Владыка Александр Александрович: другие произведения.

Эрфэ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


"ЭРФЭ"

1.

Собеседование

   - Полагаю, мы с вами отлично сработаемся, Алексей Анатольевич.
   - А как насчет теста или анкеты-опросника?- в некотором ступоре промолвил кандидат.
   - Вы адекватный человек с живым языком. Расскажите нам что-нибудь сами, - добродушно попросил Директор, изогнув бровь.
   Под монотонный шум кондиционеров Алексей Анатольевич то и дело съеживался от мурашек. Уверенное решение Директора до общения с кандидатом казалось тому, по меньшей мере, подозрительным. Он по очереди осмотрел сидящих перед ним троих мужчин в темных дорогих костюмах, словно умоляя их задать ему конкретный вопрос.
   - Я...
   - Начало положено. Продолжайте.
   Но кандидат понятия не имел, с чего начать.
   - Так и быть.- Директор высвободил из-под белого манжета сорочки золотые Patek Philippe, сверился со временем и приготовился слушать. Алексей Анатольевич вежливо откашлялся.- Откуда вы к нам пожаловали?
   - Наша семья много раз переезжала, отец военный. Так что, по правде сказать, я неместный.
   - Вы всегда говорите правду?- хитро сощурил левый глаз Директор.
   - Стараюсь,- после некоторого замешательства кивнул кандидат.
   - Хм. А как насчет образования?
   Чистильщик стекол по ту сторону окна порядочно отвлекал Алексея Анатольевича от диалога - движения его рук напоминали пассы иллюзиониста. Кандидат отвечал с осторожностью, прикованный взором к образующей фантастический пористый узор пене:
   - Я успешно окончил юридический факультет.
   - Чтобы защищать добрых людей, да?- не без подтекста уточнил Директор, потирая подбородок.
   - Я за дружбу народов и против финансовой, политической и иных форм эксплуатации,- высказался кандидат и погладил стрелки на брюках.
   - Весьма недурно,- похвалил Директор.
   Господа справа и слева деловито молчали и смотрели каждый в свою сторону, словно абсолютно не заинтересованные в беседе.
   - Мальчишкой я жил в деревне. Помогал мужикам в лесу: подрабатывал на лесопилке, а трухлявые деревья сносил в топку,- рассказал Алексей Анатольевич.
   Директор широко улыбнулся.
   - Полезное дело,- кивнул он и поманил кандидата:- Я правильно понимаю: это ваше первое собеседование?
   Тот пожал плечами, как бы соглашаясь.
   - И вы нигде не работали после окончания университета?- Директор задал этот вопрос с очень серьезным выражением лица, и оба господина вдруг встрепенулись.
   - В общем и целом... можно сказать...
   - Вы имеете опыт работы?- твердо уточнил Директор, интонационно выделив слово "опыт".
   - Нет, не имею,- выдохнул кандидат и тотчас же зарделся.
   - Совсем? Никогда нигде не работали?
   - Нет. То есть да... Только в лесу. А так... Я никогда и нигде не работал.
   Директор обернулся сначала к одному, затем к другому коллеге. Те не выказали никакой реакции, а лишь замерли в привычных положениях.
   - Это успех,- негромко констатировал он и продолжал уже в голос, глядя прямо в голубые глаза напротив:- Это огромный успех, Алексей Анатольевич! Вы нигде и никогда не работали - это именно то, что нам нужно. Именно поэтому вы здесь, именно поэтому вы нам подходите. Ведь это же ясно как день: только вы вошли в кабинет, как мы сразу разглядели в Вас будущего сотрудника!
   - Мне очень приятно это слышать. Правда, я пока не определился, чего именно хочу...
   - Да-да-да, все верно. Вы с головой в раздумьях. Это естественное состояние личности, освободившейся, наконец, от всяких оков. Ведь согласитесь: сад, за ним - школа, после - армия, институт, потом - семья - ох, уж мне эти прочно засевшие в сознании граждан рамки! Нас загоняют туда близкие и далекие люди. Поверьте, близкие - еще куда ни шло. Ну, а далекие? Они прописали норму, чтобы кто-то там, совершенно нам незнакомый или малоизвестный, мыслил и жил за нас? Мы что мертвые? Мы бесправны? Мы не существуем? Говорю вам, да, да, да! Но вот перед нами вы, с чистенькой репутацией, совершенно еще не испорченный каторжным перетаскиванием документов со стола в корзину, приходите сюда и заявляете нам, словно бы всему миру: я - господин своей судьбы, поэтому я буду решать вопросы самостоятельно! Просто замечательно!
   Директор говорил как будто о невероятном, грандиозном событии в собственной карьере. В черных глубинах его глаз засверкали радостные огоньки, а руки дрожали в трепетном волнении. Не бросая невода, он поймал золотую рыбку, которую боялся теперь упустить.
   - Обрадуйте нас. Вы холосты?
   - У меня нет спутницы жизни,- без особых эмоций констатировал кандидат.
   - Тогда скажите, что вы беретесь за дело!
   Кандидат чуть приоткрыл рот, но не обронил ни слова.
   - Вы что - язык проглотили, любезнейший Алексей Анатольевич? Выпейте вот воды!
   Справа от кандидата материализовалась молоденькая девушка с хорошеньким личиком и глянцевыми губками, обнажившими белоснежные зубы. На ней отлично сидел атласный розовый жакет, застегнутый на верхнюю пуговку, отчего грудь приподнималась и как будто выглядывала из чашечек. Не секретарь, а девушка с обложки. В центре подноса, который она держала, сладко улыбаясь, стоял стакан наполовину полный воды.
   - Пейте, пейте! Скорей, до дна! Это будет ваш первый серьезный шаг по карьерной лестнице!- провозглашал Директор, пока растерянный Алексей Анатольевич жадно глотал сладковатую воду, лаская ненасытными глазами бюст девушки. Но вдруг она исчезла также незаметно, как и появилась, головокружительно мелькнув глубоким вырезом юбки. Перед кандидатом уже лежали необходимые документы.
   - Заполните форму,- любезно предложил Директор и дал свою ручку. Кандидат принял ее, как священный дар из рук властителя судеб. Parker, инкрустированная драгоценными камнями. Стоимость - целое состояние.- Ничего нового в бумагах вы не найдете, но если появятся вопросы - задавайте смело, мы сделаем все, что в наших силах.
   Кандидат заполнял пустые поля, попутно знакомясь с условиями найма. Вскоре все документы были подписаны. Господин справа подал Директору гербовую печать. Господин слева, вращающий на ладони бряцающие восточные шары, забрал ее после процедуры заверки подписей.
   - Простите,- словно отойдя, наконец, от золотого сна, вымолвил Алексей Анатольевич. - А чем я буду занят?
   - Как? Не понимаю,- нахмурился Директор.- Вам нужна работа?
   - Еще бы, господин Директор.
   - Тогда в чем дело?
   - Я бы хотел знать, на какую должность вы меня столь щедро принимаете...
   Директор сложил руки на груди и надул губы, как маленький ребенок.
   - Я что-то не то сказал?- негромко спросил кандидат, и Директор тут же отвел обиженный взгляд. Тогда в разговор вступил господин справа с пронзительным, как стрела, и ледяным, как космос, голосом.
