Morri Briggi: другие произведения.

Рассказ шестой. Часть I: Альма-матер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Великому празднику первого сентября посвящается


   Рассказ шестой.
   Часть I: Альма-матер
   ***
   Высшая академия Эстарион - когда-то главный оплот Тьмы на всём Мелерике, наводивший ужас на все светлые земли и выпускавший каждые двадцать лет полноправных чёрных магов был уничтожен уже более восьмидесяти лет назад. Хотя как уничтожен... в физическом плане и Академия, и сам город - Эстарион, были абсолютно целы, но никто не мог переступить границу открытых со времён войны нараспашку ворот или перелезть через стену. Те, кто пытался вступить на землю, столетиями принадлежавшую и служившую Тьме, в мгновение ока рассыпались пеплом - последнее проклятие колдунов Эстариона не ослабло за минувшие десятилетие, да и светлые маги не то, что не сняли его - они даже не знали, как подойти к заклятию прислужников Того, чьё имя нельзя произносить.
   Эстарион - довольно крупный город, на протяжении тысячелетий служивший пристанищем для тёмных колдунов, был центром черномагического искусства - здесь находилась Академия, а также школа, подготавливающая подростков для поступления в высшее учебное заведение. Здесь проходили ярмарки и обретались тёмные алхимики и артефакторы, здесь жили маги и происходили самые крупные открытия в данной области, здесь... здесь много, что было и ничего не осталось. Пустые дома, улицы, парки, скверы и здание академии, величественно возвышающееся над опустевшим городом: огромный мрачный гротескный замок, такой, каким его описывали в легендах светлых земель, который так и не пал, не сдался на милость победителю, а сражался до конца, не ставшего для него победным.
   Эстарион находился далеко от обжитых земель - в самом центре Долин Джерберт. Говорят, одной из основных причин поражения Тьмы было именно столь неудобное расположение этого оплота тёмных сил: союзники - дроу и вампиры - не успели прийти на помощь.
   Так или иначе, вот уже как 84 года считалось, что все полноправные чёрные маги были уничтожены, а самоучек регулярно сжигали на кострах. Конечно же, правители светлых государств знали, что где-то, скорее всего, есть логово тех, кто смог сбежать из осаждённого Эстариона: их искали, выслеживали и, по возможности, уничтожали, но широким массам об этом не сообщалось - что зря народ волновать?
  
   ***
   - Приехали, - задумчиво пробормотала под нос Маглориэль, спрыгнув с вороного коня.
   Сэтаэрто тоже соскочил на со своего жеребца землю и подозрительно осмотрел настежь распахнутые ворота.
   - Они нас точно пропустят? - с сомнением спросил он у спутницы.
   - Да, - та лишь уверено качнула головой.
   Крепостная стена резко отделяла город от бескрайнего поля, поросшего высокой серебристой ковылью, как водная гладь, дрожащая на ветру. Ничего не осталось от дороги, ведущий в Эстарион, ни следов сражения: только мерно покачивающаяся из стороны в сторону трава и тёмные высокие каменные стены.
   - Ну, что, пойдём? - наконец оторвался от созерцания этой безрадостной картины вампир.
   Маглориэль коротко кивнула и первой перешагнула невидимую линию, отделяемую воротами.
   По пустым улицам города бродил холодные ветер, гоняя по серым камням брусчатки прошлогодние листья. Здесь было тяжело находиться - аура смерти и обречённости давила на плечи, нагнетала тоску и печаль.
   Эльфийка глубоко вздохнула, раскинув руки встороны, губы кривились в горькой усмешки:
   - Ну, вот я и дома.
  
   Прогулка по городу настроения не подняла: тяжело было смотреть на пустые дома, распахнутые двери и окна, через которые было видно абсолютно целые предметы быта - будто бы все жители просто исчезли куда-то на пару минут, и совсем скоро они вернутся и продолжат начатые дела.
   До Академии добирались долго - бродили по опустевшим улицам, заходили в дома, некогда бывшие трактирами. Зачем? Ни вампир, ни эльфика не знали. Наверное, им просто хотелось хоть чуть-чуть оживить своим дыханием мёртвый, но до сих пор великий город.
   В Высшую Академию Эстарион убийцы зашли через главный ход, преодолев высокую парадную лестницу, а потом переходя по длинным коридорам из одного зала в другой.
  
   - Что это за место? - удивленно спросил Сэт.
   Наёмники вошли в огромный тёмный зал, размерами напоминавший средний полигон. Он был весь отделан чёрным мрамором, а пол покрыт тёмно-зелёной травой, сквозь которую прорастали яркие звёздочки белых анемонов. В воздухе плавали на разной высоте серебристые сферы, освящая помещение мягким голубовато-белым светом, и, казалось, играет какая-то едва слышная печальная музыка. Стены от самого пола до потолка покрывали картины, преимущественно в чёрных рамах. Между каждой был одинаковый отступ сантиметров в пятнадцать, и большинство из них были одинакового размера - кроме тех, что висели в самом центре, напротив входа.
   - Когда-то здесь проводили Праздник начала учебного года, Новый Год, выпускные балы и важные собрания, - глухо отозвалась Мэг. - А сейчас... мы назвали это Залом Памяти... Здесь висят портреты всех тех, кто погиб, защищая Эстарион, и портреты тех, кому удалось выжить... В чёрных и белых рамках соответственно. А цветы... считается, что каждый цветок - это убитый здесь человек: не обязательно маг - может и простой житель Эстариона или первоклассник из Школы Тёмного Искусства.
   - Не так много для населения города, - удивлённо заметил Сэт.
   - Большинство мирных жителей успело уйти из города, также как и часть магов и учеников Школы и начальных курсов. Так что анемоны - это преимущественно маги, так или иначе, - грустно улыбнулась девушка. - Да и не так уж и много здесь людей жило - тысяч двадцать, может быть тридцать. Война так с бухты-барахты не началась, процентов тридцать уйти точно успело - из тех, кто к магии отношения не имели.
   Вампир рассеяно качнул головой.
   - Хочешь посмотреть? - девушка кивнула в сторону портретов. - Я тогда постаю за дверью: мне здесь не очень уютно, если так можно выразиться.
   Сэтаэрто медленно шёл вдоль стены: с сотен портретов с аккуратными подписями на него смотрели защитники Академии: старые и молодые, весёлые и грустные, насмешливые и серьёзные.
   У центральных картин убийца невольно замер. Их было двенадцать, двенадцать портретов в черных рамах, в полный рост - ректор академии и его ближайшие сподвижники - совет архимагов в полном составе. Древние маги весело улыбались, взирая со своих полотен на зачарованного вампира.
   Чуть сбоку было ещё два портрета - тоже в полный рост, но уже в белых рамах. На одном из них был изображён черноволосый парень лет двадцати-пяти на человеческий манер, с ехидной усмешкой на губах и живыми весёлыми ярко-голубыми глазами. Аккуратная золотая табличка гласила: "Магистр демонологии, алхимии и боевой магии КэрлТельвиер". Сэт невольно присвистнул - имя одного из самых страшныъ злодеев эпоса не только людей, но и эльфов ему было прекрасно известно.
   А на втором портрете наёмник с удивлением узнал свою подругу, сестру побратима и прочее, прочее - Маглориэль. Она выглядела точно также как и сейчас - одежда преимущественно чёрных тонов, рукоятки мечей за плечами, вечная усмешка на губах и демоны пляшущие джигу на дне фиолетовых глаз. Подпись была следующего содержания - "Магистр малефики, некромантии и боевой магии РильДаркте": ещё один незабвенный персонаж народного эпоса и тоже антагонист.
   Сэт лишь покачал головой - вопросов к Мэг у него появлялось всё больше и больше. Но они пока могут подождать: раз эльфийка привела его в этот зал, то она, скорее всего, рано или поздно сама всё расскажет.
   Последний портрет в этой линейки прятался за колонной и в отличие всех остальных был в рамке бордового цвета. Чтобы рассмотреть его получше вампир запустил в воздух маленький осветительный пульсар и тихо охнул: с холста картины на него насмешливо взирал, щуря ярко-алые глаза и демонстрируя изящные удлинённые клыки в приветливом оскале, его дед, пропавший более шести сотен лет назад. Табличка оповещала - "Профессор Эйрен Грай".
   - Мэг, давай поговорим, - хрипло выдавил из себя Сэт, так и не оторвав взгляда от портрета.
   Она, наверное, могла сделать вид, что не расслышала, но спустя пару минут, показавшихся вампиру вечностью, девушка бесшумно подошла к нему и вопросительно подняла брови.
   - Ты знаешь, кто это? - аккуратно спросил наёмник, кивнув в сторону портрета.
   - Это? - убийца грустно улыбнулась. - Это мой учитель - архимагЭйрен Грай. Он меня, собственно говоря, в своё время в Эстарион и притащил. Откуда он взялся в Академии - это знал, скорее всего, лишь ректор со своими друзьями. Эйрен Грай - имя не настоящее, сам понимаешь, с девневампирского, кажется как "Серый Волк" переводится - впрочем, тебе виднее.
   - Это мой дед, - после долгого молчания, наконец, сказал вампир. - Он пропал после битвы со светлыми более шести веков назад.
   - Вот как... - эльфийка рассеяно провела рукой по портрету.
   - А почему рама красная?
   - Он тоже погиб в той битве, но мы не верили, что он мог умереть... Да, все смертны, но мы всё же очень привыкли, что Учителю всё было не почём. Он всегда возвращался и, как ни в чём не бывало, спрашивал о наших делах и здоровье. Поэтому... Я до сих пор верю, что он однажды зайдёт в трактир, сядет напротив меня и, весело усмехнувшись, поинтересуется, неужели мы действительно рассчитывали, что он оставит нас в покое, - Мэг тихо вздохнула, опустив глаза.
   - Пойдём, Мэг, мы ведь пришли сюда ради библиотеки, - через силу сказал вампир и первым направился к выходу.
   Она догнала его уже в коридоре. Некоторое время шли молча.
   - Хочешь, я расскажу тебе, как было? Это, правда, больше моя история, чем его, но твой дед сыграл в ней важную роль, - наконец сказала убийца.
   - Если ты сама готова это рассказать, - кивнул вампир.
   - Тогда пойдём на парапет, там было довольно удобное место. Это будет очень долгая повесть.
  
