Волкова Альвина: другие произведения.

Некроманты жён не выбирают

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.76*73  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочешь приключений? Родись в семье иномирцев из волшебного мира, дождись пробуждения своей Силы и вернись назад. Не хочешь? Как это? Туда все хотят! А впрочем, кто тебя спрашивает!? Вещи собрала и на выход! Тебя ждут самые занимательные неприя... , то есть приключения. Они ждут тебя: вредные маги, незаконченные пророчества, ожившие мертвецы и призраки, проклятые эльфы, скелеты и... муж некромант. И не важно, что замуж ты не собиралась и твоя сила полностью противоположна его, когда в твоих жилах течёт древняя кровь возможно всё.


Некроманты жён не выбирают.

Глава 1

За что боролась, на то и напоролась.

  
  -- Ты уволена! Ты меня слышишь? Уволена! - кричал Аркадий, брызгая слюной и потрясая испачканным контрактом на триста тысяч, который, уже ни на что не был похож.
  -- Ну, и хрен с тобой, - подбоченилась я, резко перестав нервничать по поводу ухода с очередного места работы, и, приняв стойку бойцовского петуха, выпалила: - Очень мне нужна твоя работа! За те копейки, которые ты мне платишь...
  -- А я тебе предлагал, - зло сощурился зарвавшийся директор, тряхнув своей мерзкой рыжей бородёнкой.
   Я не сдержалась и выразительно скривилась, вспомнив сальное предложение, которое Аркадий сделал мне, и не только мне, на новогоднем корпоративе.
  -- Что ты морду кривишь! - взвился мужчина, снова начав потряхивать куцей бородёнкой. - Да у меня таких, как ты!...
   Ну, тут я не сдержалась.
  -- Никого, - припечатала я. - Тебе все отказали.
   От возмущения Аркадий затрясся.
  -- ТЫ!!
  -- Боже, да прекрати ты трясти своей козлиной бородой! - не выдержала я. - Гори она синим пламенем!
   И, о чудо! Мои слова были услышаны. Борода загорелась. Когда до меня дошло, что происходит, я в ужасе схватила графин со стола и плеснула ему в лицо. Огонь погас, хотя и значительно обглодал лелеемую директором рыжую растительность. Аркадий захрипел. То ли от чувства чрезмерной благодарности, то ли еще от чего, его глаза полезли на лоб, а я поспешила скрыться с места преступления. Аркадия я не боялась, нет, но того, что последует дальше, когда меня найдут, очень.
   Моя семья давно ждала этого момента, скажу даже больше, она ждала этого с нетерпением. Дело том, что мои родители переселенцы из другого мира, мира, где есть магия. Почему они покинули свой мир, мама с папой говорить со мной не любили, но по обрывкам разговоров знаю, что папа был магом, а мама... мама умело хранила свои тайны, поэтому кем она была, я до сих пор не знаю. Зато знаю, что всё моё детство, родители ждали моего "пробуждения" как чуда. С энтузиазмом делали проверки, готовили к "пробуждению", учили азам. Но, увы, ни в четыре года, ни в шесть лет, ни в двенадцать - мой дар так и не проснулся. В шестнадцать родители, наконец, смирились, и позволили мне поступить в ВУЗ. Через три года непрекращающейся зубрёжки я взяла тайм аут, то есть академку по болезни. Со здоровьем у меня действительно начали происходить какие-то странности, а папа с мамой начали чаще улыбаться и рассказывать о своём мире, но отсидеться дома мне не дали и выгнали на работу. Это уже третье место, где я не задержалась. Не то, чтобы я не уживчивая, но характер у меня огонь и несправедливости не терпит. Как, примерно, несколько минут назад, когда Аркадий обвинил меня в том, что я не делала, а если быть точной залила бурдой под названием растворимый кофе, недавно подписанный контракт с очень важным клиентом. Ну, скажите мне, как я могла это сделать, если меня на месте не было?! В самом деле! Нашёл проблему, подписали эту бумажку, подписали бы и другую, но, думаю, загвоздка была не в контракте.
   Подойдя к своему рабочему столу, я чиркнула на заявлении свою фирменную закорючку, - всё равно уходить собиралась, - и, подхватив сумочку, пока Аркадий не оклемался, направилась в отдел кадров. Благо кабинет находится выше этажом и, значит, я смогу слинять отсюда по-тихому. Достав из сумочки телефон, нажала на иконку на дисплее:
  -- Привет, ма. Да, меня опять уволили, - встала я в пролёте между этажами. - Ты знаешь? Папа сказал. А он отку... Звонили? Кто? Откуда?!! Ма, я домой не пойду.
   И не дослушав маму, сразу дала отбой. Нашли. Уже. Как такое может быть? Я прокрутила список и набрала телефон своего парня.
  -- Толик, ты дома?
   На том конце что-то невнятно промычали.
  -- Толик, ты спишь, что ли?!
   Очередное невнятное мычание. Точно спит. Коротко ругнувшись, я проинформировала, что буду через полчаса и скинула вызов. На экране высветилось 10:30. Странно. Если я правильно помню сегодня у него собеседование. В одиннадцать. Проспал? Вот, как раз и выясню.
   Через несколько минут я бежала к остановке. Лёгкий летний шарфик развивался на ветру, розовое пальтишко элегантно перекинула через левую руку, сумочку держала на весу и спешно искала мелочь, и всё бы хорошо, но когда меня с двух сторон обступили двое мужчин в синих балахонах, я с поросячьим взвизгом шарахнулась в сторону. "Нашли! Они нашли меня!" - промелькнуло у меня в голове.
  -- Анна Валерьевна? - протянул один из них ко мне руку, по которой тут же огрёб любимой сумочкой.
   Сумочку было жалко, но себя жальче. По разговорам родителей, я всегда знала, что меня заберут у них и из этого мира, если во мне проснётся хоть капля магии, поэтому я до чёртиков боялась, что это случится, и искренне радовалась, когда очередная проверка не давала результатов. Это было как праздник. Но праздник закончился. Магия проснулась, и меня забирают, вот так, по дороге, без права попрощаться с любимыми родителями. А фигу вам! Я так просто не сдамся!
  -- Помогите! Грабят! - завопила я во всё горло.
   И так мерзко и противно у меня это получилось, что оба мужчины синхронно зажали уши. Воспользовавшись их замешательством я, не оглядываясь, побежала за отъезжающей маршруткой. Подхватив меня, водитель дал по газам. В руке были зажаты две купюры, их я пихнула ему, тот посмотрел на меня, фыркнул и вернул тысячу и сдачу со ста. Парень лет пятнадцати, видимо видевший всё произошедшее на остановке, вытащил наушники из ушей.
  -- Что за фрики? - приподнял он брови.
  -- Понятия не имею, - ответила я, пытаясь унять дрожь от пережитого стресса. - Пристали, не знала, как отделаться.
  -- Ролевеки?
  -- Скорее сатанисты, - буркнула я.
  -- Сатанисты в чёрных балахонах ходят, а эти в синих. Точняк ролевеки.
   Взглянув на парня, я решила, что путь думает, что хочет, мне нужно было проехать пять остановок, а там до толькиного дома рукой подать. Жаль только телефон в сумочке остался. До нужного дома добралась без происшествий. Поднялась на восьмой этаж, подошла к двери и замерла. Дверь в квартиру была распахнута настежь. На пороге валялась смятая толькина куртка, за ней следовали кроссовки, в прихожей лежал галстук, между прочим, мной купленный, в коридоре рубашка и штаны. Идя по горячим следам, я уже знала, что увижу в финале.
  -- Толя, ты же обещал, - жалобно причитала я, собирая раскиданную местами перепачканную в чём-то чёрном рваную одежду. - Обещал, что больше ни-ни.
   Войдя в большую комнату однушки, я положила всё собранное на табурет. Толик валялся на полу в одних трусах и был, как говорится, "в хлам". Вот тебе и "ни-ни". Посмотрев на своё "светлое будущее", в виде "в дрова" пьяного безработного Анатолия Березкина, я молча покинула квартиру, не забыв закрыть за собой дверь, и, оставляя за спиной свои разбитые мечты, понуро поплелась к остановке. Здравствуй, новый мир.
  

***

  -- Здравствуй, новый мир! - закричала ненормальная, отпихивая меня в сторону и раскидывая руки, словно собралась обнять всё вокруг.
   Люди в этот круг не входили, это я уяснила, и ещё с несколько коллег по несчастью, когда маги в синих балахонах собрали нас всех вместе. Зря я боялась, что не дадут попрощаться с родителями, дали еще и оставили на несколько дней, чтобы собраться с мыслями и вещами. Много взять не разрешили, но на первое время, так и быть глаза закрыли. И правильно, что закрыли, потому что я набрала такого!... Одним словом, без любимого нижнего белья я оставаться не собиралась, хотя родители и намекали, что оно слишком откровенное. Так я не в одном белье расхаживать собралась. У меня, вон, целая сумка нормальных вещей, в смысле для этого мира нормальных: два закрытых платья в пол, две накидки им в цвет, два костюма для верховой езды, - хотя верхом я ездить не умею, - чулки, панталоны, нижние рубашки, и что-то подозрительно напоминающее корсет. Всё это было куплено за какие-то баснословные деньги и доставлено точно в срок, но после контрольной примерки у меня возникло ощущение, что одежду шили заранее и по моим меркам. Родители не скрывали радости и искренне недоумевали, почему я недовольна, они-то, в отличие от меня, ни разу не задумывались, что жизнь обычного человека в этом мире и необученной перезрелой девицы в том, совсем не одно и то же. В этом я убедилась, когда маги объявили, что нужно подождать еще нескольких пробудившихся из которых трое оказалось детьми лет шести, два парня двенадцати и четырнадцати лет, две шестнадцатилетние девчонки и одна ненормальная, возраст которой можно определить, только заглянув ей в паспорт. Нас собрали всех вместе в каком-то дворике на детской площадке, начертили круг на песке, добавив к нему несколько закорючек по всем четырём сторонам света, попросили встать друг к другу ближе и нараспев прочитав какую-то галиматью, перенесли в другой мир. Мир встретил нас неприветливо. Проливной дождь и мокрая скользкая грязь под ногами, красноречиво дали понять, что здесь нам не рады.
  -- Идём! - крикнул один из провожатых, и мы гуськом потопали за ним по грязным лужам, кряхтя и матерясь, так как сумки у всех были забиты под завязку.
   Моя торба тоже весила немало, но будь не ладна моя недремлющая совесть, я пожалела шестилетку и предложила понести её сумку.
  -- Шагай, давай, - буркнула ненормальная, презрительно скривившись, когда я, перехватив сумку поудобнее, закинула её себе на плечо.
   С самого начала у меня возникло стойкое ощущение, что мы все здесь друг другу не рады. От неприязненных взглядов уже зудело между лопаток, а тут еще и эта неопределенного возраста масла в огонь подливает.
  -- Слушай ты, - не выдержала я. - Отстань от меня. Мы в чистом поле. Обойди и иди.
  -- Что принцес-ска, не любишь, когда тебя подгоняют? - скорчила гримасу ненормальная, став похожей на противную крысу. - Чужую ношу на себя взяла и думаешь добрая?
  -- Какая тебе разница? Тебя не спросила.
  -- А ты знаешь, кто эта конфетка? - продолжила гримасничать ненормальная. - Она пророчица. Все её пророчества сбываются. Даже те, что она придумает.
  -- А ты откуда знаешь?
  -- Зна-аю, - почти пропела она, и выражение её лица стало совсем уж неприятным, словно она знала о ребенке что-то нехорошее.
  -- Ну, знай дальше, - сузила я глаза, предостерегая, что больше слушать её не намерена, и, обогнув по широкой дуге, взяла, испуганно смотрящую на нас, девочку за руку.
  -- Идём.
   Пророчица или нет, не человек она что ли?
  -- Прости, - пролепетала шестилетка.
  -- За что? - посмотрела я на нее.
   Худенькая, маленькая, какая-то вся непропорциональная и невзрачная - гадкий утёнок, а не ребёнок. Может, разрастётся еще, но пока парни в ее сторону не смотрят - пока не на что.
  -- Они...
  -- Они меня не интересуют. Как тебя зовут?
  -- Оля.
  -- Меня Аня, - я сжала её маленькие пальцы.
  -- Аня, я...
  -- Пророчица?
  -- Да, - серьёзно кивнула шестилетка.
  -- Это так страшно?
  -- Нет. Да, - не определилась Оля. - Я не знаю.
  -- Почему ты здесь?
  -- Учиться, - вздохнула шестилетка.
   Я удивленно приподняла брови.
  -- Пророчествам тоже учат?
  -- Нет. Но мама говорит, что здесь меня научат лучше слышать.
  -- Кого? - не поняла я.
   Оля пожала плечами.
  -- Я не знаю.
   Отпустив её руку, я поправила съехавшую лямку. Уф, тяжело. Но, что поделать, сама напросилась.
  -- Эй, шевелитесь там! - прокричал второй провожатый, задержавшийся, чтобы подогнать отстающих, то есть нас с Олей.
   Я прожгла его злым усталым взглядом, на что мужчина только усмехнулся. В отличие от нас провожатые шли налегке. Вода удивительным образом стекала у их с балахонов, грязь не липла к сапогам, а сами они не испытывали никакого беспокойства по поводу непрекращающегося дождя. Я же вымокла до нитки. Ноги, обутые в лёгкие балетки, постоянно вязли в коричневой жиже, и было уже не ясно, где обувь, а где грязь. Много сил уходило на то, чтобы идти, а не скользить. Болели руки и плечи, но больше всего у меня болели колени.
  -- Мы почти пришли, - сжалился провожатый и быстрым шагом удалился унимать мальчишек. Те, от избытка энергии начали играть в грязевые снежки.
   "И на том спасибо", - подумала я и прибавила ходу. Заблудиться в незнакомом лесу совсем не хотелось. Я вообще не понимаю, почему нас перенесли именно в лес. Так сложно было переместиться сразу в город?! Силёнок маловато? Или нас слишком много? Или этим двум поиздеваться над нами захотелось? От "накручивания" себя отвлекла Оля, подёргавшая меня за руку.
  -- Что случилось? - тяжело вздохнула я и шмыгнула носом.
  -- Там дом, - пальцем указала она куда-то вперёд.
   Я посмотрела туда и вымучено улыбнулась. Наконец-то лес поредел. Стало видно, что вытоптанная тропа начала спускаться вниз по склону, сливаясь с просёлочной дорогой, а чуть в стороне от нее уже виднеются дома. Последний километр дался нам труднее всего, и когда у околицы нас встретил местный староста и сказал, что для заселения гостей всё готово, честное слово, мы готовы были его расцеловать. Я так точно.
  -- Разбейтесь по парам, - прокричал провожатый. - Будем заселяться.
   Мы с Олей переглянулись и остались стоять на месте, а, пока остальные "пробудившиеся" суетливо бегали и решали, с кем им будет лучше, к нам подошёл второй провожатый и предложил поселиться вместе с ним. Я не возражала, хотя и удивилась, с чего бы это?
  -- Ты и она здесь самые беззащитные, - словно прочитав мои мысли, объяснил маг и добавил, что-то непонятное: - Не подумай ничего. Я уже себе выбрал.
   Я устало кивнула и пошла за ним. Чёрт знает, что он имел ввиду, но чувствую, что боятся его не надо, приставать не станет. Оля шла рядом. Она тоже устала, но с интересом крутила головой по сторонам, и в результате всё-таки поскользнулась. Пытаясь удержаться, она толкнула меня в бок, я покатилась по скользкой грязи вперёд и толкнула мага в спину, как назло дверь открыли именно в этот момент и мужчина распластался на пороге, а я запуталась в его ногах, ойкнула и свалилась на него сверху вместе с сумками. Провожатый крякнул и затих.
  -- Здрасте, - подняла я голову.
   Женщина, у которой поселился маг, была уже немолода. В её добрых глазах плескалось веселье, и она тут же поинтересовалась:
  -- Что, совсем убила?
   Я уперлась руками в поясницу мага и потыкала в него пальцем, тот застонал.
  -- Нет. Вроде, жив.
  -- Пробудившаяся? - уточнила женщина.
  -- Я? - приподняла я брови, а вспомнив, что так и есть, кивнула: - Да.
  -- Как звать?
  -- Аня.
   Хозяйка посмотрела мне за спину.
  -- Эта тоже с вами?
  -- Да. Это Оля.
  -- Сле-езь с меня, - подал голос маг, когда я, не выпуская из рук сумок, попыталась встать с него.
  -- Ага. Сейчас, - заспешила я.
  -- Су-умки! - возопил маг, когда я в очередной раз на что-то там ему надавила.
  -- Что сумки? - не поняла я.
  -- Брось сумки и вставай! - закричал он на меня.
  -- Хорошо-хорошо, - успокоила я его. - Не надо так нервничать.
   И послушно начала разжимать занемевшие пальцы. Сумки упали, но так как я стояла над ним, то и упали они на него. Мужчина захрипел.
  -- Ой! - наклонилась я над ним. - Тебе больно?
  -- Уйди, - не поднимая головы, попросил маг.
  -- Но....
  -- Просто уйди.
   Хозяйка подхватила меня под локоток.
  -- Идём девочка, - и, повернув голову, позвала Олю: - И ты, деточка. Заходи, не стой под дождём.
   Я еще раз посмотрела на мага, и, переступив через него, вошла в дом.
  -- Почему вы обе такие мокрые! - всплеснула руками хозяйка, рассмотрев нас поближе и оценив, какие большие лужи натекли с нас на полы. Подперев бока, женщина сурово посмотрела на кряхтящего мага, стоящего между наших с Олей сумок у двери на карачках: - Шэндар, что вы с Элисом за маги, если не можете уберечь женщин от дождя?!
  -- Это она виновата, - буркнул маг, кивком головы указав на меня.
  -- Я?!! - вытаращилась я на мужчину.
  -- Ты, ты, - закивал маг. - Если бы ты не сломала накопитель, мы бы легко укрыли вас от дождя.
  -- Неправда! - возмутилась я, оскорблённая до глубины души. - Я ничего не ломала!
  -- А кто с нами дрался? - держась за поясницу, поднялся маг.
  -- Я не...э-э..., - по инерции начала отрицать, но передумала и пошла в нападение: - Вы первые начали!
  -- Мы?! - опешил от моей наглости Шэндар, или как там его на самом деле.
  -- Вы, - кивнула я. - Вы меня напугали.
  -- Ничего мы тебя не пугали! - затряс руками в воздухе маг, и попробовал оправдаться: - Мы хотели с тобой поговорить.
   О, да, я это знала, но сдаваться не собиралась. Ни тогда, ни сейчас.
  -- Поговорить? Ха! - закатила я глаза. - Вы бы себя видели. Поговорить они хотели. Посмотрела бы я на вас, когда вас с двух сторон зажимают подозрительные типы в поношенных рваных тряпках.
  -- Мы не подозрительные! - возмутился маг. - И кирты у нас не поношенные.
   Шэндар бережно огладил ткань своего балахона.
  -- Всего пятый год ношу.
   Но прозвучало это как-то неуверенно.
   Я окинула его долгим задумчивым взглядом, после чего спросила:
  -- Вы давно в зеркало смотрелись?
  -- Да, ты...! - задохнулся от возмущения маг.
  -- А я говорила, - неожиданно встала на мою сторону хозяйка дома, - но ты заладил: "какая разница, какая разница". Да вас двоих ночью встретишь, испугаешься.
  -- Другие не жаловались, - сварливо пробурчал Шэндар. - Только она. Еще и накопитель сломала.
   Ну, всё, я обиделась.
  -- Да, как я могла его сломать?! - уже не обращая внимания на мокрую одежду, подперев бока, встала я в любимую позу. - Я его в глаза никогда не видела!
  -- У Элиса на запястье висел. Камешек такой, круглый, вроде подвески, а ты ему по рукам.
  -- А нечего было руки ко мне тянуть!
  -- Мы это поняли, - фыркнул маг, и, стряхнув грязь с сапог у порога, стянул с себя балахон, и повесил его на вешалку у двери. Затем он с лёгкостью поднял наши сумки и понёс их вглубь помещения, однако проходя мимо всё же обронил: - Но накопитель ты сломала.
  -- Как?! - озадаченно приподняла я брови.
  -- Элис его уронил и камень треснул.
   Ах, вот что! Вот, где собака зарыта!
  -- Но я же не специально!
  -- Я знаю, - сверкнул на меня серыми очами маг. - Но Элис обиделся.
  -- Это плохо?
   Шэндар посмотрел поверх моего правого плеча и кивнул.
  -- Да.
   Хозяйка устала топтаться на месте и подтолкнула мага туда, куда он шёл.
  -- Уж больно твой Элис обидчивый, - покачала она головой. - Ты поговоришь с ним, Шэндар?
  -- Уже, - скривился маг.
   Даже от меня не укрылось недовольство, с которым он это сказал.
  -- А ты еще раз попробуй.
  -- Попробую, - обречённо вздохнул маг. - Куда я денусь?
   Когда Шэндар всё же соизволил отойти, я не удержалась и спросила:
  -- Вы родственники?
   Уж больно много у хозяйки и Шэндара было общего. Оба чуть выше среднего роста. Оба крепкие, темноволосые, сероглазые, с высокими, как по мне, чересчур резко очерченными скулами. Это делало их лица немного отталкивающими, тем не менее, к ним привыкаешь. У обоих нос с горбинкой, брови тонкие, губы бледные и почти незаметные. Но на мысль об их родстве навела меня родинка, она располагалась у них на левом веке и была размером с ноготь.
  -- Тётка я ему родная, - кивнула женщина, с улыбкой косясь кряхтящего на публику мага, мол, смотрите, как мне тяжело. - По материнской линии. Зови тётей Морой.
   Вот теперь всё встало на свои места.
  -- Анна, - еще раз представилась я. - Но зовите меня Аней. Пожалуйста.
  -- Хорошо, Аня. Иди, переодевайся и ребенку помоги. Хочешь наверху, хочешь здесь. Ширма у стены стоит, - указала она на вертикально сложенную пополам конструкцию, там, где копошился наш провожатый. - Попроси Шэндара, он поставить. А я пока в огонь дров подброшу. Еду подогрею.
   И, словно забыв о нас, засуетилась по хозяйству.
  -- Я сама могу, - простучала зубами шестилетка, когда мы подошли к Шэндару.
  -- Не сомневаюсь, - кивнула я. - Но если что, проси. Я помогу.
  -- Ширму ставить или наверх пойдёте? - маг глазами показал на лестницу, ведущую на чердак. - Места здесь немного. Выбирайте.
  -- А спать мы, где будем? - разумно поинтересовалась Оля.
  -- Здесь, - Шэндар качнул головой на широкую кровать у стены с левой стороны от очага. - На чердаке холодно, а вам согреться нужно.
  -- А ты? - приподняла я брови.
   После того, как мы бурно обсудили причину недовольства магов, выкать мне ему расхотелось. Да и не такой он и старый, может лет на пять меня старше. Это Элис взрослый и обидчивый, а Шэндар он другой - он мужчина терпеливый и ответственный. Мне захотелось с ним подружиться.
  -- Наверху, - пожал плечами маг, словно другого варианта для него и не было. - Мне не привыкать.
  -- Эй! - окрикнула нас тётя Шэндара. - Хватит болтать. Переодевайтесь, давайте, я сейчас на стол накрою.
   Мы заторопились. Я подошла к сумкам и застонала. Во что нам с Олей переодеться? Всё же мокрое!
  -- Что случилось? - нахмурился маг.
  -- Нам с Олей не во что переодеться, - пожаловалась я.
  -- Как не во что? - опешил Шэндар, с опаской покосившись на наши раздутые до неприличия сумки, видимо прикидывая, что туда можно запихать. А запихать можно многое, главное захотеть.
  -- Но там же всё мокрое! - воскликнула я, расстроившись еще больше, представив, как буду извлекать ком утрамбованной одежды. А ведь там не только одежда была! Представив, что стало с моей любимой косметичкой, я чуть не расплакалась.
   Маг облегчённо выдохнул.
  -- Всё с вашими вещами в порядке. На сумки накопителя хватило. Переодевайтесь.
   Я рванула к сумке, потрогала ее и восхищенно присвистнула. Сухая, абсолютно сухая, будто не тащила ей через лес под проливным ливнем.
  -- Оль, налетай, - махнула я замешкавшейся шестилетке. - Всё сухое.
   Я сдвинула ширму, чтобы Шэндару ничего не было видно, даже с лестницы и кивнула Ольге, чтобы переодевалась первой. Девочка покидала одежду прямо на пол. Как и я, она вымокла до нитки. Я посмотрела на нее и капельку расстроилась. Такая маленькая, худенькая, как родители ей только отпустили? Хотя о чём это я, её родителей, скорее всего, как и моих, поставили перед фактом: "Ваша дочь пробудившаяся. Мы забираем ей в наш мир". Интересно, её родители так же радовались ее пробуждению, как и мои? А Оля? Что она почувствовала, когда поняла, что не такая как все? Я, например, до сих пор в шоке. Меня всё ещё и тянет ущипнуть себя за ногу, чтобы убедиться, что это не сон.
  -- Я всё, - сообщила Оля.
  -- Тётя Мора! - позвала я хозяйку. - А куда нам мокрую одежду деть? С нее течёт.
  -- Ты еще не переоделась? - приподняла она брови, увидев, что я до сих пор в мокром.
  -- Сначала дети, - качнула я головой в сторону Оли.
  -- Оставьте так. Уляжетесь, постираю.
  -- Ой, да не надо, - смутилась я. - вы мне только скажите, где...
  -- Молчи, девка - сурово свела брови тётя Мора, но по глазам было видно, что она не сердится. - Я здесь хозяйка.
  -- Так точно, тётя Мора! - отсалютовала я нашей "суровой" хозяйке, и, посмотрев на Олю, весело той подмигнула, а то совсем девчонка заробела.
   Переоделась быстро. Нравятся мне их местные платья: через голову натянул, пояском подвязал и ты готова. Есть, конечно, платья побогаче, но тут уж папа сказал своё веское "нет", нечего привлекать внимание дорогими нарядами. В первый день я еще возмущалась: как это без красивого платья, а вдруг бал, а я без платья?! Но после того, как мама утрамбовала мою сумку и предложила мне поносить её в качестве проверки по квартире, - словно чувствовала, что тащить мне её на своём горбу, (каюсь, верила, что нам хотя бы вшивенький транспорт предоставят) ни о каких платьях я уже не заикалась. Обойдусь. Нужно будет, куплю. Мама свои драгоценности отдала, а папа монеток подбросил. Монетки старые, но маги уверили, что они до сих пор в ходу.
  -- Иди, погрейся, - махнула мне рукой тётя Мора, когда я вышла из-за ширмы.
   Я подошла к Оле и встала слева от нее, вытянув к огню замёрзшие руки. Когда руки отогрелись, начала сушить волосы.
  -- Полотенце дать? - посмотрев, чем я занимаюсь, хмыкнула хозяйка.
  -- Если можно.
   С полотенцем пошло веселее. Сначала я высушила Олины волосы, потом свои.
  -- Садитесь есть.
   Мы переглянулись и синхронно проглотили слюну.
  -- Шэндар! - гаркнула хозяйка так, что мы обе вздрогнули.
   Упомянутый маг не заставил себя долго ждать. Он уже переоделся в свободную грязно-серую рубаху и брюки болотного цвета, перевязанные широким поясом. На ногах у него были деревянные башмаки. Он спускался с чердака, на ходу перелистывая то ли тетрадь, то ли книгу в мягком кожаном переплёте, и так увлёкся чтением, что не заметил Олю, случайно вставшую у него на пути.
  -- Ой, прости! - невнятно пробормотал маг, когда почти налетел на нее.
   Девочка даже не пискнула, только сжалась вся и взглянула на него большими испуганными глазами.
  -- Шэндар, - сказала хозяйка, а когда тот посмотрел на нее, укоризненно покачала головой.
  -- Да, тётя? - ничуть не смутился маг.
  -- Садись за стол.
   Несколько минут ели молча. Еда была простая, но вкусная.
  -- Шэндар, - наконец решилась я отвлечь мага от увлекательного чтения.
   Маг читать не перестал, но брови его приподнялись.
  -- Что с нами будет?
   Мужчина нахмурился и отложил книгу.
  -- В каком смысле?
  -- Мои родители рассказывали, что когда у меня появится магия, меня заберут. Так и случилось. Но что теперь? Что со мной будет дальше?
   После моего вопроса Шэндар как-то подозрительно замялся, ему стало неуютно, потом посмотрела на Олю, которая во все глаза смотрела на него, тяжело вздохнул, видимо тема была не из приятных. С чего бы это?
  -- Начну с Оли. Ты знаешь, что у нее дар пророка?
  -- Да, знаю. Меня просветили.
   Маг кивнул своим мыслям и спросил:
  -- А, что ты знаешь о пророках?
  -- Они пророчат, - без запинки ответила я.
   Сидящая справа от меня Оля, тихо захихикала. Шэндара мой ответ не удивил.
  -- Да, они пророчат, Аня. Но как?
  -- Откуда я знаю? Им, вроде как, приходят видения из будущего.
  -- Правильно. Но как они это делают?
  -- Они подключаются к информационному полю планеты, или что вроде того, - вспомнила я прочитанную в подростковом возрасте статью о великих пророках в псевдо-научном журнале, где реальные исторические факты невероятным образом приплетались с мистикой и очередным появлением НЛО. - Извини, я в этой теме не сильна.
   А вот этим ответом я его определённо удивила.
  -- Ты не далека от истины. Но в случае с нашим миром, подключение идет не к информационному полю, а к богам. К невидимому миру богов.
  -- Каких богов? - не поняла я, потеребив двузубой вилкой варёный овощ, напоминавший по вкусу кабачок, а по цвету тыкву.
  -- Тех самых: бессмертных. Оле предстоит научиться их слышать. Не придумывать, не домысливать, а чётко слышать их слова. В этом её высшее предназначение. Но сейчас она мала и делает ошибки.
   Я тайком посмотрела на Олю, девочка слушала мага с не меньшим интересом, чем я.
  -- Это плохо?
  -- В вашем мире не очень, - определенно качнул головой Шэндар. - В нашем, неправильно произнесённое пророчество, может сломать кому-то жизнь. Стать катастрофой. В нашем мире пророки имеют огромную власть над судьбами людей. Одно их слово и безродный сын крестьянина станет рыцарем и сразится с драконом, а принцесса эльфов обреет голову и пойдёт скитаться по миру в поисках истинной любви.
   Мы с Олей в шоке уставились на мага, не веря собственным ушам.
  -- Принцесса эльфов обрила голову? Ты серьёзно?
   Это еще не говоря о том, что ни мама, ни папа, о живущих в их мире эльфах ни разу не упоминали.
  -- Было дело, - с серьезной миной кивнул маг.
  -- Ну, уж, Шэндар! - вмешалась хозяйка. - Давняя же история, и еще не факт, что правдивая. Хотя принцесса эльфов действительно обрила голову, но никуда она из Лазурного дворца не уходила. Это я точно знаю.
  -- Вы знаете принцессу эльфов? - вытаращилась я на хозяйку.
  -- Нет, конечно, - замахала она руками. - Я знаю одну эльфийку, которая некоторое время жила при Светлом дворе. Она очень любит рассказывать, как ей там было весело.
  -- А теперь?
   Тётя Мора многозначительно хмыкнула.
  -- А теперь она и её муж торгуют в Брандоре эльфийскими шелками.
   Я нахмурилась.
  -- Брандор - столица королевства Семи Вершин, - решил просветить маг. - Туда мы отправимся, как только прекратиться дождь.
   Очень своевременная информация, а то случись что, даже не знаем, куда мы направляемся.
  -- И Оля будет учиться слушать богов? Но если у вас их много...
  -- Она выберет. Всех богов ей слушать не придётся.
   Услышав, как шестилетка облегчённо выдохнула, я продолжила вытягивать из мага информацию:
  -- Получается, у каждого бога собственный пророк?
   Шэндар кивнул.
  -- Да, в каждом храме.
   Я подумала и спросила:
  -- А что если кто-то решит сходить сначала в один храм к одному пророку, а потом в другой, к другому. Пророчества будут разные?
   На меня посмотрели круглыми глазами, похоже, до такого здесь ещё не додумывались.
  -- Каждый житель Семи Вершин принимает веру только одного бога, - пришёл в себя Шэндар. - К нему в храм он и ходит.
  -- А в другие ни-ни? Ну, там, посмотреть, на экскурсию сходить.
   Шэндар снова завис. Хозяйка тоже выглядела ошарашенной, и я поняла, что что-то здесь не так. Им, что, в голову такое не приходило?
  -- Ладно, забыли, - сжалилась я над ними. - А что будет со мной?
   Маг минуту не хотел отвечать, смотрел куда угодно только не на меня. Хозяйка пихнула его в бок. Маг молчал.
  -- Так, что со мной будет? - повторила я.
  -- Ты выйдешь замуж.
  -- Что? - мяукнула я, а поняв, что Шэндар не пошутил, взвыла по хлеще пожарной сирены: - ЧТО-О!?? ЗАМУЖ?!! Я-а?!! А не офигели ли вы?!
  -- Успокойся, - попросил маг.
  -- Успокоиться?! - Я вскочила с трехногого табурета, от чего тот грохнулся на пол. - Как я могу успокоиться?! Мне об этом не говорили! Я не согласна! Я не хочу замуж!
  -- Успокойся, - повторил попытку маг.
   Безрезультатно, я отскочила от стола и заголосила еще громче:
  -- Почему я должна выходить замуж?! Мне всего девятнадцать! Меня об этом не предупреждали! Папа с мамой об этом знали? Я хочу домой! Верните меня домой!
   Шэндар произнёс что-то непонятное, взмахнул рукой, и я с ужасом поняла, что не могу пошевелиться, и мой голос тоже куда-то пропал.
  -- Шэндар, - укоризненно посмотрела на племянника тётя Мора.
  -- Я просил, - непреклонно заявил маг. - Пусть сначала успокоится.
   Я испуганно посмотрела на Олю, она на меня, я на мага, но тот сидел и чего-то ждал. И так жалко себя стало, вот сейчас возьму и заплачу.
  -- Отпустите её, пожалуйста, - жалобно попросила Оля.
  -- Успокоится, тогда и отпущу, - не поддался маг и тяжело вздохнул: - Прав был Элис, слишком остро вы реагируете. На распределении надо рассказывать, чтобы видели, что не всё так страшно.
  -- Шэндар, прекрати. Посмотри, она же сейчас заплачет, - сжалилась надо мной тётя Мора.
   Маг недовольно поморщился.
  -- Успокоилась?
   Я моргнула, стряхивая с ресниц слезинки. Маг кивнул, но заклинание не снял.
  -- Шэндар! - рявкнула хозяйка.
  -- Отпускаю, отпускаю, - вздрогнул маг, и, сунув палец в ухо, потряс головой. - Не надо кричать.
   Вот гад! Я ему еще это припомню. Страшно-то как, когда ты всё слышишь и понимаешь, а ни заговорить, ни пошевелиться не можешь. Шендар снова произнёс какую-то околесицу, щелкнул пальцами, и я смогла опустить руки.
  -- А-а, - проверила я свой голос.
   Подняла табурет, села и сердито уставилась на мага. Мужчина по-деловому кивнул.
  -- Хорошо. Теперь поговорим. Ничего страшного в твоём замужестве нет. Я сам был женат четыре раза и недавно выбрал пятую.
   Меня, честно сказать, перекосило.
  -- Шендар, начни сначала, - порекомендовала хозяйка.
  -- С начала долго, - поморщился маг. Тут же ойкнул и потёр ногу под столом. - Хорошо-хорошо. Я понял. Понимаешь, Аня, у нас магов проблемы с совместимостью.
   Я сделала круглые глаза. О чём это он?
  -- Нет, физически, всё нормально, но наша магия..., - Шэндар на секунду замолчал, кусая нижнюю губ. - Магия, Аня, материя очень капризная и своевольная, на сближение идёт с большой неохотой.
  -- Оля! - глянула на ребенка хозяйка. - Закрой ушки.
   Оля послушно сделала так, как ей сказали. Тётя Мора удовлетворённо кивнула и серьёзно посмотрела на меня.
  -- А ты, Аня, уже взрослая. Так вот, Шэндар хочет сказать, что спят они со всеми, но детей заводят только от своих, чтобы дар не пропадал.
  -- Тётя, может, ты ей всё и расскажешь? - обиженно надулся маг.
  -- И расскажу, - не смутилась хозяйка. - Дело в том, Анечка, что источники силы у магов разные: у кого-то вода, у кого-то огонь, у кого-то воздух, есть еще земля, свет, тьма и смерть. Если нейтральные друг другу силы приживаются, то обладатели противоположных стихий, ну никак, вместе таким магам быть нельзя, силы взбунтуются и пострадают люди. Дети у магов рождаются редко, поэтому любой одаренный ребенок на вес золота, а рождённый от двух сильных магов, тем более. Я правильно говорю?
  -- Да, тётя, - сделал капризное лицо маг, хмыкнул, но решил всё-таки дополнить: - Насчёт совместимости тётя права, но бывает, что и маги одной стихии не могут ужиться, тогда их магия начинает бунтовать. Представь себе двух огненных магов, у которых силы вышли из-под контроля.
   Я представила и поёжилась.
  -- Жуть.
  -- Именно. Поэтому наши великомудрые магистры однажды позвали настоятелей храмов богов и собрались у короля Геона в тронном зале, чтобы обсудить, что делать. Говорят, что гвалт стоял сильнейший, пока Его Величество не прогневался и не решил, что все без исключения маги обязаны жениться. Он выслушал все доводы против этого решения и объявил, что издаст указ, по которому мы - неженатые маги раз в пять лет будем обязаны подать заявку в Совет Стихий. С Совета Его Величество потребовал составить разумный договор, в котором будет учтены все нюансы заключаемого брака, так на свет появился документ для заключения брака между магами сроком на один год.
  -- На один год? - зацепилась я за интересный нюанс.
  -- Да, - кивнул маг. - Это срок, который нужен, чтобы определить, приживутся ли наши силы.
  -- А потом?
  -- Потом развод.
  -- Совсем? - удивилась я.
  -- Совсем, - улыбнулся Шэндар. - Этот договор предназначен для того, чтобы маги определились, смогут ли они принять друг друга, или нет.
  -- Но...
  -- В этом нет ничего страшного.
  -- А если он захочет, а я нет?
   Хозяйка понятливо усмехнулась, а Шэндар закатил глаза.
  -- В договоре всё оговорено. Насильно принуждать тебе никто не станет.
  -- Но замуж-то меня выдаёте!
  -- Аня, это необходимость.
  -- Чья? Ваша? Мне дети сейчас не нужны! И муж тоже.
  -- А мне, ты думаешь, жена нужна?! - неожиданно взвился Шэндар. - Между прочим, за меня мои родители первую заявку написали! Мне десять лет было. Я тогда еще о девочках даже не думал. И привели мне такую же, как твоя Оля. Вот радость-то была!
   "Она не моя", - мысленно не согласилась я, но промолчала, подумав, что хорошо, что шестилетка уши закрыла, а то непонятно толи Шэндар по внешности её прокатился, толи по возрасту. Последнее не так обидно.
  -- Шэндар, хватит, - возмутилась хозяйка. - Твои родители хотели как лучше. Девочка была из приличной семьи.
  -- Из приличной? - скривился маг. - Да она весь год мне жить не давала! - и, передразнивая неизвестную, заговорил писклявым капризным голосом: "Шэндар, принести мне это. Шэндар, принеси мне то. Мне жарко. Зачем ты открываешь окно? Я сказала: мне холодно. Нет, мы туда не пойдём. Нет, я не хочу играть с этими слабаками. Хочу леденец на палочке. Что ты мне принёс?! Он же круглый! Я люблю только фигурные леденцы. Принеси мне другой. Как это нет? Я папе скажу!" Стерва малолетняя. Считала, что раз её родители магистры, все должны перед ней преклоняться.
   Мага передернуло от отвращения. Ну, думаю, девочка знала, чего хотела, только переборщила чуток, если нет, тогда Шэндару действительно не повезло.
  -- А что если?...
   Но подискутировать не дали, хозяйка поднялась и заявила:
  -- Всё, хватит разговоров. Поздно. Всем спасть.
   И так грозно это у нее прозвучало, что спорить с ней никто не стал.
   Позже лёжа на жёсткой кровати под тёплым одеялом, я всё думала, как несправедливо поступила со мной судьба. Всю жизнь я боялась, что меня заберут, всю жизнь я с замиранием сердца ждала, что очередная проверка покажет, что я маг. Меня трясло от одной мысли, что окажусь в этом мире одна, совсем одна: беззащитная и беспомощная. Так было, и мне понадобилось несколько лет, чтобы начать искренне улыбаться новому дню, и радоваться, что проверки закончены, они заканчиваются сразу после семнадцати лет. Но судьба, будь она неладна, решила устроить грандиозную подлянку, и проснувшаяся магия в одночасье лишила меня всего: семьи, мира, друзей, права на выбор.
  -- Слушай, тебе не страшно? - полушепотом спросила я завозившуюся под боком Олю.
  -- Нет, - ответила та.
  -- А мне страшно, - призналась я.
  -- Ты же взрослая?! - удивилась шестилетка.
  -- Ты думаешь, взрослые не боятся? Боятся, Оля, и еще как, - я грустно улыбнулась в темноту.
   Оля нашла мою руку и сжала пальцы.
  -- Не бойся. Я с тобой.
   Я скептически усмехнулась, но решила не продолжать эту тему.
  -- Мелкая, колись, что ты там напророчила нашей сумасшедшей?
  -- Я не...
  -- Ой, только не надо! - чуть громче, чем следовало, вырвалось у меня, но я снова перешла на полушепот: - На неё посмотришь сразу понятно, что она ждёт от этого мира чуда. Совсем с катушек слетела.
  -- Бабуля меня убьёт, - всхлипнула девчонка.
  -- Бабуля?
  -- Мамина мама.
  -- При чём тут твоя бабушка?
  -- Она...
   Оля запнулась и я, чтобы поторопить её, уточнила:
  -- Тоже пророчица?
  -- Нет. Она предсказательница. Она предупреждала маму, чтобы я никому в нашем мире не пророчила, иначе быть беде. Я ослушалась. Но я хотела как лучше.
  -- С этого всё и начинается. И? Что ты ей сказала?
  -- Это не я.
  -- Неважно.
  -- "Мир поменяешь, крылья сломаешь, обретёшь семью, потеряешь всю...", - таинственным полушёпотом продекламировала шестилетка и замолчала.
  -- Э-э? - озадаченно протянула я, не дождавшись окончания. - А дальше? Чьи крылья? Кого "всю"?
  -- Я не знаю, - жалобным голосом ответила Оля. - Мама говорит, что это часть пророчества. Оно неполное, но я больше ничего не слышу.
  -- Странно. Если подумать, то пророчество у тебя какое-то невнятное. С миром ясно - поменяла, но крыльев у нее нет, а семья...
  -- У неё нет семьи, - перебила шестилетка. - Она сирота.
  -- Вы знакомы? - повернув голову, приподняла я брови.
  -- Она наша соседка по этажу.
  -- Ах, вот в чём дело! Думаешь, она найдёт свою семью здесь, в этом мире?
   Оля завозилась, пару раз вздохнула, словно ей очень не хотелось отвечать, но она пересилила себя:
  -- Я не знаю. Мама рассказывала, что её родители были пьяницами и умерли от отравления. Галину воспитывал дед, но он тоже умер.
  -- Печально, - обронила я, начиная понимать, что послужило причиной неконтролируемой радости у сумасшедшей. - Но тогда какую семью она найдёт?
  -- Я не знаю. Я говорю только то, что слышу. Ой, Аня!
   Шестилетка до хруста сжала мои пальцы.
  -- Что случилось? - поморщилась я от боли.
  -- Прости! Это близко! Прости..., - и голос её резко изменился, он стал тяжелым и тягучим, и словно доносился из глубокой-глубокой ямы: - "Ночью на кладбище пойдёшь, судьбу свою найдёшь. Десятой женою станешь - силу свою познаешь. Выберешь путь, заставят свернуть. Испугаешься, навек потеряешься, смелою будешь - дракона пробудишь, - и напоследок совсем глухо: - Берегись эльфов".
   Я оторопело выпучила глаза на притихшую шестилетку, которая через секунду уже мирно похрапывала у меня под боком.
  -- Ну, Оля, - прошипела я сквозь зубы.
  

***

   Проснулась ночью от ощущения, что чего-то не хватает. Повернулась на бок, обняла подушку и тут же широко распахнула глаза. С трудом вспомнила, где нахожусь и почему чувствую себя настолько паршиво, словно в одиночку вскопала весь бабулин огород.
  -- Оля? - позвала я.
   Ответа не последовало. Я забеспокоилась. Руки зашарили по кровати. Сердце ёкнуло. Оли не было. Где она? Уборная в доме отсутствовала, для этого нужно идти в пристройку, поэтому тётя Мора выделила нам железный горшок, который оставила у кровати.
  -- Оля? - позвала я громче. - Ты здесь?
   Снова тишина. Это мне не понравилось и я резко села. Спустив ноги на пол, постаралась различить хоть что-то в кромешной тьме, в которую погрузился дом, когда дрова полностью прогорели. Если не ошибаюсь, перед тем как подняться наверх, Шэндар что-то говорил о светлячках-светильниках, но как включить их я естественно прослушала. Что там нужно сделать? Похлопать? Похлопала. Ничего не случилось. С тем же результатом посвистела и поцокала языком.
  -- Издевательство какое-то, - пробурчала я и бессознательно пощёлкала пальцами, как это делала семейка Аддамс.
   Сработало! Под потолком засветились сразу пять "светлячков".
  -- Н-да, - выразила я свой скепсис в отношении магических светильников.
   Во-первых, размером они оказались, чуть больше упомянутых насекомых, во-вторых, свет, испускаемый ими, слишком тусклый, чтобы рассмотреть что-то наверняка, тем не менее, этого хватило, чтобы убедиться, что Оли в помещении нет.
   Я добралась до лестницы, забралась по ней наверх, нервно цепляясь за хлипкие ручки и оттолкнув крышку, крикнула:
  -- Шэндар! - и заглянула на чердак.
   На меня в упор посмотрело нечто огромное, встрёпанное и издающее странные звуки. Я испуганно вскрикнула и зачем-то махнула рукой. Передо мной тут же возник огненный шарик и полетел в обидчика. По приглушённым матам определила, что это был Шэндар. Ой, как неудобно получилось.
  -- Шэндар? - пискнула я.
  -- Какого тролля ты творишь! - прорычал маг, развеяв мой первый в жизни фаербол.
  -- Прости. Я не специально, - заговорила жалобным голосом и, недолго оправдываясь, выпалила: - Оля пропала.
  -- Куда пропала? - опешил маг.
  -- Я не знаю. Вещи на месте, а её нет.
  -- Спускайся. Я сейчас, - рыкнул Шэндар и захлопнул крышку прямо у меня перед носом.
   Ситуация была серьёзная, поэтому грубость я простила, на сегодня, а там посмотрим. Пока маг копошился на чердаке, я быстро оделась в сухую одежду, достала из сумки фонарик-ручку, накидку с капюшоном и была готова идти искать Олю.
  -- Куда ты собралась? - вытаращился на меня Шэндар, когда спустился с чердака.
  -- На поиски.
  -- Она не могла далеко уйти.
  -- Не могла, - легко согласилась я. - Но, она оделась. Сумка на месте, а верхней одежды и босоножек нет. Я не понимаю, что могло её выдернуть из дома посреди ночи. Там хоть глаз выколи.
   Шэндар нахмурился и поинтересовался:
  -- Вы ни о чём на ночь не говорили?
   Я закусила нижнюю губу.
  -- Да, нет, обычные девичьи шушукунья.
   Маг понял, что я о чём-то умалчиваю, и посмотрел на меня, чуть сощурив глаза.
  -- Спрошу прямо: Оля пророчила?
  -- Нет, - твёрдо ответила я, решив уйти в несознанку. Не из страха за себя, а за Олю, вдруг ей нельзя было пророчить.
  -- Уверена? - уточнил Шэндар, как бы давая второй шанс.
   Я подумала и поделилась с ним частью правды.
  -- Мы вспоминали, что она напророчила Галине.
  -- Галине? Кто это?
   Честно сказать, я удивилась.
  -- Женщина, которая радовалась, что мы перенеслись в этот мир.
   Выражение лица у мага стало крайне обескураженным.
  -- Галина?
   Мы с Шэном переглянулись.
  -- Да.
  -- Нам эта чокнутая назвалась Эммой. Мы и в документах её так записали.
  -- Ну, мало ли, - пожала я плечами. - Может ей захотелось имя поменять.
  -- Проклятье! Мне же теперь все документы придётся переделывать!
  -- Шэн, Оля, - напомнила я магу.
  -- Да! - встрепенулся мужчина. - Я иду искать, а ты жди здесь.
  -- Я так не могу, - заканючила я, заранее зная, что если останусь, изведу себя тем, что не уследила. - Вдруг она заблудилась?
   Маг фыркнул.
  -- И ты заблудишься, если пойдёшь.
  -- Так дай мне что-нибудь, чтобы я не заблудилась. Вместе будет быстрее.
   Шэндар закатил глаза, но решил, что в чём-то я права, взмахнул рукой, и, произнеся очередную абру-кадабру, вытянул из воздуха тонкую слабо светящуюся нить.
  -- Руку, - попросил он.
  -- Левую или правую?
  -- Без разницы.
   Я вытянула вперед правую. Шэндар накрутил нить мне на запястье и завязал один узелок, пояснив:
  -- Теперь ты привязана к этому дому, куда бы ты ни шла, подумай о доме, и нить покажет тебе кратчайший путь.
  -- Слушай, она не развяжется? - подёргала я слабо мерцающую ниточку.
  -- Нет, - качнул головой маг. - Не должно.
  

Глава 2

Не ходите девки зам... ночью на кладбище.

