Волк Анастасия Александровна: другие произведения.

Мир для чудовища. Часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение будет в течении 10-12 дней

  Часть 2.
  
  Поперек известным изречениям философов,
  писателей и им подобных, мир уничтожили
  самые светлые чувства и желания.
  Любовь, дружба, сочувствие, преданность.
  Ну еще капелька гордыни, смешанной с завистью,
  но два последних чувства были соломинками
  на уже ломающейся спине верблюда.
  (Из дневника Эрианы Морт)
  
  
  Глава 1.
  Все имеет начало.
  
  спустя 4 года.
  
  Самолет замер, перестав наконец вибрировать из-за силы работающих двигателей и артефактов. Крылатый транспорт до сих пор делали исключительно на двойной системе - магия и механика. Слишком много было аварий из-за всяких уникумов. Выбирая между постоянным экипажем из пяти магов воздушников, способных дотащить на своей силе самолет любого размера и установкой воздушно-реактивных двигателей, компании, логично, выбрали второй вариант.
  Город за окнами не радовал. Здесь все еще царствовала зима. Снега, конечно, уже не предвиделось, но небо оставалось затянутым тяжелыми, низкими тучами, было слякотно и промозгло. Ветер в Лароне в это время года, всегда отличался сильными и очень холодными порывами. Иногда казалось, что он способен за секунду проморозить насквозь. Я целых четыре года пряталась от этого холода по разным странам и материками. Отвыкла уже. И с удовольствием продолжала бы жить так дальше. А чем плохо? Кожа загорела до цвета молочного шоколада, волосы выгорели до белизны. Шрамы практически исчезли, появились приятные лишние килограммы, в стратегически важных местах.
  А самое главное - на моем счету оставалась огромная сумма денег. Я так и не сумела прогулять даже третий от заработанных средств.
  Возвращаться откровенно не хотелось. После памятного вечера, когда я рассказала и показала все, что произошло, мы с девочками практически не общались. Мне звонили, писали, но я игнорировала большую часть оставленных сообщений. Не потому, что было стыдно или страшно. Эмоции давно притупились. Но мне совершенно не хотелось возвращаться к прошлому. Снова видеть и слышать тех, кто стал немым напоминанием пережитого ужаса. Однако, прятаться рано или поздно надоедает. Приходится встречаться лицом к лицу с собственными кошмарами. Вот и мой побег вынужденно закончился. А причиной всему было то, что работать абы где не хотелось, занять место по специальности мешал все тот же, старый, закон, а ничем не заниматься вообще... без цели моя жизнь быстро превращалась в существование ленивого овоща. Но финальной точкой стало письмо Миры.
  "Эриан, я пишу потому, что ты должна знать. Мы подобрались очень близко. Больше ждать не будем. Тебя никто не обвинит, если ты не приедешь".
  Никто не обвинит.
  Никто.
  Как я ее ненавижу...
  Ларон встретил меня не очень гостеприимно. Но я другого и не ожидала. Покинув аэропорт, я зябко закуталась в большой платок, купленный специально для этого момента и двинулась в сторону парковки для такси. Сегодня и завтра меня ждут очень тяжелые дни. Во-первых, я хочу поменять квартиру. Еще неделю назад, предчувствуя грядущее, наняла толковых ребят для того, чтобы они погрузили все мои вещи. Плевать кто там к чему прикоснется. Не хочу возвращаться в свою клетушку с темными северными окнами. Теперь же нужно было объехать пару-тройку адресов, которые мне прислали из риэлтерского агентства. Большие деньги сильно облегчают жизнь. После выбора новой квартиры, меня ожидало куда более серьезное испытание - целитель души. Три раза ХА! Тут даже подкупить кого-то не получилось - перед выходом на работу было необходимо заключение специалиста о том, что я держу себя в руках и способна заниматься охранной деятельностью. Причем не просто левая бумажка с печатью, а документ, заверенный целителем, имеющим государственный диплом высшего образца. Такие получают белую зарплату достаточного размера, чтобы не рисковать, беря взятки. Нет, возможно, конечно, для того, чтобы отлупить своих подруг, мне не потребуются никакие заключения врачей, однако дальше-то я работать планирую. Как только выбью всякую дурь из тупых голов.
  Уже сев в машину, я вытащила новый говорун и набрала сообщение, наполненное весьма нехорошими эмоциями:
  "Я вернулась. Через три дня буду. Новый адрес скинь".
  Да, Мира и Тэльма потратили свой заработок весьма предсказуемо. Теперь у нас был новый дом. Зная паранойю Тэльмы - там десятка два тайных проходов, настоящий бункер под землей и тайная взлетная площадка на крыше. Прежня Мира не позволила бы подруге обустроить рабочее место таким образом, но после того, что я показала девушкам, начальница стала не против любых степеней защиты. Эх. Сдается мне, минимум месяц потребуется, чтобы привести в нормальное состояние все установленные артефакты.
  
  ***
  
  Всегда наивно полагала, что нет ничего скучнее похода по магазином. Оказалось, есть - поиск квартиры. Даже не смотря на то, что у меня практически не было требований, кроме: никакого розового цвета, качественная крепкая мебель и большие светлые окна, беготня по адресам заняла не менее пяти часов. Наверное, главной причиной стало то, что последним, но самым важным требованием было практически полное отсутствие магической техники или артефактов. Так что лишь глубокой ночью я смогла подписать нужные документы и упасть на кровать, мерзко похрустывающую упаковочной пленкой. Но спокойно поспать мне не дали.
  Проснулась я резко, как будто кто-то включил в голове свет. Рывком села, пытаясь понять, в чем причина беспокойства. И поняла. Кто-то едва заметно звенел посудой на кухне.
  Даже интересно, какой безумец влез в квартиру хелса? Или тут бродяга, привыкший к тому, что жилье пустует? Я ведь даже чехлы с мебели не сняла, и коробки еще не привезли. Будет сейчас сюрприз кому-то.
  Я встала с кровати и медленно двинулась на кухню, ступая так тихо, как только могу. Благо тут ковры везде, так что звук шагов гасится автоматически. Да и намусорить еще не успела - обычно я не сильно утруждала себя уборкой и весь пол, рано или поздно, оказывался завален хламом.
  Хотелось зайти на кухню с видом очень довольного кота, желающего поиграть с неожиданно пойманной мышкой, однако, когда я увидела КТО хозяйничает у плиты, кровожадная ухмылка исчезла с моих губ.
  Это был тот самый демон. Во все той же черной полностью закрывающей тело одежде. И даже во все тех же перчатках. Интересно, у него один комплект на все случаи жизни? Хотя, если вспомнить, в первый раз на нем была обычная одежда, не считая перчаток.
   Мне бы испугаться. Закричать, возможно упасть в обморок. Но вид очень опасной твари, мирно варящей кофе, как-то сбивал с толку.
  - О, уже проснулась? Доброй ночи, прости, что вломился в твое новое гнездышко, - мужчина поднял голову и улыбнулся мне.
  - Э? - на что-то членораздельное меня не хватило.
  - Да, знаю, это все довольно странно, но я решил, что нам нужно поговорить. И, клянусь, никакого вреда не принесу. Садись, думаю, ты не будешь против кофе и булочек с яблочным повидлом.
  Вот уж не думала, что меня можно удивить сильнее, но незнакомцу это удалось. Булочки с повидлом? Он знает, что я люблю?! В полном молчании, я опустилась на стул, не сводя взгляда с мужчины. Может еще сплю?
  - Мы оба раза неправильно начинали знакомство. И если во втором случае это было оправдано сложившимися обстоятельствами, то в первый - целиком и полностью моя вина. Итак, начнем с чистого листа. Мое имя - Рэйдон. И как ты уже поняла, что я не совсем человек. Или совсем не человек, с точки зрения хелса.
  - Это было сложно не заметить, - голос немного дрогнул, - ну, думаю, существо, которое знает, где я бегаю, какие булочки люблю и с какими специями пью кофе, прекрасно осведомлено и о моем имени. Ну ладно, будем соблюдать формальности. Меня зовут Эриан. Эриан Морт. Теперь, когда мы знакомы, мне было бы любопытно узнать, что ты делаешь на моей кухне? Помимо того, что варишь кофе.
  - Ну, по старой традиции, - мужчина поставил передо мной чашку и тарелку с булочками, - я пришел предупредить тебя о возможной беде. Не нужно быть всевидящим, чтобы понять: твои девочки опять задумали смертоубийственную операцию. И, судя по тому, что ты вернулась - тебя они втянут тоже.
  Я на полном автомате взяла чашку с кофе и сделала маленький глоток.
  - Эм... извини, но на кой черт ты это делаешь? Ну, то есть, судя по всему, ты на стороне злодеев. Ты - монстр, ты повелевал теми, кто убил моих друзей, почти убил меня. И при этом ты пытаешься играть роль хранителя. Мое непонимание ситуации по шкале из десяти побило все рекорды.
  - Ну, не очень тактично называть меня монстром. Мена родила человеческая женщина, от человеческого мужчины. А все остальное - напыление, так сказать. Ну а если серьезно, - мужчина сел напротив и скрестил руки на груди. По хищному лицу скользнула странная и очень многообещающая улыбка, - я уже говорил тебе, что у всех нас есть свои хозяева. Я не могу не слушаться их приказов, но я могу форсировать события в процессе. Так что я поступил против правил и показался тебе первый раз, не дал тебя убить во второй и варю кофе сейчас. Я не хочу, чтобы ты погибла. Считай это прихотью старого существа.
  Существа. А человеком он сам себя не называет.
  - Старого? Ладно, допустим. Но меня не отпускает чувство подвоха. Неужели все это только из-за красивых женских глаз? - я криво усмехнулась и сделала еще один глоток.
  - Не только, тут ты права, хотя глаза у тебя и правда красивые, - ухмылка на губах мужчины стала совсем плотоядной. И это вызвало двойственное ощущение, - мы с тобой знакомы намного дольше, чем ты думаешь. Хотя ты вряд ли помнишь. Ты была очаровательным ребенком с голубыми ленточками в косичках. И очень любила поливать мамины цветы. Очень. А она никак не могла понять, почему у нее все время плавают горшки в поддонах.
  Я не поперхнулась только потому, что было невозможно удивиться еще сильнее. Но... что он вообще говорит? Это как? Что за бред?!
  - Да, все именно так, ты не ослышалась. Эта история началась намного раньше, как я уже сказал минуту назад.
  - Зачем ты это рассказываешь? Ладно, предупреждение я понимаю. Кофе - ну допустим. Но все остальное - это не логично.
  - А ты всегда поступаешь только логично? - мужчина хмыкнула, - Эриан, допусти на секунду, что я просто хотел посидеть с красивой девушке и выпить по чашечке кофе.
  - Который ты не пьешь, - заметила я.
  - На то, увы есть причина. Красивая чашка, а придется ее уничтожить, если я выпью.
  - Боишься, что я наведу заклинание с помощью твоей слюны? - я невольно рассмеялась.
  - Нет. Увы, но тут я ничего рассказать не могу. Ладно, златовласка, - мужчина начал медленно подниматься. Странно, но я снова поймала себя на мысли, что каждое его движение тщательно контролируемое. Он будто сдерживает себя, - мы засиделись, а тебе нужно хорошо выспаться, ведь завтра тебя ждет испытание целителем души. Не убей его, а то тебе не засчитаю посещение, поставив в черный список. Придется распрощаться с работой.
  - Хорошо посидели, надо будет повторить, - я, криво усмехнувшись, поднялась на ноги, - твое предупреждение я поняла. И хочу сказать, что не намерена снова идти за Мирой.
  - Очень рад этому. И да, приглашение я услышал, может заскочу, однажды ночью, - Рэйдон азартно подмигнул мне и... растворился в воздухе. Только открытое окно и чашка на столе, вкупе с булочками, свидетельствовали о том, что только что здесь был кто-то, кроме меня.
  Я обессиленно упала обратно на стул и снова взяла в руки чашку. Нет, зря я сюда вернулась. Первая же ночь. Нет ну серьезно - первая же ночь началась с такого... мммм... не буду материться. Но... плин... что за бред происходит в этом городе?!
  Я со стоном ударила головой о стол, громко звякнув стоящей на нем посудой. Хочу обратно. Туда где солнышко, а я в состоянии убить любого незваного гостя. А вообще, железные у меня все-таки нервы. Тут надо бы в истерике биться, а я полулежу на кухонном столе и собираюсь иди снова спать. И это все без алкоголя или успокаивающей магии.
  Ладно, спать так спать. Мысли уж больно нехорошие в голову лезут, чем дольше я думаю о том, что произошло. Одно теперь точно ясно - я ни при каких условиях не соглашусь участвовать в великом плане мести. Если девушки будут усердствовать, придется покопаться в их мозгах. Неприятно, но не смертельно. Пусть лучше потом меня возненавидят (а они возненавидят, если узнают). С этим чувством я уже давно научилась жить.
  Добравшись до кровати, я с наслаждением упала на мерзкую шелестящую поверхность. Может все-таки снять этот мусорный пакет с матраца? Нееееееее... мне лень.
  Проснулась я по будильнику. Если кто-то думал, что после ночного ужаса мне было тяжело уснуть, то он жестоко ошибался. Во-первых, ужас был не таким уж ужасным (простите за каламбур), даже не смотря на то, что незваным гостем оказался монстр. Падки мы, женщины, на образы злодеев. Особенно таких... так что мысли у меня после этой встречи вертелись какие угодно, но не панические. Настроение портила только грядущая встреча с целителем души.
  Собралась я быстро, благо тут были почти все нужные мне механические удобства, а одежду я привезла с собой из отпуска. Проверив говорун, я обнаружила сообщение от Миры с адресом и письмо от загадочного целителя, который спрашивал, в силе ли наша встреча. Пошел он к лешему. Но ответить пришлось - да. Вот почему-то уверена на сто процентов, что это будет женщина. Такая - с идеальными ножками, в костюме от именитого модельера, и стопкой дипломов из различных учебных заведений. Классический тип целителей души: полное отсутствие личного опыта, зато целая куча прочитанных книг.
  Мысленно накручивая себя все сильнее и сильнее, я мрачно долила в чашку с кофе приличное количество рома. Вышло на редкость мерзко - алкоголь, оставленный в баре, был явно низкого качества и сильно отдавал спиртом. Пришлось допивать получившийся напиток залпом - не смаковать же такое пойло.
  Кабинет нужного мне "мастера" души находился в одном из пафосных целительских центров. Интересно, почему меня отправили именно туда? Возможно, ставку сделали на защиту. В таких местах сеть артефактов не хуже, чем в некоторых фамильных дворцах. Теоритически, целитель может не бояться клиента, с какими бы намереньями он не пришел. Бу-га-га.
  Закончив со сборами, я быстро натянула туфли, приготовленные еще вечером и побежала к лестнице. Внизу ждала машина такси. За время отдыха я успела отвыкнуть от вождения и, если честно, даже не думала о том, чтобы обзавестись личным транспортом. Мою старую лошадку продали через полтора года, после того как я покинула страну. Я решила, что нет смысла оставлять ее пылиться в закрытом гараже - пусть лучше послужит кому-нибудь. Не смотря на то, что денег теперь было, мягко говоря, много, и я могла позволить себе хоть эксклюзивный личный автомобиль, почему-то не хотелось привязываться к этому городу. Квартиры более чем достаточно.
  Дорога не заняла много времени. Один из главных плюсов того, что жила я теперь практически в центре. Эх, а я была бы не против затянуть поездку как можно сильнее. Терпеть не могу целителей души. Нет, они, конечно, оказывают серьезную помощь простым людям, но я, во-первых, чертов хелс, а во-вторых, половина моей жизни - калейдоскоп ужасов, убийств и жестокости. И нет, я такая не потому, что мама слишком туго пеленала меня в детстве, а папа бил ремнем. Пустить кого-то постороннего в собственную голову? Угу. Счазззз.
  Я со вздохом выползла из такси, быстро поправляя короткое голубое платье. Затем, бодро цокая длинными шпильками, двинулась в сторону входа в огромное, многоэтажное здание из стекла и камня. Бывают моменты, которые просто нужно пережить.
  - Доброго дня, вам назначена встреча? - накрученная куколка с неестественными золотыми кучеряшками, работавшая здесь на ресепшн, профессионально улыбнулась и с наигранным вниманием уставилась мне в глаза.
  - Да. Меня зовут Эриан Морт. Я пришла для прохождения проверки, позволяющей продолжить работу в охранном агентстве, - моя улыбка была не менее искусственной, правда она быстро перешла в настоящую, как только тень страха пробежала по лицу куколки.
  - Одну минуту, - девушка быстро пробежала пальчиками с идеальным маникюром по кнопкам говоруна, мысленно поговорила с незнакомым мне человеком и снова улыбнулась.
  - Мастер Шэйлин Кэвэрон готова вас принять. Четвертый этаж, кабинет номер восемьдесят три.
  - Благодарю, - я кивнула головой и двинулась в сторону лифта. Кажется, не ошиблась я насчет своего "целителя". Девушка с таким именем и в таком месте, скорее всего, будет самым шаблонным мастером души, которого только можно было себе представить
  Но я все-таки немного ошиблась. За тяжелой, насыщенной магией дверью, меня ждала классическая стерва неопределенного возраста. На первый взгляд ей было не меньше сорока, хотя на коже не было ни единой морщинки. Изящная, красивая женщина, с угольно черными волосами длиной до подбородка, с профессиональным макияжем, над которым потрудился не самый последний мастер, в строгом, жемчужно-сером костюме под цвет больших раскосых глаз. Черты лица немного не правильные, но запоминающиеся - резкие скулы, острый подбородок, идеально прямой тонкий нос, губы чуть больше, чем того требовали каноны красоты, но этот нюанс ловко скорректировали различные оттенки помады. Шэйлин сидела в большом, мягком зеленом кресле, перед ней стоял диван того же оттенка, за спиной возвышался громадный книжный шкаф. Но на этом все - ни ковров, ни картин, даже люстры не было. Странная обстановка для проведения сеансов целительства.
  - Доброго дня, - я улыбнулась женщине и, закрыв дверь, направилась к дивану.
  - И вам доброго, - Шэйлин встала и протянула мне узкую ладонь с длинными, но не очень красивыми, узловатыми пальцами, - я рада, что вы наконец решились на посещение целителя души. Мое имя Шэйлин Кэвэрон, меня назначили вашим куратором.
  - Эриан, - я пожала руку, - надеюсь, наша встреча будет единичной и не сильно затянется. Думаю, вы и сами понимаете абсурдность ситуации. Хелса бесполезно лечить разговорами, а физическую коррекцию мы способны провести сами.
  - Присаживайтесь, - женщина явно проигнорировала мое замечание.
  Я послушно опустилась на диван, не забыв предварительно проверить его на спрятанные заклинания.
  - В чем-то вы, несомненно, правы, - женщина тепло улыбнулась, - хелсам не нужны целители души, так считает больше половины жителей этой планеты. Но дело в том, что моя, и не только моя, практика показывает, что ваш механизм уничтожения своих проблем слишком разрушителен и не несет реальной пользы для психики. Скорее наоборот. Во-первых, вы можете считать исходной точкой исключительно тот возраст, в котором вы начали учиться. С этой модели вы рассчитываете свое здоровье и отслеживаете изменения. Таким образом, изначальные детские травмы и врожденные патологии остаются без коррекции. Во-вторых, излишняя самостоятельность загоняет вашу личность в тупик развития. Не мне вам объяснять, что далеко не от всех эмоций легко избавиться, без вреда для других функций мозга. Вам, особенно вам, нужны целители души для того, чтобы не перегореть. Но методика лечения в подобных случаях разительно отличается от стандартной. Мы с вами постараемся определить источники возможных проблем, затем создадим систему их исправления. Никаких лекарств или вмешательств извне. Только ваши личные способности и мой небольшой контроль.
  Чем больше говорила женщина, тем больше мне хотелось схватить ее за волосы и ударить пару раз головой об колено. Причина такой агрессии была не в том, что меня бесили ее слова. Была в них правда - чего скрывать. До зубовного скрежета раздражал сам голос целителя, то как Шэйлин разговаривала со мной. Как с маленьким, душевно больным ребенком-дауном.
  - Хорошо, - я откинулась на диване, дезактивировав последние неприятные сюрпризы его системы артефактов, - с чего вы предлагаете начать? Не поймите меня неправильно, но я бы хотела получить возможность, как можно раньше выйти на свою работу.
  - Ну, начинать принято с начала. Расскажите о своем детстве.
  - Боюсь, если так тщательно подходить к данному вопросу, это займет очень много времени, - осторожно заметила я. Нет, я конечно понимаю, что дамочка на мне сейчас деньги зарабатывает, но надо хоть какую-то совесть иметь.
  - О, не волнуйтесь. Весь этот день отведен только для вас. Если устанете или проголодаетесь - только скажите, - Шэйлин снова улыбнулась, демонстрируя белоснежные, ровные зубы.
  Я и не волнуюсь, куколка. Я злюсь.
  - Хорошо. Итак, родилась я в не самой бедной семье самого бедного квартала города. Южного квартала. Улица Арии Эро. Моя мама была милой, доброй женщиной с небольшим даром к стихии земли. Она зарабатывала, выращивая растения. Отец был слабеньким целителем, специализирующимся на остеопатии. В целом они хорошо зарабатывали. У нас был свой дом, еда, одежда. В таких местах многие и о половине подобного не мечтают.
  По ухоженному лицу женщины пробежала легкая тень эмоций. Она испытывала едва заметное презрение к низшим классам, к их образу жизни.
  - Ваши родители имели какие-нибудь вредные привычки?
  - Вы о том, пили ли они и принимали ли наркотики? Нет. У нас была крепкая семья любящих друг друга людей, - я иронично улыбнулась, - поверьте, среди бедняков, намного меньше зависимых. У них, во-первых, нет на это денег, во-вторых, когда пытаешься выжить и при этом обеспечить семью, не хватает времени на всякие глупости. Эта гадость или для разбалованных детишек богатых родителей, или для скучающих элитных домохозяек, ну или для тех, кто давно сдался. В нашей семье, как вы уже поняли, не было ни первых, ни вторых, ни третьих.
  Я не просто так построила свой ответ таким образом. Хотелось незаметно ткнуть эту стервочку в тот факт, что ее и ей подобных, я считаю куда менее достойными людьми, не стоящими и мизинца самого плешивого бедняка из родного мне квартала. Но, как часто бывает с не самыми умными, или слишком высокомерными - чересчур тонкий укол прошел мимо.
  - А кто в вашей семье был главным? - со все той же успокаивающей интонацией спросила Шэйлин.
  - Никто. Папа был защитой от внешних проблем, мама - от внутренних. Они не ругались, не били посуду, не дрались. Если одному было плохо, второй делал все, чтобы облегчить груз. Такой любви я больше никогда и ни у кого не видела.
