Рембовский Р.: другие произведения.

Однажды в Хадрамате..основной файл (раб.назв)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.38*14  Ваша оценка:

  Однажды в Хадрамате..основной файл
  
   Глава 1.
   - Я надеюсь, вы понимаете, на что вы замахнулись в своем трактате? - голос Верховного Направляющего Амадея гулко резонировали отделанные гранитом гномьей шлифовки стены.
   - Перед лицом Совета Направляющих я еще раз...- хотел что-то сказать экзаменуемый.
   - Перед лицом Совета Направляющих вы лжете! - вскричал седовласый Направляющий Воды - в своем трактате вы базируете мысль на трудах низложенного Советом и изгнанного из Маурена Валлона де Морбека! Это антинаучно!
   - Де Морбека в свое время не поняли. Я отследил довольно четкие линии соприкосновения в магии школы Маурена и магов Хадрамата, которые проводят Силу через натуральные компоненты, что подтверждает концепцию де Морбека - наши камни являются лишь преобразователями Энергии в Силу! - отчеканил экзаменуемый Виго де Аркур.
   - Во-первых, - зычно начал Верховный - научным миром компонентная магия признана шарлатанством, маги же Хадрамата, как и де Морбек, являются жалкими фиглярами - в этот момент кто-то в зале тихо прокашлялся, отчего Верховный продолжил менее уверенным тоном - то есть труды де Морбека не могут выступать в качестве источника в вашем трактате.
   - Скажите пожалуйста, - вступил в дискуссию Направляющий Земли - экзаменуемый де Аркур, вы можете на практике доказать, что маг может служить в качестве преобразователя, а не направляющего, что вы и приводите в качестве выводов вашего исследования?
   - Прошу Совет извинить меня, но я успел разработать только теоретическую часть - ответил, краснея, молодой маг Виго де Аркур.
   - Вы и не могли разработать практическую часть, потому что это невозможно - сказал, посмеиваясь, Направляющий Воздуха - последнего, кто пробовал преобразовать Энергию в Силу без камней, нашли мертвым, причиной чего стало полное разрушение мозга.
   - Верховный Направляющий объявляет перерыв - провозгласил, звоня маленьким колокольчиком, Верховный, после чего члены Совета встали и удалились через дверь, находящуюся в конце зала за мраморным полукруглым Столом Совета.
   Через какой-то миг после закрытия двери и минутного оцепенения, царившего в зале, из-под меандровых сводов грянул голос Верховного:
   - Прошу всех остаться!
   Де Аркур почувствовал легкую дрожь в коленях и тошноту - уже довольно много лет Совет не прерывал выпускных экзаменов. Казалось, даже солнечный свет помрачнел и с трудом прорывался сквозь огромные витражи Зала Стихий. Из шокового состояния де Аркура вывел легкий шум, который начался с задних рядов Зала и мягко перекатился к передним.
   - Харгово* отродье - выругался в уме Виго - я опозорился перед лицом всего Маурена. Это же надо - в День Испытания приглашать роды учащихся... Хорошо хоть отец не приехал, а то б я не смог, наверное, ему объяснить почему отпрыск 'очень бедных, но очень славных де Аркуров' так позорно завалил выпускной... Теперь, с такой дурной славой, тяжело будет найти практику в империи, если вообще возможно... Надо было как все - развивать стихию, ну - целительство там у меня ведь..., были шансы и в Стражу Знаний попасть - хотя они теперь даже возросли - криво улыбнулся себе Виго - он понимал, что в качестве подследственного в Стражу лучше не соваться.
   Рваные мысли прервал звук колокольчика и усаживающегося Совета - Виго даже не заметил, когда они вернулись.
   - Ну что ж, - начал Верховный, - рассмотрев результаты работы Виголана де Аркура, Совет Направляющих пришел к выводу, что труд экзаменуемого 'О диалектике Энергии и Силы' не принимается как выпускная работа ученика Императорской Академии Начал. Так как в работе де Аркур отталкивается от корне неправильных источников, следствием чего является искривление научного взгляда на существующий порядок функционирования магии и природы как таковой. Более того, такой взгляд на вещи свидетельствует о том, что ученик абсолютно бесцельно провел шесть лет в Академии, так как не усвоил основ науки и поэтому его обучение является недействи...
   Последних слов Амадея де Аркур уже не слышал, потому что лежал без сознания посреди Круга Испытания, очерченного золотой каймой и разрисованного внутри знаками Силы...
   Он очнулся от холода мраморных ступеней широкой лестницы, ведущей с улицы к входу в Академию. Он не мог вспомнить, как оказался на улице, но помнил то, что его сюда могли доставить только друзья по науке. Вместе с этим он понимал и то, что если друзья не помогли ему очнуться и не провели домой, могло значить одно - он остался без друзей. Де Аркур поднялся, вдохнул воздух на полную грудь и собрался с мыслями:
   - Ну что ж, правду говорят - 'не мог - значит и не маг'. Теперь мне и в Академию путь заказан, и к отцу возвращаться нечего, а то я не выдержу этих причитаний: 'Мы так бедны... Я истратил на тебя все деньги, а ты опозорил наш род...'. Невольно в памяти Виго всплыл образ седоватого мужчины, который шесть лет назад сурово сказал: 'Если ты все же решил стать магом - я найду средства, но помни, что это мне не по душе...'
   - М-да, в Аркур я точно не вернусь.
   Скептически обдумывая свою дальнейшую жизнь, Виго медленно шел ярко освещенной и добротно мощеной улицей Магов, направляясь на съемную квартиру в квартале Кузнецов. Только там жилье было по карману бедному дворянину. Периодически ему встречались праздно одетые люди, что в принципе было нормальным для этого района столицы, где находились элитные магические лавки, банки и гостиницы.
   Благо, даже Низший Кристалл Силы, висящий на шее у де Аркура, многообещающе сверкал, намекая Вечерней страже, что этот понуро бредущий и довольно потрепанный юноша на самом деле является учеником Академии Начал. С Академией же рискнула бы ссорится буквально горстка людей во всей империи, так как ученики являлись, во-первых, людьми благородного происхождения, что давало право, обучатся магии. Во-вторых, их фамилии были достаточно обеспеченными, так как обучение требовало значительных финансовых вложений. И, в-третьих, по непонятной закономерности все споры, существовавшие между стражей и учениками, заканчивались установлением правоты учеников и извинениями Городской Стражи, к чему принуждало, наверное, негласное покровительство императора Грейса ІІ в делах учеников. Уже входя в квартал Кузнецов, де Аркур на миг остановился, увидев зарево пожара, и быстро ускорил шаг.
   - Пожар! Пожар! - на эти крики в городе реагировали мгновенно, так как множество построек были деревянными. Поэтому, когда к трем пылающим домам прибежал запыхавшийся Виго, там успело скопилось множество народу - уже выстроилась цепь к колодцу, по которой быстро сновали ведра, с крыш соседних домов трое уже работали баграми, высекая снопы искр из политых водой стен одного из горящих домов.
   - А вот это уже совсем интересно - подумал неудавшийся маг, разглядывая потрескивавшие остатки дома, где он снимал квартиру - кого боги хотят наказать - лишают разума, а в моем случае - еще и дома.
   - Да-да, вот с этого все и началось - сказал здоровенный кузнец с ведром, показывая стражнику на былое пристанище Виго, - а потом загорелись два соседних.
   После этих слов де Аркур медленно попятился за угол, на ходу одевая кем-то брошенную мокрую, пропитанную гарью робу и накинул капюшон, справедливо рассуждая, что в виде жильца сгоревшего дома сейчас лучше не появляться. Но через миг он передумал, спрятал под робу Кристалл и вернулся к пожару, подхватив у кого-то ведро с водой.
   - Он сгорел! - де Аркур по голосу узнал тетушку Нату.
   - Он сгорел! Подмастерье Анселя тоже сгорел - всхлипывая, причитала хозяйка.
   - Что же теперь будет, милостивые боги?! Дом мой сгорел! Благородный Аркур тоже сгорел! Что же со мной будет, люди добрые - истерически вопила дородная хозяйка, периодически закатывала глаза, пытаясь завалится в обморок.
   Услышав свое имя, Виго на миг оцепенел, но решил не выдавать себя и дальше метался с ведром в толпе.
   - Наконец-то! Маги едут! Расступайся!!! - вскричал бородатый, немного похожий на хадраматского* орка кузнец Ансель.
   После услышанного де Аркур предпочел незаметно ретироваться от приближающейся тройки магов*. Он не хотел лишний раз попадаться на глаза магам, да и амплуа мертвеца его сильно заинтересовало: вернись он домой без сонтена в кармане, уважаемой профессии и положения в обществе отец его точно изгнал бы.
   - За что? - мысленно представлял себе диалог с отцом Виго.
   - За то, что опозорил наш гордый, хоть и бедный род! Ты должен всегда помнить о вендетте* с ди Терозо, которые обманом забрали у нашего прадеда Северную Рощу! Что ты там бубнишь себе под нос? Подними голову и смотри в глаза отцу!
   - Да, папа, конечно же, я помню о вендетте. Я всегда думаю о ней. Конечно, мы должны вернуть Северную Рощу - может, там осталось несколько чахлых деревьев.
   - Не смей оскорблять священную родовую месть! Посмотри на старшего брата - вот он то точно гордость фамилии! Он гвардеец Его императорского величества. Он то вернет наши земли! Он думает о вендетте!
   - Да, думает. Конечно, думает. Каждый вечер думает. Особенно когда вечерами напивается и выпадает из окна очередного борделя.
   - Воооон! Вон! - вскричал бы отец, срывая знаменитый дедушкин двуручник со стены.
   Вот так. А если бы и не выгнал - то сразу же женил бы на дочери купца Тергилана. Он уже давно зарится на наш титул, а папа косится на его сундуки. Нет уж - пусть лучше старший отдувается, мне-то лучше будет уйти куда-нибудь. Хотя бы в Арсланию* - там мне проще будет занятие найти - размышлял Виго, снимая краденую робу и тихо удаляясь в темноту квартала. Какой-нибудь Вольной Роте понадобится маг, хоть и недоучка, а то у них одни жалкие знахари да ведуны сельские с зачатками простой магии. Но и тех отрывают с руками. Все, решено! Прощай Виголан де Аркур, да здравствует Виго из...просто Виго, м-м Сирота. Люди добрые сироту подобрали, сельская бабка-травница знахарству научила и померла сразу, тра-ля-ля вот так - берете или нет? Лихо, похоронив несуществующую сердобольную бабулю и ведя в уме диалог с потенциальным нанимателем Виго не заметил как дошел до площади Сонтена I, где размещались официальные имперские учреждения и посольства иностранных государств. Взгляд юноши сразу же зацепился за посольство Хадрамата, что вольготно разместилось перед площадью, прямо напротив Великого Собора Пантеона. Посольство, построенное из голубого конерского мрамора* и расписанное изразцами и арабесками, было похоже на огромную, но изящную глыбу льда. Символ сопредельного государства-соперника был прекрасен и невольно притягивал взгляды, заставляя охать и завидовать. Что вообще то и надо было. Виго не стал исключением, и тысячный раз любовался совершенством архитектуры. Тут шальная мысль мелькнула в его голове 'А что если в Хадрамат податься, к 'жалким фиглярам'. Каган, говорят, науки чтит и покровительствует. Трактат то со мной - рука инстинктивно нашарила тубу, висящую на поясе. Внутренний голос тут же холодно процитировал фразу из Закона Империи - 'измена империи, карается баницией* и казнью через повешенье с преломлением фамильного оружия над головой наказуемого...'. Но тут вспомнилось утро и позор, пережитый на Испытании.- Я вам еще покажу 'антинаучно'! - прошипел Виго и, скептично осмотрев запыленную одежду, решительно направился к посольству.
  
   Глава 2.
  
   В это утро Его Императорское Величество Грейс Леморен II был явно не в духе. Об этом свидетельствовали размеренное хождение вокруг стола в Малых покоях и постоянное постукивание скипетром по ноге. Это постукивание могло означать, что недовольство могло перерасти в злость, поэтому придворные старались не попадаться монарху на глаза. 'За что не возьмись, везде гниль и бардак. Крадут безбожно, сколько не вешай чернильные души. Армия слаба, а эти благородные придурки режут друг друга в подворотнях по самым дурацким причинам своей дурацкой вендетты. Но дворян вешать нельзя, зато головы рубить можно, хотя эффект тот же. И Орден*, государство в государстве, фактически независимое. А за всем этим злорадно наблюдает Хадрамат! -Император в сердцах стукнул по столу - и в тот час когда мне нужно больше магов и я прошу увеличить набор Испытуемых, Совет отчисляет выпускников! Хоть сам садись за парту! - при мысли о магах Грейс машинально поправил рукой Олеон, магическое ожерелье невероятной мощи, родовой артефакт династии Леморенов. Но церковь будет как всегда против. Отец, все-таки ты мне, а не я тебе подсунул свинью! Все намного хуже, чем я себе представлял...'
   Пять лет назад, после неудачно выпитого кубка вина с изрядной долей 'Ветра Сна'* запойный император Грейс I прозванный в народе Пьяницей скоропостижно скончался. Новым императором стал его законный престолонаследник Грейс II. Свежеиспеченный монарх сразу же создал комиссию для расследования причин смерти отца, после чего очень быстро пустил на плаху всех придворных поваров и виночерпиев и, объявив месяц траура по умершему, не принимал никого кроме членов комиссии. Работа оной настолько понравилась молодому императору, что он решил 'разоблачить всех заговорщиков' - убийц отца, и возможных участников 'нового заговора'. Поэтому количество членов комиссии резко возросло, следствием чего стало преобразование комиссии в более солидный и постоянный орган Стражи Знаний* - по образу и подобию церковной Стражи Веры*. Стража Знаний быстро уличила в заговоре некоторых западных маркграфов, часть Независимой гильдии купцов во главе с Клермоном Рабелем и даже нескольких иерархов Церкви Пантеона среднего звена. Виновных быстро отправили вслед за поварами и виночерпиями, а имущество конфисковали в казну. По всем признакам у империи появился суровый и решительный правитель. Чиновная рать притихла и стала меньше воровать. Ошалевшие после нескольких публичных казней за вендетту, дворяне поначалу даже ненадолго прекратили кровную месть. Враги потешно здоровались и чинно раскланивались друг с другом, тихо шипя и ругаясь про себя. Верховный Прелат Церкви Пантеона хотел было возражать, но потом понял, что к чему и решил принять сторону Грейса. Пока что. А народ, поначалу назвавший императора Злым, после дворянских казней изменил свое мнение и начал величать Грейса Справедливым. Но сейчас, когда пришел черед Ордена снова все начинается по-старому!
   Рыцарское братство, что Эпоху Войн Крушения* стало одним из столпов империи, ее элитной военной силой, теперь превратилось в толстого купчину. Согласно отчетам Стражи Знаний годовой доход Ордена составлял от пятнадцати до двадцати тысяч полновесных сонтенов, то есть практически четверть дохода имперской казны. Конечно, Грейс понимал нежелание Ордена принимать участие в Лесных Войнах* его деда, Фербера I, и отца. Тем более Орден не желал ничего слышать о будущей войне с Хадраматом. Война - простой торговли, это братья-рыцари усвоили давно и крепко. Даже более, Великий Магистр Якоб де Руат на последнем заседании Малого Совета* выступил с гневной речью против затевающейся кампании и осмелился удалиться без монаршего соизволения, испытывая тем самым императорскую выдержку. 'Нет, война - только война. Другого выхода нет: либо погибнет Орден, либо Империя', Грейс продолжал разглядывать подробную карту империи. Орден Саррантары удачно вклинился в бок империи, перекрывая узкую змейку, что тянулась по желтой бумаге с Конерских гор* до Маурена, именуемую Десятинным Трактом*. Раздумья Грейса ІІ прервал звук приближающихся шагов - в комнату тихо вошел сенешаль* Орман де Альда.
   - Ваше Императорское Величество... - начал напыщенно де Альда.
   - Я же ясно сказал - сегодня никаких аудиенций! - отрезал император.
   - Но Ваше Величество, это Верховный Направляющий Амадей* - сенешаль сделал ударение на последних словах.
   - Да, Ваше Величество, это я. Спасибо, Орман - сказал, войдя в комнату, маг.
   Император неслышно выругался, но сумел выдавить:
   - Ну что ж, Амадей, ваше присутствие будет очень кстати. Я собирался послать за вами. Так вот, - продолжил император, разлаживая карту перед усаживающимся магом.
   - Я думаю, полки под командованием герцога Ормэ ударят отсюда - гномий карандаш* в руке Грейса ІІ прочертил прямую от имений герцога к западной части ордена - и осадят западные командории, сковывая основную часть их войск. С востока по Второму тракту пойдет герцог Эрбо и атакует шесть оставшихся командорий - на карте появилась еще одна линия.
   - Мы же, - продолжал император - естественно, с помощью Совета, силами трех гвардейских полков* ударим в сердце ордена - на карту легла линия, заканчивающаяся на замке Азборк.
   - Ваше Величество Грейс, у меня есть хорошее...
   - Естественно, естественно я надеюсь на Верховный Совет, который и сам будет участвовать в кампании, и выделит выпускников Академии Начал, которыми мы укрепим войска Ормэ и Эрбо. Прекрасная практика, не правда ли, Амадей?
   - Даже больше, мой император. Даже больше, - улыбаясь, промолвил маг.
   - И что же?
   - Конечно, если император одобрит план Верховного Совета...
   - Это уже интересно, Амадей. Маги, планирующие войну! Продолжайте.
   - Насколько я понимаю, изложенный вами план предвидит позиционную войну. Конечно наших войск хватит для победы, но ни Стража Знания, ни Верховный Совет не знают, чем ответят маги Капитула*...
   - Против Капитула я планирую задействовать Олеон*.
   - Так вот. На счет ожерелья. Совет подсчитал, что Силы, заключенной в камнях Ожерелья, должно хватить на переброску элитных частей императора прямо под Азборк. Если император позволит, конечно.
   - Конечно. Но сначала подумает, - сказал Грейс. Подумал и добавил:
   - И посоветуется с вами, Амадей.
   - Да, да, император, - улыбнувшись, ответил маг.
   - Допустим, силы Олеона хватит что бы телепортировать армию под нос Ордену. Но вы же сами сказали, что не знаете козырей Капитула - или вы предлагаете просто отдать солдат для избиения магам Азборка? Или Совет уже согласен опустошить Хранилище Кристаллов? Или, может, у Совета появилось новое оружие против магов Хадрамата? - Грейс намекал магу на отказ Совета участвовать в Лесных Войнах.*
   - Нет, сир,- холодно ответил Амадей, - совет надеется наполнить Хранилище из запасов захваченного Азборка. Если император позволит, конечно...
   - Проклятый торгаш, - на миг Грейсу даже почудилось, что перед ним стоит не Верховный Направляющий Амадей, а Магистр Саррантары Якоб де Руат, - совет слишком много берет на себя,- подумал император, но вслух сказал:
   - Да, я согласен, Амадей. Пустое Хранилище - щербет кагану Хадрамата! Я думаю вам уже надо отправлять магов к Ормэ и Эрбо. Пусть они выдвигают армии,- добавил Грейс и слегка склонил голову, давая понять, что прием закончен.
   Верховный Направляющий встал, чинно поклонился и направился к выходу.
   - Да, и еще одно, Амадей! - улыбаясь, крикнул вслед император. - С каких это пор Совет планирует военные кампании? Это, конечно, дело ваше, но я...но мне как императору, очень интересно.
   - С тех пор, как Церковь Пантеона объявила орден поклонниками культа Падших*, мы, как и подобает всем верноподданным, должны чтить интересы Маурена, - улыбнулся в ответ маг и вышел из кабинета.
   -Улыбается все время харгово отродье!- в полголоса забормотал император и тут же крикнул, - Орман!
   - Да государь,- невысокий и коренастый сенешаль возник как всегда тихо и незаметно за спиной.
   - Скоро придет Верховный Прелат, задержи его под любым предлогом - мне надо подумать как дальше...с пауками в банке.
   Орман понимающе кивнул и, поклонившись, тихо вышел.
   Грейс ІІ, ломая гномий карандаш, потратил еще один полновесный сонтен из казны империи.
  
   Глава 3.
   В вечерний час великолепная площадь Сонтена Великого была заполнена людьми, которые собирались посетить праздничную мессу в Соборе Пантеона. Собор, гениальное творение Фэоре, который, говорят, свихнулся после завершения строительства, стремился к небу и тянул еще дальше свои купола, которые лениво сияли сейчас золотым цветом на фоне заходящегося солнца. Хоть люди равные пред ликами богов, как сказано в Заветах, но Церковь тоже чтила имперскую иерархию в виде двух входных врат: парадных - для магов и дворян и боковых - для неблагородной паствы.
   Резидент хадраматской разведки, шалиф, 'очи и уши' кагана, по традиции второй помощник посла, а фактически заместитель - Ирем иль Анид, стоял у открытого стрельчатого окна на третьем этаже посольства и вздыхал на полную грудь прохладный вечерний воздух. 'Не то, все не то. Солнце не то, воздух не тот, - уныло думалось Ирему,- 'шофар' -- тоска..'.Он на секунду прикрыл глаза, поглаживая роскошную завитую бороду, неотменный атрибут любого благородного орукхая. Вина выпить что ли? Мелодичный колокольный звон снова заставил взглянуть на площадь, а легкий ветерок донес до Ирема пение хорала и едва уловимый запах ладана.
   Внезапно раздумья сиятельного шпиона было нарушено вежливым покашливанием из-за спиной. Оглянувшись, Ирем увидел маленького гоблина-секретаря, стоящего у одной из мраморных внутренних колон. Гоблины - никудышные воины, зато отличные чиновники, давно влившиеся в бюрократический аппарат каганата.
   - Да Башид, чего там у тебя?
   Чинно поклонившись, гоблин напыщенно начал:
   - О, свет Кенута, опора кагана...
   - Хватит Башид,- остановил шалиф, разошедшегося было секретаря,- Ты ведь знаешь, не люблю. Сохрани медовые речи для нашего десятипудового посла.
   При упоминании высокородного Вахида иль Даббина, посла каганата и по совместительству самолюбивого дурака, гоблин мысленно поморщился, но виду не подал. Ирем вновь взглянул на площадь. Вечерняя стража медленно обходила Собор и зажигала масляные фонари. Народ вслед за вошедшими дворянами и магами начал входить в храм. Башид развернул свиток. Хоть память у гоблинов была прекрасная, но это был один из бюрократических ритуалов, за сохранение которых маленький зеленокожий народец бился бы до конца. Традиции есть традиции!
   'Я, 'око' кагана, рекомый 'Стрела', докладываю: 'Сегодня были замечены перемещения в гвардейских казармах. Более того, 1-ая рота 2-го гвардейского полка вышла в полдень маршем через Серебряные ворота и направилась на восток. Цель их марша мне еще неведома. 2-я и 3-я роты оного же полка выйдут вечером. Весь 1-й гвардейский полк двинется ночью. 3-й гвардейский остается в столице. Я, 'око' кагана, рекомый 'Стрела', внемлю дальнейшим указаниям'
   Третий доклад агентуры на сегодня. Это что же Грейс решил теперь поиграть в солдатиков. Или может рокош? Да ну, с каких это пор рокоши гвардия подавляет? - Ирем пробубнил себе под нос, чем сбил монотонно читающего гоблина.
   -- Хорошо Башид. Значит так, отправить гонца...хотя нет, не надо. Лучше пусть пара Тихих* из 'наших' людей проследят за войсками. А потом посмотрим. Что там еще у тебя?
   -- Там, какой-то оборванец в приемной требует немедленной аудиенции у посла.
   -- Оборванец? И охрана его еще не прибила? - иронично осведомился Ирем.
   -- Нет еще. Это тоже какой-то дворянин, но все же оборванец! - удаляясь, ответил гоблин, давая понять, что уразумел намек шалифа на годичный случай. Тогда какой-то мертвецки пьяный дворянин средь бела дня хотел пройти к послу, чтобы 'поговорить по душам', то есть узнать почему это орки зеленые, с клыками и носят безобразные бороды? Охране он заявил, что всем хадраматцам надо хорошенько помыться, утопить кагана в Дариде* и посадить у себя императора как нормальным людям и положено. Тролли, элитная рота которых в тот год несла охрану посольства, отличались каменным спокойствием даже среди их флегматичных соотечественников из Анклава*. Но после слов про троллей, как потомков сексуальной связи их матерей с харгами, один из взбешенных часовых хватил пьяного дурака древком секиры по голове. Этого хватило: не всегда пьяному море по колено. Хадраматское посольство, выразив глубочайшее соболезнования семье убитого, оплатило помпезные похороны и громадную виру за убийство. Троллей отослали в Хадрамат во избежание эксцессов, ибо имперское дворянство требовало крови и войны. Казалось, что на этом все закончится. Но не тут то было. Началась многомесячная бумажная волокита между секретариатом посольства и различными инстанциями империи. Бумажные битвы захватывали все больше и больше времени и денег, так как за разорванные гербовые бумаги и сломанные в сердцах гномьи карандаши гоблинская чиновная рать платила из собственного кармана. Слава Кенуту, хоть матюги были бесплатными. На пятый месяц гоблины дружно жаждали войны, обещая всем миром записаться в народное ополчение и воевать до последней капли крови. Потом все как-то стихло само собой, но чинуши с тех пор зорко следили за подобными инцидентами.
   Все это Ирем, ухмыляясь, вспоминал, шагая по анфиладе богато украшенных коридоров посольства. В разные стороны, заканчивая рабочий день, сновали работники посольства: орки, люди, гоблины. На лестнице, которая спускалась двумя изящными стопами в приемный зал, он остановился, наблюдая за обычным для посольства диалогом.
   - Молодой человек, я еще раз говорю вам, посла сейчас нет. И заместителя нет, - устало говорил еще один гоблин-секретарь, сидящий за огромным столом из мореного дуба.
   - Если вы хотите записаться на прием...
   - Да не хочу я записываться на прием, - нервно, видать в который раз, выпалил стоящий перед столом черноволосый и немного смуглявый юноша, теребя свой пропыленный плащ. Позади, у дверей, истуканами застили двое охранников-орков. - Мне нужен, хоть кто-то из...
   - ....на прием, - секретарь как будто не слышал юношу, - необходимо заполнить анкету приема, форму документа А, форму документа пять дробь двенадцать, анкету данных и через три дня...
   -- Да вы что глухой что ли?! - сорвался посетитель.
   -- Па-а-а-прашу без оскорблений! - тоже вспыхнул гоблин - И вообще, предварительный прием окончен! Па-а-а-прашу удалится!
   Посетитель, пробормотав ругательства, повернулся к выходу. Но Ирем, к концу диалога сообразивший кто пришел на прием, так как вспомнил утренний доклад об Испытании в Академии Начал, уже семенил вниз по лестнице, накинув маску дружелюбия и угодливо улыбаясь - Одну минуточку, господин посетитель! Подойдя к юноше, шалиф аккуратно взял его под руку. Охрана вместе с гоблином сделала огромные глаза - таким слизняком-чиновником сурового шалифа они еще не видели. - О, тысячи извинений, многоуважаемый и благородный господин за нерасторопность и тупость нашего служащего, у него недавно случилось страшное горе! Вся семья погибла! Помутнел рассудком бедняга, - продолжая плести кружева высокой речи, шалиф мельком глянул на гоблина. Тот, поняв, что делал что-то не то, уже посинел от страха, из-за потенциальной кончины всей семьи, хватал ртом воздух, и всем своим видом выражая скорбь по поводу утраты.
   -- Это знаете ли очень сильный шок, почтенный господин э-э-э...
   -- Ви...Лан дель Меро,- пробормотал Виго - мне бы с послом...
   -- Да конечно, конечно. - Ирем увлекал за собой юношу, ведя по малолюдным нижним этажам. Следовало опасаться имперских ушей, которых в посольстве было в избытке.
   -- Сейчас вы встретитесь с заместителем, посол на приеме у императора, но через несколько часов он вернется. Прошу сюда - шалиф открыл дверь в небольшую комнату отдыха для младших чинов.
   -- А где заместитель? - подозрительно спросил Виго, оглядывая роскошно обставленную комнату с маленьким фонтанчиком посередине. Чины, хоть и младшие, всегда неплохо устраивались.
   -- Он перед вами -- прорезавшаяся сталь в голосе недавней размазни заставила юношу вздрогнуть.
   -- Я шалиф его светлого величества кагана Судата иль Шаддима уль Соннэ. А вы как понимаю благородный Виголан де Аркур, ученик и автор дерзкого трактата, выгнанный сегодня с Испытания.
   -- Но как вы... откуда? - охнул Виго.
   -- Я на то и шалиф, чтобы знать. Тем более ваш случай третий за последние сорок лет. Но те двое по отчётам моих предшественников были полными бёздарями, а вы, как я понял, занимались серьезными научными исследованиями, даже открыли новое направление магии.-- опытный разведчик, Ирем сразу же нашел нужную струнку. Виго расцвел и сразу начал продолжать утренний доклад, благо в лице орка он нашел благодарного слушателя. - Таким способом, де Морбек в своих трудах... Ирем слушал вполуха, не забывая рассеянно кивать на реплики молодого мага, который потрясал своей тубой и с горящими глазами поведывал вовсе уж какую-то абракадабру. Для наших магов это клад, они только начали разбираться с камнями - а тут еще и новое направление. Какой уже к Кенуту* 'шофар'! 'Сокровище ты мое, умиленно думал шалиф, глядя на юношу, и улыбка на его лице становилась еще шире. Хоть от улыбки хадраматского орка у неподготовленного человека побегут мурашки по спине, Виго не замечал ничего - наконец его выслушали! Но тут бурчание в животе напомнили магу-недоучке, что он ничего не ёл сегодня.
   -- Уважаемый шалиф, мне бы...
   -- Господин Виголан, все будет к вашим услугам: средства, лаборатории, помощники, условия. Ёсли хотите, будете работать среди ваших соплеменников в Анклаве, естественно на благо науки и магии.
   -- Да конечно, но я с утра еще не ёл...
   -- Ах, вот в чем дело. Одну минуту, сейчас распоряжусь. Отдохните пока на диванчике - Ирем указал Виго на громадное ложе, где вольготно разместилась бы рота троллей.
   Выйдя за дверь, Ирем поднялся на второй этаж в зал Высоких Приемов и поймал за ухо пробегавшего мимо гоблина - Быстренько найди мне Башида и пришли сюда. Через минуту невозмутимый Башид снова вырос за спиной шалифа - да господин шалиф, слушаю вас.
   -- Хватит Башид, рабочий день закончен. Ты понял, кто к нам в гости попал?
   -- Да. Но только ему положено быть покойником, дом его в квартале Кузнецов сразу после Испытания сгорел. Узнают, что маг жив и находится в посольстве - нам поджог припишут, мол мы это сделали, с целью конспирации.
   -- Ничего, главное его до границы переправить незаметно, а там пусть кусают локти! Значит так - он в комнате для младших чинов. Пришли к нему Улику, пусть накормит, вымоет, сделает массаж и все остальное, она в этом деле мастер, пусть из кожи вылезет, но чтобы этот юнец и помыслить не мог об уходе! Завтра направим его в караван Дорта, он как раз в полдень выходит на север Вторым трактом. По Десятинному отправим две отвлекающих группы - пусть задерживаются по дороге и 'шумят' в трактирах и постоялых дворах. Гоблин с серьезной миной кивнул и пошел давать указания. А резидент хадраматской разведки, шалиф - 'очи и уши' кагана развернулся к окну, глядя на магический салют по поводу окончания праздничной мессы.
  
   ******
   Месса по поводу праздника Весны* заканчивалась. Перезвон колоколов и звук поющего хора владели целлой храма и выливались на вечернюю площадь. Но сюда, в Усыпальницу Собора пробиваласnbsp; Внезапно раздумья сиятельного шпиона было нарушено вежливым покашливанием из-за спиной. Оглянувшись, Ирем увидел маленького гоблина-секретаря, стоящего у одной из мраморных внутренних колон. Гоблины - никудышные воины, зато отличные чиновники, давно влившиеся в бюрократический аппарат каганата. nbsp;
ь лишь мельчайшая дрожь, рожденная музыкой вверху. Здесь, в ярко освещенной лампадами зале обретали свой покой в роскошных саркофагах усопшие императоры и маги, верховные прелаты и нобили империи. И здесь было постоянное обиталище нынешнего Верховного Прелата Церкви Пантеона Александра де Монтере. Преподобnbsp;ный Александр от того и стал Прелатом, что казалось не влезал в интриги в борьбе за сан. Соперники боролись друг с другом с помощью яда и стилетов и умирали в своих покоях, искренне считая отца Александра своим другом и помощником. Так, видать волею судьбы и случаем, сорокапятилетний епископ Церкви Пантеона стал Верховным Прелатом. И сейчас этот умный и чуточку меланхоличный Прелат восседал за столом, как раз между саркофагов двух последних соперников, которые, умирая уже понимали, кто на самом деле был отец Александр. Работать в Усыпальнице средь недавних конкурентов и иногда иронично разговаривать с ними - в этом заключался особый, как он сам считал, юмор Верховного.
   '....Великой твердыне приходит конец, твердыне умов дает Он начало.' -- негромко закончил читать первосвященник.
   - Эта ахинея и есть знаменитые Запретные Катрены? - последние слова адресовались сухопарому, высокому человеку в рясе, что стоял возле стола, прислонившись к пустому саркофагу. Видать, для кого-то готовили.
   -- Да, монсеньор. Точнее это отрывок из пятого Катрена, ранее считавшегося утерянным. Еретики из общины Павших в Беоне, дрались за этот клочок пергамента до конца. Двое братьев погибло. Прикажете расшифровывать?
   -- Не стоит Алонсо. Все уже понятно - Прелат выбил дробь пальцами по столу.-Дурачье всегда ищет в пророчествах иносказательный тайный смысл, а он иногда лежит на поверхности, прямо перед носом.
   -- Пророчества на то и есть пророчества, чтобы быть туманными и непонятными.
   -- Твердыня это Азборк. Твердыня умов - это вера в Павших. Еретики ждут прихода Вестников Яви и Сна. Стража Веры прекрасно работает - вы молодец, Алонсо.
   -- Азборк? Неужели?
   -- Да Алонсо. Император все-таки решился
   Верховный Прелат на секунду замолчал, снова разглядывая пожелтевший пергамент с наполовину стертыми письменами и не поднимая глаз на неподвижно стоящего капитана Стражи Веры, продолжил, - И мы как верные слуги империи будем помогать в искоренении рассадника ереси. Но ни Совет, ни Император не должны заполучить библиотеку Капитула Ордена. Со своим отрядом ты отправишься вместе с войсками сегодня ночью. Все что сможешь найти и сохранить - сохрани, что не сможешь - уничтожь.
   - Но монсеньор...
   Одного взгляда первосвященника Церкви стало достаточно, чтобы бесстрашный капитан Стражи Веры пожалел о необдуманном возражении и захотел очутиться подальше отсюда. Особенно подальше от пустующего саркофага.
   Алонсо - вдруг устало сказал прелат - наступают очень тяжелые времена. Все что мы не делаем, все во славу Церкви. 'Меч, отнятый у врага - не стоит ломать. Им можно убить обезоруженного врага' Так говорил святой Саррантара*. А мы с тобой знаем, кто на самом деле был святой Саррантара и как он был убит. Ты понял меня Алонсо?
   -- Да монсеньор - с решимостью ответил инквизитор.
   -- Во славу Богов, сын мой. Исполняй свой долг, ты свободен.
   -- В Именах их слава. Благодарю монсеньор.
   Верховный снова откинулся на спинку стула, закрыв глаза. Глухо отдавали разрывы праздничного салюта на площади, раздражая и мешая думать. - надо будет запретить салюты. Это Церкви еще по силам. Праздное - ересь.-усмехнулся Прелат, и громко постучав по крышке соседнего саркофага зло сказал бывшему .
  
   ******
   С самого утра, милостью богов четвертого дня месяца мая 1021 от Эры Становления в поместье графа Раймунда де Алатрава царила суматоха. Трое дочерей графа давно уже передрались за лучшие платья - по слухам должен был приехать сам император! Слуги лихорадочно убирали двор, чистили конюшни, посыпая везде свежими опилками. Расторопность слуг объяснялись вчерашним происшествием. Когда прибыл Совет Направляющих в полном составе, правда без предварительного уведомления, в отблесках факелов челядь приняла седовласых мужей, одетых в просторные балахоны, за бродяг и попрошаек. И по собственной инициативе, дабы не тревожить сон сиятельного графа, спустила на 'бродяг' собак. Но когда попутно с собаками и парой дворовых маги разнесли ворота и зажгли часть сада, наверное, для освещения, слуги быстро испарились по углам, разбудив перед этим графа. Благородный Раймонд де Алатрава, принял как подобает магов, после этого взялся за воспитание челяди, которая сейчас держась за выпоротые места носилась по поместью со скоростью метеоров.
   Верховный Направляющий Амадей за 'поздним ужином' втолковал графу в двух словах цель визита и заверил, что император будет рано утром. Как верный вассал Его Императорского Величества граф был готов горы перевернуть, но у него попросили лишь предоставить для размещения войск землю и убрать оттуда все любопытные глаза. На этом, маги в полном составе удалились на луг, где они довольно долго что-то измеряли и подсчитывали. После этого члены Верховного Совета с помощью серебристого порошка начертили на траве внушительных размеров прямоугольник, где должно было, уместится более двух тысяч человек. Незадолго до рассвета стали прибывать войска.
   Первым, ночью, бряцая воронеными латами, пришел 2-й гвардейский полк 'Олеон', через два часа на место добрался 'Маурен' - 1-й гвардейский. Гвардейский полк по обычаю всех элитных частей, был вдвое меньше по численности полка регулярной армии. По традиции гвардия носила синие плащи и черные доспехи - цвета династии Леморенов. Каждый полк имел в своем составе три пехотных роты - пять сотен копейщиков с каплевидными щитами и полторы сотни арбалетчиков, по пятьдесят на роту, а также кавалерийскую алу* в триста конных латников и бан* легкой конницы - для разведки. Предрассветный луг наполнился звуками бряцанья оружия двух тысяч человек, ржанием лошадей и приглушенных ругательств командиров.
   Император прибыл за час до рассвета, когда все силы, включая магов и небольшой отряд Стражи Веры, выстроились в начертанной магами фигуре. Грейс молчаливо объехал квадрат с ощетинившимися к вверху копьями, вытянутой правой рукой приветствуя своих воинов. В ответ на имперское приветствие над строем раздался тихий гул, но привычка взяла свое, и над лугом трижды прогремел имперский клич - Леморен!!! Амадей лишь поморщился - хотя это было уже не важно: они все успели. Развернувшись к магам, император слегка склонил голову, на что те ответили таким же поклоном.
   Верховный Направляющий Амадей, широко улыбаясь, вышел из прямоугольника и подошел к Грейсу.
   - Мой император, все готово, теперь лишь ваше слово... - начал заискивающе Амадей.
   - И кристалл Олеона. - продолжил император.
   -Ну конечно, конечно. А иначе никак не получится - мы же с вами все согласовали: два полка, среди них триста конных, плюс Стражи Веры, да еще...
   - Да я все помню и понимаю - перемещение такой массы заберет у Олеона ровно один кристалл - сказал император, снимая с ожерелья небольшой лазурный многогранник и протягивая его Амадею. Верховный Направляющий ловко подхватил камешек и весело промолвил, указывая рукой в прямоугольник:
   - Прошу, мой император!
   Грейс улыбнулся в ответ и сказал:
   - Да-да, поспешим. Надеюсь, Амадей, посланная нами четверка делает свое дело, иначе я даром, получается, дам дель Леону титул виконта и земли, если, конечно, он не умрет до нашего прихода. - спросил император, переступая серебристую черту и, вместе с Амадеем, становясь в строй.
   - Ага, ага. Этот дель Леон необходимый человек. Он значительно упростил наше задание. Тем не менее - я послал наших лучших магистров и снабдил их сильнейшими кристаллами нашего Хранилища. Все должно получится. - зашептал императору Амадей, сжимая кристалл в руке.
   - Так не будем же более ждать. - сказал, улыбаясь Грейс ІІ.
   Верховный Направляющий Амадей начал творить заклинание. Глаза его часто мигали, обнажая налившиеся кровью белки, кристалл в руке начинал мутнеть. Серебристая пыль с травы начала медленно ползти вверх, образуя полупрозрачные 'стены', за которыми находилось войско. Амадей, не смотря на выступившую изо рта пену, продолжал бормотать непонятные непосвященному слова - медленно появились 'пол' и 'потолок'. Ребра образовавшейся фигуры начали подсвечивать синевой. После оглушительного хлопка на лугу осталась лишь пожелтевшая трава и прямоугольник, внутри которого зияла черная земля.
  
   Глава 4
   Вместе с клубами предрассветного тумана на холм где возвышался главный замок Ордена, перекатились четыре размытые тени. Тихо зашелестев чахлым кустарником, они подобрались на расстояние выстрела к стенам замка.
   - Ближе, ближе к стенам - зашептал один, указывая рукой в сторону замка, - иначе Щит не поддержат кристаллы Азборка.
   - Но нас заметят. - Шептал второй, водя большим пальцем у горла.
   - Если Щит будет слабым, нас все равно убьют, но изощреннее - хмыкнул третий.
   -Точно убьют, если вы не заткнетесь - добавил четвертый и поднес указательный палец к губам.
   С минуту, полежав и выровняв дыхание, они разделились и, продвигаясь перебежками, залегли вокруг замка. На миг в тумане заблестели внушительных размеров Кристаллы Силы, в воздухе сильно запахло озоном и, через некоторое время, над Азборком водрузился, искря фиолетовым, огромный Щит Исора*.
   В замке мгновенно отреагировали - на стенах заметались дозорные и в магов полетели арбалетные болты, что замедляли ход и падали оземь, приближаясь к Щиту. Внезапно раздался треск рвущейся материи и в полукилометре от замка появился большой серебристый параллелепипед.
  
   ******
   Дверь в Зал Капитула*, что находились в донжоне Азборка, с треском распахнулась и в зал, где уже собрались все шестеро членов Капитула, ворвался тучный мужчина с отчетливой сединой в волосах. За ним молча, вошли два рыцаря личной охраны магистра и неподвижно встали у двери. Только что проснувшийся Якоб де Руат, тем не менее, не забыл одеть массивную золотою цепь Великих Магистров ордена Саррантары, которая нервно покачивалась в такт тяжелому дыханию главы ордена. Де Руат, прозванный в народе Боровом, в подштанниках и нижней рубахе выглядел аляповато по сравнению с магами, которые успели надеть свои просторные и удобные шерстяные балахоны зеленого цвета - тем не менее, магистр считал себя хозяином положения. Каменные своды башни затряслись от вычеканенных его рыком слов:
   - Ну, и какого хрена не сработали наши Кристаллы Защиты, когда эти имперские ублюдки начали колдовать возле стен? Заплывшие жиром глаза магистра исподлобья разглядывали собравшихся магов Капитула, обрюзгшее лицо медленно багровело и покрывалось капельками пота. В воздухе ощутимо запахло перегаром.
   - Потому что защита реагирует только на атакующую магию, - задумчиво сказал Глава Капитула Йероним ди Мантей.
   - А это что?- разъяренный магистр резко схватил и швырнул массивный стул в окно. Разноцветный витраж со звоном вылетел, и в проеме четко виднелись искры, создаваемые Щитом. Йероним молча поморщился и мельком скользнул взглядом на охрану стоящую у дверей.
   - Это, я спрашиваю, что за дерьмо? - одной рукой магистр показывал в окно, а другой - сжатой в кулак, грозил магам.
   -- Это, был витраж работы великого Оровантэ, прекрасное произведение искусства - мрачно и спокойно подал голос самый младший маг Капитула Дительм. Эта невозмутимость окончательно вывела Борова из себя.
   - Чтооо?! Шутники кхарговы! Ваши эксперименты сожрали половину моих денег, вы потрошили людей и орков, вы втянули нас в ересь Павших, вы обещали мне мощь, перед которой не устоит Маурен и Хадрамат - а у меня под стенами запросто разгуливает враг! Я даже гонцов в командории не могу послать!
   -- Во-первых не ваши деньги, а деньги Ордена, во-вторых не потрошили а изучали, а в третьих - ересь Павших, это на самом деле... хотя уже не важно... Ну и в четвертых - нас еще не атакуют. Щит есть суть защищающее заклинание, наши Кристаллы Защиты подпитывают его, потому что центр области заклинания приходится на наш... - начал было объяснять ди Мантей.
   - Ах это нас еще и защищают! - оборвал его де Руат. - Кристаллы уже обесцвечены, а скоро и вовсе рассыплются! - магистр указал на мутнеющие камни на массивной серебряной подставке, стоявшие посреди комнаты.
   - И вы Йероним не можете снести 'нашу' защиту?! Святой Саррантара, какой же это бред!
   - Мы можем уничтожить и Щит, и магов. Но задействованное заклинание настолько сильно, что, боюсь, Хранилище станет пустым, и, если сюда придут войска Грейса - а они рано или поздно придут - то нам нечем им будет ответить...
   - Я вижу, кроме заклинаний, здесь задействованы первоклассные дураки, которые, однако, хотят сделать дураком меня - голос магистра повысился до отвратительного визга. Он сорвал с паноплиума меч и начал размахивать им перед магами- это вы! Вы, жалкие мажишки, втянули меня в войну с Мауреном! На деньги, потраченные на вас, я мог нанять целую армию в Арслании. Запомните, я еще успею развешать вас на стенах Азборка если...
   В этот момент с руки Йеронима сорвался полупрозрачный диск,* который молниеносно отделил голову магистра от тела. В воздухе запахло озоном и свежей человеческой кровью, забрызгавшей гобелены и Главу Капитула. Обезглавленное тело, роняя меч, тюфяком свалилось под стол. Маги молчали. Охрана не шевельнулась. Ди Мантей посмотрел на рыцарей - один из них пнул ногой подкатившуюся голову де Руата и мрачно усмехнувшись, сказал: - Давно пора. Эта свинья всем порядком надоела. Жаль что только сейчас...
   - Св. Саррантара говорил: 'Пить на войне грешно и опасно'- иронично отозвался второй рыцарь, - я так понимаю, оборона замка теперь ложится на наши плечи?
   - Ты как всегда прав Айфель. Кроме того, он с недавних пор стал путать себя и орден, а Саррантара говорил: 'несть своего у братьев-рыцарей, общая есть только вера'. Айфель, Ландер - обратился Йероним к рыцарям, и, миг помолчав, продолжил - попытайтесь прорваться, соберите всех и уходите в сторону границы каганата. Мы прикроем вас.
   -- Попытка - не пытка, как говорят в Страже Веры- скептично хмыкнул Ландер.- маги наверняка не одни заявились к нам в гости. Рыцари отлично понимали, что хочет сделать Йероним ди Мантей. И что все находящиеся в замке мертвы - сейчас, как Боров, или через полчаса- больше беззащитному Азборку не продержатся против магов Маурена. Мрачно постояв минуту, смотря в глаза ди Мантею, Ландер резко поклонился и быстро вышел, не сказав ни слова. Айфель тоже молча последовал за ним. После ухода рыцарей, ди Мантей задумался, обводя взглядом оставшихся, потом обратился к магу, что стоял неподалеку от разбитого окна.
   - Кстати, почему Кристаллы Защиты питают Щит? Последним, две недели назад, защиту устанавливал ты, Урген, а нападающим известна позиция Кристаллов и направление потоков их силы... Капитулу стоит над этим думать или у тебя уже есть ответы?
   На мага пытливо уставились пять пар глаз.
   - Я... Я все...Да как же... гм... - бормотал невнятно Урген дель Леон, потом вдруг в один прыжок оказался у разбитого окна и, сложив руки, выпрыгнул из башни, но маги были быстрее - до земли долетели лишь ошметки дымящейся одежды и обожженные кости вперемешку с камнем и деревом оконной рамы - некоторые промахнулись, вышибив внушительную дыру в стене.
   - Он все равно не успел бы активировать левитацию* - хмыкнув, промолвил Глава, чем вызвал иронические улыбки магов.
   В этот момент Кристаллы Защиты, исчерпавшись до конца, с сухим треском рассыпались,* и в воздух взвился белый порошок - маги закашлялись и быстро сотворили в зале дождь, который успокоил пыль.
   - Ну что ж, теперь пора и нам атаковать - сплевывая пыль и вытирая лицо от воды, сказал Йероним.
   - Боюсь, мы все же должны защищаться - сказал, до этого молчавший Эберхат, и кивнул головой в сторону проема в стене. Щита Исора уже не было, всходило солнце и легкий ветер, разгоняя клубы тумана, открывал взгляду темные, стройные ряды Мауренских войск, и резко выделяющиеся на их фоне, группы магов, уже творящих заклинания. В центре армии тот же ветер лениво трепал личный штандарт императора.
  
  
   ******
   Когда пыль спала, в тумане недалеко от Азборка, накрытого Щитом Исора, появилась армия Грейса ІІ. Сразу же после телепортации многие воины и маги попадали на землю, скорчившись в рвотном рефлексе. Кони отличались от людей только тем, что делали это дико храпя и вращая обезумевшими глазами. У императора тоже помутнело в глазах и непослушный желудок начал прорываться к горлу, тем не менее он устоял - его подхватили оруженосцы и Верховный Направляющий, что одной рукой поддерживал Грейса ІІ, а другой вытирал кровь с собственного лица, струящуюся из носа несмотря на весьма богатый магический опыт ректора Академии Начал.
   - Что ж, Амадей, пока все идет по плану - тяжело дыша, сказал император. - хотя, должен признаться, есть определенная разница между тем, что 'могут проявится приступы рвоты', как вы и предупреждали, и массовым облевыванием собственных сапог гвардейцами императора.
   - Мда - мда - промычал Амадей сквозь залитый кровью платок, с помощью которого маг пытался остановить кровотечение. Потом выбросил его и, закинув голову назад, сказал:
   - Ко всему надо привыкнуть, мой император, ко всему.
   - А у вас то почему кровь из носу хлещет? Вы же Верховный Направляющий. Даже некрасиво как-то. - спросил монарх, задорно улыбаясь.
   - 'Свое стремленье к красоте продам, излишками искусства обмотавшись' - Амадей процитировал строку из популярнейшего среди богемы Эссен-ара новейшего стиха Фелиция де Арпана* , чем вызвал искреннюю улыбку императора, и продолжил:
   - Мне конечно, как Верховному Направляющему, такое состояние не к лицу, но, знаете ли, не каждый день и мне приходится пользовать Олеон и перебрасывать армии через весь Маурен. Да и не думаю, что кому-то - маг указал рукой на лежащих скорченных людей - хватит ума и времени хотя бы в мыслях меня упрекнуть.
   - Точно. - сказал Грейс ІІ. Потом встал, коротко отдал приказы и задумчиво всмотрелся в темную громаду Азборка, накрытую искрящимся Щитом Исора.
   'Что ж - думал император - посмотрим, святоша Саррантара, действительно ли твое творенье столь свято и неприступно, как орденцы рассказывают уже полторы сотни лет.'
  
   ******
   -- Сколько? Две тысячи? 'Олеон' и 'Маурен'? - Ландер тоскливо осмотрел две сотни рыцарей и оруженосцев Ордена, что взбирались на лошадей во внутреннем дворе Азборка.
   -- Да, помимо магов это еще и шесть сотен гвардейской конницы. От пехоты мы бы еще ушли. А теперь только одно - подытожил Айфель, тоже оглянувшись на строящеюся рыцарскую колону.
  
   ******
   Когда полки выстроились, Грейс ІІ поднялся на своего Орнема, коня вороной масти, подведенного оруженосцем, привстал на стременах и молча, указал вытянутой рукой на Азборк. Армия построилась выпуклым полумесяцем у южной стены замка, где находились ворота. Вперед, к центру выдвинулись арбалетчики, прикрытые щитами пехоты, оставив на флангах, вне досягаемости стрелков ордена, конницу. Отряд Стражей Веры, маги, на которых полагалось разрушение стен, засыпка рва и защита при возможной контратаке магов орденского Капитула. Когда Щит Исора начал слабеть, Амадей дал знак Грейсу. Император обнажил меч и указал им на замок. Над полем раздалось 'Леморен', рожденное в двух тысячах человеческих глотках. Маурен атаковал.
   Первыми умерли четыре талантливейших магистра Академии Начал - их окровавленные, беспомощно лежавшие после удержания Щита такой чудовищной мощи тела изрешетили болтами и утыкали стрелами сразу же после исчезновения их волшбы. Вслед за этим защитники начали перестреливаться с арбалетчиками Маурена - впрочем, здесь воюющие не наносили друг другу значительного вреда: одни стреляли из-за зубьев Азборка, а другие - из-за толстых пехотных щитов выдвинувшейся вперед третей роты полка 'Маурен'. 'Олеон' стал на правом фланге в резерве. Сзади с дистанцией в полсотни метров подтягивались вторая и первая роты. Полумесяц атакующих вытягивал свой центр к стене замка. Потом в дело вступили маги Маурена. Академия Начал знала свое дело: по каменной кладке стены Азборка, лишенного защиты, моментально поползла паутина трещин, иногда обрушивая заботливо тесаный в незапамятные времена камень. Вода во рву около стены быстро замерзла, открывая дорогу воинам императора, но потом взорвалась мириадами холодных кристалликов, превратив каток в ледяную быстро тающую кашицу - Капитул пытался защищаться.
  
   ******
   Отойти от стен! - закричал Айфель рыцарям, указывая на появившиеся трещины -- Колона - к воротам, за мостом - в клин! и захлопнув забрало, глухо пробормотал что-то Ландеру.
   -- Да, ты прав Айфель, это будет самая безмозглая конная атака. Думаю, так и напишут в учебниках Военной Академии - ответил рыцарь и тоже поехал к воротам.
  
   ******
   -- Пехота к бою! Как только стена рухнет....- кричал сержант проходя вдоль строя роты пехотинцев- ....матери! - добавил тут же увидев как открываются ворота и оттуда резво выезжает рыцарская конница, строясь за рвом в клин. 'Твою мать, -- снова выругался сержант - копья опустить! Строй держать! Арбалеты - по лошадям! И тут же понял что и его самого, и 3-ю пехотную роту сметут к Падшим, так как имперская кавалерия стояла позади на флангах, а вторая и третья роты никак не успеют подойти на выручку - клин еще не построился, но острие его уже начинало брать разгон.
  
   ******
   'Сарр-р-р-р-а-анта-а-а-ра!!!'- вместе со всеми братьями-рыцарями летел за Ландером, пятнадцатилетний оруженосец Кисар, так и не ставший рыцарем. Это был его первый и последний бой. Через миг его, Ландера и еще десяток передних рыцарей смело залпом пятидесяти ротных арбалетчиков. Но остальных это остановить уже не могло.
  
   ******
   'Неправильно это как то'-- успел подумать сержант до того как шипастый моргенштерн Айфеля размозжил ему шлем вместе с головой. Двести пехотинцев и арбалетчиков были сметены и втоптаны в весеннюю грязь азборского холма, стальной громадой, что неслась прямо в центр императорской армии. Залп! Арбалетчики второй роты не успели отойти за щиты второй роты и спутали весь строй. Сшибка! Заржали раненые лошади, роняя всадников на строй пехоты, но вторая тоже не остановила отчаянных орденцов. На флангах имперской армии наперерез двинулась гвардейская кавалерия, чтобы не дать безумцам прорваться к императору. 'Олеон' спешно перемещался к центру. Но клин атакующих тая и суживаясь уже превращался в иглу. Еще живой, благодаря многочисленным магическим амулетам и своему везению, Айфель вел за собой едва ли полсотни рыцарей. Залп! Арбалетчики первой роты снесли половину оставшихся рыцарей. Удар! Остальных подняли на копья. Первая рота выдержала...
   Глядя как добивают остатки рыцарей, Грейс мимолетно подумал что можно было бы хоть кого то взять в плен. И убрал руку с меча. Амадей же не отвлекался на подобные, по его мнению 'пустяки', как безнадежная атака Ордена - маги вступили в схватку с Капитулом. Изрядно потрепанный авангард с надрывным криком 'За Империю!!!Леморен!!!' двинулся на приступ к проломам в нижней стене замка.
  
  
   Глава 5
  
   Азборк пылал. Веками укрепляемый камнем и заклятьями замок Великих Магистров ордена Сарантарры пылал и рушился как картонный домик. Жадные языки пламени пожирали угловые башни, выпуская щупальца грязно-серого дыма, а из глубины развалин донжона периодически раздавались глухие разрывы подкидывая целые груды раскаленного камня.
   После безнадежной рыцарской атаки усилий орденский магов Капитула хватило на целый час глухой обороны от мощных заклинаний императорского ожерелья. В конце-концов маги ордена успели разорвать Круг Силы спровоцировав взрыв в лаборатории - и тем самым уничтожили замок вместе с авангардом атакующих. Из развалин нижней стены уныло потянулась вереница уцелевших войск императорской армии - было очевидно что данная скоротечная кампания пройдет без трофеев для гвардии и не получит названия 'веселая война'.
  
   *****
   Второй час, таясь на опушке Старого леса, Дан снова скрежетнул зубами от бессильной злости. Первым порывом благородного Даниеля де Арвилэ, орденского оруженосца, без пяти минут обладателя золотых шпор, было, бросится в отчаянную атаку и погибнуть 'с честью' как братья рыцари за час до этого. 'С честью и совершенно по-идиотски, ведь не доскакал и до арьергарда. Нашпиговали бы болтами как ежика' - взбешенно подумал Дан. От сумбурных, панических мыслей в голове было тесно - каким образом императорская армия смогла взломать оборону Азборка? Где их обоз? Почему Магистр прохлопал под носом несколько тысячную армию?
   'Хотя наш Магистр в последнее время мог найти только новую бутылку с эссен-арским...' - прошипел про себя Дан снимая зеленый орденский плащ со скрещенным мечом и молотом в белом круге. Щит, горжет и наручи с такой же эмблемой тоже придется зарыть, оставив из доспеха только кольчугу и шлем.
   'А ведь это война, и мы к ней не оказались не готовы. Даже более чем не готовы. Если так быстро уничтожили Азборк, то что с остальными командориями? Что с отцом?' - бормотал про себя молодой воин, попутно забрасывая дерном доспех. Снова резко накатила бессильная ярость - на империю, ее вояк, собственного пропойцу-магистра и весь белый свет, так что сжав кулаки до крови хотелось выть или немедленно изрубить хоть кого из тех что стояли под холмом возле пылающих развалин.
   Сзади тихонько фыркнул Чекан - привязанный к дереву, он уже целый час выражал, таким образом, свое недовольство хозяину. Взяв под узду жеребца вороной масти, молодой воин пробирался сквозь чащу стараясь выйти параллельно орденскому тракту. В довесок к паскудному состоянию души, Природа добавила свою ложку дегтя - заморосив мелким, противным дождем. Двигаясь как сомнамбула, Дан вновь начал диалог сам собой:
   'Надо добраться до ближайшей командории, вдруг там не знают про нападение?'
   'Конечно. Как же. Не знают'-подал голос скепсис. 'Дым от пожарища был виден наверное миль за десять. Да и по магической связи передали бы...'
   - 'Значит, если ближние замки захвачены, то надо двигаться в приграничье, в Арвилэ...'
  
   *****
   Из мрачных раздумий Дана выдернули звуки барабанной дроби и ритмичной ругани сержантов что пытались бранится в такт марширующей колоны двух сотен гвардейцев. Грейс II Леморен был щедр к гвардии, но не настолько чтоб открывать магический портал обратно в столицу. И так дотопают. А что пограбят по дороге - так это от безудержной радости по поводу инкорпорации новых земель в состав великой империи! И в столице будут меньше бузить.
   Дан никак не мог понять, откуда появились войска. Не по воздуху они же прилетели! Ведь два дня назад он отвез письмо герцогу Беонскому от Якоба де Руата и получив ответ должен был доставить сегодня утром в Азборк. Ни одного имперского солдата...! Письмо! Порывшись в седельной сумки он достал обычное письмо без единого магического заклинания, что было странно. Наверное герцог не доверял даже личному магу решил воин сорвав печать:
  
   Сим уведомляю Вас, мой друг, что 'император' и Малый Совет тайно решили начать войну против Вас и Вашего ордена только с одной алчной целью - захвата богатств дабы поправить собственные плачевное состояние. Кампания должна начаться в середине мая. Мальчишка ждет тайного согласия герцогов Ормэ и Эрбо и устраивает смотр своей гвардии каждую седмицу, удаляясь каждый раз все дальше от столицы.
   Так что мы будем действовать по оговоренному ранее варианту.
   А 'мальчишке' скоро дадим колпак с бубенчиками вместо короны.
   Вера в Богах, а сила в руках, мой Друг .Ваш Гийом ди Конбер.
  
   Вот как, в середине мая, значит-то есть через две недели беонское отродье! - скомкал письмо Дан. Колона давно прошла, даже уселась пыль выбитая сотнями ног, и лесную тишину нарушал лишь далекий стук копыт. Молодой воин приблизился к дороге вплотную, держа небольшой арбалет почти машинально наложил короткую стрелу и натянув дугу стал ждать.
   Имперец... Один... - хищно улыбнулся он увидев одинокого всадника в темно-зеленом плаще. Но перед тем как выстрелить Дан передумал и отвел цевье в сторону. Дико заржал конь и припадая на раненую ногу сбросил всадника на дорогу. Выскочив на тракт, Дан наскоро связал пленника и потащил его в лес в сторону от дороги. Привалив бесчувственное тело к дереву и отдышавшись, он вытащил короткий меч и тубу на поясе, в которой оказалась подорожная на имя Сигибера дель Хроде, старшего брата церковной стражи Веры.
   Открой глаза святоша! Хватит притворяться - грубо пихнул пленника сапогом Дан и отойдя на два шага назад вновь зарядил арбалет. У адептов Стражи Веры в отличии от мирного духовенства была одна молитва 'Денно и нощно убивай еретика всеми подручными средствами. Кто враг Церкви тот и еретик. Делай свою работу хорошо. Во славу Церкви и Пантеона. Аминь'. С такими следовало держать ухо в остро-коренастый 'брат' уже не таясь открыл глаза и сплюнув сгусток крови хрипло спросил:
   - Ты кто?
   Дан не ответил и молча стоял, наведя арбалет в грудь церковника. Наконец сумел выдавить только: Зачем?
   - А-а-а, не говори. Сам догадаюсь - пленник окончательно поднял голову - из Ордена? Спрятался? Кто ты? Паж? Армигер? О, или может даже оруженосец? Парень не стоит играть в мстителя Лесной войны - лучше развяжи меня и помоги добраться до ближайшего поста, тогда я замолвлю за теб...
   - Заткнись! Каким образом Император незаметно перебросил войска?- зло и спешно отчеканил 'мститель'- с дороги громко и отчетливо ржала раненая лошадь, а вдалеке снова заслышался гул марширующей пехоты.
   - Дурак. Ничего я тебе не скажу - заерзал плечами пленник - а тебе не выбраться из лесу незаметно. Без подорожной ведь хватит любой патруль. Мои бумаги с именным заклятьем тебе помогут до первого мага на посту. Подумай о родных - в его голосе появились тягучие и спокойные нотки - какое место ты занимал в Ордене? Чего бы ты достиг? Империя дает равные шансы...Эдикт 'О Врагах Империи' коснется только командоров и членов их семей...
   - А мой отец и есть командор ордена! Значит я тоже преступник! - закричал Дан и пленник решил действовать в этот момент.
   В Страже Веры старые мастера пыток мрачно шутили над адептами - 'Прежде выворачивать руки еретику, выверни свои' и иронично добавляли 'Ощути ересь на вкус'. Сигибер дель Хроде был прилежным учеником, хоть и непозволительно расслабился на тракте. Надо было смотреть в оба и взять в эскорт несколькnbsp; - Ага, ага. Этот дель Леон необходимый человек. Он значительно упростил наше задание. Тем не менее - я послал наших лучших магистров и снабдил их сильнейшими кристаллами нашего Хранилища. Все должно получится. - зашептал императору Амадей, сжимая кристалл в руке.
&о братьев. Чего уж там, выкарабкаюсь - решил про себя церковник. Оправившись от падения, он незаметно вывернул свои кисти из пут, когда ерзал плечами и, удостоверившись, что парень один, молниеносным движением взмыл на ноги выбрасывая вперед одну руку чтоб выбить арбалет и целя втоnbsp;рой в горло Дана. Незадачливого 'мстителя' спасла только реакция и счастливый случай в виде коряги за которою он зацепился, рефлекторно сделав шаг назад. И нажав на спуск.
   С легким треньканьем стальное творенье азборских мастеров сорвалось с ложа и с двух шагов разнесло голову Сигибера какnbsp;
гнилой арбуз. Тело простояло еще миг и грузно завалилось набок, разбрызгивая кровь вокруг.
   Осторожно поднявшись, благородный Даниель де Арвилэ тотчас же согнулся обратно в рвотном рефлексе. Несмотря на несколько орочьих жизней взятых на клинок в двух приграничных стычках ему претило убивать безоружных, да и сам вид обезглавленного тела не придавал оптимизма для желудка. Но время и звуки приближающейся колоны не добавляли сантиментов по поводу невинно убиенного врага. Охапкой лопухов наскоро отчистил шерстяные шоссы и сапоги от капель крови и кусочков чего-то сероватого, попутно подавляя рвотные позывы. После чего Дан лихорадочно запихнул в седельную сумку тубу с подорожной, добавив туда же увесистый мешочек церковника и не забыв прихватить трофейный корд, решительно двинулся в сторону тракта.
  
