Azumi Or Власова Алена: другие произведения.

Музыка нас связала

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Исправленная, целиком выкладываемая версия (гл.1- гл.7 вкл)


Музыка нас связала.

  

Автор: Azumi

ICQ: 1711725

E-mail: azu-san@yandex.ru

  

Размещение на других ресурсах без согласования с автором является нарушением закона "Об авторских правах". Давайте будем уважать труд других людей и помнить, что мы тоже люди.

  

Предисловие.

  
   Посвящается одной прекрасной особе. Вы вдохнули в меня жизнь той прогулкой 23 февраля. Соревнования по верховой езде были просто превосходны. Большое спасибо. Для Вас...
  
   Хотелось написать историю, где будут отражены чувства, эмоции, переживания. История, в которой будет место романтике и нежности, вниманию и искренности, ревности и предательству. Пусть это будет та история, где вы увидите любовь трех времен: прошлого, настоящего и будущего.
  

С наилучшими пожеланиями, Ваша Азу.

  

Глава 1. "Ангел или проснувшийся зверь".

  
  
   Опомнившись, я взглянул на часы и тяжело вздохнул. Времени было уже давно за полночь, и в офисах компании никого не было. Выключив компьютер, я сделал себе чай и подошел к окну. Всегда, когда я смотрел вниз, у меня кружилась голова. Вот и сейчас. Я находился на шестнадцатом этаже Экспортно-Импортной Транспортной Экспедиционной Компании, которую основал еще мой отец. У меня был личный секретарь и все то, что говорило об успешности и высоком положении в обществе. Но, несмотря на это, в мои тридцать четыре года я был все еще не женат. Рядом всегда кружились красивые девушки и представительные женщины, но чаще всего их интересовали только деньги, а я же хотел самого обычного человеческого счастья. Много раз уже я знакомился с ними, но каждый раз была одна и та же история. Сначала были любовь и внимание. Я засыпал их цветами и красиво ухаживал. Они получали все то, чего желали. Но почти всегда все заканчивалось одинаково: они хотели улучшить свое материальное положение за мой счет, что не устраивало уже меня. Мои родители хотели увидеть внуков и заняться их воспитанием, а я никак не мог найти подходящую кандидатуру.
  
   От моих мыслей меня отвлек телефон. Ответив на звонок, я услышал то, чего меньше всего ожидал: у отца случился инфаркт и сейчас он находится в больнице. Недолго думая, я сорвался с места и поехал туда. Секунды казались часами, когда я стоял на перекрестках и ждал разрешающего сигнала светофора. А минуты - сутками, когда я ехал по улицам, а фонари мелькали по обе стороны дороги. Но оказавшись на месте и переговорив с лечащим врачом отца, я постарался взять себя в руки и успокоиться, хотя это было очень трудно. После того, как я провел возле кровати всю ночь, вслушиваясь в звуки датчиков и всматриваясь в их показания, я не почувствовал, как легкая рука легла на мое плечо.
  
   - Дорогой мой, тебе нужно отдохнуть, - спокойно сказала мать, практически баюкая меня в своих руках. Она знала, что я могу провести здесь много времени, полностью забыв о себе. Кивнув, я медленно поднялся и всмотрелся в лицо этой столь любимой и дорогой женщины. Морщинки уже давно изрезали лицо, в волосах была седина, но, несмотря на это, большие зеленые глаза по-прежнему горели, и в них то и дело проскакивал озорной блеск. Я обнял ее, так как чувствовал, что ей тоже нужна поддержка. Она настояла на том, чтобы я поехал домой и отдохнул. И она была права: я устал, и мне просто необходим был отдых. Но, в тоже время, я не хотел ее оставлять. Взглянув в ее глаза, успокоился и, поцеловав в щеку, покинул палату.
  
   Время было семь утра, когда я переступил порог своего загородного дома. Не знаю, почему поехал именно сюда, ведь спокойно мог остановиться в городской квартире. Меня встретил дворецкий и принял пальто. Зайдя в рабочий кабинет и оставив там все бумаги, я поднялся к себе в комнату. Сил хватило только на то, чтобы снять с себя пиджак и ослабить хватку галстука.
  
   Мне снился странный сон с каким-то горьковатым привкусом, и сквозь этот сон пробирался звук телефонного звонка. Осознав, что звонит именно мой телефон, я на ощупь нашел его и ответил.
  
   - Да, - сказал я хриплым, еще не проснувшимся голосом, отчаянно пытаясь разлепить хотя бы один глаз. Но ничего, кроме всхлипов и шмыганья носом не было слышно. В груди - прямо в районе сердца - что-то екнуло, перевернулось и тут же оборвалось. Все стало понятно без слов. Хоть я и надеялся, что ошибаюсь...
  
   Не помню, как я оказался в больнице, но первым делом нашел мать. Она одиноко сидела на скамейке в коридоре и пыталась успокоиться, но слезы сплошным ручьем продолжали бежать по ее щекам. Я встал перед ней на колени, стер слезы со щек при помощи платка и притянул ее к себе. Она уткнулась лбом в мое плечо, и я почувствовал, как ее тело начинает бить мелкая дрожь. Гладя по голове, я пытался ее успокоить, хотя и понимал - сейчас это бесполезно. Она всегда была эмоциональна. Вот и сейчас...
  
   Подготовка к похоронам была неприятной, но необходимой процедурой. Пусть, этим занимался мой доверенный человек, но мать то и дело говорила о том, что же надо убрать либо переделать. И я не мог ей препятствовать, буквально подчиняясь всем ее словам и желаниям. Она и отец - в моей жизни были лишь эти два человека, кому я не мог сказать слово "против" или в чем-то отказать.
  
   В назначенный день собрались все, кто был приглашен на похороны. Присутствовали друзья и знакомые не только отца, но и нашей семьи. Все высказывали слова соболезнования и оказывали моральную поддержку. Они все понимали, что этот мир покинул очень важный и интересный человек. Священник читал молитву "За упокой Раба Божьего", а я чувствовал, как внутри все вновь переворачивается и в горле образуется неприятный комок. Я говорил прощальные слова. И чем больше говорил, тем сильнее чувствовал, что мать сейчас сорвется. Положив две белых розы, - символ светлой и нежной любви - я с большим трудом сделал шаг назад, но ноги почти не подчинялись. Я стоял и слушал речи друзей отца, и сам не заметил, как отстранился от всех этих людей, отчаянно ища тишины, покоя и уединения. Я хотел остаться один, желал скрыться от всех этих глаз... И забрел в тихую ухоженную рощу, где располагались семейные склепы. Мое внимание привлек черный Volkswagen класса люкс с полностью тонированными стеклами, подъехавший к одному из довольно ухоженных склепов. Я знал, что в эту часть кладбища въезд на машине строго воспрещен, и это пробудило во мне любопытство с некой долей беспокойства. Мне не понятно было, чем именно вызваны все эти чувства, но одно я знал точно: я хотел увидеть ту или того, кто выйдет из машины. Мое сердце забилось с бешеной скоростью в предвкушении, когда водитель покинул свое место и, обойдя автомобиль, любезно открыл заднюю дверь. И мое любопытство было удовлетворено в полной мере, когда из машины показался юноша. Я подумал, что увидел самого настоящего ангела. Ветер играл с его светлыми волосами до плеч, отчего он приподнял ворот своего приталенного пальто. Юноша был строен и высок, впрочем, мне бы он был только по плечо. На вид ему было лет восемнадцать, не больше. В руке он держал букет из красных роз и уверенной походкой приближался к дверям склепа. Водитель, захлопнув дверь машины, не пошевелился и стал ожидать своего хозяина.
  
   "Кто же он?!" - закричало мое сознание и отчаянно пожелало получить ответ на свой вопрос. Я даже не заметил, как ко мне подошел этот водитель и обратился с вопросом, который я не расслышал с первого раза.
  
   - Простите, но Вам сюда нельзя, - повторил свои слова водитель. И я очень удивился. Оказывается, смотря на незнакомого юношу, я почти вплотную подошел к машине и водитель вовсе не спрашивал, а преграждал дорогу. У него был странный и незнакомый акцент, резавший слух.
  
   - П-простите? - хрипло переспросил я. И вновь очень сильно удивился: в горле все пересохло, а сердце по-прежнему не желало успокаиваться.
  
   - Вам сюда нельзя, - вновь терпеливо повторил водитель. И только тут я понял: он француз.
  
   - Д-да, конечно. Извините, - улыбнувшись уголками губ, отозвался я, и уже хотел было развернуться и уйти, как услышал голос: нежный, бархатистый, приятный и ласкающий слух. Тот незнакомый юноша подошел совершенно неслышно.
  
   - Эдвард, какие-то проблемы? - поинтересовалось это юное создание с тем же акцентом, что и у водителя. И, воспользовавшись ситуацией, я разглядел его поближе. На вид и впрямь лет восемнадцать. Прямые светлые волосы русого оттенка легко падали на плечи, а при каждом дуновении ветра демонстрировали аккуратное правое ушко, на мочке которого красовалась серьга с длинными и переплетенными между собой цепочками. Тонкие черты лица. Прямой, маленький и аккуратный носик. Большие глаза ясного небесного цвета. Чувственные губы. Я опустил взгляд ниже и увидел его хрупкие плечи, оценил стройность его фигуры. Он передернул плечами при очередном порыве ветра и зажмурился, полностью поднимая ворот своего пальто. В этот момент я уловил приятный аромат духов, которыми пользовался юноша. И только тут я обратил внимание, что он в перчатках: черных - под цвет самого пальто - из тонкой кожи, сквозь которые легко угадывались тонкие и длинные пальчики. Он был хрупок и прекрасен. Но что-то в этом образе меня насторожило. Подняв глаза, я ощутил на себе дерзкий взгляд этих приковывавших к себе глаз, манящих и окунающих в круговорот нежности, ласки и ... дерзости вперемешку с уверенностью. Оказывается, я буквально пожирал его своим взглядом, - что на меня обычно не походило, - но он на это никак не отреагировал: на его лице не проявилось ровным счетом никаких эмоций.
  
   - Все в порядке, сэр, - на французском отозвался водитель, и юноша, легко развернувшись на носках, вернулся в машину. Вскоре они уехали, а я так и остался стоять на месте. Перед глазами же у меня все еще был образ этого юного существа. Сердце не желало успокаиваться. Но какими-то неимоверными усилиями я заставил себя сдвинуться с места, и, все же, не удержался и посмотрел в том направлении, где совсем недавно скрылась машина. Я не верил тому факту, что меня смог заинтересовать другой мужчина. Ведь меня всегда интересовали исключительно женщины! Хотя в моей жизни и был этап, когда я жил с мужчиной. Но с тех пор прошло чуть больше десяти лет, и длился этот этап недолго: около четырех месяцев. Его звали Чан Линь Хуа... Мне было двадцать три, ему - двадцать семь, когда наши пути пересеклись. Он приехал в Россию по делам из Восточного Китая. Именно Чан сделал первый шаг, и вскоре я попал в плен его рук, его глаз. Четыре ярких месяца, наполненных страстью, любовью и нежностью. Но все это оборвалось в одно мгновение, когда он нашел себе новую игрушку и вскоре вернулся в Шанхай.
  
   Я с силой сжал пальцы в кулаки. Даже сейчас, спустя все это время, мне было больно вспоминать о нем; о том, как он меня кинул. И как бы я не отрицал это, он меня просто использовал. И даже сейчас я ненавидел его, пусть и не так сильно, как тогда.
  
   Гуляя по кладбищу и наблюдая за тем, как падают листья с деревьев, я постепенно собрался с мыслями и вернулся к гостям. И увидел недоумение на их лицах. Оказывается, они меня потеряли. Я сослался на желание побыть одному, и они больше не задавали мне вопросов, оставив меня в покое. Я вернулся в свою машину и посмотрел в глаза своего водителя через центральное зеркало заднего вида.
  
   - Отвези меня домой, - попросил я Алексея и, прикрыв глаза, откинул голову на спинку сидения. Я знал, что мать меня поймет. "Отцу было всего шестьдесят"... - проскочила в голове мысль, и в уголках глаз предательски выступили соленые капли.
  
   На протяжении всего пути, я сквозь ресницы любовался пейзажами за окном. Осень - чудная, яркая, интересная и, как правило, запоминающаяся пора. Листопады, яркие краски... И я тяжело вздохнул. В одном я был уверен: моя половина должна любить осень не меньше меня.
  
   Оказавшись вновь в загородном доме, я отпустил всю прислугу на заслуженные выходные и залез в ванну. Казалось бы, меня должно окутывать чувство потери любимого и близкого человека, но в голове был лишь один образ: образ этого прекрасного юного незнакомца. Каждый раз, когда я прикрывал глаза - я видел его перед собой. С каждым вдохом мне казалось, что я чувствую аромат его духов.
  
   Я заснул с мыслью о нем. И наутро я понял: меня выбила из колеи вовсе не смерть отца, а этот юноша.
  
   "Кто же он"?!! - вновь пожелало знать мое сознание, и я с силой ударил кулаком о косяк в надежде выбить это навязчивое желание. Но и это не помогло. Приведя себя в порядок и оказавшись в офисе, я с головой окунулся в дела. И это сработало - я забыл о нем. Вечером, спустя почти месяц после смерти отца, я заехал к матери. Мы сидели и болтали за чашечкой чая. Я старался отвлечь ее от грустных мыслей и предложил переехать в мой загородный дом, но она вежливо отказалась. Я не стал настаивать, так как знал: она сильная и волевая женщина и вполне может справиться с этим ударом судьбы самостоятельно. А если потребуется - я ее поддержу.
  
   Вечером позвонил мой друг и предложил мне обсудить несколько деловых вопросов за ужином. И я согласился. Все было замечательно и прекрасно. Мы выпили и познакомились с двумя девушками. Друг еще оставался в ресторане, когда я со своей спутницей его покинул. Мы провели чудесную ночь вместе, и наутро она проснулась в моих объятиях. Впрочем, она не стала меня будить и тихо покинула квартиру, предварительно оставив записку с банальным текстом: "Спасибо". Но интересным было другое: под словами благодарности красовался номер ее контактного телефона. Фыркнув, я с силой смял лист бумаги и буквально швырнул его в мусорное ведро. Не знаю почему, но меня разозлила эта записка.
  
   Позвонив в офис и переговорив с секретарем, я поставил ее перед фактом: сегодня у меня выходной. И я решил этот день целиком и полностью посвятить себе. Прогулявшись по магазинам, я остановился у главного входа в крупный торговый центр. Зайдя внутрь, я направился сразу на верхний этаж в отделы ювелирных изделий. Я быстро нашел интересующую меня вещицу, но взгляд случайно упал на серьги и я, не понимая зачем, начал их разглядывать. Увидев мою заинтересованность, ко мне обратилась консультант с предложением помочь. И я для чего-то описал ей серьгу, которую видел на том парне. Она приподняла левую бровь и довольно улыбнулась.
  
   - Этим подарком вы осчастливите свою супругу, - радостно сказала девушка и попросила проследовать за ней. Я хотел было сказать ей, что не женат, но в самый последний момент передумал и фыркнул. Она проводила меня в отдел эксклюзивных украшений, который лично я до этого всегда обходил стороной. Признаться, я даже не подозревал о существовании данного отдела. Девушка-консультант указала на то, что меня интересовало. Из ее слов я сделал вывод, что это был набор. Серьги шли в комплекте с цепочкой из витых цельных звеньев. Но больше меня привлекло кольцо, которое было соединено с браслетом из крупных звеньев при помощи маленькой фигурной цепочки. Это было довольно необычно. Пристально разглядывая все это, я не сразу заметил, что на концах каждой цепочки этой интересной серьги есть маленький бриллиант. Изучив все остальные вещи, входящие в комплект, я был приятно удивлен и сделал вывод: кто бы ни был этот юноша - он разбирался в украшениях. На цене я даже не стал заострять свое внимание, так как четко отдавал себе отчет в том, сколько же может стоить данный набор.
  
   Покинув этот этаж, я забрел в отдел мужских костюмов и, приметив несколько интересных сорочек, решил их примерить. Мне нравилась тишина, которая царила здесь, так как на данный момент я был единственным посетителем и покупателем. Но эту тишину буквально разбил вдребезги задорный смех. Не знаю почему, но меня он в первое мгновение сильно разозлил. А затем - начал ласкать мой слух. Смех был настоящим и искренним, и я непроизвольно улыбнулся. У меня поднялось настроение.
  
   - Сэр, прошу. Имейте совесть. Вы опоздаете на встречу. Вы же знаете не хуже меня, что ваша тетя не простит вам этого, - отчаянно пытался призвать к разуму буквально влетевшего в отдел подростка незнакомый мужчина. Но юноша лишь продолжал смеяться. Сначала я не обратил на него особого внимания, но когда парень буквально пронесся рядом со мной, я вновь уловил приятный аромат мужского парфюма и внутри что-то перевернулось... Я резко обернулся, посмотрел на этого незнакомца и тут же оторопел, боясь пошевелиться. Передо мной в считанных метрах находился он. Тот, кого я отчаянно старался забыть. Тот, кто снился мне ночами и из-за кого я не мог спать. Тот, чье лицо я видел каждый раз, когда хоть на мгновение прикрывал глаза. С той встречи прошел почти месяц, но я все еще помнил его образ, как в тот день на кладбище. И вот теперь вновь... Он смеялся и практически порхал по торговому залу, присматривая себе сорочку. И резко остановился, отчего браслет на его руке издал мелодичный звук. В этой тишине подобное было прекрасно и чарующе. Он стоял и заинтересованно изучал то, что ему приглянулось. И в этот момент к нему подошла девушка-консультант и, в это трудно поверить, но я захотел оказаться сейчас на ее месте. Они стояли и беседовали, а вскоре он сам (!) предложил примерить понравившиеся вещи. На это спутник юноши лишь закатил глаза и самым натуральным образом взвыл.
  
   - Сэр. Прошу Вас... - вновь попытался воззвать к разуму юноши незнакомый мужчина.
  
   - Ти-ише, - манерно растягивая слово, отозвался тот, скрываясь в примерочной. Фыркнув, спутник все же устроился на диване, ожидая, пока его хозяин (а хозяин ли?) насладится примеркой в полной мере. Он был так юн - и к нему уже так вежливо обращались.
  
   "Ты не так прост, но кто же ты"?!! - вновь воскликнуло сознание, желая получить ответ. Но ему было отказано. Я не спешил покидать этот отдел, желая еще раз увидеть моего ангела. И минут через пять мое желание осуществилось. Он предстал передо мной задумчивым, на ходу стараясь завязать галстук. Плюнув на это неблагодарное дело, повертелся перед своим спутником и вопросительно посмотрел.
  
   - Не годится, - жестко отрезал незнакомец. И, подойдя почти вплотную, взял из рук парня галстук и завязал стандартным узлом "Half Windsor". Затем аккуратно поправил узел и, приняв от консультанта жилет, предложил его примерить.
  