   - Как бы ты хотел работать?
   - В смысле?
   - Полный рабочий день, или ты предпочитаешь по гибкому графику? Пять через два? Два через два? Все семь дней в неделю?
   - В зависимости от зарплаты...- пожал плечами кандидат, прикидывая в уме.
   - Сорок часов в неделю? Восемь часов в неделю? Сто часов?
   - Сто часов? Подождите. А когда же я буду спать?- глаза кандидата стали округляться от изумленья.
   - Вот и мы спрашиваем: сколько часов в день, в неделю, в месяц или в год ты можешь потратить на работу, а сколько на сон.
   Господин повысил тон, чем и смутил, и заворожил одновременно.
   - Я хочу работать, честно трудиться. Как все.
   - Это как? Как сторож на проходной? Как управляющий торговым залом? Как биржевой маклер? Как авиадиспетчер? Как механик? Как шахтер? Как пожарный? Как криминалист? Как кто?- напирал господин, подобно карьерному бульдозеру.
   - Как все, кто работают на вас...
   - Привратники, охранники, поломойщики, техники, буфетчики, секретари, юристы, бухгалтеры, менеджеры...
   - Нет. Нет...
   - Как чистильщик стекол?- кандидат только тут приметил, что рабочего за окном и след простыл.- Как внутренний курьер? Как специалист в области финансовых махинаций и экономических преступлений? Как главный юрист?
   Господин даже чуть привстал, перечисляя специальности. У кандидата бешено колотилось сердце, он учащенно дышал, подогнув ноги к животу, и с дикой мольбой смотрел на Директора, надеясь, что тот одним движением властной руки все остановит, все прекратит и расставит на свои места. Но Директор продолжал дуться и смотреть в никуда.
   - Многоуважаемый Алексей Анатольевич,- вступился господин слева, усаживая своего перевозбудившегося коллегу на место. Сам он остался стоять, расправив плечи и не переставая вращать на ладони шары.- Мы приносим Вам глубочайшие извинения за причиненные неудобства. Разместитесь в кресле, как Вам будет удобно. Я подожду.
   Кандидат опустил ноги на ковер, утер пот со лба, поправил галстук и отдышался.
   - Вот так. А теперь задайтесь несложным вопросом: кто вы? Одиночка или толпа?
   Перед глазами Алексея Анатольевича возникали очень шумные и яркие образы, словно господин, взявший теперь слово, вызывал их из воображения и проецировал перед ним.
   - Что вы предпочтете: ячейку в офисном зале или просторный кабинет?
   Вокруг куча одинаково вышколенных людей, одетых в униформу с одноцветным галстуком. Кулер с водой всего один с ограниченным на день количеством одноразовых стаканчиков. Автоматы с кофе у ресепшен. Курить только в специально отведенной комнате, где вечно неисправна вытяжка. Общий сортир - no comments. Повсюду подвесная потолочная плитка с лампочками, треть из которых давненько перегорели. Повсюду кипы бумаг. Шумно от постоянно функционирующей офисной техники. Вонь пота. Маленькая радость от приходящих на банковскую карточку копеек. Посиделки в одном и том же кафе с сослуживцами. Бизнес-ланч от двухсот рублей...
   Или!
   Удобное кресло. Большой стол. Картина за спиной. Нет, портрет президента! Собственный телефон, по которому можно звонить за пределы офисных стен совершенно бесплатно. Корпоративная безлимитная симка. Карточка Metro. Карточка Zebra. Карточка Visa Gold. Интернет-траффик неограничен. Вконтакте и Одноклассники не заблокированы айтишниками. Окно. Свое собственное большое окно, которое в любой момент можно открыть и впустить выхлопные газы. Цветы в горшочках на подоконнике вбирают уличную дрянь в листья. Кондиционер над дверью освежает и ионизирует воздух. Пепельница в одном из ящиков стола. Бутылка дареного ирландского виски в небольшом холодильнике. Перьевая ручка во внутреннем кармане пиджака от Brioni. Се-кре-тар-ша!..
   - Вы планктон или вы лидер?
   Я - микроб.
   Или!
   Я - макрофаг.
   - Вас устроит пятнадцать тысяч рублей в месяц?
   Ежедневные завтраки в MacDonalds не предусмотрены, посещение кинотеатра - максимум один раз в месяц, да и то если повезет. Никаких сбережений - все тратится на еду. О, еда стоит невозможно, нереально, запредельно дорого!
   - Или пятнадцать тысяч рублей в день?
   Завтракаю и ужинаю в MacDonalds. Вечером в кинотеатр или лучше на тусовку в модный клуб. Открываю счет - буду класть по пять тысяч в месяц. Закупаюсь в "Перекрестке". В Зеленом!
   - Пятнадцать тысяч в час?
   Завтрак в "Шоколаднице", обед на "Крыше мира". К черту сбережения - вложусь в паи! Деньги должны работать! Я хозяин своей жизни! Я жру еду из ГУМа! Я одеваюсь в Центральном Универмаге!..
   - В данный момент не играет определяющей роли то, чего Вы хотите достичь в будущем. Важно понимать, что Вам необходимо именно сейчас. Все Ваши премии и бонусы остаются неизменно высокими. Зарплата индексируется с учетом инфляции. Корпорация своевременно оплачивает страховку, направляет часть средств в пенсионные фонды.
   - Я согласен.
   - На что конкретно Вы соглашаетесь?
   - Я буду получать сто тысяч рублей в неделю, это примерно пять миллионов в год без учета бонусов. Я буду выходить в отпуск, когда захочу, но не дольше, чем на один календарный месяц, и не чаще двух раз в год. Я буду приходить на работу к обеду, а уходить, когда пожелаю. По своему усмотрению я буду или не буду посещать совещания и уж точно не стану выслушивать пустой бред от начальства!
   В этот момент включился Директор.
   - Условимся на следующем: мы берем вас по договору на шесть лет. Вы будете получать сто двадцать тысяч рублей за семь рабочих дней, это пять миллионов семьсот шестьдесят тысяч в год, плюс тридцать процентов на премии и бонусы, то есть еще примерно три с половиной миллиона в год. Плюс соцпакет и страховка. И вы работаете не более сорока часов в неделю. За сверхурочные - надбавка в размере половины заработной платы. Вы приходите к обеду, уходите, когда пожелаете. Служебная машина и апартаменты прилагаются. Больничный оплачивается отдельно, но лучше все-таки не хворать. Вас все устраивает?
   Пораженный озвученными условиями Алексей Анатольевич моргнул.
   - Ваши документы были направлены в управление кадрами. Соответствующие внутренние службы все тщательно проверили и подтвердили вашу профпригодность. Кабинет будет подготовлен в течение нескольких минут. У нас остался последний невыясненный вопрос, Алексей Анатольевич: когда вы планируете приступить к исполнению своих обязанностей?
   Кандидат, так скоропостижно вступающий в должность, еле открыл рот.
   - А чем я буду руководить? Каким-нибудь секретным отделом или управлением? Группой аналитиков? Я бы хотел уточнить сферу...
   - Разберетесь на месте.
   - Ладно, я готов хоть теперь, но... что, собственно, от меня требуется?
   - Ничего страшного,- дружелюбно заверил Директор и крепко пожал ему руку.