   *****
   Нахальство, наглость и золото - берут города. Этим воистину золотым правилом Дан успешно пользовался уже два дня проскакивая заслоны и охраняемые мосты. Нигде по дороге не было видно ни малейших следов боя - имперская пехота и кавалерия герцога Ормэ безнаказанно растекались половодьем по бургам и селам орденских данников, уделяя особенное внимание торговым постам и складам с товарами. И естественно грабили крестьян, но в меру и без особых зверств, за исключением нескольких наемных отрядов. Было очевидно, что Грейс желает наложить свою императорскою лапу на эти земли и включить в свой личный домен.
   Поэтому орденские крестьяне - вольные, вымороченные, закупы и полные холопы - решили, что война, дескать, дело благородное и им от этого ни жарко и не холодно. Лучшим образом выразился по этому поводу войт деревни Малогорье 'Паны човпутся, а у хлопов чубы трещат'- и многозначительно сморкнувшись, добавил 'А оброк никто не отменял при новой власти. За работу, сукккины дети. За работу!!!'
   А войска все прибывали. Пользуясь военной неразберихой, Дан проскочил уже два командорских замка, над которыми теплый майский ветерок лениво трепал цвета династии Леморенов, каждый раз скрежеща зубами со злости. Хмурый вид прибавлял солидности, обтрепанность принимали за плоды спешки, а изможденное лицо относили на счет аскетизма истового и ревностного брата Стражи Знаний, который сурово отказывался от пищи на постах и придорожных тавернах. Но такое везенье не могло продолжатся вечно.
  
   *****
   Да, все в порядке - Дан в очередной раз готовился услышать нужные слова, от худющего сержанта в надраенном до блеска бацинете - но маг наш сперва проверит и тогда можете ехать. Тепек, позови мага, быстро! Беда с этими восточными новобранцами - пожаловался он Дану гладя как молодой солдат, одетый в не по размеру кольчугу помчался в караульное помещение, едва не уронив при этом алебарду. Минут через пять из недр караулки появился маг и величавой походкой направился к дороге. За ним семенил Чапек, успевши водрузить огромного размера шапель себе на голову.
   - Ну, дальше вы тут сами разберетесь. Удачного пути - заспешил к солдатам сержант, углядевши надменно-презрительную мину на лице мага. 'От стрел я уйду поворот недалеко, а мага надо убить. Молодой, наверно ученик-это шанс...' размышлял Дан, с показным интересом наблюдая за надменным и очччень неторопливым магом незаметно положил руку на рукоять трофейного корда.
   Причины нарочитой неторопливости Ансельма ди Терозо - младшего были весьма важны и особенно обидны. Он, лучший ученик на всем факультете, с блеском защитивший выпускную работу и сразу став Направляющим Огня шестой ступени должен торчать у падших на куличках среди пошлой солдатни, и все из-за этого ублюдка Виго! Ансельм знал, что практически всю группу разослали на практику в такую глухомань, где и гоблины не живут. Не помогли ни связи, ни деньги высокопоставленных родителей. Надо было прирезать этого Виго еще на первом курсе - тем более что причины более чем благородны- официальная вендетта с семьей де Аркуров. Так, нет. Амадей запудрил всем мозги, мол, вы все элита и как братья...
   Ансельм, не глядя на очередного путника, потребовал подорожною, удивившись при этом наглости незнакомца, что даже не слез с коня. Сзади что-то звякнуло и ругнулось - незадачливый Тепек снова запнулся.
   -Ей маг! Подорожную тебе? Держи! - с этими словами лжеСигибер всадил в шею мага сверху вниз короткий меч и с хрустом и видимым наслаждением его провернул. Ансельм ди Терозо, свежеиспеченный Направляющий Огня шестой ступени молча рухнул в пыль дороги фонтанируя кровью из разрубленной аорты.
   А-а-а-а - Чапек оцепенел от страха, но навыки, вбитые сержантом заставили попытаться ударить алебардой. В следующий миг тяжелый сапог со стальными набойками врезался ему в челюсть. Стандартная пехотная шапель - добрый шлем и дает очень хороший обзор бою. Но часто, имперские пехотинцы жертвовали свои зубы - в лучшем случае и жизнь в худшем из-за собственной нерасторопности и недостаточной защиты. Поэтому Чапек теперь смог бы говорить только 'фапель-ховофый флем' но при этом оставаясь в живых в отличие от мага который уже перестал даже дергаться валяясь в луже собственной крови на дороге.
   Дан с места дал шенкелей своему вороному и пригнулся к конской шее. Добавляя азарта где то с боку и над головой просвистело несколько запоздалых стрел когда он уже влетал в поворот тракта.
   - Поздно, ублюдки Павших! - гаркнул Дан обращаясь сам к себе- двоих имперских собак убил! Из них один маг! Не все вам праздник Весны! Мы еще повоюем - последние слова 'мстителя' донеслись из лесной чащи, куда он свернул через полмили безудержной скачки. Война войной, а осторожность не помешает, тем более что нужно было хоть немного отдохнуть.
  
   *****
   Успешная кампания продолжалась. Ошеломленные быстрым уничтожением главной твердыни Ордена - две трети из всех семнадцати командорских замков встретили захватчиков с открытыми воротами и приспущенными флагами. Позднее, злые языки утверждали, что такое 'радушие' было вызвано не только страхом, но и золотом вкупе со щедрыми посулами императора. И все бы хорошо, но тут уперлось приграничье.
   Рыцари орденского пограничья все время жили на остром фронтире и не забыли, с какой стороны браться за меч. Шесть командорских замков во главе с графом Арвилэ вобрали в себя последних защитников и стали ждать схватки моля богов, чтоб их семьи успешно добрались до границы. Замки, что вмиг ощетинились баллистами и осадными арбалетами, закурились жаровнями для масла стали весьма неприятным сюрпризом для наемников и войск герцога Эрбо, кои по 'несчастливой случайности' зачищали именно эту территорию. 'Случайность' была удачно организована Грейсом который старался сберечь собственных солдат и ослабить строптивого вассала его же руками.
   Лишь через две недели войска герцога при десятикратном превосходстве и с огромными потерями смогут взять командории. Арвилэ же сдастся только через месяц, когда последние израненные защитники замка во главе со старым графом не имея сил держать позиции запрутся в донжоне и бросятся на мечи, устроив перед этим пожар. Орден пал.
   А озверевшие от потерь наемники решат компенсировать отсутствие добычи дикими грабежами деревень и факторий и, невиданное дело, нападениями на торговые караваны! Герцог узнав о прискорбных инцидентах просто махнет на это рукой играя в 'отца солдатам' - все можно свалить на противника, им уже все равно.
  
   Глава 6
   Хоббитов в этом мире, под названием Кавэран, не любил никто. Не то чтобы всем особенно не нравились их маленькие тела, покрытые рыжеватой шерстью - больше всего раздражала их скрытность, поразительная смышленость, пресловутое богатство и склонность к его отрицанию. Именно благодаря этим качествам, со времен Становления* не имея собственного государства, хоббиты, тем не менее, смогли укрепится в обществе, став уважаемыми банкирами, купцами, ювелирами и ростовщиками почти во всех государствах мира. За исключением Драмштадта, государства гномов. Те вообще не жаловали никого, кто не хотел воевать и работать. Тем более что в последнее время банки и купеческие гильдии хоббитов могли составить конкуренцию тем же гномам, у которых все более-менее влиятельные государства стремились чеканить золотую монету. Хоббиты прекрасно приспособились к такому стремлению к качеству и часто выступали посредниками в подобных операциях, имея свой законный процент. Поэтому абсолютно естественным было то, что во время почти всех войн и восстаний - будь то рокоши дворян против сюзерена или последняя крестьянская пьяная резня, вызванная новыми налогами - хоббитов тоже убивали. Мотив простой - они не такие как мы. Тем более что у них есть то, чего у нас нет или у нас тоже есть, но мало.
   Виголан де Аркур невзлюбил их по совсем другим причинам - он шел в караване хоббита Дарта. Караван-баши для соблюдения секретности еще в Маурене велел одеть мага в чью-то вонючую хламиду, испачкать лицо для пущей смуглости и, накинув капюшон на голову, поставил его в охране последней повозки с четким указанием - в случае чего уходить конно до ближайшего леса, а там - по собственному усмотрению. Де Аркур, особенно после представления в посольстве Хадрамата, понимал важность своей персоны, поэтому, скрипя зубами о дворянскую честь, вынужден был плестись в хвосте каравана в компании охранников орков, которые зачастую подшучивали над магом и его тощей лошадкой, то и дело их сравнивая. Кроме того, не особенно располагал к хоббиту и рацион каравана - вяленое мясо, вода, вино, хлеб и каша ночных стоянок, которые устраивали всех в караване, были не совсем по душе Виго, которому, даже в года науки, иногда удавалось питаться более удобоваримыми гастрономическими изысканиями. Не придавал уважения, на взгляд мага, хоббиту и тот факт, что все в охране каравана получали деньги, а де Аркуру, который тоже считал себя охранником - ему даже для видимости выдали лук - не доставалось ничего, кроме пищи. На законный, по мнению Виго, вопрос к караванщику на счет оплаты хоббит, как всегда, вздохнул и, хитро прищурившись, сказал: 'Я тебя не нанимал. И потом, если хорошенько подумать, то это еще ты мне, получается, должен. Сам посмотри: в день ты съедаешь мяса на... '. Маг, раскрасневшись, предпочел удалится к показавшейся родной последней повозке, нахлобучив капюшон на глаза.
   На седьмой день пути, приблизившись к землям ордена Саррантары, караванщик отдал приказ идти без остановок. Поначалу де Аркур обеспокоился сохранностью собственной персоны, но, увидев несколько сожженных деревень и имперских солдат, изымавших плату за проезд вместо орденских братьев, маг понял и полностью поддержал хоббита - Маурен очевидно воевал с орденом. Поэтому полагаться на хорошее, в мирное время, отношение императора к торговле и купцам было бы глупостью - сейчас здесь законом была пьяная солдатня, которую Грейс ІІ пока жаловал больше чем торговлю. Караван пока охранялся довольно толстым кошелем Дарта, которому, не смотря на причитания, намного легче было расставаться с золотом и товарами, нежели то могло бы быть с его жизнью. С другой стороны - этого не могло случится пока им встречались небольшие отряды и заставы, с которыми смогла бы поспорить охрана каравана.
   Углубляясь в земли ордена, ставало ясно, что все еще впереди - караван шел с отрывом в два дня от основных сил мауренской армии и рисковал рано или поздно наткнутся на более крупные отряды, которые вряд ли устоят перед соблазном безнаказанного грабежа. Понимал это и Дарт, но вел караван дальше, свернув направо с (такого то пути) надеясь проскочить к Арвилэ, прославленного своей неприступностью, откуда уже рукой подать было к землям Хадрамата.
   Не получилось. Беда пришла, когда караван готовился стать на лагерь за три дневных перехода от замка. Выбрав место стоянки, и заворачивая туда повозки для ночлега, Дарт не сразу увидал как на небольшой пригорок практически ровной линией, как на параде, вынырнул отряд легкой конницы. Еще вчера это была полнокровная хоругвь конных стрелков, но после страшных потерь наемной пехоты герцог Мартен был вынужден бросить ее на штурм замковых укреплений, невольно оправдывая пословицу 'бей своих чтоб чужие боялись'. Поэтому полсотни оставшихся в живых конников радостно завыли увидав ценную добычу - вчера умирали, а сегодня живем! Бей, убивай парни! С нами Боги! Дав один залп из коротких луков, конники лавой понеслись с пригорка на караван, радостно при этом улюлюкая. В ответ захлопали арбалеты орков-шутников, прервав на полном скаку несколько преждевременных радостей.
  Но расторопных орков было мало, как и не было начальника охраны каравана, что было последствием скупости Дарта. Мол чего боятся в землях Ордена, тридцать 'засранцев' будет достаточно для охраны от лесного сброда и вообще он сам себе начальник. Оправдаться коротышка уже не мог - получив одну из стрел прямехонько в глаз, он лежал на дне передней повозки. Поэтому каждая повозка была предоставлена сама себе с начала боя. Виго, сидя гордым изваянием на своей повозке, впал в какую-то прострацию, наблюдая за успешной атакой разбойников больше похожей на очень реалистичный магоспектакль под названием 'насильственная реквизиция излишков имущества орденского пособника Дарта в условиях военного времени'.
  Создавалось впечатление что магу было совсем не страшно - он даже не вздрогнул когда стрела пришпилила полу его хламиды к борту повозки. Из оцепенения его вывел сильный удар в ухо откуда-то с боку с матерной рекомендацией не высовываться. Виго кулем свалился, вниз успев, получив под дых от другой злой силы, которая рекомендовала то же самое. С полминуты маг только хватал ртом воздух, скорчившись возле колеса повозки - где то сверху, бесконечно далеко, сыпались отборные матюги и звенела сталь, очень быстро сменившись предсмертными хрипами. Та же самая злая сила, как определил маг по запаху перегара и чеснока, подняла его за шкирку как котенка. В своем 'обидчике' де Аркур с удивлением узнал Варташа, недалекого гиганта с вечной, идиотской улыбкой - возницу передней повозки, который почему-то был в вороненой кольчуге и сжимал в руке устрашающего вида ятаган. Его товарищ по повозке в таком же доспехе торопливо накручивал ворот арбалета и снимал меткими выстрелами вражеских всадников что пытались приблизится к повозке.
  Магу который учуял запах кишок из распоротой лошадиной брюшины и сфокусировав взгляд на нескольких вражеских трупах вдруг стало дурно. Варташ опять встряхнул его со всей силой и гаркнул на ухо: - Времени нету маг. Скорее в лес. До границы доберешься сам - а там на любом посту именем Ирема иль Башида... Вперед! Бегом твою мать!- с этими словами Варташ со всей силы зашвырнул Виго в придорожные кусты и развернулся лицом к десятку врагов что уже заинтересовались упорным сопротивлением в конце каравана. Его товарищ, прошитый пятком стрел, уже сползал вниз, оставляя кровавый след на борту повозки. Взвесив шансы, Варташ обреченно оскалился и бросился вперед, пытаясь прикрываться повозками как щитом. Еще двоих врагов он успел достать, прежде чем его сбили с ног и нещадно изрубили.
  Так из полусотни конных стрелков опять уцелела едва ли половина, притом, что добрый десяток жизней был на счету этих двоих воинов. Но разочарование налетчиков усугубилось также от того, что во взятом на меч караване практически не оказалось товара! Вместо мауренского оружия и сукна, эссен-арского вина, гномьих серебряных слитков и прочего купеческого крама лежали аккуратно перемотанные тканью булыжники и груды железного хлама. Нет, конечно, в кошельке покойного Дарта нашлось полторы сотни сонтенов серебром - но ведь добрую половину еще надо было отдать герцогу! А из половины оставшихся монет - командир хоругви получал четыре доли, а десятники по две. И что оставалось бедным солдатам? Пропить, прогулять на шлюх свои гроши - и снова в бой?! Злобу, за неудачу с караваном, налетчики выместили на трупах - тела сожгли, предварительно порубив их на части, так что к утру узнать в обугленных чушках еще вчера живых людей и нелюдей можно было только с помощью магии.
  
  *****
   Заброшенный могучею рукою Варташа, Виго пролетел несколько метров и со всего размаху плюхнулся в кусты. Будучи довольно таки смышленым и благоразумным парнем, он не стал дожидаться конца боя, испытывая судьбу на прочность, и следуя совету, дал стрекача в лес. Только отдалившись от места схватки мили на полторы, маг позволил себе отдышатся. В лесу быстро темнело, и впереди стоял вопрос ночлега. В принципе можно переночевать и в лесу - думал маг, невозмутимо расхаживая по небольшой лесной полянке, и при этом активно и ритмично двигая руками для дыхательных упражнений - дома я иногда ведь ночевал в лесу, когда отец с братом напивались и выгоняли младшего хлюпика на ночь сразится с волком или еще каким чудищем чтоб доказать им что я настоящий мужчина...м-да правда всех зверей перебили еще при прадедушке... - Виго замахал руками быстрее - да и здесь похоже самый страшный зверь это комар. И человек...- посмурнел он, вспомнив сегодняшнее нападение на караван...
   Хлоп! С мерзким звуком был раздавлен огромный комарище, устроившийся на лбу и успевший насосаться крови. Так! Маг я или не маг!? - удивленно воскликнул молодой де Аркур и плюхнувшись на поваленный ствол дерева достал из-за спины котомку. Перво-наперво, с помощью ученического Кристалла Силы* Виго создал небольшой шар магического света, что повис у него над головой, давая неплохое, с синеватым оттенком, освещение на метра два вокруг. После чего, отгородившись Пологом Тишины, что не пропускало также и мелких насекомых, стал методически перебирать вещи из котомки комментируя самому себе при этом: - Так, что тут у нас. Ага! Еда - потом; книги - потом, хотя нет, мой дневник с заклинаниям и в сторону; кинжал - на пояс; лекарские инструменты - потом...Вот! С этим возгласом маг достал с самого дна котомки небольшой мешочек, несколько раз бережно завернутый в холстину.
   Бывший студент Императорской Академии Начал благоговейно развернул ткань и высыпал на холстину с десяток камней разного цвета и размера. Перед ним лежали несколько хризопразов, жемчужин, два маленьких александрита и его прелесть - небольшой рубин! Маг, несколько минут молчал и смотрел на свои бессонные ночи, которые потратил на написание выпускных работ своим более богатым, но на редкость тупоголовым одногрупникам. А рубин он 'честно присвоил' на предпоследнем, перед злополучной защитой, практикуме магии Огня. Ничего Академия ведь не обеднеет! Скряга-маг считал, что после первой же квартальной оплаты учеников за обучение его alma mater может забыть о расходах и растратах. Правда таким же образом Виго объяснял свою жадность как исключительную рачительность и экономность 'ради великого будущего магической науки'. Наконец будущая 'надежда магической науки' со вздохом убрал камни назад, оставив только хризопраз, александрит, и одну жемчужину.
   Первым делом он хотел создать нескольких боевых заклинаний. Хотя это и не был его конек, но общая, краткая подготовка на факультете боевой магии была обязательна для всех студентов. Поэтому молодой де Аркур озаботился в свое время бесплатной учебой и практикой для умения создавать десяток другой заклинаний шестого и даже пятого порядка в основном магии Воздуха и Воды. Тем более что практические занятия обеспечивались бесплатными камнями...
   Со стороны это выглядело довольно жутковато - на вечерней лесной поляне, залитой синеватым светом в позе лотоса сидел молодой парень, держа шаровую молнию в руках как обычный мячик....
   А Виго уже отрешился от всего. Энергия Мира бурлила и играла в нем, пронзала в экстазе - он ведь может все! Не отпускать еще секунду! Подержать еще, не отдавать ее проклятым, мертвым камням! Не загонять ее в их грани кристаллических решеток! А вытягивать ее из окружающей и пропускать только через себя - как проводник и преобразователь в четкие заклинания магии стихий, смерти, иллюзии и прочая и прочая...
   Но здравая часть разума помнила, что скоро магия вскипит в его жилах, ее энергия найдет себе дорожку вытекая кровью из глаз и ушей ибо тело не совершенно как кристаллическая структура камня. Быть магом, значит постоянно контролировать себя. Поэтому Виго, упрятав фиолетовую молнию в хризопраз и медленно вставив его в свободный паз Кристалла Силы, продолжил колдовать уже над александритом, загоняя туда защитное заклинание, под названием Малый Щит Исора. Полудрагоценный, хоть и довольно дорогой камень был любим учениками, так как позволял поместить в свою структуру несколько заклинаний в зависимости от размеров конечно. Маг добавил заклинание позволяющее поддерживать и подпитывать Щит на протяжении нескольких часов вокруг него самого, что было удачей, учитывая своенравное поведение заклинаний Воздуха.
   Уверовав в свои силы, и недооценив свою жадность, Виго решил впихнуть и третье заклинание в структуру камня, но ритмичное бормотание на поляне был прервано неожиданным 'магическим конфузом'...
  
   ******
   Иногда магов проклинали и хулили. Иногда им целовали руки и посвящали стихи. На них призывали кары небесные и ими же хотели стать. Но никогда мага не могли ненавидеть, так как обычный человек ненавидит некое высшее существо, что повелевает сверхъестественными силами. Объяснение этому было очень простым. Ничтожный процент проверенных и на первый взгляд очень даже надежных магических заклинаний давали сбой, среди весьма большого количества магов и тогда над ошеломленным неудачником раздавался необычайной силы звук, который рождался где-то извне. Иногда это был звук рвущейся материи или же сильный гул, как от удара колокола. Но в девяноста случаев из ста это был оглушительный звук пускания ветра мающегося животом человека. Естественно это был только звук, без сопутствующих 'запахов' но от такого 'магического конфуза' не был потенциально застрахован даже Верховный Направляющий Стихий. Хоть проколы были нечасты, но все же иногда случались публично. Это в определенной мере играло на руку Направляющим стихий - когда люди смеялись над ними, то уж никак не могли ненавидеть. Маги злились и бесились, изыскивали средства сведения к минимуму неудач но ничего не могли поделать с народной поговоркой 'сделал, как маг пер..ул' и ее более жестким формам...
   Поэтому, оконфузившись в первый раз, за более чем пятилетнюю магическую практику Виго воровато оглянулся и покраснел. Затем удостоверившись что на поляне нет и не может быть свидетелей его 'магического позора' решил продолжить утром. Поставив магическую тревожную сеть он завалился спать прямо на поляне, завернувшись в свою изрядно потрепанную хламиду.
   ******
   Наутро Виго чувствовал себя ужасно. Ломило все кости, ныли натертые лямками котомки плечи, болела поясница видать ударенная в момент падения в кусты и непонятно почему тикал левый глаз. Маг, размявшись и перекусив скудным рационом из двух кусочков сала и хлеба тех, что стырил, а вернее 'позаимствовал' вчера возле караванного котла, попытался настроить лечащее заклинание на случай серьезного ранения или же подхваченной простуды во время ночевок на сырой земле. Небольшой жемчуг или же 'слезы морских нимф' как поэтично называли его чародеи-медикусы был. А вот оправы для камней не было. Ученический, а вернее бакалаврский, Кристалл Силы сделанный из горного хрусталя имел всего два паза для зачарованных камней. С тремя пазами выдавали только магистрам. Хочешь большего маг? Покупай за свои кровные ожерелья и амулеты, перстни и посохи, оружие с драгоценными камнями и фибулы, пекторали и серьги. Повсеместно было ведомо что золото и серебро в виде ювелирных украшений, особенно гномьих, усиливают заклинаний магов, а железо мешало концентрации и увеличивало, как считали сами маги шанс провала заклинания. Но все равно их считали редкими пижонами, так как медь и бронза тоже подходили как оправы для камней. Но, во первых, ювелиры не желали работать с 'неблагородными' металлами' за малую плату, а во вторых, маги будучи родом сплошь из благородных не желали носить медь и бронзу. Виго также не был лишен древности рода, тщеславия, а уж тем более самолюбия поэтому копил на несколько украшений из гномьего серебра. Одновременно он пытался практиковаться, сразу концентрируясь на камне без всяких оправ.
   В результате ему удалось справится с врачебным заклинанием нижнего, седьмого порядка известного под названием 'Урр-саг'. Правда после 'вкатки' заклинания жемчужина резко посерела и покрылась микротрещинами, что означало невозможность ее повторного использования. Чрез месяц она просто рассыплется.
   Несмотря на это маг-недоучка бодро шагал по лесу на северо-восток подпевая сам себе под нос вечную университетскую песенку на староимперском.
   Годеамус игиту-у-у-р!
   Ювенес ду-у-у-м сумус!
   Солнце перевалило за полдень, а Виго все нещадно фальшивил и продолжал идти дальше. Его хламида постепенно превращалась в лохмотья, а в животе зрел бунт - но маг как будто бы не замечал, он опять перебирал минувшие дни не забывая петь и комментировать при этом.
   - Вива-а-а-т Академия-я-я-я!
   Чтобы демоны павших ее в ад забрали!
   - Виват профессоре-е-ес!
   А чтобы они повыздыхали все, ретрограды старые!
  
   К обеду, окончательно уничтожив свои съестные припасы, бывший студент им же проклинаемой Академии констатировал, что заблудился. Посему он очень обрадовался, обнаружив старую вырубку и еле заметную тропинку в лесу. Но события последней недели научили Виго осторожности. Он не сиганул вперед почуяв запах дыма и домашней стряпни, а перестав драть горло двинулся тихонечко к человеческому жилью коим оказался небольшой лесной хутор. Присев на краю старой вырубки Виго наблюдал неприглядную картину разграбления вышеозначенного жилища. Четверо крепких солдат иле же вернее мародеров, так как не носили цветов нанявшего их сеньора, усердно опустошали лесное хозяйство - резали тощих кур, гогоча рылись в амбаре а также интересовались насчет 'женского полу' у владельца добра. Им оказался одноногий седой как лунь дед, что чуть не плача нелепо ковылял меж налетчиков и громко причитал над добром. Мародеры весело интересовались по поводу отсутствия хорошенькой внучки у деда, иногда шпыняя его и выбивая деревяшку на которую опирался. Хозяин хутора неловко падал, чем вызывал неуместно громкий хохот у грабителей.
   На самом деле четверка мародеров пыталась заглушить свою досаду - брать со старика было нечего кроме трех тощих куриц, петуха и нескольких литров меда. А он был нужен им живим, ведь предстояло еще выбираться отсюда. Эта четверка ландпехоты герцога Ормэ после позавчерашнего штурма решила не испытывать судьбу и дать стрекача куда-нибудь подальше от сумасшедших защитников замка Арвилэ! Так и поступили предварительно споров нашивки и прирезав своего товарища, что не хотел бежать и мог их выдать. И быть бы им пойманными и повешенными за дезертирство, но их предводитель, мрачный детина по имени Арно оказался довольно смышленым, чтобы увести пяток лошадей. Правда, перепутав ночью стороны тракта они углубились в лес и, протопав с десять миль по окрестным болотом под утро, клацая зубами от холода вышли к хутору.
   - Четверо. Все в доспехе и при оружии. Из дальнобойного арбалет и дротики - констатировал Виго достав последнее яблоко из котомки. С едой магу думалось намного лучше. - А у меня лишь одно боевое заклинание. Да и мародеры могут иметь защитные амулеты - маг тихонько хрустнул яблоком. Юноша был человеком рассудительным и за чужой интерес умирать и не подумал бы. Да и вообще умирать не хотелось. Хоть и жалко старика, но лучше подождать - авось к вечеру уйдут.
   Молодой де Аркур не знал, что старик ночью бы хладнокровно перерезал бы глотки мародерам предварительно их опоив при этом. На самом деле он был бывшим десятником Полка имперских егерей, ветераном I Лесной войны и не раз сам участвовал в подобных 'реквизициях', поэтому не осуждал грабителей. Ни золота, ни оружия тем более запасов меда из его бортей они не нашли, сноровки не хватало...
   Всего этого Виго не знал. Он продолжал сидеть на опушке тихонько догрызая яблоко констатировал про себя: - Очень похоже на ситуации в балладах, о гнусных грабителях и юных девах. Только юных нет, тем более дев.
   Тем временем со словами 'пошли расскажешь как отсюда выбираться' мрачный верзила, видать их главный как решил маг, повел старика в избушку. Остальные трое продолжали свежевать живность, готовя большой казан для обеда.
   - Вот гады, куру варить будут - сглотнул обильную слюну маг - эх, нет на вас героя-дурака - и выкинув назад яблочную кочерыжку добавил - чтоб вы здох... Договорить Виго не успел. Из противоположного края леса, что подступал практически вплотную к хутору, неожиданно выскочил всадник на вороном коне. Легко перескочив небольшую преграду в виде плетеного забора, он с коротко крутанув полуторный меч в руке, проскочил мимо первого мародера. А тот уже пытался конвульсивно, безуспешно и недолго зажать аккуратно срезанную левую половину шеи. Кровь, фонтанирующая сквозь пальцы, издалека даже показалась магу красивым зрелищем, и он с интересом продолжал наблюдать за схваткой. Всадник, тем временем, рубанул с оттяжкой второго грабителя, тоже целясь повыше ключицы. Его противник, не успев защитится своим коротким пехотным клинком, все же неудачно попытался увернуться от меча, правда тем самым подарив несколько секунд своему третьему товарищу по грабежу.
   Оставшийся на поляне мародер, взяв себя в руки, попытался метнуть дротик. Тяжелая джарида столь любимая степными орками наравне с коротким композитным луком была просто страшной вещью. Правда в умелых и не трясущихся руках. Трехгранный, с зазубринами, наконечник вместо всадника впился в грудь коня. Воин успел вынуть ноги из стремян и, перекатившись кувырком, молниеносно вскочил. Бросив мимолетный взгляд на своего коня, он диким пронзительным криком, полным неистовой злобы бросился на мародера. Тот как будто бы оцепенел от этого крика, или же не понимал, как он мог промазать с трех метров, просто закрыл глаза. Через миг его голова отлетела за плетень в аккомпанемент жуткому вою неизвестного воина в одной кольчуге и шлеме. В голове Виго мелькнуло молнией мысль о главаре, который как раз выбегал из хаты с заряженным арбалетом в руках. Аркур с криком 'Сзади дурень!' выскочил на поляну. 'Дурень' успел развернуться только для того чтобы получить арбалетную стрелу в плечо, а не в сердце куда целился главарь. Когда незнакомец рухнул на утоптанный грунт перед домом последний оставшийся в живых мародер смачно харкнул перед собой и осклабился, накладывая второю стрелу при этом смотря на побелевшего Виго принимая его за сообщника на нападавшего. Маг на самом деле побелел от злости и жалости - раненый 'герой' оставляя кровавый след, тянулся к своему коню, который еще хрипел лежа с тяжелым дротиком в груди.. У мага перехватило горло, поэтому мародер, натягивая дугу арбалета, не услышал отчетливо, что говорил этот жалкий, безоружный доходяга в порванной хламиде. Виго медленно приближался и при этом разговаривая сам собой как будто бы взвешивал каждое слово - Арбалеты. Суть вредоносное и смертельное оружие. Исчадие Павших. Запрещено на І-м и ІІ-м церковными соборами. Ибо убивать на расстоянии могут только маги - выдохнул он и разрядил молнию. Шарообразная молния восьмого порядка не могла разорвать или испепелить врага. Сильный разряд магической электрики лишь слегка обуглил кожу, мгновенно остановил сердце и вызвал паралич лицевых мышц, отпечатав огромное удивление главаря. Из дверного проема показался старик, и хромая спустился с крыльца. Виго молча, подошел и склонился над незнакомцем, который лежал, не шевелясь, обняв за шею своего, без сомнения уже мертвого коня. Маг с помощью старика развернул лежащего воина и с удивлением посмотрев, воскликнул - Ты ба! Смотри деда! Он живой!
  
  
   Глава 7.
   Благородному Даниелю де Арвилэ, кем, несомненно, был доблестный защитник хутора, несомненно повезло. Трехгранная аnbsp;рбалеnbsp;тная стрела была стандартным армейским изделием - без яда, гарпунных зазубрин и слава всем Богам и Падшим без распадающегося на три части при ударе наконечника. Поэтому, прошив, навылет кольчугу как хадраматский пергамент она наделала в плечевом суставе много большого, но не смертельного вреда. Дан после ранения приходил в себя через какими-то урывками. Последнее что он помнил были слова на счет того что кто-то живой. Потом его несли а вернее волокли куда-то, кто-то ругался что мол тяжелый демон и надо бы снять кольчугу... Было нестерпимо больно - горело не только плечо, а все тело. Дан, стиснул зубы и тихонько завыл. Из-за его дурости и лихачества погиб Чекан. Своего коня он любил как товарища, опекая и обучая его с рождения...
  
   *****
   В очередной раз, ненадолго придя в себя, Дан, увидел только стену сруба. Он ничего, не соображал от настырной, пульсирующей боли. В воспаленном сознании переплелись события последних нескольких дней...
   После успешной ликвидации мага на дороге, он убил еще двух одиноких имперских гонцов. Но потом, увидев усиленные патрули на тракте - понял, что надо уходить. Находясь примерно в трех днях пути от отцовского замка Дан сперва решил добраться до ветеранского хутора Тавра, что стоял в лесном отшибе.
   Тавр жил бобылем, несмотря на то, что вернулся еще нестарым лет пятнадцать назад и с деньжатами. Отсутствие ноги не отпугивало молодок и крепких телом вдовушек - ведь не эта часть мужчины главнее для семейной жизни. Но старый наемник видать, что такое повидал на своих войнах, и очень жутко выл ночами распугивая своих сожительниц. Ни одна не выдерживала с ним более одной недели. Поэтому Тавр поселился на хуторе, а не в селе и занимался бортничеством, поставляя мед только к графскому столу. С этого и жил в лесной глуши один как перст, хотя частенько бывал в соседних селах и сиживал в придорожных тавернах, травя байки. Про себя и свои приключения, правда, никогда не рассказывал, а на все расспросы отмалчивался. Поэтому Дан, рассчитывал на осведомленность старика и его помощь, буде таковая потребуется.
   Но выйдя к хутору и заметив только троих бандитов Даниель де Арвилэ пришел в благороднейшее бешенство и атаковал бандитов не раздумывая, за что и поплатился дырищей в плече и смертью своего верного коня. А стоило ведь подождать, подумать... Тоже мне Арракан-вояка*- корил себя Дан, в очередной раз вываливаясь из бреда. Внезапно он увидел перед собой склонившегося молодого человека, который показался смутно ему знакомым. Лицо незнакомца расплывалось перед воином но раненый отметил что он смугляв и темноволос. А еще.. А еще носит Кристалл Силы!
   - Маг! Имперская собака!- вскрикнул Дан и попытавшись рвануть вперед схватить здоровой рукой за горло противника. Но от резкой боли в левом плече воин снова потерял сознание.
   - М-да, тяжелый случай - прокомментировал Виго после того как раненый вояка попытался цапнуть его за горло. Громко стукая деревяшкой, вошел Тавр, неся перед собою тазик с горячей водой и сверток с относительно чистыми тряпками. После того как Виго невозмутимо упокоил последнего мародера (и несмотря на первое убийство в своей жизни маг и не переживал вовсе) он с помощью Тавра втащил раненого 'героя' в дом попутно узнав что тот не абы кто, а молодой господин Арвилэ! И что батюшка его осерчает шибко, но только тогда когда разберется с имперцами обложившими его замок. Маг сразу смекнул, что если он спасет этого дворянина, то и денег может получить и проход до границы. Или получит вооруженного и бесплатного спутника и охранника видать помешанного на чести и поэтому, вдвойне ценного.
   Потому что - таких дураков стает все меньше и меньше - решил Виго и поинтересовался у стоявшего Тавра - А что почтеннейший Таврус - меня накормят? Я как ученик самого Фарида аль Тикри не могу проводить сложнейшую хирургическую операцию на пустой желудок - задрал нос де Аркур. В этот момент Виголан де Аркур ни капельки не лукавил. Он был на самом деле учеником Фарида аль Тикри. При чем лучшим.
   Когда в Академии начал работать Фарид уже мало кто помнил. Казалось, что высокородный орукхай с седой завитой бородой и многочисленными шрамами на лице был при университете всегда. Сплетничали, что он был бастардом самого Шамаша I Объединителя*. Поговаривали, что виной его изгнания из Хадрамата была любовь к молодой жене мальдума*. И скорее всего врали про разбитое серце и страшную месть, оставленную на родине. И уж откровенной брехней были, вероятно, басни о том, что Фарид часто приходил к посольству каганата и плакал гладя статуи крылатых хадраматских львов.
   Как бы то ни было, но с его уходом Хадрамат утратил, а Маурен приобрел, лучшего военного мага-хирурга современности. Орк участвовал во всех кампаниях империи; написал несколько обучающих трактатов по медицине - 'О надлежащим лечении больных' 'Кодекс лекаря обязующий'; составил свод негласных правил проведения диагностики больных - но все равно был чужим для людей хотя и лечил их бесплатно принимая всех, независимо от сословия.
   Виго внимал знаниям по военной магической медицине и полевой хирургии очень усердно. Кроме него на занятия ходил только десяток студиозов государственного заказа. Кто хочет стать магом хирургом и штопать солдат, тратя свои силы в основном за благодарность и мизерное казенное жалование? Лучше стать боевым магом и сеять ужас в купе со смертью на поле боя! Но Виго было плевать на предрассудки 'золотой молодежи' так как лекции и практикум занятий на кафедре военно-полевой хирургии были интересными, познавательными, а главное бесплатными.
   Но столичные лекари озлобленные 'бессовестной' конкуренцией все таки достали наставника Фарида. В урочную ночь орк, возвращаясь от пациента в свою каморку при Академии, был убит, при этом оставив по себе тризну в виде двух ассасинов со скальпелями в глазницах.
   На скромные похороны, кроме Виго и чиновника из секретариата Академии, никто больше не пришел. Маг неожиданно для себя, оказался душеприказчиком усопшего и получил в наследство от учителя несколько его книг с дарственными надписями, изогнутый красивый кинжал без украшений и набор прекрасных хирургических инструментов из гномьей стали которые он неспешно раскладывал сейчас на столе.
   Неторопливость и благодушное настроение Виго объяснялись сытным обедом аж из целой курицы или же куры как говаривали в Аркуре, и предстоявшей хирургической практикой, ведь раньше он мог практиковать только трупы и то за деньги. Маг аккуратно протер инструменты остатками самогона, который не успели вылакать до конца мародеры и снова с интересом рассмотрел пациента. На столе лежал высокий, метра под два ростом белобрысый детина, вернее молодой парень лет двадцати двух или трех. Мягкие линии лица искажались приступами боли - но Виго не мог ничего поделать, ибо уняв заклинанием из заряженного жемчуга, обильное кровотечение он мог предложить теперь в качестве анестезии только полстакана самогона. Раненый периодически терял сознание или же орал благим матом особенно тогда когда они с Тавром стягивали пробитую кольчугу, не имея инструмента чтоб ее разрезать. Попутно воин обзывал их имперскими палачами и прихвостнями, а деда корил за предательство, мол, из отцовских рук ел сволочь, а имперцам продался! Так что пришлось, на всякий случай, привязывать его руки и ноги к столу и выслушивать обвинение в пытках и крики о том что он ничего не скажет. На увещевания Тавра раненый не реагировал или не верил, продолжая хрипеть ругательства. Виго же не слушал оскорблений, он уже полностью погрузился в себя вспоминая уроки и наставления Фарида - 'Если лекарь сделает надрез ненадлежащим образом и больной умер, то должно отрубить ему кисть руки. Если умерший был высокородным, то должно умертвить лекаря и его семью' - Виго усмехнувшись, разложил инструменты и взял деревянный макогон для затирки в ступе. Раненый в очередной раз открыл глаза и вдруг отчетливо произнес: - что ты будешь делать со мною маг?
   - немножечко резать - ответил честно Виго, выливая остатки самогона прямо на рану. От дикого воя у Аркура заложило уши. Дан, так звали раненого, кричал от боли и жутко богохульствовал, но дергаться не мог, ибо был крепко привязан.
   - 'Если же больной твой, спорит с тобою и хулит тебя как лекаря, богохульствует и возводит напраслину - это есть нехорошо' - сказал свежеиспеченный лекарь, поднимая деревянную колотушку над головой Дана. И добавил опуская колотушку - 'А это есть нехорошо ибо лекарь всегда прав'!
  
   Глава 8
   Бессвязная пустота обволакивала Дана, даря мириады рваных картин, что всплывали из глубин памяти или показывали неизвестное будущее. Дан проживал сотни своих жизней не запоминая деталей - лишь легкую грусть как прекрасный или страшный сон, что пытаешься вспомнить утром едва проснувшись. Но иногда он отчетливо воспринимал окружающее, как реальность не зная, где он настоящий - привязан на столе и весь в крови или же? ...
   ...Толпа бесновалась и ликовала, пока Дан медленно выходил из полутьмы роскошных покоев на широкий балкон, что возвышался над людским морем на площади Сонтена Великого. Он вскинул руку с мечом, отбрасывая тяжеленную горностаевую мантию, и что-то проговорил. Люди моментально утихли. Он нес какую-то белиберду про Ересиарха и Павших, и что огнем и мечом, и что долг зовет! Люди, замолкая на период реплики, в конце каждой взрывались гулом и ревом восторженного одобрения перераставшего в оглушительный шквал...Дан! Дан! Дан! Шум гулом бил набатом в голову, и он закрыл от боли глаза...
   ...Ваша Святость! (Святость?! Не святейшество, а именно Святость?) Вам плохо? - осторожно просят сбоку. Дан открывает глаза - толпы нет, но взор слепят солнечные блики на доспехах тысяч воинов перед ним. - Наши войска построены. Прикажете атаковать? Ведь Враг уже близко! - просит неизвестный епископ в лиловой мантии.
   Легкий кивок- и в ответ отрывистые команды, грохот ударов по щитам и дикий рев - Даниель! Даниель! Вновь больно, он вновь жмурится...
   ...Солнечный свет в тысячный раз больно режет открывшийся глаза. Зато нет страшного шума, разрывающего голову, и спиной чувствуя утреннюю прохладу камня Дан отступает в спасительную полутень арки. Арки входных ворот знакомого до боли двора родного замка. На площадке для тренировки орденских мечников стоят двое. Вернее стоит один - Мастер Оружия Илар. Второй же, десятилетний мальчик, усердно машет тяжелым деревянным мечом для тренировок, под присмотром наставника. Который недоволен. "М-да Мастер Илар всегда был недоволен", грустно хмыкнул в про себя Дан. Мне всегда не хватало силы им вертеть - зато сноровки было в избытке...
   - Выпад! Защита! Назад! - прекращает тренировку Илар. Молодой господин очень медленно. Плохо! Сколько раз говорить - не руби в полную силу. Динамическая сила удара возвращается тебе в кисть, в руку и ты быстрее устаешь. А чем больше ты устаешь, тем меньше шансов дожить до золотых шпор.
   - Вот именно! Золотых шпор! - чуть не плача говорит мальчуган - но зачем мне эти сабли, кистени, метательные ножи? Мастер ведь нельзя научится всему? А Вы гоняете меня каждый день и целый день...
   - Таково веление твоего отца, он хочет, чтобы ты стал воином. Не просто рыцарем Ордена, а воином приграничья этого Ордена. Да и после смерти Амьена и вашей матушки у него никого дороже нет...
   - Жаль, что я об этом не догадываюсь - буркает малыш и опять принимается за побитый манекен. Дурак. Какой я был дурак - констатирует про себя, Дан и тут же подняв голову с немалым удивлением видит своего отца, еще молодого, стоящего над анфиладой лестницы. И просыпается...
  
   ******
   Наша честь чиста и остра как меч" - таков девиз семьи де Арвилэ. И, несмотря на многие "пятна", к девизу всегда добавляли "А меч у тебя либо есть, либо его нет". Честь отца, Ербера де Арвилэ, осталась чистой и видать стала острее, когда в урочное лето во двор замка въехала телега с телом старшего сына - Амьена. Двадцатилетний парень, получив шпоры, решил, что ухватил Богов за тоги и повел свой патруль в атаку на полусотню орков. Измотав десяток Амьена в степи, орки не спеша завели их в балку и там со спокойной душою расстреляли. Правда, Амьена взяли живым для того чтоб смягчить сердце "грозы степняков". Но отец отказался менять пленных или идти на уступки в закрытии глаз на бесчинства степных бандитов. Поэтому и получил сына мертвым.
   Нет, степные орки чтили законы почетного плена и не пытали старшего сына графа. Кенут упаси! Грустный переговорщик орочьего клана вернувшись из Арвилэ что-то на словах передал Амьену от отца, да - так видно убедительно что утром того нашли висящим в петле. Скорбящий граф на людях не проронил ни слезинки. Хотя кто знал, какие демоны скребли на дне сундука, под названием душа графа Ербера. Еще более замкнутым и отстраненным он стал после смерти жены, что, разрешившись от бремени Даном тут же отдала Богам душу. Отец и младший сын, разделенные разницей в два десятка лет, общались официально, отчужденно и только на "вы". Поэтому, став пажом в одиннадцать лет Дан, прыгал на радостях, уезжая из родного замка. И только тогда когда отец с сыном обнялись стоя у ворот на прощанье, что то ледяное разрушилось в их душах и они оба не стесняясь замковой челяди просто заплакали...
   Дан постоянно переписывался с отцом и приезжал несколько раз за минувшие десять лет. И все эти годы их связывала крепкая нить, что видно давала смысл жить графу Ерберу. Со временем Дан стал оруженосцем и должен был с золотыми шпорами вернутся домой. Не судилось... Вынырнув из сна Дан почувствовал как резко оборвалась эта нить на последок кольнув сердце пронзающей болью. И сразу понял неведомым чувством что отца не стало...
   Но верно и, то, что большая часть души отца была мертва еще двадцать лет назад, и смерть была ему во благо. Дан отрешенно размышлял смотря в бревенчатый потолок. Он чувствовал, что лежит в кровати заботливо укрытый толстой шкурой, а голова утопает в здоровенной подушке, через которую слышалось какое-то бубнение. Первым делом он постарался аккуратно размять обе руки, не смотря на ноющее плечо, замотанное в лубок. С удивлением констатировал небольшую двух недельную бородку на своем лице и большую слабость в теле. Подтянуть себя руками за изголовье и вынырнуть из пухового плена удалось только со второго раза. Сев на кровати Дан перевел дух и прислушался к разговору за окном, коим оказалось бубнение:
   - А скажите-ка почтеннейший Таврус - звучал молодой самоуверенный с каплей ехидства и превосходства голос.
   - А чтоб тебе пусто было! Отстань от меня маг!...
   - есть ли у вас.. какие нибудь могильнички? Старые кладбища? Склепы фамильные? - голос как будто бы не слышал Тавра и продолжал немного казенным тоном.
   - есть у меня один! Там где бандиты лежат! Вон тама за амбаром - махнул рукою дед.
   - А может вы адепт тайных культов? - усмехнулся голос за окном
   - Чего? Каких культов? Что ты прицепился демонова душа! Сто разов тебе говорил! Поди лучше дров наколи коли делать нечего и так все почитай сожрал даром что худой. Надо в поселок ехать за едою то.
   - Не-не, почтеннейший Таврус, колоть дрова мне нельзя, ибо я маг и лекарь, а грубая физическая работа и мне претит и мешает концентрации. После на удивление успешной операции я ухаживаю за больным уже две недели и наблюдаю, процесс усиленной регенерации, что есть очень странно.
   - Регене..чего? А-а-а! Заживает что ли быстро? Так это бабка у него из орчанок. Дед Даниеля нашего, Мортан де Арвилэ, когда кочевье разорил, ее пятнадцатилетнюю в полон взял.
   - Что в жены? - с ужасом и недоумением воскликнул голос мага. Дан усмехнулся про себя и попытался встать. Это была правда - еще одно "пятно" на гербе Арвилэ.
   - Ну да! Сначала в наложницы, а потом и в жены. Красивая была очень - хоть и с зеленоватою кожею. Здесь то все попроще будет с этим делом, особенно теперь хотя тогда острословили конечно- буркнул дед. Но граф Мортан дюже лютый был и после десятка поединков со смертельным исходом недоброжелатели сразу, же заткнулись...
   Бря-я-м-ц! Глиняная кружка, с каким то гадостным лекарским варевом, что стояла возле кровати разлетелась в дребезги, но Дан уже стоял, опираясь на стол. Страшно кружилась голова, но воин попытался даже сделать шаг вперед к своим вещам, сложенным у стены. В дверях показался среднего роста смуглявый брюнет с ястребиным носом и темными глазами одетый, в какую-то невообразимую хламиду. Из-за его спины выглядывал Тавр. Перехватив взгляд Дана, брошенный на свой меч, юноша быстро поднял руки ладонями вперед и заговорил:
   - Даниель де Арвилэ, вам совершенно нечего опасаться вы среди друзей (на этом слове Виго поперхнулся, ибо друзей настоящих у него не было никогда). Я. Не. Имперский маг. Четко проговорил Виго, медленно приближаясь, как тогда на полянке, что запомнилось воину.
   - Значит вы мой спаситель? С кем имею честь? - учтиво и вопросительно наклонил голову Дан и тут же подумал что в нижнем белье он выглядит довольно нелепо.
   - Кхм! Приосанился юноша, одергивая хламиду и поправляя сумку на боку - Виголан, баронет де Аркур, студиоз Императорской Академии Начал к Вашим услугам. Бывший студент - торопливо добавил Виго, видя как его собеседник, опять посмотрел в сторону меча.
   -А также ваш нынешний лекарь, поэтому не разрешал Вам вставать - маг нервно положил руку на деревянную колотушку, висящую на поясе. Она так полюбилась Виго в качестве анестезии, что он непременно решил взять ее с собой и даже написать короткий медицинский трактат "О применении макогона в хирургии"...
   - Благодарю за помощь, но хватит мне лежать - ощупал бородку Дан. И помогите мне одеться...
  
   *****
   Размашистые удары вспарывали гудящий воздух в такт собственному отчету - Выпад! Защита! Назад! Удар! Стойка! Дан гонял себя до седьмого пота. Три назад он начал восстанавливать координацию и ослабевшие мышцы нещадными тренировками, не давая себе продыху. "Отоспался" мрачно шутил воин и не смотря на ноющее плечо продолжал тренировки снимая кольчугу только перед сном. Поножи и наручи "лодки" Дан позаимствовал у убитого главаря мародеров - так как хозяйственный Тавр перед погребением бандитов снял их доспехи и амуницию. Дело пошло бы еще быстрее согласись "благородный де Аркур", как именовал его Дан, составить компанию в тренировках. На что маг заявил, мол, не магическое дело это железками махать, а вообще он устал и хочет отдохнуть. Вот и сейчас маг отдыхал в тенечке и грызя яблоко наблюдал за Даном, что впрочем, быстро надоедало ибо воин тренировался как заведенный. Но делать было нечего, как и нечего было есть. На хуторе кроме яблок и меда не осталось практически ничего. Чрезвычайная худоба Виголана оказалась очень хорошо завуалированным оттенком его прожорливости.
   Поэтому еще утром Тавру пришлось съездить за харчами в поселок, воспользовавшись деньгами Даниеля. Сам воин обнаружил, что его кошель существенно похудел на несколько сонтенов серебром. Пропажу объяснил маг, сказав, что позаимствовал деньги на "лечение и уход за больным", то бишь Даном. "И вообще его жемчужины стоили больше"! Воин лишь пожал плечами - кошель все равно был трофейным. Своего он не взял ведь раньше для путешествия по орденским землям рыцарю или оруженосцу не нужны были деньги...Какой то месяц тому назад...
   Вместе с продуктами Тавр привез о падении замка Арвилэ. Дан воспринял новость с каким то странным ледяным спокойствием и даже безразличием. Виго же сразу смекнул, что денег за спасение графского сына не будет, посему разразился рассуждениями вслух о чести, долге и возвращении долгов.
   Также бывший десятник сообщил, что в округе появился наместник герцога Ормэ, который направил патрули для розыска мародеров дезертиров и бандитов. Причем в последнюю категорию попадали все жители пограничья, кои не желали расставаться с оружием и платить новые подати.
   Пора было уходить.
   За минувшие три дня Воин и маг договорились уже действовать и двигаться дальше сообща. Несмотря на некоторые предубеждение друг к другу, воин с магом перешли на ты чему способствовало благородные воспитание и происхождение. Тем более Дан чувствовал груз долга перед своим спасителем и немного знал окружающею территорию. Было решено осторожно продвигаться, до кромки орденских лесов и пройти за дневной переход территорию степных орков. Таким образом, была надежда добраться до хадраматских постов за три - четыре дня.
   Уход назначили на воскресенье третьей недели мая, прихватив при этом трех лошадей, инструмент и еды на дорогу. Напоследок Дан посидел немного у могилы своего коня что-то шепча, а маг грустно задал свои дежурные вопросы на счет "тайных культов". Распрощавшись с Тавром и поблагодарив за все, они вмиг растворились в лесной чащобе. Хозяин лесного хутора постоял немного на месте, а потом тоскливо поковылял к бортям собирать мед...
  
   *****
   Воспользовавшись советами Тавра, компания обогнула по краю Зурскую топь и на вечер вышла до края леса. При этом Дан сто раз вознес хвалу Богам за то что не слушал мага и его реплик касаемо "феноменальной памяти" и "что им не туда", а "туда, так Таврус говорил ". Воин лишь пожимал плечами (скверная привычка появилась после ранения) и упорно шел вперед, а возмущенный маг был вынужден топать, следом держась за повод своей лошади, что шла в общей валке. Зато мстительный Виго втихаря поставил Полог Тишины и наслаждался отсутствием вокруг него кровососущих тварей, что отыгрывались на Дане.
   Воин и маг притирались друг другу.
   Выбравшись на сухое место, они решили заночевать перед выходом в степь. Через некоторое время благородный Даниель де Арвилэ обнаружил, что обустройством костра, лежанок и готовкой похлебки занимается только он. Раздувая костер и скосив взгляд в сторону он увидал что маг сидит на корточках и что то монотонно бормочет под нос, делая пассы руками. В сердцах сплюнув, воин налил воды в котелок и отправился за новой охапкой хвороста, так как, несмотря на конец мая ночи, были еще прохладные. Виго на самом деле давно уже "заправил" все имеющиеся у него камни - еще во время вынужденного сидения в лесном пристанище. А сейчас он просто валял дурака, говоря, какую-то псевдомагическую ахинею и делая любимые дыхательные упражнения под видом "специальных" жестов руками. Не то чтобы маг чурался обычной физической работы - просто она до колик надоела ему еще в Аркуре...
   Возвратившись с охапкой дров Дан, застал мага уже сидящим возле костра с большой деревянной ложкой в руке.
   - Почтенный Виголан - деликатно начал издалека Дан, сбрасывая хворост.
   - Послушай, Дан ведь мы уже перешли на "ты", правда если Вас не коробит от фамильярства - с ехидцей перебил Виго.
   - Хм, хорошо...Виго... - воин уселся возле костра и начал распаковывать припасы. Ему было неудобно говорить , как будто бы он сам не мог справится. Но в пажеской школе ордена Дан привык делать все вместе с товарищами и так, же нести ответственность за проступки.
   - Даниель ты наверно возмущен моим "бездействием"? Но видишь ли я занимался магическими екзерцизиями, сиречь упражнениями и ставил тревожную сеть. Тем более ты жаловался на недостаточные физические нагрузки для разработки плечевого сустава? Вот они! - торжествующе добавил маг, обводя рукою лагерь и широко при этом ухмыляясь.
   Дан не нашелся, что ответить сразу - несмотря на несправедливость таких действий, тут маг его уел. Молча, бросив горсть крупы и несколько луковиц в казанок, он решил перевести разговор в иное русло:
   - Ладно, завтра мы должны будем постараться проскочить территорию степняков за сутки.
   - Почему это? Ведь мы уже возле границы? - маг недоуменно махнул ложкой в сторону степи.
   - Конечно. Возле границы, которая начертана только на картах государств. А цепочка орочьих охранных постов, есть только вдоль основных трактов - Десятинного, Мауренского и прочих. Эта же территория отдана на откуп степным кланам "диких орков" что взимают плату за "проезд". Также присутствуют шайки племенных изгоев и просто озлобленных одиночек - эти попросту убивают и грабят иногда залетая в орденские владения. Мы с этим справлялись - посмотрим справится ли Империя...
   - Кого же грабить в голой степи? - маг обратился во внимание. Любое знание Виго считал бесценным.
   - Торговцы и лавочники мелкого пошиба, что не хотят платить двойной налог на трактах. Зазевавшиеся охотники. Крестьяне что на свой страх и риск выпасают скот в степи. Авантюристы и маги что валом прут на место Последней битвы.. nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
   - Той самой? Это недалеко отсюда? - маг даже отложил ложку, подавшись немного вперед.
   - Да. Место битвы с орочей Ордой, что владела людскими землями после падения Старой Империи. Из всех рыцарей человеческой армии выжило тогда только семеро и в честь погибшего командира отца Сарантарры основали орден его имени. А первый по доблести среди них, стал Императором...
   Виго слушал как завороженный - сказания и легенды про место Последней битвы он услышал в Академии еще, будучи учеником первого курса. В сражении тогда приняли участие, большая часть магов человеческих земель, противостоя - шаманам орков, собственным ренегатам, темным некромантам и адептам Павших. Естественно маги приписывали победу над врагом исключительно себе. По легенде достойнейший из выживших чародеев основал Академию Начал для того чтоб не утратить знания магии. И он же помазал на царство первого Императора. ибо первосвященника у страны тогда не было -Саррантара пал в страшной битве, где магические заклинания страшной силы искажали само пространство. Баяли, что десятки тысяч тел до сих пор лежат там не погребенными и нетленными - ждут прихода Богов и Павших для Битвы Конца Мира. Правда, эти страшные байки не отпугивали любителей легкой наживы - хоть из десятка авантюристов возвращался один и то сумасшедшим. Но каждый ведь думал, что повезет только ему...
   ...таким образом, завтра на рассвете выступаем. Поэтому едим и спать! Здесь можно не опасаться - Дан снял пробу с варева и неудовлетворенно заметил - Чего же не хватает?!
   - Я знаю чего - спохватился Виго, очнувшись от раздумий. Немного покопавшись в своем мешке, он достал вязанку сушеных грибов подаренных Тавром. Вдохнув ароматный запах, маг протянул вязанку Дану со словами - Грибочков не хватает!
  
   Глава 9
   Грибочков не хватает! - разочарованно протянул Вахид эль Даббин, держа поднос с фаршированными дичью тарталетками в остром мауренском соусе. Ирем с Башидом только возмущенно покачали головами, деланно соглашаясь с сиятельным Вахидом. Огромный посол Хадрамата еще раз недовольно сморщил нос, и заглотнувши с десяток порций за раз, неожиданно замер, как тролль, углядевши в противоположном конце зала вносимый поднос с белыми зурскими грибами. - Аргх! Грибочки! Башид мантию! - с этими словами многопудовая туша посла помчалась в противоположный конец зала со скоростью метеора. За Вахидом едва поспевая и держа края тяжеленной мантии, семенил своими короткими ножками Башид, пытаясь сохранить невозмутимый вид. На самом деле гоблин-секретарь сгорал от стыда за столь хамское поведение посла и попрание всех мыслимых и немыслимых норм дипломатического этикета на Большом Императорском Приеме!
   'Все. Посол на сегодня отработал, в отличие от меня' - Ирем ухмыльнулся в след Башиду и с сожалением отставил кубок с вином. Резидент хадраматской разведки поправил собственную нелепую, церемониальную мантию и двинулся в глубь зала для приемов. Сегодняшнее торжество было приурочено в честь победы над орденскими еретиками и бунтовщиками. Правда через час-другой про причины празднества уже мало кто вспомнит - а пока собираются и помалу прибывают сановные гости, можно добыть крохи информации даже в виде сплетен, слухов и домыслов...
  
   *****
   Известия о скоротечной и успешной военной кампании Империи всколыхнули сонный мир Кавэрана. Хадрамат сдержано отреагировал заявлениями об ответственности, преемственности, недопущении, простое торговли, и прочая и прочая. Правда орочьи дипломаты не преминули уточнить - раз посредника уже не существует, значит, въездные пошлины будут снижены? И, несмотря на эти заявления и на тумен регулярной конницы устроивший учения на границе - посыл был ясен: ваши человеческие дела, вы и разбирайтесь. Гномы и эльфы представляя собственные этнические государства - Дармштадт и Эльфарр, поддержали линию орков 'про внутренние дела' и обошлись без учений, благо из-за отсутствия границ с империей, их было некому демонстрировать.
   В человеческих же государствах, граничащих с Мауреном, начались форменные: бедлам, паника и истерика. Так королевство И'ратай устроило смотр всех регулярных, а также иррегулярных войск вкупе со сбором всех свободных рыцарей на сорокадневную службу. Леурадское королевство в свою очередь даже ненадолго возродило традицию народного ополчения, что, правда, добавило много радости преступному миру - получить столько оружия на дармовщинку бандиты даже не представляли ранее.
   В Арслании кланы наемников только обиженно хмыкнули, что, дескать, им наплевать, что их не наняли и тут же резко подняли цены на свои услуги. Реакцию же Конфедерации Вольных баронств нетрудно было предугадать. Десятки напыщенных 'владетелей' захудалых замков, деревень и городков съехались с челядью и отрядами в вольный город Крад, номинальный центр Конфедерации. Вольным он был, оттого что 'бароны' несмотря на шесть попыток штурма и осады так и не смогли взять город. Громкие заявления о 'злокозненных имперцах' закончились массовыми попойками, дуэлями и грандиозным турниром, где полдесятка безземельных рыцарей даже сумели взять на копье по феоду, преступив через трупы соперников.
   Что уж говорить про Эссен-арское княжество, где единственные в ойкумене и жутко дорогие магические газеты вышли под заголовками: 'Империя наносит удар!'; 'Империя захватчик!?' 'Мы следующие?' 'Угроза с Востока!'. Непосредственный сосед Маурена, княжество Эссен-ар не знало войн уже лет с полста, так как после очередной кровавой междоусобицы дед нынешнего князя Сабура III предложил выяснять споры между лордами посредством соревнования в искусстве и литературе. Нелепое на первый взгляд предложение, было немедленно подхвачено простонародьем и аристократией. Мирная жизнь, подкрепленная стабильными доходами от богатых серебряных рудников, пришлась по вкусу всем сословиям. Охраняла же спокойствие Эссен-ара крепкая профессиональная пятитысячная армия. Щедро оплаченные вояки не влезали в политику, а эссенарцы не совались в армейские дела за исключением одного пункта - военной парадной формы, которая менялась не реже двух раз в год согласно предпочтениям каждого сезона моды.
   Вот и сегодня военный атташе княжества был облачен в немыслимый фиолетовый камзол с черными буфами. Нелепости добавляли салатовые штаны, заправленные в высокие сапоги красного цвета, что великолепно гармонировали с багровым лицом самого атташе. Здоровенный усач стоял, нервно теребя в руках красный берет, демонстративно хватался за эфес церемониального меча и подозрительно оглядывал зал - не смеется ли кто? Ирем спокойно поздоровался, обменялся мнениями на счет последней кампании, добавив легкую капельку профессионального сочувствия усачу, и продолжил фланировать по залу, расточым пространством зала, не мешая вести светские разговоры. Стены, отделанные великолепным конерским мрамором, переливались и искрились легким фиолетовым цветом в свете огромных люстр воздетых под купол. Маги и дворяне, придворные и гвардейцы, чиновники секретариата и священники Церкви вкупе с посланниками иноземных государств понемногу прибывали, чинно входя после оглашения церемониймейстера. Большинство новоприбывших пока что соблюдали негласную субординацию и не перемешивались за исключением группы молодежи, что расположилась в центре зала возле фонтанчика с небольшим выступом. Все не сводили глаз с молодого поэта Фелиция де Арпана что как раз начинал длинющюю оду 'На честь победы императора над еретиками злокозненными'. Звонкий голос, смазливая внешность и даже толика ораторского таланта при весьма посредственном рифмоплетстве создавала для него успешную смесь...
  
   ...Мой взмах мечом и вот:
   идут полки, спешат полки
   сверкая блеском стали!
   За отворот плаща, я руку
   заложил...
   Стоя одной ногой
   на барабане!...
  
   Что было далее, и почему это Грейс ставил ногу на барабан, Ирем не слушал. Почувствовав, чей-то пристальный взгляд, орк медленно развернулся. Один из обширных закутков зала в виде беседки был занят группой духовенства во главе с Верховным Прелатом Александром. Орк почтительно поклонился, даже чуть ниже чем положено по этикету - не зазорно уважить такую сильную личность. Верховный рассеянно улыбнулся и ответив легким поклоном вернулся к созерцанию небольшой театральной трупы что давала представление для его святейшества. Ирем снова ухмыльнулся про себя - с недавних пор гонимые церковниками актеры, циркачи, скоморохи и прочая публика вдруг получила практически полную свободу действий. За исключением особо уж фривольных сценок.
  
