Чайка Лидия Сергеевна, Лестова Ксения Алексеевна: другие произведения.

Выдержано временем - 2. Игра в прятки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Мой мир разрушился подобно карточному домику в тот день, когда я открыла ту злосчастную жестяную банку, и освободила из заточения Князя Дьявольской пустоши. Договор расторгнут, Красноград собирает войско, чтобы противостоять армии Бессмертного... Моя же задача, всеми силами остановить Князя. И пускай для этого мне придется поставить все на кон, включая собственную жизнь... Что ж, я готова сделать этот шаг.

    ЗАВЕРШЕНО

    Внимание! Полный вариант книги можно приобрести на Призрачных Мирах

  Лестова Ксения Алексеевна
  Чайка Лидия Сергеевна
  
  Выдержано временем - 2
  Игра в прятки
  
  ПРОЛОГ
  
   Кощей Бессмертный не выходил из своего замка последние несколько дней. Все приказания относительно надвигающейся войны с Красноградом были розданы сразу после возвращения правителя. Основными требованиями к народу было не соваться на территорию Гвидона и вообще, даже близко не подходить к границе. Никаких полководцев, командиров или капитанов в его армии никогда не было. В боевых действиях Князь Дьявольской пустоши использовал исключительно нечисть и умертвия. Первые были гораздо выносливее и мощнее простых людей, а вторых просто не жалко было терять в бою. Такую армию было далеко не просто победить, и Константин знал это. Он также знал, что войско Гвидона непременно падет, и ему не помогут даже хваленые богатыри.
   В течение почти всего времени, которое он провел в замке, Кощей был занят совсем другими, более сложными и не требующими отлагательств проблемами. Только пару раз он проверял точность построения войск и осведомлялся о готовности армии Гвидона.
   Колдуну никак не удавалось определить местоположение правнучки Варвары, которая вместе с Горынычем скрылась от него во время их последнего боя. Да, теперь Кощей точно знал, что она все это время не являлась самой Варварой, но тогда еще действовало заклятие, которое окутало девушку, как только та переступила порог дома бывшей Яги. Как следствие этого, Ульяну все время ее нахождения в Отражающем мире, каждый принимал за ее прабабку. И только лешие да Горыныч сумели увидеть настоящую ауру девушки, а не наложенную домом. А вот он, Константин Бессмертный, не смог, не поверил ей. Да что уж говорить, ему не хотелось верить самому царю Гвидону, который рассказал ему об этом.
   Да и после их последнего разговора стало абсолютно ясно - мира между ними никогда не будет. Кощей не поверил Гвидону, а тот тут же выступил с предложением восстановить мир между государствами. Сначала Князь Дьявольской пустоши колебался, сомневался, а стоит ли подписывать новый договор? Но когда Гвидон предложил ему, самому Кощею Бессмертному, восстановить разрушенную столицу Краснограда, то сомнения мигом исчезли. Его извечный противник ко всему прочему встал на сторону Варвары, как же...
   Да, теперь-то все представлялось Кощею в совсем ином свете. Хорошо еще, что он додумался вернуться в Хрустальный мир и проверить слова Гвидона. Это действительно оказалось заклятие. Точнее не так, при жизни Варвара умудрилась как-то сделать свой дом живым существом, который после смерти хозяйки продолжил жить собственной жизнью и тосковать по ней... Поэтому он (дом) и признал Ульяну своей новой хозяйкой и накрыл ее аурой Варвары, чтобы у таких как Князь не возникало вопросов, кто перед ними стоит.
   Теперь уже ничего не поделаешь, правитель Дьявольской пустоши не может забрать свои слова назад, не может с низко опущенной головой прийти к своему недавнему противнику и раскаяться во всем. Не может отступить и все бросить...не в его это характере, он слишком горд и упрям. Но это оказалось для Кощея определенно проще, чем вернуть Ульяну в замок. Тут все ясно и понятно - войны не избежать, а там... девушка неизвестно где. Если она добралась до избушки своей прабабки, то искать ее и вовсе бесполезно.
   Она определенно там. Поисковой кристалл не может ее засечь, следовательно, Ульяна находится в избушке на гусиных ножках. Но мужчину больше волновал тот вопрос, что девушка все эти дни никуда из нее не выходит. Такого не может быть, чтобы человек, имея полную свободу действий, так долго сидел в четырех стенах. Это наталкивало Князя на очень нехорошие мысли, а именно, что правнучка Варвары слегла после их боя. Прокручивая в своей голове подобного рода догадки, Константин нередко начинал сквернословить и срывать злобу на предметах интерьера своего кабинета, из которого он вообще теперь не выходил.
   Наряду с постоянными попытками найти взбалмошную девчонку, колдун еще и вел всяческие приготовления к лечению от сильного недуга, постигшего ее в самом начале их путешествия. Случай был сложный и запутанный - Ульяна постоянно жаловалась на боли в ноге. При первом же осмотре Константин заподозрил что-то неладное. Но эти две точки, появившиеся на белой нежной коже, сказали все.
   Дурак, надо было сразу брать ее за шкирку и тащить обратно в Дьявольскую пустошь, а он повел себя как обиженный мальчишка. Сначала расторжение договора, потом лечение...Идиот. Думал, само пройдет? Как же, и ежу было понятно, что недуг только усугубится и перейдет в новую стадию... Как же Варвара постаралась в свое время, чтобы такой сильный колдун, как Кощей, увидев ее правнучку, потерял голову и принял бы... Идиот, да он даже в те минуты не почувствовал, что дом живой и поэтому не удосужился проверить его на наличие различных чар и заклятий. Заварила кашу Варвара, а расхлебывать ее пришлось правнучке.
   Теперь Константин ясно видел между ними колоссальную разницу. Да, внешность у них одна на двоих, а вот остальное... Варвара, например, никогда не пожертвовала бы собой ради другого, а Ульяна с легкостью бы это сделала. А еще она ни разу не устроила бой в населенном людьми месте. Хотя ее прабабка этим славилась. Ей было плевать на случайные жертвы.
   Теперь девушка ненавидит его. После всего того, что он с ней пытался сделать, Ульяна наверняка видеть не захочет Князя. Но придется, потому что тот сам себе пообещал вылечить молодую Ягу во что бы то ни стало. Возможно, после этого она немного остынет и будет относиться к нему снисходительнее...
   И где ее теперь искать? Если дело и дальше так пойдет, то можно попрощаться с ее жизнью, этот мерзавец, Змей, сделал все возможное, чтобы изжить Ульяну с белого света.
  - Нет, я этого так не оставлю, - пробормотал Константин.
  
  Глава 1
  
   Сегодня утром мне пришла в голову одна шальная мысль. Раз уж Варвара изгалилась в свое время и породнила свою избушку с каким-то гусем, то наверняка она должна уметь плавать. Посовещавшись с лисичками-сестричками, мы пришли к единодушному мнению, что теория интересная, и стоит ее проверить. Сама избушка оказалась только 'за', радостно поскрипывая оконными рамами.
   Поскольку мы располагались у самой Кудыкиной горы близ моря, то большого труда не потребовалось, чтобы опробовать милый домик моей прабабушки на пригодность к плаванию. А почему, собственно, и нет? Лапы у обычных гусей перепончатые, с помощью которых данные птицы свободно плавают и ныряют. Единственное, что меня смущало - это то, что избушка деревянная. Ну, мало ли водой напитается и потонет. А что, если она протечет, и все помещение зальет водой? Как говорится, пока не попробуешь, не узнаешь.
  - Поплыла... - хором охнули лисички, когда избушка опустилась на воду и проворно заработала лапками. Да Александр Сергеевич, наверное, себе даже представить такого не мог!
   Деревянный домишко и впрямь сел на воду и смешно забултыхал лапками по воде. Какой прыткий, надеюсь, нырять не надумает, а то мало ли...
   Пока я размышляла на тему 'а если вдруг', избушка поменяла стиль плавания. Если сначала она просто бултыхала конечностями на месте, то теперь она пыталась плыть кролем... Угу, я-то точно знаю, что полноценного кроля у нее не выйдет. Эх, как же жалко, что моя нога в таком состоянии, мне никак нельзя сейчас лезть в соленую воду. М-да, по ходу избушке надоел кроль, и она решила попытать счастья в стиле брасс. Нырять не пытается, вода не заливается, древесина не пропитывается...
  - Отлично! - воскликнула я. - А давайте порыбачим? Прямо из окон.
   Каюсь, за сегодняшнее утро еще одна бредовая мысль. Собственно, а что такого? Если наше обиталище может спокойно плавать, то почему бы не попытаться использовать его, как лодку, скажем. Мне Горыныч вообще прописал полный покой. Вот и сижу в четырех стенах, даже выйти никуда не могу. То волк избушку стережет, то лисица. А мне ведь необходимо помешать Константину войну начать...
  - Да-а! - заголосили лисички-сестрички. - Хорошая идея!
   Водная гладь была на удивление тихая. А каждому рыбаку известно, что рыбачить лучше всего, когда вода спокойная и течение несильное. Так что идея посидеть с удочками оказалась не такой уж и плохой.
  - А чем у вас тут ловят рыбу? - осведомилась я.
  - Знамо чем, удочками, конечно, - фыркнула рыженькая.
  - Да только Варвара не любила рыбачить, - приложила беленькая, - она рыбалку на дух не переносила, вот и не держала у себя в избушке удочек.
   Я как-то сразу опечалилась. Как же так? А чем нам тогда ловит рыбу? Конечно, я могу попробовать наколдовать...
  - Девочки, ну зачем вы так? - вмешалась черненькая. - Варвары-то, почитай, уже целых триста лет тут не было, мало ли что могло без нее поменяться?
   Лисичка лукаво мне подмигнула и полезла под кровать. Только хвостатая попа торчала. Вскоре на белый свет появились четыре вполне годные к использованию удочки. За ними показалась стеклянная пол-литровая баночка со снастями...червяки, бр-р-р! Под моей кроватью! Ужас какой... Надеюсь, они там не триста лет лежали?
  - Ты же не думала, что в отсутствие Яги Варвары избушка на гусиных ножках пустовала? - глядя на мои округлившиеся глаза, хихикнула беленькая.
  - Да нет, наверное, - выдавила я, наблюдая как черненькая выползает задом из-под кровати.
   Мы вчетвером расположились у окон нашего плавучего ковчега и стали ждать. Ничего мудреного в процессе рыбалки не было. Просто поставили стулья, открыли окна, насадили червей на крючки и повысовывали удочки наружу так, чтобы крючок и часть конского волоса, который тут у них выполнял роль лески, погрузились в воду. Первое время ничего не происходило, мы старались особо не разговаривать, чтобы не спугнуть рыбу. Признаться честно, мне особо-то и не нужны были разговоры, поэтому предложение помолчать от рыженькой я приняла с радостью.
   Мою голову продолжали атаковать мрачные нелицеприятные мысли о своем будущем без Зорана, о своей судьбе, а также о предстоящей войне Краснограда с Дьявольской пустошью, в которой я должна принимать самое активное участие. Моя нога стала сильнее и чаще меня беспокоить, что далеко не способствовало улучшению настроения, а наоборот, заставляло задумываться о том, что же будет со мной, если недуг продолжит распространяться по всему телу. А еще меня сильно волнует, что с момента смерти любимого у меня все чаще случаются перепады настроения. А-ля 'раздвоение личности'. Неужели, это дает о себе знать сильная, еще кровоточащая душевная рана?
   Пожалуй, надо расслабиться и выместить свою злость и обиду на чем-то или на ком-то заслуживающем этого. К Кощею соваться сейчас бесполезно, да и я на данный момент не в лучшей форме. Нужно признать, я изначально была во много раз слабее его. Что там лисица говорила про магический костер на вершине Кудыкиной горы? Кажется, прабабушка в моем последнем сне тоже что-то про него рассказывала, советовала сходить к нему подпитаться энергией.
   Решено, сейчас как раз полнолуние намечается, так что ровно в полночь я пойду туда... Надеюсь, главная лиса Кудыкиной горы возражать против этого не будет. А через пару дней слетаем с Горынычем в Замухрынь, расслабимся, оторвемся и отомстим. Хорошенько там похозяйничаем, чтобы у них не было средств и времени помогать Константину в войне с Гвидоном. Им и так не сладко придется, отбиваясь от всякой кощеевой нечисти, а тут еще и из соседнего государства подмога придет. Хоть как-то Краснограду помогу.
   На этом этапе я для себя решила, что жизнь прекрасна и не стоит тратить ее на переживания из-за каких-то мужиков. Одного уже нет на этом свете, от него у меня остались только сладкие воспоминания, а другой - пожизненный гад, и этим все сказано. Вот нога снова заныла, стоило мне про Князя вспомнить...
  - Клюет! - вырвал меня из раздумий звонкий голосок одной из лисичек.
   Черненькая, сидевшая рядом со мной, охнула и, сунув мне в руки свою удочку, побежала за ведерком для улова, про которое мы благополучно забыли.
  - И-и-и! - я аж подпрыгнула, когда в моих руках сразу обе удочки задергались. - Кажется, и у меня клюет!
  - Отлично, подруга! - откликнулась черненькая, подтаскивая ведерко поближе ко мне. - Давай помогу, поди сразу с двумя удочками не справишься.
   Черненькая забрала у меня свою удочку, сжав оную в острых зубках, и стала аккуратно вытаскивать ее из воды. Затем лисичка, помогая себе лапами и зубами, сняла рыбину с крючка и кинула ее в ведерко, в котором уже лежала, изредка трепыхаясь, добыча рыженькой лисички. Я внимательно проследила за манипуляциями черненькой и повторила все в точности за ней.
  - Эх,- вздохнула беленькая, - что-то мне не везет сегодня.
  - Повезет в следующий раз, - фыркнула рыженькая и довольно оскалилась, опуская удочку в воду.
   М-да, так ей сегодня и не повезло. Лисичка грустно шмыгала носом, смотря на пустой крючок. А вот мне, как новичку в рыбалке, благоволила удача. Хоть я и имела небольшой опыт в ловле, но даже до любителя мне было далеко. Я за этот час аж пять рыбин поймала! А вот лисичкам-сестричкам повезло меньше. Как я уже говорила, беленькая ничего не поймала, ну а рыженькая и черненькая выловили каждая по три рыбки. Отсюда следует, что мне, как настоящей хозяйке, сегодня еще предстоит все это дело чистить, варить, жарить и что там еще обычно с рыбой делают...
   В последнее время, ко мне часто повадились приходить на ужин главная лисица Кудыкиной горы и волчара. Мне рассказывали, что эти двое раньше сильно цапались, ругались и даже дрались. Что ж, поначалу так и было, когда они были вынуждены сами себе добывать еду. Но как-то раз я пригласила парочку на огонек, и с тех пор лисица и волк больше не ссорились. По крайней мере, при мне.
   Хотя я никогда не была хорошим поваром, но вот яичница да картошка пюре в моем исполнении были очень даже ничего. Так что лесные гости носы от моей стряпни не воротили.
   Я удобно устроилась на стуле, окружив себя всем необходимым для чистки рыбы. Какое же это неблагодарное дело, оказывается... чешуя скользкая, из-под ножика отлетает во все стороны. Еще потрошить ее... а потом жарить, парить. У-у-у, мне еще сегодня в ночи тащиться на самую вершину Кудыкиной горы! Надо аккуратно разузнать, может быть меня кто-нибудь довезет, например, волк...
  - Он-то может, - тут же откликнулась черненькая, присаживаясь напротив меня. Картина заползающей на высокий стул лисички была настолько умилительной, что я невольно улыбнулась. Подождите, я про волка вслух сказала что ли? - А зачем тебе на гору ночью идти?
  - Э-э-э, - замялась я, - так это, там костер вроде магический, который может приумножить мои силы. Вот я и подумала, что туда лучше идти ночью в полнолуние.
  - Это ты правильно думаешь, - подтвердила мои догадки беленькая, которая в данный момент стояла у окна и созерцала спокойную водную гладь, упираясь задними лапами в пол, а передними о подоконник, - только ночью и только в полнолуние магический костер может поделиться с Бабой-ягой своей силой. И тебе действительно понадобится помощь, чтобы дойти к нему. Не знаю как остальным, меня твоя нога очень сильно беспокоит. Это не простое повреждение.
  - Что ты хочешь этим сказать? - удивилась я.
  - А то, подруга, - ответила за сестру рыженькая, вылезая из-под кровати, - что это больше похоже на какой-то магический укус, который призван долго и мучительно отравлять твою жизнь. По- хорошему, тебе не мешало бы помириться с Князем Дьявольской пустоши. Думаю, он один может тебя вылечить от смертельного недуга.
  - Что?! - во мне поднялась волна возмущения и ненависти, когда упомянули имя ненавистного мне гота. Я встала со стула и прошипела. - Никогда! Слышите, НИКОГДА я сама не пойду к Константину! Будь он проклят, этот Кощей Бессмертный! Я всю жизнь, наверное, буду помнить ту боль, которую он мне причинил.
   Лисички-сестрички ошарашено уставились на меня. Конечно, сидела такая себе тихая, миролюбивая, а тут такой монолог выдала...
  - Тише, - черненькая нежно прикоснулась своей плюшевой лапкой к моей руке, - все позади. Не хочешь с ним мириться, это твой выбор.
   Мне сразу стало как-то спокойнее, что ли...
  - И умирать или жить, кстати, тоже, выбор твой. - Раздраженно фыркнула рыженькая. - Какая-то ты раздражительная становишься, подруга. Сестрички, что думаете по этому поводу?
  - Лучше не спрашивай, - поморщилась беленькая, - я считаю, что все это от ноги...
  - Я раздражительная из-за того, что с ногой приключилось непонятно что? - перебила я, округлив глаза. - Уверяю, что эти два фактора никак не связаны между собой. - Как же мне хотелось в это верить!
  - Как раз связаны, милая, - мягко произнесла черненькая. - Как уже было сказано, повреждение твоей ноги явно носит магический характер. Поэтому мы и заподозрили, что эта магия может как-то влиять на твое сознание.
   Я задумалась. А действительно, в этом что-то есть. Почему у меня настроение в последнее время так скачет? Почему я то люто ненавижу Константина, то вроде как бы забываю про наши склоки... Хотя нет, не забываю, но вся злость на него как-то притупляется. Да и по Зорану только время от времени тоскую... Вот и сейчас, я в миг потеряла контроль над собой, сыпля проклятиями направо и налево, а потом так же неожиданно остыла...
  - Ой, - от неожиданно пронзившей боли я скривилась, - нога... - Я скривилась и потянулась рукой к больному месту, которое было скрыто под штаниной моих многострадальных джинс.
  - Так, ложись, - моментально среагировала рыженькая, - мы сами все сделаем. Полежи пока, отдохни. Может, ночью ты и не сможешь до костра добраться...
   Как же? Почему не смогу? Мне жизненно необходимо сегодня в полночь там быть. Почему необходимо? Не знаю, просто надо мне туда и все тут.
  - Смогу, - заскулила я и поплелась к кровати, - мне волк поможет. Надеюсь...
  - Хм, возможно костер сможет тебе помочь? - неожиданно произнесла беленькая.
  - Скажешь тоже, - поморщилась рыженькая, - если уж Горыныч не смог, то у нее только одна надежда на выздоровление, и она ее терпеть не может.
   Я уронила голову на подушку и прикрыла глаза. Я не могу не отрицать, что лисички-сестрички говорят дело, но также я не могу обратиться за помощью к Кощею Бессмертному, моему палачу. Колдун, конечно, что-то обещал на счет моего лечения, но я не уверена, что в то время он говорил правду. Солгать для него слишком просто. Я уже разучилась доверять этому чертову готу. Да и доверяла ли когда-либо вообще? Он убил мою любовь, мое будущее... Теперь он замахнулся на Красноград, на всех его жителей...
   Зачем ему это, и чего он добивается? Неужели может быть так приятно, причинять другим людям боль? В этом вопросе мое разделившееся сознание оказалось едино.
   А если попытаться вылечить себя самостоятельно? Самолечение, самовосстановление, что-то вроде того. Глаза закрыты, нужно только отрешиться от внешних раздражающих факторов и сконцентрироваться на внутреннем состоянии организма. Я чувствую, как что-то вязкое и непонятное течет по венам, смешавшись с кровью. Какой ужас! Как же мне выгнать эту заразу? Попробую как-то подцепить ее, может получится ее вытащить... Но как только я дотянулась до инородной субстанции призрачной рукой, все тело как током прошибло. В голове стали появляться приятные воспоминания, связанные с Зораном, а также отрицательные моменты, когда Кощей мне доставлял боль. Любовь смешалась с чувством отвращения и ненависти. Тепло сковал холод. Внутри все сжалось, сердце стало учащенно биться, показалось, что сейчас боль поглотит меня и я больше никогда не смогу открыть глаза.
   Но нет, я все еще жива. Просто вдруг в душе стало пусто, и сердце успокоилось. Я с ужасом осознала, что сама себя вогнала в состояние транса и теперь не знаю, как вернуться в реальность. Как же мне сейчас одиноко, холодно, страшно.
  - Да просыпайся же! - где-то далеко раздался знакомый тоненький голосок. - Дура, удумала сама себя лечить... Но погоди, проснешься, я тебя за уши-то отдеру!
   До этого я очень сильно желала очнуться. Н-да, когда я услышала гневную тираду рыженькой, просыпаться тут же расхотелось.
  - Я знаю, что ты пришла в себя! - зашипела лисичка и дала мне увесистую затрещину передней лапкой. А она сильная оказывается!
  - А-а-а! - заорала я и, распахнув глаза, села на кровати. - Больно! - Стала потирать пострадавший затылок.
  - Конечно, больно, - язвительно заметила та, - ты не представляешь, как нам было больно, когда главная лисица нас по мягкому месту отхаживала за недосмотр за одной болящей Ягой!
   Я во все глаза уставилась на нее, потом перевела взгляд на остальных сестричек, которые стояли позади рыженькой и осуждающе покачивали головами.
  - Не кипятись, сестрица, - промолвила беленькая, - она не виновата, что не осведомлена.
  - Ах, не виновата? - еще пуще взвилась рыженькая. - Еще как виновата! Если не знаешь, так нечего было пытаться, дорогая. Ты хоть знаешь, что могла умереть от внутренней перегрузки организма?
  - Ну-у-у, - протянула я, опуская глаза, - наверное.
   Лисичка закатила глаза и, шумно выдохнув, отошла к окну. На ее место села черненькая и заговорила совсем на другую тему.
  - Мы все рассказали лисице, - начала она, - она согласна отпустить тебя на вершину Кудыкиной горы, но при условии, что Горыныч пойдет с нами.
   Горыныч, так Горыныч, мне все равно, если честно. Как говорится 'в дороге, чем больше народу, тем веселее идти'.
  - Хорошо, - кивнула, - когда выдвигаемся?
   Я посмотрела в окно и заметила, что на улице уже вовсю сгустились сумерки. Вот это да, неужели я столько провалялась в отключке? Тогда мне вполне понятна реакция лисичек-сестричек...
  - Ульяна! - донесся с порога голос волка. - Как же ты нас напугала!
   На пороге возник серый, собственной персоной, а из-за его спины выглядывала главная лисица Кудыкиной горы в неизменном красном сарафане. Волк, кстати, тоже расхаживал не в неглиже, а в потрепанных черных штанах-шароварах. Они стояли на задних лапах и упирали передние в костлявые бока.
   Оба взволнованные и запыхавшиеся тут же ввалились в избушку и стали на перебой задавать вопросы на тему здоровья. Потом клыкастые, не сговариваясь, начали отчитывать меня за легкомыслие - в отношении себя, жестокость - в отношении Константина и лень - в отношении государства. Последнее я так и не поняла к чему было сказано, но меня безумно радовал тот факт, что я не одна. Я сидела, облокотившись на подушки, в обнимку с лисичками-сестричками и слушала всех и сразу, улыбалась. А еще, я почувствовала себя частью какой-то семьи... Почему-то уже не так хотелось убить Князя, который причинил мне столько зла. Нога, типун мне на язык, пока не болела, голова не кружилась, настроение поднялось до отметки 'я люблю жизнь'. Странно, но про Змея я даже не вспомнила...
  - Чего это с ней? - удивился волк, когда я в десятый раз шумно выдохнула. - Ульянушка, ты как, точно хорошо себя чувствуешь?
  - Просто отлично, - тихо заверила я и чихнула, - вот, правду говорю. Просто я счастлива, что вы все появились в моей жизни. Кажется, благодаря вам, мое будущее уже не такое мрачное, как раньше.
   И тут меня сгребли в охапку все разом, и начались массовые обнимашки. Блин блинский, как же это приятно, кто бы знал!
  - А теперь все за стол! - скомандовала лисица и обратилась к сестричкам. - Девочки, у вас все готово?
  - Обижаешь! - хором воскликнули они. - Конечно готово!
   Меня аж затрясло от нетерпения, так поскорее хотелось увидеть плоды стараний трех девчат. Ожидания меня не обманули, девочки сделали все по высшему разряду. И да, они реально приготовили уху! И котлетки к пюре! Ай да хозяюшки, ай да умнички! И как управились? Неужели, лапками своими... Я надеюсь, они перед этим их помыли...
   Серый примостился рядом с лисицей, сестрички сели втроем по другую сторону стола, ну а мне досталось место во главе.
  - Быстренько ужинаем и идем все отдыхать, - промолвила лисица, наполняя свою тарелку супом. Я уже хотела было возразить, но она опередила меня, - нужно немного вздремнуть, прежде чем мы отправимся к магическому костру.
   Все с ней согласились, даже волчара, который был явно недоволен командным тоном главной рыжухи на горе, серьезно кивнул и принялся поедать ужин.
   Наелась. Даже не так, объелась. Вот. Так вку-у-усно было. А, кстати, сразу после ужина ложиться спать вредно для фигуры. Одно радует, это только сегодня, в остальное время, надеюсь, буду вести нормальный, здоровый образ жизни. Есть для кого...
   А еще меня сильно волновал вопрос обретения новой силы. Я ведь даже не знаю, что к чему, вдруг меня костер отвергнет или еще того хуже, спалит заживо. Я понятия не имею, что делать, когда окажусь там. Но мне надо стать сильнее хотя бы только потому, чтобы иметь возможность говорить с Кощеем Бессмертным на равных. Черт, что-то он подозрительно затих, неужели раздумал со мной расправляться? Или ему война важнее? Ах да, совсем забыла, мне тоже придется принимать участие в боевых действиях. Тогда все ясно с ним... Константин знает наверняка, что мы еще встретимся. На войне.
   Я сладко потянулась на кровати и повернулась на бок. Голова грозила взорваться от переполнявших ее различных мыслей, но заснуть мне все-таки удалось. Лисички-сестрички устроились в моих ногах, а волк с лисицей ушли к себе. Куда 'к себе' я не знала. Ну да и не важно это.
  
  - Просыпайся, не то опоздаем, - верещал мне на ухо тоненький голос, - встава-а-ай, кому говорю!
   Я с неохотой открыла один глаз и поняла, что меня домогается одна из лисичек-сестричек, которая самая наглая. А самая наглая у нас кто? Правильно, рыженькая. Я уже не в первый раз замечаю, что именно она выступает в роли моего персонального будильника.
  - Ульяна! - воззвала в очередной раз лисичка. - Поднимайся! Или ты уже передумала идти на вершину Кудыкиной горы за новой силой?
   И тут до меня, наконец, дошло, для чего эта милая зверушка так старается... Мне же жизненно важно попасть сегодня в полночь к костру. Если я этого не сделаю сейчас, то война начнется, и меня положат замертво в первых же рядах! Сбудется мой ночной кошмар и по совместительству мечта Князя. Я и так с ногой постоянно маюсь, а тут силенок мало...
  - Встаю! - я рывком вскочила с кровати и стала обуваться. На бегу схватила теплую шаль прабабушки, накрыла ей голову, далее натянула свою ядовито-салатовую ветровку и встала в ожидании у порога. - Где Горыныч?
  - Меня кто-то звал? - в окно просунулась одна голова фиолетового чудика. - Отлично! Ульяна готова, можем выдвигаться.
  - Мы с вами! - хором воскликнули лисички-сестрички.
  - Тогда не отставайте, - наставительно произнес чудик. - Ульяна, выходи живей и залазь мне на спину.
   Я вышла на крыльцо и увидела Змея Горыныча в полный рост. Мамочки, да он с мою избушку, оказывается, ростом! Просто раньше не с чем было сравнить, вот и не замечала... Только я собралась посетовать на отсутствие лисицы и серого волка, как эти двое обнаружились прямо за, кхм... задом Горыныча. Я же говорю, чудик трехголовый больших размеров.
   Мне галантно подставили крыло и, как только я уверенно встала на него, неожиданно подкинули. Я с диким визгом приземлилась куда-то в область пятой точки моего импровизированного транспорта.
  - Сдурел совсем?! - заверещала я от испуга. - А если бы я расшиблась насмерть или о шипы на твоем хребте? Думай, что делаешь!
  - Все под контролем, детка, - хохотнул Горыныч, - доверься мне, я знаю, что делаю.
   У меня аж слов не нашлось культурных, чтобы сказать этому игруну все, что я о нем думаю, а материться при миленьких зверушках не хотелось. Поэтому я, устроившись на заду фиолетового чудика, молча сидела и глотала ртом воздух.
   Кстати, все это время со мной общалась только центральная голова, а остальные две были заняты обычной болтовней с собравшейся в путь компанией. Я только сейчас заметила, что левая голова, э-э-э, как бы помягче выразиться, заигрывает со всеми тремя лисичками, а те, в свою очередь, очень даже не против. М-да, ну и ну... Так что вполне деловое общение правой головы с лисицей и волчарой меня совсем не тронуло.
  - Чего рот разеваешь? - вклинилась в мои мысли центральная голова Горыныча. - Залазь повыше и хватайся за шип.
   Выполняя необходимые указания, я раздумывала о том, чтобы дать головам какие-нибудь имена. Ладно, в случае с лисичками-сестричками я их просто по цветам различаю и соответственно называю. А как быть с головами Горыныча? Имя-то одно на все три головы, да и тело одно, но общаюсь я с ними, как с тремя разными индивидуумами. У них даже характеры разные!
  - А-а-а! - взвизгнула я, когда неожиданно для меня Горыныч стал трогаться.
  - Ульяна, да что с тобой? - изумилась центральная голова. - Я тебе пять раз повторил приготовиться, а ты все в облаках витаешь. О чем ты так задумалась, что наш взлет стал для тебя полной неожиданностью?
  - Эм-м-м... - промычала я и, закусив губу, быстро выпалила: - Я думала, как мне тебя лучше называть. А то как-то неудобно получается, вроде как имя одно, а вас тут трое...
   Чудик, кажется, прифигел. Мы зависли в воздухе, и все три головы уставились на меня. Я даже поначалу решила, что обидела их, поэтому автоматически зажмурилась, сжалась и приготовилась к худшему.
  - Смешная, - хихикнула левая голова. - Ульяна-а, ты чего?
  - Так я думала, что обидела вас, - пискнула я, приоткрыв один глаз.
  - Дык, на что обижаться-то? - удивилась правая. - Дело ведь говоришь, девочка.
  - Крошка, а ведь ты почти угадала, - широко улыбнулся центр, - у нас ведь действительно когда-то были имена. Но вот только проблема заключалась в том, что они нам не нравились...
   Голова смутилась и притихла, зато эстафету перехватила левая, та, которая обычно выдает что-то не то или вообще невпопад.
  - Такие имена, что все стремились их переврать, сделать уменьшительно-ласкательными и так далее.
   Я выжидательно смотрела на болтливую голову и старалась, не дай бог, не нарушить словесный поток, лившийся из зубастой пасти. Две другие головы демонстративно отвернулись, показывая собрату полное 'фи' на счет того, что тот разоткровенничался. Стараниями правой и центральной головы мы полетели далее, а левая, не смущаясь, продолжила в пол оборота:
  - Так вот, - продолжала левая, - меня Пусиром звали, центральную - Кусиром, ну а того крайнего - Мусиром. Сама понимаешь, что с такими именами нас никто всерьез не принимал. Вот и пришлось нам отказаться от имен.
   Ага, а в фиолетовом цвете с розовыми глазами, значит, принимают? На ум сразу пришли уменьшительно-ласкательные прозвища голов Горыныча. Конечно же Мусик, Пусик и Кукусик! Да, именно такие прозвища пришли мне на ум в первую очередь!
  - А вы не пробовали взять какие-нибудь более адекватные имена? - уточнила я.
  - Хм, - задумался центр, - а мы об этом и не думали как-то.
  - Вы можете выбрать себе имена, например, на первую букву своего прошлого имени, либо на 'п' (правый), 'ц' (центральный), 'л' (левый). То есть в зависимости от расположения головы...
  - Последнее! - хором ответил трехголовый чудик.
   Я задумалась, перебирая в голове все имена, начинающиеся на 'п', 'ц' и 'л'. Думала долго и мучительно. Ну как долго, минут семь я на это потратила, особенно с центром пришлось повозиться. Наконец, мысленный пасьянс сошелся, и я озвучила результат:
  - Платон, Цезарь и Леопольд! - торжественно провозгласила я, наблюдая за реакцией Горыныча.
   Мы опять зависли в воздухе, и опять три головы синхронно повернулись ко мне, но теперь уже на их мордах светилась дикая радость. Понравилось, это хорошо.
  - Заинька наша, душенька, - широко улыбаясь, произнес Леопольд, - спасибо тебе большое, ненаглядная.
   Все три головы послали мне воздушный поцелуй и отвернулись, чтобы продолжить полет. Боже, как приятно делать добро людям... и не только людям. Вот только еще бы не мешало объяснить сие одному заносчивому злобному готу, и все было бы в шоколаде.
   Как долго мы, однако, летим до вершины Кудыкиной горы. Со всеми разговорами мы прилично задержались в полете. Интересно, а мои, маленькие и не очень, друзья уже добрались до места? Вот, спрашивается, зачем они со мной потащились в такую даль? Мы-то с Горынычем по воздуху летим, а они там, небось, по лесам, по кочкам да в горку взбираются. Волнуются, наверное... Как же я быстро к хорошему привыкаю, к новым друзьям.
   Мы летели, и сильный, довольно холодный ветер дул мне в лицо. Я посильнее закуталась в шаль, застегнула молнию ветровки до самого подбородка и наслаждалась прекрасным ощущением полета. А еще меня дико восхищала полная луна, которая освещала верхушки деревьев. На небе красиво рассыпались мириады звезд, соединенные в различные созвездия. Интересно, в Отражающем мире знают про существование такой науки, как Астрономия? Надо будет как-нибудь поинтересоваться на досуге.
   Мы набирали высоту, и вскоре показалась самая макушка Кудыкиной горы, вместе с венчавшим ее магическим костром. Ощущение такое, что на вершине горы разгорелся нешуточный пожар, который не распространялся, не сжигал окружающий его лес дотла, а жил собственной жизнью там наверху.
  - Почти прибыли, - пробормотал себе под нос Платон, но я все равно услышала его. И уже громче добавил, - снижаемся!
   В этот раз я была готова и заранее приготовилась, еще крепче цепляясь в шип на хребте фиолетового ящера. Он теперь не трехголовый чудик. Теперь у него целых три имени!
  - Вот это мы задержались, - фыркнул Цезарь, - живность умудрилась быстрее нас прибыть к костру.
   Я всмотрелась в темноту, но пока смогла увидеть только большое поле, три сосны, а в середине магическое пламя. Почему-то внутри возникла уверенность, что оно примет меня. По мере приближения, меня все больше манил огонь, я всем телом ощущала его тепло и надежность. Все сомнения как-то сразу отступили, и я отдалась эмоциям, отключив разум. Я не поняла, когда и как мы приземлились, но почувствовала нутром, что к костру могу приблизиться лишь я одна. Наверное, поэтому мои друзья не пошли со мной, а остались на приличном расстоянии от пламени, так что им оставалось наблюдать за происходящем со стороны.
   Шаг, еще шаг, и жар наполняет все мое существо. Нет, мне не горячо, не больно... Напротив, приятно. В какой-то момент в огне стали проступать до боли знакомые черты. Константин. Он смотрел на меня серьезно и вместе с тем задумчиво. В его глазах не было злости, ненависти, отвращения... лишь дикая усталость. Как странно, сейчас я не помнила никаких обид и не предъявляла ему никаких претензий. Чем ближе я подходила, тем отчетливее проступали его черты. Похоже, он знает, где я и что собираюсь делать, но по каким-то причинам не вмешивается, дает мне возможность наполниться силой.
   Видя, как я замешкалась, колдун сделал приглашающий жест и поднял руки в знак того, что это безопасно. Странный мужчина, почему он сейчас не предпринимать попыток мне помешать? Он спокойно мог взять и выкрасть меня. Не сомневаюсь, у него предостаточно силы и власти для этого.
   Я шагнула... доверилась. Что было странно и удивительно. А Кощей Бессмертный продолжал за мной наблюдать, изучать. Теперь на его лице читалось явное волнение. Опять-таки, почему? Неужели он боится возможных последствий? Но он же меня ненавидит, потому что считает мою скромную персону Ягой Варварой! Бред какой-то...
  - Ульяна... - я прочла по его губам свое имя. СВОЕ имя! Как? Когда он понял? Неужели именно поэтому он меня сейчас не трогает... отпускает? То, что я прочла по его губам потом, вообще ни в какие ворота не шло, - прости.
   И тут меня накрыло. Все чувства смешались воедино и грозились вырваться мощнейшим выплеском энергии. Я из последних сил сдерживалась, закрыв глаза и стиснув зубы. У-у-у, как больно внутри! Что происходит, я не понимаю... Я в самом пламени, только что лицезрела Князя Дьявольской пустоши так близко, а потом... чувства, эмоции, переживания. В голове раздался голос Константина:
  - Терпи, сопротивляйся, не показывай свои слабости, - быстро начал он. - Ульяна, слышишь?
  - Слышу, - также мысленно ответила ему. - Почему ты мне помогаешь?
  - Я сильно виноват перед тобой, - ответил Князь и усмехнулся: - Теперь мне за всю жизнь не искупить всех грехов перед тобой.
  - Ну, ты можешь попробовать, - я мысленно улыбнулась и продолжила: - У Гвидона ведь, помнится, молодильные яблочки имелись, так что ты сможешь продлить себе жизнь.
   Я почувствовала, как он тоже улыбается. А потом внезапно стало совсем спокойно, боль ушла, но я чувствовала себя сильнее. А еще я вдруг поняла, что мне можно больше не бояться Кощея. Но моя радость оказалось преждевременной.
  - Нога! - охнула я и распахнула глаза. Боль была не такой сильной, как во время испытания огня, но тоже придавала массу незабываемых ощущений.
  - Дьявол! - выругался Константин. - На таком расстоянии я не смогу тебе помочь!
  - Я... - запнулась, чувствуя, что не готова еще к возвращению в Дьявольскую пустошь. Не так быстро. Он все же... чуть было не убил меня...
  - Дело твое, - резко ответил Князь, - как будешь готова - зови. Горыныч тебе в помощь. Я ни в коем случае не давлю на тебя, Ульяна. В отличие от Варвары, ты заслужила мое доверие. И я предоставляю тебе время. Но не затягивай, заклятие слишком мощное, чтобы его кто-либо помимо меня смог снять. А теперь, доброй ночи, правнучка Яги Варвары.
   Мужчина улыбнулся, и изображение стало пропадать. Вот он, оказывается, какой может быть...
  - Спасибо тебе, - сложив руки на груди, просто ответила я, - спокойной ночи.
   Константин кивнул на прощание и пропал окончательно. А я почувствовала, что пора выходить из огня, не то я рискую получить ощутимый ожог за чрезмерное злоупотребление гостеприимством огненной стихии. Пока прощалась с готом, успела немного позабыть про свою ногу, но как только я вышла из костра, то почувствовала, что недуг никуда не делся.
   Прихрамывая и скрипя зубами, я доковыляла до своих друзей, которые спешили меня обо всем расспросить. Пообещав 'сухопутным'' друзьям рассказать все, как только прибудем домой, я полезла на спину к Горынычу, который в этот раз был в разы более аккуратен и нежен в связи с прискорбным известием о возобновлении моих страданий по поводу конечности.
  - Он был там? - угрюмо осведомился Цезарь, не оборачиваясь.
  - Да, - кивнула в ответ.
  - И как? - короткий хмурый вопрос от Платона.
  - Нормально, - я пожала плечами и, не удержавшись, пересказала всю историю целиком.
   Мне все еще было жарко, и я решила расстегнуть ветровку, а то так и простудиться можно. Где-то вдалеке уже заходился рассвет, а мое тело не чувствовало ни капли усталости. Ощущение легкости и кратковременного счастья притупили боль, и я взахлеб рассказывала, наслаждаясь каждым, как будто заново пережитым моментом.
  - Во дает, мужик, - хохотнул Леопольд, когда я закончила, - видать, серьезно он озаботился тем, что причинил тебе вред.
  - Согласен, брат, - поддержал Платон, - с ним такого раньше не было. Правильно, наконец-то что-то смогло растопить эту холодную ледышку.
   Эти слова были мне не понятны. По-моему, это вполне нормально, помогать человеку. А уж если причинил ему вред... То принести свои извинения, необходимо. А то тот, которого обидели, и отомстить может. Это я сейчас про себя намекаю.
  - Ульяна, - серьезно проговорил Цезарь, - дай мне слово, что при сильном приступе боли ты разрешишь отвезти тебя к нему.
   Я непонимающе уставилась перед собой. Сомнения в отношении этого мужчины все еще никак не могли полностью покинуть мое сердце.
  - Хорошо, - я глубоко вздохнула, - даю слово, что ты можешь в случае чего отвезти меня в Дьявольскую пустошь.
  - Вот и ладушки, - все три головы шумно выдохнули, а Леопольд продолжил:
   - Поверь, теперь он тебя не тронет. Уж мы-то знаем Константина, как облупленного.
  - Тогда почему перестал с ним общаться? - удивилась я. - Как ты говоришь, он оттаял...
  - Дело в другом, - неохотно стал пояснять Леопольд. - Обидел он нас сильно, пошатнул нашу дружбу. Не поверил, не услышал... А прощения еще не попросил...
  - Не достаточно сложный случай, видимо, - хмыкнул Платон.
   М-да, дела. После этих слов расхотелось вообще что-либо говорить. И раз мой визит в замок Кощея уже не отменить, то попробую хотя бы помирить старых друзей... Ну и войну с Красноградом предотвратить.
   Дальнейший полет прошел в полнейшей тишине. Только ветер печально завывал...
   Когда мы подлетели к избушке на гусиных ножках, все звери были уже дома. Ума не приложу, как они так быстро преодолели столь длинное расстояние? Может, у них тропки какие секретные имеются? И у леших, наверное, тоже тайные ходы есть... Неспроста же эти ребята провели меня к границе тогда так быстро? Хотя, какая сейчас-то уже разница? Лешие за эти несколько недель своим визитом меня не почтили. Так что об их мелких хитростях можно подумать и потом.
   Мои друзья так умаялись с дороги, что повалились спать кто где. Тепло простившись с Горынычем и пожелав ему спокойной ночи, я вошла в дом и, не раздеваясь, легла спать.
  
   А утром, неожиданно для нас всех, пошел первый снег. И все бы было хорошо и прекрасно, только вот и у меня наступил первый день женских мучений.
   Я, скукожившись, встала с кровати и прошмыгнула к печке. Помниться, мне как-то лисица говорила, что все женские принадлежности лежат в специальном ящичке, а ящичек этот заветный - на печи.
   Поводив сверху печки рукой, я зацепилась за необходимый предмет и потянула его на себя. Внутри ящичка оказалось что-то похожее на зубную пасту, какая-то мыльная субстанция в баночке из темного стекла, гребень, стопка плотных белоснежных тряпочек, которые я и сцапала.
   Как же сильно меня избаловала цивилизация! Видимо, правильно говорят, что человек слишком быстро привыкает к хорошему. А еще говорят 'лень - двигатель прогресса'. А если вспомнить, как я пыхтела с тазиками посередине комнатки и отмывала с себя недельную грязь... Хорошо еще, что лисички-сестрички помогли, а иначе я несколько раз с этими тазиками и ковшиками точно бы навернулась. А про эпилирующие процедуры вообще рассказывать не буду... Жуть жуткая. И вот сейчас я возилась с этими тряпицами и поскуливала от тянущей боли в животе.
   Боже, где же мои спасительные таблеточки. Спустя два часа тихих подвываний, я сдалась и снова завалилась в кровать. Лисички-сестрички ушли рано утром, так что, когда я проснулась, их в избушке уже не было. А страдать в одиночестве было так тоскливо... В общем, я снова заснула.
  - И как это называется? - раздался сквозь сон строгий голос главной лисицы Кудыкиной горы.
  - М-м-м? - еле слышно произнесла я, открывая глаза. - Как... называется?
  - 'Ленивая Яга', вот как это называется, - тут же ответила мне лиса, упирая свои лапы в тощие бока. - Тебе, милая моя, необходимо научиться летать на метле и управлять ступой, а ты еще спишь.
  - А сколько времени? - я села и потерла глаза. Сон как рукой сняло. А вот живот, кажется, стал ныть еще больше.
  - Так уже время обеда, - всплеснула лапами лисица.
  - Ой, - пискнула, вскакивая с кровати. И почти сразу же сложилась пополам. Живот прорезала такая острая боль, что я тихонько взвыла и осела на пол.
  - Что случилось? - ко мне подлетел рыжий вихрь. - Что с тобой?
  - У меня... - прохрипела в ответ, - дела...
  - Какие еще дела? - нахмурилась склонившаяся надо мной лисица.
  - Каждомесячные! - рыкнула.
   Схватившись рукой за край кровати, я с горем пополам выпрямилась. Многое в моей жизни происходило. Но так меня еще ни разу не скручивало. Это что-то новенькое. И нога, зараза, снова дала о себе знать.
  - А-а-а... - протянула моя гостья. - Понятно. Так можно у Горыныча сироп обезболивающий попросить.
  - Беги... - я еле дошла до стоящего в центре небольшой комнатки стола и села на один из стульев. - Не могу больше...
   Второй раз главную лису Кудыкиной горы просить не надо было. Она выбежала из избушки подобно Михаэлю Шумахеру.
   Вскоре в меня вливали целый пузырек приторно сладкого сиропа. И только когда я выпила все до капли, почувствовала, что боль постепенно затихает.
  - А почему нога не перестает болеть? - спросила у лисицы.
   Моя многострадальная конечность все так же продолжала ныть и причинять дискомфорт.
  - Так это магическое вмешательство...
  - Ясно, - прервала пояснения я, - могла бы и не спрашивать...
  - Что случилось?! - в избушку на гусиных ножках вбежала беленькая лисичка-сестричка.
  - Кого загрызть?! - вслед за первой сестричкой в дом влетела рыженькая.
  - Кто нашу Ягусю обижает?! - а это уже черненькая.
  - Успокойтесь, девочки, - наморщила моську лисица. - Все в порядке.
  - Точно? - рыженькая задергала ушками.
  - Точно, - серьезным голосом ответила та.
  - Тогда, ладно, - рыженькая плюхнулась пушистой попой на пол и завиляла хвостом.
  - Ну так что, - лисица перевела задумчивый взгляд на меня. - Летать учиться будешь?
   Мне ничего не оставалось делать, как смиренно кивнуть и распрощаться со своей непутевой жизнью. Они себе вообще как мой полет на метле представляют?
  
