Вмырайло Юрий Ефремович: другие произведения.

Кривляния и мысли извращения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Превозмомогая свою удивительную лень, я произвожу здесь перед вами попытку собрать воедино свои т.н. вторичные стихи, то есть возникшие после ознакомления с оригинальным творением мои собственные варианты авторской мысли или мои извращения этой мысли (в зависимости от степени трепета фибров моей души после прочтения сих творений). Читателям настоятельно рекомендуеться ознакомиться сначала с оригиналом, сходив по ссылке (бесплатная реклама для авторов), потому что иначе смысл половины моих опусов ускользнет от него (смысл второй половины, даже при этом условии, не возникнет).
   В конце этого сборника, я наглядно демонстрирую, что над собой умею издеваться не хуже чем над другими, что должно убедить жертв моего кривляния не принимать мои выходки близко к сердцу и не держать на меня, в целях самообороны конечно, в кармане камня и за спиной ножа. Больше ни слова пошлой прозы!
  
   Для начала несколько слов об этой страничке, вместо вступления.
  
   > > 12.Зор И.К.
         >> > 4.Вмырайло
         >>> > 3.Зор И.Ще :-))
         >>>Если автор уже не существует, то почему Вмирайло, а не ВымерлО?
         >>
         >>Не охота опять фамилию менять. Это я когда помирал поменял, а теперича опять менять? Не, с пачпортом много возни.
         >
         >А если все же решиться и поменять на что-нибудь более оптимистичное. Краснокниженко, например. И смысл остался, и не так пессимистично.
         >
         Зачем излишний оптимизм страничке столь унылой?
         Что выбил в камне камнетес, рукою не стереть,
         Сей монумент воздвигнут был когда-то, над могилой,
         Души, которая сама свою искала смерть.
         Судьба такая у души не редкость и, однако,
         Поставить памятник над ней - хорошая черта,
         Здесь важен не материал, существоватье знака,
         Само достаточно уже, чтоб не забыть где та,
         Которая дала тебе иллюзию свободы,
         Мечту, что крылья за спиной лишь времени вопрос.
         Ты ждал.
         Унылою толпой в даль уходили годы,
         Но оперенье не росло, зато животик рос.
         Ты помнишь мертвый свет утра, когда случилось это?
         Похмелье и душа опять отчитывает тело...
         Признайся, ты ее убил тогда из пистолета,
         А может заколол ножем, когда осточертело,
         Опять нотациям внимать и крыльев ждать послушно,
         И замечать следы косы в желудке и на коже.
         Я знаю, ты ее убил жестоко и бездушно,
         Я знаю, потому что сам свою зарезал тоже.
         Зачем же нужен этот знак, зачем нам помнить душу?
         Зачем цветами украшать души своей могилу?
         Зачем... Нет, буду я молчать, и тайну не нарушу,
         Скажи мне лучше, человек, тебя душа любила?
  
  
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/b/bondar_s_j/ii2.shtml
  
   Ну что вы, я вас помню, не забыл,
      И помнить буду бережно и чутко.
      А как же по другому? Я такой!
      Запоминая всех, с кем был порой,
      Терзаем страстью под покровом ночи,
      Иду по жизни дальше как герой.
     
      Долой, долой моральные проблемы.
     
      Конечно же, я помню вас, малютка,
      Вы были так нежны тогда со мной,
      Как мне забыть печаль у вас в глазах,
      Когда я, уезжая навсегда,
      Сказал, что мне необходим покой,
      Но буду думать я о вас одной,
      Особенно, конечно же, весной,
      Ну и зимой, и осенью, и летом,
      А иногда, и целый год подряд.
     
      Уехал я и не вернусь назад,
      И после вас я с многими был близок,
      Всех забывал буквально через день,
      Но вы, о, вы во мне останетесь надолго,
      Возможно даже с вами я умру,
      Но лучше буду жить в душе я с вами,
      А в жизни... В жизни с кем-нибудь еще.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/b/bondar_s_j/s14.shtml
  
   Летать опасно, знаете ли вы,
      Опасностей не счесть в воздушных токах,
      Взлетели, не теряйте головы,
      Летайте на простых и нужных строках,
      В политику не лезте и науку,
      Остерегайтесь племенных дилем,
      И тренируйте каждодневно руку,
      Живописуя прелести проблем,
      Любви, ненужной глупому мальчишке,
      Чья нежность высохла, а юность умерла,
      И стал носить короткие он стрижки,
      И страстно полюбил свои дела,
      Подкралась осень, сырость, слякоть, стужа,
      Пошли дожди, день вскоре стал короче,
      И стали дольше вы домой ждать мужа...
      И вот уж вечер отдал вахту ночи,
      В которой не видать совсем ни зги,
      А только ветра шум да стук дождя,
      И плачет сердце тихо, как дитя...
      Все, завершу на этой стройной ноте,
      Рассказы о летающих работе,
      Сниму ненужных крыльев агрегат,
      И поползу куда глаза глядят
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/b/bondar_s_j/s55.shtml
  
