Волков Кирилл Валерьевич: другие произведения.

Полный перебор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человеческий организм стабилен. При любом повреждении - внутреннем или внешнем, он старается вернутся к исходному, эталонному состоянию, прописанному в цепочках днк. Иногда эта система перестает работать так, как надо - и чаще всего это приводит к весьма печальным последствиям. Люди пока еще знают слишком мало, чтобы вмешаться в работу этой сложнейшей мегафабрики по воспроизводству самого себя и добавить в нее что-то новое. Но это верно только для текущей реальности планеты Земля. А вот в условиях кипящего котла иного мира порой не выжить без парочки лишних глаз. И рук. И щупалец. И...

  Солнечные лучи настойчиво пробивалось сквозь сомкнутые веки, раздражая и прогоняя последние остатки сна. Прикрыв глаза рукой, Павел вознамерился было поваляться с полчасика перед подъемом. Однако возникла новая проблема - лежать было совершенно некомфортно, такое ощущение, будто он устроился на каменной плите. Что за черт? Он что, умудрился свалиться на пол во сне?
  С недовольным стоном Павел приподнял голову, приоткрыл один глаз и осмотрелся. Спустя секунду, уже стоя на ногах и распахнув оба глаза изо всех сил, он глядел на сплошную стену джунглей, окружавших круглый каменный диск, на котором он находился. Джунгли были какими-то неестественными - вырвиглазно-ярких цветов растения постоянно шевелились не в такт порывам ветра, перемещались с места на место, и даже будто бы негромко шипели и жужжали.
  Градус паники резко скакнул вверх. Последнее, что было в голове парня до сегодняшнего более чем необычного пробуждения - приглашение на пикник от одногруппника, суматошные сборы и поездка за город. Отдельные кадры веселой попойки не связывались в единую ленту, и никак не объясняли его присутствие в тропических джунглях. Его что, с вертолета сюда опустили? И он при этом даже не проснулся? Страшная мысль промелькнула в голове. В панике закатав рукава водолазки, Павел осмотрел вены на руках. Вроде чисто. На ногах тоже. Шея... С шеей сложнее, но на ощупь вроде цела. Ну да это ничего не доказывает, не обязательно колоть, можно и влить. Только вот зачем, зачем? Кому понадобился недоучившийся студент из небогатой семьи, житель небольшого провинциального городка, без особых талантов, ничем не примечательный и скучный? Может быть, его с кем-то спутали? Кто там был на вечеринке, да никого там не было такого, из-за кого стоит заморачиваться с доставкой по воздуху невесть куда.
  Бред, это определенно бред. Или розыгрыш! Эти кусты наверняка не настоящие, не бывает таких растений! Фу, вот же он перепугался спросонок, дурак. Повеселил ребят своими дикими прыжками и плясками. Вот черти, узнает кто придумал, по шее надает.
  Он шагнул к краю диска и взялся за зеленые плети лиан, чтобы расчистить себе путь. Лианы резко дернулись, и руки пронзила жгучая боль. С воплем отскочив подальше от коварных растений, он затряс кистями рук. Ладони стремительно краснели и опухали.
  Шутка начинала плохо пахнуть. Никто из его друзей не стал бы так поступать, это перебор.
  Наконец жжение в ладонях затихло, но выглядеть лучше они не стали - распухшие красные кисти с растопыренными пальцами напоминали надутые резиновые перчатки.
  - Ничего же не сделал, только вошел! - растерянно проговорил он вслух, подражая герою старой комедии, и нервно рассмеялся. Чертовы нелепые растения оказались невероятно опасными, теперь их подергивания казались танцем ядовитых кобр. Заросли обступали диск плотным кольцом, и выйти отсюда он не сможет. Вряд ли джинсы и водолазка послужат достаточной защитой от этого яда. Да и глаза прикрыть нечем.
  Так, надо сесть, успокоиться и подумать. Безвыходных ситуаций не бывает, выход должен быть, нужно только его увидеть. А для этого нужно прежде всего перестать метаться и включить мозги. Вдох-выдох. Вдох-выдох.
  Спустя два часа он все так же сидел в центре каменного диска, и дыхательная гимнастика помогала все меньше. Кожа рук изменила цвет на багровый и местами покрылась черными пятнами. Оптимизма такая расцветка вовсе не добавляла. Хуже всего, что пальцы начали терять чувствительность - и с каждой минутой все сильнее.
  Павел уже почти решил наплевать на последствия и прорываться сквозь заросли наобум, понадеявшись на удачу, но тут его ушей достигли непонятные звуки, резко выбивающиеся из жужжаще-шуршащего звукового фона джунглей.
  Ритмичный хруст - и неразборчивое немелодичное пение. По джунглям определенно кто-то передвигался - кто-то разумный и достаточно уверенно себя чувствующий среди хищных растений, чтобы позволить себе развлекаться музыкальными номерами.
  - Эй, вы меня слышите? - закричал парень, приплясывая на краю диска. - Я не могу выбраться, вы можете мне помочь? Эй!
  Невидимый певец прервал музицирование, но отвечать на призывы о помощи не спешил. Хруст в зарослях тем не менее стал громче, кроме того, стало возможным разобрать шаги нескольких человек. Через минуту они были уже у каменной площадки - прорубив в стене зловредных лиан здоровенную брешь, на камень шагнули два человека крайне необычного вида.
  Один - лысый здоровяк богатырских пропорций, второй - невысокий худощавый парень, весь какой-то скособоченный, одно плечо заметно выше другого.
  - Смотри-ка ты, кто тут у нас! - голос у худощавого оказался очень ему подходящий, с неприятными шипящими нотками. - Новенький - готовенький. Уже лапки свои любопытные успел сунуть куда не надо. Ишь, какой баловник!
  - Слизь, не мороси. - басом великана можно было забивать сваи - настолько он был мощным. - Каждый раз одно и то же. Надоел до смерти.
  - Окей, окей. - вертлявый парень поскучнел и неожиданно заговорил сухим казенным тоном. - Новичок, приветствуем тебя на планете Зерус. Не доставай нас глупыми вопросами, со временем сам все узнаешь. Сейчас тебе надо сделать пару уколов, а то до базы не доживешь. Сядь и не дергайся.
  Тощий достал из висящей на боку сумки небольшой цилиндр, шагнул вперед и надавил рукой на плечо Павла, заставляя его сесть. Лицо тощего казалось каким-то неестественным, неправдоподобным, с нечеловеческими пропорциями. Павел открыл было рот, чтобы что-то спросить, но тут все вопросы напрочь вылетели у него из головы. Тощий моргнул - моргнул поперек глаза. И только сейчас слегка близорукий с детства Павел разглядел его зрачки - вертикальные, как у змеи. Что за чертовщина! Он дернулся было вскочить на ноги, но не успел. Приложенный к его шее цилиндр дважды коротко пшикнул, и Павлу на голову упал чугунный утюг.
  Изображение в глазах пошло рябью и замерцало, голова закружилось, все его тело обмякло, и парень растекся по поверхности камня большой безжизненной медузой. Жжение с области кистей распространилось на все тело - хоть и с меньшей интенсивностью. Парень хотел было сказать пару нехороших слов в адрес вертлявого, но язык его не слушался.
  Здоровяк скинул рюкзак и присел, по всей видимости готовясь к долгому ожиданию. Вертлявый зарылся в свою сумку с головой, что-то перебирая и перекладывая с место на место, содержимое сумки звенело и булькало. Страдания новичка не заботили их, казалось, ни в малейшей степени. Они спокойно дожидались, когда же он перестанет валяться кучей дохлятины и можно будет отправиться в путь.
  Испытывающий целый букет неприятных ощущений, Павел мог лишь мысленно проклинать этих равнодушных сволочей. Судя по их поведению, ввели ему какое-то лекарство, и, наверное, это было действительно необходимо - но можно же было проявить хоть капельку сочувствия! Да и предупредить перед уколом...
  Жар во всем теле сменился ознобом, суставы ломило - казалось, они вот-вот выпадут из своих гнезд. Неожиданно заболели все зубы разом - ослепляющая боль вымыла из головы все мысли. Павел замычал сквозь стиснутые челюсти, дернулся, но мышцы по-прежнему отказывались выполнять приказы страдающего мозга.
  Зубная боль пошла на спад, давая возможность в полной мере насладиться новой напастью - мышцы по всему телу поразили болезненные спазмы, какие бывают при растяжениях. Впрочем, была и хорошая новость - конечности снова подчинялись командам, хоть и с явной неохотой. Павел, шипя от боли и припадая поочередно на все четыре конечности, изменил расположение своего тела с "позы дохлой медузы" на "позу дохлого эмбриона". О том, чтобы подняться на ноги, даже думать не хотелось.
  - Что, отпускает? - вертлявый закончил возиться со своим мешком и обратил свое внимание на ожившего парня. - Не корчи рожи, без этого укола ты съехал бы с катушек через пару часов, на полдороги до базы. Сам виноват, не полез бы лапать кусты - обошлись бы составчиком попроще, и тебя плющило бы не так сильно.
  Расскажу тебе пока вкратце, что тут у нас как, пока ждем. Как ты, наверное, уже понял, мы на другой планете. Черт его знает, зачем и почему. Все мы очнулись на одной из таких площадок - их до черта натыкано в этих джунглях. Жизнь тут не сахар, крутимся как можем. Нас тут тысяч десять, людей, я имею в виду. Что ему делать, каждый решает сам. Но в основном все кучкуются вокруг центральной базы - там более-менее безопасно, и можно пристроиться на подработку для начала. Мы, собственно, шустрим на сборке новичков как раз по договору с базой. Ладно, хватит с тебя. Меня заколебало повторять это бла-бла по сто раз, остальное на месте расскажут. Вставай давай, хватит корчить из себя умирающего. Должно было уже попустить, по идее.
  Вертлявый закинул рюкзак за плечи и махнул рукой, призывая Павла встать и следовать за ним. Павел в себе сил на такой подвиг не чувствовал абсолютно.
  - Эй, толстый, не делай вид, что ты тут не при чем! Помоги доходяге встать.
  Лысый амбал поднялся на ноги, и через секунду Павел уже стоял на ногах. Точнее, висел, удерживаемый за воротник могучей лапой здоровяка.
  - Давай, шевелись. Не так много нам платят, чтобы мы тратили на тебя весь день.
  Отпущенный амбалом, Павел с трудом устоял на ногах. Боль прошла, но дикая слабость во всем теле заставляла прилагать существенные усилия для того, чтобы не упасть прямо здесь. При мысли о том, что придется куда-то идти в таком состоянии, становилось еще хуже.
  Ждать его, впрочем, никто не собирался, и парень зашагал вслед за странной парочкой. Те достали свои мачете и прорубали себе дорогу среди лиан, уже затянувших расчищенную меньше часа назад тропу.
  Следующие два часа отпечатались в памяти Павла мутной зеленой полосой. Он шагал и шагал, с трудом удерживая заданный ритм, борясь со слабостью и тошнотой. Джунгли казались бесконечными - пестрые листья, змееобразные лианы, тихое гудение, шорохи, мерзкое чавканье болотистой почвы под ногами.
  Кисти рук в норму так и не пришли, Павел осматривал их во время коротких привалов, но поводов для оптимизма не находил - все те же ярко-красные сосиски, торчащие врастопырку. От его вопросов вертлявый отмахнулся, сказал, что подлатают на базе, там же все объяснят. Оставалось ждать и шагать, шагать и ждать. И задаваться вопросом - для чего же тогда предназначался проклятый укол. Уж точно не для улучшения его, Павла, самочувствия.
  - Радуйся, почти пришли! - голос вертлявого вырвал Павла из полумедитативного состояния, в котором он пребывал большую часть пути. Джунгли обрывались, они стояли на краю громадной расчищенной площадки. В ее центре возвышалась высокая каменная стена, видимо, окружающие территорию базы. Расчищенная площадь была разбита на разномастные участки, на которых что-то выращивали. Десятки человеческих фигур перемещались среди грядок, что-то сажая, пропалывая и собирая.
  Их появление не вызвало особого интереса, лишь несколько ближайших к ним работников оторвались от своих занятий и какое-то время смотрели в сторону их группы.
  Внутрь кольца стен вел узкий тоннель, возле которого никого не было. Впрочем, узким он казался издалека - когда они подошли поближе, тоннель оказался вполне приличных размеров - больше трех метров в высоту. Его размеры казались незначительными в контрасте с высотой стен - каменный монолит возвышался метров на двадцать, он явно не был творением человеческих рук. Древний вулкан, приспособленный в качестве гигантской крепости?
  Внутри кольца стен был... титанических размеров бомжатник. Именно такая мысль возникла в голове у Павла, когда он увидел многочисленные халупы, слепленные как попало и из чего попало, разбросанные без всякого порядка по всей территории внутри каменного кольца. В нескольких местах над этим морем времянок возвышались строения чуть более капитального вида, в несколько этажей. К одному из таких зданий они и направились.
  - Эй, алхимик! Тут к тебе клиент. - закричал вертлявый, стуча в дверь. - Ээй! Оглох ты там, что ли?
  - Я занят, идите к черту, - раздраженный голос, донесшийся с верхнего этажа футуристического строения, не сулил возмутителям спокойствия ничего хорошего.
  - У нас тут новичок, и он не факт, что протянет до вечера. - вертлявый недовольно морщился, кажется, он был не в восторге от предстоящей встречи с неведомым алхимиком.
  - Найдете еще одного, - невидимый собеседник ни капельки не огорчился перспективой его, Павла, близкой смерти.
  - Осьминог, твою ... ... ...! - рявкнул вдруг молчаливый амбал. - Хватит выеживаться, вылезай давай!
  Невидимый алхимик промолчал, но дверь в его жилище приоткрылась, приглашая входить. Внутри строение выглядело еще более нелепо и жутко, чем снаружи, хотя казалось, что куда уж больше. Стены комнат и коридоров были покрыты множеством полок, заставленных сосудами всех форм и размеров. Внутри сосудов, наполненных разноцветными жидкостями, плавали бесформенные клубки непонятного назначения. В одной из колб Павел с ужасом заметил глаз, подозрительно похожий на человеческий. Глаз внимательно наблюдал за происходящим снаружи через мутноватое стекло стенки колбы - зрачок двигался из стороны в сторону.
