Azumi or Власова Алена: другие произведения.

Музыка нас связала. Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Музыка нас связала.

Автор: Azumi

ICQ: 1711725

E-mail: azumi@kvadro.net

  

Размещение на других ресурсах без согласования с автором является нарушением закона "Об авторских правах". Давайте будем уважать труд других людей и помнить, что мы тоже люди.

  

Глава 4. "Обратная сторона монеты".

  

Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

  
   Проводив племянника холодным взглядом, Ольга устало потерла переносицу и тяжело вздохнула.
   - Как же с тобой иногда тяжело, - чуть слышно сказала она.
   Отдав шубу дворецкому, Ольга поднялась на второй этаж и уверенной походкой направилась к комнате Ноэля. Прислушавшись к тишине за дверью, женщина постучала. Впрочем, не дожидаясь ответа, вошла, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   - Как это понимать? - ровно спросила она, не обращая внимания на явно расстроенное лицо племянника.
   Но юноша молчал, продолжая комкать покрывало. Он словно не слышал тетю. Точнее, делал вид, что не слышит.
   - Объяснись, - потребовала она, мгновенно раскусив его задумку. Но, видя, что Ноэль опять на нее не реагирует, решительно продолжила:
   - Если ты думаешь, что молчание тебя спасет - ты ошибаешься, - Ольга смерила Ноэля холодным взглядом и присела на край кровати.
   - Если ты уверен, что игнор избавит тебя от моего присутствия, то вынуждена тебя разочаровать. И даже более того, - чуть ли не менторским тоном продолжила женщина, - сейчас ты поступаешь крайне некрасиво.
   - Пытаешься воззвать к моей совести? - наконец спросил юноша, разбив воцарившуюся в комнате тишину. Губы его кривила усмешка, однако в голосе проскальзывали нотки злости.
   - А если и так? - деланно удивилась Ольга, приподнимая левую бровь.
   Демонстративно фыркнув, Ноэль ухмыльнулся и чуть ли не по слогам процедил:
   - Дохлый номер.
   За что тут же был удостоен уничтожающим взглядом от Ольги.
   В комнате снова воцарилась тишина. Ноэль с гневом и холодом смотрел на тетю, а та отвечала ему аналогичным взглядом. Однако, сумев совладать со своими эмоциями, Ольга тяжело вздохнула и, прикрыв глаза, уже спокойно сказала:
   - Приведи себя в порядок и спускайся к ужину.
   - Я не голоден, - тут же отрезал парень, резко вставая с кровати.
- Чтобы через полчаса был внизу, - Ольга даже не думала уговаривать - просто поставила юношу перед фактом. Что толку учитывать его мнение? Она прекрасно понимала: сейчас Ноэль сделает все, лишь бы ей досадить. Легко поднявшись с кровати, Ольга выплыла из комнаты. Едва только за тетей закрылась дверь, как в направлении последней полетели подушка и отборная ругань Ноэля.
   Буквально рыча, он смахнул с прикроватного столика фотографию в рамке. Но тут же опомнился. Стекло треснуло, и этот звук привел юношу в чувство и вернул рассудительность и трезвость рассудка.
   С болью посмотрев на снимок, парень бережно поднял его с пола и так же бережно поднес к груди. Опустившись на кровать, он чуть дрожащими пальцами коснулся разбитого стекла и нерешительно, почти робко, дотронулся до силуэта столь любимой женщины в темном платье.
   - Мама, - тихо позвал он ту, что ушла так рано, оставив его в одиночестве.
   В горле образовался неприятный комок, и юноша закрыл глаза. Впрочем, он почти тут же их открыл и посмотрел на стоящего рядом с матерью человека.
   Высокий широкоплечий мужчина с темными волосами и небесного цвета глазами...
   - Папа... - еще тише позвал он того, словно надеялся, что отец сейчас оживет и обнимет сына так же крепко, как в детстве.
