Волков Дмитрий: другие произведения.

Мёртвые телом. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закон второй гласит: любовь - есть мост между берегом отчуждения и берегом вечной смерти, что несет нам вечную жизнь. Через любовь достигается то, чего нельзя достигнуть, даже имея бесконечное богатство и огромное количество друзей. Законы смерти (с примечаниями)


8

   Закон второй гласит: любовь - есть мост между берегом отчуждения и берегом вечной смерти, что несет нам вечную жизнь.
   Через любовь достигается то, чего нельзя достигнуть, даже имея бесконечное богатство и огромное количество друзей.

Законы смерти (с примечаниями)

Сентябрь

   В камере почти ничего не изменилось. Только лампочка горела чуть ярче, да пол был слегка влажным после недавней уборки. В остальном это было все то же полутемное помещение с облупившейся краской на стенах и почерневшим от времени потолком. Прикрученная к полу койка стояла на своем месте, а на ней лежал единственный, кто мог хоть как-то помочь вошедшим в камеру Яну и Сашке. Он спал. По крайней мере, так казалось по Его закрытым глазам и равномерно поднимающемуся и опускающемуся животу. Конечности заключенного по-прежнему были накрепко привязаны к койке. Бинт на голове, по всей видимости, недавно сменили, и теперь он был белый и чистый, без пятен крови. То же касалось и одежды, которая просто сверкала белизной.
   - Подумать только! - воскликнул Сашка. - Даже за такими свиньями следят! Прибрались у него тут, переодели в чистенькое. Хорошо у нас в тюрьмах жить! Да, Ян?
   Ян укоризненно посмотрел на друга, после чего перевел взгляд на заключенного. Того, казалось, не разбудил даже громкий Сашкин голос. Сашка подошел к койке, наклонился над спящим и заорал прямо в ухо:
   - Подъем! Рота вставай! Сатана ждет тебя!
   Глаза Принудителя в одно мгновение открылись и уставились на склонившегося над ним Сашку. На лице возникла знакомая ухмылка.
   - А... снова вы? - прохрипел Он, обдав Сашку несвежим ароматом.
   Ян увидел, как друг отпрянул, отмахиваясь от зловония, и закашлялся, стараясь удержать в желудке недавний ужин.
   - Насколько мне известно, вас постигла неудача в прошлый раз? - сипло произнес Принудитель, продолжая улыбаться. - А ведь я вас предупреждал.
   - Ах ты, скотина! - крикнул Сашка, держа руку у рта - борьба с резко возникшей тошнотой продолжалась.
   - Ублюдок, - будто в подтверждение Сашкиных слов, сказал Ян.
   - Как это низко с вашей стороны, - продолжил Принудитель. - Обвиняете в своем провале невинного беспомощного человека.
   Ян сжал руки в кулаки и подошел ближе к койке, чтобы видеть Его лицо.
   - Это ты у нас невинный? Что же ты тогда скажешь о всех тех, кто, благодаря тебе, лежит сейчас глубоко под землей?
   Принудитель задумался на мгновение, после чего ответил:
   - Во-первых, да, я неповинен в вашей неудаче в "Душевном покое". Ведь, насколько я помню, пока вы бродили в стенах дома для престарелых, я продолжал лежать в этом гадюшнике и наслаждался компанией крыс и молчаливых стен. Во-вторых, если бы вы знали, каково сейчас тем, кто, как ты выразился, "лежит в гробу", то вы бы им еще позавидовали. Это великое облегчение...
   - Ты что опять несешь? - Сашка взмахнул руками. - Хватит уже с нас твоих никчемных баек и дебильных поучений! Мы пришли сюда не для этого.
   - Для чего же? - Принудитель окинул друзей удивленным взглядом. - Разве вы не хотите с ними воссоединиться?
   Ян раздосадовано покачал головой и обратился к Сашке:
   - Зря мы это затеяли. От Него ничего не добьешься.
