршал. Сегодня никто не умрёт.
  
   Ветвь первая
  
   ... "Предупреждаю, вы входите в воздушное пространство Варшавы" - пропищал женским голосом переводчик, превращая незнакомый язык в понятную речь: "Прошу сообщить свои позывные Союзному командованию".
   2021-й включил систему "Свой-чужой" искренне надеясь, что она работает и ему больше ничего не потребуется. Всё оказалось неточным. 23-й меридиан, на который его выкинуло из телепортации, находился вовсе не рядом с городом - а даже в другой стране, и ему пришлось показывать фигуры высшего пилотажа и применить кое-какие хитрости из будущего, спасаясь от встревожившегося пограничного патруля. Точка вторжения была намного западнее, над большим городом, раскинувшимся по обе стороны широкой реки, и первую часть задания - заснять первые секунды вторжения, он успешно провалил. Но другая часть была полна сюрпризов. Огромный Левиафан рептилоидов - ещё старой, "пузатой" модели, разогнал облака близко-близко и снижался для высадки десанта так нагло, что он мог не то, что разглядеть - потрогать каждую интересную деталь! Это была редкая, и практически невозможная в его время удача - после появления наручных ядерных ракет они быстро сбежали в верхние слои тропосферы, и сведения об их конструкции попадались урывками и несистемно.
   Он несколькими залпами термобарических зарядов разогнал скучковавшихся для атаки рептилоидных дронов и помахал рукой соседнему звену на экзоптеродактилях. Те попытались связаться, но он, постучав по шлему, сделал вид, что у него проблемы со связью, и раскрыв крылья на полный размах, косо ушел под брюхо Левиафана - снимать другую сторону вражеского чудовища.
  
   Да, ядерной ракеты ему точно не хватало. Как бы весело было бы завалить первого Левиафана! Конечно, вторжение бы это не остановило, но какую-то передышку людям бы дало. Он запустил древние сканеры своего музейного экспоната - может хоть какая-то уязвимая часть найдётся! С его, опережающим на 20 лет вооружением, созданным чтобы специально убивать рептилоидов, можно сделать что-то большее, чем вся эта армия!
   Ещё один рой дронов вышел на него, он не стал тратить боезапас, и срезал их лазерами мегаваттной мощности. Его заметили, надо уходить....
   Аудиосенсоры резанул резко взвизгнувший и мгновенно прервавшийся вой сирены. И следом - грохот взрыва. Он развернулся на пеленг - мост. Один из широких мостов через реку, заставленный яркими автобусами. Западная, со стороны Левиафана сторона моста была завалена обрушившимся зданием, а восточная - перекрыта горящей полицейской машиной. И несколько дронов-охотников уже делали второй заход.
   2021-й среагировал моментально - сложил крылья, и, включив наплечные пушки, срезал механических убийц. Из автобусов высыпали люди... слишком маленькие люди... Дети? Он распахнул крылья и приземлился, одной рукой подняв горящую полицейскую машину и перевернув её через перила моста - в реку. Дети уже бежали к нему, позади он видел хромающую женскую фигуру - учительница?
   - Садитесь в автобусы! - крикнул он через кибер-транслятор металлическим голосом: - Путь свободен!
   - Бесполезно! - ответила ему учительница, поддерживаемая двумя подростками - белокурой девушкой лет 13 и угрюмым мальчишкой чуть постарше. Транслятор запищал, подыскивая нужный тембр в своих матрицах: - Это беспилотные автобусы, пока не восстановятся связь, у них нет карты! Сколько вы можете поднять детей на своём костюме? Федя! Яна! - обратилась она своим спутникам: - Соберите самых маленьких!
   2021 дождался перевода и выругался:
   - Да что за ерунда? Не могли предусмотреть что ли?
   - Вот как видите, не предусмотрели, пан?..
   - 2021 - назвал он свой номер, и отстыковавшись от костюма, поднялся в ближайший автобус.
   Дети, собранные помощниками учительницы, испуганно смотрели на его экзоптеродактиля, механическую руку, торчащие из черепа разъемы и антенны агументики. Он жестом показал им сидеть на месте, и подключился к пульту водителя.
   Для военного разведчика, привыкшего взламывать куда более сложные схемы, компьютер автобуса оказался не проблемой. Он быстро обнаружил системы офф-лайнового режима и каналы связи с другими автобусами колонны. Несколько секунд - он загрузил в память машин актуальную карту местности, маршрут и кое-какие придуманные им сейчас скрипты на случай встречи с рептилоидами.
   - Быстрее! - вышел он перед учительницей: - Сажайте всех и уезжайте! Я настроил ваши автобусы!
   Женщина не успела открыть рот - сверху раздался приближающийся свист, и в реку плюхнулось блестящее яйцо. Потом, ниже по течению - ещё одно.
   - Проклятье! - выругался он, не заметив, что киберпереводчик перевел и это слово, так что учительница и старшие девочки покраснели: - Амфибийные танки! Быстрее, быстрее! Времени нет!
   2021-й запрыгнул в экзоптеродактиля, спешно выводя оружие из спящего режима. Вода пред мостом разошлась кругами и вдоль опоры поднялась металлическая голова на длинной сегментированной шее. 2021 рубанул её гигаваттным лазером - срубленная словно косой, голова полетала в реку, а тело со скрежетом скатилось по камню, обломав часть перил.
   - Я вам помогу! - услышал он сзади и увидел в камере заднего обзора это безумную троицу. Белобрысая даже подняла какую-то дубину: - Я умру за этих детей! - кричала учительница, сама бледная как смерть.
   - СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ!!! - выругался 2021-й, закрывая колонну дымовой завесой из наплечных мортирок: - В АВТОБУСЫ! ЖИВО! Вы мне мешаете!
   С другой стороны моста, ясно видимая в инфракрасном диапазоне, поднялась вторая голова. Подпрыгнув над двинувшимися автобусами, 2021 тоже угостил её гигаваттным лучом поверх дыма, и, отцепив от пояса, метнул в реку пониже течения статическую гаранту. Эта штука и в будущем появилась недавно, а сейчас точно была чудом техники. По крайне мере, со стороны реки больше атак не будет.
   Ближний дом с той стороны моста закачался и рухнул. Мелкие камешки дрогнули, подпрыгнули. Ещё раз. Ещё невидимая, но огромная и слишком хорошо известная 2021-му машина двигалась к ним, неся неизбежную и быструю смерть. Шагорекс, ещё невиданный до сегодняшнего дня механический монстр инопланетной армии. 2021 запустил отслеживание конвоя фоновым процессом, поставив окно заднего вида в основной интерфейс, чтобы не отвлекаться во время стрельбы. Шагорекс был дальнобойной тяжелой артиллерией - не очень прочной, но колонне из 5 автобусов нечего противопоставить ей, кроме вооружения ближнего боя одного музейного разведчика...
   Пыль осела. Гигантская двуногая машина, чем-то действительно похожая на тираннозавра-рекса опустила квадратную голову-излучатель и медленно навелась в сторону самой крупной цели - удаляющихся автобусов... "Нет уж, не возьмешь" - прошептал 2021-й и встал на пути выстрела. Боевая машина подумала - и сделала шаг, выбирая новый угол. Створки кожуха плазмотрона, как челюсти древнего ящера раскрылись, между ними нестерпимо-ярко засветилась убийственная плазма...
   - СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ! - крикнул 2021-й и, врубив форсаж, врезался в смертельный нестабильный шар, в один миг испаривший и инопланетную машину и отважного разведчика...
   Вспышка...
   Белый свет...
  
   Инициативный лейтенант
  
   ...Лейтенант Абдулов проснулся от зуммера общей побудки Базы. Пошарив рукой на подушке, он отключил голову от зарядки, потянулся, и сел в постели. А ведь некоторые делают наоборот - сначала потягиваются, а потом вспоминают, что их голова со встроенными в неё умными гаджетами подключена через штепсель. Улица негромко, но назойливо гудела от дождя, барабанящего по защитному куполу. Послышался далёкий гром. Он проверил прогноз погоды - так и есть, гроза, погода нелетная. Впрочем, ему ли, адъютанту самой генерала Ковальски, беспокоиться об очередном вылете? Как будто она его выпустит за пределы базы имени себя... Он принял душ, почистил зубы, достал из ящика новенький, только что из заводской упаковки винчестер - имеющейся памяти ему хватало впритык на обновленную операционку, и подключить резерв надо было вчера. Пока диск форматировался, у него был законный повод опоздать на работу - он заказал кофе, и проверил последние сводки, залез сразу в несколько чатов и на форумы. Хорошо, говорят, киборгам 3-го уровня - у них при побудке автоматически впрыскивается и кофеин, и другие стимуляторы. И можно сутками бодрствовать... К сожалению, или к счастью, лейтенант Абдулов ещё не обзавелся никаким из боевых протезов, и намеревался оставаться без них как можно дольше - по крайней мере до тех пор, пока не найдет девушку и не обзаведется семьей... Ну пусть и не девушку... молодых и красивых вдов на их базе тоже хватало...
  
   От безмятежного кофепития его отвлек вызов Петрова:
   - Абдулов, ленивая твоя задница! Думаешь, стал адъютантом генерала, и можно баклуши бить? Ты и в День Рождения начальства решил на работу опоздать? А ну-ка шагом марш!
   - Зачем двигаться ногами, если есть он-лайн? - резонно возразил он.
   - Чтобы не разжиреть с концами! Смотри, не поднимет тебя твой экзопте...
   - Экзоптеродактиль. Иду, товарищ майор. Уже выхожу.
   - Расслабился ты, погляжу, с нашим генералом. Смотри у меня, лейтенант.
   - Не нравится - отправьте меня в действующую часть. Моё прошение о переводе лежит у Ковальски на столе.
   - Нетушки. Если генерал тебя вытащила в адъютанты - значит это необходимо. Что-что, а интуиция шефа никогда не подводила...
   Они заканчивали разговор, как раз когда лейтенант уже шел на работу. Он встал на движущийся тротуар возле огромного лозунга: "СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ". На нём, закованная в киборгизированный танк Ковальски одной рукой поднимала явно гипертрофированную ручную пушку, а другой - указывала сотням маленьких человеческих фигурок путь под купола замаскированных убежищ. Лейтенант навел визор, чтобы опять сравнить нарисованное лицо с настоящим, но над куполом гулко громыхнул гром и весь визир пошел полосами. Абдулов с досадой выключил интерфейс связи и ответил на приветствие отдавшим честь курсантам, едущим по встречной дорожке. Так себе пополнение - рыжий доходяга дураковатого вида в киберушанке, пожилой мужик лет 40 явно кавказской национальности, одышливый толстяк с татуировкой енота, и крашенная в ещё более ядовито-рыжий тонконогая малолетка с едва наметившийся фигурой, но уже напялившая контактный комбинезон так, словно у неё уже 90-60-90. Берут в армию уже кого попало. "Сегодня никто не умрёт" было написано и на их спинах. Да вообще этот девиз знаменитой генеральши покрывал каждую стену под куполом её базы как довоенная реклама или граффити. Безвкусица. Только на куполе, ясно видимая снизу, была нарисована огромная, во всё поле зрения, эмблема МЧС. Заперли. Другой бы на его месте радовался, что его выбрала и отметила сама Ковальски - генерал-спасатель, с боями прошедшая Битву за Москву, Нижний Новгород, спасшей почти всю армию Евразии в катастрофе на Волге... но это произошло слишком внезапно, в разгар построения им самых амбициозных планов... Помехи от грозы прошли, он включил новости. Всё, как и ожидалось. Идут бои за Нижний Тагил, битва над Пермью закончилась без видимого изменения линии фронта, и идут бои местного значения - разведки людей и рептилоидов пытаются узнать, сколько у них остались резервов. Сибирь в осаде, и не может послать помощи, китайцы опять прорвались к побережью, и подозревают, что есть контакт с американским флотом... Лейтенант выключил и новости. Вот именно сейчас, он, опытный разведчик и пилот высшего класса, должен помогать ребятам в Перми, валить чешуйчатую мерзость десантным виброножом в спину, потрошить гигаваттными лазерами... а он - просиживает штаны в тылу! Да ещё и в небоевой части!
   Дверь штабного бункера открылась сама, идентифицировав его личность по имплантам. Он прошел мимо смеющегося над ним майора Петрова и уселся за свой стол в приемной:
   - Лейтенант Абдулов, личный номер 2021, адъютант генерала Ковальски, на пост прибыл. К работе готов.
   Монитор на столе мягко осветился голубоватым светом, приветствуя, визуальные импланты добавили образов, превращая, казалось бы, бессмысленную картинку в читаемые тексты. Именно так - двойным совмещением, через экран и виртуальность, шифровались даже открытые документы в штабе. Секретность на уровне - без необходимых имплантов не то, что не прочтешь - не увидишь даже. Нового адъютанта больше волновало то, что эти штабные импланты могут потом оказаться несовместимыми с более серьезной, чем экзоптеродактиль, авиацией. Послал же бог удачи...
   - Генерал сегодня говорила с учеными о хроносфере, - сказал Петров со своего стола. Он настраивал камеры и оглядывал через дисплей и импланты окрестности: - Говорят, уже действует. Только пока никому в голову не придёт, как это использовать.
   - Как-как, - проворчал Абдулов: - Заслать кого-то в прошлое... Например, меня - и убить главного рептилоида.
   - Знали бы мы, кто у них главный, - вздохнул майор: - Всё, что касается агрессора - для нас темный лес. Возможно их командование вообще не на нашей планете и даже не в системе.
   - А как они тогда воюют?
   - А как ты работаешь в отсутствии генерала? Субординация.
   - А...
   - По тылам им бить практически бессмысленно - их производство и тылы снабжения, похоже, за несколько световых лет.
   - Тогда что нам даст хроносфера? Надо просто их убивать вот и всё.
   - А ты был разведчиком. Блин парень, мы многое забыли даже из того, что знали. Земля два года воевала с ними на равных, после того как они сожгли Европу и Британию! Как это удавалось двадцать лет назад? Почему мы не можем сейчас? Что мы забыли?
   - А может, не забыли, а просто люди кончились? Вот и секрет...
   - Смирно! Шеф идёт!
  
   Они вместе встали и отдали честь вошедшей тяжелыми шагами высокой металлической женщине. Генерал Ковальски - киборг 2-го поколения, с модульным вооружением, ещё была похожа на девушку, несмотря на металлический торс и механические конечности. Самые новые - 3-и, похожи на людей абсолютно, и не поверишь что сильнее раз в десять; самые мощные - 1-го, практически утратили человеческий облик, превратившись в боевые машины, выкованные вокруг мозга и остатков живой плоти. Генерал была на переходной стадии - ещё вполне человеческое тело двухметрового роста заковано в высокотехнологичный протез, позволяющий не только жить и двигаться, но и сражаться и убивать рептилоидов. Над зеленым, металлически блестящим корпусом, с выпуклыми женскими формами (как генерал не протестовала, ей разрешали только эту модель), на сложной конструкции из колец и телескопических штырей, возвышалась вполне живая женская голова - сероглазая блондинка средних лет, наполовину обритая, с зачесанной налево челочкой седых волос, и закрытой белым пластиковым чехлом правой стороной черепа и лица - след от когда-то разорвавшегося в руках огнемета, лучшего оружия против рептилоидов.
   - Вольно, - скомандовала она, взглядом разблокировала дверь своего кабинета, и поманила стальной рукой: - Оба - за мной. Интерфейсы свои на штабной стол.
   Они проследовали за нею, дверь закрылась, включился режим секретности.
   - Садитесь, - приказала она, сама отключая ноги и одними руками пересаживая корпус в кресло. С первого раза не получилось:
   - Курвы! Приделали же буфера, - стукнула она по своей гулко зазвучавшей груди, которой зацепилась за крышку стола и сходу не попала в гнездо кресла.
   - Не нервничайте, пани генерал, - усмехнулся Петров: - И с днём рожденья.
   - Молчи лучше. Меня уже напоздравляли по горлышко. И так настроение паршивое.
   Лейтенант Абдулов сел на своё место. Перед ним сразу же раскрылся экран его рабочего стола, точно такой же, как он оставил у себя в вестибюле.
   - Проблемы с хроносферой? Разве после того, как вышедшее во вчерашний день резервы помогли нам выиграть битву за Пермь, в Генеральном Штабе остались скептики? - участливо спросил майор Петров.
   - Все боятся парадокса времени! Даже десантники, которые поняли, как действовать - не решались объявить о себе, прежде чем мы не отправили их настоящих! А ведь к этому времени ящерицы полгорода разрушили!
   - Но ведь победили же.
   - Да, но что будет дальше? Куда ушли десантники из нашей реальности? Это они или из параллельного мира? Можно ли так создавать численный перевес?
   - Численный перевес? Машиной времени? - удивился Абдулов.
   - Да, выиграть один бой, потом снова отправиться в этот же бой...
   - Вы простите, но люди не железные, - возразил лейтенант: - Выиграть одну битву, потом снова идти в неё же? Или вы так хотите переигрывать проигранные сражение, генерал? Можно ли это?
   Ковальски посмотрела на него с упрёком:
   - Вот они то же самое мне говорили. И ты теперь добиваешь.
   - По-моему, разумные аргументы. А если вам не нравится голос разума - отправьте меня в действующую армию.
   - Он просто напрашивается, - усмехнулся майор Петров: - Да отправь ты парня на войну, извелся ведь совсем.
   - Не могу, - сказала она.
   - Почему? Ты мне так и не сказала.
   - Он 2021-й. Понимаешь?
   Петров внимательно посмотрел на лейтенанта, так что ему стало неудобно.
   - Да чушь всё это. Он не может быть им. К тому же не киборг.
   - Мы были детьми. А киборгом он может стать в будущем.
   - Слушайте, что вы так на меня смотрите? Ну, 2021-й я, Петров вон 104-й вообще, в сумме там и там 5! Из-за того, что 5+1 в сумме дают 6, вы всех 5-ок собираете, что ли? Если у вас какой-то фетиш на нумерологию - да разрешите мне изменить личный номер, и окружите другого свой навязчивой заботой. Я боевой офицер, а не штабной сиделец! Я пилот, я хочу в небо!
   - Сейчас в штабах офицеры нужнее, чем на поле боя.
   - Да майор Петров сам же сказал что производство и снабжение у рептилоидов неуязвимо! Что ещё делать в штабах? Их надо просто убивать! На поле боя!
   - Смотри, какой горячий, - усмехнулся Петров.
   - Все кругом горячие, - вздохнула генерал: - Все рвутся в бой, а чтобы послужить науке - так никогда и ни за что. Вообще, полного запрета нет. Эксперименты разрешили.
   - Ну а как мы в нашей конторе можем экспериментировать без армии?
   - Как всегда. Спасать тех, кого не успели. Можно ведь. Ну а над более подробными программами подумаем...
   - Ты нашла добровольцев?
   - Разбежались все. Никто не хочет в морские свинки...
   - Ну, предположим, я соглашусь стать вашим подопытным зверьком, - не выдержал Абдулов: - Вы тогда отпустите меня на фронт?
   Ковальски внимательно посмотрела на него:
   - Подробнее.
   - Он уже предлагал отправиться в прошлое и убить "главного рептилоида".
   - Ха-ха-ха. Интересно, как он собирается его искать. А, лейтенант?
   Лейтенант сердито вздохнул и пробурчал под нос:
   - Ну ладно, не главного рептилоида. Отправьте меня в Битву за Москву, например.
   Тут Ковальски уже громко засмеялась:
   - И ты собрался её выиграть? Господи, да кто тебя-то, лейтенанта, слушать-то будет?
   - Он попросит генеральские погоны, - поддакнул Петров.
   Абдулов мысленно выругался - вот поэтому он и ненавидел эту работу:
   - Зачем выигрывать? Не выйдет, никак, у нас не хватит сил. Но - если вы помните, пока держалось ПВО Москвы, рептилоиды боялись соваться в небо. И авиации у нас было побольше. Но в Москве... что-то случилось... мы внезапно потеряли контроль над небом и...
   - Десант там случился, - вздохнула Ковальски, проведя пальцами блестящей руки по белому пластику обожженной половины лица, и коснулась красных цифр "51" на воротнике кибертела: - Телепортация и статические бомбы, которых до этого мы у рептилоидов не видели...
   - Так ведь достаточно сорвать этот десант. Или вовремя перевести управление на резервный пост, что тогда не успели сделать в Москве... - сказал Абдулов: - Я уже продумал: мне нужны только коды доступа, армейские частоты, и какой-нибудь музейный экзоптеродактиль, чтобы меня приняли за "своего".
   - Экзоптеродактиль? - вдруг как-то странно встревожилась Ковальски: - Почему?
   - Так я же пилот экзоорнитоптера, по специализации, генерал, - как маленькой, объяснил Абдулов: - Да что вы беспокоитесь? Если что случится со мной - это произойдёт 18 лет назад. А сегодня - никто не умрёт.
  
   Ветвь вторая
  
   ... "Внимание, вы находитесь в воздушном пространстве Российской Федерации! Неопознанный объект, назовите себя!".
   Проклятье. Всё оказалось совсем не так просто, как он себе представлял. Прямо перед ним расстилалась освещенная полуденным солнцем панорама довоенной Москвы, с нестерпимо сверкающей рекой и куполами храмов, но он уже второй раз уходил из лучей радаров и сбрасывал преследователей с хвоста. В первую очередь, оказалось, что армия и городские службы безопасности устроены куда сложнее, чем он представлял по учебникам. Было куда больше подразделений и других ведомств, отвечавших за нужные ему участки, и самое главное - была, и действовала контрразведка, про существование которой в будущем, где люди не враждовали друг с другом, никто и не вспомнил. И вот теперь, самонадеянному "спасителю человечества из Будущего", приходилось изо всех сил выворачиваться, чтобы не попасться в лапы защитникам человечества из Настоящего.
   А может быть ну всё это? Приземлиться, сдаться контрразведчикам, объяснить, что да как? Уж они-то точно, когда узнают, отправят его на фронт, а не в тыл, к киборгу-генералу! Но нет. Нельзя. Москва падёт в ближайшие часы, а он, зная штабную бюрократию не понаслышке, понимал, что даже с санкцией командования никто ничего предпринять не успеет...
   "Неопознанный орнитоптер, снизьте скорость и пройдите на посадку в указанном коридоре" - повторилось назойливое требование.
   Проклятие! Он снова вызвал интерфейс связи и опознавания, гадая, как они его вычисляют.
   - Слышь ты, пермяк солёные уши, откуда ты взялся?!! - раздался в эфире уже мужской голос, обильно сдобренный отборным русским матом:
   - Сажай свой музейный экспонат, черт тебя дери, это линия фронта, а не авиашоу!
   - Может это кто-то из курсантов, и нас не слышит?
   - Курсант из Перми? Да нечисто что-то...
   Так. Они не только его местоположение отследили, они даже происхождение его экзорнитоптера узнали без проблем! И то, что он музейный... да что за супертехнологии были всего 18 лет назад? Они так скоро и то, что он из будущего пришел, догадаются... Лейтенант внезапно понял, и мысленным приказом открыл интерфейс и залез в настройки. Ну, ведь так точно! Поставлено отслеживание экспоната, и идёт сигнал на музейный сервер! В его будущем, разумеется, никакого музея уже не было, как и каналов связи, поэтому этой опции никто не замечал, а стоило аппарату попасть в прошлое, где связь ещё не была разрушена... Абдулов через заводской пароль выключил все опции и перезагрузил систему, не отрываясь от маневрирования. Так. Теперь его должны потерять. Он залетел за один из небоскребов и проследил взглядом, как мимо, грозно стрекоча, пролетела винтокрылая боевая машина, обвешанная оружием с носа до хвоста. Проклятье, проклятье, чертовы рептилоиды! У них, в будущем, таких машин не было! Если бы несколько таких к ним, на Уральский фронт...
   Лейтенант вызвал карту и вернулся к плану действий. Таймер, отслеживающий время до десанта, неумолимо тикал, и в точности его можно было не сомневаться - и Ковальски, и Петров участвовали в Битве за Москву. Кстати... забавно... ведь можно их найти, ещё маленьких и сопливых, и сделав страшную рожу, громовым голосом приказать: "Никогда не трогайте Лейтенанта Абдулова!". Интересно, это что-то изменит? Или он сразу исчезнет отсюда, и битва вернется на круги своя? Но кто же тогда Москву-то спасать будет, если не он?!
   Пирамидальное здание Центра Командования ПВО он нашел без труда, его картинка была в каждом учебнике. А вот с грамотно расставленной охраной пришлось повозиться - предки явно не зря свою зарплату или что там у них было, получали. С камерами и дронами справились системы маскировки из будущего, мимо пары часовых он просто прокрался, не снимая экзопретродактиля, а на входе создал маленькую суматоху, подбросив дымовых гранат из наплечной мортирки. Всё равно время было почти на исходе, скоро будет десант, пусть поднимают всех по тревоге. Если он не успеет - может, так хоть кого-то спасут? Как там присказка Ковальски? "Сегодня никто не умрёт?" Нет, пани генерал, никто не умрёт только в вашем тихом тыловом штабе, а здесь скоро будет умирать целый город....
  
   Освещенные яркими лампами дневного света коридоры были пусты, и одинаковы на каждом повороте. Абдулов вывел на главный интерфейс план знания, и, прощупывая доступные частоты, побежал к главному посту. Только бы успеть... только бы успеть... остались считанные минуты...
   - Стоять, пся крёв! - услышал он за спиной визгливый девчачий голос: - Руки в гору!
   - Руки вверх! - поддержал его мальчишечий.
   Лейтенант поднял руки, заблокировав крылья, и медленно обернулся. В боевом экзоскелетоне это было не так просто.
   За его спиной стояли двое детей, лет 15-16 - угрюмый мальчик с автоматом, и стриженная под каре белокурая девочка с огнемётом, явно великоватым для её роста. И оба держали его на прицеле.
   - Имя! Звание! - прокричала девочка, которая была явно командиром в этом отряде: - Что вы делаете на охраняемом объекте?
   - Лейтенант Абдулов, штаб 51-й дивизии, товарищи курсанты. Вызван для отражения вражеского десанта.
   - Какого десанта? - удивилась девочка
   Таймер показал 0: 00.
   Сердитая решимость на её красивом лице вдруг сменилась испугом. Большие серые глаза словно стали черными - так резко расширились зрачки, отразив что-то за спиной лейтенанта.
   Девочка пальнула из огнемета под плечом Абдулова. Он в свою очередь поднял руку и резанул мегаваттным лазером по фигуре появившейся за детьми. Гигаватный луч разрубал даже амфибийные танки и шагорексы, но диверсанты такого не стоили - они в бой не надевали не то что брони, а даже срезали свою природную чешую.
   И только тогда раздался визг прибывающих телепортов, запоздавший буквально на секунду - повсюду, со всех сторон, дребезжащий и отражающийся эхом от стен.
   - Рептилоиды? - дошло до девчонки.
   Лейтенант развернулся и наплечными пушками снял ещё две фигуры, прилипшие к потолку. У этих штучек было компьютерное наведение и поэтому обычные рептилоидные трюки, вроде прыжков на стены, или беготня по потолку, на них не действовали.
   - Нет, новая часть: "Назад в будущее"! - огрызнулся он. Ещё одна фигура распалась от его лазера, и в дело вступил автомат мальчишки. Немного погодя - и огнемёт девчонки опалил жаром коридор за ними. Они встали спина к спине, держа круговую оборону.
   - Нам надо прорваться к центральному посту! - объяснил свою цель Абдулов: - Он - главная цель удара! Есть тут рядом где-то терминал безопасности? Я подключусь к камерам.
   - Пошли за мной! - скомандовала девочка: - Федя, прикрывай!
   Они побежали - девчонка впереди, Абдулов следом, мальчишка замыкающий. В сущности, построение правильное - её огнемёт имел наименьшую дальность, и производил хороший психологический эффект, вооружение экзоптеродактиля лейтенанта было самым мощным в их распоряжении, и его следовало прикрывать, ну и из-за крыльев Абдулов не мог оперативно реагировать на угрозы со спины, и поэтому автомат с подствольником за его спиной был не лишним. Но само нутро лейтенанта протестовало тому, чтобы прикрываться девочкой, пусть даже девочкой с огнемётом.
   - Гранаты кончились, - сказал угрюмый Федя после третьего взрыва.
   - Надо было брать больше! - огрызнулась девчонка, и, увидев впереди полузакрытую дверь, заблокированную лежащим трупом, отвалила её плечом:
   - Вот терминал! Товарищ лейтенант!
   Абдулов пригнулся, входя, курсанты за руки и ноги оттащили труп, измазавшись в крови.
   - Охраняйте меня, - приказал он, отстыковываясь от боевого костюма.
   Дети встали у двери, держа под прицелом каждый свою сторону коридора. У него на интерфейсе тикали таймеры следующих событий - ПВО ещё работает, идут наземные бои, но скоро... скоро... Абдулов вытащил из-под воротника соединительный шнур и подключился к порту контроллеров. Пошла загрузка расширений системы - ещё лишняя трата времени, которого и так не было... Эмуляторы протоколов, дешифровка, эмулятор среды отладчика. Готово. По идее такой трюк должен был немедленно блокироваться с поста системного администратора, но, похоже, он был занят чем-то другим, или вообще умер. Может быть ему сейчас, сами того не зная, помогли рептилоиды.
   Военный компьютер доступа ему не дал, но с этого терминала, имея в запасе кое-какие штучки из будущего, он смог просто скопировать всё, до чего дотянется, не расшифровывая и не взламывая. Дальше, спрятать винчестер там, где его найдут Петров или Ковальски - и дождаться будущего своим ходом.
   Он взял весь массив данных и сбросил его на свой новенький жесткий диск, убрав оттуда дампы памяти. Не хватило места в оперативной, выгрузил и удалил уже ненужные компоненты оболочки - готово. Процесс пошел, он даже отключил индикацию, чтобы не жрала лишние ресурсы.
   Оставалась ещё одна проблема. Не имея доступа, он тупо не знал, что сейчас спасает. Может это действительно важные для будущего коды систем ПВО, а может просто архив видеозаписей охраны или любимые компьютерные игры сотрудников. Для надежности, нужно было проникнуть на центральный пост, а на центральном посту скоро... Он посмотрел на защищавших дверь детей.
   Для начала, надо спасти кое-кого другого.
   Копирование завершено. Он отключился, выдернул шнур из пульта и своего собственного, затылочного гнезда, отбросил в сторону.
   - Готово! - сказал он, отключая и вынимая жесткий диск.
   Серые глаза девчонки вопросительно смотрели на него.
   - Кто-то обещал прикрывать мне спину?- ответил он взглядом на взгляд: - Что в коридоре?
   Девчонка перехватила огнемёт поудобнее и отвернулась. И Абдулов, взяв жесткий диск плашмя, чтобы не проломить череп, коротко размахнулся, и, не моргнув глазом, резко приложил её по затылку. Он обмякла, лейтенант сразу поймал одной рукой огнемёт, а другой - девочку. Он приставил оружие к стене и, подняв курсантку на обе руки, повернулся лицом к наставившему на него автомат мальчишке.
   - Как тебя... Федя? Орнитоптером управлять умеешь?
   - Чем? - он опустил оружие.
   - Этим - он показал на свой экзоскелет: - Все разъемы и импланты, вижу, у тебя уже есть. Залезай и подключайся.
   К счастью, парень был понятливый, и через несколько секунд Абдулов передал ему на руки белобрысую:
   - Держи крепче. Она без сознания, ухватиться не сможет, поэтому вся надежда на тебя. Выходишь в коридор, активируешь боевой режим. Ждёшь, когда оружие и навигация дадут сигнал готовности. Двигатели не жди - там датчики не работают. Сразу, следом - в меню слева, автопилот, подпрограмма "возвращение". Она отдельно, цветом выделена. Дальше экзоскелет всё сделает сам, ты только пригибайся и держи подружку изо всех сил... - он открыл крышку контейнера разгрузки и засунул туда свой диск-кастет:
   - А теперь внимательно. Летишь до тех пор, пока не кончится горючее. Запомнил? Не раньше! Приземлится он сам, только голову вдвоём не сверните. Как приземлишься, выходишь на канал контрразведки и передаешь им этот диск. Понял? Как приземлишься, не сейчас! Они разберутся, что это за диск.
   - Понял. Почему не сейчас?
   Абдулов захлопнул лючок разгрузки:
   - Потому что первую волну десанта мы отразили. И сейчас должна быть вторая...
   Раздался визг телепортов, на этот раз - куда дальше, новые выстрелы.
   - БЕГОМ!
  