  
   Не знаю, с чем конкретно связано моё невезение: с тем, что Шэндар не умеет вязать узлы, или, с тем, что у нити оказался небольшой радиус действия, но пока я ходила в поисках Оли по домам и будила жителей деревушки, я умудрилась забрести в такое место, где нить сначала поблекла, а через пару шагов перестала светиться вовсе. Но самое неприятное: мой фонарик так же резко перестал работать. Я попыталась вернуться назад, но куда бы я ни шла, нить не появлялась, а фонарик упрямо не желал включаться. Дождь не прекращался. Небо начали разрезать короткие молнии, но эхо грома слышалось откуда-то издалека.
   Очередная молния, рассекшая небо у меня над головой, напомнила, что фонарик металлический, да и сережки с браслетом, и витая цепочка, которую я не сняла на ночь, тоже. От дешёвой, но дорогой сердцу бижутерии, как и от фонарика, пришлось избавиться. Я швырнула их в подвернувшуюся каменную урну и упрямо пошла вперед. Что заставляло меня идти в том направлении оставалось загадкой, пока впереди в свете молнии я не увидела высокую решетчатую ограду, у которой застыла маленькая тёмная фигурка.
  -- Оля?! - закричала я. - Оля это ты? Оля, я иду! Стой там, я сейчас.
   И я направилась к ребенку, игнорируя доводы разума, что Оля не могла сюда забрести, просто не могла. На полпути к шестилетке меня неожиданно остановил мужской голос, который ехидно поинтересовался:
  -- Куда идёшь, красавица?
   Естественно я вздрогнула, развернулась и чуть не грохнулась в обморок. На меня смотрело нечто в капюшоне с зелёными светящимися глазами, бледной кожей и почти ласковой улыбкой частично спрятанной в усах и густой бороде. Закричать мне не дали, банально зажав рот рукой, развернув и прижав к себе.
  -- Тихо, тихо, - промурлыкал приятным голосом этот "жуть". - Не кричи. Не обижу.
  -- М-м? М? - замычала я.
  -- Тс-с. Гули не любят громких звуков. Отойдём.
   Брыкающуюся меня оттащили под навес раскидистого дерева. Я давно насквозь промокла, так что разницы не почувствовала, но когда этот тип, содрал капюшон и прижался бородатой щекой к моей щеке, я искренне возмутилась. Ненавижу бородатых! Я дернула головой назад. Жуть хмыкнул, втянул воздух и с блаженством и каким-то пьяненьким весельем промурлыкал:
  -- Хорошо пахнешь. Сладко. Я уже и забыл, как женщина пахнет. И кожа нежная.
  -- Холодная, - не согласилась я, в прямом смысле похолодев от страха.
   Меня тут же укрыли, запахнув края длинного плаща, и уткнулись в волосы у самого уха.
  -- У меня волосы мокрые, - вырвалось у меня.
   Это нервное. Всегда начинаю говорить ерунду, когда боюсь или сильно нервничаю.
  -- М-м, - потёрся он носом. - Мне нравится.
   Ну, да, я поняла, что мокрые ему нравятся, но уже точно не волосы. По крайней мере, его руки, блуждающие по моему телу под плащом (Как он туда забрался?), красноречиво говорили именно об этом. Что он себе позволяет?! Я попыталась вырваться, но не тут-то было, мужчина держал крепко.
  -- Отпусти, - попросила я.
   Паники не было. Страшно - да, но не панически.
  -- И ты снова пойдёшь к гулям?
  -- Куда? К гулям? К птицам?
  -- Птицам? Нет. Гуль - низшая нежить, - просветили меня. - Питается по большей части мертвечиной, но и свежим мяском не побрезгует.
   Сердце пропустило удар.
  -- Оля! - ахнула я и рванулась вперёд.
  -- Стой, дурёха! - сжали меня сильнее. - Нет там никакой Оли.
  -- Она потерялась. Она могла...
  -- Успокойся, - поцеловали меня в висок, от чего я, честно сказать, опешила. Но за одним поцелуем последовал второй, третий, а между ними тихое: - Никто сюда не приходил. Здесь только ты, я и гули.... Одни. На кладбище. Ночью.
   "На кладбище?" - мысленно зацепилась я за сказанное, и в этот момент молния высветила пространство перед нами. Боже, я действительно на кладбище! Вон и могилки, и памятники в виде булыжников воткнутых в землю, и каменные урны, хотя скорее чаши у могил, и решетчатые оградки и... Гули! Боже, эту жуткую тварь я приняла за Олю! Эту причудливую помесь стервятника, цапли и летучей мыши?! Мама, я домой хочу!
  -- Успокоилась? - приобнял меня этот, даже не знаю кто.
  -- Мама, - вырвалось у меня.
  -- Не бойся. Они тебе не тронут.
   Я проследила за дергано двигающейся гулью и переспросила:
  -- Они?
  -- Судя по ощущениям - их пять, - задумчиво произнёс кошмарик. - Н-да, поработать придётся.
  -- Вы... вы меня отпустите? - запинаясь, поинтересовалась я.
  -- Конечно, - потёрся он носом об мою щёку. - Еще и домой отведу.
   Страх поулёгся. Если бы хотел снасильничать, уже бы сделал это, а не тёрся носом. "Жениться тебе надо, - подумалось мне. - Столько ласки зазря пропадает". Ой, кажется, я это вслух сказала!
  -- Надо бы, - согласился ласковый кошмарик, - но не хочется. Опять какую-нибудь уродину пришлют, и терпи её потом целый год, или истеричку подкинут, которая чуть что и сразу в обморок.
   Пригревшись, я удивлённо покосилась на бородатого кошмарика. О чем это он? Но вспомнила Шэндара и сообразила, что речь идёт о браке по договору, и участливо заглянула ему в глаза.
  -- Может, повезёт?
  -- Не дадут, - по-детски надулся кошмарик. - Лучшие боевикам достаются. Вот, скажи, чем я хуже?
  -- Вы жуткий.
  -- Тебе страшно?
  -- Нет, - честно ответила я.
   Я на самом деле не испытывала страха перед этим странным типом со светящимися глазами. Сначала, правда, испугалась, но сейчас с ним было уютно. И тепло.
  -- Вот я и говорю - сладкая. Можно я тебя поцелую?
   Я фыркнула.
  -- Вы меня уже всю исцеловали.
  -- А в губы? - и снова поцеловал в висок. - Поделишься со мной?... М-м?
  -- Чем?
  -- Силой.
  -- Я... я не знаю. Она у меня недавно появилась.
  -- Не инициированная значит. Сладенькая.
   Кошмарик добрался до края моего уха и пожевал его губами. Если бы не борода, было бы приятнее, и, несмотря на это, только крепкие руки удержали меня на ногах.
  -- Вот и проведём инициацию.
  -- Может не надо? - жалобно промяукала я.
   Маг рассмеялся.
  -- Дурочка. Не о том думаешь. Я силу твою призову. Заметь, совершенно бесплатно.
   Упоминание о деньгах отрезвило, и я поинтересовалась:
  -- За инициацию платить надо?
  -- Надо, сладенькая, надо. И платить и расплачиваться. А я бесплатно, только силы глотну, - вздохнул и тихо, себе под нос, - Для работы. Яд нужно вывести, - и чуть веселее: - Мне, между прочим, хуже будет.
  -- Почему?
  -- Если твоя сила окажется противоположной моей, откатом замучаюсь.
  -- Что у вас за сила?
  -- Ты еще не поняла? - удивился кошмарик. - Совсем дремучая. Некромант я.
   Ох, ты ж!
  -- Но если вам будет плохо, может не надо? - снова спросила я с беспокойством. Вдруг ему всерьез плохо станет, а меня потом совесть замучает.
  -- Надо, - вздохнул маг. - Гулей надо обезвредить. Много их здесь, а я от яда хмельной, напутаю заклинания и всё кладбище подниму. Тебе это надо?
  -- Мне? - пискнула и сразу замотала головой. - Нет.
  -- Тогда..., - меня повернули к себе.
   В зеленоватом свете его глаз, лицо мужчины показалось мне мертвецки бледным. Прямо покойник, а не человек. Что он там говорил насчёт яда?
  -- Не нравлюсь? - неверно истолковал моё хмурое выражение лица маг.
   Юлить не стала.
  -- Если честно, не люблю бородатых, - и уточнила: - А без поцелуя никак?
   Мужчина задумчиво поскреб подбородок. Борода у него была не чета куцей поросли на подбородке моего шефа, но всё равно вызывала отторжение, хотя кошмарик мне уже нравился, в моём вкусе мужчина: в меру высокий, подтянутый и крепкий. Умеет быть добрым, но своего не упустит, что важно - рохли никому не нравятся.
  -- Можно, - не стал лукавить кошмарик. - Но с поцелуем приятнее. Стесняешься, сладенькая?
   Если смущение и было, то давно исчезло под градом его поцелуев, поэтому я только неопределённо пожала плечами:
  -- Вы меня уже всю облапили, поцелуем больше поцелуем меньше.
  -- Договорились, - кивнул кошмарик, и, не дав подумать, поцеловал.
   Несмотря на мысли: "как мне потом прятать раздражение", поцелуй мне понравился. Маг осторожничал, целовал нежно и бережно, но чувствовалось, что ему мало, так бы мы и стояли, как два целующихся столба, если бы что-то во мне не начало пробуждаться. Оно сонно потянулось, от души зевнуло сразу двумя пастями, выпустило когти, расправило крылья и... Треск, грохот и дерево, под ветвями которого мы с магом скрывались от дождя, было варварски сломано неведомой силой и отброшено в сторону. Облегчённый вздох и вокруг нас спиралями закружились жгуты огня. Дальше, в кошмарике тоже кто-то пробудился, и я услышала жуткий протяжный вой, словно где-то рядом завыли волки. Большие такие волки! У меня от их голосов даже волосы на затылке зашевелились, а к моим огненным жгутам прибавились еще и зеленые. Я это видела, так как от грохота распахнула глаза и уставилась на мага, который тоже смотрел на меня, прибывая в некотором шоке.
  -- Сколько времени в тебе запирали магию? - оторвавшись от меня, прохрипел кошмарик.
  -- Запирали? - приподняла я брови.
  -- Ясно, - вздохнул он и повернул голову в сторону, где за вращающимися жгутами начали собираться гули.
   И не только гули, со всех сторон к нам начали подходить, - а кто и подползать, - вызванные из могил покойники.
  -- Мама, - пискнула я и прижалась к магу.
  -- Какого?... - хотел ругнуться кошмарик, но в последнюю секунду передумал.
  -- Убери, убери их, пожалуйста, - жалобно заскулила я, стараясь не смотреть на полуразложившиеся тела, ползущие к кругу света.
   Обняв за плечи, маг завел меня себе за спину.
  -- Стой здесь.
   Я кивнула. Бежать всё равно некуда, а с этим хоть какая-то уверенность есть, что я отсюда выберусь. С ним вообще очень спокойно, даже когда он подошёл вплотную к спиралям и попросил:
  -- Убери огонь.
  -- Но..., - с сомнением покосилась я на огненные спирали.
  -- Убери. Они чувствуют исходящую от него опасность.
  -- Но...
   Маг снова меня перебил.
  -- Сладенькая, не упрямься, я знаю, что делаю.
  -- Да, чтоб тебя! - воскликнула, раздосадованная нежеланием кошмарика дослушать, пусть даже с перепугу начала мямлить. - Дослушай ты меня, наконец! Я не знаю, как это сделать.
   Мужчина глянул на меня своими включёнными фарами. Честно скажу, выглядело это жутко, но показалось, что маг смутился.
  -- Прости. Я забыл.
  -- Уже?! - вытаращилась я на него.
  -- Не язви, - буркнул кошмарик.
  -- Я стараюсь, - Вода ручейками стекала у меня по лицу. Шмыгнув носом, я нехотя призналась: - Но мне страшно.
  -- Закрой глаза. Закрой не бойся. Они не нападут. Закрой и почувствую свою силу. Чувствуешь?
   Закрыв глаза, прежде чем сосредоточится на своей силе, я почувствовала злость. Чужую злость. Мрачная, застарелая и выдержанная, как дорогое вино, эта злость была обращена на некроманта.
  -- Сладенькая?
  -- Я не знаю... Что-то не так. Я чувствую злость.
  -- Ты злишься на меня? - хмуро вопросил кошмарик.
  -- Не я, - открыв глаза, посмотрела на мужчину и развела руками. - Это не моя злость.
   Неожиданно земля вздрогнула. Я охнула, инстинктивно расставив руки в стороны, чтобы удержать равновесие, и почему-то шепотом спросила у мужчины:
  -- Что это было?
   Кошмарик нахмурился и резко посмотрел назад. Мертвяки стояли на своих местах, зато гули после толчка с истеричным визгом заметались по кладбищу. Я-то думала, они летают, оказалось, только крылья приподнимают и чуть парят над землёй. Странные существа.
  -- Неприятности, сладенькая, - наконец соизволил ответить некромант. - Это были большие неприятности.
   Маг поднял руки, и зелёные жгуты послушно прыгнули ему в ладони, превращаясь в невероятно длинные горящие плети. Вот бы и мои тоже, в смысле назад вернулись.
  -- И-и? - поторопила я его.
  -- И направляются они в нашу сторону.
   Землю тряхнуло во второй раз. Я с трудом удержала равновесие. Что это такое? Что это может быть? Последовало несколько сильных толчков и земля начала трястись чуть меньше, но чаще. Это стало походить на шаги. Я посмотрела туже сторону, что и маг, и в свете широкой молнии увидела Это. Оно напоминало движущийся холм или оплыв земли. У него была голова, но не было волос и ушей, было лицо, но не было глаз и носа, зато был огромный жабий рот, который оно приоткрывало, чтобы провести по подбородку мерзким чёрным языком. У существа отсутствовала шея, а сразу за грудной клеткой начинался невообразимых размеров живот и где-то там, под ним находились ноги. И, к моему ужасу, оно бодренько шло к нам.
  -- Боже, оно движется! Оно идёт прямо сюда!
  -- Боюсь, что да.
  -- Мама! - пискляво вырвалось у меня.
  -- Её здесь нет, - фыркнул некромант.
  -- И, Слава Богу!
  -- Странная ты, - улыбнулся кошмарик, хотя за бородой не было видно.
   У меня же началась настоящая паника.
  -- Боже, что нам делать?! Я ничего не умею! Я бесполезна! Я никчёмный маг! Зачем меня забрали с Земли?! Я ничего не умею!
   Некромант тяжело вздохнул, подошел ближе и с хищной ленцой заговорил, с каждым словом зарождая в моей душе искреннее восхищение, грозящее перерасти в бурное обожание:
  -- Сладенькая, как насчёт того, что сейчас ты упадёшь в обморок, а я тут всё зачищу? Боюсь, твоя психика не готова к такому зрелищу, - он начал наматывать часть зелёной плети себе на руки. - Согласна?
   Закончив наматывать, кошмарик пристально посмотрел на меня и я, как если бы он задал самый важный вопрос в моей жизни, с чувством ответила:
  -- Я согласна!
   И впервые за наше жутковато-странное знакомство, улыбнулась.
  -- Какая же ты..., - выдохнул он мне прямо в лицо, оказавшись снова неприлично близко и приобняв за талию. - Не будь у нас всей этой ерунды - женился бы. Серьёзно. Прямо здесь и сейчас.
   Я тут же представила себе перспективу выйти замуж за некроманта: ночью, на кладбище в окружении мертвецов и монстров, и сказала с убийственной честностью:
  -- Лучше в обморок.
   Некромант хмыкнул, и от второго его поцелуя у меня перехватило дыхание, подкосились ноги и вылетели все мысли из головы, так что я не только не возмутилась, когда почувствовала, что из меня пьют силу, но и сама щедро "плеснула сверху", пока проснувшаяся двухголовая сущность укоризненно не заявила: "А не жирно ли ему будет?", и, захлопнув канал, утянула меня в спасительный обморок.
  

***

   Когда я открыла глаза, у меня возникло чувство де жа вю. Я лежала в темноте на жёсткой постели, укрытая одеялом и Оли рядом не было. Неужели мне всё приснилось?!
  -- Оля! - позвала я сиплым голосом.
  -- Очнулась, - тут же вспыхнули надо мной "светлячки" и к постели подошла тётя Мора. - Как спалось?
  -- Я спала? - подняла я удивлённый взгляд на прищурившуюся хозяйку.
  -- Сейчас да, а когда тебя принесли, валялась в обмороке, - женщина хмуро покачала головой: - Вот неженка. Зачем ты вообще на кладбище потащилась? Некроманта увидела и сразу в обморок. Не стыдно тебе? Будущая магиня.
   Я немного опешила от её напора, но уяснила две вещи: во-первых, встреча на кладбище мне не приснилась, во-вторых, ни о моей инициации, ни о монстрах, ни о поцелуях никто, кроме нас с Кошмариком не знает - это радует.
  -- Где Оля? - шмыгнула я носом и попыталась подняться.
  -- Лежи, непутёвая. Здесь она. Спит наверху.
  -- Я хочу её видеть.
   Тётя Мора сердито сдвинула брови.
  -- Утром увидишь. Лежи.
  -- Я...
  -- Лежи. Сейчас настойку принесу.
   Хозяйка отошла к столу и вернулась с бутылочкой из тёмного стекла, в которой плескалась маслянистая жидкость. Откупорив пробку, тётя Мора налила в ложку настоя, и протянула мне.
  -- Держи, сейчас запить принесу.
   Настойка пахла травами, и, судя по тому, что воды принесли мне целую кружку, дюже невкусная.
  -- Пей, пей. К утру простуду, как рукой снимет.
   Сморщив нос, сунула ложку рот и чуть не выплюнула всё обратно. Настойка оказалась невыносимо горькой, но было поздно идти на попятную и я проглотила лекарство, запив его водой.
  -- Вот и умница, - улыбнулась тётя Мора и протянула леденец на полочке: - Держи.
   Посмотрев на леденец, я с недоумением покосилась на хозяйку.
  -- Держи, говорю, - Хозяйка сунула леденец мне в руку. - Настойка горькая.
   Я не стала спорить, и сквозь травянистую горечь не сразу разобрала, что презентованная мне сладость, совсем не сладкая, а кислая.
  -- Оля, она...
  -- Вот заладила, - всплеснула руками тётя Мора, - Оля-Оля. Спит твоя Оля. И ты спи. Утром поговорим.
   Но как заснуть, когда тебя мучают вопросы. Куда и зачем пошла Оля? Где нашел её маг? Почему нить перестала работать? Что стало с Кошмарком? Сошлись ли наши силы или он где-то там и ему плохо.
   Я не могла уснуть, хотя хозяйка давно похрапывала за столом, положив руки под голову, пережитое на кладбище не давало мне покоя, поэтому даже тихий скрип половиц заставил резко открыть глаза и щёлкнуть пальцами.
  -- Ой! - пискляво вскрикнула наша потеряшка, и отшатнулась от светлячков, которые спланировали на нее с потолка.
  -- Мне сказали, ты спишь, - сварливо пробурчала я, мысленно облегчённо выдохнув: "Жива".
  -- Мне не спалось. Ты как?
  -- Простудилась. Где ты была? Я волновалась.
  -- Мне рассказали. Прости, - потупилась Оля и жалобно на меня посмотрела, - Я не специально.
  -- Где ты была?
  -- У Галины.
  -- Зачем? - удивлённо приподняла я брови.
  -- Не знаю, - девочка сделала смущённо-расстроенную моську. - Когда она на меня накричала, я забыла.
   Я покачала головой, говорить о том, что её второе пророчество начало сбываться, мне расхотелось, тем более, хозяйка начала похрапывать через раз, подозрительно затихая, словно прислушиваясь к тому, о чём мы с Олей говорим.
  -- Забирайся, - откинула я край одеяла и когда шестилетка радостно приняла моё приглашение, пощёлкала пальцами, чтобы погасить светлячки. - Завтра поговорим.
  

***

   Завтра наступило раньше, чем я ожидала.
  -- Вставай, - тряхнули меня за плечо.
   Я даже не сразу сообразила, кто меня будит, а узрев сердитую морду Элиса, мысленно пожелала ему провалиться, прямо здесь и на этом месте. К сожалению, проваливаться маг не пожелал и снова тряхнул меня за плечо.
  -- Вставай, я сказал.
  -- Отстань, - отмахнулась я от него. - Я болею.
  -- Простуда не болезнь. Сама виновата. Вставай.
   Я с неохотой взглянула на мага и нахмурилась. Мне не понравился его взгляд. Злой он какой-то. Серьёзно, словно я за ужином порцию его десерта съела. Я провела рукой по месту, где спала Оля и смутно вспомнила, что чуть ранее её разбудила тетя Мора и увела кормить животину, а меня, как болезную, пожалели и оставили дома. Лучше бы я с ними пошла.
  -- Я долго здесь стоять буду? Вставай.
   Поняв, что от мага не избавиться, я поинтересовалась:
  -- Где Шэндар? Я без него не буду.
  -- Что не будешь? - опешил маг.
  -- Ничего не буду.
  -- Вставай!
   Меня грубо вытряхнули из постели, но не рассчитали, что простуда у всех проходит по-разному, я, например, слабею и становлюсь вялой, так что почти пала к его ногам, вызвав у Элиса очередной приступ раздражительности.
  -- Стой прямо! Хватит цепляться!
  -- Я же сказала: я болею.
   Мужчина зло пробурчал что-то себе под нос, нарисовал закорюку у меня перед лицом и ткнул двумя пальцами в переносицу. От этого или от чего еще я тут же расчихалась. Элис увернуться не успел. Приятный бонус.
  -- Чтоб тебя, - скривился маг.
  -- Спасибо, - прогундосила я, - мне лучше.
   Простуда не прошла, но почувствовала я себя лучше, по крайней мере, от мага отцепилась.
  -- Одевайся, - последовал следующий приказ.
   Я насторожилась. Высокий, худощавый маг с длинным узким носом, светло-серыми глазами, длинными мышиного цвета нечёсаными патлами и вечно поджатыми губами, не выглядел любителем шуток, он выглядел как человек мелочный и злопамятный, и это меня напрягало.
  -- Зачем?
  -- Прогуляемся, - буркнул Элис, а меня заклинило.
  -- Зачем?
  -- Проверить надо.
  -- Что проверить?
   Я начала подумывать: не закричать ли мне во весь голос, но Элис почувствовал мой настрой и тихо пригрозил:
  -- Только посмей, - после чего ткнул пальцем в лежащую на лавке стопку одежды. - Одевайся. Быстро!
   Не дожидаясь пока Элис совсем озвереет, я взяла стопку и ушла за ширму. Одевалась долго. О-очень долго. Тянула, как могла.
  -- Живее! - прикрикнул маг, протирая пол за ширмой.
   Я еще раз сняла и одела: бельё, блузку, штаны, носки; повертела в руках плоский кругляш-медальон на кожаном ремешке, с желтовато-зеленым камнем в центре, которого до прошлой ночи у меня не было. Достала из сумки украшения, примерила, убрала в сумку, достала горсть кулонов на похожих шнурках и выбрала из них три подходящих по стилю. Увы, несмотря на все мои старания, ни хозяйка, ни Шэндар не объявились, а Элис окончательно вышел из себя:
  -- Сколько можно! - схватил он меня за руку чуть выше локтя и выдернул из-за ширмы.
   На что я сердито буркнула:
  -- Я готова.
   Смерив меня злобным взглядом, маг прошептал очередную непонятную галиматью, после которой черный кулон-треугольник на его шее слегка засветился, после чего мужчина резко потребовал:
  -- Заведи руки за спину.
   Я хотела возмутиться, но мои руки возмутительным образом послушались его. Маг же удовлетворённый зрелищем моего вытянувшегося лица, усмехнулся:
  -- Чтобы не сбежала. Иди вперед.
   И я пошла, мысленно покрывая мерзкого мага слоями нелитературного мата. Внутри всё бурлило. Я ждала, что Сила проявит себя, но так же сильно боялась, что не справлюсь с ней, поэтому всю дорого успокаивала себя мыслями, что, когда хозяйка вернётся домой, она увидит, что меня нет, позовёт Шэндара, и он найдёт меня и разберется с Элисом. Как арестантка я шла туда, куда указывал маг, чувствуя спиной тяжёлый и от того неприятный взгляд. Что нужно этому магу?
  -- Стой. Мы пришли.
   "Куда?" - дернувшись, подняла я голову и начла озираться. Я узнала ворота. До кладбища осталось метров семь-восемь, и я не выдержала.
  -- Ты, что, прикопать меня решил?
  -- Тебя?- удивился маг, окинул меня брезгливо-надменным взглядом, после чего фыркнул:- Больно надо.
   Я, наконец, повернулась к нему лицом.
  -- Тогда зачем мы здесь?
   Маг неопределенно пожал плечам.
  -- Проверить.
  -- Что?
  -- Иди вперед.
   Игнорируя моё желание стоять, ноги двинулись в указанном направлении.
  -- Не ко мне, - скривился Элис. - Стой.
   Я встала. Стою. Вот кто мне скажет: что он от меня хочет?
  -- Развернись.
   Развернулась, краем глаза отмечая шевеление у ворот на кладбище. Посетители? Я постаралась не выдать своей радости. Уверена, измываться надо мной при свидетелях Элис не станет, нужно только привлечь их внимание.
  -- Развернулась, - как можно громче, но не так, чтобы подозрительно, произнесла я. - Что дальше?
  -- Иди вперед.
   Хорошо, иду. Но не успела сделать и пяти шагов, маг крикнул:
  -- Стой!
   Встала. Ничего не происходит. Что он хотел этим проверить?
  -- Повернись.
   Повернулась. На лице мага недоумение вперемешку с недоверием.
  -- Иди ко мне.
   Иду. И снова пять шагов.
  -- Стой. Повернись.
   И так раз двадцать, если не больше. У меня уже пот по вискам потёк, а Элис всё гонял меня туда-сюда, и выражение его лица менялось от изумления, до неверия и от восторга, до ужаса. Ощущение было, словно меня на тюремную прогулку вывели. Руки за спиной, конвоир,- чтоб его, заразу, комары закусали, - маг, и площадка пять на пять шагов.
  -- Может, хватит?
  -- Еще раз.
  -- Я устала.
  -- Иди ко мне.
  -- Господи, как же ты мне надоел, - простонала я и жалобно провыла: - Кто-нибудь! Ну, хоть кто-нибудь! Помогите мне!
   Элис посмотрел на меня с говорящим выражением: "Дурная, я же ничего ей не делаю. Ходи себе и ходи".
  -- Стой, - в очередной раз приказал маг.
   Обречённо вздохнув, я замерла в ожидании, но приказа не последовало, вместо этого Элис прислушался, поднял взгляд повыше моего плеча, побледнел и начал осторожно отступать назад.
  -- Ты, - почему-то полушёпотом сказал он.
   Я флегматично пожала плечами.
  -- Я.
  -- Иди ко мне.
   Ноги автоматически послушались, но сиплый голос за спиной, заставивший вздрогнуть меня от неожиданности, с натугой произнёс:
  -- Стой.
   И мои ноги остановились.
  -- Иди ко мне! - громче приказал Элис, продолжая пятиться.
  -- Стой, - повторил нечаянный доброжелатель.
  -- Беги! - закричал маг, развернулся и дал дёру.
   Такое поведение мужчины меня, честно сказать, удивило, закралось подозрение, что мой спаситель может оказаться не спасителем вовсе. Радовало одно, после побега мага, моё тело снова начало меня слушаться. Я повернулась к неизвестной опасности лицом и скорей всего тоже побледнела. Передо мной стоял очень высокий сухопарый старик в дырявой серой рубахе навыпуск, зелёных ободранных штанах с пустыми белесыми глазами, частично облезшей седой шевелюрой и трупными пятнами по всему лицу.
  -- Ой, - пискнула я.
   Мертвец не отреагировал. Он стоял, склонив голову на бок и молчал.
  -- Здрс-сте, - попятилась я от него.
   Однако только я сделала шаг, мертвец "ожил", и двинулся на меня. Я взвизгнула и постаралась поступить, так же как и маг - сбежать, но моё везение и в этот раз меня подвело, я поскользнулась на грязи и уселась в лужу.
  -- Помощь, - просипел мертвец и галантно протянул мне руку.
   Взглянув на покрытую трупными пятнами длань, я как можно вежливее отказалась:
  -- Спасибо, я сама.
   Выбравшись из лужи, в очередной раз убедилась, что волшебный мир меня за что-то невзлюбил. Мертвец не проявлял агрессии, но только я делала шаг в сторону домов, тут же загораживал мне дорогу.
  -- Тебе что-нибудь нужно? - спросила я, устав безрезультатно пытаться обойти этого шустро жмурика.
  -- Помощь, - ответил он и указал на кладбище.
  -- Я не некромант. Чем я могу тебе помочь?
  -- Помощь, - повторил мертвец.
   "Н-да, не шибко разговорчивый", - подумала я, посмотрела на дорогу, ведущую в село, потом на непреклонного мертвеца, и с вдохом кивнула.
  -- Хорошо. Веди. Посмотрим, чем я смогу тебе помочь.
   Доковыляв до кладбища, узрела сцену, от которой у меня непроизвольно дёрнулись губы, и вырвался нервный смешок. На кладбище кипела работа. Покойники разной степени свежести вскапывали, рыхлили, выпалывали и чистили свои могилы. Более крепкие ходили с деревянными носилками и собирали крупный мусор, шустрые бегали между могил и снабжали мертвых коллег необходимым инструментом, не хватало разве что парочки транспарантов с лозунгами: "Даёшь субботник на кладбище!" и, пожалуй, "Мертвец восстань! Твоя могила в твоих руках!"
   Узрев нас, один из шустриков, подхватил очередной комплект садового инвентаря, и поспешил снабдить нас инструментом. У мертвеца отсутствовали глаза. Полуголый, худой, как щепка, скорей всего подросток при жизни, мертвец протянул мне кривую лопату и грабли. Охнув, я отшатнулась, но остановилась, проглотила слюну, вздохнула, и тут же закашлялась. Прикрыла нос рукавом. Всё-таки мертвые жутко воняют.
  -- Полегче нет? - глазами указала я на лопату. - Я болею.
   Живчик кивнул и убежал на другую сторону кладбища, где находилась небольшая постройка, напоминающая сарай. Вернулся мертвец с тяпкой и маленькой лопаткой для посадок.
  -- Сойдёт, - вздохнула я и взяла инструмент.
   Высокий дедок проводил меня до могильной чаши и указал на подозрительно знакомые следы от сапожек, пересекающие угол земляного холмика, на котором стояла каменная ёмкость, которую ночью я по незнанию приняла за урну. Чтобы убедиться в своей догадке, я приставила ногу к ближнему отпечатку. Н-да, некрасиво получилось.
   Я посмотрела на деда, который продолжал стоять надо мной, как грех над душой и задала уточняющий вопрос:
  -- Это всё, что мне нужно сделать? Разровнять эту могилу?
   Надеюсь, что дерево сажать меня не заставят.
  -- Да, - сипло ответил мертвец и снова указал на следы.
  -- Хорошо, я это сделаю.
   Но только я принялась за дело, а мертвый дедок присоединился к выносу мусора с кладбища, кто-то ехидным голоском пропел у меня над головой:
  -- Давай-давай, чтобы гладенько было.
   Основное, что я уяснить - мертвецы не разговаривают. Даже дед говорит с трудом и только со мной, а с мертвецами молчит, поэтому обойти вниманием обладателя голоса я не смогла. Подняв голову, увидела нечто кружевное белое и похожее на оборки. Приглядевшись, поняла, что не ошиблась. Над моей головой зависла пышная многослойная юбка, из-под которой, по логике вещей, должны были торчать ноги. Ног не было. Да и сама юбка выглядела так, словно её сшили из утреннего тумана. Сердце в груди ёкнуло.
  -- Мама.
  -- Какая я тебе мама?! - возмутилась обладательница тела без ног. - Ровняй, давай! Не отвлекайся.
   После такое заявления мой страх как рукой сняло.
  -- Ты чё сказала? - встала я, чтобы увидеть целиком, посмевшую наезжать на меня призрачную особу.
  -- Что-о? - вытаращилась на меня белокурая девица с глазами столь синими, что на секунду я залюбовалась.
   Смотря на хрупкую почти неземную красоту мёртвой девицы, я остро ощутила несправедливость бытия. Я-живая: бледная, лохматая, мокрая и злая, а она-мёртвая: розовощёкая, нарядная и надо мной издевается.
  -- Чё слышала? - с расстройства проворчала я и указала лопаткой на землю. - Твоя могила?
   Девица стушевалась и медленно кивнула.
  -- Моя.
   Я кривенько усмехнулась и чисто из вредности поддела:
  -- Серьезно? На местную ты не похожа.
   Моё замечание её задело. Девица вздернула нос и высокомерно заявила:
  -- Не твоего ума дело.
  -- Не моего, - согласилась я, но взглядом зацепилась за знакомые серёжки и громко воскликнула: - Эй, это моё!!
   От моего крика, девица вздрогнула и поспешила прикрыть уши. На изящной руке блеснуло знакомое кольцо.
  -- И это!
   Призрачная девица покраснела.
  -- Хватит! Хватит! - затрясла она головой. - Было твоё, стало моё. Ты сама мне их пожертвовала.
  -- Я-а? Что-то не припомню такого.
  -- Вот, - показала она мне мой фонарик. - Ты мне еще эту вещь положила. Что это?
  -- Фонарик, - скуксилась я, поняв, что вернуть его не получится.
   В глазах призрака появился интерес.
  -- Это украшение?
  -- Нет, это фонарик. Он светит.
  -- Зачем? - нахмурилась призрачная девица.
  -- Что, зачем?
  -- Зачем он светит?
   Я задумалась.
  -- Чтобы видеть в темноте.
   Для меня это было само собой разумеющееся, но девица удивилась:
  -- Зачем? Для этого же есть ночное зрение.
   Подумав, я ответила:
  -- Он для тех, у кого его нет.
  -- Ты маг, - утвердительно заявила девица, но походило это на вопрос.
  -- Вроде как.
  -- Тогда зачем тебе ф-фонарик?
   Говорить с призраком о своих печалях мне не хотелось, поэтому махнув рукой, я вернулась к работе.
  -- Оставь себе. И украшения тоже.
   В носу засвербело, но как я ни старалась, всё равно чихнула.
  -- Болеешь? - участливо поинтересовалась призрачная девица.
  -- Простудилась.
  -- Зря ты столько отдала, - помолчав, сказала она.
  -- Чего? - потерев нос рукавом, я подняла взгляд, и чуть не села на попу.
   Призрак парила в горизонтальной плоскости над землёй и пристально смотрела прямо на меня.
  -- Силы, - пояснила девица. - Маги редко болеют.
   Я нахмурилась, вспоминая, часто ли я болела в детстве. Пожалуй, нечасто.
  -- Думаешь, из-за этого?
   Лицо красавицы стало грустным.
  -- Я не думаю, я знаю.
   Синие глаза потемнели.
  -- Повезло тебе.
   Мои брови приподнялись.
  -- Приличный маг попался. Честный, - грустно улыбнулась девица и покачала пальчиком у меня перед носом: - С другими не делись.
  -- Почему?
   Девица сделала страшные глаза.
  -- Опасно.
   Только я открыла рот спросить: чем, как призрак куда-то заспешила.
  -- Ой, прости, мне пора. Еще увидимся.
  -- Подожди!
   Но девушка начала таять в воздухе.
  -- Потом. Всё потом.
   Она почти испарилась, но, вспомнив что-то важное, вернулась в первоначальное состояние.
  -- Совсем забыла, - театрально коснулась она лба. - Амулет.
   Я непроизвольно положила руку на связку побрякушек, среди которых затерялся таинственный кругляш. Девушка кивнула.
  -- Да, он. Не снимай, - кивнула она и сразу испарилась.
   После исчезновения призрака обратила внимание, что на кладбище стало тихо. Подняв голову, поняла почему. Поведение покойников изменилось. Перестав работать, мертвые, словно куклы-марионетки, замерли в нелепых позах, и только головы их были повёрнуты в сторону главных ворот. Воткнув лопатку в землю, я встала, чтобы увидеть, кого принесла нелёгкая. Оказалось, что Шэндара.
  

Глава 3

О пользе и вреде новых знакомых.

  -- Шэндар, нет! - закричала я, поняв, что маг собрался атаковать ближайших к нему мертвецов.
   Пришлось забыть об усталости и побежать наперерез. Мертвецы пока бездействовали, но что-то подсказывало мне, что это ненадолго.
  -- Шэндар, не трогай их!
  -- Аня?
   Мужчина замер со световым шаром в поднятой правой руке. Он удивлённо моргал, словно не верил, что это я.
  -- Не вреди им.
   Я встала между ним и мертвецами, раскинув руки в стороны.
  -- Не надо.
   Вид у мага был озадаченный.
  -- Ты жива?
  -- Да-а... - неуверенно протянула я и уточнила: - А что? Не должна?
  -- Элис..., - заговорил маг, но увидев мою кислую мину, замолчал.
   Качнув головой на световой шар, я попросила:
  -- Убери это. Они ничего плохого не сделали.
   Шэндар напряжённо посмотрел на застывшего в сгорбленной позе безглазого паренька.
  -- Аня, это мертвецы.
  -- Я знаю. Поэтому убери это.
  -- Аня...
   Пришлось добавить в голос давления.
  -- Пожалуйста, - и, посмотрев на сжавшего черенок лопаты мертвеца, добавила: - Шэн, ты их нервируешь.
  -- Аня, они мертвы.
   Я скорее почувствовала, чем услышала его шаги. Повернув голову, убедилась, что рядом встал тот самый старик. Увидев его, глаза Шэндара стали испуганно-несчастными, в них так и читалось: "Нет, этого не может быть. Я не верю".
  -- Как видишь, сейчас они достаточно живы. Убери свет.
  -- Шэндар, - просипел старик.
   Лицо мага стало совсем несчастным.
  -- Дед.
   Я озадаченно перевела взгляд с Шэна на мертвеца. Нелегко было признать в этом плешивом старике родственника мага, но одну общую черту я нашла сразу - родинка на левом веке.
  -- Дай закончить, - слова давались ему нелегко.
  -- Закончить? - Шэндар притушил свет шара. - Что закончить? Дед ты умер! Я всё сделал, как ты хотел. Я...
   Старик захрипел, пытаясь заговорить, но я опередила.
  -- Шэн, он не об этом. Он просит не мешать им, и дать закончить уборку, - я посмотрела на мертвеца и спросила: - Верно?
   Старик кивнул и с натугой просипел:
  -- Закончить.
   Я взглянула на Шэндара, который смотрел на мертвеца с неприкрытой болью. Было видно, как сильно он любил своего деда. Маг тосковал, но по живому существу, а не по мёртвой оболочке. Нужно срочно уводить его с кладбища, поэтому я обратилась к его родственнику с вопросом:
  -- Я могу идти?
   Мертвец медленно кивнул.
  -- Да.
   Но меня интересовал и другой вопрос:
  -- Вы когда закончите, уйдете?
   Старик снова кивнул.
  -- Да.
   Я подозрительно сощурилась, хотя и понимала, что пытаться воздействовать на мертвеца подобным образом смешно.
  -- Совсем?
  -- Да.
   Утвердительно кивнув собственным мыслям, я подхватила Шэна под локоток и потянула к выходу.
  -- Тогда мы пошли. Пухом вам земля и покойтесь с миром. Пошли Шэн.
   Деморализованный маг не сопротивлялся. Покинув кладбище и дойдя до злополучной лужи, я попросила Шэндара меня подождать.
  -- Что ты делаешь? - нахмурился маг, наблюдая, как я упорно хожу туда - сюда по протоптанной мной же дорожке.
  -- Не понимаю, - встала я посередине. - Шэн, скажи, когда я хожу туда-сюда, что-нибудь происходит?
  -- Ничего.
  -- Тогда, скажи мне, зачем Элис вытащил меня из постели и заставил ходить здесь?
   Шэндар заметно напрягся и попросил:
  -- Пройдись.
   Я прошлась, а когда обернулась, поняла, что что-то не так. Шэндера выглядел сердитым, еще не злым, но близко к тому.
  -- И долго он тебя туда-сюда гонял?
  -- Долго. Всё утро, - пожаловалась я. - Пока твой дед не вмешался.
  -- Яс-сно, - прошипел маг.
  -- Что происходит, Шэн? - подошла я к магу, хлюпая мокрыми сапогами. - Со мной что-то не так?
  -- С тобой?! - удивился мужчина. - С тобой всё в порядке. Это Элиса надо за одно место... Прости.
   Маг смутился. Я хмыкнула, и не такое в жизни слышала.
  -- Тогда я не понимаю. Зачем всё это?
  -- Ты огневичка.
  -- Я - кто?
   Шэндар потер переносицу и снизошёл на объяснения.
  -- Твоя стихия огонь. У Сил Тьмы и Огня очень необычные отношения. Они как бы нейтральны друг к другу, но огонь способен очищать тьму и быть для него незаметным, а тьма способна стать частью огня и тем стать для него незаметной.
   Я честно попыталась понять, к чему он клонит, но сдалась:
  -- Я не понимаю.
  -- Элис поставил барьер, если кто-то проходит сквозь него, ему направляется сигнал.
  -- И-и?
  -- Что "и", Аня? Ты ночью прошла сквозь барьер, и он этого даже не заметил, впрочем, как и ты.
   Сурово сведя брови, я вернулась к дорожке и постаралась почувствовать, что не чувствовала до этого.
  -- Аня, что ты делаешь? - с тяжёлым вздохом спросил Шэн, подойдя к луже.
  -- Если есть барьер, то должно быть сопротивление, не может быть, чтобы я ничего не чувствовала.
  -- Хватит, - Шэндар остановил меня вытянутой рукой. - Аня, остановись.
   Я упрямо вздёрнула подбородок.
  -- Я хочу понять. Вдруг, это важно.
   Маг страдальчески закатил глаза. Ну, и что я такого сказала?
  -- Аня, максимум, что ты почувствуешь, это дуновение ветерка.
   Наконец, сообразив, что без внятных объяснений я отсюда не уйду, Шэндар махнул рукой:
  -- Отойди.
  -- Куда?
   Маг начал сердиться. Я мысленно улыбнулась. Всё лучше, чем шок от встречи с покойным дедом.
  -- В сторону. Я покажу тебе, что происходит, когда я прохожу сквозь барьер. Смотри внимательно.
   Ожидая интересного зрелища, я приготовилась смотреть, но была разочарована, ничего фееричного не произошло. Где-то посередине моей дорожки, вокруг Шэна на долю секунды появился тонкий чёрный ореол, маг поморщился, и всё закончилось.
  -- Видела?
   Я кивнула.
  -- Да, - и с ноткой капризного ребёнка: - И всё?
  -- Всё, - кивнул Шэндар. Внимательно посмотрел на меня и приподнял брови: - Ты ожидала чего-то другого?
  -- Не знаю. Наверное.
  -- Это следящий барьер, не защитный, - Шэндар о чём-то вспомнил и заспешил: - Пойдём, надо найти Элиса.
  -- Зачем?
  -- Пока он панику не поднял.
  -- Зачем Элису поднимать панику? - остановилась я, чтобы перевести дыхание, так как от быстрой ходьбы мага, сильно запыхалась. - Ты здесь, я жива, мертвецы упокоятся. Не вижу причин для паники.
  -- Ты жива, - остановился Шэн. - Но в каком виде!
   Пожав плечами, я в очередной раз сдала мага.
  -- Это Элис. Когда он сбежал, я тоже попыталась сбежать, но поскользнулась и упала в лужу. Я думала он маг...
  -- Он маг, - раздражённо перебил Шэндар, словно моё последнее заявление, чем-то его обидело. - Но из-за его особенности он не может пользоваться Силой днём.
  -- Почему? Что за особенность?
  -- У Элиса стихия Тьма, у меня Свет. Он сильнее ночью, я днём.
  -- И что?
   Шэндар тяжело вздохнул, закрыл глаза, собираясь с мыслями. Возникло ощущение, что разговор об Элисе Шэндару не совсем приятен, но поделиться хочется.
  -- Понимаешь, когда Элис что-то не понимает, он становится невыносимым, бесцеремонным и чрезмерно навязчивым. Элис во всём и всегда желает докопаться до сути и ему всё равно, каким образом.
  -- И как это связано?
  -- Элиса уже дважды отправляли на младшие курсы. Он не закончил обучение. У него запрет на использование альтернативных источников силы, только темнота, - Шэндар с укоризной посмотрел на меня, - Его накопитель ты сломала.
   Честно сказать, я смутилась, но прокрутив в голове всё сказанное, рассердилась, и было из-за чего!
  -- Хочешь сказать, я была у него вместо подопытной крысы?! Серьёзно?! - Получилось чуть более визгливо, чем хотелось бы, но такая женская истерика во всей своей неприглядной красоте. - И ты ещё пытаешься пристыдить меня сломанным накопителем?!
  -- Аня.
  -- Ну, нет. Мы сейчас найдём Элиса, и я выскажу ему всё, что я о нём думаю.
  -- Аня, стой. Ему и так постоянно достаётся, если ещё и ты...
   Но я не слушала, развернулась к Шэндеру спиной и пошла вперёд, ещё помня дорогу до дома тёти Моры.
  -- Думаешь, меня это волнует?! Я больная, едва стою на ногах, а ему приспичило поэкспериментировать!!...
   Произносимое Шэндаром заклинание я каким-то образом услышала и узнала, но среагировать не смогла. Не знала как.
  -- Прости, - мужчина подошёл и взял меня за руку. - Но он мой друг. Не расстраивайся, я поговорю с ним. Серьёзно поговорю. Идём.
   И я пошла, но не по своей воле. Как же меня злит этот их магопроизвол. Придушила бы обоих.
  