   ***
   Первый год изгнания дался очень тяжело. Всё, что как-либо напоминало родину, причиняло безумную боль, но она держалась. Она с детства привыкла сражаться за свою жизнь с кем бы то ни был, правда раньше рядом с ней всегда был брат, готовый поддержать в любой момент. А сейчас... Но дадут мелеры, ещё свидятся.
   Маглориэль сидела в каком-то третьесортном трактире и без удовольствия потягивала дешёвое вино. Очередной рулад, выданный пьяным менестрелем заставил девушку поморщиться и прошипеть что-то не очень цензурное сквозь зубы - тонкий эльфийский слух подобного измывательства, которое здесь по какой-то ошибки называлось музыкой, спокойно вынести не мог.
   Вот уже почти неделю, как у проклятой было стойкое ощущение, что за ней следят. Вопрос был лишь в том: кому это надо? Родственникам? Да нет, наврятли они ещё относят её к числу живых. Светлейшему Князю? Ему тоже без надобности - уже прошло больше года с момента её изгнания. Но тогда кто?
   Словно бы отвечая на невысказанный вопрос, на свободный стол перед эльфийкой опустилась фигура, закутанная в чёрный плащ.
   - У вас свободно? - нагло поинтересовался этот индивид.
   - Как будто если я скажу "нет" что-то изменится, - недовольно буркнула Маглориэль, изучая своего собеседника.
   - Вот и я так думаю, - жизнерадостно сообщил он, скидывая капюшон.
   Эльфийка напряглась: это был высший вампир, с которыми представители её народа традиционно, мягко говоря, не ладили.
   - Не бойтесь, миледи, я не враг вам! - вскинул руки клыкастый.
   - Это вы за мной следили? - приподняв брови, поинтересовалась изгнанная, нащупывая пальцами рукоять кинжала, спрятанного в рукаве.
   - Вы внимательны, - несколько удивлённо заметил нежданный собеседник. - Да я. И не стоит пытаться пырнуть меня этой серебряной спицей - всё равно не получится. У меня к вам предложение делового характера, которое будет выгодно нам обоим.
   - Вот как? - девушка с любопытством уставилась на вампира.
   - Вот так. Видите ли, я с некоторых пор абсолютно не помню своего прошлого. Причём именно прошлого, а не какие-то теоретические знания. Так, например, я могу наизусть процитировать труды какого-нибудь учёного, рассказать принцип построения боевых заклинаний высшего порядка, знаю историю всех стран, но абсолютно не помню, кем я был раньше, - приступил к рассказу вампир.
   - К чему вы ведёте? - удивлённо спросила девушка.
   - Я как раз подошёл к содержанию моего предложения. Видите ли, ни один телепат, которому я доверяю, не смог помочь мне вспомнить. А тот, который возможно и мог бы, не вызывает у меня ни капли доверия. Я хочу сделать вам предложение, от которого вы вполне можете отказаться без каких-либо последствий.
   - Я слушаю.
   - Вы ведь сильны в ментальной магии - я наблюдал за вами и видел, как вы водили за нос торговцев каравана, а ведь у них были амулеты от внушения и довольно качественные. А то как вы обманули городского мага в Вертнере - это просто высший класс! - восхищённо покачал головой вампир.
   - Ну что вы, сударь, я не имею не малейшего понятия, о чём вы говорите, - холодно проговорила Маглориэль.
   - Позвольте миледи, я и не собирался вас шантажировать - я лишь восхищаюсь вашим мастерством, - замахал руками её собеседник. - Я хотел предложить вам вот что: вы помогаете мне вспомнить моё прошлое и клянётесь не использовать полученную информацию против Тьмы, а я в свою очередь помогаю вам избавиться от агонии изгнанника и жить нормальной жизнью .
   - Думаете, вам это под силу? -усмехнулась эльфийка.
   - Уверен. Я тоже поклянусь. Если вы согласны, то текст клятвы мы с вами составим хоть сейчас, чтобы он удовлетворял нас обоих.
   Маглориэль задумалась. Собеседник не врал - отличать правду ото лжи могли все эльфы. С одной стороны, вампиры - это всегда Тьма, но с другой - родной Свет её предал и бросил умирать. И вот сейчас, если отвлечься от тоски по родному лесу, в глубине души просыпалась жажда мести: доказать всем - князю, дяде и прочей родне, - что они ошиблись, изгнав её и нажили себе серьёзного врага. С третьей стороны, мстить Князю - дело сложное, для этого нужны умения и знания. Да и жить хотелось нормальной жизнью, а не тем подобием, когда каждый день хочется выть от тоски по Родине или самостоятельно повеситься на потолочной балке очередного захудалого постоялого двора.
   Как ни крути, а понятие Света больше не вызывало того душещипательно восторга, а Тьма - явного презрения, как было ещё совсем недавно.
   "А почему бы и нет?" - мелькнула в голове шальная мысль. Разум в кое-то веки не подавал протестов и даже подкидывал идеи, которые были однозначно "за".
   Прикинув так и сяк, благо, что вампир терпеливо ждал решения проклятой, девушка пришла к выводу - хуже не будет. Куда уж хуже. А там - время покажет.
   - Согласна. Давайте составлять удовлетворяющую обе стороны формулировку.
   Формулировку составляли долго, но спустя часа три клятва была произнесена на дранлере и скреплена кровью. В ней говорилась о том, что эльфийка не будет использовать полученную информацию каким-либо образом и сообщит её только вампиру, что до расторжения клятвы она не будет сотрудничать со светлыми и ещё множество пунктов, гарантирующих безопасность клятвопринемателю и последователям Тьмы, к коим он имел прямое отношение.Клыкастый же, в свою очередь, обещал избавить её от агонии изгнанника, обучить боевым искусствам, неприкосновенность со стороны чёрных магов и так далее в том же духе.
   - Так как вас звать, милая леди? - вдруг поинтересовался вмпир.
   - Маглориэль. А вас, уважаемый? - с интересом взглянула на новоприобретённого союзника эльфийка.
   - Как по-настоящему - не помню, честно слово. А сейчас меня называют Эйрен Грай, - изобразил вежливый полупоклон вампир. - Давайте, прекраснейшая, здесь переночуем, а завтра отправимся в путь - у меня заканчивается отпуск, а вам, как я понимаю, по большому счёту все равно где обитать.
   - Прям таки и всё равно, - тихо пробурчала себе под нос Маглориэль, но возражать не стала.
  
   - Вы что?! Да меня в первый же момент тут на сотни частей разорвут. Я светлый эльф - меня в Эстарионе только дыба ждёт! - возмущению эльфийки не было предела.
   - Да не случится с тобой ничего, клянусь! Если ты не забыла, у меня перед тобой тоже есть обязательства, - поморщился Эйрен.
   Этот разговор длился с того самого момента, когда он сказал, что они едут в Эстарион. Нет, сомнение Маглориэль были вполне обоснованны, но зачем же повторять одно и то же по тридцать раз! Ну, ничего, он ещё отучит её от этой дурной привычки.
  
   - Эйрен, ты, что, свихнулся?! Да её тут в первый же день к миледи Лирдис на постой отправят,- ректор Академии придерживался того же мнения, что и проклятая. - Извините леди, я против вас ничего не имею, но мне почем-то кажется, что моё мнение разделят не все.
   - Я всё прекрасно понимаю, милорд, - девушка ответила легким кивком и сочувственной улыбкой. - Я, между прочим, те же самые подозрения приводила милорду Граю в качестве аргументов "против".
   - Да этот упёртый козёл никогда никого не слушает, - ректор был зол: ему было жалко девушку, в лояльности которой к Тьме он уже убедился, а также проверил на шпионские заклятия и прочую гадость. Впрочем, она проклятая, а, следовательно, даже если она продаст академию с потрохами, то всё равно Царь не примет её обратно. Эльфийка тоже это понимала. - Эйрен, её просто убьют!
   - Я им дам - убьют, - недовольно буркнул вампир и оскалился в недоброй усмешке. - Я всем объясню, что Магри моя протеже, и что вообще, она бедная и несчастная и к ней нужно проявить сочувствие. А если не проявят, то я проявлю излишнюю внимательность на занятиях - у меня так или иначе все курсы обучаются.
   - Ох... - синхронно вздохнули глава академии и проклятая.
   - И без "ох". Я своё слово всегда держу, - недовольно отозвался Эйрен Грай.
   - Хорошо. Но на какой факультет мы её пристроим? Она же не бум-бум в тёмной магии, - сдался ректор, и покосившись на эльфийку, добавил: - Не обижайтесь, леди.
   - Ой, какая проблема - будет малефиком, они там все всегда слабенькие, - отмахнулся вампир.
   - Вот почему вечно на факультет проклинателей скидывают самых бездарных детей? - взвыл ректор. - А ведь это одна из важнейших отраслей тёмномагического искусства!
   - Вы не поверите, милорд ректор, но у светлых тоже самое: ничего не можешь - иди в заговариватели, - тихо засмеялась Маглориэль.
  