   Парень догадался разогнаться пешком перед стартом и довольно благополучно улетел, срезав автоматикой пушек ещё одного рептилоида-десантника. Лейтенант Абдулов развернулся, и, перехватив трофейный огнемёт, бегом побежал к центральному посту. Карты местности уже не было - осталась на орнитоптере, и он не жалел об этом. Может, он поступил глупо, но угрюмые мальчишки и крикливые девчонки не должны умирать в обреченном городе. Именно потому, что они мальчишки и девчонки. Абдулов мрачно улыбнулся - а ведь эта мантра Ковальски "Сегодня никто не умрёт" достала и его. Вот что значит - слышать её каждый день... "Удалось бы вытащить кого-нибудь с центрального поста... там же реально ребята, которые стоят десятерых таких как я..." - за поворотом оказалось три рептилоида, не ждавших атаки и мирно беседовавших. Струя огнемёта превратила их в визжащее мясо, лейтенант выбил ногой следующую дверь, в освещенное красным аварийным светом и мигалками помещение, уставленное длинными пультами, и дал предупредительную вспышку вверх:
   - Есть кто живой? Отзывайтесь, потому что огнемет потом не разберет где свой, где чужой!
   На него, прыгнув из-за пультов, бросились сразу две тени с кривыми ножами, он сделал шаг назад и сбил их одним плевком, и услышал спереди:
   - Есть, есть живой! Слава богу... В чью голову пришла светлая идея послать спасателей с огнемётами? - слабый голос ещё и шутить умудрялся!
   - Это была не идея, а импровизация. Лейтенант Абдулов, 51-я дивизия.
   - Так ты правда из МЧС? - он разглядел его нашивки: - Вархаммер какой-то. А спецназа нас спасать не нашлось?
   - Ты будешь придираться или... что ты там делал?
   - Я пытался стабилизировать майнфрейм, чтобы не переключаться на резервную. Если мы с вами продержимся ещё минут десять...
   - Нет времени, "герой", переводи на резервную!
   - Я слышу сарказм в вашем "герое". Но резервная станция находится в Самаре, пойдут неминуемые задержки, они начнут прорываться к городу...
   - Они уже прорвались! Переключай на резервную!
   Раздался визг телепорта, лейтенант не глядя, всадил полную струю в направлении звука. Обугленные тела рухнули на пол, но одно из них вдруг зашевелилось, и вытащило из-под кучи синий цилиндр с длинной чекой, и, судорожно скривившись, выдернуло эту чеку. Абдулов не дал закончить и самым узким факелом расплавил опасную игрушку.
   - Статическая бомба? - послышался голос техника. В будущем, лет через восемь-десять люди научатся пользоваться этими штуками против инопланетян - взорванная в воде, она превращала любой водоем в непреодолимое для рептилоидов препятствие. И ни по земле, ни даже по воздуху, они не могли перейти ни одну реку и озеро. Но сейчас в этот момент времени эти игрушки вовсю использовались самими рептилоидами против умной электроники и сложной техники людей.
   - Ага, - кивнул Абдулов: - Похоже уже не первая?
   - Да, они сразу их пытались активировать. Мы их...
   - Ты передал управление на резервный?
   Ответа не было. Лейтенант обернулся и увидел, как труп оператора падает с пульта. На мониторе его рабочего места двигались какие-то символы, но без операторских имплантов это была какая-то белиберда и хаотическое нагромождение цветов и пятен.
   - Проклятье, проклятье... - лейтенант выругался, и, бросив почти разряженный огнемет, вытащил свой щуп, и потянулся ко входному разъему. "Надеюсь, штабные импланты не подведут", - подумал он и включился в систему.
   "НЕАВТОРИЗИРОВАННЫЙ ДОСТУП!" - Огромные красные буквы на визоре и визиг высокой частоты в сенсорах, чуть не разорвал мозг. Абдулов от шока повалился на пульт и чуть не выдернул из башки все свои импланты. Он с ненавистью посмотрел на мертвого оператора: "А вот защиту от доступа он включить успел!" - Как назло, необходимые подпрограммы, были стерты им с диска во время процедуры копирования! Да кто же знал... Он потыкался через отладчика, добился отключения тревоги и экрана ввода пароля. На попытки вызвать консоль получил пару ударов по ушам. Снял анонимность, вошел со своими правами.
   "ЛЕЙТЕНАНТ АБДУЛОВ, У ВАС НЕДОСТАТОЧНО ПОЛНОМОЧИЙ!" - удар по сенсорам.
Он огляделся, и пошарил по пульту - может, кто забыл карточку с паролем? В какой-нибудь щелке или под будильником...
   "ЛЕЙТЕНАНТ АБДУЛОВ, У ВАС НЕДОСТАТОЧНО ПОЛНОМОЧИЙ!" - удар по сенсорам.
   Осмотрел труп и карманы техника - ну что же! Длина шнура не позволяла перевернуть тело, он подтащил, похлопывая его по карманам комбеза и разглядывая пол.
   "ЛЕЙТЕНАНТ АБДУЛОВ, У ВАС НЕДОСТАТОЧНО ПОЛНОМОЧИЙ!" - удар по сенсорам.
   Залез под пульт, перевернул кресло, осмотрел свои подошвы - ничего, ничего!
   "ЛЕЙТЕНАНТ АБДУЛОВ, У ВАС НЕДОСТАТОЧНО ПОЛНОМОЧИЙ!" - удар по сенсорам.
   "В отличие от кинобоевиков, военные пароли просто так на полу не валяются" - он пробежался по всем открытым позициям меню - вход в систему, аварийный вход, отключение питания, переход на резерв, связь! - отказ, отказ, отказ! Он включил свою связь, но она была забита помехами...
   "Аварийное отключение, пожарная тревога"
   "ЛЕЙТЕНАНТ АБДУЛОВ, У ВАС НЕДОСТАТОЧНО ПОЛНОМОЧИЙ!" - и визуальные сенсоры пошли красной рябью. Оставалась надежда, что тот парень с девчонкой на руках всё-таки выживает, или техник всё-таки передал на резерв. Он ещё раз посмотрел на кнопку пожарной тревоги, которая весела прямо перед ним, закрытая плашкой запрета доступа.
   - Собственно, какого черта? - спросил он в воздух: - А если тут загорится что-то?
   Вместо ответа раздался визг, который он сначала было принял за очередной взбрык системы, но из внезапного телепорта вышла ещё одна нечеловеческая фигура с ободранной чешуей. Лейтенант, чуть не с мясом выдрав шнур из шеи, упал на трофейный огнемет и, схватив, врезал из него навскидку по гостю, зацепив струёй огня одну из рабочих стоек. Взвыла сирена, на рабочий стол обрушился шумный дождь химикатов. Центральный экран мигнул и настроился на работу без одного рабочего места.
   - Да выключайся же ты уже!
   Незамеченный под шумом сирен и пожарной системы на него со спины прыгнул новый рептилоид. Абдулов прижег его горячим стволом по лапе, потом развернулся, и вмазал по роже прикладом, не устоял, повалился на него, тот, ухватившись за выброшенный им же, Абдуловым, огнетушитель, махнул ему в лицо - хорошо, не попал, а то бы импланты в мозг вогнало. Их обоих накрыло химией пожарной системы, и они расползись, кашляя и чихая. Рептилоид помотал головой, словно отряхиваясь, и вытащил из сумки знакомый синий цилиндрик с чекой...
   "Постойте" - дошло до лейтенанта: "Если ручное отключение не работает, может можно вырубить аварийно?.."- он посмотрел на датчики пожарной сигнализации наверху. А ведь можно изменить прошлое... и спасти не двух глупых ребят, а огромную Москву... - по шее текло что-то горячее и липкое из разорванного выдранным шнуром контактного гнезда... "Там вроде крупные сосуды..."
   Рептилоид выдернул чеку, и, скалясь ртом со сломанными, кровоточащими зубами, бросил бомбу за спину - чтобы огнемет не достал.
   "Когда датчики дают пожарную тревогу, то комплекс отключается... и бомба тогда сработает вхолостую... И новых десантов не будет из-за пожарной химии... Нужно поймать момент!"
   Лейтенант поднял оружие, глядя в лицо врага, навел ствол, увидел отсутствие страха в нечеловеческих глазах - и, зажав перегрузку огнемёта, ударом об пульт выбил ограничитель.
   Громоздкий короб с огнесмесью стал на глазах нагреваться.
   Только бы тот оператор и тут не отключил что-нибудь...
   Бомба упала далеко вдали, начав раскрываться как цветок... кстати, некоторые говорили, что внутри трофейных есть слова и буквы, написанные на человеческих языках...
   - СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ!!! - выкрикнул лейтенант, бросаясь на рептилоида, и улыбнулся, поняв, как абсурдно звучит лозунг в его случае.
   Огнемёт взорвался на долю секунды раньше статической бомбы.
   Вспышка. Пламя. Боль...
  
   Два капитана
  
   ..."Вставай, проклятьем заклеймённый! Весь мир голодных и раб..." - Ренат не глядя, нащупал свой будильник, и хлопнул ладонью по кнопке. Только Яне могло придти в голову подарить живому человеку на день рождения будильник с "Интернационалом"! Форменное издевательство, насчет которого Ренат каждое утро с большим трудом подавлял в себе желание выкинуть в окошко с какой-нибудь нецензурной фразой вслед.
   Свет в комнате включился сам, едва он оторвал голову от подушки. Ренат встал, встряхнул одеяло, и поправил подушки, чтобы автоматика комнаты опять не зажевала постель. Очки и инфобраслет лежали на зарядке, и подмигивали индикаторами вызовов, но их хозяин решил не будить лиха раньше времени.
   За окном, где-то далеко, шла гроза. Ренат переключил окна на утренний режим и отправился в ванную. Закрыл гнезда разъемов заглушками, вычистил зубы, побрился и принял душ. По завершению всех процедур, снял заглушки с разъемов обратно, тщательно почистил каждый штекер. Из-за незажившего шва он не мог спать с пробками, поэтому приходилось следить за своими рабочими инструментами.
   Он вернулся в свою комнату, нацепил очки и инфобраслет, и, взявшись за гантели, взглядом на мигающий звоночек, разрешил входящие вызовы.
   - Добрейшего вам дождливого утра, товарищ капитан, - раздался вреднейший голос Яны.
   - Грозового утра, - ответил она, отсчитывая подъемы гантелей: - Когда не просто льется дождь, но и гремит гром - это гроза. А ты... - он посмотрел журнал звонков: - Уже с 5 часов не спишь.
   - Знаешь, нам, киборгам, поваляться в постели не особенно дозволяется. Строго по будильнику - доза кофеина в вену и других стимуляторов. Сна ни в одном глазу, энергии - через небоскребы прыгать.
   - Ты нашла у нас, в Перми, небоскрёб? И нас даже счастье и то не за горами.
   - Ну, можно плавать через Каму туда и обратно... бегом по воде. Счастье искать.
   - Не быть мне значит киборгом, потому что комфорт люблю, - сказал Ренат, переходя с гантелей на гирю: - Полежать, понежиться... А счастье я уже нашел.
   - Ренат, я отлично знаю, что пределом твоих сексуальных фантазий является оказаться в одной постели со мной. Так вот, я - холодная, жесткая твердая, пластиковая. Местами воняю резиной, а местами - весьма липкий силикон. Да ещё ночью привязана к кровати, и необходимые для зарядки моих органов провода занимают все свободное место. Так что - тебе придется лежать среди них, боясь пошевелиться. Что-то такой фетиш не вяжется с человеком, "любящим комфорт".
   - Я тоже тебя люблю, - усмехнулся Ренат, доставая из шкафа парадный китель: - Уже выхожу.
   - Шов, как, зажил?
   - Да ещё нет...
   - Смотри, не намочи его. Не забыл, какой сегодня день?
   - Не забыл. С Днём Рожденья тебя, Яна.
  
   Отдел полковника Петрова, наверное, был самым чудным подразделением всей Службы Безопасности. Ну сам Петров, герой Москвы, Нижнего Новгорода и Волгограда, не вызывал вопросов, то его адьютантка Яна, очень симпатичный киборг 3-го поколения, была всеобщей любимицей, и разумеется, как только рядом появился подходящий ей по возрасту молодой капитан, их сразу "поженили". Впрочем, Ренат был не против, ведь она была хорошая девушка. Несмотря на практически полное протезирование тела, Яна не замкнулась в себе, не утратила доброты и чувства юмора, чего так не хватало на этой бесконечной войне... Другую женщину? Среди миллионов второй Яны нет, несмотря на всю её язвительность.
   Ренат застегнул все пуговицы, прицепил парадный аксельбант, чуть не забыл новый модуль памяти, и, открыв балкон, вызвал такси. Разрезав струи дождя, призывно мигнув зеленым огнем, лихо подкатила новенькая "Кама". Капитан перешагнул прямо в салон и сев, закрыл за собой крышу, пока не натекло полного салона. Квартира, оставшись без хозяина, сама выключила свет и закрыла окна балкона за его спиной. Рыжий водитель в киберушанке, увидев военного, сбросил светившиеся попутные заказы с доски и сразу взял в город.
   - На базу? - спросил он капитана, поправляя кибертреух.
   - Через рынок. Не знаешь, цветы уже продают?
   - Рановато для рынка. Я тут один магазин знаю, круглосуточно торгуют. Вам на праздник, или... похороны?
   - Для девушки. Давай в этот магазин.
   - Вы извините.
   - За что?
   - Ну, про похороны... Уж простите, война же, всякое бывает.
   - Ничего, похорон тоже более чем достаточно...
  
   Они приземлились перед закрытой светомаскировкой витриной, и Ренат, немного воспользовавшись положением, выпросил лучший букет с прилавка. Ровно 33 хризантемы - возраст Яны. Всё-таки немного неудобно, когда твоя девушка старше тебя. Ни шоколад, ни торт он, наученный горьким опытом прошлых лет, решил не брать - ну правда, любая, даже самая вкусная еда для киборга, лишенного полноценного пищеварительного тракта, была неким сортом издевательства. Ну а Яна, в отместку за шоколад, который она могла только пожевать, и подарила ему тот будильник с Интернационалом. Можно, конечно, как для любой другой девушки, взять сережки или колечко, но он сомневался, что капитан Ковальски не носит бижутерии из-за каких-то принципов, а не потому, что лишний металл вреден её искусственному телу. А выяснять в день рождения было как-то неловко.
  
   Он вернулся в такси, бережно положив получившийся приличным букет на сиденье. Водитель, опустив одно ухо треуха, чтобы быть в курсе обстановки, вырулил по направлению на базу и занял эшелон под тяжелыми "Уралами" в военном камуфляже, закрывавшими их от струй дождя.
   - А чо, правда, говорят-то, что на восточном берегу-то безопаснее... - начал он.
   - Да, в некотором роде. Есть способ их останавливать, если успеваем. Но от реки многое зависит. Под Нижним как раз река подвела. МЧС строит убежища ближе к уральским горам, купола вроде нашей Базы. Они выдержат и ядерный удар.
   - А зимой-то опять можно отдохнуть?
   - Да, мы отдохнем, будут бить китайцев и американцев. Африка уже под ними. А снег им не нравится.
   - Ну, значит, Сибирь с Уралом-то удержим. А китайцев с пиндосами-то не жалко!
   - Нет сейчас ни "китайцев" ни "пендосов". Есть только люди и рептилоиды. Людей вот как раз не хватает, а чешуйчатые гады не кончаются.
   - Товарищ капитан, а чо, их нельзя ядреной бомбой там, или антиматерией-то?
   - Почему нельзя, можно? Вчера видел вылет?
   - Эти здоровые-то? Сверкнуло на пол-неба!
   - Ага. Вот те самые "пендосы", которых тебе "не жалко" полетели. К нам был челночный рейс через Британию и Прибалтику - там нерестилища антиматерией накрыли, обратно через Европу и Гибралтар, по заводам уже нашими бомбами отработают и попытаются раскупорить пролив, чтобы флот протащить...
   - То есть Прибалтики и Британии уже нет?
   - Ага, заказывай памятник.
   - А не сопрут пендосы нашу бомбу-то?
   - Если "сопрут", это будет научное открытие. Ты хоть знаешь, как бомбы с антиматерией делаются?
   - Не-а, просветите, - он опустил второе "ухо" кибертреуха - видать, уже началась территория военной базы, таксистов тут любили помурыжить.
   - Она стабильна 80 минут после производства. Магнитное поле, что удерживает антивещество, питается от аккумулятора, аккумулятор размером больше самой бомбы, более мощные самолёт не поднимет. Её даже не сбрасывают - телепортируют на землю, чтобы не тряхнуло. И сбросить бомбу лучше до истечения первых 50-ти минут, потому что на последние полчаса ни один яйцеголовый гарантии не даёт. До Америки лететь 108 минут - как Гагарину вокруг Земли. Так что "спереть" нашу бомбу они не смогут при всём желании.
   - Ух ты. Я и не знал, что так сложно.
   - Взлетную полосу для этих бомбардировщиков надо 10 километров, чтобы поднять без перегрузок. Таких всего две - у нас и в Америке. Взлет тоже долгий...
   - Ничего себе!
   - Кстати, из Америки до Прибалтики - 72 минуты. Эти чокнутые чуть над Ригой не взорвались.
   - Американцы чокнутые?
   - Американцы все чокнутые.
   - А, а, и то верно, - плоская желтая "Кама" моргнула огнями и, покинув укрытие под днищами "Уралов", спикировала вниз: - Вы надолго или вас подождать?
   - Ты не на основную стоянку, пожалуйста. Вон, видишь наш вход?
   - Ага. Крыша, цветам безопаснее.
   Они остановились, Ренат приложил инфобраслет для считывания платы за проезд.
   - И... товарищ капитан... - парень обернулся и поднял оба уха кибертреуха на макушку: - Вы это... не подумайте чего, что я такой здоровый-то, в тылу-то сижу... Просто... у меня мать старая одна, я единственный кормилец...
   - Ничего и не подумал. Всё хорошо. Береги свою мать... я вот своих родителей не уберег...
   - Просто... понимаете... где-то парни там умирают... даже эти чокнутые пендосы, а я - тут в тылу... просто...
   - Все в порядке, - капитан поднял букет и сказал на прощание: - Всё хорошо. Сегодня-то никто не умрёт.
  
   ...- Хотела уже звонить Петрову, чтобы подхватил тебя на служебной машине, - вместо приветствия встретила его Яна, склонившаяся над мониторами: - Он как раз возле твоей квартиры проехал.
   Ренат спрятал букет за спиной.
   - Могла бы мне сказать, не тратился бы на такси.
   - Ты же у нас самостоятельный, - она, резко подняв голову, посмотрела на него своими серыми глазам, и короткие, стриженные под каре седые волосы, чуть колыхнулись вслед движению: - И у нас бы не было времени поболтать наедине.
   Как почти все киборги с полным протезированием, Яна не носила одежду на работе, используя все возможности искусственного тела для подключения к рабочим устройствам. И сейчас ей в плечи и локти, покрытые отделанной под контактный комбинезон кожей, были воткнуты несколько витых и прямых шнуров, а к разъемам шины данных на спине - целая коса, сплетенная из серых и черных проводов. Вокруг нее светились разными заставками и диаграммами несколько обычных и голографических экранов, и она смотрелась как героиня какого-то довоенного американского фильма или японского мультика про киберпанк.
   - Что ты там за спиной прячешь? - она быстро провела взглядом по своим экранам, закрывая их, и, подчиняясь невидимому приказу, ожившие, словно по волшебству, кабели и шнуры, удерживающие её руки и спину, сами начали отстегиваться и втягиваться в кресло, стол и стену: - Покажешь, или мне придётся встать?
   Ренат залюбовался ею. Имея возможность заказать себе любое тело, с любой самой фантастической внешностью, Яна почему-то выбрала себе красивое, но хрупкое, худощавое тело девочки-подростка, с тонкой талией, узкими плечами и едва намеченной грудью. Ренат понимал, что тут ещё были соображения массы тела, мощности питания и теплоотдачи, критически важных для любого пилота, но всегда создавалось странное впечатление - лицо взрослой женщины, тело хрупкой и слишком юной девушки, и седые волосы повидавшего слишком многое ветерана... Только ноги Яны всегда были нечеловеческие - телескопические ходули, необходимые для достижения обязательного танкистам двухметрового роста. Эта девушка по основной профессии была водителем шагающего танка, и Ренат не раз сражался с ней плечом к плечу...
   Со вздохом, и нацепив дурацкую улыбку, он вытащил из-за спины огромный букет:
   - Вот... в общем. С Днём Варенья!
   С улыбкой встав с выехавшего из-за стола кресла, она подошла и взяла букет обеими руками:
   - Дзякую, - сказала она, зарываясь носом в хризантемы: - Почему, вы, русские, всегда поздравляете "с днём варенья"? Это какой-то русский обычай?
   - Эм... нет, это... мультик, про Карлсона. Ты его не смотрела?
   - Книгу читала...- сказала она, испытующе глядя на него снизу вверх большими серыми глазами с длинными ресницами: - Ну а ты? Ничего не заметил?
   Ренат почесал затылок и все гнезда и разъемы на башке:
   - М... прическа?
   - Нет, - Яна подошла ближе.
   - Сережек нет... Накрасилась?
   - Тоже нет. Ну, смотри, внимательнее!
   Ренат сверху вниз оглядел её: - И платья на тебе нет...туфель тоже...
   - Туфли он ищет! - рассмеялась девушка, чуть не рассыпав цветы: - А ноги?
   - Что ноги? Ноги?
   - Да, ноги! - она отошла, и сделала несколько танцевальных па, покрутившись по кабинету, роняя цветы из букета: - То, что я теперь ниже тебя, ты тоже не заметил?
   - Точно! - Ренат готов был со стыда провалиться. И, правда, вместо обычных пятигранных ходулей с сочленениями в нескольких местах, у Яны теперь были красивые стройные девичьи ноги с округлостями там, где надо, очень идущие её худощавой фигуре.
   - Специально для тебя их заменила, а ты даже не заметил!
   - Для меня?
   - Да, - она остановилась и погладила себя по бёдрам: - Я сначала хотела бедра и попу поширше, но выглядело очень дурно и смешно. Поэтому взяла эти. А грудь не решилась трогать - центр тяжести изменится, а мне гироскопы перенастраивать нельзя.
   - Ради свидания со мной? Спасибо.
   Яна улыбнулась:
   - Ну ты что. Или ты подумал, что я пойду на свидание в виде двухметровой оглобли, больше своего кавалера? Плохо ты думаешь о девушках. Женщина должна быть ниже мужчины ростом.
   - Ростом?
   - Сто шестьдесят три сантиметра. Идеальный.
   - Почему 163, а не 160 или 165? Ты же перфекционистка.
   - Каблуки, - форма стоп у неё изменилась, и на её ногах появились туфельки, приподнявшие её на каблуках: - С каблуками будет ровно 165.
   - Ещё и с тактическим камуфляжем.
   - Не с тактическим, а косметическим. Как на лице, - она провела перед лицом ладонью, и её полные губы её большеватого рта окрасились в красный, провела обратно - и снова лишились помады: - За работу давай, увольнительной нам по поводу моего дня рождения - не положено.
   Она повернулась к умывальнику и открыла кран, заткнув слив, и положив цветы в раковину. Вода зажурчала, набираясь.
  
   Ренат снял мундир и фуражку, повесив в свой шкафчик, и, приложив инфобраслет к рабочему столу, активировал свой терминал. Кресло, раскрывшись, выехало из-под крышки, ластясь к коленкам, он потрепал его за подголовник, как собаку, и уселся, регулируя подлокотники и расстегивая манжеты для доступа к контактам.
   - Ах да, - он порылся в кармане и достал блок памяти.
   - Купил его всё-таки? - спросила Яна, копаясь в ящиках своего стола в поисках ножниц. Синтезатор в стенной нише у входа ожил и зашебуршал.
   - Ага. Просто удивительно, что у нас таких нет на складе.
   - Не положено по штату, - мрачно ответила Яна, закрыв кран, и подрезая кончики стеблей под водой в раковине: - Мощности вычислительных систем растут быстрее, чем пишутся уставы. Хочешь соответствовать времени - конфигурируйся за свой счёт. Капитализм, как он есть.
   - Да никакой у нас не "капитализм", - проворчал Ренат, и подключил блок памяти к себе: - Блин, даже не форматирован.
   - Это новая память, не надо её форматировать, войди в систему и включи автоматическое определение.
   Ренат снял очки, и вставил их в порт контроллера, откинулся на кресле, развернул его к столу и активировал соединение. Выдвинувшиеся провода обняли запястья, плечи, затылок, он помог им, подключая. С новым гнездом сразу вышло неудачно - едва он воткнул его, как сразу ойкнул от боли:
   - Ай! Ай-ай-ай!
   - Больно? - забеспокоилась хладнокровная Яна.
   - Ничего, я подголовник положу, - сказал он, регулируя спинку кресла: - Вот так...
   Он немножко склонил голову набок, чтобы шнур не тянул незаживший шов, и подвернул подголовник под ухо. Потом резким жестом руки остановил загрузку системы и зашел в меню БИОС:
   - Так, а сейчас тебя наладим... Да ты...
   - Ты джамперы переключил? - доставая из ниши синтезатора только что изготовленную вазу, спросила Яна: - Не переключил же, нет. Отсюда вижу заводские настройки.
   - Не помню в инструкции про джамперы, - огрызнулся Ренат, перезапуская диагностику.
   - Не помнишь, потому что не читал, - она вытерла руки, подошла к его столу, и низко склонившись, переткнула, и, вытащив их удлинившимися ногтями: - Давай, пробуй.
   - Ну, смотри.... - он ребутнул терминал: - Ну... о, нашло!
   - Зови, когда ещё раз облажаешься, - сказала Яна, непривычно-женственной походкой возвращаясь к цветам, и наливая воду в вазу. Поставила в неё букет, распушила и установила на свой стол.
   - Я не облажался, я просто затупил... - проворчал Ренат, открывая свои рабочие окна: - Полковник скоро?
   - Ещё есть время, не нервничай, - взмахом руки она передала со своего терминала на его стол карту Перми с отметкой начальственной машины.
   - Спасибо.
   - У тебя что сегодня? - спросила она, усаживаясь на своё кресло и заковываясь в свои провода.
   - Да отчет по вчерашним американцам.
   - Ты же вчера его сдал?!
   - По самим американцам - да. А вот некоторые, особо бдительные граждане до сих пор пишут доносы на других таких же бдительных, рассказывая об "аморальном поведении с иностранными гражданами". А те ещё раньше озаботились доносами.
   - Нда. Скорость стука быстрее скорости звука.
   - Ну, американцы и правда, здорово погуляли. Они ж не знают, долетят или нет, каждый раз как последний.
   - Не рассказывай мне, я там была. Что со стукачами будешь делать?
   - Не знаю. А что бы сделала ты?
   - Отправила бы на фронт. Пусть рептилоидам про аморальное поведение рассказывают.
   - А ты жестокая.
   - Не люблю тех, кто бьёт в спину.
   - Эх... А у тебя что?
   - Фильтрация. Добровольцы для проекта "Хроносфера".
   - Как? Он же завершился, хроносферы приняты на вооружение. Скоро вместо такси на них будем ездить.
   - Это проект "Хроносфера", а не хроносферы сами. Не телепортация, а машина времени. Планируют глубокий нырок в прошлое и будущее.
   - Опасно, как думаю. Парадоксы времени и всё такое.
   - Ну, вот поэтому и фильтруем. Не представляешь, сколько здесь их... - она показала в желтый список на голографическом экране: - Всяких дезертиров, патологических лгунов, самозваных наполеонов и Кутузовых... А кандидатов в психушку ещё больше. Один думает, как сбежать от войны, другой рассчитывает рассказать людям о рептилоидах и стать генералом, третий хочет заставить людей сразу разбомбить Варшаву... Вот этот - вообще собирается убить Гитлера. До него, похоже, не дошло, что нижний предел горизонта - 20 лет.
   - Двадцать лет - как раз когда началась война.
   - Я помню. Вообще, хорошо бы глубже. Слишком много слухов о том, что рептилоиды проникли в правительства ещё до войны... Может у них и сейчас агентура, а мы не знаем.
   - Мечтать не вредно. Думаю и двадцать опасно. Лет на 15. А то знаешь, как верить этим яйцеголовым - на бомбу дают гарантию на 80 минут, а на самом деле 50. Так же и с машиной времени...
   - Пятнадцать лет... - вдруг вздохнула Яна, и надолго замолчала...
  
   Полковник Петров ворвался с запахом дождя, веселый и румяный, пряча ещё один букет за спиной:
   - Итак! Товарищи офицеры, внимание! Можете не разрывать подключение, я быстро. Капитан Ковальски! - он повернулся к Яне лицом, махнув мокрыми астрами через голографические экраны Рената: - От имени Верховного Командования и всего нашего отдела, разрешите поздравить вас с замечательным праздником - Днём Рождения, и вручить вам непреходящий букет цветов! - Он вытащил астры и протянул ей одной рукой.
   - Спасибо, очень приятно, - сказала Яна, даже не улыбнувшись: - А раз разрешил не разрывать соединение - сам подрежь их и поставь в вазу, - она придвинула вазу с цветами Рената: - Астры с хризантемами, думаю, будут хорошо смотреться.
   - Под водой надо резать, - смутился начальник, однако взял протянутые ножницы.
   - В раковине наберите, товарищ полковник, - сказал Ренат: - Яна там подрезала.
   - А, хорошая идея.
   Некоторое время кабинет наполнялся журчанием воды и щелчками клавиш.
   - А ты чего, - заметил начальник неестественную позу Рената: - С головой сикость-накось-то сидишь?
   - У него шов на гнезде не зажил, - ответила за Рената Яна: - Вот и страдает, "горит на работе", прямо сказать.
   - Понятно... Мог бы больничный взять.
   - Не надо мне больничный. Тем более, сегодня.
   - Ах да, я забыл... - полковник подхватил вазу, и быстро поставил туда свои цветы:
   - А знаете что... - сказал полковник, размещая астры между хризантем: - Давайте-ка оба, в порядке марша - в увольнение! Ренат ты же собирался Яну на свидание сводить? Ну вот - официальный приказ! Капитан Абдулов! Приказываю завершить бумажную работу, дезактивировать терминал, и пригласить капитана Ковальски на свидание! И чтобы до завтра здесь не появлялись! Сходите там куда-нибудь, в кино, музей... видеосалон. Кстати, "Назад в будущее" много где показывают, ты его любишь.
   - Дождь на улице, - усталым голосом сказала Яна, что-то выбирая из своих списков: - Какое тут свидание... да и работы много.
   - Яна, тебе приказано, забудь про работу! Да и тучи скоро разгонят, летная погода нужна отсюда и до Тагила. Ренат, вставай! Если её не поставить перед фактом, эта зануда и трудоголичка просидит весь свой День Варенья в четырех стенах, играя в своём клубке из проводов!
   - Это не занудство, а просто любовь к работе...
   - Ренат! Вытаскиваем её!
  
   У Петрова с Яной были какие-то особые отношения - они были знакомы чуть ли не с детства, и, наверное, если бы не упрямство самой Яны, она бы сделала карьеру не хуже своего начальника. Но она сама предпочитала всеми ненавидимую, но необходимую рутину, чем подвиги, что делало её незаменимым штабным работником, но не "спасителем человечества" или "сокрушительницей рептилоидов", как любили называться куда менее трудолюбивые хвастуны из газетных передовиц.
   - Ладно, ладно, - наконец уступила Яна, видя, что Ренат уже закрывает свои экраны: - Уговорили. Заканчиваю. Переодеваться просто не хотелось при вас, - объяснила она своё упрямство.
   В нише синтезатора уже что-то шебуршало опять.
   - В моем кабинете переоденешься, - сказал Петров, взглядом открывая дверь: - Зеркало для тебя же там стоит.
   Ренат тем временем, свернул свой терминал, пометив новый блок памяти своим кодом, и отключив его из конфигурации, перешел на терминал Яны.
   - Я отчет по тем доносчицам приготовил, возьмёшь с янкиного стола сразу. Не хочу посылать через сеть, копия уйдёт в архив же, девки потом ещё помирятся и передумают, а пятно на всю жизнь.
   - Хм... умно... так вот для чего вы этот апдгрейд затеяли! Ах вы выдумщики!
   - Ну не только. Если что - теперь Яна может открыть своим инфобраслетом мой терминал, а я своим - её. Чтобы не повторилось как зимой, когда сервера легли.
   - Так вы почти женаты! Обмен кодами браслетов приравнивается к обмену кольцами! Чтобы сегодня...
   - Что сегодня? - спросила Яна, выходя из кабинета начальника.
   На ней было серое платье, изумительно шедшее к её серым глазам и седым волосам, "деловые" коричневые чулки и туфли на двухсантиметровом каблуке, которые она уже показывала. Ворот платья был глухой, спереди закрывая грудь до горла, а сзади неожиданно открывался в глубокое декольте, обрамляющее ряд шестиугольных пробок, закрывавших разъемы шины данных, выстроившихся вдоль позвоночника киборга.
   - Ну, как? - спросила она, разведя руки и крутанувшись перед мужчинами.
   - Прекрасна. Я уже отвык видеть тебя ниже своего роста.
   - А я потому и пошла в танкисты, чтобы смотреть на тебя сверху вниз.
   - Мы тоже тебя любим. Что ты там в синтезатор загрузила?
   - Да, - она посмотрела на свою руку, меняя длину и цвет ногтей: - Ренат, открой.
   Ренат открыл. Там был прозрачный плащ и простой одноразовый зонт.
   - Пойдём, раз обещала свидание - значит, будет свидание. Ты сам всё взял? Мундир, очки?
   - Да, сейчас...
   - Удачи, ребята.
   - Ты так и не сказал, Петров - что именно будет сегодня?
   - Забудь. Яна, оттого, что ты возьмёшь выходной, сегодня никто не умрёт.
  
   Ренат догнал её в коридоре, и некоторое время просто любовался её походкой. Нет, эти ноги были абсолютно как настоящие, до того легко и элегантно она двигалась - кривила душой красавица, говоря что "только сейчас" их надела. Больше было похоже, что свои "боевые ходули", двухметрового роста, с которыми её привыкли видеть, она только на работу и брала.
   Яна остановилась. Ренат тоже.
   - Не стой за спиной! - с раздражением негромко сказала она: - Терпеть ненавижу, - и повернулась к нему.
   Он протянул ей синтезированные плащ и зонт:
   - Что выберешь?
   - Плащ, конечно. Зонт для тебя. Пошли, я через внешние камеры вижу, что на стоянке такси стоит.
  
   На стоянке стояла старая знакомая желтая "Кама", и таксист в кибертреухе, на фоне уныло намокшего триколора, спорил с другим таксистом, в киберкепке грузинской модели.
   - Вах, какой красавыц! - первыми их заметил грузин, голубой огонёк радара киберкепки которого сразу навелся на Яну: - Нэ то что киборги-тыборги, живой жэнщин! Поехали со мной красавица!
   - Вы только что потеряли двух пассажиров, - холодно сказала Яна, демонстрируя ему свою спину с разъемами, и посмотрела на другого парня: - Отвезете нас?
   Парень открыл крышу и двери своей "Камы", Яна и посмеивающийся Ренат сели на заднее сиденье.
   - Снова ты. Так и не уехал?
   - Да попутных не было, товарищ капитан. А тут вы идёте, да ещё с девушкой.
   - Я не девушка, я киборг, - сказала Яна, расстегнув манжету и показав разъемы на руке: - Просто у нас свидание.
   - М... а в чем разница? - посмотрел на неё через зеркало заднего вида шофер: - Цветы не любите, что ли?
   - Я не настоящая, - ответила она, глядя в окно, как удаляется база: - А цветы я люблю.
  
   Яна подчеркнуто-отстраненно смотря в окно, нашарила рукой и взяла за руку Рената:
   - Ну, держи же. Свидание или нет?!
   Ренат удивился:
   - А ты теплая.
   Яна взяла его руку и положила на коленку:
   - Ноги тоже.
   - Постой... так ты что, и терморегулятор купила?
   - Угу, - не размыкая губ, кивнула девушка: - Ну, вы же сами говорите, что я придира и перфекционистка, так какая же я перфекционистка, если не буду идеальная на своём первом свидании?!
   Ренат подсел ближе и попытался её обнять.
   - Нет, - двинула она плечом: - Не надо. Не торопи. Я сама ещё не поверила.
   - Во что?
   - Что могу вести себя как обычная девчонка...
  
   - Не знаешь, что сейчас работает из развлечений? - спросил Ренат: - Видеосалоны, кино, музеи?
   - Так вам может в кафе на свидание?
   - Кафе не надо, - хором ответили они, и Яна закончила: - Глупо вести киборга туда, где он будет только смотреть, как другие едят.
   - Черт, и правда, - вздохнул шофёр: - Давайте к картинной галере. Она весь день открыта. Можно и в музей.
   - Давай. А нет постой. Там же браслеты не принимают, жетоны надо. Где обменник тут, чтобы не близко к базе?
   - Товарищ капитан, военным что, "енотов" не выдают?
   - А зачем еноты на Базе? - хором ответили оба капитана.
  
   Заклеенный объявлениями желтый киоск с кривой надписью: "ОБМЕННЫЙ ПУНКТ" оказался в довольно подозрительном закуточке между обшарпанными высотками. Иван посадил такси на всякий случай подальше, и Ренат, надев очки и фуражку, подошел при всём параде. Жидкая очередь из пяти человек при виде мундира госбезопасности моментально растворилась, а толстяк в будке стал стремительно прятать какие-то бумаги и выключать экраны. Ренат показал ему браслет:
   - Я не по работе, а на обмен.
   - А да... простите, простите... конечно же. Всё в лучшем виде, - он подставил сканер и отсчитал несколько жетонов с енотами: - Всё по курсу!
   - А чего экранов-то столько? - заглянул Ренат в окошко: - На очки, что ли, всё нельзя?
   - Всё что на очки идёт, ваша контора видит, - объяснил толстяк: - А мне тут вашего брата без особой нужды не надо... - он покрутил ещё пачкой жетонов, но Ренат забрал только своё:
   - Не надо, взяток не беру.
   - Удачи вам, и вашей девушке! - попрощался толстяк.
  
