Волков Антон Евгеньевич: другие произведения.

Ведомый Чайкой. Сила действия.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Читайте первые две части повести: "Ведомый Чайкой" и "Ведомый Чайкой. Сила мечты". А ниже - продолжение.
  
  ***
  
  Пролог.
  
  Он мчался во весь опор. Бегом ли, верхом ли, за рулём ли автомобиля. Как Стэтхем в фильме "Адреналин"; останавливаться было нельзя. Остановка означала бы сперва медленный и мучительный распад, а после - смерть. Это как крахмал, варимый в кастрюле на плите. Пока его разогревать и размешивать, - и, чем интенсивнее, тем более жидким он будет, - он поддаётся, но стоит снять с огня, прекратить мешать, как не пройдёт и пары часов, и он превратиться в холодную, тягучую инстанцию. Он умрёт. Им будут что-то клеить. Он навсегда останется "материалом", прослойкой между бумагой и стеной, картоном и деревом или ещё чем-то.
  
  Он давно понял этот бесхитростный закон. Закон инерции. Он заметил также, что чем тяжелее и массивнее некое тело, тем тяжелее его сдвинуть с места, но стоит ему придать инерции, как поддерживать его в состоянии движения - проще простого. Но стоит ему остановиться, а если ещё и в вязкой субстанции, в грязи или патоке... Нет! Нельзя останавливать тело. Остановка - всё та же смерть. Потом сдвинуть его снова с места может и не хватить сил, а, если и хватит, то потребуется их изрядное количество. Нужно поддерживать тело в движении! Зато, чем массивнее тело, тем сокрушительнее оно. Оно способно снести любые преграды на своём пути; не остановит его ни бетонная стена, ни топкое болото, ни любые другие заградительные редуты. Он снесёт их играючи, но нужна инерция!
  
  Глава 1.
  
  - Я снова к тебе за советами, Джонатан. - едва погрузившись в глубокий сон, то, что было Антоном-вне-его-тела обратилось к тому, что было вне-телесным Джонатаном Чайкой. Они оба пребывали в нигде и вне времени. Они просто пребывали в состоянии осознания собственного существования.
  
  Знакомый и очень желанный голос ответил:
  
  - Я всегда рядом, Ник, и всегда рад тебе помочь. Что бы ты хотел спросить в этот раз?
  
  - ...Когда я начинаю останавливаться, когда я начинаю скучать, Джонатан, я чувствую, что опускаются руки. Что "миг" трансформируется в "вечность", что моё "хорошо" начинает ослабевать, и только лишь силой мысли становится всё труднее и труднее совладать с круто наклоняющимся в сторону ненавистной двери скользким полом. - в том, что можно было бы назвать "голосом" Ника чувствовалось некая встревоженность. - А ещё, чем меньше движения, друг, тем всё больше мне кажется, что этот пол ещё и хорошенько промаслен. Трудно становится устоять, чтобы не начать сползать вниз. Я хочу картинку, Джонатан, так будет проще объяснить.
  
  Ник сощурил глаза от ярко засветившего солнца. Они с чайкой находились всё на том же живописном, залитом солнцем утёсе. Он приподнялся из сидячего положения. Ноги его затекли, и встать во весь рост поначалу оказалось не так-то и просто. Онемевшие от долгого сидения, - пока Ник получал от Джонатана столь бесценные уроки, ноги покалывало. Ник стоял, пошатываясь, и превозмогая ощущение, что вот-вот рухнет наземь, не сумев перебороть неприятное ощущение в ногах, похожее на онемение. Чайка, сидевшая на краешке утёса, распрямила крылья.
  
  - Ты прав, Ник. Описывать собственные ощущения и переживания куда удобнее и нагляднее, пребывая в физической реальности, её законах, да и с помощью тел, будучи закованными в них. - проговорил Джонатан, проделавший несколько шагов по кромке утёса с расправленными крыльями. - Признаться, пока мы с тобой сидели, мои крылья тоже порядком атрофировались. А это не есть хорошо! - заключил Джонатан. Спустя недолгую паузу, он продолжил:
  