   Сашка не обратил внимания на его слова и спросил Принудителя:
   - Ты сейчас же говоришь, где мы можем найти твоего последователя, или твоей сладкой жизни придет конец. Уж я то смогу устроить так, чтобы к тебе сюда не заглядывали ни охранники, ни уборщики. Еду тебе будут приносить раз в несколько дней, причем такую, которую даже твои друзья-крысы, откажутся есть. Не знаю, как долго ты еще протянешь в таких условиях, но это будут самые ужасные дни твоей жалкой бесполезной жизни.
   Сашка остановился, но не потому что сказал все, что хотел, а потому что Принудитель громко расхохотался, прерывая смех сухим кашлем.
   - Я сказал что-то смешное? - взревел Сашка, подойдя вплотную к койке. - Посмотрим, как ты будешь смеяться, когда я сделаю то, что обещал!
   На Принудителя его слова никак не подействовали, и Он продолжал смеяться еще какое-то время, пока вдруг не остановился и не сказал:
   - Вы еще столького не понимаете. Меня не запугать такой бессмыслицей... Как же мне вас жалко.
   Сашка занес сжатую в кулак руку над лицом заключенного, размахнулся, но в последний момент остановился. На лице Принудителя не дрогнула ни одна морщинка.
   - Я не боюсь физической боли, - спокойно произнес Он. - Физическая боль - это всего лишь обман, с помощью которого душа оказывается в плену своего тела. Я не боюсь страданий, голода и медленной мучительной смерти.
   - Чего же ты боишься, урод? - с отвращением прошептал Сашка.
   - Хороший вопрос, - Принудитель улыбнулся. - Вопрос, на который вам определенно не найти ответа.
   - Да он снова играет с нами в свои игры, - простонал Ян. - Пошли отсюда!
   - Нет! Мы не уйдем, пока не узнаем то, для чего пришли, - возразил Сашка.
   Принудитель прокашлялся и усмехнулся:
   - Смешные вы.
   На этот раз не выдержал Ян. С искривленным от ярости лицом он направился к койке, явно намереваясь ударить заключенного в лицо, и не один раз. Однако Сашка затормозил друга и многозначительно покачал головой:
   - Не будем опускаться до Его уровня.
   - Да, извини. Ты прав, - Ян немного успокоился, но продолжал злобно смотреть в глаза Принудителя, который снова закатился в приступе сиплого хохота.
   Сашка повернул голову в Его сторону и уверенно спросил:
   - Чего ты хочешь?
   Принудитель чуть не поперхнулся и прекратил смеяться так же резко, как начал - казалось, Он не ожидал такого вопроса.
   - Чего я хочу? Что ты имеешь ввиду?
   Сашка, стараясь побороть внутренний гнев, переминался с ноги на ногу.
   - Да, - сказал он. - Что тебе нужно? У нас есть связи. Мы можем договориться с охраной, и тебе принесут телевизор. Если хочешь, можем достать человеческой еды. В пределах разумного, конечно - мы же не волшебники. Только скажи, где нам найти твоего дружка?
   Принудитель непонимающе уставился на Сашку, затем перевел взгляд на Яна. Тот согласно кивнул, подтверждая слова друга.
   - Как же вы не понимаете... После смерти мы больше не нуждаемся в таких бесполезных физических наслаждениях, как еда, секс, или телевизор.
   - Помирать что ли собрался? - ехидно спросил Сашка.
   - Мы все умрем, и вам это прекрасно известно. Разница лишь в том, каким образом. От этого зависит...
   - Хватит уже! - прервал его Ян. - Мы задали тебе конкретный вопрос. Ответь на него, и мы постараемся помочь скрасить тебе заключение.
   Принудитель снова растерялся, но быстро оправился, и на Его лице опять появилась довольная ухмылка.
   - Начнем с того, что Он мне не друг. Понятие дружбы в целом очень расплывчато и относительно. Его придумали для того, чтобы без зазрения совести обращаться за помощью к тем, с кем общаешься в повседневной жизни. Но кое-что я смогу вам рассказать. И мне ничего не нужно взамен - человек способен прожить и без дополнительных удобств. Хотя... от проститутки я бы все равно не отказался.
   - Я же сказал, "в пределах разумного", - возразил Сашка. - Такого мы устроить точно не сможем.