  - То есть ваше детство было полностью счастливым? И нет вообще ни одного дурного воспоминания? Простите, но это немного неправдоподобно.
  - Дурные воспоминания есть, но они никак не связаны с семьей, - я пожала плечами, - я была очень красивым ребенком. Видите ли, блондинка я от природы, цвет глаз и черты лица никогда не корректировала. Так что вы должны примерно представлять, как на меня смотрели люди, - еще один укол в сторону явно подправленной внешности "целителя", - а в бедных районах всегда было много тварей, любящих легкую наживу. Если бы вы знали, сколько педофилов при деньгах готовы заплатить за такого ребенка, которого еще и никто не будет искать, вы бы не смогли спать ночью. Меня не один раз пытались похитить. Благо во мне рано начала просыпаться сила целителя, так что благодаря ней и действиям окружающих, преступники каждый раз уходили ни с чем.
  - Ваши родители обратились в полицию?
  - О, да вы наивны, - я невольно рассмеялась, - почти все бордели этого города набиты девушками и юношами из бедных кварталов. Это, не говоря уже о частных заведениях и персональных рабах. Если вы думаете, что все эти несчастные сами выбрали подобный образ жизни, вы, мягко говоря, серьезно заблуждаетесь. Хотя не буду спорить, такие тоже есть. Давайте откровенно, люди без магии, не имеющие богатых родителей, не представляют интереса для властей. Бесполезные члены общества, пригодные лишь для удовлетворения потребностей более достойных лиц.
  Кажется, Шэйлин была готова пуститься в спор, возможно даже начать доказывать мне, что по закону все равны, но додумалась прикрыть рот. Вместо этого, с небольшой паузой спросила:
  - Как ваши родители отнеслись к тому, что вы поступили на специальность хелса? Я так понимаю, судя по второму образованию, вы хотели пойти работать на предприятие, занимающееся разработкой медицинского оборудования?
  - Мои родители никак на это не отреагировали, - покойно ответила я, - когда мне было двенадцать, мой отец погиб при невыясненных обстоятельствах. Позже я узнала, что его нашли в мусорке, накаченного наркотиками. Даже не смотря на заключение патологоанатома, сказавшего, что это явно убийство, полиция поставила штамп - передозировка и закинула дело в архив. После этого мама отправила меня в закрытую школу для целителей, отдав за это все сбережения и продав дом.
  - Как вы думаете, для чего она это сделала? - голос Шэйлин немного оживился. Явно решила, что нашла одну из детских травм.
  - Потому, что боялась за меня. К тому моменту я была уже не плоским ребенком, а начавшей формироваться девушкой. И эта самая девушка, да-да, у меня рано началась гормональная перестройка тела, оказалась без защиты. Мама понимала, что не сможет помочь мне. Возможно что-то еще стояло за ее решением, но одно я знаю точно. Она отправила меня учиться как можно дальше из-за огромного страха потерять дочь.
  - И вы никогда не злились на нее за такое решение?
  - Нет, - я покачала головой и грустно улыбнулась, - я всегда понимала, что поступки моих родителей нацелены только на мою защиту. Да и в новом месте все было хорошо. Я быстро сдружилась с одноклассниками, с преподавателями и остальным персоналом. Никогда не отличалась склочностью или завистливостью, по натуре была робкая и спокойная. Никаких конфликтов или травли не было даже в начале. А после и вовсе появились настоящие, верные друзья.
  - Вы описываете мне какое-то идеальное детство. Подобное бывает невероятно редко, особенно в том месте, где вы выросли. Учтите, артефакты в этом кабинете показывают, когда вы недоговариваете или врете.
  Мдааа... дура дурой. Дамочка, ваши артефакты уже очень давно показывают только то, что я хочу.
  - Тогда вы видите, что я говорю исключительно правду. Но мое детство, действительно, было не столь безоблачно, как может показаться. Смерть отца я пережила с трудом, а потом, в пятнадцать лет узнала, что погибла и моя мать. При тех же условиях.
  - Полиция опять назвала это самоубийством? - с показным сочувствием спросила Шэйлин.
  - Да.
  - Но вы не допускаете возможности того, что это правда? Насколько я поняла, с двенадцати лет вы практически не видели свою мать, поэтому не можете быть уверены.
  - Я видела заключение патологоанатома. И разговаривала с ним.
  - Ошибки случаются у всех.
  Да, например, у твоих родителей случилась одна такая. Теперь вот она выросла и сидит передо мной, все больше раззадоривая дракона. Инстинкт самосохранения еще хуже, чем у Миры.
  - Давайте пойдем дальше. Не вижу смысла обсуждать то, в чем я разбираюсь лучше вас. Ведь за расследование этого дела я взялась самым серьезным образом будучи на третьем курсе. Тогда я уже была первоклассным хелсом, а отчеты патологоанатомов содержат детальные модели всех тел.
  - Тогда почему вы не подняли вопрос о возобновлении дела?
  - Потому, что я уже тогда поняла, что сама найду тех, кто это сделает. И им будет так больно, как никогда и никому ранее, - все это я проговорила с милой улыбкой, и безмятежным взглядом.
  - Вот и первая проблема - ваша ненависть, - заметила женщина, - это очень опасное чувство, особенно если его не отпустить.
  - Вы не правильно поняли, - я покачала головой, - я не ненавижу тех, кого собираюсь убить. Я просто делаю это. В отдельных случаях получая удовольствие от процесса.
  Шэйлин чуть вздрогнула, зрачки еле заметно расширились. Правильно, бойся меня. А ведь ты еще не знаешь, что через пару минут в этой комнате и на твоем теле не будет ни одного артефакта, работу которого я бы не взяла под контроль.
  - Итак, после смерти родителей я продала все оставшееся имущество и закончила обучение в закрытой школе. Денег хватило и на это, и на то, чтобы оплатить первый год в университете. Правда со своими оценками, я все равно рассчитывала, что получится поступить на бюджет и получить стипендию. В некотором плане так и вышло - меня нашли агитаторы компании Медмаг и предложили получить бесплатно два образования, с дальнейшим трудоустройством. От такого я не могла отказаться, так что с радостью приняла предложение. Сам процесс учебы описывать не стоит - я вкалывала до седьмого пота, так как помимо двух высших образований еще и посещала целый ряд всевозможных курсов. И была лучшей. К сожалению, к моменту моего выпуска вступил в силу закон, запрещающий допускать хелсов к разработкам медицинского оборудования. Слишком уж бесконтрольными мы были. Так что я оказалась на улице, с волчьим билетом в кармане и клеймом убийцы на лбу.
  - Наверное, вы тогда испытали невероятный шок? - участливо поинтересовалась женщина.
  - Да, в этом вы правы. Ну а теперь, стоит перейти к главному. Вы наивно полагаете, что понимаете меня, понимаете, как работает мой мозг. Вам доложили, что хелс, который к вам придет, пережил огромный шок, из-за которого даже видел некие галлюцинации. Однако, вы ошибаетесь. Смерть моих друзей была болезненной, но далеко не такой шокирующей, как вам кажется. Я в своей жизни видела намного более страшные вещи, да что там, творила их сама. Но ни об этом, ни о чем-то другом я говорить с вами уже не собираюсь. Видите ли, все, что я вам поведала о своем детстве, было рассказано с одной единственной целью - потянуть время. Но теперь это делать не нужно. Я взяла под контроль всю магическую начинку данной комнаты, включая вас. Все записывающие устройства показывают только то, что я хочу. Даже если сейчас я остановлю ваше сердце, до самого последнего момента никто об этом не узнает. Так что давайте закончим фарс под названием "исцеление души" и перейдем к самой приятной части. Я заплачу вам за три посещения, и не стану вносить корректировки в работу вашего организма. В замен вы сейчас же возьмете уже наполовину заполненный бланк, и поставите на нем надпись "годен к работе". Я уйду, вы останетесь живы. Все счастливы.
  - Я не думаю, что сейчас стоит так разговаривать. Подпись на бланке - простая формальность, - Шэйлин очень старалась не показывать свой страх, но ее сердцебиение, зрачки, температура тела и, главное, аура, показывали правду, - вам действительно нужна помощь. И я хочу вам помочь.
  Я наклонила голову и оскалилась.
  - Давайте поиграем в одну занимательную игру. Я буду тихонько корректировать работу вашего тела, а вы будете думать. Чем быстрее вы придете к правильному ответу, тем меньше пострадаете. Начнем, когда я досчитаю до трех. Раз... два...
  - Стойте! - женщина поспешно подняла руки, - я все подпишу! Все! Не надо. Но подумайте сначала - я ведь могу после вашего ухода заявить о том, что вы меня заставили! Вы сделаете себе хуже!
  - Если вы хоть кому-нибудь расскажете о нашем разговоре, я к вам приду, - теперь я говорила с Шэйлин, как с маленьким глупым ребенком, - я не буду вас убивать. Нет. Я сделаю из вас овощ. Вы не сможете говорить, двигаться. Вы будете только лежать и смотреть в потолок. И ни один целитель вам не поможет, потому, что за такие повреждения они не возьмутся. С проклятьями хелсов может разобраться только хелс. А без последствий только тот хелс, который его наложил. Скажите, ваши принципы того стоят? И да, три.
  От последнего слова женщина вздрогнула всем телом и не зря. Ее левая рука повисла плетью, перестав подчиняться хозяйке. Шэйлин закричала, но не от боли, а от ужаса. Она, наверное, только сейчас поняла, что я не шучу.
  - Нет! Я все сделаю, не надо!
  Женщина быстро вскочила с кресла и побежала к книжным стеллажам. По пути она всячески старалась активировать защитные артефакты, но те, увы, не реагировали на потуги целителя.
  - Ай-яй-яй. Продолжите пытаться, сделаю больно.
  На самом деле, я не хотела ее мучить или тем более - убивать. Даже пугать не собиралась изначально, пока не осознала, как мало от моего желания сотрудничать, зависит получение долгожданной бумажки.
  Женщина наконец-то бросила попытки достучаться до охраны или, на худой конец, активировать экстренные щиты. Благодаря маячку, который я поместила в тело Шэйлин при пожатии руки, я получила возможность не только контролировать, но и идеально чувствовать эмоциональное состояние "целителя". Паника. Паника близкая к затяжной истерике - вот что она сейчас ощущала. Ну ничего, как я уже говорила, когда только собиралась зайти в эту обитель мира, есть моменты, которые нужно просто пережить. Зато действовать Шэйлин начала куда быстрее. Неловко, судорожно пытаясь задействовать парализованную руку, она вытащила из книжного шкафа сложенный листок, затем на свет появилась ручка и узкий футляр черного цвета. Дальше Шэйлин замерла, судорожно оглядываясь. Ага - стол тут был, но магический, так что теперь у нее проблемы. Ну ничего - издеваться я не собиралась. Небольшая искорка магии и перед девушкой раскрылась практически прозрачная горизонтальная поверхность. От доброты душевной, даже вернула контроль над рукой - было неприятно видеть, как Шэйлин, все больше задыхалась от слез, пытается задействовать эту конечность.
  - У вас две минуты. Быстро.
  Женщина быстро закивала головой и начала спешно разворачивать лист бумаги. Визгливо чиркнула ручка, громко бухнула печать.
  - Готово, - хрипло, но удивительно спокойно сказала Шэйлин, протягивая мне нужный документ, - но, вам действительно нужна помощь. Пусть не моя. Но нужна.
  - Возможно, - я взяла листок и быстро проверила его на скрытые каверзы. Однако, хорошо я ее напугала - даже не попыталась повесить черную метку, - но вот вопрос. Кто вам заплатил?
  - Я не... - женщина сделала пол шага назад.
  - Не стоит врать, - мягко улыбнулась я целителю, - я прекрасно чувствую такие вещи.
  - Господин Крэйсон, - Шэйлин опустила голову, - он попросил подержать вас недели две на расстоянии от старой работы.
  - Понятно, - я кивнула головой и поднялась на ноги, - что ж, рада была с вами познакомиться. Буду советовать своим знакомым. И да, не нервничайте так. Попейте чай с мятой - она замечательно успокаивает. Особенно, если запивать ее крепким алкоголем.
  Я не рассчитывала на ответ, просто обошла диван и открыла дверь. В спину донеслось тихое:
  - Хорошего вам дня.
  Страх часто перерастает в уважение. Кажется, даже есть диагноз, который подходит под такую ситуацию.
  Как только я вышла на улицу, тут же потянулась к пачке сигарет, спрятанных в маленькой сумочке. Затем начала вызывать Миру. Подруга была не слишком внимательна, так что я успела не только докурить, но и поймать такси, пока она искала говорун.
  - Привет, пропащая.
  - Пропавшая. Или пропажа, - поправила я подругу, - у меня хорошие новости. Я получила разрешение и еду к вам.
  В ответ была тишина.
  - Не думала, что тебя так просто выпустят, - осторожно произнесла подруга, - ты, случайно, никого не убила?
  - Ты про подосланного Крэйсоном мозгоправа? Нет, умная оказалась девочка. Хватило намеков. Кстати, получается, ты знала, что наш бывший работодатель зачем-то подбирается к моему невинному телу?
  - Да, и ты бы тоже это знала заранее, если бы потрудилась прочитать хотя бы часть тех писем, которые я тебе отправляла. Крэйсон появился у нас месяц назад. Попытался сделать очень выгодное предложение. Обещались самые невероятные блага, если ты лишишься работы.
  - Ого, - я с равнодушным выражением лица подняла брови, - а я-то думала, он мне благодарен по гроб жизни. Готов ползти передо мной, выстилая путь лепестками роз.
  - Он и готов, - Мира криво усмехнулась, - только вот хочет он это делать, заграбастав тебя в свои руки. Будь уверена - скоро тебя ждет визит этой личности, с самым сладким предложением.
  - Из твоего монолога я поняла, что ты ему отказала?
  - Естественно, - девушка скривилась еще сильнее, - я своих не продаю.
  Спорно.
  Эту мысль я оставила при себе.
  - Скоро буду. Надо о многом поговорить. Код от защиты дашь?
  - Сама разберешься, или совсем мозг деградировал за время отпуска?
  - Если что - виновата ты, - я довольно оскалилась.
  - Все равно я тебя знаю. Ты при любом раскладе все разнесешь и будешь переделывать. Ладно, я тебя жду. Остальное обговорим потом.
  Я зачем-то кивнула и отключила говорун. Все веселее и веселее. И ладно бы, если Крэйсон меня как женщину заполучить пытался. Я бы даже поигралась - он мужчина интересный. Но все как всегда пошло и просто. Даже знаю, чем меня заманивать начнут. Если Томас придумает что-нибудь нестандартное, то вот клянусь - даже подумаю над его предложением.
  Эх... как же весело началось мое возвращение. Мозгоправа, правда, даже жаль. Такие, тепличные, мастера очень долго отходят после серьезных неприятностей. Она была неплохой - я все же ошиблась, смело приписав Шэйлин к совсем пустым куклам. Даже в мире розовых рюш и бантиков сложно не получить свой, мерзкий, жизненный опыт к такому возрасту. Но я очень не любила, когда меня, с ложным сочувствием, используют ради денег. Не будь Крэйсона я бы к ней даже походила бы, возможно. Увы, представив себе возможную встречу теперь, я невольно закашлялась от смеха. Мдааа... зря я все же так переусердствовала. Сорвалась. Пусть мое детство и было счастливым, но вот то, что последовало после выпуска из высшего магического университета...
  Я прикрыла глаза, криво усмехаясь собственным мыслям. Размякла я. Очеловечилась. Гуманность вылезла. Лопочет что-то на уровне подсознания. Лет десять назад я бы эту целительницу попустила через невидимую мясорубку, не давая умереть. Просто за то, что она позволила себе едва заметное превосходство во взгляде.
  Закончив университет я уже знала, что мои мечты пошли прахом. Но не знала, на сколько. Гонения на хелсов только начинались, точнее официальная их часть. Я легко смирилась с тем, что не буду работать в крупной фирме по основной специальности. Но я не понимала, почему мне закрыты все остальные пути. Почему ни как целитель, ни как мастер артефактов я не имею возможностей зарабатывать. Что это за мир, если отличница престижного заведения может оказаться недостаточно хороша даже для продавца или посудомойки. Не верите? Я тоже не верила. Но оказалось, что хелс, контролирующих артефакты, слишком опасен. А вдруг гости заболеют? А вдруг кто-то умрет? И плевать, что по естественным обстоятельствам - работу хелса сложно найти, зато нас просто обвинить. Шок от происходящего был сильным. Оглушающим. Я, добрый, светлый ребенок, выросший в тепле и заботе, оказалась на улице. С крохотной суммой денег, которой не хватило даже на один месяц жизни в нищей съемной комнате, без окон и мебели. А надежды все еще не было. Разве что - вернуться в бедный квартал, постараться начать жизнь там... ведь люди, не имеющие денег, с радостью примут услуги целителя и мастера артефактов даже от хелса. Когда от денег осталась только смешная сумма, которой хватило бы только на скромный ужин, я все-таки отказалась от своей мечты. И вернулась туда, где меня уже никто не ждал.
  Как ни странно, но первые четыре месяца жизни в одном из самых бедных кварталов, прошли для меня не так уж и плохо. Я была права: люди не обращали внимания на черную метку хелса. Денег правда у них не было, зато я получила чердачную комнатку, еду и одежду - бартер был основным способом оплаты моих услуг.
  А потом в моей жизни появился Старикс. Мерзкий тип. Овальный череп сильно напоминающий яйцо, короткие каштановые волосы, сильные залысины на висках. Выражение лица у него всегда было алчным, похотливым и немного глупым. Небольшие круглые глаза карего цвета, крупный нос, многократно разбитые губы, которые, казалось, размазали по лицу. Средний рост, широкие плечи, чуть выпирающий живот. Как ни странно, Сатрикса считали весьма завидным женихом с загадочным прошлым. Его имя было поддельным, а настоящее никто не знал. Слухов о нем ходило великое множество, но все они сходились лишь в одном: Старикс был наемником. И брался он за весьма сомнительную работу. Зато выполнял ее качественно, благодаря чему у него всегда были деньги - чего еще нужно?
  Я, будучи все еще наивной девочкой, даже не подумала о том, что наша с ним встреча была не случайна. Что не просто так этот, не очень приятный мужчина, начал незаметно все чаще и чаще появляться где-то рядом. Мы даже сдружились - пару раз Старикс вставал на мою защиту. Девушка с моей внешностью привлекала слишком много внимания, а о том, что я какой-то неправильный, "плюшевый" хелс, все узнали очень быстро. Увы - я была просто на просто не способна дать серьезный отпор, не желая вредить людям на самом деле. А Старикс мог это сделать, и делал. Я была ему бесконечно благодарна за защиту и начала действительно доверять. Именно наемнику, первому, я пожаловалась на то, что работы становится все меньше. Дура. Потом я узнала, что несколько моих клиентов погибли и про меня начали распускать слухи. Мол я, под видом лечения, провожу свои мерзкие эксперименты. Такой риск слишком пугал.
  Когда у меня просто не осталось возможности продолжать жить на уже привычном чердачке, Старикс предложил переехать к нему. Мол места много, а дома он живет редко. И я, дура, согласилась. Быть нахлебником не хотелось, а работать все так же не получилось. Вообще. Никак. Хоть телом иди торговать. Старикс был хорошим психологом. Он быстро понял, как меня можно было изменить. Изгадить. Подчинить.
  Все началось с девушки. Молоденькой, совсем ребенка - лет четырнадцать, не больше. Он привел меня к ней, якобы нервничая и боясь попросить. Попросить убить в ней ребенка. Да, девочка была беременна. На пятом месяце. И она явно не желала этого.
  - Эри, помоги. Если не ты, она пойдет к повитухе. Ты знаешь, как она сделает ей аборт. После такого девочка не выживет. Помоги ей, я еле уговорил дуру подождать тебя.
  - Я? Что? - я замерла, с ужасом смотря на девочку. Аборт?! Убить?! Убить ребенка?!
  - Пожалуйста, - прошептала девочка.
  Она была крохотной, худенькой, с жуткими синяками на белой коже, с короткими, неровными волосами цвета пшеницы. Медовые глаза смотрели на меня с надеждой и болью.
  И я решилась. Не знаю, как: из воспоминаний остались лишь мои трясущиеся руки. А потом, помню, Старикс вручил мне непонятную алюминиевую кружку с прозрачной жидкостью. Затем несколько раз подлил - я пила чистейший самогон или спирт, не знаю, и пила как воду. Не чувствуя вкуса.
  Утро было ужасным. Но не потому, что мучило похмелье. Я проснулась с четким осознанием того, что все. Просто все. Я лежала голая, на кровати, а со спины меня обнимал Старикс. Было так мерзко... так... Это сложно описать. До сих пор помню, как хотелось сдохнуть. Просто сдохнуть. Первая кровь, первый мужчина. Ребенок. Убитый мной ребенок.
  Не знаю, что именно сломало меня окончательно. Да и много ли нужно было комнатной девочке? Но тогда первый раз сработала автоматическая защита хелса, усиленная собственным желанием сбежать от всех чувств и эмоций. Миг и... мне стало все равно. Плевать. На все. Даже когда проснувшийся Старикс решила воспользоваться удобной позой и начал снова лапать мою грудь, я не испытала эмоций. Просто лежала, слушая поскрипывающую кровать, пыхтение лже-друга и толчки.
  А потом потекли серые будни. Старикс понял, что я с собой сделала и воспользовался мною по полной. Как цепную собаку стал дрессировать, заставлял пытать и убивать людей. Я делала ему артефакты, лечила его и его шайку, а ночью Старикс трахал мое тело. Видимо он был полностью больным на голову, раз ему доставлял удовольствие процесс секса с трупом. Так мы прожили год.
  Затем блок упал. Как я не наложила на себя руки - не знаю. Я помнила все. И всех. А еще, шуточки, намеки, странные фразы, брошенные за моей спиной или открыто - в лицо. Ненависть оживила меня. Наполнила силой, которой я никогда раньше не знала. За один день я убедилась во всех своих подозрениях - Старикс намеренно распустил слухи. Специально забрал у меня любую надежду на нормальную жизнь. Нашел способ сломать личность, будучи в курсе о защитном свойстве психики хелса, и поддерживал мой блок, погружая разум и тело в ад.
  Он стал первым, кого я убила по собственному желанию. И убила я его страшно. Это не принесло мне покоя. Не лишило меня ненависти к себе самой, презрения, желания плакать и кричать, просто выключить работу сердца. Оно не вернуло мне чистоту маленького ребенка, радостно ловящего первые снежинки на крыльце родного дома.
  Тогда я первый раз в жизни обрадовалось, что мои родители умерли. Я бы не хотела, чтобы они увидели то, во что выросла их дочь.
  