   - Меня уже тошнит от строгих костюмов! - тут же выпалил парень, буквально пронзая своего помощника холодным взглядом. Но в считанное мгновение от этого холода не осталось и следа. Вместо этого я успел уловить печаль на его милом личике. - Хочу домой, во Францию... - хлопая ресницами, выразил свое желание мальчик, примеряя жилет и застегивая пуговицы. Я наблюдал за ним: за тем, как он меняется, как его тонкие пальчики парят в воздухе, как он улыбается, как он смотрит... И с каждой секундой мое сердце ускоряло свой темп.
  
   Но вдруг, - то ли почувствовав на себе взгляд, то ли просто из любопытства, - мой ангел осмотрел торговый зал и, увидев меня, задержал свой взгляд, в котором я прочитал полное равнодушие. И мне стало не по себе. Судя по всему, юноша также вспомнил ту встречу на кладбище. Я никогда не видел подобного взгляда, поэтому поспешил ретироваться и быстро покинул павильон. Уже возле эскалатора я остановился и оглянулся.
  
   - Дурак. От чего же ты бежишь? - нерешительно спросил я сам у себя так, чтобы никто рядом не слышал. И помотав головой из стороны в сторону, - чтобы выбить из головы этот равнодушный взгляд - шагнул на ступени лестницы и начал медленно спускаться на этаж ниже. Оказавшись на подземной парковке, я сел в машину. И я вновь бежал. Но уже потому, что во мне что-то зашевелилось. И это было самое настоящее звериное чувство: желание обладать. Я хотел этого мальчишку! Хотел дотронуться до него и почувствовать его кожу. Хотел ловить его дыхание своими губами. Хотел поцеловать его ушко, очертить контуры языком и пощекотать своим дыханием. Желал впиться в его чувственные губы горячим, страстным, глубоким и обжигающим поцелуем. Хотел с мясом вырвать все эти пуговицы, лишь бы предоставить себе доступ к его груди, животу... Я хотел его! Хотел всем своим существом!
  
   Влетев в здание компании, я поднялся в свой кабинет и, перехватив секретаршу, силой затащил в свой кабинет. Захлопнув за собой дверь ногой, я увидел страх в глазах девушки. Но как только я усадил ее на свой широкий письменный стол из красного дерева, - ничуть не жалея скинув с него все, что мешало, на пол, - она впустила в спину свои острые коготки. И я горячо выдохнул, выгибаясь. Она единым рывком избавила меня от пиджака и ослабила хватку галстука. А я в свою очередь предоставил себе полный доступ к ее грудям, набухшим, розовым и твердым соскам. Приласкав их и услышав, как с ее губ то и дело срывается легкое постанывание вперемешку с горячим дыханием, я забрался ей под юбку и, найдя пальцами желанную ложбинку, почувствовал, как там все мокро.
  
   Отогнув узкую ткань ее нижнего белья, я ввел два пальца и развел их в ее податливом и разгоряченном теле. Она выгнулась, и вновь в мою спину вошли ее коготки. Благо, они не могли причинить вреда через ткань рубашки. Не в состоянии себя больше сдерживать, я задрал ей юбку и сильнее раздвинул ноги. Расстегнув молнию на своих брюках, я выпустил из плена белья своего твердого, горячего и возбужденного друга. Проведя им, явно дразня, я вошел во всю длину единым и резким движением. И она выгнулась, вскрикивая. Но когда я начал двигаться в ее податливом теле, в моей голове все еще был образ этого мальчишки. Отчего проснувшийся зверь во мне отчаянно желал вырваться наружу и разорвать свою жертву. Я желал заполучить все и полностью, без остатка. Я уже давно не испытывал подобного чувства. А когда я достиг наивысшей точки оргазма - кончил. И это было болезненно приятно. Во мне просыпался хищник от одной только мысли об этом мальчишке. А когда перед глазами появлялся его образ - я и вовсе готов был рвать и метать.
  
   Заполучив от секретарши все, чего желал на данный момент, я уложил ее на стол. Найдя в баре виски, налил и сел в кресло, изучая открывающийся вид на своем рабочем столе. А спустя какое-то время - весьма непродолжительное - пожелал остаться один. И мое желание было исполнено. Прикрыв глаза, я вновь вспомнил случайную встречу в торговом центре. В ушах до сих пор стоял звонкий смех незнакомого юноши. Рука машинально дотронулась до галстука, и я вспомнил его задумчивое выражение лица при неудавшейся попытке завязать галстук. И я непроизвольно улыбнулся. А затем мне вспомнился тот равнодушный взгляд и, сам того не ожидая, я с силой швырнул бокал со всем его содержимым в стену. Я был в бешенстве, а сознание кричало: "Ты ему не чужой". Но разум говорил совершенно обратное, и он был прав. Я даже не знал имени того, кто настолько запал мне в душу...
  
  

Глава 2. Встреча или неожиданное знакомство.

Порой неожиданный звонок может повлечь за собой не только приятную встречу,

но и не менее чудное многообещающее знакомство.

  
      Со временем образ того прекрасного мальчика стирался из моей памяти. Но, несмотря на это, дерзкий взгляд небесного цвета глаз я помнил более чем отчетливо. И периодически даже осматривался и огладывался вокруг в надежде вновь отыскать их. Увязнуть в их глубине с головой по самую макушку. Я не знал, чем именно и почему они зацепили меня настолько сильно. Но я хотел вновь встретиться с ними, а еще лучше - с их обладателем!
     
      Снег валил настолько крупными хлопьями, что хотелось подставить ладонь и хватать его. Смотреть, как он тает, оставляя после себя лишь прохладную капельку. Машинально подняв и поправив ворот своего пальто, - я все же не особо жаловал зимнее время года из-за морозов, промозглого ветра и постоянных осадков в виде снега - я взглянул на часы. И с тяжелым вздохом поспешил сесть в машину.
     
      Очередная встреча членов совета директоров закончилась как всегда поздно. И сразу по приезду домой я залез в ванну, где чуть не уснул.
      А утром - точнее, это для меня было утро, хотя стрелки часов показывали почти полдень - меня разбудил телефонный звонок от моего помощника. Отчаянно пытаясь собрать мысли в кучу и понять, что он говорит, я сделал простой вывод: надо приезжать домой намного раньше или - по возможности, естественно - ложиться спать не в пять утра, а часов в двенадцать ночи. Для начала, так сказать.
      Прервав помощника на полуслове, я попросил повторить еще раз с самого начала - с чувством, с толком, с расстановкой. И, постепенно осознавая и понимая смысл сказанного, медленно, но верно прощался со спокойным днем.
     
      Оказывается, жене Бориса - именно так звали одного из немногих моих помощников - срочно понадобилось вылететь на неделю за границу, и дочь их оставалась целиком и полностью на попечении отца.
      - И? - все же поинтересовался я с явной долей меланхолии и скептицизма не только в голосе, но и во взгляде. Благо, второго во время телефонного разговора видно не было.
      - Ну, видите ли, - начал он мямлить в трубку и, услышав мое тихое рычание в ответ на свои слова, продолжил сплошной скороговоркой:
      - Мне не с кем оставить дочь. Поэтому я твердо намерен взять ее сегодня с собой, - поставил Борис меня перед фактом. Но все-таки решил поинтересоваться: - Вы не будете против?
      - Ничуть, - выдавливая из себя улыбку и автоматически пожимая плечами, равнодушно отозвался я и отсоединился. Тогда я еще и не подозревал, на что именно подписался, и какую роль в моей жизни сыграет эта девочка...
     
      Потянувшись, с усилием - буквально заставляя себя - я выбрался из-под одеяла и вскоре привел себя в порядок. Бросив быстрый оценивающий взгляд в зеркало, подмигнул отражению. И через какой-то час переступил порог главного офиса компании.
     
      С первых же минут пребывания в здании мечты о спокойном и миролюбивом времяпрепровождении рушились прямо на глазах. Не успел я войти в лифт, как на меня тут же налетело что-то маленькое, легкое и мягкое. А упав - заплакало, явно показывая свой характер. Опустив глаза к полу, я без труда отыскал это юное плачущее создание. С тяжелым вздохом, закатив глаза и тихо выругавшись, я все же принялся ее успокаивать. Но девочка затихать явно не желала. Благо в этот момент подоспел Борис и взял дочь на руки. Недовольно покачав головой, я проследовал к своему кабинету, полностью игнорируя извинения помощника и секретарши, которая, как оказалось, не уследила за ребенком.
     
      - Принеси мне кофе, - попросил я чуть слышно, скрываясь за дверями своего кабинета. Впрочем, все это походило скорее на бегство с моей стороны, нежели на желание окунуться с головой в работу, как я обычно бывало до этого момента.
      Бросив папку на стол, я избавился от пальто. И, кинув его на спинку кресла, ослабил хватку галстука.
      С наслаждением я буквально упал в кресло и положил ноги на стол. Прикрыв глаза и погрузившись в собственные мысли, я даже не заметил как Виктория - мой секретарь, а по совместительству и любовница - поставила передо мной кофе и положила рядом свежую почту.
     
      Проводив ее откровенно раздевающим взглядом, я попробовал горький напиток и, как всегда, недовольно поморщился. Игнорируя поступающие по электронной почте еженедельные отчеты, я буквально наслаждался тишиной, иногда просматривая бумаги очередного контракта и внося в него различного вида изменения. Впрочем, так продолжалось недолго. Видимо, ближе к вечеру родной отец уже не знал, чем занять дочь и полностью поручил это ответственное дело Виктории. Правда, не учел: у девушки и своей работы было по горло. И, как результат, она вновь не уследила за ребенком.
     
      Девочка каким-то немыслимым образом сумела-таки проникнуть в мой кабинет незамеченной. И заметил я ее только после того, как маленькая ручка активно зашарила по краю моего письменного стола в поисках карандаша или любого другого предмета, пригодного для рисования на... письмах! Видимо, я настолько погрузился в собственные мысли вперемешку с работой, что даже не заметил, в какой именно момент бумаги с успехом передислоцировались со стола на пол. Ошарашено глядя на маленькую ручку, я положил один из карандашей на край стола. И найдя его, девочка незамедлительно его схватила, издав радостный звук. Для чего именно он был ей нужен - я тогда даже не предполагал! Она, на удивление, вела себя чересчур тихо. Заподозрив неладное, я перегнулся через стол и увидел творение ее рук: вскрытые разрисованные конверты терялись на фоне того, что она сотворила с их содержимым. Впрочем, ее детская ручка не тронула лишь одно яркое пятно: фотографию.
     
      Ребенок смотрел на нее заворожено. И, присмотревшись, я сам, пусть и с трудом, узнал в ней нашу группу еще на первом курсе. Как-никак, с тех пор прошло уже не пять и даже не десять лет. Конечно, кто-то из них не дошел до написания и защиты диплома - и тому были самые разные причины. Но, несмотря на это, мы закончили университет довольно большим и, пожалуй, самое главное, сплоченным коллективом. А это порой дорогого стоит...
      Улыбнувшись, я обошел стол и сел прямо на пол.
      - Как же давно это было, - сказал я с еле уловимым сожалением, что те веселые университетские годы уже не вернуть.
      И девочка посмотрела на меня взглядом, наполненным исключительно положительными эмоциями. Легко поднявшись с пола, она выпорхнула в коридор, задорно смеясь и оставив меня наедине с воспоминаниями. И, сам того не заметив, я начал всматриваться в лица тех, с кем проучился, бесспорно, пять веселых, насыщенных и довольно интересных лет.
     
      Взглядом отыскал Ваську - с ним мы жили в одной комнате нашего общежития на протяжении всего периода обучения. Нашел Светлану и улыбнулся. В памяти сразу всплыло воспоминание, как мы с моим лучшим другом и другими пацанами таскали у девчонок из комнат вилки и посуду. А как-то раз - стащили кастрюлю с супом прямо с плиты и удирали через пожарную спасательную лестницу седьмого этажа. Светлана тогда очень сильно ругалась...
     
      - Веселые были времена, - сказал я так, словно лично разговаривал с кем-то из моих одногруппников здесь и сейчас. Улыбаясь, я вглядывался в их счастливые лица. И неожиданно мой взгляд задержался на сестрах Кэлли. Ольга и Елена - две родные сестры, и даже более того - близняшки. Но, несмотря на внешнее сходство, они были разными. Ольга всегда отличалась буйным и своенравным характером и очень сильно выделялась на фоне спокойной и уравновешенной сестры. Трудно было поверить, что между их появлением на свет разница всего в пару минут!
      Вспомнилось, как Ольга заставила нас съесть тот суп из позаимствованной кастрюли. Борща мы с Васькой тогда наелись надолго... Тихо рассмеявшись, я улыбнулся в ответ на искреннюю улыбку Ольги на фотографии. И почти сразу задумался - так же, как и Елена на этом фото студенческих времен. Тогда еще никто не знал - естественно, кроме самой Елены и ее сестры - о беременности этой тихой девушки. Но, тем не менее, Лена закончила обучение в университете вместе с нами, даже не думая брать академический отпуск по этой причине.
     
      В голове блуждало множество разных мыслей. В том числе, я до сих пор - спустя столько лет! - так и не смог понять причины, по которым Лена отказалась брать академ.
      Я припомнил выпускной школьный бал и то, как какой-то незнакомец подарил ей букет красных роз, что по тем временам было настоящей роскошью. Весь оставшийся вечер они существовали только друг для друга, а я дико бесился и ревновал. Ведь я испытывал к Елене самые настоящие и чистые чувства под названием "любовь", и она об этом прекрасно знала. Но, увы...
     
      Во мне сразу что-то ёкнуло, когда к нам в школу перевели вторую - старшую - сестру Кэлли. Мы целый год сидели за одной партой, гуляли вечерами... Но я ничего, ровным счетом ничего не знал о том парне, к которому она испытывала настоящие чувства. Родив в середине первого курса, прямо перед зимней сессией, она еще какое-то время занималась воспитанием ребенка. Но все равно спустя почти год отдала его тому парню - своему мужу - и его родителям, жившим где-то за границей. И именно родственники занимались воспитанием мальчика, в то время как Елена и ее супруг получали высшее образование не то, что в разных университетах, а даже в разных странах. Но мои мысли и воспоминания бесцеремонно заставил разбежаться телефонный звонок.
      Прорычав что-то нечленораздельное, я, не глядя на номер, ответил.
     
      - Слушаю, - сказал я, стараясь отогнать от себя неожиданно возникшие ревность и злость вперемешку с задумчивостью, и добавить интонациям в голосе больше деловитости. И, видимо, у меня это получилось, так как абонент по ту сторону телефона молчал и явно не спешил рушить тишину и постепенно зарождающуюся в воздухе интригу.
      - Я слушаю вас, - повторил я уже деловито и с еле уловимой раздражительностью. Я не любил игру в молчанку. И ощущая, что злость на своем пути постепенно сметает остатки задумчивости, я прикрыл глаза.
      - Не молчите, - это я постарался сказать уже куда спокойнее. И мои старания были вознаграждены. Послышался приятный, пусть и слегка неуверенный женский голос.
      - Алексей Николаевич?
      - Да. Слушаю вас, - поднимаясь с пола и для чего-то прихватив с собой фотографию, отозвался я.
      - Алексей Николаевич Куларов? - вновь поинтересовалась моя собеседница, пусть и несколько увереннее по сравнению с прошлым разом.
      - Послушайте, я уже ответил на ваш вопрос, - меланхолично начал было я. Но тут же мое ухо буквально пронзил бодрый женский голос.
      - Лешка! Это я, Ольга! Ольга Кэлли! - восторженно поприветствовала меня женщина. И тут же продолжила, добавляя весомую каплю интриги в собственный голос. - Вспомнил, незнакомец?
      И от такого приветствия я, признаюсь, несколько опешил. Признаться, это было похоже на некую сказку.
      - К-конечно, - улыбаясь приходя в себя, отозвался я. И без перехода задал лишь один, более всего интересовавший меня сейчас вопрос: - Ты сейчас где?
      Она, видимо, также понимала, что спустя столько лет лучше встретиться лично. По возможности, естественно.
      - В России. В Москве. Как насчет ужина?
      - Только "за", - чуть ли не промурлыкав, отозвался я на вопрос. И тут же предложил свой план: - Как насчет того, чтобы встретиться сегодня вечером?
      - Сегодня? - задумчиво переспросила Ольга. - Хмм... Вполне возможно. Но лишь с одним условием, - вновь добавляя интриги в собственный голос, начала диктовать свой ход развития событий женщина.
      - Более чем внимательно слушаю, - поддерживая ее игру, я поудобнее устроился в кресле во главе стола.
      - Я слышала про открытие нового французского ресторана в центре города. Что скажешь?
      - Замечательно. Тогда в восемь? - решил я слегка надавить, прекрасно помня еще со студенческой скамьи данную особу и ее хобби порой подолгу ходить вокруг да около.
      - В восемь? Так рано?! - слегка возмутившись, но тут же задорно рассмеявшись, отозвалась Ольга. - Хорошо, устроит.
      - Тебя забрать? Только скажи, куда подъехать, - даже не задумываясь, предложил я свои услуги в качестве водителя. Но она на это предложение тихонько фыркнула прямо в трубку.
      - Спасибо. Встретимся в ресторане, - довольно мягко констатировала моя собеседница. И тут же послышались короткие гудки. Странно посмотрев на телефон, я вернул его на место. И машинально взглянул на фото, отыскивая среди одногруппников Ольгу и ее сестру. Улыбнувшись, поймал себя на мысли, что хочу увидеть их обоих. И где-то в глубине души теплился лучик надежды, что это произойдет именно сегодня.
     
      Первым делом заказав столик, я поскорее разобрался со всеми делами. И ровно в назначенное время был в оговоренном месте. Отметив тишину и спокойствие, прикрыл глаза. И практически сразу я услышал Ольгу. Признаться, я был несколько разочарован, что она пришла одна. Однако постарался это никак не отразить. Впрочем, надежда все еще теплилась. "Быть может, она подойдет позже?" - мысленно предположил я, и, признаться, очень хотелось надеяться, что так оно и будет.
      Поздоровавшись и поймав в свой адрес восхищенный взгляд с ее стороны, я помог ей устроиться за столиком.
     
      - Отлично выглядишь, - даже не думая скрывать свое восхищение данной женщиной, ее внешностью, осанкой, фигурой, взглядом - сказал я комплимент. И она, сдержанно кивнув в знак благодарности, сделала то, чего я не ожидал.
      Ольга игриво показала мне кончик языка, явно дразнясь.
      - Знаю, - улыбнувшись, парировала она в ответ. - Так же, как и ты, - подмигнув, она вычертила в воздухе причудливый рисунок мизинцем. И взглянув мне в глаза, замолчала. Она сидела и просто смотрела мне в глаза, словно пытаясь прочитать в них прошлое и все те события, что произошли в моей жизни с момента окончания университета. А я не хотел нарушать ту тишину и идиллию, что образовались сами собой. Но пришлось.
     
