Волгина Алёна: другие произведения.

Три пилота и водяной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.42*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Короткая прогулка на флайере обернулась для троих друзей неожиданным приключением: им удалось попасть в волшебный мир, познакомиться с хитрыми чародеями, принять участие в расследовании преступления и обрести новых друзей. (полностью будет выложено на сайте Продаман: https://prodaman.ru/alenavolgina/books/silvereins1 )


   Пролог
  
   Многие истории начинаются с того, что один заурядный обыватель вдруг попадает в некое Запределье. Как правило, его появление вызывает небывалый энтузиазм аборигенов и часто приводит к переделу власти, а иногда и к более серьезным последствиям. Мы рады сообщить, что и наша история начинается с такого обывателя, более того - с целых трех, что, возможно, несколько чересчур. Но так уж получилось.
   Остается надеяться, что наше Запределье выдержит подобное вторжение.
   Мир Сильверейнс во многом похож на наш, так что, попав туда, вы не сразу догадаетесь, как далеко вас забросило. Разве что вам повезет оказаться там в ненастный день. Вряд ли среди множественных вселенных найдется еще один мир, где струи дождя напоминают блестящие серебряные нити, а лужи мягко светятся под ногами. Все дело в магии, которая пронизывает Сильверейнс сверху донизу. Магия искрится в камнях, клубится в небе вместе с облаками и проливается на землю в виде осадков.
   Местные волшебники ловко научились ее использовать. Любой из них может прилично вас удивить, всего лишь опустив палец в кружку с пивом. По этой причине очень не рекомендуется задирать волшебников в трактирах - слишком дорого потом обходится ремонт. Ладно, согласно Кодексу, волшебникам вообще запрещено появляться в подобных заведениях, но кто в наше время помнит об этом Кодексе?
   Известный теоретик Каэрдин Леммерский справедливо заметил, что магия сокрыта в любой стихии. Земля, огонь и воздух также таят в себе силу. И все же большинство волшебников предпочитают воду. Хотя в Цитадели есть двое магов, которые ухитряются тянуть силу из земли. Обычно они держатся вместе и похожи на пару мрачных шкафов, тайно мечтающих о карьере охранника. Все свободное время они проводят в подземелье, пытаясь подзарядиться.
   Имеется в Цитадели и маг воздуха - магистр Летайло. Его часто можно увидеть на крытой галерее с группой своих учеников. При случае обратите внимание на его чуть выпученные глаза, посмотрите на дрожащие тонкие руки. Вы сразу поймете, что добывать энергию из воздуха - не самое легкое дело.
   Наконец, был всего один магистр Эд Шампанский, который пытался работать со стихией огня. Вон там, на заднем дворе Цитадели виднеется пепелище - это все, что осталось от его мастерской. В свое время ректор мудро распорядился выделить ему помещение подальше от остальных корпусов. Вторым мудрым поступком ректора было после пожара оставить все как есть. Останки лаборатории Шампанского представляли собой своеобразный мемориал и наглядное свидетельство того, что играть с огнем опасно. Это удерживало предприимчивых адептов от подобных экспериментов.
   Поэтому волшебники Сильверейнса любят воду. Ручьи, реки, дождь, но особенно - грозу, когда разность потенциалов между ионосферой и землей вместе с бушующей в воздухе стихийной магией позволяют творить поистине невероятные вещи. Сколько было совершено открытий во время гроз, сколько проведено магических экспериментов!
   В ту ночь тоже все началось с грозы.
  
   Глава 1
  
   На провинцию Алгарве опустились душные летние сумерки. Правда, туристические центры вроде Виламоры или Альбуфейры и не думали засыпать, там как раз начиналось самое веселье. В небе тоже не спали: там двигались атмосферные фронты, и велась подготовка к масштабному впечатляющему представлению - летней южной грозе. Но остальные окрестности, не подозревая о готовящемся сюрпризе, были погружены в сон. Дремал Атлантический океан, тяжело вздыхая и ворочаясь во сне. Спал заповедник Риа-Формоза со своими белыми соляными озерами и стаями серебристо-розовых фламинго. Спали окрестные деревушки и дачные массивы, дома в которых были похожи на белые кубики, разбросанные среди кедровых рощ. В одном из таких кубиков сейчас горел свет. На первом этаже в небольшой уютной гостиной сидели трое подростков.
   - А ты здесь неплохо устроился, - заметил Марк, окинув взглядом комнату, оформленную в старинном стиле: белые крашеные стены, простенькие цветные занавески, мебель темного дерева, над столом - медная лампа на цепочках. Возле окна стояли мягкие гобеленовые кресла, одно из которых сразу же заняла Гвендолин. Встретив его взгляд, девушка улыбнулась. Марк с Сергеем сидели за столом, где в ярких пузатых чашках дымился ароматный чай, а посередине на блюде лежала горка рассыпчатого печенья. Сергей, пригласив друзей на выходные, проявил себя очень гостеприимным хозяином.
   - Скучища здесь, - с досадой отозвался его друг. - Я просто дождаться не мог, когда вы приедете!
   - Ты обещал нам сюрприз, - напомнил Марк. - Мы все в предвкушении!
   - Марк мне все уши прожужжал об этом сюрпризе! - Гвендолин серебристо рассмеялась. - Вытащил меня из гаража и притащил сюда первым же гиперлупом! Давай уже, Серый, не томи!
   Сергей с уважением покосился на приятеля. Оторвать Гвен от ее любимых чертежей и железок - это надо постараться! Трое друзей месяц назад закончили первый курс технико-звездного колледжа, и могли считаться уже полноправными "техзайчатами". Родители Сергея, решив, что после экзаменов ребенку необходим морской воздух, сняли дом в уютном местечке недалеко от Виламоры, почти на берегу Атлантики. Нельзя сказать, чтобы его это обрадовало, но с предками не поспоришь. Он тихо зверел в этой "деревушке для пенсионеров" и отчаянно завидовал друзьям, которые хоть и задыхались летом в душном городе, зато были вместе. Стоило родителям отлучиться на сутки, как он тут же позвонил ребятам и пригласил приехать.
   - Алекс купил себе новую игрушку, - начал Сергей.
   Алекс был его старшим братом. С раннего детства он маньячески увлекался флайерами. Все их знакомые прочили парню карьеру гонщика, но Алекс внял слезным мольбам матери и поступил на юридический факультет, однако детского увлечения не оставил. За три года он прогрыз в граните науки путь в адвокатскую контору, что дало ему средства перейти от игрушечных конструкторов к пилотированию настоящих моделей. Это был хитрый ход. Сергей втайне восхищался братом и иногда беспокоился, осталось ли на его долю хоть чуть-чуть интеллекта из семейного генофонда, или все перешло к Алексу.
   - "Суперфлай 711 Тарга", - поддразнил он друзей. - Скорость - четыреста шестьдесят в час, восемьсот лошадей, вертикальное маневрирование и даже кислородное оборудование! Представляете, куда на нем можно забраться?! Не флайер - мечта!
   - Алекс здесь? - сразу спросил Марк.
   - Уехал на пару дней в город, - торжествующе сказал Сергей. - У них там какой-то важный процесс.
   Теперь оба приятеля посмотрели на Гвендолин.
   - Хотите, угадаю, что вы сейчас скажете? - проворчала девушка.
   - Ну, Гвен! Ведь этот упырь только тебе шепнул код от гаража! - от волнения Сергей взъерошил волосы, и его белобрысая макушка стала похожа на куст сорняка.
   - Да, и такое доверие полагается ценить, - ответила девушка с серьезным видом, хотя ее большие карие глаза хитро блестели.
   Сергей не терял надежды ее убедить:
   - Завтра вернутся предки, потом Алекс умотает на "Суперфлае" делать предложение своей драгоценной Патриции, и они сразу отправятся на нем в свадебное путешествие. Пат, может, и устояла бы перед Алексом, но кто же откажет, увидев перед собой "Суперфлай Тарга"! Ясен пень, она согласится! Гвен, сегодняшняя ночь - наш единственный шанс хоть одним глазком взглянуть на флайер!
   Гвендолин, задумчиво прикусив губу, разглядывала обоих приятелей. Такие разные внешне, в чем-то они были похожи, как братья. Сергей - коренастый и крепкий, как гриб-боровичок. Добрый и отзывчивый, но может вспыхнуть, как спичка, от одного неосторожного слова. Марк - повыше ростом, темноволосый, с очень сдержанными манерами и умным изменчивым лицом. Оба они напряженно следили взглядом за Гвен, как коты в засаде, и у обоих в глазах горел огонек авантюризма. Девушка не выдержала:
   - Ладно, пойдемте взглянем на это чудо.
   После уютной светлой гостиной темнота ночи казалась особенно глубокой, непроницаемой. На небе, затянутом облаками, не было видно ни одной звезды. Марк заметил, что погода к ночи испортилась: поднялся холодный ветер, накрапывал дождь. К счастью, гараж был недалеко. Когда они подошли поближе, над его воротами автоматически вспыхнул свет. Гвендолин быстро вбила на панели замка нужную комбинацию, складные двери медленно поползли вверх. Внутри помещения свет также зажегся автоматически, и увиденная картина заставила кого-то из троицы восхищенно присвистнуть, а кого-то онеметь от восторга.
   Спящий в гараже алый, как заря, флайер выглядел так, будто в любой момент был готов сорваться с места. Лобастый моторный отсек, короткие стреловидные крылья, изящный фюзеляж - о, человек, создавший это чудо, должен был родиться с горючим в жилах! Безусловно, он знал, что такое скорость, а теория аэродинамики была его библией.
   Гвендолин потрясенно вздохнула:
   - Ты прав, - сказала она Сергею. - Если бы кто-нибудь прилетел делать мне предложение на этом, у меня бы не хватило духу отказать.
   - Обязательно учту, - как-то особенно, со значением, ответил тот. Девушка покраснела, а Марк мысленно позавидовал приятелю. Сергей умел ненавязчиво, с шуточкой намекнуть о таких вещах, о которых Марк и заикнуться не смел. С Гвендолин они познакомились на вступительных экзаменах. Среди возбужденной толпы абитуриентов, галдевших в коридоре колледжа, Марк вдруг заметил тоненькую девушку с копной каштановых кудрей, сосредоточенно изучавшую списки с фамилиями. Она показалась ему инопланетянкой - далекой от царящей вокруг суеты, недоступной, прекрасной. Сергей проследил взгляд приятеля, присвистнул, распушил хвост и полетел знакомиться. Через полчаса они втроем сидели в кафе, смеялись шуткам Сергея, а потом Гвен потащила их взглянуть на ее последнее изобретение. Так началась их дружба.
   - Что ты делаешь? - вскрикнула вдруг Гвендолин, и Марк, вздрогнув, очнулся.
   Сергей, пошарив на полке, снял с гвоздика заветный ключ. Флайер гостеприимно мигнул бортовыми огнями, прозрачная крыша кабины опустилась, и их приятель мигом пробрался к джойстику, кивнув друзьям на соседние кресла.
   - Мы же хотели только посмотреть! - запротестовала Гвен, но в ее голосе не было должной уверенности. Чувствовалось, что ее совесть готова сдаться под натиском любопытства. Совесть Марка давно уже отключилась, надо полагать.
   Флайер был стандартным, четырехместным, так что друзья разместились в нем без труда. Спустя несколько минут алая молния вылетела из гаража, взвихрив на дорожке сухие листья, и растаяла в небе.
  
   Глава 2
  
   В это же время, но совершенно в другом месте над побережьем Северного моря тоже собиралась гроза. Где-то внизу в темноте грозно ворочались невидимые волны, и вспышки молний на миг выхватывали из темноты притихшие башни Цитадели - давней обители волшебников.
   Магистр Николас, похожий на пожилого взлохмаченного филина, еще раз внимательно осмотрел приготовленное оборудование. Постучал ногтем по циферблатам приборов, замеряющих плотность магического поля. Посмотрел, как его молодой помощник Хэлси протирает пластины конденсаторов. Тщательно проверил уловители магического заряда и рубильники, замыкающие пентаграмму. Наконец, он убедился, что совершенно готов к сегодняшней ночи, и удовлетворенно кивнул:
   - Мне больше ничего не нужно, Хэлси, - сказал он. - На сегодня ты свободен.
   Его помощник, высокий большеглазый юноша со спутанными темными волосами, коротко кивнул и вышел. Николас остался один. Его комната на самом верху башни была ярко освещена водяными шарами. В очаге плескалось пламя, распространяя тепло. Ветер свистел в щелях, отчего чучело виверны, громоздившееся на полках с книгами, мягко покачивало хвостом. Согласно неписаной традиции, каждый уважающий себя волшебник обязан был обзавестись неким мумифицированным существом, и в былые времена магистр Николас немало гордился своей виверной, ведь большинству его коллег приходилось довольствоваться примитивными варанами и крокодилами. Потом он привык к чучелу и перестал его замечать.
   Волшебник уселся в кресло поближе к камину и приготовился ждать.
   ***
   Гроза налетела внезапно. Трое ребят еще не успели насладиться полетом и налюбоваться открывшимся с высоты видом. Курорт Виламора в ночи был похож на светящуюся медузу, брюхом которой была набережная, переливающаяся цветными огнями, а щупальцами - скоростные трассы, ведущие к аэропорту Фару и соседним городкам.
   - Можно, теперь я попробую порулить? - спросила Гвендолин. Она считала, что имеет на это полное право. Между собой они давно выяснили, что в механике Гвен разбиралась куда лучше обоих мальчишек.
   - Правда, Серый, дай другим порадоваться жизни, - поддержал ее Марк, - тем более что ты, кажется, всегда предпочитал кресло пассажира, где можно вдоволь поиграть с планшетом!
   - Я, между прочим, на планшете не только в игрушки играю! - не остался в долгу Сергей. - Да и ты за руль никогда не рвался, весь в счастливом симбиозе со своими заумными книжками!
   - Я же не за себя прошу, - начал Марк, но тут, откуда ни возьмись, налетел ветер. Флайер здорово тряхнуло.
   - Что за ерунда! - воскликнул Сергей и крепче вцепился в руль, пытаясь выровнять машину.
   Слева и справа вспыхнули зарницы, освещая мрачные чертоги кучевых облаков. Землю внизу затянуло дымкой, горизонт исчез, а видимость резко упала до нулевой.
   - Так, народ, валим-ка обратно!
   Сергей попытался развернуться, но сделать это оказалось нелегко. Аппарат трясло, нервно запищал какой-то датчик. В довершение всего оказалось, что грозовой фронт отрезал их от дома. Лихое веселье, царившее в салоне, таяло буквально на глазах. Сергей проворчал:
   - Блин, если флайер поломается, Алекс оторвет мне уши!
   - Если ты сломаешь себе шею, будет поздно волноваться об ушах! - нервно заметила Гвен. - Может, сядем где-нибудь здесь?
   Сергей уже схватился за штурвал, чтобы направить флайер вниз, но Марк перехватил его руку:
   - Только не туда! Там порт! - на миг оба ярко представили себе раскинувшуюся внизу мешанину из судов, контейнеров и кранов, и им стало плохо.
   - Сейчас развернемся, - проворчал Сергей, заложив крутой вираж.
   Вдруг мощный воздушный поток подхватил флайер, молния полыхнула так, что буквально отпечаталась у всех троих на сетчатке, их в очередной раз тряхнуло... и все исчезло.
   ***
   Магистр Николас в своей башне подошел к окну, полюбовался на бьющие в землю молнии и удовлетворенно потер ладони. Ночь обещала быть плодотворной. Он вернулся к столу, отпер ящик и достал вкусно пахнущий сверток с бутербродами.
   Он любил этот момент ожидания, предвкушения. Каждое новое открытие всегда совершается как чудо. Кроме того, ему нравилась спокойная кабинетная работа. Николас давно овдовел, в одиночку растил сына и был наставником сорока юных адептов, шустрых и предприимчивых, как кролики. Все эти жизненные обстоятельства научили его ценить редкие минуты уединения и личное пространство, особенно свое. Он с особенным удовольствием откинулся в кресле, предвкушая приятный спокойный вечер: посвистывающий чайник над очагом, вспышки молний снаружи, потрескивание приборов, методичные заметки в журнале...
   Меньше чем через пять минут его личное пространство было нарушено самым бесцеремонным образом, когда на крышу его комнаты приземлился флайер.
   ***
   Когда стих грохот камней, катящихся по обшивке, и умолк отчаянный писк датчиков, трое пилотов выдохнули и переглянулись. Первым побуждением Сергея было проверить, насколько сильно пострадал аппарат. Он выскочил, едва только опустилась крыша, не обращая внимания на боль в шее и ушибленную голову. Окинул всполошенным взглядом флайер, и сердце у него упало: хвост был разбит, крыло покорежено, бортовые датчики разбиты вдребезги..."Алекс меня убьет", - мрачно подумал парень. Его сознание было так поглощено этой мыслью, что напрочь проигнорировало кучу камней, в которую превратились стена и часть крыши, моросящий дождь, странно светящиеся в темноте лужицы и замершего в углу старика. Марк однако заметил, что этот почтенный господин был одет в некое подобие кимоно фиолетового цвета, а его ученый вид и окружающая обстановка наводили на абсурдную мысль, что они вторглись в лабораторию средневекового алхимика.
   Выбравшись из кабины, Марк отмахнулся от оскаленной пасти сушеной виверны, подал руку Гвендолин, помогая ей спуститься, и слегка смущенно поклонился старику:
   - Я ужасно извиняюсь. Произошел несчастный случай. Конечно, мы постараемся возместить ущерб...
   При звуке человеческого голоса старик очнулся. Он поправил очки и вдруг сплюнул на пол, прищелкнув пальцами. Сразу же загорелась свеча в медном подсвечнике, осветив часть стола, заваленного свитками и пучками металлической проволоки.
   Марк и Гвендолин переглянулись. Они давно уже не увлекались чтением сказок, но сейчас у обоих промелькнула мысль, что, похоже, флайер завез их куда дальше побережья Атлантики.
   - Это какой-то фокус? - спросил Марк, стараясь придать голосу побольше уверенности.
   Старик не успел ответить, так как дверь комнаты вдруг распахнулась. Это была прочная дверь, обитая железом, сделавшая бы честь любому замку. Да и вообще помещение было похоже на замок, вернее, на замковые развалины после хорошего обстрела из катапульты. В комнату влетел низенький человечек в таком же балахоне, как у старика со свечой, только желтого цвета. Снаружи маячило еще чье-то любопытное лицо.
   - Новое открытие, коллега? - глаза человечка обшарили комнату и вспыхнули при виде флайера. - О! Вижу.
   Формой и характером этот энергичный визитер напоминал футбольный мяч. В один миг он оказался возле аппарата. Осторожно провел рукой по крылу, мазнул взглядом по троим незадачливым пилотам.
   - Прекрасно, прекрасно! - воскликнул он с непонятным воодушевлением. - Возможно, это именно то, чего нам не хватало!
   - Послушайте, - не выдержал Марк. - Мы ужасно извиняемся, и все такое, но не подскажет ли кто-нибудь, где мы находимся?!
   - Нет ничего проще, - улыбнулся человек в желтом. - Вы прибыли в Низинные земли, точнее - в славный город Фрисдам, точнее - в Цитадель, обитель волшебников, еще точнее - прямо в лабораторию нашего уважаемого магистра Николаса, который, полагаю, вас уже приветствовал.
   - Как раз собирался, - отозвался старик из своего угла.
   - Стоп. Вы сказали - волшебников?! - вскинулся Марк. - Это что, шутка?
   - Какие шутки? - возмутился человечек. - На то, чтобы стать магистром, у меня ушло тридцать лет! И еще столько же - на то, чтобы стать главным в этом курятнике! Ничего себе шутка! Кстати, позвольте представиться: магистр Хенрик, ректор Волшебного университета.
   Марк хотел было что-то сказать, открыл рот... и закрыл.
   - Полагаю, произошло недоразумение, - произнес старик. - Молодые люди попали сюда случайно и, вероятно, уже хотят вернуться обратно.
   - Да, очень! - вырвалось у Гвендолин. Оба магистра посмотрели на нее.
   - Я с вами не согласен, - заспорил ректор. - Раз их сюда принесло, значит, они нужны городу!
   - Но мы же случайно! - воскликнул Марк.
   - Уверяю вас, молодой человек, случайно даже кирпич на голову не свалится, не то что ... это, - ректор махнул рукой на виновато поникший флайер. - Раз уж вы попали сюда, давайте подумаем, какую пользу вы могли бы принести, а там и о возвращении поговорим.
   - Если кого-то надо пристроить к делу, нам не обойтись без Джербена, - посоветовал старик. - Он мастер устраивать такие вещи.
   - Верно, - согласился ректор. - Надо за ним послать. Хэлси!
   Дверь тут же отворилась.
   - Я так и знал, что ты здесь. Найди нам Джербена.
   - А кто он, этот Джербен? - осмелился спросить Марк, слегка ошеломленный тем, что их судьба решилась так скоро и, похоже, без всякого их участия.
   - Начальник городской стражи, - ответил фиолетовый старик.
   - О! - слабо произнесла Гвендолин. Оглядела разрушенную стену, трещины в потолке, блестящие, как ртуть, ручейки воды на полу и побледнела.
  