  - Нет, нет и еще раз, нет! - который раз верещала я.
   Мы стояли на небольшом отдалении от избушки на гусиных ножках. Снег перестал падать невесомыми хлопьями на землю, и теперь под моими ногами была противная чавкающая жижа. М-да...как это напоминает серость первых дней зимы в Москве... Кроссовки уже немного промокли, и я подпрыгивала на одном месте, растирая ладонями замерзшие плечи. Мне бы сейчас мой старенький пуховичок... И сапожки... зимние.
  - Бери ее в руки, говорю! - не унималась лисица.
  - Чего ты боишься? - поддакивала ей рыженькая лисичка-сестричка. - Она тебя чуть-чуть покатает и все.
  - Нет! - снова запротестовала я.
   Ишь, чего удумали, меня на эту ветхую палку посадить. Да эта метла уже прожила свое, ее вообще надо на растопку отправить.
  - Успокойся, - главная лисица подняла глаза к пасмурному небу. - Метла магическая, она тебя даже при желании сбросить не сможет. Потому что ты - Яга. Она твою ауру чувствует.
  - Может, все же не стоит? - в последний раз взмолилась я. Понимаю же, что отвертеться от упертой лисы не получится. Даже если бежать удумаю, поймает и потащит обратно. Проверенно. Только недавно хотела скрыться в избушке и не получилось.
   Неподалеку раздался скрип, и я вынырнула из своих раздумий. Избушка осторожно, покачиваясь из стороны в сторону, подкралась к нашей разношерстной компании. Остановилась рядом, поводила гусиной лапкой по сырой земле и с грохотом плюхнулась дном на серую жижу.
  - Тоже хочет посмотреть, - стала пояснять черненькая лисичка-сестричка, - как на метле летать будешь.
  - Посмотреть? - удивилась я. - Чем она смотреть будет?
  - Дык, - хмыкнула мелкая, - магическим зрением посмотрит. По ауре она тебя видит. Как кровь по венам бежит, сердце бьется, сила просыпается. Все видит.
  - Сила просыпается? - задала очередной вопрос я.
  - Да, - влезла в разговор беленькая. - Ты что же думала, что костер тебе сразу всю силу даст, и иди, пользуйся? Ан нет! Со временем все, постепенно. А то тебя от силы на кусочки меленькие разорвет. Еще день-два и в полную силу вступишь. Тогда уж и с Кощеем на равных драться сможешь.
   Я нервно сглотнула. Как-то не очень хотелось с Бессмертным подобным образом отношения выяснять. Он все равно будет сильнее и хитрее меня. Если он и не тронет одну непутевую Ягу, потому что наконец-то признал во мне Ульяну, а не Варвару, то что он сделает, когда я захочу помешать ему начать войну с Красноградом... Снова начнет швырять меня об землю и обвинять во всех своих несчастиях? Но и допустить сотни жертв я тоже не могу...
  - Ты на метлу садиться будешь? Или мы еще парочку часов постоим, померзнем? - Сварливо произнесла главная лисица.
  - Эх... - вздохнула. - Была - не была!
   Я подняла с земли ветхую метелку, которую язык не поворачивался назвать метлой, и просунула ее между ног. Чуть присела и вгляделась вдаль такого близкого моря....
  - И? - нахмурилась лисица.
  - Чего 'и'? - не прерывая зрительного контакта с морем, спросила я.
  - Что за позерство?
  - Ба! Какие слова в этом странном мире! - хихикнула.
  - Это чего это он странный? - буркнула лиса.
  - Ай, - отмахнулась я, - ладно. Проехали...
  - Ты одну ногу на древко закинь, - снизошла до пояснений моя инквизиторша. - Вот так... А теперь правую руку чуть вперед перемести...
   Я старалась четко выполнять инструкции, и итогом этого стала парочка падений в противную жижу.
  - Нет, - замотала головой лиса, - ты не Яга, ты Катастрофа.
  - Да ну вас, - обиделась Яга, то есть, я. - Инструкторы - недоучки.
  - Но-но! - мне погрозили когтистой лапой. - Разговорчики! Да летать на метле это раз плюнуть, а ты все никак освоить не можешь.
   Я недовольно запыхтела и еще раз пихнула между ног древко метлы. Даже покраснела от стараний. Но все было без толку. Не хотела меня метла слушаться. Я провела ладонью вдоль древка и зацепилась ладонью за шероховатое дерево, и слегка покарябала тонкую кожу. Несколько алых капель тут же впитались и метла, слегка засветившись, завибрировала. Я вцепилась в нее двумя руками и завизжала, когда она взмыла вверх и понесла меня на бешенной скорости прочь от земли.
  - Стой, непутевая! - схватилась за рыжую моську лисица. - Расшибешься!
  - Как есть... расшибется... - последнее, что я услышала. И, кажется, это сказала черненькая.
  
  Глава 2
  
  Я закрыла глаза и нагнулась, удобнее хватаясь руками за древко. В лицо сильными порывами врезался ветер. Он хлестал меня по щекам, из-за чего из глаз брызнули слезы. В ушах стоял оглушительный свист. Дышать было трудно, пальцы сковал холод. Еще немного и я соскользну. Но слова лисицы, сказанные ранее, меня немного утешали. Она же говорила, что метла хозяйку скинуть не сможет. И упасть я навряд ли смогу. Но, а вдруг? Откуда я знаю, что метла приняла меня за хозяйку? Если нет, то я рискую закончить свой жизненный путь в любую секунду.
   Метлу еще раз тряхануло, и я стала соскальзывать. Как на зло снова пошел снег. И уже через мгновение я оказалась висящей над сумасшедшей высотой. Руки, окоченевшие, вцепились в прочное дерево, не позволяя моему телу встретиться с такой далекой землей.
   Неожиданно метла пошла на снижение. Мне чудом удалось забраться обратно. Кажется, разбиваться я сегодня не буду.
   Когда до земли оставалось несколько метров, метла взяла в сторону и полетела в неизвестную мне сторону. В принципе, мне здесь все было неизвестно, так что мчащимся в мою сторону лисичкам-сестричкам и одной ярко-рыжей лисы я не удивилась. Я и возле избушки могла бы наверное заблудиться.
  - Живая! - закричала беленькая.
  - Вот те раз, приняла, значит, метла новую хозяйку, - радостно запрыгала рыженькая.
   Метла снизилась так, чтобы я могла спокойно с нее слезть и неподвижно зависла. Я сползла с необычного транспорта на твердую землю и чуть было не шлепнулась в лужу, потому что ноги ни в какую не хотели меня держать. Да меня вообще основательно потряхивало. Сейчас будет истерика.
  - У-у-у... - взвыла я. - Больше никогда... не залезу на эту чертову метлу!
  - Ягусенька, - тихо произнесла беленькая, - потише. Метла твое состояние чувствует.
  - Да к черту мое состояние! К черту метлу эту... К черту! - заорала я. - И вас я всех ненавижу, слышите? Да чтоб вас всех...
  - Успокойся! - рыкнула на меня главная лисица.
  - Да пошли вы! - снова заорала я.
   Мою ногу раздирало от дикой боли. Я скривилась, но старалась мужественно стерпеть новый приступ.
  - Что с ней? - озабоченно спросила черненькая лисичка-сестричка лисицу.
  - Магический укус вступил в последнюю фазу, - сглотнула та. - Если она в ближайшее время не попадет к Кощею, то не будет у нас больше Яги...
  - Да идите вы к черту! - снова не своим голосом закричала я и молнией понеслась прочь от разношерстной компании.
   Что со мной происходит и чем мне это грозит, я и сама прекрасно понимала. Даже осознавала, что сейчас я послала своих друзей на все четыре стороны. Но внутри меня бушевал такой пожар из ненависти вперемешку со злобой, что мне было плевать, обидятся лисицы на меня или нет. Мне было стыдно за свое поведение, за свой непонятный срыв. Может это сказался пережитый еще мгновение назад стресс или еще что... Не знаю. Но идти обратно и просить у друзей прощения я не хотела. Видимо, чужеродная магия плотно окутала мое тело и душу, играя мной как кукловод, дорогой куклой. А иначе, откуда во мне такие противоречивые мысли, чувства?
  - Прости, Ульяна, - услышала я за своей спиной, и на мою макушку опустилось что-то тяжелое.
  
  - Ну давай, - раздалось у самого уха. - Просыпайся.
  - Да не лезь ты, - произнесли чуть правее.
  - А ты свой черный нос к моему белому, не суй!
  - А ну ша! - произнес кто-то третий.
  - Рыжая, не лезь.
  - Ой, не больно-то и хотелось... - обиделась та, которая рыжая.
  - А ты не сопи, - подколола обладательница черного носа ту, у которой белый. - Сопелка еще не отросла.
  - Молчала бы уж...
  - Девочки, хватит... - вырвалось хриплое из моего горла. Я открыла глаза и обнаружила себя лежащей на своей кровати, а обладательницы необычных шкурок упирались передними лапами о край моего 'шикарного ложа'. Задние же лапы оставались на полу.
  - Ты как? - участливо спросили со стороны стола. И я только сейчас заметила, что в избушке присутствует еще лисица и волк.
  - Нормально, - поморщилась в ответ и села на кровати. - Что случилось?
  - В смысле? - не поняла огненно-рыжая лиса.
  - Я не помню ничего... - я еще раз поморщилась. - Помню, как на метле не очень удачно покаталась. Помню, как слезала с оной... И все.
  - М-да, - произнес молчавший до этого волчара. - Проблемка.
  - Может, ну ее, войну эту. Может, стоит ее прямо сейчас к Князю отправить? - беленькая повернула свою остренькую моську в сторону главной лисицы Кудыкиной горы.
  - Еще чего, - буркнула я, не дав лисе ответить. - У нас с Горынычем еще дела в Замухрыни есть...
  - И стоит оно того? - спросил волк. - Шкурой своей рисковать. Ради чего?
  - Ты не понимаешь, - мотнула головой я. - Замухрынь союзники Князя. Они должны вместе на Красноград войной пойти. И если войска Гвидона кое-как смогли бы противостоять Князю... то тягаться с Замухрынью у них сил не хватит.
  - Почему не хватит? - снова вопросил серый.
  - Да потому что, - не весело хмыкнула в ответ, - многие от армии Константина полягут.
  - Кстати, - встрепенулась лисица, - слухи дошли, что Князь Дьявольской пустоши дал еще немного времени Гвидону, чтобы тот собрал все свои силы. И если Бессмертный дает царю время... то это означает только одно...
  - Что? - хором воскликнула неосведомленная компания, то есть, мы.
  - Князь не желает оставлять Гвидону шанс, в случае полного поражения, присоединиться к Дьявольской пустоши в качестве колонии. Ему нужна власть в полном понимании этого слова.
  - И... - я сглотнула, - никаких других вариантов нет? Может быть, Константин оттягивает начало войны, чтобы решить какие-то свои дела? Может, ему и самому не очень-то и хочется воевать...
  - Ты пытаешься найти в Князе хоть что-то хорошее... - главная лисица Кудыкиной горы печально вздохнула. - Но ничего хорошего в нем уже давно нет.
   Я хотела возразить, доказать, что и не ищу в этом тиране ничего хорошего, но... Не смогла возразить лисице. В чем-то она была права. Я действительно хотела его оправдать. Но почему? Это на меня не похоже. Он же убил моего... любимого.
   От этого произнесенного мысленно слова, меня передернуло. На какую-то долю секунды я стала сомневаться в том, что любила Зорана. Но почти сразу же мои сомнения исчезли.
   Да как мне могло вообще прийти в голову то, что я не люблю Змея? Да я жизни без него теперь не вижу...
   Нога снова заныла, и я поморщилась.
  - Снова? - как-то обреченно спросила черненькая.
  - Снова, - не стала отнекиваться я.
  - Ульяна, - с каким-то еле заметным укором стала говорить главная лисица, - обратись к Князю. Он, конечно, тот еще фрукт, но обещал тебе помочь.
  - Ни за что! - твердо произнесла. Еще чего, буду я у этого садиста помощь просить. Помру, а так низко в своих глазах не упаду.
   И снова, где-то в самом захламленном участке моей души, появилось маленькое, еле уловимое сомнение. С чего вдруг я так непреклонно отказываюсь от помощи Константина? Ведь на кону стоит моя жизнь... Но это мимолетное сомнение почти сразу испарилось. Нет. Не может быть никаких сомнений. Я не буду просить помощи у Князя Дьявольской пустоши.
  - Точно пропадет девка, - вздохнул волк.
  
  - Хватит трястись как осиновый лист на ветру! - рявкнула главная лиса Кудыкиной горы.
  - Я к этой метелке больше не подойду! - в очередной раз запротестовала я.
  - Ульяна! Яга обязана летать на метле! - лисица топнула лапой по земле.
  - Яга, может, и обязана, - я уперла руки в бока. - А я - нет!
  - Но ты и есть Яга!
  - А я своего согласия на то, чтобы стать Ягой, не давала! - кажется, больное горло мне обеспечено.
  - Бери в руки метлу и взлетай!
   Я не стала отвечать, а лишь показала кукиш.
   Ага, нашли дуру. Я, между прочим, хочу еще немного пожить.
  - Не собираешься же ты, милая моя, в Замухрынь на Змее Горыныче лететь? - припечатала лисица.
  - А чего такого? - невинно захлопала глазками в ответ.
  - Да он тебя при первом же вираже сбросит. - Предостерегающе сказала та. - А с метлы ты теперь никогда не упадешь. Ну, если только вместе с ней в какие-нибудь кусты свалишься.
  - Ой, - притворно всплеснула руками я, - посмотрите-ка, у главной лисицы Кудыкиной горы, оказывается, есть чувство юмора. Правда черное и несмешное.
  - Ну, Уля, - огненно-рыжая попыталась поменять тактику. - Попробуй еще разочек. И я от тебя отстану.
   Кроме меня и лисицы сегодня на поляне никого не было. Даже избушка на гусиных ножках не проявила никакого интереса к нашей перепалке. Видимо, ей одного моего не очень удачного полета хватило, чтобы понять, что летун из меня, мягко говоря, не очень.
  - Да ты, наверное, просто трусишь... - задумчиво протянула инквизиторша.
  - С чего это? - нахмурилась я.
  - А с того это, - хмыкнула она, - что если бы ты не трусила, то спокойно бы взяла в руки метлу и уже как час наматывала круги над землей.
   Я придирчиво осмотрела свой наряд... М-да. И как она себе представляет мой полет? Не успела я проснуться с утра пораньше, как на меня нацепили какую-то широкую рубаху с какими-то вышитыми цветочками на просторных рукавах, а сверху еще и сарафан темно-синий натянули. Ну, прямо, русская 'красавица'. Только кроссовки весь вид портили, да и волосы, торчащие во все стороны. Ну точно, Баба-яга.
  - Как я в таком виде на метлу залезать буду? - привела последний аргумент против подобных полетов.
  - Нормально, - лисица махнула лапой, - бабка твоя залезала, и ты залезешь.
   Тяжело вздохнув, я наклонилась и подняла метлу с земли. Вот спрашивается, чего это лисица меня не учит в ступе летать? Как по мне, так это гораздо безопаснее, чем висеть в воздухе на тонкой палке, на одном конце которой, куцым хвостиком, торчат веточки неизвестного мне дерева.
   Просунув ее между ног, я придирчиво посмотрела на свои оголенные ноги. И я в таком виде должна летать? Перевела задумчивый взгляд на лису, а та даже ухом не повела.
  - Взлетай давай, - просто сказала моя инквизиторша.
  - Не-а, - мотнула головой. - Я в таком виде не полечу.
  - А у тебя других вариантов нет.
  - Может, - в моем голосе появилась маленькая надежда, - есть более удобная одежда для полетов?
   Лисица почесала лапой за правым ухом. Мне показалось или она и правда задумалась?
  - Ладно, - через минуту произнесла главная лисица Кудыкиной горы, - сейчас так летай, а когда в Замухрынь полетите, я что-нибудь более удобное подберу.
   И на том, как говорится, спасибо. А то светить там своими ножками желания, если честно, не было абсолютно никакого. А если вспомнить, при каких обстоятельствах я туда попала, и что чуть было там со мной не произошло, если бы Константин со Змеем не появились вовремя... Короче, решено, если лисица ничего более подходящего для полета не найдет, натяну свои замызганные джинсы. Да, они уже порваны на одном колене, да трещат по швам, но ничего другого у меня нет...
  - Ну, - вывел меня из задумчивости голос огненно-рыжей лисы, - летать мы сегодня будем?
   Я который раз тяжело вздохнула и поудобнее ухватилась за древко. Была - не была.
   Метла почувствовала мою готовность к взлету и, завибрировав, резко взмыла вверх. Я заверещала и зажмурила глаза. Страх сковал тело, пальцы снова окоченели от холодного пронизывающего ветра. Одно успокаивало, погода радовала сегодня ярким солнцем и чистым небом без какого-либо намека на облака. А это означало, что снега, летящего в лицо, можно не опасаться.
   Мое транспортное средство сделало пару кругов над поляной, на которой стояла лисица, и взяла чуть правее, унося меня в чащу леса. Хорошо еще, что не к вершине горы понесла. Я потянула древко в другую сторону и метла тут же послушалась свою новую хозяйку.
   Стоило ее чуть-чуть наклонить вниз, как она сразу же стала снижаться и вот я уже стою на твердой земле, крепко сжимая в левой руке метлу.
  - Вот теперь я вижу, - довольно произнесла лисица, - что ты настоящая Яга.
  - Надеюсь, на сегодня хватит? - с надеждой в голосе спросила я.
  - Хватит, - милостиво произнесла лиса, - пойдем в избушку. Надо подкрепиться да к Горынычу двинуться, переговорить, а завтра можно и в Замухрынь лететь.
   Я на это только недовольно фыркнула. Мне, конечно, была приятна подобная забота, но с такой опекой я себя постоянно чувствовала нашкодившим ребенком.
   Наскоро перекусив хлебом с сыром и запивая нехитрые бутерброды горячим чаем, мы двинулись в путь. Благо, что идти было недалеко. Пещера, в которой обитал Змей Горыныч, а именно Платон, Цезарь и Леопольд, находилась чуть в стороне от избушки. Для того чтобы попасть внутрь, надо было пройти по узкой тропинке, об которую периодически бились волны. Кроссовки промокли, но любопытство не давало мне повернуть в обратную сторону. Я шла по тропинке боком, спина упиралась в холодный камень основания Кудыкиной горы.
  - А более удачного места для своего жилища он найти не мог? - спросила у идущей впереди лисицы.
  - Дык, - тут же ответила та, - есть у него еще одна пещера, почти у вершины. Но до нее идти дольше, так что он решил пока в этой пожить, к тебе поближе.
   Ух, какой оказывается, внимательный попался ящер!
   Мы наконец-то дошли до входа в пещеру и нырнули внутрь. Я зажмурилась, стараясь привыкнуть к полутьме. Все-таки на улице вовсю хозяйничает день, так что глаза, привыкшие к свету, какое-то время ничего вокруг себя не видели.
  - Таки явились, - раздался голос, который, кажется, принадлежал Платону. - А мы уж заждались.
  - А нечего было ждать, - хмыкнула главная лисица Кудыкиной горы. - Надо было высунуть свой фиолетовый обрубок из пещеры да и сделать пару шагов в сторону ведьминской избы.
  - Поговори мне еще тут, - забухтели где-то в глубине пещеры.
   Раздалось шуршание и торопливые шаги. И уже через мгновение я сумела разглядеть три пары глаз, а точнее розовых радужек и чуть более темного тона зрачков. Какой он все же странный... Горыныч. Вот все представить могла. Но фиолетовый трехголовый змей мне и в жутком бреду не мог бы привидеться. Хотя, помнится, лиса в красном сарафане меня тоже несказанно удивила. А вот при виде пятерых колобков я никакого шока или удивления не испытывала.
  - Так чего пришли-то? - вывел из задумчивости голос Леопольда.
  - Яга готова к полету, - отрапортовала лисица. - Завтра можете вылетать.
  - Чудненько! - довольно подпрыгнул Змей Горыныч, из-за чего пол слегка тряхнуло, и я чуть было не упала. - Значит, завтра, с утра пораньше, отправляемся крушить и громить!
  - Ы-ы-ы... - последовало мое невнятное согласие.
  
   Утро. Как же рано оно для меня началось! Не успело солнышко высунуться из-за горизонта, как избушка, скрипя старым полом, поковыляла в неизвестную пока мне сторону.
   Я соскочила с кровати, случайно зацепившись ногой за черненькую лисичку-сестричку. Та недовольно рыкнула и открыла глазки-бусинки. Ее примеру последовали остальные две сестрички.
  - Чего ты вскочила? - спросила рыженькая. - Давай еще поспим, м?
  - Я бы с радостью, - печально произнесла, подходя к окну. - Но моя избушка решила разбудить меня с первыми петухами.
   Лисички-сестрички недовольно засопели на кровати. И чего им так моя тесная кушетка приглянулась? Как по мне, так на спине Горыныча спать было бы удобнее.
   Взглянув в окно, я чуть было не завизжала от неожиданности. На меня, прислонив морду вплотную к стеклу, смотрел огромный розовый глаз.
  - Чего застряла? - поинтересовался обладатель необычного оттенка радужки. - Собирайся, одевайся, позавтракать не забудь, и на выход!
   Сказав это, Цезарь убрал свою мордашку от окна.
   Я оглядела комнатку в поисках одежды. Благо, что вчера, перед тем как уйти на боковую, лисица принесла мне из своих запасов довольно сносные на первый взгляд вещи. Где она их достала, говорить не стала. Только недовольно хмыкнула и ушла.
   Одежда обнаружилась лежащей аккуратной стопочкой на одном из стульев. Рядом с ним, стулом, стояли начищенные черные сапоги на плоской подошве. Ну да, не на высоченной же шпильке мне на метле летать, правда?
   Потянувшись, я недовольно посмотрела на снова задремавших лисичек и приступила к одеванию. Надеюсь, эти обитательницы леса мне грязи в кровать не натаскают. Они конечно заверили меня, что магия дома всю грязь с них снимает, но там кто знает.
   Натянув на себя узкие брюки бордового цвета из плотной ткани, я приступила к верхней одежде. Рубашка белого цвета, чуть приталенная и с довольно глубоким декольте, и черная кожаная курточка, которая чуть прикрывала мои вторые девяносто. Это вообще что... Меня как будто не на бой одеждой снабдили, а на поход на свидание.
   Наморщив свой курносый носик, я все же накинула на себя кожанку и застегнула ту на все пуговички, чтобы декольте не выделялось. Сапоги одела в последнюю очередь.
  - Капюшон еще накинь, - подала голос беленькая лисичка. - А то мозги на ветру сдует.
  - Я смотрю не только у лисицы с юмором проблемы, - забухтела, натягивая на голову довольно просторный капюшон. - Но и у вас. Или это вы у нее научились?
   Ответом мне было дружное фырканье. Вот ведь...
  - Завтракай давай, - это уже черненькая голос подала.
   Я, не говоря ни слова, прошла к печке и, схватив там остатки вчерашнего ужина, приступила к раннему завтраку.
   Выйдя из избушки на гусиных ножках, я невольно поежилась. Все же не лето, а начало зимы как-никак.
   Метлу я прихватила у самого выхода, так что сейчас крепко сжимала древко в руке.
  - Ну что, - Горыныч сделал вокруг меня небольшой круг, видимо тоже разогревался, - взлетай, давай!
   Хмыкнув, я просунула древко метлы между ног и, заняв наиболее удобную для себя позу, мысленно скомандовала метле лететь. Та послушалась меня беспрекословно.
  
   К Замухрыни мы подлетели примерно через час. Столица встретила нас сонными улочками и убогим состоянием домов. Горыныч взял чуть левее, и я последовала за ним. Боязнь высоты постепенно отступала, и я уже вполне спокойно восседала на своем странном транспорте. Ведь я не могу упасть с метлы... Лисица мне врать не будет. Надеюсь.
   Первой нашей целью был замок одного из министров. Кажется, по сельскому хозяйству. Платон дыхнул мощной струей огня, предупреждая людей, чтобы они освобождали замок от своего присутствия. Все-таки хотелось обойтись без жертв.
   Народ повалил из замка, не обращая никакого внимания на то, что происходит вокруг.
   Я, наполненная до краев проснувшейся до конца силой, создала в одной руке пульсар из фиолетового пламени и метнула его в открытое окно одной из самых высоких башен. Он влетел внутрь и тут же взорвался. Взрывной волной вышибло стекла в остальных окнах.
  - Молодец, Ягуся! - ликующе воскликнул Леопольд.
   Воодушевленная похвалой, я создала еще один пульсар, более сильный, и запустила его в основную часть замка. Стены пошли трещинами и стали осыпаться. Змей Горыныч снова издал победный клич и, разогнавшись, на довольно не маленькой скорости ударил задними лапами в одну из стен. Вскоре от величественного здания остались только руины.
   Внизу стали собираться стражники. Некоторые из них пытались сбить меня с метлы, выпуская из луков довольно не маленьких размеров стрелы. Но я уверенно уворачивалась от них.
  - Полетели дальше, а то с этих станется всю армию сюда притащить, - крикнул Цезарь.
   Он повернул в противоположную сторону, и я снова последовала за ним.
   Мы пролетали над невольничьим рынком. Меня передернуло, и я сразу отвернулась. В голове всплыли довольно не приятные воспоминания. Нет, нельзя об этом думать.
   Следующий замок стоял в небольшом отдалении от центра государства. Какой там жил министр, я так и не поняла, но сути это не меняло. Это величественное строение постигла та же участь, что и первое. Моих сил хватало на то, чтобы как следует подпортить прочность каменных стен. Одной из особенностей моей магии было то, что она могла даже самый прочный камень или металл сделать более хлипким и податливым. Поэтому-то мы и не испытывали особых трудностей при производимых нами разрушениях. Это мне лисица поведала. Сама бы я о своих способностях не узнала...
   Городская стража как всегда запоздала. Они появились именно в тот момент, когда мы двинулись к своей последней цели.
   Это была одиноко стоящая в поле башня. Внизу, вокруг, клубился зеленый туман, из основания тянулись щупальца, которые уходили своими концами в землю.
  - Это что? - спросила я у Змея Горыныча.
  - Кажись, именно эта штука питает земли Замухрыни. Разрушим ее, пошатнем экономику государства.
  - А как же мирные жители? - снова спросила я.
  - В Красноград жить уйдут.
   В общем, немного усилий, и в Замухрыни еще одними руинами стало больше.
   Когда башня осыпалась мелкими камешками на землю, я почувствовала нестерпимую боль в ноге и тихо завыла. Потянулась рукой к поврежденному месту и ойкнула, отдергивая свою ладонь. В глазах стало темнеть.
  - Горыныч... - последнее, что смогла произнести.
   Глаза сами собой стали закрываться, и я просто повисла на метле, теряя сознание.
   А лисица была права, я не могу упасть с метлы...
  
   После использования огненной стихии в качестве источника связи, Константин долго не мог прийти в себя. Он сидел в своем кабинете за письменным столом, обессилено уронив голову на руки и прикрыв от усталости глаза. Для того чтобы связаться с Ульяной, ему понадобилось слишком много сил, ведь расстояние между Дьявольской пустошью и Кудыкиной горой отнюдь не маленькое. Но он не мог сидеть, сложа руки, и ничего не делать.
   Накануне ему во сне явилась Варвара и сообщила, что Ульяна собирается набраться силы у магического костра. При том, девушка, по словам ее прабабки, была еще очень слаба и могла бы просто не выдержать испытание огня. Женщина буквально умоляла Кощея проследить за новоявленной Ягой и проконтролировать весь ритуал от и до. Странно, но Князь поверил. Мужчина прекрасно знал, что Варвара сильно беспокоится за свою правнучку и поэтому обратилась к нему за помощью, забыв про все обиды и разногласия, которые были между ними.
   Константин и сам хотел увидеть девушку, он слишком много причинил ей боли. Мужчине хотелось попросить прощения. Да, вот так просто извиниться перед ней. Впервые в жизни правитель Дьявольской пустоши испытывал чувство вины перед кем-то. Это же надо так мерзко обойтись с ни в чем не повинной девушкой...
   Он сделал все, что было в его силах. Поддержал, извинился, предупредил... Это ее выбор, решится ли она вернуться в этот замок, чтобы жить или предпочтет остаться со своей обидой и умереть... Никто не будет заставлять ее выбрать тот или иной путь. Константин считал, что он и так слишком много сделал для Ульяны. В конце концов, она не ребенок, чтобы за ней постоянно носиться. А у Константина еще на носу война с Красноградом. Тут он тоже проявил слабость, пошел на поводу у Гвидона и сдвинул сроки начала первого сражения. Князь никак не мог понять, что же на него так повлияло? Может быть, он так долго просидел в заточении, что растерял былую ярость? Или это на него так подействовало долгое общение с правнучкой Варвары? Скорее всего, второе. Триста лет назад Константин даже и не подумал бы устраивать переговоры с противником о предстоящих боевых действиях, просто взял и напал бы первым, не разбирая ничего на своем пути. А тут чуть даже мир не заключил! Странно...
   Кощей никогда не помогал, если это не было в его интересах, в интересах Дьявольской пустоши. Что же сподвигло его помочь Ульяне? Более того, он взялся лечить ее... Правда еще ничего конкретного на счет странного заклятия, наложенного на девушку, колдун сказать не мог. Чтобы сложилась вполне понятная картина необходимо ее перевести в замок, где есть все, что могло бы помочь разобраться в природе столь редкого заклятия. Это не просто царапина или укус. Это целое сплетение ядовитых нитей, которые медленно распространяются по телу правнучки Варвары, но с каждым днем ощутимо укорачивают ее жизнь. Этот гаденыш подстраховался, изначально приговорив ее к смерти. Неужели он думал остаться в живых после тесного общения с Кощеем Бессмертным да еще и воплотить свои мерзкие планы в жизнь? Допустим, молодой человек тоже принял девушку за Варвару, но это не дает ему никакого права так подло и мерзко поступать с ней.
   Константин и сам хорош... Так долго и интенсивно изводить девушку может только последний мерзавец. По большому счету, он и есть мерзавец и всегда им был. Вот только раньше Князь Дьявольской пустоши испытывал при этом гордость, удовлетворение собой... а сейчас - только отвращение. Что случилось с ним, когда?.. Ответ буквально всплыл перед глазами образом одной несчастной девушки, страдающей в данный момент и украденной из родного дома.
  - Черт! - выругался Кощей и поднял голову с рук.
   О чем он думает? Сейчас по-настоящему важно хорошенько подготовиться к предстоящей войне, а не сидеть, сложа руки, и распускать сопли на философские темы. Для начала было бы неплохо запустить сферу-партизанку в штаб Гвидона и разузнать все его планы. Конечно, Константин мог бы и сам вычислить стратегию, которую предпримет царь Краснограда, но это было бы слишком трудоемко и утомительно. Решено, лавочка по свершению добрых дел отныне закрыта. Никакой помощи, никакой отзывчивости, мира, любви... В конце концов, так и на шею сесть могут. По мнению Князя Дьявольской пустоши, если делать много добра, то так и помереть от тепла и света можно. И он был прав.
   Сила Кощея Бессмертного заключалась именно во Тьме, в отрицательной энергии загробного мира. Его вечными спутниками являются сумрак, ночь... склеп, дождь с грозой и молнией, Мертвый вихрь. Поэтому, если Князь бы продолжил творить добро, то непременно бы поплатился за это, потеряв часть силы. И именно поэтому нельзя было терять ни минуты. И так Гвидон получил слишком большую фору для предстоящей битвы. Пора вернуть себе былое величие. Пускай противник, увидев огромнейшую армаду нечисти на своем пути, бьется в страхе, бежит прочь и в итоге просит пощады. Про последнее можно подумать потом, так как еще не известно, в какой мере Кощей Бессмертный сможет загладить свою вину перед Тьмой.
   И тут Константину опять вспомнилась Ульяна и ее пленение рабовладельцами Замухрыни. В голове молниеносно созрел план. По любому просто так они уехать оттуда не могли, слишком много вреда причинили Ульяне рабовладельцы. С одной стороны, для отмщения девушки одного разрушенного дома мало, но это опять-таки будет являться проявлением каких-то положительных эмоций по отношению к ней. С другой - разрушение, это само по себе плохо... для простого народа. Тогда можно попытаться как-то принести вред жителям, а если точнее, работорговцам и наемникам Замухрыни, но так, чтобы при этом темноты было много больше, чем света. Война. Необходимо втянуть их в войну, а потом уничтожить.
   Константин взял бумагу и стал писать письмо властителю Замухрыни:
  ' Уважаемому владыке заповедных земель Замухрыни, Евстратию Дадоновичу Огненному от Князя Дьявольской пустоши, Константина Бессмертного.
   Многоуважаемый Евстратий Дадонович, сиим письмом я прошу Вас о помощи в войне с Красноградом. В случае положительного исхода нашего предприятия, я обещаюсь отдать во владения Замухрыни одну треть завоеванных земель. Насколько мне известно, богатыри царя Гвидона частенько наведываются к Вашей границе, отчего могу смело предположить, что мое предложение может показаться Вам заманчивым. Уверяю Вас, что ни о каком мире между сторонами не может быть и речи. Боевые действия начнутся ровно через три недели, поэтому у Вас есть время все хорошенько обдумать и взвесить все 'за' и 'против'. В любом случае, прошу отписать в ответном письме Ваше решение'.
   Поставив свою подпись под посланием, Константин свернул листок в трубочку и перевязал красной лентой. Затем он взял небольшой кусок красного сургуча и поднес его к свечи, чтобы в итоге аккуратно поставить печать с фамильным гербом. Конечно, просто свернуть листок вчетверо было бы проще, но Князь предпочел не ходить легкими путями. Он всегда выбирал запутанные, извилистые лабиринты, которые все, как один, приводили его к задуманной цели, имея при этом потрясающий эффект на окружающих. Вот и сейчас, мужчина прекрасно понимал, что ставить печать на свернутый в трубочку лист довольно проблематично, но он умел это делать, превосходно делать. Вскоре на письме красовалась сургучная печать с гербом, на котором был изображен череп с могильным крестом на заднем плане.
   Удовлетворенно хмыкнув, Князь взял свиток в правую руку и стал шептать обычное почтовое заклинание, которое должно было доставить письмо владыке Замухрыни, где бы тот не находился в данную минуту. То, что владыкой Замухрыни по-прежнему является Евстратий, Бессмертному доложил Григор. Так что мужчина точно представлял, к кому в руки должно попасть его послание.
   Константин устало прикрыл глаза, а мозг услужливо подкинул воспоминание о том, как он со Змеем устроил соревнование близ городка, из которого тогда Ульяна и сбежала от них. Девушка весь вечер изводила мужчин всяческими женскими приемчиками. Князь вдруг ясно представил себя тогда со стороны. Да-а, просто юнец какой-то - несдержанный, вспыльчивый. Ведь Ульяна таким образом выразила свой протест на предшествующее этому поведение мужчин. Губы Константина расплылись в улыбке, но тут же сжались плотно, потому что дальнейшие события в таверне Аиды были отнюдь не из разряда приятных. Оба хороши...
   А когда ее продали в рабство... Нет, Замухрынь определенно надо поставить на место, где это видано, чтобы в современных государствах имело место быть рабство?
  - Точно без мозгов, - невольно вырвалось у мужчины при воспоминании о дружбе новоявленной Яги с шайкой леших.
   Бес с ними со всеми, подумалось Кощею. Ведь он не был в своих землях целых триста лет! Конечно, в прошлый свой приезд он успел разобрать кое-что из того, что наворотила династия Мрачных в его отсутствие, но это была лишь малая часть из того, что предстояло сделать... и исправить.
   Снег за окном усиливался, но Константин совершенно не замечал его. Правитель Дьявольской пустоши был целиком и полностью поглощен работой над ошибками правивших до него недоумков. Кощей Бессмертный вел довольно ограниченную внешнюю политику. Собственный народ если не любил его, как Князя, то уж точно уважал и преклонялся перед ним. Вокруг замка раньше было несколько поселений, из которых уцелело только одно, да и то, оно было на грани вымирания. Несмотря на отсутствие благоприятных факторов для ведения земледелия, в Дьявольской пустоши имелись специально оборудованные теплицы, полностью работающие на темной магии. Сейчас же все было разорено, хозяйство пришло в упадок, а люди стали покидать пустошь, переезжать в земли Замухрыни и Краснограда. Прогулявшись по собственным землям, Константин ясно понял, что на данный момент в его лесах не опаснее, чем в лесах Гвидона, а то и безопаснее. Летучие мыши теперь попадались в непростительно малом количестве. Вóроны, грифоны да гарпии. Последних с великим трудом удалось вернуть.
   Читая хроники былых лет, Константин узнал о том, как вели дела Владислав и его предшественники. Никак. Ни одной войны, ни одной сделки с Дьяволом. Только разворовывали земли, пользовались тем, что он, Кощей Бессмертный, с таким трудом создавал. Замок перестроили под себя. Естественно, основную готическую архитектуру этих стен изменить им было не под силу, но вот внутренний интерьер был сильно подпорчен. В его комнату все эти триста лет никто не заселялся, более того ее использовали, как чулан для ненужного хлама. А покои, в которые поселили Ульяну? Кощей еле сдержался тогда, чтобы не разнести ее вдребезги. Белый цвет! Это просто недопустимо, в замке Бессмертных никогда не было светлых тонов в интерьере, а тут... вопиющая дурость со стороны Владислава. Спасибо, что картины не выкинули и лестницу в холле на драгоценные камни не продали.
   Григор поведал Константину, что прежние хозяева сорили деньгами, при этом не делали ровным счетом ничего, чтобы эти деньги как-то возвращались в казну. Дальше хуже, Владислав считал себя вправе устраивать в народе массовые поборы, а за неподчинение давал пожизненное заключение в карцере без кормежки. Таким образом, у человека был небогатый выбор между тем, чтобы отдать все имеющиеся сбережения своему князю и жить далее в нищете, или оставить деньги в семье и сесть пожизненно в карцер, постепенно умирая от голода. Зато внешняя политика сильно пошла в гору. Так как ничего на землях Дьявольской пустоши теперь не производилось, то Владислав счел правильным наладить торговые отношения с Замухрынью. Слава Тьме, что с Красноградом не догадался вести общих дел.
   Все дела с Замухрынью Константин отложил на потом, так как хотел заручиться их поддержкой. Но в следующее мгновение перед колдуном вспыхнул болотного цвета огонек, внутри которого находилось сложенное вчетверо письмо с печатью владыки заповедных земель Замухрыни - Евстратия Дадоновича Огненного. Кощей Бессмертный протянул руку и взял письмо, огонек тут же растворился в воздухе. Князь развернул листок и стал читать ответ:
   'Здравствуйте, дорогой Константин Бессмертный! Я рад, что Дьявольская пустошь обрела, наконец, достойного правителя. Но, к сожалению, вынужден огорчить Вас, Замухрынь не намерена вмешиваться в вашу войну с Красноградом. Помимо того, что мне не хотелось бы подводить своих людей под удар запросто так, есть еще одна объективная причина, по которой я вынужден дать отказ на столь заманчивое предложение, а именно, наличие долгов Дьявольской пустоши перед Замухрынью, которые не были погашены при Вашем предшественнике. Мне бы хотелось с Вами потолковать лично о них, поэтому приглашаю Вас, дорогой Константин, ко мне во дворец.
   С наилучшими пожеланиями, владыка заповедных земель Замухрыни Евстратий Дадонович Огненный'
  - Проклятье! - выругался Константин.
   Князь принялся покрывать настоящим русским матом Владислава, который умудрился влезть в кучу долгов. Определенно, исправлять последствия деяний этого паразита придется очень долго. Кощей вышел из-за стола и, шагнув к большому массивному шкафу, принялся искать там папку, содержащую все договора, соглашения и счета, которые были выставлены Замухрынью. Н-да, так далеко он еще не добрался, все-таки надеялся, что предшественник был благоразумнее. Поэтому Кощею даже в голову не могло прийти, что у его государства могут быть какие-то долги...огромные долги.
  - Мерзавец! - бормотал Кощей, просматривая бумагу за бумагой. - Идиот!
   Да, надо было сразу переворошить этот чертов шкаф. Хорошо еще, что торговые отношения были налажены только с одной Замухрынью. Теперь никакой помощи в войне от них точно можно не ждать. А нужна ли она по большому счету? Отомстить, да и только... Константин выпрямился и задумчиво почесал затылок.
  - К шутам их! - вслух решил он и продолжил разбирать дела с Замухрынью.
   Перед тем, как нанести визит владыке Евстратию, необходимо было понять, сколько еще денег Дьявольская пустошь должна Замухрыни, а еще хорошо бы понять, насколько опустошена казна.
   Владислав заказывал там все - от продовольствия до оружия. Отсюда стало понятно, что Тьма так его и не признала в качестве Князя Дьявольской пустоши, иначе бы его армия не нуждалась в примитивном железе. Да что, собственно, Замухрынь могла предложить Дьявольской пустоши по части обороны? Латы, стрелы, копья? Это не серьезно, Владислав только зря пустил деньги на ветер. А теплицы? Почему бывший правитель от них отказался? Неужели Тьма отказала ему в маленькой услуге поддерживать в теплицах пригодный для выращивания овощей и фруктов климат?
   Сформировав, наконец, нехилую стопку бумаг, счетов, договоров с Замухрынью, Константин отправился проводить ревизию собственной казны. Заключение по поводу долгов было неутешительным - большинство из них требовало немедленного погашения. Князь среди разных бумаг откопал еще и письменное прошение к Краснограду о выделении немалого кредита. Повезло еще, что Гвидон отказал тогда Владиславу.
   На середине пути Константин с ужасом подумал: а что если казна совсем пуста? Что, если этот проходимец разворовал все до последней копейки? Хотя... если бы это было правдой, то государство уже было бы объявлено банкротом. Но Кощей все равно в душе опасался, что не сможет оплатить хотя бы половину счетов.
   Каково же было его изумление, когда открыв двери, ведущие в хранилище казны, Кощей обнаружил, что она опустошена только наполовину. Ага, в свои времена Константин приложил немалые усилия, чтобы постоянно пополнять ее и увеличивать благосостояние Дьявольской пустоши. В таком случае, возможно оплатить две трети всех долгов, не более. А все потому, что в противном случае не останется средств на восстановление собственных земель.
   Константин прикрыл глаза и стал активировать 'магический кошелек', который, материализовавшись в воздухе, принял форму довольно больших размеров ларца, сделанного из слоновой кости. Открылась крышка сама и явила свету маленькие ящички, подписанные в соответствии с размером и наименованием счета.
   У повелителя Дьявольской пустоши была отменная память, поэтому ему не требовалось таскать всюду с собой бумаги, письма, договора и так далее. Колдун сделал пас рукой, и монеты сами стали наполнять отсеки ларца. Кощей никогда не утруждал себя такими мелочами, как отсчитывание денег, содержание большого количества прислуги и еще кучей подобных бытовых мелочей, когда мог прекрасно это проделать с помощью магии. Зачем утруждать себя лишней работой, когда можно полностью положиться на силу Тьмы и позволить ей делать всю грязную, утомительную работу?
   Когда ларец наполнился полностью, Константин взмахнул рукой, и тяжелая костяная крышка захлопнулась. Потом колдун что-то шепнул и запечатал ларец окончательно. Немного подумав, мужчина пришел к выводу, что путешествовать с деньгами не стоит, поэтому тут же стал наколдовывать пространственное вневременное хранилище, где можно было бы сейчас оставить золото, а потом явить его, уже находясь во дворце у Евстратия.
   Завершив все манипуляции, Князь довольно хмыкнул и направился обратно в свой кабинет, чтобы начать думать теперь о том, как восстановить земледелие в Дьявольской пустоши. Перед поездкой в Замухрынь хорошо бы еще наведаться в теплицы и хлева, чтобы вернуть им магическую подпитку. Вообще, за навалившимися вдруг государственными делами Константин напрочь позабыл о том, что хотел кому-то мстить. Даже об Ульяне ни разу за последнюю пару часов не вспомнил. Правда, Князя можно было немного оправдать, ведь мужчина считал, что с девушкой полный порядок и надеялся на ее благоразумие и благоразумие Горыныча. Последнего он недавно довольно сильно обидел, но извиняться, как ни странно, не собирался. Гордыня процветала в душе Кощея уже долгие годы. Он перед Ульяной-то извинился, сам не понимая зачем.
   Была глубокая ночь, но Константин не чувствовал усталости, его все это время подпитывала Тьма, и поэтому мужчина мог свободно по нескольку дней обходиться без еды, воды и сна. После общения с Ульяной его силы уже почти восстановились, и от слабости во всем теле не осталось и следа. Все еще шел снег. Он довольно крупными хлопьями падал с почти черного неба и укрывал лишенную жизни землю белым покрывалом, скрывая от глаз плачевное состояние почвы.
   Князь ухватился за ручку двери своего кабинета, и неожиданно ему в голову пришла одна интересная мысль: а что, если пойти войной на Замухрынь? Если Дьявольская пустошь одержит победу, тогда и долги не придется погашать. Но справятся ли нечисть и умертвия? Должны. Только надо найти хороший предлог. А пока нужно отсрочить момент выплаты денег по счетам. Деньги есть, но лучше, чтобы они остались в казне.
   Константин стал ходить взад-вперед по кабинету и усиленно придумывать весомый повод для войны с Замухрынью. Они думают, раз Кощей у них попросил помощи, то он слаб и неуверен в своей победе. Ну уж нет, для Евстратия будет полнейшей неожиданностью, когда Дьявольская пустошь предъявит его государству претензии и развяжет с ними войну.
   Теперь что касается земледелия. Людей для этого дела сейчас не сыщешь, поэтому придется использовать опять-таки нечисть. Зомби...
  - Сойдет, - пробормотал себе под нос Кощей и машинально сунул правую руку в карман брюк.
   В ладонь лег амулет Ульяны, который слетел с девушки во время их последней битвы. Она и сама, наверное, не заметила, так ей было больно... Черт! Воспоминания опять накатили на Кощея. Опять перед глазами стояла правнучка Варвары и осуждающим взглядом смотрела на него. А еще ей постоянно не дает покоя больная нога. Если эта глупая девчонка не сядет на Горыныча и не прилетит в Дьявольскую пустошь, то он, Князь, лично полетит за ней на тааре. После поездки в Замухрынь он обязательно заберет ее, и его уже не будет волновать, готова ли она.
   Но перед тем как отправиться в соседнее государство, необходимо проверить теплицы и хлева. А то у него еще долго не будет возможности проверить их состояние.
   Быстрыми шагами Константин направился на выход, ему поскорее хотелось расправиться с основными проблемами, чтобы совесть не мучила... Да какая совесть может быть у Князя Дьявольской пустоши Кощея Бессмертного? Маленькая такая, хрупкая, из Хрустального мира и с больной ногой, вот какая совесть. По имени Ульяна. Интересно, она его все-таки простит или начнет мстить и являться в кошмарных снах, чтобы прикончить? Было бы забавно посмотреть на ее жалкие попытки отомстить. Особенно его интересовало, как она будет ему мстить за смерть змееныша после того, как он снимет с нее действие магического укуса.
   Константин летел по коридорам собственного замка и не замечал ничего вокруг. В два прыжка он преодолел широкую лестницу, ведущую в холл, и стрелой вылетел на улицу. Там его уже ждал крылатый таар, полумертвый конь с прозрачной кожей, через которую просвечивались все внутренности животного. Недолго думая, Константин запрыгнул на него и пришпорил, направляя скакуна прямо в небо.
   Теплицы и хлева располагались сравнительно недалеко от Кощеева замка, поэтому весь путь занял от силы минут двадцать. С высоты птичьего полета они смотрелись, как руины, давно заброшенные и никому не нужные. На деле все оказалось не многим лучше.
   Когда Кощей пошел на снижение, руины потихоньку стали превращаться в почерневшие от времени строения, про которые уже давно забыли и не использовали за ненадобностью. Мужчина пристально посмотрел на плачевное состояние строений и перешел к решительным действиям, а именно к вызову Тьмы.
   Князь Дьявольской пустоши, не слезая с таара, уверенно стал бормотать какое-то заклинание на давно позабытом языке. Колдун иногда делал паузы и в то же мгновение совершал определенные пассы руками. Не смотря на то, что это была черная магия, слова, слетающие с губ сына Тьмы, звучали, как красивая песнь. Его движения были отнюдь не резкими, а наоборот, плавными и гибкими, но в то же время властными.
   После первых же произнесенных слов колдуна прямо из-под земли появилась абсолютно черная сфера довольно не маленьких размеров. Она сразу же стала расти, на ее поверхности показались маленькие фиолетовые разряды, а внутри, один за одним, рождались мини смерчи. Темная энергия распространялась все больше и больше, окутывала территории, на которых стояли пустые хлева и теплицы. Последние наполнялись магией Тьмы, восстанавливались на глазах и оживали. Земля внутри насыщалась такой необходимой для почвы влагой, чтобы в итоге родить несметное количество различных зеленых побегов, которые бы через пару месяцев уже превратились в зеленые заросли с плодами на ветках. Тут были и вьющиеся растения, и клубневые, и кустовые...
   Что касается хлевов, то тут использовался совсем иной подход, нежели в том же Краснограде. Во-первых, хлева представляли собой достаточно высокие и просторные строения, в которых круглые сутки находились самые, что ни на есть обычные коровы, овцы, козы, куры и гуси. Для каждого вида животного отдельные виды хлевов. Для травоядных и парнокопытных внутри хлева круглогодично выращивалась различная трава, цветы и кустарники. Для птиц, соответственно, вместо кустов преобладали кормушки с зерном, а так же допускалось в земле наличие червей и жуков. Освещение поддерживалось магически с помощью специальных кристаллов, подвешенных к потолку.
   Константин не стал заморачиваться с вызовом зомби, а сразу же попросил их у той же Тьмы. Да, он понимал, что в таком случае должен будет принести большую жертву, но ведь Князь Дьявольской пустоши уже решил, что пойдет войной на Замухрынь...
   Кощей не тратил сейчас ни капли своей силы, поэтому был полностью готов после завершения ритуала нанести визит владыке Замухрыни. Хлева и теплицы уже почти полностью были восстановлены, зомби вовсю хозяйничали на вверенной им территории, так что за земледелие можно больше не беспокоиться.
  - Наконец-то, - выдохнул Константин, провел ладонью по лицу, снимая легкую усталость, и уже с новыми силами приготовился к дальнейшим действиям. Когда все закончилось, он отдал приказ таару: - К владыке Евстратию Дадоновичу Огненному.
   Надо сказать, таары были очень неглупы и прекрасно понимали своего хозяина. Они уже довольно хорошо выучили самые частые маршруты Князя и без лишних подсказок и инструкций везли его к месту назначения.
   Таар плавно стал набирать высоту, а Константин задумался о дальнейшей судьбе Краснограда. С одной стороны, слово 'война' уже было сказано, но с другой стороны, так не хотелось воевать с Гвидоном. Тем более, что за столько лет их конфликт уже исчерпал себя... Именно поэтому Константин не стал ставить на эти земли сделку с Тьмой, а предложил Замухрынь... Все государство Тьма не поглотит, подавится, но вот основательно потрепать сильными ветрами может.
   Крылатый полумертвый конь развил нешуточную скорость, но Константина это не смущало. Мужчина уверенно управлял тааром, держась обеими руками за черную гриву скакуна. Внизу уже была территория заповедных земель владыки Огненного. Она мало чем отличалась от владений Кощея, только вот магии не было в ней ни капли. Пустошь, еще не мертвая, но только умирающая.
   Домашний скот небольшими стадами пасся на высохших полях, рядом с довольно редкими скотными дворами нищих, пустеющих деревень. Константин все удивлялся, каким же образом Евстратий умудрялся при таком низком уровне земледелия еще и на экспорт отдавать что-то. И судя по счетам, которые владыка выставлял его предшественнику, в нехилых количествах.
   Вскоре этот вопрос отпал сам собой, так как на подходе к дворцу владыки количество деревень, хлевов и теплиц заметно увеличилось. Тогда появился новый вопрос, как в столь бедных землях может произрастать что-то дельное? Константин до самого конца ломал себе голову над этим вопросом, пока в поле зрения не попала высокая каменная башня, одиноко стоящая посреди поля. Вокруг нее по низу клубился зеленоватый туман, из которого тянулись длинные щупальца, уходящие глубоко в землю. Видимо, они-то и подпитывают почву... Князь интуитивно чувствовал, что это какая-то древняя магия, но вот какая, пока сказать не мог. Смутные ассоциации всплывали в памяти, но он никак не мог ухватиться ни за одну из них, только вот...
  - Шамаханская царица, - шокированный своей догадкой пробормотал Константин.
   Князь был знаком с Евстратием еще когда тот ходил пешком под стол. Это потом уже, со временем они подписали соглашение о мире. Константин хорошо помнил его отца-самодура Дадона, который вечно норовил напасть на своих ближайших соседей - Дьявольскую пустошь и Красноград. Так вот, во времена его правления случалось и много странностей. Во-первых, сыскался откуда-то старый колдун, который предложил ему специального хранителя для земель Замухрыни - золотого петушка. Птичка должна была предупреждать всех и вся задолго до вторжения врага на территорию владыки Дадона. Из-за нее в итоге полегло двое сыновей правителя, а третий, в еще несмышленом возрасте, был на руках кормилицы, поэтому выжил. Дадон, отправившись за сыновьями вслед (уж очень его волновал вопрос, что случилось с сыновьями и где они сыскали себе последнее пристанище) приехал обратно уже с невестой - Шамаханской царицей. Тут как раз тот самый старый колдун стал требовать расплаты за птичку. Оказалось, этот мужик шибко хитрый был изначально. Думал, просто так царица ему не отдастся, а так силком, вроде как она при владыке, а владыка при долге. Придумано было на удивление умно. Только вот не учел колдун, что Дадон агрессию в стрессовых ситуациях сильно проявляет. Короче, поплатился старик, а за ним и сам Дадон пал жертвой мстительного золотого петушка. А все почему? Потому что петушок был тоже ушлый. Где это видано, чтобы магическая животина на обычного человека работала? Да не просто магическая, а священная. Вот и покарали боги нерадивых, жизни тех лишив. А царица... та преследовала свою цель...
   Так как Дадон еще не успел обвенчаться со своей невестой, то последней пришлось вернуться в свои земли ни с чем. Видимо, Евстратий, когда стал править Замухрынью, решил, что во всех бедах, случившихся в прошлом с его семьей, виновата та самая царица, вот и раскопал что-то, что позволило ему заявиться к ней и поработить. Да, магия в той женщине определенно была, причем сильная. Она ведь как-то смогла натравить старших братьев семейства друг на друга, а потом очаровать самого владыку так, чтобы тот спонтанно решил жениться во второй раз.
   Магия, исходящая из стен той башни, имела приторный аромат, совсем такой, как у магии убеждения. Интересно, как Евстратию удалось ее заточить да еще так надолго? Что он там с ней сделал, что царица добровольно отдает свои силы на поддержание чужих земель в сносном состоянии? Ответы на эти вопросы Кощей Бессмертный решил узнать потом, когда разберется с Евстратием. Если представится возможность. А если нет... то и черт с ними, с вопросами. У него есть дела поважнее, чем разбираться в семейных дрязгах давно почившего Дадона и какого-то там колдуна.
   Вообще во всей этой истории было много несостыковок. Неужели царица была настолько сильной колдуньей? Почему остался в живых младший сын? Да и вообще, что это за петушок такой? Золотой. Ясно же, что быть такого просто не могло. Значит, был просто артефакт, который был назван 'Золотой петушок', и задача этого артефакта заключалась в том, чтобы защищать государство от вторжений чужаков. Но что-то пошло не так, и артефакт тот забарахлил или подвергся магическому вмешательству. А далее, время сделало свое дело, и реальная история затерялась в клубке домыслов и догадок. Потому что слишком много в свое время Князь слышал разных вариаций. Он ведь, хоть и видел Дадона, но дел с ним никаких не имел, так что и интереса к проблемам Замухрыни не испытывал.
   Внизу показались башни дворца владыки заповедных земель Замухрыни, и Кощей отдал таару приказ на снижение. Люди удивленно поднимали головы, чтобы рассмотреть незваного гостя. В их глазах не было ни капли страха, только лишь сильное любопытство. Константин, пролетая над ярмаркой, раскинувшейся на широкой площади, увидел, как работорговцы выводят на специальные помосты истощавших и изморенных людей. Князь, до этого самого мгновения сомневающийся, правильно ли он поступил по отношению к этому государству, отдав его на растерзание Тьме, теперь полностью уверился в правильности принятого им решения.
   Как можно торговать живыми, ни в чем не повинными людьми? Как можно держать одну, пусть и сильную, коварную, колдунью, но женщину столько лет взаперти? На этой мысли Константин вспомнил, как в свое время хотел обойтись с Варварой, а потом и с ее внучкой. Н-да, он был не многим лучше них. Хотя, может это теперь, после долгого общения с Ульяной, он стал непозволительно мягким и правильным?
   Константин посадил таара прямо перед входом во дворец и спрыгнул на землю. Когда к нему подбежала охрана с криками покинуть замок, Кощей спокойно посмотрел на них, как на умалишенных, и в следующую минуту мужчины опустились без сил на землю.
  - Что за черт?! - донесся с одного из балконов третьего этажа голос владыки. - Что вы себе позволяете?!
  - Они просто спят, - не поднимая головы, откликнулся Константин - Проснутся, когда я отсюда уйду.
  - Да кто вы такой?! - с возмущением воскликнул Евстратий, но осекся, когда незваный гость поднял голову. - Константин Бессмертный?
  - Он самый, - ровно произнес Князь, - буду чрезмерно благодарен, если мне позволят войти.
  - Да кто ж тебе теперь запрещает? - делано удивился владыка Замухрыни. - Входи, гостем будешь.
   Константин уже быстрыми шагами направлялся к крыльцу, особо не заморачиваясь, какой ответ получит. Мужчина взбежал по ступеням и вошел внутрь дворца Евстратия Огненного. В холле Князя Дьявольской пустоши встретил дворецкий, который повел его в кабинет своего господина.
   Кощею было откровенно противно идти по коридорам, заставленным мраморными статуями прелестниц-богинь, резными тумбочками с ажурными вазочками, в которых стояли букеты лилий. Исходящий от них запах сильно ударял в нос. Слишком много позолоты, завитков и рюш было во дворце, по мнению Константина. Огромные окна с балконами, непрактичные и легко разрушаемые. В голове Князя уже мелькали кровожадные мысли о том, как живописно все это будет рушиться.
   У дверей кабинета стоял сам Евстратий Дадонович Огненный и, переминаясь с ноги на ногу, ожидал своего гостя.
  - Ну, наконец-то, а я уж заждался! - воскликнул он, когда Константин широким шагом подошел к нему. - Столько забот, столько забот! Ты не представляешь, что тут было!
   Мужчина, похоже, не был особо удивлен столь внезапным приездом Князя Дьявольской пустоши, его голову занимали мысли совсем другого рода. Константин выжидательно приподнял одну бровь, а Евстратий, заталкивая гостя в свой кабинет, затараторил:
  - Яга Красноградская воскресла! Прилетела сюда сама и Змея Горыныча прихватила... - При этих словах Кощей мысленно выругался и сделал над собой немалое усилие, чтобы не выдать своей 'заинтересованности' в данном вопросе, а владыка тем временем продолжал: - Чертовка порушила замки обоих моих министров и скрылась, как ни в чем не бывало.
   Тут раздался сильный грохот, стены даже немного затряслись, и мужчины подбежали к окну, через которое хорошо было видно, как падает...
  - Моя башня плодородия, подпитываемая Шамаханской царицей! - взвыл Евстратий. - Только не она! Я объявляю войну Краснограду-у!
  - Что? - как можно искреннее удивился Князь. - Ты серьезно из-за действий этой взбалмошной Яги объявляешь войну всему Краснограду?
   Неожиданно получилось. Константин уже раздумал брать Замухрынь в свои союзники, наоборот, сам хотел в итоге им войну объявить, а тут получается...
  - А почему нет? - возмущенно воскликнул Евстратий. - Это же их Баба-яга! Это их вина, что не могут совладать с этой ведьмой! Гвидон вполне мог сам ее подослать.
   У Кощея внутри все перевернулось при столь не лестном отзыве о правнучке Варвары, но мужчина виду не подал, лишь безразлично уточнил:
  - Она всегда такая была. - Конечно, он говорил про Варвару, чтобы выгородить Ульяну, ведь владыка по ходу еще не знает, что Яга у Краснограда новая. - Коварная, расчетливая, сумасшедшая. Но вот Гвидон вряд ли бы опустился до такого. Не хочу влезать в вашу политику, но между вашими государствами случаем никаких конфликтов не было?
   Честно говоря, Князь Дьявольской пустоши опасался, что его собеседник заподозрит неладное, ведь он тут же не поддержал мысль о войне между Красноградом и Замухрынью, хотя сам недавно предлагал союзничество, но...
  - Твоя правда, Константин, - задумчиво произнес Евстратий, - между нашими государствами просто отличные отношения в плане торговли, да и за молодильными яблочками мы вместе плаваем за тридевять земель, хорошо время проводим. Напишу-ка я Гвидону жалобу на Ягу Варвару.
   Ну, пусть так, подумалось Кощею, хотя бы воевать раздумал. А когда владыка узнает, что Яга у Краснограда новая, то война уже начнется, вот только повод бы придумать...
  - Помочь с восстановлением? - Константин не сомневался в положительном ответе своего собеседника, так же как и не сомневался, что в итоге этого нехитрого маневра можно будет смело развязывать войну.
  - Д-да, - запнувшись, ответил Евстратий, - наверное. Но что ты хочешь?
  - Чтобы мне простили половину долгов моего преемника, - огорошил Кощей.
  - Как?! - голос владыки Огненного дрогнул. - Это же так много! Можно хотя бы треть?
   Князь Дьявольской пустоши был обеими руками за, но виду не подал и изобразил на лице задумчивость и сомнение.
  - Ну не знаю, - протянул он с неохотой, - можно, конечно, но откуда мне знать, что ты меня не обманешь?
  - Не обману, Константин, - решительно проговорил Евстратий и, подойдя к письменному столу, сел в кресло, - сейчас мы с тобой договорчик составим.
   С этими словами он взял с одной из двух стопок чистый лист бумаги, обмакнул перо в чернила и начал писать:
  'Договор о предоставлении ремонтных услуг Замухрыни Дьявольской пустошью. Дьявольская пустошь обязуется провести восстановительные работы в заповедных землях Замухрыни после внезапного разрушительного налета Бабы-яги Красноградской. Взамен оказанных услуг Замухрынь обязуется простить одну треть долга Дьявольской пустоши'
  - Ну как? - подавая листок Константину, осведомился Евстратий. - Пойдет?
  - Пойдет, - задумчиво кивнул головой Кощей.
   Что-то тут было не чисто. Чтобы какой-либо правитель вот так просто шел на подписание договора в убыток себе? Сам Князь, например, не стал бы рубить с плеча, а все основательно бы обдумал.
  - Оригинал должен быть один? - поднял одну бровь Кощей.
  - Сейчас второй напишу, - широко улыбнулся владыка и... взял новый листок бумаги из другой стопки чистых листов!
   А вот и разгадка! Давненько Константин не встречал подобных субъектов. Евстратий вовсю пользовался 'парными листами'. То есть Евстратий Дадонович Огненный сейчас составил договор, полностью устраивающий его, Кощея. А теперь, когда тот согласен, на втором листе владыка напишет свой вариант договора. Сразу ничего не поменяется, но пройдет пару месяцев, достаточное время, чтобы детали договора немного подзабылись, и содержание первого листка изменится в соответствии с содержанием второго. А пока, чтобы Князь Дьявольской пустоши поставил свою подпись на обоих договорах, все случится наоборот. Второй листок после окончания письма станет копией первого. Занятная вещица.
   Константин одним плавным движением перетек за спину владыке и небрежно произнес:
  - Как некрасиво подделывать документы, мой друг, - мужчина тяжело вздохнул и продолжил: - Надо бы мне все остальные договора между Замухрынью и Дьявольской пустошью проверить, вдруг тоже 'парные листы' вы подсовывали моему преемнику? Как жаль, что я не догадался перед выездом это сделать...
  - Вы рехнулись?! - взвизгнул от неожиданности владыка Замухрыни. - Какие 'парные листы'? Что это такое вообще?
  - Не прикидывайтесь дурачком, владыка, - Кощей Бессмертный начал злиться, - я сам только что видел, что на втором оригинале вы писали, цитирую:
  'Договор о предоставлении ремонтных услуг Замухрыни Дьявольской пустошью. Дьявольская пустошь обязуется безвозмездно провести восстановительные работы в заповедных землях Замухрыни после внезапного разрушительного налета Бабы-яги Красноградской'.
  - Что вы мелете, уважаемый? - закричал Евстратий. - Посмотрите, тут все скопировано с первого экземпляра! - Он вскочил со своего кресла и помахал листом перед носом Князя.
  - Вот именно, - кивнул Князь и отошел от своего собеседника, - уже скопировано. Но я ведь тоже не слепой. 'Парные листы' на то и парные, что повторяют друг друга полностью. Сначала второй повторяет первый, а через некоторое время - наоборот.
  - Вы ненормальный! - перешел на оскорбления владыка Евстратий. Его пухленькое личико пошло красными пятнами. Глаза забегали, выдавая волнение.
  - Как жаль, а мы могли бы дружить, - наигранно тяжело вздохнул Кощей Бессмертный:- А не пойти ли мне на вас войной в таком случае? Ровно через три недели ждите.
   Евстратий Дадонович был не в силах произнести ни слова. Он только хватал ртом воздух и задыхался от такого оборота событий.
   Князь Дьявольской пустоши, развернувшись на каблуках, молча вышел из кабинета владыки. Для него дело обернулось как нельзя лучше. Тут и не понадобятся вооруженные силы, Тьма сама все за него сделает, а вот с Красноградом еще многое было непонятно. Если война состоится, то он должен будет, как колдун драться против Ульяны, которую обяжут, скорее всего, по полной выполнять обязанности Бабы-яги. Об этом сейчас не хотелось думать. Но вылечить девушку нужно было как можно скорее.
   Константин не шел, а буквально летел прочь из ненавистного дворца владыки. Как он и обещал, после того, как на своем тааре отлетел на достаточное расстояние, охрана замка очнулась. Теперь у Константина была одна, последняя цель - Змей Горыныч. Друг... прощение все-таки надо бы попросить. И вытащить из него клещами точное местоположение Ульяниной избушки. Как она там? Держится еще? Подумать только, как Горыныч мог согласиться на такую авантюру, как разрушительная поездка в Замухрынь? Здоровье Яги оставляет желать лучшего, поэтому, кто знает, что могло в дороге с ней случиться. Какое-то нехорошее предчувствие поселилось в душе Кощея, связанное с Ульяной.
  - К Горынычу! - приказал Князь таару. - И как можно быстрей!
  