      Я отвел взгляд в сторону и, слегка опустив ресницы, улыбнулся. Стоит отметить, что я чувствовал себя несколько неуютно под этим проницательным и пронизывающим насквозь взглядом карих глаз.
      - Здесь отличная винная карта, - ляпнул я первое, что пришло в голову. Но Ольга на это лишь улыбнулась. И только тут я заметил произошедшие в ней перемены. От прошлых буйности, своенравности и некой взбалмошности почти ничего не осталось. И где-то глубоко зародилось подозрение, что передо мной здесь и сейчас находится вовсе не Ольга, а Елена!
      - Оль? - позвал я мягко, как в давние студенческие времена, буквально заглядывая в ее глаза. И женщина, не задумавшись ни на секунду, отвлеклась на имя. - Ты изменилась, - заметил я как бы между прочим. Но увидел на свои слова довольно странную реакцию. В ее глазах проскочил грустный блеск, а на лице отразилась не менее грустная усмешка. Она вздохнула и, резко обернувшись, позвала официанта. Похоже, она не желала говорить о тех причинах, что столь сильно на нее повлияли.
     
      Сделав заказ, мы вспомнили студенческие годы и то, как с успехом прогуливали лекции, как переписывали у соседа конспекты, и как за одну ночь умудрялись подготовиться к экзамену. За всей этой оболочкой веселой и непринужденной беседы время неслось с бешенной скоростью. Но Ольга успешно избегала одной темы: своей сестры и всего, что с ней связано.
      - Как там Лена? - случайно поинтересовался я. - Я думал, вы сегодня придете вместе. Ведь мы... - и тут же наткнулся на штыки в свой адрес со стороны Ольги. Один только холодный взгляд умело выбил почву из-под ног. И я понял, что задел не то, что больную тему, а тему, находящуюся под запретом. Она даже не дала мне закончить мысль!
     
      - Послушай, давай не будем говорить об этом. Забудь про мою сестру. Так будет легче и тебе, и нам, - с легкой еле уловимой горечью в голосе попросила Ольга, буквально обрывая все и вся.
      - Нам? - переспросил я.
      - Да. Нам, - кивнула моя собеседница в подтверждение собственных слов и того, что я все же не ослышался и понял все верно. - Мне и ее сыну, моему племяннику, - тут же пояснила она, видя более чем яркий вопрос в моем взгляде.
      - Хорошо, как пожелаешь, - все же сумев выдавить из себя слова, пусть и наполненные горечью, я дал понять, что данную тему постараюсь больше не затрагивать.
      - Извини, просто на самом деле не стоит, - опуская глаза, тут же начала искать оправдания Ольга, явно чувствуя себя виноватой. Она хотела было что-то еще сказать, но я, накрыв своей рукой ее руку, слегка сжал пальцы.
      - Все в порядке. Поверь, - мягко обратился я к этой очаровательной особе, пытаясь успокоить. И, взяв бокал с вином, предложил тост лишь с одной целью: отвлечь ее - да и себя тоже - от грустных мыслей.
      - За тебя и твоего племянника, - предложил я от чистого сердца. И она, поддержав меня, аккуратно попробовала вино и улыбнулась.
      - У тебя как всегда отличный вкус, - заметила Ольга, из-под ресниц наблюдая за мной.
      - Благодарю, - более чем сдержанно отозвался я. - И как поживает твой племянник?
      Загадочно улыбнувшись, она внимательно на меня посмотрела.
     
      - С ним все в порядке. Мальчик живет и учится во Франции. В этом году он заканчивает школу и думает учиться дальше. Ребенок довольно одарен и талантлив. Но его характер... Чем-то он напоминает меня. Хотя больше он все же похож на своего отца, - пожав плечами, признала Ольга. И тяжело вздохнула. Было видно, что племянник ее порой довольно сильно утомляет.
      - Переходный возраст? - предположил я. И увидев кивок головы как подтверждение моих слов, закусил нижнюю губу. - Сколько ему сейчас?
      - На днях исполнилось семнадцать.
      - Уже?! П-подожди... Неужели... Неужели уже прошло так много времени?! - хлопая ресницами и удивленно взирая на улыбающуюся Ольгу, я пытался прийти в себя.
      - Да, семнадцать лет прошло с тех пор, как мы окончили школу и поступили в университет, - сказала она довольно тихо и слегка мечтательно. И, загадочно улыбнувшись, сощурила глазки и посмотрела в мои глаза. - Не веришь?
      И не только в ее голосе, но и в словах я легко уловил провокацию и вызов. Но лишь искренне улыбнулся на это. Сейчас она действительно походила на ту Ольгу, которую я знал еще со школы.
      - И где он намерен учиться дальше? Выбрал уже? Или он, как и все подростки в его возрасте примет решение спонтанно и в самый последний момент?
      - Это ты сейчас про себя и свою бурную молодость? - подколола меня девушка.
      - Да я вроде еще не настолько стар... - тут же не задумываясь, парировал я в ответ.
      - Смотрю, время пошло тебе только на пользу, - несколько язвительно подметила моя собеседница.
      - Т-то есть? - хлопая ресницами, искренне удивился я. И, услышав задорный смех Ольги, не сдержался и рассмеялся сам. И только тут понял, что она имела в виду.
      Улыбаясь, как ни в чем не бывало, я пожал плечами.
      - Наверное, заразился еще со школы. А со временем вирус только усилился, - несколько меланхолично предположил я.
      - Наверное?! - вскидывая брови, спросила Ольга. - Не наверное, а точно! - гордо заявила она. - Ой! Который час? - обеспокоенно спохватилась она. И я, бросив быстрый взгляд на часы, сообщил, что уже без десяти одиннадцать вечера. И мысленно поразился: как же порой быстро летит время! Особенно, если общаешься с человеком, которого не видел очень долго!
      - Подбросишь до аэропорта? - неожиданно, пожалуй, даже для себя, спросила Ольга.
      Откровенно говоря, она совершенно не хотела заморачиваться сейчас с такси. А когда рядом такой видный и солидный мужчина, да еще и, наверняка, не желавший расставаться вот так...
      - Опять куда-то улетаешь? - максимально сдерживая свое разочарование, что наш ужин закончился так же неожиданно, как и начался, поинтересовался я, маскируя свои настоящие эмоции очередным глотком вина.
      - Скорее, встречаю, - подмигнула она мне в ответ. И, прихватив свои вещи, направилась к выходу.
      Рассчитавшись за ужин, я нагнал ее уже на пороге. И по пути к машине узнал, что через полчаса в Шереметьево должен приземлиться самолет с племянником Ольги на борту.
      С одной стороны, я очень хотел с ним познакомиться. Но, с другой стороны, я не знал, как к этому отнесется сам подросток.
      - Ты ведь его уже почти семнадцать лет не видел? - и, видя утвердительный кивок с моей стороны, она задумчиво добавила: - Невероятно.
      Но тут же от задумчивости не осталось и следа.
     
      - Вот и познакомитесь сразу! Я считаю, это отличная возможность! - поставила она меня буквально перед фактом в тот момент, когда машина плавно тронулась с места.
      Честно признаться, я несколько опешил от подобного заявления. Но понимал: деваться мне некуда. Если Ольга уже вбила что-то в свою милую головку, это не выбьешь оттуда и топором.
      - Но... - я хотел было высказать свой протест, но вспомнил замечательное выражение: "Не спорь с девушками. Особенно, если знаешь, что ничего хорошего из этого не выйдет".
      А зная Ольгу более чем хорошо и помня ее упрямство, я понимал: из этого спора победителем мне точно не выбраться. По крайней мере, здоровым.
      И на протяжении всего дальнейшего пути до аэропорта я слушал свою пассажирку, вспоминающую веселые студенческие годы. Я то и дело улыбался, иногда смеясь. Впрочем, она умело избегала тем относительно племянника, порой просто игнорируя вопросы с моей стороны.
     
      Созвонившись с ним, она сообщила племяннику, куда подойти и вскоре покинула салон. А я, прикрыв глаза, откинул голову на спинку сидения, не желая присоединяться к ней и выходить на улицу.
      Приоткрыв один глаз, я лениво наблюдал за ней из-под ресниц. И то, что я видел, пробуждало во мне предновогоднее настроение.
      Приподняв ворот белоснежной норковой шубки, она заворожено смотрела, как кружатся в своем великолепном вальсе крупные снежинки. И как они мягко падают на землю. Иногда, подставляя ладонь, она ловила их и мечтательно на них смотрела. И каждый раз, когда на горячую ладонь приземлялся очередной белый и холодный пушок, улыбалась.
     
      Погрузившись в собственные мысли насчет очередного предстоящего контракта, я не сразу заметил, как сначала открылась передняя дверь и рядом села Ольга, пристегивая ремень безопасности. А спустя пару секунд - и задняя.
      Бросив ленивый взгляд в центральное зеркало заднего вида, я приметил лишь изобилие снега на макушке нового пассажира.
     
      - А-та-та, - смахнув снег, отозвался тот. И внутри меня в это мгновение что-то перевернулось.
      Мелодичный звук браслета, так легко и непринужденно распространившийся по салону, заставил меня замереть.
     
      В памяти сразу всплыли два воспоминания: то, что произошло на кладбище и то, что было в одном из отделов крупного торгового центра. И главной фигурой в сих воспоминаниях был именно этот прекрасный незнакомец. Тут же припомнились его тонкие черты лица, чувственные губы, аромат его духов... Мое сердце начало ускорять свой ритм так же, как и в те дни наших случайных встреч. Возникло странное ощущение нереальности всего происходящего. И трудно было поверить в тот неоспоримый факт, что после одной встречи с ним прошло почти три месяца, а после другой - еще два.
     
      Более или менее придя в себя, я только сейчас понял, что салон машины взял в плен тот самый приятный аромат мужского парфюма. И, медленно повернувшись, я встретился взглядом с тем, кого отыскивал среди толпы все это время, прошедшее с нашей первой встречи!
      - Bonsoir,- поприветствовал он меня. И его голос, интонация ласкали слух и, даже более того, были приятной музыкой.
      - Добрый вечер, - не менее мягко отозвался я, подкрепив слова дружественной улыбкой. И юноша улыбнулся мне в ответ.
      - Ой, совсем забыла! - спохватилась Ольга. И я хотел ее укусить за то, что она буквально разбила вдребезги этот чудный момент! Впрочем, заметив холодность, проскочившую во взгляде парня, я предположил, что не я один хотел бы укусить эту непокорную женщину.
      - Познакомься, - обратилась она ко мне, полностью игнорируя холодный взгляд в исполнении родственника. - Это Ноэль, мой племянник. Юное, взбалмошное и иногда не совсем адекватно ведущее себя существо, - буквально выпалила она после озвученного имени. И тут же по салону разлилось тихое рычание в исполнении юноши. Видимо, он был категорически против данной характеристики.
     
      И, сдерживая смех от столь милых в исполнении племянника звуков, она обратилась уже к нему.
      - Ноэль, это мой друг, одноклассник и одногруппник Алексей Ник...
      Но юноша не дал ей договорить, оборвав на полуслове. Что, признаться, было явным проявлением неуважения. Впрочем, я его отчасти понимал. Если бы кто-то дал мне подобную характеристику... Даже предположить не могу, какая бы была на это реакция с моей стороны.
      - Ноэль Франсуа Аруэ, - с довольно ярко выраженным французским акцентом представился он самостоятельно, полностью проигнорировав то нелепое и несколько оскорбительное знакомство, коим Ольга решила представить друг другу одних из самых дорогих своих людей.
      - Алексей Николаевич Куларов, - с явным восхищением во взгляде отозвался я в том же каноне, что и мой собеседник. Мне было очень приятно не только увидеть вновь этого молодого человека и познакомиться с ним лично, но и узнать его имя. Не говоря уже о том, что он приходился сыном той, кого я любил еще в школе. Признаться, я был поражен и восхищен тем, что наконец-то встретился взглядом с мальчиком. И очень рад этому! И весь этот шквал положительных эмоций сейчас явно легко можно было прочесть в моем взгляде. И, судя по тому, как хитро сощурился Ноэль, он все понял. Но никак не выдал собственных эмоций. Кроме того, посчитал излишним как-либо комментировать те случайные встречи на кладбище и в торговом центре. Пока...
      Закрепив знакомство рукопожатием, я убедился в правоте своих предположений.
     
      Пальчики у юноши и впрямь были тонкими и на первый взгляд даже казались хрупкими. Но, несмотря на это, были довольно сильными. И, похоже, за этой внешней хрупкостью скрывался самый настоящий будущий, но уже сейчас грациозный и достойный хищник...
     
  

Глава 3. "Загадочная улыбка".

  

Подглядывая

Сквозь длинные ресницы,

Секрет сокрыл он,

Ловко замаскировав:

Невинно улыбнувшись.

      Постаравшись не задержать рукопожатие дольше обычного, я с сожалением выпустил тонкую ручку с бархатистой кожей. Сердце напомнило о себе участившимися ударами, а я по-прежнему с большим трудом верил в происходящее, считая все это сладким и приятным сном. Но, видимо, Ноэль уловил сожаление, мелькнувшее в моем взгляде, поскольку довольно улыбнулся. Юноша явно хотел вогнать меня в краску, и ему это удалось.
      Посмотрев на довольного подростка несколько недоуменно, я отвел взгляд в сторону - лишь бы не демонстрировать ему неудовольствие по поводу столь некрасивого поведения.
      Невероятно! Но эта детская шалость меня очень сильно задела.
     
      Пока я тихо рвал и метал, сдерживая негодование исключительно внутри себя, Ноэль устроился на заднем сидении автомобиля со всем возможным комфортом. И, прикрыв глаза, откинул голову на спинку сидения. Несмотря ни на что, я то и дело ловил себя на том, что почти каждую секунду смотрю в центральное зеркало заднего вида на юношу как завороженный. С каждой такой секундой я понимал: у меня недостаточно сил совладать с собственным все еще учащенным сердцебиением.
      Время словно остановилось - как тогда, на кладбище. Но именно этими секундами я и воспользовался, чтобы рассмотреть этого... все еще довольного и от души улыбающегося чертенка.
     
      Его светлые волосы легко падали на плечи, но с момента нашей последней встречи они стали несколько темнее и немного длиннее. Слегка рваная и чуть неровная челка игриво прятала полуприкрытые глаза и тот шальной блеск, что за считанное мгновение я успел приметить в зеркале. Длинные темные ресницы слегка подрагивали, маня к себе еще сильнее.
      Я наслаждался этим моментом и чувствовал себя словно довольный кот, который наконец-то познакомился со столь желанной мышкой. И даже более того - встретился с ней с глазу на глаз, встретился взглядами, дотронулся до нее... Разве что только на вкус не опробовал, хотя очень этого хотелось! Сейчас даже Ольга была за границей этого мира. Я никак не ощущал здесь ее присутствия, отчего во мне начинал просыпаться зверь. Зверь, жадно пожирающий взглядом свою жертву в лице очаровательного существа, расположившегося на заднем сидении. Но рядом с этим желанием спокойно и как ни в чем не бывало соседствовали и другие состояния. Признаюсь, я хотел продлить этот момент, но лишь с одной целью: вдохнуть аромат его волос, сполна насладиться сладостью его губ, покрыть поцелуями все желанные места...
     
      Хрупкий невинный... чертенок. Именно такое впечатление произвел на меня этот мальчик. И чем дольше я смотрел на него, тем сильнее хотел до него дотронуться.
      С трудом сдерживая просыпающиеся желания, я бросил косой взгляд в сторону здания аэропорта. А когда вновь посмотрел на мальчика, увидел, как он довольно усмехается. Похоже, он догадался о моих желаниях, отчего мне стало не по себе. Ощущая дискомфорт, я ослабил хватку галстука. Признаться, я даже не догадывался об истинной причине этой довольной усмешки.
      Ноэль сам с удовольствием и любопытством разглядывал меня сквозь челку. Конечно, от него ничего не могло ускользнуть: ни взгляды в его адрес, ни те желания, что были столь ярко выражены и продемонстрированы с моей стороны.
      Но, похоже, парню не было до этого дела. Хотя любопытство, интерес, интрига, желание, жажда - это лишь малая часть того, что я успел уловить в свой адрес.
     
      Я догадывался, чем именно сейчас мог быть вызван интерес к моей персоне, тогда как раньше - в том числе, и во время нашей первой встречи - ничего подобного не было. Знакомство с Ольгой, да еще и столь близкое... Этого было более чем достаточно. Впрочем, зная ее еще со школы как девушку очень общительную, я был уверен, что с ней знакомы многие. Взгляды же, которые я то и дело ловил в свой адрес через зеркало, могли сказать о многом. Например, что Ольга ничего обо мне не рассказывала. Его взгляд то и дело грел мою спину и, в очередной раз поймав на себе взгляд его небесного цвета глаз, я мысленно усмехнулся.
      - Упрямый чертенок, - подумал я и подарил юноше чуть заметную улыбку. Но то, что я увидел в ответ на этот скромный жест доброй воли, потрясло меня до глубины души.
      Неподдельная и нескрываемая ... жажда.
      Возможно, это было очень сильное любопытство, вылившееся в увиденное мной, а может быть, и не менее сильное желание узнать обо мне и о том, что и насколько сильно нас с Ольгой связывало. А возможно... Но эту мысль я незамедлительно поспешил отмести, ибо считал Ноэля лишь ребенком. Впрочем, я очень надеялся в будущем узнать причину этого желания и того странного коктейля эмоций, что исходил от этого... чертенка.
     
      Мгновение затянулось, отчего в воздухе стало нарастать напряжение, источником которого опять был Ноэль. Мальчику явно надоело столь пристальное внимание к его персоне, отчего я опять получил в свой адрес холодный и довольно тяжелый взгляд.
      Слегка кивнув ему, то ли в знак того, что все понял и без слов, то ли просто автоматически, - точно и сам не знаю - я взглянул на Ольгу. Женщина активно поправляла свой макияж, не обращая никакого внимания ни на меня, ни на племянника, чем вызвала у меня легкую и теплую улыбку. Зрелище и впрямь было интересным. Но вновь встретившись в центральном зеркале заднего вида с пронизывающим холодом во взгляде столь юного существа, я плавно нажал на педаль газа, дабы не гневить еще больше, и машина неспешно тронулась с места.
     