   - Ладно, - Принудитель кивнул и продолжил: - Я не могу сказать вам точное местонахождение того, кого вы ищете. Тем более вы не предоставили мне то, что я хочу.
   - О чем ты говоришь? - воскликнул Ян. - Какая проститутка? Зачем она тебе? Да у тебя хоть на нее встанет?
   Сашка взглядом попросил друга успокоиться, и Ян умолк.
   - Что за привычка такая, все время не дослушиваете до конца? - Принудитель наигранно надул губы. - Я бы все равно не сказал вам это, даже если бы вы привели сюда саму Сашу Грей. Нет, я, конечно, воспользовался бы ее услугами, но в итоге предоставил бы вам ту же информацию, что предоставлю прямо сейчас.
   - Ты точно самый настоящий сукин сын, - как-то весело произнес Сашка, отчего Ян удивленно на него посмотрел. - И откуда только такие берутся?
   Заключенный пожал плечами, насколько это было возможно в связанном положении.
   - Если вам не интересно, я могу и не рассказывать, - спокойно прохрипел Он.
   - Нет-нет, что ты? - по-доброму улыбнулся Сашка. - Мы внимательно тебя слушаем.
   - Тогда продолжу... Как я сказал, точного адреса или координат вы от меня не получите, но я дам вам одну маленькую подсказку.
   Принудитель сделал паузу и выжидающе посмотрел на Яна и Сашку.
   - Не тяни резину, - нетерпеливо пробурчал Ян. - Выкладывай уже.
   - Как помнишь, ты нашел меня в заброшенном детском саду, - Принудитель посмотрел Яну в глаза. - Если не ошибаюсь, ты даже увидел такое, о чем никому теперь не хочешь рассказывать, верно?
   - О чем это он? - удивился Сашка.
   - Твой друг считает, что если расскажет кому-нибудь о том, что он увидел в подвале детского сада, то его примут за сумасшедшего. Я прав?
   Ян молча кивнул и обратился к Сашке:
   - Расскажу тебе чуть позже.
   - Как скажешь, - Сашка пожал плечами, поразившись тому, что у Яна были секреты по поводу поимки Принудителя. Он не раз читал полицейский протокол показаний друга, и там определенно не было ничего необычного.
   Заключенный продолжил:
   - У того, кого вы ищете, тоже есть свое место для встреч с... Ох, даже не знаю, какое из имен вам назвать.
   - Переходи к сути, - потребовал Ян.
   - Хорошо, - Принудитель согласно кивнул. - У меня этим местом был тот старый заброшенный детский сад. Его подвал, если быть точнее. Хотя подвал - тоже не совсем верно сказано. В общем, у того, кого вы ищете, тоже есть такое место. Каждую ночь он спускается вниз, под землю, чтобы получить следующее задание.
   - Как нам найти это место? - спросил Сашка.
   - В лесу, - ответил Принудитель и смолк.
   Ян переглянулся с Сашкой и произнес:
   - В лесу? Это все, что ты можешь нам подсказать? Фундамент заброшенного здания в лесу? Да ты издеваешься!
   - Ну вот, опять гонишься вперед, - Принудитель закатил глаза.
   - Ты же вроде закончил, разве нет? Сказал "в лесу" и замолчал. Как это понимать? - Ян раздраженно выдохнул.
   В этот момент что-то произошло. Ни Ян, ни Сашка так и не поняли, что случилось, но создалось впечатление, что свет в камере потускнел, а по коже пробежался прохладный ветерок. Принудитель резко поднял голову, и Яну показалось, что на долю секунды увидел в его глазах самый настоящий огонек.
   - Не вы решаете, когда мне закончить, а когда продолжить! - злобно прошипел Он.
   После этого голова упала обратно на подушку, свет в камере снова стал ярче, а о показавшемся ветре друзьям напоминала лишь пупырчатая кожа на руках. Сашка стоял, как вкопанный, и пораженно смотрел на заключенного. Ян не успел испугаться, но вдруг почувствовал себя разбитым и ослабшим. Возникшая тишина продолжалась не меньше минуты, пока, наконец, не раздался тихий охрипший голос с койки:
   - Займитесь тем, чем собирались заняться до того, как решили прийти сюда. Ответ сам вас настигнет, хотите вы этого, или нет.
