Волкова Альвина: другие произведения.

Некроманты жён не выбирают

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.38*46  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочешь приключений? Родись в семье иномирцев из волшебного мира, дождись пробуждения своей Силы и вернись назад. Не хочешь? Как это? Туда все хотят! А впрочем, кто тебя спрашивает!? Вещи собрала и на выход! Тебя ждут самые занимательные неприя... , то есть приключения. Они ждут тебя: вредные маги, незаконченные пророчества, ожившие мертвецы и призраки, проклятые эльфы, скелеты и... муж некромант. И не важно, что замуж ты не собиралась и твоя сила полностью противоположна его, когда в твоих жилах течёт древняя кровь возможно всё.


Некроманты жён не выбирают.

Глава 1

За что боролась, на то и напоролась.

  
  -- Ты уволена! Ты меня слышишь? Уволена! - кричал Аркадий, брызгая слюной и потрясая испачканным контрактом на триста тысяч, который, уже ни на что не был похож.
  -- Ну, и хрен с тобой, - подбоченилась я, резко перестав нервничать по поводу ухода с очередного места работы, и, приняв стойку бойцовского петуха, выпалила: - Очень мне нужна твоя работа! За те копейки, которые ты мне платишь...
  -- А я тебе предлагал, - зло сощурился зарвавшийся директор, тряхнув своей мерзкой рыжей бородёнкой.
   Я не сдержалась и выразительно скривилась, вспомнив сальное предложение, которое Аркадий сделал мне, и не только мне, на новогоднем корпоративе.
  -- Что ты морду кривишь! - взвился мужчина, снова начав потряхивать куцей бородёнкой. - Да у меня таких, как ты!...
   Ну, тут я не сдержалась.
  -- Никого, - припечатала я. - Тебе все отказали.
   От возмущения Аркадий затрясся.
  -- ТЫ!!
  -- Боже, да прекрати ты трясти своей козлиной бородой! - не выдержала я. - Гори она синим пламенем!
   И, о чудо! Мои слова были услышаны. Борода загорелась. Когда до меня дошло, что происходит, я в ужасе схватила графин со стола и плеснула ему в лицо. Огонь погас, хотя и значительно обглодал лелеемую директором рыжую растительность. Аркадий захрипел. То ли от чувства чрезмерной благодарности, то ли еще от чего, его глаза полезли на лоб, а я поспешила скрыться с места преступления. Аркадия я не боялась, нет, но того, что последует дальше, когда меня найдут, очень.
   Моя семья давно ждала этого момента, скажу даже больше, она ждала этого с нетерпением. Дело том, что мои родители переселенцы из другого мира, мира, где есть магия. Почему они покинули свой мир, мама с папой говорить со мной не любили, но по обрывкам разговоров знаю, что папа был магом, а мама... мама умело хранила свои тайны, поэтому кем она была, я до сих пор не знаю. Зато знаю, что всё моё детство, родители ждали моего "пробуждения", как чуда. С энтузиазмом делали проверки, готовили к "пробуждению", учили азам. Но, увы, ни в четыре года, ни в шесть лет, ни в двенадцать - мой дар так и не проснулся. В шестнадцать родители, наконец, смирились, и позволили мне поступить в ВУЗ. Через три года непрекращающейся зубрёжки я взяла тайм аут, то есть академку по болезни. Со здоровьем у меня действительно начали происходить какие-то странности, а папа с мамой начали чаще улыбаться и рассказывать о своём мире, но отсидеться дома мне не дали и выгнали на работу. Это уже третье место, где я не задержалась. Не то, чтобы я не уживчивая, но характер у меня огонь и несправедливости не терпит. Как, примерно, несколько минут назад, когда Аркадий обвинил меня в том, что я не делала, а если быть точной залила бурдой под названием растворимый кофе, недавно подписанный контракт с очень важным клиентом. Ну, скажите мне, как я могла это сделать, если меня на месте не было?! В самом деле! Нашёл проблему, подписали эту бумажку, подписали бы и другую, но, думаю, загвоздка была не в контракте.
   Подойдя к своему рабочему столу, я чиркнула на заявлении свою фирменную закорючку, - всё равно уходить собиралась, - и, подхватив сумочку, пока Аркадий не оклемался, направилась в отдел кадров. Благо кабинет находится выше этажом и, значит, я смогу слинять отсюда по-тихому. Достав из сумочки телефон, нажала на иконку на дисплее:
  -- Привет, ма. Да, меня опять уволили, - встала я в пролёте между этажами. - Ты знаешь? Папа сказал. А он отку... Звонили? Кто? Откуда?!! Ма, я домой не пойду.
   И не дослушав маму, сразу дала отбой. Нашли. Уже. Как такое может быть? Я прокрутила список и набрала телефон своего парня.
  -- Толик, ты дома?
   На том конце что-то невнятно промычали.
  -- Толик, ты спишь, что ли?
   Очередное невнятное мычание. Точно спит. Коротко ругнувшись, я проинформировала, что буду через полчаса и скинула вызов. На экране высветилось 10:30. Странно. Если я правильно помню сегодня у него собеседование. В одиннадцать. Проспал? Вот, как раз и выясню.
   Через несколько минут я бежала к остановке. Лёгкий летний шарфик развивался на ветру, розовое пальтишко элегантно перекинула через левую руку, сумочку держала на весу и спешно искала мелочь, и всё бы хорошо, но когда меня с двух сторон обступили двое мужчин в синих балахонах, я с поросячьим визвизгом шарахнулась в сторону. "Нашли! Они нашли меня!" - промелькнуло у меня в голове.
  -- Анна Валерьевна? - протянул один из них ко мне руку, по которой тут же огрёб любимой сумочкой.
   Сумочку было жалко, но себя жальче. По разговорам родителей, я всегда знала, что меня заберут у них и из этого мира, если во мне проснётся хоть капля магии, поэтому я до чёртиков боялась, что это случится, и искренне радовалась, когда очередная проверка не давала результатов. Это было как праздник. Но праздник закончился. Магия проснулась, и меня забирают, вот так, по дороге, без права попрощаться с любимыми родителями. А фигу вам! Я так просто не сдамся!
  -- Помогите! Грабят! - завопила я во всё горло.
   И так мерзко и противно у меня это получилось, что оба мужчины синхронно зажали уши. Воспользовавшись их замешательством я, не оглядываясь, побежала за отъезжающей маршруткой. Подхватив меня, водитель дал по газам. В руке были зажаты две купюры, их я пихнула ему, тот посмотрел на меня, фыркнул и вернул тысячу и сдачу со ста. Парень лет пятнадцати, видимо видевший всё произошедшее на остановке, вытащил наушники из ушей.
  -- Что за фрики? - приподнял он брови.
  -- Понятия не имею, - ответила я, пытаясь унять дрожь от пережитого стресса. - Пристали, не знала, как отделаться.
  -- Ролевеки?
  -- Скорее сатанисты, - буркнула я.
  -- Сатанисты в чёрных балахонах ходят, а эти в синих. Точняк ролевеки.
   Взглянув на парня, я решила, что путь думает, что хочет, мне нужно было проехать пять остановок, а там до толькиного дома рукой подать. Жаль только телефон в сумочке остался. До нужного дома добралась без происшествий. Поднялась на восьмой этаж, подошла к двери и замерла. Дверь в квартиру была распахнута настежь. На пороге валялась смятая толькина куртка, за ней следовали кроссовки, в прихожей лежал галстук, между прочим, мной купленный, в коридоре рубашка и штаны. Идя по горячим следам, я уже знала, что увижу в финале.
  -- Толя, ты же обещал, - жалобно причитала я, собирая раскиданную местами перепачканную в чём-то чёрном рваную одежду. - Обещал, что больше ни-ни.
   Войдя в большую комнату однушки, я положила всё собранное на табурет. Толик валялся на полу в одних трусах и был, как говорится, "в хлам". Вот тебе и "ни-ни". Посмотрев на своё "светлое будущее", в виде "в дрова" пьяного безработного Анатолия Березкина, я молча покинула квартиру, не забыв закрыть за собой дверь, и, оставляя за спиной свои разбитые мечты, понуро поплелась к остановке. Здравствуй, новый мир.
  