   ...А если даже далеко!
      Что в чтеньи слов простых плохого?
      Слова читаются легко,
      И повторить могу я снова,
      Что в сердце, всех стихов секрет,
      И вся их страсть и вдохновенье,
      И то короткое мгновенье,
      Когда под неземное пенье,
      Моих небритих страстных муз,
      На свет является сонет,
      Или какой-нибудь куплет,
      Похожий на строфу немного.
      Он сразу сам встает на ноги,
      И семенит на Самиздат,
      Отказываясь слушать маму.
      Бессмысленно глаза горят,
      А ножки двигают упрямо,
      Вперед, незрелое созданье,
      Туда, где светится признанье,
      И лавры запахом манят.
     
      Но мы вернемся к сердцу вновь,
      И, изучив его строенье,
      Отбросив робость и сомненья,
      Провозгласим, что в нем есть кровь,
      А сердце, собственно, насос,
      Работающий на износ,
      Для наших каждодневных нужд,
      И прочий труд ему есть чужд,
      И даже нерекомендуем,
      Поскольку есть места другие.
      Мы здесь теорию раздуем,
      И будем твердо утверждать,
      Что, всетаки, стихи писать,
      Пожалуй лучше головой,
      Поскольку инструмент такой,
      В согласии с рукою правой,
      И управляет ней по праву,
      Совсем без всякого труда.
      Рука же, знайте господа,
      Держать приучена перо,
      И выводить им на бумаге,
      Круги, прямые и зигзаги,
      И буквы, в этом весь секрет!
     
      Как жаль, что рук у сердца нет.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/stihi-15.shtml
  
   Яркий свет, везде яркий свет,
      И душа полна до краев,
      Как прожектор солнце в глаза мне бьет,
      Выжигая все до основ.
      Шум и скрежет мне режут слух,
      И вокруг ненавистные взгляды,
      Тут услышишь крик, даже если глух,
      Потому, что затопчет стадо,
      Кого-то стоящего рядом,
      Шедшего той же дорогой,
      В одежде такой же убогой,
      К конечному пункту пути,
      Где ночь, темнота и забвение,
      И навечно застыло мгновение,
      И некуда дальше идти.
     
      Выпей яд золотистый вина.
      Посмотри на Христа, на кресте.
      Загляни в глаза красоте.
      Разве есть в том вина,
      Что осталась одна,
     
      Ты, одна,
     
      В этом месте,
      На этой версте,
      Того, кто прибит на кресте?
     
      И затихнет последний звук...
      Голова на скрещенье рук.
      Кровь ползет на дубовый паркет,
      Где душа, как ненужный предмет,
      Тихо плачет, упав на колени,
      И выходит ангел из тени...
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/stihi-19.shtml
  
   Сижу за решеткой в темнице сырой,
      Доволен безмерно судьбою такой,
      Зачем мне свобода мне хватит сполна,
      Того, что дает мне родная тюрьма,
      Питают бесплатно, приносят постель,
      Выводят гулять... не тюрьма, а мотель!
      Милы надзиратели мне, кореша,
      Чудесно так жизнь всю прожить не спеша!
      А выпустят снова на волю меня,
      Свободу понюхаю ровно три дня,
      А дальше кого-нибудь в темном углу,
      Согну не нарошно в двойную дугу,
      И зверски его изобью я потом,
      В процессе скажу, где находиться дом,
      В котором обидчик живет - тоесть я,
      И встречу с улыбкой родные края.
     
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/stihi-21.shtml
  
   Буду кушать холодный пломбир,
      Зимним вечером в парке пустом,
      Буду думать, как глуп этот мир,
      Буду думать о том и о сём.
      Буду думать, что нужен я всем,
      И чрезмерно красив, и умен,
      Вот возьму и уйду насовсем,
      Вот впаду в летаргический сон.
      Будут дети рыдать и жена,
      И соседи, и город родной.
      Будет в трауре долгом страна,
      И когда возвращусь я домой,
      Будет первым, конечно, салют,
      А вторыми колокола,
      Мне торжественно гимн пропоют,
      Громко крикнут тройное "ура".
      И пойму я как нужен я всем,
      Как люблю я детей и жену,
      И спойкойно пломбир свой доем,
      И домой возвратившись, усну.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/stihi-1.shtml
  
   Что ж, моя жестокая красотка...
      Я смотрел на вас когда-то кротко,
      Я пытался чувство угадать,
      В глубине манящей ваших глаз,
      В ваших нежных рук прикосновениях,
      В том немногом, что связало нас.
      Ждал любви ответной я тогда,
      И казалось, будем мы всегда,
      Спутаны судьбы единой нитью.
     
      Как тогда я ошибался в вас!
      Как я обманулся вашим взглядом!
     
