Волков Илья, Разаков Сергей: другие произведения.

Орден. Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 7
  
  Тишину в коридоре нарушил звук неспешных шагов чуть потяжелевшего, и, оттого пребывающего в прекрасном настроении, палача. Квартоорк шел вразвалочку, громко рыгая и шаркая стоптанными сапогами, раскручиваемая им связка ключей гремела как трещотка. Не дойдя до двери, он уронил ключи и, громко ругаясь на темноту, начал шарить по полу руками. Тень за его спиной шевельнулась и исторгла из себя человеческую фигуру в балахоне священника.
   - От тебя шума больше чем от гномьего хирда, переигрываешь, - тихо произнес священник.
  Дирк перестал кривляться, не глядя зацепил связку ключей пальцем, поднялся и ответил:
   - Фиглярских школ не кончал, делаю что могу. Ну, рассказывай, брат-исповедник, чего тебе наша пташка напела?
   - Узнал мало, больше сам понял. Она сейчас немного не в настроении для исповеди.
   - Массаж плеч не пробовал? - с фальшивым сочувствием спросил палач.
   - Обстановка недостаточно интимная, - ответил "священник" оглядываясь по сторонам.
   - Неужто, есть место, способное очарованием затмить наши казематы.
   - Мой дом, например, - почти шепотом проговорил собеседник.
   - Ты сейчас это серьезно? - тон Дирка изменился.
   Исповедник кивнул, и, убедившись, что их не подслушивают, добавил шепотом:
   - Девчонка из Безымянных, её необходимо отсюда вытащить, и чем быстрее, тем больше вероятность хоть что-нибудь узнать, в противном случае ее по-быстрому уберет человек гильдии, а их тут не один и не два.
   - Конкретно тут их два, если я правильно понял мой новый род деятельности.
   - Не придирайся к словам и не болтай лишнего. Нас пока не подслушивают, но я не могу гарантировать, что и через секунду это будет так.
   - Какая, мать твою, у нее может быть информация, она просто исполнитель, а в гильдии - даже я это знаю - не любят давать исполнителям больше сведений, чем им необходимо, - покачал головой палач, - девка просто дурит тебе голову, она это умеет - сам видел.
   - Даже если она ничего не знает, тот, кто придет за ней, будет осведомлен лучше нее.
   - Отчего такая уверенность?
   - Проштрафившихся Безымянных забирают наставники.
   - Не знал.
   - И немудрено, что не знал. Она, например, тоже не знает. Как думаешь, что она расскажет человеку, что подобрал ее с улицы после "трагической случайности", пустившей ее жизнь под откос, заботился о ней все эти годы, обучил "забытому" мастерству Лишенных-Тени и дал возможность жить дальше под крылом Гильдии, когда он придет спасти ее?
   - Все... - охнул Дирк
   - А именно то, что она не смогла избавиться от запаниковавшего подельника, что непременно будет стоить жизни господину Шульцу и, - голос "священника" стал на тон ниже, - что она обнаружила двух новых свидетелей, отчего-то решивших поиграть в сыщиков, что, несомненно, будет стоить жизни нам.
  Квартоорк что-то невразумительно пробурчал, задумавшись.
   - Естественно, никто не придет к тебе средь бела дня, требуя честного, пред лицом Матери, боя один-на-один. Внезапный удар кинжалом в бок в толпе, полфлакона яда в чашке с пивом, поджог дома или целого квартала, нападение небольшой толпы нелюдененавистников человек эдак в пятьдесят, наконец - есть много способов. То, что она выбрала физическое воздействие для устранения Шульца, лишь говорит о ее неопытности.
   - Я не боюсь смерти, - с холодным взглядом произнес палач.
   - А я не вижу причины ее торопить, тем более, если мы не разберемся что здесь к чему, двумя нашими трупами дело не ограничится.
   - Ты хочешь схватить того, кто придет за ней?
   - Да, и в своем доме мне будет куда проще, чем в засраных казематах.
   - Убедил, - кивнул Дирк, - я достану девчонку. Выйди отсюда, через дверь, чтобы видели, потом смени тряпье и жди меня у Столповой Плеши.
   - Лучше у Пинты.
   - Не, у Пинты я не торгую - не хочется как-то к Грипову заведению внимание сомнительных личностей привлекать.
   - Тогда в подворотне около Утки, главное поторопись, время сейчас играет против нас.
   - Да знаю я.
   - Удачи, - бросил "исповедник", разворачиваясь.
   - Удачу я давно отринул, - буркнул палач, потирая грудную клетку.
  
  Пленница сидела на стуле то и дело проваливаясь в забытье, боли она уже не чувствовала, жар от жаровни и холод металла чувствовались как через несколько слоев ткани.
   "Вот и все, пус-то-та", - протянулась в ее голове до ужасного долгая мысль. Окованная железом дверь с грохотом шарахнулась о стену, разрывая путы дремы пленницы. Она едва приподняла свисающую голову, встретилась взглядом с Клыкачом - так она назвала его у себя в голове - и расслабилась, попытавшись изобразить кривую ухмылку. Получилось не очень - подбородком она чувствовала стекающую слюну, но на большее она была неспособна.
  Клыкач закрыл дверь на засов, затем, бессвязно ругаясь, начал поспешно копаться в разбросанных тряпках. Отбрасывая непригодные в сторону, периодически разрывая их, даже пробуя некоторые на зуб, наконец, он наткнулся на свернутое полотно. Проведя проверку и удовлетворившись результатом, он бросил его на жаровню. Вопреки логике, ткань не загорелась, пламя притихло, лишившись солидной части воздуха.
   - Что ты... - начала она, но Клыкач резко ее прервал.
   - Не издавай ни звука, иначе оба подохнем в ссаной канаве.
   - Зачем?
  Клыкач щелкнул ногтями по серьге в ухе и ответил:
   - Пораскинь мозгами.
  Зрению пленница не доверяла, в глазах все плыло, в ее помутившемся сознании символ мог превратиться буквально во все что угодно, но его разрешение на визит "исповедника" и резкая смена действий говорили об одном: Клыкач служит Гильдии. Незаметным глазу движением он схватил пленницу за горло, сперва сжав его столь сильно, что перекрыл ей дыхание и заставил ощутить трение позвонков, потом, опомнившись, ослабил хватку, посмотрел ей в глаза и тихо, едва подрыкивая, произнёс:
  - Слушай сюда, у тебя два пути: я могу выдернуть тебя из этих застенков или выдернуть жизнь из этого тела. Первое в разы сложнее, и в случае неудачи я перейду ко второму варианту. Так что выбирай прямо сейчас. Заорешь или дернешься - вариант номер два. У тебя минута.
  Рука на горле разжалась, Клыкач согнулся, распутывая ремни, когда их хватка ослабла, пленница ощутила что падает вперед, но квартоорк подхватил ее, легко поднял и попытался поставить на ноги. Коснувшись пола, ноги пленницы подвернулись, она замахала руками в поисках опоры и задела обрубком правой спинку стула, боль вспыхнула где-то вдалеке, но судорога, прошедшая по ее телу, заставила ее совершить нелепый рывок к накрытой жаровне. Клыкастый поймал ее снова, богохульно выматерился и кое-как усадил на стул, затем подтащил к себе мешок и начал поспешно вытряхивать из него уголь и золу. Как следует откашлявшись от пыли, он произнес:
  - Выбрала? - она скосила глаза на мешок. - Я так и думал, - накидывая на неё полотнище, - а теперь, ни звука, мать твою, и не дай Разжигатель тебе шевельнуться.
  
  Дирк, прихрамывая, тащил завернутую в несгораемую тряпку пленницу, пошатывался он не столько от тяжести груза, благо весу в нем было немного, сколько от невозможности сосредоточиться. Квартоорк бормотал ругательства, мысли в его голове сменялись одна другой, даже толком не оформившись, то план действий мелькнет, то красная рожа начальника караула, на днях Дирк знатно сократил его премию, внезапными пропажами со склада.
   "Да кому нужен мертвый нищий, недельной давности? Его должно быть крысы сожрали", - Дирк вспомнил его оправдания перед братом-инквизитором, ухмылка промелькнула на клыкастой роже. И тут же сменилась сжатыми зубами, когда ручка двери в мертвецкую сама прыгнула в руку.
   - О, зубастый, - радостно поприветствовал его крепко сбитый мужик в капюшоне палача, - свежее мяско тащишь?
   - Подтухшее маленько, но на завтрак сгодится - ухмыльнулся Дирк, - как твое ухо, Тэд?
   - Мэтр Херик постарался, но, как и следует из его имени, херово, - пожаловался палач коллеге, стягивая капюшон, - гноится, зараза.
   - Ты ему бутылку поставил?
   - Нет, он же, гнида, ничего мне не сказал, вымогатель херов.
   - Он, так сказать, стыдится своей тяги к выпивке, сам не попросит, но если предложишь - отказаться не сможет, - ответил Дирк, - а если не предложишь, обидится и схалтурит, вообще радуйся что он тебе в голову не... облегчился.
   - Да Разжигатель его знает, я половину времени в отрубе был, - почесался Тэд, - покажь, что несешь.
   - Не положено.
   - Да я одним глазком.
   - Второй, значит, мне подаришь, - нервно усмехнулся Дирк, надеясь, что смешок не вышел слишком наигранным, - где там мой ковшик валялся?
   - Второй день не ворую, - Тэд потянулся к ткани, - да не жмись ты, как куртизанка у целки, - ткань сбилась, в глазах Тэда мелькнуло недовольство.
   - Эй, нечестно, эту я себе присмотрел.
   - Это еще когда?
   - А вот как ее сюда приволокли.
   - В любом случае - моя.
   - Это с хера ли?
   - Приволок ее сюда я.
   - Ты же вроде раньше не...
   - Да не мне, есть тут один гастролер, с очень специфичными заказами, и чем дольше ты меня тут держишь, тем меньше сумма, - оскалился Дирк, - без обид, но или ты свалишь с дороги, или я подвину тебя, а потом вернусь и вышибу столько зубов, сколько серебряков потеряю.
   - Серебро? Богатенького ты себе гастролера нашел, зуб даю, на деле это либо один из местных, либо кто-то из дворянства.
   - Не мое дело.
   - Но ты упер мою добычу.
   - Мою добычу! - зарычал Дирк.
   - Я не претендую, но это как минимум непорядочно, нехорошо и вообще должностное преступление, кстати, как думаешь, что будет с тобой, если Крысомордый увидит тебя, ворующего труп?
   - Мне куда интереснее, что будет с тобой, если Крысомордый узнает, кто его этой кличкой наградил.
   - Думается мне, что первым делом он позовет стражу, а в карауле твои недавние знакомые, Лоркан и тот сержант, Нил, кажется, эльфолюб, мать его. Думаю, они будут рады снова с тобой увидеться.
   - А я не особо, говори прямо.
   - Половина.
   - Даже трети не дам, пять монет.
   - Хер тебе, а не фиксированная сумма - четверть.
   - Двадцатая!
   - Десятая.
   - Хер с тобой, десятая, но ты уберешь с дороги караул.
   - По рукам, - Тэд с энтузиазмом пожал массивную лапищу квартоорка, - тем более работенка то плевая, Лоркан тебя как огня боится.
   - Что?
   - Ты повел себя слишком ненормально, для полуорка. Полуорк дерется до последнего, а не валится ничком при виде всего двоих стражников, видать что-то ты задумал, причем явно недоброе, ибо нелюдь. Теперь мастер Лоркан вбил себе в голову, что ты ему эту самую голову открутить вознамерился, оттого и носу с поста не кажет, на ранение ссылается.
   - На какое еще ранение?
   - А как, ты думаешь, эта шмакодявка вырубила здорового мужика за один удар? Так и ходит, как карлик на ходулях.
  Дирк невесело усмехнулся и поудобнее расположил мешок на спине, остаток пути Тед водил его окольными путями, порой уходя вперед, дабы завести очередную непринужденную беседу или вновь пожаловаться на больное ухо.
  До Утки они добрались практически без происшествий, толпа расступалась и при виде одного Дирка, завидя же двух палачей сразу, люди незаметно плевались и старались убраться куда подальше, все, кроме одной фигуры. Человек был "упакован" в сильно поношенный, но явно дорогой камзол, Велиссийские высокие сапоги, широкополую Велиссийскую шляпу, из-под которой поблескивали очки из зеленого стекла. Лицо до носа было скрыто вылинявшей тряпицей, с одной стороны обрамленной кружевом, рядом с ним стоял тощий, лысый, покрытый плотной щетиной, на вид напоминающей точильный камень, гном, опирающийся на низенькую тележку.
   - Ну шо, мастер орк, принес товар? - поинтересовался гном, сплюнув себе под ноги.
   - Сперва гроши, мастер гном! - парировал Тед, - денежки счет любят.
   - Ты, милсдарь, не обижайся, но на вопрос ответь - кто ты, нахер, такой?! Милсдарь, понимаешь, только с орком договаривался, по поводу поклажи.
   - Поклажа больно неудобная, одному с такой справиться трудно, да и дорога неблизкая.
  Гном посмотрел на "Шляпу", тот кивнул, блеснув зелеными очками, гном порылся в своем балахоне и кинул Дирку увесистый мешочек, - тут сто семьдесят, там уж сами поделите.
  Дирк опустил поклажу на тележку, "Шляпа" презрительно отмахнулся.
   - Все понял, милсдарь, уже уходим, - слегка склонился Тед и потянул Дирка за собой, в подворотню.
  Уже позже, подкидывая одну из семнадцати монет, Тед спросил Дирка:
   - Как думаешь, кто это был?
   - Понятия не имею.
   - Знаю одно, он кто угодно, но не велиссиец, слишком уж на них похожим быть хочет, но при этом богатый и влиятельный настолько, чтобы нанять гнома себе в грузчики и дать на лапу страже, чтобы исчезли с целой улицы.
   - Мне до того, веришь или нет, дела никакого.
   - И то правда, меньше знаешь, крепче спишь.
  