***

  -- Здравствуй, новый мир! - закричала ненормальная, отпихивая меня в сторону и раскидывая руки, словно собралась обнять всё вокруг.
   Люди в этот круг не входили, это я уяснила, и ещё с несколько коллег по несчастью, когда маги в синих балахонах собрали нас всех вместе. Зря я боялась, что не дадут попрощаться с родителями, дали еще и оставили на несколько дней, чтобы собраться с мыслями и вещами. Много взять не разрешили, но на первое время, так и быть глаза закрыли. И правильно, что закрыли, потому что я набрала такого!... Одним словом, без любимого нижнего белья я оставаться не собиралась, хотя родители и намекали, что оно слишком откровенное. Так я не в одном белье расхаживать собралась. У меня, вон, целая сумка нормальных вещей, в смысле для этого мира нормальных: два закрытых платья в пол, две накидки им в цвет, два костюма для верховой езды, - хотя верхом я ездить не умею, - чулки, панталоны, нижние рубашки, и что-то подозрительно напоминающее корсет. Всё это было куплено за какие-то баснословные деньги и доставлено точно в срок, но после контрольной примерки у меня возникло ощущение, что одежду шили заранее и по моим меркам. Родители не скрывали радости и искренне недоумевали, почему я недовольна, они-то, в отличие от меня, ни разу не задумывались, что жизнь обычного человека в этом мире и необученной перезрелой девицы в том, совсем не одно и то же. В этом я убедилась, когда маги объявили, что нужно подождать еще нескольких пробудившихся из которых трое оказалось детьми лет шести, два парня двенадцати и четырнадцати лет, две шестнадцатилетние девчонки и одна ненормальная, возраст которой можно определить, только заглянув ей в паспорт. Нас собрали всех вместе в каком-то дворике на детской площадке, начертили круг на песке, добавив к нему несколько закорючек по всем четырём сторонам света, попросили встать друг к другу ближе и нараспев прочитав какую-то галиматью, перенесли в другой мир. Мир встретил нас неприветливо. Проливной дождь и мокрая скользкая грязь под ногами, красноречиво дали понять, что здесь нам не рады.
  -- Идём! - крикнул один из провожатых, и мы гуськом потопали за ним по грязным лужам, кряхтя и матерясь, так как сумки у всех были забиты под завязку.
   Моя торба тоже весила немало, но будь не ладна моя недремлющая совесть, я пожалела шестилетку и предложила понести её сумку.
  -- Шагай, давай, - буркнула ненормальная, презрительно скривившись, когда я, перехватив сумку поудобнее, закинула её себе на плечо.
   С самого начала у меня возникло стойкое ощущение, что мы все здесь друг другу не рады. От неприязненных взглядов уже зудело между лопаток, а тут еще и эта неопределенного возраста масла в огонь подливает.
  -- Слушай ты, - не выдержала я. - Отстань от меня. Мы в чистом поле. Обойди и иди.
  -- Что принцес-ска, не любишь, когда тебя подгоняют? - скорчила гримасу ненормальная, став похожей на противную крысу. - Чужую ношу на себя взяла и думаешь добрая?
  -- Какая тебе разница? Тебя не спросила.
  -- А ты знаешь, кто эта конфетка? - продолжила гримасничать ненормальная. - Она пророчица. Все её пророчества сбываются. Даже те, что она придумает.
  -- А ты откуда знаешь?
  -- Зна-аю, - почти пропела она, и выражение её лица стало совсем уж неприятным, словно она знала о ребенке что-то нехорошее.
  -- Ну, знай дальше, - сузила я глаза, предостерегая, что больше слушать её не намерена, и, обогнув по широкой дуге, взяла, испуганно смотрящую на нас, девочку за руку.
  -- Идём.
   Пророчица или нет, не человек она что ли?
  -- Прости, - пролепетала шестилетка.
  -- За что? - посмотрела я на нее.
   Худенькая, маленькая, какая-то вся непропорциональная и невзрачная - гадкий утёнок, а не ребёнок. Может, разрастётся еще, но пока парни в ее сторону не смотрят - пока не на что.
  -- Они...
  -- Они меня не интересуют. Как тебя зовут?
  -- Оля.
  -- Меня Аня, - я сжала её маленькие пальцы.
  -- Аня, я...
  -- Пророчица?
  -- Да, - серьёзно кивнула шестилетка.
  -- Это так страшно?
  -- Нет. Да, - не определилась Оля. - Я не знаю.
  -- Почему ты здесь?
  -- Учиться, - вздохнула шестилетка.
   Я удивленно приподняла брови.
  -- Пророчествам тоже учат?
  -- Нет. Но мама говорит, что здесь меня научат лучше слышать.
  -- Кого? - не поняла я.
   Оля пожала плечами.
  -- Я не знаю.
   Отпустив её руку, я поправила съехавшую лямку. Уф, тяжело. Но, что поделать, сама напросилась.
  -- Эй, шевелитесь там! - прокричал второй провожатый, задержавшийся, чтобы подогнать отстающих, то есть нас с Олей.
   Я прожгла его злым усталым взглядом, на что мужчина только усмехнулся. В отличие от нас провожатые шли налегке. Вода удивительным образом стекала у их с балахонов, грязь не липла к сапогам, а сами они не испытывали никакого беспокойства по поводу непрекращающегося дождя. Я же вымокла до нитки. Ноги, обутые в лёгкие балетки, постоянно вязли в коричневой жиже, и было уже не ясно, где обувь, а где грязь. Много сил уходило на то, чтобы идти, а не скользить. Болели руки и плечи, но больше всего у меня болели колени.
  -- Мы почти пришли, - сжалился провожатый и быстрым шагом удалился унимать мальчишек. Те, от избытка энергии начали играть в грязевые снежки.
   "И на том спасибо", - подумала я и прибавила ходу. Заблудиться в незнакомом лесу совсем не хотелось. Я вообще не понимаю, почему нас перенесли именно в лес. Так сложно было переместиться сразу в город?! Силёнок маловато? Или нас слишком много? Или этим двум поиздеваться над нами захотелось? От "накручивания" себя отвлекла Оля, подёргавшая меня за руку.
  -- Что случилось? - тяжело вздохнула я и шмыгнула носом.
  -- Там дом, - пальцем указала она куда-то вперёд.
   Я посмотрела туда и вымучено улыбнулась. Наконец-то лес поредел. Стало видно, что вытоптанная тропа начала спускаться вниз по склону, сливаясь с просёлочной дорогой, а чуть в стороне от нее уже виднеются дома. Последний километр дался нам труднее всего, и когда у околицы нас встретил местный староста и сказал, что для заселения гостей всё готово, честное слово, мы готовы были его расцеловать. Я так точно.
  -- Разбейтесь по парам, - прокричал провожатый. - Будем заселяться.
   Мы с Олей переглянулись и остались стоять на месте, а, пока остальные "пробудившиеся" суетливо бегали и решали, с кем им будет лучше, к нам подошёл второй провожатый и предложил поселиться вместе с ним. Я не возражала, хотя и удивилась, с чего бы это?
  -- Ты и она здесь самые беззащитные, - словно прочитав мои мысли, объяснил маг и добавил, что-то непонятное: - Не подумай ничего. Я уже себе выбрал.
   Я устало кивнула и пошла за ним. Чёрт знает, что он имел ввиду, но чувствую, что боятся его не надо, приставать не станет. Оля шла рядом. Она тоже устала, но с интересом крутила головой по сторонам, и в результате всё-таки поскользнулась. Пытаясь удержаться, она толкнула меня в бок, я покатилась по скользкой грязи вперёд и толкнула мага в спину, как назло дверь открыли именно в этот момент и мужчина распластался на пороге, а я запуталась в его ногах, ойкнула и свалилась на него сверху вместе с сумками. Провожатый крякнул и затих.
  -- Здрасте, - подняла я голову.
   Женщина, у которой поселился маг, была уже немолода. В её добрых глазах плескалось веселье, и она тут же поинтересовалась:
  -- Что, совсем убила?
   Я уперлась руками в поясницу мага и потыкала в него пальцем, тот застонал.
  -- Нет. Вроде, жив.
  -- Пробудившаяся? - уточнила женщина.
  -- Я? - приподняла я брови, а вспомнив, что так и есть, кивнула: - Да.
  -- Как звать?
  -- Аня.
   Хозяйка посмотрела мне за спину.
  -- Эта тоже с вами?
  -- Да. Это Оля.
  -- Сле-езь с меня, - подал голос маг, когда я, не выпуская из рук сумок, попыталась встать с него.
  -- Ага. Сейчас, - заспешила я.
  -- Су-умки! - возопил маг, когда я в очередной раз на что-то там ему надавила.
  -- Что сумки? - не поняла я.
  -- Брось сумки и вставай! - закричал он на меня.
  -- Хорошо-хорошо, - успокоила я его. - Не надо так нервничать.
   И послушно начала разжимать занемевшие пальцы. Сумки упали, но так как я стояла над ним, то и упали они на него. Мужчина захрипел.
  -- Ой! - наклонилась я над ним. - Тебе больно?
  -- Уйди, - не поднимая головы, попросил маг.
  -- Но....
  -- Просто уйди.
   Хозяйка подхватила меня под локоток.
  -- Идём девочка, - и, повернув голову, позвала Олю: - И ты, деточка. Заходи, не стой под дождём.
   Я еще раз посмотрела на мага, и, переступив через него, вошла в дом.
  -- Почему вы обе такие мокрые! - всплеснула руками хозяйка, рассмотрев нас поближе и оценив, какие большие лужи натекли с нас на полы. Подперев бока, женщина сурово посмотрела на кряхтящего мага, стоящего между наших с Олей сумок у двери на карачках: - Шэндар, что вы с Элисом за маги, если не можете уберечь женщин от дождя?!
  -- Это она виновата, - буркнул маг, кивком головы указав на меня.
  -- Я?!! - вытаращилась я на мужчину.
  -- Ты, ты, - закивал маг. - Если бы ты не сломала накопитель, мы бы легко укрыли вас от дождя.
  -- Неправда! - возмутилась я, оскорблённая до глубины души. - Я ничего не ломала!
  -- А кто с нами дрался? - держась за поясницу, поднялся маг.
  -- Я не...э-э..., - по инерции начала отрицать, но передумала и пошла в нападение: - Вы первые начали!
  -- Мы?! - опешил от моей наглости Шэндар, или как там его на самом деле.
  -- Вы, - кивнула я. - Вы меня напугали.
  -- Ничего мы тебя не пугали! - затряс руками в воздухе маг, и попробовал оправдаться: - Мы хотели с тобой поговорить.
   О, да, я это знала, но сдаваться не собиралась. Ни тогда, ни сейчас.
  -- Поговорить? Ха! - закатила я глаза. - Вы бы себя видели. Поговорить они хотели. Посмотрела бы я на вас, когда вас с двух сторон зажимают подозрительные типы в поношенных рваных тряпках.
  -- Мы не подозрительные! - возмутился маг. - И кирты у нас не поношенные.
   Шэндар бережно огладил ткань своего балахона.
  -- Всего пятый год ношу.
   Но прозвучало это как-то неуверенно.
   Я окинула его долгим задумчивым взглядом, после чего спросила:
  -- Вы давно в зеркало смотрелись?
  -- Да, ты...! - задохнулся от возмущения маг.
  -- А я говорила, - неожиданно встала на мою сторону хозяйка дома, - но ты заладил: "какая разница, какая разница". Да вас двоих ночью встретишь, испугаешься.
  -- Другие не жаловались, - сварливо пробурчал Шэндар. - Только она. Еще и накопитель сломала.
   Ну, всё, я обиделась.
  -- Да, как я могла его сломать?! - уже не обращая внимания на мокрую одежду, подперев бока, встала я в любимую позу. - Я его в глаза никогда не видела!
  -- У Элиса на запястье висел. Камешек такой, круглый, вроде подвески, а ты ему по рукам.
  -- А нечего было руки ко мне тянуть!
  -- Мы это поняли, - фыркнул маг, и, стряхнув грязь с сапог у порога, стянул с себя балахон, и повесил его на вешалку у двери. Затем он с лёгкостью поднял наши сумки и понёс их вглубь помещения, однако проходя мимо всё же обронил: - Но накопитель ты сломала.
  -- Как?! - озадаченно приподняла я брови.
  -- Элис его уронил и камень треснул.
   Ах, вот что! Вот, где собака зарыта!
  -- Но я же не специально!
  -- Я знаю, - сверкнул на меня серыми очами маг. - Но Элис обиделся.
  -- Это плохо?
   Шэндар посмотрел поверх моего правого плеча и кивнул.
  -- Да.
   Хозяйка устала топтаться на месте и подтолкнула мага туда, куда он шёл.
  -- Уж больно твой Элис обидчивый, - покачала она головой. - Ты поговоришь с ним, Шэндар?
  -- Уже, - скривился маг.
   Даже от меня не укрылось недовольство, с которым он это сказал.
  -- А ты еще раз попробуй.
  -- Попробую, - обречённо вздохнул маг. - Куда я денусь?
   Когда Шэндар всё же соизволил отойти, я не удержалась и спросила:
  -- Вы родственники?
   Уж больно много у хозяйки и Шэндара было общего. Оба чуть выше среднего роста. Оба крепкие, темноволосые, сероглазые, с высокими, как по мне, чересчур резко очерченными скулами. Это делало их лица немного отталкивающими, тем не менее, к ним привыкаешь. У обоих нос с горбинкой, брови тонкие, губы бледные и почти незаметные. Но на мысль об их родстве навела меня родинка, она располагалась у них на левом веке и была размером с ноготь.
  -- Тётка я ему родная, - кивнула женщина, с улыбкой косясь кряхтящего на публику мага, мол, смотрите, как мне тяжело. - По материнской линии. Зови тётей Морой.
   Вот теперь всё встало на свои места.
  -- Анна, - еще раз представилась я. - Но зовите меня Аней. Пожалуйста.
  -- Хорошо, Аня. Иди, переодевайся и ребенку помоги. Хочешь наверху, хочешь здесь. Ширма у стены стоит, - указала она на вертикально сложенную пополам конструкцию, там, где копошился наш провожатый. - Попроси Шэндара, он поставить. А я пока в огонь дров подброшу. Еду подогрею.
   И, словно забыв о нас, засуетилась по хозяйству.
  -- Я сама могу, - простучала зубами шестилетка, когда мы подошли к Шэндару.
  -- Не сомневаюсь, - кивнула я. - Но если что, проси. Я помогу.
  -- Ширму ставить или наверх пойдёте? - маг глазами показал на лестницу, ведущую на чердак. - Места здесь немного. Выбирайте.
  -- А спать мы, где будем? - разумно поинтересовалась Оля.
  -- Здесь, - Шэндар качнул головой на широкую кровать у стены с левой стороны от очага. - На чердаке холодно, а вам согреться нужно.
  -- А ты? - приподняла я брови.
   После того, как мы бурно обсудили причину недовольства магов, выкать мне ему расхотелось. Да и не такой он и старый, может лет на пять меня старше. Это Элис взрослый и обидчивый, а Шэндар он другой - он мужчина терпеливый и ответственный. Мне захотелось с ним подружиться.
  -- Наверху, - пожал плечами маг, словно другого варианта для него и не было. - Мне не привыкать.
  -- Эй! - окрикнула нас тётя Шэндара. - Хватит болтать. Переодевайтесь, давайте, я сейчас на стол накрою.
   Мы заторопились. Я подошла к сумкам и застонала. Во что нам с Олей переодеться? Всё же мокрое!
  -- Что случилось? - нахмурился маг.
  -- Нам с Олей не во что переодеться, - пожаловалась я.
  -- Как не во что? - опешил Шэндар, с опаской покосившись на наши раздутые до неприличия сумки, видимо прикидывая, что туда можно запихать. А запихать можно многое, главное захотеть.
  -- Но там же всё мокрое! - воскликнула я, расстроившись еще больше, представив, как буду извлекать ком утрамбованной одежды. А ведь там не только одежда была! Представив, что стало с моей любимой косметичкой, я чуть не расплакалась.
   Маг облегчённо выдохнул.
  -- Всё с вашими вещами в порядке. На сумки накопителя хватило. Переодевайтесь.
   Я рванула к сумке, потрогала ее и восхищенно присвистнула. Сухая, абсолютно сухая, будто не тащила ей через лес под проливным ливнем.
  -- Оль, налетай, - махнула я замешкавшейся шестилетке. - Всё сухое.
   Я сдвинула ширму, чтобы Шэндару ничего не было видно, даже с лестницы и кивнула Ольге, чтобы переодевалась первой. Девочка покидала одежду прямо на пол. Как и я, она вымокла до нитки. Я посмотрела на нее и капельку расстроилась. Такая маленькая, худенькая, как родители ей только отпустили? Хотя о чём это я, её родителей, скорее всего, как и моих, поставили перед фактом: "Ваша дочь пробудившаяся. Мы забираем ей в наш мир". Интересно, её родители так же радовались ее пробуждению, как и мои? А Оля? Что она почувствовала, когда поняла, что не такая как все? Я, например, до сих пор в шоке. Меня всё ещё и тянет ущипнуть себя за ногу, чтобы убедиться, что это не сон.
  -- Я всё, - сообщила Оля.
  -- Тётя Мора! - позвала я хозяйку. - А куда нам мокрую одежду деть? С нее течёт.
  -- Ты еще не переоделась? - приподняла она брови, увидев, что я до сих пор в мокром.
  -- Сначала дети, - качнула я головой в сторону Оли.
  -- Оставьте так. Уляжетесь, постираю.
  -- Ой, да не надо, - смутилась я. - вы мне только скажите, где...
  -- Молчи, девка - сурово свела брови тётя Мора, но по глазам было видно, что она не сердится. - Я здесь хозяйка.
  -- Так точно, тётя Мора! - отсалютовала я нашей "суровой" хозяйке, и, посмотрев на Олю, весело той подмигнула, а то совсем девчонка заробела.
   Переоделась быстро. Нравятся мне их местные платья: через голову натянул, пояском подвязал и ты готова. Есть, конечно, платья побогаче, но тут уж папа сказал своё веское "нет", нечего привлекать внимание дорогими нарядами. В первый день я еще возмущалась: как это без красивого платья, а вдруг бал, а я без платья?! Но после того, как мама утрамбовала мою сумку и предложила мне поносить её в качестве проверки по квартире, - словно чувствовала, что тащить мне её на своём горбу, (каюсь, верила, что нам хотя бы вшивенький транспорт предоставят) ни о каких платьях я уже не заикалась. Обойдусь. Нужно будет, куплю. Мама свои драгоценности отдала, а папа монеток подбросил. Монетки старые, но маги уверили, что они до сих пор в ходу.
  -- Иди, погрейся, - махнула мне рукой тётя Мора, когда я вышла из-за ширмы.
   Я подошла к Оле и встала слева от нее, вытянув к огню замёрзшие руки. Когда руки отогрелись, начала сушить волосы.
  -- Полотенце дать? - посмотрев, чем я занимаюсь, хмыкнула хозяйка.
  -- Если можно.
   С полотенцем пошло веселее. Сначала я высушила Олины волосы, потом свои.
  -- Садитесь есть.
   Мы переглянулись и синхронно проглотили слюну.
  -- Шэндар! - гаркнула хозяйка так, что мы обе вздрогнули.
   Упомянутый маг не заставил себя долго ждать. Он уже переоделся в свободную грязно-серую рубаху и брюки болотного цвета, перевязанные широким поясом. На ногах у него были деревянные башмаки. Он спускался с чердака, на ходу перелистывая то ли тетрадь, то ли книгу в мягком кожаном переплёте, и так увлёкся чтением, что не заметил Олю, случайно вставшую у него на пути.
  -- Ой, прости! - невнятно пробормотал маг, когда почти налетел на нее.
   Девочка даже не пискнула, только сжалась вся и взглянула на него большими испуганными глазами.
  -- Шэндар, - сказала хозяйка, а когда тот посмотрел на нее, укоризненно покачала головой.
  -- Да, тётя? - ничуть не смутился маг.
  -- Садись за стол.
   Несколько минут ели молча. Еда была простая, но вкусная.
  -- Шендар, - наконец решилась я отвлечь мага от увлекательного чтения.
   Маг читать не перестал, но брови его приподнялись.
  -- Что с нами будет?
   Мужчина нахмурился и отложил книгу.
  -- В каком смысле?
  -- Мои родители рассказывали, что когда у меня появится магия, меня заберут. Так и случилось. Но что теперь? Что со мной будет дальше?
   После моего вопроса Шэндар как-то подозрительно замялся, ему стало неуютно, потом посмотрела на Олю, которая во все глаза смотрела на него, тяжело вздохнул, видимо тема была не из приятных. С чего бы это?
  -- Начну с Оли. Ты знаешь, что у нее дар пророка?
  -- Да, знаю. Меня просветили.
   Маг кивнул своим мыслям и спросил:
  -- А, что ты знаешь о пророках?
  -- Они пророчат, - без запинки ответила я.
   Сидящая справа от меня Оля, тихо захихикала. Шэндара мой ответ не удивил.
  -- Да, они пророчат, Аня. Но как?
  -- Откуда я знаю? Им, вроде как, приходят видения из будущего.
  -- Правильно. Но как они это делают?
  -- Они подключаются к информационному полю планеты, или что вроде того, - вспомнила я прочитанную в подростковом возрасте статью о великих пророках в псевдо-научном журнале, где реальные исторические факты невероятным образом приплетались с мистикой и очередным появлением НЛО. - Извини, я в этой теме не сильна.
   А вот этим ответом я его определённо удивила.
  -- Ты не далека от истины. Но в случае с нашим миром, подключение идет не к информационному полю, а к богам. К невидимому миру богов.
  -- Каких богов? - не поняла я, потеребив двузубой вилкой варёный овощ, напоминавший по вкусу кабачок, а по цвету тыкву.
  -- Тех самых: бессмертных. Оле предстоит научиться их слышать. Не придумывать, не домысливать, а чётко слышать их слова. В этом её высшее предназначение. Но сейчас она мала и делает ошибки.
   Я тайком посмотрела на Олю, девочка слушала мага с не меньшим интересом, чем я.
  -- Это плохо?
  -- В вашем мире не очень, - определенно качнул головой Шэндар. - В нашем, неправильно произнесённое пророчество, может сломать кому-то жизнь. Стать катастрофой. В нашем мире пророки имеют огромную власть над судьбами людей. Одно их слово и безродный сын крестьянина станет рыцарем и сразится с драконом, а принцесса эльфов обреет голову и пойдёт скитаться по миру в поисках истинной любви.
   Мы с Олей в шоке уставились на мага, не веря собственным ушам.
  -- Принцесса эльфов обрила голову? Ты серьёзно?
   Это еще не говоря о том, что ни мама, ни папа, о живущих в их мире эльфах ни разу не упоминали.
  -- Было дело, - с серьезной миной кивнул маг.
  -- Ну, уж, Шэндар! - вмешалась хозяйка. - Давняя же история, и еще не факт, что правдивая. Хотя принцесса эльфов действительно обрила голову, но никуда она из Лазурного дворца не уходила. Это я точно знаю.
  -- Вы знаете принцессу эльфов? - вытаращилась я на хозяйку.
  -- Нет, конечно, - замахала она руками. - Я знаю одну эльфийку, которая некоторое время жила при Светлом дворе. Она очень любит рассказывать, как ей там было весело.
  -- А теперь?
   Тётя Мора многозначительно хмыкнула.
  -- А теперь она и её муж торгуют в Брандоре эльфийскими шелками.
   Я нахмурилась.
  -- Брандор - столица королевства Семи Вершин, - решил просветить маг. - Туда мы отправимся, как только прекратиться дождь.
   Очень своевременная информация, а то случись что, даже не знаем, куда мы направляемся.
  -- И Оля будет учиться слушать богов? Но если у вас их много...
  -- Она выберет. Всех богов ей слушать не придётся.
   Услышав, как шестилетка облегчённо выдохнула, я продолжила вытягивать из мага информацию:
  -- Получается, у каждого бога собственный пророк?
   Шэндар кивнул.
  -- Да, в каждом храме.
   Я подумала и спросила:
  -- А что если кто-то решит сходить сначала в один храм к одному пророку, а потом в другой, к другому. Пророчества будут разные?
   На меня посмотрели круглыми глазами, похоже, до такого здесь ещё не додумывались.
  -- Каждый житель Семи Вершин принимает веру только одного бога, - пришёл в себя Шэндар. - К нему в храм он и ходит.
  -- А в другие ни-ни? Ну, там, посмотреть, на экскурсию сходить.
   Шэндар снова завис. Хозяйка тоже выглядела ошарашенной, и я поняла, что что-то здесь не так. Им, что, в голову такое не приходило?
  -- Ладно, забыли, - сжалилась я над ними. - А что будет со мной?
   Маг минуту не хотел отвечать, смотрел куда угодно только не на меня. Хозяйка пихнула его в бок. Маг молчал.
  -- Так, что со мной будет? - повторила я.
  -- Ты выйдешь замуж.
  -- Что? - мяукнула я, а поняв, что Шэндар не пошутил, взвыла по хлеще пожарной сирены: - ЧТО-О!?? ЗАМУЖ?!! Я-а?!! А не офигели ли вы?!
  -- Успокойся, - попросил маг.
  -- Успокоиться?! - Я вскочила с трехногого табурета, от чего тот грохнулся на пол. - Как я могу успокоиться?! Мне об этом не говорили! Я не согласна! Я не хочу замуж!
  -- Успокойся, - повторил попытку маг.
   Безрезультатно, я отскочила от стола и заголосила еще громче:
  -- Почему я должна выходить замуж?! Мне всего девятнадцать! Меня об этом не предупреждали! Папа с мамой об этом знали? Я хочу домой! Верните меня домой!
   Шэндар произнёс что-то непонятное, взмахнул рукой, и я с ужасом поняла, что не могу пошевелиться, и мой голос тоже куда-то пропал.
  -- Шэндар, - укоризненно посмотрела на племянника тётя Мора.
  -- Я просил, - непреклонно заявил маг. - Пусть сначала успокоится.
   Я испуганно посмотрела на Олю, она на меня, я на мага, но тот сидел и чего-то ждал. И так жалко себя стало, вот сейчас возьму и заплачу.
  -- Отпустите её, пожалуйста, - жалобно попросила Оля.
  -- Успокоится, тогда и отпущу, - не поддался маг и тяжело вздохнул: - Прав был Элис, слишком остро вы реагируете. На распределении надо рассказывать, чтобы видели, что не всё так страшно.
  -- Шэндар, прекрати. Посмотри, она же сейчас заплачет, - сжалилась надо мной тётя Мора.
   Маг недовольно поморщился.
  -- Успокоилась?
   Я моргнула, стряхивая с ресниц слезинки. Маг кивнул, но заклинание не снял.
  -- Шэндар! - рявкнула хозяйка.
  -- Отпускаю, отпускаю, - вздрогнул маг, и, сунув палец в ухо, потряс головой. - Не надо кричать.
   Вот гад! Я ему еще это припомню. Страшно-то как, когда ты всё слышишь и понимаешь, а ни заговорить, ни пошевелиться не можешь. Шендар снова произнёс какую-то околесицу, щелкнул пальцами, и я смогла опустить руки.
  -- А-а, - проверила я свой голос.
   Подняла табурет, села и сердито уставилась на мага. Мужчина по-деловому кивнул.
  -- Хорошо. Теперь поговорим. Ничего страшного в твоём замужестве нет. Я сам был женат четыре раза и недавно выбрал пятую.
   Меня, честно сказать, перекосило.
  -- Шендар, начни сначала, - порекомендовала хозяйка.
  -- Сначала долго, - поморщился маг. Тут же ойкнул и потёр ногу под столом. - Хорошо-хорошо. Я понял. Понимаешь, Аня, у нас магов проблемы с совместимостью.
   Я сделала круглые глаза. О чём это он?
  -- Нет, физически, всё нормально, но наша магия..., - Шэндар на секунду замолчал, кусая нижнюю губ. - Магия, Аня, материя очень капризная и своевольная, на сближение идёт с большим неохотой.
  -- Оля! - глянула на ребенка хозяйка. - Закрой ушки.
   Оля послушно сделала так, как ей сказали. Тётя Мора удовлетворённо кивнула и серьёзно посмотрела на меня.
  -- А ты, Аня, уже взрослая. Так вот, Шэндар хочет сказать, что спят они со всеми, но детей заводят только от своих, чтобы дар не пропадал.
  -- Тётя, может, ты ей всё и расскажешь? - обиженно надулся маг.
  -- И расскажу, - не смутилась хозяйка. - Дело в том, Анечка, что источники силы у магов разные: у кого-то вода, у кого-то огонь, у кого-то воздух, есть еще земля, свет, тьма и смерть. Если нейтральные друг другу силы приживаются, то обладатели противоположных стихий, ну никак, вместе таким магам быть нельзя, силы взбунтуются и пострадают люди. Дети у магов рождаются редко, поэтому любой одаренный ребенок на вес золота, а рождённый от двух сильных магов, тем более. Я правильно говорю?
  -- Да, тётя, - сделал капризное лицо маг, хмыкнул, но решил всё-таки дополнить: - Насчёт совместимости тётя права, но бывает, что и маги одной стихии не могут ужиться, тогда их магия начинает бунтовать. Представь себе двух огненных магов, у которых силы вышли из-под контроля.
   Я представила и поёжилась.
  -- Жуть.
  -- Именно. Поэтому наши великомудрые магистры однажды позвали настоятелей храмов богов и собрались у короля Геона в тронном зале, чтобы обсудить, что делать. Говорят, что гвалт стоял сильнейший, пока Его Величество не прогневался и не решил, что все без исключения маги обязаны жениться. Он выслушал все доводы против этого решения и объявил, что издаст указ, по которому мы - неженатые маги раз в пять лет будем обязаны подать заявку в Совет Стихий. С Совета Его Величество потребовал составить разумный договор, в котором будет учтены все нюансы заключаемого брака, так на свет появился документ для заключения брака между магами сроком на один год.
  -- На один год? - зацепилась я за интересный нюанс.
  -- Да, - кивнул маг. - Это срок, который нужен, чтобы определить, приживутся ли наши силы.
  -- А потом?
  -- Потом развод.
  -- Совсем? - удивилась я.
  -- Совсем, - улыбнулся Шэндар. - Этот договор предназначен для того, чтобы маги определились, смогут ли они принять друг друга, или нет.
  -- Но...
  -- В этом нет ничего страшного.
  -- А если он захочет, а я нет?
   Хозяйка понятливо усмехнулась, а Шэндар закатил глаза.
  -- В договоре всё оговорено. Насильно принуждать тебе никто не станет.
  -- Но замуж-то меня выдаёте!
  -- Аня, это необходимость.
  -- Чья? Ваша? Мне дети сейчас не нужны! И муж тоже.
  -- А мне, ты думаешь, жена нужна?! - неожиданно взвился Шэндар. - Между прочим, за меня мои родители первую заявку написали! Мне десять лет было. Я тогда еще о девочках даже не думал. И привели мне такую же, как твоя Оля. Вот радость-то была!
   "Она не моя", - мысленно не согласилась я, но промолчала, подумав, что хорошо, что шестилетка уши закрыла, а то непонятно толи Шэндар по внешности её прокатился, толи по возрасту. Последнее не так обидно.
  -- Шэндар, хватит, - возмутилась хозяйка. - Твои родители хотели как лучше. Девочка была из приличной семьи.
  -- Из приличной? - скривился маг. - Да она весь год мне жить не давала! - и, передразнивая неизвестную, заговорил писклявым капризным голосом: "Шэндар, принести мне это. Шэндар, принеси мне то. Мне жарко. Зачем ты открываешь окно? Я сказала: мне холодно. Нет, мы туда не пойдём. Нет, я не хочу играть с этими слабаками. Хочу леденец на палочке. Что ты мне принёс?! Он же круглый! Я люблю только фигурные леденцы. Принеси мне другой. Как это нет? Я папе скажу!" Стерва малолетняя. Считала, что раз её родители магистры, все должны перед ней преклоняться.
   Мага передернуло от отвращения. Ну, думаю, девочка знала, чего хотела, только переборщила чуток, если нет, тогда Шэндару действительно не повезло.
  -- А что если?...
   Но подискутировать не дали, хозяйка поднялась и заявила:
  -- Всё, хватит разговоров. Поздно. Всем спасть.
   И так грозно это у нее прозвучало, что спорить с ней никто не стал.
   Позже лёжа на жёсткой кровати под тёплым одеялом, я всё думала, как несправедливо поступила со мной судьба. Всю жизнь я боялась, что меня заберут, всю жизнь я с замиранием сердца ждала, что очередная проверка покажет, что я маг. Меня трясло от одной мысли, что окажусь в этом мире одна, совсем одна: беззащитная и беспомощная. Так было, и мне понадобилось несколько лет, чтобы начать искренне улыбаться новому дню, и радоваться, что проверки закончены, они заканчиваются сразу после семнадцати лет. Но судьба, будь она неладна, решила устроить грандиозную подлянку, и проснувшаяся магия в одночасье лишила меня всего: семьи, мира, друзей, права на выбор.
  -- Слушай, тебе не страшно? - полушепотом спросила я завозившуюся под боком Олю.
  -- Нет, - ответила та.
  -- А мне страшно, - призналась я.
  -- Ты же взрослая?! - удивилась шестилетка.
  -- Ты думаешь, взрослые не боятся? Боятся, Оля, и еще как, - я грустно улыбнулась в темноту.
   Оля нашла мою руку и сжала пальцы.
  -- Не бойся. Я с тобой.
   Я скептически усмехнулась, но решила не продолжать эту тему.
  -- Мелкая, колись, что ты там напророчила нашей сумасшедшей?
  -- Я не...
  -- Ой, только не надо! - чуть громче, чем следовало, вырвалось у меня, но я снова перешла на полушепот: - На неё посмотришь сразу понятно, что она ждёт от этого мира чуда. Совсем с катушек слетела.
  -- Бабуля меня убьёт, - всхлипнула девчонка.
  -- Бабуля?
  -- Мамина мама.
  -- При чём тут твоя бабушка?
  -- Она...
   Оля запнулась и я, чтобы поторопить её, уточнила:
  -- Тоже пророчица?
  -- Нет. Она предсказательница. Она предупреждала маму, чтобы я никому в нашем мире не пророчила, иначе быть беде. Я ослушалась. Но я хотела как лучше.
  -- С этого всё и начинается. И? Что ты ей сказала?
  -- Это не я.
  -- Неважно.
  -- "Мир поменяешь, крылья сломаешь, обретёшь семью, потеряешь всю...", - таинственным полушёпотом продекламировала шестилетка и замолчала.
  -- Э-э? - озадаченно протянула я, не дождавшись окончания. - А дальше? Чьи крылья? Кого "всю"?
  -- Я не знаю, - жалобным голосом ответила Оля. - Мама говорит, что это часть пророчества. Оно неполное, но я больше ничего не слышу.
  -- Странно. Если подумать, то пророчество у тебя какое-то невнятное. С миром ясно - поменяла, но крыльев у нее нет, а семья...
  -- У неё нет семьи, - перебила шестилетка. - Она сирота.
  -- Вы знакомы? - повернув голову, приподняла я брови.
  -- Она наша соседка по этажу.
  -- Ах, вот в чём дело! Думаешь, она найдёт свою семью здесь, в этом мире?
   Оля завозилась, пару раз вздохнула, словно ей очень не хотелось отвечать, но она пересилила себя:
  -- Я не знаю. Мама рассказывала, что её родители были пьяницами и умерли от отравления. Галину воспитывал дед, но он тоже умер.
  -- Печально, - обронила я, начиная понимать, что послужило причиной неконтролируемой радости у сумасшедшей. - Но тогда какую семью она найдёт?
  -- Я не знаю. Я говорю только то, что слышу. Ой, Аня!
   Шестилетка до хруста сжала мои пальцы.
  -- Что случилось? - поморщилась я от боли.
  -- Прости! Это близко! Прости..., - и голос её резко изменился, он стал тяжелым и тягучим, и словно доносился из глубокой-глубокой ямы: - "Ночью на кладбище пойдёшь, судьбу свою найдёшь. Десятой женою станешь - силу свою познаешь. Выберешь путь, заставят свернуть. Испугаешься, навек потеряешься, смелою будешь - дракона пробудишь, - и напоследок совсем глухо: - Берегись эльфов".
   Я оторопело выпучила глаза на притихшую шестилетку, которая через секунду уже мирно похрапывала у меня под боком.
  -- Ну, Оля, - прошипела я сквозь зубы.
  

***

   Проснулась ночью от ощущения, что чего-то не хватает. Повернулась на бок, обняла подушку и тут же широко распахнула глаза. С трудом вспомнила, где нахожусь и почему чувствую себя настолько паршиво, словно в одиночку вскопала весь бабулин огород.
  -- Оля? - позвала я.
   Ответа не последовало. Я забеспокоилась. Руки зашарили по кровати. Сердце ёкнуло. Оли не было. Где она? Уборная в доме отсутствовала, для этого нужно идти в пристройку, поэтому тётя Мора выделила нам железный горшок, который оставила у кровати.
  -- Оля? - позвала я громче. - Ты здесь?
   Снова тишина. Это мне не понравилось и я резко села. Спустив ноги на пол, постаралась различить хоть что-то в кромешной тьме, в которую погрузился дом, когда дрова полностью прогорели. Если не ошибаюсь, перед тем как подняться наверх, Шэндар что-то говорил о светлячках-светильниках, но как включить их я естественно прослушала. Что там нужно сделать? Похлопать? Похлопала. Ничего не случилось. С тем же результатом посвистела и поцокала языком.
  -- Издевательство какое-то, - пробурчала я и бессознательно пощёлкала пальцами, как это делала семейка Аддамс.
   Сработало! Под потолком засветились сразу пять "светлячков".
  -- Н-да, - выразила я свой скепсис в отношении магических светильников.
   Во-первых, размером они оказались, чуть больше упомянутых насекомых, во-вторых, свет, испускаемый ими, слишком тусклый, чтобы рассмотреть что-то наверняка, тем не менее, этого хватило, чтобы убедиться, что Оли в помещении нет.
   Я добралась до лестницы, забралась по ней наверх, нервно цепляясь за хлипкие ручки и оттолкнув крышку, крикнула:
  -- Шэндар! - и заглянула на чердак.
   На меня в упор посмотрело нечто огромное, встрёпанное и издающее странные звуки. Я испуганно вскрикнула и зачем-то махнула рукой. Передо мной тут же возник огненный шарик и полетел в обидчика. По приглушённым матам определила, что это был Шэндар. Ой, как неудобно получилось.
  -- Шэндар? - пискнула я.
  -- Какого тролля ты творишь! - прорычал маг, развеяв мой первый в жизни фаербол.
  -- Прости. Я не специально, - заговорила жалобным голосом и, недолго оправдываясь, выпалила: - Оля пропала.
  -- Куда пропала? - опешил маг.
  -- Я не знаю. Вещи на месте, а её нет.
  -- Спускайся. Я сейчас, - рыкнул Шэндар и захлопнул крышку прямо у меня перед носом.
   Ситуация была серьёзная, поэтому грубость я простила, на сегодня, а там посмотрим. Пока маг копошился на чердаке, я быстро оделась в сухую одежду, достала из сумки фонарик-ручку, накидку с капюшоном и была готова идти искать Олю.
  -- Куда ты собралась? - вытаращился на меня Шэндар, когда спустился с чердака.
  -- На поиски.
  -- Она не могла далеко уйти.
  -- Не могла, - легко согласилась я. - Но, она оделась. Сумка на месте, а верхней одежды и босоножек нет. Я не понимаю, что могло её выдернуть из дома посреди ночи. Там хоть глаз выколи.
   Шэндар нахмурился и поинтересовался:
  -- Вы ни о чём на ночь не говорили?
   Я закусила нижнюю губу.
  -- Да, нет, обычные девичьи шушукунья.
   Маг понял, что я о чём-то умалчиваю, и посмотрел на меня, чуть сощурив глаза.
  -- Спрошу прямо: Оля пророчила?
  -- Нет, - твёрдо ответила я, решив уйти в несознанку. Не из страха за себя, а за Олю, вдруг ей нельзя было пророчить.
  -- Уверена? - уточнил Шэндар, как бы давая второй шанс.
   Я подумала и поделилась с ним частью правды.
  -- Мы вспоминали, что она напророчила Галине.
  -- Галине? Кто это?
   Честно сказать, я удивилась.
  -- Женщина, которая радовалась, что мы перенеслись в этот мир.
   Выражение лица у мага стало крайне обескураженным.
  -- Галина?
   Мы с Шэном переглянулись.
  -- Да.
  -- Нам эта чокнутая назвалась Эммой. Мы и в документах её так записали.
  -- Ну, мало ли, - пожала я плечами. - Может ей захотелось имя поменять.
  -- Проклятье! Мне же теперь все документы придётся переделывать!
  -- Шэн, Оля, - напомнила я магу.
  -- Да! - встрепенулся мужчина. - Я иду искать, а ты жди здесь.
  -- Я так не могу, - заканючила я, заранее зная, что если останусь, изведу себя тем, что не уследила. - Вдруг она заблудилась?
   Маг фыркнул.
  -- И ты заблудишься, если пойдёшь.
  -- Так дай мне что-нибудь, чтобы я не заблудилась. Вместе будет быстрее.
   Шэндар закатил глаза, но решил, что в чём-то я права, взмахнул рукой, и, произнеся очередную абру-кадабру, вытянул из воздуха тонкую слабо светящуюся нить.
  -- Руку, - попросил он.
  -- Левую или правую?
  -- Без разницы.
   Я вытянула вперед правую. Шэндар накрутил нить мне на запястье и завязал один узелок, пояснив:
  -- Теперь ты привязана к этому дому, куда бы ты ни шла, подумай о доме, и нить покажет тебе кратчайший путь.
  -- Слушай, она не развяжется? - подёргала я слабо мерцающую ниточку.
  -- Нет, - качнул головой маг. - Не должно.
  