   Сашка как-то странно окинул взглядом камеру и затем неуверенно направился к двери. Ян молча поплелся следом. Когда Сашка, выключив свет, открыл дверь и скрылся в коридоре, а Ян одной ногой уже стоял за порогом, он вдруг повернул голову в камеру и громко спросил лежащего в койке:
   - Скажи, где и когда произойдет следующее самоубийство? И кто это будет?
   Из темноты раздался хриплый смех, потом кашель, после чего Ян услышал ответ на свой вопрос:
   - Какая разница? Вы все равно не сможете ничего изменить. Его воле невозможно противиться.

*****

   - Что скажешь? Не зря съездили?
   Сашка жевал пересоленый картофель фри, обильно обмакивая его в томатном соусе и запивая колой.
   - По началу, я, конечно, разочаровался и уже не верил, что мы узнаем хоть что-то полезное, - ответил Ян, отодвигая в сторону тарелку с недоеденным бургером. - Но, как оказалось, теперь у нас есть хоть какая-то информация.
   Они сидели за небольшим столиком у окна в круглосуточном кафе, расположенном неподалеку от тюрьмы. Кормили здесь в основном быстрым питанием - ужасно вредным, и ужасно вкусным. За окном проносились редкие автомобили. В заведении помимо Яна и Сашки, находилось несколько дальнобойщиков, набиравшихся сил перед продолжением ночного заезда.
   - Разве стало что-то понятно? - удивился Сашка. - Я, например, ничего не понял из слов этого ублюдка.
   - Он сказал нам заниматься тем, чем мы собирались заняться, прежде чем решили Его посетить. Тогда мы сможем найти ответ на вопрос: где прячется последователь. А мы собирались обойти близких родственников Его жертв.
   Сашка фыркнул и поперхнулся колой от смеха. Откашлявшись, он сказал:
   - И все? Так просто? Тогда нафига мы вообще к нему ездили?
   - По крайней мере, появилась небольшая уверенность, что мы на верном пути. И про место в лесу мы вряд ли догадались бы сами.
   - Не знаю, Ян, - Сашка покачал головой. - Я не уверен, что хоть что-то из услышанного сегодня, окажется правдой. Он просто играет с нами, ты не думаешь?
   - В прошлый раз он оказался прав, - ответил Ян. - Черт побери, не знаю откуда, но он совершенно точно знал, где произойдет следующее самоубийство. Думаю, есть смысл прислушаться к Его словам.
   - Может быть... Кстати, что ты видел в детском саду, о чем никому не хочешь рассказывать.
   Ян присосался к трубочке и шумно допил свой молочный коктейль, прежде чем ответить другу.
   - Пожалуй, в другой раз, Саш. Поверь мне, сейчас не очень подходящее время. Хорошо?
   - Я и не настаиваю, - дружелюбно улыбнулся Сашка. - Если честно, меня это волнует куда меньше, чем наш с тобой следующий шаг.
   Ян задумчиво почесал подбородок, уставившись в окно, за которым мелькали огни проезжающих машин.
   - Нужно собрать как можно больше информации обо всех родных и близких каждой жертвы, - уверенно сказал он. - Затем мы изучим все адреса и отберем те, которые находятся максимально близко к лесу.
   - К какому лесу? Город со всех сторон окружают леса.
   - Не важно. Для начала подойдет любой. Если адресов окажется несколько, будем по порядку их объезжать и попытаемся выяснить как можно больше информации о погибших.
   - Ох, - вздохнул Сашка. - Не уверен, что Он говорил именно об этом, Ян... Но это лучше, чем бездействовать.
   - Да, - кивнул Ян. - Выбор у нас с тобой действительно не велик.
   Сашка попросил официантку принести счет, а Ян возбужденно спросил у друга:
   - Ну что, поехали к тебе? Твоя собранная база нам сейчас очень пригодится.
   - Прямо сейчас? - удивился Сашка. - А как же супруга? Не потеряет?
   - Не волнуйся, с ней все в порядке.
   - Как скажешь, поехали!