   ***
  
  "Последняя Пинта" - не лучшее название для хорошей таверны, где добрые бабы подают добрую водку добрым и не очень гостям. Когда-то она называлась иначе, но после того, как лет пять назад здесь появилась одна фигура, это название прилипло к ней намертво.
   - Грип, старый гоблин, пошто такое дурное название? - спрашивал новый человек, покуда, как всегда, в конце первой стражи, в заведение, позвякивая всегда тугой мошной, не вваливался запыхавшийся серокожий здоровяк.
  Старый трактирщик сам уже порядочно устал от этой истории, но раз за разом, с упорством первопроходца, форсирующего горную реку, повторял ее слово в слово:
   - Было это, аккурат, после Подзалупской резни, что случилась под Залупьем, которая за Большой Лупью стоит.
  Зачинщика тамошнего восстания судили на главной площади, приговорили его к "казни через обрезание головы", как было в указе Его Величества написано. А покуда плаху готовили, тот подкупил стражу и затерялся в толпе. Его, конечно, бросились искать, но нашли, разве что, его одежку на трех нищих.
  В тот день стража перерыла весь город: вламывалась в дома к честным людям, переворачивала все вверх дном, владельцы таверн откупались от них выпивкой, потому в таверны они заходили не один и не два раза.
  В тот день я и познакомился впервые с тогда еще младшим палачом. Дело было так: стою, значит, за стойкой, протираю стаканы, подав выпивку очередному пропойце, а тут, вместе с дверью вваливается серокожий верзила, коего вы можете встретить здесь, скажем, сейчас. Вышибала наш тогдашний сразу ему дорогу заступил, мол, верни дверь на место, ну, палач его вместо двери и приспособил - простояла, правда, "дверца" недолго, за косяк подержалась да рухнула рожей в грязь, но палача это уже не особо интересовало.
  Словно гончая в стойке, он уставился на одного из пьянчуг, мужики вокруг, стало быть, разошлись от греха подальше, а тот по сторонам огляделся и понял, что бежать уже некуда. С холодной решимостью в глазах он встал, сделал шаг к палачу, а тот ему и говорит: "Допей сперва свою последнюю пинту".
  С тех пор местные это место иначе, чем Последней Пинтой не зовут.
  