Глава 2

Не ходите девки зам... ночью на кладбище.

  
   Не знаю, с чем конкретно связано моё невезение: с тем, что Шэндар не умеет вязать узлы, или, с тем, что у нити оказался небольшой радиус действия, но пока я ходила в поисках Оли по домам и будила жителей деревушки, я умудрилась забрести в такое место, где нить сначала поблекла, а через пару шагов перестала светиться вовсе. Но самое неприятное: мой фонарик так же резко перестал работать. Я попыталась вернуться назад, но куда бы я ни шла, нить не появлялась, а фонарик упрямо не желал включаться. Дождь не прекращался. Небо начали разрезать короткие молнии, но эхо грома слышалось откуда-то издалека.
   Очередная молния, рассекшая небо у меня над головой, напомнила, что фонарик металлический, да и сережки с браслетом, и витая цепочка, которую я не сняла на ночь, тоже. От дешёвой, но дорогой сердцу бижутерии, как и от фонарика, пришлось избавиться. Я швырнула их в подвернувшуюся каменную урну и упрямо пошла вперед. Что заставляло меня идти в том направлении оставалось загадкой, пока впереди в свете молнии я не увидела высокую решетчатую ограду, у которой застыла маленькая тёмная фигурка.
  -- Оля?! - закричала я. - Оля это ты? Оля, я иду! Стой там, я сейчас.
   И я направилась к ребенку, игнорируя доводы разума, что Оля не могла сюда забрести, просто не могла. На полпути к шестилетке меня неожиданно остановил мужской голос, который ехидно поинтересовался:
  -- Куда идёшь, красавица?
   Естественно я вздрогнула, развернулась и чуть не грохнулась в обморок. На меня смотрело нечто в капюшоне с зелёными светящимися глазами, бледной кожей и почти ласковой улыбкой частично спрятанной в усах и густой бороде. Закричать мне не дали, банально зажав рот рукой, развернув и прижав к себе.
  -- Тихо, тихо, - промурлыкал приятным голосом этот "жуть". - Не кричи. Не обижу.
  -- М-м? М? - замычала я.
  -- Тс-с. Гули не любят громких звуков. Отойдём.
   Брыкающуюся меня оттащили под навес раскидистого дерева. Я давно насквозь промокла, так что разницы не почувствовала, но когда этот тип, содрал капюшон и прижался бородатой щекой к моей щеке, я искренне возмутилась. Ненавижу бородатых! Я дернула головой назад. Жуть хмыкнул, втянул воздух и с блаженством и каким-то пьяненьким весельем промурлыкал:
  -- Хорошо пахнешь. Сладко. Я уже и забыл, как женщина пахнет. И кожа нежная.
  -- Холодная, - не согласилась я, в прямом смысле похолодев от страха.
   Меня тут же укрыли, запахнув края длинного плаща, и уткнулись в волосы у самого уха.
  -- У меня волосы мокрые, - вырвалось у меня.
   Это нервное. Всегда начинаю говорить ерунду, когда боюсь или сильно нервничаю.
  -- М-м, - потёрся он носом. - Мне нравится.
   Ну, да, я поняла, что мокрые ему нравятся, но уже точно не волосы. По крайней мере, его руки, блуждающие по моему телу под плащом (Как он туда забрался?), красноречиво говорили именно об этом. Что он себе позволяет?! Я попыталась вырваться, но не тут-то было, мужчина держал крепко.
  -- Отпусти, - попросила я.
   Паники не было. Страшно - да, но не панически.
  -- И ты снова пойдёшь к гулям?
  -- Куда? К гулям? К птицам?
  -- Птицам? Нет. Гуль - низшая нежить, - просветили меня. - Питается по большей части мертвечиной, но и свежим мяском не побрезгует.
   Сердце пропустило удар.
  -- Оля! - ахнула я и рванулась вперёд.
  -- Стой, дурёха! - сжали меня сильнее. - Нет там никакой Оли.
  -- Она потерялась. Она могла...
  -- Успокойся, - поцеловали меня в висок, от чего я, честно сказать, опешила. Но за одним поцелуем последовал второй, третий, а между ними тихое: - Никто сюда не приходил. Здесь только ты, я и гули.... Одни. На кладбище. Ночью.
   "На кладбище?" - мысленно зацепилась я за сказанное, и в этот момент молния высветила пространство перед нами. Боже, я действительно на кладбище! Вон и могилки, и памятники в виде булыжников воткнутых в землю, и каменные урны, хотя скорее чаши у могил, и решетчатые оградки и... Гули! Боже, эту жуткую тварь я приняла за Олю! Эту причудливую помесь стервятника, цапли и летучей мыши?! Мама, я домой хочу!
  -- Успокоилась? - приобнял меня этот, даже не знаю кто.
  -- Мама, - вырвалось у меня.
  -- Не бойся. Они тебе не тронут.
   Я проследила за дергано двигающейся гулью и переспросила:
  -- Они?
  -- Судя по ощущениям - их пять, - задумчиво произнёс кошмарик. - Н-да, поработать придётся.
  -- Вы... вы меня отпустите? - запинаясь, поинтересовалась я.
  -- Конечно, - потёрся он носом об мою щёку. - Еще и домой отведу.
   Страх поулёгся. Если бы хотел снасильничать, уже бы сделал это, а не тёрся носом. "Жениться тебе надо, - подумалось мне. - Столько ласки зазря пропадает". Ой, кажется, я это вслух сказала!
  -- Надо бы, - согласился ласковый кошмарик, - но не хочется. Опять какую-нибудь уродину пришлют, и терпи её потом целый год, или истеричку подкинут, которая чуть что и сразу в обморок.
   Пригревшись, я удивлённо покосилась на бородатого кошмарика. О чем это он? Но вспомнила Шэндара и сообразила, что речь идёт о браке по договору, и участливо заглянула ему в глаза.
  -- Может, повезёт?
  -- Не дадут, - по-детски надулся кошмарик. - Лучшие боевикам достаются. Вот, скажи, чем я хуже?
  -- Вы жуткий.
  -- Тебе страшно?
  -- Нет, - честно ответила я.
   Я на самом деле не испытывала страха перед этим странным типом со светящимися глазами. Сначала, правда, испугалась, но сейчас с ним было уютно. И тепло.
  -- Вот я и говорю - сладкая. Можно я тебя поцелую?
   Я фыркнула.
  -- Вы меня уже всю исцеловали.
  -- А в губы? - и снова поцеловал в висок. - Поделишься со мной?... М-м?
  -- Чем?
  -- Силой.
  -- Я... я не знаю. Она у меня недавно появилась.
  -- Не инициированная значит. Сладенькая.
   Кошмарик добрался до края моего уха и пожевал его губами. Если бы не борода, было бы приятнее, и, несмотря на это, только крепкие руки удержали меня на ногах.
  -- Вот и проведём инициацию.
  -- Может не надо? - жалобно промяукала я.
   Маг рассмеялся.
  -- Дурочка. Не о том думаешь. Я силу твою призову. Заметь, совершенно бесплатно.
   Упоминание о деньгах отрезвило, и я поинтересовалась:
  -- За инициацию платить надо?
  -- Надо, сладенькая, надо. И платить и расплачиваться. А я бесплатно, только силы глотну, - вздохнул и тихо, себе под нос, - Для работы. Яд нужно вывести, - и чуть веселее: - Мне, между прочим, хуже будет.
  -- Почему?
  -- Если твоя сила окажется противоположной моей, откатом замучаюсь.
  -- Что у вас за сила?
  -- Ты еще не поняла? - удивился кошмарик. - Совсем дремучая. Некромант я.
   Ох, ты ж!
  -- Но если вам будет плохо, может не надо? - снова спросила я с беспокойством. Вдруг ему всерьез плохо станет, а меня потом совесть замучает.
  -- Надо, - вздохнул маг. - Гулей надо обезвредить. Много их здесь, а я от яда хмельной, напутаю заклинания и всё кладбище подниму. Тебе это надо?
  -- Мне? - пискнула и сразу замотала головой. - Нет.
  -- Тогда..., - меня повернули к себе.
   В зеленоватом свете его глаз, лицо мужчины показалось мне мертвецки бледным. Прямо покойник, а не человек. Что он там говорил насчёт яда?
  -- Не нравлюсь? - неверно истолковал моё хмурое выражение лица маг.
   Юлить не стала.
  -- Если честно, не люблю бородатых, - и уточнила: - А без поцелуя никак?
   Мужчина задумчиво поскреб подбородок. Борода у него была не чета куцей поросли на подбородке моего шефа, но всё равно вызывала отторжение, хотя кошмарик мне уже нравился, в моём вкусе мужчина: в меру высокий, подтянутый и крепкий. Умеет быть добрым, но своего не упустит, что важно - рохли никому не нравятся.
  -- Можно, - не стал лукавить кошмарик. - Но с поцелуем приятнее. Стесняешься, сладенькая?
   Если смущение и было, то давно исчезло под градом его поцелуев, поэтому я только неопределённо пожала плечами:
  -- Вы меня уже всю облапили, поцелуем больше поцелуем меньше.
  -- Договорились, - кивнул кошмарик, и, не дав подумать, поцеловал.
   Несмотря на мысли: "как мне потом прятать раздражение", поцелуй мне понравился. Маг осторожничал, целовал нежно и бережно, но чувствовалось, что ему мало, так бы мы и стояли, как два целующихся столба, если бы что-то во мне не начало пробуждаться. Оно сонно потянулось, от души зевнуло сразу двумя пастями, выпустило когти, расправило крылья и... Треск, грохот и дерево, под ветвями которого мы с магом скрывались от дождя, было варварски сломано неведомой силой и отброшено в сторону. Облегчённый вздох и вокруг нас спиралями закружились жгуты огня. Дальше, в кошмарике тоже кто-то пробудился, и я услышала жуткий протяжный вой, словно где-то рядом завыли волки. Большие такие волки! У меня от их голосов даже волосы на затылке зашевелились, а к моим огненным жгутам прибавились еще и зеленые. Я это видела, так как от грохота распахнула глаза и уставилась на мага, который тоже смотрел на меня, прибывая в некотором шоке.
  -- Сколько времени в тебе запирали магию? - оторвавшись от меня, прохрипел кошмарик.
  -- Запирали? - приподняла я брови.
  -- Ясно, - вздохнул он и повернул голову в сторону, где за вращающимися жгутами начали собираться гули.
   И не только гули, со всех сторон к нам начали подходить, - а кто и подползать, - вызванные из могил покойники.
  -- Мама, - пискнула я и прижалась к магу.
  -- Какого?... - хотел ругнуться кошмарик, но в последнюю секунду передумал.
  -- Убери, убери их, пожалуйста, - жалобно заскулила я, стараясь не смотреть на полуразложившиеся тела, ползущие к кругу света.
   Обняв за плечи, маг завел меня себе за спину.
  -- Стой здесь.
   Я кивнула. Бежать всё равно некуда, а с этим хоть какая-то уверенность есть, что я отсюда выберусь. С ним вообще очень спокойно, даже когда он подошёл вплотную к спиралям и попросил:
  -- Убери огонь.
  -- Но..., - с сомнением покосилась я на огненные спирали.
  -- Убери. Они чувствуют исходящую от него опасность.
  -- Но...
   Маг снова меня перебил.
  -- Сладенькая, не упрямься, я знаю, что делаю.
  -- Да, чтоб тебя! - воскликнула, раздосадованная нежеланием кошмарика дослушать, пусть даже с перепугу начала мямлить. - Дослушай ты меня, наконец! Я не знаю, как это сделать.
   Мужчина глянул на меня своими включёнными фарами. Честно скажу, выглядело это жутко, но показалось, что маг смутился.
  -- Прости. Я забыл.
  -- Уже?! - вытаращилась я на него.
  -- Не язви, - буркнул кошмарик.
  -- Я стараюсь, - Вода ручейками стекала у меня по лицу. Шмыгнув носом, я нехотя призналась: - Но мне страшно.
  -- Закрой глаза. Закрой не бойся. Они не нападут. Закрой и почувствую свою силу. Чувствуешь?
   Закрыв глаза, прежде чем сосредоточится на своей силе, я почувствовала злость. Чужую злость. Мрачная, застарелая и выдержанная, как дорогое вино, эта злость была обращена на некроманта.
  -- Сладенькая?
  -- Я не знаю... Что-то не так. Я чувствую злость.
  -- Ты злишься на меня? - хмуро вопросил кошмарик.
  -- Не я, - открыв глаза, посмотрела на мужчину и развела руками. - Это не моя злость.
   Неожиданно земля вздрогнула. Я охнула, инстинктивно расставив руки в стороны, чтобы удержать равновесие, и почему-то шепотом спросила у мужчины:
  -- Что это было?
   Кошмарик нахмурился и резко посмотрел назад. Мертвяки стояли на своих местах, зато гули после толчка с истеричным визгом заметались по кладбищу. Я-то думала, они летают, оказалось, только крылья приподнимают и чуть парят над землёй. Странные существа.
  -- Неприятности, сладенькая, - наконец соизволил ответить некромант. - Это были большие неприятности.
   Маг поднял руки, и зелёные жгуты послушно прыгнули ему в ладони, превращаясь в невероятно длинные горящие плети. Вот бы и мои тоже, в смысле назад вернулись.
  -- И-и? - поторопила я его.
  -- И направляются они в нашу сторону.
   Землю тряхнуло во второй раз. Я с трудом удержала равновесие. Что это такое? Что это может быть? Последовало несколько сильных толчков и земля начала трястись чуть меньше, но чаще. Это стало походить на шаги. Я посмотрела туже сторону, что и маг, и в свете широкой молнии увидела Это. Оно напоминало движущийся холм или оплыв земли. У него была голова, но не было волос и ушей, было лицо, но не было глаз и носа, зато был огромный жабий рот, который оно приоткрывало, чтобы провести по подбородку мерзким чёрным языком. У существа отсутствовала шея, а сразу за грудной клеткой начинался невообразимых размеров живот и где-то там, под ним находились ноги. И, к моему ужасу, оно бодренько шло к нам.
  -- Боже, оно движется! Оно идёт прямо сюда!
  -- Боюсь, что да.
  -- Мама! - пискляво вырвалось у меня.
  -- Её здесь нет, - фыркнул некромант.
  -- И, Слава Богу!
  -- Странная ты, - улыбнулся кошмарик, хотя за бородой не было видно.
   У меня же началась настоящая паника.
  -- Боже, что нам делать?! Я ничего не умею! Я бесполезна! Я никчёмный маг! Зачем меня забрали с Земли?! Я ничего не умею!
   Некромант тяжело вздохнул, подошел ближе и с хищной ленцой заговорил, с каждым словом зарождая в моей душе искреннее восхищение, грозящее перерасти в бурное обожание:
  -- Сладенькая, как насчёт того, что сейчас ты упадёшь в обморок, а я тут всё зачищу? Боюсь, твоя психика не готова к такому зрелищу, - он начал наматывать часть зелёной плети себе на руки. - Согласна?
   Закончив наматывать, кошмарик пристально посмотрел на меня и я, как если бы он задал самый важный вопрос в моей жизни, с чувством ответила:
  -- Я согласна!
   И впервые за наше жутковато-странное знакомство, улыбнулась.
  -- Какая же ты..., - выдохнул он мне прямо в лицо, оказавшись снова неприлично близко и приобняв за талию. - Не будь у нас всей этой ерунды - женился бы. Серьёзно. Прямо здесь и сейчас.
   Я тут же представила себе перспективу выйти замуж за некроманта: ночью, на кладбище в окружении мертвецов и монстров, и сказала с убийственной честностью:
  -- Лучше в обморок.
   Некромант хмыкнул, и от второго его поцелуя у меня перехватило дыхание, подкосились ноги и вылетели все мысли из головы, так что я не только не возмутилась, когда почувствовала, что из меня пьют силу, но и сама щедро "плеснула сверху", пока проснувшаяся двухголовая сущность укоризненно не заявила: "А не жирно ли ему будет?", и, захлопнув канал, утянула меня в спасительный обморок.
  

***

   Когда я открыла глаза, у меня возникло чувство де жа вю. Я лежала в темноте на жёсткой постели, укрытая одеялом и Оли рядом не было. Неужели мне всё приснилось?!
  -- Оля! - позвала я сиплым голосом.
  -- Очнулась, - тут же вспыхнули надо мной "светлячки" и к постели подошла тётя Мора. - Как спалось?
  -- Я спала? - подняла я удивлённый взгляд на прищурившуюся хозяйку.
  -- Сейчас да, а когда тебя принесли, валялась в обмороке, - женщина хмуро покачала головой: - Вот неженка. Зачем ты вообще на кладбище потащилась? Некроманта увидела и сразу в обморок. Не стыдно тебе? Будущая магиня.
   Я немного опешила от её напора, но уяснила две вещи: во-первых, встреча на кладбище мне не приснилась, во-вторых, ни о моей инициации, ни о монстрах, ни о поцелуях никто, кроме нас с Кошмариком не знает - это радует.
  -- Где Оля? - шмыгнула я носом и попыталась подняться.
  -- Лежи, непутёвая. Здесь она. Спит наверху.
  -- Я хочу её видеть.
   Тётя Мора сердито сдвинула брови.
  -- Утром увидишь. Лежи.
  -- Я...
  -- Лежи. Сейчас настойку принесу.
   Хозяйка отошла к столу и вернулась с бутылочкой из тёмного стекла, в которой плескалась маслянистая жидкость. Откупорив пробку, тётя Мора налила в ложку настоя, и протянула мне.
  -- Держи, сейчас запить принесу.
   Настойка пахла травами, и, судя по тому, что воды принесли мне целую кружку, дюже невкусная.
  -- Пей, пей. К утру простуду, как рукой снимет.
   Сморщив нос, сунула ложку рот и чуть не выплюнула всё обратно. Настойка оказалась невыносимо горькой, но было поздно идти на попятную и я проглотила лекарство, запив его водой.
  -- Вот и умница, - улыбнулась тётя Мора и протянула леденец на полочке: - Держи.
   Посмотрев на леденец, я с недоумением покосилась на хозяйку.
  -- Держи, говорю, - Хозяйка сунула леденец мне в руку. - Настойка горькая.
   Я не стала спорить, и сквозь травянистую горечь не сразу разобрала, что презентованная мне сладость, совсем не сладкая, а кислая.
  -- Оля, она...
  -- Вот заладила, - всплеснула руками тётя Мора, - Оля-Оля. Спит твоя Оля. И ты спи. Утром поговорим.
   Но как заснуть, когда тебя мучают вопросы. Куда и зачем пошла Оля? Где нашел её маг? Почему нить перестала работать? Что стало с Кошмарком? Сошлись ли наши силы или он где-то там и ему плохо.
   Я не могла уснуть, хотя хозяйка давно похрапывала за столом, положив руки под голову, пережитое на кладбище не давало мне покоя, поэтому даже тихий скрип половиц заставил резко открыть глаза и щёлкнуть пальцами.
  -- Ой! - пискляво вскрикнула наша потеряшка, и отшатнулась от светлячков, которые спланировали на нее с потолка.
  -- Мне сказали, ты спишь, - сварливо пробурчала я, мысленно облегчённо выдохнув: "Жива".
  -- Мне не спалось. Ты как?
  -- Простудилась. Где ты была? Я волновалась.
  -- Мне рассказали. Прости, - потупилась Оля и жалобно на меня посмотрела, - Я не специально.
  -- Где ты была?
  -- У Галины.
  -- Зачем? - удивлённо приподняла я брови.
  -- Не знаю, - девочка сделала смущённо-расстроенную моську. - Когда она на меня накричала, я забыла.
   Я покачала головой, говорить о том, что её второе пророчество начало сбываться, мне расхотелось, тем более, хозяйка начала похрапывать через раз, подозрительно затихая, словно прислушиваясь к тому, о чём мы с Олей говорим.
  -- Забирайся, - откинула я край одеяла и когда шестилетка радостно приняла моё приглашение, пощёлкала пальцами, чтобы погасить светлячки. - Завтра поговорим.
  