   Глава 3
  
   Ночной туман был частым гостем в Фрисдаме. Стоило грозе улететь в море, как он выполз из логова и теперь крался по улицам на мягких мокрых лапах, волоча за собой длинный пушистый хвост. Коммандер Джербен брел по улице, полагаясь не на зрение, а скорее на особое чувство обоняния, присущее каждому коренному фрисдамцу. Любой человек, родившийся в этом городе, мог, остановясь на перекрестке, с закрытыми глазами по одному аккорду запахов сообразить, в каком квартале он находится.
   В принципе, начальник городской стражи был не обязан лично патрулировать улицы. Согласившись на эту должность, Джербен смирился с мыслью, что отныне его уделом станут нудная возня с бумажками и ритуальная раздача слонов подчиненным. Но с некоторых пор на улицах города появился новый запах - запах страха. По ночам стражники слышали в тумане странные звуки, а утром находили странные следы. Вчера двое констеблей подали прошение об отставке. Коммандер их не винил. В последние несколько лет служба в фрисдамской страже была скорее приятным дополнением к имиджу, чем действительно опасным занятием. Нельзя обвинять людей за то, что они так обманулись в своих ожиданиях.
   Струя чужого запаха резко ударила в нос, вырвав коммандера из размышлений и вызвав неприятный озноб в позвоночнике. Джербен быстро обернулся. Из мутной темноты ближайшего переулка донесся тихий предупреждающий рык. Пальцы коммандера сами нашли рукоять меча. И тут в застывшей влажной тишине раздались звучные шлепки. Кто-то спешил сюда, разбрызгивая воду. "Его только здесь не хватало!" - досадливо поморщился Джербен, приготовившись атаковать. Однако Нечто в переулке вдруг отступило, растворилось в тумане, исчезло.
   - Я здесь, Франц, - негромко позвал коммандер, когда шлепки приблизились вплотную.
   - Ух ты, - отозвался беспечный хрипловатый голос. - А как вы узнали, что это я?
   Джербен только вздохнул. Из тумана вынырнула тощая тень, не достающая ему до плеча. Тень приподняла сползающий на глаза шлем, под которым обнаружилось худое мальчишеское лицо. Рот до ушей, глаза горят от сознания ответственности - и ни грамма осторожности! А ведь он предупреждал!
   - Вас просят в Цитадель, срочно! - запыхвашись, выпалил паренек. - Видать, у магистров что-то стряслось!
   - У них в каждую грозу что-то случается, - усмехнулся Джербен. - Что ж, это даже кстати. У меня к ним тоже есть вопросы.
   Он бросил взгляд на подозрительный переулок, источавший сейчас привычный безопасный аромат сосисок и помойки. Тот совершенно точно был пуст.
   ***
   К огромному облегчению Марка, всемогущий коммандер Джербен оказался вполне адекватным человеком. Это был высокий крепкий мужчина с продолговатым, четко очерченным лицом и поистине рентгеновским острым взглядом. Войдя в комнату, он сбросил тяжелый промокший плащ, оставшись в короткой облегающей куртке с грубыми кусками кожи, нашитыми в стратегически важных местах. Память Марка, порывшись в картотеке, извлекла из дальнего ящика слово "дублет". Свой блестящий шлем коммандер пристроил на краешек стола, так что теперь в нем отражалось пламя свечи. Марк с трудом отвел взгляд от меча стражника, висящего у пояса, и вообще его не покидало ощущение, что этот человек явился сюда прямиком из краеведческого музея. Коммандер тем временем заинтересованно обошел вокруг флайера. Его сопровождал еще один очень рослый стражник, чьи плечи едва умещались в дверях.
   Магистр Хенрик, чуть не подпрыгивая от нетерпения, коротко объяснил ситуацию. Джербен выслушал его с таким невозмутимым лицом, словно падение с неба троих пришельцев вместе с непонятным агрегатом было здесь обычным делом.
   - Кажется, это уже становится традицией, - заметил коммандер. - Как поживает ваш предыдущий визитер? Кажется, он выражал сильное желание стать адептом Цитадели?
   Магистр Хенрик немного смутился:
   - У того парня были странные идеи. Например, он считал, будто для колдовства обязательно необходим посох. Я объяснял ему, что некоторые наши магистры ходят с посохом только из-за преклонного возраста, но, кажется, он мне не поверил. Учеба давалась ему нелегко. Кроме того, он имел дурную привычку напрыгивать на вас из-за угла с какими-то странными заклинаниями, и алчно поглядывал на посохи старших наставников.
   - В конце концов, я подарил парню отличную трость из белого ясеня и с первой же грозой отправил его обратно, - добавил фиолетовый старик.
   - Рад, что та история благополучно завершилась, - сказал Джербен. - А как насчет этой Твари, пугающей по ночам прохожих? Она, случаем, не того же грозового происхождения?
   Эта идея вызвала бурный протест обоих волшебников.
   - Искомая Тварь, если она существует, - определенно продукт местного производства! - возмутился Николас. - Все, что приходит с грозой в Цитадель, здесь же и остается!
   - Тогда что вы предполагаете сделать с сегодняшним подарком? - Джербен критически и с некоторым сочувствием оглядел троих растерянных подростков.
   В голосах магистров появился намек на просительные интонации:
   - Джербен, никто лучше вас не сообразит, в какой области эти ребята могли бы проявить себя...
   - Судя по их виду, они вообще еще не осознали, где очутились, - усмехнулся коммандер. - Думаю, в вашей Цитадели найдется комната, где эти путешественники смогут отдохнуть до утра. Завтра пусть Хэлси проводит их в Управу. Я найду им дело.
   Марк попытался было протестовать, но, похоже, их мнение тут не имело никакого веса. Гвен казалась слишком подавленной, чтобы настаивать на немедленном возвращении, а Сергей еще не оправился от шока после крушения флайера. Пришлось сдаться.
   Решив участь пленников, коммандер перешел к другой проблеме:
   - Для этого... агрегата я могу предоставить старые конюшни возле Роттерских ворот. В страже сейчас не так много лошадей, так что те помещения все равно пустуют. Надо лишь придумать, как спустить его отсюда. Вытолкнуть из окна?
   - Что?! - тут же очнулся Сергей. Гвендолин с Марком вздрогнули.
   - Ни в коем случае! - воскликнул магистр Николас. Ректор тоже укоризненно покачал головой.
   - Но у него же есть крылья! Разве он не может спуститься на них? - недоумевал Джербен.
   - Дело не в этом, - ответил ректор. - Однажды один наш адепт выпустил из окна башни бумажную птицу. Не долетев до земли пару этажей, птичка превратилась в огнедышащего ящера, и понадобились усилия пяти магистров, чтобы ее упокоить! Это же додуматься надо - выбросить что-то из окна волшебной башни! Нет уж! Найдите нам завтра подходящую телегу, и мы аккуратно спустим аппарат вниз под руководством магистра Летайло.
   На том и порешили. Коммандер Джербен с помощником удалились, а пострадавший кабинет заперли на ключ, чтобы там больше ничего не случилось. Пока магистр Николас возился с замком, Марк находился поблизости, и ему показалось, что в кабинете кто-то протяжно вздохнул. Он постарался выбросить это из головы, пожелав лишь, чтобы ночь, проведенная в Цитадели, не превратила их всех в лягушек.
   Молодой темноволосый парень, имени которого Марк не запомнил, вызвался проводить гостей в отведенную комнату. Он был немногословен и вел себя очень сдержанно. Пока они шли по сумрачным переходам, скудно освещенным странными круглыми светильниками, Марк искоса рассматривал их провожатого. Высокий, тонкий в кости, одет в рубашку с широкими рукавами, жилет, бриджи и легкие сапоги. По виду и не скажешь, что волшебник. Впрочем, откуда ему знать, как должны выглядеть волшебники! Марка не покидало чувство, что все происходящее - чей-то дурацкий розыгрыш. Но не мог же Серый так над ними пошутить! Марк покосился на приятеля. Тот двигался как автомат, бледный, подавленный, и мыслями был явно бесконечно далеко отсюда. Нет, он здесь точно ни при чем.
   - Эй, парень... сэр, - окликнул Марк. - А это точно Волшебный университет?
   - Да, - спокойно ответил юный маг. Бросил взгляд на Гвендолин и, казалось, смягчился: - Не бойтесь. Вам здесь ничего не угрожает.
   - Спасибо, утешил, - пробурчал Марк.
   Комната, которую им отвели, больше походила на монастырскую келью. Каменные стены, два узких окна, забранных легкими решетками, небольшой стол и два топчана вдоль стен. Либо здешних студентов воспитывали как спартанцев, либо в Цитадели не очень привечали гостей. Сопровождавший их адепт зажег свечи в высоком железном подсвечнике, стоявшем возле стола, и ушел. Сразу стало как-то уютнее.
   - Рехнуться можно, - вздохнул Марк, осматривая комнату. - Просто глазам не верю!
   За окнами была абсолютная чернота, только где-то внизу глухо ворчало море. Гвендолин, усевшись на топчан, не произнесла ни слова. Лицо ее показалось Марку маленьким, бледным и осунувшимся. Хотелось обнять ее, утешить, но он не осмелился. Сергей тоже выглядел неважно.
   - Знаете что, давайте-ка спать, - заявил Марк. - Я посторожу на всякий случай...
   Он осекся, так как дверь со скрипом отворилась, пропустив внутрь уже знакомого им адепта и еще одного парня в похожей одежде. Они втащили в комнату длинную лавку, на которую бросили толстое одеяло. "Надо же, - подумал Марк, - обо всем позаботились!"
   - Доброй ночи, - с запинкой произнес молодой маг и ушел, теперь уже насовсем.
   Сергей осторожно вытянулся на своем топчане.
   - Знаете, на что я надеюсь? - спросил он. - Что проснусь завтра в Виламоре и буду хвастать, какой фантастический сон мне приснился. А может, я просто спятил от радости, оттого что вас увидел? Как думаешь, Гвен?
   Девушка только прерывисто вздохнула.
   - Завтра разберемся, - поспешно сказал Марк, чувствуя, что Гвендолин сейчас лучше оставить в покое. - Утро вечера мудренее.
  