      На протяжении всего пути Ольга говорила почти без умолку, вспоминая веселые и чудесные не только школьные годы, но и студенческие времена.
      Бесспорно, она рассказывала очень интересно, пусть и с добавлением некой интриги в собственный голос. Но, несмотря на это, я пару раз бросал взгляд в центральное зеркало заднего вида и замечал, что Ноэлю абсолютно не интересно все то, что рассказывала его тетя. Это меня, откровенно говоря, несколько озадачило.
      - Тогда как объяснить весь тот коктейль эмоций, коим он меня одарил? - мысленно поинтересовался я сам у себя и... я не знал ответа на этот, казалось бы, довольно простой вопрос.
      Телом юноша был здесь, но мыслями - далеко от этого места. Он думал явно о чем-то своем. И эта задумчивость постепенно начинала обволакивать все живое вокруг, ибо его взгляд... Ноэль смотрел в окно, где то и дело мелькали, освещая землю вокруг себя и пуская причудливый желтый свет на край трассы, фонарные столбы. Юноша словно отыскивал в темноте что-то знакомое. Но, не находя, огорченно прикрывал глаза, а спустя пару секунд вновь смотрел в окно. В его взгляде то постоянно мелькал странный огонек, но когда юноша не видел желаемого - огонек пропадал.
     
      Словно почувствовав на себе очередное внимание с моей стороны, Ноэль вновь выплеснул на меня целый коктейль эмоций: холод, ненависть, грусть, несчастье, разочарование, любопытство... - и это вновь потрясло меня. С долю секунды я смотрел в его глаза и не мог поверить, что в одном человеке одновременно может находиться, сливаясь в единое целое, столь гремучая смесь. Но больше всего меня поразило, что среди всех этих разношерстных эмоций не находилось места счастью, любви и радости.
      Лишь встреча с ухабом на дороге вернула меня в реальный мир. И - невероятно, но факт - я был счастлив, что это произошло.
      - Ой! Осторожно! - возмутилась явно не ожидавшая подобного подвоха Ольга.
      - Извини. Не заметил, - сказал я первое, что пришло мне в голову, чуть отрешенным и хрипловатым голосом.
     
      Когда мы подъехали к загородному дому, Ольга обернулась и посмотрела на племянника. Тот крепко спал, лишь иногда посапывая!
      - Ноэль... - с доброй улыбкой на лице мягко позвала она юношу и слегка потеребила за плечо. Но, видя, что тот почти никак не реагирует, позвала его чуть громче. И только после этого Ноэль лениво разлепил сонные глаза.
      Сейчас он напоминал маленького, хрупкого и слегка взъерошенного сонного котенка, с которым можно делать все, что вздумается. Уж больно тот был расслаблен!
      Я от души улыбнулся при виде столь очаровательного существа. Ноэль смачно зевнул, прикрывая рот ладонью, а после этого потянулся, выгибаясь в спине. И я не сумел сдержать тихий смех, за что был тут же награжден сонным взглядом. Удивление и явный вопрос: "Ну и? Что тут смешного?" - так и застыли на его милом сонном личике.
      Вновь улыбнувшись, - уж больно забавной и милой была сложившаяся ситуация - я пожал плечами. И тут же услышал, как он демонстративно фыркнул. Осмотревшись вокруг, Ноэль вновь потянулся. Впрочем, было видно, что находиться в машине он более не желает ни минуты. Поэтому, быстро попрощавшись, юноша покинул салон, аккуратно прикрывая за собой дверь.
      Признаюсь, я им любовался. Но, услышав дерзко брошенное: "До свиданья", - опешил, и он этим воспользовался, буквально выпорхнув на улицу.
      Задумчивый, он прошел мимо меня, прикрывая глаза и поднимая ворот своего пальто. Ольга, проводив племянника слегка обеспокоенным взглядом, - она явно не совсем понимала его нынешнее поведение - повернулась ко мне вполоборота.
     
      - Спасибо! - искренне поблагодарила она. - Если бы не ты... - на секунду задумалась Ольга, подбирая слова, чтобы закончить мысль. - Я бы не знала, что делать, - сказала она, глядя мне в глаза. Увидев в них явный, четко вырисовывающийся вопрос, она перевела взгляд на племянника и... ошеломленно замерла! Немного помедлив, я проследил за взглядом Ольги.
      Я не верил в происходящее за окном.
      В ярком свете уличного, но очень изящного, с резными ручками, фонаря, довольный Ноэль кружился под снегом, разведя руки в стороны. Задорно смеясь, он слегка запрокинул голову назад, подставляя лицо крупным и довольно частым хлопьям снега. Ловя очередную белую муху, он накрывал одну ладонь другой, а потом, раскрывая, довольно смотрел на пойманную в плен тепла снежинку. Правда, напоминала о ней уже только капелька воды, остававшаяся всякий раз при соприкосновении снега с теплой поверхностью кожи.
     
      Глядя на него, на то, как он хватает хлопья снега, "пинает" снежинки, заставляя их оторваться от своих сородичей и полететь вверх или в стороны, а затем начать кружиться в причудливом и столь изящном зимнем вальсе, мягко возвращаясь обратно, я чувствовал, как и меня начинают захлестывать эмоции.
      Вырисовывая в воздухе руками причудливые рисунки, Ноэль смеялся, а в глазах его гулял довольный огонек. Он в своем черном пальто так причудливо выделялся на белоснежном фоне снега!
      Смахнув с макушки пушистых белых мух, он присел на корточки и начал что-то писать на снегу, не обращая никакого внимания на упавший воротник и снежинки, залетавшие прямо за шиворот.
     
      - Невероятно, - на выдохе горячо шепнул я, пытаясь прийти в себя после увиденного.
      - Да, невероятно, - не менее завороженно согласилась со мной Ольга и тут же продолжила: - Он каждый год приезжает на новогодние каникулы. И каждый год радуется снегу так, словно видит его впервые.
      - Но эта зима выдалась довольно снежной, не то, что остальные, - осторожно заметил я, припоминая прошлые года, когда сугробами даже и не пахло, а белых мух хватало лишь на то, чтобы слегка припорошить дорожки в аллеях и кроны деревьев.
      Кивнув в знак согласия, она задумчиво на меня посмотрела.
      - Прошлые годы были теплыми. Нынешний же, - она выдержала небольшую паузу, подбирая слова, - просто снежный, - слегка пожав плечами, поправила меня женщина. Похоже, она не видела в таком изобилии осадков ровным счетом ничего особенного.
      Усмехнувшись, я вновь посмотрел на юношу, который по-прежнему сидел на корточках и что-то творил на ближайшем сугробе.
      - Странно видеть его таким, - вслух заметила Ольга, не сводя глаз с племянника. И, не дожидаясь дополнительных вопросов, пояснила:
      - Таким... улыбающимся, счастливым. Таким радостным и довольным.
      - А обычно он другой? - осторожно, не желая вызвать подозрений, спросил я. Мне по-прежнему был интересен этот мальчик. Признаюсь, я хотел узнать о нем как можно больше.
      - Да. Обычно он... хамит, грубит. Открытый конфликт - вот его обычное состояние, - задумчиво продолжила моя собеседница. - Интересно, что могло его так изменить? Отрастил волосы, стал больше улыбаться... Не поверишь, но в его взгляде чаще появляется радостный и довольный огонек.
      Я хмыкнул и тут же вспомнил задумчивость на его лице, когда он не так давно отыскивал что-то в темноте рядом с трассой.
      - Он влюбился! - довольно предположил я, дабы разбавить напряженную атмосферу. И тут же услышал тихий смех.
      - Спасибо за этот вечер, - искренне поблагодарила Ольга. - Мне было очень приятно, - тут же добавила моя спутница. Чмокнув меня в щеку - то ли в знак благодарности и признательности, то ли как в былые студенческие времена просто так - женщина покинула машину. Я же не стал ничего говорить ей в ответ, так как тот восторг, что сейчас завладел мной в полной мере, отображался во взгляде и был куда красноречивее любых слов. Она это увидела, поняла и искренне улыбнулась мне в ответ.
     
      Не усидев на месте, я вышел вслед за ней. И тут же пожалел об этом. Одна из белых мух ловко заскочила мне за воротник, оставив после себя прохладный мокрый след на шее. Слегка поморщившись, я приподнял ворот своего пальто, а Ольга задорно рассмеялась. Она видела все это и, в то же время, прекрасно знала, что еще со школы я не люблю снег и дождь, какими бы редкими они ни были. И это несмотря на то, что я в восторге от осени!
     
      Показав мне кончик языка, Ольга подмигнула и легко развернулась на носках. Подойдя к своему родному и горячо любимому племяннику, она слегка склонилась, чтобы разглядеть, над чем именно тот так усердно колдует.
     
      - Алексей! Алексей! - восторженно позвала она меня. - Взгляни на это!
      И ее ручка указала на творение Ноэля. Но сам юноша отнесся довольно ровно к столь бурному потоку эмоций в исполнении тети. Можно сказать, не обратил на это ровным счетом никакого внимания.
      Бросив беглый взгляд на место, куда указывала Ольга, я задержался. И ничуть об этом не пожалел.
     
      Моему взору предстал... маленький снеговичок - высотой сантиметров двенадцать, не более. Две черных точки там, где должны располагаться глаза, и аналогичная точка на месте, где приблизительно должен находиться рот. Снеговичок стоял на миниатюрном возвышении из снега, и рядом с ним лежали две конфетки. Я смотрел на это маленькое чудо и... улыбался. Меня переполняли эмоции.
     
      - Ноэль! Это превосходно! - похвалила Ольга юношу, но тот в ответ лишь равнодушно отряхнул ладони от капель воды и подышал на руки. Тоненькие пальчики явно сильно замерзли, отчего то и дело немного подрагивали. Впрочем, Ноэль и сам немного дрожал.
     
      - Так, иди в дом. Нечего на улице мерзнуть, - распорядилась Ольга, слегка обеспокоено поглядывая на парня.
      - Было приятно познакомиться, - с четко выраженным французским акцентом промурлыкал юноша. И, добавив что-то на своем родном языке, - я в очередной раз успел пожалеть, что не знаю французский - развернулся и вскоре скрылся за дверями дома, не дожидаясь взаимных речей с моей стороны.
     
      Я поймал себя на мысли, что юноша довольно своенравен и иногда не учтив. Но из-за столь юного возраста последний пункт можно было легко простить. Хотя, на его место тут же вставал другой: то, как равнодушно Ноэль отреагировал на похвалу в свой адрес. Я не верил, что парень может быть столь бездушным, ибо он сотворил столь милого снеговика.
      - Лёш. В субботу у нас будет ужин в семейном кругу в честь приезда моего племянника, - чуть нерешительно начала Ольга. - Мне было бы очень приятно увидеть тебя еще раз во время ужина.
      Чуть подумав, - все же, Ноэль реагировал на меня довольно странно, да и желание еще раз увидеть Ольгу никуда не пропало - я дал положительный ответ, несмотря на все "против". В самом деле, зачем отказываться, если эта возможность сама появляется перед тобой?
      - Отлично! - она чуть ли не захлопала в ладоши от радости. - Тогда в семь, в этом доме.
      Приподнявшись на носках, она вновь чмокнула меня в щеку и, развернувшись, также скрылась за дверями дома.
     
      Еще какое-то время я молча стоял и искал ответ на вопрос: "Что это только что было?" Потом я присел на корточки прямо напротив снеговичка и улыбнулся ему.
      Мои мысли текли лениво, но среди них была и пара довольно ярких.
      Первая целиком и полностью была посвящена Ноэлю. Бесспорно, интересный и загадочный юноша с переменчивым, словно ветер характером. Такой же непостоянный. В общем, юноша имел все отрицательные черты, свойственные подросткам в его возрасте.
      Но только я вспомнил, насколько увлеченно он лепил снеговика, на моем лице появилась улыбка: загадочная, интересная и многообещающая.
     
      Вторая мысль целиком касалась Ольги и тому, насколько сильно она изменилась: стала сексуальнее и привлекательнее. Впрочем, обручального кольца на безымянном пальце я так и не увидел.
      Усмехнувшись, я вернулся обратно в машину и с силой нажал на педаль газа, резко трогаясь с места.
     
      Я хотел отвлечься и искренне верил в то, что скорость сможет выбить из моей головы образ этого мальчика. Да, этот образ вновь возник передо мной. Но все было бесполезно!
      Я до сих пор помнил тонкий аромат его парфюма, кажется, поселившийся не только в салоне авто, но и в моем сознании. Из-за этого я хотел рвать и метать!
      Бросив быстрый взгляд в одно из зеркал заднего вида и убедившись, что за мной никто не едет, я от злости резко нажал на педаль тормоза. Машина по заснеженной дороге пошла юзом, и меня занесло. Впрочем, сумев совладать с управлением, я аккуратно припарковался на обочине.
      Выйдя из машины, я с силой ударил ногой по ближайшему сугробу. Невероятно, но в голове пронеслась безумная мысль: "Он словно играет со мной как кот с мышью!"
      Скрестив руки на груди, я оперся о капот и запрокинул голову назад. Прикрыв глаза, я чувствовал, как снежинки успешно приземляются на горячую кожу и тут же оставляют после себя холодные капельки воды.
      Несмотря на то, что я терпеть не могу зиму с ее осадками в виде белых мух, сейчас я успокаивался.
      Мимо меня на большой скорости проносились другие машины, почему-то сигналя. Но я не обращал на них внимания. Только почувствовав, что замерз, я вернулся в машину и посмотрел на часы.
     
      Слегка ошарашено - стрелки часов успели убежать вперед почти на полтора часа - я все же заставил себя завести двигатель и вскоре был уже дома.
      С мыслью об этом вечере я погрузился в чарующие и мягкие объятия Морфея, а перед глазами все еще был образ мальчика и его загадочная улыбка, а также полный коктейль эмоций во взгляде.
     
      - Ночи! - громко крикнул Ноэль, взбегая по лестнице на второй этаж. Сразу после того, как зашла Ольга.
      - Ноэль, подожди! - окликнула его Ольга, но юноша не остановился. Вбежав в свою комнату, он громко хлопнул дверью и, упав на кровать, зарылся лицом в подушку.
      - Ненавижу... - процедил он сквозь зубы, сжимая в кулаке ткань покрывала.
     
  
  
  

Глава 4. "Обратная сторона монеты".

  

Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

  
   Проводив племянника холодным взглядом, Ольга устало потерла переносицу и тяжело вздохнула.
   - Как же с тобой иногда тяжело, - чуть слышно сказала она.
   Отдав шубу дворецкому, Ольга поднялась на второй этаж и уверенной походкой направилась к комнате Ноэля. Прислушавшись к тишине за дверью, женщина постучала. Впрочем, не дожидаясь ответа, вошла, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   - Как это понимать? - ровно спросила она, не обращая внимания на явно расстроенное лицо племянника.
   Но юноша молчал, продолжая комкать покрывало. Он словно не слышал тетю. Точнее, делал вид, что не слышит.
   - Объяснись, - потребовала она, мгновенно раскусив его задумку. Но, видя, что Ноэль опять на нее не реагирует, решительно продолжила:
   - Если ты думаешь, что молчание тебя спасет - ты ошибаешься, - Ольга смерила Ноэля холодным взглядом и присела на край кровати.
   - Если ты уверен, что игнор избавит тебя от моего присутствия, то вынуждена тебя разочаровать. И даже более того, - чуть ли не менторским тоном продолжила женщина, - сейчас ты поступаешь крайне некрасиво.
   - Пытаешься воззвать к моей совести? - наконец спросил юноша, разбив воцарившуюся в комнате тишину. Губы его кривила усмешка, однако в голосе проскальзывали нотки злости.
   - А если и так? - деланно удивилась Ольга, приподнимая левую бровь.
   Демонстративно фыркнув, Ноэль ухмыльнулся и чуть ли не по слогам процедил:
   - Дохлый номер.
   За что тут же был удостоен уничтожающим взглядом от Ольги.
   В комнате снова воцарилась тишина. Ноэль с гневом и холодом смотрел на тетю, а та отвечала ему аналогичным взглядом. Однако, сумев совладать со своими эмоциями, Ольга тяжело вздохнула и, прикрыв глаза, уже спокойно сказала:
   - Приведи себя в порядок и спускайся к ужину.
   - Я не голоден, - тут же отрезал парень, резко вставая с кровати.
- Чтобы через полчаса был внизу, - Ольга даже не думала уговаривать - просто поставила юношу перед фактом. Что толку учитывать его мнение? Она прекрасно понимала: сейчас Ноэль сделает все, лишь бы ей досадить. Легко поднявшись с кровати, Ольга выплыла из комнаты. Едва только за тетей закрылась дверь, как в направлении последней полетели подушка и отборная ругань Ноэля.
   Буквально рыча, он смахнул с прикроватного столика фотографию в рамке. Но тут же опомнился. Стекло треснуло, и этот звук привел юношу в чувство и вернул рассудительность и трезвость рассудка.
   С болью посмотрев на снимок, парень бережно поднял его с пола и так же бережно поднес к груди. Опустившись на кровать, он чуть дрожащими пальцами коснулся разбитого стекла и нерешительно, почти робко, дотронулся до силуэта столь любимой женщины в темном платье.
   - Мама, - тихо позвал он ту, что ушла так рано, оставив его в одиночестве.
   В горле образовался неприятный комок, и юноша закрыл глаза. Впрочем, он почти тут же их открыл и посмотрел на стоящего рядом с матерью человека.
   Высокий широкоплечий мужчина с темными волосами и небесного цвета глазами...
   - Папа... - еще тише позвал он того, словно надеялся, что отец сейчас оживет и обнимет сына так же крепко, как в детстве.
   Грустно улыбнувшись, Ноэль вернул рамку с фотографией на место. Прикрыв глаза, опять переживая всю ту боль, которую испытал после потери родителей, юноша вспомнил мамин смех и папину улыбку. Покачав головой, решительно поднялся на ноги.
   Избавляясь от галстука, запонок и рубашки прямо на ходу, Ноэль прошел в ванную, желая лишь одного - оказаться подальше от этого, как ему казалось, пропитанного ядом и обманом места.
   Душ освежил и помог прийти в себя. Придав прическе легкую небрежность и отыскав в гардеробе джинсы и джемпер, Ноэль бросил короткий взгляд в зеркало и остался очень доволен тем, что там увидел.
   Джинсы, которые тетя терпеть не могла, в сочетании с ее любимым джемпером и полным беспорядком на голове смотрелись просто изумительно!
   Буквально сбежав по лестнице вниз, Ноэль вошел в столовую и, как ни в чем не бывало, под пристальным и явно недовольным взглядом со стороны тети, сел за стол. Выбор племянником одежды Ольгу не порадовал, однако эту выходку она стерпела.
   Одарив женщину самодовольной ухмылкой, юноша приступил к позднему ужину, отметив мимоходом про себя, что тетя уже на грани - и стоит подлить еще немного масла в огонь, как она взорвется. Однако Ноэль не спешил...
   Не обращая внимания на нарастающее напряжение, юноша ужинал и размышлял, чем бы ему заняться в эти зимние каникулы? Конечно, через пару дней играть концерт, но кроме этого? Ответа на вопрос Ноэль не находил - наоборот: чем больше размышлял, тем больше понимал - ему здесь не место. Теперь он не видел смысла своего пребывания не то что в этом доме, а даже в стране!
   Поблагодарив за ужин, Ноэль уже хотел было встать из-за стола, как Ольга его остановила.
   - Скажи, ты совсем меня не ценишь? - с какой-то странной интонацией, граничащей с эмоциональным срывом, поинтересовалась она. Однако Ноэль лишь улыбнулся.
   - Какой же ты жестокий!
   - Ничуть, - парировал он. - Я не жестокий, я просто порождение этого мира. Заметь, твоего мира. Но правильнее все же сказать эгоист. Это будет точнее.
   Он встал из-за стола и, посмотрев на тетю сверху вниз, добавил, усмехнувшись:
   - И, да. Я жестокий. Благодаря тебе.
   Резко повернувшись на каблуках, Ноэль покинул столовую. Оставшись наедине со своими мыслями, Ольга больше не сдерживалась.
   Женщина сбросила со стола бутылку с вином, швырнула на пол тарелку и заплакала, даже не пытаясь подавлять эмоции. Она не обращала внимания ни на разлившийся в воздухе крепкий запах спиртного, ни на прислугу, пытавшуюся успокоить хозяйку.
   - За что мне это? - шепотом спросила она у тишины, когда каким-то чудом оказалась в спальне.
   Ноэль же отнюдь не испытывал сострадания или сопереживания. Полагая, что сегодня тетя получила по заслугам, он с чистой совестью отправился музицировать. Пододвинул поближе стул, немного поерзал, откинул крышку рояля - столь любимого инструмента - и на секунду задержал пальцы в воздухе. Ожидание скорого выступления будоражило и заставляло волноваться. Поэтому, чтобы его унять или хотя бы приглушить, Ноэль, прикрыв глаза, начал играть первое, что пришло на ум - Людвиг Ван Бетховен, "Пятая симфония".
   Казалось, пальцы двигаются сами. Движения их были четкими, уверенными, полными скрытого напряжения. Сам Ноэль казался расслабленным, но внешнее впечатление было обманчиво. Он был сосредоточен, но не на музыке.
   Юноша бросил все свои силы на то, чтобы унять зарождающуюся злость. Именно поэтому "Пятая симфония" оборвалась, так и не закончившись, и ее сменили тяжелые, давящие звуки импровизации. Пальцы чесались от желания выплеснуть накопившиеся эмоции. И Ноэль дал себе такую возможность.
   Музыка, заковавшая окружающий мир вокруг в кандалы, усиливалась и набирала обороты. Казалось, еще чуть-чуть - и она задавит своей тяжестью, не давая даже проблеска надежды. Музыка отбирала любую возможность на существование, лишая человека цели и желания жить. Она была рассчитана на то, чтобы любой, видя спасительную соломинку, не пожелал за нее ухватиться. Мелодия убивала... изнутри, порабощая.
   Еще мгновение - и в комнате не останется кислорода. И тут наступил перелом!
   Ноты на тон ниже звучали в общей картине странно и, даже более того - неестественно. Но именно они являлись той самой спасительной соломинкой, которую уже хотелось удержать, ни за что не отпуская. Злость Ноэля постепенно стихала. Мелодия становилась все мягче и спокойнее.
   Юноша играл! Музыка то отступала, прощаясь со своим слушателем и создателем, то подкрадывалась со спины, обнимая и явно не желая выпускать. Однако и это длилось недолго.
   Последними аккордами Ноэль настолько четко расставил акценты, что музыка, струившаяся из-под его пальцев, буквально превратилась в свет - в доли секунды тот затопил все вокруг, молниеносно прогоняя тьму и помогая желаниям и жизненным целям вновь обрести значение.
   Резко отстранившись от рояля, парень нерешительно замер. Он не верил в то, что только что играл нечто подобное. Сильная музыка, тяжелые эмоции и горьковатый привкус во рту - вот и все, что осталось от неожиданного и неуправляемого всплеска, который поглотил Ноэля с головой.
   Закрыв крышку инструмента, юноша на ватных ногах подошел к окну. Отодвинув тяжелую штору, с грустью посмотрел на небо, усыпанное яркими звездами.
   Ему было больно находиться так далеко от любимого. И сейчас эти звезды, как никогда раньше, напомнили Ноэлю о чудесных вечерах, которые он проводил со своим мужчиной, окончательно рассеяв то неприятное, что еще оставалось после спонтанной музыкальной импровизации.
   Парню хотелось вновь ощутить объятия своей второй половины, прижаться к ней посильнее, вдохнуть аромат туалетной воды. Ноэль жаждал опять почувствовать сладковатый вкус губ любовника и его сильные руки, не позволяющие ускользнуть из крепких, но нежных объятий. Прикусив нижнюю губу, парень закрыл глаза, давая образу любимого полностью материализоваться в сознании.
   Вот его карие глаза. Вот прямой нос и столь желанные мягкие чувственные губы. Вот широкие плечи, в которые можно впиться ногтями во время очередного оргазма. Вот его грудь, к которой всегда можно прижаться, и прислушавшись, уловить биения сердца - иногда частые, почти зашкаливающие, а иногда спокойные и даже умиротворенные.
   В комнату кто-то вошел и, почувствовав присутствие постороннего человека, Ноэль был вынужден, пускай и временно, проститься с миром грез и обратить внимание на вошедшего. Каково же было негодование юноши, когда, обернувшись, он увидел прислугу.
   Грязно выругавшись, Ноэль прошел мимо девушки и поспешил вернуться к себе. Впрочем, даже за эти несколько секунд он смог вогнать прислугу в краску - одетые к ужину тесные джинсы только подчеркивали сильную эрекцию...
   Влетев в свою комнату, Ноэль хлопнул дверью и, громко зарычав, пнул ближайший стул. Охнув от боли, потер место ушиба и снова выругался. Сейчас он явно перестарался.
   Спать парню совершенно не хотелось, тем более что на сегодняшнюю ночь у него еще были намечены планы...
   Сделав пару звонков в Париж, он выключил свой телефон и, переодевшись в легкие брючки, накинул на плечи рубашку, которую и не подумал застегнуть, после чего нырнул в коридор, тихо прикрыв за собой дверь.
   Обойдя весь первый этаж с целью найти что-нибудь этакое, Ноэль с большим удовольствием стащил из-под носа у повара кусок сыра и со своей добычей направился в кабинет.
   Энергия била из парня ключом. Наверное, поэтому Ноэль сел разбирать бумаги, которые вела его тетя - по поводу и без оного. Признаться, ничего интересного в отчетах о работе, проделанной 19 декабря, а также несколькими днями ранее, он не нашел, поэтому переключил внимание на информацию в компьютере.
   Счета были в порядке, как и вся недвижимость, записанная на имя Ноэля Франсуа Аруэ и перешедшая к нему после смерти родителей. Придраться было не к чему, и это лишь усиливало подозрения.
   "Ну не может быть все идеально. Не-мо-жет!" - подумал про себя парень, перегибаясь через стол, чтобы поднять упавший на пол лист бумаги. Возможно, именно эта уверенность и подтолкнула его руку, когда Ноэль случайно нажал на автоответчике кнопку "Прослушать оставленные сообщения".
   - У вас два новых сообщения, - сообщил приятный женский голос.
   Чуть не подпрыгнув на месте от неожиданности, Ноэль прошипел что-то нечленораздельное, потянулся к аппарату и, поколдовав немного над кнопками, добрался до первого сообщения.
   - Ольга, привет. Как насчет немного отдохнуть завтра? - предложил неизвестный мужской голос под громкое фырканье парня.
   - Фиг тебе, а не отдых, - мурлыкнул Ноэль, стирая сообщение, чтобы прослушать следующее.
   - Здравствуй. Наш уговор в силе?
   С первыми же услышанными звуками брови юноши поползли вверх. Этот голос был ему знаком - и даже очень хорошо. Так говорил его любимый человек. В голове Ноэля тут же возникло множество вопросов:
   "Как это понимать? Он что, знаком с тетей? О каком уговоре может идти речь? Что за вздор?!"
   Ответов юноша - увы! - не знал.
   Поспешно уничтожив следы своего пребывания в кабинете, Ноэль поторопился вернуться к себе, чтобы в тишине и спокойствии все обдумать. Благо, на это у него была вся ночь - спать юноше по-прежнему не хотелось.
   Отношения с тетей не заладились у Ноэля еще с самого детства, начиная со смерти родителей. Впрочем, их и при жизни последних нельзя было назвать гладкими. Однако после того, как мальчик стал сиротой, Ольга словно с цепи сорвалась.
   Женщина практически стала тенью племянника, оберегая того от всех и вся. Даже во время игры в песочнице или, к примеру, на качелях она всегда была рядом, присматривая, чтобы ребенок не поранился и не ушибся, заработав синяки. Когда же Ноэль стал утомлять ее слишком взбалмошным характером, она избавилась от племянника, отослав того в закрытую частную школу. Благо, денег для этого было более чем достаточно - к Ольге перешло управление всем имуществом, доставшимся Ноэлю по наследству от погибших родителей. При этом она руководствовалась только общими указаниями, гласившими: "В случае нашей смерти, Ольга Владимировна Кэлли, родная сестра Елены Владимировны Кэлли-Аруэ, должна позаботиться о нашем сыне Ноэле Франсуа Аруэ. Для этого ей разрешается распоряжаться всем имуществом, которое мы завещаем сыну Ноэлю, до тех пор, пока он не станет совершеннолетним и не сможет сам позаботиться о себе. Однако все сколько-нибудь серьезные и важные сделки она может заключать только и исключительно с согласия попечительского совета до достижения Ноэлем шестнадцатилетнего возраста, а после исключительно при наличии подписи нашего сына".
   Конечно, в завещании были свои нюансы и дополнения, о которых юноша сейчас совершенно не хотел размышлять. Он просто знал, что тетя не сможет заключить ни одну сделку без его ведома и согласия.
   "Или она таки нашла лазейку?" - резко сев на кровати, Ноэль невидяще глядел перед собой.
   - Вздор, - он помотал головой, как будто отметая от себя эту пугающую мысль.
   Однако, прокручивая в голове полный текст завещания, Ноэль в который уже раз мысленно ругал тетю. Благодаря заточению в парижской частной школе у него не было нормального детства, зато он получил блестящее образование. Более того, несмотря на свой юный возраст, уже сумел найти не только себя и свою цель в жизни, но и свою половину. Юноше было наплевать на то, что его мужчина старше. Насколько именно старше, Ноэль никогда не задумывался, просто - старше и опытнее.
   С одной стороны, он был благодарен тете за неустанную заботу, однако с другой... Ему всегда хотелось самого обычного детства.
   Разъезжая по стране с концертами, принимая участие в престижных музыкальных конкурсах, Ноэль знакомился с полезными людьми и заводил нужные знакомства, извлекая из них немалую выгоду, которую позже начал использовать в своих собственных целях.
   Сперва все было хорошо.
   Занятия и хобби, увлечение танцами и готовкой отнимали у него все свободное время. Ноэль уже успел выбрать университет, в который собрался поступать по окончанию школы - как-никак оставалось всего полгода - рассчитывая остаться в родной Франции. Но нет! Тетя то и дело путала все карты, вызывая племянника к себе на всевозможные банкеты и праздники, присутствовать на которых ему было вовсе не обязательно. В последние годы она буквально силой заставляла его приезжать на рождественские каникулы, не интересуясь ни планами юноши, ни его мнением вообще.
   Негромко взвыв, Ноэль опять вернулся в горизонтальное положение. Чем больше он думал о происходящем, тем больше вопросов у него появлялось. Ответы же на них находились далеко не всегда. Ближе к рассвету мысли окончательно запутались. Предприняв безуспешную попытку как-нибудь расшевелиться, Ноэль махнул рукой на это неблагодарное дело, разделся и свернулся клубочком под одеялом.
   То и дело зевая, он отдался во власть Морфея, поставив тому непременным условием навеять лишь прекрасные и чарующие сны. Однако желанию Ноэля не суждено было сбыться. Заказанный сон так и не приснился. Вместо него приснилась какая-то чушь, оставившая после себя странные и неприятные ощущения.
   С трудом продрав глаза и покосившись на яркое зимнее солнце за окном, Ноэль натянул на голову одеяло и продолжил спать дальше.
   Ольга же, прорыдав большую часть ночи в подушку, уснула только под утро. Впрочем, вряд ли это можно было назвать сном. Ворочаясь с боку на бок, она все пыталась устроиться поудобнее, в итоге проснулась не выспавшаяся, усталая и измотанная. Посмотрев на свое отражение в зеркале, она скривилась и отправилась в ванную, надеясь, что контрастный душ ее взбодрит.
   Наскоро перекусив и сделав за завтраком несколько звонков, женщина поехала в косметический салон, чтобы привести себя в порядок.
   Выглядеть нужно хорошо, а по вине племянника сегодня утром на ее лице стало еще одной морщинкой больше... Впрочем, осознавая, что вразумить Ноэля так легко ей не удастся, Ольга решила взять тайм-аут, чтобы хоть чуть сберечь себе нервы и кровь, изрядно пострадавшие по вине близкого родственника.
   Конечно, мальчик все еще довольно юн. Потерять обоих родителей - тяжкий удар для кого угодно, а уж потерять их в столь раннем возрасте... И все же, Ольга совершенно не понимала причину той неприязни, которая царила между ней и сыном ее сестры.
   Они не часто виделись с Ноэлем - так было с самого момента рождения мальчика, но это ничего не значило. Ольга дала ему все необходимое - цель, образование, надежный и безопасный дом! Она догадывалась, что, отдавая Ноэля в частную школу, допускает ошибку. Но выбрала именно школу, а не нянек или приходящих учителей: мальчику нужно было общаться со сверстниками. Развиваться не только физически, но и творчески. Впридачу, Ольга видела, что племянник начал постепенно замыкаться в себе, не шел на контакт, и школа казалась именно тем местом, где его могли расшевелить.
   Ольга радовалась каждому успеху племянника, хвалила и поощряла его. Она пыталась поддержать Ноэля, когда тот терпел неудачи, но мальчик совершенно не хотел признавать свое поражение, благодаря чему боролся до последнего... одерживая яркую победу!
   Ноэль вырос в атмосфере постоянных соревнований. Ольга видела, как в нем развивается чувство соперничества, и, бесспорно, была этому очень рада. Выполняя обязательства, возложенные на нее условиями завещания, она ни в чем не отказывала племяннику.
   Если Ноэль хотел кольцо из белого золота с бриллиантами, он его получал. Если же ему хотелось простого мороженого, он получал его так же незамедлительно. Все, абсолютно все прихоти мальчика воплощались в жизнь. Ольга была довольна проделанной работой. Ноэль рос хищником, которого воспитывали специально для того, чтобы по достижению нужного возраста он мог в полной мере вступить во владение наследством. И каким наследством!
   Недвижимость на сотни миллионов долларов, выгодно расположенные земельные участки, антикварная мебель, табун чистокровных скакунов... Все это терпеливо ожидало полноправного хозяина.
   Впрочем, однажды Ольга все-таки сглупила - и сильно! - позволив Ноэлю после одного из многочисленных концертов встретиться с иностранным поклонником. Конечно, до нее доходили слухи об истинной ориентации племянника, но верить им она категорически отказывалась. Однако... пришлось.
   Зайдя в гримерку и обнаружив там Ноэля с незнакомым мужчиной, Ольга поначалу опешила. Что-что, а увидеть мальчика в объятиях незнакомца, который был старше племянника как минимум лет на десять, она была не готова! Однако придя в себя, сделала все возможное, чтобы эти двое больше никогда не увиделись.
   Чего она только не предпринимала! Но они все равно встречались...
   Тяжело вздохнув, Ольга из-под полуопущенных ресниц оценила работу маникюрши и вновь погрузилась в воспоминания.
   Наконец она решила не препятствовать племяннику и постаралась смириться с тем фактом, что в его жизни появился другой человек. Как говорил сам Ноэль:
   "Он мне дорог. Я люблю его!"
   А на вопрос: "Любит ли он тебя?" Ольга слышала уверенное: "Да".
   В итоге, ей ничего не оставалось, кроме как просто отойти в сторону. Пускай и не совсем. Ольга перестала мешать племяннику налаживать личную жизнь. Она видела, как Ноэль все чаще улыбается, смеется и больше не замыкается в себе. Она чувствовала, что он изменился, стал мягче, эмоциональнее... Однако все это куда-то исчезало каждый раз, когда Ноэль приезжал на каникулы. Конечно, Ольга догадывалась, что у него могут быть свои планы, но они ведь так редко видятся! В то время как со своим любовником Ноэль встречался почти каждый день.
   "Новый день. Новая шахматная партия..." - сев на кровати, как-то грустно подумал Ноэль. Ему хотелось проснуться однажды в объятиях того, с кем можно будет сбросить маски, быть самим собой - нежным, чутким, ласковым и внимательным...
   Зазвонил телефон. Ноэль изучил номер на дисплее, и мечтательность испарилась с его лица, словно по мановению волшебной палочки, уступив место холодности, расчетливости и безжалостности - всему тому, что присуще хищнику, который заприметил новую добычу.
   - Здравствуй, Чан...
  
  

Глава 5. "Surrrprrrise"

  

Все мы любим приятные сюрпризы.

Но не всегда получаем желаемое...

  
   Зевая и потягиваясь, Ноэль все же переборол себя и выбрался из-под одеяла. Взъерошив волосы на затылке, он поймал себя на странной мысли - сегодня делать абсолютно ничего не хотелось: ни гулять, ни приводить себя в порядок, ни репетировать. А ведь все это было необходимо - особенно, последнее. Странное состояние, наполненное меланхолией, с самого утра. Да еще и обида на своего мужчину, который, как выяснилось, не может приехать на концерт. Бросив быстрый взгляд на телефонный календарь, Ноэль тяжело вздохнул.
   - Как же быстро порой несется время, - задумчиво высказался юноша, отмечая, что до выступления осталось всего два дня, не считая этого. Тихо зарычав, мальчик все же направился в ванную комнату. Наскоро приведя себя в порядок, он спустился на первый этаж и... сообщения на автоответчике, всплыли в памяти, отчего настроение только ухудшилось. Хотя, казалось бы, куда больше?
  
   Устроившись с максимальным комфортом за столом, Ноэль не стал дожидаться, когда к позднему завтраку присоединится его тетя. Схватив булочку, он с явным удовольствием намазал ее маслом.
   Впрочем, как бы Ноэль ни старался натянуть на лицо маску довольного жизнью подростка, у него ничего не выходило. В итоге, просто плюнув на это дело, он погрузился в собственные мысли, не замечая ничего вокруг.
   Он вновь и вновь прокручивал в голове услышанные ночью сообщения и увиденные отчеты. Он чувствовал, здесь что-то не так. Но что именно? Интуиция пока лишь уверенно предупреждала, чтобы ее хозяин был осторожнее и осмотрительнее. Но сам Ноэль никак не мог понять причину этого беспокойства. Ведь... он доверял Чану! Однако что-то не вязалось...
  