  Глава 2.
  Все методы.
  
  Мира с девочками купила для нашей мелкой группы вполне неплохой домик. Выложили, наверное, весьма круглую сумму: отдельные здания старого времени стоили больше двухлетней аренды офиса в центре города. Все дело в капитальном строительстве и в том, что защиту здесь можно было построить авторскую, а не единую. Правда в таком виде как сейчас, это нельзя было назвать стоящей преградой на пути у злоумышленников.
  В целом, домик выглядел мило. Два этажа сверху и, минимум, один внизу. Чуть желтоватый камень, стилизованные под старину колонны у входа, рельефы вокруг окон. Всю эту красоту окружал кованный забор в три метра, а сразу за ним начиналась полоса кустарников и забавных цветов, которые не давали и малейшего шанса для преступников.
  Я вытащила зубами еще одну сигарету и прикурила. Блин, а на улице еще далеко до весны, зябко даже для меня. Надо побыстрее справиться с защитой.
  Медленно, без спешки, я двинулась вдоль забора, рассматривая плетение. Подобные щиты были похожи на простой замок в дверях. Строение единое для всех, разница только в некоторых плетениях, делающих купол единственным и неповторимым. Взламывался он так же элементарно, достаточно узнать ауру одного из людей, которым есть дорога в дом. В конкретном случае, потребуется чуть-чуть больше времени. Если перевести на человеческий язык, при таком строении щита нужно было еще найти, куда именно вставляется ключ. Ладно, проверим на человеческий фактор.
  Я не сделала и десятка шагов, когда нашла желаемое. Медленно вдохнула пряный дым любимых сигарет, и лениво улыбнулась. Один из камней, на котором держалась тонкая линия паутинки щита, была не закреплена надлежащим образом. Не удивительно - тут было не меньше двух тысяч таких. Всегда хоть один, но обязательно устанавливался с браком. Я потянулась к камешку и легко "отвязала" от него энергетическую линию. Затем отпустила ее. Линия быстро, как натянутая резинка, метнулась к противоположной точке. Весь фокус был в том, чтобы с такой же скоростью, с какой она собиралась, заменять ее точно таким же дублером, но созданным мной. Я как бы запускала вирусную программу в единую сеть. Как только это было сделано, я смогла без особых проблем определить нужную точку и принцип дальнейших действий. То есть, где и как записывалась аура людей. Потом пришлось потратить еще четыре минуты на то, чтобы разобраться в шифре и записать в таком же виде свою ауру. Ну и внедрить все это дело в схему. Снести защиту было быстрее - тем более с троянским конем внутри. Однако, тогда пришлось бы заново делать все прямо сейчас, а мне откровенно лень. Переплетать щит придется в любом случае, я бы даже на конуру самой мерзкой собаки такой не повесила бы. Ключевое слово: потом.
  Когда работа была закончена, я скинула бычок в урну и открыла ворота. Мира мне за это будет должна что-нибудь крепче чая. А то, при следующей проверке, я просто на просто взорву эту гребанную защиту и торжественно уволюсь.
  - Лилэ, сколько там вышло? - это было первое, что я услышала, открыв тяжелую деревянную дверь. Голос принадлежал Мире.
  Со вздохом, я вытерла туфельки о специальный коврик. Вообще ничего так - широкий, светлый коридор был освещен как магическими, так и простыми светильниками. Стены светло-бежевого цвета покрывала дорогая ткань, похожая на специфическую смесь шелка и льна. От первого досталась мягкость, от второго - фактура. На полах была мозаика из дерева разных пород. Смотрелось дорого, да что там - дорого это и было. Мира явно рассчитывала выйти на такой уровень в работе, что светила нам исключительно охрана маленьких избалованных детей и элитных собак. А что? За нее платили столько, что среднестатистическая семья из четырех человек спокойно бы существовала года два.
  - Всего семь минут и семнадцать секунд. Тэльма выиграла!
  Понятно, на меня они еще и ставки делают.
  - А никто не ставил на то, что я прямо сейчас взорву этот щит? - я шагнула в светлый зал, посреди которого стоял огромный круглый стол, а у стены было подобие бара со стойкой. Причем, даже от дверей я видела, что в нем стояли различные бутылки, а чуть дальше располагалась качественная кофе машина и пара холодильников. Довольно странно для зала, где должен был проходить прием посетителей. Думаю, это уже личная инициатива девочек, а для клиентов переоборудовали другое место.
  Наемницы сидели кто где. Лилэ на барной стойке, весело болтая ногами. Тэльма расположилась за столом, лениво листая книгу. Мира застряла в холодильнике, громко звеня оставленными там бокалами.
  - Думали, - рассмеялась Лилэ, - но Тэльма сказала, что тебе будет лень потом ставить новый щит.
  Девочка похорошела с последней нашей встречи. Стала более взрослой. Только...Ее смех звенел все тем же серебряным колокольчиком, но в глазах нет-нет, да мелькнет тень старого горя. Лицо похудело, стало чуть более резким, волосы Лилэ выкрасила в серебристый пепел, коротко подстригла, оставив длинную косую челку. Одета она была в безразмерную клетчатую рубашку и мешковатые джинсы. На ногах модные яркие кроссовки. Тэльма выглядела как всегда - все та же, не идущая ей дорогая одежда, та же коса толщиною с кулак. И спокойствие векового удава.
  - Я, если честно, ставила на пять минут, - Мира выпрямилась и помахала мне двумя бокалами для белого вина, - а ты обленилась, как я посмотрю.
  Девушка откровенно похорошела. Кожа загорела до бронзового оттенка, раскосые глаза подчеркивала тонка подводка, делая их какими-то лисьими. Цвет волос Мира тоже изменила, перекрасив в угольно черный и сделав идеально прямыми. Красивая чертовка. Еще и в платье-футляре, подчеркивающим все изгибы тела.
  - Надеюсь, в нашем баре найдется нормальный алкоголь, а не только эльфийское пойло?
  Я скинула обувь и с наслаждением несколько раз встала сначала на носочки, потом на пятки.
  - Не волнуйся, о тебе не забыли, - девушка поставила на деревянную поверхность широкий бокал, затем достала пузатую бутылку из черного стекла.
  - Как целитель души? - Лилэ озорно улыбнулась.
  - Нуууу... денег Крэйсона не хватило. Инстинкт самосохранения сработал как надо, - я отодвинула стул и упала на мягкую вышитую обивку.
  - Могла бы и не издеваться над очередной несчастной, все равно мы пока не собираемся работать по профилю.
  - Не люблю, когда мне лезут в душу, - я хищно усмехнулась, - поверь, было бы хуже, если бы я ей рассказала всю долгую историю моей жизни.
  - Да? - Лилэ удивленно посмотрела сначала на меня, потом на Миру, - а что такое?
  - Девочка моя, - я чуть прищурила глаза, - ты думала меня взяли с порога элитного учебного заведения и привели прямо сюда? Нет, между этими двумя событиями прошло очень много лет работы по найму. Как думаешь, для чего используют хелсов в нашем мире?
  - Таким образом, наняв Эриан, я убила двух зайцев. Привлекла внимание к нашему агентству и получила человека, умеющего убивать не только пиксельных героев, - Мира дважды стукнула по барной стойке бокалом с золотистой жидкостью.
  Я встала и подошла к ней. И правда, хороший алкоголь они купили. Но я предпочитала более простые напитки.
  - Итак, дамы, - Мира обошла стойку и направилась к столу, держа в руках бокалы для себя и Тэльмы, - мы с вами наконец-то собирались в одном месте. Предлагаю не терять возможность и обсудить волнующие нас вопросы и дальнейшие действия.
  - Дааа, меня интересует один очень важный, - я сделала большой глоток, чуть подержала виски во рту и проглотила, - вы собираетесь мстить?
  Наступила тишина. Мира поджала губы, Тэльма, игнорируя всех вокруг, продолжала лениво раскачивать бокал, смотря как в нем играет золотистая жидкость. И только Лилэ, спрыгнувшая на пол, громко и четко сказала:
  - Да.
  - Дуры, - я пожала плечами, - я вам скажу следующее. Ни вы, ни я, в это не полезем. Такого врага нам не победить. Ни в каком варианте. Нет таких способов. Чтобы вы лучше все поняли, я скажу так: меня уже нашли. Тот самый монстр, который спас мою жизнь в прошлый раз и просил не брать контракт. Собственно, ничего не изменилась - меня предупредили о бессмысленности мести и о том, что больше он помочь не сможет. Подведу итог: никто из вас не полезет. Я помешаю этому любыми способами.
  И снова тишина.
  - Как ты можешь?! - Лилэ шагнула ко мне, встав вплотную к стулу. Поднимать голову и смотреть на нее я не стала. Итак, знаю, с каким выражением лица она на меня смотрит, - Как можешь так говорить?! Они убили Раю и...и... и Мили!
  - Зря вы налили ребенку алкоголь, - спокойно сказала я, обращаясь к Мире, - Лилэ, вот скажи мне, что ты и девочки, могут сделать тварям, на которых не действует магия? В которых не могли попасть наемники высокого уровня, прожившие большую часть жизнь в обнимку с оружием?
  - Мы придумаем, - шипя ответила девочка, - мы сможем. Нельзя оставлять все оставлять так, как сейчас. Ты подумала, что начнется потом? Чем больше времени проходит, тем сильнее они становятся!
  - Если бы меня послушали первый раз, все были бы живы. Может вы послушаете меня сейчас? - я допила бокал и встала, заставив Лилэ отшатнуться в сторону.
  - Не хочешь присоединиться, тогда вали отсюда, - девочка продолжала шипеть и надуваться, как боевой воробей, - вали туда, откуда тебя вытащила Мира.
  - Видишь ли, Лилэ, - я медленно обошла девушку, в полной тишине дотопала до бара и достала бутылку, затем налила себе полный бокал, - так получилось, что вы стали мне дороги. А то, что мне дорого, я буду защищать.
  - Хорошо ты защитила девочек, - Лилэ от ярости даже пятнами пошла.
  - Удар ниже пояса, - я покачала головой, и демонстративно отпила из бокала, - но мы продолжим. Если вы будете упрямо строить планы, я уничтожу вашу память о случившемся и внушу страх перед этими тварями. Когда вы поймете, что произошло, вы, естественно, возненавидите меня и начнете искать. Если найдете, я повторю фокус. Ну а прятаться мне не привыкать. Вам никаких денег не хватит для поисков.
  - Ты...
  - Я. И не надо так нервничать, а то схватишь сердечный приступ.
  - У меня есть для тебя причина остаться, - Мира нехорошо улыбнулась, - я знаю, кто убил твоих родителей.
  Я едва заметно вздрогнула. Когда мы только начали работать вместе, и я рассказала о своей истории, Мира пообещала, что поможет мне в этом деле. У нее были интересные связи, которые мне оставались недоступны.
  - И как давно? - говорила я спокойно и тихо.
  - Исполнителей нашла еще в первые годы. Не говорила потому, что нам бы не хватило никаких способностей и связей для того, чтобы их достать. Ты бы в любом случае попыталась, но закончилось бы это очень плохо. А вот верхушка айсберга показалась только два года назад.
  - И я так понимаю, все сошлось в одной точке?
  - Да. Мне не давал покоя тот факт, что твоя кровь для чего-то подошла. Я заказала сравнительный анализ ДНК для всех похожих случаев. Совпадение было мизерным, но было.
  - То есть таких, как мои родители было не мало? - я подалась вперед, облокотившись на барную стойку.
  - Да. По всем бедным районам нашего города и по некоторым данным, в других городах тоже. Женщины и мужчины, разного возраста. Смерть не у всех была от передоза. Часть таких дел оказалась обнаружена именно после сравнения ДНК, и да, кое-что еще объединяло очень многие случаи. Все женщины были только что родившими, а еще все они получили большую сумму денег перед тем, как исчезли.
  - И куда вела эта ниточка? - уже все поняв спросила я.
  - Генезис. Более того, я смогла получить небольшой доступ к открытой бухгалтерии, так вот, по датам все совпадает. На следующий день, после смертей женщин, в лабораторию поступали подопытные обезьяны из нескольких питомников. Так они это назвали. Возможно, там была и твоя сестра, ну или брат.
  Я задумчиво опустила взгляд на бокал. Странная психика у нас, людей. Вроде бы столько времени прошло, жизнь наладилась. Иди вперед и радуйся каждому дню. Но толи потому, что я так и не нашла место, способное снова стать для меня домом, толи из-за исключительной злопамятности, но я никогда не забывала о том, что случилось с моей семьей. С каждым прожитым днем, память о них становилась все светлее. Я забывала все беды, все смешные ссоры, я любила их все больше. И боль от воспоминаний капала в чашу злости к тем, кто это сделал. Со мной всегда так: сильные негативные эмоции, даже страх, быстро переходили в глухую ненависть. Долго, очень долго, я пробивалась через нежелание других людей работать, через предвзятость и равнодушие, пыталась найти тех, кто мог бы мне помочь. Но раз за разом натыкалась на тупик. И вот сейчас, к великой удачи Миры, две беды сошлись в одной точке. Уйти? Оставить планы, отпустить боль? А сумею? Будем откровенны - ненависть стала для меня манией. У меня дома были целые коробки, забитые артефактами и бумагами с нужной информацией.
  - И как, это все еще происходит? - я спросила не просто так. В отличие от Миры я давно смогла отделить истории о простых самоубийствах, от нужных мне убийств. Правда, не думала о том, что за этим стоит Генезис. Даже близко. Подозревала агентства по суррогатному материнству или просто маньяка.
  - Не такие, но да, - в голосе Миры звучала холодная, торжествующая сталь. Она уже поняла, что поймала меня, - их все так же похищают, но теперь тела не находят на свалке. Теперь у Генезиса больше денег и возможностей. Люди просто исчезают.
  Я поставила стакан и выпрямилась.
  - Мои вещи где?
  - Второй этаж третья комната налево.
  Я кивнула головой и двинулась к выходу. Уже закрывая дверь услышала:
  - У нее что, родителей убили? Эти твари? Ты не рассказывала, - из голоса Лилэ ушла злость. Наивный маленький ребенок. Она не могла ненавидеть тех, кому сочувствовала
  - Да, - голос Миры прозвучал немного устало, - и только благодаря дару, не забрали саму Эриан.
  До своего нового кабинета я дошла на автомате. Все еще думала о том, стоит ли подписывать себе и девочкам смертный приговор. И если да, как бы выжить?
  Вернувшись в зал, я с глухим стуком опустила коробку, набитую различными камнями и мешочками.
  - Итак, в нашем случае все близко к понятию "безнадёжно". От полного п..ца ее отделяю я. У этих тварей нет иммунитета к магии хелса. Почему - я не знаю. Но это факт. Как мастер артефактов я могу сделать пару забавных сюрпризов, но стоит сразу заметить. Камни, несущие подобные заклинания, не продаются и не используются не просто так. Во-первых, для их создания нужен хелс и мастер артефактов в одном лице, причем высокого уровня, во-вторых, без проблем с ними может работать только создатель, или тот, кто стоит рядом. Ну или придется находится в метре от умелого целителя. Артефакты хелса призваны убивать. Медленно или быстро, мучительно или безболезненно - без разницы. Если их найдут ищейки, они без труда определят убийцу. Простой человек может применять артефакт не более четырех раз за десять минут, затем его может ударить самого. Откат - смерть. Хелсы не работают массовыми заклинаниями, чаще всего нашу силу вкладывают в шарики, которые кидают под ноги, каменную пыль, которой посыпают путь для отхода или в пули. Логично, что мало кого устраивает проблема возможной смерти во время активации. Тем более, что есть целая куча беспроблемных аналогов. Я сделаю все возможные варианты. Но есть вопрос: стрелять кто умеет?
  К моему удивлению рук подняли все. Одна я - криворукая макака. После того случая так и не смогла себя заставить взять в руки пистолет.
  - Отлично. Ну а теперь, перейдем к теоретической части вопроса, - я села за стол и демонстративно достала сигареты, - рассказывайте, что узнали.
  - Ну наконец-то, - Тэльма поставила почти пустой бокал и коснулась пальцами стола, - а я уже решила, что можно пойти поспать, пока вы определитесь.
  Над гладкой поверхностью вспыхнула целая куча проекций документов разного срока давности.
  Мира допила вино и начала говорить:
  - Итак, как все уже знают, нашим главным противником является не очень известная фирма Генезис. Слава у нее сомнительная, аналогов много. Но, несмотря на это, денег у них столько, что это вызывает множество вопросов. Слишком сомнительная инвестиция для постоянных вливаний со стороны. Генезис сотрудничает с огромным количеством различных предприятий. Начиная от уже знакомым нам Медмага, заканчивая фирмой, специализирующейся на артефактах и бумаге для стандартной работы персонала. И вроде бы ничего странного. Но с этой самой фирмой работает еще одна, - Мира быстро выбрала нужный документ и развернула статью о всемирно известной лаборатории Кустоса Ламбрада, - которая, как вы помните, занимается изучением загадочного портала в некий иной мир.
  - Мир одного года, - я кивнула головой, - об этом все слышали.
  - Да, но мало кто знает, что вокруг этой истории крутиться много различный баек, - Тэльма усмехнулась и начала показывать один за другим документы, явно старые, из еще бумажных хроник, - как вы видите, заголовки вызывают серьезный интерес. "Мутанты леса Ириган", "Мертвые деревни" и так далее. Так вот, лес Ириган и одноимённая деревня, располагались на месте нынешней восточной зоны, и, соответственно, прилегающих территориях научного комплекса. Когда был открыт портал, многие задавались вопросами - каким это образом, произошло такое уникальное совпадение. Вышло одно-единственное интервью, в котором Ламбрад рассказал, что они изначально собирались заняться изучением магической аномалии этого места, а портал открылся позже, так что не стоит искать заговор на пустом месте. Но факт остается фактом. Из нового мира ничего полезного добыть не смогли, лаборатория откровенно убыточна. Невозможно построить станций для добычи ископаемых, невозможно послать нормальные экспедиции из-за откровенно недружелюбных условий. До последнего, огненного апокалипсиса, все территории покрывал километровый слой снега и льда. А помимо этого, различные страны устраивают скандалы и грозятся международным судом за то, что Ламбрад пускает ограниченное количество наблюдателей и ученых, откровенно перекрывая международные разработки. И тут Кустос объявляет о том, что для уменьшения нагрузки на бюджет родной страны, открывает на свои сбережения несколько сторонних фирм. И одна из них - Плат, та самая, у которой Генезис закупает бумагу и прочую ерунду. Государство радо и помогает лаборатории тем, что снимает с нее обязанность платить налоги. При условии, разумеется, того, что восемьдесят процентов всех разработок, будет идти за счет личных средств Ламбрада. Это очень много. Очень. Такие суммы так просто не зарабатываются, однако лаборатория живет и процветает. Чтобы не быть голословной, скажу так: для такой прибыли, Плат должен быть монополистом на рынке.
  - Ну, это ведь должно было всплыть рано или поздно? Я, конечно, далека от экономики, но подобное все же очевидно, - я удивленно приподняла брови.
  - По документам, огромную прибыль приносят сувениры и пожертвования. Причем последние устроены с умом - желающие внести свой вклад покупают продукцию в маленьких фирмах по цене в четыре раза больше обычной. Там все очень запутано, я не смогла просмотреть все хитрости системы. Не иди речь о лаборатории Ламбрада, всю эту систему давно прикрыли бы. А так - правительство только радо. Они получают все отчеты и возможность дальнейшей прибыли, если будет обнаружено что-то стоящее, а взамен просто закрывают глаза на некоторые нарушения закона.
  Я задумалась.
  - Если правильно понимаю, вы утверждаете, что ту гадость, которая превращает людей в монстров, Генезис получает из другого мира?
  - Да, другого варианта я не вижу, - Тэльма задумчиво смотрела на старое, размытое фото некого Ламбрада - пухлого мужчины лет шестидесяти, с сильными залысинами на лбу.
  - Есть проблема. Как я уже сказала, но вы, кажется, пропустили мимо ушей, ко мне снова приходил загадочный монстр, спасший жизнь в том кошмаре. По его словам, он наблюдал за мной чуть ли не с момента моего рождения. Да и смерть моих родителей была задолго до того, как прогремела новость о портале.
  - Я тоже об этом думала, - Мира кивнула головой, - поэтому мы изначально и показали заголовки старых газет. На территории нынешнего научного комплекса, мутировавшие и очень агрессивные животные были замечены еще до того, как появился город. Скорее всего, нужное вещество уже тогда было в нашем мире. Судя по одному из отчетов Ламбрада, перед тем, как открылся полноценный портал, пространство постепенно искривлялось, становилось тоньше. Изменения были крайне медленными, но разгонялись с каждым годом все больше. Финальной точкой стал, в теории, самый мощный из апокалипсисов того мира.
  - Пятен много, - я поморщилась, - Генезис - молодая фирма. Очень странно, что именно она стала заниматься созданием монстров. Такой проект должны были передать уже состоявшемуся гиганту. Ладно, что вы хотите сделать сейчас?
  За дело снова взялась Тэльма.
  - Раз в год, Плат отправляет две машины с грузом для Генезиса. По документам это идет стандартной процедурой замены израсходованных энерго-камней и мелкой техники. Они проезжают по одному, закрепленному, маршруту, в одно и то же время на фирменных машинах.
  - И будет это?..
  - Через две с половиной недели.
  - И вы планируете перехватить машину и груз в ней, надеясь, что там будет что-то еще, кроме бумажек и артефактов.
  - Да, - Мира хищно улыбнулась, - я более чем уверена, что там будет прямое доказательство грязных дел Генезиса.
  - Не думаю, что мутоген возят только раз в год, если возят вообще, - я задумчиво посмотрела на кучу проекций различных документов.
  - Естественно не только, - кивнул Тэльма, - но это - единственный случай, о котором мы точно знаем и можем подготовиться. Не стоит упускать возможность.
  - Если мы ошиблись, после такой грандиозный неудачи, у наших противников будет хорошая возможность подготовиться. Не говоря уже о том, что сразу будет ясно, чьи уши торчат. Особенно, если учесть артефакты хелса. Мы очень быстро станем очень мертвыми.
  - У тебя есть другие варианты? - Тэльма сложила руки на груди, - я отследила весь транспорт за четыре года. Благо камеры есть почти на всей дороге. Было множество курьеров, никак не связанных ни с Генезисом, ни с лабораторией, периодически Плат отправляет машины с грузом. Без единой системы. Можно, конечно, нанять толпу мужиков с пушками и расставить их по всему городу...
  - Поняла, - я подняла руки, - мы таким образом только ускорим собственный провал. Остается только один день?
  - Да, - Тэльма кивнула головой, - это слишком очевидный вариант, слишком простой, но, к сожалению, единственный.
  Я со вздохом откинулась на стуле, смотря на белый, глянцевый потолок. Плохо. Все так плохо, что я практически согласна уйти в монастырь. Обойдемся без щуток про "мужской".
  - Нам нужно много мяса. Минимум десяток наемников без головы, но с амбициями, и пятерка среднего звена.
  - Ты, кстати, знаешь про то, что Грай выжил в той истории? - Мира попыталась придать тону ироничные ноты, но получилось скорее раздражённо.
  - Да? - я с наигранным удивлением посмотрела на девушку, потом мечтательно закатила глаза, - какой мужчина... было бы жаль, если бы его убило бревном.
  Тэльма тихо хрюкнула от смеха. Да уж, не думала, что именно она так отреагирует на мою скрытую шутку.
  - А зачем нам еще люди? - Лилэ удивленно перевела взгляд с Миры на меня.
  - Для мяса, - я пожала плечами, - нам нужно мясо для первых рядов. Собственно, принцип тот же, что использовал Крэйсон. Он нанял большую часть из числа не элиты, на самом деле, а из самых низких, самых малоизвестных групп. Тех, кто рвался вперед, надеясь заслужить свою славу. Беспроигрышный вариант - много амбиций, фанатизм и почти сто процентная гарантия преданности. В итоге, конечно, все пошло наперекосяк, однако все мы сошлись на том, что переманили наемников уже в доме, с помощью мимиков. Основная идея была более чем правильна. Нам нужен тот же вариант - мясо, готовое за большие деньги пойти на все.
  Мира скривилась. Она-то в мечтах своих уже давно считала нас сильнейшей и высоко моральной группой наемников, о которой знают даже дети.
  - Ты хочешь отправить на убой других людей? - Лилэ нахмурилась.
  - Да, - неожиданно сказала Тэльма, - у нас нет другого варианта. В первых рядах пойдут те, кому мы заплатим хорошие деньги. И надо, кстати, умудриться нанять их таким образом, чтобы на нас не вышли те, кого мы очень не хотим видеть на пороге своих домов. Вообще, девушки, если у вас тут есть близкие - отправьте их как можно дальше. Когда все начнется, нужно будет действовать максимально осторожно. Скорее всего, Генезис все равно выйдет на нас, так что нужно оставить пути к быстрому отступлению и продумать дальнейшие действия.
  - Нам еще нужно пятерка неплохих наемников. И как мне правильно подсказали - хорошо бы взять на это дело Грая.
  - Он просто так не согласиться, - заметила Мира.
  - Я умею играть с психикой людей, да и поверь - месть для таких, как он, не пустой звук. На сколько я знаю, как минимум три человека из его отряда - мертвы. Можно, конечно предложить деньги, но не думаю, что его это сейчас интересует.
  - Ну, ты получила награду больше, чем мы все. Возможно даже, вместе взятые, - заметила Мира, - но ты права. Попробуй. Только...
  - Да забей, - я отмахнулась, - я его хотела затащить в постель еще в поместье Крейсонов.
  - Вы о чем? - осторожно спросила Лилэ.
   - Перейдем ко второй части вопроса. Две недели - это очень мало. Совсем мало. Нам нужно продумать не только общий план, но и свои роли. Не думаю, что в ближнем бою от нас будет много проку.
  - Мы не тратили это время впустую, - усмехнулась Мира.
  - Хорошо, я поверю, что вы стали отличными стрелками. Однако, я за это время тренировала только те мышцы, которыми вряд ли можно убить человека.
  - Иу! Эриан! - такой намек поняла даже Лилэ
  - Вот мне интересно, вы правда считаете, что этот ходячий комок комплексов и скромности способен выстрелить в незнакомого человека? - я иронично усмехнулась, - из нас всех, реально убить можем только я и Тэльма.
  - Ну спасибо, - защитница отвесила шуточный поклон, - почему мне досталась такая честь?
  - Твой характер, - я пожала плечами, - ты выстрелишь тогда, когда будет нужно и не станешь мучиться кошмарами ночью. Мира может убить, распалив себя предварительно. Это тоже не самый хороший вариант. А вот Лилэ будет как олененок смотреть на убийцу и кричать что-нибудь истеричное типа: "стой, а то стрелять буду!" Мы не отрабатывали серьезные бои. В этом никогда не было необходимости, тем более такие - без магии. Нам нужно много оружия, которое не выведет ни к кому из нас, машины с такими же требованиями, убежище, где можно будет спрятаться.
  - Эри, - Мира не выдержала и театрально закатила глаза, - или перестань ворчать с таким недовольным видом или проваливай уже куда-нибудь подальше. И оставь нас в покое.
  Я глубоко вздохнула. Ладно, начальница права. Сама не люблю такой тип людей.
  - К тому же, - в дело опять вступила Тэльма, - процентов сорок плана мы уже сумели продумать и даже начали действовать. Вопрос в людях. Ну и дополнительная голова нам очень пригодится, тем более, что голова, которую ты хочешь притащить, как раз знает толк в подобных засадах.
  Ладно. Я поднялась на ноги, неспешно дошла до стены, на которой весело зеркало. Достала из сумочки черные тени и губную помаду. Макияж для такого дела нужен намного ярче. Закончив с лицом, я подтянула лямочки лифчика, сделав грудь более вызывающей, отдернула платье вниз, чтобы показался край кружева. Вроде неплохо, правда платье для такого лучше было выбрать в другом стиле.
  - Ты куда? - Лилэ с каким-то странным интересом смотрела на мои приготовления. Хмм... а вообще я как-то все время забываю, что наша девочка-стесняшка, вообще-то та еще грешница с не совсем традиционными вкусами.
  - Надо найти Грая и привлечь его внимание, - я взлохматила волосы и немного поколдовала с румянцем, заставила кровь прилить к щекам, - ладно, девочки. Лично я знаю только одно место, где этот представитель нашей профессии может проводить ночи, когда он не работает.
  - А если работает? - Мира скептически скривилась.
  - А если работает, я просто хорошо проведу вечер. Мне нужен отдых, очень нужен. Тэльма, у тебя осталась запись моих воспоминаний?
  - Да, лови, - девушка провела пальцами по столу и сбросила на мой говорун зашифрованную папку.
  - Спасибо. Ладно, девочки. Всего хорошего.
  Я быстро надела туфли и набрала на говоруне номер вызова такси. Люблю современные технологии - можно практически не общаться с людьми. Даже машины по вызову приезжают, опираясь на координаты говоруна.
  Плохая, плохая идея. Но... что мы реально можем сделать? Рассказать всему миру о том, что делает Генезис? Они легко смогут оправдаться. Да, о чем я говорю - процентов восемьдесят людей просто не поверят в то, что увидят. Даже если им не просто показать, а буквально ткнуть в это носом. Убить создателей? А толку? На место одного всегда придут двое-трое. Даже если взорвать к чертям весь Генезис и лабораторию - это ничего не изменит. Единственный выход - начать контролировать процесс. Если Тэльма и Мира были правы, говоря о первоисточнике, то эта гадость уже в нашем мире. Рано или поздно, появятся те, кто продолжит создавать монстров. То есть по сути, сначала нужно узнать правы мы в своих рассуждениях или нет. Потом - выжить, после того как нас начнут искать по всем щелям. Затем, придумать как сместить управление и, главное, кого и как поставить после. Как вам задачка? Вот и я думаю - бред пьяной обезьяны. Мне проще - я хочу убить одного конвертерного человека. Точнее двух - того, кто убил моих родителей и того, кто отдал такой приказ. А в остальном, не будем заниматься героизмом. Но чтобы до них добраться, нужно помочь Мире. Можно, конечно, просто залезть к ней в голову и заставить рассказать мне все, что нужно... а потом выполнить первоначальный план... но я очень хочу узнать, что такое делают с этими людьми. А еще, хочу узнать насчет ребенка. Неужели у меня и правда есть сестра или брат? Я не знала, как на это реагировать. Было немного страшно. И странно. Он тоже такой? Тоже монстр? Или нет? Жив или погиб? Смогу ли я его найти? Я, сидя в такси, со стоном откинулась назад и прикрыла глаза. Как все усложнилось.
  Говорун пиликнул подовая сигнал о том, что мне пришло сообщение. Не открывая глаз, я нажала на кнопочку сбоку и в голове раздался хорошо знакомый голос:
  - Леди Эриан. К сожалению, наше с вами общение было коротким и не очень приятным. Я хотел бы все исправить. Смею надеяться, что вы примете мое приглашение и посетите ресторан "Ниарин" во вторник, в семь часов. С уважением Томас.
  Ого, даже так - просто Томас. Без фамилии. Хорошо, что он наконец начал действовать, а то все эти скрытые уловки меня только раздражают. К тому же, Крэйсон далеко не последняя личность во всей этой истории. Его можно будет использовать. Вопрос только в том, на сколько я ему нужна в качестве союзника. Или я чего-то не понимаю? И нужна я ему совсем в другом образе?
  За этими размышлениями я не заметила, как доехала до нужного мне клуба. Стандартное такое заведение, на первый взгляд. Клуб для любителей нажраться подраться и переспать с кем-нибудь. Но было и одно отличие. Сюда, в "Седьмой Поворот" (кто только им названия придумывает), пускали исключительно наемников и шлюх. В таком обществе можно не волноваться, что чей-то папочка поднимет шум из-за того, что сыночку выбили зубы. Нет, такое тоже могло случиться, но стоило сказать, где именно побили дитятко, и любые службы просто пошлют толстосума куда-нибудь далеко. Наемники те еще твари, однако в подобных вопросах готовы грызть глотки друг за друга. Ибо знают, что сегодня ты не встал на защиту, а завтра никто не защитит тебя. При всей своей силе и независимости, люди, работающие в сфере частного найма, практически не имеют реальных связей. Не верите? Все очень просто: вас за деньги спасает сомнительный тип. Или не за деньги, а скажем, за услугу в будущем. Он с самых низов общества, неоднократно нарушал законы, убивает людей каждый воскресный вечер. Иногда десятками. И тут вы узнаете, что у него беда. Серьезная такая, грозящая долгой и мучительной смертью или тюрьмой. Да большая часть должников только порадуется возможности избавиться от такого индивида. Есть, конечно, и правильные люди, те, которые смотрят в будущее и считают, что иметь своих, прирученных, монстров лучше, чем дурную славу серди них же. Но такие редко стоят при реальных деньгах. Да и не очень долго живут. Мы - расходный материал. В зависимости от качества отличается только цена, а вот принцип работы един.
  - Вам точно сюда? - с сомнением спросил водитель, рассматривая пеструю толпу у входа.
  - Точнее и быть не может, - я усмехнулась и протянула руку, чтобы специальный артефакт считал с говоруна нужную сумму денег.
   Перед тем, как выйти, я на секунду задумалась - одевать жетон наемника или нет? Меня пустят и без него, вопрос только в том, как много острых ощущений я хочу получить. Далеко не все знают, что среди наемной братии появилась хелс-блондинка. А моя старая слава уже давно покрылась пылью и паутиной. Хотя, возможно, тут еще найдется пара работников, способных вспомнить былые деньки. Ладно, не будем нарываться слишком сильно. С этими мыслями я вытащила значок и прикрепила его себе на грудь.
  Когда я подошла к дверям, курящая толпа расступилась. Раздалась пара недвусмысленных комментариев, кто-то даже присвистнул.
   - Детка, а можно я найму тебя на этот вечер, - на мою попу положили руку и чуть сжали. В следующий миг мужчина заорал, падая на землю. Его рука начала покрываться черными пятнами отмершей ткани.
   - Мальчик, не стоит лапать девушек, когда не знаешь природу их силы, - я, игнорируя остальных, повернулась и посмотрела на кричащего мужчину. Лет тридцать, весь в пятнах от ожогов, голова налысо выбрита. Уши вывернуты, как бывает у боксеров. Нос многократно сломан, губы порыты сетью тонких шрамов. Мда, он, интересно, специально к целителю не обращается, или как?
   - П-прости... госпожа ... хелс... п-прости...
  Я брезгливо пнула его руку кончиком туфли и процесс разложения остановился. Теперь, думаю, проблем будет меньше. Даже легкая демонстрация сил подействовала так, как нужно: люди тут же шарахнулись в разные стороны. В клуб я вошла под гробовую тишину.
   В Седьмом Повороте было жарко и шумно. Людей сегодня пришло много, видимо ожидается какая-нибудь супер программа. Неприятно - довольно сложно в таких условиях найти одного конкретного человека. Будем надеяться, что, если Грай здесь, он найдет меня сам.
  - Что будет леди хелс? - я удивленно посмотрела на бармена и узнала его. Баки - молодой смешливый паренек неслабого телосложения. Кареглазый, смуглый, с черными длинными волосами, убранными в хвост. Когда-то очень давно он устроился сюда на пол ставки, хотя о его неуклюжести ходили настоящие легенды. Когда я еще работала в одиночку и проводила каждый свободный вечер в подобных заведениях.
  - Привет, Баки. Давно не виделись, - я сморщилась, поняв, что из-за музыки тяжело хоть что-то расслышать. Затем показала парню на говорун. Тот кивнул, и мы быстро синхронизировали технику, получив таким образом возможность нормально разговаривать, - удивлена, что ты еще здесь.
  - А я удивлен, что вы меня помните, - Баки озорно улыбнулся, не показывая зубы. Точно - у него же всегда была проблема с ними, а целители за подобные операции требуют не мало денег. Сейчас никто не ставит сложные скобки: пациенту просто удаляют все, растущее не так, как надо, затем формируют заново. Никакой боли или иных неприятных ощущений, однако стоит это все доооороооогооооо.
  - Ты тогда только начинал, но уже лучше всех делал мои любимый коктейли. Никогда не лез с советами и не пытался меня использовать. Иногда этого более чем достаточно.
  Баки снова улыбнулся. Да, я не мастер говорить комплименты. И вообще, на мой взгляд, если кто-то поет слишком сладко, значит ему точно что-то нужно.
  - Вы любите все тот же молочный коктейль?
  - Да, именно его, - я усмехнулась. Не только мне тут хвастаться отличной памятью.
  Вечер протекал в обычном ритме. Я с наслаждением выпила пару коктейлей, затем пошла танцевать. Грая все не было, так что в какой-то момент я решила, что пора бы отложить его поиски и заняться собственным отдыхом. Одна беда - весть о том, что я хелс быстро разошлась по всему клубу, так что лезли ко мне не очень активно. Скорее даже избегали. Эх, надо было все же другое платье одеть. В какой-то момент на мою талию легли мужские руки и с силой заставили изогнуться в такт чужим движениям. Одна ладонь неспешно скользнула вверх, прижимая к мускулистому телу. С первой секунды я поняла кто это, слишком уж специфическая энергия была у этого человека, поэтому даже не подумала сопротивляться. Откинулась на его плечо, открывая шею, скользнула пальцами по широким ладоням. Чуть прогнулась в спине и сделала плавное движение бедрами, весьма недвусмысленно ощутив ответную реакцию мужского организма.
  - Какая чудесная птичка залетела в это гнездо разврата, - чуть хриплый голос Грая прозвучал над самым ухом.
  - Рада, что ты жив. А то получилось бы не хорошо - обещал мне вечер, а сам умер, - я начала выписывать бедрами восьмерку, прижимаясь к мужчине настолько сильно, что пуговица на его брюках царапнула кожу под платьем.
  - Ну, если бы ты проверила ту машину в самом начале...- Грай рывком развернул меня и, намотав волосы на кулак, заставил откинуться назад. Губы неспешно скользнули по шее, спустились вниз.
  - У нас всегда есть приоритет в целях, - я скользнула пальцами по мужской спине, затянутой в эластичную ткань майки, аккуратно обхватила пальцами его шею.
  - И какая же цель у тебя сейчас? - Грай отпустил мои волосы, вернув обе руки на талию. Мою угрозу он понял.
  - Отдохнуть от дел, если ты не будешь против, - я отпустила его шею и просто обняла, прижимаясь всем телом.
  - Против я не буду. Хотя совершенно уверен, что ты оказалась в этом месте не только для того, чтобы получить обещанную встречу. Останемся здесь или пойдем?
  Я многозначительно улыбнулась.
  - Я против свинг пати. Предпочитаю личные встречи в уютных темных комнатах.
  Грай усмехнулся.
  - А потом мы поговорим. Долго, со всеми подробностями обсудив случившееся.
  - Ты не поверишь, - я наивно захлопала глазками, - но я даже взяла с собой кристалл, на который записала все свои воспоминания. Посмотрим как-нибудь?
  В глазах наемника мелькнуло легкое удивление, но оно быстро сменилось довольством ленивого кота. Кажется, он решил, что мы не только переспим, но я еще и в его команду перейду. Тут он, конечно, ошибся. В итоге нашей задумки я, хоть и собираюсь уйти от Миры, но к кому-то другому присоединяться не стану. Придется, в любом случае, пройти мучительный процесс перестройки тела, нацепить маскирующие энергию артефакты. Затем, лет через десять, заведу себе жирного кота и пяток дворовых псов из питомника. Может быть, даже, мужа. Глухого, немого и слепого капитана дальнего плаванья.
  Но Грай может строить любые планы.
  Странно, пока мы шли от клуба до машины, пока ехали до дома, меня не отпускало чувство вины. Словно бы я делала что-то не так, допускала страшную ошибку. Странная у женщин психика. Мы можем в одну минуту бояться до дрожи, а в другую - мечтательно вспоминать цвет глаз.
  