***

   Естественно поговорить с Элисом мне не дали. Жаль. Лицо ему я подпортила бы с большим удовольствием. Экспериментатор хренов. Но, когда мы вернулись к дому тёти Моры, выяснилось, что панику тёмный маг всё-таки поднял, но несколько иную, чем предполагал Шэндар. Местных Элис не потревожил, но, использовав сломанный накопитель, послал сигнал тревоги в город и к нам на помощь прислали сразу трёх магов: двух боевых и одного некроманта. Последний меня заинтересовал, но скинув капюшон я с разочарованным вздохом увидела плешивого безбородого старика, никаким образом не похожего на ночного кошмарика.
   Все трое сразу же насели на Шэндара, выясняя причину вызова, а так как я находилась рядом, то узнала, что именно Шэн был назначен старшим и нёс ответственность за всех нас, включая Элиса, хотя он и старше по возрасту. Похоже, Элиса не очень-то любили, иначе как объяснить ту брезгливо-недовольную интонацию, когда говорили о нём "этот мальчишка". И, пожалуй, я бы его пожалела, если бы не одно "но". Элис настоял, чтобы всех пробудившихся перебросили в город немедленно и ждали только меня и Шэндара.
   От таких известий я вспыхнула как спичка, разорвала оковы подчинения и возмущенно возопила:
  -- Что-о?!! Сейчас?? Нет, нет и еще раз нет!
  -- Аня? - удивился Шэн.
   Остальные же маги так увлеклись допросом, что подпрыгнули от неожиданности. На меня сразу посмотрели три хмурых мужских лица. Первым оклемался старичок-некромант и быстро убрал руку за спину, пряча в ней что-то фиолетовые, и, по-моему, смертельно-опасное. Второй раз за день я почувствовала, что побледнела или побелела, смотря с чем сравнивать.
  -- Милочка, - неприятно сюсюкательным тоном обратился ко мне маг, - вас что-то не устраивает?
  -- Мне нужно умыться и переодеться, - ответила я, стараясь не пятиться от колких взглядов рассерженных мужчин, - Я не могу сейчас.
   Меня окинули брезгливо-придирчивым взглядом, фыркнули и заявили:
  -- Это ваши проблемы, милочка. Захотели приключений на своё мягкое место - вы их получили.
   От насмешек в глазах старших магов я вспыхнула и посмотрела на Шэндара, который был оттеснён за их спины. Тот усердно делал большие глаза и отрицательно мотал головой. Мне убедительно рекомендовалось прикусить свой язык, что я и сделала. В данный момент эти трое пугали меня больше, чем мертвецы на кладбище. Не знаю почему. А некромант продолжил:
  -- Учитесь отвечать за свои поступки. Собирайтесь. Или пойдёте до города пешком.
   Заметив, что я стою на месте, только по причине невозможности обойти магов, Шэндар подошёл сам, ухватил за локоть и провёл между двух высоких боевиков.
  -- Пойдём.
   Закрыв за собой дверь, Шэн тихо спросил:
  -- Как ты это сделала?
  -- Что? - не поняла я.
   Маг продолжил шептать.
  -- Как ты освободилась?
   Я слегка пожала плечами. Откуда мне знать?
  -- Я разозлилась. Посмотри на меня. Какой тут может быть город?
  -- У тебя есть десять минут.
  -- Этого мало.
   Шэндар качнул головой, явно намекая на мужчин во дворе.
  -- Хочешь поспорить с ними?
  -- Не-ет, - передернула я плечами.
  -- Тогда собирайся. Тётя Мора.
  -- Шэн, что происходит? - подошла к нам хозяйка и напуганной она не выглядела, скорее озабоченной и встревоженной. - Аня, что с тобой случилось?
  -- Иди, - поторопил меня маг. - У тебя мало времени.
  -- Шэн, - нахмурилась хозяйка.
  -- Я всё объясню. Где Оля?
  -- Наверху.
  -- Позови её.
   Пока наспех пыталась умыться и переодеться в сухое, я слушала, как Шэн рассказывает о том, что увидел на кладбище, на что тётя Мора, удивив нас, заявила, что всё знает, ведь ночью принёс меня именно отец хозяйки, то есть дед Шэндара и они худо бедно поговорили. От этой новости я чуть не захлебнулась в деревянной бадье для умывания. Как хорошо, что я была без сознания.
  -- Аня! - сбежала с лестницы растрёпанная шестилетка. - Где ты была?
  -- Собирайся, нас отправляют в город, - отфыркнулась я и утёрлась полотенцем.
  -- Уже? - расстроилась Оля.
  -- Да.
   Оля придирчиво заглянула мне в лицо и сказала:
  -- Ты выглядишь, как покойник.
   На что я без обид грустно усмехнулась:
  -- И чувствую себя так же.
  -- Готовы? - подошёл Шэндар.
  -- Нет, - слаженно ответили мы с Олей.
   Маг взглянул в наши грустные лица и попросил:
  -- Не злите их. Чтобы они не говорили - молчите.
   При этом смотрел исключительно на меня. Я поморщилась, но согласилась:
  -- Хорошо- хорошо. Постараюсь не отсвечивать.
   Шэн мне не поверил, махнул рукой и вышел во двор. Чтобы себя не расстраивать я не заглянула в зеркало, чтобы убедиться, что смыла всю грязь с лица, искренне поблагодарила тётю Мору за гостеприимство, закинула наши с Олей сумки себе на плечи и тоже потопала на выход.
   К этому времени маги обо всём договорились. Когда всех пробудившихся собрали вместе, я поняла, что насмешек не избежать. На меня смотрели, кто с недоумением, кто с жалостью, а кто и со злорадным ликованием. И, что я ей только сделала, что она на меня так взъелась? Хотя, думаю, повода ей не надо. Сама придумает.
  -- Из какой могилы ты вылезла? - усмехнулась Галина, по-пацански пожёвывая кончик травинки.
   Я хотела ответить, но прямо таки почувствовала взгляды прибывших магов, проглотила язвительный ответ. Лучше сейчас не привлекать их внимание.
  -- Что молчишь?
  -- Отстань от меня, - сквозь зубы ответила ей.
  -- Посмотрите на неё-о! - противным голосом пропела Галина. - Наша принцесса не в духе. Что, горошина под перинкой спать мешала?
   Я начала злиться, но неожиданно помощь пришла, откуда не ждали.
  -- Хватит, - холодно обрубил Элис.
   Увидев мага, Галина побледнела и отступила, испепеляя меня злобным взглядом. Элис же возмутительным образом стянул с моего плеча сумку Оли, но когда потянулся за моей, я резко отпрянула.
  -- Эй!
  -- Переход отнимет у тебя все силы. Не хочу тащить тебя на своём горбу.
   Я поискала глазами Шэндара, тот внимательно следил за действиями Элиса. Поймав мой вопросительный взгляд, мужчина кивнул. Похоже, решение помочь тёмный маг принял не по своему желанию, а по настоятельной просьбе друга. Что ж, я не против. Сняв сумку с плеча, отдала её Элису с наставлением.
  -- Неси аккуратно.
   Выражение лица мага стало непередаваемым. Будь его воля, удавил бы меня лямками от сумок, вон, как сильно их сжал.
  -- Не зазнавайся, - предубедил Элис. - Мой друг не будет опекать тебя вечно. Наше дело переправить вас сюда и отправить на распределение, дальше за ваше воспитание возьмутся ваши опекуны и наставники.
   Я удивлённо приподняла брови.
  -- Опекуны?
  -- Родственники, - злобненько улыбнулся Элис. - Но если у тебя их нет...
   Мне как холодной рукой по спине провели. Я вздрогнула и зло прошипела:
  -- Мои родители живы.
  -- Живы, - кивнул маг, - но живут в другом мире, и значит твоим опекуном назначат либо дальнего родственника, либо твоего мужа.
   И так многозначительно усмехнулся, что я сразу заподозрила неладное. На что он намекает? Что на самом деле представляет собой замужество по договору?
  -- Все готовы? - прогремел голос старшего мага одного из боевиков.
   Вопрос был формальностью, так как ждать нас не собирались, он служил сигналом, чтобы мы умолкли и приготовились к переходу. Когда второй боевик начал подзывать пробудившихся по двое, Элис вдруг снизошёл до объяснений.
  -- Они открыли пульсирующий портал. Будут перебрасывать нас попарно.
   Я посмотрела на мага.
  -- И, что?
  -- Держи эту, - глянул он на Олю, - крепко. Войдёшь в портал, постарайся не пялиться по сторонам. Когда почувствуешь импульс, беги.
  -- Какой импульс? - Я с тревогой вытянула шею, чтобы увидеть, как первая пара вошла красновато-оранжевый пульсирующий тоннель. - Куда нам бежать?
  -- Вперёд.
  -- А если пропустим импульс? Что с нами будет?
  -- Вышвырнет назад. Обеих.
   Я круглыми глазами уставилась на мага.
  -- Я предупредил, - усмехнулся Элис.
   Он серьёзно? Похоже, что да. Я опустила взгляд, встретил испуганный Олин, и спросила у мага:
  -- Можно нам поменяться парами?
  -- С ней никто не пойдёт, - Уголки губ у мужчины нервно дёрнулись. - Как и с тобой.
   Внутри у меня всё сжалось. Что это значит?
  -- Почему?
   Элис встал напротив, загородив от любопытных глаз остальных пробудившихся. Он пристально посмотрел на меня, и мне почудилось, что я увидела в его глазах проблески сострадание.
  -- Скажи спасибо, Шэндару. Он так часто говорил со мной при других, какая ты необычная девушка, и что мне надо перестать на тебя злиться, что некоторые заочно тебе возненавидели, - Элис повернулся к быстро редеющей толпе. - Посмотри на них. Они все давно друг друга знают, и тебе кажется, что они друзья, но это не так. Здесь каждый сам по себе и сам за себя. Это принцип жизни любого мага. Ты не такая и это твоя слабость. Избавься от нее или станешь изгоем.
  -- Как ты?
   Язык мой - враг мой. Но, что сказано, то сказано. Элис дёрнулся. Шпилька попала в цель. Лицо мага снова стало надменно-отрешённым.
  -- Хуже, - бросил он мне через плечо, направляясь к Шэндару. - Намного хуже.
   Мы с Олей остались одни. Шестилетка попыталась меня приободрить.
  -- Не бойся, всё получится.
   Я не была в этом так уверена, но взяла Олю за руку и попросила:
  -- Держи крепко. Не отпускай. Поняла?
  -- Угу.
   Девочка посмотрела на меня большими глазами и до боли сжала мои пальцы.
  -- Мы справимся, - улыбнулась я ей.
  -- Следующие! - прокричал старший маг.
   В зев перехода вошла последняя пара: боевик и девушка. Остались мы с Олей.
  -- Следующие!
   Мы неуверенно подошли к схлопнувшемуся порталу. Он подозрительно пульсировал, открывался и закрывался, без разбора глотая всё, что входило, вползало или влетало в него, я к тому, что доверия он у меня не вызывал.
  -- Живее! - прикрикнул маг.
   Я крепче сжала руку шестилетки и шагнула вместе с ней в портал. Простите, конечно, но сразу же возникло ощущение, словно мы попали в подсвеченный кишечник гигантского червя, всё вокруг было блестяще-влажным, мягким и подвижным. Ноги сразу увязли в тёплой субстанции по щиколотку, однако, когда мы с Олей с перепугу побежали вперёд, стала достаточно твёрдой. Впереди я видела что-то похожее на выход, поэтому туда и стремилась, забыв об импульсе и возможном вылете верх тормашками в обратном направлении. Однако, несмотря на все мои старания не смотреть по сторонам, и, не останавливаясь бежать вперед, всё случилось так, как случается со мной в последнее время. В какой-то момент Оля испугалась. Она громко вскрикнула и отпустила мою руку.
  -- Оля! - Я остановилась. Мои ноги медленно погрузились в мягкую плоть странного портала.
  -- Нет! - вскрикнула девчонка, пяться к светящимся стенам. - Нет!
   И часто затрясла головой, словно пыталась отогнать от себя парочку настырных ос.
  -- Оля!
   Но шестилетка меня не слышала. Она продолжала трясти головой.
  -- К ней! Быстро! - неожиданно появилась передо мной призрачная знакомая.
  -- Что ты?...
   Красотка сердито свела, склонив голову, прислушиваясь к чему-то.
  -- Некогда объяснять. Быстрее!
   Я поспешила к перепуганной Оле. Обняла её за плечи и прижала к себе. Девочку трясло. Что же её так испугало?
  -- К стене! - закричала призрачная дева.
   Закрыв Олю собой, я постаралась вжать нас в мягкую субстанцию насколько, насколько это было возможно. Нарастающий гул с той стороны, откуда мы пришли, заставил моё сердце бешено забиться в груди. Призрачная дева так же оказалась рядом с нами.
  -- Не двигайся. Чтобы ни случилось.
   Я кивнула и закрыла глаза, чтобы переждать, когда неведомое нечто пройдёт мимо. И уже через пару мгновений что-то липкое и обжигающе-горячее пронеслось по влажному коридору портала, жадно лизнув мою спину и ноги. Я вздрогнула, но устояла, Оля же, наоборот, разревелась и стала сползать вниз.
  -- Стой! - я придержала её за плечи. - Оля! Да, что с тобой такое?!
  -- Не кричи на неё, - призрачная дева просочилась сквозь влажную стену портала и с состраданием посмотрела на Олю, которая ревела мне в живот. - Она тебя не слышит.
  -- Почему?
  -- Сейчас она видит и слышит иллюзию. На тебя она не действует, так как рассчитана на детей.
  -- Оля, - погладила я девочку по плечам. - Всё хорошо. Всё закончилось.
   Призрак серьёзно показала головой.
  -- Ничего не закончилось. Выводи её. Вместе с ней, здесь, ты в опасности.
  -- Это, - посмотрела я в сторону, куда нам предстояло идти, - охотилось за ней?
  -- Да.
  -- Спасибо.
   Призрак нахмурилась.
  -- Отблагодаришь потом. Бери её на руки.
   Поморщившись, я отцепила маленькие пальчики от своей одежды.
  -- Оля, послушай меня, - слегка потрясла ребенка за худенькие плечи. - Это не настоящее. Чтобы тебе сейчас не мерещилось, на самом деле этого нет. Нам нужно уходить. Я понесу тебя на руках.
   Не открывая глаз, Оля замотала головой.
  -- Не глупи, - раздраженно дёрнула её на себя, - нам нужно отсюда выбираться. Ты слышишь меня?
   Оля, что-то невнятно промычав, вытянула вперед руки, значит слышит. Присев на корточки, прижала ей к себе, попросив:
  -- Держись крепко. Обхвати мою талию ногами, - Оля как-то обречённо-послушно повиновалась. - Вот, так. Как обезьянка.
   Обхватив трясущуюся шестилетку двумя руками, я встала, балансируя с ней на неприятно подвижной поверхности и не представляя, что делать дальше.
  -- Ты должна вызвать его движение, - подсказала призрачная дева.
  -- Что я должна сделать?
   Я глупо захлопала глазами.
  -- Импульс, - пояснила она. - Ты должна создать импульс, чтобы портал перенёс тебя на ту сторону.
  -- Так это Я должна создать импульс?!
   Теперь уже она удивленно захлопала глазами.
  -- Тебе объяснили иначе?
   Я сердито поджала губы.
  -- Ничего мне не объяснили, только Элис сказал, что я должна дождаться импульса, а потом бежать вместе с Олей вперёд.
   Призрак изящно закрыла рот ладошкой.
  -- Как глупо, - хихикнула она и с самоуверенной улыбкой добавила: - Человеческие маги такие глупые.
   Её оговорка не могла не насторожить меня. Если она не человек, то кто?
  -- Что ты на меня так смотришь? - призрак вздёрнула светлую бровь.
  -- Ты не человек?
  -- Нет, конечно.
   Окинув её быстрым взглядом, я, было, открыла рот, чтобы спросить, кто она, но одёрнула себя, сейчас неважно, кто она, и, вместо неуместного любопытства, попросила:
  -- Научи.
   На красивых губах призрака появилась предвкушающая улыбка, от которой, честно говоря, у меня ёкнуло сердце, и побежал холодок по спине, а так же возникло подозрение, что она ждала, когда я попрошу её об этом.
  -- Хорошо, - улыбка стала еще шире и стала напоминать оскал, что недалеко от истины, так как по рту у девы присутствовали две пары небольших клыков, сверху и снизу, но при этом, прикус у неё был идеальный. Чёрт! Я так с ней комплекс неполноценности заработаю! - Но потом не жалуйся. Я тебя за язык не тянула.
   Подумать мне не дала снова заплакавшая Оля, я погладила ей по спине, и, посмотрев на призрака, кивнула:
  -- Что мне нужно делать?
   После быстрых, но дотошных объяснений, мне с лёгкостью удалось, как призвать собственную силу, так и импульс, однако следовало сразу обратить внимание на подозрительный блеск в глазах мёртвой клептоманки. Она предвкушала веселье, и я её не разочаровала, с громким визгом прокатилась на мощной волне взбесившегося портала, а далее на попе по деревянной брусчатке, щедро наставляя себе синяков и заноз. И будь я проклята, если не слышала за спиной её заливистый смех.
  -- Вот зараза! - процедила я сквозь зубы и расслабила руки.
   Чуток переведя дух, я похлопала себя по ушам, чтобы убедиться, что не оглохла, так как тишина, окружившая нас, после выброса из перехода, была какой-то неправдоподобной. Неужели нас выбросило не туда?
   Я повертела головой, убеждаясь, что попали мы туда куда надо. Нас с Олей выплюнуло на единственный свободный пятачок многолюдной площади, где по определению тихо быть не должно, а было. Я снова похлопала себя по ушам. Нет, с ушами всё в порядке, значит дело в магии.
   Приподнявшись на локте, увидела, что прибывшие перед нами пробудившиеся и маги окружены вооружёнными людьми, и только мы с Олей оказались в стороне. Ребята выглядели напуганными.
   Неожиданно стража, а это была именно стража, расступилась и возникла ОНА. Я даже икнула от удивления. Вот это женщина! Огромная! Что вширь, что ввысь, и не то, чтобы она была тучная, но необъятная, определённо. Женщина - гора, причём заснеженная, так как поверх коричневого платья, был накинут ещё и широкий белый плащ. Когда она направилась к нам, я испытала смешенное чувство ужаса и восхищения. Двигалась она уверенно и целеустремлённо, каждый её шаг ощутимо сотрясал землю, а весь вид говорил: "Поберегись, зашибу." Да-а, вставать на пути такой женщины я бы не советовала ни кому - опасно для жизни. Не убьёт, так покалечит.
   Последовал звук лопнувшего пузыря и в наш тихий уголок ворвались звуки.
  -- Арон! Нарон! - прогремел зычный голос пугающей меня, и не только меня, женщины. - Займитесь девочками. Живее!
   К нам тут же подбежали два молодых мужчины в белых балахонах. Оба белокурые, голубоглазые, красивые, я бы даже сказала смазливые, только взгляды у обоих безразличные. Это мне не понравилось, даже у оживших мертвецов я видела больше эмоций, чем у этих двух. Поэтому, когда один из них попытался забрать у меня плачущую Олю, я взъярилась. Не знаю, что блондин увидел у меня в глазах, но руки убрал и вопросительно посмотрел на женщину-гору.
  -- Всё в порядке, девочка, - понизив голос, сказала она, наклонившись над нами. - Они помогут.
  -- Не отдам, - упрямо покачала я головой, и рукой прижала к себе шестилетку. - Я вам не доверяю.
   Женщина резко распрямилась, вздрогнула, и, откинув голову, громко расхохоталась. Мужчины изумлённо воззрели на неё, затем синхронно на меня и на их лицах медленно начали проступать первые понятные мне эмоции. По крайней мере, я поняла, что мужчины были сосредоточены, и совсем не думали, что их могут не так понять.
   Отсмеявшись, женщина наклонилась надо мной низко-низко, что я отчётливо рассмотрела лучики морщинок вокруг её глаз.
  -- Глупышка, - тепло улыбнулась она. - Отдай Олю Нарону, он снимет с нее иллюзию.
   Я, было, запротестовала, но шестилетка подалась в сторону женщины и жалобно всхлипнула:
  -- Ба?
   Я в изумлении уставилась на женщину-гору. Это её бабушка? Серьезно?! Та мягко улыбнулась и едва заметно кивнула.
  -- Можно? - спросил у меня тот, кого, по-видимому, назвали Нароном, и глазами показал на Олю.
   Я кивнула и отдала ему трясущуюся тушку шестилетки. Он взял её осторожно, поднял, и, сделав шаг в сторону, исчез. Вот просто взял и растворился в воздухе, хотя нет, я всё-таки заметила оставленную им золотистую дымку. Захотелось встать и пощупать воздух, где он исчез, вдруг что-нибудь почувствую, но меня остановили.
  -- Сиди, - приказала женщина, положив мне руку на плечо. - Ты тоже пострадала. Арон.
  -- Прошу вас мне довериться, - произнёс блондин, и, не дожидаясь моего согласия, наклонил меня вперёд. - Как вы и говорили, госпожа Рэя, прикосновение огненного духа.
   Почувствовав прикосновение к голой коже, я вздрогнула. Что стало с моей одеждой? Они сказали: прикосновение огненного духа? Это был огненный дух?
  -- Сможешь залечить? - в голосе женщины появились тревожные нотки.
  -- Нет необходимости, - блондин провёл ладонью по спине. - Пара дней и всё пройдет. Вашей внучке очень повезло, что с ней шла эта девушка. Огненные маги имеют иммунитет к прикосновениям огненных духов. Я восстановлю резерв и подлечу простуду. Вы сегодня ели?
  -- Арон! - рыкнула на блондина женщина-гора.
   На секунду я подумала, что оглохну. Блондин смущённо закашлялся и пальцами потыкал в мою лопатку.
  -- Я у вас спрашиваю. Девушка, вы сегодня ели?
  -- Нет, - крякнула я, так как распрямиться мне так и не дали.
  -- Сходите и поешьте.
  -- Если дадут, - буркнула я.
  -- Вам нужно поесть. Вы ослаблены. Кто позволил отправлять вас импульсным переходом в таком состоянии?
   Я промолчала, но не потому, что боялась магов, просто после всего случившегося на меня вдруг навалилась огромная усталость. Не было ни гнева, ни обиды, только эта неподъёмная тяжесть во всём теле.
  -- Сейчас разберусь, - угрожающе произнесла женщина и с невероятной для такой комплекции ловкостью протиснулась между стражами и пробудившимися, желая добраться до старших магов.
   Что там произошло, не знаю, но отчётливо услышала удар и вскрик, затем ещё один удар, после чего по толпе пробудившихся прошёлся удивлённый ропот.
  -- Госпожа Рэя-а, - обречённо простонал блондин. Его тяжёлый вздох омыл мою спину холодным воздухом. - Зачем же сразу бить.
  -- Она всегда такая? - повернув голову, спросила я у блондина.
  -- К сожалению.
  -- У неё всё будет в порядке?
   Блондин усмехнулся.
  -- Что будет с полновластной главой самой влиятельной семьи Брандора, к тому же предсказательницей храма богини Элос? Не переживайте, сегодня она в своём праве. Госпожу Ольгу должны были переправить защищённым порталом, но никак не импульсным.
  -- Но...
  -- Но всё пошло не так. Нам очень жаль, что вы пострадали. И в тоже время мы благодарны вам за спасения нашего пророка. Теперь весь храм Элос в долгу перед вами.
   Распрямив спину, я посмотрела на блондина. Глаза чуть раскосые, брови вразлет, нос прямой, губы пухлые, лицо сердечком. В такого влюбиться, да раз плюнуть. Сердце в груди зачастило. Так, спокойно. Спокойно, я сказала.
  -- Лучше позаботьтесь об Оле. Сами сказали, что у меня всё пройдет.
  -- Вам нужен отдых.
  -- Ага, - качнула я головой и отвернулась, чтобы посмотреть, что творится за спинами стражей и отметила интересный момент, площадь, куда нас выкинуло, была достаточно оживлённым местом, однако горожане, словно не замечали того, что происходит за спинами стражей. Они здоровались с ними, кивали, но не задерживались, а шили дальше, словно не было ничего интересного.
   Я встретилась взглядом с одним из стражей и непроизвольно поёжилась. Лицо у мужчины было угловатым, с тонкими губами и тяжёлым подбородком. Нос ему ломали и не один раз. Глубокие параллельные шрамы от левого виска к подбородку наводили на мысль, что в прошлом на него напало хищное животное, достаточно крупное, чтобы потягаться с этим высоким мускулистым мужчиной. Но меня испугал не его внешний вид, а жёсткий, пронизывающий насквозь взгляд, от которого у меня резко задёргало спину. Я охнула и отвернулась.
  -- Болит? - тут же забеспокоился красавчик-лекарь.
   Я подняла глаза от грязной брусчатки, чтобы сказать, что всё нормально, но в глазах начало двоиться.
  -- Что-то мне нехорошо, - пробормотала я.
  -- Где болит? - потребовал мужчина.
  -- Не знаю, - заплетающимся языком ответила ему.
   На самом деле, боли не было, только тело вдруг стало очень тяжёлым и его наклонило влево. Голова камнем упала на грудь лекарю, и я начала проваливаться в темноту.
  -- Девушка. Девушка! Что с вами? Девушка! Госпожа Рэя!
  

***

   Из темноты меня выманил дивный аромат курочки под сливочным соусом. Это нежное сочетание сладковатого соуса с нежным птичьим мяском и тонкой ноткой пряных специй пробудил во мне неведомый доселе аппетит, который затуманив разум, усадил меня прямо, вложил в руки вилку и нож и заставил поглощать эту пищу богов прямо так, не открывая глаз. Очнулась, когда поняла, что доедаю третью порцию этого изысканного блюда, а недоуменный юношеский голос сбоку интересуется, не принести ли девушке еще одну порцию - побольше.
  -- Не надо, - открыв глаза, ответила я.
  -- Несите второе, - пророкотали справа.
   Я медленно, со скрипом, повернула голову и увидела, что справа на огромном, под стать ей самой, стуле, восседает бабушка Оли, и тепло мне улыбается.
  -- Кушай, деточка, не стесняйся. Здесь все свои.
  -- А? - открыла я рот, но не нашлась, что сказать.
  -- Поддерживаю госпожу Рэю. Вам нужно восстановить силы. Ешьте.
   Голова резко дёрнулась в другую сторону. Слева сидел тот самый блондин, Арон, вроде бы. Он с серьезным видом переставлял пустые миски, пододвигая мне две полные. В одной глубокой в желтовато-зелёном соусе плавало что-то напоминающее шампиньоны, в другой едва виднелась горка белых корешков.
  -- А? - в очередной раз издала я звук ещё более жалобный, чем предыдущий.
   Я чувствовала себя выдернутой из контекста происходящего. Я не помнила, как оказалась здесь, за накрытым столом в компании двух относительно незнакомых мне людей. Это если не пугало, то заставляло задумать. Причём обо всём сразу.
  -- Грибы под острым соусом, - рукой указав на первую, объяснил блондин. - Поможет легче переварить шаперку.
   Непонимающе моргнула. Кого переварить?
  -- Птица. Блюдо, которое вы ели, - разгадал причину моего замешательства блондин и мягко улыбнулся. - Мясо у нее мягкое, но переваривается плохо. Попробуйте.
   И, продолжая улыбаться, пододвинул мне миску с грибами. Я смутилась, и пробурчав: "Спасибо", воткнула, зажатую в руке вилку, в шляпку ни в чём неповинного гриба. Брызнул соус, он описал идеальную дугу и украсил белую салфетку мелкими жёлто-зелёными каплями.
  -- Простите, - пробормотала я, смотря в тарелку, чтобы скрыть смущение.
  -- Ничего страшного. С кем не бывает.
   Я подняла взгляд. Мужчина продолжил держать маску искренней доброжелательности, но глаза смеялись. "Смешно, да? - подумала я, запихивая гриб в рот. - Я тоже посмеяться люблю". И, ища поддержки, глянула в сторону госпожи Рэи, та едва заметно улыбнулась и кивком дала добро. Замах, и уже вторая струйка летит прямиком в сторону мысленно веселящегося блондина.
  -- Проклятье! - подскочил он, но уйти от соусной атаки не успел и его белоснежный балахон украсил креативный рисунок из жёлто-зелёных пятен.
  -- Прошу прощения, - прикрыла рот рукой, чтобы спрятать победную улыбку. - Никак не могу с ними сладить, - и взглядом указала на грибы, которые, кстати, оказались очень вкусными.
  -- Возьмите ложку, - нахмурив брови, предложил блондин.
  -- Ой, - потупилась я, закусывая нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. - Как же я об этом не подумала?!
   Продолжая стоять, мужчина, растянул ткань балахона и удручённо покачал головой. Я взглянула на свою работу из-под опущенных ресниц. Зря расстраивается, выглядит вполне уместно.
  -- Госпожа Рэя, я могу вас покинуть? - с печалью в голосе обратился он к своей начальнице.
  -- Иди, - махнула она рукой, так же как и я, пряча улыбку в уголках губ.
   Уважительно кивнув, блондин раздражённо отдернул тяжёлый занавес, отгораживающий нас от любопытных взглядов, и тут же задёрнул его обратно.
  -- Мальчишки, - по-доброму улыбнулась госпожа Рэя и посмотрела на меня. - Они не плохие, но иногда забываются. У обоих высокое происхождение и годы скучного дворцового воспитания.
   Я испуганно взглянула на женщину и жалобно мяукнула.
  -- Я не настолько меткая.
  -- Мой личный воспитательный процесс, - отмахнулась бабушка Оли, и заговорщически мне подмигнула. - Иногда приходится ставить на место. Не бойся, тебе ничего не будет.
  -- Они братья?
  -- Нет.
  -- Но они так похожи! Их имена и внешность.
  -- Похожи, - кивнула госпожа Рэя. - Но только на первый взгляд.
   Я отложила вилку и спросила напрямик:
  -- Простите, госпожа Рэя, но как я здесь оказалась?
   Женщина рассмеялась, от чего на столе задребезжала посуда.
  -- Деточка, тебе не за что просить прощения. Я тебя сюда принесла.
   Представив себе это зрелище, я промахнулась и едва не опрокинула тарелку с грибами. Зубья вилки слишком быстро заскользили по её дну.
  -- Аня! - всполошилась госпожа Рэя.
   Я вздрогнула, удержала тарелку от падения, и, переставив её, смущенно улыбнулась:
  -- Извините.
  -- Не страшно, - выдохнула женщина. - Перепачкаешься, потом до-олго грибочками будешь пахнуть.
  -- Он всё равно испорчен, - развела я руками, говоря о своём костюме для верховой езды.
   Взгляд госпожи Рэйи пробежался по моей одежде и остановился на спине, точнее на той части, которую она могла видеть. Это напомнило мне, что одежда снова испорчена. Тут же я ощутила, как холодит воздух оголённую спину. Печально. Если пойдет так и дальше, я скоро останусь без гардероба.
   Занавес резко дёрнули, от чего я вздрогнула, и к нам, без разрешения, вошёл тот самый страж со шрамом. Он быстро оценил обстановку и с заминкой, но всё же склонил голову перед госпожой Рэйей.
  -- Настоятельница Рэя, - произнёс он.
  -- Садись, раз пришёл, - сердито сверкнула на него серыми очами госпожа Рэя.
  -- Я хотел удостовериться.
  -- Аня встань, - попросила она.
   Я встала, испуганно поглядывая то на одного, то на другого. Что это значит? Что здесь происходит?
  -- Повернись.
   На секунду я замешкалась, прежде чем послушно повернуться к ним спиной. Мне становилось всё больше не по себе.
  -- Удостоверился?
   Раздражённый голос женщины должен был предостеречь стража, чтобы не зазнавался, но мужчина пошёл напролом.
  -- Нет, Настоятельница Рэя. Я должен осмотреть её, - и до дрожи холодно добавил: - Всю.
  -- Охор, - зло прошипела госпожа Рэя, - не слишком ли много ты на себя берёшь. Эта девочка моя гостья.
  -- Если вы так за нее переживаете, можете присутствовать на сеансе. Я не против. Но это в ваших и её интересах. Твари из порталов могут быть крайне опасны. Ту, что она притащила на себе, я ликвидировал, но ей нужен полный осмотр.
  -- П-простите, - неуверенно пролепетала я, поворачиваясь к стражу лицом. - Что это значит?
   Но только страж открыл рот, чтобы ответить, госпожа Рэя треснула кулаком по столу, что все тарелки на нём подпрыгнули.
  -- Охор! Не смей пугать девочку!
  -- Я еще не начал! - возмутился страж.
   Я побледнела и испуганно уставилась на двух враждующих титанов. Ох, не хотелось бы мне попасть под раздачу, когда эти двое схлестнуться в рукопашной. Тут с ходу и не скажешь, кто сильнее.
  -- Подождите. Госпожа Рэя, - посмотрела я на сердито поджавшую губы женщину. - Я хочу знать, что со мной произошло.
   Страж победно сощурился и благосклонно мне улыбнулся. Жуть какая! Лучше бы он не улыбался. Губы у него тонкие, бледные, и когда улыбается, превращаются в тонкую, но почему-то тёмную линию. Улыбка куклы - Вуду честное слово. Госпожа Рэя фыркнула и нехотя кивнула, мол, говори, твоя вязала.
   Так я выяснила, что в момент, когда мы встретились взглядами, зыркал он не на меня, а на то, что я притащила на своей спине из портала, и что по причине узкой специализации не замечал лекарь. Дрянь, которую я подцепила в портале, была чем-то вроде энергетической пиявки, способной не только иссушить, но и свести меня с ума. Охор предположил, что пиявка в надежде поживиться крохами с барского стола стала спутником огненного духа, и я подцепила её во время атаки, но удивило его то, что тварюшка сколько ни старалась, не смогла присосаться. Вцепиться-вцепилась, а пустить корни не смогла.
  -- У вас защитный амулет? - поинтересовался Охор, закончив объяснения.
  -- Э-э..., - поёжилась я под его внимательным взглядом.
  -- Конечно у нее амулет! - тут же переключила внимание стража на себя госпожа Рэя и ласково мне улыбнулась. - Её родители очень её любят.
   Моя ответная улыбка получилась несколько кислой. Не то, чтобы я сомневалась в любви своих родителей, - нет, конечно, - но врать Охору не хотелось. Никаких защитных амулетов мне не давали, это я знаю точно. Одежда, предметы первой необходимости, деньги и то, что можно обменять на деньги, но ничего магического среди этого не было. Меня бы предупредили. Единственный амулет - таинственный крягляш, но о нём я стараюсь не думать. Узнают - отберут, как пить дадут. А он мне ещё нужен. Кошмарик от меня не отвяжется. Очень мне хочется познакомиться с ним поближе.
   По ходу, задумавшись, замолчала я слишком надолго и меня окликнули:
  -- Аня?
  -- Девушка?
  -- Наверное. Я не знаю, - пожала я плечами и кристально-честными глазами посмотрела на стража.
   Мужчина подозрительно сощурился и задал провокационный вопрос:
  -- Кто ваши родители?
  -- Мои? - удивилась я. - Мама Лилия Владимировна, папа Александр Геннадьевич. Шмелёвы мы.
   Страж поморщится. Имена моих родителей ему ничего не сказали. На то и был расчёт. Даже попытайся Охор залезть в мои воспоминания, ничего бы он в них не нашёл. Я на самом деле ничего не знала. Родители, словно разведчики, хранили гробовое молчание, и сейчас я была этому рада, вдруг у них были проблемы с законом.
   Охор помолчал, переваривая информацию, наконец, что-то решив, кивнул:
  -- Идёмте. Чем быстрее мы с вами разберёмся, тем быстрее вы освободитесь. Настоятельница Рэя?
   Женщина-гора недовольно скривилась, но мягко спросила у меня:
  -- Анечка, ты поела? Что-нибудь еще заказать?
  -- Нет. Спасибо. Я сыта, - потупилась я, смущённо косясь на горку тарелок, передвинутую ушедшим блондином к краю стола.
   Утвердительно кивнув, госпожа Рэя поднялась и взглянула на стража с холодком.
  -- Если ты думал, что я оставлю девочку с тобой наедине..., - многозначительно обронила бабушка Оли.
   Имитирую удивление, Охор приподнял брови, при этом смотрел с ледяным спокойствием.
  -- И чтобы я с ней сделал?
  -- Уморил бы своими вопросами, - фыркнула госпожа Рэя, и, чуть повысив голос: Помилуй тебя Элос, девочка только прибыла в наш мир, а ты её уже в чём-то подозреваешь!
  -- Это моя работа, госпожа настоятельница, - не смутился страж.
  -- Нет, Охор, - излишне зло, как с моей точки зрения, заявила бабушка Оли, - это не твоя работа - это твоя суть.
   Уголки губ мужчины заметно приподнялись. Он полностью признавал правоту слов госпожи Рэи.
  -- Пойдём, Анечка. В одном Охор прав, чем быстрее они убедятся, что ты чиста, тем быстрее тебя отпустят, - и, глядя на стража с напряжением во взгляде: - Отпустят же?
   Мужчина подобрался. Намёк госпожи Рэи ему не понравился.
  -- Слово стража.
   Но прежде чем идти, Охор протянул мне плащ.
  -- На улице прохладно, - объяснил он причину своего галантного поступка.
   Я смущенно улыбнулась, поблагодарила и накинула плащ на плечи, радуясь, что хотя бы спину не продует.

***

   Откровенно говоря, я думала, меня поведут в полицейский участок, а повели в храм. В чёрное трёхэтажное сооружение с округлыми стенами и острыми шпилями, которые больше напоминали заточенные точилкой грифельные карандаши. У входа нас ждали двое стражей и мужчина в длинных чёрных одеждах. Лысый от слова совсем, мужчина окинул меня ничего не выражающим взглядом и велел идти за ним, но в храм мы не пошли, а обогнули его по дуге и направились дальше по переулку к небольшой пристройке, соединённой с основным зданием сводчатым коридором из арок.
   На входе у меня забрали плащ, но дали такое же длинное одеяние из грубой ткани чёрного цвета, завели в комнатушку и сказали переодеться. Переодеваться в странную мешковатую одежду, больше похожую на монашескую рясу, мне не хотелось, но госпожа Рэя, которая следовала за нами попятам и сверлила Охора, шедшего рядом с лысым мужчиной, неприязненным взглядом, объяснила, что это необходимо для соблюдения приличий, так как одежду, что на мне сейчас, придётся снять, включая нижнее бельё.
   Мне это не понравилось, но под пронизывающими взглядами Охора и лысого мужчины в чёрном одеянии, смирилась, закрыла дверь и начала переодеваться. Однако странная вещь произошла со мной, когда я разделась, и начала натягивать на себя балахон. В ушах вдруг зашумело, затем прояснилось, и я как в трубу услышала разговор Охора и лысого мужчины.
  -- Уверен, что не хочешь подождать Артура? - словно не в первый раз спрашивал монах. - Он бы быстро определил, есть ли на девочке что-нибудь запрещенное и с порождениями пустоты бы разобрался.
  -- Уверен, - пробурчал Охор и объяснил причину нежелания ждать упомянутого Артура: - Если попрошу девчонку подождать, Рэя меня живьём съест.
  -- Всё еще враждуете? - по-доброму усмехнулся монах.
  -- Все ещё.
  -- И вам не надоело?
  -- Как видишь.
  -- Артур должен был вернуться сегодня утром. Отправь овара.
  -- Отправил. Как из ресторана вышли. Дома его нет. Думаешь, я стал бы рисковать?
   Страж многозначительно замолчал.
  -- Охор, у девочки больной вид, - подметил монах. Удивительно, я-то думала, он меня в упор не видел.
  -- Это займёт не больше пяти минут.
  -- Пять минут это для взрослого здорового мага, а ты хочешь запустить под полог смерти больную пробудившуюся девицу. Ты уверен, что она выдержит?
  -- Таб, дружище, только между нами, ты можешь меня осуждать, а Рэя может сломать еще пару рёбер, но не верю я, что какая-то пробудившаяся пигалица без подготовки, определила приближающуюся опасность и так чётко среагировала на атаку огненного духа. Я, что, не видел, как реагируют переселенцы, когда впервые сталкиваются с опасностью!? Они паникуют, Таб. А эта не только сама спаслась, но и пророчицу защитила. Собой закрыла, но личную защиту не поставила. Словно знала, что возникнут вопросы. А так она пострадавшая.
  -- Охор, ты забываешь о врождённых женских инстинктах. Она могла не знать, как поставить защиту, поэтому и пострадала, а пророчицу защитила, потому что женщина. К тому же, тебя больше должно волновать, кто додумался поставить в паре с пророчицей необученную пробудившуюся? Чудо, что они обе выжили!
  -- О чём я и говорю! Только поверь моему опыту, чудом здесь не пахнут. Темнит девчонка. Когда я спросил её, кто её родители, она назвала присвоенные имена и ни одного истинного. Подозрительно это.
  -- Её родители могли не сказать ей истинных имён.
  -- Они не могли не знать, как важны имена при распределении.
  -- Ты забываешь одну важную вещь, Охор.
  -- Какую?
  -- Она взрослая. Слишком взрослая для пробудившейся. Скорей всего её родители уже потеряли надежду. Они могли забыть, как важно для неё знать их настоящие имена.
   Я с удовольствием бы послушала разговор до конца, очень интересную тему подняли мужчины, но заглянувшая в комнату женщина-гора сбила весь настрой.
  -- Аня, что ты возишься? - проворчала она.
  -- Я запуталась, - не моргнув глазом соврала я.
  -- Дай я тебе помогу.
   И госпожа Рэя быстро и сноровисто запихнула меня в черные одежды, подвязала пояском, который, как оказалось, шёл в комплекте к балахону, и подтолкнула меня к выходу.
  -- Иди.
  -- Куда? - сделав несколько шагов, встала я у двери.
  -- Прямо по коридору, - махнула она рукой. - Не заблудишься.
  -- А вы?
  -- Не бойся, - женщина ободряюще мне улыбнулась. - Всё будет хорошо. Я видела.
   Потоптавшись на месте, я набрала воздуха в лёгкие, чтобы спросить, где мне искать её после всего, но мне ответили не дожидаясь:
  -- Я буду ждать тебя здесь. Иди.
   Намотав шлейф волочащейся ткани на кулак, я вышла в коридор и словно попала в другую реальность. Когда мы вошли, сквозь небольшое расстояние между арками пробивался дневной свет, теперь же коридор казался монолитным. Всё пространство заволокло туманом, а зеленовато-жёлтые светлячки то тут, то там выхватывали из тьмы островки каменных стен и пола. Идти туда, где едва брезжил зеленоватый свет, было, честно говоря, жутко, но и стоять на месте у меня начали замерзать ноги.
   Идя по коридору, краем глаза замечала странные шевеления, от чего пугалась, дергалась и ускоряла шаг, так что ближе к концу коридора почти бежала, и в зал ввалилась слегка запыхавшаяся. Отдышавшись, натянуто улыбнулась стоящим ко мне в пол-оборота мужчинам.
  -- Здрасти.
   Оба посмотрели на меня с весьма говорящим выражением на лицах: "Сколько можно тебя ждать?" Затем монах отмер, и, указав на тонкий прозрачный купол, отливающий зеленцой, попросил:
  -- Подойди к камню.
   Я моргнула, не сразу сообразив, что мне предлагается как-то попасть под купол и подойти к каменному цилиндру в центре.
  -- Иди. Чего замерла? - заторопил Охор. - Камень видишь?
  -- Вижу, - кивнула я, с подозрением поглядывая на купол.
  -- Тогда иди, и не задерживай ни меня, ни себя.
   Камень, камень. Дался ему этот чёрный булыжник! Я нерешительно подошла к куполу, вдохнула и вошла внутрь. Прозрачная стенка легко расступилась и невесомо заскользила по изгибам тела, а схлопнувшись за моей спиной, стала твёрдой и неподатливой. Внутри купола было душно. Спёртый, тяжёлый воздух с трудом попадал в лёгкие. Я двигалась по направлению к камню, а дышать становилось труднее и труднее. Я повернулась, чтобы спросить, нормально ли это, но сказать ничего не успела, так как в глазах сначала поплыло, а потом начало темнеть, и я, ухватившись за камень, сползла на пол. Тук-тук, тук-тук, тук-тук...тук...тук... Тук.

***

   Я иду. Просто иду. Не бегу, но и не останавливаюсь. Вперёд по туманному коридору без связанных мыслей, без цели, без звука. Это странно. Я иду, а звука шагов не слышу. И мне не страшно. Совсем. Я босиком, но не шлёпаю, я дышу, но не слышу дыхания. Где я?
   Впереди замаячила чья-то фигура, тёмная на общем фоне, с опущенными плечами или вовсе сгорбленная, она двигалась в тумане медленно и задумчиво, возможно тоже никуда не торопясь.
  -- Эй! - позвала я. - Подождите.
   Фигура остановилась. Когда ко мне повернулись, я увидела старика настолько древнего, что удивительно как он еще может ходить, и в то же время с таким живым и ясным взором, что его глаза на морщинистом лице, казалось, светились изнутри. Еще он был лысый и бородатый. Борода доходила ему до пояса. Рассмотрев меня, он удивлённо приподнял кустистые брови:
  -- Моранна?
  -- Э-э, нет, - качнула я головой, подходя ближе. - Я Аня.
   Старец присмотрелся ко мне внимательнее, усмехнулся и покивал:
  -- Ну-да, ну-да. Всё верно.
  -- Простите, вы не подскажите, где я нахожусь?
  -- Не знаешь? - не поверил старец.
  -- Ну-у, я должна была войти в полог смерти..., - смущенно пробормотала я. - Вроде бы.
   Морщинистая рука пробежалась по бороде, перебирая её как клавиши музыкального инструмента.
  -- Ты знаешь, что такое полог Смерти, дитя?
  -- Нет, - покачала я головой.
  -- Забавно.
   Тонкие старческие губы растянулись в улыбке, и старец рукой поманил меня к себе.
  -- Подойди ко мне дитя. Расскажи, как это получилось? Кто привёл тебя сюда, и зачем?
   Я посмотрела по сторонам. Темнота, освещённая зелёными светлячками давила на меня, и я неуверенно подошла к старцу. Говорить мне никто не запрещал, поэтому я легко поведала ему свою историю, по крайней мере, ту часть, которая объясняла, как я оказалась неизвестно где.
  -- Рэя и Охор, - усмехнулся старец, и его глаза приобрели знакомую мне зеленцу. Надо же! Снова некромант. Везёт мне на них.
  -- Вы их знаете?
  -- Дети, - покачал он головой, говоря это с такой интонацией, словно знает их всю свою жизнь. - Всё никак не поумнеют, - и обратился ко мне со странным вопросом: - Не против, если мы их немного проучим?
   Я удивлённо похлопала глазами, после чего подумала, что самой мне отсюда не выбраться, и пожала плечами.
  -- Делайте, что хотите. Я всё равно ничего не понимаю.
  -- Уверена? - старец иронично склонил голову на бок.
  -- Да.
   Незнакомец сощурил отливающие зеленью глаза.
  -- Ты видела полог?
  -- Зеленый? - уточнила я. - Прозрачный и как мыльный пузырь? Да, видела. А что? Это опасно?
  -- Внимательная и осторожная, - улыбнулся старец и погладил меня по голове. Кстати оказавшись рядом с ним, я поняла, что он очень высок, даже сгорбившись, мужчина возвышался надо мной как башня и хрупким уже не казался. По настоящему старым и величественным, взявшим на свои плечи груз прожитых лет, но не хрупким. - Твои родители хорошо тебя обучили.
   Я вздрогнула и взглянула на старца с подозрением.
  -- Вы знали моих родителей?
   Снова эта таинственная улыбка. Старец взял меня за руку и куда-то повёл.
  -- Конечно, я знал твоих родителей. Но тебе пока рано знать, что заставило их переселиться в другой мир.
   "Как знала, что с ними что-то не чисто", - подумала я и молча покачала головой. - Надеюсь, они не преступники".
  -- Твои родители не преступники.
  -- Вы читаете мои мысли?
  -- С тобой, - старец посмотрел на меня и весело сощурился, - это легко.
  -- Но они не сказали мне своих имён.
  -- Нет? - старец приподнял брови, затем кивнул своим мыслям: - Что ж, это разумно.
   С этим я была не согласна.
  -- А моё распределение?
  -- Распределение? - остановился старец. - Ах, да, этот нелепый закон. Не переживай. Ты найдёшь, кого ищешь.
   Спрашивать, кого именно, я не стала, и мы продолжили идти молча. Мрачный пейзаж не менялся: коридор, туман, светляки, тьма.
  -- Простите, а куда бы идём?
  -- Никуда, дитя. Тебе рано куда-то идти.
  -- А где мы?
   И снова старец не ответил, но решил просветить:
  -- Тебе не сказали, что такое полог смерти. Так вот, дитя, полог Смерти - это та же смерть.
  -- П-подождите, - споткнулась я на ровном месте, туман заволновался. - Как смерть? Я, что умерла?!!
  -- Нет, дитя. Полог смерти позволяет отделить силу и душу от тела, искусственно умерщвляя мага, при этом все амулеты и артефакты на нём перестают работать и их можно снять.
   Какие артефакты?! Какие амулеты?! Я возмущенно уставилась на старца.
  -- А как же создания пустоты?! Меня же из-за них сюда привели!
  -- Верно. Только маги смерти видят этих существ, но полог смерти позволяет видеть их и другим магам.
  -- Значит, всё в порядке?
   Старец поджал губы и его глаза сердито блеснули.
  -- Не совсем, - понял, что напугал меня и мягко улыбнулся. - Не бойся, мы это исправим.
   Он опустил взгляд и посмотрел куда-то в область моей груди. Там начало что-то нагреваться.
  -- Вижу, ты уже обрела наставника.
   Я непонимающе посмотрела на старца.
  -- Твой амулет, - его взгляд остановился на вороте моего балахона, - он принадлежит ей.
  -- Ей?! - я сразу поняла о ком речь и расстроилась. - Я думала... Вот блин. Но...
  -- Я видящий, - кивнул старец. - Как и Рэя, я могу видеть прошлое и будущее, достаточно взять тебя за руку или прикоснуться к тебе.
   Я обескураженно уставилась на свою руку в его руке. Подождите. Госпожа Рэя тоже видящая? Она видела, что всё будет хорошо. Ой, а будет ли?
  -- Будет. Тебе нечего бояться.
  -- Ясно. А-а, - я прикоснулась к связке кулонов у себя на груди. Там их не было, но я как-то их чувствовала, - ... этот призрак, она ведь не человек, да?
  -- Это важно? Она редко берёт себе учеников. Тебе повезло.
   Подняв голову, я с интересом посмотрела на старца, скептически уточнив:
  -- У неё были ученики?
  -- Конечно. И все они сильные маги. Тебе придётся много учиться, Аня. Ты не такая как все. В тебе течёт древняя кровь.
   Меня перекосило. Только этого мне не хватало. Древняя кровь, древние пророчества и всё шишки на мою голову. Не хочу-у! Старец тихо рассмеялся.
  -- Этого не нужно бояться.
  -- Я и не боюсь, - проворчала я. - Я этого не хочу.
   Из моей груди вырвался тяжёлый вздох. Вот, как знала, что ничего хорошего меня здесь не ждёт. Что б эту Силу! Спала бы себе и спала. И мама с папой...
  -- Родителей не выбирают, - не дав додумать, пожурил меня старец.
  -- Знаю, - сдулась я.
  -- Идём.
  -- Куда?
  -- Прислушайся.
   Я прислушалась и услышала, что меня зовут по имени. Зовут давно, и от того голоса зовущих становятся всё тревожнее.
  -- Меня зовут.
  -- Верно. Идём, я покажу тебе.
   Пройдя вперед, старец остановился, поднял руку и сделал жест, словно сдвинул штору. Тьма расступилась. Мы оказались у входа в круглую залу. Под пологом смерти на каменном полу у чёрного камня лежала я, на спине, раскинув руки, вокруг суетился монах, а страж и госпожа Рэя переругивались и наперебой звали меня.
  -- Табейн сильный некромант, - оценив попытки монаха вернуть меня, проговорил старец. - Но настоятелем ему не стать.
  -- Почему?
  -- Настоятель всегда должен помнить, что душа без привязки может заблудиться и уйти.
  -- Но он не хотел. Он видел, что я не здорова - попыталась я оправдать монаха. - Это страж.
  -- Еще одна его слабость, - старец сощурил глаза. - Друзья, какие бы они ни были лучшие, не должны влиять на решение настоятеля храма. Богиня это не оценит и не оценят родственники умершего.
  -- Это из-за того, что я заблудилась?
  -- Нет, дитя, - улыбнулся старец. - Это не из-за тебя. Стать настоятелем храма хотят многие, но не многие этого достойны.
  -- Но если бы я вас не встретила ...
  -- Ты бы ушла.
  -- Насовсем?
   Старец снова посмотрел на Табейна, и, судя по задумчивому прищуру, обдумывал что-то важное.
  -- Запомни, здоровая душа всегда стремиться туда, где ей будет хорошо.
  -- Домой, - догадалась я.
  -- Домой, - кивнул старец.
   Тут же представила, как вернулась бы к маме с папой неприкаянным бестелесным призраком, и поёжилась. Жуть какая.
  -- Тебе пора возвращаться.
   Я встрепенулась.
  -- Я готова. И... и я не спросила. Извините. Я понимаю, это не вежливо, но как мне к вам обращаться?
  -- Дедушка, - неожиданно тепло улыбнулся старец. - Зови меня дедушка.
   На секунду я оторопела. Дедушка? Чей? Мой? Хотя, почему нет. Дедушки у меня никогда не было, только бабушка.
  -- Дедушка, - ответно улыбнулась я старцу.
   Тот бережно сжал мою потонувшую в его ладони руку.
  -- Если будет тяжело, приходи в храм. Я буду ждать тебя.
   Затем, притянув меня к себе, положил руку на поясницу и с силой подтолкнул к куполу.
  -- Пора. Мы достаточно их помучили.
  

Глава 4

Эльф эльфу рознь.