   Глава 4
  
   Город Фрисдам вольготно разместился в устье реки Гелен, как енот, моющий передние лапы в Северном море. Пестрый Волчий лес, растущий к юго-востоку от города, как раз сошел бы за енотовый хвост. Фрисдамцы отгородились от моря искусственными дамбами, развернули сеть каналов, перегородили их шлюзами и, похоже, прекрасно себя чувствовали, несмотря на то, что море поглядывало на них свысока: половина городских территорий располагалась ниже нулевой отметки.
   Трое невольных туристов в сопровождении Хэлси направлялись к зданию Управы. Путь был довольно долгим: в свое время один из градоначальников предусмотрительно вынес Цитадель за пределы города. Замок волшебников располагался на морском берегу, отделенный от моря старинной дамбой, а здание Управы - почти в центре города, на Господском канале.
   Марк, Сергей и Гвендолин производили впечатление людей, свыкшихся со своим положением. Первый шок, вызванный их прибытием в Неверленд, несколько сгладился. К тому же, им пока не встретилось ничего необычного. Фрисдам был похож на туристический район какого-нибудь старинного европейского городка, где время словно бы остановилось лет пятьсот назад. Возможно, здесь наблюдался некоторый избыток воды и тумана, зато в прохладном влажном воздухе особенно упоительно ощущались ароматы уличной еды. В конце концов, Сергей не выдержал и устремился к одному лоточнику, торговавшему чем-то вроде сосисок. Остальные последовали его примеру.
   На вкус колбаски оказались не хуже, чем на запах. Торговец не выказал особого удивления, когда его обступили покупатели в странных одеждах, незнакомые с местной валютой. Он дружески перебросился с Хэлси парой слов, и Гвен подумала, что к чудачествам волшебников здесь, вероятно, привыкли. Мало ли кого господин чародей изволит таскать за собой по городу! Простым смертным не стоит вмешиваться в его дела. Другие прохожие посматривали на ребят исподтишка, но вели себя очень сдержанно. К сожалению, оба приятеля Гвен не могли похвастать такими же хорошими манерами:
   - Ты глянь на эти панталоны! - прыснул Сергей, толкнув Марка в бок. - Можешь представить себя в подобном костюме?!
   - А шляпы! - поддержал его Марк. - Вон тот важный господин, похоже, нахлобучил на голову диванную подушку!
   Да, к местной моде нужно было привыкнуть. Платья некоторых женщин были такими широкими, что их обладательницы походили на старинные торшеры, увенчанные белыми колпачками-чепцами. Мужчины, несмотря на теплую погоду, драпировались в короткие плащи и носили на головах нечто невообразимое.
   - Честное слово, у меня рука сама тянется к смартфону! - признался Сергей. - Такое чувство, будто мы попали на костюмированный фестиваль!
   Все трое вздохнули. Их смартфоны остались в маленьком белом домике на побережье Атлантики и сейчас были так же недосягаемы, как другие атрибуты их привычной жизни. Впрочем, Сергей не умел долго грустить:
   - Ну что, - спросил он, покончив с сосиской, - далеко нам еще идти?
   - Мы уже почти вышли к порту, а потом вдоль канала дойдем до Управы, - объяснил Хэлси.
   - Крепись, друг, подземку и гиперлупы здесь еще не изобрели, - поддразнил приятеля Марк. - Ножками придется, ножками...
   Сергей театрально вздохнул в ответ. На первый взгляд, жизнь в этом городе текла удивительно неторопливо. Недалеко от них по улице медленно тащилась телега, запряженная флегматичной лошадью; на передке дремал возчик, позабыв про кнут. В переулке бойкая служанка уже минут десять спорила с уличной торговкой из-за пучка редиски, словно ей больше нечем было заняться. Впрочем, вряд ли горожане задумывались о потерянных минутах, если даже городские часы спокойно обходились одной часовой стрелкой. Для ребят, привыкших совсем к другому ритму жизни, все это было непривычно.
   Перекусив, они решили немного прогуляться вдоль канала. Вода в нем была гладкая с прозеленью, похожая на старинное зеркало. Хэлси, который чувствовал себя не слишком уверенно в роли экскурсовода, показал своим спутникам район Золотой излучины, где располагались самые красивые особняки зажиточных горожан. Гвендолин наблюдала за проворными лодками, скользившими по воде. В каждой из них стоял человек, ловко орудовавший длинным веслом. Хотя течения не было заметно, лодки двигались довольно быстро.
   - Что у них за двигатель? - спросила она сопровождавшего их адепта.
   - Двигатель? - не понял тот. - Зачем он им? Их несет сама вода.
   Гвен заинтересовалась. Хэлси провел ее на ближайший причал, подтянул поближе одну из пришвартованных лодок и указал на ящичек на корме.
   - В этот приемник вставляется медная пластинка с заклинанием. Вода считывает его, и лодка движется. Тебе остается только рулить. Заклинание время от времени нужно обновлять, конечно. Обычного заклинания средней мощности хватит на три дня поездок или на тридцать миль пути.
   - Ничего себе! - восхитилась девушка. - Интересная штука!
   - Разве там, откуда вы прилетели, нет магии?
   Гвендолин отрицательно покачала головой, но Хэлси ей не поверил. Эти трое пришельцев явились прямо с неба! На такое способен только сильнейший воздушный маг. А она говорит, что никто из них не владеет магией! Конечно, кто же захочет делиться своими секретами! Он отвернулся, чувствуя невольную обиду.
   Вдруг на канале послышались пронзительные крики. Из-за поворота показалась большая лодка, в которой, кроме лодочника, находились двое пассажиров: мужчина и женщина. Мужчина стоял на ногах, грозя перевернуть неустойчивую посудину. Женщина безостановочно вопила. А за кормой в воде мелькала гладкая синяя спина с торчащим плавником.
   - Это хищ! - воскликнул Хэлси, вскочив на ноги. Со всех сторон их обступили подбежавшие люди. Сергей с Марком тоже вклинились в толпу зевак.
   - Жуть какая, - пробормотал Сергей, когда хищ, вынырнув в очередной раз из воды, зубами вцепился в борт лодки. Пассажирка громко завизжала. Лодочник поудобнее перехватил весло, но, казалось, не мог решиться нанести удар.
   - С дороги! - послышался крик, и Сергея с Марком разметало в стороны. Какой-то парень пронесся мимо них на причал, схватил первое попавшееся весло и, используя его как шест, соскочил с причала прямо в лодку. Ловко сбалансировав, он выхватил меч и с размаху огрел чудовище по морде. Хищ отцепился и ушел на глубину, а лодочник, беспрестанно оглядываясь, спешно порулил к берегу.
   На земле перепуганных пассажиров окружила сочувствующая толпа. Трое друзей во все глаза смотрели на юного героя, спасшего людей от речного хищника. Когда тот ловко спрыгнул на набережную, на его плечо упала длинная светлая коса. Герой оказался девушкой! Она была одета в опрятный мужской костюм, почти такой же, как у вчерашнего стражника, только ей вздумалось украсить его кожаными наручами. У девушки было симпатичное скуластое лицо, колючий взгляд и, похоже, такой же ершистый характер. Сразу выцепив взглядом троих чужаков, она нахмурилась, но потом узнала сопровождавшего их адепта и немного смягчилась:
   - А, Хэлси, это ты! Кто это с тобой?
   - Гости из Цитадели к Джербену, - ответил Хэлси не слишком приветливо.
   - Значит, это они - пришельцы с неба? - фыркнула девчонка, поглядывая на ребят с любопытством.
   - Ловко ты уделала это чудовище! - вмешался Сергей, восхищенно покачав головой. - Просто класс! Кстати, я Серый, - протянул он девушке руку, которую она неуверенно пожала.
   - Меня зовут Райна. Вообще-то хищи не заплывают в город. Они водятся на побережье и на людей нападают редко. Понятия не имею, как он мог тут оказаться! Клянусь корнями Древа, здесь не обошлось без волшебников!
   - У вас с коммандером чуть что, так сразу волшебники виноваты! - недовольно огрызнулся Хэлси.
   Трое гостей во время этой перепалки чувствовали себя немного лишними.
   - Я пойду с вами, - сказала Райна. - Нужно доложить об этом случае Джербену.
   Как оказалось, девушка тоже служила в страже, так что дальше они отправились вместе. Очередной поворот дороги вывел их прямо к гавани. При виде старинных кораблей, достававших мачтами до самого неба, оживилась даже Гвендолин. Между кораблями сновали юркие шлюпки, с которых на берег сваливали ящики, тюки, бочки и кадки.
   Сергей присвистнул, выразив общее восхищение:
   - Слушайте, да мы везунчики! Я всю жизнь мечтал попасть в такое приключение! - Он с завистью покосился на легкий меч Райны. - Ну, знаете, всякие там сражения, прекрасные принцессы, волшебные артефакты, эльфы, тролли...
   Гвендолин негромко рассмеялась, настолько неожиданным показался ей этот ребячливый восторг.
   - А что? Готов поспорить, что вон тот парень - настоящий тролль!
   Все посмотрели в ту сторону, куда показывал Сергей. Мускулистый загорелый матрос, одетый только в кожаную жилетку и легкие штаны, таскал по сходням увесистые мешки, в каждый из которых уместились бы две Гвендолин.
   - Надеюсь, он тебя не слышит, - усмехнулся Хэлси.
   - А что?
   - Ты хорошо бегаешь? Советую научиться.
   Матрос, вернувшись за очередным мешком, зыркнул на них пронзительным светлым глазом. Все сразу почувствовали себя как-то неуютно. Как нарочно, Райна присела на ближайшую скамью и неторопливо принялась поправлять сбившийся сапог.
   - Если хочешь встретиться с троллем, - сказала она невозмутимо, - отправляйся на Ледяные острова, там их полно. Стоит только ночью отойти подальше от жилья в горы - и все тролли твои, герой!
   - Ух ты! Правда?! - Глаза у Сергея загорелись еще пуще.
   - От человека, сидящего на "скамье лгунов", еще и не такое можно услышать, - охладил его Хэлси. - Обычно здесь собираются старики-шкиперы, вышедшие на пенсию, и рассказывают свои байки.
   Сергей надулся, досадуя, что его так провели, а Райна звонко расхохоталась.
   - Ладно, пойдемте дальше, - поторопил их молодой волшебник.
   ***
   Управа городской стражи Фрисдама занимала целый каменный особняк. Всезнающий Хэлси сообщил, что когда-то в этом доме жил богатый торговец по имени Стэн, и с тех пор за этим местом закрепилось название "двор Стэна" или просто "Стэн". На старом языке это слово означало "клетка", что придавало названию особый смысл. Соседние дома выглядели так, словно всеми силами старались отстраниться от обители стражников. Хотя, возможно, они покосились оттого, что вода постепенно подмывала фундаменты.
   Четверо посетителей вместе с Райной поднялись по казенной широкой лестнице, на которой пахло капустой, и прошли в такую же казенную просторную комнату. Обставлена она была довольно скудно: вдоль светлых побеленных стен тянулись длинные скамьи для посетителей, ближе к окну стоял стол с чернильницей. На грифельной доске кто-то размашисто написал: "Дежурные - Дирк и Якоб!!", а чуть ниже: "Купить кофе". Рядом с открытым окном расположился какой-то ушастый парнишка, увлеченно полировавший войлоком ножные латы и что-то мурлыкавший себе под нос. В углу торчала без дела круглая печка, а возле нее прикорнул вчерашний спутник Джербена - плечистый белобрысый парень с грубоватым, будто вырубленным из камня лицом. Больше в комнате никого не было.
   - Франц, коммандер там? - спросила Райна, кивнув на соседнюю дверь.
   - Там, - улыбнулся мальчишка, на минуту отвлекшись от полировки. - Мельников Нильс опять явился. Уже полчаса сидит.
   - Что за упертый тип. - Райна, раздраженно дернув плечом, решительно направилась к кабинету. Как раз в этот момент дверь распахнулась, и густой баритон коммандера наполнил комнату:
   - Полагаю, стать стражником - не лучшая карьера для тебя, Нильс. Впрочем, ты можешь потолковать об этом с сержантом Пирсом.
   Собеседник коммандера, рослый детина, похожий на молодого бычка, задумчиво кивал головой. Мгновенно отлепившийся от печки сержант Пирс взял его под руку и вывел из комнаты под насмешливым взглядом Райны. Какое-то время их голоса еще слышались на лестнице, потом затихли.
   - Итак, - Джербен энергично потер ладони и оглядел притихшую троицу, - у вас есть идеи, чем вы хотели бы заняться?
   - Есть. Мы решили поступить в городскую стражу! - выпалил Сергей. И добавил: - Сэр.
   Марк и Гвендолин изумленно воззрились на друга.
   - Мы? - саркастически осведомился Марк.
   - Дайте мне объяснить: вчерашний крендель из здешнего Хогвартса обещал вернуть нас домой, когда мы совершим нечто жутко полезное для города, так?
   - Вы, должно быть, имеете в виду магистра Хенрика, - поправил его коммандер.
   - Как вы думаете, он сдержит слово?
   - Опыт подобных перемещений у него, безусловно, имеется, - туманно ответил Джербен. Этот уклончивый ответ вызвал у Марка смутное беспокойство.
   - А где проще всего узнать о нуждах города, как не здесь? - вопросил Сергей. - Мне кажется, все логично.
   Марк не нашелся, что возразить. Джербен, вероятно, тоже. Он только хмыкнул и задумчиво прошелся по комнате.
   - Хорошо, - согласился он наконец. - Вам повезло, что как раз вчера я отправил в отпуск двух своих людей. Назначаю вас обоих младшими констеблями. За формой и оружием обращайтесь к Францу, - он кивнул на ушастого мальчишку. - А это аванс, на обзаведение.
   Глухо звякнул выложенный на стол кошелек. Все трое не могли удержаться от любопытства. Для них, приверженцев пластиковых карточек и виртуальных денег, это зрелище было в диковинку.
   - Ух ты! - не удержался Сергей.
   Внутри кошелька блестели медь и серебро. Монеты были разные: крупные, с пятак, и мелкие, как чешуя.
   Коммандер пожал плечами:
   - Одна из специфических местных особенностей. Фрисдам - торговый город. Кто и чем только здесь не расплачивается! Дукаты, полудукаты, талеры, "серебряные всадники"... Ничего, привыкнете. Осталось подыскать вам жилье, но, думаю, с этим проблем не будет.
   - У госпожи Ванны найдутся две свободные комнаты, - вмешалась Райна. - Будем соседями, - девушка бросила на Марка хитрый многообещающий взгляд.
   - Да, это вариант, - согласился Джербен. Затем пояснил озадаченной троице: - Госпожа Иванна Вагенбур, вдова торговца керамикой, владеет большим домом недалеко отсюда, на канале Принцев, и иногда подыскивает жильцов...
   - Простите, а что делать мне? - не выдержала Гвендолин.
   - Как что? Будешь хозяйничать дома, ждать нас с работы... - съехидничал Сергей - и тут же получил по загривку.
   Джербен пожал плечами:
   - Господин Нильс, который только что ушел отсюда, сказал, что булочник Беккер ищет себе помощницу. Госпожа Беккер уже не так молода, ей тяжело крутиться целый день у печи. Пойдешь?
   "А что мне остается?" - грустно подумала Гвендолин.
   - Значит, девушку мы сейчас отправим к мадам Ванне, а вы, ребята, поступаете в распоряжение сержанта Пирса. - Коммандер кивнул в сторону здоровяка, который в этот момент как раз вернулся в приемную. Для Райны тоже нашлось поручение:
   - Проводи-ка Гвендолин до канала Принцев.
   Несмотря на боевой характер, стражница не решилась перечить начальству, однако по ее лицу ясно читалось, как ей неохота нянчиться с чужачкой.
   - Ладно, пошли, - буркнула она. - Не боись, госпожа Ванна - милейшая тетка со всеми, кроме сусликов, роющих норы в ее саду. Суслики у нее живо огребают по башке лопатой. Кстати, - обернулась Райна к Джербену. - Я хотела доложить о происшествии. Час назад откуда-то взявшийся хищ напал на лодку в двух кварталах отсюда.
   - Еще один странный случай, - вздохнул коммандер. - Что-то многовато их в последнее время. Ладно, когда вернешься, отправишься в патруль с Дирком и Якобом, поможешь им, если что...
   - Я могу проводить Гвендолин, - вдруг послышался голос, и все только сейчас заметили сидящего у стены Хэлси. Он как-то ухитрялся присутствовать в комнате, оставаясь для всех невидимым и неслышимым. Последние полчаса юноша не отводил глаз от Гвен.
   - Вот и отлично, - заключил Джербен, явно довольный, что все так удачно разрешилось.
  