  Павлу расхотелось доверять свое здоровье хозяину этого жилища, и вообще здесь находиться. Его мнения, впрочем, никто не спрашивал. Впереди шагал вертлявый, с любопытством вглядываясь в содержимое колбочек. Сзади Павла подпирал амбал, да и куда ему бежать, в конце концов? Оставалось надеяться на лучшее... На то, что его на самом деле подлатают, а не расфасуют по колбам в качестве пополнения жуткой коллекции.
  Пройдя по узкому коридору, они оказались в большой круглой комнате, напоминавшей обиталище сумасшедшего вивисектора. Стол наподобие операционного, покрытый окровавленной клеенкой. Множество уже привычных полок с колбами. Разнокалиберные хирургические инструменты повсюду. С потока свисает несколько ламп на гибких штангах, некоторые штанги держат в зажимах устройства непонятного назначения. Центр комнаты ярко освещен, стены скрываются в тени. Павла подтолкнули по направлению к табурету на высокой ножке. Он присел, настороженно оглядываясь. Обстановка доверия не внушала. Понятно, что надеяться оказаться в обставленной по современным стандартам клинике было бы в высшей степени наивно - но такой свинарник никак не мог быть местом работы врача. Нормального врача, по крайней мере.
  Дробный топот ног по ступенькам возвестил о приближении обитателя и хозяина всего этого околомедицинского бардака. Распахнулась неприметная дверка в углу комнаты, и сквозь нее, пригнувшись, вошел высокий худой субъект в некогда белом, а сейчас похожем на камуфляж от многочисленных пятен халате и здоровенных очках-консервах.
  - Ну что тут у вас? Опять не смогли нормально встретить, да? - недовольство в голосе доктора плескалось змеиным ядом, шипя и пузырясь. "Его не иначе как отвлекли от создания философского камня" - подумал Павел. Последние надежды на благополучный исход благополучно испарились, оставив нарастающую панику.
  Доктор бегло оглядел пациента и раздраженно хмыкнул.
  - Опять обошлись стандартным блокиратором? А я теперь должен ковыряться с этим мясом. Вы меня когда-нибудь достанете окончательно, я поговорю с полковником и вас выпрут нафиг со всех контрактов. Мелочные жлобы.
  - Док, вот ты сейчас реально неправ! - в голосе вертлявого звучала обида, неизвестно, правда, насколько искренняя. - Мы его уже нашли в таком виде, на такой стадии уже ничего не сделать. Без контролера ему не ввести ничего активного, а из чистого у меня только блокиратор и был! Да вот хоть у толстого спроси, ну!
  - Угу, - буркнул амбал.
  - Ладно, подождите на улице. Минут сорок займет это все.
  Амбал и вертлявый направились к выходу. Павел проводил их взглядом и открыл было рот, чтобы спросить, насколько опасно его состояние, но его намерение прервала вонзившаяся в затылок игла. Все тело, начиная от шеи потеряло чувствительность, язык тоже не шевелился. Подхваченный доктором и уложенный лицом вниз на операционный стол, Павел только и мог возмущенно вращать глазами и надеяться, что сорок минут спустя не окажется разложенным по баночкам.
  - Эти бездельники наверняка ничего толком не объяснили, так что расскажу вкратце, что тут у нас и как, - задумчиво проговорил доктор, звеня инструментами. - Про планету ты, наверное, и так понял, так вот - на этой планете очень интересная биосфера. В отличие от нашей планеты, где организм пытался сохранить стабильность на клеточном уровне и приспособиться к окружающей среде на уровне целого организма - здесь все наоборот. Весь процесс существования местных растений, животных, всех подряд - основан на постоянных мутациях. Причем мутациях очень, очень стремительных. Многие приводят аналогию каких-то зергов из старкрафта, но я лично не знаком с первоисточником и не могу сказать, насколько это сравнение обосновано. Вот твои руки могут послужить хорошей иллюстрацией - они не отравлены, они заражены активным свободным мутагеном. Такой есть у всех местных организмов, и используется ими для защиты и нападения. Клетки твоих рук беспорядочно изменяются, меняя свои свойства на абсолютно произвольные. Эдакая раковая опухоль в абсолютной степени.
  Доктор помолчал, звякнуло стекло, что-то забулькало, переливаясь.
  - Вылечить ткани рук, подвергшиеся таким мутациям, невозможно в принципе. Мне придется удалить поврежденные ткани и нарастить новые. Не такой кстати сложный процесс, как может показаться по описанию. Местные условия кроме проблем дают и большие возможности, даа...
  Раздался щелчок, и какой-то аппарат бешено завыл, заглушая слова. Какое-то время из-за воя ничего не было слышно, лишь гремело передвигаемое с места на место по полу ведро.
  Наконец прибор был отключен.
  - На чем я там остановился, ах да, мутации. Люди плохо приспособлены к местной среде. Само собой, наши организмы развивались совсем в других условиях, и у нас нет встроенной защиты от спонтанных изменений. Но тут нам на выручку приходит местная же природа! Местные животные в процессе развития сформировали практически у всех своих внутренних органов автономную систему управления - фактически каждый орган можно рассматривать как отдельный полноценный организм, если отключить его от главного, центрального мозга. Причем не просто организм, а организм-паразит, который стремится найти и встроиться в организм-хозяин. Понимаешь, к чему я клоню?
  Доктор рассказывал очень увлеченно, чувствовалось, что тема ему близка и интересна. Сконцентрировавшись на словах доктора, Павел старался абстрагироваться от его действий и доносящихся неприятных звуков - что-то чавкало, мерзко хлюпало и временами даже хрустело. Павел отгонял накатывающиеся периодически волны паники и слушал, слушал голос, вникал в смысл произносимых им слов. Главное не думать, что именно там происходит. Главное не думать...
  - Да, можно приживить себе все, что угодно! В теории. Тут, конечно, не все так просто, хватает подводных камней. Чем сложнее орган, тем более развита у него система управления - и тем сложнее держать ее в подчинении. Чем больше у тебя "запчастей", тем менее устойчив в целом твой организм к неупорядоченным случайным мутациям - приходится это как-то компенсировать. Вам, нынешнему поколению, еще повезло - все более-менее испытано, отработано, отлажено. Каждому новичку ставится стартовый пакет готовых имплантов за счет базы - в долг, конечно, но хорошо подобранный, нужный пакет, без этих имплантов пришлось бы ой как нелегко.
  Доктор прошелся вдоль полок, взял несколько колб с таинственным содержимым, и вернулся с ними к столу.
  - А вот первым поколениям приходилось тяжело. Мы не знаем даже, как давно люди перемещаются сюда, так как предыдущая волна погибала полностью до появления следующей. Да, волна - это прибытие людей большими группами, случается примерно раз в три года. Уже скоро следующая, опять аврал...
  Доктор задумался о чем-то, продолжая, впрочем, уверенно орудовать все новыми пыточными орудиями, которые он подхватывал со столика один за другим.
  - Волна-волна. Да, точно. Первые поколения. Достоверно нам известно о пяти, пятнадцать лет назад группе людей удалось выжить, они закрепились здесь и умудрились продержаться до прибытия, хм, "подкреплений". Невероятный, хочу я сказать, подвиг. Никаких техник работы с модулями и имплантами не было, поэтому орган просто вырезали из убитого монстра и приживляли себе - наподобие того, как прививают яблони, к примеру. Какие чудовищные побочные эффекты это вызывало, тц-тц-тц. То поколение считается первым. Никого из них уже нет в живых. Впрочем, как и из второго. Я сам - из третьего. Мы разработали вакцину-блокиратор, которая позволил избавиться от большей части нежелательных последствий. Часть проблем не решена до сих пор, но это уже кое-что, да, и то, что полсотни моих современников еще живы, это доказывает.
  Доктор стянул с рук перчатки, швырнул их на столик, прошелся взад-вперед. Когда он на мгновение вошел в Поле зрения Павла, тот с удивлением обнаружил вокруг шеи доктора целый воротник из длинных толстых щупалец. Щупальца лениво извивались, укладываясь компактной колбаской на плечах.
  - Вот и все, подождем минут пять, пока приживется, и можете быть свободны. Что я вам поставил: во-первых, имплант-блокиратор. Защищает от свободного мутагена, под который вы попали. Во-вторых, имплант-коммутатор. Упрощает подключение и управление другими имплантами и модулями. В-третьих, и в главных - импланты - разъемы. Позволяют временно подключать специализированные внешние модули. Они понадобятся вам для работы. Вся эта система хорошо подогнана и сбалансирована, и это позволяет вам ставить что-то еще буквально сразу. Если, конечно, вы найдете на это деньги.
  Вся эта красота обошлась вас в две тысячи мутов - это местная валюта. Именно столько вы должны базе. И еще тысячу - лично мне, за восстановление ваших рук. Заранее предупрежу - выглядят они несколько не так, как вы привыкли, но я все-таки не пластический хирург, извините. В течении двух-трех недель придут в норму.
  Вот, пожалуй, и все.
  Доктор небрежно выдернул из затылка Павла иглу, и тот почувствовал, что тело вновь ему подчиняется. На удивление, никаких неприятных ощущений не было. Очень, очень странно - если вспомнить о том, что происходило в этой комнате последние полчаса.
  - Вопросы, предложения? Если таковых нет, попрошу на выход. Я, как уже, кажется, говорил, очень занят. Очень.
  - А чем модуль отличается от импланта? - ляпнул Павел первое, что пришло в голову. Мозги еще не отошли от напряжения, и работать решительно отказывались.
  - О боже. Крайне необходимая вам сейчас информация. Имплант - то, что спрятано внутри тела, модуль - то, что торчит наружу. Все, кыш отсюда. Дверь там. И не разбей ничего по дороге.
  Доктор скрылся, нырнув в низкую дверцу, ту самую, из которой появился ранее.
  Павел направился к выходу. В голове вертелась дурацкая мысль - если воткнуть себе тот глаз из баночки, он будет модулем или имплантом? Он же вроде торчит, а вроде и нет...
  
  Глава 2.
  
  Солнце пекло немилосердно, немилосердно хотелось пить, прятаться в тени или, на худой конец, просто сдохнуть. Увы, вместо этого приходилось ползать по грядкам, согнувшись в три погибели, и ощупывать здоровенные мясистые кактусы в поисках плодов - небольших разноцветных шаров, пахнущих чем-то терпким.
  Павел и так-то не чувствовал в себе склонности к сельскому хозяйству, а уж в таких условиях... Увы, выбора не было. В местном социуме буквально понимали фразу "кто не работает - тот не ест". А есть хотелось, желательно три раза в день.
  После операции по установке таинственных модулей парочка "спасателей" проводила новичка до крохотной развалюхи, выделенной ему для проживания, и моментально скрылась в неизвестном направлении. Напоследок ему пообещали скорый визит наставника, который все объяснит и расскажет, что делать.
  Скорого визита пришлось ждать почти сутки, борясь с голодом и жаждой. Пришедшие под вечер угрюмые соседи от Павла просто отмахнулись, хорошо хоть, указали на источник воды.
  К полудню следующего дня обещанный наставник наконец явился. Им оказался долговязый белобрысый парень, на вид - самый обыкновенный. Никаких щупалец, чешуи и змеиных глаз. К сожалению, рассказчиком он оказался отвратительным. Он мычал, заикался, прыгал с темы на тему, повторял одно и то же по нескольку раз. Под конец от его болтовни у Павла разболелась голова.
  Все что он понял - ему предстояло отработать на общественных полях полгода, в качестве оплаты долга. За это Павел получит кормежку, жилье и защиту от местной живности. В остальном он был волен заниматься чем пожелает - по большому счету на новичка всем было плевать. Кроме этого, наставник посоветовал не трогать, не нюхать и уж тем более не есть ничего не знакомого, не выходить за периметр и вообще почаще оглядываться. Мило.
  После инструктажа Павла доставили на поле и познакомили с будущим фронтом работы - здоровенными бесформенными образованиями, которые Павел прозвал "бритыми кактусами".
  С тех пор прошло всего четыре дня, но мысли о суициде - пусть и шуточные - уже начали появляться. Кажущаяся на первый взгляд не слишком сложной работа отнимала прорву сил. Остатков едва хватало, чтобы доползти до своей халупы и упасть на тощий матрас. Какие уж тут посторонние заработки! Павел чувствовал себя рабом где-нибудь на южноамериканских плантациях - для полного совпадения не хватало только надсмотрщика с кнутом.
  Обобрав очередной кактус, парень перетащил корзину к следующему и устало потянулся, разминая ноющую спину.
  - Новичок? - неожиданно раздавшийся голос заставил Павла вздрогнуть. Только сейчас он заметил лежащего в тени столба мужика со скучающим выражением на лице. Очередной блондин, крепкий, широкоплечий, в некоем подобии доспеха.
  - Да. Пятый день тут.
  - Бедняга. - мужик зевнул, прикрыв рот ладонью. - Года три тебе тут страдать. Ужас, я бы застрелился нафиг. Если бы было из чего.
  - Как три? - заволновался Павел. - Мне сказали, полгода всего!
  - Ха, полгода. Это только за долг конторе. Выплатишь его, а куда потом? Тут кроме фермерства два занятия - либо боевик, либо мастер. И там и там нужна куча недешевых запчастей. Где ты их возьмешь? Ага, будешь ползать по любимому полю, пока не накопишь хоть на что-то. Если доживешь, конечно.
  - А что, есть сомнения? - настроение Павла, которое и так нельзя было назвать радужным, стремительно пикировало вниз.
  - Само собой. Здесь не курорт. Видишь эти столбы? Вот они по идее должны отпугивать местную живность. В целом справляются неплохо, но иногда случаются осечки. Да и сами столбики, хмм. Как бы сказать. Бунтуют иногда. Если увидишь, что по столбику пошли трещины - беги от него как можно дальше.
  Вообще для таких случаев на периметре дежурят патрульные - вот я, например. Но тут как повезет, патрулей мало - контора жадничает, как всегда, а местные твари быстрые.
