Волков Юрий Николаевич: другие произведения.

Гадёныш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.73*10  Ваша оценка:

   ГАДЁНЫШ
  
   Утречко выдалось славное. Теплое, тихое, ясное, ласковое. Слышно было, как над метёлками гиацинтов жужжат пчёлы. Кошка дремала, блаженно развалившись на крыльце.
   А вот техника, увы, подвела. Вакуум-насос на доилке сдох и две коровы пришлось выдаивать вручную.
   Отправив свой маленький гурт в стадо, Антон отвинтил насос с тележки и, устроившись на уличном столе под навесом, разобрал его, чтобы выяснить причину.
   Уплотнение полетело. Вот, зараза.
  
   Он поднялся с лавки и уже навострился к гаражу - взять старую автокамеру, чтобы вырезать прокладку, когда в лесу, со стороны заброшенных силосных ям, полыхнуло белое зарево. Через пару секунд грохнуло.
   Антоха остановился, напряжённо, с опаской глядя в сторону взрыва. И тут дверка сарая, где хранились дрова и уголь, задёргалась. Закрыта она была снаружи на задвижку и там, вообще-то, никого не могло быть. Но кто-то настойчиво толкался изнутри.
   Собака? Лиса? Потом мелькнуло - может, упаси Боже, медведь?
   Подойдя к дверке, он слегка, на пробу, стукнул по ней кулаком и прислушался.
   Изнутри донеслось слабое - Тоша, это ты? Тоша, открой мне.
   Антон рванул щеколду и распахнул дверь. Таня, Антохина жена, стояла бледная в сумерках сарайчика. Глаза её, расширенные от испуга и недоумения, обшаривали мужа, двор, дом. Она покачнулась и тихо пожаловалась - Тошенька, что-то мне плохо.
   И упала...
  
   Подхватив супругу на руки, Антоха быстро понёс её в дом, спрашивая по дороге - Танюша, что с тобой? Танечка, да как ты там оказалась-то?
   Ответов не было. Совсем сомлела бедная.
  
   Уложив Танечку на диван в зале, мужик метнулся на кухню, к шкафчику с медикаментами, за нашатырём. Когда возвращался через прихожую к отключившейся жене, входная дверь скрипнула и дом вошла Таня с ведёрком ягод. Она с утра, пока прохладно, за баней малину обирала.
   Антон оцепенел.
   А Таня сняла калошики, обула тапочки и деловито пошла с ведром на кухню.
   - Тоша, там, в лесу, что-то как бахнуло. Я сразу домой. Что-то мне не до малины стало. Испугалась... Ребятня наверно хулиганит.
   Антон заглянул в зал. На диване лежала жена без чувств. Он посмотрел на кухню, на вторую жену и прошептал - Твою мать...
   Таня обиделась. Возмутилась - Тоша, ты что ругаешься?
   Антоха осторожно спросил - Таня, как ты себя чувствуешь?
   - Нормально я себя чувствую. А что случилось?
   Да вот... - Антон не знал, что и сказать - Случилось кое-что. Иди-ка сюда.
   И повёл жену в зал.
   Татьяна строго глянула на него - Не поняла! А это кто? И почему на ней мой халат? Она что - спит?
   - Нет, Тань, ей плохо стало. Ты уж посмотри её как медик.
  
   Таня всю трудовую жизнь проработала в ЦРБ, в реанимационном отделении, сначала сестрой, потом старшей медсестрой. Каждый день Антон её возил на своей девятке за восемнадцать километров в райцентр.
   Он и сам там работал, главным инженером в совхозе. Ушёл сразу, как только перестали платить.
   А Таня уволилась только тогда, когда её зарплата перестала окупать стоимость израсходованного на поездки бензина. Но для неё нашлось место в деревенском фельдшерском пункте. Так что теперь Танечкина служба находилась рядом с домом, прямо через дорогу.
  
   Вторая Таня подошла к Тане первой (вот же незадача, тут и мозги и язык сломаешь) и потрогала её пульс.
   - Живая... Травм вроде нет... Пульс редкий, слабый. Обморок. Ну-ка дай-ка нашатырь.
   Антон протянул пузырёк.
   Она поднесла флакон к лицу лежащей Тани. Та отвернулась к диванной спинке, вяло отмахнулась рукой, слабо прошептала - Не надо...
   Хлопочущая Таня приподняла ноги больной и подсунула под них подушку. Смочила ватку нашатырём и мазнула по вискам пострадавшей.
   Та опять попросила - Ну, не надо же, - повернулась, приоткрыла глаза.
  
   Вторая Таня замерла. Склонившись и внимательно всматриваясь в лицо своего двойника, спросила.
   - Вы, женщина - кто?
   Первая, прихворнувшая Татьяна, повернула голову к Антону и слабо спросила.
   - Не поняла! Тоша, а это кто? И почему на ней мой халат?
   Вторая Таня уронила ватку и, прошептав, - Твою мать..., - отступила спиной к мужу.
   Прижав руки к груди, она подняла испуганные глаза на Антона - Тоша... Это же что?...Это кто она?
   - Иди ко мне, - Антоха поставил её рядом с собой и забрал у неё пузырёк.
   Она прошептала - Тошечка, я боюсь...
   - Разберёмся.
  
   Первая Таня с трудом села и подняла полусонные глаза на Антона.
   - Ох, Тоша, что-то мне поплохело.
   Вторая Таня спряталась за мужнину спину.
   Он похлопал её по руке - Стой тут. - Осторожно подошел к дивану.
   - Танечка, как ты себя чувствуешь?
   Таня скривилась - Локоть болит, сильно ударилась, - подобрала подол, - и коленку ободрала.
   - Сейчас я "перекись" принесу.
   Антон опять пошёл на кухню. Другая Таня, прикрываясь мужем, пошла с ним.
  