   Глава 5
   По меркам Фрисдама дом госпожи Вагенбур был довольно большим. Его фасад имел форму колокола, был отделан дорогим серым камнем и украшен белыми каменными наличниками. Вероятно, торговля керамикой приносила неплохой доход. Вышедшая к гостям хозяйка оказалась дамой, что называется, "приятной во всех отношениях". Это была женщина средних лет с умным спокойным лицом и темными волосами, спрятанными под белоснежный накрахмаленный чепец. Она походила на средневековую монахиню или начальницу сестер милосердия в каком-нибудь старинном госпитале. Внимательно выслушав Хэлси, госпожа Вагенбур сразу же провела их наверх. Пока они поднимались по начищенной до блеска лестнице, Гвен успела рассмотреть темное платье хозяйки с широкими рукавами и еще более широким подолом. Неужели ей тоже придется носить нечто подобное?! Да она в первый же день запутается в юбках, упадет и сломает себе шею!
   Пол в комнате, куда привела их госпожа Иванна, был выложен красными и серыми плитками. Гвендолин могла бы коротать вечера, играя на нем в шахматы. Мебель имелась только самая необходимая: маленький стол возле окна, накрытый пестрой узорчатой скатертью, обитый гвоздями стул с потертым кожаным сиденьем, деревянный сундук и кровать в алькове. Пока Гвен оглядывалась по сторонам, госпожа Вагенбур искоса наблюдала за ней, шурша юбками у двери.
   - Отделкой мебели занимался мой муж, - с гордостью пояснила почтенная дама.
   Гвендолин подумала, что покойный господин Вагенбур, помимо увлечения керамикой, был также страстным фанатом лобзика, и, вероятно, имел пропасть свободного времени. Он разукрасил узорами сундук, уделил некоторое внимание стулу и вдоволь порезвился в алькове: спинка кровати была так изрезана, что на нее было страшно опереться.
   - Мне нравится эта комната, - улыбнулась девушка, не желая обидеть хозяйку.
   Она уже решила, что поселится здесь, а соседнюю комнату оставит мальчишкам. После уплаты за жилье кошелек Джербена прилично полегчал. Кажется, им придется научиться экономить. Им вообще так многому придется научиться!
   Проводив хозяйку и получше осмотрев свою комнату, Гвен обнаружила в дальнем углу еще одну узкую дверь. К ее изумлению, за ней оказалась большая фаянсовая ванна на чугунных лапах, к которой с одной стороны были приделаны самые настоящие водопроводные краны.
   - О! - воскликнула она. - Какое чудо!
   - У вас ванные комнаты устроены по-другому? - спросил Хэлси, про которого она успела позабыть.
   - Наоборот, это самая знакомая и самая чудесная вещь из всего, что я видела сегодня!
   Открутив краны, Хэлси внимательно осмотрел их и нахмурился:
   - Заклинания пора обновить.
   Он объяснил, что вода подается в дом из канала по трубам, а на вентилях стоят подъемные, очищающие и согревающие заклинания. Хэлси предложил, что он мог бы наведаться к нужному волшебнику, пока девушка осваивается здесь.
   - А разве ты сам не можешь обновить их? - спросила Гвендолин. - Ты же маг?
   - Нет, - буркнул Хэлси и снова замкнулся в себе.
   "Жаль, что он такой угрюмый", - думала Гвен, прибираясь в комнате. Ей о многом хотелось поговорить. Интересно, где здесь находится рынок? Можно ли где-нибудь купить готовое платье? Но когда Хэлси вернулся с исправными кранами, она не решилась его расспрашивать, только вежливо поблагодарила. Парень и так потратил на нее много времени.
   - Не стоит благодарности, - усмехнулся Хэлси. - Ведь это мой отец притащил вас сюда.
   Ах, вот как! Гвендолин нахмурилась, чувствуя, что ее симпатия к молодому волшебнику стремительно испаряется. Значит, он тоже косвенно виноват в приключившейся с ними истории! Она холодно попрощалась, потом заглянула к хозяйке, попросила у нее плошку цветочного мыла и закрылась в ванной на пару часов. К вечеру ей почти удалось убедить себя, что жизнь в этом городе может оказаться вполне сносной.
   ***
   Ночью туман снова навалился на город мохнатым мокрым пузом, с любопытством заглянул в каждый переулок, принюхался к тяжело нагруженному баркасу, тенью скользившему по каналу. Баркас очень старался остаться незамеченным, и это ему вполне удалось. В здешнем уголке города царила глухая темнота, окна были закрыты тяжелыми ставнями, за которыми не мелькало ни единого огонька. Влажные глаза водяных фонарей остались далеко позади. Баркас бесшумно подкрался к шлюзу как раз к тому времени, когда на море начался прилив. Заскрипели невидимые в темноте рукоятки, вода хлынула из шлюза через открытые подъемные затворы. Какой-то предмет мелькнул в воздухе и упал в ловко подставленную ладонь шлюзовщика. Тот давно уже приловчился определять размер вознаграждения на вес и на ощупь.
   - Вы сегодня позже обычного, - осмелился заметить шлюзовщик, которому не нужно было приглядываться к лодке, чтобы узнать ее хозяина. Поначалу он не смел вымолвить ни словечка в присутствии этого господина, только кланялся и за спиной украдкой складывал пальцы в знак, отвращающий зло. Однако сегодня ему было особенно скучно, унылое дежурство, кажется, тянулось бесконечно, а выпитый накануне грог и увесистый кошелек, перекочевавший в его карман, добавили шлюзовщику беспечности.
   - Ты меня не видел, - проговорил глухой призрачный голос с пугающим тембром. Баркас миновал шлюз и сразу же растаял в темноте.
   С некоторыми людьми забываться опасно. Шлюзовщику следовало бы это помнить.
   ***
   Проснувшись как от толчка, Гвендолин долго не могла сообразить, где она находится. Низкий потолок, странное окно с частым металлическим переплетом и цветными стеклами, в которое пробивается белесый утренний свет. Постепенно осознание случившегося снова нахлынуло на нее мутным потоком, и она остро пожалела, что не могла задержаться во сне подольше.
   Ей снился дом. Отец, быстро просматривающий новости за завтраком, шутливое ворчание мамы, привычная дорога к колледжу вдоль аллеи, обсаженной кленами, хохочущие подружки... В горле словно застрял комок, на глаза тут же набежали непрошеные слезы. Когда теперь она сможет увидеть своих близких?! У нее остались только Сергей с Марком. Им нужно держаться вместе. Нужно быть сильной. Если она начнет хныкать и паниковать, это никак не поможет им вернуться!
   За окном что-то загремело, и девушка вздрогнула, окончательно проснувшись. Похоже, фрисдамцы имели обыкновение начинать день засветло. Угольщик с грохотом катил по улице свою тележку, молочник зычно расхваливал творог таким голосом, словно хотел добудиться покупателей, пребывающих в могиле. Подойдя к окну, Гвен заметила на канале несколько баркасов, которые направлялись к рыночной площади. Что если булочник Беккер тоже уже ждет свою помощницу? Эта мысль заставила ее поспешить.
   Она причесалась и оделась с особенной тщательностью: ведь ей предстояла встреча с потенциальным работодателем, а первое впечатление - самое важное. Коричневое скромное платье напоминало старинные одеяния гимназисток, съемный воротник и капор с широкими полями были безупречно белыми. Зеркала в комнате не оказалось, но Гвен это только порадовало. В своем дурацком наряде она казалась себе похожей на великовозрастную Красную Шапочку. Счастье еще, что мальчишки уже ушли на дежурство и не будут над ней смеяться! Она слышала сквозь сон, как они шумели в коридоре. Ей тоже пора отправляться. Подумать только, она волнуется перед собеседованием у булочника! Что сказали бы на это ее подруги из колледжа!
   Перед уходом Гвен опустила раму окна и вдруг заметила на оконнице букетик незнакомых бело-розовых цветов с нежным ароматом. Интересно, откуда они взялись? Ее комната находилась на втором этаже, ночью сюда вроде никто не входил, а взобраться снаружи по стене просто невозможно: фасад дома был не просто вертикальным, а несколько даже наклоненным вперед, будто он силился заглянуть в канал, как в зеркало. Цветы могла принести разве что какая-нибудь волшебная птица. Гвендолин осторожно, стараясь не помять нежные лепестки, поставила их в стакан с водой. "Надеюсь, это доброе предзнаменование!" - подумала она и поспешила вниз, на улицу.
  
   Глава 6
  
   Ранним утром на заднем дворе Управы юных констеблей ждала очередная тренировка. Марку с Сергеем составили компанию Дирк и Якоб - двое таких же зеленых юнцов, недавно прибывших во Фрисдам с одной из окрестных ферм. Под бдительным оком сержанта Пирса они бегали, прыгали через препятствия, отжимались и отрабатывали навыки рукопашного боя.
   - А ну, шевелитесь! Сейчас вы у меня будете вытряхивать песок из мест, которые вам и не снились! - бушевал Пирс.
   - Всем привет! - опоздавшая Райна, запыхавшись, вбежала во двор - и тут же получила на орехи от сурового сержанта:
   - Ты! Три штрафных круга - и к мишени!
   Пренебрежительно дернув плечом, девушка легко пустилась бежать. Сергей, воспользовавшись минутной передышкой, устало привалился к турнику. Дирк сочувственно подмигнул новому товарищу и шепнул, что раньше тренировки велись только для проформы, но с тех пор, как на улицах Фрисдама завелась Искомая Тварь, Пирс взялся за них всерьез.
   - Слушай, а она как попала в стражу? - Сергей махнул рукой в сторону Райны.
   - Она с Ледяных островов, - так же шепотом ответил Дирк. - Там живут суровые ребята. Норманы, свейны, сьерги... Многие наши купцы готовы в штаны наложить, стоит им увидеть в море свейнский полосатый парус.
   За несколько дней, проведенных во Фрисдаме, Сергей успел заметить, что Райна заметно отличается от местных тихих девушек. Нежные фрисдамки могли упасть в обморок даже при виде шипящего кота, а с Райны сталось бы поймать за шиворот и стукнуть лбами пару тигров. Сейчас девушка о чем-то шумно спорила с Пирсом. Вот она тряхнула головой, замахнулась - и через миг ее нож уже дрожал в центре мишени. Сергей мысленно поклялся, что он обязательно научится метать не хуже.
   - Чего это ты про меня расспрашивал? - спросила вдруг Райна, когда оказалась рядом с ним. - Интересуешься, откуда я такая взялась?
   - Я уже в курсе, - усмехнулся Сергей. - Ты у нас климатический беженец с Ледяных островов.
   - Клима... что? Балда, - беззлобно засмеялась девушка, - мне нравилось там жить, пока отец не вздумал отдать меня замуж. А поскольку он несговорчив, как целое стадо баранов, мне ничего не оставалось, как упросить брата взять меня потихоньку на корабль. Так я и сбежала.
   Марк с Сергеем переглянулись. Оба ни на волос не поверили этой басне. От жениха она сбежала, как же! Да от такой невесты любой жених сам удрал бы куда подальше, и на всякий случай поменял бы место жительства! Нет, здесь скрывалась какая-то тайна, но делиться ею девушка явно не собиралась. Пока.
   Тайны всегда вызывали у Марка нездоровый энтузиазм.
   - Тебе повезло, что коммандер взял тебя в стражу, - сказал Сергей девчонке.
   - Мой брат попросил его, и он согласился, - гордо тряхнула косами Райна.
   - Да, и коммандер Джербен был очень признателен твоему брату за то, что тот не стал задерживаться в здешних водах, - добавил Пирс.
   "Теперь понятно, - подумал Марк. - Конечно, кто же захочет ссориться с этаким "викингом", за спиной которого целый отряд охочих до поживы головорезов? Если все они владеют оружием так, как Райна, - никакой страже с ними не сладить!"
   А Сергей, которому выпал тренировочный поединок с северянкой, имел "удовольствие" оценить, что и в рукопашной схватке она является серьезным противником. Спасаясь от ее острых кулаков, он выкрутил девчонке руку и чуть не задохнулся, когда Райна применила один нечестный, но очень эффективный прием. К счастью, Пирс вовремя вмешался и развел противников в стороны.
   - Полегче, Серый, она же девушка, - вполголоса осадил его Марк.
   - Она?! - Сергей с трудом разогнулся. - Ты шутишь?! Это не девушка, это, блин, бешеный заряженный хэтчбек с дополнительной опцией боксирования!
   Марк, как мог, старался избегать спарринга с Райной. А та наоборот так и норовила оказаться с ним в паре. Словно ей доставляло удовольствие лишний раз извалять его в песке. Блок, разворот, подсечка - и он снова летит на землю. Серому он бы так не поддался. Но не ломать же руку девчонке?!
   - Я опять положила тебя на обе лопатки, - довольно заявила Райна, упершись острыми коленками ему в грудь. А потом вдруг мягко провела ладонью по его щеке и засмеялась: - Ты весь в песке и лохматый, как пес. Но тебе идет.
   Марк смутился и постарался поскорее подняться. Не то чтобы он шарахался от девушек, но Райна сбивала его с толку. Слишком резко у нее менялось настроение. Едва они успели перевести дух, как безжалостный Пирс уже засвистел, подзывая их на пробежку. Сергей даже застонал сквозь зубы:
   - Эх, а Гвендолин, поди, греется у печки и лопает булки! Везет же человеку!
   Марк только уныло вздохнул.
   ***
   - ...Эх, а ребята, наверное, прохлаждаются на дворе Управы, - завистливо вздохнула Гвен, бухнув на стол очередной пылающий противень со свежими булками и рукавом утирая пот со лба. Прошло всего полдня, а ее уже шатало от усталости.
   У себя дома, освоив пылесос и микроволновку, Гвен считала себя вполне готовой к любым проблемам, связанным с домоводством. Полдня работы в пекарне серьезно пошатнули ее уверенность. Сначала ей поручили вымешивать тесто, и уже через полчаса у нее противно заныли натруженные мышцы. В огромной душной кухне водилось множество непонятных приспособлений: какие-то венчики, дырчатые ложки, миски с сетчатым дном. Каждый нож, оказывается, предназначался для определенного вида продуктов. Большая пышущая жаром печь казалась девушке средневековым чудовищем. К тому же, в глухом суконном платье на кухне было жарко, а неудобный капор сползал на глаза. До вечера Гвендолин успела сто раз проклясть несчастные булки, своего нового работодателя, его жену и, главное, волшебников, затащивших ее в эту дыру.
   Господин Беккер очень любил свое ремесло и не страдал отсутствием аппетита. Также он, вероятно, любил яркие тона в одежде, так как к приходу новой работницы нарядился в красную куртку и синие панталоны. В этом костюме он смахивал на двухцветный мяч. Внушительную талию булочник подчеркнул кожаным поясом. Впрочем, вместо талии у него был скорее экватор. Все это вместе производило сногсшибательное впечатление. Господин Беккер превосходно смотрелся в белоснежном колпаке за прилавком пекарни, но на кухне суетиться не любил, главным образом, из-за того, что живот всегда опережал его на пару секунд. На кухне властвовала его жена Катарина, которая с первых минут знакомства вызвала у Гвендолин неприятные детские воспоминания, связанные с громогласными воспитательницами и строгими учителями.
   Отправив очередную партию булок в печь и спровадив их таким образом с глаз долой, Гвен выбралась из огненного кухонного ада на крыльцо и обессиленно присела на каменную ступеньку. Стянула с головы осточертевший капор, слегка распустила шнуровку на платье. Свежий ветер плеснул ей в лицо, с ближнего канала тянуло прохладой. Тихо и умиротворенно шептались деревья. Мимо прошли две девушки с ведрами, покосились на нее и принялись шушукаться между собой. Мирное настроение Гвен сразу улетучилось. Что, в этом городе нельзя даже посидеть на собственном крыльце?!
   - Гвендолин! - От окрика госпожи Катарины душа ушла в пятки. Булочница шокированно воззрилась на работницу, особенно на непокрытые волосы. - Куда ты пропала? За печью надо следить! Ты испортишь нам весь товар!
   Вздохнув, Гвен надвинула капор на глаза и поплелась обратно в дом.
   ***
   Трое друзей договорились поужинать вечером в харчевне "Копченый пес". Это заведение им присоветовал опытный Пирс, считавший его, несмотря на сомнительное название, вполне безопасным для здоровья. Гвендолин пришла первой. Она успела почти до дна опустошить миску сухариков, выставленную на стол, прежде чем появились Марк с Сергеем - оба взъерошенные, шумные и страшно довольные собой.
   - Нет, ты видел наш последний поединок? Я продержался против Пирса минут десять!
   - А потом он заметил, что все, что ему нужно - подождать несколько минут, пока ты сам не наткнешься на его меч.
   - Ах так! А тебе он сказал, что через пару занятий ты, возможно, научишься прилично выхватывать меч из ножен!
   - Да я... что, Гвен?
   - Давайте уже закажем еду! - Гвендолин с трудом вклинилась в этот поток мужского самолюбования.
   - А ты голодная? - удивился Сергей. - Разве твоя работа не предусматривает поедания некондиционной продукции? Я боялся, что ты у нас превратишься в ходячую плюшку!
   Бешеный взгляд подруги без лишних слов дал ему понять, что шутка была неудачной. К счастью, очень вовремя явилась подавальщица с тарелками, и внимание девушки переключилось на кашу с пикшей. Парни тем временем увлеченно продолжили обсуждать всякие стойки, повороты и выпады. Наконец, у Гвен лопнуло терпение:
   - Ну все, хватит! Вы что, на всю жизнь собрались здесь обосноваться?! Того и гляди, Серый примется рассуждать, как бы ему дослужиться до сержанта! Опомнитесь уже! Когда мы пойдем обследовать флайер?
   - Ты права, - спохватился Марк. - Кажется, мы немного увлеклись. Давайте проведаем флайер завтра вечером, после службы. Сегодня я не смогу, Гвен, извини. У меня такое чувство, что я сейчас рассыплюсь.
   - Да, в тот раз Райна тебя здорово приласкала, - хихикнул Сергей, толкнув приятеля в бок. - Похоже, она к тебе неровно дышит.
   - Отвали.
   Как ни старалась Гвендолин воззвать к их чувству ответственности или, на худой конец, самосохранения, у нее ничего не вышло. В воображении Сергея крупными неоновыми буквами мигала вывеска "Приключение!", и неопределенность их положения была ему до лампочки:
   - Старик Хенрик обещал вернуть нас в ту же ночь, так что мы ни секундочки не потеряем, - беззаботно сказал он, прихлебывая душистый чай. - Расслабься, Гвен. Каникулы в волшебной стране - это же круто!
   Лопнуть от возмущения ей помешал спокойный голос Марка:
   - Попробуй взглянуть на это как на эксперимент. Нас угораздило попасть в центр какой-то аномалии с другими физическими законами, которые местные считают магией. Это такой шанс расширить наши представления об окружающем мире!
   "Все бесполезно", - с отчаянием подумала Гвен. Встреча с новым миром пробудила в Сергее деятельного энтузиаста, увлеченно играющего с деревянным мечом, а в Марке - мыслящего скептика, тщательно изучающего новую реальность. Похоже, ей придется смириться с тем, что проблема возвращения домой для ее друзей отодвинулась на задний план.
  