  Самого королевского палача в лицо знал весь город. Заплечных дел мастер росту был немалого, но узнавали его даже не по росту. Массивный, сложенный больше по-орочьи, нежели по-человечьи, он носил длинный чуб на гладко выбритой голове. Здоровые в обхвате руки, широкие плечи, вкупе с хорошо наеденным на казенных харчах брюхом могли бы выдать в нем простого старого наемника-полуорка, если бы не всем знакомый нагрудный знак и каждому подонку известная рожа королевского палача, единственного в своем нечеловеческом величии служителя Королевской дознавательной службы.
   Не сказать, что это было плохо: у палача, несмотря на неистовый страх перед ним практически всех горожан, на деле всегда оказывалось невероятное множество друзей. Возникали они то тут, то там, по мере надобности. Не всегда сами они знали о своей верной дружеской преданности самому известному квартоорку столицы благословенного королевства Кенриаль, но всегда проявляли ее со всем возможным рвением и старанием. Никто не был застрахован от попадания в его огромные и неуклюжие с виду, но очень искусные в своем деле руки. Вот и сегодня очередной едва оперившийся юнец, впервые зашедший в трактир старого Грипа, нашел на свой вполне закономерный вопрос весьма простой ответ, великолепно отраженный в его злорадном оскале.
  Сегодня королевский палач и его хромой друг занимали свое излюбленное место: стол на втором этаже, предназначенный для особо щедрых и уважаемых клиентов. Примечателен он был тем, что с него открывался прекрасный обзор на весь первый этаж. К столику время от времени прохаживалась ладная девица, приносящая то дорогой отвар на траве, поставляемой с востока, то разные кушанья - в основном для палача - то кувшин, налитый из принесенной им бочки.
   - А неплохой медок ты держишь, дружище! - хохотнул палач, утирая рукавом рот. - Нешто, и пчелы свои?
   - Нет. Хороший поставщик.
   - Странно это для такого, как ты - иметь собственный погреб с медовухой, ты то тут, то там. А ежли когти рвать вдруг придется?
   - Это меня не задержит?
   - Вот так вот все бросишь? - Недоуменно поднял брови палач. - Все хозяйство свое, дом богатый, служку этого, наземника?
   - А почему мне, собственно, бежать-то вообще? У нас, в верхах поговаривают, с властями есть негласный договор. Мы не делаем того, что может создать проблемы государственного масштаба, выполняем для неких доверенных лиц короля контракты, а взамен, покуда наши люди не наглеют, ведем свои дела. Нынешний глава дядя, вроде, головастый и за его годы гильдия ни разу не засветилась до этой заварушки во дворце. И ведь главное как! Охренеть можно! Покушение на самого короля, мать его... благослови! Кому вообще в голову такое взбрело?! Мы ж в Кенриале живем с цивилизованными людьми, а не среди Тирнских овцеебов! - пьяный голос Ронира нарастал, под конец срываясь на крик.
   - Эй-эй, Нир, ты потише. Тут как в Утке не прокатит!
   - Все под контролем, гляди, - трезвым голосом произнес Нир, вилкой указав на лестницу, по которой зазвучали резкие щелкающие шаги, верно от деревянных каблуков, решил палач.
   Поднявшийся по ступеням, судя по всему, был чистокровным эльфом. Бледная кожа, острое ухо, выдающееся из-под выгоревшей пряди волос, не прикрытой широкополой шляпой, зеленый цвет мелькал повсюду в одежде, но не в глазах. Глаза его не выдавали, ибо были спрятаны под непроницаемой с виду повязкой.
  Остановившись на секунду, странный эльф казалось, принюхался, а после, постукивая тростью по полу, направился прямиком к их столику.
   - Добрый вечер, господин, - эльф запнулся на секунду, снова принюхался, - господин Вдохновитель.
   Со стороны было абсолютно неясно, к кому же обращается сей необычный гость. Лицо его смотрело в пустоту, ноздри и ухо его то и дело подергивались, а видимая часть лица не выражала никаких эмоций.
   - Здравствуй, Слепой, - после некоторого ожидания, наконец, откликнулся Ронир. - Присядешь?
   - Пожалуй, да, - совершенно монотонно ответил эльф. - Благодарю.
   - Зачем Вы здесь? - после некоторого молчания слукавил теневик. - Поблизости происходит что-то... неправильное?
   - Уже произошло, - ответил эльф все тем же монотонно учтивым голосом. - Полагаю, Вам не стоит пытаться меня обмануть. Я прекрасно понимаю, что Вы намеренно вызвали меня сюда.
   Однако довольно удивительным для меня остается факт, что на сей раз Вы позволили присутствовать при нашем общении владельцу низшего из званий гильдии. Тому, кто даже не носит знак! - Эльф внезапно повысил голос и повернул голову, впирая свой невидимый взгляд прямо в глаза Ниру. При этом самого палача он вниманием совершенно не одарил.
   - Во время эксцесса во дворце я получил серьезные травмы, что негативно сказалось на моих способностях, - ответил Ронир. - Мне понадобился телохранитель, и я применил право патронажа.
   - Боевые качества полуорков, безусловно, сомнениям не подлежат, однако эта... особь слишком стара и находится не в лучшей физической форме. Вы уверены, что стоит тратить на Это право патронажа? - тон эльфа буквально источал презрение, деревянная кружка в руке квартоорка треснула.
   - Он смог справиться с двумя убийцами, будучи практически безоружным, - ответил Нир. - Думаю, это достаточная проверка на профпригодность.
   - Учитывая тот факт, что один из них был нанятым циркачом, ни разу не вступавшим в серьезный бой, а второй - женщиной, еще не прошедшей полную подготовку, сложно ошибиться с точной оценкой боевых параметров данного... субъекта. - Произнес Слепой, не шевелясь. - Впрочем, учитывая умственные способности оркоидов...
  Кружка грохнула об стол, помешав эльфу договорить.
  - Старый орка, - произнес палач высоким, дурашливым голосом, - может и глупый, однако. Да вот только он не любит, когда его обсуждают, как свинью на ярмарке!
  Эльф позволил себе скривить губы, символизируя смесь удивления и презрения. Палач, не обратив внимания на попытку Ронира его удержать, встал, возвысившись над эльфом.
   - Я смотрю, ты самый умный, но готов поспорить даже ты не знаешь ответа на одну старую, как мир, загадку. Загадать тебе ее? - Произнес палач, отчасти срываясь на приглушенный рык.
   - Удиви меня, полуорк.
   - Сколько яблок орк может засунуть эльфу в задницу за минуту времени? - правая рука палача отодвинула стол, он сделал шаг к неподвижному эльфу, и, как тряпичную куклу сорвал его со стула, держа левой за ворот. - Может, проверим?
  Эльф, молниеносным движением, коснулся руки палача, а когда тот, зашипев от боли, отпустил его, пнул в колено и нанес короткий удар в кадык квартоорка. Ошеломленный палач со всей дури попытался пнуть эльфа, но попал по стулу, на который тот вскочил, тем самым подставив под удар. Полученный импульс заставил стул, со стоящим на ним слепцом проехать по полу пару метров, затем он наткнулся на выступающую половицу. Три его ножки оторвались от земли, но вместо того, чтобы упасть, он застыл в подобном положении. Эльф, поставив ногу на спинку, спокойно держал баланс. Дирк, скрипя зубами, вытащил из руки длинную иглу, которую эльф ухитрился всадить ему между указательным и средним пальцами, и, скривившись, сглотнув, положил руку на спинку своего стула, готовясь ко второму раунду.
   - Ваш друг, господин Вдохновитель, слишком много о себе думает, - произнес эльф, балансируя на стуле, - однако я рекомендовал бы прекратить демонстрацию силы, во избежание жертв.
   - Ежа голой сракой напугать думаешь!? - хрипло выплюнул палач, массируя рукой шею,
   - Если бы я хотел кого-нибудь напугать, мог бы просто смазать иглу галлюциногеном, если убить - ядом. В Вашем же случае шип чист - я просто защищаюсь. Да и не меня Вам сейчас стоит пугаться.
  Дирк обернулся и увидел: Грип достал из-под стойки арбалет и стал водить им из стороны в сторону, беря на прицел то квартоорка то эльфа. Любимый стол палача находился не только в стратегически удобном месте, но и на месте открытом, отлично видном от самой стойки, так что они оба были прекрасной мишенью.
   - Дирк, мать твою, - зашипел в ухо палача Ронир, отбирая у того стул, - ты даже не представляешь, на кого ты наехал! Лучше тебе сейчас сесть и заткнуться.
  Квартоорк недоуменно обернулся.
   - Поверь мне на слово, стоит, - произнес теневик. - Все в порядке, Грип, мы просто развлекались, мы оплатим ущерб.
  Гоблин, косясь то на ухмыляющегося эльфа, то на глубоко дышащего квартоорка, неуверенно отложил арбалет, но разряжать его не стал.
   - Ты охренительно самоуверенный и наглый сучий сын, - костяшки палача оглушительно хрустнули, - в первую секунду я действительно думал откусить тебе голову.
   - Насколько я знаю, так ты информацию от меня не получишь.
   - Ты прав, Слепой - решил расставить все точки Нир. - Да, мне нужна информация, и да, я хочу использовать свое право патронажа именно на нем.
   Палач придвинул стол и рухнул на подставленный теневиком табурет, исподлобья глядя на приближающегося эльфа.
   - Продолжим, пожалуй, - произнес Ронир, - И, господа, попрошу в дальнейшем исключить провокации.
   - Если это необходимо.
   - В нашем братстве начинается смута, - тихо произнес теневик. - Кто-то решил сыграть по-крупному и выставить всю гильдию, потому, Слепой, я хочу поговорить с тобой.
   - Торговля информацией не мой конек, - пожал плечами эльф.
   - Значит вопрос в цене? - придвинулся Нир.
   - Все возможно. Я предлагаю обмен, - эльф сделал витиеватый жест рукой.
   - Боюсь, мне нечего предложить.
   - Напротив, ты был там, видел все своими глазами, как знать, может и рассмотрел чего.
   - Хорошо, кто начнет?
   - Я с радостью уступлю это право Вам, господин Вдохновитель.
   Нир помялся с пару секунд, а затем начал быстро и четко:
   - В деле были задействованы Неразличимые, или кто-то воспользовался их маскировкой.
   - Это мне известно, не в счет.
   - А известно ли тебе, кто пропустил их внутрь?
   - Вот это уже интересно.
   - Некий северянин. Представитель Севера при дворе Его Величества Хадвиг Шульц. Двое Неразличимых прошли внутрь под видом его прислуги. Однако в деле был замешан и кто-то еще, скорее всего из дворян.
   - Причины?
   - Это уже второй вопрос.
   - Я отвечу дважды.
   - Шантаж, естественно. Его поймали на махинациях с земельными уделами на севере, но пообещали утаить сей факт, если он даст шанс сироткам заработать. Моя очередь. Кто подал заказ на голову короля?
  - Это мне неизвестно.
  - Ты пытаешься мухлевать в своей же игре?
  - Нет, это действительно мне неизвестно, что говорит о том, что заказ мог исходить от кого-то из наших. У тебя еще один вопрос.
   - Хорошо, ответь мне - кто принял заказ?
   - Это тоже мне неизвестно.
   - Мне кажется, или ты скрываешь от меня информацию, тем самым нарушая условия обмена?
   - Нет, просто ты задаешь неверные вопросы. Отчего бы тебе не спросить меня: "Почему небо голубое?"
  Я просто не обладаю сведениями о заказчике и приемщике, но знаю одну весьма значительную мелочь: заказ был подтвержден мгновенно.
   - Как? Зная наших, он бы и первой проверки не прошел.
   - Но то, что он прошел их все, говорит об участии в заговоре кого-то, имеющего немалую власть в наших кругах. Моя очередь. Кто ты таков, полуорк? - произнес эльф.
  "Дело - дрянь", - подумал Ронир, - "вряд ли он сможет дозировать информацию, Слепой достанет из него все за один присест".
  - Что? Я в ваши игры играть не подписывался.
  - О, напротив, приняв патронаж Вдохновителя, вы временно становитесь, как бы, частью его тела, скажем, рукой, и уже не в состоянии отказаться.
   - Рукой говоришь? А вот и нихрена, я - ч лен - много знаю, но никому ничего не скажу.
   - В таком случае, полагаю, разговор окончен. Доброго вечера, господа, - эльф поднялся со стула. Глянув на недовольного приятеля, Дирк понял, что отвертеться не выйдет.
   - Стой, ушастый. Ладно, пес с тобой, хрена тебе от меня надо?
   - Как минимум кто ты таков, полуорк?
   - Это довольно долгая и скучная история, но ты сам напросился. Для начала - я не полуорк. Полуорком был мой папаша, мать человеком, следовательно, я орк только на четверть.
   - Интересно, обычно способность оркоидов к размножению значительно снижается при межвидовом скрещивании, возможно дело в матери.
   - Нихрена подобного, у моей матери до меня детей вообще не было, иначе б не бывать ей в том борделе, куда батя по молодости захаживал.
   - Я так понимаю ругательство "шлюхин сын" нежелательно?
   - Правильно понимаешь, моя очередь, если я не ошибаюсь?
   - Пожалуй, что так.
   - Почему ты пришел на зов этого засранца, если знал, что ему нужно?
   - Я хочу присмотреться ко всем союзникам гильдии, если ты понимаешь, о чем я.
   - Нет, не понимаю...
   - Моя очередь. Откуда ты?
   - Родился в Сарке, в возрасте шестнадцати лет покинул отчий дом, когда мой батя спился вусмерть, а матушка вернулась на прежнюю работу и вскоре окончила свои дни в канаве по частям. Проходив несколько лет в наемниках, осел в Сарте, что в Предгорьях. Не стоит путать с Сарком, это два противоположных по своему содержанию места. В жарком Сарке живут одни сраные мошенники и торговцы, а Сарт холоден, как сердце моей мертвой жены. А после появления у власти Паука из Черного Террора, ходящего под хоругвью с черепом-на-ноже - еще и настоящий чад кутежа, например.
  - Что было дальше?
   Мне захотелось попробовать чего-то кроме кровищи, и я, приселившись в ремесленную слободку, занялся кожевенным делом. Спустя полгода женился, завел детей, зажил, в общем, как служилый отставной наемник. Таким макаром прожил, кажется, еще лет пять или десять. Было у меня счастье и великая орочья гордость: двое детей. За это время город приобрел статус самостоятельного города-государства, стал нехилым торговым узлом и вообще расцвел. Я пару раз выезжал в составе разных наемничьих отрядов на рейды и участвовал в контрнаступлении войск герцога Марля Брайдена из Бруберга на охреневших в край царьков, возжелавших заполучить пограничный Стограв.
   Паук оказался мужиком очень деятельным, и город быстро приобрел мощь не только экономическую, но и военную. Честно говоря, до сих пор не понимаю, как городок, расположенный в таком месте мог стать крупным торговым полисом, - Дирк почесал в затылке.
   - Все просто. Этот твой Паук сумел убедить враждебно настроенного к королевствам князя Малберта пересмотреть свою позицию и подписать договор, гарантирующий безопасный проход торговым караванам с представительством Сарта и рекомендательными бумагами от Паука. Таким образом, он враз избавился от конкуренции и приобрел абсолютную власть над торговым потоком.
   В общем-то, все богатство он нажил, перепродавая местным товары Кенриаля и Велисии, которые не желали контактировать с зазнавшимися князьками, то и дело норовящими вырвать кусок друг у друга из пасти.
   - Я вопроса не задавал.
   - Не суть, дальше.
   - А дальше Малберт решил загрести все себе.
  Пригнал он под стены Сарта тысячи три-четыре человек и, недолго думая, начал штурм. Из-за паники штурм оказался успешным, и, пока я и мой пацан обороняли северные ворота, Малберт прорвался с востока и начал грабить.
   Ронула я потерял в бою, когда ворота подорвали. В суматохе я не разобрал, посекло ли его осколками насмерть или же его попросту растоптали латники, лавиной хлынувшие в город. Помочь я ему не смог...
  Ополчение отступило в торговые кварталы, а я, улучив минуту, отправился к дому, в ремесленные, но там уже вовсю хозяйничали мародеры. На пороге дома я увидел умирающего друга, внутри - то, что некогда было моими женой и дочерью.
   Лицо палача на минуту посерьезнело, взгляд опустился на пустую кружку от пива, а затем продолжил куда менее бодрым голосом.
   - Потерял семью, почти спился, пристал к группе таких же, как и я, чуть больше года бродил по Предгорьям в поисках... Пристанища. И, в конце концов, нашел его. А после грандиозной битвы за Викаррио, в качестве военнопленного прибыл сюда, тут и осел.
   - Твоя история скучна орк, переходи к самой интересной её части.
   - К какой такой - интересной?
   - К той, в которой ты вырезал более пяти благородных семейств.
   - Ты явно высоко ценишь меня, слепец, но я, к сожалению, на такое не способен, я обычный, так сказать, выродок.
   - У меня другая информация. После первых двух... Инцидентов тобой заинтересовалась теневая гильдия, мне известны твои "подвиги" начиная с дня смерти командира Брогена и заканчивая днем несчастного случая в замке Малберта. Ты, кстати, можешь гордиться, твоя затянувшаяся на годы вендетта стоит на восьмом месте в наших архивах по диверсиям.
   - Так вот в чем дело, - квартоорк заржал, и пихнул локтем Ронира, - этот педик считает, что я стою за покушением на короля.
   - Предполагал первое время, потом я сравнил примерный план нападения на короля с самым примитивным из твоих сценариев, под условным названием "раубриттер у пограничной крепости".
   - Во-первых, это был не рыцарь, так, кочующая банда разбойников с юга, во-вторых, моего плана в том не было, имело место обыкновенное стечение обстоятельств, - поправил Дирк, эльф едва заметно ухмыльнулся. Еще бы, в его карман упало чистосердечное признание одного из крупнейших контрабандистов Гевиннера.
   - И тем не менее, - произнес довольным голосом эльф, - "случайное стечение обстоятельств" было продумано лучше и обернулось куда большим успехом нежели...
   - Не, ты давай попроще, для тупых.
   - Как я мог забыть, что говорю с орком, я имею в виду, что даже такой как ты справился бы лучше этих любителей.
   - Но они любителями не были, - хмуро произнес Ронир. Догадка уже оформилась в его голове.
   - И не очень-то похоже, что их целью была жизнь короля.
   - Они собирались подставить гильдию.
   - Как видите, господин Вдохновитель, до всего необходимого Вы вполне способны додуматься сами.
  