   Никто из друзей не упомянул о произошедшем в тюрьме. Каждый надеялся на то, что ничего не случилось, и все эти странности со светом, ветром и огоньками в глазах заключенного были всего лишь плодами их разыгравшегося воображения.

*****

   Ян задумчиво разглядывал сосны, что виднелись за окном. Там, на расстоянии пары сотен метров, начинался бор - лес, в котором мог прятаться последователь. Они с Сашкой сидели в доме Виталия Грошева - крупного предпринимателя, повесившегося у себя в офисе, того самого, о котором Ян читал день назад у Сашки. Жена бизнесмена, до сих пор убиваемая горем от потери мужа, вполне радужно приняла их в гостиной большого загородного дома. Это была зрелая, но очень привлекательная женщина, несмотря на заплаканные глаза с темными кругами под ними. Все-таки мнение о том, что богатые женщины выглядят красивее бедных, в большинстве своем было истиной. Весь секрет в том, что у богатых женщин есть средства скрывать свой возраст, а бедные уже к тридцати годам становятся уставшими и никому не нужными представителями общества с нескончаемой депрессией и испорченной родами фигурой.
   На вопрос, зачем спортивным журналистам писать статью про ювелирного магната, Сашка не раздумывая соврал о вложениях Виталия в конный спорт и его спонсировании многих крупных соревнований. К счастью, жена была не из тех, кого мужья целиком и полностью посвящали в свои дела, поэтому ответ гостей ее удовлетворил, и она пригласила их на чай. Они сидели и беседовали уже около получаса, но ничего интересного так и не узнали. Ян был уверен, что они ошиблись выбором.
   - Ульяна, так вы говорите, что у Виталия не могло быть врагов? - спросил Сашка, сделав глоток остывшего зеленого чая.
   - Да, он был очень честным партнером, - ответила жена, бездумно уставившись на стену. - Все, кто имел с ним дела, рано или поздно становились его друзьями.
   - Но ведь у него могли быть дела, о которых вы не знали?
   Как, например, спонсирование конного спорта.
   - Не думаю, что он был связан с криминалом, если вы об этом. Ваши вопросы больше похожи на вопросы полицейских, которые мне задавали на допросах после смерти мужа...
   - Нам бы очень хотелось написать добрую и честную статью о Виталии, - как можно приятнее улыбнулся Сашка. - Насколько нам известно, полиция так и не смогла установить, было ли это убийство. Простите, пожалуйста, за столь тяжелые для вас вопросы.
   - Ничего, все в порядке, - Ульяна потупила взгляд. - В последние дни, это единственная приятная вещь, когда моего мужа вспоминают огромное количество людей. Мысль о том, что за свою короткую жизнь он сделал так много, что его помнят и будут помнить еще не один год - то единственное, что не дает мне полностью опустить руки. У меня осталось две дочери от Виталия, и я прекрасно осознаю, как сильно они нуждаются во мне. И я не допущу, чтобы смерть их отца испортила их жизни. Я знаю, что не справлюсь с бизнесом, который достался мне по завещанию, и что, скорее всего, мне придется его продать. Но этих средств будет достаточно, чтобы воспитать наших малышек и обеспечить им достойное будущее. Ведь Виталий зарабатывал столько денег только ради своей семьи, он был прекрасным мужем и любящим отцом... Пожалуйста, напишите это в своей статье.
   Ян посмотрел в глаза, наполненные горькими слезами, затем бросил взгляд на диктофон, который лежал на столе. Диктофон был выключен, ни о какой статье не могло быть и речи. Ему вдруг стало ужасно неловко от того, что ради, казалось бы благих намерений, им с Сашкой приходится обманывать и давать пустые обещания женщине, потерявшей по-настоящему любимого человека. Стараясь сохранить спокойствие, он придал максимум сочувствия своему голосу:
   - Обязательно. Именно это мы и хотим отразить в публикации. Вы нам очень помогли.
   - Вы уже уходите? - Ульяна, казалось, была удивлена.
   - Да, спасибо вам большое за ценную информацию. Из этого выйдет отличная статья! - ответил Ян, собираясь встать с дивана.
