Волкова Альвина: другие произведения.

Любимая игрушка повелителя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Она обладательница уникального дара. Она способна отыскать вашу вторую половинку, просто находясь рядом с вами. Он одинокий Повелитель, которому нужна её помощь, и ей придется перечеркнуть всю свою жизнь, чтобы отправиться с ним в другой мир, и, наперекор всему, сделать Его счастливым, потому что, таким как Он, не отказывают. закончена Полная отредактированная версия - стоимость 70 руб. yandex-кошелек 41001181421709 моя сб карта:4817 7600 5255 9154(если переводите на карту в комментарии ничего не пишите, пишите на электронную почту AlvinaV@yandex.ru)


Глава 1

  -- Кто на этот раз? - сияя белозубой улыбкой, поднял на меня ясные бирюзовые очи платиновый блондин, жестом приглашая присесть в одно из тех роскошных, обшитых золотом, кресел, которые предназначались скорее для нежелательных гостей, чем для таких как я - сидеть в них настоящая пытка.
   Проигнорировав приглашение, продефилировала к нему и уселась прямо на стол, сдвинув архиважные важные документы в сторону.
  -- Ты не поверишь.
  -- Рассказывай, - откинулся на спинку стула блондин, невозмутимо закинув ногу на ногу и подперев кулаком подбородок.
   Я улыбнулась и начала свой доклад, от души сдобрив его только мне известными деталями, так как официальную трактовку мой Повелитель имел возможность изучить по предоставленным ему многочисленным рапортам и донесениям.
   Вы спросите кто я? Я - любимая игрушка Повелителя. И нет, я не его фаворитка. У него и без моей скромной персоны таковых хватает. Причем все они как на подбор - умницы, да красавицы, но это не мой вариант. Я так сразу Повелителю и заявила, что не стану этакой белой вороной в его павлиннике. Тогда он предложил мне эту должность...
   Но, подождите! Я же так и не представилась. Меня зовут Анна Геннадиевна Руд. Мне двадцать четыре года. Я образованная, внешне привлекательная брюнетка с карими глазами. Не модель, но фигура имеется. Такую, как я, трудно не заметить, хотя толп поклонников у моей двери, признаюсь, никогда не наблюдалось. Страстной всепоглощающей любви испытывать не приходилось. Все мои отношения заканчивались по-дружески мирно, хотя, по словам моей матери, назвать этот фарс отношениями язык не поворачивается. Она даже начала подозревать, что это я виновата, что все мои мужчины бегут от меня словно черт от ладана.
   В действительности все гораздо хуже. Все мои мужчины уходят от меня ровно через три месяца с момента начала наших отношений. И не просто уходят, а неожиданно встречают ту самую единственную и неповторимую, которую всю жизнь ждали. И ладно бы это случилось единожды, но когда от тебя систематически уходят ровно через три месяца, едва ли ни на пустом месте отыскав любовь всей своей жизни, хочешь, ни хочешь, а задумаешься о своем божественном предназначении, или скорее о проклятье, которое превращает твою жизнь в сущий ад.
   По этой причине, да и не только из-за нее, я прекратила искать мужчину своей мечты, и даже переехала в другой город, чтобы не слышать постоянное брюзжание мамы, когда, наконец, я выйду замуж.
   Сейчас, возвращаясь мыслями в тот злополучный день, я понимаю, что все, что произошло со мной тогда, было неслучайным. День не заладился с самого утра, когда секретарша шефа испортила мой подписанный полугодовой отчет, а рабочий компьютер вдруг подхватил вирус, и мне пришлось бежать на третий этаж к Танечке, у которой была единственная копия отчета, чтобы хотя бы не пересчитывать всю сумму, а только ввести данные. Поскользнувшись на лестнице, я едва с нее не навернулась. Дальше - хуже. Шефа не оказалось на месте. Он уехал на встречу, а отчет надо было отправить именно сегодня. Пришлось вызывать такси. Такси задержалось на полчаса и когда доставило меня на место, шеф уже собирался уезжать. Мне удалось поймать его, но тот был очень недоволен, так как был не один, а с любовницей. Меня отчитали, как если бы я была виновата в том, что он изменяет своей жене, но отчет подписал. На почте меня обматерила бабушка - божий одуванчик. В офис вернулась издерганная и на взводе. Поругалась с кадровичкой, которая совершенно "случайно" перепутала сумму, которую мы должны были выплатить работникам по больничным листам. Ушла с работы в восемь, хотя обещала себе, что уж сегодня точно не задержусь. Последней каплей стало то, что несущийся навстречу жигуленок окатил меня с ног до головы грязной водой из лужи.
   Тогда я села на скамейку на остановке и от души разревелась. Такую он меня и нашел: грязную, заплаканную и глубоко несчастную. Он предложил подвезти меня до дома. Я согласилась и на большее не рассчитывала. Достаточно было одного взгляда на этого ухоженного красавца, чтобы понять - я ему не пара. Но он напросился, а утром, попивая из моей любимой кружки свежезаваренный кофе, бодреньким тоном заявил:
  -- Анюта ты не бойся, но я из другого мира.
   Естественно я ему не поверила, но когда прямо на моих глазах обычный белокурый блондин, превратился в богоподобное существо с волосами, переливающимися всеми оттенками серого, мерцающими бирюзовыми глазами с вертикальными зрачками и словно подсвеченной изнутри кожей, сомнения отпали сами собой. После этого он огорошил меня очередной новостью - он Повелитель - Наяндир Кио ван Сайран и ему почти две с половиной тысячи лет, и он ищет себе невесту. Я была в шоке. По правде говоря, всегда настороженно относилась к подобного рода бракам. В смысле неравным во всех смыслах. Видимо, поэтому меня и не впечатлила перспектива стать невестой Повелителя, что то я ему и сообщила. Еще рассказала о своем трехмесячном проклятье, чтобы наверняка отбить желание связываться со мной, Однако мое признание вызвало обратный эффект. Мужчина подскочил на месте и радостно провозгласил, что меня-то он и искал. У меня чуть сердечный приступ не случился, но поуспокоившись и прислушавшись к тому, о чем торжественно вещает Повелитель, вздохнула с облегчением. Ему нужен был мой дар, которым я, по его словам, обладаю. Уникальная способность притягивать половинки единого целого.
   Недолго думая, я приняла предложение отправиться в его мир, чтобы помочь ему обрести свое счастье, а после совместного мозгового штурма стала единственной в своем роде - любимой игрушкой Повелителя.
   С легкой руки Наяндира я получила возможность совать свой любопытный нос, куда мне заблагорассудится, и делать все, что взбредет в голову, и все это совершенно безнаказанно. Повелитель обеспечил меня абсолютно всем и даже более того.
   Но, как вы понимаете, в бочке меда таки нашлась ложка дёгтя. Я попала в незнакомый для себя мир и столкнулась с тем, что представления не имею, как мне реагировать на явления, которые для коренного прандирийца такая же норма, как для нас сотовый телефон, кабельное телевидение или gprs- навигатор. В этом мире царила магия, а люди, окружающие меня, людьми не являлись, хотя и предпочитали использовать личины людей. Так что, прежде чем представить меня ко двору, Повелителю пришлось заняться моим образованием. За полгода в темпе зажигательной джиги меня обучили тому, что должен знать каждый иномирец: языки, история, правила поведения. Учить меня магии Повелитель не стал, сначала аргументируя это тем, что я все-таки человек, а не прандирийец, а позже выяснив детали, что с их магией у меня несовместимость по неожиданной для нас обоих причине. Но грех жаловаться, он и так дал мне больше, чем я того заслуживала.
   Как только моя таинственная персона была представлена ко двору, и во всеуслышание объявлена Любимой игрушкой, ко мне тотчас была приставлена охрана из десяти прандирийцев высшего магического ранга, которые стали тайно оберегать меня от нередких "несчастных случаев" при дворе. А не тайно охранял только один, которого, из-за скверного характера, как мне кажется, побаивается даже Повелитель.
   Мне он, по правде говоря, тоже не особо приятен. Мрачный, нелюдимый министр внутренних дел - Рисандиир ван Лайтандар. Хорош во всем, что касается сыскной и дознавательной работы, но с окружающими сходится из рук вон плохо. Какое-то время мне даже казалось, что у него совсем нет друзей, но я ошибалась - они у него были, такие же жуткие, как и он сам.
   Как назло, именно с ним я и столкнулась, покидая приемную Повелителя, прямо в дверях - лоб в лоб. Вскрикнув от неожиданности, я сделала шаг назад, но оступилась, потеряла равновесие на своих высоченных шпильках и, взмахнув руками, начала падать. Бумаги, которые Рисандиир нес на подпись, разлетелись в разные стороны, а я, наоборот, была схвачена и прижата к крепкой мужской груди с такой силой, что затрещали ребра.
   Вроде бы ничего такого - мужчина помогает женщине в сложной ситуации, но... Но, дело в том, что реакция прандирийца в сотни раз превосходит реакцию человека, да и слух у них гораздо тоньше и чувствительнее, чем у нас. Исходя из этого, я давно начала подозревать, что Рисандииру доставляет громадное удовольствие каждый раз ставить меня в неловкое положение перед окружающими. В данном конкретном случае перед Лисаро - не в меру любопытным младшим секретарями Повелителя.
  -- Гейри Анин. Какая встреча, - невозмутимо, заговорил министр, продолжая удерживать меня одной рукой, другой делая пас, чтобы рассыпанные по полу бумаги, сложились в аккуратную стопочку и перелетели на стол к старшему секретарю.
  -- Гейр Рисандиир, - справившись с нервной дрожью, почти в тон ответила я, - будьте так любезны, отпустите меня.
  -- Вы в этом уверены?
   Ни один мускул не дрогнул на красивом, но жестком лице мужчины, однако глаза из-под темных ресниц, как мне показалось, весело заблестели.
  -- Как никогда, - бросила я на него слегка рассерженный взгляд.
  -- Как пожелаете.
   И он слишком резко отступил в сторону, от чего я снова едва не упала. Благо, нашла точку опоры и выпрямилась, а этот тип даже бровью не повел. Скрипя зубами, поспешила покинуть приемную, но, к сожалению, не смогла оставить без ответа брошенное Рисандииром:
  -- Гейри Анин, если не секрет, кого на этот раз вы осчастливите своим... вниманием?
  -- Вам ли не знать, гейр Рисандиир, - полуобернулась я, чтобы увидеть, как он небрежно облокачивается плечом о дверной косяк. - Если мне не изменяет память, именно за это Вам и платят.
   Проклятье, у этого типа дар выводить меня из себя. Холодно поздоровавшись с праздно шатающейся по дворцу четой ван Дайгаров, я поспешила спуститься на второй этаж, где располагались мои личные покои, которые следовали сразу за покоями Повелителя. Это было необходимо по двум основным причинам: во-первых, охрана в этой части дворца самая что ни на есть серьезная; а во-вторых, хоть я и не являюсь его официальной фавориткой, любимая игрушка должна быть всегда под рукой. Чаще это выражалось в желании Наяндира расслабиться и поболтать за бокалом игристого вина, реже, именно то, что вы подумали, но об этом не знает ни одна живая душа. Последнее можно подчеркнуть, так как во дворце водится парочка надоедливых призраков, от которых что-либо скрыть практически нереально. Тем не менее, у такого соседства есть и положительные стороны, а именно, что от них действительно нельзя ничего скрыть, так как эти двое настоящие эмпаты и оба преданные слуги Повелителя.
   Стража с настороженным интересом проводила меня взглядом до самых дверей. Своей стражи у меня нет. Поначалу, да, стояли здесь два молодчика, но меня нервировало, как они постоянно пялились на меня и я попросила их заменить. Наяндир попросил Рисандиира, и больше я их не видела. Однако замену министр внутренних дел так и не удосужился прислать.
  -- Гейри Анин, - подскочила ко мне горничная, радостно сияя во все свои клыки.
   Я посмотрела на нее и мысленно усмехнулась. Да и не нужна мне охрана, когда у меня есть Салми. Полударгийка, а по земному, как мне кажется, полугоблинка, она одним своим видом до недержания напугать может. Я сама к ней две недели привыкала, и до сих пор вздрагиваю, когда она ко мне по вечерам со спины подкрадывается - привычка у нее такая. Между прочим, Салми бывшая наемница. На последнем задании ей перебили позвоночник, но она выжила. Ее даже поставили на ноги, но с наемничьей работой пришлось завязать. Тогда под присмотром своей сводной сестры Салми переквалифицировалась в личную прислугу. Оказалось удачно. Одной взбалмошной любимой игрушке Повелителя срочно понадобилась гувернантка. И хотя в моде Салми разбирается, как свинья в апельсинах, зато прически делает такие, что мне весь двор завидует, а это, как раз то, что нужно - со своими шмотками я и сама в состоянии разобраться.
  -- Салми, - рыкнула я на ни в чем неповинную прислугу, - если ты еще раз назовешь меня гейри Анин - я тебя покусаю. На сегодня мне гейров и гейри достаточно. Вот они мне все где, - жестом показала, где именно.
  -- Опять поругались с его светлостью Рисандииром? - проницательно осведомилась горничная.
  -- Салми запомни, наконец, - скидывая туфли и блаженно растирая вымученные ступни, - я с ним не ругаюсь. Мне моя жизнь еще дорога.
  -- Тогда, что на этот раз? - черные бусинки глаз лукаво заблестели.
  -- Мы столкнулись, когда я выходила из приемной. Я споткнулась, а он, - я запнулась, аккуратно подбирая слова, - поймал меня.
  -- Ты точно ему нравишься, - мечтательно улыбнулась Салми.
  -- Ты ему это скажи, - раздраженно фыркнула я. - Посмотрим, что он с тобой сделает. А то он не в курсе, что я ему нравлюсь.
   Сальми побледнела и перестала улыбаться. Так-то лучше.
  

Глава 2

   Утром пришел гейри Хиам и объявил, что Повелитель ждет меня в своем кабинете в двенадцать. Было время позавтракать и привести себя в порядок. Я надела свой лучший брючный костюм изумрудного цвета. Прицепила к лацкану пиджака золотую брошь. Позволила Салми подвить волосы и заколоть так, чтобы две завитушки обрамляли мое бледное, но выразительное лицо. Проходя мимо покоев Повелителя, послала милую улыбку стражам, которые синхронно пожелали мне доброго дня.
   Сегодня в приемной сидел старший секретарь - гейр Вилган дэл Гиор. На первый взгляд ему можно было дать лет тридцать, но этому голубоглазому красавчику недавно исполнилось ровно две тысячи, и он из тех служащих, которые всегда безупречно выполняют свою работу.
  -- Гейри Анин, доброго дня, - услышала я, только коснувшись ручки двери и, войдя, уже лицезрела его добрую улыбку. - Вы, как всегда, обворожительны.
  -- Благодарю, гейр Вилган. Повелитель ждет меня?
  -- Конечно. Проходите. Принести вам чай или кофе?
  -- Нет, спасибо. Я позавтракала.
   Войдя в кабинет, я плотно закрыла за собой дверь. Наяндир отложил бумаги и внимательно посмотрел на меня.
  -- Прекрасно выглядишь.
  -- Спасибо, - улыбнулась я. - Но ты же не за этим позвал меня, не так ли?
  -- У меня есть для тебя задание, - кивнул мой Повелитель. Встал и, повернувшись ко мне спиной, стал смотреть в окно, что вызвало у меня легкого беспокойство.
  -- Я знаю его?
  -- Нет, - качнул он головой. - Наш гость должен прибыть со дня на день.
  -- Гость? - удивилась я, так как была не осведомлена о том, что у нас будут гости. -Мы кого-то ждем?
  -- Да, - Наяндир обернулся и посмотрел на меня очень внимательно. - Ты не знала?
  -- Боюсь, что нет, - смутилась я, подозревая, что мой Повелитель ожидал от своей игрушки большей прозорливости, и потому тихо пролепетала: - Прости.
   Блондин приподнял брови и, преодолев разделяющее нас расстояние, сжал мои плечи.
  -- За что?
  -- Я не оправдала твоих надежд, - честно ответила я.
  -- Глупышка, - тихо засмеялся мой Повелитель, - мне совсем не нужно, чтобы ты знала все и обо всем. Для этого есть Рисандиир. Ты сама только вчера заявила, что именно за это ему и платят.
  -- Ты слышал? - смутилась я.
  -- Каждое слово, - усмехнулся Наяндир. - И, замечу, очень верно подметила. Даже поспорить не с чем. Но на будущее, Анют, не зли Рисандиира. Очень тебя прошу.
  -- Я? Злить?! - встрепенулась я, ощутив, как изрядная порция адреналина пустилась гулять по моей кровеносной системе. - О чем ты говоришь? Это он начал! Не я! Он вполне мог обойтись без того, чтобы позорить меня на глазах у Лисаро. Ты же знаешь, какой твой младший секретарь сплетник!
   В этот момент, дверь, которую, как я надеялась, никто до окончания нашего с Повелителем разговора, не откроет, бесшумно отворилась, и на пороге возник виновник моего бунта.
  -- Когда это я вас позорил, гейри Анин? - холодно осведомился Рисандиир, закрывая за собой дверь, и подпирая ее своим телом.
   Его тон не сулил мне ничего хорошего, но я уже достаточно завелась, чтобы развернувшись, посмотреть ему в глаза и сердито бросить:
  -- Да прямо здесь и сейчас.
  -- Чем же? - холодные золотисто-карие глаза превратились в узкие щелочки, - Извольте объясниться.
  -- Ани, - попытался образумить меня Повелитель, тронув за плечо.
  -- Объяснить?! - проигнорировала я его. - Объяснить то, что ты и так знаешь?! А не много ли ты хочешь?!
  -- А не много, - зло зашипел Рисандиир, и сквозь человеческую маску начала проступать истинная личина.
   Это почти полностью отрезвило меня, но я так и не смогла отвести взгляд от монстра, который скрывался за маской человека. И так каждый раз.
  -- Рисандиир! Аня! Хватит!! - наконец рявкнул Повелитель.
   А, что я? Я уже ничего. Теперь только бы в обморок от страха не упасть - вот смеху-то будет. А фиг ему - не упаду.
   Повелитель осторожно усадил меня в кресло, налил фужер хереса и вложил его в мои дрожащие руки.
  -- Ани, выпей. Давай. Станет легче, - начал уговаривать Наяндир, а посмотрев на слегка пришибленного министра, сердито покачал головой. - Ну, вот Рисан, напугал мне девочку.
  -- Это не я, - замотал тот головой.
  -- Ты. Ты. Как дети, в самом деле. Что вы двое никак поделить-то не можете? То ты на нее жалуешься, то она на тебя. - Повелитель перевел осуждающий взгляд бирюзовых глаз с Рисандиира на меня. - Все, прекращайте мне этот балаган. Учитесь жить мирно. У меня для вас общее задание, и только попробуйте его запороть - женю.
  -- Кого? - вытаращились мы на Повелителя.
  -- Вас двоих, - ткнул пальцем в каждого из нас. - Чтоб неповадно было.
  -- Но... но как же? - у меня от шока даже страх прошел.
  -- Что, как же? - нахмурился Повелитель.
  -- А мой дар? - запинаясь, пролепетала я. - А твоя невеста? Как же?
  -- Все так же, - ухмыльнулся он. - Дар у тебя не исчезнет, а муж будет. Уж он точно не уйдет от тебя через три месяца.
  -- Почему через три? - настороженно покосился на меня министр.
   Повелитель на мгновение задумался, говорить или нет, но заметив мой утвердительный кивок и вопросительный взгляд, решил, что хуже не будет, тем более нам с Рисандииром придется работать вместе.
  -- Потому что это максимальный срок, после которого, все кавалеры моей красавицы, так или иначе, находят себе тех женщин, о которых всегда мечтали.
  -- Как это? - Рисандиир соизволил отлепиться от двери, и теперь смотрел на меня с недоверием.
  -- Это мой дар, - поморщилась я. - Наяндир лучше знает, как он действует, но я знаю, что через некоторое время все мужчины, которые каким либо образом ухаживали за мной, находят себе женщину - ту самую, единственную. Раньше это происходило ровно через три месяца, сейчас срок нестабилен - иногда хватает недели.
   Министр задумчиво сел в кресло напротив и, закинув ногу на ногу, подпер кулаком подбородок. Я невольно залюбовалась его мужественным профилем, в который раз позабыв, что это только маска, а внутри... внутри таится страшный монстр. Пришлось себе об этом напомнить.
   Повелитель и ему протянул фужер с хересом. Рисандиир выпил залпом и поставил фужер на стол.
  -- Это многое объясняет, - заговорил он, покосившись на Повелителя.
  -- Что? - не поняла я.
   Мужчины приглянулись, и, как вы понимаете, ответа я не дождалась.
  -- Ну, хорошо, - ворчливо буркнула я, сверля их сердитым взглядом. - Так, что за задание? Что мне нужно делать?
  -- Тебе, - улыбнулся Повелитель, - самую малость, всего лишь находится рядом с нашим гостем.
   Я слегка приподняла бровь, намекая на то, что не услышала ничего для себя нового. С этим заданием я гарантировано справлюсь, как уже блистательно справлялась последние полгода. Конечно же, никому и в голову не пришло связать мое появление с прокатившей по дворцу волной скоропалительных свадеб самых высокопоставленных чиновников, но я-то знаю, благодаря кому спесивый министр военных дел обзавелся властной, но горячо любимой женушкой и стал тих, как осенний лист. Та же участь постигла министров финансов и иностранных дел, а так же кучку чиновников среднего звена, которые начали роптать на мизерную прибавку к жалованию. Теперь не ропщут. Других забот хватает.
  -- Да, Ани, - правильно растолковав мою мимику, кивнул Наяндир. - Все как обычно. Ничего нового. Уверен, ты справишься.
   Облегченно выдохнув, я посмотрела на Рисандиира и натолкнулась на его тяжелый оценивающий взгляд, которым министр награждал своих провинившихся сотрудников. Признаюсь, разок мне "посчастливилось" видеть министра внутренних дел за работой, и с тех пор, я старательно обхожу его кабинет, как и его личные покои, по широкой дуге, даже если коридор пуст.
   Рисандиир никогда не кричит. Нет. Он смотрит внимательно и долго. Невыносимо долго. И под таким его взглядом, кажется, что тебя медленно поджаривают на адской сковородке.
   Тряхнув головой, я упрямо вздернула подбородок. "Так, дышим глубоко и ровно. Я не боюсь. Я ничего не боюсь. Даже если это не так, здесь Повелитель, а он не даст меня в обиду". Эта мнимая уверенность помогла выдержать взгляд министра, и даже позволила натянуть на лицо вежливую ничего незначащую улыбку.
   Рисандиир оценил мою попытку держаться достойно, хищно усмехнулся и... подмигнул.
   На секунду я застыла, слово громом пораженная, затем оттаяла, и посмотрела на фужер с хересом в своей руке, потом на мужчину, и снова на фужер. Поставила фужер на край стола. Померещится же такое.
  -- Что я должен делать? - вопросил Рисандиир.
  -- А на тебя Рисандиир, возлагается громадная ответственность - Наяндир впился взглядом в лицо своего министра, - чтобы ни один волос не упал с головы этой очаровательной особы.
  -- Мой Повелитель? - нахмурился министр, вероятно, как и я, недоумевая, на что намекает наш Повелитель, ведь шесть месяцев назад именно ван Лайтандара он приставил ко мне, чтобы сопровождать на различные увеселительные мероприятия, вроде балов и благотворительных концертов, когда Наяндир, по тем или иным причинам, не мог на них присутствовать.
   И, да, грех жаловаться, министр внутренних дел прекрасно справлялся с ролью цербера. Завидев ван Лайтандара, излишне назойливые ухажеры резко теряли ко мне интерес, припоминая о каких-то незаконченных делах и назначенных встречах. И, в то же время, Рисандиир никогда не позволял себя ничего лишнего, в том смысле, что не пытался навязать мне свою волю, а всегда наблюдал издалека и вмешивался только в случае, когда ситуация действительно требовала его вмешательства. Я же, со своей стороны, внимательно слушала все его указания, по возможности стараясь не нарываться. Тем не менее, я бы не сказала, что у нас сложились более или менее приятельские отношения, скорее наоборот. И, хотя открыто свою неприязнь Рисаиндиир ничем не выражал, в последнее время его попытки поддеть меня стали вызывать во мне глухое раздражение, и даже злость.
  -- На этот раз все иначе, - помрачнел Наяндир. - Вы двое отправляетесь в город.
  -- В город? - переспросила я, чтобы убедиться, не ослышалась ли.
   Ну, надо же! В город! За все время, проведенное в этом мире, я еще ни разу не была в городе. Удивлены? Я тоже. Дело в том, что в этом мире, столько всего намешано, что мне не удалось определить, какой эпохе соответствует здешний уклад жизни - средневековье ли это или же все-таки современность, так как в равной пропорции имело место быть и то и другое. Существа всевозможных рас живут вместе в огромных мегаполисах и, не смотря на то, что таких городов всего семь, они действительно огромны - три из них занимают целые континенты. Мегаполисы делятся на две условно обособленные зоны - дворец, точнее дворцовый комплекс, и город. На территории дворцового комплекса, живут нагоны - это те же вельможи, только их иерархический статус устанавливается не за счет накопленных денежных средств, земель или личностных предпочтений Повелителя, а за счет способности к разрушительной магии. Чем сильнее способность, тем выше статус. В городе живут клианы - те же существа, только магически слабые. Разделение между городом и дворцом условно, так как и среди клианов попадаются магически сильные существа, и если их выявляют, они переселяются во дворец. Дворцовый комплекс огромен - это тот же город, только с определенным укладом, который напоминает феодализм, или что-то вроде того. Он отделен от города силовым барьером. Однако причина изоляции не в том, чтобы защитить правящую верхушку от простого народа, а наоборот, чтобы защитить народ от этой самой верхушки. Всеми мегаполисами управляют Повелители. Наяндир - Повелитель Рискана.
  -- Да. В город, - утвердительно кивнул мой Повелител. - Сандаргин пожелал остановиться в отеле "Миорика". Вы двое выезжаете туда сегодня. Номера уже заказаны. Дождетесь его на месте.
  -- Только мы вдвоем? - удивленно захлопала я ресничками.
   Повелитель кивнул. Я нервно проглотила образовавшийся в горле ком.
  -- Придумывать ничего не придется, - по-деловому сухо продолжил Наяндир. - Увеселительную программу для Сандаргина Вилган перешлет тебе на слот. Будь всегда на связи. Возникнут вопросы - звони, я отвечу.
   Я нерешительно кивнула головой. Наяндир подбадривающе мне улыбнулся и посмотрел на Рисандиира, который с каждой минутой становился все задумчивее.
  -- Тебе, я все сказал. Если с ней хоть что-нибудь случится..., - глаза Повелителя вспыхнули как неоновые огни. - Ты меня знаешь.
   Губы Рисандиира вытянулись в жесткую линию. Он понял, а я почувствовала, как моя спина покрывается холодным потом. Ой, мама, роди меня обратно!
  