2.

Первый рабочий день

   Алексей Анатольевич лишь появился в кабинете, как в полной мере ощутил себя бюрократом. На столе, явно намекающем своей формой на сильную мужскую власть, все аккуратно разложено руками щепетильной секретарши, которую ему пока не представили. Нож для вскрытия писем, полочки для документов и бумаг, подставки для канцелярской утвари, часы-калькулятор, электронная фоторамка с загруженными видами зарубежной природы, закрытый лэп-топ, дистанционная мышка. Напротив входа - оригинальный портрет Путина. Под столом в ногах - типовая фотография Медведева. Алексей Анатольевич достал фото экс-главы государства и нечаянно разглядел на ней отпечаток чьей-то подошвы. Он сунул рамку обратно под стол, потом, подумав, попытался втиснуть ее в шкаф, переполненный папками. Не найдя подходящего места, новоиспеченный руководитель, встав на цыпочки, забросил уже ненавистный снимок на шкаф, но не аккуратно, так что тот провалилась в щель. Алексей Анатольевич решил проверить, как там лежится в темноте и тесноте бывшему президенту, но смотреть было крайне неудобно. В этот самый момент дверь отворилась настежь, хлопнув по холодильнику. Алексей Анатольевич оторопел. Вошедший вежливо постучал и с учтивым видом поприветствовал:
   - Доброго Вам здравия, уважаемый господин...
   - Провальный,- уточнил Алексей Анатольевич и протянул просителю руку. Тот сжал ее, будто в тисках, и, как следует, потряс.
   - Справляетесь?- заинтересованно спросил лысый мужчина в строгом костюме с голубым галстуком, высматривая нечто в смущенных глазах руководителя.
   - Я? Да вот... осваиваюсь потихоньку.
   - Хорошо. Хорошо,- чиновник похлопал его по плечу.- Хорошо тут у вас. Просторно. И окно в полстены. Чудесно!
   - Да. Благодарю Вас,- Алексей Анатольевич смущался и не находил слов.
   - Я к Вам по срочному делу, дражайший. Давайте присядем.
   - Правда? По какому именно?- озабоченно говорил Алексей Анатольевич, любезно предлагая стул.
   - Что вы! Что вы! Я сам. Усаживайтесь в своё удобное кресло, а обо мне не беспокойтесь.
   - Да, но...
   - Да разве я сам не сяду?
   Алексей Анатольевич, так непростительно осаженный, вернулся к своему креслу и вдруг начал тонуть в нем.
   - Помогите! Помогите, как вас там?
   - Иван Иванович. Но - простите, не имею права,- строго заметил лысый и добавил:- Вы уж, пожалуйста, сами.
   Вскоре Алексей Анатольевич выбрался из злополучного кресла и, оправившись, подвинулся на самый краешек.
   - Иван Иванович,- приступил он, приглаживая растрепавшуюся челку,- с чего начнем? Что Вас привело ко мне?
   - Я передаю Вам свое дело. Вот. Всего хорошего!
   Кудесник Иван Иванович словно из воздуха вынул конверт, положил его на середину стола-фаллоса, и вышел с гордо поднятым подбородком и неистребимой улыбкой тщеславия на лице. Алексей Анатольевич еще некоторое время пребывал в замешательстве. Стандартный белый конверт мозолил глаз. Внутри оказались должностные инструкции. Черным по белому было означено следующее:
   Многоуважаемый, Алексей Анатольевич! Низкий Вам поклон. В этот торжественный момент Вы вступаете в должность Генерального Директора по внутренним делам Корпорации "ЭРФЭ" - организации с многовековой историей. Корпорация объединяет на сегодняшний день крупнейшие юридические и финансовые центры. В Вашу прямую обязанность входит безучастное наблюдение за происходящим. Предпринимать какие-либо попытки вмешательства в настоящую деятельность Корпорации строго воспрещается. Все нарушения фиксируются и штрафуются вплоть до увольнения. Дабы избежать означенных санкций, Вам ничего делать не нужно.

С уважением, экс-Генеральный Директор по внутренним делам Корпорации "ЭРФЭ"

Болотный И.И.