      Иногда, когда глядишь в алмаз,
      То же возникает ощущение.
      Пляшут искры в камня глубине,
      Кажется, сияет он вовне,
      Скрытой силой затаенной страсти,
      А не просто отражает свет.
      В вашем взгляде тот же скрыт секрет.
     
      Вы мной даже вздумали играть,
      Как щенком бездомным на дороге,
      Что однажды бросился под ноги,
      Вам, когда ходили мы гулять.
      Стали вы тогда его ласкать,
      Каблуком чесать ему живот,
      И носком туфли чесать по спинке,
      Облизал щенок вам все ботинки,
      И смотрел так преданно как я,
      И в пыли лежал самозабвенно.
     
      Он хотел остаться непременно,
      Рядом с вами, с вами навсегда,
      Но его наскучили забавы,
      И ногою пнули вы тогда,
      Это неразумное создание.
      Эта сцена все мое сознание,
      В тот момент вверх дном перевернула,
      И сместилось что-то тихо в нем.
      И теперь, когда мы врозь живем,
      Эту сцену я воспоминаю,
      И тогда проходит боль души.
     
      Впрочем, как об этом не пиши,
      Не поймет, кто сам не испытал,
      Что порой любви скрывает маска...
     
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/snihi.shtml
  
   Поставить все на ноль, кусая губы,
      И с ощущеньем шарика в рулетке,
      Безмолвно ждать и скатерть комкать грубо,
      И изучать цветные в круге метки.
      И подождав до полной остановки,
      Судьбы, на деревянном этом круге,
      Перестрелять соседей из винтовки,
      И станцевать на трупах буги-вуги.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/smert.shtml
  
   Сегодня мне приснилась жизнь - она была увечна,
      На костылях, слепа, глуха, вся в струпьях псориаза,
      И поманив меня рукой сказала жизнь беспечно,
      Не знаю я кто ты такой, но будешь жить зараза.
      Ты будешь долго, долго жить, стареть и разлагаться,
      Гангрена не возмет тебя и тиф не умертвит,
      Заставлю плакать я тебя, и, в общем, надругаться,
      Над тем, что ценит так в себе отдельный индивид.
      Оставь, я не хочу с тобой - я бормотал в испуге -
      Мне страшно и противно жить, оставь, я не хочу.
      Но тут, откуда не возьмись, примчались жизни слуги,
      Скрутили руки за спиной и отвели к врачу.
      И скальпель эскулап достал, ладони потирая,
      И взгляд садиста отражен был лезвием тупым,
      Я закричал, прогнал свой сон, и снова умираю,
      А смерть с сияющей косой стирает жизни грим.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/g/gawrilowich_s_a/stihi-17.shtml
  
   А на сердце опять тишина и покой,
      И дорога верна, и свободы полно,
      Город белых ночей окружен темнотой,
      Все мосты сведены, все допито вино,
      И спокойно мне спится рядом с тобой,
      И свеча на окне догорела давно,
      И стучатся замерзшие ветки в окно,
      И заметены звезды снежной крупой.
      Город черных ночей и холодного льда,
      Где застыли от холода и навсегда,
      Потеряли загадочность наши мечты,
      В эту ночь рядом с ней, мне не нужен ты.
      В эту ночь рядом с ней, спокоен мой сон,
      В нежном омуте рук, в аромате волос.
      Я в тебе растворен, я тобой окружен,
      Я к тебе и душою и телом прирос,
      Ты теперь это я, я теперь это ты,
      Сведены наших судеб навеки мосты.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/m/maks/11.shtml
  
   Зачем же сидели вы рядом,
      С такою прекрасною дамой,
      В одной неизбежной ложе,
      Одно неизбежное действие,
      Спектакля столь гениального?
     
      Надеюсь исхода летального,
      Не видел народ из партера?
      Ведь там контингент известный,
      Чуть что и инфаркт готов...
     
      К чему я так много слов,
      Бросаю в лицо вам грубо?
      На что намекаю прозрачно?
      Зачем так строг и суров?
     
      Ну как же, такие разборки,
      С сидящею рядом леди,
      "Дитем ишака и шакала"
      Которая так кричала,
      И в грязь вас лицом мокала,
      Не могли не закончится драмой.
     
      И я удивлен вашим вкусом!
      Если женщина пахнет сортиром,
      А на вид она прям как мумия,
      Сколько надо вина и безумия,
      Чтоб с такою ходить в заведения,
      Где эстеты жуют печения,
      Лицезрея игру актеров,
      Или пялась на ухажов,
      (а зачем же еще бинокль)
      Что по темным уютным ложам,
      Тихо тискают скромных дам.
     
      Вы ведь были конечно там.
      Рядом с этой, из зоосада,
      Вы ведь точно сидели рядом.
      Вы жевали прыщи ее, взглядом,
      И тянулись рукою дрожащей,
      Вдоль кривых и немытых ног,
      В направлении вверх от пола,
      И туда куда жизнь и школа,
      Вас учили с детства идти.
     
