Волков Илья, Разаков Сергей: другие произведения.

Орден. Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Глава 8.
  
  Ложка приглушенно позвякивала по дну котелка, Гор всегда мешал кашу необычно, семь раз в одну сторону и пять в другую, это не раздражало, но наоборот успокаивало и понемногу усыпляло. Сигурд, вздохнув, отвел глаза и уставился на поляну. Разведчиков все еще не было, хоть уходили они в ночь: трое в одну сторону, один в другую - щуплый гном из дома Тирск привык действовать в-одиночку, когда же "многорасовая" троица предпочитала держаться вместе.
  Неподалеку раздавался скрежет точильного камня: лейтенант Божек правил меч, причем явно не свой - штатный меч в ножнах лежал рядом. В руках гвардейца из Стограва был длинный бастард, с на удивление простой отделкой: ни гравировки на рукояти, ни гербов на навершии - в сравнении с излюбленным оружием ландграфа Де'Жофре, меч выглядел недоделанной заготовкой.
  Завершив работу, Божек вернул меч в ножны, воткнул в центр торбы из свернутого одеяла и привычно задвинул вглубь телеги. Если бы лейтенант время от времени не отходил в кусты, Сигурд поверил бы побасенкам Ла'Ветта о том, что их командир прирос к телеге задницей. Тут Сигурд поймал себя на мысли, что каждый раз подкалывая непосредственного начальника, Горак оглядывался и нервно потирал шею.
  Прибытия Гордара Сигурд не заметил - гном появился рядом с отрядным поваром и тихо поинтересовался о сегодняшнем ужине. Сигурд приблизился, и гном почтительно склонил голову и отрапортовал.
   - На северо-восток две мили, следы крупной стоянки, люди, кони, скот, телеги, ориентировочно человек пятьдесят-семьдесят, сдвинулись пару дней назад, пошли на север, скорее всего, кто-то из парней на них натолкнется.
   - А дорога?
   - Обрывается, естественно. Грязь, да пара путевых столбов, потом лес - с транспортом пройдем, только если переквалифицируемся в лесорубов.
   - Смею напомнить, что подобных полномочий мы не имеем, - с плохо скрываемой злобой процедил Генрик, лишение оружия и коня явно не способствовало хорошему настроению.
   - Ждем прибытия остальных, вольно.
  Гном кивнул, Сигурд вновь направился к облюбованному дереву. Когда он проходил мимо палатки ла'Ветта, в его голову закралась идиотская мысль: "А ведь сейчас на нахожусь между тремя "Гор"-ами, хоть желание загадывай", - Сигурд усмехнулся и привалился к расколотому молнией стволу.
  Подремать Чемпиону не удалось, с интервалом минут в пять в лагерь вернулись сперва Марк, затем, грязно ругающийся Скади. Гном бормотал себе под нос что-то невнятное, Сигурд разобрал лишь про дырявые сапоги.
   - Северо-запад чист, первым делом отрапортовал рыжебородый. - Ну как чист, кругом говно, валяется какая-то тушка разодранная, видать волки задрали, а их потом спугнул кто, на земле местами есть следы, но старые, дорога переходит из каменной в грунтовую. Пройти пройдем, но это явно не главное направление.
  - На севере дорога заводит в лес и делится надвое, я пошел налево, Брагг направо. Лес густой, но следы вырубки присутствуют, - это уже Марк, - дорога упирается в столбы - наметки под фундамент лесопилки, с кларума, наверное, строить начнут. Брагг еще не вернулся?
   - Нет, ждем.
   - Не к добру это, это, твое благородие, может, вернешь нам офицера, мы оружие прихватим и за Браггом? Чую я, переросток в капкан попал, он может.
  Сигурд тяжело вздохнул, Генрик мрачно пялился ему в грудь из-под шляпы, но глаз не поднимал. Не говоря ни слова, Сигурд поймал взгляд Божека и кивнул ему. Интендант, привычно зарылся в телегу и в момент достал скатку с оружием эльфа-офицера, заодно прихватив невысокие, широкие сапоги, которые он сразу кинул гному. Скади попытался их поймать, в результате получил ими же в рожу, но, не проронив ни звука, начал спешно переобуваться, когда откуда-то сбоку появился светловолосый парень из отряда Годфри и забрал сапоги дырявые.
  "Паренек-то, как из ниоткуда возник. Интересно, почему он не в разведке", - отметил Чемпион. Как рассказывали товарищи по оружию, звали паренька Колином, и в отряде он был чуть ли не единственным добровольцем. Никто не знал, почему он решил идти на Север, но то, почему его взяли в отряд, было ясно, как день: на протяжении всего пути, что бы ни случилось, парень был тут как тут. Полчаса возни, и колесо на телеге снова вращается, меч - наточен, а штаны - заштопаны.
  Еще говорили, что в отряд его протащил Божек - старый интендант никак не отрицал и не подтверждал этого, но понять дал ясно, что лишние вопросы до добра доводят редко.
  Сменив сапоги, Скади поднял взгляд на вооружающегося лейтенанта - тот, неодобрительно поглядывая на Чемпиона, подгонял ремень с ножнами - затем перевел взгляд на Марка - он старательно вырисовывал что-то угольком на листе бумаги, выданном ему Божеком. Закончив выводить последнюю линию, Марк окликнул гнома из дома Тирск и предложил лист ему, тот, вынув из-за пазухи грифель, легким движением рук сделал несколько росчерков и передал лист рыжебородому. Скади, осмотрев получившийся план местности, причмокнул, выругался, а затем угольком набросал ту часть, которую разведал он сам, после чего подошел к экипировавшемуся лейтенанту:
  - Так себе карта, конечно, но, за неимением лучшего, - Скади протянул эльфу лист, обозначил места, где находятся ключевые ориентиры, а также место, где Марк разошелся с Браггом.
   Эльф взглянул на лист, загнул пальцы на левой руке, явно что-то запоминая, а затем вопросительно взглянул на Чемпиона. Сигурд кивнул.
  - Выступаем, - тихо произнес эльф.
   Брагг знал о стоянке еще до того, как увидел первые ее следы меж кустов. Запах стоял преотвратный, словно целая сотня разом навалила в одном месте, впрочем, как он вскоре понял, приблизительно так дело и обстояло.