  Не хочу тебя пугать, но работенка у тебя паршивая.
  - А есть какие-то варианты? Взять в долг, кредит, перевестись куда-то...
  - Какой еще кредит, ты упал что ли? Здесь тебе не земля. Раньше были варианты, самые безбашенные новички перлись в джунгли и пытались найти что-нибудь достаточно дорогое. Сорвать куш. Одному из сотни удавалось даже. Но потом главным стал полковник, и он это дело прикрыл. Дескать, и так людей мало, на полях работать некому, а тут еще и эти самоубийцы. Так что не повезло тебе, дружище. Или наоборот повезло - как посмотреть. Будь внимательнее, не щелкай клювом - и имеешь шанс еще пожить.
  - Зашибись. А выбраться отсюда, я так понимаю...
  - Само собой. Думаешь, если бы был хоть небольшой шанс, тут кто-то остался бы?
  - Ну да... Слушай, а хоть подработка какая-то, я не знаю... Три года - это ж сдохнуть!
  - Не, друг, без запчастей ты тут нафиг никому не нужен. Извиняй.
  - Блин, да что в этих частях такого? Что они дают?
  Мужик помолчал, потом нехотя поднялся на ноги, подошел к Павлу и положил руку ему на голову.
  - Смотри.
  Окружающий мир немного поблек, мигнул и расцвел новыми красками. Перед глазами замигала куча панелей, индикаторов, разноцветных маркеров. Где-то справа развернулась самая настоящая миникарта.
  - Это же... - от удивления Павел потерял дар речи.
  Мужик снял руку с его головы, и картинка пропала. Голову прострелила вспышка боли.
  - Это одна из моих запчастей. "Надмозг". Довольно редкая штука. Стоит у меня в башке и дает кучу разных ништяков. Память, восприятие, скорость мышления. Ну и этот самый интерфейс, как в игрушке. Удобная штука, что не говори.
  - Стоп, а как его запрограммировали? Он же биологический, да? Или...
  - Да никто его не программировал. Это симбионт. Он реагирует на мои мысли. Я представляю, чего хочу - карту, например. Или прицел. А он накладывает картинку поверх той, что передают глаза. Прямо в мозгу. Звучит, конечно, так себе. Но оно того стоит.
  - А где достать такую штуку? И сколько она стоит?
  - Конкретно такую ты не купишь. Ее можно только добыть, и то если очень повезет. Это А-класс. Я ее вынес из рейда, нас тогда из десяти вышло двое. Озолотились, конечно, но второй раз я так рисковать не хочу.
  Вот что-то попроще, С-класса, можно достать. Бывает в продаже. Но, опять же, не для фермеров. Это будет уже не три года, а все десять.
  Мужик вернулся на свой "пост" в тени столба, а Павел, печально вздыхая, поволок корзину дальше. Разговор его не то что расстроил - он его буквально раздавил. Одно дело отпахать полгода и жить более-менее прилично, как обещал ему наставник-трепач. Другое... Как всегда, без подвоха не обошлось. Десять лет рабского беспросветного труда, да даже не десять, даже три! Вот сейчас он понимал тех, кто уходил наудачу с шансом один из ста.
  Да, кстати, а почему сейчас этот путь закрыт, со слов патрульного? Периметр ограждают лишь таинственные столбы, отпугивающие местных. А в остальном путь открыт, нет даже завалящего заборчика. Патрульный даже не смотрит по сторонам, вряд ли он заметит, если...
  Вот они, джунгли, в трех шагах. Павел поднял глаза на зеленую стену и замер. Из зарослей на него кто-то смотрел. Мутные, безжизненные глаза, безрукий человеческий торс, ниже - что-то вроде паучьего тела с многочисленными лапами. Уродливый паучий кентавр рванулся вперед, добежал до линии периметра и остановился. Человеческая половина монстра открыла рот, и с усилием выдавила несколько слов:
  - передай... старшим... это... важно... покажет... дорогу... хрр...
  Мутант переступил лапами, пытаясь удержать равновесие, не смог и неуклюже рухнул набок. Однако же перед самым падением успел выплюнуть короткий костяной дротик. Снаряд ударил Павла в грудь, опрокидывая на спину. Страшная боль пронзила все тело. Павел дико заорал, сотрясаясь в конвульсиях и пытаясь вырвать дротик из груди. Тот, однако, имел свое мнение на этот счет и стремительно ввинчивался глубже. Пара секунд, и от него осталась лишь небольшая дыра. И боль. Боль тоже осталась.
  Сквозь кровавую пелену Павел увидел обеспокоенное лицо своего недавнего собеседника. Тот что-то спрашивал, но слышны были лишь отдельные слоги.
  Спустя несколько минут боль стала спадать, и Павел смог более-менее ясно воспринимать окружающее. Его обступили уже пять взволнованных бойцов - судя по всему, сбежались патрульные со всего периметра. Они о чем-то яростно спорили, размахивая руками и различным колюще-режущим инвентарем.
  - ... неизвестно чем! - разобрал он конец фразы одного из бойцов.
  - Дождемся хотя бы доктора! - неуверенно сказал его знакомый.
  - Рискуем! - рявкнул стоящий справа.
  - Я... в порядке... - прохрипел Павел. Его немного напрягали лезвия мечей и топоров, замершие около его лица.
  - Кой черт в порядке! - прорычал все тот же правый. - Ты видишь эту дрянь? Эй, А-класс вшивый!
  - Нет. - буркнул знакомый Павла.
  - Хрен знает, что это! А если он сейчас отрастит десяток таких штуковин и влепит одну тебе в задницу? Защитничек, твою мать!
  - Да ладно тебе, у него даже температура в норме. Он спокойно дождется доктора. Успокойся, параноик.
  Неизвестно, чем закончился бы этот спор, но на счастье Павла, доктор наконец появился. Это был уже знакомый ему Алхимик. Он шел, лавируя между кактусами, щупальца на шее нервно подергивались.
  - Что тут? О, снова ты. На редкость невезучий новичок. Давно таких не видел.
  Доктор открыл принесенный с собой чемодан, достал оттуда какую-то штуковину, с длинной трубкой сбоку, и, недолго думая, засунул конец трубки прямо в рану. Павел взвыл от боли, дернулся, но его удержали патрульные.
  - Терпи. В другой раз не будешь клювом щелкать.
  Помедитировав над штуковиной, Алхимик поморщился и достал другую. Затем третью. Его чемодан, казалось, был бездонным. Наконец, ему, кажется, надоело.
  Он сплюнул и принялся сгребать свой инструментарий.
  - Отпускайте. Я не представляю, что это за дрянь, но она стабильна. Ведите его в лабораторию, попробую посмотреть там. Кто его подстрелил-то?
  - Вон, видишь?
  - Это? Кто его так?
  - Хрен его знает. Вроде бы он сам справился.
  - Этот? - врач удивленно уставился на Павла.
  - Да кого там, - рассмеялся грубый голос. - Мутант. Сам сдох, в смысле.
  - Оригинально. Эй, новичок, как эта хрень выглядела при жизни?
  Павел приподнялся, опираясь на локти, и взглянул на своего обидчика. Тот выглядел неважно. От мутанта осталась лишь куча жалких ошметков - как будто бы его пару раз пропустили через мясорубку.
  - Так что? Эй, ты в сознании вообще?
  - Что? А, как выглядел... Без рук, снизу лапы такие... В общем, как кентавр, только на пауке.
  - К чему ты про руки? Они здесь редко у кого бывают.
  - Э? Но он же человек... был.
  - Так, стоп. С этого места поподробней. Как он выглядел?
  - Да я толком-то не рассмотрел. Черные волосы, худой. Глаза такие мутные, бессмысленные. И голос...
  - Он что-то сказал? Что?
  - Что-то передать старшим, дескать, это важно. А потом швырнул в меня эту штуку и сам упал.
  - Так-так. Кто у нас не так давно пропал? Из черноволосых и худых?
  - Мистик. Джон. Феликс, но тот давно.
  - И Фанатик.
  Патрульные замолчали. Молчание было какое-то нехорошее, напряженное такое.
  - Да ладно.
  - Нужно доложить Полковнику.
  - Иди. Мы отнесем новичка. А вы двое - бегом на посты. А то у нас всех остальных сожрут, пока мы вокруг этого пляшем.
  Павла живо подхватили и поволокли в сторону города. От тряски грудь снова разболелась, и все силы уходили на то, чтобы вяло переставлять ноги. Более-менее пришел в себя уже в знакомой лаборатории-операционной.
  Алхимик подвесил над ним устрашающую конструкцию и шаманил над ней, зло ругаясь себе под нос. Обследование продолжалось больше часа, и, судя по недовольному лицу доктора, ничего не выявило. По крайней мере, ничего хорошего.
  - Идем. - буркнул Алхимик, направляясь к выходу.
  - Куда? Что со мной? - Павел сполз со стола и пошел следом. Рана на груди была наспех замотана бинтом и почти не беспокоила.
  - К начальству, куда еще. Там какое-то сборище, всем сразу и расскажу, чтобы не повторяться по сто раз.
  - Сборище?
  - Совет. Или как там его сейчас. Все, кто хоть что-то из себя представляет. Чем-то этот дохлый король арахнидов их жутко взволновал.
  Собрание проходило в солидном каменном здании, на фоне окружающих трущоб выглядевшем настоящим дворцом. В центральной комнате собралось два десятка человек. Многие из них выглядели весьма необычно. Чешуя, костяные наросты, щупальца, фасеточные и кошачьи глаза, неестественные пропорции тел - настоящий паноптикум.
  Павла вывели на середину и заставили несколько раз рассказать о произошедшем. Собравшихся интересовала каждая мелочь - строение мутанта, голос, интонация, как бросил дротик, как упал...
  Наконец его отпустили, и Павел обессиленно опустился на кривоногий стул в дальнем углу комнаты. Слово предоставили Алхимику. Он был краток.
  - Я не знаю, что это за дрянь.
  В ответ на возмущенный гул голосов доктор соизволил пояснить:
  - Эта штука закрепилась на позвоночнике, в районе сердца, и отрастила каналы ко всем внутренним органам. Ядро надежно экранировано, до него так просто не добраться. Извлечь тоже вряд ли получится. Даже если провести форсированное расчленение новичка, имплант наверняка успеет выпилиться.
  Фраза про расчленение Павлу очень не понравилась, и он стал прикидывать, как бы ему незаметно смыться в случае чего.
  - Для чего он может предназначаться? - спросил грузный пожилой мужчина, сидевший во главе стола.
  - Для чего угодно. Контроль. Мутации. Отложенное уничтожение. Слежка. Раздача способностей S-класса. Эй, новичок, прислушайся к себе. Нет каких-нибудь необычных ощущений?
  Все присутствующие оглянулись в сторону Павла. Он нервно поежился под взглядом множества нечеловеческих глаз и попытался заглянуть внутрь себя. Вроде бы ничего нового, третий глаз не открылся, и... Неожиданно для себя Павел поднял руку и указал в угол рядом с полковником.
  - Там!
  Все обернулись к углу. Там ничего не было, кроме пыли и паутины. Полсотни глаз вновь взглянули на Павла с явно читаемым вопросом.
  - Да не в комнате. Где-то далеко, в том направлении. Что-то есть, не знаю что. Чувствую.
  - Компас. - сделал вывод кто-то из присутствующих.
  - Одна из функций. - сказал Алхимик. - Скорее всего есть еще, уж больно сложная структура у этой штуки. И слишком она большая.
  - Итак. - подвел итог полковник. - Мы решили, что погибший мутант - это Фанатик. Почти наверняка. И теперь, имея компас, указывающий на некое место или вещь, несложно предположить, что это.
  Несколько человек хором высказали по паре теплых слов в адрес покойного Фанатика. Кажется, всеобщей любовью он не пользовался.
  Худощавый лохматый парень, сидевший неподалеку от Павла, нервно рассмеялся.
  - Вот ведь козел, даже после смерти достает нас своим долбанным Граалем!
  - Тем не менее, - спокойно продолжил Полковник. - Нам необходимо решить, что с этим делать.
  - Прикончить зараженного и забыть! - рявкнул лысый амбал. - Еще не хватало носиться за бреднями этого двинутого идиота!
  Поднялся дикий шум. Все старались перекричать друг друга. Понять, кто что предлагает, не представлялось никакой возможности.
  - Что, еще не подрались? - сказал кто-то Павлу на ухо. Обернувшись, тот увидел белобрысого патрульного, который с довольной улыбкой наблюдал за происходящим.
  - Каждый раз такая фигня. Из-за любой мелочи переругаются. А тут тем более такой повод.
  Наконец Полковнику надоело, и он хряснул кулаком по столу. Стол подпрыгнул. Ор стих.
  - Итак, подвожу итог. Желающие могут прогуляться по следу Фанатика. Кто готов отправиться?
  Ну же? Только что половина орала "за".
  - Я пойду. - сказал чешуйчатый индивид с выпученными желтыми глазами.
  - Ишь ты, - шепнул патрульный. - Ящер первым вызвался, что это с ним, заболел, что ли?
  - Ну и я, пожалуй, - с кривой улыбкой протянул парень, назвавший Фанатика козлом.
  - И я, - прогудел квадратный здоровяк с вросшей в плечи головой.
  - Достаточно трех команд. - Полковник свернул набор добровольцев, хотя желающих, кажется, было еще много. - Слишком большая толпа только привлечет к себе больше внимания. Ящер, Локи, Малой.
  - Я иду с ними, - неожиданно заявил Алхимик.
  - Это что за новости! - возмутился Полковник. - Обойдешься!
  Доктор фыркнул.
  - Я не пойду до конца, что я, дурак, что ли. Прогуляюсь немного, соберу кое-чего из сырья. Эти обалдуи ничего толком делать не умеют, половину перепортят, половина протухнет по дороге.
  - Ну разве что. - успокоился Полковник. - Только смотри мне! Отправлю с тобой парочку ребят, присмотрят. На этом...
  - Командир, можно мне? - встал на ноги патрульный.
  - О, это же А-класс! - загоготал кто-то в глубине комнаты.
  - Заткнись! - зло бросил патрульный. - Командир? Разреши?