   Грустно улыбнувшись, Ноэль вернул рамку с фотографией на место. Прикрыв глаза, опять переживая всю ту боль, которую испытал после потери родителей, юноша вспомнил мамин смех и папину улыбку. Покачав головой, решительно поднялся на ноги.
   Избавляясь от галстука, запонок и рубашки прямо на ходу, Ноэль прошел в ванную, желая лишь одного - оказаться подальше от этого, как ему казалось, пропитанного ядом и обманом места.
   Душ освежил и помог прийти в себя. Придав прическе легкую небрежность и отыскав в гардеробе джинсы и джемпер, Ноэль бросил короткий взгляд в зеркало и остался очень доволен тем, что там увидел.
   Джинсы, которые тетя терпеть не могла, в сочетании с ее любимым джемпером и полным беспорядком на голове смотрелись просто изумительно!
   Буквально сбежав по лестнице вниз, Ноэль вошел в столовую и, как ни в чем не бывало, под пристальным и явно недовольным взглядом со стороны тети, сел за стол. Выбор племянником одежды Ольгу не порадовал, однако эту выходку она стерпела.
   Одарив женщину самодовольной ухмылкой, юноша приступил к позднему ужину, отметив мимоходом про себя, что тетя уже на грани - и стоит подлить еще немного масла в огонь, как она взорвется. Однако Ноэль не спешил...
   Не обращая внимания на нарастающее напряжение, юноша ужинал и размышлял, чем бы ему заняться в эти зимние каникулы? Конечно, через пару дней играть концерт, но кроме этого? Ответа на вопрос Ноэль не находил - наоборот: чем больше размышлял, тем больше понимал - ему здесь не место. Теперь он не видел смысла своего пребывания не то что в этом доме, а даже в стране!
   Поблагодарив за ужин, Ноэль уже хотел было встать из-за стола, как Ольга его остановила.
   - Скажи, ты совсем меня не ценишь? - с какой-то странной интонацией, граничащей с эмоциональным срывом, поинтересовалась она. Однако Ноэль лишь улыбнулся.
   - Какой же ты жестокий!
   - Ничуть, - парировал он. - Я не жестокий, я просто порождение этого мира. Заметь, твоего мира. Но правильнее все же сказать эгоист. Это будет точнее.
   Он встал из-за стола и, посмотрев на тетю сверху вниз, добавил, усмехнувшись:
   - И, да. Я жестокий. Благодаря тебе.
   Резко повернувшись на каблуках, Ноэль покинул столовую. Оставшись наедине со своими мыслями, Ольга больше не сдерживалась.
   Женщина сбросила со стола бутылку с вином, швырнула на пол тарелку и заплакала, даже не пытаясь подавлять эмоции. Она не обращала внимания ни на разлившийся в воздухе крепкий запах спиртного, ни на прислугу, пытавшуюся успокоить хозяйку.
   - За что мне это? - шепотом спросила она у тишины, когда каким-то чудом оказалась в спальне.
   Ноэль же отнюдь не испытывал сострадания или сопереживания. Полагая, что сегодня тетя получила по заслугам, он с чистой совестью отправился музицировать. Пододвинул поближе стул, немного поерзал, откинул крышку рояля - столь любимого инструмента - и на секунду задержал пальцы в воздухе. Ожидание скорого выступления будоражило и заставляло волноваться. Поэтому, чтобы его унять или хотя бы приглушить, Ноэль, прикрыв глаза, начал играть первое, что пришло на ум - Людвиг Ван Бетховен, "Пятая симфония".
   Казалось, пальцы двигаются сами. Движения их были четкими, уверенными, полными скрытого напряжения. Сам Ноэль казался расслабленным, но внешнее впечатление было обманчиво. Он был сосредоточен, но не на музыке.
   Юноша бросил все свои силы на то, чтобы унять зарождающуюся злость. Именно поэтому "Пятая симфония" оборвалась, так и не закончившись, и ее сменили тяжелые, давящие звуки импровизации. Пальцы чесались от желания выплеснуть накопившиеся эмоции. И Ноэль дал себе такую возможность.