  К разведыванию лагеря он подготовился, как надо: все громоздкое оружие и снаряжение он сложил в яму меж корнями какого-то дерева, натянул на себя маскировочную накидку и медленно, бесшумно двинулся к лагерю. Он рассчитывал подобраться к лагерю и выведать планы его владельцев, подслушав разговоры у костра, потому двинулся меж кустами, ныряя в торчащую из рыхлого снега траву, которая, как он думал, скроет его от глаз часовых. Он уже был уверен, что у него все получилось, когда прямо за спиной он услышал характерный скрежет точильного камня по железу.
  - Ветер холодный, - услышал полуорк хрипловатый голос, вещающий на северном наречии, - как чувствую, заморозки посевы побьют.
  Брагг медленно обернулся: неподалеку от него на заваленном дереве сидел северянин в обшитой кольчугой шубе, к его ноге был прислонен щит, отделанный оленьими рогами. Северянин флегматично посмотрел на лезвие меча у него в руке и лениво шваркнул по нему точильным камнем. Брагг выдавил усмешку:
  - Ну да, погодка нынче дерьмовее и дерьмовее.
  - Придется в Атрокс одну картоху жрать, - северянин поплевал на точильный камень и провел им еще раз.
  - Такова природа, стало быть, - ответил Брагг, неспешно разворачиваясь всем телом.
  - Судя по твоему акценту, ты с теми южанами, которых мы уже два дня выжидаем на этой холодине, - констатировал северянин, положив меч на предплечье и прищурился, высматривая дефекты кромки.
  - Акцент так меня выдает?
  - Акцент и эти, ну ты понял, - северянин раздвинул массивные свисающие вниз усы и постучал себя ногтем по нижнему клыку. Брагг оскалился клыкастой улыбкой, но подозрительность из глаз не пропала.
  - А коли оно так?
  - Тогда нечего здесь валяться, потроха застудишь.
  - Я больше боюсь в ваше дерьмо влезть.
  - Правильно боишься, нужник отсюда в семи десятках шагов. А вообще, дерьмо разное бывает, - голос северянина на пол тона изменился, - и коли ты не хочешь в настоящее дерьмо влезть, возвращайся в свой лагерь да передай им весточку, мол, в гости их ждут, как знакомых дальних.
  - Пожалуй, так я и поступлю, - произнес Брагг, вставая в полный рост и, глянув на северянина сверху вниз, откинул капюшон.
  - Вещи забери, негоже в снегу оставлять, - произнес северянин и, убрав меч в ножны, достал забитую трубку, высек кресалом сноп оранжевых искр и, подобрев лицом, закурил.
  
  
  Марк вел отряд к месту, где они с Браггом разделились. Выйдя на заснеженную поляну, истоптанную следами, полуэльф передал командование лейтенанту.
  - И ты направился на восток? - спросил Генрик.
  - Нет, на запад.
  - Значит, он направился на восток.
  - Верно, затем явно сменил направление на северо-восток.
  - И почему ты так в этом уверен?
  - Так вон он идет, - прокомментировал Скади. Где-то вдалеке, между деревьями промелькнул самодельный стяг, изготовленный из вывернутой наизнанку маскировочной накидки, надетой на меч. Вслед за нелепой конструкцией показался и сам полуорк: Брагг шел открыто, махал свободной рукой и всячески привлекал к себе внимание, благо додумался не кричать. Генрик шумно выдохнул и жестом скомандовал выдвигаться навстречу горе-разведчику.
  Сигурд, двигавшийся в середине готовой к бою колонны, следовавшей за разведкой, не сразу добрался до полуорка, услышать он успел лишь окончание доклада.
  - ... в общем, мужики эти шутить не любят, хоть один надо мной и посмеялся. Их либо в лоб встречать, либо разворачиваться и валить отсюда к херам собачьим, их там человек сорок, не считая скотины, и один Первозверь знает, сколько еще их патрулей в округе рыщет.
  - Рапорт, вкратце, - приблизившись вплотную к разведчику, слегка раздраженно скомандовал Сигурд. Полуорк набрал в грудь побольше воздуха и как можно быстрее выпалил:
  - Напоролся на контрразведку, получил приглашение в гости, из боевых потерь - только моя гордость.
  - Приглашение в гости?
  - Северяне строго чтут законы гостеприимства, - пояснил Брагг, - отказ будет воспринят как оскорбление, потому я и говорю Гене... лейтенанту Радсдорфу, мол, либо принимаем приглашение, либо вертаем в зад.
  - Вертануть северянина в зад - эт не то, в чем батя б хотел, шоб я участвовал! - послышалось откуда-то сзади.
  - Завались, дебил, не то промеж ушей схлопочешь.
  - Негоже Послу-Реквизитору Короны от приглашений отказываться, - задумавшись, произнес Сигурд, - вернемся за фургонами и отправимся "в гости" при полном параде.
  
   ***
  
  Высоко подняв флаг королевского дома, процессия Чемпиона размеренно выходила на широкую развилку, спрятавшуюся за крутым холмом. Северяне уже подготовили встречу - на развилке отряд ожидала нелепая с виду кавалерия: огромные, закутанные в меха мрачного вида бородатые мужики, вооруженные чем попало на длинных древках, восседали на мохнатых лошадках, таких приземистых, что от ног всадников до земли оставался едва ли локоть, а возглавлял все это закованный в латы рыцарь, восседающий на огромном даже для Кенриаля вороном скакуне - необычное для севера зрелище.
  - Вон тот, с которым я разговаривал, - указал Сигурду Брагг на усатого северянина по левую руку от рыцаря, - не похоже, чтобы он был здесь главным, но он здесь явно не последняя фигура.
   Чемпион кивнул и направил коня во главу колонны, выходя прямо навстречу рыцарю. Позади него следовал Генрик, как ни в чем не бывало держащий в левой руке тяжелое древко знамени королевского дома, капитан и Колин, назначенный хранителем документов.
   Сигурд и Годфри, будучи гостями, спустились с коня первыми, демонстрируя уважение к хозяину дома, как, по словам Брагга, требовал обычай северян.