   Незаметно подошедшая Яна подхватила удивившегося Рената под руку и развернула к такси:
   - Заждалась уже. Хватит торговаться, всю шпану на квадратный километр своим парадным мундиром распугал.
   - Тоже обменять на еноты пришла?
   - Нет, только за тобой, - она оглянулась на стенки киоска, заклеенные множеством мелких листочков. Не выдавая себя, она, отсканировала всё, и, облокотившись на руку Рената, подключилась к сети инфобраслетом.
   - Что там?
   - Похоже угон машин, контрабанда и торговля наркотиками. Отправлю в соседние отделы, пусть проработают.
   - Берегитесь скучающего капитана госбезопасности.
   - Это очень опасно, - хладнокровно кивнула Яна, и посмотрела на него снизу вверх: - Поэтому, будешь развлекать меня, чтобы я не скучала и не стучала.
  
   ...Ренат правда планировал свидание подробно, ещё в выходные выбрав места, которые приятны Яне, но все расчёты были только на вечер после работы, а щедрость Петрова добавила к расписанию целый день и первую половину вечера. Они сходили в художественную галерею, потом - в зоопарк. Слонов не было, но Яне понравились птицы. Она развлекалась, отслеживая их с помощью военных имплантов и передавая на очки Ренату фотографии самых невероятных ракурсов. В обезьяннике было грязно, да ещё отдельная плата в жетонах, решили сэкономить, туда не пошли, потом прошли мимо спящих хищников, и когда смотрели на белого медведя, как раз вышло солнце.
   - Летят, летят, смотрите! - крикнул один из мальчишек, стоявший у вольера.
   Кажется, даже медведь оглянулся посмотреть, как по небу пролетели две стремительные тени со складывающимися крыльями, и после их догнал гром разрываемого звукового барьера.
   - На перехват пошли, - сказала Яна.
   - Ага. Не угомонятся никак чешуйчатые, не верят что у нас лучшее ПВО!
   Яна как-то сразу потеряла интерес и попросилась из зоопарка.
  
   Шофер, которого звали Иван, не бросил их, а нанялся на весь день. Вот и сейчас он, с опущенными ушами и козырьком кибер-треуха выводил свою машину на посадку, приветливо раскрывая крышу и двери:
   - Теперь поедем в кабриолете!
   - Погоди, - сказала Яна: - Полдень. Вам-то есть надо, вы не киборги.
   - Я поел, - заявил Иван.
   - Да. А ты, Ренат?
   - Я потерплю.
   - Всё ясно с тобой. Иван, мы перекусим там. Мне тоже надо, это... - она сделала неопределённый жест возле горла: - Заправиться и перезарядиться.
  
   Они присели за столиком в одном из кафе, Яна достала из кармана шнур и подключилась в зарядку для инфобраслета, а Ренат заказал себе плов и шаньгу вместо хлеба.
   - Ты чего с чесноком не заказываешь? Надеешься на поцелуй?
   - Я даже не видел чеснок в меню. Это... уже твоя оговорка, по Фрейду.
   Яна отвернулась и покраснела, нервно сжимая пальцы идеально реалистичных искусственных рук.
   - Тебя вообще, можно целовать? Раз уж сама начала. А то я стеснялся спросить.
   - Наверное... Лицо-то у меня настоящее, только зубы вставные. Не должно ничего повредиться.
   Принесли кофе для Рената и дистиллированную воду для Яны.
   - А ты хочешь?
   - Не знаю...только разве ради эксперимента... Ты извини, пожалуйста, я хладнокровная льдышка, и сама это чувствую и комплексую...
   - Сейчас ты - девушка на свидании. Забудь ты что киборг.
   - Хотела бы, да пять индикаторов, гироскоп и писк дальномера, все время мне об этом напоминают, - не отрывая локтя от стола, она поиграла пальцами перед лицом, видимо что-то отключая в интерфейсе.
   Вздохнула:
   - Честно, скажи - какие у тебя планы на будущее? Что ты хочешь в отношениях со мной? - она подпёрла щеку рукой, ожидая ответа.
   - Ну... не знаю... Ухаживать за тобой, говорить комплименты... открывать дверь...
   - Ты всем девушкам двери открываешь, это не привилегия.
   - Провожать тебя до дому... приходить с тобой на работу... жить с тобой... ну если ты считаешь, что слишком тороплюсь - ну хотя бы встречаться. По выходным, в отпуске... как сейчас.
   - У нас только первое свидание, а ты уже грузишь полной программой совместной жизни... - она подняла голову, облокотившись на локоть.
   - Прости.
   - Нет-нет-нет, не извиняйся. Не надо. Я зашкалила себя сегодня гормональный уровень, так что, надеюсь, скоро перестану быть заводной куклой и начну реагировать на твои старания как обычная женщина. Просто извини... это не сразу действует.
   - Ты осторожнее. С гормонами шутить нельзя.
   - Для меня это просто очередной стимулятор. Как кофеин по утрам. Так что... - она отвела глаза: - И об остальном...
   Ренат взял её за руки.
   - Ренат, - нежно сказала Яна: - Ты точно не идиот?
   - Ты о чем?
   - Есть же вокруг настоящие, нормальные девки. Зачем тебе говорящую резиновую куклу?
   - Ну, я же сказал.
   - Ну... ну могу я переехать к тебе... Или ты ко мне. Если так хочешь. Могу даже инсталлировать себе гениталии... но ты ведь понимаешь, что это обман?
   - Яна...
   - Я инвалид, кусок этой "Яны", пусть в очень красивом, но инвалидном кресле! Его можно накрасить, подвязать ленточки, украсить бантиками, но это останется протезом! - она вздохнула: - И детей у меня не будет.
   - Это неважно.
   - Наоборот, важно, - вздохнула она: - Ничего ты не понимаешь. Хотя вроде и не так уж безумно в меня влюблен, чтобы всякий разум потерять.
   - Обожаю, когда ты так дразнишься.
   - Мужчины... - фыркнула она в челку: - Пошли, Ромео, следующее что там? Серпентарий? Как раз для меня.
   - Акватеррариум, - сказала Ренат, вставая и подставляя локоть. Яна легко и элегантно пристроилась.
  
   Там, рядом с рыбами и рептилиями Яна повеселела, и одолевший её пессимизм понемногу улетучился. Может, повлияло то, что людей почти не было - во время войны с рептилиями на ручных рептилий было не особо много желающих смотреть. И они остались вдвоем, и Ренат был её единственным зрителем и слушателем. Со змеями она даже стала шутить, припоминая фронтовые анекдоты, и изображая боа-констриктора, сама нечаянно обняла Рената. Он, не теряя времени, на выходе обнял её крепко сам.
   - Куда! Дозволения не было!- нажала она на нос Ренату и вывернулась из объятий.
   - А ты повеселела. Озорничаешь.
   Яна посмотрела и улыбнулась:
   - Ну, я же говорила, что скоро перестану быть деревяшкой?! Потерпи, это вопрос времени.
   - Ты мне всякая нравишься.
   - Как насчет посмотреть на мамонта, товарищ капитан?
   - Веди!
  
   Скелет мамонта был одет в тактильную голограмму, которая приветствовала их поднятием хобота. Яна погладила его, и, схватив Рената за руку, подтащила ближе, где иллюзия развеялась, и черные кости предстали в монументальном великолепии.
   - Ну, зачем ты.
   - Красота только внешне, запомни... А внутри мы все...
   - А он и скелетом красив.
   - Ты извращенец.
   Кажется, даже голографический бык рядом посмотрел на них недоумённо.
  
   Они, похоже, были единственными взрослыми на этой экспозиции. Музейный гид вещал исправно, передавая тонны интересной информации с картинками прямо на очки Рената и линзы Яны. Послеполуденное время - в музее уже было много детей, кто один с поводком в очках и браслете, кто со школьной экскурсией. К одной такой они и пристроились, вступив в беседу с запутавшейся в латинских терминах учительницей - искусственный интеллект музея заметил их, и подключил к экскурсии, начав скидывать им правильные ответы на вопросы детей и интересные наводящие реплики. Детям понравились "дядя в военной форме" и "тетенька-киборг", к словам которых они прислушивались явно охотнее, чем к своим очкам или растерявшей авторитет от нерешительности учительнице. А Яна с детьми просто ожила - Ренат смотрел и радовался, какой она могла быть хорошей матерью... Они вышли вдвоём веселые, получив от музея "благодарность за сотрудничество".
   Яна смеялась:
   - Этот искусственный интеллект - прямо эксплуататор какой-то! Завалил меня справками и ссылками, тоже мне - нашел бесплатных гидов!
   - Меня тоже, - усмехнулся Ренат, очищая взглядом интерфейс очков от лишних окон: - Но тебе же понравилось, да?
   - Разумеется, - она взял его под руку, и прижалась: - Эмоциональная зарядка. Что у тебя дальше?
  
   В техническом музее, на выставке трофеев, настроение Яны снова упало. Ренат, помня прошлый опыт, пытался найти детскую экскурсию, но даже в расписании музея не было зарегистрировано ни одной. Наверное, детям тоже надоела эта война, и они предпочитали смотреть на динозавров и мамонта в соседнем. Яна не удостоила внимания богатую выставку малых боевых роботов рептилоидов - самого частого трофея после появления статических бомб. Чуть задержалась возле моделей амфибийных танков - больших механических змей, которые рептилоиды каким-то необъяснимым способом упаковывали в десантные яйца. (наверное, их правильно называть не "танки" а "БТР", потому что они перевозили роботов и пехоту, но как-то повелось). Рядом стояло оно самое, десантное яйцо - трехметровая скорлупа, выпотрошенная учеными, и наглядно показано, что в такое пространство никакая техника не поместится. Яну не заинтересовал и шагорекс, практически в натуральную величину - двуногая шагающая плазменная пушка, от которой не спасала никакая броня. "Слава богу, что эта штука сама такая хрупкая" - заметил Ренат, после того как перед ними пробежало описание. Яна не ответила.
   Она чуть задержалась возле манекенов, изображающих пехотинца рептилоидов в полном боевом скафандре и диверсанта - в ободранной чешуе. Ренат тоже посмотрел - это были их основные противники, старый, известный враг. Возле "Черепахи" Яна снова повеселела и, оббежав экспонат, показала на закрашенные царапины сзади:
   - Наш! Помнишь?
   - Помню, - этот защищенный непробиваемой броней и станциями помех танк они брали лично вдвоем, заманив в растаявшую вечную мерзлоту. Тот, в отместку, сумел вырубить всю электронику и у Рената на энтоптере, и у Яны в танке, и только удары манипуляторами заставили его, наконец-то, заглохнуть.
   - Кстати, может быть, из-за нас двоих они и не лезут в тундру, - улыбнулась Яна: - Думают, что там повсюду ловчие ямы.
   - Может и из-за нас.
  
   В зале земной техники веселое настроение Яны вернулось к ней. Они зависла возле своих любимых шагающих танков и, вызвав книгу отзывов, оставила кучу претензий к каждому экспонату - там были подвешенные неправильные ракеты, там установленные несовместимые модули, или слишком много их, там было неправильное подключение проводов, и в одном отчете, которым она похвасталась перед Ренатом, была претензии ах на целую неправильную заклепку!
   - Ты всё-таки большая вредина.
   - Не-а, просто педант и придира.
   В зале авиатехники Ранат взял на себя роль экскурсовода. Музейный сервер тоже, как и в краеведческом, попытался подкинуть ему несколько подсказок, он он-то знал намного больше. Но Яна не задерживалась возле всех этих вертолетов, перехватчиков, челночных бомберов и орбитальных ракетоносцев. Она упорно тащила спутника в конец экспозиции, где были выставлены легкие аппараты и родные Ренату экзоскелеты.
   - Вот погоди, смотри, этого у нас ещё нет... - начал он.
   - Неинтересно, - она пропустила несколько вполне интересных и оригинальных аппаратов и безошибочно вышла к витрине, за которой стоял невзрачный и довольно старый экзоскелет-орнитоптер, похожий на доисторическое чудовище из предыдущего музея.
   - Ты чего?
   Она остановилась и прикоснулась к стеклу.
   - Яна, нельзя.
   - У меня военный протез, глупый. Сигнализация не сработает.
   - Что тебе в нём?
   - Кое-что важное.
   Ренат посмотрел:
   - "Аист-3", модель уже лет пятнадцать или шестнадцать как снята с вооружения. "Экзоптеродактиль" кажется, так называлась эта разновидность. До рептилоидов считали, что такие аппараты помогут в конфликтах малой интенсивности и всяческих спецоперациях. На деле же оказалось что обычные вертолёты и самолёты куда полезнее и универсальнее, а для спецопераций у нас есть более интересные игрушки, - он показал взглядом в сторону, где за другой витриной стоял армейский аналог его аппарата.
   - Их не поставляли в Польшу, - загадочно сказала Яна.
   - Да, вы же в НАТО были. Ваши бы сами не купили. Это российская разработка, даже скорее местная, уральская, тут на одном заводе делали. Он уже устарел, наплечные пушки со слабоэвристичным алгоритмом отслеживания, непомехозащищенные мегаватные лазеры с лимитированным гигаватным режимом, а на терават может выйти только на полминуты. К современному рептилоиду с ним лучше не подходить. Даже у спасателей и то сейчас намного более мощные "Ангелы", там и руки в полёте свободные.
   - Их использовало МЧС? - ещё раз странно спросила Яна.
   - Вот этого не знаю. Зайди в меню музея, спроси его архиве. Вот, - он вывел на витрине открывшееся ему окно: - Несколько безоружных числились в МЧС даже после снятия с вооружения в армии. Для спасателей это же хорошая штука.
   - А вооруженных не было? - Яна опять какая-то странная.
   - Зачем им оружие?
   - А ты, - она повернулась к нему лицом, глядя снизу вверх и спрятав руки за спиной: - Никогда не летал на этом аппарате? Например, когда был лейтенантом?
   - Вот чего не было, того не было, - вздохнул Ренат: - Полет на музейном раритете я бы запомнил.
   Яна ещё раз бросила взгляд на витрину через плечо, потом решительно взяла его за руку:
   - Пойдём отсюда.
   Ренат несколько раз оборачивался, разглядывая так заинтересовавший коллегу экспонат, потом вытащил страницу из музейного архива:
   - А он в неплохом состоянии! Даже в летной годности. Кто-то следит за ним.
   - Я, - Яна обернулась и посмотрела прямо на него своими большими серыми глазами.
   - Ты? Почему?
   - Одно старое древнее воспоминание. Вернее, надежда. Блин, да не стой за спиной так! Сколько раз говорю - не выношу!
  
   ...- В кино пойдёте? - спросил Иван, нашедший их по инфобраслетам: - Вечер же, негоже из одних музеев свидание устраивать.
   - Яна, в кино?
   - Там толпа будет, не хочу.
   - Можно в видеосалон, это камерное искусство, - предложил Иван.
   - Ну, можно.
   - Посмотри, где показывают "Назад в Будущее", - попросил Ренат, который только что снял очки.
   - А ты знаешь, что я люблю, - внимательно смотрела на него Яна.
   - Петров проболтался утром же.
   - Любите довоенный Голливуд? - сказал таксист: - Сейчас модный стал, такое больше и в Америке не снимают.
   - Да не столько люблю... просто это часть одного важного воспоминания... - Яна отвернулась от Рената, любуясь красотами города.
   - Ты куда нас везешь? - забеспокоился тот.
   - А, да, нашел же. Вот, видеосалон с "Назад в будущее", все части.
   - Отлично, вот там и закончим вечер.
  
   ...Они отпустили Ивана, и кино заняло остаток вечера и начало ночи. Отдав все жетоны с енотами крашенной в огненно-рыжий цвет костлявой девочке-билетерше, в легкой для осени блузке, и слишком короткой для её лет юбке, Ренат с зонтом догнал Яну, остановившуюся под деревом закрыть плащом свои разъемы.
   - Погоди, такси вызову, может Иван ещё не спит.
   - Да я и так уже вызываю, сама. Район какой-то дурацкий, то и дело связь пропадает.
   - Ну, так у нас цивилизация только в центре. Пошли, выйдем на проспект, здесь высотки глушат, там если не гражданская, то военная пробьется.
   - Не хотелось бы по военной такси вызывать. Лишнюю панику поднимем.
   - Гражданская прошла. Сейчас такси будет.
   Водителем казался тот самый грузин с киберкепкой, которая опять навелась на Яну:
   - О, суровый жэнщин-киборг! Проститэ красавица, вэк извиняться буду!
   - Век - не надо, - сказала Яна, садясь в машину: - Ренат, поехали.
   Ренат, сложил зонт и сел, назвал свой адрес, смотря на реакцию Яны.
   Она кивнула:
   - Хорошо. Лучше на твоей территории.
   Грузин молчал всю поездку, и его кепка перестала пеленговать Яну, и вернулась к своему прямому назначенную, отслеживая для него ближайшие маршруты и свободные эшелоны. Ренат попросил припарковаться к балкону, окно раскрылось, почувствовав приближение хозяина, Ренат вышел сам и подал руку Яне:
   - Добро пожаловать.
   - Погоди, я расплачусь, - и прежде, чем он успел возразить, прижала свой инфобраслет ко считывателю, и легко спрыгнув на балкон, помахала таксисту на прощание. Грузин послал ей воздушный поцелуй и быстро увел свою машину от здания.
  
   Ренат закрыл шторы и включил свет:
   - Ну вот, так я и живу... ты же не была ещё у меня в гостях?!
   - Нет, - сказала Яна, и с интересом рассматривая комнату, и, передав плащ на руки Ренату, что-то сделала с собой, и её подмокшее платье зашипело и мгновенно высохло.
   Она села на постель:
   - Садись рядом, - похлопала она по месту рядом.
   - Я сейчас, - сказал Ренат и унес плащ и зонт в прихожую, там же снял мундир и зашел в ванную, чтобы умыться.
   - Я ночевать не буду, мне же зарядка нужна, - услышал он из комнаты.
   - Я понял, - слегка расстроился Ренат.
  
   Он вернулся, и она повторила свой жест:
   - Садись.
   Он сел.
   - Извини, пожалуйста. Да, можешь обнять.
   - За что? - он попытался приобнять её, но ойкнул, обжегшись:
   - Ой!
   - Извини ещё раз. Погоди, забыла, сейчас остыну.
   - Ты очень горячая женщина.
   - К сожалению, только в буквальном смысле.
   - Вообще, забавная ситуация.
   - Я же сказала - извини. Попробуй теперь.
   - Удобно, наверное - утюг не нужен, можешь рукой одежду гладить.
   - Не могу, - Яна показала ладонь с тонкими пальцами: - Тактильный пластик. Разве что локтём. Ну, ты обнимешь или нет?
   Яна всё ещё была горячей, но на сей раз, Ренат не выдал этого ни одним звуком.
   - Можешь и другой рукой. Или тебе будет удобнее, если я сяду на колени?
   Она согнула колени, подобрала ноги и забралась на него.
   - Ох... А выглядишь худенькой!
   - Сто килограммов. Это плата за возможность двигаться и жить как обычные люди.
   Они помолчали в пустой комнате.
   - Я тебе так ничего не сломаю?
   - Ничего, я крепкий... - Ренат осторожно погладил её по плечику, потом осмелел, коснулся груди. Яна чуть повернула голову:
   - Так обнимай, не стесняйся...- она вздохнула: - Извини. Дожить до возраста Христа, и не знать, что с парнем делать на свидании.
   - Не проблема, - он обнял её покрепче и прижал к своей груди.
   - Ох... ты мягкая! - воскликнул он от удивления.
   - Да, а что? Грудь нащупал? Не надо, порвешь платье... - она с видимым усилием убрала его руку.
   - Ну, так ведь ты... я даже не думал... я же видел тебя на работе голую.
   - Да не хожу я голая на работу! - вздохнула она: - Я там в контактном комбинезоне. А сказку про то, что у меня жесткий корпус и минимум анатомии, я придумала, чтобы не приставали. И не влюблялись, - она посмотрела ему в глаза: - С одним дураком, правда, не сработало.
   - Да, не сработало. Или ты про что-то другое?
   - Ты же всё понял, - негромко сказала она своим холодным голосом, и Ренату показалось, что она всё-таки изо всех сил сдерживает волнение: - Ничего не будет. Никогда. Да и гениталий у меня нет.
   - Это вообще не проблема...- попытался он успокоить.
   - Да ты не понял, - высвободилась она из его рук: А что, я должна была тебя распалить, раздеть, а потом поставить перед фактом? Ты за кого меня держишь?
   Он посмотрел на свои руки:
   - За плечи. За грудь немного... - он опустил руку.
   Яна посмотрела в пустоту, словно прислушиваясь:
   - Это приятно вам?
   - Что?
   - Ну, держаться за женскую грудь.
   - Ну... есть маленько. Но вообще, мне тебя всю приятно обнимать, целиком.
   Ренат шумно вздохнул через нос. Яна поправила прическу.
   - Странные мы разговоры ведём.
   - А ты на что рассчитывал, ухаживая за киборгом? Показывать мне эротический массаж?
   Он посмотрел на неё:
   - Я даже не знаю где тебя можно эротически массировать.
   - Голова у меня настоящая, - не подумав, сказала Яна. Ренат сразу же её поцеловал. В щеку.
   - Эй! Стой! - он развернул её и поцеловал в губы.
   Некоторое время она изумленно моргала своими большими серыми глазами. Потом закрыла их, качнулась вперёд, и неумело ответила на поцелуй.
   На несколько минут.
   - Хватит... хватит... - похлопала она его по спине: - Не надо... не выдумывай...
  
   Она слезла с его колен и высвободилась из объятий. Потом, подумав, что было слишком грубо, снова прижалась к нему плечом.
   - Извини. У меня не было никогда ни парня... ни мужчины. Ни жениха, ни мужа.
   - Шеф?
   - С Петровым мы просто друзья. Хорошие, близкие, но друзья. Ну и братья по оружию. А кавалеров, пока была целой, просто не успела завести. Так что извини - я просто не знаю, что делать с парнем на свидании. И что должна делать девушка... или взрослая женщина. И уж тем более без понятия, как должна себя вести женщина-киборг.
   - Всё хорошо, - он снова обнял её.
   - Я тебя не обижаю? Ничего не поломала? Не отдавила? Не стала причиной комплекса? - как-то по-детски наивно спросила она.
   - Нет, ты что... если я сказал что я тебя люблю, с чего я буду от своих слов отказываться?
   - Какой же ты дурак...
   - Ну, спасибо...
   - Нет, я любя... это тебе спасибо...
  
   Она судорожно вздохнула:
   - Мне было 18... нет, 17 даже - в Нижнем всё случилось летом. Петрова после Москвы взяло в оборот ФСБ, он поймал шанс, и... ну только полный глупец бы его упустил. А я на него обиделась, и пошла в танковое училище. Не разговаривала два года, дура... Под Нижним, когда шла эвакуация Европейской Части... Это я и мои сокурсники оказались на острие удара. Статические бомбы подвели....
   - Да, я помню про это... мощность не рассчитали.
   - Об этом никто не знал тогда. Нас послали на берег - проверить, не осталось ли гражданских... Пошли без техники, танки нам ещё не выдали. Не знаю, почему рептилоиды выбрали именно нас - они обычно же умные, не тратятся на безвредные цели. А тут робот-камикадзе ударил по безоружным. Может быть, наши разноцветные контактные комбинезоны были виной.
   - Они же сейчас белые и черные.
   - Да, из-за меня. Я настояла. Раньше были всех цветов радуги.
   - Тебе бы пошло голубое или розовое.
   - Перестань! Я серьезно же рассказываю...
   - Там тебя контузило?
   - Эти комбинезоны тогда нас и спасли. И инфобраслеты - они как раз тогда только появились. Впрыснули обезболивающее, и вызвали помощь, едва мы от него вырубились. Я даже не увидела, как это было... Вспышка - тьма, и я прихожу в себя среди кусков своего тела и тех своих товарищей. Моя нога оторвалась и валялась рядом, её, на моих глазах, раздавил шагающий танк. Нас вытащили почти сразу, минуты через три... но это были самые страшные минуты в моей жизни. Я лежала среди поля боя, смотрела в небо, саму битву - как-то краем глаза... не имея сил даже повернуть голову... и твердила: "бесполезная... бесполезная... бесполезная...".
   - Ты не бесполезная, - поспешил покрепче обнять её Ренат.
   - Сейчас, как боевой киборг - да. Но тогда... и сейчас, как женщина - нет. От Яны, которую тебе можно любить, здесь только голова и позвоночник... Сердце, кусочек печени... селезенка... Нет, селезенки кажется, у меня тоже нет.
   - Самое главное - есть сердце.
   - Не в том смысле, о котором говорят поэты.
   - И в этом тоже. Разве бессердечная женщина стала бы извиняться передо мной за то, у неё нет гениталий?
   - Они две зарплаты стоят, да и хрупкие! Два месяца копить, чтобы с моей везучестью раздавить или сломать на каком-нибудь нашем задании?!.. Даже ради эксперимента слишком дорогое удовольствие. Не при коммунизме живём.
   - Какая рациональная. И при этом беспокоишься, приятно ли мне тебя держать за грудь.
   - Надо было эти вопросы выяснить, когда живая была... - он отвела его правую руку и шумно встала. Ренат на прощанье скользнул левой рукой по её спине, по рельефным швам корпуса, технических лючков и крышкам системных разъемов.
   - Спасибо, Ренат, за вечер. Спасибо за лучший День Рождения... - опустив голову, говорила она: - И... Извини. Чувствую себя дико неблагодарной и бессовестной.
   Ренат встал и взял её за плечи:
   - Не надо, Яна, всё хорошо. Я о большем и не мечтал.
   Она чуть повернула голову:
   - А ведь ты солгал, Ренат.
   - Где? - удивился он.
   - Ты сказал, что признавался мне в любви. А ведь ты не признавался. На беду мне встроена функция автоматической записи...
   - Я тебя люблю.
   Яна движением плеч освободилась от его рук и широкими шагами вышла в прихожую, где горел свет:
   - Провожать меня не надо... пешком дойду, - она посмотрела ему в глаза: - За всё, кроме последних слов - большое спасибо. А всё остальное...- она отвела взгляд: - ...забудь до завтра. Нам вместе работать.
   И быстро, торопясь, чтобы он снова не обнял её, открыла дверь браслетом и выскользнула из квартиры.
  
   Ренат тяжело вздохнул, и, заложив руки за голову, долго ходил по комнате и всей квартире. Потом негромко выругался, схватил свой мундир и распахнул балконное окно, впустив запах ночного дождя. Хлопком по инфобраслету вызвал такси. Обдав брызгами, перед ним затормозил давнишний грузин:
   - За дэвушка, товарищ капитан? - участливо спросил он: - Видэл ваш дэвшка, шла сэрдитый, плакала, хател подвезти - обидэлась! Вах, какой плахой товарищ капитан! Такой красивый дэвушка обидэл! Бэгом извиняться?
   - Не за нею. На Базу, - он переключил свой инфобраслет в тревожный режим: - Срочно!
   - Вах, война! Бэдный дэвушка!
   Ренат сел и засунул тревожно мигающий браслет в считыватель:
   - Дай подключение. Патрули пропустят.
   - Понял, - сказал грузин, рванув с места. Его, тяжелая бело-синяя "Волга", буквально спикировала через пол-города к укрытой за завесью черного моросящего дождя Базе.
   - Туда же, где мы утром встретились.
   - Понял, - он приземлился мягко, что было совсем неожиданно для тяжелой машины. Ренат накинул ему чаевых поверх счетчика.
   - Спасибо.
   - А с Дэвушка... - окликнул его грузин: - Все-таки помирис. Чтобы дэвушка не плакала!
   - Я как раз здесь чтобы она не плакала, - он натянул фуражку: - Поверь...
  
   Закрытие двери корпуса подчинились браслету в тревожном режиме - вообще, то, что работники отдела Петрова работали тут и глубокой ночью, не было редкостью - им, как безопасникам, был разрешен вход и доступ в систему в любое время дня и суток. Ренат торопился - найти то, что нужно, он сумеет за секунду, но вот замести следы от взгляда внимательной и придирчивой Яны будет ещё той задачкой. К тому же, потом мог понадобиться не один день...
  
   Петров работал - это было видно по мерцающим отсветам под дверью. То ли защита кабинета глушила звуки изнутри, то ли, что более вероятно - полковник пользовался прямым соединением. Ренат снял фуражку и мундир, и, обтерев руки, подключился к столу Яны. Ожило и задвигалось её кресло, он остановил его через её пароль, и вывел на терминал список документов, с которыми она работала утром.
  
   - Ренат? Ты чего посреди ночи? - вздрогнул он от голоса начальника.
   - А... товарищ Петров. Простите. Срочно понадобились кое-какие документы Яны.
   Петров посмотрел, что делает его капитан:
   - А она знает, что ты делаешь?
   Ренат посмотрел на него, вздохнул и сел в полуразложенное кресло Яны:
   - Я хочу кое-что сделать... что выглядит как сумасшествие
   Петров, нажав на свой браслет, подозвал кресло Рената и уселся напротив:
   - Свидание прошло нормально?
   Ренат вздохнул:
   - Не в свидании дело.
   - А в чем? - он увидел, как Ренат вытаскивает наверх список с заголовком "Хроносфера": - Машина времени? Что вы там насмотрелись в этом американском фильме?
   Ренат включил раскодировку и спросил начальника:
   - Скажи, а ты помнишь день, когда она стала.... Такой?
   - "Такой"? Киборгом? Или ты про характер? Что-то меж вами произошло.
   - Нижний Новгород. День, когда её искалечило. Ты был там?
   Шеф вздохнул:
   - Я был в том же городе, но на другом фронте. Яна тогда...
   - Да она и сейчас такая же. Легко обижается и тяжело идёт на контакт. Ты что-то знаешь про тот день? Почему именно её? Что было тогда вообще...
   Петров опустил голову на руки:
   - Да никто, собственно, не знает. Это был день планетной катастрофы. Общая неразбериха, сотни миллионов жертв. Рептилоиды тогда здорово порезвились. Чудо было вообще, что её хоть в таком виде спасли. Чуть позже - и было бы не до нескольких раненых курсантов.
   - Чудо? А почему вообще послали безоружных курсантов на передовую? Никто не задумывался? Не было расследования?
   - Да кто же расследует сейчас-то? Много офицеров погибло в тот день, может, были и виновные. А тех, кто пережил Нижний - добили в Волгограде. Вот так... хотя... есть один вариант... если предположить что Яна сама опять искала "чудо". Может поэтому она и считает себя виноватой.
   - Какое чудо может сделать виноватым?
   - Эх... Она тебе рассказывала про дом, про Варшаву?
   - Она вообще про это не рассказывает. Чудо, что сегодня рассказала про Нижний.
   - О, ты везунчик! - полковник пошевелил плечами, отгоняя назойливые шнуры, ищущие подключения: - Даже я вытянул эту историю из неё в год по капле. Похоже, твоя фамилия, и правда, связана с чудесами.
   - Моя фамилия? - удивился Ренат.
   - Фамилия, бывшее звание и личный номер. Ты же перешел к нам лейтенантом?
   - Я не перешел, меня Яна перевела. Причем предлог какой-то дурацкий, до сих пор не понял...
   - Потому что для неё сочетание "лейтенант Абдулов, личный номер 2021" - и есть символ чуда, которое она ищет. Я же говорил... всё началось в Варшаве...
   - Варшаве?
   - Я же тоже из Варшавы, поэтому всё видел.
   - Ты же русский, не поляк.
   - А ты - татарин, но не в Орде, - обиделся Петров: - Мои родители работали в посольстве, а у Яны - в какой-то важной польской компании. Мы ходили в одну школу, и когда над Вислой выпали из гиперпространства левиафаны рептилоидов, нас собрали, посадили в роботизированные автобусы, и отправили на Восток. Похоже, сейчас, те, кто был в этих пяти автобусах - единственные выжившие с того берега Вислы.
   - Это как-то связано?
   - Более чем. Мы чуть не погибли - случилась авария, автобусы встали, а рептилоиды нас заметили. Никто не мог придти на помощь. И вдруг, сверху, с небес, свалился человек, говорящий по-русски! Он, правда, использовал какой-то странный голосовой переводчик, но уж русский язык-то я расслышал!
   - Голосовой переводчик с русского на польский? Зачем? Яну, вон, и так понятно.
   - Ну, это у тебя надо спросить. Потому, что у него был твой личный номер - "две тыщи двадцать первый".
   - Мой номер так-то "двадцать-двадцать один", а не "две тыщи двадцать первый". Да и вообще номера не редкость же. Они повторяются в разных подразделениях.
   - Но ты реально, похож. Только на нем было много странных и громоздких имплантов. Слишком много. Столько даже ваши братья-пилоты в себя не вживляют, проще на кибертело перейти. И он был на русском орнитоптере.
   - "Аист-3", - сказал Ренат.
   - О, ты и это знаешь?
   - Яна в музее перед ним зависала.
   - Культурные люди. Ходят на свиданиях по музеям. Ну, это я опознал марку. Причем удивился - о нем лишь спустя год стали говорить как о "новинке". Ну и сделал предположение, что это кто-то из охраны посольства, следил за эвакуацией детей. У них могли быть экспериментальные модели. Я предположил - а Яна загорелась. Когда мы окончили школу, мы вместе пошли в армию, учились с 16 лет на офицеров на ускоренных курсах. Он довольно наивная тогда была, считала, что стоит стать солдатом - и все другие солдаты станут твоими знакомыми. Потом... была Москва.
   - Вы - из тех курсантов, что дрались до последнего? Ведь много людей тогда спасли благодаря вам.
   - О, нет. Мы с ней дезертировали. Если быть совсем честным.
   - Дезертировали? Это точно про Яну?
   - Ну, её согласия мы тогда не спросили. Она мне этого, наверное, никогда не простит.
   - Яна боевая.
   - Да, только вот курсантов тогда берегли, никто нас на передовую не бросал, как говорят тыловые крысы. Мы охраняли радары ПВО, в тот день, когда рептилоиды сбросили на них десант. Там было хитро. Сначала вертолётчики засекли мелкую воздушную цель - я думаю, это был корректировщик телепортации. Он пришел от реки со стороны рептилоидов. Потом прошел сбой по роботам охраны, Янка первая поняла в чем дело, и схватив огнемёт...
   - Огнемёт?
   - Ей 16 лет было, огнемет в половину её роста! Представляешь? Ну вот, она с огнемётом, я - с автоматом, побежали, сами не зная куда. У входа в здание рептилоиды повесили дымовую завесу, если бы не она, мы бы внутрь не проникли. И, наверное, тоже бы, героически спасали Москву.
   - Но вы дезертировали... Пройдя внутрь здания?
   - Как раз начался десант. Стало не до нас. Рептилоиды лезли отовсюду, только успевай стрелять. И тут мы снова встретили его.
   - "Де тыщи двадцать первого"?
   - Он назвался "лейтенант Абдулов". Тоже на "Аисте-3", как он умудрился пролезть в коридор - непонятно.
   - Но это точно не я. Я Битву за Москву в школе пережил.
   - Ты удивительно похож. Он тоже был азиат, высокий, смуглый, бритый наголо. Правда, ты оброс... В униформе МЧС, но на вооруженном экзоскелете.
   - "Аист-3" в МЧС был без оружия. А меня в МЧС не было даже во сне.
   - А этот - был. Причем в нестандартной комплектации. Кстати он сохранился до сих пор, у Яны в файлах есть отчет по нему.
   - По моему однофамильцу?
   - По "Аисту-3", чурка. Мы втроем пробились через внешний периметр, потом он подключился в сеть, и передал мне свой экзоскелет и Яну.
   - Яну?
   - Яну мы не стали уговаривать, а просто вырубили и вынесли на руках. Грубо, конечно, но он, видать, её хорошо знал. Я улетел по его приказу как можно дальше от Москвы, потом вышел на связь с контрразведкой. В одном из отсеков экзоскелета был обнаружен носитель информации, с кучей данных, которые здорово помогли нам в военной стратегии. А я - стал офицером ФСБ.
   - А тот парень? Тот "Лейтенант Абдулов"?! Что с ним?
   - Неизвестно. Отряд спецназа пытался прорваться в центр управления, но через несколько минут включилась пожарная тревога. Произошло цепное отключение всей системы, управление перешло на резервную. На короткое время ПВО Москвы отключилось. Рептилоиды двинули свою авиацию, и тут ПВО снова включилось, сбив "Левиафаны" прямо над городским кварталами.
   - Это уже я знаю.
   - В Управлении очень расходятся во мнении насчёт роли твоего двойника в этих событиях. Одни обвиняют его в катастрофе, другие говорят, что мог быть куда более худший сценарий.
   - Какой, например?
   - "Левиафаны" всё-таки ждали отключения. Позже была обнаружена ошибка в коде, которая могла помешать передаче управления на резервную. ПВО могло отключиться насовсем. А так бы... в Москве бы не выжил вообще никто. Волгоград бы встречали с половиной армии, а здесь бы сидели под куполами.
   - И ты думаешь, что Яна с тех пор ищет того самого "лейтенанта Абдулова"?
   - Ну, с Яной был разг... а как ты догадался?
   Вместо ответа Ренат развернул к нему экран с файлом:
   - Открой.
   Петров двинул рукой - раскрылся список с заголовком: "Кандидаты в добровольцы проекта ХРОНОСФЕРА".
   - Да быть не может!
   - Может, может... Двадцать Абдуловых - и все лейтенанты. Я прямо счастлив, что стал капитаном.
   - Она ищет его до сих пор... ненормальная.
   - "Нормальность" и "Яна" - это две категории несовместимого. Это то "чудо", которое она могла искать в Нижнем Новгороде?
   - Ты очень умный. Понимаешь. Она же женщина. Один и тот же человек дважды спас её жизнь. Вполне возможно, что она считала, что встретится с ним, когда опять подвергнет свою жизнь опасности.
   Ренат вспомнил её попытки флиртовать сегодня:
   - А когда спасения не произошло, а наоборот, погибли другие, повесила на себя чувство вины.
   - Ну... может быть. Я не психолог.
   - А если спасение произойдёт? - прямо спросил Ренат.
   - Как?
   - А зачем, думаешь, я сюда пришел копаться в её файлах, шеф? Искать переписку с соперниками? Блин, у нас же есть машина времени! И как раз должен быть нырок лет на 15 назад.
   - Слушай, ты с ума сошел? Ни ученые, ни наша собственная контора туда кого попало не пустят!
   - Шеф. Сейчас в этой комнате находятся капитан и полковник ФСБ. Как думаешь, им сложно заставить нескольких яйцеголовых сделать так, как нам нужно?
   Петров некоторое время смотрел в пустоту:
   - Если даже я тебя отпущу... Что тебе нужно?
   - Карту, записи боев, боевые частоты и системы опознавания. Боевой экзоскелет с вооружением.
   - "Аист-3", из музея?
   - Нет, "Аист" не подойдёт, 15 лет назад рептилоиды изменили структуру брони, нужен тераватный лазер, а "Аист" выдаст терават только на полминуты. Я никого так не убью. Нужен "Ангел" с оружием и системой РЭБ.
   - "Ангел" слишком совершенная модель. Не дай бог, достанется рептилоидам.
   - Значит, сделаю так, чтобы не досталось. И ещё, самое главное - медикаменты и набор первой помощи. На случай, если не успею.
   - Слушай ты полный маньяк.
   - Когда Яна сегодня от меня уходила она смотрела так, словно боялась, что я вот-вот повешусь. А так хотелось сказать ей: "Сегодня никто не умрёт"...
  