  - Заметь, что произошло, Никки. - возобновила диалог Чайка. - Как только ты освободился, сбросил с себя оковы, которые, как тебе казалось, сковывали и мучили тебя "целую вечность", ты впал в состояние некой эйфории, блаженства. Ты принял своё новое состояние как должное, как безмерно долгожданное и, наконец, обретённое. И что ты тогда сделал, как заполучил его? Ты сел на землю, наслаждаясь прекрасным чистым воздухом, запахами, видом окружающего пейзажа, безмятежностью, свободой... Ты попал в среду, в которую выбрал попасть, и которая отвечает твоему ощущению высшего "хорошо". Но ты начал скучать, сидя на одном и том же месте, ничего не делая, а лишь наслаждаясь. И вот, ты снова обращаешься ко мне за советом. - сказал Джонатан. - Ты попробовал встать, но ноги твои затекли, обмякли и чуть ли не атрофированы, если говорить о твоём нынешнем теле как о проекции твоей сущности. Так вот и ответь сам на вопрос, друг, что же тебе делать, чтобы жить? - Чайка подошла к самому-самому краю утёса. До водной глади, что простиралась от подножья скалы до самого горизонта, от утёса, на котором пребывали Ник и Джонатан, было около ста метров.
  
  - Двигаться! - крикнул Ник, делая разбег в несколько шагов, от самой скалы. - Не останавливаться! - только лишь и крикнул он, прежде чем с полного хода не прыгнул с утёса одновременно с Чайкой.
  
  Нет, Ник не разбился. Он даже не полетел кубарем вниз. Он только лишь немного поменял свой облик в прыжке. Теперь две красивые, белого с серым окраса чайки, - Ник и Джонатан, летели с громадной скоростью среди своих сородичей. Они забавлялись в небе! То резко пикируя вниз, к самой воде, и чуть ли не касались её кончиками брюшных перьев, то взмывая высоко-высоко над скалами, а, затем, и к самым облакам, чтобы заглянуть за привычную линию горизонта!
  
  Глава 2. На разной высоте.
  
  Они забавлялись в небе! То резко пикируя вниз, к самой воде, и чуть ли не касались её брюхом высокоплана, то взмывая высоко-высоко над скалами, а, затем, и к самым облакам, чтобы заглянуть за привычную линию горизонта!
  
  - Это замечательно, Никки! Я не верю, что так может быть! Я теперь умею, я научилась! - кричала Любовь в микрофон, не отвлекаясь при этом от управления высокопланом, а Ник сидел и завороженно глядел на неё, на то, как она радуется и как у неё мастерски получается управляться с полётом на сверхмалой высоте. - У меня душа словно выпрыгивает из тела! - взахлёб и нараспев говорила она и расплывалась в улыбке. - Я теперь умею летать не только очень высоко, но и очень низко, прямо над водой, в каких-то нескольких от неё сантиметрах! И это не менее захватывающе, чем и над облаками, Никки. А как опасно!.. А от этого и ещё интереснее и ответственнее!
  
  Когда полёты в тот день были окончены, и Ник с Любовью вот уже 36-ой вечер за то чудесное лето сидели у костра возле их прицепа-дома, Ник рассказывал Любви, что...
  
  Глава 3. Конструкция.
  
  - Среди прочих, в авиации есть такие понятия, как "полёт на сверхмалой скорости" и "полёт на сверхмалой высоте". - рассказывал лётный Инструктор аэроклуба. Антон сидел в первом ряду среди ещё нескольких курсантов. Сидел, не сводя глаз с инструктора и внимал каждому его слову и даже каждому его жесту. Невысокий седовласый Инструктор с аккуратными белоснежными усами, заложив руки за спину, мерно ходил взад-вперёд в лётном комбинезоне перед установленной возле стены академической доской, на которой мелом был схематично нарисован самолёт и обозначены его основные части. - Если вы будете лететь на слишком малой скорости, - пронзающий взгляд голубых как небо глаз Инструктора заставил тело Антона покрыться мурашками, - то при достижении определённых минимальных значений, подъёмная сила крыла самолёта, - Инструктор жестом показал на крыло нарисованного на доске самолёта Як 18-Т, - упадёт до нуля, и тогда он рухнет, свалиться в неуправляемый штопор. Если пилот опытный и запас высоты позволят, то, хоть и с трудом, но из него, всё же, можно выйти. Если высоты недостаточно - это означает смерть как минимум для самого самолёта. - Инструктор сделал небольшую паузу, глядя в глаза курсантам. - Вы ещё сможете катапультироваться, если исходная высота и конструктивные особенности самолёта позволят вам это сделать. В худшем случае - это будет и вашей смертью! Поэтому всегда, абсолютно всегда, даже в момент полной эйфории от полёта, НЕ ЗАБЫВАЙТЕ СМОТРЕТЬ НА ПРИБОРЫ!
  