   Алексей Анатольевич почувствовал, как стремительные электрические импульсы заставляют колени дрожать и сгибаться, и плюхнулся обратно в кресло. И снова чуть не утоп.
   Через несколько минут он, наконец, выплеснулся из него на линолеум, имитирующий паркетную доску, и долго лежал на спине, переводя дух и глядя в потолок.
   Что за дела! Баснословный доход и бредовые инструкции - высшее руководство либо свихнулось, либо "наверху" одни остряки. Да еще эта дура секретарша куда-то запропастилась, днем с огнем не сыщешь. Даже списка телефонных номеров, куда можно было бы обратиться за советом...
   Алексей Анатольевич тут же вскочил на ноги и схватил телефонную трубку аппарата CISCO. Гудка нет. Он судорожно перепробовал функциональные кнопки и рычаг - безрезультатно. В "предбаннике", где по всем законам офисного бытия должна обитать секретарша, ни души. Тогда, напуганный и одновременно настороженный, он выбежал в узкий и плохо освещенный коридор и распахнул первую попавшуюся дверь. Алексей Анатольевич на мгновенье ослеп от тошнотворно-стерильной белизны сорочек и блуз, суетящихся в огромном зале. Документы в белых папках, как жирные чайки, перелетали из рук в руки, галдеж стоял, как на курорте в разгар сезона, а над всем этим - не палящее южное солнце, а амбре скверного парфюма.
   Гендир Провальный быстро одумался и вернулся к себе в кабинет. Целый день он провел взаперти, забившись в угол и не сводя глаз с дверной ручки, с нервическим предчувствием ожидая чьего-то появления. Опустилась ночь. За окном мерцали красные огоньки на башенных кранах - по соседству велись строительные работы. Утомленный бессмысленно пройденным днем, Алексей Анатольевич накинул плащ и поспешил домой, однако, в холле ему преградил дорогу личный водитель и предложил проехать в корпоративные апартаменты. Провальный не стал возражать.

3.

Второй рабочий день

   Алексей Анатольевич не сразу принял решение, в которой из семи спален он намерен провести ночь. В богато и со вкусом обставленных апартаментах царил домашний уют. Особенно утешали устающие за день глаза бра, стилизованные под свечи, на светло-голубых стенах. Белые двери с позолоченными дверными ручками открывались юношами в парадной военной форме, как только новый хозяин приближался к ним на три шага. Холодные закуски, салаты, несколько видов крепких и безалкогольных напитков подали в считанные секунды, но принимать пищу одному в столовой, где можно было бы накормить сотни страждущих, казалось, по меньшей мере, неудобным и странным. Так или иначе, хозяин и без гостей весело отпраздновал свое назначение, чокаясь с портретами и бюстами предшественников.
   Посреди ночи Алексей Анатольевич ни с того ни с сего пробудился на кушетке в гостиной, чтобы срочно узнать который теперь час и не проспал ли он. Но, припомнив условия договора, довольный и сытый он уснул крепким, здоровым сном.
   Аккурат в обеденный перерыв, когда бурная жизнь в головном здании Корпорации "ЭРФЭ" ненадолго стихала, Генеральный Директор по внутренним делам прибыл на рабочее место, не желая быть замеченным. Однако проворная секретарша все-таки застала его под дверью, которую он никак не мог открыть своим ключом.
   - Здравствуйте, господин Генеральный Директор.
   - День добрый. Вы не могли бы мне помочь?
   Приятно на первый взгляд лицо девушки исказилось невероятно. Для полноты клинической картины не хватало стекающей с подбородка слюны.
   - Боже мой, что с вами? Вы по совместительству мухоловкой подрабатываете?- девушка шутку не восприняла, раздражительно подействовав тем самым на начальство.- Так, как вас там, хватит мне строить важные рожи. Оставьте это своему бойфренду и помогите мне, наконец.
   - Что вы!- запричитала девушка и замахала руками, протестуя.- Нет-нет. Сами, сами, все сами...
   - Кто придумал эти чертовы правила? Ну, ничего. Я тут наведу порядок!
   Сказав так, Алексей Анатольевич рванул ключ, но тот сломался прямо в замке. В запале он, что с замаха ударил ногой дверь, отбив большой палец. Секретарша тем временем, ретировавшись за свой стол, как за оборонительное перекрытие, молча наблюдала за хаотичными движениями Гендира, изрыгающего бессвязные маты.
   Вскоре пришел неразборчивой национальности плотник, у которого не оказалось при себе необходимого инструмента. Он нагло заявился с пустыми руками, почесал давно не чесанную репу и, печально причмокнув, удалился с концами.
   - Мне нужен главный!- рявкнул Провальный на маленькую секретаршу, ловко спрятавшуюся за монитор лэп-топа. Она торопливо нацарапала карандашом номер телефона на маленькой бумажке.- Сейчас они у меня попляшут...- нервно ухмыляясь и скрежеща зубами, радовался он.- Алло? Алло! Возьмите, возьмите трубочку! Оставить сообщение? Срочно вызываю вас к себе! К генеральному в кабинет. У меня к вам много вопросов!
   Алексей Анатольевич посмотрел на свою помощницу, и немощный вид ее заставил его сбавить обороты.
   - Ладно. Извините - бывает. Работа нервная, вот и сорвался. Как тебя зовут?
   - Екатимария,- не сразу отозвалась девушка, возможно, готовясь к очередным нападкам со стороны начальства.
   - Так Екатерина или Мария?
   - Папа ждал близняшек,- пояснила она.
   - Суров твой папа.
   - Мой папа - лох.
   - И как мне к тебе обращаться?- покачав головой, ухмыльнулся начальник.
   - Как хотите,- безразлично ответила секретарша.
   - Ты, видимо, давно здесь работаешь.
   - С чего вы взяли?
   - Ты ничем не отличаешься от остальных.
   - А чего тут такого?
   Алексей Анатольевич развел руками, а затем убрал их в карманы.
   - По мне так: тоскливо, когда все вокруг единообразно.
   - А мне по барабану,- заявила не то Катерина, не то Мария и как ни в чем не бывало занялась маникюром.
   Сотовый телефон Провального издал сигнал, оповещающий о получении смс.
   - Получено одно голосовое сообщение...
   Гендир прослушал свое же собственное послание к "главному" и побагровел. Он схватил со стола бумажку с телефонным номером и вдруг невероятно взбесился.
   - Это же мой номер. Мой личный номер! Какого черта, я спрашиваю? Я же просил тебя, дать мне телефон главного!
   - Вы тут главный, вот сами и разбирайтесь,- совершенно невозмутимо пожала плечами секретарша.
   Алексей Анатольевич схватился за голову. В тщетных попытках достучаться до окружающих и добиться от них хоть одного дельного предложения прошла вторая половина рабочего дня.
   Вечером, задержавшись у парадных револьверных дверей, Гендир Провальный заинтересовался стройкой, проходящей в соседнем корпусе. Здание находилось в нескольких десятках шагов от головного. Обойдя центральную башню-высотку, где он проходил собеседование и отныне работал, Алексей Анатольевич насчитал всего восемь в чем-то похожих друг на друга строений, отличающихся количеством этажей: от некрупного особнячка до гигантского современного небоскреба, наполовину обвитого строительными лесами. И если прилегающая к штаб-квартире Корпорации территория была облагорожена и озеленена, то близ других зданий унылый пейзаж больше напоминал свалку промышленных отходов или в лучшем случае пустыню.
   Внушительный металлический забор ограждал проход и подъезд к месту, где проводились строительно-монтажные работы. Щит на ближайших воротах гласил:

ОБЪЕКТ N 8

Внимание

Проход свободный до полного исчезновения

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!!