Глава 3

   В свои покои я ворвалась, как штормовой ветер, чуть не сбив Салми с ног и, все-таки, опрокинув изящную напольную вазу, подаренную мне министром финансов в благодарность за оказанную услугу.
  -- Не к добру, - всплеснула руками служанка и поспешила собрать осколки, пока кто-нибудь не поранился.
   Меряя комнату стремительными шагами, я непроизвольно потирала подбородок, что при дворе считалось дурным тоном, но сейчас меня это не волновало. Стараясь взять себя в руки и прекратить нервничать, я принялась обдумывать план действий, с трудом представляя, куда бежать и кого трясти за грудки, чтобы выяснить, кто же этот таинственный Сандаргин. Из собственной практики я уяснила, что одного имени никогда не бывает достаточно. Для работы нужно знать социальный статус, уровень силы и некоторые личные предпочтения. А Наян, чтоб ему икалось, по необъяснимой причине, решил держать меня в неведении относительно личности моего нового клиента. Ну, не о погоде же нам с ним разговаривать, в самом деле?! Тема эта, конечно, универсальная, но в этом мире, для меня в ней таится скрытая угроза попасть впросак, перепутав естественные природные явления с магическим воздействием на окружающую среду. Я покосилась на служанку, которая уже собрала осколки и начала разгибаться.
  -- Салми.
  -- Да, Ани.
  -- Ты знаешь, кто такой Сандаргин?
   Салми удивленно приподняла брови.
  -- Сандаргин сын Повелителя Сейбана.
  -- О! - округлила я рот, сразу вспомнив некоторые обрывочные сведения о дружественном нам Сейбане, например, что у Повелителя Сейбана, по крайней мере, три законнорожденных сына и уточнила: - Старший или?...
  -- Средний. Старшего зовут Загдор, а младшего Фиош.
  -- Ясно. Что ж это уже кое-что, - слабая улыбка коснулась моих губ. - Салми.
  -- Да, Ани.
  -- Собирай чемоданы. Я еду в Город.
  -- В Город? - Салми оторопело вытаращилась на свою хозяйку. - Не шутишь?
  -- Нет, не шучу. У меня новое задание от Повелителя.
  -- Мне тоже собираться?
  -- Нет, - поморщилась я. - Со мной едет Рисандиир.
  -- Только ты и гейр Рисандиир?!!
  -- Вот, представь себе, - скривилась я и раздраженно расстегнула две верхние пуговицы накрахмаленного до хруста воротника-стойки.
  -- О-о! - губы полударгийки начали слегка подрагивать.
  -- Салми, - предостерегла я ее.
  -- Да, хозяйка?
  -- Только посмей мне сейчас что-нибудь сказать, и ты отправишься чистить конюшни.
  -- Шагирны, хозяйка. Они называются шагирны.
  -- Не важно, - сердито буркнула я. - Ты меня поняла.
  -- Поняла, - хмыкнула гоблинка. - Значит, едите в город.
  -- Да.
   Я сняла жакет и повесила его на спинку стула, подошла к туалетному столику и начала неторопливо стирать традиционный дневной макияж. Каждое утро на него уходит больше времени, чем на самый мудреный - вечерний. Трудно выглядеть свежей и отдохнувшей, если всю ночь неведомо чем занимался. Тут и приходят на помощь слои макияжа, скрывающие под своей толщей болезненную бледность и синяки под глазами.
  -- Где остановитесь? - выбросив осколки, Сальми вернулась и, скрывшись за белой малоприметной дверью, достала с верхних полок гардероба два компактных вполне современных чемодана на колесиках.
  -- Там же где и Сандаргин - в отеле "Миорика".
  -- Миорика? - в голосе служанки мелькнуло удивление. - Очень странный выбор.
  -- Что-то не так? - полуобернулась я к ней, чтобы наблюдать за процессом сбора чемоданов.
  -- Ничего..., - запнулась гоблинка, - такого.
  -- Салми, не дразни меня, - нахмурилась я. - И, прошу тебя, убери этот вульгарный наряд. В городе в нем все равно некуда пойти, лучше достань мои разноцветные бадлоны и брюки. Так, что насчет Миорики?
  -- Последние несколько месяцев название этой гостиницы частенько всплывает в криминальных хрониках.
   Я отложила ватный диск. Н-да, тревожное чувство, что Наян отправляет нас с Рисандииром не только ради того, чтобы я поспособствовала скорой женитьбе Сандаргина, закралось еще в тот момент, когда выставив меня из кабинета, мой Повелитель пожелал говорить с министром наедине. Слова Салми только усилили беспокойство.
  -- У тебя еще остались эти газеты?
  -- Да, - кивнула Салми.
  -- Неси, - подскочила я с кривоногого пуфика.
  -- Но как же?! - гоблинка застыла над раскинутым чемоданом.
  -- Я сама, - отпихнула я ее и начала быстро укладывать вещи. - Живее Салми, я должная прочесть их до прихода Рисандиира.
  
   Садясь в машину, я успела привести мысли в порядок, и вежливо поинтересовалась:
  -- Гейр Рисандиир, сколько нам ехать до города?
  -- Восемь часов, - не задумываясь, ответил Рисандиир, и тут же ехидно поддел, - Гейри Анин, неужели вас так тревожит наша совместная поездка?
  -- Нет, гейр, не тревожит, - сердито поджала я губы. - Просто хочу предупредить, что я очень плохо переношу транспорт.
   Мужчина удивленно приподнял брови.
  -- Я открою окно.
  -- Будьте любезны, - о, да, даже вежливые фразы могут быть ядовиты. - И если вас не затруднит, помогите уложить чемоданы - они тяжелые.
   Рисандиир с подозрением покосился на чемоданы и как-то робко уточнил:
  -- А вы уверены, что вам все это понадобится?
  -- Нет, я так не думаю, - вымученно вздохнула я. - Но спорить с Салми...
   Еще один тяжелый вздох. Рисандиир понимающе кивнул.
  -- Да, Салми, она упрямая, - мы переглянулись, и мужчина, с едва скрываемой улыбкой, как бы намекнул. - Но сейчас-то ее здесь нет, гейри Анин.
   Я потупила взор.
  -- Пожалуй. Но куда мне деть чемодан?
  -- Который? - сощурился гейр Рисандиир.
  -- Вот этот, - положила руку на чемодан цвета металлик.
   Рисандиир взял чемодан за ручку и поднял. Брови его медленно, но верно поползли на лоб.
  -- Гейри Анин, если не секрет, что в этом чемодане? Он весит как две мои тренировочные гантели, которые я использую для разминки.
   Ехидная улыбка коснулась моих губ.
  -- Вечерние наряды и украшения к ним, гейр Рисандиир.
  -- Вайгар всемогущий, сколько же их? - наигранно пропыхтел мужчина, согнувшись под тяжестью чемодана, как древний старик.
   В действительности, Рисандиир с легкостью мог бы нести в каждой руке по четыре таких чемодана и не запыхаться, но видимо понимание того, что в этих чемоданах не что иное, как женские наряды, вызвало у него внутренний протест, с которым он не пожелал бороться.
  -- Всего четыре, - улыбка моя стала шире.
   Потемневшие глаза министра расширились.
  -- Четыре? Вы не шутите?
  -- Нет, что вы. Никаких шуток. Четыре наряда усыпанные камнями от горловины до подола.
  -- Там, случайно, не одно из тех платьев, в котором вы дефилировали на балу у гейра и гейри Дайбошир?
   Я нахмурилась, вспоминая, в чем я была.
  -- Да-да, - закивала, вспомнив, что именно его Салми уложила последним. - Оно там.
   Рисандиир фыркнул. Одним взмахом руки открыл сквозной портал до моих покоев, и, зашвырнув туда чемодан, напряженно покачал головой.
  -- Мне, наконец, стало понятно, почему вы, гейри, в тот вечер были мрачнее, чем мой тайный агент из Чамаргада. Такой наряд следовало бы использовать как орудие пытки.
   Не могу не согласиться. Когда моим партнером на балах и собраниях бывал Наян, он всегда что-то делал, чтобы я в полной мере не ощущала вес этой кричащей роскоши, но с Рисандииром мне приходилось нести на своих плечах каждый килограмм драгоценной и полудрагоценной вышивки, как результат, в эти дни я становилась особенно задумчивой.
  -- А вы, как я посмотрю, налегке?
   Рисандиир напряженно посмотрел на свою вполне современную спортивную сумку ничем особо не примечательную, разве что забитую до отказа.
  -- Этого более чем достаточно, гейри Анин.
  -- Ничуть в этом не сомневаюсь.
   Я, было, потянулась за вторым своим чемоданом, чтобы самой положить его в задний отсек машины, как неожиданно мужская рука накрыла мои пальцы. От прикосновения кожа моментально покрылась мурашками и я, охнув, отпустила ручку. Рисандиир же сделав вид, что не заметил моей реакции, подхватил чемодан и уложил его рядом со своей сумкой.
  -- Садитесь в машину, гейри Анин, - бросил министр и, обойдя машину, сел на водительское место.
   Машины здесь очень похожи на мыльницы с полностью откидывающимся верхом. Они бывают двух, четырех и шести местные. Во Дворце всюду используются мгновенные переходы, так что машины не нужны, но в случае если едешь в Город, просто необходимы. Дело в том, что в Городе множество запретов на использование магии. Введены даже штрафы на чрезмерное использование, так что нагонам в Городе неуютно, хотя для них и существуют некоторые поблажки.
   Как топливо в машинах используется внутренний энергетический резерв прандирийца. По этой причине не каждый прандирийец может ей управлять. Да, что говорить, я, например, даже фару зажечь не могу!
  -- Гейри Анин, вы там часом не заснули?! - окликнул меня Рисандиир.
  -- А, да! - поспешила занять свое место.
  -- Вы уверены, гейри Анин? - приподняв одну бровь, заинтересованно посмотрел на меня Рисандиир, когда я уселась рядом с ним на переднее сиденье.
  -- А вас что-то не устраивает, гейр?
  -- Нет, что вы. Если вас устраивает, - усмехнулся Рисандиир, - то меня тем более.
  -- Вот и хорошо.
  
  
   Я открыла глаза и к собственному недоумению поняла, что проспала почти весь путь до города.
  -- Подъезжаем, гейри, - повернул голову Рисандиир.
  -- Рисандиир, это ваши штучки?! - возмущенно воскликнула я.
  -- О чем вы, гейри? - как ни в чем не бывало, чуть склонил голову мужчина, чтобы я не могла заметить насмешливый блеск в его глазах.
  -- Я не хотела спать.
  -- А что же вы хотели, гейри Анин?
  -- Я хотела поговорить.
   Рисандиир поморщился.
  -- Поверьте, у нас будет достаточно времени, чтобы вдоволь наговориться. Еще час и мы будем на месте.
  -- Между прочим, я хотела поговорить о деле, - я сердито вздернула подбородок.
  -- О деле? - мужчина озадаченно приподнял брови.
   Я чуть склонила голову и сощурила глаза.
  -- О моем деле. Не о вашем.
   Плечи министра мгновенно окаменели, и он процедил сквозь зубы.
  -- Не знаю, каким образом вы это выяснили, гейри Анин, но предупреждаю, не суйте свой очаровательный носик в мои дела. Это может плохо для вас закончится.
   Говорил Рисандиир ровным тоном, но что-то подсказывало, министр рассердился. Ой, не нравится мне все это. И нос у меня обычный - картофелинкой. Что в нем очаровательного?
  -- Успокойтесь, гейр, - поморщилась я. - Я себе не враг. Занимайтесь своим делом, сколько влезет - я буду заниматься своим.
  -- Превосходно.
  -- Но, гейр, - я тут же побарабанила пальцами по подлокотнику, - как бы ни вышло, что мы станем мешать друг другу. Задания-то у нас разные.
  -- Гейри Анин...
  -- Аня.
  -- Что?
  -- Зовите меня Аня или Анна, - вздохнула я, снова откидываясь на спинку удобного кресла с мягким подголовником. - Мы давно покинули территорию Дворца, а я не хочу, чтобы в Городе на нас глазели, как на зверей в зоопарке.
  -- Аня, - посмаковал мое имя Рисандиир. - Так вот как тебя зовут на самом деле.
  -- Как будто вы этого не знали? - удивленно приподняла я голову.
  -- Если Наян хочет что-то скрыть, - задумчиво пробормотал мужчина, - он это скроет. Это в его власти.
  -- Ясно.
   О способностях Наяна я знала так же мало, как и об этом мире. Что-то, где-то, я, конечно, слышала, но информация была столь противоречива и неоднозначна, что разобраться, что из этого правда, а что выдумка, мне пока не удалось. Я повернула голову и наткнулась на внимательный взгляд Рисандиира. Мои внутренности скрутились в тугой узел.
  -- Рисан, - коротко произнес он.
   Я удивленно вытаращилась на мужчину, и несколько секунд сидела молча, медленно соображая, что только что гейр Рисандиир позволил мне называть себя неформальным сокращенным именем. Феноменально!
  -- Рисан. Хорошо, - прокашлялась я.
  -- Так о чем ты хотела поговорить? Аня.
   Почему-то от появившихся в его голосе мягких, обволакивающих ноток, мне стала еще больше не по себе. А все нервные окончания одновременно взвыли, от чего, кожа покрылась пупырышками. Положение спас телефон.
  -- Прости, - проблеяла я, - мне надо ответить.
  -- Конечно, - и Рисан снова увлекся управлением машины.
   Я перевела дух и вытащила из сумочки телефон. На экране старенькой модели самсунга высветился мамин номер. Только этого мне не хватало!
  -- Да, мам.
  -- Анюточка, солнышко. Как же я соскучилась, девочка моя. Как ты там, мой ребенок?
  -- Привет, мам. Все просто замечательно. Жаловаться не на что.
  -- Когда приедешь?
  -- Мам, я же говорила...
  -- Помню - помню, ты очень занята. Но ведь и старую мать забывать негоже.
  -- Ма-а, ты совсем не старая. Тебе всего сорок пять. Прекрати прибедняться. Найди себе кого-нибудь и живи в свое удовольствие. Денег я тебе отправила. Если не хватает, так и скажи - еще пришлю.
  -- Аня!! - рявкнула мать. - Как ты со мной разговариваешь?!!
  -- Прости ма, - я отвернулась к окну, чтобы Рисандиир не видел, как перекосило мое лицо. - Прости. Но я уже не раз тебе говорила, что когда освобожусь, тогда и приеду. Я позвоню.
  -- Анют приезжай, - голос мамы стал добрее. - Костик, вон твой, на крестины тебя приглашает. У них с Олей мальчик родился.
   Я бессознательно сжала трубку до жалобного скрипа пластмассы. Началось.
  -- Он не мой, мам. И я не приеду. Поздравь их от меня.
  -- Ну, Анют. Так нельзя. Вы же были такой красивой парой. Вот, если бы не твое упрямство, сейчас бы не Оля, а ты...
  -- Мама хватит, - в моем голосе появилась сталь.
  -- Когда же ты у меня, наконец, мужа-то найдешь, горе ты мое горемычное?
  -- Я сейчас очень занята, мама. Перезвоню позже.
   Резко оборвав разговор, я безжалостно сбросила вызов. Ненавижу, когда она так делает. Знает, что больно, и все равно режет без ножа.
  -- Аня?
  -- Ни слова, - попросила я.
  -- Хорошо, - не стал спорить Рисандиир. - Мы подъезжаем к контрольному посту. Посиди в машине.
   Не поворачивая головы, я кивнула. Вот так всегда. Каждый раз после разговора с мамой, хочется забиться в угол и повыть от души. И, что противно, ничего не объяснишь - она не поймет, а точнее не поверит, хотя и любит меня - я это знаю. Но всегда были и будут вещи, которые она отталкивает от себя, и одна из таких вещей моя врожденная способность, которую Наян называет Даром, а я, моим личным проклятьем. Именно так, и, несмотря на увещевания Повелителя, что мой дар очень важен и нужен, я все еще чувствую разочарование и боль, хотя и научилась в моменты расставания абстрагироваться от собственных чувств. Только мама каждый раз напоминает мне о том, что с Наяном я вступила на путь саморазрушения, и не далек тот день, когда я перестану отделять чувства от работы и превращусь в расчетливый инструмент в руках опытного манипулятора. Я вполне осознаю это, но все равно дорожу дружбой Наяна. Почему? В этом я пока не разобралась.
  -- Аня, - потряс меня за плечо Рисандиир.
  -- А? - вздрогнула я и посмотрела в потемневшие глаза министра.
  -- С тобой все в порядке?
  -- Да. А что?
  -- Мы уже приехали.
   Я замотала головой и с недоумением поняла, что мы действительно приехали. Отель "Миорика" возвышался над нами на шесть этажей в высоту, и в длину занимал почти всю улицу. Парадный фасад был украшен лепниной, но в целом у меня возникло впечатление, что хозяин отеля поскупился на отделку, и здание смотрелось хоть и внушительно, но в то же время неприметно.
   Выйдя из машины, я с любопытством начала озираться, но, увы, в шестом часу утра улицы города были еще безлюдны.
  -- Еще рано, - словно прочитав мои мысли, усмехнулся Рисандиир.
  -- Пожалуй, - согласилась я.
  