  Рыцарь кивнул, спешился с покрытого шкурами коня и, звякнув доспехами, отдал щит давешнему собеседнику Брагга - детине на голову выше его самого с заиндевевшими усами, напоминающими клыки моржа - и что-то невнятно пробурчал, тот кивнул и надел щит на руку, развернув его к Сигурду гербом. Герб был как минимум странным: крылатая свинья, пятачком выкорчевывающая внушительное дерево, на зеленом, в белую крапинку, поле. Сразу на ум пришла фраза главнокомандующего: "Его герб ты ни с чем не спутаешь".
  Рыцарь снял шлем.
   - Кто ты, и за какие грехи тебя сослали на мои земли? - его узкое, вытянутое по вертикали, с прямым широким носом лицо выражало каменное спокойствие и уверенность. Глядя на него, можно было подумать, что этот уставший, давно не видавший пищи человек, лишился сна годы назад и доживал свои последние дни, но совершенно этого не чувствовал.
   - Сигурд из Лостра, Великий Чемпион Кенриаля. Ныне исполняю обязанности Посла-Реквизитора Его Величества Короля Малкольма из Рода Третьего.
   - Правда? А я - пречистая жрица Матери.
  Годфри молча передал рыцарю верительные бумаги и продемонстрировал королевскую печать.
   - Хм, и правда, Реквизитор. Приношу свои извинения. В таком случае разреши и мне представиться, твое благородие. Эстебан де"Вьен, недостойный сын своего отца. Чтобы лишний раз не поминать достойное имя его рода, зови меня Железной Рубашкой.
  "...на севере банда Железной Рубашки набирает людей, предположительно для набега на протектораты Кенриаля..." - вспомнил Сигурд наставления Советника, отчего его голову посетила новая мысль: "Как возможно, что подозреваемый в государственной измене одновременно является доверенным лицом и сыном главнокомандующего де"Вьена?"
   - Так меня прозвали, оттого, что я единственный идиот, таскающий латы в этом ледяном аду, - пояснил рыцарь, неверно истолковав молчание Чемпиона.
   - Герцог де"Вьен просил меня передать вам это, - Сигурд протянул ему письмо, рыцарь, осмотрев печать, передал его оруженосцу.
   - Я примерно представляю, о чем там написано, прочту позже. Реквизитор, отчего бы нам не перебраться поближе к костру? Заверни свою пассию в меха, пока не замерзла, и скажи вознице следовать за мной, в лагере у костра поговорим о деталях, - сказал он, обаятельно улыбнувшись высунувшейся из кареты Марике.
   До лагеря, старательно укрытого среди лесов, пришлось добираться несколько часов. Сигурд, заняв место рядом с Божеком, наблюдал за организацией лагеря: третья его часть была отведена под тренировочное поле для всадников: утопая в снегу, "кавалеристы" устроили некое подобие турнира, сшибая друг друга длинными дубинками. Выглядело это одновременно смешно и пугающе.
   "Он создает конницу. Конечно, рыцарей из этих мордоворотов не получится, но в бою против пешего противника они будут иметь немалое преимущество".
   - На моих орлов смотришь, благородие? Половина сидит на коне, как собака на заборе, но некоторые способны потягаться и с настоящими рыцарями, жаль только, таких здесь немного. Может, проведем показательный бой для ребятни, или у вас в Лостре верхом не сражаются?
   Сигурд посмотрел на бородатые и опухшие лица "ребятни", большая часть которой ему в отцы годилась.
   - Может быть позже. Насколько я помню - вы обещали мне костер.
   - Будет костер! Да такой, что инквизиция обзавидуется, а пока составь мне компанию, надо же моим орлам пример конного боя показать.
   - У меня нет доспехов, - тонко подметил Сигурд.
   - Так Хрольф тебе шубу даст, да и падать тут мягко, - усмехнулся рыцарь, оруженосец что-то пробурчал на своем языке и начал снимать подбитую кольчугой шубу.
   - Уговорил, - немного раздумав, произнес он.
  Железная Рубашка что-то крикнул своим всадникам, и они расступились, организовав подобие турнирной площадки. К Сигурду приблизился Годфри.
   - Если вы и впрямь собрались сражаться с этим безземельным на копьях, возьмите мой шлем и лошадь Божека.
   - Расслабься, наседка, мы просто поиграем малость, - произнес Железная Рубашка, приближаясь к ним с двумя двухметровыми дубинками. - Вот, смотри, это даже не копье, таким, конечно, можно расшибить башку, но никак не проткнуть.
   - Оттого я и рекомендую свой шлем, - сказал Годфри, передавая шлем с подшлемником Чемпиону. Марика протянула Сигурду щит с эмблемой королевского рода, Железная Рубашка подхватил свой щит с крылатой свиньей и легкой трусцой направил лошадь к своей позиции. Сигурд взгромоздился на пегого коня, которого ему подвел Колин. Животное сперва всполошилось, застригло ушами, пофыркивая и переступая с ноги на ногу, но быстро успокоилось. Слегка стукнув коня пятками по бокам, Сигурд направил его к своей позиции. Получив "копье", Чемпион повертел его в руках - ничего особенного, простая палка, по длине ни до турнирного ни до боевого не дотягивает. Где-то посередине была сделана глубокая зарубка, чтобы обеспечить ломкость при ударе.
  Железная Рубашка занял позицию и слегка сместился влево. Палку он перекинул через голову лошади и нацелил в щит Сигурда: под таким углом импровизированное копье вернее сломается. Сигурд повторил его движение и поднял свой щит повыше.
   Голова под подшлемником начала чесаться, сам шлем серьезно сужал угол зрения, шуба пахла прокисшим пивом и была слишком просторной. Чемпион постарался отбросить лишние мысли, но получалось у него не особо. Мерзнущий оруженосец дал отмашку, и лошадь Железной Рубашки резво начала набирать скорость. Сигурд, за неимением шпор, стукнул коня пятками и начал стремительно сближаться с рыцарем. Дубинку он нацелил чуть повыше щита, и теперь пытался сохранить это положение. Когда Железная Рубашка был буквально в пяти метрах, он слегка наклонил щит, а его "копье" внезапно изменило цель.