   Ветвь третья
  
   "Внимание, вы входите в зону, не охваченную навигационным покрытием! Перейдите на автономный режим или смените спутниковую привязку!"
   ...Всё оказалось не так просто, как он ожидал. Для начала, при перебросе в прошлое полетела система навигации, не нашедшая какого-то важного спутника, которого в этом году ещё не было запущено. Поэтому пришлось ориентироваться по нашлемной карте на глазок, изредка включая систему опознавания. Хотя карта тоже врала. Некоторых построек не было, некоторые наоборот, стояли не там где надо, над одним из зданий возвышались несколько флагштоков вместо рекламного щита. А время тикало, и вот плутать по незнакомым кварталам было совсем некогда. Второй неприятный сюрприз - ни одна из частот, данных Петровым, не работала. То ли блок дешифратора повредился при переносе, как навигация, то ли он просто из-за спешки взял на Базе не тот модуль. Это было вдвойне досадно. Самый простой выход - поднять тревогу по радио, и остановить юную Янку от опрометчивого поступка, был недоступен.
   Он пролетел над медленно двигающейся колонной машин и автобусов, сопровождаемой шагающими танками. К счастью, система "свой-чужой" не накрылась, как связь и навигация, так что по нему не стреляли. Вообще, можно же было поговорить с любым танкистом и воспользоваться его связью... Но что-то Ренат скептически оценивал свой дар убеждения.
   Ну, попытка не пытка!
   - Ребята, курсантов не видели? Ваших, танкистов.
   - Хороший у тебя орнитоптер... Ближе к Оке возьми. Знаешь где Стрелка? Ну, увидишь с неба. Вот там должны быть курсантские части.
   - Спасибо!
  
   ...Точного места не знал и Петров, а поднять архивы или спросить у самой Яны в будущем было просто некогда. У него была карта с примерным ходом боев, и место расположения госпиталя, где Петров нашел Яну. Вкупе с указанным танкистом координатами зона поиска сокращалась, но всё ещё была приличной. Ренат вспомнил слова Яны: "Нас спасли через несколько минут", и про шагающий танк. Значит это где-то на расстоянии нескольких минут хода шагающего танка, которого ещё надо найти...
  
   Таймер времени разделился на три - первый контакт, примерное время атаки, время эвакуации Яны. Теперь счет должен быть на секунды. Небеса расчертили инверсионные следы ракет и атакующих истребителей - над облаками шел бой. Люди сражались, чтобы не дать ящерицам перейти Волгу по воздуху. "Идиот" - выругал себя Ренат: "Что ж ты дурак, не сказал танкисту, что увидел движение на этой стороне Волги? Они бы послали патруль и тот робот-камикадзе может быть, не нашел бы Яну!". Но уже было поздно возвращаться - он вместо этого запустил инфракрасное сканирование, благо "Ангел", как спасатель, сохранил весь инструментарий для поиска как людей, так и трупов. "А ведь Яна не сумасбродка" - отметил он, подсчитывая отметки на дисплее: "Остались гражданские! Их не всех успели вывести!". И тут услышал такой знакомый, но слишком звонкий голос:
   - Девчонка убежала за кошкой, видели? Ловите эту дуру!
   "Яна" - с улыбкой подумал Ренат, и нашел в инфракрасном спектре бегущую за углом группу в ярких пятнах живого тепла. Девочка и кошка была прямо тут, и он окликнул её и указал идти навстречу. Теперь...
   ...Тревожный сигнал облучения радаром разорвал уши: "ВНИМАНИЕ, ВЫ НА ПРИЦЕЛЕ ПРОТИВНИКА!". Его автоматически развернуло лицом к угрозе, наплечная пушка, ожила, и перед глазами возник прицел, наложившийся на бесшумно приближающийся додекаэдр. "Стоп!" - мысленно приказал он: "Отставить огонь!" - он вручную заблокировал пушку. Робот-камикадзе... "Они никогда не нападали на гражданских" - пронеслись в мозгу слова Яны: "Но вооруженный орнитоптер для них - законная цель!" - Ренат резко дал свечу вверх, уводя неумолимого робота подальше от Яны. Автоматика моментально среагировала, и перевала его геройство, резко дёрнув вниз за секунду до того, как с другой стороны Волги воздух прочертили розовые трассера вражеских зенитных лазеров. В ответ с визгом ударили ракеты людей с этой стороны реки, накрывая проснувшиеся установки. Робот чуть замедлился, отвлекшись на новые цели, но это был секундная задержка - и он снова в атаке. Ренат нырнул к земле, резким торможением пропустив смертельный додекаэдр мимо себя. "А ведь на "Аисте-3" не системы ручной блокировки пушек при вражеском облучении. Это заявлено как недостаток". Так значит?.. Неужели, взяв более современный "Ангел" он всё-таки изменил будущее?
   Вода на берегу Волги разошлась, и оттуда поднялись змеиные головы амфибийных танков. Проклятье! Первую угрозу он отвел, но вторая никуда не делась! Сигнал снова разорвал уши - робот-преследователь от него лично не желал отставать.
   - Это что? - услышал он позади юношеский голос.
   - НАЗАД! ЛОЖИСЬ! - крикнул Ренат во всю мощь наружных динамиков.
   И, не проверяя, услышали ли его, упал на землю, чуть не ломая крылья, и врезал мегаваттным лучом по роботу. Раздался взрыв, граненые осколки пролетели над ним и посекли крылья. Ренат тяжело поднялся, уже не считая тревожные сигналы о повреждениях структуры, и увидел, как змееподобные силуэты на берегу раскрываются, и из них в небеса, как чаинки, размешанные в стакане, поднимаются десятки, нет сотни новых додекаэдров-камикадзе...
   - СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ! - крикнул он, переходя на тераватт поражения.
   Тераватный лазер - это не оставляющий обугленные раны мегаваттный, и не режущий броню насквозь гигаватт, это полоса света, разрезающая землю и камень, и превращающая их моментально в пар и плазму, стену пламени, которая может убить не хуже, чем прямое рассечение лазером. Ревущая стена огня взлетела к небесам, и все эти десятки боевых роботов врезались в неё... Грохот, взрыв, свист металла в воздухе. Рената отбросило на стену он, больно ударился и на какой-то миг потерял сознание...
  
   ...Он пришел в себя, не сразу вспомнив, кто он, и где находится... Земля под ним шаталась, воздух и предметы плыли в глазах, интерфейс системы управления и прицел с радаром дергались в пароксизме сбоев. И непонятно было, то ли это последствия контузии, то ли реально отголоски боя и действие систем РЭБ. Ренат обнаружил себя сидящим у стены, сделал попытку встать, упал на четвереньки. Одно из изломанных крыльев орнитоптера оторвалось и упало перед его глазами. Он сделал усилие и выпрямился, вставая с колен...
   Интерфейс наладился, Перегрузились диаграммы систем, дальномер и прицелы. Карта сбоила, он шлепнул по шлему - изображение дернулось и развернулось по компасу. Пошла индикация медицинской информации - контактный комбинезон заряжал его анестетиками и транквилизаторами, хотя вроде ран он не чувствовал. Звон в ушах стих...
   - Бесполезная... бесполезная... бесполезная... - услышал он женский плач совсем рядом.
   Ренат вздохнул и опустил взгляд. Возле его ног, в зеленом комбинезона, на четвереньках ползала Яна и, ревя, пыталась растормошить одного из курсантов.
   - Бесполезная... бесполезная...
   Он включил сканер жизнедеятельности, и просканировал все тела. Ну, хоть бы на шаг за угол отошли!
   Он присел перед нею:
   - Послушай, он все живы. Их, как и нас, просто оглушило. Понимаешь? Они сейчас придут в себя...
   - Бесполезная... бесполезная... - она посмотрела на него невидящими глазами. Боже, какая она была красивая!
   - Рептилоиды никуда не ушли, у нас нет и минуты, давай вместе!
   - Бесполезная... бесполезная...
   - Тетя?? Дядя? - послышалась сзади. Интерфейс послушно дал картинку с задней камеры - насмерть перепуганная и чумазая девочка с кошкой.
   - Бесполезная... бесп... - Ренат не выдержал и, вытащив руку из экзоскелетона, влепил Яне увесистую пощечину:
   - ПЕРЕСТАНЬ! Ты - не бесполезная! - он взял её лицо в обе ладони, и, торопясь, проговорил, открыв забрало шлема, чтобы слова звучали четче:
   - Ты - не бесполезная! Ты - прекрасная, замечательная, самая красивая, добрая, милая, сексапильная, сексуальная девушка на свете! Только ты сейчас можешь помочь! Они - все живы! Девчонка, за которой вы шли - тоже жива! Окажи им первую помощь, выведи их отсюда!
   - Не бесполезная? - в глазах Яны появилось осмысленное выражение.
   - Да!
   - Красивая, сексапильная, сексуальная?!- и правда, настоящая фигура Яны была лучше, во много раз лучше того худощавого кибертела, что она выбрала в будущем.
   - И это тоже - ДА! Держи! - он отстегнул от бедра диагност первой помощи, и кинул ей в руки, потом скинул рюкзак и выбросил на землю медикаменты:
   - Этот уже приходит в себя, помоги тяжелым! Быстро, убирайтесь отсюда! Там, через два квартала - завод, где стоят новенькие танки. Вы - танкисты, успеете до них - переломите бой в пользу людей!
   Он повернулся к реке. Осыпающаяся, словно созданная из песка, стена тумана обнажила обугленные и иссеченные осколками змеевидные тела амфибийных танков. Через свинцовую гладь Волги к ним неслись белые и стремительные бурунчики:
   - Идет пехота! Быстро уходите!
   - А ты... как же?
   - Я единственный с оружием! Уходите, я не могу взлететь пока вы здесь!
   - Поняла... скажи, ты - лейтенант Абдулов?
   Он чуть скосил взгляд через плечо и улыбнулся:
   - Уже капитан. И да - меня зовут Ренат! - автомат захлопнул забрало шлема, обрезав фразу. Взвыли индикаторы радарного облучения, он уже не блокировал автоматику экзоскелета, предоставив ей действовать самостоятельно. Наплечная пушка ожила и экономными очередями по три стала отрабатывать наиболее опасные угрозы. Он сам взял управление лазерами, и, распахнув оставшиеся крылья как можно шире, чтобы привлечь внимание, пошел к берегу, создавая на пути десанта огненные стены ударами лазеров по земле, и потихоньку разворачиваясь так, чтобы ответный огонь не прилетал в Яну и курсантов. "Надо было взять термобары и огнемёт. Хотя повылазят мокрые, возьмёт ли их сразу..." - на противоположном берегу поднялось серое облако, вспыхнувшее серебром под лучами солнца, едва вышло из тени.
   - Не выйдет! - он рубанул лазером по облаку, расцветшему, как цветами, оранжевыми взрывами. Пятнадцать лет назад пехотные лазеры над водными массами не брали такое расстояние, но у него-то оружие старше на два поколения! Вот вам сюрприз! Хватило бы только заряда, и будет вам другая версия истории!
   Из воды, взметнув к небу фонтаны камней, грязи, кусков бетона и металлической ограды, поднялись сразу десяток взрывов, зазвенев в шлемофоне эхом ударной волны. Ещё сквозь падающие камни и обломки по осыпавшимся кучам гравия поднялись человекоподобные фигуры в бронированных скафандрах, похожих на игрушечного "Крокодила Гену".
   - Гены, я ваш Чебурашка! - крикнул Ренат через внешние динамики, и ослепительным лучом рубанул их на уровне колен. От жара лазера за ними вскипела даже Волга, облаком пара накрыв их всех: - И Шапокляк тоже! - отпрыгнув на оставшихся крыльях, чтобы сузить сектор обстрела, он сорвал с пояса и метнул дисковидную терраморфирующую гранату в мешающийся фонтан, чтобы лишить их укрытий.
   Диск вспыхнул, испарив мрамор и сталь, и не оставив удобной для стрелков воронки, а наоборот - пятно сплавленного в стекло бетона, где не врыть окоп даже направленным взрывом.
   "Нужно продержаться несколько минут" - помнил Ренат: "Помощь придёт... Наши рядом..." - сильная, нечеловеческая рука, схватила его сзади, прижав захрустевшие крылья. Ренат пнул ногой, а потом запустил крылья. Облако синей крови взмыло в воздух, рептилоид отскочил, хватаясь за живот, наплечная пушка Рената сама ожила и разрядила короткую очередь прямо в голову захватчика.
   Работающие крылья дернули человека в сторону и вверх и подбросили над землёй. Он не успел среагировать, и его дернули за ногу, и, перевернув, шмякнули спиной о бетон набережной. Крылья с противным хрустом сломались, эскзоскелет отстрелил остатки, сокращая массу костюма и подбрасывая Рената на ноги. Капитан увидел противника, и с ручного лазера срезал ему голову - кажется на избытке мощности. Наплечная пушка огрызнулась ещё на одну цель за спиной. Чешуйчатые твари в скафандрах обступили его, даже смертоносный лазер не помогал рубить эту наседающую кучу. Вот и лазер сдох - система, оценив расход энергии, поставила в приоритет над оружейными - системы связи и жизнеобеспечения. Он рывком вытащил вибронож - лезвие взвизгнуло, превращаясь в призрачный клинок, каждый удар которого оставлял не только раны, но и ветвистые трещины на броне скафандров. Ренат глянул на инфракрасный сенсор, который поставил на отслеживание Яны - всё хорошо, они уже были в безопасности. Несколько дюжих рептилодиов наконец-то навалились разом и выкрутили ему руки, в пушке кончились патроны, и она уже не стреляла, а напрасно щелкала.
   Ренат отрубил жизнеобеспечение в пользу радара. Жаль, связь не работала, оставалось надеяться только на дружественную ракету. Он отрубил ответчик "свой-чужой", поставил алгоритм последней боевой задачи, и открыл забрало шлема.
   Рептилоид-офицер тоже в ответ показал чешуйчатую морду, из нутра своего бронированного конуса.
   - Сегодня. Никто. Не. Умрёт! - отчетливо проговорил Ренат.
   Радар, переключенный на отслеживание воздушной обстановки выбрал подходящую цель и отдал команду на систему РЭБ. Статическая система заблокировала компьютерные цепи и резко выпустила во все стороны широкий спектр электромагнитных излучений, сжигающих электронику как людей, так и рептилоидов. Летящая над ними ракета землян на мгновение потеряла цель, но защищенная от подобной опасности быстро перезагрузила систему. Пикосекунда потребовалась управляющему чипу, чтобы понять новую угрозу, оценить опасность и сменить цель. Сделав крутую горку, ракета на скорости в пять раз быстрее звука, рухнула на кучку инопланетян, только что схвативших землянина. Облако плазмы, вспыхнувшее над израненной войною Волгой, ослепило оба берега и испарило как пришельца из будущего, так и первую успешную волну десанта...
   Вспышка...
   Грохот...
   Тьма...
  
   Ориентиры товарища майора
  
   ...Майор проснулся от раскатов далёкой грозы и долго лежал в кровати, слушая ночной дождь. Чуть погодя запикал будильник, выводя "Марш британских гренадеров". Он повернулся, посмотрел на тусклые цифры, и встал с постели, свистом подзывая тапки. Шлепанцы влезли из-под кровати, майор вставил в них ноги и пошел в душ, снимая ночную шапочку с головы, и надевая полиэтиленовую на контакты. Янка как-то собиралась подарить ему нормальный будильник на день рожденья, но там вместо звонка стоял "Интернационал" - и что станет с его психикой, после того как он начнет просыпаться под "Вставай, проклятьем заклейменный", майор как-то не хотел проверять. Да, кстати, Яна...
   Он умылся, побрился, оделся и подошел к видеофону. В шесть утра звонить как-то не принято, но врачи встают рано.
   - Кто там? - ответил сонный голос с черного экрана.
   - С Днём рожденья, Яна! Расти большой и красивой! - вышло глупо, впрочем, ранний звонок даже хорошо знакомой женщине и без этого глуп.
   - А, это вы, Ренат Михайлович. Спасибо. Вы первый. Извини, картинки не будет - я голая.
   - А что это мы на "Вы", Янина Веславовна? Вас разбудил мой ранний звонок, ласковая пани?
   - Нет. Наоборот, довольна, - ответила она более весело: - Просто... сон плохой.
   - Ммм...
   - Кстати, Ренат... Забыла вчера сказать. У тебя срок обследования проходит, давай сегодня до работы ко мне, я всё закрою.
   - Мы и так вечером увидимся, может просто тебя пораньше забрать?
   - Нет-нет-нет, - послышался зевок: - До вечера меня могут и подпоить наши алкоголички тыловые. И меня в кабинет детектор трезвости не пропустит. Так что давай... заезжай... Я пошла в душ... всё... (пауза) ...больше некогда разговаривать...
   Майор выключил видеофон и набрал на всплывшей из недр экрана клавиатуре сообщение на работу и код закрытия комнаты. Взял со стола подготовленную с вечера плату памяти, ластиком протер контакты и вставил под крышку затылочной коробки ЦРП. Свистом вызвал платяной шкаф, вешалки вынесли к нему форму и ботинки. Пока заправлялась кровать, оделся в мундир и плащ, взял саквояж с документами и вышел на площадку.
   Лифт не работал, три пролёта пешком - полезно для ног, кибервахтер КВД-2000 его узнал, и вызвал к подъезду служебный "Уралец". Висел режим СРМ - светорадиомаскировки - значит, связь работала только внутри зданий. Жаль, с Яной не поболтать в дороге...
   Пригнув голову, он нырнул в машину и задал курс к госпиталю Яны. Автопилоту не доверил, сам разблокировал руль, и взялся за управление. Опустил контактный щуп, подключившись к блестящей ленте дорожной сети, и включил радио.
   "...сегодня в 2 часа ночи по Московскому времени было получено подтверждение от союзников об успешном ракетном ударе по Гибралтарскому Проливу! Ракета, выпущенная с полигона номер 62, преодолела средства электронного и физического противодействия противника и нанесла терраморфирующий удар по элементам ландшафта и оборонным узлам противника. Вопреки опасениям недальновидных перестраховщиков-ученых, цепной реакции водорода в океанах планеты не произошло! Союзный Шестой Флот Объединения Америк уже вошел в Средиземное Море и приступает к развертыванию ударных группировок! Человечество Земли возвращается в Европу - палубная авиация союзников приступила к завоеванию превосходства в воздухе на всём пространстве от Пиренеев до Варшавской Бомбовой Котловины. Генеральный Секретарь послал поздравления Президенту Конфедерации Южных Штатов, и Верховному Вождю Северных Племен, поздравляя с завершением очередной фазы всеобщего наступления!.."
   Мяукнув сиреной за спиной, на обгон пронеслась милицейская машина, Ренат вильнул и сорвался с контактной полосы - радио мгновенно замолкло. Он недобрым словом помянув органы охраны правопорядка, вернулся к дорожной разметке и снова поймал щупом контакт с рельсой. Новости уже продолжались с другого места.
   "...Бурные дискуссии в рабочих и комсомольских коллективах вызвали недавние дебаты о развитии вычислительной техники, на которых глава Госплана сделал серьёзный выговор представителям НИИ информатики программирования, в связи с регулярно необоснованно завышаемыми требованиями к аппаратной части. Было внесено предложение более жестко ограничить требования к программному обеспечению электронно-вычислительной техники, в частности, по объему потребляемого ОЗУ. В ответ, представитель Института обвинил экономистов и планировщиков ретроградстве и мракобесии, указав на то, что в условиях взрывного развития всех отраслей техники, которые диктует первая межпланетная война, нужно двигаться в ногу со временем, и внедрять передовые, инновационные решения, не догоняя, а опережая возможности программного обеспечения! В ответ представитель Госприемки заметил, что из-за резкого изменения требований к объемам оперативной памяти, склады забиты уже некондиционными малыми платами памяти. И теперь насущно стоит вопрос либо об утилизации их, либо надлежащему применению. Так же было указано, что взрывной рост системных требований делает невозможным планирование производства и сколько-нибудь адекватную программу их модернизации. Вопрос был вынесен на всесоюзное обсуждение. Несколько заслуженных изобретателей в ответ на призыв фронта и народного хозяйства, выдвинули свои рацпредложения по модификации некондиционных плат памяти до соответствующих актуальным стандартам. Все желающие, могут получить проект в городских информаториях в часы посещений. Более 500 комсомольских организаций на местах в инициативном порядке взяли на себя социалистические обязательства по ускоренной модернизации ..."
   Ренат выключил. Сводка с фронта для него была важнее, чем всякие тыловые дрязги, которые начинались только когда гражданскими озвучивалась очередная, давно известная фронтовикам проблема. Впрочем, война, она накладывает свои отношения на связь между людьми. Если бы, например, не режим светорадиомаскировки, мешающий позвонить и зайти в информационную сеть, когда удобно. Хорошо бы, если бы каждый человек мог бы найти другого и объединить весь разум человечества... - он мысленно выругался. "Весь разум человечества". Надо же так завернуть!
   Он завернул за угол и увидел притулившуюся к обочине колонну громоздких фургонов с надписью "Хлеб", уныло мокнущих под дождём в свете утренних фонарей. Немного погодя - давнейшую машину ментов, остановившуюся у головного "Урала" врезавшегося в столб. Оба милиционера вместе с шофером в свете фар "уральца" собирали рассыпавшиеся по земле буханки. Майор переключил передачи и убрал колёса, переходя на подушку, чтобы случайно не переехать хлеб. Молоденький лейтенант заметил его, поднял было жезл, увидев работающий антиграв, но потом всё понял, и кивнув помахал в сторону: "проезжай, проезжай". Ренат не стал испытывать терпение, и прибавил газу, встав на колёса, когда был точно уверен, что ничего не переедет.
   В одном из переулков мелькнула плохо задернутая светомаскировкой витрина цветочного магазина - майор притормозил и через пять минут вышел оттуда с букетом из 33 хризантем. Как-никак любимые цветы именинницы... Или принято говорить "новорожденной"?! Он понятия не имел, стоит ли проводить разницу.
   Клиника Яны находилась в старом здании - когда-то это был музей, но после того, как рептилоиды перестали бояться тундры и открыли Северный Фронт, работы врачам прибавилось. Несмотря на ранний час, стоянка была уже забита машинами, фалаерами и глайдерами разных моделей. Ренат привычным глазом нашел розовую кругленькую "Каму" Яны и, не без удовольствия, заметив, что место рядом свободно, припарковался к ней. Посадив машину на днище, вышел, отметив, что несмотря на далёкие раскаты грозы, дождь уже кончился. Взял букет, и, пройдя почти всю стоянку, поднялся по ступеням к вращающимся дверям.
   - ПРОПУСК! - прожужжал робот-вахтер.
   - Ренат Михайлович Абдулов, майор ВВС, на обследование к доктору Ковальски.
   - ДОБРОЕ УТРО, ТОВАРИЩ МАЙОР. ПОДОЖДИТЕ. ТОВАРИЩ ВОЕНВРАЧ ОДОБРИТ ПРОПУСК... ПРОПУСК ОДОБРЕН, ПРОХОДИТЕ.
   Абдулов вошел, кивком приветствовав цилиндрического кибера и отдав честь миловидной девушке-регистратору за стойкой. Снял фуражку, перехватил поудобнее букет. Где кабинет Яны, он знал и так, без подсказок.
  
   Госпиталь встретил его стерильной чистотой, блеском хрома и белизны, и запахами хлорки и кварцевых ламп. Весь первый этаж занимали палаты, кабинеты докторов были на втором, майор поднялся, как мог прикрывая цветы от встречных и синего цвета ламп.
   Его здесь знали. Чистенькие и смешливые хитруньи-медсестрички, завидев его, быстро подхватывали свои пачки перфокарт и мнемокристалов, и убегали за ближайший угол, следить за ним и хихикать, прикрываясь ладошкой. Ренат, перехватив букет, носовым платком вытер лысину, и подошел к прозрачной двери кабинета Яны.
   Яна сидела вполоборота к нему, за своим рабочим столом. Идеальная как всегда, и водопад шикарных платиновых волос, спускался по её правому плечу. Над столом висело несколько плавающих мониторов - ещё через дверь майор узнал как минимум ПРВ - Персональный рабочий Вычислитель, ВВЭФ видеофона, УРИ - Уральский Региональный Информаторий и ЦВСИ - Центральный Всесоюзный Информаторий. Это то, что определялось прямо на глаз, как общеизвестное, ещё хватало несколько экранов помельче, медицинской специфики, определять которые Ренат затруднился. Прозрачная дверь выдала его, бесшумно открывшись, и Яна обернулась, плавным движением руки отключив часть экранов:
   - Доброе Утро, - улыбнулась она, милым движением головы убрав мешающуюся челку: - Наверное, не выспался из-за меня?
   - Да ты что. Это же я тебя разбудил, - он вытащил из-за спины букет: - С Днём Рожденья, Яна!
   - Да ничего...Ах! - она увидела цветы: - Ох, спасибо! Но в наказание, сам подрезай их, вот тебе ножницы, - она, перевернув в руке, подала ему ножницы рукояткой вперед, и, придержав волосы, наклонилась над видеофоном, проведя пальчиком по кнопкам селектора:
   - Девочки, телепортируете мне в кабинет вазу?! Какую? Да вы ж через камеру уже весь букет измерили, сами лучше знаете, какую. Ну да, да. И хватит подглядывать!
   Ренат, подрезав стебли, подержал цветы под водой, пока в почтовой нише с визгом не появилась присланная ваза. Яна, мягким толчком бедра заставив Рената потесниться, наполнила её водой, и они вместе поставили туда букет.
   - Вот, - сказала довольная Яна, выбирая место для вазы среди приборов и мониторов: - Красиво, да. Спасибо. Люблю хризантемы.
   - Я знаю, - улыбнулся Ренат.
   Яна была очень красивой. Среднего роста, платиновая блондинка с огромными серыми глазами, обрамлёнными длинными ресницами. Высокие скулы, умный широкий лоб, большой рот с полными губами и твердая упрямая челюсть. Она была стройная и фигуристая на зависть и старшим и молодым соперницам, - всегда с более тонкой талией, более высокой грудью, более крутыми бедрами и великолепными стройными ногами, которые, одинаково выигрышно смотрелись как с короткой, так и с длинной юбкой. Сегодня они сочетала - короткая юбка, эффективно подчеркивающие фигуру ног "ленд-лизовские" чулки, и длинный, будящий воображение, медицинский халат с разрезом на бедре.
   Яна убрала свои роскошные волосы в хвост на затылке:
   - Давай, раздевайся, приступим к осмотру. Тебе тоже ведь надо спешить на работу.
   Повинуясь её жесту, изменилась поляризация прозрачных стен и двери - автоматически включился верхний, холодный медицинский свет.
   Ренат снял мундир, башмаки и рубашку, и лег на ложе в коконе УКД - универсального клинического диагноста. Он помнил, что с помощью таких коконов и киборгов ремонтируют. Яна подошла, склонилась над ним, взяла с крышки кокона рабочие очки:
   - Так, носки тоже снимайте, товарищ майор. И штанины до колен. Всё забыл?
   - Так может мне вообще брюки снять? - сел на ложе Ренат.
   - Нет-нет, мы ещё не готовы к этой фазе отношений, - пошутила Яна. Её щека внезапно оказалась рядом, и майор, не сопротивляясь импульсу, поцеловал.
   - Ой-й, что ты делаешь! Хулиган! - шутливо разозлилась она, прикрывая щеку.
   - А.. а, забыл, что ты наштукатурена...
   - Не надо меня отвлекать на работе, - отчитала она, призывая летающую пудреницу из косметички, и поправляя испорченный макияж: - Вечером, как собирались, идём в кино, там обещаю - целуй, сколько хочешь.
   - По-моему, косметику, устойчивую к поцелуям, изобрели лет сто назад, если не больше.
   - Она не всегда того цвета, которого нужно. Ну? Ты ложишься, или мы будем мой макияж обсуждать?
   Следующий разговор они продолжали, когда желто-зеленые лучи лазерных сканеров медленно ползали по иссеченному шрамами и швами после имплантов, телу Рената.
   - Когда тебя забирать?
   - А когда ты освободишься?
   - Сегодня важное совещание, так что только после 6-ти. 18-00, если точно.
   - Ох, а я хотела бы, чтобы ты в 3-4 вечера за мной заехал.
   - Зачем? Ты же говорила, что у вас тут тоже поздравлять тебя будут.
   - Вот и хочу сбежать. Укради меня.
   - Извини, при всем желании не могу. Союзное начальство смотреть мою работу будет, а у меня нет знакомого полковника КГБ, который меня прикроет. Вернее - он и будет меня оценивать, зная о том, что у нас вечером свидание.
   - Перестань! Хватит ревновать к Петрову, он всего лишь друг детства.
   - Ну, ты иначе выходишь уж слишком идеальная, придраться в тебе не к чему.
   - Придерись... ну к моему росту, например... или акценту.
   - Рост у тебя просто идеальный, а акцент просто обворожительный.
   - Дзякую, пане Ренат...
  
   Одеваясь, он некоторое время откровенно любовался Яной. Та, делая вид, что не замечает, откровенно ему позировала, кокетливо демонстрируя себя с лучших ракурсов. Потом глубоко вздохнула, и часто-часто заморгав ресницами, опустила взгляд:
   - Ну ладно, ладно... хватит... пора и работать... - она распустила волосы, сняв заколку с "хвоста", и включила все свои мониторы.
   - Ну что, я годен, доктор?!
   - Ну, с моей стороны - да, сейчас пройдёт контроль по информаторию... - в ящике стола зашуршало, и она достала оттуда свежую прозрачную перфокарту, и, сняв очки, посмотрела на просвет: - Угу. Годен идеально. Допуск к полётам продлен.
   Яна запустила перфокарту в считыватель, и передала ему новенький, чистенький мнемокристалл:
   - Держи. Отдашь начальнику МСЧ на работе.
   - А через информаторий нельзя?
   - Нельзя, уже секретность. Ты же всё-таки майор, а не капитан...
  
   ...Он вышел, одевшись и помахав через прозрачные стены на прощание. Яна засмеялась и помахала в ответ. В вестибюле кибервахтер предупредительно раскрыл двери специально для него, впустив в залитый холодным искусственным светом госпиталь розовый осенний рассвет. Ренат вышел и потянулся. "Внимание, в связи с возросшей солнечной активностью, режим светорадиомаскировки отключен. Повторяю - Режим СРМ отключен. Гражданскому и административному персоналу разрешено пользоваться антигравитацией и беспроводной связью без ограничения".
   Как вовремя. Прикоснувшись к виску, Ренат вызвал перед лицом панель связи и через неё подозвал со стоянки свой "Уралец" и сообщил на базу, что медицинский осмотр закончен, и он лично доставит результаты. Обрадованные что сняли ограничения, из госпиталя высыпали свободные от смены медсестры, врачи, и даже некоторые пациенты:
   - Ура, СРАМ выключили!
   - Тише ты, в 6-й палате капитан КГБ лежит!
   - Больной, немедленно в палату! Вам запрещено курить!
   - Знаешь, откуда у меня эти шрамы?
   - Милая Настя, улыбайся, пожалуйста!
   - Слушайте, у вас швы не зажили, а вы на сквозняк выходите!
   - Там в тундре... крокодилы раньше болот боялись. А теперь у них дискобомбы - пехота бросает перед собой, проплешина метров пять, готовый мост и настил и под пехоту и легкую технику. Я вот под такую угодил...
  