Глава 4

  -- Анин, сделай с ней что-нибудь! - ворвался в мою комнату встрепанный и злой Рисандиир.
  -- С кем, с ней? - поинтересовалась я, пряча злорадную улыбку в уголках губ.
  -- С НЕЙ!! - ткнул он себе за спину.
   В дверях, подперев косяк бедром, стояла молодая прандирийка с очаровательными двойными рожками в роскошной черно-белой шевелюре.
  -- Здравствуй, Уран, - улыбнулась я ей.
  -- Гейри Анин, - оскалилась та, лизнув кончики клыков раздвоенным языком. - Какая приятная... неожиданная встреча.
  -- Я тоже рада тебя видеть, - почти искренне отозвалась я. - Проходи. Располагайся. Тебе что-нибудь заказать? Здесь неплохая кухня.
  -- От хуша не откажусь, а завтракала я дома. Благодарю вас, гейр Лайтандар.
  -- За что? - гортанно прорычал Рисан, сверля наглую девчонку тяжелым взглядом.
  -- Что проводили меня, - ничуть не смутилась Уран.
  -- Ты сама увязалась за мной, - рыкнул Рисан. - Предупреждаю, будешь здесь рыскать в поисках очередной сенсации для своей вшивой газетенки - не посмотрю, что вы подруги - отправлю в шакхты.
   Уран напряглась. Несмотря на свою крайне авантюрную натуру, нарываться ей не хотелось.
  -- Исключительно в воспитательных целях, - более снисходительным тоном молвил министр и резко развернувшись, вышел, хлопнув дверью.
  -- Я ему совсем не нравлюсь, - наигранно-обиженно надула губки Уран.
  -- Не то слово. Спасибо, что откликнулась.
  -- Как же иначе! Тут же такая сенсация!! Ты и гейр Лайтандар...
  -- Ну, да, я и гейр, - нахмурилась я.
   На самом деле это предложил Рисан - не я. Создать достоверную легенду о нашей с ним скорой "свадьбе". Обсуждая вопрос, как мне заинтересовать Сандаргина, мы пришли к общему мнению, что как Любимая игрушка Повелителя, я не смогу его удивить, а вот как невеста непробиваемого министра внутренних дел, еще как. Но для этого случайно брошенных слов Наяна, которые, как оказалось, уже знает весь дворец, все-таки недостаточно, и поэтому мы решили воспользоваться услугами одной нашей общей "знакомой".
   Уран, навязчивая журналистка, была выбрана мной из нескольких десятков других за свой веселый нрав и умение отделять зерна от плевел. Она никогда не бралась за сомнительные репортажи, работая на свой имидж. Обладала хорошим чувством юмора и способностью не унывать даже в самой скверной ситуации. Была и еще одна причина, не менее важная, выбрать именно ее - она жутко бесила Рисандиира.
   По ощущениям Уран не больше восемнадцати, но на деле ей триста тридцать четыре года. Самая выразительная черта ее лица это острый, нахально вздернутый носик. Глаза глубоко посажены - серо-золотого цвета. Волосы длинные - до пояса двух цветов: черные и белые, зачесанные всегда на прямой пробор. Невысокая, из-за чего всегда носит высокие каблуки. Ну, и рожки - очаровательные парные наросты на ее голове.
  -- Рассказывай, - приготовилась записывать Уран. - Я хочу знать все.
  -- Подожди. Не так быстро.
  -- А как же еще?! Ты звонишь мне в семь часов утра и говоришь, что хочешь, чтобы я написала статью о вашей с гейром Лайтандаром свадьбе!! Да я спросонья даже с кровати свалилась...
  -- Я слышала.
  -- Ну, да, - распахнула глаза Уран. - Я была просто в шоке.
  -- Я тоже, - хмыкнула я, вспомнив, как секунд тридцать изображала из себя выброшенную на берег рыбу, пока Рисан не додумался принести мне стакан воды.
  -- Так как - это любовь? - уставилась на меня журналистка.
  -- Что? - опешила я.
  -- Ты и гейр Лайтандар.
  -- Нет, конечно! - слишком эмоционально затрясла я головой. - Это приказ Повелителя.
   Уран разочарованно захлопнула блокнотик.
  -- Вот так всегда.
   Я слабо улыбнулась.
  -- Романтика не наш вариант, Ури.
  -- А, я-то надеялась...
  -- На что? - ехидная усмешка изогнула мои губы.
  -- Ну-у, Рисандиир, когда на тебя смотрит он...
  -- Когда это он на меня смотрел? - насторожилась я.
   Уран посмотрела мне в лицо, удивленно приподняла брови и, вдруг, распахнула глаза, словно поняв что-то, но не стала ничего говорить, только покачала головой, бросив:
  -- Забудь. Я ничего не говорила. Так о чем писать?
   Мы быстренько наметили короткую статейку и, хотя получилось что-то среднее между городской байкой и дворцовой сплетней, перечитав, меня неожиданно окатило жаром. Еще никогда я не была так близка к тому, чтобы "выйти замуж". Осталось только утвердить статью у "жениха".
  -- Я сама, - отдышавшись, взяла в руки лист и отметила, что пальцы едва заметно подрагивают.
   И, что я так разнервничалась? Это же всего лишь игра.
  -- Удачи, - помахала мне Уран.
   Когда я подошла к двери в комнату Рисандиира, меня так трясло, что листок выпал у меня из рук и, о Боже, проскользнул в щель под дверью. В комнате послышался грохот отодвигаемого стула, шаги и тишина. Сердце в моей груди начало отбивать ритм чечетки, казалось вот-вот и оно разорвется от напряжения. Не знаю, сколько времени прошло, пока я вот так, каменным изваянием, простояла у двери, но когда дверь, наконец, открылась, я была готова поклясться, мои ноги почти приросли к полу.
  -- Исправьте здесь, - невозмутимо протянули мне листок.
   На исчерканном листке было трудно что-либо разобрать, но главное, было яростно вычеркнуто именно то, что я считала более-менее правдивым в нашей истории. А это была скупая констатация факта о том, что наш Повелитель уже не раз намекал своему верноподданному, что ему пора бы остепениться и по сему предложил кандидатуру своей любимой игрушки - в дар, так сказать, за прекрасную службу. Между прочим, разговор с Наяном на эту тему у меня имел место быть, разве что не упоминалось имя этой самой кандидатки, а в остальном наш Повелитель действительно переживал, что его министр уже почти четыреста лет довольствуется краткими интрижками со шпионками разных мегаполисов и вовсе не желает слышать о женитьбе.
   Я бросила на него короткий взгляд, взяла листок и, буркнув "хорошо", направилась к ожидающей меня Ури.
  -- И еще, - остановил меня Рисандиир.
   Я замедлила шаг, так как уже начала разгоняться, чтобы поскорее скрыться за дверью своей комнаты.
  -- Моя дверь открыта.
   Предательский румянец вспыхнул на моих щеках. Я невнятно кивнула и стремглав бросилась к себе. Закрыв дверь, я прислонилась к ней спиной.
  -- Ну, и-и-и?! - нетерпеливо подскочила Уран.
  -- Исправить, - протянула я ей листок.
  -- Я же тебя говорила! - увидев, что вычеркнуто, воскликнула Ури.
  -- Правим, - поморщилась я.
  -- Конечно, - улыбнулась она.
   С исправленной статьей я шла уже смелее. Постучала в дверь и, войдя, положила листок на стол прямо перед мужчиной. Министр молча пробежал глазами по строчкам, взял ручку и стал методично их вычеркивать.
  -- Исправьте этот абзац.
   Я нахмурилась.
  -- И, что, гейр, вас в нем не устраивает?
  -- С ваших слов, гейри, я беру вас в рабыни, а не в жены, - желчно ответил Рисан и протянул мне листок. - Исправьте.
   Я взяла листок, свернула его в трубочку и вышла. Ури встретила меня удивленным взглядом.
  -- Что-то не так?
  -- Да. Ему не понравился этот абзац, - указала я на зачеркнутые строчки.
  -- Хорошо, - пожала плечами рогатая журналистка, - попробуем иначе.
   В дверь я вошла без стука. Откашлялась, и тут же протянула ему статью.
  -- Вот это и это, - взяв в руки ручку, вычеркнул Рисан. - Исправьте.
  -- Гейр, не изволите ли...? - начала я выходить из себя.
  -- Изволю, - перебил Рисан. - Я вас, гейри, не в домработницы беру, для этого у меня есть слуги.
  -- Гейр, я спешу вам напомнить ...
  -- Гейри, уверяю, - снова перебил меня министр, - любая легенда требует разработки. Ничего сложного. Исправьте.
   Увидев меня, зло мявшую в руках сочиненную нами статью, Ури молча потянулась за чистым листком бумаги.
   Шесть раз! Шесть раз мы редактировали эту вшивую статейку, и с каждым разом я выходила из себя все сильнее и сильнее.
  -- Ну, теперь она ему точно должна понравиться, - гордо выпятила грудь Уран, хотя в глазах уже читалось сомнение, которое начало проступало между строк и норовило превратить банальную статейку о скорой "помолвке" министра в какой-то бульварный роман.
  -- Пусть только не понравится, - рыкнула я, и по-военному печатая шаг, прошествовала к двери в комнату Рисандиира.
  -- А может, не надо, - робко попросила Ури, решив в этот раз сопровождать взвинченную донельзя "невесту".
  -- Надо, Ури, надо.
   Пинком открыв дверь, я ворвалась в комнату Рисандиира, как взбешенная гарпия -настроение было такое, что сенсационный скандал для Ури я могла почти гарантировать.
   Рисан больше не сидел за столом. Он стоял у окна, к нам спиной, загораживая свет, от чего его фигура казалась еще более внушительной и мрачной.
  -- Гейр Рисандиир, прошу ознакомиться со статьей, - слишком громко отрапортовала я.
   Мужчина обернулся. Поджатые губы свидетельствовали о том, что мое нахальное поведение начало его раздражать. Вот и хорошо.
  -- Прошу, - протянула ему листок.
   Но вместо того, чтобы взять листок, он схватил меня за запястье и притянул к себя, вывернув руку так, чтобы можно было прочитать текст.
  -- Уже лучше, - кивнул он. - Но мало.
  -- Что?! Мало?! - воскликнула я, даже не пытаясь выдернуть руку из тисков, хотя несмотря на силу, держал Рисандиир очень бережно. - Ты издеваешься надо мной? Рисан, ты издеваешься?!!
   Потемневшие глаза весело заблестели, а уголки губ чуть приподнялись, намечая улыбку.
  -- А ты только заметила?
  -- РИСАН!! Чтоб тебя...
   Но договорить мне не дали, подхватили на руки и запечатлели долгий, страстный поцелуй, от которого каждое мое нервное окончание отозвалось яркой вспышкой электрических разрядов.
  -- Какая сенсация! Это точно пойдет на первую полосу. Просто потрясающе!!
   "О, господи! Статья, фотографии, доказательства, свадьба!" - пронеслось в моей голове. Я неожиданно ясно поняла, что таким образом мы загнали друг друга в угол. Я попыталась оттолкнуть Рисандиира - бесполезно, он слишком силен.
   Когда Рисан отпустил, Уран уже не было в комнате. Я закрыла глаза и тихо застонала. Теперь точно ничего не исправишь.
  -- Ты доволен, - задрала я голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
  -- Все идет по плану, - кивнул Рисан.
  -- Какому плану? - устало вздохнула и потёрла ноющие виски.
  -- Моему.
  -- Ох, Рисан, как бы нам не погореть... с твоим планом, - обреченно покачала я головой. - Я иду в свою комнату. Мне нужно отдохнуть перед встречей с Сандаргином.
  -- А статья? - напомнил министр, разглядывая листок, сиротливо лежащий на ковре у его ног.
  -- Оставь на память, - буркнула я, а покинув комнату, продолжила говорить сама с собой. - Все равно она теперь без надобности. И все благодаря тебе. Ох, Рисан, подвел же ты нас под монастырь. Как теперь Наяну все объяснять буду, ума не приложу.
  
   Вечером, сидя у зеркала и делая себе вечерний макияж, я мыслями возвращалась в комнату Рисаиндиира, пытаясь хоть немного разобраться в том, что произошло, и о чем он в тот момент думал, когда позволил Уран сделать компрометирующие нас фотографии. Игра, игрой, но не стоит забывать о последствиях. Мне-то что, отряхнусь и дальше пойду. В конце концов, игрушке Повелителя такое легкомысленное поведение простительно. Но о чем думал ван Лайтандар?!!
   На правом запястье замерцал тонкий полупрозрачный браслет, оповещая, что меня вызывает Повелитель. Час настал. Я прикоснулась к браслету, принимая вызов. Мое отражение в зеркале поплыло и вот уже из зеркала на меня смотрит мой Повелитель.
  -- Наян, - слабо улыбнулась я.
  -- Анют, как это понимать? - без предисловия начал мой Повелитель и от его тона повеяло ледяным холодом.
  -- Тебе уже сообщили, - вздохнула я.
  -- И не только, - повысил голос Наян, что случалось с ним крайне редко. - Уран уже опубликовала свою скандальную статейку, и ваша с Рисандииром фотография красуется на первой полосе "Дворцовых новостей". Аня, о чем ты думала?! Как ты могла предложить такое Рисану? Как он согласился на такое?
  -- Я?!! - возмущенная его обвинением, я подскочила, как ужаленная. - Я?!! Как ты мог подумать обо мне такое?!! Я ничего подобного ему не предлагала! Это все ван Лайтандар! Клянусь тебе.
   Задумчивая складочка пролегла между светлых бровей.
  -- Рисан предложил тебе выйти за него замуж?
   Выражение крайнего скептицизма, появившееся на лице Повелителя, говорило о многом.
  -- Нет, - раздраженно махнула рукой. - Только сыграть роль его невесты.
  -- Сыграть? - Наян приподнял одну бровь.
  -- Да, - кивнула я. - Мы говорили о том, как я могу привлечь внимание Сандаргина и Рисан предложил этот дурацкий план со "свадьбой", - четырьмя пальцами нарисовала в воздухе кавычки, чтобы было понятнее. - И все это только его затея.
  -- Хм-м, - откинулся на спинку стула мой Повелитель, - вот значит как.
  -- Вот так, и никак иначе, - успокоившись, я села на место. - Наян, я не знаю, о чем думал Рисандиир, но мне кажется, что вся эта затея обернется грандиозным скандалом, а я этого не хочу, но и придумать, как исправить положение, у меня не выходит. С этой статьей мы уже увязли по щиколотку.
  -- И увязните еще глубже, - кивнул Наян. - Однако ты зря переживаешь. Если это план Рисана, то и расхлебывать последствия ему придется самому. Я тебе это гарантирую, - и уже с улыбкой. - Между прочим, над вашей фотографией потешается весь дворец.
  -- Я ее еще не видела.
  -- Показать?
  -- Давай.
   Наян взял со стола полупрозрачную полоску газеты и, проведя по ней рукой, повернул так, чтобы я могла разглядеть объемное фото и статью под ней.
  -- Ну, как? Хорошо смотритесь? - ехидно поинтересовался Наяндир.
  -- Вишу на нем, - скривилась я, - как удавка или плохо повязанный галстук.
  -- Да, ладно тебе, - миролюбиво отмахнулся Наян. - Ты привередничаешь. Вот только не пойму, почему у тебя на фото вид такой сердитый? Поругались?
  -- У Рисана спроси, - сердито буркнула я.
  -- Обязательно. Но мне бы хотелось бы выслушать обе стороны.
  -- Он снова решил поразвлечься за мой счет, а мне это не понравилось.
  -- Как деликатно, - хихикнул мой Повелитель. - Однако, судя по выражению твоего лица на фотографии, в тот момент ты выразилась бы иначе.
  -- Возможно, - не стала я отпираться, - но лучше спроси Рисана. Пусть он тебе объяснит, что настолько меня вывело из себя.
  -- Ну, хо-ро-шо, - сощурился Наян. - Ты готова к встрече с Сандаргином?
  -- Да. Но ты так и не рассказал, чего мне ожидать, - надула я губы.
  -- Что ты хочешь знать? - смилостивился Наян.
  -- Какой он?
  -- Нормальный, - пожал плечами мой Повелителя. - Внешность приятная, с женщинами обходительный.
  -- Я не об этом. Что тебя в нем не устраивает?
  -- Меня? - удивился Наян.
  -- Да, тебя. Зачем тебе понадобилось, чтобы он срочно женился?
  -- Как всегда смотришь в корень, но не стой стороны. Скажем так, у меня с его отцом неофициальное соглашение.
  -- Какое?
  -- Я не могу тебе сказать, - поджал губы Наян. - Не сейчас.
  -- Наян.
  -- Прости. Но лучше тебе не знать. Так и тебе будет проще работать и мне спокойнее.
  -- Хорошо. Я поняла, - решила я не лезть в дебри большой политики, и сразу сменила тему: - Но насчет Рисандиира...
  -- Я поговорю с ним.
  -- Нет, я о другом. Я считаю, что отчасти и ты виноват в том, что мы оказались в такой ситуации.
  -- Я?!! - вытаращился на меня Наян.
  -- Да, ты. Не стоило пугать его женитьбой.
  -- Стоп, стоп, - затряс головой Наян, от чего белокурые волосы разметались в разные стороны, и ему пришлось приглаживать их руками. - О чем ты говоришь?
  -- О том, что у меня есть все основания считать, что эта идея с "женитьбой" появилась только благодаря тому, что ты решил немного пошутить.
  -- Когда это я шутил? - нахмурился мой Повелитель.
  -- Когда сказал, что женишь нас, если мы не выполним задание.
   Наян откинулся на спинку стула, и устало потер виски.
  -- Ах, ты об этом.
  -- Именно об этом. Сам подумай, что еще могло подвигнуть гейра Рисаиндиира на подобный фарс. Между прочим, его репутация пострадает в первую очередь. О моей и говорить не буду - ее и так нет.
   Мой повелитель тяжело вздохнул.
  -- Пожалуй, ты права, я слегка перегнул палку.
  -- Слегка?
  -- Ну, сильно перегнул, - раскаянно вздохнул Наян. - Но я же не думал, что так все обернется.
  -- Наян, прошу, - закатила я глаза к потолку, - прибереги эту ложь для кого-нибудь другого. Я не знаю, чего ты хотел этим добиться, но видимо идет все не совсем так, как ты планировал. Я права?
   Бирюзовые глаза заискрились смехом.
  -- Тебе виднее. Но тогда у меня закономерный вопрос: почему ты спокойна?
  -- Наян, - усмехнулась я, - разве не ты учил меня быть внимательной к каждой даже самой незначительной детали?
  -- Допустим, я, - шкодливая улыбка осветила бледное, но красивое лицо Повелителя. - И что же ты поняла, чего не понял мой министр?
  -- Ты сказал, цитирую: "У меня для вас общее задание, и только попробуйте его запороть - женю". Не - поженю, то есть нас двоих, а - женю, каждого по отдельности. А если точнее, то именно его, так как меня ты выдашь замуж, а не женишь. Я права?
   Наян несколько секунд неотрывно смотрел мне в глаза, откинул голову и от души расхохотался.
  -- Вот, это моя девочка! - сквозь смех услышала я. - Как вывернулась. Это же надо! Молодец, Анют, повеселила. Удачи тебе с Сандаргином. Повеселись там от души и не обращай внимания на Рисандиира, я еще с ним поговорю.
  

Глава 5

   Выйдя в общую гостиную наших апартаментов, чтобы спуститься в ресторан, где, по мнению старшего секретаря, должен был ужинать Сандаргин, я натолкнулась на Рисандиира. Вид у него был не то чтобы рассерженный, скорее раздосадованный.
   Как я поняла, разговор с Наяном у него состоялся. Об этом свидетельствовали подмороженные кончики волос и иней на ресницах министра. С тонких сосулек на пол капала вода, от чего от двери комнаты Рисандиира по дорогому зеленому ковру тянулась мокрая дорожка. Увидев меня, мужчина нахмурился.
  -- Гейри, объясните мне, зачем вам понадобилось жаловаться Повелителю, если мы пришли к согласию, что подобные меры необходимы для выполнения вашего задания?
  -- Гейр, если вы считаете, что выражая свое согласие, я согласилась на все и вся, то вы глубоко ошибаетесь. И-и..., - я чуть ослабила напор. - Я не жаловалась, мне пришлось защищаться, так как наш Повелитель счел, что "женитьба" исключительно моя затея, и был, мягко говоря, недоволен.
  -- Но как он мог узнать? - приподнял брови министр. - Если только ...
  -- Нет, - оборвала я его, поняв, к чему он клонит, и поинтересовалась. - А разве вас еще не известили?
  -- О чем, гейри?
  -- Уран. Она уже опубликовала свою статью. Наша фотография, как и ожидалось на первой полосе.
   Лицо Рисаиндиира забавно вытянулось.
  -- Однако, она быстра, - наконец вымолвил министр.
  -- Это же сенсация, - пожала я плечами.
   В долю секунды мне показалось, что Рисан совсем не рад этой новости, но видение быстро пропало и на меня, ехидно ухмыляясь, снова смотрел министр внутренних дел.
  -- И как мы смотримся?
  -- Ужасно, - выпалила я.
  -- Неужели так плохо?! - вздернул бровь министр.
  -- Еще хуже.
  -- Анин?
  -- Я серьезно, Рисан, если хотите и дальше поддерживать "нашу" легенду, воздержитесь от импульсивных решений.
  -- Ты считаешь меня импульсивным? - темные брови полезли на лоб.
   Я нахмурилась - сболтнула лишнее. Тут же постаралась исправить допущенную ошибку.
  -- Нет. Но ни чем иным ваше поведение мне объяснить не получается.
  -- И ты не задумывалась, что у меня могут быть свои причины, чтобы действовать именно так.
  -- Как я уже говорила, соглашаясь на игру, я не подписывалась на все и вся. Попрошу в следующий раз хотя бы предупреждать, а не ставить меня в неловкое положение, так как последствия вашего самоуправства могут оказаться фатальными если не для вас, то для меня точно.
  -- Хорошо, гейри, - глаза Рисандиира потемнели. - Я вас понял.
  -- Я надеюсь на это, - чуть склонила голову, выражая почтение, а мысленно давая министру пендель от которого тот летел бы через всю комнату. - Я иду знакомиться с Сандаригином. Вы со мной?
  -- Мне нужно переодеться.
  -- Я подожду.
   Рисандиир резко развернулся и ушел к себе, поминая проклятого бога на каждом шагу. Странный скользящий способ передвижения и громкие ругательства, пробудили во мне любопытство. Я сделала шаг в сторону, чтобы заглянуть внутрь. Дверь в кабинет он не закрыл, и я смогла увидеть, какой хаос там царит. Заледеневшая мебель, покрытые тонкой коркой льда полы, многочисленные сосульки, висящие на хрустальной люстре, вдребезги разбитое зеркало. Я удивленно приподняла брови. Что здесь произошло? И почему я ничего не слышала?
  -- Я готов, - скорым шагом вышел из комнаты Рисандиир, снова поскользнулся, ухватился за ручку, ругнулся и захлопнул за собой дверь. - Надо будет попросить прислать горничную.
  
   Вилган оказался прав, Сандаргин и в этот раз не изменил своим привычкам, ужинать в ресторане, а не в своем номере. Но прежде чем лицезреть гейра, мне пришлось выдержать перекрестный огонь любопытных взглядов, охов и удивленных восклицаний.
  -- Это она?!
  -- Неужели это она?!
  -- Любимая игрушка Повелителя.
  -- А я говорил тебе, что видел ее в холле отеля.
  -- И ван Лайтандар.
  -- Неужели это правда?!
   Слышалось со всех сторон. Проклятье! Ну, как работать в такой обстановке? О чем Рисан только думал?!
  -- Рисандиир, - неожиданно преградила путь огромная тень.
  -- Сандаргин, - процедил министр.
   Я подняла голову и удивленно захлопала ресничками. А я его знаю! Виделись однажды. На благотворительном маскараде. Случайно. Он тогда был в компании с темноволосой девушкой в маске какой-то птицы.
  -- Гейри Анин, - галантно поклонился мужчина.
  -- Гейр Сандаргин.
  -- Можно просто Сандар, - улыбнулся миловидный брюнет с очаровательной ямочкой на подбородке.
  -- Ани, - улыбнулась я ему.
  -- Анин, - сердито шикнул, Рисандиир.
  -- Что-то не так, Рисан?
   Невинно улыбнулась я, хотя знаю точно - на министра это не действует. Как и на Наяна, но с ним проще - хотя бы претворяться не надо.
  -- О, так это правда?! - воскликнул Сандар.
  -- Да.
  -- Нет.
   Хором объявили мы и тут же переглянулись, скрестив взгляды, как клинки.
  -- Ничего не понимаю, - нахмурился брюнет. - Так, да или нет?
  -- Да, - подтвердил Рисан.
  -- Нет, - опровергла я.
  -- Анин.
  -- Рисан.
  -- Запру в номере.
  -- Не посмеешь.
   Сандар закашлялся, пряча смех.
  -- Как я посмотрю, Рисандиир, твоя невеста еще не смирилась. Остынь. Брак по принуждению никому не в радость, с этим надо свыкнуться, - брюнет грустно улыбнулся и указал на столик у окна, скрытый за сенью цветочных растений, - Приглашаю вас за мой столик.
  -- Благодарю, - присела я в реверансе.
  -- Да, будет вам Ани. Мы в городе. Забудьте вы на время дворцовые манеры. И ты Рисандиир. Расслабься.
   Я чуть приподняла уголки губ. Как же, знаем мы, что будет, если не проявить уважение. Был у меня наглядный пример. До сих пор в глазах стоит искаженное муками лицо мальчишки-пажа. Бедный ребенок в раз лишился всех своих детских иллюзий, когда корчился от боли на каменном полу главной залы. Впрочем, могло быть и хуже, не подоспей я вовремя. Гейра Асдарденция, - одна из фавориток повелителя, - отличалась крайней жестокостью, особенно по отношению к детям. Они ее раздражали.
   Мы сели за столик и, как единственной представительнице прекрасного пола, мне предложили сделать заказ первой. К нам подбежал официант и протянул толстенькую книжку в изящном переплете - дань моде. Я пробежала глазами по меню и остановилась на легком салатике и шугах, что-то среднее между моллюском и змеей, а так же заказала хуш - полу-сладкое вино. Мужчины не сговариваясь, заказали мясо тумарга и кагар, напиток по вкусу напоминающий коньяк, причем во время заказа смотрели друг на друга так, что я забеспокоилась, как бы эти двое не подрались. Благо, все обошлось. Пока мы ели, над столом повисло напряженное молчание, от которого у меня мурашки побежали по коже.
   Я бы и рада была разрядить обстановку, но что-то подсказывало, что лучше не рисковать и не переводить огонь на себя, а подождать, когда эти двое, наконец, наиграются в гляделки, и вспомнят, кто они и где находятся.
  -- Гейр ван Лайтандар, - как из-под земли перед нашим столиком вырос громадный небритый детина в форме капитана городской стражи.
  -- Фэйн Даскор? - приподнял бровь Рисан.
  -- Гейр ван Тандаор, гейри - поочередно поклонился он нам, - прошу прощения, что отрываю вас от трапезы.
  -- Что случилось фэйн Даскор? - нахмурился Рисан и отложил салфетку.
  -- Еще одна жертва, - как можно тише произнес страж. - Необходимо ваше присутствие.
   Я переглянулась с Сандаргином, и вопросительно посмотрела на Рисана.
  -- Продолжайте без меня, - встал тот из-за стола.
  -- Рисан, - окликнула я его.
   Мужчина оглянулся и окинул меня хмурым взглядом.
  -- Сандаргин, моя невеста остается под твоим присмотром. Буду благодарен, если после ужина ты проводишь ее в наш номер.
   Во время своего монолога, Рисан не отводил от меня напряженного взгляда, от чего возникло стойкое ощущение, что меня сканируют. Есть у него такая способность. Удовлетворившись увиденным, министр кивком попрощался и ушел с фейном Даскором.
  -- И что это было? - оторопело вытаращился в спину уходящему министру, Сандаргин.
  -- Если бы я знала, - выдохнула я.
   Без Рисаиндиира словно дышать стало легче.
  -- Н-да, как это на него похоже, - подытожил брюнет. - Ани, вы что-нибудь еще будете?
  -- Нет. Я сыта.
  -- И мне кусок в горло не лезет. Может, пройдемся? А потом я отведу вас в ваш номер.
  -- С удовольствием.
   Чтобы не давать повода для сплетен, ресторан мы покинули другим путем. С разрешения администрации нам открыли портал в городскую оранжерею. Сандар оплатил билет на три часа пешей прогулки в секторе для приватных разговоров. Подслушать нас будет не возможно - в секторе отменная звукоизоляция.
  -- Прошу прощение за поведение моего "жениха", - покосилась я на гейра, когда двери за нами закрылись, и мы остались наедине.
  -- Не стоит. Я знаю Рисана еще с Академии.
  -- Вы учились вместе с ним?
  -- И с ним, и с Наяндиром. Мы были в одной группе.
  -- Боевые товарищи? - улыбнулась я.
   Мысленно же я схватилась за голову: "Кого мне подсунули"?!
  -- Можно и так сказать, - кивнул Сандар, - хотя мы и не воевали вместе. Ани, давайте на чистоту...
   Брюнет пристально посмотрел мне в глаза и на мгновение я могла видеть выплывающую из-под личины сущность. Сандар выглядел, как эльф страдающий анорексией. Бледный, осунувшийся, сгорбленный, с длинными ушами-локаторами и скупой улыбкой на тонких губах. Выразительными были только его большие миндалевидные глаза ярко-изумрудного цвета, в которых затаилась почти звериная тоска. Я непроизвольно передернула плечами, так как видела такой же взгляд у Наяна, когда мы только-только познакомились и он открылся мне.
  -- Я все знаю. Знаю, зачем вы здесь. Нет-нет, не бойтесь, - придержал он меня за руку, так как я в ужасе отшатнулась от него. - Я ничего вам не сделаю. Клянусь. Я прекрасно знаю, что все это спланировано моим отцом, а Наян только предложил свою помощь, в противном случае отец бы насильно женил меня на той, которую уже выбрал, так как ему надоело ждать, когда я решусь.
  -- Но почему вы...
  -- Мой дар самый сильный, - печально вздохнул Сандар. - Несмотря на то, что я не первый сын, моя Сила превосходит Силу моего старшего брата. Отец считает, что следующим Повелителем должен стать я.
  -- Соболезную.
   Сандар снова улыбнулся.
  -- Вы очень добры. Не морщитесь - это не сарказм. Теперь я понимаю, почему Наян так привязался к вам.
  -- Почему же?
  -- С вами тепло. Пройдемте вглубь. Нам нужно серьезно поговорить, - и брюнет потянул меня за собой.
   Я не сопротивлялась. "С вами тепло". Что это значит? Сандаргин усадил меня на скамью. Сам же предпочел стоять, точнее расхаживать взад вперед, прямо как Наян перед совещанием.
  -- Я знаю, чего хочет мой отец и знаю, что предложил ему Наян , однако, - мужчина остановился и посмотрел на меня, - я не верю, что вы обладаете тем самым даром.
  -- Но...
   Сандаргин перебил меня.
  -- Наян может обманываться, сколько хочет, я же не желаю идти на поводу у бесплотных иллюзий.
   Я обиженно поджала губы. Наян не может ошибаться, и я... Я точно знаю, что это происходит, несмотря ни на что.
  -- Ани, - взглядом заставил меня замолчать брюнет. - Вы хорошая девушка. Вполне вероятно, что Наян просто испытывает к вам симпатию, - говорил он без издевки, но всё равно прозвучало как-то двусмысленно, - и по этой причине готов выдать воображаемое за действительное, но я, не Наян.
  -- Хорошо Сандар, - начала я сердиться. - Пусть будет по-вашему. Я не стану утверждать, что обладаю даром.
   И тут же запнулась, увидев, как в глазах мужчины зародилось настоящее торжество, а сам он как-то неуловимо изменился, но не физически.
  -- Ну, вот видишь, как это просто, - змеиная улыбочка появилась на лице гейра. - И совсем не больно.
   Ах, ты сволочь! Вот, что ты задумал! Ну, теперь я точно тебя женю. Уж будь покоен - я это сделаю, пусть даже придется твою невесту до алтарного камня за волосы тащить, все равно, женю! А пока я постаралась претвориться бедной овечкой.
  -- Он убьёт меня, - всхлипнула я, выдавив из себя жалобные слезы.
  -- Ну, ну не плачь, - подошел ко мне Сандаргин и положил руку на плечо. - Утри слезки.
  -- Но что мне делать?! - еще горше взвыла я. - Мне приказано все время, что вы здесь, находиться рядом с вами. У меня план: театры, выставки...
  -- И всего-то?! - надменно усмехнулся Сандар. - Хватит плакать, Ани. Я совершенно не против культурной программы... Но у меня к тебе будет одна просьба.
  -- Какая?
  -- Я здесь совсем по иной причине, чем думает мой отец или Наян. На самом деле, я ищу здесь свою сводную сестру?
  -- Сестру? У вас есть сестра?
  -- Да, есть. Три месяца назад она сбежала из дома, и совсем недавно мне сообщили, что ее видели здесь - в отеле Миорика. Не знаю, что она здесь забыла, но она постоянно влипает в истории, и я намерен вернуть ее домой, пока ничего серьезного не случилось. Поможешь мне?
  -- Конечно. Но как она выглядит?
   Сандар прикоснулся своим браслетом к моему и провел рукой.
  -- Я скинул тебе ее фотографии. А теперь пойдем. Мы и так задержались. Рисан будет недоволен.
   Я покосилась на брюнета и отметила, что тот очень собой доволен. Ну, ну, поглядим, что будет дальше.
  