   *****
   Артисты появились даже в столице, где не были уже лет эдак пятнадцать, и простонародье приняло это на ура. Мало кто заметил, правда, что большинство всех цирковых и балаганных номеров были немыслимым образом пронизаны политическим подтекстами. А чего стоили одни названием пьес и опереток: 'Падение ордена греховного' 'Ересь магистра' или же 'Император победоносный'. Император был 'добрым и героическим', орден - 'греховным и злым', церковь - 'кроткой, но твердой' в вере и борьбе.
   А про магов и не вспоминали даже. Совсем.
   Вот и сейчас гипертрофированно толстый 'Якоб де Руат' кричал, что ему горе, заламывал руки к небу и призывал демонов и Павших в подмогу против светлых сил. Светлые силы были представлены 'Императором' в сверкающих доспехах и 'Священником' в ослепительной голубой мантии, что подозрительно смахивала на одеяние самого Прелата.
   'Отличная выдалась мысль. Народ съест и не поморщится, хотя с пафосом все-таки перестарались...' - рассеяно размышлял преподобный Александр - надо будет добавить поболее жертвенности и смертей. Ладно, хватит!'. Первосвященник вдруг громко хлопнул в ладоши, и актеры застыли немыми изваяниями. Причем заткнулся на полуслове актер играющий 'Императора', но большинство зрителей сделали вид, что ничего не заметили. Движением руки Александр отпустил артистов и дал знак Алонсо приблизится.
   - Да Алонсо, что у тебя?
   - Монсеньор, уместно ли здесь?
   -Да. Уместно. Алонсо ты меня удивляешь! Изразцы конерского мрамора экранируют большинство видов магии, в том числе и телепатию. Здесь более чем уместно, продолжай, вот-вот появится Грейс.
   - Новостей несколько. И они неутешительны. Первая: большинство завалов в Азборке расчищено - вход в лабораторию обнаружен, но дальше один спекшийся камень. Я велел продолжить работы. Вторая: убит младший наследник ди Терозо...
   - Славный род, не был уличен в ереси или предательствах - мурлыкнул Прелат. Алонсо сглотнул и выругался про себя - Верховному уже было известно о событиях. Но кто его подсиживает в Страже Веры? Или у отца Александра есть личная служба?
   - Дело в том, монсеньор, что Ансельм ди Терозо, направляющий Огня шестой ступени был убит на имперской заставе неизвестным, предъявившим документы на имя Сигибера дель Хроде, моего помощника. Нашим объяснениям род ди Терозо не верит. Маги не могут провести сканирование - тело самого дель Хроде было обезглавлено и сильно разложилось за прошедшее время. Возле тела был найден этот пергамент, свидетельствующий против герцога Беонского. По моим предположениям орденский гонец не успел доставить послание в Азборк. Или это грубая провокация магов...
   - Нет, это не маги точно - прелат потер подбородок, читая письмо - они не стали бы жертвовать столь ценным кадром, выбрали кого-нибудь поплоше. Письмо не доказательство - такого магната как Гийом де Конбер, не испугаешь клочком пергамента без единого магического вензеля и печати. Наш герцог сейчас заперся в родовом поместье и кричит о своей невиновности, попутно собирая многочисленных вассалов и щедро оплачивая наемников. Если бы можно было взять гонца живым - ведь это несомненно был дворянин, де Руат не послал бы абы-кого. Этот гонец нужен нам Алонсо - мы сможем свидетельствовать на суде против мятежника Беонского. А если гонец заартачится - скормим его магам за убийство Ансельма ди Терозо. Хотя я думаю, что у нас он не будет упрямиться. А с ди Терозо я буду говорить сам...
   Можешь идти. Хотя нет. Стой! Еще одно - что означал утренний шум возле Собора?
   -- Кхм, ваше святейшество, это ученики академии задирали наших послушников...
   - и кто, кому надавал - заинтересовался Александр.
   Алонсо отвел глаза - Ваше святейшество, мажишков было больше в два раза, и городская стража по обычаю встала на их сторону...
   - Понятно, наших послушников снова избили. Значит так, передай брату Бернарду мои пожелания о лучшей физической форме наших учеников. А то он их окончательно уморит голодом и молитвами. Ладно, позже этим вопросом я займусь лично.
   Твоя задача это гонец - приступай немедленно, можешь не ждать окончания приема - Александр пружинисто встал и видимым удовольствием потянулся, что впрочем, было не очень заметно из-за сутаны. Лилово-фиолетовая масса эпископов и пресвитеров колыхнулась желая предугадать куда двинется первосвященник, но тот стоял на месте и усмехаясь смотрел в другой конец зала где компактно расположилась группа высших магов во главе с Верховным Направляющим...
  
   *****
   Амадей сидел, комфортно расположившись в небольшой декоративной ротонде у стены, которую традиционно занимали маги. Ректор внимательно осматривал группу духовенства в противоположном конце зала, словно взвешивая и прощупывая каждого служителя Церкви Пантеона. Особенно Амадея донимали ум, наглость и энергичность молодого Прелата. 'Выспался стервец' - размышлял Верховный наблюдая за Александром - 'а мне пришлось всю ночь выслушивать угрозы, крики, всхлипы, а под утро и рыдания старшего ди Терозо. Дело не шутка - гибель отпрыска столь славного рода негативно влияет на образ Академии. Кхм, еще больше она влияет на источники финансирования оной же Академии'. Верховный погрузился в себя не обращая внимания на дискуссии магов, вернее Направляющих стихий, что составляли его свиту:
   - А я вам говорю коллеги, что сие есть...
   - полная чепуха! Компонентная комплектация как высшая мера подготовки...
   - на Третей Мауренской магической конференции было определено...
   - теоретические изыскания в плоскости...
   - а наши студиозы развернулись и по рылам, святош, по рылам!
   - а моей практикантки Талии с третьего курса, вот такенные....кхм, магические таланты! Бу-га-га!
   Маги негромко рассмеялись в ответ на последнюю реплику Направляющего Воды. Многие из них, если не большинство, спали со своими практикантками и ассистентками, набирая их из бедных и захудалых родов. Ректор Академии, правда, был против таковой 'практики', ведь за последний десяток лет пришлось заминать несколько пикантных скандалов о растлении. Но сейчас Амадей слишком устал, чтобы давать замечания - после ди Терозо пришлось расхлебывать дело о массовом избиении магами первого курса послушников Церкви Пантеона. Но тут Амадей был доволен - рослые отпрыски дворянских родов, владеющие кулачным боем, хорошенько отходили противника. Сам Верховный в бытность свою студиозом не раз участвовал в таких драках. Однако субтильное сложение и невысокий рост будущего ректора способствовали тому, что чаще били Амадея. Он же в отместку пытался компенсировать отсутствие природных качеств нещадной учебой и упорством.
   А сейчас Академия хирела. С каждым новым курсом приходило все больше бездарей и тупиц длинными родословными или же толстыми кошельками. Но толку от большинства этих магов было не немного - полдюжины заклинаний средних порядков и красивый диплом в золотой рамке. Эта система работала еще до того, как родился сам Верховный Направляющий и предшественники оставили ему 'блестящий, отлаженный механизм' под названием Императорская Академия Начал попутно съеденный ленью, коррупцией и бездарностью.
   А самые талантливые и, как правило, более бедные ученики гибнут, пытаясь обуздать магию вне камней или придумывая новые структуры существующих заклинаний. Но 'аксиому де Морбека' не смог обойти, ни один современный маг, хотя есть сведения, что в Эру Становления Направляющим это было под силу...
   Амадей опять припомнил случай на Испытаниях. Ах, как ратовали Направляющие стихий за изгнание Виго, несмотря на все сопротивление ректора. Но, увы, его слово - лишь один дополнительный голос в вопросах экзаменуемых, Виголан де Аркур был изгнан. И если бы не он не сгорел в своем доме, то ректор обязательно взял бы его в лабораторию. Нет, решено, надо, что-либо менять!
   От тяжких раздумий в полудреме Амадея отвлек громкий удар посоха церемониймейстера, свидетельствующий о прибытии эльфийский делегации. Тощие и высокие как жерди, трое эльфийских послов чинно прошествовали через изрядно заполненный зал. Прокатился шепот, что раз эльфы пришли то и император скоро появится. 'Хорошо эльфарским лордам - они и сеньоры и маги, и священники в одном лице. Священники...о да, церковь всегда хотела владеть магией. И не просто своими жалкими чудесами или дозволенными лекарями, а Магией. И чтобы никому больше...никогда...Не дождетесь святоши' - Амадей на минуту представил толпы священников разящих боевыми заклятьями и ему стало душно. Он отстегнул серебряную фибулу и, сместив шелковый шарф немного в сторону, услышал последнюю фразу... - и тут я ее ноги кладу себе на плечи и как...
   ...Тяжелый удар посоха поднимающегося Амадея, прекратил скабрезный разговор. На магов обратило внимание еще с полсотни гостей, но через миг присутствующие вернулись к обычному делу - светским беседам, флирту, поеданию легких закусок, вербовке и танцам. - Кари - Амадей ласково назвал седовласого Направляющего Воды уменьшительно ласкательным прозвищем времен совместной учебы. Это означало, что ректор сердится, очень сердится - Карен, избавь нас, пожалуйста, от подробностей твоей интимной жизни. Голова бела, а Падшие все лезут в душу? Распоясались совсем! Ничего, завтра утром жду всех в Академии! Каждый! Сам лично, предоставит информацию о своих факультетах: количество учащихся, общее состояние дел и перспективы развития. Все вопросы послезавтра - непреклонным голосом возразил Амадей на невысказанную реплику Направляющего Воздуха - приветствуйте императора!
  
   ******
   Тяжелые створки выходных ворот торжественно отворялись, но тут сплоховал герольд, засмотревшийся на двух девиц 'полуобнаженных по последней эссенарской моде', а за ним и оркестр: - не заметив входящего Грейса, он продолжал играть медленную алеманду. Грейс ІІ Леморен тигриным шагом уже успел преодолеть половину расстояния до трона, и лишь когда спохватившийся музыканты грянули оглушительный гимн династии Леморенов. Присутствующие гости склонили головы, а дамы присели в книксене приветствуя императора - и лишь гномья делегация как всегда не склонила голов, отбрехиваясь что у них мол такие спины, 'не гнутся совсем'! Сенешаль подал скипетр и державу, и начал было перечислять титулы и владения императора, но Грейс неожиданно перебил Ормана, поднявшись с трона.
   'Скомкали уже церемонию ну и демоны с нею!' - от неожиданности, по залу волной промчался многоголосый шорох, а Орман де Альда чуть не схватился за сердце за столь вопиющие нарушение традиций.
   'К демонам традиции. Сегодня мой триумф и даже все мои милые паучки пришли' - Император чуть не с умилением разглядывал священников и магов, аристократию и представителей гильдий, послов и глав цехов. Наконец решив, что пауза достаточно выдержана Леморен неожиданно сделал шаг вперед и громыхнул - Друзья мои!
   Передний ряд 'друзей' состоящий сплошь из магнатских родов попятился назад - а вдруг что взбредет в голову этому самодуру?! - Соратники! - продолжил Грейс - сегодняшний праздник для нашей империи не был столь триумфальным без вашей помощи! Разбив в упорных боях, погрязших в ереси несчастных бывших наших братьев -
   мы избавили империю от скверны. Наша верная Матерь Церковь и славные адепты магических искусств вместе с доблестными имперскими полками разбили проклятых еретиков! Но все ли несчастные погрязли во тьме? Нет, говорю я вам!..
   Ирем, стоя недалеко от передней линии 'друзей' с интересом слушал императора, который оказался к тому же неплохим оратором. Орк был доволен собой - дефиляда и бесчисленные светские разговоры принесли много полезной информации - о перипетиях штурма, перемещения войск, внутренних раскладах имперской канцелярии. Толика щедрости и щепотки лести приносили свои плоды - возвысь человека в его же глазах до высот и он сам расскажет тебе все. Только следует отделять зерна от плевел и тщательно проверять полученные сведенья.
   Ирем вновь прислушался к речи, не забывая комментировать реплики про себя:
   ...мои верные вассалы Эрбо и Ормэ получают по четыре командорских замка в восточной и западной сторонах соответственно! Служить и защищать границы империи!...
   'Ай, молодец' - восхищенно воскликнул про себя Ирем - 'отдал обоим вооруженное пограничье, где эти остолопы уже наделали кровавых дел. А центральные командории прикрытые полумесяцами владений герцогов будут в полной безопасности и в императорском домене!'
   Судя по кислым лицам самих герцогов - Эрбо и Ормэ - подобные мысли уже приходили им в голову. Каждый день новоприобретенные земли требовали новых солдат и денег для восстановления разрушенных замков. К демонам такие феоды!
   Но против императорского слова не поспоришь, и оба герцога преклонили колени, принимая грамоты на земли.
   ...матерь наша Церковь и Академия Начал право полугодовой ренты с азборской командории и выкорчевывания ереси...
   'Сталкивает лбами! Зачем? Одни будут искать ересь, а другие магические таланты. А также вопрос денежного раздела ренты, несомненно, приведут конфликтам' - Ирем лихорадочно размышлял - 'надо попозже все хорошо обдумать, и потревожить агентов'...
   ...предлагаю выпить за триумф Империи! Провозглашаю празднование в течении трех дней по всей Империи! - Грейс поднял кубок
   'Вот теперь можно выпить, остальная работа завтра' - орк взял с подноса кубок с вином как все в зале в ответ на тост императора. Правда Ирем успел проверить его на яд, и только тогда усмехаясь, пригубил рубиновую жидкость.
  
   *****
   Прием продолжался: все также велись разговоры, дамы всех возрастов и комплекции набивались в императорские фаворитки, обменивались уколами дипломаты, договаривались торговцы и цеховики. Широкая балюстрада вместила практически всех гостей, что любовались великолепнейшим магическим салютом. А внизу, на площади Сонтена Великого, народу еще со дня выкатили бочки с дармовым вином, а купеческая Гильдия выставила богатые столы угощений и многие горожане упились вусмерть за 'здоровье славного Императора'.
   Но мало кто почувствовал в тот вечер, что исчез какой-то надлом, как будто распрямилась некая пружина, разворачивая спиралью страшные события последнего мирного года Империи.
  
   Глава 10
   Она прекрасна, словно море,
   В сплошном прибое ковылей,
   И в этом солнечном просторе
   Весь мир становится светлей.
  
   Степь была действительно прекрасна. Она пьянила: зеленым половодьем трав и легким, жарким зноем жарких первых летних дней. Купол бездонного неба бирюзовой синевой накрывал бескрайнее ковыльное море. И казалась, что в мире больше ничего не осталось. Лишь степь - ковыль и небо.
   Но первое впечатление было обманчивым. Кое-где, сплошной зеленый покров уже сменился проплешинами сьеденой травы, ведь отощавший за зиму скот степняков тянулся к сочным травам налитым солнечным светом. Степные орки, как и вся прочая живность тоже тянулись к солнышку - предвестнику радости и жизни на земле. Но, радуясь наступлению лета и выпасая свои стада, кочевники всегда попутно нащупывали арканы на поясах и мастерили деревянные колодки для незадачливых путников, кои окажутся в скорости на рабских рынках Хадрамата, если будут глупы и нерасторопны. А для строптивых и непокорных еще с зимы висят наточенными сабли.
   Вот и не было у них много времени на степную красоту кроме как для акынов и ценителей без роду и племени.
   Тиглат-Асар снова цокнул языком от восхищения, вдыхая пряной аромат степи, и пропел про себя окончание стиха:
  
   Течет из венчиков ромашек
   Поток невидимый, густой,
   И сердце пьет из белых чашек
   Медовой крепости настой.
   Поет пчела неутомимо,
   Поет земля. А ты? А ты
   Себе назло проходишь мимо,
   Не замечая красоты,
   И видишь с башмаками вровень
   Песок да высохший пырей,
   Как будто кем-то обворован
   В убогой юности своей. *
  
   Обворован... Сердце цапнула когтями грусть и мимолетное сожаление чем то уже несбыточном и безвозвратно ушедшем. О том, что нельзя уже изменить, как бы не хотел. В убогой юности своей...действительно убогой юности сироты выжившего несколько лютых зим без шатра, который забрали родичи после смерти от морового поветрия его родителей. Кто как не они, бросали ему кости как побитой собачонке, оставшиеся после обильных трапез или дарили бесчисленные тумаки. Но щенок выжил и в урочную ночь отомстил за все обломком ржавого ножа и, не дожидаясь смертельного приговора за кровное убийство, ушел в степь к разбойникам-инхузам. Он сумел выжить и среди них, таких же изгоев без роду и племени. Мало того, за несколько лет удачных налетов и грабежей Тиглат завоевал благоговейное уважение и веру в свою удачу, основой которой он сам считал осторожность и тщательное планирование налетов.
   Небольшого роста, жилистый и молчаливый орк без труда сколотил небольшой, но крепкий отряд из вчерашних воров, конокрадов и убийц. Впрочем, эти орукхаи так и не стали ему семьей, ведь Тиглату пришлось убить собственной рукой троих ослушников его приказов. Но с тех пор инхузам Тиглата Асара всегда сопутствовала удача - им удавалось брать на меч самые лучшие ткани и рабов, вино и даже магические побрякушки, что так охотно покупали алчные человеческие бароны...
  
   ******
   Тиглат вновь вскинул далекозорную 'магическую трубу', которую он не продал бы не за какие деньги. Небольшой металлический тубус со вставленными шлифованными стеклами и магическим кристаллом в навершии, он отобрал в прошлом месяце у гнома, что видать сдуру рискнул пробираться самостоятельно через границу. Заарканенный карлик так зло сыпал жуткими богохульствами, что Тиглат даже отпустил его восвояси из уважения к личности, что знает столько интересных бранных слов. Среди захваченного гномьего добра он взял себе только эту воистину бесценную в степи вещь, что не раз спасала его небольшой отряд из одиннадцати клинков вместе с ним самим. А больше и не надо - ведь чем больше отряд, тем больше еды надо и в степи заметнее... Зачем? Сейчас с ним вообще было лишь семеро инхузов - остальные трое охраняли маленький лагерь со скарбом, что скоро повезут на торг в баронства. Еще один-два налета и можно будет смело ехать...
   Тиглат Асар был очень осторожным командиром. Поэтому он уже третий час, соблюдая все меры предосторожности, наблюдал за странной группой из двух человек. Ведь эти двое конных могли быть передовым дозором больших орденских отрядов, вроде тех, что шли полмесяца назад. То была лакомая добыча - минимум орденских воинов и большое количество женщин и детей при целых караванах повозок со скарбом. Но Тиглат не решился на атаку, ибо орденцев почему то охраняли конные сотни регулярных войск каганата .
   Но сейчас, подозрения Тиглата таяли с каждой минутой наблюдения - путники вели себя неосторожно и плелись со скоростью беременной черепахи, частенько останавливаясь. Орк аккуратно и бережно спрятал тубус в седельную сумку и коротко кивнул своим воинам: Берем!
  
   *****
   А-а-аррггх! - Виго в очередной раз схватился за живот и мигом скатился со своей лошади. Далее маг, лихорадочно одернув свою хламиду, помчался прочь от их импровизированной стоянки, держась обеими руками за свой живот.
   - Все твои грибы! - в сердцах прошипел, Дан, также слезая с лошади.
   Досада и злость на мага копилась в Дане с самого рассвета когда, отъехав от кромки леса буквально миль на двадцать, Виго уже устроил с полдесятка подобных 'стоянок'. Вчера, при варке похлебки узнав, что грибы, которые предлагал маг, были им 'позаимствованы' на хуторе - Дан отказался их есть. Виго насмешливо ответил, что в его 'баронском брюхе и долото сгниет' и уговорил больше половины всего котелка с похлебкой, оставив еще и на утро. А через два часа после завтрака он получил расстройство, рвоту и общую слабость свойственную при сильном пищевом отравлениям.
   Но, естественно, что в данной ситуации маг винил всех и вся кроме себя. Конечно, был виноват поганый Тавр что 'подсунул' не те грибы! Был виноват Дан за то что он, Виго израсходовал на него все лекарские жемчужины, поэтому и не мог сейчас унять рези и боль! Воин был виноват вдвойне потому что гнал их маленький отряд не дав Виго собрать степные травы для отвара или же сконцентрироваться для преформации лечебных заклинаний в его оставшихся камня...О-ооох! Боги, как же больно!
  
   *****
   Дан, наверное, уже в сотый раз проверял подпруги своей лошади, и злобно передразнивал Виго - с сарказмом копируя про себя его трагический фальцет - 'А-аах, барон отравлен'! На самом деле воин не находил себе места с самого утра от неясной тревоги которую чувствовал всеми фибрами души. Ведь они сейчас очень уязвимы...
   Он аккуратно высматривал каждый раз окрестности по кругу - до боли в глазах привычно фиксируя отсутствие чужих всадников. Ну, вот накаркал! - воин лихорадочно приложил ладонь ко лбу и щурясь всмотрелся в еще далекие фигурки всадников что поднялись из густой травы. Орки! Ведь это только их лошадки - маленькие и быстрые могли моментально прятаться в густой траве степных низин, когда их бока сильно сжимали ногами. А никого другого кроме своих наездников они так идеально слушаться и не могли! - Виго! Орки рядом! - Дан подскочил к возвращавшемуся магу и помог тому взгромоздится верхом. Быстрее! - дав шенкелей лошадям, воин и маг помчались прочь от преследователей, что были уже в полумиле от них.
   Но уже минут через пять Виго начал отставать. Быстрее же мажишка харгов! - Дан отчаянно выругался, видя как маг морщится от боли и едва держится в седле. 'Хотя какая разница' - спокойно рассудил он - 'степные лошаденки выносливей наших и рано или поздно нас догонят'. Несостоявшийся рыцарь спокойно повернул коня и с легким шипением вынул меч из ножен, уже различая отдельные лица степняков, что с азартом раскручивали арканы над собой. 'Будут брать на аркан, для продажи, но эту радость я им не доставлю' - рука сама легла на висевший узкий кинжал, больше похожий на мизерикордию.
   - Нам не уйти Виго! Попытаюсь срубить хоть нескольких на встречном скаку. Если не хочешь на рабский рынок баронское благородие, то помоги мне заклинанием, если сможешь - Дан ответил на немой вопрос подъехавшего мага, и нервно поддернув недавно зажившим плечом, двинул коня вперед.
   - И вот еще что - быстро добавил он, не оборачиваясь - спасибо за эти две недели жизни!
  
   *****
   Виго было плохо. Нет, не так - Виго было очень-очень плохо. Его трясло, страшно болел живот, иногда взбрыкивая вовсю уж резкими болями, что судорогами проходили через все тело. 'Харговы грибы! Харгов дед! Никогда больше не буду, есть эту гадость!' - маг был очень зол на Тавра, грибы, орков, мир вокруг. 'А еще и этот дурень-Дан (о, как звучит надо запомнить!) решил умереть. О, да! Вон как выпятил челюсть вперед и принял героическую позу, ну да точно приготовился к своей 'последней битве'. Нет уж, благородного Виголана, баронета де Аркура им так просто не взять! О-оох!' - маг, кривясь от очередного спазма, достал из одного из бесчисленных карманов тряпицу с маленьким рубином. Бесценный для Виго камень, был уже заряжен заклинанием огненного шара, в просторечии файербола, седьмого порядка. Магическая энергия, трансформируемая в овалообразный шар чистого огня с температурой под тысячу градусов, даже на этом уровне могла уничтожить двух-трех противников без защитных амулетов. Маг-недоучка зажал рубин в руке и приготовился произнести активирующий ключ, как только орки приблизятся на дистанцию пятидесяти метров, но внезапная и очень резкая боль как молния пронзила его от макушки до пят. Виго не помня себя от боли, швырнул заклятье в сторону врага и, падая бессознательным кулем с лошади не заметил, что рубин просто вывалился из его онемевшей руки.
  
   *****
   Благородный Даниель, граф де Арвилэ был готов встретить врага. Он видел их оскаленные радостью и азартом погони лица, читал на них предвкушение схватки или же веселой охоты - кому как. Коротко отсалютовав мечом вражескому командиру что скакал немного позади своих орков-налетчиков, видать, давая им позабавится, Дан рванул вперед, оставив спешно колдующего мага за спиной.
   Он успел отъехать только шагов на двадцать когда, вслед за вскриком Виго, увидел ослепительную вспышку белого света перед собой. Внезапно, буквально из ничего, в воздухе появилась дышащая нестерпимым жаром белесая сфера, и воин как в замедленном магоспектакле еще успел зафиксировать в памяти фигуры врагов, что распадались невесомой пылью. А через один удар сердца грянул оглушительной силы взрыв - ударная волна подняла на дыбы лошадь воина и тем самым спасла его. В следующую секунду один из огненных белых протуберанцев, что выплеснулся из центра взорвавшейся 'сферы' выжег нутро лошади, которая на месте умерла от болевого шока. Дан свалился с лошади, вернее ее горящих останков и поспешно откатился в сторону. Звенело в ушах и сильно гудела голова, но слава Богам он слышал и мог встать на ноги. Дан нащупал выпущенный из руки меч и попытался оглядеться. На месте недавней азартной погони сейчас дымилась лишь небольшая воронка и не было видно никаких тел всадников или же их лошадей. Немилосердно смердело паленым мясом и волосами. Дан взялся за гудящую голову, с неудовольствием заметив нехватку значительной части своей шевелюры. 'Ай да маг-недоучка! Чем же он ударил?! Еще б чуть-чуть и меня б убил. Кстати, а где Виго?' воин огляделся и, пошатываясь, побрел к лежащему магу, случайно при этом втоптав в землю выпавший рубин. 'Неважны наши дела без лошадей' - воин с тоской поглядел вслед проклятым животным, что испугавшись взрыва скакали прочь. 'И пожар может начаться' тут же добавил он про себя, видя как огненные протуберанцы пробороздили целые просеки в густой траве, и огонь не хотел спадать, а наоборот лишь набирал силу. После нескольких оплеух, Виго так и не пришел в себя - он только часто дышал и нервно бормотал в бреду какую-то ахинею. Одним словом маг стал окончательно не пригоден для дальнейшего путешествия, по крайней мере, сейчас.
   Оставался лишь один вариант и Дан уповал на всех Богов, чтобы не сменился ветер, который уже гнал набирающий силу степной пожар в сторону от них. Воин с тяжелым вздохом взгромоздил на плечи обманчиво легкого мага и немного пошатываясь, потрусил по степи.
  
   *****
   Если бы студиоз четвертого курса обучения в Императорской Академии Начал знал, что стал свидетелем и первейшим участником эпохального события в магии за последние несколько сотен лет то он бы душу Падшим продал, заложил и перезаложил бы для того чтобы записать весь этот процесс и поэкспериментировать вновь. Виго не мог знать, что интоксикация организма, вызванная вареными мухоморами, излюбленными грибами оркских шаманов, позволила войти в полубессознательное состояние, что именуется в научных кругах первобытным трансом. Эта же интоксикация вызвала кратковременные изменения в его кровеносной системе, которая инстинктивно отторгла магическую энергию заклинания-ключа и на секунду перенаправила ее в нервную систему. Оная же в свою очередь, освободив некие скрытые кем то резервы, впала в состояние информационного шока, перед этим правда, заставив мозг Виголана де Аркура заработать на полную силу и выдать на гора поистине сложнейшую структуру мощнейшего заклинания 'Сфера', которое правда больше никто никогда и не видел и не фиксировал.
   Этот краткий и уникальный миг единения транса, концентрации и некоего внутреннего 'видения' нервной системы мага вплоть до мельчайшего нейрона, что возможно мог нести в себе океаны магической энергии. Эта была вторая часть, практическая трактата 'О диалектике Энергии и Силы' которую маг-недоучка отложил на неопределенный срок...
  
   *****
   Тиглат Асар тихонько захрипел обожженными, едким дымом легкими и вновь потянулся за флягой с водой, забыв, что ее надо расходовать экономно. Особенно идя по пепелищу пешком за огненной волной в степи. Еще утром орк щеголял искусно сделанным кожаным ламилярным доспехом и мог похвастаться отличным шелковым зелеными костюмом, от которых сейчас остались только обгорелые кожа да тряпки. А от его роскошной гривы волос, бровей и бороды вообще ничего не осталось, как и от защитного амулета Исора который он купил за двадцать целковых сонтенов в Крnbsp; Твоя задача это гонец - приступай немедленно, можешь не ждать окончания приема - Александр пружинисто встал и видимым удовольствием потянулся, что впрочем, было не очень заметно из-за сутаны. Лилово-фиолетовая масса эпископов и пресвитеров колыхнулась желая предугадать куда двинется первосвященник, но тот стоял на месте и усмехаясь смотрел в другой конец зала где компактно расположилась группа высших магов во главе с Верховным Направляющим...
аде! Он-то его и спас, от страшного колдовства, как и тот факт, что он ехал позади своих погибших воинов! А ведь чувствовал, что не надо было их трогать этих проклятых путников....
   Демоны с ними! Надо только добраться до лагеря, там лошади, там вода...Кенут дает ему второй шанс, ведь старые боги и духи его племени отвернулись от него еще при рождении. Тиглат не знал что его оставшиеся в лагере воины, решив, что собранная на продажу добыча отлично делится на троих, уже дали стрекача, отчетливо рассудив, что в степной пожар все спишет. Не до них будет. Так что придется Тиглату просить и третий и четвертый шансы для себя. А что...ведь Кенут добр. Кенут милостив...
  
  
 &nnbsp;bsp; Глава 11
   Весь горизонт потемнел от дыма далеких пожарищ, что терзали степное море. Вот уже несколько часов Дан трусил по зеленой равнине таща на плечах 'магическое недоразумение' именуемое Виголаном де Аркуром, его клятую котомку и тубус с трактатом. Ветер, что гнал огонь в противоположную от них сторону, мог измениться в любой момент, поэтому воин позволял себе лишь пару минут отдыха и столько же скупых глотков воды из фляги. В очередной раз, буквально свалившись возле небольшого каменного валуна, невесть как взявшегося в степи, Дан с изумлением заметил, что Виго лишь тихонько сопит и вполне осмысленно смотрит ему в глаза. А это значит, что пришедший в себя маг бессовестным образом висел у него на шее, по крайней мере, последние полчаса изматывающего бега.
   - Какого харга Виго!? - хрипло и возмущенно выругался воин - я тебе, что леурадская ломовая тащить тебя две мили?
   Маг сделал невозмутимое лицо и откашлявшись, напыщенно ответил: - Мой друг! Я ведь потерял сознание в битве, а очнулся совсем недавно. Что вообще произошло? Где наши лошади? И что это за дым - он махнул рукой в сторону зарева попытавшись увести беседу в сторону, дабы избежать щекотливой темы. Он действительно очнулся еще полчаса назад и рассудил, что раз уж лошадей у них нет, а его драгоценный трактат у него все же есть - то почему бы не прокатится с ветерком на орденском верзиле? Тем более что боли в животе и сопутствующие им симптомы, почему-то прошли, а легкий голод можно было считать уже обычным состоянием. Самое интересное, что Виго не помнил ничего произошедшего после активации заклинания, а россказни Дана про огромную огненную магическую сферу с белыми протуберанцами отнес к невежеству 'тупоголового недорыцаря' что не видел действия классической школы имперской магии.
   Одним словом Виголан де Аркур пострадавший из-за академических консерваторов сам оказался сам оказался еще большим букой и зазнайкой от магической науки. С чувством собственного и безграничного превосходства он заявил, что его рубин (кстати, стоивший целое состояние!) аккумулировал больший запас энергии, чем он думал! Ну а белесый цвет взрыва больше похож на горение гномьего фосфорного порошка? Ведь мог у них такой быть? И вообще ему плевать, это не его дело, они живы и хвала Богам и естественно Виго за это. А вот как Дан собирается выводить его из этой ситуации, ведь он пообещал доставить его в целости и сохранности в Хадрамат?
   Дан исподлобья посмотрел на Виго и хотел было сказать, что если бы не его прожорливость и алчность то они бы уже до ночи возможно, а максимум завтра бы сидели уже хадраматской чайхане за столом. Но промолчал.
   Вместо этого воин сжал кулаки и процитировал про себя один из сотен орденских постулатов намертво заученных еще в пажеской школе - 'Защищай слабых. Защищай скудоумных. Защищай нищих духом и всегда держи свое слово' - а вслух продолжил, как ни в чем не бывало - Виго без лошадей мы не имеем шансов, мы легкая добыча. Маг только кивнул в ответ, не забывая прикладываться к своему бурдюку с водой.
   - А раздобыть мы их можем только у орков, - спокойно продолжил воин.
   - Снова орки? Не хочу я больше! У меня заклинаний раз-два и обчелся. Не лучшее ли вернутся назад в лес...- маг оторвался от воды и затянул обычную песню про дорогое путешествие.
   - Не лучше - жестко обрезал Дан, - нас могут перехватить в любой момент, или пожар может перекинуться на лес и тогда пиши пропало. А вообще уважаемый Виго времени терять нельзя, пошли по дороге все расскажу. И не пытайся хромать, все равно не поверю!
  
   ******
   Итак, граф - Виго иногда позволял себе ехидно подчеркивать более высокий социальный статус Дана - этих урочищ больше полдесятка, и твои орденские братья не узнали ничего про них за более чем сто лет противостояния? Ведь вы вели негласную войну и проводили рейды, могли бы узнать побольше - маг бодро вышагивал рядом с воином не замечая жары, будучи как бы антиподом себе утреннему. Для него последние события, почему не стали чем-то из ряда вон выходящим, а отчего Дан не мог понять. Ему самому это все не жутко нравилось - особенно свой настрой, предчувствия и общее состояние. Но в роду де Арвилэ всегда чтили основной рыцарский девиз - 'делай что должен и будь что будет'! Он должен доставить Виго в Хадрамат и дав свое слово, он его сдержит.
   Чуть промедлив, как бы собираясь с мыслями, Дан с ответным сарказмом хмыкнул:
   - Да, господин недоучившийся магистр, мы многое узнали. Но напомню тебе, что все эти годы войны со степняками никогда не было, а были 'прискорбные инциденты на границе'. Это раз. Во-вторых, мы делали только ответные рейды, ибо основной задачей была охрана паломников, караванов и границы в целом. Была...Будь проклят Маурен! А в-третьих, в этих местах всегда были замечены степняки числом не менее полусотни, причем из разных племен, что менялись в течение круглого года каждый месяц. Ну и, в-четвертых, магическое распознание все время срывалось, сколько не пытались наши умники из Капитула это сделать, ведь недалеко эти урочища, по меркам степи конечно, да и место Последней битвы рядом. И кстати - в каждом подобном отряде, всегда, присутствует свободный шаман.
   - Но ведь мы бы так просто туда не шли бы? Ты же не будешь сражаться против полусотни орков, хе-хе. Я прав? - озадачился Виго, пересчитывая на ходу свои драгоценные камни в холстине и заклинания в них - выходило не густо: три простеньких магических стрелы, и 'порыв ветра' ....
   - Да ты прав. Что в этих балках я не знаю - продовольственные склады, золотоносные шахты а может и капища их стародавних идолов спрятанных от суровых жрецов Кенута? Этот бог не любит конкурентов - усмехнулся воин и вновь, какой уж раз в день обернулся, чтобы убедится в отдаленности дымов и отсутствии врагов, - Аркур, ведь что для кочевника его стада? Это мясо, это шкуры, это одежда, молоко, это богатство, статус. Это вся их жизнь. И что им будет важнее - их стада и семьи, которые могут сгореть заживо или их святилища или чего-то там подобное в балках? Камнями не накормишь свое племя и не оденешь его - Виго только кивал на эти реплики воина, ведь в этой области он был профаном. Дан развел руками подытоживая все сказанное - но степняки никогда не уйдут все, несмотря на необходимость каждой пары рук для перегонки стад. Дозор они обязательно оставить, и хуже, если он будет с шаманом.
  
   *****
   Ашрит Сурбиаз, молодой орукхай намму, сиречь свободный орк из племени Сайгаков вот уже полчаса как бессовестно кунял на посту. А как тут не заснуть если целыми днями то всматриваешься в горизонт до боли в глазах, то таскаешь воду на стоянку или же убираешь за лошадьми. А ведь он воин! Хоть и самый младший в отряде...Ему с детства вдалбливали в голову, что охранять место упокоения Темных Шук-Намму очень почетно и достойно. Но ведь это не может быть та бесполезная груда камней в виде невысокой башни, что стоит в самом низу степной балке и куда шаманы запрещают приближаться ближе, чем на полсотни шагов. И уж точно не могут быть могилами Темных груды полированных мегалитов хаотично разбросанных на первый взгляд по всему дну. А ну их к демонам и старших и шаманов! Хоть отосплюсь немного - молодой воин перестал ерзать и устроился поудобнее для сна, хотя со стороны казалось, что орк внимательно бдит сидя. Но проверить пост пока было некому - утром, заметив огонь в степи, практически весь отряд поскакал спасать племенное стойбище и драгоценный скот, оставив лишь четверо молодых дозорных и старенького шамана. Мерзкому деду все было не по нутру, особенно оставление священного поста - но командир отряда, Анкид Саррашан, заверил камлателя, что они быстро вернутся, он и глазом моргнуть не успеет. Быстро не быстро, но у Ашрита времени на отдых было немного, скоро перегнав весь скот их небольшого племени, отряд вернется - но гул от копыт он ведь услышит еще издалека. Уааах - сдержанно зевнул орк - какой дурак будет суда лезть...- эти сонные и беспечные мысли, что так свойственны молодости были последними в короткой жизни Ашрита. В следующую секунду узкий кинжал вонзился ему в сердце, а чья-то огромная и страшная рука в кольчужной варежке погасила предсмертный хрип...
  
   *****
   Подержав дергающееся тело еще несколько секунд Дан вытянул кинжал и аккуратно вытер об одежду убитого орка, а после подал знак магу приблизится. Виго на удивление ловко и тихонько подкрался и присев возле Дана спросил шепотом - второй? Тот, со странной гримасой на перемазанном грязью лице, утвердительно кивнул и показал, что еще двое находятся на постах. Дан был немного не в своей тарелке, ведь хладнокровно резать врагов тоже надо было уметь... Но выбора не было, или они добудут лошадей или же сами умрут лютой смертью. Воин еще раз с удовольствием прислушался к собственным движениям и подумал что маги (даже такие склочные как Виго) могут быть полезны - Полог тишины скрадывал, хоть и не глушил в полной мере звяканье металлических колец кольчуги и звук шагов.
   Воин и маг, ползком достигнув полчаса назад начала балки, решили действовать незамедлительно - убрать дозорных и побыстрее захватить их стреноженных лошадей, ведь каждую минуту могли показаться остальные. Спешка и сыграла с компаньонами дурную шутку. Виго начал волшбу и поставил два кратковременных Полога, чем привлек внимание шамана обитавшего практически у башни.
   Учуяв враждебную магию у подножия усыпальниц Помощников Владык былого, шаман еще раз проклял командира отряда. Эти дубоголовые вояки ведь не понимали, что они охраняли эти башни от атаки только извне, а шаманы - изнутри. И все его приготовленные заготовки - для того, что изнутри... Он был старым шаманом, это лето было шестидесятым по счету в его жизни. Но учеников он успел оставить много, и уже это значило, что жизнь прожита не зря. Шаман вскинул голову и еще раз посмотрел на звездное небо, что было необычайно красивым и по-своему новым в каждом дне его прожитых лет. Но одновременно со вскинутой кудлатой головой, он вскинул и руку вместе сорванным с шеи веночком, состоявшим из переплетенных трав, каких-то жил и металлических нитей и высоко подкинул его, произнеся нараспев короткую фразу. Веночек резко взлетел вверх и неожиданно расширился до пределов тележного колеса, начав выпускать ярко-алые нити, сопровождая их появление взрывами и свистом. И самое поганое было то, что они давали судорожное, но достаточное освещение для оставшихся двоих орков, что уже спешили к башне со стороны своих постов, не забыв натянуть тетивы на луки...
  
   *****
   Нельзя сказать, что тревога в маленьком стане противника повергла, Дана или Виго в ступор. События одного паршивого дня к своему окончанию превратили обоих в эдаких фаталистов. Неожиданностью было то, что тревогу поднял шаман, ведь орочья танцующая фигура в алых сполохах сигнального заклинания никем другим быть не могла. А это значило, что надо было действовать быстро.
   Воин, поднявшись во весь свой недюжинный рост, рыкнул орденский клич что мол 'победа или смерть' и бросился вперед с большой скоростью, которая видно стимулировалась первыми стрелами, что доставали орки из колчанов. Виго, прикинув свой скудный магический запас и оглядев, все быстрее танцующую фигуру шамана метнул быстрое заклинание стрелы Азура. Магическая стрела восьмого порядка даже не нарушила концентрацию шамана - лишь один и костяных амулетов рассыпался в прах. 'Стоило было попытаться' - зло процедил сквозь зубы маг - на шамане была прочная защита.
   Шаманизм, тотемизм и анимизм все это вместе называлось компонентной магией и считалось чуть ли не шарлатанством в научно-магическом мире Маурена. Правда, довольно таки действенным 'шарлатанством'. Заклятья (а не заклинания!) компонентной магии могли готовиться очень долго, но были весьма действенными и разрушительными при вхождении в шаманский транс. И гораздо более дешевыми, естественно, в отличие от классической магии, так как практически не использовали камней. Правда заклятья не держались долго, и их надо было заклинать каждый раз наново и под охраной воинов, так как шаман во время транса был особо уязвим. А воинов сейчас то и не хватало...
   Старый шаман не озадачивался вопросами, он танцевал и войдя в транс увидел что соплеменники недалеко, а значит надо задержать наглых пришельцев, пусть даже ценой своей жизни...
  
   *****
   Полсотни метров, что разделяли Дана и молодых оркских лучников он, наверное, не бегал быстрее ни разу в жизни. Справный орк-лучник за минуту может выпустить прицельно десять двенадцать стрел. То есть у молодых воинов был шанс, натянув тетивы, спокойно выпустив по одной две стрелы, - изрешетить наглого верзилу. Но они запаниковали, осознав, что их всего вдвое, и посчитав, что не успеют выстрелить, судорожно взялись за сабли.
   За это злой дух в грязной кольчуге несшийся вперед, даже не остановился, срубив голову страшным ударом первому орку, что замешкался и тщетно попытался защититься луком. Вырвав меч с противным чавкающим звуком, Дан скрестил его с саблей второго защитника шамана, который в свою очередь лишь пошатнулся от второй магической стрелы, что выпустил Виго постепенно приближаясь к месту схватки.
   Орк, оказался довольно справным, но робким противником - он весьма успешно блокировал выпады Дана но сам атаковать не пытался, как будь-то, бы надеясь на шамана. Степных воинов с детства приучают бояться только позора трусости или изгнания из племени. А учат их законам племени и степи только шаманы что вколачивают почтение к своим способностям сызмальства. Эта слепая вера позволила оставшемуся орку фанатично сражаться еще полминуты даже после того как Дан, ловким выпадом, отсек ему кисть левой руки. Добив обескровленного противника кинжалом, воин резко обернулся к переставшему танцевать и завывать шаману. Мерзкий, косматый старикашка с пеной в углу рта дико захрипев, воздел руки над собой и...в тот же миг был сбит с ног ударом каменного валуна размером с конскую голову.
  
   *****
   Виго все не удавалось пробить защиту шамана своими магическими стрелами, что лишь осыпались красивыми искрами всех цветов радуги. Он чувствовал, что шаман готовит что мерзкое и непонятное заклятье. Внезапно его пронзила одна из спасительных, своевременных догадок, что частенько позволяли находить нестандартное решение еще в бытность учебы.
   Местность вокруг башни изобиловала небольшими мегалитами: менгирами, дольменами и маленькими курганами, сложенными из средних размерами круглых камней, что были аккуратно сложены в тщательные замысловатые линии и конструкции. Но Виго было чихать на ритуальные цели этих груд камней - его интересовала лишь одна груда, та, что была сложена перед беснующимся шаманом. Простейшее заклинание -'Порыв ветра' было универсальным: на десятом уровне им баловались в аудиториях, гоняя бумажки по партам соседей; на средних уровнях им разгоняли демонстрации столичных дармоедов; а на более высших порядках - перекидывали вражеские корабли и сносили дома. Что могло быть на первых уровнях, не знал никто, ибо выше третьего порядка использование не было никогда зафиксировано. Но Виго хватило и седьмого порядка, главное, что это одно из редких заклинаний коим можно было оперировать момент даже в момент его активации.
   Маг лишь сузил метровый диаметр площади заклинания, доступный ему, до минимума и с расстояния десяти метров мощным потоком воздуха всадил тяжеленный камень как из катапульты в спину шамана. Виго не увидел, как рассыпались костяные амулеты защиты шамана, а его самого швырнуло на землю лицом вперед страшная кинетическая сила удара. Воин, дабы не испытывать судьбу, еще и отрубил голову, чем вызвал одобрительный кивок с его стороны. Пахло потом, свежей кровью и легким озоном после использования заклинаний. Маг присев возле тела шамана начал брезгливо копаться в пожитках шамана, перекладывая в сумку какие-то пучки травы, камни и костяные резные фигурки. 'Пригодится все' - алчно думал маг, морщась от запаха какой-то толченой гадости в туеске - 'может мазь какая-то целебная. Потом разберусь'. Дан неодобрительно отнесся к жалкому мародерству, и напомнил, что они пришли за лошадями, и что их еще нужно оседлать.
   Но судьба сыграла в этот день с ними еще одну злую шутку. За жадными репликами мага, ржанием оркских лошадей, шумом в ушах от пульсации крови он не сразу услышал мерный топот многих копыт. Свет полной луны позволил Дан взбежал по пологому склону на границу балки и увидеть, что к святилищу вернулся отряд. И не сам. К балке кочевало все племя, спасаясь от пожара!
  
  
   Глава 12
   Ну вот, достойное продолжение прекрасного дня! - с горьким сарказмом промолвил Дан садясь на камень, где десять минут назад посапывал незадачливый Ашрит. Виго лишь молча цокнул языком и сел рядом.
   Воин продолжил - они идут с разных сторон, впереди многочисленные дозоры, так что нам не прошмыгнуть. Виго в ответ шаркнул ногой по каменистой гальке, что усеивала дно балки и спросил - Может сдадимся в плен? Ты ведь сын графа де Арвилэ! А я, баронет и маг, кхе-кхе практически дипломированный маг...
   - Поверь, не стоит сдаваться в плен степнякам. После того что мы натворили в их святилище с нас будут сдирать кожу по кусочку и посыпать солью. Если узнают что ты имперский маг, то из тебя вытащат все сведенья и мучительно убьют, оскопив и ослепив перед этим. Чтобы не проклял, хе-хе. А сердце и печень съедят самые знатные шаманы - с этими словами Дан присел к убитому дозорному и стянул с него лук и колчан со стрелами. Виго такая перспектива очень не нравилась. Ибо, будучи атеистом, по своей природе, де Аркур не боялся смерти или лишения какого-то там мифического посмертия до дрожи в коленках, так как понимал, что ему уже будет все равно. Но быть умерщвленным от каких-то грязных варваров? Нет уж, лучше он пропустит магию через себя и умрет смертью истинного мага! Жаль, что никто не узнает, как...- пафосные мысли баронета Аркура были прерваны оркским композитным луком, который сунул ему в руки Дан.
   Протягивая другой рукой, колчан набитый стрелами воин добавил - а если захватят меня и узнают что я сын графа де Арвилэ, 'стального командора' то я, возможно, останусь даже жив. Хотя выкупить меня кроме имперцев теперь некому. И я проживу еще длинную жизнь с подрезанными сухожилиями в золоченной клетке как знатный пленник что придает статус и уважение. Нет, я буду сражаться до конца! А ты? - Дан кивком спросил растерянного мага сидящего с луком в руках. Увидев ответный кивок, воин, собрав все стрелы у убитых орков, поспешил к башне - единственном месте, где есть шанс прожить еще немного. Перед этим Дан развязал и стеганул орочьих лошадок в степь - хоть какая попытка сбить степняков с толку. Виго, на миг прислушался к мерному гулу сотен копыт и повозок и держа неловко лук припустил за воином. Проходя мимо обезглавленного шамана, магу на миг показалось, что всю кровь впитали камни дольмена на которые он упал - но Виго отнес это на усталые глаза, тем более проверять времени не было, - были слышны гортанные крики и команды конных отрядов. Тем более маг не видел, как маленькие багровые сполохи поползли к башне из под камней дольмена...
  
   ******
   Дверь в башню была на удивление открыта. Массивная, дубовая - на отлично смазанных петлях она как нельзя лучше подходила к двухъярусной, пузатой и невысокой башне сложенной из какого то серого камня. Но времени на осмотр не было. Резко открыв дубовую створку, воин рывком подался вперед, ожидая то ли нападения, то ли скрытых ловушек, одним словом демоны знают чего. Виго вошедший следом 'зажег' свой магический огонь синего света, повесив его над собой. Первый этаж, шириною метров семь в диаметре занимали довольно таки новые лавки и горы всяческой рухляди - старых доспехов, некогда принадлежавшим знатным особам, судя по их виду; такого же оружия; истлевшей одежды, какой-то утвари. Это имущество было пропорционально и аккуратно разложено вокруг неширокой, для двоих человек, каменной лестницы, что спиралью поднималась вверх.
   - Отлично, есть чем баррикадировать! - Дан обрадовано начал заваливать дверь предварительно опустив тяжелый засов изнутри. Виго помогал в меру своих сил, работая, тем не менее, на совесть. Но мага больше заинтересовал не валяющийся скарб (что было странно!), а странные закорючки - палочки и треугольники на стенах на поверку оказавшийся древней оркской клинописью! 'Текэл, нет-нет, тукэл задари мальдуа....а демоны не знаю! Сложно! Фарид так и не вдолбил мне в голову - ведь есть три версии священной письменности' - Виго перестал баррикадировать и лишь пытался читать, раскачиваясь на пятках и шевеля при этом губами. Внезапно маг понял, что чтение не составляет для него труда, и монотонным голосом загнусавил. 'В то лето - пора крушенья наших обещаний. Не устояв мы и обрекли друзей и странников межзвездных лишив пристанища... '
   Виго как всегда отлынивал от работы, решил про себя, Дан который сам таскал лавки как умалишенный. Крики степняков, свидетельствующие, что мертвых часовых нашли, лишь подстегнули его. Закончив сооружать 'гору малу' над дверями Дан одобрительно хмыкнул и услышал лишь муторное бормотание мага, который как баран смотрел в стену. Но приблизившись к Виго воин заткнул уши, ибо странные слова выворачивали разум на изнанку и делали ноги ватными. Сам маг стоял, вперившись стеклянным взглядом в какие то закорючки, а из кончика рта текла слюна. Нет это однозначно самый поганый день в моей жизни - решил про себя воин ударив ножнами плашмя по голове но со всего размаху. После этого Дан привычно взвалив мага на плечи, поднялся по лестнице на второй этаж.
   Свечение над ними пропал, но на втором ярусе было достаточно лунного света, который ниспадал из четырех узких стрельчатых окон. Здесь было гораздо интересней -вдоль округлых стен стояли резные стеллажи с какими то свитками, толстенные книги, висело два панно а между ними стоял искусно каменный орнамент сделанный в виде стилизованного портала. Все та же каменная лестница шла вверх - на смотровую площадку башни. А самое главное было в центре покоя. Там стоял огромный каменный саркофаг, длиною до двух с половиною метров.
   - М-да, точно усыпальница! - пробормотал воин, опуская слабо шевелившегося мага на землю возле лестницы, а сам приник к окну. Воины орки сложили убитых в ряд и гневно крича, отправились искать виновников в степи, увидев отсутствие лошадей. Но к месту смерти шамана уже спешили другие камлатели - это было видно по большой свите. Весело усмехнувшись, Дан натянул тетиву на лук - самое время!
  
   *****
   Нет, положительно так жить нельзя! Вечные сотрясения мозга не приведут к добру - маг застонал, держась за голову. Сфокусировал взгляд, Виго увидел фигуру 'дурня-Дана' в свете окна и вспомнил где они. Внезапно его взгляд упал на стеллажи книг, прошелся по столу с алхимическими колбами и ретортами, узрел стеклянный шкафчик с какими-то свитками. Свитки! Книги! Сундуки! Маг вскочил как ужаленный, забыв про гудящую голову, и принялся перебирать корешки книг, тубусы и мешочки, с ингредиентами богохульствуя и прям таки повизгивая от счастья.
   'Чего радуется? Скоро ведь все равно перед судом Богов предстать придется. Следует очистить мысли и принять смерть достойно и спокойно, как и надлежит дворянину и воину'. Дан обернулся и сказал в спину магу - Виго уймись и не читай больше здесь нечего, а то отправишься на тот свет раньше срока. И вообще, возьми лук и стань к бойнице, раз заклинаний больше не осталось, они вот-вот догадаются...
   Так и стало. Группа воинов с несколькими шаманами подошла ближе к башне. В двери раздалось несколько ударов, и тут Дан не стал ждать - отлично сбалансированная стрела с красным оперением, по цвету клана, вошла в горло ближестоящего орка в богатом доспехе. Судьба оказалась милостива к Анкиду Саррашану - за свой проступок и оставление поста он не был казнен на позорном столпе в степи, а погиб смертью воина. Снизу закричали, что то грозное, несколько стрел расщепилось об камни возле окна, а Дан натянул следующею стрелу.
  
   *****
   А Виго не слышал ничего - не гневных криков, не свиста стрел. Приелось за сегодня. Виго торжествовал.
   Он лихорадочно пытался засунуть в свою маленькую котомку свитки и амулеты, книги и мешочки, алхимическую утварь и металлические коробочки и тут же выкидывал их, заменяя другими, на его взгляд более важными. Баронет де Аркур оказался в плену своей алчности, как мальчишка что после продолжительного запрета сладкого вдруг оказывается запертым в кондитерской лавке. Но, увы, хоть здравая часть ума скептически напоминала, что это все не унести с собой, но руки автоматически распихивали вещи в котомку. Маг для удобства положил котомку на саркофаг, который мимолетно принял за каменный стол и начал азартно запихивать коленом совсем уж толстый фолиант. Внезапно верхняя часть 'стола' подалась вперед как по маслу и с гулким, могильным звуком упала в сторону. Притихший маг увидел перед собой здоровенный скелет, под стать саркофагу, с гипертрофированно толстыми костями. В костяных руках покоился огромный, черный меч, на первый взгляд сделанный из камня, в рукоять которого был впаян большой рубин размером с полкулака Виго. Чуть меньшей величины карбункул нежно-зеленого цвета, скорее всего изумруд был вдет в корону, а вернее обруч из белого метала, что обрамлял череп скелета неведомого существа.
   Виго как заколдованный достал кинжал и не раздумывая потянулся к камням. Все доводы разума и остатки нелепости по имени 'совесть' были сметены размерами камней, практически таких же, как и камни императорского артефакта Олеон...
  
   ******
   Из-за неожиданно рухнувшей крышки саркофага Дан аж подпрыгнул на месте - вследствие чего его стрела улетела, куда то вверх, а самому ему пришлось тут же юркнуть в сторону, чтобы не поймать десяток-второй ответных орочьих гостинцев. Странно, что шаманы пока не вмешиваются, и ведется лишь обстрел, и то не слишком интенсивный.
   Прижавшись к стене возле окна и развернувшись на звук падающей плиты Дан увидел ненавистного мага с кинжалом в руках, стоящего над огромным скелетом! В голове как кто-то переключил некий рычаг, связав все факторы и события: 'Святилище. Охрана. Шаманы. Магия. Место последней битвы. О, Боги! Это же Шук-Намму, по нашему Тролльбарон, один из пятерых полководцев-магов Эры Падения, адепт Падших! Но ведь они сожжены самими орками! Ведь жрецы Кенута выкопали все их могилы!' - воин стоял и тупо смотрел, как маг ковыряет своим затупленным кинжалом камень из рукояти огромного меча, чья рваная поверхность была сделана как будто бы из темного обсидиана. Сверху сыпалась труха от расщепляющихся стрел, что залетали в окно и ударялись в стены и потолок. Воин стоял столбом, глядя на стародавнюю легенду, на страшную сказку, что шепотом рассказывал старший брат, когда они были еще близки. Как давно это было...
   Дан вспоминал. Маг с азартом ковырял. А древний скелет просто открыл глаза....
  
   *****
   Он открыл глаза! Конечно, если можно было охарактеризовать пустые глазницы черепа, что вмиг заполнились багровым огнем. Костяными подобиями рук скелет вцепилось в стенки саркофага и резко сел, внезапно став вровень с магом. Багровые сполохи, змейками стекая из глазниц по всем мощным костям, ускользали в саркофаг и растекались по всей комнате. Достигнув стены между панно, багровые сполохи легко влились в серый камень, медленно открывая ярко-алый портал...
   *****
   Виго завизжал нерезаной свиньей. Проклятая тварь внушала ему дикий, первобытный ужас! Она непостижимым образом вытягивала через него магию и всасывала сам его дар который он холил и лелеял столько лет! Маг продолжал орать даже тогда, когда Дан буквально швырнул его под лестницу, чем спас от широкого замаха жуткого клинка. Не зашнурованная котомка Виго так и осталась валяться среди рассыпанных украденных вещей. Магу правда было не до нее - он как щенок забился под лестницу, что вела на верхнюю, смотровую площадку башни, и тихо подвывал, пытаясь защитить свой разум от чужих ментальных щупалец. Через миг спустя к нему присоединился Дан, который в буквальном смысле сложился вдвое, чтоб втиснутся под лестницу.
  
   ******
   Симмукан Эмеркар А'ннай, второй Шук Намму, он же Великий Тролль-барон был недоволен и разозлен, так как еще не осознавал себя полностью после преждевременного пробуждения без надлежащего ритуала. Он являл собой простейшую костяную оболочку без капли магии. Жертвенная кровь шамана, случайно пролившаяся на один из дольменов для будущих жертв, что должны были отдать свои жизни в урочный день, для восстановления Шук Намму сослужила свою службу... Ему было очень больно, а вокруг было много магии чтоб остановить боль. Надо только достать и выпить своим мечом...
  
   ******
   Вот уже вторую минуту воин с магом втискивались в узкое пространство под лестницей. Причем маг, упирался в спину коленями и панически выпихивал Дана с хрипом - 'Дан! Ну ты же воин, убей его'!
   Сам благородный Даниель граф де Арвилэ уже, наверное, в сотый раз проклял свое благородство по отношению к магу, с тоской наблюдая, как кончик темного исполинского клинка чертит круги возле его сапог. Слава Богам что тварь пока не могла даже согнутся нормально, тем более забраться под лестницу - но Дан был уверен что это временно, ведь багровые сполохи постепенно впитывались в тело скелета, делая его резвее
   - ....! Перестань меня выпихивать - с этими словами воин саданул локтем назад и Виго не надолго притих. Снова раздался скрежет камня по камню, и жуткое лезвие описало новый полукруг. - Виго, послушай! Возьми себя в руки, демоны тебя дери! - рыкнул воин, про себя отметив, что одного из демонов они уже видят воочию.
   - Это портал в стене? Да? - подтвердил вопрос новым тычком назад.
   - Дааааа! Дан убей его! Убей! Убей! - маг закричал как испуганный и капризный ребенок, за что получил новый удар локтем. Дан с удовольствием надавал бы еще тумаков Виго, но боялся, что маг сможет выпихнуть его в самый неподходящий момент.
   - Слушай сюда сволочь магическая! Я сейчас отвлеку его! - воин отрешенно подумал, что хотя бы постарается это сделать, но, кашлянув, спешно продолжил - ты же мчишь к порталу. Я последую за тобой! И смотри если проворонишь фамильный меч nbsp; Шаманизм, тотемизм и анимизм все это вместе называлось компонентной магией и считалось чуть ли не шарлатанством в научно-магическом мире Маурена. Правда, довольно таки действенным 'шарлатанством'. Заклятья (а не заклинания!) компонентной магии могли готовиться очень долго, но были весьма действенными и разрушительными при вхождении в шаманский транс. И гораздо более дешевыми, естественно, в отличие от классической магии, так как практически не использовали камней. Правда заклятья не держались долго, и их надо было заклинать каждый раз наново и под охраной воинов, так как шаман во время транса был особо уязвим. А воинов сейчас то и не хватало...
я с тебя шкуру сдеру - с этими словами Дан сунул назад свой клинок в ножнах. Будучи реалистом он понимал, что парировать удар такого страшного противника можно только один раз в жизни - в последний раз...
   А меч, с родовым гербом, пусть останется немым свидетелем славной фамилии если что ... - с такими мыслями воин, чуть качнувшись назад, уловил паузу в очередном замахе и резко прыгнул вперед.
  
   *****
   Бря-я-я-яммзь! Каменная крошка, что разлетелась во все стороны, от удара мечом в третий раз обожгла шею и щеки воина. Каждый прыжок или перекат в кольчуге отдавал страшной болью в побитых мышцах и растянутых за день связках. Но пока адреналин схватки, а вернее странной охоты на него - графа де Арвилэ, заглушал большинство болевых ощущений. Мизерную толику радости добавило то что орки хоть прекратили тратить стрелы, - во всяком случае они больше не залетали в комнату. Кроме этого снизу перестали раздаваться удары, хотя началось, какое то заунывное пение. Даниель, сам верзила немаленького роста, в эти минуты превратился в прыткого степного сайгака.
   Еще во время второй прыжка воина, Виго с диким воем выскочил из под лестницы и прыгнул в портал, забыв даже про свою драгоценейшую котомку, что лежала совсем близко, но, не забыв, однако, прижать обеими руками свой трактат.
   Дан понимал, что рано или поздно его везение закончится и ему хватит даже удара плашмя этим клинком. Сейчас их разделял только саркофаг, сильно иссеченный ударами твари, которая преграждала ему дорогу к порталу, что начал, кстати, сужаться в размерах и тускнеть. Наконец воин решился на единственный вариант: бросившись вперед он прыnbsp;гнул на край саркофага, моля всех известных Богов чтоб не поскользнулась нога, и тут же оттолкнувшись обеими ногами так что затрещали связки прыгнул прямо скелет что видимо не ожидал подобного самоубийства от жертвы. Но Дан не собирался жертвовать собой - в прыжке, обеими руками он вцепился в череп твари как в круп коня на конных тренировках и используя рычаг просто перепрыгнул ее с перекатом. Точнее прыжок был бы великолепен, если бы не Виго а точнее его котомка. В итоге изящного переката не получилось, так как Дан запутался ногами в шлейках котомки и потерял инерцию, попутно расквасив нос об одну из каменных ступеней возле портала. Ладони что соприкоснулись с черепом древней твари просто свело могильным холодом и воин буквально вполз в портал, волоча за собой треклятую сумку.
   Сзади, привычно шибануло каменной крошкой от удара мечом и раздался заунывный рев твари?, но воин уже скрылся в портале окунувшись в спасительную тьму.
  
   * Стихи Кондраковской Елены
  
  
   Глава 13
  Дан очнулся из-за того, что замерз. Открыв глаза, он увидел лишь верхушки елей и сосен на фоне ясного звездного неба. С удивлением, констатировав облачко пара при дыхании, Дан втянул прелый холодный запах ночного леса и с немым стоном попытался сесть. Сесть получилось, но вместе с тем в свете луны он увидал странное существо, в каких то лохмотьях, отдаленно похожее на Виголана де Аркура что, отчаянно ругаясь, перебирало котомку. Треклятую котомку - воин машинально провел рукой по разбитому носу и рассеченной губе. Сплюнув сгусток крови, воин тихонько позвал мага.
  - А? Что? - Виго оторвался от своих вещей и обернулся - уже очнулся? Маг потихоньку проковылял к Дану, и было видно, что он немного припадал на левую ногу. - Ты потерял сознание на несколько минут, а я... - А ты занялся своими драгоценными вещами, конечно, без сомнения более важными, чем мое состояние - поморщился воин и с этими словами попытался встать. В скупом лунном свете было видно, что они стоят на небольшой полянке, окруженной высоким частоколом леса.
  - Где мы вообще, господин маг-недоучка? - недоуменно спросил воин, начав разогревать ноющие мышцы, одновременно присматривая хворост для костра. - Откуда я знаю? Тот странный портал исчез, а мы очутились здесь - пожал плечами Виго - кстати, что стало с той жуткой тварью? Брррр! Как вспомню так мурашки по телу!
   - Не знаю. Я прыгнул практически за тобой - ответил Дан передернув плечами от холода при этом посмотрев на компаньона с неприязнью. Правда, если бы Виго не полез своими загребущими руками в саркофаг, то их бы уже, наверное, нашпиговали стрелами или разорвали бы лошадьми. Есть такие забавы у степняков. Правда неизвестно что ждет их здесь, какая новая опасность? Весь этот калейдоскоп последних событий, что в течении одного дня забросил их из жаркой летней степи в осенний лес, был ему противен и непонятен. Даниель твердо решил, что если уж он когда-нибудь и станет графом наследных арвильских земель то у него, конечно, будет придворный маг: или связанный цепями в подвале или тихий и безобидный старичок-погодник или просто практикующий агроном...
  Виго, видать уловив что-то нехорошее в разбитом лице воина, не стал расспрашивать и, о чудо, сам пошел собирать хворост буркнув правда из кустов что они живы лишь благодаря ему. Даниель мысленно вознес молитву Исору-защитнику и всем богам, а также вознес хвалу святому Сарантарре и попросил у него терпения и сил чтобы не прирезать Виголана де Аркура раньше срока. Отмыв лицо от крови остатками воды из фляги Дан присоединился к магу.
  Насобирав достаточное количество хвороста, компаньоны начали отогреваться у костра. Причем разжег его маг. Понаблюдав несколько минут за попытками воина зажечь сырые ветки высеченными искрами, Виго демонстративно и небрежно скосив глаза в сторону, просто щелкнул пальцами, держась другой рукой за свой кристалл силы. Дан хмыкнул, поблагодарил сквозь зубы и принялся отчищать свою грязную кольчугу в скудном свете костра. Маг спохватившись начал дальше рыться в котомке доставая оттуда украденные из башни вещи. Дан же тщательно чистил кольчугу и меч сданный на хранение Виго, который как-то внезапно опустил голову и засопел прижимая к себе ворованные вещи вместо подушки. Тихонько потрескивал костер, стреляя искрами в небо и пожирая очередную порцию дров, которую подкидывал воин. Поначалу он даже решил постоять на вахте, но лес настолько умиротворял и внушал спокойствие, что было даже как-то все равно. Наломав лапника, Дан соорудил лежанки возле костра и со словами 'простудится, будет ныть его магичество' перекатил Виго туда. 'Наконец этот поганый день закончился' - запоздалая мысль посетила воина, перед тем как он моментально уснул, устроившись в пахучем, и немного колючем ельнике. Костер громко трещал, пожирая большую порцию дров, подкинутую на ночь. Но Дану было все равно - он крепко спал.
  