  Глава 3.
  Великие планы.
  
  Время всегда бежит слишком быстро, когда мы готовимся к чему-то серьезному. События смазываются в единый поток информации. Две с половиной недели - это почти секунда, если нужно с нуля создать полноценный работающий план, приготовить все нужные детали и отработать действия с совершенно незнакомыми людьми.
  Наше общение с Граем прошло по вполне предсказуемому сюжету. После весьма и весьма неплохой ночи, и утра начавшегося так же приятно, мы занялись делами уже поздним днем.
  - Итак, милая птичка, с какой целью изначально ты нашла меня? - Грай поставил перед нами коробку с только что принесенной пиццей.
  - Хотела спросить, на сколько ты хочешь отомстить за смерть ребят? - я, под тихое урчание пустого желудка, вытащила первый из аппетитных треугольников.
  - Допустим, - мужчина присоединился к трапезе, так же проигнорировав заботливо принесенные столовые приборы.
  - Мы планируем одну... операцию. Есть шаткий план, есть информация. Но последней мало. И есть большая проблема в виде противника, с которым не справиться обычной магией или огнестрельным оружием.
  - Звучит оригинально. Но давай начнем с твоих воспоминаний. Не думаю, что без этого возможно давать ответ. Даже на такое заманчивое предложение.
  Я пожала плечами, затем вытащила из сумки кристалл с записанными воспоминаниями, и протянула его наемнику.
  Спустя неопределенное время, Грай задумчиво откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза. Наступил момент "Х".
  - Ну что? - я, не показывая эмоций, с аппетитом продолжила уплетать жутко вредную пищу бедняков.
  - Ну, теперь мне понятно, понятно, почему тебя отправили к целителям души. Не будь ты хелсом, я бы тоже решил, что от всего случившегося у тебя просто крыша поехала. Но ты не выглядишь человеком, способным на такую реакцию. Да и сама история была более чем странной. Ну не поверю я, что наш противник мог иметь подготовку такого уровня, чтобы уйти без потерь, перерезав весьма опытных мужиков, как баранов. Есть мысли о том, кто это мог быть? Я так понял, что ты уже сталкивалась как минимум с одним.
  - Мыслей больше, чем деревьев в лесу. Но основная идея такова: некая фирма занимается созданием милых, монстроподобных, существ. Из людей с определенной кровью. Именно поэтому им было нужно, чтобы Крэйсон подписал разрешение на сбор всех данных в единую базу. В теории, сотрудничают они с некой лабораторией, занимающейся изучением портала и аномалии рядом с ним. На тварей не действует магия, внутренние органы сильно изменены. Выстрел в сердце или в голову совсем не обязательно убьет цель. Но они не имеют защиты перед магией хелса. Мои пули вполне неплохо убивали тварей.
  - Хорошо, это я понял. Но что хотите в итоге? Напасть на тех, кто создает монстров? - в голосе Грая звучал откровенный скептицизм.
  - Нет. Хотим для начала проверить одну догадку. А если все еще и получится, мы, во-первых, устроим большие неприятности для этих тварей, во-вторых, отработаем пару вариантов ведения боя. Идти открытой войной смысла нет. Мы не такие уж идиотки. Однако, имея больше козырей на руках, мы сможем переиграть историю. Сколько еще людей жаждут мести? Сколько из них имеют в своих руках власть и деньги? Раненного хищника могут убить даже те, кто раньше был его жертвой.
  - Слишком много теории. Ты, Эриан, как человек умный, но не очень приспособленный к подобным заговорам, слишком увлекаешься планами, построенными на воздухе. Тут, знаешь ли, опасно не только недооценивать противника, но и переоценивать людей в целом. Я так понимаю, вы знаете название загадочной организации, создающей этих монстров, точнее догадываетесь. И у вас есть информация о том, когда и где их представители окажутся в удобной позиции для нападения. Вам нужно мясо в главных ролях?
  - Мясо у нас и так есть, - я проигнорировала первые вопросы и улыбнулась, - нам нужен человек, опытный в вопросах ведения боя на улицах города. А еще, способный прогнозировать дальнейшие действия противника и как лучше не попасть под раздачу. Ты, Грай, подходишь на эту роль как никто другой. У тебя есть свой зуб на них, есть возможности. И если все пойдет плохо, ты всегда можешь сослаться на то, что мы тебя наняли для неизвестных целей.
  - У меня одно условие, - мужчина неожиданно расслабился, затем потянулся ко мне и легко перетащил к себе на колени, - планированием занимаемся преимущественно мы с тобой. Можешь для совета привлекать своих девочек, но в конечном счете они будут слушаться нашего решения. А самое главное, потом, ты переходишь ко мне. Месть - это конечно здорово, но она не стоит такого риска. Деньги - тем более. А вот заполучить тебя я хочу уже очень давно. Особенно после истории с Крэйсоном.
  Я положила голову на плечо мужчины и начала задумчиво выводить узоры на его груди.
   - Звучит так, будто ты слышал обо мне до того, как я пошла работать на Миру.
  - Еще бы. Среди одиночек хелс, конечно, не большая редкость, но не такой силы и не с такой внешностью. Как тебя только не называли за глаза. Но я запомнил только одно прозвище - златокудрое чудовище.
  Я не выдержала и расхохоталась, откинувшись назад.
  - О таком я еще не слышала. Прозвищ мне давали много, тут ты прав, но ни одно из них не прилипло. А вообще, приятно, что слава обо мне разошлась так далеко.
  - Думаю, она разошлась бы еще дальше, если бы люди знали все твои заказы, - Грай положил руку мне на грудь и несильно сжал сосок, - но хелсы работают слишком тонко. Никогда не узнаешь точно, на самом ли деле у человека случилось неожиданное кровотечение, или ему не посчастливилось при всей своей защите, пожать руку черному целителю.
  Я прикрыла глаза, наслаждаясь волной жара, мгновенно прошедшей по телу и свернувшейся внизу живота.
  - Тогда ты знаешь, что в случае предательства тебя не спасут даже Боги, - голос мой звучал мурлыкающе-низко, без прямой угрозы.
  - Знаю, - кивнул мужчина и начал стягивать с меня недавно надетое платье, - рассчитываю на то, что ты свое слово тоже сдержишь. Когда-то ты славилась тем, что следовала каждому пункту своих договоров.
  - Что-то в нашем мире не меняется никогда...
  
  ***
  
  Перед встречей с Томасом я провела целых четыре часа в салоне красоты. Стрижка, маникюр, педикюр, правильный макияж и подбор украшений. Платье я выбрала достаточно строгое - облегающее, черное, длиной чуть выше колен. Лакированные лодочки на приличном каблуке, тонкие золотые сережки с аквамаринами и подвеска-капелька. Образ вышел изящным и, главное, дорогим. Ресторан все же элитного типа, не хочется выглядеть простой шлюхой. Хотя, учитывая с кем я собираюсь ужинать, большая часть людей все равно будут об этом думать. Но я, как настоящая женщина, лучше чувствовала себя в высшем обществе, когда выглядела идеально.
  Ровно в назначенное время за мной приехало такси из числа "элитных". Молодой водитель, в идеально отглаженной черной форме подошел ко мне и галантно открыл дверь, не забыв поклониться. Никогда не осуждала людей, выбравших такую работу, однако мне всегда казалось, что они искренне ненавидят тех, перед кем склоняют голову. Я бы ненавидела.
  Ресторан Ниарин располагался далеко не в центре города. Как ни парадоксально, но наиболее дорогим и элитным кварталом стала юго-восточная окраина. Там, среди псевдоисторических зданий и слишком идеальных парков, предпочитали селиться обеспеченные люди, не способные позволить себе личное поместье. Ниарин был известен далеко за пределами Ларона. Как это часто бывает, причиной славы стала не исключительно вкусная кухня и талантливый шеф-повар, а огромная стоимость всего здания, его расположение и частые гости в лице различных звезд кино и эстрады. Логично, что я в подобных местах бывала крайне редко. Могу по пальцам пересчитать все случаи. Даже когда мой среднегодовой заработок был не на много скромнее, чем у хозяина небольшого предприятия (да-да, услуги хелса оплачиваются очень хорошо), я предпочитала уютные кафе семейного типа. Там и порции были больше, и качество несравненно лучше. Однако там не было высококвалифицированной охраны, мощных щитов и пометки напротив каждого блюда: только натуральные продукты. Чего уж скрывать, многие люди предпочитали экономить, покупая овощи и фрукты, выращенные с помощью магии. На мой взгляд и вкус, они ничем не отличались от обычных, но отдельные параноики через день поднимали тему вреда подобной еды.
  Как только машина остановилась напротив узорчатых колонн, увитых живыми цветами (и это в такое время года!), мою дверь тут же открыл лакей, одетый в расшитый золотом красный бархатный костюм. Я, полностью игнорируя согнутую фигуру, изящно опустила ноги на идеально чистую белую плитку. Даже сквозь подошву туфель отчетливо ощущалось легкое жужжание артефактов, поглощающих любую грязь, попавшую на поверхность. Ирония жизни - стоимость этой, короткой дорожки, была такой, что весь квартал, в котором я жила в детстве, можно было снести и отстроить заново. Ну, может я и преувеличила, но не сильно.
  Погода сегодня была не на много лучше той, что встретила меня по возвращению в город. Холодный, мерзкий ветер и редкие снежинки, тающие в процессе падения. Однако вокруг Ниарина стоял универсальный погодный щит - под этим колпаком всегда было тепло. Я, привычно оглядевшись, двинулась в сторону невысокой лестницы, заканчивающейся тяжелыми резными дверями из красного дерева. Едва я оказалась на расстоянии в пару шагов, одна из створок открылась, позволяя мне войти внутрь.
   - Добрый день, - рядом со мной беззвучно возникла девушка, одетая в строгое черное платье, - вас ожидают?
  - Да, я к господину Томасу Крэйсону, - делаем наивные глазки и мило улыбаемся.
  - Позвольте я вас провожу, - девушка дежурно улыбнулась и, мягко покачивая бедрами, направилась в полумрак зала.
  Не знаю, кто решил, что такое освещение максимально приятно для глаз. Хотела бы познакомиться с этим человеком и долго, вдумчиво и со вкусом объяснить ему, как он не прав. В Ниарине, как и почти во всех ресторанах, всегда было темно. Освещение здесь было таким, словно это не энерго шары работали, а десяток тусклых свечей. То есть хватало ровно на столько, чтобы не натыкаться на мебель и не промахиваться мимо еды. Возможно, загадочным выдумщиком была женщина в возрасте, полагающая, что при таком освещении не так заметно, на сколько она уже подсела на магические корректировки внешности. Иначе не объяснишь. Зато, что мне всегда нравилось здесь, так это приятная живая музыка, достаточно тихая, чтобы не мешать разговорам, достаточно красивая, чтобы ее хотелось слушать. Ну и грамотно настроенные артефакты, удаляющие из воздуха любые ароматы кроме тех, которые хотел ощущать человек, сидящий за своим столиком. Для случайно прошедших мимо, здесь пахло цветочной поляной после грозы.
  Крэйсон выбрал столик с секретом. Тут было не много таких - отделенных звуконепроницаемыми ширмами от основного зала, и об их существовании знали единицы. Большая часть посетителей, выбравших подобный стол, даже не догадывались о том, что за небольшую доплату могут активировать дополнительный купол. А администрация не спешила делиться всеми секретами. В таких местах защита вообще была на высшем уровне - хозяин ресторана своей головой отвечал за любой прокол с просушкой. В прямом смысле, головой.
  Обогнув пару столов с тихо разговаривающими парочками, я наконец-то оказалась перед Крэйсоном. Мужчина был одет в простой, но очень дорогой костюм цвета стали, галстука или бабочки не было - ворот белой рубашки был открыт, что добавляло расслабленности общему образу. Это ощущение подчеркивалось еще и растрепанными волосами. Создавалось впечатление, что Томас провел не один час в ожидании меня. Странно, учитывая, что я приехала минута-в-минуту.
  - Господин Крэйсон? - девушка, которая меня провела к Томасу замела приветливой статуей, держа в руках толстую кожаную папку с меню.
  - Эриан, - мужчина поднял голову от бокала с водой, по которому все это время водил кончиком пальца, - рад тебя видеть!
  На "ты"? Ну ладно.
  - И я рада, - я мягко опустилась на бархатное кресло.
  - Господин Крэйсон, я могу нести ваш заказ? - девушка все так же стояла на месте с неизменной улыбкой.
  - Да. Эриан, я имел наглость заказать для вас пару блюд, которые считаю лучшими в этом месте и бутылку сухого вина. Вы не против?
  Против, но характер будем показывать потом и не здесь, и, скорее всего, не с этим человеком.
  - Конечно. Полностью доверю вашему вкусу. Я давно не была в Ниарине, тут, скорее всего, не осталось ни одного моего любимого блюда.
  По лицу Томаса скользнула тень удивления. Не знаю, кем он меня считал, но явно не той, кто может себе позволить подобные ужины.
  Прислуживавшая нам девушка бесследно растворилась в полумраке, и мы наконец-то остались наедине.
  - Скажу честно, твое внимание к моей скромной персоне, до этого вечера, вызывало только недоумение и неприязнь, - я взяла в руки белоснежную салфетку из плотного материала и начала неторопливо ее разворачивать.
   - Чем же я успел провиниться перед тобой? - мужчина, игнорируя все правила этикета, поставил на стол локти и сцепил пальцы в замок.
  - Наша с тобой история безответной неприязни началась задолго до истории с нападением, - я наконец справилась с хитрым плетением ткани и положила салфетку на колени, - думаю, таких как я, наберется не меньше десяти тысяч в нашей стране. Остальные ее уже покинули. Однако сейчас я говорила не об этом, и даже не о том, что ты подставил меня и всех наемников, работавших некоторое время назад. А о излишнем внимании к моему душевному здоровью, о весьма навязчивых звонках и письмах, о случайных встречах с твоими людьми. Это все вызывает далеко не самые приятные эмоции.
  - Увы, я мало знаю о том, как правильно уговаривать девушку, - Томас вздохнул с притворным сожалением.
  От дальнейшего разговора нас отвлек официант, принесший бутылку вина. Что ж за несчастье такое - почему меня окружают любители белого и кислого напитка?
  - За долгожданную встречу, - Томас поднял бокал и, дождавшись еле слышного "цок" тут же сделал весьма приличный глоток. Кажется, только я тут пытаюсь соблюдать все правила.
  - Итак, вот я здесь. И мне натерпится узнать, зачем я тебе понадобилась. Надеюсь, ты удивишь меня честностью, - я чуть пригубила мерзкого напитка из бокала. Ненавижу вино любого типа.
  - Я хочу предложить тебе работу, - Томас не стал увиливать, но и говорить совершенно честно тоже, - свободный график, свобода творчества. Можешь заниматься любыми разработками при полном спонсировании.
  - Какая удивительная щедрость, - я приподняла брови. Правда ироничная улыбка портила все впечатление, - неужели мои, случайно продемонстрированные, таланты настолько не дают покоя?
  - Случайности не случайны, - уклончиво ответил мужчина, - чтобы ты не думала, но мои наблюдатели никогда не упускали из вида наиболее одаренных выпускников. Я крайне сожалею о том, что не сделал подобного предложения раньше.
  - До того, как поспособствовал принятию закона? - с милой улыбкой спросила я.
  - На то была совершенно независящая от меня причина, - Томас покачал головой.
  - И она была связана с тем, что сейчас называется Генезис? - спросила я наобум. Вот честно - просто решила проверить выверты своего подсознания. И не ошиблась.
  С лица Крэйсона тут же исчезла ленивая расслабленность. Он нахмурился, быстро допил бокал и посмотрел мне в глаза.
   - Меня поражает твоя осведомленность. Могу ли я предположить, что у тебя уже есть новая работа?
   - Можешь, но будешь не прав, - я мысленно подпрыгнула от удивления, но внешне никак этого не показала. Ого, так вот откуда лапы растут! - скажем так, мы с девочками решили немного разузнать о нашем противнике. Всплыла целая куча разнообразной информации. И я снова задам свой главный вопрос: зачем человек, имеющий такую власть и деньги, способный нанять любого профессионала, предлагает мне подобные условия работы?
  - Это все что тебя волнует? - мужчина справился с волнением и, игнорируя возможность вызвать официанта, сам взял бутылку с вином.
  - Меня волнует очень много чего, но я решила начать с малого. С причины, по которой мы встретились.
  В воздухе тихонько заиграла нейтральная мелодия. Так нам подали знак, что несут заказанные блюда. Разговоры естественно смолкли. Хотя взглядами мы обменялись весьма многозначительными. Мы оба замерли и сидели так до тех пор, пока все тот же официант не поставил пять широких белых тарелок. В центре каждой было что-то маленькое, ажурно оформленное и явно съедобное только наполовину. Судя по расстановке тарелок, мне предназначалось три идеально ровных кусочка темно-розового мяса. Насколько я помню, в таком виде тут подают утку. Мдааа... порция такого шикарного размера, что я более чем уверена - шеф повар из одной маленькой птички сделал не меньше десяти заказов.
  - Приятного аппетита.
  Ну, съев минут за десять все предложенные мне блюда, я в который раз порадовалась тому, что покушала перед поездкой в это место.
  - Вернемся к нашему разговору? - я аккуратно приложила салфетку к уголкам рта.
  - Да. Итак, - Томас отложил вилку и нож, затем взял бокал с вином, - сомневаться в твоем разуме было бы очень большой ошибкой, Эриан. Да и в том, что в вашей команде есть еще соображающие личности - тоже. У Миры, при всех ее недостатках, потрясающее чутье на талантливых людей. Но у тебя, моя дорогая, есть один несомненный минус. Не смотря на весь твой образ, ты очень добрый человек. Думаю, добрее многих монахов, раздающих милостыню на улице. Просто жизнь научила тебя фокусировать свои доброту на ограниченном количестве людей, ради которых ты готова на все. Думаешь, я не знаю, что ты не для спасения моей дочери тогда побежала в то чертово место? Но вернемся к нашей теме. Ты, как я уже сказал, умная девочка. А вот Мира - нет. Я помню ее мелкой, в розовом платье и с большим бантом. Она уже тогда считала себя сверх самостоятельной. И делала все назло отцу, решившему привести в дом женщину, которую назвал своей женой. Время идет, но характер ее так и не изменился. Мира очень наивна и избалована. Я более чем уверен, что она решила объявить войну всему темному миру. И ты, пытаясь ее защитить, пойдешь следом. При всех моих негативных качествах, чужую доброту я помню. Ты, специально или нет, не один раз спасла мою дочь. И я очень виноват в том, что твоя жизнь, в свое время, пошла под откос.
  - И ты решил одеть сверкающие латы и отправиться спасать прекрасную даму? - я усмехнулась, - скажи, Томас. Я так понимаю, ты знал об этой истории практически с того дня, как все началось. Неужели ты не думал, что все станет так плохо? Что детей будут похищать прямо из домов, женщин и мужчин использовать для рождения материла с подходящей кровью. Что появятся монстры, которые страшнее любого оружия?
  Крэйсон чуть поджал губы. Он знал, что виноват. Иначе бы не стал так реагировать.
  - Иногда, самые страшные вещи делаются с надеждой на светлое будущее, - Томас сам не верил в то, что говорил. По нему это было видно.
  - Я не буду спрашивать об этом загадочном "светлом будущем". Даже мой фантазии не хватит, чтобы представить радужный мир, в котором живут подобные твари. Речь сейчас не об этом. Мне лестно, что моя жизнь оказалась дорога такому количеству различных людей. Однако, это дело перестало быть только маниакальной войной с тенями. Думаю, ты знаешь особенность моей крови. И что произошло с моими родителями. Недавно, я поняла, что все самое плохое, что со мной случалось, было из-за одной-единственной группы людей, которые решили разделить окружающих на тех, кого можно использовать, и тех, кому первых можно будет продать. И пусть наши потуги, в лучшем случае, будут подобны бобровой плотине, преграждающей путь цунами, но не попробовать я не могу.
  - Ставишь мое бездействие мне в укор? - задумчиво спросил Томас, - девочка, мне, в отличие от тебя, еще есть что терять. Все что я могу - вставлять палки в колеса. Но даже это скоро закончится - либо мне придется прогнуться, либо меня заменят кем-то другим.
  Я молча смотрела на мужчину. В голове было столько ядовитых ответов, столько возможных реакций, что тело привычно замерло. На меня всегда нападал ступор, когда желания противоречили необходимости. Медленно, стараясь не совершать резких движений, я взяла бокал, сделала глоток, и поставила его обратно. Затем встала и мягко, но очень зло улыбнулась.
  - Да. Вы правы, господин Крэйсон. МНЕ больше некого терять. Благодаря ВАМ. Вашему бездействию, лени, трусости. Вы противны мне. Да, может быть, Мира - маленький и избалованный ребенок. Но ее концепция понятий "хорошо" и "плохо" мне кажется достойной того, чтобы за нее бороться. И умирать. А ВАМ я желаю не дожить до того "светлого будущего", которое ВЫ и вам подобные уготовили этому миру. Всего ВАМ самого доброго.
  Я развернулась и спокойно пошла к выходу, не забыв мазнуть пальцами по плечам Крэйсона. Какой он все же мерзкий. Даже убивать такого не хочется. Жалкий пресмыкающийся, лелеющий иллюзию того, что именно он - самый несчастный и светлый персонаж. Одно хорошо - такой не будет бежать к нашим врагам, неся в зубах доклад о встрече со мной. Томас не идиот. Он знает, для чего я к нему прикоснулась.
  Выскочив на улицу, я рывком расстегнула сумочку и достала помятую пачку сигарет. Закурила, расслабилась. Успокоилась. И удивилась - какого лешего я так сорвалась? Не знаю. Да и плевать. Сейчас есть задачи куда более важные, чем анализ собственного гормонального баланса.
  