      Вас одернули в этом пути.
      Ваша дама похоже сказала,
      Что она де не шлюха с вокзала,
      И что здесь не публичный дом,
      Хоть, быть может и очень похоже,
      И ударила вас по роже.
      Это было началом скандала,
      Или драмы с летальным концом.
     
      Впрочем, я говорю не о том.
      И плевать мне на ваши вкусы,
      И на ваши, хи-хи, фантазии,
      Но зачем же сие безобразие,
      Выставляете вы на показ,
      Просвещенных широких масс?
      Не поймут читатели вас.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/m/maks/dardpod.shtml
  
   По Самиздату я хожу,
      И не могу остановится,
      Нагажу там, нагажу тут,
      И снова в путь...
      А тут прилег на берег отдохнуть,
      Прибой шуршит, ласкает пятки,
      Закат багров и горизонта нить,
      Притягивает взгляд.
      И так охота жить,
      Слеза сползает по щеке и ниже...
     
      Но стоп! Откуда этот диссонанс?
      Что не дает спокойно мне уснуть,
      Лаская бесконечный млечный путь,
      Уставшим взгядом?
     
      Что?
     
      И вижу я тяжелое кольцо,
      Как лишний груз на безымянном пальце,
      И сразу вспоминаю о страдальце,
      Женившемся зачем-то просто так.
     
      Недобрый знак.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/m/maks/8.shtml
  
   Вы правы здесь и спорить я не буду,
      Мне тоже надоела суета,
      Наш умный мир давно лишился чуда,
      История его теперь проста.
      Но пристальней вглядитесь в даль веков,
      Вы видите в туманной этой дали,
      Века расцвета мира и морали?
      Века чудес, героев и основ?
     
      Я думаю едва-ли.
     
      Наш мир - мир войн, коварства, крови, стали,
      И торжества подонков всех сортов,
      Которые нам сказку рассказали,
      Что мир был раем света и добра,
      А мы его разрушили вчера,
      Проснувшись как то утром с перепою,
      И что когда алмазы наших душ,
      Собрать в большую пребольшую кучу,
      То разойдутся в темном небе тучи,
      И нас коснется счастья теплый луч.
     
      А мы?
     
      А мы пускаем их в наш дом,
      И наши души даром отдаем.
     
  
   http://zhurnal.lib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/musik.shtml
  
   За грязным окном синий лоскут линялого неба,
      Строчки в тетрадке залиты липким вином,
      И кто-то блюет, лбом упираясь в простые обои,
      Салатом, которым закусит потом,
      Статист свой последний стакан.
      Музыканты играют канкан,
      Тщетно пытаясь изобразить старое доброе танго,
      Пары танцуют в ритм параллельно включенного магнитофона,
      Нежность рыдает в углу где-то на грани фона.
      Все это только точка, только мгновение,
      Влипшее, в этом неправильном стихотворении,
      Как муха в янтарь, в дом из сырого бетона,
      В центре города где-то на самом краю вселенной,
      Где старые липы пахнут бензином разбитых дорог.
     
      Лучше выйдем на свежий воздух понюхать смог
      Помечтать, глядя на небо, где фонари,
      Полежать у куста в серой дорожной пыли,
      Забыть на минуту себя и обрести покой:
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/dear_boy.shtml
  
   Твой милый мальчик умер дорогая,
      Остался я, и я гораздо хуже,
      Я вдаль уйду, тебя не замечая,
      Туда, где ждет давно меня другая,
      Красивая снаружи.
     
      И глупо лист упавший клеить к ветке,
      И ребра пагод клеить невпопад,
      А помнишь, целовались мы в беседке,
      Где попугай в резной чирикал клетке?
      Ее снесли и там торговый ряд...
     
      Ушел наш век, прощай моя навеки,
      Осколка веры не возьму с собой,
      Я не хочу жить в этом новом веке,
      А сей осколок в мертвом человеке,
      Произведет функциональный сбой
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/editors/e/eudnowa_irina_wiktorowna/flamingo.shtml
  
   Фламинго умер, алый пух осел,
      Вокруг осколки битого стекла,
      Как бабочка фламинго прилетел,
      Свеча к окну фламинго привела.
     
      Фламинго рухнул в груду мертвых тел,
      Тех, кто как он, с надеждой на тепло,
      На этот свет бессмысленный летел,
      И мертвым падал в травы тяжело.
     
      Рассвет багрян и в звонкой тишине,
      Сползают тени равнодушно на пол,
      Свеча давно погасла на окне,
      И подоконник, воск ее закапал.
     
      Не дрогнут колокольчики в саду,
      Не скрипнет в доме тихом половица,
      Устало смежив веки я уйду,
      Туда, где гибнет раненная птица.
     