   Музыка, заковавшая окружающий мир вокруг в кандалы, усиливалась и набирала обороты. Казалось, еще чуть-чуть - и она задавит своей тяжестью, не давая даже проблеска надежды. Музыка отбирала любую возможность на существование, лишая человека цели и желания жить. Она была рассчитана на то, чтобы любой, видя спасительную соломинку, не пожелал за нее ухватиться. Мелодия убивала... изнутри, порабощая.
   Еще мгновение - и в комнате не останется кислорода. И тут наступил перелом!
   Ноты на тон ниже звучали в общей картине странно и, даже более того - неестественно. Но именно они являлись той самой спасительной соломинкой, которую уже хотелось удержать, ни за что не отпуская. Злость Ноэля постепенно стихала. Мелодия становилась все мягче и спокойнее.
   Юноша играл! Музыка то отступала, прощаясь со своим слушателем и создателем, то подкрадывалась со спины, обнимая и явно не желая выпускать. Однако и это длилось недолго.
   Последними аккордами Ноэль настолько четко расставил акценты, что музыка, струившаяся из-под его пальцев, буквально превратилась в свет - в доли секунды тот затопил все вокруг, молниеносно прогоняя тьму и помогая желаниям и жизненным целям вновь обрести значение.
   Резко отстранившись от рояля, парень нерешительно замер. Он не верил в то, что только что играл нечто подобное. Сильная музыка, тяжелые эмоции и горьковатый привкус во рту - вот и все, что осталось от неожиданного и неуправляемого всплеска, который поглотил Ноэля с головой.
   Закрыв крышку инструмента, юноша на ватных ногах подошел к окну. Отодвинув тяжелую штору, с грустью посмотрел на небо, усыпанное яркими звездами.
   Ему было больно находиться так далеко от любимого. И сейчас эти звезды, как никогда раньше, напомнили Ноэлю о чудесных вечерах, которые он проводил со своим мужчиной, окончательно рассеяв то неприятное, что еще оставалось после спонтанной музыкальной импровизации.
   Парню хотелось вновь ощутить объятия своей второй половины, прижаться к ней посильнее, вдохнуть аромат туалетной воды. Ноэль жаждал опять почувствовать сладковатый вкус губ любовника и его сильные руки, не позволяющие ускользнуть из крепких, но нежных объятий. Прикусив нижнюю губу, парень закрыл глаза, давая образу любимого полностью материализоваться в сознании.
   Вот его карие глаза. Вот прямой нос и столь желанные мягкие чувственные губы. Вот широкие плечи, в которые можно впиться ногтями во время очередного оргазма. Вот его грудь, к которой всегда можно прижаться, и прислушавшись, уловить биения сердца - иногда частые, почти зашкаливающие, а иногда спокойные и даже умиротворенные.
   В комнату кто-то вошел и, почувствовав присутствие постороннего человека, Ноэль был вынужден, пускай и временно, проститься с миром грез и обратить внимание на вошедшего. Каково же было негодование юноши, когда, обернувшись, он увидел прислугу.
   Грязно выругавшись, Ноэль прошел мимо девушки и поспешил вернуться к себе. Впрочем, даже за эти несколько секунд он смог вогнать прислугу в краску - одетые к ужину тесные джинсы только подчеркивали сильную эрекцию...
   Влетев в свою комнату, Ноэль хлопнул дверью и, громко зарычав, пнул ближайший стул. Охнув от боли, потер место ушиба и снова выругался. Сейчас он явно перестарался.
   Спать парню совершенно не хотелось, тем более что на сегодняшнюю ночь у него еще были намечены планы...
   Сделав пару звонков в Париж, он выключил свой телефон и, переодевшись в легкие брючки, накинул на плечи рубашку, которую и не подумал застегнуть, после чего нырнул в коридор, тихо прикрыв за собой дверь.