   Палка попала точно в шлем, выбивая Сигурда из седла.
   "Что ж, в одном Железная Рубашка был прав - падать тут мягко" - подумал Сигурд, с размаху влетев в землю. Спустя пару минут непрерывного смеха северян, Железная Рубашка спешился и помог Сигурду встать.
   - Неплохо, твое благородие.
   - Это чем же?
   - Упал, говорю, хорошо. Кажись, не сломал ничего. Да не корчи ты рожу, сам знаю, что в Кенриале конные поединки не в почете, а толковых рыцарей - три с половиной человека, впрочем, теперь, когда я здесь - два с половиной.
   - Пешим я сражаюсь лучше.
   - Я запомню, - совершенно серьезно кивнул Де"Вьен, а затем продолжил в своей обычной манере. - Ну что, благородие, потешил ты меня, а я тебе костер задолжал. Давай за мной, карету тут оставь - не утащат, а вот девчонку прихвати, - раскрыв забрало, подмигнул Чемпиону Де"Вьен.
  Сигурд вручил слегка помятый шлем и щит Годфри, вернул лейтенанту коня, позвал Марику и, отдав тяжелую звенящую кольчугой шубу оруженосцу Железной Рубашки, направился следом за Де"Вьеном.
  Рыцарь привел Сигурда с сестрой в командирский шатер, обогреваемый солидных размеров костром, сложенным в центре. Спустя пару минут туда же вошли Годфри с Хрольфом.
   - Хрольф, разбуди Кримера, пусть притащит какой-нибудь еды - скомандовал де"Вьен, добавляя пару-тройку северных словечек вслед оруженосцу. Когда тот, ворча себе под нос, вышел из шатра, лицо Железной Рубашки вмиг стало серьезным. - А пока, к делу. Как я понял, тебя отправили сюда, чтобы расследовать убийство прошлого Реквизитора?
   - А также закончить его дело, - кивнул Сигурд.
   - В-одиночку ты будешь бегать по кругу до зимы, а когда она наступит - благополучно сгинешь в лесу. Я, конечно, могу оказать некоторую информационную поддержку, но на моих условиях.
   - И каких же?
   - Каков твой титул: барон, маркграф, герцог?
   - Чемпион.
   - Это я уже слышал, я про земли, сколько у тебя людей?
   - Семнадцать, считая меня и девушку.
   Железная Рубашка разразился смехом.
   - У богов определенно есть чувство юмора, раз они привели ко мне еще большего голодранца, чем я сам. Но хватит шуток - мне нужны, по крайней мере, две сотни пехотинцев и, возможно, десяток рыцарей.
   - Даже если бы у меня была персональная армия - зачем отдавать ее тебе? Чтобы ты пошел войной на Кенриаль?
  - Очередная жертва дезинформации, - с откровенной иронией произнес де"Вьен. - Чтобы ты понимал, я не собираюсь воевать с Кенриалем, мой враг - орки.
   - Орки ушли. Пересекли пролив лет дохрена-дцать назад, и с тех пор их никто не видел.
   - То же самое говорят после каждого их набега. Они уже лет сто-сто пятьдесят набегают на северные земли, грабя, убивая и трахая все, что попадается под руку. А в этот раз я хочу быть во всеоружии.
   - Отчего же в Кенриале не знают о набегах?
   - Во-первых, не все северяне признаются, менталитет такой, мол, ты просрал, ты и виноват. Во-вторых, восемь из десяти дошедших до Кенриаля писем о нападениях орков игнорируются, а оставшиеся два не предаются особой огласке. Согласись: одно дело - раздавать северные земли в награду, преподнося их как девственные и плодородные, и совсем другое - наказывать дворян пребыванием в ледяном аду с отмороженным северным быдлом и периодически набегающими орками.
   - Ладно, я понял: очередное политическое решение. Что ж, тем не менее, я не могу дать тебе людей, так как не обладаю необходимым количеством, но могу замолвить слово перед Королем.
   - Этот старый дурак не будет тебя слушать.
   - Еще как будет.
   - Это почему же?
   - Я спас ему жизнь, - победно ухмыльнулся Сигурд. Явно несколько удивленный, его собеседник расстелил самодельную карту на столе, прижав ее края деревянными кубками, и продолжил.
   - Ладно, пес с тобой. Слушай. Они идут отсюда, - Эстебан указал на широкий пролив между островом и Айсвендом, - во всех документах и историях они приходили отсюда, и уже обосновавшись на берегу, растекались по землям Шульцев, Феллхаммеров, Альбгейстов и прочих более-менее мелких феодалов.
   Обычно, пролив не замерзает даже зимой, мореходы и колдуны говорят, это связано с теплым течением, но раз в несколько лет течение прекращается - пролив сковывает льдом и, спустя пару дней, появляются орки.
   - Хм. Выходит, все зависит от пролива. А переплыть его они не могут?
   - Орки не строят кораблей. По крайней мере, я ни одного их корабля не видел, но если бы и строили - хрена лысого они бы пересекли на них пролив. В нем так много скал, что даже драккар островитян превращается в дырявую бадью спустя пять минут плавания.
   - Погоди-погоди. Что еще за островитяне?
   - Есть на северо-востоке, почитай в самых льдах, небольшой архипелаг, полный конченых отморозков. Никогда не видели тепла, никогда не работали в полях, не охотились - только грабили. Всю свою жизнь, равно, как их отцы, деды и прадеды.
  Но что им не поставить в упрек - так это мореходство. Там, где королевский флотоводец едва проведет шлюп, островитяне пролетят, будто птичка - гладко и аккуратно. А стоит им завидеть добычу, как они ломанутся за ней сметая все на своем пути.
   - Выходит, Уайтфлоу могли развалить и они.
   - Выходит, так. Но вряд ли это были они, потому как сквозь пролив не пройти даже им, а иной путь - только через мои земли. Чтобы ты понимал: мои патрули покрывают весь полуостров и вряд ли на моих землях может случиться что-то, о чем я не узнаю, тем более такое событие, как орава бешеных моряков, несущихся к перевалу.
   Сигурд промолчал. В его голове крутилась мысль о том, что мгновение назад он, возможно, потерял ценного союзника. Молчание длилось почти минуту, явно нагнетая обстановку. Тогда Сигурд решил сменить тему.