   Прошло уже два месяца: клятва исполнялась честь-почести, а Эйрен действительно смог заставить студентов смириться с наличием светлого эльфа в Академии.
   - Аккуратнее. И не стоит мешать петлю Ливермака и захват Тольца - право слово, мне всё ещё хочется жить, - негромко инструктировала соседа, пытавшегося сотворить новое поклятие, Маглориэль.
   Она практикой не занималась - теорию учителю девушка всегда сдавала на пять, а вот создавать плетения не могла: преподаватель всё понимал и в качестве отработки принимал светлые аналоги тёмных проклятий. Это было интересно обоим - они вместе обсуждали схожести и различая, связки и основные элементы, сравнивали из друг с другом.
   - Маглориэль, ты видишь плетения? - удивленно спросил преподаватель - профессор малефики ЦеймерХинс.
   - Да, уже где-то с полмесяца, - кивнула девушка.
   - Очень интересно... Как же так вышло? В тебе проснулась тёмная магия? - глаза учителя засияли фанатичным огнём.
   Он очень хорошо относился к эльфийке - почитай единственный студент в новом наборе среди малефиков, который понимал всё, что он говорил, и, по иронии судьбы, единственный совершенно не способный что-то создать.
   - Не думаю... - с сомнением покачала головой девушка. - Наши верховные маги тоже же видят тёмные плетения.
   - Но ты, уж прости меня, не верховный. Хотя, всё конечно может быть, и в тебе вдруг проснулся талант видеть наши плетения... Но что-то это сомнительно, - задумчиво потёр подбородок маг. - Давай после уроков ты ко мне подойдёшь и мы немножко поэкспериментируем?
   - Я непротив - мне сомой интересно, - легко согласилась Магри.
   Пока педагог и студентка вели задушевную беседу, лучший ученик курса, а также, по утверждению и проклятой, и профессора, самый бесперспективный учащийся (ибо долго не протянет из-за своего долбо... из-за своей невнимательности), вложил все свои весьма скудные знания в новое плетение, которое должно было поразить всех. О чём думал студент, создавая проклятие - понять сложно. Толи он рассчитывал войти в историю Академии как первокурсник, уничтоживший целый факультет во главе с его куратором, толи просто решил, что станет архимагом без дополнительных работ, но, так или иначе... Он всех поразил, причём в буквальном смысле. Учитель заметил, ЧТО творит его ученик лишь в последний момент. Старость не радость, и она настигает рано или поздно всех - в том числе и архимагов, коим являлся ЦеймерХинс (поговаривали, что ему уже к тому моменту перевалило за пару-тройку тысячелетий). Маг не успевал уже ни сотворить щит для своих студентов, ни остановить заклятие - просто не хватало физических сил: получившееся плетение можно было обезвредить только с близкого расстояния, а студент стоял в другом углу кабинета. Зато со скоростью всё было просто прекрасно у эльфов вообще и у Маглориэль в частности. Действуя на одних рефлексах, девушка, войдя в ускорение (одна из особенностей светлейшей расы - переходить на совершено другой уровень скоростей) в сотую долю секунды оказалась около мага-недоучки и что-то гортанно вскрикнув, перехватила сорвавшееся с шаловливых ручонок заклятие.
   Время, казалось бы замедлившееся на время отчаянного рывка Магри, вернулось в старую колею. Девушка по инерции пробежав ещё немного остановилась в паре метров от юного дарования, пораженно уставившись на свою правую ладонь, в которой спокойно лежал матово-серый шарик.
   Профессор молча встал, подошёл к ней и положил руку на плечё ученицы.
   - Всё-таки, Маглориэль, это не светлая магия. В тебе, моя дорогая, проснулась Тьма, - маг аккуратно перехватил дрожащую руку девушки, судорожно сжимающую перехваченное проклятие. - Пойдём-ка, милая к Эйрену - он тебя лучше всех знает.
  
   Эйрен довольно улыбнулся и рухнул в стоящее неподалёку кресло, как только за преподавателем малефики закрылась дверь. Кабинет профессора Грая был сделан в соответствии со всеми вкусами его хозяина: уютный, погруженный в полумрак и отделанный красным деревом. Магри всегда чувствовала себя здесь спокойно и даже можно сказать "как дома".
   - Ну, Маглориэль, рассказывай, что да как. Целиком и полностью... Думаю, ты и сама понимаешь, - благодушно улыбнувшись, сказал вампир.
   - Ох, сейчас попробую... - всё ещё несколько потерянно кивнула эльфийка, приступая к своеобразной исповеди.
   Рассказ вышел недлинным. К финалу Эйрен встал, подошёл к небольшому резному шкафчику, достал два бокала и бутылку коньяка, столь им любимого, разлил янтарную жидкость по стаканам: один поставил перед ученицей, другой стал крутить в руках.
   - Что ж, честно скажу, что я рассчитывал на такой исход, - бухнувшись обратно в кресло, сказал маг. - Видишь ли, и Тьма, и Свет вполне могут сосуществовать друг с другом, и совершенно не обязаны быть взаимоисключающими факторами. Другое дело, что далеко не у каждого есть талант и к тому, и к другому. Если рассматривать общую статистику среди людей, то она выглядит примерно так: на каждую тысячу человек есть 15 обладающие склонностью к использованию стихийной магии и 10 со склонностью к Свету или Тьме. При этом я учитываю только тех, из кого может выйти хотя бы среднестатистический маг. Из десяти тысяч человек хорошо если найдётся один, ну максимум два индивида, которых можно было бы отнести и к Тьме и Свету. Но даже если взяться обучать их обоим искусствам, то с большой вероятностью такие люди станут мастерами своего дела только в одно из них. Почему? Все очень просто: ты и сама должна была заметить, что свтлые и тёмные плетения очень сильно различаются. У них совершенно непохожая логика построения, кардинально различный подход к созданию заклинаний. Человеку слишком тяжело усвоить и то и то - его мозг не способен использовать одновременно два взаимоисключающих пути распределения энергии, составления заклятий. Теореретически, некоторые эльфы и дроу, в отличие от всех других рас могли использовать и Свет и Тьму: их разум способен усвоить сразу два противоположных подхода, их расовые особенности не ставят вето на одну из двух Школ. Но! С одной стороны обоим не хватает знаний для обучения полноценных магов с качественными знаниями и Света, и Тьмы. А с другой стороны, тех, кто пытается изучать "запретное искусство", как у них это называется, и у первых, и у вторых в срочном порядке отправляют в гости к миледи Лирдис, а все записи, дневники и заметки очень качественно уничтожаю. Чтоб не оскверняли истинное искусство грязным светлым/тёмным сурогатом магии.
   Вампир помолчал, давая девушке время для переваривания информации. Глянул на бокал в руке, который он рассеяно крутил во время своего рассказа, и залпом проглотил его содержимое.
   - Конечно, ну допустим, эльфу будет очень проблематично изучить тёмное искусство - неоткуда взять информацию в достаточном количестве, учителя и так далее, а также искренняя вера в величие Света и гнусность Тьмы непозволит даже приблизится к "запретному учению". Собственно говоря, не мне тебе рассказывать об отношении двух Школ магии друг к другу. Всё то, что тебе сейчас вспомнилось и является причиной, почему у эльфов так редко встречаются отступники, рискнувшие изучить Тьму. Надо заметить, ни к чему фундоментальному они не пришли: во-первых, отсутсвие наставника и достаточного количества информации не позволяли остроухим стать хотя бы посредственными магами в этой области. Во-вторых, занятия тёмной магией отражаются на том, кто её изучает. Это видно не по ауре, нет, просто меняется мышление, чуть-чуть характер, а галвное общий магический фон становится несколько иным - вроде бы совсем немного, но заметно. А вы, эльфы, всегда очень хорошо чувствовали суть таких вещей и изменений. Поэтому шанс у юного дарования стать двуцветным магом стремились к нулю. Но ты... Ты впоне сможешь выучиться искусству Тьмы - а мы тебе в этом поможем. Хотя, может быть ты имеешь что-то против?
   Магри покачала головой и, так же как и учитель, залпом опустошила стакан.
  
   - Я эльф!
   -А я друид, и что дальше? Разве принадлежнось к какой-либо расе даёт нам право судит о моральных качествах и характере отдельно взятого индивида?
   Маглориэль рассеянно смотрела на стоящих перед ней новых одноклассников: больше всего эльфийка боялась, что на новом факультете, куда её перевили спустя четыре месяца после "пробуждения" тёмной магии, её мгновенно возненавидят.
   Однако новые одногруппники не оправдали ожиданий - они смотрели на девушку с любопытсвом, но в общм-то доброжелательно.
   - Меня зовут Маглориэль, - наконец, сказала проклятая, не найдя, что ответить парню, первым предложившим знакомиться.
   - Ну вот и чудненько! А я - Дэрион. А вот этот вечно мрачный тип - наш староста Кэрл. Вообще-то у него имя гораздо длиннее, но оно каке-то уж очень непроизносимое, так что мы все его так клием, - при этих словах указанный индивид возмущённо фыркнул и поднял глаза к потолку.
   - Кстати, у тебя тоже слишком длинное имя, - вдруг сказал брюнет, стоявший рядом с Дэрионом. - И слишком вычурнотое. Надо сократить...
   - Моё имя нельзя сокращать - оно потеряет смысл! - возмущенно воскликнула эльфийка.
   - Конечно, так они тебя и послушают, - сочувственно сказал Кэрл. - Моё имя тоже что-то значило, только, кого это волнует? - здесь демократия.
  