  Эти слова Антон запомнит на всю жизнь и никогда, ни разу в жизни больше не забудет время от времени кидать пусть и короткий, но непременно трезвый и внимательный взгляд на какие бы то ни было жизненно важные индикаторы.
  
  - Сверхмалая высота для воздушного судна означает, что ваше летательное средство чрезвычайно подвержено опасному сближению с какими-либо наземными объектами, столкновение с которыми также означает смерть! - Инструктор снова обвёл сидящих внимательным взглядом, удостовериваясь, что все без исключения также смотрят на него и услышали, что он только что сказал.
  
  ***
  
  В тот вечер, когда Антон ехал из аэроклуба домой после окончания занятий, ему позвонил его друг Андрей и сообщил, что умер Димка - их общий товарищ, несколько лет назад покатившийся, как говориться, по наклонной плоскости. Сперва он потерял в катастрофе свою любимую жену, после чего, не найдя в себе сил собраться и продолжать жить, запил. Естественно, через несколько месяцев его уволили с работы, а новую он так и не нашёл. Спустя год, Дима пропил все свои сбережения, некогда отложенные к рождению ребёнка, которого они с женой с таким нетерпением ждали. Ещё в течение года, как ни пытались вытащить его из этого состояния друзья, Дима окончательно сдал позиции. Три месяца назад точка невозврата была пройдена; начался героин. В тот день, ближе к вечеру - передозировка и смерть. Смерть физического тела того, кого друзья и близкие подразумевали по "Димой". Его "самолёт" начал сперва решительно терять высоту, а затем и скорость. И он свалился в неуправляемый штопор не в небесах, а уже непосредственно у земли, поскольку уже давно летел на минимально допустимой высоте. Неуправляемый штопор. Удар об землю. Смерть.
  
  После этого звонка Андрея Антон поник духом. Он ехал по трассе, погружённый в свои мысли. "Ну как же так, - думал он, - ну почему человеку так часто не хватает сил, чтобы держать нужную высоту, нужную скорость?". Ответ ему пришёл сам собой. Он подумал, что все мы, люди, настолько верим в силу гравитации, настолько верим в зависимость скорости от мощности двигателей и запаса горючего, что нам даже и представить трудно, как управлять самолётом, как благополучно его посадить, когда закончилось топливо, а Земля неумолимо тянет к себе. Но ведь есть же восходящие потоки, есть инженерная, в конце концов, мысль, позволяющая многим самолётам планировать и совершать посадку даже с неработающими двигателями и вне специально оборудованной взлётно-посадочной полосы! И это, преимущественно, простые самолёты, на подобие послевоенного самолёта Ан-2, например. Чем проще конструкция, чем ближе она к механике, нежели к сложной электронной авионике, тем она надёжнее, долговечнее и эффективнее! Словом, чем естественнее и ближе конструкция к "природе", - простым физическим законам бытия, чем менее она усложнена, тем пригоднее она для эксплуатации. И, напротив, чем более замысловата и далеко от истоков, тем выше риски отказов, поломок, сбоев.
  
  Если сделать свой "самолёт" простым и надёжным вроде Ан-2 или, поработав ещё усерднее, и того проще и надёжнее, то можно в "полёте" не противостоять стихии, силе гравитации и прочим силам и обстоятельствам, а взаимодействовать с ним, обретая природную гармонию, коей наделено всё сущее. Нужен лишь резонанс, а не диссонанс. Вот и весь секрет! В случае беды стихия, бережно взяв под "крылья", мягко посадит вас на прекрасный луг. Да-да, так и будет, но только если вы - одно целое со стихией. Попробуйте ей противостоять, пытаться её перебороть и она размажет вас так, что только мелкие осколки разлетятся на сотни метров вокруг. То же произойдёт и в случае, если ваш "самолёт" будет бесконечно далёк от основополагающих принципов работы законов окружающей действительности: сильно модифицирован, чрезмерно усложнён, искажён или переоборудован для нецелевого использования. А целевым использованием является лишь одно: полёт ради полёта!
  