Глава 6

   Сюрпризы посыпались отовсюду, только я разлепила веки и увидела, что еще с вечера на слот пришло целых семь сообщений, но я была так вымотана, что не обратила внимания на назойливые вибрации браслета.
   Первое гласило, что Рисандиир задержится у стражей допоздна, второе, что его до утра ждать не стоит, третье, чтобы я завтракала без него и постаралась не влипать в неприятности (будто это от меня зависит) пока он работает, а он позвонит, когда освободится.
   Я озадаченно перечитала сообщения в хронологическом порядке, хмыкнула и пошла умываться. Четвертое сообщение было от Наяна - пустое. Послано было в три часа ночи. И, хотя мой Повелитель ничего не написал, в этом бессловесном сообщении ощущалось его беспокойство за меня. За ночь я успела немного остыть, так что с возмущениями решила не торопиться и в ответном сообщении написала только, что я ему это задание еще припомню. Ответа не последовало, но я его и не ждала. Наян прекрасно знал, когда можно по-деловому договориться, а когда лучше отсидеться в окопе.
   Пятое сообщение было от Уран! Она благодарила меня за доверие (о чем это она?) и, чтоб мне провалиться на месте, просила прощение за плохую фотографию, а еще просила о встрече. Я скривилась, но назначила встречу на десять. Не сомневаюсь, что Уран объявится раньше. Мне нужно было ее о многом расспросить. Услуга за услугу. Ей сенсация, мне информация. Так мы договорились с самого начала, и за время нашего знакомства Уран меня ни разу не подвела.
   Шестое сообщение меня насторожило. Просил перезвонить министр финансов. Ему-то что понадобилось? Этот разговор отложила на полдник, сразу после того, как поговорю с Уран.
   Седьмое сообщение возмутило до глубины души, и я едва сдержалась, чтобы не начать крушить все вокруг: Сандаргин в приказном порядке требовал моего присутствия за обедом в ресторане за тем же столиком. Мол, он желает внести ясность в отношении нашего совместного мероприятия. Я даже не сразу поняла, что это он о поисках его сестры.
   Так как вчера я была слишком рассержена, то папку с фотографиями даже не вскрывала. Коснувшись браслета, я отразила их в зеркале и тут же из него на меня посмотрела очаровательная рыжеволосая девчушка с канапушками по всему лицу. Золотисто-желтые широко распахнутые глаза, вздернутый маленький носик, улыбающийся рот, а так же море обаяния и детской непосредственности. На следующей фотографии они стояли вместе. Девочка радостно махала руками, Сандаргин стоял позади - задумчивый и мрачный. На следующем фото тоже она, но уже постарше. В глазах все те же веселые искорки, однако, из зеркала смотрел совсем не ребенок - она выросла, стала настоящей красавицей: приятные черты лица, пухлые губы, искрящиеся золотые глаза, каскад струящихся медно-рыжих волос. На последнем фото, девушка сердито поджала губы, и могу предположить в тот момент фотографироваться не хотела. Именно последнее фото и привлекло мое внимание. Что-то трагичное было в той позе, в которой ее застал фотограф. Она сидела на ступеньках широкой лестницы. Опущенные плечи, поджатые колени. Если присмотреться, то на лице можно рассмотреть небольшие припухлости вокруг губ и глаз - она плакала. Но не сама девушка цепляла мое внимание, а стены на заднем плане, точнее голографическая картина. Эту картину я видела, когда мы с Рисандииром спускались по лестнице, проигнорировав лифт и сквозной портал. Вот, только бы вспомнить на каком этаже, впрочем, это не сложно выяснить, нужно только пойти и посмотреть. Чтобы уточнить время съемки, я прикоснулась к зеркалу, вызывая меню. Пролистала до конца. Снимок был сделан два месяца назад. Я посмотрела на дату, и какое-то смутное подозрение, что с ней что-то не так, мелькнуло на задворках подсознания, но меня отвлек стук в дверь - принесли завтрак.
   Завтракала я долго. Обдумывая, что предпринять в отношении сына Повелителя Сейбана и что, в случае неудачи, мне за это будет. Я то зависала над тарелкой, то лихорадочно кромсала омлет, при этом, макала булочку в сливочный соус, и проглатывала ее, почти не жуя. Таким образом, к концу трапезы омлет превратился в кашу, соусница блестела, а я, наевшись сухомятки, начала икать.
   Делая большие глотки из стакана с водой, я подавила приступ икоты, и уже собралась уходить, как вдруг мой взгляд наткнулся на приоткрытую дверь в комнату Рисандиира. Если мне не изменяет память, уходя, Рисан закрыл ее. Не на ключ, но все же. А так как горничную мы не вызывали...
   Я подошла к двери и заглянула внутрь. Там все так же царил погром. Лед за ночь не растаял. Пол был скользким, а люстру по-прежнему украшали сосульки. Все-таки магия штука странная. Осторожно ступая, я вошла, но тут же замерла, прислушиваясь. Вроде ничего подозрительного. Кто бы сюда не заходил, сейчас его здесь не было. Я обогнула стол и заглянула в верхний выдвинутый ящик - пусто. К слову, выдвинуты были все ящики, даже те, о существовании которых я и не подозревала, хотя у самой в комнате стоил такой же стол.
   Н-да, чтобы ни искал таинственный вор, он понятия не имел, где искать. Об этом можно было судить по тому, как грубо, я бы даже сказала топорно, был проведен обыск комнаты. Вор даже не пытался скрыть свои намерения, словно его что-то подстегивало действовать до такой степени дерзко и импульсивно, что возникло ощущение, что вор на время налета был несколько не в себе. Но, что если он не нашел то, за чем приходил?! От одной этой мысли волосы на затылке зашевелились. Так, спокойно. Может, все обойдется.
   Я скосила взгляд и увидела заледеневший листок бумаги. Отколупав его, узнала последний вариант статьи. На обратной стороне листа Рисандиир торопливым подчерком написал какие-то имена и даты. Тревожный колокольчик звякнул в моей голове - имена мне были смутно знакомы.
   Я собиралась уже уходить, когда что-то привлекло мое внимание, и я нагнулась, чтобы это что-то поднять. Это оказалась всего лишь пуговица... Но дальше произошло именно то, чего я и боялась. Резкая боль обожгла мою спину. В глазах потемнело, и я упала, на время, потеряв сознание.
  
   Очнулась от того, что кто-то яростно тряс меня за плечо.
  -- Ани! Ани! Очнись, Ани!
   С трудом, но я узнала голос Уран. Как она здесь оказалась? Я открыла один глаз.
  -- Что ты здесь делаешь? - прохрипела я.
  -- Это я тебя хочу об этом спросить, - облегченно выдохнула прандирийка. - Что ты делаешь на полу в комнате своего жениха?
  -- Лежу, - буркнула я и приподнялась на локте, отмечая некоторую перемену в окружающей обстановке, но пока с трудом понимая какую. Мозг привычно фиксировал образы, но информацию перерабатывал слабо.
  -- Анин, - сердито нахмурилась журналистка.
  -- На меня напали, - созналась я и внутренне напряглась.
   Но Уран меня удивила.
  -- Шихар! - в сердцах ругнулась она. - Надо срочно сообщить ван Лайнтандеру!
   И она коснулась слота, где тут же пошел набор адресата.
  -- Стой, Уран! - запаниковала я. - Не надо Рисандиира.
  -- Тогда Повелителю, - послушно сбросила вызов журналистка.
  -- Час от часу не легче! - содрогнулась я. - Подожди, Уран. Надо во всем разобраться, и только потом...
  -- Что тут разбираться, - возмутилась журналистка. - На тебя напали в собственном номере. Это же скандал!
  -- Хочешь и о нем написать? - зло сощурилась я.
  -- Ани, ну как ты можешь! - искренне обиделась Уран. - Разве мы не подруги? Я беспокоюсь за тебя. Ты ведь вся такая хрупкая. До сих пор не пойму, как тебе удается выживать во Дворце.
   Я внимательно посмотрела на нее и только покачала головой.
  -- Я все равно никого не видела. Он напал со спины.
  -- Но здесь же такой погром!!
  -- Да, но как мне кажется это дело рук двух совершенно разных существ.
  -- О чем ты? - в голосе Уран я уловила скрытый интерес.
  -- Ты же журналистка, Ури, - поддела я ее. - Подумай, зачем вору возвращаться в номер, если...?
  -- Какому вору? Так вас еще и ограбили?!!
  -- Нет, - простонал я. - Ох, помоги мне подняться. Голова кружится. И спина... Слушай, посмотри, что у меня там. Такое ощущение, как будто занемело все.
   И она посмотрела. Молчала долго.
  -- Ани, нужно срочно связаться с Рисандииром, - в голосе Уран зазвучало беспокойство. - На тебя не просто напали. Ани, тебя пытались убить!
  -- Та-а-ак.... Подожди, - прошипела я. - Объясни, почему ты решила, что...?
   Голос дрогнул. Вот только истерики мне сейчас не хватало. Я повернулась к Уран лицом.
  -- У тебя вся спина - один сплошной ожог, - пояснила журналистка. - Он, конечно уже заживает...
  -- Как заживает? - опешила я.
  -- Как, как? Обычно. Я конечно не специалист, но, как по мне, так слишком медленно, а значит, импульс был достаточной силы, чтобы его целью было не травмировать, а именно убить.
   Та-ак, спокойно. Уран ведь даже частично не догадывается, насколько хрупкий, по сравнению с ними, человеческий организм, следовательно, импульс был не таким сильным, в противном случае Уран, заглянув сюда, нашла бы только горку пепла.
  -- И вот еще, - девушка коснулась слота.
   За неимением зеркала, изображение повисло в воздухе.
  -- Мне кажется это и спасло тебе жизнь. Я успела сфотографировать, пока оно не растаяло.
   Растаяло? Только сейчас я поняла, что изменилось. Я повертела головой. Лед. Его больше не было. Сосредоточилась на снимке. Как-то странно было видеть себя в позе эмбриона, так как при любом раскладе, я должна была упасть лицом вниз. Но на фото, я, скорчившись, лежала в полупрозрачном коконе изо льда. Однако что-то было не так с этим коконом. Я почти уткнулась в изображение носом, так как картинка поплыла, но я успела увидеть, что лежу не в коконе, а в объятьях полупрозрачной мужской фигуры, которая охраняет мой покой. Я мгновенно узнала ледяной слепок. Вздрогнула, и не глядя, стерла как само изображение, так и все данные по нему со слота Уран.
  -- Что ты делаешь?!!! Это же единственное доказательство!!
  -- Забудь.
  -- Ани!!
  -- Уран, прошу тебя, - посмотрела я на нее и гораздо увереннее спросила: - Ты поможешь мне разобраться с тем, что здесь происходит?
  -- Конечно, помогу, - вздохнула рогатая журналистка. - Но ты уверена, что...
  -- Уран, тебе нужна сенсация или нет?
   В глазах девушки загорелся огонек азарта.
  -- Ван Лайтандар будет рвать и метать.
  -- Ну, нам с тобой не привыкать, - подмигнула я ей. - Помоги мне переодеться. Спина совсем не гнется, а мне еще министру финансов перезванивать и обедать с Сандаргином.
  -- С самим Сандаргином?!
  -- Как раз об этом я и хотела с тобой поговорить.
  
   Я шла по коридору в сторону лестницы и встреченные на моем пути постояльцы отползали уже по стенам. Н-да, с такой выправкой и жаждой крови в глазах я мало походила на беззаботную Любимую игрушку Повелителя, скорей уж на жену Рисандиира или даже на жену самого Повелителя. А все из-за того, что спина хоть и зажила (прямо фантастика какая-то), мышцы полностью занемели. Уран уверила, что все в порядке - день-два и буду как новенькая, но, думаю, курс массажа мне бы не помешал.
   Тем не менее, это была не единственная причина моего мерзопакостного настроения. Вторая в очереди - рассказ Намиза о том, что произошло на днях во Дворце, и эта новость полностью выбила меня из колеи. Я взорвалась. Накричала на Намиза, после чего связалась с министром военных дел, и попросила его по "старой" дружбе проверить для меня двух подчиненных министра финансов. Корг согласился, но сразу предупредил, что Повелителю это не понравится. Я отмахнулась. Не страшно. Чай не в первый раз, и уверена, не в последний. Были бы мы во Дворце, попросила бы ван Лайтандара, хотя тот и не в курсе моих дел. Рисан пока не догадался, как часто анонимные просьбы: выследить, опросить и получить признание, исходили совсем не от тех лиц, кому он их приписал. Перезвонила Намизу и предупредила, чтобы не пытался прикрыть подчиненных, несмотря на то, что те его дальние родственники, все равно, рано или поздно, правда всплывет, и тогда мало ему не покажется, так что в его интересах не вмешиваться, пока не выяснится: кто, с кем и по чьей наводке. Намаз побледнел, но спорить не стал, вежливо попрощался и отключил связь. Только после этого я немного успокоилась. Но тут же вспомнила об обеде, и злость вспыхнула с новой силой. Именно в таком настроении я шла по коридору, поэтому не удивительно, что от меня шарахались и спешили освободить дорогу.
   Я подошла к лестнице и в задумчивости застыла. Мне стало любопытно, о чем я думала, когда шла сюда?! Спускаться вниз по ступенькам в моем теперешнем состоянии... хм-м. Только если пропрыгать все шесть этажей, так как наш номер находился на последнем. Идиотка!
   Я, было, развернулась, чтобы вернуться к двери лифта, и почти в этом преуспела, как кто-то, видимо в спешке, не глядя куда идет, не врезался в меня со всего маха. Я испуганно вскрикнула и начала заваливаться назад. Да, что за день такой у меня сегодня?!! Сердце болезненно сжалось. И все бы закончилось трагично, если бы все тот же торопыга не схватил меня за талию и, приподняв над полом, не перенес на безлопастное от лестницы расстояние.
  -- Простите, - пискнул испуганный женский голосок.
   Я подняла голову, чтобы лицезреть своего спасителя, и нос к носу столкнулась с... Вы просто не поверите!
  -- ТЫ!!! - воскликнула я.
  -- Нет, не я, - замотала она головой.
  -- Ты-то мне и нужна!
  -- Ой, - пискнула она, и вдруг стала скользкой, как мыло в душе.
   Не успела я понять, что происходит, как девушка выскользнула из моих рук и побежала вниз с такой прытью, словно за ней черти гнались, а я так и осталась стоять на этаже, глупо хлопая глазами. Вот, шахар!
   По крайней мере, я не ошиблась, сестра Сандаргина, слегка подкорректировав свою внешность, обосновалась здесь же, на нашем этаже, а это сужает круг поисков всего до двадцати номеров. Но можно ли считать это удачей?
  
  -- Ты опоздала.
   Получила я словесную оплеуху, когда все-таки добралась до столика Сандаргина.
  -- Прошу прощения, - потупила я пылающий взор.
  -- Что с тобой? Ты сидишь так, словно кол проглотила.
  -- Я потянула спину.
  -- Ты что сделала? - в голосе ни грамма жалости, одно презрение.
  -- Потянула спину, - продолжаю смотреть в пол. - Нагнулась, чтобы поднять, закатившуюся под кровать, ручку и потянула спину.
  -- Тогда зачем пришла? Могла бы отправить мне сообщение, и я не ждал бы тебя здесь целых пятнадцать минут.
   "Я убью его, я убью его, я убью его", - мысленно, как молитву.
  -- У меня нет...
  -- Могла бы Рисана попросить.
  -- Он занят.
  -- Даже для своей невесты? - темные брови презрительно изогнулись.
  -- Дело трудное. Я не хочу ему мешать.
  -- Правильно. Не надо мешать мужчинам, когда они заняты делом.
   И столько высокомерия было в этих словах, что меня покорежило от отвращения. Ах, ты сноб! Ну погоди у меня!
   Сандаргин схватил меня за запястье и попытался записать в памяти моего слота свой номер. Не вышло. Браслет категорически отказывался коннектиться с его браслетом.
  -- Странно, - нахмурился Сандаргин, - ты в настройках ничего не меняла?
  -- Нет, - покачала я головой.
  -- Поговорю с Рисаном, пусть купит тебе другой. Не вечно же тебе в наяновых подачках ходить.
   "Я убью его, я убью его, я убью его". Я начала закипать. С громадным трудом сдерживаясь от желания стукнуть этого мерзкого типа чем-нибудь тяжелым, я встала из-за стола.
  -- Прошу прощения, - процедила я, - но я вынуждена вас покинуть.
  -- Иди. И, чтобы завтра к обеду не опаздывала. Я этого не люблю.
   Я вдруг четко поняла, если не уйду немедленно, Сандаргину не жить. Но уйти, не задав мучающий меня вопрос, я не могла - не в моей это натуре.
  -- Как ее зовут?
  -- Кого? - словно не понял вопроса Сандар.
  -- Сестру.
  -- Рура... Руриора.
  -- А дальше?
  -- А дальше знать тебе не обязательно.
   Увидев, что я встала, ко мне подскочил администратор.
  -- Вас перенаправить?
  -- Будьте любезны.
  

Глава 7

   После того, как меня переместили в мой номер, я некоторое время рыскала по просторам местной магической сети, но так как спецдоступа к закрытым ресурсам у меня не было, выяснила я совсем немного. К ночи на меня навалилась такая усталость, что я грохнулась в кровать прямо так - в одежде - все равно помочь мне раздеться было некому. Рисаиндиар так и не появился. И где, спрашивается, его только носит? Звать горничную не позволила гордость, вот будь со мной Салми... Эх.
   Мой сон был грубо нарушен тем, что меня схватили за плечи и резко тряхнули, что челюсти неприятно клацнули друг о друга. Еще полностью не проснувшись, я испуганно вскрикнула.
  -- Не смей, не смей меня больше так пугать! - рычал он, пытаясь вытряхнуть мою душу из тела. - Ты слышишь?!
   Мою бедную голову сковало раскаленным добела обручем. Боль была столь жгучей, что до крови прикусив нижнюю губу, я застонала.
  -- Ты слышишь меня?!! Ответь!
  -- Слышу, слышу. Но ответить мне скоро будет нечем. Хватит меня трясти.
   Меня прекратили трясти, но не отпустили. Боль от тисков его рук, напомнила мне, как в действительности я слаба. Это чувство мне никогда не нравилось.
  -- Ты хоть понимаешь, что я почувствовал, когда понял, что на тебя напали? Да, я чуть с ума не сошел!
   В комнате было темно до черноты и только два светящихся глаза смотрели на меня в упор. От этого взгляда моя кожа покрылась пупырышками. Не будь я привычная, давно бы богу душу отдала.
  -- Успокойся, - потянулась я к его лицу, но из-за спины маневр не удался, и рука просто зависла в воздухе. - Все обошлось.
  -- А могло и не обойтись, - прошипел он, хватая мою руку, и прижимая ее к щеке.
  -- Все хорошо, - начала гладить его, чувствуя кончиками пальцев какое напряженное у него сейчас лицо. - Все хорошо.
  -- Я думал, у меня сердце разорвется от страха.
  -- Успокойся. Я жива... почти здорова.
  -- Где болит?
  -- Не болит. Но моя спина...
   Дальше слушать меня не стали, сноровисто раздели, уложили на живот и начали ощупывать спину.
  -- Потерпи немного, возможно будет больно.
   Как и обещал было больно, но я стойко терпела, хотя иногда и постанывала, уткнувшись в подушку носом. Наконец мое тело полностью расслабилось, превращаясь в инертную массу.
  -- Как ты себя чувствуешь? - теплое дыхание опалило правое ухо.
  -- М-м-м, - расслаблено промычала я.
   Он хрипло рассмеялся, одной рукой обнял меня за талию и, прижав к себе, приподнял. Он легко удерживал меня, пока откидывал одеяло и укладывался вместе со мной на кровать. После чего укрыл нас обоих одеялом и, уткнувшись мне в затылок, прошептал:
  -- Я не хочу тебя потерять.
   Я промолчала, сдерживаясь от того, чтобы не разреветься. Не получилось. В тепле, уюте, безопасности меня, наконец, прорвало.
  -- Тихо, тихо... Испугалась? Все хорошо. Я с тобой. Поплачь. Страх пройдет. Я с тобой...
   Так он утешал меня пока я, вымотанная и опустошенная, не провалилась в сон.
  