   Юноша даже не заметил тетю, севшую за стол и поздоровавшуюся с ним.
   - Опять за свое? - заводясь с полоборота, резко спросила Ольга. Но, увидев неподдельное недоумение на этом милом личике, лишь улыбнулась уголками губ и пожелала приятного аппетита. Ноэль поперхнулся.
   "Что-то будет..." - меланхолично подумал парень, запивая водой застрявший в горле комок.
   - Дорогой, а какие у тебя на сегодня планы? - чуть ли не мурлыкая, поинтересовалась тетя, меняя гнев на милость. И удивлению на лице парня не было предела.
   "В подвале что-то сдохло?" - мысленно вопросил Ноэль у самого себя, покосившись в сторону дверного проема.
   - Котенок? - улыбаясь, окликнула племянника Ольга, подумав, что тот хочет вновь сбежать.
   - Ась? - наконец-то отозвался Ноэль, решив все же поставить стакан с содержимым на стол, чтобы ненароком не уронить на пол от... очередного неожиданного припадка вежливости в исполнении "горячо любимой" тетушки.
   - Какие у тебя на сегодня планы? - повторила она свой вопрос, осматривая стол на предмет чего-нибудь съедобного и, как всегда, не слишком калорийного. Да, Ольга следила за своей фигурой. Хотя Ноэль, если честно, не понимал, для чего ей это нужно. Выглядела она и без того шикарно! Впрочем, сколько парень помнил себя и свою собеседницу, Ольга выглядела так всегда.
   - Ну... - закатив глаза, - играть на твоих нервах? - лучезарно улыбнувшись, незамедлительно продолжил он.
   - А если серьезно? - наконец-то отыскав желаемое, с едва уловимыми радостными нотками поинтересовалась Ольга. Похоже, сегодня она была намерена никак не реагировать на колкости родственника, брошенные в ее адрес.
   "Точно! Что-то сдохло! Надо будет сходить, посмотреть, палочкой потыкать..." - подумал парень, представляя себе картину маслом: он спускается в темный подвал. Там, прямо в самом центре, лежит что-то большое, пушистое и дохлое. Но чтобы убедиться в этом, он берет ближайшую палку и начинает активно тыкать зверушку, иногда ковырять в ее зубах, пасти и даже приподнимать ей веки, чтобы разбудить это создание и увидеть тетю в ее обычном не самом приятном расположении духа.
   - А-ля? - Ольга, пощелкав пальцами, выдернула Ноэля из его мыслей. - Ты со мной сегодня вообще разговаривать собираешься? - делано обидевшись, спросила женщина.
   - Конечно! - с неподдельной долей восторга отозвался юноша, решив все же принять тетину игру. Если таковая вообще имела место быть. Однако упускать столь замечательный шанс в виде издевательства над собственной тетей парень упустить не мог. Уж слишком это была большая роскошь. - Да почти никаких. Почистить твоего любимого пуделя о ближайшую штору, - загибая пальцы, начал перечислять парень. - Порыться в библиотеке. Поиздеваться над роялем и твоим водителем. Заглянуть в главный зал филармонии и заняться сексом со своим мужчиной, - довольно загнул он пятый палец, гордо вскинув голову. - А что? - прозвучало почти невинно. Впрочем, Ноэль по-прежнему желал убедиться, что та пушистая зверушка, что сейчас явно валяется в подвале, не будет пущена на шкурки.
   Сморщив носик, Ольга красноречиво посмотрела на Ноэля. Женщина представила, как племянник реализовывает озвученное... И больше всего ей стало жаль шторы. Не из-за того, что о них вычистят статуэтку в виде пуделя, - подарок от друзей из-за границы - а из-за того, что на шторе обязательно останутся затяжки, которые ничем потом не уберешь. А заказывать новую штору у Ольги в планах пока не было. Она даже лояльно относилась к последнему пункту, лишь бы не на ее глазах...
   - Отмени первый, второй и пятый пункты и тебе будет сюрприз, - продолжив завтрак, спокойно отозвалась Ольга, выдержав и это издевательство над ее нервами.
   "Опа! Зверек теперь не один..." - мысленно взвыв, Ноэль с большим трудом сдержал себя, чтобы не рассмеяться. Ибо его фантазия нарисовала поистине изумительную картину.
   К первому пушистому, уже совершенно точно дохлому зверьку, которому предстоит пойти как минимум на шкурки, - сверху присоединяется второй. Теперь в подвале, в самом центре темного помещения, лежат уже два пушистика.
   "Если все и дальше так пойдет, то можно будет либо питомник открывать, либо заниматься коллекционированием зверьков неизвестной степени дохлости... И во всем будет виновата тетя!" - набросал Ноэль планы ближайшего будущего. Если не закончить этот разговор незамедлительно - перспективы вырисовывались не самые радужные. Впрочем, Ноэль очень хотел сохранить собственные нервы и здоровье. Зачем лишний раз лезть на рожон? А для этого надо было... пойти на компромисс. Мысленно зарычав, юноша спокойно улыбнулся.
   - Хорошо. Заберешь меня в четыре из филармонии, - констатировал он и быстро скрылся из виду, доедая по дороге булочку.
   Усмехнувшись, Ольга похлопала сама себе в ладоши. Это была ее первая победа после длительного перерыва, а поведение племянника сейчас больше всего походило на бегство. Впрочем, если бы она знала истинную причину этого поведения, она бы начала подыскивать бригаду уборщиков мертвых пушистиков в подвале. И не только их...
  
   Ноэль, зайдя в свою комнату, с большим удовольствием рассмеялся. Бесспорно, его фантазия не выдавала подобных параноидальных картин уже очень давно. Согнувшись пополам и держась за живот, парень пытался унять приступ смеха, но картина, как тетя лично убирает из подвала всю живность, дорогого стоила. Перепуганная горничная, прибежавшая на смех, лишь недоуменно посмотрела на своего хозяина, подававшего какие-то странные знаки рукой. А вскоре к знакам присоединилась и икота.
   Совсем напуганная девушка, подумавшая, что у хозяина приступ, быстро помчалась на первый этаж за помощью. И каково же было удивление тех, кто буквально влетел в комнату, когда они увидели спокойно лежащего на кровати, к тому же читающего книгу, Ноэля.
   Оторвав взгляд от наспех схваченной с прикроватного столика, да еще и перевернутой вверх ногами книги, юноша вопросительно посмотрел на своих гостей. Но те, видя, что все в порядке, вышли. Впрочем, Ольга осталась.
   - Когда намерен поехать в филармонию? - медленно приближаясь к племяннику, мягко поинтересовалась она.
   - Как только, так сразу, - довольно резко парировал он в ответ, закрывая книгу и отбрасывая на подушку позади себя.
   - Неужели настолько интересная? - с наигранным безразличием вопросила женщина, следя за выражением лица Ноэля. Но мальчик, не будь наивным, легко раскусил подвох.
   Сев в позу лотоса, он потянулся.
   - Конечно! Очень интересно! Только за мылом и веревкой схожу... - в тон тете отозвался парень.
   - Ты мне обходишься слишком дорого, - задумчиво констатировала она, изучая собственные ногти. И, не дожидаясь встречных вопросов, продолжила: - Парикмахер, визажист, личный тренер. А также маникюр, почти ежедневно - бассейн. И это еще не все пункты моих расходов. Но самым главным пунктом являются нервы, а ведь они не восстанавливаются...
   - Ольга. Они восстанавливаются, - спокойно сдержав напор подобных страстей, отозвался Ноэль, поднимаясь с кровати. - Заведи себе мужчину. Заодно и не будешь на всех подряд рычать по поводу и без. Недотрах так же плох, как и перетрах. Поэтому все должно быть в меру, - совершенно забыв о чувстве тона, закончил он свою мысль, видя и одновременно оценивая степень побагровения лица тетушки. Она явно не ожидала от него таких слов. Как можно быстрее скрываясь из виду после сказанного, Ноэль помахал тетушке рукой, мысленно решая не попадаться сегодня, да и в ближайшие сорок восемь часов, на глаза этой женщине.
  
   Ольга была уверена в том, что Ноэль довольно хорошо воспитан и подобных фраз не знает. Но он ее удивил. И еще как! Женщина просто опешила. Пришла она в себя, когда парня уже и след простыл.
   - Вот наглец, - рыкнула женщина, скрестив руки на груди. Однако в одном Ноэль, как ни печально, был целиком и полностью прав: Ольге нужно было перестать на нем срываться по малейшему поводу. Впрочем, завести постоянного любовника или мужа также бы не помешало... А для этого требовалось выбрать жертву.
   Пораскинув мозгами, взвесив все "за" и "против", Ольга остановила свой выбор на нескольких кандидатах. Но примерно через час по времени и ряд телефонных звонков, остался лишь один - Алексей.
   Хмыкнув, она достала из фотоальбома старую потертую фотографию и, прекрасно помня, как ее друг детства относится к живой музыке, позвонила.
   - Здравствуй, - мурлыкнула она в трубку.
   - Да, я тоже рад тебя слышать, - несмотря на первое удивление, спустя секунду от замешательства в голосе Алексей не осталось и следа.
   - Задаю вопрос в лоб, - тут же решила Ольга взять быка за рога. - Чем занимаешься двадцать пятого, вечером?
   - Небольшое собрание, - полистав ежедневник, как ни в чем не бывало отозвался Алексей, нутром чуя подвох. Ведь зная Ольгу...
   - Отменяй, - махнув рукой, тихонько рассмеялась она на слова Куларова. Ее совершенно не интересовали какие-то собрания. Ольга хотела этого мужчину, и готова была за него побороться - даже самыми нечестными методами в виде племянника... - Я предлагаю немного отдохнуть.
   - Я бы с радостью, но никак, - догадываясь о желании Ольги, перерезал все спасительные ниточки Алексей. - Но я все еще согласен на ужин. А теперь извини, но мне нужно вернуться к делам, - поставив собеседницу перед фактом, мужчина обратился к своим помощникам: - Так, на чем мы остановились?
   Ольга, поняв, что связь оборвалась, скорчила странную рожицу и передразнила Алексея, показав под конец язык. Однако, спохватившись, тут же вздохнула. Так много общаться с Ноэлем ей явно противопоказано, ибо она начинает перенимать у него часть черт характера и привычек...
  
   С головой погрузившись в работу, Ольга потеряла счет времени. Благо, сотовый напомнил о себе мелодичным перезвоном. Ответив на звонок, женщина сразу же уловила напор страстей, что гулял по ту сторону.
   - Тебя вообще ждать? Или я добираюсь до дома на своих двоих? - с трудом сдерживая гнев, поинтересовался Ноэль.
   - Как? Уже?
   - На часы посмотри, - не сдержавшись, огрызнулся парень. - Уже пять! Ты должна была приехать за мной еще час назад!
   И, отключив вызов, Ноэль с трудом сдержал себя, чтобы не швырнуть телефон о ближайшую твердую поверхность.
   Ольга же, быстро засобиравшись, прикинула, сколько примерно ей потребуется времени, чтобы добраться до филармонии, преодолевая все пробки и, тяжело вздохнув, была вынуждена признать собственное поражение.
   - Все же, ты добираешься сам, - обреченно сказала она племяннику, чувствуя себя побитой кошкой. Чтобы вот так проколоться? Ольга сама от себя подобного не ожидала.
   - Так и знал, - все в том же рассерженном ключе процедил Ноэль. Говорить о чем-либо еще не имело смысла.
  
   - Тебя подбросить? - спросила девушка, что сегодня репетировала вместе с Ноэлем на одной сцене - кажется, ее звали Анна.
   - Нет, спасибо. Сам как-нибудь, - поправляя ворот пальто, отозвался юноша. Впрочем, мысленно он тут же пожалел о том, что ответил отказом. Как-никак, а климат оставлял желать лучшего. Парень уже успел отвыкнуть от России с ее пробирающими насквозь ветрами и вечно меняющейся погодой. Ведь какой-то час назад на улице не было снега, а небо было идеально чистым. Сейчас же... назревала метель.
   Поправив перчатки, Ноэль спустился по заснеженным ступенькам и тихо зашипел. Его обувь не была предназначена для подобных путешествий. Однако, чтобы хоть немного снять напряжение, прежде чем встретиться со своим мужчиной, он решил охладиться: пройтись парочку кварталов пешком, а затем поймать такси.
  
   Казалось бы, что может быть сложного в том, чтобы немного развеяться, прогулявшись по улице? Ведь всего-то и надо было - пройти через парк, перейти мост и, как ни в чем не бывало, поймать машину. Но нет! Ноэль таки сумел найти неприятности на свои вторые девяносто.
   Промочив ноги настолько, что при каждом шаге в ботинках хлюпала вода, юноша разозлился еще сильнее. Однако по аллеям парка машины не ездили. А значит, для того, чтобы выбраться на улицу, требовалось дойти до выхода. Но прежде - пройти еще такой же путь из снега, воды и холода. Парень был зол. И, может быть, именно поэтому он не почуял проблем, что с неприкрытой дерзостью приближались к нему, держа наготове биты.
   - Далеко идем? - разрезал воздух пополам, напугав Ноэля, чей-то довольно грубый и хриплый голос.
   - Ну, чего молчим, котеночек? - вмешался второй, выплывая из-за спины первого, хищно сверкая всеми своими десятью зубами.
   Прошипев что-то нечленораздельное, Ноэль постарался взять себя в руки и как можно сдержаннее пойти дальше.
   - Куда?! - рявкнул еще один неизвестно откуда взявшийся амбал, преграждая дорогу юноше. А для пущей убедительности, да и чтобы малец никуда не сбежал, перехватил парня за запястье. Резким движением он буквально заставил Ноэля резко развернуться, заломив ему руку за спину. Но то ли все делалось специально, а может, и просто из-за того, что сила была не рассчитана, - что, откровенно говоря, навряд ли - парень выгнулся в спине, вытягиваясь в струнку и болезненно вскрикивая.
   - Отпусти, - прошипел Ноэль, пытаясь сопротивляться. Но нападавшие были явно против подобного расклада.
   - Ых, какая киса! - восхитился четвертый, что стоял немного в стороне и до этого был лишь сторонним наблюдателем. - Еще и шипеть умеет, - вразвалку подошел он к своему приятелю и его жертве. Он буквально пожирал мальчика взглядом. Но подобных комплиментов-оскорблений Ноэль терпеть был не намерен. Изловчившись, он со всей силы наступил своему "доброжелателю" на ногу. Однако в ответ почти незамедлительно последовал сильный удар в живот. Ноэль буквально пополам свернулся от боли, жадно хватая ртом воздух.
   - Будешь трепыхаться, сделаем больно, - процедил сквозь зубы четвертый, схватив парня за волосы и рывком поднимая его вверх.
   Похоже, именно он и был здесь главным. Но Ноэль соображал с трудом. Боль была очень сильной. Он не заметил, как кто-то из нападавших швырнул его на землю. Юноша пытался собрать мысли в кучу и предпринять попытку вдохнуть. Но все было безуспешно. При падении из легких повторно вышибло весь воздух, а дальше что-то очень тяжелое прижимало его к земле, не давая возможности даже шевельнуться. Земля была до неприличия мокрой и холодной. Шею моментально пронзило множеством ледяных иголок, а под рубашку попал снег - впрочем, почти моментально растаявший. Но любая попытка пошевелиться была заранее обречена на провал.
   Вновь резко рванув голову мальчика вверх за волосы, главный что-то прошептал ему на ухо. Но Ноэль не различил, что именно. Шепот был просто отвратительным из-за "аромата", что шел изо рта этого зверя. А ведь Ноэль никогда не жаловался на собственное обоняние. Хотя сейчас об этом пожалел.
   - Прекращай! Это же парень! - окликнул своего босса второй. Но тому было плевать.
   - И что?! - гаркнул главарь в ответ, громко рассмеявшись.
   - И впрямь... - задумчиво высказался первый. - Дырка то все равно есть, - закончил он свою мысль уже под громкий гогот приятелей.
   Ткнув парня головой в снег, буквально заставляя его есть, главный, перехватив руки юноши, с большим удовольствием связал их, обмотав вокруг тонких запястий собственный ремень. Ноэль шипел, рычал и явно не собирался лежать спокойно! Из-за чего и поплатился серией ударов, обрушившихся на него со всех сторон. Пока он приходил в себя, наглец развел юноше ноги и огладил ягодицы - так, словно это была его собственность. Но он словно чувствовал, что жертва еще не запугана настолько, чтобы беспрекословно подчиняться.
   Нанеся еще серию ударов, пришедшихся по бедрам, ребрам и плечу, вновь запустив пальцы в пушистую макушку Ноэля, с силой потянул на себя, а затем гаркнул:
   - Жри, падла! - приказал главарь, водя лицом парня по снегу и не давая ни малейшего шанса уйти в сторону или даже побороться за инициативу.
   То, что на протяжении всего это времени испытывал Ноэль, описать крайне сложно.
И благодаря тому коктейлю, а если быть точнее, ведру помоев, что сейчас успешно вылили на юношу, Ноэль испытывал и ненависть, и боль, и разочарование, и горечь, и все то, что только может переживать человек за самый короткий промежуток времени. И среди прочего, там был страх - такой страх, которого до этого Ноэль ни разу не испытывал. Он отличался от обычного и имел привкус собственной крови, что вот-вот должна пролиться, и... боли, не несущей в себе ровным счетом ничего хорошего.
   Подушечки пальцев начинало потихоньку покалывать, но нападавшие даже не думали на этом останавливаться. Вновь огладив ягодицы, чьи-то мужские руки скользнули прямо по животу, а через секунду Ноэля уверенно поставили на колени, разведя ноги.
   Парень не знал, что делать. Он был беззащитен - один против четверых взрослых мужчин. А если учесть крайне невыгодное положение в качестве связанных рук и позы раком... На шипение и явно нецензурные слова к горлу юноши моментально был подставлен нож.
   - Еще хоть слово, и привет семье, - без намека на шутку пригрозил один из помощников главаря. А тот, воспользовавшись моментом, добрался до ремня на брюках. И, поколдовав над ним, приспустил Ноэлю брюки, чтобы лицезреть юношескую бархатистую кожу и, как он думал, девственную попку.
  

Глава 6. "Прощайте! или... До свидания?"

  

Помощь всегда приходит с той стороны,

откуда мы ее никогда не ждем...