   - Выходит, пока пролив не замерзнет, орки не придут.
   - Именно, а когда он замерзнет, я не дам им его пересечь, - Железная Рубашка явно и сам был рад перемене темы. Похоже, в его голове крутилась та же мысль. - Я собираюсь дать им бой на льду, как раз присмотрел место среди скал - за день там можно возвести укрепления, которые зеленожопые будут штурмовать до тех пор, пока море не оживет у них под ногами.
  - Неплохой план, а как же твоя армия, ты согласен всех утопить ради победы?
  - Если понадобится - утону первый, но в идеале мы должны успеть отступить при первых признаках пробуждения пролива.
  - Хорошо, с этим мы определились, а теперь моя очередь.
  - Итак, твой предшественник перед своей скоропостижной смертью посетил семнадцать деревень и три крупных замка, - несколько медных монет упали на карту, - вот: Ведьмин Брод - вотчина Кэйвена Феллхаммера, в народе известного, как Алый Щит, Белый Клык, принадлежащий его брату Доналу, по кличке "Хеллхаммер" и Большое Гнездо, принадлежащее вдове Урсверта Шульца. Среди народа, к слову сказать, ходит слушок, что "Большим Гнездом" прозвали отнюдь не замок, но при Агне его лучше не упоминать...
   Советую первым делом прошерстить деревни, но при первой встрече с владельцами - напроситься в их замки. Стоит помнить, что Алый Щит набожен, хоть и ненавидит священников, Хеллхаммер, несмотря на воинственное имя, скорее бюрократ, чем воин, да и к тому же его преследуют приступы паранойи, а Агна - нищая старуха, стремящаяся пристроить своих многочисленных "деток" хоть куда-нибудь. Лучший и, наверное, единственный способ завоевать ее доверие - жениться на одной из ее дочерей, благо выбор немал.
  - Не самый выгодный брак.
  - Тут ты прав, тогда возьми пару ее сыновей себе в оруженосцы. Так ты еще и задарма увеличишь свою персональную армию.
  - Ты, как я понял, со мной не поедешь.
  - Человек ты хороший, благородие, но обещания не выпьешь, не сожрешь. Что уж говорить - ими даже не подотрешься толком, а с этим тут капитальная проблема. Знаешь, как тут устроен сортир? Две палки: одной от волков отбиваться, другой замерзшее говно от жопы отколупывать, - Железная Рубашка громогласно заржал, Сигурд его дипломатично поддержал, но столь большой радости он не испытывал.
  - Значит, расходимся.
  - Погоди ты! У нас гостей, даже незваных, на ночь глядя никто не выгоняет. А вашу компанию мы не просто так уже почти декаду ждем.
  - Плохая примета?
  - Скорее правило чести. Эту ночь проведешь в моем лагере. Тебе, старику и девчонке могу предложить подремать тут, остальных распихаю к моим бойцам в палатки. За их здравие не боись, тут у меня ребята адекватные, "эльфьими шалостями" не балуются.
  - Поверю на слово.
  - А пока... Хрольф! - Крикнул Эстебан, и неведомо откуда тут же появился оруженосец. - Собирай народ, пировать будем.
  "Пир" был весьма символичным. Народу в шатер набилось немало, а вот еда разнообразием не отличалась: рыба, дичь, деревянная солонина с зеленью, черствый хлеб, свекла, репа, мелкая картошка и огромное количество квашеной капусты. Среди напитков лидировало, конечно, пиво, впрочем, каждый северянин таскал на поясе флягу с брагой. Сигурд зарекся ее пробовать, после того как понаблюдал за продегустировавшим напиток Кормом - северяне еще долго ржали и хлопали здоровяка по спине. Железная Рубашка, накачавшись привезенным Сигурдом вином, рассказывал свою историю, Чемпион слушал его, изредка пригубляя разведенное вино в своем кубке.
  - Я, стало быть, бастард, рожденный во пороке и грехе, от благородного Герцога Аррина Де'Вьена и Графини Франсезы фон Хайбрек, отец меня признал, а вот мать ждала более выгодная помолвка, так что де-юре я сын Герцога де"Вьена и какой-то крестьянки. Будучи признанным сыном, я также являлся его наследником, жил в богатстве и роскоши и с семи лет начал обучаться рыцарскому делу.
   В четырнадцать я стал сквайром сэра Локсли - правой руки моего отца, в семнадцать, после первой победы на турнире под чужим именем, был посвящен в рыцари. Ох и всыпали мне тогда, надо сказать, до сих пор на жопе полосы. После я побеждал на турнирах уже под своим именем, тогда, кстати, и определился с гербом.
  - В смысле?
  - Ну, изначально я взял герб моего отца - зеленый пегас на белом поле и перевернул цвета, сделав лошадь белой, а поле зеленым, но на первом же турнире надо мной стали подшучивать как рыцари, так и их оруженосцы, мол я больше похож на крылатую свинью, чем на пегаса, и в этом была доля правды. Жрал я тогда получше всех этих рыцарей с их конями вместе взятыми, и выглядел соответственно. Обиду я проглотил, а герб действительно сменил на крылатую свинью, после чего ссадил всех этих жопошников с коней одного за другим. В конном поединке я всегда выходил победителем, оттого старался любые споры решать верхом. Ты не поверишь, отец меня даже в Велиссию оправлял, представлять Кенриаль на турнире.
  А потом счастье внезапно закончилось.
  - Сломал себе что-нибудь?
  - Если бы! Отцу приспичило жениться на двадцатилетней Алисии Де'Карвальо, мне на тот момент было около двадцати четырех. Она буквально через шесть с половиной месяцев организовала ему наследника, его назвали Марко, и с тех пор она меня внезапно невзлюбила.
  Поначалу просто хамила и пыталась "поставить на место", но я этому особого внимания не уделял, а потом наняла какого-то раутбриттера, чтобы тот убил меня на турнире...
   К счастью - моему, конечно, - тот турнир был конным, а на коне я держался как влитой, мне даже советовали изменить герб на кентавра, однако в летающей свинье есть что-то возвышенное и оригинальное...