   - Риль, ты где? Поговорить надо!
   - Ох, Тьма! Сколько раз мне повторить, чтобы вы перестали меня так называть!
   - Сколько бы ты не сказала - это не будет иметь ни малейшего значения. Привыкай!
   Друид, облокотившись спиной на стеллаж, с деланным интересом наблюдал за тем как полная возмущения эльфийка захлопывает книгу, метается из конца в конец небольшой комнаты, пытаясь унять гнев и, наконец, падает обратно в кресло.
   - У-у, гад! - сверкнув на него глазами, девушка залпом опустошает бокал вина. - В следующий раз я, право слово, тебя прокляну!
   - Угу-угу, - этой угрозы Дэрион не боялся - вот нос сломать во время спарринга, каким-нибудь неприятным заклинанием задеть на тренировке злопамятная эльфийка могла, но ничем действительно опасным для жизни она никогда не кидалась. - После дождичка в четверг, дорогая.
   - Вот добрая я, да? Ты это знаешь, да? Знаешь, что ничего плохого я не сделаю, да? - нехорошо прищурилась девушка. - А я вот возьму и усиленным кошачьим приворотом тебя приголублю! Год от кисок прохода не будет - хуже, чем на валерьянку кидаться начнут.
   Юный маг невольно передёрнул плечами - вот на такую гадость его однокурсница действительно была способна.
   - Будет тебе, солнце наше светлоэльфийское, - пошёл на попетые друид. - Я, правда, по делу пришёл.
   Девушка вопросительно вздёрнула одну бровь - как это у неё получалось, гадала вся академия.
   - Скоро соревнования, да? В прошлом году ты по понятным причинам в них не участвовала. А в этом надо бы поучаствовать. Особенно в командной боёвке.
   - Ишь чего захотел! Я и без того уже подала заявку на участие в соревнованиях по малефики и некромантии. Бэр уговорил на парную демонологию - мл, без меня никак. Учитель ещё настоял на фехтовании. Мне и этого выше крыше!
   Как и подозревал Дэрион, Риль участвовать не хотела. Собственно говоря, об этом знали все и именно поэтому доверили невыполнимую миссию по переубеждению эльфийки тому, у кого язык был подвешен самым правильным образом - то есть друиду, который, надо сказать, был категорически против такой логики.
   - Солнышко, звёздочка наша негаснущая, цветочек аленький, ну выручи нас, горемычных, замени Арчи - ты же знаешь, наш местный гений перегорел малость. Зайка, ну будь лаской! - на последнем предложении девушка поперхнулась и зашлась хриплым хохотом.
   - Ты уж определись, Дэрэ, кто я тебе зайка или ласка, а потом уже приходи со своими "очень заманчивыми предложениями", - отсмеявшись, покачала головой Риль.
   - Ну, Ри, ну, милая, ты же понимаешь в какой мы не простой ситуации! Из Сангвая приезжают институты - наши вечные союзники в войне и наши же непревзойденные (пока) противники на соревнованиях. У них превосходная, слаженная, сильная команда - они ещё в прошлом году взяли все золотые медали на командных состязаниях. А у нас и с Арчи группа хоть и сработанная, но в разы слабее их. Наши ребята в одиночных всем покажут, а вот в командных... - Друид невольно передёрнулся - по всему выходило, что зазнавшимся сангвайцам они снова проиграют, как и в прошлом году. - Мы даже не рассчитываем на остальные бои - не опозориться хотя бы на комплексной боёвке.
   Эльфийка задумчиво покусывала губу, рассматривая выкладки и карандашные записи, разложенные на столе перед ней. За последний год она неплохо сдружилась со своими одногруппниками и желала им всего самого наилучшего, но... Но и тех состязаний, на которые она успела подписаться, было предостаточно. Нужно собрать список основных проклятий, чуть их повидоизменять, чтобы не каждый щит мог выдержать. Нужно проштудировать некоторые книги по некромантии, повторить пару сложных заклинаний. Нужно продумать пентаграмму, составить кабалу, поправить заклинание написанное Бэром для конкурса демонологов. Нужно потренироваться с Учителем, чтобы не ударить в грязь лицом на поединке фехтовальщиков... Слишком много "нужно", а до соревнований осталось чуть больше недели.
   Заметив некоторое смятение в рядах врага, а точнее в глазах оппонента, Дэрион или, как с лёгкой руки Риль его стали именовать однокурсники, Дэрэ, усилил напор.
   - Рилечка, ты же один из сильнейших наших боевых магов! Нам так нужна твоя помощь! Тем более, мы же не за бесплатно просим...
   Девушка удивлённо вскинула брови.
   - "Не за бесплатно" это как? Деньги мне что ли, балбес, предлагать вздумал, - в сиреневых глазах мелькнула тень обиды, голос похолодел. - Так, я хочу заметить, если ты не знал раньше, я не бедствую.
   - Ну что ты, зайка моя остроухая, - насмешливо фыркнул Дэрэ. - Я совсем другое имел в виду. У нас же сразу после недели соревнований контрольная по алхимии. А кое у кого, не будем тыкать в него пальцем, но мы оба его прекрасно знаем, этот предмет идет ну... мягко говоря, не очень хорошо.
   Девушка рассеянно закрутила монетку между пальцев. Это был удар ниже пояса - пожалуй, единственный предмет из преподаваемых боевым магам на втором курсе, который совершенно не шёл у бывшей светлейшей леди был алхимией. И вроде бы она так близка к лекарскому делу, которое превосходно знала эльфийка, да и казалось бы, что в ней такого сложного, но... Но с алхимией у Маглориэль не заладилось с первого урока, на котором она случайно превратила свинец в ртуть, не замедлившую разбежаться мелкими серебристыми шариками по всему классу.
   - В любом случае, магистр Энехме не допустит, как она выражается, "обмена знаниями", - отгоняя мечты о хотя бы четвёрке, покачала головой Риль.
   - Ха! Ребята на всё готовы за удовольствие утереть нос сангвайцам: у нас всё продуманно и подготовлено, Энехме ничего не заметит. Более того, предвосхищая твоё замечание по поводу, мл, Гертруда не дура и сразу поймёт, что тебе помогли, говорю: мы тебе помогать на протяжении всего года будем - это, конечно, проблематично, но далеко не невозможно. Как видишь, мы готовы на большие жертвы, лишь бы ты поддержала нас на соревнованиях.
   Девушка невольно присвистнула - предложение было более чем заманчивое. Но, зная паршивый характер друида и его неплохие дипломатические навыки и способности, которые он обычно предпочитал не использовать и прятал в глубинах подсознания, некогда светлейшая леди предпочла сразу расставить все апострофы между рун.
   - Ты мне, зелёный, давай не заливай, а сразу выкладывай условия договора.
   Друид поморщился на "зелёном" и хмыкнула на "договоре".
   - Ну, все условия так все. Всё очень просто - ты участвуешь вместе с нами во всех командных состязаниях, а мы весь год помогаем тебе с алхимией, беря на себя Энехме и гарантируя тебе минимум четвёрку.
   - А в следующем году всё с начала? - невольно рассмеялась Риль.
   - Ну да, не думаю, что в тебе вдруг проснётся талант к этому предмету, так что подобные условия, с вероятностью 97% будут работать всегда, - ухмыльнулся Дэрион.
   - Ох, Дэрэ, Дэрэ... Дай подумать, - девушка вновь встала и начала мерить шагами небольшую, но очень неплохо обставленную комнату.
   Если принимать участие, то надо ходить на общие тренировки, а где взять на них время - неизвестно. С другой стороны, предложение ну уж очень заманчивое. С третьего ракурса, такую сделку точно сочиняли не без участия Кэрла, более того, сто к одному, что именно он принимал окончательное решение.
   - Дэрэ, зови Кэрла, хочу немного поторговаться, - решительно тряхнув головой, сказала Маглориэль.
   - А что это сразу Кэрла, что со мной поторговаться нельзя? - окрысился маг.
   - С тобой, Дэрэ, можно, но я предпочитаю разговаривать не с посредниками, а с составителями и непосредственными исполнителями договора.
   - Ну, положим, исполнять мы все будем, - недовольно буркнул друид и, махнув рукой, горестно вздохнул. - Эх, почему с вами, эльфами, так сложно? Вечно вы всю подноготную вопроса за лигу чувствуете. Я сейчас вернусь...
  