  ***
  
  Дальнейшие дни потекли в стандартном распорядке. К моему удивлению, Мира и Грай даже практически не цапались. Девушка легко смерилась с тем, что ее отодвинули на задний план, так что молча выполняла мелкие поручения. Правда в основе такого поведения лежало совсем не признание умственных способностей этого наемника. Нет. Просто мы давно прописали вторую, скрытую часть плана, и главными действующими лицами в нем была именно наша пятерка. Доверие - это конечно хорошо, но только в том случае, если оно далеко от понятия "абсолютно". Таким образом установилось шаткое перемирие. У всех была своя задача и все были заняты. Как только были найдены подходящие нам наемники, совместными усилиями мы подсчитали нужное количество пуль для зачарования и прикинули какие еще артефакты могут пригодиться. После этого я смогла с чистой совестью уехать домой, чтобы подготовить комнату для работы. Клепать артефакты прямо в офисе не хотелось - слишком много людей там стало ошиваться, да и Грай не собирался останавливаться на одной ночи. В общем, обстановка к труду не располагала.
  Оказавшись дома, я даже оглохла на секунду от тишины. Как же я по ней соскучилась... В квартире с последнего посещения ничего не изменилось. Я откровенно ленилась заняться уборкой или хоть каким-то приготовлением площади для нормальной жизни. Все те же чехлы на мебели, те же ряды коробок с вещями со старой квартиры. Безошибочно выбрав нужную, я потащила ее в просторную комнату без окон. Архитекторами она была задумана, наверно, гардеробной, но мне она была нужна для других целей. Спустя пару часов, когда я уже собрала свой стол для создания артефактов и даже настроила его для нужной работы, в дверь позвонили. Это была доставка - я с самого начала отказалась тащить все боеприпасы и камни на своем горбу. Пусть Мира и Грай в один голос уговаривали меня сделать все самой, в крайнем случае взять с собой кого-нибудь из наемников, но я твердо стояла на своем. Во-первых, мне совершенно не хотелось показывать кому-то чужому свое место обитания, во-вторых, я считала, что именно такое поведение привлечет меньше внимания. И, да, это было элементарно проще. А я, как уже говорила, на редкость ленивое существо.
  Коробок было аж шесть штук. Большая часть с патронами, остальные с каменной пылью и прочими заготовками. Быстро вскрыв каждую, я вытащила мешочек с кристаллами хрусталя. Они были достаточно сильны, чтобы использовать их для небольшой защиты окон от всяких левых сущностей, и при этом не очень дорогими. Заклинания я сплела заранее: простое, зато действенное. Любой, кто сунется через "форточку" получит сильнейшее кровоизлияние в мозг и, скорее всего, умрет еще в процессе падения. Заминка вышла только на одном из кухонных окон. Я, если честно, долго решала, стоит ли закрывать то самое, через которое ко мне залез прошлый раз Рэйдон. Странная я. Вот прекрасно знаю, что он - опасен. Более того, скорее всего мой враг. Но... но я все же оставила кристаллы на столе. Потом, может быть, поставлю.
  Остатки дня я провела за монотонным заклинанием патронов. Скучная, неинтересная работа. В какой-то момент я поняла, что глаза просто закрываются. Словно зомби я прошла в свою комнату и безвольным мешком упала на кровать, с которой разве что пленку сняла.
  Утро началось для меня днем. Голова была тяжелой, глаза слезились, рот разрывала зевота. Я без особого энтузиазма я дошла до ванны, умылась и отправилась варить себе кофе. Тут меня ждал сюрприз: на столе стояла чашка и тарелочка с уже знакомыми булочками. И записка. С улыбкой клинического идиота, я открыла сложенный листочек бумаги.
  "Доброго утра, спящая красавица. Считаю оставленное для меня окно - приглашением. Или не прав? В любом случае, рад, что ты его не запечатала. Заклинание для маня не смертельное, но все же приятного в таком колдовстве - мало. Да, предупреди своего наемника. Этот идиот видимо решил устроить сюрприз и попытался залезть к тебе в окно. Я его, конечно, остановил, но боюсь в следующий раз пожарная защита, может не сработать. Думаю, он, вчера, попытался бы и еще раз взять эту высоту, но сломанная нога не способствовала романтике.
  Твой молчаливый страж".
  Я дважды перечитала записку, потом не выдержала и расхохоталась. Жаааль, жаль, что я вчера заснула так крепко. Было бы интересно посмотреть на падение Грая. Мужчина начал мне откровенно надоедать, и его потенциальная гибель от рук Рэйдона не вызывала негативных эмоций. План был почти составлен, взаимодействие вовсю отрабатывалась, так что такая случайность не сильно бы нам повредила. Хотя нет... он был еще нужен.
  Со все той же дурацкой улыбкой девочки-подростка, я выпила еще теплое кофе и съела всю выпечку. Откуда во мне этот странный мазохизм? Проснулась детская тяга к отрицательным героям? Так мне для этого нужно быть, по закону жанра, противоположностью. То есть героем положительным. А у меня из длинного списка присущих качеств только золотые волосы и трагичная история жизни.
  От ненужных мыслей я привычно спряталась в работе. И провела в ней еще целых два дня, монотонно клепая все нужное. На третий пришлось вылезти из дома. Грай, с очень мрачным голосом, вызвал меня на отработку действий. Все-таки до основного дела оставалось лишь пять дней.
  Моя "репетиция" прошла в компании с Лилэ. и выглядела она более чем странной. Мы гуляли по городу, рассматривая камеры и изучая... мусорные баки. Нужно было точно знать, когда, в среднем, наступает момент очистки. Лилэ во всей красе продемонстрировала свои исключительные способности. Одного, легкого скользящего движения пальцами хватило для того, чтобы точно определить в какой час изо дня в день баки наполнялись на столько, чтобы активировались очистительные артефакты. Средний разброс был пара часов, так что все вполне укладывалось в наши планы.
  - Слушай, Эри, а не проще ли было взломать все эти артефакты и настроить на нужный нам лад?
  - Лилэ, я всего лишь человек, который очень любит свою работу, и который в свое время вложил огромные деньги во всевозможное дополнительное образование. Но если сравнить меня с настоящими гениями, которых обычно нанимает правительство, то все потуги бессмысленны. Там защита такого уровня, что я лет пять могу разбираться только с одной из камер. А при этом на расстоянии десяти километров будут оповещены все ищейки и прочие правоохранительные органы. Так что проще пользоваться обстоятельствами, а не пытаться ломиться сквозь все преграды.
  - А я думала, Мира наняла тебя за то, что ты лучшая из лучших, - Лилэ устало потянулась.
  - На лучших у нее не хватило бы денег, - я шутливо ткнула девушку в бок, ломая удовольствие от процесса, - даже я согласилась на эту работу только потому, что Мира умеет чувствовать чужую мечту.
  Лилэ смешно поморщилась.
  - Куда теперь?
  - По магазинам, - я задумчиво оглянулась и, схватив напарницу за руку, потащила в сторону огромного торгового центра.
  Вот такая странная у нас была подготовка.
  Лилэ держалась удивительно хорошо. Она весело щебетала, бегая от одного магазина к другому. Очаровательно краснела, когда я заставляла ее мерять нижнее белье, и озорно подглядывала сквозь опущенные ресницы, отслеживая мою реакцию. Вот никогда бы не подумала, что она не очень традиционной ориентации. Со стороны - ангел в непонятной одежде. А на деле - веселая грешница. Интересно, какой она вырастет? Да какая разница - главное, чтобы у нее была эта возможность. Может, все же промыть им мозг и утащить куда-нибудь далеко? Хотя кого я обманываю. Это ничего не изменит. Мира все равно не отступит. Она сделает все, чтобы влезть в эту грязь. Лучше уж попытаться проконтролировать.
  Спустя пару часов беготни по торговому центру, Лилэ кто-то позвонил, и девушка тут же начала собираться. Я проводила ее взглядом и грустно улыбнулась. Мы с Граем сразу предупредили всех, что нужно увезти родных и близких как можно дальше и как можно незаметнее. У меня и Миры никого не было. Родители подруги были бесконечно далеки от своего ребенка, да и статус отца обеспечивал отличной защитой. Тэльме тоже было нужно вывезти только свою бабушку, а вот у Лилэ была большая и любящая семья. Которой еще нужно было объяснить все происходящее и не сильно напугать.
  Оставшись в одиночестве, я выбрала один из уличных ресторанчиков и заказала большое черное кофе. Последние мирные деньки, не хочу провести их в темной комнате, убивая глаза над созданием очередной схемы. Но и встречаться с кем-то не хочу не меньше. Нужно было успокоить разум, очистить его от сомнений, страха и бредовых идей. Они будут только мешать.
  Найти нужную мне черную одежду в местных магазинах оказалось не очень просто. Но в конечно счете, я все же обзавелась длинной широкой юбкой и тонкой эластичной кофточкой, облегающей тело как вторая кожа. В туалете быстро смыла всю косметику, забрала волосы в высокий пучок. Дальше дело за малым - я зашла в цветочный магазин и взяла два небольших букета. Продавщица, даже не смотря на мою одежду, целых четыре раза переспросила количество цветов, которое мне было нужно.
  В итоге я успела на самый последний автобус, ведущий за пределы города. Обратно все же придется вызывать машину, или часа три идти на своих двоих. Хотя нет, пора отвыкать от привычки гулять по темным улицам и лесам. Сейчас даже для меня это более чем опасно.
  Кладбище встретило меня тишиной и мрачными силуэтами черных могильных камней. Они стояли близко друг к другу и лишь редкие отделяла металлическая оградка. Мои родители покоились за одной из таких. Когда у меня появились деньги, я хотела перенести могилы в другое место, в одно из частных кладбищ, где было возможно развести сад, а сторож следил бы за порядком и гонял воров. Но меня отговорили, так что я ограничилась лишь оградой, защищенной витиеватыми щитами.
  Могилы сильно заросли. Когда-то давно я посадила здесь кусты роз и теперь они, оплетали два черных камня с именами. Жизнь еще не проснулась в этом растении. Последние пара дней выдались солнечными и скудный снег окончательно растаял. Но земля еще не начала радоваться грядущей весне. Все было грязным, мертвым и пустым.
  - Привет мама, папа. Я очень виновата перед вами, и то, что я давно здесь не была - самая маленькая из моих ошибок. Но вы итак знаете, - я аккуратно убрала в сторону засохшие, наполовину сгнившие цветы и положила новые букеты, - говорят, умершие видят нас, помогают своим близким. Но я уже очень давно прошу Богов о том, чтобы они закрыли меня от вашего взгляда.
  Я горько усмехнулась и села на грязную, мокрую лавочку. Потрескавшаяся краска тут же намертво вцепилась в подол юбки. Да уж, запустила я это место. Нужно срочно заказать какой-нибудь группе людей, занимающейся обслуживанием кладбищ, привести здесь все в порядок. Ну и, чего мелочиться - продолжая шутить со смертью, прикупить место рядом.
  Я вытащила из небольшого рюкзачка фляжку со смесью различных спиртосодержащих напитков. Гадость редкостная, но зато действует на мозг быстрее.
  Все женщины, убегающие в ночь, в пустоту, с бутылкой чего-то крепкого и жутким чувством одиночества, мечтают, чтобы их нашли. Не сразу. Дав немного замерзнуть и напиться. Но обязательно нашли. Проблема в том, что мы редко на самом деле знаем, кого хотим видеть рядом с собой в такие минуты. Кроме тех, кого уже навсегда потеряли.
  О том, что ко мне идут я узнала еще до того, как в тишине леса раздались осторожные, мягкие шаги.
  - Из всех людей, которых я могла бы встретить здесь, ты, пожалуй, самый неожиданный гость, - я не стала поворачиваться, только разомкнула щит, позволяя гостю пройти.
  - А разве ты не знала, что не только твои близкие покоятся в этой земле? - Тэльма села рядом со мной. В ее руках была тонкая, треугольная бутылка с желтоватой жидкостью. - Хочешь? Это граппа.
  - Можешь долить прямо сюда, - я протянула девушке свою фляжку.
  Та, не говоря ни слова, послушно начала переливать сильно пахнущую спиртом жидкость.
  - Как думаешь, чем все это в итоге закончится? - голос Тэльмы был тих и спокоен.
  - Кто знает. Может быть, даже концом этого мира. Вот уж я посмеюсь, если все так и получится.
  - Будет неплохо сделать большую стеклянную комнату, с максимальной защитой. Будем сидеть в ней, попивая разнообразную будру и наблюдать, как все катится к чертям, - в голосе Тэльмы прозвучали иронично-мечтательные нотки.
  - Боюсь, мы уже не успеем, - я хрипло рассмеялась, - ты сама-то как, готова?
  - Да. Мне проще. Без всех блокировок, ты - очень эмоциональный человек. Думаешь, я не вижу, как на самом деле ты переживаешь? Как тебе неприятно делать людям больно, с какой неохотой смотришься в зеркала? Прости, Эри, но ты - маленький добрый ребенок, не далеко ушедший от Миры.
  Я только пожала плечами. К чему спорить? Даже если я не со всем согласна, это было мнение Тэльмы. Ее собственный взгляд. Она имеет на него право, и чтобы я не сказала, ее отношение вряд ли изменится.
  - Ладно, злой и страшный хелс, давай закончим наши могильные посиделки и пойдем по домам. Завтра тебе еще заниматься небольшой разрушительной деятельностью. И сменой образа.
  Я сморщилась, как будто съела целый лимон. Эта часть плана мне не очень нравилась, хотя я и могла в любой момент вернуть все на свои место. Ладно, хватит. И правда, пора заниматься делом.
  За последние дни, перед началом всего, подставные люди сняли в доме, где я жила, несколько квартир. Одну - рядом со мной, две на этаж ниже. Нанимающие были выбраны не просто так - одиночка и две пары. В каждой квартире была девушка примерно моего роста и комплекции. Перепутать их со мной было невозможно, но мы не просто так закупились париками и гримом. Основную коррекцию я собиралась делать с помощью своей магии, но не стоит слишком сильно увлекаться. Это требует много энергии. Дальше мы начнем пробивать потолки и стены, делая аккуратные проходы. При необходимости мы должны были очень быстро убрать все следы, поэтому придется потратить еще немного сил для того, чтобы зачаровать каменную пыль. Для каждого прохода свою. Когда будет нужно, достаточно сдуть ее на сложенные камни и даже самый дотошный ищейка не найдет следов. Скорее всего. Ведь надо еще понять, где были сделаны проходы, а комнат мноооогоооо.
  Мира и Тэльма при этом должны были беззаботно проводить собеседования. Для работы на организацию, которой, скорее всего, через неделю уже не будет. Грай тоже не станет терять время. Он подготовит себе замену и откроет подобие филиала в другой стране. Мужчина уже начал какую-то муторную подготовку к своему возможному исчезновению. Причем с расчетом на дивиденды в будущем. Его организация, в отличие от нашей, была хорошо известна. Так что проблем с заказами не ожидалось как с Граем, так и без него.
   Странно, но несмотря на то, что наш план подразумевал, что мы все избежим подозрений, каждый понимал, что мы имеем дело не с тем врагом, который будет по скудным уликам искать виноватого. Скорее всего, даже если бы подобное нападение было задумано не нами, Генезис все равно послал бы убийц. Тем более, что среди очевидного будут артефакты хелса. Основные усилия были сфокусированы не на создании подставных алиби, а на том, чтобы немного потянуть время. Посмотреть, какие круги пойдут от этого камня. Вот будет смешно, если в итоге мы останемся с коробками бытовых артефактов и стопками магической бумаги. И огромными проблемами.
  Последний день перед бурей мне пришлось выложиться по полной, доделывая артефакты и раз за разом корректируя внешность, чтобы без подозрений снять несколько нужных номеров в разных отелях и домах рядом с эпицентром будущих действий. Использовать в очередной раз подставных людей не получилось бы при всем желании. В итоге, добравшись до дома, я испытывала только желание помыться и лечь спать. Забавно, но мельком заглянув на кухню, я испытывала грусть из-за того, что там не стояла привычная чашка кофе и булочки. Надеюсь, я не встречу Рэйдона завтра. Проблема не в том, что я не хотела его убивать. Просто я была более чем уверена, что сделать это не смогу. Не хватит сил провернуть с ним тот фокус. В отличие от остальных монстров, этого мужчину я не чувствовала вообще. Не могла на него повлиять даже в мелочи. Возможно, если бы наш единственный физический контакт не совпал с тем, что я была при смерти, то мы бы имели хотя бы мизерный шанс. А так...
  
  Глава 4.
  Вторая ошибка.
  