   ***
  
   - Кто там барабанит, мать твою налево? - раздалось из-за ворот.
   - Ни много ни мало, проводник смерти, - крикнул Дирк, и, не дожидаясь вопроса, дополнил, - королевский палач.
   - Какого хера тебе нужно?
   - Надраться в три сраки с Хозяином Мечей, - квартоорк призывно звякнул мешком, - открывай говнюк, покуда я сам не открыл.
   - Ха, я бы на это посмотрел, - донеслось с другой стороны, - так просто к Хозяину Мечей не попадают, проваливай!
  Дирк раздраженно сплюнул и аккуратно опустил мешок на землю, бормоча:
   - Ворота старые, бараны новые... - руки палача привычно зацепились за нижнюю доску, - интересно, она всегда чуть выпирала, или это я ее расшатал?
  Дирк грузно присел, постарался как можно сильнее выпрямить спину и глубоко вздохнул, - староват я становлюсь для этого дерьма.
   - Эй, алкаш, че затих, ты там свалил уже что ли? - Дирк воздержался от ответа, громко выдохнул и начал подниматься.
  "Уже и забыть успел, как от этого все ноет", - пронеслось в мозгу квартоорка, пока он, рыча и стараясь не отвлекаться на короткие вспышки боли в спине, распрямлял ноги, - "Будто примеряется, ищет, куда ужалить побольнее".
  Ворота неохотно поддавались и медленно, но неумолимо шли вверх, пальцы палача онемели, мышцы на предплечьях вздулись, неприятно растягивая серую кожу, время от времени по левой руке пробегала зарождающаяся судорога, предвестник слабины, но Дирк знал, что тревога ложная. Подняв ворота до уровня живота, квартоорк отработанным движением перехватил их снизу, расположив руки между кольев, спина выгнулась дугой, грудная клетка заскрипела, жилы будто бы звенели от напряжения, руки понемногу сгибались в локтях, увлекая зубчатый край ворот все выше. К тому моменту, когда ворота достигли уровня его подбородка, палач развернул руки, медленно, по очереди, дабы не получить занозу, сейчас даже малейшее отвлечение могло заставить его бросить ношу. К удивлению Дирка, с той стороны его никто не ждал, видимо часовой, почуяв неладное, побежал за подкреплением.
   - Кажется, Зургашу удалось вколотить в эту порцию мяса немного мозгов, - подумал Дирк, шаркнув ногой, подталкивая звякающий мешок вперед, вторая нога, на миг принявшая на себя весь вес, заныла, внутри нее проскочило несколько холодных спазмов, но самое сложное палачу лишь предстояло.
  Когда в первый раз он, бахвалясь силой, поднял ворота "Клинков", Зургаш был удивлен настолько, что это было заметно невооруженным взглядом, а его ученики рукоплескали, причем громко. Однако гул рукоплесканий ни в какое сравнение не шел со смехом, раздавшимся, когда отпущенные ворота зацепили тогда еще младшего палача за капюшон форменной робы, пришпилив к земле в неудачной и очень неудобной позиции. Постыдное воспоминание, однако, упади ворота на миг раньше, оно оказалось бы последним.
  Дирк глубоко вдохнул, стараясь не обращать внимания на нарастающую дрожь во всем теле, сжал зубы, так, что клыки уперлись основанием в верхнюю губу, а кончиками в скулы и, резким рывком подбросив ворота вверх, сделал, как ему показалось самый медленный рывок в его жизни, машинально вытягивая руки и резко подтаскивая ноги. Ворота грохнули, вбиваясь в землю, Дирк, ошалело покачивая головой, встал на ноги, рефлекторно разминаясь, и оглянулся. На него смотрел крупный человек, или небольшой полуорк, понять было сложно, но, когда он заговорил, Дирк смог определиться.
   - Определенно орочье отродье, причем пользующееся услугами чертовски опытного зубодера, - подумал он, разглядывая лицо офицера. Его нижние клыки были сточены наполовину и пропилены по центру, разделяясь, таким образом, на два относительно средних зуба каждый, - клыков не увидишь, если не знать, куда смотреть, проблема лишь в том, что они постоянно отрастают.
  Тут до Дирка дошло, что офицер "Клинков" задает ему какой-то вопрос, для верности тыча в лицо копьем.
   - Королевский палач, пришел с целью нажраться как следует за счет Хозяина Мечей, - лениво пробубнил квартоорк, - Зургаш должен был предупредить новичков о возможности моего визита.
   - Он дал четкие указания, - кивнул офицер, стараясь плавно отвести подрагивающее копье, - иди...те за мной.
   - Вот так бы сразу, - ухмыльнулся палач, поднимая мешок так, чтобы случайно не звякнуть.
  
  Зургаш мрачно склонился над трехэтажным карточным домиком на столе, по-видимому, он разбирал бумаги, пока ему не надоело, если он и удивился нежданному визиту, то сумел это скрыть.
   - Хозяин Мечей, - поприветствовал его Дирк, впрочем, обойдясь без традиционного поклона.
   - Палач, - ответил ему Зургаш, не отрывая тяжелого взгляда.
  Игнорируя напрягшегося провожатого, Дирк подошел к столу, грузно упал в гостевое кресло, значительно уступавшее по габаритам "трону" хозяина мечей, но достаточно вместительное для туши квартоорка, и потянулся к котомке, тем временем рука Зургаша отодвинула ящик в столе. За спиной Дирк услышал резкие шаги и криво усмехнулся, две бутылки стукнулись о стол синхронно, сорвавшийся с места провожатый недоуменно замер.
   - Дэмиен, свободен, - хрипло гаркнул Хозяин Мечей, - во двор, держись ближе к балкону.
   - Так точно! - стараясь скрыть смущение, отрапортовал офицер.
   - Молодежь, - произнес Зургаш, когда дверь за Дирком закрылась, и потянулся за бутылкой палача.
  Дирк понимающе кивнул, зубами открывая пробку бутылки Зургаша, - опа, "Энферский" семилетний, я его лет пять не пил.
   - И еще пять лет не попробуешь, у Энферы сменился хозяин, новый князь борец за здоровье подданных, первое, что он сделал - пустил алкогольное производство под нож, спалил виноградники, повесил алхимиков и поставил стражу к пчеловодам. Ха, будь бы у меня армия, я бы объявил ему войну за одно лишь это.
   - У тебя есть армия, - заметил Дирк
   - Да, - согласился Зургаш, отхлебывая из бутылки палача, - снова "Валмар"?
   - Ну, он явно лучше любой местной сивухи - бессмертная классика, так сказать.
   - Да, классика, - пробормотал Зургаш, - пьем одну за живых.
   - Остальные за мертвых, - согласился палач, недвусмысленно погремев котомкой.
   - Что хотел? - спросил Зургаш, когда они прикончили по две бутылки.
   - Повидать другого старика и спросить, не найдется ли у него пяток внучатых племянников на ночь-другую.
   - Что за дело?
   - Чистое, но не без подвоха, охрана особняка одного моего друга.
   - У тебя есть друзья?
   - Он пообещал мне три бочки меда, из тех самых, с печатью старого короля.
   - Хорошо, но моим парням потребуется серебро.
   - Они так хороши?
   - Они не так плохи. От кого требуется прикрыть?
   - В этом и подвох - не знаю.
   - Пятьдесят мне, по восемнадцать на нос. Есть двенадцать зеленых и трое более-менее опытных, им можешь горсть меди премией дать, но не много, чтобы не зарывались.
   - А крепких рубак у тебя, часом, нет?
   - Большая часть занята, войны повсюду, да и нанимать отряд "Клинков" для охраны слишком подозрительно, быть может, ты впутаешь меня в дело, в котором мне светиться не стоит.
   - В случае чего мясо окажется цеховым?
   - Плотники и корабелы, один кузнец, ты его сразу узнаешь, к слову ковать сталь он умеет.
   - Не так, как ты, - ответил Дирк, переведя взгляд на висящие на стене мечи.
   - Да, - согласился Зургаш, - еще по две и пойдем выбирать.
   - По одной, я хочу посмотреть на претендентов, хоть отчасти трезвым взглядом.
  