***

   Завтра наступило раньше, чем я ожидала.
  -- Вставай, - тряхнули меня за плечо.
   Я даже не сразу сообразила, кто меня будит, а узрев сердитую морду Элиса, мысленно пожелала ему провалиться, прямо здесь и на этом месте. К сожалению, проваливаться маг не пожелал и снова тряхнул меня за плечо.
  -- Вставай, я сказал.
  -- Отстань, - отмахнулась я от него. - Я болею.
  -- Простуда не болезнь. Сама виновата. Вставай.
   Я с неохотой взглянула на мага и нахмурилась. Мне не понравился его взгляд. Злой он какой-то. Серьёзно, словно я за ужином порцию его десерта съела. Я провела рукой по месту, где спала Оля и смутно вспомнила, что чуть ранее её разбудила тетя Мора и увела кормить животину, а меня, как болезную, пожалели и оставили дома. Лучше бы я с ними пошла.
  -- Я долго здесь стоять буду? Вставай.
   Поняв, что от мага не избавиться, я поинтересовалась:
  -- Где Шэндар? Я без него не буду.
  -- Что не будешь? - опешил маг.
  -- Ничего не буду.
  -- Вставай!
   Меня грубо вытряхнули из постели, но не рассчитали, что простуда у всех проходит по-разному, я, например, слабею и становлюсь вялой, так что почти пала к его ногам, вызвав у Элиса очередной приступ раздражительности.
  -- Стой прямо! Хватит цепляться!
  -- Я же сказала: я болею.
   Мужчина зло пробурчал что-то себе под нос, нарисовал закорюку у меня перед лицом и ткнул двумя пальцами в переносицу. От этого или от чего еще я тут же расчихалась. Элис увернуться не успел. Приятный бонус.
  -- Чтоб тебя, - скривился маг.
  -- Спасибо, - прогундосила я, - мне лучше.
   Простуда не прошла, но почувствовала я себя лучше, по крайней мере, от мага отцепилась.
  -- Одевайся, - последовал следующий приказ.
   Я насторожилась. Высокий, худощавый маг с длинным узким носом, светло-серыми глазами, длинными мышиного цвета нечёсаными патлами и вечно поджатыми губами, не выглядел любителем шуток, он выглядел как человек мелочный и злопамятный, и это меня напрягало.
  -- Зачем?
  -- Прогуляемся, - буркнул Элис, а меня заклинило.
  -- Зачем?
  -- Проверить надо.
  -- Что проверить?
   Я начала подумывать: не закричать ли мне во весь голос, но Элис почувствовал мой настрой и тихо пригрозил:
  -- Только посмей, - после чего ткнул пальцем в лежащую на лавке стопку одежды. - Одевайся. Быстро!
   Не дожидаясь пока Элис совсем озвереет, я взяла стопку и ушла за ширму. Одевалась долго. О-очень долго. Тянула, как могла.
  -- Живее! - прикрикнул маг, протирая пол за ширмой.
   Я еще раз сняла и одела: бельё, блузку, штаны, носки; повертела в руках плоский кругляш-медальон на кожаном ремешке, с желтовато-зеленым камнем в центре, которого до прошлой ночи у меня не было. Достала из сумки украшения, примерила, убрала в сумку, достала горсть кулонов на похожих шнурках и выбрала из них три подходящих по стилю. Увы, несмотря на все мои старания, ни хозяйка, ни Шэндар не объявились, а Элис окончательно вышел из себя:
  -- Сколько можно! - схватил он меня за руку чуть выше локтя и выдернул из-за ширмы.
   На что я сердито буркнула:
  -- Я готова.
   Смерив меня злобным взглядом, маг прошептал очередную непонятную галиматью, после которой черный кулон-треугольник на его шее слегка засветился, после чего мужчина резко потребовал:
  -- Заведи руки за спину.
   Я хотела возмутиться, но мои руки возмутительным образом послушались его. Маг же удовлетворённый зрелищем моего вытянувшегося лица, усмехнулся:
  -- Чтобы не сбежала. Иди вперед.
   И я пошла, мысленно покрывая мерзкого мага слоями нелитературного мата. Внутри всё бурлило. Я ждала, что Сила проявит себя, но так же сильно боялась, что не справлюсь с ней, поэтому всю дорого успокаивала себя мыслями, что, когда хозяйка вернётся домой, она увидит, что меня нет, позовёт Шэндара, и он найдёт меня и разберется с Элисом. Как арестантка я шла туда, куда указывал маг, чувствуя спиной тяжёлый и от того неприятный взгляд. Что нужно этому магу?
  -- Стой. Мы пришли.
   "Куда?" - дернувшись, подняла я голову и начла озираться. Я узнала ворота. До кладбища осталось метров семь-восемь, и я не выдержала.
  -- Ты, что, прикопать меня решил?
  -- Тебя?- удивился маг, окинул меня брезгливо-надменным взглядом, после чего фыркнул:- Больно надо.
   Я, наконец, повернулась к нему лицом.
  -- Тогда зачем мы здесь?
   Маг неопределенно пожал плечам.
  -- Проверить.
  -- Что?
  -- Иди вперед.
   Игнорируя моё желание стоять, ноги двинулись в указанном направлении.
  -- Не ко мне, - скривился Элис. - Стой.
   Я встала. Стою. Вот кто мне скажет: что он от меня хочет?
  -- Развернись.
   Развернулась, краем глаза отмечая шевеление у ворот на кладбище. Посетители? Я постаралась не выдать своей радости. Уверена, измываться надо мной при свидетелях Элис не станет, нужно только привлечь их внимание.
  -- Развернулась, - как можно громче, но не так, чтобы подозрительно, произнесла я. - Что дальше?
  -- Иди вперед.
   Хорошо, иду. Но не успела сделать и пяти шагов, маг крикнул:
  -- Стой!
   Встала. Ничего не происходит. Что он хотел этим проверить?
  -- Повернись.
   Повернулась. На лице мага недоумение вперемешку с недоверием.
  -- Иди ко мне.
   Иду. И снова пять шагов.
  -- Стой. Повернись.
   И так раз двадцать, если не больше. У меня уже пот по вискам потёк, а Элис всё гонял меня туда-сюда, и выражение его лица менялось от изумления, до неверия и от восторга, до ужаса. Ощущение было, словно меня на тюремную прогулку вывели. Руки за спиной, конвоир,- чтоб его, заразу, комары закусали, - маг, и площадка пять на пять шагов.
  -- Может, хватит?
  -- Еще раз.
  -- Я устала.
  -- Иди ко мне.
  -- Господи, как же ты мне надоел, - простонала я и жалобно провыла: - Кто-нибудь! Ну, хоть кто-нибудь! Помогите мне!
   Элис посмотрел на меня с говорящим выражением: "Дурная, я же ничего ей не делаю. Ходи себе и ходи".
  -- Стой, - в очередной раз приказал маг.
   Обречённо вздохнув, я замерла в ожидании, но приказа не последовало, вместо этого Элис прислушался, поднял взгляд повыше моего плеча, побледнел и начал осторожно отступать назад.
  -- Ты, - почему-то полушёпотом сказал он.
   Я флегматично пожала плечами.
  -- Я.
  -- Иди ко мне.
   Ноги автоматически послушались, но сиплый голос за спиной, заставивший вздрогнуть меня от неожиданности, с натугой произнёс:
  -- Стой.
   И мои ноги остановились.
  -- Иди ко мне! - громче приказал Элис, продолжая пятиться.
  -- Стой, - повторил нечаянный доброжелатель.
  -- Беги! - закричал маг, развернулся и дал дёру.
   Такое поведение мужчины меня, честно сказать, удивило, закралось подозрение, что мой спаситель может оказаться не спасителем вовсе. Радовало одно, после побега мага, моё тело снова начало меня слушаться. Я повернулась к неизвестной опасности лицом и скорей всего тоже побледнела. Передо мной стоял очень высокий сухопарый старик в дырявой серой рубахе навыпуск, зелёных ободранных штанах с пустыми белесыми глазами, частично облезшей седой шевелюрой и трупными пятнами по всему лицу.
  -- Ой, - пискнула я.
   Мертвец не отреагировал. Он стоял, склонив голову на бок и молчал.
  -- Здрс-сте, - попятилась я от него.
   Однако только я сделала шаг, мертвец "ожил", и двинулся на меня. Я взвизгнула и постаралась поступить, так же как и маг - сбежать, но моё везение и в этот раз меня подвело, я поскользнулась на грязи и уселась в лужу.
  -- Помощь, - просипел мертвец и галантно протянул мне руку.
   Взглянув на покрытую трупными пятнами длань, я как можно вежливее отказалась:
  -- Спасибо, я сама.
   Выбравшись из лужи, в очередной раз убедилась, что волшебный мир меня за что-то невзлюбил. Мертвец не проявлял агрессии, но только я делала шаг в сторону домов, тут же загораживал мне дорогу.
  -- Тебе что-нибудь нужно? - спросила я, устав безрезультатно пытаться обойти этого шустро жмурика.
  -- Помощь, - ответил он и указал на кладбище.
  -- Я не некромант. Чем я могу тебе помочь?
  -- Помощь, - повторил мертвец.
   "Н-да, не шибко разговорчивый", - подумала я, посмотрела на дорогу, ведущую в село, потом на непреклонного мертвеца, и с вдохом кивнула.
  -- Хорошо. Веди. Посмотрим, чем я смогу тебе помочь.
   Доковыляв до кладбища, узрела сцену, от которой у меня непроизвольно дёрнулись губы, и вырвался нервный смешок. На кладбище кипела работа. Покойники разной степени свежести вскапывали, рыхлили, выпалывали и чистили свои могилы. Более крепкие ходили с деревянными носилками и собирали крупный мусор, шустрые бегали между могил и снабжали мертвых коллег необходимым инструментом, не хватало разве что парочки транспарантов с лозунгами: "Даёшь субботник на кладбище!" и, пожалуй, "Мертвец восстань! Твоя могила в твоих руках!"
   Узрев нас, один из шустриков, подхватил очередной комплект садового инвентаря, и поспешил снабдить нас инструментом. У мертвеца отсутствовали глаза. Полуголый, худой, как щепка, скорей всего подросток при жизни, мертвец протянул мне кривую лопату и грабли. Охнув, я отшатнулась, но остановилась, проглотила слюну, вздохнула, и тут же закашлялась. Прикрыла нос рукавом. Всё-таки мертвые жутко воняют.
  -- Полегче нет? - глазами указала я на лопату. - Я болею.
   Живчик кивнул и убежал на другую сторону кладбища, где находилась небольшая постройка, напоминающая сарай. Вернулся мертвец с тяпкой и маленькой лопаткой для посадок.
  -- Сойдёт, - вздохнула я и взяла инструмент.
   Высокий дедок проводил меня до могильной чаши и указал на подозрительно знакомые следы от сапожек, пересекающие угол земляного холмика, на котором стояла каменная ёмкость, которую ночью я по незнанию приняла за урну. Чтобы убедиться в своей догадке, я приставила ногу к ближнему отпечатку. Н-да, некрасиво получилось.
   Я посмотрела на деда, который продолжал стоять надо мной, как грех над душой и задала уточняющий вопрос:
  -- Это всё, что мне нужно сделать? Разровнять эту могилу?
   Надеюсь, что дерево сажать меня не заставят.
  -- Да, - сипло ответил мертвец и снова указал на следы.
  -- Хорошо, я это сделаю.
   Но только я принялась за дело, а мертвый дедок присоединился к выносу мусора с кладбища, кто-то ехидным голоском пропел у меня над головой:
  -- Давай-давай, чтобы гладенько было.
   Основное, что я уяснить - мертвецы не разговаривают. Даже дед говорит с трудом и только со мной, а с мертвецами молчит, поэтому обойти вниманием обладателя голоса я не смогла. Подняв голову, увидела нечто кружевное белое и похожее на оборки. Приглядевшись, поняла, что не ошиблась. Над моей головой зависла пышная многослойная юбка, из-под которой, по логике вещей, должны были торчать ноги. Ног не было. Да и сама юбка выглядела так, словно её сшили из утреннего тумана. Сердце в груди ёкнуло.
  -- Мама.
  -- Какая я тебе мама?! - возмутилась обладательница тела без ног. - Ровняй, давай! Не отвлекайся.
   После такое заявления мой страх как рукой сняло.
  -- Ты чё сказала? - встала я, чтобы увидеть целиком, посмевшую наезжать на меня призрачную особу.
  -- Что-о? - вытаращилась на меня белокурая девица с глазами столь синими, что на секунду я залюбовалась.
   Смотря на хрупкую почти неземную красоту мёртвой девицы, я остро ощутила несправедливость бытия. Я-живая: бледная, лохматая, мокрая и злая, а она-мёртвая: розовощёкая, нарядная и надо мной издевается.
  -- Чё слышала? - с расстройства проворчала я и указала лопаткой на землю. - Твоя могила?
   Девица стушевалась и медленно кивнула.
  -- Моя.
   Я кривенько усмехнулась и чисто из вредности поддела:
  -- Серьезно? На местную ты не похожа.
   Моё замечание её задело. Девица вздернула нос и высокомерно заявила:
  -- Не твоего ума дело.
  -- Не моего, - согласилась я, но взглядом зацепилась за знакомые серёжки и громко воскликнула: - Эй, это моё!!
   От моего крика, девица вздрогнула и поспешила прикрыть уши. На изящной руке блеснуло знакомое кольцо.
  -- И это!
   Призрачная девица покраснела.
  -- Хватит! Хватит! - затрясла она головой. - Было твоё, стало моё. Ты сама мне их пожертвовала.
  -- Я-а? Что-то не припомню такого.
  -- Вот, - показала она мне мой фонарик. - Ты мне еще эту вещь положила. Что это?
  -- Фонарик, - скуксилась я, поняв, что вернуть его не получится.
   В глазах призрака появился интерес.
  -- Это украшение?
  -- Нет, это фонарик. Он светит.
  -- Зачем? - нахмурилась призрачная девица.
  -- Что, зачем?
  -- Зачем он светит?
   Я задумалась.
  -- Чтобы видеть в темноте.
   Для меня это было само собой разумеющееся, но девица удивилась:
  -- Зачем? Для этого же есть ночное зрение.
   Подумав, я ответила:
  -- Он для тех, у кого его нет.
  -- Ты маг, - утвердительно заявила девица, но походило это на вопрос.
  -- Вроде как.
  -- Тогда зачем тебе ф-фонарик?
   Говорить с призраком о своих печалях мне не хотелось, поэтому махнув рукой, я вернулась к работе.
  -- Оставь себе. И украшения тоже.
   В носу засвербело, но как я ни старалась, всё равно чихнула.
  -- Болеешь? - участливо поинтересовалась призрачная девица.
  -- Простудилась.
  -- Зря ты столько отдала, - помолчав, сказала она.
  -- Чего? - потерев нос рукавом, я подняла взгляд, и чуть не села на попу.
   Призрак парила в горизонтальной плоскости над землёй и пристально смотрела прямо на меня.
  -- Силы, - пояснила девица. - Маги редко болеют.
   Я нахмурилась, вспоминая, часто ли я болела в детстве. Пожалуй, нечасто.
  -- Думаешь, из-за этого?
   Лицо красавицы стало грустным.
  -- Я не думаю, я знаю.
   Синие глаза потемнели.
  -- Повезло тебе.
   Мои брови приподнялись.
  -- Приличный маг попался. Честный, - грустно улыбнулась девица и покачала пальчиком у меня перед носом: - С другими не делись.
  -- Почему?
   Девица сделала страшные глаза.
  -- Опасно.
   Только я открыла рот спросить: чем, как призрак куда-то заспешила.
  -- Ой, прости, мне пора. Еще увидимся.
  -- Подожди!
   Но девушка начала таять в воздухе.
  -- Потом. Всё потом.
   Она почти испарилась, но, вспомнив что-то важное, вернулась в первоначальное состояние.
  -- Совсем забыла, - театрально коснулась она лба. - Амулет.
   Я непроизвольно положила руку на связку побрякушек, среди которых затерялся таинственный кругляш. Девушка кивнула.
  -- Да, он. Не снимай, - кивнула она и сразу испарилась.
   После исчезновения призрака обратила внимание, что на кладбище стало тихо. Подняв голову, поняла почему. Поведение покойников изменилось. Перестав работать, мертвые, словно куклы-марионетки, замерли в нелепых позах, и только головы их были повёрнуты в сторону главных ворот. Воткнув лопатку в землю, я встала, чтобы увидеть, кого принесла нелёгкая. Оказалось, что Шэндара.
  

Глава 3

О пользе и вреде новых знакомых.

  -- Шэндар, нет! - закричала я, поняв, что маг собрался атаковать ближайших к нему мертвецов.
   Пришлось забыть об усталости и побежать наперерез. Мертвецы пока бездействовали, но что-то подсказывало мне, что это ненадолго.
  -- Шэндар, не трогай их!
  -- Аня?
   Мужчина замер со световым шаром в поднятой правой руке. Он удивлённо моргал, словно не верил, что это я.
  -- Не вреди им.
   Я встала между ним и мертвецами, раскинув руки в стороны.
  -- Не надо.
   Вид у мага был озадаченный.
  -- Ты жива?
  -- Да-а... - неуверенно протянула я и уточнила: - А что? Не должна?
  -- Элис..., - заговорил маг, но увидев мою кислую мину, замолчал.
   Качнув головой на световой шар, я попросила:
  -- Убери это. Они ничего плохого не сделали.
   Шэндар напряжённо посмотрел на застывшего в сгорбленной позе безглазого паренька.
  -- Аня, это мертвецы.
  -- Я знаю. Поэтому убери это.
  -- Аня...
   Пришлось добавить в голос давления.
  -- Пожалуйста, - и, посмотрев на сжавшего черенок лопаты мертвеца, добавила: - Шэн, ты их нервируешь.
  -- Аня, они мертвы.
   Я скорее почувствовала, чем услышала его шаги. Повернув голову, убедилась, что рядом встал тот самый старик. Увидев его, глаза Шэндара стали испуганно-несчастными, в них так и читалось: "Нет, этого не может быть. Я не верю".
  -- Как видишь, сейчас они достаточно живы. Убери свет.
  -- Шэндар, - просипел старик.
   Лицо мага стало совсем несчастным.
  -- Дед.
   Я озадаченно перевела взгляд с Шэна на мертвеца. Нелегко было признать в этом плешивом старике родственника мага, но одну общую черту я нашла сразу - родинка на левом веке.
  -- Дай закончить, - слова давались ему нелегко.
  -- Закончить? - Шэндар притушил свет шара. - Что закончить? Дед ты умер! Я всё сделал, как ты хотел. Я...
   Старик захрипел, пытаясь заговорить, но я опередила.
  -- Шэн, он не об этом. Он просит не мешать им, и дать закончить уборку, - я посмотрела на мертвеца и спросила: - Верно?
   Старик кивнул и с натугой просипел:
  -- Закончить.
   Я взглянула на Шэндара, который смотрел на мертвеца с неприкрытой болью. Было видно, как сильно он любил своего деда. Маг тосковал, но по живому существу, а не по мёртвой оболочке. Нужно срочно уводить его с кладбища, поэтому я обратилась к его родственнику с вопросом:
  -- Я могу идти?
   Мертвец медленно кивнул.
  -- Да.
   Но меня интересовал и другой вопрос:
  -- Вы когда закончите, уйдете?
   Старик снова кивнул.
  -- Да.
   Я подозрительно сощурилась, хотя и понимала, что пытаться воздействовать на мертвеца подобным образом смешно.
  -- Совсем?
  -- Да.
   Утвердительно кивнув собственным мыслям, я подхватила Шэна под локоток и потянула к выходу.
  -- Тогда мы пошли. Пухом вам земля и покойтесь с миром. Пошли Шэн.
   Деморализованный маг не сопротивлялся. Покинув кладбище и дойдя до злополучной лужи, я попросила Шэндара меня подождать.
  -- Что ты делаешь? - нахмурился маг, наблюдая, как я упорно хожу туда - сюда по протоптанной мной же дорожке.
  -- Не понимаю, - встала я посередине. - Шэн, скажи, когда я хожу туда-сюда, что-нибудь происходит?
  -- Ничего.
  -- Тогда, скажи мне, зачем Элис вытащил меня из постели и заставил ходить здесь?
   Шэндар заметно напрягся и попросил:
  -- Пройдись.
   Я прошлась, а когда обернулась, поняла, что что-то не так. Шэндера выглядел сердитым, еще не злым, но близко к тому.
  -- И долго он тебя туда-сюда гонял?
  -- Долго. Всё утро, - пожаловалась я. - Пока твой дед не вмешался.
  -- Яс-сно, - прошипел маг.
  -- Что происходит, Шэн? - подошла я к магу, хлюпая мокрыми сапогами. - Со мной что-то не так?
  -- С тобой?! - удивился мужчина. - С тобой всё в порядке. Это Элиса надо за одно место... Прости.
   Маг смутился. Я хмыкнула, и не такое в жизни слышала.
  -- Тогда я не понимаю. Зачем всё это?
  -- Ты огневичка.
  -- Я - кто?
   Шэндар потер переносицу и снизошёл на объяснения.
  -- Твоя стихия огонь. У Сил Тьмы и Огня очень необычные отношения. Они как бы нейтральны друг к другу, но огонь способен очищать тьму и быть для него незаметным, а тьма способна стать частью огня и тем стать для него незаметной.
   Я честно попыталась понять, к чему он клонит, но сдалась:
  -- Я не понимаю.
  -- Элис поставил барьер, если кто-то проходит сквозь него, ему направляется сигнал.
  -- И-и?
  -- Что "и", Аня? Ты ночью прошла сквозь барьер, и он этого даже не заметил, впрочем, как и ты.
   Сурово сведя брови, я вернулась к дорожке и постаралась почувствовать, что не чувствовала до этого.
  -- Аня, что ты делаешь? - с тяжёлым вздохом спросил Шэн, подойдя к луже.
  -- Если есть барьер, то должно быть сопротивление, не может быть, чтобы я ничего не чувствовала.
  -- Хватит, - Шэндар остановил меня вытянутой рукой. - Аня, остановись.
   Я упрямо вздёрнула подбородок.
  -- Я хочу понять. Вдруг, это важно.
   Маг страдальчески закатил глаза. Ну, и что я такого сказала?
  -- Аня, максимум, что ты почувствуешь, это дуновение ветерка.
   Наконец, сообразив, что без внятных объяснений я отсюда не уйду, Шэндар махнул рукой:
  -- Отойди.
  -- Куда?
   Маг начал сердиться. Я мысленно улыбнулась. Всё лучше, чем шок от встречи с покойным дедом.
  -- В сторону. Я покажу тебе, что происходит, когда я прохожу сквозь барьер. Смотри внимательно.
   Ожидая интересного зрелища, я приготовилась смотреть, но была разочарована, ничего фееричного не произошло. Где-то посередине моей дорожки, вокруг Шэна на долю секунды появился тонкий чёрный ореол, маг поморщился, и всё закончилось.
  -- Видела?
   Я кивнула.
  -- Да, - и с ноткой капризного ребёнка: - И всё?
  -- Всё, - кивнул Шэндар. Внимательно посмотрел на меня и приподнял брови: - Ты ожидала чего-то другого?
  -- Не знаю. Наверное.
  -- Это следящий барьер, не защитный, - Шэндар о чём-то вспомнил и заспешил: - Пойдём, надо найти Элиса.
  -- Зачем?
  -- Пока он панику не поднял.
  -- Зачем Элису поднимать панику? - остановилась я, чтобы перевести дыхание, так как от быстрой ходьбы мага, сильно запыхалась. - Ты здесь, я жива, мертвецы упокоятся. Не вижу причин для паники.
  -- Ты жива, - остановился Шэн. - Но в каком виде!
   Пожав плечами, я в очередной раз сдала мага.
  -- Это Элис. Когда он сбежал, я тоже попыталась сбежать, но поскользнулась и упала в лужу. Я думала он маг...
  -- Он маг, - раздражённо перебил Шэндар, словно моё последнее заявление, чем-то его обидело. - Но из-за его особенности он не может пользоваться Силой днём.
  -- Почему? Что за особенность?
  -- У Элиса стихия Тьма, у меня Свет. Он сильнее ночью, я днём.
  -- И что?
   Шэндар тяжело вздохнул, закрыл глаза, собираясь с мыслями. Возникло ощущение, что разговор об Элисе Шэндару не совсем приятен, но поделиться хочется.
  -- Понимаешь, когда Элис что-то не понимает, он становится невыносимым, бесцеремонным и чрезмерно навязчивым. Элис во всём и всегда желает докопаться до сути и ему всё равно, каким образом.
  -- И как это связано?
  -- Элиса уже дважды отправляли на младшие курсы. Он не закончил обучение. У него запрет на использование альтернативных источников силы, только темнота, - Шэндар с укоризной посмотрел на меня, - Его накопитель ты сломала.
   Честно сказать, я смутилась, но прокрутив в голове всё сказанное, рассердилась, и было из-за чего!
  -- Хочешь сказать, я была у него вместо подопытной крысы?! Серьёзно?! - Получилось чуть более визгливо, чем хотелось бы, но такая женская истерика во всей своей неприглядной красоте. - И ты ещё пытаешься пристыдить меня сломанным накопителем?!
  -- Аня.
  -- Ну, нет. Мы сейчас найдём Элиса, и я выскажу ему всё, что я о нём думаю.
  -- Аня, стой. Ему и так постоянно достаётся, если ещё и ты...
   Но я не слушала, развернулась к Шэндеру спиной и пошла вперёд, ещё помня дорогу до дома тёти Моры.
  -- Думаешь, меня это волнует?! Я больная, едва стою на ногах, а ему приспичило поэкспериментировать!!...
   Произносимое Шэндаром заклинание я каким-то образом услышала и узнала, но среагировать не смогла. Не знала как.
  -- Прости, - мужчина подошёл и взял меня за руку. - Но он мой друг. Не расстраивайся, я поговорю с ним. Серьёзно поговорю. Идём.
   И я пошла, но не по своей воле. Как же меня злит этот их магопроизвол. Придушила бы обоих.
  