   Обойдя весь первый этаж с целью найти что-нибудь этакое, Ноэль с большим удовольствием стащил из-под носа у повара кусок сыра и со своей добычей направился в кабинет.
   Энергия била из парня ключом. Наверное, поэтому Ноэль сел разбирать бумаги, которые вела его тетя - по поводу и без оного. Признаться, ничего интересного в отчетах о работе, проделанной 19 декабря, а также несколькими днями ранее, он не нашел, поэтому переключил внимание на информацию в компьютере.
   Счета были в порядке, как и вся недвижимость, записанная на имя Ноэля Франсуа Аруэ и перешедшая к нему после смерти родителей. Придраться было не к чему, и это лишь усиливало подозрения.
   "Ну не может быть все идеально. Не-мо-жет!" - подумал про себя парень, перегибаясь через стол, чтобы поднять упавший на пол лист бумаги. Возможно, именно эта уверенность и подтолкнула его руку, когда Ноэль случайно нажал на автоответчике кнопку "Прослушать оставленные сообщения".
   - У вас два новых сообщения, - сообщил приятный женский голос.
   Чуть не подпрыгнув на месте от неожиданности, Ноэль прошипел что-то нечленораздельное, потянулся к аппарату и, поколдовав немного над кнопками, добрался до первого сообщения.
   - Ольга, привет. Как насчет немного отдохнуть завтра? - предложил неизвестный мужской голос под громкое фырканье парня.
   - Фиг тебе, а не отдых, - мурлыкнул Ноэль, стирая сообщение, чтобы прослушать следующее.
   - Здравствуй. Наш уговор в силе?
   С первыми же услышанными звуками брови юноши поползли вверх. Этот голос был ему знаком - и даже очень хорошо. Так говорил его любимый человек. В голове Ноэля тут же возникло множество вопросов:
   "Как это понимать? Он что, знаком с тетей? О каком уговоре может идти речь? Что за вздор?!"
   Ответов юноша - увы! - не знал.
   Поспешно уничтожив следы своего пребывания в кабинете, Ноэль поторопился вернуться к себе, чтобы в тишине и спокойствии все обдумать. Благо, на это у него была вся ночь - спать юноше по-прежнему не хотелось.
   Отношения с тетей не заладились у Ноэля еще с самого детства, начиная со смерти родителей. Впрочем, их и при жизни последних нельзя было назвать гладкими. Однако после того, как мальчик стал сиротой, Ольга словно с цепи сорвалась.
   Женщина практически стала тенью племянника, оберегая того от всех и вся. Даже во время игры в песочнице или, к примеру, на качелях она всегда была рядом, присматривая, чтобы ребенок не поранился и не ушибся, заработав синяки. Когда же Ноэль стал утомлять ее слишком взбалмошным характером, она избавилась от племянника, отослав того в закрытую частную школу. Благо, денег для этого было более чем достаточно - к Ольге перешло управление всем имуществом, доставшимся Ноэлю по наследству от погибших родителей. При этом она руководствовалась только общими указаниями, гласившими: "В случае нашей смерти, Ольга Владимировна Кэлли, родная сестра Елены Владимировны Кэлли-Аруэ, должна позаботиться о нашем сыне Ноэле Франсуа Аруэ. Для этого ей разрешается распоряжаться всем имуществом, которое мы завещаем сыну Ноэлю, до тех пор, пока он не станет совершеннолетним и не сможет сам позаботиться о себе. Однако все сколько-нибудь серьезные и важные сделки она может заключать только и исключительно с согласия попечительского совета до достижения Ноэлем шестнадцатилетнего возраста, а после исключительно при наличии подписи нашего сына".
   Конечно, в завещании были свои нюансы и дополнения, о которых юноша сейчас совершенно не хотел размышлять. Он просто знал, что тетя не сможет заключить ни одну сделку без его ведома и согласия.
   "Или она таки нашла лазейку?" - резко сев на кровати, Ноэль невидяще глядел перед собой.