   Глава 7
  
   Марк сидел в кабинете Джербена и наблюдал, как коммандер ловко расправляется с только что поступившими бумагами. Большая их часть отправлялась со стола прямо в камин, растопленный специально для этого случая. Джербен не любил копить бумажные дела, справедливо опасаясь, что стоит ему разок расслабиться, как эпистолярное болото тут же поглотит его с головой.
   Его кабинет на первый взгляд казался таким же казенным, как и остальные помещения в Управе, но, приглядевшись, можно было заметить, что Джербен идеально приспособил эту комнату к своим нуждам и чувствовал себя здесь уютно, как нож в старых привычных ножнах. Полки с многочисленными папками висели так, чтобы можно было, не вставая, дотянуться до них рукой. Крепкий запах кофе, кажется, въелся даже в стены. На одной стене медленно тикали гномские механические часы с одной часовой стрелкой, внося в обстановку какую-то нотку безмятежности и покоя. В середине кожаного потертого кресла было заметно углубление, свидетельствующее о том, что хозяин кабинета проводил в нем действительно много времени.
   Марк отчитался по последним городским происшествиям, разбираться в которых выпало им с Сергеем. Ничего особенного: одна трактирная драка, одна шумная семейная ссора и драматическая кража садовой тележки у старухи Берке. Более серьезных дел начинающим констеблям пока не доверяли. Марк с Сергеем под контролем сержанта Пирса провожали забияк в участок, мирили воинственно настроенных братьев и терпеливо объясняли пожилой вдове, что не следует бросать свое имущество за забором, особенно если оно снабжено колесами.
   Отчитавшись, он с удовольствием наблюдал за работой коммандера. Марк успел кое-что разузнать про их начальника от другого стражника, Дирка. Или это был Якоб? Нет, точно Дирк. Этих ребят сложно было различить, они походили друг на друга, как два фермерских башмака - оба светловолосые, крепкие, со слегка наивными круглыми глазами.
   - ...Коммандер у нас - голова! - с явным удовольствием рассказывал Дирк. - Вот недавно был случай. Жили в городе две старухи, сестры Хорнет. Близняшки. У них дом на Старом канале, за сыроварнями. Одна успела сходить замуж, овдовела, ее взрослый сын жил с ними. И вдруг - одну из старух убивают. Все натурально думают, что парень грохнул тетку. Ради наследства, понимаешь. Ан нет, коммандер доказал - другая старуха убила сестру. Из зависти. Та, видишь ли, красотка была и замужем побывала, а эта нет. А вот еще на прошлой неделе...
   Марк и сам уже понял, что с начальником им повезло. Джербен в делах разбирался на совесть, подчиненных зря не гонял, и у него многому можно было поучиться. Конечно, на мелких делах вроде трактирной драки или поисков пропавшего кота хорошим детективом не станешь, но вот появление Искомой Твари - это интересный вопрос! Кто ее хозяин, зачем он запугивает по ночам горожан... Эх, жаль, что им с Сергеем ночные патрули не светят, пока Пирс не сочтет их достаточно искусными мечниками!
   - Как продвигаются тренировки? - спросил Джербен, будто подслушав его мысли.
   Марк замялся. Он не получал такого удовольствия от упражнений, как Сергей, в последние дни готовый даже спать с мечом в обнимку, однако Пирс хвалил их обоих. Сергея - за азарт, Марка - за умелую оборону. Если бы еще Райна прекратила его дразнить! Без ее шуточек тренировки проходили бы куда приятнее! Марк никак не мог понять эту девчонку. Она то изводила его насмешками, то улыбалась как ясное солнышко, и всякий раз одерживала верх в поединках. Ее тщательно оберегаемый секрет тоже не давал ему покоя.
   - Неплохо, - ответил он наконец.
   - Вот и Пирс говорит, что неплохо, - на худощавом лице Джербена отразилось удовольствие человека, который смог найти незнакомому инструменту правильное применение и любуется теперь результатами своей работы.
   - Почему вы не взяли в стражу этого Нильса? - вдруг спросил Марк. Этот вопрос давно его интересовал. - Ведь нам сейчас пригодился бы каждый человек.
   Джербен, уже разобравшийся с утренней почтой, оперся локтями на стол и сложил домиком ладони. Марк успел заметить, что такая поза коммандера говорила о приступе размышлительного настроения, в котором этот обычно сдержанный человек мог выдать невзначай какую-нибудь интересную мысль.
   - Нашего господина Нильса в страже привлекают не столько приключения, сколько ощущение власти. А власть - это такая острая вещь, которую следует выдавать очень осторожно. Все равно что добавлять в блюдо южные специи. Одна лишняя щепотка власти - и пропал человек!
   - Каждый нуждается в занятии, где он чувствовал бы себя на своем месте, - продолжил коммандер. - Посмотри на Франца. Когда мы с ним встретились, он был самым ловким карманником во всем Цветочном квартале. Мне стоило больших трудов извлечь его оттуда. Сейчас Франц - важное лицо в страже: завхоз, секретарь и курьер.
   Марк уже знал, что Цветочный квартал, несмотря на романтичное название, - это трущобы, где живут бедняки, и где сомнительные личности предаются всяким запретным удовольствиям. Пирс категорически запретил им туда соваться. А назвали так район потому, что каналы в той части города все заросли кувшинками и водяным орехом.
   - Если бы я не взял его к себе, Франц все равно рано или поздно оказался бы в Управе, только по другую сторону решетки. Однако в его нынешнем положении есть масса преимуществ. Мне не нужно беспокоиться о дополнительной охране, и доспехи моих ребят всегда в отличном состоянии.
   Марк, кажется, начал улавливать принципы кадровой политики Джербена. Коммандер улыбнулся:
   - Пирс считает, что через неделю-другую вас с Сергеем можно будет выпускать в ночной патруль.
   Сердце у Марка радостно подпрыгнуло, а лицо против воли расплылось в улыбке. Отличная новость! Хотя фрисдамцы в последнее время старались не высовывать носа по ночам, Искомая Тварь все же находила способы проявить себя. Однажды поздним вечером она до икоты напугала двоих сорванцов из сиротского приюта Святого Эразма. Теперь-то мальчишки долго не решатся покинуть приютские стены в неурочное время! Во второй раз Тварь ограбила здешнюю кирпичную фабрику: когда подмастерье под утро вез по каналу товар на рынок, к нему в лодку спрыгнуло Нечто "с горящими, как плошки, глазами и клыками размером с палец". К счастью, возчику удалось отделаться незапланированным купанием. Что сделала Тварь с парой кубометров первосортных кирпичей, он не видел, так как с рекордной скоростью переплыл канал и спасся бегством. Лодку нашли к вечеру следующего дня - пустую. Этот случай показался Марку перспективным для расследования. Джербен с ним согласился и отпустил его восвояси.
   - Да ладно, что тут расследовать! - отмахнулся Сергей, когда услышал от друга эту историю. - Ты всего неделю в страже, а уже мнишь себя Пуаро и Холмсом в одном лице! Надо проще смотреть на вещи: скорее всего, этот мужик загнал кирпичи куда-нибудь на сторону, а денежки прикарманил. Затем изобразил кипучий ужас, будто Тварь его заела. Сейчас народ все свои грешки на эту мифическую животину валить будет, мы таких историй еще наслушаемся!
   - Лодку нашли в море, в порту, а не в канале, - возразил ему Марк. - Она должна была пройти через один из шлюзов. Если кто-то за взятку сторговал себе кирпичи для дачи, зачем все так усложнять? Надо опросить шлюзовщиков. Вдруг кто-то из них ее запомнил.
   - Как хочешь, - Сергей махнул рукой, уже жалея, что затеял этот спор. Он взял со стола шлем, начищенный до блеска шустрым вездесущим Францем. На заднем дворе его поджидал Пирс, обещавший показать пару хитрых приемов. Вот где настоящее дело! Сергей втайне надеялся, что злобная Тварь попадется в патруле именно ему. Хороший меч быстро решит эту проблему! А если Марку так нравится играть в сыщиков, пусть развлекается, это его дело.
   ***
   За несколько дней Гвендолин успела познакомиться со всеми соседями по дому. Кроме госпожи Вагенбур, здесь проживало еще семь человек. Первый этаж целиком был в распоряжении хозяйки, которая взяла к себе сироту-племянницу. Эту девушку, Магду, Гвенлолин иногда видела в палисаднике, где та сидела на скамейке с книгой. Остальное время Магда посвящала работе по дому: чистила серебро, шила скатерти, подрубала простыни. Удивительно, как можно сутки напролет заниматься таким скучным делом! Госпожа Ванна тоже не гнушалась домашней работы. Гвен сама видела, как хозяйка натирала воском перила лестницы, и это при том, что у нее имелись целых две служанки! Впрочем, все фрисдамцы относились к своим домам очень трепетно. Дом для них был практически святилищем, храмом семьи. Гвен к такому не привыкла. Для ее родителей, например, дом означал лишь временное пристанище, которое при случае можно легко бросить и обустроиться на новом месте. Наверное, она унаследовала от них эту легкость и некоторую неприкаянность. Нет, она вовсе не против домашнего уюта, но тратить часы и дни напролет на украшение какой-то каменной коробки - увольте!
   На втором этаже, по обе стороны от лестницы, располагались комнаты для жильцов. Три из них занимали Райна, Марк с Сергеем и Гвендолин. Госпожа Ванна всегда с удовольствием сдавала комнаты солдатам городской стражи, вероятно, рассчитывая отпугнуть этим воров и прочих злоумышленников. Последнюю комнату, в самом конце коридора, занимал господин Корнелис, который редко выходил из дома. Недавно Гвен узнала, что таинственный жилец был художником, и ее мучило любопытство.
   Наконец, однажды ей выпал шанс познакомиться с загадочным постояльцем. Забежав рано утром на кухню, она обнаружила там не только служанку Танне, пожилую неприветливую женщину, но и саму госпожу Ванну в синем платье, отделанном черной контрастной тесьмой. Та собиралась приготовить кандейл - подогретое бренди с добавлением желтков, сахара и корицы. Кухня, как всегда, сияла безупречной чистотой, на стенах глухо поблескивала начищенная медная посуда.
   - Говорила я ему, - ворчала Иванна, - нечего вечерами по городу бродить в сырости да темноте, да разве он меня послушает? Вдохновение у него, видите ли! И Тварь ему нипочем!
   Танне осуждающе покачала головой с замысловато повязанным белым платком, из-под которого не выбивалось ни единого локона. Строгая, в опрятной бордовой юбке и отглаженной блузе, она казалась олицетворением благочинности. От хозяйки Гвендолин узнала, что господин Корнелис из дальней комнаты накануне сильно простудился, и теплое питье предназначалось для него. Разумеется, Гвендолин вызвалась помочь. Достала яйца из холодильного ящика, щипцами отколола от сахарной головы несколько кусков. Танне тем временем растапливала плиту.
   Гвен уже почти привыкла к местным диковинкам. Взять, к примеру, холодильный ларец. Он представлял собой два вложенных друг в друга металлических ящика, пространство между которыми было залито водой, а в воду помещены медные пластины с морозящими заклинаниями. Обязанностью Гвен было следить за пластинами и вовремя относить их к волшебнику для подзарядки. Иначе все обитатели дома остались бы без масла и сыра. На лестнице в доме госпожи Вагенбур висел водяной фонарь: стеклянный шар, наполненный волшебной водой. Недешевое удовольствие, зато он не чадил и весь вечер горел ровным желтоватым светом.
   Только одно чудо Гвен никак не могла объяснить: каждое утро на ее окне появлялись свежие бело-розовые цветы. Каждую ночь неизвестный даритель каким-то образом вспархивал к ней на подоконник, и кроме цветов, никак больше себя не проявлял. Иногда у нее мелькала озорная мысль устроить под окном засаду, но Гвен так выматывалась на работе, что засыпала, едва донеся голову до подушки. Какая уж тут слежка!
   Она водрузила дымящийся бокал с напитком на поднос и поднялась по лестнице. Господин Корнелис открыл сразу, словно поджидал ее за дверью. Он оказался немолодым мужчиной скорее хрупкого, чем плотного сложения, с беспокойными большими глазами. Впрочем, Гвендолин сразу позабыла про художника, настолько ее заворожила сама комната.
   Утренний свет беспрепятственно лился в окна, лишенные занавесок. Пахло деревом и почему-то свежескошенной травой. Мебели было очень мало: мольберт у окна, большой письменный стол, заваленный кистями, палитрами и какими-то тряпками, маленький комод в углу, но при этом комната не казалась пустой. В длину она едва достигала двадцати шагов, однако казалась огромной. Вероятно, дело было в картинах. Они распахивали стены так, как не под силу было бы никаким дверям и окнам.
   Гвендолин, позабыв обо всем, рассматривала картины, а они смотрели на нее.
   Несколько картин висели, но большинство были просто прислонены к стенам. Некоторые из них были закончены, другие представляли собой только наброски. Гвен остановилась перед изображением черного дракона. В первую минуту ей показалось, что дракон здесь один - но нет, их было два, черный и белый, они сплелись так, что все пространство картины было драконом. Блестела черная и белая чешуя, дрожали напряженные мышцы. Можно сказать, это была квинтэссенция дракона. Когда одна из рептилий ей подмигнула, Гвен поспешно отвела взгляд, прежде чем ее затянуло в это черно-белую дыру.
   Остальные картины производили не менее сильное впечатление. Корнелис был явно неравнодушен ко всякого рода дверям, аркам, лестницам и порталам. Эти мотивы встречались почти в каждой его работе. Зритель, попав в ловушку картины, был обречен вечно скитаться вверх и вниз по бесконечным переходам. Гвендолин подумала, что здесь над каждой картиной, кроме Живописи, изрядно потрудились еще Геометрия с Графикой.
   Картина, стоявшая на мольберте, была начата совсем недавно. В полупустом пространстве, только намеченном скупыми штрихами, выделялся маяк, одиноко торчавший на пустынном острове. На береговые камни набегали пенистые волны.
   - Я добавил в краски немного песку, чтобы придать шероховатости крыше и каменной кладке, - негромко сказал Корнелис. - Чувствуешь, какие они шершавые?
   Художник стоял возле стола, прихлебывал свой кандейл и наблюдал за девушкой. Должно быть, ему польстило ее восхищение. Гвендолин молча кивнула. В ее ушах стоял рокот прибоя, громада маяка приближалась, нависая над ней, в комнате вдруг резко пахнуло ветром и солью. Девушка с усилием отвернулась, прогоняя наваждение.
   В общем, это были не просто картины. Это были двери в другие миры.
   Когда Гвендолин добралась до работы, разгневанная госпожа Катарина долго отчитывала ее за опоздание, но девушка едва ли расслышала ее упреки. Два дракона, черный и белый, весь день так и стояли у нее перед глазами. Она позабыла о всех своих планах на вечер и пообещала себе, что после работы обязательно найдет предлог снова заглянуть к Корнелису.
   ***
   Сидя в затрапезном углу на чердаке одного старого дома неподалеку от Кафедрального собора, Сергей лихорадочно обдумывал пути спасения. Над ухом у него тяжело сопел Дирк, но это не слишком успокаивало. Что значат двое стражников против целой разбойничьей шайки?! Перед Дирком Сергей старался держать лицо, хотя внутри у него все заледенело от страха. Вот так недостаток информации может угробить всю тщательно спланированную операцию, да и сыщиков заодно!
   А начиналось все так захватывающе, прямо, как в детективном фильме! У одного из фрисдамских купцов похитили редкий камень. Джербен сразу взял в оборот бывшего слугу купчины, которого когда-то уже ловили на горячем. В настоящее время этот слуга, господин Бамбер, работал церковным сторожем в городском соборе и вообще вел тихую благопристойную жизнь. Разумеется, он заявил, что о пропавшем камне слыхом не слыхал. Несмотря на горячие заверения, Джербен пять дней продержал его в участке, однако Бамбер продолжал упорствовать.
   - Он действовал не один, - размышлял коммандер во время очередного совещания. - В одиночку он не смог бы пробраться в дом господина Августа, ведь когда его уволили, он лишился туда доступа. У него должен быть подельник, и, похоже, господин Бамбер боится его больше, чем меня...
   - Вот что мы сделаем, - Джербен внимательно обвел взглядом подчиненных. - Мы выпустим Бамбера. Тише! - он поднял ладонь и подождал, пока стихнет возмущенный ропот стражников. - Когда мы проводили обыск в его доме, я заметил, что там есть чердак. На нем отлично слышно, что происходит в нижней комнате, и даже кое-что видно сквозь щели в досках. Вы, - он указал на Сергея с Дирком, - спрячетесь на чердаке и подождете там Бамбера. Наверняка он захочет встретиться с подельником. А вы, - палец коммандера повернулся в сторону Марка и Якоба, - проследите за нашим подопечным, чтобы не улизнул. Ну а мы с Пирсом и Райной будем действовать по ситуации.
   В тот момент Сергей с неудовольствием подумал, что ему досталась самая скучная часть работы. Теперь он так не считал. Стражники не учли одного: проклятый сторож ухитрился спутаться с целой разбойничьей шайкой! Их главаря звали Коб, и, по мнению Сергея, разглядывавшего компанию сквозь щель в полу, он был похож на здоровенный небритый шкаф с весьма недружелюбной мор... ладно, лицом. Неудивительно, что Бамбер его боялся!
   - Ты уверен, что камень на месте? - прогудел внизу Коб, как из бочки. Замершим наверху стражникам даже не пришлось особенно напрягать слух.
   - Да куда ж ему деваться? - зачастил Бамбер. - В сарае он у меня, в дровах для растопки! Как положил, так и лежит!
   - Проверить бы...
   На этом месте Сергей отвлекся, так как Дирк своей лапищей стиснул ему плечо.
   - Прибьют они его, как пить дать! - горячо прошептал ему Дирк прямо в ухо. - Это же Коб! Помощь нужна!
   Сергей только сердито зыркнул в ответ. Он сам бы полжизни отдал за то, чтобы дверь дома вдруг распахнулась, и в комнату вошел Джербен, а еще лучше - Пирс. Сержант Пирс умел входить так, что самые отъявленные забияки мигом сдувались, как воздушные шарики. Не считая незадачливого господина Бамбера, внизу было пятеро разбойников! Что они могут против них - вдвоем?!
   Дирк глазами показал ему на чердачное окно. "А ведь это выход!" - с внезапной радостью подумал Сергей. Дирк со своими плечищами туда, конечно, не пролезет, но для него это не проблема. Где-то снаружи затаились Марк с Якобом, и можно будет разыскать Джербена... эх, только бы выбраться отсюда!"
   По дороге к окну Дирк запнулся о какой-то ящик и замер на одной ноге, боясь пошевелиться. Кажется, они с Сергеем прекратили даже дышать.
   - Чего у тебя там, а? - послышался снизу голос Коба. А через несколько минут, видимо, занятых невнятным лепетом Бамбера, раздался страшный скрип чердачной лестницы. Кто-то поднимался сюда.
   В этот миг Сергей четко осознал, что значит "окаменеть от ужаса". Никакая сила не могла бы сдвинуть его с места! Вдруг внизу хлопнула дверь, и чей-то голос, показавшийся Сергею волшебной музыкой, хрипло выкрикнул:
   - Эй, Коб! Тебя там спрашивают.
   - Да ну? (дальше неразборчиво)
   - Такому господину не отказывают. Выйди - сам увидишь.
   Скрип отдалился, потом снова хлопнула дверь. У обоих стражников вырвался длинный вздох облегчения. Дирк что-то отчаянно жестикулировал, но Сергей не нуждался в понуканиях. Он на цыпочках прокрался к окну и вскоре уже балансировал на карнизе второго этажа.
   Дальше дело застопорилось. Вокруг него простирался безмятежный фрисдамский вечер, как всегда приправленный туманом и сыростью, а пятью метрами ниже поблескивали в свете фонарей булыжники мостовой. Встреча с ними ничего хорошего не сулила. Неподалеку возвышалась темная громада собора, часы на башне отбили восемь раз. Прохожих на улице было мало, и пока никто не замечал смутную тень, распластавшуюся по стене. Над головой у Сергея вдохновенно орали два кота. "Крышу, что ли, не поделили?" - поморщился он. Их вопли мешали сосредоточиться. Интересно, вон та водосточная труба на углу выдержит его вес?
   Мелкими-мелкими шажочками он пополз по карнизу к трубе, и тут ему на голову свалился вопящий когтистый комок, развалился надвое, разлетелся по соседним крышам. Сергей, весь в испарине, успел судорожно вцепиться в стену, стремясь слиться с ней в одно целое.
   - Блин, почему я не кот, а? - пробормотал он. Коты проявили себя в паркуре куда лучше, чем он.
   Продвинувшись к трубе еще на метр, он вдруг уловил голоса. Собеседники стояли за углом, так что он не мог их увидеть. Один голос принадлежал Кобу:
   - Мне - связываться с Хенриком?! Я и так хожу по краю пропасти! - недовольно просипел грабитель.
   В ответ ему прошелестело что-то вовсе невнятное, Сергею удалось разобрать только "чертовы волшебники" и "Цитадель". Потом все стихло, и, сколько он ни прислушивался, больше ничего не смог уловить. Затем из-за угла послышалось чье-то шарканье. Может быть, кто-то спугнул злоумышленников?
   Шаркающий человек тащил за плечами внушительный мешок, из которого пробивался золотистый свет, и... длинную лестницу. Лестница! Это был местный фонарщик. Сергей уже заметил, что фрисдамские фонари отличались завидным разнообразием: небогатые районы скромно довольствовались масляными светильниками, а на Золотой излучине и в центре города гордо красовались водяные фонари: толстостенные стеклянные шары, наполненные водой, которую волшебники каким-то образом заставляли светиться.
   - Эй, любезный! - крикнул Сергей, постаравшись принять непринужденный вид и отчаянно надеясь, что господину Кобу не вздумается именно сейчас высунуть нос из дома.
   Мужчина с лестницей недоуменно заозирался, прежде чем заметил наверху парня, обнявшегося со стеной. Судя по лицу фонарщика, зрелище показалось ему презабавным. Однако он любезно согласился предоставить в распоряжение стенолаза свою лестницу.
   - Я вообще-то из городской стражи. Благодарю за помощь, - с напускной важностью произнес Сергей, ступив, наконец, на твердую землю. Фонарщик покачал головой и проводил его подозрительным взглядом. А Сергей уже мчался к Управе. Скорее! Нужно позвать Джербена и Пирса!
   Он не успел завернуть за угол, как с разбегу влепился прямо в грудь сержанту. Ощущение было такое, словно он встретился со стеной. Потирая ушибленное плечо, Сергей в двух словах доложил обстановку, не забыв упомянуть про дровяной ящик в сарае. Оказалось, что Марк, заметив необычное изобилие гостей в доме церковного сторожа, уже успел предупредить коммандера, и они все направлялись туда.
   Стражники вернулись как раз вовремя. Дирка все-таки обнаружили и спустили вниз, где они с Бамбером оказались, мягко говоря, в сложном положении. Однако при виде Джербена с Пирсом разбойники как по волшебству превратились из агрессивных забияк, поигрывающих мышцами, в молчаливых, застенчивых парней, поголовно уважающих закон.
   - Так что там с камнем, господин Бамбер? - спросил коммандер.
   Сторож замялся, но взгляд Джербена держал, как стальной капкан. Не вывернешься. Даже дровяной ящик, казалось, готов был задымиться и признаться во всех грехах. Когда камень нашли, Коб отчетливо скрипнул зубами, а его подельники незаметно отодвинулись подальше в угол. Джербен вызвал остальных констеблей, чтобы сопроводить всю шайку в участок.
   После затхлой атмосферы этого зловещего дома ночной уличный воздух, густо сдобренный сыростью и запахом канала, показался Сергею слаще меда.
   - Не жалеешь, что попросился в стражу? - вполголоса усмехнулся Марк.
   Сергей удивленно воззрился на друга. Жалеть?! Да ни за что! С этими ребятами точно скучать не придется!
  