   Город просыпался, свежевымытый ночным дождём, залитый лучами осенней зари. Движение было ещё в основном колёсным, но вот уже переключились светофоры, и потихоньку, сначала легковые, а потом и военные, начали подниматься в небо летающие машины. На здании бывшего акватеррариума висел плакат: "Ленинец - рази рептилоида беспощадно!", (и в скобках - "лучом, штыком, виброножом").
   "Уралец" плавно остановился перед лестницей бывшего музея, Ренат спустился по ступеням, и сев, задал программу автопилоту следовать на базу наиболее скоростными эшелонами. Машина рванула с места, включая антиграв на светофоре, и поднялась над разлинованной контактной сетью дорогой, в автоматическом режиме сама найдя подходящий разрыв в быстро заполняющемся потоками транспорта небе Перми. Майор включил новости:
   "Японская Империя, после недавнего заявления о перевооружении, заявила, что не желает продолжать войну, и изъявила желание вступить в мирные переговоры с инопланетными захватчиками о своём нейтральном статусе. В Центральном Комитете Партии выразили глубокую озабоченность данными действиями человеческого государства, а Сенат Конфедерации и Совет Северных Племен назвали подобные заявления "неприемлемыми". Министр Иностранных Дел Китайской Народной Республики напомнил, что многие европейские страны пытались заявить о нейтралитете, союзе и даже прямо выражали намерение капитулировать, не сопротивляясь, однако все подобные прецеденты заканчивались полным истреблением человеческого населения. На что японский премьер-министр ответил, что есть сведения, что рептилоиды считают азиатскую расу другим биологическим видом..."
  
   Абдулов выключил новости. Про успехи "Хроносферы", конечно ни слова, про это глухое табу, потому что открытие в первую очередь влияет на союзников-людей, а не на захватчиков, которые, как ни крути, были чуждыми человеческой истории... Сто четвертый Отдел, или "Группа Петрова" - секретное подразделение ВВС, состоящее из одних Ренатов Абдуловых разного возраста и профессии. Он был 2021-м Ренатом Абдуловым в этом подразделении, бывшим фронтовиком, ныне действующим испытателем-хрононавтом. Для того чтобы стать им, нужно было не только определенное имя, фамилия и подготовка, но и самое труднообъяснимое требование - "хорошие отношения с доктором Яной Ковальски". Почему было это требование, никто из Ренатов объяснить не мог, но для него уже второй год Яна стала намного большим, чем "отношения". Она отвечала ему взаимностью, и искренней теплотой... даже будильник с "Интернационалом" хотела подарить... Собственно, после эпопеи с отказом от этого злополучного будильника, их встречи стали чаще, чем предполагали суровые расписания пилота-испытателя и заведующей госпиталя, разговоры и звонки - дольше и нежнее, а после того как Ренату за успешно выполненное с отличием задание в последовательности основной хронологии дали очередное звание "майора", она уступила ухаживаниям, и сказала, что подумает над замужеством. Угрюмый куратор от КГБ - полковник Фёдор Петров, конечно, возражал, боясь, что это изменение семейного положения повредит всей вербовочной работе, но он был близким и хорошим другом Яны, и тоже хотел ей счастья. Поэтому Ренат относился к его предупреждениям как к ворчанию строгого, но заботливого старшего брата своей невесты. Ну, в конце концом - день рождения невесты, разве не самый лучший день чтобы решить подать заявление в ЗАГС? Он либо уговорит её, либо... нет, сценария провала у него не было...
  
   Он перехватил управление за секунду до того, как периметр Базы просигналил о закрытой зоне. Приземлил машину и под дулами АРЧ-152 (Автоматический робот-часовой 152 мм), въехал на колесах на служебную стоянку под мокрым красным флагом. Очередной кибер-вахтер опознал его по приближении и предупредительно открыл дверь, ослабив мощность невидимой лазерной решетки, преграждающей доступ в святая святых секретного отдела Базы. Ренат вошел и вдохнул привычный запах озонированного воздуха. Здесь озон пах иначе, чем в больнице Яны - может, не хватало запаха медикаментов и женских духов, а может, было излишне запахов машинного масла, металла и сгоревшей изоляции... Так, а откуда здесь сгоревшая изоляция?
   Он ускорил шаг и, вскочив на самодвижущуюся дорожку, быстро достиг места, где запах был сильнее всего. Киберы-пожарные уже вовсю толкались в дверь, откуда валил сизый дым, и раздавались гневные крики. Майор пинком распахнул кабинет и впустил нервничающую технику. Во глубине лаборатории над дымящимся аппаратом ругались два сотрудника.
   - Ти тупой как баран у маего дэда безрогий, тэбе говрили, что нэльзя полную нагрузку давать на новый агрэгат! - возмущался с грузинским акцентом самый громкий из них - колоритный грузин с портативным радаром на голове - дядя Вано, за которым были "закреплениы" все новички Базы.
   - А я и не хотел врубать, вы сами торопили! - оправдывался рыжий и веснушчатый Ваня, новый младший научный сотрудник, уже показавший себя талантливым сборщиком.
   - Ти благодари, что у тэбя бронь и война! Нэ война бы - на улицэ бы такой сидэл, таксыстом бы работал! И в такси бы нэ взяли!
   - Да хватит придираться к моей брони, дядя Вано... сам бы на фронт отправился, если бы не мама...
   - Фронт, фронт...Мама-мама... Эх, бичо.. давай... Вах, товарищ майор! - осекся он, увидев Рената: - Нэбольшое замыкание, ничэго стращного!
   - А кричали так, будто конец света, - усмехнулся Ренат: - Я уж думал, не придется ли машину времени запускать, чтобы вас спасать.
   - Зачэм Машина Врэмени гонять, да? Мэлочь! Ваня сейчас всэ починит, правда Ваня?
   - Да всё в порядке, Ренат Михайлович. Плата была перегруженная и полетела. Ничего ценного не пострадало, - поддержал его и провинившийся Иван.
   - От киберов не запирайтесь. Они же и Петрову отчет посылают. Тот может вашу ругань всерьёз принять.
   - Совсэм нет юморов у товарища Пэторва, вах!
   - Он это услышит, Вано. Так что давайте, тише воды, ниже травы.
   - Понятно, Ренат Михайлович.
   - Оба через час ко мне зайдите. Есть идея одной схемы, вернее доработки, надо ваше мнение, можем мы её сейчас собрать или нет, или опять комплектующие ждать.
   - Товарищ мойор... У Яны Веславовны же Дэнь Рождэния, да? Когда на свадбэ гулять звать будэшь?
   - Не знаю... - он опустил голову и вздохнул: - Сегодня вечером держите за меня кулачки. Попробую уговорить.
   - Ура!
   - Будэм дэржать, будэм! Вот такой кулак дэржат будэм!
   - Рано ещё. Я сказал же - вечером.
  
   Майор зачем-то потрепал кибера по голове, и покинул эту лабораторию. Дорожка помчала его дальше, он перешагнул на более быструю центральную, чтобы не терять и так потерянного на медосмотр времени. Сначала - в медсанчасть, сдать квадратному белому киберу мнемокристал Яны, потом - в свой кабинет, сделав крюк мимо половины рядов гигантских ангаров, запертых рельефными противотемпоральными дверями. Напротив каждой - плакат. Петров собирал эти штуки и развешивал по всей Базе. Кто-то из ребят погружался и этой ночью - горели красные тревожные сигналы. Его кабинет узнал хозяина, включая верхний свет, и майор торопливо закрыл за собой дверь, активируя все экраны и мониторы. Он выключил видеорежим на видеофоне (начальству это не помешает, но любопытных лаборантов отгонит), поднял над столом обе рамки мониторов Всесоюзного и Уральского Информатория, и монитор Информатория Базы. Экран ЭВМ моргал, загружая текстовой процессор. Он подключил монитор ПДП - Прямого Доступа к Памяти и вытащил на него документы архива, сохраненного в долговременной памяти вычислительной машины. Пришлось достать из ящика и активировать ещё один монитор - для документов на английском языке. Текстовой процессор загрузился, Ренат проверил, установлено ли автоматическое сохранение и достаточно ли места в плате памяти для черновиков, и, набив на клавиатуре коротенькое вступление, взял световое перо и занялся выделением и перетаскиванием цитат и формул в свой доклад. Конечно, можно было объяснить всё своими словами, но со ссылками на авторитеты всегда выходит солиднее. Посмотрел на результат, выделил абзац, написал свой комментарий. Фотоснимки, к сожалению, в его случае не прикрепить как доказательство...
   О том, что во время телепортации возможны путешествия во времени, начали догадываться ещё до вторжения рептилоидов. Говорят, в Америке была секта вудуистов, которая, собрав собственный телепортатор и освоив азы, занималась мелким мошенничеством. Но пристально этот эффект стали изучать уже во время войны, когда ещё плохо освоенную телепортацию, начали применять военные с обеих сторон. Неожиданно успешные десанты рептилоидов в Европе, неудачный, но приведши к катастрофе десант на Москву, ответные атаки уже наших десантников неожиданно появлявшихся в тылу врага то намного позже, то намного раньше времени отправления, и, наконец - попытки телепортировать антивещество с полигона в Тунгуске (создавшие целую параллельную реальность с "Тунгусским метеоритом" и более интенсивным развитием космонавтики), привели к пониманию необходимости изучения и освоения этого парадокса. И "группа Петрова" с успехом справилась с заданием Партии и Правительства. Под кодовым названием "Хроносфера", были созданы несколько моделей индивидуальных Машин Времени, как тактического - на 7-10 дней до месяца, так и стратегического - до 3 лет назначения. И уже не раз члены Отряда Хрононавтов, под чутким руководством КГБ и высшего партийного руководства, спускались в ближнее прошлое или поднимались в ближнее будущее, проводя как разведку и наблюдение, так и мелкую корректировку. Угрюмый Петров не без гордости рапортовал, что благодаря деятельности их отдела появилась возможность отказаться от смертной казни высокопоставленных офицеров и партийных работников даже за грубые преступления - потому что можно было исправить или предотвратить проступок ещё до его возникновения. Новая, самая мощная модель, была как раз доверена майору - прекрасный и суперсовременный "Шайтан" способный нырнуть на 10 лет - хоть под Сталинград, хоть в любой другой момент Битвы за Волгу, но пока ещё требовалось довести до ума математический аппарат, чтобы не потерять возможность вернуться из такой глубины времен в свой настоящее время.
   Парадокс времени, "фактор бабочки", придуманный фантастами, на самом деле существовал, но проявлял себя не так, как ожидалось. Не то что раздавленная бабочка - порой даже разбомбленный город могли не привести к радикальным изменениям, но... Ренат был готов поклясться, что и внутри самой Базы что-то неуловимо менялось, даже если он погружался в прошлое, или поднимался в будущее в режиме абсолютного невмешательства. То расположение ламп, то материал дверей. Настоящее искажалось в совсем неожиданных и несвязанных деталях, кажется, от самого факта перемещения во времени, а не от поступков и заданий хрононавта. Он сам назвал это "фактором Яны", потому что она была самым независимым и самым известным ему объектом в реальности. Иногда у неё была другая форма сережек, или вообще не проколоты уши. Другой цвет или длина волос... вроде женские причуды, но не такие, которые такая женщина как Яна, так резко бы изменила. Цвет глаз. Однажды Яна оказалась черноглазой брюнеткой, и это было шоком. Причем он знал, что это Яна, и она узнала его, и не видела в себе ничего необычного. В другой раз её глаза были большими и голубыми. Вообще у всех женщин в той реальности были чуть большие глаза, чем у мужчин и небо удивительно прозрачное, расчерченное трассам падающих спутников. Он с большой неохотой покинул ту версию планеты Земля - но не мог он бросить свой мир и свою Яну! Да другие вещи тоже менялись раз от разу по мелочи - количество пуговиц и орденов у полковника Петрова, то трехцветные флаги вместо красных над базой... Про это говорили все, как обычные случайности, Но Ренат, у которого всегда была перед глазами его любимая Яна, с которой он не мог не беседовать, будь даже она неправильная копия его Яны, для другого Рената, завел дневник про все эти странности, и внезапно вычислил закономерность. Колебания реальности были не случайны! Его, наверное, сегодня обвинят в солипсизме, но все происходило исключительно в связи с настроением перед нырком. Последние мысли задавали вектор. Именно поэтому Ренат уже полтора гора как возвращался только к своей Яне, и, если формула верна - то запуск "Шайтана", и нырок к Сталинграду можно считать решенными. Есть система навигации во времени! А это значит, что решаемы не только научные и сиюминутные запросы Академии Наук и КГБ. Можно просто завалить рептилоидов антиматерией, отправляя им все, что человечество изготовит за ближайшие 100 лет...
  
   Раздался робкий стук.
   - Товарищ майор, вы просили зайти... - скромненько так напомнил Иван сквозь дверь.
   - Ах да, - он приостановил вычисления ЭВМ, и открыл дверь. Там стояли оба лаборанта.
   - Сейчас, погодите, подам чертеж на печать, - он вернулся к столу, протянув руку, нашел через ПДП новый документ и запустил РЭМ - пока шуршал барабан, печатая чертежи, нетерпеливо выбивал дробь носком ноги:
   - Вот, - наконец закончилось: - Попробуйте ребята загрузить в проектор и набить перфокарты для печати. Выйдет?
   - Хм... - взял чертежи Вано: - Что-то вродэ внешнэго фотодатчика с внутрэннэй парой? А нэ слишком ли малэнкий диапазон?
   - Такая и нужна. Напечатать сегодня до заседания успеете?
   - Материал какой? Нэ указано?
   - Не успел рассчитать. Эта часть, с держателем - должна быть снаружи "Шайтана", в локальном временном потоке, а эта - внутри, в персональном. Где-то вот так... - он показал рукой: - На краю поля зрения, оружейным системам и информационным мониторам не помешает. Центровку придется калибровать, исходя из неё, материал и подбирайте.
   - Понятно... - протянул уже рыжий Иван.
   - Противовес если что добавьте. Ну, вы сообразите, вы у меня умные.
   - Пэрфокарту-то набьём прямо сэчас... а вот саму пэчать нужно доступ к "Шайтану", начальник. Это же в сэть и шину данных подключать ...
   - Будет вам доступ. Набивайте, мне закончить и по вашей части ещё.
  
   ..Он закрыл за ними дверь и вернулся к работе, заново включая мониторы по очереди. К счастью, текстовой процессор за время бездействия не повредил документ, он облегченно вздохнул и провел резервное копирование, перед тем, как продолжить. Идею прибора, над которым сейчас старались Иван и Дядя Вано, ему подала случайная фотография. Он действительно случайно сфоткал альтернативную Яну, и обнаружил забытый снимок во время корректирующего нырка на годовой горизонт. Именно желание показать этот снимок и вернуло его в основной временной поток - но, стоило только отключить маршевые генераторы, как снимок на его глазах изменился. И вот его заинтересовало - можно ли изменение зафиксировать приборами? Или это была галлюцинация, плод его воображения? Дело тут даже не в том чтобы что-то доказать в своём сегодняшнем докладе - если изменения "Фактора Яны" можно заметить и измерить инструментально, задачу использования машины времени в военных целях можно считать решенной! Но пока, как он отметил в докладе: "требуется сбор данных и анализ в рамках указанной программы экспериментов". На этой довольно бодрой ноте и с хорошим настроением, Абдулов закончил доклад, и предварительно дав лаборантам доступ к ангару "Шайтана", пошел на совещание.
  
   ...Доклад приняли без энтузиазма, на который, впрочем, Ренат не особо и рассчитывал. Угрюмый Петров был угрюм более чем обычно, но всё-таки кивнул, давая согласие на расширенную программу экспериментов. Неопределенность путешествий и возвращений даже его нервировала. Засыпали вопросами, мало имевшими отношения к теме, в основном по альтернативной истории. Кое-кому из лично симпатичных собеседников он ответил, а потом руку поднял Петров и предложил вернуться в реальный мир, а не превращать заседание в урок новейшей истории. После него выступали технари и снабженцы - по новой вычислительной начинке, которую переналаживали по американскому образцу, по запасам на складах и необходимости новых ангаров. Последние полгода программа была сокращена, вырабатывали антиматиерию для удара по Гибралтару, сейчас нужно было вернуть в строй законсервированные мощности, и хозяйственникам никто не завидовал...
  
   ...Было уже поздно, когда они завершили совещание. Петров предупредил всех уходящих, что будет внеочередной СРМ, Ренат воспользовался служебным ВВЭФ, чтобы позвонить Яне на работу. Прогноз обещал дождь, летчики не знали, будут они разгонять облака на ночь или нет, поэтому он сказал Яне, чтобы брала зонт и плащ. У неё было шумно, непонятно, где именно в госпитале они так отмечают, она соврала коллегам про срочный вызов и обещала быть дома к его приезду.
  
   Он заехал домой и взял старый американский "поляроид" - подарок знакомого американского лётчика. Он, конечно, мог сделать фотографию и через свои сенсоры, благо как раз Яны у него было сфотографировано достаточно, но этот фотоаппарат и карточки к нему были изготовлены ещё до войны, и самое важное - в Северных Штатах Америки, на американском заводе из китайских деталей. Ни на одну из составляющих его частей не могло повлиять ни одно изменение хронологии на этой стороне земного шара.
  
   _>>
  
   ...Возле дома Яны дождь как раз и кончился. Припарковался на мокром асфальте и вышел из машины до кибер-вахтера, попросил вызов. КВД-2000бис в отличие от обычного "двухтысячного" имел встроенный видеофон, и поэтому он увидел прихорашивающееся личико Яны (экран ВВЭФ был одновременно её зеркалом):
   - Ренат! Ты что с дороги не позвонил, я поторопилась бы!
   - СРМ же. На свои шторы посмотри.
   Она повернула голову влево, дав лицезреть каскад платиновых волос и красивую гибкую шею:
   - И правда, СРМ... Наряжалась тут для тебя, и совсем забыла... Слушай, СРМ - кинотеатр не отменяется?
   - Только в твоем районе и паре соседних. Не общегородской. Иначе бы вернули билеты.
   - Дзейки богу...
   - Бога нет, а ты есть. Давай, быстрее. Мне тебя подождать?
   - Сейчас, я уже в платье. Жди.
   Ренат вернулся к машине, чтобы кибервахтер не придумал поднять тревогу насчёт "брошенного транспорта", и присел на водительское место, ожидая с открытой дверью.
  
   Ритмический стук каблуков опередил её. Яна умела наградить за долгий финал ожидания. Она появилась окруженная призрачным блеском прозрачного плаща, капюшон которого, попав в полосу света фонаря, создал ангельский нимб вокруг её волос. На ней были ажурные туфельки на высоких каблуках, "ленд-лизовские" чулки (другие, темнее, более блестящие и с узором), длинное - чуть ниже колен эмпатическое платье, и чуть опалесцирующие мнемокристаллы парящие вокруг головы, как корона сказочной волшебницы. Она улыбнулась ему, и поспешила навстречу, фасон и цвет платья неуловимо менялся на ходу, то открываясь, то укорачиваясь, показывая её лучшие стороны в самых выгодных драпировках. Яна, тонкостанная от природы, никогда не стеснялась ни своих ног, ни своей груди, а платье, настроенное на её эмоции, подчеркивало это, то облегая, то давая свободу воображению, и меняясь переливами цвета.
   - Привет. Заждался?
   - У меня военные импланты, я слышу весь ваш подъезд. А сейчас - даже твоё сердце.
   - Ну и как? Нравится? - она кокетливо приблизилась к нему, спрятав руки за спину, платье неожиданно для них обоих углубило декольте до кружев нижнего белья.
   - Ой! - удивилась она, в и испуге прикрыв грудь и спешно ловя правой мнемокристал над ухом.
   - Ты осторожней с этой штукой, оно у тебя хулиганское. В кино же идём.
   - Это всё настраивается. Просто... очень рада была тебя видеть. Да и пьяная я ещё, маленько.
   Платье стало чуть поскромнее, и прибавило в длине, добавив разрез на бедре. Ренат не сказал ей, что, убавив вырез спереди, платье углубило декольте сзади.
   - Пьяная она. Твое новое платье выдает твои самые потаенные мысли, - он попытался её обнять.
   - Нет, ты что, - вывернулась она из объятий: - Это простая схема, больше температура тела учитывается. Наши, медики, помогали настраивать ЭВМ.
   - Где здесь ЭВМ? - Он с удивлением осмотрел её хрупкую фигурку: - В твоем личном ЦРП?
   - Нет, - она коснулась куда более тонкого, чем у Рената полукольца на затылке, похожего на ювелирное украшение: - Он у меня чисто медицинский, процессор платья тут, - она показала на большую застежку, похожую на римскую фибулу: - А управляю через мнемокристалл.
   - Ладно, - Ренат взял её под руку, и обвел вокруг машины, открыв дверь пассажирского сиденья: - Насмотрюсь на тебя в кино. Я больше боюсь, как бы твои мнемокристаллы СРМ не нарушали.
   - Не нарушают, у них частота биотоков, - она чуть коснулась самого верхнего, спрятав все мнемокристаллы в локоны причёски: - Они же все излучают слабо, ты разве не знал?
   - Что-то слышал... - буркнул Ренат: - Просто ты-то можешь и знаешь, а если рядовой патрульный нас тормознет?
   - Не тормознёт, мы с тобой везучие, - она скомкала плащ и бросила его на заднее сиденье.
  
   Майор обошел машину и сел на водительское место:
   - Да, совсем забыл. Ты безумно, фантастически, обворожительно, невероятно, красива.
   Счастливая Яна в зеркало улыбнулась ему сияющими глазами и ярко накрашенными губами. Он посмотрел на неё, и только сейчас заметил у неё серебряные сережки с камнями в цвет глаз.
   "Наверное, мы, мужики, всё-таки грубые создания", - подумал он, заводя двигатель: "Девчонки ради нас стараются, а мы можем и не заметить ничего".
   Но вслух сказал:
   - Опаздываем. В кино лучше чуть пораньше придти.
   - Билеты без мест?
   - Ага.
   - Тогда гони! - рассмеялась Яна.
   - Слушаю и повинуюсь, моя королева!
  
   Он вырулил на переулок и поперечную улицу, задумавшись, какой дорогой будет быстрее в кинотеатр.
   - Жаль что СРМ - в твоей застройке без контактного рельса не сориентируешься.
   - Зато у нас кибервахтеры лучше.
   - Ага. Твой скоро ко мне по имени-отчеству будет обращаться.
   - Значит, пора и мне познакомиться с твоим, - небрежно и ласково заметила Яна.
   - Что? - если бы не пикнувший киберводитель, Ренат бы не вписался в поворот.
   - Ничего, - отведя большие озорные серые глаза, спрятала улыбку девушка: - После кино поговорим, пока ухаживай за мной.
  
   Абдулов вывел машину на главную улицу, и включил автопилот, задав максимальную скорость из доступных. Яна не смотрела на него, разглядывая в окно, проносящиеся затемнённые громады домов, оставив ему любоваться хрупкой шеей, с золотым обручем ЦРП под затылком и филигранными заглушками сенсоров за ушами. Кажется, и сережки у неё были подобраны под цвет заглушек и гнезд нейроразъемов, каким чудом? Их же видно только со спины.
   Он вспомнил про фотоаппарат - но было поздно, тот лежал на заднем сидении.
   - Чего оглядываешься? Мной любуйся! - заметила его движение Яна.
   - Да... так... Сфоткать тебя хотел, да забыл.
   - А на импланты не можешь что ли? Или опять памяти ЦРП не хватает?
   - Мне бумажную фотографию надо.
   - На стенку повесишь?
   - На работе на окошко приклею, - причем он сейчас сказал чистую правду.
   - Шутник, - рассмеялась она.
  
   Она остановилась возле стоянки у кинотеатра, подождали своей очереди - машину принял автоматический парковщих, автопилот предупредительно раскрыл двери, ожидая, когда пассажиры покинут салон. Яна вышла, наклонилась над зеркалом, поправляя прическу и парящие мнемокристаллы. Ренат потянулся через спинку кресла назад, вытащил из-под янкиного плаща "поляроид".
   Яна ждала, расправив волосы и пальчиком удерживая дверь, и не давая автопилоту увести машину.
   - Плащ не берешь? Чего ждешь?
   - Как чего? Фоткай, - обиженно скосила на него глаз она.
   - Так ты мне позируешь?
   - Естественно. Или мне сесть на машину? Чулки темные, ноги плохо выйдут.
   - Да не надо, и так красиво, - он поднял аппарат и трижды щелкнул затвором, дав ей встать под разными ракурсами.
   - Плащ-то берешь?
   - Нет. Как фотки?
   - Потом посмотрим, получилась или нет, - сказал он, бросая аппарат на заднее сиденье машины и отпуская автопилот: - Опаздываем!
  
   Кинотеатр находился на границе квартала, и поэтому фасад и лестница были ярко освещены, на фоне светорадиомаскировки соседних домов. Походившие горожане негромко возмущались этим, но патруль из трех киборгов-милиционеров только покачивал головами на претензии особо бдительных товарищей.
   - Некоторым позволено немножко больше чем другим, - заметила тоже недовольная Яна.
   - Да нет, вот же граница СРМ - видно на мостовой. "Ящик" его заказывал. Он не полный, а регламентный. Иногда и при общегородской некоторых специально просят не отключаться.
   - Ха. Интересно. А нам как-то можно войти в этот "регламент"?
   - Он только для организаций, не для частных лиц. Так что, увы. Хотя, на мой взгляд, о таких нюансах стоило бы говорить - хотя бы, чтобы оградить милицию и КГБ от ложных доносов.
   - Да будь уверен. На кинотеатр сейчас бдительные соседи стучат толпами... - Яна вздохнула, усилием воли изгоняя с лица плохое настроение и наклеивая дежурную улыбку.
   Ренат хотел взять её под руку, но их опять отвлекли.
   - Извините? Вы собираетесь в кинотеатр? А не хотите взять лишний билетик?
   Из темноты вышел одутловатый толстяк в кожаном пальто с поднятым воротником, и "ленд-лизовской" футболке с енотом на груди.
   - Есть хорошие места, могу обменять.
   - Да? - громко сказала Яна, озорно блеснув глазами: - ВЫ СПЕКУЛИРУЕТЕ БИЛЕТАМИ?
   - Да вы... Потише! - толстяк отступил в тень, испуганно оглядываясь на милицейских киборгов.
   - Вы настоящий спекулянт? - с неподдельным интересом в огромных глазах продолжала громко интересоваться Яна.
   Гремя по асфальту металлическими ногами, к толстяку подошел милиционер:
   - Сержант Громыхало, - отдав честь, представился он: - Спекулируете, товарищ тунеядец?!
   Ренат взял Яну под руку и утащил прочь.
  
   - Только что возмущалась стукачами, и сама сдала бедолагу ментам, - выговорил он ей шепотом.
   - "Стучать" - это доносить на друзей или родственников, - возразила она, пропустив мимо ушей нравоучительный тон: - Он мне не друг и не родственник, пусть законно деньги зарабатывает.
   Он посмотрел на неё. Она улыбалась и ни капельки не расстроилась и не раскаивалась.
   - Не могу с тобой спорить. КТО ПОСЛЕДНИЙ? - спросил он у очереди.
  
   Билеты проверяла худощавая костлявая девочка лет 14-15 в тесноватой для её фигуры школьной форме, чистом белом фартуке первоклассницы, и следами полусмытой красной краски на туго затянутых в "бублики" косах.
   - А что, взрослых билетеров совсем не осталось? - полушутливо спросил майор.
   - Все ушли на фронт, - грубо ответила она.
   Яна поинтересовалась:
   - Я что, краски на всю голову не хватило?
   - Хватило, но родители сказали смыть.
   - Так все же ушли на фронт! - поймал её на слове Ренат.
   - Не вовремя вернулись.
   Яна рассмеялась, и легко коснулась браслета на руке девочки. Та только пожала плечами:
   - Ну не знаю... - к ней уже подходили следующие зрители.
  
   - Что ты сделала?
   - Оставила свой телефон. У меня есть несмываемая рыжая краска. Девочкам надо взрослеть.
   - Её родители тебя не похвалят.
   - Родителям тоже надо взрослеть. Ей пойдёт рыжий.
   Майор пожал плечами и ещё раз оглянулся на билетершу:
   - Не знаю. Я предпочитаю блондинок, - и ближней рукой обнял покрепче Яну.
  
   Ренат забыл перенастроить сенсоры на город, поэтому разговоры в фойе не прошли мимо его ушей:
   "Что толку смотреть эти американские фильмы, да ещё старьё. Наши бы крутили!"
   "Ну, дак должна же быть какая-то польза от ленд-лиза. А наши сегодня вечером покажут."
   "Это не ленд-лиз, а надувательство. В прошлую войну были ленд-лизовские танки и самолёты, а у нас ленд-лизовские чулки и труселя."
   "Сама-то тоже в ленд-лизовских чулках щеголяешь"
   " Замолкни. Это не ленд-лиз, а бартер - мы им топливо, ресурсы, технологии, а они нам - электронные игрушки, чулки с трусами, и старые киношки."
   "Ну, хоть какая-то помощь от союзников. Вон в Европе, наконец-то, фронт открыли."
   "Если бы они весь тот пластик и нефть, что на женские чулки перегоняют, на взрывчатку и топливо бы бросили - давно бы ящеров победили"
   "Помолчи-ка, тут всё прослушивается".
  
   Выходка Яны со спекулянтом тоже не прошла незамеченной.
   "Смотри вон так крикливая блондинка, с мнемокристаллами и в эмпатическом платье".
   "Красивая. Платье-то дорогое, небось, импортное"
   "Дура что ли? Эмпатические платья у нас изобрели. Это вот чулки на ней импортные, "ленд-лиз" гребанный"
   "И чем этот спекулянт ей помешал? Никого не трогал, и опять-таки удобнее"
   "Кто она, сканером глянуть можешь?"
   "Ого, военврач... с каким-то майором..."
  
   Яна услышав разговоры поймала один из своих мнемокристаллов и поколдовала над ним. Ренат скосил глаз и в сканере увидел, что исчезли звание и профессия.
   - Ты что делаешь? - удивился он: - Не обращай внимания, они тебе ничего не смогут сделать.
   - Не-а, - помотала она головой: - Я сегодня не хочу быть главврачом, начмедом или ещё кем-то, - она взяла его под руку: - Я просто хочу быть блондинкой, отхватившей майора-лётчика. "Отхватившей" - ведь так говорят?
   Её платье изменило фасон и стало светлее, провокационно оголив одно плечо.
   - Ты себя низко ценишь.
   - Наоборот, ценю тебя. Дама должна оттенять кавалера, а не кавалер - даму.
   - Ничего я уже майор, скоро тебя догоню.
   - Размечтался.
   - Давай пройдём в зал, не забывай, у нас билеты без мест.
   - Займи. Я в уборную, себя в порядок приведу... - она взглянула на шушукающихся завистниц, её платье опять налилось темно зеленью, удлинившись до пола и дерзко выставив в разрез красивое крутое бедро.
  
   ...Места им достались хорошие, и реставрированную версию последней части "Назад в будущее" они смотрели с комфортом. Возвращались поздно ночью.
   - Как они вечно Биффа в навоз толкают!
   - Ага, - Ренат не спрашивая разрешения, задал на автопилоте путь к себе домой, но чтобы быть честным, вывел карту на лобовое стекло перед Яной. Яна посмотрела, последила движением глаз, но ничего не сказала.
   - А мне не понравилось, как мать Марти изменилась...
   - Ну, она же его спасла.
   - Угу. Петров, кстати этот фильм не любит. Говорил мне: "Непрофессионально действуют".
   - Петров не фильм не любит, а всё американское. Даже американские процессоры для ЭВМ и то забраковал, сегодня еле уговорили.
   - Американские разве лучше?
   - Не лучше, просто у них один довоенные технологии остались, у нас - другие. Надо объединять, а не соперничать.
   Яна подозрительно притихла.
   - Ты чего?
   - О довоенном. Ты видел, что у той девочки на руке? Билетёрши.
   - Ты об инфобраслете? Я тоже удивился.
   - Ты-то откуда о них знаешь? - удивленно посмотрела на него Яна.
   - У нас в детдоме были. Ещё последними и забрали. Перед тем, как обязательные СРМ по ночам ввели.
   - Надо же... - Яна замолчала.
   Ренат поглядел и попытался сменить тему:
   - Вообще, я тоже считаю действия Марти чистым непрофессионализмом. Галимая импровизация, отсутствие исторической разведки, нырок на глубокий горизонт без подготовки, контакт с родственниками... Грубо сработано...
   - Ах ты... зануда-профессионал! - широко распахнула глаза в притворном гневе Яна: - Вот погоди, пойдём на фильм про медиков, тогда я тебе всё занудством испорчу!
   - На сколько угодно фильмов. Кстати, мы едем ко мне домой. Ты не возражаешь?!
   Яна откинулась на сиденье:
   - Разумеется, нет. Я же твоя девушка?!
   Ренат усмехнулся. Всё-таки она была потрясающей.
   - СРМ отменили, - заметил он изменение цвета карты.
   - Тогда включай антиграв, и давай заедем в окно. Или балкон. У тебя есть балкон?
   - Кибервахтер утром тебя увидит, и на работу в профком настучит. Об "аморальном поведении".
   - Надо же, какой кошмар! - в притворном ужасе прижала ладошку к щеке Яна: - Пятно на репутации! Придется выходить за тебя замуж!
   Он протянул руку и обнял её. Яна покорно прижалась, насколько позволяли ремни и кресла водителя и пассажира, но поцелуй остановила требовательной ладошкой:
   - Не сейчас. Ты за рулём.
  
   ...Дома Яна сбросила на руки и так занятому фотоаппаратом и фуражкой Ренату плащ и сумочку, которую он раньше не замечал.
   - Откуда у тебя сумочка? - удивился он.
   - Всегда была.
   - Где ты её прятала, что не замечал...
   - Се-крет... Тапочки есть, или у тебя можно ходить босиком?
   - Сейчас, - он свистом подозвал для неё свои тапочки, а сам надел обычнее, резиновые и несамоходные.
   - Какие они милые!
   - Всё хотел тебе показать.
   - Сам в них ходишь по дому?
   - Да.
   Яна оглядела непритязательное, но просторное жилище:
   - Так... дай мне сумочку, мне переодеться и умыться. Или ты хочешь вперед? У тебя там прибрано? А то я приберусь.
   - Прибрано, иди, - он взмахом руки включил свет в ванной.
  
   Пока Яна прихорашивалась, ренат быстро убрал приметный мусор, раздвинул свою кровать до двуспальной, притушил верхний свет и вывел на ВВЭФ музыкальную программу с тихой расслабляющей музыкой. Свистом вызвал платяной шкаф. Успел - снял униформу, переоделся в тренировочное трико.
  