  "Так что же сломило Диму и разбило его о землю?" - пытался понять Антон. "Да, он снизил скорость. Да, он существенно потерял высоту. Но отчего штопор и катастрофа? Почему не спланировал, почему он, хоть и изрядно потрёпанный, не приземлился, планируя, на луг?". И лишь спустя несколько лет Ник поймёт, что всему виной была сложная "авионика". Вместо того, чтобы поймать благоприятный восходящий поток или спланировать благодаря удачной конструкции, Дима в критической ситуации включил "автопилот", всецело положившись на автоматические системы управления. А они, как известно, бездушны. Они не могут почувствовать стихии, её воли и желаний. Они лишь выполняют чётко заданные кем-то алгоритмы. Им чужды такие понятия как интуиция, сила воли или чудо. Эти "железяки" знают лишь формулы, цифры, переменные и алгоритмы, которые не применимы к каждой конкретной ситуации, конкретной судьбе. Тупые железяки! Они вывели Диму на глубочайшую депрессию, алкоголь и, в конце концов, на героин - неуправляемый штопор на непоправимо малой высоте.
  
  Но кто конструктор? По чьей воле одни имеют простую, надёжную и воздушно лёгкую конструкцию, а иные - громоздкую, неуправляемую или, напротив, чересчур хлипкую и бездарную?
  
  Внимание Антона привлёк рекламный щит, на котором красовался шикарный Jaguar XF - стильный и дорогой спорткар. Четыре прилагательных, рассчитанных на внимание богачей, - московской элиты, гласили: "Стильный. Агрессивный. Мощный. Инновационный". Антон расплылся в улыбке: "Ну конечно! САМИ! Мы сами конструкторы наших "самолётов". При этом, - подумал он, - не важно, сколько у нас есть исходных материалов, сырья. Умело распорядившись и малым, мы можем сконструировать великолепных свойств и характеристик летательное средство, а можем и бездарно разбазарить богатейшие ресурсы, данные нам". Но... От слов - к делу. Антону предстояло в течение ещё долгих лет практиковаться в конструкторском мастерстве, делом, а не словом усовершенствовать и собственную конструкцию, прежде чем Ник сможет с улыбкой обернуться в прошлое, в полной мере слиться со "стихией", с настоящим, и с восторгом смотреть в будущее. Ну а пока... Пока его собственная конструкция была лишь макетом, прототипом чего-то действительно стоящего, безотказного, надёжного и простого. Порой, из-за простой человеческой лени Антон, вместо того, чтобы работать над конструкцией, включал столь доступную и бесхитростную "авионику", и та несла его вовсе не туда, куда бы ему хотелось, хотя и без особых усилий. Но был проект, была задумка надёжной и эффективной конструкции, и было невероятной силы желание претворить её в жизнь. Так, мало по малу, проект превращался во что-то осязаемое. Антон, работая над совершенствованием конструкции, ежедневно передавал привет Нику, а тот, несомненно, его слышал... Слышал и с нетерпением ждал встречи, которая, как ему казалось, состоится всего-то через миг. Но Антону казалось, что до этой встречи - целая вечность. И оба они были правы!..
  
  Эпилог.
  
  - ...Чтобы я без тебя делал, Джонатан! - Ник влюблённо смотрел на Чайку, понимая, что только благодаря ей по-прежнему жив, полон энергии и движется вперёд, навстречу новым приключениям.
  
  - Хочешь я открою тебе маленький, но очень важный секрет, Никки? - ответил Джонатан.
  
  - Да, конечно, очень хочу. - Ник замер в нетерпении. - Очень!
  
  - Я не дал тебе ни одного совета, не ответил ни на один твой вопрос и вообще не сделал для тебя ничего полезного!
  
  - Что ты такое говоришь, друг? - возмутился Ник. - Ты и только ты один ставил меня на ноги, возвращал мне вкус к жизни и открывал мне глаза на истинную действительность, когда это было мне столь необходимо! - сказал Ник недоумённо.
  