***

   Естественно поговорить с Элисом мне не дали. Жаль. Лицо ему я подпортила бы с большим удовольствием. Экспериментатор хренов. Но, когда мы вернулись к дому тёти Моры, выяснилось, что панику тёмный маг всё-таки поднял, но несколько иную, чем предполагал Шэндар. Местных Элис не потревожил, но, использовав сломанный накопитель, послал сигнал тревоги в город и к нам на помощь прислали сразу трёх магов: двух боевых и одного некроманта. Последний меня заинтересовал, но скинув капюшон я с разочарованным вздохом увидела плешивого безбородого старика, никаким образом не похожего на ночного кошмарика.
   Все трое сразу же насели на Шэндара, выясняя причину вызова, а так как я находилась рядом, то узнала, что именно Шэн был назначен старшим и нёс ответственность за всех нас, включая Элиса, хотя он и старше по возрасту. Похоже, Элиса не очень-то любили, иначе как объяснить ту брезгливо-недовольную интонацию, когда говорили о нём "этот мальчишка". И, пожалуй, я бы его пожалела, если бы не одно "но". Элис настоял, чтобы всех пробудившихся перебросили в город немедленно и ждали только меня и Шэндара.
   От таких известий я вспыхнула как спичка, разорвала оковы подчинения и возмущенно возопила:
  -- Что-о?!! Сейчас?? Нет, нет и еще раз нет!
  -- Аня? - удивился Шэн.
   Остальные же маги так увлеклись допросом, что подпрыгнули от неожиданности. На меня сразу посмотрели три хмурых мужских лица. Первым оклемался старичок-некромант и быстро убрал руку за спину, пряча в ней что-то фиолетовые, и, по-моему, смертельно-опасное. Второй раз за день я почувствовала, что побледнела или побелела, смотря с чем сравнивать.
  -- Милочка, - неприятно сюсюкательным тоном обратился ко мне маг, - вас что-то не устраивает?
  -- Мне нужно умыться и переодеться, - ответила я, стараясь не пятиться от колких взглядов рассерженных мужчин, - Я не могу сейчас.
   Меня окинули брезгливо-придирчивым взглядом, фыркнули и заявили:
  -- Это ваши проблемы, милочка. Захотели приключений на своё мягкое место - вы их получили.
   От насмешек в глазах старших магов я вспыхнула и посмотрела на Шэндара, который был оттеснён за их спины. Тот усердно делал большие глаза и отрицательно мотал головой. Мне убедительно рекомендовалось прикусить свой язык, что я и сделала. В данный момент эти трое пугали меня больше, чем мертвецы на кладбище. Не знаю почему. А некромант продолжил:
  -- Учитесь отвечать за свои поступки. Собирайтесь. Или пойдёте до города пешком.
   Заметив, что я стою на месте, только по причине невозможности обойти магов, Шэндар подошёл сам, ухватил за локоть и провёл между двух высоких боевиков.
  -- Пойдём.
   Закрыв за собой дверь, Шэн тихо спросил:
  -- Как ты это сделала?
  -- Что? - не поняла я.
   Маг продолжил шептать.
  -- Как ты освободилась?
   Я слегка пожала плечами. Откуда мне знать?
  -- Я разозлилась. Посмотри на меня. Какой тут может быть город?
  -- У тебя есть десять минут.
  -- Этого мало.
   Шэндар качнул головой, явно намекая на мужчин во дворе.
  -- Хочешь поспорить с ними?
  -- Не-ет, - передернула я плечами.
  -- Тогда собирайся. Тётя Мора.
  -- Шэн, что происходит? - подошла к нам хозяйка и напуганной она не выглядела, скорее озабоченной и встревоженной. - Аня, что с тобой случилось?
  -- Иди, - поторопил меня маг. - У тебя мало времени.
  -- Шэн, - нахмурилась хозяйка.
  -- Я всё объясню. Где Оля?
  -- Наверху.
  -- Позови её.
   Пока наспех пыталась умыться и переодеться в сухое, я слушала, как Шэн рассказывает о том, что увидел на кладбище, на что тётя Мора, удивив нас, заявила, что всё знает, ведь ночью принёс меня именно отец хозяйки, то есть дед Шэндара и они худо бедно поговорили. От этой новости я чуть не захлебнулась в деревянной бадье для умывания. Как хорошо, что я была без сознания.
  -- Аня! - сбежала с лестницы растрёпанная шестилетка. - Где ты была?
  -- Собирайся, нас отправляют в город, - отфыркнулась я и утёрлась полотенцем.
  -- Уже? - расстроилась Оля.
  -- Да.
   Оля придирчиво заглянула мне в лицо и сказала:
  -- Ты выглядишь, как покойник.
   На что я без обид грустно усмехнулась:
  -- И чувствую себя так же.
  -- Готовы? - подошёл Шэндар.
  -- Нет, - слаженно ответили мы с Олей.
   Маг взглянул в наши грустные лица и попросил:
  -- Не злите их. Чтобы они не говорили - молчите.
   При этом смотрел исключительно на меня. Я поморщилась, но согласилась:
  -- Хорошо- хорошо. Постараюсь не отсвечивать.
   Шэн мне не поверил, махнул рукой и вышел во двор. Чтобы себя не расстраивать я не заглянула в зеркало, чтобы убедиться, что смыла всю грязь с лица, искренне поблагодарила тётю Мору за гостеприимство, закинула наши с Олей сумки себе на плечи и тоже потопала на выход.
   К этому времени маги обо всём договорились. Когда всех пробудившихся собрали вместе, я поняла, что насмешек не избежать. На меня смотрели, кто с недоумением, кто с жалостью, а кто и со злорадным ликованием. И, что я ей только сделала, что она на меня так взъелась? Хотя, думаю, повода ей не надо. Сама придумает.
  -- Из какой могилы ты вылезла? - усмехнулась Галина, по-пацански пожёвывая кончик травинки.
   Я хотела ответить, но прямо таки почувствовала взгляды прибывших магов, проглотила язвительный ответ. Лучше сейчас не привлекать их внимание.
  -- Что молчишь?
  -- Отстань от меня, - сквозь зубы ответила ей.
  -- Посмотрите на неё-о! - противным голосом пропела Галина. - Наша принцесса не в духе. Что, горошина под перинкой спать мешала?
   Я начала злиться, но неожиданно помощь пришла, откуда не ждали.
  -- Хватит, - холодно обрубил Элис.
   Увидев мага, Галина побледнела и отступила, испепеляя меня злобным взглядом. Элис же возмутительным образом стянул с моего плеча сумку Оли, но когда потянулся за моей, я резко отпрянула.
  -- Эй!
  -- Переход отнимет у тебя все силы. Не хочу тащить тебя на своём горбу.
   Я поискала глазами Шэндара, тот внимательно следил за действиями Элиса. Поймав мой вопросительный взгляд, мужчина кивнул. Похоже, решение помочь тёмный маг принял не по своему желанию, а по настоятельной просьбе друга. Что ж, я не против. Сняв сумку с плеча, отдала её Элису с наставлением.
  -- Неси аккуратно.
   Выражение лица мага стало непередаваемым. Будь его воля, удавил бы меня лямками от сумок, вон, как сильно их сжал.
  -- Не зазнавайся, - предубедил Элис. - Мой друг не будет опекать тебя вечно. Наше дело переправить вас сюда и отправить на распределение, дальше за ваше воспитание возьмутся ваши опекуны и наставники.
   Я удивлённо приподняла брови.
  -- Опекуны?
  -- Родственники, - злобненько улыбнулся Элис. - Но если у тебя их нет...
   Мне как холодной рукой по спине провели. Я вздрогнула и зло прошипела:
  -- Мои родители живы.
  -- Живы, - кивнул маг, - но живут в другом мире, и значит твоим опекуном назначат либо дальнего родственника, либо твоего мужа.
   И так многозначительно усмехнулся, что я сразу заподозрила неладное. На что он намекает? Что на самом деле представляет собой замужество по договору?
  -- Все готовы? - прогремел голос старшего мага одного из боевиков.
   Вопрос был формальностью, так как ждать нас не собирались, он служил сигналом, чтобы мы умолкли и приготовились к переходу. Когда второй боевик начал подзывать пробудившихся по двое, Элис вдруг снизошёл до объяснений.
  -- Они открыли пульсирующий портал. Будут перебрасывать нас попарно.
   Я посмотрела на мага.
  -- И, что?
  -- Держи эту, - глянул он на Олю, - крепко. Войдёшь в портал, постарайся не пялиться по сторонам. Когда почувствуешь импульс, беги.
  -- Какой импульс? - Я с тревогой вытянула шею, чтобы увидеть, как первая пара вошла красновато-оранжевый пульсирующий тоннель. - Куда нам бежать?
  -- Вперёд.
  -- А если пропустим импульс? Что с нами будет?
  -- Вышвырнет назад. Обеих.
   Я круглыми глазами уставилась на мага.
  -- Я предупредил, - усмехнулся Элис.
   Он серьёзно? Похоже, что да. Я опустила взгляд, встретил испуганный Олин, и спросила у мага:
  -- Можно нам поменяться парами?
  -- С ней никто не пойдёт, - Уголки губ у мужчины нервно дёрнулись. - Как и с тобой.
   Внутри у меня всё сжалось. Что это значит?
  -- Почему?
   Элис встал напротив, загородив от любопытных глаз остальных пробудившихся. Он пристально посмотрел на меня, и мне почудилось, что я увидела в его глазах проблески сострадание.
  -- Скажи спасибо, Шэндару. Он так часто говорил со мной при других, какая ты необычная девушка, и что мне надо перестать на тебя злиться, что некоторые заочно тебе возненавидели, - Элис повернулся к быстро редеющей толпе. - Посмотри на них. Они все давно друг друга знают, и тебе кажется, что они друзья, но это не так. Здесь каждый сам по себе и сам за себя. Это принцип жизни любого мага. Ты не такая и это твоя слабость. Избавься от нее или станешь изгоем.
  -- Как ты?
   Язык мой - враг мой. Но, что сказано, то сказано. Элис дёрнулся. Шпилька попала в цель. Лицо мага снова стало надменно-отрешённым.
  -- Хуже, - бросил он мне через плечо, направляясь к Шэндару. - Намного хуже.
   Мы с Олей остались одни. Шестилетка попыталась меня приободрить.
  -- Не бойся, всё получится.
   Я не была в этом так уверена, но взяла Олю за руку и попросила:
  -- Держи крепко. Не отпускай. Поняла?
  -- Угу.
   Девочка посмотрела на меня большими глазами и до боли сжала мои пальцы.
  -- Мы справимся, - улыбнулась я ей.
  -- Следующие! - прокричал старший маг.
   В зев перехода вошла последняя пара: боевик и девушка. Остались мы с Олей.
  -- Следующие!
   Мы неуверенно подошли к схлопнувшемуся порталу. Он подозрительно пульсировал, открывался и закрывался, без разбора глотая всё, что входило, вползало или влетало в него, я к тому, что доверия он у меня не вызывал.
  -- Живее! - прикрикнул маг.
   Я крепче сжала руку шестилетки и шагнула вместе с ней в портал. Простите, конечно, но сразу же возникло ощущение, словно мы попали в подсвеченный кишечник гигантского червя, всё вокруг было блестяще-влажным, мягким и подвижным. Ноги сразу увязли в тёплой субстанции по щиколотку, однако, когда мы с Олей с перепугу побежали вперёд, стала достаточно твёрдой. Впереди я видела что-то похожее на выход, поэтому туда и стремилась, забыв об импульсе и возможном вылете верх тормашками в обратном направлении. Однако, несмотря на все мои старания не смотреть по сторонам, и, не останавливаясь бежать вперед, всё случилось так, как случается со мной в последнее время. В какой-то момент Оля испугалась. Она громко вскрикнула и отпустила мою руку.
  -- Оля! - Я остановилась. Мои ноги медленно погрузились в мягкую плоть странного портала.
  -- Нет! - вскрикнула девчонка, пяться к светящимся стенам. - Нет!
   И часто затрясла головой, словно пыталась отогнать от себя парочку настырных ос.
  -- Оля!
   Но шестилетка меня не слышала. Она продолжала трясти головой.
  -- К ней! Быстро! - неожиданно появилась передо мной призрачная знакомая.
  -- Что ты?...
   Красотка сердито свела, склонив голову, прислушиваясь к чему-то.
  -- Некогда объяснять. Быстрее!
   Я поспешила к перепуганной Оле. Обняла её за плечи и прижала к себе. Девочку трясло. Что же её так испугало?
  -- К стене! - закричала призрачная дева.
   Закрыв Олю собой, я постаралась вжать нас в мягкую субстанцию насколько, насколько это было возможно. Нарастающий гул с той стороны, откуда мы пришли, заставил моё сердце бешено забиться в груди. Призрачная дева так же оказалась рядом с нами.
  -- Не двигайся. Чтобы ни случилось.
   Я кивнула и закрыла глаза, чтобы переждать, когда неведомое нечто пройдёт мимо. И уже через пару мгновений что-то липкое и обжигающе-горячее пронеслось по влажному коридору портала, жадно лизнув мою спину и ноги. Я вздрогнула, но устояла, Оля же, наоборот, разревелась и стала сползать вниз.
  -- Стой! - я придержала её за плечи. - Оля! Да, что с тобой такое?!
  -- Не кричи на неё, - призрачная дева просочилась сквозь влажную стену портала и с состраданием посмотрела на Олю, которая ревела мне в живот. - Она тебя не слышит.
  -- Почему?
  -- Сейчас она видит и слышит иллюзию. На тебя она не действует, так как рассчитана на детей.
  -- Оля, - погладила я девочку по плечам. - Всё хорошо. Всё закончилось.
   Призрак серьёзно показала головой.
  -- Ничего не закончилось. Выводи её. Вместе с ней, здесь, ты в опасности.
  -- Это, - посмотрела я в сторону, куда нам предстояло идти, - охотилось за ней?
  -- Да.
  -- Спасибо.
   Призрак нахмурилась.
  -- Отблагодаришь потом. Бери её на руки.
   Поморщившись, я отцепила маленькие пальчики от своей одежды.
  -- Оля, послушай меня, - слегка потрясла ребенка за худенькие плечи. - Это не настоящее. Чтобы тебе сейчас не мерещилось, на самом деле этого нет. Нам нужно уходить. Я понесу тебя на руках.
   Не открывая глаз, Оля замотала головой.
  -- Не глупи, - раздраженно дёрнула её на себя, - нам нужно отсюда выбираться. Ты слышишь меня?
   Оля, что-то невнятно промычав, вытянула вперед руки, значит слышит. Присев на корточки, прижала ей к себе, попросив:
  -- Держись крепко. Обхвати мою талию ногами, - Оля как-то обречённо-послушно повиновалась. - Вот, так. Как обезьянка.
   Обхватив трясущуюся шестилетку двумя руками, я встала, балансируя с ней на неприятно подвижной поверхности и не представляя, что делать дальше.
  -- Ты должна вызвать его движение, - подсказала призрачная дева.
  -- Что я должна сделать?
   Я глупо захлопала глазами.
  -- Импульс, - пояснила она. - Ты должна создать импульс, чтобы портал перенёс тебя на ту сторону.
  -- Так это Я должна создать импульс?!
   Теперь уже она удивленно захлопала глазами.
  -- Тебе объяснили иначе?
   Я сердито поджала губы.
  -- Ничего мне не объяснили, только Элис сказал, что я должна дождаться импульса, а потом бежать вместе с Олей вперёд.
   Призрак изящно закрыла рот ладошкой.
  -- Как глупо, - хихикнула она и с самоуверенной улыбкой добавила: - Человеческие маги такие глупые.
   Её оговорка не могла не насторожить меня. Если она не человек, то кто?
  -- Что ты на меня так смотришь? - призрак вздёрнула светлую бровь.
  -- Ты не человек?
  -- Нет, конечно.
   Окинув её быстрым взглядом, я, было, открыла рот, чтобы спросить, кто она, но одёрнула себя, сейчас неважно, кто она, и, вместо неуместного любопытства, попросила:
  -- Научи.
   На красивых губах призрака появилась предвкушающая улыбка, от которой, честно говоря, у меня ёкнуло сердце, и побежал холодок по спине, а так же возникло подозрение, что она ждала, когда я попрошу её об этом.
  -- Хорошо, - улыбка стала еще шире и стала напоминать оскал, что недалеко от истины, так как по рту у девы присутствовали две пары небольших клыков, сверху и снизу, но при этом, прикус у неё был идеальный. Чёрт! Я так с ней комплекс неполноценности заработаю! - Но потом не жалуйся. Я тебя за язык не тянула.
   Подумать мне не дала снова заплакавшая Оля, я погладила ей по спине, и, посмотрев на призрака, кивнула:
  -- Что мне нужно делать?
   После быстрых, но дотошных объяснений, мне с лёгкостью удалось, как призвать собственную силу, так и импульс, однако следовало сразу обратить внимание на подозрительный блеск в глазах мёртвой клептоманки. Она предвкушала веселье, и я её не разочаровала, с громким визгом прокатилась на мощной волне взбесившегося портала, а далее на попе по деревянной брусчатке, щедро наставляя себе синяков и заноз. И будь я проклята, если не слышала за спиной её заливистый смех.
  -- Вот зараза! - процедила я сквозь зубы и расслабила руки.
   Чуток переведя дух, я похлопала себя по ушам, чтобы убедиться, что не оглохла, так как тишина, окружившая нас, после выброса из перехода, была какой-то неправдоподобной. Неужели нас выбросило не туда?
   Я повертела головой, убеждаясь, что попали мы туда куда надо. Нас с Олей выплюнуло на единственный свободный пятачок многолюдной площади, где по определению тихо быть не должно, а было. Я снова похлопала себя по ушам. Нет, с ушами всё в порядке, значит дело в магии.
   Приподнявшись на локте, увидела, что прибывшие перед нами пробудившиеся и маги окружены вооружёнными людьми, и только мы с Олей оказались в стороне. Ребята выглядели напуганными.
   Неожиданно стража, а это была именно стража, расступилась и возникла ОНА. Я даже икнула от удивления. Вот это женщина! Огромная! Что вширь, что ввысь, и не то, чтобы она была тучная, но необъятная, определённо. Женщина - гора, причём заснеженная, так как поверх коричневого платья, был накинут ещё и широкий белый плащ. Когда она направилась к нам, я испытала смешенное чувство ужаса и восхищения. Двигалась она уверенно и целеустремлённо, каждый её шаг ощутимо сотрясал землю, а весь вид говорил: "Поберегись, зашибу." Да-а, вставать на пути такой женщины я бы не советовала ни кому - опасно для жизни. Не убьёт, так покалечит.
   Последовал звук лопнувшего пузыря и в наш тихий уголок ворвались звуки.
  -- Арон! Нарон! - прогремел зычный голос пугающей меня, и не только меня, женщины. - Займитесь девочками. Живее!
   К нам тут же подбежали два молодых мужчины в белых балахонах. Оба белокурые, голубоглазые, красивые, я бы даже сказала смазливые, только взгляды у обоих безразличные. Это мне не понравилось, даже у оживших мертвецов я видела больше эмоций, чем у этих двух. Поэтому, когда один из них попытался забрать у меня плачущую Олю, я взъярилась. Не знаю, что блондин увидел у меня в глазах, но руки убрал и вопросительно посмотрел на женщину-гору.
  -- Всё в порядке, девочка, - понизив голос, сказала она, наклонившись над нами. - Они помогут.
  -- Не отдам, - упрямо покачала я головой, и рукой прижала к себе шестилетку. - Я вам не доверяю.
   Женщина резко распрямилась, вздрогнула, и, откинув голову, громко расхохоталась. Мужчины изумлённо воззрели на неё, затем синхронно на меня и на их лицах медленно начали проступать первые понятные мне эмоции. По крайней мере, я поняла, что мужчины были сосредоточены, и совсем не думали, что их могут не так понять.
   Отсмеявшись, женщина наклонилась надо мной низко-низко, что я отчётливо рассмотрела лучики морщинок вокруг её глаз.
  -- Глупышка, - тепло улыбнулась она. - Отдай Олю Нарону, он снимет с нее иллюзию.
   Я, было, запротестовала, но шестилетка подалась в сторону женщины и жалобно всхлипнула:
  -- Ба?
   Я в изумлении уставилась на женщину-гору. Это её бабушка? Серьезно?! Та мягко улыбнулась и едва заметно кивнула.
  -- Можно? - спросил у меня тот, кого, по-видимому, назвали Нароном, и глазами показал на Олю.
   Я кивнула и отдала ему трясущуюся тушку шестилетки. Он взял её осторожно, поднял, и, сделав шаг в сторону, исчез. Вот просто взял и растворился в воздухе, хотя нет, я всё-таки заметила оставленную им золотистую дымку. Захотелось встать и пощупать воздух, где он исчез, вдруг что-нибудь почувствую, но меня остановили.
  -- Сиди, - приказала женщина, положив мне руку на плечо. - Ты тоже пострадала. Арон.
  -- Прошу вас мне довериться, - произнёс блондин, и, не дожидаясь моего согласия, наклонил меня вперёд. - Как вы и говорили, госпожа Рэя, прикосновение огненного духа.
   Почувствовав прикосновение к голой коже, я вздрогнула. Что стало с моей одеждой? Они сказали: прикосновение огненного духа? Это был огненный дух?
  -- Сможешь залечить? - в голосе женщины появились тревожные нотки.
  -- Нет необходимости, - блондин провёл ладонью по спине. - Пара дней и всё пройдет. Вашей внучке очень повезло, что с ней шла эта девушка. Огненные маги имеют иммунитет к прикосновениям огненных духов. Я восстановлю резерв и подлечу простуду. Вы сегодня ели?
  -- Арон! - рыкнула на блондина женщина-гора.
   На секунду я подумала, что оглохну. Блондин смущённо закашлялся и пальцами потыкал в мою лопатку.
  -- Я у вас спрашиваю. Девушка, вы сегодня ели?
  -- Нет, - крякнула я, так как распрямиться мне так и не дали.
  -- Сходите и поешьте.
  -- Если дадут, - буркнула я.
  -- Вам нужно поесть. Вы ослаблены. Кто позволил отправлять вас импульсным переходом в таком состоянии?
   Я промолчала, но не потому, что боялась магов, просто после всего случившегося на меня вдруг навалилась огромная усталость. Не было ни гнева, ни обиды, только эта неподъёмная тяжесть во всём теле.
  -- Сейчас разберусь, - угрожающе произнесла женщина и с невероятной для такой комплекции ловкостью протиснулась между стражами и пробудившимися, желая добраться до старших магов.
   Что там произошло, не знаю, но отчётливо услышала удар и вскрик, затем ещё один удар, после чего по толпе пробудившихся прошёлся удивлённый ропот.
  -- Госпожа Рэя-а, - обречённо простонал блондин. Его тяжёлый вздох омыл мою спину холодным воздухом. - Зачем же сразу бить.
  -- Она всегда такая? - повернув голову, спросила я у блондина.
  -- К сожалению.
  -- У неё всё будет в порядке?
   Блондин усмехнулся.
  -- Что будет с полновластной главой самой влиятельной семьи Брандора, к тому же предсказательницей храма богини Элос? Не переживайте, сегодня она в своём праве. Госпожу Ольгу должны были переправить защищённым порталом, но никак не импульсным.
  -- Но...
  -- Но всё пошло не так. Нам очень жаль, что вы пострадали. И в тоже время мы благодарны вам за спасения нашего пророка. Теперь весь храм Элос в долгу перед вами.
   Распрямив спину, я посмотрела на блондина. Глаза чуть раскосые, брови вразлет, нос прямой, губы пухлые, лицо сердечком. В такого влюбиться, да раз плюнуть. Сердце в груди зачастило. Так, спокойно. Спокойно, я сказала.
  -- Лучше позаботьтесь об Оле. Сами сказали, что у меня всё пройдет.
  -- Вам нужен отдых.
  -- Ага, - качнула я головой и отвернулась, чтобы посмотреть, что творится за спинами стражей и отметила интересный момент, площадь, куда нас выкинуло, была достаточно оживлённым местом, однако горожане, словно не замечали того, что происходит за спинами стражей. Они здоровались с ними, кивали, но не задерживались, а шили дальше, словно не было ничего интересного.
   Я встретилась взглядом с одним из стражей и непроизвольно поёжилась. Лицо у мужчины было угловатым, с тонкими губами и тяжёлым подбородком. Нос ему ломали и не один раз. Глубокие параллельные шрамы от левого виска к подбородку наводили на мысль, что в прошлом на него напало хищное животное, достаточно крупное, чтобы потягаться с этим высоким мускулистым мужчиной. Но меня испугал не его внешний вид, а жёсткий, пронизывающий насквозь взгляд, от которого у меня резко задёргало спину. Я охнула и отвернулась.
  -- Болит? - тут же забеспокоился красавчик-лекарь.
   Я подняла глаза от грязной брусчатки, чтобы сказать, что всё нормально, но в глазах начало двоиться.
  -- Что-то мне нехорошо, - пробормотала я.
  -- Где болит? - потребовал мужчина.
  -- Не знаю, - заплетающимся языком ответила ему.
   На самом деле, боли не было, только тело вдруг стало очень тяжёлым и его наклонило влево. Голова камнем упала на грудь лекарю, и я начала проваливаться в темноту.
  -- Девушка. Девушка! Что с вами? Девушка! Госпожа Рэя!
  