   - Тоша, что происходит? - Зашептала она, - Тоша, я боюсь.
   - Я знаю. Ты уже говорила. Посиди здесь, я сейчас.
   - Ты куда?
   - Тебя полечить... Ту тебя, - он ткнул в зал.
   - Тоша, она... - Таня затрясла кудряшками - Она не настоящая. Откуда она взялась?
   - Из дровяника... А ты - настоящая?
   Таня обиделась, - Антон, не надо так со мной говорить.
   Антон вздохнул, сказал примиряюще - Танечка, согласись, - у нас необычная ситуация... Подозреваю, что у нас - опасная ситуация. Давай-ка отложим обиды и включим мозги. Договорились? - Погладил её по плечу - Ты же у меня умница. Так что... Нам бы сейчас глупостей не натворить.
   - Хорошо, Тоша, - поджав губы, тоже вздохнула Таня, - что мне делать?
   - А что ты собиралась сейчас делать?
   - Варенье варить.
   - Вари варенье. А я попытаюсь как-то разобраться в этом деле, - и пошёл в зал.
  
   Таня сидела с закрытыми глазами, откинув голову на спинку дивана. Антон тихо спросил - Ну, как ты?
   - Отпустило.
   - Покажи мне локоть.
   Таня подняла руку, поинтересовалась - Синяк?
   - Нет, покраснело только. Тань, ты потрогай - кость не треснула?
   - Нет, Тоша, треснувшая кость сильно болит, а это так... Немного.
   Антон обнажил ободранную коленку, начал осторожно стирать грязь.
   - Танечка, ты помнишь - как в сарае очутилась?
   Таня задумалась.
   - Ты знаешь... Я же малину собирала... Потянулась за ягодой а ткнулась рукой в стенку ... И уже в темноте стою.
   Вторая Таня от двери спросила - А ведро?
   - А ведра уже не было... А вы кто?
   - А ты посмотри внимательно, - посоветовала вторая.
   Танечка номер один долго, молча, глядела на ту, что стояла у стены. Потом испугано прошептала - Твою мать... Не может быть... Тоша, это как?
   Вторая спросила - Тоша, что делать-то будем?
   Антон задумался - Что делать-то?... Давайте завтракать.
   Вторая Танечка опять спросила с некоторым возмущением - Что, вот так вот просто сядем и будем завтракать?
   - Да, просто будем завтракать... Думать, говорить.
  
   Начали собирать на стол. Котлетки, салатики, чаёк.
   Первая Таня со своей больной ногой тоже засуетилась, но вторая спокойно сказала ей - Посиди, не хромай, я сама управлюсь.
   Сначала сидели молча.
   Потом вторая Таня положила вилку и прямо со слезами - Не могу я есть! У меня сейчас мозги взорвутся! Мне страшно!
   А первая, так и вовсе к еде не притронулась. Не отошла ещё видать от обморока. Она добавила, - Тоша, мне тоже что-то жутковато. Может в милицию сообщить?
   - Заберут обеих, - остудил Антон, - и ещё неизвестно, как оно там обернётся. Уж неприятностей нахлебаемся - по маковку. Им только дай кровушки попить.
   Он лихорадочно шуршал извилинами. Антоха-то не дурак. Далеко не дурак.
   - Значит так, - начал он, - у нас несколько вариантов катастрофы.
   Женщины переглянулись - Катастрофы? Всё так плохо?
   Антон показал на обеих - А как вы вот это сможете объяснить? Это что - нормально?
   Продолжил - Значит так, - я говорю, а вы, если надо поправляете.
   Помолчал, собираясь с мыслями.
   - Первый вариант, это одна из вас настоящая, другая подделка.
   Вторая Танечка заторопилась - Антоша, со мной-то ничего не случилось. Я как собирала малину, так и осталась...
   - А если мою настоящую жену переместили в сарай, а туда, в малинник, поставили дубля? А?
   Женщины опять насупились.
   Антоха продолжал - Второй - вы обе настоящие. Что вернее всего... Я это как-то... Чувствую.
   - А третий? - Спросила первая Таня.
   - А третий - обе подделки. И мне надо искать, куда дели мою жену.
  
   Вторая Танечка сразу выложила - Надо проверить и меня, и её. УЗИ, рентген... Можно и флюорографию.
   Первая поддакнула - Точно-точно. По знакомству мне быстро сделают, без очереди. У нас на УЗИ Раечка, а на флюорографии Светка Силаева.
   - И как вы вдвоём туда заявитесь? - Поинтересовался Антоха.
   - По очереди - вставила вторая Таня. Сначала, например, завтра - я. Потом, через день - она. Скажет что боли под диафрагмой... Нет, удивятся, конечно! Не без этого... Но у нас выхода нет.
   Первая предложила ещё, - А сегодня можно просто пропальпировать повнимательней. Я - её, она - меня... Утро. Никто ещё ничего не ел.
   - Вижу, вы начинаете спеваться, - констатировал Тоха.
   - А что остаётся-то? - Горько объяснила та, что с ободранной коленкой. - Хоть когда я на неё смотрю, у меня мурашки по коже. До того жутко становится.
   - Вот-вот, - поддержала другая, - и у меня так же.
   - Волосы друг другу не выдерете? - Поинтересовался муж.
   Они в голос укорили - Тоша!
   Потом одна добавила - Мы что - дикари, какие?
   - И ещё, Танечки... Я не знаю, чья это работа. Сраные учёные, сраное правительство, сраные инопланетяне, природный катаклизм, или чёрт его знает... Но, давайте будем поосторожней. Будем стараться быть друг у друга перед глазами. Всегда. Хорошо?
   Потом добавил - Соседям скажем, что сестра приехала. Типа - из Сургута. Как назовём?
   - Кого? - В голос поинтересовались женщины.
   - Да какая разница. Тут главное подозрения не вызвать. Давайте - Тоней. В случае чего - отбрехаться можно, мол, оговорились или ослышались.
   Тани покивали.
   - Кому поручим играть роль приехавшей сестры?
   Первая Танечка, та, что из сарая, вздохнула - Ну давайте, наверно я.
  