   Так о чем это я? А!
   Затем она решила меня отравить. В обмен на фамильные украшения выменяла у торговца с востока смертельный яд и противоядие, причем отравить она собиралась не одного меня, для верности она отравила всю еду на столе в тот день, а сама припрятала противоядие, для себя и сына. Как выяснилось, ее обманули дважды: яд оказался не смертельным, а противоядие и вовсе подслащенной водой - в тот день все в замке облегчались дальше, чем видели.
  Про драки с поножовщиной в тавернах вообще упоминать не стоит, собственно говоря, с тех пор я и обзавелся привычкой носить доспехи постоянно. Её попытки убрать меня с пути сына настолько забавляли меня, что я слегка изменил герб, добавив на него выкорчеванный дуб - такой же, как на гербе семьи де"Карвальо: черный на зеленом поле. В этом она увидела недвусмысленную угрозу, и пошла ва-банк, заказав меня теневой гильдии. К ее несчастью с теневой гильдией у меня были самые теплые отношения - налаживать их я стал еще с первого покушения, чтобы узнать имя заказчика, мне пришлось выплатить награду за мою голову, плюс пару золотых сверху. Когда я получил письмо с оттиском ее родовой печати, я направился к отцу, а она в сопровождении рыцаря и двух сквайров перехватила меня на полпути, начала орать, визжать и качать права. В конце концов, дело закончилось потасовкой, в которой я, получив несколько ран, убил двух нападавших, покалечил третьего и слегка приласкал ее навершием меча, проредив зубной массив. За этим делом меня и застал отец в сопровождении личной гвардии. Меня, естественно, тут же обезоружили и скрутили, а когда эта тварь начала орать, что я хотел ее убить, он додумался подобрать с пола документ. Результат неутешителен для нас обоих: ее - в монастырь, за подстрекательство, приведшее к смерти и сотрудничество с теневой гильдией, меня - на север, за убийство дворянина и покушение на ее жизнь.
   Остаток вечера Чемпион провел, слушая пьяные россказни истосковавшегося по хорошей выпивке Железной Рубашки, лишь раз он прервался, чтобы понаблюдать, как напившийся браги Корм состязался с северянами в метании разных, порой вовсе непригодных к этому предметов в чей-то щит, на котором несколькими небрежными мазками был намалеван, судя по всему, крайне удивленно выглядящий морж.
  
   На следующее утро Сигурд немного пожалел о выпитом с вечера, однако ни видом, ни словом этого не показал. Приняв завтрак, он и его свита, как и оговаривалось с вечера, покинули лагерь Эстебана Де'Вьена по прозвищу Железная Рубашка и выдвинулись дальше на север в первую деревню, отмеченную на карте.
   Двигались они около шести часов, из-за того, что периодически приходилось вытаскивать карету из сугробов.
   В деревню эскорт вошел примерно к обеду. Кто-то из местных решил, что явились торговцы и притащил весь свой запас вяленой рыбы на площадь, а вслед за ним то же самое вытворили все остальные жители, так что встречали Чемпиона с почестями всей деревней.
   Толпа на площади наполовину состояла из насквозь провонявших рыбаков, наполовину из земледельцев, с грубыми руками и языками. Не успел Патрик перевести селянам приказ расходиться, как вперед вырвался Божек и начал быстро что-то втирать то одному то другому жителю деревни, за лейтенантом с одинаково кислыми лицами в обнимку с корзинами переваливались Ла"Ветт и Жорж, порой обмениваясь злобными взглядами.
   Годфри, взглянув на зарождающийся базар, тяжело вздохнул и жестом скомандовал: "Вольно!". Гвардейцы начали разбредаться кто куда: Корм и Торм, прихватив Патрика, воспользовались общим столпотворением, чтобы выменять у местных брагу - Корму в прошлый вечер явно показалось мало. Брагга, Марка и Скади обступила стайка детей и их взволнованных матерей. Пока Брагг, усевшись прямо на землю, рассказывал детворе что-то на северном наречии, а Скади, насколько возможно вежливо, оттеснял особо ретивых детей, хватавших его за бороду, Марк, не говоривший на северном наречии, развлекал собравшихся фокусами с монеткой. Гор, Генрик и Марика что-то оживленно обсуждали, когда девушка вдруг подметила:
   - А куда подевался Гордар? - Генрик и Гор оглянулись, поискав его глазами.
   - До ветру ходил, - донеслось из-за спины у Марики, после чего Гордар спокойно забрался на облучок, сел подле Марики и, скинув с плеча свой чудной лук, стал проверять натяжение тетивы.
  
   Жан Лафрен переминался с ноги на ногу поодаль от остальных, пытаясь определиться, где его помощь нужна сильнее, когда ощутил тяжелую ладонь на своем плече. Чуть не подпрыгнув на месте, он повернул голову и увидел возвышающегося над ним на добрых две головы Сигурда.
   - Как тебя-то взяли в гвардию? - спросил Чемпион с дружелюбной усмешкой. Лафрен слегка вздрогнул и произнес:
   - А что, по-вашему, со мной не так? - воззрился на Чемпиона гвардеец широкими глазами.
   - Не слишком ли ты юн для гвардии? - не стал таить своих мыслей тот.
   - Меч я держать в состоянии, господин.
   - "Господин"? Господа в Велиссии, гвардеец, а мое имя Сигурд.
   - Как Вам будет угодно, Чемпион, - внезапно Лафрен довольно жестко схватил Чемпиона за запястье и резким движение сбросил со своего плеча его руку. - А в гвардию я попал по необходимости и благодаря протекции господина Ла"Ветта - он обучает меня искусству фехтования и боя в строю.
   - Бастард? - несколько удивленный, Чемпион потирал руку - мальчишка едва не вывихнул ему палец.
   "А парень, похоже, не промах", - промелькнуло у Сигурда, а Лафрен тем временем продолжил:
   - Если и так, то не его. Господин Ла"Ветт был дружен с моим отцом и поклялся ему на смертном одре вырастить меня, словно собственного сына.
   - Я тоже был таким, - после недолгой паузы усмехнулся Сигурд. - Дерзким бретером, зарабатывающим на жизнь мечом. Горделивый и неопытный, я не принимал ни советов, ни наставлений, ни, тем более...