  Опустошив по две бутылки, оркоиды отправились во внутренний двор, молодняк, нарезающий круги по полосе препятствий, прекратили упражнение и выстроились в шеренгу по росту, оставив, в свою очередь пустые места для двоих сцепившихся в спарринге. Отрабатывали они, по-видимому, безоружный бой: на песчаной площадке молодой полуорк гонял по кругу потрепанного человека, тот, несмотря на разбитую рожу и наливающиеся цветом синяки, проступавшие сквозь дыры в одежде, держался достойно. Человек вынуждал полуорка перейти в атаку, блокировал или уворачивался от его удара и контратаковал пинком в колено, причём раз за разом в одно и то же, палач уважительно кивнул.
   - Учишь своё мясо, как выстоять в бою против полуорков?
   - Да, - ответил Зургаш, - по своему опыту.
  Полуорк бросился вперёд, надеясь схватить человека и перевести кулачный бой в борьбу, где сила и масса нелюдя дала бы ему преимущество, человек вывернулся и со всей дури пнул полуорка в колено. Звучный рев был подтверждением того, что полуорка наконец-то проняло, охромевший полуорк пропустил несколько безвредных ударов в корпус и один весьма чувствительный - в ложный сгиб челюсти, от которого его зубы сместились, порезав язык и верхнюю губу, ошеломленный полуорк рухнул на одно колено. Человек попытался закрепить успех, однако полуорк повёл себя ненормально, вместо того, чтобы ожидаемо ринуться на противника в броске снизу-вверх, подставляя горло под удар коленом, он отклонился назад, защищая голову рукой, и принял чуть отклоненный удар на грудную клетку. Затем махнул рукой, заставляя человека разорвать дистанцию, тем самым полностью открываясь, а когда человек, увернувшись от нелепой атаки, снова ринулся в бой, полуорк харкнул ему кровью в лицо, вмиг отбив всю тягу к наступлению. И вот теперь полуорк бросился вперед. В огромной туше, стремительно летящей снизу вверх, было нечто воздушное и грациозное, по крайней мере, пока оркоид не грохнулся в пыль плашмя. Однако поднимаясь, он улыбался, он успел схватить убегающего оппонента за ногу.
  Буквально втащив человека под себя, полуорк прижал его коленом, зарядил как следует по рёбрами, которые человек отчаянно пытался прикрыть руками и, замахнувшись, медленно подвел кулак к лицу человека, отчасти вминая его голову в песок. Затем, как ни в чем не бывало, встал, похромал, разминая ушибленное колено и протянул отплевывающемуся человеку руку, помогая ему встать на ноги. Бойцы с разбитыми рожами встали в строй. Дирк наметанным глазом заметил, как полуорку что-то передали, но решил не подавать виду, пусть молодняк развлекается.
   - Но что более важно, - продолжил Зургаш, - я учу их сражаться против людей, эльфов и гномов.
   - Даже полуорков? - для приличия спросил Дирк
   - Особенно полуорков, - подтвердил Зургаш - полуорки кретины.
   - Полностью согласен, - ухмыльнулся палач, Хозяин Мечей, проигнорировав его фразу, продолжил, - полуорки чересчур самоуверенны, они с рождения свято верят, что сырой силой можно одолеть кого угодно, что не так.
   - И что им доказал тренировочный бой с Даратагом из Чаши, который я провел на той неделе, - добавил Зургаш, - теперь хочу убедить их основательно.
   - Хочешь, чтобы я их всех отделал? - пожал плечами Дирк.
   - Не всех, одного, - произнес Зургаш, - не насмерть.
   - Да кто ж согласится?
  Третий по росту полуорк сделал шаг вперед, вытаращил глаза и надул ноздри, тяжело выдыхая воздух. Лицо его пересекал сабельный шрам, один клык был обломан у основания, второй торчал почти прямо, как кинжал.
   - "Блокировать не умеет вовсе", - подумал Дирк, а сам ответил, - а мне-то нахера соглашаться, вон он какой кабан вымахал, а я хилый и старый.
   - Я Зуб, - слегка шепелявя, произнес полуорк.
   - Кабан это я, - отозвался полуорк со свернутой челюстью из строя.
  "Это, значит, "более-менее опытные"", - подумал Дирк, Зургаш же произнес:
   - Пари.
   - А?
   - Если побьешь его, он будет работать бесплатно, если проиграешь - не потеряешь ничего, - дополнил Зургаш, - кроме пары зубов, возможно.
  Дирк размял левое плечо и медленно направился к импровизированной арене, новички в момент дали ему дорогу, полуорк с односложным именем Зуб пошел следом.
  Дирк снял сапоги и аккуратно поставил в сторону, в "Орочьем" отряде Черного Террора ставка сапог "на кон", символизировала серьезность намерений, судя по тому, как напрягся Зуб, схожая традиция была и у Клинков.
   - У тебя три удара, - как бы между прочим произнес Хозяин Мечей.
   - Хозяин? - удивленно спросил Зуб, Зургаш ухмыльнулся, - не у тебя, можешь бить сколько угодно.
  "Или сколько успеешь", - подумал Дирк, слегка покачиваясь, разминая тем самым стопы и щиколотки, теперь Зуб выглядел на самом деле испуганным, он принял стойку и, пересилив внутренний страх начал сближение. Палач медленно поднял руки, движение было тяжелым, будто к каждой руке прикрутили по мельничному жернову, сердце изнутри ударило в грудь. С лица Дирка, за ненадобностью, пропали эмоции, глаза квартоорка слегка прищурились, в мыслях проскочило: "Вот как нужно запугивать, пацан".
  Зуб резко, по-эльфьи, подскочил и, сделав обманный замах, попытался пробить Дирку в корпус хуком с левой. Палач, втянув брюхо, полушагом ушел от касания, а затем еще более сблизил дистанцию, практически прижавшись к спине Зуба, но бить не стал. Полуорк отбежал и резко, не щадя ног, развернулся, лишь затем, чтобы обнаружить приблизившегося к нему Палача, Дирк опустил руки и недобро ухмылялся. Понимая, что бегать вечно не сможет, нанес дальний удар квартоорку в голову, тот же одними ногами качнулся назад, заставил тяжелый корпус описать полукруг, и, слегка согнув ноги, нанес удар кулаком полуорку в живот. Сила удара заставила Зуба оторвать пятки от земли и, где-то долю секунды балансировать на носках, затем ноги его дрогнули, дрожь перешла по телу выше, Зуб схватился за брюхо, его челюсть раскрылась нараспашку. Полуорк вытаращил глаза еще шире и, с надрывным хрипом принялся блевать. Дирк отряхнулся, напустил добродушия на рожу и направился к Зургашу, довольно разведя руки, - один халявный работник есть, а у меня еще два удара осталось, кого назначишь добровольцем следующим?
  - Никого, - ответил Зургаш, - остальным заплатишь.
  - А если выбранные мной не согласятся?
  - Согласятся, - с интонацией судьи, подписывающего приговор, произнес Хозяин Мечей.
  - Ха! - гаркнул палач, - Тогда слушай сюда, молодняк. Старый я стал и больной, боюсь, картошку у меня с огорода потырят, потому и собираюсь нескольких из вас подрядить на роль пугал, кто отказывается - шаг назад.
  Новички не пошевелились.
   - Тогда со мной пойдешь ты, ты, ты, - Дирк начал наугад тыкать пальцем, - кто из вас Кузнец?
   - Я, - шагнул вперед из строя человек, проводивший спарринг с Кабаном.
   - Тоже годишься, - кивнул квартоорк, - а, похер, беру всех.
   - Всем собрать рюкзаки номер три и быть готовыми к выходу через двадцать минут, - приказал офицер. "Мясо" побежало в бараки, буквально таща все еще ошеломленного Зуба за собой.
  
  
  ***
  
   Рывком захлопнув за собой дверь, палач ввалился в кабинет, где наткнулся на взгляд сидящего на манер короля в огромном кресле партнера. Рухнув с таким же видом в кресло напротив, он заговорил:
  - Прогулялся я по городу, собрал народу, только, может, теперь ты скажешь, нахрена нам столько лишних глаз?
   - На случай, если наших не хватит, - усмехнулся Ронир, а затем, распознав недоумение в глазах палача, произнес. - Приманка.
   - Чего? - непонимающе протянул палач.
   - Сам подумай: из казематов бесследно пропадает важный свидетель, а спустя несколько часов вокруг места, которое считается заброшенным, собирается уличный сброд с тесаками наголо - где бы ты, в таком случае, стал искать пропажу?
   - Неплохо. И сколько у нас времени?
   - А хрен его знает, всего я предугадать не могу, но на их месте, я бы действовал ближе к ночи.
   - Значит пара часов. Пойду, скажу этим, чтобы не расслаблялись.
   - Напротив, в случае визита лучше не попадаться гостям под ноги.
   - Может, пусть сигнал какой дадут, если заметят что на горизонте неспокойно?
   - В этом нет особой нужды, я все равно замечу их раньше.
  Хмыкнув, палач спустился вниз и, сметя со стола пару бутылок с дешевым вином, встретил осуждающий взгляд обритого начисто гнома. Безбородый уставился на него так, будто собирался пробурить в нем дыру.
   - Снова побрился, а? - дружелюбно спросил Дирк.
   - Я делаю это по два раза на дню, - грубо буркнул тот.
   - Многие позавидуют постоянству твоего пищеварения - еще и побриться время находишь.
  На лице гнома не промелькнуло и тени улыбки, взгляд его уперся в вино.
   - Это для дела. Не веришь мне, сходи за своим хозяином.
  Гном, тяжело вздохнув, отошел в сторону и демонстративно скрестил руки на груди, тем самым заканчивая разговор. Дирк, выбрав из буфета самое дешевое пойло, взял бутылки в охапку и вывалился через заднюю дверь наружу.
  
   - Наш наниматель, понимаешь, страдает постельными проблемами, - рассказывал палач давешнему Кузнецу с разбитым лицом. - С тех пор, как он вернулся с последней войны с Тирном, на его благоверную у него, так сказать, "вопрос" не встает. Оттого последние несколько лет он рядит ее в свою старую военную форму с закрытым шлемом и называет "Хьюго", - заговорщицки прищурившись, гоготнул Дирк, отпивая из бутылки, - на годовщину их помолвки он решил несколько расширить свою фантазию.
  Для этого вы тут и собрались. Ваша цель - отыгрывать отряд наемников, расположившихся неподалеку. Походите по участку, натаскайте валежника, разведите костер, побухайте, потравите байки, поорите, сыграйте в кости или карты, да пошумнее, устройте драку, изредка патрулируйте территорию, громко храпите на посту, в общем, делайте все то, что делают обыкновенные наемники. На вопли, доносящиеся из дома, не реагируйте, а на случай, если кто из старых военных друзей нанимателя захочет навестить его посреди ночи, ни в коем случае не мешайте, даже если они будут пытаться прокрасться сюда - а есть среди его друзей и такие - армия и психологические травмы плохо сочетаются.
  Вот, помню, в моей роте поехавший был, его по молодости взяли на посту безоружным, так он потом без двух десятков ножей на себе даже посрать не ходил, а спал не иначе как в обнимку с ятаганом.
   - Отыгрывать наемников, в дом не соваться, гостям не мешать, - произнес Кузнец, - можем начинать или есть еще указания?
   - Только одно, если, вдруг кого заметите - разбейте бутылку об стену, это даст нашему нанимателю время, скажем так, штаны натянуть.
  Кузнец коротко кивнул, затем развернулся к остальным
   - Луи, Ханно, займетесь костром, Валенцо и Зуб - первая вахта, Кабан и Янош - тренировочный бой.
  Дирк ухмыльнулся и направился обратно к дому, - что ни говори, а из парня выйдет толк. Если не сдохнет.
  
   Захлопнув за собой дверь, палач снова наткнулся на неодобрительный взгляд гнома, и, только он собрался в очередной раз съязвить, как со стороны лестницы послышались богохульные ругательства. Заинтересовавшись происходящим, Дирк двинулся вниз по лестнице, но, немного не дойдя до ее конца, чуть не был сбит на удивление резвым и раздраженным хозяином дома. Судя по ругательствам, доносящимся из-за двери, он только что крепко поспорил с пленницей.
  