  Ножницы щелкали почти оглушающе. Не знаю, что за странная проблема с психикой у каждой женщины, но волосы мне резать было откровенно жалко. К сожалению, выбора не оставили - Лилэ, со своей короткой стрижкой, наглядно продемонстрировала, что парики лучше сидят именно при минимальном количестве волос. Моя же шевелюра делала голову непропорциональной и неестественной. Так что, хотела я того или нет, пришлось стричься.
  К тому моменту, как золотистый шелк был благополучно сожжен в металлической банке, в дверь тихо постучали. Ну вот - сигнал к действиям.
  Лилэ была сама на себя не похожа. На ней был парик: удлиненное каре гладких, черных волос. Цвет ей откровенно не шел - даже при ярком макияже, лицо казалось очень бледным и невзрачным. Зато короткий топик и джинсы на бедрах неожиданно открыли весьма впечатляющую фигурку и накаченный плоский живот. С сережкой в пупке.
  - Добрый день, мы недавно к вам переехали, консьерж сказал, что вы мастер артефактов, хотела бы спросить, что вы думаете насчет местной защиты, - мдааа, одно мы не продумали - на кой черт идти к соседке с таким огромным рюкзаком?
  - Проходите, - я вежливо шагнула в сторону, пропуская девушку. Как только дверь за ее спиной закрылась, тон тут же стал серьезным, - все идет по плану?
  - Да, девочки уже на своих местах, Грай с ребятами - тоже. Тэльма сказала, что машину сейчас грузят, так что через полтора-два часа, она будет в нужной нам точке. Давай, быстро, сделаем из меня тебя.
  Я кивнула. Полтора часа - это мало. Мне нужно не только поездить по городу, несколько раз сменив внешность, но и успеть привезти Тэльме несколько артефактов, о которых знала только женская половина группы.
  Грим много времени не занял. Основной работой стала корректировка черепа, так как именно по его строению обычно определяли фальшивок. С собой мне тоже пришлось поколдовать, принимая внешность псевдо-соседки. Затем, взяв увесистый рюкзак, в который на скорую руку побросала все нужные вещи, я вышла из квартиры, не забыв попрощаться с "хозяйкой".
  Затем быстро забежала в квартиру, которую сняла девушка с моей нынешней внешностью, переобулась и вышла снова, не забыв закрыть дверь. А теперь изображаем неторопливый шаг и плевать, что хочется лететь к лифту со скоростью зайца, за которым гонятся бешенные волки. Говорун мне пришлось купить нулевой и настроить его на другого человека, так что вызывать машину я не стала. Дошла до автобусной остановки и практически сразу села на нужную мне маршрутку. На ней доехала до крупного торгового центра, куда и нырнула, не забыв посмотреть на часы. Весь план был построен по минутам.
  В торговом центре я прошлась по паре магазинов, не забыв засветиться на камерах, потом направилась в сторону туалета. В женский, как всегда, была полноценная очередь, поэтому я, с каменным выражением лица открыла дверь в мужской, где тут же начала перестраивать тело и лицо. Зайдя в кабинку, скинула старую одежду и начала спешно натягивать подготовленный "костюм". Говорун тоже пришлось деактивировать и убрать в коробку, блокирующую считывание энергии. На грудь я повесила новый артефакт, создающий иллюзию чужой энергетики.
  Итак, в туалет зашла молодая девушка, а вышел невысокий, худой паренек с грубым, немного даже лошадиным, лицом. Грудь пришлось перевязывать, причем туго - убрать ее с помощью магии полностью не получилось. В таком виде я вышла на улицу и тут же поймала машину. На ней доехала до еще одного центра и снова повторила фокус, став девочкой-подростком с короткими рыжими волосами. Тяжелый рюкзак, вкупе с частью одежды, я раскидала по различным мусорным бакам, выбирая те, которые не просматривались камерами. Больше менять внешность не пришлось, когда продумывался план, мы решили, что этого будет вполне достаточно. Именно в таком виде я и подъехала к нужному отелю. Там меня уже знали, так что обслуживающий персонал просто приветливо улыбнулся.
  Мы сняли номер на самом верхнем этаже. Для снайпера было довольно удобно, однако с быстрым отходом неизбежно возникали проблемы. Спасло нас то, что здание отеля было приравнено к историческим ценностям города, так что кардинально перестраивать его было нельзя. Во времена, когда здесь жили рабочие трудяги, а магические системы охраны могли себе позволить единицы, все здания выше четвертого этажа имели скрытую пожарную лестницу с балконами. Простому посетителю туда было не проникнуть, но мы не относились к числу "простых". Истэриан-хотел, был местом среднего класса, так что на артефактах тут не разорялись. Использовали ровно то количество, которое нужно было для того, чтобы экономить на персонале и чистящих веществах. Конечно, были и достаточно хорошо защищенные двери, но выход на пожарную лестницу к ним не относился. Камер наблюдения на этажах не было, так что я не особо опасалась быть замеченной - вскрыла дверь и, оставляя за собой дорожку из каменной пыли, спустилась до третьего этажа. Оттуда прыгать было уже не так страшно. На балконных пролетах я оставила камни более серьезного типа, закрыв возможность просто запрыгнуть с улицы. Основная часть артефактов, которая, чего уж скрывать, при плохом раскладе должна была еще и перебить кучу невинных людей, была размещена вокруг дверей, ведущих на жилые этажи и в самом низу. Пока ничего из этого не было активировано. Мы все решили, что делать подобное нужно только в самом конце, когда наступит кульминация событий и нам придется отходить.
  Тэльма встретила меня молчаливым взмахом руки. Девушка, одетая в чуть отливающий сталью черный костюм, сидела перед разложенными частями винтовки и монотонно, тщательно, собирала конструкцию в единое целое. В свое время, когда Тэльма сказала, что умеет стрелять, я легко в это поверила и даже не думала сомневаться. Но то, что она высококлассный снайпер, оказалось для меня неожиданностью. Хотя, могла бы догадаться, учитывая характер девушки. С такой специализацией нужно иметь железные нервы и способность долгими часами лежать или сидеть в одной позе. Ничего не должно выдать позицию.
  Я подошла к сосредоточенной девушке и положила перед ней коробку зачарованных патронов, затем прошла по периметру номера, быстро расставляя артефакты. руки чесались сразу же привести их в боевое состояние, но для меня это стало бы приговором. Когда ищейки найдут столь специфические игрушки, они мгновенно начнут шерстить всех хелсов-мастеров. Если при этом активировавшая энергия будет чужой, то можно легко сослаться на работу, сделанную по частному заказу. Если же станет ясно, что я была непосредственно на месте боевых действий и так или иначе участвовала в них, меня тут же обвешают блокирующими заклинаниями и потащат в тюрьму. Именно поэтому мое алиби было самым надежным.
  Тэльма с легким щелчком вставила небольшую обойму в винтовку и тут же чуть дернулась.
  - Готовность пять минут.
  Я невольно сглотнула, чувствуя, как холодеют ладони. Как бы я себя не успокаивала, но нервы у меня совсем разболтались. Вся моя сущность кричала о том, что нужно немедленно покинуть опасное место. Однако, если я сбегу, некому будет прикрыть Тэльму. Девушка просто погибнет, сожжённая откатом моих артефактов.
  Дверь неслышно открылась и на пороге появились два парня из числа "мясо". Они выглядели как два брата-близнеца. Высокие, широкоплечие, с короткими темными стрижками и лицами-кирпичом. Я бросила на них только один скользящий взгляд и подтолкнула сумку. Там лежали легкие броне костюмы и маски. Ни то, ни другое особого смысла не имело. Для нас. Хорошо, что слава об артефактах хелса столь мала. Практически никто не знает о проблемах с их использованием.
  - Готовность одна минута.
  Я села на пол, подогнув под себя ноги. Сейчас от меня уже ничего не зависело. До ужаса хотелось подобраться к окну и посмотреть на улицу. Останавливало только то, что Тэльма с самого начала, несколько раз, повторяла, что моя позиция должна быть ровно в центре комнаты. У входа стояли два молчаливых шкафа быстро реагирования. Они должны были активировать артефакты и идти первыми, зачищая дорогу от возможных противников.
  - Началось.
  От этого слова я вздрогнула и напряглась, как пружина, готовая в любую минуту распрямиться. А потом на улице раздался визг тормозов, звук удара и бьющегося стекла. Кто-то протяжно заорал на одной ноте. По идее, в этот момент два белых минивэна с надписью "Плат" заблокировали посреди дороге четыре старых внедорожника очень поддержанного вида. Шансов покинуть это место на своих колесах после такого удара не было ни у первых, ни у вторых. Затем раздался непонятный скрежет и звуки выстрелов. Задача боевых групп была в том, чтобы перестрелять водителей и возможную охрану. Оставить в живых нужно было только одного. С этим была небольшая проблема - мы не знали, будет ли среди участников действия хоть кто-то с нужными нам знаниями. Поэтому наемником требовалось по сложившимся обстоятельствам оставить того, кого будут пытаться охранять, или кто будет иметь при себе странный груз. Вот так вот абстрактно. Дальше выжившие должны были быстро осмотреть оба минивэна и забрать из них весь груз.
  Тэльма тихо выругалась и сделала первый выстрел. Я тут же подползла к ней ближе и сосредоточилась на состоянии организма. Нужно было снимать неприятные последствия быстрее, чем они начнут накапливаться.
  На улице творилось что-то непонятное. Стрельба не стихала вообще, постоянно раздавались крики. Тэльма тоже больше не лежала без дела. Магазины к ее винтовке были очень маленькими, так что она быстро расстреливала их и отбрасывала в сторону. В какой-то момент я даже подумала, не пора ли начать их забивать самой, подкладывая подруге, но учитывая активность использования зачарованных пуль, такое могло закончится быстрой смертью девушки. Отвлекаться от моей первостепенной задачи было нельзя.
  - Уходим! - девушка быстро вскочила на ноги и едва заметным движением пальцев активировала артефакты, украшавшие винтовку. Та стала на глазах ржаветь и разваливаться.
  В коридоре раздалась возня и топот. Оба наемника тут же шагнули в разные стороны, встав по краям от двери. Мы тоже ушли с линии возможного огня. Не знаю, кто там так топал, но почти уверена, этот кто-то пришел за нашими головами.
  Ребята, которых я мысленно назвала "первым" и "вторым", переглянулись и кивнули друг другу. Второй, стоящий с неудобного для стрельбы ракурса, рывком открыл дверь, не показываясь в образовавшемся проеме. Первый тут же сделал пару выстрелов, затем вышел в коридор.
  - Идемте.
  Судя по всему, подстрелили мы пока только простого человека из числа охраны. Один выстрел ему достался в грудь, второй в голову. Без шансов, так сказать. Ждать, когда здесь появятся основные силы противника мы не стали. Быстро дошли до дверей на лестницу и двинулись вниз. Ребята действовали четко, слаженно. Они, страхуя друг друга, быстро спускались вниз, не забывая активировать мои артефакты. Третей шла я, немного оттягивая откаты на себя, а замыкала четвёрку Тэльма, сменившая винтовку на черный массивный пистолет. Когда до нужного нам проема остался всего один отрезок лестницы, я уже решила, что мы зря так перестраховывались, опасаясь скрытой охраны. И тут над нашей головой протяжно завыли от боли, а затем кто-то единым ударом выбил дверь внизу. Тут же раздалась новая волна жуткого, нечеловеческого крика.
  Рядом с открытым балконом мелькнула тень. Ребята среагировали четко и быстро - просто расстреляли непонятную тварь, чуть замешкавшуюся из-за печального опыта своих предшественников. Какой-то кривой, сгорбленный монстр, одетый в черный облегающий костюм, с подобием противогаза на морде, не испугался наставленного на него оружия, медленно оглядывая нас. Ошибку он осознал только после того как в незащищенное тело попали четыре пули. Существо нелепо дернулось и полетело вниз. К чести наемников, они никак не показали удивления от случившегося. Быстро проверили наличие подобных тварей на лестнице внизу и кивнули нам в знак того, что пока все чисто. К сожалению, я отлично знала скоростные способности монстров, так что подходила к открытому месту с опаской. Но никого, кроме нескольких явно мертвых тварей внизу, не было. Мы с Тэльмой переглянулись и синхронно перелезли через перелила, после чего прыгнули. Девушка поставила щит, компенсировавший удар, так что приземлились мы спокойно. К сожалению, спрыгнуть с большей высоты мы не могли из-за сильного энергетического следа, который оставляли подобные заклинания, если они были большей мощности, иначе план стал бы куда проще.
  Наверху снова раздались выстрелы. Но стихли они быстро - без моей помощи ребята умерли из-за накопившегося отката еще до того, как до них добрался возможный противник.
  Тэльма не тратила время впустую. Она раскидала по клумбе, на которую мы приземлились, не меньше сотни крохотных шариков с разрушительной силой. Не будь меня рядом, она бы умерла, не активировав и треть их них. Сила отката была такой высокой, что меня затошнило от резкой потери в энергии, а девушка едва заметно качнулась.
  Рядом с нами, оставив черную полосу от резины остановился красный пикап с Мирой за рулем. Вид девушки, был более чем воинственный, даже не смотря на измененную внешность, которая делала ее больше похожей на стриптизёршу, собирающуюся в клуб. Не тратя ни секунды, мы запрыгнули на свободные сиденья и машина стартанула с места, быстро набирая скорость. Пикап буквально вылетел на широкую автостраду, едва не протаранив машину, оказавшуюся на нашем пути. Водитель так испугался вида несущегося красного монстра, что сначала вдавил в пол педаль тормоза, едва не получив удар от ехавшей сзади легковушки, а затем и вовсе выскочил на дорогу из машины, громко крича что-то нам в след.
  - Все по плану? - немного резко из-за адреналина спросила я.
   - Да. Зачищай.
   Под этим словом Мира подразумевала уничтожение всех свидетелей. Вот так просто. К слову, мне работать практически не пришлось - выстрелы, которые еще добрых две минуты звучали за нашими спинами, резко затихли. Даже при условии того, что пули лишь на половину были заряжены магией, каждый из наемников получил слишком много мелких "откатов", которые стремительно накапливались в организме, незаметно разрушая внутренние органы. Когда я потянулась к ребятам, имевшим при себе мои артефакты, я натолкнулась на пустоту. Нашла одного, еще подающего слабые признаки жизни, но тратить на него силы не стала - он и так умрет через секунды пятнадцать. А вот Грай и один из его парней были живы. Дабы нас не заподозрили в подставе, мы честно рассказали им о последствиях использования артефактов такого типа. Увы, но оставлять в живых мы не собирались даже их. Все дело в том, что никто из нас не сомневался: Грай сдаст Миру и девочек. Сдаст, как только его поймают. Меня он, скорее всего, оставит для себя, так что поддержит историю того, что меня использовали исключительно для создания артефактов. И все именно так бы и вышло, если бы я не имела прямого контакта с Граем, а потом не пожала руки всем его наёмникам, участвующим в этой операции. А еще не попросила мужчину лично отправить мне нужные расходники.
  Зато смерть их была легкой.
  Вернувшись в этот мир, после минутной пробежки по чужим аурам, я устало потерла виски, затем нервно полезла под сиденье. Туда, где лежал подстраховачный комплект одежды, нужный мне для финального акта своего алиби. До ужаса хотелось расспросить девочек о том, как все прошло, но времени на это у нас не было. Сейчас они должны были высадить меня в одном из "слепых" переулков, затем поменять машину, внешность и затаиться на ближайшие пару часов. Моя задача была вернуться домой, поменяться местами с Лилэ, изменить еще раз ее внешность, и заделать все дыры между квартирами. Ну а дальше изобразить святое неведенье и сесть смотреть новости. И очень надеяться, что ко мне не придут нехорошие дяди. Точнее, что придут они не за мной, а ко мне - посмотреть, сравнить, выяснить и оставить в покое. Оставив слежку, естественно.
  - Время! - Мира с визгом резины вошла в поворот, лишь немного сбавив скорость. Блин, кажется мне нужно прыгать прямо сейчас, и никакого торможения не будет.
  Дважды мне говорить не потребовалось. Я послушно рванула дверь и прыгнула в переулочек, неловко перекатившись. Болью взорвалось плечо и спина. Физическая подготовка у меня была более чем скромная. Многое знала в теории, но на практике, да еще и в таком виде, могла разве что постараться не свернуть себе шею.
  Шипя и матерясь, я быстро скинула с себя одежду, на которой тут же вспыхнула руна разрушения, затем натянула клетчатую рубашку и явно большие для меня джинсы. Сознание немного поплыло, намекая хозяйке, что и мои энерго ресурсы не безграничны. Однако тело все же поддалось и стало перестраиваться. Парик пришлось выбросить и нацепить кепку, скрывающую половину лица. В таком виде я вышла из переулка, оглянулась и нашла взглядом заранее вызванное такси. С его помощью я доехала до первой точки. Вышла без слов, расплатившись с водителем наличкой, затем, не оборачиваясь, зашла в подземный переход. Словила внешность одного из парней, шедшего рядом, и скопировала его лицо, пользуясь тенью от кепки. Затем сняла рубашку, оставшись в белой майке-боксерке и засунула ненужную одежду в сумку. В таком виде поднялась на улицу и, сбавив шаг, вольготно дотопала до остановки, чуть прихрамывая на правую ногу. Делала я это профессионально - еще помнилось то время, когда я не умела исцелять саму себя. Неудачно упала во время занятий спортом и сильно травмировала колено.
  По закону подлости, первыми пришли три автобуса государственного образца, со встроенными камерами наблюдения. Это нам не нужно. Пришлось потерять двадцать минут на то, чтобы дождаться простенькой частной машины с кривым номером маршрута. Эконом вариант для тех, у кого нет свободных денег на то, чтобы кататься по городу со всеми благами цивилизации. В принципе - не так уж подозрительно смотрелось мое поведение. Так поступали многие ребята школьного, студенческого и пенсионного возраста.
  На дребезжащей, почти безмагической, машине я доехала до очередного торгового центра. Там повторила фокус с туалетом, вернув себе предварительно грудь, дабы девушки не запинали на подходе в их царство. Зашла жутковатой перекаченной бабой, вышла девочкой-подростком, с каштановыми волосами до плеч, в синем комбинезоне поверх цветастой маки с изображением неизвестных мне персонажей мультика. Пришлось сидеть в кабинке почти пятнадцать минут, дабы точно прошли все те девушки, которые видели, кто на самом деле входил в тесную комнатку. Покрутилась где-то с пол часа по торговым залам, потом заметила женщину, с хмурым выражением лица выбирающую куклу из целой сотни выставленных на прилавке магазина. Подошла к ней и улыбнулась:
  - Для дочки выбираете? - взгляд светлый-светлый и наивный.
  Женщина дернулась и посмотрела на меня. Одета бедно, но качественно - строгий теплый костюм, черные простые ботинки. Прическа классическая - аккуратный узелок из темно-русых волос. Лицо немного изможденное, уставшее.
  - Да, вот... очень хочет куклу из этой серии, а я даже не представляю, какую выбрать. Попросила бы ее саму купить, но какой тогда это подарок будет? - женщина с виноватой улыбкой развела руками.
  - А давайте возьмем две - одну вы выберете, одну я, - моя улыбка стала еще шире. Ну вот, кажется могу сделать благое дело, загладив часть вины. Ага - покупка игрушки и убийство множества живых существ. Кажется, не очень равнозначный обмен.
  - Я бы с радостью, но... - ей очень не хотелось говорить о том, что денег нет. Очень.
  - Можно, это будет мой подарок? - я опустила руку на тонкую, бледную ладонь женщины, - сегодня у младшей сестренки день рождение, а она на другом конце мира. Договорились с ней, что по праздникам будем покупать подарки и дарить их другим. Традиция.
  На щеках у женщины заиграл румянец. Гордость ей говорила о том, что нужно отказаться. С другой стороны...
  - Я не знаю... - замялась незнакомка.
  - Зато знаю я, - с детской непосредственностью я подошла к полкам и выбрала самую смазливую куклу, одетую в такой же, как и у меня, комбинезон. Затем взяла коробку, напротив которой мялась женщина. Озорно подмигнув, я пошла к кассе.
  Так, осчастливив незнакомого ребенка, я заимела отвлекающий фактор в виде красной от смущения женщины. Как я и думала, мамочка пришла в дорогой торговый центр только за подарком для дочери, так что после покупки, мы вместе пошли к выходу. Со стороны наша пара выглядела вполне органично и не привлекала внимания. Когда мое движение будут отслеживать, такой ход прибавит сложности в определении образа, который я приняла.
  Еще две поездки, смена образов и вот я уже выгляжу так же как выглядела, когда выходила из дома. Запас внутренней энергии почти нулевой. Мдаааа, паранойя - это конечно хорошо, но мы явно переборщили с количеством точек смены внешности. Да по мне любой не нулевой маг сможет понять, что я не с книжкой лежала весь день. Эх, не свалиться бы прямо сейчас в ближайшую клумбу, пытаясь выплюнуть желудок в приступе рвоты. Вот всегда у меня так - нормальные маги спать заваливаются после перенагрузки, а я ловлю такие вертолеты, что даже просто закрыть глаза не могу. Моргаю, а тело скрючивает в три погибели.
  Добравшись до квартиры, которую снимала девушка с моей нынешней внешностью, я устало открыла дверь и почти ввалилась в коридор. Даже простая мысль о том, что мне сейчас нужно будет лезть к себе, наверх, приводила к легкой нервной истерике. Ладно, потом можно будет устроить выплеск эмоций. Поору на кактус, побьюсь головой о ближайшую вертикальную поверхность, поплачу перед зеркалом и так далее. Вру конечно - сколько раз порывалась такое устроить, а в итоге молча выпивала бутылку чего-нибудь крепкого и падала спать. А ведь нервы даже у меня не железные. Только на своей магии и держусь, давя в себе страх, боль, ненависть, отвращение и простое такое отчаянье. Но оно ведь не уходит никуда. Капает в большой тазик искусственного терпения.
  Лилэ уже ждала меня у провала в потолке. Странно было со стороны увидеть саму себя. А ничего так, правда вес пора сбрасывать - щеки как у хомяка, упавшего в банку с крупой.
  - Все хорошо? - тут же спросила нервничающая девушка.
  - Да, - я забралась на табуретку и подпрыгнула, цепляясь пальцами за рваные края пролома.
  Девушка ухватилась за мои руки и попыталась помочь, пыхтя как маленький паровозик. Под ее ногами звякнули кристаллы с моей энергией. Хорошо, что я предусмотрительно залила десяток таких вот хранилищ. Толка в них было маловато - при обратной перекачке больно много энергии рассеивается, но мне сейчас даже такие крохи были необходимы как воздух.
  Едва я выползла из провала, сразу же вцепилась в кривые природные кристаллы аметиста, как маленький пылесос поглощая энергию и практически не слыша то, что говорит Лилэ. Только когда пять оболочек были полностью поглощены, осыпавшись на пол горсткой пыльцы, в ушах перестало гудеть. Уже спокойнее, не шатаясь, я взяла шестой кристалл и повернулась к притихшей девушке.
  - Приходил кто-нибудь? - магия затанцевала на пальцах, потянулась к девушке и начала перекраивать ее тело и лицо, заглушив все возможные болевые ощущения.