   Глава 8
  
   Марк каждое утро обещал себе выбраться в конюшни, чтобы взглянуть на флайер, и каждый вечер эта затея снова казалась невыполнимой. После тренировок он чувствовал себя как зомби, собранный из боли, желе и кучки костей. Единственным желанием было доползти до дома и отключиться. Вот и сегодня он сидел в Управе, прихлебывая горячий чай, и печально раздумывал, хватит ли у него сил дотащиться до Роттерских конюшен. Напротив него расположилась Райна, точившая свои ножи.
   - Ловко наш коммандер сумел найти камень господина Августа, - мечтательно вздохнула девушка. - Интересно, как он догадался, что у Бамбера есть сообщники?
   Марк с удивлением воззрился на нее. Человеческая наивность его иногда просто обескураживала.
   - Ясно, как. Бамбер наверняка подделал ключи, когда был слугой у Августа. Но сам он слишком грузен, чтобы незаметно пробраться в дом, не наделав шума. И не настолько смел, чтобы связываться с продажей камня. Если бы он действовал один, стащил бы что-нибудь попроще. Значит, был еще кто-то... А что, у тебя тоже что-то пропало?
   - Нет, ничего, - Райна полюбовалась заточкой, потом ловко подбросила нож вверх и играючи поймала его у самых колен. - Сегодня в "Горластом петухе" будут выступать заезжие актеры. Может быть, сходим посмотрим? - спросила она, резко переменив тему.
   - Ты ведь тоже что-то ищешь, правда? Для этого ты и поступила в стражу, - уверенно заключил Марк, стараясь не глядеть на блестящее лезвие кинжала, мелькавшее в руках девчонки. Ловко она с ним обращалась!
   - Мои секреты тебя не касаются!
   - Как хочешь. Только не нужно кормить всех сказками про нежеланных женихов! Ни один парень не рискнул бы тебе навязываться, иначе живо унес бы свои уши домой в шляпе.
   Райна польщенно улыбнулась:
   - Ладно уж, расскажу. Может быть, ты мне поможешь. Джербен говорит, что котелок у тебя варит неплохо.
   Похвала коммандера Марку была приятна.
   - Я приехала, чтобы найти мой талисман, - принялась рассказывать Райна. - Это серебряное кольцо с камнем, синим, как море в ясный день, оно досталось мне от матери. Это не простой перстень, на нем благословение богини! Отец должен был передать мне кольцо в день моего совершеннолетия, но прошлым летом он приезжал сюда с товаром, а вернулся на остров уже без кольца! Он тогда бурчал, будто перстень похитили, но возможно, он сам подарил его спьяну какой-нибудь смазливой трактирщице, с него станется! Как бы там ни было, а я его найду!
   Марку ее затея показалась безнадежной:
   - Если ты примешься расспрашивать о кольце здешних ювелиров и скупщиков, то очень быстро можешь расстаться не только с удачей, но и с жизнью, - хмыкнул он.
   - А что мне делать? - вскинулась Райна, огорченно тряхнув длинной косой. - От этого талисмана зависит моя удача, и хуже нет, чем ее потерять! От богов можно откупиться жертвой, против троллей есть наговоры, а против врагов - хороший меч, но когда удача от тебя отвернется, тут уж ничем не поможешь! Если отец продал мой перстень, я честно выкуплю его, если не получится - украду, но я должна его вернуть! Он по праву принадлежит мне! Ты мне поможешь?
   Против умоляющего взгляда светлых распахнутых глаз трудно было устоять. К радости Марка, в комнату вдруг ввалился сержант Пирс, избавив его от необходимости отвечать:
   - Так, кто тут есть - все за мной. В "Петухе", похоже, драка.
   Марк с Райной изумленно переглянулись.
   - Похоже, у тебя и без талисмана открылся дар предвидения, - пошутил Марк. - Ты ведь только что уговаривала меня пойти туда!
   Пирс схватил со стойки шлем, Райна опоясалась мечом, и вся троица поспешила наружу, в туман и влажную темноту.
   ***
   Часом раньше двое магистров из Цитадели с приятностью проводили время в "Горластом петухе". Перед ними стояли кружки с пивом и миска копченой селедки, а впереди простирался долгий, упоительно беззаботный вечер: никаких тебе адептов, никаких разрушительных выбросов магии, спровоцированных адептами, никаких беспорядков, учиненных призраками, которых вызвали неугомонные адепты... В общем, в душах обоих волшебников царило полное умиротворение.
   Правда, Николас все равно ухитрился впрыснуть струйку беспокойства в этот океан благодушия:
   - Правильно ли мы сделали, что бросили тех ребят в городе практически без присмотра?
   Его собеседник, магистр Хенрик, прекрасно понял, о каких ребятах шла речь.
   - Они же с Джербеном, - беспечно отозвался он, пристукивая ногой в такт булькающей со сцены мелодии, - а наш коммандер может быть заботливей родной матери в некоторых вопросах. Джербен точно не даст им бездельничать или совершить какую-нибудь глупость. Его принцип - каждый должен заниматься своим делом и приносить при этом пользу остальным!
   К сожалению, пламенная речь Хенрика привлекла к нему нежелательное внимание соседней компании, изрядно подогретой пивными парами. Паров там накопилось уже столько, что они настоятельно требовали выхода. Кругленький безобидный толстячок в мантии показался троим верзилам подходящей кандидатурой.
   - Гляньте-ка, никак, волшебники к нам пожаловали! Не иначе, хотят испортить нам вечер! - прищурился первый верзила и начал подниматься из-за стола. Этот процесс занял у него некоторое время. К тому времени, когда плечи верзилы почти достигли стропил, магистр Николас успел отказаться от мыслей о сопротивлении и приготовился к бегству. Завсегдатаи трактира радостно насторожились, а трактирщик спешно убирал со стойки самые ценные бутылки.
   - Не стоит беспокойства, мы уже уходим, - поспешно проговорил Николас, но он опоздал.
   Один из музыкантов, решив, вероятно, в корне погасить зарождавшийся конфликт, перекинул через плечо ремень своей смешной круглой гитары, и со сцены посыпалась быстрая мелкая мелодия, будто по ней рассыпали мешок музыкальной крупы. Николас мысленно застонал. Он узнал инструмент. Это было банджо - любимейший, можно сказать, традиционный инструмент жителей степей Пампы. Хенрик немедленно вскинул голову, как боевой конь. Ноздри его раздулись, глаза вспыхнули азартным блеском. Дело в том, что магистр Хенрик не всегда жил во Фрисдаме. Пусть последние пятьдесят лет он не вылезал из Цитадели, прилепившись к ней, как моллюск к скале, но звуки банджо всегда будили в нем юного Генри по прозвищу Бешеный Бык, который когда-то славился своим горячим нравом даже среди степняков-скотоводов. Между прочим, в лексиконе этих парней начисто отсутствовали такие слова, как "примирение" и "компромисс".
   - Хотите развлечься? - предвкушающе улыбнулся магистр Хенрик, махом освободился от мантии и не спеша принялся засучивать рукава.
   - Хенрик! - попытался воззвать к нему Николас. Поздно. Верзила рванулся к ним, Хенрик молниеносно схватил кружку - и пиво, выплеснувшись, вдруг прочетило в воздухе огненную дугу, чуть не опалив забияке физиономию.
   - Извиняюсь, - немного смутился магистр. - Пиво - чертовски нестабильная субстанция. Вечно с ним так.
   Верзила, оправившись от неожиданности, пошел на второй заход, кивнув двоим дружкам, чтобы те зашли с тыла. Хенрик сосредоточился, вытянул руку, раздался хлопок - и у одной бочки за стойкой вылетело днище. На пол хлынул темный пенный поток, который, повинуясь пассам магистровой руки, быстро покрылся белесой коркой и заледенел. Свежий каток под ногами сбил траекторию верзилы; тот поскользнулся и въехал в один из столов, сбросив со скамьи какого-то коренастого вояку. Вояка обиженно взревел, размахнувшись кружкой. В считанные мгновения драка, как пожар, охватила всех.
   Оба магистра тоже приняли в ней посильное участие. Бутылки за стойкой сами собой взрывались, заставляя драчунов нырять под столы и прикрываться табуретами. Табуреты вообще пользовались большим спросом, но быстро закончились. Трактирщик, прикрывая голову руками, осторожно прокрался вдоль стены к выходу, перевел дух и припустил в сторону Управы.
   Когда стражники добрались до взбесившегося трактира, из дверей, как камень из пращи, вылетел человек и красиво финишировал в клумбе напротив. Осторожно заглянув внутрь, Пирс увидел, что никто из посетителей уже не держался на ногах.
   - Мы как раз вовремя, - удовлетворенно заметил он.
   Его помощники вошли следом, и не миновать бы двум волшебникам позора, но, к счастью, Николас успел вывести своего чересчур увлекшегося друга через заднюю дверь ровно в тот момент, когда на пороге трактира возникли Марк, Пирс и Райна.
   Всю дорогу до Цитадели Хенрик был необычайно возбужден и весел:
   - Проклятый фрисдамский кусок сыра, как он на меня наскочил! Нет, ты видел? - спрашивал он, потирая сбитые костяшки пальцев.
   И все же, несмотря на некоторый урон своему здоровью и подпаленный подол мантии, магистр просто лучился от удовольствия.
   - Отличный вечерок получился, - продолжал Хенрик. - Надо нам почаще выбираться в город! Кстати, что ты там говорил насчет Джербена? Считаешь, нам следует взять ребят к себе?
   - Нет-нет, - поспешно возразил Николас. - Я согласен, что Джербен будет для них отличным руководителем.
   - Я тоже так думаю.
   И два силуэта, один тощий и высокий, а другой - кругленький и низкий, постепенно растаяли в тумане на дороге, ведущей через Серебряные ворота к Цитадели. А за ними, скрываясь в темноте, кралась неслышная тень.
  