***

   Из темноты меня выманил дивный аромат курочки под сливочным соусом. Это нежное сочетание сладковатого соуса с нежным птичьим мяском и тонкой ноткой пряных специй пробудил во мне неведомый доселе аппетит, который затуманив разум, усадил меня прямо, вложил в руки вилку и нож и заставил поглощать эту пищу богов прямо так, не открывая глаз. Очнулась, когда поняла, что доедаю третью порцию этого изысканного блюда, а недоуменный юношеский голос сбоку интересуется, не принести ли девушке еще одну порцию - побольше.
  -- Не надо, - открыв глаза, ответила я.
  -- Несите второе, - пророкотали справа.
   Я медленно, со скрипом, повернула голову и увидела, что справа на огромном, под стать ей самой, стуле, восседает бабушка Оли, и тепло мне улыбается.
  -- Кушай, деточка, не стесняйся. Здесь все свои.
  -- А? - открыла я рот, но не нашлась, что сказать.
  -- Поддерживаю госпожу Рэю. Вам нужно восстановить силы. Ешьте.
   Голова резко дёрнулась в другую сторону. Слева сидел тот самый блондин, Арон, вроде бы. Он с серьезным видом переставлял пустые миски, пододвигая мне две полные. В одной глубокой в желтовато-зелёном соусе плавало что-то напоминающее шампиньоны, в другой едва виднелась горка белых корешков.
  -- А? - в очередной раз издала я звук ещё более жалобный, чем предыдущий.
   Я чувствовала себя выдернутой из контекста происходящего. Я не помнила, как оказалась здесь, за накрытым столом в компании двух относительно незнакомых мне людей. Это если не пугало, то заставляло задумать. Причём обо всём сразу.
  -- Грибы под острым соусом, - рукой указав на первую, объяснил блондин. - Поможет легче переварить шаперку.
   Непонимающе моргнула. Кого переварить?
  -- Птица. Блюдо, которое вы ели, - разгадал причину моего замешательства блондин и мягко улыбнулся. - Мясо у нее мягкое, но переваривается плохо. Попробуйте.
   И, продолжая улыбаться, пододвинул мне миску с грибами. Я смутилась, и пробурчав: "Спасибо", воткнула, зажатую в руке вилку, в шляпку ни в чём неповинного гриба. Брызнул соус, он описал идеальную дугу и украсил белую салфетку мелкими жёлто-зелёными каплями.
  -- Простите, - пробормотала я, смотря в тарелку, чтобы скрыть смущение.
  -- Ничего страшного. С кем не бывает.
   Я подняла взгляд. Мужчина продолжил держать маску искренней доброжелательности, но глаза смеялись. "Смешно, да? - подумала я, запихивая гриб в рот. - Я тоже посмеяться люблю". И, ища поддержки, глянула в сторону госпожи Рэи, та едва заметно улыбнулась и кивком дала добро. Замах, и уже вторая струйка летит прямиком в сторону мысленно веселящегося блондина.
  -- Проклятье! - подскочил он, но уйти от соусной атаки не успел и его белоснежный балахон украсил креативный рисунок из жёлто-зелёных пятен.
  -- Прошу прощения, - прикрыла рот рукой, чтобы спрятать победную улыбку. - Никак не могу с ними сладить, - и взглядом указала на грибы, которые, кстати, оказались очень вкусными.
  -- Возьмите ложку, - нахмурив брови, предложил блондин.
  -- Ой, - потупилась я, закусывая нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. - Как же я об этом не подумала?!
   Продолжая стоять, мужчина, растянул ткань балахона и удручённо покачал головой. Я взглянула на свою работу из-под опущенных ресниц. Зря расстраивается, выглядит вполне уместно.
  -- Госпожа Рэя, я могу вас покинуть? - с печалью в голосе обратился он к своей начальнице.
  -- Иди, - махнула она рукой, так же как и я, пряча улыбку в уголках губ.
   Уважительно кивнув, блондин раздражённо отдернул тяжёлый занавес, отгораживающий нас от любопытных взглядов, и тут же задёрнул его обратно.
  -- Мальчишки, - по-доброму улыбнулась госпожа Рэя и посмотрела на меня. - Они не плохие, но иногда забываются. У обоих высокое происхождение и годы скучного дворцового воспитания.
   Я испуганно взглянула на женщину и жалобно мяукнула.
  -- Я не настолько меткая.
  -- Мой личный воспитательный процесс, - отмахнулась бабушка Оли, и заговорщически мне подмигнула. - Иногда приходится ставить на место. Не бойся, тебе ничего не будет.
  -- Они братья?
  -- Нет.
  -- Но они так похожи! Их имена и внешность.
  -- Похожи, - кивнула госпожа Рэя. - Но только на первый взгляд.
   Я отложила вилку и спросила напрямик:
  -- Простите, госпожа Рэя, но как я здесь оказалась?
   Женщина рассмеялась, от чего на столе задребезжала посуда.
  -- Деточка, тебе не за что просить прощения. Я тебя сюда принесла.
   Представив себе это зрелище, я промахнулась и едва не опрокинула тарелку с грибами. Зубья вилки слишком быстро заскользили по её дну.
  -- Аня! - всполошилась госпожа Рэя.
   Я вздрогнула, удержала тарелку от падения, и, переставив её, смущенно улыбнулась:
  -- Извините.
  -- Не страшно, - выдохнула женщина. - Перепачкаешься, потом до-олго грибочками будешь пахнуть.
  -- Он всё равно испорчен, - развела я руками, говоря о своём костюме для верховой езды.
   Взгляд госпожи Рэйи пробежался по моей одежде и остановился на спине, точнее на той части, которую она могла видеть. Это напомнило мне, что одежда снова испорчена. Тут же я ощутила, как холодит воздух оголённую спину. Печально. Если пойдет так и дальше, я скоро останусь без гардероба.
   Занавес резко дёрнули, от чего я вздрогнула, и к нам, без разрешения, вошёл тот самый страж со шрамом. Он быстро оценил обстановку и с заминкой, но всё же склонил голову перед госпожой Рэйей.
  -- Настоятельница Рэя, - произнёс он.
  -- Садись, раз пришёл, - сердито сверкнула на него серыми очами госпожа Рэя.
  -- Я хотел удостовериться.
  -- Аня встань, - попросила она.
   Я встала, испуганно поглядывая то на одного, то на другого. Что это значит? Что здесь происходит?
  -- Повернись.
   На секунду я замешкалась, прежде чем послушно повернуться к ним спиной. Мне становилось всё больше не по себе.
  -- Удостоверился?
   Раздражённый голос женщины должен был предостеречь стража, чтобы не зазнавался, но мужчина пошёл напролом.
  -- Нет, Настоятельница Рэя. Я должен осмотреть её, - и до дрожи холодно добавил: - Всю.
  -- Охор, - зло прошипела госпожа Рэя, - не слишком ли много ты на себя берёшь. Эта девочка моя гостья.
  -- Если вы так за нее переживаете, можете присутствовать на сеансе. Я не против. Но это в ваших и её интересах. Твари из порталов могут быть крайне опасны. Ту, что она притащила на себе, я ликвидировал, но ей нужен полный осмотр.
  -- П-простите, - неуверенно пролепетала я, поворачиваясь к стражу лицом. - Что это значит?
   Но только страж открыл рот, чтобы ответить, госпожа Рэя треснула кулаком по столу, что все тарелки на нём подпрыгнули.
  -- Охор! Не смей пугать девочку!
  -- Я еще не начал! - возмутился страж.
   Я побледнела и испуганно уставилась на двух враждующих титанов. Ох, не хотелось бы мне попасть под раздачу, когда эти двое схлестнуться в рукопашной. Тут с ходу и не скажешь, кто сильнее.
  -- Подождите. Госпожа Рэя, - посмотрела я на сердито поджавшую губы женщину. - Я хочу знать, что со мной произошло.
   Страж победно сощурился и благосклонно мне улыбнулся. Жуть какая! Лучше бы он не улыбался. Губы у него тонкие, бледные, и когда улыбается, превращаются в тонкую, но почему-то тёмную линию. Улыбка куклы - Вуду честное слово. Госпожа Рэя фыркнула и нехотя кивнула, мол, говори, твоя вязала.
   Так я выяснила, что в момент, когда мы встретились взглядами, зыркал он не на меня, а на то, что я притащила на своей спине из портала, и что по причине узкой специализации не замечал лекарь. Дрянь, которую я подцепила в портале, была чем-то вроде энергетической пиявки, способной не только иссушить, но и свести меня с ума. Охор предположил, что пиявка в надежде поживиться крохами с барского стола стала спутником огненного духа, и я подцепила её во время атаки, но удивило его то, что тварюшка сколько ни старалась, не смогла присосаться. Вцепиться-вцепилась, а пустить корни не смогла.
  -- У вас защитный амулет? - поинтересовался Охор, закончив объяснения.
  -- Э-э..., - поёжилась я под его внимательным взглядом.
  -- Конечно у нее амулет! - тут же переключила внимание стража на себя госпожа Рэя и ласково мне улыбнулась. - Её родители очень её любят.
   Моя ответная улыбка получилась несколько кислой. Не то, чтобы я сомневалась в любви своих родителей, - нет, конечно, - но врать Охору не хотелось. Никаких защитных амулетов мне не давали, это я знаю точно. Одежда, предметы первой необходимости, деньги и то, что можно обменять на деньги, но ничего магического среди этого не было. Меня бы предупредили. Единственный амулет - таинственный крягляш, но о нём я стараюсь не думать. Узнают - отберут, как пить дадут. А он мне ещё нужен. Кошмарик от меня не отвяжется. Очень мне хочется познакомиться с ним поближе.
   По ходу, задумавшись, замолчала я слишком надолго и меня окликнули:
  -- Аня?
  -- Девушка?
  -- Наверное. Я не знаю, - пожала я плечами и кристально-честными глазами посмотрела на стража.
   Мужчина подозрительно сощурился и задал провокационный вопрос:
  -- Кто ваши родители?
  -- Мои? - удивилась я. - Мама Лилия Владимировна, папа Александр Геннадьевич. Шмелёвы мы.
   Страж поморщится. Имена моих родителей ему ничего не сказали. На то и был расчёт. Даже попытайся Охор залезть в мои воспоминания, ничего бы он в них не нашёл. Я на самом деле ничего не знала. Родители, словно разведчики, хранили гробовое молчание, и сейчас я была этому рада, вдруг у них были проблемы с законом.
   Охор помолчал, переваривая информацию, наконец, что-то решив, кивнул:
  -- Идёмте. Чем быстрее мы с вами разберёмся, тем быстрее вы освободитесь. Настоятельница Рэя?
   Женщина-гора недовольно скривилась, но мягко спросила у меня:
  -- Анечка, ты поела? Что-нибудь еще заказать?
  -- Нет. Спасибо. Я сыта, - потупилась я, смущённо косясь на горку тарелок, передвинутую ушедшим блондином к краю стола.
   Утвердительно кивнув, госпожа Рэя поднялась и взглянула на стража с холодком.
  -- Если ты думал, что я оставлю девочку с тобой наедине..., - многозначительно обронила бабушка Оли.
   Имитирую удивление, Охор приподнял брови, при этом смотрел с ледяным спокойствием.
  -- И чтобы я с ней сделал?
  -- Уморил бы своими вопросами, - фыркнула госпожа Рэя, и, чуть повысив голос: Помилуй тебя Элос, девочка только прибыла в наш мир, а ты её уже в чём-то подозреваешь!
  -- Это моя работа, госпожа настоятельница, - не смутился страж.
  -- Нет, Охор, - излишне зло, как с моей точки зрения, заявила бабушка Оли, - это не твоя работа - это твоя суть.
   Уголки губ мужчины заметно приподнялись. Он полностью признавал правоту слов госпожи Рэи.
  -- Пойдём, Анечка. В одном Охор прав, чем быстрее они убедятся, что ты чиста, тем быстрее тебя отпустят, - и, глядя на стража с напряжением во взгляде: - Отпустят же?
   Мужчина подобрался. Намёк госпожи Рэи ему не понравился.
  -- Слово стража.
   Но прежде чем идти, Охор протянул мне плащ.
  -- На улице прохладно, - объяснил он причину своего галантного поступка.
   Я смущенно улыбнулась, поблагодарила и накинула плащ на плечи, радуясь, что хотя бы спину не продует.

***

   Откровенно говоря, я думала, меня поведут в полицейский участок, а повели в храм. В чёрное трёхэтажное сооружение с округлыми стенами и острыми шпилями, которые больше напоминали заточенные точилкой грифельные карандаши. У входа нас ждали двое стражей и мужчина в длинных чёрных одеждах. Лысый от слова совсем, мужчина окинул меня ничего не выражающим взглядом и велел идти за ним, но в храм мы не пошли, а обогнули его по дуге и направились дальше по переулку к небольшой пристройке, соединённой с основным зданием сводчатым коридором из арок.
   На входе у меня забрали плащ, но дали такое же длинное одеяние из грубой ткани чёрного цвета, завели в комнатушку и сказали переодеться. Переодеваться в странную мешковатую одежду, больше похожую на монашескую рясу, мне не хотелось, но госпожа Рэя, которая следовала за нами попятам и сверлила Охора, шедшего рядом с лысым мужчиной, неприязненным взглядом, объяснила, что это необходимо для соблюдения приличий, так как одежду, что на мне сейчас, придётся снять, включая нижнее бельё.
   Мне это не понравилось, но под пронизывающими взглядами Охора и лысого мужчины в чёрном одеянии, смирилась, закрыла дверь и начала переодеваться. Однако странная вещь произошла со мной, когда я разделась, и начала натягивать на себя балахон. В ушах вдруг зашумело, затем прояснилось, и я как в трубу услышала разговор Охора и лысого мужчины.
  -- Уверен, что не хочешь подождать Артура? - словно не в первый раз спрашивал монах. - Он бы быстро определил, есть ли на девочке что-нибудь запрещенное и с порождениями пустоты бы разобрался.
  -- Уверен, - пробурчал Охор и объяснил причину нежелания ждать упомянутого Артура: - Если попрошу девчонку подождать, Рэя меня живьём съест.
  -- Всё еще враждуете? - по-доброму усмехнулся монах.
  -- Все ещё.
  -- И вам не надоело?
  -- Как видишь.
  -- Артур должен был вернуться сегодня утром. Отправь овара.
  -- Отправил. Как из ресторана вышли. Дома его нет. Думаешь, я стал бы рисковать?
   Страж многозначительно замолчал.
  -- Охор, у девочки больной вид, - подметил монах. Удивительно, я-то думала, он меня в упор не видел.
  -- Это займёт не больше пяти минут.
  -- Пять минут это для взрослого здорового мага, а ты хочешь запустить под полог смерти больную пробудившуюся девицу. Ты уверен, что она выдержит?
  -- Таб, дружище, только между нами, ты можешь меня осуждать, а Рэя может сломать еще пару рёбер, но не верю я, что какая-то пробудившаяся пигалица без подготовки, определила приближающуюся опасность и так чётко среагировала на атаку огненного духа. Я, что, не видел, как реагируют переселенцы, когда впервые сталкиваются с опасностью!? Они паникуют, Таб. А эта не только сама спаслась, но и пророчицу защитила. Собой закрыла, но личную защиту не поставила. Словно знала, что возникнут вопросы. А так она пострадавшая.
  -- Охор, ты забываешь о врождённых женских инстинктах. Она могла не знать, как поставить защиту, поэтому и пострадала, а пророчицу защитила, потому что женщина. К тому же, тебя больше должно волновать, кто додумался поставить в паре с пророчицей необученную пробудившуюся? Чудо, что они обе выжили!
  -- О чём я и говорю! Только поверь моему опыту, чудом здесь не пахнут. Темнит девчонка. Когда я спросил её, кто её родители, она назвала присвоенные имена и ни одного истинного. Подозрительно это.
  -- Её родители могли не сказать ей истинных имён.
  -- Они не могли не знать, как важны имена при распределении.
  -- Ты забываешь одну важную вещь, Охор.
  -- Какую?
  -- Она взрослая. Слишком взрослая для пробудившейся. Скорей всего её родители уже потеряли надежду. Они могли забыть, как важно для неё знать их настоящие имена.
   Я с удовольствием бы послушала разговор до конца, очень интересную тему подняли мужчины, но заглянувшая в комнату женщина-гора сбила весь настрой.
  -- Аня, что ты возишься? - проворчала она.
  -- Я запуталась, - не моргнув глазом соврала я.
  -- Дай я тебе помогу.
   И госпожа Рэя быстро и сноровисто запихнула меня в черные одежды, подвязала пояском, который, как оказалось, шёл в комплекте к балахону, и подтолкнула меня к выходу.
  -- Иди.
  -- Куда? - сделав несколько шагов, встала я у двери.
  -- Прямо по коридору, - махнула она рукой. - Не заблудишься.
  -- А вы?
  -- Не бойся, - женщина ободряюще мне улыбнулась. - Всё будет хорошо. Я видела.
   Потоптавшись на месте, я набрала воздуха в лёгкие, чтобы спросить, где мне искать её после всего, но мне ответили не дожидаясь:
  -- Я буду ждать тебя здесь. Иди.
   Намотав шлейф волочащейся ткани на кулак, я вышла в коридор и словно попала в другую реальность. Когда мы вошли, сквозь небольшое расстояние между арками пробивался дневной свет, теперь же коридор казался монолитным. Всё пространство заволокло туманом, а зеленовато-жёлтые светлячки то тут, то там выхватывали из тьмы островки каменных стен и пола. Идти туда, где едва брезжил зеленоватый свет, было, честно говоря, жутко, но и стоять на месте у меня начали замерзать ноги.
   Идя по коридору, краем глаза замечала странные шевеления, от чего пугалась, дергалась и ускоряла шаг, так что ближе к концу коридора почти бежала, и в зал ввалилась слегка запыхавшаяся. Отдышавшись, натянуто улыбнулась стоящим ко мне в пол-оборота мужчинам.
  -- Здрасти.
   Оба посмотрели на меня с весьма говорящим выражением на лицах: "Сколько можно тебя ждать?" Затем монах отмер, и, указав на тонкий прозрачный купол, отливающий зеленцой, попросил:
  -- Подойди к камню.
   Я моргнула, не сразу сообразив, что мне предлагается как-то попасть под купол и подойти к каменному цилиндру в центре.
  -- Иди. Чего замерла? - заторопил Охор. - Камень видишь?
  -- Вижу, - кивнула я, с подозрением поглядывая на купол.
  -- Тогда иди, и не задерживай ни меня, ни себя.
   Камень, камень. Дался ему этот чёрный булыжник! Я нерешительно подошла к куполу, вдохнула и вошла внутрь. Прозрачная стенка легко расступилась и невесомо заскользила по изгибам тела, а схлопнувшись за моей спиной, стала твёрдой и неподатливой. Внутри купола было душно. Спёртый, тяжёлый воздух с трудом попадал в лёгкие. Я двигалась по направлению к камню, а дышать становилось труднее и труднее. Я повернулась, чтобы спросить, нормально ли это, но сказать ничего не успела, так как в глазах сначала поплыло, а потом начало темнеть, и я, ухватившись за камень, сползла на пол. Тук-тук, тук-тук, тук-тук...тук...тук... Тук.