  - Дело в том, мой друг Никки, что каждый совет, каждый ответ на заданный мне вопрос ты всегда знал и сам. И это - и есть главный секрет! Просто нам требуются авторитетные наставники, в чьём лице мы находим понимание и, найдя его, увероваем в простые истины так, словно эти истины - собственность наставников, а не независящие ни от кого догмы. - объяснял Нику Джонатан. - Ну и ещё мы зачастую боимся ответственности за собственные решения, действия и выводы. И, в случае если в какой-то момент мы проявляем слабину, опускаем руки или забываем, кто мы есть и зачем тут находимся, нам, порой, так хочется переложить ответственность за собственную слабость или ошибки на других. Надеюсь, ты понял, о чём я хочу тебе сказать? - спросила Чайка.
  
  - Мне кажется, что понял, Джонатан. Но я бы хотел, чтобы ты привёл пример. Мне не хватает наглядности, и я в принципе люблю примеры, ты же и сам знаешь...
  
  - С удовольствием, Никки. Вот тебе простой пример. Когда Антон был маленький и только начинал учиться кататься на велосипеде, ему это не сразу удавалось. Он падал, разбивал локти и коленки, а дедушка то и дело твердил ему, что "кататься на велосипеде - это очень просто" и объяснял ему нехитрую технику, как удерживать равновесие. Едва у Антона начинало получаться, он радовался тому, что ехать на велосипеде - это и впрямь очень просто. Но стоило ему в очередной раз отвлечься и упасть с велосипеда и разодрать колено, как он тотчас же упрекал дедушку в том, что тот сказал "кататься на велосипеде - это очень просто", как будто-то бы не он сам, а дедушка виноват был в его падении. Он неосознанно пытался переложить ответственность за собственную невнимательность на того, кто уверял его в лёгкости езды на велосипеде. А ведь кататься на нём действительно просто, не так ли? - Джонатан посмотрел на внимательно слушающего его Ника.
  
  - Да, действительно... Кататься на велосипеде - легко. Дедушка был прав. - потупив взор ответил Ник. - Я понял твой пример, Чайка Джонатан. Я понял... Я понимал и сам, что кататься - легко. Все мальчишки, кто был чуть старше меня, катались и не падали. И я видел, что это было легко, и знал это. Знал интуитивно. И я сам спустя месяц научился кататься, как они. Но, наверное, если бы не наставления дедушки, его установки, что "кататься - легко", я бы струсил сам садиться на велосипед. Но я слушал его и верил ему. А, сам допуская ошибки, проявляя невнимательность и падая с велосипеда, пытался переложить ответственность за это на него, ведь он "оказывался не прав". Он говорил, что это легко, а когда я падал, мне казалось, что кататься - это очень сложно.
  
  - Теперь ты понял смысл наставников, Ник? Ты понял, что мы знаем всё сами, но подчас не решаемся следовать внутреннему голосу, требуя подтверждений и одобрений со стороны. Мы нуждаемся в авторитетах, хотя каждый из нас и есть авторитет.
  
  - Ты хочешь сказать, Джонатан, что я могу больше не встречаться с тобой, а идти по жизни самостоятельно? - несколько обескуражено спрашивал Ник. - Хочешь сказать, что я всецело владею всеми ответами, знаю все истины также, как знаешь их и Ты?
   - Именно так, мой друг. Неужели ты сам ещё не догадался? - Джонатан рассмеялся. - Но это вовсе не значит, что нам не нужно больше встречаться. Напротив, я всегда рад тебе. Порой нам так нужны проводники, ориентиры, маяки. Недавно ты сумел совладать с казавшейся тебе непреодолимой дверью лишь легонечко толкнув её потому, что где-то глубоко внутри себя услышал отголосок моего призыва к тебе. Он стал для тебя маяком, неким переломным моментом. Ты не верил себе, но ты поверил моему голосу, зазвучавшему в тебе. Однажды, позволив себе остановиться, ты потерял необходимую инерцию. И тебе нужен был толчок. Толчок со стороны, ибо завязший в гнилой топи едва ли сам оттуда выберется. Ему следует пособить. Но это только на первых порах, Никки. Со временем ты сможешь не только играючи выбираться сам, но и вытаскивать других. Всему своё время, Ник, всему своё время...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"