  Глава 3
  
   Я находилась в пограничном состоянии между реальностью и блаженной тьмой, когда меня аккуратно стали стаскивать с метлы. Мне были слышны взволнованные голоса лисичек-сестричек, но ответить им или хотя бы открыть глаза, я не могла. Кажется, примерно в таком же состоянии меня в первый раз привез сюда Змей Горыныч. Только вот тогда меня чуть было Князь Дьявольской пустоши не убил, а теперь...
   Мое тело зашлось в судорогах. Я услышала, как разбегаются в стороны маленькие лапки лисичек, и моя многострадальная тушка падает на землю, лишенная хоть какой-нибудь поддержки.
   Из горла вырывается хрип, и вот я уже начинаю кататься по земле, пытаясь стянуть такую неудобную куртку, пробраться пальцами под тонкую ткань рубашки, и разодрать тело в кровь. Пройтись по нежной коже ногтями, заставляя горло произнести еще более сильный хрип.
   Но мне не позволили добраться до рубашки. Мои руки развели в стороны, лишая возможности причинить себе еще большую боль.
  - Ульяна, успокойся! - услышала я отдаленный голос главной лисицы Кудыкиной горы.
  - Надо отнести ее в избушку, - это произнес уже волк.
   До моего затуманенного мозга тут же дошло, кто держит мои руки, не позволяя им дотянуться до груди, скрытой под плотной кожей куртки.
  - Она не позволит этого сделать, - как-то слишком обреченно произнесла лисица.
  - Может, ее того... - слегка замялся волчара, - отключить?
  - А ну, ша! - шикнула на него огненно-рыжая лиса.
   А меня снова скрутила острая боль во всем теле. Я стиснула зубы, стараясь удержать в себе рвущийся наружу крик, но он все-таки вырвался из моей груди. Во рту появился металлический привкус. Неужели я как-то умудрилась прокусить нижнюю губу? Тонкая струйка потекла по подбородку, подтверждая мои опасения.
   Я ненадолго затихла. Все тело как будто сковало льдом. Мне было нестерпимо больно и холодно одновременно. Что же со мной происходит?
   Внезапно мой уставший мозг стал показывать мне картинки недавнего прошлого. Причем все, что он мне показывал, было связано с Зораном. Вот наша первая встреча, поцелуй в трактире... моменты как он нес меня на руках... Я снова задергалась лежа на сырой холодной земле, но лисица с волком не позволили мне вырваться. Я тихо заскулила. По щекам потекли слезы. Боже... как же сильно я его любила. Как нестерпимо больно и тоскливо мне без него здесь, в чужом мире, где меня повсюду окружают враги. Во мне стала просыпаться затихшая на время ненависть к Князю Дьявольской пустоши. Я должна была отомстить, но не сделала этого! Я не имею права жить, когда мой любимый покинул меня. Ушел. Но не по своей воле!
  - Что происходит?! - раздался совсем близко до боли знакомый и ненавистный голос. Князь. Он пришел за мной, чтобы убить. Почему-то я не сомневалась в этом.
  - Последняя фаза, Князь. - Произнесла лисица.
   Предательница! Как она может с ним разговаривать в таком спокойном тоне? Да на него надо наброситься и разорвать в клочья! Ненавижу! Боже, как же я его ненавижу!
   Я снова застонала от сковывающей тело боли. Как же мне отомстить?
  - Отпустите ее руки, - спокойно произнес Константин.
  - Она может навредить себе, - неуверенно пробормотал волк.
  - Все нормально, отпускайте, - без каких-либо эмоций сказал гот.
   Мои руки освободили, но телом пошевелить я не могла. Видимо, Князь снова применил свою магию. Ничего сам сделать не может. Как что, сразу к своей Тьме обращается. Жалкое ничтожество!
   Кажется, последнее высказывание было произнесено мной вслух. Потому что за этим последовал короткий ответ:
  - Возможно.
  - Р-р-р-р... - вырвалось из меня.
  - Но могу с этим поспорить.
   Меня взяли на руки и куда-то понесли. Тело словно пронзила боль, но так как на мне была магия Князя, забиться в судорогах или начать брыкаться я не могла. Так что просто жалобно поскуливала и кусала кровоточащую губу, стараясь отвлечься от боли, причиняя себе другую.
   Мое безвольное тело бережно сгрузили на, кажется, таара. Всадник, а по совместительству Князь Дьявольской пустоши, залез на него следом.
  - Помогите ей, Князь, - лисица захлюпала носом.
  - Для этого я сюда и прилетел, - хмуро ответил гот и вот мы уже взмыли в воздух. - Спи... - услышала я тихо у самого уха, и почти тут же погрузилась в сон.
  
   Девушка безжизненной куклой полулежала на тааре, облокотившись о широкую грудь Князя. Ее необходимо было погрузить в сон, а иначе чужеродная магия может довести ее до такого состояния, что та могла просто напросто лишиться рассудка. Но будучи погруженной в глубокий сон, она не могла чувствовать обжигающую все тело боль, поэтому дыхание постепенно выровнялось, ее перестали бить постоянные судороги и только бледное лицо, местами испачканное грязью, да опухшая нижняя губа, из которой еще сочилась кровь, говорили о ее состоянии.
   Мужчина крепче прижал к себе ее тело, стараясь не причинить случайную боль. Ей и так хватало довольно неприятных ощущений. Она беспокойно заворочалась в его объятиях, но не проснулась, все-таки магия у Князя Дьявольской пустоши была самой сильной в государстве. И что уж скрывать, даже если Яга исчерпает всю силу из магического костра, противостоять ему не сможет.
   Он, конечно же, чувствовал произошедшие в девушке изменения. Ее аура стала светлее, окутывая тело ведьмы еле видимым коконом из золотистых ниточек. Их мог разглядеть только человек, обладающий магическими способностями, ну или магические существа. А так как он являлся колдуном, то не заметить сие изменение не мог. Аура Варвары исчезла, и показалась истинная сущность и сила ее правнучки. И запах... он изменился. Мужчина втянул носом воздух и чуть прикрыл глаза. От девушки пахло осенним лесом и хвоей. Довольно необычно. Константин мотнул головой, отгоняя непрошенные довольно не целомудренные мысли. Что с ним, черт побери, происходит?
   Константин направил таара чуть в сторону, меняя направление. Еще немного и они будут на территории Дьявольской пустоши. А там... Он сделает все возможное, чтобы убрать из тела девушки эту заразу.
   Почему она сразу же не отправилась к нему и не попросила помощи? Мужчина хмыкнул. И он еще спрашивает. После того, что он чуть с ней не сделал... Нельзя было сказать, что Князь испытывал чувство вины или сожаления. Он не знал что это такое. Но что-то в его груди сжималось, когда он поворачивал голову и видел спящую девушку в своих объятиях. Она доверчиво положила свою голову к нему на плечо и периодически терлась щекой о грубую ткань его камзола. Вина, сожаление... возможно. Он уже стал путаться в своих мыслях и чувствах. Иногда ему казалось, что то, что он испытывает к Ульяне можно назвать такими банальными словами. Но только ли сожаление движет им? Неведомые доселе чувства. Поначалу да, в нем, возможно, проснулось чувство вины, а сейчас... Он никак не мог понять...
   Когда на горизонте показались башни родового замка, Константин дернул рукой гриву таара, и тот прибавил скорости, из последних сил махая огромными крыльями. Копыта серокожего коня коснулись земли, и Князь осторожно соскочил с тощей спины, аккуратно неся на руках бесчувственное тело Яги к входу в замок.
   Двери открыли сами собой, впуская хозяина в просторный мрачный холл. Из-за угла показалась фигура Григора, который, увидев господина, поклонился и стал ждать указаний.
  - В мои покои не заходить, - коротко бросил Князь Дьявольской пустоши, и, казалось, взлетел по широкой лестнице на второй этаж.
   Дворецкий проводил хозяина задумчивым взглядом. Он довольно долго служил у Бессмертного да и после него не менял место работы, будучи верен своему делу. На его глазах одна династия сменяла другую, становясь хозяевами замка. Но вот Кощей... Он хорошо помнил этого мужчину во времена его правления. Властный, жестокий, самоуверенный, он всегда вызывал в людях ужас вперемешку с уважением. Сейчас же Князь выглядел немного потерянным. И это заставило Григора нахмуриться.
   Князь прошел по длинному коридору, по бокам которого стояли каменные статуи горгулий, и остановился у массивных дверей, ведущих в его покои. В его глазах заплясало зеленое пламя, и двери открылись сами собой, впуская хозяина в комнаты.
   Вся обстановка в гостевой комнате была выдержана в черно-бордовых тонах. Это место считалось самым мрачным в замке. Даже слуги боялись лишний раз сюда заходить. Ходили слухи, что Князь Дьявольской пустоши владел черной магией не просто в совершенстве, а являлся проводником Тьмы в этом мире. И, к слову сказать, это было не лишено правды. Только черной магией он не увлекался, это было ни к чему. Константин и был Тьмой. Являясь проводником, ему не нужно было разбирать горы книг, чтобы достичь максимальной силы магии. Она была дана ему при рождении. Так что капаться в пыльной макулатуре было занятием бесполезным.
   Мужчина прошел в соседнюю комнату, которая оказалась спальней, и положил девушку с краю довольно широкой кровати. В комнате царил полумрак, из-за чего казалось, что сейчас за окном не день, а давно уже поздний вечер.
   Спальня представляла собой довольно не большую комнату, в которой половину пространства занимала кровать с тяжелым серебристого цвета балдахином, который спадал тяжелыми волнами на кровать, скрывая спящую девушку от посторонних глаз. Комната была полностью погружена в черный цвет с небольшими вкраплениями серебра.
   Константин снял камзол и кинул его на край кровати. Расстегнул пуговицы на манжетах черной рубашки и засучил рукава. Предстояла довольно тяжелая и кропотливая работа. Он протянул руки с раскрытыми ладонями над телом Ульяны и прикрыл глаза, сосредотачиваясь. И почти сразу нахмурился. Зараза проникла довольно глубоко, отравляя не только существование девушки, но и убивая ее. Видимо, когда Князь убил Змея, чужеродная магия в теле Ульяны почувствовала смерть хозяина и стала работать на уничтожение.
   Аура Яги постепенно стала тускнеть. Надо было действовать быстро, а иначе он рискует, если хоть немного помедлит, позволить магии доделать свое черное дело. С рук мужчины сорвались черные молнии и ринулись прямо в тело девушки. Ульяна захрипела и открыла глаза. Ее тело забилось на кровати, руки потянулись к куртке, стараясь сорвать ее и все-таки добраться до груди. Князь выругался. Последняя фаза уже заканчивалась, и в положительном исходе он уже не был так уверен, как изначально. Зачем он медлил? Надо было тут же лететь за Ягой и силой тащить ее в замок.
   Константин сделал пас руками, и в тело девушки ударил черный сгусток, который тут же стал расползаться, захватывая ту в плен с ног до головы. Князь быстрым шагом прошел в дальний угол спальни, где висела картина с изображением мертвого леса, и, шепнув секретное слово, потянулся к ней правой рукой. Пальцы прошлись по резной раме там, где она соприкасалась со стеной, нащупали небольшой рычажок. Раздался еле слышный щелчок, и картина отъехала чуть в сторону, открывая взору Константина небольшое отверстие с пятью разными стеклянными флаконами. Их нельзя было выносить из замка, иначе они теряли свою силу, поэтому-то и необходимо было, чтобы Ульяна находилась здесь.
   Князь Дьявольской пустоши взял в правую руку третий по счету флакончик с темно-синей жидкостью и быстро направился обратно к кровати. Девушка снова захрипела и уставилась на мужчину безумным взглядом.
  - Ненавижу!!! - заорала она и снова забилась на кровати в судорогах. - Убью!!!
   Кощей подошел вплотную к краю кровати и склонился над мечущейся девушкой. Ее тело выгнулось дугой, и она таки умудрилась добраться до своей груди и стала раздирать кожу в кровь.
  - Убью!!! - снова повторила свою угрозу Яга.
   Мужчина же одной рукой схватил девушку за волосы, заставляя ее запрокинуть голову и коснуться подушки, а второй ловко откупорил флакон и быстро влил в рот Ульяны темно-синюю жидкость.
  - Шарантэ харен тир! - прорычал Князь, по-прежнему удерживая голову девушки за волосы. Вторая рука надавила на грудь Яги, придавливая к кровати.
   Ульяна снова закричала и забилась в кровати еще сильнее. Мужчина старался ее удержать в одном положении, но это плохо удавалось. Его глаза стали напоминать два черных провала, в которых постепенно стал загораться зеленый огонь, который, казалось, только недавно потух. Оплатой Тьме станет магия, которая должна была вот-вот вырваться из тела своей жертвы и наброситься на своего обидчика. Но стоило еле заметному черному дымку показаться изо рта девушки, как что-то неведомое и невидимое потащило его из тела жертвы, не позволяя спрятаться обратно.
  - Убью!!! - в очередной раз выкрикнула Яга. Ее глаза сейчас ничем по виду не уступали глазам Кощея Бессмертного. Те же два черных провала, только огня внутри никакого не было. Лицо осунулось и заострилось, тело стало постепенно иссыхать. И на какую-то долю секунды Константину показалось, что чужеродная магия смогла доделать свое дело, но почти сразу на его губах появилась еле заметная, победная усмешка. Девушка перестала метаться и, закрыв глаза, обессиленная откинулась на подушки и затихла. Лицо, руки, разодранная грудь, все постепенно разгладилось, и вот на кровати Князя лежит спящая девушка с гладкой кожей. На щеках появился румянец, дыхание стало ровным.
   Кощей сбросил с себя рубашку, которая пропиталась потом, и направился в соседнюю комнату, в которой находилась ванная. Он по-прежнему держал в руке пустой флакончик. Константин сильно сжал его и тот, треснув, осыпался мелкими осколками на мраморный пол ванной комнаты. Князь опустился на корточки и, приложив к прохладной поверхности пола ладонь, прикрыл глаза, и прошептал заклинание. Осколки вспыхнули фиолетовым пламенем и исчезли.
   Смыв с себя пот вместе с остатками усталости, мужчина вышел из ванной комнаты, мельком посмотрел на спящую девушку и, подойдя к высокому шкафу, достал первые попавшиеся вещи, и стал одеваться.
   Выйдя из комнаты, он направился в сторону холла. Ему необходимо было переговорить с дворецким.
  
   К замку приближался советник владыки Евстратия, мужчина с бледно-зелеными, как молодая листва, глазами. У него были прямые черные волосы до плеч, которые тот частично собрал на затылке в тугой хвост. Одет он был в свободные черные брюки и такого же цвета кожаные сапоги до колена. Коричневая рубаха с замысловатым черным узором на воротнике выглядывала из-под черной же кожаной куртки. На шее аляповато висела толстая цепь с фамильным медальоном. Он оставил коня разгуливать по мертвым владениям Князя, а сам направился в сторону замка.
   Мичлов уверенно приближался к воротам походкой хищника. Перед ним стояла задача наладить мирные отношения между Замухрынью и Дьявольской пустошью, но так же он имел и свои личные мотивы. Варвара. Чисто мужской спортивный интерес. Сильная, привлекательная, по рассказам других, ведьма, которая разнесла на камешки родовые замки двух министров Замухрыни, а также башню плодородия. До него дошли слухи, что Яга Красноградская скрывается в замке Кощея Бессмертного. Одни говорили, что между ними протекает бурный роман, другие, что наоборот, Князь от греха подальше заточил ее в казематы, а третьи уповали на то, что она встала на его сторону в войне. Как бы то ни было, Евстратий Огненный дал своему первому советнику поручение навестить Константина, и это был прекрасный повод получше все разузнать.
   Очень мрачный замок Константина, с точки зрения Мичлова, казалось, мог достать до неба своими серыми шпилями на башнях. Неприятный замок, думал советник владыки Замухрыни, но в то же время, самое подходящее место для Князя Дьявольской пустоши. Широкий массивный вход напоминал мужчине могильную плиту в несколько уровней. Возникла ассоциация, что перед ним самый настоящий склеп. Ну и что, что огромных размеров...
  Мичлов постучал, и почти сразу же ему открыли. Его встретил Григор, и советник тут же про себя отметил, что тот является вампиром.
  - Чем могу помочь, сударь? - осведомился слуга с порога.
   Советник принял надменно уверенный вид, распрямил плечи и выпятил вперед широкую грудь.
  - Здравствуйте. Я Мичлов Северогорский, первый советник владыки заповедных земель Замухрыни Евстратия Дадоновича Огненного, прибыл для священной миссии, наладить между нашими государствами случайно пошатнувшийся мир. Проводите меня к Князю Константину Бессмертному, будьте так любезны.
   Что-то в высокопоставленном госте не понравилось Григору. Надо признать, вампиры превосходно чувствуют эмоции людей, иногда могут читать мысли. Тут был совершенно вопиющий случай. В памяти Мичлова Северогорского присутствовал мощный ментальный блок. Кем был тот жутко мощный колдун, остается только гадать. К тому же, аура советника была довольно сильно прогнившей, отдающей корыстью, жестокостью и бессердечием. Но не впустить его, означало только усугубить ситуацию и развязать новый скандал между государствами. Да и Князь Дьявольской пустоши вряд ли бы обрадовался, если бы какой-то слуга посмел без его ведома выгнать саму правую руку владыки Замухрыни.
  - Входите, - спокойно ответил Григор и отодвинулся, пропуская советника Северогорского в холл замка.
  - Премного благодарен, - хмыкнул мужчина.
   Вампир пристально посмотрел Мичлову в глаза, и что-то опять проскользнуло, но ухватить за хвост догадку не получилось. Наглый, надменный, лживый, этот мужчина вызывал отвращение у Григора. Что ж, потом, несомненно, необходимо будет рассказать все Кощею Бессмертному.
  - Идите за мной, - не заставляя более ждать своего гостя, промолвил слуга, - я отведу Вас к Князю.
   Не дожидаясь ответа, вампир направился к широкой лестнице, ведущей наверх. Он все думал о том, что еще не так в ауре советника. Не чист на руку, может, взятку хочет дать? Нет, слишком мелко для такого, как он. Еще от него попахивает беспринципностью и сластолюбием. Его лучше к Ульяне не подпускать...
   Мужчины шли по темным коридорам и напряженно молчали, каждый думал о своем. Наконец, Григор остановился у одной из дверей и мрачно произнес:
  - Кабинет Князя Константина Бессмертного, - отчеканил он, открывая дверь, - прошу, сударь.
  Кощей сидел за широким письменным столом и, не поднимая головы, был целиком и полностью погружен в изучение какой-то книги. Мичлова Северогорского такое неуважительное отношение к своей скромной персоне несколько задело, поэтому мужчина, не дожидаясь приглашения, сам прошествовал по направлению к черному кожаному креслу, стоящему подле стола.
  - Кто разрешал Вам сесть? - все также не поднимая головы, ровно осведомился Константин. - Вы же прекрасно видели, что я занят, причем довольно сильно. Так я еще раз спрашиваю, по какому праву Вы позволили себе сию вольность? - Князь оторвался от книги и пристально посмотрел на своего незваного гостя.
   Захлебнувшись в праведном возмущении, Мичлов вскочил с кресла и зашипел на Князя:
  - Что вы себе позволяете, сударь? - негодовал он. - Как Вы разговариваете с первым советником Замухрыни? Смею заметить, я пришел к Вам по одному очень важному делу...
  - Я Вас не звал сюда, - сухо заметил Кощей, - никакого уведомительного письма от владыки Евстратия мне нее приходило, следовательно, ВЫ приехали сюда по собственному желанию.
  - Что?! - рыкнул Мичлов.
  - Уже ничего, присаживайтесь же, - как ни в чем не бывало произнес Князь. - И поведайте мне, какая такая нелегкая Вас сюда привела? - Он снова уткнулся в свою книгу, делая вид, что не замечает присутствия советника.
  Советник на автомате вернулся на прежнее место и невольно вздрогнул, когда Константин якобы случайно кашлянул, тем самым напомнив о своем существовании. Вмиг темноволосый мужчина взял себя в руки и с прежней надменностью в голосе, а также с совершенно спокойным лицом соизволил ответить:
  - Понимаете, Князь, - начал он, - некоторое время назад вы объявили войну Замухрыни. Как мы считаем, использовав не очень убедительный повод для этого. Я приехал к вам с целью налаживания дружеских отношений между нашими государствами. Думаю, Дьявольской пустоши не желательна война, равно как и Замухрыни.
   Константин снова оторвался от столь занимающей его книги и посмотрел прямо в глаза Мичлову Северогорскому. Тот даже не шелохнулся под колючим взглядом Константина, лишь молча ожидал от своего собеседника ответа.
   А вот Кощей Бессмертный твердо знал, что данное им некогда слово непоколебимо. Сделка с самой Тьмой, да плюс к этому еще и скотская сущность владыки и его правой руки... Кстати, эта самая правая рука явно имеет для своего визита еще и личные мотивы, отличные от политики Евстратия. Чтобы не затягивать более уже порядком затянувшуюся паузу, Князь мысленно пообещал себе побеседовать с Григором. Уж кто-кто, а вампир должен был прочувствовать нутро этого Мичлова. Помнится, в случае со Змеем, с бывшим 'возлюбленным' Ульяны, слуга отлично расколол оборотня...
  - То есть, вы хотите попробовать оправдать в моих глазах Вашего владыку? - приподняв одну бровь, спокойно осведомился Константин. - Еще скажите, что Евстратий Огненный никогда не подделывал документов?
  - Нет, конечно, - фыркнул советник. - Евстратий Дадонович Огненный - честный и справедливый владыка, который не хочет, чтобы его народ познал все тяготы и лишения войны...
   Дальше последовал монолог. Константин сидел выпрямившись и устремив немигающий взор на своего оппонента. Его давно уже не волновал вопрос войны с Замухрынью, но вот пылкая речь первого советника владыки Евстратия его порядком позабавила. За дурачка приняли? Что ж, это их проблемы. Никаких поблажек, никаких компромиссов со стороны Дьявольской пустоши Замухрынь не дождется. Честный и порядочный владыка государства, где вовсю процветает работорговля - смешно, просто живот надорвешь. Единственное, что поразило Князя - это хорошо подвешенный язык незваного гостя. Мелет всякую чепуху, нагло врет, придумывает всевозможные оправдания и доводы, лишь бы только подписать мир. Да скорее Дьявольская пустошь подпишет мир с Красноградом...
   Вот на этом моменте мысли мужчины перетекли в несколько иное русло. При мысли о Краснограде вспомнилась и новая Яга Ульяна. Как только она поправится, ее наверняка заставят биться против него. Сердце внутри предательски екнуло... Не бывать этому! Он объявит всем, что Ульяна находится в плену Кощея Бессмертного. И тогда...
   Девушка еще не очнулась, но Князь не мог находиться с ней. Поэтому он приставит к ней ту самую служанку, которой поручал прислуживать Яге в первый раз. Состояние больной стремительно улучшалось. Дьявол, сколько же ему пришлось приложить сил для того, чтобы вытащить ее с того света... А все это заклятие, создатель которого уже давно мертв.
   У Константина был такой сосредоточенный вид, будто он действительно внимательно слушал своего собеседника. Князь Дьявольской пустоши сидел, скрестив руки на груди, и смотрел прямо в наглые глаза советника.
  - Прошу прощения, - неожиданно оборвал Кощей красноречие Мичлова, - а сколько Вам лет?
  - Э-э-э, что, простите? - не понял советник.
  - Перефразирую вопрос, - снисходительно проговорил Кощей Бессмертный. - Как долго вы, уважаемый, живете на белом свете?
  - А какое это имеет отношение к делу? - насторожился Мичлов.
  - Я задал вопрос! - рыкнул Константин, подаваясь вперед.
  - Тридцать девять! - выпалил от неожиданности советник.
  - Понятно, - хмыкнул Константин, - не опытный еще, значит.
  - Кто неопытный? Я?! - округлил глаза Мичлов. - Да я, что б вы знали...
  - Молокосос, - докончил за него Князь, - только такой неопытный мальчик, как вы, мог так долго и упорно пытаться запудрить мозги самому Князю Дьявольской пустоши, принимая его за дурачка.
   Мичлов Северогорский хотел было еще что-то сказать, но Константин вновь перебил его:
  - Нам не о чем больше разговаривать, уважаемый, - мужчина сверкнул глазами такого необычного темно-зеленого цвета, - ни о каком мире между нашими государствами не может быть и речи. Так что, сударь, я вас больше не задерживаю.
   Советник заскрипел зубами от досады. С ним впервые так бесцеремонно обошлись. И ведь не скажешь ничего этому Князю. К тому же, еще не проверена информация о Яге Красноградской. Так ли она хороша, как поговаривают? И какие у нее отношения с Константином Бессмертным?
  - Однако, вы не слишком гостеприимны, не обижайтесь, - решил пойти ва-банк Мичлов. - Но так скоро выпроваживать своего гостя, который проделал долгий путь, чтобы получить аудиенцию у Вашего Темнейшества и лишить его полноценного ужина...
  - Довольно, - хмуро прервал его Кощей, - я понял Вас. Через пятнадцать минут как раз подадут ужин. Не соизволите ли, дорогой гость, пройти за мной в обеденный зал моего замка?
   Последние слова Константин с трудом из себя выдавливал, при этом его губы растянулись в какой-то хищной улыбке. Князь Дьявольской пустоши резко поднялся с широкого массивного кресла и направился к двери, ведущей в коридор. Открыв дверь и, сделав пригласительный жест, мужчина проследил, как гость покидает обитель его умственных трудов, а затем сам вышел за ним.
   Для Мичлова Северогорского такое поведение Константина Бессмертного показалось диким и непристойным. А вот хозяин замка напротив, чувствовал, что обходится с незваным гостем непозволительно мягко. Но теперь так просто выставлять вон правую руку Евстратия Огненного не хотелось.
  