  Полковник поморщился и тоже встал.
  - Идите на хрен все. Что я вам, нянька? Идите и сдохните там. Фантазеры хреновы. Погеройствовать им захотелось. Один вон уже погеройствовал, лопаткой собирали. Все, все, валите. Совет окончен.
  Едва закончился один совет, как начался другой. Собрались участники будущего похода неизвестно куда неизвестно зачем. И если остальные участники хоть что-то знали, то Павла просвещать никто не торопился. Более того, никто не спросил даже, хочет ли он участвовать - это подразумевалось само собой. А ведь если бы его спросили, Павел бы решительно отказался. Ему было страшно, больно и противно. Неведомая тварь сидела у него на позвоночнике и неизвестно чем занималась. Одна мысль об этом заставляла волосы вставать дыбом.
  Всем было плевать на его мучения.
  Всего в трех командах состояло шестнадцать человек. Плюс доктор, патрульный и сам Павел. Новое помещение заметно уступало полковничьему дворцу - одна из развалюх, чуть побольше и почище остальных. Собравшиеся заканчивали рассаживаться, когда в комнату проскользнул невысокий тип в плаще с капюшоном. Его появление, кажется, всех заметно озадачило.
  - Крыс? Тебе чего? - удивленно спросил Локи.
  - Сейчас в глаз получишь. - спокойно парировал незваный гость.
  - Да ладно тебе, а то ты не в курсе, как тебя за глаза называют!
  - Так то за глаза. Прогуляюсь я с вами немного, мне по пути.
  - Ну смотри сам. Итак, дамы и господа. Поздравляю вас всех, мы идем за Граалем!
  Собравшиеся отреагировали по-разному: люди Локи вяло похлопали, изображая энтузиазм, команда Ящера посмеялась, а Малой и его здоровяки, похожие друг на друга как братья, просто проигнорировали слова самозванного лидера.
  - Я знаю, что все по-разному представляют себе нашу цель, но сейчас, я думаю, это не имеет значения. По поводу сборов, я думаю, ничего говорить не нужно, здесь нет новичков... ах, пардон, один есть. Но, я думаю, тебе поможет твой друг А-класса.
  - Вот сука, - буркнул патрульный.
  - А чего они тебя подкалывают-то? - спросил Павел, улучив момент.
  - Да завидуют, собаки.
  Павел хмыкнул и признал, что надеяться на правдивый ответ было глупо.
  Тем временем Локи продолжал.
  - Кстати, раз уж речь зашла о новичках. Уважаемый Алхимик, не стоит ли поставить нашему другу что-то более... более, чем базовый комплект?
  - Нет. - коротко ответил доктор. - Пока у него стоит эта штука, ставить что бы то ни было ему... по меньшей мере неразумно.
  - Ну что ж, прекрасно. Значит, просто будем присматривать за ним по дороге. Вопросы, предложения? Нет? Отлично, встречаемся через час у северных ворот.
  Следующий час прошел довольно насыщенно. Павел носился по всему городу, влекомый на буксире одним из членов команды, которые постоянно менялись, и закупал снаряжение. Точнее, ему закупали. А он мерял его и таскал. Одежда, обувь, что-то вроде бронежилета, нож, пара вычурных пистолетов - огнестрел спросом не пользовался, но за неимением альтернатив - фехтовать Павел не умел, а рукопашной не пережил бы -пришлось вооружаться тем, что есть.
  Рюкзак, фляжка, запас еды. Десяток уколов и меднабор от доброго доктора. Наконец, вымотанный донельзя, Павел добрался до северных ворот и рухнул на землю, обложившись горой снаряжения.
  Один за другим подходили его сопартийцы. Закованные в доспехи великаны Малого, вооруженные здоровенными алебардами. Люди Ящера - легкая броня, камуфляж, короткие клинки. Партия Локи - одеты вразнобой, вооружены так же. Закутанный в плащ таинственный Крыс. Патрульный с недовольным выражением лица. Да, кстати.
  - Как тебя зовут-то? - спросил Павел патрульного.
  - Что? А, Алекс. Я же вроде говорил, нет?
  - Нет. Я Павел, будем знакомы.
  Павел устало запрокинул голову и взглянул вверх. Другая планета, а небо точно такое же. Удивительно. Или нет? Неважно. Хотелось лечь и лежать, и смотреть на облака. И не думать о предстоящем смертельно опасном походе, куда он в отличие от остальных пойдет считай что безоружным, о неведомой фигне, затаившейся в груди, об этом всем...
  Но Локи уже созывал отряд, пересчитывал бойцов по головам, а значит, его время вышло.
  
  Глава 3.
  
  Начался поход весьма бодро. Здоровяки из группы Малого перли как танки впереди отряда, прорубая в густой растительности широкую просеку своими алебардами. Неслись, как на пожар - Павел запыхался уже спустя полчаса после выхода. Доктор, поглядев на его перекошенное красное лицо, вкатил ему инъекцию подозрительной зеленой жижи. Эффект превзошел все ожидания: одышку как рукой сняло, тело налилось бодростью и силой, даже грудь перестала болеть.
  - Что за дрянь? - спросил у доктора Локи, от глаз которого не укрылась эта сцена.
  Доктор неразборчива пробурчал что-то себе под нос, Павел не разобрал ни слова. А вот у Локи слух оказался получше. Правда, услышанное, кажется, ему не слишком-то понравилось. Он ничего не сказал, но гримаса на его лице была весьма выразительной.
  - Все в норме. - сказал доктор. Павлу показалось, что одновременно с этим он показал что-то правой рукой, но что именно было не разобрать.
  - Хорошо. - Локи кивнул, успокаиваясь. Павел хотел было переспросить, что же сказал док вначале, но решил, что обойдется и без знания точного наименования этой дряни. Главное, что она работает.
  Забег по джунглям продолжался. Периодически на пути возникала местная живность - тварюшки размером со среднюю собаку. Заживо ошкуренную собаку.
  Продвижение они не задерживали - лезвия алебард рубили их на куски с той же непринужденностью, что и ветви кустов.
  Периодически направление движения уточнялось с помощью живого компаса - Павел "смотрел в себя" и указывал на таинственный маяк, который четко ощущал. К сожалению, расстояние до него не получалось определить даже ориентировочно. Несмотря на то, что они приближались к источнику сигнала (если это можно так назвать), ощущения Павла не изменялись от слова совсем.
  К исходу третьего часа Павел совершенно заскучал. Монотонный марш, неизменные стены растительности по бокам, отсутствие какого-либо занятия - от всего этого начинало клонить в сон. Павел попробовал поприставать с расспросами к Алексу, но разговорчивый обычно патрульный отмахнулся от него. Как выяснилось, Алекс благодаря своему импланту был самым сильным сенсором в отряде и следил за тем, чтобы какая-нибудь опасная тварь не подкралась незамеченной.
  Алхимик тоже не горел желанием пообщаться, без объяснения причин. Да, никакого "сырья" он не собирал - видимо, убитые тварюшки не представляли никакой ценности.
  Еще спустя час скомандовали привал. Несколько человек разошлись в разные стороны - не то часовые, не то разведка. Алекс уселся под деревом и тер виски с болезненной гримасой - видимо, использование своих способностей на полную катушку давалось ему нелегко. Павел присел рядом.
  - Слушай, куда мы все-таки идем? Никто так толком ничего и не рассказал, только отмахиваются - "потом, потом". Что за Грааль? Кто такой этот Фанатик?
  Алекс поморщился, но принялся с неохотой отвечать.
  - Грааль - это местная легенда. Понимаешь, никто толком не знает, что за хрень твориться на этой планете. Поэтому у каждого своя версия. Кто-то думает, что это все развилось само собой. Кто-то - что это искусственно созданный то ли полигон, то ли лаборатория, то ли еще что.
  Все эти версии объединяет одна вещь - тот самый Грааль. Опять же, у каждого свой. Исходный мутаген, который позволит стать абсолютным мутантом. Пульт управления лабораторией. Межзвездный портал. Космический корабль.
  Понял, в чем соль шутки? Про настоящий Грааль тоже ничего толком не знали - то ли голова на блюде, то ли чаша.
  Ну так вот. Все сочиняют версии, мечтают найти выход отсюда. Или силу. Или и то, и другое. А Фанатик был не такой. Он не мечтал, а действовал. Он собрал отряд таких же отмороженных, и они носились по джунглям, дохли пачками, но искали и искали. Состав отряда сменился раз двадцать, наверное. И только Фанатику было все нипочем.
  Над ним смеялись, говорили, что он ради своих бредовых фантазий зря губит людей. Подозревали его в разном... нехорошем. Как так, все дохнут, а он один возвращается? Да еще и характер у него был мерзкий. Не любили его, короче. Мало кто верил, что он действительно что-то найдет. А вот гляди, появился всего лишь намек на шанс - и три команды понеслись сломя голову. Фанатик, конечно, был козлом, но Грааль - это Грааль. Это шанс. Цель. Понимаешь?
  - Понимаю... А ты сам что думаешь? Что это такое может быть?
  Алекс криво улыбнулся.
  - Секрет.
  Павел хмыкнул и вытянул ноги, гудящие от усталости. Ишь ты, секрет. Что ж ты там нафантазировал такого?
  - Подъем, подъем. - Локи прошел мимо, бросив на Павла мимолетный взгляд. Показалось, или он чем-то встревожен? - Раньше выйдем, раньше дойдем.
  Поход продолжился. Заросли. Прорубленная тропа. Мелкая живность. Скука.
  Дождавшись, когда Алекс уйдет вперед, Павел спросил у Алхимика про его прозвище. На этот раз док снизошел до разговора - тоже скучал, наверное.
  - А-класс то? Да довольно дурацкая история. Он и его друг вынесли из джунглей уйму дорогих органов. Стали делить, и Алекс позарился на этот самый А-класс. Друг, соответственно, забрал почти все остальное - по цене было сравнимо.
  В итоге друг его - топовый боевик, а сам Алекс со своим А-классом, середнячок с натяжкой. Сенсор правда хороший, это да. Но как боец - ни о чем.
  А выяснилось это не сразу, и пока приживались их импланты, Алекс успел натрепать языком. Ну ты знаешь, у него рот не закрывается. "У меня А-класс, да я со своим А-классом"... В общем, с тех пор его все подкалывают. Заметь, за дело.
  - А кто его друг?
  - А нет его уже. Погиб год назад. Феникс его звали.
  - Феникс, это потому что...
  - Ага. Бешеная у него была регенерация. Поверил, что бессмертный, зарвался, и его сожрали. Целиком.
  Павел подумал, что тоже бы не отказался от бешеной регенерации. Или хотя бы сенсора. Да хоть чего-нибудь. Вот только не предлагает никто...
  На ночевку остановились, когда было еще светло. Расчистили от растительности большую поляну, по периметру воткнули полсотни столбиков - уменьшенные версии тех, что огораживают поля и город.
  Скромный ужин, состоящий из до боли знакомых плодов кактуса. Тревожный сон, то и дело прерываемый кошмарами.
  Наутро Павел чувствовал себя как человек, побывавший под асфальтовым катком. Все тело болело, голова раскалывалась. Жутко хотелось пить.
  Павел с ужасом представлял себе, как он в таком состоянии перенесет очередной дневной переход.
  На помощь вновь пришел доктор с очередной порцией зеленой жижи. Десять минут - и все симптомы как рукой сняло.
  После завтрака отряд собрался вокруг Локи.
  - Итак, мы выходим за Периметр. - кажется, командир слегка нервничал, но старался не показывать вида. - Идем тихо, при нападении действуем максимально быстро. Алекс, смотришь на максимальную дальность. Не рискуйте - мы не будем возвращаться из-за чьей-то откушенной задницы. В целом всё, все тут и так знают, что им делать... почти. Новичок, идешь с командой Ящера, выполняешь все, что тебе скажут. Быстро выполняешь, не тупишь, не обдумываешь, не возражаешь. Понятно? Ящер, следи за ним.
  Док. Как далеко ты с нами пойдешь?
  - Дождусь, пока вы завалите что-то стоящее, и поверну обратно.
  - Учти, мы будем обходить всех, кого сможем.
  - Те, кого вы сможете обойти, меня не интересуют. - коротко рассмеялся Алхимик.
  - Ладно, я тебя услышал. Крыс! Что с тобой?
  - Еще день. Потом я отвалю.
  - Ясно! Ну, погнали. И не выпендриваться, черти! Осторожно идем, слышите!
  - Да понятно все, что ты разошелся, - недовольно буркнул Ящер. Чешуйки на его голове слегка встопорщились - тоже волнуется?
  Первый час пути повторял вчерашний день - джунгли, тропа. А потом они вышли к Периметру.
  Загадочный Периметр выглядел совсем не так, как представлялось Павлу. Он воображал себе что-то вроде той же столбиковой ограды, разве что побольше размером. На деле же...
  Судя по всему, это была горная цепь, опоясывающая огромную долину, в которой они находились. В этой цепи виднелось несколько проходов, к одному из которых они и вышли. И вот здесь-то и начинались странности. Местность в проходе и окрестностях напоминала диковинный каменный сад. Судя по всему, когда-то здесь росли все те же джунгли - их остатки все еще угадывались под слоем некой сероватой субстанции, покрывавшей все вокруг. Такое ощущение, что все вокруг залили известью или цементом, создавая защитную полосу. "Живые" джунгли старались держаться подальше от этой зоны - заросли обрывались метров за сто до ее начала.
  "Вот где они берут эти таинственные столбики", - подумал Павел.
  - А что это за... дрянь? - спросил он вслух.
  - Не что, а кто. - ответил Алекс, протягивая ему что-то вроде кожаных чулок. - Одна из местных тварей с оригинальным способом выживания. Надень, если не хочешь стать ее обедом.
  - Это все - один... зверь?
  - Не воспринимай местную фауну в привычных тебе понятиях, - протянул Алхимик, натягивая чулки поверх сапог. - Местные - это не единые монолитные организмы, это симбиоз множества модулей, каждый из которых пытается подчинить остальных и стать главным. При этом они сотрудничают, борясь с внешними угрозами. При этом они постоянно мутируют, развиваясь и пытаясь получить преимущество. А здесь мы наблюдаем тупиковую ветвь местной эволюции. Он пожертвовал совей способностью к развитию, стабилизировавшись в этой форме. Его никто не может сожрать, а он - сколько угодно. Когда-нибудь к нему подберут ключик, но пока он на вершине пищевой цепочки.