   - Хорошо, вам спасибо, - кивнула жена Виталия. - Если у вас больше нет вопросов...
   - Можно последний вопрос? - вдруг сказал Сашка, и Ян, успевший привстать, упал обратно на диван. - Только хочу предупредить, что это будет нескромный вопрос.
   Ульяна согласно кивнула и салфеткой вытерла слезы с лица.
   - У Виталия была любовница? Или могли ли быть хотя бы подозрения в том, что у него кто-то был на стороне?
   Ян осуждающе посмотрел на друга, на что тот лишь пожал плечами, мол от этого вопроса зависел исход всей беседы. Ульяна опустила взгляд на диктофон и тихо спросила:
   - Это тоже попадет в статью?
   - Нет, что вы! - улыбнулся Сашка. - Мы же работаем в спортивном журнале, а не в гребаной желтой прессе. Ответ на этот вопрос останется исключительно между нами.
   Как и все, что вы рассказали до этого.
   Ян взял в руку диктофон и сделал вид, что нажал на кнопку "Стоп". Ульяна прикрыла глаза, и, собравшись с мыслями, наконец, ответила:
   - Никаких подозрений в существовании любовницы у меня не могло быть. Дело в том, что я... Я знала о ее существовании, да и Виталий не сильно старался это скрыть. Он прекрасно понимал, что я не посмею даже заговорить с ним на эту тему. У меня был достаток, я могла купить себе любую вещь, посетить любую страну, мне не нужно было работать, а дети росли здоровыми и счастливыми. Зная о его возможностях и связях, я не сомневалась в том, что в случае развода окажусь ни с чем. Я могла потерять как детей, так и свое обеспеченное состояние. Поэтому я со спокойствием на лице закрывала глаза на похождения мужа к любовнице. Конечно, я очень сильно ревновала, и не раз пыталась доказать ему, что в постели я ничуть не уступаю этой молоденькой шалаве, но Виталий не прекращал пользоваться ее услугами до самой смерти...
   Ульяна снова разрыдалась и, извинившись, отправилась в ванную. Ян в очередной раз осуждающе посмотрел на друга.
   - Что? - удивленно воскликнул Сашка. - Если ты хочешь добиться хоть какого-то результата, будь готов обмануть еще не одного человека ради выуживания самой важной информации. Ты понимаешь, что эта красотка лишь подтвердила нашу теорию о любовниках? У Виталия была любящая его женщина, и я говорю сейчас не об Ульяне. Нет, она любила не его, а, скорее, его кошелек и его детей. А вот та молоденькая любовница вполне могла любить его по-настоящему. Жаль, что мы не сможем этого узнать.
   В комнату вернулась Ульяна и, взглянув на Яна и Сашку заплаканными глазами, задала вопрос:
   - Вы же не думаете, что это она убила моего мужа?
   Друзья переглянулись, и Ян ответил:
   - Ни в коем случае. Мы же не полицейские, чтобы выдвигать столь абсурдные теории.
   Ульяна кивнула и тяжело вздохнула.
   - Извините нас за назойливость, - продолжил Ян. - Но у нас остался действительно последний вопрос, и мы сразу же вас оставим в покое.
   - Конечно.
   - Вы не знаете, как нам найти любовницу вашего мужа? Может быть, у вас есть адрес или телефон?
   - В телефоне Виталия сохранился ее номер. Подождите минутку, я его сейчас принесу.
   Когда Ульяна поднялась по лестнице на второй этаж, Сашка довольно улыбнулся Яну и сказал:
   - Молодец. Именно об этом я и говорил. На время нашего расследования, следует забыть о простых моральных истинах и спрятать совесть где-нибудь поглубже. Только так мы сможем найти второго Принудителя и засадить его за решетку.
   Ян ничего не ответил другу и молча уставился в окно, разглядывая рыжие стволы высоких сосен.