   - У тебя есть свободная вешалка? Не хотелось бы вешать платье на стул.
   - Вешай в шкаф, там полно места. Свисти - он к тебе сам приедет, можешь закрыться от меня дверкой.
   Яна вышла с распущенными волосами и смытым макияжем, держа в руках свернутое платье и чулки. На ней уже был серый атласный пеньюар на тонких бретельках, и пахло душем и каким-то неуловимым парфюмом.
   - Спонтанность - это не моё, - сказала она, пристраивая свое дорогое платье в платяной шкаф Рената: - Извини, волосы долго сушила, ещё пусть посохнут, - она провела ладошкой по своему шикарному платиновому водопаду.
   - Тебе новости включить, или так сойдёт?
   - Так сойдёт, - сказала она, и сделала шаг навстречу, качнув бедром.
   Ренат поднялся навстречу и принял её в объятия, со всей силы прижав к груди. Её холодные руки обняли его за шею, он стал целовать её в шею, щеки, плечи, грудь, он попытался поймать губы, он она ловко увела их из-под поцелуя.
   - Не торопись...
   Он подхватил её на руки и закружил, смеющуюся, по комнате. Потом сел с нею на кровать и посадил на колени. Она придержала его, положив ему руки на плечи:
   - Па-да-жди. Волосы влажные ещё...
   Он погладил её по чуть влажным волосам, взялся за коленку, мягко провел ладонью по бедру под шелком сорочки, верхний свет автоматически выключился - он мягко толкнул Яну на постель, и склонился над её лицом.
   - Погоди-погоди! - резко и холодно, с нежданным испугом, выставила перед лицом руку Яна, другой с силой сжав его плечо. Её тело, только что мягкое и горячее, стало твердым и напряженным.
   Ренат коснулся губами её влажной ладони, поцеловал каждый холодный палец по отдельности, и слез с Яны, сев на пол в изножье кровати.
   - Прости... - Яна уронила исцелованную руку на живот: - Думала, всё получится сразу...
   - Это ты прости, - посмотрел на неё Ренат: - Я слишком тороплюсь, да?
   - Да нет, - Яна приподнялась на локте, уронив водопад своих сверкающих в отсветах видеофона волос, на подушку: - С твоей стороны всё было замечательно. Давай чуть-чуть подождем, ладно?
   - У тебя есть ещё кто-то другой?
   Ему показалось, что она на миг рассердилась, но справилась с собой:
   -Нет, - как-то холодно прозвучал ответ: - Ты мой первый и единственный.
   Вместо ответа Ренат вытащил из-под кровати уже застеленную японскую раскладушку, и развернул её из квадрата во весь рост.
   - Да, - сказала Яна, наблюдая за его действиями: - Я старая дева, что дожила до возраста Христа и не справилась с паникой в свой "первый раз". Доволен?
   - Недоволен абсолютно, - со всей серьезностью ответил Ренат: - Но ни пугать, ни принуждать, ни делать больно тебе не буду. Я же тебя люблю, - он лег на свой раскладушку и выключил ВВЭФ.
   - Прости, - в тишине и темноте, Яна тоже легла на кровати и смотрела на него сверху вниз: - Но, я, правда, не смогла... не обижайся...
   - Я не обижаюсь. У нас ведь будет ещё много дней, чтобы всё исправить? Помнишь, ты ведь обещала выйти за меня замуж...
   - Да, обещала... - Яна перевернулась на спину, глядя в потолок: - В конце концов, я просто обязана... - сказала она каким-то странным тоном...
  
   Сон в одной комнате с предметом мечтаний не шел абсолютно. Ренат, стараясь не шуметь, включил библиотеку ЦРП и вывел на экран сенсоров "Кама-сутру". Без картинок.
   - Ренат?.. Не спишь?
   - Нет.
   - Кама-сутру читаешь?
   Вместо ответа он послал через домашнюю сеть на её ЦРП снимок из глаз.
   Яна хихикнула:
   - Я тоже, - в ответ пришел снимок со страницами "Кама-сутры" поверх его, Рената, бритой черепушки.
   - Ну даешь.
   Яна сдерживаясь, хохотнула:
   - Лежат два неудачника, обломавшиеся с "первым разом", и ищут в "Кама-сутре" хором, где они облажались... Интеллигенты неисправимы.
   Ренат обиделся и отвернулся к стене с видеофоном и шкафами. Яна со своим совпадением в мыслях была уже слишком идеальной.
  
   Чуть погодя раздался её нежный голос:
   - Прости... (Ренат немедленно простил её и забыл обижаться)... - Ты - всё сделал правильно, и даже лучше, чем я мечтала... это со мной проблема... - она вздохнула.
   Ренат перевернулся к ней лицом. Ну, как он мог обижаться на неё! Такую милую... такую замечательную. Ожившую мечту.
   - Помнишь, инфорбраслет у девочки в кинотеатре?
   - Конечно. Это он тебя выбил из колеи? Плохое воспоминание?
   Яна помедлила с ответом.
   - Это из-за меня их запретили. После случая в Горьком.
   - Ты же там воевала? Ты мне рассказывала.
   - Первая и последняя моя боевая операция как пилота шагающего танка. Представь меня танкисткой!
   Ренат улыбнулся. В ночном полусвете, падающем из окошка, он отлично видел контуры тренированного тела Яны. Несмотря на свою нежность, она всегда была довольно сильной, и физкультурой отнюдь не пренебрегала. Он не сомневался, что она и с танком справится.
   - Неужели тогда на поле боя разрешали инфобраслеты?
   - Они до Сталинграда в ходу были. Но тогда... понимаешь, посчитали, что рептилиоиды их пеленгуют. А я сделала большую глупость...
   - Ты не делаешь глупостей, не надо. Если не хочешь - не рассказывай...
   - Я не соврала, когда сказала, что ты мой первый и единственный. Просто... я знакома с тобой дольше, чем ты со мной...
   - Это ты намекаешь, что я слишком долго стеснялся с тобой познакомиться?
   - Нет, глупый!.. Ты забыл, в какой контре работаешь?
   - Что?!
   - У тебя будет три полёта в прошлое. Где ты впечатлишь одну наивную и доверчивую полячку.... Очень впечатлишь. Я же католичка по воспитании... меня учили верить и в чертей и в ангелов... Трижды в моей жизни был ангел... Буквально, спускавшийся с небес на огромных крыльях, и карающий врагов.
   - Шутишь?
   - В первый раз он вытащил меня из горящей Варшавы и пообещал, что никто не умрёт... И никто из моих друзей и правда не умер...
   - Постой, но ведь Варшава это больше 20 лет...
   - Второй раз - под Москвой он спустился с небес, и ударил меня в спину, научив, что мужчинам доверять нельзя. Он тоже говорил, что никто не умрёт, но соврал...
   - Постой, но мы не можем сейчас допрыгнуть ни до Варшавы, ни до Москвы...
   - В третий раз он вытащил меня из-под десанта рептилоидов под Горьким... Тоже обещал, что никто не умрёт, но умер сам...
   - Что?
   - Все три раза был Ренат Абдулов... ты... Человек, в которого я влюбилась, возненавидела, и который умер на моих глазах, приказав быть самой красивой и сексуальной...
   - Яна...
   - Понимаешь, ты умер на моих глазах! Спустился с небес на белых сверкающих крыльях, аки ангел, встряхнул меня, глупую и напуганную, отхлестал по морде, сказал, что я самая красивая... а потом умер!
   - Непохоже на меня - бить тебя по лицу.
   - Так ведь поделом. Расследование показало, что это на сигнал наших инфобраслетов прилетели автоматические охотники рептилоидов. А ты - появился вовремя и спас! Как знал про этот момент. Петров... ведь он не просто так собирает Ренатов Абдуловых по всему Союзу. Он ищет ТЕБЯ. Ведь ты и его спас - и в Варшаве и в Москве. А я... я сразу тебя узнала... и просто не верила ни своему счастью, и не хотела верить в то, что ты уже умер когда-то...
   - Но я живой. Я здесь.
   - Ты пилот машины времени... увы... Ты всё время говоришь как я замечательная, идеальная, чуткая...
   - Это не обсуждается. Ты - само Совершенство, Яна.
   - ...милый, но понимаешь, что у меня нет шанса на ошибку? Я поняла, я должна была стать такой, чтобы ты вернулся, чтобы воскрес, чтобы нашел меня... Моей жизни просто бы не было, если бы не ты... а время, оказывается так быстротечно...
   - Так значит... всё, что между нами - это что-то вроде жалости сиделки к обреченному больному?
   Яна резко замолчала.
   - Нет... - с тихим ужасом произнесла нежная она: - Нет, нет и нет... я тебя люблю. Просто... я же видела твое лицо... и знаю, сколько тебе было лет в тот день...
   - Ты ведёшь обратный отчет?
   - Не знаю, можно ли это считать "отсчетом"... но определенно, не хочу терять на глупости, подобной сегодняшней, ни одной лишней секунды с тобой...
   - Тогда может... - придал жалобные нотки своему голосу: - Пустишь меня к себе?
   Яна молчала. Он не видел её лица, но чувствовал, что она улыбается.
   - Хитрый...- наконец сказала она. С кровати раздалось шуршание простыни и одеял:
   - Нет, извини... дай мне разобраться со своими мыслями...
   - Ладно.
   - Я сегодня тебя уже обидела... сама не ожидала... извини, не хочу обидеть и второй раз подряд, если мои нервы сдадут опять... Я знаю, знаю, первый раз важен, мужчин не надо так пугать, я все исправлю... но, не сегодня... - сказала она как-то особенно ласково.
   - Спокойной ночи, Яна.
   - Спокойной ночи, Единственный...
  
   >>>>
  
   ...Утром он проснулся безумно рано, и первое что увидел - это дотянувшаяся до его плеча белая и нежная рука Яны. Она сама спала, свесившись головой с кровати, и поэтому первое, что он сделал, встав с постели - это осторожно приподнял, и положил её голову на подушку. Она произнесла его имя во сне. Он помедлил, склонившись над её лицом, с трудом отогнав наваждение, взял себя в руки отправился в ванную, под душ.
   Был выходной день. У него была программа испытаний на Базе, но можно было не торопиться, и дать и выспаться Яне, и отвезти её домой.
   Выходя, он встретил её уже проснувшуюся:
   - Доброе утро, - сказала она, обняв его и подставив щеку для поцелуя. Он почувствовал сквозь шелк сорочки её горячее со сна тело: - Выспалась - превосходно. Ты сегодня не дежуришь?
   - Дежурю. У нас нет выходных.
   - Подвези тогда до дому, и отдай ключи. Я перееду к тебе.
   Ренат обнял и поцеловал её. В щеку.
  
   СРМ с утра не было, и поэтому путь сократили по воздуху, на антигравах. Ренат лениво вел, читая лозунги на крышах: "Ударим интернационализмом по рептилоидам", "Свет коммунизма - против межпланетного милитаризма". Яна долго моргала и перебирала в воздухе пальцами, работая с встроенным в импланты видеофоном.
   - ЗАГС принимает заявления только в среду и четверг, - с досадой, наконец, сказала она: - У них, как и у всех порядочных людей, выходные.
   - Подождем, не торопись.
   - У меня сегодня и завтра выходной, во вторник выхожу... тогда среда, а то в четверг ещё раз могут подписать на сутки... Я накопила "долгов" за смены перед подругами, а сейчас новый учебный год и дни рождения... у нас половина всех - Девы.
   - Девушки, - поправил Ренат.
   - Я по гороскопу... а да ладно, это наше, женское... Впрочем, плевать. Я переезжаю к тебе и этот вопрос решенный.
   - Я тебя люблю.
   - Я тоже.
   Без своей обычной косметики Яна была как-то более естественная, живая, СВОЯ. Ренат попустил машину на землю перед её подъездом, и она выбежала к кибервахтеру, не заметив, что её эмпатическое платье укоротилось до самых пределов приличия.
   - Переезд, пожалуйста. Запрос в комендатуру города. Служба Быта? Можно заказать мебельный фургон и кибер-грузчика? Что значит: "нет водителей"? А если договориться? Ну, недалеко тут, СРМ нет же, взлет-посадка, на антиграве. Что значит "не разбираюсь"? С вами станешь специалистом. Ну, найдите хоть кого-то, или я частника найму. Вы хотите потерять заказ? Вот, другой разговор, так-то лучше...
  
   Ренат вышел из машины и, скопировав ключи от дома на плату памяти, приподнял крышку ЦРП, вынул плату и кинул Яне:
   - Держи, не потеряй, - он захлопнул другой рукой крышку на затылке: - Там и ключи от дома, и коды к киберам и ВВЭФ... Ну... в общем, сама разберёшься.
   - У тебя зеркала в ванной нет, я своё поставлю, ты не против?
   - Делай всё, как хочешь ТЫ. Ты теперь хозяйка.
   Раздался стук каблуков - она догнала его и поцеловала.
   - Я тебя люблю.
   - Слишком часто повторять не стоит. У тебя юбка...
   - Что - юбка?
   - Стала короче, чем следует. Сентябрь месяц на дворе.
   - О, Боже Мой! Надо держать эмоции в руках, это платье все мысли выдаёт, - мило улыбнулась она, одергивая платье.
   - Я на работу, извини.
   - Давай, удачи. Я куплю продуктов и буду ждать тебя дома...
   - Прощай...
  
   Она стояла в ярких лучах восходящего солнца, одной рукой придерживая растрепавшиеся от осеннего вихря волосы, а другой - одергивая самовольно укоротившуюся юбку, показавшую всю красоту её длинных ног. Ренат закрыл глаза, постаравшись запомнить её такой, и, сев в свой "Уралец", развернулся и вылетел по направлению к Базе.
  
   Навстречу летели утренние колонны машин, автобусов и другие несчастные, спешившие на работу в воскресенье. Фронт, к сожалению, не спал, как и их подразделение, и сводки последних корректировок обрабатывались круглосуточно. Без этого, собственно, не имело смысла и затевать путешествия во времени - после изменения прошлого изменялась и память людей в будущем, необходимо было не только предотвратить или инициировать событие, но и не дать ему повториться или затухнуть...
   Яна работала сутками, и её выходные были периодическими, не "как у нормальных людей". Ну, хоть были... Она их заслужила.
  
   Он въехал на базу и, отметившись на проходной и у медицинского кибера, поспешил в свой кабинет. На терминале ЭВМ его уже ждали отчеты, прибывшие ночью. Он погрузился в них, тщательно конспектируя на соседнем мониторе. Абдулов-17, один из старших хрононавтов, работал с событиями месячной давности - удар рептилоидов на Северном Фронте, и, по сути - это была подготовка к Сталинграду, оценка возможных волн реальности от вмешательства в крупные и ключевые события... Майор внимательно перечитал доклад и зацепился взглядом за пару слов: "состав брони". Вызвал через архив базы перепись снаряжения 17-го, и сверил список с докладом... Что-то его терзало. Он открыл ящик стола, достал оттуда монитор ПДП, повесил парить над столом, с усилием расширил рамку, запустил туда руку, из виртуальных недр достав аналитический фильм по Сталинградским отчетам, и шлепком развернул его во всю ширину рамки. Где-то он видел эти приколы с составом брони...
   Броня-броня... он бегло смотрел заголовки в содержании, мотая фильм туда-сюда, и думая о Яне вместо работы. "Нет, так не пойдёт" - взял себя в руки он: "Извини дорогая, но работа"... Сбила она его с рабочего настроения. "Сбои датчиков регистрации". Точно. Ядерный заряд рептилоидов, что накрыл Ставку Верховного Командования, фиксировался несколькими системами наблюдения. Но они все дали ошибочный расчёт траектории, почему этот удар не удалось предотвратить. Тогда было много версий, от ошибки конструкторов до работы РЭБ и даже предательства - кстати, сторонники последней версии и победили, быстро устранив все разногласия и выйдя в руководство Партии. Но даже Петров, преданный коммунист, верный слуга партии и Правительства, говорил, что это слишком натянутая версия, нельзя организовать подобную синхронную работу агентуры, даже имея машину времени... Поэтому на базе за основу была взята непризнанная Правительственной Комиссией версия о техническом сбое... К сожалению, конструкторов использованной тогда системы ПВО осудили в прошлом намного более глубоком, чем дальность машины времени - и собственно первые испытательные погружения в "глубокий минус" (назвали по американскому фантасту Кларку), были запланированы как раз для беседы с ними.
   "Каскадный сбой". Основная ошибка была в расчете плотности и интерпретации спектрального анализа. Датчик номер один - дает состав "алюминий", датчик номер два - "бронза", датчик номер три дает титан с каким-то невероятным составом углерода... датчик номер четыре вообще выдал оксид кремния и железистыми окислами... Где он видел этот состав?
   Он раскрыл рамку монитор общего информатория и световым пером перенес формулу спектра. "Аметист". Ну, точно. Фиолетовый цвет аметисту придают соли железа. Он посмотрел на монитор с докладом. Слово "состав брони", выделенное им, мигало под абзацем текста.
   Майор вернулся к информаторию базы. "Аметист и броня" - "Аметистовая глазурь, разновидность кварцевого покрытия. Было запатентовано как перспективное защитное покрытие для авиакосмической техники, не реализовано ввиду дороговизны производственного процесса в текущей реальности. Реализовано в ветви реальности 17-17, за счёт достигнутых в той реальности производственных реформ."
   Блин. Он взял спектр следующего отчета - с углеродом, и кинул в поиск по базовому информаторию. Результат не удивил: "Теплоотводящее покрытие из нео-графеновых трубочек. Используется для снижения тепловой заметности и теплового шума самонаводящихся боеприпасов. Кратковременно было заимствовано рептилодами, корректировка реальности, исполненная Абдуловым-2021, устранила утечку технологий"
   Вот поэтому ему и показалось знакомым. Как он не мог сообразить раньше! Хотя раньше справочные материалы по Сталинграду шли просто отдельно от целей текущих заданий. Он вызвал в окне информатория базы дерево реальностей и поставил фильтр на "технологии рептилоидов". Да, была реальность, где они использовали бронзу! Отдаленная, и тупиковая для текущей основной линии...
   Ренат сел. Так ведь тогда выходит, что этот неожиданный и катастрофический удар под Сталинградом, когда люди внезапно проиграли практически выигранное сражение - был темпоральным вмешательством? Боевая машина времени? Понятно, почему не сработали ни системы противоракетной защиты, ни другие контуры безопасности... А это значит...
  
   Майор внезапно понял, что на базе воцарилась тишина. Это было странно. Ни хлопков дверей, или жужжания силовых полей, ни треска сварки... Только скрип роликов самодвижущейся дорожки, выдавал, что база ещё живет. В дверь постучали. Он открыл. На пороге стоял Петров, более мрачный, чем обычно, и треугольная тень падала на его лицо.
   - Товарищ полковник?
   - Тов... Ренат, крепись.
   Ренат сделал шаг назад сел в подкатившееся кресло.
   - Что случилось?
   Петров оглядел его кабинет.
   - Сегодня... двадцать минут назад... возле твоего дома произошла автокатастрофа.
   Сердце Абдулова упало в бездонную пропасть.
   - Шофер мебельного фургона был пьян и пропустил предупреждение о СРМ. Антигравы отключились... Яна следовала под машиной во втором эшелоне...
   Ренат крепко сжал челюсти и несколько раз тяжело вздохнул. Чувства стали какими-то пустыми, мир словно потерял краски.
   - Она умерла быстро... мучений не было.
   Ренат схватил первое, что попалось - рамку монитора ПДП. Рамка хрустнула, вспучившийся пузырями экран пошел искажениями помех и разводами сбоев.
   - Мы все её любили... - сказал Петров: - Ты же знаешь, что Яна нам больше чем просто друг...
   Ренат закрыл глаза. Открыл их.
   - И... если ты решишься... никто из нас не будет тебе мешать... - он повернулся и ушел.
  
   Ренат сидел пустой и пытался понять, зачем ему теперь жить. Стоило закрыть глаза - и перед ним возникала Яна в лучах сентябрьского рассвета. Она так и осталась для него недосягаемой богиней. Которая снизошла в его дом, наградила самым желанным счастьем, и ушла, отпашись чистой и непорочной... "Ты мой первый и единственный" - прозвучал для него, как вживую её голос: "Дожила до Возраста Христа и так и не было мужчины...". Или она сказала иначе? Он уже не мог вспомнить.
   Его взгляд упал на разбросанные по столу вчерашние фотографии Яны. Непонятно, зачем он их сюда-то приволок. Яна мертва - и теперь ориентира не будет. "Фактор Яны" перестал существовать.
   Майор поднял взгляд выше - на парящих мониторах продолжали светиться вызванные им справки и отчеты. Ах да, ПДП же он раздавил... обломки были зажаты в его руке.
   Наверное, в человеческом мозгу стоят ограничители на глубину страдания и отчаяния, иначе Ренат не мог объяснить, как он сумел придти в себя. Голова снова заработала, едва взгляд наткнулся на то, что напоминало о работе. Да конечно. Был выход. О нем же и напомнил Петров, сказав что "никто не осудит". Здесь же около двухсот машин времени.
   Ренат перевел дух и встал, забрав с собой все Янины фотографии. Тщательно прибрал рабочий стол, рабочий архив и дежурные записи на терминале, после чего дезактивировал ЭВМ. Проверил, нет ли чего ненужного в карманах, переоделся в контактный комбинезон. И, закрыв дверь на дежурный пароль, вышел в коридор и встал на дорожку, ведущую к ангару "Шайтана".
   Способов спасти умершего человека было больше сотни - как раз это их контора отрабатывал больше десятилетия. Можно было предупредить Яну сегодня, можно было сорвать их свидание вчера, можно было на пару месяцев раньше убедить её и подруг что "переезжать в первую ночь к мужчине - нехорошо". Это "Мягкое вмешательство". Можно сломать её кибервахтера сегодня ночью, и она не сможет дозвониться до службы быта, или убить пьяницу-шофера и он не сядет за баранку. Или просто добиться его увольнения за пьянство. Это "косвенное вмешательство". И, наконец, можно просто спасти Яну за секунду до смерти. Вытащить из-под падающего фургона и подбросить труп. Это "экстренное вмешательство". Но проблема в том, что Ренат со всё более тяжелым сердцем понимал, что Яна имела прямое отношение к Базе. И все коррекции самым непредсказуемым образом отразятся на ней, а значит и на хорононавте и на конструкции самих машин времени. Петров показывал Реальность-104, где физически не существовало возможности путешествия во времени, и попавших туда хрононавтов вернуть было невозможно. Впрочем, настолько ли важнее Яны все эти машины времени? А ещё существовал самый очевидный вариант - угрюмый Петров войдет в свой ангар 104, и несколько лет назад Ренат просто не встретится с Яной, и она не переедет и останется жива... А Ренат таки и останется одним из пилотов армейской авиации, и не станет хрононавтом.
   Встречные на пути Рената либо делали вид, что не замечают его, либо довольно притворно отворачивались. Некоторые пожелали удачи - он не запомнил их.
   Напротив ангара "Шайтана" висел плакат "Врасплох напасть на Землю рептилоид, думал, гад - Мы в пасть ему забьём советский термояд!". Дурацкая агитка, которую и в городе-то не увидишь - но Петров специально собирал подобные уродливые детища агитпропа, и развешивал их перед ангарами. Эти штуки сами по себе были слишком дикие, чтобы не измениться в случае ошибки с версией реальности. Тоже вариант ориентира, как "фактор Яны" для Рената. А ведь походу Петров давно догадался...
   Техники "Шайтана" поспешили быстро закончить и покинуть ангар, оставив ему все инструменты. Майор застегнул дыхательные клапаны контактного комбинезона и надел поверх него СИБ, со щитками и бронежилетом. Всё-таки сейчас будет не лишним... Он повернулся, и дернул рубильник готовности к запуску. Раскрыл секции пульта, и выведя реактор "Шайтана" из спящего режима, запустил процедуры подготовки к старту. Взвыли сирены. Народ в соседних ангарах и коридор забегал. Правильно. Пусть старт машины времени немного отличается от обычной телепортации, но в темпоральную интерференцию, возникающую в случае успешной коррекции реальности, попадать никому не хотелось. А у него всё получится.
   Он раскрыл красную грудь "Шайтана", и начал диагностику. Держатель для фотографий был уже изготовлен, он вставил туда одну фотку Яны, а вторую - под лобовое стекло. Третью оставил на пульте, подписав для Петрова. Диагносты по очереди отчитывались о готовности, он отключал их, и закрывал открытые служебные порты бронезаслонками. Тактический процессор загрузился, запросил конфигурацию для кибер-пилота. Майор помедлив, выбрал вооружение, а потом вручную вытащил из-под стеллажей тяжелые каталки с боевыми лазерами и ракетными установками. Выпрямился, почувствовав чьё-то присутствие за спиной.
   В дверях стоял угрюмый Петров.
   - Если ты расстреляешь этого бедолагу-шофера, это будет банальным убийством. Он не виноват.
   - С чего ты взял, что я собираюсь кого-то расстрелять?
   Петров молча посмотрел на вытащенные Абдуловым кассеты с боеприпасами.
   - Ты ничего не понял, - вздохнул тот.
   - Ренат, это может ничего не решить. Это может оказаться другая Яна. Из другого мира. Или мир, который не для нашей Яны... Да и "Шайтан" над городом могут сбить.
   - Я не в город... - сказал Ренат, разворачиваясь лицом к Петрову, и спиной заходя в "Шайтан". Грудная плита опустилась перед лицом, домкраты в ногах подняли его в кабину, привязные ремни с шелестом проползли, и сцепившись, обняли торс, бронелистки стали быстро защелкиваться, закрывая его руки и ноги: - Посмотри на пульт.
   Петров всем корпусом повернулся, увидел цифры и удивился: - Но ведь...
   Ренат отжал стопоры запуска. Взвыли сирены, предупреждая всю Базу:
   - Я всё понял. Это не настоящая война. Я спасу не только Яну! Я сделаю так, что СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ!
   Экзоскелет закрылся, лобовое стекло отрезало его от внешних звуков. Он увидел уже в сетке появляющихся индикаторов и дальномеров как Петров отступил, выходя из закрывающихся дверей ангара, и поднял руку к уху.
   - ВНИМАНИЕ! - раздалось и у Абдулова, ещё подключенного к связи Базы: - Боевая тревога! Экстренное сверхглубокое погружение! Ввиду опасности эксперимента всем беспартийным - немедленно эвакуироваться из зоны возможных временно-пространственных нарушений! Коммунистам - занять боевые посты!
  
   Ветвь четвёртая
  
   "Внимание, вы входите в зону каскадной временно-пространственной коррекции! Ориентация в темпоральном потоке нарушена!"
   То чего они не ожидали - кто-то уже поработал над временными событиями Сталинграда! Каскадная коррекция - это случай когда несколько раз изменялось будущее, создавая раз за разом версию реальности на предыдущей. А это значило, что пути назад не было. Либо Абдулов создаст то будущее, которое должно быть, либо он не сможет вернуться назад... Но сначала...
   - Полевой госпиталь номер 51, - задал он точку назначения кибер-навигатору. И посмотрел на фотографию улыбающейся Яны. "Ты здесь жива..."
  
   Госпиталь был хорошо замаскирован с воздуха, поэтому ни глаз, ни радар не выдали местоположения. Прошли сигналы от ответном облучении радаром, секунда промедления - он был опознан. Абдулов мысленно поблагодарил старательных девочек из аналитической группы - они озаботились обо всём ещё в далёком будущем. Диспетчер госпиталя принял его и дал коридор для посадки. Майор, минуту помучавшись угрызениями совести (может сейчас он занимает время, которое могло не хватить кому-то, на самом деле раненому), решительно проследовал на укрытую голографическим полем вертолётную площадку.
   Его уже ждала бригада медиков, выбежавшая с каталкой и носилками. Он раскрыл экзоскелетон и сделал успокаивающий знак рукой:
   - Я не ранен. Позовите док... старшего лейтенанта Ковальски, Янину Веславовну.
   - А кто её спрашивает?
   - Скажите - майор Ренат Абдулов. Она знает.
   Санитары пожали плечами, и что-то сказали в свои инфобраслеты.
   Ренат ослабил ремни, и облокотившись на сиденье "Шайтана", стал ждать. Вообще, наивно было надеяться на то, что Яна сейчас придет. Проходила зона каскадный искажений реальности - он мог сейчас быть в той реальности, где Яна его не узнает... Или где она ушла в другой госпиталь. Или вообще не стала медиком... Но, судя по реакции санитаров, она всё-таки здесь была. И была жива. Он поднял бронеплиту, чтобы не мешалась перед глазами.
   Тоненькая фигурка в распахнувшемся на бегу белом халате появилась на краю площадки. Красивые стройные ноги пробежали расстояние за секунду, и метнули её ему навстречу, тонкие девичьи руки обняли его, она повисла на нем, он - на натянувшихся привязных ремнях, которые не успел расстегнуть.
   - Это ты... это ты... это всегда был ты!.. я знала...
   Он взял её лицо в обе руки, и крепко поцеловал в губы - что он так и не успел до её смерти... Перехватил поудобнее, обнял изо всех сил. Она отяжелела в его руках, абсолютно доверившись, закрыла глаза, и ответила и на поцелуй и на объятия.
   - Ты запомнила меня? - спросил он, отдышавшись.
   - Навсегда... - не открывая глаз, ответила она: - Ещё в Варшаве...
   - Послушай. После войны - найди меня...
   - Что?
   - Будет битва. Будет победа. Ты - найдешь меня.
   - А ты? - она открыла удивленные глаза.
   - Даже если я тебя не узнаю. Даже если я тебе не поверю - найди меня! Поняла?
   - Поняла... Но...
   Он оттолкнул её, и запустил натяжение ремней. Его вырвало из объятий Яны и затянуло в кабину. Яна оступилась и удержалась на ногах.
   - Найди меня! Я не буду тебя помнить, но ты не бойся! Расскажи, как ты меня любишь! Помоги мне узнать тебя! И тогда - СЕГОДНЯ НИКТО НЕ УМРЁТ!!!
   Бронеплита опустилась, разгораживая их. Экзоскелет закрылся, заковывая его в свою непроницаемую для оружия броню. Испуганная Яна, придерживая рукой короткие волосы, смотрела на него огромными, блестящими глазами... Кибер-пилот получил "добро" на взлёт и резко рванул его в небо. Яна провожала его взглядом, и что-то шептала беззвучно, что он не мог прочитать по губам из-за засвета двигателями.
   Романтика закончилась. Пора было возвращаться к работе.
  
   Временные координаты были заданы на несколько часов до первого известного контакта с вражеской ракетой - с учетом известных предстартовых процедур рептилоидов. Расчеты, которые делал сам Ренат, сам ныряя в те времена, где свидетельства ещё не были уничтожены, за что и получил в своё время "майора". Изначальный план представлял собой воздушный десант в тыл, под прикрытием расшифрованных за эти годы вражеских кодов и уничтожение пусковой установки. Но теперь, зная, что рептилоиды атаковали боевой машиной времени, он отчетливо понимал, что рассчитанный все эти годы план был самоубийством. Скорее всего, там, где он вычислил, никакой установки и не было. На месте рептилоидов он бы ударил в прошлое после проигрыша сражения, может даже через несколько дней, когда расположение штаба перестанет быть секретом по тактической необходимости... Все удивлялись жестокости и безжалостности рептилоидов, посреди сражения отважившиеся применить мегатонный боезаряд. Чтобы уничтожить наш штаб, они обратили в пыль и половину своей армии, которая отнюдь не проигрывала... Словно в отчаянье... Так не делают, когда выигрывают сражение. А ведь это и было отчаянье. На самом деле эти твари проиграли. Люди, неважно как - но победили! И рептилоиды подло ударили в прошлое, изменив реальность так, чтобы победили - они.
   "За такое в приличных обществах бьют канделябрами" - подумал Ренат и включил смещение времени.
   Здесь ждать было бесполезно - ещё можно попасть под собственное ПВО.
  
   ...Огненные шары ядерных взрывов чуть не ослепили его - так и есть, артподготовки прошла, работает тактическая артиллерия. Кибер-навигатор "Шайтана" перенастроила кибер-пилота, отвечая на многочисленные запросы опознавания и включаясь в боевую командную сеть. Небо было расчерчено кружевным узором инверсионных слетов миллионов ракетных залпов, связь постоянно щелкала, переключая каналы и частоты, а на земле, присыпанные землей и оплавленным стеклянным пеплом поднимались и стройными рядами шли на врага боевые машины - двуногие шагающие танки, четырёхногие постановщики помех, змеящиеся приземистые армейские составные БТР, почти невидимые глайдеры десантно-штурмовых групп.
  
   Город, встающий в лучах рассвета, был сильно вытянут по обе стороны Волги, и позволял людям наконец-то воспользоваться численным преимуществом, и развернуть широкий фронт наземных сил, давя и перемалывая рептилоидов, которые привыкли действовать раздробленными группами с опорой на левиафаны. Это была выигрышная стратегия, и она должна была привести к победе, но - безжалостный удар по замаскированному командному пункту, гибель всех офицеров и средств связи, нарушил управление, вызвал панику - рептилоиды сначала прорвались на южном фронте, потом сквозь ядерную воронку в центре - и всё. Сражение кончилось избиением людей и потерей всех стран бассейна Каспийского Моря...
   Вот он. Командный центр, который необходимо защитить. Невидимая точка, скрытая под метрами земли, и укрытая не только землёй и броневыми перекрытиями, но и голографическим полем и сплошной зоной РЭБ, смещающей координаты, в том числе и для магнитных приборов. Персонал проверен и защищен лучшими агентами КГБ, и предательство, даже косвенное - невозможно. Только машина времени могла открыть ящерам его местоположение. Но тогда, после поражения никто не поверил в машину времени, поверили в предательство. И победили перестраховщики запрещавшие личную связь, легко пеленгуемые антигравы, и часы СРМ в городах людей стали обычной вещью... А руководство КГБ, обиженное несправедливыми обвинениями в непрофессионализме, наконец-то дало ход давно отложенному проекту Петрова...
  
   Майор посмотрел на фотографии Яны, закрепленные снаружи и внутри лобового стекла. А ведь он выбирает будущее, где этих фотографий не будет. И возможно даже не будет машины времени и хрононавтов, как факта... Его билет был в один конец, и всё что он придумывал вчера, как "фактор Яны" - уже бессмысленно. "Ну что ж, неплохо так мотивировать себя перед самоубийственным занятием - мыслями о смерти" - подумал он. Пора. Его легенда в этом времени - артиллерийский кибер-разведчик, и поэтому он сейчас должен действовать как корректировщик - максимально быстро приблизиться к линии форта и отрабатывая запросы на открытие огня и передавая результаты попаданий, постараться выжить. Ну и пусть что "Шайтан" был раз в десять побольше любого кибер-корректировщика - для системы управления боем, а следовательно, и для истории, он будет всего лишь безличным кибером. А он слишком часто гибли и запускались вновь, чтобы обращать внимание на мелочи.
   "Внимание, зона массовых ветвлений реальности" - значит, бой всё-таки начался. Почему столько времени подготавливали нырок в Сталинград - не только из-за технических ограничений, но и потому что любая крупная битва - это куст ветвей вероятности. Взрыв может убить, или ранить осколками, или контузить. Лазер может разрубить напополам, отсечь руку, ногу, или пробить насквозь, свалив болевым шоком, и оставив помирать от декомпенсации в ближайшие сутки. Хотя обычно пробитые даже слабым лазером падали от боли и сами нарезали себя вражеским лучом, как нарочно не придумаешь... Взгляд опять упал на фотографии Яны. Эта фраза - про раны от лазера была её. На прошлом Дне Рождения...
  