   Желания просыпаться не было абсолютно никакого. Все мышцы в теле были расслаблены, в голове почти не было ни одной мысли, на меня накатила жуткая лень. Даже не было сил, чтобы перевернуться на другой бок. Поэтому я, полностью расслабившись, продолжала лежать под тонким, но теплым одеялом, на мягкой подушке и шелковых простынях. Стоп, а где я, собственно, нахожусь? И что со мной произошло...
   Я мигом распахнула глаза и уставилась в потолок, точнее в серебряный балдахин. В голове тут же возник вопрос 'где я?'. Что-то мне подсказывает, что это замок Кощея Бессмертного... Тогда, как я тут оказалась?
   Попробовала пошевелить правой рукой... получилось, слабость потихоньку меня оставляла. Ух, в моей голове тут же закружился рой мыслей. И главным действующим лицом, конечно же, оказался Константин. Этот странный гот все не давал мне покоя. А еще в памяти отдаленно мелькали какие-то воспоминания о избушке на гусиных ножках, в которой когда-то жила моя прабабка Варвара, а еще о сером волке, главной лисице Кудыкиной горы, Горыныче, трех лисичках-сестричках... Но тем не менее, ощущение было такое, что мои воспоминания находятся в небольшом беспорядке. Что-то забылось...
   Я повернулась на бок и, свернувшись калачиком, продолжила размышлять. Лешие, где-то они теперь? Не смотря на то, что эта четверка довольно безответственна, они прочно засели в моем сердце. Кстати, вот как раз последнее как будто выздоровело от продолжительной болезни. Больше никакой хандры, депрессии, только оптимизм и вера в будущее.
   Мне стало интересно, как могут выглядеть покои самого Кощея Бессмертного. Любопытство, будь оно неладно, взяло верх над разумом в очередной раз и заставило меня сесть на кровати. Готика в полном понимании этого слова...
  - Сударыня, вы очнулись! - от неожиданности я аж подпрыгнула на месте.
   Со стороны большого окна ко мне направлялась та самая служанка в сером платье, которую в прошлый раз ко мне приставил Константин.
  - Хозяин приказал, как только вы очнетесь, позвать его, - быстро затараторила она. - Лежите-лежите, вам нужен хороший отдых, так сказал наш повелитель.
  - Он вылечил меня? - осведомилась я, никак не желая ложиться вновь.
  - Да, - кивнула девушка. - Вам было очень плохо, сударыня.
   Почему-то я не удивлена. Н-да, в последнее время я и вправду была сама не своя. Друзей обидела просто так. Князю небось тоже кучу всего неприятного наговорила... Ой, а если он сейчас придет, а я в неглиже! Надо срочно что-то делать! Надеюсь раздевала меня служанка, а не Князь...
  - Мне уже намного лучше, - стала я заверять девушку, чтобы мне позволили хотя бы одетой встретить князя Дьявольской пустоши. - Можно я тогда сама дойду до Кощея. А то ведь как-то неудобно получится, он придет, а я, вполне здоровая, нагишом сижу в кровати...
   Девушка задумалась, она явно боялась ослушаться приказа своего господина. Мой живот предательски заурчал, и служанка, наконец, сдалась. Она махнула в сторону ванной, как бы приглашая меня принять банные процедуры. Я была только 'за'. Не знаю, сколько времени я провела в отключке, но я четко ощущала, что освежиться пора. Тем более, что сейчас на меня наденут чистое платье.
  - Скоро ужин в обеденном зале замка, - проговорила служанка. - Может быть леди желает отужинать вместе с нашим господином?
  - Хочу, - не задумываясь, ответила я. - Я жутко голодна.
   Далее говорить уже моя впечатлительная персона была не в состоянии, потому как в ванной комнате Константина обнаружилась вода, чистая и теплая. Как пояснила мне моя 'сиделка', она магически нагревается и очищается по желанию человека, желающего принять водные процедуры. Интересно, а почему тогда в мое первое посещение замка в моей комнате такого не было, и мне тогда пришлось самой наколдовывать воду? При случае спрошу.
   И только сейчас я поняла, как же мне не хватало простого мыла, шампуня и прочих банных принадлежностей. Как я раньше ходила с грязной толком не расчесанной головой? Как обходилась без зубной щетки, пасты? Конечно, все это в замке Кощея было немного другим, нежели в моем родном мире, но смысл от этого не менялся.
   Поначалу служанка помогала мне управлять очисткой и подогревом воды, но потом я стала вполне сносно управляться сама. Тогда девушка ненадолго покинула меня и принесла откуда-то чистое нижнее белье, расческу и пару полотенец. Одно из них я тут же нахлобучила на голову, а другое оставила, чтобы хорошенько вытереться после того, как вылезу из воды.
  - А вот с сушкой волос, похоже, будут проблемы, - пробормотала служанка.
  - Что-нибудь придумаем, - ободряюще сказала я, хотя сама еще толком не знала, как буду их сушить.
   Оставлять сырыми их никак нельзя, к тому же, неплохо было бы их еще и убрать в какую-нибудь замысловатую прическу. А вот как сушить? Понятно, что с помощью собственной магии... только вот с ней сейчас напряг. По ощущениям, ее у меня совсем немного после магического укуса осталось. Да и сколько она будет восстанавливаться, тоже не известно. Но с другой стороны, не ходить же с мокрыми волосами полдня?
   Я завязала на себе покрепче полотенце и подошла к большому зеркалу во всю стену. Освободив голову от первого полотенца, я запустила пальцы в свои локоны и стала руками 'причесываться'. Сразу пошел небольшой пар, но я старалась, чтобы температура была как можно меньше. Когда волосы немного подсохли, я позволила служанке расчесать их, потом вновь продолжила процедуру. Таким образом, мы высушили волосы минут за десять.
   Потом я надела комплект нижнего белья, и мы прошли обратно в спальню, где меня ждало платье глубокого темно-синего цвета. От радости я еле сдерживалась, чтобы не захлопать в ладоши. С большим удовольствием я примерила роскошный наряд, у которого оказалось довольно откровенное декольте. Один плюс, там были завязочки, которыми можно было бы затянуть, скрыв при этом первые девяносто. Рукава примерно до локтя красиво облегали мои руки, а далее были немного расклешены. Все платье было расшито бисером такого же цвета. Когда я справилась с последними завязочками, служанка откуда-то вынула синие бархатные туфельки на низком каблуке. Я была в восторге!
   На шкафу в спальне висело овальное зеркало, вот к нему я и поспешила.
  - Леди, - я так была увлечена собственным отражением, что не заметила, как сзади ко мне подошла служанка, - прическа.
   Я доверилась девушке и позволила сотворить ей на моей голове что-то на подобии пучка из части волос. Сверху получился небольшой объем за счет собранных прядей, а вот остальные волосы красивыми волнами спадали мне на плечи и спину.
  - Так-то лучше, - удовлетворенно кивнула девушка. - А теперь, леди, пойдемте в обеденный зал.
   Я улыбнулась в знак согласия и последовала за служанкой, которая направилась к двери. Немного волновалась, думала-гадала, какая реакция будет у Константина, когда он увидит меня уже здоровую, на ногах... не будет ли отчитывать за то, что поднялась так рано?
   Мы шли по темным коридорам замка, но теперь все казалось немного иным: не таким жутким и страшным. Хотя... может быть, это бывший повелитель Дьявольской пустоши переделал интерьер под себя? Я точно помню, что все освещение составляли только горящие факелы, а теперь их заменили на магические кристаллы, тускло освещающие помещения желтоватым светом. И вроде фрески на каменных сводах уже кажутся не такими устрашающими.
  Мои размышления прервал появившийся из-за поворота Григор:
  - Добрый вечер, леди, - галантно поздоровался он. - Как вы себя чувствуете?
  - Спасибо, мне уже намного лучше, - широко улыбнулась я. - Только жутко проголодалась. Мы собственно направляемся в сторону обеденного зала...
   Вампир на мгновение задумался, а потом напустился на мою горничную:
  - Гая, тебе было приказано, как только леди Ульяна проснется, позвать нашего властелина, а не тащить ее к нему, - начал распыляться слуга. - Как ты посмела ослушаться приказа своего хозяина?!
   Бедняжка опустила голову и сносила все обвинения, которые ей предъявлял Григор. Мне стало жаль девушку, поэтому я бесцеремонно влезла в пламенный монолог вампира:
  - Это я во всем виновата, - жалобным голосом начала я, сложив на груди ладони. - Я не хотела тревожить Константина Бессмертного и уговорила ее...
  - Можно просто 'Константина', - раздался за спиной до боли знакомый голос.
   Я повернулась и увидела Кощея в компании темноволосого мужчины, тоже зеленоглазого, только тонов на пять светлее. И смотря на такую видимую разницу, я отметила про себя, что... у Князя глаза красивее. Блин блинский, о чем я вообще думаю!
  - Здравствуйте, - поздоровалась я робко, - а я тут проголодалась...
   Меня смерили внимательным взглядом, в котором, как мне показалось, промелькнуло своего рода удовлетворение. Ну да, понимаю, мой персональный врач, а по совместительству Князь Дьявольской пустоши, остался доволен физическим состоянием своей пациентки. А справочку для допуска на физкультуру он мне не выпишет? Нет, ну а что, все может быть...
  - Григор, Гая, вы свободны, - наконец проговорил он и продолжил. - Я сам отведу Ульяну в обеденный зал.
   Я с подозрением покосилась на мужчину, про которого, кажется, Константин просто забыл. Последний уловил мой взгляд и, немного помрачнев, соизволил представить своего гостя.
  - Мичлов Северогорский, советник владыки Замухрыни, - я удостоилась галантного поклона со стороны Мичлова и задумчивого взгляда от Князя. - Он прибыл сюда, чтобы провести переговоры на политические темы, ну и благородно принял мое предложение остаться хотя бы на ужин.
   Я понимающе кивнула, а вот советник при последних словах Кощея как-то подозрительно скривился. Интересно, какая кошка между ними успела пробежать? А Князь Дьявольской пустоши снизошел до объяснений, странно как-то. Дальше больше, Константин взял меня под руку и повел на ужин. Все это он проделал, как будто мы находились одни и уж точно не при советнике владыки Замухрыни.
  - Тебя точно ничего не беспокоит? - осведомился Князь, чуть наклоняясь ко мне. - Слабость, тошнота, боль, раздражительность, например.
  - Ничего, - мотнула головой я и решилась посмотреть на своего спасителя. - Спасибо тебе, ты спас мне жизнь.
   Какие глаза! И почему я раньше этого не замечала? В пристальном взгляде темно-зеленых очей Константина плескались усталость, сожаление, раскаяние, но вместе с тем радость и тепло. Ну ничего себе, вот это коктейль! Но несмотря на все это Князь Дьявольской пустоши произнес немного иное:
  - Не за что Ульяна, - он понизил голос так, чтобы его могла расслышать только я. - На самом деле я до сих пор чувствую свою вину за все, что сделал с тобой. Поэтому, думаю, это самое малое, что я мог бы сделать...
  - Я тебя простила, - сама удивилась, что сказала это. Сказала правду! - Не вини себя, прошу. Я вижу, как ты устал и сильно вымотан, тебе ни к чему заниматься самобичеванием.
   Его тонкие холодные пальцы свободной руки накрыли мою руку, которая по-прежнему покоилась на его предплечье. Мужчина выпрямился, а я поняла - слова тут не нужны совсем. Он все и так прекрасно понял и, надеюсь, рад.
   Наконец мы вошли в огромный зал, интерьер которого был выполнен в серых тонах и, естественно, в готическом стиле. Как ни странно, окна тут были не большие и располагались на две головы выше обычного человеческого роста. Подозреваю, это для того, чтобы в случае незапланированной атаки на замок, никого особо не задело. Меня заворожили люстры! Они были выполнены в форме вьющихся цветов. Как и лестница в холле, лепестки были выполнены из зеленого камня, а сами цветки - из красного. Внутри них находились маленькие лампочки-кристаллики, которые опять-таки давали желтоватое освещение. Однако одних люстр было бы недостаточно, чтобы осветить такую большую залу, поэтому на стенах висели еще и бра в похожем стиле. Посреди помещения стоял длинный мраморный стол с ножками в форме когтистых лап какого-то животного. Ужин как раз только водрузили на черную скатерть, так что еда еще не успела остыть. Помню, как в мой первый приезд, я наелась до отвала... повар тогда был великолепен.
   Сам стол был накрыт на три персоны. Догадываюсь, что место Кощея во главе.
  - Прошу, - Константин подвел меня к столу справа от своего места и, выпустив мою руку, по-джентельменски отодвинул передо мной стул. Далее его внимания удостоился и советник владыки Замухрыни. - Милости прошу, к столу.
   Не пригласил отужинать, а ядом плюнул в него, ну и дела... Пускай сами разбираются, мне-то что? Первым делом я принялась за салат, кстати, надо будет потом поинтересоваться у Константина, где его выращивают? Неужели в Дьявольской пустоши? Но я же своими глазами видела, что на здешней земле ничего не выращивают. Тогда, может, сюда привозят зелень, овощи и фрукты скажем из той же Замухрыни?
   Расправившись с салатом, я потянулась к отбивной и наткнулась на заинтересованный взгляд советника, не помню, как там его...
  - Вам помочь? - широко улыбнулся он. - Позволите?
   Мужчина попытался перехватить из моей руки щипцы для мяса, но я во время успела отдернуть руку. Застеснялась я, наверное...
  - Я сама управлюсь, - пробормотала я, немного смутившись. - Но все равно спасибо.
   Кощей на нашу милую беседу никак не отреагировал, он сидел, задумчиво попивая самую обыкновенную воду, облокотившись на широкую спинку своего стула. Стул, кстати сказать, был самым настоящим произведением искусства. Обитый алым бархатом, он по краю имел витиеватый, вырезанный по краям узор.
  - Князь Бессмертный, - словно подглядев мои мысли, советник обратился к хозяину замка, - не хочу показаться бестактным, но почему в Вашем замке не подают вино к столу?
  - В моем замке никто не употребляет алкоголь, - хмуро отчеканил Константин и зло посмотрел на своего гостя.
   Ой, чувствую, сейчас ругаться начнут, потому как незваный гость никак не хотел угомониться. Он уже открыл было рот, чтобы продолжить дискуссию, но я опередила его:
  - Вот и правильно! - поддержала я 'трезвую' позицию Кощея. - Сама не пью и вам не советую.
   На меня уставились две пары зеленых глаз. Обладатель насыщенных темных радужек ничего не ответил, но я заметила в его взгляде промелькнувшие на мгновение смешинки. А вот обладатель бледно-зеленых решил отстаивать свою позицию до конца. Ну и ладно, хоть со мной спорить начнет, а не с Кощеем. Мне-то по барабану все его доводы, а вот Князь, чувствуется, его может послать далеко и надолго, так что его с такими вещами лучше сейчас не трогать.
   Н-да, думаю, все-таки погорячилась, приняв позицию 'я в данный момент пофигист'. Бедный Князь, какая у него должна быть выдержка, чтобы слушать этого болтуна так много да еще на политические темы. Я на его месте пинка бы уже давно дала такому гостю...
  - ...Как вы не понимаете, леди? - распылялся мужчина. - Это же одна из составляющих современных обычаев при дворе знатного вельможи или дворянина любого развитого государства.
   Мне не требовалось ничего возражать, у мужика случился монолог, ему и самому с собой было не плохо разговаривать, был бы только слушатель... поэтому я просто сидела и, изредка кивая, улыбалась. В один прекрасный момент я почувствовала, как мою ногу под столом легонько что-то задело... или кто-то. Я кинула быстрый взгляд на Константина и подивилась столь быстрой и контрастной перемене настроения, произошедшей в нем. Обозлился, устал от пустой болтовни... я его прекрасно поняла, поэтому тут же прервала болтовню одного чрезмерно увлекшегося советника.
  - Не подскажете, сколько времени? - бесцеремонно обратилась я к мужчине, сидящему напротив.
   Тот вынул из внутреннего кармана камзола часы на цепочке и, обворожительно улыбаясь, ответил:
  - Половина десятого, леди, - при этом его глаза как-то странно блеснули, как-то по-хищному.
   Я немного растерялась от того, что он так скоро смог переменить свою больную тему о присутствии алкоголя на столе у титулованных господ...
  - Ой, как поздно! - я картинно всплеснула руками и поднялась из-за стола. - Константин, огромное вам спасибо за ужин, все было просто великолепно, но мне пора возвращаться в свою комнату. В такой поздний час приличные леди уже давно готовятся ко сну.
   Кощей тоже поднялся и, сделав шаг на встречу, тихо спросил:
  - Дорогу в свою комнату найдешь? - в его глазах было откровенное веселье, но внешне он держался так, как подобает держаться князю Дьявольской пустоши Константину Бессмертному, а именно: прямо, строго, даже немного устрашающе.
  - Найду, - улыбнулась я и обратилась к советнику владыки Замухрыни. - Всего доброго, мне было очень приятно познакомиться с вами, но мне пора.
   С этими словами я направилась к выходу из обеденного зала, а Константин, судя по звуку, вернулся на свое прежнее место.
   Я шла по коридору, ведущему к моей временной комнате, и внимательно рассматривала висящие на стенах картины. Мне до этого как-то не удавалось, как следует осмотреться в замке Князя, а вот сейчас... Мне никто не мог помешать, этим заняться. То там, то здесь стояли статуи горгулий, и приходилось их обходить, чтобы внимательно осмотреть следующую картину. На большинстве из них была изображена либо охота, либо кровожадные войны. Если охоту я еще могла постоять порассматривать, то распятые на земле трупы, нет.
   Я уже почти подошла к своей комнате, когда услышала быстро приближающиеся шаги. Резко повернув голову, увидела идущего ко мне советника владыки Замухрыни.
  - Дорогая, - лилейно начал он, - минуты без вас становятся мучительны.
  - Э-э-эм... - не нашлась что ответить.
   Он накрыл мою, держащую ручку двери ладонь своей и поймал мой взгляд. На меня смотрели бледно-зеленые глаза. Пришлось подавить в себе тяжелый вздох. Я так уже привыкла к темно-зеленым изучающим очам Константина... Так, стоп Ульяна, о чем ты вообще думаешь? Какие к черту темно-зеленые глаза. Да и вообще, с каких это пор я стала западать на определенный цвет глаз? А если учесть еще и то, что обладатель оных чуть было меня в свое время не прибил как назойливую муху, припечатав об землю, то...
  - Ульяна, - Мичлов (наконец-то вспомнила имя) отодрал мою руку от ручки двери и притянул к своим губам, страстно поцеловав пальцы. - Вы просто обворожительны.
  - Мичлов... - неуверенно начала я, - пустите, мне нужно идти.
  - Прости, но нет, - он мотнул головой.
  - Ч-что значит 'нет'? - попыталась высвободить плененную ладонь.
   Отвечать мне не стали. Притянув к себе, мужчина впился в мои губы в жарком поцелуе. Так как руку мою все-таки высвободили, попыталась оттолкнуть нахала. Флирт флиртом, но это уже заходит за границы приличий. В конце концов, Константин может из-за угла появиться. И тогда ни мне, ни советнику новый день уже никогда не встретить. Поляжем. Прямо на кладбище. До него как раз вон... рукой подать.
   Мои жалкие попытки отстранить назойливого ухажера не увенчались успехом. Меня просто-напросто впихнули в комнату и, не прерывая поцелуй, потащили к стоящей неподалеку кровати. А этого никак допускать нельзя! Не так я мечтала потерять невинность!
   Хотелось как следует пнуть обидчика во все доступные места, но бороться с мужчиной, который всяко сильнее тебя физически... бесполезно. Единственное, чего я добилась, это ударить его ногой в колено. Но Мичлов даже не ойкнул, а все продолжал тащить меня к кровати.
   Еще мгновение, и меня повалили на кровать. Тяжелое тело нависло сверху, и наглая рука полезла в вырез платья.
  - Пусти! - выкрикнула я, когда мои губы перестали терзать.
  - М-м-м... - советник Евстратия провел губами по моей шее. - Это такое искушение, я не могу устоять...
   Раздался треск рвущейся ткани. Мои руки оказались над головой, придавленные к подушке широкой ладонью, которая перехватила их за запястья. Я снова попыталась пнуть Мичлова, но это только раззадорило мужчину. Он, довольно хмыкнув, стал больно покусывать шею. Кажется, останутся синяки. Надеюсь, до капитальных засосов не дойдет, а то расхаживать по замку в подобном виде, вообще желания нет.
   Вторая рука мужчины стала задирать юбку платья. Нет, ну это уже ни в какие ворота! Мичлов снова попытался меня поцеловать, но я со всей силы стукнула его лбом по носу. Тот взвыл и, схватившись за пострадавшую часть тела, скатился с кровати. Мои руки, как и я в целом, оказались свободны. Я молнией метнулась к двери, но видимо удар бы не на столько сильный, чтобы вырубить обидчика надолго... Тот схватил меня сзади за волосы и резко дернул. Голова запрокинулась, и мне даже показалось, что еще чуть-чуть и он просто-напросто свернет мне шею. Я повалилась на пол, и меня снова подмяли под себя.
   Во второй раз со мной так церемониться не стали. Рука мужчины тут же оказалась на моем оголенном бедре. Так как я только недавно пришла в себя после магического укуса, силы во мне было немного и помочь она мне сейчас, к сожалению, ничем не могла. Я попыталась снова закричать, но Мичлов до боли прикусил нижнюю губу и заткнул мне рот очередным поцелуем. Мне резко подурнело. Появилось такое жгучее отвращение к этому человеку, что если бы сейчас появился Князь и на моих глазах убил советника Евстратия, я бы и бровью не повела, настолько мне сейчас было мерзко и неприятно. Но Константин как на зло являться не желал. Я тихо всхлипнула, понимая, что помощи ждать не от кого. Я изо всей силы заколотила кулаками по широким плечам.
  - И что здесь происходит? - раздался спокойный голос за спиной советника. И я сразу его узнала! Князь. Боже, как же ты вовремя! Видимо за всей этой возней Мичлов пропустил момент, когда Кощей вошел в комнату и теперь взирал на того снизу вверх. А советник все еще лежал на мне.
  - Повторяю еще раз, - притворно мягко сказал Кощей, - что здесь, черт побери, происходит?! - Последние слова он прорычал из-за чего волосы на моей голове встали дыбом.
  - Вы, как бы это сказать, - начал раздраженно Мичлов, - вы немного не вовремя.
  - Да?! - в глазах Князя появилась тьма, в которой медленно стал загораться зеленый огонь. Он облокотился о косяк распахнутой двери и сложил руки на груди, всем своим видом показывая свое безразличие к происходящему. И это, между прочим, было обидно. - И давно это вы, советник, развлекаетесь с девушками подобным образом?
   Мой обидчик стал медленно вставать и тянуть меня за собой, схватив за руку. Но желания подчиняться ему у меня не было. Я с трудом высвободила свое запястье и стала отползать спиной к дальней части комнаты. Чем дальше от этих двоих, тем лучше.
   Тем временем Константин посмотрел на советника черными провалами глаз, с пылающими в них зелеными языками пламени.
  - Ты посмел прикоснуться к той, что тебе не принадлежит, - он перестал подпирать косяк двери и медленной походкой направился к Мичлову.
  - А кому же она тогда принадлежит? - хмыкнул мой обидчик, небрежно поправляя местами помятый камзол.
   Князь же пристально посмотрел в мою сторону. Отметил местами разорванное платье, кровоточащую губу и молнией метнулся к советнику. Схватив его за камзол, он вздернул того и приподнял над полом. Мичлов попытался вырваться, но видимо Константин был не в том настроении, чтобы позволить кому-то одержать над собой победу.
  - Она МОЯ ведьма, - стал шипеть он, выговаривая каждое слово, чтобы советник Евстратия услышал. Хотя тот и так бы все прекрасно слышал. Попробовал бы не услышать. - И ты посмел прикоснуться к той, что принадлежит мне!
  - Она тебе не жена! - рыкнул Мичлов.
   Князь не стал продолжать разговор, а просто отшвырнул мужчину от себя и тот полетел на встречу с довольно массивным камином.
  - Ты только что подписал себе смертный приговор, - раздраженно произнес Кощей Бессмертный. - Войне быть. Это окончательное решение, и свое слово я назад брать не собираюсь. Я напишу Евстратию, что если он еще хоть раз пришлет сюда своего очередного советника, то его постигнет та же участь.
   Мичлов стал подниматься с пола, держась руками за прохладный камень, из которого был сделан камин, но подняться в полный рост не успел. Сзади него, в камине, там, где обычно лежат поленья для растопки, появилось зеленое пламя и, окутав тело мужчины подобно путам, утащило того внутрь. Мичлов истошно закричал и забился внутри, пытаясь вырваться.
   Пока я как завороженная смотрела на все происходящее, Константин незаметно подошел ко мне и поднял меня с пола, беря на руки. Я машинально обхватила шею мужчины, но оторвать взгляда от пылающего пламенем тела советника не могла.
  - Тебе не стоит на это смотреть, - раздался голос у моего уха. И только сейчас я обратила внимание, что я довольно удобно устроилась на его руках.
  - Ой... - пискнула. Щеки стали предательски гореть. Вот только смущения в данной ситуации мне и не хватало.
   Гот быстро прошел мимо камина и вышел из комнаты. Я не стала оборачиваться, пытаясь разглядеть, что же станет дальше с моим обидчиком. И так было понятно, что в свою Замухрынь он не вернется.
  - Куда ты меня несешь? - спохватилась я, когда меня стали поднимать по ступеням на этаж выше. Стало немного страшновато, и я сильнее обхватила шею Князя. Надеюсь, он простит мне мою маленькую вольность.
  - Ночевать ты теперь будешь в другой комнате, - сухо ответил тот.
  - А почему на этаж выше? - тут же задала следующий вопрос.
  - Так надо.
  - Кня-я-язь, - требовательно протянула.
  - Ульяна, это не обсуждается, - так же невозмутимо сказал гот.
   Я не стала выпытывать правду. В том, что Константин больше не причинит мне вреда, я почему-то была уверена. Так что сейчас я спокойно отдалась на волю случая. Два раза я уже чуть было не умерла. Не может же смерть вечно играть со мной в догонялки? Ну или 'кошки-мышки'.
   Мужчина остановился возле дверей, ведущих в комнату, которая по моим ощущениям находилась прямо над комнатой Кощея. На мой вопросительный взгляд он только хмыкнул и, когда дверь сама собой отворилась, вошел, и осторожно опустил меня на широкую кровать. Обстановка я вам скажу, точно такая же, как и в комнате Кощея. Мрачно, темно и тоскливо.
  - Не могла же ты оставаться в моей спальне, - хмыкнул гот, направляясь на выход.
  - Подожди! - я соскочила с кровати и быстрым шагом направилась к нему.
  - Ульяна-Ульяна... - он покачал головой. - Прикройся хотя бы.
   Я посмотрела на свое разорванное в нескольких местах платье, на декольте и, тихо пискнув, ломанулась к кровати, и стала быстро закутываться в тяжелое покрывало. Черного цвета кстати. Как я так не заметила, что у меня чуть ли грудь из разорванного декольте не вываливается! Плюс, конечно, что она у меня не такая уж и большая, но все равно.
   Закутанная в покрывало, я напоминала сама себе даму с косой. Поежившись, снова подошла к Константину.
  - Ты что-то хотела? - прервал неловкое молчание он.
  - Расскажи мне, - я сглотнула образовавшийся в горле ком, - что это за укус магический и...
  - Как с этим со всем связан Змей? - угадал мужчина.
  - Да, - кивнула.
  - Ну что ж, - он взъерошил правой рукой волосы у себя на голове и отошел от двери. Присел на стоящее возле камина кресло и закинул ногу на ногу. Голову же опрокинул на широкую спинку. - Я расскажу, только присядь, пожалуйста. Разговор будет долгим.
   Я послушно снова прошла к кровати и забралась на нее с ногами. Подтянула их к себе и обхватила руками, удобно устроив подбородок на коленях. Покрывало предательски сползло с одного плеча, которое благодаря Мичлову было оголено, но меня это сейчас не волновало. Все мое внимание было приковано к Константину.
  - Змей, - спокойным глубоким голосом начал Князь Дьявольской Пустоши, - укусил тебя, когда ты пыталась в первый раз от меня сбежать, помнишь? - Я кивнула. - Так вот, - он продолжил, - он являлся потомком древнего рода, и что-то мне подсказывает, что твоя прабабка успела в свое время насолить его предкам. Причем крупно насолить. И Зоран решил погеройствовать. Почувствовав, что ты перенеслась из Хрустального в Отражающий мир, он использовал свой артефакт для переноса к месту, где мы с тобой вышли из перехода.
  - У него был артефакт? - искренне удивилась я. - Но как он смог почувствовать, что я оказалась в вашем мире?
  - Слишком сильный всплеск магии, - Князь прикрыл на секунду глаза. Видно было, что он очень устал, но между тем все продолжал рассказывать: - Да и дом... - на этом моменте Кощей поморщился, - замаскировал твою ауру аурой Варвары, приняв тебя за хозяйку.
  - Но лешие же...
   Мужчина не дал мне договорить. Он стал рассказывать о том, почему он и остальные маги, а тем более, обычные люди приняли меня за прабабушку. Почему лешие и Змей Горыныч сразу признали во мне Ульяну, а не Варвару. Правда, вот Курочка Ряба да Гаврила вдаваться в такие подробности не стали. Не до того им видите ли было. Ну да и ладно. Так же он рассказал о разговоре с царем Краснограда. И не забыл упомянуть о важной роли леших в этой беседе. Когда Константин упомянул четверых вечно укуренных леших, а именно Леню, Колю, Толю и Олю, на моих губах появилась еле заметная улыбка. Все-таки не бросили, помогли. Интересно, где они сейчас?
  - Ульяна, - почти неслышно произнес Князь, - ты...
  - Константин, - я уже в открытую улыбалась, - я же уже сказала, что простила тебя. Ты не знал, что я не являюсь Варварой. Мне как-то сон приснился, - тут я невольно нахмурилась, - как со мной у магического костра разговаривает прабабушка. Она мне все рассказа. Она действительно раскаивается в том, что сделала.
  - Там моей вины не меньше, - мотнул головой гот. - Но видимо, для того, чтобы понять, насколько я глупо себя вел, надо было триста лет проторчать в той проклятой жестяной банке. А может, достаточно было встретить тебя.
   Я почувствовала, как мои щеки снова заливает румянец. С чего вдруг я стала так реагировать на Кощея? И тут в моей голове словно из ниоткуда всплыли воспоминания. Мой сон, когда мне приснилась бабушка. Она тогда сказала, что моя магия начнет просыпаться, когда я встречу своего единственного. И если учесть то, что про Зорана после снятия действия магического укуса, я ни разу не вспомнила, а вот Кощей стал вызывать во мне какие-то неведомые до этого чувства... Что же получается?
  - Ульяна? - послышался обеспокоенный голос Князя. Он встал с кресла и прошел к моей кровати. Сел напротив и провел тыльной стороной ладони по моей щеке. Нежно, почти не касаясь.
   А у меня в голове билась только одна мысль. Неужели мой суженный - это Князь? И когда моя сила стала просыпаться, уже после укуса Зорана, я само собой посчитала, что я влюблена в Змея, а не в озлобленного Константина.
  - Ты ведь знал, да? - еле слышно произнесла, смотря в глаза мужчине.
  - Нет, - не оправдал мои ожидания тот. - Быть полностью в этом уверенным я не мог. Все же я долгое время считал тебя Варварой, а практически нулевой уровень магии списал на долгое отсутствие в родном мире. Но я и предположить не мог... - Он хотел встать, но я схватила его за руку, не позволяя этого сделать.
  - А сейчас? - полюбопытствовала.
   Кощей Бессмертный ничего не сказал. Он резко подался вперед, опустил одну руку на мою талию и притянул меня к себе так близко, что стало трудно дышать.
  - А сейчас... - моих губ коснулось теплое дыхание, и меня поцеловали.
   Поцелуй был настолько нежным и в то же время требовательным, что я стала плавиться. Князь убрал свою руку с моей талии, так как уже не было необходимости меня удерживать, а я сама подалась на встречу, обвив руками шею Кощея. Его ладони обхватили мое лицо, и он прервал поцелуй.
  - Нет, - хрипло произнес он так близко к моим губам, что подайся я еще чуть-чуть и сама бы уже самозабвенно целовала его мягкие губы. - Не так...
  - Ч-что... - внутреннее пламя стало постепенно затухать. Он что, пойдет на попятную? Сейчас?
  - Ульяна, - он поморщился и, убрав руки от моего лица, высвободился из моих объятий. Встал и быстрым шагом направился к двери. - Я не могу воспользоваться твоей беззащитностью.
  - Чего? - уже более ровным голосом спросила.
  - Ты должна восстановить силы, да и с моей стороны будет неправильно воспользоваться твоим состоянием, - произнес он, не оборачиваясь ко мне.
  - Ну, Князь... - зашипела я. - Да ты... - попыталась нащупать рукой на кровати что-нибудь твердое и тяжелое. Рука нащупала подушку. Ну что ж, хоть что-то. Я взяла ее за угол и стала медленно подниматься. Сделала пару шагов в сторону Князя.
  - Не кипятись, - он просто махнул рукой перед собой, и я отлетела снова к кровати. - Мы поговорим позже. У меня много дел, извини.
   Я села в кровати и уставилась на закрытую дверь. Это... это вот что сейчас такое было? В моем мире это называется простым и понятным словом 'динамо'. Только у нас, в Хрустальном (оказывается так здесь мой мир называется), этим обычно девушки занимаются!
  - Ну, Князь... - произнесла вслух. - Ну, погоди!
   И тут в моей голове заиграла подходящая к этой фразе мелодия... Ничего, вот восстановлю силы и тогда... А что тогда? Я нахмурилась. Действительно, что я буду делать в замке Кощея одна, без лисицы, ну или хотя бы без бедовых леших?
   Тяжело вздохнув, я уронила голову на подушку и прикрыла глаза. Подумаю обо всем потом. То, что я не безразлична Константину, видно. Осталось только понять насколько небезразлична.
   Встав с кровати, поплелась в соседнюю комнату, которая, как я и предполагала, оказалась ванной. Стянув с себя порванное платье, осмотрела свое тело в довольно большом зеркале, которое висело на стене напротив. М-да, пара синяков на запястьях, один небольшой на правом боку, как умудрилась его заработать, даже не знаю. Ну и небольшие следы от укусов на шее. Жуть жуткая.
   Пока я осматривала свое тело в зеркале, в ванной каким-то образом появилась горячая вода. Удивившись таким раскладом, я недолго думая залезла в воду и отдалась минутам умиротворения. Видимо, в свое время меня поместили в комнату, в которой подобная функция не была предусмотрена. А теперь я оказалась в более комфортабельных покоях.
   Волосы мыть не стала, а вот неприятное липкое ощущение на теле хотелось побыстрее смыть. И виной тому были отнюдь не прикосновения Константина. Советник Евстратия чуть было не получил то, чего хотел. И это пугало. Не приди вовремя Князь Дьявольской пустоши, я бы сейчас лежала на полу его спальни в разорванном платье и... А вот что 'и' даже представить себе не могла.
   Мысли о Кощее отозвались тянущими ощущениями внизу живота. Да что же со мной происходит?! Почему я стала на него так реагировать? Он же уже догадался, что сила во мне стала просыпаться не из-за Зорана, а из-за него. Получается, я уже тогда признала в нем своего единственного, только будучи под действием магического укуса сама этого не понимала.
   Вылезать из горячей ванны не хотелось, но деваться все равно было некуда. Не могу же я провести в ней всю ночь.
   Кряхтя, я вылезла из воды и закуталась в полотенце, которое прихватила с висящего у зеркала крючка, когда еще только направлялась к ванне. Выйдя из ванной комнаты, я плюхнулась на кровать и задумалась. Платье разорвано, и одевать его вообще не вариант. Есть, конечно, шанс, что в стоящем у другой стены шкафу имеется парочка нарядов, но никто знает, кто их там до меня носил, верно?
   Не успела я об этом подумать, как в дверь тихонько постучали, и я увидела уже знакомую служанку-сиделку.
  - Я принесла вам одежду, - она поклонилась и положила приличных размеров кулек на кровать. - Желаете обновить прическу?
   Я только мотнула головой. Похожу с распущенными, а то от шпилек уже голова болеть начинала. Да и борьба с Мичловом сделала мою прическу похожей на нечто напоминающее взрыв на макаронной фабрике.
  - Там так же сорочка, расческа и сменное нижнее белье, - пояснила девушка, когда я стала распаковывать принесенные вещи.
  - Замечательно, - констатировала я, доставая белую невесомую сорочку из шелка.
  - Я вам больше не нужна? - спросила служанка.
  - Нет, - я улыбнулась ей, - можешь идти.
   Та снова поклонилась и тихо вышла из комнаты.
   А я стала натягивать на себя сорочку. Полотенце, в которое я была укутана, упало на пол, и я наклонилась, чтобы его подобрать. Но не успела я толком выпрямиться, как наткнулась взглядом на прозрачные ноги, которые чуть касались пола. Одна нога нервно постукивала об оный. Икнув, я подняла взгляд и... завизжала.
  - Еще одна... - произнесло привидение и, тяжело вздохнув, поникло.
  - А? - я снова икнула и перестала терзать криками горло.
  - Чего 'а'? - буркнул мой ночной посетитель. - Привидений что ли никогда не видела? - Прозрачная фигура подплыла ко мне вплотную и заглянула в глаза.
   А я и смогла только что головой мотнуть.
  - М-да, - мой незваный гость почесал макушку, - дела-а-а...
   Я присела на кровать и захлопала глазками. На первый взгляд привидение было абсолютно безобидным. Может я зря сразу кричать начала? Хотя до этого-то мне привидений видеть не приходилось. А тут... очередное неожиданное знакомство.
  - Давненько Князь сюда девиц не водил... - произнес тот, пристально смотря на меня.
  - Ась? - захлопала глазами.
  - Говорю, давно Константин женщин в замок не приводил, - повторил призрак.
  - А я... - на это мне даже сказать было нечего.
  - Он еще когда в былые времена правил, - погрузился в воспоминания он, - редко был в подобном замечен. Если только в ближайшее село инкогнито ходил... А сейчас, как вернулся... Ни одной не было.
  - А мне от этого что? - нахмурилась.
  - Так это, - хмыкнуло привидение, - может он к тебе не ровно дышит, а?
  - Сплетни собираешь? - прищурилась.
   И тут мне показалось, что привидение покраснело. Нет, действительно, он как будто из прозрачно-белого стал слегка розоватым. Хм...
  - Есть такое, признаю, - вздохнул он, - грешен.
  - И что ты еще про Кощея рассказать можешь? - я залезла в кровать с ногами и пытливо уставилась на своего собеседника. Взяла расческу из стопки чистой одежды и принялась распутывать волосы. Совмещу приятное с полезным.
  - Ну-у-у... - протянул тот. - Как тебе сказать. Многое знаю, но ничего не скажу! А иначе, если Кощей Бессмертный узнает, то упокоит меня окончательно.
  - И зачем тебе тогда сплетни эти нужны, - я с трудом подавила вздох разочарования.
  - А знаешь что... - привидение резко подалось вперед и снова посмотрело мне в глаза. - А давай я тебе его тайник покажу. Вроде и не сплетня, а так... вдруг ты сама его обнаружила, а я получусь не при чем.
  - И зачем? - подозрительно спросила.
  - Знаешь, как тоскливо годами с живыми не разговаривать, - привидение всхлипнуло.
   Кстати, совсем забыла описать этот странный субъект. Привидение было небольшого росточка, с довольно густой бородой и маленькими глазками. Нос был крючковатый, а по телосложению он казался болезненно худым. Из одежды на нем была широкая рубаха, скорее всего белого цвета и такого же свободного кроя штаны. На ногах же были надеты высокие сапоги. Он чем-то напоминал старичка-лесовичка. Только вместо грибной шляпки у него на голове был высокий хвост, а волосы доходили до самой талии. Довольно странный тип. Интересно, кем он тут работал и работал ли здесь вообще... Хотя, какое мне-то до этого дело, верно?
  - Ну так что, - нетерпеливо произнес лесовичок, - пойдешь?
  - А звать-то тебя как? - не к месту спросила.
  - Матвей, - тот передернул плечами. - А чего?
  - Да так, - я сползла с кровати и стала искать обувь, - неприлично как-то имени своего нового знакомого не знать.
  - А-а-а... - протянул тот. - Ясно.
  - А мое имя спросить не хочешь? - я натянула на ноги туфли, в которых выходила к столу, и выпрямилась, поправляя сорочку.
  - Так я знаю, - Матвей махнул рукой.
   Ах, ну да. Если он любит сплетни собирать, то и имя мое знает. Потому что просто-напросто подслушивает. С таким соседством надо быть настороже. А то мало ли, он Князю докладывает? Но это навряд ли. А иначе не стал бы он меня в тайник Бессмертного звать.
   Надо было бы отказаться, да только любопытство снова высунуло свой нос и потребовало приключений для вторых девяносто. Да и вдруг, я смогу узнать, существует ли та самая игла, которая находится в яйце, а оно в утке, утка в зайце, а заяц в сундуке... Ведь курочка Ряба же существует! Значит, есть вероятность того, что и игла вполне реальна. Только вот Кощей про нее не говорит. Что не удивительно.
  - Ладно, - вздохнула, - веди в свой тайник.
  - Ура! - Матвей захлопал в ладоши. Ну прям как маленький ребенок. - Пошли скорее!
   Он проплыл мимо меня и остановился возле стены по левую руку от камина.
   Это мы что, не через дверь выходить из комнаты будем? Очень интересно...
   Я подошла ближе к призрачному старичку и стала наблюдать за его действиями. Он же принялся внимательно осматривать стену, которая была сплошь черная.
  - Ага... - бубнил он себе под нос. - Вот этот значит... Или нет... И этот тоже вроде...
   Так прошло минут пять. И именно в тот момент, когда я уже отчаялась дождаться положительного результата, Матвей воскликнул:
  - Нашел! Жми, давай! - он тыкнул пальцем в определенное место на стене, на которое я должна была нажать.
   Я осмотрела это место и недоуменно уставилась на привидение. Надавить на стену? Которая настолько черная, что даже непонятно обои на ней или еще что-то?
  - Ну же, - поторопил Матвей, - жми. Ничего не случится.
   Что-то мне в его фразе определенно не нравится. Просто обычно, когда так говорят, впоследствии обязательно что-то происходит. И таки что-то мне подсказывало что да, что-то произойдет. Но, увы, рука сама потянулась к указанному место, и я приложила к нему (месту) ладонь и слегка нажала. Раздался легкий щелчок, и стена стала отъезжать в сторону, открывая узкий темный проход.
  - Чего стоим? - забухтел Матвей. - Пошли!
   Видно было, как ему не терпится мне показать тайник Князя. Неужели он действительно так истосковался по общению, что решил меня туда на экскурсию сводить? В комнате послышалось тихое шуршание, и я резко повернула голову, уставившись на кровать. Нахмурилась. Вроде как никого не было, тогда что же это зашуршало?
  - А, - привидение махнуло рукой, - сквозняк.
   Я решила не идти удостоверяться в том, что это действительно сквозняк, а снова повернула голову в сторону прохода. Сделав первые несколько шагов, замерла. Стена за моей спиной встала на место, и стало настолько темно, что я даже не могла разглядеть поднесенные к лицу руки. Только привидение слегка светилось. Но света от него было совсем немного, так что я рисковала свалиться где-нибудь и свернуть себе шею.
   Матвей же, не сказав ни слова, двинулся дальше. Мне ничего не оставалось делать, как пойти следом. Ведь не на верную же смерть он меня ведет... надеюсь. Самое главное, чтобы о моей ночной вылазке не стало известно Кощею. А то, думаю, он не очень обрадуется, если увидит меня в своем тайнике. Ведь недаром же это именно тайник, что означало - место секретное и хода туда простым смертным вроде меня нет.
   Проход был настолько узким, что я еле в нем помещалась. И будет совсем уж неудивительно, если я вылезу отсюда вся испачканная в паутине и вековой пыли. Да и стены каменные, местами с острыми выступами, периодически неприятно карябали до крови кожу. Дорога была под наклоном, напоминая спуск, так что не сложно было догадаться, что мы спускаемся вниз.
   Чем дальше мы продвигались, тем чаще я стала ежиться от сквозняка, который все сильнее пробирал до костей. А если учесть то, что я в тонкой сорочке... В общем, знала бы, натянула на себя платье. А то с такими темпами простуда мне обеспечена.
   Неожиданно проход закончился тупиком, в который я чуть было не впечаталась носом.
  - Пришли, - шепотом произнес Матвей. - Руку сюда приложи. - Он указал место, и я послушно приложила свою ладонь к прохладному камню. Раздался уже знакомый щелчок и стена, так же как и в прошлый, раз отъехала в сторону. Я зажмурилась ослепленная светом от факелов. После беспроглядной тьмы прохода даже такой тусклый свет резал глаза.
  - Это тайник, - привидение проплыло мимо меня и зависло в центре небольшого помещения. Я внимательно осмотрелась. Серые каменные стены, сваленные в одном углу сундуки, какие-то открыты, какие-то нет. Пол, что неудивительно, тоже был из серого камня. Только вот... с другой стороны тайника, в углу прямо в воздухе зависла черная бархатная подушечка, на которой мирно спал заяц. Я сглотнула. Заяц - утка - яйцо - игла... Только вот вместо сундука мягкая черная подушка.
   Не понимая, что делаю, я стала осторожно продвигаться в сторону зайца. И краем глаза отметила, что в тайник нет другого входа, кроме как через стену. Дверей нет. Зайчик зашевелил ушками и приоткрыл алого цвета глаза. Мех у него, кстати, был темно-серый. Потом он задергал носиком, принюхиваясь. А я, как завороженная, все шла к нему, на ходу вытягивая руку, чтобы погладить.
  - Кхем, - произнесло привидение, выводя меня из странного состояния.
   Придя в себя, я резко одернула руку и остановилась всего в каких-то пару шагов от зайца.
  - Это хранитель, - пояснил Матвей. - Притронешься к нему, рискуешь так здесь и остаться, умрешь.
  - А правда, что в это зайце смерть Кощея спрятана? - спросила.
  - Хочешь проверить? - раздался голос за спиной, и из прохода вышла высокая фигура, спрятанная за черным широким плащом. Лицо мужчины было не скрыто, поэтому я сразу встретилась взглядом с темно-зелеными глазами.
  - Ой... - пискнуло привидение и растворилось в воздухе, как будто его и не было. Предатель.
  - Что ты здесь делаешь? - нахмурился Константин. - И зачем этот давно умерший скряга показал тебе мой тайник?
  - Ну-у-у... - я стала судорожно соображать.
   Что мне ему сказать? Как оправдать себя, да так, чтобы и призраку не попало от разъяренного мужчины? Я потупила взгляд и уставилась на каменный пол.
  - Ульяна-Ульяна, - послышались приближающиеся шаги, и вот я уже взираю на начищенные носки черных сапог. - Твое любопытство когда-нибудь сыграет с тобой злую шутку.
  - Я не хотела, - подняла на него взгляд, снова встречаясь с ним взглядом. - Просто...
  - Просто в очередной раз сунула свой курносый нос туда, куда не следовало, - строго сказал Князь Дьявольской пустоши.
  - Прости... - пискнула.
  - Не стоит, - он поморщился. - А вот с Матвеем придется поговорить...
  - Ты же его не...
  - Нет, умертвлять не буду, - хмыкнул Кощей. - Но воспитательную беседу проведу.
  - Константин, - я сглотнула образовавшийся в горле ком, - а правда, что в этом зайце смерть твоя спрятана?
  - Все-таки убить меня хочешь? - он приподнял одну бровь. А взгляд стал холодным. Прямо чувствовалось, как по моему телу пробежал легкий морозец.
   А я тут же замотала головой. Да как ему вообще такое в голову могло прийти. Зачем мне его убивать? Я же... Он же мой единственный! Ой... А это я кажется вслух сказала. Дура!
   Князь хмыкнул, и на его губах промелькнула легкая улыбка. Значит, он не сердится на меня?
  - Получается, что так, - он наклонился к моему лицу.
  - И что теперь делать? - еле слышно спросила.
  - Ну для начала надо тебя проводить в твою комнату, - он провел ладонью по расцарапанной в нескольких местах оголенной руке. Сорочка-то была без рукавов. - Затем, - он склонился к моим губам, - необходимо уложить тебя спать. Чтобы ты больше не разгуливала ночью по моему замку и не совала свой любопытный носик туда, куда не следует. - Моих губ коснулось теплое дыхание. Еще чуть-чуть и... Он выпрямился и протянул мне руку. - Пойдем.
  - Эм... - замялась я.
  - Ты же не хочешь, чтобы я потерял контроль на глазах у своего хранителя? - хмыкнул Константин. А мои щеки залил румянец. Я послушно вложила свою ладонь в его. Мои пальцы крепко сжали и потянули к темному проходу.
   Весь путь до моей комнаты мы прошли в молчании. Кощей со мной не заговаривал, да и я не особо горела желанием начинать первая разговор. Мы снова остановились у тупика. Князь приложил руку в нужном месте, слегка надавил, и стена снова отъехала в сторону. И только потом вошли в отведенную мне комнату.
  - Ну что же, - мою руку выпустили. Константин повернулся ко мне лицом и подошел почти вплотную. - Продолжим?
   Я не успела ничего сказать или возразить, как мои губы накрыли его, и он с жаром стал меня целовать. За моей спиной встала на место стена, которая открывала проход. Я инстинктивно подалась вперед, стараясь как можно ближе оказаться к мужчине. Обвила его шею руками и отдалась такой неожиданной с его стороны ласке. Только бы он не оттолкнул меня на этот раз. А иначе во мне начнет просыпаться комплекс неполноценности. Но мужчина как будто почувствовал мою неуверенности и, обхватив одной рукой талию, притянул к себе и, кажется, на моих щеках снова заиграл предательский румянец. Просто я оказалась очень сильно прижата к Константину, и мне удалось почувствовать, что простыми поцелуями сегодня дело не закончится. И что было немного странно, я была не против подобного развития событий.
   Князь оторвался от моих губ, провел свободной рукой по моей шее и выдохнул, слегка касаясь губами уха:
  - Скажи 'да'.
  - Ч-что... - не поняла я.
  - Ты должна дать согласие, я не могу воспользоваться ситуацией, если ты этого не хочешь, - он слегка прикусил мочку уха.
   И что он после этого рассчитывал услышать? Естественно я еле выдавила из себя это проклятое 'да'. Тем самым давая согласие на его дальнейшие действия. Но не спросить, с чего он вдруг разрешения спрашивает, не могла. Поэтому я чуть отстранилась, заглянув мужчине в глаза, и спросила о том, что хотела узнать. И таки получила ответ!
  - Милая, - он зарылся рукой в мои волосы, - я колдун, ты не забыла?
  - Нет, - насторожилась в ответ.
  - Так вот, - он хмыкнул и подарил невесомый поцелуй. - Я как колдун, очень остро чувствую, что у тебя еще не было мужчины.
   Я тихо икнула. Неужели от меня прям за километр девственностью пахнет? Да быть того не может! Видимо, вся гамма чувств отразилась на моем лице, потому что Князь Дьявольской пустоши тут же пояснил:
  - Твоя аура отличается, - тихо стал говорить он, - от ауры той же Варвары тем, что она более чистая и светлая. Но, после того как ведьма лишается девственности, аура немного меркнет. В этом нет ничего страшного, просто ты станешь еще сильнее. Магический костер это конечно хорошо, но...
  - Я поняла, - я сама потянулась за очередным поцелуем. Только лекции на тему моей проснувшейся силы мне и не хватает.
   Константин не стал сопротивляться и тут же ответил на мою ласку. Меня взяли на руки, не прерывая поцелуя, и понесли к кровати. Туфли остались валяться где-то на полу.
   Боже, неужели это случится именно сейчас? Константин осторожно опустил меня на кровать и тут же навис сверху. Мои глаза снова встретились с его, и я отчетливо поняла, что все... пропала. Окончательно и бесповоротно.
   Подумать только, из-за того проклятого укуса, которым меня наградил Зоран, я и представить не могла, что моим единственным окажется Князь Дьявольской пустоши.
  - Боишься? - его рука скользнула по бедру, задирая тонкую сорочку.
  - Немного, - не стала лгать я.
   Мужчина хмыкнул и стал покрывать поцелуями мою шею, постепенно опускаясь ниже. Я собрала всю свою решимость в кулак и потянулась руками к застежке плаща. Раздался тихий щелчок, и черная плотная ткань упала на пол. Тем временем Константин стал стаскивать с меня мешающую ему преграду. И вот уже моя сорочка полетела вслед за плащом. Я поежилась и стала прикрываться. Но Кощей только хмыкнул и накрыл руками мою грудь.
  - Нашла чего стесняться... - мурлыкнул он мне на ухо.
   Я посмотрела на него затуманенными от желания глазами и потянулась руками к серебряным пуговицам черного камзола. Мой мучитель не стал дожидаться, пока я освобожу его от одежды. Освободив из плена своих рук мою грудь, он быстро стащил с себя верхнюю одежду и сапоги. И вскоре надо мной навис уже полностью обнаженный мужчина.
   Я тут же пробежала пальчиками по широкой груди, наблюдая за реакцией гота. И реакция не заставила себя долго ждать. Рыкнув, он подмял меня под себя, придавливая своим весом, не позволяя вырваться. Но надо быть честной самой с собой. Я и не хотела вырываться. Скользнула ладонями по его плечам и запустила пальцы в густые черные волосы.
  - Что ты со мной делаешь? - выдохнул он, целуя.
   Мне не дали ответить. Его руки заскользили по телу, исследуя и распаляя бушевавший во мне огонь. Я выгнулась на встречу и сама не заметила, как мое тело пронзила острая боль. Я стала тут же вырываться, но Князь не позволил мне отстраниться. Шепча успокаивающие слова, он стал медленно осторожно двигаться. На глаза навернулись слезы. Константин нежно, чуть касаясь, провел губами по влажным дорожкам.
  - Все хорошо, - произнес он.
   А я вдруг поняла, что боль постепенно уходит, оставляя после себя никуда не девшееся желание. Дальше все слилось в один яркий фейерверк. Мужчина стал двигаться быстрее. А мои стоны были заглушены долгим, непрерывающимся поцелуем. По всему телу прошла волна наслаждения, и из горла вырвался очередной стон. Князь задвигался еще быстрее, и скоро в спальне раздался громкий рык. Еще мгновение, и его тяжелое тело лежит рядом, а я прижата к влажной, резко вздымающейся груди. Он провел рукой по моей спине. Потом, уткнувшись носом в макушку, почти сразу заснул.
  