   Корпорация "ЭРФЭ" обладает абсолютными правами владения всеми наземными сооружениями, находящимися на территории площадью 17,098 кв. км., которая также является собственностью Корпорации.
   Коммуникации и богатства любого рода, находящиеся в недрах указанной территории, также следует отнести в распоряжение Корпорации "ЭРФЭ".
   В настоящий момент проводятся плановые мероприятия по ликвидации и демонтажу входящих в состав корпорации субъектов.
   поверьте, так нам нужно!

Совет Директоров Корпорации "ЭРФЭ"

   Алексей Анатольевич перечитал заново, неуверенный, что усвоил смысл предупреждения. При повторном чтении ему показалось, что он обнаружил пару семантических ошибок. И даже третья попытка вникнуть в суть оказалась безуспешной.
   Однако когда он задрал голову и вгляделся в верхние этажи, его словно громом поразило. Рабочие не возводили здание, а напротив разбирали, точно конструктор. Внушительных размеров стекла выдавливались изнутри и на специальных присосках бережно укладывались в брикеты по ту сторону забора.
   Сбитый с толку, но возмущенный зрелищем, Провальный обернулся на рев моторов - мимо пронеслась колонна грузовиков, вывозящих тонны аккуратно сложенных распиленных железобетонных блоков, стальных балок и упакованных в мягкие поддоны оконных стекол. Он лишь успел отметить, что замыкающие автомобили имели иностранные номера. Через мгновенье колонна скрылась из виду за углом центральной башни.
   Голова Гендира по внутренним делам пошла кругом, и он повалился на тротуар без чувств.

***

   В себя его привела заливающаяся лаем овчарка. Алексей Анатольевич не сразу сообразил, что собака служебная, на поводке и, царапая когтями асфальт, порывается броситься на него. Крепкий мужчина в униформе и бронежилете одной рукой сдерживал ее бешеный натиск.
   - У вас все в порядке?- скомандовал, а не поинтересовался представитель службы безопасности.
   - Кажется, не совсем. Я упал...- объяснялся Провальный, потирая затылок.- Скажите, а что здесь происходит? Почему эти люди...
   - Ваши документы, пожалуйста.
   - Мои документы? - растерялся Гендир. - Вы меня не узнаете?
   - Ваши документы, пожалуйста,- настойчиво повторил охранник и слегка ослабил поводок - собака рванулась вперед, чуть не цапнув Провального за ботинок.
   - Эй-эй!!! Попридержи свою шавку! Да как вы смеете! Вас уволят, будете знать, как травить собак на порядочных людей. Я - новый Генеральный Директор по внутренним делам!- что было мочи продекламировал подскочивший на ноги Алексей Анатольевич, не произведя ни малейшего впечатления.
   - В таком случае,- невозмутимо сказал мужчина из службы безопасности,- вам должен быть известен круг ваших полномочий.
   Провального подобное высказывание оскорбило до глубины души, но и кое о чем напомнило: ничего не делая и не пихая свой нос в дела Корпорации, он может зарабатывать сто двадцать тысяч в неделю. И, кстати говоря, он уже должен был получить около тридцати пяти тысяч. Сия тонкая подробность натолкнула его на мысль.
   - Простите, ради бога. Ушибся, вот и несу чепуху,- оправдывался Гендир, иногда обращаясь и к овчарке, скалящейся у ног хозяина.- Сделайте милость, проводите меня к ближайшему банкомату.
   - Банкомат там,- показал охранник на противоположный угол головного центра.
   - Благодарю вас. Примите мои искренние извинения за инцидент...
   Прижимая к груди кожаный портфель, Провальный попятился прочь. И охранник, и овчарка сопровождали его позорный отход пристальным взором.
   Оказавшись у банкомата, Алексей Анатольевич, наконец, вздохнул спокойно - он снова остался наедине с самим собой. Лишь на секундочку он пожелал выглянуть через плечо и убедиться, что соседний корпус действительно разбирают на части, как вдруг услышал двойной сигнал. Это водитель на служебном авто уже готов отвезти "большое начальство" домой.
   Провальный подал знак, что освободится через минуту, и впервые воспользовался выданной вчера банковской картой.
   Введите PIN-код. Запрос баланса. Текущий счет. Вывести на экранаспечатать чек? Реквизиты, бла-бла-бла... Сумма 28 668 руб.
   Алексей Анатольевич наморщил лоб. По пути в апартаменты он расписывал на ладони примерное количество штрафов, составивших в сумме пять с половиной тысяч рублей и удержанных из обещанных ему за первые два дня работы денег.

4.