   Я открыла глаза, и первое что увидела это лицо Табейна. Оно было крайне напряженным: губы поджаты, зрачки расширены, крылья носа раздумаются, по вискам крупными ручейками пот течёт.
  -- Где ты была? - сквозь стиснутые зубы прошипел он.
  -- Здесь, - Я махнула рукой, подразумевая полог.
  -- Тебя здесь не было.
   Я пожала плечами. Откуда мне знать, где я была, мне этого не сказали. Но тон некроманта мне не понравился, и я сердито высказалась:
  -- Не надо на меня шипеть, пожалуйста. Я не виновата.
   Не дождавшись помощи, я сама села на полу и поискала глазами снятые с меня кулоны. Найдя их, сграбастала в ладонь, подтянула балахон и на карачках поползла к выходу. Уже выползая, не удержалась, бросила некроманту через плечо:
  -- И Настоятелем вы не будете.
   Возможно, зря я это сказала, но после пережитого, очень хотелось кому-нибудь досадить, поэтому я шустро просочилась сквозь полог, чтобы меня не затащили обратно. Здесь меня ждали не менее раздражающие на данный момент личности: Охор и госпожа Рэя. По правде говоря, они даже не заметили, что я вернулась и стою перед ними живая и здоровая. Они ругались.
  -- Простите, - громко произнесла я, когда мне надоело стоять и смотреть, как эти двое готовятся вцепиться друг другу в горло. - Может, вы прекратите цапаться. Из-за ваших размолвок я едва не умерла. Пропустите.
  -- Аня?
   Я прошла между ними, старясь не смотреть ни на одного, ни на другого, тем не менее, не могла не заметить во взгляде женщины раскаяние, что могло значить лишь одно - она знала, - точнее, видела, - что должно было произойти, для этого она была достаточно близко, когда помогала мне одеваться. По сути, она использовала свои способности для того, чтобы поставить Охора на место. Мужчина же, наоборот, злился, причём на нас обеих.
   Идя по коридору, я отмечала в себе странные изменения - я больше не боялась. Мрачные стены, освещённые зелеными светляками, перестали казаться жуткими, и тени, скользящие в тумане, я теперь знаю, они не желают нам вреда.
   Добравшись до комнаты, первым делом натянула бельё и носки, села на лавку и растёрла окоченевшие ноги. Ходить босиком по каменном полу чревато, и просто холодно.
   Забрякали подвески. Сразу накатила тоска по дому. Но не призраком же мне туда возвращаться?! Я вздохнула. Надо искать своих. Где только - непонятно.
   От хлопка двери и топота ног я вздрогнула. Слишком задумалась, размышляя, как и у кого выяснить, куда направилась моя группа. В комнату ворвался встрёпанный Элис.
  -- Закончили?
  -- Элис?
  -- А ты кого-то другого ожидала увидеть? - язвительно обронил маг, скорчив столь высокомерную мину, что я усмехнулась. Маг скривился. Заплывший правый глаз говорил о многом. В какой-то степени я почувствовала себя отомщённой.
  -- Что ты здесь делаешь?
  -- Много болтаешь, - Элис наклонился и схватил меня за руку. - Пошли.
  -- Куда? - дернула я свою руку на себя, но безрезультатно.
  -- Пристраивать тебя будем, - проворчал маг.
  -- Что будете делать?
  -- Идём. Уже поздно. Распределение до семи, но мы успеем.
  -- Подожди!
   Ага, как же, так Элис меня и услышал. Больно дёрнув за руку, маг обвёл светящимся изнутри чёрным шариком контур двери, и мы вышли во двор. Но это оказался какой-то другой двор, не тот, что я видела у храма.
  -- Элис, - придушенно позвала я.
  -- Что? - нехотя отозвался маг.
  -- Где мы?
  -- Во дворе.
  -- Это я и сама вижу! Где во дворе? Где мы сейчас?!
  -- Где-где? - передразнил Элис. - Во дворе высшей магической академии Семи Вершин. Добро пожаловать.
   Вот тут я зависла. Ненадолго - секунд на пять, переваривая, где и в каком виде я сейчас нахожусь. Вокруг суета, народ ходит, на меня и Элиса поглядывает, особенно на меня, я же в одном балахоне и носках, даже сапожки не успела надеть.
  -- Элис, ты офигел! - вырвалось у меня. - Ты зачем меня сюда притащил?
   Маг обернулся. Глаза его сузились, точнее здоровый глаз, но заговорил он почти спокойно:
  -- У нас с Шеном из-за тебя одни неприятности. Ты что себе позволяешь?
  -- Я?! - возмущенно вытаращилась я на мага. - Это я себе позволяю?! Я в одних носках, белье и балахоне!
   Теперь уже Элис замер, оторопело вытаращившись на злую меня. Я посмотрела по сторонам. Двор замер. Н-да, не стоило кричать на весь двор.
  -- Что уставились? - рявкнула я и сделала зверскую рожу.
   Люди зашевелились, зашептались, зашушукались, кое-что удалось даже разобрать, хотя они и старались говорить в сторону, боясь встретиться со мной взглядом.
  -- Некромантка.
  -- Точно некромантка.
  -- Все они с приветом.
  -- Ну её. Еще умертвие натравит. Пошли отсюда.
  -- Что она здесь забыла? Они же только бланки сдают?
  -- Первородное пламя её знает.
   Я хотела было сказать, что я огневичка, но передумала. Раз для некромантки мой вид вполне приемлем, побуду пока некроманткой. Неприятно, но не смертельно. Наконец Элис отмер, прокашлялся, и, бросив "жди", ушёл в портал.
  -- Офигеть, - выдохнула я, оставшись стоять в полном шоке от происходящего. Стайка девушек в синих мантиях, проходя мимо, тихо захихикала. Молодые люди в коричневых мантиях синхронно усмехнулись. Статные мужчины в красных мантиях посчитали ниже собственного достоинства взглянуть в мою сторону, а те, что в белых смотрели во все глаза и морщились. Да, давно я не чувствовала себя всеобщим посмешищем. Полный трындец.
   Потоптавшись на месте, я глазами поискала место, где смогу сесть и поджать под себя ноги. Выданный мне чёрный балахон оказался вполне тёплым, хотя и безразмерным, но, возможно в этом и фишка. Но вот ногам моим снова не повезло - носки промокли, и мои ступни начали замерзать.
   Я всё еще недоумевала, как Элис оказался в храме, и кто такой "добрый" подсказал ему, что сеанс завершён. Я пыталась проанализировать случившееся, но данных катастрофически не хватало. Зачем была нужна такая спешка? Неужели нельзя было подождать до завтра? Почему Элису важно, чтобы я прошла распределение именно сегодня? Я чего-то не знаю?
   Я обратила внимание, что во дворе магической академии собралось гораздо меньше народу, чем ожидалось. Возникало ощущение, как перед закрытием магазина: люди еще есть, но их мало и они уже не приглядываются, а берут то, что есть, - выбор-то небольшой. И эмоции на лицах магов, как у покупателей: кто-то радуется, что взял что-то интересное, кто-то хмурится, размышляя, нужно ли было покупать именно сегодня, а кто-то и морщится, наконец, замечая, что вожделенный товар давно просрочен.
   Единственное место, которое оказалось относительно свободным, было занято представителем горячо-любимой девочками подросткового возраста расы волшебного народа, то бишь эльфом. Классическим: тонкокостным, белокурым, неприлично смазливым и ушастым мальчишкой лет двенадцати. Но это на мой взгляд. Эльфик сидел на высоком овальном столе с массивными ногами и то и дело раскачивался взад-вперёд. Маги и магини огибали этот стол по широкой дуге, шарахаясь от мальчишки как от чумного. Больным он мне не показался, разве что чуточку одиноким.
  -- Можно? - качнула я головой, показывая на стол, на который собиралась залезть с ногами, сочтя, что малолетний эльф, сейчас не так опасен, как грозящая мне после хождения в мокрых носках простуда.
   Мальчик от чего-то дёрнулся и шустро отодвинулся на другой конец стола. Я, конечно, недоумевала, что такой роскошный стол делает посреди двора, но какая разница, если передо мной нужная мне сухая поверхность, значительно удалённая от холодной и мокрой земли. Брусчатка это хорошо, но кто сказал, что это чисто и сухо, всё зависит от количества осадков. Короче, меня не волновало, зачем и почему, а волновали мои промокшие и замёрзшие ноги.
   Забравшись на стол, я сняла носки и повесила их на край столешницы. Высохнуть - не высохнут, но сидеть в них и мёрзнуть меня не прельщало. Народ покосился на полосатые трикотажные изделия с недоумением, но как-то смолчал, что нельзя сказать об эльфике. Тот тут же спросил, забавно прижав к голове заострённые кончики ушек.
  -- Тебе не холодно?
   Я посмотрела на эльфика. Зелёная туника с завязками на вороте, коричневая жилетка с капюшоном и льняные штаны. Обувь я не рассмотрела. Не густо. Но ему вроде бы комфортно. Подтянувшись, я забралась на стол с ногами, села по-турецки и заправила край подола под себя, чтобы оказаться в тёплом коконе плотной непродуваемой ткани.
  -- Холодно, - ответила я.
  -- Тогда почему ты не оденешься?
  -- Странный вопрос. - Я начала растирать ладони друг о друга. - Этот придурковатый маг притащил меня сюда не дав переодеться. Вся моя одежда осталась в храме Смерти. И моя сумка...
  -- Ты прошла инициацию? - не дослушал эльфёныш.
  -- Нет. Я подцепила какую-то гадость в пульсирующем портале.
   Эльфик глубокомысленно покивал.
  -- Бывает, - и тут же поинтересовался: - Удачно?
  -- В каком смысле? - не поняла я.
  -- Не присосался? Создания пустоты любят попить из людских магов силы. Нам тоже достаётся, но мы их видим, - эльфик улыбнулся. - Но ты и так знаешь.
  -- Нет, не знаю. Я возвращенка. Пробудившаяся. Знаешь о таких?
  -- Серьезно? - встрепенулся эльфёнышь.
  -- Вполне.
  -- И как ты? Как тебе у нас?
   О-о, как я ждала этого вопроса. Прямо жаждала его услышать, а, главное, ответить.
  -- Хреново. Сижу тут мёрзну и жду мага, который, терпеть меня не может и неизвестно, что еще придумает, чтобы удовлетворить своё неуёмное любопытство. Моя группа, с которой я пришла меня недолюбливает, так как одна чокнутая постоянно на меня наговаривает. Девочка, которой я помогла, оказалась пророчицей и специально или нет, напророчила мне нечто такое, что я ночью пошла на кладбище и встретила некроманта. Но это цветочки. В переходе на нас с Олей напал огненный дух, а ко мне прилипла какая-то гадость. Страж заподозрил во мне шпионку и отправил меня в храм смерти. Я чуть не умерла. А потом пришёл Элис и притащил меня сюда. Он даже не посмотрел, во что я одета! Совсем! Представляешь?!
   Я выдохнула. Ну, вот, всё сказала. Даже легче стало. Ненамного, но всё же.
  -- Соболезную, - неуверенно произнёс эльфик.
  -- А ты чего такой невесёлый?
  -- Я проклят.
  -- Серьезно?
  -- Серьёзно, - кивнул эльфик и рассказал, как неудачно пошалил на официально приёме у Повелительницы.
   Чтобы приём стал чуточку веселее, мальчишка подлил в вино некоторым высокородным эльфам экспериментальный настой собственного производства, слегка ослабляющий внутренний контроль. Привыкшие подавлять свои эмоции, до полного их отсутствия, высокородные начали чудить, причём так оригинально, что трезвый народ только диву давался. Например, один высокородный сорвал с себя одежду, и, вообразив себя тритоном, полез купаться в каскадный фонтан. Выловить его смогли только к утру, когда тот частично протрезвел. Другой признался в любви самой Повелительнице, и сразу экспромтом прочёл трехчасовую оду собственного сочинения. Третий за троном вырастил золотое древо, заявив, что ему всегда казалось, что там чего-то не хватает. Были и другие случаи, но о них эльфик рассказывать не стал, и, судя по красным ушкам, случаи эти были не столь невинны. За эту шалость, точнее за их последствия, он и был проклят невезением собственной родительницей в назидание всем, в том числе и его братьям, которые тоже любят пошутить.
  -- То есть тебе тоже не везет?
  -- Нет. Не мне. Другим. Если я к кому-нибудь прикоснусь, то у того начнётся полоса невезения.
   Я тревожно посмотрела на разделяющее нас расстояние.
  -- Ты, это, не обижайся, но у меня своих неприятностей хватает.
  -- Я понимаю, - погрустнел эльфик, ушки у него поникли, и таким несчастным он мне показался, что стало его по-человечески жалко.
  -- Но если ты не прикасаешься, проклятье не действует?
  -- Нет, не действует, - подтвердил эльфик.
  -- Тогда не страшно.
   Эльфик просиял. Ушки вздёрнулись вверх, как две смешные антенны, глаза засияли.
  -- Хочешь, я дам тебе свои носки? Они тёплые.
   Я поперхнулась от такого щедрого предложения.
  -- Нет, спасибо. Я всё ещё надеюсь, что Элис не сбежал.
  -- Элисавиэль?
  -- Элиса... кто? - переспросила я.
  -- Элисавиэль. Квартерон. Тот маг, который тебя сюда привёл.
  -- Он эльф?
  -- На одну четверть.
   Я представила себе Элиса, посмотрела на эльфёныша и потрясла головой.
  -- Никогда бы не подумала.
  -- Никто и не знает. Но мы эльфы свою кровь чувствуем. Пусть её и мало.
  -- Кровь? - я скептически поморщилась. - Да ла-адно. А имя ты откуда его, знаешь?
   Эльфёнышь расплылся в широчайшей улыбке, сверкнув изумрудами глаз:
  -- Когда в очередной раз его отправляли на повторное обучение, его маму вызывали в ректорат. Я там был. На людях она его тоже Элисом зовёт, но наедине ругает, используя эльфийское имя, причём данное при рождении.
   Я не стала уточнять, что эльфёныш делал в ректорате, когда вызывали маму Элиса, вместо этого спросила:
  -- Что такое повторное обучение? Ты хотел сказать "его отправляли на пересдачу"?
  -- Нет. В академии Семи Вершин есть правило - если ты провалил экзамен, отправляешься учиться заново.
  -- То есть? - насторожилась я.
  -- Если ты проваливаешь экзамен, тебя не выгоняют, а отправляют учиться на первый курс.
  -- А если ты уже учишься на последнем курсе?
   Выражение лица эльфёныша стало столь выразительным, что у меня возник только один вопрос:
  -- Ты серьёзно?
   Эльфик кивнул.
  -- Во блин, - потёрла я подбородок.
  -- Тебе то что?! - улыбнулся эльфик, перебравшись чуть ближе, но держа дистанцию. - Ты же еще даже школу не закончила.
  -- Но-но, - возмутилась я. - Все одиннадцать классов.
  -- Это там, - Эльфёныш качнул головой, подразумевая мой мир. - Здесь тебе еще целый год в нашей школе учиться.
  -- Чему? - скуксилась я, припоминая, что о чём-то подобном уже слышала, когда родители обсуждали с магами, нужна ли мне печать знания языка длительного пользования или достаточно временной. Сошлись на временной, так что через несколько месяцев я буду говорить как любая иностранка со знанием языка, но без опыта общения - коряво и односложно, так что мне либо придётся заплатить за печать, либо усиленно учить язык.
   Ответ эльфика подтвердил то, о чём я подозревала, но не была полностью уверена.
  -- Читать, писать, создавать простейшие силовые плетения, призывать и контролировать овара. Всему, что нужно знать каждому юному магу, но по ускоренной программе.
  -- Юному говоришь? - с кривой усмешкой покосилась я на него.
  -- Как маг, да, - не понял моего сарказма ушастый. - Но ты не расстраивайся, тебя всему научат.
  -- Я не об этом. Старовата я для школы, не находишь?
  -- А-а! - сообразил эльфёныш. - Ты не так поняла. У тебя свой класс будет. Для поздних. Каждый год набирается. Там все взрослые.
  -- Класс для возвращенцев?
  -- Не только. Я тоже со своей силой припозднился.
   От интересной беседы нас отвлёк долгий протяжный стон полный глубочайшего разочарования, а так же нарастающий шум, шедший со стороны правого углового входа, где стояла небольшая очередь.
  -- Что там происходит? - вытянула я шею, чтобы рассмотреть вышедшую из здания толпу девушек, облепившую одного единственного мужчину в красной мантии.
   Рассмотрев мужчину, эльфёныш оживился.
  -- Магистр Керн. Я думал, он еще утром жену выбрал. У него в списке имён тридцать было. Неужели ему еще подбросили?
  -- Подбросили? Это как?
   Я настолько увлеклась разглядыванием магистра, что почти свалилась со стола, но что-то меня удержало.
  -- Осторожнее, - попросил эльфик, и зеленая лиана, обвившая мою талию, испарилась.
  -- Спасибо.
   Мальчик забавно подёргал ушами.
  -- Тебя ведь тоже на распределение привели?
   Я кивнула.
  -- Да. И ключевое слово - привели. Расскажи, что такого с этими списками и почему у магистра столько кандидаток?
  -- Списки? - пожал плечами эльфик, задумался, и вдруг заговорил тоном преподавателя с многолетним стажем: - Списки у всех разные. Сразу предупреждаю выбирать позволено только очень сильным магам, так что пытаться отстаивать своё право на свободу выбора, как вы - возвращенцы любите делать, бессмысленно - это официально узаконено. По крайней мере, у людей. Говоря о слабых магах выбор у них практически никакой. Сами по себе они никого не выбирают - выбирают их. Видишь ту очередь? В ней только слабые маги. Они пришли сюда, чтобы вписать своё имя в один из списков более сильных магов.
  -- Как магистр Керн?
  -- Нет. Магистр Керн очень сильный маг, поэтому он приходил утром и помимо собственного списка получил еще два: один от родовитых семей, другой с магами средней руки.
  -- Но ты сказал, что ему еще кого-то подкинули.
  -- Иногда комиссия решает, что некоторым сильнейшим стоит попытать счастье со слабыми и создает дополнительные списки с подходящими, по их мнению, перспективными кандидатками. Маг может отказать всем, но встретиться и сказать им об этом он обязан.
   Судя по тому, как девушки окружившие магистра со всех сторон начали издавать те же тоскливо-воющие звуки, которые привлекли наше с эльфом внимание, отказы следовали один за другим.
  -- Печально, - пожалела я девчонок, на их лицах читалось, как жестоко были разбиты их хрупкие надежды. - По ходу у них не было ни единого шанса.
   Эльфик закатил глаза.
  -- Ерунда. Погорюют годик-другой и снова пойдут занимать очередь.
  -- А если он женится? В смысле не по договору, а так. Встретит ту самую, с которой сможет жить, тогда что?
  -- Тогда всё. Разводов у магов нет.
   Закончив объясняться с последней претенденткой в возможные жёны, маг накинул капюшон и спешно покинул двор. Девочки проводили его высокую широкоплечую фигуру долгим тоскливым взглядом.
  -- И всё-таки мне их жалко.
  -- Нечего их жалеть, - поморщился эльфик. - У тебя у самой ситуация плачевная.
  -- В каком смысле?
  -- Элисавиэль. Ты чем-то его обидела.
   Я удивленно посмотрела на ушастого соседа.
  -- Как ты догадался?
   Мальчик подался вперед и, сделав ладонь рупором, загадочным полушёпотом сказал:
  -- Мы все очень и очень обидчивы.
  -- Мы? - приподняла я брови. - В смысле эльфы?
  -- Да, - кивнул эльфик, и чтобы не завалиться вперед уперся рукой в стол. - Что ты ему сделала?
   Запихнув руки в рукава, я потёрла озябшие предплечья и нехотя призналась:
  -- Накопитель сломала.
   Ушки у эльфика забавно растопырились, лицо вытянулось, и он изумленно выдохнул:
  -- Как?!
  -- Обычно, - пожала я плечами, продолжая окукливаться, втягивая голову в плечи, чтобы спрятать шею в вороте балахона. - Он у него на запястье висел. Я ему, когда сумочкой по рукам била, задела и накопитель упал на асфальт. Вроде бы треснул. Хотя я не знаю, но нормально он больше не работает.
  -- Дешёвка, - презрительно скривился эльфик. - Накопители так просто не ломаются.
  -- Ну, этот сломался и теперь Элис на меня злится.
   Эльфик подобрался совсем близко, от чего я непроизвольно отклонилась назад, мальчик намёк понял и отполз подальше. Обижать мне его не хотелось, но его проклятье... Ну, вы поняли. О чём-то вспомнив, эльфёныш нахмурился и пополз обратно. Я занервничала. Оказавшись на рассеянии вытянутой руки, сдвинув брови, эльфёныш тихо сквозь зубы сказал:
  -- Я тебе не говорил.
  -- Чего? - приподняла я брови, заставляя себя сидеть на месте.
  -- Ничего, - сверкнул он глазами и на периферии зрения вокруг нас что-то слабо замерцало: - Купи накопитель. Элисавиэль тебя не попросит, но ты все равно купи. Он будет тебе должен.
  -- Где купить-то? Я же без понятия.
  -- У артефактора. В городе их около десятка. Выбери самого именитого.
  -- Я города не знаю.
  -- Спроси куратора.
  -- Я не знаю, кто мой куратор.
  -- Тогда спроси у опекуна.
  -- У меня здесь нет никого.
   Эльф раздраженно закатил глаза.
  -- Тогда мужа спроси.
  -- Стоп! Мне же очередь занимать надо! Блин, где носит этого Элиса?!
   После моих восклицаний эльфёныш повёл себя очень странно, он сдвинулся назад, согнул ноги в коленях и снял ботинки с острыми носами, затем снял носки и положил их прямо передо мной.
  -- Это мне? - удивлённо захлопала я глазами.
  -- Они чистые, - кивнул эльфик.
  -- Но...
  -- У тебя губы побелели. Так нельзя.
   Надо же какой джентльмен. На секунду возникло желание отказаться. Не из-за того, что вид у носок оказался несколько непотребный, - кто-бы ни вязал их, он наверняка делал это в первый раз, - а из-за возникшего чувства неловкости. Мы ведь, по сути, не знакомы.
  -- С-спасибо, - неуверенно поблагодарила я.
  -- Не отказывайся, - серьезно заговорил эльфик. - Я не могу тебя согреть, а ты замерзаешь.
  -- А сам? Как ты без носок?
  -- Нормально, - отмахнулся он. - У меня их целая куча.
   Я помялась, но всё-таки надела носки. Класс! Они такие тёплые! Я посмотрела на редеющую очередь и тяжело вздохнула. Заметив, куда я смотрю, эльфёныш надел ботинки и спрыгнул со стола
  -- Сиди. Я схожу. Как тебя зовут?
  -- Аня.
  -- Твоё полное имя.
  -- Шмелёва Анна Александровна.
   Эльфёныш нахмурился.
  -- Настоящее.
   Я чуток обиделась и ворчливо пробормотала:
  -- Это и есть настоящее.
   Эльфик удивился, но не сдался.
  -- Как твоих родителей звали?
   Я не стала делать вид, что не понимаю о чём он и честно ответила:
  -- Я не знаю.
  -- Плохо, - покачал он головой. - Тогда, тем более, тебе туда нельзя.
  -- Почему?
  -- Подсунут какого-нибудь из слабых, у которого ни дома, ни дохода и будешь ты с ним целый год в общежитии жить.
   Меня перекосило. Вот тебе бабушка и Юрьев день. Это что же получается, если бы я к этому эльфёнышу не подсела, меня бы как "безымянную" отдали первому подвернувшемуся под руку слабаку? Это для этого нас с Земли забирают, чтобы мы здесь слабакам доставались?! Ничего себе! Хорошо устроились. Слов нет - одни междометия.
  -- Я пойду и кого-нибудь тебе выберу.
  -- Как? - приподняла я брови. - Ты же сам сказал...
  -- Самой не обязательно. Скажу, что ты моя знакомая. Из слабых. Ты к кому хочешь?
  -- Я не знаю, - вспомнила магистра Керна, и, взвесив все за и против, попросила: - К кому-нибудь, кто копаться не будет. Конкурс я точно не пройду. Предложить мне нечего.
  -- Хорошо. Я быстро.
  

***

  -- Быстрей вписывай, пока Элисавиель не вернулся, - сунул мне листок в руки вернувшийся эльфик. Вернулся он быстро, я даже заскучать не успела.
  -- Куда вписывать? - занервничала я, теребя бланк-заявку, которая норовила свернуться в трубочку.
  -- После заявки, где полосочки, - эльфик вытащил из кармана черный карандаш и передал его мне. - Нет, не здесь, выше. Там участники комиссии подписываются.
  -- Их трое?
  -- Какая тебе разница?
  -- Ну, а вдруг..., - пожала я плечами. - Что писать-то?
   Эльфик обреченно закатил глаза.
  -- Имя. Свое имя.
  -- На каком языке?
  -- На любом, бланк исправит.
   Я попыталась быстро прочесть текст, но что-то с ним было не так. Я неплохо читала на анталите на Земле, мама и папа худо-бедно меня ему учили, но этот текст словно издевался надо мной. Закорючестые буквы никак не складывались в слова, а если и складывались, то бегло переведенные словосочетания вызвали острое чувство какой-то неправильности. На одном таком я конкретно подвисла.
  -- Что значит профессия: дважды ходячее мертвое тело?
  -- Какое тело? - не понял эльфик. - У тебя печать сбоит. Тут написано дважды Магистр Мёртвых наук.
  -- Каких наук? - вытаращилась я на него.
  -- Ты же просила того, кто копаться не будет. Я и принёс. У вас некромантов всё не как у обычных магов, но этот точно копаться не станет.
  -- Почему ты решил, что я некромантка? - сдавленно вопросила я.
  -- Ты же одета как некромантка еще и в храме была, - непосредственно ответил эльфёныш.
  -- Ну, я же тебе говорила, - из груди вырвался жалобный стон, - это всё из-за перехода. В храме меня заставили переодеться, а на самом деле огневичка.
  -- Вот Лесная дева! - ударил себя по лбу тыльной стороной ладони эльфёныш. - Я же тебя даже не спросил...
  -- Ты хоть кого мне подсунул? - вздохнула я и в очередной раз расправила бланк-заявку. - Какого-нибудь старика?
  -- Не-е, - замотал головой эльфёныш. - Молодой еще. Магистр Артур Велдари Рэн.
  -- Артур, - Я заинтересованно приподняла брови. - Я слышала о нём. Говорили, что он сильный.
  -- Очень, - подтвердил проказник, сияя как медный котелок. - Только сила у него странная, никого к себе не подпускает.
  -- Значит и меня не подпустит.
  -- Это же хорошо! - обрадовался эльфёныш.
  -- Чего хорошего?
  -- Год у него поживёшь, потом в общежитие переедешь. Ты не смотри, что некромант, он муж обеспеченный. У него и дом свой и кладбище.
  -- Кладбище? - опешила я. - Зачем ему кладбище?
  -- Как зачем? Он же некромант!
  -- Офигеть, - уставилась я на бланк-заявку.
   Листок начал едва заметно вибрировать и наливаться золотистым светом.
  -- Что происходит?
  -- Копируется.
   Я настороженно расправила завернувшийся край листка и увидела, что тот расслоился. Верхний отделился, приподнялся над нижним, и, превратившись в пар, растворился в воздухе. Нижний остался у меня.
  -- Твоя копия, - пояснил эльфёныш.
   Через мгновение на листке появилось имена членов комиссии и сразу три размашистые подписи, заверенные печатью. Печать представляла собой свернувшегося в яйце дракона, вокруг которого располагались семь разноцветных треугольников: красный, синий, зелёный, белый, жёлтый, тёмно-синий и чёрный.
  -- Слушай, - продолжая рассматривать печать, решила спросить я у эльфика, - а почему у него список пустой? Только я. Сам сказал: не старый, обеспеченный с жилплощадью. Идеальный муж. Что с ним не так?
  -- Он некромант.
  -- Это я поняла. Но разве среди здешних магичек нет некроманток?
  -- Есть, - стушевался эльфёныш. - Мало, но есть.
  -- Так в чём подвох?
  -- Сила, - пожал он плечами. - Его овар никого не принимает.
  -- Овар?
   Снова это слово, помнится, родители тоже говорили об оваре, но это было так давно.
  -- Материальный облик твоей силы, - подсказал эльфик. - Тебя научат. Поздним трудно даётся его создание.
  -- И, что, его овар не хочет, чтобы Артур женился?
  -- Он..., - эльфик поморщился, - терпит. Долго терпит. Но ни одну силу к себе не подпускает.
  -- Даже похожую? - удивилась я.
  -- Да. Он пробовал.
   Я подозрительно сощурилась.
  -- И сколько раз он пробовал?
  -- Не он, а за него. Ты его десятая попытка.
   Если бы я не сидела, я бы села. Вот и сбывается Олино пророчество, вспомнить бы, что дальше. Про эльфов я помню, но теперь не уверена, что нужно беречься всех эльфов, по-моему, есть и исключения, - я внимательно посмотрела на мальчишку, - пусть и проклятые.
  -- Ты не удивлена?
  -- Нет. А должна была?
  -- Конечно! - воскликнул эльфёныш, будто что-то вспомнил. - Ты же не знаешь!
  -- Чего? - насторожилась я.
  -- Некроманты единственные, кто были против указа об обязательной женитьбе магов. Они по природе одиночки, а тут надо общаться, выбирать кого-то, потом целый год терпеть чужое присутствие на своей территории, вот они и воспротивились. За это их наказали. Жён они не выбирают. Кого впишут, та и будет, только с оговоркой. В договоре у некромантов есть пункт, что в случае если их силы не сойдутся или будет обоюдное неприятие друг друга, девушка может уйти. Написать заявление и подать его на рассмотрение комиссии, хотя его не рассматривают, сразу подписывают. Четыре таких отказа и некроманта оставляют в покое.
  -- А его почему не оставили в покое?
  -- У магистра Велдари Рэна другой договор - обычный.
  -- Почему? Он в чём-то провинился?
   Эльфёныш начал возбужденно прядать ушами.
  -- Они с ректором Аеллиром давно враждуют, а ректор в комиссии, он ему стандартный договор подсунул, так что заявления от девушек комиссия даже не рассматривает.
  -- Ого! - восхитилась я. - Умеет этот Аеллир гадости делать.
  -- Умеет, - поморщился эльфёныш. - Он в этом деле мастер.
  -- В чём именно? - тут же вопросил крайне раздражённый голос.
   От неожиданности я вздрогнула. То ли мы эльфиком заболтались, то ли кто-то сюда телепортировался, так как я не замечала, чтобы кто-то подходил к столу, в основном его огибали.
  -- Вот Лесная дева! - выдохнул эльфик.
   Я подняла взгляд, чтобы рассмотреть визитёра и на время выпала из реальности. Боже, ка-акой он красивый: высокий, стройный, волосы белые ниже плеч, глаза синющие-синющие, уши, кто бы сомневался, эльфячьи, длинные и заострённые, серёжками с цепочками украшены. И одет дорого: в длинную тунику, обильно расшитую золотой нитью и жемчугом, и плащ с капюшоном у него из плотной и качественной ткани. Ну, что таить, у меня от его красоты дыхание перехватило.... Пока эльф не открыл рот и не выдал:
  -- Кто эта оборванка, которая сидит на моём столе?
   Причём сказал это весьма в грубой форме, чтобы и мысли не возникало, что это шутка. Когда моя челюсть вернулась на место, я тоже не смолчала.
  -- Балахон новый. Я сама его проверяла. На нём нет ни одной дырки.
   Правый глаз нервно дернулся, но комментировать эльф не стал, видимо счёл ниже своего достоинства спорить с оборванкой, но взгляд его перемутился на мои полосатые носки и глаз его снова дернулся.
  -- Что это? - брезгливо указал он на них.
  -- Носки, - ответила я.
  -- И что они здесь делают?
  -- Сушатся.
   Синие глаза сощурились, и у меня появилось очень нехорошее предчувствие.
  -- Вы всегда сушите свои носки на чужом столе?
  -- Здесь не написано, что он ваш.
   Отчасти я понимала, что нарываюсь, но остановиться уже не могла. Глаза эльфа в прямом смысле вспыхнули подобно синим неоновым огням, губы вытянулись в линию.
  -- Наглая оборванка. К кому? - выдернул он листок из моих рук, прочитал и снова посмотрел на меня: - Самое место.
   Возникло ощущение, что меня облили кипятком, нет, не помоями, а именно кипятком, потому что от унижения и обиды я мгновенно вскипела и открыла рот, чтобы высказать, всё, что я думаю об их мире, и о нём лично. Но этому не суждено было случиться.
  -- Слушай, ты камни в ней носишь? - наиграно громко вопросил Элис, небрежно швыряя сумку на стол рядом со мной.
   Вот кого действительно можно было сейчас назвать оборванцем, так это Элиса. Вид у мага был изрядно потрёпанный, словно он недавно побывал в драке: одежда измята и местами порвана, волосы с левой стороны стоят дыбом, словно кто-то попытался их вырвать, к фингалу под глазом прибавилась еще и кровоточащая ссадина на скуле.
  -- Студент Элис, - холодно произнёс синеглазый эльф, но рассмотрев мага, поморщился: - Что за вид?
  -- Небольшое недопонимание, - дипломатично ответил Элис, не называя ни причин, ни имён.
   Ответом эльф был не доволен, тем не менее, допрос устраивать не стал.
  -- К началу занятий приведите себя в порядок.
  -- Да, господин ректор.
   Внутри у меня всё съежилось. Это и есть ректор академии Семи вершин? Вот блин! Я попала. Но, как учил меня папа, врага нужно знать в лицо, каким бы красивым оно ни было. От судьбы не уйдёшь, значит, будем бороться. Впереди еще целый год в школе. Не знаю, что именно увидел на моём лице ректор Аеллир, но взгляд у него стал настороженным и, обратившись к Элису, он почти тактично поинтересовался:
  -- Студент Элис, вы курируете эту...? - и взглядом указал на меня.
   Элис заметно вздрогнул и отрицательно дернул головой. Пожалуй, он бы еще и перекрестился, если бы знал, как и зачем это нужно.
  -- Н-ет. Их группе еще не назначены кураторы. Мы только вчера их перебросили.
  -- Возвращенка? - почему-то удивился эльф. - Случайно не из группы, в которой должна была идти внучка настоятельницы храма Элос?
   Маг замялся, ему очень не хотелось отвечать, но он признался:
  -- Да, Анна из нее.
   Лицо эльфа вытянулось, глаза засветились, и он медленно и зло спросил:
  -- Это из-за вас настоятельница Рэя и Глава городской стражи желают побеседовать со мной?
   Элис постарался дышать ровно.
  -- Не совсем.
  -- Что значит "не совсем"?! - голос эльфа раскатился по двору весенним громом.
  -- Нас попросили, - поморщился Элис. - Эту группу должны были перебрасывать другие.
  -- Кто?
  -- Дарброк и Кира.
  -- Студент Элис, вы хоть понимаете, какой скандал разразиться, если с внучкой госпожи Рэй что-нибудь случится?!
  -- Уже случилось, - вздохнул маг.
   Ректор в мгновение ока оказался рядом с Элисом. Глаза его яростно горели.
  -- Я так и понял! - чеканя каждое слово, произнёс мужчина от чего у меня мурашки по коже побежали. - Где?
   Элис нервно проглотил слюну.
  -- Забрали лекари храма. Она жива.
  -- Эту, - эльф сверкнул на меня синими глазами, - доставить к мужу. После ко мне на ковёр.
   Затем он повернулся к моему новому знакомому и таким же обманчиво-спокойным тоном сказал:
  -- Ты. Стол верни туда, откуда взял.
  -- Хорошо, - с ледяным спокойствием ответил ему эльфёныш, и в этот момент он был совсем другим: холодным и отчужденным, жёстким и непреклонным, привыкшим повелевать, а не подчиняться приказам: - Я верну....
   Что-то происходило между этими двумя, они неотрывно смотрели друг на друга, и разве что искры не летели в разные стороны, но эльфёныш все же закончил свою мысль:
  -- ...когда Аня обуется.
   И все трое, не сговариваясь, посмотрели на меня. А что я? Сижу и глазами хлопаю. Интересно же!
  -- Э-э, - тихо протянула я и посмотрела на Элиса, тот на меня.
  -- Что? - не выдержал маг.
  -- Обувь, пожалуйста, - потыкала я пальцам в свои ботинки, которые Элис продолжал держать в левой руке.
   Элис выругнулся на неизвестном мне языке и протянул ботинки. Я хотела попросить его подержать один, но взгляд частично заплывшего глаза настоятельно рекомендовал не нервировать мага, и я поставила ботинки на стол. Со стороны эльфёныша послышался сдавленный смешок, со стороны Элисавиэля тихий стон, только со стороны ректора я не услышала ни звука. Стараясь не смотреть на него, я спустила ноги со стола. Пока обувалась, щёки предательски горели. Было стыдно. Как нищенка, честное слово. Балахон из храма "стащила", носки дали. Что дальше?
  -- Студент Элис..., - начал было синеглазый эльф, и по его тону я поняла, что ректор определился с козлом отпущения, как, впрочем, и госпожа Рэя, но меня это не устраивало. Слишком низко сваливать вину на одного человека, когда виноваты все, включая госпожу Рэю и самого ректора. Пусть тогда и огребают все, а не один Элис.
   Спрыгнув со стола, я не позволила эльфу договорить и сама достаточно громко объявила:
  -- Я устала. Отведите меня к мужу.
   Подавившись воздухом, эльф закашлялся. Не дожидаясь, пока он справится с кашлем, я сунула листок в руки Элиса, и в полушутливом тоне приказала:
  -- Веди.
   Тот намёк понял и, закинув сумку на плечо, подтолкнул меня в нужную сторону.
  -- Господин ректор, я должен отвести Анну к мужу.
   Аеллир скривился, но разрешение дал, еще и с таким видом, что, мол, уведи поскорее, чтоб глаза мои её больше не видели. Неприятно, конечно, но терпимо.
   Проходя мимо эльфёныша, я тепло ему улыбнулась, и услышала в ответ тихое: "Уходи быстрей. Еще увидимся". Увидимся, конечно. Хотя я даже имени его не знаю.
  

***

   Понятия не имею, сколько мы шли, дорогу я не запоминала, но неожиданно у меня закружилась голова. Меня повело, и если бы не Элис я бы точно упала. Он поддержал меня плечом, хотя на нем уже висела моя сумка.
  -- Тихо, тихо. Постой на месте.
  -- Что происходит? - мой голос слышался жалобным мяуканьем новорождённого котёнка.
  -- Последствия длительного пребывания души вне тела, - меланхолично ответил Элис и замер, поддерживая моё тело в вертикальном положении. - Ты еще долго держалась. Некоторые маги из-под полога на карачках выползают.
  -- Я и выползала, - буркнула я и прикрыла рот рукой. От круговерти в глазах меня укачало.
  -- Дыши медленно. Медленно я сказал, - Элис замолчал, внимательно посмотрел на меня, нахмурился и выдал: - Проклятье. Этот мелкий паршивец к тебе всё-таки прикоснулся.
  -- Не говори о нём плохо! - возмутилась я. - Он хороший мальчик.
  -- Хороший-хороший. А о проклятье своём он тебе рассказал?
  -- Рассказал, - вздёрнула нос, но меня снова замутило. Я проглотила обильно набежавшую слюну. Вот чёрт! Не хватало еще, чтобы меня стошнило, тогда совсем финиш. - Так что не надо обижать эльфёныша. Он хороший. Он мне помог.
  -- Помог, - неожиданно легко согласился Элис, и сразу же добавил: - А к помощи еще и проклятьем одарил.
  -- Он ко мне не прикасался.
  -- Ну-ну. Слабый отпечаток на твоей ауре говорит об обратном, - покачал головой Элис. - Тираель достаточно силён, чтобы контролировать своё проклятье, но оно всегда находит лазейки, особенно если жертва находится достаточно близко от, - как ты его назвала, - эльфёныша. Тебе еще повезло, что ты ему понравилась, и Тираэль не хотел тебе навредить, иначе последствия были бы не безобидные.
  -- Лиана! - вспомнила я.
  -- Что? - переспросил Элис. - Лиана?
  -- Я засмотрелась на магистра в красной мантии и едва не упала. Тираэль удержал меня с помощью лианы.
  -- Поздравляю, - без огонька поздравил Элис, - ты выяснила, когда он к тебе прикоснулся. Теперь, думаю, будешь держаться от него подальше.
  -- Не буду. Он же не виноват.
  -- Все женщины дуры, - резюмировал маг очень тихо, так, чтобы я не услышала, но я услышала, и после такого заявления разговаривать мне с ним расхотелось.
   Всё вокруг продолжало кружиться. Я цеплялась за Элиса и поражалась его физической силе. По виду и не скажешь, а меня и сумку он держал не шатаясь. Шендар бы давно уже свалился от тяжести.
  -- Извини, я не знал, что в храме что-то пошло не так, - неожиданно выдал Элис, чем должен был поразить до глубины души, но не вышло.
  -- У меня всё не так, - пробурчала я и закрыла глаза.
   Однако Элис повёл себя не типично и поинтересовался:
  -- Кто на вас напал?
  -- Когда? - не поняла я.
  -- В портале.
  -- Огненный дух, - и ехидно поддела: - А тебе не сказали?
  -- Нам, - выделил Элис, - много чего не сказали. Шэндар до сих пор не в курсе, куда тебя унесли. Он, кстати, - если тебе интересно, - у стражей в допросной.
   Эта новость встряхнула меня и заставила сосредоточиться на словах мага.
  -- О, как! - удивлённо разлепила я веки. - И что он там делает?
   Элис фыркнул.
  -- Что делают в допросной?
  -- А...
  -- Правильно. Его допрашивают.
   Я нелепо захлопала глазами.
  -- З-зачем?
   Не то, чтобы я резко отупела, но было что-то неправильное в нашем разговоре. Элис не злился, не придирался и не обвинял меня, хотя было за что, и это было странным.
  -- Вы двое были под его личной ответственностью, - ответил маг, и я почувствовала, как мгновенно похолодела у меня спина.
  -- Как это под его ответственностью? Я что-то такого не помню.
  -- Я тоже, - сказал, как припечатал Элис. - И думаю, Шэндар тоже об этом не знал.
   У меня даже головокружение прекратилось.
  -- Это как?
  -- А так, - зло сощурился Элис. - Нас подставили.
   Я была в этом не совсем уверена, поэтому сказала:
  -- Мне кажется, ты преувеличиваешь.
   Элис раздраженно фыркнул. Скорей всего он знал больше, чем сказал, но делиться не собирался. Я не возражала. И так по уши в неприятностях, не хватало еще и с их проблемами разбираться. Должна же быть в этом мире хоть какая-то справедливость.
  -- Если нужны будут показания, я приду.
   Я нехотя отцепилась от мага, отмечая, что уже поздно и бредём мы практически в кромешной тьме, разве что впереди маячит тусклый свет фонаря, закрепленный на фасаде двухэтажного дома. Дом был не новый, но основательный, такой, о котором говорят: построено на века, не монументальный и не помпезный, но вполне себе приличный.
  -- С чего мне тебе верить?
   Я вздрогнула. Замечтавшись о тепле и уюте, я на мгновение выпала из реальности, забыв об Элисе.
  -- Шэндар мне нравится, - буркнула я грубовато, затем, посмотрев на мага, честно призналась: - В отличие от тебя.
   Странно, но Элис не разозлился. Его тонкие губы коснулась едва заметная улыбка, и он кивнул, словно принимая моё к нему отношение, или же ему было всё равно, так как квартирон добился того, чего хотел, в чём я не сомневалась, не зря же он завёл этот разговор.
  -- Мы пришли, - остановился он у кованых ворот, ведущих к тому-самому приглянувшемуся мне каменному дому. - Здесь живёт Магистр Артур Велдари Рэн.
  

Глава 5

Дом, милый дом.

   Элис снял с плеча сумку и поставил её у моих ног.
  -- Я пошёл.
  -- Куда?! - вырвалось у меня испуганное восклицание. - А я?!
  -- Ты на месте, - не проникся Элис. - Постучишь в дверь, скажешь, что по брачному распределению. Отдашь бланк-заявку.
  -- А ты?
  -- Я загляну к Шэндару. Порадую, что тебя мы тоже пристроили.
  -- Издеваешься?
  -- Нет. Тираэль откопал тебе отличный вариант. Наш был хуже.
  -- Насколько? - настороженно поинтересовалась я у мага. - Он тоже некромант?
  -- Нет. Скин - маг земли. Природник. Шэн с ним дружит.
   От меня не укрылось, что Элиса этот друг Шэндара чем-то его не устраивает, поэтому спросила:
  -- С ним что-то не так?
  -- Всё так, - отмахнулся Элис. - Кроме того, что животных он любит больше чем людей. У него сегодня третья попытка, но что-то я сильно сомневаюсь...
  -- Поэтому... - перебила я мага. - Поэтому ты так торопился? А до завтра ваш друг подождать не мог?
  -- Скин мне не друг, - скривился Элис. - А торопился, потому что нужно было срочно тебя к кому-нибудь пристроить.
  -- Зачем? Я бы и до завтра подождала.
  -- Где? - фыркнул Элис. - Ко мне в общежитие тебе бы не пустили. Шэндар в допросной, и к тому же женат. У меня денег только тебе на ночлежку.
   "Ночлежку?!" - мысленно опешила я. - "Да ни за какие коврижки"! Вслух же сказала непреклонное:
  -- Ни за что.
  -- Об этом я и подумал, - вздохнул Элис и махнул рукой в сторону дома. - Так что тебе повезло, иди, обустраивайся и жди завтра гостей.
  -- Каких гостей?
   Я подозрительно сощурилась на мага, хотя в темноте лица практически не видела, только смутные очертания.
  -- Своего куратора, - соизволил ответить Элис.
  -- Тогда до завтра.
   Элис заметно вздрогнул и вдруг сплюнул через левое плечо, что меня искренне удивило и умилило, хотя должно было возмутить, после чего серьёзно попросил:
  -- Не шути так.
   Я пожала плечами. Я не шутила. Если то, что говорил о ректоре эльфеныш правда, назначение Элиса моим куратором следует ожидать в первую очередь. И пусть маг всё еще тешит себя надеждой, что отвязался от проблемной возвращенки, моя интуиция говорила об обратном, и в то же время утешала, что хотя бы здесь сюрпризов у нас не будет.
   Я хотела спросить Элиса по поводу Оли, но оказалось, что маг ушёл.
  -- Очень мило, - пробурчала я себе под нос и нагнулась за сумкой. Накинув лямку на плечо, я встала и тут же скинула её, позволив сумке упасть: - Вот бли-ин. Мог бы хотя бы до двери донести.
   Но расстраиваться я не стала - дотащу. Взявшись за металлический вензель на воротах, я подергала взад-вперед, чтобы определиться в какую сторону они открываются. Ворота не шелохнулись, но по металлу потекла подозрительная зелёная субстанция. Она быстро скопилась вокруг моей руки, и мне бы сообразить отдёрнуть конечность, но я затормозила, и моя рука была схвачена огромной зелёной лапищей с чёрными когтями. Из ворот на уровне моих глаз выплыла клыкастая морда с витыми рогами и приятным баритоном вопросила:
  -- Кто?
  -- Жена, - пискнула я, испуганно замерев и выпучив глаза на просвечивающуюся изнутри зеленую морду.
   Морда чуток опешила и выдала не по протоколу:
  -- Чья?
  -- Артура, - вспомнила я имя мужа.
  -- Еще одна? - вытаращился на меня зеленомордый.
   Я озадаченно захлопала глазами.
  -- Почему еще? Я в списке одна. Вот.
   И я сунула зеленомордому под нос бланк-заявку. Тот поморщился. Руку не отпустил, но из ворот вытянулось сразу две когтистые лапы, и нагло отобрали у меня документ.
  -- Эй! - возмутилась я.
  -- Стой, - рыкнул на меня зеленомордый. - Или руку сломаю.
   Я посмотрела на лапу, которая держала мою руку, захватывая кисть и предплечье, и холодок пробежался у меня по спине.
  -- Не надо.
  -- Тогда не дёргайся.
   Расправив бумажку, зеленомордый углубился в чтение. Он долго водил глазами по строчкам, после чего ехидно усмехнулся, показав мне крупные изогнутые внутрь клыки:
  -- Ну, Отрава, влетит тебе от хозяина.
   Естественно я не поняла о чём он, а зеленомордый улыбнулся еще шире, от чего у меня чуть сердце не остановилось. Руку отпустили.
  -- Держи свою бумажку.
   Документ вложили в ладонь и похлопали сверху лапой. Ворота распахнулись.
  -- Проходи.
   Я потеряно посмотрела на зажатый в руке документ, затем на зеленую рогатую морду и сделала шаг в сторону, чтобы обойти её. Войдя в ворота, замерла, вспомнив о сумке.
  -- Иди. Я занесу, - понял моё замешательство зеленомордый.
   Тут же одна из лап сграбастала мои пожитки и исчезла.
  -- Спасибо, - пролепетала я.
  -- Вежливая, - уважительно покивал зеленомордый и тоже исчез, как и две другие лапы.
   Находясь под впечатлением, на негнущихся ногах, я добралась до двери, мысленно ругая того, кто додумался засыпать дорожку крупным щебнем. Все ноги исколола. Застыв у порога, я обернулась и посмотрела на ворота, пытаясь убедить себя, что всё хорошо, что зеленомордый всего лишь страж и к этому нужно просто привыкнуть. Глазами поискала кнопку звонка, но не нашла, зато нашла дверной молоток. Ничего необычного - крупный шарик на ножке. Постучала. Шарик издал громкий металлический звук. За спиной послышались шепотки. Говорили о какой-то нервной девице, которой не место в этом доме. Продолжая держать бланк в вытянутой руке, я едва не вывернула шею, пытаясь определить, кто эти шепчущие, даже повернулась корпусом, чтобы рассмотреть их.
   Я не услышала, как открылась дверь и вздрогнула от звука упавшего предмета. Резко дёрнувшись, я посмотрела туда и икнула. На пороге, согнувшись, стоял скелет в тапочках, пялился в мой бланк и безуспешно пытался найти на полу свою отпавшую челюсть.
  -- Здравствуйте, - упавшим голосом промолвила я. - Я думала вы моложе.
   С трудом найденная челюсть снова брякнула об пол.
  -- Простите, - искренне пожалела я хозяина дома. - Вам помочь?
   Пустые глазницы вспыхнули зелёным светом. Скелет все же поставил челюсть на место. В местах сочленений появились зеленоватые полупрозрачные связки.
  -- Якорь мне в глотку, - крякнул скелет. - Хозяина нет дома.
   Я облегчённо выдохнула, хотя сама начала догадываться, что скелет в тапочках, не Артур.
  -- Впустите меня, - увереннее потребовала я. - Я по брачному распределению. Я очень устала и продрогла. У меня был трудный день.
   Скелет нехотя потеснился, и мне удалось просочиться между ним и дверью. Но только я вошла, дверь за мной с грохотом закрылась.
  -- Откуда вы? - заговорил скелет.
  -- С Земли.
  -- Возвращенка?
  -- Да.
  -- Возвращенок у нас еще не было, - задумчиво пробормотал он и указал на арку, ведущую в тёмный коридор. - Проходите.
  -- Куда? - уточнила я, не желая заблудиться.
  -- Прямо и направо. В зале разожжён камин. Погрейтесь, а я позову Отраву.
  -- Кого, простите?
  -- Отрава и я прислуживаем магистру в доме, - терпеливо пояснил костлявый дворецкий. - Других слуг в доме нет.
  -- А, - кивнула я, и, не дожидаясь, пока скелет сообразит представиться, поспешила к источнику тепла.
   Как же я замёрзла! Проигнорировав кресло и табурет, уселась прямо на пол у камина, вытянув вперед руки. Хор-рошо-то как. Довольно зажмурившись, приготовилась насладиться теплом, но кто-то настойчиво позвал меня тихим:
  -- Пс-с. Пс-с! Ученица. Глаза открой.
   Я открыла, и не вздрогнула лишь от того, что уже дрожала. В большом растопленном камине почти во весь рост стояла моя призрачная знакомая и жестом показывала, чтобы я молчала.
  -- Слушай, - сверкнула она глазами.
   Я повернула голову и прислушалась. Где-то, не уверена где, беседовали скелет и Отрава.
  -- Хозяин будет в бешенстве, - первыми услышала я обречённые слова скелета.
  -- Брось, - легко отмахнулась таинственная Отрава. - Арти сам виноват. Нечего тянуть до последнего.
  -- Ты подделала документ!
  -- Подделала. И что? - не стала отпираться обладательница странного хрипловато-рычащего голоса. - Я ради него старалась. Штрафы Арти сейчас не нужны. Он и так на контроле.
  -- Из-за отца.
  -- Обглодыш, ты же не будешь всем это объяснять? Арти лучше не нарываться. К тому же, откуда мне было знать, что в последний момент он возьмёт и сам соизволит отправить заявку.
  -- Якорь мне в глотку, как тебе это удалось? Как?! Как твою подделку пропустили в комиссии?
  -- Как-как? Заплатила.
  -- Кому?!
  -- Есть там один, - не стала признаваться Отрава, и весело поддела костлявого дворецкого: - Не клацай челюстью, Обглодыш. Сам-то раньше, чем промышлял, напомнить?
  -- Не путай, я деньги делал, а не наоборот.
   Отрава начала злиться.
  -- Он наш хозяин, безмозглый ты череп!
  -- Мои мозги на месте. Одно дело решать мелкие вопросы с его поставщиками, другое подделать подпись на магически-защищённом бланке-заявке.
  -- Защита? Ха! Тьфу, а не защита там была.
   Послышался неприятный скрежет. Уж не зубов ли?!
  -- Наворотила ты дел, Отрава. Что нам теперь со второй женой делать?
  -- Поселим её в третьей гостевой. Через одну, чтобы с первой не поцапались.
  -- В дальней?! Тык, ты там год не убиралась, - встревожился костлявый дворецкий. - Там слой пыли с мою большую фалангу.
  -- А кому ей жаловаться? - пренебрежительно фыркнула Отрава. - Пришла нахлебничать, пусть сама и убирается.
   Н-да, уборка не моё любимое дело, но надо, так надо - уберу, тем более, что мне там жить.
  -- Неправильно это Отрава. Чувствую, достанется нам...
  -- Не стучи костями, Обглодыш. Обойдётся. Либо одну, либо обеих выпроводим до конца недели.
   "Это как?" - насторожилась я.
   Скелет задумался, громко скрипя зубами.
  -- Возвращенка не из пугливых.
  -- Так, что костей бояться, если ты про себя?! Она еще с остальными обитателями дома не познакомилась. Посмотрим на нее, когда она с Архаргарихом встретиться. Где эта шаперка?
   Я нахмурилась. По ходу меня только что обозвали курицей.
  -- В большой гостиной.
   Звуки стихли, а я с тревогой посмотрела на призрачную девицу, наблюдающую за мной из камина.
  -- Меня выгонят?
  -- У слуг нет на это права, - изящно махнула ручкой призрачная красавица и пристально посмотрела на меня, сурово сдвинув брови. - Поставь их на место. Сейчас ты хозяйка этого дома.
  -- Но...
  -- Пока Артур не опровергнет вторую заявку, вы обе его жены. К тому же, с чего ты решила, что твоя заявка поддельная?
  -- М-м, - протянула я. - С моим невезением...
  -- Забудь, - резко обрубила призрачная дева. - Это не невезение, это твоя защита.
  -- От чего?
   Как и ожидалось, прямого ответа я не получила.
  -- Скорее от кого, - причмокнула губами призрачная дева, покосила на арку, ведущую в коридор и начала стремительно таять: - Мне пора.
   Ни здрасти, ни до свидания. Пришла-ушла. И зачем только приходила - непонятно. Наставница, блин. С другой стороны, я теперь знаю, что благодаря Отраве, нас жён у магистра целых две штуки, и слуги хотят, по возможности, вытурить обеих из дома, но я-то хочу остаться, нравится мне здесь, уютно, как-то. Хотя и сижу на полу у камина.
   Я замерла в ожидании, но потом подумала, что сидя на полу, выгляжу слишком жалко, поэтому встала, оправила балахон, пальцами пригладила мокрую шевелюру, вздохнула и... застыла с открытым ртом, максимально вытаращив глаза на вошедшего в залу зеленого тролля. На первую в моей жизни живую особь этого вида: огромную, мускулистую, длинноухую и патлатую, одетую в растянутую вязаную безрукавку, широкую юбку из слоев как попало намотанных шкур и кожаные сандалии. К тому же особь выглядела крайне недружелюбно.
  -- Здра-сте, - прорычал она, сверкнув на меня маленькими чёрными глазками из-под тяжёлых нависших век.
  -- Здравствуйте, - на автомате поздоровалась я.
   Отрава рыкнула, подцепив кривым клыком верхнюю губу, прямо как мы нижнюю, когда разочарованы, что всё идёт не так как мы хотим с мысленным посылом: "Вот, блин, не получилось". Если она думала, что увидев её, я испугаюсь и убегу, то не на ту напала - зеленомордый был страшнее.
  -- Я новая жена хозяина этого дома. У меня был тяжёлый день. Мне нужно принять ванную и отдохнуть. Проводите меня в мою комнату.
   За спиной Отравы прошуршали шаги скелета.
  -- Так это... - начал говорить костлявый дворецкий, но Отрава загнала его обратно себе за спину.
  -- Идём, - рыкнула она.
   Заставлять ждать себя я не стала, и так повела себя по-хамски, однако поведение слуг тоже не было образцом для подражания. По лестнице, застеленной тёмно-зеленой ковровой дорожкой, мы поднялись на второй этаж. От широкого лестничного пролёта в разные стороны уходили два тёмных коридора. Из правого тянуло сыростью и пылью из левого теплом. Угадайте, в какой меня повели? Правильно. В правый. Похлопав в ладоши, Отрава вызвала три тусклых зелёных светлячка.
  -- Но Отрава..., - испуганно зашептал скелет.
  -- Р-р, - предостерегающе рыкнула на него троллиха.
   Широким жестом, Отрава указала мне на двери.
  -- Любая комната. Все свободны.
   Я окинула коридор настороженным взглядом: деревянные полы кем-то проломлены, краска на стенах облупилась, штукатурка белой перхотью осыпалась на изъеденный молью ковёр. Ощущение, что эту часть дома никто не посещал лет двадцать не меньше. Ни ремонта, ни уборки. Чтобы понять, что завели меня в нежилую половину этажа, не нужно было даже заглядывать внутрь комнат, достаточно было посмотреть в смеющиеся глаза Отравы. Она ждала истерику, жалобы и манерного закатывания глаз с последующим уходом из негостеприимного дома, но во мне взыграла гордость, и я неуверенно, но вступила на скрипучие половицы коридора. Пока шла к выбранной наугад двери, у меня невыносимо зудело между лопаток, так и подмывало почесаться, троллиха следила за каждым моим шагом.
  -- Эта, - показала я на дверь.
  -- Прекрасный выбор, - оскалилась Отрава и легко ступая, почти бесшумно подошла, и открыла дверь. - Прошу.
   Первыми в темноту влетели вызванные Отравой светляки. Войдя внутрь, я едва не чертыхнулась, выбранная на ночь, как мне казалось, комната оказались чьей-то заброшенной лабораторией. Большое пространство, высокие шкафы с покосившимися дверцами, открытые стеллажи, забитые книгами, круглые стойки с разнокалиберными колбами, и столы, разные: большие и маленькие; высокие и низкие; деревянные и железные; прямоугольные, квадратные и даже один в форме человеческого тела. Я с ужасом исследовала своё новое жилище, и Отрава, вошедшая следом, не преминула воспользоваться моим замешательством.
  -- Просторно. Пыли практически нет. До сих пор работает заклинание бывшего хозяина. Есть диван. Обглоданные кости принесёт вам одеяло и подушку. Камин, если хотите, можно растопить, - голосом прирождённо риелтора заворковала троллиха. - Но мне кажется, здесь и так тепло, - Отрава сентиментально вздохнула. - Магистр Анрой не скупился на бытовые заклинания, - подойдя к окну, троллиха отодвинула портьеру, открывая выход на террасу, украшенную витыми железными перилами: - Только посмотрите! Отсюда прекрасный вид на наше кладбище!
  -- Я остаюсь.
   Эти два слова дались мне с большим трудом, но я справилась. Костлявый дворецкий, всё это время стоящий у дверей, тихо застонал. Отрава так же бесшумно, что удивительно для её комплекции, подошла к нему и в полу-приказном тоне попросила:
  -- Обглодыш, принеси госпоже подушку и одеяло.
  -- Я хотела помыться, - напомнила я Отраве.
   Троллиха театрально всплеснула руками, зазвенев связкой ключей:
  -- Помыться? К сожалению, рабочая ванная только у хозяина в комнате. Без его разрешения впустить я вас туда не могу. Придётся подождать до утра.
   Я скрипнула зубами и посмотрела на дворецкого, тот приподнял плечевой пояс.
  -- Всё верно, госпожа Анна, с умыванием вам придётся подождать до утра. Хозяин должен был вернуться сегодня, но дела его задержали.
   Захотелось завизжать и заплакать, и не знаю чего больше, но я отвернулась, ища поддержки, как ни странно, в пейзаже за окном. Совсем стемнело, но тучи рассеялись, и вышла огромная зеленоватая "Луна", в её ярком свете стало возможно рассмотреть контуры каменных надгробий и чаш небольшого "домашнего" кладбища.
  -- Ужинать будете? - нехотя предложила Отрава.
  -- Нет, спасибо.
   Если не ошибаюсь, и еду в доме готовит Отрава, я лучше воздержусь. В сумке у меня есть пачка печенья, и термос с чаем, нужно только выяснить, куда зеленомодый унёс мою сумку. Я обернулась, чтобы спросить о нём, но в комнате уже никого не было, только под потолком кружились три магических светляка.
  -- Слуги, блин.
   Я устало закрыла глаза. Да, этот бой мной с треском проигран, но я всё еще в доме, значит, не всё потеряно. Я посмотрела на диван, на котором мне предстояло провести ночь: широкий, кожаный, с виду крепкий. Пожалуй, спать на нём будет удобно. Подойдя ближе, я провела пальцами по подлокотнику, потёрла - действительно чистый. С исследовательским интересом повторила процедуру почти со всем поверхностями, убеждаясь, что все они чистые - никакой пыли. Удивительно! Боже, я срочно хочу научиться этому заклинанию! Интересно, этому учат в школе, или это высший пилотаж?
   В дверь постучали. Я удивлённо приподняла брови. Пошла открывать. На пороге, заваленный ворохом желтоватой ткани, стоял скелет.
  -- Госпожа Анна, не могли бы вы подержать дверь, - я открыла дверь шире. - Да, вот так.
   Костлявый дворецкий прошуршал по полу мягкими тапочками и возложил на диван гору из одеяла и двух подушек. Чтобы избавиться от простыни, скелету снова понадобилась моя помощь.
  -- Проглоти меня кранш! - вскричал скелет, безуспешно дергая зацепившуюся за него ткань.
  -- Стойте, - Тяжёлый вздох вырвался у меня из груди. - Не рвите её. Я отцеплю.
   Подойдя к скелету, вытащила край простыни, застрявший у него между лопаткой и ребрами. Освободившись от простыни, Обглодыш посмотрел на меня светящимися призрачной зеленью пустыми глазницами. Показалось, что дворецкий смутился.
  -- Ваши вещи...
  -- Их принесут, - устало отмахнула я.
  -- Тогда приятных снов.
   Я усмехнулась, наблюдая, как скелет скованно идёт к двери. Он пару раз оборачивался, словно ждал, когда я сорвусь, но я молчала, всем своим видом выражая укор. И ни слова жалобы. Не дождётесь. Однако, когда скелет ушёл, меня всё-таки прорвало. Я села на диван и разревелась. Чтобы заглушить звуки, взяла подушку и уткнулась в нее лицом. Как же я устала!
  