*****

   Дом любовницы находился в пяти минутах езды, недалеко от района, в котором проживали Грошевы. Это был не такой шикарный особняк, но все же приятный одноэтажный домик с небольшим садом, выходящим в сосновый бор. Кристина, а именно так звали любовницу Виталия, на удивление быстро согласилась на встречу со спортивными журналистами. В гостиной царил беспорядок, поэтому хозяйка провела гостей на кухню, где и налила каждому по чашечке черного кофе. Со вкусом у покойного Виталия явно не было никаких проблем: как и его жена, любовница выглядела сногсшибательно. Моложе супруги лет на десять, с длинными русыми волосами, она обладала идеальной фигурой, которую не могла скрыть даже широкая блузка и мешковатые домашние штаны. Лицо украшали веснушки, что было весьма необычным в текущее время года. Ясные голубые глаза не были заплаканными, и вообще, девушка не убивалась фальшивым горем, как это было в случае с женой бизнесмена. Однако уже через минуту после начала беседы, друзья отбросили любые сомнения по поводу истинности ее любви к Виталию.
   - Он без конца пытался всучить мне пачки денег и свои пластиковые карты, несколько раз я порвала при нем ваучеры на совместное путешествие в Индонезию, которые он приносил в надежде на мое согласие. Он не собирался бросать жену и детей, но и без меня не мог прожить и дня. Мне было очень тяжело поддерживать такие отношения. Я видела, как счастлива его семья, и не хотела портить жизнь как его жены, так и детей. У меня было не мало мужчин, но только с Виталием я чувствовала себя самой настоящей женщиной, которую любят, охраняют и не дают в обиду. Я не могу сказать, что это была любовь. Наверное, так это и называется... Но когда я узнала о произошедшем, мне стало настолько плохо, что я тут же наглоталась каких-то таблеток, чтобы как можно скорее уйти из этого мира и встретить его там... Не знаю, какой ангел-хранитель за мной следит, я бы ободрала ему все крылышки. На утро я очнулась в больнице. Живая и здоровая, лишь немного ослабленная. Оказывается, через несколько минут после моей отключки, ко мне домой зашла подруга, которая незамедлительно вызвала скорую, и они махом меня откачали.
   Ян и Сашка за все время практически не произнесли ни слова, а Кристина продолжала говорить без остановки:
   - Не знаю, кому он мог насолить, но это не было самоубийством. Уж в этом мне можете поверить. Он, скорее, убил бы весь мир и остался единственным человеком на Земле, чем проявил слабость и так легко расстался со своей жизнью. Нет, он был не такой. Знаете, я даже попыталась провести свое расследование, после того, как оклемалась и вернулась домой. Но не смогла узнать ровным счетом ничего. С одной стороны натыкалась на полицию, которая отказывалась что-либо комментировать по поводу этого дела незнакомой девушке. С другой была жена Виталия, которая с помощью угроз требовала, чтобы я остановилась. И я бросила это дело. Не ради себя или Ульяны. Наверное, я остановилась, ради него. Он не хотел бы, чтобы я подвергала себя опасности ради глупой мести, которая не смогла бы вернуть его обратно. Если честно, я и вам то не сильно доверяю, и уж точно догадываюсь, что вы не спортивные репортеры, или, по крайней мере, пришли сюда не для того, чтобы написать всю рассказанную мною чушь в спортивном журнале.
   Друзья молча переглянулись, и Сашка, прочистив горло, сказал:
   - Мы действительно журналисты, и работаем в журнале...
   - Но вы правы. Наша цель не написать статью о Виталии, - вмешался Ян, отчего Сашка чуть не поперхнулся кофе.
   На лице Кристины появилась довольная улыбка.
   - Мы знаем, что это не было самоубийством, - продолжал Ян. - И пришли к вам в надежде найти хоть какой-то ключ к разгадке местоположения убийцы.
   - Но зачем вам это нужно? - удивилась Кристина, приподнявшись на своем стуле. - И откуда такая уверенность, что Виталия кто-то убил? Вы знаете, кто это сделал? Возьмите меня с собой, я помогу вам отыскать этого ублюдка!
   - Воу-воу! Дамочка, полегче, - засмеялся Сашка. - Кажется кто-то недавно упоминал о бессмысленности мести, и все такое?