  
   Утром, где-то в девятом часу я проснулась в своей постели совершенно одна, поерзала, впитывая исчезающее тепло его тела. Перекатилась на край, свесив ноги, приняла вертикальное положение и...
  -- Пожалуйста, не выдавайте меня!
  -- Да, чтоб тебя!! - подпрыгнула я от неожиданности.
  -- Пожалуйста, не выдавайте меня!
   Из-под кровати выглянула рыжеволосая голова и неестественно вывернувшись, посмотрела на меня абсолютно желтыми глазами с вертикальными зрачками. Мать моя женщина!! У меня чуть сердце из груди не выскочило. Я не сразу признала в ней Руру сестру Сандаргина.
  -- Как дам тебе сейчас промеж глаз! - Я была не в настроении. - Зачем так пугать? Я из-за тебя чуть заикой не стала. А ну вылезай!
  -- Я никому ничего не скажу, только не выдавайте меня, - она выползла из своего укрытия, используя конечности, не как человек, а скорее, как ящерица. Меня передернуло от внутреннего дискомфорта.
  -- Дура, если бы я хотела тебя выдать, давно бы сдала Сандаргину. Мозгами-то пошевели.
  -- Не выдавайте.
  -- Заело тебя что ли? Сядь в кресло, не маячь перед глазами. Как давно ты здесь?
  -- Я пришла к тебе еще вечером, - залепетала она. - Ты была так увлечена чем-то в сети, что не заметила меня.
   Я кратко взглянула на посетительницу, и из горла непроизвольно вырвался мученический стон. Эта девчонка стала свидетельницей того, что никто не должен был знать. Проклятье! Как же это получилось? Почему он не почувствовал ее? Ладно, разберемся.
  -- Ты так боишься своего брата?
  -- Боюсь? Его? Нет, конечно, - замотала головой Рура, и я ей поверила. На ее лице не было страха.
  -- Да-а? А что тогда?...
  -- Он заберет меня! - взвыла она, заламывая руки. - Он увезет меня, и я никогда не узнаю, - Рура громко всхлипнула. - А я так не могу. Не могу, понимаешь? Я должна знать.
  -- Знать что?
  -- Кто убил мою лучшую подругу? Я должна это выяснить.
   Приехали. Как чувствовала, что здесь что-то не так. Жуткая догадка мелькнули в голове и я, накинув халат, подошла к столу. Выдвинув средний ящик, достала смятый лист бумаги.
  -- Которая из них, - протянула ей список.
  -- Фискардия ван Трнья, - ткнула она пальцем во второе имя в списке.
  -- Даже не первая, - пробормотала я. - Давно ты здесь?
  -- С того самого дня, - печально вздохнула Рура. - Мы должны были встретиться.
  -- Это ты нашла тело?
  -- Я, - кивнула Рура.
  -- Где?
  -- У меня был ключ от ее номера.
   Я удивленно приподняла бровь.
  -- Рисан будет в бешенстве, - потерла подбородок, но решила действовать, пока не убили еще кого-нибудь. - Ключ все еще у тебя?
  -- Да.
  -- Расположилась там же?
  -- Нет. Номер напротив.
  -- Номер занят?
  -- Нет. В него еще никого не заселили.
   Это хорошо. Значит, если мы вскроем дверь, то никого не побеспокоим. Стен слежки на этаже всего две: у лестницы и у сквозного портала. Об этом мне сообщила Ури. Я посмотрела на рыжеволосую девушку, и задумчивая складка пролегла между моих бровей.
  -- Смени облик. Сандаргин может узнать тебя.
  -- Хорошо, - кивнула она. Поднялась с кресла и, подойдя к зеркалу начала меняться.
   Через пятнадцать минут на меня в упор смотрела смуглая ничем непримечательная брюнетка с тусклыми серыми глазами.
  -- Вот, - протянула ей одну пару своих серег, - надень.
  -- Зачем?
  -- За надом, - огрызнулась я.
   Тяжело вздохнув, Рура беспощадно продела сережки в мочки ушей. Я болезненно поморщилась. До сих пор не могу к этому привыкнуть.
  -- Как мне тебя называть? - уточнила я.
  -- Рура.
  -- Нет, - качнула я головой. - Если я прилюдно тебя так назову, ты гарантированно окажешься под конвоем у портала в Сейбан.
   Рура нахмурилась.
  -- Я буду звать тебя Оля. Согласна? - предложила я.
  -- Согласна, - закивала она.
  -- Что ж, Оля, сейчас я переоденусь, позвоню одной своей знакомой, и мы пойдем осматривать место преступления.
  -- Но там же уже все убрали?!
  -- Вот для этого нам и понадобится помощь Уран.
  -- Уран? Это та журналистка, которая...?
  -- Да, да она самая.
  
  
   Одевшись, набрала Уран. Журналистка удивленно вытаращилась на меня, когда я в деталях разъяснила ей, что мне от нее нужно.
  -- Но, Анин, я же не из криминальных хроник, у меня нет доступа к их архивам.
  -- Только не говори мне, что это для тебя проблема, - фыркнула я.
  -- Нет, но твой жених...
  -- Я беру его на себя.
  -- Ну, если так, - тут же взбодрилась Ури. - Жди меня к пяти. Я соберу весь материал и прощупаю, кто из законников захочет за вознаграждение поделиться с нами информацией. Ты же не хочешь пойти к жениху и спросить у него?!
  -- Не хотелось бы, - поморщилась я.
  -- Я так и подумала, - хитро сощурилась Уран. - Не скучай, я скоро буду.
   Следующий звонок заставил меня раздраженно хлопнуть раскрытой ладонью по столу. Не хочешь со мной говорить?! Ну, и не надо. Не очень то и хотелось. Хотя, все же обидно - чуть-чуть.
   Запросила Рисаиндиира.
  -- Да, - рыкнул министр, и в зеркале появилось его бледное осунувшееся лицо. Покрасневшие от недосыпа глаза, сердито поджатые губы, двухдневная щетина, сказали мне о многом.
  -- Рисан.
  -- Анин? - приподнял брови мужчина. - Какого шахара тебе надо? Я занят.
  -- Я это заметила, - зло сощурилась.
  -- Тогда, что тебя надо?
  -- Мы же вроде жених и невеста, - желчно процедила я. - Я жажду твоего внимания.
  -- Чего ты жаждешь?!! - и во взгляде такое недоумение, словно я его стриптиз попросила станцевать.
  -- Внимания твоего, - рявкнула я, уже не испытывая того трепета, что был раньше, - Ты бросил меня одну в номере, а сам шляешься неизвестно где. Наяндир будет недоволен.
  -- Он поймет, - отмахнулся Рисандиир. - И я не бросал тебя, а оставил в компании Сандаргина. Ты же сама этого хотела?!
   Я сердито скрипнула зубами. Так, спокойно. В чем-то он прав.
  -- Но ты мой жених, а тебя рядом нет, только Сандаргин. Что о нас могут подумать?
  -- Какая тебе разница, что о тебе могут подумать? Ты игрушка Повелителя. Гуляй там с Сандаргином и не мешай меня работать. В Миорике ты в полной безопасности.
  -- Оу, - ядовито усмехнулась я. - Ты так считаешь?!
  -- Да, - тон голоса министра смягчился. - Как только я здесь разберусь, поужинаем вместе. Удачи тебе с Сандаргином.
   И он просто взял и отключился.
  -- Вот, шахар! - рявкнула я, но тут же успокоилась и громко позвала свою новую знакомую: - Оля!
  -- Да, Ани, - заглянула та в комнату.
  -- Что ты думаешь, если мы сейчас спустимся в ресторан и пообедаем в компании твоего брата?
  -- Ой! - отшатнулась она.
  -- Не бойся, он тебя не узнает.
  -- Но...
  -- Поверь, даже не заподозрит. А мне очень нужна моральная поддержка. Твой брат...
  -- Знаю. Я вас вчера видела.
  -- Следила за нами? - удивлённо приподняла я брови.
  -- Нет. Только за тобой.
  -- И что ты думаешь?
   На лице девушки промелькнула сестринская нежность.
  -- Ты на него не обижайся. Он не плохой.
   Я хмыкнула, вспоминая вчерашний инцидент в ресторане.
  -- Пойми правильно, он не виноват, - Оля задумалась. - Раньше он был другим. Заботливым, добрым, отзывчивым. Но в один день все изменилось. Ты ведь уже знаешь, что его хотят женить?
  -- Да, я в курсе.
  -- Так вот. Дело в том, что лет сто назад у него была девушка.
  -- Несчастная любовь?
  -- Нет. Они любили друг друга. Они даже хотели создать пару.
  -- И, что пошло не так?
  -- Родители были категорически против девушки из города.
  -- Вот как! Девушка из города?!
  -- Да. Она была не слишком сильна, но Сандара это не волновало.
  -- От нее откупились? - предположила я.
  -- Нет. Она отказалась от денег.
  -- Тогда...
   Девушка помрачнела.
  -- В один вечер они с Сандаром должны были встретиться в ресторане и обсудить, что им делать дальше. Брат просидел до самого закрытия, но так и не дождался ее, а утром неподалеку от того ресторана нашли тело. Его трудно было опознать, так сильно оно было изуродовано, но среди мусора нашли подарок Сандара - кулон-оберег. По нему и узнали.
   Я нервно проглотила вязкую слюну.
  -- И с этого дня он не терпит опозданий?
  -- Да. Он становится сам не свой и способен наговорить много гадостей.
   Я откашлялась.
  -- Ясно. Тогда нам следует постараться не опоздать.
  

Глава 8

   Мы не опоздали и обед прошел в мирной обстановке приятной беседы. Сандаргин вновь включил "доктора Джекила" - был вежлив, мил и даже в меру обходителен. Он согласился пойти с нами в кино на премьеру какой-то военной мелодрамы. К счастью Оля прекрасно справилась со своей ролью, и ни чем себя не выдала, особенно удивление, когда поняла, что Сандаргин не воспринимает ее как землячку.
  -- Что это было? - прошептала она, когда мы возвращались в номер.
  -- Что именно?
  -- Он не почувствовал меня. Мы были так близко, а он даже бровью не повел.
  -- Пока ты носишь эти серьги, тебя будут считать местной жительницей, - объяснила я ей. - Тебя это не устраивает?
  -- Что ты! - просияли она. - Я в восторге!
  -- Тогда постарайся расслабиться.
  -- Попробую.
   У номера, переминаясь с ноги на ногу, стояла Уран и вид у нее был какой-то непривычно взвинченный.
  -- Уран?
  -- Привет. Я не стала заходить. Вдруг тебе там снова поджидают.
  -- И ты не хочешь рисковать? - улыбнулась я.
  -- Не то чтобы, - замялась Уран, - но после того, что я успела выяснить по нашему делу, мне как-то не по себе.
  -- Уран, если ты боишься, так и скажи. Смеяться не буду.
  -- Да, я знаю. Но ты не права. Мне не страшно, однако журналистское чутье подсказывает, что мы влезаем в очень и очень скверную историю, - и Уран резко сменила тему. - Кто это с тобой?
  -- Познакомься - это Оля. Оля - это Уран.
  -- А-а? - вопросительно приподняла бровь журналистка.
  -- Я познакомилась с ней только сегодня, - взглядом остановила рвущийся из Уран поток вопросов. - Она живет как раз напротив номера, где убили одну из девушек. Фискардию, вроде бы. Я думаю, нам стоит начать оттуда.
  -- А почему не с номера первой жертвы? - начала оттаивать Уран.
  -- Он занят, и нам будет непросто попасть в него, не потревожив новых жильцов. Не думаешь же ты, что они с радостью впустят к себе посторонних.
  -- Хм-м, - задумалась журналистка, - у меня есть пару идей, как нам туда попасть.
  -- И все-таки, считаю, что стоит начать с номера Фискардии. Он как раз пустует.
  -- Хорошо, я согласна.
  -- Я в этом даже не сомневаюсь.
  
  
   До апартаментов Фискардии мы добрались без приключений, все-таки они находились на том же этаже, что и наши с Рисандииром, только на другом конце коридора. Мы вошли по ключу, который дала Оля. Я вошла первой, за мной Оля, замыкала Уран.
   Оставив маячок на стене возле двери, чтобы он предупредил нас в случае, если кто-нибудь появится в радиусе нескольких метров от того места, Уран прикрыла дверь и внимательно осмотрелась.
  -- Чисто.
  -- Н-да, - кивнула я, обходя комнату по периметру. - Оля, где лежало тело? Где ты ее нашла?
  -- Оля? - приподняла брови Уран.
  -- Да, Оля была той, кто нашла тело Фискардии и вызвала охрану.
  -- Прямо здесь, - встала Оля посреди гостиной, - она лежала здесь.
   Голос ее не дрогнул, но руки непроизвольно сжались в кулаки. Бедная девочка, но не время для жалости, нужно разобраться с деталями.
  -- Уран, что у тебя есть по этому убийству?
  -- Сейчас, - прикоснулась она к своему слоту. - Мне удалось добыть подробные снимки. Предупреждаю, это будет жутко. Оля, если хочешь, отвернись.
  -- Нет, - упрямо вздернула подбородок сестра Сандаргина.
  -- Нет, так нет. Готовы?
  -- Да, - ответила я за нас всех.
  -- Включаю.
   Тут же комната погрузилась в полумрак. Видимо, чтобы добавить антуражу, часть съемки велась без освещения. Я поморщилась. Видно было плохо. Особенно мне.
  -- Уран, ради бога, сделай фото контрастнее или смени картинку. Я ничего не вижу.
  -- Ой, прости, я совсем забыла, что у тебя нет ночного зрения.
   Стало светлее. Не на много, но, по крайней мере, я увидела тело. Ох, мама моя! Меня чуть не вырвало! Убийство, убийством, а тут еще и это. Бедную осьминожку лишили всех ее конечностей, оставив только обрубки.
  -- Господи! - выдохнула я.
  -- Между прочим, в деле написано, что сначала ей свернули шею и только потом...
   Я сурово глянула на Уран, и она замолчала, а я вернулась к изучению тела. Даже присела на корточки, чтобы рассмотреть поближе. Да, все верно. Из скудных познаний в физиологии людей и собственно прандирийцев, я уверенно могу сказать, что времени между убийством и отрубанием конечностей прошло более чем достаточно, так как слизи на полу практически не было - она свернулась. Я посмотрела на дверь.
  -- Что-то не так? - насторожилась Уран.
  -- Оля, оно так и лежало? - посмотрела я на сестру Сандаргина.
  -- Да. Эти фотографии сделали сразу после того, как я ее нашла, - ответила она, но что-то в ее лице натолкнуло меня на мысль, что девушка что-то не договаривает.
  -- Хм, - потерла я подбородок.
  -- Анин, ты как? Тебе плохо?
   Я покосилась на журналистку и поджала губы. Что-то чрезмерное беспокойство Уран за мое самочувствие начало меня раздражать - не к добру.
  -- Нет. Все в порядке... То есть... Ладно. Идемте. Здесь смотреть больше нечего.
  -- А если..., - прошла сквозь тело убитой Уран.
  -- Что ты предлагаешь? Все улики уже собраны, а уборщики Миорики еще и добросовестно прибрались.
  -- Давай попробуем посмотреть на комнату, глазами Фискардии.
  -- А это возможно?
  -- У меня есть линза. Она мне стоила бешеных денег, а использовать пока ни разу еще не приходилось. Вот и проверим. Но для этого нужна какая-нибудь вещь убитой.
   Я покосилась на Олю. Она тяжело вздохнула и сняла с шеи цепочку с кулоном в виде ракушки.
  -- Ее подарок, - протянула его журналистке.
   Уран никак не прокомментировала, только подозрительно сощурилась.
  -- Видеть может только один. Ани, давай это будешь ты. Похоже, отец был прав, криминальные хроники не для меня.
  -- Ничего, скоро привыкнешь, - отмахнулась я, забирая из ее рук широкую гибкую линзу с приклеенным к ней кулоном.
  -- Странная ты Ани, - пробормотала Уран, думая, что я не услышу.
  -- Почему? - усмехнулась я, примеряя линзу. - Из-за того, что держу себя в руках при виде трупа?
  -- И это тоже, - ответила Уран, но развивать тему не стала, может, оно и к лучшему.
  -- Так, хватит болтать. Я готова. Что нужно делать?
  -- Закрой глаза. Я засеку время и скажу, когда можно открыть.
  -- Хорошо.
  -- Расслабься.
   Я закрыла глаза. Линза стянула кожу, приклеиваясь к векам. Ощущение было неприятным, но я сдержалась, и, чтобы не содрать ее со своего лица, завела руки за спину и сцепила их в замок.
  -- Открывай.
   Веки поднялись легко, словно никакой линзы не было, а вот увиденное заставило мой вестибулярный аппарат взвыть благим матом.
  -- Держите меня, я сейчас упаду, - вскрикнула я, и тут же меня поддержали сразу с двух сторон. - У нее, что, глаза по всей голове были?
  -- Она же мекен, - удивилась моему неведению Уран. - У них у всех шесть пар глаз.
  -- Два впереди, два с сзади, - переняла эстафету Оля, - и два на щупальцах. Вот только не знаю на каких.
  -- Ох, блин, - простонала я, сдерживая рвотный рефлекс.
   Что ж, винить некого, сама захотела. Проглотив слюну, постаралась сосредоточиться на одной паре глаз, и у меня почти получилось, когда на слот Уран поступил настойчивый вызов, на который она не могла не ответить.
  -- Простите, девочки, это начальство. Я сейчас отойду в другую комнату, а вы пока постойте здесь. Ани, ты главное дыши. Глубокий вдох - выдох.
   И после этих наставлений, журналистка как-то слишком быстро ускакала в другую комнату.
  -- Оля.
  -- Да, Анин.
  -- Ты не могла бы проводить меня до двери, а потом от двери и до того места, где ты нашла свою подругу. У меня всего два глаза, а тут...
  -- Я буду держать тебя за руку, если будешь падать, я тебя подхвачу.
   И сестра Сандаргина крепко сжала мои пальцы. Сильная девица, ничего не скажешь. Мы проделали весь путь мелкими скользящими шагами, так как у меня из-за трехсот шестидесяти градусного видения мира банально кружилась голова, и казалось, что пол куда-то уплывает из-под ног. Но когда мы встали на то место, где лежало тело, и я, вдруг, прислушавшись к возмущенным восклицаниям Уран в смежной комнате, повернула голову, то поняла, что у зрения мекен есть участок, когда они видят только то, что находится перед ними, и не видят того, что происходит позади и с боку. Значит, этим и воспользовался убийца.
  -- Оля, скажи, а часто используются глаза на щупальцах?
  -- Нет. Они предназначены лишь для плаванья под водой.
  -- Ясно, - кивнула я, и тут же почувствовала дурноту.
   Меня качнуло к полу.
  -- Осторожно, - воскликнула Оля, и ухватила меня за талию, но я уже заметила нечто застрявшее между стеллажами и полом.
  -- Стой! Положи меня.
  -- Что? - переспросила она.
  -- Положи меня на пол, - несколько раздраженно приказала я.
   Оля удивленно хмыкнула, но спорить не стала, и осторожно отпустила.
  -- Там что-то есть, - прошептала я.
  -- Где? - так же понизила голос Оля.
  -- Под стеллажами. Похоже на смятый клочок бумаги. Надо достать, - я попыталась встать самостоятельно, но пол закачался, и я снова легла. - Гадство! Мне не встать.
  -- Я помогу.
  -- Нет. Сначала достань, - дернула я плечом.
   Оля послушно подошла к стеллажам, нагнулась и достала малюсенький комочек смятой бумаги.
  -- Достала! - сообщила она мне.
  -- А теперь спрячь.
   Второй раз повторять не понадобилось, Оля запихала бумажку в карман и поспешила ко мне.
  -- Ани!? - испуганно воскликнула Уран, войдя в гостиную и узрев меня распластанную на полу. - Что с тобой? Тебе плохо?!
   Как же она меня достала со своей, неожиданно проклюнувшейся, заботой!
  -- Нет. У нас следственный эксперимент.
  -- Следственный... что?
  -- Следственный эксперимент. Помогите мне встать.
   Мне помогли. Но когда я поднималась, то, чтобы унять головокружение, ненадолго закрыла глаза, а когда открыла и проморгалась, линза легко отлипла и упала на пол. Однако прежде чем Урна успела ее перехватить, Оля, как бы случайно наступила на нее.
  -- Ой, прости, я случайно!
  -- Ты что??!! - вскричала журналистка. - Да, ты хоть знаешь, сколько я за нее заплатила??!! Да мне теперь...
  -- Спокойно, - остановила я ее жестом. - Расходы я беру на себя.
  -- Где нам теперь вторую такую достать?! - Уран зло уставилась на Олю.
   Сестра Сандаргина смущенно потупила взор. Ага, как же, верим. Я-то вижу, как уголки губ слегка подрагивают.
  -- Простите.
  -- Простите!! Да, ты!! - зашипела Уран.
  -- Ури, успокойся, я разберусь, - снова вмешалась, чтобы не дай бог, журналистка преждевременно не задалась вопросом и не начала догадываться об истинной причине появления в моей компании таинственной Оли. - У тебя же остался контакт мастера?
  -- Да, - неуверенно кивнула журналистка. - Но я не уверена, что он захочет повторить для меня.
  -- Ну, так это для тебя, - улыбнулась я, - а для игрушки Повелителя повторит как миленький. Не переживай.
  -- Как скажешь, - смирилась Уран.
  -- Здесь мы закончили, - я посмотрела на слот, чтобы узнать, сколько время, и удивленно приподняла брови. - Ого, как время-то летит! На сегодня закончим. Нам с Олей еще нужно не опоздать на сеанс в кино.
   Я уговорила журналистку перекинуть мне на слот оставшуюся информацию по делу и предложила встретиться завтра в тоже время. Уран согласилась.
   Вернувшись в номер, и оставшись наедине, мы с Олей-Руриорой расположились в гостиной в креслах у окна.
  -- Эта, Уран... Ани, я ей не доверяю, - робко поделилась своими мыслями сестра Сандаргина.
  -- Я тоже, - пожала плечами, - но другого источника информации у нас нет.
   Оля подняла голову и посмотрела на меня с недоумением.
  -- Ты тоже?!
  -- Конечно, - повела плечом, набирая администратора, чтобы успеть перед сеансом, перекусить. - Наяндир учил меня, что нельзя слепо доверять журналистам, даже если кажется, что они на твоей стороне. Они нам не друзья. По крайней мере, Уран мне не подруга. Я представления не имею, что творится у нее в голове. Поэтому и не доверяю. Ты же не из вредности сломала линзу, не так ли?
  -- Нет, конечно, - замотала головой Оля. - Я в детстве хотела стать фотографом и немного в этом разбираюсь. У сканирующих линз есть свойство считывать информацию не только с вещи, но и с пользователя. Временной промежуток маленький, где-то день-два, зато это как просмотреть подробный фильм от первого лица. Никаких искажений, что ты видела, то и будет.
   Я, тут же представила, ЧТО Уран могла увидеть с помощью этой линзы, и моё настроение резко упало ниже плинтуса, а спина покрылась холодным липким потом.
  -- Спасибо, - с благодарностью посмотрела я на Олю.
  -- Не за что, - улыбнулась она в ответ.
  