  
   Острое лезвие ножа было в опасной близости от горла Ноэля. Да и нападавшие явно не шутили. Юноша испуганно замер, стараясь не обращать внимания на уже ставшую привычной боль. А главарь жадно осмотрел свою добычу, облизнувшись в предвкушении.
   Мужчине не было никакого дела, кто под ним: девушка или парень. Он просто желал получить удовольствие и причинить боль. А вот кому? Это-то как раз было и не важно. Здесь и сейчас для главаря этой шайки - впрочем, не только для него - на первое место выходили животные инстинкты, среди которых занимали сексуальное желание и стремление получить удовлетворение.
   Этот светло-русый парень, явный гость столицы, - акцент, не свойственный жителям Москвы, говорил больше, чем мог бы сказать сам Ноэль - не желавший подчиняться и которого можно было взять силой...все это заводило нападавших еще сильнее.
   - Давай быстрее! - подначил шефа один из помощников, также желая получить свой десерт. Но мужчина не торопился. Ведь главным, имея явно неоспоримый авторитет, являлся здесь именно он! А наглец, пожелавший поторопить своего босса, еще пожалеет. Именно такое решение созрело в голове хищника, когда он хлестнул ладонью по оголенной ягодице Ноэля. На бархатистой коже остался красный отпечаток, а парень дернулся вперед. Острие ножа неприятно коснулось горла! Но в самый последний момент сильная рука мужчины вернула юношу в исходное положение. Этот мальчишка пока еще был нужен ему живым!
   Кожа горела, что Ноэлю категорически не нравилось. Кончики пальцев то и дело начинало сводить мелкой судорогой, а тело периодически била крупная дрожь. Парень и без того сильно замерз.
   Однако юноша уже понял, что именно ему грозит, и очень сильно сомневался, что будет хоть какая-то прелюдия или подготовка. Ноэль чувствовал, как время от времени внутри все сжималось, а к горлу то и дело подступал комок с неприятным желчным привкусом.
   - Кыса... - с какой-то непонятной интонацией сказал главарь. Мужчина провел пальцами по ложбинке меж бедер юноши и, чувствуя, как напряглась под ним добыча, хищно ухмыльнулся. Решив использовать собственную слюну в качестве смазки, он сплюнул и, высвободив свой член из плена штанов явно не первой свежести, провел им по ложбинке.
   - Нет! - вскрикнул Ноэль. Но насильник в ответ лишь увереннее перехватил парня под бедра, впиваясь пальцами в нежную кожу. Начав медленно входить, преодолевая сопротивление мышц и буквально раздирая тугое кольцо ануса, мужчина упивался своей победой. Парень был горяч и узок.
   Даже Чан за весь уже довольно продолжительный период близкой связи никогда не позволял себе подобной роскоши: взять силой. Хотя и не раз натыкался на отказ со стороны своего любовника.
   А Ноэль с силой сжал руки в кулаки и, поневоле выгнувшись в спине, рванулся вперед, даже не думая сдерживать тот вскрик, что рвался из груди. В голове юноши была лишь одна мысль: "Выступление. Два дня!" Но силы были явно не равны. Раздирающая боль мгновенно окутала все тело. Парень дернулся и болезненно вскрикнул, но мужчину это не остановило. Насильник брал свою добычу, буквально вламываясь в зажатое, напряженное тело. Еще раз попытавшись вырваться, Ноэль добился лишь того, что напоролся на нож - почти, но и этого хватило, чтобы на нежной, светлой коже юноши выступила кровь.
   Продолжая получать желаемое под галдеж своих приятелей, мужчина двигался в узком теле так, как считал нужным: быстро и во всю длину. Бесцеремонно врываясь в юное тело, буквально насаживая его на свой член, насильник не обращал внимания на вскрики и хрипы, вырывавшиеся из груди того, кто был под ним. Выйдя в очередной раз, насильник вновь вошел резко, заставив Ноэля не то что прогнуться в спине, а дернуться и... упасть на грудь. У парня уже попросту не осталось сил. За волосы - как раньше - юношу уже никто не держал. Ноэлю казалось, что тело бросили в сильный огонь. Парень уже давно перестал чувствовать собственные пальцы. На фоне терзающей Ноэля сильнейшей боли, любые другие ощущения казались чем-то совершенно незначительным. И в какой-то момент эта боль стала настолько привычной, что уже была даже естественной. Она обволакивала и согревала тело. Ноэль, прежде чем отключиться, запомнил лишь прохладный, начавший таять, снег под собственной щекой.
   Главарь продолжал двигаться, надежно удерживая парня. Ноэль же - неестественно притих. Могло показаться, он смирился с ситуацией. Однако это было не так. Парень просто затерялся в ощущениях и уже не понимал, где и, самое главное, с кем находится.
   - А куколка-то слабая, - заметил один из помощников, схватив парня за волосы и дернув его голову вверх. Глаза у того были прикрыты, а на подбородке была кровь явно из прокушенной губы. Впрочем, для главаря подобное новостью не стало. Если в самом начале он испытывал удовольствие, то сейчас обладать игрушкой, которая пассивна, не сопротивляется и, судя по всему, вообще находится без сознания, было неприятно.
   - Открой ротик, - мурлыкнул третий из нападавших. Он извлек из штанов собственный член, явно вознамерившись сунуть его парню в рот. Однако жертва никак не отреагировала, и это только разозлило насильника еще сильнее. Взяв желаемое силой, мужчина погрузился во влажную, жаркую и приятную глубину.
   Бесцеремонно ворвавшись еще несколько раз в податливое тело и оставив новые кровавые разводы вперемешку со спермой, главарь кончил, с силой сжав пальцы на многострадальных бедрах. И выйдя, передал мальчишку, который и впрямь был без сознания, своему приятелю. Тот, поняв, что ничего сейчас не получит, еще несколько раз ударил парня и отшвырнул его в снег, подальше от аллеи.
   - Дохляк, - прошипел мужчина и с удовольствием ударил юношу ногой в живот, извлекая какой-то странный, ни на что не похожий звук. А его помощники загалдели, срываясь то и дело на ржач.
   Поспорив насчет дальнейшей судьбы парня, вся банда, включая главаря, добавила ему еще тумаков и... развернувшись, ушла, оставив юношу одного на снегу - беспомощного, со связанными руками и спущенными штанами. Кровь моментально впиталась. И теперь о случившемся напоминал лишь окрасившийся багровым снег.
   - А ремень? - поинтересовался один из помощников.
   - Ыы, - огрызнулся босс и, развернувшись на пятках, подошел к парню. Небрежно высвободив его руки из кожаного плена, насильник хлестнул мальчишку по боку ремнем и поспешил присоединиться к своим явно довольным приятелям. Все же, те, пусть и не получили желаемого в полной мере, зато здорово развлеклись. Как они считали.
   Но лучше бы они уходили как можно скорее...
  
   - Бросал бы ты это неблагодарное дело, - фыркнула Анна, увидев своего ученика с сигаретой в руке.
   Смерив ее странным взглядом, Виктор лишь улыбнулся и выпустил к небу очередное кольцо дыма.
   - Позже, как-нибудь позже, - задумчиво высказался он, но под пристальным взглядом подруги, которая являлась для него еще и наставником, был вынужден отказаться от очередной порции никотина. Подняв ворот пальто, парень взъерошил волосы на затылке и, подумав с секунду, сунул руки в карманы брюк.
   - Как насчет немного прогуляться? - предложил Виктор, взглядом указывая личной охране, чтобы часть из них шла впереди.
   - Не перегибаешь палку? - сухо поинтересовалась женщина, принимая приглашение.
   - О чем ты? - немного отрешенно произнес парень, подарив собеседнице недоуменный взгляд.
   - Об охране... - фыркнула Анна.
   - Учитывая последние события - ничуть, - в тон ей отозвался Виктор. И, помолчав с секунду, продолжил: - Признаться, я не ожидал твоего звонка.
   - Я сама не ожидала, что позвоню тебе, но дело крайне деликатное, - не задумываясь более ни на мгновение, Анна перешла к тому, ради чего вызвала этого человека из Томска и оторвала от учебы. - Займешься делами компании, а также своими разборками, позже. Сейчас... Я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделал.
   Сняв перчатки, Анна извлекла из внутреннего кармашка сумочки фотографию и отдала ее Виктору.
   - Его зовут Ноэль Франсуа Аруэ, - начала Анна передавать информацию по предполагаемому объекту.
   - Парню еще нет восемнадцати, - Виктор на глаз прикинул возраст своей будущей жертвы. - Но он уже успел насолить своим родственникам? -усмехнувшись, предположил Виктор. Как выяснилось, он оказался довольно близок к истине.
   - И не только им. У меня два заказчика на этого мальчишку. Его тетя и... его любовник.
   Виктор, не ожидавший такого развития, аж присвистнул.
   - Шикарно! Еще скажи, что в один день обратились - и с меня ужин в ресторане, - съехидничал юноша, изучая фото.
   - Скорее, приготовишь этот самый ужин, накроешь на стол и пригласишь меня, - мурлыкнула Анна, улыбнувшись. Женщина не могла себе позволить отказаться от столь изумительного повода поужинать в обществе своего собеседника.
   - Все мои сейчас находятся на заданиях, и сдергивать, сам понимаешь, некрасиво. А по стечению обстоятельств парень приехал в Москву и должен пробыть здесь ориентировочно до Рождества.
   - Что еще скажешь, кроме имени? На него есть какая-нибудь информация, чтобы зацепиться? - вычертив ногтем какой-то причудливый рисунок на фотографии, поинтересовался юноша и достал зажигалку.
   - Эмм, он занимается музыкой. Через два дня у него должно состояться выступление в главном концертном зале. Живет с тетей за городом... - начала перечислять известные ей факты Анна.
   - Интересно, а что мешает этой самой тете подсыпать какую-нибудь отраву в еду и не мучиться? И проще, и дешевле, - поинтересовался Виктор. - Кстати, как зовут тетю? И расскажи про любовника, - попросил юноша. Но, увы. И здесь было не так много полезной информации.
   Тяжело вздохнув, Виктор вновь взъерошил волосы на затылке и, на мгновение прикрыв глаза, внимательно посмотрел на Анну.
   - Знаешь, мне как-то без разницы. Но... он даже жизни-то толком не увидел, - с какими-то горькими нотками в голосе юноша озвучил мысль, крутившуюся в его голове с момента появления в руках фотографии.
   - Ты согласен?
   - Ты же знаешь, что я тебе отвечу, - улыбнувшись, Виктор поджег фотографию и, проследив, чтобы она сгорела полностью, предложил немного погулять.
   - Сегодня отличная погода: приятный ветерок, небольшой снег. К тому же, скоро новый год. Почему бы и нет? - улыбнувшись, Анна взяла Виктора под руку, и они пошли гулять.
   Обсуждая последние события столицы, фантазируя на тему мира во всем мире и просто услаждая друг другу слух веселыми историями, они шли по дорожкам парка. Но вскоре юноша был вынужден остановиться. Его слух привлек довольный мужской гогот.
   - Щенок слабый! Что с него можно было взять? - донеслось до ушей Виктора и его спутницы. Переглянувшись, Анна и Виктор хмыкнули и пожали плечами. Они бы пошли дальше, не обратив на это внимания, но дальнейшие услышанные слова заинтересовали.
   - Как он кричал! Багуй, ты слышал? Выгибался, а ноги-то все равно сдвинуть не мог!
   - Поди, целка попалась, - смеясь, предположил другой собеседник. И тут же его смех поддержали остальные.
   - Но все же, прибить надо было! - гаркнул еще один. - Разболтает же!
   - Ничего он не разболтает. Сдох поди уже сучонок, - спокойно предположил главарь.
   Судя по тому, что слова становились все отчетливее, незнакомцы приближались.
   - Не делай глупостей, - мягко попросила Анна своего спутника. Но тот посмотрел на нее довольно укоризненно.
   - Ребята, разберитесь, - приказал юноша своей охране. Если предположения Виктора верны, подобный случай может вызвать свою волну негодования. А это было ему не нужно. По крайней мере, сейчас.
   Отыскав источник шума, Виктор узнал обо всем, что совсем недавно здесь происходило, в ярких красках и более чем подробных деталях - конечно, любой рассказал бы все, что знает и не знает, если есть реальная угроза жизни в виде пистолета и разгневанного подростка в сопровождении личной охраны. Виктор тихо зарычал.
   Оставив участь гопников на усмотрение Анне, юноша взял пару людей и направился на поиски жертвы. Каждая секунда была на счету. Бросив быстрый взгляд на часы, Виктор не обрадовался. Судя по всему, парень лежал на снегу уже минут с пять, если не восемь. Благо, нападавшие более чем подробно описали место, и найти его труда не составило. Завидев лежащего на снегу полураздетого юношу, Виктор бросился к нему. Пульс был слабым, а кожа - безумно холодной.
   - Все будет хорошо.
   Лишь сняв с себя пальто, чтобы закутать в него это хрупкое существо, находящееся явно без сознания, Виктор признал в парне предполагаемую жертву.
   "Что это? Жестокая шутка судьбы или удачное стечение обстоятельств?" - подумал он, осматривая Ноэля. Но, в любом случае, еще рано было спускать курок.
   Взяв юношу на руки, Виктор вздрогнул, когда парень издал странный звук. Действуя дальше очень осторожно, Артуа дошел с ним до машины, где и встретился с Анной.
   - Уже? - восхищенно спросил Виктор, укладывая парня в машину.
   - Уже.
   В салоне, когда машина мягко тронулась с места по направлению к частной клинике, Анна, прикрыв рот ладонью, с трудом удержалась от вскрика.
   - Артуа, ты хоть знаешь, что делаешь? - прошипела женщина, глядя на гостя машины. - Это же...
   - Я знаю, - перебил ее Виктор. - Но не сейчас. Прошу, - на мгновение прикрыв глаза, юноша тяжело вздохнул и принялся осматривать жертву насилия.
   Судя по тому, куда именно пришлись многочисленные удары, ребра не повреждены. Впрочем, для стопроцентной гарантии нужно будет сделать снимки. Немного поколебавшись, - все же, не каждый день находишь на снегу изнасилованных парней - Виктор решил осмотреть Ноэля очень внимательно. Бесспорно, синяки останутся. Обработав места ушибов, Виктор намазал их мазью и продолжил осмотр, пока позволяло время. Виктор не хотел оставаться в стороне и просто наблюдать. Совесть не позволяла.
   Когда дело дошло до осмотра всего, что находится ниже пояса, парень недовольно скривился. Анус был очень сильно поврежден: микротрещины, кровоподтеки. Помимо этого, уже назревали синяки на бедрах.
   - Так, высади меня на ближайшем перекрестке. А затем продолжишь осмотр, - попросила Анна, явно не желая быть дальнейшим свидетелем всего, что может сейчас произойти.
   - Как пожелаешь, - остановившись, Виктор дал указания водителю. И меньше, чем через пять секунд попрощавшись с женщиной, чмокнул ее в щеку.
   - Ндаааа... - высказался парень, продолжая осмотр.
   Несомненно, Ноэль был красив, изящно сложен и очень сексуален. Но, несмотря на это, Виктора он не привлекал, поскольку не относился к предпочитаемому парнем типажу.
   Передав юношу врачам, Виктор все же задержался в клинике. И, немного подумав, связался с родственниками пострадавшего.
   Выслушав явно наигранные охи, ахи и вздохи со стороны тети Ноэля, парень отключил вызов и поспешил уехать. На сегодня он сделал все, что мог.
   Закурив, Виктор сделал пару затяжек и, стряхнув пепел в урну, задумчиво посмотрел на яркий огонек на кончике сигареты.
   - Надо бросать... - задумчиво высказался юноша и, затушив остатки сигареты, позвонил Сергею. Вне всякого сомнения, заказ будет выполнен. А для этого необходимо оружие.
   Глава 7. "Пощечина"

  

Под маской хищника может скрываться ангел.

И наоборот.

Под маской ангела зачастую можно отыскать хищника.

  
   Чем Виктору нравился Сергей Сергеевич - так это тем, что мужчина никогда не задавал лишних вопросов и старался максимально угодить клиенту во время выполнения очередного заказа. Вот и сейчас, - в который уже раз - выслушав довольно высокие требования своего постоянного клиента, Сергей усмехнулся и сбросил вызов. А Виктор... юноша, бросив быстрый взгляд на здание клиники, сбежал по ступенькам с крыльца.
   Вопросы, касающиеся появления в стенах больницы нового пациента, были улажены максимально быстро. Только вот... Вспомнив, что во время заполнения больничной карты пришлось назвать свое полное имя и оставить контактный телефон, Виктор недовольно поморщился. Это было глупостью. Но разве добился бы он всего того, что имеет, не умея выпутываться из ловушек врагов? Не умея находить выход из тупикового положения и поворачивать собственные, порой глупые, поступки против недоброжелателей? В любом случае, это могло послужить той самой, необходимой каплей доверия, на которой можно будет сыграть свою шахматную партию и выйти безоговорочным победителем.
   Впрочем, с другой стороны, юноша не сделал ничего опрометчивого. Заказчик не знал, кто именно будет исполнять заказ. И это делало ситуацию много проще. Одновременно усложняя.
   В памяти всплыли охи и ахи со стороны тети Ноэля. Бесспорно, женщина - очень талантливая актриса. Но для Виктора она была уже приоткрытой книгой, вызывающей интерес и пробуждающей желание открыть полностью и узнать целиком. Размышляя, парень не заметил, как машина подъехала к дому, а усталость уверенной походкой вошла на территорию сознания. Видимо, двое суток без сна все же решили дать о себе знать.
   Отпустив охрану, Виктор с трудом дошел до кровати. Он уснул сразу, как только голова коснулась подушки. А утром...
   - И чего мне не спится? - прорычал парень, посмотрев на часы.
   Стрелки предательски сообщили о девяти часах утра, а желудок отчаянно и довольно нагло потребовал еды. Шипя, юноша выбрался из кровати. Накинув на плечи рубашку и пытаясь во время спуска с лестницы не запутаться в собственных штанах, Виктор одержал-таки победу, что подняло ему настроение.
   Ароматы, летавшие в воздухе, пробуждали аппетит.
   Устроившись за столом, юноша с большим удовольствием позавтракал. Он бы и дальше предпочел наслаждаться тишиной, но во время ознакомления с утренней прессой о себе напомнил телефон. Странно покосившись на вибрирующую трубку, Виктор обратил внимание на неизвестный номер и... Без зазрения совести проигнорировал наглеца, вздумавшего звонить в столь ранний час! Да еще и в выходной день!
  