Третий рабочий день

   По всей видимости, плотник решил избавиться от каких-либо возможных проблем с замками в кабинет начальства радикальным способом - попросту сняв дверь с петель. Тем не менее, Алексея Анатольевича сие обстоятельство ничуть не озадачило, ибо хоть он, нельзя сказать, чтобы окончательно свыкся с обстановкой, все же был занят проблемами куда более важными. Сегодня он решил нагнать упущенное и, что называется, "отработать" огрехи, а посему появился у себя в пол-одиннадцатого утра.
   Равнодушная Екатимария Суворова с завидным усердием пилила ногти. На просьбу подать к столу кофе с лимоном, она ответила стандартной фразой: "Сами!" Но Провальный хорошенько себе уяснил - это хитро спланированная провокация. Шевельни он пальцем до или после обеденного перерыва, как с его счета автоматически спишутся средства. Собранный и подготовленный ко всяким передрягам, он расположился в кресле, придерживаясь за ручки, словно за бортики в бассейне, и приступил к рефлексии.
   Вначале он резонно подумал о микрокамерах, спрятанных где-то в кабинете. А как иначе агенты Корпорации умудряются контролировать его деятельность, которая заключается в бездействии и беспредельном наблюдении? Не на дуреху-секретаршу же им рассчитывать! Технический прогресс шагнул в последнее десятилетие так далеко, что устройство, записывающее видеоданные в приемлемом качестве, можно упрятать в стержень шариковой ручки. Алексей Анатольевич откинулся в кресле, чтобы снизу вверх полюбоваться на портрет президента.
   Может, ты и есть Большой Брат?
   Потом Алексей Анатольевич всерьез задумался над тем, откуда берутся деньги. Из каких сокровищниц черпает Корпорация его нехилый доход? Особенно, если предположить, что существует некая группа лиц, собирающих сливки! Понятно, что рядовым сотрудникам достается сахар-песок - они еле успевают урвать крохи, пока те не растворятся в их дырявых кармашках. Но где раздобыть столь невообразимые средства? Какая-такая супердеятельность приносит стабильную умопомрачительную прибыль? Насколько честны и открыты финансовые источники, благодаря которым Корпорация непотопляемо и самоуверенно держится на плаву? Необходимо обеспечить бесперебойную работу восьми крупных центров, не считая головной офис. Это означает удовлетворить первичные потребности многотысячного персонала: обуть и одеть, накормить и напоить, дать проявить себя и позаботиться о спортивно-оздоровительном отдыхе и культурном воспитании подопечных. Это означает добыть и переработать колоссальное количество энергии и информации. И, конечно же, махина нещадно пашет поля ради достижения некой эфемерной благой цели. Не последний вопрос, какой именно?
   Тут размышления Алексея Анатольевича завели его нежданно-негаданно в детские годы, когда он подрабатывал на лесопилке. Он в мельчайших подробностях вспомнил кучерявый, могучий и мудрый лес, непокорно возвышающийся перед ним. Тайна, которую деревья так скрупулёзно копили и бережно хранили тысячелетиями, была безжалостно уничтожена, и Провальный приложил к этому руку. Леса не стало, зато стало больше места для застройки, заря оказалась ближе и проще, но разве дышать стало легче?
   Каждое распиленное дерево, превращенное в доску, однажды вернется, но уже как гроб, в который тебя положат и скоро забудут. А под крышкой будут веками раздаваться проклятия и вопли: ощадите лес!"
   Гендир отвлекся от жутких воспоминаний и образов на назойливый шум - Екатимария от всей души стучала по клавишам, видимо, подготавливая какие-то документы.
   Собравшись с духом, Алексей Анатольевич облокотился на стол и взъерошил себе волосы. Часы показывали без пяти полдень. Изображение чудесной березовой рощи на электронной фоторамке сменилось марсовой скалистой пустыней. Провальный хотел тяжело вздохнуть, но зазевался. Он приближался к осознанию того, что не сможет провести этак следующую половину дня, завтра, послезавтра и так целых шесть лет. Ни в какие ворота не лезет сиденье на одном месте и ничертанеделание за астрономические гонорары... Да бог с ним, даже бесплатно!
   Тут его отвлекла донельзя чем-то довольная Суворова.
   - Алексей Анатольевич, обедать идете?
   Он улыбнулся самой искренней и чистосердечной улыбкой, но отказался.
   Развеяться от утомительного безделья или, в конце концов, перекусить можно и после работы. А сейчас в голове Гендира вызревала идея, которую он намеревался развить во что бы то ни стало.
   Провальный тщательно изучил рабочее место. Вроде бы все под рукой, но чего-то все-таки не хватает. Тогда он открыл лэп-топ, вышел в простор мировой сети, где водится много мелкой рыбешки, однако, встречается и покрупней. о сих пор ему не доставало самостоятельности.

5.

ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ

   Он мог бы поставить многоточие в конце своего идеологического обращения, но поставил три восклицательных знака, выражая тем самым безоговорочную позицию. "Открытое письмо к Совету Директоров" завершено; блог, вместивший тысячи слов горечи и несогласия, касающихся настоящей деятельности Корпорации, под надежным паролем. В любую секунду Провальный готов вскрыть этот свой ящик Пандоры, если ему вздумают угрожать. Осталось разобраться с тем, как донести message до глаз и ушей Совета, ведь ни сам Гендир, никто другой знать не знают, ведать не ведают, где этот Совет собирается и кто в него входит. Алексей Анатольевич так увлеченно и вдохновенно обнажал и разоблачал вранье высшего руководства в священные обеденные часы, пока большая часть трутней вела пошлые споры и набивала рты безвкусными массами, что позабыл выяснить актуальный статус конечного адресата.
   Время, по обыкновению, поджимало. Из окна уже были видны лишь сваи, точно обглоданные шакалами ребра быка. За двадцать семь дней кабинет Провального оброс внушительным слоем пыли. Секретарше Суворовой и в голову не пришло прибраться ("Как-нибудь сами, Алексей Анатольевич!") Но, похоже, бурная активность Алексея Анатольевича в сети осталась пока никем не замеченной, потому как баланс лицевого счета пополнялся исправно и в полной мере. Несколько дней до окончания месяца - и вот уже премия за беззвучные отсидки в кресле Генерального Директора по внутренним делам. Но горькая, как кровь мертвеца, тоска клокочет в горле несогласного гражданина Провального. И вот пробивает час икс, он отправляет "Открытое письмо" на печать, складывает листы в папку для деловых бумаг и бросается, сломя голову, к лифтам.
   Путь свободен, никто не путается под ногами, не удивляется Гендиру, суетящемуся в обеденный перерыв. Скоростной лифт приближается к его этажу. Он чертовски нервничает. Двери открываются. Ледяной пот стекает по спине бедного Алексея Анатольевича - кабина битком набита трутнями.
   - О, господин Генеральный Директор по внутренним делам!- приветствует его подчиненный, имеющий вид подвешенного за задние лапы зайца.- Вы, несомненно, желаете поскорей отобедать. Я уступлю.
   И радостный малодушный работник меняется с Гендиром местами. Кабина стремительно мчится вниз, будто в свободном падении. На первом этаже люди выходят, Провальный не двигается с места, утопая в собственном поте. Несколько пар глаз пронзают его немыми вопросами.
   - Я забыл в кабинете кое-что весьма ценное для меня,- отговаривается он, бледный как мел.- Приятного всем аппетита.
   Алексей Анатольевич возвращается наверх, желая поскорее уединиться в собственном кабинете, сжечь в мусорном ведре проклятый труд, изобилующий восклицаниями и нериторическими вопросами, и навсегда забыть о затее заявлять и отстаивать свой голос, принимать самостоятельные решения, жить по собственному волеизъявлению.
   Вылетая в тесный и мрачный коридор, он впопыхах сбил с ног того самого сердобольного трутня. "Открытое письмо" вывалилось из папки.
   - Что ты наделал?- взревел Провальный срывающимся голосом.- Кретин безмозглый!
   - Простите. Извините, господин Генеральный Директор,- лепетал распластавшийся на полу человечек.- Это нарочно.... Я не хотел...
   - О! Умолкни, несчастный! Ведь я это ради Тебя стараюсь! Ради всех вас!!!
   - Господин Директор, пощадите... Я соберу, я сам разложу, как прикажете...
   - А ну, с глаз моих долой!
   Так Провальный остался в коридоре один - несчастного и след простыл. Дрожащими пальцами он собрал листы и привел их в порядок.
   - Я - Генеральный Директор по внутренним делам Корпорации "ЭРФЭ" нахожусь в центральной башне на самом верхнем этаже,- рассуждал он вслух, механически бредя в сторону пожарного выхода.- Где вероятнее всего заседает Совет Директоров? В головном офисе, где ж еще! Под моими окнами день за днем тают на глазах...
   В эту самую секунду он остановился как вкопанный у серой безликой двери с подсвеченной табличкой "ВЫХОД". За ней - лестница вниз и на крышу.
   Алексей Анатольевич медленно поднимался по ступеням, хватаясь за перила. Ноги отяжелели, сердечный ритм будто замедлился. Один пролет, еще, другой, следующий... От встречного сквозняка мурашки бежали по коже.
   В итоге он оказался вовсе не на крыше, а в просторном зале, продуваемом всеми ветрами. По всему периметру через просчитанный шаг возвышались четырехпалые железобетонные колонны. Кровельные, потолочные перекрытия установлены еще не были. В центре зала располагался полукруглый рабочий стол, от которого на четверть площади пола уже постелен паркет. У самого края спиной к Генеральному Директору по внутренним делам стоял, сутулясь, мужчина, обращенный в непроглядную даль.
   - Эй, вы! Назовитесь,- отдышавшись, скомандовал незваный гость. Пришлось серьезно давить на связки, чтобы докричаться сквозь вихревой воздушный поток. Мужчина не посчитал нужным обернуться, но голос его звучал во сто крат уверенней.
   - Главный исполнительный администратор Корпорации "ЭРФЭ" по внешним делам. К вашим услугам.
   Провальный недоверчиво осмотрелся.
   - Мне нужны те, кто заправляют этим цирком! Те, кто пудрят простым работягам мозги, осыпая их головы пеплом, выдаваемым за золотую пыльцу!
   - Вы пришли не по адресу, коллега,- размерено ответил Исполнительный Администратор.
   - Предоставьте мне имена и данные членов Наблюдательного Совета!
   - Что ж...- вздохнул хозяин этажа, словно готовясь к чему-то немаловажному.
   - Я желаю представить их высокому вниманию отчет, который я составил, созерцая, по их распоряжению, вредительскую деятельность Корпорации,- замерев в десяти шагах от края, заявил Провальный.
   - Алексей Анатольевич,- Исполнительный Директор по внешним делам оказался немолодым, но крепким мужчиной приятной наружности. Он протянул свою руку.- Разрешите мне для начала кое-что разъяснить.
   - Этот номер не пройдет,- отрезал Провальный и отдернул руку, ставя между собой и оппонентом текст Письма.- Я долго терпел ваши издевательства. Я насмотрелся на грабеж! На вырубленный лес!
   - Одни только словеса...
   - Я превосходно все понимаю. Пока это всего лишь мнение, сформированное внутренними брожениями, но вскоре я сумею подкрепить слова реальной статистикой,- с угрозой намекнул Гендир.- Вы встревожены, как застигнутые врасплох вороватые крысы, ибо я прижал вас и подвел к краю пропасти. Какой-то там господин Провальный не на шутку раскачал вашу лодку. Вам может дорого обойтись многолетнее стяжательство над подопечными. Они помолчат, потерпят, погалдят да разойдутся иной раз. И не надейтесь на благонравие и милость - вы старательно рушили святые истины в их умах.
   - Что конкретно вы предлагаете?- парировал обвинения Исполнительный Директор по внешним делам - Как нам с вами избежать мятежей и кровопролития?
   - Не перебивайте! Я не закончил. Вам не удастся объяснить людям, почему их увольняют, почему им недоплачивают или задерживают честно заработанные деньги, почему их леса вырубают, а реки осушаются. Я возьму на себя смелость и поделю с ними правду обо всем, что я тут видел и что успел смекнуть: вы обделяете их, чтобы наживаться!
   Исполнительный Директор внимательно следил за развитием мысли Алексея Анатольевича.
   - Мне, в общем, глубоко наплевать: хотите ли вы дотянуться до небес или попросту беситесь с жира. Я говорю от лица простых людей, обворованных и обманутых. Вы лишили их всего и убедили, что только так они начнут чувствовать себя счастливее, жить лучше. Это вопиющая неправда!