***

  -- Эй! - кто-то осторожно потряс меня за плечо.
   Я подняла зарёванное лицо от подушки и закашлялась, подавившись воздухом. Светящаяся рогатая голова снова бестелесно висела в воздухе и хмурила кустистые брови, а когтистая рука-лапа трясла меня за плечо - это в мои "апартаменты" заявился зеленомордый.
  -- Ты плачешь? - удивился страж или кто он на самом деле.
  -- Как видишь, - хлюпнула я носом, вдохнула пыль с подушки и тут же громко чихнула.
   Зеленомордый поморщился и отпустил плечо. Он медленно крутанул головой на триста шестьдесят градусов и удивленно воскликнул:
  -- Лаборатория Анроя?! - и сурово посмотрел на меня. - Как ты сюда попала?
  -- Меня сюда поселили, - пожаловалась я.
  -- Отрава, - покачал головой зеленомордый. - Совсем от рук отбилась. Пойдём, я твои вещи к Артуру отнёс.
  -- Но она сказала...
  -- Догадываюсь, что она сказала, - фыркнул бестелесный носильщик. - Идём.
   Я потянулась за подушкой, но зеленомордый остановил:
  -- Оставь. Утром разбужу, и ты вернёшься в лабораторию. Пусть Артур разбирается, почему его жён селят в закрытых для них помещениях, - и снова свёл брови на вдавленной переносице. - Ты ведь ничего здесь не трогала?
  -- Только пыль на столах проверила, - пискнула я, чувствуя, что зеленомордый не шутит и лучше мне здесь ничего не трогать.
   Зеленомордый меня не понял.
  -- Что ты сделала?
  -- Пыль, - повторила я. - Здесь совсем нет пыли.
   Голова посмотрела на то, как я вожу по обивке дивана, и скривила озадаченную морду.
  -- И, что? Нет и нет.
  -- Ладно, - не стала я вдаваться в подробности моего отношения к грязи и пыли. - Пойдём. Я ничего здесь не трогала.
   Как ни странно, зеленомордый мне поверил, и мы вышли из лаборатории под его тихое бормотание:
  -- Ты не злись на Отраву. Она искренне любит Артура. Наш хозяин как-то спас её семью от обезумевшей толпы, которой управлял свихнувшийся маг воздуха, и она поклялась ему в вечной верности. Он для нее как младший брат.
  -- Сохрани Бог от такой сестрички, - проворчала я, надеясь, что зеленомордый меня не услышит. Услышал.
  -- Ты не права. Это Артур позволял Отраве слишком многое, отсюда и её уверенность, что ей всё сойдёт с рук, - морда расплылась в жуткой клыкастой улыбке. - Но не в этот раз. Моё демоническое чутьё не обманешь.
   Я внимательно посмотрела на светящуюся лохматую морду с витыми рогами.
  -- Ты случайно не Арх... Арха..., - начала было произносить я его имя, но запнулась.
  -- Архаргарих, - еще шире растянул губы демон. - Да, это я. Они обо мне говорили?
  -- Упоминали, - кивнула, смотря в сторону. Не признаваться же, что я подслушала разговор Отравы и скелета?
  -- Пугали? - понизив голос и растягивая гласные, поинтересовался демон.
  -- Что? - вздрогнула я, когда четыре лапы материализовались из воздуха и схватили меня за плечи. - Нет, еще нет.
  -- Я мог бы тебя напугать....
   Темнота вокруг нас загустилась, став чёрной и непроглядной, а из нее начали появляться жуткие рожи, руки с когтями, щупальца и разинутые пасти.
  -- Не надо, - попросила я писклявым голосом, стараясь не смотреть на то, что еще вылезает из густой, как патока темноты. У меня прямо де жа вю с этим демоном.
  -- Не буду, - легко согласился зеленомордый и жуткая чернота рассеялась.
   Я выдохнула, чтобы тут же вздрогнуть от скрипа открывающейся двери.
  -- Пришли.
   Лапы потянули меня внутрь. За дверью меня ждала классическая мужская комната: мощная деревянная мебель, широкая кровать, стол обтянутый зелёным суком, камин и пушистый ковёр. В комнате недавно топили. Тепло приятно обволакивало и тянуло упасть на кровать и забыться сном. Но не в этих чёрных тряпках. Нужно обязательно переодеться.
  -- Твоя сумка, - еще одна рука (да, сколько у него их?!) выплыла из-ниоткуда и указала мне на нее. Сумка лежала на ковре у кровати.
   Я подбежала к ней и, первым делом, вытряхнула из нее всё, что мешало добраться до печенья и термоса с чаем. И только выпив половину, и съев пол пачки сдобного печенья, предложила зеленомордому Арху:
  -- Будешь?
   Когтистые лапы тут же сложились ковшиком перед моим носом, - благо только две. Я щедро отсыпала в них печенья.
  -- Неплохо, - захрустел угощением демон. - Сама готовила?
  -- Нет, это покупное.
  -- Повторить сможешь?
   Я покосилась на пачку печенья, точнее на состав. Что-то подобное я уже готовила, и если убрать из списка все консерванты, то можно попробовать.
  -- Не знаю, что получится. Я еще плохо разбираюсь в вашей кухне.
  -- Начни разбираться, - непререкаемо порекомендовал демон. - Артур любит сладости. Ему понравится.
   В пачке осталось всего три сиротливые печенюшки. Что ж придётся оставить. Даже если это мизерный шанс остаться в этом доме, я им воспользуюсь.
  -- Уборная здесь, - рука потянула за ручку двери, открывая вид на немаленькую комнатку с ванной и туалетом.
   Войдя туда, я отметила, что, несмотря на то, что и унитаз и ванная, скорей всего, образца конца девятнадцатого века, всё отменно работает. У унитаза есть сливной бачок, в ванной смеситель. Нет душа, зато есть забавный шланг с душевой насадкой. Неплохо, я ждала чего-то похуже.
  -- Прости, - замялась я, - но мне нужно принять ванную.
  -- Понял. Исчезаю, - усмехнулся Арх. - Долго не плескайся. Утром разбужу рано и верну тебя в лабораторию.
  -- Арх.
  -- Что? - демон наклонил голову.
  -- Спасибо.
   Демон фыркнул.
  -- Вот глупышка.
   И исчез сразу со всеми руками. Уф. Надеюсь, подсматривать он не станет.
  

***

   Ой, кажется, я заснула! Нет, не кажется! Я на самом деле заснула! Вода давно остыла, а я сижу в ней по грудь и громко клацаю зубами. Надо встать и пойти в комнату, а меня разморило. Хорошо погрелась, еще подумала, что надо выходить и на этой мысли вырубилась. Теперь всё тело ноет и болит шея. Выбравшись из ванной, замоталась в огромное махровое полотенце и поковыляла в комнату. Светляки полетели следом. Удобно.
   Подойдя к зеркалу, повертелась перед ним то так, то этак. Пальцем поманила светляков и пригляделась к лицу. Жу-уть! Бледная, с тёмными кругами под глазами, впалыми щеками и остекленевшим взглядом. Спать, срочно спать. Интересно, что там с моей спиной? Спустив полотенце, повернулась боком. Выгибая шею, увидела тень за окном. Кстати оказалось, что окна в комнате магистра также смотрят на кладбище, и есть выход на террасу. Дернувшись, я повернулась лицом к открытому балкону, где в свете зеленоватой "Луны", стоял кто-то в тёмном плаще и смотрел на меня. И тут я оценила первый и жирный плюс моей пробудившейся Силы. Будь я обычной девушкой, заверещала бы и только, даже убежать бы не смогла - не сильна я в этом. Но я магичка, поэтому кроме визга, во взломщика полетело еще и пять огненных шаров. А я ведь даже рукой не махнула!
   Незнакомец отреагировал странно. Он начал медленно отступать. С непростительной лёгкостью справляясь с моими шарами, он гасил их один за другим, но не рассчитал и перегнулся через перила.
  -- А-а! Бездна меня задери! - прокричал он, не успевая зацепиться, и грохнулся вниз.
   С сильным запозданием, в голову закралась мысль: а не магистр ли это? Вернулся домой, решил не будить слуг и поднялся к себе через террасу.
  -- Вот чёрт! - схватилась я за края полотенца. - А если я его убила? Магистр?!
   Я выбежала на террасу в чём есть, то есть в полотенце, - запахнутом, конечно, и обеспокоенно посмотрела вниз. Нашла его распластанным на растущих внизу кустах. Ну, слава Богу!
  -- Магистр! - позвала я. - Магистр Артур? Это вы?
  -- Утром был я, - простонал мужчина. - Сейчас не знаю. Бездна! Просил же костлявого не сажать колючки!
  -- Подождите! - подтянула я края полотенца. - Я сейчас к вам спущусь.
  -- Добить что ли? - кряхтя, перевернулся магистр на бок и, найдя точку опоры, что-то пробормотал и резко оттолкнулся. Тут же тело магистра обвили зеленые ленты, которые перенесли его на дорожку и поддержали, не позволив упасть, когда он подвернул ногу.
  -- Нет, что вы! Я же не специально! - жалостливо захныкала я, пытаясь вызвать у мужчины хоть каплю сострадания к глупой женщине.
   Ленты всё еще кружились вокруг магистра, и когда он поднял голову, я ахнула:
  -- Кошмар!
  -- Где? - не понял мой некромант.
  -- Ты - Кошмар.
   Мои губы растянулись в счастливой улыбке. Нашла! Я нашла его! Мужчина нахмурился, втянул носом воздух и глаза его засветились:
  -- Сладенькая, ты, что ли?!
   Я обрадованно закивала головой.
  -- Я!
   Но если я и надеялась, что Артур тоже обрадуется, то ошиблась. Его лицо стало серьезным, и он сердитым голосом велел:
  -- Марш в комнату. Я сейчас поднимусь.
   Если сказать, что я расстроилась, то значит, ничего не сказать, я обиделась, и гордо вздёрнув подбородок, пошлёпала обратно в комнату. Чёрствый чурбан. А я так была рада его видеть.
   Он ворвался в комнату через минут десять, неся что-то в руках и ругаясь на бесполезную прислугу. Увидев, что я все еще стою и жду его, от обиды забыв переодеться, глаза Кошмара вспыхнули:
  -- Сладенькая, ты чего застыла?
  -- Тебя жду, - буркнула я.
   Брови магистра удивлённо приподнялись, он посмотрел на раскиданные по ковру вещи и вдруг начал пятиться к двери.
  -- Понял - не вовремя. Подожду за дверью. Переодевайся быстрее.
   Я ошарашенно захлопала глазами, когда магистр, почти не глядя на меня, вышел и закрыл за собой дверь. Вот это воспитание. Тогда, что было на кладбище? Яд? Ладно, разберёмся. Всё еще сердитая, я вытащила из сумки простое бельё и классическую пижаму колокол с завязками у горла - мама рекомендовала, посмотрела на себя в зеркало, подумала и натянула сверху чёрный балахон. Я готова.
  -- Я готова!
   Дверь открылась, и магистр заглянул, прежде чем войти, но двигался так, словно шёл по минному полю, потому, что кроме поленьев, он пытался нести еще и поднос с чайным сервизом. И когда только успел?!
  -- Артур! - ахнула я, когда поднос наклонился, и я поспешила ему помочь.
  -- Фу-ф, - выдохнул он облегчённо, когда я поддержала поднос снизу. - Забери его у меня. Не нашёл тележку. Отрава опять куда-то её запрятала.
  -- Отпусти, я донесу.
   Магистр кивнул, но придерживал за край до последнего. Тут его взгляд упал на мой наряд.
  -- Это что? - спросил он сиплым голосом.
   Я сделала вид, что не поняла.
  -- О чём ты?
  -- Что на тебе надето?
  -- Неприлично спрашивать подобное у девушки.
  -- Я серьёзно.
  -- Я тоже.
   Несколько секунд мы молча буравили друг друга взглядами. О чём-то подумав, Кошмар отступил первым.
  -- Хорошо. Я разведу огонь, а ты разлей чай по чашкам и мы поговорим.
   И таким тоном это было сказано, что я тут же устыдилась своего поведения. Коротко кивнула и отвернулась к столу, где мне встретилось еще одно чудо. В руках высокий чайник на ножках был совсем холодным, но напиток в чашки наливался с дымком и был горячим. Чай пах травами.
   Когда в камине весело затрещали веточки, Артур присоединился ко мне за его письменным столом. Я подвинула ему чашку с блюдцем, вспомнила про печенье и встала, чтобы принести его. Магистр перехватил моё запястье. От его прикосновения у меня по коже побежали мурашки.
  -- Куда ты?
  -- Чай без сладкого невкусный, - сморщила я носик.
  -- Да, наверное, - неуверенно пробормотал магистр и с тоской посмотрел на чай.
   Я подошла к сумке и достала смятую пачку печенья.
  -- У меня есть печенье. Будешь?
   В глазах Артура мелькнула искренняя радость, которую он быстро подавил, мол, не солидно взрослому мужчине радоваться печенькам. Поздно, я это видела. Выложив три оставшиеся печенюшки на блюдце, я поставила его рядом с Артуром.
  -- Приятного аппетита, - вспомнила я о хороших манерах.
   На вопросительный взгляд я только улыбнулась:
  -- Я поела. Много сладкого вредно, - и отпила из чашки. М-м, очень приятный вкусовой букет.
   Пока смаковала чай, я украдкой поглядывала на мужчину. Магистр выглядел уставшим, но приятно удивлённым. В чёрной мантии, распахнутой на груди рубашке, чёрных брюках и тапочках, попивающий чай с печеньками, Кошмар смотрелся очень мило, по-домашнему. Он тоже кидал взгляды в мою сторону, так что молчание наше длилось недолго.
  -- Как же зовут мою прекрасную гостью?
   Я улыбнулась. Приятно побыть прекрасной, пусть даже на словах. Сама-то я знаю, как выгляжу.
  -- Я не гостья, - кокетливо потупила глазки, - и зовут меня Аня.
  -- Не гостья? - тёмные брови удивлённо приподнялись.
   Лёгкий вздох сорвался с моих губ. Вот и настал момент истины.
  -- Нет. Я твоя жена.
   О-о, скажи я такое мужчине из своего мира, в смысле в котором я родилась, у того бы случился инфаркт миокарда, а магистр обрадовался. Искренне, словно я ему самый желанный подарок подарила.
  -- Жена? - выдохнул Артур и глаза у него засветились.
   Ну, да, мне бы промолчать и насладиться моментом, но я из тех, кто тянуть не любит, поэтому сказала "А", скажу и "Б".
  -- Вторая, - кивнула я.
   Артур поперхнулся. Выпучив на меня глаза, он закашлялся. Я спешно вскочила, и похлопал его по спине.
  -- Кх.. Как вторая? - отдышавшись и запив застрявшие в горле крошки чаем, прохрипел магистр.
   Давясь смешком, я села на место.
  -- Ну, как? - театрально пожала плечиком. - Ты же жаловался, что выбрать не из кого, вот тебе сразу двух и направили.
   Глаза Кошмара стали еще круглее. Я выдержала паузу, за время которой лицо Кошмарика стало совсем несчастным.
  -- Шучу, - сдалась я. - В смысле, я действительно твоя вторая жена, но специально к тебе никого не направляли.
   Магистр прикрыл глаза, вокруг его правой руки засветилась зеленоватая дымка, он сделал взмах, делая быстрый жест и дымка исчезла, чтобы через мгновение вернуться сразу с двумя бланками.
  -- О! Здорово! - обрадовалась я, а, увидев непонимание в его взгляде, смущенно добавила: - Я уже собиралась его искать.
   Убрав чашку, Артур расправил бланки перед собой и внимательно на них посмотрел. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что к чему, и застонать в голос:
  -- Отрава.
   Неожиданно от одного из бланков отделился полупрозрачный лист и лёг поверх документов, быстро становясь материальным. Артур взял его в руки, и углубился в чтение, а дочитав, обречённо и тяжело вздохнул:
  -- Так и знал.
  -- Что там? - робко поинтересовалась я.
  -- От нее не избавишься, - поморщился Артур. - Не до конца договорного года.
   Мои губы задрожали.
  -- Мне... Мне придётся уйти?
  -- Что ты такое говоришь?! - встрепенулся Кошмар и очень по-собственнически заявил: - Ты остаёшься здесь! Со мной.
  -- Но если мой бланк поддельный...
   Артур внимательно посмотрел на меня и совершенно неприлично хохотнул, отводя взгляд. Я что-то не так сказала?
  -- Всё с твоим бланком в порядке.
  -- Значит с её...
  -- С её тоже. Хотя его и оформляла Отрава.
  -- Но как же?
   Глаза Кошмара стали светиться почти так же, как и в первый день, точнее ночь нашего знакомства.
  -- Их подписали, - улыбка Артура приобрела торжественно-мрачные черты. - Оба. Пусть сами и разбираются.
   По этому поводу у меня были некоторые сомнения, но предложить что-то дельное я пока не могла, поэтому промолчала. Кошмар моргнул, и его глаза снова стали нормальными - серо-зелёными. Улыбка смягчилась, став ласковой.
  -- Что сделано, то сделано. Тебе не стоит об этом переживать, - магистр наклонился и взял мои руки в свои большие ладони. - Я разберусь. Лучше расскажи мне, почему на тебе гостевая мантия храма Смерти?
  -- Это долгая история, - скривилась я.
   Во взгляде и голосе магистра я отметила несгибаемую решимость, которая не давала шансов отмолчаться, всё равно узнает, о чём и говорило его насмешливое:
  -- А я никуда и не тороплюсь.
   Смирившись, рассказала магистру о моих злоключениях. Артур слушал молча, почти не шевелясь и смотря в одну точку, только на особо ярких моментах чуть сильнее сжимая мои руки.
  -- ... Арх привёл меня сюда, вот так я и оказалась в твоей комнате, остальное ты знаешь, - закончила я свой рассказ.
  -- Встань, пожалуйста, - попросил меня магистр.
   Я встала. Артур тоже встал и отвёл меня на середину комнаты, отпустил руки и сделал шаг назад.
  -- Повернись.
   Повернулась. Зеленоватый туман окутал меня с ног до головы.
  -- Артур?
  -- Всё хорошо. Постой так. Не шевелись.
  -- Хорошо. Но что происходит?
  -- Ищу разрывы. Это то, о чём Табейн всегда забывает. Твоя душа слишком долго находилась вне тела. Потерпи. Еще немного.
   Пожав плечами, я продолжила стоять. Единственный вопрос крутился в моей голове: "Почему не лицом?"
  -- Всё, можешь сесть.
   Я повернулась к Артуру, и тут же охнула, так сильно закружилась у меня голова. Кошмар нахмурился.
  -- Лучше ложись спать. Ты едва стоишь на ногах.
   Взгляд на постель. Заманчиво. Магистр совершенно бесшумно подошёл ко мне сзади и провёл рукой по спине, от чего я сдавленно охнула.
  -- Ложись, - соблазнительно прошептал он.
   Я смутилась.
  -- А ты?
   Признаюсь честно, я не была готова познать радости супружеской жизни. Не сегодня. Мне бы отдохнуть, выспаться, привести себя в порядок. Словно прочитав мои мысли, Артур, наклонившись и прижавшись щекой к щеке, со смешком сообщил:
  -- Посплю в лаборатории.
  

***

   Из сна меня вырвал жуткий грохот, сопровождаемый лязгом железа и визгливым:
  -- Что ты де-елаешь? Отпусти-и! Это мои-и вещи!
   Сев в постели, я на секунду задумалась, где я, и как здесь оказалась. Вспомнила, что ночью вернулся магистр, и с запозданием смутилась. Он видел меня голой. Тряхнула головой. Нашла о чём переживать. Но как я оказалась в постели?
  -- Уберу и верну обратно, - прогремело с той стороны двери.
  -- Я не желаю, чтобы ты убирала в моей комнате! Убери свои гря... зелёные ручищи! Нет! Нет! Не смей! Это же эльфийский шё-олк! - долгий протяжный стон. - Ты! Ты! Неотёсанная...
  -- Р-р.
   Нет, я так от любопытства лопну! Надо посмотреть, что там происходит. Встав с постели, стараясь не шуметь, я на носочках пошла к двери, мимоходом глянув в зеркало. Было уже достаточно светло, так что рассмотреть красное пятно на щеке не составило труда.
  -- Вот, блин, - прошептала я, прикоснувшись к зудящей щеке. За ночь раздражение набрало обороты.
   Надеюсь, мне удастся убедить Артура сбрить бороду. Она, конечно, ему идёт и всё такое, но моё лицо!
  -- Отрава, а ты уверена, что хозяин приказал начать уборку дома именно с этой комнаты? - деликатно поинтересовался костлявый дворецкий.
  -- Уверена, - рыкнула троллиха и в коридоре послышался очередной взвизг.
  -- Моя мантия! Моя косметика! Не трогай мою косметику!
  -- А-а-пчхи!
  -- И-и-и! Моя сверх лёгкая пудра! Ты... Ты...Чудовище!
   Оправив ночную рубашку, я выглянула в коридор.
  -- Доброе утро! Что здесь происходит? - спросила у стоящего рядом скелета.
   Дворецкий вздрогнул и если бы мог удивленно уставился на меня, а так как мимически выразить удивление он не мог, то просто уставился.
  -- Якорь мне в глотку, - заговорил дворецкий. - Доброе утро!
  -- Доброе, - подавила я смешок. - Так что происходит?
  -- Генеральная уборка. Приказано прибраться во всех комнатах дома, - и тихо, словно по секрету: - Хозяин вернулся.
  -- А-а! - так же тихо протянула я и посмотрела в сторону, откуда послышался очередной неблагозвучный взвизг.
   Дверь в комнату, находящуюся напротив и в метре от хозяйской, была распахнута и в проёме стояла невысокая взъерошенная девица, вокруг которой по спирали кружились прозрачные шарики. Сутулая, тощая и нескладная, она мне напомнила Олю, разве что постарше лет на семь.
  -- Кто она? - поинтересовалась я у скелета.
   Дворецкий замялся. Он клацнул челюстью, но ответить ему не дал её до дрожи отчаянный визг:
  -- Не-ет! Не-ет! Отдай! - и девица попыталась отобрать у невозмутимой Отравы что-то, что она держала в руках.
   Секунды две они тянули это из стороны в сторону, пока девица не воспользовалась магией и не натравила шарики на Отраву. Троллиха разжала пальцы, и девица, продолжая тянуть, отлетела к противоположной стене. Бумажки красивым веером разлетелись в разные стороны.
   Мы со скелетом подошли ближе и подняли по одной штуке. Это оказались зарисовки. Очень качественные, я бы даже сказала профессиональные. На всех них был изображён один единственный мужчина. Эльф. И если на своём рисунке я его не узнала, то на том, что держал скелет, узнала сразу. Я удивлённо приподняла брови и посмотрела на рисунок в своих руках.
  -- Ректор?
   Расслабленный и улыбающийся эльф казался совсем другим, не грубым и язвительным, а добрым и понимающим, именно таким, каким хотелось бы видеть его всем влюблённым в него девицам. Но мне импонировал рисунок, где он настоящий: щурит свои нереальные пронзительные глаза и поджимает тонкие губы, такой, какой есть, без налёта романтической дури.
  -- Отдай! - тут же вскочила девица.
  -- Это же ректор Аеллир. Да?
  -- Отдай сейчас же!
   Девица нервно вырвала рисунок из моих рук и посмотрела на меня сердитыми глазами. Спутанные тёмные волосы распределились по плечам и из-под них выглянули кончики заострённых ушей.
  -- Зашибись, - вырвалось у меня невольно.
  -- Ты и зашибись, - вздёрнула она точёный подбородок. - Кто ты такая?
   Девчонка вела себя вызывающе. Мне это не понравилось.
  -- А сама кто?
  -- Я-а?! Я хозяйка этого дома!
   Опускаться до её уровня мне не хотелось, поэтому я тихо ответила.
  -- Я тоже.
  -- Это невозможно, - категорично заявила она, и я бы с ней согласилась, если бы...
  -- Анна, Самайя, - позвали нас с лестницы. - Вы проснулись? Доброе утро!
  -- Доброе утро! - улыбнулась я, идущему к нам мужчине.
   В чёрной рубашке, брюках и домашних тапочках, при свете дня Артур окончательно растерял свой кошмарный флёр и стал похож на обычного мага. Выше среднего роста, бородатый и улыбчивый, он шёл к нам на встречу, а я не знала, куда себя деть. Вот хоть под пол проваливайся, опять встречаю магистра в непотребном виде.
  -- Ты! - тут же накинулась на магистра странная девица. - Это всё ты виноват!
  -- И тебе доброе утро, - как ребёнка потрепал он её по голове, отстраняя от себя, чтобы не начала драться.
  -- Эй! - возмутилась девица. - Я твоя жена, а не домашний питомец!
   На это заявление Артур только мягко усмехнулся, продолжая смотреть мне в глаза, от чего моим щекам стало еще жарче. Почему он так на меня смотрит?
  -- Хозяин, - поклонился магистру скелет.
  -- Арти, - потупилась Отрава.
  -- Отрава, - посмотрел он на нее.
   Троллиха ссутулилась и сделала жалобное лицо.
  -- Я это... убираюсь. Как ты и приказал.
  -- Я вижу, - голос у Артура был тихим, но взгляд, брошенный, на внушительную гору ткани на полу, - не предвещал Отраве ничего хорошего. - Займись другой комнатой. Позже поговорим.
   Похоже, Артур не из тех, кто любит орать на публику. Но, признаюсь, у меня от его такого тихого и предельно мягкого голоса мурашки побежали по коже. Строем и в одном направлении. Подальше отсюда. Магистр же, вернув тону теплоту, а взгляду живость, попросил дворецкого:
  -- Когда девушки оденутся, проводи их на кухню. Мы все втроём поедим там.
  -- Но...
  -- Нет времени, - озабочено покачал головой магистр и, улыбнувшись нам, удалился, оставив нас недоумевать, что это было.
   Тем не менее, страсти на время поулеглись, и мы с девицей, делано игнорируя друг друга, разошлись по комнатам - одеваться.
  

Глава 6

Огонь и вода.

   Вышли мы практически одновременно: я в своём просторном льняном платье в пол, кожаной жилетке и ботинках, девица же в платье цвета незабудок, над которым, как я полагаю, Отрава успела поглумиться, превратив дорогой наряд в модельно-пожамканый кусок "не пойми чего".
  -- Дамы, - поклонился нам костлявый дворецкий, - прошу, идите за мной.
   Всю дорогу до кухни я недоумевала, зачем она одела это платье, если оно мятое, но вскоре поняла:
  -- Посмотри! Посмотри, что твоя прислуга сделала с моим платьем! - с порога начала жаловаться девица, только мы вошли в просторное помещение, в котором совместились кухня и небольшая столовая для слуг: - Это эльфийский шёлк! Настоящий эльфийский шёлк! Мой папа...
  -- Самайя, - поднялся из-за стола Артур, и, кивнув скелету, указал ей на место за столом: - Присаживайся.
   Ага, как же. Девицу уже понесло:
  -- Если твоя прислуга готовит, так же как и убирается, я...
  -- Самайя.
   Нет, магистр голоса не повысил, но в кухне стало неуютно. Что-то изменилось. Откуда-то потянуло холодом. Я посмотрела по сторонам, чтобы понять, откуда дует, но ни открытого окна, ни холодильника не увидела, только ощущение, что мы стоим на продуваемом всеми ветрами утёсе.
   Самайя задёргалась, так же как и я, ища причину внезапного похолодания, но, в отличие от меня, в её глазах плескался страх. Девушка точно знала, чего боится, но я этого не знала, потому решила вмешаться.
  -- А-а... Может, мы поговорим после того, как поедим? - предложила я, огибая девицу и садясь по левую руку от Артура, который выбрал место во главе стола, как и положено хозяину дома.
   Мой выбор был сделан осознанно, им я показала, что принимаю своё положение и готова его слушать. Именно в этот момент поймала себя на мысли, что благодарна Отраве. За всё: и за бланк-заявку, и за нелюбовь к жёнам хозяина. Смотря на Самайю, я понимала, что характер у меня тоже не сахар, и в чём-то даже хуже, но показывать свой дурной нрав я не собиралась. Не сейчас. Не при Артуре. Слишком много неясностей скопилось за эти несколько дней, что в первую очередь лучше заняться самообразованием.
   Самайя тоже для себя что-то решила, и заняла место по правую руку. Дворецкий подал суп, на который я посмотрела с недоумением. Суп по утрам? Артур кашлянул, заглушив смешок. Оказалось, я спросила это вслух.
  -- Сейчас время обеда, - пояснил Артур. - Завтрак вы проспали.
  -- Как обед?! - воскликнула Самайя.
  -- Обед? - вытаращилась я на магистра.
  -- Два часа дня, - безмятежно улыбнулся магистр. - Обед. Кушайте.
   Раскосые глаза Самайи стали круглыми.
  -- Водный бог, я опоздала на занятия!
  -- Ко мне должен был прийти куратор! - вторила я ей.
  -- Кушайте, - в своей непробиваемой манере повторил магистр: - После поговорим.
   Впервые переглянувшись, мы с Самайей принялись за еду. На второе нам подали отварное мясо на кости. Артур ел с аппетитом, мы же ковыряли в тарелках, пока Самайя не издала этот противный звук:
  -- И-и! Кто-то трогает меня под столом!
   Я озадаченно посмотрела на девицу, потом на Артура, которого сейчас мало что волновало, разве что стремительно убывающее содержимое своей тарелки. Решив убедиться, я наклонилась и осторожно приподняла льняную скатерть, ожидая увидеть всё что угодно, вплоть до руки зеленомордого, но то, что мне открылось, вызвало непреодолимое желание тут же выскочить из-за стола.
  -- Артур, - пискляво позвала я магистра. - Там.
   И показала пальцем на стол. Не торопясь мужчина промокнул губы и бороду салфеткой, вздохнул и только после этого полез выяснять, что нас потревожило.
  -- Обглоданный, - раздался его голос из-под стола, - сколько раз просил не впускай в дом умертвие.
  -- Простите, хозяин, - тут же залебезил костлявый дворецкий. - Я, наверное, неплотно закрыл дверь, вот он и пробрался.
  -- У-умертвие, - надрывно произнесла девица, побледнела, и, закатив глазки, откинулась назад. Не подхвати обмякшее тело дворецкий, грохнулась бы на пол. Уж головой бы точно треснулась.
   Я же постаралась не шевелиться, но вскоре любопытство пересилило, и, приподняв скатерть, я заглянула под стол. Там магистр терпеливо уговаривал жуткое нечто уйти на кладбище.
  -- Артур? - позвала я.
  -- Всё хорошо. Он сейчас уйдёт, - Магистр кивком дал понять, что услышал меня и снова заговорил с изувеченным телом, от вида которого меня передернуло от отвращения и жалости. - Верно? Ты же уйдёшь? Ты помнишь наш договор? Кладбище твоё. В доме тебе не место. Давай. Вылезай отсюда.
   Артур выбрался из-под стола, встал и сердито посмотрел на скатерть, за которой пряталось упрямое умертвие. Оно по-собачьи водило сплюснутым носом из стороны в сторону и переминалось с одной крепкой мужской руки на изящную женскую, что моя рука непроизвольно дернулась к тарелке.
  -- Не бойся, он тебя не тронет, - не совсем верно истолковал мой жест магистр.
  -- Пока ты здесь, - рассудила я, и, взяв кость в руки, потрясла ей перед умертвием. - Хочешь косточку?
   Умертвие устремило на меня взгляд остекленевших глаз. Перекошенная, словно слепленная из нескольких лиц маска смерти заставила меня похолодеть от ужаса. Артур обошёл стол и встал у меня за спиной.
  -- Глупышка, - положил он мне руки на плечи, от чего сразу стало спокойнее. - Оно не питается плотью.
  -- Точно? - Я медленно поводила косточкой перед носом умертвия и мёртвое чудище, подобравшись, словно воспитанный пёс, с тоской проследило за её полётом. - Мне кажется, косточка ему интересна.
  -- Умертвие не ест, - вздохнул Артур, наклонившись к моему уху. - Оно питается энергией кладбища. Чем больше кладбище, тем сильнее умертвие.
   Говорят спонтанные поступки самые верные, так как идут прямо от сердца, поэтому я не задумываясь, предложила:
  -- Захороним косточку?
   Артур закашлялся, но быстро взял себя в руки, сжал пальцы и потянул меня вверх, заставляя встать из-за стола.
  -- Давай попробуем, - продолжил интимно нашёптывать магистр мне на ухо. - Не хочу сейчас их уничтожать. Самое мирно умертвие, которое я только встречал. Жаль будет отправлять их в бездну.
  -- Их?
  -- В нём пять тел и четыре души.
   Я посмотрела на умертвие и меня передёрнуло. Сомнения закрались в голову. Правильно ли я поступаю? Даже смотреть на это мёртвое-живое тело было страшно. А еще противно. Но другого выхода для себя я не видела. Дыша через раз, я боролась с собой и с бунтующим желудком. Я справлюсь. Я должна справиться.
   Мы с магистром начали медленно отходить от стола. Артур успокаивающе держал меня за плечи, я держала косточку, а умертвие, как загипнотизированное, шло следом за нами. Так мы покинули кухню, коридор и через чёрный ход вышли на кладбище. Только на секунду я отвлеклась, когда Артур плечом открывал нам дверь - дверь была приоткрыта.
  -- Артур.
  -- Я заметил.
   На своей территории умертвие почувствовало себя увереннее. Я недовольно сморщилась. На улице снова шёл дождь. Мы остановились, и Артур неопределенно указал на участок земли.
  -- Воткни.
  -- Куда?
  -- Прямо в землю.
   Я сделала, как он сказал и у меня на глазах косточка втянулся в земляной холмик. Умертвие заурчало, посмотрело на меня мёртвыми глазами и ушло куда-то на окраину.
  -- Получилось, - выдохнула я и сразу ослабела.
   Если бы не сильные руки магистра, я бы упала. Меня мутило, потряхивало и тянуло опустошить желудок. Не сразу я сосредоточила зрение на возникшей над могильной плитой зеленой голове, которая двумя когтистыми пальцами давило себе на корень длинного чёрного языка, от вида которого меня тут же скрутило.
  -- Аня!
   Да, меня стошнило. Вырвало всем, что я съела за столом. Прочистило так, что поплыли круги перед глазами.
  -- Ты умница. Ты молодец, - бормотал над ухом мой кошмарный муж, бережно удерживая меня, чтобы не упала, и убирал волосы с лица, чтобы не запачкались. - Ты справилась.
  -- Молодец-молодец. Еще чуть-чуть, - подбодрил зеленомордый Арх.
  -- Архаргарих! - рыкнул на него магистр.
  -- Что? - не смутился зеленомордый. - Я говорю: молодец, и сходил бы ты, хозяин, - ехидно поддел магистра, Арх, - за стаканом водички для своей героини. Пусть её еще стошнит.
  -- Не... не надо, - простонала я, обвиснув в руках Артура.
  -- Надо.
  -- Архаргарих! - предостерёг магистр.
  -- Не на того рычишь, хозяин, - фыркнул зеленомордый. - На троллиху свою иди, рычи. И на костлявого. Тебе то что, её слабительное на тебя не действует.
   Даже свозь спутанные мокрые волосы и дождь я увидела, как задеревенело лицо магистра, как пролегли тени вокруг его глаз, а сами глаза засветились.
  -- Отведи Аню в комнату, - до дрожи холодно произнёс Артур, а мне послышалось, что прорычал что-то.
   Рычание действительно было, но издавал его не Кошмар, а кто-то, кого я не видела, зато чувствовала.
  -- Вторую? - уточнил Арх.
  -- Тоже.
   И резко развернувшись, магистр пошёл к чёрному входу.
  -- Веселье, - облизнулся Арх.
  

***

   Я сидела в комнате и как зачарованная смотрела на дверь. Арх, то исчезал, то появлялся и глаза у него радостно горели. Он с придыханием смаковал происходящее, но ничего не рассказывал, от чего меня разрывало на части и от этого зеленомордый тоже ловил кайф.
  -- Арх, - обижено засопела я, когда тот снова объявился с улыбкой от уха до уха.
  -- Вкуснятина, - промурлыкал он и проплыл рядом со мной.
  -- У тебя совесть есть?
   Зеленомордый игриво боднул меня в бок.
  -- Я демон. У меня нет совести.
  -- Арх!
  -- Сердитая, - Меня снова боднули, но уже в спину.
  -- Арх, что там происходит?
  -- Упрямая.
  -- Арх...., - поняв, что от зеленомордого я ответа не дождусь, я решила схитрить: - Хорошо. Я сама посмотрю, - и направилась к двери.
   Но не успела дойти, как путь мне преградили сразу шесть рук-лап.
  -- Ты хочешь испортить мне веселье?
   Злой голос заставил замереть, но уже в следующее мгновение руки испарились, а за спиной послышался придавленный хрип и мелодичное:
  -- Конечно, хочет.
   Я обернулась и не сразу поняла, что вижу, но постепенно до меня начало доходить. Арх, проявился больше чем на половину. Его тело, разделённое на сегменты, напоминало паучье, и если брюшко всё еще находилось вне комнаты, то головогрудь с шестнадцатью лапами и голова на длинной шее к моему ужасу занимали больше половины комнаты.
   И этот монстр был нелепо пришпилен к полу чёрной рогатиной, которую легко удерживала моя с виду хрупкая призрачная наставница. Арх хрипел, скрёб когтями пол, но резких движений не делал. Его морду искажала гримаса недоумения и смотрелось это жутко комично.
  -- Наставница? - с большим уважением, склонила я голову.
  -- Здравствуй ученица, - изящно помахала она ручкой, но почувствовав шевеление, нахмурилась и надавила на рогатину. - Смирно полукровка. Иначе отрежу тебе голову.
  -- Сама-то...
   Рогатина в руках наставницы завибрировала. Арх взвыл и по его шее тонкой струйкой потекла чёрная кровь.
  -- Стой! Не надо! - вскрикнула я.
  -- Фу-у, - брезгливо сморщила носик беспощадная красавица, - ученица, возьми себя в руки. Это не убьёт его.
  -- Зато испачкает ковёр.
   Сказано это было в состоянии шока, но наставнице понравилось. И Арху тоже. Он даже улыбаться начал. Вот же... Демоны??!
  -- Ученица, что у тебя за выражение лица? - поинтересовалась наставница, продолжая стоять на шее Арха.
   Я на секунду задумалась, как себя вести, теперь, когда я знаю: бояться поздно, бежать бесполезно. Решила не заморачиваться, и вести себя как обычно.
  -- Вы пришли меня учить?
   Призрак окинула меня оценивающим взглядом и презрительно фыркнула.
  -- Здесь пока нечего учить.
  -- Согласен, - поддакнул Арх.
   Я сердито поджал губы.
  -- Тогда зачем вы здесь?
  -- Работа над ошибками, - улыбнулась наставница, показав кончики клыков.
   По позвоночнику пробежался холодок дурного предчувствия.
  -- К-какими ошибками?
   Улыбка наставницы стала всерьёз пугающей, от чего я непроизвольно отступила. Интересно, я успею выскочить за дверь?
  -- Твоими, - промурлыкала призрачная дева, выдернула рогатину и спланировала на пол. - Оставь нас.
   Зеленомордый поморщился, но спорить не посмел. Двузубое оружие, заточенное изнутри, было направлено ему в лицо. Тряхнув головой, Арх исчез. Никак не прокомментировав его исчезновение, наставница посмотрела на меня.
  -- У нас мало времени.
   Признаюсь, меня это задело.
  -- Да, ну?! Что-то сегодня у всех мало времени: у тебя, у Артура...
   Наставница резко взмахнула рукой, и с её пальцев сорвался пучок прозрачных нитей, который крепко залепил мне рот, а призрак, сердито сверкнув глазами и понизив голос, предупредила:
  -- Будешь возмущаться, у него его не останется вовсе.
   Я вздрогнула и округлила глаза. Что это значит? Что она собралась делать? Наставница отступила, оставляя себе пространство для... Для чего?
  -- Готова слушать?
   Говорить я не могла, поэтому закивала. Лицо наставницы стало отрешённым.
  -- Ошибка номер один: никогда и никому не позволяй пить свои силы. Это опасно. В первую очередь для тебя. Ошибка номер два. Никогда не жертвуй духам свои личные вещи. Это привязывает их тебе, а тебя к ним. Ошибка номер три. Не верь демонам.
   Я кашлянула, скептически изогнув бровь. На лице наставнице мелькнула усмешка.
  -- Даже мне, - её глаза полыхнули алым. - Ошибка номер четыре.
   Призрак взмахнула руками и, на уровне её груди, появилась ребристая труба-аквариум, наполненная прозрачной жидкостью наполовину. В левой части неподвижно стоял деревянный кораблик.
  -- Это ты, - указала она на кораблик. Провела рукой от края до края трубы. - Это пульсирующий портал.
   Только она это сказала, труба начала пульсировать, как кишка у дождевого червя. По крайней мере, воспоминание о пульсирующем портале, навели именно на эту малоаппетитную ассоциацию.
  -- Вопрос: что нужно сделать, чтобы ты добралась из одной точки портала в другую?
   "Подуть" - подумала я, глянув на кораблик.
  -- Хорошая попытка, - хмыкнула наставница. - Но ты не маг-воздушник.
   Поняв, что она меня как-то слышит, со вздохом ответила: "Использовать импульс своей силы, чтобы создать необходимую нам пульсацию стенок портала".
  -- Уже лучше, - кивнула наставница и хищно улыбнулась. - Тогда следующий вопрос: почему, если ты весело прокатишься по стенкам портала, как это случилось, остальным магам за тобой в него лучше не входить?
   Я задумалась. Судя по снисходительному выражению лица наставницы, ответ на её вопрос скрывался в самом вопросе, и я рискнула: "Они вылетят в обратном направлении?"
  -- Верно, - подтвердила призрак. - И, как думаешь, почему?
   Подергав липучку, наощупь напоминающую плотный гель, я нахмурилась и покосилась на начавший неторопливое движение кораблик. Портал пульсировал, кораблик плыл. Будь у него ноги, двигался бы быстрее. Поняв, что ответа я не знаю, наставница громко объявила:
  -- Хорошо. Я покажу, что ты сделала.
   И переместила кораблик на середину портала.
  -- Это ты.
   "Я поняла", - дернула я липучку и чуть не взвыла от боли.
  -- Ученица, прекрати отвлекаться.
   "Убери эту штуку. Пожалуйста".
  -- Зачем? - повела она плечиком. - Думать она тебе не мешает. - И прикоснулась к трубе, полностью убирая пульсацию. - Смотри.
   Наставница создала на кончике пальца крохотный воздушный пузырёк.
  -- Это импульс. Сейчас я наполню его достаточным количеством силы, чтобы расшевелить портал.
   В пузырьке появился крохотный огонёк, и наставница запустила его в модель портала. Влетев внутрь, пузырёк лопнул за корабликом, огонёк впитался в жидкость, и жидкость завибрировала, стенки начали сокращаться, постепенно наращивая волнообразное движение в нужную сторону. Кораблик неспешно поплыл к выходу. Не теряя времени даром, наставница создала еще один пузырёк.
  -- Что делают маги, и, что сделала ты.
   В пузырьке закрутились сразу три огненные спирали, и, за счёт растяжения, пузырёк увеличился в два с половиной раза. Наставница запустила его в портал. Не выдержав напряжения, пузырёк лопнул, спирали разлетелись в разные стороны, они жёстко вошли в жидкость и стенки портала. Весь портал дернулся, по жидкости пошли крупные волны. Находясь почти у цели, кораблик подхватило и выкинуло из портала, он с глухим звуком упал на пол. Однако портал продолжал пульсировать. Стенки сужались и дёргались. Волны ходили одна за другой. Смотря на это, я в ужасе закрыла рот рукой. Это, что, получается, окажись кораблик где-нибудь в центре, его бы раздавило?! Я с немым вопросом уставилась на злорадно улыбающуюся деву.
  -- Дай руку, - протянула она мне призрачную ладонь.
   Я с опаской подошла к дёргающейся модели портала. Ледяная рука схватила меня за руку и положила на поверхность трубы.
  -- Чувствуешь?
   Живая и горячая, труба извивалась у меня под правой рукой. Ощущение то ещё. По-видимому, я опять отвлеклась, потому что наставница, вдруг царапнула призрачными, оказавшимися острыми, ногтями кожу.
  -- Огонь. Ты чувствуешь его?
   Огонь? Нет, хотя местами труба действительно очень горячая.
  -- Значит, чувствуешь, - кивнула наставница, - Теперь впитай его. Верни его себе.
   Округлив глаза, я удивлённо уставилась на наставницу. Она это серьезно или решила пошутить?
  -- Какие шутки?! - разозлилась призрак.
   Я бы отшатнулась, но она крепко держала меня за руку.
  -- Верни огонь! - рыкнула она.
   "Куда?" - опешила я.
  -- Себе, идиотка! Это твой огонь! Это твоя сила!
   Н-да, сказала бы я ей пару ласковых. И сказала. Мысленно. Еще и промычала. Только она от них отмахнулась, как от назойливых мух. Чёрт, с закрытым ртом злиться как-то не эффективно. Надо избавиться от этой липучки.
  -- Избавишься, - сверкнула на меня чёрными, как у зеленомордого глазами, наставница. - Но сначала сделаешь, как велю.
   Я опустила взгляд на трубу. Теоритически я знала, что это возможно, но, помнится, мама говорила, что силу, трансформированную в заклинание, нужно сначала превратить в так называемую "сырую" силу и только потом...
  -- Не усложняй, - буркнула наставница и раздражённо скомандовала: - Действуй! Поймёшь потом.
   Представив, как в детстве, что рука это шланг от пылесоса, я потянула силу на себя. Дева нахмурилась.
  -- Подожди. Ты тянешь портал, а не огонь, - приподняла она мою руку, и от прозрачной трубы потянулась расплавленная плёнка, она повернула мою кисть ладонью вверх и я увидела, как немыслимым образом плёнка втягивается в мою ладонь. Внешнее, точнее тактильное ощущение было, словно я вляпалась в вязкое желе или мягкую жвачку, но это мелочи, внутри было гораздо неприятнее, мои мышцы занемели. Схватив вязкую массу, наставница резким движением выдернула её из меня. Больно не было, только чуть неприятно. После чего, ничего не объясняя, предложила: - Попробуй еще раз. Но теперь сосредоточься на огне. Представь его.
   Что там его представлять?! Я положила ладонь на образовавшуюся благодаря мне дыру и подумала об огненных спиралях. Сосредоточилась на них. Только на них и это было верное решение, хотя и болезненное, особенно, когда три спирали ввинтились в мою ладонь. Я затрясла рукой, отчаянно замычав, так как подуть не могла из-за липучки.
  -- Не тряси, - наставница попыталась перехватить мою руку, но я отшатнулась, и прижала ладонь к груди, всхлипнула от боли и снова попыталась подуть.
   Развеяв макет, наставница недовольно покачала головой.
  -- Ты не признаёшь свою силу, поэтому она тебя обжигает. Прими её и боль утихнет.
   Я раздраженно замычала. С чего вдруг чужой огонь стал моей силой?
  -- Не чужой, - со стоном закатив глаза, красавица ткнула пальцем мне в грудь. - Я вытянула твой огонь из портала.
   Посмотрев на покрасневшую ладонь, я озадаченно приподняла брови: "Мой?"
  -- Твой, твой, не сомневайся.
   Я подняла на нее глаза. "Но как?" Мило сморщив носик, наставница фыркнула:
  -- Я демон, а все демоны умеют забирать и пользоваться чужими силами без последствий для себя, - Призрак наклонила хорошенькую головку и прислушалась к чему-то, после чего добавила: - В отличие от магов.
   И в следующее мгновение дом тряхнуло. Не сильно, вещи со стола не попадали, но это напомнило мне о сельском кладбище. Я дёрнулась подойти к окну, но потом решила идти к двери.
  -- Вовремя, - улыбнулась наставница.
   Повернув ручку и выглянув в коридор, я увидела, что очнувшаяся Самайя с увесистой сумной на плече, дёргано закрывает дверь в свою комнату и направляется в мою сторону.
  -- Что происходит? - взволнованно вопросила я, выходя в коридор и прикрывая дверь, чтобы наставницу не было видно. Вышло непроизвольно, но если Самайя такая впечатлительная, кто знает, может она и призрака испугается.
  -- Уходим, - коротко бросила она и, преодолев разделяющее нас расстояние, схватила меня за руку. Левую. Повезло. Правая всё еще болит.
   Я покачала головой, радуясь, что липучка исчезла и категорично заявила:
  -- Нет, я никуда не пойду.
  -- Быстрее! - девушка нетерпеливо дёрнула меня за руку и с испуганным надрывом воскликнула: - Неужели ты не чувствуешь?!
   Пол под ногами дёрнулся. Чувствую. Но, что происходит?
  -- Идём.
   Самайя, как на аркане потянула меня за собой. Я не сопротивлялась, поэтому у нее получилось дотащить меня до лестничной площадки, но когда дом снова хорошенько тряхнуло, мы разделились. Девчонка схватилась за перила, я села прямо на лестницу.
  -- И как та предлагаешь нам спускаться? - фыркнула я, радуясь, что стены дома мало украшены, разве что лепниной.
   Девочка посмотрела на меня большими испуганными глазами. Похоже, она об этом не подумала, хотя и выглядела уверенной в себе донельзя.
  -- Хорошо, - перебралась я ближе к перилам. - Давай медленно, и если снова тряхнёт, сразу садимся.
   Эльфийка кивнула. Мы начали спускаться, но в какой-то момент даже я почувствовала приближающуюся волну силы, и последовавший за ней толчок. К сожалению, увлеклась и не успела схватиться за перила. Ощущение свободного полёта сменилось ощущением чего-то упругого, но податливого на ощупь, после чего последовал хлопок, и меня обильно окатило ледяной водой. Отфыркавшись, я посмотрела на Самайю. Угадала. Её выходка.
  -- Я не специально, - невинно захлопала та ресничками. - Ты не ушиблась?
   Смотря на нее, я сделала глубокий вдох и выдох.
  -- Нет. Я не ушиблась.
  -- Тогда вставай. Мы почти дошли.
  -- Подожди, - поднимаясь и убирая мокрые волосы с лица, попросила я эльфийку. - Ты, наконец, скажешь мне, отчего мы бежим?! Я не понимаю, что здесь происходит.
   Самайя взглянула на меня как на тупицу.
  -- Да, что с тобой не так?! - воскликнула она. - Это резонанс сил! Огонь вышел из-под контроля. Если магистр с ним не справится, дом рухнет. Теперь понимаешь?
   Меня кольнуло нехорошее предчувствие.
  -- Огонь? Откуда ты знаешь, что это был именно огонь?
  -- Видела, - шёпотом произнесла Самайя, как будто в полупустом доме нас мог кто-то подслушать. - Я хотела поговорить с ним по поводу умертвия в доме, но когда вошла в гостиную - там..., - глаза эльфийки лихорадочно забегали. Она не играла, Самайя действительно боялась. - Его зелёные плети, огонь, горящая мебель. Мы должны срочно уйти. Если магистр не справится, нас всех погребёт под обломками.
   Ого! Это серьёзно. Я начала лихорадочно соображать, что делать? Бежать? Бросить Артура с беснующейся силой или всё же попробовать спаси всех, и вернуть себе силу? Сейчас у меня нет сомнений, чья сила вышла из-под контроля, я готова её вернуть, даже не так - я хочу её вернуть.
   Из-за внутренних метаний, не заметила, как девчонка подбежала к входной двери, и, открыв её, выскочила наружу. Шустрая. Ну, и бог с ней. К ноге подкатилось что-то тяжёлое.
  -- Госпожа Анна! Госпожа Анна! - знакомым голосом позвала подкопчённая черепушка, чудом сохранившая свою нижнюю челюсть.
   Я наклонилась и подняла голову скелета. Челюсть крепко держалась на тонких магически наращенных связках, поэтому не отвалилась.
  -- Госпожа Анна, - заговорил череп, скелетом его уже нельзя было назвать. - Нужна ваша помощь. Один хозяин не справится. Сырая магия огня не его профиль. Позовите мага огня. Любого. И нужен кто-то, кто изолирует их силы друг от друга. Срочно!
   Я нахмурилась. Кто бы мне объяснил, что от меня хочет эта голова? Маг огня у нас есть - это я, а, кто должен изолировать нас с магистром друг от друга - непонятно. Что мне делать? И, словно в ответ на мои молитвы, в дом вошёл Элис.
  -- Элис?! - обрадовалась я, от чего мага тут же перекосило.
  -- Я видел Самайю. Она напугана. Что у вас здесь происходит?
   По дому прошла волна силы, за которым последовал сильный толчок, из-за которого я едва не выронила клацнувший зубами череп.
  -- Якорь мне в глотку, - проскрежетал он и затих.
   Элис удивлённо приподнял брови.
  -- Резонанс?
   Я кивнула и спросила голову:
  -- Куда идти?
  -- В малую гостиную, - не сразу сориентировался дворецкий. - Но госпожа Анна...
  -- Я маг огня, - припечатала я. - Искать другого мага, у нас нет времени. Элис?
  -- Куратор Элис, - педантично поправил маг. Кто бы в этом сомневался.
   Перед магом появилась голова зеленомордого Арха и пристально на него уставилась. Элис отшатнулся.
  -- Понял, я понял! Буду молчать, чтобы я здесь ни увидел.
   Надо же, какой демон предусмотрительный. Я об этом и не подумала. Запихнув череп себе под мышку, я скорым шагом поспешила в малую гостиную. Элису пришлось догонять.
  -- Кто мне скажет, почему я не чувствую запаха дыма? - поинтересовалась я, видя, как чёрный дым, клубами валит из проёма арки.
  -- Арх блокирует все запахи и выплески силы наружу, - проскрежетал череп. - Никто не узнает.
   Не узнает, значит и на помощь никто не придёт. Мило. Я украдкой глянула на Элиса. Могу ли я ему доверять?
  -- Ничего не видно, - буркнул он, и тонкий чёрный жгут слетел с его правого запястья.
   В задымлённой гостиной послышался удар оконной рамы о стену, позади нас открылась входная дверь. Дым начал рассеиваться. К моему искреннему удивлению в зале горели только шторы, мебель, стены, лепнина и полы лишь слегка подкоптило.
  -- Хозяин! - воскликнул череп.
   Я увидела Артура. Он лежал на полу без сознания, окружённый зелеными жгутами, а тонкая огненная лента бесновалась вокруг зеленого кокона, пытаясь пробиться внутрь. От столкновения ленты со жгутами возникал резонанс, который и превращался в волну неконтролируемой силы.
   Элис встал рядом и подтвердил мои догадки.
  -- Он без сознания.
   Недолго думая, пихнула череп в руки магу.
  -- Куда? Стой!
   Но я уже бежала к зеленому кокону, игнорируя его окрики, и столкнулась с тем, что жгуты резко увеличили амплитуду вращения, а когда один из них дёрнулся в мою сторону, я и вскрикнуть не успела, как была откинута на расстояние нескольких метров назад. Если бы не тёмный сгусток, смягчивший моё падение, ходить мне с синяками.
  -- Совсем сдурела!! - рявкнул Элис, хватая меня за шкирку и хорошенько встряхивая. - Тебе жить надоело?!
   Зубы больно клацнули друг об друга. Я с детской обидой посмотрела на кокон. Почему? Почему жгуты меня не пропустили? На кладбище я была вместе с Артуром и жгуты меня не трогали. Что изменилось?
  -- Стой на месте! - маг, продолжая удерживать меня на вытянутой руке, осмотрел ладони и запястья.
   Заметив что-то на правом рукаве, Элис рванул его на себя, тот легко поддался. У мужчины в кулаке оказался широкий лоскут ткани, который начал темнеть и расползаться прямо на глазах. Маг отшвырнул его в сторону. Возмущаться не стала, с запозданием начиная понимать, что поспешила.
  -- Если такая бесстрашная, - проворчал Элис, отпуская меня, - лучше займись огнём.
  -- Но там Артур?
   Элис удивлённо приподнял брови. Я смутилась, но голос не дрогнул.
  -- Мы должны помочь ему.
   Элис подошёл к кокону, но не как я, а на расстоянии нескольких шагов. Он поправил чёрный браслет на запястье и тени от жгутов поползли к его ногам. Присев на корточки, маг прикоснулся к вытянувшимся теням подушечками пальцев.
  -- Ничего серьёзного. Обычное переутомление. Проблема в поисковом заклинании, - Элис дернулся, когда огненная лента в поисках лазейки пролетела слишком близко от его лица. - Оно привязано к огню.
   "К огню?" - я прищурилась, замечая на полыхающей ленте тонкое зеленое плетение. Интересно, если я впитаю и его, будет очень больно или как?
  -- М-м, а можно заклинание как-то открепить?
  -- Нет. Нужно искать некроманта. Я могу его только изолировать. На время.
  -- И сколько у меня будет времени?
   Элис задумался.
  -- Где-то сутки. А что?
   Я хитро сощурила глаза. У Элиса сработала интуиция, и маг напряжённо поинтересовался:
  -- Аня, что ты задумала?
   "Так я тебе и сказала", - ухмыльнулась я, и, помня, что близко к кокону приближаться нельзя, выскочила вперёд, ловя ленту, которая попыталась втихаря подпалить мантию мага. Попалась!
  -- Ты! - возопил маг.
  -- Госпожа Анна!
   Ага, голова скелета подключилась. Но мне не до них.
  -- Тихо-тихо, - заворковала я, удерживая тонкую горящую ленту, извивающуюся в моих руках. Права наставница, если сила моя, и я её принимаю, совсем не больно. - Элис! Быстро!
  -- Что быстро?
  -- Изолируй заклинание.
  -- Ты думаешь это быстро?!
  -- Я держу её.
  -- Я вижу, что держишь. Тебе больно?
  -- Нет.
  -- Тогда держи крепче.
   "Диалог двух идиотов", - мысленно застонала я, без опаски сжав ленту сильнее. Элис распростёр над ней руки, но та вильнула и почти зацепила его, точнее его рукав. Маг отшатнулся и обвинительно глянул на меня.
  -- Ты точно ее держишь?
   Я ответила ему сердито:
  -- Конечно, держу. Ты же видишь!
   Проворчав что-то, скорей всего, на эльфийском, Элис снова поднял руки, с его пальцев к ленте потянулись полупрозрачные темные нити, но в последний момент, когда нити уже полностью оплели заклинание Артура, случилось непредвиденное - в гостиной объявилась Отрава. Где она была, представления не имею, но вид у нее был подкопчённый и местами обожжённый, значит, знакомство с лентой уже состоялось. К тому же троллиха несла в руках огромный ящик песка, но увидев Артура, бросила его.
  -- Арти! - взревела она и бросилась к магистру, сметая всех со своего пути, и этот путь преграждали мы с Элисом.
   Когда на тебя несётся таран всё, что ты можешь, это по возможности отойти в сторону, но нас с магом связывала лента огня, которая уже начала впитываться в мои ладони. Последнее, что я запомнила, это испуганные глаза мага, летящего в противоположную сторону и пугающую темноту, накрывшую меня, когда я падала на пол.
  