   - Вздор, - он помотал головой, как будто отметая от себя эту пугающую мысль.
   Однако, прокручивая в голове полный текст завещания, Ноэль в который уже раз мысленно ругал тетю. Благодаря заточению в парижской частной школе у него не было нормального детства, зато он получил блестящее образование. Более того, несмотря на свой юный возраст, уже сумел найти не только себя и свою цель в жизни, но и свою половину. Юноше было наплевать на то, что его мужчина старше. Насколько именно старше, Ноэль никогда не задумывался, просто - старше и опытнее.
   С одной стороны, он был благодарен тете за неустанную заботу, однако с другой... Ему всегда хотелось самого обычного детства.
   Разъезжая по стране с концертами, принимая участие в престижных музыкальных конкурсах, Ноэль знакомился с полезными людьми и заводил нужные знакомства, извлекая из них немалую выгоду, которую позже начал использовать в своих собственных целях.
   Сперва все было хорошо.
   Занятия и хобби, увлечение танцами и готовкой отнимали у него все свободное время. Ноэль уже успел выбрать университет, в который собрался поступать по окончанию школы - как-никак оставалось всего полгода - рассчитывая остаться в родной Франции. Но нет! Тетя то и дело путала все карты, вызывая племянника к себе на всевозможные банкеты и праздники, присутствовать на которых ему было вовсе не обязательно. В последние годы она буквально силой заставляла его приезжать на рождественские каникулы, не интересуясь ни планами юноши, ни его мнением вообще.
   Негромко взвыв, Ноэль опять вернулся в горизонтальное положение. Чем больше он думал о происходящем, тем больше вопросов у него появлялось. Ответы же на них находились далеко не всегда. Ближе к рассвету мысли окончательно запутались. Предприняв безуспешную попытку как-нибудь расшевелиться, Ноэль махнул рукой на это неблагодарное дело, разделся и свернулся клубочком под одеялом.
   То и дело зевая, он отдался во власть Морфея, поставив тому непременным условием навеять лишь прекрасные и чарующие сны. Однако желанию Ноэля не суждено было сбыться. Заказанный сон так и не приснился. Вместо него приснилась какая-то чушь, оставившая после себя странные и неприятные ощущения.
   С трудом продрав глаза и покосившись на яркое зимнее солнце за окном, Ноэль натянул на голову одеяло и продолжил спать дальше.
   Ольга же, прорыдав большую часть ночи в подушку, уснула только под утро. Впрочем, вряд ли это можно было назвать сном. Ворочаясь с боку на бок, она все пыталась устроиться поудобнее, в итоге проснулась не выспавшаяся, усталая и измотанная. Посмотрев на свое отражение в зеркале, она скривилась и отправилась в ванную, надеясь, что контрастный душ ее взбодрит.
   Наскоро перекусив и сделав за завтраком несколько звонков, женщина поехала в косметический салон, чтобы привести себя в порядок.
   Выглядеть нужно хорошо, а по вине племянника сегодня утром на ее лице стало еще одной морщинкой больше... Впрочем, осознавая, что вразумить Ноэля так легко ей не удастся, Ольга решила взять тайм-аут, чтобы хоть чуть сберечь себе нервы и кровь, изрядно пострадавшие по вине близкого родственника.
   Конечно, мальчик все еще довольно юн. Потерять обоих родителей - тяжкий удар для кого угодно, а уж потерять их в столь раннем возрасте... И все же, Ольга совершенно не понимала причину той неприязни, которая царила между ней и сыном ее сестры.