   Глава 9
  
   Как ни старалась Гвендолин, а хорошей булочницы из нее не получалось. Вскоре после инцидента с опозданием она снова схлопотала выговор. Правда, в этот раз Гвен не чувствовала за собой вины: она относила заказчице товар и банально заблудилась.
   Все началось с того, что племянник булочника ухитрился подвернуть ногу. Гвендолин бы и знать не знала о проблемах этого пухлого тринадцатилетнего пацана, который иногда заявлялся на кухню, сидел тихонечко в уголке и исподтишка таскал булки. Однако юный Беккер разносил по домам заказы некоторым пожилым дамам, а без него этим заняться было некому.
   - Гвендолин! - крикнула госпожа Катарина. - Ты сегодня отнесешь хлеб госпоже Берке. Она живет недалеко от Ботанического сада. Вон Ханс тебя проводит.
   Ханс, мелкий соседский мальчишка, вечно слонялся без дела на улице. Он то носился туда-сюда, вращая руками, как бешеная ветряная мельница, то часами дул в самодельную дудку, пугая прохожих. Понятно, что Катарина была рада спровадить его куда-нибудь хоть ненадолго.
   Девушка без возражений приняла у хозяйки узелок, вкусно пахнувший свежей выпечкой. Что ни говори, а приятно выбраться на часок из душной кухни. Хотя в этот жаркий день разница была невелика: ты просто из одной печи попадал в другую, более просторную. Все равно, хоть какое-то разнообразие! Оказавшись на улице, Гвен не старалась запомнить дорогу, целиком отдавшись созерцанию. Полюбовалась на горбатый мостик, заросший плющом. Отметила для себя шоколадный магазинчик, куда стоило бы заглянуть, как только у нее появятся время и деньги. Вздохнула при виде Ботанического сада, который казался прохладным зеленым оазисом в раскаленном лабиринте тесных улочек. Дом госпожи Берке располагался рядом с оградой. Девушка уверенно направилась к парадному крыльцу и постучала бы, не одерни ее Ханс. Мальчишка покачал головой и потянул ее к другому входу, поскромнее. Ах, да! - спохватилась Гвен. Она же теперь служанка. Парадные двери не для нее. Надо же, не так давно она с отстраненным любопытством изучала тему социального неравенства на лекциях по истории, а теперь вдруг сама оказалась на неправильном конце социальной лестницы! С этой точки зрения многие вопросы выглядели совсем по-другому!
   Гвен отдала заказ вышедшей на стук служанке, лица которой почти невозможно было разглядеть под строгим чепцем, спустилась обратно на улицу и обнаружила, что постреленок Ханс куда-то исчез. Ничего себе сюрприз! Она прошлась по улице, надеясь, что мальчишка просто спрятался где-то поблизости шутки ради, но Ханс будто испарился. Солнце стояло уже высоко, камни набережной были горячими даже на вид. Собственная тень путалась у Гвендолин в ногах, как приставучий пес. Помыкавшись туда-сюда по окрестностям, девушка вынуждена была признать, что хотя дома в городе отличались яркой индивидуальностью, зато улицы и каналы были похожи, как братья-близнецы. Она почти решилась спросить дорогу у случайных прохожих, но вдруг ее окликнули:
   - Гвендолин?
   К ней, сияя улыбкой, направлялся Хэлси. Он выглядел таким свежим и беззаботным, что неприязнь девушки, подогретая недавними мыслями о ее нынешнем незавидном положении, только усилилась. Кажется, волшебники здесь не слишком утруждали себя работой. Она довольно хмуро поздоровалась.
   - Я заметил, что ты гуляешь, и подумал, вдруг ты согласишься составить мне компанию.
   - У меня нет времени на прогулки, - с достоинством возразила Гвендолин. - Я иду к себе в пекарню. Но ты можешь меня проводить, если хочешь.
   - Конечно, - он улыбнулся и махнул рукой. - Тогда нам туда.
   Все-таки удачно получилось, что я его встретила, - подумала Гвен. Настроение ее смягчилось. Наверное, будет невежливо всю дорогу дуться, как мышь на крупу. В конце концов, это не Хэлси, а его отец виноват в их злоключениях!
   - Как дела у твоего отца? - спросила она ради поддержания светской беседы.
   - Он сейчас очень занят. Сражается с ветряными мельницами, образно говоря. Если у него получится заставить их перекачивать воду на более высокий уровень, мы получим новые территории, которые сейчас затоплены. Это очень важно для города.
   - О, я знаю, как устроен мельничный механизм, и могла бы ему помочь! - воодушевилась Гвен. Но ее тут же осадили:
   - Это вряд ли, извини. Отец убежден, что женщинам нельзя доверять заниматься магией.
   - Разве это магия?! Чистая механика!
   Взгляд Хэлси красноречиво говорил: да, конечно, расскажи это кому-нибудь другому. Гвендолин не стала спорить. Мысленно она поставила галочку в графе "гендерное неравенство", и рейтинг Фрисдама как места, пригодного для проживания, упал еще на несколько пунктов. Не помогло даже то, что Хэлси заметил ее интерес к шоколадному магазину и включил его в обзорную экскурсию по городу. Шоколадное мороженое в такую жару было очень кстати. За разговором они сами не заметили, как дошли до пекарни.
   - Вот мы и пришли, - сказал Хэлси с сожалением. - Не позволяй госпоже Катарине слишком уж тобой командовать, - тихо добавил он, заметив на крыльце хозяйку, которая стояла, уперев руки в бока, и, вероятно, высматривала свою помощницу. Волшебник быстро распрощался и исчез, а Гвен вдруг поймала себя на том, что улыбается непонятно чему. Прогулка с Хэлси привела ее в прекрасное расположение духа. Увы, госпожа Катарина быстро это исправила, заставив девушку сполна отработать пропущенное время.
   ***
   Так и получилось, что навестить конюшни у Роттерских ворот друзьям удалось лишь спустя неделю, вечером после работы.
   Это был хороший, теплый летний вечер. На улицах бегали дети, сбиваясь в стайки, как воробьи. За ними присматривали старухи, сидящие на скамейках возле домов. Они были похожи на сизых ленивых голубей, греющихся в последних лучах заходящего солнца. Молодые пары прогуливались мимо зеленых каналов, вдоль которых теснились дома с узкими серыми фасадами. Трое друзей миновали Рыночную площадь и недавно построенное здание гильдий. Палатки в этот час почти все были пусты. Неподалеку в воде болтались два баркаса, видимо, распродавшие всю продукцию и теперь с облегчением возвращавшиеся домой. Больше на канале никого не было. Совсем не то, что утром, особенно в воскресенье, когда все каналы были так запружены торговцами, что воды из-за лодок не видно! Где-то на соседней улице прогрохотала телега. Вдали показались Роттерские ворота, вернее, целый воротный комплекс с двумя башнями из красного кирпича, увенчанными узкими коническими крышами. Внутри них находились помещения для стражников. Гвендолин ускорила шаг.
   - Да никуда он не денется, этот флайер, - успокаивал ее Сергей. - Не улетит же он оттуда!
   Оказалось, что кое-кто поджидал их с большим нетерпением. Уже в сумерках ребята добрались до конюшен, открыли тяжелый висячий замок ключом, который дал им Джербен. Ворота нехотя, со скрипом распахнулись. Гвендолин принесла с собой два водяных фонаря, чей свет был куда ярче, чем у масляной лампы или свечи. Для осмотра повреждений аппарата они подходили лучше. Яркие лучи озарили чисто подметенный пол, побеленные стены, алый всполох флайера, стоящего в центре помещения. Хотя здесь давно уже не держали лошадей, характерный запах все еще сохранился. Вдруг откуда-то послышался недовольный голос:
   - Долго же вы сюда добирались!
   Гвендолин вздрогнула, Марк с Сергеем заозирались по сторонам. Кроме них, в конюшне определенно больше никого не было.
   - Ну, что смотрите? - обиженно шмыгнул флайер. - Хоть поздоровайтесь, раз уж пришли!
   Друзья обалдело переглянулись. Сергей, судя по его физиономии, отчаянно пытался собрать слова в новую мысль.
   - Оно... оно разговаривает?! - выдавил он наконец.
   Марк осмелился подойти ближе к флайеру и нерешительно коснулся крыла. Аппарат тут же дал ему сдачи.
   - Держи свои лапы при себе, парень! Между прочим, это крыло у меня до сих пор ноет, после той кошмарной посадки!
   - Очуметь, - Сергей отшатнулся и сполз по стене, усевшись прямо на пол. Глаза его ничего не выражали.
   - Это шок, - прокомментировал Марк и успокаивающе кивнул ахнувшей Гвендолин: - Ничего, сейчас разберемся.
   Он подошел к съежившемуся у стены Сергею и прошептал ему что-то на ухо. Это сработало - парень вытаращил глаза и подскочил, как ошпаренный:
   - Ты что, спятил?! - завопил он.
   - Совет психолога: чтобы вывести человека из ступора, нужно тихо сказать ему что-то, вызывающее сильные эмоции, лучше негативные, - объяснил Марк. - Тебе же помогло?
   - Серый, ты в порядке? - участливо спросила Гвен. Ее друг потряс головой и судорожно вздохнул:
   - Я?! Я максимально далек от того, чтобы быть в порядке! У меня тут нарисовался говорящий флайер, который вообще-то в перспективе надо вернуть, но как только я его верну, он выложит Алексу полную версию наших приключений! Представляешь себе реакцию моего брата?!
   Гвендолин не знала, смеяться ей или плакать.
   - Давай будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас для нас главное - выбраться отсюда, и флайер - наша единственная надежда. Что-то я не очень доверяю магистру Хенрику.
   Пошатнувшись, Сергей неуверенно поднялся на ноги.
   - Да уж. Спятить можно. Черт бы побрал этих волшебников! Наделить "Суперфлай Тарга" собственным самосознанием! Это все равно что попытаться вывести более смертоносную породу гепарда!
   Видя растерянность друзей, Гвендолин решила взять дело в свои руки.
   - Мне жаль, что мы так задержались, - сказала она, подойдя к аппарату и чувствуя себя глупо как никогда. Флайер спокойно стоял себе, но она могла бы поклясться, что он только что ухмыльнулся.
   - Да ладно, чего уж, - снова послышался голос. Несколько хрипловатый, но довольно приятный, по мнению Гвен.
   - Как мы... как нам тебя называть?
   Флайер оживился и замигал уцелевшими огнями.
   - Мне всегда нравилось имя Дарт. Да, зовите меня Дарт. Хотя ты, малышка, можешь называть меня как пожелаешь.
   - Отлично, Дарт, а теперь стой и не дергайся.
   Гвендолин внимательно осмотрела флайер. До сих пор ей не приходилось выполнять диагностику аппарата, который кряхтел, постанывал, жаловался на боль в бензобаке и вообще вовсю работал на публику, как ей показалось.
   - Ну что? - не выдержал Сергей. - Ты сможешь его починить?
   Она с сомнением покачала головой:
   - Хуже всего дело обстоит с крылом. Сильно повреждена правая консоль и флаперон. Да еще стойка шасси сломана...
   - Вот блин! - с досадой воскликнул парень. - Лучше бы я себе ноги переломал!
   Дарт покосился на него с некоторой симпатией.
   - Типун тебе на язык! - одернула его Гвен. - Не волнуйся, починим. Прежде всего, нам нужно найти нужные инструменты.
   - Всего-то?! - горько усмехнулся Сергей. - Действительно, какие проблемы? Тут народ после изобретения колеса еще в себя не пришел!
   Да, проблема межпространственных путешествий заключается в том, что они совершаются как-то спонтанно, из-за чего ты прибываешь на место совсем неподготовленным. Вряд ли среди горожан найдутся хорошие авиатехники. Гвендолин подумала, что стоит, наверное, обратиться к волшебникам. Если они могут притащить черт знает откуда целый флайер - пусть как-нибудь раздобудут ей ящик инструментов. Все трое попрощались с Дартом и вышли из конюшни, серьезно озадаченные. В их компании воцарилось уныние.
  
   ***
   Отсутствие инструментов и собственная беспомощность ужасно раздражали Гвен, так что на следующее утро ворчание госпожи Катарины казалось ей особенно невыносимым. А ворчала ее хозяйка часто. Похоже, она считала Гвендолин редкостной недотепой и втайне удивлялась, как та вообще ухитрилась дожить до своего возраста с таким скудным багажом знаний и умений. Катарина вовсе не была злой женщиной и пыталась по-своему помочь своей юной работнице. Но для Гвен, хронической отличницы и любимицы родителей, постоянно чувствовать себя бестолочью и неумехой было невыносимо.
   - ... О чем бишь я? - спохватилась госпожа Катарина. - Ах, да. Милочка, твой капор не мешало бы прокипятить с картофельными очистками - увидишь, каким он станет белым да накрахмаленным! А кастрюлю с тестом поставь вот сюда, здесь, в тепле-то, оно куда скорее поднимется!
   Гвендолин бухнула кастрюлю на указанное место и с такой силой накрыла ее крышкой, что звон пошел по всей кухне. Раздражение, копившееся в ней последние несколько дней, должно было когда-нибудь прорваться, и это случилось сейчас.
   - Моя одежда выглядит прилично и без ваших советов, - отчеканила она, - на ваш дурацкий капор мне плевать, и я не собираюсь угробить целый вечер на заготовку картофельных очистков! Лучше займитесь этим сами, все будет больше пользы!
   Она выпалила это прямо в лицо Катарине, которая даже отшатнулась, мелко и часто моргая, и не могла сказать в ответ ни слова. Облачко муки, поднявшееся от вспышки Гвен, умиротворенно оседало на пол. Девушка развернулась и гордо удалилась из кухни. Правда, драматизм сцены слегка подпортила щетка для пола, не вовремя попавшая ей под ноги, но Гвен решила, что все равно получилось достаточно внушительно.
   Выскочив на улицу, она первым делом стянула с головы осточертевший капор и швырнула его в канал. Наполнившись ветром, тот медленно поплыл по течению, словно диковинный лебедь. Голове стало непривычно легко и свободно. Гвен подставила лицо солнцу и рассмеялась. На любопытные взгляды прохожих она не обращала внимания.
   Прохлада, которой веяло от канала, и вид темно-зеленой, как мох, воды ее немного успокоили. Гвен решила, что сейчас же отправится в Цитадель, разыщет там магистра Николаса или того, другого, в желтой мантии, и потребует немедленно вернуть ее обратно. Пусть Марк и Серый занимаются тут спортивным фехтованием сколько влезет, но лично она ни минуты не останется в этом замшелом городе!
   Выбраться из центра оказалось не так просто. Еще свежи были в памяти ее блуждания вокруг Ботанического сада. По крайней мере, в этот раз она точно знала, что должна двигаться на северо-запад, но сначала ей пришлось пересечь один канал, потом - поискать мост через другой. Гвендолин попыталась сократить путь через дворы, была облаяна каким-то нервным псом и через полчаса обнаружила себя снова на той же улице, с которой начала свой путь. Не хватало еще случайно вернуться в булочную Беккера, вот был бы номер!
   "Впрочем, - подумала Гвен, - скорее всего Катарина приняла бы ее обратно". Большинство фрисдамцев обладали характером столь же ровным и невозмутимым, как поверхность их каналов. И были изумительно трудолюбивы. Каждое утро по дороге на работу Гвен видела хозяек, чистивших крыльцо и намывающих кусочек мостовой возле своих аккуратных домиков. Должно быть, это из-за того, что вокруг слишком много воды. Дайте женщине свободный доступ к воде - и она тут же найдет, что еще можно помыть и почистить.
   Девушка снова остановилась, увидев, что канал, вдоль которого она шла, изгибался совсем не в ту сторону, куда ей было нужно. Гвендолин поискала взглядом мост, но его не было. Город казался лабиринтом, он играл с ней и не собирался выпускать ее из цепких каменных объятий.
   - Ты опять заблудилась? - послышался вдруг знакомый голос.
   Разумеется, это оказался Хэлси. Он стоял, прислонясь к причальному столбу, смотрел на нее и улыбался. Удивительно, как этот парень ухитрялся возникать буквально из ниоткуда! От его улыбки на душе у девушки стало немного легче.
   - Знаешь, меня, кажется, выгнали с работы! - выпалила Гвендолин, подходя ближе.
   - За что? - брови Хэлси поползли вверх, в карих глазах плясали смешинки. - Ты сожгла им все булки, налила в тесто уксус вместо масла или сунула эту зануду, госпожу Беккер, в мешок с мукой?
   Гвендолин было не до шуток:
   - Это просто невыносимо! Она постоянно меня воспитывает! А это дурацкое тесто! Вчера оно поднялось, а сегодня нет! Хотя я делала все то же самое! Не слишком ли оно о себе воображает?! А эти дурацкие пироги! Почему они вечно раскрываются в печке? Может, есть какая-нибудь застежка-молния для пирогов?!
   Хэлси уже смеялся в голос, но заметив, что Гвен всерьез расстроена, постарался взять себя в руки:
   - Я не совсем понял, при чем тут молния, но, кажется, пироги обычно смазывают яйцом перед выпечкой.
   Недоумение Гвендолин было крупными буквами написано на лице:
   - Яйцом, хм. Не представляю, как это. И конечно, у вас это знает каждый ребенок! Жаль, нет такого большого фейспалма, чтобы я могла накрыться им, как одеялом!
   - Что? - не понял Хэлси.
   - Ничего, извини, - она печально покачала головой. - Я, наверное, просто неудачница. Нет у меня никакого терпения! Ведь Марк с Сергеем отлично приспособились здесь, а я не могу!
   - Что ж, можем поспорить, кому из нас меньше повезло в жизни, - усмехнулся волшебник. - Кстати, ты куда-то собиралась?
   - В Цитадель, к магистру Николасу.
   - По воде будет быстрее. Подожди, я возьму лодку.
   Он коротко переговорил с владельцем одной симпатичной крутобокой посудины, а затем подозвал Гвен. Опершись на его руку, она осторожно ступила в раскачивающуюся на воде лодку. Хэлси взял длинное весло.
   Плыть действительно оказалось куда приятнее, чем бегать по раскаленным, как кухонная печь, улицам. Стиснутая каменными берегами вода ярко поблескивала. Над их головами проплывали фасады домов, похожие на фигурные пряники, украшенные глазурью. Вот лодка свернула в другой канал, где даже не было набережной: стены домов поднимались прямо из воды. Камни внизу были покрыты белесым налетом, а у самой воды - черно-зеленым мхом, который, казалось, рос везде во влажном воздухе города.
   - Знаешь, моя мать тоже была волшебницей... - задумчиво произнес Хэлси. - Она была феей воздуха. Однажды она спасла этот район, где мы сейчас плывем. В ту ночь было большое наводнение после шторма. Дамба не выдержала. Мама удерживала ее несколько часов, чтобы люди могли убраться подальше. Ее до сих пор помнят в городе. Остальным магистрам той ночью тоже сильно досталось.
   - Мне так жаль, - опечалилась Гвен.
   - Ну что ты, это было давно. Я к тому, что волшебство - это не обязательно плохо.
   - А какой дар у тебя: воздуха или воды?
   Хэлси ненадолго оставил весло, присел и погрузил руку в воду.
   - Смотри. Ты что-нибудь видишь? - спросил он.
   Гвендолин целую минуту честно пыталась углядеть в воде что-нибудь необычное, но в конце концов сдалась:
   - Нет, ничего.
   - Вот именно, - горько вздохнул Хэлси, снова взявшись за весло. - Вода не отзывается мне. С воздухом дело обстоит немногим лучше. Мой дар настолько слаб, что не позволяет даже учиться. При этом мой отец - один из самых сильных магистров, мать была героиней, а я... я просто болтаюсь по Цитадели и делаю вид, что чем-то занят. Другие адепты называют меня Слабак Хэлси, когда думают, что я не слышу. Впрочем, некоторые не стесняются повторить это в лицо. Так что из нас двоих я куда больший неудачник, Гвендолин!
   - А ты никогда не хотел заняться чем-то другим? - спросила Гвен, не зная, как его утешить.
   - Но я из семьи магистров, - непонимающе уставился на нее Хэлси. - Я могу быть только магом.
   Что за дурацкий город! - подумала Гвен. - Он набит устаревшими правилами и предрассудками, как ментальная лавка старьевщика!
   Заметив ее недоумение, Хэлси пояснил, что ни одна гильдия не согласится взять в подмастерья волшебника. Мало ли какие последствия могут быть. Вдруг ваша собственная лодка превратится в хища и покусает вас, или амбар с зерном отрастит крылья и улетит восвояси.
   Некоторое время они плыли молча. Потом Хэлси спохватился:
   - О чем ты хотела просить моего отца?
   - Нам нужно починить Дарта... то есть наш флайер. Кстати, ты не поверишь - он ожил! Когда он вчера вдруг решил поболтать с нами, нас чуть инфаркт не хватил!
   Хэлси воспринял эту новость с завидным спокойствием.
   - Мало что остается прежним, побывав в стенах Цитадели, - улыбнулся он.
   - Хочешь сказать, что нам еще повезло? В общем, мы должны его починить, а у меня здесь нет даже необходимых инструментов! И эти два оболтуса, Марк с Серым, совсем заигрались в солдатиков и ничем не хотят мне помочь! Мы уже потеряли уйму времени!
   Ее спутник, казалось, задумался:
   - С инструментами отец вряд ли тебе поможет. Он не очень-то шарит в механике. Знаешь, что? Давай лучше я отведу тебя к гномам. Только не сегодня.
   - В этом городе есть гномы? - удивилась Гвен. - Я ни одного не видела.
   - Ну, они не очень-то общительны. Но некоторых из них я хорошо знаю. Я познакомлю тебя с ними завтра, только оденься поярче.
   Больше о делах они не разговаривали. День, начавшийся так неудачно, закончился для Гвен неожиданно приятной прогулкой. Когда Хэлси учил ее управляться с веслом, она вдруг заметила, какие у него симпатичные светло-карие глаза и надежные крепкие ладони. И он совсем не рассердился, когда она нечаянно заехала концом весла ему прямо в лоб.
   В то время как Гвендолин любовалась симпатичными пряничными домиками и кувшинками, Хэлси украдкой посматривал на нее. Еще никогда ни одна девушка не казалась ему такой красивой. Солнце превратило ее волосы в золотой плащ, глаза сияли, как солнечные блики на воде. Можно предположить, что Гвен привлекла его своей необычностью: ведь прочие фрисдамки старательно прятали косы под чепцы и при встрече робко отводили глаза. Или просто дело было в том, что она стала для него той единственной девушкой, после встречи с которой всякие сравнения вообще теряют смысл.
   Вернув лодку законному владельцу, они немного прогулялись по городу. До сих пор у Гвендолин не было времени, чтобы рассмотреть Фрисдам получше. Они прошлись по бульварам и забрели в отдаленный парк, где одуряюще пахло липовым цветом. В центре сквера находилась маленькая площадь, на которой мирно журчал фонтан в круглой чаше из тесаного гранита. Вокруг носилась беззаботная мелюзга, перебрасываясь цветными мячами. Разумеется, вскоре половина мячей оказалась в фонтане. Детишки притихли. Каменная чаша была довольно широкой - не дотянуться. Наверняка среди ребят нашелся бы сорванец, не боящийся купания в одежде и родительского гнева, но в этот раз им не пришлось искушать судьбу. Хэлси сделал одно движение кистью - мячи выскочили из воды и закружились в воздухе к вящей радости детей.
   - Такая магия мне больше по душе, - призналась Гвендолин.
   - Что ж, когда меня выгонят из Цитадели, я всегда смогу присоединиться к какой-нибудь бродячей труппе, - волшебник усмехнулся, но его голос звучал как-то невесело.
  