   ******
   Виго проснулся от голода, затекших мышц и резкого хэканья. Приблизив руки к весело потрескивающему костру, маг подумал, что этому процессу не хватает варящегося супчика или жарящейся курицы. Вздохнув, Виго перевел взгляд на машущего мечом воина. 'И охота скакать с железяками с утра и не жравши?' - маг лениво сделал несколько упражнений. Воин же упрямо махал мечом, сменяя позиции и при этом смешно, как казалось магу, дергая ногами и левой рукой. Эти тренировки, доведенные до автоматизма осточертели Виго еще на хуторе, правда тогда тело Дана не покрывали синяки и гематомы, а лицо не сияло перебитым носом.
  Сам Виго что бы заглушить как то чувство голода решил систематически и скрупулезно перебрать и разложить старые вещи и пересчитать новые. Когда он прыгал в портал то не завязал мешок, вследствие чего многое из украденного пропало. Правда сейчас маг не унывал, и с азартом раскладывая на траве свои новые приобретения. 'О-о-о, мои инструменты целы и дневник с заклинаниями тоже. Так все цело кроме кинжала, что я обронил. И последний александрит исчез. А что я приобрел-с... На траву легли три книги, одна за одной. При чтении названий каждой из них Виголан де Аркур просто повизгивал от счастья: 'О, травах лечебных и не очень', 'Теоретика магии шаманской в северных провинциях Империи' 'Яды' - и все староимперские издания!. Они ведь стоят как половина всех земель в Аркуре! Далее он изучил два искусно сделанных пергаментных свитка с симметричными вкраплениями маленьких драгоценных камней в коже. Свитки были 'чистыми' то есть были готовы для записи магом практикующим многосоставные заклинания средних порядков судя по размерам камней. Профиль стихии также определялся камнями, но Виго решил отложить пока опознание и составление заклинаний. Скосив взгляд на воина, что также решил перебрать свои скудные пожитки, маг продолжил. Его душа радовалась каждой находке, но алчность, которой вечно было мало, скорбела обо всех вещах оставшихся в башне. Найденный далее трактат 'О душе некромантской и ритуалах' он решил спрятать от глаз воина подальше - этих дубин все таки учат староимперскому языку еще прочтет и решит сжечь ... Непонятные жестяные банки и несколько стеклянных фиалов с неизвестной жидкостью были тщательно замотаны в тряпье и оставлены на потом.
  Сейчас маг щеголял в одной рубахе, плотных холщовых штанах и стоптанных башмаках. Дан выглядел чуть получше только благодаря кольчуге и наручам - а так с виду оборванец оборванцем или хуже того, бандит какой то спаси Боги! Но никакие жизненные невзгоды по типу пустого желудка или носимого тряпья не могли сдержать радостный вопль мага при виде богатства небольшого кожаного мешочка, кой он оставил на самый конец, подспудно чувствуя удачу. На свою ладонь Виго высыпал куски необработанного гелиодора - золотистого берилла, три небольших широкопрофильных александрита и пурпурный сапфир, вправленный в искусно сделанный золотой кулон. А на самом дне мешочка оказалась лишь небольшая брошка в виде змеи из простого серебра. Но, решив, что добру пропадать негоже маг отправил ее вслед товаркам - себе в потайной карман жалея, что там не оказалась таких же карбункулов как на эфесе меча твари из башни.
   Сразу после разбора вещей маг уселся на поляне и принялся медитировать, раскрывая структуру сапфира в амулете, что к его изумлению оказался уже готовым артефактом! Маг только мог удивляться, с какой легкостью ему удается волшба - он четко видел грани камня, который оказался еще и звездным, постоянным сапфиром, сиречь тем, что мог постоянно держать заклинание. И даже нынешнее заклинание молнии пятого порядка что самозаряжалось в течении неполных суток занимало лишь треть памяти камня! Удивительно сильный камень! Столько лет держать заклинание...
  
   ******
   В отличие от мага, все пожитки Дана либо сгорели в седельной сумке несчастной лошади, либо умчались в степь с остальными животными. Помимо кольчуги воин был облачен в истрепанные шоссы черного цвета, видавшую виды рубаху и сапоги из мягкой кожи предназначенные больше для конной езды. На шее в маленьком кожаном мешочке позвякивали жалкие пятнадцать сонтенов серебром, а сбоку, на поясе возле меча, в специальном кошеле покоилась 'Наставления' Святого Саррантары и устав одноименного Ордена. Фляга для воды или чего еще покрепче оттягивала пояс с другой стороны. Кстати, о воде.
  Вдоволь натренировавшись, воин захотел смыть с себя грязь, благо рядом с полянкой обнаружился небольшой ручей. Упавшая некогда коряга перегородила русло и льющаяся сверху вода образовала впадинку вполне пригодную для омовения. Стукнув зубами на манер таранийских кастаньет Дан разделся и плюхнулся в холодную воду и принялся энергично растирать свои синяки и порезы мелким песком. А после того как отскоблил небольшую щетину кинжалом, умудрившись при этом не порезаться, то почувствовал себя заново родившимся.
  Даже чувство голода на время пропало.
  Виголан де Аркур, закончив зарядку камней, в свою очередь ограничился умыванием, ибо опасался за свое здоровье. А пока маг фыркал в холодную воду и тоже брился, Дан с отвращением спалил ошметки его вонючей хламиды! Одним словом компания была бодра, решительна и сплоченна. Но Виго ныл еще часа два из-за 'прекрасной сохранности накидки ценою в два сонтена серебром'! К полудню они выбрались из леса на едва заметную тропинку, что вывела их к небольшому поселку.
  
   *****
   На первый труп они натолкнулись прямо возле красивых, резных ворот. Убитый крестьянин, судя по одежде, лежал лицом вниз распластавши руки как будь-то бы обнимая всю землю, а из спины у него торчала длинная орочья стрела с черным оперением. Дан остановился как вкопанный и тихонько вытащил меч. Маг уже привычным жестом дотронулся не кристаллу Силы, а к амулету. Виго кивнул в сторону крайних домиков и шепотом спросил: - Идем? Ведь не слышно не кого? - Да. Не слышно даже собак - Дан потянул с ответом. Действительно не было слышно ни брехания собак, ни мычания и кудахтанья домашней живности ни криков людей. Труп который они нашли и необычайная тишина удручала и настораживала. Но очень хотелось знать, куда они по пали. А еще больше хотелось есть...
  
   ******
   Чувство голода вновь пропало, когда они увидели полсотни трупов, что аккуратными рядами лежали в центре села, возле небольшой церквушки. Убитые были тщательно отсортированы - мужчины лежали по левую сторону, а женщины по правую. И у всех в спине торчало по одной стреле. Превозмогая невесть откуда взявшуюся слабость в ногах, Дан перевернул тело одного из крестьян, на ощупь еще даже не одеревеневшее!
   На лице убитого застыла глупая, умиротворенная улыбка похожая на гримасу юродивых, что просят милостыню на паперти возле храмов. Перевернув, выборочно, еще несколько трупов воин обнаружил у них схожую предсмертную гримасу. Ошарашенный такой картиной Дан отошел на пару шагов к церкви и окликнул Виго, что скрылся в одном из домов. Звенящая тишина пугала и давила.
   Маг появился на крыльце центрального дома что то запихивая в котомку: - Никого там нет. И в соседних домах также. Зато здесь еда в печи еще теплая!
   - Да как ты смеешь! Да как ты...- воин аж задохнулся от возмущения. Для него даже разговаривать на месте массового убийства было кощунственным.
   - Послушайте граф, этим людям уже все равно - Виго перешел на 'любезный' язык что свидетельствовало о его раздражении - что мы возьмем у них немного еды, и возможно, одежды. 'Ну и еще кое-что' - подумал про себя маг. Он безошибочно выбрал дом старосты и нашел в незапертом сундуке небольшой, позвякивающий мешочек и сносный крепкий плащ серого цвета. Остальные вещи он не решился брать, предчувствуя возражения со стороны 'чистоплюя в кольчуге'! Нельзя сказать, что Виго не трогала эта резня - он просто не понимал, зачем просто убивать столько людей, даже не для грабежа и таким странным способом. В этом было что-то крайне иррациональное. А еще он чувствовал магию, но странную - с темной, отталкивающей 'гнильцой', хотя с каждой минутой отчего-то крепла уверенность, что они в относительной безопасности.
   - Несчастные крестьяне были убиты недавно - маг облокотился на резное перила, достал позаимствованный пирожок и продолжил вещать, прямо актер в театре посреди весьма правдоподобных декораций - кто и что их убило мы не знаем. Поэтому у нас нет времени - надо взять еду и уходить отсюда, я так считаю.
  - Де Аркур я хочу похоронить этих людей, кем бы они не были - воин отрешенно посмотрел на небольшой ряд, где лежали дети...
  Маг на минуту даже поперхнулся пирогом. Наконец откашлявшись Виго серьезно произнес - Дан, мы будем копать яму неделю. Мы должны выяснить куда попали и спасаться самим.
  - Я понимаю Виго - воин говорил приглушенно - но мы похороним их по старому обычаю, то есть сожжем. В их собственных домах...
  Часа четыре ушло на перенос тел в ближайшие дома и церковь. Причем Виго не разбирающийся в вопросах веры смотрел больше на серебряные подсвечники, а Дан заметил, что иконы богам Пантеона исполнены в отличной манере старых мастеров. Но рассматривать времени не было. Закончив свой скорбный марафон, оба просто упали на пороге церкви от усталости. Дан нашел в себе силы преклонить колени и произнести поминальную молитву, маг же просто склонил голову, хотя и он проникся важностью момента. Дома и церковь вспыхнули мгновенно, как будто бы ждали пламени годами, а над пожарищем пронесся вздох облегчения и тихое 'спасибо'. Воин и маг постояв несколько минут, просто развернулись и пошли сквозь лес едва освещенный заходящим солнцем...
  
   ******
   Уго Лапота полный данник барона Гарнаса был не в себе. Он успел сто раз проклясть себя за спешку и жадность - ведь мед к замку сиятельного надо доставить завтра к полудню, но так хотелось пропустить пару кружек сидра в таверне Асмунда! Поэтому, отказавшись от ночевки в Нижнем посаде, он успел уже сильно пожалеть и нещадно нагонял старую клячу. Казалось, что лес подступал практически к дороге, смыкая кроны над головой, и тянул свои страшные лапы к Уго. И все чудилось, что в спину кто-то смотрит из темной чащи, что заставляло крестьянина все время оборачиваться...
   Поэтому Лапота и пропустил тот момент как из леса откуда ни возьмись появились ужасные демоны! И прямо возле Гиблого места! От испуга Уго свалился с телеги, и тут же воя от страха залез под нее, бормоча все известные молитвы и громогласно обещая отбивать десять поклонов всем известным богам каждое утро. Но на демонов эти завывания не подействовали - мрачно переговариваясь на своем ужасном языке, они приближались к телеге. Крестьянин закрыл глаза готовясь к страшной смерти и лишь одна дурацкая мысль билась в голове - 'барон-батюшка осерчает, что мед не довез и плетей вместе с недоимками добавит'... И тут раздался негромкий, насмешливый голос - 'Вылезай добрый человек. Мы тебе ничего не сделаем. Наверное...'
  
   *****
   Полчаса назад, плутая по лесной чаще, компаньоны случайно вышли на дорогу и увидели первого живого человека, который правда с криком бросился под телегу. На все увещевания мага возница не реагировал, продолжая завывать молитвы и псалмы. Правда, Виго вещал таким голосом что Дан будучи на месте возницы не вылез бы ни за что.
   Наконец, отстранив мага он пообещал подарить целый серебряный если он вылезет и довезет их до ближайшего жилья или таверны. Уго сразу же заткнулся и вылез - демоны не предлагали бы деньги, а сразу бы убили бы или утащили бы с собой под землю. Конечно, он не поверил, что эти господа дадут ему целый серебряный. Но голос второго путника отчего-то внушал ему доверия больше чем у первого.
  - Милостивые господа я бедный...- начал блеять Лапота. - Видим что бедный - осек его молодой темноволосый господин в зеленом плаще - а бочки чьи? И что в них?
  - Это мед ко двору барона Гарнаса фрайн Тар, владельца Тара, Олева, пяти деревень, двух мостов и.. - заученно затараторил Лапота перечисляя титулы барона, авось не тронут мед?
  - Короче любезнейший - прервал его второй путник, высокий здоровяк в кольчуге. - Э-ээ, еду, то есть везу из монастыря святой Ульфиллы...
  - Понятно - Дан ловко запрыгнул в телегу уместившись меж бочек - довезешь нас к ближайшей таверне тогда получишь сонтен - и добавил, обращаясь к спутнику - мы в Баронствах Виго. От той башни нас забросило миль триста через всю степь - правда, в другую от Хадрамата сторону.
  - Ну хоть места то цивилизованные, люди вон живут - маг уселся рядом, сразу развалившись на полтелеги, и кивнул на Уго, что начал погонять свою полудохлую клячу. - Не совсем цивилизованные, а иные бароны похуже степняков будут.
  - Но все же люди. -На вид? Несомненно - воин вздохнул и попытался устроится поудобнее чтобы прикорнуть. А маг попытался разговорить возницу, что при слове 'бароны' просто втянул голову в шею. Виго уселся рядом и сделав глупое лицо, считая это главным эталоном упрощенного общения с народом, спросил: - А что ты Уго так испугался когда мы вышли из лесу?
  Крестьянин вздрогнул и сделав охранный знак зашептал - это господин Виголан место то гиблое. Деды рассказывали, что там, когда-то село стояло еще при старых временах, при той империи. Стояло, богатело, да и сгинуло. В один день мальчонка пастушок прибежал и сказал, что конники всех людей побили. Снарядили воинов - а никого и ничего там и не оказалось. Степняков ближних обвинили и поход на них объявили, с того и Великая война началась. С тех пор там стали люди пропадать и всяк старается мимо того места побыстрее прошмыгнуть даже днем... Виго провел рукой по сукну плаща и сузив глаза посмотрел на спящего воина - пропало село говоришь, ну-ну. А как мальчонку того звали, деды не говорили? - Ой, говорили, но запамятовал я... Но-о, мертвая!
  
   ******
   Глава 14
  Таверна была красива, крепка и хороша на вид и одновременно отдавала, каким то сказочным духом загадки посреди густого темного леса. Крепкое двухэтажное здание, не лишенное уютного декора под стать окружающей чащобе, тем не менее, имело двор, огражденный полутораметровым частоколом, и было больше похоже на укрепленный борг, чем на таверну. Тем более что лес вокруг частокола был тщательно вырублен на дистанцию полета стрелы. Сбоку от самой таверны ютились: амбар, конюшня, небольшая кузня и стоянка для купеческих возов вместе большой бочкой для сбора воды. Все это справное добро хозяина заведения и его гостей охраняли четверо крепких парней с окованными железными полосами дубинками - самым страшным оружием, что дозволены простолюдинам в Вольных баронствах. И везде горели факела и костры, освещая пространство внутреннего двора, а из самой таверны доносилась музыка и гул разговоров гостей. Одним словом здесь были люди - они были живыми и их было много. А это было самым важным для Виго и Дана за последние несколько дней...
  
   ******
   Уго был очень доволен собой - и сам цел, остался и товар баронский сберег. Каково же было его удивление, когда молодой господин по имени Даниель вручил ему у ворот целый серебряный имперский сонтен! Целый сонтен! За два таких он сможет перевести хоть одного из своих сынишек из полных данников в закупы! А он глядишь вырастет, накопит да заработает и станет вольным! А может и с землицей! С такими мыслями-молниями Лапота рухнул на колени перед Даном пытаясь поймать его грязные сапоги и облобызать... - Привыкайте граф к народной любви - насмешливо сказал Виго воину, что пытался увернуться от объятий крестьянина. Наконец 'доброму господину' это удалось, и он последовал за магом, что уже входил в таверну.
  
   ******
   Асмунд с удивлением глядел на своих гостей, что пришли под самый вечер, еще немного и долго бы колотили в ворота, запираемые на ночь. Лес, есть лес и надо стеречься. Также умолкли гуртовщики, что перегоняли скот и купцы, следующие в Крад, Маурен или Леурад. Все с немым уважением смотрели на двоих спутников.. Они, не торгуясь, заказали у тавернщика баню, комнату для ночлега и еду. Много еды: и гречневый суп с сухариками, и жареную курицу с яблоками, и квашеной капусты, омлета с грибами, и тушеных баклажанов с мясом. А самое главное литров с пять светлого пива. Это всю еду впрочем, заказал только худой темноволосый парень с острым колючим взглядом. И сейчас он ее не ел, он просто жрал. Он запихивал еду себе в рот, отрывал куски мяса и запивая поочередно то супом то пивом. Вообще было непонятно, как такое количество еды умещается в нем. Его спутник, на добрых полголовы выше, белобрысый детина старался вести себя, более сдержано ограничившись вдвое меньшей порцией курицы и супа, но тоже поспешно заливая в себя за раз добрые пол пинты пива.
  
   ******
   А еще интереснее было то что этих двоих господ при чем по отдельности словесно описали некие господа что постепенно прибывали в течении последней недели. В одном случае от визитера несло поповским духом в словах и манерах, в другой даже не скрывал что он маг, а последних двоих что приходили вчера утром вообще не вспоминать на ночь перед сном видать знатные кромешники и убийцы... Но все из них сулили хорошую награду за сведенья про некого Даниеля де Арвилэ преступника короны, а тихий гоблин-секретарь барона Гарнаса, что раз в неделю проверял его выручку, описал некоего Виголана де Аркура, который барону страсть как нужен. И пообещал закрыть глаза на то, что каждая третья пинта не будет приносить доход в баронскую казну, а будет оседать в его, Асмунда, кармане.
  Таверна стояла на пресечении многих торговых путей из - Асмунд знал довольно много и немаленькую часть дохода давали сведенья, которые он продавал кому надо и сколько надо. Тавернщик уже считал прибыль и был рад что выслушал рассказ Уго об их появлении из лесу. Баронский данник уже хлебал в каморке дармовой пунш и требовал еще обещая заплатить ибо 'деньог у него теперича завались'!
   Но, что-то настораживало Асмунда в этих гостях - или безразлично-оценивающий взгляд Виго мол, что тут у вас разнести или же спереть? Или растерянно-потухший но в тоже время наполненный некой внутренней силой глаза 'преступника короны' Дана. Или Асмунду не нравился меч в ножнах из темно-зеленого бархата которые не скрывали более темных кровавых пятен. Прикинув риски и возможную выручку хозяин подумал что не будет стараться удерживать гостей - зачем? Лучше окружить заботой и лаской - сами не уедут. А тем временем он пошлет знак всем визитерам как надо и получит деньги за информацию - и перед богами чист и сам цел останется, и если с каждого по медяшке взять так имперский золотой выйдет хе-хе...
  
   *****
   То, что трапеза подошла к концу означало лишь то, что Виго не выбирал кусочком лепешки остатки мясной подливки, а лишь лениво ворочал ножом обглоданные кости на тарелке. Дан уже давно сидел, прислонившись к бревенчатой стене и тянул кружку неплохого пива только что бы не уснуть. Наконец осознав бесплодность попыток поиска мяса маг сыто рыгнул, вытер руки об стол снизу (новый плащ жалко) и тоже откинулся назад с кружкой пива, благо они сидели в самом удобном углу таверны. За весь харч им пришлось выложить аж пять медных оболов! - Ох-хо-хо! Я же говорил здесь просто дешевизна страшная! Варвары что с них возьмешь. В Маурене с нас содрали бы втридорога и еще бы нахамили бы - а тут 'пожалуйста да доброго аппетита'! А вот деревенщине ты дал очень много денег, пропьет ведь - Виго поковырялся в зубах. Он был сыт, и ему было хорошо - сейчас и именно в данный момент. Про то, что три часа назад они штабелировали трупы в деревне, он и думать забыл.
  - Радушно принимать гостей есть обязанность каждого хозяина. Гость должен быть сыт, обогрет и уверен в своей надежности тогда он с радостью придет снова - Дан отхлебнул пива и продолжил - а тот бедолага Уго сказал что выкупит сынишку из кабалы. Видел какой он худой? Неумехи тут крестьяне поголовно? Кстати о них. Ты сказал, что нельзя говорить о вырезанной деревне. Почему?
  - Это была фата-моргана. Село было вырезано пару сотен лет назад, кем - неизвестно, скорее всего, степными орками.
  - Виго не мели чепухи ты же сам заносил тела в церковь и дома. А твой невесть откуда появившийся плащ? Из котомки своей достал? А может ты еще чего прихватил?
  - Не кричи Дан, нас могут подслушать. Это как очень реалистичный магоспектакль - но я не знаю, что это было. Ты заметил, что когда мы уходили, то дыма от горящих домов не было видно и ...
   - Значит, боги приняли их души - перебил воин и разом осушил кружку.
  - Да-да, боги это точно. Ага, приняли - маг с натугой выровнялся над столом и продолжил - Дан что бы ни было не говори ничего местным, эта темнота баронская очень суеверная. Не хотелось быть спаленным за неосторожные слова. А тебе обещаю заказать молебен в ближайшей достойной церкви - Виго даже удивился своим словам - а сейчас я хочу подняться наверх и заснуть без задних ног!
   - Да, наверное, ты прав. Если здесь так дешево, то можем задержаться на пару дней - баня, стирка и отдых. 'И девки' - тут же подумал воин, провожая ленивым взглядом складную темноволосую девицу с подносом полном еды. Еще за четыре медных монеты Асмунд предоставил им комнату для ночлега на втором этаже. Небольшая, уютная комната была рассчитана на трех человек, чем не преминул воспользоваться Виго, сдвинув для себя два топчана. Дан проверил засов на двери и прикрыл ставни заметив, что они в два счета могут превратиться в бойницы. Стянув с себя кольчугу и положив меч рядом с топчаном Дан моментально отключился, хотя в голове еще промелькнула мысль 'что второй день их путешествий не такой поганый как первый'. Маг тоже лег, но дожидаясь пока заснет воин чтобы посмотреть что находится в позаимствованном мешочке из деревни, не заметил как сам тихонько заснул.
  
   ******
   Следующее утро было просто прекрасным. Проснувшись с первыми лучиками солнца что били сквозь щели в ставнях Дан спустился вниз и выйдя на задний двор начал тренироваться чтобы разогнать кровь в одеревеневших мышцах. После получаса тренировок воин ополоснулся и вновь вернулся в комнату, заказав перед этим завтрак на двоих. Маг продолжал бессовестно дрыхнуть с кем-то споря во сне и прижимая маленький мешочек в руке, из которого высыпалось несколько монет. Заинтересованный Дан подошел к топчанам Виго и взял один из желтеньких кружочков. 'Золото. Несомненно золото' - Дан отметил про себя разглядывая монету и вспомнил, что у него осталось всего тринадцать серебряков, ведь именно он оплатил еду и ночлег. Виго как то смог проигнорировать вопрос оплаты. Вычеканенная надпись на монете гласила, что она была выпущена имперским монетным двором в 643 году! 'Ах Виго, паршивец не удержался все таки? Фата моргана говоришь! Ну, уж нет плащ, который ты заслужил и деньги украденный у мертвых разные вещи' Дан аккуратно, чтоб не разбудить, вытянул мешочек из рук мага и собрал все монетки рассыпанные по кровати.
  Маг не просыпался.
  Дальше было просто - попросив жену тавернщика, дородную тетку по имени Марта, разбудить его товарища перед завтраком Дан направился к небольшому озеру, которое они вчера не заметили в темноте. Прочитав короткую поминальную молитву и попросив прощения за постыдное деяние друга, друга ли? наверное, уже да, Дан со всей силы зашвырнул мешочек в центр озера.
  Как бедный путник и воин он понимал, что двадцать староимперских золотых это очень большая сумма и то что он их выбросил, есть не что иное как патетика и пафос. Но как благородный граф де Арвилэ и оруженосец ордена он считал, что поступил правильно, ибо сердцем чувствовал, что так надо. Несмотря на то, что маленький червячок подлости все равно вопил в душе 'дурак' Дан уселся к завтраку сияя как начищенный медяк. Зал таверны был заполнен более чем на половину - купцы и их охранники, простые путники и гуртовщики неспешно завтракали и гомонили, заполняя торговым гулом все пространство.
  
   ******
   Маг же был полной противоположностью воину - он был страшно зол и подозрителен. В круг подозрения попали все обитатели и гости таверны - все кто могли спереть его мешочек. А также Дан - чего это он лыбится как будто бы украл что? Его мешочек пропал, но сказать об этом дубине орденской будет воплей о добре и зле и высокоморальные нотации! А может привиделось? В разном настроении компаньоны уплетали утреннюю яичницу со шкварками, так что трещало за ушами.
  Разом закинув последнюю ложку они обнаружили сухощавого человека небольшого роста, что переминался с ноги на ногу и ждал пока они закончат трапезу. Дан окинул взглядом изрядно потертый камзол гостя что один в один напоминал одеяние купеческого приказчика и кивнул на лишний табурет. Тот с готовностью уселся и начал сразу сумбурно тараторить - 'дескать да вот, мол он добрый воин, а они в цене, и почтенный купец Вандер, вон тама сидит, и дескать нанять хочет для охраны до города Крада...' - скороговорку горе приказчика перебил Виго что шумно высморкался в свой грязный платок.
  Человечек ошарашено заткнулся, а маг неспешно ковырнув ножом последнюю шкварку с тарелки, так же не спешно процедил: почтеннейший мы вас поняли и сами договориnbsp;мся на счет найма... - А про вас указаний не было почтеннейший...- начал, было, приказчик, но тут Виго изучавший шкварку решил, что она не прожарена до конца и, вызвав небольшой огонек из пальца (простой доступный фокус) начал планомерно добиваться ровной корочки. Визитер сразу же заткнулся и бормоча извинения поплелся к дальнему столу где в окружении охраны сиживал дородный господин в богатом пурпуэне что впрочем, не скрывал поддетой легкой кольчуги.
  - Ну и зачем надо было пугать доброго человека? - нарушил молчание Дан.
   - А затем мой дорогой друг, что эта хитрое харгово отродье наняло б тебя за две медяшки в день до самого Крада, и еще половину вычло за несъедобную гадость, из караванного котла которой бы тебя пичкали лишь два раза в день. А еще надо ведь оговаривать риски утери товара при тряске, повреждениях, пожаре и нападениях. Плюс уточнить премиальные на счет боевых и дополнительную плату за ночные дежурства и прочая и прочая...
   - А ты я вижу разбираешься в торговых делах - удивленно протянул воин.
   - А то - процедил сквозь зубы маг, вспомнив жадного хобитта Дарта, и свои караванные злоключения. 'Не будь я де Аркур если не вытрясу с купчишки по серебру в день на двоих' - мрачный Виго встал и направился к столу хозяина каравана расплываясь в улыбке по мере продвижения. Увидев, как маг растолкал трех охранниnbsp; Полчаса назад, плутая по лесной чаще, компаньоны случайно вышли на дорогу и увидели первого живого человека, который правда с криком бросился под телегу. На все увещевания мага возница не реагировал, продолжая завывать молитвы и псалмы. Правда, Виго вещал таким голосом что Дан будучи на месте возницы не вылез бы ни за что.
ков вооруженных до зубов и бесцеремонно плюхнулся возле купца, Дан только покачал головой, и приготовился к возможной драке, оценив летательные способности пивной кружки в своей руке.
  Но бывший студиоз знал что делает. Жизнь в столице империи дорога во всех смыслах и Виго мог час торговаться на рынке за пучок дохлой петрушки или ведро картошки пытаясь ненароком что-либо 'позаимствовать'. А если иногда он попадал, на какую ни будь пирушку, что так часто устраивали богатеи-сокурсники, то потом по полмесяца сиживал практически на хлебе и воде, ибо небольшое жалованье из Аркура перепадало нечасто и с опозданиями. Так что купец не знал еще с кем связался но оживился прямо на глазах. Пораженный Дан глазел на словесную перепалку, а Виго в это время патетически вещал, заламывал руки, бил себя кулаком в грудь и под конец даже сжег молнией из амулета тяжелый табурет. Венцом этих стараний стало жалованье, прописанное в грамоте - 'почтенному магу и лекарю Виголану в семь медных имперских оболов каждого дню' и четыре обола 'его спутнику и охранителю воину Дану'.
  
   *****
   Ранним утром следующего дня спутники покинули гостеприимную лесную таверну, двигаясь в хвосте небольшого, по мауренским меркам, каравана. А в большой грязной луже, возле открытых ворот, в похмельном злом угаре плакал Уго Лапота который за ночь пропил все деньги, угощая всех напропалую. Еще пьяный он хрипел, плакал и мычал, что-то невразумительное про сынишку и проклятую судьбу и про то, что теперь точно шкуру сдерут за недоимки. И лишь когда Виго и Дан скрылись за поворотом Уго встал, и, протягивая вдогонку свои кряжистые исковерканные страшной работой руки крикнул: 'Сарантаррой мальчонку звали, Сарантаррой'...
  
   ******
   Глава 15
  ...во благо нам явились боги - заунывный речитатив успокаивающе действовал на нервы. Алонсо, медленно шел по коридору Духовной школы, попутно заглядывая в классы. Помещения, где учились, размещались, спали и ели ученики не имели дверей и замков ибо "несть ничего у братьев кроме веры" - Азур наш бог-воитель славный, Исор наш бог защитник слабых, Зевран - наш разум вдохновил, Илит согрела нас любовью.
  Теперь идем путем спасенья... - ну да эти строчки я знаю наизусть, вбили в меня, в том числе и отец настоятель Бернард. Отец Бернард, а для кого и брат Бернард, что шел рядом с капитаном Стражи Веры был истовым фанатиком - он наизусть знал все Святые катрены, "жития блаженных и святых" и мог уличить любого в незнании священных текстов и соответственно ереси. Несмотря на внешний вид и более чем солидный возраст, переваливший седьмой десяток лет он был суровым аскетом и бессребреником. Имея с рождения маленький рост, и будучи толстым как корабельная бочка, при ходьбе он все время мелко семенил, ставая похожим на показного и карикатурного монаха из крестьянских баек. Правда так мог подумать только человек несведущий и совершенно беспечный. На самом деле брат Бернард был очень опасным и фанатично преданным своему делу человеком - таких не любят в любой здравомыслящей организации и пасть бы ему от кинжала в спину или быть отравленным, если одно важное но.
  Лет сорок назад маркиза де Серван оставшись без прямых наследников, передала свои аллоды в пользование церкви, а вернее в личный домен Верховных прелатов. За что сразу и получила статус блаженной, по поводу чего столичное дворянство острило что маркиза "сделала выгодное и своевременное вложение капитала". Вместе с тем церкви отошел небольшой особняк с парком и прудом, куда и перевели Духовную школу из провинциального города Турент. Церковники прикупили еще десяток домов вокруг - часть снесли для постройки четырех небольших храмов каждому богу Пантеона. Остальные дома использовались для проживания столичного духовенства, здесь же разместились и штаб-квартира стражи Веры, и резиденция Верховного Прелата. В последствии - за "скромное пожертвование" в казну церковь получила от Грейса I право юридики, сиречь самоуправляемости и неподсудности, светским властям Маурена - по типу квартала магов, где располагалась Академия Начал. Антагонистические кварталы и располагались в противоположных концах огромного города - маги жили на севере столицы, а церковники соответственно на юге.
  Отец Бернард был выпускником самого первого набора - написав трактат "О нравственном падении веры и противодействии сему" он вскоре вернулся в школу преподавателем и за последующие девять лет вырос от простого наставника до отца настоятеля. За последующие тридцать лет он реорганизовал всю работу в школе. Ее отлаженный механизм стал работать как гномий монетный двор и каждый год в ее стены приходили сотни новых послушников. Бастарды или третьи, четвертые и прочая по списку недоросли дворян, простые подкидыши и крестьянские сироты вместе начинали учебу прямо с пятилетнего возраста. Благие наставления шли рука об руку с розгами, запретами, наказаниями. Несмотря на всю ортодоксальность школы среди ее предметов все же преподавали и семь вольных искусств - тривиум: грамматику, логику, риторику; и квадривиум: арифметику, геометрию, музыку, астрономию. Но их изучали только с двенадцати лет - после распределения по способностям: школяров с минимальными результатами - отчисляли практически сразу, ординарных учеников простого происхождения настраивали на управление обычными приходами, а способные к арифметике шли в административно-финансовый аппарат церкви. А вот не смирившие свой воинственный дух успешные послушники, в основном из благородных отпрысков, формировали собственные классы для пополнения рядов стражи Веры.
  Но самое главное, что спаянные общей неприязнью к студентам-магам школяры не теряли корпоративный, коллективный дух единения и после окончания учебы и распределения. Единственным минусом была физическая подготовка учеников школы - Бернард несильно жаловал гимнастические упражнения и считал что лучшее оружие - это чистая вера. А новомодные залы для физических упражнений, по типу староимперских гимнасиев, что возникали в столице как грибы после дождя, считал неслыханной ересью. Наконец задумчивый Алонсо в молчаливом сопровождении Бернарда подошли к дверям бывшего бального зала переделанного для упражнений, где занималось девять старших послушников, все как один в неудобных рясах. Поклонившись новоприбывшим высоким гостям, девятка продолжила тренировки - правда не дубинами и посохами, что негласно разрешалось, а исключительно боевым оружием, что можно спрятать под рясой или в широких рукавах - короткими мечами, топорами, и ручными кистенями.
  
   ******
   -Это все кого вы можете предоставить? - Алонсо с интересом присмотрелся к тренирующимся.
   - Нет, конечно же, не все. Но эти тройки самые лучшие из нынешнего выпуска - Бернард развел руками - их наставляют лучшие учителя по боевой подготовке, маскировке и ядам. Я даже уменьшил чтения Святых катренов и все по приказу его святейшества - сварливо закончил настоятель.
  - почтенный брат Бернард, наверное, вам уже известно также, что Верховный решил увеличить время учебы для физической подготовки и владения оружием для всех учеников. Естественно все во благо Матери-церкви! Вот письменное распоряжение, кое надобно естественно уничтожить после прочтения - Алонсо протянул тонкий конверт с вензелем Верховного Прелата. Бернард принял конверт, и глядя прямо в глаза капитану деланно-огорченно процедил - кто я? Лишь недостойный сын Матери-церкви, дабы судить о деяниях ниспосланной Богами власти. Для этого понадобиться увеличенное финансирование... ....
  ...в два раза - ответил капитан - прошу простить меня брат Бернард, но может быть мы перейдем непосредственно к оглашению испытания? - конечно брат Алонсо, прошу в мой кабинет. Послушники сейчас явятся - Бернард спрятал письмо и пригласил офицера церковной стражи в свои покои.
  
   *****
   - Братья послушники, вы знаете, что по окончании учебы каждый из вас может отказаться от духовного испытания. Никто не упрекнет слабых духом, но вы всю жизнь останетесь обычными солдатами Стражи. Несомненно, это служение очень почетно. Но, несмотря на то, что гордыня - грех, при успешном завершении испытания, закалившие свое тело и дух воины, смогут выбрать свое распределение сами - и быть зачисленными в любое подразделение - Алонсо медленно прохаживался вдоль строя молчаливых послушников.
  Взяв один из свернутых пергаментных рулонов, что лежали на столе, он продолжил - никто из вас не отказался. Посему вашим испытанием будет поиск этого человека - капитан развернул пергамент - внимательно запомните это лицо. Это преступник короны и враг церкви - Даниель, младший сын еретика графа Ербера де Арвилэ. Недавно один наш благочестивый собрат по вере сообщил нам местонахождение сего преступника. - Вы получите средства, подорожные грамоты для права затребовать помощь у всех наших братьев за пределами империи. Отступника надо взять живым - это обязательное условие. Также нас интересует и его спутник - некий магикус Виголан де Аркур, но его поиск проводить не в ущерб первому заданию. Итак, выступать немедленно! Слава богам! - в именах их слава! - грохнул в ответ стройный ряд голосов будущих офицеров стражи Веры.
  
   *****
   Погожим летним утром, все траурные церемонии в столичном поместье ди Терозо были прекращены. Несмотря на то, что едва минул месяц с момента трагической гибели Ансельма, его младшего сына, граф приказал снять все покрывала с зеркал и траурные ленты. Вместо этого на скрещенных копьях перед фасадом дома зареяли на легком ветру алые ленты - цвета кровной мести и войны. Этим утром графу Робберу сообщили имя убийцы его сына.
  Вернее сообщила - мауренская Гильдия воров и убийц была заинтересована в вознаграждении - ведь сто золотых сонтенов это вам не шутка. Информатор Гильдии, тавернщик Асмунд получил за это лишь сотую долю данной сумы, и благодаря своему скромному аппетиту все еще оставался жив.
  Кровь заиграла в жилах семьи ди Терозо, кровь сына требовала отмщения, и благородное происхождение убийцы лишь подлило масла в огонь. Кроме того, узнав, что кромешник путешествует в компании младшего де Аркура, который якобы недавно сгорел, граф принял стойку как борзая на охоте. Ведь с де Аркурами у них старые счеты...
  Другое благородное семейство обратилось бы Гильдию воров и убийц, чтобы свершить месть. Кроме того, ди Терозо как пэры империи имели право воспользоваться услугами касты имперских ассасинов. Но нет...мауренцы всегда говорили, что прогресс и гуманизм не добрались до семьи ди Терозо - "они до сих пор играют в Эру становления, когда маги были могущественны, рыцари честны и благородны, а юные девы были хм...девами..."
  Этим утром в зале собрались многочисленные кузены, племянники, и просто вассалы семьи, посчитавшие поимку и убийство Даниеля де Арвилэ, делом чести. После краткой поминальной молитвы к собравшимся вышел сам граф Роббер. Постаревшему главе семейства было трудно говорить, ибо он трясся от яростной, внутренней лихорадки, что сжигала его изнутри. Граф Роббер, стоя на балюстраде, поднял руку с мечом и ограничился лишь одной фразой, которую поняли все присутствующие - принесите мне их сердца, и тот, кто свершит месть, получит аллод Ансельма в наследственный лен и станет моим наследником...
  
  *****
  Казалось, что в это прекрасное утро, имена Даниеля и Виголана поминают практически в каждом втором доме столицы. Асмунд действительно предоставил информацию о двух путниках кому надо - а раз знают двое, значит, знают все. Все это Башид прокручивал в своей маленькой, но чрезвычайно умной гоблинской голове - но объявился Виго, жив мажишка!
  Работники посольства споро очищали дорогу маленькому гоблину, который просто летел в левое крыло здания. Зайдя в покои шалифа, Башид чуть не заорал от обиды, злости и страха - в руках Ирема был шелковый шнурок!
  - Нет, господин Ирем, только не это! За что? Мы ведь верой и правдой! Мы ведь... - успокойся Башид это не ТОТ шнурок, это просто подделка - шалиф поспешил успокоить помощника.
  - но зачем господин? Кенут-спаситель! Так и удар получить можно - гоблин картинно схватился за сердце.
  - Хм, и я сначала думал зачем. Но любовница имперского маршала дель о'Ртара коллекционирует редкие вещи, что принадлежали великим людям и нелюдям. Так вот на балу я наплел, что имею удавку, присланную каганом первому мальдуму Энуму. Ну а как это семейная реликвия то взамен мне нужно так же что существенное... ...и взамен она... - поначалу предложила то, что предлагает дель о'Ртара и еще дюжине придворных, но после непродолжительного торга я согласился на маленькие щекотливые анекдоты, крохи сведений и курьезы. Подобные дамы могут быть более полезны, чем официальные сведенья. Зачем привлекать лишнее внимание Стражи Знаний? Они и так весьма хваткие, псы... Так что там у тебя Башид?
  - Господин я принес радостную новость, маг Виголан интересующий вас жив и пребывает в здравии! Он сейчас двигается в направлении Крада при чем в сопровождении другой весьма интересной личности - гоблин достал, было, список. Если коротко - вчера информатор сообщил нам по голубиной почте. Но отдел "око кагана" сообщил, что эта "кукушка" с тройным пением как минимум. Тоесть кроме нас его, скорее всего будет искать Стража Веры, а через пару дней информация дойдет до Амадея. Интерес к нашему Виголану подогревается личностью его спутника. Некий Даниель де Арвилэ, оруженосец ордена...
  - постой-постой, какая знакомая фамилия - не сын ли это Ербера-энси, "грозы степей"? - да господин шалиф. Кроме этого он был личным гонцом магистра Якоба де Руата. Потому где-то через пару дней, максимум неделю подключаться имперские ищейки. И это если не считать гильдий, тайных сообществ и прочая. Я не удивлюсь, если в дело не вмешаются сектанты из общин Падших. Вот тогда будет полный ажур.
  - Ох, какой интересный клубок завязывается...Нам нельзя выдавать свой интерес. Надо связаться с резидентом в Краде и попросить о содействии. Хотя...Ты знаешь Башид? Возможно, скоро ты будешь приветствовать нового шалифа
  - Почему, мой господин? - как не крути, а я прохлопал кампанию по уничтожению ордена. Да-да я знал, что так будет, но не просчитал всех возможных вариантов. Хотя для толстосумов и чинуш из Хадра эта краткая война была во благо. Кроме того, ты знаешь наших бюрократов. Жрецы занимают все большей вес в совете благодаря младшему юродивому братцу нашего благочестивого кагана, принеси Кенут мир ему и долгих лет - а если сместят нынешнего мальдума - меня также ждет отставка и перевод. А может быть и это - шалиф снова взмахнул шнурком и усмехнулся.
  - нет этого не будет! Господин Ирем, в конце концов, вы профессионал и если что, можете на меня положится - Башид снова заголосил - мои родственники помогут: деньги, подданство любой страны ойкумены и ...
  - и жить отступником вдали от родины? Нет Башид, спасибо. Хотя я никогда не сомневался в тебе, ибо ты настоящий друг. Все, хватит сантиментов. Распорядись на счет одной группы "тихих" пусть идут своим ходом и выходят на прямой контакт. В Краде наши путешественники могут задержаться, и разделится хотя для них обоих это, скорее всего не конечная точка путешествия. Рискну предположить, что этому Даниелю известно про остатки его ордена которые направились в Арсланию, где есть две заграничных командории. Выживших рыцарей наберется едва ли полторы сотни, но ведь сохранены заграничные замки, остались дипломаты ордена, что могут надавить на должников нужными сведеньями, кои были припрятаны до поры, есть деньги и средства на наемников. Кроме того, им, наверное, известно, что бывшие вольные орденские крестьяне в шаге от открытого восстания против герцогов Эрбо и Ормэ. И они захотят отомстить - будут нанимать войска, вольных магов, засылать эмиссаров, деньги и оружие в свои захваченные владения, будут принимать всех политических противников Грейса и готовиться к вторжению.
  Я думаю, что этот Даниель будет просто спешить в Арс, ибо там он вернется в свою стихию, станет некой величиной, а не просто безродным беглецом. Вполне логично, что он увлечет за собой и нашего самовлюбленного мага - де Аркур искусный лекарь спасибо нашему Фариду Непослушному и какой никакой, но маг-бакалавр Академии Начал. Нам нужно перехватить Виголана пока они не добрались до Арслании. - Наш многоуважаемый маг пойдет, за любым кто будет слушать длинные речи о его трактате, и поддакивать о гениальности автора. Но какой величиной может стать этот Даниель? Он ведь оруженосец, даже не рыцарь! Даже если он и сын самого графа Ербера, героя сопротивления, он не сможет стать предводителем возможного вторжения... - Конечно, не сможет - спокойно ответил шалиф - гораздо хуже то, что он может стать его знаменем...
  
  
  Глава 16
  Скрип несмазанного колеса едущей впереди телеги, надоедал Дану уже второй день подряд. Воин, в который раз пообещал себе обильно смазать дегтем проклятую деревяшку. А заодно измазать дегтем все лицо тщедушного обозного, что отвечал за сохранение имущества каравана и на просьбу смазать колесо верезжал как полоумный. Караванная валка из двенадцати разномастных телег, подвод и крытых фургонов неспешно тянулась по древней дороге сложенной из шлифованных квадратных камней. Тракт, проложенный много столетий тому назад, по всем архитектурным правилам старой империи - плиты, тщательно подогнанные и сцементированные яичным желтком, покоились на метровой песчаной подушке, а по бокам еще сохранились остатки дренажной системы. Давно канули в лету строители этой дороги, исчезли легионы Старой империи, торившие этот путь, откатились назад в степи орки-завоеватели, а тракт все служил людям и нелюдям. И чихал на время. Вернее было сказать народной присказкой что "время боится имперских дорог", хотя Дан все же замечал следы постепенного разрушения или более поздние, топорно сделанные заплатки.
  Единой отрадой была дождливая погода, что заставила умолкнуть купеческую челядь, словоохотливых возниц и немногочисленную охрану каравана числом в полтора десятка. Тем более что мать природа отказалась проливать свои щедроты в лесной край в виде дождя, повесив вместо этого мелкую водяную морошку. Влага висела в воздухе, оседала на доспехах, стекала по лицу и проникала холодными ручейками под одежду. Но Дану нравилась такая погода, когда можно слушать тишину. Мелкий-мелкий дождь, утренняя прохлада хвойного леса, тишина и ... скрип проклятого колеса!
   Ну и, конечно же "высокоученое" бубнение мага, куда же без этого! Виго безошибочно выбрал один из двух крытых фургонов, что принадлежал хозяину каравана. Пользуясь своим положением, он выудил все имеющиеся там одеяла и пледы, и, соорудив подобие медвежьей берлоги, где было сухо и тепло, сидел возле возницы коим был сам купец Вандер. Такая причуда видать не удивляла купца и его челядь, "дескать, господин маг чудит ну и боги с ним". А, скорее всего, почтенному негоцианту было просто скучно говорить про цифры, налоги, прибытки со своими помощниками и новые лица в отряде были просто во благо. Тем более что слава святому Саррантаре, все пока шло нормально, за исключением вчерашнего происшествия. Тогда, покинув гостеприимную таверну, караван тихонько тянулся по старому тракту, устраивая ночлег на больших придорожных полянах со следами многочисленных кострищ.
  Поначалу воин недоумевал, почему не расположится в деревне? Ответом стали немногочисленные селения, где покосившиеся маленькие дома, утопавшие в грязи, соседствовали с куцыми полями, на коих копались какие то худые, изможденные люди в сплошных обносках. Дан даже принял их за баронских каторжников, что отрабатывают свою свободу тяжким трудом. Благо эффективность данной системы давно доказал орден на своих знаменитых Стокских каменоломнях. Но дети и женщины на каторге?
  Лишь к полудню первого дня путешествия, когда их караван выполз к заставе барона Гарнаса, Даниэль, благородный граф де Арвилэ, понял что эти несчастные люди не кто иные как крестьяне местных лордов! Ступор и недоумение воина объяснялся тем, что крепостных на территории ордена не было. Вольные собственники земли и большие общины просто платили денежную ренту за землю, продуктовые оброки на содержание пехоты ордена и следили за состояниями дорог, мостов и переправ. Естественно не все так было благостно и у них, но старосты деревень могли лихо открыть рты на орденских экономов по поводу ренты, продуктов или ремонта дорог. Младшие сыновья крестьян всегда нанимались либо в орденскую пехоту, замковую челядь либо в обозные. А у них на фронтире всем поселенцам просто приказано было иметь оружие и уметь им пользоваться! Здесь же просто ужас! Забитые, тихие существа, копошащиеся на полях...
  
   ******
   Маг же, не отвлекался ни на какие пустяки - лес успел надоесть, крестьяне - ну крестьяне, что тут необычного? На заставе, что разместилась недалеко от самого замка барона, караван встал надолго. Сержант, командовавший пятью стражниками, просто-напросто цеплялся к каждой мелочи - мол, и кони у вас, почему такие грязные? И что в тюках подозрительного везете? Грамота говоришь? На что мне твоя грамота, если я читать не умею! - и все в подобном духе. После этого ритуального приветствия, как понял Виго, в ход пошла отработанная схема торгов - сержант закрывал глаза на кой-какие товары, а купец просто добавлял пару оболов за каждую телегу сверх положенного в кошель сержанта.
   Охранники каравана позволили себе расслабиться - кто-то грыз сухарь, кто-то использовал привал для краткого сна, возницы сгрудившись возле караулки, обменивались новостями со стражниками и перекидывались в, неодобряемые Церковью, картишки. И практически никто не смотрел в сторону небольшой группы детей, что сгрудились как щенята по их сторону шлагбаума. Недоросли местных крестьян от малышей до подростков танцевали на потеху караванщиков, иные предлагали наколоть дров или принести воды - "все за обольчик дяденьки", торговали пряниками и деревянными поделками.
  Виго было жаль этих замурзанных, голодных детей, но лишь с циничной позиции - с таким непрофессиональным отношением к делу сии дети много не заработают. А уж до столичной босоты, коя за пять минут бы обворовала бы "дяденек" и обнесла бы весь караван, им было более чем далеко. Ну а если местные стражи забирают у них больше половины заработка, то из нищеты им не вылезти никогда. Но самое плохое было то, что нигде не было видно "магова охранителя". Виго предчувствуя проблемы с этим орденским чистоплюем, даже вылез из своего уютного "гнезда" и отправился на поиски, интуитивно выбрав хвост каравана. Внезапно внимание де Аркура привлек одномоментный девичий выкрик, удивленное восклицание и гулкий, смачный удар с последующим всхлипом. Обогнув последнюю крытую повозку, маг мигом оценил ситуацию: лежащий бездыханный возница, Дан баюкающий правую руку и всхлипывающая светловолосая девица лет тринадцати, что старалась прикрыть весьма аппетитную грудь, коя озорно выглядывала из расшнурованной блузы.
  Виго первым делом проверил пульс на "шейной жиле" пациента, по лицу которого начал расплываться огромный кровоподтек - Жив! Хвала всем долбаным богам! Дан, твою мать! Что ты творишь? Из-за девки подрался? А если ты его убил бы?
  Воин с побелевшим от злости лицом посмотрел на мага - Я бил не до смерти Виго, но причинное место ему не понадобиться еще пару месяцев. Это раз. Детей обижать нельзя. Это два. Я поступил правильно. Это три. И хватит выть, дитя! - последняя реплика была адресована той же плачущей девице, что перешла на диапазон ниже. - А, тогда все понятно! - маг приподнялся и, выглянув за телегу, удостоверился, что все нормально, продолжил
  - послушай, Дан, мужчина хотел себе отдохнуть, заплатил деньги, а тут злой детина бьет его по лицу и отбивает кхм... тестикулы так сказать. Я вот что тебе скажу - у нас в Аркуре к пятнадцати годам у подобных девиц уже пара детей минимум. Здесь же, в этом нищем краю, у них это единственный способ заработать денег на приданое! Тебе ведь уже не впервой, наверное?!- маг развернулся к плачущей. Та перестала всхлипывать и, наконец, запахнула блузу - нет господин, я...а я ...еще ни с кем..., моя сестра Сильма сказала, что без приданого никто не возьмет...у Стефана нет денег на дом...этот дядька сказал, что заплатит, потом...сестра говорила, что не больно...но я не смогла...а он блузу порвал и меня удааааарил...- монолог был прерван новым потоком слез.
  Пострадавший возница начал было подавать признаки жизни - но тут вмешался Дан. Не говоря не слова, он смачно врезал подкованным сапогом по ребрам лежащего, так что он отключился вновь.
  - Дан, перестань его бить! - возмущенный маг снова склонился над пострадавшим и констатировал переломы двух ребер. "Вира за покалеченного, стоит не меньше пяти сонтенов серебром. Это если нас видели, а если не нет, то и взятки с нас гладки. Надо быстренько вернуться назад, чтоб быть у всех на виду, благо прошло всего-то пару минут" - Виго снова оглянулся.
  Девчонка тоже поднялась с земли и, глотая слезы, объясняла "господину воину", что зовут ее Аннет, и что она не такая...и что сестра заставила ее под страхом изгнания из дому, а идти ей некуда... В ответ на последнюю реплику Дан доставший горсть медяков и пять серебряных сонтенов из своего скудного кошелька, вложил их в маленькую девичью ладошку, пока еще не скрюченную тяжелым крестьянским трудом. Видя как девушка беззвучно бухается на колени перед воином, Виго мимолетно оценил и драматический талант, перед которыми поблекли все столичные актрисы, играющие крестьянок, и трагикомизм ситуации, а также идеальной формы девичью грудь, что снова показалась наружу. Анна беззвучно плакала стоя на коленях и начала раздеваться, глядя Дану в глаза, а тот поспешно пытался этому помешать...
  "Подведем итоги: хвост каравана; избитый возница; маг - сиречь я, светоч мысли и разума среди этих варваров, орденская дурачина несуществующего ордена и малолетняя неудачливая шлюха-крестянка. Злая шутка богов. Паноптикум. Я сейчас умру от смеха" - раздумывал Виго, срезая кошель с пояса возницы - все же надо разыграть ограбление, если их никто не видел. Сдернув флягу с того же пояса маг обнаружил там ядреный самогон коим незамедлительно полил грудь и лицо лежащему.
  Ну, вот теперь пора тикать.
  Воин в это время рывком поставил плачущую девчонку на ноги и чеканил ответные реплики: нет, ты очень красивая Анна! Нет, господин не брезгует! Серебро ты должна спрятать, ведь его хватит на дом и корову? Да? Значит, зарой в лесу в укромном месте, пока сама не можешь купить! Сестре отдай два медяка и скажи, что тебя не тронули, сжалились и что этим ты заниматься не будешь! Оставшийся медные оболы тебе на приданое! Теперь марш отсюда! Что? Даном меня зовут, Даниелем. Ну, помолись за меня! Все брысь отсюда!
  
   ******
   Миг и девчонка, клятвенно обещавшая назвать своего первенца Даном и всю жизнь молить богов за него, исчезла в кустах. Воин и маг в свою очередь обогнули караван с двух сторон по краю леса, и вышли к толпе. Через пару минут, один из охранников делающий регулярный обход на стоянке нашел пострадавшего. Итак вчера все прошло нормально, благо вся ситуация заняла не более десяти минут. Избитый и ограбленный возница по имени Икул все же получил сотрясение мозга и сейчас лежал все в той же последней телеге. Виго пользовавший его как лекарь сумел внушить пациенту, что его избили двое парней - коих якобы видели улепетывающими в сторону леса. Вандер, проверивший, что с товаром все в порядке и ни один из тюков не исчез, махнул на все это рукой и даже не стал рассказывать стражникам об инциденте.
  
   ******
   Тем же вечером, стоя на привале, маг все же завел краткий и злой разговор: - Слушай Дан ты дурак или прикидываешься? - О чем, ты Виго? Ты думаешь, я поступил неправильно? - Да, нет, ты поступил более чем правильно! - маг задействовал свою излюбленную методику разговора нарочито удивленную и издевательскую - а зачем ты дал ей столько денег?
  - Это мои деньги и мне решать зачем! - отрезал Дан - я же не спрашиваю, сколько было в кошеле возницы? - "Аррргх, заметил демон" - выругался маг про себя, а вслух сказал - это я для достоверности. Ведь получилось. Дан я не об этом. Я понимаю все твои каноны, кодексы и устои - благородство, честь, отвага, это все хорошо! Но ведь нельзя следовать этому буквально и помогать всем вокруг.
   - Если не пытаться помочь, то ничего и не получиться. Виго я не благородный самодур- идиот играющий в доброту - взволнованный Даниель начал ходить взад-вперед, а на лице мага поселился скепсис по поводу последних слов воина - одно я знаю точно, что насиловать тринадцатилетних девочек нельзя. И точка, как не крути.
   - Ну, так давай помогать всем бедным детям от Крада до Маурена! Почему ты не убил тех стражников, что отнимали мелочевку у детишек на заставе? Надо было отрезать головы им всем за сии страшные злодеяния. Отчего ты не накормил всех голодных селян по дороге? Не помог им вспахать землю, а? А еще лучше избавь их от баронов, а Дан-освободитель!? - маг издевательски изобразил фигуру воина в воздухе с реющим плащом. - Виго, я молю богов избавить меня поскорее от долга перед тобой. После чего я с удовольствием врежу тебе. И еще, я думаю, что у тебя не было ни одного друга во время учебы - воин развернулся и спокойно потопал к лагерной стоянке.
   К счастью мага воин он не слышал его ответа: мда, ты еще дворянскую столичную молодежь не видел идиот. Боги мои, какая патетика! Если таких дурней в их ордене было большинство, то понятно, почему Грейс разогнал эту богадельню...
  
   ******
   Скрип колеса нагонял воспоминания вновь и вновь. Тем более что с Виго он с вечера не разговаривал. Магу было скучно посему он, и вел беседы с Вандером. Купец, был человеком, несомненно, разносторонних интересов, но в разговорах с Виго он то и дело скатывался на темы торговли. Вот и сейчас оба неспешно размышляли над причинами неудачного развития торговли в Вольных баронствах.
   - Господин Вандер я согласен с вами, что несомненным и возможно единственным элементом, поддерживающим негоцию в этих богами забытых местах, является лишь Староимперский тракт. Но хочу nbsp; *****
упомянуть еще несколько негативных моментов, не отмеченных вами - вещал Виго менторским и немного покровительствующим тоном. nbsp; *****
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
 
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  - Эх, господин маг позвольте полюбопытствовать какие же? Ну что ж откройте мне истину - купец усмехнулся и пыхнул трубкой с гномьим зельем - довольно новомодной и жутко дорогой штукой, что появилась буквально пару лет назад. Виго падкий на все новое уже успел несколько раз попробовать и, несмотря на то, что каждый раз кашляя, говорил, что сие есть несусветная гадость, продолжал вдыхать густой дым. Взяв трубку и кашлянув при первой затяжке, маг продолжил - тракт все же постепенно разрушается, ибо за ним нет надлежащего ухода.
  Далее основой клубок связанных воедино причин: местное население, забитое поборами и налогами, рентами и недоимками, барщиной и повинностями просто не в состоянии покупать товар караванов, посему отпадает идея сельских ярмарок, что проводятся по пару раз в год в более цивилизованных местах.
  Все налоги и сборы, местные лорды, а вернее их слуги и челядь собирают с данников в основном натурой - медом, пшеницей, виноградом и сбываnbsp;ют в Краде по очень низким ценам. А вот товары, привезенные купцами: ткани, вино, оружие, драгоценности, диковинки естественно стоят больших денег. Дабы восполнить потери многочисленные дюки, бароны, рексы, маркизы, ландграфы дерут три шкуры с крестьян и начинают делить угодья, спорить, заключать союзы и начинать свои местечтьян и поднимать ренты и налоги. Эдак, господин магикус, вы скоро придете к выводам, что во всех бедах этого лесного края виноваты мы, торговцы! Хм, интересно вы мыслите! - Вандер принял словесную эстафету у мага вместе с трубкой.
  - Кроме того, все лорды владеющими кучей грязных халуп чье количество превышает пару десятков штук, гордо называют это городом. А если есть собственный городишко, значит, лорд просто обязан иметь и свою монету - будь то рубленый кусок меди или шкурка затюканной белки. Правда единственной местной монетой способный на более-менее равных условиях конкурировать с орочьим сиклем, гномьим дукатом и имперским сонтеном есть серебряный крадский грош ...
  
   *****
   Дан, вполуха слушал разговор на торговые темы, тут конечно он не слишком понимал - но твердо был уверен, что пара-тройка рыцарских хоругвей плюс тысячи три пехоты и арбалетчиков и через месяц можно было бы свободно проводить торговлю.
  А орденские братья-экономы быстро бы посчитали каждый обол и наладили нормальные финансы. Великим державам просто были выгодны хаос и анархия в баронствах. Досадно заныло раненое плечо, и стало неуютно - Дан уже знал, что это к опасности. К приевшемуся скрипу колеса, и болтовне рядом прибавился еще некий элемент, что начал тревожить воина.
  В двенадцатом наследном графе де Арвилэ была лишь одна восьмая орочьей крови доставшейся в наследство от бабки орчанки, но она всегда служила ему отличную службу - обоняние воина было обострено на порядок. Но даже без этого Дан ощутил, как сквозь утреннюю свежесть пробивается едва слышный запах. Запах десятков немытых тел...
  
   *****
   -...и столь разное количество валют создает мотивы для спекуляции и неправедного обменного курса, что также влияет на цены. Но главным риском для среднестатистического торгового каравана является, конечно же, разбойное... - нападение!
  - крик Дана еще недавно спокойно идущего возле повозки заставил впасть купца в ступор. Но воин не размышлял и начал отдавать короткие четкие команды
  - Остановить караван! Арбалеты товсь! Занять оборону! Подтянуть хвост!
  Вандер начал обеспокоено крутить головой - господин Виголан, он у вас нормальный? Не с войны, какой случаем? Я таких видывал, нервные они... - Я бы советовал его слушаться - Виго в делах обнаружения противника целиком доверял воину, при этом, мысленно успев перебрать свой небольшой арсенал боевых заклятий.
  - Впереди засада, я их чую - воин махнул рукой в сторону молчаливого леса. Охранники и возницы не стали утруждать себя расспросами и подтянув задние повозки укрылись щитами и ощетинились копьями, арбалетами.
  - я надеюсь, вы знаете что делаете? - Вандер приспособил кольчужную мисюрку на голову, и начал шарить позади в поисках арбалета.
   - знаю, и делаю. И будь что будет - перефразировал, Дан рыцарский девиз и, отойдя от переднего фургона шагов на тридцать, прокричал в сторону леса: ей, разбойники, не выйдет! Может, миром разойдемся? - лес хранил молчание. Дан скрипнул зубами чувствуя себя последним дураком - позади уже роздавались смешки. Внимательно осматривая кромку леса воин продолжил - еще раз предлагаю, миром разойдемся?
  И тут раздался хриплый голос в ответ: а кто ж мешал тебе доблестный воин? Ехали бы господа торговые далее по своим делам - в голосе добавились издевательские нотки. - Покажись почтенный - мрачно ответил Дан.
   - меч в ножны, десять шагов вперед - тогда поговорим.
  - хорошо - воин спрятал клинок и подошел ближе. Из чащобы показался плотный, крепко сбитый мужчина лет сорока в обычной одежде типичного сельского старосты. Лицо доброго дядюшки не могли испортить даже устрашающего вида шрам на лице и такой же топор, висящий за спиной. Визитер с широкой улыбкой как бы при встрече родного племянника развел руки, показывая миролюбивый настрой, и так же спокойно продолжил: - где ж ты такой глазастый выискался? Ну да ладно! Сами товар отдадите или воевать придется? - плохая война для тебя получиться Маркус Волк - воин специально повысил голос.
  Его услышали сзади, и вал взволнованных голосов пронесся над караваном. Ох, сколько историй про Маркуса Волка, или же Марка Темного, Марка Мстителя, Марка Цепка и его знаменитый топор - наслушался, Дан сидя два дня в таверне Асмунда! Маркус вел род от сотника староимперского легиона что стоял сотни лет назад в Крадурии, сиречь на месте современного Крада. Но за прошедшие века от предков осталась только фамилия, ибо отец и дед Маркуса от крестьян ничем практически не отличались кроме как правом на владение оружием. И сам он служил десятником у дюка Раули. Резкие перемены в его размеренной жизни наступили во время показательного разрывания лошадьми четверых крестьян за то, что они собирали хворост в лесу, принадлежащего лорду. Эти же крестьяне росли вместе с Марком и были его товарищами по детским играм. Тогда он зарубил троих солдат сопровождавших лорда, который тут же поменялся местами с приговоренными селянами. По крайней мере, в тот день данники убедились, что кровь благородных не отличается по цвету. И понеслась.
  Четверо освобожденных бедолаг составили костяк небольшого отряда народных мстителей - для одних, или разбойничьей шайки посягнувших на своих благородных хозяев - для других. Через месяц повстанцев было больше сотни, через три - больше тысячи и тогда запылали баронские замки. А через полгода армия восставших была наголову разбита в битве у замка Муас. Восстание было подавлено страшной резней - но сам Марк избежал плена и последующий казни как большинство его соратников. Он разделил жалкие остатки своей крестьянской армии на небольшие отряды и стал темной легендой и ужасом для местных властителей. За любые достоверные сведенья доносчику давали вольную. Но никто не донес. Пока.
   - Вот как. Как мне приятно, что я на слуху - Марк ухмыльнулся и снова развел руками - Если так предлагаю разойтись миром, но не забудьте оставить содержимое вон той и той телег.
  - Не советую почтенный Маркус. Ухмылка не погасла на лице собеседника, но в глазах мелькнули отблески пожаров, багровые молнии и жуткие крики казненных. Лидер повстанцев щелкнул пальцами и возле ног Дана одновременно, вонзилось пять стрел - назови мне причины, чтоб не убить вас сейчас?
   - да, у тебя отряд вдвое больший, чем наша охрана, - человек сорок, возможно больше. Но искусных лучников среди вас немного, ибо стрелы, а соответственно и луки, у вас охотничьи. Караван приготовился к отпору, мы одоспешены и настроены весьма решительно...
  - мы ведь можем взять числом...
  - и большой кровью - спокойно парировал Дан - минимум два к одному. Ты готов к подобному размену уважаемый Маркус? Но к чему такие жертвы - неужели ты сможешь продать незаметно награбленное купеческое добро?
  - Твой купец везет оружие необходимое мне. А также выдубленную кожу для доспехов, наконечники стрел, клинки. Остальной товар мы не тронем. Но моим бойцам нужно оружие и мы его возьмем, разменяв даже два к одному...
  - не стоит спешить уважаемый Маркус, ведь просто не будет, кому поднять добытое оружие. Предупреди своих лучников, чтоб не нервничали - Дан повернулся в сторону мага укрытого за щитами двух охранников и кивнул головой на одиноко стоящее дерево. Виго все понял сразу и слабосильная, но эффектная магическая стрела огня опалила придорожное дерево, а затем порыв ветра сбил несколько горящих сосновых веток на землю. "Браво Виго, молодец" - Дан улыбнулся про себя. Собеседник же потемнел лицом - без помощи магов в той битве баронским дружинам было бы труднее разрезать и окружить его крестьянское войско. Иррациональный страх перед неведомым - сделал тогда свое дело и многие бежали именно от магов.
  Марк медленно выдохнул воздух и грустно улыбнулся - ну что ж сегодня боги не нашей стороне и куча железа не стоит стольких жизней моих воинов. А боги, ети их в душу, вообще редко бывают на нашей стороне. Можете ехать дальше, сегодня...но пусть твой купчина объедет эту землю в следующий раз ибо я такого не забываю. Если попадется мне в руки, пусть пеняет на себя сам. - Спасибо тебе господин Марк, ты хороший чело..
  - Господа на деревьях висят! Запомни это! Мы вольные люди. До встречи - темная злая туча выплеснулась в мгновение на лицо предводителя лесных бандитов и тут же исчезла. Как и он сам через миг.
  Дан постоял еще немного и резко развернувшись на каблуках, вернулся к каравану. На все расспросы Вандера, охранников и Виго он лишь устало кивнул головой, мол, все в порядке и добавил - смажьте дегтем это проклятое колесо, нас слышно лиг на десять вокруг...
  