   Они не часто виделись с Ноэлем - так было с самого момента рождения мальчика, но это ничего не значило. Ольга дала ему все необходимое - цель, образование, надежный и безопасный дом! Она догадывалась, что, отдавая Ноэля в частную школу, допускает ошибку. Но выбрала именно школу, а не нянек или приходящих учителей: мальчику нужно было общаться со сверстниками. Развиваться не только физически, но и творчески. Впридачу, Ольга видела, что племянник начал постепенно замыкаться в себе, не шел на контакт, и школа казалась именно тем местом, где его могли расшевелить.
   Ольга радовалась каждому успеху племянника, хвалила и поощряла его. Она пыталась поддержать Ноэля, когда тот терпел неудачи, но мальчик совершенно не хотел признавать свое поражение, благодаря чему боролся до последнего... одерживая яркую победу!
   Ноэль вырос в атмосфере постоянных соревнований. Ольга видела, как в нем развивается чувство соперничества, и, бесспорно, была этому очень рада. Выполняя обязательства, возложенные на нее условиями завещания, она ни в чем не отказывала племяннику.
   Если Ноэль хотел кольцо из белого золота с бриллиантами, он его получал. Если же ему хотелось простого мороженого, он получал его так же незамедлительно. Все, абсолютно все прихоти мальчика воплощались в жизнь. Ольга была довольна проделанной работой. Ноэль рос хищником, которого воспитывали специально для того, чтобы по достижению нужного возраста он мог в полной мере вступить во владение наследством. И каким наследством!
   Недвижимость на сотни миллионов долларов, выгодно расположенные земельные участки, антикварная мебель, табун чистокровных скакунов... Все это терпеливо ожидало полноправного хозяина.
   Впрочем, однажды Ольга все-таки сглупила - и сильно! - позволив Ноэлю после одного из многочисленных концертов встретиться с иностранным поклонником. Конечно, до нее доходили слухи об истинной ориентации племянника, но верить им она категорически отказывалась. Однако... пришлось.
   Зайдя в гримерку и обнаружив там Ноэля с незнакомым мужчиной, Ольга поначалу опешила. Что-что, а увидеть мальчика в объятиях незнакомца, который был старше племянника как минимум лет на десять, она была не готова! Однако придя в себя, сделала все возможное, чтобы эти двое больше никогда не увиделись.
   Чего она только не предпринимала! Но они все равно встречались...
   Тяжело вздохнув, Ольга из-под полуопущенных ресниц оценила работу маникюрши и вновь погрузилась в воспоминания.
   Наконец она решила не препятствовать племяннику и постаралась смириться с тем фактом, что в его жизни появился другой человек. Как говорил сам Ноэль:
   "Он мне дорог. Я люблю его!"
   А на вопрос: "Любит ли он тебя?" Ольга слышала уверенное: "Да".
   В итоге, ей ничего не оставалось, кроме как просто отойти в сторону. Пускай и не совсем. Ольга перестала мешать племяннику налаживать личную жизнь. Она видела, как Ноэль все чаще улыбается, смеется и больше не замыкается в себе. Она чувствовала, что он изменился, стал мягче, эмоциональнее... Однако все это куда-то исчезало каждый раз, когда Ноэль приезжал на каникулы. Конечно, Ольга догадывалась, что у него могут быть свои планы, но они ведь так редко видятся! В то время как со своим любовником Ноэль встречался почти каждый день.
   "Новый день. Новая шахматная партия..." - сев на кровати, как-то грустно подумал Ноэль. Ему хотелось проснуться однажды в объятиях того, с кем можно будет сбросить маски, быть самим собой - нежным, чутким, ласковым и внимательным...
   Зазвонил телефон. Ноэль изучил номер на дисплее, и мечтательность испарилась с его лица, словно по мановению волшебной палочки, уступив место холодности, расчетливости и безжалостности - всему тому, что присуще хищнику, который заприметил новую добычу.
   - Здравствуй, Чан...
  

Продолжение следует


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"