   Безымянная, оторвавшись от разговора, осмотрела свое новое "убежище". Не сильно-то оно отличалось от камеры, но тут хотя бы было чисто. Единственным, что она помнила о пути сюда, было то, что она едва не задохнулась в мешке, да и несли ее, как тот же мешок с картошкой.
  Допрос давно уже превратился в набор затянутых монологов, изредка перемежающихся тупыми вопросами. "Священнику" явно нравился звук своего голоса. Уже битый час он нес какую-то чепуху о том, что вскоре некто явится за ее жизнью. Чтобы избежать смерти, он предложил сотрудничество: "Ты рассказываешь все, что знаешь о проваленном заказе, а я защищаю твою шкуру", - так он сказал. Он явно знал правила гильдии, потому как обещал защитить и от последствий их нарушения, убеждал ее долго, но это так ни к чему и не привело - она знала: гильдия предательства не простит, одно слово о заказе, и ей конец. Она понимала это, потому просто продолжала тянуть время, имитируя заинтересованность в разговоре, но постоянно теряя его суть, потому как действие зелья, что дал ей этот говнюк еще в темнице уже давно кончилось.
   Когда она вновь отвлеклась, змей нанес новый удар, попав на этот раз в единственное уязвимое место.
  "Откуда?!" - пронзила ее сознание запоздалая мысль: "Откуда он узнал про сестру?"
  Она не совершила ни одной ошибки, она разорвала все контакты, она ни разу не упоминала о сестре в разговоре или даже мыслях последние два года минимум.
  "Откуда он узнал?"
  "Священник" продолжал играть словами, нащупав старую рану, он с наслаждением погружался вглубь, выворачивая душу Безымянной наизнанку. В его речах то свистел кнут - он намекал на то, что от их сотрудничества зависит благополучие ее "родственницы", это слово он выделял особенно, то лился мед - он прямо говорил, что в состоянии позаботиться о ней и не только, то чувствовалась холодная сталь - слово "позаботиться" он произносил с разными интонациями.
   - Будь бы у тебя, ублюдка, семья... - начала Безымянная.
   - Была! Я убил знатную ее часть своими руками, - неожиданно холодно прервал ее "Священник", затем он замер на середине вдоха и, с гневом, посмотрел ей в глаза.
  "Все, конец истории".
   - Небось, жалеешь, что не всю, а? - из последних сил ухмыляясь, произнесла Безымянная, готовясь к резкой боли и, следующей за ней пустоте.
  Стул качнулся назад и влево, щекой Безымянная ощутила касание холодной стали. "Священник" приблизился к ней в упор, между их лицами было меньше ладони, она ощущала тяжелое дыхание, пристальный взгляд заставил ее рефлекторно вжаться в спинку стула, краем глаза она видела побелевшие костяшки пальцев, сжимающие рукоять длинного ножа, они подрагивали. Онемевшей кожей она ощутила легкую щекотку, по щеке неторопливо ползла капля крови - нож был очень острым.
   - Моли богов, чтобы никогда об этом не узнать, - произнес "Священник" не своим голосом, затем резко выдернул нож из спинки стула и вышел из ее камеры, громко хлопнув дверью. Спустя миг из-за двери донеслась отборная ругань, но слов было не разобрать.
  "Все еще жива" - промелькнула удивленная мысль, сменившаяся в разы более глупой, - "Хорошо обмочиться нечем было". Признак надвигающейся истерики, но сил на нее не было.
  
   - Что, нешто дама не в настроении? - хохотнул палач, захлопывая за собой входную дверь.
   - Я не в настроении! - голос Ронира был на редкость громок. - Еще пара слов, и я ее сам добью!
   - Она ухитрилась даже тебя достать? Она мне уже нравится.
   - Тогда сам с ней, мать твою, и разговаривай!
   - Вот уж дудки, - усмехнулся палач, - Ей, как по мне, не помешает немного уединения, - он нарочито аккуратно прикрыл дверь в подвал, оставив узкую щель.
   Ронир, отодвинув тяжелую занавеску, выглянул в окно. Первым, что он увидел, был костер, разожженный посреди заросшей травой площадки, вокруг которого расселись человек пять не самого благородного вида и травили байки, громко смеясь и подначивая друг друга. Сбоку от них махали кулаками двое: один - невысокий крепкого вида человек, второй - здоровый полуорк, больше защищающийся, нежели нападающий. Где-то сбоку троица наемников перекидывалась в пьяницу старой засаленной колодой, а чуть вдалеке периодически мелькали отсветы факелов - похоже, часовых, все же выставить они не забыли. Впрочем, во всем веселье чувствовалась какая-то фальшь: в бутылке, которую передавали друг другу наемники вокруг костра, едва ли убавилось вина, голоса рассказчиков были нарочито громкими, словно намеренно привлекающими к себе внимание, а кулаки дерущихся едва ли наносили реальный урон противнику.
  Оставшись довольным спектаклем, разыгранным наемниками, вдохновитель отошел от окна и, тяжелыми шагами, явно хромая на одну ногу, зашаркал к камину.
  Из подвала послышался вопль пленницы, но общим решением переглянувшихся напарников он был проигнорирован. Помешав тлеющие угли в камине своей тростью и подкинув пару полешек покрупнее, Ронир, грузно опираясь на трость, рухнул в стоящее рядом кресло.
  Дирк все это время отирался возле окна, периодически прислушиваясь к происходящему снаружи, затем, плюнув, подошел к камину, кинул еще пару полешек и рухнул в соседнее кресло. Сняв с ремня любимую флягу, он привычным движением откупорил пробку и сделал глоток, после чего протянул флягу Рониру. Теневик, нервно постукивающий пальцами по подлокотнику, не сразу заметил предложенный сосуд - его взгляд будто смотрел в даль и одновременно в никуда.
  Это была не первая совместная операция палача и вдохновителя, в такие моменты обычно Дирк старался не сильно нервировать партнера - он доверял чутью Ронира, так что и тут он терпеливо дождался, пока тот вернется в реальность и примет предложенное. Сделав глоток, теневик благодарно кивнул и снова ушел в себя.
  Из подвала снова послышался крик пленницы, но на этот раз он звучал так, будто на середине фразы ей заткнули рот.
  - Эгей, брат-исповедник, мать твою, - саркастично передернул Ронира палач, - там, кажись, кое-кому срочно необходимо исповедаться, а то того и гляди коня двинет. Не соизволишь отпустить даме грехи или все еще не в настроении?
  Вдруг звуки веселья за окном перебила громкая ругань со стороны костра, а затем звонкий удар и звук разлетающихся осколков. Взяв Кузнеца за грудки Зуб, все еще громко матерясь, со смачным шлепком влепил тому по лицу. Дирк тут же вскочил на ноги и выглянул в окно.
  - Пожалуй, ты прав, стоит дать несчастной душе шанс на покаяние, - поднимаясь, проговорил Ронир. Со скоростью, совсем не присущей хромому калеке, он оказался подле лестницы в подвал, и, прикрыв за собой дверь, исчез в темноте.
   Сделав в памяти зарубку о том, что надо похвалить наемников за хорошую игру, палач достал из-за занавески короткий меч, в его руках больше похожий на кинжал, и тоже двинулся к лестнице.
  