Глава 9

   Всю ночь я просидела над материалами, добытыми Уран - подозрительно, что ей так быстро удалось добыть их копии - и выявила несколько несостыковок в отчетах стражей. Часть из них была явно подкорректирована, чтобы тот, кому они предназначались, счел, что это дело рук серийного убийцы. Но другая, выдвинула целых две настороживших меня гипотезы. Первая: в Миорике действуют два убийцы. Маньяк, преследующих одиноких девушек и убивающих их одним единственным способом - сворачивая им шеи, и некто - имитатор, скрывающий свои истинные мотивы. Вторая: все убийства связаны, убийца один, а сами убийства только подготовка. К чему? Не понятно.
   Я сразу отложила дело Фискардии. Только в нем фигурировало отрубание щупалец, две другие девушки в этом плане были невредимы, хотя у меня еще не было отчета по последнему делу.
   Кстати, я удивилась, как подозрительно тихо идет расследование последнего убийства. Никакой тебе охраны на этажах, ни журналистов - эта-то братия постоянно крутится неподалеку, а тут, как будто ничего и не было. Хотя спускаясь с Олей в холл, видела одного знакомого мага из подчиненных Рисаиндиира, и начинаю думать, что это заслуга моего "жениха", а значит, информацию по последнему делу достать будет в разы труднее. Как бы ни пришлось довольствоваться тем, что есть.
   На данный момент я определила только две взаимосвязи: место - отель Миорика и пол убитых - женский. Найденный мной клочок бумаги оказался чем-то вроде напоминания. В тот день у Фискардии была назначена встреча. Можно было бы предположить, что ее убил тот, с кем она встречалась, но запись была перечеркнута, а значит, встреча у нее все-таки состоялась. После этого Фискардия отметила запись знаком - "важно", а внизу расшифровала "Уточнить у Верховной жрицы судеб". Не знаю почему, но женская интуиция подсказывала, что встречалась она не с убийцей - убийца пришел потом, возможно, сразу после того, как она закрыла дверь за своим посетителем.
   Вызов. Я вздрогнула и посмотрела на слот - мой Повелитель. Спешно свернув все голограммы отчетов и фото с мест убийств, я нажала прием.
  -- Аня?
   Судя по взъерошенному и помятому виду, Наян еще даже не ложился, впрочем, как и его игрушка.
  -- Привет! Что-то случилось?
   Мой Повелитель задумался, решая с чего начать. Впервые наблюдаю у него такую нерешительность.
  -- У тебя там все в порядке? - пробормотал он.
  -- Все хорошо. А у тебя?
  -- Тоже, - замялся блондин, - хорошо.
   Мы посмотрели друг на друга и без слов поняли - вранье. Наян поджал губы, но смолчал. Да, что происходит-то?
  -- Наян, тебе что-то нужно? Ты говори, а то я еще не ложилась. У меня глаза слипаются.
   Бирюзовые очи Наяна вспыхнули, но тут же погасли.
  -- Будь осторожна, - был мне тихий и грустный ответ.
   После чего Повелитель тяжело вздохнул и сразу отключился.
  -- И, что это было? - оторопело вытаращилась я в пустоту.
   Поерзав на стуле, решила продолжить свои изыскания, а сон, побродив вокруг, пошел искать пристанище у соседей. Я так погрузилась в чтение отчетов о вскрытии, что очнулась только когда кто-то начал настойчиво звонить в дверь, от чего переливчатый звон колокольчиков, приобрел оттенок нервозности и даже злости. Я спешно нажала на отбой и поспешила выяснить, кого это принесло с утра пораньше, но, мельком взглянув на слот, застыла. Полдник? Уже полдник?!
   За дверью как-то подозрительно притихли. Не дождались, что ли? Я прислушалась, но в следующее же мгновение резво отскочила в сторону, так как дверь была беспощадно выбита вовнутрь. На пороге, грозно сверкая бусинками глаз, возникла моя верная горничная, а за ее спиной замаячила напуганная Оля.
  -- Ани, - наконец узрела меня Салми, окинула внимательным взглядом и не найдя травм несовместимых с жизнью, оскалилась во все клыки. - С тобой все в порядке?
  -- Было, до этого момента, - писклявым голоском мяукнула я, так как сердце еще билось где-то у горла.
  -- Ну, и славно.
  -- И я рада тебя видеть. Зачем ты здесь?
  -- Сказали ехать, - пожала плечами Салми. - Я и приехала.
  -- Ясно, - вздохнула я, прекрасно зная, чьи приказы в первую очередь исполняет моя горничная.
  -- А, где "жених"? - хмыкнула полударгийка, продолжая стоять на пороге.
  -- Салми сделай шаг в сторону, - попросила я ее. - Там, Оля пытается протиснуться между тобой и косяком.
  -- Да, я, это... Ну, да..., - смутилась Салми, и тут же, посторонилась, пропуская сероглазую брюнетку.
  -- Ани, с тобой все в порядке? - подлетела ко мне Оля и начала осматривать, как фарфоровую вазу на прилавке. - Мы не смогли до тебя дозвониться. Ты спала? Мы разбудили тебя? Мы подумали, тебе стало плохо или...
   Оценив мой взгляд, Оля тоже смутилась и замямлила о том, что она переживала, что возможно со мной случилось что-то плохое. Я печально посмотрела на дверь.
  -- А подождать пока дойду до двери не судьба была?
  -- Зачем? - удивилась Оля.
   Я покосилась на незнающую, куда себя деть Салми, которая начала понимать, что разрушений можно было бы избежать, если бы они не пороли горячку, а чуть-чуть подождали, и возвела очи горе.
  -- Ладно, Оля, она не знает, но ты-то, Салми, ты-то знаешь, что у меня нет никаких магических сил, и мне все приходится делать самой.
  -- Как никаких? - вытаращилась на меня Оля. - Совсем-совсем никаких?
  -- Совсем, - утвердительно кивнула я.
  -- Но как же?...
  -- А вот так, - развела я руками. - Так, что зря вы дверь выбили, лучше бы администратора вызвали. Между прочим, не помедли я, так еще бы и меня с полом сровняли.
   Услышав последнюю фразу Салми совсем сникла.
  -- Ладно, что сделано, то сделано. Оля, - посмотрела я на сестру Сандаргина, - проходи ко мне в комнату. А ты Салми, займись восстановлением двери и-и... приберись в комнате Рисандиира. Мне очень не хотелось пускать туда посторонних, так что я рада, что ты здесь.
  -- Я все сделаю, Ани, - воспряла духом горничная.
  -- Вот и отлично, - и гораздо тише: - Повнимательней там.
   Объяснять Салми ничего не пришлось, гоблинка почтительно склонила голову и, подняв дверь с пола, прислонила ее к стене, а я вернулась в свою комнату, где, как зверь в клетке, металась чем-то сильно расстроенная Оля.
  -- Мы должны это прекратить! - только я вошла, воскликнула Оля и фурией метнулась ко мне. - Это слишком опасно для тебя! Если бы я знала! Хотя бы догадывалась! Но мне даже в голову не приходило...
  -- Успокойся, - ровным голосом произнесла я. - Присядь.
   Девушка послушно села в кресло напротив стола. Она в обще, как я посмотрю очень исполнительная. И настойчивая.
  -- А теперь объясни, что случилось? Тебя тревожит, что у меня нет Сил? У тебя какие-то предрассудки по этому поводу?
  -- Да,... то есть, нет, - заметалась Оля. - То есть...
   Девушка глубоко вдохнула и медленно выдохнула, восстанавливая свое душевное равновесие.
  -- Гейри Анин вы изволили утаить от меня очень важную информацию.
   Надо же, как ее проняло - дворцовый этикет вспомнила. Мысленно усмехнувшись, я поинтересовалась у, напряженно сидящий напротив, девушки:
  -- И, что, ты теперь, общаться со мной не будешь?
  -- Да, причем тут это!! - воскликнула Оля, частично изменившись.
  -- Тогда что тебя не устраивает?
  -- Тебя могут убить!! Это слишком опасно!
  -- Жить вообще опасно, можно умереть. Кстати, на днях меня уже пытались убить, так что...
  -- ЧТО-О!! - подскочила она с места.
  -- Господи, да что вы все такие голосистые. Бедные мои уши, - поморщилась я.
  -- Кто? Ты знаешь, кто это был?! Ты видела его?! - вцепилась Оля в мои плечи. Я болезненно сморщилась и подумала, что с Рисандииром они бы быстро нашли общий язык.
  -- Я представления не имею, кто это был, - вздохнула я. - У меня нет глаз на затылке, как у твоей подруги. - Я запнулась. - Прости, я не хотела.
  -- Ничего. Ее больше нет. Но, Ани, ты...
  -- Успокойся, - оборвала ее на полуслове. - Все будет хорошо. Мы во всем разберёмся, - я слабо улыбнулась. - И отпусти меня, пожалуйста. У меня синяки будут. Если не уже.
   Оля разжала пальцы. Я потерла онемевшие плечи. Н-да, синяки гарантированно будут.
  -- Ты такая хрупкая, но в то же время такая сильная. Я даже не знаю, что и думать.
  -- Сильная у нас ты, и Салми, и Рисан, а я такая, какой меня родила мама. Если тебя что-то не устраивает...
   Я многозначительно замолчала.
  -- Ани, скажи, а тебя не страшно? У тебя ведь совсем нет сил, - во взгляде девушки читалось полное недопонимание, как можно жить совсем без сил.
  -- Страшно? - изогнула я одну бровь и усмехнулась. - Конечно, страшно! Иногда даже спать спокойно не могу. Меня трясет от осознания своей беспомощности перед этим миром. Но, знаешь, недавно в моей жизни появился тот, кого потерять я боюсь гораздо больше, и хотя знаю, что общего будущего у нас нет, я продолжаю жить, и надеюсь, что еще какое-то время смогу быть рядом с ним.
   Оля удивленно распахнула глаза, и, как мне показалось, увидела в них жалость, которая быстро сменилась восхищением. Что-то я разоткровенничалась. Нравится мне эта девушка. Чувствуется в ней тот самый стержень, та самая черта присущая порядочным существа. Наверное, по этой причине мне и хочется ей помочь.
  -- Ну, что, теперь поговорим о деле? - качнула я головой, приглашая Олю к столу.
  -- Ты что-то нашла?
  -- Немного, но мы еще не осмотрели номера двух других девушек. Но знаешь, мне кажется, стоит встретиться с тем следователем, который вел это дело с самого начала. Как там его, - я заглянула в папку Фискардии, - кер Зардан.
   От меня не укрылось то выражение, которое появилось на бледном лице Оли, когда я упомянула кера.
  -- Ты с ним встречалась? - побарабанила я по поверхности стола, где лежала голограмма папки с делом Фискардии.
  -- Да, - кивнула Оля. - И, Ани, он очень неприятный мужчина.
  -- А он и не должен быть приятным, - пожала я плечами. - Он же следователь, а не мальчик по вызову.
  -- Он был очень въедливым и задавал массу каверзных вопросов. Под конец мне казалось, что он готов обвинить в убийстве меня, хотя именно я и вызвала охрану. Ты уверена, что он станет нам помогать?
  -- Его отстранили, - усмехнулась я, открывая приказ и вновь перечитывая скупые строчки административной документации. - И даже знаю причину, по которой его отстранили.
  -- Но вдруг он откажется сотрудничать? - девушка сделала бровки домиком.
  -- Думаю, - глубокомысленно протянула я, - ему будет интересно узнать, как далеко продвинулись поиски Миорикского убийцы.
  -- Миорикский убийца?
  -- Так наш убийца фигурирует в официальных документах. Зардан же назвал его "Знакомый".
  -- Почему "знакомый"?
  -- Потому что кер, как и я считает, что все жертвы знали своего убийцу и сами открыли дверь. Однако кое-что он все же не учел.
  -- Что?
  -- Кер не пробовал посмотреть на мир глазами убитой, - победно подняла я руку с вытянутым вверх указательным пальцем.
  -- Ты-ы...? - надежда засветилась в глазах Оли.
  -- Нет, я еще не знаю, кто убийца, - поспешила я вернуть ее с небес на землю. - Но проанализировав два других дела, я поняла, что убийство твоей подруги отличается от убийства двух других жертв. С Фискардией убийце пришлось действовать иначе, чем с другими. Ведь из-за своего зрения, подойти к представителю мекен незамеченным практически невозможно. К тому же я выяснила, что мекен физически очень сильны.
  -- Да, это так, - кивнула Оля, - Фискардия была очень сильной. Она одним щупальцем могла превратить огромный булыжник в горку песка.
  -- Х-мм, - скрестив руки под грудью, я начала слегка покачиваться,. - Так я и думала. И вот, мой вердикт: чтобы... Прости, конечно. Я понимаю, как неприятно тебе все это слышать.... Чтобы убить твою подругу, убийце пришлось пойти на хитрость. В первый раз, когда он пришел, он не убил Фискардию.
   Глаза Оли удивленно распахнулись, а я продолжила.
  -- Но, что интересно, кем бы ни был наш "знакомый", сориентировался он моментально, и под каким-то выдуманным предлогом направился в ее комнату и оставил там что-то, что своим звуком или сигналом могло в нужный момент привлечь внимание мекен и заставить ее повернуть голову, тем самым лишив ее возможности видеть его. Однако, по какой-то причине, ему не удалось воспользоваться своей задумкой в первый день, и он вернулся снова
   Я замолчала, переводя дыхание.
  -- Так что считаю, мы вполне способны вычислить душегуба. Нужно только выяснить, кто регистрировался в журнале гостей два дня подряд. Не думаю, что это займет много времени.
  -- Почему ты решила, что это гость?
  -- Не знаю, - пожала плечами, - назови это женской интуицией. У меня пока не сформировался точный ответ на этот вопрос.
  -- Так, что нам теперь делать? - развела руками переименованная Рура.
  -- Уговорить Уран организовать нам встречу с кером Зарданом и выяснить точное время смерти Фискардии.
  -- Разве это не написано в отчете о вскрытии?
  -- То-то и оно, - нахмурилась я и закрыла все документы, кроме одного. - Отчет о вскрытии твоей подруги явно был кем-то подделан, так как во время прочтения у меня создалось впечатление, что писал его студент-недоучка.
   Оля печально опустила взгляд. Надеялась, наверное, избежать встречи с кером. Не судьба. Встретиться нам с ним придется. А судя по характеристикам, которые ему дали его коллеги в письменном виде в отдел кадров, так и жду ядовитых намеков на мою "распущенность". Этим и Рисандиир, в самом начале нашего знакомства, не брезговал, хотя я и предпочитаю об этом не вспоминать, тем более, что, после того как Наян с ним в тренировочном зале за магическим щитом поговорил, многое изменилось. А, что самое обидное, ведь никому ничего не докажешь - со стороны-то видят одно, а что на самом деле происходит, знать им не положено. И порой это очень напрягает.
  
  
   Определив для себя план действий, я попросила Салми связаться с рестораном и передать Сандаргину, чтобы он не переживал - мы задержимся ровно на десять минут. За это время я вызвала журналистку и озадачила ту приказной просьбой добиться для нас троих встречи с кером Зарданом где-то в районе семи-восьми вечера. Мне показалось, что Уран как-то сразу поскучнела, видимо тоже имела честь говорить с кером, но, несмотря на личную антипатию, утвердительно кивнула и отключилась.
  -- Гейри, Анин, - окликнула меня Салми, когда мы с Олей уже собрались уходить.
  -- Ани, - привычно поправила я ее. - В присутствии этой девушки можно. Кстати ее зовут Оля. Оля - это моя верная помощница - Салми.
  -- Очень приятно, - пробормотала Оля.
  -- Взаимно, - открыто улыбнулась гоблинка.
  -- Так, что ты хотела?
  -- Есть разговор по поводу..., - Салми глазами указала на дверь в комнату Рисандиира.
  -- До вечера не подождет? - нахмурилась я. - Сандаргин очень не любит, когда опаздывают. Мне не хотелось бы нарываться.
  -- Да, конечно, - таинственно сощурилась гоблинка. - Приятного тебя дня, Ани.
  -- Предупреждаю сразу Салми, чтобы ты не беспокоилась, сначала мы с Олей идем обедать с Сандаргином, а потом вместе с ним же идем на открытие выставки какого-то именитого художника...
  -- Вердонте Леро, - подсказала Оля.
  -- Да, он самый.
   Поддакнула я, хотя помнила только то, что тот выращивает деревья, моделируя их прямо во время роста. Ну, посмотрим, посмотрим, что этот художник нахудожничал, надеюсь, он не авангардист.
  

Глава 10

  -- Вон! - процедил сквозь зубы мужчина. - Ты - Уран, и ты - не знаю, как тебя зовут. Выйдете отсюда. Говорить я буду только с ней.
   И указал девушкам на дверь. А я так оторопела, что застыла соляным столбом, глупо разинув рот. Кер оказался совсем не таким, каким я его себе представляла. Фотография в деле устарела лет на... хм, триста? Ладно, попробуем иначе. Фотографию в деле не меняли с момента зачисления этого поджарого, крепкого седовласого мужчины в штат стражи. Цепкие внимательные глаза кера сразу определили, кто из нашей троицы главный, и мне даже показалось, он совсем не удивился, когда ему назначила встречу Любимая игрушка Повелителя. Больше походило на то, что он ждал этого.
  -- Садись.
   Я не шелохнулась. Не то чтобы ждала вежливого тона, просто медлила, изучая противника.
  -- Садись, я сказал.
   Я снова проигнорировала приказ. И добилась того, что напускная холодность сменилась циничной брезгливостью.
  -- Что, гейри, вам стульчик отодвинуть? - усмехнулся кер. - Вы уже без расшаркиваний не понимаете?
  -- Я прекрасно все понимаю, - чуть склонив голову на бок, пристально посмотрела в бирюзово-желтые глаза кера Зардана. - Но я здесь не для того, чтобы слушать ваш командирский тон. Во дворце мне и без вас командиров хватает, а я желаю поговорить с умным, знающим свое дело, гейром.
   Зардан удивленно приподнял брови.
  -- Так, как? - продолжая сверлить мужчину немигающим взглядом. - Мы договорились?
  -- Гухар, - фыркнул тот, что означало примерно то же, что и у нас "дурак". - Ван Лайтандар, гухар.
  -- Вам виднее, - пожала я плечами. - Но порошу не употреблять при мне такие слова в отношении моего будущего мужа.
  -- А мне до нулевой точки, - в той же манере бросил Зардан. - Рисандиир гухар. Он считает, что берет в жены обычную подстилку Повелителя, которую можно будет потом легко сбыть с рук в какую-нибудь обитель жриц-отшельниц, и трижды гухар если думает, что знает все о планах своего сюзерена. Ты ведь не просто постель Повелителю греешь, да? - и не дожидаясь ответа огорошил меня еще больше. - Ты его доверенные глаза и уши... Если уже не больше.
   Я почувствовала, что разговор уходит куда-то не туда.
  -- Я здесь не для того, чтобы обсуждать мои отношения с Повелителем.
  -- Конечно, - еще одна противная ухмылка, - ты же не по своей воле выходишь за ван Лайтандара - это Наяндир так пожелал. Мне вот любопытно, тебе действительно все равно с кем?
   Мои щеки предательски вспыхнули. Нашелся же на мою голову умник. Да он ван Лайтандара за пояс заткнет. Министр по сравнению с кером - сущий ангел.
  -- Как посмотрю, нет, - откинулся Зардан на спинку кресла. - Зря он на тебя наговаривает. Зря. Циари не краснеют.
   Я поморщилась, без перевода поняв, что он сказал.
  -- Может, мы все-таки поговорим о другом?
  -- Что, - смягчившись, позволил себе улыбнуться кер, - не нравится, когда правду в глаза говорят?
  -- Да, кому это нравится, - не стала отпираться.
  -- Согласен. Так зачем я тебе понадобился?..., - Зардан вопросительно приподнял бровь.
  -- Анин. Зовите меня Анин.
  -- Хорошее имя. На кинари означает - верная.
   Не смогла скрыть удивления. Как-то не задумывалась, что может означить мое измененное имя.
  -- И ты действительно верная, - к керу вернулась его язвительность. - Только вот, кому?
  -- Самой себе, - сквозь зубы прошипела я.
  -- Будем на это надеяться. Так о чем ты хочешь поговорить, Анин?
  -- О Миорикском убийце.
  -- Не та тема, которую я бы хотел обсудить с хорошенькой девушкой, - поморщился Зардан, - но Уран была так упорна, что даже не знаю, что и думать...
  -- Мы занимаемся делом Фискардии.
  -- Фискардии? Второй жертвы?
  -- Да.
  -- На кой..., - я предпочла пропустить мимо ушей площадную брань, от которой мои уши вспыхнули как два факела, - вам это сдалось?
  -- Меня пытались убить.
   Кер побледнел, а потом свирепо уставился на меня. Меня передернуло от его взгляда.
  -- Жених знает?
  -- Он слишком занят, - пожала я плечами. - И слишком убежден, что в Миорике мне ничего не грозит.
  -- Так расскажи ему! - рыкнул мужчина. - Он должен знать!
  -- Я не стану его переубеждать. У меня есть все основания считать, что последнее убийство, недавно совершенное в Миорике, покрыто мраком тайны только благодаря моему жениху. Он хочет скрыть правду. И это меня беспокоит.
  -- Еще одно убийство? - кер замер, словно гончая, почуявшая запах зверя.
  -- Да. Это произошло на следующий же день после того как мы приехали. Подошел какой-то гейр и сказал, что была убита еще одна девушка и что без Рисандиира им не обойтись.
  -- И что?
  -- Больше я ничего не знаю.
  -- Все ты знаешь, - сощурился кер. - Давай так. Если хочешь, чтобы я помог, выкладывай все на чистоту. Когда произошло покушение конкретно на тебя?
  -- Утром третьего дня. Рисандиира не было. Он отправил на слот сообщение, чтобы к завтраку я его не ждала. Я позавтракала и только после этого заметила, что дверь в его комнату открыта, хотя я помнила, что он ее закрывал. Я зашла и увидела, что кто-то обыскивал его кабинет.
  -- Еще и ограбление?!
  -- Нет. Ничего не пропало. Кто бы ни обыскивал его комнату, он не нашел то, за чем приходил.
  -- Рисандииру ты и об этом не сообщила?
  -- Нет. Это было перед покушением.
   Весь оставшийся рассказ о том, что произошло в отеле, мужчина смотрел на меня как на безмозглую курицу, которой я себя и ощущала, начиная понимать на каком тонком волоске висела моя жизнь.
  -- И ты представления не имеешь, кто тебя спас?
   Я отвела глаза в сторону, стараясь не сталкиваться до жути тяжелым взглядом березово-желтых глаз.
  -- Хорошо, не стану тяготить тебя этим вопросом. Так с чего ты решила, что это может быть "знакомый"?
  -- Я не уверена, что это "знакомый". Это не его почерк. Но я здесь именно из-за него.
   Хищный прищур и мне захотелось оказаться у себя дома на Земле, как можно дальше от этого взгляда.
  -- Я нашла зацепку, которая приведет нас к убийце. И я считаю, что вы правы. Убийца один и действует он очень расчетливо. Что-то готовится, но я пока не поняла, что именно.
  -- Что за зацепка?
   Я затараторила, стараясь рассказать все и сразу.
  -- Мы были в номере Фискардии, смотрели фотографии из дела в естественной обстановке, и использовали линзу, которая позволяет увидеть мир глазами владельца. То есть у нас была вещь Фискардии и мы воспользовались ей, чтобы посмотреть, что видела она в момент убийства. Это было странно, так как у меня всего два глаза. Но благодаря этому, я поняла, что убийце понадобилось два дня, чтобы убить мекен. В первый вечер он оставил в ее комнате предмет издающий звук. Во второй день он использовал звук, чтобы привлечь внимание микен, чтобы она повернула голову и не видела, что ей грозит опасность.
  -- У микен шесть пар глаз, как она могла не увидеть, что к ней приближается убийца?
  -- В том-то и дело, что только две пары глаз у микен используются на суше, еще пара предназначена для плавания под водой и они на щупальцах.
  -- Все равно остается еще четыре глаза.
  -- Чтобы понять, как это получилось, нужно быть микеном. Линза мне в этом очень помогла. Если микен повернет голову вот так, - я повернула голову влево и чуть-чуть опустила, наклонив, как бы прислушиваясь, - то он видит только то, что перед ним.
  -- Девушка, чем больше я вас узнаю, тем больше поражаюсь. У вас, случайно, кера в родне не было?
  -- Нет, - покачала я головой. - Я просто Любимая игрушка Повелителя.
  -- Начинаю понимать, за что тебя так ценит наш Повелитель, - усмехнулся кер. - Тебя бы в мои начальники.
  -- Шутить изволите? - я насмешливо изогнула бровь. - Хотите видеть в своих начальниках подстилку Повелителя?
  -- А ты злопа-амятная, - чем-то очень довольный, оскалился Зардан.
  -- Какая есть, - игриво сощурилась, наконец, замечая семейное сходство. Теперь все ясно. А я-то все голову ломаю, кого мне этот кер напоминает.
  -- И что теперь будешь делать?
  -- В каком смысле? - не поняла я.
  -- С Фискардией ты разобралась.
  -- Не совсем. Мне нужно выяснить время ее смерти.
  -- В отчете о вскрытии все написано. У тебя же он есть?
  -- Как вы догадались? - ничуть не смутилась я.
  -- Сразу понял, когда журналистку увидел.
  -- Отчет подделали, - припечатала я кера, и впервые за время нашего разговора наблюдала на его лице искренее удивление. - А тот, кому дали написать подделку, не отяготил себя даже тем, чтобы хоть разок заглянуть в атлас по анатомии микен.
  -- А ты, значит, заглянула?
  -- Всю ночь сидела.
  -- Упертая девица.
  -- Не то слово.
  -- Я уже начинаю подозревать, что наш Повелитель, - и сказал он это, подчеркнув слово "наш", - у тебя по особому расписанию в постели появляется.
   От неожиданности, я вздрогнула, а кер продолжил:
  -- А то мало ли, его любимая игрушка занята очередным расследованием.
   Я не выдержала, поджала нижнюю губу и... залилась краской.
  -- Что? Угадал?!! - сначала вытаращился на меня Зардан, потом хлопнул себя по колену и громогласно расхохотался.
   Позже мы пили ароматный кофе в кафе напротив, а девочки разинув рты, смотрели, как мы с кером по-дружески болтаем, шутим и в обще ведем себя возмутительно по-свойски, перекидываясь многозначительными взглядами.
  