***

   Когда открыла глаза, не сразу поняла, где нахожусь. Это сложно понять, когда лежишь на полу. Только приподнявшись на локтях и посмотрев по сторонам, я поняла, что меня принесли в комнату Артура. Я ощупала свою голову. Шишки нет. Потрогала живот. Не болит. Согнула ноги в коленях. Ноги целы. Тогда, что со мной произошло? Почему я лежу на полу?
   Я попыталась сесть, но натолкнулась на невидимую преграду, которая мягко спружинила и оттолкнула меня обратно. Что за?...
  -- Очнулась? - В комнату вошёл Элис.
  -- Что происходит? - уставилась я на него, а потом вопросительно посмотрела по сторонам. - Почему я не могу встать?
   Маг подошёл ближе и присел на корточки, склонив голову на бок.
  -- А ты можешь?
   Я снова попыталась сесть, но в этот раз уперлась руками в пол. Преграда натянулась, неприятно давя на голову. Взгляд Элиса прошёлся по моему телу и остановился на ногах. Я согнула ноги в коленях. Маг одобрительно кивнул.
  -- Хорошо. Попрошу Шэна тебя выпустить.
  -- Шэндар здесь?
  -- Да, - кивнул Элис и ехидно усмехался: - Поздравляю.
  -- С чем?
  -- У тебя теперь два куратора: я и Шэндар.
  -- Как два? - Я обескураженно вытаращилась на мага.
  -- А так, - хмыкнул Элис и протянул мне длинную телесного цвета перчатку. - Держи.
   Его рука легко прошла сквозь барьер и оказалась близко от моего носа. Я не сразу отреагировала, так как увидела на ладони мага несколько крупных порезов.
  -- Ты поранился?
   Мужчина раздражённо фыркнул.
  -- Надень перчатку.
  -- З-зачем?
  -- Я не успел закончить.
   И Элис глазами указал на мою руку. Я опустила взгляд и оторопела. Моя правая рука была сплошь изрисована темными линиями. Пальцы, запястье и предплечье до локтя опутывала сетка, удерживающая на внешней стороне зеленый прямоугольник с поисковым заклинанием.
  -- Что за...
   Договорить мне не дали.
  -- Нас прервали. Это последствия.
  -- Это, - я ткнула пальцем в странную татуировку и круглыми глазами уставилась на Элиса: - Оно так и останется?
   Мужчина смущенно пожал плечами.
  -- Я не знаю.
   Ответ мне не понравился.
  -- А кто знает?
  -- Надень пока перчатку.
   Я глянула на перчатку, вздохнула и надела её на руку. Если у меня и была мысль, что перчатка обычная, то тут же исчезла - материал начал меняться, становясь копией моей руки.
  -- И долго мне её носить?
   Элис покачал головой. По лицу мага легко читалось, что он не знает.
  -- Супер, - буркнула я. На полноценные возмущения запала у меня не хватило. - Что произошло в гостиной? Я ничего не помню. Я ударилась?
  -- Нет. Демон утянул тебя к себе.
  -- Арх?!
   Маг кивнул.
  -- Зачем?
  -- На тебя падала Отрава.
   Я скорчила недоумённую мордочку: "Ты серьёзно?" Элис улыбнулся.
  -- Она запуталась в тенях.
   На секунду задумалась, ловя отголоски того самого ощущения, когда головоломка не складывается, но ты ловишь себя на мысли, что разгадка где-то близко.
  -- Элис, ты знаешь Отраву?
   Выражение лица мага стало по-настоящему уморительным. Оно выражало столько брезгливости, омерзения и обречённости в превосходной форме, что я не сдержалась и хихикнула.
  -- Тебе смешно? - насупился Элис, но не обиделся, а только махнул рукой: - Знаю. И магистра и Отраву, и Обглоданные кости.
   Это уже интересно. Я склонила голову на бок, ожидая душещипательную историю его знакомства с обитателями дома. Ага, не тут то было.
  -- Я позвал Шэндара, - заявил маг и замолчал.
  -- Элис-с, - беззлобно зашипела я, - умеешь ты портить праздник.
  -- Разве мы что-то празднуем? - искренне удивился маг.
  -- Перемирие, - подумав, решила я и добавила: - Временное.
  -- Перемирие? - брови мага встали домиком. - С тобой? Ты шутишь?!
  -- Нет.
   Маг внимательно посмотрел мне в лицо.
  -- Сейчас ты больше похожа на мага огня. Мы позже поговорим о том, что произошло. Сюда идёт Шэндар. Ничему не удивляйся. Я потом объясню, - и Элис встал.
  -- Подожди. Что с Артуром?
  -- С магистром? - Элис словно очнулся от своих размышлений. - А что с ним может быть? Спит.
  -- В гостиной?!
  -- Да.
  -- Но...
  -- Отдохнёт, сам встанет. Отрава и Костлявый категорически против, чтобы Шэн позвал некроманта из храма.
  -- Почему?
  -- Тихо, - шикнул на меня Элис.
   В коридоре послышались торопливые шаги. Дверь распахнулась, и в комнату влетел Шэндар.
  -- Очнулась? - коршуном налетел он на меня, - Мне есть, что тебе сказать.
   Я удивлённо захлопала глазёнками. Я где-то, что-то пропустила? С чего такая экспрессия?
  -- Когда ты собиралась рассказать нам об этом?!
  -- О чём? - не поняла я.
  -- Что родители тебя инициировали!
   Ой-ой. Что-то будет. Я проглотила набежавшую слюну и посмотрела на Элиса. Тот сделал жест, что закрывает рот на замок и выкидывает ключ в окно. Прелестно. А мне что делать? Я совсем не хочу рассказывать Шэндару, кто и как меня инициировал. Ладно, помолчу и послушаю, что скажет этот светлый.
  -- Молчишь?
   Шэндар сощурил глаза и сжал кулаки.
  -- Почему ты молчишь? Ты понимаешь, чем это могло для нас закончиться? Если бы я знал...
   Глаза мага засветились. Вот же разошёлся.
  -- Если я знал, ни за чтобы не взялся переправлять тебя! От тебя одни неприятности!
   Элису забеспокоился, и положил руку на плечо Шэндару, но тот сбросил её.
  -- Шэн.
  -- Она могла убить нас! Всех нас! Спонтанный выброс и от нас остались бы одни головешки.
   Я испуганно уставилась на тёмного мага. Элис закатил глаза, вздохнул и спокойно сказал:
  -- Ты преувеличиваешь.
   Шэндар дернулся, как от удара.
  -- Преувеличиваю?! Серьёзно?! Я видел, на что способны необученные инициированные огневики! Они опасны!
   И столько неприкрытой агрессии было в его голосе, что если бы я не лежала на полу, мне бы понадобилось сесть. Что это значит? Шэндар серьёзно думает, что я могу кому-то причинить вред?
  -- Шэн, успокойся, - Элис оттеснил друга в сторону, чтобы у того не возникло желания наброситься на меня, и заговорил с ним тихим проникновенным голосом: - Ты перенервничал. На тебя многое навалилось. Но не вини во всём Анну, в этом есть и наша вина. Мы не проверили.
  -- Мы не могли!
   По лицу Элиса пробежала тень.
  -- Не могли, - согласился он и посмотрел на меня. - Точнее я не мог.
   Шэндар стукнул приятеля в плечо. Несильно, но чтобы привлечь к себе внимание.
  -- Сканирование для тебя под запретом.
  -- Я знаю, - кивнул Элис. - И думаю, они тоже это знали.
  -- На что ты намекаешь?
  -- Нас подставили. Мы не знаем, сколько на самом деле в этой группе инициированных. Пророчица...
  -- Оля? - вздрогнула я.
   Элис взглядом заставил меня замолчать. Шэндар нахмурился, чуть сморщив нос.
  -- Причём тут внучка Настоятельницы Рэи?
  -- Она пророчила, - спокойно сообщил Элис.
   Шэндар смутился, его глаза забегали.
  -- Я знаю.
   Вот значит как. Элис хмыкнул и сдал меня с потрохами.
  -- Дважды.
  -- Отку?... - приподнялась я на руках, чувствуя, как краснеют щеки.
   Но меня не услышали. Шэндар схватился за голову и громко застонал, потом зло зыркнул на меня:
  -- Ты соврала?!
   Я на секунду замешкалась, после чего кивнула. От последовавшего за этим крика у меня зазвенело в ушах.
  -- Что?! Что она тебе напророчила?!
   Не люблю, когда на меня кричат, однако стоит признать, в этом есть и моя вина. Из-за меня Шэндар оказался на допросе.
  -- Точно не помню, но на кладбище я уже была и замуж вышла. Ничего такого.
  -- И после всего ты хочешь, чтобы я тебе поверил?!
   Я непонимающе уставилась на мага света. О чём он? Что я такого сделала?
  -- Я хотела защитить её.
  -- Идиотка!
   Нет, ну, сколько можно на меня орать?! Я открыла рот, чтобы ответить Шэндару, но меня опередили.
  -- Хватит, - вмешался Элис. - Прекрати на нее кричать.
   На лице Шэндара проступило выражение крайнего изумления.
  -- Ты заступаешься за нее? - сдавленно уточнил маг.
   Я так же постаралась всмотреться в лицо мужчины, вдруг шутит, но Элис не шутил. Он уверенно кивнул, невозмутимо заявив:
  -- Она наша подопечная.
  -- Она наше наказание!
   Пожав плечами, Элис согласился:
  -- Не без этого.
   Мне надоело сидеть на полу, и я попросила:
  -- Выпустите меня. Я хочу встать.
   Мужчины сделали вид, что не услышали, а Шэндар еще и ткнул пальцем в мою сторону.
  -- Ты сам мне говорил, что она могла всё это подстроить.
   Элис поморщился.
  -- Говорил.
   Шэндар продолжил давить на него.
  -- Вчера и сегодня утром ты был в этом уверен.
  -- Был.
  -- Что изменилось?
   Элис пожал плечами.
  -- Я подумал, что могло быть и хуже.
  

Глава 7

Длинноухая неизбежность:

Чистокровная и не очень

   Прибывая в шоковом состоянии, я на время "оглохла", размышляя, как это могло со мной произойти? Что я сделала не так, чтобы Элис и Шэндар подумали, обо мне такое? Где я ошиблась? Маги еще немного пообщались на повышенных тонах, выясняя, чья вина, и что делать, но прибывая в прострации, я их не слышала, и когда Шэндар вышел из комнаты, тихо спросила:
  -- Ты считаешь, что я это всё подстроила?
   Элис подошёл ко мне и протянул руку.
  -- Вставай. Хватит на полу сидеть.
   Я опёрлась на руку мага, поднялась, но не отпустила, заглядывая ему в лицо.
  -- Ответь мне.
   Элис раздраженно фыркнул, стряхивая мою руку.
  -- Я тебя предупреждал: ничему не удивляйся.
  -- Ты не ответил.
   На лице мага отразилась борьба желаний: ответить или промолчать. Элис понимал, что настоять я не могу, поэтому оценила, когда он честно ответил:
  -- Я так думал, - и, взяв меня за локоть, подвёл к кровати. - Присядь.
   Я села боком, подложив под спину подушку. Элис сел напротив, посмотрел в сторону двери, затем коснулся браслета на руке. Тени начали сползаться со всей комнаты к кровати. Они образовали круг, от которого по спирали вверх поднялись тонкие жгуты, после чего мы оказались закрыты от света теневым куполом.
  -- Нам нужно с тобой договориться, - сказал маг.
  -- О чём?
  -- О чём тебе можно говорить, а о чём нельзя.
  -- Я не понимаю.
   Элис тяжело вздохнул.
  -- Если бы я знал, что знаю сейчас...
   Вот тут я не смогла смолчать.
  -- И много ты знаешь?!
   Улыбка у Элиса стала какая-то странная. Предвкушающая что ли?
  -- Много.
   Мне стало не по себе, поэтому я уточнила:
  -- Насколько много?
   Элис продолжил улыбаться.
  -- Достаточно, - но прежде чем я вскочила, чтобы поистереть, маг перестал темнить, и заговорил о важном: - Начну с того, что с самого начала ты вела себя очень подозрительно.
  -- В каком месте?!
   Маг в примирительном жесте поднял руки с раскрытыми ладонями.
  -- Посмотри на ситуацию с нашей точки зрения. В списках на возвращение тебя не было, а заявку на возврат сделали твои родители. Тебя и Галину вписывали в последний момент.
   Это был шок. Я не верила своим ушам. Мои мама и папа?
  -- Когда? - выдавила я из себя.
  -- Четыре месяца назад.
   Наверное, у меня было то еще выражение лица, потому что Элис потряс меня за руку.
  -- Аня?
  -- Я... Мне, - Мне стало обидно и больно. Я часто заморгала. - Я надеялась, что они не заметят. Что я смогу скрыть это.
  -- Пробуждение силы?
   Я кивнула и стёрла покатившиеся по щекам слёзы.
  -- Я хотела остаться с ними.
   Элис протянул мне платок, белый с вышитой на нем руной.
  -- Думаю, они тоже этого хотели.
   Я вопросительно посмотрела на мага.
  -- Это было видно, но только когда ты уходила к себе.
  -- Думаешь? - всхлипнула я. Платком всё же пришлось воспользоваться.
  -- Уверен, - кивнул Элис и отмахнулся от платка, которым я промокнула слёзы, не рискнув сморкнуться.
  -- И чем же я была такая подозрительная?
  -- Ты сломала накопитель.
  -- Я не специально!
  -- Знаю, - Элис поморщился от моего голоса, который от расстройства стал громче и неприятнее. - Сейчас знаю. Но тогда мне это показалось подозрительным. Ты словно специально била меня по правой руке.
   Я смутилась, вспоминая ту некрасивую сцену. Честность за честность. Я призналась.
  -- Я била не глядя.
   Элис закашлялся. Наверное, зря сказала. Перестав кашлять, он с прищуром посмотрел на меня и спросил:
  -- Магией ты тоже била не глядя?
  -- Что? - уставилась я на него. - Какой магией? Я била тебя сумочкой.
   Мужчина нахмурился и начал закатывать рукав.
  -- Что ты делаешь?
  -- Хочу показать, что ты сделала.
  -- Я?!
  -- Видимо это и есть причина, по которой твои родители отправили тебя сюда. Ты не контролируешь свои силы.
   Я набрала воздуха в легкие, чтобы возмутиться, но замерла, когда Элис снял браслет. На его руке проступил широкий круговой ожог. Справившись с нахлынувшей паникой, я спросила:
  -- Это я?
  -- Ты, - кивнул Элис. - Накопитель слетел не из-за удара сумочкой.
  -- Шэн, - прошептала я, - он знает?
  -- Нет. Иначе бы уже сдал тебя стражам.
   Я покаянно опустила голову.
  -- Мне жаль. Я не хотела. Честно.
   Элис вернул браслет на запястье. Ожог исчез, но чувство стыда осталось.
  -- И ты всё это время...
  -- Следил за тобой.
   Подсунув руки под себя, чтобы не чесаться на нервной почве, я украдкой посмотрела на Элиса.
  -- И?
  -- Ты вела себя отчуждённо, словно поставила барьер между собой и остальной группой.
  -- Неправда! - под скептическим взглядом Элиса, я нахохлилась: - Они сами не захотели со мной общаться.
  -- И ты выбрала для общения Олю. Пророчицу. Зачем?
   Я удивлённо приподняла голову.
  -- Она ребенок. Мне было жалко её. Я хотела ей помочь.
  -- А с моей стороны это выглядело, как если бы ты хотела сблизиться именно с ней. Удобно, знаешь ли, иметь в друзьях неопытную пророчицу, которую можно попросить напророчить тебе что-нибудь этакое. Например - власть. Или Силу.
  -- Ты о чём? - не поняла я. - На пророчества нельзя повлиять. Оля их только произносит.
   Элис поджал губы и прикрыл глаза. Без слов было понятно, что он сейчас подумал.
  -- Я не дура!
  -- Нет. Но наивная. Поэтому и попадаешь из одной неприятности в другую. Почему ты не рассказала Шэну, что Оля тебе пророчила?
   Я поёжилась под его пристальным взглядом.
  -- Я даже не знаю. Было неожиданно. Когда Оля пропала, я думала только о том, где её искать, и когда Шэндар спросил, пророчила ли она мне, я соврала, что нет.
  -- Тьма! О чём ты думала?
  -- О том, что Олю накажут. Поэтому и не рассказала.
  -- Ладно. Опустим это. Что она тебе напророчила?
   В голове всплыло: "Ночью на кладбище пойдёшь, судьбу свою найдёшь. Десятой женою станешь...", дальше провал, что-то про дракона и предупреждение об эльфах.
  -- Я не помню. Не точно.
  -- Постарайся вспомнить, - попросил маг.
  -- Я помню только начало: "Ночью на кладбище пойдёшь, судьбу свою найдёшь. Десятой женою станешь..." и...
   Я неуверенно закусила нижнюю губу. Что же было дальше? Простое же пророчество.
  -- Дальше я не помню.
  -- Ты уверена?
  -- Это всё, что я помню. Но было еще предупреждение.
  -- Какое?
  -- "Берегись эльфов".
   Элис приподнял брови. Не удивительно, если вспомнить, что он сам на четверть эльф. Кашлянув в кулак, маг усмехнулся:
  -- Пророчество с предупреждением? Это точно было не божество.
  -- В каком смысле?
  -- Боги никого не предупреждают. Пророчеством они выражают свою волю. В твоём случае не произошло ничего, чтобы имело смысл.
  -- Почему же? Я пошла на кладбище и...
   Глаза мага потемнели.
  -- Хорошо, что напомнила. Давай договоримся. О том, что тебя на том кладбище инициировал и выпил магистр Велдари Рэн - забудь.
   Я икнула. Элис потрепал меня по руке.
  -- Мне рассказала твоя наставница.
  -- Призрак? - пискнула я.
   Элис кивнул.
  -- Когда? - подалась я вперёд.
  -- Несколько часов назад. Когда демон забрал тебя к себе.
   Со стоном откинулась на подушку.
  -- Ну, заче-ем? Я же не собиралась ничего рассказывать.
   Мужчина раздражённо встряхнул руками.
  -- Так и думал. Что еще можно ожидать от женщины?!
  -- Эй! Ты же сам сказал мне забыть.
  -- Забыть, не значит оставить всё как есть. У тебя проблемы.
  -- Со спонтанными выбросами?
  -- Нет. С полной инициацией.
   Я насторожилась. Элис выглядел слишком напряженным, чтобы решить, что он меня запугивает.
  -- Есть неполная?
   Его губы вытянулись в линию, он кивнул.
  -- Есть. Она предназначена для возвращенцев. Для таких как ты.
  -- Как я?
  -- Без имени. Она не позволяет раскрыть дар полностью.
   Подтянув ноги, я обняла колени руками.
  -- Надо же, я была права. Мы здесь никому не нужны.
   В этом случае я даже не расстроилась - знала заранее, поэтому и не удивилась. Но вспомнила о договорных браках и презрительно усмехнулась:
  -- Скажи, мой брак, когда он закончится, я смогу жить свободно? Смогу найти своё место в этом мире?
   Элис поморщился и ответил не сразу.
  -- Попробуем. Будет трудно. Придётся много скрывать и выкручиваться. Ты готова к этому?
   Мне стало грустно. Не таким я видела свое будущее.
  -- А у меня есть выбор?
   Маг резко нагнулся и схватил меня за подбородок.
  -- Не делай такое выражение лица, - Я поморщилась, уж слишком сильно Элис сжал пальцы. - Благодаря наставнице и магистру, у тебя он появился. Но ты можешь сдаться и получить блокирующий ошейник, а можешь довериться мне и учиться, учиться выживать в этом мире. У тебя для этого есть все возможности. Тебя никто не сдерживает. Никто не останавливает.
   Взгляд мага расфокусировался, дыхание стало частым и глубоким.
  -- У тебя нет обязательств. Тебе не нужно оглядываться. Не нужно думать. Тебе помогут. Главное не опускай руки. Борись. И будь осторожнее.
   Я непонимающе заглянула ему в глаза, но Элис словно смотрел сквозь меня. Его пальцы сжались еще сильнее. Я застонала.
  -- Отпусти.
   Нет реакции. Тогда схватила его за запястье и не щадя сжала. Ногти вошли под кожу. Элис поморщился, хватка ослабла, и я, наконец, освободила свой подбородок.
  -- Вот блин! Больно же! - ощупала свой подбородок. - Совсем офигел!
   От расстройства не осталось и следа. Сердито глянула на смущенного мага, смотрящего на свою руку, точнее на отпечатки моих ногтей и два ручейка крови, но этого было недостаточно.
  -- Что на тебя нашло? Я не собираюсь сдаваться! Мне, что попереживать нельзя? У тебя, что девушки некогда не было?! Кто так поступает?! Я думала, ты мне челюсть сломаешь. Будь любезен, соизмеряй силы.
   Я ждала извинений. Не дождалась. Вместо них Элис скривил губы в грустной усмешке, откинулся назад, и, раскинув руки, упал на постель, сказав нечто малопонятное:
  -- Я, наверное, никогда вас не пойму.
   Всё еще потирая пострадавший подбородок, я настороженно скосила взгляд. Беглый поиск черт эльфов у мага ничего не дал. Уши округлые, черты лица жёсткие, нос прямой и острый, губы вечно поджатые, даже волосы какие-то невзрачные и сухие. Последнее я выяснила, когда протянула руку и потрогала их, еще подумав, что на ощупь они как после неудачно покраски. Заметив это, Элис дёрнулся.
  -- Что ты делаешь? - просипел он, смотря, как я в задумчивости растираю прядь его волос в пальцах, и испуганно округлил глаза.
   Судя по выражению лица, сделала я что-то из ряда вон, но уточнять не стала. Сделала вид, что так и надо.
  -- У тебя волосы сухие, - поделилась я с Элисом и предложила: - Хочешь, дам бальзам? Хороший. Не химия, только натуральные ингредиенты. Мне на заказ делали.
   Элис со стоном закатил глаза, затем постучал себе по лбу костяшками пальцев.
  -- Безграничная Тьма, она совсем дурная.
   После чего поднялся, тяжело вздохнул и посмотрел на меня взглядом обречённого на пожизненный срок арестанта.
  -- Начнём с того, что ты выучишь несколько правил.
   Недоговорив, Элис задумался, а когда заговорил, я поняла, что попала.
  -- Начнём с правил поведения в человеческом обществе: что можно, что нельзя говорить, делать, а иногда и думать. Я набросаю тебе короткий и расширенный список правил, после...
  -- Подожди, - попросила я, с ужасом представляя, как стану учить текст, который не понимаю.
   Лицо мага посуровело.
  -- Анна, это необходимо.
   Я замахала руками.
  -- Знаю-знаю, но...
   Глаза Элиса просверлили во мне дырку. Я поморщилась и нехотя призналась:
  -- Понимаешь, с чтением на местном языке у меня туго, из разряда: три слова читаю, четвёртое пропускаю, пятое впервые вижу.
   Серые глаза потемнели, и маг раздраженно забарабанил пальцами себе по коленке.
  -- Видит Безграничная Тьма, не хотел я этим заниматься. Хорошо. Мы подтянем язык. Помимо школы будешь заниматься со мной и Шэндаром.
  -- Не думаю, что Шэн согласится.
   Элис нахмурился. Дробь пальцев ускорилась.
  -- Шэндар, Анна, Шэнадар. А лучше куратор Шэндар. Тебе придётся привыкнуть к этому. Редкие оговорки простительны, но на людях постарайся назвать нас именно так.
  -- Это обязательно? И дома тоже?
  -- В этом доме, - маг окинул комнату взглядом, - можешь звать меня Элис, в других - куратор Элис.
  -- Тогда я Аня. Анна звучит слишком официально, - и сразу сменила тему: - Что насчёт спонтанных выбросов? Я не поняла, они у меня есть или нет?
   Маг загладил волосы назад, машинально пытаясь завязать хвост, но резинки не было. Он вопросительно посмотрел на меня. Я покачала головой. Откуда? Со стрижкой резинки не нужны. Со вздохом Элис оставил волосы распущенными.
  -- Спонтанных выбросов у тебя нет.
   Я нахмурилась, припоминая, как запустила в Шэна, а потом и в Артура огненными шариками.
  -- А то, что я иногда создаю огненные шарики это нормально?
  -- Когда? - насторожился Элис.
  -- Первый раз я запустила их в Шэндара, когда потеряла Олю, а второй, - Я смущенно опустила взгляд на свои сцепленные руки, - в магистра Артура. Он вернулся домой ночью и.... Честно говоря, я немного испугалась.
   Элис облегчённо выдохнул и криво, но по-доброму усмехнулся:
  -- Реакция на страх это естественно. Ты обожгла их?
   Обиженно надув губы, я покачала головой.
  -- Шэн от них отмахнулся, а магистр просто затушил.
  -- Шэндар, - педантично поправил Элис, скрестил руки на груди, и кивнул собственным мыслям: - Что ж, ты не безнадёжна. Чему-то тебя учили. Сложности у тебя с сырой магией, а структурная чуть выше начального уровня.
  -- Это как?
   Усмешка мага стала предвкушающе-мрачной:
  -- Запусти ты в них сырой магий, оба получили бы сильнейшие ожоги, которые не свести даже с нашей улучшенной регенерацией.
   Я закашлялась, представив, что было бы, запусти я в мужчин сгустками сырой магии и со стоном закрыла лицо руками. Кошмар! Я опасна!
  -- Не переживай. Главное не используй сырую магию.
   Растопырив пальцы, я посмотрела на мага, тот сделал вид, что сопереживает, но получилось плохо. Толи сопереживать не умеет, толи объект не подходящий.
  -- И как этого не делать?
  -- В первую очередь, не пытайся использовать магию интуитивно.
   Убрав руки от лица, я озадаченно приподняла брови. Он это серьезно? А Элис, по лицу прочитав мои мысли, утвердительно кивнул.
  -- В отсутствии Наставницы, будешь выполнять только те упражнения, которые покажут тебе в школе.
   Скорчив недовольную рожицу, буркнула как можно тише:
  -- Скукота.
   Элис меня услышал и со вздохом закрыл глаза, затем глянул исподлобья:
  -- Аня.
   Вот только не надо так на меня смотреть, не надо. На меня только папа так смотрит и только когда сильно сердится. Жуть. Прямо мурашки по коже.
  -- Поняла я, поняла.
  

***

   После мы поговорили на тему спонтанных выбросов и почему меня в этом обвинили. Элис объяснил, что подобное явление возникает в основном у нестабильных магов, и чаще у огневеков, так как стихия огня считается одной из самых непостоянных. Это в первую очередь сказывается на характере мага. Огневики вспыльчивы, но отходчивы. Спонтанность же заключается в выплёскивании силы в самый неподходящий момент. Например, маг наслаждается видом цветущей яблони, а его сила и овар вдруг срываются и превращают дерево в горящий факел. Но под подозрение я попала благодаря Самайе, точнее её выкрикам, что в доме нестабильная огневичка.
  -- Ты на нее не сердись, - попросил Элис. - У нее есть на это причины.
  -- Обвинить меня?
  -- Испугаться, - поморщился маг. - Её родители погибли. В газетах писали, что это произошло из-за их знакомого - мага огня, у которого периодически возникали спонтанные выбросы. Резонанс расшатал стены и все трое оказались погребены под завалами.
  -- А-а?.. - я округлила глаза. Стала ясна причина нелюбви темноволосой эльфийки к магам огня, но её паника...
   Элис подтвердил мои догадки.
  -- Самайя была с ними. Они вынести её до того, как дом рухнул. Она единственная выжившая.
   Я нахмурилась, пытаясь понять, что мне в этой истории не нравится, и приходила к выводу, что всё.
  -- А-а?
  -- Не пытайся понять, - отмахнулся Элис. - Это официальная версия. Для людей. Маги в это не верят, но дело закрыли. Тёмная история.
  -- Н-да, - поскребла я руку в перчатке, - темнее некуда. Как мне теперь себя оправдать?
  -- Никак. Я сам поговорю с Шэндаром.
  -- Почему не сразу?
   Взгляд мага потемнел. Элиса сердила моя недогадливость. Интересно, как он меня учить собирается?!
  -- Потому что нужно было его отвлечь, и Самайя прекрасно с этим справилась.
  -- А если он пойдёт к стражам?
  -- Не пойдет.
   Я усомнилась. Элис скривил губы и указал пальцем на что-то за тёмным куполом. Сквозь матовый сумрак на нас во все глаза смотрела ухмыляющаяся зелёная морда. Я помахала ей рукой. Арх оскалился еще шире.
  -- Он впустил Шэндара в дом, но выпустит только, когда я скажу, или когда проснётся магистр.
  -- Я думала вы с Шэндаром друзья.
  -- Мы друзья.
   Элис недобро сощурился, и я закусила нижнюю губу, признавая, что сболтнула лишнее.
  -- Друзья. Но я дал обещание и я его сдержу.
   Больше ничего не сказав, маг развеял теневой купол и обратился к Арху:
  -- Магистр проснулся?
  -- Нет. У нас гости.
   Мы переглянулись.
  -- Кто? - уточнил Элис.
  -- Ушастый и проклятый.
  -- Тираель?! - синхронно воскликнули мы с магом.
  -- Гы-гы, - глумливо загыкал зеленомордый. - Он самый. Впустить?
  -- Да!
  -- Нет.
   Медленно повернула голову и с непониманием посмотрела на нахмуренного мага.
  -- Тебе проблем не хватает? Еще захотела? - вопросил он.
  -- Нет, - буркнула я, - но он единственный, кто при встрече отнёсся ко мне по-человечески.
  -- Тираель чистокровный эльф.
  -- Тем более! - Воскликнула и задумалась: с одной стороны очень хочется поболтать по душам, с другой, а переживу ли я очередной виток неприятностей?
   Ко мне, обогнув справа, подлетела голова Арха и заговорщически прошептала:
  -- Отрава его боится.
   Решение было принято мгновенно.
  -- Впускай.
  -- Аня! - возмутился Элис.
  -- Не в этот раз, - встала я с постели и побежала встречать Тираеля.
   Мальчишку я поймала на лестничном пролёте, где он застыл, не зная в какую сторону идти. Ушки у него забавно подёргивались, а в руках он держал увесистый сверток, от которого шёл лёгкий дымок, и пахло выпечкой.
  -- Тираель! - позвала я его.
  -- Аня! - обрадовался эльфик и засиял, словно медный котелок. - Я пирог принёс. Ты пироги с яблоками любишь?
  -- Люблю, - закивала я, обильно исходя слюнями. - А ты как сюда попал?
   Эльфёныш стушевался и опустил взгляд.
  -- Ну, ворота открылись, я и вошёл.
   А у самого уши подрагивают, и чувство у меня такое, что вошёл он несколько раньше, чем его впустили.
  -- Ладно, забей. Ты костлявого не видел?
  -- Не. Не видел, - просветлел эльфёныш. - Я Отраву видел, - "обрадовал" Тираэль. - Она кости собирала. Но увидела меня и уползла.
  -- К-как уползла? - недоумённо вытаращилась я на мальчишку.
  -- На четвереньках, - невинно захлопал ресничками Тираель.
   Меня немножко закоротило, но уже в следующее мгновение довольная улыбка расползлась у меня лицу. Прости Отрава, но ты это заслужила.
  -- Аня?
  -- А? - откликнулась я, улыбнулась ему и предложила. - Пошли в комнату. Попрошу Арха принести нам чай.
   Глаза эльфёныша стали круглыми.
  -- Демона?
  -- Ага. Пошли, - и, махнув рукой, пошла первой.
  -- Аня, подожди! - догнал меня Тираель, но так как прикасаться нельзя, оббежал кругом, встал, чтобы я его видела, и с беспокойством вопросил: - Ты серьёзно?
   Я приметила постукивающие по стене когтистые пальцы и позвала:
  -- Арх, выходи, я тебя вижу.
   Хитро ухмыляющаяся зеленая морда выползла из стены. Сверкнув фирменным оскалом, уточнила:
  -- Мне полностью выйти?
  -- Не надо, - покачала я головой. - Принеси, пожалуйста, чай.
   Арх тут же сощурился, прошипев:
  -- Издеваеш-шся?
   Распахнув дверь, я качнула головой, приглашая Тираеля войти, а голове тихо:
  -- Себе тоже чашку тащи. Мы пирог будем кушать. С яблоками.
   На морде демона проступило выражение искреннего счастья, и он исчез, чтобы через мгновение загреметь в комнате принесённой посудой.
  -- Как?! - восхищенно выдохнул Тираель.
  -- Он печеньки любит, - подмигнула я эльфику.
   Увидев, кого я привела, Элис сделала лицо кирпичом, но на секунду открылся, чтобы мимикой выразить, что он думает о моём интеллекте. Из вредности показала ему язык, чем вызвала у мага приступ кашля.
  -- Светлого дня, - поприветствовал Элиса эльфёныш, сгружая свёрток на стол.
  -- Светлого, - отозвался маг, с опаской покосившись на Тираеля.
  -- Я пришёл к Анне, - сообщил мальчик. Повернулся ко мне и спросил: - Они тебя не обижали?
   Мои брови удивлённо приподнялись. Не из-за вопроса, из-за тона, которым это было сказано: взрослого, решительного и серьезного, совсем не свойственного ребёнку. Не получив быстро ответа, эльфёнок пристально посмотрел на Элиса, от чего маг заметно побледнел, а Арх хмыкнул и замер с чашками на весу.
  -- К-хм, - не сразу решилась я подать голос. - С чего бы им меня обижать?
   Тираель посмотрел на меня и мягко улыбнулся.
  -- Это хорошо, что не обижали. Но если что..., - мальчик многозначительно глянул на притихшего мага и заговорил уже с ним: - Ваше назначение с Шэндаром всегда можно пересмотреть. Дядя Аеллир и Настоятельница Рэя всё еще желают отправить вас на каменоломни, - и, дав магу прочувствовать всю серьёзность его слов, добавил: - Года на два.
   Элис заскрипел зубами и выразительно посмотрел на меня, и такое обещание было у него во взгляде, что я икнула, а когда на меня посмотрели еще и эльфик с Архом, то и вовсе струхнула.
  -- А может, мы просто чаю попьем? А? - жалобно предложила я и с тоской покосилась на пирог. Им то что, а я обед на кладбище оставила, тот, что с отравиной приправкой. Обед не жалко, конечно, но кушать очень хочется.
   Понятия не имею, что ждали от меня, демон и два эльфа, но мой желудок выразился прямо: "Давайте жр-рать!!" Причём так громко, что все смутились. Только Элис высказался:
  -- Тебя здесь не кормили?
  -- Её вырвало, - поделился Архгарих.
  -- Отрава? - очень точно определил причину Тираель, чем заслужил мой долгий задумчивый взгляд в белокурую макушку.
  -- Умертвие, - опроверг демон, ставя на стол пузатый чайник огромных размеров, литров на пять.
  -- Умертвие в доме?! - тут же подскочил Элис.
  -- Сиди, - махнул лапами демон. - Аня его вывела.
   Лицо Элиса удивлённо вытянулось.
  -- Она?
   Тираель резко повернулся и подозрительно сощурил глаза, зелёные, как молодая листва. А что я?! Я ничего.
  -- И магистр, - кивнул Арх, словно только вспомнил, что хозяин там тоже присутствовал.
  -- Ты и магистр? - с сомнением уточнил маг.
   На меня снова внимательно посмотрели, а я вспомнила, что меня зацепило в наезде Тираеля на Элиса, и выпалила пока не забыла:
  -- Ректор твой дядя?
   И взоры были устремлены на эльфёныша.
  -- Да. Младший брат моей мамы, - кивнул мальчишка.
   На моём лице появился вопрос, на который мелкий нехотя ответил:
  -- Мы с ним не очень ладим, но если надо..., - эльфёныш выразительно посмотрел на притихшего мага.
  -- Не надо, - буркнула я и сердито Арху: - Стул, пожалуйста, принеси. Двух мало.
   Сердито, потому что не к пирогу, упоминать об умертвии. Я даже вышла на террасу, чтобы убедиться, что на кладбище всё спокойно. На улице всё так же шёл дождь. Поискав умертвие взглядом, нашла его у чьей-то могилы, спрятавшимся под чахлым деревцем. Оно не двигалось, но я знала, что оно живое, и это меня пугало, пугало и расстраивало. Постояв на террасе, я вернулась в комнату. Там уже все расселись.
  -- Мелкая, тебе горбушку или, где начинки побольше? - зависнув над столом, одной парой рук Арх разливал чай, второй нарезал пирог, третьей прихлёбывал из двух чашек и ещё две дожидались, когда демон освободится. Вот значит как. Я-то думала, зачем нам столько чашек?
   Села в центре между Тираелем и Элисом. Стол широкий, не должны бы соприкоснуться.
  -- Мне всё равно, - заявила я и алчно поглядела на тарелку с пирогом: - Лишь бы кусок побольше.
  -- И мне! - пискнул эльфик.
   Элис постарался повести себя как взрослый и не смотреть на пирог. Не вышло. Впрочем, демон поступил, как...
  -- Арх!!! - возопила я.
  -- Демон!! - это Тираель и Элис.
   Зараза зеленомордая, положив всем по куску, оставшеюся часть просто запихнул себе в пасть, и, для вида прожевав, довольно оскалился во все клыки.
  -- Всё честно, я больше.
   Тяжело вздохнув, мы трое принялись за еду, пока её у нас не отняли. Демон, он такой демон. И, чай он принёс странный, с привкусом. Какое-то время пили молча.
  -- Чай странный, - первым не выдержал Элис.
  -- Мне тоже так кажется, - понюхала я свою чашку, когда Арх в очередной раз подлил мне золотистой жидкости. Пахло приятно, но послевкусие... Знакомое что-то. И не знакомое тоже. - Арх, ты, где чай брал?
  -- На кухне.
   Ох, стоило мне раньше насторожиться. С нарастающей тревогой я подняла голову, и, уже зная ответ, уточнила:
  -- Сам заваривал?
  -- Что? Я? - не понял Арх, а сообразив, часто замотал головой. - Нет. Чайник на столе стоял.
   Я охнула и откинулась назад. Мы влипли. В чае либо слабительное, либо яд. Одно из двух.
  -- Аня? - встревожился Тираель.
  -- Отрава, - посмотрела я на него, - она подсыпала слабительного в еду.
  -- Это не слабительное, - не согласился Элис.
  -- Не? - я сделала бровки домиком. - А что?
  -- Это...
   И тут меня накрыло. Подскочив, со стула, я выбежала на террасу. В голове было кристально чисто. Все мысли исчезли. Я точно знала, что нужно делать. Прямо сейчас!
  