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/e/eudnowa_irina_wiktorowna/ma_yao.shtml
  
   Десятый ребенок в утробе.
      Твой ход, мое ожидание.
      Повешусь на ржавой скобе,
      В безвоздушном пространстве молчания,
     
      Легкой тенью скользну по плоскости,
      Удивительно плоского мира,
      Сила трения, сила жесткости,
      В мертвых пальцах зажата лира...
     
      Слишком мерно мгновенья движутся,
      Слишком мирны века и веси,
      В угол брошена детская книжица,
      О кровавой войне и бесе,
     
      Крылья сломаны, струны порваны,
      На губах кровавая пена,
      Как заманчиво смотрятся раны!
      Как легка и нежна измена!
     
      Туго помня о рифмах глагольных,
      Крепко зная о слов сочетаниях,
      Исчерпав запас тем произвольных,
      Уезжаю я без прощания.
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/o/onisenko_o_w/taksebe-1.shtml
  
   Я предлагаю выбрать путь прямой,
         Усыпанный, конечно же, цветами,
         Увенчаный фонарными столбами,
         Укрытий синим небом как нибуть,
         С небрежностью простой, достойной Бога.
        
         Вам нравиться уже моя дорога?
        
         Тогда, осталось только подобрать,
         Кого-нибудь в достойные партнеры.
         Глаза и нос, и бицепсы, и грудь,
         Должны быть сшиты крепко, по стандарту,
         Эллинских статуй и парней оттуда,
         Откуда контингент из голливуда.
         Мозги... Мозги ему должны быть впору...
         Как прочие детали туалета.
         Ну, и пока в разгаре это лето,
         Ступайте не спеша на лепестки,
         Идите глядя прямо, не под ноги,
         И пусть не тронут вас в пути тревоги,
         И прочие банальные моменты,
         И всякие ненужные фрагменты,
         Счастливой, в целом, жизни без забот.
        
         Ну все, пора и мне захлопнуть рот,
         И прекратить ненужные записки.
         Пора смотреть как гордо ваш поход,
         Прет в даль по сей широкой магистрали,
         Что мы тут бегло всю обрисовали,
         Туда, где... Ну конечно! Небосвод,
         Вам разомкнул блестящие скрижали,
         И указал дорогу до порога.
        
         Порог высок! Смотрите же под ноги!
  
  
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/c/codikowa_a_m/codikowa96.shtml
  
   see comments
   author
   >Что делать? Как быть? Помогите!
      >Волшебное слово найдите!
      >Не хочется друга терять.
      >Но, видно, придётся опять...
      >
   me
      Друга с дороги убрать.
      Смахнуть элегантно слезинку,
      Расправить красивую спинку,
      И легкой походкой пойти,
      По гладкому жизни пути,
      Туда, где как давный недуг,
      Еще один топчеться друг...
  
   author
   >Заметили славно! Однако,
      >Не топчется друг. Эка бяка!
      >Слезинки смахнуть не пришлось.
      >Вины моей нет в том, авось...
      >>
   me
      Но друга и сделать не сложно.
      В том прелесть игривой улыбки,
      Что действует вместо сачка,
      И делают люди ошибки,
      Влетая в красивые сети,
      Но дружба сия коротка.
      И вскоре все молодцы эти,
      Наколотые на булавки,
      Расставленные без давки,
      Весьма хороши за стеклом.
      В том польза хозяйке и дому,
      И кроме того, по другому,
      Они пригодяться потом.
      В продаже их выгоды много,
      Что может пополнить казну.
      С деньгами же легче дорога,
      Свежее улыбка и губы,
      Короче, вы поняли, ну
      Давайте же! Нужно немного,
      Чтоб множество новых друзей,
      Вульгарно толкая друг друга,
      И влажно сверкая глазами,
      Толпой к вам неслось побыстрей,
      И падало дружно под ноги,
      Под ваши красивые ноги,
      По центру той самой дороги,
      Где нынче стоит перед вами,
      И пичкает грубо словами,
      Ваш нежный ушной аппарат,
      Не друг, а, пожалуй, знакомый,
      Но жаждою дружбы влекомый,
      Довольно простой дубликат,
      Моей заурядной персоны.
     