   Вторая Таня поморщилась - Вот же дикость какая! Ещё и Дениска собрался в субботу с Юлечкой приехать. Как мы ему объясним?
   Антон почесал в затылке - Надо позвонить. Отговорить... Пусть попозже.
   Тут первая взвилась - Тоша! Я по внучке соскучилась! Ребёнок и так бывает раз в год!
   - Ну да... Глупость брякнул...
   Потом отрубил - Тань, он же взрослый человек. Мы объясним. Он умный. Он поймёт. Пусть приезжает.
   И, глядя на насупленных жён, добавил - Ну не прятать же одну в погреб! Мы же не дети!
   Вторая повернулась к Антону - Слушайте, а может не надо этого обследования? Я же чувствую, что у меня всё нормально.
   Первая возразила - А вдруг у тебя бомба в заднице замаскированная?
   Потом примирительно и извиняюще добавила - Шучу я. Шучу.
  
   А Антон думал о том, что хорошо иметь жену - медика.
   Они, медики-то, привыкли сдержано воспринимать критические ситуации. Насмотревшись на боль и страдание, на смерть и покалеченные жизни, люди, относящиеся к медицине, не впадают в истерику, а предпочитают думать и действовать. Медицинский персонал лучше других знает и спокойней воспринимает тот факт, что жизнь - конечна и непредсказуема.
   То, что в его жизни так неожиданно появилась вторая жена, конечно, потрясло. Сказать, что это странно, значит, ничего не сказать.
   Но он как-то сразу воспринял вторую женщину, как свою супругу. Да и как определить - какая из них "вторая"?
   Жену-то Антон любил. И она в нём души не чаяла. Двадцать восемь лет вместе. Уже внучке шестой годик. Всякое бывало. Иной раз и ссорились. Ну, так... несильно. Но чтобы "налево", даже и в мыслях не было.
   Кроме того, он прекрасно понимал, что какая бы из двух женщин не была бы "копией", она прожила с ним ту же жизнь, что и "оригинал". Понимал, что её тело помнит, как носило в себе Дениса и как рожало его. И он её не может не любить. Он ею дорожит и не посмеет бросить в беде. Не в его это характере.
   То, что впереди крупные неприятности, Тоха задницей чуял.
   А ещё он совершенно не мог предсказать, что будет, когда придёт время ложиться спать. Вот когда начнутся проблемы!
  
   Антоха встал - Ладно. Мне надо насос собрать и коровник почистить. Вы тут занимайтесь, а я пошёл. В случае чего кричите.
   Вторая Танечка попросила - Тоша, ты пока побудь здесь. Пока мы друг друга осмотрим.
   Антон махнул рукой - Не надо, девочки. Завтра в поликлинику поедем, там и осмотрят, - и пошёл по делам.
   Он подумал, что домашний осмотр может кончиться неприятностями. Книжки про фантастику Антоха читал. И кино про ужастики смотрел. И боялся, что в теле одной (или обеих) может оказаться что-то опасное.
   В общем-то, день прошёл спокойно. Антон опустил молоко в ледник и потом проковырялся с домашней техникой до вечера. Вечером принял коров, завел в стойла, напоил, подоил. Иногда заглядывал в дом. Проверял.
   Одна Таня варила в тазу варенье. Другая мыла размороженный холодильник. Все в делах. При этом говорили о чём-то.
   Антон спросил - Ну как вы?
   Первая засмеялась как-то горько.
   - Ты чего? - Удивился мужик.
   - Дурдом, блин! Стою, сама с собой разговариваю...
  
   Вечером, как пришло время ложиться спать, Антон зараспоряжался.
   - Так. Одна ляжет в гостевой комнате, другая в Денискиной. Я в нашей спальне. Посредине. Если что - орать.
   Обе прямо побледнели.
   Одна пожаловалась - Тошенька, мне страшно. Я не хочу одна.
   Вторая добавила - Тошь, я тоже боюсь, почему-то. Я уснуть не смогу. Давай на диване ляжем. Поперёк.
   Антон облегчённо вздохнул - А я думал, вы ревновать начнёте.
   - Да какая к чёрту ревность, когда от страха коленки дрожат.
   Застелили диван "поперёк".
   Антоха, на всякий случай, вытащил из окованного сундука свою "Сайгу" и зарядил. Запасные обоймы воткнул в подсумок на армейском ремне. И всё это повесил в шкаф в прихожей. Заряженную вертикалку и набитый патронташ положил под диван так, чтобы можно было быстро достать.
   Диван отодвинул от стены на метр. На удивлённые взгляды женщин пояснил - В случае чего, обе падаете за диван и лежите тихо, как мыши.
   Опередив возражения, добавил - И без пререканий! Понятно?
   Ночь прошла спокойно.
   Утром Антон проснулся раньше всех. Как всегда. Обе женщины спали головами у него на груди, почти касаясь носами. С одной и с другой стороны.
   Антоха печально усмехнулся, подумал - Ничего в них необычного нет. Нормальные люди, обыкновенные женщины. Вот только - одинаковые...
  
   С утра собрались в поликлинику в район.
   Тани одевались долго. Немного попререкались из-за нарядов. Но не сильно. Они как-то на удивление быстро нашли общий язык. А с другой стороны - чему тут удивляться. Одна и та же жизнь, один и тот же характер. Вот где куча общих интересов!
   Короче - смех и горе.
  
   Тани уселись на заднем сиденье. Окна затонированы - меньше вопросов.
   Антон выгнал "девятку" за ограду и запер ворота.
   Когда садился за руль, к машине подошёл сосед Тимка с удочками. С утра уже слегка поддатый.
   - Привет сосед.
   Антон удивился - А кто стадо пасёт?
   - Сын пасёт. А я вот... Приболел.
   Тимоха, после того как овдовел, частенько стал "болеть".
   Он начал что-то пьяненько рассказывать и мимоходом заглянул в салон. Тут же резко выпрямился, округлил глаза и прошептал Антону:
   - Вроде и выпил-то немного...
   Антон усмехнулся - Это Антонина, сестра Танина. Вчера приехала.
   - Близнецы, что ли?
   - Ну, конечно.
   - Ага... Тогда ничё. Тогда ещё попью. Тогда ещё можно, - и бормоча потелепался в сторону озерца.
  