  
  Глава 17
   Крики замкового слуги, которого пороли возле кузни, наверное, было слышно лиг на десять вокруг.
  Ну что ж холопы будут знать, что новый хозяин замка А'ркос Бриан де Альва крут норовом и скор на расправу. Будут бояться и уважать, а значит безропотно приносить дань и не помышлять о бунте - сии сладкие мысли еще с утра тешили новоиспеченного барона А'ркос, что взял феод на копье две недели назад на Великом турнире в Краде.
  Но радужные грезы тридцатилетнего рыцаря, тогда еще с безземельной приставкой "дель", поблекли от созерцания плачевного состояния замка и земель самого феода. Единственными каменными строениями в замке были: донжон, кузня и колодец. Все остальные строения, в том числе и крепостные стены, были сложены из просмоленных дубовых колод щедро обмазанных глиной, а проржавевшая железная решетка ворот едва двигалась. В придачу к замку новому владетелю полагались и четыре деревни, два хутора и свой, небольшой участок Староимперского тракта. Но в период безвластья двое благородных соседей успели оттяпать по хутору и деревне. От огорчения Бриан еще не успел ни разу воспользоваться правом первой брачной ночи, а ведь это неслыханное дело! Наглые выскочки, как они посмели! - возмущался барон, хоть и понимал, что он поступил бы аналогично. А как не попробовать, если у прежнего лорда осталось лишь семеро стражников? Бриан, конечно же, нанимал новобранцев, но, сколько пройдет времени, пока они обучатся?
   Тука - его оруженосец, одновременно исполняющий обязанности кутильера, двое конных лучника и четверо пехотинцев с кордами и арбалетами - составляли его lance и были единственной силой, на которую можно положиться. Правда "копье" было неполным из-за вечной нехватки денег. Вот и сейчас нужно много чего: люди, оружие и деньги, деньги и еще раз деньги! Были бы только деньги, а уж храбрости решительности де Алва не занимать! Поэтому Бриан воспринял новость о караване с оружием и тканями как знак свыше. Тука, вербовавший в Лане людей для отряда сиятельного, не зря потратил последние гроши барона, привезя воистину прекрасные новости!
  Конечно, Бриан понимал, что в случае неудачного нападения и огласки его сразу сметут все окрестные лорды, ибо торговая артерия питала не один десяток владетелей и грабителя и ослушника ждала суровая кара. Но если дельце выгорит, то он получит все что нужно... а уничтоженный караван можно будет списать на местную дурацкую легенду - какого то там Марка Свинопаса. Ха-ха! Чтобы грязные крестьянские свиньи и носили оружие? Ха-ха...в приподнятом настроении барон вышел к воинам. Его лансьеры приветствовали вооруженного з головы до пят барона стройными криками, а двадцать пять охламонов в кожаных доспехах и разномастным вооружением закричали невпопад, но так же восторженно. Итак, более тридцати вооруженных бойцов он берет с собой, хотя по личному убеждению Бриана де Альва хватило бы его самого, дабы разогнать караванных охранников. Если бы не арбалеты...богомерзкое оружие, только если направлено в твою сторону! Клятвенно пообещав, развесить всех вражеских арбалетчиков на стенах замка А'ркос Бриан дал знак своим воинам выступать. На охране своего владения он оставил троих развалин, что еще могли держать алебарды. Но ничего, скоро все изменится...
  
   *****
   Нападение было неожиданным для всех, ибо никто не ждал подобной подлости от местного лорда. Застава располагалась по традиции возле замка, сиречь где-то по середине феода. Вандера не насторожили ни отсутствие попрошаек и крестьянской мелюзги, ни всего трое стражников.
  Не удивил также тот факт, что дорогу перекрывала не символическая жердь изображающая шлагбаум, а огромное бревно, за коим можно было вольготно спрятаться. Впрочем, так и стало - в момент остановки караванной валки, когда охранники устало присели к бортам телег, а возницы спрыгнули на землю дабы размять затекшие ноги и зады, именно в этот момент из-за "шлагбаума" в полный рост поднялось пятеро арбалетчиков. Хлопнули дуги арбалетов и стальные, тяжелые "гостинцы" нашли своих жертв - буквально без звука свалились два передних охранника, в унисон заржала и забилась в муке тяжело раненая лошадь вместе с прошитым навылет возницей передней телеги. Вандера спасло только чудо - в момент выстрелов купец потянулся за мешочком с медной мелочью, чтобы заплатить пошлины и дать на лапу.
  Впрочем, купцу хватило ума, чтоб перевалить за борт и упасть внутрь фургона и прикрывшись тюками с товаром достать собственный арбалет. Несмотря на внезапность и вероломность остальные охранники не сплоховали и быстро приготовились к бою. С обеих сторон редколесья из отлично замаскированных засад выскочило по дюжине воинов, что, подбадривая себя нечленораздельными криками, бросились в атаку размахивая, кто кордом, кто топором, а кто и дубиной.
  
   *****
   Приказчики и возницы, громко матерясь и кляня всех богов, пытались забраться обратно на телеги. Правда троим, не удалось успеть, и они замертво рухнули в дорожную пыль прошитые навылет тяжелыми арбалетными стрелами. А оставшиеся в живых счастливчики, успев укрыться меж бочек и тюков, начали стрелять в ответ.
  Беспорядочные крики, шум и гам аккомпанировали отборному мату и богохульствам, перекрыв даже звук ударов по щитам и доспехам при сшибке. Несмотря на то что охранники выбрали верную тактику и встали в промежутках центральных повозок спиной к спине их было вдвое меньше нападающих.
  И лишь удобные пехотные копья и несколько алебард давали небольшое временное преимущество, пока они держали свой небольшой строй.
  
   *****
   Вандер хрустя перемолотой трубкой, которую он сломал зубами от злости, натянул дугу и практически на ощупь, в полумраке крытого фургона, наложил стрелу. Тенькнула тетива, и арбалетчиков стало четверо - оруженосец Тука получил бесславную стрелу прямо в грудь. Правда, теперь купец не мог поднять головы - арбалетные болты вспарывали тюки, пронзали тщедушные борта фургона, высекали искры об упакованные доспехи.
  
   *****
   В момент нападения Виго и Дан отсыпались в одной из повозок. Воин должен был нести одну из ночных вахт на стоянке, а маг дрых просто так - как говориться в прок. Как ни странно, но первым среагировал маг - Виго вскочил, моментально вспомнивши злополучного негоцианта Дарта и судьбу его каравана.
  Первым почувствовал магический гнев один из нападавших на свою беду оказавшийся рядом с повозкой. Краткий полет сгустка прозрачно-синей энергии и вот волшебная стрела седьмого порядка выжгла глаза и спекла лицо налетчику, что умер через пару секунд от болевого шока. Бой замер на миг - после чего трое вражеских бойцов бросились на Виго, определив в нем главную на данный момент угрозу.
  И тут в бой вступил Дан. Спрыгнуть с телеги раньше мага Дану помешал щит, зацепившийся за борт. Хотя по правде этот кусок дерева был больше похож на крышку бочки, в которой квасят капусту, чем на щит. Но противник, а вернее его челюсть все же оценила тяжесть "щита-кадушки" который Дан запустил в баронского солдата что был ближе всех к магу.
  После этого Дан стал крутиться, волчком стараясь не подпускать остальных налетчиков к Виго, который в свою очередь сосредоточил "огонь" на арбалетчиках - коих в результате стало двое. К мату и богохульствам прибавились одобрительные выкрики - семеро охранников каравана, что еще были живы, приветствовали воина и мага кои немного выровняли веса схватки. Правда радость была преждевременной, так как со стороны тыла послышался топот копыт и приветственные крики раздались уже со стороны противника - ибо на тракт выехал рыцарь в полном облачении и два конных лучника...
  
   ******
   Рыцарь, конечно же, изменил сразу весь расклад. Проклятая железяка, как сказал бы Виго, ловко направив защищенного ладрами коня, просто растоптала несчастного защитника дерзнувшего выставить копье. Другой охранник упал по левую сторону с раскроенным черепом. Нападавшие взвыли и стали наседать, подбадривая себя громкими криками.
  От бегства, попрятавшуюся челядь и остатки охраны, останавливал лишь тот факт, что налетчики убивали даже тех, кто падал на колени и сдавался. В то же время конные лучники меткими выстрелами сняли еще двух возниц что целились в рыцаря. А еще через несколько пять секунд две стрелы воткнулись в трофейный деревянный щит, что успел выставить перед магом, Дан. Виго же в ответ зажал в руке заряженный гелиодор, с которым поработал еще в таверне - и полетевший огненный шар взорвавшись разорвал одного стрелка а другого сбросил с лошади. Правда огненный хвост небольшого фаербола задел тент второго фургона - просмоленная ткань вспыхнула в мгновение, осветив место битвы в сумерках.
  - Виго, рыцарь! - Дан выкинувши трофейный щит, коим спас мага, отчаянно рубился в окружении врагов, используя методы "орочьей борьбы". Правда сейчас "дрыганья ногами" как казалось раньше Виго, не были нелепыми и смешными - вот один из врагов упал с подсеченной ногой и тут же заработал мизерикорд в сердце, а второй получив между ног, только хватал воздух и вывалил оружие. До тех пор пока имел голову... Но воин постепенно отступал к двум телегам, что превратились в последний район обороны. Двое оставшихся арбалетчиков врага выхватили короткие мечи и также ринулись в атаку, чтоб добить последних защитников.
  
   *****
   Бриану де Альва, который как раз вытаскивал меч из головы очередного охранника каравана было весело - это быдло еще смеет сопротивляться? Конечно, планы немного спутали маг и этот ловкий воин, видимо его охранитель. Тука не доложил о них своему барону и за это будет наказан - Бриан, наконец, вытащил любимое оружие, отпихнув сапогом мертвое тело. Он специально перебил сопротивляющихся караванщиков с этой стороны, желая взять мага живым. Личный маг у барона де Альва - это я скажу вам о-го-го! Месяц в подвале без еды и солнечного света и станет, как шелковый! Ну а если не смогут взять живьем то его вояки заставят разрядить об себя самые смертоносные заклинания - и тут как тут Бриан, победитель магов! Ха, жизнь хороша! С этой стороны каравана было все законченно, и четверо баронских пехотинцев, полезли на телеги добивать возниц. Барон быстро объехал горящую телегу- его дестриэ, его гордость и трофей Крадского турнира начал с места брать разгон.
  
   *****
   Виго думал недолго - несомненно, у проклятого рыцаря есть защита! Ведь каждое магическое действие имеет противодействие - один из законов баланса магической энергии. Свободно продаваемые амулеты защиты с заклинанием "щит Исора" или "длань Илит" нивелировали большую часть энергии атакующего заклинания даже более высших порядков. Конечно, защита требовала огромных денег... Внутреннее состояние медитации которой так долго добивался от него учитель Фарид наконец пришло к Виго. В конце концов, это был его первый бой - не считая маленькой стычки на хуторе Тавра.
  Маг спокойно стоял и думал, не обращая внимания вокруг. Наконец Виго пустил две пробных "стрелы" кои впрочем, лишь высекли снопы искр на доспехах рыцаря, заставив метал в местах попадания мгновенно раскалиться, и так же быстро остынуть.
  За двадцать шагов от громыхающего закованного в броню ужаса любого пехотинца маг спокойно поднял руки и пустил свою последнее заклинание - молнию из самозаряжающегося амулета, добытого в степной башне. Заклинание, пройдя защиту единственного слабенького амулета, висевшего на шее рыцарского коня, разом остановила сердце и запекла внутренности животного. Дестриэ барона, его гордость стоимостью в добрую деревню просто рухнул без звука, проехав на брюхе за счет силы инерции еще несколько метров - прямо к ногам мага. Виго даже не шелохнулся когда, отчаянно матерясь прямо над ним, пролетело железное тело, ударившись в борт одной из телег.
  Звон и лязг даже остановили нападавших на секунду - правда атаковать практически было некого - стояли лишь Дан и Виго возле ног, которых лежало несколько стонущих раненых охранников. Правда и от налетчиков также осталось не более дюжины.
  
  *****
  Только в плохих театральных драмах или батальных представлениях пред лицом Императора подмога приходит напоследок. Но жизнь не театр и посему когда засвистели первые стрелы Дан не стал стоять столбом а бросился в атаку. Виго не имеющий больше готовых боевых заклинаний просто повесил магический свет над схваткой и выхватил свой кинжал. На дорогу тем временем высыпало несколько десятков вооруженных человек, и через две минуты с налетчиками было покончено.
  Жуткая картина разрубленных тел, крови, внутренностей на фоне горящего фургона не волновали компаньонов. Воин с магом были страшно уставшими, несмотря на то, что весь бой продлился едва ли десять минут. К ним подошел предводитель нежданных союзников, в коем Дан без удивления узнал Маркуса Темного: - вы славно бились. Я очень рад, что не совершил вчера ошибки - лидер повстанцев сел на круп убитого коня Бриана и достал фляжку.
  - а почему вы не пришли к нам на помощь? - Дан задал вопрос и тут же поморщился от собственной глупости. Виго только хмыкнул и потянулся к фляге. - сам понимаешь, я ведь дорожу каждым своим 'неопытным' бойцом - Марк крякнул и отдал самогон Виго - а впрочем, от вас я не ожидал такой прыти. Даже от мага.
  - да уж спасибо за лестную характеристику - Виго шутовски раскланялся и продолжил - прошу простить, но меня ждут раненые. С этими словами маг удалился и начал командовать остатками караванной челяди.
  - ну что ж у тебя теперь есть оружие - воин кивнул на вражеские тела, которые расторопные союзники уже освобождали от доспехов. Ух, ядреный самогон, прости Боги души павших - Дан закашлялся и принял внутрь еще огненного зелья. - у меня теперь есть больше чем оружие. У меня сплоченный, вооруженный отряд, не боящийся крови, а самое главное у меня теперь есть база - замок этого напыщенного баронского говнюка, который я возьму сегодня ночью. Кстати баронишка еще жив. Но это ненадолго. И прошу тебя воин, не делай ничего такого, за что я мог бы рассердился на тебя...
  
   ******
   Благородному Бриану де Альва снился плохой сон, - какие то телеги, одна и них горит, его лицо залито кровью, и какие то грязные свиньи похожие на крестьян тянут свои лапы к нему. Сотрясение мозга, полученное при ударе, не позволяло барону оценивать ситуацию. Бриан пребывал в тумане и заторможено смотрел вокруг до определенного момента. Вот с него срывают доспехи и шлем, кровь снова заливает глаза...что это за сон!
  Подходит крепко сбитый воин в синей бригантине и что-то говорит - громче! Ведь ничего слышу! Внезапно звуки прорвались как сквозь пелену, и Бриан услышал последние слова предводителя этих ладронов-разбойников - ...судить тебя благородная тварь нашим крестьянским судом. И я, Маркус Темный, приговариваю тебя к смерти! Кто то против? Пусть выйдет сейчас и оспорит приговор - воин обводит взглядом молчащих крестьян - На кол его!!!
  Местный владетель забился от ужаса в руках своих данников, когда увидел что готовят для него! Свежеструганный кол вкопали в землю прямо перед ним! - Нет! Быдло! Я вас запорю всех! А-а-аа-а-ааааааа-! - страшная, нечеловеческая боль пронзила Бриана де Альва изнутри. Все последние события перемешались в его голове, и разум укрыл его пеленой спасительного сумасшествия, заставляя пускать пузыри, улыбаться, аукать и выкрикивать нелепые команды. В конце концов, кто-то из сердобольных крестьян решил прекратить его мучения ударом копья, но был остановлен своим неистовым командиром. Барон умер лишь к утру следующего дня...
  
   ******
   Магу было чихать на корчащегося барона что хотел его убить, значит поделом ему- сам виноват. Даже ноток сословного сочувствия проявить было некогда, Виго был занят. Под энергичным руководством мага сносили в указанное место тела убитых. Отдельно клали легкораненых и тех, что не доживут до утра. Вскоре на помощь магу пришел, Дан, который прятал глаза от места казни барона - как никак благородный человек не заслуживал такой смерти...
  Виго охрип, командуя крестьянами, что боязливо косились на него и охотнее помогали Дану. Сам де Аркур занялся в первую очередь легко ранеными - кои смогут передвигаться на своих двоих и помогать дальше. Посему на бинты и бандажи пошли вход рулоны прекрасного мауренской холстины и леурадской шерсти, из которых шили богатые дамские наряды. Вандер, конечно же, запротестовал бы против такого разоряющего варварства.
  Но купец лежал без сознания с перевязанной головой - один из болтов достал по касательной, срезав при этом большой кусок кожи на голове. Из двадцати возниц и челяди выжило лишь пятеро, в том числе и неудачливый Икул и скряга-обозный. А вот охранникам не повезло по полной - из пятнадцати воинов осталось лишь пятеро раненых, при чем двое из - них тяжело. Кроме этого, сгорело две телеги с тканями и пряностями, и было убито семь лошадей. Последними маг осмотрел тяжелораненых охранников - один был ранен в живот, а другой, с разбитым дубиной черепом, был уже при смерти. Виго полил руки самогоном и не раздумывая сделал пару глотков, отметив про себя, что подобная дезинфекция становится обязательной.
  После чего маг приступил к штопанью. Порция алкоголя притупила чувства, механическая знакомая работа - ввела мага в легкий транс. Виго не заметил, что его магический кристалл силы начал светится. А сказать было просто некому - суеверные крестьяне просто боялись подходить, а Дан решил не мешать магу с тихонько наблюдая за его работой. Маг не замечал, как он отложил кривую иглу и продолжал штопать внутренности пациента жгутиками светло-фиолетовой энергии, что были подвижными продолжениями его пальцев. Закончив работу маг даже не полюбовался идеально зашитой раной ибо, пробормотав формулу здоровья по орочьи в честь наставника Фарида, он моментально уснул. Второго раненого добили из милосердия.
  
   *****
   Невольно Дан оказался хозяином целого каравана. Хотя слово целый было неуместно в этом случае - на десять телег едва хватило людей, чтоб править лошадьми. Воин не стал испытывать судьбу и терпение непредсказуемого Марка, неизвестно изменит ли он, своему слову пользуясь мотивами своей благородной цели. Караван вновь тронулся с места - грустно стучали колеса по камням тракта, стонали и просили пить раненые, и все это было больше похоже на скорбную похоронную процессию. До славного города Крада было еще пять дней пути..
  
  
  Глава 18
  На следующее утро после нападения, скрипящий и стонущий караван доплелся до заставы барона де Кальки. Вандер оставался без сознания, маг пребывал в аналогичном бессознательном сне, а изнеможенные возницы и раненые охранники просто спали на ходу.
  Самого владетеля и его челядь, разодетую по последней мауренской моде пришлось ждать целый час, во время которого Дан просто валился с ног от усталости - ему практически в одиночку пришлось поить раненых и менять повязки, набухшие от крови. Стражники барона все же оказали посильную помощь - кликнув деревенская ребятню, что помогла распрячь караванных лошадок и напоила их за скромное вознаграждение.
  В конце концов, появился сам лорд во главе внушительной свиты. На их фоне Дан выглядел, мягко говоря, не ахти, но, поклонившись по всем правилам этикета, он подождал пока барон не начнет говорить. Местный лорд оказался малость смуглолиц, что выдавало в нем небольшую примесь степной крови, тучен и недоволен тем что его разбудили с утра. Узрев плачевное положение дел, он хмуро поинтересовался: кто посмел нарушить неприкосновенность купеческого сословия на тракте?
  Дан выдержал театральную паузу и выдал версию, которую обдумал еще во время бессонной ночи, отвесив при этом низкий поклон: - Ваша милость господин барон... Достойные господа... - поклоны поменьше "мордам" из свиты - спешу сообщить, что караван достопочтенного негоцианта Вандера известного во всех странах ойкумены (о, как завернул, удавись Виго!) подвергся нападению проклятого Богами и людьми разбойника Маркуса Волка! "Лица" свиты застыли в ужасе, а барон изобразил интерес и перестал зевать. Причмокнув губами, он милостиво разрешил продолжить.
  - Их было больше сотни, милостивый господин, и они были отлично вооружены. Нам повезло, что большая часть этих грязных свиней отправилась на штурм замка вашего благородного соседа! - Дан внутренне ухмыльнулся, увидав как посерели лица челяди и дворни. Барон же напротив удивил воина, хлопнув по бокам своей кирасы, точно заправской степняк - Хо-хо! Значит, старая лиса решила встряхнуть наше сонное болото! Будет славная драка видать! Мало ему наподдали тогда под Муасом! А вот то, что он начал с этого засраного де Альва это весьма хорошо. Надеюсь, что он вобьет спесь наглого выскочки прямо ему в задницу! - барон сам того не зная, попал прямо таки в точку, но Дан естественно умолчал об этом, и, подойдя поближе продолжил - нам удалось вырваться только чудом, но у нас много раненых и сам почтенный купец Вандер без сознания. От его имени прошу у милостивого господина помощи, отдыха и сопровождения...
  
   ******
   С легкой руки де Кальки, его стражники проводили караван до большой деревни Чемез находившийся на стыке владений трех лордов. Там же располагалась отдельная караванная стация, целых три таверны и лекарь. К полудню как по команде очнулись Виго и Вандер. Правда вместе с Виго проснулся и его страшный аппетит, а Вандер сразу начал ныть по поводу утраченного товара попутно горячо благодаря Дана за собственное спасение.
  Сам же "инцидент" послужил страшным переполохом в баронствах. Два встреченных каравана тут же завернули назад и оказали им посильную помощь. Все решили переждать, посмотрев, что будет дальше...
  В деревне компаньоны вволю отоспались, хорошенько помылись и наелись за два дня. Маг самоустранился от лечения раненых после ссоры со стационным лекарем, которому он засветил в глаз и обозвал жутким шарлатаном и невеждой. По правде говоря, больше всего Виго беспокоила давешняя операция, во время которой он спас охранника, но воспоминания были неясными и весьма отрывочными. А Дан тем более не мог объяснить ничего толкового. Эх! Ему бы ассистентов, ему бы кристаллы с записывающими заклинаниями, ему бы лабораторию...
  Маг заперся в гостиничной комнате и начал перечитывать свой трактат, попутно зачеркивая целые предложения и делая заметки на полях. Хотя было понятно, что кросс-анализ последних магических явлений косвенно подтверждающих его безумную теорию потребовал бы несравненно больше времени и средств. Правда научный процесс познания сути магии был прерван на второй день, когда к нему завалился Дан, с двумя гостиничными девками и водкой. Де Аркура долго уламывать не nbsp;пришлось - бесплатно же!
  
   ******
   А ослабевший от потери крови Вандер, тем не менее, упорно составлял список товара, который пропал, стоная и охая над каждым тюком. А товар!? А выплаты семьям погибших!? Ай-ай-ай! В то же время купец другой рукой считал барыши. Практичесnbsp;ки все оружие, доспехи, запас арбалетных болтов остались целыми, и в свете последних событий цена на оружие и броню подскочила сразу в два с половиной раза.
  В тот же день в Чемез пришла новость о том, что Маркус взял штурмом и спалил замок покойного Бриана, разделил свою увеличившуюся армию на небольшие, хорошо вооруженные отряды и начал щипать соседние феоды... Приятелям было на это наплевать, они отдыхали и блаженствовали, пользуясь практически дармовым комфортом. Но тут вмешался его величество случай.
  На третий день безделья воин решил возобновить тренировки и специально встал спозаранку. Естественно, что к машущему мечом Дану через час сбежались все окрестные мальчишки. И каково было удивление воина, когда он увидел на самых рослых мальчишках затертые пажеские плащи ордена с мечом и молотом на белом круге! Недоросли, сразу вцепились в свое сокровище, а вдруг отымут? И рассказали взволнованному Дану, что эти подарки получили за помощь - три седмицы назад через Чемез прошел большой караван с людьми в таких плащах...
  Уже не слушая, он стрелой полетел к старосте, всполошил ревом весь дом, перепугал всю живность, чуть было, не поскользнувшись в лужу с навозом. Староста Диор, бочкообразный глава села с роскошнейшими усами, спокойно выслушал его, не разу при этом не перебив. Село ведь торговое, что хочешь случается. Попутно, раз его разбудили, предложил выпить чаю: - Да были такие, орденцы из империи, правда, вояк немного у них было - рыцарей с десяток, а в основном оруженосцы та пешие. А вот баб... кхе-кхе...дам значится благородных и детишек более трех сотен. Прошли большим обозом - староста пригладил усы и многозначительно посмотрел на воина. Дан, беззвучно положил пять серебряных сонтенов, и староста сразу же ожил: впрочем, стояли они у нас день, там отдохнуть, лошадок в порядок привести. Мы хоть люди темные, но про недавнюю войну слыхали. Вел сей отряд Инвар ди Фонх...- сам Фонхельг!? - криком перебил Дан, и тут же осекся - продолжайте господин Диор... - но выглядел он довольно плохо, видать ранен хоть под доспехами было не видать. И хоть раненых у них было много, все же поутру их обоз двинулся в Крад. А было это ровно двадцать дней назад. Все что знаю - староста покряхтел и неуловимым движением смахнул в рукав две серебряных монеты из пяти и осклабился - чаек то пей, остыл уже...
  
   *****
   Окрыленный Дан, прибежал с Вандеру и затребовал расчет за пять дней и боевые премиальные, несмотря на то, что купец всячески противился расставанию. Виго пришлось уламывать дольше, он отчаянно сопротивлялся мысли покинуть уютный, а главное оплачиваемый комфорт! Кроме того, маг, оказавшись в отдельных апартаментах, все же начал изучать любопытнейшие фолианты, добытые в башне. А в трактат "О душе некромантской и ритуалах" Виго едва лишь успел заглянуть и начать читать как Дан поднял всех на ноги...
  Воин нанял телегу вместе с местным крестьянином, который поклялся, что за пять медяков "домчит господ до города за два дня". И не соврал, доставил. А что толку было от спешки, если они куковали перед Селянскими воротами уже полдня. При чем маг до сих пор не мог понять, как он умудрился все же согласиться с глупыми доводами Даниеля. В последний раз, делая перевязку Вандеру, Виго выпросил трубку со сломанным мундштуком и изрядный запас гномьего зелья. Негоциант к удивлению мага согласился, не пришлось даже апеллировать к совести купца. Маг отрезал сломанную часть, и все время дымил, скрашивая долгое ожидание у ворот...
  
   ******
   Велик и славен город Крад! Сия незатейливая фраза была девизом огромного торгового города, обычным приветствием его жителей и любимым рекламным изречением всех торговых сословий. Она звучала при заключении торговых сделок, при каждом втором тосте в местных тавернах, просачивалась в официальные бумаги в качестве эпиграфа и оной же заканчивалась.
  Даже многочисленные городские склочницы реже призывали богов в свидетели своей правоты, а просто поднимали глаза к небу и с придыханием говорили сотый, тысячный разы эти слова попутно добавляя - пусть славиться вовеки! Даже над каждыми воротами будь то помпезные Баронские, или поскромнее Торговые - сия фраза присутствовала.
  Огромный город, действительно был велик. Он как будь то бы выпирал из своих стен, кои были ему под стать - толстые, немного выгнутые и кое-где даже пузатые (так удобнее лить масло на баронские головы), они были заполнены рисованной наглядной рекламой в виде картинок деятельности и продукции городских цехов и мануфактур, богатых ремесленников и магов. Рекламу дешевых борделей, таверн и лавок победнее естественно засунули к Селянским воротам, через которые проходили баронские данники, везущие товар на продажу, мелкие ремесленники и простые путешественники. Поэтому от нечего делать компаньоны уже битый час разглядывали надписи и картинки. Маг делал вид, что ему все равно, а Дан, просто шипел и плавился в прямом и переносном смыслах. Во-первых, в кольчуге было жарко, а во-вторых, Виго просто достал его своей мелочностью и жадностью...
  
   ******
   В который раз воин раздраженно попытался найти тень или хоть легкий ветерок для облегчения страданий от солнца и брюзжания мага. Не получилось. - не знаю, есть ли в твоей оруженосной голове, хоть капелька мозгов - в который раз, задумчиво протянул Виго, разглядывая надписи - Нет уж! Молчи и слушай Дан! Кто, скажи на милость, примчался сюда как жрец Пантеона, которому прижарили пятки варвары? И меня притянул, чуть ли не силком? С Вандером мы прибыли бы через пару дней максимум. Не скажешь ли? - Виго, пойми, мне нужно найти своих... Не брюзжи. Проход и таверна за мой счет. Добро? - Ну ладно, живи пока...
  
   ******
   Все города Кавэрана не похожи друг на друга. Каждый из них имеет свою изюминку, стиль и дыхание. И даже те немногие, общие элементы разительно отличаются один от другого, в зависимости от расстояния и характера горожан.
  Подобным обязательным элементом для каждого поселения является наличие городской стражи: будь-то помпезно-расфуфыренная столичная охрана; или потные добродушные толстячки небольших торговых городков живущих от ярмарки до ярмарки; или же суровые и бдительные но, увы, плохо снабжаемые вояки пограничных городков. А ведь они еще и делятся между собой на базарную, портовую, внутреннюю и внешнюю стражи. Иерархия священна и непонятна постороннему обывателю.
  Хотя, какая впрочем, разница, какой именно стражник портовый или базарный вымогает у путника мзду, оправдываясь многочисленными голодными детишками? Пресловутая многодетность любого стражника, который активно берет на лапу, уже стала притчей во языцех, и обязательным элементом каждого города. Традиции как никак...
  К полудню подошла их очередь и компаньоны, заплатив положенную плату за вход, заодно прослушали и краткую инструкцию про правила поведения. Они были весьма простыми и строгими: условная равность всех сословий (за исключением крепостных) и невозможность использования оружия страшнее ножа для нарезания мяса. Использование любой несанкционированной магии, в особенности боевой также находилось под абсолютным запретом. Дану даже пришлось надеть специальную бирку на меч, а маг начал было более детально расспрашивать служивого, но тот лишь отмахнулся в сторону улицы и попросил не задерживать очередь.
  
   ******
   - М-да, не маленький городишко - осмотрелся Виго, когда час спустя они вышли на Верхнюю площадь в Купеческом квартале. Узкие, многочисленные улочки, заполненные разномастным людом, лотками и торговыми палатками не способствовали быстрому продвижению.
  Казалось весь город это огромный рынок, по шутке богов, запихнутый в оковы каменных стен. Но приходилось вертеть головой, держаться вместе и постоянно проверять наличие тощих кошельков. Благородный граф де Арвилэ чувствовал себя последней деревенщиной в этом огромном муравейнике, где проживало больше тридцати тысяч человек! Кроме того, от ярмарки до ярмарки, то есть раз в три месяца, население увеличивалось еще тысяч на десять за счет приезжих! А нелюдь и вовсе не считали...
  Размерами Крад уступал лишь Хадраме и Маурену, но те были столицами двух империй. Так как Дан впервые был в таком огромном городе, он полностью положился на Виго. Маг же был как рыба в воде - город напоминал столицу, в которой он прожил более четырех лет, и на миг показалось, что все недавние перипетии всего лишь дурной сон. Виго напустил на себя важный вид, расправил плечи, и начал активно работать локтями в толпе, успев при этом стянуть с лотка пару яблок, какими активно хрустел. Впрочем, яблок хватило лишь на пять минут, после чего огрызки полетели в противоположную стену, на какой сразу же остались мокрые пятна. - Ай-ай-ай, господин маг! А как же эдикт "О чистоте"? Или за пределами империи можно гадить беспрепятственно?
   - Дан принюхайся, как тебе благоухания? Тут весь город помойка - в подтверждение слов мага на них едва не попало содержимое двух ночных горшков, синхронно вылитых из противоположных окон. Видать добрые обыватели целили друг в друга. Дан брезгливо обошел новообразованную дурно пахнущую лужу и процедил: - что ж надо жить как свиньи? Неужели нельзя устроить уборные? Прибрать город? Виго усмехнулся - граф, как я понимаю, здешние бюргеры, и обычные мещане ценят свободу не только от баронов, но и ее понятия как априори. Посему ходить в городские заведения и платить за вывоз мусора они не хотят, как это делают более богатые жители. Зачастую мещане объединяются и нанимают работников, в основном бывших или беглых крепостных, которые готовы делать любую работу за сущую мелочь! Дан внимательно слушал, увернувшись еще два раза от ночных горшков и обходя многочисленные препятствия - тяжкая работа косит многих, но кое-кто поднимается на ступеньку выше и тогда приходят новые раб...хм работники и население города снова увеличиваться.
   А поэтому увеличивается поток дерьма и мусора... - можешь не продолжать Виго и так все понятно - воин замешкался на секунду спросив у очередного хозяина лотка с подозрительными вида пирожками правильно ли они идут к магистрату. Получив утвердительный ответ и отмахнувшись от покупки пирожков, Дан кивнул и весело продолжил - а называется это все мудреным словом, как же нам говорили на уроках - урбанизация! - Я бы сказал говенная урбанизация - добавил маг, вытирая запачканный сапог об кучу сваленного тряпья - нам туда...
  
   ******
   - Говорить буду я - а то у тебя вид еще тот - безапелляционно заявил маг, когда они, наконец, вышли к серому двухэтажному зданию городской ратуши. Место заседания патрициев города вольготно расположилось на площади Свободы, как раз между небольшим Храмовым кварталом и огромнейшим, славным Крадским рынком, который работал круглый год и практически целые сутки. Патриции - выборные мужи города Крада похвастаться таким трудолюбием не могли, ибо каждый из них кто входил в магистрат имел собственный вложенный капитал в то или иное дело. Поэтому заседания и суды были короткими и эффективными и к четырем часам дня, как правило, уже заканчивались - все это поведал им дежурный служка канцелярии магистрата.
   А за скромную мзду он рассказал все, что знал о визите беженцев из Ордена - довольно информативно, приукрасив, правда, ненужными казенными метафорами свое видение. Да действительно, колонна беженцев, где было много женщин и детей и всего лишь тридцать семь рыцарей, прибыла двадцать пять дней назад. Они расположились в самом городе в особняках городской знати - зачастую своих знакомых, друзей и торговых партнеров.
  Город предоставил беженцам кров, защиту и лекарскую помощь. Самонадеянные бюргеры, предлагая подобное, совершенно не боялись гнева империи. Всем раненым была оказана лекарская и магическая помощь правда кроме одного... - ну не томи чернильная душа! Сколько - заревел Дан некормленым медведем увидав как писарь многозначительно замялся и положил на стол серебряный - господин Фонхельг болен, и находиться в хосписе св. Ильяра. Но сейчас уже поздно и вас не пустят господа - поспешно добавил канцелярист, видя как Дан, а за ним и Виго, ринулись в сторону дверей - завтра утром найдете его там...
  
   ******
   - я так понимаю, что нам нужен постоялый двор? Кроме этого, постоянная беготня разбудили во мне зверский аппетит. По правде говоря, Дан я не ел с утра, так что ужин на твоей... - маг шагал впереди практически в такт своему брюзжанию. При выходе из ратуши они сразу нашли две таверны и один постоялый двор. Но, цены в сих заведениях не то что бы больно кусались, они просто норовили схватить за горло и загрызть. В третьей таверне по счету взбешенный Виго обвинил хозяина в жадности, завышении цен, недоливе пива и хобиттизме, посему был сразу выставлен вон двумя дюжими вышибалами. Дан предпочел не вмешиваться, дабы не раздувать скандала - этот район действительно был им не по кошельку. После долгих уговоров Виго согласился, и они двинулись в Ремесленный квартал.
  Вечерело.
  - Дяденька дай медную монетку - очередной беспризорный мальчик, наверное, в сотый раз за день, жалобно протянул сложенные ладошкой руки. - Ппшел, щенок отсюдова! - Виго так же машинально отбил руки в сторону и вдруг остановился как вкопанный упершись в здорового толстого типчика в засаленном мясницком фартуке - тебе, образина, что денег для ребенка жалко? А если мы поищем? - толстяк, видимо главарь шайки, не стал рассусоливать и сразу перешел к делу. Виго ухмыльнулся про себя, и, делая шаг назад, увидал еще двоих подручных брюхана. В этот щекотливый момент в переулок вошел Дан, и, пропустив убегающего попрошайку, целеустремленно двинул к магу. - Виго, чего встал как вкопанный? Уважаемый как пройти к постоялому дво...- Дан погруженный в свои мысли не успел отреагировать и "мясник" со всего размаху ударил его головой прямо в переносицу. Подручные главаря синхронно достали ножи - деньги быстро, а то сейчас порежем!
  
   ******
   Опять разбили нос! И кто? Доморощенный грабитель-мясник с подручными в виде "добрых обывателей" города Крада. Ему наследному графу де Арвилэ! Ослепляющая ярость нахлынула на Дана. Подобная мимолетная ярость, которая застилает глаза красной пеленой, заставляет ненавидеть и наносить удары, по бездыханному телу врага убивая в исступлении. Впрочем, ярость не мешала ясности ума, скорее даже помогала форсировать свои действия. За меч было хвататься нельзя - билась одна мысль, да и какой толк от фамильного клинка в узком проходе переулка заваленного мусором?
  Первый удар получил главарь - заработав тычок пальцем в глаз вместе с одновременным ударом в пах, брюхан заверезжал и сполз в кучу мусора по стене. Второй грабитель попытался, было крутануть маленький, удобный кистень - но воин просто поймал гирьку в полете и рванул на себя. Не успев выпустить кистень из рук, грабитель упал вперед, прямо на здоровенный мясницкий тесак, который Дан успел подобрать из рук падающего главаря.
  Третий бандит не собирался смываться и отчаянно попытался ткнуть Дана ножом, целя прямо в живот. Воин просто сместился в сторону и, перехватив руку, хватил ею об стенку, заставив бандита выронить оружие, а в отместку заехал лбом с размаху прямо в нос. Неудачливый грабитель повторил кульбит главаря и со стоном сполз по стене. Сзади зашуршало - те, кто перекрыли им проход назад, вкатив небольшую повозку, приняли верное решение и ретировались.
  Оглядевшись, Дан увидел, что брюхан успел отползти на четвереньках с места стычки и сейчас с воем убегает, а маг, на капельки не сомневаясь, ощупывает лежащих бандитов на предмет денег и ценностей. - Не жилец - уверенно заявил Виго, а второй очухается через полчасика. - Надо дождаться стражу - просипел Дан, ощупывая разбитый нос, сдадим вот этого - воин пнул поверженного бандита. - Граф, я вижу, вы не сталкивались с криминальным элементом, Боги миловали. Только непонятно кого - пробормотал Виго глянув на умирающего с ножом в груди, а я скажу что этот район, скорее всего, поделен между парой-тройкой банд, с которыми "дружат" стражники. И вы хотите что бы мы остались на месте убийства? Кстати, может добить? - но мы ведь не использовали ни магии, ни своего оружия ...
   - да плевать им с высокой ратуши - маг спешно нащупывал кошельки и потаенные карманы - я надеюсь, никакого чистоплюйства Дан? Заунывных притч и поучений о добре? - Не в этом случае Виго! - воин, сплюнув кровавый сгусток, поднял кистень на длинном кожаном шнурке - в этот раз законная добыча!
  
   ******
   - И все же я не понимаю Виго, почему мы не стали ждать стражу? - пробубнил воин, вгрызаясь в огромную свиную лопатку Час назад, приятели выбрались из злополучного квартала и нашли приличный трактир, где также и сдавались комнаты по сходной цене. Посему, маг и воин, посчитав мелочь из кошельков грабителей, решили, что сегодня не грех выпить и погулять. Все равно даром.
  В скоротечной стычке Дан, все же, ухитрился заляпать плащ в крови, и сдал его на стирку служанке, попутно ущипнув за роскошную попу. Девица зарделась профессиональным румянцем и призывно улыбнулась. М-да, сегодня они снимут разные комнаты с магом... Наконец наевшись оба откинулись к стенам - так как сидели за угловым столом, лицом к входу, дабы контролировать всех входящих в зал.
   - Пустое Дан! Кто нас видел? Попрошайка!? Полугрош - вот цена его словам! А вот если бы мы остались были бы проблемы...
  - Местная стража настолько коррумпирована?
  - Ну что ты! Нас бы оправдали, скандалы им не нужны. Но держали бы в тюрьме до "выяснения" и шепнули бы куда надо. Здесь ведь каждая банда контролирует свой квартал города. Хотя мелких шаек также достаточно, слыхал даже, что иногда добропорядочные бюргеры выходят пограбить. Наверное, нам попалась как раз такая...
   - Добропорядочные ...как же - Дан аккуратно пощупал переносицу. В принципе ничего страшного - в таверне маг использовал какой то компресс и сейчас он красовался с немного распухшим носом, а сам отек быстро спал. Хотя неужели воина должны отягощать заботы о своем лице?
  - Теперь я начинаю понимать, почему святой Сарантарра не позволял строить города на территории ордена, а все равно вас зараза богатства скосила, уж больно территорию "неудачную" выбрали.
  - Скажешь такую глупость. Наш орден начал накапливать богатства лишь полста лет тому назад, когда установился более-менее шаткий мир с Хадраматом. А до этого момента, степная война была не слишком успешна - мы еле сдерживали орков...Ладно, маг мне пора.
  - Ага, давай. Вон твоя служанка стоит, глазами стреляет.
  - И тебе приятной ночи Виго.
  - Ты идешь завтра со мной в хоспис?
   - Конечно о могучий "побиватель" мещан с кухонными ножами...
  
  
  Глава 19
  С самого утра, обитателей хосписа св. Ильяра, разбудил звук гулко топающих сапог.
  Вымытый, побритый и отдохнувший Даниель де Арвилэ с коротким воинственным ежиком отрастающих волос, в начищенной до блеска кольчуге, чеканил шаг, двигаясь к палате Фонхельга.
  Обветшалое здание хосписа не внушало доверия - построенное еще век назад на деньги сердобольных граждан города с тех пор ни разу не ремонтировалось. Бюргеры побогаче предпочитали тратить деньги на частных магов-лекарей. У городской бедноты иного выбора не было как и денег на магов. С тех пор количество добрых мещан поубавилось, а количество пациентов возросло в разы. Бесстрастное лицо, шагающего Дана, могло обмануть стороннего наблюдателя, но он очень волновался. Развернутые плечи, локоть правой руки согнут, так как будь-то бы держит шлем, а левая рука покоилась на яблоке меча. Подобное зрелище было в диковинку для местных пациентов - несмотря, на что в этом корпусе хосписа лечились те из горожан, которые еще могли похвастаться принадлежностью к среднему классу. Серые, бледные лица как будто обжигались энергией и здоровьем молодого воина. "Чего так выпендриваться? Ни в жисть в никакую армию не пойду - вон как отшибает мозги" - про себя думал Виго, тихонько шагая вслед за воином. В ответ на вопрошающие лица маг просто крутил пальцем у виска и делал глупые улыбки, кивая на спину Дана. "Лица" делали понимающий вид, и юркали обратно в свои затхлые, пропитанные болезнями палаты успокоенные немощью большого воина. Всегда приятно осознать себя в более выгодном положении!
  Виго морщился, разглядывая разводы плесени на каменных стенах, и гадая, когда здесь делали последний раз магическую санобработку?
  А Дан, не думал - он подошел к тяжелым дубовым створкам, ведущим в единственную приличную палату хосписа, и распахнул их без стука. Инвар ди Фонхельг, командор Седьмой комтурии полусидевший на огромном больничном ложе не удивился. Не попытался схватиться за меч, что был прислонен к кровати, не крикнул и не вздрогнул - он молча, немигающим взглядом, буравил Дана как будто бы не узнавая его. Дан чеканя шаг как на смотре, остановился за два шага от больничного ложа и ударив кулаком в грудь приветствием древних легионов, что было в ходу и в ордене: - господин командор! Личный оруженосец магистра Даниель де Арвилэ прибыл! - рявкнувши приветствие он тут же склонил голову. Ибо не мог сдержать слез. Фонхельг человек, высеченный из мореного дуба, еще два месяца тому назад был крепким пятидесятилетним мужчиной. А сейчас перед Даном сидел изможденный старик, который, пожевав губами, просто сказал: - я ждал тебя мой мальчик...
  
   ******
   ...и вчера утром мы прибыли в город, но я не смог сразу отыскать вас - спустя полчаса Дан закончил рассказывать историю своих злоключений. Они находились вдвоем в палате, ибо Виго деликатно остался в коридоре, что было впрочем, на него непохоже. Командор молчал, было слышно, как противная огромная муха гулко летает по комнате. - Хорошо мой мальчик, что ты добрался сюда. Было еще двое, их имен ты не знаешь...я не буду говорить патетических фраз, описывая героические краски. Нас размазали как сопли о дворянский мундир на приеме - втихую и быстро. И поделом нам! - голос командора окреп.
  - Нет, я не сошел с ума, оруженосец! Нам пустили кровь Верховные Цирюльники Империи, но пациент скорее жив, чем мертв! Тебе неведомо, что кроме нашей в степь ушли еще три колоны. Наши силы сейчас собираются в Арсе. И хоть нас осталось немного, откровенно говоря, совсем мало - но мы спасли молодежь, сотни оруженосцев, пажей и новиков. Чистых душою, верящих идеалам Ордена. Все во благо - кодекс, этика. А ты? Сколько раз в день ты молишься? - командор неожиданно уставился прямо в глаза воину.
   - А-а-а, три раза надлежаще, а путнику не возбраняется и раз - Дан на минуту опешил. - А задумываешься ли ты над смыслом слов? Или просто повторяешь? И даже когда тебе трудно, и ты горячо просишь Богов о милости, ты ведь по прежнему просто чеканишь заученные фразы? Вот то же самое, случилось и с нами... Я не буду пересказывать известную тебе историю. Орден был создан как передовое, человеческое, пограничье. У нас не было рабства, не было крепостных. Были созданы крепости-монастыри, где духовные братья отмаливали грехи наши, а братья рыцари в миру охраняли покой. Святой отец основатель запретил нам строить города на нашей земле...дабы "не погрязнуть в грехе разврата и стяжательства". Правда, следующие магистры обошли сей закон, построив целые города за пределами самого ордена. Мы жили, богатели, пировали, иногда воевали и...понемногу гнили. Последней каплей стало избрание де Руата, который последний раз ходил походом двадцати лет назад. И ведь все было по уставу! Мы не имели сил сместить Якоба, который вел нас в тупик - опасные магические эксперименты Капитула, шашни с орками - известно ли тебе, что он каждый год отсылал в Хадрамат по полутысяче сонтенов? Да наш скряга удавился бы за медный обол!
   Мы погрязли в болоте, а сейчас у нас появился шанс...
   Не смотри на меня так, мой мальчик, ты все видел своим глазами. Грейс не подозревает, что он дал нам шанс на возрождение...
  В коридоре послышался шум и в комнату ворвался возмущенный Виго. На него наседал маленький толстячок в темной мантии, поверх которой, висела огромная серебряная цепь с эмблемой хосписа.
   - Невежда! Да кто ты такой? Я метр Наварен, который учился...
  - Чихать я хотел, на то, в какой богадельне ты учился!? В том свином хлеву, наверное, и не слышали про санацию?
   - Что-о!? Да я тебя! - главный лекарь попытался схватить Виго за грудки, но был остановлен рыком ди Фонхельга - немедленно прекратить! Голос командора, повелевавший сотнями воинов, в момент разнял склочников. - Мэтр Наварен! Прошу приготовить все необходимое согласно моей воле. Идите! А вы и есть тот самый бакалавр магических наук?
  - Недоучившийся бакалавр, Ваша светлость. - Виго поклонился - баронет де Аркур, к Вашим услугам. Маг склонился еще ниже, чтоб спрятать глаза - на человеке лежащим в кровати стояла "печать скорби". Это было так явно что Виго просто растерялся - у него раньше никогда не получалось так легко диагностировать больного магическим зрением без единого артефакта! Что-то с ним определенно происходит...
  - Это, хорошо. После уничтожения Капитула нам очень понадобятся маги ...
  - Господин Фонхельг, осмелюсь заметить - Виго не приверженец ордена - подал голос Дан.
  - Но он амбициозный молодой маг, без друзей, покровителей и средств к существованию? Путь в Хадрамат опасный и неблизкий, да и политическая погода в каганате весьма переменчива. Орден сможет дать вам лаборатории, аколитов, свободу действий, и возможно даже место в новообразованном Капитуле! Хотя это все лирика. Что за конфликт вышел у вас с мэтром?
  - О, сущая мелочь господин командор! У меня случайно появилась одна интересная теория, и я только начал замерять черепа душевно больных пациентов как налетел этот ретроград! Ну, ничего...
  - Ну что ж, господин магикус на данный момент я могу предложить лишь деньги за помощь рыцарю, Даниелю де Арвилэ в его миссии - Фонхельг осторожно выбрался со своего ложа.
  - Рыцарю?
  - Да, рыцарю! Давно пора. Готов ли ты служить Богам, и ордену святого Сарантарры? На колено Даниель де Арвилэ! - воин беспрекословно и молча бухнулся вниз, ощущая касание меча по плечам. - стерпи этот удар и не один более. Служи верно...
  -"О Боги, если вы есть на свете то смотрите на это и смейтесь. Теперь я буду звать Дана Больной рыцарь. Нет-нет Юродивый рыцарь Дан" - Виго с придыханием смотрел на краткую церемонию, сохраняя при этом серьезное лицо и кивая на реплики командора.
  - Встань рыцарь и подай мне кубок. Я хочу выпить за твое здоровье! - воин осторожно поднес к шатающемуся старику вино. Выпив до дна, Фонхельг стряхнул капли в дальний угол, саркастически произнеся ритуальную фразу - в честь и славу милосердных Богов...
  - Господин командор...
   - Заткнись и слушай меня Даниель. Это не мгновенный яд, но у меня есть не более получаса. Я просто усну крепким сном и не проснусь более, посему я должен рассказать тебе подробно...ах к чему сейчас сентенции - Фонхельг только что принявший отраву как будто бы помолодел, на щеках появился румянец и стоял он крепко на ногах совершенно не шатаясь. - мальчик мой, я должен быть мертв более десятка лет назад. "Темная кровь" а точнее рак крови, болезнь которую не могут победить ни обычные средства, ни магия. Капитул смог поддерживать во мне жизнь, долго...настолько долго, что я привык...я жил, воевал, служил ордену и не выступал против магистра и его крыла "братьев-экономов"... Но все это в прошлом. Меня похоронишь по-простому, без излишеств и помпы. Никаких наемных плакальщиц, траурной процессии - стоя на пороге смерти Фонхельг говорил о ней как пустяковом явлении, вроде маленького недоразумения. Дан ошарашенный круговоротом событий просто стоял, внимая командору. Он только-только нащупал цепочку, что связывала его с привычным миром, с его боевым братством и вот опять он оставался один. Если не брать в расчет зловредного мага, который всегда сам за себя и за которым нужен глаз да глаз. ...
  - Здесь полсотни сонтенов серебром, их отдай мэтру Наварену. Доспех мой тебе ни к чему, поэтому продай - не меньше пятнадцати золотых ты возьмешь. Первым делом ты навестишь город Аргал - передашь письма сам знаешь кому, после чего отправишься в Дармштадт. Все дальнейшие инструкции и письма здесь - командор протянул запечатанный инкрустированный золотом тубус. В сургуч вплавлен огромный рубин, там несколько охранных заклинаний, в том числе и для уничтожения бумаг, если они попадут в руки магов. Ключ к охранным заклинаниям, мой перстень - возьми его...
  - Господин командор, неужели ничего нельзя было сделать?! - Ничего. Давай прекратим пререкания. Я еще должен успеть отправить сообщение в Арс отвоем прибытии. Правда, о специальной миссии никто не будет знать. Сейчас лишь у командора Вервельта, комтуров Юнгена и Грегори есть все шансы стать следующим магистром ордена. Пройдет целое лето, пока успокоятся крики, закончатся церемонии посвящения и начнется борьба за власть. Если повезет, то войска соберут весной, или же останутся там навсегда...Все. Давай обнимемся на прощанье - Дан крепко обнял командора, чувствуя, как горло сжимает спазм, а из глаз текут слезы, которых воин совершенно не стыдился. - Ну ступай, мой мальчик. Прости меня старика, что взвалил на тебя, ступай...
  
  
  Глава 20
  Спустя несколько часов, под треск огня погребального костра, Дан мысленно просил прощения у командора за то, что ослушался его последнюю волю. Он не мог просто так, без почестей похоронить Фонхельга. Еще недавно воин был один как лист на ветру, но командор дал ему цель...
  Пахло благовониями от костра, эльфийские (самые лучшие!) плакальщицы неземными, прекрасно поставленными голосами пели ритуальную литанию на упокой. Завтра урна с прахом будет погребена на кладбище возле центрального собора, в котором целый месяц будут гореть поминальные свечи, а мастера-каменщики уже начали вырезать из гранита специальную надгробную плиту. Щедро оплаченные люди иnbsp; нелюди спешили, суетились, угождали, пытаясь понять, кто же такой важный умер в их городе, а точнее кто так пышно оплатил его похороны.
  Уже на кладбище Дан получил несколько анонимных приглашений на рауты, и обеды с негоциантами города Крада и вознамерился их было выбросить, но тут запротестовал Виго. Предприимчивый маг переправил письма и визитные карточки себе в сумку, трезво рассудив, что подобные контакты могут пригодиться всегда. И оказался прав...
  
   *****
   - Кто говорите, вас направил любезнейший? - в который раз, спросил мастер Хашим, оторвавшись от созерцания доспеха. Виго склонивши голову набок, шумно вздохнул, деланно выражая свое негодование - мы любезнейший мастер пришли к вам по рекомендации купца Инно из Тара и мастера Талиуса изволивших написать сии записки, кои вы чуть ли на зуб не пробовали, уж простите за прямоту.
   - Господин Виголан, времена нынче неопределенные, скоро выборы в городскую Лаву и не хотелось бы быть замешанным...
  - Не извольте беспокоиться, почтенный Хашим - Виго мягко, но настойчиво перебил оружейного мастера, видимо, начиная терять терпение - мы с господином Даниелем, маг кивнул на молча стоящего в сторонке воина - хотели бы услышать окончательную цену сего замечательного доспеха...
  ...Нет. Действительно правы те, кто говорит что торгашество (не торговля!) постыдное дело для дворянина. Дан терпел изо всех сил уже третий час. Все утро они потратили на то чтобы найти покупателя на броню покойного командора. Естественно по рядам и магазинам оружейников с доспехом за спиной не походишь. К тому же никто не хотел покупать без рекомендации и в обход цеховой регламентации. Лишь потратив nbsp;немного серебра, которое всегда развязывает языки, компаньоны вышли на Хашима, владельца огромной Бронной лавки, что не раз проворачивал подобные сделки. Обмен любезностями и притирка продолжались еще час, и в этом деле Дан отдал инициативу магу, а сам вернулся в хоспис за доспехом.
  После чего разговор пошел веселей, но уже в каморке, за прилавком. Дан с интересом осматривал груды доспехов: иногда выныривая из милитаристского сумрака, улавливая отдельные детали разговора...
  - Сто пятьдесят крадских грошей? Да еще и новых? Это же форменный грабеж! - маг аж взвизгнул от возмущения - хочу напомнить вам почтенный Хашим, что ваш предыдущий войт города Эдвард Руки-Ножницы и заработал свое прозвище, оттого что просто отрезал кромку у каждой монеты, что проходила через его руки! Я надеюсь, что вы просто запамятовали об этом...
  - Ох, господин Виголан, тяжко с вами! Рискну предложить гномьи дукаты? Может быть, перейдем к мерным весам? - еще полчаса торгов привели к обоюдовыгодному согласию, которое сопровождалось приятным звоном монет...
  
   ******
   Приятный звон монет всегда успокаивал Лео. Причем любимых монет-талисманов в виде медного обола и двойного дуката высшей пробы, которые Леопольд по прозвищу Лис использовал для успокоения нервов и гадания по любому поводу. И любимые монеты еще ни разу не подводили хозяина - лучшего вора от Хадрамата до Леурада. Во всяком случае, Лео в этом был уверен.
  Правда, со стороны никак нельзя было принять скучающего молодого человека, судя по одежде, небогатого купеческого приказчика коих на Рынке пруд пруди, за опытного мастера-вора. Так ведь, профессия обязывает быть неприметным - короткий синий кафтан небогатого приказчика, холщовые штаны, стило и пергамент в руках вкупе со скучающей миной совершенно маскировали Лео среди сотен ему подобных. И лишь опытный взгляд мог оценить руки, а точнее пальцы "приказчика" - длинные, холеные без чернильных пятен.
  Звон подкинутых монет, неуловимое движение -- и их, как и не бывало в воздухе. Шмыгающий носом мальчишка просто потрясенно вздохнул и снова кивнул -- да ровно пятнадцать дукатов, я все видел своими глазами в маленькое духовое окно. Не сойти мне с этого места, если я вру! Деньги в потайном кошеле у здорового воина с мечом, прямо на поясе - сорванец прямо фыркнул от негодования - кто только их придумал?
  - Молодец, лови -- Лео подбросил горсть меди, которая исчезла в грязных ладошках оборванца с похвальной быстротой -- а теперь забудь все что видел...
  
   *****
   Давний спор магов и священников о первоначальной движущей силе человека всегда разбивался о прозаический бастион презренных денег. Ибо кто как не они служили мотивацией к всяческому действию человека - разглагольствовал и даже чуточку богохульствовал Виго разглядывая кенотаф -- однако оперативно сделали! Видимо здесь клиент всегда прав!
  - Ты как всегда утрируешь Виго...- реплику Дана, перебил тихий голос, раздавшийся сзади, что поприветствовал "достойнейших господ". Взорам обернувшихся компаньонов предстал служитель храма в малиновой рясе с накинутым капюшоном и сложенными руками в знак смирения.
  Виго перекосило - больше чем старперов из Академии он не переваривал только жрецов и священников всяческих религий и культов... - да брат послушник
  - Дан заметил небольшую синюю ленту на обшлагах рясы - внимаем вам.
  - О, как! Внимаем! Дан, ты можешь говорить нормально? - маг ухмыльнулся и добавил уже презрительным тоном - почтеннейший проходите мимо... не подаем сегодня...
  Молодой послушник аж поперхнулся под капюшоном от подобной наглости, но справился с собой и продолжил, сделав знак благословения - "и всяк кто в доме твоем, прими подобающе и охраняй душу и тело его"...
  - "тогда будешь угоден Богам твоим" - Дан закончил приветственную строфу из Святых катренов. Собеседник развел руки в извиняющимся жесте и сообщил что их пригласил на обед сам настоятель Собора Пятерых (так называли Пантеон за пределами Империи) и ему, скромному аколиту Церкви надлежит сопроводить господ.
  Господа соблаговолили - воин не смел отказываться, тем более знакомство с прелатом города Крада было бы весьма полезным в будущем. А Виго, никогда не был против, наесться на халяву!.
  Компаньоны покинули храмовый некрополь и вышли на оживленную улицу Цветов, что протянулась дугой практически через весь город. Их проводник в этом царстве торговли и ростовщичества умудрялся останавливаться и красочно описывать немногочисленные памятники архитектуры и места исторических событий.
   Наконец он остановился с радостным возгласом возле неприметного, на первый взгляд, каменного валуна с обычным деревянным ушатом на вершине - Вот достойные, обратите внимание на памятник свободы нашего города! Виго и Дан, скептически обозрели несуразную "скульптуру", причем маг ехидно подумал, что ушат можно использовать в темное время суток и не совсем по назначению...
  - Да, именно монумент свободы! Вы не знаете той истории? Сто сорок лет назад город получил право на самоуправление, кое сейчас именуется Крадским и служит опорой для многих городов в борьбе против жестоких феодалов! - пафос в дотоле бесцветном голосе служки зашкаливал и даже обрел некие личностные нотки...
  Дан зевнул, а у мага заныли зубы как на лекции истории в Академии Начал. Откровенно говоря, Виго жутко не нравился этот манерный послушник с изящными руками (знаем мы их нравы!) Так же появились смутные подозрения о том, что сей тип в малиновой рясе специально их задерживает. Какие то детали выбивались от общего уклада и ускользали от его внимания, но маг пытался разобраться, размышляя про себя.
  Дан же, слушал внимательно, несмотря на то, что сам был "жестоким феодалом".
   - ...междоусобные войны терзали земли бывшей провинции старой империи. Дороги были полны разбойников, мародеров и дезертиров, в городах и поселках свирепствовали чума, мор и...
  - чиновники! Ближе к делу почтеннейший! - маг не скрывал раздражение в голосе. - терпение, есть основа основ нашей веры. Но действительно я буду краток. В тот год в наш славный город Крад пришел Бартоломео наемный солдат графа Диксо и попросил убежища. Существует множество домыслов и вариаций, почему солдат бежал от своего лорда, но все сходятся в одном - это было личное оскорбление. Граф, имея значительные силы, пригрозил осадой, если Крад не выдаст беглеца, но Бартоломео уже стал гражданином города и магистрат отказал, ссылаясь на право вольного города. Тогда граф потребовал отдать деревянный ушат, что принес с собой солдат, ведь он принадлежал графу, но город снова отказал. И началась осада именуемая "Крадским сидением" ибо длилась одиннадцать лет, но город так и не сдался на милость графа...
   - Да мы учили этот период военной истории - Дан наконец подал голос - как абсолютно бесперспективную кампанию, что со смертью графа Диксо переросла в полномасштабную и бессмысленную войну между лордами Конфедерации. А что случилось с Бартоломео? Нам этого не рассказывали.
  - Ну, как в сказках бывает, отвалили полказны и дочь бургомистра в придачу, даром что страшная, получи и распишись. Так было жрец? - съехидничал Виго.
  - Благодарю господина, назвавшего меня, недостойного, жрецом. Нет, не так. По приговору граждан он был казнен - его поломали на дыбе, четвертовали и сожгли за то что накликал беду на город. А ушат просмолили и выставили на постамент как...
  Послушник не успел закончить фразу, как из подворотни выскочил здоровенный пес, эдакая помесь с мастиффа и слона с метр в холке и огромным ошейником с шипами. За чудовищным псом с лязгом волочился поводок в виде железной цепи, а из глубины улочки слышались панические крики хозяина. Капающий слюною зверь не обращая внимания на крики, бросился на главный раздражитель - малиновую рясу послушника. Раздалось клацанье ужасных зубов - и через миг в пасти пса остался кусок рясы, обладатель которой с диким визгом подпрыгнул на месте, и попытался спрятаться за спину воина, при этом вмиг растерявши всю степенность и неторопливость.
  К его счастью Дан, отреагировал быстро и спокойно - воин выхватил меч в ножнах на манер дубинки и завертел классическую восьмерку хватанув при этом пару раз зверюгу по морде. Гвалт стоял неимоверный - матюгались лоточники, видя перекинутый товар, кричали женщины, тем не менее, не собираясь убегать, рычала псина и визжал тонким фальцетом послушник, прячась за спиной Дана.
  Из подворотни выскочил хозяин собаки, судя по обрывку цепи в руке, и сразу же заголосил что мол "люди добрые собачку не обижайте"!
  А Виго вмиг сложил недостающую картинку головоломки и заорал - ДАН, БЕЙ СВЯТОШУ!!! Лжепослушник резко обернувшись в сторону мага, показал ему средний палец и припустил прямо с места, подобрав полы рясы. Дан, ошарашено обернулся, пытаясь оценить ситуацию, благо пес резко побежал дальше.
   - Придурок орденский! Он украл твои деньги! Раззява! Стой ворюга! - маг уже летел следом за вором перепрыгивая через ящики и лотки с фруктами и овощами, которые тот переворачивал на ходу. Через миг Виго обогнал Дан со страшным выражением лица - в поясном кошеле кроме денег лежали также письма данные ему Фонхельгом, а он их проср...прохлопал. Но для стыда и самобичевания не было времени, он даже не орал ничего страшного как маг, он просто выхватил меч, сорвав к демонам бирку с ножен, и несся вперед как смерч, снося все по пути, постепенно сокращая дистанцию. Он видел только светловолосый затылок ворюги, который успел скинуть мантию и сейчас петлял меж рядов и пытался юркнуть в подворотню.
   И тут в дело вступил Виго...
  
   *****
   Лео петлял со скоростью зайца, чертыхаясь про себя - этот черноволосый смуглый сукин сын оказался слишком смышленым! Обычно "клиенты" в представлении "Крадский фокус" не соображают, что случилось еще минуту вторую, за это время ему можно смыться десять раз.
  А уж с Дюка который побежит за своей тренированной собачкой дальше и вовсе взятки гладки... А-а-рх! Догоняют гады - Лео на миг обернулся оценив обстановку и юркнул в боковую улочку маленького Квартала Бабочек, пристанища уличных шлюх, дешевых проституток и элитных куртизанок имеющих собственные апартаменты. В узких, кривых улочках этого квартала можно быстро скрыться... - вор, наконец, сорвал проклятую рясу и выбросив ее за спину. В следующий миг она вспыхнула, не долетая до земли от волшебной стрелы запущенной магом. "Мать моя женщина! На кого я нарвался?" - Лео уже был не рад "спектаклю" и тяжелому кошелю за спиной, тут бы ноги сделать. А крики "стой сука, убьем" только подстегивали ноги вора вперед...
  