  
  -- Как тебе удалось с ним договориться?
  -- Ани, он же настоящее чудовище!
   Я внимательно посмотрела на Уран, потом на Олю и усмехнулась. Кто бы говорил.
  -- Да, нормальный он мужик. Прямолинейный, конечно, до зубной боли, но с его профессией иначе и быть не может.
  -- Ани, ты - это нечто! - всплеснула руками рогатая журналистка. - С ним же спокойно поговорить нельзя, так и норовит носом в грязь ткнуть.
  -- Согласна, - непринужденно пожала плечами, - есть у него такая черта. Но девочки, нам нужна его помощь.
   Девочки переглянулись и тяжело вздохнули.
  -- А без него никак?
  -- Боюсь, что нет. Он обещал поговорить с администратором, чтобы тот дал нам копию книги регистрации гостей.
  -- Мы бы и сами с этим справились.
  -- Уран, пойми, я не могу сейчас оказаться на первых страницах газет под заголовком - любимая игрушка расследует убийство. Ты понимаешь, что это недопустимо.
  -- Скандал, - поморщилась Оля.
  -- Он самый.
  -- Так, ты, что, - взгляд журналистки просветлел, - хочешь прикрыть наше расследование ширмой с именем кер Зардан?!
  -- Умная девочка, - похлопала ее по плечу, - я в тебе не сомневалась. Зардана отстранили от этого дела и отправили в принудительный отпуск, но все знают упертый характер гейра, и я думаю, никого не удивит, что он взялся за расследование убийств в Миорике вопреки желанию своего начальства. Мне же нельзя светиться, иначе пострадает репутация Рисандиира, а возможно и самого Повелителя.
  -- Ясно, - восхищенно взглянула на меня Уран и улыбнулась. - Я договорилась с постояльцами номера первой жертвы. Они будут думать, что мы из охранного агентства, пришли проверить, нет ли сбоев в контуре. Удостоверения я для нас сделаю.
  -- Порой ты меня пугаешь, - хмыкнула я.
  -- У меня есть один хороший знакомый в агентстве обслуживающем Миорику, - хвастливо выпятила грудь Уран. - Он согласился помочь.
  -- Полезные у тебя знакомства, - ехидно сощурилась я. - И это здорово. Завтра этим и займемся.
  -- В то же время?
  -- Да. В первой половине дня у нас очередная выставка, - скривилась я.
  -- Тебе так не понравился Леро?
   Я жалобно посмотрела на Олю. Ей-то как раз очень понравился.
  -- Как тебе сказать, - еще один взгляд на ехидно улыбающуюся Олю, - его виденье мира вызвало у меня оторопь. Занимающиеся непотребством деревья - это для меня слишком.
  -- И ее еще называют распущенной, - покачала головой сестра Сандаргина. - Да, Анин скромнее любой из жриц-отшельниц.
  -- Я считаю, что его искусство, - прошипела я, - обычная порнография. Это мерзость.
  -- Так это правда?!! - засияла рогатая рожица.
  -- Что? - покосилась я на смеющуюся в кулак Олю.
  -- Что ты закатила скандал и потребовала, чтобы из зала вывели всех детей?
  -- Правда, правда, - опередила меня Оля. - Ани так бушевала, что даже Леро, который тоже присутствовал, почувствовал себя пристыженным, и трусливо сбежал с выставки.
  -- Нужно было делать показ закрытым, а не учить детей, прости господи, такой... , - я зло скрипнула зубами. - Все хорошо в меру. Этот Леро меры не знает, хотя и талантлив.
  -- Я и не думала, что ты такая моралистка, - уставилась на меня рогатая журналистка.
  -- Никто не думал, - усмехнулась Оля.
   Я сурово посмотрела на улыбающихся девушек, и те заспешили, вспомнив о своих забытых делах.
  -- Правильно, Ани, - прогудела за спиной Салми. - Давно пора было поставить этого Леро на место. Я один раз была на его выставке, так потом неделю еще плевалась.
  -- Не знала, что ты ходишь на выставки Салми, - обернулась я к ней.
  -- Хожу, но редко. В основном с сестрой и ее детьми.
  -- Может, тогда подскажешь чего мне ожидать от Фарко ми Горэ.
  -- А-а, этот! Идите. Вам понравится.
  -- Спасибо, ты меня успокоила.
  
   Утром меня разбудила Салми и отрапортовала, что комната Рисандиира приведена в должный вид.
  -- И, что ты об этом думаешь? - приподнявшись на локтях, спросила я гоблинку, которая смотрела на меня с какой-то материнской жалостью. Очень хотелось спать, но дел еще мама не горюй.
  -- Кто бы ни обыскивал кабинет гейра, он ничего не нашел, но я позволила себе вольность и выяснила, что до вашего заселения в этих апартаментах делали перестановку.
  -- Перестановку? Зачем?
  -- Пожилая пара, которая занимала номер, решила поменяться столами.
  -- Они же одинаковые?
  -- Не совсем. Ваш стол ниже, чем стол в кабинете вашего жениха.
   Я нахмурилась, вспоминая, как сидела за столом Рисандиира. А ведь точно, он чуть выше.
  -- И, что, поменяли их местами, и...
  -- Прошу простить меня за дерзость...
  -- Салми прекрати. Ты как приехала, ведешь себя почти так же, как в то время, когда нас только познакомили. Прекращай.
  -- Хорошо. Я обыскала твой стол Ани и нашла это, - гоблинка протянула мне что-то зажатое в ладони.
   Я протянула руку и мне в ладонь упала тонкая витая цепочка с кулоном. Я повертела его в руках, потерла волнистые края перламутровой пластинки и от этих манипуляций кулон засветился. Появилось изображение двух обнимающихся молодых людей. Я пригляделась внимательней и присвистнула от удивления.
  -- Салми у меня для тебя задание. Секретное. О нем никто не должен знать.
  -- Я все сделаю, Ани.
   Я откинула одеяло, встала, подошла к столу, и, достав из ящика стола письменные принадлежности, написала Салми, что от нее требуется. Читать она умела, и я протянула ей записку.
  -- Как прочитаешь, уничтожь. Об этом никто не должен знать.
  -- Хорошо, Ани.
   Во время прочтения, лицо Салми не изменилось, только бусинки глаз засверкали ярче. Дочитав, гоблинка смяла листок, положила в рот и, пожевав, проглотила. Я поморщилась - можно же было просто сжечь.
  -- Я все поняла. Но, Ани, твоя охрана...
  -- Спокойно. С нами теперь будет кер Зардан.
  -- О-о, - округлыми глазами уставилась на меня Салми. - Так это правда?
  -- Да, я договорилась с ним о взаимопомощи.
  -- Зардан классный мужик, - оскалилась Салми и, в свое время, переняв у меня жест, вытянув руку и сжав кулак, выставила вперед большой палец. - Он у нас в Аруге (аналог военной академии) лекции вел по криминалистике, так мы боялись даже чихнуть лишний раз, пока он разжевывал нам материал. Рассказывал интересно и давал, не то, что другие, все от ярона до земы.
  -- Он еще и преподает?!
  -- Бывает, - кивнула Салми. - Его уже лет пятьсот просят заняться преподаванием. Возраст ведь уже под пять тысяч, а он все, как молоденький за убийцами бегает.
  -- Пять тысяч? - вырвалось у меня.
  -- Может больше, я точно не знаю.
  -- Н-да, бодрый он для пяти тысяч. Ладно, Салми хватит предаваться воспоминаниям, пора работать.
  -- Завтрак на столике в гостиной.
  -- Прекрасно.
   Утро выдалось насыщенным. Нужно было выяснить, как идут дела во Дворце, связаться с кером и сообщить, что сегодня мы с девочками идем смотреть номер первой жертвы. Потом связаться с Наяном и попросить предоставить эн-ную сумму для оплаты индивидуального заказа у мастра Кещарги, того самого, кто делал линзу для Уран и, конечно же, отчитаться как идет обработка Сандаргина.
  -- Наян.
  -- Анют, - улыбнулся мне из зеркала мой Повелитель, но тут же нахмурился. - Ну, и вид у тебя. Ты спала сегодня?
  -- Да.
  -- Что-то по тебе не заметно.
  -- Ну, что ты. Тебе кажется.
  -- Как ты говорила: "Кому кажется, тот крестится".
   Я улыбнулась.
  -- Как твои дела? - спросил он, хотя, точно знаю, уж он-то знает о моих делах больше, чем я сама.
   Ответила ему прямо, и по существу:
  -- Мне нужны деньги.
  -- Много?
  -- Двести пятьдесят тысяч ниоров.
  -- Хм-м. Тебе на счет скинуть или прислать наличными?
  -- На счет.
  -- Не хочешь объяснить зачем?
  -- Мне нужны считывающие линзы.
   Наян помрачнел. Бирюзовые глаза вспыхнули огнем.
  -- Ани...
  -- Наян мы же договорились, - поспешила осадить Повелителя, пока не началась буря. - Теперь здесь Салми. Со мной все будет хорошо. Я в безопасности.
   Я сама слышала, как жалко звучат мои слова, но сдаваться не собиралась.
  -- Я в этом уже не уверен, - сквозь зубы процедил мужчина. - Где Рисандиир?
   От холода его глаз, я вздрогнула. Врать Повелителю не хотелось, все равно поймет и заставит сказать правду, но что если:
  -- Он у стражей. У него дела.
  -- Видимо ван Лайтандар запамятовал, какое у него самое главное дело, - в голосе Повелителя зазвенел металл.
   Ой, как нехорошо-то. Если Наян взбесится, мало мне не покажется, а потом и Рисандииру за компанию достанется.
  -- Наян, не спеши. Прошу тебя дай мне время. Не дергай Рисандиира. Он пока ничего не знает. И лучше если не будет знать еще какое-то время.
  -- Аня, - прорычал блондин.
   Я, в очередной раз, вздрогнув, затараторила:
  -- Сейчас все стражи заняты тем, что жаждут выслужиться перед высоким начальством. Пойми, нам это на руку.
  -- Кому нам?
  -- Мне и девочкам.
  -- Да ты там еще и не одна?!!...
   Дальше последовало непереводимое заковыристое ругательство, смысл которого улавливался с трудом, но благодаря ему я поняла, что все он прекрасно знает, просто Наяну нужно на ком-то сорваться и выпустить пар, а я подхожу для этого, как никто другой. Так что минут пять я сидела молча и просто слушала, давя в себе желание ответить. Накричавшись вдоволь, мой Повелитель испуганно взглянул на меня и смущенно пробормотал:
  -- Прости. Я не хотел. Столько всего навалилось. Прости меня.
  -- Проехали, - буркнула я и отвернулась.
  -- Нет, Аня. Я был не прав. Может, ты что-нибудь хочешь? Анечка, ну, прости, - и в голосе такое раскаяние. - Я погорячился. Не сердись на меня. Анют. Анюта!!
   Я хитро улыбнулась и запросила не много ни мало, а спец-доступ в архивы городской стражи, пропуск в судебный морг и возможность свободно болтаться по здешним магазинам с кругленькой суммой на счете, пусть даже в сопровождении охраны.
  

Глава 11

   Сандаргин, несмотря на наше пятиминутное опоздание, был так рад нас видеть, что мелькнула мысль, а не сбежать ли мне куда-нибудь подальше. Гейр даже встал из-за стола, чтобы нас поприветствовать. От его сияющей улыбки у меня подкосились колени. Я споткнулась, и устояла только благодаря Оле, которая поддержала меня за локоть.
  -- Что это с ним? - прошипела я, наклонив голову, чтобы никто, кроме Оли не мог услышать наш разговор.
  -- Ты его впечатлила.
  -- Чем? - округлила я глаза.
  -- Вчерашним.
   Я мимикой показала, что не понимаю о чем речь.
  -- Он тоже не любит Леро. Пару раз даже штрафовал за пропаганду распущенного образа жизни, но это только добавило Леро популярности, а благодаря твоей пламенной речи и, главное, твоему поступку, когда ты потребовала увести всех детей из зала, выставку спешно прикрыли. Испугались, наверное, что явишься с проверкой.
   Я улыбнулась и не стала говорить, что именно это и собиралась сделать сразу после посещения другой выставки.
  -- Анин. Оля. Располагайтесь, - широким жестом предложил Сандаргин, продолжая улыбаться. - Сегодня мы празднуем. Я заказал нам шайрун. Анин, это победа! Чистая победа! И я желаю сегодня выпить шайрун за твое здоровье!
   Мы посмотрели на непривычно веселого Сандаргина, и удивленно переглянулись. Оля нахмурилась, а я внутренне напряглась, чуя неладное. После первой бутылки шайруна, Сандар долго рассказывал анекдоты, смеялся, шутил и вел себя столь беззаботно, что мы с Олей сразу поняли: сегодня точно, что-то будет. И не ошиблись.
   После второй бутылки, Сандаргин по секрету рассказал Оле о моих якобы способностях, и подленько так захихикал. В лице я не изменилась, но очень захотелось пнуть подвыпившего мужчину в колено. Едва удержалась. А тот вывернул всю историю так, что у меня даже глаза на лоб полезли. Это якобы, Наяндир убедил меня, что я обладаю уникальной способностью соединять половинки целого, и теперь подсовывает меня своим министрам, чтобы потом шантажом женить их на нужных ему гейрах. И никакой любви там нет, все это фарс, и что ему очень стыдно за своего друга, ведь я такая милашка и не заслуживаю подобного обращения. Захотел затащить девушку в постель, так и говори, а не пудри ей мозги избранностью.
   Честно, я едва не расхохоталась, ведь, если подумать, что-то в этом есть. И будь я другой, приняла бы его слова на веру, но я, это я, а значит все остается по-прежнему. А вот взгляд Оли мне не понравился. Он обвинял меня в обмане и требовал ответа. Я пожала плечами, посмотрела на смеющегося Сандаргина и укоризненно покачала головой.
   После третьей бутылки Сандар начал сорить комплиментами направо и налево. Досталось всем, даже официанту, который после уверения гейра, что он ну-у просто отли-ичный парень, дезертировал, оставив нас наедине с в хлам пьяным, хорошо еще, что не буйным, мужчиной, который так и норовил чмокнуть попеременно то меня, то Олю в нос, прямо как младших сестер.
   А потом случилось неожиданное. Сандарнин вдруг уставился в одну точку, икнул и повалился на стол. Мы повскакивали с мест и побежали к нему.
  -- О, боже! - выдохнула я. - Оля, что с ним?
   Оля приложила два пальца к шее брата, прислушалась к его дыханию и облегченно улыбнулась.
  -- Заснул.
  -- Так быстро?
  -- Да.
  -- Н-да, не умеет твой..., - запнулась. - Не умеет он пить.
  -- Странно, раньше он так быстро не пьянел.
   Я взяла бутылку шайруна и принюхалась. Игристое вино ничем подозрительным не пахло. Вино как вино.
  -- Может, он сегодня не спал? - предположила я, так как закуски на столе было более чем достаточно, и ел Сандар столько, сколько обычно - не постился, так сказать.
  -- Возможно, - пожала плечами девушка и откинула тело брата на спинку стула. - Анин, нам понадобится помощь. Я не смогу его поднять.
  -- Почему? - уставилась я на нее, вспоминая силу ее рук.
  -- Для этого придется менять облик.
  -- А-а, - сообразила я и набрала Салми.
  -- Ани?
  -- Салми спустить в ресторан, одного гейра нужно доставить в его апартаменты.
  -- Уже бегу.
  -- Ждем.
  
   Апартаменты, где расположился Сандаргин, находились в том же крыле, что и наши с Рисандииром, только ниже этажом. Это показалось мне странным, так как в это крыло селялись в основном пары связанные узами брака или еще нет, но пары.
  -- Стойте! - рыкнула Салми.
   Я послушно замерла с вытянутой рукой и зажатым в ней ключом от номера Сандара.
  -- Отойдите от двери.
   Мы с Олей обменялись недоуменными взглядами.
  -- Салми, ты чего?
  -- В сторону я сказала, - и, прислонив спящего мужчину к стене, потребовала: - Ключ.
   Я положила пластинку в ее раскрытую лапищу.
  -- Что случилось?
  -- Здесь кто-то был.
  -- Ну-у, - протянула я, - это же коридор. Здесь много кто бывают.
   Салми снисходительно фыркнула и легонько толкнула дверь носком сапога. Оказалось, что дверь была не заперта.
  -- Замок взломали, - пояснила Салми, видя, как вытягиваются наши лица. - Стойте здесь, я всё проверю.
  -- Х-хорошо, - выдавила я из себя, прекрасно помня, чем закончилось мое злосчастное закладывание в комнату Рисана.
   Гоблинка извлекла из внутреннего кармана куртки здоровенный нож и, пригнувшись, бесшумно просочилась в номер.
  -- Ани, а твоя горничная она...
  -- Наемница. Бывшая, - ободряюще улыбнулась я Оле. - С ней мы в безопасности.
   Сандаргин начал медленно сползать на пол, и мы поспешили подпереть его, пока не свалился и не наставил себе синяков.
  -- Заходите, - распахнула дверь Салми. - Здесь чисто.
   Салми перехватила Сандаргина за талию и подняв того над полом, занесла в номер, мы шли следом и недоумевали, кому могло понадобиться взламывать номер важного гостя из Сейбана, пусть даже и не официального.
  -- Что-нибудь пропало?
   Понимаю, что вопрос прозвучал глупо, откуда Салми об этом знать, но оно само как-то вырвалось.
  -- Сомневаюсь. Здесь такой порядок, словно здесь никто и не живет, только в кабинете следящая карта и чашка с остывшим кофе.
  -- Если это и был его завтрак, - задумалась я, - то не удивительно, что он так быстро опьянел.
  -- Не думаю, - фыркнула Салми, - в кофе подлили настойку рия. Капель десять.
   Оля издала удивленный восклик, я поспешила ее успокоить:
  -- Может, это он сам?
  -- Нет, Ани, - покачала головой гоблинка. - Маги не пользуются травяными настоями. Слишком гордые.
  -- Это, правда Ани, - закивала Оля. - Сандаргин никогда не использовал не силовые лекарства. Он считает их пережитком прошлого. Хотя, на самом деле, просто не умеет ими пользоваться.
   Салми усмехнулась, но комментировать не стала. А я, глядя на брюнетку, постучала себе по голове, и та поняла, что сболтнула лишнее.
  -- Мне кто-нибудь подскажет, что это за настойка? Для чего она применяется?
  -- Обычное успокоительное, - просветила Салми. - Только доза большая. Кто-то либо хотел вырубить его часов так на десять, либо рука дрогнула, когда хозяин номера не вовремя вернулся, и пришлось быстро прятаться.
  -- Где? - тут же заинтересовалась я.
  -- В гардеробе. Там следы остались. Слабые, но если приглядеться, можно увидеть полоски от обуви.
  -- Покажи, - я повернула голову и попросила: - Оля останься с... с Сандаром.
  -- Хорошо.
   Мы прошли кабинет хозяина номера и прошли в гардеробную, где не сказала бы, что было много места из-за нагромождения чемоданов.
  -- Похоже, он их не открывал, - пробормотала я. - Как привез, так и бросил. Не слишком ли много для одного гейра?
  -- Некоторые, - подошла Салми, - как мне кажется, ему не принадлежат.
   Я обошла красный лакированный чемоданчик, не удержалась и заглянула внутрь.
  -- Женское белье? Что здесь происходить? Зачем Сандаргину женское кружевное белье?
  -- Может это подарок для невесты? - предположила Салми.
  -- Шутишь? Покупать подарки для невесты, которую ни разу и в глаза не видел? Не смеши меня, Салми.
  -- Ани, посмотри, на некоторых еще остались бирки.
  -- Да, да них на всех бирки! - вытащила я первый попавшийся мне в руку бюстгальтер. - Белье новое. Его никто не носил.
  -- Глянь-ка на дату покупки.
   Я повернула ярлычок и ахнула.
  -- Ну, ничего себе!
  -- Вот это я понимаю, - с придыханием прошептала Салми, - вот это любовь.
  -- Нет, Салми - это не любовь, - не согласилась я. - Это помешательство на почве утраты любимой женщины. Так дело не пойдет. Надо, что-то срочно предпринять. Где следы?
   Салми приоткрыла дверце шкафа и указала на две тонкие полоски на черной лакированной поверхности.
  -- Ну, надо же, как опростоволосилась-то, - усмехнулась я, качая головой. - Идем Салми, я все поняла. Здесь нам больше делать нечего.
   Я вышла из гардеробной и с трудом подавила смешок. Вот, что значит сестринская любовь незнающая границ. Пока мы с Салми рассматривали ну-у очень дорогое нижнее белье от именитого дизайнера, Оля-Руриора перенесла брата в спальню, уложила в кровать и вроде бы даже сняла часть одежды, по крайней мере, ботинки стояли рядом с ножкой кровати, а пиджак был небрежно брошен на спинку стула у окна.
  -- Как думаешь, - обернулась она ко мне, - может, стоит позвать стражей?
  -- Ни в коем случае.
  -- Но я боюсь оставлять его одного.
   Салми закашлялась, пряча смех.
  -- С ним все будет хорошо, - заверила я Олю, и, подхватив ее под локоток, повела к двери. - Проспится и завтра будет как огурчик.
  -- Но я переживаю, - сделала жалостливое лицо Оля, - вдруг ему станет плохо, а о нем здесь даже позаботиться некому. Вот, почему он не взял охрану?! Не понимаю! Это же так глупо... И опасно.
  -- Я думаю, ты не права, - таинственно улыбнулась я. - О Сандаре здесь есть, кому позаботиться. Идем. Мы еще успеем выпить чашечку кофе. Салми!
  -- Да, Ани.
  -- Позаботься, пожалуйста, о том, чтобы Сандаргина сегодня не беспокоили.
  -- Я свяжусь с администратором, - кивнула гоблинка.
   И мы с Олей направились к лестнице, но, не сделав и шага к цели, я вдруг заметила что-то на ковре и нагнулась поднять.
  -- Что это? - прошептала Оля, выворачивая шею, чтобы лучше рассмотреть находку.
  -- Я ошиблась! - воскликнула я, чуть громче, чем следовало бы.
  -- В чем? - заморгала Оля.
  -- Это была не пуговица, - и, взяв двумя пальцами, повертела улику в руке. - Это чешуя.
  -- И правда! - улыбнулась Оля. - Чешуйка похожа на пуговицу. Даже две дырочки есть.
  -- Это не дырочки, - не согласилась я, - это имитация дырочек. Интересно, какому существу оно принадлежит?
  -- Голому, - огорошила меня Оля.
  -- Почему голому? - нахмурившись, спросила я.
  -- Потому, что линька. Это чешуя униды, а у них сейчас линька.
   Я заинтересованно взглянула на Олю:
  -- Ты знакома с унидами?
  -- Возлюбленная Сандара была унидой.
   Вот вам и нужный ответ. Я улыбнулась, спрятала чешуйку в карман и потянула Олю за собой.
  