   - Хватит! - оборвал его мальчишка. - Мы не одинаковые! Я не машу мечом направо и налево, чтобы развлечь жирных толстосумов, как балаганный клоун, наряженный эльфом для утех!
   - В чем-то ты прав, - Чемпион резко встряхнул рукой волосы на голове, обнажая кончики ушей. Глаза его сжались в две щели, сквозь которые он пристально разглядывал стремительно краснеющего Лафрена.
   - Жан Лафрен! Я нахожу Ваше поведение недостойным статуса гвардейца, потрудитесь объяснить причину, по которой Вы позволили себе нарушение субординации! - отчеканил Годфри, подходя к подчиненному. - Устав гвардии гласит: "Оскорбление вышестоящего офицера, либо лица, носящего дворянский титул, либо вышестоящий чин согласно Королевскому табелю о рангах, в условиях приближенных к военным, позволяют оскорбленной стороне запросить сатисфакцию в виде десяти ударов палками, разжалования или дуэли". А у нас, при всем уважении к Чемпиону, нет на это времени.
   Сбитый с толку, гвардеец несколько секунд взирал на капитана, вытянувшись по стойке "Смирно", а затем, что-то смекнув, повернулся к Сигурду.
   - Чемпион, я приношу глубочайшие извинения за свою дерзость! Вы вправе затребовать сатисфакцию, и, клянусь пред ликом Матери, что я Вам в ней не откажу, - холодно произнёс Жан, слегка склонив голову, Годфри перевёл на Сигурда выжидающий взгляд. Тот, смерив мальчишку гневным взглядом, перевел взгляд - уже более спокойный - на капитана:
   - Мне не нужен избитый, деморализованный, или вовсе мертвый солдат, капитан. А моя честь не настолько хлипка, чтобы кровоточить от слова, неосторожно брошенного неразумным ребенком.
  Сочтя ситуацию разрешенной, Сигурд окинул взглядом столпотворение на площади: базар только набирал обороты и явно не собирался заканчиваться в ближайшее время, а балаган, устроенный разведчиками, собрал вокруг себя всю местную детвору.
   - Чую, это надолго, - он обернулся к стоящему неподалеку Годфри, - надо бы найти местного старосту.
   Годфри оглянулся: Божек ожесточенно торговался, Патрик все еще оставался в железной хватке братьев, Скади сдался на милость детворы, которая уже чуть ли не качалась на его бороде, а Брагг, опершись на покосившуюся хибарку, нашептывал что-то стремительно краснеющей девушке.
   - Насколько я помню, гвардеец, Вы говорите на северном наречии? - Жан кивнул. - В таком случае, следуйте за мной, - бросил капитан, направляясь вслед за удаляющимся Сигурдом.
   Чемпион неторопливо прогуливался по деревне. Он направлялся к дому, который заприметил еще на въезде в деревню, необычайно широкий, покрытый черепицей, он возвышался над остальными домами фигурным коньком на добрую сажень.
   "Если где старосте и жить, то, наверняка, в самом большом доме".
   Сигурд приблизился к резным дверям и потянулся к позеленевшему кольцу.
   - Южанин, я на твоем месте отошел бы от двери, - раздалось откуда-то слева на слегка корявом, но вполне сносном кенне.
  Сигурд обернулся. На него недобро глядел северянин в волчьей шкуре, опирающийся на костыль. На голове у него зиял глубокий шрам, под глазами синяки, грудь под шкурой перебинтована, рука с длинными ногтями лежит на топоре, висящем на поясе.
   - Почему это?
   - Это длинный дом, вотчина Изначального Зверя, святое и проклятое место, а потому никто не зайдет туда, пока жив хоть один из его защитников.
   - И кто же его защищает?
   - Вигнар Белая Шкура, Вигнар Черноногий, Вигнар Трижды Мертвый.
   - Интересно, где же все эти люди? - Сигурд картинно огляделся, подмечая, что вокруг начинают стягиваться люди, уже наторговавшие свое на площади, либо спешившие туда еще минуту назад.
   - Перед тобой! - северянин ударил себя костылем в грудь. - Все эти имена принадлежат мне, и поверь, южанин, я оплатил каждое из них болью и кровью, а теперь проваливай, - Трижды Мертвый сплюнул прямо под ноги Чемпиону.
   - Очень приятно. А я Сигурд из Лостра, Чемпион Кенриаля, и, по приказу его высочества Малкольма из рода Третьего исполняю обязанности Реквизитора Северных Земель Короны. Как видишь, именами, я тоже не обделен. - Сигурд коснулся дверного кольца. Северянин прекратил грызть ногти и презрительно ответил.
   - Нет, ты ведьмино отродье, пришедшее в наши земли, это видно по твоим глазам, - Сигурд поперхнулся, а северянин продолжал. - Интересно, твоя мать завела себе любовника из ушастых, или ты вылез из жопы своего отца после того, как его отымел их патруль в лесу?
   - Что!?
   - Ты сын собаки и жареной свиньи, мерзкий ублюдок, я бросаю тебе вызов! - брызжа слюной во все стороны заорал северянин.
   Между ними вклинился капитан.
   - Вы поняли нас неправильно, мы уже уходим, не стоит рисковать жизнью из-за какого-то дома.
  Северянин сделал шаг вперед, оказавшись лицом напротив капитана, уткнулся в него ненавидящим взглядом.
   - Слишком поздно! - северянин отбросил костыль, схватился левой рукой за рукоять меча висящего в ножнах на поясе капитана, и пинком отшвырнул его от себя, одновременно обнажая меч.
   - Я не буду повторять дважды, крыса из Лостра! - произнес северянин, направляя меч в сторону Сигурда.
   Сигурд жестом остановил обнажающего меч Лафрена, снял со спины ножны с мечом и положил руку на рукоять:
   - Будь по-твоему.
  Северянин снял с пояса топор и захрустел позвоночником, переступая с ноги на ногу.
   - Но здесь сражаться я не буду, мало места, - произнес Сигурд, широким жестом вынимая клинок из ножен.
   - Место для смерти я тебе найду, - с безумной ухмылкой закатывая глаза произнес северянин, и внезапно заорал во весь голос: - Яма!