   ******
   Проклятый ворюга! Он начал петлять по закоулкам, которые, наверное, знал, как свои пять пальцев. Влетев в очередной поворот и расшвыряв посторонних они увидели что вор добежал до глухой двухметровой стены и не останавливаясь перепрыгнул ее совершив невероятное сальто.
  - Виго, уходит сволочь!!! Сделай, что ни будь!? - отчаянно закричал Дан. И задыхающийся от долгого бега маг сделал... Адреналин и ярость в крови Виго, позволили магу моментально активировать заклинание, и огромный фаербол совершив краткий полет по небольшой дуге, разнес в хлам, казалось бы, несокрушимую стену.
  Ударная волна, затиснутая узким проходом, вывалила две боковых стены примыкавших домов и выплеснула в обе стороны волну магического огня вкупе с сотнями осколков, досок, и целых кирпичей. Лео швырнуло вперед как кутенка прямо в навозную кучу, благодаря которой вор не получил ни единой царапины или перелома. Виго повезло меньше - он соответственно полетел назад и впечатался спиною в чью то дверь, от боли у мага даже потемнело в глазах, и он медленно сполз по ней, наблюдая начинающийся пожар.
  Но больше всех не повезло Дану, который находился ближе всех к эпицентру взрыва. Волшебнейшим образом совсем не задело ударной волной. Совершеннейшим чудом было то, что Дана, совершенно не опалил магический огонь фаербола. Но воин не успел зафиксировать эти события в памяти, потому что в следующий миг ему в лоб прилетел целый кирпич. Новоиспеченный рыцарь Даниель де Арвилэ рухнул как подкошенный и уже не реагировал на попытки Виго привести его в чувство, не видел направленных на них алебард стражи и уж точно не слышал разъяренной фразы префекта квартала, о том, что "именем города Крада" они арестованы...
  
  
  
  Глава 21.
  Звук капающей воды противно и методично выбивал сознание из приятного небытия в существующий грешный мир. Дан упрямо сопротивлялся, заставляя себя побыть еще хоть чуть-чуть в спасительной неге - где нет ужасной головной боли, пульсации в висках и собаки не дергают за ноги! Собаки? Сделав усилие, достойное титанов древности, и вот правый глаз воина с трудом разлепился, вызвав очередной жуткий спазм в многострадальной голове. Вместе с тем нахлынули запахи смрада несомненной тюремной камеры - ужасающая вонь немытых тел, испражнений и, почти осязаемая, человеческая злоба и отчаяние.
  Потратив несколько секунд на борьбу с рвотными спазмами от окружающих миазмов, Дан прямо перед собой узрел грязного оборванца. Оборванец с лицом недовольного хорька из всех сил дергал за его сапоги, недовольно урча и ругаясь под нос. Именно из-за этого урчания Дан и принял его за собаку.
  В скудном свете из маленького окошка, где-то с верха, были видны лишь очертания большой камеры с внутренними перегородками, где вдоль стен располагались многочисленные заключенные. "Прекрасно господин благородный рыцарь - венец карьеры, тюремная камера в этом проклятом торгашеском городишке. И где Виго?" - размышляя про себя, воин аккуратно стер кровяную корку с левого глаза и нащупал огромную шишку на голове - след от кирпича. Из одежды на воине остались лишь рубаха, штаны и сапоги кои этот стервец упорно пытался снять, не замечая манипуляций Дана.
  Не дожидаясь пока "хорек" все же снимет обувку, Дан прямо таки с великосветской небрежностью отпихнул его в сторону и попытался встать. Тело отозвалось ноющей болью в каждой мышце, а в голову словно в наковальню ударил целый гномий молот. Но Дан упорно поднялся, вернее "прополз наверх" по грязной и влажной тюремной стене. Вместе с ним, синхронно поднялся "хорек" и злобно окрысившись, достав из под тряпья заостренную тонкую кость, бормоча при этом что-то угрожающе и не членораздельное.
  А из смрадного полумрака выступило еще трое заключенных, в переднем из которых Дан узнал давешнего неудачливого предводителя небольшой банды. Толстяк, что щеголял сейчас с кожаной повязкой на выбитом позавчера глазу, злобно улыбнулся и сказал - Точно он братья! Признал! Ну, вот и посчитаемся тварь...
  
  *****
  - итак, господин Виголан, вы продолжаете утверждать, что совершено случайно оказались на месте преступления?
  - именно так господин охранитель! Только не преступления, а скорее всего происшествия. Кстати, прошу занести в допросные листы мое искреннее сочувствие пострадавшим и пожелания скорейшего выздоровления ...
  - Да-да. А как вы объясните взрыв разнесший переулок и два дома? И, кстати, позвольте мне определять, где было происшествие, а где преступление - в мягкий голос собеседника Виго вдруг закрались ледяные нотки, так что маг невольно поежился. Вот уже битый час шел умилительно-идиотский допрос. Высокий и тощий, похожий на жердь, блондин с хищными чертами лица и белесыми "рыбьими" глазами сменил на этом поприще квартального префекта два часа назад. Тот просто дал Виго в морду при аресте и орал, брызжа слюною, не давая даже слова сказать. В конце-концов сунул листок и письменные принадлежности буркнул лишь - "пиши давай парень и советую правду не таить. Дружок твой нескоро очнется, так что ты за все в ответе" и ушел. Мастер Тарр, как отрекомендовался блондин-"рыбьи глаза", вел себя спокойно и говорил тихо чем сильно нервировал де Аркура.
  Власть, стражу, охранителей и прочую "сторожевую и шпионящую шушеру" Виго не любил и опасался, а посему чувствовал себя не в своей тарелке сидя в маленьком кабинете с пыльными, темными портьерами, что практически закрывали окна. "Рыбьи глаза" заканчивал читать вслух его пояснительную записку:
  - ...таким образом, я, Виголан, баронет де Аркур, горя благородным чувством справедливости и сострадания к ограбленному соотечественнику помог ему преследовать злого преступника. В данном переулке, где скрылся гнусный вор, произошло неизвестное доселе, спонтанное возмущение магических потоков, кои произвели мощнейший энергетический всплеск, трансформировавшись при этом в заклинание "огненный шар" неизвестного порядка посредством одного из моих драгоценных камней. При поимке опасного преступника прошу вычесть с него стоимость камня, коя прилагается...
   - Итак, господин де Аркур вы еще и настаиваете на награде от магистрата, как первооткрывателю интересного места силы - охранитель города позволил выдавить из себя, что-то похожее на улыбку.
  - О, нет, что вы! Я уже не настаиваю...Имперского посла впрочем, тоже вызывать не надо. Впрочем, если мне не предъявлены обвинения, то хотелось бы просто получить все вещи назад и быть свободным? - Виго просто пустил пробный шар.
  - Прямо таки свободным? Господин Виголан? А кто ответит за разрушения? За создание паники на рынке? За незаконные магические действия? Не буду же читать этот бред - блондин щелчком отправил листок со стола - райцам в магистрате? И как же вы оставите своего товарища в тюрьме? Среди убийц и воров? - он наклонился вперед, пытливо сверля глаза мага. Виго поежился внутренне от этого взгляда, но все парировал - Мастер Тарр, я как добропорядочный дворянин (надо подчеркнуть) хочу предупредить вас о будущих жертвах, где пребывает мой товарищ, то есть временный попутчик. Мы вообще едва знакомы. О, это весьма опасный тип...Он меня избил и заставил грабить добрых граждан...- и тут Виго, неожиданно для себя войдя в роль, расплакался словно ребенок...
  
  *****
  "Хорек" расплакался и раскричался словно ребенок, глядя на пробитую своей же заостренной костью руку. А бандиты уже обступили воина с разных сторон. Правда, толстяк держался чуть поодаль, памятуя про демонскую ловкость Дана в драке.
  С самим воином творились, некие метаморфозы - отчаянье, злоба и бессилие за события последних дней неожиданно превратились в спонтанную и жуткую вспышку ненависти, которая заглушила даже слабость и дрожь в ногах. Ненависть просто испепеляла его изнутри и ее надо было выплеснуть... Дан не старался избить или покалечить - он стал убивать. Бандит слева рухнул с перебитой гортанью, а тот, что заходил справа, сполз с разбитой об стену головой пятью секундами позднее. Толстяк же имел неплохие шансы, если бы ударил ему в незащищенную спину. Но Дан, с дикой, исступленной жестокостью разбивая череп бандита об стену, знал, что он не ударит. И вот сейчас, жутко ухмыляясь и сжимая в руке заостренную кость, он шел к толстяку, который поскуливая, отползал к дальней стене, цепляясь за лохмотья остальных заключенных как бы ища в них защиты. Бесполезно суета...
  - Нет, нет! Не убивай! Исор защитник спаси и сохрани! Дети! Дети есть...а-аа...это не я! Мне приказали!!!- голос толстяка сорвался на визг, когда он поднес к его глазу кость.
  - Кто? - хрипло спросил воин, не узнавая свой голос. Но барабаны ненависти понемногу заглушали свой ритм, и кровь пульсировала в висках все тише и реже. Дан ужаснулся содеянной бойне, но отступать и показывать слабину здесь было нельзя.
  - Они! - сильно дрожа, просипел толстяк и указал пальцем в сторону решетки где в свете факелов появились двое стражников в длинных кольчугах и тюремный надзиратель в в простом сером камзоле.
  - Даниель де Арвилэ! Выходим из камеры! Руки приготовить! - отчего то тюремщик совсем не удивился наличию трупов в камере. А может здесь это просто рутина. Воин спокойно встал и проследовал к выходу, переступая через тела. Кость впрочем, спрятал в руке, на всякий случай... А толстяк, мелко дрожа и поскуливая, тем не менее, бубнил про себя имя, которое не забудет никогда: де Арвилэ, де Арвилэ... Сочтемся харгово отродье!
  
  *****
  - Итак, два трупа. Вы уже "заработали" немало господин рыцарь, но это уже чересчур. И выкиньте кость из рукава, прошу вас, не будьте ребенком. Господин Виголан уже описал все трудности вашей ситуации. Кто вы, откуда. И прочая и прочая...
  - я даже не сомневался Виго, что ты сдашь нас с потрохами...
  - да пошел ты Дан. Это из-за тебя мы тут. Что б ты...
  - молчи и жри свой суп. Небось, за эту тарелку и продал?
  - Дурак ты, орденская дубина. Мясник!
  Тарр с минуту-вторую понаблюдал, как препираются компаньоны. На его бесстрастном лице появилось даже подобия легкой улыбки. Дан сидел на высоком табурете посреди комнаты надежно закованный в кандалы, а Виго обедал в дальнем углу за канцелярским столиком секретаря. Стражники, что привели воина, по знаку охранителя откинули портьеры с окон, откуда открывался вид прямо на Крадский рынок. Судя по всему, они пребывали в одном из боковых помещений магистрата - прямо над городской тюрьмой. Просто, удобно и эффективно.
  Когда утихли взаимные оскорбления и упреки Тарр продолжил - ну что ж рассказ мой будет весьма краток, и вы сами решите как вам выйти из этого кабинета. Так вот, милостивые господа - вас надо повесить!
  - За спонтанную волшбу? Ну, допустим, не совсем! Но ведь это чересчур! Тем более мы дворяне! Дан скажи, что нибудь - Виго аж задохнулся от нахлынувшего негодования
  - Как то запамятовал милостивые господа...Тогда отрубить головы за попытку покушения на заместителя нынешнего войта Кррайга Панну, который сейчас пребывает на лечении хосписе св. Ильяра. Кстати, мэтр Наварен дал вам - де Аркур весьма негативную оценку и объявил вас еретиком посоветовавши прирезать втихую... Ах да! Вы спросите, наверное, при чем здесь соперник моего патрона на грядущих выборах? Все очень просто. Пустив ваш этот "фаербол" метр Виголан, вы вывалили не только стену но также изрядные куски двух борделей вместе с частью клиентов, шлюх и обслуги. К счастью никто не погиб, хотя несколько человек были тяжело ранены. Прошу простить мою болтливость - Тарр немного изменил тон с "холодного" на "издевательский" и продолжил - среди вылетевших, на свежий воздух, клиентов борделя "Золотая звезда" был Кррайга Панн, потенциальный фаворит на будущих выборах и нынешний глава городского суда. Но теперь ему ловить нечего, ведь разразился огромный скандал. И все благодаря господину магу.
  - Ну, сходил человек в бордель расслабиться. Чего тут такого...- пробормотал Виго допивая суп из тарелки.
  - У нас как то непринято "расслабляться" одновременно с девочкой одиннадцати лет и мальчиком всего на два года старше. Тем более из сиротского приюта, который он опекает. Мы не ханжи, но даже для наших вольных нравов это чересчур. Одним словом политической карьере Кррайга конец, хотя никто не заберет у него под этим предлогом мануфактуры и доходные дома.
  - Таких людей - Дан наконец соизволил поднять голову, и прямо таки выплюнул ненавистью, повторяя - таких "людей" надо убивать. Жестоко и мучительно. Их надо медленно поджаривать на кострах...о, я начинаю понимать братьев-инквизиторов!
  После такой длинной тирады воин снова замолчал и, звякнув кандалами, уставился в пол. Виго невозмутимо принялся за второе. Тарр продолжил:
  - Для вас это все неважно. Мой начальник, нынешний глава города был весьма доволен и мне было велено отпустить вас после соблюдения всех формальностей.
  - значит мы швободны? - прошамкал Виго с плотно набитым ртом и прищурил недоверчиво глаз - и можем идти? И что это за формальности?
  - разумеется, свободны! Только после выплаты штрафа в двести двенадцать сонтенов серебром. Или эквивалентной другой валютой. Если необходимая сума у вас не наберется, то будет конфисковано ваши: оружие, доспех и магические принадлежности согласно оценке наших судебных приставов. И вот тогда вольному воля! Только прошу господина Виголан подойти - Тарр подвел мага у окну откуда вся площадь была как на ладони. Внизу, возле кованой ограды у входа в ратушу, шумела толпа горожан числом в полсотни человек. Слышались крики, ругань и складные короткие речевки.
  - Что хотят эти добрые люди? - угрюмо спросил маг озабоченный потенциальной потерей своих драгоценных вещей.
  - Эти добрые люди, торговцы с рынка, которые считают вас жуликами и сообщниками воров. Пока вы азартно преследовали вора, снося все по пути, его коллеги обнесли полрынка. И вот сейчас торговцы хотят вашей крови...здесь, правда, убивать не будут, как-никак центр Крада! Но в любой подворотне вас забьют дубинками. Я ясно объяснил намеренья этих "добрых людей"?
  - Более чем. А кто, вот те люди в темных плащах?
  - А, это подручные вашего доброго знакомого Кррайга Панна, который очень хочет вашей крови.
  - А вот, тот толстячок...
  - Виго хватит! - Дан снова звякнул цепями - мы зачем то нужны господину Тарру. Иначе мне вместо живописаний будущих проблем просто свернули голову в тюрьме. И нападавших было бы пятеро или шестеро. А ты бы Виго, свернул шею по дороге с допроса, или удар хватил? Зачем мы вам, господин охранитель?
  - Я рад что мы можем придти к согласию господин де Арвилэ. Мне понадобиться услуга. После успешного исполнения, разумеется, я закрою глаза и засну на несколько часов.
  - А, оплата?
  - Браво, господин де Аркур! Даже находясь в столь плачевном состоянии, вы задумываетесь о деньгах! Платой за услугу будет возможность вернуть ваши драгоценные бумаги, украденные давеча...
  - Мы согласны!!! - воин просто встрепенулся, крикнув о согласии. Виго скривился поначалу но, взвесив шансы самостоятельно выбраться из положения, лишь обреченно взмахнул рукой.
  - Вот и ладушки - охранитель просто расцвел в искренней улыбке.
  
  *****
  Факел никак не хотел гореть спокойно. Он чадил жирным дымом, коптя каменные своды канализации и роняя иногда куски прогоревшей пакли на сырой пол. Удивительно, но Дан совершенно не ощущал никаких отвратных амбре, присущим клоакам всех больших городов, будь-то человеческих или наоборот. Напротив, тянуло лишь запахом затхлостью и сыростью холодной воды застоявшегося пруда. Хотя, напомнил, себе воин, они шагали лишь по первому уровню канализации, куда еще осмеливались заглядывать смотрящие и уборщики, а дальше шли лишь катакомбы которые никто толком никогда и не исследовал...Зачем, скажите люди добрые, купцам и отцам города Крада интересоваться разными там... пещерами. Уходят эти ...продукты жизнедеятельности...и-и-ии слава богам! Зато часть катакомб облюбовал вовсю уж оторванный криминальный элемент, то есть именно те которым уже ни за какие деньги не скостят обвинительных приговоров...
  Мерцающий факел то затухал, то разгорался вновь и потрескивая играл с тенями воина и мага выписывая вовсе уж фантасмагорические кренделя. Было тихо. Как будь-то бы и не шумел многотысячный город над их головами...неслышные шаги, потрескивание факела и тишина...Естественно первым не выдержал маг:
  - Ну, рыцарь недобитый? Не иначе как свинством это не называется. Что значит "Мы согласны"!!! - Виго пафосным басом скопировал реплику Дана - Какого харга? Мало того что я безвинно пострадал...И не хмыкай! Надо ведь быть таким идиотом?
  - Виго, не ори, пожалуйста. Вчера я извинился перед тобою несколько раз. Кроме того ты мог отказаться от участия.
  - И попасть в камеру? Выплачивать своим имуществом половину штрафа?
  - Каждый выбирает свою дорогу...
  - Ну, ты и сволочь Дан, хоть и рыцарь!
  - У тебя учусь мажишка харгов. Здесь направо!
  
  ******
  Протопав таким макаром еще треть лиги, и сворачивая в нужных развилках, компаньоны оказались перед огромной, ржавой решеткой, которая преградила путь на второй ярус канализации. Сразу за толстенными прутьями шли ступеньки вниз, и отчетливо слышался шум падающей воды. Здесь, согласно карте выданной мастером Тарром, они должны были ожидать. Дан вставил факел подходящий держатель на стене и тут же запалил второй, разместив его на противоположной стене. Это являлось знаком для информатора, с которым была назначена встреча, и который собственно должен был поведать о задании Тарра. К чему такие сложности Дан не понимал, но не им сейчас менять правила игры - надо значит надо.
  Дан глянул на Виго, который уселся на небольшой каменный выступ и, достав трубку начал дымить. Видать де Аркур все еще дулся.
  Воин же принялся перебирать в уме условия вчерашнего скороспешного договора с главой тайной стражи города. Тарр обещал помочь с розыском писем, грамот если Дан согласиться на устранение, а-а-а демон к чему игра слов, точнее простое заказное убийство некой персоны. Де Арвилэ не очень то метру охранителю, но особого выбора у него не было. Командор дал ему задание и приказ его должен быть выполнен, а без бумаг сие невозможно!
  
  ******
  
  Маг на самом деле давно уже не дулся, но марку держал до конца. Все вещи, камни и ценности ему вернули до последнего медного обола. Кроме трактата и книг, которые этот охранитель с глазами убийцы назвал "еретическими". Что за вздор! Но разве каким-то диким варварам объяснишь? - первое время Виго на самом деле размышлял как бы поудобнее сбежать - но ведь без своей научной работы... А еще, его точил изнутри какой-то червячок. Маг с удивлением обнаружил в себе присутствие крохотных элементов совести и теперь пытался с этим бороться. "Юродивый" Дан заразил его "скверной совести" но и он, Виго научил свежеиспеченного рыцаря трезвее и менее восторженно - не по щенячьему, смотреть на мир с позиций "чести и добра". Ха-ха-ха, как такие вообще живут на свете?!
  
&nbsnbsp;p;  *****
  Задумавшись, компаньоны прошляпили появление информатора. Случилось так, что Дан и Виго, научившиеся реагировать на каждый шорох, синхронно прозевали легкий смешок и покашливание, доносившееся из тьмы за решеткой. Причем настолько знакомые интонации, что воин взялся за рукоять меча, а Виго мгновенно повесил "свет" в туннеле, озарив его метров на десять вперед. Но коридор был пуст. В ответ раздался насмешливый голос давешнего вора - лжепослушника: -господин Виголан, снимите заклинание а то глаза слепит, нет сил терпеть...
  - Я тебе их вырву воровское отродье! - прошипел от злости маг, выискивая взглядом противника, но он, видать, спрятался внизу под лестницей, или в одном из многочисленных боковых коридоров и ниш, что начинались сразу у спуска. Благородный Рыцарь Даниель ничего не сказал, но со страшно искаженным от бешенства лицом просто начал рвать цепи на калитке в железной решетке.
  Правда, сначала Дан хотел, чтобы Виго достал его каким то заклинанием или разбил решетку но потом резко передумал, памятуя результаты применения магии в переулке. И вот уже старое, ржавое железо цепи скрипело звеньями и понемногу поддавалось. Дан скрежетал зубами и молча, старался порвать цепь пока маг ласковым голосом забалтывал вора, пытаясь потянуть время...- хотя, ну с кем не бывает, ты погорячился...и мы тоже. Немного. Погорячились... Не будем держать обиду друг на друга. Выходи уважаемый мастнемного серебра, которое всегда развязывает языки, компаньоны вышли на Хашима, владельца огромной Бронной лавки, что не раз проворачивал подобные сделки. Обмен любезностями и притирка продолжались еще час, и в этом деле Дан отдал инициативу магу, а сам вернулся в хоспис за доспехом.
ер темных дел. Поговорим, посидим, выпьем - с этими словами маг тихонько активировал трофейный амулет и приготовив "молнию" для атаки, елейно продолжил - честное слово имперского мага даю! - а с этими словами Виго вытащил кинжал на всякий случай.
  В ответ раздался все тот же насмешливый голос - да-да, реакция именно такая, какой ее описал Тарр. И пусть господин Даниель не старается - с другой стороны есть внутренний замок, уж не знаю зачем, но весьма надежный, так что вам до меня быстро не добраться. И на свет не выйду, ибо ты проклятый маг, харгова задница, уже готов пришибить меня. Но тогда вы никогда не узнаете где ваши грамоты и письма...
  - Выходи. И тогда, клянусь святым Саррантарой, именем ордена и рыцарской честью я тебя не убью. По-крайней мере сейчас - Дан перестал терзать клетку, и обратился к вору. Виго конечно, едва не стошнило при таком патетичном обещании но он тоже произнес, что, мол клянется честью дворянина и все такое. Но кинжал не спрятал. В ответ из темноты боковой ниши осторожно выглянула голова Лео. Вор был напряжен и готов любую секунду скрыться, но все же сказал - предлагаю господа начать конструктивный разговор. Кстати маг запомни, я умею швырять ножи быстрее твоих молний. А если разговор нам предстоит серьезный посему милостивые судари предлагаю переместится в более удобное для этого место...
  
   ******
  Более удобное место на поверку оказалось таверной с двусмысленным названием "Приют мясника" и вывеской в виде зловещей личности в маске и с топором в руках. Таверна располагалась в злополучном для компаньонов квартале Бабочек и являла собой отдельно стоящий дом с кучей пристроек и балконов, из которого раздавались разухабистые: крики, музыка и ругань. Возле крыльца валялось несколько мертвецки пьяных граждан или гостей "славного" города. Отдельно от всех лежал один избитый и ограбленный леурадец, судя по фасону камзола. Просто переступив через тело несчастного Лео нырнул в душно-веселое чрево таверны. Виго также не заставил себя ждать. А вот Дан на секунду замешкался, чтобы оттащить бедолагу хотя бы в сторону от крыльца. На спине леурадца были видны четкие следы грязных сапог- видать на него уже кто-то не наступил из посетителей таверны. Мало того что избили и ограбили так зачем еще измываться - гадские все таки здесь людишки...Большего сделать Дан не мог - денег не было, да и времени тоже - дело важнее...
  
   *****
  "Леурадец" открыл глаза, как только Дан скрылся в дверях. О, ужас! Куда катится мир! Впервые за пять лет работы в амплуа "пьяный избитый иностранец" его не попытались вульгарно ограбить! А наоборот помогли! Кроме этого шок усугубился тем что кошель доброго человека был пуст как желудок баронского холопа! Ни одного полугроша, ни жалкой медной монетки! Знал бы - положил бы пару грошей. Потрясенный вор просто поднялся и отряхнув пыль решил что сегодня стоит хорошенько выпить...
  
   *****
  Внутри таверна казалась большей, чем была на самом деле - может из-за высокого потолка, покоящегося на мощных закопченных балках, а может из-за огромного количества, разномастно одетого люда, начиная от лиц откровенно бандитской наружности так и вполне благопристойно одетых горожан. Лео здесь знали. Даже больше - Лео здесь был популярен - к вору сразу приникли две смазливых проститутки, а от столиков понеслись приветственные крики и зазывания. Обозревая этот притон Виго начал закипать - Лео, со своими воровским замашками, просто бесил его непонятным образом до белого каления. Маг с большим бы удовольствием выжег это бандитское гнездо огнем (ну кроме вон той и той парочки девиц, наверное) и в этом они с Даном были единодушны. Увы, злой рок заставлял друзей оставить бесплодные кровожадные мечты и следовать за Лео в следующее помещение, на поверку оказавшееся небольшим банкетным залом, без единого окна.
  - Здесь хоть готовят приличную еду? - угрюмо заявил маг и углядев угол весь заполненный подушками первым уселся за стол.
  - Виго, мы не брюхо набивать пришли...
  - Слушай Дан, может ты и можешь обходиться горстью изюма там, орешками или еще какой дерьмовой кормежкой, то я так не могу. Извольте! Мне нужно питаться полноценно и желательно за чужой счет - последняя реплика была адресована Лео, который делал заказ вертлявой и сильно накрашенной девице.
  - Скоро принесут нормальную еду Виго. Так вот. Здесь - вор подчеркнул - а впрочем и в городе прошу не употреблять слова "граф", "барон" и прочая...
  - Ближе к делу, почтенный - Дан усилием воли постарался сохранить голос спокойным, и все еще задавая себе вопрос, почему он не выпытал вора каленым железом? Нельзя! Слово ведь дал! - любите вы пространственные рассуждения.
  - Не мы такие, жизнь такая - Лео на миг оскалился но тут же взял себя в руки - впрочем пичкать историями этого долбанного города я вас больше не буду. Кратко об услуге. Убить вам предстоит самого Джерома Бара, по кличке "вепрь" - главу темного мира Крада, действительного главу Воровской гильдии, который подмял под себя все банды четырех кварталов. Появился он здесь всего три года назад. Отличается жестокостью, проницательностью и абсолютным бесстрашием - все семь покушений бездарно провалились, а большинство исполнителей были схвачены и сожжены заживо. Заказчики ненадолго переживали первых. В принципе были еще и одиночки, впрочем, для вас это не имеет значения. Бара ненавидят сотни работающих на него же: воров, грабителей, убийц и аферистов всех мастей. Хотя все признают, что доходы стало на порядок больше, а поножовщины и усобиц в разы меньше, - Лео прервал свой рассказ, когда принесли заказанную снедь: тушеную в сметане рыбу с чесноком, жареную курицу с зеленью, огромные орочьи манты с мясом в соусе и небольшой бочонок легкого крадского стаута.
  - А может весьма опрометчиво говорить про убийство главного бандита города в бандитском притоне? - недоуменно спросил, Дан с трудом сдерживая себя при виде столь аппетитного стола. Ведь со вчерашнего дня он так ничего и не ел. Поначалу не хотелось, ведь от сотрясения болела голова и немного подташнивало. А в караульном помещении городской стражи, где они передохнули перед визитом в канализацию, ничего путного из съестного не было. Стражники несли службу в своих кварталах, и обедать предпочитали дома или в тавернах. Разумеется, в последних, все обеды были бесплатными для славных защитников города!
  Некоторое время они отдавали должное вкусной, сытной хоть и неприхотливой стряпне бандитской таверны. Наконец, Лео продолжил - Нет. Сейчас могу сказать точно, что нас никто не слушает, а даже если и так, то "вепрь" выслушивает по десять раз в неделю про очередное покушение на убийство его особы. Ему не нужны соглядатаи и шпионы - вор синхронно с магом выхлебали по полкружки стаута - у него есть личный, темный колдун. Культист Павших или некромант, демон его задери! Виго внезапно перестал напихиваться едой и внимательно прислушался.
  - Все заговоры пропадали втуне из-за его магии - ведь у воров нет магов. Немногие жалкие фигляры способные отвести глаза или передернуть карту не в счет...Виго и Дан молчали, внимая каждому слову Лео - я сам появился здесь год назад. Проездом. Ненадолго. Во всяком случае, тогда я думал, что подзаработаю и двину в Эссен-ар или в Леурад греть пузо на пляжах. Меня предупреждали на счет крадских порядков, но я был весьма самоуверен. И в первый раз и последний раз не послушался своих монет...Так вот, к чему это я - меня взяли в первый же месяц "работы", а еще через месяц я стал работать на Бара нося в руке след принадлежности к новой Воровской гильдии - с этими словами Лео обнажил запястье из широкого рукава дублета и показал странный браслет из темного обсидиана, который был просто впаян в кожу - ни имея возможности снять ЭТО. Естественно браслет дело рук проклятого культиста. Я пытался убить мага ядом, стилетом, но все впустую, а непередаваемые ощущения пыток вспоминать не хочу. Я даже пытался отрезать себе руку и терял сознание до того как касался кожи ножом или другим лезвием...
  - я прям сейчас слезу пущу от сострадания - съязвил Виго, тем не менее, внимательно разглядывая артефакт - и это браслет заставил нас обворовать. Конечно ты тут не причем...
  - В целом да. Меня и многих собратьев-одиночек после неудачных покушений Бар все же оставлял в живых для дальнейшей работы. Например моя жизнь оценена в 30 сонтенов. Золотом. Каждый месяц.
  Вот тут Виго проняло, и он не удержался - ты продержался целый год? И принес ему больше 300 золотых? - в глазах мага загорелись алчные огоньки. Дан уже знал, о чем думает маг - сколько таких Лео носят деньги королю преступного мира, как стать таким королем и научиться изготовлять подобные артефакты. Вот тут Виго бы развернулся!
  - Да. Я ведь вор экстра-класса. Ваш кошель с пятнадцатью золотыми фактически подарил мне индульгенцию на весь следующий месяц. Я не обратил внимания и тем более не читал письма, убегая от вас, приняв их за векселя и обязательства торговых домов. Джером Бар не брезгует и ценными бумагами, хоть и ценит их лишь в треть стоимости... Но я устал так жить! Очень устал гадать смогу я выкрутиться в этом месяце или нет. Страх и злоба съедают меня изнутри - но когда ты маг запустил мне вдогонку свой фаербол, я понял что именно в тебе мое спасение. Убей темного мага или сними проклятый браслет и клянусь Исором, Зевраном и прочими богами ты не будешь бедствовать до конца своей жизни!!!
  - Надо подумать и внимательно осмотреть. С ходу и без нужных инструментов и литературы, без лаборатории не разобраться. Похоже на имперскую школу, но чтобы обсидиан использовали для постоянного заклинания это немыслимо! Немыслимо интересно закручено вся эта история - впору скоро засесть за мемуары! Дан а ты как думаешь?
  - Виго я обязан вернуть грамоты и письма. Если надо убить мага - я его убью. Если надо убить этого Бара, я сделаю это, или умру сам. Никакой интриги в этом задании не вижу - ежели б хотели то нас бы убили еще после того взрыва. По моему дела здесь плохи Лео, раз городская власть пошла на сделку с ворами?
  - Ты прав. Бару теперь мало носить титул короля Воровской гильдии - он захотел заграбастать весь город. Умело направляя огромные финансы и подкупая или же запугивая чинуш, он запустил свои лапы в магистрат. По некоторым непроверенным данным Кррайга был как раз его главным кандидатом на пост войта, но тут влезли вы. А ведь "вепря" боятся и ненавидят, и большинство горожан в этом вопросе единодушны. Поэтому я здесь и сотрудничаю с вами, как представителями закона, - Лео позволил себе улыбнуться.
  - Ладно, проклятый мошенник, допустим что убив культиста мы освободим тебя, и заберем его драгоценные бумаги но какой мне с этого толк. Почему это я должен лезть на рожон? Из-за этого прекрасно-распрекрасного ордена? Чихал я на него, благородные идеи и прогресс человечества! Мне нужны деньги и много!
  - Виго деньги будут! И не смей хаять мой орден!
  - Ну и когда? Сколько ты можешь предложить за мой риск? Ведь мага придется взять на себя. А камней и готовых заклинаний у меня практически
  - Когда мы доберемся в Арс я смогу выдать нужную тебе суму на все твои изыскания, эксперименты и прочие расходы...
  - К Павшим твой Арс! Я до смерти устал бегать. Я хочу спать на мягкой перине, ехать в удобной собственной карете и отдыхать в дорогих отелях. Хочу нормальную одежду, а не это тряпье, которым скоро побрезгует даже портовая рвань!
  - Ты закончил маг? - холод в словах Дана не отрезвил Виго, он вновь принялся брюзжать. Обстановка за столом накалялась но тут вновь вмешался Лео.
  - Почтенный мэтр Виголан! - у воина отпала челюсть - "все купили мага, этой короткой емкой фразой" - вор продолжал витийствовать и со своей, уже не раздражающей усмешкой, положил на стол перед Виго небольшой бархатный мешочек. Развязав тесемки, он выкатил на ладонь несколько камней - три крупных синих сапфира, пару средних рубинов и довольно большой неграненый алмаз. - Считайте это моим взносом на общее дело - ведь вы сможете найти этим камням применение. Это был мой неприкосновенный запас на случай неудачного месяца, но сейчас я готов идти до конца... Кстати, хочу напомнить о том, что деньги остаются у Бара, а вот магические предметы и драгоценные камни он куда то все время отправляет. Хотя, тот маг в поместье отбирает из добычи, что приносит подневольная гильдия самые лучшие: камни, перстни и ожерелья. Можете представить его внушительную коллекцию - вор снова нащупал слабину Виго и сейчас пытался играть на его жадности. Впрочем, Виго не потерял голову даже при подобном соблазне, хотя уже внутренне согласился на эту авантюру. Он просто не мог представить себе, что не справиться с каким-то колдуном-самоучкой, хоть и весьма сильным. Имперская школа магии - это я вам скажу о-го-го! Поэтому, через минуту молчаливых раздумий, покатывая камни в руке, Виголан де Аркур задал лишь один вопрос - когда выступаем?
  
  Глава 22
  - Я люблю тебя!
  - А я тебя!
  - А сильнее в сто раз и всегда на один раз больше! - Лия озорно показала язык и дала шенкеля своей маленькой белой лошадке. Кай отстал немного, торя узкую лесную дорогу, чтобы еще раз, в сотый, тысячный раз полюбоваться своей светловолосой красавицей. Как хорошо, когда ты любим и любишь сам той беззаветной любовью, которая бывает в двадцать лет! И тебя любит самая прекрасная девушка в мире! Хотя после того что наконец то случилось вчера, наверное уже любимая женщина... Жизнь прекрасна и оттого, что ты недавно стал магистром магических искусств, а также являешься старшим наследником богатой, благородной семьи. Кай ди Ниоре снова ощутил, как выражались поэты Старой империи "прилив мужской силы в чреслах". Благородная баронесса Лия де Метц, сидя по-дамски на своей лошадке обернулась, насколько позволяла лука седла, словно почуяв поток фривольных мыслей любимого...
  О, Кай!
  О, Лия!
  Поначалу свежеиспеченный выпускник Академии Начал не хотел брать любимую с собой в центральные земли бывшего ордена Саррантары, ведь здесь недавно отгремела скоротечная, но довольно жестокая война. Здесь же смерть взяла себе первую жертву из его однокурсников - Ансельм ди Терозо был убит, толи лазутчиком толи шпионом ордена. Из столичного Маурена, здешние территории казались опасными для молодой девушки пусть даже она будет путешествовать в компании с магом. Но Кай горячо заверил ее отца, что возьмет небольшой отряд охраны, из числа отцовских вассалов. Согласившись с этими доводами, барон де Метц отпустил дочь, и фактически дал негласное согласие на женитьбу... Маленький отряд латников, кстати, остался в деревне утихомиривать местных крестьян, которые протестовали против отборки троих местных детишек в столицу. Вот ведь темнота! Дети этого крестьянского быдла, будут отмыты, ухожены и приняты, шутка ли дело, в саму Императорскую Академию Начал! По-правде говоря Кай очень не одобрял создание некого Серого факультета в Академии где будут учиться простые парни и девушки из числа низшего сословия, но в то же время за последние две недели он обнаружил более чем два десятка потенциально сильных магов. И все носители таланта были крестьянскими отпрысками. М-да, либо магия облагораживает кровь, либо над улучшением породы здесь постарались местные рыцари бывшего ордена, ха-ха! Мысли снова весело скользнули во фривольную сторону, и Кай догнал Лию. Касаясь своим бедром ее точеных ножек спрятанных в разовом батистом платье, он потянулся к ней, целуя просто на ходу свою невесту. Умные лошадки пошли шагом, давая всадникам, насладится поцелуями...
  - О, Кай!
  - О, Лия!
  Увлеченные только собой влюбленные так и не заметили появившихся как из-под земли троих церковников.
  
  *****
  - Дорогу верным Церкви! - рослый, под два метра, послушник в рясе воздел мощную руку и Каю с Лией пришлось осадить лошадей. Позади "рослого" появился еще один монах, а второй правил маленькой лошадкой, что тянула за собой повозку с огромной клеткой. Такие клетки предназначались в основном для пойманных колдунов, ведьм, знахарей тобишь для необученных сельских "магов". Или детей с магическим талантом - Церковь, как и маги, собирала свою дань с центральных земель...
  Поначалу Кай даже опешил на секунду, но спустя миг, спесь выработанная десятком поколений благородных предков привела его в такую, же благородную ярость. За один испуг Лии он был готов растерзать на куски церковную серую мразь - пшел с дороги, пес! Я, маг пятого ранга Кай, граф ди Ниоре великодушно прощаю тебя - с этими словами он заехал сапогом в грудь впередистоящего монаха. "Рослый" не упал, а всего лишь отступил на шаг, так что клобук слетел с головы, открыв при этом лицо, отмеченное многочисленными шрамами.
  
  *****
  Если бы Изарий двадцать пять лет назад кто-нибудь, сказал, что он станет монахом, наглец, ляпнувший подобную дурость, скорее всего, был бы мертв. Хотя, двенадцать лет имперской каторги за убийства, изнасилования и грабежи, наверное, малая цена для свободной натуры как он. С каторги, на седьмом году отбывания срока, его и многих других каторжан, больше похожих на ходячие скелеты, чем на людей, забрали монахи согласно эдикту императора Грейса I. Император за пару тысяч доходяг-каторжан отданных в фактическое рабовладение Церкви Пантеона получил донатиум в сотни золотых. И все были довольны, включая и самих преступников короны - Церковь давала шанс выжить. Для Изарий последовали десять лет изнуряющей физической работы в монастыре св. Тафта. Потом был постриг, смирение, и еще практически десять лет служения на благо матери церкви - различные задания в ходе выполнения, которых нужна была грубая сила и решимость. А в этом году он был принят в состав нового отряда Стражи Веры...
  И много ли теперь толку в былых грехах? Перед церковью он чист - а даже если и нет, то всегда есть возможность прощения. Ну почти всегда... Ведь сама Церковь есть не только утешение и защита для слабых духом, а для сильных напротив это шанс подняться и ощущать свою принадлежность к чему то большему и возвышенному! Но видят всеблагие боги как тяжело, столько лет скрывать свою сущность и топить все помыслы под маской благочестия, раскаяния и сотен молитв! И вот, лишь один удар от сопливого мальчишки, и сейчас Изарий почуял, что с него слетает весь налет, и он снова превращается в свирепого и жестокого, пятнадцатилетнего главаря одной из самых беспощадных банд Маурена. Щенка следовало проучить и малейшего трепета перед "благородным" он не испытывал. Дальше если и не врет что он маг. Сколько ему подобных плакало кровавыми слезами в подворотнях... - Э-э-эх! С дороги благородный! - Изарий поймал за узду коня мага.
  
   *****
  Кай растерялся - не применять же магию против святош? Если бы с ним не было Лии, то он возможно и уступил бы, уж больно страшен был этот монах в шрамах. Что за мысли?! Уступить?! Ему? Магу пятого ранга? Графу ди Ниоре? - возмущенные размышления Кая прервал Изарий, взявши его коня под уздцы. - Ах, ты ж тварь! - с резким змеиным шипением изящный эсток вылетел из ножен и описал вертикальный полукруг. В следующий миг все слилось вместе: рев Изария, который зажал рукою окровавленный обрубок левого уха, пронзительный крик Лии падающей с испуганной лошади и странный свист, а потом земля, несущаяся к нему самому. Удар и спасительная тьма.
  
   *****
  Хруст ребер упавшего мага не отрезвил Изария. Кровь, залившая шею и предплечье, постыдная обида и увечье, нанесенные сопляком сорвали все покровы кокона, которым он последние тридцать лет закрывал темные стороны своей натуры. Еще раз, смачно добавив по ребрам бездыханного юнца, он обернулся к своим попутчикам - Толдару и Стефану. Толдар сидевший на козлах сматывал длинный пятиметровый кнут, которым он и оприходовал мага. Удар кнута был страшен - горизонтальная полоса кожи на лбу мага была рассечена, и ее лоскут свисал на левый глаз. Мальчишка был весьма самонадеян, имея на себе лишь один "малый щит Исора" от магических атак и одно "крыло Илит" от стрел и болтов. Правда, кнут заклинание замедлило, но не остановило - Кай иногда забывал подпитывать свои артефакты, предпочитая вешать защитные заклинания на Лию. Молодости свойственна беспечность и непогрешимая вера в свои силы...
  Изарий уважительно кивнул Толдару - бывшему конокраду из восточного Хадрамата. С ним, как и с его исковерканной биографией, он познакомился всего месяц назад, но успел оценить эффективность простого и смертоносного оружия в его руках во время путешествия по землям ордена. Только подобные ему, степные сорвиголовы были способны на подобное мастерское владение кнутом и столь же великое пренебрежение к человеческой жизни.
  Изарий перевел взгляд на второго - Стефан скрестил пальцы особым образом, так как это умеют делать только столичные воры. Святые заступники, и это отряд Стражи Веры? Присланный вразумлять обретенную паству и отбирать потенциальных магов для службы церкви? На что рассчитывал пресвитер Атоний, посылая нашу отпетую троицу сюда? Задницы Азура, Исора и Зеврана! Теперь они все стопроцентные покойники - за нападение на мага-дворянина. И церковный суд их вряд ли спасет - теперь за их жизни не дадут и половинки медного обола, если только, не останется свидетелей... А ведь маг еще жив и его девка тоже. Девка...
  - Ей, бон смотри - Изарий вздрогнул, когда прозвучал титул "главарь" на воровском жаргоне империи. До этого его величали "брат-наставник" согласно церковной табели или "брат-капрал" согласно рангу в отряде. И вот спустя два десятка лет он снова "бон"! Изарий сглотнул и дабы отвлечься от судорожных размышлений, посмотрел именно туда, куда указал Стефан. Смотреть было, на что...Лия упала очень неудачно - на спину, и от сильного удара также лишилась чувств. При падении ее платье задралось до пояса, открывая всем взорам длинные стройные ноги и самое потаенное...
  Нижнего белья по новой взбалмошной моде в Маурене дворянки не носили...Стефан присел на корточки и заскорузлым пальцем провел по гладкой и нежной коже девичьего бедра с наслаждением вдыхая запах легких духов. - Бон, мы все равно ее прирежем можно я хоть разок, а? Толдар вязавший и обыскивающий мага только хмыкнул - ему было некогда засматриваться на прелести - амулеты, кольца и драгоценные камни исчезали в его руках как по мановение волшебной палочки. Тем более что запретный плод для церковников на поверку не был очень то и запретным. Изарий стоял столбом посреди глухой лесной дороги и слушал шум колотящейся крови в висках, что отбивала свой немыслимый набат и сбрасывала прошедшие годы прочь. Жизнь снова обрела смысл и расцвел всеми красками мира - "брат-наставник" или вернее сказать уже "бон" тоже вдохнул запах духов и осклабился - ребятки вы хоть раз пробовали дворяночку? Нет? Тогда тащи их в сторону, что никто не видел...
  
  *****
  Жуткая боль терзала Кая. Целая вечность прошла с тех пор как ему разлепили глаза от засохшей крови и связанного и избитого заставили смотреть... смотреть как по очереди насилуют его любимую...И все это время ОНА, со связанными руками и ногами распятыми меж деревьев смотрела ЕМУ в глаза. Поначалу он отворачивался и пытался, каким-то образом развязать руки. Его избивали и затягивали узлы на руках и ногах. Но было уже не страшно. Кай не слышал шуток и оскорблений, не реагировал на плевки и побои которыми осыпали его эти слуги преисподней, по злой иронии судьбы оказавшиеся церковниками! Ни единого камня, амулета, или магического кольца не осталось на его теле...Ему нечем покарать насильников. Естественно их убьют - после такого в живых не оставляют. Лию не пощадят... "Прости меня. Прости меня мое светлое солнце за то что не уберег. Прости меня за то, что я тебя сейчас убью..." Магистру Академии Начал не нужен не один артефакт, чтобы пропустить через себя магию одного заклинания. Стихийник любого ранга, сможет продержаться от одной до пяти секунд, не трансформируя при этом потоки энергии в заклинания посредством драгоценных камней. Он сам на миг использует себя как проводник магической энергии и сгорает. И это простой люд называл последним заклятьем магов, хотя об, этом и не говорили. Часто формула последнего, загодя заготовленного заклинания, умирала благополучно вместе с самим адептом магических искусств в преклонном возрасте в собственной постели. Реже, практически никогда за последнюю сотню лет - на поле боя.
  Иступленная ненависть Кая, его злоба к самому себе и горечь бездарно пролетевшей жизни позволили ему продержаться больше семи секунд. Огненный маг пятого ранга, магистр Кай внезапно выгнулся всем телом и резко, встал вертикально - несмотря на тугие веревки. Лицо Кая искаженное потоками проходящей магической энергии застыло показывая насильникам жуткую улыбку больше похожую на оскал языческого идола прошлых эпох. Из фигуры мага ударили хлысты первозданной Силы на ходу, меняющиеся в узкие, страшные жгуты нестерпимого фиолетового пламени. Лия сгорела молниеносно в пламени очистившей ее от позора и насилия. Церковникам повезло меньше - жгуты пронзили их насквозь, и те секунды бытия показались адской вечностью. Изарий еще успел, лопающимися от жара глазами, увидеть свою жуткую смерть и путь в разверзшиеся врата преисподней, в которой была уготована вечная мука...
  С резким хлопком "жгуты" втянулись в тело Кая. Осыпались пеплом уже совсем не мешающие веревки, через миг разлетелась одежда, а еще через мгновение он сам опал на землю белесой пылью праха...
  О, Кай!
  О, Лия!
  
  *****
  - Вот тута господин рыцарь! Туточки сверкало, и видать было далече хоть, и белый день был на дворе - нескладно говоривший местный пастух в сотый раз поклонился. А Тамрея де Меровея в сотый раз, наверное, окатил озноб. Три часа назад в лагерь имперских войск возле холма где стояла крепость Азборк явились пятеро латников барона и заявили, пропало двое благородных дворян. Командир прибывших, какой то безземельный рыцарь Отто дель чего-то там, из числа кормящихся у рода Ниоре, очень переживал и попросил помощи в поисках. Он же и объяснил, что остался в деревне по прямому приказу Кая. Графский сынок хотел остаться со своей невестой наедине, и Отто просто не смог ослушаться. Это, правда не спасет его от смерти, если что-нибудь случиться с Каем и его спутницей. Чтоб не делать шума, граф де Меровей, троюродный брат императора и военный комендант крепости Азборк (вернее их развалин) и всей провинции, отправился на поиск сам, взяв с собой, лишь десяток личной стражи, злополучных латников и ротного мага. Через час они наткнулись на пожилого, испуганного пастуха который поведал им о странном свечении и взрыве в лесу.
  И вот Тамрею было страшно от той находки, на которую они наткнулись спустя некоторое время, благодаря обретенному проводнику. Оплавленный круг земли, четыре обугленных тела похожих своими размерами на большие черно-угольные куклы, крытая повозка монахов и две лошади принадлежавшие, несомненно, пропавшему магу и его спутнице. Куча разбросанных вещей и закопченный, наполовину сплавленный эсток...
  Винсент использовал несколько заклинаний, копнул сплавленную землю и осматривал тела и вещи во вьюках и на повозке, бормоча под нос лишь ругательства. Ну вот, задумавшись, Тамрей опять прозевал Винсента - ротный маг подошел как всегда неслышно. Так же тихо, чтоб не услышали солдаты и латники барона, сказал - этот Кай де Ниоре убил себя, свою спутницу и нескольких человек. Скорее всего, группу церковников, что также занималась отбором детей в деревнях. Помнишь, еще бонды все ходили к тебе жаловаться и плакать по этому поводу. Я не могу достоверно развернуть цепочку событий, но это очевидно... nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
  - Абсурд. Этого просто не может быть! - Тамрей просто не мог поверить в подобное.
  - Мы всегда сталкивались со святошами. Особенно молодежь...
  - Но трупов ведь не было?
  - Нет. По крайней мере, в столице не было. Или...
  - Или все тщательно скрывали. А сейчас я должен засвидетельствовать преступление и вызвать имперского прево этой харговой провинции - де Меровей ходил возле мага на самой границе оплавленного круга. Десяток его солдат рассыпались редкой цепью вокруг. Четверо баронских латников во главе с рыцарем, принесшим дурные вести, сторожили повозку и лошадей, как будь-то бы, это могло вернуть баронессу и мага.
  - Тем самым я предам огласке убийство представителей церкви и Академии Начал. Нет, это напрямую угрожает спокойствию империи. Винсент я надеюсь, ты не забыл присягу императору?
  - Я боевой маг, Тамрей. Но несмотря на магическое братство и жизнь, и честь мои я посвятил на благо государя и державы. Тем более я могу представить что будет творится в Маурене. Если бы это действительно было так - криво ухмыльнувшись, Винсент продолжил, пристально глядя в глаза графу - увы, мне недостойному! Ведь не имея реагентов, ни запаса времени я не смогу установить причин смерти отряда Кая и церковников. Я прибуду слишком поздно...
 nbsp; - Когда? - охрипшим голосом спросил де Меровей, включаясь в своеобразную игру. Когда его друг рассуждал в такой вот отвлеченной манере, то всегда находил выход из любых, казалось бы, немыслимых ситуаций.
  - Через два-три часа. Все магические эманации любых заклинаний уже рассеялись и мы увидели лишь прах сожженных людей.
  - Кто же совершил это злодеяние?
  - Ответ очевиден. Отряд партизан из пылающей провинции герцога Ормэ, также бывшей ордена владением. В своей безрассудной крестьянской жестокости они сожгли тела всех погибших в неравном бою, а своих убитых и раненых забрали с собой? Нет-нет! Скорее всего ими двигали крестьянские суеверия что мертвый маг сможетp; - Доблестные бойцы пали все, до последней капли крови защищая хозяев. Из уважения к их смелости и доблести их не сожгли, посчитав что честные воины не будут мстить с того света. Или просто партизанам не хватило времени. Но павшим графским солдатам отрубили головы, чтоб имперские маги-дознаватели не смогли прочесть последние мысли, воспоминания и эмоции убитых. Вот так как то...
  - Но ведь большой отряд не смог бы пройти не замеченным. Имперские дознаватели могут и не найти следов большого отряда и решат что его не было...
  - Для местных бондов не существует внутренних границ начертанных нашей великой империей. У герильясов оказались родственники и друзья в...скажем в селении Ксило - маг, перебрав в уме пару вариантов, выбрал самую маленькую деревню которая расположилась в десяти лигах отсюда и была ближе всех к нынешним неспокойным границам владения герцога Ормэ - а таким образом виновные в помощи коронным преступникам...
  - Сами являются коронными преступниками и подлежат уничтожению! Но три сотни бунтовщиков?
  - Ты военный комендант провинции тебе и решать. Или? Или! - Винсент дотронулся до своего кристалла силы, в виде огромного звёздчатого сапфира на цепи, и погасил мощный "полог тишины". Тамрей колебался - ведь он был воином, а не мясником. Винсент хладнокровно предлагает ему массовое убийство сотен невиновных людей, чтобы то, что ублюдочныnbsp;
&
&й маг с долбаными монахами поубивали друг друга. Цена временного спокойствия в империи. Цена вероятного бунта в провинции...Всему есть цена! Граф призвал десятника...
  
  *****
  Солдаты рода де Ниоре погибли сразу - гвардейцы не дали им ни одного шанса. Все четверо аккуратно проткнуты мечnbsp;
&ами и кинжалами. И лишь их командир, обреченный рыцарь Отто из безвестного нищего поместья, успел обернуться и парировал удар. Лязгнула сталь о сталь и вот один гвардеец отлетел, баюкая раненую руку, а второй одернул лишь обрубок своего копья. Имперские солдаты окружили его широким кольцом, ожидая приказа расстрелять из арбалетов либо навалиться с разных сторон. Де Меровей вышел вперед и склонив голову оценивающе произнес: ты уже мертв Отто. Ты не уберег безрассудного мальчишку и его невесту. Я предлагаю тебе смерть без позора и забвения честного имени. Смерть без палача и пыток!
  - Какие прекрасные слова ублюдок крысы! - рыцарь хрипло произнес, стараясь, все время двигаться, что бы держать противников в поле зрения. Правда враги также не стояли на месте, мягко двигаясь кругами вокруг него и покачивая короткими пиками и метательными шефлинами с широкими наконечниками, как степные скорпионы своими смертоносными жалами. Неизвестно, что творилось на душе у воина - может действительно безропотно принять смерть, спасаясь от неминуемого позора на плахе. Но, за что? За то, что малолетний графский отпрыск и баронская дочурка не послушались его советов и отдали недвусмысленный приказ остаться в селении? Что толку от четверых мертвых солдат, что были его единственными свидетелями. Или попробовать прорваться? Невозможно!? Через десяток гвардейцев? Нет! Он не пойдет безропотным бараном на бойню! - с диким рычанием Отто бросился на графа. Дранк! Щит на левой руке принял на себя удар пики, так что вмиг онемела рука! Над правым плечом просвистело несколько болтов! А-х-хххррр!!! Вперед, только вперед! Но в метре от лорда Тамрея сердце Отто как будто бы схватили страшной когтистой лапой. И сжали, так что он навечно застыл с мечом в руке и таким же рухнул на спину. Затухающим взором Отто уже не увидел склонившееся над ним лицо мага, но прекрасно услышал еще его слова: - истыкать всех дубинами, копьями и отрубить головы. Мечами не колоть. Тиссен скачи в лагерь и поднимай роту...
  
  *****
  Еще не успела закончиться благодатная летняя ночь на границе степи и леса в недавно обретенной богатой азборской провинции, как деревня Ксило была вырезана подчистую. Триста семнадцать мужчин, женщин, стариков и детей обоих полов были убиты в течение двух часов. Были сожжены все дома, забита скотина, не забыли даже про семерых пастухов и дальние стада.
  Рутинная жестокость войны. В назидание за приют для несуществующих повстанцев из провинции Ормэ. Но солдатам 3-й гвардейской роты полка "Леморен" было все равно за что. Хвалясь сорванной золотой цепочкой или кулончиком с шеи безвестной девушки изнасилованной за ночь пару десятков раз, или похваляясь кто сколько убил "вот этим вот клинком" в одном доме за раз, весело балагуря солдаты еще не знали что буквально через неделю из всех соседних поселков уйдут большинство мужчин. Ранее, обманутые спокойствием и беспечностью, поверив обещаниям новых сюзеренов и не желая слушать ничего о зверствах творимыми подручными верховных лордов империи по-соседству, через седмицу каждый из них будет до хруста в пальцах сжимать копье или бывший казенный, орденский арбалет, или просто со слезами на глазах уходить в лес. Все это будет позже, хотя вторая война за орденские земли уже началась.
  
  
  Глава 23
  Из подвала казармы тянуло озоном от частого применения магии. Порядком уставший Виго второй день подряд изучал неожиданно свалившееся сокровище в виде халявных драгоценных камней. Непрестанно, правда, и недовольно бормоча себе под нос.
  - Два дня, всего два дня дали мне тупоголовые бараны, чтоб заклясть камни. Да двух дней не хватит просто осмотреть нормально структуру! - маг брюзжал зря, ибо двое суток, в свете последних событий были непозволительной роскошью - ведь у него под рукой были фолианты из башни, драгоценные камни и пустое подвальное помещение, где можно было укрыться от любопытных глаз. Кроме того, Виго кормили просто от пуза, обычной, но сытной пищей, так как магические упражнения по преобразованию и сохранению заклинаний в камнях требовали целую кучу энергии. Негласным указом мастера Тара, их поселили в пустующей казарме городского ополчения. Крадские цехи, вынужденные выставлять ополченцев на время военных действий, не желали в мирное время отрывать от работы почтенных, признанных мастеров и их криворуких учеников с подмастерьями вкупе, стараясь откупится от почетной службы. Дело, знаете ли, важнее!
  А на эти деньги магистрат должен был бы купить наемников, равными числом ополчению и поселить их в казармах для отбытия постоянной службы. Но в мирный период тратить большую кучу денег на подобную кучу вооруженных чужеземцев внутри города? Нет уж, увольте, им найдется другое применение. Посему все стороны были довольны существующим положением дел, а две казармы, небольшое стрельбище и подвальный зал для тренировок, несмотря на огромную цену любого клочка городской земли, пустовали, будучи в ведении магистрата.
  Компаньоны, правда, не забивали себе голову такими сложностями - задерживаться в этом паршивом городе, тем более изучать его особенности не было не малейшего желания. Парада скучающий Лео все же вывалил ворох информации, не зная чем себя занять, пока маг занимался своими делами, а Дан тщательно и скрупулезно перебирал нужное в ворохе доспехов и оружия присланного охранителем.
  В который раз воин скептически осмотрел шлем. Хоть ты тресни, но из вороха проржавевшего железа, именуемого доспехами, он не мог практически ничего выбрать. Хауберки стражников были еще хуже его потасканной, но все еще надежной кольчуги. Кирасы и бахтерцы десятников были слишком велики, так как Дан, не успел отъесть подобного пуза, посему воин был вынужден оставить свой изрядно поизносившийся доспех. Щитов практически не было. Не считать же таковыми две калитки от деревенского забора, реквизированных, наверное, когда-то у сельских неудачников при въезде в город? Оно и правильно - зачем хранить в арсенале подобный хлам? Стража щиты не использует, а во время осады можно наделать сотни новых подобных "калиток". Алебарды, годендаги и прочее пехотное дробящее и рубящее оружие тоже было не нужно. Несмотря на это, со временем горка отобранного оружия росла - Дан отложил небольшой иринийский арбалет, два неплохих метательных кинжала, и дагу для левой руки.
  Особо порадовали несколько горшков с зажигательными смесями на основе орочьего "земляного масла". Это конечно не "имперский огонь" приготовленный мауренскими алхимиками, но все же...
  - Решил поиграть в героя войн падения? - ироничный и бесящий до каления голос Лео нельзя было спутать ни с чем.
  - Оружия мало не бывает, тем более Виго зачарует, так, что греметь не будет. Новости есть?
  - Все нормально, он на месте. Завтра так же будет у себя в поместье, ведь скоро конец месяца, а соответственно и сбор "дани"
  - Охрана?
  - Не изменилась. Два с половиной десятка воинов, именно воинов, а не работников Темной гильдии. Не местные, скорее всего наемники из Хорутана или арсланцы? Болтают мало, с большим акцентом.
  - Подкупить?
  - Не удастся. Пробовали и не раз, все впустую. Не забывай Дан, что есть еще и маг.
  - Он действительно бодрствует все время?
  - Да, эта сволочь - от злости Лео даже заиграл желваками - не спит никогда.
  - Странно, очень странно, ведь даже магам надо спать. Вон Виго дай волю он с радостью будет дрыхнуть до обеда каждый день - воин снова задумался. Самоуверенный поход троих неподготовленных человек: воина, мага и вора (полтора солдата) против спаянного дисциплиной многочисленного отряда с колдуном и во главе с опытным бандитом больше казался самоубийством. Все последние дни они с Лео мудрствовали над картой-схемой поместья начертанной вором. Гадали и так и эдак, но практически все сводилось к тому, что их сомнут числом, если не оправдаются расчеты Лео, на помощь его "коллег"...
  Тем более, Дан не питал особых иллюзий по поводу своего боевого мастерства. Будь ты хоть трижды великим мастером клинка, парных кинжалов али еще чего смертоносного, но против троих или четверых противников не продержишься и минуту... Тебя просто сомнут, накинувшись с разных сторон, или всадят в спину стрелу. Все это он и заявил магу вчера в ответ на заявление трусости - "А раз ты такой умный Виго. Потрудись взять также клинок в руки. И вообще владеешь ли ты, каким либо оружием кроме своего кухонного ножа? - Да, сиятельный граф, в отличие от тебя владею своими мозгами" - после подобной обыденной перебранки Виго и скрылся в подвале, не прерываясь даже на обед, а таская еду прямо туда.
  Воин же продолжая размышлять о предстоящем деле, перешел к доспехам - до кучки оружия добавились: кольчужные шоссы впору, удобные наручи из черной вываренной кожи и небольшая пехотная мисюрка с бармицей, как утешение, выбранное из моря шапелей и кабассетов стражи. "Классический наемник-бродяга" - так оценил его Лео, после того как Дан полностью экипировался. Воин сам оценил обновки, пригнал ремешки на наручах, подтянул шоссы и опробовал оружие - все подходило. Особенно понравились метательные кинжалы. Лео громко комментировал удачные броски, а потом показал класс в ответ на замечание Дана - узкие, больше похожие на стило, ножи у вора летели с немыслимой скоростью и один за другим точно в горло ростовых мишеней - на дюйм выше от края доспеха. Гарантированная смерть...
  Воин непроизвольно сглотнул, пообещав самому себе, что следующим его приобретением будет стальной бувигор прикрывающий горло. Уязвимое место... Демоны подери ну и где найти подобное уязвимое место у этого Бара? Как незаметно выйти из города и подобраться к дому, точнее роскошной вилле построенной во времена Старой империи. Вот-вот... Воин ухватился за последнюю мысль, стараясь удержать догадку за хвост - еще чуть...
  - Лео!
  - А? - дребезжащий звук со стороны деревянной мишени подсказывал, что вор снова попал.
  - Бар никогда не выезжает из своей виллы?
  - Ну, практически никогда. Без мага, он в Крад, носа не покажет, хотя до того как начал использовать "браслеты" еще мог рискнуть. Но городские маги вкупе с церковниками быстро надерут зад этому культисту, если он сунется в город. А если все произойдет наоборот, то Вепрь в отместку "отшлепает" их. Таким образом соблюден шаткий нейтралитет. Пока.
  - То есть Бар безвылазно практически живет на вилле построенной во времена оны?
  - Ну да, я уже говорил. А что в этом такого?
  - А вот что! Любая вилла богача, всадника или аристократа той империи была не просто резиденцией, а огромным домом и хозяйственным комплексом одновременно. Умывальни, бассейны и туалетные комнаты - резервуары, вода по свинцовым трубам с акведуков... ведь так и есть?
  - Ну да, и хоть акведуки наполовину разрушены, но все же такие виллы стоят на вес золота.
  - Гигиена, чистота возведенные в те времена в абсолют! Такие виллы всегда имели выходы в городскую канализацию, ведь патрициям не хотелось нюхать собственные испражнения.
  - А, помойные ямы?
  - А рабы в эргастулах? А животные? А челядь? Все в ямы не смоешь! Нет, нюхом чую, там должен быть ход через канализацию!
  - Дан, а это идея! Тогда я запрошу чертежи ответвлений клоаки за город. А уж мои "робяты" нас проводят. Пойдем, узнаем, что на это скажет маг.
  
  *****
  Виголан де Аркур, в свою очередь не озадачивался нюансами ночного штурма виллы. Маг лихорадочно листал фолианты из башни, с сожалением переворачивая целые разделы - например "Яды", как и "О, травах лечебных и не очень" он проштудировал весьма поверхностно. Ну, зачем, скажите на милость, ему сейчас медленно действующие эльфийские яды? Остроухие ублюдки, считающие себя пупом мира всегда действовали подкупом, стилетом и угрозой. А если это не помогало то в дело шел яд, с каким каким-нибудь поэтическим названием - "Лепесток розы", "Ветер сна" "Поцелуй..." - в "жопу" угрюмо добавил Виго вычитывая список ингредиентов и рецепты приготовлений, каждый числом с десятка два. "Вот значит чем, отравили наследника Буллокира I, а то все хронисты писали что "зачах от неразделенной любви. Да, симптомы именно те" - маг бурчал просто так, с видимым интересом листая пожелтевшие пергаментные страницы. Интересное чтение фолиантов все же пришлось отложить - Виго ждал трактат в виде в тубе из кожи, подозрительно похожей на человеческую. "О душе некромантской..." - за подобное чтиво в Империи его ждало бы лет двадцать каменоломен, и это если не повезет. А если повезет, то милосердный костер.
  "Так, что у нас здесь? Посвящение Тьме, призывы, гримуары, ритуалы простейшие, ритуалы сложные, компоненты и жертвенная кровь... Уфф, столько усилий чтобы научиться поднять пару мертвяков? А вот это уже интересней - "Щит смерти", "Копье тьмы", "Смертный дождь", "Мор"... О-го-го - "Уничтожить жизнь"! Посмертное заклинание некроманта? Нет уж спасибо, жить еще хотим! А вот что делать с реагентами и компонентами практически к каждому заклинанию? Будь проклята компонентная магия - ладно камни еще можно достать, но где например, взять саван вурдалака? Почему именно саван? Почему именно, траханного вурдалака? Почему ничем заменить нельзя? Что за рецепты? "Возьми осьмицу зелья толченного, унцию порошка из савана (чтоб ты сдох вурдалак!), берцовую кость младой девы и прочая..." - прочитав еще несколько страниц, вернее продравшись через хитросплетения архаичного диалекта Виго задумался - тратить время подготовки на то что бы освоить малую толику теоретических знаний видимо не стоило. Хотя, впрочем, надо бы узнать, что может противопоставить ему "неспящий, жуткий, культист-некромансер"? Хотя если он использует ворованные камни то...что тогда? Он обычный стихийник? Тьфу! - Виго с раздражением свернул трактат и вновь осмотрел свой арсенал - по одному рубину и сапфиру были вставлены в пазы Кристалла Силы. Остальные камни из позавчерашнего презента Лео также были накачены разнообразными атакующими и защитными заклинаниями. Все убивающее, все, на что был способен Виго - все пошло в ход: простейшие стрелы Азура, "молоты Зеврана", молнии средних порядков и водяные плети Илит. Последние вышли не очень, ибо с энергией Воды маг никогда не дружил. Но места в халявных камнях хватило даже для безобидных заклинаний по типу: "свет", "левитация". С каждым разом Виго было легче зачаровывать камни, правда, вставленные в оправу - без нее они разрушались быстрее. Посему маг в этот раз решил использовать еще и "чистый" свиток найденный в башне для одной своей старой заготовки, а также амулет, заполненный лишь на треть. "Вот так-то, мои хорошие" - маг любовно провел рукою по камням лежащим на тряпице. Рядом лежал обычный кинжал, любимые хирургические инструменты и заготовленные бинты. Размышления Виго были прерваны скрипом двери и небрежно-ленивой фразой Лео откуда-то сверху - маг пива будешь?
  - Пиво? Буду!
  