   На обследование Антоха отправил ту жену, которая с ободранной коленкой. Почему-то подумал, что именно у неё больше вероятности обнаружить какие-то нарушения.
   Она просидела в поликлинике часа полтора. Антон пару раз заходил, переживал. Таня сидела в кабинете УЗИ и разговаривала с Раечкой.
   Вторая Таня начала уже психовать.
   Когда первая села в машину, вторая на неё сорвалась - Ну! И чего ты там время тянула?!
   - Я с Раей разговаривала. Давно же не виделись. Считай год.
   - Мне, знаешь-ли, тоже хочется с подругой поговорить!
   - Я тебе дома всё расскажу. Подробно.
   - Мы же сидим тут - волнуемся! Давай результаты!
   Таня протянула бумаги и конверт с негативом. Вторая быстро просмотрела содержимое и констатировала - Ничего.
   - Что "ничего"? - Спросил Антон.
   - Ничего необычного, ничего лишнего. Нормальный организм. Зря ездили.
   Антон вздохнул - Ладно. В понедельник ты пойдешь. Поехали домой, - и завёл машину.
  
   В дороге, женщины, сидя на заднем сиденье, разговаривали про своё. Антон не слушал.
   Потом затихли. Антон, не оборачиваясь, спросил - Вы чего там, замолчали?
   Тишина.
   Он обернулся и наткнулся взглядом на две пары наполненных слезами глаз.
   - Вы чего?!
   Одна Таня дрожащими губами прошептала - Что-то будет. Какая-то беда будет.
   Антон съехал на обочину и остановил девятку.
   Опять обернулся, спросил обеспокоено - Что будет?
   - Кого-то из нас заберут... Или убьют.
   И зарыдали обе в голос.
   Мужик протиснулся между сиденьями и сел между женщинами. Одна подмышку ему уткнулась, другая навалилась на плечо. В салоне стоял жуткий бабий скулёж. Антону хоть самому подключайся.
   Он обнял обеих, прижал к себе.
   - Ну, уж нет, Танечки! Ишь ты - "заберут"! "Убьют"! Я что - вот так вот просто и позволю?... Да я за вас... Сам поубиваю всех нахрен!... Ну всё, всё. Успокойтесь. Всё у нас будет хорошо. Разберёмся.
   Хоть и сам понимал - ничего хорошего.
  
   Не доезжая метров тридцать до дома, Тоха остановился, добыл из-под сиденья длинный свёрток и вытащил из него "Сайгу". Женщины разинули рты.
   - Ты что, Тоша?
   - Калитка открыта. Я её запирал. Точно помню.
   Передёрнул затвор.
   - Тани, к нам никто сегодня в гости не обещался?
   Обе отрицательно помотали головами.
   - Так... Одна за руль, вторая рядом. Если начнётся пальба... или что ещё... Сразу по газам, через Кузьмин лес, и к тёще. Оттуда позвоните Денису, чтобы он вас вытащил.
   Та Татьяна, что из малинника, всхлипывая и, жалобно поглядывая на Антона, вышла и пересела за руль.
   Вторая тоже пересела вперёд и побелевшими губами попросила - Тошенька, давай сразу уедем к моей маме. А?
   - Ещё чего. Может быть, кто из соседей зашел. А мы сразу - в бега.
   Тоха перехватил карабин стволом вверх и, неспеша, пошёл к дому.
  
   Осторожно приоткрыв калитку, заглянул в ограду. Посреди двора стоял Денискин Мицубиси Паджеро.
   В застеклённой веранде раздался радостный визг, и на крылечко вылетела Юлечка. Куколка, в нарядном платье и с двумя огромными белыми бантами в косичках.
   - Дедуля!...
   Антон одной рукой подхватил верещащее и чмокающее его в щёку существо. Вышел за калитку и махнул женщинам, - подъезжайте, мол.
   Внучка спросила - Деда, а это у тебя что - ружьё?
   - Да солнышко моё. Не ружьё, а так... ружьецо.
   Следом из дома вышел Денис. Удивился - Батя, ты что, на охоту ходил?
   Сияющий Антон потянул ему "Сайгу" - Разряди-ка.
   В калитку ворвались две женщины. Юлечка завизжала пуще прежнего и, выкручиваясь из дедовых рук, потянулась к бабушкам. Охи, ахи, восторги, слёзы, поцелуи.
   Потом ребёнок спросил - А вы что - обе мои бабушки?
   - Да, внученька, мы обе...
   Внучка радостно повернулась к отцу - Папа! У меня сегодня бабушек немеряно!
   Антон стоял столбом с разинутым ртом.
   Тани намеревались и с Дениской пообниматься, но "дед" остановил - Подождите, девочки. Не ошарашивайте мужика.
   Дети - счастливые существа. Они не задумываются об основных принципах жития. Одна бабушка - хорошо. Две бабушки - ещё лучше. Три - совсем небывалое счастье.
   А вот нам, взрослым людям, как быть?
   Антон забрал у Дениски карабин - Пойдём-ка, поговорим, - и пошёл в дом.
  
   Тоха думал, что разговор будет нелёгкий. Но нет. Он просто описал по порядку произошедшие события. Поставил так сказать в известность.
   После рассказа Денис долго молчал. Переваривал.
   - Папа, так они что - совершенно одинаковые?
   - Да, сынок, думаю, что - совершенно.
   - А какая из них моя мать?
   - Видимо обе, сынок. Видимо, обе.
   - И что делать? Как я их стану различать?
   - А зачем тебе их различать?
   - Да. Действительно... - Денис почесал переносицу, подумал. - Так ты, пап, говоришь - сначала взрыв был?
   - Да, Денис, сначала в лесу что-то рвануло. И тут же... Ну... Это вот...
   - Так ты это связываешь? И взрыв, и это... раздвоение? А может, сходим, посмотрим - что там за фигня?
   - Ну, уж нет, сынок. Я не сапёр. Да и ты - не супермен. Ну его к чёрту. Уж больно странные дела творятся.
   Дениска согласился с отцом. Оно, конечно - любопытно. Но зачем зря рисковать.
   Антон встал, - Ты, сынок, иди, обними мать. Она... Они сейчас там трясутся от неизвестности.
   Отец открыл сундук и начал упрятывать оружие, а сын пошел на кухню. Через пару секунд оттуда так счастливо заплакали в два голоса, с причитаниями, что Тоха понял - всё нормально. Пошёл глянуть.
   Денис сидел на диванчике, держал дочь на коленях, а обе Тани прижались к нему с двух сторон, улыбались и размазывали слёзы.
   - Ну, вот и ладненько. А ты чего, сынок, в пятницу приехал? Случилось что?
   Денис усмехнулся - Вот этот энерджайзер, - кивнул на Юлечку, - у меня случился. Они же вчера с Лизой из Анапы приехали. Ну и всё! Хочу к бабушке, хочу к дедушке! Хоть ты тресни. Оставил на хозяйстве заместителя, а сам - к вам.
  