  Собравшиеся жители деревни с энтузиазмом подхватили. Все, кроме одноглазого старика, покачивающего головой и рыжеволосой девушки, пытающейся прорваться через толпу к безумцу. Капитан отдышался и подошел к Сигурду.
   - У нас есть пара секунд?
   - Пожалуй, да, никто никуда не торопится, - северянин воплями разжигал толпу, неторопливо ведя ее за собой.
   - Не расслабляйтесь, кем бы ни был этот калека, он весьма силен. Не каждый придурок может так легко сбить меня с ног.
   - Он сошел с ума, это же очевидно, иначе не бросил бы мне вызов, - пожал плечами Сигурд, - но мне интересно, на что он надеется: он изранен и истощен, а шрам на его лбу? Такой шрам может появиться только от удара, расколовшего череп.
   - Он бы не бросил вызов, не имея очевидного преимущества, - Годфри разочарованно вздохнул, поняв, что его слова не воспринимают всерьез. - Ожидайте подвоха.
   - Как скажешь, Годфри, - Сигурд хлопнул капитана по плечу и двинулся за северянами.
  
  Толпа, возглавляемая вопящим Вигнаром Белой Шкурой, подошла к окруженной частоколом глубокой яме, недостаточно широкой, чтобы проводить там турнир, но вполне достаточно - чтобы послужить ареной для боя один на один.
  - Если выживу - с меня новый меч, - улыбнулся Сигурд капитану, протягивая ему ножны, однако лицо того не выдавало особенного восторга. Сигурд перешагнул через частокол и аккуратно спустился по веревочной лестнице, которую быстро затянули наверх. Трижды Мертвый перемахнул частокол прыжком и, пролетев два с половиной метра, приземлился на ноги.
  - Молись своим богам! - произнес северянин, выпрямившись. Его лицо изменилось, левый глаз дергался, губы раздвинулись, изображая не то улыбку, не то оскал.
  Сигурд принял стойку "Alber", держа меч перед собой, опустив руки и острие книзу. Северянин попросту рванулся вперед, то ли прыжком, то ли перекатом ушел вправо и атаковал топором. Сигурд отбил удар, вынужденно переменив стойку на "Плуг", и попытался нанести короткий удар в торс, либо шею, но тут его левую лодыжку пронзила боль. Если б не сапоги из тролльей шкуры, он бы наверняка лишился ступни.
  Северянин кубарем ушел с линии атаки и вновь обрушил топор, метя в правую руку. Сигурд сменил положение рук, подставляя под удар рукоять, затем заслонился лезвием от последующего колющего удара. Тот каким-то образом обрушился на него сверху и моментально перешел в рубящий, едва не вбивший лезвие меча Сигурда ему же в лицо. Белая Шкура коротко подпрыгнул и дополнил последний удар топором, вынуждая Сигурда упасть на колено.
  "Это не профессионализм, это не какой-либо стиль, он вообще не умеет сражаться, просто кидается на меня, как зверь, и лупит со всей дури".
  Чудом уклонившись от широкого удара мечом, Сигурд ударил северянина рукоятью в лицо, за что схлопотал пинок, к счастью пришедшийся в ногу, а не в пах и, наконец, смог воспользоваться ошибкой противника, нанеся нисходящий удар, который, впрочем, цели не достиг, но заставил северянина на миг разорвать дистанцию.
  Боль обожгла ребра справа - даже отступая, северянин ухитрился резануть Чемпиона. Серией широких и бесполезных ударов Реквизитор отвоевал себе место на середине арены. Северянин же отбежал к стене, подпрыгнул, и, оттолкнувшись от нее, бросился на Сигурда.
   Теперь, пытаясь подставлять меч под удары, отступал уже Чемпион, пока Трижды Мертвый без устали размахивал оружием. С его губ срывались клочья пены, глаза невозможно было разглядеть в вихре сальных волос и бороды, а скорость его движений лишь увеличивалась.
  Сигурд заблокировал прямой удар топора, ощущая отдачу от него в руках. Северянин резко скользнул топором вперед, захватывая меч Сигурда выемкой бородовидного лезвия, и нанося мечом Годфри два хлестких удара по ноге, раздирая наколенник и рассекая колено Чемпиона.
   Сигурд понял, что падает, и тут топор северянина взлетел в воздух и обрушился на пальцы левой руки Чемпиона, легко срубая их, как хворост.
  Сдерживая утробный крик то ли от нахлынувшей боли, то ли от гнева, то ли от всего сразу, Сигурд попытался успокоить себя: "Это только пальцы, целителю ничего не будет стоить прирастить их на место", - но блеск несущегося к нему меча прервал его мысли.
  Казалось, бронзовый клинок сам рванулся навстречу стальному собрату - меч капитана, не выдержав силы удара, раскололся, но не успел Чемпион обрадоваться, как топор берсеркера раздробил локтевую кость его левой руки.
  Это был уже не крик, из глотки Сигурда вырвался самый настоящий вопль. Он отпихнул северянина ногой, а когда тот вновь кинулся на него, привстав на локте, нанес колющий удар в грудь. Острие бронзового меча, пробило тело Черноногого насквозь, но этого было мало - безумие, отпечаток которого виднелся в глазах северянина, придавало ему сил для жизни.
   Он подался к Чемпиону, нанизываясь на клинок, и сделал выпад левой рукой, ломая четвертое правое ребро, потом приблизился еще на пару сантиметров, упирая рукоять меча Сигурда в свежую рану.
  Топор медленно начал подниматься в воздух. Издав что-то, похожее на хриплый вздох, Чемпион навалился изувеченной рукой на рукоять меча, отталкивая северянина вправо. Сокрушительный удар, предназначавшийся для его головы, обрушился на правое плечо.
  Так и не закрыв глаза, Вигнар, носящий гордое имя "Трижды Мертвый" встретил смерть в четвертый - последний - раз, уткнувшись в смерзшуюся грязь.
   Толпа охнула, раздался женский крик.
   Последнее, что слышал Сигурд - голос нависшего над ним Годфри, кричащий:
   - Патрик! Патрик, мать твою! Где этот санитар, когда он нужен?!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"