   Ноэль грустно вздохнул, когда понял, что его надежде не суждено сбыться. Длинные гудки не сменялись голосом абонента.
   - Не расстраивайся ты так, - подбодрила его Ольга. - Возможно, он еще спит либо очень занят, так что не может ответить на звонок, - сделала она пару предположений, прекрасно зная, насколько этот человек - обладатель столь известной в столице фамилии - обыкновенно бывает занят.
   - Либо просто не берет трубку, - рыкнул юноша, довольно резко сбрасывая вызов и возвращая телефон на место, под подушку. На секунду прикрыв глаза - в надежде унять ни с того, ни с сего просыпающееся раздражение - Ноэль посмотрел на стену перед собой и тихо прошептал:
   - Можно побыть одному?
   - Но врачи не...
   - Прошу, - все тем же горьким шепотом перебил юноша родственницу.
   И ей ничего не оставалось, кроме как покинуть палату.
   Ноэль желал забыть унизительные события вчерашнего вечера. Тогда, лежа на снегу, он молил судьбу о смерти. Но у судьбы, судя по всему, на этот счет были явно другие планы. Проснувшись, юноша не сразу признал стены палаты. От состояния шока уже ничего не осталось. Однако психологическую травму в сочетании с физическими повреждениями парень получил сполна. О чем и напоминали многочисленные синяки - особенно, на бедрах.
   Откинув голову на подушку, Ноэль с силой зажмурился и прикусил губу. Будь его воля, он с огромнейшим удовольствием разорвал бы тех нападавших! Но только в его голове начал созревать план отмщения, как в палате появилась медсестра в сопровождении... Чана.
   Девушка убрала систему и вышла в коридор, прикрыв за собой дверь. А любовник задержал на юноше холодный и пронизывающий взгляд.
   - Я хочу, чтобы ты немедленно сдал анализы на всевозможные венерические заболевания, - начал он прямо с порога, даже не думая подбирать слова.
   С минуту Ноэль смотрел на него непонимающим взглядом, а когда переварил и осмыслил услышанное - взорвался.
   - Что?! Да что ты себе позволяешь?! Совсем...
   - Я просто забочусь о твоем здоровье, - спокойно перебил его мужчина, устраиваясь в кресле рядом с кроватью.
   В палате вновь повисла тишина: неуютная, холодная.
   - Это ты называешь заботой?! - не думал угомониться Ноэль. - Да как у тебя вообще язык повернулся?!
   Но в ответ на шквал эмоций парень увидел лишь улыбку на лице любовника. И странный огонек в глазах.
   - Хорошо, могу и по-другому, - мурлыкнул Чан и медленно, словно кот, подобрался к своей добыче.
   Ноэль, внимательно наблюдавший за действиями мужчины, не ожидал не только услышанных слов, но и их последствий.
   Чан, начавший действовать в последние секунды, уверенно и молниеносно перехватил руки Ноэля за запястья поверх бинтов - и жадно впился в губы.
   Желая завладеть ртом парня, он силой проник языком и не обращал внимания на никчемные попытки сопротивления. Юноша рычал, вырывался, предпринимал попытки царапаться, но эффект возымел лишь укус.
   Чан резко - словно его пронзило электрическим током - отстранился и медленно облизал прокушенную губу. Привкус собственной крови мужчине не понравился, и он хлестнул Ноэля по щеке.
   - Паршивец, - прошипел мужчина и, резко развернувшись на пятках, буквально вылетел из палаты, оставив опешившего и обиженного парня наедине с самим собой.
   Щека горела, а в глазах застыли слезы. Такого поворота Ноэль не ожидал. Любовь, страсть, жажда - все пропало в одну секунду. Осталась лишь ненависть. И как назло, в памяти всплыла одна замечательная русская пословица: "От любви до ненависти - один шаг".
   Зарывшись лицом в подушки, юноша поджал под себя ноги и тихо заплакал. Он не понимал, чем именно вызваны столь кардинальные перемены в поведении Чана. Ведь... они любили друг друга! Или это была лишь игра - хитрая, хорошо продуманная - со стороны мужчины? Ноэль не знал. И поэтому было еще больнее. Уверенность в том, кому доверял, с кого брал пример и кого уважал - улетучилась, оставив после себя лишь боль разочарования. А то, как Чан решил заполучить желаемое... Подобного юноша от него явно не ожидал.
   В голове роилось множество разных вопросов, ответов на которые парень не знал. А если и знал, то теперь очень сильно сомневался в их правильности. Сам того не заметив, Ноэль начал анализировать их с мужчиной отношения. Впрочем, и в тех выводах, что так и напрашивались, юноша не был уверен.
   Нерешительно дотронувшись до места, куда пришлась пощечина, Ноэль признал один простой факт: до вчерашнего дня Чан никогда не позволял себе три вещи. Во-первых, оскорблять. Во-вторых, шипеть. В-третьих, поднимать руку. Но за последние десять, а то и пять минут он нарушил эти три кредо, не моргнув и глазом.
   - Я видела Чана. Он был зол. Что случилось? - спросила обеспокоенная Ольга, когда вошла в палату. И, увидев племянника в слезах, тяжело вздохнула. - Ну, не плачь... Все будет хорошо, - начала она его успокаивать, присев на край кровати. А на каждый протест со стороны парня - находила противовес. Надежно удерживая Ноэля в своих руках, она начала слегка баюкать его, чтобы успокоить. И через какое-то время это подействовало. Юноша уснул прямо у нее на руках. Возможно, из-за лекарств. А может быть, и из-за эмоционального перенапряжения. Хотя не исключался и третий вариант - усталость. Ведь на протяжении всей ночи юноша спал крайне беспокойно, то и дело просыпаясь. А жар, периодически окутывающий его тело, заставлял бредить и звать на помощь покойных родителей.
   Глядя на это юное и хрупкое создание, Ольга улыбнулась. Но почти сразу же улыбка сползла с ее лица. Она вспомнила о недавнем заказе и том, что достанется ей после смерти племянника. Бесспорно, добыча была крупной, упитанной, а самое главное - сытной и желанной.
   Аккуратно уложив Ноэля на кровать, Ольга укрыла его одеялом и устроилась в кресле. Она уже начала строить грандиозные планы, вычерчивать в голове схемы новых торговых центров и планировать бюджет своей и только своей фирмы, как Ноэль проснулся. Мысленно поморщившись, Ольга пододвинулась ближе и, взъерошив племяннику челку, мягко спросила:
   - Поедем домой? Врач ничуть не против, но если ты будешь соблюдать его предписания.
   - Конечно, - сонно и хрипло отозвался Ноэль, не желая более ни на секунду оставаться в стенах клиники, где Чан...
   Юноша сам не заметил, как дотронулся до щеки и облизал чудом не пострадавшие губы. Обида, сильная обида затаилась на того, кого Ноэль любил.
   Сборы были недолгими - в отличие от встречи с врачом, где парню все-таки пришлось сдать кровь на всевозможную заразу. Переговорив с доктором, Ноэль внимательно его выслушал. Но в самом конце разговора, когда, казалось бы, уже все было решено, юноша поинтересовался:
   - Сегодня утром, когда я проснулся, в палате была медсестра, - чуть запинаясь и с трудом подбирая слова, начал парень. - На вопрос, кто меня вчера привез, она назвала имя и дала контактный телефон. Я бы... хотел уточнить...
   - С какой целью, Ноэль? - внимательно глядя на пациента, спросил врач. Бесспорно, мужчине было интересно. Но увидел он лишь проступивший на щеках Ноэля румянец, и опущенный к полу взгляд. Ответ же - поражал. Хотя его следовало ожидать.
   - Просто я хотел его поблагодарить. А когда позвонил утром - он не взял трубку. Вот я и подумал, что неправильно записал номер, - сбивчиво ответил юноша, даже не думая отрывать взгляд от пола, где, кажется, обнаружился очень занятный рисунок.
   Достав свою записную книжку, врач открыл нужную страницу.
   - Итак, Виктор Александрович Артуа. Телефон...
   Ноэль записал продиктованные данные и поблагодарил мужчину за помощь.
   Попрощавшись, парень покинул кабинет, а Ольга неспешно вышла за ним. Впрочем, она обмолвилась с врачом еще парой фраз, прежде чем выйти в коридор.
  
   - Я к себе в комнату, - поставил племянник Ольгу в известность, когда наконец-то оказался дома. Дорога его изрядно утомила, не считая того, что было довольно трудно сидеть. Прописанные мази хоть и действовали, но не так быстро, как того хотелось.
   Приложив усилия, юноша поднялся по лестнице и поспешил скрыться у себя в комнате, чтобы... вновь позвонить спасителю. Но в ответ опять были длинные гудки. А Виктор, вновь вяло отреагировав на неизвестный номер, отдал телефон дворецкому и попросил обеспечить тишину.
   - Как пожелаете, - улыбнувшись, кивнул Станислав Эдуардович. После чего - забрал у хозяина телефон и поставил на стол не так давно заказанный черный чай с цедрой лимона и корицей.
   - Станислав, мне надо будет уехать через полчаса, - сделав пробный глоток, Виктор от наслаждения прикрыл глаза - буквально на мгновение. Вкус чая был шикарен! - Подготовь машину.
   - Хорошо, - отозвался дворецкий и, уловив едва заметный жест со стороны хозяина, оставил того наедине с отчетами и мыслями.
   Бесспорно, информация, добытая на Ольгу Владимировну Кэлли, была интересна. Но куда больше Виктора привлекло то, что было в отчете на Аруэ. И после полного ознакомления со всеми данными, у Артуа напрашивался один лишь единственный вывод: Ноэлю то состояние, коим владела его семья, и которое по достижению парнем определенного возраста будет предоставлено в его полное распоряжение, попросту не нужно.
   - Интересный мальчик... - тихо высказался Виктор и откинулся на спинку кресла, целиком расслабляясь и наслаждаясь ароматным чаем.
  
   Спустя какое-то время Ноэль предпринял очередную попытку позвонить своему спасителю. И каково же было его удивление, когда по ту сторону линии раздался голос взрослого мужчины.
   Сперва растерявшись, юноша все же сказал:
   - Э... добрый вв-вечер. Я бы хотел услышать...
   - Говорите громче. Вас очень плохо слышно, - перебил дворецкий звонившего, прислушиваясь к тому тихому голоску, что доносился до его ушей.
   - Можно услышать Виктора Александровича Артуа? - на одном дыхании выпалил Ноэль. Но юноша различил лишь неразборчивые звуки со стороны собеседника, отдаленно напоминавшие шипение и рычание.
   - Не так же громко, - смеясь, ответил Станислав Эдуардович в ответ и тут же сообщил о том, где можно найти его хозяина.
   - С-спасибо, - вновь растерянно отозвался Ноэль и сбросил вызов.
   Посмотрев на экран телефона странным взглядом, юноша достал ноутбук и открыл электронную карту столицы. Прежде чем ехать по указанному адресу, он хотел навести кое-какие справки.
   "У него что, своя фирма?" - глядя на экран и не веря собственным глазам, мысленно задал он вопрос. И теперь желание поблагодарить начало куда-то исчезать вместе с уверенностью.
   Сев на край кровати, Ноэль слегка поморщился и лег, скрестив руки под головой. Бесспорно, так было намного легче.
   На улице уже светало, когда решение созрело окончательно.
   Одевшись, юноша спустился вниз и, перехватив своего личного водителя, попросил отвезти его в главный офис компании этого самого Артуа. Но даже на протяжении всего пути Ноэль сомневался. Конечно, он общался с людьми такого уровня. Все они были хитры и умны. Но... никто бы из них не подал руку помощи и не сделал того, что вчера сделал Виктор.
  
   За всеми этими размышлениями парень не сразу заметил, что они добрались до нужного места. Дав пару распоряжений водителю, юноша покинул автомобиль.
   С трудом пройдя фэйс-контроль на первом этаже, наврав секретарше с три короба - если не больше - Ноэль все-таки добрался до лифта и...
   Оказавшись на нужном этаже, парень замер. Окружающая обстановка производила неизгладимое впечатление.
   Стены, на которых можно было узнать полотна великих художников восемнадцатого века, и пол - были выполнены в одном стиле. А потолок был настоящим произведением искусства. Огромные окна, по краям которых стояли в горшках высокие пальмы, отлично освещали коридор, демонстрируя идеально чистый и белоснежный ковер с высоким ворсом под ногами. Были и еще детали, которые цепляли и нравились. И, видимо, у Ноэля были настолько огромные глаза, что секретарша в сопровождении охраны заподозрила неладное.
   Пытаясь объяснить им, что он здесь забыл, Ноэль с трудом подбирал слова. Когда девушка все-таки поняла, что именно хотят от ее начальника, то сообщила об этом Виктору и, выслушав его, попросила юношу присесть в одно из кресел и подождать. Но парень, лишь оценив мягкость и удобство предложенного местечка, отрицательно покачал головой. На предложенный чай или кофе он также ответил отказом. Подойдя к окну, - вид из него был поистине превосходным, - Ноэль проделал давно ему известный трюк. Дождавшись, когда бдительность секретарши, а также охранников, поугаснет, он просочился в кабинет и замер.
   Молодой парень, с которым Ноэль сразу встретился взглядом, был красив, строен и элегантен. Мелированные волосы были аккуратно уложены. А в руке он держал бумаги, которые до этого читал. Но той самой изюминкой, которая заставила Аруэ замереть прямо в дверях, были очки в аккуратной оправе и... чарующий взгляд голубых глаз. Но из этого странного и даже эйфорического состояния его вывел сильный удар в спину.
   Следом в кабинет вбежала охрана, которая не успела вовремя затормозить и чуть не сбила Ноэля с ног.
   - Все вон отсюда! - зарычал Виктор, видя устроенный балаган, и к собственному негодованию признавая в госте вчерашнего спасенного мальчишку и свою будущую жертву. "Вот только тебя мне здесь и не хватало", - мысленно прошипел Виктор. Но приметив начавшего веселиться Куларова, наградил его холодным взглядом.
   - Ну, право слово, зачем так тратить нервы? - смеясь, мурлыкнул мужчина и... - Здравствуй, Ноэль, - обратился он к юноше.
   - З-з-здравствуйте, Алексей Николаевич, - поприветствовал он того, кого меньше всего ожидал здесь увидеть. Да и кого заметил, откровенно говоря, только сейчас.
   - Вы знакомы? - удивленно поинтересовался Виктор, глядя то на Алексея, то на вчерашнюю жертву насилия. А заодно, отмечая и состояние этой самой жертвы.
   Судя по всему, парень уже более-менее пришел в себя. Хотя Виктор очень сильно сомневался, что целиком и полностью. Подобное просто так не забывается. Оно стирается из памяти со временем. И то, оставляя отголоски.
   - Да, он сын моей лучшей школьной подруги, - без какой-либо задней мысли ответил на вопрос своего компаньона мужчина и, отложив в сторону бумаги, поднялся с дивана.
   - Хорошо, - устало вздохнул Виктор, убедившись, что охрана покинула кабинет и плотно закрыла за собой дверь. - Слушаю, - проходя мимо юноши, обратился он к нему. Но парень как воды в рот набрал. Он не верил в то, что первое мнение, которое было исключительно положительным, могло оказаться ошибочным. Сейчас этот человек производил обратное впечатление, и от него буквально веяло холодом.
   Наградив парня странным взглядом, Виктор тяжело вздохнул.
   - Да не укушу я тебя. Расслабься, присаживайся, чувствуй себя как дома, - наконец сжалился Артуа и, вернув бумаги Куларову, проследовал к бару. - Выпьешь что-нибудь?
   - Виктор! Он же несовершеннолетний, - вместо Ноэля ответил на вопрос Алексей Николаевич.
   - Ну и фиг. Значит, я выпью, - сделал быстрый вывод Артуа. - Все равно, этот кабинет сегодня - как проходной двор. Вваливаются все желающие без предупреждения и даже без стука, - навеяв в свой голос серьезности, прорычал Виктор. Но взгляд... Взгляд выдавал настоящие эмоции, и было видно, что Артуа шутит. И ответом Виктору был смех Куларова: задорный, искренний и настоящий. Тот, что мог согреть душу любого - даже хищника, привыкшего убивать.
   - Укушу, - прошипел Виктор и продемонстрировал зубы, зарычав. Но Куларов лишь отмахнулся, а в воздухе восстановилась та непринужденная атмосфера, что была до появления гостя.
   Ноэль же наблюдал за всем происходящим с очень большим интересом, и в какой-то момент - сам начал улыбаться.
   - А тебе идет улыбка, - заметил Виктор, после чего отпил из бокала и передернул плечами. Бренди был крепок и очень хорош.
   - Спасибо, - тихо сказал Ноэль.
   Виктор замер, а Алексей вопросительно на него посмотрел. Они оба поняли, что слова благодарности относятся явно не к комплименту.
   - Как ты себя чувствуешь? - деловито спросил Виктор, располагаясь в кресле директора.
   - Сойдет, - отмахнулся Ноэль. - Просто... я звонил сегодня несколько раз, но вы не брали трубку. Вот я и приехал... - начал он искать оправдание собственным действиям.
   - Во-первых, - неожиданно строго начал Виктор. Но заметив краем глаза, что парень вздрогнул, постарался убрать из голоса ненужные нотки и интонации. - Во-первых, - уже мягче начал Артуа, - можно и на "ты". И ничего не спрашивай. Возражения не принимаются, - продолжил Виктор, видя, что парень открыл рот и хочет что-то сказать. - Во-вторых, не мог же я тебя бросить там, на растерзание ветра и холода. Согласись, это было бы бессовестно с моей стороны, - подмигнув, Виктор вновь отпил бренди и достал уже было сигарету, чтобы закурить. Но вспомнив о нахождении в кабинете несовершеннолетнего, - это раз - и того, кто был против курения, - это два - юноша вернул сигарету на место.
   Дав Ноэлю время на осмысление, Виктор откинул голову на спинку сидения и прикрыл глаза.
   - Алексей, а какие у тебя планы на эти выходные? - задумчиво поинтересовался Виктор, делая ход конем.
   - Мм, в принципе никаких. А что? - в тон ему отозвался мужчина, не отрывая взгляда от бумаг.
   - Предлагаю отдохнуть в Финляндии. Покатаемся на лыжах и сноуборде. Сауна, девочки, мальчики, массаж. Что скажешь? - бесстрастно продолжил Виктор собственную мысль, наблюдая за реакцией Ноэля из-под ресниц. И она его приятно удивила. Парень растерялся, а спустя секунду на его щеках показался чуть заметный румянец смущения. Картина была настолько милой, что Виктор не сдержался и замаскировал улыбку очередным глотком крепкого напитка.
   - Ноэль, не гуляй больше один по паркам и в темное время суток. Этот город таит в себе много тайн и может нести очень большие неприятности. Осторожность должна быть превыше всего, поэтому...
   - Не пугай парня, - показался за спиной Ноэля Алексей, подталкивая юношу, чтобы он сел наконец в кресло, а не стоял как вкопанный посреди кабинета. Положив бумаги на стол перед Виктором, Алексей сел в соседнее кресло.
   - Согласен. Слетаем, отдохнем, развеемся. В конце концов, сколько можно торчать в этом душном офисе? - риторически вопросил Куларов, делая определенные намеки Виктору. Но парень на это заявление лишь фыркнул и полностью переключил свое внимание на Ноэля.
   Найдя общую тему для разговора, Артуа созвонился с секретаршей и попросил сделать два кофе и один зеленый чай с жасмином. Именно последнее больше всего любил Аруэ.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"