  Глава 4
  
   Сон сморил меня только к рассвету. Мне постоянно казалось, что за мной кто-то наблюдает. То в дальнем углу послышится шуршание, то под кроватью что-то запищит. То ли это просто игра воображения, то ли вокруг меня что-то происходит, а я никак не могу понять что. Но организму требовался отдых, поэтому он плюнул на все мнимые страхи и отключился.
   Я сквозь сон заметила, как Константин поднимался с кровати и поспешно натягивал на себя разбросанные по полу вещи. Я уж было подумала, что он так и уйдет, но нет. Мужчина тихо подошел к кровати с моей стороны и склонился надо мной. Я замерла в ожидании того, что же он будет делать. А он просто хмыкнул и, почти не касаясь, провел рукой по моей шее и остановился на оголенном плече.
  - Не притворяйся, - шепнули мне на ухо, и с меня слетели последние остатки сна. Я открыла глаза и тут же встретилась взглядом его темно-зеленым глазами. - И ради всех богов, - хрипло продолжил он, - прикройся. А то я рискую сегодня так и не заняться государственными делами.
   Я тут же прикрылась тонким одеялом такого привычного в этом замке черного цвета.
  - Ты надолго? - спросила мужчину.
  - Надеюсь, что нет, - он выпрямился, продолжая смотреть на меня. - Но обещать не могу. А что? Будешь скучать? - на его губах появилась еле уловимая улыбка.
  - Ну не знаю, - притворно вздохнула я. - Может, не буду, а может и совсем наоборот.
   Я села в кровати и стала плотнее закутываться в одеяло. Константин тем временем снова наклонился ко мне и накрыл своей ладонью мою руку, которая сжимала край одеяла, прикрывающего все самые пикантные места.
  - Хм... или стоит все же немного задержаться... - он не стал дожидаться возражений с моей стороны, а сразу же впился в мои губы, целуя.
   Рука сама выпустила край одеяла, лишая меня хоть какой-то защиты. Князь это заметил и, прерывая поцелуй, быстро прошелся взглядом по моему телу. Далее последовал глухой стон, и он повалил меня на подушки, снова нависая сверху.
  - Черт, - беззлобно выругался гот, - разве можно думать о каких-либо делах, когда ты рядом?
   Ответить я снова не успела.
  
   Платье было глубокого зеленого цвета с вставками из серебристой ткани. Оно оказалось впору, что было удивительно. Как служанка умудрилась так удачно выбрать размер, фасон и цвет платья, что оно село на меня как вторая кожа не знаю, но в настолько удобных вещах я еще никогда не ходила. Туфли остались те же. А маечка и коротенькие шортики, которые здесь были за место нижнего белья, были так приятны к телу, что мое хорошее настроение поднялось еще на пару отделений.
   Я сидела на подоконнике у большого окна и смотрела на открывающийся с этого места вид. Совершенно безжизненный лес, голая земля, местами в трещинах. Вот все, что там было. Интересно, а как здесь вообще люди живут? Им же надо что-то есть. А для этого им необходимо выращивать хотя бы самые обычные овощи как, например, картошка или морковь. Да и животина в таких условиях навряд ли бы прижилась.
   Погрузившись в такие не очень радужные мысли, я вздрогнула, когда дверь резко распахнулась и ударилась о стену. Повернула голову в сторону входа и замерла. На пороге стоял Князь Дьявольской пустоши, а за его спиной маячила худощавая фигура Григора. Константин буравил меня злым взглядом, нервно сжимая кулаки.
  - Сама признаешься или мне произвести обыск? - зашипел он, медленно приближаясь ко мне.
   Я сползла с подоконника. Что могло с ним случиться за пару часов, что его взгляд из доброжелательного превратился в угрожающий?
  - Константин, что произошло? - спросила мужчину, но он мне не ответил. Подойдя вплотную ко мне, он схватил меня за плечи и резко вздернул.
  - Где он! - снова рыкнул гот.
  - К-кто? - заикаясь, пролепетала я.
  - Артефакт! - меня еще раз вздернули. - Как ты смогла снять его с хранителя? В общем, не отвечай, - он выпустил мои плечи и с призрением посмотрел в мои глаза. - Мог бы и сам догадаться. Вот только... что ты пообещала Матвею, что он провел тебя в хранилище? Ну же, отвечай!
   Глаза Князя потемнели и исчезли, вместо них были уже привычные два черных провала, в которых стал постепенно загораться зеленый огонь. А я стояла как вкопанная и не могла ничего ответить. Какой еще артефакт? Видимо, мне все же удалось задать ему этот вопрос, потому что гот сразу же пояснил:
  - Медальон в форме утки, - рыкнул он, - в котором спрятано яйцо, а в нем находится игла! Где он, черт тебя побери!
  - Я не брала никакого медальона! - первый шок стал проходить, и я таки смогла возразить. - С чего ты вообще взял, что это я?
  - Ты вчера была в тайнике! - Константин с силой рассек ребром ладони воздух. Я испугалась, что он применит какое-нибудь заклятие, но ничего не произошло. - Только не говори, - он снова стал шипеть, - что не знала про упадок магических сил!
  - Чего? - не поняла сразу я.
  - Я инициировал тебя и на время остался без магии Тьмы, - Кощей снова сжал кулаки. - Моя сила перетекла к тебе, пробуждая остатки спящей магии. Ты не могла об этом не знать! Магический костер не может наполнить тебя силой до предела, если ты не инициированная ведьма.
  - Посмотри в воду, - я мотнула головой. - Она покажет, кто украл твой артефакт.
  - Ульяна, ты, кажется, не поняла, - он прищурился, в его глазах уже вовсю плясало зеленое пламя, чуть ли не вырываясь наружу, - даже подобная магия мне сейчас не под силу!
  Я шумно сглотнула. Это на что это он сейчас намекает?
   Инстинкт самосохранения вовсю вопил о том, что необходимо как можно быстрее брать ноги в руки и бежать без оглядки. Но что-то меня упорно останавливало от таких поспешных действий. Я перевела взгляд на Григора, который открывал ящички прикроватной тумбочки. И что он намеревается здесь найти? Артефакт? Но как, скажите мне, пожалуйста, он его найдет, если я его не брала! Да если бы даже и взяла, то не стала бы прятать в подобных местах.
  - Ничего не хочешь мне сказать? - вывел из задумчивости голос Князя.
   Я посмотрела в глаза мужчины, и по спине пробежали мурашки. Все в его поведении, движениях, даже во взгляде, говорило о том, что одно неосторожное слово и мне конец.
  - Константин, - постаралась говорить спокойно, но голос предательски дрожал, - я не брала артефакт.
  - Тогда кто! - рыкнул тот.
  - Я... я не знаю... - я отвела от него взгляд.
   У меня в голове никак не укладывалось, кому понадобилось воровать у Кощея артефакт. Да я даже предположить не могу, для чего он вообще нужен!
  - А мне кажется, что знаешь, - он приподнял рукой мой подбородок, заставляя снова смотреть ему в глаза. - Как жаль, что я вовремя об этом узнал, не правда ли? - зеленое пламя вспыхнуло в его глазах, выражая всю бурю эмоций, которая бушевала внутри Константина. - И как жаль, что я все-таки в тебе ошибся. А, казалось бы, все было на поверхности. - Он чуть надавил большим пальцем на мой подбородок, заставляя приоткрыть рот, затем склонился над моим лицом и продолжил: - У твоей прабабки это не получилось, решила закончить ее дело до конца? Ну же, скажи мне.
   Его притворно ласковый голос вызвал очередные мурашки.
  - Я не воровала артефакт, - снова повторила.
  - Ульяна - Ульяна, - Кощей покачал головой, - ты думаешь, я в это так просто поверю? Да я и сам дурак, что повелся на подобную уловку с твоей стороны...
  - Это не правда! - я попыталась вырваться, но меня обхватили за талию второй рукой.
  - Тш-ш-ш... - он приблизился губами к моему уху, - спокойней. Ничего плохого я с тобой не сделаю. Пока не сделаю.
  - Нашел! - ликующе произнес Григор, выползая из-под кровати.
   Он встал рядом с Князем, сжимая в руке небольшой медальон в форме утки. Она (утка) болталась на тонкой короткой цепочке и была настолько искусно сделана, что мне тут же захотелось ее потрогать. Но я почти сразу отбросила подобные мысли в дальний угол. Еще чего не хватало.
  - Нравится, - в голосе гота опять появились рычащие нотки. Он так и стоял, склонившись надо мной и обжигая шею дыханием. И это был бы, несомненно, довольно интимный момент, если бы не сложившиеся не в мою пользу обстоятельства. - Молчишь? - он укусил меня за мочку уха. Я дернулась и снова попыталась вырваться. Но, видимо, мужчине надоело меня удерживать, и он сам меня выпустил из своих объятий. - Или не узнаешь украденную безделушку?
  - Я не знаю, что это, - я передернула плечами.
  - А это, милая моя, артефакт. По легенде в нем спрятана смерть Кощея. Моя смерть. - Он взял из рук дворецкого медальон и покрутил его в руках. - Мой отец изготовил этот артефакт, чтобы защитить меня. Он пытался создать источник бессмертия. И вот что у него получилось, - он положил утку, которая переливалась всеми цветами зеленого, на раскрытую ладонь и подул на медальон. Утка с тихим щелчком раскололась пополам, и внутри оказалось миниатюрное яичко. - В нем, - продолжил Кощей, - лежит игла. Которой, если верить слухам, меня можно убить. - На этих словах я подняла на мужчину взгляд и стала ждать, что он скажет дальше. - И знаешь как это, по легенде, можно сделать? - Я покачала головой. - Из черных восковых свечей создается фигурка человечка, и стоит эту иглу всадить в нужное место, и все. Нет больше Кощея Бессмертного.
  - Константин, - я старалась не выдать бушевавших во мне эмоций, - я этого не знала. И я не брала твой артефакт. Да я клянусь тебе!
  - Ты знала, что после последней стадии инициации, я буду некоторое время без магических сил. Не удивлюсь, если ты это давно спланировала. Но ты не учла одного, - он взял маленькое яйцо двумя пальцами и надавил на него. Оно треснуло, и я увидела тонкую серебряную иглу. - Это всего лишь легенда. Байка для таких как ты. - Он отбросил в сторону медальон и то, что осталось от маленького яичка, и осторожно ухватил иглу двумя руками так, чтобы я ее видела.
  - Что ты собираешься сделать? - выдохнула я.
   Ответа не последовало. Гот, без каких-либо усилий, сломал иглу пополам.
  - Так же, по легенде, - как ни в чем не бывало снова заговорил мужчина с темно-зелеными глазами, которые сейчас были скрыты за непроглядной тьмой, - если переломить иглу, то можно навсегда лишить Кощея Бессмертного магических сил. И знаешь... это чушь. Очередная байка. И мне вот что еще интересно. Что ты собиралась сделать с артефактом, задачей которого было просто спокойно висеть на хрупкой шейке моего хранителя.
  - То есть, это не артефакт? - я нахмурилась.
  - От артефакта у этой безделушки только название, - хмыкнул гот.
  - Сколько раз мне надо повторить, что я не брала его, чтобы ты мне поверил?
  - Это необязательно, - Кощей хмыкнул. - Тем более навредить мне ты больше не сможешь.
  - В смысле? - на этот раз по моему телу прошла волна жара.
  - Неужели и правда не знала? - он довольно хмыкнул. - Я тебя инициировал. А это означает, что теперь ты, даже если и захочешь, навредить мне никак не сможешь. Сама быстрее загнешься.
  - То есть... - на глаза навернулись слезы, - получается, что ты просто напросто меня использовал?!
  - Григор, - гот посмотрел на своего дворецкого, - выйди.
   Тот не заставил повторять дважды. Когда дверь за вампиром закрылась, Константин продолжил:
  - Ульяна - Ульяна, - он снова подошел ко мне вплотную, а у меня уже не осталось никаких сил и желания сопротивляться. Будь что будет. - Что-то внутри меня сомневается в том, что это сделала ты, но факты говорят об обратном. Для нас обоих будет лучше, если ты отправишься в Красноград.
  - Ты прогоняешь меня? - я даже не пыталась сдержать слезы. Они тонкими влажными дорожками стекали по щекам.
  - Да, - сухо ответил Князь Дьявольской пустоши.
   В груди стала закипать злость. Пальцы рук закололо и уже через секунду на них забегали разряды тока. Попыталась сбросить их с пальцев и те, почувствовав свободу, полетели к своей жертве. Но Кощей только в очередной раз хмыкнул и не шелохнулся. Моя сила ударила его в грудь, но мужчине как будто было все равно. Он как стоял, подобно каменному изваянию, так и продолжал стоять.
  - Я же говорил, что ты не сможешь мне навредить, - он резко подался вперед, преодолевая то небольшое расстояние, что было между нами. Запустил одну руку в мои волосы, второй же снова обхватил мою талию. - А вот я тебе смогу...
   Он смял мои губы, кусая их, причиняя боль. Во рту появился металлический привкус. Кажется, он прокусил мне верхнюю губу. Я попыталась вырваться. Но бесполезно. Он намотал мои волосы на кулак, потом чуть потянул за них, заставляя меня задрать голову, чтобы снова встретиться с ним взглядом. По щекам все так же бежали слезы. Я была готова уже к чему угодно, но не к тому, что Константин сделал потом. Он провел губами вдоль влажной дорожки на щеке и замер у кровоточащей губы.
  - Больно? - хрипло спросил.
   А мне хватило сил только на то, чтобы еле заметно кивнуть. Знал бы он насколько мне больно. Причем даже не физически, а морально. Он же меня растоптал! Смешал с грязью... Усомнился во мне. Поверил этим чертовым фактам! Я смотрела в его глаза, замечая, что там больше не пляшет зеленый огонь и тьма успела отступить, освобождая место холодному взгляду темно-зеленых глаз.
  - Прости... - он выпустил меня из болезненных объятий и отошел на пару шагов. - Ульяна, тебе и правда лучше будет уйти, - он провел ладонью по своим губам, стирая с них кровь. Мою кровь. - Если ты этого не сделаешь, я не могу ручаться за твою безопасность. Прежде всего, от самого себя.
  - П-почему? - еле выдавила очередной вопрос.
  - Потому что если водная гладь подтвердит то, что это ты украла артефакт, я могу не сдержаться и выпустить Тьму. Да и сейчас мне ничего не стоит навредить тебе, применив обычную силу. Магический резерв будет восстанавливаться примерно два дня, а потом...
  - Константин, - я подошла к нему и провела ладонью по осунувшейся щеке. Неужели моя так называемая инициация его действительно истощила? - Я не брала этот проклятый медальон. Почему ты мне не веришь?
  - Сложно поверить Яге, - он перехватил мое запястье и отвел руку в сторону. - Ты сама доберешься до Краснограда или мне поднять таара?
  - Сама, - я повернулась к мужчине спиной и прошла к кровати. Уже собиралась забраться в нее и спрятаться под одеялом, пытаясь в теплом коконе обдумать сложившуюся ситуацию, как меня снова обхватили за талию и уткнулись носом в шею.
  - Ты себе представить не можешь, как это больно, осознавать, что тебя снова могут предать, - хрипло произнес он.
  - Я не предавала.
  - Прости...
   Он выпустил меня, и уже через мгновение я осталась в комнате одна.
   Я медленно опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Он прогоняет меня, обвиняет в краже и чуть ли не в покушении на убийство. И после всего сказанного просит прощение. Или я ничего не понимаю в мужчинах или он сказал это специально. Но тогда встает вопрос: зачем?
   Мне было ясно только одно: необходимо как можно быстрее покинуть замок Князя Дьявольской пустоши. А выяснения отношений и душевные терзания стоит оставить на потом. Но мне это никак не удавалось. В голове снова и снова крутились не заданные мной вопросы. Неужели я настолько безразлична Константину, что он переспал со мной только для того, чтобы обезопасить себя? Но это на него совсем не похоже. В таком случае он мог оставить меня умирать у избушки. Но он прилетел за мной и буквально вытащил с того света. Тогда тут должно быть что-то другое. Почему мне нельзя сейчас находиться в замке? И кто, черт побери, украл медальон, подставив меня? Видимо кто-то рассчитывал на то, что гот меня сразу же убьет и не станет разбираться в том, кто прав, а кто виноват. Но Князь повел себя странно. Сначала он при дворецком накричал на меня, обвинил в краже. Затем Григор удалился и, спустя короткий промежуток времени, Кощей попросил у меня прощения. Правда, перед этим ощутимо укусил меня за губу, причиняя боль. И опять я была уверена в том, что он сделал это специально.
   Я убрала руки от лица и посмотрела на окно. За ним уже вовсю был новый день. И что было совсем уж удивительно, шел снег. А я и забыла, что уже наступила зима. Как-то за всеми этими переживаниями мне некогда было любоваться парящими в небе снежинками. На них надо смотреть сидя на подоконнике, закутанной в теплый плед. И грея руки о горячие бока кружки, в которой налито какао. Но никак не с заплаканным лицом и с кучей проблем за спиной.
   Князь сказал, что мне нужно покинуть замок. Что ж, пускай будет так. Какую игру ведет гот, я не знала. Но что-то мне подсказывало, что он не просто так из-за очередного разочарования в женском поле отправляет меня в Красноград. Да, мне было до боли в груди обидно за то, как он со мной поступил. Но сейчас я ничего не могла с этим поделать. Мне было достаточно его слов по поводу того, что он переспал со мной только ради своей безопасности. Конечно, я не ждала от него никаких признаний в вечной любви, но и услышать подобное была не готова.
   Я вытерла ладонью предательские слезы и подошла к окну. Идти пешком до Краснограда не вариант. Лететь на тааре желания не было вообще. Тем более не хотелось принимать помощь от Константина. Значит необходимо попытаться вызвать сюда свою метлу. Не факт, что получится, но, а вдруг.
   Прикрыв глаза, сосредоточилась на бушующей внутри силе. Она тут же откликнулась на зов хозяйки и стала блуждать по телу, оставляя после себя тепло. Я мысленно позвала метлу, и мне показалось, что она тут же откликнулась. Перед глазами возник образ моей потрепанной метелки. Губы сами собой растянулись в улыбке. Она услышала меня. И когда я открыла глаза, была абсолютно уверена в том, что она скоро прилетит к своей хозяйке.
   Я искала тысячу и одну причину, чтобы остаться в замке подольше. Но тянуть долго было невозможно. Надежда увидеть Князя еще хоть раз, хоть краешком глаза, не оправдалась. Заглянув в шкаф с одеждой, ничего более подходящего для полета на метле я не обнаружила. Ну что ж, придется лететь так. Надеюсь, воспаление легких от катания на подобном виде транспорта в такую непредсказуемую погоду я не заработаю.
   Спускаясь по лестнице, единственный, кого я увидела, был Григор. И взгляд, которым он проводил меня, был многообещающим. В том плане, что если я здесь задержусь еще хоть на чуть-чуть, меня будут убивать медленно и беспощадно.
   Выбежав из замка, я первым делом кликнула свою метлу, которая прилетела за своей хозяйкой в Дьявольскую пустошь. Как же быстро она откликнулась на мой зов.
   Мое весьма необычное транспортное средство все это время летало вокруг замка Кощея вместе с гарпиями, и теперь уверенно спикировало вниз, мне на встречу. Смысла дожидаться момента, когда же Князь поверит мне, не было, я оседлала метлу и уже довольно уверенно взмыла в небо, затянутое серыми тяжелыми облаками. Повезло, что снег на время перестал идти. Я была в одном лишь легком платье, но холода я не чувствовала. Там, наверху дул холодный пронизывающий ветер, а в моей груди бушевал ураган чувств, смешавшихся эмоций и воспоминаний. Я ясно осознала, что влюбилась, но, тем не менее, не могла так просто забыть, что мне не доверяют. А наша ночь... да я себе именно так представляла свой первый раз. Я ни о чем не жалею, не раскаиваюсь, я даже рада, что все так вышло. И даже тот факт, что он в свое время весело провел ночь с той девушкой в трактире, меня не отталкивал. В конце концов, он мне верность хранить никогда не обещал. Да и я тогда сама чуть было с Зораном не переспала. Так что не мне сейчас из себя жертву строить. Тем более что на тот момент ни я, ни он еще не знали о том, что моя сила стала просыпаться из-за него.
   Но он меня не любит, не доверяет, зачем мне дальше находиться в замке человека, который будет испытывать ко мне только страсть, и то лишь временами. То, что я ему небезразлична, было видно. Но ему зачем-то все же нужно было, чтобы я улетела. Может виной тому этот проклятый медальон, может что-то другое, я не знала. Но так же было видно, что ему больно меня отпускать. Боже, кого я обманываю, я не хочу от него улетать! Но надо, иначе потом не смогу, иначе он не позволит.
   Он ко мне по-настоящему испытывает только жалость, сожаление в содеянном, не более. Кощей Бессмертный, можно сказать, меня вылечил, отмыл, накормил, одел... А сама я что из себе представляю? Полный ноль, маленькая девчонка, которая постоянно распускает сопли, которая не умеет управляться со своей силой, доставшейся от прабабки, а та в свое время с тем же Князем и враждовала. К тому же, он воспользовался мною, моим телом, чтобы обезопасить себя...
   Нет, ему нужна сильная, властная женщина, которая станет достойной представительницей династии Бессмертных. А мне лучше вернуться в свою избушку на гусиных ножках и не высовываться без надобности. В Хрустальный мир я уже теперь точно не попаду, так хоть по нормальному попытаюсь устроиться в Отражающем.
   Соленые слезы, выступившие на глазах, мешали обозревать дорогу, но я понадеялась на метлу, которая должна была меня доставить домой. Зря, потому что автопилот в метле предусмотрен не был. Меня занесло вправо, встряхнуло, и мы с метлой ухнули вниз. Плакать как-то сразу расхотелось, зато заорала я в полный голос. Каким чудом я не разбилась до сих пор остается загадкой. В последний момент метла сообразила, что к чему, и сама выровняла курс...правда ненадолго.
   Кругом лес дремучий, заросли, ветки...конечно, я ни в какое дерево, слава богу, не врезалась, но кусты собрала, кажется, все. Я честно пыталась выровнять свой полет, но отсутствие практики сказалось, и моя тушка продолжила собирать своей несчастной макушкой жучков-паучков, ползающих по растениям, встречающимся мне на пути.
   Наконец, впереди показалась опушка с большим двухэтажным теремом. Я в последний момент успела-таки затормозить, но от столкновения с каким-то мужиком меня это не спасло. Метла, резко остановившись, зависла в воздухе, а я полетела носом на землю, хорошенько задев мужчину, что поспособствовало его падению. Больно, однако...
  - Что за чудо-юдо? - проворчал он, поднимаясь с земли. - Девица, ты чья будешь?
   Он не договорил и во все глаза уставился на мою метлу. Потом снова на меня, потом опять на метлу...
  - Да это ж сама Баба-яга к нам пожаловала! - воскликнул незнакомец и стал помогать мне подняться. - Братцы, а ну выходите все из терема, нас сама Яга Ульяна навестить решила!
   Меня вежливо подняли на ноги, и я, наконец, смогла хорошенько рассмотреть 'мужика'. Да это же самый настоящий богатырь! Детина раза в два шире и выше меня! Мамочки...
   На крыльце показались еще пятеро таких же, очень похожих между собой мужиков. Все, как один, были блондинами, с бородами (правда у одного она отсутствовала), а так же с карими глазами. Я забыла про все свои беды и неприятности и шокировано уставилась на богатырей.
  - Милости просим, будь нашей гостьей, Яга Красноградская, - пробасил один из только что прибывших. - Какими судьбами привело тебя в нашу глушь?
  - Э-э-э... Я нечаянно с пути сбилась, - промямлила смущенно, но тут же нашлась. - Проводила осмотр лесов царя Гвидона. Меня же обязали за порядком следить.
  - Ну что ж, порядок - дело хорошее, - произнес богатырь, встретивший меня. - Не гоже нам, братцы, держать девицу-то на пороге, давайте что ли в сени пройдем, там и познакомимся.
   С этими словами меня подхватили под локоток и повели в терем. Надеюсь, они мужики серьезные, приставать не будут...
   Я переступила порог терема и оказалась в просторных сенях, напоминающих собой скорее музей резьбы по дереву, нежели гостиную или прихожую. Мой взгляд тут же упал на широкую резную скамью, стоявшую вдоль левой стены. А еще окна...большие, обрамленные искусно вырезанными деревянными, выкрашенными в темно-коричневый цвет наличниками. Н-да, немного текстиля не помешало бы...
  - Вот так-то лучше, - пробасил мой провожатый. - Ульяна, зовите меня Белогор. А это все мои родные братья, правда, не в полном составе.
   Богатырь отошел немного в сторону и стал представлять остальных:
  - Добромысл, Остроглаз, Переяслав, Житомир и Шемяка, - Белогор сделал паузу и продолжил. - Самый младший брат, Творило, нести дозор окрестных земель уехал. Вернется только вечером.
   Он умолк, а я получила возможность рассмотреть хорошенько всех богатырей. С первого взгляда они все очень сильно походили друг на друга, но приглядевшись повнимательнее можно было заметить у каждого свою, характерную только ему, отличительную черту. Итак, по-видимому, Белогор был самым старшим среди братьев. У него были короткие светлые волосы, которые находились в беспорядке и борода сантиметров десять. Далее по возрасту - Добромысл, его глаза были добрыми-предобрыми, а еще взгляд - мягкий и понимающий. Тоже блондин с короткой стрижкой, но без бороды. Остроглаз - опять-таки глаза, чуть прищуренные, цепкие, внимательные. На лице обозначилась недельная щетина, а волосы и вовсе мужчина отрастил и заплел в тугую тонкую белую косу. Переяслав на фоне остальных отличался сравнительно меньшими габаритами. А еще его борода была заплетена в маленькую жиденькую косичку и доставала почти до широкой мускулистой груди. Житомир имел сравнительно короткие волосы, которые как-то умудрялся забирать в хвост на макушке. А вот у Шемяки волос не было вовсе - лысый, зато борода густая.
   Что-то эта компания подозрительно замолчала и стала переглядываться. Неужто задумали чего?
  - Ульянушка, не сочти за грубость, мы это... - неуверенно произнес Белогор. - Сестрица у нас еще есть...
   Богатырь умолк, а я вдруг вспомнила сказку о мертвой царевне и семи богатырях, написанную моим любимым поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным. Н-да, эта ситуация мне что-то напоминает... Единственное, девушка не царевна, а их сестра родная. Так как никто из братьев не спешил приходить на помощь Белогору, я сама стала подталкивать последнего к разъяснению только что сказанного им же:
  - Сестрица, говоришь, - я делано задумалась на миг и неуверенно уточнила. - Она у вас не спит беспробудным сном случаем?
   На меня посмотрели как на восьмое чудо света, и я поняла по выражениям, появившимся на лицах мужчин, что я оказалась права на все сто процентов.
  - Вот ведь достойная преемница Яги Варвары! - охнул Переяслав. - Никак почуяла правду, родимая.
   Угу, как же, почуяла. Читала в свое время много... Интересно, неужели эта девица яблочек отведала? Хм-м, раз уж я здесь очутилась волею судьбы, надо хоть попытаться помочь братьям пробудить их сестру от долгого сна.
  - Как зовут-то сестру вашу? - деловито осведомилась я.
  - Людмила, - ответом мне стал стройный хор голосов всех присутствующих мужчин.
  - Ведите, - коротко скомандовала я.
   Белогор сделал приглашающий жест в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, и первый двинулся вперед. Я последовала за ним, а вот остальные богатыри остались ждать нас в сенях.
  - А как давно спит Людмила? - решила уточнить я, чтобы не терять зря время.
  - Давно-о... - не оборачиваясь, протянул мой провожатый, - лет эдак пять...
  - Ого, - присвистнула я. - Как интересно. А от чего она так... устала? В смысле, может, на нее кто заклятие наложил?
  - Наложил, как же, - хмуро отозвался Белогор. - Сама горемычная потащилась к кикиморам. Видите ли, помочь они ей в любовных делах обещали.
   Я ничего не ответила на это, да и богатырь, по-видимому, не очень-то ждал ответа. Мы шагали по широкому добротному коридору, целиком выполненному из дерева. Пройдя семь комнат, мы остановились у последней восьмой. Мой провожатый взялся за ручку и осторожно открыл дверь, за которой находилась комната Людмилы. Отойдя немного в сторону, Белогор позволил мне войти первой в спальню девушки, которая оказалась небольшой по размеру, но, тем не менее, светлой и уютной. У правой стены стояла односпальная кровать, на которой лежала сама Людмила.
  - Она как пришла с того болота, так сразу легла спать, сославшись на сильную усталость, - тихо проговорил Белогор за моей спиной. - С тех пор она так и не открыла глаза.
   Я подошла к самому изголовью кровати и внимательно всмотрелась в лицо спящей. Внутренний голос подсказывал, что кикиморы забрали душу Людмилы себе в плен, а тело оставили семерым братьям, чтобы те убивались и горевали по ушедшей сестрице.
  - А никто из вас семерых случайно не имел каких-либо дел с кикиморами? - задала я вопрос, одновременно прикрывая глаза и сосредотачиваясь на поиске души спящей девушки.
  - Как же не имели, - буркнул Белогор. - Еще как имели. Я сам лично их изводил, чтобы неповадно было грибников да охотников к себе в болото любовными чарами заманивать.
  - Понятно... - пробормотала я, пытаясь отыскать хотя бы ниточку, по которой можно было бы понять, где именно сейчас обитает душа Людмилы.
   Я на некоторое время выпала из реальности. Перед глазами вместо привычных образов образовалась темнота, в которой я ясно различила светящуюся салатовым цветом нить, уходящую далеко-далеко. Делать нечего, придется мысленно следовать по ней. Главное, запомнить начало собственного пути...
   Я мысленно постепенно приближалась к своей цели, ниточка, связывающая тело и душу, становилась все прочнее и ярче, и мне приходилось уже иногда щуриться, чтобы не ослепнуть от яркого света. Все происходящие походило на сон, в котором у меня была возможность смотреть на себя со стороны. Вдалеке показались смутные очертания души Людмилы. Полупрозрачная девушка стояла чуть в стороне от меня и периодически светилась салатовым. С каждой секундой она виделась мне все отчетливее.
  - Кто ты? - спросила душа, когда я оказалась совсем близко от нее.
  - Яга Красноградская Ульяна, - я решила представиться полным именем, чтобы впоследствии не было недопонимания. - Твои братья попросили меня вернуть тебя к жизни.
  - Ты не сможешь, - грустно ответила душа Людмилы. - Кикиморы продали меня Тьме, и теперь я целиком и полностью в ее распоряжении.
   Я не стала слушать, в чьем там распоряжении находится душа спящей девушки, а просто коснулась ее правой рукой, затем левой... Я почувствовала, как моя энергия медленно перетекает в сущность, заточенную в клетке между загробным миром и миром живых. Понятие 'клетка' было условным, в том смысле, что вокруг сущности девушки не было никаких прутьев, но заключенная не могла ни на миллиметр сдвинуться со своего места. По рукам побежал холод, но я не отдергивала их, полностью сосредоточившись на своей силе. Оставалось странным только одно: как я смогла к ней прикоснуться? Но мои пальцы чувствовали призрачное тело как живое.
   Я аккуратно, понемногу вкладывала свою магию в душу Людмилы, чтобы та потом смогла сама выбраться из западни, в которую попала по своей же глупости.
  - Как ты? - тихо спросила я девушку.
  - Кажется, я скоро смогу сопротивляться ловушке, - ответила та. - Постарайся еще немного... да вот так, теперь, думаю, я смогу.
   Я устало отняла руки от бестелесной оболочки, пять лет назад бывшей сестрицей семи богатырей, к которым я попала волею судьбы. Да, пожалуй, я теперь верю в судьбу... а еще верю в пословицу: 'Все, что не делается, все к лучшему'. Этим людям я была жизненно необходима...
   В следующее мгновение душа Людмилы перестала светиться салатовым светом, она стала полупрозрачного белого цвета, что означало - душа может вернуться в тело. Без лишних разговоров, не сговариваясь, мы стали возвращаться к начальной точке нашего пути. Моя сущность медленно соединялась с телом. Думаю, с Людмилой происходило то же самое.
  - Ульяна! - где-то далеко я расслышала обеспокоенный голос Белогора. - Ульяна, что с тобой?!
   Сознание потихоньку возвращалось ко мне, поэтому вскоре пришло осознание, что я лежу на полу в обмороке (для окружающих), потому что без духовного стержня мое тело, также как и тело Людмилы представляла собой обмякшую безжизненную...тушу. От этих нелицеприятных мыслей я мигом распахнула глаза и села прямо на полу. Надо мной склонился взволнованный богатырь и пытался привести в чувства.
  - Ты меня напугала, - выдохнул он и стал помогать мне подняться. - Как ты себя чувствуешь?
  - Нормально, - ответила я и, едва успев подняться, кинулась к Людмиле.
   Девушка ровно дышала, но пока еще не просыпалась. Я провела рукой по ее волосам, и та, вздрогнув, неохотно открыла один глаз.
  - Спасибо, - неожиданно с ходу поблагодарила она. - Ты спасла мне жизнь. Еще немного, и я бы никогда не смогла бы проснуться.
  - Людмила!!! - заорал на весь терем Белогор. - Ты жива!!! - богатырь подбежал к сестре и заключил ее в крепкие объятия.
   Я лишь улыбнулась, глядя на долгожданное воссоединение брата с сестрой. Но долго наслаждаться семейной идиллией не получилось, потому что в коридоре послышался громкий топот многочисленных ног. Оставшиеся пятеро братьев спешили поскорее увидеть проснувшуюся от долгого сна сестрицу. Я немного посторонилась, пропуская всех в комнату и стараясь не мешать безграничной радости, которая заполонила каждого из богатырей при виде живой и здоровой Людмилы.
   Девушка сидела на постели и широко улыбалась, глядя на братьев, которые не могли нарадоваться ее выздоровлению. Потом последовали продолжительные обнимашки... ну а потом, народ наконец-то заметил меня.
  - Спасибо еще раз! - выдохнула счастливая Людмила. - Ты совершила невозможное, Ульяна.
  - Не за что, - я снова улыбнулась и развела руками. - Я считаю, помогать другим - это прямая обязанность Бабы-яги.
  - Вот, мужики, правильная у нас теперь Яга, - пробасил Остроглаз.
  - Да, - согласился Белогор, - умница, красавица, душа добрая... Скажи, Ульяна, как нам тебя отблагодарить можно?
   Я покосилась на окно, в котором виднелось уже садившееся за горизонт солнце, и ответила:
  - На ночь не приютите? А то смеркается нынче... - И откуда во мне столько наглости? Неужели от одной ночи, проведенной с Константином, во мне произошли настолько разимые перемены? Вон, даже на ночевку напрашиваюсь...
  - С удовольствием, милая, - мягко пропела Людмила и обратилась к мужчинам. - Братцы, а банька наша стоит еще?
  - Стоит, - подмигнул Житомир. - Попариться хочешь, сестрица?
   Девушка на миг задумалась, глянула мельком на меня и ответила:
  - Только не сильно, братец, - хихикнула она.
  - Будет сделано, - кивнул тот и удалился.
   Я лишь подивилась насколько они быстро (практически с полуслова) друг друга поняли.
  - Ужин в тереме есть, или готовить надо? - деловито осведомилась Людмила у Белогора.
  - Последнее, - смущенно пробормотал тот.
  - Что ж, приготовим, - невозмутимо ответила та. - Ульяна, мне понадобится твоя помощь.
  
  Глава 5
  
   Он видел, как она покидала его замок. Сбежав по лестнице, девушка взмахом руки призвала свою метлу и, уверенно 'оседлав' ее, взмыла вверх. Из окна его кабинета было хорошо видно, в какую сторону она направилась. И когда мужчина убедился в том, что девушка полетела в сторону Краснограда, он отошел от окна. Сейчас ей будет безопасней вдали от него. А там.... Он сам за ней прилетит. Снова. Правда он искренне надеялся на то, что в следующий раз ему не придется вытаскивать ее с того света. Да и этот чертов артефакт не давал ему покоя. Что он будет делать, если окажется что его украла Ульяна? Слишком много совпадений, чтобы сомневаться в ее причастности к краже. Но что-то внутри него просто кричало о том, что девушка не виновата. Да, она была временами взбалмошна, иногда капризна, но она не могла предать. Хотя может и могла, если дело касалось его, Кощея. Рассудок упорно твердил, что она такая же как и Варвара, а сердце болезненно сжималось, протестуя против подобных мыслей.
   Константин прошел к письменному столу и достал из верхнего ящика чистый лист бумаги. Необходимо было напомнить Евстратию, что он скоро перестанет быть владыкой заповедных земель. Через два дня Князь Дьявольской пустоши призовет Тьму и та заберет свою плату. Конечно же, она не тронет мирных жителей, а вот тех, кто наживается на продаже людей, ждет кара. Ну и Евстратия с его отпрыском Алексеем заденет. И тогда территория Дьявольской пустоши станет значительно больше. Но... всегда есть это проклятое 'но'. Ульяна. Тьма могла потребовать ее душу в уплату своих услуг. Слишком лакомым кусочком она была. Сила Тьмы с радостью примет в свои объятия торгашей и убийц, но и от силы магического костра навряд ли откажется. А ведь Яга забрала у того значительную часть, чтобы восстановить свой резерв. Князь знал, что Тьма может потребовать отдать девушку, поэтому ему пришлось применить кардинальные меры. Инициация. После того, как он влил в нее свои силы, Тьма не посмеет ее забрать себе. Но сейчас, когда необходимо решить вопрос с Замухрынью, она может потребовать чего угодно, потому что Константину нужна ее помощь. А вот когда все закончится....
   Мужчина прикрыл глаза, вспоминая прошедшую ночь. И невольно застонал от отчаяния. Она была такой нежной, хрупкой, доверчивой. Разве могла она так подло поступить с ним? Неужели девушка переспала с ним только ради того, чтобы лишить его на время магических сил? Как хотелось верить в то, что это не так! Ведь то, что между ними произошло, уже нельзя было назвать просто влечением или удовлетворением похоти. Нет... это... А как это можно назвать? Неужели он, Князь Дьявольской пустоши, влюбился? И в кого, в Бабу-ягу! По легенде, в самого злейшего врага! Да быть того не может... Но мужчина не мог назвать эту хрупкую девушку, которая так доверчиво отдала ему всю себя, врагом. Тогда что, черт побери, с ним происходит? Возможно, конечно, он просто чувствует свою вину и пытается как-то ее загладить. Этим и объясняется его отношение к девушке.
   Константин написал короткое послание Евстратию, положил сложенный пополам лист бумаги на ладонь, на которой тут же вспыхнуло зеленое пламя, забирая в себя послание. Экстренная передача письма. Вроде так это называется. Князь Дьявольской пустоши не мог не предупредить Евстратия о своих планах. Не настолько подлым он был. Два дня. И все будет закончено. А дальше необходимо решить вопрос с Красноградом. Гвидон продолжает собирать войска на границе. Но в голове Князя зародилась одна идея. Опасная, но в то же время, она может решить вопрос с Красноградом мирным путем. Но для этого ему надо лично переговорить с царем. Значит, после того, как вопрос с Замухрынью разрешится, он отправится в Красноград для подписания нового договора.
   Ответ от Евстратия пришел минут через пять. Князь заметил, как возле его руки, которая опиралась о столешницу, вспыхнуло зеленое пламя, но почти сразу погасло, оставляя после себя сложенное вдвое послание. Князь эти долгие пять минут провел, расхаживая из стороны в сторону, и когда ему это надоело, уперся ладонями о стол и склонился над картой, на которой были нанесены пометки о возможном расположении Красноградских войск.
   Он выпрямился и взял в руки сложенный листок. Развернул его и внимательно стал вчитываться в послание. Князь оказался прав. Евстратий просил больше времени на подготовку. Только вот зачем им эта проклятая подготовка? Разве может что-либо сравнится по силе разрушений с самой Тьмой? Увы, но нет. Тогда нет никакого смысла тянуть дольше. Кощей быстро написал ответ, и зеленое пламя снова поглотило послание.
   Теперь необходимо отправить письмо царю Краснограда. Мужчина достал новый лист бумаги и снова начал писать.
  