    author 
     >Ты не по адресу, дружок!
      >Сейчас налью на посошок.
      >Прелестных дев на сайте много,
      >Пусть к ним лежит твоя дорога.
      >Тебе я в бабушки гожусь.
      >Не плачь, не злись. Я обойдусь
      >И без двусмысленной улыбки.
      >Тебе прощаю я ошибку.
      >Хорошим мальчиком ты будь.
      >Жену и дом свой не забудь.
      >>
      >
   me
      Вот снисходительный ответ,
      От женщины в расцвете лет,
      Который, в общем беспричинно,
      Мой дубликат задел. Невинно,
      К вам подошедший, чтоб сказать,
      Как лучше друга подыскать,
      Когда потребность в этом есть.
      Зачем так груба ваша лесть?
      Приятно быть юнцом, однако,
      Не спрятать челкою морщины,
      Седины краскою не скрыть,
      Вставную челюсть без причины,
      не бросить, помогает жить.
      От вас он ждал другого знака,
      Вниманья к возрасту, к годам.
      Зачем понадобилось вам,
      Так осмеять его при всех?
      Он без надежды на успех,
      Пришел искать в вас, нет, не друга,
      Скорей фонарик в темноте,
      Поскольку годы уж не те,
      И взгяд рассеянный порой,
      Все чаще видит ту, с косой,
      Стоящей молча на пороге,
      Глядящей пристально в зрачки...
      Короче, стар мой дубликат,
      Вы для него дитя в купели,
      Вы даже понять не успели,
      Зачем стоит он на дороге,
      И говорит вам о друзьях,
      А он без бабушки зачах.
   
   author 
    >Обидеть Вас я не хотела,
      >Простите, если чем задела,
      >Мне показалось без прикрас,
      >Что Ваша дружба не про нас.
      >Что Вы искать не ту хотели.
      >В своих стихах, как на свирели
      >Мотивчик чудный, но простой
      >Пропел поэт, увы, не той...
      >Но Ваша молодость прекрасна!
      >Зачем скрывать её под маской,
      >Когда глаза ещё горят
      >И помнят девы чудной взгляд.
      >>
     
   me
      Ничуть конечно не обижен,
      Мой бедный старый дубликат,
      Его глаза в экран глядят,
      Его глаза читают вяло,
      И закрываються устало,
      Поскольку вечер на дворе,
      Давно погас закат красивый,
      И, в общем, все ушли домой.
      А он мечтает об одной,
      Конечно, не о той которой,
      А той которой, но другой.
      С глазами, ртом, с ушами, даже,
      С фигурой, с прочими делами,
      Но вы додумайте их сами,
      Устал мой старый дубликат,
      И спать его глаза хотят,
      И нос и уши и...
      Мгновенье...
      И слишно громкое храпенье. 
  
   author
   >>Ничуть конечно не обижен,
      >>Мой бедный старый дубликат,
      >>Его глаза в экран глядят,
      >>Его глаза читают вяло,
      >>И закрываються устало,
      >>Поскольку вечер на дворе,
      >
      >Да где ж живёте Вы? ...
      >>Давно погас закат красивый,
      >>И, в общем, все ушли домой.
      >>А он мечтает об одной,
      >>Конечно, не о той которой,
      >>А той которой, но другой.
      >>С глазами, ртом, с ушами, даже,
      >>С фигурой, с прочими делами,
      >>Но вы додумайте их сами,
      >>Устал мой старый дубликат,
      >>И спать его глаза хотят,
      >>И нос и уши и...
      >>Мгновенье...
      >>И слишно громкое храпенье.
      >
      >Спокойной ночи пожелаю!
      >Ещё немного - засыпаю...
      >Читать стихи давайте ж дружно.
      >Но не храпите так натужно!...
  
   me
   Проснувшись, старый дубликат,
      Чьи члены вовсе занемели,
      От бесконечности свирели,
      Хрипит, что он живет не здесь,
      И даже, и не там, а где-то,
      Где, ну конечно, не Хиллсборо,
      Хотя возможно будет скоро,
      Он там и в сотне мест других,
      Поскольку он живет везде,
      Где есть еще на свете те,
      Кто тратит время на стихи,
      Будь то Техас или Невада,
      Или совсем уж дикий штат,
      Где виден до сих пор закат,
      В Аляске виден, но увы,
      Он не в Аляске...
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/w/wmyrajlo_j_e/castle.shtml
  
   guest
   >Память, тебя не отнять, не понять -
         >Ранить нам душу готова опять:
         >Не вспомнить то, что жаль нам забывать,
         >И вечно помнить, что не желаем вспоминать.
         >
        
   me
         Романтика глупа, и пахнет склепом,
         И замок мой - фанерное строение,
         Торчащее на фоне столь нелепом,
         Что это может вызвать умиление,
         Доверчивых читателей, на строк,
         Достаточный для данного ответа.
        
         Конечно, я безмерно благодарен.
         Целую виртуально ваши руки,
         И натурально плачу у экрана,
         Вкусив запретного плода внимания.
        
         Душа, как заживающая рана,
         На розовой поверхности сознания,
         Политая обильно панацеей,
         Находится на грани истерии,
         Граничащей с блаженством...
        
         Вторично я читаю ваши строки,
         Запоминаю, и вникаю в суть,
         Сейчас приду в себя и тронусь в путь,
         Чтобы на вашем сайте отдохнуть,
         И нацарапать, между прочим, криво,
         В ненужном месте лишние слова,
         А сверху прилепить свой реквизит.
        