   ***
  
   - Эй, ты! Священник! - кричать было несколько сложно - сил было немного, да и те больше уходили на сохранение сознания, так что крик выходил то ли не очень громким, то ли не очень-то убедительным. После каждого раза ей приходилось переводить дыхание и делать усилие над собой - заставлять свою голову работать вопреки тупой боли, поселившейся в обрубке руки, и силам, спешно покидающим ее тело, как крысы - тонущий корабль.
  Раскрыв глаза, она обнаружила, что, пока она обдумывала происходящее, полено, только что едва затронутое огнем, уже наполовину обгорело. Много времени бы это не заняло, но минут десять она явно пропустила, утонув в небытии, а ведь такой роскоши, как время, у нее особо не было. Что ж, пробовать еще раз, как и всегда:
  - Эй ты! Священник, твою то мать! - последние слова Безымянная произнесла с надрывом, какой бывает у жертвы, которую вот-вот отправят за грань. Силы окончательно покидали неудавшуюся убийцу. Теперь точно конец. Она не дождется ни учителя, пришедшего на выручку, ни даже собственных пленителей. Похоже, ее главный страх вот-вот сбудется. Она умрет в полном одиночестве, совершенно не в силах изменить хоть что-то.
  В тот момент, когда последние крупицы надежды окончательно покинули пленницу, из-за двери вдруг раздался шорох, будто кто-то пытается попасть ключом в замок. Решив, что это "священник", девчонка собралась, сжалась в комок и приготовилась заговаривать ему зубы, чтобы потянуть еще немного времени до уже кажущегося призрачным спасения.
  Но в этом, как оказалось, уже не было необходимости. Смуглое лицо, первым протиснувшееся в дверь было хорошо знакомо девушке: удивленно озираясь, немолодой учитель наткнулся взглядом на нее и тут же будто позабыл все остальные тревоги.
   - Эли! Девочка моя, пресвятая Мать, что они с тобой сделали?! - учитель, как всегда, засуетился над ней, словно наседка над птенцом. - Бедная девочка, как они могли?! - всегда было трудно поверить, что этот интеллигентный добродушный старик был профессиональным убийцей. Но он был им. Достаточно было лишь взглянуть ему в глаза.
   - Больно... - выдохнула Эли.
   - Да, да, конечно, - засуетился Наставник, прохладное стекло коснулось пересохших губ, привычный горький вкус обезболивающего прокатился по горлу, неся долгожданную прохладу.
  В ушах зашумело, взгляд расфокусировался, логично, наставник тяжелее Эли в полтора раза, значит и порция у него концентрированнее, зря она выпила все, но не обратно же, кхгм, возвращать.
  Пока ее голова шла кругом, тело слегка вздрагивало от коротких прикосновений - наставник видимо искал где находится замок на опутывающей ее цепи, она попыталась что-то сказать, но "зависла" на полуслове с открытым ртом и, пуская слюни, уставилась в пустоту.
  Наставник, по-отечески, улыбнувшись, провел по ее подбородку платком и помог закрыть сведенный судорогой рот.
   - Подожди немного, это, в конце концов, концентрат.
  "Да, он когда-то говорил, привыкание к обезболивающему возникает спустя пару лет постоянного использования, опытные Безымянные употребляют настолько концентрированное зелье, что для неподготовленного человека оно - наркотик".
  Она перевела дыхание, кое-как собралась с силами, благо зелье начало работать, боль отодвинулась на задний план и Эли наконец-то вдохнула полной грудью.
   "Папа, я обосралась".
   - Я провалила заказ.
   - Я знаю, девочка, я знаю.
   "Меня избили хулиганы".
   - Цель охранялась третьей стороной, циркача убил "Клыкач", как я его назвала, полуорк, имя мне неизвестно, прикрытие - палач, теневик, в ухе серьга гильдии, знаков не носит.
   - Полуорк в-одиночку саботировал операцию?
   "Ага, а еще свиньи летают" .
   - Нет, он - "руки", "голова" кто-то другой, вероятно второй - человек, имя неизвестно, я назвала его "Священник" и это, вероятно его прикрытие, по крайней мере "Клыкачу" приказы отдает он.
   - Этот второй, "Священник" как он выглядит?
   "Как огромная куча говна в рясе".
   - Среднего роста, лицо в основном скрывает балахоном, волосы темные, подбородок острый, нос...
   - Эли, девочка, соберись, я знаю это сложно, но ты сможешь.
   "Эли, приятно то как, давно он меня так не называл".
   - Нос прямой, в ухе серьга гильдии, знаков не рассмотрела, но на шее может быть татуировка, я видела темное пятно, носит высокий воротник...
   "Он давно меня не называл по имени, снова чувствую себя маленькой девочкой".
   - Говорит с акцентом, путается в языках?
   "Давно так не называл..."
   Сознание Эли вновь отправилось в свободное плавание, узоры дерева напоминали разводы масла в луже, лужа напоминала море, волны моря, волны по которым несутся корабли, прекрасные корабли, сотканные из брызг и пены...
   Резкая пощечина вырвала ее из забытья.
   - Прости, девочка, но у нас нет на это времени, сконцентрируйся, говорил с акцентом?
   - Нет, говорил чисто, но уж очень красноречиво, путает, вихляет, задает бессмысленные вопросы.
   - Какие вопросы он тебе задавал?
   "Почему он меня так давно не называл?"
   - Спрашивал про имя, про дом, какие цвета мне по душе, на каком пальце носит кольцо моя мать...
   - А что ты ответила?
   "Почему он вообще вспомнил мое имя?"
   Она молчала, пытаясь разглядеть расплывающегося учителя. Еще одна пощечина.
   - Эли, девочка, соберись! Осталось всего ничего. Ну же, вспоминай!
   - Он очень разозлился...
   "Ужасен, как сам Воитель".
   - Разозлился? На что?
   - Семья, - лишь выдохнула девушка, а затем подняла взгляд.
   - Вдохновитель... - голос Наставника изменился.
   - Он говорил правду, да? - в голосе Эли промелькнуло осознание.
   "Мне конец".
   Время для Эли замедлилось и размылось, Наставник тяжело выдохнул, Эли могла поклясться, что разглядела завитушки вырывающегося из его носа воздуха. Положение тела наставника намекало на подготовку к удару ножом.
   "Но это невозможно, он не может быть прав... Зачем?" - Эли упорно не хотела верить глазам. В руке Наставника заблестела холодная, как его взгляд, искра. В плечах начало зарождаться стремительное движение, которое, внезапно, прервалось толстым арбалетным болтом, вошедшим точно под ключицу.
   Мир треснул по швам от его крика, кровь, вырвавшаяся из его спины, застывала в воздухе, рисуя необычные узоры, в узорах Эли видела цветы, архитектуру воздушных замков со спиралевидными башнями, рвущимися ввысь. Звук, с которым Наставник сполз спиной по двери, напомнил Эли шелест нескошенной травы под скрежет точильного камня о косу. Она на миг ощутила тепло отцовской руки на плече, день, когда она отправлялась в город вслед за торговым караваном, возник перед ее глазами, но дорога, змеясь, уходила в небо, обернувшееся морем, посреди которого вырисовывался черный маяк, спустя миг, обернувшийся башней, на вершине которой, преодолевая ужасную грозу, звонил разбитый колокол. На миг ее сознание прорвалось обратно в реальность, это была не башня, между ней и Наставником стоял одетый во все черное "Священник", это его голос тянулся гулким колокольным звоном, наверное, он что-то сказал, но в замершем времени слова казались вечностью. Время сделало шаг вперед, "Священник" переместился левее Наставника, в его руке был необычный, невероятно искусно сделанный арбалет, палец "Священника" надавил на спуск, механизм арбалета взвыл, запела плетеная тетива, гладкий болт скользнул по лакированному ложу.
  "Теперь - конец".
  "Твою ж мать!" - ударом наотмашь Дирк отправил что-то в недолгий полет. Что-то, однако, приземлилось на ноги и глядело на него из-под светлых волос.
   - Ночной народ? - Дирк удивленно приподнял бровь. - Постой, где я тебя видел?
  Не произнеся ни слова, неожиданный гость поднялся в полный рост и вышел на свет, чтобы дать себя рассмотреть. Короткие светлые волосы его ниспадали на глаза, прикрывая их, как капюшон, кончики ушей, волосы над которыми были коротко обстрижены, были пережаты железными скобами, а на губах его палач разглядел до неприятного знакомую ухмылку.
  Воспоминания мигом пронеслись перед его глазами:
   - Ты!
   - Угадал, бычий хер, я. Похоже, придется принять твое предложение, - слегка обреченно произнес "Квадратные уши", а затем, сверкнув глазами, обнажил в улыбке острые, как ножи, зубы. - Понеслась!
   Блондин вытащил из заплечных ножен короткий фальшион с двуручной рукоятью и стремительно сократив дистанцию, рубанул, метя Дирку в кисть. Дирк легко парировал серединой своего меча и, вместо того, чтобы ожидаемо попятиться, шагнул навстречу, попытавшись схватить влекомое импульсом контратаки оружие противника свободной рукой.
  Теневик отпрыгнул спиной в темноту, спасая меч, перекатился через стол и, перехватив рукоять, приготовился к новой атаке, но Дирк уже был рядом. Квартоорк отшвырнул тяжелый стол с дороги и сразу же сделал выпад, метя в живот. Его противник отвел удар, попытавшись атаковать в колено, но нисходящий рубящий удар последовал практически без паузы, в этот раз теневик был вынужден принять удар железо-в-железо. Дирк физически ощутил, как от удара сбивается заточка и деформируется металл их клинков. Теневик каким-то чудом смог удержать фальшион в руках и вновь попытался разорвать дистанцию - к очевидному раздражению блондина, на расстоянии "в упор" Дирк чувствовал себя как рыба в воде.
  Теневик попытался проскользнуть к лестнице, но был остановлен молниеносным взмахом клинка. Короткий меч, практически невесомый для Дирка, был стремительнее пикирующего сокола. Снова "нежелательный" контакт клинков. Дирку показалось, что после оглушительного звона он расслышал треск, а его противник потерял равновесие и был вынужден быстро, но неуклюже перекатиться, снося стулья, тумбочки и подставки. На ноги он встал в одно мгновение, но Дирк уже был рядом, а кусок отточенного металла в его руке вновь обратился холодной молнией, теневик был вынужден принять удар на рукоять, которая предательски треснула и развалилась. Либо хвостовик фальшиона был слишком короток для двуручной рукояти, либо не выдержал силы удара и треснул. Результат, так или иначе, был неутешительным для светловолосого: вместо подогнанного персонально под него, идеального для боя в замкнутом пространстве оружия, у него в руках был фальшион, который трудно одноручным назвать - на рукояти с трудом умещались три пальца - и бесполезный кусок дерева. Но сокрушаться ему пришлось в процессе напряженного фехтования - он определенно недооценил противника. Деревяшку с железным обломком внутри палач даже отбивать не стал, только слегка наклонил голову, чтобы она отскочила от его надбровной дуги, вместо попадания в глаз.
  Горизонтальным ударом меча он вышиб фальшион из рук теневика и сразу же рубанул в обратную сторону "ложным" лезвием, рассекая ремень и кожаный нагрудник, однако под ним была кольчуга, короткий меч хрустнул и лишился кончика.
  Отброшенный противник даже не вскрикнул, наоборот, сжал зубы, оттолкнулся от стены и, поднырнув под руку Дирка, выхватил нож. Каково же было его удивление, когда палач перехватил его руку в неполном пальце от контакта ножа со своим брюхом. Теневик пнул, метя в пах, одновременно выдирая руку из хватки палача. Ценой ножа и смещенного большого пальца ему это удалось. Теневик вправил палец на место, однако натолкнулся на стену в момент отступления, видимо, во время, с виду хаотичной, потасовки полуорк ставил своей целью не убить его, а загнать в угол.
  Дирк бросил меч на перевернутый стол, демонстративно взял нож за лезвие и рукоять и, не прилагая видимых усилий, сломал - лишь сталь отозвалась жалобным звоном.
   - Интересные у тебя игрушки, только хрупкие очень, - довольно осклабился Дирк, - тебя послал говнюк в маске?
   - Разговариваешь в бою? - издевательски поинтересовался блондин.
   - Бой закончен, я победил.
   - Бой не закончен, пока мы оба живы, - блондин мерзко усмехнулся, и свернул настенный светильник в сторону. Стена за его спиной просела вглубь, он моментально навалился на нее и провалился куда-то внутрь. Дирк рванулся следом, но стена уже встала на место и не поддавалась.
  "Было близко", - подумал теневик, а затем стена взорвалась щепками. В образовавшемся проеме появился здоровенный серый кулак - палач явно не собирался отступать, и стены для него преградой не были.