   Выходные пролетели, как час. Внучка, переодетая в джинсовый костюмчик, носилась по двору и огороду. Вытаскивала из куриных гнёзд яйца, тискала кошку, осторожно, с опаской кормила кусочками хлебца свиней. На грядках нашла здоровенный помидор и на кухне, жмурясь, откусывала посыпанную сахаром мякоть, подставляя бабушкам личико - вытирать салфетками от сока.
   А бабули носились следом и молодели прямо на глазах.
  
   Денис ходил с удочками на озеро. "Медитировал". Так он это называет.
   Вечером баня, как положено.
   После баньки по пятьдесят граммов водочки, жареные карасики. И в процессе закусывания обсудили общие дела. Денис-то каждый месяц забирал Антохин сыр и сдавал его одному своему другу в розничную торговлю. Обратно привозил деньги. Получалось неплохо. Да что там стесняться, - хорошо получалось. Бедствовать Антон не собирался.
   Потом, скрепя сердцем перешли на сегодняшние странности. Обсудили, куда в случае возникновения неприятностей будут прятать мать... то есть, матерей. И как это всё объяснить родственникам. И вообще - как быть, если что... Обмусолили версию с родной сестрой-близнецом из Сургута.
   Пропланировали стратегию до полуночи.
   А так - хорошие выходные получились. Ребёнок доволен, просто сияет от счастья.
   Денис вечером в воскресенье собрался уезжать. Да куда там! Юлечка аж со слезами - Папа, давай ещё одну ночку поночуем.
  
   Уезжали в понедельник рано утром, по сумеркам.
   Бабушки уложили закутанную в одеяло внучку на заднее сиденье, пристегнули ремнями. Та даже не проснулась.
   Тоха отъехал с сыном за околицу, попрощался и пошёл домой.
   Только взялся за ручку калитки, как в доме вскрикнули сильно и страшно.
   - Началось, - кольнуло мужика, и он рванул со всех ног.
  
   Антон залетел в дом и чуть не споткнулся о шевелящийся на полу наглухо запечатанный белый мешок. Он сразу понял, что там внутри его жена. Кинулся на кухню, схватил с подставки нож и, присев перед коконом, осторожно взрезал его, начиная с головы.
   Татьяна захватала ртом воздух и, тыкая пальцем в глубь дома, захрипела - Там... Тоша... Там...
   Антоха влетел в Денискину спальню. Стул опрокинут, окно открыто настежь. В утренних сумерках какая-то тощая фигура волокла по картофельной ботве второй белый мешок.
   Антон сиганул в окно, откуда только прыть взялась, грохнулся на морковную грядку и, не обращая внимания на боль в ушибленном плече, помчался за похитителем. Метров за десять крикнул - А ну стой!
   И напрасно он это сделал. Худой повернулся и молча направил на преследователя какой-то пульт. Антон не стал ждать результатов, ушёл с кувырком в сторону. Рядом пронеслось белое полотнище. Тоха рванул к обидчику и пока тот ковырялся в своей штучке, подлетел и саданул ему ручкой ножа в лоб. Тот не пикнув, опустился в картофельную борозду. Странно так упал, посегментно. Сначала на колени, потом боком на задницу, потом и вовсе разлёгся.
   Антон кинулся к мешку и уже привычно взрезал ткань.
   Таня с хрипом втянула в себя воздух и закашлялась. Муж стоял перед ней на коленях - Танечка, как ты?
   Таня с помощью мужа тоже встала на коленки, и, вцепившись ему в рубаху, повторяла безумно - Тошенька.... Тошенька... Там... - Тыкала пальцем в дом.
   - Там всё нормально. Ты идти можешь?
   Таня с помощью Антона неуверенно встала.
   - Танечка, иди домой. Иди, от греха подальше.
   Женщина, покачиваясь, заторопилась из огорода.
   Антон крикнул ей вслед - Таня возьми ружьё и будь наготове. В случае чего - стреляй. Иди...
  
   Антон подошёл к незнакомцу, склонился, пригляделся. Ну и рожа!
   Лицо его выглядело как подошва утюга мраморно-белого цвета, острым концом вниз. Сверху прилеплены глаза и пуговка носа, а снизу щель безгубого рта. Чудовище какое-то. Или маска?
   Одет и обут он был тоже как на маскарад. Голубая футболка, а сверху странный безрукавый костюм по колени, который состоял из коричневых кожаных ремешков разной длины. Сами ремешки были покрыты металлическими разномастными бляхами, а на концах ремней висели кольца и колечки из белого и жёлтого металла.
   Коленки у него как у римского легионера были голыми с мертвенно белой кожей. На ногах красовались здоровенные берцы, под "курточку" цветом.
  