   - Ух, ты! Вы только гляньте, парни, или мои глаза меня обманывают, или это эльфийка! - неизвестный группе боевых магов второго курса парень откровенно тыкал пальцем Риль. - Точно! Сколько уши не прячь за волосами, всё равно от неё Светом несёт за километр.
   - Да, ты прав, Вьёльт, действительно остроухая подстилка! Интересно, что она здесь делает? Впрочем, это не важно. Думаю, вечером, когда я её зажму в угол и буду вдумчиво, со вкусом пытать - она мне все расскажет, - ещё один маг-старшекурсник со злыми глазами выпялился на девушку.
   Тонкие пальцы сами собой складываются в общий активационный жест малефиков, губы сжимаются в одну линию, вокруг начинает клубится Сила - в голове всего одна мысль, короткая и ясная: "Убью!".
   Кто-то до боли сжимает плечо, придерживает за талию буквально без приказа разума рвущееся в бой тело.
   - Тихо, детка, не распыляйся по мелочам, - шёпот с трудом достигает затуманенного яростью мозга. - Не женское это дело, свою честь отстаивать, когда есть кому заступиться. Сейчас мы объясним этим завравшимся типам, что они несколько ошиблись. Тише, зайка, тише. Вдох-выдох. У нас сейчас будет бой и тебе лучше не тратить силы попусту.
   Дэрион не без труда удерживал рвущуюся накостылять двум магам-расистам Маглориэль.
   - Это как это ты её собираешься пытать в углу-то? Я лично вижу всего один способ - и тот скорее относится к насилию, чем к пыткам, - тем временем продолжил разговор первый старшекурсник, по-видимому, приехавший из пресловутого Сангвайского Университета Тёмной Магии.
   - Ну, можно и так, фигурка-то у неё ничего. А что касается пытки - ЭТА будет наилучшей: у эльфов такое тонкое внутреннее устройство.
   Девчонка глуха зарычала.
   - Дэрэ, либо отпусти меня, либо держи ещё крепче и заступайся поскорее. Иначе будут трупы, - не хуже змеи прошипела она.
   Впрочем, старшекурсникам повезло. Выступившие вперёд Кэрл, Бэр, Каэрт, Арчи, Фрит и Зерт может быть и не обладали теми знаниями, что были у разговорчивых сангвайцев, зато превосходили их количеством и, как показал опыт, физически, а также магически. Поэтому уже через пять минут староста группы негромко втолковывал двум незадачливым магам, что их одногрупницы это святое, что их не беспокоит их расовая принадлежность и что если кое-кто попытается их обидеть, то дело этому кое-кому придётся иметь со всем курсом.
   Первый командный бой, на который собственно и шла группа, был выигран за полминуты в виду того, что это был поединок малефиков, а "осроухое солнце", по выражению друида, к тому моменту ещё не остыло. Выйдя на поле вместе со всей командой, и получив долгожданную отмашку судьи, эльфийка просто от всей своей светлоэльфийской души долбанула тем самым проклятием, которое едва сдержала в коридоре. Эффект был изумительный. Щиты, надо сказать, у противников был хорошие, но предназначены только для защиты от магического воздействия... Поэтому когда с губ девушки сорвались слова на старотёмном языке, которые звучали скорее как скрип железа по стеклу, а пальцы таки выщелкнули знак активации, пропитанное злостью и ненавистью проклятье не замедлило исполниться: всех противников завалило хорошим качественным красным кирпичом...
   Как оказалась стандартная формула "Чтоб тебя...", да плюс полный резерв манным, плюс один очень ненавидящий всех и вся эльф не так давно взявшийся за изучение тёмной магии - это весьма взрывное сочетании. Дикой, почти неконтролируемой, пропитанной злостью силы хватило на то, чтоб телепортировать со складов города тринадцать телег кирпича - по одной на каждого противника.
   Когда же несколько опешивший ректор, исполнявший роль судьи, спросил, чего же милая девочка пожелала соперникам, та, немного смутившись, призналась, что сей презент в формулировке "чтоб на вас по телеге кирпича упало!" был рассчитан на других товарищей, но им весьма повезло, в отличие от противников, так как выработанный до автоматизма за последний год жест активации и набитая различными формулами и схемами голова юной магички позволила ещё неоформившееся проклятие перевести в овеществлённую форму.
   Когда вечером старый архимаг, преподаватель малефики, попытался повторить опыт своей лучшей ученицы - у него ничего не вышло. Именно тогда ЦеймерХинс и преступил к написанию одной из последних своих работ "О влиянии эмоционального состояния мага на создаваемое им проклятие".
  
   Второй курс боевых магов праздновал безоговорочную победу - несколько деморализованные первым поражением противники, все оставшиеся бои тратили часть сил на поддерживание щитов от физических воздействий (что, правда, не всегда помогало - фантазия у Маглориэль была богатая, а главным слабым местом сангвайцев именно отсутствие толковой защиты от кирпичей), что весьма отвлекало их от основной битвы и привело к поражению во всех командных соревнованиях. Хотя победа в последнем поединке, где не ставилось ограничений на использование каких-либо областей магии, далась с трудом: наконец, плюнувшие на свои щиты соперники дрались как звери.
   Эльфийка жизнерадостно насвистывала какую-то мелодию, сидя на парте и мотая ногами. Она жизнью вообще была довольна - позволившие себе несколько нелестных высказываний старшекурсники тоже участвовали в соревнованиях. Один из них был расплющен по стене (совершенно случайно) в результате сражения за титул "первый некромант на деревне", как в шутку назвала соревнование девушка. Второй же, как оказалось, до этого носил титул лучшего бойца на ножах/кинжалах. С этой битвой тоже история вышла.
  