   Пора! Сверкнула взвизгнувшая вспышка телепорта - Абдулов отключил двигатели, и камнем упал между двух шагающих танков, врубив толчковый двигатель в последний момент. Он сгруппировался, закрыв манипуляторами лобовое стекло, и пробил насквозь каменные стены ближайшего дома. Гироскопы зубодробительно взвыли, разворачивая его из человека-ядра в конфигурацию полета и преследования. Кибер-пилот разогнал его до запрограммированной скорости, майор перевернулся "бочкой" и увидел совсем близко от себя, окруженную лиловым сиянием, летевшую с равной скоростью, неаэродинамичную боеголовку снаряда рептилоидов. Она летела с жутким воем, словно специально, чтобы заметили - на её поверхности были какие-то фигуристые выступы, очень удобные для хватания - они-то, разрывая воздух, и создавали этот вой. Кибер-навигатор "Шайтана" закончила вычисление, отдала команду, и кибер-пилот мягким толчком подвел экзоскелетон вплотную: "Включить автоматический захват манипуляторами?" - учтиво осведомилась машина. Ренат усмехнулся, и сам схватился за такие удобные выступы. Это явно были поручни для транспортировки. Но почему их не спилили как на всех нормальных боеприпасах? И где двигатель у этой штуки? Он не чувствовал ни работы реактивной струи ни напряжения поля антигравов, эта штука летела по инерции, как боеголовка! Где тогда первая ступень?
   Рывок. Внезапно, пропитанная гарью и дымом улица с каменными домами, превратилась в заполненную зеленым дымом алею, с оплетенными лозами домами-деревьями. Визг телепорта - и Ренат в обнимку с бомбой оказался над Сталинградом, но другим - со стороны рептилоидов шли гигантские динозавры, не из металла - а из плоти, покрытые живой чешуей и перьями, а навстречу им разворачивались неисчислимые конные лавы, сверкающие плазмой и лучами лазеров.
   Визг - и они снова в зеленом тумане, а потом в лабиринтах улиц Сталинграда. Скорость увеличилась.
   Майор понял, как двигалась эта машина - они перемещались в другое время, ту вероятность, где Земля чуть сместилась, и просто падала вниз, набирая скорость. А набрав её - возвращались в реальность, и продолжали горизонтальный полёт.
   Вновь та заполненная зеленым дымом аллея, и снова другой Сталинград - перед рептилоидами шли мертвые фашисты на ржавых танках, и в их пробитых черепах пузырилась как-то розовая слизь. Люди использовали какое-то невероятно скорострельное огнестрельное оружие, высекающее вращающиеся спиралями снопы искр из всех предметов.
   Опять зеленый дым, а следом - родной мир. Взгляд Рената упал на фотографии Яны - они не изменились. А значит, он пока оставался в той реальности, где она умерла. В той, где человечество проиграло...
   Снова в небесах. Вместе с ними, из облаков - он не поверил - падают гигантские, аляповато раскрашенные детские деревянные кони-качалки, и сами собой двигаясь, расплющивают вражескую пехоту. Абдулов вот ни сном не духом не хотел выяснять принципы действия подобного оружия.
   Родной Сталинград и зеленый мир - Снова в чужом небе. Вдоль западного берега выстроились мерцающие баржи, из которых выпрыгивают крылатые солдаты с длинными винтовками.
   По возвращении их встретили родной советской шрапнелью - кибер-навигатор услужливо подсказала - пятый контакт, зенитной ракете в основной реальности не удалось поразить цель. А теперь, значит удалось. Он замедляет её? Зеленый мир - и новая панорама другой битвы - квадратно-кубические роботы с лампами вместо носа железными клешнями рвут рептилоидов наряженных во что-то, напоминающее молочные пакеты.
   "Почему "миры для разгона" меняются, а этот зеленый всегда один и тот же?" - задал резонный вопрос Ренат. Он активировал оружие и дефектоскоп - попробовать взорвать бомбу во время разгона - самый логичный выход. Только бы не было других...
   В новом мире на левом берегу стоял гигантский серебряный робот в виде русского богатыря и, склонившись на колени, словно принимал благословление от другого робота - в виде золотого попа в рясе. Ренат примостился поудобнее для замаха, активировал запястный лазер на терават, и, замахнувшись, рубанул! Гигантские роботы обернулись на него - и богатырь и поп, но Рената с бомбой снова перебросило в Сталинград. Боеголовку крутануло - они потеряли курс и пробурили пару домов. Зеленый мир - "Шайтан" соскреб спиной кору с одного из деревьев и несколько мясистых лоз.
   Они снова в небесах. На этот раз на другом берегу реки - гигантская статуя Ильича, выжигающая рептилоидов лучами из глаз. Ренат восстановил равновесие, и рубанул бомбу второй раз, под углом к первому разрезу. Владимир Ильич повернул в их строну свой испепеляющий взгляд - и их опять кинуло в Сталинград, несколько зданий разнесло в щебень спиной "Шайтана". "Как специально" - подумал Ренат, передохнув в зеленом мире. Собственно, возможно и специально... Ящеры управляют этой штукой, только вот вопрос - как...
   Снова небеса. Маленькие отсюда фигурки рептилоидов тащат на поднятых руках огромную консервную банку с надписью русскими буквами: "БЫЧКИ В ТОМАТЕ". Навстречу, тоже маленькие люди тащат соответствующих размеров открывашку... Ренат запросил у бортовой ЭВМ анализ крови и воздуха в экзоскелете на галлюциногены. На удивление, все было нормально, значит, это не он чокнулся, это мир такой...
   Он проворонил момент для третьего разреза, и их перебросило в Сталинград через зеленый мир. Они снова летят по улицам, приближаясь к Волге, за которой - штаб, взрыв и провал всех надежд, если он не успеет...
   На этот раз ускорение было дольше и с большей высоты, чем обычно. На изменившихся улицах Сталинграда было расставлено что-то мелкое, пускающее синий дым, который не пускал рептилоидов к набережной. Когда Ренат запросил увеличение, он снова чуть не запросил анализ на галлюциногены - на низких стульчаках рядками сидели жирные негры в смокингах и цилиндрах, и, выдыхая сизый дым из толстых сигар, заставляли корчиться рептилоидов в муках. Обнаженные белокожие невольницы в золотых и платиновых цепях подносили им новые ящики с сигарами, и избивали своими цепями в тесных переулках амфибийные танки и шагорексы. Ренат сделал третий разрез на бомбе, и втиснув манипулятор, активировал щуп-искатель.
   Рывок через зеленый мир - ещё ближе к разрушенной набережной. Тут ПВО было куда плотнее, могли и сбить благодаря тому, что из-за вмешательства Рената скорость падала намного быстрее...
   "Это не машина времени" - понял он, когда декодер развернул перед ним коды управления и список расшифрованных команд: "Они всегда были тут!".
   Новый разгон из поднебесной выси. Над Волгой плыли пушистые белые облачка, на которых сидели прекрасные длинноволосые лучницы в золотых туниках и дождем сияющих стрел били почему-то сплошь рогатых рептилоидов.
   Эта машина не имела контуров перемещения во времени. Она перемещалась между ветками реальности, причем даже теми, которые считались ими "закрытыми"! А это значит... Ренат включил вражескую бомбу в сеть "Шайтана". Их из мира амазонок перекинуло к ним - в его Сталинград. Он увидел панораму города. "Взорвись" - подумал он. "Взорвись сейчас, над позициями гадов!". Бесполезно. К тому же, кибер-мозг бомбы, похоже, был обучен справляться с вмешательством, и стал спешно закрывать захваченные порты. Их снова перебросило в зеленый мир, на этот раз не на туманную алею, а в небеса - он увидел совершенно чужой город, где дома были похожи на деревья, и странно - не было войны. Солнце выглянуло из-за чужих, зеленых облаков - и майор увидел до боли знакомую вещь. По городу-лесу таким знакомым, таким наизусть за несколько лет выученным узором, змеилась просека, повторяющая вычисленный ими курс этой злополучной ракеты...
   "Вы попались", - подумал Ренат, едва его снова выбросило на улицы Сталинграда. Закрепленная снаружи фотография Яны вдруг стала стремительно бледнеть, исчезая, и вдруг почернела, как засвеченная.
   "Ты уже не умрешь в этом мире, Яна", - сказал Ренат другой фотке, ещё остававшейся в локальном времени машины, и едва их перекинуло в зеленый мир, включил переход во времени - назад, на семнадцать минут в прошлое, в точку времени и пространства, которая соответствовала типовым предстартовым процедурам рептилоидов. Ту самую точку, которую он несколько лет вычислял в реальном мире.
   Перед ним возникло здание, похожее на распиленный пень. Внутри него, в расселине из желтой древесины лежала сестра-близнец его боеголовки - вернее, та же самая.
   - "Шайтан". Включить голосовое управление.
   - Голосовое управление активировано, - ответила ЭВМ женским голосом.
   - Реактор на самоуничтожение.
   - Голосовой пароль?
   - СЕГОДНЯ. НИКТО. НЕ УМРЁТ!
   - Команда на самоуничтожение принята. Партия и Человечество вас не забудет.
   Жар.
   Вспышка.
   Звон.
   Тьма...
  
   Ошибка коллежского асессора.
  
   ...Ренат проснулся от шума дождя в теплых объятьях Яны. Жена толкнулась ему под мышку, едва он попытался встать, и он поцеловал её в макушку. Было ещё рано...
   - Лежи, - приказала она.
   Он усмехнулся и подтянул её, скользнув рукой по гладкому пеньюару. Она не просыпаясь, заползла ему на грудь.
   - Ещё темно, - сказала она, целуя его где-то в районе плеч.
   - Нет и шести, - шепнул Ренат, вызвав перед взглядом "эфирное" время: - Это плечо, глупая, я выше.
   - Знаю, что плечо. Сейчас доберусь до щетины, а потом - до губ, - шепотом же ответила она.
   - С Днём Рожденья, милая, - он отключил эфирный экран, и сам нашел её губы в темноте...
  
   ... "Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов"! - раздалось из гостиной. Ренат мысленно выругался, и поднялся из постели, надевая домашний халат:
   - Чертов будильник, надо тебе было его домой тащить!
   - А что, неплохо мотивирует просыпаться для рабочего дня! - рассмеялась Яна, поднимаясь в своём соблазнительном пеньюаре и поправляя длинные платиновые волосы.
   - Вот зайдет наш общий друг Петров в гости как-нибудь утром - беды не оберемся!
   - С чего бы? - рассмеялась Яна: - У него точно такой же будильник. На именины подарила.
   - Шеф Охранного Отделения просыпается под звуки "Интернационала"?
   - Да! - кивнула смеющаяся Яна.
   - Я чего-то не знаю об этом мире.
   - У меня половина кладовки над лестницей в мезонине забита ими, все нашим знакомым из высшего общества хватит, - шаловливо подмигнула она.
   - Рисковая вы женщина, пани Абдулова.
   - Рисковые - первые в душ. Прибери постель.
  
   Ренат проводил её взглядом. В тридцать три года, после трех детей, фигура любимой жены была ещё соблазнительнее, чем в 23. Ну, как можно не любить такую красавицу, пожертвовавшую всем - и высокими положением, и карьерой хирурга ради него, бедного отставного авиатора, ради их семьи, их детей... и без Яны, словно посланной с самих Небес, Ренат, которого всю сознательную жизнь только и учили, что убивать богомерзких рептилоидов, вряд ли бы нашел себе в силы после войны заняться наукой, да и скатился бы на дно общества, как многие другие его ровесники из приюта. А сегодня, в день её 33-летия он приготовил самый замечательный подарок, достойный Герберта Уэллса.
   Она приказал кровати заправиться и сменить бельё. Простыни и наволочки втянуло в почтовую капсулу, и отправило по пневмопочте в прачечную. Постель перевернулась и вернулась уже заправленной.
   - Душ свободен, - сказала Яна, уже в домашнем платье, расчесываясь на ходу: - Я подниму детей, а ты займись завтраком.
   Ренат поцеловал её и натянув на лысину защитную шапочку, ушел в душевую.
  
   Когда он вернулся, чистый и высушенный, в домашнем халате, Яна уже о чем-то ворковала с девочками в детской. Алешенька ещё спал. Опять она его балует. Нет, старших красавиц-дочек они тоже любили не меньше, но слишком долго ждали мальчика, и, кажется, могут испортить ребенка при таком подходе. Нужна определенно мужская рука.
   Ренат хлопнул в ладоши и приказал мажордому-автоматону, замаскированному под люстру:
   - Порфирьич! Завтрак на пятерых! Да понарядней! У твоей хозяйки день рождения!
   - Будет исполнено-с, ваше высокоблагородие-с, - прошелестел автоматон из люстры, и проехав по потолку, стал с неуловимой для глаза скоростью сервировать стол.
   - Закажи свежие хризантемы, 33 штуки и поставь в хрустальной вазе на стол.
   - Хризантемы из магазина госпожи Богородицкой-с? Вдовствующая супруга Его Сиятельства Н-ского дает отличные-с рекомендации-с. Или артели Братьев Богдановых-с? Они поставщики-с самого генерал-губернатора-с.
   - Самые быстрее по скорости доставки.
   - Вы установите лимит на сумму заказа-с?
   - Это подарок. Лимита нет.
   - Будет исполнено-с.
   Ренат, довольный, потер ладони. Кстати, Порфирьечу надо память расширить, нужно будет заказать после презентации блок мнемонических кристаллов.
   Когда Яна вышла в парадную с детьми, ведя за руку Алешеньку, не желавшему выпускать из рук игрушечный махолёт, стол уже был сервирован, и источал самые аппетитные запахи. Ренат сложил утреннюю газету, которую Порфирьич не забыл принести, и поднялся из-за стола, встречая их:
   - С добрым утром дамы и господа. Поздравили маму с днем рождения?
   - Да, - как-то грубовато ответили обе девочки и сели по разные стороны стола, не смотря друг на друга.
   - Что это с вами? - удивился отец.
   - Расскажите всё отцу, не молчите, - попросила Яна, усаживая Алешеньку, и садясь сама рядом с Ренатом: - О, хризантемы?
   - Да тебя. Что с девочками?
   - Поссорились. Посмотри на них.
   Ренат посмотрел. Старшая - девятилетняя Верочка, беленькая и большеглазая, пошедшая лицом в мать, а ростом - в отца, отворачивалась и обиженно надувала полные материнские губы. Младшая - семилетняя Наденька, которой достались азиатские черты отца и невысокий рост матери, смотрела в сторону с лицом оскорбленной невинности. Пятилетний Алешенька тоже ничего не понимал, как и его отец, и просто кушал манную кашку.
   - Она - ябеда! - указала пальцем на сестру Верочка.
   - И ничего я не ябеда! - отпарировала та: - Как ты смела такое про папеньку с маменькой говорить!
   - Да ничего такого я не сказала!
   - Тише-тише обе, - остановил девичью ссору отец: - Что произошло?
   - Верочка сказала, что у неё папа - татарин, а мать - католичка, - пояснила Яна: - И оказывается, уже два года как прогуливает уроки Закона Божьего. А Наденька "спалила" её, сказав батюшке, что они обе крещеные православные.
   - Зачем вы это сделали? - строго спросил Ренат у обеих дочерей.
   - Мы? - удивились они хором.
   - А я-то чем виновата? - обиделась Наденька.
   - Я к мальчишкам на занятия в мастерской хожу, - понурившись, призналась Верочка: - А времени не хватает. И всё равно же, неинтересен мне закон божий-то...
   - Как ты можешь так о Законе Божьем! - возмутилась Наденька.
   - Верочка, тебе же шитье и фортепьяно нравились, - спросила её мать: - Что же ты мальчишечьими занятиями увлеклась?
   - А мне и сейчас и шить и играть нравится, - с заметной обидой ответила дочь: - Но и всякое мастерить тоже интересно! Что делать?
   - У неё мама - знаменитый хирург, - заступился за дочь Ренат, заставив Яну чуть покраснеть: - Вот руки и просят занятий. Может, ты ей как-то со своей медициной познакомишь постепенно? Чтобы твои гены не пропали?
   - Маленькая она ещё для медицины. Но, обещаю, если больше не будешь врать - возьму тебя на работу.
   - Ура! - сказала обрадованная Верочка.
   - Верка-папина дочка, - сказала, прищурив отцовские темные глаза, Наденька: - Тебя всегда папа прощает.
   - Запомните обе, - возвысил голос отец: - Вы обе - папины принцессы! И это не обсуждается! И Верочка, и Надечка.
   - А Алеша - Любушка, - съязвила Наденька.
   - Наденька! - пригрозила ложкой Яна: - Хватит дразнить брата "Любушкой"!
   - А теперь о тебе, маленькая ябеда, - грозно посмотрел на младшую дочь Ренат: - Зачем ты сдала сестру? Ведь она же сама рассказывала тебе, почему прогуливает?
   Наденька сразу сникла. Ренат залюбовался её выражением обиженной честности на маленьком лице:
   - Ну, как же... Это же Закон Божий! А если потом боженька её накажет?! Я и так каждый вечер и за неё и за тебя, папенька, молюсь, чтобы боженька на вас не сердился, а она его пуще сердит! - у дочери на узких темных глазах появились настоящие слезы.
   - У нас в семье - свобода совести. Мы не трогаем религию друг друга, но и не требуем от других своей. Ты подвела сестру. Не делай так больше.
   - Но в школе тоже говорят всякое, что папа нехристя и всё такое. И Верочку тоже обижают.
   - Если говорят - скажи мне. Я их сам обижу. Я же сказал - ты тоже моя принцесса. И папа обязан явиться по твоему зову и разогнать всех кто пугает тебя или твою сестру.
   - Вот ещё, жаловаться, - сказала Наденька, приступив к еде, но всё-таки довольно улыбнулась.
   Яна вздохнула:
   - Наверное, нам всё-таки придется креститься самим тоже. То есть тебе креститься, а мне перейти в православие. Раз уже и детей в школе стало касаться.
   - Яна, я тебе говорил о своём отношении к религии, - отложил ложку Ренат. Вот с Яной ругаться в её День Рождения ему совсем не хотелось.
   - Я знаю милый, но ведь сейчас без этого никуда. Давай запланируем? И тебе в Академии Наук будет проще, а может и при Дворе удастся протекцию найти. "Нехристей" и мужей католичек, там, как мы уже поняли, не особо привечают...
   - Эх, где те славные добрые прошлые времена, когда можно было заниматься наукой и не верить в бога!
   - Ну, ты подумаешь? - спросила Яна.
   - Ладно. Только чтобы обрадовать Наденьку!
   - Ура! - торжествующе подняла руки младшая дочка.
   - Ты хлеб тоже доедай, миссионерка маленькая. Оставите что-то на тарелке - кто-то умрёт.
  
   ...После завтрака Яна собрала детей в школу, Ренат надел парадный мундир с галстуком, выбрал фуражку. Гражданскому чину были сильно ограничены цвета парадного платья, а уставной черный цвет плохо смотрелся с его смуглой кожей - но, увы, сегодня стоило быть при параде. А фуражку ему было необходимо носить - из-за бритой головы и остатков военной агументики и "эфирных" устройств, вживленных в череп ради науки.
   Солнечным бликом с края поля зрения перед глазами вылезло "эфирное" окно от Яны:
   - Ты готов? Не задерживай детей. Я и то собралась.
   - Ты что-то быстро для утра сегодня... - Яна в своём киберкорсете, мигающем шкалами регуляторов, смотрела на экран сверху вниз и играла пальцами на зеркале, настраивая оттенки помады и теней.
   - С новой техникой это быстро. А ты? Не тебе же не пятнадцать тысяч оттенков выбирать?
   - Я уже готов. Петров нас заберет?
   - Да, у него новый экипаж, детей завезем по дороге. А он похвастается.
   - Ну что же, за это хвататься не грех. Порфирьич! Мы уходим! Проверь, не забыли ли чего и выключайся.
  
   На Яне, затянутой в узкий корсет, было зеленое платье с антигравитационным кринолином, шляпка с голографической вуалью и тонкие перчатки с фрактальными кружевами. Дети были одеты в свои цвета - Верочка в синее, а Наденька - в оранжевое платье, Алешенька в теплой матроске и плаще.
   - Нарядилась так, словно пешком собралась бежать, - проворчал Ренат, целуя жену, приподнявшую край вуали: - Едем же.
   - На работе кринолин ещё пригодится, - заметила жена, подгоняя девочек. Её глазам удивительно шел зеленый, несмотря на серый цвет. А вот Верочке, с почти такими же глазами, больше шел голубой. Что-то есть необъяснимое в женской красоте, и то, как она выражается...
   - Мама, а когда нам можно будет кринолины? - спросила дочка.
   - Малы ещё для кринолинов. Подрастете, чуть потренируетесь, хотя бы на великах и роликах, тогда можно будет и о кринолинах подумать.
   - Ну, мама!
   - Малы ещё. Нет таких маленьких моделей. Спортом занимайся, если хочешь.
   - Ваша мама, когда была маленькая, каждый день бегала по утрам, поэтому у неё самые красивые ноги.
   - А сейчас чего не бегает? - спросил вредная Наденька.
   - Мала ещё, маму критиковать! - погнала на улицу детей Яна.
  
   На улице, у дорожки, ведущей к крыльцу, остановился открытый экипаж несомый четырьмя рикшами-автоматонами, стилизованными под мраморных атлантов. Они синхронным движением поставили его на тротуар, и, открыв низкую дверь с позолоченным персональным гербом, бережно придерживая золотую рукоять парадной гравитонной шашки, оттуда тяжело выбрался полковник Петров, сверкая голографическим иконостасом орденов, словно маленькое бородатое солнце.
   - Дядя Федя! - обрадовался Алешенька и, отпустив мамкину руку, побежал навстречу. Девочки, тоже ходившие у неё в любимицах, подошли более сдержано, как настоящие маленькие леди, и сделали книксен на почтительном расстоянии.
   - Ну что опять сестры у тебя такие смурные, Алешка! Не обижал же сестер? - засмеялся шеф Охранного Отделения, беря мальчишку на руки: - Вы что, барышни, в школу не хотите?
   - Хотим, дяденька, хотим! - ответила за обеих более бойкая Наденька.
   - Ну и отлично. А то учебный год только начался, школу пропускать нельзя!
   - Привет, - сказал Ренат, приподнимая фуражку и подходя: - Хотел их тоже взять на презентацию, но боюсь, Алешенька не усидит. А девочкам уроков много...
   - Малы они, - ответил Петров, усаживая детей в свой экипаж и целуя подошедшую Яну в щечку: - Да и накурено будет к концу собрания, детям там не место.
   - Поторопитесь, мужчины, - напомнила Яна, элегантно показав время на "эфирном" экране: - Детям надо быть в школе до восьмичасового разряда.
   - Что, верно, то верно. Ну, давай, хвастайся своей обновой.
   - Ветрозащиту у фуражки опусти. Дует сильно.
  
   Автоматоны ожили, одним рывком приподняв экипаж, взвалив его на мраморные плечи, и плавно, что совсем не ожидалось, понеся их по переулку между соседских особняков, выходя на шоссе.
   - Мягко идут! - удивился Ренат, ожидавший тряски от шагающего механизма: - Но из-за их спин ничего не видно.
   - Это делается так, - сказал Петров, выводя плавным жестом откуда-то из своего кибермонокля "эфирный" экран. На полупрозрачной карте города отметился их курс и вид сзади и спереди из глаз гигантских статуй.
   - Хм. Передовые технологии. У нас на ракетных махолётах что-то подобное стояло.
   - Конечно, военные. И что самое главное - это шагоход. Выскочит на дорогу ребёнок, старушка, да даже хоть мячик - он перешагнет его, и никто не пострадает.
   Они обогнали автобус, оказавшись на уровне голов сидящих пассажиров, а вот омнибус, поднявшийся с ближайшей остановки, оказался быстрее них, пролетев над головами и моргнув поворотниками, словно в насмешку.
   - Это и в буклете выглядело как извращенная фантазия недобитых рабовладельцев, - сказала Яна, смотрящая, обернув голову, на лица механических рикш: - Ты смотри, эта штука стоя - с автобус! И всё для тебя одного.
   - Ну, Яна... - попытался урезонить жену Ренат.
   - Пани Абдулова у нас суфражистка и социалистка, - усмехнулся ничуть не обидевшийся Петров: - И тут она права. Статусная вещь скорее. Чтобы внушать "страх и трепет" нижестоящим чинам. Ну и пыль в глаза пустить при появлении в губернском городе Императорской Комиссии. Так-то для обыденных обязанностей и для работы у меня старая добрая "Кама" остаётся, как и у вас. У неё один несомненный плюс, - он подмигнул Алешеньке: - Она летает!
   Несколько лихачей, на глайдерах, кстати, решили их обогнать и, поднявшись над мостовой, поддали газу. Через две минуты они догнали их остановившимися у светофора.
   - "Кама" у Яны, кстати, в ремонте, - вспомнил Ренат, разглядывая улицу и зевак, провожающих удивленными взглядами диковинный экипаж: - Она сейчас в кринолине по улицам рассекает.
   - Купите вторую машину, за чем же дело встало. Ты же сейчас не абы кто, а коллежский асессор!
   - Ренат у нас воплощенная скромность, - ответила за мужа Яна, прижимаясь к Ренату плечом: - Он и Порфирьича-то поставил только по мой просьбе.
   - Скромность похвальна, пока не мешает быту. Совсем отказываться от современных бытовых удобств - это не скромность, это мракобесие и луддизм.
   - Ну при чем здесь луддизм ваш. Не могу я привыкнуть к "Вашему благородию" в свой адрес. Да и вообще ко всем этим титулам. На войне было проще.
   - На войне многое было проще. Но война кончилась, а многие честные и гордые ребята, думавшие что военные импланты помогут им устроиться и в мирной жизни - скатились на дно общества. Помните об этом и цените, пожалуйста, то, что вам досталось, Ваше Высокоблагородие.
   - Да понял, я понял... - проворчал Ренат: - Кстати, Порфирьичу надо расширить память, заказать на дом или по дороге можно купить?
   - Нажми на карту, - развернул "эфирный" экран к нему Петров: - Если есть по дороге магазин - заедем.
   - Девочки, школа. Готовьтесь.
  
   ...Во дворе школы они просто перешагнули через низенький глайдер кого-то из родителей и шумом и пафосом опустились прямо напротив парадной дорожки. Смотрительница заведения, издали увидев, чей экипаж пожаловал к ним, выбежала встречать лично, сопровождаемая двумя гинодиными автоматонами-гувернантками в опрятных платьицах и чистых фартуках. Петров вышел, выпуская девочек, автоматоны-гувернантки синхронно сделали книксен, смотрительница чуть не повторила за ними, потом увидела Верочку и Наденьку, и остановилась на полпути.
   - Похоже, ваши автоматоны вежливее вас, мадам, - усмехнулся Петров в бороду: - Не надо лишних привилегий, давайте быть демократичнее, - он потрепал по кудрявой мраморной голове своего автоматона-рикшу.
   - Девочки, мы сегодня за завтраком поговорили, вы всё поняли? - строго спросила дочерей Яна: - Не лгать, и не стучать. Я написала письмо директрисе, где объяснила всё, и вас не накажут. Но второй раз за вас заступаться не будем.
   - Да поняли, мама, - опередила старшую сестру Наденька.
   - Верочка?!
   - Д-да, - чуть помедлив, кивнула другая дочь.
   Яна отдала ей руку Алешеньки.
   - Будьте умницами. Верочка, насчет мастерской я договорилась, - она повернулась к смотрительнице, и сделала вежливый книксен: - Спасибо что встретили, мадам смотрительница. У Алешеньки сегодня плохой аппетит, посмотрите за ним.
   - Доброе утро, доктор Абдулова, извините за беспокойство...
   - Не стоит, - легко поклонилась ей в ответ Яна, и села в экипаж. Петров, кряхтя, поднялся следом. В небесах, с треском пронесся утренний разряд и, разветвившись, ушел в токоприемники школы и ближайших зданий. Восемь часов. День начался.
   Рикши поднялись на ноги и быстро унесли их прочь.
  
   - Всё никак не пойму, почему вы дочек в гимназию напротив не устроили, - спросил Петров, когда они проезжали мимо веселых гимназисток, гоняющих на кринолинах: - С вашими доходами вам бы даже дешевле вышло.
   - Я не очень понимаю эту моду на раздельное обучение, - сказала Яна, настраивая вуаль обратно: - Мы с тобой учились в одном классе, даже спали в одной казарме, а Ренат, в приюте - тем более. И выросли отличными людьми. А эти экспериментальные тенденции превратят нормальных девчонок в кисейных барышень, которые мальчишкам и слова сказать не смогут. Нетушки! Не хочу такого для своих дочерей.
   - Мальчишки-то в совместной школе не обижают?
   - Ой, - Ренат махнул рукой: - Верочка сама уже мальчишками командует, ей не то, что рюкзак, её саму кавалеры готовы на руках нести. А Наденька наша - задира, учебный год только начался - уже кому-то в глаз засветила.
   - Засветила?
   - Да и старшую сестру директрисе сдала, сегодня воспитывали.
   - Сдала? - Петров рассмеялся: - Я запомню. У девочки, похоже, таланты к тайной службе.
   - Нет уж, филерами своих детей растить не собираюсь. К тому же Наденька набожна не по возрасту, ваше ремесло её не заинтересует. Как бы в монашки не ушла...
   - Мы кстати, сегодня тоже подумали, - вставил Ренат.
   - В монашки? - хохотнул Петров.
   - Да нет, - Ренат вздохнул: - Наверное... и нам надо креститься, чтобы всей семьёй православными быть.
   - Да неужели? - обрадовался шеф охранки: - Ренат, ты что, в бога уверовал?
   - Да нет, просто... детям не охота неприятностей в будущем. Ну и так, как я атеист - что плохого, чтобы формально провести ритуал причащения к несуществующей силе? Прелесть атеизма в том, что не существует никакого "бога атеизма" который сурово накажет, если изменишь веру. Я думал об этом ещё в конце войны... больше боялся, что Яну принудят перейти из католичества в православие, если я крещусь...
   - А ты, Яна?
   - Я и так слишком многим обязана Империи, чтобы упорствовать в своей вере. Католический бог не спас Варшаву...а православные и атеисты из России почему-то всегда оказывались там, где нужна помощь. Мне кажется, это уже вопрос добропорядочности. Кто-то умрёт оттого, что я изменю веру?
   - Ну и хорошо... - довольно улыбнулся Петров.
  
   Экипаж выехал на широкое шоссе к Базе и разогнался, набирая скорость. На большом разгоне их начало покачивать - впрочем, как и ожидалось от шагохода. Петров, поморщившись от ветра, поднял защитное поле, и дуги безопасности, перекрывшие обзор достопримечательностей. Впрочем, смотреть уже было особенно не на что - пошли промышленные поля с башнями разрядников и высокими ажурными токоприемниками шуховской конструкции. Они искрили, разгоняя облака клочьями над городом, и гнали дождь на южные и западные поля, подальше от переполненного водохранилища и сломанной плотины. Здесь летающих машин практически не было - из-за ежечасовых разрядов антигравы было включать опасно, да и движение было в основном грузовое - пассажиры предпочитали быструю и безопасную телепортацию. По земле за городом теперь ездили только крестьяне да важные чиновники...
   Ближе к Базе их обогнал представительский кортеж из авто, расписанный под фрактальную хохлому, Петров показал на него, многозначительно покивав. Практически у самых ворот, они обошли два таких же, как они, шагохода - один шестиместный, несомый ожившими кариатидами, второй маленький, который бойко тащили две русские матрёшки. Шлагбаум на Базе пропустил всё-таки их первыми, они заехали на стоянку, где к ним сразу же, узнав чету Абудловых, подскочил Дядя Вано, по случаю праздника наряженный в черкеску с газырями и при виброкинжале в инкрустированных серебром ножнах:
   - Доброго утра, Вашэ Високобагородэ! - произнёс он почти чисто, без акцента: - Пани Яна, с Днэм Раждэния!
   - О, Вано, сколько лет, сколько зим! - увидел его Петров: - Ты уже отлично говоришь по-русски.
   - Стараний Янины Веславовны, Ваше Высокоблагородэ!
   - Молодец-молодец, - потрепал его верноподданническую рожу шеф губернской Охранки: - Я здесь гость, предо мной во фрунт становиться не надо. Давай, пусть тобой Ренат распоряжается.
   - Слушаюсь-с! - потешно щелкнул каблуками грузин.
  
   Ренат забрал свой саквояж и проверил почту Базы через "эфирные" экраны:
   - Гости уже прибывают? Мест хватило? Угощения им выставили, или ждешь приказа?
   - Всэ в лучшэм выдэ, Вашблагородэ!
   - Журналисты в Испытательную Камеру не пролезут?
   - Нэ пролэзут, Рэнат Михайлович! Иван там стоит, мимо нэго и мыш нэ проскочит!
   - Ну, я во всем полагаюсь на тебя, дружище. Значит, начинаем с девятичасовым разрядом, до этого надо всех разместить, и ещё речь произнести. Ну, пошли?
  
   Пассажир шагохода с матрёшками оказался знакомцем Петрова:
   - Ба! Да это же господин редактор "Губернского Вестника!".
   - Ты его знаешь? Вано, от "Губернского Вестника" должен быть только журналист?
   - Одно приглашений, Вашеблагородиэ! Нэ указано, кто.
   - Пошли. Яна, Ренат, полезное же вам знакомство.
  
   Сутуловатый потный мужичок, выбравшись из своего экипажа, раскрыл переднюю матрёшку, и вывел оттуда симпатичного гиноида с миловидной синеглазой силиконовой мордашкой, в мешковатой мятой одежде.
   - Доброго утра, Яков Борисыч!
   Мужичок оглянулся, и изобразил удивление:
   - О, Фёдор Михайлович. Признаться, даже не подумал, что испытания Машины Времени требуют внимания госбезопасности! А ведь и правда... - он не закончил мысль, вытащив из кабины тонкий шланг, и подсоединив его одним концом к машине, а другой - через систему "ниппель", в дырочку в правом боку своего автоматона, бесцеремонно загнув её руку за голову.
   - Внимания госбезопасности требуют и более мелкие события... а что это вы тут делаете?
   - Надуваю секретаршу! А вы что, не поняли? - он вызвал "эфирный" экран, и провел какие-то манипуляции - в машине заурчал компрессор, и бедра с бюстом гиноида-секретарши стали надуваться, как шарики. Мешковатые одеяния расправились на округлившихся формах, автоматон оглядывала себя и сама поправляла какие-то женские завязки.
   - Матка бозка, как же это вульгарно смотрится! - вырвалось у Яны, с интересом и немного ревниво рассматривающей гиноида.
   - Это ещё не вульгарно, вы автоматоны в домах терпимости не видели! - заметил редактор: - С кем имею честь?
   - Яна Ков... Абудулова, - сделала она книксен: - Законная супруга изобретателя, коллежского асессора Рената Михайловича Абдулова, - он показала на Рената.
   Ренат приподнял шляпу:
   - Ренат Михайлович Абдулов, коллежский асессор. Я удивлен, что меня почтил своим визитом сам редактор "Губернского Вестника". Думал, будет простой журналист.
   - Ага, как же. Отдам я репортаж века какому-то молодому выскочке. Только через мой труп.
   Все рассмеялись.
   - Яков Борисович Громыхало, приятно познакомиться. Я не записываю - секретарша всё запомнит.
   - Кстати, насчет вашей секретарши, - заметила Яна: - Вы бы её погладили, что ли. Выглядит, будто в шкафу неделю валялась.
   - Женский глаз не обманешь! - рассмеялся редактор, отключая систему "ниппель" и бросая шланг компрессора в кабину своего шагохода: - Именно неделю, именно в шкафу, и именно валялась! Я обычно и не надуваю её так... но моя жена в командировке, а я не разбираюсь в этой вашей женской сбруе, поэтому на ней осталось то, что было на мальчишнике у моего друга... Придется, чтобы не создать конфуза, снимать ей из-за моего плеча!
   - Можно на неё надеть лабораторный халат, - предложил Ренат: - Этого добра у нас навалом. Декольте и длина юбки не будут так выделяться.
  