***

  -- Аня! Аня! Очнись!
   Открыв глаза, повернула голову и удивлённо уставилась на встревоженного, даже слегка напуганного, Шэндара. Он беспощадно тряс меня за плечи. Поймав мой взгляд, мужчина настороженно прошептал:
  -- Аня?
   В теле ощущалась какая-то слабость, и понадобилось время, чтобы заставить себя говорить.
  -- Я, - осипшим голосом ответила Шэндару, а подумав, хмыкнула: - Вроде бы.
   Зачесалась левая ладонь, но вместо того, чтобы почесать, зачем-то подняла руку на уровень глаз. Грязная. Вся ладонь в коричневых разводах. Под ногтями земля. Где я так извазюкалась? Подняла вторую руку. Тоже грязная. Еще и рукав оторван, второй, который был целым. А в голове туман. Ничего не помню.
  -- Шэн... Шэндар. Почему у меня руки в грязи?
  -- Ты не помнишь?
   Я слабо покачала головой, проблеяв:
  -- Ч-то с-случилось? Я с-странно себя чувствую?
  -- Чувствуешь? - зацепился за слово маг. - Это хорошо. Очень хорошо. Что ты помнишь?
   Нахмурив лоб, попыталась вспомнить, что произошло после того, как я встала из-за стола, но натолкнулась на полное отсутствие воспоминаний. Вроде что-то было, а воспоминаний об этом нет. Что за ерунда? Я же головой не ударилась? Нет? Вроде нет.
  -- Н-ничего, - тихо прошептала я, прибывая в состоянии лёгкого шока.
  -- Совсем? - глаза Шэндара странно сверкнули.
   Не определившись, что ответь, я сначала покачала головой, но потом сразу кивнула. Шэндар занервничал. Встав с постели, попросил:
  -- Не вставай, - и направился к двери. - Я быстро.
  -- Куда? - приподнялась я на локтях.
  -- За лекарем.
   Он вышел в коридор, но задержался у двери. Мне понадобилось время, чтобы вспомнить и попытаться предупредить, точнее произнести:
  -- Шэндар! Арх, он...
   К сожалению, предупреждение запоздало, так как, не услышав мой тихий голос, Шэндар уже спускался по лестнице.
  -- ... тебя не выпустит, - закончила я и откинулась на подушки.
  -- Выпустит, - раздалось от письменного стола, где всё и началось.
   Я вздрогнула и повернулась, что бы увидеть, как моя призрачная наставница, сменив воздушный наряд, но чёрный брючный костюм, застёгивает на мочках ушей мои любимые рабочие сережки: чёрные треугольники-гвоздики в золотой оправе. На мой вопросительный взгляд, демоница только улыбнулась:
  -- Ты сама дала.
  -- Я?
  -- Ты, ты, - подтвердила Наставница, и помахала рукой: - Вставай, давай.
  -- Но...
   Призрачная дева недовольно тряхнула головой.
  -- Вставай. Тебе нужно двигаться.
  -- Хорошо, хорошо, - встала я с постели. Сначала пошатнуло, словно попытались ковёр из-под ног выдернуть, но это ощущение быстро прошло.
   Наставница подплыла ко мне ближе, и, манерно приложив пальчики к левой груди, поинтересовалась:
  -- Как себя чувствуешь?
  -- Странно.
   Губы демоницы растянулись в улыбке.
  -- Что-нибудь помнишь?
  -- Ничего.
   Улыбка Наставницы приобрела коварные черты.
  -- Рассказать?
  -- Да.
   Ответила, не задумываясь, чтобы я не натворила, я хочу знать. Бровки демоницы сошлись на переносице, она склонила головку и задумчиво забормотала:
  -- Еще не пришла в себя? Так долго? Элисавиель справился за восемь часов. Хотя о чём это я?! Она не эльф! Надо это учесть. Слишком большая концентрация.
   Я напряглась и попугаем повторила за демоницей:
  -- Шесть часов. Большая концентрация. О чём вообще речь? Чем Отрава нас напоила?
  -- Не вас, - отмахнулась Наставница. - Паук забрал его по ошибке. Слишком ценное зелье.
  -- Зелье?
  -- Шаманский отвар. Тролли используют его, когда идут на войну. Чистый разум и холодное сердце, это та причина, по которой с троллями лишний раз не воюют. Все тролли сильны и выносливы, но зелье... Зелье делает их по-настоящему опасными противниками, оно помогает им мгновенно определять цель и действовать, не смотря ни на что. - Если вначале глаза демоницы только сверкали из-под опущенных ресниц, то под конец речи горели тёмным огнём. - Его сложно добыть. Умеющих правильно приготовить - единицы. Шаманы чтут закон и передают знания только проверенным ученикам. Отрава опасна. Тебе нужно быть настороже.
   Демоница подлетела настолько близко, что я явственно ощутила исходящий от нее холод, но мои мысли продолжали ползти все так же лениво и неохотно. Если подумать, почему я чувствую себя настолько разбитой?
  -- Аня?
  -- Я хочу знать, что произошло? Почему у меня руки в грязи?
   Не добившись нужного эффекта, Наставница рассердилась:
  -- Лучше спроси, почему ты до сих пор их не помыла?!
   Я почувствовала себя тормозом. Посмотрела на руки, - грязные, зависла, после чего сказала:
  -- Я не помню.
   Выражение лица Наставницы стало многообещающим, она даже дурачиться перестала.
  -- Я не помню, - повторила я и посмотрела сквозь нее, благо ей сущность это позволяла, и только тогда увидела, что творится на полу. Увидела и села на постель.
  -- Что? - не поняла демоница.
  -- Моё белье, - жалобно мяукнула я, - моё...
  -- Я поняла, - рыкнула призрачная дева, - И что?
  -- Оно разбросано.
  -- Ты сама разбросала.
   Глаза у меня стали круглыми.
  -- Я?
   Наставница глубоко вдохнула, закрыла глаза, подумала о чём-то приятном, боюсь даже представить, о чём, выдохнула и заговорила гораздо спокойнее:
  -- Признаюсь, наблюдать за тобой было весьма интересно. Накинь на себя что-нибудь, и мы выйдем на террасу.
   Я посмотрела на свои руки.
  -- Я подожду.
   В ванной комнате, пока мыла руки, меня осенило, почему не помыла их раньше. Перчатка! Я вспомнила о ней, когда та начала сползать с руки, как вторая кожа. У меня чуть сердце не остановилось, но память не сразу, но подсказала, что паниковать не надо - это не моя кожа. Закончив с руками, заглянула в зеркало, чтобы тут же в ужасе отпрянуть. На меня смотрело лицо живого покойника: бледная, осунувшаяся, с остекленевшими, запавшими глазами, но почему-то красными и опухшими губами. Я потрогала нижнюю губу и потянув её в бок. Выяснилось, что у меня трещина, которая медленно заполнилась кровью. Прикусила я ей что ли? Есть у меня дурная привычка кусать губу, когда думаю. К моему очередному недоумению прибавились ноги без обуви и оборванный подол.
  -- Ученица, выходи!
   А сказала, что подождёт. Не надо было ей серёжки давать. Что на меня нашло? Вспомнить бы. Выйдя из ванной комнаты, с тоской посмотрела на сумку. Мне скоро носить будет нечего. Собрала бельё в кучу. Спрятала под одеяло. Стыдно, но я действительно не помню, как, а главное зачем, я это сделала?
   На террасу вышла в подаренных носках и том же платье, поверх которого накинула шерстяную шаль. Шаль шла в комплекте к платью. Видимо предполагалось, что платье зимнее. Теперь укороченное и без рукавов, стало демисезонное.
  -- Ученица!
   Н-да, с терпением у демоницы туго.
  -- Здесь я.
   Красотка окинула меня брезгливым взглядом.
  -- Отвратно выглядишь.
  -- Зато живая.
  -- С первого взгляда не скажешь. Подойди.
   Дождь больше не лил, но было холодно. Подойдя к перилам, я посмотрела на кладбище.
  -- Что это? - прищурилась, увидев странную конструкцию, похожую на покосившийся шалаш из веток. Раньше его здесь не было.
  -- Домик для умертвия, - ехидно просветила демоница.
   Я в шоке уставилась на хихикающую остроухую девицу.
  -- Ты, ты - глумливо оскалилась Наставница. - Это первое, что ты сделала. И скажу честно, - что для демонов, как ты знаешь, не свойственно, - руки бы тебе оторвать за такую постройку.
   Я снова посмотрела на свой "шедевр", приходя в недоумение, как это могло прийти в голову, но вспомнила застывшее под дождем мёртвое чудище, и поняла как, поэтому спросила:
  -- Как думаешь, он развалится?
  -- Нет. Тираель поспешил тебе на помощь и прорастил ветки. До них долго доходило, что ты делаешь, я сама понять не могла, зачем ты собираешь ветки, но когда ты начала строить!...
   Из шалаша, согнувшись, вышло умертвие, повернулось в нашу сторону и издало жуткий стонуще-воющий звук, от которого у меня мурашки по коже побежали. Я поёжилась, радуясь, что нас разделяет расстояние. Шалаш я предусмотрительно построила на самой окраине.
  -- Не трясись. Он так радуется. Несмотря на внешний вид, домик ему понравился.
   Криво улыбнувшись, я помахала умертвию рукой, мол, пользуйся, для тебя сделано. Еще раз, издав этот холодящий душу звук, умертвие вернулось в шалаш. Фуф. Не могу на него смотреть. Тошнит. Но и жалко до тошноты. Зачем Артур его держит?
  -- В следующий раз, ученица, попроси кого-нибудь сделать за тебя эту работу. Например, Тираеля. Теперь он для тебя всё сделает.
   Мне не понравилось, как это было сказано, но наставница только миролюбиво помахала ручкой.
  -- Расслабься. Из-за него ты меня позвала. Ты захотела выяснить, как можно снять проклятье.
  -- И?
  -- Никак. У его проклятья есть условие, и это условие знает его мать. Я догадываюсь, но вмешиваться не стану. - Наставница заметила, что я закусила нижнюю губу и улыбнулась: - Под действием отвара мой ответ тебя тоже не устроил. Ты начала думать, что можно сделать и придумала. Не для него, так для себя. Когда Элисавиель предложил не общаться с ним вовсе, ты вдруг зацепилась взглядом за его браслет-накопитель, и выдала идею, - неплохую, кстати, - что нужно создать амулет который будет оттягивать излишки проклятья на себя и сигналить окружающим об его активности. В этот же момент зелье подействовало на Элисавиеля, и он потребовал что-нибудь, с чем он смоет работать. Ты начала искать в сумке, разбрасывая своё белье - к слову красненькое мне понравилось, - нашла сумочку с украшениями. Мальчики долго выбирали, всё-таки украшения женские, выбрали мягкую игрушку на цепочке, в виде жёлтого зверька. На Земле водятся такие звери?
  -- Нет. Это Пикачу, - поморщилась я. - Выдуманный персонаж. Детская игрушка. По-моему она еще и пищит.
  -- Теперь не только пищит, - хихикнула демоница. - Тираель в восторге.
   Задумавшись, я вернулась в комнату, посмотрела на сумку, представила, как в поисках косметички, разбрасываю свои трусы и бюстгальтеры... Ударила себя по лбу кулаком.
  -- Вот, блин. Срамота.
   Наставница нахмурилась.
  -- Не знаю, что такое блин, но дальше было интереснее.
  -- Еще интереснее?!
  -- Коне-ечно! - чему-то обрадовалась демоница и весело намекнула: - Следующим проняло Тираеля.
  -- А Арх?
   Наставницу заметно перекосило, она манерно причмокнула губами, и выдала брезгливое:
  -- Этот толстобрюхий допивал чаёк. Его проняло последним.
  -- Что сделал Тираель?
  -- Как всегда, - снова улыбнулась Наставница. Мальчик ей нравился больше. Она и говорила о нем, словно о своём знакомом, с мягкой насмешкой: - Мелко-крупно напакостил. Проявил милосердие к усопшим.
   У меня волосы на голове зашевелились.
  -- Это как?
  -- Спустился вниз и прорастил все засушенные заготовки Отравы. Весь ее годовой запас, все уникальные травки, черенки и стружки. Пока Артур не проснётся, в подвал не спускайся.
   Я и не собиралась, но всё равно спросила:
  -- Почему?
  -- Воняет, - поморщилась демоница.
   Удивленно приподняла брови. Наставница фыркнула.
  -- Не все травы хорошо пахнут. У Отравы нашлись очень вонючие экземпляры.
  -- Ты же призрак. Откуда тебе знать, чем там пахнет?
  -- Ученица! - возмутилась Наставница. - Я демон! Я хочу и остаюсь призраком, а захочу, вселюсь в чьё-нибудь тело, - рогатая красотка выразительно посмотрела на меня, но задумалась, взвесила все за и против, сморщилась и заявила: - Но точно не в твоё.
   Обижаться было смешно, но я обиделась.
  -- Я не всегда такая страшная!
  -- Зато целуют тебя всякие...
  -- Артур не...
   Демоница сделала капризное "фи", еще и пальчиками в воздухе потрясла.
  -- Я про Элисавиеля.
  -- Его опять на эксперименты потянуло?
   Своим грубым вопросом, я постаралась скрыть смущение, но рука всё равно потянулась к мочке уха. Как же так получилось? Чёртово зелье!
  -- Пожалуй, - согласилась Наставница. - Любви в этом поцелуе не было. Тебе не понравилось.
   Я потрогала нижнюю губу. Вот, значит, откуда эта трещина! Элис, гад! Кто так целует?! Не удивительно, что мне не понравилось.
  -- Больно?
  -- Да.
   Наставница нахмурилась, и, с серьезным видом заявила:
  -- Ученица, не переживай, ты в долгу не осталась, - на вопросительный взгляд, Наставница в улыбке показала клыки: - Ты его укусила.
   Я замерла с вытаращенными в одну точку глазами. Если Элис всё вспомнит, мне конец.
  -- Представляешь, что он сделает с тобой, если вспомнит это? - очень точно подметила демоница.
  -- Не представляю - это и пугает.
   Ответ Наставнице понравился, и она по-свойски похлопала меня по плечу, заставив поёжиться от холода:
  -- Не переживай, Элисавиель не вспомнит. Как и ты. Но на будущее, ученица, не говори мужчине, чтобы он поучился у другого.
   Я ошарашенно уставилась на демоницу.
  -- И имени, у кого, не называй.
   Мне поплохело. Наставница сделала наигранно-скорбное лицо.
  -- Я едва успела его остановить. Представляешь, что бы было?!
  -- Что?
   Глаза демоницы шкодливо забегали.
  -- Под действием зелья мальчик пошёл целовать Артура.
   Меня бомбануло. Я ржала до слёз. Элис целующий спящего Артура! Это финиш. И пусть завтра меня прикопают, сейчас мне смешно.
  -- Тебе смешно?! - притворно-негодующе возмутилась демоница, хихикая между делом. - А если бы Артур проснулся?! От Элисавиеля бы и тени не осталось. Не жалко мальчика?
   Я хрюкнула. Очень громко и неприлично. Это было выше моих сил. Но Наставница продолжила:
  -- Ладно бы он один, но и тебе понадобилось разбудить Артура. Я бы не протестовала, но в последний миг, ты решила его побрить, причём ножницами со стола.
   Смеяться я перестала. Побрить - это плохо, брить я не умею. Наставница приподняла правую бровь:
  -- Судя по твоему испуганному взгляду, брить ты не умеешь, - Я кивнула. - Я так и подумала. Поэтому отправила тебя на поиски Тираэля.
  -- А Элис?
   Демоница небрежно махнула рукой.
  -- Он пошёл за тобой. Ты его основная цель. Я с самого начала приказала ему приглядывать за тобой.
  -- Зачем? - поинтересовалась я, так как не совсем понимала, зачем наставница показалась именно Элисавиелю, и рассказала ему о моих злоключениях. - Ректор и так назначил его куратором.
   На кукольном личике появилось крайне задумчивое выражение.
  -- Элисавиеля нужно было направить в мирное русло. Он действительно мог навредить тебе. Я связала его клятвой, он будет помогать, и защищать тебя.
  -- Он сам не в лучшей ситуации, - напомнила я демонице.
  -- Он справится. Если бы я сомневалась, я бы подыскала тебе другого защитника.
  -- Чем тебя Артур не устроил?!
   Красивое лицо стало недовольным, даже рот искривился. Такой я ее еще не видела.
  -- Узнаешь, - буркнула она.
   Спрашивать по поводу Артура мне расхотелось. Что-то здесь не чисто, но пусть пока остается моим кошмаром, а там посмотрим.
  -- Мы нашли Тираеля?
  -- Нет. Он сам нашёлся. А тебя отвлёк грохот, и ты пошла в другую сторону.
   Я непроизвольно улыбнулась. Как это на меня похоже. Наставница сделала мученические глаза.
  -- Этот толстопуз... Зря ты покормила полукровку, ученица. Пока он не знал вкуса, пища его не интересовала. Ваша пища. Теперь держитесь.
  -- Там был Арх?
   Демоница раздраженно причмокнула.
  -- Всё, что вы оставил, он доел и искал чем бы еще поживиться. Отрава была на кухне и орала, чтобы он убирался, но сделать ничего не могла. Не ей тягаться с демоном, пусть и полукровкой. Когда ты вошла, Архгарих грохотал кастрюлями, и ты спросила, что он делает. Этот бездонный желудок заявил, что ищет, чтобы ему съесть, и вы синхронно посмотрели на Отраву. Эта зеленая гора мышц видимо впервые почувствовала себя в роли гастрономического деликатеса, и ей это не понравилось - она сбежала. Странно то, что вы на нее не напали.
  -- Думаю, у нас не было цели ее съесть, - улыбнулась я. - Мы просто хотели, чтобы она что-нибудь приготовила.
  -- Не знаю, о чем думала ты, но для полукровки ничего не стоило съесть и тролля. Архгарих питается эмоциями, но в доме давно ничего не происходило - он голодал. Он привязан к дому и давно не был в мире демонов. Ученица, запомни, чем дольше демон остаемся в этом мире, тем больше пищи ему нужно.
  -- Тебе тоже нужна пища?
  -- Нет, пища мне не нужна, - Наставница насупила брови. - Но бывает, появляется непреодолимое желание обладать чем-то. Возможно, это память тела. Архгариху труднее.
  -- Но он же нас не съел!
  -- Благодаря тебе.
   Я удивленно приподняла брови. Страха не было, только любопытство.
  -- Ты спросила его, где кладовая и начала готовить.
  -- Я?!
  -- Ты, но не без помощи Элисавиеля и Тираеля. Один включил плиту, когда ты застыла над ней, второй подсказывал, что из принесенных тобой продуктов, чем является, но тебя больше волновало съедобно или нет. Съедобным оказалось всё, поэтому ты поднимала предмет и спрашивала: Мясо? Птица? Овощ? Мука? Яйца?
  -- Оригинально, - потёрла я мочку уха.
   Надо же, я теперь знаю к кому обратиться, когда буду изучать местную кухню. Упоминание о еде, разбудило желудок, и он издал жалобный урк. Покосившись на источник звука, Наставница предложила:
  -- Если ты можешь идти, давай спустимся вниз. Ты проголодалась. Я заставила Тираеля отложить тебе немного. Знала бы, куда ты потом пойдешь, отложила бы больше.
  -- И куда?
  -- В Храм Смерти.
   Я споткнулась, не дойдя до двери и фальцетом переспросила:
  -- Куда?!
   Наставница, перестав веселиться, серьезно посмотрела на меня:
  -- Ты приготовила еду, накормила голодных мужчин, встала из-за стола и заявила, что идешь ябедничать.
  -- Так и сказала?
  -- Слово в слово. Встала и сказала, что идешь ябедничать.
  -- Но я не помню, как туда идти.
  -- По твоей просьбе туда тебя отвел Элисавиель. Тираель увязался с вами.
  -- Надеюсь, меня туда не пустили?!
  -- Попытались, - хитро сощурилась демоница. - Но ты заявила, что тебя ждут. Видела бы ты их лица. Молоденькие некроманты посмеялись над тобой: ты пришла в домашних туфлях, в этом платье с оторванным рукавом, взъерошенная и со следами муки на лице. Тираель спеленал их лианами, а Пикачу покусал.
   Я присвистнула, недоумевая, как мягкая игрушка могла кого-нибудь покусать, но спросить не успела, так как Наставница продолжила рассказ:
  -- Двери открылись, и ты вошла, но ни мальчики, ни я, войти за тобой не смогли. Благодаря злым некромантам у Тираэля и Элисавиеля появились новые цели.
   Краска отхлынула у меня от лица.
  -- Не стоит так пугаться, - поспешила успокоить меня демоница, - некроманты, они же адепты академии семи вершин, просто начали кричать, что расскажут всё ректору Аеллиру.
  -- Они пошли к Аеллиру?
  -- Скорей всего.
  -- Это плохо.
  -- Как сказать. Это лучше, чем, если бы они остались совсем без присмотра. Бегать за ними я не собиралась.
  -- Но ты не ушла?
   На долю секунды красивый лик Наставницы дрогнул, но быстро восстановился.
  -- Ученица, наша связь сильна и я чувствую, когда тебе нужна помощь. Ты вернулась через несколько часов и уже такая, - Наставница окинула меня взглядом, - руки по локоть в земле, без второго рукава, с оборванным подолом, с диковатой улыбкой на бледном лице и с берцовой костью огра наперевес.
  -- С чьей костью?
  -- Огра. Понятия не имею, откуда ты ее взяла. Где ты была?
   Я жалобно заломила бровки.
  -- Я не помню.
   Наставница поджала губы.
  -- Ты своим видом даже меня испугала, не то, что мальчиков-некромантов. Хлипкие нынче послушники Смерти. Тебя увидели, пискнули "Мама!", глазки закатили и в обморок. Куда только настоятель смотрит?
  -- Ты отвела меня домой?
  -- Нет. Ты села на одного из некромантов и сказала, что ты устала. Я передала Арху, чтобы позвал Шэндара, тот прибежал, громко ругаясь, но увидел тебя и сразу замолчал. Ты отключилась. Сидела и смотрела перед собой. - Я смущенно поморщилась. Видимо завод закончился. - Тем не менее, я горжусь тобой, ученица! Когда мальчик попытался отнять у тебя кость, ты дала ему по рукам и прошипела, чтобы не трогал твою лопату. Ему так и пришлось нести тебя на руках - тебя и твою лопату.
   Жесть. Как Шэн только не придушил меня по дороге? Тут и Элисом не надо быть - совсем берега потеряла. Всё, чай добываю сама и завариваю тоже сама - во избежание.
  -- А где кость?
  -- Тебе снова покопать захотелось?
   Я поперхнулась.
  -- Н-нет.
  -- Это хорошо, а то доведешь своего светлого мага до нервного срыва. Пожалей мальчика, он к такому не привык.
  -- К чему? - не поняла я.
  -- К безумной девице с выпученными глазами выкапывающей кому-то могилу.
   Я икнула.
  -- Шучу, - улыбнулась демоница после обмена взглядами. - Ты выкопала маленькую ямку и бросила туда что-то круглое. На большее тебя не хватило.
   Облегченно выдохнув, я повернула дверную ручку, при этом руки у меня немного подрагивали. Попили, называется, чайку.
  

Глава 8

Папа - звучит страшно

или "Сын, я вернулся"

  
  -- Это называется блин, - говорила я Наставнице, поднимая свой, не побоюсь сказать этого, кулинарный шедевр непривычно ярко оранжевого цвета.
  -- Это?
   Наставница потыкала пальцем в вполне себе приличный блинчик: кругленький, чуть поджаренный, но не горелый - раньше у меня хуже получалось, но судя по количеству тарелок, практики у меня было много.
  -- Дома у нас готовит в основном мама.
  -- Мальчикам блинчики понравились.
   Я пожала плечами.
  -- Их легко готовить, - и попробовала блинчик на вкус. - М-м, неплохо, даже не пересолила!
   Вторым блюдом оказалось рагу. Вполне себе сносное. Могу собой гордиться.
  -- Где Отрава? - насытившись, поинтересовалась я у Наставницы, которая задумчиво медитировала над отложенным ей блином. Это произошло непроизвольно. Я не забыла, что она сказала, но вспомнила, что в некоторых религиях мёртвых положено подкармливать, - поэтому красиво уложила блинчик, сверху полила рагу и поставила ей на край стола.
  -- В подвале, - моргнула демоница. - Плачет над испорченными травами.
   Я поковыряла ложкой в пустой тарелке.
  -- То, что сделал Тираель, так плохо?
  -- Еще как! - раздался голос снизу.
   Наклонившись, узрел под столом голову дворецкого.
  -- Вы давно здесь?
  -- С того момента, как Отрава убежала вниз. Это ваша Наставница, госпожа Анна?
  -- Да, - я покосилась на призрак, но та вздёрнула хорошенький носик - представляться она не собиралась. - Да, она моя наставница, - и наклонилась, чтобы поднять череп. - Почему вас все еще не собрали?
  -- Так, якорь мне в глотку, некому! - сверкнул глазницами Обглоданные Кости и клацнул челюстями.
  -- Артур все еще не проснулся?!
  -- Нет. И это подозрительно.
  -- Ничего подозрительного, - вмешалась Наставница. - Он вернулся домой уставшим, но вместо того, чтобы позаботиться о себе, он в первую очередь поделился энергией с тобой и полукровкой. Как давно вы питаетесь от него?
   Если бы череп мог краснеть, он бы покраснел. А на мои вопросительно приподнятые брови, Наставница ответила сухо и почти сурово:
  -- Я считаю, этому дому нужна отдельная энергетическая подпитка. Почему ваш хозяин не озаботился об этом? У каждого должна быть своя кормушка.
  -- Не лезьте не в свое дело, Наставница, - проскрежетал череп.
   Глаза призрака вспыхнули.
  -- Ты что-то сказал?
   Предчувствуя скандал, я поспешила вмешаться.
  -- Слушайте, давайте не будем ссориться, - и быстро перевела разговор в другое русло: - Кто-нибудь знает, где Самайя? Она в доме? С ней все в порядке?
  -- Госпожа Самайя у себя в комнате, - ответил череп.
   Я подозрительно сощурилась. На близком расстоянии точки-блики стали заметнее, и, так как двигались они в зависимости от того с кем череп разговаривал, я предположила, что это зрачки. Так вот, когда он это говорил, смотрел не на меня, а в сторону. Что-то он не договаривает.
  -- Что с Самайей?
  -- С госпожой С...
  -- Ученица, забудь о ней. Все, что с ней сейчас происходит - её вина. Заслужила.
  -- Что с ней?
   Раздраженно звякнув посудой, и я недовольно уставилась на демоницу.
  -- Что ты хочешь от меня услышать? - всплеснула она руками. - В отличие от тебя ее не стошнило.
  -- Она? - Я сделала круглые глаза.
  -- Да.
  -- До сих пор?! - я вскочила, больно ударившись коленом. Чертыхнулась, выбираясь из-за стола.
   Дохромать до выхода мне не дал недовольный голос Наставницы.
  -- И куда ты собралась?
  -- К Самайе. Возможно, ей нужна помощь.
  -- А тебе не всё равно?
  -- М-м? Ы-ыы!!
   Я обернулась и в очередной раз убедилась, что, несмотря на призрачную форму, Наставница прекрасно управляется с материальными предметами. Она очень быстро и мастерски скрутила кляп из кухонного полотенца и теперь запихала его в рот черепу. Череп сопротивлялся.
  -- В каком смысле? - уточнила я, закусывая нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. О чем сразу пожалела - забыла о трещине.
  -- Это она предложила Отраве подсыпать в еду слабительное, - Я удивленно приподняла брови. Череп негодующе замычал, Наставница хищно улыбнулась и постучала удлинившимися ноготками ему по макушке. - Только не учла, что троллиха решит по-своему. Да, костлявый?
  -- М-м, мм-м! - промычал дворецкий, сверкая глазницами.
   Любопытство подтолкнуло меня к столу.
  -- А почему он мычит? У него же языка нет.
   Наставница благосклонно улыбнулась.
  -- Кляпом я передавила ему связку-нить, отвечающую за речь, если перерубить ее, череп будет молчать.
   Дворецкий прислушался к разговору и перестал мычать. Огоньки-зрачки заметались из стороны в сторону.
  -- Все еще хочешь помочь Самайе?
   Я задумалась. Подлость мне не была свойственна, поэтому я никогда не понимала таких, как троллиха и Самайя, даже сейчас не понимаю, чего они добивались, поэтому пожала плечами:
  -- Отправлю к ней лекаря.
  -- Хорошее решение.
   Наставница к чему-то прислушалась и начала истончаться.
  -- Вернулся, - пояснила она свое исчезание. - С ним лекари из храма Света. Встреть их.
  

***

   Мы вышли вдвоем: я и голова скелета. Звать Архгариха я поостереглась, мало ли какой отходняк у демона после чаепития.
  -- Кости, почему входная дверь всегда открыта? - выходя на улицу, спросила я череп.
  -- Нет смысла закрывать, госпожа Анна - отозвался дворецкий. - Дальше ворот гости не пройдут. Арх не впустит.
  -- Но Арха сейчас нет.
  -- Зато есть его сеть.
   Пожалуй, я бы обратила внимание на слова дворецкого, - в них был смысл, - но на меня в который раз накатила некоторая задумчивая отрешенность, и я встал посреди дорожки, ведущей от ворот к дому. Причиной стала длинная узкая лунка в форме полумесяца. Лопата? Рука дрогнула и сделала жест, словно держит что-то и втыкает это в землю. Точно лопата, и, судя по широко растопыренным пальцам, весьма большая. Если это кость огра, жутко представить, какие они эти огры.
  -- Госпожа Анна?
   Удачно я прихватила череп, иначе бы так продолжила смотреть на свою руку.
  -- Кх-м, - кашлянула я и ускорила шаг.
   С той стороны кованых ворот стоял Шэндар, а за его спиной, отступив на несколько шагов, маячили знакомые мне лекари из храма Света - Арон и Нарон. Увидев меня, Шэндар прекратил звонить в черный колокольчик, который не издал ни звука. Вместо звука от колокольчика исходили зеленые волны, которые заставляли трепетать едва видимые нити, тянущиеся к нему.
  -- Аня? Позови Отраву. Или дворецкого. Нам не войти.
  -- Открыто. Проходите, - сказала я и махнула рукой, чем и заслужила снисходительную улыбку мага Света, которая сползла с его лица, когда ворота открылись.
  -- Якорь мне в глотку! - клацнул зубами удивленный череп.
   Шэндар тоже пребывал в некотором недоумении. Меньше всех удивились лекари, когда ворота открылись, они никого ждать не стали, вошли.
  -- Анна? - внимательно посмотрел на меня один из голубоглазых красавчиков. Второго больше заинтересовала черепушка.
  -- Дворецкий, - представила я череп.
  -- Прошу прощения, господа, - пощелкал челюстями дворецкий. - Я сегодня немного не в форме.
   Смотрящий на него блондин хмыкнул, посмотрел на меня, нахмурился, и, переглянувшись с товарищем осторожно поинтересовался:
  -- Анна, как вы себя чувствуете?
   Я как-то сразу признала в нем Арона, того самого любителя подшутить над наивными возвращенками. И захотелось мне сказать ему, какую-нибудь колкость, но, как назло меня снова переклинило.
  -- Я..а...а.
   Арон протянул руку и пальцами раздвинул мне веки.
  -- Зрачки расширены. Нарон, бери ее на руки и неси в дом. Она дезориентирована.
   И Нарон почти сделал это, но вмешался Шэндар:
  -- Я сам, - оттолкнул он блондина, и поднял меня на руки. - Идемте. Там еще одна пациентка.
   Нет, все-таки Шэндар мало тренируется, мало, надо его чаще просить носить меня на руках, а то на руки поднял, до дома худо-бедно донёс, а там лестница, и вот стоим мы и думаем. Точнее Шэн стоит, а я медленно попой вниз сползаю - неудачно он меня взял, неумело. Сколько у него жен уже было? Одна-две? Одна точно была, но что-то мне подсказывает, что на руках он ее не носил.
  -- Аня, знаешь, что меня сейчас беспокоит больше всего? - неожиданно спросил маг, и так проникновенно, что я заинтересовалась, а лекари притормозили: - Почему, когда я несу тебя на руках, ты постоянно держишь в руках чьи-то кости?!
   Н-да, прямо крик души, но прозвучало двусмысленно. Нас же могут не так понять! Если не уже.
  -- Отдай череп Арону.
   "Да, пожалуйста", - протянула я черепушку озадаченному таким поворотом блондину. И сразу стало легче. Лекари переглянулись.
  -- Что здесь происходит? - раздался голос от двери.
   Шэндар резко обернулся, отчего я пискнула и сползла еще ниже.
  -- Элис! Где ты был?
  -- Элис, старина, какими судьбами? - поднял руку Арон, удерживая во второй возмущающийся череп. - Как ты вошел?
  -- Обычно, - сухо ответил квартирон, стремительно подошел к нам, передал все тому же Арону бумажные пакеты, отобрал у Шэндара кряхтящую и почти сложившуюся пополам меня, коротко спросил: - Наверх? - и, получив, тройной утвердительный кивок, легко и уверенно поднялся по лестнице со мной на руках, донес до комнаты, и грубо скинул на постель, прошипев сквозь зубы: - Позже поговорим.
   Говорить мне с ним не хотелось. Злой он какой-то, вон, как глаза сверкают. Неужели ему кто-то рассказал? Я робко глянула на Элиса, точнее на его губу. Вот, блин, это точно я сделала?!
   Вошедшие в комнату лекари, разделились, и Нарон пошел к кровати, а Арон к столу, куда положил череп и поставил пакеты.
  -- Что ты здесь делаешь, Элис?
  -- Курирую, - буркнул маг и отвернулся к окну.
   В это время второй лекарь проверял мою реакцию на свет, оттягивал веки, прощупывал пульс, хмурился, светящейся ладонью водил в области груди, от чего было слегка неприятно.
  -- Шэндар сказал, что он курирует возвращенку. Я прав?
  -- Он тоже ее курирует, - кивнул Шэн, войдя в комнату последним и с некоторой задержкой.
  -- Два куратора на одну возвращенку? - Арон посмотрел на меня без удивления, но с интересом.
  -- Госпожа Анна, поднимите руки, - попросил Нарон.
   Я подняла руки, при этом у меня громко хрустнули суставы и все сразу посмотрели в нашу сторону.
  -- Либо она, либо каменоломни, - буркнул Элис.
  -- Сколько? - весело поинтересовался Арон.
  -- Два года.
  -- Всего-то?! - Арон дружески похлопал Элиса по плечу. - Ерунда. Помнишь, как нас троих...
  -- Хватит болтать, - неожиданно резко оборвал поток воспоминаний у товарища, осматривающий меня блондин. - Лучше подойди и посмотри. Ты в этом лучше разбираешься.
   Арон недовольно поджал губы, подошел к постели, дождался, когда Нарон встанет, сел на тоже место и провел засветившейся рукой от ступней до макушки. От светящейся черты с двух сторон начали тянуться ленты, создавая вокруг меня светящийся кокон. Стало больно смотреть.
  -- Глаза лучше закрыть, - профессиональным бесстрастным голосом заявил блондин.
   Вот, что хотите, говорите, а сделал он это специально. Злопамятная зараза.
  -- Что с ней? - встревоженный голос Шэндара.
  -- О-чень интересно. Сколько она уже здесь?
  -- Примерно три дня.
  -- Я спрашиваю, сколько дней она в нашем мире?
  -- Неделю.
  -- Пять дней, - поправил Элис.
  -- Если так пойдет и дальше, через пять дней вы ее похороните.
  -- Арон! - рыкнул на товарища Нарон.
  -- Не надо меня затыкать. Я абсолютно серьёзен. Она истощена. У нее до сих пор не рассосалась отметина, оставленная огненным духом - это плохо, через отметину все кому не лень могут вытягивать из нее силы. Светлая богиня, как же я этого сразу не заметил?! Срочно, Нарон, убери череп из комнаты! Целостность скелета нарушена, и он подспудно ищет источник силы.
   Раздались шаги и крики несчастного дворецкого:
  -- Госпожа Анна! Госпожа Анна! Я не специально! Клянусь! Якорь мне в глотку! Госпожа Анна!
  -- Успокойтесь, вас никто не обвиняет. Соберетесь воедино и сможете дальше служить госпоже Анне. Куда вас отнести?
  -- Так же я вижу последствия шаманского отвара. Память повреждена. Сильно. Так что не пытайтесь её спрашивать, что с ней было - она не помнит. Элис, в этом доме есть высшая нечисть?
  -- Нет, только умертвие, но из того, что я знаю, в дом оно не входит.
  -- Странно. - В голосе лекаря появилась глубокая задумчивость. - Могу поклясться, недавно ее силу пил лич.
  -- Жизненную?
   Голос у Элис глухим и напряженным. Где-то что-то упало.
  -- Нет, иначе бы вы двое ее уже хоронили. Только магическую. По сравнению с прошлым разом, когда я прощупывал ее на магический потенциал, ее уровень заметно упал. Хотя для нее это даже к лучшему. Для неинициированной возвращенки у нее был чрезмерно высокий уровень, я бы даже сказал, неприлично высокий. Госпожа Рэя запретила говорить об этом, так что это только между нами, раз вы оба ее курируете...
   Арон резко дернулся, и я услышала тихое предупреждение:
  -- Скажешь кому-нибудь, и я тебя загоню... как зверя. Никакая охрана тебе не поможет.
  -- Спокойно Элис, - сдавленно произнес лекарь, словно ему зажимали горло. - Спокойно. Отпусти меня. Я понимаю, что ты чувствуешь.
  -- Элис отпусти его, - попросил Нарон. - Мы помним, что с тобой сделали из-за твоей силы, но не надо душить Арона, госпожа Рэя и так поработала над нами. Никто ничего не узнает. Отпусти его.
   И тут вмешался Шэндар.
  -- Что, значит, у нее был высокий уровень силы?
  -- Вот непроглядная, - ругнулся Элис и все затихло.
   Я выдохнула и позволила себе спросить:
  -- Глаза открыть можно? - я бы не спрашивала, но после воздействия аронова света, перед глазами начали вспыхивать то черные, то зеленые круги. Не дождавшись разрешения, разлепила веки. Из-за слез, они немного слиплись, поэтому пришлось поморгать. Световая конструкция исчезла.
  -- Ты ее не усыпил? - уставился на меня Элис. Сейчас он стоял близко от постели.
  -- А нужно было?
   Реагировала я с задержкой, поэтому посмотрев на одного, сердито глянула на другого, а сказала нечто третье:
  -- Не надо меня усыплять, я не собака.
   Мужчины переглянулись, причем все четверо.
  -- О чем это она?
   Элис развел руками.
  -- Не знаю.
   Шэндар подошел к постели и как-то неуверенно заглянул мне в глаза. Что искал не понятно, однако заданный им вопрос интересовал и меня.
  -- Долго она будет в таком состоянии?
  -- День-два, - предположил лекарь, так как в голосе не было уверенности. - Ее состояние нестабильно.
  -- Это можно ускорить?
  -- Что? - не поняли оба лекаря и озадаченно уставились на Шэндара.
  -- Ну, это... ее, - смущенно забормотал маг.
   Лекари сдержанно усмехнулись.
  -- Скажешь тоже.
   Арон встал с постели. Я последовала его примеру, но встать не смогла. Элис перехватил меня за плечо и, сжав, усадил обратно.
  -- Я хочу встать, - и повторила попытку.
  -- Не держи, - глянул на нас Арон. - Ей нужно двигаться. Чем больше, тем лучше.
   Как раз об этом мне говорила Наставница, и я победно улыбнулась в лицо Элису. Тот нахмурился, но руку убрал.
  -- Где вторая пациентка?
  -- В другой комнате.
   Шандар отступил в сторону, пропуская обоих лекарей.
  -- Подождите! - Я схватила Арона за рукав, тот удивленно приподнял брови. - Как Оля?
   Нарон, шедший впереди, обернулся, и на его губах появилась мягкая добрая улыбка.
  -- С ней все хорошо, госпожа Анна, поправляйтесь.
  -- Идем, - поторопил Арон, отцепляя мои пальцы от рукава и толкая приятеля в плечо, - нам еще на занятия надо успеть.
  -- Арон! - возмутился мужчина, так намеревался сказать что-то еще.
  -- Что, Арон? Мы еще прошлые прогулы не отработали?! Еще один и Аеллир будет в бешенстве.
  -- Госпожа Рэя попросила нас...
  -- Приказала, - перебил Арон.
  -- Попросила, - настоял Нарон.
  -- Это одно и то же.
  -- Арон, - остановил лекаря Элис, зачем-то задвигая меня себе за спину.
  -- Что еще? - вздохнул блондин.
  -- Ты не сказал, что нам делать? - и качнул головой, намекая на меня.
  -- А что ты хочешь с ней сделать? - издевательски поинтересовался Арон. По лицу Шэндара пробежала тень раздражения. Нарон не сдержался и пнул приятеля в голень. Блондин скривился и посмотрел на него с выражением: "Что, по-твоему, я неправильно сказал?", вздохнул и заговорил без ехидства: - Ходить, двигаться. Любое шаманское зелье выводится естественным путем. Для остального: крепкий сон и хорошее питание. Ни зелья, ни магию использовать не рекомендую. Поговорите с Вэлдари. Ей нужна парочка защитных амулетов. - Подумал и добавил: - Если, конечно, не хотите от неё избавиться.
  

***

   Оставшись наедине с Элисом, я почувствовала мандраж. Он метался из стороны в сторону, а я лихорадочно придумывала, что ему ответить, если он спросит о поцелуе.
  -- Ты ничего не помнишь? - встал он передо мной.
   Все умные мысли вмиг вылетели у меня из головы, я съежилась и замотала головой.
  -- Ничего.
   Маг сделал вдох-выдох.
  -- Может, оно и к лучшему.
  -- А ты? Ты помнишь? - Спросила и мысленно дала себе затрещину. Решила молчать, молчи, но, нет, любопытство замучило.
   Элис отвел взгляд.
  -- Тоже. - Это мне не понравилось, когда так делают, точно что-то скрывают. Маг невесело усмехнулся: - Но проняло меня позже.
   Ах, вот оно что?! Я выдохнула. Тогда не страшно.
  -- Ты об этом хотел поговорить?
   Глаза мага сердито сверкнули. Он взял пакеты со стола и тихо произнес:
  -- Переодевайся, прогуляемся по кладбищу.
   Я нервно проглотила слюну. Прикопать собрался?
  -- Может не надо?
  -- Надо. - Элис стрельнул глазами на дверь. - У Арона имеется дурная привычка появляться в самый неподходящий момент.
  -- Я ему не нравлюсь.
  -- Ему никто не нравится, - глаза мага потемнели. - Как и мне.
   Элисавиель постоял, размышляя о своем, вздохнул, посмотрел на меня и сразу нахмурился.
  -- Почему стоишь? Переодевайся!
   Как же это бесит! Раскомандовался тут!
  -- Что, прямо при тебе?! - язвительно уточнила я у мужчины.
   Смутила его, как же, держи, Аня, карман шире.
  -- В ванную комнату иди, - развернул он меня на сто восемьдесят градусов. - Там переодевайся.
   И самым наглым образом сопроводил к двери, открыл ее и пихнул внутрь.
  -- Переодевайся. И не как в прошлый раз.
  -- Но я даже не знаю, что ты мне принес!
  -- Это школьная форма. В ней нет ничего сложного.
  -- Но мои размеры!
  -- Я взял твое платье.
   Платье на мне, значит взял последнее, которое на выход. Я развернулась и сурово свела брови.
  -- Где оно?
  -- Во втором пакете.
  -- А деньги? Сколько я тебе должна?
   Вопрос заставил Элиса стушеваться.
  -- Нисколько. Я взял несколько монет из твоей сумки.
  -- Элис, - процедила я, - никогда и не при каких условиях...
  -- Твоя Наставница настояла, - спешно перебил маг, повысив голос. - Я хотел разбудить Артура, но она запретила, сказала, что тебе это не понравится... - запнулся: - В смысле не понравится, что я прошу у него денег тебе на форму.
  -- Надо было с этого и начинать.
   Попыхтев для проформы, я закрыла дверь на щеколду и тут же начала рыться в вещах. В первом пакете нашлось длинное серое платье а ля курсистка, - только хуже, - с простой округлой горловиной и юбкой в пол; ботинки на невысоком каблуке со шнуровкой и короткая шерстяная накидка с эмблемой школы, которая в точности повторяла эмблему академии лишь с той разницей, что внутри яйца была вышита буква "N" с тремя непонятными закорючками сверху.
  -- Как-то не очень, - поморщилась я, покрутившись возле зеркала. - Они действительно это носят?
   В школьной форме я выглядела скучной и унылой, а еще смертельно больной.
  -- Может брошку приколоть... - расстроенно поправила края невзрачной накидки.
   Во втором пакете лежало платье - мое собственное, невероятным образом скрученное в компактный рулончик. Если это Элис - я убью его, но прежде развернула последний сверток. В нем обнаружились: четыре толстые тетради, десять отрывных блокнотов, два карандаша, один белый мелок в металлической оправе и полная коробочка с угольными мелками; линейка, ластик, транспортир; два ножа - один с вогнутым лезвием, другой с узким. Так же в пакете нашлась тонкая брошюра, название которой гласило: "Правила поведения в человеческом обществе" и ниже очень мелким шрифтом "для эльфов".
   Я проверила - уши нормальные. Открыла на середине и с трудом прочитала: "Не стоит обижаться на неадекватный юмор представителей человеческой расы, они делают это не со зла, а по незнанию... - дальше шло что-то о законах лесных существ, но последнюю фразу я поняла, как: - "Помните, вы выше этого"! Какая мудрая книжка. Буду в нее заглядывать, когда Элис в очередной раз выведет меня из себя.
  -- Спасибо, конечно, за тетради, - вышла я из ванной комнаты, - но насчет формы, тебе не кажется, что она, как бы тебе сказать...
  -- Устаревшая, - раздалось ехидное от двери.
   Элис оказался прав, Арон имеет дурную привычку появляться в самый неподходящий момент. Он вошел в комнату и теперь придирчиво осматривал мой наряд.
  -- Лет на сто. Элис, прими мои глубочайшие извинения. Я ошибался. С этой девушкой ты ничего не хочешь сделать. Даже в мыслях.
   Я посмотрела на Элиса. У мага было выражение лица, словно он и сам не ожидал увидеть на мне эту форму. И настолько искренним было его недоумение, что я задалась вопросом, видел ли Элис, что ему подсунули в магазине или брал не глядя?
  -- Аня...
   Судя по хитрой полуулыбке, Арон намеревался сказать гадость, но Элис его перебил:
  -- Ты что-то хотел?
  -- Забыл, - широко улыбнулся лекарь. - Увидел Анну и забыл. Но это что-то! - глаза блондина засияли восторгом: - Приятель, ты знаешь, что твоя подопечная у Вэлдари вторая жена?! Не в смысле по счету...
   Элис помрачнел и встал со стула, на котором сидел, пока я переодевалась в ванной.
  -- Самайя рассказала? - спросил он.
   Арон улыбнулся, видимо она ему много чего наговорила.
  -- Тогда иди и спроси ее, почему за воротами ее терпеливо дожидаются городские стражи, и как ей и ее подружкам удалось вывести Аеллира настолько, что он не заметил, как подписал сразу два заявления от Вэлдари.
  -- Ах, ты маленькая зас..., - недоговорил Арон, хищно оскалился и пулей выскочил в коридор.
  -- На время это его займет, - облегченно выдохну Элис. Он взглянул на меня, скривился и покаянно пробормотал: - Прости, я не посмотрел, что она туда положила.
  -- Продавщица?
  -- Бывшая одногруппница.
   Оу, тогда ясно. Я подошла к нему и с усмешкой спросила:
  -- Тогда она не будет против, если я его немного попачкаю?
   Элис открыл передо мной балконную дверь.
  -- Не будет, - усмехнулся маг. - Пачкай.
  -- И насчет моего платья...
  -- Что с платьем? - нахмурился маг.
  -- Пусть приведет его в порядок. - Я вышла на террасу. - Я не знаю, что с ним делать.
   Обернулась, чтобы убедиться, что он меня услышал, но увидела, что Элис не понимает о чем я.
  -- Она свернула его в рулончик, - пояснила я и руками показала размеры.
   Элис подвился смешком. Мне бы и самой было смешно, но это последнее приличное платье.
  -- Хорошо. Я понял. Вернемся, положи все в пакет - я поменяю.
   Спускаясь по лестнице, оценила непритязательную, но комфортную обувь, поэтому попросила:
  -- Элис, можно обувь я оставлю себе? - маг не торопил, но сам идти прогулочным шагом не собирался и теперь ждал меня на дорожке. Я приподняла подол, показывая обувку. - Они удобные.
   Мужчина кашлянул. Я даже не сразу поняла из-за чего.
  -- Они на тебя влезли?
   Пришло мое время приподнимать брови.
  -- Ты их не брал?!
  -- Кинули в довесок, - кивнул Элис.
   Я потерла виски.
  -- Можно вопрос? - подумала, и, в качестве тренировки, постаралась перейти на официальный тон: - Куратор Элис, у вас с вашей одногруппницей что-то было?
   Гравий под ногами мага неприятно скрипнул.
  -- Нет.
  -- Уверены?
   Элис задумался.
  -- Она призналась мне в любви.
  -- И?
  -- Тогда я не был заинтересован в отношениях с ней и сказал ей об этом.
  -- О! Так это месть! - обрадовалась я, наконец, разобравшись в ситуации.
   Мужчина отнесся к этому скептически.
  -- С чего бы?
  -- Это разбитое сердце.
  -- Чье?
   Я застонала. Это же надо быть таким...
  -- Элис, у тебя была девушка?
  -- Ты уже спрашивала.
  -- Это я помню, но ты не ответил.
  -- Тебя интересует, была ли у меня женщина? - с ехидцей поддел маг.
   Сделав шаг к центральной дорожке, я остановилась.
  -- Н-да, похоже, с романтическими чувствами у тебя совсем туго.
   На лице мага появилась саркастическая усмешка.
  -- Хочешь восполнить?
  -- Нет, куратор Элис. Не хочу. Не хочу тратить ни своё время, ни свои чувства на человека, который их не оценит.
   Лицо мужчины задеревенело.
  -- Громкие слова, - глухо произнес он, - для той, которая позволяет целовать себя каждому встречному.
   Я споткнулась, попыталась выровняться, но правая нога снова подвернулась. Элис схватил меня за локоть, и я, ойкнув, неуклюже привалилась к нему боком. Замерла, вспыхнув, словно маков цвет. От смущения у меня непроизвольно вырвалось:
  -- Ты про себя? - после чего коротко механически рассмеялась.
   Ой, мама! Роди меня обратно!
  -- Я еще не сошел с ума, - фыркнул Элис, отодвигая меня от себя. - Даже зелье не заставило бы меня сделать это.
   Эк его. Но аллилуйя! Он не помнит! Немного обидно, но лучше пусть и дальше остается в неведении, чем попытается выяснить, зачем я жевала его губу. На нее даже смотреть страшно! Что на меня нашло?! Я не голодный зомби, в самом деле! Хотя, ладно, забыли. Надеюсь, губа у него заживет.
  -- Тогда о чем это ты?
  -- Я говорю, тебе повезло, что ты встретила на кладбище именно Вэлдари.
   Я нахмурилась.
  -- Наставница тоже так говорила, а теперь чем-то недовольна.
   Криво усмехнувшись, Элис высказался в своей манере:
  -- Одна Тьма знает, что у вас на уме. Говорите одно, на деле я вижу совсем другое.
  -- Элис, - мои брови сошлись на переносице, - я серьезно.
   Элис фыркнул:
  -- Я тоже, - и тяжело вздохнув, - Что я тебя просил?
   Склонив голову к плечу, задумалась.
  -- Не помнишь?
  -- Я не совсем понимаю...
  -- Я просил тебя быть осторожнее. Просил?
  -- В каком-то смысле... да.
   Элис начал заводиться.
  -- Тогда объясни, что они здесь делают? - махнул рукой в сторону дома.
   У меня случилось кратковременное зависание.
  -- Ты про лекарей?
  -- О них самых! - вдруг рявкнул Элис, чего я совсем не ожидала.
  -- Я здесь не причем! - возмущенно всплеснула руками. - Это Шэндар их привел!
  -- Но ты их впустила!
  -- Меня Наставница попросила!
   Элис запнулся.
  -- Что?
   По-видимому, такого он не ожидал, но я обиделась.
  -- Она сказала, чтобы я их встретила - я их встретила. Так что не надо во всем винить меня! Надоело!
   От обиды у меня защипало в глазах. Ну, уж дудки! Я не заплачу. Ни за что не заплачу.
  -- Аня! - окликнул Элис, когда я, не оглядываясь, пошла по дорожке.
   Я ускорила шаг. Жаль убежать не получится, вокруг кладбища высокие стены. Очень высокие. Я по стенам лазить не умею.
  -- Аня!
   Хватит кричать. Раздражаешь.
  -- Аня!
   Отстань ты от меня! Неужели ты такой тупой, что не видишь, что девушке нужно побыть одной?! Всплакну, успокоюсь и потом поговорим. Потом! Но не сейчас.
  -- Аня, - Элис все-таки догнал и схватил за предплечье. Еще и развернуть попытался.
  -- Отстань, - дернула я плечом, - Отпусти меня!
  -- Мы недоговорили.
  -- Не сейчас.
  -- Аня.
   Черт! Достал! Я резко развернулась, выдергивая руку из его захвата. Сгусток сырой магии сорвался с моей ладони и Элис чудом увернулся от него, но тот прозрачной лужицей плюхнулся на землю и впитался в нее.
   Дальше произошло нечто странное. Где-то на пределе слышимости кто-то захихикал, почувствовался ощутимый подземный толчок, и из ближайшей могилы выплыло тело. Это был мужчина крепкого телосложения, лысый с квадратным подбородком и внушительной дырой в грудной клетке. Из одежды на трупе были только белые шаровары. Он сперва побарахтался, поднимаясь на ноги, но встав во весь рост, гортанно зарычал, с гастрономическим интересом посмотрев на Элиса мертвыми глазами.
   Куратор побледнел, но не сбежал, как в прошлый раз, а наоборот, отступил в мою сторону, закрывая меня собой.
  -- Беги, - приказал он.
  -- К-куда? - проблеяла я.
  -- В дом. Быстро. Буди Артура. Я его задержу.
   И тени медленно начали сползаться к Элису со всех сторон. Однако не успела я сделать и шага, на кладбище поднялся сильный ветер, а когда он стих, в нескольких метрах от нас, на дорожке появилась высокая фигура в бесформенном черном балахоне с глубоким капюшоном. Она скинула капюшон и я увидела, что это мужчина. Осунувшееся белое лицо, темные брови, черные как смоль волосы, тонкие губы, но вместо глаз черные провалы в которых плавают два красных светящихся зрачка. Стало по-настоящему жутко.
  -- И кто тут смеет обижать мою малявку? - приятным баритоном спросил пугающий меня незнакомец.
  -- Учитель? - выдохнул Элис.
   Мужчина коротко глянул на него.
  -- Здравствуй, ученик, - и двинулся в нашу сторону.
  -- Магистр Анрой, это, правда, вы?
  -- Как видишь, - не прекращая движения, хмыкнул мужчина.
   Когда подошел еще ближе, я вскрикнула, но тут же закрыла рот обеими руками. Да, это был человек, но именно, что был, теперь перед нами стоял скелет обтянутый кожей с провалами вместо глазниц, где клубилась тьма, а в ней плавали два красных светящихся огонька.
  -- Отойди, - сделал он жест рукой.
   Я замотала головой. Элис не шелохнулся.
  -- Простите, учитель, - расправил он плечи. - Я не могу.
  -- Отойди, - повторил мертвец.
   Но, что, странно, чем больше он говорил, тем больше я его узнавала. В смысле я узнавала его голос. А Элис продолжил стоять у него на пути.
  -- Я поклялся.
  -- Поклялся и всё? - вокруг существа закружилась воронка вихря - слабого, но быстро набирающего силу.
  -- Я поклялся ее наставнице, что...
  -- Я спрашиваю: поклялся и всё? - перебил Элиса мертвец.
  -- Да, учитель.
  -- Тогда отойди, я хочу увидеть, как выросла моя крестница.
   Элис недоверчиво уточнил:
  -- Ваша...Кто?!
   Я неуверенно вышла из-за спины мага.
  -- Дядя Толя? - мой голос был похож на комариный писк.
  -- Узнала? - глаза существа засияли ярче.
  -- Голос, - снова пискнула я.
  -- Отойди, Элисавиэейль. Анюта со мной в безопасности. Я не причиню ей вреда. Посмотри на нее - она боится. Она видит.
   Элис настороженно сделал шаг в сторону, но его накопитель засветился ярче, он, что, собирается его атаковать?!
  -- Не доверяешь? - усмехнулся тот, кого я когда-то звала "дядя Толя".
   Губы мага вытянулись в упрямую линию.
  -- Сожалею, но не могу.
   Бескровные губы мертвеца растянулись в улыбке.
  -- Ты совсем не изменился, ученик. Порадуй старого учителя, скажи, что тебя перевели на некромантию.
   На лице Элиса дернулся мускул.
  -- Нет? - нахмурился мертвец. Ветер вокруг него перестал трепать его черный балахон. - Тогда, что ты здесь делаешь?
  -- Я здесь из-за нее.
   В голосе мертвеца засквозила злая насмешка.
  -- Не знай я тебя, подумал бы, что ты влюбился. Но ты не изменился, Элисавиэль. Обидел и не заметил.
   Элис дернулся и удивленно посмотрел на меня. Я отвернулась. Не хочу, чтобы он видел покрасневшие глаза.
  -- Я не...
  -- Забудь. Я вернулся. Теперь Аня не твоя забота.
   У мага сделался вид, словно у него ушла земля у него из-под ног. Он вдруг сгорбился и обиженно пробормотал:
  -- Я ее куратор.
   Темные брови мертвеца полезли на лоб.
  -- Серьезно? - хакнул он, после чего рассмеялся приятным бархатным смехом, в который в детстве я была влюблена. - Элисавиэль, мальчик мой...
  -- Элис, - сухо поправил маг. - Я отказался от эльфийской крови.
   Магистр смерил ученика цепким взглядом алых искр.
  -- Изменив цвет глаз, укоротив уши и умертвив волосы? - оскалился мертвец. - Не смеши меня, это не избавит тебя от эльфийской крови.
  -- Мой отец...
   Но магистр его перебил.
  -- Это он тебя надоумил?
   Лицо Элиса окаменело.
  -- Я сам.
  -- Позже об этом поговорим, - и мертвец сверкнул на меня алыми искрами своих жутких глаз: - Анечка, не бойся, выходи.
   Мертвец сделал шаг ко мне - я от него, он ко мне - я от него.
  -- Аня?! - полу - возмущенно, полу - радостно воскликнул магистр.
   Я съежилась и попросила:
  -- Можно мы так, на расстоянии поговорим? А?
   Мертвец по-доброму усмехнулся.
  -- И трястись на расстоянии будешь? Иди сюда.
  -- Я не хочу.
  -- Аня! - магистр начал сердиться.
  -- Вы страшный, - скорчила я несчастную моську. - Я лучше здесь постою.
   И непроизвольно сделала еще один шаг назад. Глаза мертвеца вспыхнули.
  -- Аня, будь хорошей девочкой, я сделаю так, чтобы ты видела то, что видят другие. Рано тебя мой косорукий сын инициировал - ты не готова.
  -- Почему косорукий? - обиделась я за мужа.
   Мертвец скривился, обнажив два острых клыка.
  -- Всю защиту мне сбил, - сплюнул он себе под ноги. - Я над ней семь лет работал - под тебя подстраивал.
   Элис подозрительно сверкнул на меня серыми глазами. А мне все равно - мне и так страшно, и только заметила, что отошла от него на достаточное расстояние, поэтому вприпрыжку подбежала, схватила за рукав и замерла, с опаской поглядывая на магистра.
  -- Хорошо, - смирился "дядя Толя", - стой там.
   И он быстро начертил в воздухе знак, который тут же вспыхнул мертвенным зеленым светом.
  -- Учитель?
  -- У Ани есть дар - дар Смерти. Волей случая или по желанию богини он проявился именно на Земле.
  -- Но Аня огненный маг.
   Одной рукой Элис попытался задвинуть меня себе за спину, но мне было любопытно - я об этом ничего не знала.
  -- Это ее основной дар, - кивнул магистр, продолжая рисовать в воздухе, - Дар смерти возник из божественной защиты, которую создала для нее наша Милостивая покровительница.
   Элис повернул голову и пристально посмотрел на меня. Я отцепилась и развела руками, мол, ничего не знаю, тоже впервые слышу.
  -- Если вы знаете, кто она, - не смотря на магистра, заговорил маг, - то знаете и кто ее родители. Нам они не представились.
  -- Не удивительно, - усмехнулся магистр и пока Элис не смотрел на него, швырнул в меня зеленой закорючкой, которая попала меня прямо в лоб.
   Я вскрикнула и затрясла головой. В глазах поплыло, я споткнулась и замахала руками, но не упала, так как Элис успел обнять меня за плечи и прижать к себе, так как из глаз у меня градом полились слезы. Нет, не от обиды и не от боли - просто так.
  -- Учитель!
  -- Г-р-р! Р-р! Ма-ги-ис... р-р, - раздалось из шалаша, к которому мы как-то незаметно подошли слишком близко.
   В голосе магистра послышалась напряжение:
  -- Все думал, где ты прячешься, - и задумчивое: - Где-то я уже видел подобное строение.
   Элис прижал меня к себе, а я все не могла прекратить плакать.
  -- Магистр, что вы сделали?
  -- Тебе не хватает практики и дара Смерти, мой мальчик. Аня видела, что я сделал, но понять не смогла. Я застил ей глаза. На время.
   Мужчина напрягся.
  -- Это заклинание...
  -- Знаю, - небрежно отмахнулся магистр, - оно с дефектом. Поэтому я сниму его, как только вы пройдете проверку на уровень силы в школе.
   Я, наконец, перестала плакать и смогла отодвинуться от Элиса, чтобы с удивлением обнаружить, что вместо красноглазого мертвеца рядом с нами стоит привлекательный темноволосый брюнет с крупной родинкой на правой щеке.
  -- А! - воскликнула я и указала на нее пальцем.
   Некрасиво - знаю, но я в шоке, мне можно.
  -- Узнала? - улыбнулся магистр.
   Глупо агакнув, неуверенно посмотрела по сторонам: с одной стороны умертвие, с другой зомби.
  -- Пойдем в дом, - приобняв за плечи, предложил Элис. - Магистр с ними разберется.
  -- Идите, идите, - замахал на нас магистр, но когда мы вступили на основную дорожку, окликнул: - И Аня...
   Мы на секунду задержались, чтобы посмотреть в его сторону.
  -- Сними эти тряпки, - рукой провел он в воздухе сверху вниз. - Их уже сто лет никто не носит.
  