  
   Сидя в гостиной за чашечкой ароматного кофе, Оля начала меня допытывать. Я с содроганием ожидала этого момента, так что, отвечая на ее вопросы, немного нервничала.
  -- Ани, это правда, то, что рассказал о тебя брат?
  -- Отчасти.
  -- И в какой части он был неправ?
   Я таинственно улыбнулась и отпила из чашки.
  -- Почти во всем, что касаемо моего дара, - пожала я плечами. - Он у меня действительно есть. Но это не дар, а скорее проклятье.
  -- Ты Соединяющая сердца?!!
  -- Да-а, - нехотя созналась я. - Так меня называет Наяндир. И не смотри на меня так. Наяндир уже пытался втолковать мне, какой у меня замечательный дар, и как хорошо, что он меня нашел. Все чушь.
  -- Но ведь это правда! - Оля подалась вперед, едва не опрокинув свою чашку. - Этот дар настолько редкий, что об обладателях этим даром ходят легенды. Их почитают, как посланников богини любви на земле.
  -- Забудь эту чушь, - сердито бросила я.
  -- Но почему?
  -- Потому, что в первую очередь их боятся, а потом почитают.
  -- Боятся? - нахмурилась Оля. - Это неправда!
  -- Правда, Оля, правда, - я печально вздохнула и поставила чашку на столик.
  -- Но почему?
  -- Это трудно объяснить. У каждого свои причины. Чаще надуманные. Например, твой брат боится, что я заставлю его забыть его любимую.
  -- А ты это можешь? - насторожилась Оля.
  -- Нет, конечно, - засмеялась я. - Я соединяю сердца, а не властвую над чувствами существ. Твоему брату повезло, он сам нашел девушку, которая стала для него единственной, а те мужчины, с которыми мне приходится работать, не то чтобы не хотят найти ее, они скорее боятся открыться, боятся выразить свои чувства, боятся любить. Я помогаю им, но это не так легко, как кажется.
  -- Те свадьбы...
  -- Да, это моя работа.
  -- Почему ты называешь это работой? - нахмурилась Оля. - Ведь то, что ты делаешь - это замечательно! Если бы я обладала таким даром...
  -- Хватит, - осадила я ее. - Никогда не говори, что хочешь обладать моим даром. Мой дар - это чудовищная несправедливость. Ведь в любом мире, если кому-то очень хорошо, кому-то обязательно будет плохо - это закон равновесия и его нельзя нарушать. Так вот, когда я встречаюсь с мужчинами, узнаю их поближе, привыкаю к ним, начинаю испытывать симпатию, даже испытываю чувство похожие на любовь, мой дар начинает действовать. Он приманивает вторую половинку этого мужчины и, когда половики соединены, во мне отпадает необходимость, и я остаюсь один на один со своей болью. Именно так действует мой дар. Как тебе такая перспектива?
  -- Извини, - прошептала Оля и опустила взгляд.
  -- Я понимаю, многим кажется, что я хорошо устроилась - игрушка Повелителя... балы, приемы, беззаботная жизнь... Даже твой брат считает меня легкокрылой птичкой, но это лишь ширма, как и твоя беспечность... Руриора.
   Брюнетка отвела взгляд и медленно кивнула.
  -- Быть незаконнорожденной тяжело, - в глазах девушки блеснули слезы. - А если ты незаконнорождённая дочь Повелителя, почти невыносимо. С детства в меня тыкали пальцами, шептались за спиной и говорили, что я плод случайной интрижки повелителя Сейбана. Моя мать не хотела детей. Она до последнего не верила, что забеременела, ведь среди нагонов редкость зачать сразу.
   Помню, помню. У нагонов с рождением детей не просто трудности - катастрофа. Сотни лет они могут ожидать зачатия, а потом до сотни лет трясутся, как бы не родился "слабочок". И до такой степени они на этом зацикливаются, что на такое семейство смотреть страшно: бледные, осунувшиеся, дерганые сверх меры, - не счастливые родители, а призывники на медкомиссии. Так что не удивительно, что мать Руриоры не сразу поверила в привалившее ей "счастье".
   А Оля продолжала изливать душу:
  -- Она выкормила меня, но как только я смогла сама стоять на ногах, есть, и говорить, отвела к отцу. В отличие от нее папа был рад. У него в то время уже было двое сыновей, а ему очень хотелось дочку. Она иногда приходит - приносит подарки, но я все еще помню, как она подталкивает меня к воротам дворца и говорит, что теперь я буду жить здесь, а мне страшно, страшно до дрожи в коленках, и я не могу ее простить... до конца не могу. Сандаргин единственный, кто признал меня, когда отец привел меня в свой дом и сказал, что я его дочь, он с самого первого дня стал заботиться обо мне, защищать от нападок своей матери и брата. Но если с Жарисинадар со временем мы поладили, особенно, когда она родила папе третьего сына и ей сказали, что детей она больше иметь не сможет, то с Загдором у нас развернулась настоящая война. И мы до сих пор воюем. Он ненавидит меня, и считает, что я не имею права жить во Дворце. Для него я бракованная.
  -- Бракованная? - приподняла я брови. - Ты слабочок?
  -- Да. Физически я сильна. Сильна, как и любой представитель хагов, но мой уровень силы ниже трех, а это значит, мое место в Городе.
  -- Но ведь твой отец не против того, чтобы ты жила во Дворце.
   Я смотрела на сестру Сандаргина и видела в ней очень несчастное и одинокое существо.
  -- Папа, - нежная, но в то же время грустная улыбка появилась на ее лице. - Папа не знает о нашей вражде. Загдор очень хитрый и жестокий прандириец. Он умело манипулирует отцом и тот даже не догадывается, о темных делах сына. Загдор опасен. Он ненавидит Сандара, потому что Сандар гораздо сильнее, и только он может претендовать на место Повелителя.
   Взгляд Оли затуманился. Вернувшись мыслями в прошлое, она переживала его заново.
  -- Но смерть Румиры Кейс Прио подкосила его. Он замкнулся в себе, отстранился от дел и почти сто лет не общался с семьей. Я понимаю Сандара, маме не стоило быть такой категоричной, она и сама это поняла, но слишком поздно.
  -- Можно вопрос?
  -- Конечно, - вздрогнула Оля, очнувшись от воспоминаний.
  -- Насчет Румиры. Оба родителя были категорически против или..?
  -- По правде говоря, категорически против были мама и Загдор, отец же пошел у них на поводу.
   Я подозрительно сощурилась. Из рассказов Наяна, Правитель Сейбана мне представлялся несколько иначе: подозрительным, вертким, расчетливым и хладнокровным существом. Но все ли известно Наяну? Возможно ли, что в кругу семьи Правитель Сейбана совсем другой - домашний? Но, что-то у меня не складывается. Надо поговорить с Наяном, а лучше с... Я мотнула головой. Нет-нет, лучше с Наяном.
  -- А, что насчет Рисандиира? Ты что-нибудь знаешь? Мне показалось, они терпеть друг друга не могут.
  -- Об этом я мало что знаю, - захлопала глазами Оля, - но слышала, что это из-за какой-то женщины. Вроде как она сначала погуляла с одним, потом с другим, но ни с одним из них не осталась.
  -- Когда же это было?
  -- Ой, еще во времена их учебы в Объединенном Варгасаре.
  -- Так это же было тысячу лет назад!!
  -- Не тысячу, - улыбнулась Оля, - а одну тысячу семьсот двадцать пять лет назад.
  -- И с тех пор они враждуют?
   Оля кивнула.
  -- Да. И это не смотря на то, что каждые сто лет их пытаются примирить.
   Сардоническая улыбка появилась на моем лице. Мужчины. Что еще можно на это сказать. Я взглянула на вибрирующий браслет и, коснувшись его, прочла короткое сообщение от Уран.
  -- Пора, - поднялась я из кресла, и Оля последовала моему примеру. - Уран ждет нас.
  -- А кер?
  -- Зардан? - приподняла я брови. - Он уже час, как в отеле.
  
  
  -- Дайри, прошу, - галантно открыл перед нами дверь кер и посторонился, чтобы мы могли пройти.
   Несмотря на крепкую поджарую фигуру, Зардан занимал много места, и нам троим оставалось совсем чуть-чуть пространства, чтобы протиснуться между ним и дверью. В своем темно-синем фраке, светло-бирюзовой рубашке под цвет глаз и идеально отпаренных брюках со стрелками смотрелся кер просто... м-м-м. Я краем глаза отметила шевеление с боку и обернулась. Оказалось, что девочки тоже оценили преображение кера Зардана, и бессознательно начали прихорашиваться: Уран поправила прическу, Оля одернула блузку и мысленно пожалела, что не может снять личину, я же, выдрессированная на использование своего дара, поймала себя на мысли, что размышляю на тему, не осчастливить ли мне кера любимой женщиной. К слову, в личном деле, в графе семейное положение у Зардана стоит - вдовец.
   Под нашими плотоядными взглядами Зардан насмешливо изогнул бровь. Хорош. И седина ему только к лицу.
  -- Красотки, - ехидно сощурился, кер, - мне, конечно, лестно ваше внимание, но прекращайте раздевать меня глазами, мы здесь не для этого собрались.... Тебя, Анин, это тоже касается.
   Я поперхнулась и возмущенно закашлялась.
  -- Да, я не...!
  -- Не отпирайся, - по-доброму улыбнулся кер. - Знаю я, о чем ты подумала. Так, вот, девочка, - погрозил он мне указательным пальцем, - даже не надейся. Мне моя холостятская жизнь нравится.
   Та-ак, все, я обиделась. Кто-то же обещал, что никому, ну ни-ни, ни пол словечка. Вот и верь после этого мужчинам. Я сердито поджала губы и начала разработку плана мести, а в это время кер взял командование на себя.
  -- Так, девчонки, быстренько рассыпались по гостиной. Ты, Уран, иди в левый угол. Ты, брюнетка, в правый, а ты, Анин... стой здесь, рядом со мной. Одну из жертв вы уже видели. Здесь будет легче - девушке только свернули шею, в остальном она была невредима, - и обратился к журналистке: - Уран.
  -- Да, - откликнулась та.
  -- Как подам сигнал, включай проекцию, но не ту, что твои коллеги для газеты делали, а нашу.
  -- Поняла.
  -- Анин.
  -- Я, - сделала шаг вперед.
  -- Сосредоточься. Я что-то пропустил в этом деле, что-то очень важное. Постарайся найти это. Я рассчитываю на тебя, девочка. Готова?
   Я медленно кивнула. Ой, не нравится мне такое доверие кера Зардана. Подозрительно как-то. Это тебе не дома - сунули работенку, и делай с ней, что хочешь, все равно тебе же за нее и отдуваться. У прандирийцев все сложнее. Никто тебе свое дело просто так не перепоручит, такое доверие заслужить надо, а на это целые годы уходят, пока старший по званию приглядится и решит, что ты достоин, перенять его опыт и его дело. А Зардан чуть ли не прямым текстом перед Уран меня своей преемницей называет или... ? Ой, мама! Сердце бешено застучало в ушах. Я проглотила набежавшую слюну, выдохнула, и постаралась сосредоточиться на цели. А цель у нас была одна - найти убийцу.
  -- Уран включай.
   Апартаменты погрузились в полумрак. Опять ночь? Хм-м. Интересная деталь. Я опустила взгляд на распластанное перед нами тело. Это была миловидная темноволосая девушка с рожками, но не такими как у нашей Уран, у этой девушки рога были витые и острые. Я встала у нее в ногах и обернулась, чтобы определить на каком расстоянии от двери лежало тело. Присела на корточки. Повертела головой, изучая пространство вокруг себя. Встала, прошлась по гостиной, вспоминая, что видела в том, другом номере, а так же на фото, которые не были прикреплены к основному делу.
  -- Тот же почерк, - кивнула я своим мыслям.
  -- Кем бы ни был наш "знакомый", - заговорил кер, - действовал он профессионально. Быстро и без эмоций. Никаких сомнений, убить или нет, у него не возникало - у девушек не было шанса.
  -- Наемный убийца?
  -- Да.
  -- Скверно, - поморщилась я.
  -- Почему? - вопросила Оля из своего угла.
  -- Если есть наемник, где-то есть и его наниматель.
   Я посмотрела в ее сторону. Оля стояла рядом со столиком у окна, но поднос и все, что на нем находилось, просто висело в воздухе.
  -- Оля, ты не могла бы пододвинуть столик чуть правее. Новые постояльцы его передвинули.
   Оля легко перетащила тяжеленный столик на нужное место.
  -- Так?
  -- Да, спасибо. Теперь все на месте.
   Засунув руку в сумочку, которую взяла, чтобы не таскать линзы в руках, я достала одну тонкую полоску и попросила:
  -- Я сейчас попробую посмотреть на комнату ее глазами, постарайтесь какое-то время не шевелиться.
  -- А!! - воскликнула журналистка, увидев в моих руках новенькую линзу.
  -- Спокойно, Уран. Как закончим - она твоя. Взамен разбитой.
   Уран расцвела на глазах. Наивная, она еще не знает, что я попросила мастера внести в настройку линзы некоторые нужные мне коррективы. Я улыбнулась и положила линзу на пол.
  -- Что ты делаешь? - заинтересованно вытянула шею Уран.
  -- У нас нет ее вещи, - пояснила я, - но есть "послед" из-за насильственной смерти. Мастер сказал, что этого должно хватить, хотя картинка будет нечеткой.
   Мужчина зашевелился за моей спиной и встал на шаг ближе. Беспокоится? Повернув голову, я отрицательно покачала головой, и выдохнула:
  -- Поехали.
   Картинка была плохой. Очень плохой. Пришлось сощуриться, чтобы различить мелкие предметы. Я снова попросила Олю поводить меня за руку по тому же маршруту, что и в прошлый раз. Почти не мутило - зрение у покойницы не сильно отличалось от человеческого, разве что резкостью, зато ростом она превосходила меня сантиметров на тридцать, и поэтому, я чувствовала себя, как на ходулях. Но, это так, лирика.
   Завершив путь, я снова легла на пол, но ничего интересного лежа не обнаружила, зато поднимаясь, мое внимание привлек столик, тот самый - передвинутый. А если точнее, то его содержимое. Ужин? Нет. Бутылка элитного вина, изысканная закуска, конфеты. Свидание? Не похоже. Из одного бокала пригубили, о чем свидетельствует отпечаток помады на стекле, из второго пить даже не стали. Что это значит? Я подошла ближе и сощурилась, чтобы разобрать название вина на этикетке, но у меня не получилось. Я уперлась ладонями в поверхность стола и попробовала снова - бесполезно. Проклятье! Внутренний голос орал, что вот она - зацепка, улика, которую просмотрел Зардан. И надо же о такому случиться, что именно эту часть гостиной снимали вскользь, тем самым смазав изображение.
  -- Анин? - вернул меня к действительности голос Зардана.
  -- Проклятье, - стянула я линзу с лица и протянула Уран, которая тут же ее выхватила у меня из рук. - Уран, это единственные снимки или где-то есть еще?
  -- Ани, - укоризненно покачало головой журналистка, - ты меня обижаешь - это все, что было.
  -- Ясно. Зардан, подскажите, как долго место преступления остается нетронутым?
  -- Дней пять.
   Задумавшись, я начала покусывать нижнюю губу. Глаза мужчины потемнели. Точно родственники - на него это также действует.
  -- Тогда стоит поспешить, и придумать, как нам попасть на последнее место убийства, и, чем быстрее, тем лучше.
  -- Сейчас в управлении руководит балом твой жених, - намекнул Зардан.
   Я сморщилась нос.
  -- А без него не получится?
  -- Не в этот раз.
  -- Совсем?
  -- Можешь попробовать поговорить с Повелителем.
   Я представила себе эффект от нашего с Наяном разговора, и лицо мое приобрело комичные черты: ужаса, недоумения, жалости и раскаяния. Девочки прыснули, а Зардан закинув голову назад расхохотался. Весельчаки. Не им же в пасть ко льву лезть, а мне.
  -- Поговорю с Рисаном, - смирилась я, и посмешила покинуть номер.
  
  

Глава 12

   Я отпустила девочек, но Зардана попросила остаться. Даже если кер и удивился, ничем себе не выдал, и спокойно проследовал за мной в наш с Рисаном номер. Увидев Салми, мужчина радостно оскалился:
  -- Салми, девочка, и ты здесь?!
  -- Ниар Зардан! - обрадовалась ему гоблинка, как родному и подскочила, вытянувшись во фрунт. - Как я рада вас видеть!
  -- Взаимно, взаимно, - закивал кер, и доброжелательно усмехнулся. - Вольно Салми, мы же не на занятиях.
  -- Гейри, как же так? - обиженно заломила брови бывшая наемница. - Вы бы хоть предупредили.
  -- Салми, - чеканя каждую букву, прорычала я.
  -- Ой, прости, Ани, - смутилась гоблинка. - Я...Я не ожидала, что ты приведешь кера сюда. Я бы...
  -- Мы с кером работаем вместе, Салми, - оборвала на полуслове взволнованную служанку, - и нам нужно где-то обсудить наше расследование без лишних ушей, - прошла я в гостиную и положила сумочку на столик у окна. - Неужели это тебе не приходило в голову?
  -- Да, будет тебе, Ани, - вмешался кер, закрывая за собой дверь. - Салми хорошая девочка.
   Я усмехнулась и пристально посмотрела на, вмиг покрасневшую, "девочку". Н-да, "девочка" под два метра ростом с лицом бульдога, стальным прессом и наемничьими повадками. Но в то же время за жутковатой, с моей точки зрения, внешностью скрывается крайне романтичная натура. Прямо до приторности романтичная. Она ведь, наивная, до сих пор считает, что я не знаю, кто у меня со слота скрытый архив с любовными романами скачал, а там, между прочим, больше двухсот тысяч книг. Мне гейра Лирьяр для ознакомления кинула, когда я ее с будущим мужем знакомила. Тоже увлекалась. Но с ней-то как раз все понятно - молодая, образованная гейри из хорошей, но строгой семьи - ей сами боги велели читать любовные романы. А тут - наемница. И, что мне с ней делать, даже не знаю. Она же, как архив скачала, вместо того, чтобы спать - читает, а по утрам пугает меня налитыми кровью глазами.
  -- Ладно, "девочка", мы с кером Зарданом будем в моем кабинете. Зардан, вы голодны?
  -- От чашечки кофе не откажусь.
  -- Салми ты слышала?
  -- Да, Ани.
  -- Мне тоже кофе и фруктовый салат.
   Салми уже прикоснулась к стационару, но я остановила ее жестом.
  -- Как Сандаргин?
  -- Я сообщила администратору, чтобы до утра его не беспокоили.
  -- Хорошо. Что на счет...?
  -- Все, что удалось найти, я отправила тебе на слот.
  -- Спасибо Салми. Принесешь кофе и можешь быть свободна. Я вызову тебя, когда мы закончим.
  -- Но, Ани!!
  -- С кером Зарданом я в безопасности. Тебе тоже нужно отдыхать, - покачала я головой и мимикой показала, чтобы она не спорила. - Погуляешь по городу, проветришься, может, найдешь что-нибудь интересное. Наш Повелитель недавно был столь щедр, что выделил нам кругленькую сумму на шпильки...
   Намекнула я Салми, и та, изучив меня уже достаточно хорошо, захихикала.
  -- Идемте, кер Зардан. Нам нужно обсудить один очень важный вопрос.
  -- Что делать? - поддел идущий за мной мужчина.
  -- Как поступить? - парировала я. - Я на распутье. У меня очень плохое предчувствие по этому делу. И чем глубже вникаю, тем это чувство сильнее.
  -- Убийство никогда не вызывает ничего приятного, Ани, - на то оно и убийство.
  -- Согласна.
  -- По правде говоря, Ани, ты меня удивила. Не ожидал, что ты так серьезно отнесешься к расследованию. Я восхищен. Моим бы стажерам твое рвение и желание узнать правду.
  -- У вас есть стажеры?
  -- Были, пока меня не отправили в отпуск, - скривился мужчина.
   Я обошла стол и села на свое место, предложив керу кресло напротив. Проведя по левому углу столешницы, добилась того, чтобы стол стал короче, а так же сдвинулась передняя перегородка, чтобы кер мог сесть напротив.
  -- У меня есть основания считать, что это не совсем убийство. То есть убийство, как таковое не самоцель.
  -- Ты ведь что-то нашла? - откинулся на спинку кресла Зардан и очень знакомо, закинув ногу на ногу, сощурил мерцающие бирюзово-желтые глаза.
  -- Да. И вы там были.
  -- Я не совсем понял, что тебя привлекло в той бутылке вина.
  -- Мне не хотелось говорить при девочках, - вздохнула я. - Но этот джентельменский набор мне кое-что напомнил, и это меня, честно говоря, тревожит.
  -- Джентельменский набор?
  -- Бутылка вина, закуска, сладости.
  -- Свидание?
  -- То, что девушки с кем-то встречались, прежде чем их убили, вы и сами знаете. Тут ничего нового. Но это не свидание.
  -- Не свидание? - нахмурился Зардан.
  -- Знаю. В своем отчете вы утверждаете, что это было романтическое свидание. Хотя, если вы подумаете, то поймете, что если бы это было свидание, действительно свидание, то мужчина бы остался на ночь... А он ушел. И ушел рано.
  -- И ты не думаешь, что это мог быть именно он, тот, кто назначил встречу?
  -- Мы нашли вот этот клочок бумаги в комнате Фискардии.
   Я открыла ящик, нашла в нем потайное отделение и положила на стол, упакованную в герметичный плоский пузырек, нашу с Олей улику.
   Кер внимательно изучил обрывок листка. Поднял взгляд светящихся азартом глаз и поинтересовался:
  -- И что из этого следует, Ани? Какие выводы ты сделала?
   Я почувствовала себя, как студентка последнего курса на экзамене по профилирующему предмету, а принимает у меня сам заведующий кафедрой. У меня на лбу даже пот проступил, и я начала говорить слегка запинаясь.
  -- Встреча была назначена на поздний вечер. Следовательно, тот, кто назначал встречу, не хотел афишировать свое пребывание в Миорике, а может и в городе тоже. Мужчину интересовал какой-то очень деликатный вопрос или же этот вопрос требовал раскрытия секретной информации. Не уверена, конечно - мне трудно об этом судить, так как зацепок, кроме фразы "Уточнить у Верховной жрицы судеб" у меня нет. Но благодаря записке, я пришла к выводу, что убийца не тот, кто назначил встречу. Он - цель.
  -- Хочешь сказать, что кто-то хочет подставить твоего таинственного визитёра? - усмехнулся Зардан.
   Я сердито вспыхнула и поджала губы. Ну, как с маленькой, в самом деле.
  -- Да, я считаю, что кто-то хочет выставить визитера - убийцей. Мы должны выяснить, кто это был, тогда возможно что-то прояснится.
  -- Например?
  -- Все девушки прекрасно знали своего убийцу. Следовательно, он как-то связан с этим визитером. Найдем его - найдем убийцу.
  -- Слабые аргументы, Ани, не факт, что убийца как-то связан с визитером.
  -- Но ведь нельзя отрицать, что девушки впускали его в свои комнаты по своей воле! Они даже поворачивались к нему спиной. Значит, нападения они не ожидали.
  -- Верно. Но это еще не значит, что убийца знаком с визитером. Они могли никогда и не пересекаться.
  -- Я все-таки считаю, что нам следует уделить внимание этому визитеру.
   В дверь постучали. Кер крикнул, что можно войти и, толкая перед собой нагруженную тележку, вошла Салми.
  -- Вот, - оскалилась гоблинка.
  -- Салми, это что?!! - вскочила я и с ужасом вытаращилась на поднос, где кроме двух чашек кофе и чашечки салата, стояли две стойки: одна с закусками, другая с конфетами и... бутылка вина.
   Но Салми не поняла моей реакции и начала оправдываться, тем самым глубже погружая меня в пучину отчаяния. Только не это! Пожалуйста, пусть это будет сном. Кошмарным, но все-таки сном. Пожалуйста. Я этого не выдержу.
  -- Ну-у, Ани. Вы же с Повелителем иногда тоже по долгу... бесе-дуете, вот я и подумала заказать тот же набор. Только "Шагра" двухтысячной выдержки у них недавно закончился, так что пришлось согласиться на Дарнеское семисотлетней выдержки, но оно тоже неплохое. Ани! Ани! Что с тобой!! Ани!
   Но перегруженное информацией сознание, решило, что с него хватит, и отправило нас в глубокий отдых. Статус - завершена
  


Популярное на LitNet.com А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"