   Девушка в один миг оказалась на ногах и, не обращая внимания на немного осуждающие взгляды братьев, резво подбежала ко мне.
  - Все в порядке, - она оглянулась и подмигнула богатырям. - Я себя прекрасно чувствую, так что можете за меня не волноваться.
   Я вдруг резко ощутила ее внутренний эмоциональный фон. Людмила так долго спала, что сейчас жаждала, рвалась к активным действием. Немного поразмыслив над сложившейся ситуацией, я пришла к выводу, что готовка отнюдь не навредит девушке, а уж банька и вовсе должна была пойти ей на пользу.
   Не успела я опомниться, как меня подхватили под белы рученьки и потащили по направлению к кухне. Мужчины, глядя на пробудившуюся гиперактивность в их сестрице, поспешили ретироваться на задний двор, кто куда. Кто-то сослался, что дрова надо наколоть, кто-то вызвался помочь Житомиру с банькой, а кто-то решил поворошить сено, лишь бы только Людмила не припахала к бабской работе. А то, видите ли, срамно тут у них женщине по дому помогать. Как говорится: 'не бабское это дело'. Точнее, не мужское.
   Оказавшись на кухне, Людмила первым делом схватилась за посуду... которая оказалась немытой. Ох, и причитала она, ох, и костерила на чем свет стоит своих братцев. Понимая, что нам сейчас предстоит довольно продолжительная неблагодарная работа, я предложила свои услуги, как ведьмы:
  - А, может, магию использовать? - задумчиво проговорила я, глядя на заляпанные жиром тарелки и котелки. Сила во мне вроде как пришла уже в норму, так что можно было и попытаться. Тем более девушку то мне удалось буквально с того света достать, так что, что мне какая-то там посуда.
  - А давай, - тут же позабыв о непутевых братцах, согласилась Людмила. - А то мы так до завтрашнего утра не справимся.
   Нехорошо, конечно, не давая себе особого отдыха, начинать колдовать снова, но... посуда ждать не будет, а точнее Людмила. Судя по реакции мужчин, девушка припашет, займет делом кого угодно, так что, как говорится, магия мне в помощь.
   Я, не мигая, уставилась на гору грязной посуды. Вытянула вперед правую руку, по которой тут же потекла энергия, срываясь с пальцев в виде золотистых вихревых потоков, которые впоследствии окутывали чашки-ложки, удаляя полностью пригоревший жир и грязь. Внутри меня находилось теперь очень много магической энергии, которая так и порывалась вырваться наружу. Но я собрала всю свою волю в кулак и контролировала процесс 'помывки' посуды с помощью магии. Теперь мне это ничего не стоит, оказывается. В смысле, что по окончании колдовства я не чувствовала себя, как выжатый лимон.
  - Ура! - возвратил меня в реальность восторженный голосок Людмилы. - Ульяна, оставайся с нами!
   Нет, не об этом я мечтала, уж прости. Имея такой большой магический потенциал, было бы просто непростительно расходовать его на бытовые нужды. Поэтому, закончив колдовать, я ответила как можно печальнее:
  - Увы, не могу, Людмила, - сказала я, разводя руками. - Меня ждут друзья на Кудыкиной горе. Ты уж прости, но я не могу их бросить.
  - Ясно, - понятливо кивнула в ответ девушка. - Счастливая ты, Ульяна. По тебе сразу видно...
   По мне видно, что я счастливая? Да неужели? Отчего же мне быть ею, если только сегодня меня предали? А если учесть еще и то, что меня лишили дома, украли и перенесли в чужой мир, в котором мне теперь предстоит начинать свою жизнь заново, то не думаю, что я выгляжу уж такой счастливой. Я уже далеко не та Ульяна, которой являлась еще месяца два назад или сколько там прошло с момента моего переноса. Да, я изменилась, но мне это даже нравится. Среди людей у меня нет друзей, хотя... Константин. Нет, он предал меня, выгнал из своего замка, не поверил, что я не крала этот чертов артефакт. Он использовал меня для того, чтобы я теперь не смогла навредить ему. Но у меня есть друзья, которые мне помогут забыть о своем горе. И пускай друзьями моими стали четверка вечно укуренных леших и говорящие лисички, плевать. Они для меня ценны тем, что не бросят меня в трудной ситуации. По крайней мере, я на это искренне надеюсь. У меня есть сила, с помощью которой я смогу хоть чуточку сделать этот мир лучше, смогу противостоять Кощею Бессмертному...
  - ...Вот тебе гречка, перебирай, - бесцеремонно ворвалась в мои мысли Людмила и протянула небольшой мешочек с крупой. - А я займусь свининой.
   Далее мы с ней приятно болтали за готовкой и сами не заметили, как на кухне уже стал разноситься аппетитный запах мяса с подливой. Через некоторое время в терем стали подтягиваться мужчины и, естественно, прямиком отправлялись к нам. Они рассаживались на широкие добротные скамьи, стоящие по обеим сторонам обеденного стола, который в длину был порядка трех метром. Видимо, с запасом делали. Но габариты мебели никак не влияли на уровень комфорта и уюта на кухне, которая естественно была довольно просторной, чтобы помещение можно было разделить на обеденную и рабочую зоны.
   Последним из бани вернулся раскрасневшийся Житомир, который торжественно провозгласил:
  - Девушки, банька готова, милости прошу! - мужчина прошел к столу, сел на лавку и добавил: - Если не хотите, чтобы она остыла, советую поторапливаться.
  - Отлично! - воскликнула Людмила. - Ульяна, расставляй посуду. Я сейчас быстро закончу с кашей, и пойдем париться.
   Закончив дела на кухне, мы по-быстрому сбегали в комнату Людмилы за полотенцами и сменным бельем. Напяливать не себя рубаху и сарафан, как на Людмиле, я категорически отказалась. Но от полушубка и валенок я отказываться не стала, все-таки зима уже надвигается. Тем более что из бани распаренной и неодетой выходить не хотелось. Заболею еще чего доброго.
   Но дойти до бани мне было не суждено - как только мы вышли на крыльцо терема, ко мне подлетела метла и стала отчаянно крутиться на месте, как бы желая что-то сказать. А ночь ведь на дворе, да еще и полнолуние... полнолуние. Ох, нехорошее предчувствие поселилось внутри меня.
   Не говоря ни слова, я сунула полотенца в руки ошарашенной Людмиле и села на древко метлы.
  - Скоро вернусь, - бросила коротко, не оборачиваясь, и сорвалась с места.
   В этот раз метла действовала самостоятельно. А в моей памяти в это время всплыли воспоминания, как я вытаскивала душу Людмилы из заточения. Из пут Тьмы. Странно, однако. Почему именно сейчас мне это вспомнилось.
   Мое оригинальное транспортное средство недолго несло меня средь темного ночного леса. Наконец, показался пустырь и... кладбище! А из могил мертвяки вылезают! Мамочки, ну не могли они сами найти врата, ведущие в мир живых? А если предположить, что проход открылся не сам, а по вине одной начинающей непутевой ведьмы? Ведь я ничего не знаю о пространстве, материи и времени, так что как следствие моих спасательных работ вполне мог открыться проход из мира мертвых... полнолуние. Черт!
   И что теперь делать-то? Вот сейчас бы сюда Константина, он бы мигом разрулил ситуацию. Нельзя. Надо все сделать самой. Полуразложившиеся, некоторые почти без кожного покрова, самые что ни на есть настоящие зомби. Они сразу учуяли меня и стали стайками подтягиваться к свободной от могил полянке, на которую я и планировала приземлиться. Я уже была довольно близко к первой линии оживших трупов, но вот что мне показалось странным - на меня никто не спешил нападать. Напротив, умертвия тактично расступились, образовывая свободное место, куда бы я смогла приземлиться. Недолго думая, я уверенно направила метлу на посадку, ничуть не задумываясь над последствиями своего поступка.
   Почему-то мне вся ситуация в целом казалась вполне естественной, ничуть не смущали мертвяки, доброжелательно настроенные ко мне, словно я такая же, как они... Я - ведьма, Баба-яга Красноградская, может быть поэтому они не рискую нападать?
  - Ягушенька сама к нам пожаловала, - проскрипел один из неупокоенных.
  - Никак хочет закрыть проход в мир живых... - поддержал второй.
  - Стоп, - я бесцеремонно прервала скрип умертвий и заговорила сама. - Вообще-то, вы не хуже меня знаете, что среди живых вам не место. Поэтому мне необходимо закрыть...
  - Пожа-а-алуйста, дай нам только часик, - взмолилось первое умертвие. - Мы обещаем, что не будем никого трогать.
  - Да, мы просто попугаем не спящий и бродящий по лесу народ, да и вернемся обратно в загробный мир, - раздалось откуда-то из толпы.
   Грешна, мягкосердечная я. Особенно, когда меня о чем-то хорошо попросить. Вот и сейчас, первое, что пришло на ум, была мысль: 'Бедненькие, а почему бы и нет?'. И только потом я осознала, какие последствия могут быть, если они не сдержат обещания. Поэтому я бесстрастно сказала:
  - Час, но в пределах кладбища, - я была уверена, что сейчас поднимется настоящий бунт, но умертвия повели себя, как вполне адекватные интеллигентные люди. И даже то, что они уже не совсем живые, меня почему-то не смущало абсолютно. А все потому, что вроде как есть меня сегодня не будут.
  - Спасибо, Ягушенька! - отвесил поклон первый покойник, тот самый, с которого и началась наша милая скромная беседа. - Честно сказать, на большее мы и не надеялись. Скажи, чем мы можем тебя отблагодарить?
   Э-э-э? Меня еще и отблагодарить хотят? За что?! Сначала богатыри, теперь еще и эти... Нет, я конечно не против. Но слишком много сегодня на меня неожиданностей навалилось.
  - Не отвечай, я знаю, многое про тебя и про твои беды, - из толпы вышел настоящий скелет, с плеч которого свисала капитально потрепанная, грязная мантия. Судя по всему, при жизни он был магом или колдуном. Интересно, откуда он такой взялся на Красноградской земле? Ведь, вроде как, на территории Гвидона только я магичить могу.
   Тонкие фаланги пальцев обхватили мою руку, и меня повели в самый центр могильника, к небольшому черному омуту, в котором отражалась полная луна. Омут находился в глубокой каменной чаше, на низкой ножке. В нескольких местах чаша была уже потрескавшаяся от времени. Где-то, вне досягаемости скрипнуло сухое дерево. Раздалось громкое 'кар-р', и на ветку ивы, что росла неподалеку, приземлился черный ворон. И опять я удивилась тому, что страшно мне не было.
  - Итак, - не выдержала я и первая начала разговор, - вы сказали, что многое про меня знаете.
  - Да, я сказал, - мою руку выпустили, и скелет, бывший при жизни довольно сильным магом (а в этом я теперь и не сомневалась), продолжил. - Теперь я хочу тебе кое-что показать, ведьма.
   На последнее определение, относящееся к моей персоне, я не обиделась, потому что это была сущая правда. Проснувшееся любопытство породило в моей голове множество вопросов, которые хотелось задать моему собеседнику, но вместо этого с моих губ сорвался донельзя неуместный вопрос:
  - Кем вы были при жизни? - я тут же стушевалась и добавила смущенно: - Извините, я слишком любопытна...
  - Ничего страшного, - ответил скелет. - Меня нисколько не обижает твой вопрос. И я отвечу тебе. Как ты, наверное, уже догадалась, при жизни я был сильным магом...
  - Прямо как Князь Дьявольской пустоши? - перебила я.
  - Нет, немного слабее, не перебивай, пожалуйста, - скелет уставился на меня своими глазницами и продолжил: - Я был первым колдуном в заповедных землях Замухрыни, практически правой рукой владыки Евстратия.
   Я было уже раскрыла рот, чтобы задать следующий вопрос, но бывший колдун поднял вверх указательный палец и, не дав мне удовлетворить свое любопытство, как ни в чем не бывало, продолжил:
  - Я знал еще его отца, владыку Дадона. Прескверный был тип надо признать, все время стремился развязать войну с кем-нибудь. Но тогда я еще не был при дворе, поэтому был не в силах повлиять на его решения относительно вопросов внешней политики. А вот с Евстратием Огненным мы пересеклись, когда ему стукнул сто пятый год от роду. Не удивляйся так, он, так же как и Гвидон, ест молодильные яблочки, поэтому тоже не стареет. Как и я когда-то.
   Моя бурная фантазия живо подкинула картинку под названием: 'Два монарха, в коронах и мантиях, да колдун седовласый трясут яблоню и, отталкивая друг друга, пытаются ухватить заветный плод'. Н-да, дела... Я головой случайно не стукалась?
  - Так вот, - продолжил тем временем скелет, - был я при дворе достаточно долго и бед никаких не знал, пока не свалился на мою голову один молокосос по имени Мичлов.
   При упоминании этого имени, меня чуть не вывернуло наизнанку, слишком свежи в памяти были еще воспоминания об этом мужчине.
  - Этот поганец подлизался к владыке, и тот сделал его своей правой рукой, а меня отстранил от службы во дворце. Да если б парень был толковый, а он... излишне самоуверенный кретин.
   Да, Мичлов именно такой. Был. Кстати, а получается, что маг умер не так и давно, и так быстро стал скелетом? Последний вопрос я так и задала своему собеседнику. Тот в прочем таиться не стал.
  - Ага, - хмыкнул тот со скорбью. - У магов процесс разложения быстрее происходит. Это тебе на будущее, - на эти словах я сглотнула образовавшийся в горле тошнотворный ком. - Представляешь, я был такой один единственный колдун в Замухрыни, и Евстратий иногда подумывал вернуть меня во дворец. Но и от Мичлова он тоже отказываться не хотел. Представляешь, он даже заставил меня поставить ментальный блок на этого мальчишку. Мол, мало ли в какие земли того пошлет, а кто-нибудь прочтет его мысли. Что улыбаешься? Я тоже думаю, что бред. Единственное место, где остались существа, способные читать мысли человека, то бишь вампиры - это Дьявольская пустошь. Но ведь тогда никто не мог предположить, что Константин Бессмертный вернется! А прошлый Князь тех земель особо не вдавался в подробности... ни в какие подробности. Он не глядя подписывал договора на поставку продуктов, будучи неспособным определить, что ему подсовывают парные листы.
  - Парные листы? - тут же вклинилось мое любопытство. - А что это?
  - Это моя находка, ведьма. Видишь ли, когда я еще имел влияние на владыку Евстратия, то моя должность обязывала меня много путешествовать. А я всегда любил совмещать работу со собственными делами. Однажды я прочел в одной старинной книге про парные листы, которые использовались раньше для подписания важных сделок. Пишешь текст, полностью устраивающий твоего партнера или союзника - он подписывает, следом пишешь вариант, который будет устраивать тебя. Но вот в чем особенность, для того, чтобы был подписан и второй лист, магически была заложена особая синхронизация между обоими листами. Таким образом, на втором листе текст становился точь-в-точь, как на первом. А вот спустя определенное время, когда обманутый человек порядком забывал про суть договора, текст...
  - На обоих листах смысл написанного менялся, как вам было выгодно, - закончила я за своего собеседника и тут же задала новый вопрос: - Вот только не могу взять в толк, почему за все это время эти ваши листочки так и не закончились... или вы нашли постоянный источник...
   Договорить я не успела, потому что скелет придворного мага владыки Замухрыни вдруг как-то скрипуче рассмеялся. Когда приступ веселья прошел, бывший колдун самодовольно пояснил:
  - Все очень просто, ведьма, я создал специальное заклинание для того, чтобы создавать эти самые парные листы, - скелет повернулся ко мне боком и продолжил. - Изначально мне удалось найти всего одну пару таких листов. Я долго и упорно искал их и наконец, нашел. Хорошенько изучив сей артефакт, я пришел к выводу, что нужно самому попытаться воссоздать заклятие, которое было наложено на листах. Прошло два года, прежде чем я добился успеха в этом деле. Тогда я представил свое изобретение Евстратию Огненному и научил его использованию сиим занятным артефактом. Я наколдовал ему целую кладовую таких листочков, но боюсь, в скором времени их запас начнет истощаться.
  - Но теперь в Замухрыни нет ни одного колдуна? - участливо спросила я.
  - К сожалению, - качнул черепом скелет. - Этот подлец, новоявленный советник, правая рука Евстратия... Мичлов, понял - не смотря ни на что, владыка доверяет мне больше, чем ему. Вот тогда он подложил мне 'свинью'. Обманул, как мальчишку, передал якобы со слов Евстратия Дадоновича, что тот отсылает меня в командировку в Красноград, а сам... на полпути догнал меня и зарезал во сне.
   Бр-р-р, ну и концовочка истории... а так хорошо все начиналось. Евстратий Дадонович... а его отец случаем не тот самый Дадон, который на Шамаханской царице хотел жениться?.. А золотой петушок - дар темного мага... мага. Блин блинский!
  - Я уже не переживаю и тебе не советую, - видя мое замешательство, хмыкнул скелет. - Сам не знаю, зачем тебе все это рассказал. Вроде начинал с того, кто я такой, а в итоге всю биографию о себе рассказал. Я тебя зачем собственно к омуту-то притащил... чтобы ты узнала то, что для тебя может иметь очень большую важность.
   Я послушно сделала шажок к водной глади и стала напряженно вглядываться в свое отражение. Через мгновение оно покрылось мелкой рябью, и моим глазам предстала сцена, в которой главными действующими лицами предстали правители Краснограда и Дьявольской пустоши - Гвидон и Константин.
  - Я тут подумал на досуге, - сухо произнес Константин, - что заключить мир все-таки стоит. Но с одним 'но'.
  - Хм-м-м... - нахмурился царь, - что ты хочешь?
  - То, что и в прошлый раз, - широко улыбнувшись, ответил Князь. - Ягу Красноградскую в жены.
   Меня от возмущения затрясло. Как он так просто может распоряжаться мною, моей жизнью, моей судьбой? По какому праву вообще? И когда он успел наведаться к Гвидону? Это же физически невозможно! Неужели омут показывает мне ближайшее будущее?
  - Ты точно уверен? - поднял одну бровь Гвидон. - А ты ее спросил, хочет ли она?
  - Думаю, хочет, - самодовольно ухмыльнулся Кощей Бессмертный. - Не на сто процентов конечно уверен, но на семьдесят пять точно.
  - Что ж, хорошо, - кивнул царь Краснограда. - Только учти, если она как в прошлый раз тебе рога наставит, я ни в чем невиноват и мое государство тоже. По хорошему, мне следовало бы пригласить ее, чтобы девушка сама подписалась в нашем договоре.
   Я всегда знала, что у Гвидона мозгов больше, чем у Князя. Вот умница, вот золотой царь, справедливый и рассудительный. Не то что, Дьявольская пустышка...
  - Все нормально будет, успокойся, - весело возразил Константин. - Подумаешь, подуется на меня денек, а там глядишь и оттает. Я тут к ней та-а-акой подход нашел.
   Подход, значит, он ко мне нашел? Да при нашей следующей встрече я его к себе не подпущу ближе, чем на пять метров! Я буду драться! Магия его не берет, так меч у богатырей позаимствую!
  - Ну, как знаешь, - обреченно произнес Гвидон. - Но только учти, если тебя пошлют на все четыре стороны, и твоя крепость не сдастся тебе, я умываю руки. Договор нельзя будет расторгнуть никак.
   Честно, я думала, что Кощей тут же взбесится и раздумает заключать мир, но нет... мужчина серьезно кивнул и принялся оформлять с царем Краснограда договор. Козел готический! Решил меня таким образом к себе намертво привязать, чтобы больше никуда не делась. Фигушки ему! Уплыву на своей избушке за океан, и он меня в жизни не найдет!
  - Ну как? - ворвался в мои мысли скелет. - Понравилось представление?
  - Как же, - прошипела я, до боли сжав кулаки. - Очень понравилось.
  - Что тебе показал омут? - осведомился мой собеседник и тут же пояснил, видя скепсис на моем лице. - Это только тебе предназначенная истина, поэтому увидеть картинку можешь только ты. Для меня же омут остается только омутом.
  - Э-э-э, - я понимала, что если ничего не скажу, это будет слишком ярким проявлением недоверия, поэтому ответила довольно 'мутно': - Да жениха показало.
  - Оу! - всполошился он. - И кто же этот счастливчик? Кажется, ты не рада...
   Как же, будешь тут рада, когда тебе показывают процесс подписания вечного мира между двумя враждующими государствами, когда одной единственной разменной монетой становишься ты сама. Но ведь скелету это знать необязательно?
  - Я не знаю этого мужчину, а что самое страшное, он старше меня лет на двадцать, - не моргнув и глазом соврала я.
  - Тебе еще повезло, - хмыкнул скелет и продолжил: - Скажи спасибо, что судьба решила тебя свести не с самим Князем Дьявольской пустоши. Он как раз недавно вернулся на трон, об этом даже в загробном мире знают. Вот он лет на триста тебя старше, если не больше. Так что соберись и прими свою судьбу, ведьма.
   На триста лет!!! Я раньше об этом и не задумывалась! Да с таким стажем этот маньяк меня везде найдет... не спрячусь я такая неопытная нигде от него. Избушка, точно. Думаем о хорошем. Мне надо поскорее вернуться домой и не высовывать носа оттуда. А пока мне нужно вернуться в терем к богатырям и Людмиле.
  - Пойдем, уже время на исходе, а тебе еще надо запечатать проход в потусторонний мир, - скелет, словно прочитав мои мысли, сделал приглашающий жест, и мы направились обратно к веселящейся толпе мертвяков.
   Кто чем занимался... тут были и музыканты, и певцы, и танцоры, и игроки, короче полный букет скрипящего, скрежещущего и дребезжащего сброда, кайфующего от получения временного позволения оттянуться в мире живых.
  - Так народ, закругляемся, - строго произнесла я, уже успев оправиться от эмоционального потрясения, полученного у омута, - час давно прошел.
   'Народ' не возражал, и это радовало, потому как сражаться с сотней разъяренных мертвяков я бы не смогла. Я прикрыла глаза и попыталась сориентироваться в пространстве, и найти брешь между миром живых и миром мертвых. Минут пять у меня ничего не получалось, потому как в моей голове еще была свежа картина, как Гвидон и Константин подписывают мир, мои руки немного тряслись. Но потом я расслабилась и нутром почувствовала еле различимые вихревые потоки, исходящие прямо из-за моей спины. Повернувшись, не открывая глаз, я различила те самые врата, которые образовались ненароком из-за проделанной мною спасательной операции. Также интуитивно я чувствовала, как покидают наш мир зомби. Последним я почувствовала бывшего колдуна, показавшего омут и рассказавшего так много о себе.
  - Всего хорошего, ведьма, - произнес он, шагая между пространствами. - Будь счастлива.
   Тут проход окончательно закрылся. Как, однако, хорошо, что это случилось неподалеку, и метла вовремя всполошилась...
  - Метла! - позвала я. - Пора возвращаться!
   Мое транспортное средство не заставило себя долго ждать и тут же ткнулось древком в мою ладонь. Оседлав ее, я в последний раз осмотрела кладбище, но не обнаружила ни одного ходячего трупа. Хорошо. А теперь мне пора 'сматывать удочки', а то как-то не уютно, знаете ли, находиться ночью в полнолуние одной посреди могильника.
   Я дала команду метле на взлет и приказала везти меня обратно к терему богатырей. Надеюсь, за это время банька не остыла?
  
   Ответ от Гвидона пришел почти сразу. Князь быстро пробежался глазами по строчкам и довольно хмыкнул. Царь был согласен на встречу. Ответив царю, что прибудет через три дня, Константин вышел из кабинета и направился в сторону своих покоев. Скоро Замухрынь перейдет в его владение и территория Дьявольской пустоши возрастет. Разве можно желать большего? Князь точно знал - нет. Большего ему и не надо. Красноград никогда его особо не интересовал, так что главной целью Князя было не завоевание новых территорий, а устрашение врагов. Одно только беспокоило сейчас Кощея Бессмертного: добралась ли до своей избушки Яга или снова вляпалась в какую-нибудь историю? К сожалению, этого он сейчас проверить никак не мог. Водная гладь не будет его слушаться. Пока не будет. Но когда силы полностью восстановятся, он первым делом разузнает у нее, кто и зачем украл артефакт. И как так получилось, что хранитель спокойно передал его чужаку.
  
  Прошло два дня, и вот настал момент, когда надо было решить вопрос с Замухрынью. Князь провел прошедшие двое суток как на иголках. Что-то постоянно не давало ему покоя. И это никак не было связано с предстоящим действием. Нет. Тут было что-то другое. Предчувствие подсказывало, что что-то случилось с Ульяной. Но как на зло, все два дня он провел в магическом истощении и возможности проследить за ней, а именно задать вопрос водной глади он не мог. И это жутко нервировало. Чувствовать себя беспомощным в магическом плане мужчина не привык. Даже триста лет проведенных в заточении он перенес более спокойно. Если не считать встречи с Ягой, когда Константин принял ее за Варвару, и чуть было из-за своего гнева и жажды мести не убил невинную девушку.
   Он вышел из ванной комнаты и направился к высокому массивному шкафу. Его комната всегда находилась в полумраке. Даже если за окном светило редкое в этих краях солнце, у него были задернуты шторы. Только когда здесь оставалась Ульяна, он разрешал служанкам их распахивать, впуская дневной свет в комнату. Но сам любил полумрак. Это была его стихия. Открыв дверцу, Князь достал новый комплект одежды. Как всегда черный с серебряными пуговицами камзол, из плотной ткани брюки и свободного кроя рубашка. Быстро одевшись, он натянул на ноги сапоги и вышел из комнаты.
   Выйдя из замка, Князь Дьявольской пустоши поднял голову к небу и посмотрел на тяжелые серые тучи. Снег, мелкими хлопьями падал на землю, задевая черные одежды мужчины и оставляя на ней белые точки, которые почти сразу же таяли. Было ли ему холодно? Пожалуй, нет. Магия не давала ему чувствовать какой-либо дискомфорт. Даже Ульяна, сама того не осознавая, временами использовала магию, чтобы согреться. Только в отличие от него, делала это неосознанно.
   Константин поднял руки вверх и запрокинул голову, подставляя лицо мелким снежинкам. На пальцах вспыхнуло зеленое пламя, и побежало по рукам мужчины, окутывая его в своеобразный кокон. Он прикрыл глаза и сосредоточился на своих ощущениях. Тьма почти сразу откликнулась, давая знать о своем присутствии пробегающими по всему телу мурашками. Но то были не мурашки страха или холода. Из тела Князя Дьявольской пустоши рвалась наружу самая сильная и беспощадная магия.
   Мужчина распахнул глаза, уставившись на тяжелое небо черными провалами глаз, в которых так привычно загорелось зеленое пламя. Тучи стали стремительно чернеть и сгущаться в одном конкретном месте - над головой колдуна. Вскоре на почерневшем небе образовалась воронка. Ветер усилился, гоняя по земле мелкий сор. Из центра воронки стали вылетать молнии. Они ударялись в землю в опасной близости к Константину.
   Резко опустив руки, Кощей Бессмертный пошатнулся и присел на корточки, упираясь ладонями об покрытую тонким слоем снега поверхность. Миг, и сильный порыв ветра подхватывает мужчину и несет на встречу к набирающей мощь воронке. Когда колдун оказался внутри, он посмотрел вниз и заметил, что образовавшийся черный вихрь тащит его в сторону заповедных земель. Скоро Тьма получит свою жертву.
   Когда сквозь воздушный плен он увидел очертания Замухрыни, его глаза снова приняли привычный для обычных людей вид. После такого сильного контакта с Тьмой, Князь Дьявольской пустоши рискует на несколько дней впасть в лечебную кому для восстановления сил. Но сейчас это была непозволительная роскошь. Ему еще необходимо добраться до хоть какой-нибудь водной поверхности, чтобы наконец-то узнать, кто на самом деле украл его мнимый артефакт.
   Вихрь сбросил своего попутчика прямо у главного входа в замок Евстратия. Интересно, подготовился ли к встрече владыка? Предупреждение было ему отправлено пару дней назад. Константин поднялся по ступеням и попытался открыть входную дверь, но та оказалась заперта. Что ж, теперь не удивительно, почему его, Князя Дьявольской пустоши, никто не встречает.
   Хмыкнув, посланник Тьмы вскинул голову и посмотрел на окно, через которое он мог попасть в кабинет Евстратия. Третий этаж, западное крыло. Призвав небольшой вихрь, он позволил тому подхватить себя и буквально швырнуть в нужную сторону. Кощей ухватился за выступ каменного подоконника, повиснув на довольно немаленькой высоте и подтянулся на руках. Уже через секунду он ступил на твердый пол кабинета владыки. Сбоку от Константина кто-то громко икнул, и мужчина повернул голову в сторону звука. За широким столом сидел молодой человек с волосами цвета горького шоколада, забранными в хвост. Аристократичные черты лица подсказали ему, что перед ним сын Евстратия, Алексей. Он был одет в светло-голубой расшитый тончайшим белым кружевом камзол. Больше Князь ничего увидеть не смог, так как молодой мужчина сидел.
  - Э-э-э... - единственное, что смог произнести наследник владыки.
  - Где Евстратий Дадонович? - без соблюдения правил приличия спросил его Кощей.
   Видимо это сильно возмутило молодого человека, да так, что тот, забыв об осторожности, вскочил со своего места и вперил в незваного гостя суровый взгляд.
  - Да как ты смеешь! - завопил тот, тыкнув в сторону зеленоглазого мужчины наманикюренный пальчик. - Да ты вообще в курсе, кто я?!
  - Безусловно, - скучающе произнес Константин. - Ты избалованный мальчишка, который не дорожит собственной жизнью.
   Алексей поперхнулся очередным возмущенным возгласом.
   Дверь тихо отворилась, впуская в кабинет самого владыку. Тот, увидев представшую перед ним картину, икнул, как до этого Алексей, и его лицо пошло красными пятнами.
  - О-о-о... - протянул он, хватаясь за сердце. - Пощади, Князюшка! - завыл владыка Замухрыни. - Не губи!
  - Да что ты перед ним лебезишь, - возмутился Алексей поведением отца. - И что это за князь такой?
  - Молчи! - зашипел на сына Евстратий. - Это Князь Дьявольской пустоши!
  - А разве... - молодой человек хотел было спросить о судьбе династии Мрачных, но его перебили.
  - Мне некогда с вами светские беседы вести, - Константин поднял руку перед собой, расставляя пальцы в известном только ему жесте. - Тьма пришла за своей жертвой.
   С этими словами, небо, которое было видно через открытое окно, тут же потемнело, и в землю стали ударять сотни молний. Раздались крики выбранных жертв.
   Евстратий пискнул и стал оседать на пол. Алексей же вытащил из ножен меч и быстрым шагом направился в сторону стоящего у окна Константина.
  - Глупец, - хмыкнул Князь, и с его вытянутой руки в сторону владыки и наследника ринулись черные призрачные жгуты, оплетая тела своих жертв.
   Владыка заповедных земель Замухрыни взвыл и схватился за горло, там, где его шею сдавливал один из жгутов. Но его пальцы проходили насквозь, не дотрагиваясь до призрачной удавки. Мужчина повалился на пол и стал раздирать горло ногтями, в тщетной попытке ослабить хватку. Алексей же и не пытался вырваться. Он смотрел на опутавшую его Тьму и не знал, что следует предпринять. Но видимо Константин решил поиграть со своей жертвой, так как молодой человек вдруг почувствовал свободу. Где-то за его спиной раздался предсмертный хрип владыки. Алексей не стал оборачиваться, чтобы увидеть последние секунды жизни своего отца. Его сейчас больше заботил противник.
  - Хочешь поиграть, мальчик? - притворно спокойно спросил Князь.
  - У тебя нет оружия! - выкрикнул молодой человек и резко подался в сторону Кощея Бессмертного. Когда ему показалось, что лезвие меча вот-вот проткнет свою жертву, Князь одним ловким движением ушел в сторону, и наследник Евстратия, не успев затормозить, потерял равновесие и, перевалившись через окно, упал вниз, на выложенную камнем дорогу.
   Кощей подошел к окну и посмотрел вниз. Вид застывшего под окнами тела, у которого неестественно была вывернута шея, не вызвал у Князя никаких эмоций. Это все равно было неизбежно. Либо так, либо Тьма. А зная темную союзницу, она бы мучила свою жертву долго и со вкусом, полностью отдаваясь истязаниям захваченных в плен тел.
   Переведя взгляд на гуляющие по улицам Замухрыни вихри, Князь поморщился. Он, конечно, сумел сделать так, чтобы мирные жители не пострадали, но гарантировать им полную безопасность не мог. Не хотелось бы потом узнать, что пострадали невинные. Он никогда не был благородным, но и не являлся уж таким мерзавцем, чтобы пустить в расход кого попало. Небо было затянуто черными тучами, что было непривычно для заповедных земель. Здесь почти круглый год было если не жарко, то точно тепло. Резкий переход от зимы, которая вовсю вступала в свои права на территории Дьявольской пустоши, к жаркому климату Замухрыни удивлял. То тут, то там раздавались режущие слух крики людей, которых вбирала в себя Тьма. Дома тоже изрядно пострадали, у некоторых срывало крыши, некоторые, не выдержав нападения вихрей, рушились целиком. Князь чертыхнулся, но ничего сделать с этим не мог.
   Постепенно Тьма стала успокаиваться, и приносящих смерть и разрушение вихрей становилось все меньше. Константин смотрел, как люди небольшими группами бегают по узким улочкам в поисках хоть какого-нибудь укрытия. Некоторые спотыкались на тех местах, где дорога была повреждена Тьмой. Повсюду были видны колдобины, а кое-где даже приличных размеров ямы.
   Прошло еще немного времени, и когда все вихри исчезли, забрав свои жертвы, Князь снова прикрыл глаза и поднял над головой руки. Пора возвращаться. Все политические вопросы по поводу присоединения Замухрыни к Дьявольской пустоши он решит чуть позже. Сейчас ему необходимо подготовиться к встрече с Гвидоном.
  
   Холодно. Хорошо, что на мне были валенки и полушубок, которые мне этим вечером выдала Людмила, а то бы я совсем окоченела от мороза. Вообще, моя реакция на здешние морозы была престранной. То я чувствовала себя вполне комфортно, то тряслась, как осиновый лист, от даже незначительного холода.
   Шел редкий мелкий снежок, но на полет это никак не влияло. Эх, шапку бы еще... и шарф. Надеюсь, не заработаю ангину или менингит.
   В голове крутились мысли, связанные с увиденным мною в омуте. Я никак не могла взять в толк, почему Константин решил пойти на мир с Красноградом, выбрав в качестве разменной монеты меня. Зачем ему это? Я же предала его? К тому же, вряд ли этот гот уже успел так быстро состыковаться с Гвидоном. Получается, омут все же показал будущее? Если так, то мне все равно непонятно его поведение. Чего добивается Князь? Он же сам только сегодня утром попросил удалиться из своего замка, но, получается, что этим миром он пытается меня полностью к себе привязать. Где логика? Месть, скорее всего. После подписания договора я стану в его распоряжении... как игрушка... как рабыня. И это все из-за того, что я якобы украла какой-то артефакт? Бред. Но, если стать вещью Константина Бессмертного будет достаточно, чтобы войны не было, то я готова пожертвовать собой, своей свободой, своим будущим. В этом плане я не похожа на свою прабабку.
   Пролетев практически полпути, я заметила внизу странного светловолосого мужчину, который торопился куда-то. Странный - это потому что ночью, в лесу... нормальный человек разгуливать бы не стал. Снижаться не стала, мало ли маньяк какой. Я, конечно, все понимаю, я Баба-яга и все такое, но лишний раз искать неприятности на свои вторые девяносто мне не очень хочется. Тем более, что любопытство мое пока мирно спало где-то глубоко внутри, и будить его было совсем ни к чему. В общем, стараясь, чтобы незнакомец не заметил меня, я поднялась еще выше, над самыми макушками деревьев и дала ускорение метелке. Мое транспортное средство слушалось меня беспрекословно, обеспечивая при этом ровный приятный полет.
   Минут через десять я была уже на месте. На крыльце большого деревянного терема меня ждала вся честная компания во главе с взволнованной Людмилой. Я спикировала вниз и мягко приземлилась на землю. В это время из чащи леса с криком: 'Люди-и!', выбежала моя старая знакомая белочка... Жадюня. Эта рыжая бестия сейчас не представляла собой ту истеричную фурию, которая предстала нам в последний раз. Отличительной чертой белки по-прежнему оставалась странная татуировка на плече, но вот внешний вид зверушки изменился с нашей последней встречи не в лучшую сторону. Жадюня начала линять. Как и другие пушистые представительницы своего вида, она к зиме стала менять окрас. Поэтому у нашей старой знакомой теперь клоками торчала старая рыжая шерсть вперемешку с обновленной, серой. Видочек еще тот, надо сказать.
  - Ульяна, ну наконец-то! - Когда я подошла к собравшейся на крыльце компании, воскликнула Людмила, но увидев облезлое голосящее создание пулей летящее в их сторону, немного опешила. - А это еще что такое?
  - Личная белка царя Гвидона, - тут же заложила я хвостатую. - В настоящее время находится в розыске за кражу ядер орехов, которые сама же для батюшки царя и колола.
   Хорошо, что мне в свое время про нее лисички-сестрички все рассказали. Я все-таки долгое время провела у Горыныча на Кудыкиной горе, а чем там еще можно себя развлечь как не разговорами? Вот я и расспрашивала их обо всем, что могла вспомнить. А эту наглую белку сложно забыть.
  - Ого-о, - протянул Шемяка.- И что нам с ней делать?
  - Понять и простить! - Жадюня резко остановилась рядом с крыльцом и сделала такой же жалостливый взгляд, как у кота из мультика про Шрека. - Бес попутал. Искушение большое было, вот и не сдержалась.
  - А давайте ее тут на исправительные работы оставим? - предложил Добромысл. - И вину свою загладит, и нам все полегче.
  - От чего легче? - встрял Остроглаз. - От такой мелюзги толку-то. А вот жрет, небось, за троих таких.
   В душе аплодирую ему стоя. Вот правильно, нечего всякую живность облезлую вороватую привечать. Да и шестое чувство подсказывает, что эта мелочь может так крупно напакостить, что потом не один год разгребать придется. Если еще не напакостила...
  - Да еще и говорящая, - добавил Житомир. - Кстати, вы видели, как белочка резво сюда прискакала?
  - Это особенность у меня такая, - гордо вздернула носик Жадюня. - Нас таких балок всего пять в Краснограде водится. Больше нету. Говорить умеем да быстро бегать. Да так, что и зверь хищный не догонит.
   А у меня в памяти возникли странные воспоминания, связанные с той ночью, которую мы с Константином провели вместе. Ведь шорох под кроватью мне не почудился... А потом там артефакт нашли. Нет, бред какой-то. Хоть она и быстро бегает, но из Дьявольской пустоши так быстро вернуться не могла.
  - Ой, какая милая, - всплеснула руками Людмила. - Братцы, а можно я ее себе оставлю? Я буду сама ухаживать за ней, кормить, честно-честно.
   Надо было видеть лица мужчин, которые явно не горели желанием впускать в дом подозрительную гостью. Но желание живой и здоровой сестрицы для них, похоже, был закон, поэтому с тяжелым вздохом Белогор промолвил:
  - Хорошо, Людмила, будь по твоему.
   Оставаться на пороге более было не за чем, поэтому мы все направились в сени. Людмила тут же потащила Жадюню в кухню. Я хотела было пойти за ней, но меня остановил все тот же Белогор.
  - Что-то случилось? - спросил он. - Ты так быстро улетела на своей метле...
  - Понимаешь, - я замялась, не зная как объяснить мужчине то, что произошло более доступным языком, - когда я вытаскивала душу Людмилы, то образовался проход из мира мертвых в наш мир на кладбище, тут неподалеку. Моя метелка почуяла неладное и сообщила мне об этом. Вот и пришлось как можно быстрее лететь исправлять ситуацию.
  - А-а-а, - протянул мужчина, - понятно.
   По лицу было видно, что ничегошеньки ему не понятно. Хотя уж куда более доступно...
   Богатыри разошлись по комнатам, а я - в кухню. Слава богу, когда готовили с Людмилой, мне удалось немного перекусить. Как говорится 'любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда'. Мли-и-ин, опять я про эту любовь вспомнила... зеленоглазую.
  - Представляешь, я была в замке самого Кощея Бессмертного! - донесся из кухни тоненький голосок Жадюни. - У него, видите ли, любовь с Ягой Красноградской!
   Я встала в дверях и, сложив руки на груди, оперлась на дверной косяк. Очень интересно, все-таки мои мысли - это не плоды больной фантазии. А вот Людмила сразу просекла, что та, про которую вещает белка и я - одно лицо. Хмурится. Неужели запамятовала, что я Ягой являюсь? Или это она так из-за наших взаимоотношений с Кощеем нахмурилась? Скорее всего, второе.
  - Я стырила артефакт Кощеевский, фамильный, - продолжала белка как ни в чем не бывало. - Нет, не на совсем. Просто отомстить хотела за друзей. Подложила медальончик - то под кровать Яги. А на утро мужик хватился, а нет в тайнике ничего. Тут ор, крик, слезы, обыск и... обвинение. О как!
   Я во все глаза смотрела на Жадюню, которая выкладывала все, как будто это было вовсе не преступление, а милая невинная шалость.
  - Я дома, братцы! - раздался незнакомый бас в сенях. Сдается мне, что это тот самый заработавшийся богатырь по имени Творило. Наверное его-то я и видела, когда летела с кладбища.
  - Творило! - воскликнула Людмила и полетела в сени.
  - Людочка! - послышался радостный возглас мужчины. - Ты жива!
  - Жива-жива, - ответила девушка и махнула рукой в сторону не решающейся подойти ближе меня. - Ульяна помогла. Ты, наверное, голоден. Давай за стол присаживайся.
  - Ульяна? А кто это? - Светловолосый богатырь с подозрением покосился на меня.
  - Баба-яга Красноградская. Она спасла меня от приближающейся смерти. Если бы не она, то я могла бы вообще никогда не проснуться, - пояснила Людмила.
   А я покосилась на белку. Интересно, какие эмоции у нее вызвала эта новость. Но Жадюня жрала. Именно - жрала. Даже не за двоих, а за пятерых. Как пылесос, она заглатывала все, что было в зоне досягаемости. Бедная, эко животинка оголодала с дороги. Она и последних слов Людмилы поэтому не слышала.
   А у меня в голове снова возник неугомонный рой вопросов. Жадюня же меня видела. Может и не подозревала о том, кто я, но судьба, к сожалению, меня с ней уже однажды столкнула. Неужели у нее проблемы с памятью? И она не помнит, что именно меня в свое время продала Зубу.
  - Понятно, - кивнул Творило и, взяв сестру под локоток, повел ее к столу. Около меня мужчина остановился и произнес. - Спасибо большое, сударыня! - низкий поясной поклон. - Век не забудем вашей доброты. Мы уже почти отчаялись обрести вновь сестрицу...
  - Ну-ну, теперь все в порядке, - Людмила ласково погладила брата по руке и строго сказала: - Творило, Ульяна, а ну марш за стол!
   Не послушать ее было просто невозможно. Мы с завидной скоростью метнулись к столу, но тут произошел маленький казус.
  - Ой, что-то мокро подо мной, - пробормотал Творило, когда под его попой что-то хрустнуло. - Кажется, я на что-то сел.
  - Моя белочка! - всплеснула руками Людмила. - Ты раздавил белку! - В ее глазах застыл картинный ужас. - Ну и ладно. - Она тут же махнула рукой. - Все равно плохой животинкой оказалась.
   Вот так поворот событий. Любимая белочка... ну и ладно... плохой оказалась. И все это в таком тоне, как будто отнюдь не Людмила заверяла братцев минут пятнадцать назад, что будет сама ухаживать за этой облезлой интриганкой.
  - Да?! - мужчина мигом подскочил и во все глаза уставился на приплюснутую тушку Жадюни. - Ой, срамота-то какая! Что ж я натворил-то?
  - Творило, все нормально, - скептически сказала Людмила. - Эта милая белочка на самом деле редкая говорящая и быстро бегающая дрянь. Она испортила личную жизнь Кощею Бессмертному и нашей Ягушеньке. Связалась с бандой злых колобков, которых впоследствии Князь и устранил. Не тужи, на том свете ей самое место.
   Я в шоке. От милой хрупкой девушки услышать такой монолог, знаете ли, более чем странно. А Творило пожал плечами и, выкинув обмякшее тельце Жадюни в окно, пошел переодевать брюки. А его сестрица как ни в чем не бывало накладывала остатки ужина нам в тарелки.
  - Что? - спросила она, заметив мое неуравновешенное состояние.
  - Почему белка тебе все выложила? - выпалила я.
  - Ах это, - довольно хмыкнула девушка. - Я ей в чай подмешала травы-болтушки, вот она нам все, как на духу рассказала. Ты же не думала, что я так просто пущу в дом подозрительное вороватое существо, правда?
  - Ну-у-у... понятно, - невнятно протянула я.
  - Вот и чудненько, - девушка села напротив меня и вдруг спросила. - Ты ведь любишь его?
  - Кого? - от такого поворота я немного растерялась и не сразу поняла, про кого идет речь.
  - Не притворяйся, белка же при тебе все выболтала, - на меня посмотрели прямо и настойчиво.
  - Люблю, - вздохнула я горько. - Только боюсь это не взаимно.
  - Откуда тебе знать? - подняла брови Людмила. - Если он тебе ничего не говорил, это еще не значит, что он к тебе ничего не чувствует.
  - Чувствует, как же, - я буквально прошипела. - Страсть он ко мне чувствует... и все. И это в лучшем случае. А то может, вообще... просто воспользовался мной и бросил.
   Людмила хотела мне что-то возразить, но тут вернулся Творило, и разговор закрылся сам собой. Далее о чем-либо говорить мне не хотелось. И не надо было. Брат с большим энтузиастом принялся рассказывать сестре последние новости. Из его болтовни я поняла, что эти семеро мужчин вовсе не богатыри, а что-то на подобии лесничих. Белогор, например, ответственный за состояние леса в целом, а Житомир, Шемяка и Творило - лесорубы. Они прореживают лет, удаляют сухостой и так далее. А вот Остроглаз, Добромысл и Переяслав - охотники. А мои друзья лешие им всем иногда помогают.
   Когда мы с Творило закончили трапезничать, Людмила стала собирать со стола грязную посуду. Я хотела помочь ей, но девушка погнала меня в баню мыться, пока вода еще теплая. Полотенца мои были уже на месте. И нижнее белье тоже.
   Банька... не остыла... Да когда я туда пришла, в ней не меньше тридцати пяти градусов было! Какая же температура была изначально? Как бы там ни было, сейчас - кайф! Я быстро разделась и приступила к банным процедурам. Наконец-то можно смыть с себя всю грязь после столь активно проведенного дня.
   Но даже в бане мне не удалось забыть о некоторых своих проблемах, которые с сегодняшнего утра тяготили меня. Через пару дней Константин посмотрит на водную гладь и увидит, что во всем виновата белка, а не я. Перед этим (а может после) он, наверное, умудрится съездить к Гвидону и подписать договор о мире между Дьявольской пустошью и Красноградом. Даже не сомневаюсь, что он прилетит за мной на тааре, и мне придется отправиться с ним обратно в замок. Смешно получилось, я предсказала свое будущее на несколько дней вперед... но шутки в сторону, когда дело касается чувств. Моих чувств. Его чувств. Я его по-прежнему люблю, в этом не может быть сомнений. А он? Или мы так и будем встречаться ночами, иногда, потом я ему наскучу, и он приведет другую? Это будет для меня большим ударом. Но не поехать с ним я не могу. Или могу... Константин вроде бы заверил Гвидона, что мир вечный не смотря ни на что...
   Попарилась, пора и честь знать. Завтра все-таки надо рано вставать. Мне домой необходимо попасть, в свою избушку на гусиных ножках. Наверное, друзья испереживались там все.
   Хозяюшка - Людмила успела управиться с грязной посудой, пока я мылась и теперь занималась устройством спального места для меня в сенях.
  - С легким паром, - улыбнулась девушка, когда я вошла в терем. - А я тут уже почти управилась.
  - Спасибо за гостеприимство, - смущенно поблагодарила я ее. - Я рада, что встретила вас. А еще, ты так быстро управилась с посудой... не устала?
  - Нет, что ты, - улыбнулась девушка. - Я же сколько спала!
  - И что, теперь даже на ночь глаз не сомкнешь? - удивилась я.
  - Нет, так-то я, конечно, лягу спать, - рассмеялась Людмила, - но чуть позже.
   Больше ни о чем конкретном, серьезном мы не говорили. Был уже поздний вечер, за окном разыгралась сильная метель. Оказалось, что это любимая погода Людмилы. Вскоре мы распрощались, и она, пожелав мне спокойной ночи, поднялась к себе в комнату.
   'Мне снилась Замухрынь. Сильные темные смерчи разрывали ее на части. Люди в панике бегали повсюду. Но Тьма не трогала мирных граждан. Она разбиралась только с рабовладельцами, торгашами, наемниками, властью... в общем, со всеми, кто был замешан в различных темных делишках.
   Потом картинка изменилась. Моему взору предстал Константин, из его рук к шее владыки тянулись черные жгуты. Тот захрипел... Следующий наследник...'
  
   Утро настало слишком быстро. Я даже не успела досмотреть до конца свой странный сон, который сильно смахивал на явь. Людмила, что-то напевая себе под нос, весело сбегала по лестнице вниз. Открывать глаза не хотелось, и я, лишь прислушавшись, смогла далее различить, что она пошла на кухню, стала умываться, что-то готовить.
   Мою голову сразу же наполнили мысли, связанные с недавним сном. Да, война будет, но только между Дьявольской пустошью и Замухрынью. Итог предрешен. Скоро Князь обзаведется новыми территориями.
  - Ульяна-а, - пропела из кухни Людмила, вырывая меня из размышлений, - встава-а-ай!
  - Угу, - буркнула я и распахнула глаза.
   Надо помочь ей. А то чувствую себя настоящей ленивой пятой точкой. Блин блинский, как же вставать не хочется! Зимой светлеет так поздно, что часов до девяти кажется, будто еще ночь. Кстати, а который сейчас час?
   Я вяло села на кровати и отметила, что мужчины еще не выходили из своих комнат. Ну и ладно. Пойду тоже умоюсь и пристроюсь в помощники.
  - Доброе утро, - бодро поздоровалась Людмила. - Как спалось?
  - Доброе, - пробормотала я. - Спасибо, хорошо.
   Потом мне указали на большую скамью и попросили порезать хлеб и вяленое мясо. Сама хозяйка занялась приготовлением каши. Не заметила, как потихоньку стали на завтрак подтягиваться братья Людмилы. А у нас к этому времени уже все было готово.
  - А хлебушек и мяско Ягушенька резала, - пробасил Шемяка. - Людочка потолще всегда режет.
   Ну надо же, как у них тут все строго. Это не так, то не эдак. Может, они и есть не стали бы, если б я полностью завтрак сготовила? А за ужином они не заметили, что кашу я варила. Ах да, забыла! Меня же за общим сбором не было.
   Когда мы наелись, настало время прощаться. Людмила, посмотрев на мой внешний вид, а затем выглянув в окно, отдала мне полушубок и валенки насовсем. Еще ушанку и шаль из козьей шерсти всучила в придачу.
   Одевшись, мы все вышли на крыльцо. На улице уже рассвело, ударил ощутимый морозец, но ветра и снега не было. 'Мороз и солнце, день чудесный...' - когда-то очень давно написал Пушкин.
  - Ну, с Богом, - к нам подошел Белогор. - Не забывай нас, Ягушенька.
  - Не забуду, - улыбнулась я, садясь на метлу. - И буду иногда к вам заглядывать, если позволите.
  - Конечно, милая, - Людмила взяла меня за руку и добавила смущенно. - У меня к тебе просьба будет.
   С этими словами девушка вложила в мою ладонь свернутую вчетверо записку, на которой было написано: 'Руслану от Людмилы с любовью'.
  - Тут деревенька недалеко есть, - девушка наклонилась к моему уху и зашептала. - Кликни там парня по имени Руслан и отдай ему это. Передай привет от меня.
  - Хорошо, - кивнула я, с улыбкой отметив, как заалела девушка после сказанных слов.
   Опять Пушкин 'Руслан и Людмила'. Сдается мне, весь сегодняшний день пройдет под 'руководством' Александра Сергеевича. А эти двое просто обязаны быть вместе! И все у них будет хорошо.
   Я положила записку в карман полушубка и взлетела в воздух, помахав на прощание рукой всей честной компании.
   Поднявшись над самыми верхушками заснеженных деревьев, я увидела на востоке небольшое поселение. Ошибки быть не могло - поблизости тут только одна деревня. Я направила свою метлу именно туда.
   В лицо дул морозный ветерок, а снег на солнце искрился не хуже бриллиантов, ослепляя глаза. Немного жмурясь, я наслаждалась сегодняшним утром и была практически счастлива в эти мгновения... пока не вспомнила про Кощея. Сразу почувствовала, как на плечи лег непомерный груз проблем и неприятностей, связанных с этим мужчиной. Хмурым, зеленоглазым, но чертовски для меня привлекательным. Угораздило же меня влюбиться в Константина!
   Где-то внизу послышался испуганный детский крик. Я опустила голову, параллельно притормозив над тем местом, откуда шел звук, и увидела маленькую девочку лет семи, всем телом прижимающуюся к стволу большой ели. На нее наступала стая волков, готовая в любой момент растерзать малютку. Недолго думая, я спикировала вниз. От неожиданности дикие звери не поняли, что происходит, а я, в свою очередь, воспользовалась их замешательством. Затормозила у самой земли и подхватила девочку к себе на руки. Волки опомнились и бросились на нас. Я среагировала молниеносно, ударила по животным силовой волной, отбросив их метров на пять от себя. Медлить более было бы непозволительной роскошью в сложившейся ситуации, поэтому я дала метелке приказ как можно быстрее набирать высоту.
  - Не бойся, - шепнула я малышке на ухо. - Сейчас мы будем в безопасности.
   Как ни странно, девочка быстро успокоилась у меня на руках, только крепко обняла меня и зажмурилась.
   Когда мы вновь оказались над кронами деревьев, я с удивлением отметила, что мы находимся не так далеко от деревни, в которую мне необходимо было попасть. Нетрудно догадаться, что девочка оттуда. Дрожит, боится. Бедная, угораздило же ее одной в лесу оказаться. Молчит. Ничего, скоро на месте будем.
   А в мыслях по-прежнему был Константин и заключенный им мир с Красноградом. Ну, может быть еще и не заключенный, но в будущем, да. Почему он все за меня решает? То выгонит, то вернуть захочет... я ведь тоже живой человек. Вот лопнет мое терпение, доведет он меня - устрою ему грандиозный скандал, еще сто раз пожалеет, что меня приплел в их с Гвидоном договор.
   Как только деревня оказалась совсем рядом, я пошла на снижение. Уже издали я заметила, как по узким улочкам мечутся двое - мужчина и женщина. Они взволнованно расспрашивали прохожих о чем-то, но никто не мог им помочь. Сдается мне, что это родители моей новой молчаливой и напуганной знакомой.
  - Мама, папа... - тихо прошептала девочка, когда мы подлетели на достаточное расстояние, чтобы и малышка могла заметить их. В следующий миг она уже громко звонко закричала. - Мама-а-а! Папа-а-а!
   Мужчина и женщина обернулись на крик. Я же совершила мягкую посадку и аккуратно поставила девочку на белый, еще не до конца утрамбованный снег. Та мигом сорвалась с места и кинулась к родителям, которые не могли не нарадоваться тому, что их дочь нашлась.
   Метелка встала в вертикальное положение и ткнулась древком мне в руку. Я спокойно подошла к воссоединившейся семье, чтобы поздороваться, но женщина опередила меня. Схватив меня за свободную руку, она сказала:
  - Спасибо огромное! - она крепко сжала мою ладонь в крепком рукопожатии и продолжила: - Вы себе не представляете, как мы переживали за Алису! Мы выпустили ее немного погулять после завтрака, но бесстыдница убежала, представляете?
  - Мама, я волков видела! - воскликнула девочка. - Их много было, а Баба-яга их всех прогнала!
  - Алиса! - с ужасом прошептала мать девочки. - Боже, какой ужас! Ульяна, как нам отблагодарить вас?
  - Да, если бы не вы, то мы бы лишились единственной дочери! - встрял папа малышки.
   Женщина не выдержала, и по ее щекам покатились тоненькие ручейки, оставляя на них влажный след. Я представила себе маленькое растерзанное... Нет, я не дала этому свершиться! Следовательно, не нужно теперь об этом думать. А вот то, что меня и здесь по имени знают, удивило.
  - Вы меня сможете отблагодарить, если окажете одну маленькую услугу, - мягко проговорила я. И, видя замешательство на лицах мужчины и женщины, тут же пояснила: - Мне нужно найти Руслана. У вас ведь в деревне живет такой?
   Родители Алисы синхронно кивнули, а я заметила, что они опять потеряли бдительность, потому как девочка уже находилась за чьим-то забором и гоняла пушистую полосатую кошку. Мысленно представив, как взлетает маленькая непоседа, я перенесла ее обратно к родителям. Малышка с радостным визгом приземлилась к своему отцу прямо в руки.
  - Понимаете, мне одна девушка передала для Руслана письмо, - как ни в чем не бывало, продолжила я. - Людмилой зовут.
  - Людмила?! - разом охнули мужчина и женщина.
  - Да, - я коротко кивнула и добавила. - Она наконец-то проснулась от долгого сна.
  - Людмила! - раздался за моей спиной высокий мужской голос. - Она жива?!
   Я резко обернулась и увидела красивого молодого мужчину, одетого в темно-синий тулуп и черные шаровары, заправленные в валенки. На голове молодца красовалась шапка-ушанка. Лицо его было взволнованным и выражало целую гамму эмоций от недоверия до абсолютного счастья. Я для себя отметила, что это именно тот, кто мне нужен, но на всякий случай все же решила уточнить:
  - Руслан, правильно? - я вопросительно посмотрела на молодого человека, и тот кивнул.
   Далее, с улыбкой вытащила из кармана полушубка сложенную вчетверо записку и торжественно передала молодцу. Руслан трясущимися руками принял у меня письмо и аккуратно стал разворачивать. Узнав подчерк любимой, он буквально засветился от счастья, а потом, бегло пробежав по строчкам, ринулся за калитку того двора, где недавно бегала Алиса. Распахнув конюшню настежь, мужчина торопливо стал седлать коня. Видимо, решился навестить Людмилу сейчас же.
  - Мы можем быть еще чем-то полезны? - оторвала меня от созерцания влюбленного Руслана мама Алисы.
  - Думаю, нет, - ответила я. - Была рада вам помочь.
  - Еще раз спасибо! - поблагодарил отец мелкой разбойницы и направился прочь.
  - Не за что, - кивнула я. - Счастливо оставаться.
   Тем временем, из своего двора выехал на коне Руслан, который очень хотел побыстрее свидеться с Людмилой после долгих пяти лет разлуки.
  - Спасибо за весть добрую, Ягушенька, - улыбаясь во весь рот, сказал он. - Поскачу я к любимой своей. За эти долгие годы я твердо решил для себя, что нет на свете мне жизни без нее. По сему не вижу больше смысла оттягивать момент нашей свадьбы.
   Ого, даже так. Ох, как я за них рада!
  - Только осторожно, в лесу водятся волки, - наставительно ответила я и подмигнула. - Она ждет тебя.
  - Спасибо за совет добрый, - Руслан отвесил небольшой поклон прямо на коне и произнес на прощание. - Я буду осторожен. Прощай, Яга Ульяна!
   И ускакал. Я мысленно пожелала ему не встретить тех волков, что напали на маленькую Алису. Облегченно вздохнув, я вновь оседлала свою метлу и, оглядевшись вокруг, стала набирать высоту. Удивительно, на улице кроме нас не было ни души. Может, это из-за холода? Может, все у окон своих примостились и скрыто наблюдают за мной? Как бы то ни было, мне до этого нет никакого дела. Домой, пора домой...
   Я летела высоко над верхушками деревьев, и неожиданно в моей голове стали рождаться странные мысли. Точнее их обрывки. И, что удивительно, воспринималось все это где-то глубоко внутри меня как данность, как правда, как указания к дальнейшим действиям.
   'Константин. Тьма. Она им управляет. Ему нужна помощь. Разрушения, смерть. Так надо Тьме. А еще Тьме нужна она, Ульяна. Константин спас. Нужно ему помочь. Ключ, разгадка в Хрустальном мире'.
   Неожиданно наваждение прекратилось. Но осталось тяжелое чувство, будто нельзя более медлить, сейчас или никогда.
   Неужели всеми действиями Константина руководит Тьма? Или только частью? Тогда почему Тьме нужна я? Припоминаю, что Кощей говорил что-то про особое свечение моей ауры... до нашей совместно проведенной ночи. Почему спас тогда? Наверное, произошла инициация, моя аура чуть померкла, и Тьме поэтому расхотелось меня к себе забирать. Да, он меня спас. Еще и отослал поэтому подальше, чтобы под влиянием Тьмы не смог навредить мне.
   Слеза покатилась по щеке, но я не заметила. Мой сон - правда. Разрушения и смерть - это Замухрынь, которая наверняка теперь вошла в состав Дьявольской пустоши после непродолжительной войны... Но я не виновата в похищении этого чертова артефакта. Он скоро все узнает. Раньше я думала, что не смогу простить... смогу. Константин все сделал, чтобы обезопасить меня, и теперь я просто обязана помочь ему.
   Дура, как я могла усомниться в его чувствах? Раз уж он смог поделиться со мной своей силой, то и я бы смогла... дать ему немного. Глянул бы на воду и понял, что во всем белка, царствие ей небесное, виновата.
   От слез совершенно ничего не было видно. Как и вчера, метла отказалась лететь на автопилоте. Но сегодня мне повезло меньше. Вместе с метлой я просто ни с того ни с сего начала падать вниз. А там холодное черное глубокое озеро.
   Тоненькая корочка льда уже успела покрыть водную гладь. Я больно ударилась при падении. А затем обжигающий холод коснулся моего тела, а затем наступила темнота.
  