  Благодаря ему мы до сих пор живы, скорее всего.
  - Он не пропускает никого внутрь?
  - Не то, чтобы никого - мелочь проскакивает. Плюс, это не единственный проход - но самый удобный.
  - А почему все... эти... боятся столбов? Это же тот же самый, ну...
  - Не тот самый, а его часть. Оторванные части окукливаются и переходят в режим спячки, при этом испуская довольно оригинальный состав, который и служит защитой. Ладно, идем, все уже готовы.
  Вслед за остальными Павел шагнул на сероватую поверхность. Она слегка пружинила под ногами - как будто идешь по толстому резиновому коврику. Как-то это все не выглядело таким опасным, как про него рассказали. Впрочем, потрогать серую субстанцию для проверки желания не возникало.
  На той стороне перевала все выглядело точно так же - "полоса отчуждения", за которой начинались джунгли, такие же зеленые, шевелящиеся и жужжащие.
  Его спутники, однако, так не считали. Отряд подобрался, сомкнулся плотнее, все внимательно смотрели по сторонам. Даже амбалы-лесорубы сменили свою тактику - теперь они не крушили все подряд размашистыми ударами, а аккуратно расчищали узкую тропку - едва пройти троим, вставшим плечом к плечу.
  Ответ на вопрос, чего все опасаются, ждал их отряд метров через сто: джунгли рассекала широченная просека, пробитая кем-то воистину огромным. Павел прикинул габариты неизвестного бродяги и впечатлился. Да, такого действительно лучше обойти, и как можно дальше.
  Собственно, этим они и занялись. Отряд петлял как бешеный заяц. Повинуясь указаниям Алекса, напряженно "вслушивающегося" в окрестности, они поворачивали то вправо, то влево, закладывая широкие дуги. Пару раз приходилось даже отходить назад. Тактика пока срабатывала, за все время - а шли они уже часа три - им не встретилось никого опаснее "загорной" живности.
  Долго, однако, так продолжаться не могло, слишком густо были населены здешние места. Пытаясь уйти от встречи с кем-то, приближающимся с запада, они нос к носу столкнулись с другим местным жителем, движущимся навстречу. Тот хорошо замаскировался, и Алекс не замечал его до самого последнего момента. Здоровенная туша, похожая на смесь медведя и броненосца, молнией выскочила навстречу отряду и стремительным взмахом огромной лапы снесла голову центральному "лесорубу".
  Тот, однако, не обращая внимания на потерю довольно важной части тела, ударил в ответ. Лезвие алебарды раскололо одну из костяных пластин, покрывающее тело зверя, но большого ущерба, кажется, не нанесла. Монстр снова атаковал, но его сдержали два других "лесоруба". Вся схватка протекала в тишине. Монстр не рычал, люди не кричали. Лишь лязг стали о кость разносился по окрестностям.
  Битва закончилась быстро. Пока Павел изумленно таращился на безголовое тело, мастерски отмахивающееся от ударов, монстра обошли с боков и нашпиговали болтами из небольших арбалетов. Кажется, на них было что-то вроде парализующего яда - зверь все еще был жив и пытался дергаться, однако бой продолжать не мог.
  - Док? - спросил Локи, который не успел поучаствовать в схватке - или не захотел. - Что-то между С и В, пойдет?
  - Годится, - кивнул Алхимик, раскрывая щупальцами свой рюкзак и извлекая оттуда устрашающего вида резак.
  - Отлично, - кивнул Локи. - Док и охрана остаются, остальные вперед!
  Павел шагнул следом, изумленно наблюдая за тем, что происходило впереди. Там безголовый лесоруб с помощью товарищей крепил потерянную часть тела на ее законное место - с помощью чего-то вроде здоровенного степлера.
  Один из бойцов Ящера рассмеялся, взглянув на его изумленную физиономию.
  - Завидно? Будешь хорошо кушать, сможешь так же. Когда-нибудь.
  - А как он управляет телом? Телепатией?..
  - Ахаха! Телепатией! Ну ты даешь. Да у него мозг в грудной клетке. Это же "бык" типичный. Ну в смысле сила есть - ума не надо. Беги в лоб и бей со всей дури. Его ломом не перешибешь, заразу.
  - Хорош трепаться! - оборвал бойца Локи. - Шевелите копытами.
  Поход продолжился в том же ритме - петля вправо, влево. Шаг назад - два шага вперед. Павел начал выдыхаться, и Локи лично вкатил ему дозу предусмотрительно взятого у доктора зеленого "допинга".
  Потом пришлось отсиживаться почти час в густых зарослях, пропуская несколько крупных тварей, подходивших разом с нескольких направлений. К счастью, ни один из них не заметил затаившихся людей.
  А вот спустя еще час они нарвались.
  Алекс, идущий с немного отрешенным видом, вдруг издал сдавленный полувопль-полувсхлип и остановился, стремительно бледнея.
  - Что? - быстро спросил Локи, хватаясь за висящий на спине арбалет.
  - Там целое стадо! Катится прямо на нас!
  - Уходим, быстро!
  Но они не успели. Разорвав стену джунглей, бесформенное тело влетело в центр отряда, разбросав в стороны человеческие тела. Атаковать, впрочем, тварь не стала, мощным прыжком скрывшись в зарослях по другую сторону поляны.
  К сожалению, десяток тварей, появившихся вслед за первой, ее примеру не последовали. Мгновенно вспыхнувший бой сразу разбился на несколько независимых схваток. Люди, потеряв строй и возможность прийти друг другу на помощь, отчаянно боролись за жизнь. Нескольких бойцов монстры растерзали сходу, но остальные быстро пришли в себя и показали класс. Маленькие и юркие, в сравнении с огромными тушами своих противников, люди отчаянно вертелись, уходя от ударов, и яростно жалили в ответ. Павел, оцепенело стоя на месте, с трудом различал удары и перемещения сражающихся - настолько они были быстрыми. На него никто не обращал внимания - то ли не считали угрозой, то ли просто повезло. Он хотел было побежать, но куда? Не будет ли там еще опаснее? Страх приморозил его ноги к земле, и он мог лишь смотреть.
  Рухнул первый монстр - наконец-то люди размочили счет. За ним упал второй, третий. Крохотные на фоне огромных туш арбалетные стрелки оказались удивительно эффективными. Вот уже больше половины нападавших валяется безжизненными грудами, а из бойцов отряда пострадало в лучшем случае четверть. Еще усилие, и...
  - А-класс! - вдруг отчаянно закричал Алекс. Сенсор практически не участвовал в битве, продолжая сканировать окрестности - и, как оказалось, не зря.
  Рухнуло несколько деревьев, и на многострадальной поляне, вытоптанной вдоль и поперек лапами мечущихся монстров, появилось новое действующее лицо. Не слишком-то крупное тело, закованное в костяные "доспехи", длинный сегментный хвост, крокодилья пасть на длинной гибкой шее. Мутант не выглядел чрезвычайно опасным, многие нападавшие до него - и уже павшие - выглядели гораздо более грозными. Однако же сражающиеся - и люди, и монстры - вовсе не горели желанием попробовать свои силы в бою с новым врагом. Все присутствующие бросились врассыпную, стремясь оказаться как можно дальше от опасного гостя.
  Павел не видел, чем все закончилось - одни из мутантов, пробегающий рядом, мощным взмахом мясистого хвоста отправил его тело в полет. Павел пробил стену зарослей и кубарем покатился вниз по крутому склону, пересчитывая все камни и стволы, встреченные по пути. На удивление, ни один из ударов не пришелся по голове, и достигнув наконец дна глубокой расщелины, Павел все еще оставался в сознании. Хотя его это обстоятельство не слишком-то радовало.
  С трудом приподнявшись, он принялся обследовать то, что осталось от его многострадальной тушки. Что ж, не так плохо, как могло бы быть. Сломанная нога и бесчисленное множество ссадин и порезов - совсем небольшая цена за спасение от опасности, при виде которой бежали бойцы, превосходящие его на бесконечность.
  Оглядевшись, Павел нашел неглубокую пещерку, которая могла послужить укрытием. Не самая лучшая идея валяться со сломанной ногой на открытой местности, рискуя быть съеденным первым пробегающим мимо падальщиком.
  Закусив губу, парень пополз по направлению к предполагаемому убежищу, волоча за собой сломанную ногу. О своих шансах на выживание он старался не думать. Сейчас главное спрятаться и переждать. А там будет видно.
  Пещерка оказалась куда удобнее, чем выглядела снаружи - длинный узкий лаз заканчивался круглой комнатой, в которой можно было спокойно выпрямиться. Более того, откуда-то сверху проникал свет. Мысль об искусственном происхождении нового дома беспокойно заскреблась внутри головы Павла - встречаться с хозяином норки совершенно не хотелось. Впрочем, деваться все равно было некуда - оставалось положиться на удачу. Павел подполз к дальней стене и устало откинулся на нее. Его немного удивляло отсутствие боли. Нет, она не то, чтобы совсем отсутствовала - но была вполне терпима. Даже причудливо изогнутая нога не слишком-то беспокоила.
  Надо бы что-то с ней сделать, но что? У него нет даже палки, чтобы попытаться ее зафиксировать. Да он и не врач, как бы не сделать хуже, шевеля сломанные кости...
  Перегруженное впечатлениями сознание начинало уплывать, Павел задремал, то и дело вздрагивая и просыпаясь. Ему каждый раз казалось, что кто-то ползет по проходу, подбираясь к нему - но нет, он все еще был один. К счастью. И к сожалению.
  Проснувшись в очередной раз, он не сразу понял, что в этот раз тревога не ложная. Кто-то действительно пробирался через узкий лаз - отчетливо слышалось шуршание осыпающейся земли. Павел не успел еще как следует испугаться, когда гость оказался внутри. Удача ему улыбнулась - это был не монстр. Это был человек.
  - Крыс, - выдохнул Павел с облегчением.
  - Мясо, - немного раздраженно произнес недавний попутчик, обнаружив обитателя пещеры. - Надо же, еще жив.
  Ему самому прилично досталось - кровь ручьем лилась из множества рваных ран, покрывающих левую половину тела. Удивительно, как он до сих пор не свалился от кровопотери.
  Крыс присел в противоположном углу пещеры, достал из сумки флакон и принялся поливать из него раны. Голубоватая жидкость шипела и пузырилась, быстро застывая пленкой на поверхности кожи. Закончив с этим, Крыс вкатил себе по несколько уколов вокруг каждой раны извлеченным из той же сумки здоровенным шприцем и на этом успокоился. Его непроницаемые черные глаза уставились на соседа.
  - Ччто... чем там закончилось? - спросил Павел.
  Крыс фыркнул.
  - Все сдохли. А кто не сдох, драпает обратно изо всех сил. Крестоносцы хреновы. Грааля они захотели.
  - Вы, похоже, не слишком расстроены?
  - А с чего мне расстраиваться? Жадные слабаки получили по заслугам, только и всего.
  - А? - Павел непонимающе смотрел на собеседника. - Разве Грааль это не для всех? Ну, типа мечта?
  - Мечта-то мечта, но включать голову тоже надо. Локи, тупой кретин, воспользовался тем, что никого из топовых бойцов в городе не было, набрал кучку таких же жадных недоумков и побежал за "сокровищем". Я их даже переоценил, думал, что уж день-то они продержатся. Тоже дурак - эти "бойцы" за периметром-то пару раз всего были, куда им.
  - А остальные? Почему никто ничего не сказал? Полковник...
  - Что Полковник? Ты, поди, решил, что он самый главный? Он рулит "песочницей", этакий надсмотрщик над рабами. Что, мясо, до сих пор не понял куда попал? "Забота о новичках, импланты по льготным ценам". Тьфу. - Крыс потыкал в закрывшую раны пленку, болезненно морщась.
  - Но как же... Меня правда выручили, починили руки...
  - Ага, и поставили рабский имплант, чтобы ты круглые сутки вкалывал на полях, пока не сдохнешь.
  - Ччто?..
  - А ты не из сообразительных, смотрю. Пошевели извилинами. Тебя не смущают твои реакции? Ты в другом мире, причем капец каком странном. Мутанты, неведомая хрень повсюду, твориться невесть что. В тебя напихали кучу непонятных хреновин, толком не объяснив, что это и за чем. И ты после этого спокойно пошел пропалывать уродские кактусы. Потом пошел в этот поход - сам не зная зачем. Зачем, ну? Тебе хоть пообещали за это что-то? Нет? Ахаха. Тупица. Ладно, бывай, мясо. Пора мне.
  Крыс вогнал себе в ногу инъекцию знакомой зеленой жидкости, поправил амуницию и направился к выходу.
  Глава 4.
  С каждым шагом бывшего спутника в душе Павла нарастала волна паники. Он изо всех сил держался, не позволяя себе раскисать, не позволяя мыслям о безнадежности своего положения проникнуть себе в голову. Он сделал все, что от него зависело в этой отчаянной ситуации - выжил, нашел укрытие, дожидался помощи. Шансы на прибытие этой помощи были весьма неплохи - отряд бессмертных сверхчеловеков, способных выжить с оторванной головой, казался достаточно сильным, чтобы выжить и продолжить поход в гораздо более печальных обстоятельствах, в которых они оказались.
  В то же время сам Павел, как единственный человек, способный указать на цель их похода, обладал большой ценностью и несомненно на его поиски будут брошено максимум усилий.
  Не паникуем, не привлекаем внимания, ждем спасения.
  Отличный план.
  Когда Павел узнал пробравшегося в его убежище Крыса, он с облегчением решил, что ожидаемая им помощь уже здесь. Сейчас ему вколют очередное чудодейственное снадобье, нога перестанет болеть и заживет на глазах, и все снова будет хорошо.