***

   Я иду. Просто иду. Не бегу, но и не останавливаюсь. Вперёд по туманному коридору без связанных мыслей, без цели, без звука. Это странно. Я иду, а звука шагов не слышу. И мне не страшно. Совсем. Я босиком, но не шлёпаю, я дышу, но не слышу дыхания. Где я?
   Впереди замаячила чья-то фигура, тёмная на общем фоне, с опущенными плечами или вовсе сгорбленная, она двигалась в тумане медленно и задумчиво, возможно тоже никуда не торопясь.
  -- Эй! - позвала я. - Подождите.
   Фигура остановилась. Когда ко мне повернулись, я увидела старика настолько древнего, что удивительно как он еще может ходить, и в то же время с таким живым и ясным взором, что его глаза на морщинистом лице, казалось, светились изнутри. Еще он был лысый и бородатый. Борода доходила ему до пояса. Рассмотрев меня, он удивлённо приподнял кустистые брови:
  -- Моранна?
  -- Э-э, нет, - качнула я головой, подходя ближе. - Я Аня.
   Старец присмотрелся ко мне внимательнее, усмехнулся и покивал:
  -- Ну-да, ну-да. Всё верно.
  -- Простите, вы не подскажите, где я нахожусь?
  -- Не знаешь? - не поверил старец.
  -- Ну-у, я должна была войти в полог смерти..., - смущенно пробормотала я. - Вроде бы.
   Морщинистая рука пробежалась по бороде, перебирая её как клавиши музыкального инструмента.
  -- Ты знаешь, что такое полог Смерти, дитя?
  -- Нет, - покачала я головой.
  -- Забавно.
   Тонкие старческие губы растянулись в улыбке, и старец рукой поманил меня к себе.
  -- Подойди ко мне дитя. Расскажи, как это получилось? Кто привёл тебя сюда, и зачем?
   Я посмотрела по сторонам. Темнота, освещённая зелёными светлячками давила на меня, и я неуверенно подошла к старцу. Говорить мне никто не запрещал, поэтому я легко поведала ему свою историю, по крайней мере, ту часть, которая объясняла, как я оказалась неизвестно где.
  -- Рэя и Охор, - усмехнулся старец, и его глаза приобрели знакомую мне зеленцу. Надо же! Снова некромант. Везёт мне на них.
  -- Вы их знаете?
  -- Дети, - покачал он головой, говоря это с такой интонацией, словно знает их всю свою жизнь. - Всё никак не поумнеют, - и обратился ко мне со странным вопросом: - Не против, если мы их немного проучим?
   Я удивлённо похлопала глазами, после чего подумала, что самой мне отсюда не выбраться, и пожала плечами.
  -- Делайте, что хотите. Я всё равно ничего не понимаю.
  -- Уверена? - старец иронично склонил голову на бок.
  -- Да.
   Незнакомец сощурил отливающие зеленью глаза.
  -- Ты видела полог?
  -- Зеленый? - уточнила я. - Прозрачный и как мыльный пузырь? Да, видела. А что? Это опасно?
  -- Внимательная и осторожная, - улыбнулся старец и погладил меня по голове. Кстати оказавшись рядом с ним, я поняла, что он очень высок, даже сгорбившись, мужчина возвышался надо мной как башня и хрупким уже не казался. По настоящему старым и величественным, взявшим на свои плечи груз прожитых лет, но не хрупким. - Твои родители хорошо тебя обучили.
   Я вздрогнула и взглянула на старца с подозрением.
  -- Вы знали моих родителей?
   Снова эта таинственная улыбка. Старец взял меня за руку и куда-то повёл.
  -- Конечно, я знал твоих родителей. Но тебе пока рано знать, что заставило их переселиться в другой мир.
   "Как знала, что с ними что-то не чисто", - подумала я и молча покачала головой. - Надеюсь, они не преступники".
  -- Твои родители не преступники.
  -- Вы читаете мои мысли?
  -- С тобой, - старец посмотрел на меня и весело сощурился, - это легко.
  -- Но они не сказали мне своих имён.
  -- Нет? - старец приподнял брови, затем кивнул своим мыслям: - Что ж, это разумно.
   С этим я была не согласна.
  -- А моё распределение?
  -- Распределение? - остановился старец. - Ах, да, этот нелепый закон. Не переживай. Ты найдёшь, кого ищешь.
   Спрашивать, кого именно, я не стала, и мы продолжили идти молча. Мрачный пейзаж не менялся: коридор, туман, светляки, тьма.
  -- Простите, а куда бы идём?
  -- Никуда, дитя. Тебе рано куда-то идти.
  -- А где мы?
   И снова старец не ответил, но решил просветить:
  -- Тебе не сказали, что такое полог смерти. Так вот, дитя, полог Смерти - это та же смерть.
  -- П-подождите, - споткнулась я на ровном месте, туман заволновался. - Как смерть? Я, что умерла?!!
  -- Нет, дитя. Полог смерти позволяет отделить силу и душу от тела, искусственно умерщвляя мага, при этом все амулеты и артефакты на нём перестают работать и их можно снять.
   Какие артефакты?! Какие амулеты?! Я возмущенно уставилась на старца.
  -- А как же создания пустоты?! Меня же из-за них сюда привели!
  -- Верно. Только маги смерти видят этих существ, но полог смерти позволяет видеть их и другим магам.
  -- Значит, всё в порядке?
   Старец поджал губы и его глаза сердито блеснули.
  -- Не совсем, - понял, что напугал меня и мягко улыбнулся. - Не бойся, мы это исправим.
   Он опустил взгляд и посмотрел куда-то в область моей груди. Там начало что-то нагреваться.
  -- Вижу, ты уже обрела наставника.
   Я непонимающе посмотрела на старца.
  -- Твой амулет, - его взгляд остановился на вороте моего балахона, - он принадлежит ей.
  -- Ей?! - я сразу поняла о ком речь и расстроилась. - Я думала... Вот блин. Но...
  -- Я видящий, - кивнул старец. - Как и Рэя, я могу видеть прошлое и будущее, достаточно взять тебя за руку или прикоснуться к тебе.
   Я обескураженно уставилась на свою руку в его руке. Подождите. Госпожа Рэя тоже видящая? Она видела, что всё будет хорошо. Ой, а будет ли?
  -- Будет. Тебе нечего бояться.
  -- Ясно. А-а, - я прикоснулась к связке кулонов у себя на груди. Там их не было, но я как-то их чувствовала, - ... этот призрак, она ведь не человек, да?
  -- Это важно? Она редко берёт себе учеников. Тебе повезло.
   Подняв голову, я с интересом посмотрела на старца, скептически уточнив:
  -- У неё были ученики?
  -- Конечно. И все они сильные маги. Тебе придётся много учиться, Аня. Ты не такая как все. В тебе течёт древняя кровь.
   Меня перекосило. Только этого мне не хватало. Древняя кровь, древние пророчества и всё шишки на мою голову. Не хочу-у! Старец тихо рассмеялся.
  -- Этого не нужно бояться.
  -- Я и не боюсь, - проворчала я. - Я этого не хочу.
   Из моей груди вырвался тяжёлый вздох. Вот, как знала, что ничего хорошего меня здесь не ждёт. Что б эту Силу! Спала бы себе и спала. И мама с папой...
  -- Родителей не выбирают, - не дав додумать, пожурил меня старец.
  -- Знаю, - сдулась я.
  -- Идём.
  -- Куда?
  -- Прислушайся.
   Я прислушалась и услышала, что меня зовут по имени. Зовут давно, и от того голоса зовущих становятся всё тревожнее.
  -- Меня зовут.
  -- Верно. Идём, я покажу тебе.
   Пройдя вперед, старец остановился, поднял руку и сделал жест, словно сдвинул штору. Тьма расступилась. Мы оказались у входа в круглую залу. Под пологом смерти на каменном полу у чёрного камня лежала я, на спине, раскинув руки, вокруг суетился монах, а страж и госпожа Рэя переругивались и наперебой звали меня.
  -- Табейн сильный некромант, - оценив попытки монаха вернуть меня, проговорил старец. - Но настоятелем ему не стать.
  -- Почему?
  -- Настоятель всегда должен помнить, что душа без привязки может заблудиться и уйти.
  -- Но он не хотел. Он видел, что я не здорова - попыталась я оправдать монаха. - Это страж.
  -- Еще одна его слабость, - старец сощурил глаза. - Друзья, какие бы они ни были лучшие, не должны влиять на решение настоятеля храма. Богиня это не оценит и не оценят родственники умершего.
  -- Это из-за того, что я заблудилась?
  -- Нет, дитя, - улыбнулся старец. - Это не из-за тебя. Стать настоятелем храма хотят многие, но не многие этого достойны.
  -- Но если бы я вас не встретила ...
  -- Ты бы ушла.
  -- Насовсем?
   Старец снова посмотрел на Табейна, и, судя по задумчивому прищуру, обдумывал что-то важное.
  -- Запомни, здоровая душа всегда стремиться туда, где ей будет хорошо.
  -- Домой, - догадалась я.
  -- Домой, - кивнул старец.
   Тут же представила, как вернулась бы к маме с папой неприкаянным бестелесным призраком, и поёжилась. Жуть какая.
  -- Тебе пора возвращаться.
   Я встрепенулась.
  -- Я готова. И... и я не спросила. Извините. Я понимаю, это не вежливо, но как мне к вам обращаться?
  -- Дедушка, - неожиданно тепло улыбнулся старец. - Зови меня дедушка.
   На секунду я оторопела. Дедушка? Чей? Мой? Хотя, почему нет. Дедушки у меня никогда не было, только бабушка.
  -- Дедушка, - ответно улыбнулась я старцу.
   Тот бережно сжал мою потонувшую в его ладони руку.
  -- Если будет тяжело, приходи в храм. Я буду ждать тебя.
   Затем, притянув меня к себе, положил руку на поясницу и с силой подтолкнул к куполу.
  -- Пора. Мы достаточно их помучили.
  

Глава 4

Эльф эльфу рознь.

   Я открыла глаза, и первое что увидела это лицо Табейна. Оно было крайне напряженным: губы поджаты, зрачки расширены, крылья носа раздумаются, а по вискам крупными ручейками течёт пот.
  -- Где ты была? - сквозь стиснутые зубы прошипел он.
  -- Здесь, - Я махнула рукой, подразумевая полог.
  -- Тебя здесь не было.
   Я пожала плечами. Откуда мне знать, где я была, мне этого не сказали. Но тон некроманта мне не понравился, и я сердито высказалась:
  -- Не надо на меня шипеть, пожалуйста. Я не виновата.
   Не дождавшись помощи, я сама села на полу, поискала глазами снятые с меня кулоны, сграбастала их в ладонь, после чего, подтянув балахон, на карачках поползла к выходу. Уже выползая, не удержалась, и, бросила некроманту через плечо:
  -- И Настоятелем вы не будете.
   Возможно, зря я это сказала, но после пережитого, очень хотелось кому-нибудь досадить, поэтому я шустро просочилась сквозь полог, чтобы меня не затащили обратно. Здесь меня ждали не менее раздражающие на данный момент личности: Охор и госпожа Рэя. По правде говоря, они даже не заметили, что я вернулась и стою перед ними живая и здоровая. Они ругались.
  -- Простите, - громко произнесла я, когда мне надоело стоять и смотреть, как эти двое готовятся вцепиться друг другу в горло. - Может, вы прекратите цапаться. Из-за ваших размолвок я едва не умерла. Пропустите.
  -- Аня?
   Я прошла между ними, старясь не смотреть ни на одного, ни на другого, тем не менее, не могла не заметить во взгляде женщины раскаяние, что могло значить лишь одно - она знала, - точнее, видела, - что должно было произойти, для этого она была достаточно близко, когда помогала мне одеваться. По сути, она использовала свои способности для того, чтобы поставить Охора на место. Мужчина же, наоборот, злился, причём на нас обеих.
   Идя по коридору, я отмечала в себе странные изменения - я больше не боялась. Мрачные стены, освещённые зелеными светляками, перестали казаться жуткими, и тени, скользящие в тумане, я теперь знаю, они не желают нам вреда.
   Добравшись до комнаты, первым делом натянула бельё и носки, села на лавку и растёрла окоченевшие ноги. Ходить босиком по каменном полу чревато, и просто холодно.
   Забрякали подвески. Сразу накатила тоска по дому. Но не призраком же мне туда возвращаться?! Я вздохнула. Надо искать своих. Где только - непонятно.
   От хлопка двери и топота ног я вздрогнула. Слишком задумалась, размышляя, как и у кого выяснить, куда направилась моя группа. В комнату ворвался встрёпанный Элис.
  -- Закончили?
  -- Элис?
  -- А ты кого-то другого ожидала увидеть? - язвительно обронил маг, скорчив столь высокомерную мину, что я усмехнулась. Маг скривился. Заплывший правый глаз говорил о многом. В какой-то степени я почувствовала себя отомщённой.
  -- Что ты здесь делаешь?
  -- Много болтаешь, - Элис наклонился и схватил меня за руку. - Пошли.
  -- Куда? - дернула я свою руку на себя, но безрезультатно.
  -- Пристраивать тебя будем, - проворчал маг.
  -- Что будете делать?
  -- Идём. Уже поздно. Распределение до семи, но мы успеем.
  -- Подожди!
   Ага, как же, так Элис меня и услышал. Больно дёрнув за руку, маг обвёл светящимся изнутри чёрным шариком контур двери, и мы вышли во двор. Но это оказался какой-то другой двор, не тот, что я видела у храма.
  -- Элис, - придушенно позвала я.
  -- Что? - нехотя отозвался маг.
  -- Где мы?
  -- Во дворе.
  -- Это я и сама вижу! Где во дворе? Где мы сейчас?!
  -- Где-где? - передразнил Элис. - Во дворе высшей магической академии Семи Вершин. Добро пожаловать.
   Вот тут я зависла. Ненадолго - секунд на пять, переваривая, где и в каком виде я сейчас нахожусь. Вокруг суета, народ ходит, на меня и Элиса поглядывает, особенно на меня, я же в одном балахоне и носках, даже сапожки не успела надеть.
  -- Элис, ты офигел! - вырвалось у меня. - Ты зачем меня сюда притащил?
   Маг обернулся. Глаза его сузились, точнее здоровый глаз, но заговорил он почти спокойно:
  -- У нас с Шеном из-за тебя одни неприятности. Ты что себе позволяешь?
  -- Я?! - возмущенно вытаращилась я на мага. - Это я себе позволяю?! Я в одних носках, белье и балахоне!
   Теперь уже Элис замер, оторопело вытаращившись на злую меня. Я посмотрела по сторонам. Двор замер. Н-да, не стоило кричать на весь двор.
  -- Что уставились? - рявкнула я и сделала зверскую рожу.
   Люди зашевелились, зашептались, зашушукались, кое-что удалось даже разобрать, хотя они и старались говорить в сторону, боясь встретиться со мной взглядом.
  -- Некромантка.
  -- Точно некромантка.
  -- Все они с приветом.
  -- Ну её. Еще умертвие натравит. Пошли отсюда.
  -- Что она здесь забыла? Они же только бланки сдают?
  -- Первородное пламя её знает.
   Я хотела было сказать, что я огневичка, но передумала. Раз для некромантки мой вид вполне приемлем, побуду пока некроманткой. Неприятно, но не смертельно. Наконец Элис отмер, прокашлялся, и, бросив "жди", ушёл в портал.
  -- Офигеть, - выдохнула я, оставшись стоять в полном шоке от происходящего. Стайка девушек в синих мантиях, проходя мимо, тихо захихикала. Молодые люди в коричневых мантиях синхронно усмехнулись. Статные мужчины в красных мантиях посчитали ниже собственного достоинства взглянуть в мою сторону, а те, что в белых смотрели во все глаза и морщились. Да, давно я не чувствовала себя всеобщим посмешищем. Полный трындец.
   Потоптавшись на месте, я глазами поискала место, где смогу сесть и поджать под себя ноги. Выданный мне чёрный балахон оказался вполне тёплым, хотя и безразмерным, но, возможно в этом и фишка. Но вот ногам моим снова не повезло - носки промокли, и мои ступни начали замерзать.
   Я всё еще недоумевала, как Элис оказался в храме, и кто такой "добрый" подсказал ему, что сеанс завершён. Я пыталась проанализировать случившееся, но данных катастрофически не хватало. Зачем была нужна такая спешка? Неужели нельзя было подождать до завтра? Почему Элису важно, чтобы я прошла распределение именно сегодня? Я чего-то не знаю?
   Я обратила внимание, что во дворе магической академии собралось гораздо меньше народу, чем ожидалось. Возникало ощущение, как перед закрытием магазина: люди еще есть, но их мало и они уже не приглядываются, а берут то, что есть, - выбор-то небольшой. И эмоции на лицах магов, как у покупателей: кто-то радуется, что взял что-то интересное, кто-то хмурится, размышляя, нужно ли было покупать именно сегодня, а кто-то и морщится, наконец, замечая, что вожделенный товар давно просрочен.
   Единственное место, которое оказалось относительно свободным, было занято представителем горячо-любимой девочками подросткового возраста расы волшебного народа, то бишь эльфом. Классическим: тонкокостным, белокурым, неприлично смазливым и ушастым мальчишкой лет двенадцати. Но это на мой взгляд. Эльфик сидел на высоком овальном столе с массивными ногами и то и дело раскачивался взад-вперёд. Маги и магини огибали этот стол по широкой дуге, шарахаясь от мальчишки как от чумного. Больным он мне не показался, разве что чуточку одиноким.
  -- Можно? - качнула я головой, показывая на стол, на который собиралась залезть с ногами, сочтя, что малолетний эльф, сейчас не так опасен, как грозящая мне после хождения в мокрых носках простуда.
   Мальчик от чего-то дёрнулся и шустро отодвинулся на другой конец стола. Я, конечно, недоумевала, что такой роскошный стол делает посреди двора, но какая разница, если передо мной нужная мне сухая поверхность, значительно удалённая от холодной и мокрой земли. Брусчатка это хорошо, но кто сказал, что это чисто и сухо, всё зависит от количества осадков. Короче, меня не волновало, зачем и почему, а волновали мои промокшие и замёрзшие ноги.
   Забравшись на стол, я сняла носки и повесила их на край столешницы. Высохнуть - не высохнут, но сидеть в них и мёрзнуть меня не прельщало. Народ покосился на полосатые трикотажные изделия с недоумением, но как-то смолчал, что нельзя сказать об эльфике. Тот тут же спросил, забавно прижав к голове заострённые кончики ушек.
  -- Тебе не холодно?
   Я посмотрела на эльфика. Зелёная туника с завязками на вороте, коричневая жилетка с капюшоном и льняные штаны. Обувь я не рассмотрела. Не густо. Но ему вроде бы комфортно. Подтянувшись, я забралась на стол с ногами, села по-турецки и заправила край подола под себя, чтобы оказаться в тёплом коконе плотной непродуваемой ткани.
  -- Холодно, - ответила я.
  -- Тогда почему ты не оденешься?
  -- Странный вопрос. - Я начала растирать ладони друг о друга. - Этот придурковатый маг притащил меня сюда не дав переодеться. Вся моя одежда осталась в храме Смерти. И моя сумка...
  -- Ты прошла инициацию? - не дослушал эльфёныш.
  -- Нет. Я подцепила какую-то гадость в пульсирующем портале.
   Эльфик глубокомысленно покивал.
  -- Бывает, - и тут же поинтересовался: - Удачно?
  -- В каком смысле? - не поняла я.
  -- Не присосался? Создания пустоты любят попить из людских магов силы. Нам тоже достаётся, но мы их видим, - эльфик улыбнулся. - Но ты и так знаешь.
  -- Нет, не знаю. Я возвращенка. Пробудившаяся. Знаешь о таких?
  -- Серьезно? - встрепенулся эльфёнышь.
  -- Вполне.
  -- И как ты? Как тебе у нас?
   О-о, как я ждала этого вопроса. Прямо жаждала его услышать, а, главное, ответить.
  -- Хреново. Сижу тут мёрзну и жду мага, который, терпеть меня не может и неизвестно, что еще придумает, чтобы удовлетворить своё неуёмное любопытство. Моя группа, с которой я пришла меня недолюбливает, так как одна чокнутая постоянно на меня наговаривает. Девочка, которой я помогла, оказалась пророчицей и специально или нет напророчила мне нечто такое, что я ночью пошла на кладбище и встретила некроманта. Но это цветочки. В переходе на нас с Олей напал огненный дух, а ко мне прилипла какая-то гадость. Страж заподозрил во мне шпионку и отправил меня в храм смерти. Я чуть не умерла. А потом пришёл Элис и притащил меня сюда. Он даже не посмотрел, во что я одета! Совсем! Представляешь?!
   Я выдохнула. Ну, вот, всё сказала. Даже легче стало. Ненамного, но всё же.
  -- Соболезную, - неуверенно произнёс эльфик.
  -- А ты чего такой невесёлый?
  -- Я проклят.
  -- Серьезно?
  -- Серьёзно, - кивнул эльфик и рассказал, как неудачно пошалил на официально приёме у Повелительницы.
   Чтобы приём стал чуточку веселее, мальчишка подлил в вино некоторым высокородным эльфам экспериментальный настой собственного производства, слегка ослабляющий внутренний контроль. Привыкшие подавлять свои эмоции, до полного их отсутствия, высокородные начали чудить, причём так оригинально, что трезвый народ только диву давался. Например, один высокородный сорвал с себя одежду, и, вообразив себя тритоном, полез купаться в каскадный фонтан. Выловить его смогли только к утру, когда тот частично протрезвел. Другой признался в любви самой Повелительнице, и сразу экспромтом прочёл трехчасовую оду собственного сочинения. Третий за троном вырастил золотое древо, заявив, что ему всегда казалось, что там чего-то не хватает. Были и другие случаи, но о них эльфик рассказывать не стал, и, судя по красным ушкам, случаи эти были не столь невинны. За эту шалость, точнее за их последствия, он и был проклят невезением собственной родительницей в назидание всем, в том числе и его братьям, которые тоже любят пошутить.
  -- То есть тебе тоже не везет?
  -- Нет. Не мне. Другим. Если я к кому-нибудь прикоснусь, то у того начнётся полоса невезения.
   Я тревожно посмотрела на разделяющее нас расстояние.
  -- Ты, это, не обижайся, но у меня своих неприятностей хватает.
  -- Я понимаю, - погрустнел эльфик, ушки у него поникли, и таким несчастным он мне показался, что стало его по-человечески жалко.
  -- Но если ты не прикасаешься, проклятье не действует?
  -- Нет, не действует, - подтвердил эльфик.
  -- Тогда не страшно.
   Эльфик просиял. Ушки вздёрнулись вверх, как две смешные антенны, глаза засияли.
  -- Хочешь, я дам тебе свои носки? Они тёплые.
   Я поперхнулась от такого щедрого предложения.
  -- Нет, спасибо. Я всё ещё надеюсь, что Элис не сбежал.
  -- Элисавиэль?
  -- Элиса... кто? - переспросила я.
  -- Элисавиэль. Квартерон. Тот маг, который тебя сюда привёл.
  -- Он эльф?
  -- На одну четверть.
   Я представила себе Элиса, посмотрела на эльфёныша и потрясла головой.
  -- Никогда бы не подумала.
  -- Никто и не знает. Но мы эльфы свою кровь чувствуем. Пусть её и мало.
  -- Кровь? - я скептически поморщилась. - Да ладно. А имя ты откуда его, знаешь?
   Эльфёнышь расплылся в широчайшей улыбке, сверкнув изумрудами глаз:
  -- Когда в очередной раз его отправляли на повторное обучение, его маму вызывали в ректорат. Я там был. На людях она его тоже Элисом зовёт, но наедине ругает, используя эльфийское имя, причём данное при рождении.
   Я не стала уточнять, что эльфёныш делал в ректорате, когда вызывали маму Элиса, вместо этого спросила:
  -- Что такое повторное обучение? Ты хотел сказать "его отправляли на пересдачу"?
  -- Нет. В академии Семи Вершин есть правило - если ты провалил экзамен, отправляешься учиться заново.
  -- То есть? - насторожилась я.
  -- Если ты проваливаешь экзамен, тебя не выгоняют, а отправляют учиться на первый курс.
  -- А если ты уже учишься на последнем курсе?
   Выражение лица эльфёныша стало столь выразительным, что у меня возник только один вопрос:
  -- Ты серьёзно?
   Эльфик кивнул.
  -- Во блин, - потёрла я подбородок.
  -- Тебе то что?! - улыбнулся эльфик, перебравшись чуть ближе, но держа дистанцию. - Ты же еще школу не закончила.
  -- Но-но, - возмутилась я. - Все одиннадцать классов.
  -- Это там, - Эльфёныш качнул головой, подразумевая мой мир. - Здесь тебе еще целый год в нашей школе учиться.
  -- Чему? - скуксилась я, припоминая, что о чём-то подобном уже слышала, когда родители обсуждали с магами, нужна ли мне печать знания языка длительного пользования или достаточно временной. Сошлись на временной, так что через несколько месяцев я буду говорить как любая иностранка со знанием языка, но без опыта общения - коряво и односложно, так что мне либо придётся заплатить за печать, либо усиленно учить язык.
   Ответ эльфика подтвердил то, о чём я подозревала, но не была полностью уверена.
  -- Читать, писать, создавать простейшие силовые плетения, призывать и контролировать овара. Всему, что нужно знать каждому юному магу, но по ускоренной программе.
  -- Юному говоришь? - с кривой усмешкой покосилась я на него.
  -- Как маг, да, - не понял моего намёка ушастый. - Но ты не расстраивайся, тебя всему научат.
  -- Я не об этом. Старовата я для школы, не находишь?
  -- А-а! - сообразил эльфёныш. - Ты не так поняла. У тебя свой класс будет. Для поздних. Каждый год набирается. Там все взрослые.
  -- Класс для возвращенцев?
  -- Не только. Я тоже со своей силой припозднился.
   От интересной беседы нас отвлёк долгий протяжный стон полный глубочайшего разочарования, а так же нарастающий шум, шедший со стороны правого углового входа, где стояла небольшая очередь.
  -- Что там происходит? - вытянула я шею, чтобы рассмотреть вышедшую из здания толпу девушек, облепившую одного единственного мужчину в красной мантии.
   Рассмотрев мужчину, эльфёныш оживился.
  -- Магистр Керн. Я думал, он еще утром жену выбрал. У него в списке имён тридцать было. Неужели ему еще подбросили?
  -- Подбросили? Это как?
   Я настолько увлеклась разглядыванием магистра, что почти свалилась со стола, но что-то меня удержало.
  -- Осторожнее, - попросил эльфик, и зеленая лиана, обвившая мою талию, испарилась.
  -- Спасибо.
   Мальчик забавно подёргал ушами.
  -- Тебя ведь тоже на распределение привели?
   Я кивнула.
  -- Да. И ключевое слово - привели. Расскажи, что такого с этими списками и почему у магистра столько кандидаток?
  -- Списки? - пожал плечами эльфик, задумался, и вдруг заговорил тоном преподавателя с многолетним стажем: - Списки у всех разные. Сразу предупреждаю выбирать позволено только очень сильным магам, так что пытаться отстаивать своё право на свободу выбора, как вы - возвращенцы любите делать, бессмысленно - это официально узаконено. По крайней мере, у людей. Говоря о слабых магах выбор у них практически никакой. Сами по себе они никого не выбирают - выбирают их. Видишь ту очередь? В ней только слабые маги. Они пришли сюда, чтобы вписать своё имя в один из списков более сильных магов.
  -- Как магистр Керн?
  -- Нет. Магистр Керн очень сильный маг, поэтому он приходил утром и помимо собственного списка получил еще два: один от родовитых семей, другой с магами средней руки.
  -- Но ты сказал, что ему еще кого-то подкинули.
  -- Иногда комиссия решает, что некоторым сильнейшим стоит попытать счастье со слабыми и создает дополнительные списки с подходящими, по их мнению, перспективными кандидатками. Маг может отказать всем, но встретиться и сказать им об этом он обязан.
   Судя по тому, как девушки окружившие магистра со всех сторон начали издавать те же тоскливо-воющие звуки, которые привлекли наше с эльфом внимание, отказы следовали один за другим.
  -- Печально, - пожалела я девчонок, на их лицах читалось, как жестоко были разбиты их хрупкие надежды. - По ходу у них не было ни единого шанса.
   Эльфик закатил глаза.
  -- Ерунда. Погорюют годик-другой и снова пойдут занимать очередь.
  -- А если он женится? В смысле не по договору, а так. Встретит ту самую, с которой сможет жить, тогда что?
  -- Тогда всё. Разводов у магов нет.
   Закончив объясняться с последней претенденткой в возможные жёны, маг накинул капюшон и спешно покинул двор. Девочки проводили его высокую широкоплечую фигуру долгим тоскливым взглядом.
  -- И всё-таки мне их жалко.
  -- Нечего их жалеть, - поморщился эльфик. - У тебя у самой ситуация плачевная.
  -- В каком смысле?
  -- Элисавиэль. Ты чем-то его обидела.
   Я удивленно посмотрела на ушастого соседа.
  -- Как ты догадался?
   Мальчик подался вперед и, сделав ладонь рупором, загадочным полушёпотом сказал:
  -- Мы все очень и очень обидчивы.
  -- Мы? - приподняла я брови. - В смысле эльфы?
  -- Да, - кивнул эльфик, и чтобы не завалиться вперед уперся рукой в стол. - Что ты ему сделала?
   Запихнув руки в рукава, я потёрла озябшие предплечья и нехотя призналась:
  -- Накопитель сломала.
   Ушки у эльфика забавно растопырились, лицо вытянулось, и он изумленно выдохнул:
  -- Как?!
  -- Обычно, - пожала я плечами, продолжая окукливаться, втягивая голову в плечи, чтобы спрятать шею в вороте балахона. - Он у него на запястье висел. Я ему, когда сумочкой по рукам била, задела и накопитель упал на асфальт. Вроде бы треснул. Хотя я не знаю, но нормально он больше не работает.
  -- Дешёвка, - презрительно скривился эльфик. - Накопители так просто не ломаются.
  -- Ну, этот сломался и теперь Элис на меня злится.
   Эльфик подобрался совсем близко, от чего я непроизвольно отклонилась назад, мальчик намёк понял и отполз подальше. Обижать мне его не хотелось, но его проклятье... Ну, вы поняли. О чём-то вспомнив, эльфёныш нахмурился и пополз обратно. Я занервничала. Оказавшись на рассеянии вытянутой руки, сдвинув брови, эльфёныш тихо сквозь зубы сказал:
  -- Я тебе не говорил.
  -- Чего? - приподняла я брови, заставляя себя сидеть на месте.
  -- Ничего, - сверкнул он глазами и на периферии зрения вокруг нас что-то слабо замерцало: - Купи накопитель. Элисавиэль тебя не попросит, но ты все равно купи. Он будет тебе должен.
  -- Где купить-то? Я же без понятия.
  -- У артефактора. В городе их около десятка. Выбери самого именитого.
  -- Я же города не знаю.
  -- Спроси куратора.
  -- Я не знаю, кто мой куратор.
  -- Тогда спроси опекуна.
  -- У меня здесь никого нет.
   Эльф раздраженно закатил глаза.
  -- Тогда мужа.
  -- Стоп! Мне же очередь занимать надо! Блин, где носит этого Элиса?!
   После моих восклицаний эльфёныш повёл себя очень странно, он сдвинулся назад, согнул ноги в коленях и снял ботинки с острыми носами, затем снял носки и положил их прямо передо мной.
  -- Это мне? - удивлённо захлопала я глазами.
  -- Они чистые, - кивнул эльфик.
  -- Но...
  -- У тебя губы побелели. Так нельзя.
   Надо же какой джентльмен. На секунду возникло желание отказаться. Не из-за того, что вид у носок оказался несколько непотребный, - кто-бы ни вязал их, он наверняка делал это в первый раз, - а из-за возникшего чувства неловкости. Мы ведь, по сути, не знакомы.
  -- С-спасибо, - неуверенно поблагодарила я.
  -- Не отказывайся, - серьезно заговорил эльфик. - Я не могу тебя согреть, а ты замерзаешь.
  -- А сам? Как ты без носок?
  -- Нормально, - отмахнулся он. - У меня их целая куча.
   Я помялась, но всё-таки надела носки. Класс! Они такие тёплые! Я посмотрела на редеющую очередь и тяжело вздохнула. Заметив, куда я смотрю, эльфёнышь надел ботинки и спрыгнул со стола
  -- Сиди. Я схожу. Как тебя зовут?
  -- Аня.
  -- Твоё полное имя.
  -- Шмелёва Анна Александровна.
   Эльфёныш нахмурился.
  -- Нет. Настоящее.
   Я чуток обиделась и ворчливо пробормотала:
  -- Это и есть настоящее.
   Эльфик удивился, но не сдался.
  -- Как твоих родителей звали?
   Я не стала делать вид, что не понимаю о чём он и честно ответила:
  -- Я не знаю.
  -- Плохо, - покачал он головой. - Тогда, тем более, тебе туда нельзя.
  -- Почему?
  -- Подсунут какого-нибудь из слабых, у которого ни дома, ни дохода и будешь ты с ним целый год в общежитии жить.
   Меня перекосило. Вот тебе бабушка и Юрьев день. Это что же получается, если бы я к этому эльфёнышу не подсела, меня бы как "безымянную" отдали первому подвернувшемуся под руку слабаку? Это для этого нас Земли забирают, чтобы мы здесь слабакам доставались?! Ничего себе! Хорошо устроились. Слов нет - одни междометия.
  -- Я пойду и кого-нибудь тебе выберу.
  -- Как? - приподняла я брови. - Ты же сам сказал...
  -- Самой не обязательно. Скажу, что ты моя знакомая. Из слабых. Ты к кому хочешь?
  -- Я не знаю, - вспомнила магистра Керна, и, взвесив все за и против попросила: - К кому-нибудь, кто копаться не будет. Конкурс я точно не пройду. Предложить мне нечего.
  -- Хорошо. Я быстро.
  