   - Значит, вы выдвигаете какие-то требования?- предположил оппонент, пытаясь подвигнуть на конкретику опального господина Провального.
   - Требования? Несомненно. Однако у меня имеется условие: я хочу говорить лишь с представителями Совета Директоров.
   Мужчина иронично улыбнулся и развел руками.
   - Милости прошу, пожалуйста, вам слово.
   Алексей Анатольевич пришел в замешательство. Жилы на его шее вздувались.
   - Не стесняйтесь, господин Провальный. Ну же! Куда подевались ваше упорство, смелость, бравада?
   - Отчитываться перед вами не считаю нужным,- с запинкой отмахнулся Гендир.
   - Помнится, вы сами изъявили желание предстать перед Советом Директоров. Быть может, вы не до конца во всем разобрались, но я подскажу: видите ли, Совет Директоров - это мы с вами.
   Провального словно окатили ледяной водой.
   - Вы и я - Высшее Руководство Корпорации "ЭРФЭ". Я администрирую внешнюю деятельность, руковожу вверенным персоналом, принимаю управленческие решения, издаю приказы и распоряжения. В соответствии с моим распоряжением известные вам Центры подвержены демонтажу, или как вы изволили выразиться в вашем "Открыто-закрытом Письме" - распилу.
   Алексей Анатольевич бледнел на глазах и будто растворялся в потоке поступающей из уст оппонента информации.
   Я - власть? Я существую?
   - Я планирую и корректирую протекание всяческих внутрикорпоративных процессов, а также контролирую взаимодействие Корпорации со средой. Не существует ничего, что не попадает в поле моей власти. Иными словами, вся ответственность возложена на меня. Это с одной стороны. С другой - вы, Алексей Анатольевич.
   Гендир желал бы сейчас сквозь землю провалиться, лишь бы не видеть и не слышать этого страшного человека, чей блеск голубых глаз завораживал здравомыслие.
   - Будучи по назначению ответственным за внутренние дела Корпорации, я, тем не менее, лишен каких бы то ни было полномочий,- промолвил он. Ему не хватало нужных слов, чтобы высказаться.- Без вашего ведома я провел независимую экспертизу, за что, очевидно, буду отстранен от занимаемой должности, но... они должны знать.
   - Никто не собирается вас увольнять, господин Провальный. Вы что же думаете, мы тут в бирюльки играем?- очень жестко осадил Главный Администратор по внешним делам.- Мне казалось, вы объективны в выводах.
   - Все эти люди, трутни - они имеют право знать. Каждый имеет право свободно выражать свою позицию.
   - Естественного права их никто не лишал. И вы своим примером это доказываете,- убедительно рассудил Исполнительный Директор по внешним делам.- Но на секунду представьте: вот народ голосует,- он взял паузу, чтобы у Провального возник верный образ,- без вектора, без поддержки, без генеральной идеи. Люди что - мечтают жить в хаосе? Вы уверены, что это их устроит?
   Гендир вдруг опомнился - примятые порывом ветра листы "Открытого письма" порезали ему большой палец.
   - Поймите, Алексей Анатольевич, наши трутни, как вы их красноречиво именуете, делают свое дело не для того, чтобы быть счастливыми, и вовсе не за тем, чтобы заработать кучу денег или добиться успеха,- вкрадчиво доносил оппонент.- Никому не нужны золотые вершины, если не будет уверенности насчет страховки.- Следующую фразу он произнес довольно весомо.- Главное, что волнует сейчас всех поголовно - это безопасность. А власть должна принадлежать тем, кто действительно хотят и могут ее гарантировать.
   Главный Администратор ступил навстречу Провальному.
   - Я ознакомился с вашим Письмом. Там много дельных замечаний. И да, вы нарушили условия договора найма и не в полной мере справились с возложенными на вас обязанностями. Я бы сказал, что вы не оправдали надежд, но, боюсь, это попросту чушь.
   - То есть как чушь?- переспросил Алексей Анатольевич.
   - А разве на вас кто-то надеялся, кроме, естественно, вас. За вашей спиной стоят серьезные люди? И что вы им поведаете, если так? Что не доработали? Что виновата система и ваше собственное несовершенство?
   Провальный опустил голову. Его кулак крепко сжимал отпечатанные страницы Письма, на некоторые листы которого попали капельки крови.
   Ему некуда бежать. Ему ничего не остается делать. Он прижат со всех сторон, хоть и стоит теперь на самодельной крыше мира.
   - Опубликуйте это,- посоветовал Исполнительный Директор, указывая кивком на Письмо.- Будьте честны до конца, раз взялись,- поведайте людям, как мы тут с вами их надуваем. Уверен, сторонники найдутся. Но достанет ли у Вас смысла изменить существующее положение дел? Основательно разберитесь, прежде чем переходить к действиям, иначе прольется кровь. А этого никому не надо.
   Окончив, он достал из ящика стола ежедневник в кожаном переплете и начал что-то писать. Быть может, оправдательную речь. Алексей Анатольевич наблюдал за ним какое-то время краем глаза, но не находил сил пошевельнуться. Все в нем как будто разрушилось до оснований. В последний раз он решил ухватиться за соломинку и вытянуть себя из пучины, в которую по доброй воле он однажды нырнул.
   - Должен быть кто-то, кто выше. Те, что дают Вам команды.
   - Совет Директоров или Наблюдательный Совет является высшим органом власти в Корпорации "ЭРФЭ",- спокойно, но строго заметил Главный Администратор по внешним делам, не отрываясь от записи.
   - Я не участвовал ни в одном собрании.
   - Напоминаю: это не входит в вашу компетенцию.
   - А как насчет тех, что принимали меня на работу? Самоназванный Владыка и два его орла?
   - Вы сами ответили на свой вопрос.
   - Кто эти люди?- упорствовал Провальный, чувствуя невероятную слабость в ногах. Его тело бил озноб. Кулаки дрожали. Исполнительный Директор по внешним делам остановился и поднял глаза.
   - Вы не такой глупый, каким хотите казаться. Сами всего добьетесь.
   Я сам все знаю! Я сам до всего дошел! Я сам дал согласие на вступление в должность Генерального Директора по внутренним делам! Я сам поднялся на этот этаж и вступил в диалог! Я сам все понял и разобрал по частям!
   - Меня иногда беспокоит тот же вопрос, что и вас, знаете ли,- неожиданно заговорил Главный Администратор, погрузившийся в задумчивость.- Когда-то я сидел на последнем этаже головного центра и мог видеть улицу за окном и макушки деревьев. Не так давно на последний этаж вступили вы, Алексей Анатольевич, и едва ли любовались крышей соседнего здания. А теперь...
   Он поднял голову и посмотрел ввысь. Провальный сделал то же самое.
   - Не правда ли очень волнительно, но в то же время поразительно спокойно наблюдать безоблачное небо? Потолков нет. Но скоро и этот станет просто одним из этажей вавилонской башни Корпорации "ЭРФЭ".- Главный Исполнительный Администратор мечтательно и философски улыбнулся.- Те, что отдают нам с вами команды, наши руководители, я имею в виду, полагаю, находятся там, этажом, двумя, тремя выше... Кто знает, сколько их еще будет?
   Испытавший нечто необыкновенное, всепроникающее, неизречимое, Алексей Анатольевич принял победоносную позу, поднял Письмо над головой и погрозил им. Его оппонент лишь пожал плечами и вернулся к неоконченной строке в ежедневнике.
   - Тогда я желаю,- через силу выговорил господин Провальный и через полминуты решился:- ничего!
   ... и разжал пальцы.

Москва,

8-10 февраля 2012 год

  
  
  
  
  
  
  
  

"ЭРФЭ": [рассказ] / Александр Владыка

Москва, 2012

16

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"