  Павел расслабился, поверив визитеру, потерял тот боевой настрой, с которым жил последние несколько часов. Вот только он ошибся - и поплатится за это. Крыс растоптал все его надежды и ожидания. Отряд разбит, его остатки в панике отступают, спасая свои жизни. Никому больше не нужен несчастный "компас" - никому, кроме себя. Вот только что он может?
  - Стой! - крикнул Павел в удаляющуюся спину. - Я же не выберусь сам! Я даже не знаю куда идти!
  Вообще-то, знание направления ничем бы ему не помогло - он сомневался в своей способности выбраться обратно к городу даже на двух ногах, а уж на одной...
  Подхлестываемое страхом сознание пыталось найти хоть какую-то возможность. Остановить мутанта, выпросить у него хоть что-нибудь, ничего для него не стоящее. Завязать разговор, заболтать, а там, быть может...
  Вот только это не сработало. Крыс пригнулся и собрался нырнуть в земляной лаз.
  Неужели он так и останется лежать в этой дыре, гадая, от чего сдохнет - от голода, заражения крови или зубов местных хищников? Как же глупо, нелепо, жалко!
  - Это нечестно! - отчаянно крикнул Павел. - У меня нет ни шанса!
  Крыс, почти полностью скрывшийся в норе, замер. Помедлил несколько секунд и вылез обратно.
  Его задумчивый взгляд внимательно осмотрел лежащее у стены тело - от лица, искривленного в жалкой гримасе, до неестественно изогнутой ноги.
  - Шанс? - задумчиво пробормотал он. - Хорошо. Будет тебе шанс. Я скоро вернусь, не уходи никуда.
  Криво улыбнувшись, наемник снова нырнул в лаз. Павел глядел ему вслед, стараясь удержать крохотную искорку надежды, которая зажглась у него в голове. Именно она не давала мутным темным волнам страха окончательно захлестнуть его.
  - Он вернется, - сказал Павел сам себе, стараясь, чтобы звучало хоть чуточку убедительно. - В конце концов, он же так сказал. Мог бы просто молча уйти, ведь так?
  Сколько отсутствовал Крыс, Павел не знал - снова провалился в нервную полудрему.
  Вновь его вернул в сознание шорох со стороны входа. Но на этот раз были подозрения, кто это может быть. К счастью, они оправдались. Мутант с трудом протиснулся через лаз, волоча за собой нечто бесформенное. При ближайшем рассмотрении это оказалась тушка зверя размером с собаку. Выглядела она премерзко, будто облитая кислотой. Впрочем, это была отличительная особенность почти всех местных обитателей.
  Крыс устроился на старом месте, подтащил к себе поближе свой трофей и принялся извлекать из сумки различные колюще-режущие инструменты.
  - Ты не думай, что разжалобил там меня, или что, - внезапно заговорил хмурый мутант, не отрываясь от своего занятия. - Пока время есть, расскажу тебе кое-что.
  Сейчас у нас в городе творится какая-то ересь. Все больше болтовни и все меньше дела. Народ расслабился, решил, что им ничего не угрожает, и можно начинать жиреть. В идеале они хотят совсем ничего не делать и жить козырно. Для этого берут новичков и запрягают их на пахоту. Естественно, все якобы из лучших побуждений, да.
  Крыс расставил вокруг несколько фонариков, ярко осветивших тушку зверька, и принялся быстро ее потрошить. Было заметно, что дело это ему знакомо не понаслышке. В движениях мутанта прослеживался опыт и профессионализм хирурга. Или мясника.
  - Да, раньше новички дохли пачками. Часть вскрывалась, часть спивалась. Многие уходили с концами в джунгли. Дай бог, из десятка первые полгода проживал один.
  Сейчас, казалось бы, с этим получше. Разработанный живорезами имплант подавляет остроту ощущений, не дает дурить. Новички спокойно адаптируются и идут пахать на поля.
  Но есть один нюанс. Тот единственный, продержавшийся первые полгода, был бойцом. Во всех смыслах. Там играл естественный отбор, жестокий, но чертовский эффективный. Этот боец постоянно рос, преодолевал себя. Он не мог себе представить - как это, просто сидеть без дела? Именно из таких сейчас состоят все топовые команды.
  Что же мы имеем по результатам новой политики? А я тебе скажу, что. Из прошлой волны на настоящий момент в живых осталось процентов пятнадцать-двадцать. По большому счету, не слишком-то большое отличие, правда? А знаешь, что они из себя представляют? Тупые, безвольные, оскотинившиеся твари. Они по-прежнему целыми днями ползают по плантациям тупых кактусов и периодически дохнут от атак тварей, которых опасными-то не назвать. Земная собака и то опаснее.
  Крыс вырезал что-то во внутренностях своей жертвы и принялся шаманить над окровавленным куском, поливая его чем-то из разноцветных бутыльков.
  - Мне плевать по большому счету и на Полковника, и на его прихлебателей, и на его рабов. Единственное, бесит, что они не дают никому выбора. В конце концов, решать, сдохнуть ему или жить дальше - и как жить - каждый должен решать сам. Ты попросил шанс - я дам тебе шанс. Достану ту хрень, которая туманит тебе мозги, и поставлю вот это. - Крыс кивнул на ошметок плоти, который продолжал истязать.
  - Что это?
  - Твой "друг" Алекс хвастался тебе своей игрушкой? Это, конечно, не А-класс, и даже не С, но что-то вроде. Главное, что эта штука хочет жить и стать сильнее. Это ее смысл существования, так сказать. Если ты хочешь того же - вы сработаетесь.
  Сам момент операции Павел плохо запомнил. Вот Крыс приближается к нему со шприцом в руках, укол в шею - а дальше все как в тумане. Приглушенная боль в шее, разраженное бормотание "хирурга":
  - Конечно, лучше бы поставить его тебе в черепушку, но, боюсь, я не настолько хорош. Тем более в таких условиях...
  Все закончилось удивительно быстро - или ему так показалось. В голове Павла прояснилось, и он увидел Крыса, заканчивающего сгребать фонари обратно в сумку.
  Повязка на шее довольно ощутимо давила на горло, и у него не сразу получилось заговорить:
  - Ч... что дальше?
  - А дальше я пойду по своим делам, а ты останешься здесь налаживать отношения со своим новым... хмм... другом. Или питомцем. Как договоритесь.
  - А...
  - На этом все. Ты хотел шанс - ты получил шанс. И не корчи рожу - мне в свое время и того не предложили.
  Крыс нырнул в лаз и исчез. Павел привстал и отполз на старое место - к стене.
  Ну что же, он практически в той же ситуации, что и эн часов назад. Правда, одну неведомую хрень в нем заменили на другую. Брр, одна мысль об этом вызвала приступ тошноты. Странно, раньше он за собой такого не замечал... Эффект от удаления волшебного импланта? Или все проще, и сказывается общая убитость организма?
  Ладно, неважно. Теперь у него есть... что-то. Долбанный Крыс, сложно было объяснить нормально? Наверное, это должно как-то ощущаться, как с компасом. Ощущение направления стало для него настолько привычным, что теперь даже не было нужды на нем сосредотачиваться - он просто ЗНАЛ, что вон там что-то есть. Ха, да он просто супергерой. Человек-компас. Охренеть, как круто.
  Павел нервно засмеялся. Да, что-то определенно изменилось. И эти изменения не то, чтобы радовали. Его стало колбасить гораздо сильнее, чем раньше - однако холодная голова сейчас была бы куда более кстати. А не сглупил ли он, поверив малознакомому наемнику? Может, тот просто посмеялся над ним?
  Вряд ли, конечно, вопрос, зачем бы ему это понадобилось? Вопрос. Проще было просто прирезать его, чем гоняться за мутантом, потрошить его... слишком много возни вопрос.
  Стоп, вопрос? Что за вопрос, черт возьми?
  Павел вдруг осознал, что периодически ощущает нечто... невесомое, слабо ощутимое. Как будто кто-то тихо-тихо шепчет внутри его головы, но не словами, а... ощущениями.
  Вопрос?
  Вот блин! Эта штука что, разумна? Или это что-то вроде управления?
  Павел напрягся и попытался как-то ответить, но то ли он делал что-то не то, то ли дикая каша мыслей в голове сбивала таинственного собеседника с толку, но он лишь продолжал время от времени маячить своими "вопросами".
  В один прекрасный момент Павел дернулся и растревожил рану на шее. Вспышка боли временно отвлекла его от попыток общения. Попытавшись развернуться так, чтобы уменьшить нагрузку на многострадальную часть тела, Павел вдруг осознал, что боль исчезла так же стремительно, как и появилась. Тут же пришел новый "вопрос", но в нем можно было разобрать нотки некоторой неуверенности.
  - Ага, - вслух сказал Павел. - Даже так. А если...
  Он шевельнул сломанной ногой и сконцентрировался на ощущениях. Минута - и боль исчезла. Совсем.
  - Здорово, конечно. Но как я на ней пойду, она же оторвется на фиг...
  На то, чтобы объяснить невидимому анестезиологу необходимость сращивания кости, ушло больше часа. Павел дергал несчастную конечность, пытался передать свое неудовольствие от ее состояния, сравнивал со здоровой. Его собеседник честно пытался понять, чего от него хотят, и даже что-то делал. Вот только не то, что требовалось. К исходу часа Павел практически не чувствовал тело ниже пояса, и начинал паниковать.
  Но тут ему наконец-то пришло в голову пошевелить ногами одновременно и передать ощущение своего недовольства отсутствием синхронности их движений. Его старания были вознаграждены волной "понимания". Его новый друг, которого он решил называть Симбиотом, или Симом, задумался на некоторое время, а затем выдал волну "голода".
  - Вот те раз, - растерянно сказал Павел. - Где же я тебе еду возьму?
  Его взгляд пробежался по пустой комнате и остановился на единственной вещи, которая в ней была - частично расчлененной туше мутировавшей "собаки". При одной мысли о том, чтобы это съесть, Павла затошнило.
  - Ну неет, это уже за гранью! Слушай, друг, попробуй как-нибудь по-другому, внутренние резервы там, еще что-нибудь. А?
  Сим не хотел искать внутренние резервы. Сим раз за разом повторял одно и то же. Судя по всему, выбора не было.
  Павел снова взглянул на тушу. На этот раз рвотных позывов не возникло, да и противный кисловатый запах перестал ощущаться - видимо, Сим сделал все что мог. Однако более аппетитной бесформенная груда плоти выглядеть не стала. Вблизи она выглядела и вовсе неприглядно.
  - Пожарить бы тебя хотя бы... фу, гадость! - Павел зажмурился и вцепился зубами в тушу. К счастью, на вкус мясо оказалось абсолютно никаким - будто жуешь кусок резины.
  Пытаясь отвлечься от процесса насыщения, Павел задумался о развитии своей "суперспособности". Интересно, как Алекс добился от своего импланта такой внятной обратной связи? Кажется, он говорил что-то о считывании картинки из мозга и отображении поверх нее, или что-то вроде. Вот только как все это объяснить Симу, если их общение сводится к обмену несколькими простейшими понятиями? "Больно", "голод", "вопрос"... Попробуй-ка составь из этих слов фразу "дополненная реальность". А потом объясни, что это, существу, которое вообще не пойми что из себя представляет.
  Хотя вроде бы симбиот Алекса изначально все это умел, вроде бы. По крайней мере об обучении не было сказано ни слова. Это и есть разница между А и "даже не С" классами? Наверное, да, не зря же те ценятся гораздо выше. Ну ничего не поделать, играем тем, что есть.
  Проглотив столько мяса, столько смог, Павел отполз обратно на свое место и попытался наладить с Симом более осмысленный диалог. Получалось плохо. Возможно, стоило начать с чего-то попроще, но картинка интерфейса Алекса стояла перед глазами и вызывала жгучую зависть. В процессе переговоров даже нога была временно забыта.
  К сожалению, все, чего удалось добиться - это бесформенного красного пятна, зависшего в воздухе прямо перед носом Павла. Пытаясь донести до Сима смысл и форму полоски ХП, он превратил кляксу в прямоугольник, потом в круг, а потом Сим убрал пятно и прислал волну растерянности с нотками отчаянья. Похоже, это был не его уровень.
  В другом деле, однако, симбионт преуспел - сломанная нога постепенно приходила в норму, опухоль спадала. Правда при этом она нагрелась просто до невероятной температуры. Павел надеялся, что Сим знает, что делает, и не лишит его конечности окончательно. Если сломанная нога вполне способна срастись и самостоятельно, то жареную ногу вряд ли получится разжарить обратно...
  Ладно, хватит отвлекать Сима от лечения. Пока есть время, стоит обдумать дальнейшие шаги. Если термотерапия симбиота справится с переломом, останется всего лишь миновать несколько десятков километров джунглей, кишащих тварями. Перспективы просто закачаешься. Может быть, стоит все-таки отсидеться какое-то время здесь?
  Взгляд Павла в очередной раз вернулся к туше, на этот раз с целью оценить ее объем в качестве запаса пищи. Ну, если она не протухнет, то... Фу, нет. Уж лучше рискнуть и надеяться на то, что ни с кем не столкнешься по дороге.
  Да, по поводу столкновений. По пути сюда они все время петляли, ориентируясь на указания сенсора. А что может предложить в этом плане его симбионт? Или настолько далеко сходство двух имплантов не заходит? Вряд ли получится быстро объяснить Симу, что от него требуется. Нет, на какое-то время придется задержаться в любом случае. Долечиться, выяснить способности своего "напарника", возможно, провести небольшую разведывательную вылазку. Увы, но ничего не поделать. Жизнь стоит нескольких килограмм съеденного сырого мяса.
  ***
  Лечение затянулось. Опухоль спала довольно быстро, а вот с костью Симу пришлось повозиться. Хорошо еще, что он догадался попросить Павла правильно сложить обломки кости - и тот чудом его понял.
  Дожидаясь выздоровления, Павел успел подремать, сжевать еще одну порцию безвкусного мяса, поскучать, глядя в земляной потолок. В голове его крутилось множество невеселых мыслей.
  Угрюмый желчный Крыс был ему неприятен, но его версия звучала весьма правдоподобно. Слишком правдоподобно, чтобы от нее можно было просто отмахнуться.