  *****
  Вот что было хорошего в этом дрянном, бюргерском Краде так это пиво. Вкусное, не кислое, без горечи - оно освежало, расслабляло и настраивало на философский лад. Все же легкий мандраж одолевал всех троих - у компаньонов раньше не было времени задумываться, на какую авантюру они согласились. И вот сейчас ненужные мысли валом лезли в голову. Дан предчувствуя подобные веянья, просто закончил, хлопнув деревянной кружкой - хватит господа. Время еще достаточно, но напиваться точно не следует. Виго ты не против нашего плана?
  - Мне как-то плевать. Ты вояка вот и командуй. Мага я возьму на себя, но не вздумайте путаться под ногами...
  - Путаться не будем, но я прикрою тебе спину - Лео также расправился с последней пинтой светлого и удовлетворенно рыгнул.
  - Можешь прикрыть, но если что сам за себя...
  - Хорошо. Значит действительно надо выспаться и приготовиться. Выходим за час до полночи - Дан подытожил краткий разговор и первым направился в сторону казармы.
  
  *****
  Ночью, мрак в канализации казалось стал еще гуще и даже мог осязаться руками. Маг лишь хмыкнул на зажженные Лео и Даном факела и щелчком пальцев осветил первый, уже знакомый ярус канализации. Все попрыгали для верности, чтобы проверить, не издает ли чего лишний шум? Хотя, после нанесения "полога", это верно было лишнем. Виго вообще расщедрился, навесив по одному "Щиту Исора" на каждого из них. Себя, правда он опутал целым коконом активированных и припасенных защитных заклинаний. Некоторое время группа шла молча, не оглядываясь, благо шагали они по местам знакомым. Шли быстро, попутно расшвыривая пинками в стороны крыс, больше похожих на маленьких страшненьких кошек. И спустя, всего лишь получаса они прошли через дверь, которую два три назад безуспешно хотел сломать Дан, чтобы добраться до вора.
  На втором ярусе городской клоаки стали отчетливее запахи воды смешанной с отходами и испражнениями. Маленький отряд шел след-след вдоль рукотворной зловонной "реки". Кирпичная кладка второго яруса имела своеобразные, архаичные черты и носила следы обработки грубыми, древними инструментами. Она также служила и грандиозным могильником - за время пути только Виго насчитал двенадцать ниш с костями сотен и тысяч людей. Эти останки, как пояснил Лео, служили могилами для бедных граждан города, которым не хватало денег до и после смерти, чтобы платить за кладбище. Вон Дан ведь отвалил за могилу Фонхельга целых десять золотых! Баснословная сума!
  - Ну, вот - прожить всю жизнь в дрянном городишке, а после смерти твои потомки будут гадить тебе же на черепушку - маг хихикнул про себя - все же лучше костер после смерти, хотя впрочем, какая разница для бренных останков, ведь живешь только раз. У Дана конечно же нашлась бы божественная и благородная версия про жизнь после смерти в раю или преисподней, но маг предпочел не спрашивать, а молча идти далее.
  Наконец, еще через час пути по развилкам и переходам Лео свернул направо в малозаметный проход и углубился вниз. Пройдя по узкому коридору, компаньоны вслед за вором вышли в довольно таки большой зал с высоким сводом. Там их уже ждали...
  
  *****
  - Ну и как, мне, мать вашу, это понимать - Виго обозрел полтора десятка человек при факелах, куче оружия, что усиленно жмурили глаза от яркого света.
  - Ей, Лео! Пусть "вырубит" свой фонарь! - гулким басом рявкнул один из здоровяков с огромным тесаком за поясом и длинными космами.
  - Виго, можешь кхм, "притушить" свое заклинание?
  - Это не тебе гномий светильник! - буркнул Виго, гадая активировать дополнительную защиту или нет. Маг смекнул, что если Дан не дергается, и Лео спокоен, значит пока все под контролем. Пока. Впрочем, маг послушался и поднял шар света высоко, под самый свод зала.
  - Спасибо господин Виголан, я сейчас познакомлю вас со своими "друзьями"- Лео был сама вежливость, а Дан молчал, угрюмо осматривая хозяев пещеры. Ожидавших гостей, наверное, можно было поделить на две группы - первая насчитывала человек семь: сильно заросшие сильные мужчины, с длинными немытыми патлами и свирепым взглядом. Все были похожи меж собою выражением лица как близнецы-братья и в тоже время выделялись своим оружием: у кого был кистень или дубина, кто поигрывал топором, а один и вовсе опирался на абсолютно неуместный здесь двуручный меч! Еще шесть человек, из второй по численности группы стояли чуть в стороне и были одеты в серые бесформенные плащи которые впрочем, не скрывали рукояти сабель и дуги маленьких арбалетов выглядывающих из-под полы. Дальше свет заклинания едва высвечивал фигуры двух одиночек, поэтому рассмотреть детально, кто стоит возле стены, было сложно.
  - Итак, Вейсан Тиль, самый разыскиваемый убийца и кромешник города, садист и ублюдок - Лео говорил забавно мило как о каком то своем закадычном друге. Впрочем, названый детина ничуть не обиделся, а наоборот ухмыльнулся во весь рот и с удовольствием почесал свое брюхо.
  - Все верно, бон Лео, я, стало быть, а со мной лучшие громилы этого сраного города Сом Рубильщик, Коль Рыжий, Тоньо Дурак и прочие славные парни. Сергио Пол-уха привел с собою своих людей. А это, стало быть, тот самый грозный колдун из империи?
  - Таки так. Он самый - Лео небрежно ответил, добавив по староимперски специально для Виго - насупь брови, как будто бы сердишься!
  - Да что это за балаган? Испепелю сейчас всех... - на Виго действительно было страшно смотреть. Кристалл Силы отсвечивал красными сполохами, а лицо было искажено в припадке гнева. "Лучше не придумаешь и брови супить не надо" - подумал Лео и быстренько добавил на общем - извините, господин де Аркур, эти славные парни случайно узнали, что некий грозный маг со своим охранителем (Дан шумно выдохнул) хочет и может надрать зад Джерому Бару и поэтому возжелали присоединиться так, сказать помочь...
  - Дан, ты знал, дубина орденская?
  - В общих чертах. Лео в таверне не договорил всю правду...
  - В смысле?
  - Охраны у Вепря больше двух десятков наемников - профессионалов из Арса, скорее всего. Лис кинул клич среди отщепенцев преступного мира, которых загнал в катакомбы тот же Джером Бар. Правда Лео я не рассчитывал, что среди тех с кем я пойду в бой, будет известный людоед Жакоб и наемный убийца Тезо...
  - Э, Лео мы так не договаривались - пусть гутарят на общем. Может колдун заклинание читает иль чего еще? - главарь "фракции" бандитов подал голос.
  - Ух ты, организованная преступность загнала под лавку ленивую и неорганизованную!
  Ха-ха-ха - будь я историком, сочинил бы интереснейший трактат - Виго казалось, не понимал, что находиться в компании пятнадцати отпетых убийц и бандитов всего лишь с двумя товарищами. Наоборот он интересом разглядывал татуировки и оружие хозяев пещеры. Именно нарочитая небрежность, а также полное отсутствие страха у компаньонов заставили бандитов загомонить и подвинуться подальше от товарищей - а ну как долбанет чем-то колдун? Стоявшие у стены фигуры замотанные в длинные плащи, напротив дернулись при упоминании их Даном и аккуратно вышли на свет. Названый Жакобом щеря подпиленные зубы, пробасил - а не все ли равно вам господа хорошие кто пойдет с вами в поместье Бара? И откуда такие познания у гостей, недавно прибывших в наш славный град?
  - В казарме я детально просмотрел на стенах все ваши наглядные биографии и списки преступлений. Получается если мы, точнее, когда мы убьем Бара, вы выйдете наружу?
  -Да. А тебе что-то есть до этого города?
  - Мне... Действительно мне то что? Демоны! В принципе хоть смешайте этот бордель по недоразумению именуемый городом с коровьим дерьмом. Пошли, летняя ночь коротка мы должны достичь поместья в течении часа - Дан прикинул и громко обратился к бандитам - все кто хочет отомстить Бару можете следовать за нами! Бандиты не шелохнулись.
  - Граф, забыл добавить кое-что - Лео иронично напомнил договоренность Дану.
  - Что? Ах, да точно! И разграбить поместье!
  В этот раз раздался приветственный крик пятнадцати луженых глоток и сводный отряд, после долгого уточнения деталей штурма направился дальше к намеченной цели.
  
  Глава 24
  К вилле они вышли, вернее, вылезли прямо на ее территории, спустя всего час благодаря Жакобу, который оказался прекрасным проводником. Отряд рассредоточился недалеко от поместья, а компаньоны решили немного понаблюдать благодаря сэкономленному времени. Когда-то роскошный образчик имперской архитектуры, сейчас переживал не лучшие времена - на стенах и колонах виднелись неумелые заплатки, крыша была покрыта грубой новодельной черепицей, а сад был страшно заросшим и перекопанным, что впрочем, было на руку нападавшим. Кроме самой двухэтажной виллы на территории поместья расположились две небольших казармы для охраны, и пара бывших домиков для гостей превращенных сейчас в хозяйственные постройки. В самом конце поместья огражденного остатками кованой ограды стоял эргастул для рабов, что работали на плантациях хозяев виллы в незапамятные времена Старой империи. Судя по периодическому заливистому лаю эргастул, служил Бару псарней - маг и охрана это хорошо, но псы учуют любого визитера, если, правда, не будут спать. Виго филигранно накрыл безобидным "Сном" всю псарню не потревожив магической охранной сетки вокруг поместья. Впрочем, последнюю, трехуровневую сеть, он обезвредил спустя несколько минут и, утерев пот со лба, с сожалением посмотрел на остатки дорогущего алмаза в руке. Но без подобной жертвы он бы не справился. Все, остались лишь трое часовых. И хоть через минуту это станет неважно, но следует поспешить, ибо летняя ночь коротка...
  
  *****
  Летняя ночь коротка. Пройдет всего лишь несколько часов, и солнечный диск величаво выплывет над грешною землею, даря тепло и свет всем без исключения живущим. Но для людей замысливших темное дело, время перед рассветом, на границе ночи и дня самое то - предвестники утреннего тумана сладко смежают веки самой бдительной стражи. Уже светает небосклон, и улетучиваются ночные страхи часовых, как вдруг тебе зажимают рот руки, пахнущие потом, железом и валят на землю. Не в силах кричать сквозь грубые ладони ты отчаянно дергаешься в конвульсиях пока милосердное лезвие не найдет дорогу к сердцу и ты не заснешь навек...
  
  *****
  - третий готов! - Тиль радостно ощерился, демонстрируя отсутствие переднего зуба - Тезо, даром, что свихнутый на всю голову, но свое дело знает. Ну, теперь как договорились?
  - Да, вы берете на себя домик стражи, а мы культиста и Бара.
  - Ну, тады удачи. Вперед! - главарь разбойников махнул коротким мечом в сторону приземистых строений, и длинные, страшные тени совершенно бесшумно двинулись по его указанию. "Контрабандисты" рассредоточились по широкому полукругу вдоль виллы и казармы с арбалетами и луками, дабы отстреливать любого врага. Жакоб и Тезо заняли на время место часовых.
  - И нам пора - немного осипшим голосом промолвил, Дан внутренне ежась от предстоящей неизвестности. Было немного непривычно и... боязно что ли. Открытый бой одно дело, а тихое убийство и нападение совсем другое. Тем более, как бы не нравился рыцарю город Крад он очень не хотел, чтобы толпа этих головорезов гуляли потом по его улицам. Лишним было говорить, что воин сомневался в честности непредвиденных соратников - с них станется ударить в спину после победы. Если таковая победа будет, поправил себя наследный граф де Арвилэ, а сейчас негласный военный командир банды и первым, пригнувшись, посеменил к логову Бара. Лео и маг последовали за ним.
  
  *****
  Массивные двери отворились без единого скрипа - огромный зал был просто залит светом благодаря многочисленным гномьим светильникам. Вокруг массивных колонн внутренней ротонды, служившей, когда-то домашним святилищем, плавно спускались широкие лестницы на второй этаж. Влево и вправо уходили небольшие коридоры с мощными дверями, а посредине зала, не умаляя его размеров, журчал небольшой искусственный водопад плавно несущий воды в маленький бассейн для омовений. На компаньонов ошалело смотрел один из охранников, что стоял и писал в хозяйский бассейн, с удовольствием чертя в воде восьмерки, круги и прочие геометрические фигуры, коротая видать ночную скуку.
  А-аааа! - рвущийся из глотки "эстета" крик был остановлен метательным ножом Лео, который по рукоять вошел шею. Сипя кровавыми пузырями, охранник с плеском упал в воду, задев при этом одну из статуй древних богов или забытых героев. Произведение искусства минувших столетий сорвалось с постамента и звонко раскололось на мраморном полу - и в тот же миг за окнами полыхнуло огнем, а наверху пронзительно закричал женский голос.
  
  *****
  В казарме раздался пронзительный женский крик - Вейсан Тиль не рассчитал, что кроме охраны в койках могут быть женщины, одну из которых он потревожил, перерезав горло ее любовнику или клиенту, скорее всего. Бар не скупился на охрану и баловал их регулярными поставками проституток из города, все строго конфиденциально, разумеется. А постоянная работа для шлюх была манной небесной и они помалкивали, что обслуживают воинов ненавистного в криминальной среде Вепря. Но это было уже неважно - с Тиля и его троих подручных спал "полог тишины" и он поспешил ретироваться. Последний бандит, разбив на входе два горшка с зажигательной смесью и опрокинув, висящий над дверями, светильник. Но из клубка взметнувшегося пламени, ему вдогонку прямо в спину вонзилось копье - воины, охранявшие Бара, были мастерами своего дела и сориентировались, сразу же взявшись за оружие, а не за порты. Вейсон бросил взгляд на соседнюю казарму - там дела шли еще хуже. Сом Рубильщик и еще двое бандитов не смогли даже поджечь горшками казарму и сейчас пытались задержать в дверях воина с двумя саблями в руках. Засвистели первые стрелы и болты "контрабандистов" выискивая тех, кто пытался выбраться из окон.
  "Все пошло не так, долбаные боги! Проклятые бабы! Вместо двух десятков охранников мы прирезали всего треть, и сейчас нам всем станет крышка! Если что я убегу первым " - Тиль сглотнул и заорал для поддержки духа - вали их робяты! Сом бросай горшки, мать твою...! И тут в вилле прогремел оглушительный взрыв, выбивший все бесценные витражи из окон первого этажа.
  
  *****
  - Ну, все началось! Лео прикрывай Виго, но не лезь на рожон. Он убьет мага, а я займусь Баром! Виго ты точно уверен в своих силах? Самоуверенный дурак! - в ответ на небрежный кивок мага Дан фыркнул и направился к лестнице. Сарантарра! - голос Дана, излучал уверенность и силу, прошла дрожь и слабость. Начался бой! Как только воин ступил на лестницу, одновременно распахнулисnbsp;- Сами являются коронными преступниками и подлежат уничтожению! Но три сотни бунтовщиков?
&
&й маг с долбаными монахами поубивали друг друга. Цена временного спокойствия в империи. Цена вероятного бунта в провинции...Всему есть цена! Граф призвал десятника...
&
&
&
&ами и кинжалами. И лишь их командир, обреченный рыцарь Отто из безвестного нищего поь двери вверху и внизу. Правда нижние двери вылетели от взрыва багрового цвета, а наверху вылетел сам Джером Бар и две голых верезжащих девицы.
  
  *****
  - неплохой наряд - Виго оценил противника, стоящего в зияющем проходе - культист был сама рациональность: удобные штаны из мягкой кожи, рубаха с короткими рукавами и многочисленные амулеты из кости, какой-то череп на поясе и сабля на левом боку. Последняя деталь выбивалась из антуража "темного", которого Виго отчего-то считал таким же ренегатом, как и сам, посему маг был немого сбит с толку. Но уже через секунду де Аркур проехался пару метров назад на своем копчике - противник кинул ему в лицо классическое "копье тьмы", которое пожрало одно из многочисленных защитных щитов и отбросило назад небрежно стоявшего мага. Виго ответил любезностью и "огненные руки" шестого порядка опалили жаром фигуру врага, разрушив со звоном, какой то амулет. Приветствие закончилось, и воздух вокруг магов начал сгущаться от активируемых заклинаний...
  
  *****
  Лео, за секунды до начавшегося магического поединка сумел оценить свои шансы - как бы ни была велика ненависть к проклятому культисту, тому хватит мгновения своего внимания, для того чтобы убить вора. Но пока Виго жив, этих мгновений у него нет, значит надо защитить мага - судорожные размышления вора заняли двое вбежавших в зал из второй комнаты - охранник с коротким мечом в руке и тип в поварском колпаке с двумя кухонными тесаками. Лео потянул метательные ножи...
  
  *****
  Бой магов скоротечен - ибо разница потенциалов, количества камней и артефактов, мастерство, знание, опыт или практика поиска нестандартного применения заклинnbsp;- Ну да, я уже говорил. А что в этом такого?
аний позволяет сводить счеты между противниками очень быстро. Ошибешься, остановишься, задержишь атакующее заклинание или наоборот не защитишься, и вот уже нет самой защиты, и противник выжигает тебя, изнутри стараясь не попортить шкурку - ведь с обугленного тельца врага артефактов и камней не возьмешь... Но если встретятся равные по силе соперники, тогда бой обещает быть зрелищным и может продолжаться больше нескольких минут.
  Так случилось и в этот раз.
  Уже рухнули две колонны ротонды, разлетелись от взрывов все алебастровые статуи, а маги продолжали обмениваться заклинаниями, срывая защиту друг другу. Наконец раздосадованный культист замер, и выпучив глаза, заговорил на какой-то тарабарщине, хватив о землю черепом с пояса. Виго вмиг почувствовал, как ноги стали ватными, а руки начали опускаться, и сам он перестал помышлять о защите. Противник де Аркура, наконец, выговорив фразу, выдохнул облачко темной пыли, что плавно понеслась вперед. Со звоном осыпались внешние щиты Виго, а два поддерживающих сапфира просто лопнули от прикосновения смертоносной, вражеской магии. Виго инстинктивно сделал шаг назад, когда прямо на него с диким визгом свалилось голое женское тело. Вопя от ужаса, и размахивая руками и ногами она случайно отбросила в сторону мага и попала прямо в центр страшной пыли...
  
  *****
  При первых заклинаниях разнесших зал вдребезги, Дан лишь стиснул зубы и рванул дальше по лестнице. Вверху он увидел Бара судя по описанию, и двух голых и воющих девиц, прямо повисших на бандитском вожаке. Со свирепым рыком Вепрь одетый лишь в роскошный шелковый халат отшвырнул обеих и бросился назад в спальню. Одна из несчастных с криком свалилась вниз, прямо в эпицентр бушующего магического поединка. Второй повезло больше - Дан поймал обнаженную девицу прямо на лестнице и замешкался на секунду прислоняя потерявшую сознание к стене, мимолетно отметив, что главарь любит, дам с роскошными формами....О, боги! Неуместные мысли сейчас! С яростной решимостью Дан вновь понесся наверх...
  
  *****
  ...пыль обволокла все тело несчастной, нечеловеческий визг которой превратился в старушечий хрип, когда ее молодое тело состарилось за мгновение и не развалилось в прах... Будь он проклят! Боги! Это же "Хроно Исимуса"! - лежащий Виго просто ошарашено смотрел на результаты действия именного заклинания, которое считалось утерянным сотни лет назад... Но размышлять и корпеть над магическими и научными загадками можно в лабораториях и скрипториях, а не в логове бандитов посреди магического поединка. С тихим шелестом вылетел из ножен самый обычный, на первый взгляд, клинок и раздосадованный враг кошачьим шагом двинулся к лежащему Виго. Из внутреннего оцепенения мага вывел метательный нож, брошенный Лео в культиста и его дикий крик - вставай сволочь! Дерись!
  
  *****
  Повар, которого вор посчитал слабым звеном в связке с воином, сейчас гонял его вокруг колон как баронский мытарь деревенских бедняков. Упокоив, с самого начала метательным ножом воина Лео посчитал, что легко справиться с каким то поварчуком. Не тут то было. Эта сволочь от кулинарии настолько ловко действовал двумя кухонными тесаками, что отбил в полете его нож! Невероятно! У Лео остался лишь кинжал, ненужный сейчас арбалет и последний метательный клинок, который он потратил на то чтоб помешать проклятому культисту прирезать Виго. Нет, Лео был бы сам не против прибить мага, но только после победы. Ведь если сейчас умрет маг - умрут все...
  
  *****
  - Умрут все собаки осмелившиеся напасть на меня! - Бар просто в ярости! Многолетний план мог полететь к демонам из-за толпы полудурков с магом во главе! Столько лет! Столько лет работать непосильным трудом, влезть в шашни с темными, чтоб взять этот город задолжавший его роду. И вот являются эти двое и рушат его планы с Кррайга Паном! А сейчас они напали на его дом! Сначала он отрежет голову этому белобрысому уроду, что пыхтит вверх по лестнице, а потом посадит на кол проклятого мага, если он к этому времени останется жив... - Вепрь бросился к широкой кровати, наматывая снятый халат на руку и подхватив любимый меч с парным кинжалом, развернулся к врагу, ожидая его появления. Лишняя доля секунды и мимолетный взгляд в сторону портрета предка, что взирал сурово на нерадивого потомка - не беспокойся Бартоломео, я все-таки возьму этот городишко и заставлю их плакать горькими слезами, иначе гореть мне вечно в преисподней!
  
  *****
  Пламя пожара освещало поле немыслимой фантасмагорической битвы похожей на деяния из эпохи легенд и героев - солдаты Бара дрались в основном практически обнаженными, как и спали до этого, а заросшие, косматые бандиты играли роль "варваров" древности. Воистину боги любят шутить! Но для нападавших дела стали весьма плохи - если в первой казарме воинов Вепря еще как-то сдерживали, и то лишь благодаря меткой стрельбе, то от второй казармы, которую все же зажгли, пятился лишь Сом Рубильщик. Оправдывая свое прозвище, он описывал широкие круги свом топором и орал как ревун на маяке. Бандиту не хотелось умирать, а ведь на него наседало сразу трое противников. Еще четверо уже полностью одоспешенных арсланцев бросились в их сторону со стороны второй злополучной казармы! Трое из шести арбалетчиков-контрабандистов перенесли свое "внимание" на эту четверку, но тут один из них, наконец, заработал стрелу в грудь - впервые огрызнулись вражеские стрелки. "Семеро плюс у нас пятеро, еще с шесть-семь вражин в казарме - поганые наши дела, еще пара минут и нас сотрут. Где эти проклятые Тезо и Жакоб, они бы были сейчас очень кстати" - в ответ на мысли главаря сразу два оставшихся горшка с нефтью полетевшие со стороны ложных часовых разбились о доспехи четверки охранников. А через миг трое из них сдирали с себя охваченное огнем железо. Шансы ненадолго уравнялись вновь.
  
  *****
  "Действительно, чего это я расселся. Меня! Меня он только что мог убить!!!" - Виго истерично хихикнул про себя, активируя нагрудный артефакт. Маг, не имея времени на долгое вставание, прямо с положения лежа применил одно из эффективных заклинаний Направляющих Воздуха - "Смерч" закачанное вчера в нагрудный амулет-артефакт. В момент активации, поздно испугавшийся Виго, инстинктивно подправил структуру заклинания, трансформировавши его в новом порядке, чем добавил силы "Смерчу" достигнув третьего порядка.
  Задерживающее заклинание "Смерч" - с помощью оного же рукотворного маленького смерча завертело культистом на месте с немыслимой скоростью, не срывая при этом ни одной магической защиты, ведь сам воздух не приносил направленного вреда, а лишь дезориентировал противника в пространстве и не давал тому сконцентрироваться. Правда, в то же время, усиленное в разы заклинание начало подбирать спиральными потоками воздуха каменную крошку, многочисленные куски мраморных колон и тысячи осколков статуй. Вот теперь лопнули обманутые секундой ранее защитные заклинания. Каменное оружие фанатиков древности тысячами кусков вмиг содрало одежду культиста, измельчило в кровавый фарш его кожу и добралось до мяса. Враг, поднятый, в безумном танце, вихрем жутко завопил, пока имел гортань способную издавать звуки. Еще несколько мгновений и вот, измельченные куски того, что было вражеским магом кровавыми ошметками мяса, костей и мозга просто разорвало по стенам. - Ложись! - за миг до "взрыва" Виго понял, что к чему и упал, навзничь закрыв лицо руками. Может быть Лео повезет...
  
  *****
  Дранк! С лязгом скрестились мечи. Дзинь! В подражание своим старшим братьям встретились кинжалы - Вепрь предпочитал орудовать длиной кавалерийской спатой и кинжалом, благо размеры спальни позволяли "танцевать" на полную силу. Дан внимательно "прощупывал" противника, выискивая хоть малейшую возможность достать Бара, но тщетно - его стиль боя был сложным и незнакомым но, тем не менее, эффективным. Они кружили, обмениваясь ударами уже целую минуту, и за эту минуту Дан пропустил уже два "плевка" вражеского меча и заработал порез на запястье от кинжала. Пока спасал доспех - а Вепрь благодаря отсутствию оного порхал, как бабочка вокруг Дана пытаясь достать его резкими, колющими ударами. Правда и Бар также получил длинный порез на бедре, и тонкая струйка крови сейчас стекала на пол спальни, действуя противнику на нервы. Воин понимал, что бой следовало заканчивать, ибо внизу затихли звуки магического поединка, лишь засвистел какой то сильный ветер. Кроме того, неизвестно как обстоят дела у Тиля. Задумавшись на миг, Дан чуть было не пропустил вражеский финт, и коварный, молниеносный удар кинжалом по глазам! Уйдя пируэтом назад, воин случайно бросил мимолетный взгляд на пол - прямо перед ним стояла амфора с ароматическим маслом, которым видать и умащивали Вепря две девицы перед приятным ночным времяпровождением. Нет времени на раздумья! Внезапно воин начал вязать кружево обманных финтов и выпадов стараясь, чтоб бандит попятился. Сейчас Дан демонстрировал самую высокую скорость, на которую был способен. Есть! Купавшийся на уловку враг, начал огрызаться короткими контратаками, но постепенно пятился под высоким темпом атаки. В следующий миг, Дан пинком опрокинул сосуд с маслом прямо под ноги врагу - за себя он не боялся, ведь на полированных и покрытых темных лаком дубовых половицах его подкованные, стоптанные сапоги имели преимущество перед босыми ногами противника. Бар постарался аккуратно уйти, не теряя врага из виду, но, не сумевши удержать равновесие из-за раненой ноги - шлепнулся прямо на спину как рыба на разделочную доску. С торжествующим криком Дан выбил меч из руки поверженного соперника и пригвоздил его к полу вонзив клинок прямо в сердце. Короткая конвульсия и все, главарь банды державший в страхе многотысячный город был мертв. Осталось только отрубить ему голову, как доказательство смерти для мастера Тара и еще сражающихся, наверное, охранников поместья. Клиент мертв так зачем умирать? Дан поморщился про себя брезгливо - но коготок попал, всей птичке пропасть! Чвак! Пора идти вниз со своим трофеем...
  
  *****
  Лимит благой фортуны на сегодня, казалось, был исчерпан, но Лео недаром был ее любимчиком, во всяком случае, он сам так считал все время, испытывая судьбу на прочность. В момент впечатляющего кровавого взрыва перед ним как раз был повар со своими жуткими тесаками. Именно он и принял в свою спину три десятка камней разных размеров которые, вместе с куском окровавленной берцовой кости мага, нафаршировали его как леурадский вишневый пирог...Вор облегченно выдохнул, стаскивая мертвое тело врага, опрокинувшее его на пол.
  В зале стоял ужасный разгром, который, вероятно, вилла не видела со времен орочьего нашествия - из двенадцати колон уцелело пять, вода в бассейне была красной от крови разодранного мага, а все статуи были разбиты. Посреди этого великолепия стоял маг, согнувшись в три погибели и блевал в кровавый бассейн. Апофеозом бреда сумасшедшего художника-баталиста стало появление Дана спускающегося по лестнице с отрубленной головой...
  - Орденский дуболом, ты жив! Я рад тебя видеть - Виго оклемавшись, на миг оторвался от бассейна.
  - Виго ты, просто ...
  - Знаю! Сам не ведаю, как получилось, сильный зараза. Все-таки не доучился - маг с трудом встал на ноги.
  - Я дико извиняюсь, что мешаю вашей утонченной дворянской беседе. Но там олухов моих убивают - Лео вклинился в разговор.
  - Что-то ты несильно переживаешь за "робят". Ведь чем больше их порежут, тем больше у тебя шансов взять себе место Бара? Правда, Лео?
  - Ну что вы компаньоны - Лео даже не смутился - я думаю из нас получиться самая лучшая банда за всю историю этого городишки. Воин, вор и маг. Кстати браслет исчез!!! Рассыпался. Клянусь Зевраном, я свободен! Виго ты, ты...
  - Радуйся ворюга! - маг выглянул в пролом окна, где еще полчаса назад красовался великолепный витраж - а, сейчас, по-моему, надо прекратить бойню, Бар то мертв!
  - Дай-ка мне голову этого ублюдка! - Лео просто зарычал от ненависти, схватив за волосы трофей.
  
  *****
  - Вот что осталось от вашего нанимателя! Прекратите бой! - Лео потряс головой Джерома Бара, обратившись к наемникам, что теснили бандитов со всех сторон. Воин успел ускакать наверх, чтобы искать свои драгоценные бумаги, а вор с магом вышли из виллы, чтобы прекратить бессмысленную резню. Наемные бойцы по знаку своего командира остановились - но в отличие от бандитов не повалились на землю, хрипя с высунутыми языками, а встали четко, плечом к плечу, образовав неширокий полукруг. Из напавших на виллу бандитов на ногах осталось четверо, еще трое были ранены, а наемников покойного осталось было ровно десять. - Фсе, маг наш пришел! Хана вам харговы дети! - Тиль радостно крикнул и тут же харкнул кровью на бороду - в бою гарда вражеского меча пробила щеку и выбила несколько зубов с левой стороны. Бандит сплюнул сгусток крови, соплей и зубов и зло добавил - шдавайтесь шуки!
  При слове маг наемники аккуратно рассыпались за командиром, чтобы Виго, который с улыбочкой чистил свой плащ, штаны и сапоги, уничтожил меньше солдат, каким ни будь мерзким заклятием. После секундного замешательства командир снял шлем и обтер лысину от пота рукой - если наниматель мертв и обстоятельства выше нас мы прекратим сражаться, но оружия не сдадим. Если хотите иначе - продолжим. Лучше мы продадим свои жизни подороже!
  - Ну, что вы почтенный, к чему эти условности, просто прекратите сражаться - к воинам подошел Виго все с той же, мерзкой улыбочкой, поигрывая простейшими световыми вспышками на Кристалле Силы - а потом идите на все четыре стороны...
  - А вы разграбите поместье?
  - А вам какая разница? Отряд что не уберег нанимателя, лишается выплаты жалованья по законам вольных солдат из Арслании...
  - Все то ты знаешь... но без денег не уйдем. Нас десятеро, все с защитными амулетами, а вас меньше в два раза. Подумай хорошо маг. Лучше поделиться!
  - Забываешься арсланец. Видишь? На моих сапогах еще присутствуют неэстетичные кусочки мяса? Это ваш бывший страшный маг...
  - Ну да, если вы вышли из виллы живыми, то этим проклятым колдунам конец...
  - В смысле "этим"? - внутри Виго похолодело от страшной догадки.
  - У, Бара ведь два мага - два брата - в голос командира наемников тоже впервые закралась растерянность.
  - "не спит не днем, не ночью проклятый маг" - Виго сразу вспомнил слова Лео в таверне...
  
  *****
  За нерешительных людей всегда бросает кости судьбы рок, вечно довлеющий над родом людским. В следующую секунду замершие было события, закусили удила как норовистая лошадь и снова понеслись вскачь. Когда открылись глаза на отрубленной голове Бара, и она начала шевелить губами, силясь сказать что-то при отсутствии гортани и легких, то проняло даже суровых вояк. Лео Лис продолжал стоять и держать ненавистную голову за волосы, не замечая манипуляций последней, а стоящие люди не в силах были ничего сказать. До тех пор пока за спиной вора не выросла фигура убитого мага.
  
  *****
  - Чего это все остолбенели? А? - Лео с удивлением смотрел на бандитов ставших практически родными, на вояк и на чудесного мага освободившего его от рабства. Лео был счастлив, мир снова открыл ему все дороги и подарил радость свободной жизни. Он так и умер счастливым и мгновенно, когда вражеское заклинание вырвало ему сердце...
  
  *****
  Как только закончился бой, и начались переговоры Дан не стал ждать и снова юркнул в спальню, где лежало обезглавленное тело. "Где-то здесь, они должны быть где-то здесь. Так не мое, не мое, мешочки какие-то" - воин хаотично рылся в огромном сундуке и двух ящиках письменного стола в кабинете, что примыкал сразу к спальне. Покойный владелец виллы был настолько самонадеян, что даже не запер их на ключ! Под ноги воину полетели долговые записки лучших мужей города, испачкались в масле и крови дарственные Кррайга Пана на оружейную и суконную мануфактуры, кружились сотенные векселя гномьего банка "Тонхольд", глухо звякали монеты в мешочках....Наконец, издав радостный вопль, и внутренне торжествуя Дан, с самого низа сундука достал письма и тубус с указаниями данными ему Фонхельгом! От радости хотелось пуститься в пляс! Теперь можно даже прихватить пару мешочков с деньгами. Военный трофей как никак! "Взятый, правда, в откровенно бандитском набеге. Впрочем, попробовать морализировать надо в следующий раз, при пустом кошельке и на голодный желудок. Тут Виго прав!" - с такими мыслями Дан поднял один из мешочков, в котором звякало, вероятно, полновесное серебро. В тот же момент на улице раздался синхронный вопль ужаса, к которому без всяческого стыда присоединился сам Дан, увидев, что обезглавленное тело Бара вполне уверенно начало подниматься!
  
  *****
  Еще не успело упасть тело Лео, как из пролома в стене полезли ожившие убитые охранники и повар, и начали вставать мертвые арсланцы. Из горящих еще казарм зашагали пылающие фигуры и встали убитые бандиты, а из сада потянулись три десятка полусгнивших трупов. Вот почему сад был весь перекопан! Поднятые трупы, разной степени свежести, окружили сбившихся в кучу людей и немедленно атаковали, управляемые волей мага-некроманта.
  
  *****
  Черная сказка для детей и взрослых всех человеческих земель! Иррациональный страх перед смертью всегда тревожил человека. Вечный вопрос, а что дальше? С древних времен зари мира дикие племена возлагали жертвы, подарки мертвым, чтоб они не вернулись с того света, ибо это неправильно. Тех, кто обладал магией способной поднять мертвых или же упокоить их часто уподобляли Темным и адептам Падших, что было в корне неправильно, как утверждали многие современные ученые от магии. Их бы сюда!
  Виго с ужасом, восхищением и практическим интересом "смотрел" внутренним взглядом на десятки энергетических линий, которые держал малецефист! При этом он умудрялся поставить щиты и улыбочкой пустить два мерзких заклинания, что убили сразу трех воинов, с присвистом чихнув на их амулеты! Браво! Вот какой наставник в изучении некромантии ему нужен! Правда, с братом его неудобно вышло как-то. Впрочем, надо драться - ибо панические вопли объединившихся бандитов и воинов уже достали Виго...
  Чего от него хотят? Ведь заклинаний практически не осталось! Ко мне! В круг! - после команды Виго возле мага тут же образовался круг из шестерых арсланцев и четверых бандитов. Троих раненых "робят" и замешкавшегося воина, судя по крикам, заживо догрызали недавние товарищи или враги. Какая разница. Для некроманта наемники, видать, также перешли в разряд врагов со смертью брата. Свирепые разбойники и суровые вояки жались к магу как щенки под брюхо матери полагая что тот защитит их... Но Виго не собирался сражаться за всех! С поразительной скоростью он поставил мощнейшее "Крыло" что закрыло на несколько минут, от вражеских магических атак, а сам с криками "сражайтесь ленивые свиньи" пинал свою охрану заставляя их рубить поднятых по конечностям и головам. После организации обороны Виго, прикинул свой скудный арсенал и пустил в сторону некроманта традиционную пробную волшебную стрелу. В ответ полетел лишь издевательский смех и ответный удар чуть не разрушивший щит. М-да, пока следует сосредоточиться на обороне...
  
  *****
  На! На! Получай - Дан с исступлением разрубил несчастное тело главаря, на куски, заляпав себя кровью. Стыдно! Чуть не наклал в штаны при виде ожившего мертвяка! Тяжело дыша и покачиваясь, словно пьяный Дан подошел к окну, видать распахнутому для ночной летней прохлады, которая в эту ночь наполнилась криками ужаса, запахом крови и яростью боя. Зрелище, которое предстало перед ним было не для слабонервных - О, ужас! Значит Виго не убил культиста? - мелькнула мысль при виде десятков страшных тварей когда-то и совсем недавно бывшими людьми. Ужасно то, что Лео Лис так же брел вперед, вероятно, будучи убитым! А Виго? Неужели и он убит? - Дан почувствовал, как екнуло сердце, несмотря на вечную грызню с ехидным и заносчивым магом, он являлся единственным и лучшим другом. Хотя Виго это никогда бы сам не признал. Но тут сверкнула вспышка, и маленькая волшебная стрела, вылетевшая из рук мага, который на миг показался из-за спин воинов понеслась прямо в его, Дана, направлении только этажом ниже! Значит враг, где-то снизу - воин, словно встряхнувшись от странного оцепенения, осторожно выглянул вниз и так же быстро юркнул назад. Проклятая магия уже научила его осторожности. Оказалось, что внизу стоял еще один вражеский маг, причем Дан отчего то отчетливо увидел линии, которые как паучьи нити черного цвета, тянулись к каждому из мертвых. Мало того, эта сволочь еще и пробовала на крепость полупрозрачный магический щит вокруг Виго и компании. Надо срочно вмешаться в дело!
  
  *****
  - Маг, спаси нас! - истеричные крики вокруг сильно раздражали Виго - он и не подозревал ранее, что суровые, взрослые мужчины могут кричать тонкими истеричными фальцетами. А как тут не кричать, если впервые в жизни ты видишь оживший ужас древних преданий и страшных сказок из детства. И этот ужас, руками, зубами твоих недавних товарищей или противников, воняющих старой трупной вонью, или свежей кровью, или дерьмом из недавно распоротых кишок или смрадом паленого мяса просто убивает тебя - сначала липким паническим ужасом, сковывающим все тело. А потом просто убивает и съедает...
  Сом Рубильщик устал. Огромный топор все реже и реже описывал опасные круги. Но механическая рубка оживших тел просто позволила в один момент понять, что же происходить не во сне, а на самом деле. Рассудок матерого бандита, на руках которого был не один десяток жизней, просто не выдержал перейдя за тонкую грань и Сом вдруг откинул свой страшный топор и засмеявшись шагнул вперед к "друзьям" как когда то в детстве. Образовавшуюся прореху сразу же заняли, благо, что весь ряд мертвяков "занялся" еще смеявшимся Сомом. Рубильщик продолжал смеяться даже тогда, когда ему отрывали руки и обгладывали лицо. Правда, недолго. Хотя оставшиеся в живых удесятерили усилия, отрубая, отбрасывая медлительных врагов. Но медлительными они были лишь до момента броска с целью утащить кого-то из ряда и повалить на землю.
  Как-то тесновато становиться - задумался Виго, почувствовав что кольцо защитников сужается - наверное надо помочь этим дуболомам, иначе мое драгоценное тело могут и впрямь схарчить... В этой ситуации, не зазорно было и смотаться! Один припасенный фаербол в ту левую сторону и пробиться... А, может левитация? И повисеть на месте, пока не иссякнет сила заклинания, а потом медленно так опуститься к...б-р-р! А, Дан? Где, эта орденская сволочь, когда я погибаю? - не прерывая сумбурных и быстрых размышлений Виго начал раскрывать структуру припасенного многовекторного заклинания, которое правда тоже разрушит камень без оправы. Посему маг держал его до последнего рискуя жизнями воинов, а не хрупкими вместилищами Силы.. В последний момент, выпуская свое "детище" Виго заметил Дана, вытаскивающего что-то огромное на перила балкончика второго этажа...
  
  *****
  "Боги! Мать вашу! Как же тяжело. Кто только придумал делать железные сундуки с двойными простенками!? Наверное, еще залили туда свинец, наверное? Убил бы!" - Дан с кряхтением пытался поднять многопудовый сундучище в котором рылся за пять минут до этого. Но волочить по полу, заляпанному маслом и кровью это одно, а поднять быстро на вытянутых руках и швырнуть вниз, точно на голову магу, совсем другое. Наконец, резко выдохнув, граф де Арвилэ с подозрительным хрустом в спине перевалил свою ношу через балкон...
  
  *****
  В миг, когда тяжеленный сундук, наконец, полетел вниз, Виголан де Аркур применил доселе неизвестное науке заклинание. В принципе так утверждал только сам маг который готовил его как зачет для практикума по боевой магии, ведь Виго не сомневался что сдаст злополучные Испытания... Для богатых студиозов практикум всего ничего - бери проверенные боевые заклинания из арсенала стихийной магии, привлекай в наставники известных Направляющих Стихий, пиши нелепые микротрактаты "Практические экзерцизии через призму новых подходов к освоению огненного шара (стрел Азура, молний, ураганов Каура, и прочая и прочая...)". И имя тем трактатам легион, с помощью которых маги смущенно шаркая ножкой на сдаче практикума говорят про малый, но весьма достаточный процент своего вклада в магическую науку... Правда нюанс в том что лучшие заклинания и помощь наставников не бесплатны, а очень даже наоборот. Склонный к эпатажу и выступлениям благодаря своей бедности Виго отказался от наставника и взял себе безобидное заклинание "Жнец". Которое стоило меньше всего. За полгода занятий он довел теоретическую часть до идеала, в принципе не рискуя малочисленными камнями - ведь до практикума тогда было далеко. "Жнец" был простейшим заклинанием, с помощью которого Направляющий Земли или Воздуха мог вызвать шесть рядов призрачных серпов, которые срезали полосы спелых колосьев шириною от 2 до 20 м. По крайней мере, последняя цифра была зафиксирована на третьем уровне его применения. Использовали его для уборки урожая, когда сил самих крестьян не хватало или они скидывались в складчину чтоб отработать оброк до срока и заняться своими полями. Самоуверенный Виго в свое время изменил структуру и попытался превратить его в многоуровневое боевое заклинание, которое можно применить в шести разных направлениях и теоретически управлять ими.
  Невидимые лезвия, по крепости на краткие секунды превосходящие лучшую имперскую сталь и поднятые на уровень колен среднего человека произвели жуткое опустошение в стане врага. "Жнец" перемолол кости ноги у большинства мертвецов и достиг самого некроманта. На поле боя, отрубленные у противника ноги в голенях гарантировали страшную, и деморализующую смерть, но мертвые не чувствовали боли. В отличие от мага на голову, которого свалился тяжелый сундук - защитные заклинания не выдержали одновременного удара многопудового предмета и шестой, последней волны "Жнеца". Некромант завизжал, и рухнувши на искромсанные лезвиями колени, рванул с шеи какой то из многочисленных амулетов.
  - Убить суку! - отчаянный крик командира наемников встрепенул скованных доселе ужасом бойцов и заставил их рвануть вперед к исходящему кровью магу. Правда, тот еще пытался обороняться, обратив в прах двух нападавших пока спустившийся Дан, не разрубил ему голову. Рухнули мертвецы и озверевшие люди просто искромсали мага на мелкие куски, мстя за пережитый страх, и гибель товарищей и напрасно Виго кричал о том, чтобы оставить его в живых ... Потом кое-кто плакал, глядя на заваленный трупами двор, кто-то продолжал рубить тело мага, а Дан и Виго стояли над телом Лео. Первым нарушил тишину маг - мы знали его недолго, он был паршивцем каких свет не видывал, но умер счастливым и свободным...
  - Виго, перестань - воин поморщился - мне даже жаль Лео, несмотря на то что он нас втянул фактически во все это. Я думаю, что стоит похоронить его и провести обряд...
  - я надеюсь, ты не заставишь меня хоронить всех убитых и поджигать виллу по нашей традиции? - маг пришел в себя и бравировал, стараясь забыть мгновения слабости и страха перед более сильным соперником.
  - нет, на это нет времени! Похороним Лео и идем в Крад. Я нашел нужные бумаги.
  - согласен, только надо набрать немного деньжат, а то Тиль со своими бандитами и арсланцами сейчас выгребут все ценное. Нет, посмотри, только визжали от страха "спасите-помогите", а уже им не страшно! - Виго фыркнул как кот на сметану в ответ на тяжелый мешок с деньгами сунутый ему Даном. Посчитав, что этого мало маг решительно двинул в сторону подвала поместья с целью пограбить запасы вражеских магов, а воин чуть кряхтя от боли в спине, потащил тело вора за пределы жуткой виллы.
  
  *****
  Когда рассвело, компаньоны устало вышли за ворота - довольный маг с награбленным мешком артефактов, реагентов книг и камней и поникший немного Дан.
  - Пошли отсюда побыстрее...
  - Знаешь, Дан, не хочу возвращаться в город. Что-то мне подсказывает, нам там не будут рады даже с головой Бара. У нас есть деньги, камни, твои бумаги - тракт рядом!
  - У нас нет лошадей, а тракт можно перекрыть, просто выставив посты и разослав всем баронам вокруг награду за поимку. В первой же деревне где мы заночуем, нас сдадут с потрохами своему лорду. К тому же я дал слово дворянина мастеру Тару, что вернусь.
  - Ты сказочный идиот Дан.
  - Спасибо Виго. Тебе стало легче?
  - Нет.
  - Тогда пошли.
  На выходе из виллы их окликнул перебинтованный, но жутко довольный Тиль, загруженный барахлом по самое не могу - Ей, боны! Ежели еще дельце будет, так фы знаете, где наш искать! Мы это завсегда! Не зная, что еще добавить, бандит уважительно поклонился и затрусил к оставшимся в живых наемникам, Жакобу и Тезо.
  
  
  Глава 25.
  Керно было плохо. Не то что бы очень уж болела спина, натруженная полусогнутым состоянием уже третий день кряду. Тем более, что к простому, казенному хлебу, похлебке и воде его желудок давно привык за долгие дни наказаний, а многочисленные гнилые помидоры, репа и морковь своими ошметками даже разнообразили иногда скудное меню. И то, что оправиться по большому его выпускали всего лишь раз в день - ведь помочиться можно и так, благо отвратные запахи, исходящие от его тела, давно не тревожили нищего старика. И, несмотря на постоянный голод, отсутствие своего угла и практически ежемесячные колодки как кара за бродяжничество -- так вот, несмотря на все это, в городе жить было лучше, нежели влачить жалкое существование в качестве баронского холопа. Здесь он свободен! В свое время, будучи беглым, он "продержался" в Краде год и один день, а посему считался "гражданином" славного города, и номинально мог претендовать даже на посты в магистрате! Ха-ха! Честное слово смешно - Керно даже улыбнулсяnbsp;- Виго ты, просто ...
веселым мыслям, и с натугой пустив ветры, чем развеселил стайку скучающих беспризорников. Быть городским посмешищем это судьба, хотя признаться разве могло быть лучше? О, да могло! Мог получиться прекрасный день в итоге, ведь вечером его должны были выпустить! А теперь он был испорчен! А все этот безумный святоша, в застиранной холщовой рясе, странствующий философ, бродяга и проповедник. Фанатик одним словом! "Может еще раз? Только посильнее? Авось заткнется?" - но нет, проповедник не унимался, и приходилось слушать завывания уже битый час. Поэтому Керно было плохо.
  
  *****
  - И молвил ОН! Да прииидут Вестники! И, да-а-а, один ИЗ Них! Станет Уничтожителем духа и послушания!!! - неистовый монах не умолкал целый час. - Он! - черный, заскорузлый палец указал на икнувшего, внимательно слушающего купца - он, совратит ваши души показным могуществом, но встанет против него Весник Яви! Заступник Богов! Итог борьбы неведом нам. И. Говорю. Я... Вам! Покайтесь, пока не поздно!!! Ибо будете прокляты... - неизвестный проповедник был, несомненно, прекрасным оратором. Он повышал голос в нужных местах и брызгал слюной пуча глаза, когда надо было описать муки ада, иногда брал паузы обращаясь лично к слушавшим, а где надо говорил шепотом и активно при всем этом жестикулировал. Несмотря на все мастерство "уловом" проповедника были: с десятка два обычных мещан, колоритный старичок чистивший обувь, три старушенции торгующие хной для волос и разными шпильками для дам, вусмерть пьяный арсланский наемник без верхней рубахи но при двух топорах, пара орков как ценители любого ораторства и бедолага Керно к мукам физическим которого добавились и муки душевные...
  Большинству посетителей и торговцев городского рынка было чихать с высокой крадской башни на любые теологические рассуждения, если толnbsp;ько спорящие не сходились на кулачки. А так... Обычный бюргер, будь то цеховой мастер или партач вне гильдии, мелкий лавочник или осанистый, зажиточный купец рассуждал примерно так: видали, мол, таких, по пять раз дню. Все прорицают конец света неминуемый, да грозят божьими напастями. Прогнала бы стража, но хоть какое то развлечение помимо бросания гнилыми овощами в Керно! А вот было бы лучше, ежели б погоду предсказывали? Или, нет! Чтобы коньюктуру рынка выдавали - дескать, в Сиваре руда железная по полдуката пуд, или эльфарский шелк в Дарми по три гроша за локоть стал. Но если ведь все знать будут, какой тогда мне прибыток? Эх, пустое... Мечты! Мечты... - и заинтересовавшиеся было горожане, послушав минутку-другую, спешили по своим делам. Обычный день, который не предвещал беды - именно так напишут позднее в городской хронике.
  
  *****
  - Интересно брат послушник?
  - Не очень уважаемый мастер Тарр. Подобный сброд, священники-расстриги и бродячие толкователи Святых катренов, несмотря на все старания Стражи Веры все же иногда появляются и в нашей благословенной Империи - собеседник охранителя отошел от окна, аккуратно прикрыв за собой портьеру. В кабинете Тарра было людно, но не очень шумно. Вдоль стены аккуратно стояли восемь фигур в рясах странствующих монахов. Еще один, давешний собеседник, стоял возле самого мастера и даже ему, честно говоря, было неуютно от подобного соседства. Безжалостный охранитель, провернувший десятки темных и кровавых дел немного робел перед могущественными посланниками Церкви Пантеона. Церковь это очень серьезно. Гнев Церкви это хуже некуда - это вопли непокорных покорных вере ослов, филиппики, брошенные с церковных амвонов, отлучение, в конце концов, когда ты можешь быстро потерять все, в том числе и жизнь...
  И вот, когда вчера к нему "напросились" на аудиенцию все девятеро, Тарр вначале был недоволен, но потом быстро смекнул что к чему, прочитав верительные грамоты. Гостей он так и именовал - Первый, Второй, и так далее вплоть до девятого, различая их лишь по интонациям. Впрочем говорил от имени Верховного прелата в основном лишь один которого Тар и нарек для себя Первым. Возможно, он и не стал вести себя, так как школяр перед строгим учителем - но безликие визитеры брались решить наболевшее дело. Они предложили "забрать" Дана и Виго живыми в случае успешного завершения их задания, а противном обязались убить Бара и забрать тела "врагов Веры" с собой. Лучше не придумаешь... Как ловко он провернул дельце с Баром! Древняя вражда с отпрыском солдата Бартоломео и семьей первого войта города, его Тарра предка, который и отправил скитальца на плаху. Древняя мещанская месть, не уступившая по своей ярости благородной. И вот врага не стало - над башней венчавшей Гномьи Врата взвилось алое полотнище, как знак того, что Дан и Виго успешно выполнили задание и сейчас возвращаются назад. Тарр повернулся к Первому - они идут. Их сопровождает конвой из десяти опытных стражников. Внутри магистрата ждут сигнала еще два десятка - как только Даниель де Арвилэ и Виголан де Аркур пройдут во внутренний двор они будут схвачены. Инструкции на счет мага особые - сразу оглушить, все изъять и держать под прицелом.
  - Очень хорошо, почтенный мастер. Вы окажете Церкви неоценимую услугу. Ваше усердие будет отмечено, и ходатайство о ставропигии для местного епископа дойдет до ушей Верховного прелата. И еще кое-что - Первый с интересом склонил голову на бок, как бы оценивая Тарра.
  - Что именно?
  - Святая Церковь прощает вам и сей грех...- с этими словами все девятеро шелестя рясами, покинули его кабинет, направляясь вниз.
  
  *****
  С северной улицы примыкавшей к площади Свободы показался небольшой отряд. Заинтересованные торговцы и покупатели, уличные босяки и просто зеваки с интересом всматривались в сторону идущих, и так же быстро отворачивали взгляды - десяток из роты стражи магистрата не самая лучшая встреча в погожий летний день. Ну, его к демонам! Пироги-пироги! Лучшие ткани Леурада! Хадраматские клинки! - даже заезжие негоцианты впрочем, не понимая, что к чему кричали свои зазывания тише, когда мимо проходили стражники и двое подконвойных. Только "арестованные" были очень странные, если не сказать страшные - при оружии, в окровавленной одежде, с заляпанным кровью мешком в руках и весьма надменном выражении лица. Что-то странное и опасное было в этой процессии, но пока мало кто свернул свой товар и поспешил домой, ведь жить на что-то надо. Даже те, кто узнавал в арестованных давешних "возмутителей спокойствия" просто морщились и отводили взгляд.
  
  *****
  - Дан. Чего хмурый такой? Не так представлял возвращение? - Виго в пику всем житейским трудностям, как-то; усталость, забрызганная кровью одежда или голод, был бодр, жизнерадостен и весел. Он даже успел стащить с чьего-то прилавка огромный пирожок с мясом, и со счастливым видом уминал его, не думая даже поделиться с воином. Правда Дану и кусок в горло не полез бы, естественно не от отсутствия славословий в их честь, а от неясной тревоги пробирающей изнутри. Демоны их задери! Даже ночью так не продирало холодом от неясного предчувствия как сейчас. Хотя казалось что проще - пришли, доказательство отдали, вещи оставшиеся забрали, коней обещанных получили или купили, благо деньги имеются, и в путь! Прочь отсюда! Вслух, правда, Дан ответил бодрым голосом - господин Виголан я давно расстался с иллюзиями, ведь не дракона мы завалили в конце-концов...
  - Это точно господин граф. А что до мрачных рыл охраны, так, не обращай внимания - мне десятник шепнул, что это на всякий случай. Вдруг Кррайга все же вздумает отомстить - мы ему насолили здорово! Кстати о драконах. У меня появилась интересная теория - а что вдруг, если чудовища древности - там драконы, выверны и прочая ужасные страшилищи все это просто гипертрофированное в человеческом сознании известные преступники и убийцы. А уж историки, наслушавшись подобных баек, просто превратили их клички, в названия чудишь - Дан, стоически слушал рассеянную болтовню мага, все больше ежась от тревожного предчувствия и не зная как незаметно дать знать Виго о готовности, чтобы не пронюхал десятник, крутившийся рядом.
  - Так вот, я говорю, что историки это те еще шарлатаны. У нас был целый факультет хронистов - врали безбожные! Так глядишь, через лет сто-двести Бара Вепря превратят в "огнедышащего Крадского Вепря", а ты будешь героем в сверкающих доспехах. И никаких канализаций, бандитов и некромантов! - Виго довольный своими логическими умозаключениями с аппетитом дожевал пирог и начал шарить взглядом по сторонам, стараясь найти еще чего съедобного. Но процессия уже вышла в самый центр площади, где стоял большой, деревянный помост для казней, возле которого толпились обыватели, с увлечением слушая какого-то бродячего проповедника. Десятник подался вперед, пытаясь разогнать толпу. Дан воспользовавшись обстоятельствами, нервно сжимая рукоять меча, зло зашептал Виго - маг у меня очень нехорошие предчувствия и ноет левое плечо. Ты знаешь к чему это?
  - Да уж понимаю! Предчувствия у него. А, я говорил тебе дубина орденская! Я бы на месте этого охранителя тоже пришил нас как нежелательных свидетелей.
  - Предварительно проведя нас по всему городу? Зачем? Ладно, нет времени на раздумья, нам надо бежать и как можно быстрее!
  - Да что вы говорите господин граф? А как же слово ДВОРЯНИНА! - Виго даже глаза закрыл в приторно-ядовитом удивлении, но тут же севшим голосом добавил, махнув рукою указывая перед собой - наверное, уже поздно. Сии господа, вероятно, прибыли по наши души, ибо другого объяснения, что здесь делают именно эти ублюдки я не знаю?
  На площадь, рассекая толпу горожан, спешно выезжали два десятка всадников в цветах рода ди Терозо.
  
  *****
  Горожане, недовольно бурча, разбегались, словно крысы в подвале при виде факела зашедшего хозяина - каждый рыцарь даже неодоспешеный полностью, без плаща и копья все же внушал почет и уважение. Впрочем, для особо недовольных или непонятливых в ход шла плеть, которыми Виор ди Терозо потчевал особо не расторопных горожан. Вот взвыл какой-то толстяк в парчовом, богато украшенном камзоле и завопил насчет баронского произвола, мол, дескать, куда смотрит стража. Айве, что ехал за ним походя, добавил по наглой роже ногой, запачкав свой пропыленный сапог кровью из разбитого бюргерского носа. Заголосили еще больше, но Виор не обращал внимания - совсем распустились мещане, хоть это и не Империя, но перед благородным уступи дорогу! Не моги перечить! В принципе, разгонять толпу перед господином это работа для кутильера и арбалетчиков его "копья", но упертые крадские стражники отказались пропустить многочисленные вооруженные отряды в город, ссылаясь на свой дурацкий древний закон. И быть бы большой беде - но местный служака-сержант, наверное, с капелькой благородной крови, ибо был смышленее остальных стражей, сразу признал в портретах разыскиваемых - Дана и Виго. Как не признать, ведь сам конвоировал их в тюрьму три дня назад.
  Потенциальные наследники взвыли от радости и, оставив своих солдат, ринулись к магистрату, не забыв при этом осыпать сержанта серебром. Даже без своих воинов, в простых кольчугах и без кавалерийских копий (какой сумасшедший будет надевать полный латный доспех для благородного боя на узких улицах города?) семнадцать отборных дворян империи на этой площади представляли очень большую силу.
  Вообще, дела шли довольно неплохо - и хозяин лесной таверны и староста деревни Чемез довольно точно указали на след орденского беглеца и его спутника. И вот итог удачен! Хотя три недели усиленной погони во главе почти сотенного отряда дали о себе знать. Три рыцаря из семьи Туссе, безземельных виконтов из обедневшей боковой линии рода, трезво прикинув свои шансы на успех, остались в Баронствах подавлять местное крестьянское восстание. Авось перепадет, в результате преждевременной кончины какого-нибудь барона в бою, земельный феод с замком. Пусть захудалый и бедный, пусть! Но, зато свой, собственный... А прецеденты уже бывали.
  Еще двое полегли в идиотских схватках на перекрестках со странствующими рыцарями за честь своих дам. И поделом дуракам. А многочисленные бастарды семьи ди Терозо, "однощитовые рыцари" или как они сами шутили "одноразовые" с купленными у рода в долг доспехами и лошадьми сразу разбились на группы, выбрав себе покровителей. И наибольшую группу, в том числе - с двумя магами, вел он - Виор ди Терозо, племянник и фактически уже наследник! Надо только принести голову и сердце засахаренные в меду и подать их на серебряном подносе. Традиции, Падшие их задери! Слава богам! Вот он! Несомненно он! - искомого преступника Виор увидел сразу, но подъезжая заметил также с десяток стражников, оцепивших убийцу... Они разительно отличались от встреченных ранее, на въезде в город. "Будут затруднения" - Виор сузил глаза и сорвав нелепую бирку с ножен меча, дал шенкелей лошади.
  
  *****
  "Будь я проклят, но судя по гербам этих напыщенных индюков, это рыцари ди Терозо. Я знавал только одного их "славного" отпрыска Ансельма, но его как помниться пришил Дан, судя по его рассказу. Самое паршивое что у меня заклинаний, что кот наплакал - а вот мешок набит под завязку некромантскими добром, в том числе и артефактами, правда неизвестными - маг внимательно наблюдал за приближающимися всадниками, которые быстро окружили их маленький отряд. На помосте все еще стоял проповедник, да и бедняга Керно от колодок не мог ни куда деться. Правда обыватели, доселе его слушавшие, весьма быстро испарились при виде вооруженных всадников. Впрочем, и вся площадь Свободы начала пустеть просто на глазах. А когда в Соборе Пятерых забили в било в знак опасности, площадь стала практически пустой. "Тем лучше" - решил про себя Виор, подъехав к помосту - "теперь ничто не мешает".
  -Я Виор, маркиз Итторио из рода ди Терозо по праву имперского суда требую жизнь этого человека!
  В ответ на напыщенную фразу Виора, десятник стражников прокашлялся, и пригладив пышные, пшеничного цвета, усы ответил - а я Бран, десятник стражи магистрата, сын скобяных дел мастера Исилия хотел с...ть на право имперского суда в нашем вольном городе! Уверенные слова десятника прозвучали именно в тот момент, когда из здания магистрата высыпало еще два десятка бойцов и девять каких-то церковников, в серых балахонах. Виор побагровел, а его рыцари выдернули оружие, также сорвав бирки с оружия. Оба мага уже спешились и начали активировать защитные заклинания на рыцарей, которые, конечно имели кучу собственных магических артефактов в виде перстней, цепей и дворянских серебряных корон. Но десяток городских солдат, имея за спиною надежную защиту деревянного помоста, ощетинились неоспоримыми аргументами в виде тяжелых готендагов и алебард. Виор скрипнул зубами - теперь на пустующей площади было достаточно места для удалой атаки, но увы - оруженосцы, кутильеры и прочие их солдаты вряд ли смогут подойти на помощь господам, если только не захватят ворота. Такой вариант он предусмотрел и сейчас один из магов как раз послал сигнал в виде угольно-черного рукотворного облака взметнувшегося высоко вверх. Уходило драгоценное время. Кроме того, их ведь совсем немного. И хоть каждый стоит десятка бюргерских увальней, но они в чужом городе, где их могут запереть баррикадами на любой кривой улочке и просто нашпиговать стрелами. Вероятно, подмога стражникам уже спешит, но не может пробиться через улицы забитые убегающими горожанами. Одним словом, надо действовать - пора! - Послушай меня Бран, я не отрежу сегодня тебе уши, за подобную дерзость, только потому, что мне нужен этот негодяй. Тотчас! Немедля! Ей ты! "Благородный" Даниель, граф де Арвилэ, если ты имеешь хоть каплю, храбрости и достоинства выйди вперед и...
  ...И тебя нашинкуют как баранину в орочьи манты - Виго не утерпел, вставив свои пять грошей в разговор. В то же время, маг не сводил взгляд с коллег в противоположном конце улицы - обычные имперские недоучки с кучей самомнения, малым багажом знаний и огромным запасом готовых артефактов и свитков. А еще их двое, а он один.
  - Виго, я имею язык, спасибо! Послушай Виор, я сегодня не в настроении драться. Я соглашусь на любой поединок, и "божий суд", только давай отложим до лучших времен. Кроме того, не забывай, я убил твоего родственника в условиях войны...
  - Трус! - Виор понял, что пора заканчивать дискуссию и начать атаку, но только если маги смогут прорвать защитную сферу, которую поставил Виго над отрядом... Глупо, глупо! Надо было атаковать с ходу...
  - Именем Верховного Прелата остановитесь! - зычный голос со стороны погасил пламя чуть не вспыхнувшего боя.
  - Не было печали - Виго вздохнул, глядя на девятерых новоприбывших, несомненных церковников, что остановили не начавшийся бой. Они образовали третий полукруг вокруг компаньонов. Правда "монахи" были не очень похожи на обычных, семенящих и сгорбленных церковников. Напротив -- поджарые, резкие в движениях и с оружием в руках они производили впечатление хищных зверей, отчего то решивших напялить церковные балахоны. "А интересный хоровод получился бы" - маг даже улыбнулся украдкой, своим мыслям, и, развязав, наконец, тесемки мешка мельком глянул на Дана. Весь красный как рак, тот медленно семенил назад, показывая, что-то Виору. "Небось, трясется за свои бумаги и в то же время хочет отчекрыжить голову этому напыщенному индюку".
  