         Да, я такой! Я скромный паразит,
         Присасываюсь я исподтишка,
         Я мягок, но тверда моя рука,
         Неумолимо жмущая на "энтер",
         В надежде опус этот завершить...
        
         А опус дальше продолжает жить,
         Он разбухает до размеров неприличных,
         Теряя по дороге всякий смысл,
         Но сохраняя внешнее покрытие,
         Каркас из рифм и прочую фигню.
        
         Сейчас как напишу вам в стиле "ню"!
         Все. Стоп. На этом я, пожалуй,
         Продемонстрировав умеренность похвальную,
         Остановлюсь....
  
   guest
   >Умеренность действительно похвальна.
         >
         >Все ваши стихи без комментариев.
         >Удачи!
         >
   me
         Да, каюсь, грешен стилем я плохим,
         Мои стихи не входят в списки "топов",
         Но и писал я их не для того...
         Хотя я в "топе" рассуждал бы по другому,
         И мой ответ был может быть другим,
         Будь в "топе" я...
        
         Представте apriory!
        
         Но я внизу и я определим,
         Увы и ах, тоскливым словом "bottom",
         В котором есть еще один подтекст,
         И коль с английским вы чуть-чуть знакомы,
         То без труда поймете мой намек,
         Который я оставил между строк.
        
         Но завершим достойно этот текст!
        
         Я не хотел ничуть казаться грубым,
         Когда писал о том, о чем писал,
         Я вас развлечь хотел, приободрить,
         И задержать на этой вот странице.
         В натуре я конечно не нахал,
         А может даже и не паразит,
         Хоть это поразительно звучит,
         В сравненьи с тем, что прозвучало выше...
        
         Довольно. Оправдался я вполне,
         И думаю простятся мне ошибки,
         А ваши неспонтанные улыбки,
         Наградой будут за нелегкий труд,
         Который весь у вас перед глазами...
        
         Надеюсь скоро встретится я с вами.
  
   guest
   >Когда я писала, что все ваши стихи без комментариев, я имела в виду лишь то, что они понравились мне. Блин, даже придраться не к чему...(шутка).
         >
   me
         Спасибо за признания, однако,
         Всегда к чему-нибудь придраться можно,
         Поверте, это вовсе и не сложно,
         На то у нас абстрактное мышление,
         Любовь к труду и прочие химеры.
         И если я пишу стихотворение,
         Печатаю его на Самиздате,
         И в результате не дождусь ни критики,
         Ни бурных выражений обожания,
         Оценок или прочего внимания,
         То значит и читать его не стали,
         Или к концу второй строфы устали,
         И вышли с намерением забыть,
         Как я зовусь и где моя страница.
        
         Иначе, если б скажем, впечатлила,
         Поэзия моя кого-нибудь,
         Заставила бы плакать у дисплея,
         Телесной влаги вовсе не жалея,
         Неужто он забыл бы мне черкнуть,
         О том что в сих словах сокрыта сила,
         И страсть, и стах, и прочее чего-то.
        
         Допустим даже у кого-то отвращение,
         Вдруг вызвало мое стихотворение,
         И он, пылая праведными чувствами,
         Тогда напишет мне что я дурак,
         И сочиняю что-то столь отвратное,
         Что вызываю рвотные позывы,
         У тех, что остаются после живы.
         Сумев мое творенье одолеть.
        
         Но вижу я отсутствие посланий,
         И это хуже чем плохая критика,
         Поскольку это значит, что желаний,
         Не вызвал никаких мой скромный стих,
         Полно вокруг таких или похожих,
         Совсем не привлекающих внимания.
        
         Простите мне все эти нарекания.
  
   http://zhurnal.lib.ru/w/wmyrajlo_j_e/mermaid.shtml
  
   guest
   >Меня эта сказка тоже поразила до глубины. И до слез.
         >Не думала, что есть такие чувствительные мальчики...
        
   me
         Да уж... Сейчас я бы написал что-то вроде:
        
         Тяжела работа у лакея,
         Кончен бал, и моет он паркет,
         Вот пятно кровавое, проблема,
         Трудно отмывать такой предмет.
         И пыхтит он с тряпкою, краснея,
         Проклинает принцев и принцес,
         И пророчит им то эшафоты,
         То толпу разбойников и лес.
         Мне бы их дебильные заботы,
         Им бы кровь с паркета вытирать,
         Сразу б расхотелось умирать.
        
         Между прочим, также, размышляет,
         О немой утопшей с утреца.
         Принц заметил - девка утопает,
         В воду бульк и нету стервеца,
         А женился только ведь вчера,
         Тут пора бы и остепениться,
         Или плавать, что-ли, научиться,
         Или жабры в теле развивать.
         А не прыгать в воду и кричать:
         Не топись тебе я буду верным,
         Брак мой есть сближение соседей
         И войны столетней прекращение...
        
         Тут принцесса в обморок, в смятении,
         Повалилась и утопла тоже...
        