  Сейчас, оглядываясь назад, Павел видел множество странностей в поступках окружающих. Но все они блекли перед странностями, которые происходили с ним самим. Ладно еще самое начало эпопеи, когда он мало что соображал от боли в руках и отравления. Но потом, после "лечения" у доброго доктора? Муть в голове, вялость мыслей, заторможенность - все это он списывал на шок и необычность обстановки. Если же все это действительно обстояло так, как сказал Крыс... Прожить остаток жизни рабом на плантациях - это вовсе не то, что ему хотелось. Были ли альтернативы? Просто так, за "спасибо", ему никто ничего не даст. Один раз ему уже крупно повезло - но так везет раз в жизни. Он свой раз уже потратил.
  Оставался вариант с продажей "компаса", точнее, своих услуг проводника. Вот только на этот раз стоит предварительно оговорить цену за свои услуги, а также хоть какие-то гарантии безопасности. Да, и убедиться предварительно, что его будущие спутники знают, что делают, и не разбегутся с паническими воплями от первого же серьезного монстра.
  Павел невесело рассмеялся. Построение грандиозных планов на будущее помогали отвлечься от нынешней печальной ситуации, но выглядели при этом довольно нелепыми и самонадеянными. Он слишком мало знал. Об этом мире, о его опасностях, о людях, которые умудряются противостоять этим опасностям и выживать. Оставалось надеяться, что он проживет достаточно долго, чтобы иметь шанс узнать больше.
  Неуверенность, вопрос, сомнение.
  Сим попробовал выразить какое-то сложное понятие, но получилось у него не очень. Павел попробовал уточнить. В ответ слабо запульсировала нога.
  - Что, уже все? - удивился Павел. Немного смущала "неуверенность", но не попробуешь, не узнаешь. Может быть, симбионт просто скромничает.
  Или нога сломается еще раз и все придется начинать сначала.
  Медленно, осторожно, сантиметр за сантиметром Павел принялся подниматься, опираясь на стену. Наконец, встав на ноги и выпрямившись, он прислушался к своим ощущениям. И обозвал себя болваном. Анестезия, наложенная Симом, все еще действовала.
  Какое-то время ушло на разъяснение симбионту новой концепции. Наконец, он понял, что от него требуется.
  Нога не болела. Болело все остальное, затекшее от неудобной позы и длительного лежания на голом камне. Павел с трудом перетерпел уколы в отекшем теле, зло ругаясь под нос. Да, с анестезией определенно не стоит злоупотреблять.
  Ну, по крайней мере, подвижность к нему вернулась. Можно было переходить к следующему пункту плана - разведке. Павел нерешительно замер перед выходом. Стоп, не так. Вторым пунктом стояла проверка способностей Сима к разведке.
  Итак, как можно объяснить симбионту, со словарным запасом двухлетнего ребенка, что такое локатор? Или как там имплант Алекса умудрялся засекать мутантов издалека? По запаху, на слух, электромагнитному полю мозга?
  Сложно объяснять то, чего и сам толком не понимаешь. Может, попробовать отобразить миникарту? А как ее строить? Может быть, у Алекса и правда локатор в башке? Мало ли, что он там себе понаставил. А вот у него, Павла, достоверно есть лишь уши и глаза. Судя по всему, на них и придется надеяться.
  Что ж, как и следовало ожидать, концепция миникарты осталась для симбионта непонятной. Ровно как и локатора, и всего остального. В итоге методом постепенного упрощения Павел дошел до понятия "опасность". Сим вроде бы понял и обещал следить и предупреждать - если он правильно разобрал "речь" симбионта. Как тот собирается следить, за чем именно - все это оставалось загадкой.
  От напряженного мысленного диалога у Павла разболелась голова. Да и вернувшийся вместе с прочими ощущениями запах не добавлял позитивных ощущений. Павел решительно выдохнул и пополз к выходу. Итак, пункт три, разведка.
  Снаружи было утро. Солнечные лучи пробивались сквозь листву, причудливыми бликами мелькали в воде небольшого ручейка. Красиво, просто райский уголок. Если не знать, что большая часть этих растений ядовита, а в зарослях таится множество мутантов, готовых сожрать тебя в любой момент.
  Павел, поминутно замирая и оглядываясь по сторонам, подобрался к ручейку и напился. Джунгли давили. Ощущение опасности исходило отовсюду, хотелось забиться обратно в нору, завалить проход и остаться там навсегда. Вот только что делать, когда кончится еда?
  Павел повертел в голове мысль поселиться в норе и пытаться добывать еду путем расстановки ловушек на некрупных зверей. Идея была дурацкая. Ловушки он делать не умел, а на запах падали вот-вот явится кто-нибудь голодный. Проклятый запах, он совсем о нем забыл. Видимо, разведка плавно переходит в бегство, оставаться здесь слишком опасно.
  Сориентировавшись по внутреннему компасу, Павел решительно направился в противоположном направлении.
  Передвигаться по джунглям в одиночку было легче, чем он думал. Деревья росли достаточно далеко друг от друга, ядовитые лианы тоже вполне можно было обойти. Конечно, избегать контакта с ними не получалось, но введенный Алхимиком блокиратор справлялся. Сим тоже реагировал на эти касания, но Павлу не удалось толком разобрать, что он хочет. Не то предупреждает, не то... доволен? Почему?
  Ну, вроде бы ничего не краснеет и не раздувается, а значит, все в порядке.
  К тому же на земле не валялось никаких сухих веток и прочего, прямо как в ухоженном городском парке. Это позволяло передвигаться практически бесшумно. Павел вообразил себя индейцем, подкрадывающимся к стоянке бледнолицых. Только томагавка не хватает, и перьев на голове.
  Фу, какой бред лезет в голову. От страха, что ли? Павел фыркнул и помотал головой, отгоняя дурацкие фантазии. И замер - справа сквозь заросли что-то виднелось. Что-то большое и серое.
  Павел подобрался поближе к загадочной штуке и ахнул. Это был круглый каменный монолит - совсем как тот, на котором он очнулся в свой первый день на этой планете. В центре монолита, довершая схожесть картины, лежало человеческое тело.
  Глава 5
  Павел переборол первый порыв - броситься вперед сломя голову - и внимательно осмотрелся по сторонам. На первый взгляд, все было в порядке. Неизвестный новичок оказался редкостным везунчиком, первым, кто наткнулся на него, оказался не голодный мутант, а человек. И это здесь, за периметром, что возводило степень удачливости парня просто в космическую степень.
  Аккуратно протиснувшись сквозь зеленую стену кустов, плотно обступивших каменный диск - медом им здесь намазано, что ли? - Павел подошел к лежащему неподвижно телу.
  Парень, высокий, крепкий, светлые волосы, короткая фасонистая бородка. На лице застыла полуулыбка - видимо, снилось что-то хорошее.
  - Ничего, скоро погрустнеешь, - буркнул Павел, почувствовав необъяснимый прилив раздражения. Эта глупая улыбка сильно контрастировала с его собственным состоянием - замотанный, уставший, испуганный и дерганный, он не скоро еще сможет улыбаться настолько беззаботно. При условии, что это "не скоро" вообще когда-нибудь наступит.
  Наклонившись, Павел сильно потряс парня за плечо, пытаясь разбудить. Тот, однако, вовсе не желал покидать свой счастливый сон и лишь недовольно мычал, отмахиваясь от тормошивших его рук. Испугавшись, что поднятый шум привлечет мутантов, Павел зажал соне рот и больно ущипнул его за шею. Широко распахнувшиеся голубые глаза с изумлением уставились на обидчика.
  - Тихо, - мрачно буркнул Павел. - Тут небезопасно шуметь. Встань и осмотрись.
  Парень оказался сообразительным. Он не стал с ходу скандалить и возмущаться обстоятельствами своего не слишком приятного пробуждения, а, в самом деле, встал и осмотрелся по сторонам. После чего протер глаза, осмотрелся еще раз и с немым изумлением уставился на Павла, растерянно разведя руками по сторонам.
  - Ага, это красно-зеленые шевелящиеся джунгли. Жужжащие. Более того, они еще и ядовитые. А теперь садись обратно и слушай. Мы на другой планете...
  Парень послушно сел и внимательно выслушал короткий сбивчивый рассказ о планете, ее обитателях и своих невеселых перспективах. Слушал он молча - лишь широко распахнутые глаза выдавали степень его удивления. Павел самокритично признавал, что рассказчик из него так себе - он постоянно сбивался, беспорядочно переходил с темы на тему, пропустил кучу важных деталей - но от слушателя не поступило ни единого замечания или вопроса. А может быть, он вообще не разговаривает?
  - Пиздец, - хрипло произнес парень, подводя итог услышанному и опровергая догадку о своей немоте. - Если бы что-нибудь принимал, фиг бы тебе поверил. Но вроде бы настолько дикие глюки на пустом месте не возникают, так что... Кстати, я Роман. Если тебе интересно, конечно.
  - Павел.
  - Очень приятно. Хотя какое, нафиг, может быть "приятно" в такой ситуации. Даа... И что, обратно точно никак?
  - Ну, насколько я знаю...
  - Значит, не точно, - усмехнулся Роман. - Значит, не все потеряно. А этот... периметр... он далеко?
  - Если я не слишком отклонился, то часа четыре, вроде того. Но... Сам понимаешь, - Павел повел рукой по кругу, указывая на хищно шевелящиеся лианы.
  - Да я помню. Что ж делать-то, постараюсь ни за что не хвататься. Да и не сразу же меня срубит, наверное, попробую продержаться. - Роман внимательно вгляделся в пестрое переплетение ветвей и поежился. - Блин, хочу комбинезон химической защиты. Или огнемет.
  - Чего нет - того нет. - Павел поднялся, подошел к стене кустов и принялся аккуратно проделывать в ней проход. Лианы недовольно жужжали и выбрасывали облачка едко пахнущей пыльцы. Впрочем, никакого эффекта она не вызывала - спасибо доктору-осьминогу. Хотя постойте-ка. - Замотай чем-нибудь лицо, - бросил он Роману, который благоразумно держался подальше.
  Роман на секунду задумался, скинул толстовку, стянул через голову футболку с аляповатым принтом и принялся рвать ее на полосы. Вскоре импровизированная повязка-респиратор была готова.
  Критически осмотрев Романа с ног до головы, Павел махнул рукой. Все это туфта. Мутаген повсюду, он буквально висит в воздухе. От него не защититься дурацкими повязками, хоть с ног до головы замотайся, на манер египетской мумии. Их единственный шанс - скорость. Добраться до того, у кого есть вакцина-блокиратор, быстрее, чем Роман превратиться в опухшую тушу, неспособную передвигаться самостоятельно. Павел вспомнил свои ощущения от близкого знакомства с лианами и лекарством Вертлявого, и передернул плечами.
  - Бежим, - бросил он отрывисто. - Бежим быстро и тихо.
  И они побежали. Ну, насколько получалось. Получалось так себе. Джунгли совсем не напоминали городской парк и были весьма паршивым местом для прогулок. Вдобавок приходилось огибать все более-менее крупные скопления растительности, чтобы Роман раньше времени не мутировал в фиолетового осьминога. Впрочем, были и положительные моменты. Павел внезапно осознал, что чувствует себя гораздо лучше, чем до появления напарника. Не физически, психологически. Липкий страх отступил, ощущение обреченности немного развеялось. Казалось, появление человека, которому было куда хуже, придало самому Павлу сил. Он почувствовал себя не жалким беглецом, а мудрым наставником и защитником, спасающим заблудшую душу. Это как-то... согревало, что ли.
  К сожалению, оба они были не в лучшей форме, и уже через час им пришлось присесть передохнуть и немного отдышаться. Павел с тревогой всматривался в лицо спутника, ища там признаки зарождающейся болезни.
  Роман криво улыбнулся, заметив его тревогу.
  - Что смотришь? Плохи мои дела?
  - Да нет, как раз наоборот. Все куда лучше, чем я ожидал. Ты, кстати, удивительно хорошо держишься, учитывая обстоятельства, - неожиданно для себя озвучил Павел вслух свои мысли.
  Роман рассмеялся каким-то задушенным невеселым смехом, запрокинул голову вверх и попытался разглядеть небо через переплетение густых ветвей. Неба видно не было.
  - Наверное, и правда выглядит странно. Но, видишь ли... Последние полгода дела у меня шли... ну... так себе. Много чего случилось, и... Может быть даже и к лучшему, что все закончилось... так. По крайней мере, я жив, у меня есть какие-то шансы. Ну и я не мучаюсь зряшными терзаниями на тему - а не лучше ли все вернуть? Иногда так бывает. А, не забивай голову. Если доберемся до города живыми, и там найдется спиртное, я расскажу тебе эту историю. Может быть. Если смогу достаточно выпить. Ладно, я вроде отдышался, идем дальше?
  Он задумчиво потрогал свой лоб и сморщился.
  - Ну вот, кажется, я уже подхватил местный грипп. Или волчанку. Температура поднялась... Хотя черт знает, может, это просто от местной жары. Надо идти...
  Бег через джунгли возобновился. Но, к сожалению, ненадолго. Состояние Романа начало резко ухудшаться.
  По всему телу проступили красные пятна, температура поднялась еще выше, он начал поминутно оступаться и сильно сбавил скорость. Павел обеспокоенно взглянул в его огромные, неестественно расширенные зрачки и зло выругался. Такими темпами они не дойдут. Надо что-то придумать, но что? Стоп, симбионт! Он начисто про него забыл. Может быть, тот сможет что-нибудь придумать?
  Не сбавляя шага, Павел потянулся к своему соседу по разуму и попытался донести до него суть проблемы. Раз за разом он посылал Симу различные картинки-образы, но тот не понимал. Судя по всему, его мир ограничивался телом самого Павла, и он абсолютно ничего не мог сделать для другого человека, для него Роман просто не существовал. В принципе, ожидаемо, но все равно обидно.
  В самом деле, зарастить рану - это умеет сам организм, и ему нужно лишь помочь. А как придать иммунитет, да не просто против какого-то яда, а против агрессивных клеток мутагена? Или это вообще не клетки, а какой-нибудь токсин?