   - Я сама лично, своими руками готова придушить того, кто это сделал, - голос Кристины был абсолютно спокойным, а взгляд чистым, и Сашка невольно поежился. - Прошу вас, я не стану обузой. Только дайте мне шанс вам помочь.
   Ян бросил вопросительный взгляд на друга, на что тот лишь развел руками. Немного помолчав, он встал со стула и подошел к Кристине, после чего положил руку ей на плечо и произнес:
   - Вы даже не представляете, с чем вам придется столкнуться. Здесь замешаны силы, куда более могущественные, чем мафия и преступные группировки.
   - Я согласна, - эту девушку уже не было возможности переубедить.
   Ян еще раз обернулся в сторону Сашки, который непонимающе пожал плечами, затем улыбнулся и, склонившись к Кристине, сказал:
   - Что ж, добро пожаловать в наш клуб юных сыщиков!
   - Спасибо! Обещаю, я вам не помешаю.
   - Ян, что ты имел ввиду, говоря о каких-то силах? - подозрительно спросил Сашка.
   Кристина тоже выжидающе посмотрела на Яна, на что тот глубоко вздохнул и ответил:
   - Кажется пришло время рассказать, что же случилось на самом деле в том детском саду. В тот день, когда я поймал одного из них.
   Ян поведал Сашке и Кристине подробную историю о той судьбоносной августовской ночи, когда глубоко под землей, под заброшенным детским садом, он стал свидетелем жуткого пламени, разговаривающего с Принудителем. Чтобы Кристина увидела картину целиком, на некоторых моментах приходилось останавливаться и параллельно рассказывать о расследовании, которое и привело Яна с Сашкой к ней в дом. Когда рассказ был закончен, за окном сгустились сумерки, и сосновый бор неторопливо стал укутываться в ночную тьму. Пара литров кофе и пачка Сашкиных сигарет были потрачены на прослушивание этой по-настоящему фантастической истории. Все трое с минуту молчали, прежде, чем Сашка обратился к Яну:
   - Почему ты не рассказывал мне этого раньше?
   - После случившегося я не раз возвращался в то место... Я исходил подвал детского сада вдоль и поперек несколько раз. Я так и не смог найти тот люк, который привел меня в ту ночь в логово дьявола.
   - Логово дьявола?
   - Я не знаю, какими еще словами описать то место. Прошла неделя, и я стал сомневаться в том, что это случилось со мной по-настоящему. Я думал, что это было воздействие какого-то наркотика или гипноза. Не знаю. Но чем дальше мы продвигаемся в нашем деле, тем больше я убеждаюсь в том, что мы имеем дело не просто с сектой ненормальных, а с самым настоящим злом.
   На кухне царил мрак, никто не побеспокоился о том, чтобы включить свет, и судя по испуганному лицу, Кристина уже пожалела об этом. Она торопливо поднялась и прошла к выключателю, и через секунду кухня осветилась ярким люминесцентным светом. Сашка почувствовал, как по коже пробежал мороз - рассказ Яна был действительно жутким.
   - Может быть, ты был прав насчет гипноза? - неуверенно спросил он. - Все-таки в это поверить куда легче, чем в дьявола и в неведомое зло.
   - Я всей душой желаю, чтобы мои подозрения оказались неправдой, и хочу верить, что мы охотимся за обычным сумасшедшим, - Ян покачал головой. - Но вспомни сам, прошлой ночью в тюрьме ты не ощутил ничего странного?
   - Да, в камере у Принудителя что-то произошло, когда он разозлился, - согласился Сашка. - Я думал, что мне показалось, но теперь совершенно четко могу вспомнить те жуткие ощущения.
   - Ребята? - тихий голос Кристины прервал друзей от беседы, и они увидели, что девушка дрожит, обхватив себя руками за плечи, а ее широкие глаза даже в темноте светились страхом. - Мне кажется, что мы здесь не одни.
   - О чем ты? - стараясь говорить тише, спросил Сашка.
   - Я слышу чьи-то шаги в спальне, - прошептала Кристина.
   В следующий миг в доме послышался громкий звук бьющегося стекла, девушка вскрикнула от ужаса, и тут же погас свет, отчего кухня погрузилась во тьму.
  
   Назад             Дальше
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"