         В результате били мне пороже,
         Государь наш, батюшка король.
        
         Он пришел в плохое настроение,
         Приказал нести ему варение,
         (Он всегда от беспокойства ест)
         Я принес, он говорит: изволь,
         Эту дрянь попробовать сперва,
         Что-то день уж больно неудачный.
        
         А у меня ведь с детства диабет...
  
   http://zhurnal.lib.ru/w/wmyrajlo_j_e/hopeful.shtml
  
   guest
         >А дождь кончится, люди улыбнутся, и все будет хорошо (проверяла!)
        
   me
         Может быть...
        
         Все кончится для тех, кто продолжает жить,
         но если ты мертвец, и умер ты давно,
         то вечен будет дождь. Дождь заставший тебя в минуту,
         Когда ты обнаружил, что стал своей тенью,
         своей маской, своими следами на мокром песке,
         своими словами на тетрадном листе,
         повествующими о том, как тяжело остатся жить,
         когда уже сделано все...
         Когда холст,страшный в своей совершенной обнаженности
         истины, не откроющейся ни кому,
         включая и тебя,
         сохнет на штативе.
         Когда твои высокие порывы так низко пали в твоих глазах,
         что превратились в отвратительных упырей,
         питающихся кровью еще живущих.
         Когда пала твердыня любви,
         обнажив под кудрявым стилем белоснежных башенок,
         камеры пыток, где изощренные мастера своего дела,
         заставляли жертвы мучится долго.
         Очень долго.
         Когда ты видишь в зеркале нечто красивое, утонченное,
         блестящее,
         Похожее на "пукцинию аурата" наколотую на иголку энтомолога.
         Я мог бы продолжать, но, право же,
         круг давно замкнулся...
  
  
   http://zhurnal.lib.ru/w/wmyrajlo_j_e/creature.shtml
  
   Guest
   >А мне кажется почему-то, что такое отношение к любви все же свойственно скорее женщинам. Мол, весь мир - только в тебе и для тебя, любимый. Это неправильно (хотя сама такая), нельзя все строить только на том, что скажет ОН (ну, или она).
        
   me
         Стремленье обрести себя в другом,
         Кому-то стать безмерно близким,
         Есть обоюдным, если любишь ты,
         Того, кто любит с той же силой.
         И если вы гадаете о том,
         Какие есть различия в любви,
         Мужской и женской, вы обречены,
         Сказать в конце, что нет таких различий.
         Поскольку цель одна у двух сердец,
         Путь каждого не важен к этой цели,
         А важно, чтоб дойти они сумели,
         К вершине на которой не успели,
         Установить свой флаг другие части,
         Все в целом составляющие тело,
         Живущее по собственным законам,
         В которых нету пунктов о любви.
  
   Guest
   >Редкое вы явление, Юрий Ефремович!!
         >Я серьезно и по-хорошему. Все вы верно говорите - так и должно быть "по собственным законам" и "без пунктов".
         >
   me
         Серьезно жить нельзя на этом свете,
         Тем более, серезно говорить,
         Сие к безумию вернейший путь,
         С которого мне хочется столкнуть,
         Вас, дорогой и нежный адресат.
         Достаточно дорожек на планете,
         Ведущих в более приятные края.
        
         Начну с явления в котором я.
        
         В нем редкости не больше чем в листе,
         Какой-то Красной книги, на котором,
         Изображен уже исчезший вид,
         В своей, уже забытой, красоте.
        
         Арахис мне в такой недавно завернули,
         При этом объегорив на пятак.
         Всегда старушки поступают так,
         Не из-за прибыли, а из азарта.
        
         Но к теме основной вернусь упрямо,
         Хоть тема продавцов куда важней,
         Для жизни и вообще для настроения.
        
         Вы отрицаете сердец объединенье,
         В едином акте непорочной страсти,
         Дающих нам любовь, как результат?
         Так ваши откровения звучат,
         Произведенные из двух цитат,
         Изъятых из контекста моего.
         Ну что ж, согласен с вами я вполне,
         Но обратите ваши взоры вне,
         Куда не кинь, все о любви поют,
         О ней же плачут слюней не жалея,
         И в ней находят жизнь и смерти суть,
         Покой и драйв, и прочие напасти,
         И видя эти пакости и страсти,
         Я не могу не уделить внимания,
         Такой забавной, в общем-то проблеме,
         Достойной сардонической улыбки.
         В мозгу у нас какая-то ошибка,
         Какой-то удивительный дефект -
         - Страдать о том, чего на свете нет,
         И умирать за выдумку свою.
         И в ваших я твореньях узнаю,
         Такой же удивительный момент,
         Но эксклюзивный по осуществлению,
         И этому приятному явлению,
         Не помешает мой стандартный путь,
         Моя неэксклюзивная развязка,
         Счастливая до влажности в глазах.
        
         Ведь это то чего так не хватает,
         Твореньям о любви большой и...
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"