   На стоянке кроме уже знакомых им шагоходов и эскорта во фрактальной хохломе прибавился второй эскорт - в логарифмической гжели, и третий - в пифагорейском палехе. Редактор с видом знатока заметили:
   - Почтеннейшая публика. Сам губернатор, градоправитель, имперский комиссар и товарищ Министра Науки! А журналистов-то! Хорошо, что я не поленился проснуться в субботу утром!
   - А сам Министр, значит, в нашу провинцию не поехал, - вздохнула Яна: - Не по нутру ему...
   - Нет, Яночка, - вздохнул тут Петров: - Это просто дворцовые интриги. Министр Науки ставит на другого фаворита, и естественно не будет поддерживать мероприятие своего соперника, представляющего Охранное Отделение.
   - Ну, - замурлыкал Яков Борисыч, приобнимая свою надувную секретаршу: - Насколько до нас, в провинцию, доходят петербуржские сплетни, эта ставка оказалась проигрышной. Императрица умна, и смазливые выскочки-авантюристы не способны её надолго заинтересовать. Может быть, после сегодняшнего события, ваш покровитель приблизится к желаемому титулу консорта.
   - Императрица, к сожалению молода, и как раз в том возрасте, когда слушаются сердца, а не ума. А симпатии сердца в эту прекрасную пору колышет даже легкий ветерок.
   - Не скажите. Под Царицыным, её молодость не помешала ей обратить рептилоидов в бегство.
   - Господи, Яков Борисыч! При мне-то не надо! Под Царицыным императрица была ещё девочкой. Просто чудо, что из неё не сделали послушную куклу куда более взрослые мужчины.
   - Прекратите крамольные речи, - одернула мужчин Яна: - Не одни вы пришли с автоматоном-секретарем, а у них очень чувствительные уши.
  
   Неожиданно раздались звуки торжественной музыки, и на крыльцо Базы, ещё прикрытое куполом силового поля вышел нарядный Вано - орлиный нос вперед, грудь колесом, на голове киберпапаха, ноги чуть ли не танцуют лезгинку:
   - Уважаэмые дамы и господа! - произнёс он почти чисто: - Товарыщи и сапроваждающие лыца! Ввиду асобой важности градущего события, ввэдэны асобые мэры бэзопасносты! - он набрал побольше воздуха и продолжил громче: - Проход под защитный купал - толка лыцам с прыглашениами! Все автоматоны будут просканированы! Просба! Всем владэльцам автоматонов! Подойдиты вместе с ними к очерченный зона, и отдайте им четкий и недвусмысленный приказ праследоват под кантрольный рамка! - он раскинул руки, показывая на сразу две узких пожарных двери, к которым безликий длиннорукий лабораторные автоматоны уже приделывали рамки "икс-лучей": - Андроиды - налэво, гиноиды - направо!
   - О, похоже, нам придётся ненадолго расстаться, - заметил Ренат, увидев какой недовольной гримасой скривилось лицо редактора Громыхало: - Извините, но тут губернатор и товарищи министра. И даже редактор "Губернского вестника", собственной персоной. Я обязан организовать проверку.
  
   Когда недовольный редактор отошел достаточно далеко, Петров склонил голову и спросил, закрыв их лица "эфирным" экраном:
   - Твоя идея? Не помню этой проверки в регламенте.
   - Угу. Уж больно ловко этот "Яков Борисыч" развел тебя на беседу об Императрице.
   Петров почесал бороду и улыбнулся, сверкнув золотым зубом:
   - Глупый. Императрица только посмеется над таким доносом.
   - Она может и посмеется, а какой-нибудь петербуржский придворный шаркун? Ты как Яна, она тоже, вон - любит всем дарить будильники с "Интернационалом", всякий раз сердце ёкает.
   Петров рассмеялся, и похлопал друга по плечу:
   - Вы напрасно демонизируете бедную девушку. Когда мы в последний раз с ней разговаривали, она смеялась над моей коллекцией плакатов.
   - "Коллекцией плакатов"? - удивилась Яна.
   - Да, я собираю творчество некоторых талантливых, но... тугих на чувство меры художников, прославляющих Империю и Её Императорское Высочество. Последний предмет моей коллекции называется... дай бог вспомнить... а! - "Казачество на страже непорочности Императрицы!".
   - О как! Достойная картина?
   - Сама Императрица била художника ногами, когда увидела, что получилось.
   - Императрица? Ногами? - удивилась Яна.
   - Она довольно темпераментная девушка, хоть по внешности и не скажешь, - он как раз зашли в здание Базы и проходили мимом девятиметрового портрета Государыни Императрицы, с покровительственной улыбкой ангелочком взирающей на них из-под потолка: - Но контролирует себя лучше нас троих вместе взятых. Вы знаете, что у неё даже зодиакальный знак из тех, про которые последние двести или триста лет все просто соревновались в том, чтобы придумать какую-то гадость. Тут иммунитет к интригам и сплетням с рождения вырабатывается...
   - Астрология?.. Я думал, что прошедшие просвещенные века изгнали веру в эти суеверия. По крайней мере, настолько, чтобы не волновать государевых людей.
   - Мирные пресвященные века - изгнали, а тяжелые военные годы - вернули. Всё не так просто, Ренат, свет-Михайлович... Хорошо, что у неё 16 тезоименитств в год, можно запутать кого угодно.
   - Ну, меня пугать гороскопом нет смысла. Я в него просто не верю.
   - А я верю в астрологию. И в гороскопы...
   - Яна, ты вообще богиня, и тебе можно, а я - ученый. Так, простите, я должен проведать Ивана, Яна - будь за хозяйку. Вано даст тебе коды от когитатора и автоматонов.
  
   Ренат прошел через банкетный зал, который они вчера втроем сооружали из отладочной лаборатории, и открыв своим ключом, зашел в испытательную камеру. Из открывшейся двери на него сразу же вывалился рыжий и лохматый Иван с трехлинейным фумульгатором наизготовку.
   - Тише, тише, это я!
   Рыжий Иван поставил ружьё прикладом на пол и поспешил извиниться:
   - Ох, простите Ренат Михайлович! Думал, кто чужой.
   - Всё хорошо. Стулья расставил?
   - Да, поэтому и запирался. Только... - он почесал затылок.
   - Что?
   - Да публика-то непростая пришла. Все расфуфыренные, важные. А вдруг наши стулья им не понравятся?
   - Да не бойся, понравятся, - хлопнул ему по плечу Ренат: - Так пропусти меня, я заберу тезисы и вернусь к гостям. До девятичасового разряда осталось уже мало времени, боюсь, они даже аперитивы не успеют попробовать.
   - Мне так и охранять?
   - Да, только не запирайся. Встань так... ну представительно, - она поправил его стойку и воротник мятого халата: - Как будто на карауле.
   - Тогда я "бабочку" подвяжу!
   - Ну ладно, подвязывай.
  
   Он прошел в уютную, освещенную только одной ламой испытательную камеру, где государыня-императрица с маленького овального портрета в золоченой раме, с немым укором смотрела три ряда стулья разных форм и разновидностей, кое-как выстроенных по размеру. Хоть База и была крупнейшим испытательным полигоном со времен Войны, но коллеги делиться мебелью ради чужой презентации не особо спешили. А напротив них стоял главный предмет сегодняшнего утра - полураскрытая сфера его машины времени, с мягким анатомическим креслом и блестящими рычагами и верньерами управления. Сейчас она, для большей безопасности была накрыта сразу пятью каплевидными силовыми полями, золотисто-медового цвета. Выглядело всё довольно уютно, и даже немного мистически. Ренат проверил верхний свет - эффект немного упал но Машина сама была сделана очень хорошо, и сама привлекала внимание куда больше чем мелкие неудобства. Не зря они столько её полировали с Иваном и Вано. Ренат забрал с рабочего стола черновик речи, и, закинув его на "эфирный" экран, вернулся к гостям.
  
   В банкетном зале уже всё было организовано и гости рассажены по своим столам. На удивление Рената, единый стол, который он вчера собирал сам, был раздвинут на несколько, и между ними шустро носились безликие лабораторные автоматоны. Удивленного мужа встретила Яна:
   - Что вы натворили тут? - спросил он у жены.
   - Наше "Высшее общество", чуть не поцапалось из-за разности оттенка голубизны в их крови. Пришлось рассадить.
   - Понятно. Не подрались хоть?
   - Ну, ты за кого свою супругу держишь? Раздала каждому буржую по рябчику и ананасу. Затихли, жуют.
   - Блин, просто в Испытательной Камере все места впритык. Если они такие недружные, это плохо кончится.
   - Не бойся, я разберусь. Скажи Ивану, чтобы меня пропустил.
   - Он и так пропустит. Ты ж у меня не шпионка.
   - А кто знает?
  
   Ренат поцеловал Яну, а потом вышел под портрет Императрицы, и поднял руку, привлекая внимание. Вано помог, громко стукнув кинжалом об ножны. Сиятельная публика отвлеклась от своих "ананасов и рябчиков" и повернула к ним лощенные морды.
   - Дамы и господа, прошу прощения, что отвлекаю вас от щедрого угощения, предоставленного мой нежнейшей супругой, но в нашей глубинке траты энергии строжайше расписаны, и мы должны успеть с демонстрацией до девятичасового разряда. Итак, разрешите небольшую вводную!
   (досточтимая публика стала спешно доедать угощения, а автоматоны обеих полов синхронно навелись на него бездушными глазами)
   - В этот замечательный день, когда моя дражащая супруга отмечает свой день рождения... да, разумеется, ей исполнилось всего 18... (зал рассмеялся такому неприкрытому комплименту и стали вертеть головами в поисках новорожденной), Империя, и всё Человечество отмечает не менее замечательную дату - День Нашей Великой Победы в битве под Царицыным! В тот прекрасный и замечательный день Её Императорское Высочество своей смелостью и прекрасным обликом, вдохновила потерявших всякую надежду генералов и офицеров Старой Армии отбросить врагов от Волги, и наши чудо-богатыри, лучом, плазмой и виброштыком, сокрушили проклятых супостатов, посмевших осквернить землю нашей Родины-Матери! Этот день, который мы всё ещё по какому-то недоразумению не празднуем как День Возрождения Империи, ознаменовал рассвет Человечества и новую Эру, мира и сотрудничества... Которая должная была бы наступить, по всем законам здравого смысла.
   По залу пронесся легкий смешок. Похоже, всё-таки надо было отрепетировать речь, как предлагала Яна.
   - Но, к сожалению, её не наступило. Ни дружбы, ни равенства. Только наивные идеалисты, погрязшие в опутавшей весь мир Сети, предоставляющей эпикурейские наслаждения в обмен на реальный мир, верят в это. Мракобесы из заокеанских культов Вуду, решили, что Человечество должно погрязнуть во тьме суеверий и праздных играх, но не следовать по Пути, освещенному блистательной красотой нашей Императрицы. После прямых попыток агрессии Американского Племенного Союза на наше, по всем правам, принадлежащее нашей прекрасной Императрице, Средиземноморье, после наглого саботажа восстановления Варшавской Бомбовой Котловины, на фоне постоянных необоснованных претензий на безлюдные районы Африки, заокеанские анархисты применили самое подлое из своих... простите... (он подглядел в тезисы) - из орудий Дьявола - Клевету! И сейчас, пользуясь общностью кибер-информационного пространства и своей властью над Сетью, невозбранно распространяют самые возмутительные и бесстыжие слухи, про нашу Армию, Империю, Государыню-Императрицу, про наши победы и наши жертвы! Нас выставляют не освободителями, а чуть ли не пособниками и союзниками рептилодов! И поэтому, когда исследования телепортации доказали возможность путешествия во времени - я решил, несмотря на множество открывающихся возможностей, отдать своё изобретение историкам - на борьбу с происками Мирового Вудуизма!
   Все поднялись и зааплодировали.
   - Прошу пройти в Испытательную Камеру, - пригласил он.
  
   Иван посторонился, пропуская их. Яна уже переставила стулья как-то по-другому, и ждала мужа в своём кринолине, довольная и ожидающая поцелуя. Ренат не устоял и поцеловал её в подставленную щечку.
   - Надо было тебе серое платье надеть. А то забыл, какие стены тут. Лучше бы смотрелось.
   - Не надо. Серое - это когда я неуверенна в себе. А зеленый - цвет радости.
   - ...и надежды.
   - Нет, Наденьке нашей, зеленый, к сожалению, не идёт. Давай, все уже расселись.
  
   Ренат вышел к Машине Времени и взмахом руки отключил все силовые поля:
   - Позвольте представить вам: Первая и единственная Машина Времени! Я назвал её "Хроносфера" за форму щита. Пока что маленькая, пока что одноместная. Но, будет на то дозволение Императрицы - вскоре начнется производство более мощных, и даже многоместных моделей в которых мы сможем отправлять в прошлое целые коллективы историков и ученых.
   - Сразу вопрос: а что со всем известным "парадоксом времени"? - спросил известный ему редактор Громыхало.
   - Хороший вопрос! Я тоже его опасаюсь - и поэтому Хроносфера снабжена самым лучшим из военных устройств маскировки, разработанным на нашей Базе. Мы продумали вариант того, что даже простое наблюдение может повлиять на прошлое, и поэтому тщательно изучили историю развития средств обнаружения и идентификации, и защитили аппарат от всего, что было в распоряжении у наших предков.
   - Машина может передвигаться в пространстве? Или только во времени? От Урала до многих важных исторических событий путь неблизкий не только во времени, но и в пространстве, - задал вопрос высокий, с длинным лицом, журналист в клетчатом костюме и кибержилетке.
   - Путешествие во времени - часть функции известной формулы масс-переноса при телепортации, поэтому мы можем выбрать любую точку выхода в пространстве - хоть Красный Вигвам в Вашингтоне, хоть Белый Вигвам в Торонто.
   - Очень соблазнительно для диверсий, - реплику подал автоматон-гиноид, сидевший рядом со смуглой старухой в кринолине гимназистки.
   - Поэтому моя машина не вооружена. Она может передвигаться и в пространстве - у неё имеется антигравитационный двигатель от гражданского омнибуса, правда есть некоторые ограничения по высотности.
   - Почему именно по высотности? - спросил важный господин из министерства.
   - К сожалению, из-за превышения массы, пришлось отказаться от герметизации кабины. Не волнуйтесь, совершенный когитатор и пилот-автоматон не позволят мне забраться в стратосферу, где я бы задохнулся.
   - Машина будет сегодня запущена, Ваше Высокоблагородие? - спросила молодая корреспондентка, чем-то похожая на надувной гиноид Громыхало.
   - Да, для этого вас и пригласили!
  
   Ренат прошелся по сцене, перешагнул опущенное лобовое стекло сферы, и, оправив мундир, сел в кресло.
   - Подожди... - Яна, какая-то встревоженная, подошла к нему, и, склонившись, поцеловала.
   - У меня какое-то плохое предчувствие, - сказала она, смотря большими напуганными глазами.
   - Перестань. Я на ней даже тебя возил. Умру я, что ли от очередного путешествия?
   Раздался сигнал готовности. За станами прошел протяжный гром - сегодня, в 9-00, Пермь отдавала всю энергию на его Машину Времени.
   - Будь осторожен... - Яна отошла, и он, смотря на неё, вдруг, подчинившись импульсу, выкрутил на колесе глубины "20 лет", а на глобусе навигатора задал место выхода: "Варшава"...
  
   Ветвь первая
  
   ... "Внимание! Ведется общение на неидентифицированном языке. Функция автоматического перевода отключена".
   Вот чего никто не ожидал - это радиопереговоров по-польски! Все настройки когитатора, которые должны были автоматически подключить его к тактической сети, оказались напрасными. Ренат вздохнул и перешел на ручное управление, тщательно проверив состояние маскировки. Огромный город тонул в утренней заре, и уже был накрыт уродливой тенью вражеского "Левиафана". В воздухе проносились аэропланы, махолёты, гирокоптеры, стратопланы и геликоптеры. С большим удивлением он разглядел на них символику самых разных государств.
   "А ведь это настоящее открытие", - подумал коллежский асессор, приказывая видеокамере захватить как можно больше подробностей. Группа экзосеклетонов-орнитоптеров ринулась прямо к "Левиафану", через реку. Ренат сбросил высоту и последовал за ними, стараясь не попадать под лучи и трассеры обеих воюющих сторон. Перед самим кораблём-маткой группу орнитоптёров перехватило звено вражеских малых автоматонов - уворачиваясь от них Ренат залетел за выпуклый наплыв рулевых антигравов левиафановой туши, и потерял спутников.
   Он осмотрел землю в поисках падающих обломков и спустился чуть ниже, под брюхо корабля. Парящие там автоматоны почему-то его заметили, но не смогли навестись, и бестолково кружились роем вокруг его сферы, мешая наблюдению. Для их радаров его машина выглядела как непонятное черное пятно, куда проваливаются радиоволны, а для оптических сенсоров - просто как пустой воздух.
   "Ну, послужите мне ещё одним контуром защиты" - усмехнулся Ренат, ведя свою машину со свитой ближе к носу Левиафана, где суда по звукам, бушевало сражение.
   Его взгляд упал на немного отличающийся от других орнитоптер. Странный, очень сильно потрёпанный, но обвешанный новеньким, словно с иголочки, оружием. Он дал большее увеличение на визор "эфирного" экрана пытаясь взять крупным планом лицо пилота.
   Смуглый бритоголовый пилот повернул голову в его сторону. Ренат на миг опешил - изуродованное шрамами, и какими-то словно нарочито грубо сделанными имплантами, с точащими из черепа болтами, обмотанными мятой проволокой, на него смотрело ЕГО лицо.
   "Да что такое..." - с плеча доппельгангера сверкнула вспышка и в его сторону полетела стремительная ракета. Глухой хлопок.
   "Учебная, что ли?"
   "Внимание!" - сказал когитатор голосом Яны: "Обнаружено изменение атмосферы внутри кабины! Примите меры по предупреждению утечки газа!"
   "Какая утечка газа"? - не успел подумать путешественник во времени, как в воздухе среди автоматонов сверкнула короткая фосфорная вспышка. Термобарический заряд превратил в пыль стаю дронов, узкие языки пламени проникли в кабину, выжгли кислород, и разорвавшиеся резкого от падения давления сосуды мозга убили Рената раньше, чем пламя сожгло его тело.
  
   Лишенная управления, горящая Хроносфера полетела по широкой параболе, и упала на крышу полицейской машины, выводившей автобусы с детьми в опасного берега Вислы. Машину развернуло поперек движения, заблокировав выезд, бензобак рванул, убив обоих полицейских управлявших автобусами, и колонна остановилась, не имея программы самостоятельных действий.
   Спустя две секунды, когитатор Хроносферы потушил пожар и, зарегистрировав смерть пилота, активировал программу возвращения.
   Воздух схлопнулся над крышей полицейской машины, факел пламени взвился ещё выше, а обратная волна прошлась по мосту, вышибив окна во всех автобусах...
   Выбитые стекла полетели в салон волной, ранив в спину учительницу, еле успевшую прикрыть собой двух учеников - белобрысую девочку и угрюмого мальчика...
  
   Эпилог
  
   ...Янина проснулась одна, в холодной постели, в мятом платье. Слез не было - она их выплакала вчера, в тот миг, когда на месте любимого мужа возник обугленный труп в обгорелом кресле. Почему, почему? Проклятая машина, убив Рената, почему-то выжила, а ОН - её ангел, её обещанный спаситель - почему-то умер?
   Она встала, пошатнувшись от слабости, и резким, решительным движением, сорвала с себя католический крест.
   "Если ты решил мне отомстить, за то, что я решила сменить веру - вот мой ответ"
   Она долго стояла под душем, мешая горячую воду со слезами, и вспоминая вчерашний, самый страшный День Рождения.... А она-то думала, что страшнее тринадцатилетия дня быть не могло. Оказывается - могло. Провидение могло подарить ей счастье - и отобрать смысл жизни... Она открыла аптечку и высыпала таблетки в сток. Как она посмела даже подумать что четвертый ребёнок - лишний!..
   Воспоминание о детях отрезвило её. Бедный Алешенька. Он же как раз утром не доел кашку... Яна успокоилась, ногами загнала не смытые таблетки в сток, и выключила душ, вызвав сушилку и полотенце.
   Вышла из душа уже с сухими глазами и трезвой головой. Подняла перед глазами "эфирный" экран и написала Петровым. Феди не было, но его жена ответила, что дети спят. И Яне тоже следует спать, после всего что случилось. Яна ответила, что ей спать некогда. Закрыла письмо, подошла к шкафу, вынула черное, траурное платье. Оно было ей узко в плечах - давно она не надевала черное, с самой войны... Другой киберкорсет - ей понадобятся все силы. Минута перед зеркалом - чтобы устранить все следы слёз и страшной ночи. Кибершляпка с голографической вуалью. Янина вышла из спальни, взгляд упал на стол, на котором стояли, так никем и не убранные со вчера, хризантемы. Остановилась. Посмотрела на так и недочитанную вчера Ренатом газету. Протянула руку и вытащила букет из вазы.
   По потолку неслышно подъехал Порфирьич:
   - Желаете-с заменить-с цветы-с на свежие-с, пани Абдулова?
   - Порфирьич, сдохни.
   Автоматон некоторое время молчал. Потом выдал:
   - Ваша просьба означает требование: Аз - Простого отключения. Буки - Очистки памяти. Веди - Возврат к заводским настройкам. Глагол - Уничтожение искусственной личности. Добро - Уничтожение программного обеспечения. Есть - Физическое уничтожение аппаратной компоненты. Живете - Физическое разрушение несущих конструкций дома.
   Яна прошла до прихожей, и надела на себя кринолин:
   - Определи необходимую опцию, исходя из моего эмоционального состояния, - и вышла, оставив дверь открытой.
   - Мы благодарим вас за то, что воспользовались услугами нашей фирмы, - раздалось вслед, после чего послышался грохот падающих деталей и бьющегося стекла.
   Яна не обернулась. Эта фирма всегда славилась точностью своих эмпатических устройств. Впрочем, если все получится, то дом сегодня опять будет на месте.
   На узкой улочке в такую рань был только толстый дворник с ручным енотом на руках, ленивым свистом управлявший киберметлой с совковым дематерилизатором. Она поздоровалась легким кивком, он приподнял киберкартуз:
   - Доброго утра Янина Веславовна! С прошедшим... ой, что это с вашим домом?
   - Переезжаем, - коротко ответила Яна и прибавила шагу.
   - Переезжаете? А я билеты вам с Ренат Мих... - Янина уже не слушала его, перейдя на быстрый шаг. Он даже не знал, что Ренат погиб!
  
   Поворот, ещё. Блестящее от зари шоссе плеснуло отражением неба в глаза. Она перешагнула поребрик и активировала кринолин. Киберкорсет затвердел, защищая ребра и легкие, и фиксируя спину и шею. Поля шляпки опустились, дав вуали дотянуться до воротника - вуаль затвердела тоже и вывела на "эфирный" экран перед глазами Яны голографическое изображение дороги и карту города, словно растаяв в воздухе. Женщина легко толкнулась и поджала ноги, удобно разместившись на антигравитационной подушке, удерживающей её на высоте роста над дорогой. Рукой натянула пелеринку, и растянув её в ветрозащитный щит, прикрыла увядший букет. Это нужно. Кринолин набрал скорость, вздувшись обтекаемой формой и самостоятельно лавируя между редкими утренними машинами. Янине оставалось только указывать, куда поворачивать. Хороший транспорт, но жаль, что на него мода пошла среди маленьких девчонок. Нет, Дочерям она на этом кататься не позволит, по крайней мере, пока не вырастут настолько, чтобы нормальный корсет и хотя бы шлем надеть... "Девчонки"... Если у неё ничего не получится, то не будет ни дома, ни девчонок, ни сына...
   А нужно ли ей это всё, если нет Рената?
   Она резко приказала кринолину остановиться, и, опустив ноги, соскользнула с дороги и встала на тротуар. Взяла букет в руки, закинула пелерину за плечи. Приметный издали газетный киоск был ещё и освещен изнутри, несмотря на солнце и яркое утро. Янина подошла:
   - Здравствуйте. Вы что, работаете?
   - Круглосуточно - ответила ворчливая худощавая девочка-гимназистка лет 13-14 с красным платком на бритой налысо голове.
   Янина отсмотрела витрину из "эфирных" экранов с газетными синтезаторами под ними. Здесь была полная подборка самых разных изданий - от "Нивы" и "Губернского вестника" до большевистской "Искры". И почти на каждой, на первой полосе, были страшные фотографии с Ренатом или тех, кто подобрее - обгоревшей машины.
   Яна закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула, чтобы не сойти с ума от нахлынувших переживаний.
   - Дай мне, пожалуйста... тот, что потолще. "Санкт-Петербургские Ведомости", да.
   - Один рупь. В "Русском инвалиде" фотографий больше, если вы их ищите, - тонкой рукой с инфобраслетом, замотанным синей изолентой, она набрала нужный код, обложка газеты на "эфирном" экране замерцала, и синтезатор выдал свежие, пахнущие настоящей типографской краской, листы.
   - Вот тебе рубль, - перечислила Яна деньги: - А что бритая-то? Татарка?
   - Не-е! Классная дама обрила. Покрасилась в рыжий.
   - Классная дама?
   - Да нет! Я покрасилась! - хихикнула девочка: - А вы... - она посмотрела на портрет Яны, висевший на обложке одного из журналов прямо перед её носом: - Жена изобретателя, да?
   - Вдо... Да, - она закрыла глаза и сглотнула тяжелый комок: - Жена.
   - Угоняете Машину Времени? - пошутила девочка.
   - Да, - кинула Яна, и, не простившись, пошла прочь.
   - Постойте!.. - девочка выглянула из своего киоска: - Так вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО её угоняете?
   Яна обернулась, улыбнулась и несмело кивнула. Опустила вуаль.
   - Удачи! - послышалась вслед.
   Вот же странная девочка.
  
   ...На трассе она разогналась до максимальной скорости, которую выдерживала вуаль. Можно было в принципе и быстрее, если перейти на искусственное дыхание, но Янина была не в том состоянии чтобы ввести новые настройки. Нужно было торопиться. Иван сказал что с машиной все в порядке, и виновата не она, а что-то из прошлого. А Петров сказал, что исследовать машину будут сегодня, утром. Сейчас, на десятом году после войны, расписание всех событий зависело от разрядов. Значит, и следователи приедут только ко времени очередного разряда. Ночью их не было, иначе бы она не уехала домой. Значит, воспользоваться машиной она могла только в том случае, если успеет до 7 часов. Да, Машине тоже нужен был разряд, но с этим она как-то разберётся.
   Дядя Вано на её счастье стоял на воротах и поднял шлагбаум, едва увидел жену начальника, дав ей место плавно затормозить с трехсотверстовой скорости.
   - Пани Яна! - удавился он: - Оять пришлы плакать? Нэлзя такой красивый жэнщин плакать! Ыдитэ домой!
   - Мне можно, - сказала она, откидывая вуаль и срывая шляпку: - Там кто-то есть?
   - Иван, - вздохнул грустный и не выспавшийся грузин: - Опечатал и охранэт. Тэбя пропуст, нэ бойся...
  
   Иван спал у запертой двери, приложив фумульгатор к косяку. Янина тихо подняла оружие и подергала рыжего лаборанта за плечо:
   - Иван! Пусти!
   Юноша продрал глаза, потряс головой, и без лишних вопросов отодрал ленту и перекусил кусачками пломбу на двери:
   - Простите Янинина Вячеслав..
   - Веславовна я. Не обращай внимания, я просто там посижу.
   - Фумульгатор-то отдайте... а впрочем - ладно. Потом отдадите.
   Яна посмотрела на него через плечо и улыбнулась. Оружие отдала.
  
   В испытательной камере царил вчерашний бардак. Разбросанные и сломанные в панике стулья, обрывки одежд... кусок лопнувшей титьки надувной секретарши. Царапины на полу от носилок, которые уносили Рената. Она сама пыталась его реанимировать... пустые и смятые шприцы.... Если бы она знала!... Янина перешагнула через гнутую иглу, подобрала её с полу, и выкинула в урну. Рядом был выключенный экран когитатора. Яна положила букет хризантем и газету на стол и вызвала "эфирный" экран домашних ключей. Семейный код их семьи подошел.
   - Пароль там... - послышался голос Ивана: - А, вы уже знаете. Смотрите, ладно. Там ничего секретного.
   Он прислонил свой громоздкий фумульгатор к столу и ушел, не глядя, что делает Яна.
   К счастью, Ренат вел подробные записи и не зашифровал чертежи. Янина нашла записи их путешествия на прошлой неделе. Они тогда слетали на три дня назад, и оказались ночью одни на базе в полнолуние.
   - Янина Веславовна... - Иван подошел к ней бесшумно, заставив вздрогнуть.
   - Не подходи со спины!
   - Извините. Приехала комиссия, через три минуты разряд.
   - Да, я иду.
   - Я их отвлеку, выходите быстрее.
  
   Иван отвернулся и Янина, с шуршанием юбок поднявшаяся со стула, вдруг, подхватила фумульгатор, и с размаху, прикладом, засветила ему по затылку! Рыжий лаборант вырубился без крика, свалившись на пол. Она проверила пульс, и обошла стол, вырубив рубильник силовых щитов.
   Послышались шаги и в дверях появились фигуры в синем:
   - Стоять! Корпус жандармов! Кто вы, барышня?!
   - Потише, это, скорее всего вдова покойного... - послышался голос Петрова: - Ну, вот... Яночка? - остановился он, увидев направленные на него дула фумульгатора.
   - Когда разряд, Федя?
   - Яночка...
   - СТОЯТЬ! - три молнии сошли с трех линий затвора и испарили гранитный пол камеры прямо перед его начищенными сапогами: - КОГДА РАЗРЯД?
   - Ты ничего не сможешь сделать...
   - Я ИЗ ОГНЕМЁТА РЕПТИЛОИДОВ ЭТИМИ РУКАМИ ЖАРИЛА, ПОВЕРЬ, ЕЩЁ ТРИ СИНИХ МУНДИРА ЗАЖАРИТЬ СМОГУ! - крикнула она яростно: - КОГДА РАЗРЯД, ФЕДЯ?!!
   - Разряд - сейчас, - сказал медленно Петров, поверивший в реальность угрозы: - База закрыта. Он никуда не денется. Давай, Яна, поговорим.
   - Отлично, - ответила женщина, не глядя забирая газету с букетом, и, роняя цветы и лепестки по дороге, обошла стол. Зашвырнула в машину, держа фумульгатор одной рукой, нашарила пару рубильников на другой стене, на миг отвлеклась, проверяя правильно ли включила. Машина за её спиной ожила, загорелись экраны и лампочки.
   - Яна, ты не умеешь ею управлять! - крикнул Петров, толкнув рукой кого-то в двери.
   - Умею, - ответила Яна, забираясь на обугленное и неудобное кресло не для её роста: - Я жена изобретателя!
   Купол кабины пошел на закрытие, жандармы, увидев, что нет угрозы, рванулись наперехват. Янина крутанула время на день назад, и часы - полночь. Мир растворился вместе с синими фигурами, так и не успевшими добежать...
  
   ...Она вышла в темной комнате, так похожей на предыдущую, но чистую, без следов паники. Стулья ещё были составлены в три ряда, дверь была заперта снаружи, на стене - квадратный портрет в рамке из тонких досох, занавешенный тканью. Ну да. Напротив - вчерашняя машина времени, ещё целая... ещё где-то жив Ренат... Спит в её объятиях. Она поднялась с кресла, открыла купол, першагнула через борт, включив "эфирный" экран перед лицом для освещения. Одной рукой взяла фумульгатор, другой - газету и букет. Положила все на стол перед когитатором и опять открыла его паролем Рената. Силовые поля, еле видимые в темноте, снять оказалось не так просто, была другая последовательность отключения, чудом не подняла тревогу. Всё. Теперь самоё важное.
  
   Кабина Хроносферы из прошлого открылась. Яна бросила на кресло букет и аккуратно положила газету картинкой вверх. Вообще если будет парадокс времени, как описывают фантасты - то сейчас это все может исчезнуть. Впрочем, тогда может исчезнуть и она сама...
   Пусть. Этот мир, без Рената, ей не нужен. Она размахнулась - и по-солдатски, прикладом, разбила сначала приборную панель, затем - блоки когитатора и батареи. Зашипела кислота, вылившая из них, растворяя важные детали. Достаточно. По идее, нужно было разрушить ещё и когитатор с чертежами, но у Рената на всё есть копии. А так... по крайней мере сегодня - никто не умрет...
  
   ...Несколько шагов на слабеющих коленях. Туго закрывается закопченная, пахнущая смертью створка кокпита. Она возвращалась в будущее без цветов и с ружьём на коленях. Там оставалось три разряда, она знала, что сделает, если получится... и если не получится...
  
   - Яна! - услышала она такой знакомый такой родной, такой ЖИВОЙ голос!
   Ренат! Живой и невредимый! Пусть и печальный, пусть и обиженный, но Живой! За его спиной стояли те знакомые три ряда стульев, закрытая материей статуя... ну да, конечно, ведь испытаний вчера не было, поэтому не было паники, не было бардака... потому, что Ренат не умер! Он ЖИВОЙ!!
   У него в руках был измятый букет и газета:
  
   - Яна! Как ты могла! - услышала она упрек, едва створка кокпита поднялась: - Я же готовил всё ради тебя! Зачем тебе это всё надо было? Срываться, бежать из дома?.. Ивана за что?
   Янина вышла с винтовкой в руках, проверила заряд.
   - Ты видел газету. Всё можешь прочитать из неё. Там то, что было. И то, чего больше не будет. А сегодня - никто не умрёт! - она навела фумульгатор на машину, и спустила курок.
   - НЕЕТ! - Ренат огромным прыжком бросился к ней, но было уже поздно. Его жена не промахивалась.
  
   - Зачем... зачем... зачем... - твердил он, пока плечистые увальни в косоворотках брали улыбающуюся ему Яну за руки, отбирали оружие и надевали наручники: - Яна, моя, зачем...
   Она обернулась и посмотрела на него почему-то счастливыми и полными слез глазами...
   Стоявший всю сцену позади статуи, Петров вышел, и похлопал его по плечу:
   - Да не переживай так, дружище. Женщина - что взять... А дело замнем, не дело матери четырех детей сидеть в остроге...
   - Я ведь... - Ренат всхлипнул: - Хотел ей подарок на День Рожденья... а она...
   - Да кто поймет этих женщин, - вздохнул Петров, вынимая руки из рукавов кибершубы, и отправляя её следом за конвоем своим ходом: - Слушай, дружище. Дай ты посмотреть эту газету! А то всё в руках мнешь, даже мне не дал увидеть!
   - Держи...
   - Интересно, интересно... "Пра-вда"... Что-то не помню я такой газеты в нашем Печатном Приказе... Ух, страх и ужас, какие иллюстрации... Я бы тоже на месте нашей Яны сорвался бы из дома, если бы такое увидел. Она ведь с чутьем на опасности... Может, ты бы проверил машину свою, нет ли замыкания какого-то там? Ась? Ну-ка, что пишут...
   Он пригляделся к тексту, пытаясь прочесть, и внезапно вытаращил глаза от удивления. Перекрестился, и, дернув за шпеньки в кибербороде, поднял надглазные очи, что мешали считывать. Потом следующий шпенек, - кибербобровая шапка приподнялась выйдя из пазов на голове, и разорвала контакт с облачной Кибер-Думой и Цифирным Приказом, фиксирующим все записи очей.
   - Слушай, светлый дьяк Ренат-свет Абдулович, Михалов сын! А ведь газета-то - НЕ НА ГЛАГОЛИЦЕ!
  
   КОНЕЦ.
   ((4)01.09-18.11. 2021 год)
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"