   Глава 10
  
   На следующий день Хэлси сдержал свое обещание.
   Вообще-то исконные, правильные гномы жили в горах к востоку и к югу отсюда. Но иногда в их семьях рождались бунтари, полагающие, что мир взрослого гнома не должен ограничиваться родной пещерой. Такие ребята обычно с ранних лет проявляли интерес к торговле и старались воспитать в себе достаточно широкий кругозор для общения со странными верзилами, живущими на поверхности земли. По словам Хэлси, в других городах к гномам относились без особой приязни, как к странным задиристым коротышкам. Фрисдам был куда более либерален в этом отношении. Фрисдамцы, живущие на обочине широченной дороги, именуемой Северным морем, чего только не навидались за свою жизнь. Это сформировало у них любопытство ко всему новому в сочетании со здоровой практичностью. Среди горожан бытовала поговорка: мол, что море ни принесет, все к добру. Хорошего купца здесь стали бы уважать, будь он даже "подгорным шпендиком".
   Даже во Фрисдаме гномы селились обособленно и старались держаться вместе, но здесь по крайней мере никто не громил их странные приземистые дома, никто не мешал им по вечерам собираться и петь свои песни.
   До сегодняшнего дня Гвен еще не бывала в Гномьем квартале. Их жилища напомнили ей старинные коттеджные поселки: здесь преобладали невысокие одно-двухэтажные здания с крошечными палисадниками, спрятанные за глухими заборами. Будто даже выбравшись на поверхность, гномы пытались создать вокруг себя ограниченное пространство пещеры. Вдвоем с Хэлси они прошли в узкую калитку и постучались в низенькую дверь.
   Их пригласили в круглую затемненную гостиную, где вокруг низкого стола прямо на полу были разложены вышитые подушки. Из другой двери мелко просеменил невысокий человечек, карлик... ладно, некое антропоморфическое существо в длинной многослойной хламиде, поверх которой красовалась пышная белая борода, перевитая золотыми нитями. Чувствовалось, что гном изо всех сил старался соблюдать достоинство, но в его блеклых выцветших глазах поблескивало любопытство и настороженность. Гвен вежливо поклонилась, припоминая, что ей рассказывал Хэлси.
   У гномов чрезвычайно тонкий слух, способный уловить шорох летучей мыши в дальнем углу пещеры, так что не следует в их присутствии говорить слишком громко. Зато у них неважное зрение; привыкшие к сумраку подземелий, они неуютно чувствуют себя на ярком солнце. И если ты хочешь, чтобы гном отличил тебя от стены, есть смысл перед разговором нарядиться поярче.
   В комнату вошла молодая гномка с блюдом лепешек руках. Одета она была в такую же хламиду, как у старика, из-под которой виднелись шелковые штаны и вышитые шлепанцы. Ее курчавые каштановые волосы были сколоты драгоценными заколками, светлые глаза, похожие на быстрых серебристых рыбок, с интересом оглядели гостей. Гвендолин сперва подумала, что это дочь старого мастера, оказалось - внучка.
   Спустя полтора часа плавной велеречивой беседы Гвен начала скучать. Да, Хэлси предупреждал, что гномы - довольно церемонные создания и не любят спешить, но не настолько же! Юная гномка тоже не принимала участия в беседе. Она молча улыбалась и бесшумно сновала туда-сюда, чтобы поставить на стол очередное угощение. От непривычного сидения на подушках ноги Гвен зудели, будто их искололи иголками, а про инструменты для починки флайера до сих пор не было сказано ни слова! Она незаметно толкнула Хэлси в бок, надеясь, что слабовидящий гном этого не заметит. Волшебник в ответ украдкой сделал ей страшные глаза.
   - Жаль, что я не успел починить часы магистра Николаса к твоему приходу, - насупился старый мастер, - но у меня сейчас так много заказов...
   - А что за часы? Может быть, я смогу помочь? - встрепенулась Гвен, изнывая от нетерпения.
   - Гвендолин действительно разбирается в механизмах, - поддержал ее Хэлси.
   Глаза у гнома насмешливо заблестели, он рассмеялся сухим песочным смехом:
   - Девочка, это механические часы, а не какая-то примитивная клепсидра!
   - Отлично! - Гвендолин, от которой родители в детстве прятали ценные бытовые приборы, чтобы уберечь их от ее любопытства, сразу оживилась. - Что у них за механизм? Маятниковый или пружинный?
   Кажется, только сейчас старый гном действительно ее увидел. Подумав немного, он хмыкнул:
   - Это интересно. Пожалуй, мы с тобой сможем помочь друг другу. Сначала починим часы, а затем возьмемся за твою самоходную повозку.
   Он снова усмехнулся, глядя на изумленное лицо девушки. Хэлси выглядел очень довольным.
   - Неужели ты думаешь, что мы, "подгорные кроты", не знаем, что происходит в городе? О вашей троице судачит весь квартал. Здесь нет ни одного гнома, который не мечтал бы хоть глазком заглянуть в старую конюшню у Роттерских ворот.
   - Какой же вы хитрец, господин Питреиникобус, - сказал Хэлси без малейшей запинки и улыбнулся.
   Гвендолин знала, что имя гнома может рассказать о многом: где он родился, к какому клану принадлежит и чем занимается. Хэлси также рассказывал, что гномы очень бережно относятся к своим именам и не раскрывают их чужим людям. "Наверное, чтобы не провоцировать ссоры, - с некоторым ехидством подумала она. - Попробуй-ка повторить такое имечко без подготовки!"
   - Ты можешь называть меня господин Питерс, - сжалился над ней старый мастер.
   - А меня зовут Сондра, - радостно заулыбалась кудрявая гномка. - Надеюсь, ты еще навестишь нас?
   Ее дед что-то хмыкнул, но возражать не стал.
   Сондра снова убежала куда-то вглубь дома и принесла оттуда внушительных размеров сверток, замотанный в узорчатую шелковую ткань. Когда старик бережно развернул мягкие складки, Гвендолин увидела необычайно красивые маятниковые часы из гладкого, как вода, темного дерева. Ей стало любопытно, зачем они понадобились господину Николасу. Большинство фрисдамцев довольствовались башенными городскими часами, которые хоть и не отличались точностью, зато были оснащены подвижными фигурками, разыгрывавшими во время боя целое представление.
   - Некоторые магические опыты должны длиться строго определенное время, - пояснил Хэлси. - Чем точнее, тем лучше.
   Мастер Питерс тем временем снял заднюю крышку часов, и они погрузились в изучение зубчатых колес и стрелочного механизма. Для Гвендолин это был самый счастливый день за последние две недели.
   ***
   Утром на тренировке, воспользовавшись краткой передышкой, Сергей отвел Марка в сторону.
   - Тебе не кажется, что мы должны позаботиться о Гвен? - спросил он.
   Марк смутился. Он видел, что жизнь Гвендолин во Фрисдаме складывается не так радужно, как у них. Да, нелегко приходилось женщинам в эпоху Нового времени! Здешний уклад жизни часто напоминал Марку именно этот исторический период. Ни тебе собственной мастерской, ни высшего образования и почти никакой свободы.
   - Кое-о-чем я позаботился. Думаю, ты не будешь возражать, что я представил Гвендолин госпоже Вагенбур как свою сестру?
   - Сестру?! - Сергей вытаращил глаза. - А... Гвен согласна?
   - Понимаешь, для здешних людей непривычна мысль, что девушка может жить одна, сама по себе. Пусть лучше думают, что она моя сестра, - пояснил Марк, смутившись пуще прежнего. - А Гвендолин я сам все объясню.
   Мимо пробежала Райна, ловко крутанулась на одной ноге, взметнув фонтанчики песка.
   - Эй, чего заснули? - крикнула она на бегу. - Ну-ка вперед!
   Сергей проводил девушку внимательным взглядом. Стройная загорелая фигурка, не сбавляя хода, пробежала по бревну, уклонилась от раскачивающегося мешка с песком и ловко парировала удар Дирка, подкравшегося сзади. Она была великолепна. Единственным недостатком внешности северянки, по мнению Сергея, были острые кулаки, которые она не стеснялась пускать в ход.
   - Тебе нравится Райна? - спросил он прямо.
   Марк вспыхнул. Райна в последние дни частенько отводила его в сторону для разговора. Они обсуждали разные идеи, как вернуть ее кольцо. Но Сергею ведь не объяснишь, что дело в общем секрете, а не в какой-то там романтике!
   - Я поговорю сегодня с Гвен, - пообещал он, нарочно проигнорировав нелепый вопрос.
   Пирс уже что-то орал им с другого конца площадки.
   Когда вечером Марк постучал в комнату Гвен, девушка сосредоточенно чистила щеточкой внутренности сломанной кофемолки. Встреча с мастером Питерсом неожиданно принесла ей финансовую пользу. Убедившись в ее способностях к механике, тот передал ей часть своих заказов на починку некоторых вещей. Гномы не разделяли повсеместного увлечения водяной магией, зато были сами не свои до всяких механических придумок вроде коврочисток, яйцерезок и прочих пылесборников. К своим изобретениям они относились очень бережно, передавали их по наследству и при случае чинили у мастеров вроде Питерса. Подработка для Гвен была кстати, к тому же это занятие было куда интереснее, чем возня с треклятыми булками, чтоб им сгореть!
   Когда Марк известил ее о том, что у нее внезапно появился брат, девушка только улыбнулась и подумала, как это похоже на Марка: так внимательно оценить все нюансы ситуации и даже предугадать возможные неприятности! Им с Сергеем это и в голову бы не пришло! Тем не менее, от финансовой помощи "братца" Гвен решительно отказалась.
   - Я только что выставила отсюда Хэлси с таким же подарком, - засмеялась она, протягивая Марку обратно его кошелек. - Он сказал, что магистр Николас очень беспокоился, когда я оставила работу у Беккеров. Еле-еле смогла его убедить, что у меня все в порядке.
   - Но если нам удастся добыть инструменты, у тебя куча времени будет уходить на починку флайера! Без него нам не выбраться отсюда. Ты не сможешь целый день возиться с гномскими погремушками, - Марк кивнул на разобранную кофемолку. - Так что будет справедливо, если мы с Сергеем возьмем на себя остальные проблемы.
   Гвендолин только вздохнула. Иногда Марк был так безупречно логичен, что ей хотелось его стукнуть. В конце концов они сошлись на том, что Марк как "брат" будет платить за комнату госпоже Вагенбур, а в остальном Гвен вольна делать, что пожелает.
   Она сама не до конца понимала, почему вдруг так настойчиво принялась отстаивать свою независимость. Ей не все нравилось в этом волшебном городе и не хотелось во всем под него подстраиваться. Похоже, свободная жизнь здесь была возможна только для таких, как Райна: смелых, решительных женщин, готовых всегда дать сдачи. Но этот путь не для нее...
   Когда после ухода Марка к ней заглянул второй приятель, Гвен уже догадывалась, о чем пойдет речь, однако Сергею удалось ее удивить. Он некоторое время слонялся по комнате, наполненной сиреневыми сумерками, потрогал разложенные на столе детали (что ее всегда ужасно бесило), а потом вдруг выпалил:
   - Гвен, выходи за меня замуж, - и отчаянно покраснел.
   Ей понадобилось несколько минут, чтобы осознать услышанное.
   - Серый, ты обалдел? - изумленно спросила девушка, когда немного пришла в себя.
   - Ну, мы же должны о тебе позаботиться, - буркнул он.
   На душе у Гвен вдруг стало так легко, что ей хотелось засмеяться, но она боялась обидеть Сергея. "Дружба, - подумала она, - это такое теплое чувство, словно тебя укутали в мягкое одеяло".
   - Вы и так обо мне заботитесь. Иногда я думаю: какое счастье, что мы попали сюда втроем! Одна я бы здесь спятила, точно.
   Сергей тоже повеселел. Они зажгли лампу, принесли в комнату поднос с чаем, позвали Марка с Райной и устроили Настоящую Дружескую Вечеринку, на какое-то время выбросив из головы все беспокоившие их проблемы.
   ***
   Мастер Питерс сдержал слово и вскоре лично наведался в конюшни. С ним пришел еще один гном, господин Ламмердикоэрт, или просто Ламкорт. Мастер Питерс рекомендовал его как отличного товарища и разностороннего специалиста. Ламкорт тридцать лет отработал в шахтах и знал все о штреках, горизонтах и желобах. Можно сказать, он грыз горы, как сухарики. А потом вдруг затосковал, купил корабль и заделался торговцем. В общем, он был незаурядным человеком. То есть гномом.
   Мастера принесли с собой длинный ящик с инструментами, при виде которых Гвен захлопала в ладоши, а Дарт сделал слабую попытку упасть в обморок. И работа по восстановлению флайера началась.
  

Оценка: 7.42*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"