  - Григор! - Князь влетел в холл замка и быстрым шагом направился в большую гостиную, которая находилась с правой стороны от входа. - Черт побери! Где тебя носит!
  - Я здесь, господин, - вампир появился из ниоткуда, склонившись в поклоне. - Какие будут распоряжения?
  - Необходимо разослать письма оставшимся в живых министрам Замухрыни и оповестить их о присоединении заповедных земель к Дьявольской пустоши. - Князь нервно передернул плечами, продолжил: - Что с близлежащими территориями?
  - Люди постепенно возвращаются после того как стало известно о вашем воскрешении. - Голос вампира был безэмоциональным.
  - Кто был советником Владислава? - задал следующий вопрос Кощей.
  - Николай Ветров, - тут же ответил Григор. - Он владеет поместьем, неподалеку от замка. Может быть, вы помните - 'Мутная река', так называется его поместье.
   Князь напрягся, вспомнив того, кто владел этой территорией, когда он правил.
  - Он зарекомендовал себя как добросовестный и честный работник, - добавил вампир.
  - Ты хорошо его знаешь? - прищурил темно-зеленые глаза Князь.
  - Более чем, - дворецкий кивнул. - Мы были знакомы до вашего исчезновения.
  - Неужели? - подозрительно произнес мужчина. - Еще один вампир в этих краях?
  - Их в последнее время здесь все больше, - согласился тот. - Нынче это уже не редкость.
  - Хорошо, - хмуро сказал Кощей Бессмертный. - Предоставь мне всю возможную информацию о численности и принадлежности к расам, живущих на территории Дьявольской пустоши. - Он развернулся и направился к лестнице. - И кстати, - он остановился на второй ступеньке, - организуй мне сегодня встречу с твоим знакомым.
   Григор кивнул и направился на выход из замка.
   Николай Родославович Ветров оказался довольно миловидным мужчиной тридцати лет. Он, войдя в кабинет Князя, тут же оценил своим цепким взглядом обстановку и только потом обратил внимание на хмурого Константина, который стоял у открытого окна и точно таким же взглядом оценивал своего гостя.
  - Вы пожелали меня видеть? - Николай чуть склонил голову в приветствии.
  - Да, - сухо произнес Князь и указал мужчине на стоящий у стола стул.
   Советник Владислава подошел к стулу, но садиться не стал.
  - Давайте без обязательных церемоний сразу приступим к делу? - произнес он. В Николае Ветрове чувствовалась внутренняя сила. Было видно, что он является чуть ли не ровесником Григора. Только вот, в отличие от дворецкого, выглядел гораздо моложе. Гладко выбритое лицо, прямой нос, синие глаза, которые, казалось, смотрят прямо в душу. Тонко очерченные губы застыли в легкой усмешке.
  
  Глава 6
  
   Когда советник Владислава ушел, Князь еще какое-то время разбирал документы, скопившиеся за время его отсутствия. Потом, когда за окном уже стало темнеть, он поднялся со своего места и направился к двери. Но коснувшись ручки, замер. Окно. Константин нахмурился и повернулся в сторону оного. Оно было открыто настежь и не прикрыто тяжелыми шторами. А ведь раньше он терпеть не мог дневного света и старался всячески его избегать. Исключением являлось вынужденное путешествие с Ульяной по территории Краснограда. И, что удивительно, тогда он даже не обращал внимания на то, что свет вызывает в нем дискомфорт. Ему было просто напросто плевать. И вот сейчас он полдня провел в кабинете с открытым окном и даже не думал о том, чтобы его закрыть. Погрузить кабинет в привычный полумрак.
   Мужчина снова нахмурился. Раньше, помнится, он никогда не выходил из замка, если за окном беспощадно светило солнце. Хотя это было редкое явление в Дьявольской пустоши, но и такое бывало. Даже за Варварой в Хрустальный он отправился, когда погода радовала дождем и пасмурностью. Теперь же ему было плевать что за окном: полная луна или яркое солнце. Хотя иногда ему хотелось погрузить замок в полумрак, задернуть, как и раньше все шторы, закрыть все окна и оставить только тусклый неровный свет от свечей. Но это была уже больше привычка, чем необходимость. И он чувствовал это. Неужели Тьма ослабила свою власть над ним? Да и, если вспомнить климат Замухрыни, где солнце чуть ли не круглый год... Черт... что с ним такого произошло, что теперь Тьма, которая им руководила почти с самого момента высвобождения из заточения, ослабила свою силу.
   Константин мотнул головой, прогоняя мрачные мысли и резко дернув ручку двери, вышел из кабинета. Ему необходима вода. Пора наконец посмотреть на эту проклятую водную гладь и узнать, кто все-таки украл его артефакт. Он прошел в кухню, где в такое позднее время уже никого не было, и стал осматриваться. Но и тут он снова замер и застыл на месте. А что если артефакт все же украла Ульяна? Как он поступит в таком случае? И сможет ли он после этого к ней относиться так же, как в последнее время... Или все вернется к тому с чего они начали свое знакомство? Кощей сжал кулаки. Нет, так как вначале он к ней относиться уже не сможет. Что-то в душе просто вопило, что она не виновата и необходимо как можно быстрее узнать, кто же все-таки вор.
   Мужчина не стал больше медлить. Быстро отыскав взглядом ведро с водой, которое стояло на полу, возле огромного камина, в котором обычно готовили дичь, он опустился на корточки и стал водить пальцем по воде, образовывая небольшой водоворот.
  - Покажи, - уже привычно для себя зашептал мужчина. - Покажи...
   Вскоре вода пошла рябью. Кощей убрал от воды руку и, повторяя одно и то же слово, стал ждать. Когда водоворот затих, на поверхности появилась картинка.
  'Девушка шла следом за призраком и когда уже ступила в темный проход, резко повернула голову назад. Из комнаты доносилось тихое шуршание.
  - А, - привидение махнуло рукой, - сквозняк.
   Девушка ничего не сказала. Снова повернулась в сторону привидения и последовала за ним. И вот, когда проход должен был закрыться, из-под кровати, в его сторону шмыгнула маленькая тень. Молниеносно она оказалась за спинами девушки и призрачного тела. Она продвигалась бесшумно, так что заметить ее не могли.
   Прошло немного времен,и и вот непрошенные гости уже стоят неподалеку от бархатной черной подушки, на которой лежит хранитель. Но прошло еще немного времен, и в небольшом помещении на одно действующее лицо стало больше. Но почти сразу же призрак исчезает. И в тот момент, когда мужчина прижимает к себе тело девушки, рыжая тень незаметно подкралась к подушке и прыгнула на нее. Темно-серого цвета заяц приоткрыл алый глаз и посмотрел на белку. Хранитель не мог почувствовать угрозы от волшебного существа, поэтому позволил ей стащить с тонкой шеи медальон. Та зажала тонкую цепочку в зубах и быстро спрыгнула. В этот момент мужчина с женщиной как раз выходили из тайника'.
  - Черт... - рыкнул Князь ударяя кулаком по воде.
  
   Красноград встретил Кощея Бессмертного сильной метелью. Повсюду лежал слепящий глаза снег. Мужчина постоянно хмурился. Он не привык к подобным капризам погоды. На территории Дьявольской пустоши снег был крайне редким явлением, и, чаще всего, касаясь земли, сразу таял, превращаясь в противную жижу. Только в последнее время погода резко поменялась, и его владения могли похвастать небольшими сугробами, которые спустя некоторое время все равно растают. Зато солнце было укрыто от глаз тяжелыми серыми тучами. И это не могло не радовать Константина.
   Разговор с Николаем Ветровым прошел довольно плодотворно. Бывший советник Владислава Мрачного оказался крайне ответственным мужчиной и прекрасно знал свое дело. Не сказать, конечно, что он вызывал доверие. Но Князь доверял Григору, а тот заверил своего господина, что лучшего советника тот нигде больше не найдет. А у Князя и не было больше других вариантов, как собственно и времени на поиски. Так что, оставив Николая Родославовича под присмотром дворецкого, который непременно будет докладывать Князю обо всех делах мужчины, Константин вызвал таара и отправился в Красноград.
   Таар приземлился на территории дворца, возле широких ступеней, ведущих внутрь богатого жилища Гвидона. Не дожидаясь когда к нему на встречу явятся слуги, мужчина спрыгнул с крылатого коня и широким шагом направился в сторону тяжелых резных дверей. По-хорошему следовало постучать и дождаться пока ему отроют. Но Константину не терпелось переговорить с царем. И ему было абсолютно наплевать: занят тот сейчас или нет. Черный сгусток энергии ударил в дверь и, не удержавшись на петлях, та рухнула под ноги Кощея. Тот хмыкнул и, пройдя по резной двери, вошел в просторный коридор. Расположение кабинета Гвидона он знал. И первым делом решил направиться именно туда.
   Ему пытались перегородить дорогу стражники, но Князь, применив магию, быстро отправлял их на пол в бессознательном состоянии. Около дверей кабинета ему опять перегородили дорогу, но мужчин постигла та же участь. Распахнув дверь, Князь вошел в просторное помещение и стразу встретился взглядом с царем.
  - Ты быстро, - хмыкнул Гвидон. - Еще только полдень.
  - У меня мало времени, - нахмурился Константин.
  - Тогда сразу переходи к делу, - буркнул царь Краснограда.
  - Я тут подумал на досуге, - сухо произнес гость, - что заключить мир все-таки стоит. Но с одним 'но'.
  
  - Хм-м-м... - нахмурился царь, - что ты хочешь?
  - То, что и в прошлый раз, - на лице зеленоглазого мужчины появилась улыбка. - Ягу Красноградскую в жены.
   Царь подошел к высокому до потолка шкафу и достал с одной из полок плотный чуть желтоватый лист бумаги.
  - Ты точно уверен? - поднял одну бровь Гвидон. - А ты ее спросил, хочет ли она? - Он вернулся к своему столу, положил лист на столешницу и жестом предложил Князю Дьявольской пустоши подойти ближе.
  - Думаю, хочет, - самодовольно ухмыльнулся Кощей Бессмертный. Он ленивой походкой подошел к Гвидону и взял в руки золотое перо, которое лежало неподалеку от листа бумаги. Особенность сего предмета была в том, что его не надо было макать в чернила. Очередной артефакт. - Не на сто процентов конечно уверен, но на семьдесят пять точно.
  - Что ж, хорошо, - кивнул царь Краснограда. - Только учти, если она как в прошлый раз тебе рога наставит, я ни в чем невиноват и мое государство тоже. По хорошему, мне следовало бы пригласить ее, чтобы девушка сама подписалась в нашем договоре.
  - Все нормально будет, успокойся, - весело возразил Константин. - Подумаешь, подуется на меня денек, а там глядишь и оттает. Я тут к ней та-а-акой подход нашел.
   Кощей Бессмертный покрутил в пальцах перо и выжидательно посмотрел на Гвидона. Светловолосый мужчина становился все мрачней. Ему не хотелось повторения прошлой ситуации. А если Константину вдруг снова взбредет в голову объявить войну? Что ему мешает расторгнуть договор, даже если тот и нерушим? Ведь всегда можно обойти условия... Как он до этого сказал 'всегда есть одно 'но'. Но деваться все равно было некуда. Либо сейчас будет подписан этот чертов договор, либо война начнется хоть завтра.
  - Ну, как знаешь, - обреченно произнес Гвидон. - Но только учти, если тебя пошлют на все четыре стороны, и твоя крепость не сдастся тебе, я умываю руки. Договор нельзя будет расторгнуть никак.
   Теперь уже царь Краснограда уставился в ожидании на своего гостя. А тот, не стал продолжать разговор, а склонившись над бумагой, принялся писать свои условия...
  
   Выйдя из дворца царя, Константин положил во внутренний карман камзола свернутый трубочкой договор и направился в сторону недовольно сопящего таара. Тот, увидев хозяина, захлопал крыльями, как бы разминая, и сам подошел к Кощею. Мужчина провел ладонью по холодному носу и забрался на крылатого коня верхом. Чем быстрее он пустится в обратный путь, тем быстрее сможет забрать к себе Ульяну. Правда сначала необходимо было снова прибегнуть к помощи водной глади, чтобы разузнать куда занесло его теперь уже жену.
   Константин решил не возиться с формальностями, а сразу подписал с Гвидоном брачный договор, по которому Яга Красноградская официально становилась женой Кощея Бессмертного. Он, конечно, понимал, что девушка пойдет на принцип и постарается расторгнуть брачный договор, но вот развода Князь ей давать не собирался. А его слово всяко весомее будет. Тем более что по составленному договору, она якобы давала свое согласие. Да и царь имел полное право подписаться за новобрачную. Лишая ту даже малейшей возможности на расторжение.
   Когда таар приземлился у замка, мужчина спрыгнул на землю и быстрым шагом направился в сторону кухни. Где еще в замке можно найти подходящую воду? Он влетел в душное помещение и, не обращая внимания на хлопочущих слуг, подошел все к тому же ведру и проделал все необходимые манипуляции. Только вот то, что он увидел, ему не понравилось. Ульяны не было на территории не только Краснограда, ее не было в Отражающем. Это означало только одно. Она каким-то образом перенеслась обратно в Хрустальный.
   В голове Константина стали зарождаться подозрения. Неужели она, как и ее прабабка в свое время, решила сбежать? Или причина в другом? Он медленно выпрямился и все так же, не обращая внимания на слуг, вышел из кухни. Она сбежала. Конечно, ему было понятно, что девушка была на него обижена, да что уж греха таить, оскорблена. Но он и подумать не мог, что она сможет открыть переход. Ведь просто так, без причины он не откроется. Это было известно всем. Да и не умеет она пока настолько мастерски владеть силой, чтобы сотворить подобное. Значит, ему необходимо каким-то образом попасть в Хрустальный мир и вернуть ее. И его на данный момент абсолютно не волновало, согласиться она на возвращение или нет. Да еще и эта чертова вода так и не показала момент перехода. Но в том, что Яга жива, он был абсолютно уверен. А иначе гладь бы не стала 'отмалчиваться'.
  
   Сквозь тьму я чувствовала, как мое тело сковывает лед. Я даже не пыталась пошевелить рукой или ногой, заранее зная, что это бесполезно. Хотелось кричать, но из горла не получалось выдавить даже тихий хрип. В голове отчетливо слышался знакомый голос. Он звал меня. И я, не пытаясь сопротивляться, прислушалась к нему. И стоило мне это сделать, как сковывающий тело холод исчез, а перед глазами появилась отчетливая картинка. Это было похоже на сон, но я точно знала, что то, что я видела, сном не являлось.
   Я стояла в сером тумане и не могла разглядеть даже валенки, в которые были обуты ноги. Вокруг никого сначала не было, но потом появились далекие, еле заметные очертания человека, который быстрыми шагами сокращал разделяющее нас расстояние. Когда фигура, закутанная в черный плащ, уже стояла напротив, я смогла разглядеть лицо. Это была моя бабушка. Боже, я так давно ее не видела! Всего один раз после смерти... кажется. И вот сейчас. Это она звала меня.
  - Ульяна... - произнесла бабушка, - слушай меня внимательно и не перебивай...
  - Но... - попыталась вставить хоть слово я.
  - Не перебивай! - повысила голос моя умершая родственница. - Тебе необходимо вернуться в Хрустальный мир. Вернуться в нашу квартиру и найти письмо...
  - Какое? - снова перебила я.
  - Ульяна! - в голосе бабушки послышались возмущенные нотки. - Ты стала несдержанной. - Она плотно сжала тонкие губы. - Слушай внимательно! Письмо лежало в шкафу, на верхней полке, под постельным бельем. Найди конверт и открой его. Там написано место, где спрятан дневник Варвары.
  - Я видела ее дневник, - кажется, бабушка права, я стала жутко несдержанной.
  - Я знаю, - на этот раз меня ругать не стали. - Но это другой дневник. Тот, который тебе надо найти хранит рецепты зелий и сборов. Так же там описаны ритуалы для создания артефактов. Так вот, тебе необходимо создать артефакт под названием Кара зла.
  - Чего? - снова вырвался возглас из меня.
   Бабушка же только тяжело вздохнула.
  - Кара зла запечатает Тьму.
  - А как же...
  - Время вышло, просыпайся! - очертания женщины стали меркнуть, и вскоре она буквально растворилась в тумане. А мое тело снова сковал холод. Только сейчас это был не леденящий холод, а какой-то...
  - М-м-м-м... - застонала я и повернулась на другой бок. Поначалу, мне показалось, что я нахожусь у себя дома, и все ужасы последнего времени мне просто приснились, и сейчас я нехотя пробуждаюсь от долгого сна. Но потом тишину прорезал гул проезжающих где-то далеко машин. Я резко села и только потом сообразила открыть глаза.
   - Мама-а-а... - пискнула, увидев, где нахожусь.
   Итак, по порядку: я сидела, прижимая к груди свою многострадальную метлу, значит, мне этот кошмар не приснился. А вот то, что я обнаружила после, заставило поежиться и снова застонать. Я оказалась сидящей в ванне. Обычной такой, старой советской ванне, которая раньше была, наверное, белая, а сейчас не радовала глаза желтыми ржавыми разводами и налетом. И даже это было еще не все! Я каким-то образом оказалась сидящей в ванне посередине помойки. И опять же, старой такой огромной помойки, куда мусоровозы обычно отходы жизнедеятельности людей отвозят. И обычно на подобных помойках бомжи обитают.
   Стоило этой мысли закрасться мне в голову, как я в очередной раз застонала. Этот склад мусора находится на небольшом отдалении от Москвы. А если быть точнее, то примерно в двадцати минутах от метро Речной вокзал. И тут, кстати... кладбище неподалеку.
  - Мама-а-а... - уже в открытую заскулила я.
   Как меня вообще могло сюда забросить! Где Чистые пруды и Речной вокзал! Да что за закон подлости такой. Почему меня не могло перенести прямо в квартиру? Или мне прямо на роду написано постоянно влипать в истории. Еще и артефакт какой-то сделать надо.
   Блин блинский! Да как я отсюда ночью до дома добираться буду? Да с этого места до Долгопрудного ближе! Есть конечно вариант сесть на метлу и полететь. Но нет гарантии, что меня не заметят. Представляю себе заголовки газет: 'Василий Петрович увидел летящую на метле ведьму и бросил пить' или так 'Неопознанный летающий объект вихляя врезался в стену жилого дома'. И что мне делать?
   Не успела я задать себе мысленно этот вопрос, как ванна резко затряслась, да так, что я чуть было из нее не вылетела, и стала медленно подниматься в воздух.
  - Мама-а-а!!! - это я уже проорала, наплевав на то, услышат меня бомжи или нет.
   Да как такое вообще возможно! Нет, я уже вполне могу представить себе летающую метлу, но летающую ванну... Да меня блин, точно заметят! Это даже уже не в газете напечатают, про это репортаж снимать будут!
   Пока я паниковала, прижимая к груди древко своей метлы, ванна уже поднялась на довольно приличную высоту. И стоило мне скосить глаза вниз, как у меня тут же закружилась голова. Одно дело, когда я летела на тааре, меня там хотя бы поддерживали. Да и с метлы я упасть не могла. Ну если только с ней вместе. А тут меня кто поддерживать будет?
   Метелка дернулась и я, не удержав ее в руках, выпустила древко. Что случилось с этим недоразумением по ошибке названным метлой? Я ухватилась мертвой хваткой за бортики ванны и попыталась больше не издавать криков-писков-всхлипов. Мое транспортное средство подалось вперед и плавно полетело в неизвестную пока мне сторону. Метелка летела впереди, видимо, показывая дорогу. Вроде из моих знакомых курят только лешие, а вполне реалистичные глюки ловлю я... И вообще, откуда она знает, куда лететь? И ведь не спросишь...
   Как назло пошел снег. Из-за крупных хлопьев, падающих на землю, обзор был почти полностью от меня закрыт. Так что видеть, в какую сторону я лечу было невозможно. Ветер усилился, еще быстрее гоняя снежинки, из-за чего те не переставая летели в лицо и забирались за шиворот. Ванна резко повернула в сторону, меняя траекторию полета, и я чуть было в очередной раз не вывалилась. Руки окоченели, так что я из последних сил держалась за бортики. Пальцы скользили, в валенки набился снег, по телу постоянно бежали мурашки. Разве может быть еще хуже?
   Ванна снова дернулась и стала снижаться. Причем с такой скоростью, что у меня в ушах засвистело. Я честно старалась не кричать, но получалось плохо. Так что к подъезду дома я подлетала с истошными криками.
  - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! - надрывалась я, когда таки заметила приближающийся асфальт. - Твою ж...!!! А-а-а-а-а-а-а!!! Метелка тормози-и-и-и!!! - Но метла не желала меня слушаться, а вела ванну на встречу с асфальтом. - Тормози мать твою-ю-ю-ю!!!
   Когда ванну как следует тряхануло, я таки не удержалась и полетела носом вперед. И ударилась этим самым носом о дальний бортик. Сломать не сломала (не бортик, а нос), но больно было. Так что еще минуты три я пыталась прийти в себя.
  - Кто там стонет! - раздался старушечий голос с третьего этажа. - Я сейчас полицию вызову! - не унималась бабулька.
  - М-м-м... - только и смогла снова застонать я.
  - Собирается тут алкашня всякая! - поддержал бабульку другой, мужской голос. С какого этажа, разобрать не смогла. - Иванна, звони, давай!
  - Да дайте вы поспать! - вклинился третий голос, кажется с пятого. - Идите вон, на лавку шушукайтесь! Чего орете.
   Обрадовавшись тому, что про меня временно забыли, я осторожно вылезла из ванны и только сейчас заметила, что ноги стали ватными и отказываются меня слушаться. Колени тряслись, из носа текла кровь, метла требовательно тыкалась древком в ладонь...
  - Иванна! А что у нас во дворе ванна делает?! - подал голос мужчина.
  - Какая еще ванна? - в голосе бабульки послышалось искренне удивление.
  - Да ты, старая, очки-то одень! - произнесли с пятого этажа. - Даже я вижу!
   Кажется, я вовремя решила слинять. Еще бы чуть-чуть и меня бы заметили. Конечно, вид сидящей в ванне девушки в принципе никаких странных мыслей вызывать не должен. Но только в том случае, если девушка находится в ванной комнате и, например, моется. А вот если эта самая девушка сидит на улице в этой самой советской ванне и кутается в шубку, а перед ней туда-сюда маячит метла... То либо соседи решат, что они поголовно сошли с ума, либо отправят в больничку меня, ну или сожгут на костре как ведьму... Последнее, конечно, мало вероятно, но чем черт не шутит.
   Быстро набрав код на домофоне, я юркнула в подъезд. А в подъезде как всегда было темно и лампочки, дающие хоть какой-то тусклый свет, не горели. Осторожно поднявшись к своей квартире, я на секунду замялась. Идти внутрь не хотелось. Некстати нахлынули воспоминания о том, как я обнаружила бабушку с дедушкой лежащими в крови... Поежившись, присела на корточки и полезла под коврик у двери. Холодный металл коснулся пальцев, и я сжала в них запасной комплект ключей. Конечно опасно было хранить ключи под ковриком, но больше мне их девать было некуда. Соседям я особо не доверяла, так что приходилось по старинке.
   Прокрутив ключ в замке два раза, я дождалась характерного щелчка и открыла дверь. Квартира встретила меня затхлым запахом, холодом и темнотой. Сразу чувствовалось, что здесь никто не живет.
   Я крепче сжала в руке древко метлы, а та в свою очередь чуть нагрелась. Видимо пыталась поддержать и дать понять, что я здесь не одна и бояться не стоит. Это придало мне немного сил, и я сделала пару шагов в направлении к своей комнате. Смотреть в сторону комнаты бабушки не хотелось. Там конечно уже убрали все следы убийства, но сама мысль о том, что... Я мотнула головой, стараясь отогнать мрачные не прошеные мысли. Сколько их нынче в моей голове!
   В шубке стало жарко, и только сейчас я заметила, что подошла к комнате в валенках. Быстро стащив добротную обувь и шубку у входа в комнату, я положила верхнюю одежду на диван и прошла к своему шкафу. Необходимо для начала переодеться, сходить в ванну... Да и подкрепиться бы не мешало, а для этого надо идти в магазин. Правда уже давно ночь на дворе, но неподалеку от дома был ночной магазин... Был еще вариант заказать что-нибудь, чтобы мне привезли, но для этого необходим выход в интернет. А его у меня, увы, не было. Все-таки долговато я отсутствовала. Если с электричеством и водой все было еще более-менее, то вот интернет мне беспощадно отключили. Так что, чтобы не умереть от голода, мне надо что-нибудь поесть.
   Схватив первые попавшиеся вещи, помчалась в ванную комнату. Мыться-мыться-мыться!
   Включив свет, первое, что я увидела в зеркале, которое висело над раковиной, это чумазое лицо незнакомой мне девушки. Только спустя примерно минуту, я поняла, что отражающийся 'домовенок Кузя' это я. Волосы представляли собой воронье гнездо. Под глазами залегли тени, лицо в каких-то грязных разводах. Да и кровь из носа еще немного шла. Красота, блин, неописуемая. Видимо падение в озеро мне не померещилось. А иначе откуда у меня такой замызганный вид? Как будто мою многострадальную тушку как следует поваляли в луже.
   Быстро сняв с себя оставшуюся одежду, я включила воду и залезла под душ. Странным было еще и то, что попав в озеро, очнулась я абсолютно сухой. Может я сразу попала в переход, только вот... откуда тогда был этот жуткий холод и ощущение, что меня сковывает лед? К сожалению, ответить на эти вопросы мне никто не мог. Да еще и странное явление бабушки... Зачем ей нужно, чтобы я нашла какое-то там письмо, а по нему уже искала дневник?
   Горячая вода касалась тела и приносила с собой чувство расслабленности и опустошенности. Ясно было, что мне необходимо сделать артефакт, который, скорее всего, способен заточить Тьму, которая, кажется, уже вовсю управляет Константином.
   Я с трудом заставила себя выйти из ванной комнаты. Надев нижнее белье, джинсы и трикотажную майку, опять же ядовито-салатового цвета, я прошла на кухню. Зачем, вопрос. Но попить хотя бы чай хотелось. А то я рискую своим громким урчанием распугать людей в супермаркете. А уж после того как подкреплюсь, можно и поиском письма заняться. А там и дневник, если повезет, найдется.
   Поставив воду кипятиться, я по привычке открыла холодильник и почти тут же его закрыла. Я ведь, когда была здесь в последний раз, из него ничего не доставала. Так что сейчас там витало тошнотворное амбре от протухшей колбасы и гнилых овощей. Видимо, придется еще и холодильник отмывать. А то если я таки куплю продукты, класть их в такое пахучее место, желания нет. Взгляд зацепился за стоящие на столе маленькие часы, которые показывали уже полвторого ночи. Ну вот... пока отмою холодильник, пока в магазин схожу, пока приготовлю поесть, время уже к пяти утра приблизится. И когда, спрашивается, мне спать? Повезло еще, что после произошедших стрессовых ситуаций спать не хотелось совершенно.
   Натянув на руки резиновые перчатки, я стала лихорадочно выбрасывать все содержимое из холодильника. В итоге, когда он смог порадовать меня чистотой, чайник пришлось включать еще раз. Потому что на отмывание полок и выбрасывание испорченных продуктов у меня ушло полтора часа.
   Плюхнувшись на стул с чашкой горячего чая, я привычно уставилась в окно. Правда ничего увидеть так и не смогла. В голову снова полезли мрачные мысли. Я тряхнула головой и включила маленький черно-белый телевизор. И как раз попала на новости. Правда, ничем хорошим они как всегда порадовать не могли. Что-то где-то взорвалось, кого-то ограбили, погода грозится 'порадовать' москвичей похолоданием. Интересно, а какое сегодня число? Ведь по плану уже совсем скоро новый год, а я и не знаю, когда сие важное событие отмечать. И узнать даже негде. Побарабанив пальцами по столу, я выключила телевизор и одним большим глотком допила оставшийся чай. Пора собираться в магазин.
   Надеюсь, хоть сейчас меня ни за каким углом очередная неприятность не ждет. Хотя, если и ждет, огрею ее как следует своей силой. Я бы может и метлу взяла, но та преспокойно стоит в моей комнате и трогать ее не очень хочется. Да и в магазин с ней идти как то не досуг...
   Надев поверх майки теплый свитер черного цвета, который радовал глаз милым красным сердечком посередине, я прошла в прихожую и стала поспешно одеваться. Помнится мне, бабушка держала небольшую заначку под вязаной салфеткой, которая лежала на небольшой тумбочке. Приподняв ее (салфетку) я обнаружила несколько пятитысячных купюр. Обрадовавшись находке, взяла висевшую на крючке сумку и открыла входную дверь.
   Хорошо, что я додумалась одеть пуховик. Как чувствовала, еще по осени его на всякий случай достала, чтобы потом не возиться в шкафах в надежде его обнаружить. Запихнув деньги в карман пуховичка, я открыла дверь подъезда и вышла на улицу. А там... уже вовсю шел разбор моих полетов. Видимо, Иванна решила-таки разобраться с тем, какого это лешего у нас во дворе, прямо посередине асфальтовой дорожки стоит советская ванна.
  - Димка, вызывай полицию, будем разбираться, что за шутник сюда этот мусор приволок, - руководила бабулька. - О! Ульянка вернулась!
   Пройти незамеченной мне не удалось. Меня заметили, когда я уже собиралась направиться за ближайший угол. Как говорится 'с глаз долой...' Но, увы и ах.
  - Здравствуйте, Марина Ивановна, - поздоровалась, стараясь изобразить на лице искреннюю радость от неожиданной встречи.
  - Чего поздно так разгуливаешь? - тут же налетела та на меня с вопросами. - Где пропадала? От тебя почитай, скоро как два месяца ни слуху, ни духу. А тут на те, заявилась.
   В темноте было видно, как лихорадочно блестят ее глаза. Она сложила руки на груди и стала ждать объяснений. Хотя, к слову сказать, груди у нее отродясь не было. Плоская как доска. И ладно, если бы хоть какие-то зачатки виднелись, так нет, их, то есть зачатков, у нее было полное отсутствие. Да и с остальными выпуклостями ей не повезло. Так что мы всем двором в свое время, будучи еще школьниками, называли ее Картонка. И дело было не только в том, что она плоская, а еще и в том, что в свое время она таскала с ближайшей помойки к себе в квартиру картонные коробки. Зачем? Да кто ж знает. Может вещи какие складывала, может творчеством каким занималась, в котором необходимо было кромсать картон. Не имею представления.
   Так вот, сейчас эта самая Картонка пытливо смотрела на меня и, по-моему, стала терять терпение.
  - Мне в магазин надо, - честно ответила я.
  - А чего поздно так? - прищурилась старушка.
  - Так это, - старалась говорить как можно увереннее, - забыла кое-что купить. Вот и бегу. А то завтра на работе некогда будет об этом думать, вдруг опять забуду.
   На меня посмотрели с сомнением. И я могу ее понять. Кому придет в голову так поздно выходить из дома, для того чтобы просто что-то купить? И почему это не может подождать до утра. Да и уж если на то пошло... работы получается у меня уже и нет. Отпуск давно закончился, а я из него так и не вернулась.
  - Ладно... - нехотя отстала от меня с подобными расспросами Иванна. - Ты случаем не видела, кто нам сей подарочек посередке дорожки оставил? - Спросив это, она ткнула тощим пальцев в сторону моего недавнего транспортного средства.
  - Не-а, - замотала головой в ответ. Еще чего, буду я им рассказывать, откуда здесь ванна взялась. Да если я им расскажу, они не полицию, они дурку вызовут.
  - Иди тогда, не мешайся, - махнула Картонка рукой.
   Подавив стон облегчения, я быстрым шагом направилась в сторону ночного супермаркета. Живот решил меня перед редкими прохожими не позорить, поэтому урчать не стал. Я ему была за это признательна.
   Войдя в магазин, я сразу же направилась в отдел, где обычно лежали полуфабрикаты. Готовить в ночи что-нибудь основательное сил, да и желания не было. А вот по-быстрому разогреть в микроволновке или на плите котлетки или готовый обед, вполне можно. И сытой буду, и сил минимально затрачу. А то в последнее время на меня и так куча всего свалилось, не хватало еще мне на себя готовку взваливать.
   Глаза наткнулись на коробку с замороженным супом. Никогда не пробовала, но так как выбора особого в это время не было, решила взять. Далее в моей корзинке, которую я схватила у первой кассы, оказался готовый салат, печенье, пара стаканчиков йогурта, ну и по мелочам: шоколадка, пакет сока, нарезка, хлеб. Короче из магазина я выходила довольная и счастливая.
   Повезло, что при осмотре квартиры, когда был вызван наряд полиции, деньги никуда не пропали. А то все что у меня было, осталось лежать в спортивной сумке. При себе же у меня, само собой, никаких наличных не было.
   Подходя к дому, я обратила внимание на стоящую неподалеку от подъезда машину полиции. Неужели соседи все же решили вызвать людей в форме? И для чего интересно. Кто в здравом уме будет заниматься расследованием причин возникновения у нашего подъезда ванны советских времен? Да ей место вообще в музее, а не на помойке.
  - Так и запишем, - бухтел мужчина в форме, держа в руках ручку и блокнот. - Летающая ванна...
   При этих словах по моей спине побежали мурашки. Неужели кто-то видел, как я приземлялась на столь необычном виде транспорта? Быть того не может!
  - А иначе как она здесь оказалась? - бухтела Иванна. - Слышу только грохот, тут же из окна смотрю, белое что-то стоит, а там возится кто-то. Жаль темно, не видно было, кто это такой вздумал на ванне полетать.
  - Угу... - мужчина уткнулся в свой блокнот и что-то там чиркал. - И как по-вашему этот кто-то управлял столь странным летающим средством передвижения?
   Я подошла ближе и скосила взгляд на блокнот. И не смогла сдержать тихий смешок. Мужчина рисовал девушку, которая сидела в ванне, заложив руки за голову и положив ноги на дальний бортик. На лице нарисованной девушки застыло откровенное блаженство от происходящего. И самой главной деталью мини-картинки было то, что она держала в зубах сигарету. М-да. Я вполне могу понять, почему полицейский нарисовал именно это. Потому что адекватному человеку такое даже в голову не придет. А вот под действием какой-нибудь травки... запросто. Это я еще по лешим знаю.
  - Ульяна, - строго произнесла Картонка, - чего застыла? Иди давай, мимо проходи.
   Я не стала пререкаться, а обойдя толпившихся вокруг ванны людей, направилась к подъезду.
   Войдя в квартиру, сбросила обувь и потопала в кухню. Там поставила пакеты на пол и снова поплелась в прихожую. Стянула с себя пуховик, сняла свитер и блаженно потянулась до хруста в спине. И тут мой живот вспомнил, что его пора кормить, а то он начнет поглощать сам себя. Этого допускать было нельзя, поэтому я быстро подошла к пакетам и стала доставать купленное.
   Ужин тире завтрак проходил в полной тишине. Телевизор включать не стала, да и свет тоже. Вместо него я достала из одного из ящичков кухонного стола пару свечей и зажгла их. Видимо пребывание в Отражающем мире давало о себе знать. Мне больше нравилось находиться в помещениях с таким вот тусклым неровным светом. Хотя может это кровь Яги дает о себе знать. Все-таки оказалось, что я не принадлежу этому миру.
   Итогом моего ночного путешествия и последующей ночной же готовки стало то, что спать я отправилась в пятом часу утра. Тело было ватное, ноги заплетались. С трудом раздевшись до нижнего белья, я еле доплелась до дивана. Стоило голове коснуться подушки, как я тут же заснула.
   Утро встретило меня падающим за окном снегом и хмурым пасмурным небом. Вот чем мне не нравится зима, так это тем, что солнцем она редко когда радует. А вот такой вот серой холодной погодой запросто.
   Встав с дивана, быстро стала натягивать на себя джинсы и майку. Хоть в доме и топили, но это мало помогало при зимних морозах. Поежившись, решила надеть теплые носки. Странно, в Отражающем я к подобной погоде относилась более спокойно. Может, это как-то связано с моей недавно проснувшейся силой? А что... вдруг в том мире моя магия на порядок сильнее, чем здесь.
   Быстро позавтракав, я все оттягивала момент, когда надо было идти в бабушкину с дедушкой комнату. Стоило мне задуматься о том, что там происходило, как волосы на голове вставали дыбом. Но и долго тянуть было нельзя. Мне нужно помочь Князю Дьявольской пустоши. С такими мыслями я и направилась в сторону злосчастной комнаты.
   Я остановилась посередине и внимательно оглядела обстановку. Вроде бы все было именно так, как и при жизни моих близких. Только вот... не всю кровь здесь отмыли. То там, то здесь виднелись бурые разводы. Мне стало не по себе, к горлу подступила тошнота. Нет, нельзя на этом зацикливаться. Мне нужен конверт.
   Тошноту удалось подавить в себе далеко не сразу. Щеки стали гореть, это означало, что кровь прилила к лицу. Как бы в обморок не упасть. Стоило этой мысли зародиться в моей голове, как я тут же взяла себя в руки. Желания лежать на том самом месте, где я в свое время обнаружила бабушку, ой как не хотелось.
   Я взяла стоящую в углу табуретку и поставила ее на небольшом расстоянии от шкафа. Мне нужно было дотянуться до самой верхней полки. Времени было в обрез, необходимо успеть сделать артефакт сегодня, чтобы как можно быстрее вернуться обратно в Отражающий.
   Открыв дверцы, стала шарить по дну, пытаясь нащупать конверт. И тот, казалось, сам лег мне в руку. Покрутив пожелтевшую от времени бумагу перед лицом, никаких записей на ней я не обнаружила. Да и на первый взгляд, конверт был абсолютно пуст. Когда ноги снова коснулись пола, я быстро вышла из комнаты и направилась в кухню. Взяв в руки ножницы, я аккуратно отрезала край конверта и заглянула внутрь. Там лежал небольшой тонкий листочек. Достав его, вгляделась в уже знакомый почерк Варвары и стала читать.
   Прочитав письмо, я нахмурилась. По тому, что было написано на небольшом клочке бумаги, было понятно только две вещи. Первое - моя прабабушка была немного невменяема и второе - фантазия у нее была извращенная. Это надо же было додуматься закопать дневник в лесу. В конце письма были даны координаты, которым я должна буду следовать, когда снова окажусь в окрестностях села Лютое. Блин блинский! Могла бы и сама догадаться, что Варвара все самое ценное спрячет на территории этого чертового села.
   Ну что... мне остается только одно. Собираться, одеваться и снова тащиться в Лютое.
  