  *****
  Страшнейшее оскорбление - обвинение в трусости, это те слова, которые смываются только кровью, несмотря на любое количество прошедшего времени. "Если я сейчас не отвечу на оскорбление, то буду опозорен" - в голове билась одна лишь мысль, а глаза начала застилать багровая пелена и под рокот боевых тамтамов барабанящих пульсацией крови в висках Дан шагнул вперед. Но, на самой границе магического защитного круга, его остановил внутренний голос и с гаденькими интонациями, похожими на голос Виго, поинтересовался "кто же доставит сообщения и письма исполнив, таким образом, последнюю волю Фонхельга и задание ордена? Иди, иди идиот! А лучше размозжи голову о помост, что бы не мучаться..." Дан судорожно сглотнул комок в горле и оглянулся на мага - но нет - Виго пыхтел и ругался, роясь в метке с некромантскими трофеями. В тот же миг, воин успокоился, медленно попятился назад и нагло ухмыляясь, глянул на Виора, показывая при этом обидную фигуру из трех пальцев.
  - Ты умрешь тварь!
  - Еще раз заклинаю Именем Верховного Прелата - остановитесь!
  
  *****
  Перепалка длилась уже целую минуту. Виор не знал, как поступить - броситься в бой? Но что толку, если он погибнет? Надо ведь достать паршивца, остаться при этом в живых и отступить вовремя, через захваченные ворота. На этот факт солдаты ди Терозо уже указали парочкой подожженных домов сразу за городскими стенами.
  Виго и Дан отчаянно размышляли, как бы благополучно вывернуться из данной передряги, в чем совпадали с мыслями с Браном, сыном скобяных дел мастера Исилия, который очень хотел остаться в живых и сберечь жизни своих солдат.
  Церковники очень хотели взять живыми обоих компаньонов, но в то же время постараться не допустить кровопролития с родом ди Терозо.
  Неизвестный проповедник жаждал, чтоб тьма и мор опустились на город, дабы чада неразумные по ошибке богов людьми именуемые покаялись в грехах своих!
  Мастер Тарр желал благополучно разрешить эту ситуацию, а еще ему не терпелось взглянуть на голову в мешке, чтобы после стольких лет ожидания окончательно убедиться в смерти Джерома Бара.
  Керно очень хотелось пустить ветры, ибо дрянная гороховая похлебка давала о себе знать, но очень боялся, как отреагируют сиятельные господа на такое непотребство...
  А одноглазый толстяк, который в это время, пыхтя от натуги, тащил с собою арбалет и взбирался на покатую крышу Собора Пятерых надеялся на скорую и неминуемую смерть проклятого де Арвилэ! - Я говорил, что сочтемся!? - злорадно усмехнулся одноглазый толстяк, пытаясь устроиться поудобнее попутно держась за гребень крыши. Привалившись набок, и крутя ворот арбалета, он радостно сопел, предвкушая месть за разгромленную маленькую банду, которую собирал полгода, за выбитый глаз и целый золотой дукат как мзда, отданная соседу-стражнику за "досрочное освобождение". - Сочте-е-е-е-мся благородный - толстяк старательно целился в воина, благо расстояние в неполных сто шагов позволили попасть и менее крупную мишень. Но горе-бандиту все время мешал, какой то харгов всадник, что загораживал весь обзор...
  "Мститель" долго ожидал удобного момента, не обращая внимания ни на рыцарей, ни на церковников, которые высыпали на улицу вместе со стражниками. Он даже привстал на одно колено, забыв на секунду о скользкой, поросшей мхом вековой черепице крыши - в результате чего через мгновение полетел вниз, вопя от ужаса и размахивая руками в жалком подражании воронам, обсевшим купол древнего собора.
  
  *****
  Маленький, смертоносный сгусток стали, выпущенный толстяком перед своим нелепым падением на брусчатку площади, вошел десятнику Брану точно в переносицу, всего на два пальца выше стального бувигора. Видать не судилось стражникам и их командиру вернуться в тот день домой. Позже, историки будут долго спорить, кто первым кинул клич "К бою!" - священники ли, рыцари ди Терозо или городская стража. Неважно, ибо бой грянул!
  
  *****
  - К бою! - в десяток солдат, который синхронно и заученно шагнул вперед, намереваясь отомстить за командира, полетел простенький, но мощный "огненный шар" со стороны вражеского мага. Сфера Илит, выставленная Виго выдержала, но сам он ответил лишь слабенькой, единственной магической стрелой лихорадочно придумывая пути к отступлению. Дан с ненавистью взглянул на мастера Тарра, командовавшего вторым отрядом стражи. Он, наверное, и навел мстительных имперских дворян по его следу! В гневе Дан, швырнул ему голову Бара словами "Жри ублюдок"! Затем воин атаковал Виора. За оскорбления надо отвечать. Под тревожный колокольный звон, взметнувший стаи воронья с крыши Собора Пятерых, безумие овладело людьми на площади Свободы - все сражались против всех. А проповедник "мора и чумы" все еще стоящий на помосте радостно взметнул в религиозном экстазе руки, при этом упав на колени - Спасибо Вам милостивые!!!
  Керно, наконец-то пукнул.
  
  *****
  Пятнадцать рыцарей это огромная сила. Даже будучи в обычных кольчугах, а то и вовсе в простых бригантах, вместо полных латных доспехов которые благополучно покоились в обозе, с трехфутовыми клинками и боевыми топорами вместо длинных копий они являлись огромной силой. Рыцарь - это честь, отвага и мужество умноженные в разы, и, несомненно, мастерское владение практически любым оружием, даже богопротивным арбалетом..
  Конный рыцарь - смерть пехотинца!
  Вот почему баронов никогда не пускали в полном вооружении и с большими отрядами в город. Даже поодиночке они были опасны, хотя сговорившиеся бароны, соединенные в одну армию с единым командиром это явление настоль же редкое и невозможное, как честный и добрый сборщик податей.
  Имперский рыцарь - эталон всего сословия для окрестных стран!
  И сейчас, пятнадцать подобных эталонов при поддержке родовых магов врубились в ряды городской стражи, попутно пытаясь убивать неизвестных монахов. Стража ответила свистом ужасных алебард и тяжелых готендагов, которые прошибали даже полные латы, выбивая дворянский дух напрочь. Стена сплоченной, обученной, хорошо вооруженной пехоты - верная гибель для рыцаря!
  Стена на стену, сталь о сталь - и уже ржет чья-то лошадь от неистовой боли во вспоротом брюхе, заваливаясь набок. Вот один всадников ди Терозо заимел второго седока в рясе, который воткнул короткий меч ему в спину, но тут же, еще два огненных шара раскидывают ударной волной строй стражников как кегли в имперской игре для благородных. Бой распадается на части, как будь-то бы безумный мастер войны набросал на площадь, как на холст рваные куски баталии.
  
  *****
  - Чвак! - с противным хрустом меч Дана, подрубил передние ноги лошади Виора, который от неожиданности полетел с седла. Если бы Виго увидел распластавшегося кузена покойного Ансельма, он бы посоветовал другу пригвоздить того клинком и дело с концом. Правда маг был занят поддержкой защитного заклинания вкупе с одновременным поиском любых заклинаний, артефактов и, самое главное, для того чтобы выпутаться из ситуации. Но Дан, проклиная себя в душе за тупость и ненужное благородство, все же позволил врагу подняться.
  - Вот, теперь мы посмотрим кто тут трус! Теперь мы на равных! - воин ринулся в атаку.
  - Ах ты ублюдок! Сын портовой шлюхи! - Виор был просто взбешен дерзкой атакой, но все же крикнул двум своим спутникам, что страховали сеньора с флангов - я сам! Вспыхнули камни на многочисленных перстнях и амулетах Виора и Дан охнул от боли в левой руке парировав всего лишь первый удар! Маленький, ладно сделанный щит взятый им из арсенала бандитов на вилле спас ему жизнь. Но выдержит ли он следующий удар? Одним Падшим известно... Отводить удар! Не парировать клинок! Виор демонски ловок, и обвешан магическими артефактами с ног до головы! А он, благородный Даниель де Арвилэ, идиот! Также, с ног до головы! Какой честный бой... - гримаса боли и мимолетного страха на лице Дана, дали еще один повод для насмешек со стороны Виора. Рыцарь ордена не отвечал на подначки, стараясь сберечь дыхание, но долго так продолжаться не могло. Еще через секунд двадцать разрубленный щит Дана двумя практически ровными половинками упал на мостовую, как и он сам секундою позже - от неимоверной силы удара мечом, зажимая при этом, снова раненое левое плечо. Но, следующий, смертоносный удар был остановлен возле самой его головы узким и длинным клинком неизвестного воина в рясе монаха.
  
  *****
  - Так, что здесь!? Фолианты - не то! Колбы - не надо! Вот это - что такое!? - Виго лихорадочно рылся в мешке в поисках чего-нибудь похожего на волшебную палочку-выручалочку из сказок, так чтобы разом решить все проблемы. А проблемы были нешуточные - мало того, что безумный проповедник верещал сверху как недорезанная свинья, а тип в колодках икал от страха и пускал ветры - так на площадь ввалилось подкрепление для всех сторон! С Литейной и Мясницких улиц подошли отряды стражи, а со стороны Мауренских ворот ворвались три "копья" ди Терозо, числом человек в сорок. Самое паршивое, что среди них был десяток арбалетчиков...
  Поутихнувшая было схватка, завертелась с новой силой - сломить сопротивление стражи воинам ди Терозо мешали необычайно ловкие монахи, которых правда поубавилось практически сразу ровно до семи - как оказалось маги, и новоприбывшие арбалетчики свой хлеб ели не зря. А этот горбоносый, надменный Виор, какой то кузен-сват брат прибитого Ансельма теснил Дана со всех сторон
  - но, увы! В запасе Виго был только один мощный фаербол, которым маг мог помочь компаньону в первый и последний раз. Сейчас, сейчас! - с этими словами де Аркур, добравшись до мешочка с некромантскими артефактами, начал, не раскрывая до конца их структуру, швырять заклинания направо и налево. Так как выцеливать одних только вражеских всадников было уже невозможно, то маг сосредоточился на арбалетчиках и магах. Тем более Дану пришла негаданная помощь...
  
  *****
  - Сын мой! Грешно использовать запретные вещи - немного задыхаясь Первый оттеснил Виора от поднимающегося на ноги Дана, который, впрочем, через миг также присоединился к монаху. Вдвоем они уравновесили необычайную мощь рыцаря.
  - Ты святоша, тоже ее не чураешься! - Виор почувствовал, что начал задыхаться и уставать. Амулеты, активизирующие силу, скорость и реакцию действовали наверняка - но недолго. Они магическим образом подстегивали организм владельца, но при этом очень быстро утомляли его в разы. Ди Терозо отступают, но не проигрывают! - с этими словами потенциальный наследник рода совершил невероятный прыжок назад длиной в метров пять, и отдал приказ арбалетчикам стрелять в группу у помоста. Слитный залп, через миг оставил из восьми стражников оборонявших в мага и воина, только троих. Первый рухнул на каменную, забрызганную кровью, брусчатку, богохульствуя и ругаясь, на чем свет стоит, схватившись при этом за болт, что угодил ему прямо в бедро.
  Но, чудесным образом, ни один из арбалетчиков, даже случайно, не попал по компаньонам, нищему и проповеднику, который продолжал вещать как Весник богов над полем безумной битвы.
  В этом хаосе на городской площади, количество сражающихся которое уже дотягивало до полутора сотен бойцов, деятельность Виго была практически не видна. Правда, любой преподаватель Академии Начал оторвал бы ему руки за подобную неподготовленную волшбу. Чужие заклинания, спрятанные в свитки и артефакты надо "приручать" - сиречь изучать со всем прилежанием -- осматривать, изучать и аккуратно осваивать. А не делать так, как делал сейчас маг - это было больше похоже на то, что он срывает покрывало с клетки какого нибудь зверинца и выпускает постояльца наружу, несмотря на последствия и, не задумываясь - а вдруг сожрут и благодетеля? Но пока магу везло -- вот, двое арбалетчиков застыли на месте, превратившись в камень, вражеский рыцарь вдруг сорвал шлем с головы и выдрал себе глаза, задорно смеясь при этом, а один из магов вдруг решил что перерубить коллегу диском Исора это очень весело, хотя тот отчего-то решил защищаться...
  Наконец Виго выхватил из недр мешка, гирлянду, состоящую из множества крысиных черепов, нанизанных на золотые проволоки вместе с разнообразными драгоценными камнями. Все это, связанное воедино, было похоже на причудливую и страшную "виноградно-крысиную гроздь". "Гроздь" просто сочился от вложенной энергии - это, несомненно, был боевой артефакт! Была даже специальная петля, для того, что б нести ее на посохе - но Виго разбираться было недосуг. Прочитав наскоро активирующую формулу, он, памятуя действия вражеского некроманта на вилле, хватил черепами об камень брусчатки и для верности добавил сапогом, раскрошив их до мелких осколков.
  И ничего...
  Только очередной, неприглядный звук со стороны нищего, как обидное подражание "магическому конфузу". Не может быть! - но тут, как ответ обиженным мыслям де Аркура просто вздрогнула вся площадь Свободы...
  
  ***** Гостинцы со стороны вражеских арбалетчиков противно вжикали и звонко целовали камень ненавистной площади. Отбросив сантименты и благородное безрассудство, Дан спрятался за круп павшей лошади Виора и наспех осмотрел рану - все было не так уж плохо - вражеский клинок, слава богам, разрубив кольчугу и войлочный поддоспешник, ненамного увяз в мышце, и, не достал при этом до кости. Пальцы на левой руке слушались, и это было хорошо - воин потянулся к боковой сумке, где помимо молитвенника было два бандажа заготовленных еще до ночного боя. Когда вздрогнула земля Дан уже успел наспех замотать рану...
  
  *****
  Вздрогнувшая площадь, на миг остановила схватку, которая, впрочем, сразу возобновилась ибо, воспользовавшись моментом неожиданности, враги с обеих сторон добавили по парочке трупов.
  Но, через мгновение ока, из городских подвалов, проемов и трещин домов - со всех боковых улиц, стекаясь серым половодьем, хлынули сотни, тысячи, а затем десятки тысяч крыс! Серые, мохнатые твари живым ковром, мигом заполонили площадь, накрыв грязным саваном тех немногих раненых, что пытались отползти от места схватки, которая к слову, тотчас же прекратилась окончательно...
  Что-то жуткое было в этом крысином шабаше! В их бесстрашии и остервенении, с которыми ОНИ атаковали всех, кто был на площади, не приближаясь, правда, к помосту, возле которого все еще стоял де Аркур с отвисшей челюстью. Дан, несмотря на ранение, очень быстро переместился к магу и сейчас оценивающе смотрел в сторону церковников во главе с тяжело раненым Первым. Он пытался трепыхаться, когда его уносили, и грnbsp;озил Дану всевозможными карами, если тот надумает бежать дальше. Воин махнул рукой - от смерти спас, и на том спасибо...
  Ди Терозо отступили слаженно - пришлось бросить лошадей, которые совсем обезумели от вида серых полчищ и начали скидывать своих седоков. Но под прикрытием оставшегося в живых мага, который расшвыривал сотни серых тушек "ветром" и своих солдат, благородные имперские дворяне были вынуждены сыграть обидную ретираду. Обессиленного Виора несли сразу несколько рыцарей, безбожно ругаясь про себя на затею, командование, бюргеров и проклятую магию.
  
  *****
  - Виго! Надо бежать! - орденская дубина проревел очевидную истину прямо в ухо магу. Многотысячный крысиный писк просто разрывал голову изнутри, и казалось, что если не орать, то тебя никто не услышит. Но дурному проповеднику писк не мешал - он просто продолжал визжать от счастья. Сиплым, старческим голосом ему вторил нищий, закованный в колодки, при этом фальшивя от ужаса.
  - Через ворота нам не прорваться! Ненавижу этот город! Будь он проклят! - маг в сердцах сплюнул и естественно попал в крысу, вернее в целый "крысиныахнул в сторону ближайшей улочки, по которой они преследовали покойного Лео несколько дней назад. "А дубине иногда приходят дельные мысли" - мысленно согласился маг и ответил - Согласен! На счет три я брошу последний "шар" - а дальше все зависит только от нашей скорости!
  Пару мгновений спустя фаербол, припасенный "на всякий случай" и запущенный магом практически у самой поверхности площади, выжег узкий коридор и расшвырял взрывом крыс у входа в переулок. А еще через одно биение сердца, в поворот припустили компаньоны, показав рекордные результаты по бегу с прыжками через препятствия.
  Слава богам! Через полквартала они смешались с шумной, гомонящей толпой из лоточников, торговцев и простых обывателей которые не хотели расходиться по домам - одним было жалко брошенного на рынке товара, другим было просто интересно что происходит. В то же время людям было страшно от того, что творилось на площади. Незнание порождало панические слухи - "Бар захватил город с некромансерами!", "Бароны ворвались в город!", "Черный ковен выпустил чудовищ!", "А он говорил покайтесь!", "Покаемся!", "Да заткнись ты!" - подобные крики, мысли вслух и опасения вспыхивали в толпе со скоростью молнии, но жестко пресекались стражей, которая хотела разогнать горожан и перекрыть улицы. Тщетно! Наконец крикуны и заводилы возбудили сотни мещан, которые сразу решили, что во всем виноваты имперские купцы и хоббиты живущие в Иноземном квартале и толпа огромным, безумным человеческим зверем, превратившимся в коллективное, бездумное и жестокое Ничто пошла громить, круша все на своем пути...
  Кучки немногочисленных стражников были сметены в сторону, или же криками и пинками прогнаны на площадь - "защищайте дармоеды, вольности и жизнь горожан!". Вы дескать защищайте, а мы пограбим... Но обычные городские вояки, будучи людьми семейными, во время погрома, в первую очередь решили защитить свои семьи, и лишь немногие двинулись в сторону площади. Но гораздо больше было тех, кто присоединился к погромщикам...
  
  *****
  - Ей, боны! Тфак и бутете фтоять фесь тсень? - хриплый голос Тиля заставил обоих компаньонов резко развернуться и схватиться за оружие. Вернее только Дан взялся за меч, а Виго достал скальпель за неимением другого оружия. Взорам друзей предстали: Жакоб собственной персоной и перебинтованный Тиль, который радостно щерился своей, новой выщербленной улыбкой - а мошет фам пфовефти экскувсию по пвохватным потсемельям? В Кфрате фтановиться фаркофато - Тиль взглянул на Жакоба - людоед кивнул и добавил уже серьезнее - боны, шутки в сторону. Вас ищут. Многие. Пока мы вас можем вывести из города. Мы в долгу, и долг свой чтим как ни странно. Соглашайтесь, ведь потом будет уже поздно.
  - Разбойнику и людоеду я отчего то доверяю больше, чем главному охранителю, демон его задери - Виго шмыгнул носом, но скальпель не спрятал.
  - Наверное ты прав Виго - морщась от боли в раненом плече Дан угрюмо взвесил шансы
  - веди Жакоб. Но не забывай если что...
  - мы умрем первыми. Знаю - людоед улыбнулся своей жуткой, острозубой ухмылкой - за мной господа...
  
  *****
  Не имея иного выбора, Дан и Виго второй раз за день последовали за людоедом и разбойником, спустившись на самые нижние подземные тропы под городом. Внизу, где не было уже вездесущих крыс, отчего-то передохших на площади сразу после ухода мага, не было рыцарей и солдат ди Терозо, которые сейчас рыскали вокруг каждых ворот города не приближаясь впрочем, менее чем на полет стрелы, не было бушующих толп, которые громили, насиловали и убивали всех кто отличался от мещанина крадского, среднестатистического...внизу было тихо и спокойно. И это было хорошо.
  
  *****
  Проповедник, который остался целым и невредимым увеличит свою паству в сотни раз буквально за последующие три дня после побоища и крысиного нашествия. Керно, как второй спасшийся от гибели, станет первым учеником и правопреемником Пастыря Крадского, которого впрочем, сожгут на костре буквально через неделю. Как сожгут на погребальных кострах через месяц уже тысячи горожан.
  Ибо в город придет чума...
  Мастер Тарр умрет в своем кабинете глядя на разлагающуюся голову врага оскаленную в предсмертной усмешке. Бартоломео и его далекий отпрыск Джером Бар все же отмстил городу через несколько веков, после предательства. Велик и славен город Крад. Был.
  
  
  Глава 26.
  Все сразу пошло не так, как надо. Не иначе как милостивые боги или слепой фатум, в очередной раз решили, что на нашу долю выпало слишком уж много счастливых исключений - подобные мысли травили душу Дана не помогая впрочем, бежать по заросшему лесу вместе с поклажей в виде бесчувственного мага. "Это уже не шутка, а форменное издевательство! Я тащил сей злобный, циничный суповой набор по степи, сейчас волоку по лесу, рискуя сам сломать ноги - воин на секунду остановился, чтобы перевести дух и тут же оглянулся - как и днем ранее за ними шла погоня... - Ничего, лес не степь, оторвемся! В лесу рыцарь не рыцарь - вслух произнес воин и тут же глухо взвыл, услышав далекий заливистый собачий лай! Кто хоть раз слышал радостный лай мауренской гончей, коя взяла след не спутает его ни с чем! А все ведь неплохо начиналось...
  
  *****
  Тиль и Жакоб все же благополучно вывели их по заброшенному туннелю канализации за пару лиг от города, посоветовав напоследок надежно схорониться подольше и главное подальше. Нервно хохотнув над незамысловатой шуткой, компаньоны тепло попрощались с разбойником и людоедом. И сразу же припустили в сторону ближайшего лесочка - при чем Дан несмотря на раненое плечо и доспехи вырвался вперед субтильного мага. Углубившись в чащу, они снизили темп, но остановились только через две лиги от Крада. Найдя маленькую полянку, маг скинул свою котомку и моментально заснул, не делая попыток поставить сигнальную сеть или натаскать хворост для костра. Дан в свою очередь успел лишь сменить набухшую кровью повязку и наново перебинтовать плечо, внимательно осмотрев рану перед этим. Он так и заснул сидя с куском бинта в зубах который пытался затянуть - двое суток бодрствования, два сложнейших смертельных боя, восставшие мертвецы на вилле, крысы в городе и неожиданно появившиеся кровные враги свалили маленькую компанию в беспамятный сон почище вражеских заклятий. Спали без сновидений.
  
  *****
  Следующее утро началось как обычно - с маговых причитаний. - Дан, это ты во всем виноват! Послушался бы меня, ушли бы еще ночью! - Да что вы говорите господин маг? В этом случае, эти твои ди Терозо, нагнали бы нас, ничего не подозревающих в дороге, и размазали бы по старинному тракту красивым, ровным слоем. - Я, в отличие от тебя, не убивал Ансельма! Хотя надо признаться, все время думал об этом во время учебы. "Я бы полгрупы своих однокурсников прибил бы. Редкостные тупицы. Ненавижу" - прикинул маг про себя, а вслух упрямо продолжил - но личный счет у них к тебе, и только к тебе! - О, тонкостях вендетты ты бы вещал им пришпиленный копьем как бабочка иглой. Или просто бы глупо пучил глаза на отрубленной голове по дороге в Маурен - Дан ухмыльнулся, видя как мага передернуло от подобной перспективы, и продолжил - сейчас не время разбираться кто именно и в чем виноват. Сейчас надо думать, что делать дальше. Лично меня, многоуважаемый маг, больше интересуют те "монахи" совсем на служителей церкви не похожие... - Что тут думать - сварливый голос мага раздался уже из-за густых кустов вместе с остальными сопутствующими неприглядными звуками - все из-за того письма, которое ты вез из Беона своему магистру... - Что? Харгов ублюдок?! Откуда ты... - Дан до того спокойно чистивший меч от крови, как ужаленный вскочил на ноги. - Спокойно! - медленно ковыляющий из зарослей Виго сам являлся образцом спокойствия и умиротворенности - ты все мне разболтал лично, когда лежал в бреду после операции на хуторе у Тавра. Поэтому я и знаю многое - и про герцога, и про ваши орденские планы. Теперь то мне понятно, почему Грейс в сердцах разнес ваши владения. Он просто успел подсунуть вам свинью раньше, нежели вы ему - если бы Виго, в тот момент, усердно роющийся в своей многострадальной котомке, увидел бы лед в кристально-голубых глазах рыцаря ордена Сарантарры, он бы дважды подумал перед тем, чтобы поворачиваться к нему спиной. Но маг, благодаря своему ворчанию даже внимания не обратил на мертвую тишину, которая просто звенела тонким нервом на маленькой поляне - ко всем демонам гребаную эту вашу политику, когда нечего жрать! У меня скоро заворот кишок случиться! Когда благородный Виголан де Аркур, он же потенциальный покойник, наконец, соизволил поднять голову, Дан уже успокоился и без душевных усилий разжал пальцы на рукояти меча, тихо поинтересовавшись при этом - допустим, я все выболтал... - Ну, сам текст письма дословно мне конечно неизвестен, но "сраного Гийома", я так понимаю герцога ди Конбера ты ругал, на чем свет стоит. А также проклинал Верховного Прелата, императора и Амадея, их совместную, несомненно, гнусную родословную. И, кстати, знатно богохульствовал - я даже записал кое-чего... - Виго, ты самовлюбленный, циничный, бессердечный человечишка. Ты... - Я дубина орденская, тот человек, который несколько раз спасал тебе жизнь, впрочем, справедливости ради надо отметить и твои жалкие потуги на подобном поприще. Я тот человек, который не потащил тебя раненого за шкирку и не сдал имперцам - а то сейчас бы ты, скотина неблагодарная, заливался б в нежных руках мауренских палачей. Мне плевать на вашу грызню, сиюминутную политику, бессмысленные войнушки за чахлые аллоды, на которых вы, болваны, состоящие наполовину из ржавого железа, а наполовину из спеси, глупости и прочего благородного деръма, дохнете от болезней чаще, чем на поле очередного дурацкого боя. Я тот человек, который выведет нынешнюю затхлую магическую науку на принципиально новый уровень, я преодолею косность, дремучесть и невежество, я зрю в... - напыщенную тираду Виго, который взволновано мерил шагами полянку потрясая потертым тубусом с трактатом, прервал звук его забурчавшего живота. - Смотри не помри раньше времени великий гений. Обидно будет ежели спаситель человечества, науки и прогресса загнется от голода. Давай-ка отложим все-таки нюансы и взаимные вопросы на потом, когда доберемся до более безопасных и цивилизованных мест. Согласны ваша милость?! Господин, баронет де Аркур, составит мне дальнейшую компанию в пути? - искренность и раскаяние в словах Дана не позволяли съязвить, посему маг лишь кивнул, и вяло парировал - сиятельный граф, как и прежде, весьма польщен вашей блестящей компанией. Только извольте найти мне любую захудалую деревушку, дабы вкусить, хоть грубой крестьянской пищи... В принципе, что найдем то и сожру...
  
  *****
  Вот с этого момента все и не заладилось. У первой же деревни, где они появились их обстреляли силы местного ополчения, то есть грязные оборванцы с луками и кривыми копьями. Но даже десяток крестьян с допотопным оружием был опасен для раненого воина и мага без заклинаний - за весь день голодный и обессиленный Виго "загнал" в оставшиеся камни лишь две "небольшие" стрелы Азура. Возле следующей деревни ситуация повторилась - дозорные пустили стрелы как только они появились на опушке леса.
  - Смотри маг: частокол, деревня похожая на деревню, а не кучку расползающихся халуп, часовые...
  - И бабы с ребятишками попрятались в мгновение ока - маг задумчиво потер подбородок - холопы совсем обезумели, не иначе. Здешние дикие места бросает из крайности в крайность - то рабская покорность перед лордами, то бунт во всех селениях...
  - Вероятно, Маркус всех всполошил?
  - Да мне плевать! На сеньоров, их крестьян, попов и прочая. Я. Хочу. Жрать. Есть я хотел утром, пока мы не стали употреблять эти ягоды и странного вида грибы. Если я помру от голода, дубина орденская, это будет на твоей совести!
  - Не кипятись маг, если не сможем купить или достать еды значит, украдем или отберем.
  - О, что я слышу? Разверзнулись хляби небесные или светлый Азур пернул!? Де Арвилэ отберет или украдет?
  - Хватит паясничать. На тракт сейчас нельзя - нас, вероятно, ищут и ди Терозо, и эти странные монахи, и еще Падшие знает кто. Мы и так показали свои физиономии в двух селениях - на месте преследователей я бы назначил крупные сумы для местных захудалых лордов, те в свою очередь заставят своих крестьян сообщать обо всех незнакомцах...
  - А при тавернах вдоль тракта и на "таможнях" их владельцы поставят своих солдат и пустят многочисленные разъезды - маг угрюмо подытожил и поежился, с утра стояла совершенно не июльская, прохладная погода и вдобавок ко всем невзгодам начал накрапывать противный мелкий дождь.
  - Браво Виго, верно мыслишь! Только есть еще неожиданные факторы по типу местных браконьеров или разбойников. Одним словом дело швах! Как паршиво быть дичью! Кстати о ней?
  - Я могу пустить "стрелу". Но цель мне надо держать постоянно в визуальной близости, а быстро бегать и одновременно творить заклинания я не умею. Может сделаем силки?
  - Ты умеешь их, не то что бы делать, а хотя бы ставить? Я нет. Я не знаю, как охотиться силками. Все мои охотничьи забавы это десятки гончих впереди, такая же свита позади, загонщики со всех сторон... Больше похоже на праздник, чем на охоту.
  Грязные, голодные, с посеревшими лицами компаньоны посмотрели друг на друга и грустно вздохнули, замолчав на пару минут. Первым, не выдержала деятельная натура Дана - ладно, пошли, чего стоять столбом. Есть у меня парочка идей...
  
  *****
  Паренек, пасший маленькое сельское стадо, наверное, не успел разобраться, кто именно заявился из лесной чащи. Передний, костлявый черноволосый тип в замызганных, рваных лохмотьях был больше похож на колдуна из селянских баек - у него светились жутким светом глаза и огромный кристалл на груди, а за ним шел страшный драугир - неупокоенный дух мертвого воина. Крестьянские ноги при опасности всегда действуют быстрее мысли, посему, когда компаньоны, ругаясь на чем свет стоит, продрались сквозь заросли на поляну, то пастушонка и след простыл. Остались только: скирда с сеном, стадо в десять, свирель и торба со снедью.
  Именно к ней и бросились в первую очередь. Сиятельные господа с огромным удовольствием рвали зубами краюху свежего, черного хлеба выпеченного из муки грубого помола, проглатывали целыми кусками домашнее соленое сало вместе со сладкими луковицами и заедая все нежным козьим сыром.
  - Вовко, ты это пвидумал - невнятно пробормотал Виго стараясь пропихнуть в себя здоровенные куски, боясь, ведь вдруг ему достанется меньше? - хоавоши гваф с бавонетом, отобвави ету у павтуфонка. Ха-ха! Кхе-кхе!
  - Мальчонку нельзя было отпускать. Скоро он добежит до села и поднимет гвалт. А старосте придет в голову обратиться к воинам барона, сами они, наверное, затрусят идти - воин уже утолил первый голод и сейчас старался есть аккуратно, и прожевывать каждый кусок - я ведь рассчитывал дать мальцу денег, заткнуть рот и спокойно пустить одну коровку на мясо. Кроме этого хотел разузнать название деревни и определить где мы хоть находимся. Но сейчас у нас банально нет времени маг. Надо убираться и побыстрее.
  - Денег? Ты неисправимый идиот, сиречь прости - благородный рыцарь! Я конечно тоже гуманист, но только когда сыт, одет и чист. Запомни и учись! За еду дворянин дает крестьянину не денег, а два раза в зубы и разочек сапогом под зад для придачи ускорения... Но в принципе ты прав, нам нужно идти - маг подхватил остатки еды и свирель. Заметив недоуменный взгляд Дана, маг сунул свирель за пазуху и с жадностью ответил - Пригодиться!
  
  *****
   Олес ди Терозо в этот день мог считать себя счастливчиком. Да-да, именно так! Во-первых, Виор до сих пор лежал как безвольный тюфяк набитый сеном - его артефактные доспехи и клинок столкнувшись с оружием "монаха" отчего-то вытянули больше жизненных сил, чем было допустимо. Но именно благодаря этой временной слабости Олес, урожденный виконт Иван-Фра, стал на время начальствующим среди солдат и вассалов рода. Артуро, Дириан и де Лава - драгоценные кузены-соперники, конечно же, высказали свое "фе" но тихонько и про себя, ибо Игнас, второй родовой маг, также неожиданно ставший первым после бойни в городе, явственно высказал ему поддержку. "А старший братец ведь промахнулся в Краде! Поспешил, не рассчитал - рискнул и промахнулся. Теперь это мой шанс!" - примерно так размышлял довольный Олес, который весьма успешно захватил городские ворота и удерживал их до отхода основных сил. Вспоминая об успешной операции, он отдыхал и смаковал весьма недурственное вино из подвалов местного владыки и повелителя - барона Валерия де Гоши. Это и было именно во вторых. Местный могущественный лорд вошел в положение семьи ди Терозо и клятвенно пообещал способствовать благородной мести. То есть помочь с охотой на убийцу и проклятого колдуна, ибо Игнас проведя ритуал "поиска" по каплям крови, оставшимся на мече Виора, явственно указал на владения лорда Валерия под названием Белогорье. Олес, правда, понимал, что радушие и гостеприимство барона было продиктовано не, сколько высоким статусом гостей, а скорее матримониальными планами именно на него, виконта Иван-Фра.
  Всем владел Валерий де Гоши: один из самых крупных феодов в Конфедерации баронств, мощный каменный, а не деревянный как обычно, замок, с десяток крупных сел, соляную шахту, шмат тракта и часть речного притока судоходной Дариды. Все это приносило огромный по местным меркам доход. А вот наследника мужского рода, кому можно все это оставить, не было...
  Одна лишь дочь, своенравная и гордая красавица, отвергнувшая притязания всех соседей на ее руку и сердце. И тут бы заставить строптивую, ан нет. Души не чаял Валерий в своей единственной кровиночке и во всем потакал, даже когда и рассорился с соседями, кои в принципе ему никогда не нравились. Да вот выбор был невелик - все равно пришлось бы выбрать ей жениха из их числа, ибо если он умрет до срока, то "стервятники" растащат баронство на куски. А в таком случае его дочь Хельга, достанется кому-то из них как военный трофей, а не законная жена и полновластная хозяйка феода... Бр-р-р-р!
  Посему Олес сразу же стал лучшей партией и соответственно желанным гостем для барона. Все говорило в пользу молодого дворянина: и старинность рода, владения и родовые связи в империи, и право беспошлинной торговли в Маурене, благородные привилегии, да и сам недурен собой. Кроме того барон был искренен в своем желании помочь, ведь буквально минуту назад стало известно где примерно прячутся беглецы по следу которых идут его гости. Об этом, стоя на коленях и не смеющий даже поднять глаз, проблеял дрожащий от ужаса пастушонок, за что к радости своей получил целых пять медных полугрошей. И сей факт был именно "в третьих"...
  - Несомненно, они! - Олес резко поставил кубок с вином и пружинисто поднялся из-за стола. Расправив с хрустом мощные плечи, так что жалобно звякнула обычная походная кольчуга, тут же хищно добавил - надо срочно действовать!
  Высокий, черноволосый, с округлыми мягкими чертами лица, на первый взгляд он создавал впечатление доброго человека, какими только могут быть обычно сильные телом и духом люди. И только пристальный взгляд карих глаз, не суливший врагам ничего доброго, прямой нос потомка гордых аристократов Старой империи, и неумение подолгу даже стоять на одном месте выдавали в нем человека сильного, собранного и целеустремленного, хотя порой и сверхэнергичного. Вот и сейчас виконт нарезал круги вокруг стола, где был расположен небольшой макет-карта баронских владений, сделанный белой глины. Сам же Валерий, не привыкший еще к неуемной натуре гостя, комментировал и тут же отвечал на его вопросы:
  - Их видели у Арнса и Зеленой дубравы, а вот пастушонка они прогнали уже с Малого луга. Никакой логики в их движении нет. Мои владения им, скорее всего, неизвестны. Проводника у них нет, идут, куда глаза глядят. Причем по кругу.
  - А вот это как раз и плохо, могут уйти куда угодно. Милейший барон, сколько понадобиться воинов, чтобы прочесать сей лесной массив?
  - Я думаю, что не меньше полторы сотни, плюс раза в два больше крестьян-загонщиков. Итого не меньше полтысячи человек. Стольких сил у меня под рукой нет. Разве, что собрать дружины всех моих окрестных соседей. Я, правда, больше поверю во второе пришествие Светлых богов, нежели мне дадут хоть одного доморощенного бойца в помощь. Жаль виконт. Могу я предложить выжидательную тактику? Проголодаются, сунутся в деревню...
  - Нет, на это я пойти не могу. С Даниелем де Арвилэ путешествует маг из мелкопоместного рода де Аркуров. Сей недоучка владеет, на удивление, необычайно мощными заклинаниями. Игнас утверждает, что в городе именно он вызвал страшное крысиное нашествие! Поверьте, господин барон, они представляют опасность для ваших владений и их необходимо уничтожить. Нет, никаких показных поединков в стиле моего старшего брата, я трезвомыслящий человек. Так что нам нужно взять их в кольцо, расстрелять стрелами издалека, отрубить головы, а тела сжечь! На данный момент я могу рассчитывать на беспрекословное подчинение лишь моих пятерых вассалов с их небольшими "копьями". Плюс полсотни солдат и рыцарей рода, будут слушаться моих приказов, пока не очнется Виор. Игнас, к сожалению, останется здесь, следить за его здоровьем. Как и мои дражайшие кузен. М-да, сожалею о ваших великолепных винных подвалах господин барон.
  - Не стоит сожалений, дражайший Олес о подобных мелочах. Можете располагать моей дружиной: сорок латников, десять конных егерей, загонщики и... - старый барон замялся лишь на миг, кусая седой ус - мои гончие к Вашим услугам.
  - Три шестерки! Ваша замечательная свора! Как же я сразу не догадался спросить! Но могут ли ваши собаки взять их след?
  - Бывает разное мой друг. В наших землях случается такое, что в вашей просвещенной империи могут назвать варварством. Порою самых смелых из пойманных разбойников, браконьеров или убийц травят собаками. Дают меч, немного еды и небольшую фору во времени и вперед. Лично я правда не одобряю сей забавы под названием "баронская охота". Но суд сеньора в своем владении неоспорим...
  Олес пристально посмотрел прямо в выцветшие васильковые глаза Валерия и увидел там лишь страх. Страх потерять не собак, а дочь - ведь всем понятно, что женщина не сможет удержать власть над феодом в своих руках. Он усмехнулся про себя и притворно вздохнул - по пять двойных дукатов золотом за каждую убитую собаку да буде таковая! И я с величайшим удовольствием приму щедрое приглашение на вечерний пир, дабы лицезреть наконец красоту вашей дочери... Морщины на лице Валерия разглаживались по мере того как широкая улыбка омолодила его лет эдак на двадцать. Минуту спустя с верхних покоев донжона понеслись четкие и даже задорные команды, которых тут не слышали давно - Бран, передай: дружине седлать коней, собак долой из псарни, а Тецио - подать мой меч и латы!
  
  *****
  Спустя всего час, многочисленная кавалькада неслась в сторону Толстого леса, подбадривая себя и гончих задорными криками - Ату их! АТУ!!! Задолго до благородных господ в лес вошли три сотни крестьян-загонщиков, без которых, увы, не происходит не одна баронская охота. Заметив "дичь" они должны были лишь подать сигнал воинам идущим позади. Вояки, кстати говоря, не отвешивали пинков крестьянам, а наоборот, даже не поспевали за ними! Виной сему факту был слух, что первые отличившиеся получат вольные и собственные наделы став арендаторами барона. Посему, ошалевшие от подобных перспектив загонщики, коих оказалось намного больше, чем звали, не щадили ни ног своих ни легких в стремлении "угодить" сеньору. И каждый втайне лелеял мысль, что именно он станет первым, кто найдет беглецов. Иные, посмелее, перехватив копьецо или простую дубинку, размышляли практичным крестьянским умом о том, что если взять незваных гостей живыми, то отвалят за них намного больше! И вот среди односельчан уже собираются группы из соседей, родственников или просто друзей - шутка ли дело, треть баронства ушло в погоню!
  
  *****
  Компаньоны, не подозревающие о масштабах преследования, после трехчасового марша сквозь лесной бурелом, решили немного отдохнуть и заморить червячка остатками еды. Разбавив скудный обед горстью лесной малины, собранной походя, маг вплотную занялся восполнением боевых заклинаний. Детальную инспекцию остатков некромантского добра награбленного на вилле, камней и прочего решил оставить на вечер, когда придется встать на ночлег. Но и получасовой медитации хватило для "упаковки" мощного огненного шара пятого порядка в, увы, уже надтреснутый рубин. Значит недолго осталось камню, а жаль.
  Зато порадовал самозаряжающийся амулет из башни только тем, что не преподнес никаких сюрпризов исправно работая. Поэтому Виго не стал долго выдумывать, а просто компилировал в артефакте уже вложенное неизвестным создателем заклинание, превратив его в практически цепную молнию. Пока он не мог, к сожалению, повторить искусство мастеров древности - его заклинания, добавленные в структуру артефакта, отчего-то не восполнялись... Зато привычные формулы записанные в специальной книжице давались все легче и легче. Пытливый ум мага, несмотря на последний хаос событий все же подмечал и анализировал свои успехи в практическом применении магии. Да за два последних, безумных месяца он ускорил преобразование магической энергии раза в два! А медитация?! Раньше, бывало, без кувшина дешевого приторного вина отрешиться было просто невозможно. Хотя спиться запросто. А сейчас он мог входить в "рабочее" состояние с открытыми глазами и даже стоя. Подобно тому, как воин-ветеран одновременно и спит и бдит на посту. Действительно прогресс был налицо - "сие и есть настоящая летняя практика, мать вашу, бестолочи академические! Нет, как только доберемся до спокойного места, надо"...- что именно надо будет сделать, Виго не успел додумать, так как вынырнул из глубин самосозерцания в бренный мир. Обеспокоенный воин, продолжал трясти мага за плечо, не видя, что тот уже проснулся. Де Аркур хотел было громко и матерно возмутиться, но тут, же заметил, что лес вокруг кардинально изменился...
  Мимо них - по маленькой поляне, меж деревьев в лесу - везде, где останавливался взор мага, бежали звери. Зайцы, косули, волки - жертвы и охотники бок обок удирали от какой-то неведомой опасности.
  - Пожар? - деловито осведомился Виго и надел на шею заряженный артефакт.
  - Охота. Ты слышишь крики? В лесу десятки, если не сотни людей.
  - Одним словом надо бежать - спокойно подытожил маг - но куда?
  - Куда зверушки, туда и мы - прочь от загонщиков. Но немного в другую сторону...
  
  
  Глава 27.
  Загонщики шли споро. Четкой косой линией, повинуясь навыкам, вбитым за годы господской забавы. Каждый десяток, выстроенный в длинный ряд, знал свое место. Никто не лез вперед и не пас задних. Это ведь тоже оброк господину, только не деньгами или продуктами. Так лучше трещоткой помахать и поорать за такое вознаграждение, чем мост чинить или на баронских полях спину рвать...
  Беглецов, недалече от маленькой лесной поляны первым заметил Ваку, сын кузнеца из Арнса. Это было последним, что он увидел в своей жизни - спустя миг здоровенный воин, не уступавший молотобойцу в росте и ширине плеч, одним махом меча снес ему половину черепа. Стилл, свояк Ваку храбро бросился к убийце, как еще двое из их десятка с целью отомстить за односельчанина. Остальные, увидев как быстро умирают смельчаки, решили отступить и подать обусловленный сигнал - затрубил рожок, и вверх полетела стрела, оставляя шлейф черного, угольного дыма.
  
  *****
  Дан был взбешен! Ведь угораздило мага, на самом краю поляны угодить ногою в кротовью нору, упасть и вывихнуть ее с хрустом, на миг даже потеряв сознание! Когда на них выскочили местные крестьяне, воняющие скверной брагой и давно немытым телом, Виго приходил в себя, привалившись дереву и шипя от боли. Ему же пришлось быстро, весьма кроваво и эффектно, отрубить головы и некоторые конечности самых смелых, но увы не вооруженных и защищенных крестьян, чтоб сельская милиция, покидав свои дубинки и копья, не утекла назад. Данное решительное нападение все расставило на свои места. И если у Виголана де Аркура все еще были сомнения по поводу целей охоты - то граф де Арвилэ сразу уразумел, что их многодневный марафон в виде дичи продолжается. Паскудство ситуации состояло в том, что "кудесник харгов" теперь не мог нормально идти сам, посему пришлось вновь тянуть его на себе, попутно стараясь не подвернуть или сломать ногу самому. Виго молча сопел на ухо, вертел по сторонам головой выискивая врагов - но после того как он убил ретивого всадника следовавшего за разгромленным десятком двумя стрелами Азура, других воинов они пока не видели. Зато отчетливо слышали приближающийся лай. Уставший, раненый воин, придавленный своей нелегкой, костлявой ношей не сразу заметил, что лес изменился, и он бежит, вернее, осторожно семенит, но не по лесу, а по склону песчаного оврага поросшего высокими соснами. Еще минута и загрузнув по щиколотку, Дан просто свалил мага, как куль с овощами, и обреченно посмотрел на широкую реку. Виго болезненно ойкнул, но все, же встал, и опираясь на здоровую ногу окинув взглядом спокойную водную гладь.
  - Один из притоков Дариды? Иссея? Мора? Плевать, как она называется. Быстро скидывай железяки, и поплыли! - с этими словами маг поковылял к воде - эй, юродивый совсем свихнулся? Поганые собаки уже близко! - крикнул он, видя, что воин вынул окровавленный меч и приготовился к бою.
  - Снова приступ блаженности? Давай быстрее!
  - Виго, я не умею плавать и в кольчуге сразу пойду на дно. По мне, так лучше погибнуть в бою. Спасайся сам...
  - Как? Непоколебимый рыцарь не умеет плавать?
  - Подавись харгов мажишка! Нашел время для издевки. Где в степи мне было учиться плавать? В ручьях? Виго враг!
  Первая пятерка из двадцати великолепных баронских гончих, вместе с двумя конными егерями взметнули песок на пологом склоне лесного оврага. И тут же сгорели в пламени большого огненного взрыва устроенного магом - осыпались высокие стены оврага, с корнем вырвало несколько сосен, которые, упав, образовали изрядную, нерукотворную баррикаду. А вот минусом было то, что все отряды преследователей поспешили на звук взрыва, о чем радостно запели охотничьи рожки в лесу.
  - Спасайся Виго.
  - Ну да. Бросить свои пожитки, деньги, камни? Эге, сейчас - лучше смерть. Ну, это я пошутил, конечно.
  - Скверная шутка. Она может стать последней, если не поспешишь - воин мрачно вытряхнул песок из прохудившегося сапога и взглянул на свой меч. За пару минувших дней фамильный клинок изрядно потемнел от плохо очищенной крови, на нем виднелись большие зазубрины оставленные оружием Виора, но все же он радостно сверкнул в лучах вечернего солнца, приветствуя хозяина. Дан аккуратно описал простейшую восьмерку прислушавшись к ощущениям в раненом плече. Лай приближался и становился все сильнее...
  - Хм, а ты прав, Даниель. Моя смерть абсолютно не рациональна. Ты был хорошим товарищем, прощай! Я черкану пару строк о тебе, когда стану знаменитым - скорогnbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&  Громкий всплеск воды за их спинами оборвал скоропалительную речь мага. Обернувшись, они вместе воззрились на чудо, неспешно плывущее по реке на ботике под небольшим парусом. "Чудо" предстало в облике косматого, необъятных размеров бородача в обтрепанной кричаще алой мантии. Дико выпучив глаза, незнакомец как раз переваливал за борт окровавленное тело в одних штанах пытаясь удержать шаткое равновесие. Наконец сие действо ему удалось, и, отправив труп в плаванье, он удосужился глянуть на берег. Заметив компаньонов он смачно рыгнул, почесал неопрятную бороду и затянул сильным басом знакомый Дану псалом "На упокой души невинно убиенной":
  - Вечный покой, верный поко-о-ооон!!! Чего уставились сволочи?! Что демонские жопы не ждали? А вот он я! Бу-га-га!!!
  - Дан это шанс - маг взмахнул в сторону безумца глухо звякнувшим мешочком с деньгами - между нашими преследователями и сумасшедшим, я выбираю этого психа!
  - Виго сзади! - на крик Дана маг в прямом смысле отреагировал молниеносно. Двое вояк, вероятно, самых смелых или глупых и жадных, приблизившись к месту взрыва, получили причитающуюся им смертельную, цепную молнию из артефакта.
  - Ого! Веселая паства!!! - странный, вероятно, "жрец" с интересом посмотрел на мага и воина. Заметил также метающиеся фигуры в кромке леса. Услышал ругань, крики и звук рожков. Взгляд его стал чуточку менее сумасшедшим, он умостил зад на небольшую лавку и с видимой легкостью бросил обвязанный веревкою пудовый камень, служивший вероятно якорем на "судне".
  - Слушаю дети мои...
  - Ты мне не отец! Но если поможешь убраться нам отсюда, то я всю дорогу буду называть тебя папочкой, епископом или даже Верховным прелатом Мауренским! - зачастил Виго, спиной чувствуя как продирающиеся сквозь чащу баронские стрелки нащупывают первые, оперенные гостинцы из колчанов. Дан, предоставивший магу вести переговоры, выдавил из себя лишь глухое, одобрительное "умгум".
  - Верите в...
  - Верим, твою мать, во все и всех! Правь сюда быстрее! А то нас, да и тебя жирная бочка, нашпигуют стрелами, только за то, что разговаривал с коронными преступниками Империи - маг сорвался на визг, войдя в воду по пояс.
  - Жертва! Жертва!!! Буга-га-га!!! Давай сюда кошель - "сумасшедший" указал на мешочек с монетами, который все еще держал Виго.
  - Дай ему проклятый кошель! - Дан в сердцах вырвал его из рук колебавшегося мага и бросил жрецу под аккомпанемент свиста первых неприцельных стрел пущенных из кромки леса. Жрец поймал кошель и рванул тесемку, завывая какой-то гимн своему божеству - глаза при этом у него стали совершенно дикими. Под жуткий вопль Виго в реку полетели: двойные золотые дукаты, полновесные сонтены, крадские гроши - в награбленном добре не было меди! Лишь благородное золото и серебро.
  - Санджипистра велик! Санджипистра велик! Санджипистра велик! - твердя это как заклинание, жрец рубанул тесаком по веревке "якоря" и направил лодку к берегу.
  - Дан в воду! - скорости магу добавила неприцельная стрела, впившаяся в котомку которую он снова подобрал. Виго с размаха ловко забросил ее в ботик, который был уже нескольких метрах от берега и сам поплыл вперед, громко матеря визжащие стрелы, их метателей и всех богов. А Дан обреченно шагнул в воду, как бык на заклание, успев сунуть меч в ножны и выбросить шлем. Скинуть кольчугу и шоссы, уже не хватало времени. Внезапно, пологое илистое дно ушло из-под ног. Воин безуспешно замолотил руками и ногами, моментально уйдя под воду - железо доспехов сразу потянуло вниз. Паника, всепоглощающий страх и бессильная злость, оттого что ничего не может сделать, захватили все сознание Дана. Повинуясь инстинкту, он глотнул воды и заметался, бешено молотя руками и ногами. Затягивался мутной паволокой рассудок, но он упрямо боролся до конца. В один прекрасный миг он смог ощутил под ногами твердую поверхность донного камня, и оттолкнувшись изо всех сил сумел вынырнуть глотнув разом спасительного воздуха. Как молот о наковальню стучала кровь в висках, сдавило непомерным грузом легкие, но он держался на плаву! Страшно медленно подплывала лодка с вопящим магом. Прошло целое столетие, с тех пор как он вошел в проклятую воду, но вот еще один рывок - и рука, наконец, нащупала бортик спасительной лодки.
  
  *****
  - Греби вперед идиот! - Виго, сам доплывший в два счета, теперь не мог смотреть на барахтанье Дана. Как и на цепочку воинов с луками, что спускались к воде... "Бежать, бежать. Бросить его? Ненавижу тебя, Дан!" - маг все же вцепился в вынырнувшего воина мертвой хваткой, изранив до крови пальцы об дурацкую кольчугу. А с помощью "очнувшегося" жреца, дело пошло быстрее. Вместе они втянули тяжеленное тело в лодку, которая сразу заметно усела и опасно накренилась.
  - За весла, сукины дети! - за громкой тирадой жреца последовал удар могучей лапищей, выбивший из отплевавшегося воина всю воду, а заодно и дух. Компаньоны не заставили себя долго ждать - синхронно, как мановению волшебной палочки, заработали весла и ботик понесся вперед, все быстрее удаляясь от преследователей...
  
  *****
  Гордый эльфарский мастер длинного пехотного лука из тиса сможет побахвалится, что выпустит двенадцать смертоносных стрел за одну минуту. Его извечный антагонист, степняк-орк любовно погладит свое клееное из турьего рога, клена и палисандра оружие для конного боя, посмеется над глупым, надменным длинноухим, и заявит на две стрелы больше. И оба согласятся со старой мудрой пословицей - "если хочешь обучить великолепного лучника, начни тренировать его деда".
  Лучшие стрелки человеческого рода редко могли похвалиться подобными достижениями, тем более что отличный лук считался оружием благородных особ. А простолюдин мог довольствоваться обычной поделкой для охоты с дальностью боя не более сотни шагов...
  
  *****
  Пятерка лучников, наконец, начала стрельбу, рассыпавшись по песчаному берегу. Никаких бронебойных или зазубренных стрел - только срезни на крупного зверя! Какие там композитные или длинные луки? Поди, попробуй с ним побегать по лесу даже с ненатянутой тетивой! Все что позволено баронскому стрелку из ландмилиции - лишь слабосильное охотничье оружие... Кроме того, стрелки до дрожи в коленках, боялись вражеской магии - ведь обгорелые результаты действия оной лежали в начале оврага. Скрипнули вновь натягиваемые тетивы, покинули колчаны, оперенные стрелы и с легким гудением взметнулись ввысь под косым углом. Но каждый из лучников стрелял, не целясь старательно в лодку - страшно! Кто убьет колдуна тот будет проклят. Нужно просто показать рвение и усердие перед бароном и его именитым гостем. Лучше быть поротыми розгами на конюшне, чем заживо сожженным богомерзким магом.
  
  *****
  - Аррргх!!! Сучьи дети! Ненавижу лучников! Проклятые трусы! - жрец разразился разухабистой бранью в адрес стрелков, потрясая, невесть откуда взявшимся окровавленным клевцом.
  - Виго... - сипло начал Дан и тут же зашелся в приступе кашля, страшное купание еще давало о себе знать.
  - ...сделай, что-нибудь? - хрипя от быстрой работы веслами, маг все же успел съязвить - помнишь, чем это заканчивалось в городе?
  - Кхе-кхе. Нет, просто пугани их "ветром"!
  - Мы уже в полусотне шагов. Будет слабовато.
  - Но эффектно? Это то, что надо. Давай весло!
  
  *****
  Лай собак, рвавших глотки вслед уплывающей лодке стал просто нестерпимым и Олес возблагодарил всех богов, когда барон отдал приказ их убрать. Мокрые лучники, попавшие под "ужасное" заклинание Виго, мялись неподалеку, сконфужено переступая с ноги на ногу - их обильно окатило мелкими брызгами воды от запущенного магом ветра...
  - А крику было, как будто бы водный элементаль явился по их души, не иначе - подъехавший барон словно прочел угрюмые мысли виконта и тут же огорченно добавил - если бы не маг, их бы взяли.
  - Мы не можем их больше преследовать?
  - Сейчас точно нет. На ходу стрелой их не достать. Нужно обогнать лодку по берегу вдоль реки, а затем спешиться и сделать засаду.
  - А если тоже посадить наших солдат в лодки? - уже второй по счету, незадачливый охотник из рода ди Терозо, начал понимать, что беглецам, вероятно, удалось снова вырваться.
  - Рыбачий поселок находиться вверх по течению, а это крюк в три мили. Пока возьмем лодки, пока посадим воинов... А ведь дальше, перед впадением в Дариду, пойма Иссеи расширяется миль на десять в обе стороны - там заплавы, десятки маленьких островков, глухие заросли, заболоченные леса и луга. Даже в наших краях, где поделен каждый кусочек самой дрянной земли я не смогу с уверенностью назвать тамошних лордов. Вечная маленькая война, все против всех. Плюс разбойный люд, браконьеры, беглые крестьяне, бунтовщики, авантюристы всех мастей. Там легко затеряться до поры до времени... Валерий вздохнул, глядя уже не в сторону уплывшей лодки, а на противоположный берег - поймите меня правильно виконт, мы у самой границы моих владений. И сейчас за нами наблюдают зоркие глаза соглядатаев как минимум двоих моих "добрых" соседей. Вам ведь известно, что меня не любят, очень не любят. За земли, богатство, за то что, не имея наследника мужского рода, я позволил единственной дочери самой выбирать себе жениха и...
  - И как результат папенька, при первом же знакомстве все окрестные благородные свиньи, сразу же распускали руки и лезли мне в корсет, несмотря на присутствие дуэньи. Пришлось даже сломать недомерку Антуану правую руку - с тех пор он именует меня ведьмой. Как и остальные. Так отец?
  Обернувшись на звук голоса молодой девушки, несомненно, дочери Валерия Олес просто застыл легендарным соляным столбом. Виконт Иван-Фра, по обычаям мауренского благородного сословия проводил в кабаках больше времени, нежели в церкви. Как и многие его друзья любил: вино, охоту, женщин. В свои двадцать три зрелых года не ведал воспетого, великого чувства любви, даже пренебрегал "дамой сердца" которую обязан иметь согласно статусу каждый рыцарь империи - бордель или служанки и легче, и дешевле и практичней. Над выдумками придворных щеголей, выскочек-бумагомарак и куртуазных виршеплетов, про внезапную любовь и верность до гроба громко ржал как кавалерийская лошадь. В особенности над новомодными дамскими россказнями и романами.
  А вот тебе оказывается и есть...
  В ту же секунду, когда Олес ди Терозо, рыцарь без страха и упрека, встретился взглядом с гордым и прекрасным в своем гневе ангелом, спустившегося в бренный мир в виде дочери барона Валерия де Гоши, он втрескался в нее по уши как мальчишка. Вдрызг.
  
  *****
  - Прошу прощения дорогой виконт. Моя дочь Хельга - Валерий выдавил из себя приветствие, находя ситуацию немного натянутой. Олес же не слышал его слов, он находился словно в тумане - рассматривая своего персонального ангела ниспосланного ему светлыми богами - изящные черты лица в обрамлении длинных, темных волос, тонкий стан и огромные карие глаза. Женственную фигуру, коя могла бы дать фору всем придворным приторно-знойным красавицам Маурена, совершенно не портил мужской охотничий костюм из светло-коричневой леурадской замши - от миниатюрных сапожек до элегантной шляпки с длинным пером. К тому же девушка явно лукавила, упоминая про корсет - сия деталь дамского наряда призванная подчеркивать скромные достоинства дам, ей была абсолютно ни к чему. Олес теперь понимал потерявших голову неудачливых женихов. Правда с сего момента он был готов поубивать их всех - голыми руками, перегрызть горло каждому кто посмеет ее обидеть...
  "Да я подпалю эти дрянные баронства со всех четырех сторон за любое недостойное слово, неприличный взгляд или жест в твою сторону" - Олес сглотнул ком в горле надеясь, что не видно предательски пылающих щек. Затем, ловко соскочив с лошади, учтиво представился - Олес ди Терозо, виконт Иван-Фра, Лиса и Путэ. К Вашим услугам...
  Резкий ответ на галантное представление его не обрадовал - что ж это господин виконт решили побаловать себя охотой на людей в диких баронствах? А вы отец?! Что? Да, я уехала из Лафи, как только услышала об этом позорном преследовании. Ах, вот так! Да как вы могли? Да ради каких таких прихотей заезжих фанфаронов погибли наши люди?! - девушка с неожиданной горечью и упреком в голосе тряхнула роскошной темной гривой волос, и, пришпорив коня, поскакала прочь в окружении маленькой свиты. Олес тряхнул головой пытаясь избавиться от наваждения, но продолжал стоять и глупо лыбился ей вслед.
  - Прошу простить мою строптивую дочь. Ослушница покинула лесное имение без моего разрешения. После такого приема я пойму ваш отказ от вечернего пира. Да и к тому же цель вашей охоты упорхнула - белогорский барон выдвинул челюсть вперед и угрюмо перемалывал тяжкие для него слова, как куриные косточки. Видно не привычно было полноправному господину здешних земель приносить кому-либо извинения.
  - Что вы, Валерий! Несмотря на то, что наше предприятие потерпело фиаско, я намерен сдержать свое слово. Особенно теперь - Олес не заметил, как губы сами снова расползлись в дурацкой и бесшабашной мальчишеской улыбке. "А ведь, правда. Даже если я добуду их головы не факт что смогу добраться в столицу живым - братья постараются. Если останусь со своими людьми здесь, в Конфедерации, искать беглецов то Витторио облегченно поддержит меня обоими руками. А если пущу корни...хм, то меня поддержит семья. И ни каких тебе императоров или королей. Ты сам себе "король", а местные лорды, как и они в ответе только пред богами. Ну и в тавернах и борделях платить больше не придется. Ха! Серьезный аргумент! Хотя когда Хельга станет моей, то посещение сих злачных мест станет весьма опасным действом! Хельга... Решено!"
  - Господин барон, мой брат Витторио, который как мне доложили, уже пришел в себя. Что ж до преступников, то даже повешенным дают шанс, когда рвется веревка. Пусть светлый Исор покарает меня, если я сегодня продолжу погоню. Слова вашей прекрасной дочери устыдили меня... - де Гоши в ответ лишь крякнул довольно и подкрутил седой ус также спешившись с коня. От него не укрылось, как его дочь и виконт смотрели друг на друга. М-да, а прошла лишь минута! Но за стеной напыщенных тирад и высокопарных фраз являющимися обязательным ритуалом благородного приветствия, похоже, успело появиться зерно будущего союза двух сердец. "Слава богам, наконец-то! Неужели сладится?" - с надеждой размышлял довольный барон, в то же время внимательно слушая Олеса.
  - Кодекс рыцаря обязывает меня платить по счетам - услуга за услугу мой дорогой Валерий. Докучливых соседей необходимо ставить на место - и я хочу внести свою скромную лепту, в сей увлекательный процесс. Со мной, у вас в гостях, останутся два десятка стрелков, дюжина отменных пехотинцев и несколько моих рыцарей. Остальных моих вассалов я пошлю за рентой, с моих земель которой хватит, чтобы набить мошну и брюхо для целой роты арсланских головорезов в течение лета - Олес подошел ближе к барону, дабы отдалиться от ненужных ушей. Да и от места взрыва несло паленым мясом. Обрадованный ходом дел Валерий, боясь спугнуть удачу, все же пустил первый пробный камешек - благодарю, дорогой Олес я приму от вас любую помощь и оную же предоставлю в случае необходимости... Должен сообщить, что наши загонщики попутно с поиском беглецов умудрились набить кучу лесного зверья. Больше, чем необходимо для обычного пира. После подобного праздника все бывшие претенденты на руку Хельги объединятся против меня и вас...
  - Имперского выскочки. Приблуды во главе сильного отряда числом более пятка иных баронских дружин?
  - Именно! Но мало кто пикнет, если только...
  - ...к вам на помощь придет не чужак, а родственник? И на пиру будет присутствовать как будущий зять и...
  - мой наследник по праву! - твердо закончил де Гоши, глядя собеседнику в глаза. Олес ди Терозо торжествующе улыбнулся и пожал протянутую руку Валерия, скрепляя тем самым союз двух благородных домов.
  
  *****
  - Вот, оно что добрые люди, скажу я вам - пороть сегодня нас не будут - старший над десятком лучников барона уверенно заявил, косясь в сторону господина и его гостя. Затем седой, уже в годах, стрелок сглотнул, переведя взгляд на обгорелые трупы егерей которые только-только начали доставать из-под завала, и сотворил поминальный знак
  - А вы уже и рады дядька Анри! - насмешливо ввернул молодой парень обсыпанный веснушками и с копной огненно-рыжих волос - Таса и Мовелла проклятущий маг спалил, воин при нем, говорят, десяток мужиков в лесу порубил, а нашему барону хоть бы хны. Улыбается да с имперцем мило беседуют, вона глядишь отошли в сторону! Брезгуют видать паленым холопьим мяском!
  - Заткнись Рябой! Ох, Луи, и дурья твоя башка, на плечах видать тебе мешает! На кого бучу поднимаешь? На милостивца нашего, барона Валериуса?! Опять слушал россказни маркусовых "волчат" в лесу? Не все-то складно, про что они речи ведут. Егерей покойных пожалей и помяни. Сам помолчи, поблагодари Светлых, что жив остался, да службу целую поклоны отбей. Тебе как рыжему вообще в церкви бывать надо каждого дню. Еще лишь раз крамолу услышу, то не посмотрю, что племяш - вмиг с петлей познакомишься! Все слышали? - гневно, но тихо и сквозь зубы, выпалив ответ дерзкому родственнику, мастер Анри рубанул ладонью по воздуху, показывая, что разговор закончен. Остальная троица если и имела, какие возражения так держала их при себе. И лишь рыжий стрелок по имени Луи, через миг, склонивши голову со всеми, читал сквозь зубы отнюдь не поминальную молитву - придет скоро наше время! Лично своими руками дядюшка и тебя и барона твоего порешу...
Оценка: 5.38*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"