   Сидевшая на трибунах Риль, заскрипела зубами: давешний оскорбитель сейчас участвовал в поединке на кинжалах, и вот уже который противник был повержен. Девушка уже стократно прокляла свою лень, которая заставила её отказаться от мысли записаться на "драку с ножами", как называли студенты этот вид состязаний.
   - Ну, кто следующий? - и почему в этих сражениях каждый сам выбирает себе противника, а не как во всех остальных индивидуальных сражениях тянет жребий?
   Желающих помериться силушкой молодецкой больше не оказалось.
   "Демоны преисподней! Неужели никто не может как следует отпинать этого щенка?".
   - Если судья разрешит, то я хотел бы обратиться с тем же вопросом к залу, - прокричал из стадиона старшекурсник и, получив утвердительный кивок ректора Академии, также как и Риль тихо скрипевшего зубами, широко улыбнулся трибунам. - Есть ли в этом зале смельчаки, готовые попробовать свои силы в битве со мной, лучшим воином Сангвайского Университета Тёмной Магии, мастером битвы на кинжалах? Может быть вы, парни, что сегодня утром заступались за остроухую шлюху?
   Теперь уже на трибунах шипели не только второй курс боевых магов, но и совет архимагов. Громче всех получалось у Эйрана Грая.
   Но ещё до того, как кто-то успел что-либо ответить, вниз по лестнице с верхнего ряда пронеслась размазанная тень.
   - Остроухая шлюха значит? - маг невольно отшатнулся от непонятно откуда взявшейся на поле для сражений эльфийки. - Что ж, смертный, я принимаю твой вызов.
   Откуда девушка вытащила два тонких средней длины кинжала, тоже было не понятно.
   - Ой, дура... - тихо зашипел вампир из преподавательской ложи. - Ты же с ним не справишься!
   - Так плохо? - Шёпотом спросил ЦеймерХинс, чью любимую ученицу только что прилюдно оскорбили.
   - Раз в пять хуже: я её едва-едва меч держать научил! Откуда эта осроухая бестолочь только кинжалы взяла? - сказать, что Учитель был зол это был как ничего не сказать. С одной стороны, он хорошо понимал, что чувствовала его ученица, но с другой, прекрасно осознавал, что её шансы на победу стремиться к нулю.
   Тем временем противники на стадионе начали кружить вокруг друг друга, нарезая круги по полю.
   - А, эльфийская подстилка, неужто не нашла любовника, который на кинжалах умел бы драться? - ехидно поинтересовался старшекурсник и, не дождавшись ответа, продолжил, - или надеешься на свой остроухий темп? Так я тебя расстрою - я им тоже владею. Меня учили убивать эльфов.
   И, наконец, перешёл в атаку. Все знают, что в битве равного с равным тот, кто первым нанесёт удар, уменьшит свои шансы на победу. Но ведь это когда дело касается равных. А здесь... Что может эта светлоэльфийская немочь? Да её одним ударом переломить можно!
   Если бы на соревнованиях можно было делать ставки, и если бы сейчас хоть кто-нибудь поставил на хрупкую тоненькую эльфийку, так судорожно сжимавшую рукояти кинжалов, то этот кто-то выиграл бы состояние.
   В какое-то мгновение из её фигуры исчезло всё: неловкость, смятение, излишняя эмоциональность. Ножи в руках ожили, заиграли бликами на отполированных лезвиях, начали свой смертоносный танец.
   Эйрен невольно поднял брови: девчонка, которая до того как он начал её учить, даже меча в руках не державшая, вдруг одним ударом отправила соперника в полёт по залу.
   Мальчишка быстро вскочил, поднял свой кинжал и выдохнув что-то вроде "ах вот как! Ну, держись!", перешёл в темп. Впрочем, ему это не помогло - злая как сотня демонов Маглориэль, перехватив кинжалы чисто эльфийским хватом, перешла в атаку, которая была куда успешней, чем её противника. Это битвой-то назвать нельзя было - так, избиение младенца.
   Вампир иногда с огромным удивлением замечал тяжелые крутящие движения, призванные заменить смертоносные удары на болезненные, но нелетальные касания.
   Ещё минута и два чёрных ножа, которыми так ловко орудовал старшекурсник, улетели в разные стороны. Из вихря по среди стадиона трансформировалась эльфийка, перед которой, с искренним ужасом в глазах, трясся недавно такой самоуверенный "мастер кинжала".
   - На колени, падаль, - тихо, но так, что её услышал каждый в зале, прошипела Риль. - Моли о пощаде или я тебя убью. Такие оскорбления смываются только кровью.
   - Пощади! - гордость, вступившая в битву с императивом самосохранения, потерпела поражение: парень рухнул на колени как мешок картошки. - Молю! Прости!
   Взгляд ледяных фиолетовых глаз, который ещё никогда никто не видел, подавлял и стирал сами основы личности изнутри. Старшекурсник не мог оторвать глаз от бездонных фиалковых колодцев, занимавшие обе глазницы целиком.
   Спустя долгие секунды, растягивающиеся в вечность, девушка глубоко вздохнула, прикрывая глаза и разрывая зрительный контакт. Короткий удар и лицо мага украсил длинный - от правого виска до края левой щеки - шрам.
   - Что ж, тебе повезло, я сегодня излишне добрая. Живи, - негромко проговорила бывшая светлейшая леди, а ныне подающий большие надежды малефик и, развернувшись на каблуках, быстро покинула затихший стадион.
   Только в учительской ложе довольно, как сытый волк, скалился во все тридцать два зуба, показывая все желающим удлиненные клыки, древний вампир, довольный выходкой своей ученицы.
   Первым очнулся Дэрион. Отобрав рупор у прибывающего в ступоре ведущего соревнований, он на весь стадион заорал:
   - Приветствуем нового чемпиона "Кинжальных Боёв", Риль Даркте! Ученицу второго курса факультета боевых магов Высшей Академии Эстарион! - и все студенты, да и чего уже темнить, большая часть учителей вышеозначенного учебного заведения, радостно взревела, оглушив на несколько минут весь город, чествую победителя.
   - Маглориэль, подожди! - откуда появился Учитель, проклятая даже не поняла.
   Тряхнув головой в попытке избавиться от остатков ярости, до сих пор бушующих в крови, девушка глубоко вздохнула и медленно выдохнула приятный прохладный воздух.
   - На-ка, выпей, - окинув скептическим взглядом свою ученицу, сказал вампир, сунув ей в руки фляжку.
   Рассеянно кивнув, эльфийка сделала пару глотков и отчаянно закашлялась.
   - Это вообще что? - запоздало хрипло поинтересовалась она, с удивление понимая, что кровавый туман в голове наконец-то стал спешно исчезать. - Крепкая гадость.
   - Ничего ты не понимаешь, - отмахнулся Эйрен Грай, любовно поглаживая фляжку. - Это "Ледяной смерч" - огромная редкость, между прочим. Его изготавливают народ зеренов, живущий высоко в Танерских горах. Хочешь обзавестись бутылочкой - лезь на вершину, и то не факт, что продадут.
   - И то верно, такое ощущение, что вначале молнией по голове вдарили, а потом ещё и заморозили, - зябко передёрнув плечами, пробурчала Риль.
   - Ты мне тут не язви! - Огрызнулся архимаг. - Я, собственно, тебя искал не для того, чтобы выслушивать бездельную критику. Пойдём где-нибудь посидим, поговорим.
   Девушка коротко кивнула и пошла вслед за своим Учителем.
   Местом для "посидеть" в исполнение вампира оказалась небольшая таверна в тенистом дворике одного из домов. Заказав ученице горячего красного вина с травами и колотого молочного шоколада, а себе кувшин оленьей крови, профессор Грай с интересом уставился на проклятую. Та отвечала честным-пречестным взглядом ребёнка, только что съевшего все конфеты и успешно избавившегося от улик.
   - А скажи-ка мне, дитятко, откуда у тебя такие высокие навыки владения кинжалами? - наконец, прищурив бардовые глаза, спросил вампир.
   - Какие такие навыки, Учитель, о чём вы вообще говорите? - захлопала красивыми длинными ресницами Маглориэль.
   - Ты мне мозги-то не канифоль, да? Я всё своими глазами видел. И если тебе не так давно удалось установить мой возраст, который (по твоим же словам) превышает три тысячелетия, это отнюдь не значит, что у меня вдруг образовалась старческая слепота. Так что колись, чудо моё остроухое, - ухмыльнулся маг.
   Девушка тяжело вздохнула и стала "колоться".
   - Понимаете, Учитель, моя семья в своё время стояла всего на одну ступеньку ниже Князя, - вампир тихо присвистнул - такие подробности биографии ученицы он слышал впервые. - Сейчас, к сожалению, это не так. С учётом изгнания меня и моего старшего брата, от моего рода, выходит, остался всего один эльф. В прочем, это к делу отношения не имеет. Мой род был достаточно силен, чтобы воинское искусство считать уделом мужчин - я хочу сказать, что женщин драться каким-либо образом не учили. К магии это, правда, не относилось. Но, тем не менее, из всех видов оружия всегда выделяли кинжалы - владеть ими было обязанностью каждого члена семьи. Это искусство передавалось из поколения в поколение. Женщин учили не драться, а танцевать с кинжалами - очень красиво, но в битве абсолютно бестолково. Однако мой отец, возможно предвидев, чем кончит его род, учил и братьев, и меня всему, что умел сам. Учил не сражаться или танцевать, ловя лезвиями лучи заходящего солнца, - а именно убивать, быстро и безжалостно. Так что единственный вид оружия, которым я плохо-бедно владею, это ножи-кинжалы.
   - Вот значит как, - задумчиво пробормотал вампир, наливая свежую ещё теплую кровь в стеклянный бокал. - Что ж, Маглориэль, смотри: твои навыки в этой области уже не просто "плохо-бедно", их уже можно назвать "неплохо", даже почти "хорошо". К сожалению, я эльфийскими боевыми искусствами не владею, хотя по поводу кинжалов в голове что-то всплывает... Я вечерком попробую повспоминать - может, что дельное найду. Так вот: переучивать тебя сейчас - это портить почти готового воина. Доучить бы - но как? Попытайся залезть в память рода или кровную память - обычно то, что передаётся из поколения в поколение, в ней сохраняется как раз на тот случай, если учить будет некому... Кстати, как называется твой род? - вдруг ни с того ни с сего спросил Эйрен.
   - Ли Истарнетелл, - несколько рассеяно отозвалась эльфийка.
   - Маглориэль ли Истарнетелл, четвёртая Светлейшая леди Великого Эльфийского Царства, чьё имя звенит над Изумрудными Холмами как песня, полная радости и доброты, та, чей голос разгоняет Вечную Тьму и дарует счастье успокоения, верховная жрица Ленерлии, танцующая волшебный танец Света в лучах восходящего солнца во славу мелеров, дарующая прощение и благословение Той, что зажгла Звёзды... И прочее, прочее, прочее... - негромко проговорил архимаг.
   Девушка вздрогнула и притянула к себе деревянную кружку без ручки с заказанным вампиром для нее напитком, грея внезапно остывшие ладони. Пару минут сидели молча.
   - Я не знал, что настолько высокостоящих эльфов изгоняют из Леса. Думал, это удел простолюдинов, ослушавшихся приказов, - тихо сказал Эйрен.
   - Это часть наказания - быть выставленными из Царства как какие-нибудь дезертиры и воры из низших сословий. Царю было недостаточно увидеть нашу кровь на плахе: он хотел, чтобы мы умирали медленно и мучительно, шаг за шагом, день за днём проваливаясь в пучину безумия и боли. Чтобы мы сдохли как какие-нибудь смертные нищие пьяницы - в первой попавшейся канаве или в пыли на обочине тракта... Не так важно где - главное как, - проклятая говорила глухо, почти не слышно, будто бы рассказывая это кружке с вином, а не Учителю. Потом вдруг неожиданно вскинулась и широко ухмыльнулась, показывая зубы в зверином оскале. - Мне давали от силы три месяца, брату - год. Как показывает практика - все они ошиблись. Не думаю, что брат уже устроился на постой у миледи Лирдис - он всегда и во всём был сильнее меня. Он жив и всё ещё в себе, я это чувствую.
   - Почему вы не пошли вместе, коль уж вас прокляли?
   - О! Это ещё одна пытка - волноваться друг за друга. Проклятие, не позволяющее в течение полутора лет найти друг друга, - поморщилась девушка.
   Она как-то разом побледнела, осунулась, щёки впали, а глаза опустели, затуманились.
   - Так, - решительно прервал вечер воспоминаний архимаг. - А ну-ка быстро, взяла кружку, вот так, умница... Теперь делаешь глубокий вдох... так... а теперь глоток и выдох... молодец... И ещё разок...
   Аромат пряного вина мешался со стальным запахом крови, успокаивающе действовал на нервы, отгонял горькие воспоминания, заживлял потревоженные раны.
  