   Урод приоткрыл веки и мгновенно среагировал на обстановку - подтянул ноги к груди и резко распрямив, ударил Антона в грудь.
   Тоха добросовестно отмерил пять метров огорода и рухнул навзничь. Тут же вскочил - Ах ты падла! - И метнулся к обидчику.
   Тот стоя на коленях, путаясь в своих ремешках и колечках, неуклюже вытащил какой-то детский пластмассовый розовый пистолетик. Но направить на Антона не успел. Тоха зарядил ему пинком по плоской роже так, что думал, голова у вояки оторвётся.
   Но нет, не оторвалась...
   Рука лежащего бедняги, откинутая над головой, дернулась. Беззвучно полыхнуло, и на краю леса, за огородом, метрах в двухстах, рухнули сосны. Штуки четыре.
   Антон осторожно выкрутил из руки беспамятного странного посетителя странное оружие. Потом подобрал штуку, которая смахивала на телевизионный пульт с единственной клавишей. Покрутил, осмотрел, пробормотал - Попробуем - и, направив на существо, отдыхающее в ботве, нажал кнопку. Вылетевший белый шарик развернулся в помятую простыню и, мультяшно вращаясь, закутал уродца в белый кокон с торчащей в головах удобной тканевой ручкой.
  
   Тоха затащил куль в прихожую.
   Танечка, которая с ружьём, спросила - Там что? Он?
   - Да, Таня, он.
   - И зачем ты его сюда?
   - Допрашивать буду. Он каким-то боком причастный к вашему раздвоению.
   - Ты его лицо видел? Как ты с ним будешь разговаривать? - Спросила вторая.
   - Ну... Не красавец, конечно. Но с лица воды не пить. Разберёмся.
   Антон затащил мешок на кухню, выдвинул на середину стул, и усадил на него куль. Потом вынул из-за пояса нож и аккуратно взрезал ткань на месте головы. Урод уже очнулся и обеспокоенно глядел на людей. Потом, заметив на столе свои пульт и пистолетик, уставился на них сосредоточенно.
   Антон отрицательно поводил пальцем - Даже и не думай.
   Подтащил табуретку и сел напротив, упёршись тяжёлым взглядом в лицо пленному.
   - Ну что? Будем говорить, или как?
   Чудище, как-то понятливо очень разумно, на него посмотрело и указало взглядом на неразрезанный на туловище мешок.
   - Освободить?... Ты нас за дураков-то не держи!
   Тот замер и долго недоуменно смотрел на Тоху. Потом будто что-то понял. Замотал головой из стороны в сторону и зачирикал как воробей.
   - Просит руки освободить, - обернулся Тоха к женщинам.
   - Может ему ещё и ружьё отдать? - Поинтересовалась одна.
   Антон повернулся к мешку, недобро усмехаясь - Значит, ты решил нас на дурика взять? Гадёныш. - Коротко размахнулся и врезал чудищу по утюгу. Лицо, внешне смахивающее на каменное, оказалось мягким. Из разбитого носа потекла белая жидкость.
   - Тошь, - сказала Танечка с ружьём, - Ты это... Не психуй.
   Тоша пояснил - А я и не психую. Так положено. Чтобы этот, - он кивнул на спелёнутого, - осознал серьёзность ситуации.
   Пленник истошно чирикал и водил мордой вверх и вниз, указывая глазами то себе на грудь, то поднимая их к потоку дёргаными движениями.
   Антон вроде что-то сообразил. Приподнялся и прикоснулся рукой к голове уродика. Тот радостно и часто закивал и опять зачастил - Чирик, чирик. Птичка, твою мать.
   Тоха прикоснулся к кривому металлическому обручу, приляпанному на плоскорожую башку. Урод закивал ещё сильнее и ещё громче зачирикал.
   - Вроде, поправить просит, - сказал Тоха и поглубже насадил обруч на неровную голову.
   Тот в ответ, чисто человеческим отрицанием замотал своим утюгом.
   - А что тогда? - Удивился Тоха.
   Плоскомордый заводил плечами, призывая вынуть его из мешка.
   - Ладно, - согласился человек, - оружия у него нет, я его общупал. Таня, держи его на мушке, я ему руки освобожу. Он что-то объяснить хочет.
   - А если он опять в драку кинется?
   - Не кинется. Слабоват он в драке. Без своих прибамбахов он никто. Прибью, как таракана.
   Антон взял нож и аккуратно разрезал ткань на груди. Так, чтобы только руки можно было вытащить.
  
   Урод тут же высвободил их из кокона. Посмотрел на Танин ствол, направленный на него и успокаивающе помотал отрицательно харей. Мол, не надо боятся.
   Снял с головы кривой обруч, постучал им по сиденью. Потом снова напялил его на свою утюгоподобную башку и заводил одним из трёх пальцев по краю. Прислушался к чему-то и выдал "нормальным" голосом - Ю кноу вот ай мейн?
   Хозяева смотрели на него непонимающе.
   Он снова повозюкал обруч.
   - Он тарус медэ акцезэ?
   Люди переглянулись недоуменно.
   - Ту мие разумеешь?
   - О! Уже ближе. Покрути-ка ещё, - скомандовал Антон.
   - Вы меня понимаете?
   - Вот теперь понимаем, - удовлетворено кивнул Тоха.
   - Вы, когда ударили по переводчику, сбили настройку на эту местность, - пояснил плоскомордый.
   Потом спросил у Антона - Какой ваш... Какое ваше имя?
   - Антон, - представился хозяин, - а что?
   - А моё имя...
   Но Тоха грозно его перебил - А мне без разницы твоё имя! Ты думаешь, что я тебя прибью, и всю жизнь буду вспоминать?
   Пришелец обиженно замолчал.
   Антон взял со стола пачку бумажных салфеток и протянул "узнику". Тот начал промокать разбитую морду и тяжело вздыхать.
  