***

  -- Быстрей вписывай, пока Элисавиель не вернулся, - сунул мне листок в руки вернувшийся эльфик. Вернулся он быстро, я даже заскучать не успела.
  -- Куда вписывать? - занервничала я, теребя бланк-заявку, которая норовила свернуться в трубочку.
  -- После заявки, где полосочки, - эльфик вытащил из кармана черный карандаш и передал его мне. - Нет, не здесь, выше. Там участники комиссии расписываются.
  -- Их трое?
  -- Какая тебе разница?
  -- Ну, а вдруг..., - пожала я плечами. - Что писать-то?
   Эльфик обреченно закатил глаза.
  -- Имя. Свое имя.
  -- На каком языке?
  -- На любом, бланк исправит.
   Я попыталась быстро прочесть текст, но что-то с ним было не так. Я неплохо читала на анталите на Земле, мама и папа худо-бедно меня ему учили, но этот текст словно издевался надо мной. Закорючестые буквы никак не складывались в слова, а если и складывались, то бегло переведенные словосочетания вызвали острое чувство какой-то неправильности. На одном таком я конкретно подвисла.
  -- Что значит профессия: дважды ходячее мертвое тело?
  -- Какое тело? - не понял эльфик. - У тебя печать сбоит. Тут написано дважды Магистр Мёртвых наук.
  -- Каких наук? - вытаращилась я на него.
  -- Ты же просила того, кто копаться не будет. Я и принёс. У вас некромантов всё не как у обычных магов, но этот точно копаться не станет.
  -- Почему ты решил, что я некромантка? - сдавленно вопросила я.
  -- Ты же одета как некромантка еще и в храме была, - непосредственно ответил эльфёныш.
  -- Ну, я же тебе говорила, - из груди вырвался жалобный стон, - это всё из-за перехода. В храме меня заставили переодеться, а на самом деле огневичка.
  -- Вот Лесная дева! - ударил себя по лбу тыльной стороной ладони эльфёныш. - Я же тебя даже не спросил...
  -- Ты хоть кого мне подсунул? - вздохнула я и в очередной раз расправила бланк-заявку. - Какого-нибудь старика?
  -- Не-е, - замотал головой эльфёныш. - Молодой еще. Магистр Артур Велдари Рэн.
  -- Артур, - Я заинтересованно приподняла брови. - Я слышала о нём. Говорили, что он сильный.
  -- Очень, - подтвердил проказник, сияя как медный котелок. - Только сила у него странная, никого к себе не подпускает.
  -- Значит и меня не подпустит.
  -- Это же хорошо! - обрадовался эльфёныш.
  -- Чего хорошего?
  -- Год у него поживёшь, потом в общежитие переедешь. Ты не смотри, что некромант, он муж обеспеченный. У него и дом свой и кладбище.
  -- Кладбище? - опешила я. - Зачем ему кладбище?
  -- Как зачем? Он же некромант!
  -- Офигеть, - уставилась я на бланк-заявку.
   Листок начал едва заметно вибрировать и наливаться золотистым светом.
  -- Что происходит?
  -- Копируется.
   Я настороженно расправила завернувшийся край листка и увидела, что тот расслоился. Верхний отделился, приподнялся над нижним, и, превратившись в пар, растворился в воздухе. Нижний остался у меня.
  -- Твоя копия, - пояснил эльфёныш.
   Через мгновение на листке появилось имена членов комиссии и сразу три размашистые подписи, заверенные печатью. Печать представляла собой свернувшегося в яйце дракона, вокруг которого располагались семь разноцветных треугольников: красный, синий, зелёный, белый, жёлтый, тёмно-синий и чёрный.
  -- Слушай, - продолжая рассматривать печать, решила спросить я у эльфика, - а почему у него список пустой? Только я. Сам сказал: не старый, обеспеченный с жилплощадью. Идеальный муж. Что с ним не так?
  -- Он некромант.
  -- Это я поняла. Но разве среди здешних магичек нет некроманток?
  -- Есть, - стушевался эльфёныш. - Мало, но есть.
  -- Так в чём подвох?
  -- Сила, - пожал он плечами. - Его овар никого не принимает.
  -- Овар?
   Снова это слово, помнится, родители тоже говорили об оваре, но это было так давно.
  -- Материальный облик твоей силы, - подсказал эльфик. - Тебя научат. Поздним трудно даётся его создание.
  -- И, что, его овар не хочет, чтобы Артур женился?
  -- Он..., - эльфик поморщился, - терпит. Долго терпит. Но ни одну силу к себе не подпускает.
  -- Даже похожую? - удивилась я.
  -- Да. Он пробовал.
   Я подозрительно сощурилась.
  -- И сколько раз он пробовал?
  -- Не он, а за него. Ты его десятая попытка.
   Если бы я не сидела, я бы села. Вот и сбывается Олино пророчество, вспомнить бы, что дальше. Про эльфов я помню, но теперь не уверена, что нужно беречься всех эльфов, по-моему, есть и исключения, - я внимательно посмотрела на мальчишку, - пусть и проклятые.
  -- Ты не удивлена?
  -- Нет. А должна была?
  -- Конечно! - воскликнул эльфёныш, будто что-то вспомнил. - Ты же не знаешь!
  -- Чего? - насторожилась я.
  -- Некроманты единственные, кто были против указа об обязательной женитьбе магов. Они по природе одиночки, а тут надо общаться, выбирать кого-то, потом целый год терпеть чужое присутствие на своей территории, вот они и воспротивились. За это их наказали. Жён они не выбирают. Кого впишут, та и будет, только с оговоркой. В договоре у некромантов есть пункт, что в случае если их силы не сойдутся или будет обоюдное неприятие друг друга, девушка может уйти. Написать заявление и подать его на рассмотрение комиссии, хотя его не рассматривают, сразу подписывают. Четыре таких отказа и некроманта оставляют в покое.
  -- А его почему не оставили в покое?
  -- У магистра Велдари другой договор - обычный.
  -- Почему? Он в чём-то провинился?
   Эльфёныш начал возбужденно прядать ушами.
  -- Они с ректором Аеллиром давно враждуют, а ректор в комиссии, он ему стандартный договор и подсунул, так что заявления от девушек комиссия даже не рассматривает.
  -- Ого! - восхитилась я. - Умеет этот Аеллир гадости делать.
  -- Умеет, - поморщился эльфёныш. - Он в этом деле мастер.
  -- В чём именно? - тут же вопросил крайне раздражённый голос.
   От неожиданности я вздрогнула. Толи мы эльфиком заболтались, толи кто-то сюда телепортировался, так как я не замечала, чтобы кто-то подходил к столу, в основном его огибали.
  -- Вот Лесная дева! - выдохнул эльфик.
   Я подняла взгляд, чтобы рассмотреть визитёра и на время выпала из реальности. Боже, ка-акой он красивый: высокий, стройный, волосы белые ниже плеч, глаза синющие-синющие, уши, кто бы сомневался, эльфячьи, длинные и заострённые, серёжками с цепочками украшены. И одет дорого: в длинную тунику, обильно расшитую золотой нитью и жемчугом, и плащ с капюшоном у него из плотной и качественной ткани. Ну, что таить, у меня от его красоты дыхание перехватило.... Пока эльф не открыл рот и не выдал:
  -- Кто эта оборванка, которая сидит на моём столе?
   Причём сказал он это весьма в грубой форме, чтобы и мысли не возникало, что это шутка. Когда моя челюсть вернулась на место, я тоже не смолчала.
  -- Балахон новый. Я сама его проверяла. На нём нет ни одной дырки.
   Правый глаз нервно дернулся, но комментировать эльф не стал, видимо счёл ниже своего достоинства спорить с оборванкой, но взгляд его перемутился на мои полосатые носки и его глаз снова дернулся.
  -- Что это? - брезгливо указал он на них.
  -- Носки, - ответила я.
  -- И что они здесь делают?
  -- Сушатся.
   Синие глаза сощурились, и у меня появилось очень нехорошее предчувствие.
  -- Вы всегда сушите свои носки на чужом столе?
  -- Здесь не написано, что он ваш.
   Отчасти я понимала, что нарываюсь на неприятности, но остановиться не уже не могла. Глаза эльфа в прямом смысле вспыхнули подобно синим неоновым огням, губы вытянулись в линию.
  -- Наглая оборванка. К кому? - выдернул он листок из моих рук, прочитал и снова посмотрел на меня: - Самое место.
   Возникло ощущение, что меня облили кипятком, нет, не помоями, а именно кипятком, потому что от унижения и обиды я мгновенно вскипела и открыла рот, чтобы высказать, всё, что я думаю об их мире, и о нём лично. Но этому не суждено было случиться.
  -- Слушай, ты камни в ней носишь? - наиграно громко вопросил Элис, небрежно швыряя сумку на стол рядом со мной.
   Вот кого действительно можно было сейчас назвать оборванцем, так это Элиса. Вид у мага был изрядно потрёпанный, словно он недавно побывал в драке: одежда измята и местами порвана, волосы с левой стороны стоят дыбом, словно кто-то попытался их вырвать, к фингалу под глазом прибавилась еще и кровоточащая ссадина на скуле.
  -- Студент Элис, - холодно произнёс синеглазый эльф, но рассмотрев мага, поморщился: - Что за вид?
  -- Небольшое недопонимание, - дипломатично ответил Элис, не называя ни причин, ни имён.
   Ответом эльф был не доволен, тем не менее, допрос устраивать не стал.
  -- К началу занятий приведите себя в порядок.
  -- Да, господин ректор.
   Внутри у меня всё съежилось. Это и есть ректор академии Семи вершин? Вот блин! Я попала. Но, как учил меня папа, врага нужно знать в лицо, каким бы красивым оно ни было. От судьбы не уйдёшь, значит, будем бороться. Впереди еще целый год в школе. Не знаю, что именно увидел на моём лице ректор Аеллир, но взгляд у него стал настороженным и, обратившись к Элису, он почти тактично поинтересовался:
  -- Студент Элис, вы курируете эту...? - и взглядом указал на меня.
   Элис заметно вздрогнул и отрицательно дернул головой. Пожалуй, он бы еще и перекрестился, если бы знал, как и зачем это нужно.
  -- Н-ет. Их группе еще не назначены кураторы. Мы только вчера их перебросили.
  -- Возвращенка? - почему-то удивился эльф. - Случайно не из группы, в которой должна была идти внучка настоятельницы храма Элос?
   Маг замялся, ему очень не хотелось отвечать, но он признался:
  -- Да, Анна из нее.
   Лицо эльфа вытянулось, глаза засветились, и он медленно и зло спросил:
  -- Это из-за вас настоятельница Рэя и Глава городской стражи желают побеседовать со мной?
   Элис постарался дышать ровно.
  -- Не совсем.
  -- Что значит "не совсем"?! - голос эльфа раскатился по двору весенним громом.
  -- Нас попросили, - поморщился Элис. - Эту группу должны были перебрасывать другие.
  -- Кто?
  -- Дарброк и Кира.
  -- Студент Элис, вы хоть понимаете, какой скандал разразиться, если с внучкой госпожи Рэй что-нибудь случится?!
  -- Уже случилось, - вздохнул маг.
   Ректор в мгновение ока оказался рядом с Элисом. Глаза его яростно горели.
  -- Я так и понял! - чеканя каждое слово, произнёс мужчина от чего у меня мурашки по коже побежали. - Где?
   Элис нервно проглотил слюну.
  -- Забрали лекари храма. Она жива.
  -- Эту, - эльф сверкнул на меня синими глазами, - доставить к мужу. После ко мне на ковёр.
   Затем он повернулся к моему новому знакомому и таким же обманчиво-спокойным тоном сказал:
  -- И ты. Стол верни туда, откуда взял.
  -- Хорошо, - с ледяным спокойствием ответил ему эльфёныш, и в этот момент он был совсем другим: холодным и отчужденным, жёстким и непреклонным, привыкшим повелевать, а не подчиняться приказам: - Я верну....
   Что-то происходило между этими двумя, они неотрывно смотрели друг на друга, и разве что искры не летели в разные стороны, но эльфёныш все же закончил свою мысль:
  -- ...когда Аня обуется.
   И все трое, не сговариваясь, посмотрели на меня. А что я? Сижу и глазами хлопаю. Интересно же!
  -- Э-э, - тихо протянула я и посмотрела на Элиса, тот на меня.
  -- Что? - не выдержал маг.
  -- Обувь, пожалуйста, - потыкала я пальцам в свои ботинки, которые Элис продолжал держать в левой руке.
   Элис выругнулся на неизвестном мне языке и протянул ботинки. Я хотела попросить его подержать один, но взгляд частично заплывшего глаза настоятельно рекомендовал не нервировать мага, и я поставила ботинки на стол. Со стороны эльфёныша послышался сдавленный смешок, со стороны Элисавиэля тихий стон, только со стороны ректора я не услышала ни звука. Стараясь не смотреть на него, я спустила ноги со стола. Пока обувалась, щёки предательски горели. Было стыдно. Как нищенка, честное слово. Балахон из храма "стащила", носки дали. Что дальше?
  -- Студент Элис..., - начал было синеглазый эльф, и по его тону я поняла, что ректор определился с козлом отпущения, как, впрочем, и госпожа Рэя, но меня это не устраивало. Слишком низко сваливать вину на одного человека, когда виноваты все, включая госпожу Рэю и самого ректора. Пусть тогда и огребают все, а не один Элис.
   Спрыгнув со стола, я не позволила эльфу договорить и сама достаточно громко объявила:
  -- Я устала. Отведите меня к мужу.
   Подавившись воздухом, эльф закашлялся. Не дожидаясь, пока он справится с кашлем, я сунула листок в руки Элиса, и в полушутливом тоне приказала:
  -- Веди.
   Маг намёк понял и, закинув сумку на плечо, подтолкнул меня в нужную сторону.
  -- Господин ректор, я должен отвести Анну к мужу.
   Аеллир скривился, но разрешение дал, еще и с таким видом, что, мол, уведи поскорее, чтоб глаза мои её не видели. Неприятно, конечно, но терпимо.
   Проходя мимо эльфёныша, я тепло ему улыбнулась, и услышала в ответ тихое: "Уходи быстрей. Еще увидимся". Увидимся, конечно, хотя я даже имени его не знаю.
  

***

   Не знаю, сколько мы шли, дорогу я не запоминала, но неожиданно у меня закружилась голова. Меня повело, и если бы не Элис я бы точно упала. Он поддержал меня плечом, хотя на нем уже висела моя сумка.
  -- Тихо, тихо. Постой на месте.
  -- Что происходит? - мой голос мне слышался жалобным мяуканьем новорождённого котёнка.
  -- Последствия длительного пребывания души вне тела. Ты еще долго держалась. Некоторые маги из-под полога на карачках выползают.
  -- Я и выползала, - буркнула я и прикрыла рот рукой. Меня укачало.
  -- Дыши медленно. Медленно я сказал, - Элис замолчал, внимательно посмотрел на меня, нахмурился и выдал: - Проклятье. Этот мелкий паршивец к тебе всё-таки прикоснулся.
  -- Не говори о нём плохо! - возмутилась я. - Он хороший мальчик.
  -- Хороший-хороший. А о проклятье своём он тебе рассказал?
  -- Рассказал, - вздёрнула я нос и меня снова замутило. Я проглотила обильно набежавшую слюну. Вот чёрт! Не хватало только, чтобы меня еще и стошнило. Тогда совсем финиш. - Так что не надо обижать эльфеныша. Он хороший. Он мне помог.
  -- Помог, - неожиданно легко согласился Элис, но сразу же добавил: - А к помощи еще и проклятьем одарил.
  -- Он ко мне не прикасался.
  -- Ну-ну. Слабый отпечаток на твоей ауре говорит об обратном, - покачал головой Элис. - Тираель достаточно силён, чтобы контролировать своё проклятье, но оно всегда находит лазейки, особенно если жертва находится достаточно близко от, - как ты его назвала, - эльфёныша. Тебе еще повезло, что ты ему понравилась, и Тираэль не хотел тебе навредить, иначе последствия были бы не такие безобидные.
  -- Лиана! - вспомнила я.
  -- Что? - переспросил Элис. - Лиана?
  -- Я засмотрелась на магистра в красной мантии и едва не упала. Тираэль удержал меня с помощью лианы.
  -- Поздравляю, - без огонька поздравил Элис, - ты выяснила, когда он к тебе прикоснулся. Теперь, думаю, будешь держаться от него подальше.
  -- Не буду. Он же не виноват.
  -- Все женщины дуры, - резюмировал маг очень тихо, так, чтобы я не услышала, но я услышала, и после такого заявления разговаривать мне с ним расхотелось.
   Всё вокруг продолжало кружиться. Я цеплялась за Элиса и поражалась его физической силе. По виду и не скажешь, а меня и сумку он держит не шатаясь. Шендар бы давно уже свалился от тяжести.
  
  

Оценка: 7.38*46  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"