   - Учитель, вы готовы? - дождавшись пока вампир уляжется на горячо любимый им кожаный диван, спросила Маглориэль, растирая тонкие пальцы каким-то приятно пахнущим травяным маслом.
   - К такому, сколько не готовься всё равно каждый раз как будто впервые, - проворчал вампир, пытаясь устроиться поудобней.
   - Это была ваша идея, - пожала плечами девушка, которой самой было не по себе от предстоящего телепатического сеанса.
   - Я уже сотню раз пожалел, - буркнул Эйрен Грай, прикрывая глаза и кивком давая понять эльфийке, что можно начинать.
   Тёплые тонкие пальцы легли на вески, проклятая на грани слышимости прошептала пару зарифмованных строк, и оба мага провалились в бездонный чёрный колодец памяти вампира.
   Риль не знала, кто так облагоденствовал её наставника, но тот, кто это сделал, был явно мастером своего дела. Каждый раз она с огромным трудом, несмотря на разрешение архимага, продиралась сквозь дебри его разума, каждый раз это напоминало падение в пропасть, с невидимым до поры до времени дном, о которое обязательно рано или поздно разобьёшься. И каждый раз она заставляла себя цепляться за гладкие, отшлифованные до зеркального состояния стены, пальцами пробивая трещины, за которые можно было бы уцепиться, когтями выцарапывая у этих безмолвных глянцево-чёрных скал воспоминания вампира.
   Поначалу, эльфийка пыталась снять блокаду памяти, пыталась разрушить эти ужасающие, будто сделанные из чёрного скользкого льда горы, но после пары-тройки не самых приятных пробуждений, когда непонятная сила просто выбрасывала её из разума Учителя, она честно призналась самой себе, что ей это не под силу. Но сдаваться девушка не собиралась - белый флаг по жизни был не для нее. Последовали месяцы изучения, после которых она пришла к выводу, что столь массивный избирательный, а главное монолитный блок разрушить сможет только сам носитель, либо (и то нельзя было сказать со стопроцентной гарантией) тот, кто этот самый блок поставил.
   Разрушить значит вспомнить, найти такое воспоминание, которое повлечёт за собой цепочку других, в свою очередь так или иначе связанных с третьими, ну и так далее.
   Маглориэль небезосновательно полагала, что таким ключевым воспоминанием станет настоящее имя Эйрена. Эту теорию также подкрепляло и то, что во всех осколках памяти, что удавалось выдрать у скал, ни разу никто не назвал архимага по имени, также как и ни разу не промелькнуло ни малейшего намёка на его семейное и социальное положение. Мастер, ставящий блокаду, точно знал, что делал.
   А ещё изгнанница точно знала, что такой мощный блок нельзя поставить за один раз - его нужно накладывать постепенно, слой за слоем, когда жертва добровольно откроется, не подозревая об опасности. На подобный шедевр ментальной магии потребуются месяцы, если не годы, аккуратной кропотливой работы: шаг за шагом, ступень за ступенью, создавая ужасающе прекрасное творение, которое сотрёт личность своего носителя, оставив лишь знания и умения. Что хотел получить творец? Просто стереть память или, может быть, создать покорную куклу с колоссальными знаниями по всем дисциплинам? Или машину смерти? Что-то пошло не так или же, наоборот, создатель получил всё, что хотел?
   Не так давно получилось открыть примерный возраст мага. Короткое туманное воспоминание о весёлом разговоре у костра с каким-то человеком повлекло за собой ещё ряд смутных неясных образов, за которые поспешила уцепиться девушка. Поэтому последние три сеанса она предпочла не проваливаться в очередной раз в проклятый колодец, а аккуратно отмыть, очистить, повысить резкость и яркость с боем выдранной вереницы событий. Впервые за два года у них с Учителем было хоть что-то: имя того самого человека, что намекал на возраст вампира. Правда, девушка полагала, что это мало что даст - это обрывок памяти был довольно старым, и, вполне возможно, что знакомый наставника уже умер. Но, тем не менее, Эйрен собирался занять отпуск поиском этого загадочного приятеля или хотя бы его родни.
   Но теперь, когда всё, что только можно было выжито из крупинок давних событий, приходилось возвращаться к пренеприятненйшему процессу выколачиванию воспоминаний из глубин чёрной дыры.
   И вот снова она стоит на обрыве, снова внизу лишь пустота, снова набившие оскомину зеркальные чёрные скалы. И снова приходится, переступив через себя, делать шаг вперёд и добровольно падать в объятия глянцевой пустоты, чтобы потом пытаться зацепиться за идеально гладкую поверхность, стирая в кровь пальцы и расцарапывая ладони об узкие колючие осколки памяти.
   Этот сеанс не принёс ничего стоящего - пара пустых воспоминаний, где даже толком никто ни о чём не говорил. И лишь одно короткое мимолётное событие чем-то смутило эльфийку, заставило пометить для себя секундный отрывок. И вроде ничего особенного, но мелькнувшая всего на мгновение в "кадре" вампиресса, с шикарными тёмно-каштановыми, отливающими бардовым волосами до плеч и невероятно красивыми тёмно-лиловыми глазами чем-то заставила напрячься Риль. Невольно вспомнились столетия жизни в эльфийском лесу - именно такие роскошные женщины с загадочными глазами чаще всего оказывались наиболее успешными заговорщицами. Такой была сестра жены Царя - супруга лорда Иссиилла.
   Сильный, с трудом дающийся мысленный рывок и сознание возвращается в родное тело. Покачнувшись, девушка опёрлась о спинку дивана, переводя дух. Голова, как и всегда после путешествий по подсознанию вампира, начинала болеть, руки мелко тряслись.
   - И ничего путного, - сквозь зубы простонал Эйрен, которому эти "ковыряния в мозгах", как он называл магию разума, тоже давались нелегко.
   - Да, ничего, - согласно кивнула проклятая.
   Мелькнула и тут же исчезла идея спросить, не напомнила ли Учителю что-нибудь та женщина. Мелькнула и пропала. Что-то внутри подсказывало, что акцентировать внимание на эффектной вампирше не стоит.
   Маглориэль сдернула со стола заранее приготовленную бутылку красного вина, настоянного на высокогорных травах и фужер, и рухнула в мягкое кресло. Вампир, приняв вертикальное положение, потянулся к кувшину с кровью. В кабинете воцарилась тишина.
  
   Этот выпуск боевых магов был лучшим за последние сто лет - столь дружного и сильного класса уже давно не появлялось в Академии. И, пожалуй, это был самый специфичный класс за всю историю учебного заведения: мало того, что в нём училась первая за всё время существования эльфийка, там также обнаружился друид с четвертинкой человеческой крови и папой-маркизом (Дэрэ), горный дух (Бэр) и будущий глава одного из мощнейших кланов оборотней (Арчи).
   Сейчас подходил к концу последний год их обучения и учителя не знали радоваться им, что доставлявшая столько хлопот группа наконец-то покинет стены альма-матер, или плакать, ведь наврятли им на смену придут столь же талантливые и смекалистые первокурсники.
   - Вот скажи мне, Ри, какты собираешься сдавать вуду с алхимией? Ведь мы, при всём желании, тебе помочь не сможем, - сидя верхом на стуле, парящим верх тормашками под потолком, спросил Арчи.
   Весь класс притих - все прекрасно знали, что только эти два предмета эльфийке абсолютно не давались. Она могла вызубрить все учебники и справочники от начала до конца, пятьдесят раз взвесить-измерить все ингредиенты, но всё равно что-нибудь обязательно пойдёт не так. На протяжении девятнадцати лет ей всегда кто-нибудь втихую помогал, но на выпускном экзамене такой возможности явно не будет. И всем, разумеется, было интересно, как хитрая остроухая девчонка собирается выкручиваться на этот раз.
   - О! Сие великая тайна есть! - довольно заулыбалась к она. - Но вам я её расскажу, всё равно оба экзамена завтра.
   Риль сидела на парте и в своей излюбленной манере мотала ногами. Поманив пальцем сумку, проклятая начала в ней усиленно копаться, вытряхивая мешающиеся предметы на парту.
   - Вот, нашла! - положив на парту свёрток, она быстро закидала всё вытащенное ранее обратно. - Смотрите: это Энехме, а это Чурноу - благо они решили принимать практическую часть экзамена вместе, - продемонстрировала она две мастерски слепленные из воска куклы, которые действительно походили на вышеозначенных преподавателей. - А вот алхимические снадобья. Говорю сразу - фигня полная, специально делала так, чтобы состав был сложным, а результат минимальным. Значит, возьму я кукол, полью их этой штукой и вткну по спице в живот. Скажу, что через три минуты у них начнётся несварение и предложу им поспешить в известное всем место. Как думаете, что будет дальше?
   - Они тебе не поверят! - радостно возвестила Мира. - Они оба давно догадываются, что мы тебе каким-то образом помогаем, а как - понять так и не смогли.
   - Именно. Они не поверят. Презрительно похмыкают, может даже что-то скажут, но это не точно. А потом они будут очень торопиться. Потому что на этот раз у меня всё получится, - щурясь как объевшийся сметаны кот, возвестила Риль
   - Это как? - удивилась Джин. - Ты уж прости, но про резко проснувшийся в тебе талант к алхимии можешь не заливать.
   - Ну вот, может быть именно потому, что вы в меня не верите, он во мне и не проснулся за минувшие двадцать лет, - наигранно обиделась эльфийка. И почти тут же продолжила, - Но, в принципе, верно сделаешь. Я их прокляну - это я умею хорошо.
   - Тебя поймают, - покачал головой Кэрл, не отрываясь от конспектов.
   - Ох, ну что ты за пессимист такой! Нельзя думать, что всё всегда будет идти по самому худшему из имеющихся путей развития событий, - всплеснула руками девушка.
   - И всё равно тебя поймают, - флегматично заметил староста группы.
   - А вот и нет, - запустив в парня яблоком, которое он успешно поймал, надулась Маглориэль. - Но я тебе не скажу почему. И вообще никому не скажу. Мучайтесь теперь!
   - Тьфу! Кэрл, ну неужели ты хоть раз не можешь придержать язык за зубами и оставить свои бесценные комментарии при себе, - деланно возмутился Дэрэ, который обожал хорошо продуманные пакости.
   Класс возмущенно загудел: всем было интересно послушать как именно "остроухий светоч знаний" собирается обыграть аж двух магистров.
   - А давайте его в окно выкинем! - предложил Каэрт. - Он пока до земли долетит, пока обратно долеветирует, Ри уже всё рассказать успеет.
   - Я тебя сам выкину, - пришло время обижаться старосте. - Причём лететь ты будешь долго и не то чтобы плодотворно.
   - Во-первых, нас много, а ты хоть и самый сильный боевой маг из нас, но один. Вместе мы тебя всё-таки одолеем, - жизнерадостно оповестила рыжая Фисб.
   - Во-вторых, тебе обижаться не резон - это ты только что всем кайф обломал, - подхватила Эрика.
   - В-третьих, ты вообще зануда. Как ты живёшь-то вообще? - продолжил Фирт.
   - Я уже понял, что если вдруг случится конец света, то тоже буду виноват я, - простонал лучший тёмный маг выпуска. - Ри, бесценная ты наша, ну прости меня, идиота, и дорасскажи свой бесспорно гениальный план! - взмолился он.
   Покивав головой в такт словам, пожмурившись на тёплые июньские лучи солнца, падающие на неё из окна, девушка беззвучно рассмеялась.
   - Ну ладно, так и быть, - легко согласилась она. - Значит так. Всё гениальное просто, да? Вот и я так думаю. В общем, я проклинаю, а меня профессор Хинс прикроет. Мы с ним договорились - я иду в магистратуру на малефику, беру на себя преподавание начальных курсов, а он меня с алхимией и вуду помогает. Старик в отличие от Гертруды и Локса мужик с пониманием...
   - А ещё ему уж очень не хочется отпускать столь талантливого студента, - расхохотался Арчи.
   - Ну не без этого. А мне все равно в Эстарионе оставаться. По секрету скажу - я и без того в магистратуру собиралась. Так что всё путём, - подмигнула одноклассникам Риль.
   Зазвонил колокол и выпускники медленно рассосались из класса по кураторам дипломных работ - оставались последние штрихи и последние дни перед защитой.
   В кабинете боевой магии остались только Риль и Кэрл: всех остальных профессор и архимаг Фаерт Минхес попросил его предмет в качестве диплома не выбирать. Его студенты уважали, и ослушаться не осмелились.
   - Кэрл, да оторвись ты от конспектов, - тяжело вздохнула девушка. - Нельзя же всё время учиться.
   - Ри, не уподабливайся Арчи или Дэрэ, ты же знаешь, что я далеко не всё время учусь, - не отрываясь от тетради, отозвался маг.
   Эльфийка встала, быстро подошла к сидевшему невдалеке от неё старосте и отобрала у не ожидавшего такого поворота парня записи, быстро пролистала, хмыкнула и откинула подальше.
   - Ри, ну вот что ты делаешь? - простонал боевик.
   Ничего не ответив, "юное дарование малефики" уселось ему на колени и легонько чмокнуло в нос.
   - Я, конечно, не Арчи и уж тем более не Дэрэ, но последнее время ты от учебников не отрываешься. Так нельзя - ты и без этого всё прекрасно знаешь, - её голос стал мягче и нежнее.
   Маг тихо вздохнул и притянул к себе девушку, мазнул губами по шее, аккуратно куснул острое ушко, нежно поцеловал.
   Через какое-то время она с явным сожалением отстранилась, выдохнув всего одно слово:
   - Идёт, - и слезла с колен, устраиваясь на соседнем стуле. Сумка и выброшенная тетрадка прилетели на стол.
  