   - Ты кто? - Поинтересовалась одна из Танечек.
   - Я, представитель... - Он помолчал, прислушиваясь к чему-то - Я, представитель иной цивилизации.
   - Пришелец? - Спросила Танечка.
   - Да... По вашему, "пришелец", - с задержкой подтвердил уродец.
   - И какого хрена ты тут делаешь? - Спросил Антон.
   - Не надо так спрашивать... Это секретная информация.
   Чудик с каждой фразой говорил всё лучше и оперативней.
   - Секретная, говоришь? - Антоха опять медленно замахнулся.
   Пришелец закрыл руками свой "утюг", и затараторил - Не надо! Не надо! Я пилот! Пилот дальней разведки!
   Тоха удивлённо обернулся к женщинам - Вот блин горелый... Шпиона поймали!
   - Я не шпион! Я исследователь! Я пилот флота! Дальняя разведка!
   - Разница-то небольшая, - угрожающе придвинулся Антон.
   - Разница огромная. Я исследую флору, фауну и представителей разума на планете. А "шпион" ищет секреты. Сами подумайте, какие ваши секреты могут заинтересовать нашу цивилизацию? Под нашим покровительством уже половина галактики, а вы на задворках мира. Какие важные секреты можно у вас позаимствовать?
   - Разговорчивый, - усмехнулся Антон. Потом посерьёзнел - А женщину зачем украл, извращенец?
   Пришелец опять поприслушивался к чему-то, потом возмутился - Это вовсе не то, о чём вы думаете!
   - А что же это тогда?
   - Произошла ошибка. У вашей женщины появился двойник. Его надо убрать. Потому что это ставит вас в неудобное положение.
   - Ты смотри, какой заботливый! - Опять недобро усмехнулся "следователь". - И как ты собирался... "убрать"?
   - Просто отправить в утилизатор. Уверяю вас, это очень гуманно и совершенно безболезненно. Вспышка и всё... И потом - я не пойму вашего беспокойства. Это же всего лишь женщина.
  
   Татьяна, упершись кулаками в стол, медленно поднималась, играя как мужик желваками - Утилизатор, значит?... Безболезненно, значит?!... Вспышка и всё?!!... Ах ты сука!!!
   Резко нагнувшись, она цапнула беднягу за ремешки и начала его трепать как собака котёнка. - Ах ты, фашист недорезаный! Ты хотел мне крематорий устроить?!
   - Прекратите! Прекратите немедленно! - Завопил тот.
   Таня перехватила его подмышку, как борец, прижала ему лапки к туловищу, и поволокла бедолагу на улицу. Вторая тут же подлетела и приняла стальной хваткой ноги. Чтобы не вырвался, значит.
   И вот так, пинком открыв дверь на веранду, мотыляясь из стороны в сторону от дёрганий пленного, они потащили его на крыльцо.
   - Таня... Бабы... Вы его куда? - заинтересовался Антон.
   - Я ему, гадёнышу, башку как курёнку отрублю! - Прорычала супруга. Вторая молча сопела, не позволяя бедняге дрыгать ногами.
   - Антон! - Кричал тот фальцетом, - Вы же разумное существо! Остановите это безобразие!
   Антоха посоветовал - Таня, не надо его, как курёнка... У меня кое-какие мысли есть.
   - У тебя кое-какие... пыхтела раскрасневшаяся Татьяна, - а у меня конкретные...
   - Отпустите! Меня искать будут!! Меня нельзя убивать!! - Орал пришелец.
   - Вот говнюк! А меня, значит, убивать можно?... Ничего-ничего! Сейчас я тебе всё объясню! Сейчас ты всё поймёшь! Гадёныш! - Злилась Таня.
   - Тани, - увещевал Антоха, - да отпустите же вы его, наконец.
   Поняв бесполезность уговоров, догнал, начал отдирать жён от "гадёныша". В конце концов, это ему удалось, но в руках у разъярённых женщин осталось чуть ли не половина "крутого" костюма.
  
   Танюха женщина хоть и небольшого ростика, но силу имеет, будь здоров. Наворочалась она там, у себя в реанимации, инсультников-инфарктников-коматозников. Так что, если в ухо зарядит, то мало не покажется.
   Один раз Тимка, сосед, подшарил её за задницу, на новый год. Так Татьяна его так лупанула - чисто боксёр.
   Потом, когда привела в чувство, тот открыв глаза заскулил со слезой - Таня, так же и покалечить можно.
   Таня снисходительно похлопала его по плечу - Не бойся, соседушко, сама покалечу - сама и вылечу.
   А тут их две в дело впряглись. С такой командой справиться непросто.
   Ну ладно. Что-то я отвлёкся.
  
   Антоха тащил мешок с трясущимся существом на кухню и приговаривал, - Ну всё дружок. Успокойся. Всё кончилось. Я твой спаситель... А ты теперь мой должник.
   Он посадил его, жалкого и потрёпанного опять на стул. Таня с грохотом села напротив. Вторая встала за её спиной. Обе смотрели на вредителя насупившись, готовые снова сорваться и завершить прерванную казнь. Все были взъерошенные и потные. Даже пришелец.
  
   - Так! Успокоились все! - Приказал Антоха.
   Посидели молча.
   Антон, тыкая пальцем в "гостя", начал - У меня есть ещё вопросы. И ты мне сейчас на них подробно ответишь. Понял?
   Тот часто-часто закивал.
   - Итак. Почему у моей жены появился двойник?
   - Сбой в системе маршевого двигателя.
   - Твой двигатель работает, создавая двойников?! - Удивился Антон
   - Нет. Это просто побочный эффект при случайной попытке его запустить. Сдвиг пространственно-временного континуума в точке схождения...
   - Ну?!
   - Что - "ну"? - вздрогнул "пилот дальней разведки".
   - Дальше рассказывай!
   - Понимаете... Этот, - он немного подумал, - в вашем словаре нет такого слова... Он должен применяться только в открытом космосе. Если его включить, находясь на планете, то... - забегал глазками.
   - Говори-говори. Что - "то"?
   - Можно, в принципе, и планету уничтожить...
   Тоха поджал губы - То есть нам подфартило, что ты планету не грохнул?
   - Да, вам очень повезло.
   - Зря я тебя у них, - Антон кивнул на жён, - отобрал.
   Они обе радостно встрепенулись.
   - Так ты его нам отдаёшь?
   Инопланетянин опять затрясся.
   Антоха махнул рукой - Погодите. Он, когда с головой, для меня полезней, чем без...
   И плокомордому - Успокойся, никто тебя не собирается убивать.
   Одна Таня спросила у пришельца - А мы с ней, - кивнула на другую, - мы как? Мы одинаковые?
   - Да, - подтвердил пленник, - одинаковые до молекулы. Я могу вам объяснить принцип работы такого двигателя.
   - Ну конечно! - Поёрничала супруга. - От этого нам сразу станет легче!...
   Антон перебил - Я так понимаю, что при аварийном пуске твоего этого... которого нет в нашем языке, материя скопировалась. Оригинал остался на месте, а копия перенеслась в другое место. Почему именно в мой сарай?
   - Сарай? А, понял, сарай... Просто зеркало сфокусировало излучение в этой точке. Совершенно случайно.
  