  Лилэ закаменела, только губы на ее лице могли нормально двигаться при такой трансформации.
  - Консьерж приходил, жаловался на то, что ты из окна окурки кидаешь. Нашел мол, на клумбе, бычок. А из всех жильцов только ты куришь.
  Я фыркнула. Во-первых, курю не только я, во-вторых, мусор из окна никогда не выкидывала. Но сейчас это совершенно не важно. Да и потом - тоже не будет. Не верю я, что останется возможность спокойно поговорить с надоедливым прислужником. К тому же, он своим отношением ко мне и всем хелсам одновременно, сослужил неплохую службу - теперь даже свидетель есть. Нет, я не сколько не сомневаюсь, что послезавтра, максимум через два дня, все выверты будут раскрыты и за мной придут. Мы шифровались только для того, чтобы получить короткую передышку. Возможность перегрузить добычу и смыться из города. Отмазать меня и девочек от правительства. Твари за нами все равно придут, но это будет не раньше ночи. Зато улики для того, чтобы посадить всю нашу компанию в тюрьму, если и найдут, то еще оооочень не скоро. Да, скорее всего будут понимать, откуда растут ноги, но для дела нужно что-то кроме плаката с надписью: это я убила всех. Нужны доказательства. Лет десять назад, нас бы посетил маг-менталист и вскрыл мозги каждой, но, к нашему счастью, уже давно действовал закон о запрете такого влияния. Слишком велик риск того, что ищейке покажут не то, что было на самом деле, а то, что нужно сканируемому. Да любой хелс может так мозг подправить, что не один другой не найдет фальши.
  - Готово. Быстро к себе и закладывай все дыры. У меня сил не было там копаться. Пыль у тебя?
   - Да, - девушка вскочила на ноги и быстро провела рукой по новому телу, словно проверяя, все ли на месте.
  Я кивнула головой и потянулась к оставшимся кристаллам.
   По нашим расчетам, ищейки ко мне должны были прийти спустя минут десять, после того как я вернусь. Такой промежуток времени не давал возможность полежать на полу рядом с дырой на нижний этаж. Пришлось, кряхтя, начать закладывать пролом, затем засыпать его артефактной пылью, полностью скрывающей следы вмешательства. Затем я быстро переоделась, сбросив тут же истлевшую одежду и поползла в душ. Хоть как-то, но помыться надо, заодно отрастить волосы до прежней длины.
  Спустя некоторое время, кутаясь в белых мягкий халат, я уже наливала в чашку зеленый цветочный чай. На столе, радуя орущий желудок, стоял огромный медовый торт, украшенный пирамидками крема. Мяса бы еще килограммов пять, но формула "углеводы плюс белок, плюс жиры в большом количестве" тут же сдадут меня ищейкам. Тортик - это тортик. Подумаешь, девушка сладкое любит. Но полноценный энергетический набор будет кричать: хелс пополняет силы, после многократного влияния на собственное тело. Вообще, странно. По всем подсчетам, меня давно должны были посетить служители закона. Но, я уже как пол часа изображаю мирную жизнь и никакого внимания к моей персоне. Ладно, посмотрим, как там наше выступление освещается в новостях.
  Я села за кухонный столик, подтянув к себе тарелку сладкого, и включила визор. Плоский матовый черный камень мягко загорелся, постепенно набирая яркость и сочность цветов.
  - ... уже тридцать четыре жертвы. Семь тяжело раненных, четверо получили легкие травмы, не угрожающие жизни. До сих пор не понятно, кто устроил теракт. По словам очевидцев, главной целью наемников была машина фирмы Плат, занимающейся продажей канцелярских товаров и артефактов. Ничего ценного в ней не было, а потому совершенно не понятно, зачем неизвестные устроили такую резню. Крайли Риниват уже прокомментировал случившееся. Он выразил соболезнования семьям погибших и завил о том, что произошедшее было только первой ласточкой грядущих бед. Крайли Риниват известный борец с законом о свободном найме. По его словам, без реального наказания для нанимаемых убийц, в стране никогда не будет безопасно...
  Дальше я слушала краем уха. Вообще, с этим Риниватом я была согласна. В нашей великой стране у наемников было столько свободы, сколько не было практически нигде. Разве что в откровенно бандитских уголках. Сейчас, грубо говоря, ответственность за преступление лежит на работодателе. Нет, наемников тоже могут взять за мягкое место, но только в том случае, если сработают они грубо и их тут же вычислят. И то - просто ограничат возможность зарабатывать деньги дальше, устроив тотальный контроль. Вытащат на поверхность всю подноготную, найдут малейшие личные прегрешения и так далее. События будут разгоняться до тех пор, пока наемники не сдадут работодателя. От клейма предателей избавиться проще, чем от реального тюремного срока.
  В дверь позвонили, когда я осилила уже половину тортика. Даже жадный на энергию организм уже не мог смотреть на медовую сладость, а пачка чая заметно опустела, так как пила я уже десятую чашку. Встав, я спрятала остатки обеда и направилась к дверям, быстро перекрыв в себе любые лишние эмоции и блокируя доступ к опасному куску памяти. Мало ли.
  На пороге меня ждала мрачная парочка ищеек. Два высоких, одетых в черную форму, мужчины, со служебными короткими стрижками и суровыми каменными лицами.
  - Доброго дня, - я осторожно отступила в сторону, меняя радостное выражение лица на настороженное. Эх, надо было в актеры идти.
  - Не доброго, - первым в квартиру зашел темноволосый мужчина метра два в росте. Его серые, холодные глаза цепко пробежались по моему лицу. Сканирование ауры было грубым, как удар в солнечное сплетение. Я непроизвольно охнула, нахмурилась, но промолчала. Смотри, смотри. Я почти полностью восстановилась, а пустоты легко объясню работой с артефактами.
  Вторым вошел рыжий парень, лет на десять младше первого. По белому лицу темными пятнами расползались некрасивые веснушки. До чего люблю эти "поцелуи солнышка" на девушках, и как сильно они мне не нравятся на мужских лицах. Сразу ассоциация с перепелиными яйцами. Рыжий обратил больше внимания на мою квартиру, чем на меня, быстро определяя все имеющиеся артефакты. Наткнувшись на защиту окон, ищейка не смог скрыть удивления, затем по лицу скользнуло отвращения. Такие вот "грязные" артефакты в честном мире не любили.
  - Эриан Морт, где вы были сегодня, в течении дня, - голос сероглазого ищейки был неожиданно злым, режущим слух. Словно произошедшее задело его лично.
   Я сделала еще несколько шагов назад, дабы увеличить дистанцию хотя бы на пару метров. Ну неуютно я себя чувствую, находясь близко к возможным противникам.
   - Здесь, - я удивленно подняла брови, - это и консьерж может подтвердить и моя соседка. А что случилось?
  - Почему ваш энергетический запас не полон? - все тем же голосом продолжил мужчина. Его напарник в наглую прошел в глубь квартиры, придирчиво изучая все, что попадалось ему на пути.
  - Заказ делаю. Для своих девочек - защиту на новый офис, могу показать, - я заранее создала соответствующие камни, быстро дописав узор уже после возвращения.
  - А что вы скажете на это, - мужчина вытащил из кармана артефактный пакетик с четырьмя шариками.
  Я осторожно взяла "улики" и внимательно осмотрела.
  - Моя работа. Артефакты хелса, выполнены по заказу наемника Грая, в качестве моей платы за вступление в их группу, - я неуверенно протянула пакетик обратно, - у меня даже коробки сохранились.
  - И вас не смутило то, что кто-то заказал такой объем артефактов хелса? - в голосе ищейки звучала злая ирония, а одна бровь приподнялась.
  - Мне много чего заказывают, - я пожала плечами, - задача наемного работника или выполнять заказ, или не браться за него вообще.
  - Сэр, я нашел пустые заготовки! - голос рыжего заставил сероглазого оторваться от моего лица.
  Жестким, резким шагом он преодолел расстояние до моей мастерской и скрылся в темном проеме. Спустя пять минут вышел, держа коробку, привезенную мне курьером. На аккуратно открытой упаковке было написано имя отправителя и роспись. Грая.
  - Откуда вы знаете этого наемника? - ищейка немного остыл. Злость сменилась откровенным отвращением к моей скромной персоне.
  - Познакомились при выполнении заказа господина Томаса Крэйсона. Наши группы совместно защищали его дочь, - я все так же настороженно наблюдала за мужчинами, - тогда же мне и предложили перейти под его начало. Извините, но что случилось? С Граем все в порядке?
  Рыжий скривился.
  - Вы слышали о том, что произошло сегодня в центре города? - сероглазый кивнул напарнику и тот начал вытаскивать все оставшиеся коробки, быстро опечатывая каждую.
  - Там использовались мои артефакты? - я ошарашенно переводила взгляд с одного мужчины на другого, - но как? Это же смертельно опасно и для простых людей, и для того, кто активирует камни! Один магазин и стрелок умирает. Целители бы не стали страховать в таком деле!
  Сероглазый презрительно сплюнул на мой ковер. Нет, я конечно все понимаю, хелсов никто не любит. Но совесть надо иметь, иначе она это сделает сама, причем в грубой форме. Мальчики круты - не спорю. Только вот не один щит их не спасет, если у меня терпение лопнет. Импотентами станут оба, даже моргнуть не успеют. Точнее импотентом станет рыжий, второму я гадость похлеще устрою, ни один целитель не найдет.
  - Так почти все и сдохли.
  Я посерела лицом, тихо сползая на пол. Теперь уже не скрывая трясущихся рук и общего истеричного состояния.
  - Как? И Грай?..
  - В общем так, - сероглазый даже внимания не обратил на мое состояние, - завтра в два часа дня ждем вас в отделении, для дачи показаний. Бежать очень не советую. И да - если есть незаконченные дела, лучше закончите.
  С этими словами мужчины подхватили все конфискованное и, не прощаясь, вышли из моей квартиры. Спустились по лестнице на этаж ниже и позвонили в дверь. Надеюсь, Лилэ не подведет.
  Закрыв дверь, я с отвращением активировала очистительное заклинание, быстро стирая любые отпечатки чужого присутствия. Так, вроде бы все хорошо. Прицепиться ко мне все же не смогли. Интуиция подсказывает, что, если бы эти твари нашли хотя бы один повод, меня арестовали бы здесь и сейчас. Больно сильна нелюбовь у этой парочки к хелсам. А так - грехи заказчика наемного рабочего не касаются. Ну честно ведь - разве можно судить того, кто собрал на заводе автомат, за то, что из него потом убили кучу людей? Да и любой знает: у хорошего хелса за спиной целая стая правовых защитников. У меня, правда, такого не было, но, если покопаться в памяти... или обратиться к Крэйсону... да, не хорошо долги оставлять. Но моя совесть на такую мелочь внимания уже не обращает.
  Быстро переодевшись, я засела в мастерской, доделывая артефакты щита. Их у меня было много - на наш лагерь я собиралась повестить такую стену, что никто без труда добраться до девочек не сможет. Это купол последнего шанса, тут халтурить нельзя. Да и подозрительно будет, если сорвусь прямо сейчас и побегу к Мире. И плевать, что пальцы чешутся набрать номер начальства. Интересно ведь, что добыть успели и взяли ли пленника. А еще - не наделали ли глупостей, не трогали ли раненого курьера голыми руками?
  Только когда на улице заметно стемнело, я поднялась со своего рабочего места и начала собираться. Лилэ уже должна была покинуть дом. Вместе нам никак нельзя было выходить - за мной такой хвост наблюдения должен был остаться, что даже малейшая ошибка мгновенно превратится в роковую.
  Как бы не хотелось, но взять с собой сразу все, что нужно, я не могла. Пришлось ограничится мелочами, влезшими в большую рабочую сумку, причем так, чтобы со стороны был не заметен ее истинный вес. Эх, жалко-то как, сдается мне, сюда вернуться смогу еще не скоро. Многое было заранее перевезено к Мире, но оставалась еще куча различных артефактов и просто личных вещей. Мало, очень мало времени у нас было не подготовку. Да еще и проходила она в условиях строгой секретности, дабы Грай и его ребята не заподозрили подставу. Хорошо, что в девочках не подозревали коварства, способности плести интриги. Гордыня - вот что в конечном счете поставило точку в этой истории.
   Я лениво вышла на улицу, где меня уже ждало такси. Даже не присматриваясь к водителю, я тут же определила в нем одного из ищеек. Еще не меньше десятка прохаживались, сидели или аккуратно наблюдали за мной на расстоянии от десяти до пятидесяти метров. Ну ничего - к этому мы и готовились. Пусть смотрят - я ничего выходящего за рамки моей легенды делать все равно не собиралась. Ведь предупреждала сладкую парочку о том, что делаю щит для Миры.
   Не смотря на напряжение и съедающее меня любопытство, в теплом нутре машины я умудрилась заснуть. Усталость благополучно перебила все остальные чувства и эмоции. Эх, когда теперь получится отдохнуть нормально? Чую, не скоро. Проснувшись от осторожного прикосновения к плечу, я рывком выпрямилась, ударившись лбом о лоб водителя. Мы с секунду молча и настороженно смотрели друг на друга, а затем одновременно рассмеялись.
  - Приехали, леди. Хорошего вам вечера, - водитель широко улыбнулся, став сразу моложе лет на пять. Мальчишка! Смешной такой, со светлыми волосами и теплыми карими глазами. Работа еще не успела вывернуть душу, а может наоборот - научила играть так, что даже хелс верит.
  - Спасибо, - я протянула водителю чуть смятую купюру чаевых и выползла из машины.
  В темном силуэте нового гнезда нашей скромной организации, горели два окна центрального зала. Периодически в них мелькали девичьи силуэты, причем даже на приличном расстоянии разглядеть девочек можно было во всех подробностях. Ну это мы сейчас исправим - мои артефакты должны были наглухо перекрыть все картинки и звуки. Собственно, с установки щита я и начала, тут же сбросив сумку на землю и вытащив десяток камней идеальной огранки.
  - Привеееет! - одно из окон открылось и оттуда вылезла полуголая Лилэ, на которой было исключительно нижнее белье. Девушка радостно махала руками, игнорируя наблюдателей, занявших позиции во всех доступных местах.
  - Привет! - я махнула рукой в ответ, - сейчас приду!
  Девушка пьяненько кивнула головой, чуть не свалившись на землю, затем уползла обратно. Надеюсь, она так хорошо играет, а не упилась на самом деле.
  Шипя и матерясь, я, частично на ощупь, установила второй уровень щита. Убирать первый, базовый, не стала - пусть будет обманка для желающих проникнуть в нашу обитель. Как только купол сплел в единое целое тонкие силовые нити где-то высоко над головой, все наблюдатели разочарованно отвернулись от наших окон. Разглядеть сейчас хоть что-нибудь было невозможно. Если, конечно, никто не установил следилок внутри. Но Тэльма и Мира были не полными дурами, да и внутренняя защита у строения была не из последних. Хотя я в любом случае проверю.
  Варварски протопав по идеальному газону с цветочками, я добралась до дверей и, вздохнув, потянула тяжелую створку на себя. Ну вот сейчас и узнаю, на сколько имела смысл наша вылазка.
  - Эрииии!!! - ко мне подбежала все такая же голая Лилэ и, с прыжка, повисла на моей шее. Губы девушки прижались к моей щеке и быстро зашептали, - проверь еще раз все здание. Защита обнаружила почти два с половиной десятка различных следилок. Тэльма волнуется, что могли чего-то не заметить. Особенно внизу.
  Я, по-мужски приобняла девушку за талию и чмокнула в щеку. Лилэ тихо вздохнула, затем отступила в сторону. На щеках запылал румянец. Обращать внимание на столь явную реакцию девичьего тела я не стала, тут же запустив поисковые сигналы. Но нет - даже намека на аномалии не было. Убедившись, что особой опасности нет, я скинула обувь и потянулась.
  - Все нормально? - в коридор вышла Мира. Девушка переоделась в брюки военной расцветки, поверх нацепила облегающую спортивную майку.
  - Да, работаем по плану.
  Мира кивнула и передала мои слова Тэльме.
  - Пошли сразу вниз, там и поговорим. Понимаю, что твои щиты безупречны, но все равно. Стоять рядом с окнами не хочется.
  - Я тебя понимаю, - кривая усмешка скользнула по моим губам, - если у тебя паранойя, это не значит, что за тобой не следят. Скажи только, успешно? А то я извелась уже вся.
  Мира только кивнула. Как только за ее спиной появился силуэт Тэльмы, девушка развернулась и двинулась в сторону темного провала в конце коридора. Лилэ не на долго задержалась, спешно натягивая спортивный черный костюм. Совершенно трезвая.
  - Не знаешь, что мы там поймали? - я дождалась девушку и мы вместе пошли к проходу в подвал. За своей спиной я активировала все возможные ловушки и щиты, дабы никто, даже монстры, не смогли пройти без потерь. Последние дни я работала на пределе своих сил, с нуля строя нестандартную защиту.
  - Не знаю, - Лилэ как-то равнодушно пожала плечами, - Мира запретила даже намеками обмениваться, пока ты не приедешь.
  Я кивнула, затем полезла в сумку доставая пыль и кристаллы. Шарики были мощнее, однако бросать их сейчас глупо - скатятся под ноги девочкам, и, даже если не сработают, то, как минимум, могут привести к легким травам и обильному мату. Сыпала камнями я щедро, сплошным ковром. К моменту, когда мы добрались до "пыточного" зала, который в чертеже здания был обозначен как "комната для хранения", моя сумка полегчала в два раза. Часть камней я оставила, мало ли. Мира и Тэльма, зашедшие первыми, уже взяли в руки тяжеленые кувалды и теперь резво били по стене, за которой, по плану, они должны были спрятать пленного в специальном "гробу". Никто не сомневался в том, что все здание сверху и до низу обыщут ищейки. Не имея точных доказательств, переходить на сверх дотошность служители закона не могли, но уже завтра, скорее всего, прибудет новая бригада. И вот уже они обстучат каждый камень и просканируют здание по песчинке. Ну не верю я, что мы смогли спрятать все концы. На стадии совместного планирования с Граем, никто не говорил, что нельзя светить контактами между ним и Мирой. Мужчина бы банально не понял, для чего это нужно, или понял бы слишком много.
  - Не хочешь помочь? - Мира тяжело дыша, смахнула капли пота со лба.
  - Нет, - я покачала головой, - можешь не верить, но я вот-вот засну от усталости. Просто представь, сколько переворотов я совершила.
  - Да ладно, я почти закончила, - Тэльма тремя мощными ударами, демонстрируя нам неожиданно рельефную мускулатуру на руках, пробила в стене приличную дыру. Да... маскировали это место девушки серьезно.
  В тусклом свете энерго шаров, работавших на минимальном режиме, блеснула крышка гроба. Работа пошла веселее. Спустя минут шесть усердного труда, девушки откинули кувалды и вот уже тут пришлось присоединятся к общему труду. Гроб и без тела внутри весил далеко не пару килограмм, а уж с незнакомцем...
  - Короче, - Мира дышала как загнанная лошадь, да и Тэльма выглядела не лучше, - взяли мы его довольно просто. Наш великий снайпер прострелила ему ногу, а пуля сделала все остальное. Твою команду на осторожность не забыли, так что оглушила я его артефактной пылью, упаковала в целлофан и закинула с помощью ребят в кузов. На его руке болтался чемоданчик непонятного типа - вон, на столике лежит. Еле цепь разбили.
  Я отвела взгляд от черного гроба и посмотрела в угол, где на простом, грубом столе из дерева, лежал глянцевый, каменный чемодан с обломком наручника на короткой цепи. Ладно, потом посмотрим. Соваться в незнакомый и явно артефактный кейс без знания, что это такое, я даже не собиралась.
  Мы открыли крышку и замерли. На белой, шелковой поверхности лежал мужчина неопределенного возраста. Вроде бы, ни одной морщины на бледном строгом лице не было, но внутреннее чутье подсказывало, что ему не меньше сорока. Темные волосы средней длины, знакомая обтягивающая черная одежда, наглухо закрывающая все тело. Монстр был замотан в целован, на груди болтался кристалл, держащий тварь в стазисе.
   - Начнем, - я быстро натянула резиновые перчатки. Тоже самое сделали и остальные девушки. Мы не знали, на сколько опасно прикасаться к твари, но заранее боялись всего и сразу. Сомневаться в том, что перед нами не человек, уже не приходилось. Рана на ноге полностью затянулась, на пальцах матово блестели черные когти. Прикасаться к такому было страшно. Но нужно.
  Мы, кряхтя и сопя, вытащили неожиданно тяжелого незнакомца и потащили его к стене, где спешно были вбиты мощные кандалы, зачарованные мной лично. Не знаю, на сколько они были надежными, однако это был наш единственный способ удержать тварь. Уже привычный риск непродуманного плана.
  Металл глух звякнул, обвив запястья твари. Мы отошли от мужчины и переглянулись. Теперь нужно было снять с него амулет, но... страшно. Вот честно - страшно ужаса. Ладони мгновенно похолодели, а по спине пробежали мурашки. Судя по тому, как замерли мои подруги, им не хотелось будить тварь так же сильно. Эх... я чертыхнулась и быстро подошла к мужчине, затем рывком сдернула с его груди артефакт. Долго ждать результата не пришлось. Тварь вздрогнула, застонала и открыла глаза. Красные. Залитые кровью. В них читалось только одно - жажда. Я, оказавшаяся вплотную к монстру, отшатнулась в сторону. Слишком уж хорошо ощутила на себе плотоядность чудовища. Если до этого спящего мужчину еще можно было сравнить с человеком, то теперь - нет.
  Монстр напрягся и рванул вперед. Штыри, на которых держались наручники заскрежетали и стали выходить из стены. Поняв, что сейчас тварь сорвется с места и бросится на нас, я в миг растеряла страх. В теле привычной волной поднялась злость и решительность. Я шагнула к мужчине и вдавила ладонь в его грудь. Глаза-в-глаза. При таком контакте проникнуть в голову существу оказалось намного проще. Да, я все еще продиралась через природные щиты, тратя во много раз больше сил, чем на любое другое существо, но сейчас это казалось мелочью.
  Чужой мозг оказался таким странным, что мне потребовалось непростительно много времени, чтобы найти нужное. Хотя, чего скрывать, частично моя тормознутость объяснялась тем, что лицо существа приобрело совсем уж жуткие черты: морда вытянулась, зубы на глазах стали выпадать, а на их место быстро вырастали острые, тонкие клыки. Это вам не миражи в фильмах, где у вампиров просто чуть-чуть трансформировались имеющиеся челюсти. Тут была самая мерзкая форма изменения, с лопающейся кожей и треском костей.
  Есть! Нашла!
  Я частично выключила рефлексы существа, глуша голод и жажду. Тело мужчины дернулось и обмякло. Из него словно воздух выпустили. Я даже испугалась - не убила ли, не отключила ли что-то более важное, типа дыхания? Но нет. Существо застонало. На пол посыпались уже острые клыки, тлеющие в пыль еще до контакта с полом. Когти на пальцах сменились простыми ногтями, треск костей возобновился, но теперь уже в обратном процессе. Я убрала трясущуюся от адреналина и усталости руку, отошла на шаг назад.
  - Эри? - в голосе Миры звучал откровенный страх. Она уже не пыталась его скрыть.
  - Все хорошо, - я нервно сглотнула ком в горле, - если что, я успею его убить.
  - Спасибо...
  От хриплого, тихого голоса мы вздрогнули. Мужчина поднял голову. По измученному, бледному лицу скользнула улыбка. Улыбка человека, которого уже очень давно мучила адская, не сравнимая ни с чем боль. И теперь она прошла.
  Я почувствовала, что мое сухое, черствое сердце сжалось, а горло сдавило.
  