  Так, иммунитет. Может быть, это просто какие-то клетки, которые есть у него в крови, например? В кино про эпидемии все вечно решается выделением чудо-лекарства из крови главного героя, который чудесным образом неуязвим для очередной болячки. А если просто перелить кровь? Фу. Что за дичь. Даже если проигнорировать возможность склеить ласты от несовместимости групп крови, как прикажете проделать это без инструментов посреди леса?
  Так, а что если...
  Павел подхватил с земли небольшой камешек с острым краем, прикусил губу и решительно полоснул себя по ладони. Еще раз, еще. Кровь потекла по руке, закапала на землю. На удивление, было почти не больно.
  Павел протянул окровавленный камешек Роману. Тот с изумлением следил за происходящим, приоткрыв рот.
  - Ты чего это? Что за... Побрататься, что ли, предлагаешь? А чего так внезапно?
  Павел в двух словах объяснил ему про иммунитет и антитела. Кажется, получилось не очень убедительно, но камушек Роман взял. Руки у него тряслись, и нормально разрезать ладонь получилось не сразу.
  Наконец, они соединили руки и вопросительно уставились друг на друга.
  - А... сколько держать-то?
  - А я откуда знаю? Это вообще-то твоя идея!
  - Так, подожди секунду...
  Павел отвлекся на Сима, который бомбардировал его вопросительными сообщениями, беспокоясь по поводу внезапной порчи внешнего покрова. Он успокоил симбиота, уговорил его не затягивать рану, а, наоборот, выпустить через нее побольше крови. Тайной его надежде на подключение постороннего человека через рану, как через разъем, сбыться было не суждено. Дурацкая, кончено, была идея, но попытка не пытка.
  Постояв минут пять, свежеиспеченные побратимы продолжили путь. Оба чувствовали себя немного неловко.
  Видимого эффекта обмен кровью не оказал. Роману становилось все хуже и хуже. Лицо его набрякло, покраснело, он хрипло, тяжело дышал.
  Павел в который раз попытался оценить оставшееся до гор расстояние. На первый взгляд, они почти пришли. Но так казалось и час назад - проклятые каменные пики возвышались совсем близко и тем не менее к ним все никак не удавалось выбраться.
  Еще через полчаса Роман оступился и разбил колено о торчащий из земли камень. Он поднялся, но идти смог лишь опираясь о плечо Павла.
  Павел переставлял ноги, сгибаясь под тяжестью горячего неуклюжего тела, и думал. Думал о том, что они шумят на весь лес, ломясь кабанами сквозь заросли и хрустя сухими ветками, которые уже нет сил переступать. Что живы они лишь благодаря космической удаче Романа, которая, наверное, распространилась на них обоих. Отгонял мысль о том, что им не дойти - теперь уж точно. Даже до периметра - а этого все равно недостаточно. Не факт, что проход кто-то охраняет. А даже если окажется там кто-нибудь - есть ли у него вакцина?
  Неожиданно в беспорядочно мельтешащее облачно панических мыслей вклинилась темная волна. А ради чего вообще он так выкладывается, кстати говоря? Кто ему этот парень, брат, сват? Ради чего он рискует, между прочим, собственной жизнью? Может быть...
  Несколько мгновений Павел перекатывал в голове идею бросить новичка и идти дальше одному. Идти тихо и медленно, резко повысив свои шансы.
  Покатал, и понял, что не сделает так. И вовсе не потому, что он хороший там, или совесть его будет мучить. Нет. Ему попросту страшно. Страшно остаться одному в этом гребанном разноцветном лесу, таком чуждом для человека. Уж лучше так. Люди все-таки стайные животные, и поодиночке не выживают.
  Впрочем, все эти высокие размышления пропали втуне. Через сотню метров Роман обмяк и повис на шее Павла мешком картошки. Павел протащил его еще сколько-то, рыча сквозь стиснутые зубы, но это было все. Он достиг предела. Поход был окончен. Приехали.
  Павел уложил Романа на землю, стараясь беречь голову, и похлопал по щекам, пытаясь привести его в чувство.
  - Эй, эй! Просыпайся! Чего разлегся! Тут осталось-то пара километров! Растекся как слизняк! Финиш уже, не будь слабаком, вставай! Ну! Десять минут еще, пятнадцать! Ну!
  Роман с трудом приоткрыл глаза, скупо улыбнулся распухшими губами.
  - Не, братишка, - чуть слышно проговорил он. - Я все. Спасибо тебе, но - не судьба. Бывает...
  - Черт! - рявкнул Павел, вскакивая на ноги. - Гребанные джунгли, гребанная жизнь! Хрен с тобой! Лежи тут, я сбегаю сам. Туда и обратно. Не уползай никуда, понял?
  Не дожидаясь ответа, он развернулся в сторону обманчиво близкой горной цепи и побежал. Бежал он достаточно быстро - для человека, проделавшего марш-бросок по пересеченной местности с таким-то грузом. Видимо, и за это стоило поблагодарить друга-симбионта. Есть, правда, хотелось зверски. Ну да ничего, на том свете пообедаем. Там же и отдохнем. А пока - бежать.
  Павел бежал, бежал. Потом шел, пытаясь успокоить бунтующие легкие - те, казалось, пытались вырваться наружу, хрипели и горели огнем. Горы не приближались. Вот не приближались, и все тут, хоть ты тресни. Павлу казалось, что он идет целую вечность, и столько же будет идти. И горы все так же будут висеть перед глазами, и никогда не...
  Павел зацепился за скрытый в земле корень и рухнул ничком, в последний момент успев подставить руки и спасти нос от близкого знакомства с твердой поверхностью. Вставать сил не было. Вообще сил не было.
  Он лежал, уткнувшись лицом в землю, и ему хотелось остаться здесь жить. Ну или хотя бы поспать. Часов двадцать.
  Внезапно Павел осознал, что уже некоторое время ощущает до боли знакомый запах - дым! Где-то рядом жгли костер. И вряд ли это делали мутанты.
  Павел вскочил на ноги, принюхался и понесся, не разбирая дороги. Заросли расступились, и он вывалился на небольшую поляну, своротив знакомый столбик ограды.
  На него смотрело два ствола и наконечник арбалетного болта. Еще трое из сидевших у костра за оружие хвататься не стали - то ли настолько уверены в себе, то ли сражаются в рукопашную.
  - Я с миром, не стреляйте, - пропыхтел Павел, медленно поднимаясь на ноги и стараясь не делать резких движений. - У вас есть вакцина для новичков? Очень надо!
  - Хм. Интересно, - сидевший на другом конце поляны рослый широкоплечий мужчина поднес ко рту трубку, затянулся и выпустил кольцо дыма. - Для начала, кто ты такой, молодой человек? И как здесь оказался?
  - Павел, из города, - немного растерянно сказал Павел. То, что стволы по-прежнему были направлены на него, уверенности вовсе не добавляло, а совсем даже наоборот. - Меня взяли в рейд, но мы наткнулись на мутанта А-класса и все разбежались. А потом я нашел на каменном диске новичка, и ему срочно нужна вакцина. Он не дошел немного, пару километров. Ему плохо, надо бы побыстрее!
  - Вот как. - человека с трубкой его сбивчивая речь оставила равнодушным. - А кто, прости, тебя в рейд взял? Ты ведь сам новичок, если не ошибаюсь?
  - Ну главным был Локи, еще Змей был и еще здоровый такой, лысый, Малыш, во! А я, ну, новичок, да...
  Тут Павел замер, раздумывая, стоит ли сообщать этим подозрительным ребятам причину, по которой его взяли в этот рейд. Наверное, все-таки рановато для подобных откровений, так что...
  - Ага. Локи. Ну, этого следовало ожидать. Сяо, посмотрите, что там...
  Обладатель арбалета, с типичной азиатской внешностью, кивнул, встал и скрылся в зарослях. За ним последовали один из ребят с ружьем и один из безоружных.
  - Нно... Как же... Я... - Павел растерянно оглянулся, раздумывая, стоит ли бежать следом за разведчиками. Он бы, возможно, и побежал, вернее, побрел, но его остановила мысль о возможных выстрелах в спину, если его побег воспримут превратно.
  - Не беспокойся, они найдут твоего новичка. - спокойно сказал главарь, видя его метания. - Если он, конечно, есть.
  - Что значит "если есть"? Само собой он есть!
  - Не горячитесь, молодой человек. Поймите меня правильно, но верить на слово человеку, встреченному за периметром, да еще и тому, которого я первый раз в жизни вижу... Это несколько опрометчиво, вы не находите?
  - Нну... может быть.
  - Присядьте, и расскажите поподробнее о вашем... хм... рейде.
  Павел присел к костру и принялся рассказывать. Его пересказ содержал лишь две неточности, и обе касались содержимого его многострадальной тушки. По его словам, подыхающий кентавр ограничился словесным сообщением и ничем в него не плевался. А Крыс ушел из его пещеры сразу и более не возвращался.
  Внимательно его выслушав, сероглазый вопросительно взглянул на сидящего слева от него парня с дредами и в здоровенных очках на манер мотоциклетных. Тот пожал плечами и задумчиво протянул:
  - Ну, в целом верно. Кое-где недоговаривает, но где-то так и было.
  Сероглазый выпустил очередное кольцо дыма и внимательно посмотрел в глаза Павлу.
  - Недоговариваете, молодой человек. Ваше право, впрочем. Да, а чем вас так обеспокоила судьба этого новичка? Знали его раньше?
  - Да нет, просто... - Павел смущенно потер висок, пытаясь подобрать слова. - Мне тоже досталось в самом начале, было довольно... неприятно. А он еще и угодил за периметр. Вот я и... как-то...
  - Что же, похвально. В последнее время такое поведение все менее свойственно типичным представителям нашей, хм, общины. Или общности? Не суть, в общем. Все стараются кинуть друг друга по мелочи, нажиться на ком-то. Побочный эффект периметра, видимо. Отсутствие угрозы внешнего врага привело к внутренней грызне. А вы молодец. Помогли незнакомому человеку, и это после того, как вас самого бросили на произвол судьбы.
  - Да ладно, - Павел попытался было что-то сказать, но сероглазый еще не закончил.
  - А врать в вашей ситуации, да еще и так глупо, это... В общем, минус на плюс. Итого ноль.
  - А с чего я должен вам доверять? - неожиданно зло спросил Павел. Внезапный переход от похвалы к порицанию его задел.
  Сероглазый посмотрел на него с интересом.
  - И правда, чего это я. Вы же тоже меня не знаете. Старею, начинаю бронзоветь. Эх. Приношу свои извинения за поспешные выводы.
   Меня называют Герцогом. Я не очень люблю это прозвище, но так уж сложилось. Меня не интересуют мелкие секреты городских группировок. И уж тем более отряду S-класса ничего не нужно от недавнего новичка. Уверяю вас, вас ничего не угрожает.
  ***
  Через полчаса вернулись разведчики. Вернулись втроем.
  В ответ на вопросительный взгляд Герцога Сяо коротко доложил, усаживаясь у костра:
  - Мы не успели. Прошли по следам парня, нашли, где он оставил второго, но там было пусто.
  - Он ушел? Или...
  - Он ушел не сам - его забрали. Следы довольно необычные, видимо, кто-то из элиты, хотя не поручусь. Не повезло парню.
  Павел почувствовал в горле спазм и судорожно сглотнул. Ну вот, все зря. Он не дотащил своего подопечного. Столько усилий, и все зря. Кончилась твоя космическая удача, Рома. Вся вышла.
  - Вы сделали все, что было в ваших силах. Все, что от вас зависело, - словно прочитав его мысли, сказал Герцог.
  - Может быть, - пробормотал Павел, глядя в огонь. Поколебался и все-таки спросил:
   - Скажите, а можно с помощью симбионта воздействовать на других людей?
  - Симбионта? - удивился Герцог. - Что за симбионт?
  Павел коротко рассказал упущенную ранее часть своих приключений, начинавшуюся с возвращения Крыса в пещеру.
  Герцог выслушал его с непроницаемым лицом и кивнул одному из своих людей. Тот подошел к Павлу, внимательно осмотрел и ощупал его шею и произнес с нечитаемым выражением в голосе:
  - Ага, оно самое.
  Герцог озадаченно нахмурился:
  - Что это нашло на старого пердуна? Он вроде бы не обидчивый ни разу, да и ситуация... Не располагающая.
  - Может, это такой выпад в сторону Полковника и его системы? - предположил Сяо. - В духе Крыса.
  - Что это за дрянь? - выпалил Павел нервно.
  - Да не волнуйтесь, это не то, чтобы дрянь, это... Скажем так, привет из прошлого. Вам уже рассказывали про современную систему "апгрейдов", так вот... Раньше все было по-другому. Вместо узкоспециализированных модулей устанавливали зародыши, из которых формировались более универсальные инструменты, самим человеком под свои нужды. Там было много плюсов, но было и немало минусов. Самый главный - эти модули требуют контроля. В отличие от современных, эти модули развиваются, и их развитие в принципе ничем не ограничено. Вот только с какого-то момента модуль может решить, что он достаточно силен, чтобы побороться за "руль". Все местные организмы развиваются по подобному принципу. Ну и, сам понимаешь... В какой-то момент предпочли безопасность в ущерб потенциальной силе.
  - А могу я, как бы...
  - Убрать эту штуку? Можешь...
  - Не может. - спокойно перебил парень, осматривавший Павла. - Эта "штука" срослась в единое целое с тем дерьмом, что сожрало его позвоночник и часть мозга. Ему даже пересадка головы уже не поможет. Наверное.
  - Что-что прости сожрало его позвоночник? - с ледяным спокойствием в голосе спросил Герцог.
  - А я откуда знаю? Его спросите.
  Холодный взгляд серых глаз приморозил Павла к месту.
  - Молодой человек, вы ничего не хотите нам рассказать?
  Сбоку послышались щелчки взводимых курков. Павла посетило стойкое чувство дежа-вю. Кажется, придется начать все сначала, и на этот раз быть куда более откровенным. Иначе он рискует остаться без головы. И даже без шанса на ее пересадку...
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Убить. Забыть. Любить" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Вайс "Невеста Цербера" (Женский роман) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Приключенческое фэнтези) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Попали, так попали!" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"