   Антон глубоко вздохнул, помотал удрученно головой. - Нда... Ладно... Поехали дальше. Следующий вопрос - как в таком сложном и совершенном аппарате, как космический корабль, могла произойти такая дикая случайность?
   - Вы этого не поймёте.
   - Он инженер! Отвечай! - строго рявкнула и стукнула кулачком Таня. Вторая утвердительно покивала.
   - Как мог включиться маршевый этот... такой опасный двигатель, в момент нахождения на планете? - Не отставал Антон.
   Пришелец, молча, посерел.
   - А вот это... - Тоха ткнул в остатки его ремешков и железяк, - то, что на тебе надето, это у вас такая форма?
   - Вас не касается, как я одет! - Голос возмущённого пришельца внезапно сорвался.
   - Я так понимаю, форма на флоте должна быть унифицирована.
   - Что значит "унифицирована"?
   - Это значит - она должна быть одинаковой у всех.
   Тот ещё больше посерел и пискнул - Стандартный комбинезон подавляет мою индивидуальность!
   - Ну-ну... "Подавляет", говоришь... Я так понимаю, что ты зацепился вот этой хернёй, - Антон приподнял самое большое декоративное кольцо на ремешке, - за рычаг твоего хренодубликатора...
   - Нет, - поправил пришелец, - это звучит как... как "Фо-ра-найзер".
   Потом внезапно округлил глазки и стал совсем серым - А как вы узнали?!
   - У него высшее образование - ещё строже рыкнула Таня. Вторая подтвердила - Да!!
   - А если бы ты, гадёныш недоделанный, зацепился бы за рычаг самоуничтожения? А? - Ляпнул наугад Антон и прищурился.
   - Он закрыт кожухом! - Глаза пришельца стали идеально круглыми.
   - С твоими цацками и кожух снести недолго! Лупень! - Рявкнул Тоха.
   Тот смотрел, испугано и молча как нашкодивший мальчишка.
   - И значит теперь, благодаря твоему стремлению к "индивидуальности", - Антон потряс оторванными побрякушками, - у тебя проблемы. И ты, значит, пытаешься убить разумное существо, чтобы не подставлять свою задницу под... А кстати, что тебе будет, если я найду способ сообщить об... об инциденте с костюмчиком, твоему командованию.
   Бедняга замахал ручками - Не надо командованию! Прошу вас - не надо! Меня сразу уволят из космофлота и отправят в какую-нибудь дыру! Простым техником!
   - Может это и к лучшему? - эгоистично добивал растяпу Антон.
   - Я прошу вас! Не надо никуда сообщать! Мои предки мне этого никогда не простят! Никогда!! - Он дёрнулся, вроде даже собирался бухнуться на колени, но потом передумал. Просто сел и замер как в каталепсии.
   - Печально... Ну, и что мы с тобой будем делать? Может быть, ты просто всё забудешь и полетишь своей дорогой, а мы просто останемся здесь и будем жить так, как нам нравится? Подумай - это хороший выход.
   - Так просто не получится, - поник пришелец, - аппаратура зафиксировала попытку запуска стартовой процедуры в неположенном месте. По уставу, последствия надо устранить. - Парень всхлипнул - Поймите, у меня сейчас очень тяжёлая ситуация. Меня непременно накажут. Но и... И "последствия", - он кивнул на женщин, - всё равно устранят...
   - И на чём аппаратура зафиксировала эту... ну эту хрень, эту "попытку"?
   - На нити памяти.
   - Угу... А ну-ка пойдём, посмотрим.
   - Вы думаете, что сможете разобраться?
   - Я же говорю - посмотрим.
   Антон взял "пистолетик" и, держа под прицелом, освободил пленника.
   - Топай вперёд.
  
   Антон вернулся один.
   - Ну что? - Кинулись к нему женщины.
   - Утряс, - успокоил тот.
   - А гадёныш, что?
   - Полетел домой. Мы так решили - лучше отвечать за неосторожный обрыв записи, чем за неосторожный пуск двигателя...
   Первая Таня искренне огорчилась - Жалко! Надо было прибить.
   - Мне тоже жалко, - серьёзно ответил Антон, - но космическую войну нам лучше не начинать, - потом с достоинством добавил, - лично я к этому не готов. Так что пусть летит...
   Потом возмутился - Нет! Главное - пришелец, блин! Вершина цивилизации! Нихрена в технике не смыслит!
   Пошёл в дом, по дороге сетуя - Что за утречко такое, а? С этим клоуном я что-то так жрать захотел.
   Женщины заметались, подталкивая его на кухню - Сейчас, Тошенька, сейчас. Садись, садись. - Собирали на стол, глядя на мужа с уважением и даже с некоторым восхищением. А как же. Защитник! Спаситель! Дипломат! Умная голова. Герой!
   А у Тохи от сердца отлегло. Он каким-то десятым чувством понял, что неприятности кончились и можно расслабиться.
  
   Вечером сидели на диване перед телевизором.
   Антон посредине. Одна Таня, та, что "оригинал", как обычно, прижалась щекой к его плечу и слегка придрёмывала.
   Другая, сначала держалась чуть в сторонке. Посидев так, минуты две, она осторожно пододвинулась и тоже прижалась к мужу с другой стороны.
   Антон глянул на одну, на другую, потом раскинул руки, обнял обеих и чмокнул по очереди в кудрявые макушки.
  
   Что дальше? А ничего. Всё нормально. Так до сих пор и живут.
Оценка: 8.73*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"