  "Полшага влево, шаг назад, разворот, выступ на уровне пояса справа", - потайная дверь отошла от пазов, открывая выход в соседнюю комнату, но слишком поздно - палач уже протискивал свою тушу через тесный проход. Тут бы развернуться и нанести удар, но их недавнее столкновение подсказывало теневику, что без копья или арбалета его атака обречена на провал. Он пересек уставленную портретами комнату под аккомпанемент звука ломаемой древесины, выбил дверь плечом и направился к лестнице.
  Дирк разнес потайную дверь, сбил мольберт, отмахиваясь от падающих картин, перебил резную колонну балдахина и, "забуксовав" в разбросанных картинах, рванул дверь на себя, вырвав ее вместе с петлями. Буквально вывалившись обратно в холл, Дирк еле сдержался, чтобы не заорать во всю глотку: "Куда ты смысля, говнюк?!" - вместо этого палач попытался прислушаться.
  "Ну и нахера, он же ходит беззвучно?" - квартоорк оглянулся на лестницу, - "Вверх или вниз, одно из двух. А, Разжигатель его дери! Насрать, вверх!"
  Палач побежал по лестнице и, буквально спустя пару ступенек, был награжден за догадливость знатным ударом ноги в череп, от внезапности которого он оступился и едва не скатился по лестнице вниз. Зарычав, он вцепился в стену и практически одними руками забросил себя на второй этаж. Удаляющийся топот звучал слева. Дирк, не задумываясь, высадил закрытую дверь, и вместе с ней ввалился в комнату. Однако интуиция его подвела - он услышал звон в соседней комнате. Вместо того, чтобы бежать туда, Дирк бросил взгляд в окно, а там было на что посмотреть.
  На улице творилась сущая кутерьма: на отряд их "мяса", под покровом ночи напала какая-то банда. Бой шел вяло, обе стороны, похоже, были отвлекающим маневром и тянули время, однако Дирк, на свою беду, разглядел среди них фигуру улепетывающего блондина. Спускаться вниз было долго, даже если бы Дирк бегал наравне с молодым теневиком, он все одно упустил бы его, с другой стороны можно было плюнуть на него и вернуться назад, в конце концов, Дирк выполнил свою задачу - защитил товарища и пленницу от сомнительного гостя. Но то, что Дирк собрался сделать вместо этого было просто до невероятного глупо.
  "Будет больно", - подумал он, делая шаг назад.
  Квартоорк, с воплем, взял разбег и, закрыв голову руками, вылетел в окно, увлекая за собой шторы. Приземлившись в россыпь битого стекла и едва не запутавшись в шторах, Дирк продолжил погоню, буквально вломившись в вялотекущее сражение. Темнота мешала различить: кто свой, кто чужой, потому Дирк предпочел в бой вовсе не вступать. Первого, кто попался ему под руку, он обезоружил, заполучив топор, и на время вывел из строя тяжелой оплеухой, второго же - крупного полуорка, не особо похожего на Зуба или Кабана, он, оглушив ударом лоб в лоб, пинком в брюхо отшвырнул вперед, тем самым расчищая дорогу.
  Очевидно, как нападающие, так и защитники были ошеломлены его внезапным появлением, так как за время его "пробежки" никто не додумался пырнуть его мечом, рубануть топором или хотя бы копьем ткнуть, хоть копий ни у той, ни у той стороны не было. Заворачивая за угол, он заметил, как блондин о чем-то говорит двоим патрулирующим район бандитам из "ночной стражи". Один из них подвязал к поясу тощий кошель, теневик махнул в сторону Дирка рукой. Уверенности у них поубавилось, однако они перехватили дубины и бросились Дирку наперерез. Что уж тут сказать, беготня за сегодня палачу надоела.
  Тяжелый удар дубины первого бандита он принял на левую руку, затем привычным движением врубил ему топор в ключицу, хлипкое древко подвело и сломалось. Удар второй дубины пришелся по спине - большая ошибка - палач навалился на противника, вонзил ему в живот обломок топорища, затем схватил за голову и насадил прямиком на кованую ограду в виде копий.
  "Заказывают же себе такую херню".
  Дирк продолжил преследование, правда уже куда медленнее, ноги болели от "вынужденной посадки", сердце колотилось как бешенное, в боку уже ощутимо кололо, дыхание сбилось, стоило лишь о нем подумать, на фоне этого ушибленные рука и хребет казались ерундой. Но времени на отдых не было: захламленные переулки вели к фонтану "благородного" района, а оттуда можно было направиться практически куда угодно - количество подходов к площади Дирк сейчас охарактеризовал как "дохера".
  Обойдя кучу хлама, палач, сквозь свой хрип и кашель услышал свист воздуха, нож он поймал благодаря опыту и рефлексам, и сразу же швырнул примерно в ту же сторону, откуда он прилетел. Лишь приблизившись, Дирк понял, что он промазал, метательный нож торчал рукоятью в чьем-то заборе.
  Опираясь на стену, Дирк в очередной раз повернул за угол, вот он выход на площадь, вон и фонтан вдали белеет.
   Дирк отряхнулся, пытаясь собрать мысли в кучку и взбодриться, перед глазами еще ничего не плыло, но искры, порой, возникали. Палач направился к полуработающему фонтану, в душе застряла гаденькая надежда на то, что прыткий блондин уже смылся и бегать за ним больше не придется. Квартоорк снова отряхнулся, выбивая лишнее из головы, с чем ему внезапно помогли два сапога висок и челюсть. Прокатившись по земле и вскочив на ноги, Дирк догадался: теневик поджидал его в засаде, а затем разбежался, воспользовавшись мусором как трамплином, и впечатал Дирку обе ноги в рожу. Собственно, для человека, это было единственным способом сбить полуорка с ног без оружия. Теневик на миг замешкался, он явно не ожидал, что палач так быстро придет в себя, чем Дирк и воспользовался, с рыком рванув в его сторону. Прежде чем блондин отступил, Дирк знатно сократил дистанцию между ними. Палач продолжил натиск, непозволительно широкими шагами добравшись до цели, он рубанул воздух тяжелым кулаком, метя блондину в ребра. Попади он в цель, все бы закончилось, но теневик, ожидаемо, увернулся, как увернулся и от прямого удара левой.
  - Это плохо, - подумал Дирк, когда теневик увернулся от третьего удара и саданул ему ногой в колено, - слишком медленно, я устал...
  Дирк совершил ошибку: попытался пнуть разрывающего дистанцию блондина. Теневик ввинтился в мостовую, планируя подсечку, но в последний момент поменял цель, зарядив квартоорку в пах. Оглушенный резкой болью, Дирк выкрикнул невнятную фразу и отскочил назад, закрывая пах руками - абсолютно очевидное, рефлекторное действие, и, оттого, легко предсказуемое. Палач едва успел наклонить голову, чтобы удар, нацеленный в горло, пришелся в нижнюю челюсть. Хрен редьки не слаще, так он хотя бы не потерял возможность дышать. Теневик вновь пробил по колену, как по учебнику, но в этот раз Дирк был готов, слегка повернув ногу, он смягчил удар блондина и впечатал мощный апперкот тому в торс. Уже после того, как блондин оказался в воздухе, Дирк понял: теневик закрылся руками и подпрыгнул, обменяв переломанные ребра на унизительный полет с непредсказуемым приземлением. К несчастью, Дирк не сумел воспользоваться полученным преимуществом, сделав шаг, он потерял равновесие и упал на одно колено - в ушах шумело, боль снизу высасывала всю мотивацию продолжать. Дирк, не в силах сопротивляться усталости, на миг закрыл глаза, а когда открыл их, теневик был уже рядом и ударом ногой с разворота добавил в глаза квартоорка искр и всполохов. Дирк шатнулся назад, но не упал, качнулся вперед, вернул закатившиеся под полуопущенные веки глаза на место - теневик прыгал на одной ноге, растирая вторую, затем, морщась, ощупал ребра.
  "Хоть пару, а сломал", - безучастно подумал Дирк, все еще покачиваясь, стоя на колене, - "нужно перевести дыхание, восстановить силы".
  - Ты, дядя, конечно, крепкий! - произнес теневик. - Где ж вас, таких уродов, клепают?
  Дирк не ответил - он был занят очень важным делом: пытался смотреть в сторону блондина и, одновременно с этим, проверял, насколько руки его слушаются. Результат пока был неутешительным.
  - Честно говоря, ты меня до усрачки пугаешь, даже сейчас, - продолжал блондин, ощупывая рассеченный кожаный жилет, - будь ты годков на -дцать помоложе, я б тебя за версту минимум обошел, а вот сейчас, каюсь, захотелось нервишки пощекотать.
  Дирк сжал кулак, уже небольшая победа, - "еще немного, еще пару минут..."
   - К моему счастью, ты, как и прочие полуорки, знатно себя переоцениваешь, - в руке теневика появился длинный прямой нож, - да и колодец твоих сил маленько пересох.
  "Откуда он мог его достать?" - подумал Дирк, - "чертовски похож на мой..."
   - Сразиться с тобой было для меня честью, полуорк, - блондин фальшиво поклонился, - но, как говорил один горец, последнее слово будет за дирком.
  Блондин подошел в упор, рука с ножом скользнула вперед, краем глаза Палач увидел блик на лезвии, и тут что-то с силой ударило его изнутри.
  "Это нож, а Дирк - это я!"
  Квартоорк, схватил руку теневика одной рукой, второй до треска сжал его кисть, выдавливая из нее рукоять. Пальцы привычно пробежались по ножу, разворачивая его в движении. Дирк с гортанным рыком, доносящимся из глубин брюха, вогнал нож в край ладони теневика, чувствуя, как тот пронзает сустав, идет дальше, скребет изнутри локтевую кость, и лишь недостаток длины мешает ему вклиниться в локоть.
  Истошный вопль блондина, хоть и резал уши и заставлял голову трещать по швам, был для Дирка самой сладкой музыкой. Палач с наслаждением слизнул капли крови, брызнувшей в лицо.
  "Сейчас!"
  Ноги напружинились, и, превозмогая вес огромной туши, распрямились. Челюсть привычно разомкнулась на полную, массивные клыки были нацелены ровно вперед, однако рывок не увенчался успехом.
  Ослабленная усталостью, хватка палача не смогла удержать вырывающегося теневика, а рывок был слишком медленным, Дирк ощутил мощный удар пониже виска - уязвимое место, не защищенное более челюстью. Сознание помутилось, Дирк тяжело упал вперед, шваркнув зубами по мостовой. Он видел отползающего теневика: тот пытался перетянуть руку поясом, но мог лишь орать от боли, его крик становился все тише, а тьма сотней рук закрывала глаза палача.
  "Не свезло".
  Из темноты Дирка вытащила вода, заливающаяся в нос, он вытащил рожу из лужи, попытался промямлить: "дерьмо" -, затем, охая, закрыл свернутую челюсть руками.
   - Хотел я разбудить тебя иначе, но, к сожалению, не смог поднять, - произнес Ронир.
   - Ты... су-а... на...на-аал?
   - Нет, носил воду из фонтана во флаконе.
   - И-э по... эго?
   - Честно сказать, понятия не имею, слабительное наверно, - усмехнулся Ронир, а затем добавил, - ну все, не суетись, обезболивающее там было, твой друг им воспользовался и рядом бросил, судя по количеству крови, оно ему по делу понадобилось.
   - Нож... - произнес Дирк, наконец, вправив челюсть, - в руку вогнал... перехватил.
   - Да уж, представляю.
   - На... особняк на-а, - Дирк снова схватился за челюсть, - напали.
   - Я знаю, люди Зургаша.
   - Не, они защищались... Я не помог, - понуро добавил Дирк, - преследовал.
   - Помолчи и послушай, нападавшие были людьми Зургаша, кто то из наших "друзей" нанял их для отвлекающего маневра, да-да, точно за тем, что и мы, - прервал его Ронир, - в переполохе они сперва не разобрались, паре идиотов пустили кровь, но потом до них дошло с кем они бьются и эти сучьи дети начали разыгрывать спектакль, видимо планируя усидеть на двух стульях сразу. Я это понял, остановил балаган и пошел за тобой, благо у тебя есть привычка оставлять за собой след из трупов, о чем нам, к слову, стоит потом переговорить с кем-нибудь из стражи. Так я добрался сюда и обнаружил тебя не в лучшем состоянии.
   - Мне знатно на...адрали жопу, - кивнул палач, подползая к фонтану.
   - Да, тебе "надрали жопу" и ты отрубился, а твой оппонент, по-видимому, предпочел спасение своей жизни, прекращению твоей, ты его хоть разглядел?
   - Д...а, невысокий, блондин, к...вадратные уши, я знаю кто он.
   - Ты его знаешь?
  Палач перевернулся за борт, прополоскал голову в помутневшей воде, затем вынырнул и ответил, - Да.
   - Ладно, этот разговор не для улицы, пусть и ночной, надо уходить, если ты, конечно, сможешь, - с сомнением посмотрел на него Ронир, - я, в принципе, мог бы послать за труповозкой...
   - Знаешь, - произнес Дирк, привалившись к борту фонтана, - я тебе хребет двумя пальцами сломать могу. Прямо сейчас.
   - Нет, не можешь, - констатировал Ронир. - Судя по твоему виду, ты сейчас не то, что хребет мне сломать, даже утонуть самостоятельно не утонешь.
   - Пошел ты.
   - Действительно, пойду я. И ты за мной иди, нам бы вернуться поскорее.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) К.Корр "Отчаянная попаданка и Тёмный принц"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) О.Иванова "Королевская Академия. Элитная семерка"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"