  Глава 5.
  Монстры завтрашнего дня.
  
  Картина маслом: мы, в четверым, с ужасом смотрели на висящего мужчину, а он нам улыбался, светло и как-то по-детски.
  - Спасибо, - незнакомец тихо прокашлялся и быстро огляделся по сторонам, - я так понимаю, меня взяли в плен с целью получения ответов на целый ряд вопросов с подковырками.
  Какой-то неправильный "язык". По сюжету он должен был сыпать угрозами, пытаться вырваться и плеваться на всех языках мира. Однако, мне все больше казалось, что мужчина был рад тому, как все повернулось.
  - Да, - девочки повернулись ко мне. Говорить с незнакомцем было страшновато - Мира и Тэльма хорошо рассмотрели, как могут действовать эти твари на поле боя, а Лилэ хватило записи моих воспоминаний. Однако, время дорого - нужно начинать допрос.
  - Ты, - мужчина чуть прищурил светло-карие глаза, внимательно рассматривая мое лицо, - я тебя знаю. Ты убила несколько младших братьев. Хелс!
  - Да, - я криво усмехнулась, - было дело. Это что-то меняет?
  - Я отвечу на все ваши вопросы. Расскажу все, что знаю, - по лицу мужчина пробежала тень, - но с одним условием. Когда все закончится, ты убьешь меня.
  Оп-па. Неожиданно.
  - Ты хочешь умереть? - я с наигранным удивлением подняла брови.
  - Да, - мужчина снова робко улыбнулся, - вы даже не представляете, какая это мука - жить в таком виде. С невероятной жаждой чужой плоти, не имея возможности прикоснуться к некогда близким и любимым. Если бы мы могли, то как минимум половина обращенных убила бы себя в первые же дни. Но наш организм близок к понятию "идеальный" - пуля в голову или падение с высоты обернется комой, но не смертью.
  Мы с девочками переглянулись. Вот это новость... Мира даже побледнела, представив, что перебитые нами твари могли оклематься и, имея все нужные данные, броситься на поиски. По запаху, по ауре, по личным особенностям, которые сложно скрыть артефактами.
  Я нервно прокашлялась и вернулась к допросу. Проблемы будем решать по мере их поступления.
  - Я согласна. Думаю, времени у нас не так много. Нас интересует все - с чего началась эта история, кто вы такие.
  - Так вы влезли в это дело, совершенно не имея информации? - парень удивленно вытаращился на нас. Кажется, сдерживать эмоции он не умел совершенно. Как маленький ребенок отдавался полностью каждому чувству.
  Я театрально поморщилась.
  - О вас в мировой сети не прочитаешь. Ладно, оставим все лишние разговоры. У нас договор, который ты сам придумал.
  Парень кивнул и на секунду задумался, покусывая нижнюю губу. Затем, кивнул еще раз, словно придя к какому-то выводу и заговорил.
  - Если честно, я не знаю, когда именно все это началось. Но давно - еще до того, как тут появился город. В том месте, где на данный момент открылся известный всем портал, появилась магическая аномалия неожиданного типа. Прямая такая линия, которая четко обозначилась на земле в виде зарослей кристаллов, у основания которых кипела непонятная бурда серого цвета. Нашли это место по всплеску странных происшествий - опустевшие деревни, мутировавшие растения. Туда была отправлена следственная комиссия, но спустя четыре часа после высадки, все они исчезли. В общем, после такого туда стянули целую армию магов и воинов физиков. Зачистили они тот лес капитально - перебили какое-то немыслимое количество тварей, благо на них действовала магия, а затем нашли изначальную аномалию. Собственно, подробностей нам никто не рассказывал - все что я знаю из презентации, которую показывали в Генезисе новым подопытным кроликам. Там говорили, что был обнаружен минерал, который не существует в нашем мире. Без магического или химического излучения, кристаллы вырабатывали определенное количество тепла и поддерживали жизнь в странном одноклеточном организме, вызывавшем разительные изменения в окружающей флоре и фауне. В последствии, минералы были названы мьярт, от слова "мать" на древнем языке, а жидкость - фэльзар.
  - От слова идеальный, - задумчиво закончила я за мужчиной.
  - Да, - незнакомец кивнул, - ну а дальше начались эксперименты. Мортимер Ламбрад - отец нынешнего руководителя лаборатории быстро и незаметно прибрал все перспективное направление под свое крыло, выбив монополию на изучение. Решающей ролью стало то, что Ламбрад, как и его сын сейчас, был готов взять большую часть затрат на себя. При этом все доклады должны были попадать первым делом на столы высокого начальства, и оно же имело право диктовать направление работ. В общем, постепенно дело пошло. Ученые выяснили, что фэльзар был паразитическим организмом, который при контакте с другими, более сложными системами, запускал цепь изменений, которые адаптировали носителя под окружающие условия. Мутация шла до десяти дней, сводя с ума болью любое животное или человека. В результате, даже у разных двуногих в голове оставались только искривленные инстинкты. Одной из интересных особенностей стало то, что фэльзар не мог существовать в активной форме, без контакта с мьярт. Иными словами, мутация шла до тех пор, пока рядом с зараженным был кристалл и тут же останавливалась, стоило оттащить его на расстоянии в пять метров. НО. Незаконченный оборот мог привести к появлению нежизнеспособной формы. Еще одной особенностью было то, что организм хозяина начинал самостоятельно вырабатывать аналог фэльзара, приводящего к изменениям существа, вступившего в контакт с зараженным. Правда это была уже другая мутация - проще, быстрее. Такие твари были слабыми, по сравнению с предыдущем поколением, теряли чаще всего репродуктивные способности, зато, очень часто, проявляли признаки разума.
  Первым серьезным этапом изучения стали контролируемые эксперименты для получения заранее прописанного результата. Например, идеальной системы охоты без малейшего света, иммунитет к магии и так далее. Первые результаты были... неудовлетворительными. Человек терял личность, мутировал в бесконечно агрессивную и вечно голодную тварь, уничтожить которую становилось практически невозможно. Шаг за шагом вырабатывалась система изменений, которая бы не травмировала сознание. Делалось это в ущерб изменениям - организм постепенно вводили в нужное состояние, разгоняя мутацию, затем почти сразу глушили. В результате нагрузка уменьшалась в десятки раз. Первым удачным поколением стали Младшие. Ты с ними уже дралась - уродливые твари, не знающие усталости и постоянно мучающиеся голодом. Они максимально заразны - их потожировые выделения, слюна, кровь и даже воздух из легких несут в себе фэльзар. Любой контакт приводит к инфицированию. Главным минусом этого эксперимента стал скудный интеллект - не смотря на минимальные нагрузки, существам не хватало силы воли для того, чтобы держать взбунтовавшиеся инстинкты. Лишь один из десяти переходил на новый уровень, вставал во главе стаи и умудрялся подчинить монстров своей воли.
  - Так вы нашли, что существует некий генетический маркер, способствующий нужным изменениям, - в горле у меня пересохло. Я внезапно поняла КАК близка была к смерти, причем не от когтей или клинка, а корчась в ломающей теле мутации. Учитывая "материнский" организм, участь меня ждала мерзкая.
  Мира и Тэльма синхронно сели на кривобокие стульчики, а Лилэ опустилась прямо на холодный каменный пол. Девушки судорожно начали осматривать себя, пытаясь найти, малейшие пятна крови, которые могли попасть на кожу при извлечении тела из гроба.
  - Да, ученые тут же открыли новые возможности и вцепились в нее как псы в кость. Полученных существ разделили по уровням, присудив общее название - зары. Второе поколение, к которому относятся старшие, получилось невероятно сильным. Перед ним было множество неудачных экспериментов, а результат напугал даже главу лаборатории. Единицы могли пережить калейдоскоп мутаций и облучений, поэтому данное развитие было признано тупиком.
  - К какому поколению относишься ты? - я последовала примеру Лилэ и опустилась на пол.
  - К пятому. Минимальное физическое изменение, отсутствие потожировых желез, отсутствие мутогена в легких, практически полное сохранение разума, устойчивость к любой магии кроме целительской, добавление генов других существ. Мы не очень сильны, если сравнивать со старшими, но у обычного человека шансов нет.
  - Что в чемодане, - впервые подала голос Тэльма.
  Мужчина дернулся и с трудом повернул голову, ища взглядом свой кейс. Нашел и на секунду прикрыл глаза. На его лицо упала тень.
  - Это хранилище с инъекциями нового типа. Кодовое название "тип С". Внутри два шприца с мутагеном и спрей с частичками кристаллов мьярт. Все необходимое для проведения инфицирования. За ним придут. Если бы вы забрали только меня, Генезис пошел бы по пути точного вмешательства, определил источник бед и ударил. Но из-за кейса они просто пройдутся по всем возможным врагам, уничтожая сотни людей, пока не найдут необходимое.
  В доказательство его слов моя голова взорвалась острой вспышкой боли. Щит, окружавший наше гнездо, вздрогнул и осыпался сотней искр. Судя по тому, как охнули Мира и Тэльма, они тоже ощутили откат во всей красе.
  - Ты обещала, - напомнил незнакомец, - я не хочу вернуться в Генезис!
  - Что делать будем? - Тэльма встала на ноги и отряхнула несуществующую пыль, - события начали развиваться быстрее, чем мы думали. У нас два способа отсюда смыться, но для одного из них нужно снова браться за кувалду.
  - Давай, - Мира тоже поднялась.
  - Слушай, а как тебя зовут, - я повернулась к мужчине.
  - Льяр, - незнакомец чуть поклонился.
  - Льяр, скажи, что еще мне нужно знать о происходящем, чтобы попытаться выжить.
  Мужчина задумчиво оглядел нашу странную группу.
  - Женщины не могут пройти обращение. Генезис очень сильно пытался создать компаньонок для своих воинов, строил планы на возможных детей. Однако, все, кто прошел эту процедуру либо сходили с ума, либо не выдерживали борьбы с собой в течении следующего года. Каким-то образом каждая находила возможность завершить свою жизнь.
  Внезапно здание мелко задрожало. На наши головы посыпалась пыль. Как-то больно быстро стали разбирать мои щиты. Таким темпом, даже если в сам подвал и не проберутся, то как минимум закапают нас заживо. Мысленно пробегаюсь по энергетическим линиям и недовольно морщусь. Не знаю, что за мастера притащили с собой эти твари, но он просто-напросто ломает мои плетения. Варвар.
  - Эриан, присоединяйся к работе, - Мира на секунду повернулась ко мне. Однако, поймав мой напряженный взгляд, вздрогнула и вернулась к созданию двери.
  - Почему вы не делаете полную защиту? Почему оставляете лазейку для хелса?
  Это был не самый важный вопрос, однако стало интересно. Любая капля информации может оказаться полезной.
  - А кто нас лечить будет? - в голосе Льяра прозвучала откровенная ирония, - целители помогают обращенным в первое время, латают при необходимости. После всем известного закона учебные заведения больше не выпускают молодых мастеров темного целительства. А старички по большей части уже имеют хлебное место с большой властью, они не воюют в первых рядах. Те, кто зарабатывают до сих пор мелким наймом, не имеют дара достаточного уровня. Правда, тут получился промах.
  Я хмыкнула. Однако улыбка тут же слетела с моих губ, стоило неизвестному мне магу ударить волной энергии по щитам, укрывающими коридор. Близко, очень близко.
  - Давай! Они уже скоро будут здесь! Ты обещала! - в голосе Льяра прозвучала настоящая паника. Он совершенно не хотел вернуться к своим создателям. Смерть не так страшна, при такой жизни?
  Не став медлить, я подошла к мужчине и аккуратно положила на его грудь свою ладонь. Убить это существо было не просто. Его организм был устроен так, что даже потеря головы не привела бы к мгновенной смерти. Было бы еще не меньше часа на то, чтобы приставить ее обратно. А при хороших условиях, может быть, через день-два, отросла бы новая. Пугающая сила. Множество мелких органов, перегоняющих кровь, мускулистый пищевод, как у змеи, огромный желудок, как у настоящего хищника и концентрированная кислота в нем. Организм был идеален. Я даже не могла представить предназначение половины органов. Кроме того, я явственно чувствовала второе дно во всем этом. Словно парень мог немного напрячься и на поверхность выползут когти, клыки и кожа очень далекая от человеческого эпидермиса. Я бы с радостью сейчас положила бы Льяра на стол и вскрыла его организм, сканируя все происходящие изменения. Ух, как интересно!
  - Торопись, - тихо прошептал мужчина, - пожалуйста.
  Я вздрогнула и послушно направила в организм зара огромный поток энергии. Таким можно было убить десятка два людей, но едва хватило для одного конкретного монстра. Волна прошлась по всему телу, завязывая сотни узелков в жизненно важных участках. Процедура была не такой безболезненной, как хотелось бы. Льяра откровенно трясло. Он хрипел, пытаясь сделать хотя бы вдох, выгибался под немыслимым углом, практически ломая кости. И при всем этом - улыбался. Мне пришлось закрыть глаза, чтобы не отшатнуться и не начать истерично всхлипывать от ужаса.
  - Спасибо...
  Тихий, на гране слышимости, шепот почти оглушил меня, заставив вздрогнуть и опустить голову. Вот теперь я чувствовала себя тварью мирового уровня. Хотелось удавиться.
  Тело Льяра еще раз вздрогнуло и затихло. Все, жизнь ушла из него, оставив бездушный сосуд. Жуткая улыбка так и осталась на быстро синеющих губах. От истерики остальную часть нашей команды, наблюдавшей все это время за происходящим, спасли напавшие снова твари. В коридоре раздался оглушительный визг, плавно перешедший в булькающий кашель. Затем еще один... и еще... Хммм, этак они просто проложат себе дорогу к нашему убежищу по трупам своих собратьев. В мелких артефактах заряд весьма скромный. Спасает только количество разбросанных кристаллов.
  -Ну что у вас там, - я отошла от трупа, стараясь встать так, чтобы не видеть тело даже краем глаза.
  - Готово, - Тэльма первая отошла от случившегося и одним ударом выбила пару камней в уже приличной дыре, - Эри, как у тебя с энергией?
  - Плохо, - я пожала плечами, - осталось на самом донышке.
  Тэльма нахмурилась, затем полезла в карман. На свет появился десяток каменных шариков. Часть были моего производства, часть - стандартные артефакты малого воздушного взрыва. Видимо девушка готовилась к возможной засаде и хотела если не пробить дорогу по головам монстров, то как минимум обрушить лаз, дабы вся эта стая не смогла до нас добраться.
  - Коридор очень узкий, нужно проверить его сначала, - Лилэ с интересом заснула голову в черный провал, - думаю, мне стоит идти первой. Просканирую камни и пойму заранее, что нас ждет впереди.
  - Вместе пойдем, - кивнула Тэльма, - Мира, знаю, что это ты у нас командир, но сейчас тебе лучше остаться здесь. В узком лазе, да с таким врагом, от тебя толка не будет в любом случае.
  Мира равнодушно пожала плечами.
  - Даже не думала спорить. При малейшей опасности - взрывайте все к чертям.
  Угу. Круто говорить такие фразы. Очень уж громко и красиво они звучат. На деле же - если от случайного шороха подрывать отходные пути, очень скоро рискуешь оказаться в наглухо замурованном каменном мешке. Тэльма это понимала не хуже меня, но по привычке не стала указывать начальству на ошибки. Покивала головой, и смело полезла в провал, оттеснив Лилэ.
  Мы с Мирой сели на табуретки. Я взяла со стола тяжелый кейс и поставила его рядом, готовая стартовать в любую секунду. Внезапно штурм коридора прекратился, только едва заметные стоны, за стеной напоминали о том, как пять минут назад орали раненные твари. Не люблю затишье во время боя, всегда подсознательно думаю о том, что враг в этот момент ищет лазейку в защите. Богатый жизненный опыт только сильнее накручивал нервы, так как я знала - найдут. Это лишь вопрос времени и сил.
  - Может уберем его обратно, в гроб? Не нравится мне, как он висит, - Мира старалась не смотреть на труп, но взгляд девушки все равно раз за разом натыкался на безвольно повисшие ноги в спортивной обуви на гибкой подошве.
  Ответить я не успела. Из провала в стене раздался пронзительный крик Лилэ, затем уже знакомый нечеловеческий вопль боли и взрыв. Мы вскочили на ноги, метнувшись к дыре и едва успели поймать Лилэ, которую Тэльма буквально швырнула в нашу сторону. Затем защитница выползла сама, подрывая еще три артефакта.
  - Засада, - прохрипела Тэльма, затем девушка зашлась тяжелым кашлем. Из ее ушей тянулись струйки крови.
  Я быстро опустилась на колени рядом с подругой и начала лечение. Помимо стандартных травм, которые зарабатывает любой, оказавшийся рядом с эпицентром взрыва в замкнутом пространстве, девушка хватанула откат моих артефактов. А это было серьезнее.
  - Эри, Лилэ совсем плоха!
  Я бросила взгляд на лежащую девочку и тихо выматерилась. Не знаю, что там произошло, но, видимо, после взрыва на Лилэ упал один из потолочных камней. Удар вышел так себе - булыжник скользнул по голове и со всей дури врезал по плечу. Пришлось в работе с Тэльмой ограничится исцелением самых опасных травм, затем переключиться на Лилэ. Затрата сил была такой, что меня уже откровенно штормило, а глаза с трудом фокусировались в одной точке.
  - Я...я... там... камни... раскидала...активируй....
  Голос Тэльмы был тихим, хриплым. Если бы не Мира, дернувшая меня за майку, я бы и не услышала, учитывая то, что из лаза продолжали раздаваться крики монстра. Выскребая из себя последние искорки энергии, я потянулась к своим артефактам и запустила их работу. Теперь кричал уже не один зар, а как минимум четверо.
   - Обложили, твари, - зло прошипела Мира.
   - Ты говорила, что возможных отходов два, - я упала на пол, стараясь удержать рвотные порывы. Лилэ все еще лежала без сознания, но сердце ее билось ровно, давление нормализовалось, а дыханию не мешали сломанные кости.
  - Не пробьемся, - тихо ответила мне Мира, - если они один нашли, то второй тоже. Этот мы сами сделали, а другой изначально предусматривался планом. надо придумать что-то другое.
  Я тихо рассмеялась, чувствуя, как давно откладываемая истерика все же начинает набирать во мне силу. И сдерживать ее я уже не могла.
  - Придумать? Что? Вот что ты предлагаешь? У меня сил сейчас нет даже для того, чтобы по прямой пробежать сто метров. Лилэ без сознания, Тэльма боится пошевелится от боли и почти ничего не слышит. Давай, доставай тузы из рукава!
  - Не переигрывай, - как можно жёстче сказала Мира, - мы и не из такого выпутывались.
  Все смешнее и смешнее.
  - Мира, красавица наша, вот из каких ситуаций ты в своей жизни выпутывалась? Объясни мне, неразумной. Какой такой опыт дал тебе право определять наш путь? Заниматься планированием самоубийства? Откуда в тебе столько самоуверенности? - я хотела остановиться, но разум уже понесло. Меня злила собственная глупость и слабость, но проще было рычать на другого.
  - Да, я глупая избалованная девочка, как ты не раз говорила всем вокруг. Но скажи мне, гений темной стороны, почему ты сейчас здесь, а не в жаркой стране с бокалом алкоголя и гаремом мужиков? Почему не придумала и не предложила что-то умнее? - глаза Миры опасно свернули магией.
  Я на секунду зажмурилась и заставила себя сделать пару глубоких вдохов.
  - Так, Лилэ и Тэльму укладываем в гроб и прячем обратно, в стене. Вешаем стазис, оставляя на артефакте треть заряда - ровно на одни сутки.
  - Это еще зачем? - девушка нахмурилась. В ее голове мое предложение никак не укладывалось в план по спасению. Единственный вариант, который наверняка крутится в сознании Миры - я решила избавиться от обузы в лице раненных соратников и планирую побег налегке.
  Я ничего не ответила, только села на пол и подтянула к себе чемодан. Кодового замка на нем не было, ни магического, ни физического. Видимо никто не сомневался в том, что десяток охранников-монстров лучшая защита. Тихо звякнули замочки и на в тусклом свете замерцал стальной баллончик спрея и два жутковатых шприца в виде колбы с иглой.
  - Что ты задумала? - в голосе Миры был страх, смешанный с непониманием. Самый очевидный вариант сознание отметало, в силу его абсурдности.
  - У тебя есть варианты, как отвлечь тварей и выйти живыми? - я провела пальцами по холодной поверхности шприцов, - я подхожу по крови, как хелс имею шанс проконтролировать изменения. На нас, судя по всему, нападают низшие. Если все получится, меня они не тронут, а возможного командира я просто прибью силой. Меня хватит.
  Странно, но у меня было такое чувство, будто это не я говорю, а кто-то другой. Через волну равнодушия еле заметно пробивался страх.
  - Эри, - Мира потрясенно смотрела на меня, - Эри, так нельзя!
  - Есть предложения получше? - я иронично приподняла одну бровь. - так, нечего рассаживаться. Девочек надо прятать - ты уж извини, но я хотела бы ограничить количество возможных жертв, если все пойдет не так. Ты, как единственная полноценная боевая единица, способна сделать хоть что-то. Да и один раз ты уже достучалась до моего сознания. Может и в этот раз получится.
  Первый этап плана мы реализовали быстро. Засунули гроб в уже готовую дыру, перетащили туда девочек. Затем, пока Мира занималась восстановлением стены, я взяла все нужное из чемодана и направилась к одному из углов подвала, где сиротливо поблескивал ошейник на двухметровой цепи. Когда план готовился, мы решили установить не только кандалы, но и более легкий вариант удержания. Мало ли.
  Руки сильно тряслись. Я старалась не думать о том, что делаю и тем более о последних слова Льяра, говорившего, что женщины каждый раз или умирали, или сходили с ума. Молча застегнула ошейник на горле, затем достала спрей и нанесла тонкую, чуть блестящую пленочку на запястье и горло. Думаю, этого должно было хватить. Впрыскивать раствор внутрь организма откровенно не хотелось. Мозг придумал десятка два причин почему не стоит этого делать, начиная от неизвестной реакции организма, до непрекращающейся мутации, пока кристаллы будут внутри.
  - Эри, может...
  Голос Миры затравленно оборвался под грохот тварей, пытающихся взять нас очередным штурмом. Я подняла голову и посмотрела в глаза подруги. Глупая, маленькая девочка стояла на коленях и плакала. Зря я на нее ругалась. А вот она правильно сказала - была бы умнее, не сидела бы здесь сейчас. Плюнула бы на месть, на жажду отомстить за подруг, желание защитить детей, которым не повезло родиться с нужным рецептом крови. Атрофировался у меня мозг. Вместо битой жизнью наемницы, появилась классическая блондинка с огромным самомнением. Вот теперь пора пожинать плоды своих ошибок.
  - Если Боги помогут, отметим еще победу, - я постаралась улыбнуться и, не давая себе возможности затянуть время, прижала шприц к тонкой коже на сгибе локтя. Легкий щелчок и из выскочившей иглы в мое тело полилось жидкое стекло.
  Я с трудом дождалась того момента, когда весь мутоген окажется в крови, затем отбросила пустой шприц и, чувствуя, как нарастает жар в теле, поспешила лечь. Надо попытаться не кричать, а то Мира и так напугана до предела...
  Это была последняя логичная мысль, посетившая мой мозг. Дальше тело взорвалось болью. Когда Льяр говорил о том, что люди теряли разум в процессе, я лишь мысленно фыркала. Боль - это, конечно, не самое приятное ощущение, но человеческий мозг способен сам блокировать то, что выходит за определенные безопасные рамки. Сейчас в любой агентуре учат терпеть операции без анестезии. Неужели никто не додумался засунуть испытуемых на подобный курс? Ооооо... как я была неправа. Это нельзя было терпеть. Ощущение было таким, словно меня пропускают через мясорубку, причем каждый нерв предварительно завязывают узелками. Кости трещали, кислота разливалась по легким, кожа горела так, что даже просто лежать спиной на камнях казалось страшнейшей пыткой. Не кричать не получилось. За первые минуты, растянувшиеся до размера вечности, я сорвала голосовые связки, кажется откусила кончик языка и едва не сломала сама себе руки. Даже та часть меня, что всегда должна бы оставаться спокойной, извивалась на дне сознания, плача и прося остановить этот кошмар. Но он не останавливался.
  Просветление наступило внезапно. Сознание поплыло, восприятие боли перешло на уровень тактильных ощущений. Мне не стало лучше, просто наконец сработала тщательно прописная программа самосохранения. Во мне все так же практически не было энергии, но даже этих крох хватило, чтобы наконец напомнить себе, что я - хелс. Сканирование Льяра и тех тварей, что он назвал младшими, позволило мне примерно понимать, в какую сторону пойдет мутация. Какие участки странного мозга будут уродовать сознание и как это изменить. Перестав наконец метаться и кричать, я судорожно вцепилась пальцами с обломанными ногтями в холодный камень и постаралась сосредоточиться. Внутри меня творился хаос. Организм не выдерживал страшных нагрузок, один за другим отказывали и запускались снова внутренние органы. Рядом с каждым из них возникал крохотный узелок, обещающе стать дублером. Желудок разъедала собственная кислота, но по его стенкам уже начали ползти странные пятна более прочной мембраны. Анализируя изменения, я невольно подумала о том, что в данной формуле существенную роль сыграли гены змеи. Оставив тело воевать с фэльзаром, я сконцентрировала внимание на работе головного мозга. Вот тут меня ждал сюрприз. Целая куча изменений в коре, бунтующие железы и прочее, прочее... прочее. Мутоген старательно глушил во мне такие чувства как стыд и сопереживание. В моральном плане я должна была стать этаким маньяком, которому все равно кого и как убить. Кроме того, меня буквально начинало трясти от неконтролируемого голода, а бегущий впереди всего паровоза пищевой инстинкт тихонько нашептывал, что мясо более энергетически ценный продукт, нежели всякая травка. Мысленно скрипя зубами, уже начавшая плыть вторая личность вступила в бой за сохранение самой себя. Но и мутоген не собирался сдавать позиции - стоило мне вернуть все на место, как паразитический организм запускал процесс переделки сознания и подсознания по новому кругу. Не знаю, сколько раз мне пришлось корректировать одну только выработку гормонов, но в какой-то момент организм из другого мира сдался, махнув рукой.
  - Эри, - моего плеча робко коснулась чья-то ледяная ладонь.
  Тело среагировало первым. Рывок и тонкое запястье хрустнуло в стальной хватке. Мира закричала от боли и ее голос заставил меня резко открыть глаза. Свет от энергетической лампы, включенной на середину мощности заставил мог взорваться болью. Кажется, пока я лежала в темном углу, зрение стало перестраиваться на отсутствие света. А вот теперь резко пошла перестройка.
  - Уйди! - хрипло гаркнула я и отпустила тонкое запястье подруги.
  Рано, слишком рано она меня дернула. Видимо обрадовалась тому, что я перестала метаться и хрипеть. Только вот не закончилось еще ничего. И закончится, если я правильно понимаю, не скоро.
  Не знаю, сколько я вообще пролежала, но в какой-то момент персональный ад закончился, оставив мне ощущение невероятной слабости и всепоглощающий голод. Нос уловил сладкий аромат крови и тело невольно напряглось, готовое рвануть в сторону источника. Даже несмотря на то, что я выправила частично работу мозга, все равно банальный инстинкт выживания требовал срочно найти пищу. Медленно, боясь делать резкие движения, я села, открыла глаза. Картинка мира была странной. Мне казалось, что светильники, выкрученные до максимума, практически слепят, пространство окрасилось в какие-то непонятные цвета и всполохи. Все вокруг словно бы вибрировало. Это было странно, непривычно и первое время я не могла понять, что мне сообщают изменившиеся органы чувств. Запах? Пот, кровь, страх и еще целая куча менее резких ароматов. Пол слегка вибрировал под кожей, намекая на то, что за стеной, совсем рядом, вовсю копошатся твари. Они тихо цокали когтями по камню, кто-то чуть волочил ногу, шипя как недовольная ящерица. В углу тихо всхлипывала перепуганная Мира. Краем глаза я заметила, что в ее здоровой руке едва заметно поблёскивает револьвер с зачарованными пулями.
  - Эри?
   Я резко повернулась к девушке. Лицо Миры побледнело, покрылось пятнами, по щекам сплошным потоком текли слезы. Сломанная рука заметно наливалась опухолью.
  - В сссумке... - я закашлялась, пытаясь справиться с першением в горле. Мышцы лица, губы, язык отказывались работать как надо. Речь стала невнятной, наполненной шипяще-свистящими звуками, - ессссть... мяссооо тааам.
  Мира громко сглотнута, затем послушно потянулась к моей сумке, где лежала пара бифштексов средней прожарки. Я специально прихватила их с собой, прекрасно понимая, что поужинать в нормальном месте, скорее всего, не получится. Девушка копошилась невероятно долго, вызывая глухой рык и раздражение. Чтобы как-то отвлечь себя от невероятного голода и при этом просто на просто не заблокировать работу железы, отвечающей за это чувство, я начала демонстративно проговаривать скороговорки. Ощущение было такое же как в отлёжанной руке сразу после сна. Подвижность не спешивала восстановляться.
   Подруга в очередной раз решила продемонстрировать мне полное отсутствие инстинкта самосохранения и робко подошла, держа заветный сверток с мясом. Присела в двадцати сантиметрах и протянула мне еду.
  - Эри, ты как?
   - Потом, - я покачала головой и медленно, стараясь не навредить Мире, взяла из ее рук шелестящий сверток.
  Тут открылась новая особенность моего тела. Я, совершенно не задумываясь, буквально заглатывала мясо, даже не пытаясь его жевать. Невольно вспомнилось, что собака во дворе, делала точно так же, когда я решила подкормить ее говядиной.
  Еды оказалось слишком мало. Желудок больше не пытался переварить сам себя, но нужного количества энергии получить не удалось.
  - У меня еще вот... есть немного, - Мира протянула мне довольно внушительную коробку из пластика, - собрала для нас всех, на случай, если целые сутки придется прятаться.
  На этот раз я не сдержала и выхватила столь желанный контейнер на резкой вспышке скорости. Пластик, не смотря на всю магическую защиту, звонко треснул. Мира вскрикнула и отшатнулась, наконец-то вспомнив, что зверя нельзя кормить с ложечки. Просто оторвав крышку упаковки, я чуть не сморщилась от слишком резких и сильных ароматов. Специи, включая перец, соусы, лук с чесноком. Все это резало мое обоняние не хуже стеклянной пыли, попавшей при вдохе на слизистые. Но есть хотелось слишком сильно, чтобы просто отшвырнуть коробку в сторону. Стараясь не дышать носом, я начала спешно закидывать в рот все, что было во множестве ячеек. Салаты, колбасу, нарезку мяса, жирные маслянистые соусы, сыр. Овощи и фрукты подсознание игнорировало, хотя я оставалась всеядной, избежав участи простого хищника. Суточная трапеза для четырёх человек отчасти компенсировала затраты организма. По крайней мере руки перестали мелко трястись, а по ногам растеклось тепло.
  - Сними, - я говорила уже почти нормально, хотя связки все равно барахлили.
  - Ты нормальная? - Мира не выдержала и всхлипнула.
  - Не очень. Но бросаться не буду, - я криво усмехнулась, правда тут же поморщилась: лицо было деревянным, - будем спасаться. Я чувствую тварей в коридоре. Они уже очень близко, но особой угрозы не представляют. Раненные и медлительные. Их командир остался на улице - не хочет пачкаться. Расстегни ошейник и дай мне револьвер. И руку... руку покажи. Силы у меня сейчас немного, но поставить на место кость и обезболить смогу. Потом сращу нормально.
  Пока я говорила, Мира постепенно успокаивалась. Может быть, она и наивная девочка, но быстро взрослеет, становясь жесткой и расчетливой. Учится на ошибках. Если Боги позволят, лет через пять от избалованного ребенка, бунтующего против богатого папочки, останутся только детские фотографии в золоченой рамке. Но я не была уверена в том, что это хорошо. Когда-то, именно за принцессой на единороге я и пошла. Хотелось быть поближе к маленькому комочку света, говорящему о том, что любые грехи можно искупить.
  Мира подползла ко мне и начала быстро искать ключ от ошейника. Когда тяжелый металл упал на камень, девушка испугано ойкнула.
  - Наросты какие-то! Эри, у тебя под ошейником наросты появились!
  Я коснулась шеи и тут же пальцы наткнулись на костяные пластинки, закрывшие нежную кожу от любой опасности. Сдается мне, только промежутки между наростами остаются слабым местом в защите. Без них шея бы потеряла подвижность. А так, они как пластины в бронежилете - подвижно смыкались и расходились при поворотах головы.
  - Это не страшно. Думаю, через пару дней подобное станет самым незначительным из моих изменений, - я снова попыталась усмехнуться.
  - Это еще не все? - я почти кожей ощутила, как по телу Миры пробежала нервная дрожь.
  - Только начало. Толи моя магия вкупе со слабой, но все же разумностью фэльзара, толи искусственные вмешательства ученых, толи отсутствие нужного запаса энергии, временно притормозили мутацию. Нужно пользоваться этой передышкой.
  Я мягко поднялась, не особо доверяя своему новому телу. Но все оказалось лучше, чем я думала - никакой дрожи или слабости. Да и энергия начала восполняться быстрее. По крайней мере Миру я смогла вылечить сразу, полностью и даже без физического контакта. На лице подруги расцвела счастливая улыбка. Еще бы, не такая уж сильная, но не прекращающаяся боль могла вывести из точки равновесия любого.
  - Что делать с девочками? - Мира перевела взгляд на не очень ровную каменную стену.
  - Пока не трогай. Мало ли как все повернется. Они все равно не смогут защититься от тварей, а так есть шанс, что их не найдут. Даже я сейчас с трудом, скорее просто помня о том, как мы их прятали, чувствую девочек.
  Я взяла в руки револьвер, готовый к выстрелу, и направилась в сторону двери.
  - Эри... ты уверена? Уверена, что все получится?
  - Нет, - я положила пальцы на толстую металлическую ручку, - но нужно пользоваться шансом, раз уж удача сегодня повернулась более эстетичной стороной.
  Не могу сказать, что мне было совсем уж плевать на происходящее. Только страха, как такового, я не ощущала. Словно бы, за стеной были не жуткие твари, а стая беззубых кроликов. Враг, он не там. Он еще далеко и не успеет добраться сюда до того, как мы выберемся. Но я все же медлила с тем, чтобы открыть дверь. Анализировала собственное состояние, пыталась понять, сколько у меня времени прежде чем тело вспыхнет новым пожаром. Что из возможных действий может спровоцировать мутоген. Нельзя, ох нельзя мне сейчас использовать собственные способности.
  Выдохнув, открыла дверь и сделала шаг на встречу неизвестности. Ого! Такого даже я не ожидала. Почти весь коридор был завален мелким фаршем чужой плоти, лапами, внутренностями и костями. По полу, в метре от меня, полз полу разорванный зар. У него не осталось ничего от ног и только одна рука. Ядовитая кровь заливала холодный серый камень. Со странного, изувеченного лица давно слетела маска. В глаза сразу же бросился огромный рот, не имеющий губ. Сейчас он был открыт и с тонких острых зубов капала густая, пахнущая чем-то кислым, слюна. Увидев меня тварь сначала зарычала, а потом, внезапно, дернулась и начала скулить, как побитый дворовый пес, при виде давно бросившего его хозяина. Уроды... бросили раненного, чтобы он своим телом принимал все удары артефактов. Думаю, когда он умрет, сюда отправят следующего. Странно, но сейчас, став сильнее, чем те, кого Льяр называл младшими, я перестала испытывать к ним страх или ненависть. Ассоциация с собакой окончательно убила любые негативные эмоции. Мне было их жаль до слез. Тех, кого сознательно превращали в чудовище. Не верю я в то, что все эти твари из первого поколения. Слишком удобен инструмент, не имеющий своей воли.
  Я присела рядом с заром и ласково провела по его голове. Младший негромко заурчал, продолжая скулить от боли. Я подняла с пола один из наполненных силой кристаллов и приложила его к виску зара. Миг... голова дернулась, тварь осела на пол безжизненным мешком.
  - Спи спокойно, младший брат, - тихо прошептала я.
  Злость волной поднялась из самых темных уголков моей души. Немотивированная, если быть честным, зато очень сильная. Остаток коридора я преодолела меньше чем за секунду, едва не впечатавшись в стену, так как откровенно не привыкла к таким скоростям. На лестнице меня ждало еще пять подранков, которые, как и первый, сначала дернулись ко мне, а потом поспешно опустили голову и заскулили. По-хорошему, их надо было убить. Как бы не сложился наш побег, Генезис все равно, рано или поздно, натравит младших на кого-нибудь из нас. Но, если честно, рука не поднялась. Я только махнула рукой в сторону двери и гаркнула:
  - На улицу! Все!
  Младшие послушались тут же. Они практически телепортировались из коридора. Иначе такую скорость назвать было нельзя. Как бы хозяин раньше времени не обратил свое внимание. Побоявшись этого, я рванула вслед за тварями. Благо мутация шла более-менее сбалансированно, так что помимо скорости я приобрела и отменную реакцию. Остановилась рядом с дверью, ведущую на улицу, прислушалась.
  - Что значит старший приказал? Обратно, твари! Нам нужно вытащить этих куриц! Жживыымиии!
  Шаг вперед, выстрел. В конечном счете людей подводит именно гордыня. Нелюдей, как оказалось, тоже. Зары, сумевшие сохранить разум, быстро понимали, что находятся на верхушке пищевой цепи. Командующий, навсегда оставшийся для меня безликой тварью в маске, лишь дернул головой и упал на землю. А регенерация и запас прочности у него оказались так себе. Забавно, но младшие даже внимания на это не обратили.
  - Спать, - тихо скомандовала я и направилась обратно, в дом.
  Пришлось потрудиться - активировать все возможные чистящие заклинания. Они не были рассчитаны на мусор ТАКОГО типа, так что я дописала в вязь артефактов точку для переноса всякой дряни. Человека таким образом лучше не переносить, если не хочешь получить его с руками вместо ног и так далее, а вот неживые объекты - легко. Гарантии правда, никакой. Девочек нужно будет на руках выносить. Надеюсь, я не на столько заразная, как младшие. А то весело будет.
  Мира, не смотря на мои слова, уже вовсю долбила стену. Когда дверь открылась, она резко повернулась, перехватывая кувалду. Ага. Отличное оружие. В нашем-то случае.
  - Все чисто. Давай сюда свой молоточек. Нужно вытащить девочек. В коридор не выходи - там все было залито кровью, и не известно, справилось ли заклинание очищение так, как нужно.
  - Ты всех убила? - ошарашенно спросила Мира, отходя в сторону.
  - Не совсем. Убила командира, так что мелочь теперь слушается только меня.
  Не став слушать дальнейшие вопросы, я вскинула неожиданно легкую кувалду и, стараясь не сильно размахиваться, припечатала ее о стену. Ого! Я конечно понимала, что стала сильнее, но что на столько?! В общем нужную дыру я организовала в три удара. Так же, без особых затруднений вытащила гроб с двумя девушками и демонстративно понесла его к выходу. Пришлось положить его на плечо, а то руки коротковаты оказались для такой махины.
  - Подожди, сейчас вернусь. И Мира... ты бы как-то закрыла свое тело. А то мало ли, на сколько опасно контактировать с моей кожей.
  Девушка, ошарашенно наблюдая за моими действиями, кивнула, но с места не сдвинулась. Ладно, надеюсь, как только я выйду, мозг у нее все же начнет работать.
  Тэльму и Лилэ я решила пока не будить. Пользуясь накопившимся капельками силы, протянула к ним тонкие нити и спешно возобновила лечение. Нужно было ускоряться. Проблема номер один даже не в том, что смерть командира уже должны были заметить, а в том, что мое тело стало заполняться огнем. Приступ номер два накатывал как цунами. Надо было как минимум успеть погрузить свое тело в машину, чтобы не свалиться в конвульсиях прямо на идеальном газоне.
  Мира все же очнулась и, недолго думая, выбрала самый простой вариант защиты. Быстро натянула на себя кучу мусорных пакетов, наглухо перекрыв доступ к коже. Взгляд ее больше не блуждал, на лице не было глуповато-растерянного выражения.
  - Что делать будем дальше? - девушка быстро подошла ко мне.
  - Слушай меня внимательно, - я подхватила ее на руки и понесла к лестнице, - меня скоро накроет новая волна. Не знаю, чем все закончится, но для общего блага советую раздобыть в ближайшее время большое количество еды. Мясо, сало, масло, сыр - чем жирнее будет пища, тем лучше. Нужно много белка, а еще неплохо бы углеводов, но это на третьем месте. Пока меня трясет и ломает - не трогать, не говорить, не шуметь. Просто покидать как можно больше еды и смыться, если подвернется такая возможность.
  Я поставила девушку на пол и повернулась к выходу.
  - Быстро приводи в сознание девочек, а я пока проконтролирую подходы. Машина-то где?
  - Поедем на серебристом минивэне. Припаркован через улицу у восьмого дома, - Мира громко щелкнула замками и подняла крышку гроба. - На сколько тебя еще хватит?
  - Минут пять, - честно ответила я, сжимая пальцы в кулак. Тело начало трясти, а в голове появился шум.
  Мы успели в последнюю минуту. Я уже практически ничего не видела от боли, когда боковая дверь маленького автобуса отъехала в сторону, позволяя заползти. Спереди было три сиденья, так что девочки смогли уместиться все вместе, отгородившись от меня слабенькой металлической стеной и окошком. Мира резко вдавила педаль газа, и машина сорвалась с места, быстро набирая скорость. Я не удержала равновесия и растянулась на полу, припечатавшись головой о что-то острое. Ощущение от такого удара сильно сгладились волной боли, в очередной раз начавшей разрывать мое сознание. Последнее, что сумела услышать, был вопрос Лилэ:
  - Как вы смогли выбраться?!
  Ну что, давай, Мира. Объясняй девочкам. Я еще не скоро смогу говорить.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"