   - Она пойдёт в магистратуру ко мне! - топнул ногой профессор некромантии архимаг Чеймерс Олзар.
   - Нет, ко мне! - не менее возмущенно кричал профессор Минхес. - Она прирождённый боевой маг.
   - Господа, ну чего вы ссоритесь? - мягко улыбается Цеймер Хинс, потягиваясь в кресле. - Она пойдет ко мне и это вопрос решённый. Мы с девочкой уже договорились.
   - Чтооо!?! - хором взревели два архимага.
   - Вот так вот, госпада, вот так вот, - довольно кивает головой преподаватель малефики.
   - Ничего-ничего, документы ещё не поданы, я с ней передоговорюсь! - нехорошо улыбаясь, заверил коллегу боевик. - Ей у меня ещё диплом защищать.
   - А у меня ещё практику сдавать, - в тон ему пропел некромант.
   - Что? Эйрен, ты слышишь, они собираются шантажировать твою ученицу, когда она сама, о доброй воле, хочу заметить, сегодня утром согласилась пойти на магистра малефики! - возмущенно запричитал старый проклинатель.
   Вампир тихо хихикал в своём кресле - его весь этот спектакль, длившейся последние две недели порядком забавлял.
   - Она пойдёт ко мне!
   - Нет, ко мне!
   - Нет, не к вам, а ко мне!
   - Вы ещё подеритесь, - предложил ректор, устало наблюдавший за своими друзьями, оперевшись щекой на кулак.
   - Да легко! - радостно воскликнул Олзар. - Кто выиграет, к тому она и пойдёт. Ты, старый пень, можешь вообще не участвовать.
   - Что?! Да я вас обоих прокляну раньше, чем вы начнёте плести свои заклятия!
   - О, Тьма! Эйрен, она твоя ученица, ты и скажи им, куда она пойдёт! - не выдержав, воскликнул Тарир Карехт - маг, который вот уже какое столетие, если не сказать тысячелетие, управлял Академией.
   - А чего тут говорить? - хмыкнул вампир, потягивая красное вино из красивого фужера. - Она у всех троих защитится. В начале у тебя, Цейм, затем у тебя, Чеймс, а потом и у тебя Фаерт. По-моему красиво звучит: магистр малефики, некромантии и боевой магии Риль Даркте.
   - А почему это у меня последним? - хмуро поинтересовался боевик, не собираясь, впрочем, спорить. Древний вампир, не пойми откуда взявшийся около пяти с половиной веков назад в Академии, мог в бараний рог скрутить всех трёх архимагов ещё до того как они начнут колдовать.
   - Потому что у тебя всегда курс самый длинный, да к тому же, боевой маг должен включать в себя и проклинателя, и повелителя мёртвых.
   - Ну и ладно. У всех троих, значит у всех троих, - кивнул Чейсмер.
   - Вот и славно, - обрадовано потёр руки малефик. - Тар, я хотел попросить тебя дать Маглориэль парочку младших курсов - она справится, а мне будет хоть чуть-чуть времени для исследований побольше.
  
   Сказать, что Риль была зла - это ничего не сказать: ректор, уяснивший, что она останется в Академии на неопределенный, но однозначно долгий период времени, от всей души наградил её не только преподавательской ставкой, но и кураторством первого курса универсальных магов.
   И вот сейчас, сидя на своём свежеприобретённом учительском столе, эльфийка с подозрением изучала свой новый класс - двенадцать мальчиков и семь девочек в возрасте от четырнадцати до семнадцати лет. Дети в свою очередь всё с таким же подозрением рассматривали её скромную персону.
   - Меня зовут Риль Даркте, - хмуро представилась она. - Вроде бы ничего сложного, так что, надеюсь, вы не запутаетесь. Я куратор вашей группы и буду вести у вас малефику, некромантию и рунистику.
   - Разве светлые эльфы могут использовать Тьму? - писклявый голос с задней парты.
   - Вы можете проверить это утверждение хоть сейчас, - красивый звериный оскал во все зубы никто бы не смог назвать улыбкой. - На себе. А в остальном убедительно вас прошу, не задавайте глупых вопросов - это может навредить здоровью.
   Дети синхронно вздрогнули и побледнели, что вызвало очередную усмешку на губах их куратора.
  
  
   ***
   - Как-то так всё и было, - закончила свой рассказ Маглориэль.
   На потемневшем небе проглядывали первые звёзды, далеко над горизонтом проявлялся чахлый месяц, ветер всё также качал ковыль за стеной Эстариона.
   - Сколько же лет ты провела в Академии, - Сэтаэрто обращался скорее к самому себе, чем к эльфийки, но ответ всё же получил.
   - Около сорока. Я успела получить магистра малефики, некромантии, а вот диссертацию по боевой магии защитить не успела: война началась за месяц до назначенного для защиты срока.
   - Но внизу написано, что ты магистр и по этой дисциплине, - хмыкнул вампир.
   - Веришь нет, но мы с Кэрлом не вешали свои портреты, тем более так близко к совету архимагов - откуда они там взялись, ума не приложу, - рассеяно покачала головой девушка.
   - А вы с ним всё ещё..? - Наёмник невнятно поболтал рукой в воздухе, но собеседница поняла его.
   - Нет, мы расстались спустя пару лет после окончания - не срослось как-то. Сейчас мы просто очень старые друзья, которых связывает слишком многое. Так что, думаю, всё к лучшему, - задумчиво покачала головой Мэг.
   - А потом была война, - едва слышно пробормотал Сэт, невидящим взглядом уставившись на небо.
   - Была... - эхом отозвалась проклятая. - Я расскажу, но только не сейчас... Завтра... Я слишком много лет подряд пыталась забыть тот день, но он до сих пор стоит перед глазами, будто это было вчера или даже сегодня утром, - лиловые глаза печально смотрели на чёрный с серебром флаг, развивающийся на вершине башни.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | С.Шавлюк "Песня волка" (Попаданцы в другие миры) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"