  Глава 7
  
   Я снова стояла на покосившейся остановке и ждала дребезжащего автобуса. Настроение было на нуле, на лицо падали мелкие снежинки, нос от холода покраснел. В общем, я в очередной раз убедилась в том, что зиму я не люблю. Вот весна или ранняя осень... Глаза постоянно натыкались на голые деревья, и из-за этого на душе становилось еще паршивее. Только пуховик радовал позитивной малиновой расцветкой. Да, пожалуй, и все. От шапки чесалась макушка, и я то и дело тянула к ней руку. Автобус приехал спустя час ожиданий, когда я уже вовсю пританцовывала на одном месте. Повезло, что кроме меня на остановке никого не было. И мои дрыгалки, по ошибке именуемые - танцы, никто не видел.
   Автоматические двери открылись, впуская меня внутрь старенького салона, и я прошла, как и в прошлый раз, в самый конец. Села на потертое сиденье и стала рассматривать хмурый серый пейзаж за окном.
   Выйдя из автобуса, я целенаправленно пошла посмотреть на состояние Варвариного дома. И стоило мне подойти к старенькому заборчику, как мое тело окатил жар. Дома не было. Совсем, абсолютно... Вместо него была какая-то груда щепок вперемешку с обломками кирпича. Неужели это сотворил Кощей?
   Когда первый шок прошел, я осторожно открыла калитку и прошла к развалинам. Целым не осталось ничего. Дом просто превратился в гору ненужного мусора. Смысла искать в этих щепках хоть что-то уцелевшее не было. За развалинами виднелся заросший диким виноградом забор. А за ним широкое поле, после которого начинался лес. Именно туда мне и надо было идти. Натянув на голову капюшон, быстрым шагом направилась в конец участка. Побродила вдоль неровно стоящих, сколоченных между собой досок и каким-то чудом все же наткнулась на небольшую калитку. Разглядеть ее в плену лозы было сложно. И даже то, что она (лоза) была такая же голая, как и деревья в лесу, не помогало. Она так плотно обвивала забор, что только благодаря везению, я смогла выбраться с участка.
   Дальше путь лежал через заснеженное поле. В письме прабабушки говорилось, что мне нужно найти поваленную ель, а от нее примерно километр пешком до большого неровного пня... а что там дальше? Я достала из кармана пуховика клочок бумажки, на котором были написаны координаты и еще раз внимательно все прочитала. Так... а дальше, мне необходимо пройти пятьсот шагов в сторону севера и там, если все будет сделано правильно, я наткнусь на небольшое дупло, в котором и лежит дневник Варвары. Я уже говорила, что у моей прабабушки была больная фантазия? Говорила... и еще раз скажу. У моей бабушки была больная фантазия. Нашла где свою пре-е-елесть прятать. Живот недовольно заурчал, напоминая нерадивой хозяйке, что вообще-то пора подкрепиться. Я достала из второго кармана шоколадный батончик и вгрызлась в лакомство. Живот почти сразу замолчал.
   Поваленная ель нашлась быстро. Ее макушка лежала на краю поля, а остальная часть ствола и корни покоились в лесу. Было странно, что за столько лет дерево было как будто только-только повалено. Может и здесь моя прабабка постаралась? Оставив необычные координаты под защитой от морозов, влаги и других внешних воздействий, которые могут повредить дерево. Теперь необходимо пройти по прямой примерно километр. Голые ветви деревьев почти не препятствовали снежинкам падать на землю. И на меня. Так что этот долгий километр дался мне с большим трудом. Сложно, знаете ли, идти по сугробам, когда на лицо постоянно падает снег и тем самым мешает обзору. Так что когда я дошла до пня, то чуть было об него не споткнулась и не навернулась, пропахав ближайший сугроб носом. И опять удивилась тому, что за столь долгий срок пенек не оброс новыми побегами.
   Так хотелось присесть на холодный пенек, но тот факт, что он холодный, меня от подобного действия удержал. Дальше я стала внимательно отсчитывать шаги, направляясь на север. Батончик давно уже был съеден, и теперь я мучилась от жажды. А все потому, что я балда. Ну кто ест сладкое, когда голоден? Всем же известно, что после подобного завтрака-обеда-ужина пить хочется. Вздохнув, постаралась не думать о своих 'хочу' и снова приступила к отсчитыванию шагов.
  - Четыреста двадцать семь... - уже вслух считала я.
   Если бы у меня была возможность отомстить своей прабабушке, я бы сейчас с огромным удовольствием это сделала. И меня на данный момент даже не смущает тот факт, что она старше меня и уже давно мертва! Это надо было вообще придумать... В общем я сейчас начну повторяться.
  - Четыреста пятьдесят шесть... - раз я отходила бы ее по попе! - Четыреста восемьдесят восемь... - раз она бы наматывала круги вокруг злосчастного дупла! - Пятьсот!
   Выдохнув, я остановилась и стала осматриваться. Ну и где дупло? А оно обнаружилось чуть левее от меня. Я быстро подошла к нужному дереву и осторожно заглянула внутрь отверстия в стволе. На вид оно было давно заброшено, то есть в нем никто не жил. Так что недолго думая, я снова выдохнула и просунула туда руку. Была - не была! Пальцы нащупали отсыревшую ткань, в которую явно было что-то завернуто. И я даже знала что! Достав свою находку, я внимательно ее осмотрела. И опять удивилась. Какой раз за все время моего возвращения в этот мир! Ткань хоть и была влажной, но радовала глаза чистотой и абсолютно не походила на ветхую тряпицу, которой она должна была стать за столько лет. Видимо, опять какие-то Варварины магические штучки. Развернув ткань, я обнаружила под ней тот самый дневник, который мне нужно было найти. И снова удивилась тому, что он был в идеальном состоянии. Кожаный переплет, корешок, да и каждая страничка выглядели абсолютно новыми. Как будто этот дневник только что купили в магазине. Что ж, теперь можно возвращаться обратно. А там уже, дома, внимательно изучить находку. Решив, что это будет самым правильным решением, я развернулась и направилась в обратную сторону, снова высчитывая пятьсот шагов...
  - Триста сорок пять... - ненавижу зиму! - Триста шестьдесят восемь... - и прабабку свою, которая мне подбросила такую свинью! - Четыреста... - у-у-у-у... р-р-р.
   Итогом моих мысленных завываний, долгого пути в поисках выхода из леса и жажды стало то, что когда я увидела знакомые корни поваленной ели, не смогла сдержать победного клича.
   Остаток пути до дома помню смутно. Я опять стояла и ждала дребезжащего автобуса, только теперь идущего в другую сторону. Про толкучку в метро даже говорить не хочется. Ввалившись в прихожую своей квартиры, я прямо в одежде плюхнулась на стоящую неподалеку табуретку и вытянула ноющие ноги. А ванну, кстати, с дорожки убрали. И почему я метлу с собой не взяла... Ах, да... боялась что на меня будут косо смотреть. Дура. Лучше бы боялась, но зато полпути бы проделала гораздо быстрее. По крайней мере, обратную дорогу из леса уж точно сократила в разы. Да кто ж знал, что все так плачевно окажется...
   Когда стало совсем жарко, пришлось вставать и раздеваться. Варварин дневник я спрятала во внутреннем кармане пуховика, так что в его сохранности была уверена. Пройдя в ванную комнату, помыла руки и там же стянула с себя свитер, оставаясь в ядовито-салатового цвета майке. Пора подкрепиться и за изучение дневника браться. Времени у меня не так много. Кто знает, что там Тьма за время моего отсутствия с Константином сделает.
   Быстро запихнув в себя пару бутербродов, поплелась в прихожую. Достала из внутреннего кармана пуховика дневник и прошла в свою комнату. Там забралась на диван с ногами и открыла первую страницу. Усталость во всем теле не давала мне сосредоточиться, и я пару раз прерывала изучение книги. Было даже желание хоть часок подремать, но часы показывали уже одиннадцать часов вечера (или уже ночи?). Если я сейчас завалюсь спать, то либо просплю до следующего дня, либо после пробуждения эдак часа в четыре, остаток ночи буду колобродить. Потому что по большому счету никогда много не сплю. Так что я, отложив прабабкину прелесть, поплелась снова на кухню. Кажется, там где-то лежали пакетики быстрорастворимого кофе. Вообще фанаткой этого напитка я не была, но тут уж ничего не поделаешь. Надо как-то взбодриться. Пакетики нашлись довольно быстро, и уже через пару минут я опять сидела на диване. С дневником в одной руке и с кружкой с кофе в другой. Некоторые записи мне были непонятны. А точнее, я не могла понять, на каком языке они вообще написаны. Описание нужного мне артефакта нашлось уже ближе к концу. Нужно было сразу с него начинать смотреть. Но кто ж знал, что и здесь меня поджидал закон подлости. И я снова стала подвывать, когда углубилась в чтение инструкции по созданию сего 'нехитрого' артефакта.
   Для начала мне было необходимо раздобыть где-то малахит, либо янтарь. Далее требовалась толстая серебряная цепочка, свеча из красного воска и черная ткань. Это напоминало дешевый трюк шарлатанов-экстрасенсов. Но... если живые колобки и говорящие животные правда, то уж подобное меня удивлять не должно вообще. Но то, что я прочитала потом, меня немного смутило. В самом темном месте дома необходимо было постелить черную ткань, поставить посередине зажженную свечу, поднести к огню камень с цепочкой и влить в него свою силу. Вроде все нормально. Но вот проделать все это я должна была голой...абсолютно...совсем голой. Ах, да, совсем забыла, еще необходим нож. Им предлагалось пустить кровь, порезав себе запястье и окропить черную ткань вокруг свечи. В общем, во мне стали закрадываться сомнения. Нет, не по поводу того, стоит ли мне вообще помогать Князю. Я не была уверена в том, что у меня получится. Все-таки ведьма из меня не очень. И что, что я единственная такая необычная на весь Красноград. Вон у них сколько животины волшебной водится... вдруг и колдун какой имеется, только про него никто не знает. Да и где я в ночи найду янтарь и серебряную цепочку? Ну или малахит и серебряную цепочку... Не хотелось как-то тратить сегодняшнюю ночь на бездействие. Но поблизости никаких магазинов, торгующих камнями нет. И тут я опять тяжело вздохнула. Была у моей бабушки толстая серебряная цепочка. Купила она ее как-то, когда в магазин пошла. За продуктами. А вместо долгожданных фруктов и овощей притащила цепочку. Дедушка тогда жутко ругался. Но причину покупки бесполезной безделушки она объяснить не могла. А янтарь... У меня был янтарь.
   Встав с дивана, подошла к небольшому компьютерному столику и взяла в руки стоящую на углу деревянную шкатулку. Украшений у меня было немного, но что-то имелось. И одно из этих 'что-то' - было кольцо. Подарила мне бабушка как-то на день рождения столь громоздкое украшение. Мне тогда одиннадцать лет исполнилось, худенькая была, жуть. Так вот, это самое кольцо болталось на моем пальце подобно гире. Может, бабушка изначально знала, что эти вещи пригодятся. Может, ей руководило что-то другое. Но сейчас я ей была благодарна за то, что в свое время вместо долгожданных фруктов, она приобрела серебряную цепочку, а подарком мне на день рождение стало украшение, которое я так ни разу и не одела, потому что уж слишком было велико. Я примерила кольцо на средний палец и хмыкнула. По-прежнему слетает. Пройдя на кухню, я достала из ящичка кухонного стола небольшой нож и стала отковыривать камень. Как ни странно, но он почти сразу поддался. Как будто только этого и ждал. А я уже настроилась на долгое отковыривание... Оставалось дело за малым: дождаться полночи. Никаких заклинаний или непонятных слов в инструкции написано не было. Надо было просто четко следовать описанным в дневнике действиям и все. Ну и еще не забывать вкладывать в эти самые действия магическую силу.
   Бабушкину цепочку я нашла в ее небольшом тайничке между книг. Был у нее в комнате небольшой книжный шкаф, забитый произведениями классиков. Так вот, между книгой, надпись на корешке которой гласила 'Белый вождь' М. Рида и корешком другой книги - 'Госпожа Бовари' Г. Флобера, был небольшой зазор. Подцепив корешок 'вождя', я сняла книгу с полки. Тоже самое проделала и с другой книгой. А там, в задней стенке, было небольшое отверстие, в которое помещалась небольшая шкатулочка, значительно меньше той, которая осталась стоять у меня на компьютерном столе. Осторожно протянув руку, я с трудом достала вертикально стоящую шкатулку. Открыла ее и тут же зацепилась взглядом за нужную цепочку. Взяв ее в руки, закрыла бабушкину шкатулку и убрала ее обратно. Так же на свое место вернулись и обе книги. Это не мои вещи. И если бы не необходимость, я бы к ним и не притронулась. А так... у меня просто нет другого выхода. Надеюсь, что после того, как я сделаю артефакт (а я на это очень надеюсь!) меня тут же перенесет обратно в Отражающий мир. То есть не тут же, а минут через десять. Мне еще одеться надо будет. А то как-то нет желания разгуливать в плохо изученном мной мире нагишом. Еще не факт, что меня в замок Кощея или в избушку на гусиных ножках забросит. Оказалась же я каким-то образом на помойке в ванне, а не у себя дома. Повезло еще, что метла со мной была. Кстати, надо будет себе напомнить потом, что надо бы взять ее с собой. Не хотелось бы оставлять ее здесь. Она мне еще самой нужна. Это так сказать, ценный союзник. Прилетела же она на зов, когда меня гот из своего замка выгонял. Так что нет, она по любому отправится со мной. А в том, что меня перенесет обратно, я не сомневалась. Потому что не просто так я оказалась здесь. Моя цель - создать артефакт. Почему именно в этом мире - не знаю. Но факт оставался фактом. Может в Отражающем янтаря и малахита нет. Ну или с красными свечами у них там напряг. Кстати, свеча...
   Я уже в который раз прошла в кухню и стала шарить по полкам и ящикам в поисках свечи. Она точно была. И опять же... ее бабушка купила. Если она еще раз мне приснится, обязательно спрошу у нее, знала ли она о том, что случится в будущем или нет. Потому что слишком уж много совпадений. Спички дома есть, черная ткань... у бабушки (опять же) платок черный был.
  
  - Царь! - худощавый мужчина бежал по светлому коридору дворца и звал Гвидона. - Царь! Беда!
  - Что случилось? - Гвидон спокойно вышел из комнаты, которая служила малым залом для переговоров, и хмуро посмотрел на лекаря.
  - Царица, ваша светлость... - тот поклонился и продолжил: - Умерла.
   Царь Краснограда провел рукой по лицу и прикрыл глаза, стараясь удержать бурю эмоций, которые вызвала новость о кончине супруги. Как долго она боролась с недугом! Но, видимо, пришло ее время.
  - Что случилось? - из малого зала переговоров раздался недовольный голос, а вскоре показался и сам обладатель оного.
  - Можете идти, Казимир, - безжизненным голосом произнес Гвидон.
  - Слушаюсь, ваша светлость, - мужчина снова поклонился и быстрым шагом направился в обратную сторону.
  - Так что случилось? - опять недовольно спросили царя.
  - Лебедь скончалась, - глухо произнес светловолосый мужчина.
  - Как?! - искренне удивился его собеседник.
  - Ты знал о ее недуге, тут уже ничего нельзя было сделать.
  - Твоя правда, Гвидон, соболезную.
  - Оставь... - царь махнул рукой и покинул своего верного друга.
   А тот лишь нервно задергал густыми усами и вернулся обратно в малый зал переговоров.
  
   Я осторожно, ежась от холода, подходила к черной ткани, посередине которой одиноко стояла зажженная свеча. В таком положении ее удерживал небольшой подсвечник. Неровный огонек освещал тусклым светом маленькое помещение. Самым темным местом в квартире, несомненно, была ванная комната. Здесь я и постелила на пол старый бабушкин платок и положила неподалеку необходимые атрибуты. Только небольшой нож сжимала в руке. По обнаженному телу бегали мурашки. Но я старалась взять себя в руки и сделать то, что от меня требовалось. Если не я, то кто? Еле успела все в одном месте собрать, чтобы ровно в полночь к ритуалу приступить.
   Рука немного дрожала, когда я поднесла к запястью острие ножа. Это было самое сложное. Осознано причинить себе боль. Зажмурившись, я резко полоснула себя по руке и зашипела от обжигающей запястье боли. Кровь тут же потекла по ладони и стала капать на пол. Я протянула руку так, чтобы было удобно сделать кровавый круг, и сжала ее в кулак. Кровь потекла еще сильнее, и вскоре бабушкин платок был заляпан алыми пятнами. А вокруг красной свечи образовалась необходимая защита.
   Времени перевязывать руку не было. Я опустилась на колени возле неровного источника света и взяла в руки небольшого размера янтарь и серебряную цепочку. Что должно было произойти дальше, я не знала, но постаралась четко следовать написанной в дневнике инструкции, потому что в противном случае, придется делать все заново. А если янтарь или цепочка испортятся, других атрибутов у меня нет. Значит, надо будет бежать в ювелирный магазин и лавку, где продают янтарь. А я знала только один такой магазин... на ВДНХ. И желания тащиться туда у меня не было. Да и финансы, увы, не безграничные.
   Именно сейчас надо было приступить к вливанию в камень силы. Я поднесла части будущего артефакта к огню, и маленькое пламя стало окутывать солнечный камень. По пальцам рук стал бегать жар. Прикрыв глаза, сосредоточилась. Без вливания силы у меня ничего не выйдет. Надо каким-то образом вытолкнуть из себя часть накопившейся энергии и заточить ее в янтарь. Перед глазами встала картинка, как серебряная цепочка стала плавиться и соединяться с камнем, образуя подобие подвески. Грубая работа, но и я не ювелир. Покачнулась, и чуть было не упала, но в последний момент очнулась от странного полусонного состояния и открыла глаза. Кровь текла по поврежденной руке, но почему-то вся собиралась в ладони, а дальше уходила, как будто впитываясь, в камень. Невероятно... Янтарь светился, меняя свой солнечный цвет на алый. Цепочка крепилась к нему, образовав вокруг него кокон из тонких серебряных ниточек подобно паутинке.
   Я схватилась одной рукой за стену и поднялась на ноги. За время, которое понадобилось для того, чтобы создать артефакт, они жутко затекли и теперь отказывались меня слушаться. Свеча в последний раз дернулась и погасла, погружая ванную комнату в кромешную тьму. Нащупав ручку двери, я открыла ее и поплелась в кухню. Там, на одной из полок, стояла домашняя аптечка. Требовалось перебинтовать запястье, пока я не грохнулась в обморок от потери крови. А в случае чего, скорую вызвать некому. Да и не было желания, если честно, мелькать перед кем-то полностью голой. Обработав порез перекисью и по-быстрому перебинтовав руку, поплелась одеваться. Вот интересно, а когда меня обратно в Отражающий перенесет?
   Метла стояла там же, где я ее и оставила. Только мне показалось, что метелка, сделанная из разных веточек, немного поникла. Первым делом я само собой надела нижнее белье и теплые носки. Все-таки зима, холодно. Вон, по полу сквозняк гуляет. Джинсы, майка и свитер оказались на мне за считанные секунды. Резко стало очень холодно. Артефакт я сжимала в руке, на случай того, если меня прямо сейчас перенесет. А то как-то нет желания сюда еще раз возвращаться. По квартире уже вовсю стал гулять пронизывающий до костей ветер. Метла дернулась и ткнулась древком в ладонь. Неужели пора? Я еще не готова! Молнией метнувшись в прихожую, схватила в руки ботинки и пуховик. И только я успела ухватить свой пуховичок, как вокруг меня стал образовываться снежный вихрь. Метла в последний момент успела метнуться ко мне и каким-то образом оказаться под моей подмышкой. Проверив еще раз наличие в руке артефакта, я прикрыла глаза и тут же почувствовала, как меня куда-то уносит. Полет был коротким, приземление жестким.
   Я обнаружила себя лежащей в сугробе. Ну как сугробе. Небольшая горочка снега на вершине горы. Горы?!
   Вскочив на ноги, не обращая внимания на то, что я по-прежнему держу ботинки в руке, осмотрелась. И поняла, где нахожусь. Меня перенесло на Кудыкину гору. И что было удивительно: я не могла понять, это хорошо или плохо... что я оказалась именно здесь, а не на территории Дьявольской пустоши.
   Очнулась я лишь тогда, когда ноги стали терять чувствительность. Не хорошо, так и заболеть можно. Внимательно осмотрела свой внешний вид и ойкнула. Кажется, я что-то во время полета потеряла. Быстро стала оглядываться по сторонам в поисках утерянных вещей.
   Пуховик обнаружился неподалеку. Лежал в соседнем сугробе. Метла недовольно дергалась рядом. А артефакт я, как и ботинки, из рук не выпустила. Ну что ж... надо быстро одеваться и как-то спускаться вниз.
   Одевшись, положила во внутренний карман пуховичка артефакт и стала искать самую безопасную дорогу. Небольшая тропинка шла под уклоном и из-за лежащего клочками снега была почти незаметна. Я ступила на скользкую дорожку и, поскользнувшись, приземлилась на вторые девяносто. И казалось бы, на этом мои злоключения должны закончиться, ан нет. Я заскользила на попе вниз, постепенно набирая скорость. Это напоминало катание с горки, когда в детстве бабушка совала мне в руки ледянку и выпускала на улицу, послоняться по двору со сверстниками. Попыталась зацепиться руками за каменные выступы, но бесполезно. На горе росли одинокие деревья, каким-то образом нашедшие лазейку, чтобы пустить здесь свои корни, но их ветви находились достаточно высоко, и дотянуться до них не представлялось возможным.
   В итоге, к концу 'аттракциона' я визжала дурниной, а метла, летящая неподалеку, и не думала мне помогать. Когда скольжение резко закончилось, я снова обнаружила себя в сугробе. Только на этот раз он был гораздо больше. Подумать только, я вроде только-только в Хрустальном была! И лишь сейчас обратила внимание на то, что тут тоже ночь.
  - Могла бы и помочь, - выплевывая подтаявший снег изо рта, проворчала, глядя на стоящую неподалеку метлу. - Молчишь? Молчи-молчи, и на моей улице праздник будет. Вот повыдергиваю все прутики, - я встала на ноги и стала отряхиваться от прилипшего к одежде снега. - И в печь на растопку пущу. Хочешь? - и голос такой сделала, грозный.
   Метелка мелко задрожала и ломанулась ко мне. Стала тыкаться кончиком древка в раскрытую ладонь, но я проигнорировала ее извинения.
  - Или может, пол тобой мести буду. А что? Ты ведь метла, тебя именно для этого и придумали.
   Деревянная предательница затряслась еще сильнее, и я все же решила сжалиться. Ухватила ее за древко и грозно скомандовала:
  - Полетели к избушке. А там уже решать будем, когда к Кощею Бессмертному во владения наведываться.
   Забравшись на свою метелку, крепче вцепилась в свой странный вид транспорта и взмолилась всем существующим и не существующим богам, чтобы на этот раз полет прошел без происшествий. Во время полета я, как ни странно, не испытывала какого-либо дискомфорта по поводу того, что вообще-то уже наступила зима и ночью становилось жутко холодно. Видимо, и правда магия в этом мире на меня сильнее действует.
   Приземление было плавным. Соскочив с метлы, уже привычно ухватила ее за древко и огляделась.
   Из-за того, что я попала в Отражающий ночью, избушку я заметила далеко не сразу. А когда заметила, стоило лишь глазам привыкнуть к темноте, внутри меня что-то сжалось. Дверь и окна нараспашку, ступеньки крыльца поломаны, гусиные лапки спрятаны от посторонних глаз. Про крышу вообще молчу, там зияла дыра.
  - Избушка... - выдохнула, из-за чего у моего лица образовалось облачко пара. - Избушечка!
   Я прибавила шаг и влетела внутрь своего дома. Избушка недовольно зашевелила створками и заходила ходуном.
  - Да я это! Яга! - громко произнесла, надеясь на то, что избушка услышит.
   Услышала, успокоилась и снова бухнулась на холодную землю, пряча гусиные лапки. Со скрипом закрылись окна и входная дверь. В печке затрещали поленья и сами собой зажглись пара свечей, освещая единственную в избушке комнату.
  - Кого так поздно лешие сюда принесли? - буркнули с кровати.
   Я повернула голову в сторону своего ложа и невольно улыбнулась. Лисички-сестрички дружно устроились на кровати, свернувшись калачиками и прикрыв черные носики пушистыми хвостами.
  - А-а-а... - сонно зевнула рыженькая, открывая один глаз. - Яга вернулась...
   Она снова погрузилась в сон, но ненадолго. Почти сразу все три лисички подняли свои заспанные мордочки и распахнули глазки.
  - Ягушечка-а-а!!! - завопили все сразу и ломанулись ко мне. - Вернула-а-ась!!!
  - Тише, - попыталась призвать их к порядку.
  - Надо звать лису! - подпрыгнула на месте черненькая.
  - Так зови, - фыркнула рыженькая.
  - А почему я? - черненькая лисичка-сестричка нервно задергала ушками. - Вон, пускай беленькая идет.
  - Это еще почему? - возмутилась обладательница белоснежной шубки.
  - Так тебя на снегу не видно будет, если что, - стала пояснять та, которая черная. - Да и зима - это прям твое!
  - А ты у нас вообще ночная лисичка! - выразила свое 'фи' беленькая.
  - А тебе зимой не холодно!
  - А у тебя ночное зрение лучше развито!
  - А ты по снегу быстрее бегаешь! У тебя подушечки и когти на лапах для таких вот холодов и приспособлены, а у меня нет.
  - Зато тебя ночные звери за свою принимают.
  - Пойду я что ли, - со вздохом произнесла рыженькая. - Эти никогда между собой договориться не могут.
  - Угу... - машинально произнесла, не отрывая взгляда от сорящихся лисичек-сестричек.
  - А на тебе седина будет видна, когда ты станешь старой и облезлой! - шипела на свою сестру беленькая.
  - А к тебе вся грязь липнет! - парировала черненькая.
  - Да ты...
  - Цыц! - в избушку вбежала главная лисица Кудыкиной горы. - Устроили тут балаган! Ульяна... - кажется, обладательница яркой огненно-рыжей шубки только сейчас заметила мою скромно стоящую посередине комнаты персону. - Вернулась... Живая!
   Меня обняли мощными лапами, из-за чего позвоночник жалобно хрустнул. Еще чуть-чуть, и она переломает мне все возможные косточки.
  - Лиса... - прохрипела, когда из легких вышел уже почти весь воздух. - Пусти...
  - Ой... - лисица тут же отстранилась. - Прости.
   Я не стала ничего отвечать. Поставила метлу рядом с кроватью, стянула пуховичок (я опять перестала ежиться от холода) и села на свое 'ложе', вытянув ноги.
  - Рассказывайте, - тут же потребовала. - Что произошло за время моего отсутствия, какие новости?
  - Так это... - рядом со мной сразу же оказались все три лисички, слово взяла беленькая. - Ты как с Князем Дьявольской пустоши улетела, так мы и не в курсе были, что с тобой. Думали, сгинула. Погубил тебя Кощеюга проклятущий. А ты раз... и обратно прилетела. Только вот... одежда у тебя какая-то чудная. - Она одарила меня хмурым взглядом.
   Пришлось вкратце рассказывать разношерстной компании о своих приключениях. Правда, каюсь, умолчала о ночи, проведенной с Константином. Незачем им знать интимные подробности моей, не очень богатой на подобные события, жизни. Лисички-сестрички снова спрятали свои носики в хвосты и тихо посапывали, периодически дергая ушками. Лисица же сидела за столом и хмуро смотрела на меня.
  - Артефакт, значит, делала... - задумчиво протянула она.
  - Да, - кивнула, - теперь необходимо вернуться в Дьявольскую пустошь и отдать его Князю. Когда Тьма будет заточена в Кару зла, она больше не сможет управлять им.
  - Скажи-ка мне, - главная лиса Кудыкиной горы побарабанила пальцами по столешнице, - с чего вдруг такая забота? Почему ты не осталась в Хрустальном мире? Ведь, как я поняла из твоего рассказа, Кощей за тобой прийти не мог. Значит, ходу ему по какой-то причине туда нет. Но ты, зная об этом, все равно сделала артефакт и вернулась. Почему?
  - Ну... - я не знала, что ей на это ответить. Поэтому отвела от нее взгляд и стала изучать неровные доски пола.
  - Чего ты мнешься, - фыркнула лисица. - Признайся уж, любишь его и все.
   Я дернулась и резко вскинула голову, снова встречаясь с взглядом пронзительных глаз.
  - С чего ты взяла? - буркнула в ответ. Признаваться в подобном не хотелось. Нет, себе-то я могла признаться, что да, люблю и ничего с этим уже поделать не могу. Но обитателям Кудыкиной горы лучше об этом пока не знать.
  - Не бойся, - она махнула на меня когтистой лапой, - я никому не расскажу. Ну, так что, любишь?
  - Люблю, - с трудом выдавила из себя признание.
  - Тогда все встает на свои места. - Она поднялась из-за стола и направилась на выход. - Сегодня лучше никуда не лети, отдохни. Только этих нахалок из кровати выгони. А завтра будем решать, что дальше делать. А то... - она переминалась с лапы на лапу у выхода, - слухи ходят, что Князь Дьявольской пустоши договор подписал с Гвидоном...
  - Значит, уже подписал, - я закрыла лицо руками.
  - Так ты знаешь? - удивилась лисица.
  - Знаю...
  - Ладно, - неуверенно сказала лисица, - я пойду...
   Он все-таки подписал договор! И я стала собственностью Бессмертного! Где-то внутри меня все же были сомнения по этому поводу. Но слова лисы убили во мне всякую надежду на то, что он этого не сделает. Неужели все начнется заново? Нет, необходимо поговорить с Константином. Этот гот, скорее всего, не просто так этот чертов договор подписал. И дело тут в не нерушимом мире между двумя государствами. Тут что-то другое. Целью Князя был не мир - это очевидно. Тогда что? Блин блинский! Мне необходимо лететь к Кощею! Но сейчас уже очень поздно, да и спать, если честно, хотелось. Так что пришлось на время сгонять лисичек-сестричек с нагретого места и расстилать кровать. Умывалась второпях, так как вода была ледяная. Живот недовольно буркнул, намекая, что пора бы подкрепиться, но я проигнорировала его возмущенное урчание и, раздевшись, забралась в кровать, и почти сразу уснула.
  - Отдай, говорю! - раздался противный голос сквозь сон.
  - Попробуй, отбери!
  - Да что ты с ней возишься, тяпни ее за хвост!
  - Я те ща тяпну!
  - А тебя никто спрашивать не будет.
  - Р-р-р-р-р...
  - Ой, смотри рыжая, у нее молочные клыки прорезались!
  - Я тебе сейчас дам... молочные!
   Дальше послышались звуки разбивающегося об пол стекла. Значит, пора открывать глаза. И я их открыла. Замерла, потерла, проморгалась и обалдела. Резко села и опустила босые ноги на пол.
  - Да вы... - далее последовало неприличное ругательство. - Да как... - еще одно ругательство. - Да что это... - и еще одно.
   Лисички-сестрички прижали ушки к головам и склонили моськи в покаянном жесте.
   Я хмурым тяжелым взглядом осмотрела небольшую комнатку и заскрипела зубами. Посуда побита, валяется по всему полу и режет взгляд острыми крупными осколками. Занавески, которые раньше украшали окна, валяются там же. Стулья, небольшая скамейка и еще несколько предметов мебели либо со следами острых клыков, либо поломаны.
  - И что здесь произошло? - недовольно буркнула, смотря на учиненный лисичками-сестричками погром.
  - Э-э-э-э-э... - попыталась что-то сказать рыженькая.
  - Понимаешь, Ягушенька, - черненькая почесала лапой за ухом, - тут такое дело...
  - Поспорили мы, - внесла свои три копейки беленькая, - кто проворнее и сильнее.
  
   После того, как Князь Дьявольской пустоши узнал, что Ульяна не виновата в краже фамильного артефакта, он почувствовал сильное облегчение, будто бы камень с души упал. Но вместе с тем пришло и чувство вины перед девушкой. Соблазнил, воспользовался, не объяснился и выгнал куда подальше. Идиот.
   Хозяин замка сидел в своем кабинете за письменным столом и, откинувшись на спинку стула, сосредоточенно, усердно думал. Он пытался найти ответ на вопрос: "Как Ульяна смогла попасть в Хрустальный мир со своими-то способностями, и как ему самому к ней теперь попасть?" Кощей, прикрыв глаза, думал о том, где можно найти хоть какую-нибудь информацию о перемещениях между мирами, но постоянно возвращался к мыслям о ней. И опять мужчина силой воли заставлял свой мозг работать в нужном русле, объясняя самому себе, что девушка сама навряд ли сможет вернуться, значит надо ее снова силой забрать из Хрустального. Он не мог даже предположить, зачем ее туда перенесло. Не может же быть, что у нее остались там незаконченные дела, и ее просто выкинуло обратно, чтобы она смогла их завершить. Думать о том, что она сама каким-то образом туда перенеслась, сбегая от него, он не хотел и всячески гнал от себя эти мысли. Ему необходима информация о перемещениях между мирами и все данные об артефактах, способных перемещать между ними без вреда для здоровья.
   В свое время Константин собрал очень много разнообразных редких книг в Магической Библиотеке Редких Знаний, которую он решил изначально построить отдельно от своего замка. Впоследствии вторая библиотека появилась и здесь, в главном здании Дьявольской пустоши, но в ней нет ничего ценного. Бегло осмотрев некогда мрачные и ужасающие интерьеры собственного жилища после пребывания в нем Владислава, своего преемника, Кощей Бессмертный только удостоверился в том, что ценным текстам не место там, где их смогли бы легко уничтожить или, что еще хуже, воспользоваться ими отнюдь не во благо.
   После преемника Константин обнаружил кардинальные изменения в структуре хранения книг. Вернее, никакой структуры-то уже и не было в помине. Инвентаризация и структуризация хранящихся в библиотеке книг проводилась в последний раз лет триста назад, как раз незадолго до исчезновения Князя Дьявольской пустоши. Бывший хозяин замка не заботился такими мелочами, как порядок и чистота. Те комнаты, в которых правитель находился чаще всего и принимал гостей соответственно, убирали слуги, которых Владислав держал в немалых количествах.
   После того как Константин вновь стал править на своей территории, все люди были распущены, так как с приходом к власти человека, чья сущность буквально пропитана Тьмой... необходимость в слугах отпала. Стены замка дышали темной магией, и само понятие 'уборка' было лишь чистой условностью.
   В библиотеке Кощей Бессмертный планировал навести порядок сам, дабы лично изучить масштабы изменения и разрушения, царящие на стеллажах и в архиве. Но сейчас Константин не хотел пока думать об этом, он твердо решил сначала найти свою новоиспеченную обиженную им же жену, а только потом преступить к второстепенным, по его мнению, вещам.
   Князь резко поднялся и направился к входной двери, ведущей в коридор. Магическая Библиотека Редких Знаний находилась на территории, прилегающей к замку, глубоко под землей. Чтобы туда добраться существовал специальный тайный ход, про который знала лишь династия Бессмертных. Точнее только Кощей.
   Проходя по одному из коридоров, мужчина неожиданно остановился как вкопанный. Ему на миг почудилось, что династия Мрачных могла добраться и туда. Бред, конечно. Им даже не под силу было договориться с Тьмой, что уж говорить о тайной библиотеке, напичканной под завязку древнейшими фолиантами и свитками и защищенной так, что никто кроме владельца не мог попасть в сие место. Мотнув головой, отодвигая ненужные мысли куда-то глубоко внутрь себя, Князь двинулся дальше.
   Тайный ход можно было открыть только из спальни Константина, куда последний в данный момент и направлялся. Вернее сказать, проход вел не сразу в тайную библиотеку, а в Черный зал, представляющий собой круглое замкнутое помещение без дверей и окон, откуда можно было попасть в любую комнату замка, а также в Магическую Библиотеку Редких Знаний и в Алхимическую Лабораторию, где Кощей Бессмертный держал кучу различных ингредиентов для сложносоставных зелий и таинственных магических ритуалов. Перед перемещением триста лет назад в Хрустальный мир Князь Дьявольской пустоши проводил много времени в своей лаборатории, но сейчас, с появлением в его жизни Яги Ульяны, он заметно охладел к своим прошлым увлечениям.
   Константин Бессмертный ураганом пронесся по темным коридорам замка и пулей влетел в собственную комнату. Для начала ему было необходимо открыть проход, ведущий в Черный зал. Мужчина подошел к двери, которая вела в ванную комнату и, приложив руку к дверной ручке, шепнул заклинание, которое много лет назад так усердно и кропотливо создавал. Глаза мага стали напоминать два черных провала. Князь Дьявольской пустоши потянул ручку на себя. Вместо ванной комнаты за дверным проемом оказалась темнота. Но это нисколько не волновало мужчину, который тут же уверенно переступил порог между спальней и темным проходом и закрыл за собой дверь. Теперь если кто и захочет открыть ее снаружи, то обнаружит лишь ванную, не более.
   Оказавшись в полной темноте, Константин стал медленно продвигаться в направлении Черного зала, которое было известно только ему одному. Все дело в том, что зрение колдуна перешло на другой уровень. Все, что для обычного человека казалось кромешной тьмой, для Князя являлось не более чем полумраком. Кроме того, особое зрение давало возможность видеть четкие силуэты и очертания всего, что окружало его в данный момент. Вдобавок к этому, Константин построил свою магию так, что мог видеть во мраке тонкую красную нить, которая направляла его в нужное место. Кощей Бессмертный шел четко по направляющей его нити, которую сам же одну минуту назад настроил на Черный зал. Мужчина видел очертания стен, пола и потолка коридора и его ответвлений. Если хоть немного сбиться с пути, пойти в неправильную сторону, дороги назад можно уже не найти.
   Константин делал широкие быстрые шаги и вскоре достиг конца тоннеля, который в итоге завершился самым обыкновенным тупиком. Но колдун опять приложил руку к стене, шепнул заклинание, и она стала медленно отъезжать в сторону, являя взору мужчины Черный зал. Он вышел из коридора, и проход закрылся.
   Круглый зал без окон и дверей представлял собой один сплошной отшлифованный черный камень с серебряными прожилками. Стены сплошняком были исписаны различными темно-бордового цвета символами и заклятиями на всеми давно позабытом мертвом языке. На полу в самом центре была высечена пентаграмма в виде девятиконечной звезды, каждая грань которой была увенчана причудливым цветком, издалека напоминающим розу. Также на пентаграмме, по ее периметру, были выведены красным древние охранные письмена, призванные не пускать чужаков и врагов в святая святых замка Константина Бессмертного. На черном потолке задавали тусклое синеватое освещение магические кристаллы, расположенные по спирали.
   Константин встал в центр пентаграммы и принялся читать довольно длинное заклинание, призывающее стены Черного зала открыть проход в Магическую Библиотеку Редких Знаний. Маг подкреплял слова короткими пассами рук, а также постукивал правой ногой, отбивая определенный ритм, необходимый чтобы библиотека вновь признала его своим хозяином. За триста лет Константин ни разу там не бывал (что не удивительно), поэтому было вполне возможно, что охранные заклинания попросту расщепят его, как чужого. Вот скоро, еще чуть-чуть, и Кощей вновь сможет по одному хлопку и маленькому простейшему заклинанию входить в священную обитель редких знаний. А пока...нужно немного подождать и постараться.
   Новый проход открылся за спиной темного колдуна, который уже завершал заклинание. Оттуда вылетел хранитель библиотеки, маленький бестелесный дух, светящийся приятным нежно-кремовым цветом. Он подлетел к своему хозяину и стал дожидаться, пока тот будет готовым проследовать за ним. Мужчина закончил заклинание и обернулся. Хранитель с некоторой опаской отлетел назад, но увидев, что Кощей Бессмертный сегодня не намерен убивать, маленький прозрачный дух решил первым подать голос:
  - Добро пожаловать Князь Константин! Давненько вас не было в нашей библиотеке. Я рад, что с вами все хорошо. Проследуйте, пожалуйста, за мной.
   С этими словами хранитель направился в открывшийся проход, ведущий в Магическую Библиотеку Редких Знаний. Кощей Бессмертный молча проследовал за ним. Этот дух ему никогда особо не нравился. Маленький, трусливый, неуверенный, бесполезный. Опять особое зрение помогло в темноте разглядеть колдуну очертания коридора. Теперь вместо направляющей нити был хранитель библиотеки, который вел своего хозяина точно к цели. По-прежнему встречались развилки, но Константин помнил дорогу наизусть, поэтому мог бы вполне обойтись и без духа. Но библиотека не может существовать без него. Этот малыш упорядочивает магические потоки, которые пронизывают воздух в стенах обители редких знаний.
   Вдалеке показался свет. Константин прибавил шагу и, обогнав хранителя, устремился в проход, ведущий в Магическую Библиотеку. Переступив черту, отделяющую темный коридор и конечную цель его визита, мужчина оказался в просторном помещении от пола до потолка заставленным высоченными стеллажами с кучей различных книг. По центру зала находилось пять широких стеклянных колонн, в которых хранились свитки, содержащие наиболее древние знания, относящиеся ко времени создания Отражающего мира. Своды потолка были расписаны старинными текстами пророчеств, которые дополнялись причудливыми рисунками, а также кристаллами, выполняющими роль светильников. С потолка вниз свисали белые и желтые сталактиты, каждый длиной по полтора метра, от них исходил приятный яркий свет. На полу, в самом центре, имелся довольно большой бронзовый цветок розы, от которого исходило ярко-алое свечение. По задумке Кощея он (цветок) выполнял роль сердца тайной библиотеки, которая, по сути, являлась живым организмом. У одной из стен стоял массивный письменный стол. Столешница была выполнена из древесины темной сосны, а ножки, под цвет розы, представляли собой особый сплав меди и стали и имели форму тонких изогнутых, но прочных ветвей колючего кустарника.
   Константин окинул взглядом помещение и остался доволен внутренним состоянием библиотеки. Когда он только шел по коридору, то был целиком и полностью занят процессом проверки магической системы безопасности своего детища. Внешне библиотека ни разу никем не была обнаружена, и уж тем более никто не пытался в нее проникнуть. Оставалось только оглядеться внутри, все-таки живой организм имеет свойство болеть и стареть. Но темный колдун никаких отклонений от нормы не выявил, что не могло не радовать.
   При всем при этом Князь никак не мог не думать о своей суженой. Вопрос телепортации девушки в другой мир волновал мужчину больше всего. Он прекрасно знал, что просто так в Хрустальный мир она попасть не могла, только лишь, если перед ней встала какая-либо задача. Но кто мог проделать такое? Вот это стоило выяснить. А еще Константину было необходимо переместиться к ней самому. В последний раз его заметно подкосило такое гуляние между мирами. Да к тому же водная гладь ничего конкретного не показывала в отношении Ульяны. Он только пришел в норму, ему еще не под силу такие сложные эксперименты. Да и Тьма что-то в последнее время очень неспокойно ведет себя, чтобы опять заключать с ней сделку. Остается только уповать на то, что в мире существует некий артефакт, который позволил бы ему перенестись в Хрустальный без существенных затрат собственной энергии. Ведь у Зорана же был подобный артефакт... правда, перемещал он в пределах Отражающего мира, но все же.
   Первым делом Константин стал осматривать книги, связанные с самим понятием телепортации и общую информацию о переходах между мирами. Постепенно Кощей углублялся все дальше и дальше, в недра интересующей его темы. Мужчина сильно увлекся и потерял счет времени. Однако он умудрился не потратить впустую ни единой секунды. Сначала он узнал, что боги и ангелы, наблюдающие с небес за земными созданиями, могли отправить Ульяну в другой мир, тем самым обязать ее выполнить что-то важное, что-то, что сильно повлияет на ее дальнейшую судьбу. Это было вернее всего. А вот с вопросом о способах телепортации между мирами Константину пришлось еще повозиться некоторое время. Но и тут он добился положительных результатов. Вскоре ему на глаза попался древнейший фолиант, содержащий информацию как раз про редкие магические артефакты. Несколько страниц было посвящено очень занятному амулету под названием Путеводная Звезда. Этот предмет не имел ничего общего со звездой, он лишь светился слабым зеленоватым светом в руках владельца. Горный хрусталь, особо зачарованный и хранящийся в единственном экземпляре в пещере Мелодии, что располагается ныне в глубокой впадине, на самом дне моря, которое окружает остров Буян. Кощей тут же раскрыл географическую карту и определил, что там недалеко находится русалочий город Эринис. По проверенным современным источникам он знал, что нынешнего правителя зовут Торусом. Вот и все, пожалуй, что хотелось знать Константину. Теперь необходимо было посетить лабораторию, чтобы составить зелье, позволяющее простому человеку находиться под водой от шести часов и более. Что-то наталкивало Князя на мысль, что морское путешествие пройдет отнюдь не так гладко, как ему бы хотелось. Таинственные артефакты всегда хорошо охранялись, поэтому мужчина даже и не надеялся, что сможет настолько быстро справиться со своей задачей.
   Для того, чтобы попасть в Алхимическую Лабораторию, необходимо было вернуться в Черный зал и уже оттуда открыть новый проход. Константин собрался уже покинуть библиотеку, как неожиданно вспомнил про хранителя, который давно не показывался ему на глаза. Поискав взглядом полупрозрачного духа среди стеллажей, Кощей Бессмертный обнаружил оного за весьма увлекательным занятием - игрой в карты с привидением, которое недавно показало Ульяне местонахождение тайника с фамильным артефактом.
   Ни слова не говоря, колдун принялся бормотать сложное заклинание привязки, предназначенное специально для неупокоенного духа. В прошлый раз хозяин замка спустил с рук довольно сильный проступок этого привидения, но сейчас он не мог допустить, чтобы оно покинуло стены тайной библиотеки. Иначе она перестанет быть тайной. Кощей Бессмертный не стал даже разбираться и пытаться разогнать играющую полупрозрачную парочку.
  - Матвей, - закончив колдовать, произнес Константин, - что ты тут делаешь?
   Привидение дернулось от неожиданности и только теперь заметило присутствие человека.
  - Князь, - проблеял Матвей и попытался смыться с места преступления, будто его и не было.
   Но не тут-то было. Заклинание Константина отлично работало, и призрачное тело, которое когда-то звали Матвеем, осталось на месте.
  - Значит так, - как ни в чем не бывало, продолжил Князь Дьявольской пустоши, - за твои два последних проступка я навсегда привязал тебя к этой библиотеке. Не знаю, как ты нашел это место, но теперь ты вынужден находиться безвылазно в этих стенах.
   Не дожидаясь ответа, Константин шагнул в проход, который тут же закрылся за его спиной. Зрение мужчины привычно приспособилось к мгле, и он уверенно зашагал к входу в Черный зал. Колдун хорошо знал дорогу и шел чисто на автомате, потому что голова его была забита мыслями о том, сможет ли он найти артефакт Путеводная Звезда или нет. Еще он переживал за жену, которая находилась в другом мире и которой, в случае опасности, он не мог помочь. Сейчас с ней было все хорошо, мужчина чувствовал это. Но где гарантии, что так будет и дальше?
   Свет. Только сейчас Кощей осознал, что забыл закрыть проход, когда направлялся в Магическую Библиотеку Редких Знаний. Да, оказывается, правда, что любовь ослепляет глаза, затуманивает разум. Любовь?! Князь Дьявольской пустоши только сейчас понял, что действительно любит. Сильно, страстно, нежно, теряя при этом голову. Вот только бы ничего не напутать в приготовлении зелья при таком раскладе. Когда это с ним произошло? И как он смог проморгать этот момент...
   Константин сжал ладони в кулаки, и его руки окутал темно-синий дым, который тут же сорвался по направлению к стене, в которой моментально открылся очередной темный проход, который в итоге должен был привести Князя в Алхимическую Лабораторию. Мужчина открыл глаза и направился на встречу с тьмой. Как только он переступил границу темного коридора, проход закрылся. На этот раз Константин был предельно сосредоточен на новой задаче.
   Дорога по темному коридору до лаборатории у Князя Дьявольской пустоши заняла не более пяти минут. В конце тоннеля был тупик, который по желанию Кощея превратился в довольно широкую арку. Мужчина ступил на каменный пол и с ходу стал осматривать все помещение и хранящиеся на полках, в шкафах и на столе склянки. Посередине стоял большой котел, что удивительно, так и не покрывшийся ржавчиной со временем. Здесь все было темно-серого цвета. В былые времена, еще до того, как Константин оказался в Хрустальном мире, здесь проводилось множество опытов, велась активная подготовка к различным темным ритуалам и обрядам. Сама лаборатория помогала хозяину во всех его злостных деяниях. Прямо из стены могла вылезти мертвая каменная рука с искусственным интеллектом и начать, к примеру, подавать темному магу те ингредиенты, которые лежали под самым потолком. К слову о последнем, каменные своды имели форму костей животных и были выполнены в готическом стиле. В форме созвездий там же, прямо в воздухе, висели искусственные магические лампы.
   Да, Алхимическая Лаборатория не была подобно библиотеке живым организмом, но вот неживым очень даже, чем-то на подобии умертвия. Здесь тоже стояли свои охранные заклинания, но так же стены лаборатории могли и сами, в случае необходимости, атаковать, защищая свою территорию. Константину понадобилось чуть меньше времени на восстановление контроля над омертвевшими стенами, нежели в случае с библиотекой. Темный колдун встал в центре зала и, прикрыв глаза, сосредоточился на структуре и внутреннем состоянии лаборатории. Немного прогнила, стены покрылись странными желтоватыми волдырями. Вот что значит создать организм без хранителя. И неважно, живые стены или мертвые. Магические потоки нарушены, но в целом, как ни странно, лаборатория еще держится. Никто не прознал о ее существовании, никто не пытался туда проникнуть. Уже неплохо.
   Для начала необходимо было восстановить внутреннее состояние стен лаборатории, а также создать хранителя. Не теряя времени даром, Кощей Бессмертный прошел к большому котлу, в котором только от одного взгляда Князя Тьмы материализовалась кристально-чистая родниковая вода. Этот компонент был необходим для составления практически всех видов зелий. Далее мужчина стал бормотать на мертвом языке древнее восстановительное заклинание, попутно добавляя к воде и другие редкие, но от этого не менее противные для обычного человека, ингредиенты. Последней составляющей зелья являлась кровь самого хозяина Алхимической Лаборатории. Одним движением руки мужчина достал из ножен тонкий острый кинжал ручной работы и полоснул острием собственную ладонь. Тонкая струйка темно-алой крови потекла по бледной грубой коже. Колдун вытянул руку над котлом и проговорил громко и отчетливо последние слова заклинания. В одно мгновение над готовым зельем поднялось густое зеленое облако, которое стало разрастаться во все стороны, постепенно заполняя все пространство. Со всех сторон послышался усталый вдох неживого существа.
   Константин с облегчением выдохнул и принялся за создание хранителя лаборатории. Мужчина, начиная читать очередное древнее заклинание, вытянул руки перед собой и расположил ладони напротив друг друга, чуть согнув при этом пальцы. Глаза Князя стали напоминать черные провалы, воздух вокруг накалился до предела. Между ладонями возникло голубоватое свечение, постепенно принимающее форму бестелесного духа, подобного тому, что остался сторожить тайную библиотеку. Маленькие капельки пота выступили на лбу Константина, который уже заканчивал колдовать над созданием хранителя. Мужчина был полон сил и прекрасно чувствовал это, внутренне ликуя и упиваясь таким редким моментом.
   Наконец, все закончилось, и он смог облегченно выдохнуть. Бестелесный дух тут же улетел осматривать свое новое пристанище, а Князь принялся колдовать над очисткой котла от остатков предыдущего зелья, чтобы свободно приготовить в нем новое. Для приготовления зелья, которое позволит ему долгое время находиться под водой, Кощей использовал те знания, которые сам же ранее, триста лет назад, описывал в специальной тетради, хранящейся в потайном ящике длинного каменного стола, стоящего неподалеку от котла. Опять вода, соответственно, рыбьи жабры и хвост... мужчина собирался на сутки стать русалом.
   В этот раз произносить никаких слов не понадобилось, все-таки рыбы - народ немой. А вот русалки... кто знает. Но колдовство Константин уже проверял ранее и остался доволен полученным результатом, поэтому сейчас он уверенно и молчаливо совершал сложные пассы руками над кипящей жидкостью в котле. Пить зелье сию минуту нельзя, потому что оно подействует сразу, соответственно, на русалочьем хвосте далеко не уползешь.
   Князь завершил приготовление зелья, которое окрестил как Дыхание Тритона. Немного пошарив взглядом по стеллажам со склянками, отыскал пустую мензурку емкостью примерно в пятьдесят миллилитров. Этого должно быть достаточно для одного раза. Быстро наполнив сосуд и закупорив его специальной пробкой, колдун провел рукой над котлом и тем самым очистил его. Мензурку с темно-зеленой жидкостью Кощей положил во внутренний карман своего черного камзола.
   Вот теперь все более или менее было готово для предстоящего путешествия, и темноволосый мужчина с темно-зелеными глазами покинул Алхимическую Лабораторию. Как только проход за его спиной закрылся, темный колдун на миг задумался о том, как быстро добраться до моря, не потратив при этом уйму времени. Уверенно шагая во тьме, Кощей Бессмертный все думал, а сможет ли он попасть туда прямиком из Черного зала? Подобных экспериментов он еще не ставил. Хотя, если брать в расчет, что водная гладь сама повинуется ему и показывает правду при наличии магической силы, то можно предположить, что она согласится доставить его и прямо в море. Ведь вода тянется к воде...
   Сейчас он идет по каменному коридору, и стихией-покровителем этого места является земля. А что, если взять воду? Получится ли водный коридор во тьме, способный переместить его к артефакту Путеводная Звезда? Если это так, то в будущем Князя Дьявольской пустоши ждет масса интереснейших открытий в области телепортации в рамках Отражающего мира. А где один мир, там и остальные.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"