***

   Не знаю, по какой причине Элис повел меня, огибая дом, к главному входу, но я искренне была благодарна за маленькую передышку и глупо улыбалась, сама не знаю чему.
  -- Довольна? - заговорил маг. - Думаешь, теперь тебе есть, кому за тебя заступиться?
  -- А? - захлопала я глазами.
  -- Аня, он из тебя душу вытрясет, если ты не будешь учиться, как следует.
   Я вздрогнула и жалобно посмотрела на мужчину.
  -- Я знаю, - по-детски расстроенно надув губки и полушепотом призналась ему: - Я всегда боялась тех дней, когда дядя Толя приходил, чтобы проверить мой уровень силы. Это всегда было очень неожиданно и неприятно.
   Элис снисходительно хмыкнул. Я насупилась еще сильнее.
  -- Однажды он принес банку червей и попросил меня достать оттуда свое кольцо. Мне было четыре года.
   Брови мага удивленно приподнялись.
  -- Я отказалась, и он высыпал мне их на платье. Новое, белое в розовый цветочек, - и я с тоской посмотрела перед собой. - До сих пор его помню.
  -- Магистра?
  -- Платье, Элис! - Я сердито дернула подбородком. - Мое платье!
   Мужчина издал звук похожий на короткий смешок, но когда я на него посмотрела, он был спокоен, только поджимал губы и усердно смотрел поверх моей головы.
  -- Мне было четыре года!
   Элис примирительно поднял руку.
  -- Аня...
   Увы, его пренебрежение к моим чувствам снова подействовало как катализатор.
  -- Любимое! Это было мое любимое платье!
  -- Аня.
  -- А в нем дыра! Представляешь! Выжженная!
   Услышав "выжженная" Элис перестал потешаться.
  -- Кем? - уточнил он.
  -- Кольцом, - буркнула я. - Расплавилось, когда я червей испугалась.
   Мы замолчали. Элис продолжил смотреть поверх моей головы, я же, переключившись с детской обиды, на мага, с интересом рассматривала его уши. Человеческие - округлые, даже не скажешь, что когда-то они были заостренные. Интересно, каким он был? И так я замечталась, представляя Элиса - эльфа, что из всего сказанного им услышала только конец фразы.
  -- ... постараюсь тебя не пугать.
   "И на том спасибо", - подумала я, ловя на себе хмурый взгляд.
  -- Аня, ты на самом деле не знала, что у тебя есть дар Смерти?
   Ах, вот, о чем он говорил!
  -- Нет. Не знала.
   Но, если подумать, я как в этот мир попала только и делаю, что сталкиваюсь с мертвыми и некромантами, а теперь еще и с мертвым некромантом встретилась. То-то не тянуло меня в родной мир моих предков. Подумала и расстроилась.
  -- Что случилось?
  -- Скучаю, - заморгала я, стараясь не заплакать.
  -- По родителям? - с участием посмотрел Элис.
  -- Ага, - кивнула и отвернулась.
   Мы уже дошли до двери, когда из нее неожиданно выскочил Шэндар. Весь всклоченный, словно кто-то его трепал, напуганный или просто встревоженный - не понятно.
  -- Что вы здесь делаете?! - воскликнул он, увидев нас, подскочил, и, схватив меня за плечи, с силой потряс: - Аня?!
   Ойкнув, я дернулась, вырываясь из болезненного захвата.
  -- Шэн, успокойся, - Элис положил руку ему на плечо. - Что случилось?
  -- Мы вас потеряли, - начал успокаиваться маг. - Где вы были?
  -- На кладбище, - поморщилась я, толкнув руку Шэна, чтобы тот отпустил.
   Маг с непониманием уставился на меня.
  -- Отпусти. Больно, - пробурчала и до Шэнадара, наконец, дошло, что пальцы нужно разжать.
  -- Нашел?! - выскочил из-за двери такой же встрепанный Нарон.
  -- Да, - обернулся Шэндар и облегченно выдохнул.
   Лекарь заметил нас с Элисом и набросился на куратора с тем же вопросом, что и Шэндар мгновение назад.
  -- Где вы были?!
   Я удивленно посмотрела сначала на лекаря, потом на Шэндара. С чего такой переполох? Мы, вроде, не прятались.
  -- На кладбище, - не меньше меня удивился маг.
  -- На кладбище! - взвился Нарон.
   И так противно у него это получилось, что мы с кураторами сморщились.
  -- Нар, успокойся, - отодвинулся от него Элис. - Что с вами обоими такое?
  -- С нами?!... - Лекарь нервно одернул мантию. - Элис, ты мне скажи честно, какого сияющего ты потащил ее на кладбище?!
   Мы с Элисом переглянулись.
  -- Мы выполняли ваше предписание, - осторожно подбирая слова, ответил Элис, - гуляли.
   Я старательно закивала, мол, правду говорит, но Нарона это почему-то не устроило.
  -- На кладбище?! Элис...
  -- Стоп, Нар! - куратор перехватил руку лекаря, которая уже вцепилась в отворот его мантии. - Не знаю, что у вас там произошло, но возьми себя в руки.
   Шэндар так же перехватил лекаря за плечо.
  -- Всё, Нарон, всё. Успокойся. Сейчас вернемся и скажем магистру, что мы нашли Аню, он успокоится...
  -- Артур проснулся? - обрадовалась я.
   Все трое синхронно посмотрели на меня: Шэндар с удивлением; Элис с вселенской мукой во взгляде, словно спрашивая у той же вселенной "Чему она радуется?; и Нарон, у которого при упоминании имени магистра, словно открылась старая язва. Но, может у него действительно, что-то заболело, вон, как бедняга скорчился.
  -- Я бы так не радовался, - невнятно пробормотал лекарь.
   Мы с Элисом в немом вопросе уставились на Шэндара, он уже мог рассуждать здраво, тем не менее, с опаской покосился на приоткрытую дверь:
  -- Он злой как демон. Кто-то..., - маг дернулся, подошел и закрыл дверь, еще и собой подпер для надежности. - Кто-то, - пока он спал, - срезал ему клок бороды.
   "Ой!" - мысленно пискнула я и с опаской посмотрела на дверь, за которой послышались тяжелые артуровы шаги. Дверь с силой толкнули, и Шэндар едва успел отскочить.
  -- Да какого?...
   Мы выдохнули - не Артур, - Арон. Увидев нас, блондин скривился.
  -- И что вы все здесь стоите?
   Все дружно переглянулись. "Действительно! - мужественно подумала я. - Быстрее признаюсь, быстрее.... Ой, мама!"
   Свой мимикой я так поразила Арона, что он наклонил голову и тихо спросил:
  -- Тебе плохо?
   Я замотала головой и тут же округлила глаза, когда услышала шаги спускающегося по лестнице Артура. Теперь уж точно - он.
  -- Дети, разойдитесь, - неожиданно раздалось за нашими спинами. - Дайте войти в дом.
   Мы расступились, и в тот же момент открылась дверь, и на пороге возник Артур.
  -- Папа? - с каким-то священным ужасом воззрился он на отца.
  -- Здравствуй, сын, - усмехнулся "дядя Толя". - Я вернулся.
  

Глава 9

Тихий семейный ужин

  -- Демоновы некроманты, - прошипел Арон, нависая надо мной, но удерживая вес на руках.
  -- Арон слезь, - просипел лежащий подо мной Элис. - Аня, убери локоть.
   Блондин крякнул, а над его головой в очередной раз пронесся ветер. Опасный - боевой, способный если не убить, то покалечить.
  -- Элис, терпи, они еще не закончили.
   Благодаря тому, что семейство Вэлдари решило выяснить отношения посредством магических атак, наш бутерброд живописно обосновался в мелких кустиках рядом с домом, причем Элис оказался внизу, Арон сверху, а я как жертва лекарского произвола - посередке. Это к тому, что инициатором бутерброда стал именно Арон - это он, когда магистры начали кидаться друг в друга заклинаниями, толкнул меня на Элиса и сам полетел следом.
  -- Слезь, - продолжил настаивать Элис. - Аня лежит у меня на руке - мне не воспользоваться накопителем.
   Лекарь поднял голову и прислушался к тому, что творится в доме.
  -- Забудь, они скоро угомонятся. Вэлдари никогда не умели ругаться слишком долго.
   Маг "пошел" с другой стороны:
  -- Аня, сдвинься вправо, - попросил он.
   Если бы я могла, давно бы выбралась отсюда, но, увы, мое сознание снова решило посидеть в "домике".
  -- Она не может, - ответил за меня лекарь.
  -- Почему?
   Куратор определенно хмурился. Блондин же раздраженно фыркнул.
  -- Лис, ты чем слушал?! Это последствие шаманьего зелья. Думаешь, зачем я ее на тебя толкнул? - она отключилась!
  -- Не называй меня Лисом, - прошипел Элис.
  -- Когда я тебя слушал? - отмахнулся Арон.
  -- Мы договорились, - решил о чем-то напомнить приятелю маг.
  -- Ладно, ладно, не заводись.
   В доме раздался грохот, где-то разбилась люстра. У меня назрел вопрос: что если они друг друга поубивают, что тогда будет со мной? Меня снова выдадут замуж?
  -- О! - обрадовался Арон, - Очнулась!
  -- Не поубивают, - уверил меня Элис. - Это не первая их стычка. Ты привыкнешь.
  -- Если выживешь, - поддел Арон и откатился в сторону. - Помочь встать?
  -- Мог бы и не спрашивать, - проворчал Элис, вытаскивая из-под меня свою придавленную правую руку и убирая левую с моего живота. Ей тоже досталось, но живот у меня все же мягче, чем спина.
  -- Я и не к тебе обращаюсь, - парировал лекарь и протянул мне руку.
   Я посмотрела на протянутую грязную длань и от помощи отказалась. Сама встала, еще и постаралась не отдавить куратору ничего лишнего. Последним поднялся Элис. Нарона и Шэндара мы нашли в таких же кустиках, но с другой стороны дорожки.
  -- Вы там как?! - не дойдя, окликнул их Арон.
  -- Живы, - пробурчал Нарон, и легко поднялся с земли.
   Шэн застонал. Мы с Элисом одновременно сделали шаг вперед, но столкнулись, поэтому первым к светлому магу подошел Арон.
  -- Синяк, - констатировал лекарь, проведя рукой по спине Шэндара. - Потерпи, сейчас уберу.
   Магу даже раздеваться не пришлось, Арон провел светящейся рукой у него над спиной, и, закончив, хлопнул его по плечу.
  -- Вставай.
   Шэндар недоверчиво пощупал поясницу, вздохнул и поднялся с земли.
  -- Молись богине, чтобы Харг не узнал, - оскалился Арон.
   Шэндар поморщился. Я непонимающе захлопала ресничками.
  -- Наш преподаватель по физической подготовке, - пояснил Нарон.
  -- Единственный и неповторимый, - хохотнул Арон и захрустел пальцами, что выглядело несколько устрашающе, особенно, когда лекарь начал еще и мечтательно улыбаться.
  -- Что это с ним? - незаметно пихнула я Элиса в бок.
   Маг обреченно закатил глаза и отступил подальше.
  -- Харг постоянно подкидывает им работенку: переломы, вывихи, растяжения. Пока норматив не сдашь - не успокоится.
   Я с ужасом уставилась на мужчину.
  -- И девушек он тоже так гоняет?
   Элис хмыкнул:
  -- Гоняет. У него для каждого свои нормативы.
   Я скуксилась, но вспомнила, что еще год учиться в школе, и чуток повеселела, и пока мужчины шутили, как весело преподаватель задавал им жару за прогулы, незаметно проскользнула в дом.
  -- Попалась! - тут же схватили меня. Я даже пискнуть не успела. - Архгарих - дверь.
   Дверь тут же бесшумно закрылась. Мужчины даже не заметили, что меня нет рядом.
  -- Ворота?
   Счастливая оскаленная морда Арха проявилась из своего потустороннего пространства.
  -- Сделал.
  -- В дом не впускать.
  -- Понял.
  -- Пойдем, Анюта, - "дядя Толя" подтолкнул меня к малой гостиной. - Пора поговорить.
   Магистр перехватил мое запястье.
  -- Подожди.
   Он поднял мою руку на уровень глаз, и, подцепив ногтями что-то на запястье, стянул с него тонкую темную нить и отбросил к двери. Я проводила невесомое, словно сотканное из паутины лассо, и непонимающе посмотрела на магистра.
  -- Кто-то, - заговорил он, - считает, что ее будет достаточно, чтобы знать, что с тобой все в порядке.
   Я наклонила голову к плечу. Магистр улыбнулся и мягко подтолкнул вперед.
  -- Идем.
   Всюду, где мы шли в воздухе висели мелкие частицы штукатурки. Дышать было трудно, все время тянуло чихнуть. В малой гостиной, как и ожидалось, царила разруха: обгоревшие стены, покореженная мебель, разбитая люстра, сломанный стол.
   Практически на том же месте лежал мой несчастный муж, а над ним в голос завывала Отрава.
  -- Артур! - ахнула я.
  -- Жив, - отмахнулся магистр. - Люстрой задело.
  -- Дядя Толя, - укоризненно покачала я головой. - Он же ваш сын. За что вы его так?
  -- За недоверие, - поморщился мужчина, - И за безответственное отношение к собственному дому, - недовольно глянул на троллиху, - Совсем от рук отбились.
   Отрава завыла еще горше. От ее воя у меня заболели зубы.
  -- Хватит, - приказал магистр.
   Он не кричал, но троллиха мгновенно затихла. Я подошла Артуру, присела на корточки и убрала слипшиеся от крови волосы со лба. Ссадина оказалась неопасной.
  -- Принеси теплой воды, - попросила Отраву. - Рану нужно обработать.
  -- У меня больше нет трав, - всхлипнула троллиха.
  -- Обойдемся без трав. Принеси теплую воду и чистое полотенце. - Отрава замешкалась. - Быстро!
   Троллиха вздрогнула, и, подскочив, убежал на кухню.
  -- Узнаю свою малявку, - расплылся в довольной улыбке магистр. - Что ж ты сразу ее на место не поставила?
  -- Не люблю становиться злобной стервой в чужом доме, - вздохнула я, признавая, что стоило бы, но время упущено.
   Магистр подошел и, как маленькую, потрепал по голове.
  -- Теперь это и твой дом, крестница.
  -- Потому что я замужем за вашим сыном? - отодвинулась я от него.
  -- Об этом мы договорились с твоими родителями, когда ты была еще совсем маленькая, - я удивленно вскинула голову. Магистр кивнул, подтверждая, что не ослышалась, и недовольно поморщился: - Артур должен был тебя встретить, и не так, как вышло, а как полагается, но мой безалаберный сын не открыл ни одного письма, которые я ему оставил.
   В гостиную вошла Отрава, неся здоровенную лохань, до краев наполненную водой.
  -- Ничего не изменилось, - закатил глаза магистр, - как была...
   Продолжать он не стал, только махнул рукой и отступил в сторону, чтобы троллиха смогла вписаться между столом и Артуром и поставить лохань, а не расплескать ее содержимое по полу.
   "Многовато", - подумала я и взяла из ее рук мокрое полотенце. Вздохнула, и, встав, отжала его.
  -- В следующий раз принеси таз поменьше.
   Отрава закивала, но смотрела она не на меня, а на Артура, и мне, вдруг, стало ее жалко.
  -- С ним все будет в порядке. - Я обтерла лицо мужа влажным полотенцем, после чего начала тщательно мыть лоб, где уже выросла здоровенная шишка, и мыла до тех пор, пока не рана очистилась, а я не убедилась, что в ней нет инородных частиц. - Царапина, но глубокая, поэтому и кровоточит. - Протянула троллихе грязное полотенце. - Сполосни и выжми, - Пока Отрава выполняла поручение, посмотрела на магистра. - Может, впустим лекарей? У Артура может быть сотрясение.
   Магистр подошел к голове сына, присел на корточки и пощупал его лоб.
  -- Ерунда. К вечеру заживет, - посмотрел на меня и мягко улыбнулся. - Не беспокойся, некроманты народ живучий. А лекари ему не помогут. Лечащая сила света на нас не действует.
   Я чуть не брякнула: "А я?", но вспомнила, что мы с магистром не одни и с недовольством покосилась на Отраву. Той было не до меня, она в десятый раз полоскала и выжимала полотенце.
  -- Хватит - хватит! - всполошилась я, услышав неминуемый треск ткани.
   Поздно. Отрава неуверенно, даже можно сказать, смущенно протянула порванную надвое тряпку. На лице магистра проступило раздосадованное: "Этого и следовало ожидать". Взглянув на то, что осталось от полотенца, я, наконец, поняла, почему троллиха не спешила помочь Артуру, а только выла на одной ноте. Сила есть, как говорится.... И силы много.
  -- Анрой, - когтистая лапа осторожно тронула магистра за плечо. Мужчина повернул голову, тем самым дав понять, что слушает: - Там... эти... защиту ломают.
   Магистр заинтересованно приподнял бровь.
  -- Твою?
  -- До моей пока не добрались.
  -- Шепни троице, чтобы развлекли гостей.
  -- Дядя Толя, - нахмурила я брови.
  -- Анрой, - поправил меня магистр. - Дядя Анрой. "Дядю Толю" мы с твоими родителями придумали, чтобы ты не путалась.
  -- Дядя Анрой, - покладисто исправилась я, и покачала головой.
  -- Ничего с ними не будет, - отмахнулся магистр. - Харг, бывает, и похлеще гоняет.
  -- Точно! - воскликнула я, слегка переигрывая. - Им же на занятия надо!
  -- Жалеешь? - хитро сощурился магистр.
  -- Не хочу заводить врагов, - честно ответила я, поглаживая Артура по волосам и замечая, что муж пришел в себя и теперь тоже переигрывает, претворяясь бревном.
  -- И то верно, - согласился магистр, - Архгарих.
   Напротив магистра появилась зеленая рогатая голова.
  -- Анрой?
  -- Открой ворота.
  -- Как?! Сейчас?! Мы же только начали! - расстроился демон.
  -- Малявка пожалела. Пусть уходят.
  -- Но Анрой, - расстроенно засопел Архгарих, повернул голову, и, чтобы я видела, сделал самую несчастную и жалостливую морду. Ну, прямо лапа - лапочкой, пожалейте его бедного.
   Магистр усмехнулся, и, несмотря на мою недовольную мину, дал добро.
  -- Хорошо. Припугни их для порядка, - и задумчиво: - Второго блондинчика я не знаю, а Арону никогда не помешает.
   Арх злорадно оскалился, глянул на меня, подмигнул и исчез. Вот же демон.
  -- Отрава.
   Троллиха дернулась и встала во весь рост.
  -- Иди и приготовь ужин. И, чтобы без шуток. Проверю.
  -- Да, хозяин, - пробормотала она, и, сгорбившись словно старуха, ушла на кухню.
   Магистр же подошел к сыну и потыкал его носком сапога в бок.
  -- Вставай. Хватит притворяться.
   Артур открыл глаза. Удивительно, как быстро он оклемался. Шишка здоровенная, люстра тяжелая и как его угораздило оказаться под этой махиной, хорошо, что только зацепило.
  -- Тебя не должно быть здесь, - сухо произнес младший Вэлдари.
  -- Это то, чего ты хочешь? - криво усмехнулся магистр Анрой.
  -- Нет. Но если настоятель узнает...
  -- Он знает. Он сам меня вернул.
   Поморщившись, Артур приподнялся, чтобы взглянуть на отца подозрительным взглядом.
  -- Мне проверить?
   Маска человека на мгновение исчезла, и магистр посмотрел на сына красными светящимися глазами.
  -- Проверяй. Сходи в храм. Заодно и разрешение заберешь.
   Муж как - то слишком резво подскочил на ноги, мне даже пришлось его поддержать, когда его повело в сторону.
  -- Он дал разрешение?!
  -- Сын, - недовольно поморщился магистр, вернув себе человеческое лицо, - почему ты мне не веришь?
  -- Ты знаешь почему. Та девушка...
  -- Не трогал я ее! - рассвирепев рявкнул магистр и вокруг него взвился ветер, подхватив с пола обломки от стола и осколки от люстры. - Сколько я могу это повторять. Меня в тот день даже на планете не было! Аня, подтверди.
   Я недоуменно захлопала ресничками.
  -- Простите, я не совсем понимаю...
  -- Вспомни, когда я в последний раз у вас гостил.
  -- Семь лет назад. Летом, - без запинки отрапортовала я. - Точнее в начале июля. Две недели. Это был последний раз. Я еще подумала, что все... Ну, в смысле, что проверки закончились.
   Выражение лица Артура мне не забыть никогда в нем было столько удивления и разочарования, что на секунду я почувствовала себя виноватой.
  -- Кто ты? - выдохнул муж, продолжая смотреть на меня глазами несправедливо обиженного.
  -- Аня, - мяукнула я.
  -- Ты бы знал, если бы удосужился прочитать мои письма, сын, - магистр стряхнул с рукава, поднятые ветром осколки. - Или хотя бы послушать духа, которого к тебе отправил Рэнхар.
   По лицу Артура пробежала тень беспокойства.
  -- Архимаг отправлял ко мне духа? Когда?
   Магистр не успел ответить, как с потолка, там, где недавно висела люстра, с грохотом посыпалась штукатурка. Не имея возможности увернуться, я испуганно зажмурила глаза, а когда открыла, оказалось, что зря боялась, вокруг меня было выставлено сразу два воздушный щита.
  -- Та-ак, это уже ненормально, - обеспокоенно заявил магистр, смотря на потолок над моей головой.
   Артур смотрел туда же. Я подняла голову и слегка поежилась: от дыры на месте крюка и до места, где находилась я собственной персоной, тянулась длинная изогнутая щель, от которой необъяснимым образом откололся приличный кусок потолка, и теперь висел у меня над головой на расстоянии вытянутой руки.
  -- Может, мы на кухне поговорим? - предложила я.
  -- Обязательно поговорим, - пробормотал магистр и сердито взглянул на сына.
   Муж продолжал задумчиво рассматривать щель, после чего махнул рукой, и кусок потолка размером с футбольный мяч сдуло вместе со щитами.
  -- Ты это видела? - спросил он меня и снова посмотрел на потолок.
   Я посмотрела наверх. Ничего нового. О чем это он? Ледяные пальцы магистра Анроя коснулись моего плеча.
  -- Идем.
  

***

  
   Несмотря на мои опасения, наш первый семейный ужин прошел вполне мирно. Отрава приготовила все в лучшем виде, даже несмотря на то, что запасов в доме было мало - Артур всегда в разъездах. К нам спустилась Самайя. Болезненно бледная и слабая она пошатывающейся походкой пришла просить стакан воды, но ее тут же усадили, и эльфийка некоторое время медитировала над укрепляющим супчиком, не замечая никого вокруг, после чего была под ручки уведена собранным скелетом обратно наверх. Не многим позже к нам со стороны черного хода прорвались Элис и Шэндар. Все время до вечера они наматывали круги вокруг дома в поисках слабины в защите, отбиваясь от вяло охотящихся на них зомби. Прорвались, конечно, не сами - их впустили. Арх поинтересовался, стоит ли ему лично заняться настырными магами, но я взбунтовалась и потребовала прекратить издевательство над моими кураторами, чем сильно удивила всё еще неосведомленного Артура. Почему-то разразился мини-скандал. Муж был категорично против кураторства Элиса надо мной, но выслушав причину, по которой мы трое оказались в такой ситуации - сдулся, особенно, когда магистр Анрой заявил, что вина за это лежит и на сыновьих плечах, а я узнала кое-что интересное. Выяснилось, что с ректором Аэллиром ссориться ни в коем случае не стоит, он не только злопамятен, но и имеет большое влияние в обществе, поэтому от него на орехи достается всем: и сынкам высокопоставленным чиновников, и простым студентам, таким как Шэндар. Разговоры о каменоломнях совсем не шутка, туда действительно отправляют провинившихся студентов - магов, кого на месяц, а кого и на пять лет. Радует одно, такое наказание грозит в основном мужчинам, женщин отправляют в другие места, например, в городские прачечные.
   Дядя Анрой намекнул сыну, чтобы тот, наконец, помирился с Аеллиром, но Артур сделал вид, что не услышал. Шэндара и Элиса пригласили к столу, и я оказалась в компании четырех мужчин. Сначала ели молча, пока дядя Анрой, который, разумеется, не притрагивался к еде, не поинтересовался, у Элиса, куда тот дел его подарок. Маг сделал лицо кирпичом и ответил, что сломал его. Это вызвало бурю негодования у магистра, и он даже обозвал Элиса идиотом. Артур спрятал улыбку в бороде, а Шэндар, видя в этом несправедливость, попытался оправдать друга, но только он начал говорить, что это произошло случайно, дернулся и удивленно посмотрел на сидящего рядом с ним мага, а Элис с тем же лицом повторил, что сломал его. Только по удивленному взгляду Шэндара, брошенному в мою сторону, я поняла, что говорят они о накопителе, том самом камушке на веревочке. Но и мне открыть рот Элис не дал, ощутимо пнув под столом в голень и поинтересовавшись у магистра, насколько его отпустили. Тот ухмыльнулся и объявил, что вернулся навсегда. Это вызвало продолжительный приступ кашля у Артура, за что он и был удостоен ехидным вопросом: "Тебя что-то не устраивает, сынок?" Даже если не устраивало, муж промолчал. Ощутимое напряжение повисло над столом, и мой вопрос так бы и остался без ответа, если бы Шэндар, наивная душа, не задал его вместо меня: "Где вы были, магистр?"
   Артур снова поперхнулся, а Элис, который сидел напротив меня, покрылся красными пятнами. Не знаю, чего они испугались, но магистр с юморком ответил, что благодаря некоторым здесь сидящим, - взгляд на Артура, - он побывал в весьма интересном месте, единственный недостатком которого была и остается поистине смертельная скука и тихо рассмеялся. Смех у магистра получился жутким. Я с подозрением покосилась на мужа, тот сгорбился и пробормотал, что от его решения мало что зависело, и если кто-то и понял о чем он, то точно не я, но расспрашивать мужчину расстроенного до надутых губ, как по мне, последнее дело. Поэтому остаток трапезы мы провели под аккомпанемент музыкального позвякивания серебряных столовых приборов по фарфоровым тарелкам и громкое сопение Отравы. Мы почти добрались до десерта, когда Арх объявил, что у нас гостья не впустить которую грозит очередным выбиванием ворот, а если не ворот, то его рогов, а они ему еще нужны, и умоляюще посмотрел на магистра Анроя.
  -- Рэя, - улыбнулся магистр и кивком дал разрешение впустить гостью.
   Влетевшая в кухню настоятельница храма Света, предстала перед нами словно воплощение самой Немезиды - древнегреческой богини возмездия. Глаза ее горели желтовато-белым светом, белый плащ развивался за спиной словно крылья. Чем не богиня?
  -- Вэлдари Рэн! - взревела она, от чего бокалы с вином и водой тоненько зазвенели.
   Артур попытался уползти под стол, но, видимо, вспомнил, что он вроде тоже в доме хозяин и поднялся, чтобы поприветствовать госпожу, но его опередил дядя Анрой.
  -- Рэя! - широко развел он руки. - Давно не виделись!
  -- Вэлдари? - женщина споткнулась на ровном месте, ругнулась на непонятном наречии, убрала сияние из глаз, сама себе отодвинула стул и без каких либо условностей, села за стол. Поманив Отраву двумя пальцами, она показала на наши тарелки и коротко приказала: - Тоже, что и им.
  -- Всем? - уточнила Отрава.
   Один взгляд и троллиха прикусила язык. Она часто закивала и поспешила накрыть на стол. Тем временем, госпожа Рэя кинула на, сидящего на другом конце стола, магистра хмурый взгляд.
  -- Явился.
   Театрально заломив брови, и сделав лицо скорби, магистр печально покачал головой.
  -- Рэя, Рэя, мы так долго не виделись, а ты...
  -- А я в бешенстве! - стукнула она кулаком по столу. - Твой сын!...
  -- И твой ученик, - ввинтил магистр.
   Бабушка Оли тяжело и сердито вздохнула. Перевела взгляд на Артура.
  -- Добрый вечер, учитель Рэй, - немного запоздало поприветствовал гостью магистр.
  -- И тебе не хворать, ученичок, - настоятельница громко потарабанила пальцами по столу. Взгляд женщины устремился на притихших магов, и она тихо угрожающе предупредила: - Проболтаетесь, что здесь, да как - язык отрежу. Обоим.
   Лицо Шэндара приобрело бледно пепельный оттенок. Элис же кашлянул и пожал плечами:
  -- Я уже пообещал.
   Госпожа Рэя недовольно сощурилась.
  -- Смотри у меня. Арон хорош, но я лучше, - и женщина, убрав волосы, провела пальцами у себя по краю уха, прямо намекая на определенные изменения в его внешности.
  -- Можно без намеков, - попросил Элис и дипломатично сменил тему: - Вы же пришли к магистру Вэлдари Рэну?
   Женщина снисходительно хмыкнула, снова посмотрела на Артура.
  -- Почему ты игнорируешь мои задания?
   Артур закашлялся, судя по выражению лица, ни о каких заданиях от настоятельницы храма Света он не слышал.
  -- Это по твоей части, Артур, - начала вскипать Госпожа Рэя. - Мы же договорились!
   И она снова стукнула кулаком по столу, да так, что посуда на нем подпрыгнула, включая ту массивную супницу, которую Отрава поставила рядом с тарелкой госпожи Рэи, чтобы подливать гостье, если та попросит.
   Магистр Анрой мог бы не вмешиваться, но отцовские чувства победили, возможно, никто и не заметил, но я видела, как он поморщился, когда Рэя подняла голос на Артура.
  -- Рэя, ты о чем? - спокойно поинтересовался он. И вроде бы не повышал голос, но проигнорировать холодный, словно пронизывающий ледяной ветер, тон не смогла даже госпожа Рэя. За столом резко стало неуютно. Н-да, Артуру до папы еще расти и расти.
   Настоятельница передернула плечами, но обороты сбавила, и заговорила недовольным деловым тоном:
  -- Шестой месяц, Анрой... Шестой месяц твой сын не берет задания связанные с демонами. Скажи, зачем я его учила? Зачем ты просил сделать из него демонолога, если он постоянно увиливает от своих обязанностей?
  -- Неправда! - подскочил муж.
  -- Сядь, - жестко попросила госпожа Рэя, даже не смотря на Артура.
  -- Рэя, - предупредил магистр Анрой.
   Скулы настоятельницы гневно покраснели, и она процедила сквозь зубы:
  -- Сначала говорю я, а потом он, - ткнула пальцем в сторону сжавшего кулаки Артура, - оправдывается.
   Лицо магистра начало меняться. Иллюзия истончилась, и сквозь нее засветились красные огоньки настоящих глаз.
  -- Мы сделаем по-другому: ты расскажешь мне, что тебя не устраивает, а я подумаю, в каком месте я буду или не буду перед тобой оправдываться.
  -- Отец!
  -- Сядь, сын, - приказал магистр. - Сейчас я говорю не как твой отец, а как исполняющий обязанности настоятеля храма.
   Муж смекнул, что сейчас отцу лучше не перечить и сел на место. Взгляд магистра Анроя тут же смягчился.
  -- Рэя?
  -- П-ф, - скуксилась госпожа Рэя, и на ее лице крупными буквами можно было прочесть: "Не, ну я так не играю".
   Зато лицо Шэндара нужно было видеть - у него глаза на лоб полезли, когда он понял с кем сидит за одним столом.
   Магистр окинул нас всех строгим взглядом, что-то решил и тихо распорядился:
  -- Отрава, отнеси чай и десерт к Анне в комнату. Дети доужинают там. Обглоданный! - позвал он дворецкого, который с появлением госпожи Рэи вел себя подозрительно тихо. - Накрой стол в кабинете. У нас с госпожой Рэйей и Артуром будет долгий разговор.
  -- Будет сделано, - проскрежетал скелет.
   Таким образом, нам - "детям" ничего не оставалось, как быстро покинуть кухню. Госпожа Рэя только на мгновение перехватила меня за руку, чтобы ободряюще мне улыбнуться. Но только мы трое добрались до комнаты, Шэндар неожиданно устроил истерику:
  -- Он лич! Элис, он лич!
  -- Я знаю, - устало отмахнулся маг тьмы, прихрамывая на одну ногу.
   Он нес в руках чайник, который спешно отобрал у Отравы, Шэн нес поднос с тремя креманками, а я чашки и ложечки для десерта.
  -- Магистр Анрой - лич!
   Голос мага вибрировал от напряжения, но ни я, ни Элис никак на него не реагировали. Мне было все равно, Элису тем более.
  -- Я сказал: "Я знаю".
  -- Аня, лич - это...
  -- Я знаю.
  -- Откуда?! - взвился Шэндар, но дернулся, когда по коридору прокатилось неестественно раскатистое эхо.
  -- Не спрашивай, - буркнула я, и открыла дверь в пока еще мою комнату.
  -- Магистр Анрой - лич, и он настоятель храма Смерти!
  -- Не настоятель, а исполняющий обязанности настоятеля, - педантично поправил вылезший из стены Арх, точнее его голова.
   Не ожидавший подобного сюрприза, Шэн дернулся и тут же воскликнул:
  -- Нет, я так больше не могу!
   Элис проковылял к столу, поставил чайник, вернулся, отобрал поднос у приятеля и предложил:
  -- Тогда сходи и узнай, во сколько завтра принимает комиссия в школе.
  -- Как ты можешь быть таким спокойным?!
   Н-да, похоже, нервы у Шэндара сдали.
  -- Я устал, - ответил Элис и похромал к столу.
   Выглядел он действительно неважно, это я отметила еще, когда они с Шэном только ввалились в кухню с ног до головы в грязи и каких-то вонючих зеленных подтеках. Отрава заставила их снять плащи в прихожей, прежде чем сесть за стол, но от них все еще попахивало, поэтому Артур быстро прочел заклинание и запах исходящий от их одежды пропал, а следы от сапог - нет. Элис тоже это заметил, ругнулся и пошел снимать сапоги у двери. Там он снова столкнулся с Шэндаром.
  -- Ты никогда не говорил, что собираешься стать некромантом! - обвинительно заявил Шэн, обижено смотря, как Элис тяжело опираясь на стену, снимает сапог.
  -- Нет?! - чуть удивился Элис. На мгновение на лице мага появилась грустная усмешка. - Странно. Наверное, к слову не пришлось.
  -- Проклятье, Элис, я думал мы друзья?!
  -- Мы друзья, - вздохнул квартерон, справившись со вторым сапогом.
  -- Арх! - тихо ахнула я, видя, как маг сползает по стене.
   Удивительно, но демон понял правильно и незаметно для Шэндара поддержал Элиса. Квартерон удивился, после чего скорчив высокомерную мину, уверенно расправил плечи, получать помощь от кого-либо он явно не привык.
  -- Шэн, - вздохнул он, качнулся и сжал плечо друга, - ты пройдись и успокойся.
  -- Я спокоен! - Шэндар упрямо выдвинул вперед челюсть. - Я совершенно спокоен!
   "Оно и видно" - подумала я, покосившись на кровать. Та-ак, кто посмел копаться в моих вещах?! Я подошла и заглянула под одеяло.
  -- Арх! - сдавлено позвала я, увидев смятый комочек кружев. - Кто? - и ткнула пальцем в неопровержимую улику посягательства на мою собственность.
   Голова демона мгновенно переместилась к месту преступления.
  -- Этот, - зеленая морда выразительно показала глазами на Шэндара. - И лекарь. Тот -добренький. Но все на месте. Он только взял, а я ему иллюзию Артура, чтобы знал, в чьем доме находится. Потом и сам Артур проснулся, тебя искать начал, - демон понизил голос: - Они и в твою сумку заглянуть пытались. Я не дал.
   Я сердито сощурила глаза на Шэндара. И, что им в моей сумке понадобилось?
  -- Настоятельница попросила, - ответил демон, от чего я вздрогнула. Не вслух же я это сказала? Но Арх продолжил: - Ты же это хочешь у него спросить? У тебя на лице написано.
  -- У меня на лице написано, что я хочу дать ему в морду, - сквозь зубы процедила я, бессильно сжимая кулаки. - Ненавижу, когда трогают мои вещи.
  -- В морду?! - обрадовался Аргарих. - Будет сделано.
   Не успел Шэндар среагировать, как мохнатый кулак с хрустом врезался ему в челюсть. Удар был такой силы, что мага отшвырнуло в коридор. Потеряв опору, Элис пошатнулся. Задернув одеяло, я стремительно подошла к двери. Стыдно не было, наоборот, я чувствовала себя отомщенной.
  -- Вы двое, - зашипела, подходя к порогу, - еще раз узнаю, что вы рылись в моих вещах...
  -- Аня, я же объяснил!... - возмутился Элис.
   И я вспомнила, что и он рылся в моей сумке, но просить демона стукнуть его, было бы слишком - маг едва стоял на ногах.
  -- Ты - да, они, - качнула головой в сторону валяющегося на полу в коридоре мага Света, - нет.
   Со смешенным чувством непонимания и беспокойства Элис уточнил:
  -- Они? - и посмотрел на трясущего головой Шэндара.
   Нет, у меня не двоится в глазах. Я обвинительно ткнула пальцем в Шэндара.
  -- Они. Он и Нарон - рылись в моих вещах!
   Не дождавшись реакции, с негодованием взглянула на Элисавиеля. Неужели рыться в чужих сумках это у них в порядке вещей?
  -- Что-нибудь пропало? - флегматично уточнил Элис.
  -- Нет, - но подумав, с сомнением добавила: - вроде бы.
   Маг невнятно махнул рукой, я приподняла брови.
  -- Спроси, - пояснил Элис.
  -- Кого? - не поняла я.
   На лице мага появилось выражение: "И чего я ожидал, она же женщина", но в этот раз я не обиделась, только глазами - хлоп-хлоп, и Элис, сообразив, что разбираться придется ему, скуксился, вздохнул и поинтересовался теперь уже у постанывающего Шэндара:
  -- Что вы двое искали?
  -- Когда? - простонал Шэн, ощупывая стремительно опухающую челюсть.
   Элис кашлянул, вышел в коридор и присел рядом с приятелем на корточки, положив локти на колени. Благодаря этому, рукава рубашки задрались, и на запястье мага я увидела свежую кровоточащую рану - след от укуса. Ну, ничего себе!
  -- Элис, - прошептала я.
   Маг поднял руку, намекая, чтобы не лезла, я надулась, но снова посмотрела на его руку, развернулась и пошла в ванную. Вернулась с тазиком, наполненным теплой водой и полотенцем - поставила на стол, прислушалась:
  -- Это неправда, - бормотал Шэндар, - она все выдумывает, никто ее вещи не трогал.
   У меня уши вспыхнули от негодования. Что значит, я выдумываю?! Демон тоже это услышал и возмутился. В коридоре погас свет. Из темноты вылезли шесть зеленых лап, увидев которые, Шэндар побледнел.
  -- Я сам! - прикрикнул на демона Элис, все еще оставаясь на дорожке света из комнаты, а я замотала головой - этого только не хватало.
   Зеленая морда недовольно заворчала и втянулась в стену, но лапы остались, только взяли магов в оцепление, мол, не трогаю, но если что. Элис по-птичьи склонил голову к плечу. Я даже к двери подошла, чтобы убедиться, что маг не свернул себе шею, настолько странно это смотрелось. В полутени лицо Элисавиеля изменилось, стало хищным и почти неприятным: скулы заострилась, губы вытянулись в тонкую линию, а глаза начали отражать свет.
  -- Шэн, ты редко врешь, - вздохнул маг, - но у этого дома есть глаза и уши, а так же клыки и когти, и если не хочешь почувствовать их на себе - говори.
   И Шэндар заговорил. Обиженно и сердито он поведал, что госпожа Рэя лично попросила его и Нарона поискать в моих вещах письма. Она не верила, что родители не оставили мне подсказку - их настоящие имена, или хотя бы мое настоящее имя. Зная его, она бы сделала официальный запрос, и мне бы подобрали хорошую пару - мага Света из приличной семьи. Она очень переживает, что меня отдали некроманту, и теперь это тревожит и Шэндара, он хочет найти письма и забрать меня из этого ненормального дома.
  -- А меня вы спросили?! - не выдержала я. - Почему вы двое решили, что можете решать за меня?!
  -- Я твой куратор! - немного невнятно, но громко заявил Шэнадар. - И настоятельница Рэя...
  -- А она мне кто?!
   Шэндар побагровел.
  -- ТЫ! Как ты смеешь?! Госпожа Рэя по доброте душевной взяла над тобой неофициальное опекунство, а ты?!
   Вот тут я разозлилась.
  -- Не много ли опекунов на меня одну?! Мне не десять лет! Я взрослая женщина!
   Маг тяжело задышал, его щеки запылали, глаза загорелись магическим светом, но закричал он не на меня, а на приятеля:
  -- Элис, скажи ей!
   Квартерон встал, засунул руки в карманы брюк, покачался взад-вперед, посмотрел на меня, сердито скрестившую руки под грудью и готовую прямо сейчас устроить грандиозный скандал с применением физическо-демонической силы; на Шэндара, сидящего на полу и придерживающего пострадавшую челюсть и снова на меня. Трудно было понять, о чем он думает, но мне показалось, что Элис расстроился, и мне стало неуютно, словно я виновата, что прошу мага рассудить нас.
  -- Я согласен с Аней, - тихо произнес мужчина и отвернулся от нас обоих.
   Я буду последней лгуньей если скажу, что не почувствовала громаднейшее облегчение и благодарность, но с другой стороны смущение и укол совести - я знала, что так и будет.
   Шэндар в шоке глупо хлопал глазами. Похоже, раньше Элис всегда с ним соглашался и вставал на его сторону, но не в этот раз.
  -- Элис?
   Маг соизволил посмотреть на приятеля.
  -- Иди, пройдись, Шэн, - снова предложил он, но скорее настоятельно порекомендовал, - пройдись и подумай. Госпожа Рэя и магистр Анрой сейчас поговорят и разойдутся с миром. Так всегда было. Аня останется в доме. Договор подписан. Аня жена Вэлдари Рэна.
  -- Вторая жена! - вскинулся маг Света. - Аня вторая жена Вэлдари Рэна!
  -- Не важно, - не повёлся Элис. - Вторая, третья, десятая. Это ситуация распределительного совета и магистра Аеллира, а не твоя. К тому же, кого ты хочешь предложить Ане в качестве мужа? Ах, да, забыл - своего друга - природника?! - и на губах моего второго куратора появилась весьма ехидная улыбочка, которую он адресовал лично мне. - Мне интересно как долго девица привыкшая жить в чистоте и комфорте, выдержит стойкий запах навоза в своей спальне, которую, скорей всего, она разделит с какой-нибудь ядовитой рептилией?
   Представив себе такую картинку, я побледнела. С детства боюсь змей. И словно в насмешку над моим страхом Элис продолжил:
  -- Как видишь, Шэн, перспектива спасть в одной постели с ядовитым барханным змеем нашу подопечную не прельщает. Как, думаю, не прельстит и высокомерная неприязнь мага Света. Наше высшее магическое общество, как ты знаешь, недолюбливает возвращенцев. Мы и сам поначалу..., - Элис неприятно усмехнулся. - Одним словом - зря стараетесь, лучшего места для Ани не найти.
   Шэндар обижено запыхтел.
  -- Этот дом...
  -- Мой дом, - морда демона материализовалась рядом с магом, подлетела к его уху и устрашающе клацнула зубами. - Иди, куда послали, или я тебе помогу.
   Маг стал похож на приведение. Двигаясь механически, он поднялся с пола, повернулся и пошёл дальше по коридору.
  -- Не туда, - две лапы легли ему на плечи, развернули и подтолкнули в спину. - Сюда.
  

***

  -- Извини, - смущенно пробормотала я, когда лично убедилась, что Арх довел Шэндара до входной двери, накинул ему на плечи его плащ и вытолкал на дорожку, ведущую к воротам.
   Когда я вернулась, Элис уже сидел на любимом стуле и отстранённо помешивал ложечкой чай. Откликнулся он не сразу.
  -- За что? - моргнув, поднял он на меня затуманенный взгляд.
  -- Кажется, он обиделся.
   Элис ковырнул ложечкой десерт.
  -- Шэн? Он тебе еще спасибо скажет.
   Я удивленно приподняла брови. Заметив мое недоумение, Элис невесело усмехнулся.
  -- Когда учитель обнародует, что он твой опекун, Шэндару не поздоровится. Но это в будущем, а сегодня ему грозило снова оказаться в кабинете нашего ректора. Он нарушил правило кураторства: только магистр Аеллир вправе просить нас рыться в твоих вещах, в остальных случаях это будет рассматриваться как самоуправство. Параграф третий, пункт четвертый.
  -- Ты же никого не курировал, откуда ты знаешь?
  -- У Шэндара тоже опыта немного. Ему только в прошлом году доверили паренька из простой семьи, и он мне два месяца потом вслух зачитывал выписки из свода правил.
  -- Дай руку, - потребовала я, встав рядом с ним вполоборота.
  -- Зачем, - нахмурился маг.
  -- Тебя укусили, рану надо промыть.
  -- Скоро ночь. Само заживет, - буркнул Элис, отодвигая локоть.
  -- Само, не само, - схватила я его за запястье, сердито бормоча, - но мама меня предупреждала, что перед регенерацией нужно рану промыть иначе заживет вместе с грязью, а это может привести к некрозу тканей, и тебе придется идти к лекарям. А ты сам говорил, что денег у тебя нет.
   Элис скривился. Мое сердце дрогнуло.
  -- Больно?
   Маг сделал независимый вид.
  -- Я могу сделать это сам, - и потянулся за тряпкой.
  -- Это моя тряпка! - воскликнула я, заставив мага вздрогнуть от неожиданности, после чего добавила спокойнее: - Сядь на место. Я все сделаю.
   Подняв на меня удивленный взгляд, Элис сел обратно, но когда я пододвинула тазик и начала мыть его руку, спросил:
  -- Почему у меня такое чувство, что ты действуешь по привычке?
   Я моргнула. Проанализировала, что веду себя, как дома и смущенно улыбнулась.
  -- Прости. Ты прав. Мой папа очень не любит лечиться, он находит любые поводы, чтобы не пить лекарства. Промывать раны он тоже не любит. Вот я и...
   Услышав это, мужчина расслабился и перестал сверлить меня настороженным взглядом.
  -- Твои родители часто ссорятся?
  -- Что? - замерла я. - Нет. Они любят друг друга. Даже ссорятся редко. Мама еще может покричать, но папа всегда находит к ней подход. Обнимет, поцелует, скажет, что все исправит, купит, надо - сделает своими руками. Он у нас рукастый. Хотя мама смеется, что до свадьбы он не знал с какой стороны молоток в руках держать, - отложив тряпку, я устремила взгляд в окно, где в небе снова хмурились тучи. - В их отношениях столько нежности и понимания, что иногда я завидую им.
  -- Ты завидуешь своим родителям?
  -- Я хотела бы, чтобы меня тоже так любили, но жизнь показала, что такие отношения большая редкость.
   Я вопросительно взглянула на мага, ожидая, что он спросит о моих отношениях там, на Земле, но Элис кашлянул, покосился на таз и вяло намекнул:
  -- Грязная, тебе не кажется?
   Заглянув в таз, согласилась, что воду нужно поменять, как и тряпку. Возилась вроде не долго, но когда вернулась, Элис уже спал. Прямо так - сидя на стуле с вытянутой вперед укушенной рукой, положив голову на сгиб здоровой.
  -- Вот и поговорили, - вздохнула я, сокрушенно качая головой, после чего позвала: - Арх!
   Зеленая морда выплыла из стены, и, подлетев ближе, вопросительно приподняла кустистые брови.
  -- Вы, что, помягче не могли? - глазами указала на Элиса.
  -- Это не мы, - фыркнул зеленомордый. - Это его приятель. Он не успел увернуться, а безухий его прикрыл.
  -- Откуда ты знаешь, что он без?..., - я коснулась края своего уха.
  -- Ученик Анроя, - коротко объяснил демон, и, коварно улыбаясь, забросил наживку. - Я помню, как он выглядел раньше.
   Я не смогла остаться равнодушной.
  -- И-и? Как?
  -- Не скажу.
   Досаду я выразила чмокающим звуком. Ну, да, я забыла, с кем говорю.
  -- Вредный же ты, Арх.
  -- Я демон, - горделиво сообщила голова и поинтересовалась: - Ты в ванной Наставницу звала? - Я кивнула. - Она не придет. Не когда в доме Рэя.
  -- Блин, - вырвалось у меня.
  -- Мне понравились, - промурлыкал Архгарих.
  -- Кто? - не поняла я и посмотрела на спящего мага, размышляя, успею добежать или нет?
  -- Блины.
   "Фуф" - мысленно выдохнула и нацепила на лицо самую милую из просящих улыбок.
  -- Понравились? Тогда, может, ты мне поможешь?
  

***

   Несколько минут спустя я сидела на корточках под окном и слушала занимательный разговор магистра Анроя и госпожи Рэи через тонкую мембрану в пространстве, которую сделал для меня Архгарих, по-демонически предупредив, что если меня поймают за подслушиванием - я сама виновата.
  -- Ты ей веришь? - задал вопрос дядя Анрой, говоря о вышедшей из кабинета Отраве.
  -- Она говорит правду - она не заваривала зелье.
  -- Но Архгарих говорит, что чайник стоял на столе.
  -- Твой ручной демон тоже не солгал.
  -- Странно, - магистр в задумчивости начал ходить по кабинету. - Неужели опять?
  -- Опять?
  -- Да. Мелкие пакости: порванные занавески, разлитые склянки, разбросанные вещи.
   Бабушка Оли раздраженно фыркнула.
  -- Анрой, ты же понимаешь, что покушение на Аню на мелкие пакости не тянет?
  -- Согласен. Пожалуй, я давно хотел заняться этой незримой и неуловимой сущностью всерьез.
  -- Вот и займись, - поддела его госпожа Рэя.
  -- И займусь, - раздраженно бросил дядя Анрой и подошел к столу, где громко зашуршал бумагами. - Что насчет демона?
  -- Подождем Артура. Не хочу повторять дважды.
  -- Рэя, я тебя знаю. Ты увиливаешь от ответа.
  -- Возможно, - согласилась она.
  -- Ты ведь не думаешь, что мой сын, специально начал игнорировать твои задания?
  -- Нет, - с тяжелым вздохом ответила госпожа Рэя, - но, Рой, я очень не хочу думать, что это Табейн. Мы вместе воевали, мы...
  -- Знаю, Рэя, знаю, - перебил ее магистр. - Ты, Охор и Табейн друзья с детства. Но я не виню тебя, я виню себя - я пошел у тебя на поводу и оставил Табейна за главного.
  -- Он справлялся!
   Услышанный мной треск, мог означать одно, госпожа Рэя что-то сильно сжала в руках.
  -- Первые два года! - рявкнул магистр Анрой и в окно вылетела медная статуэтка. Она пролетела у меня над головой и воткнулась в землю в нескольких метрах от того места, где я притаилась. Фуф. Оказывается, подслушивать магов небезопасно.
  -- Кто это тебе сказал?!
  -- Рэнхар. Лично!
   В кабинете воцарилась напряженная тишина, но когда госпожа Рэя заговорила, мне показалось, ее голос дрожал.
  -- Хочешь сказать, он следил за Табейном?
  -- За всеми нами: за мной, за Табейном, за Артуром, за младшим составом. Это его работа.
  -- Прости, Рой. Я не думала, что так получится. Что будет с Табом? - голос госпожи Рэи стал совсем тихим. - Его отправят в лабиринты?
  -- За что? За желание стать Настоятелем? Рэя мы некроманты, а не чудовища.
  -- Кто бы говорил, - насупилась женщина.
  -- Да, я лич, - обиделся дядя Анрой, - и давно. Но это мой выбор. Я не сошел с ума. Я не пью силы людей.
  -- Но твой сын так не считает.
   Я поморщилась. Со стороны женщины это было некрасиво, напоминать дяде о его конфликте с сыном. Послышался неприятный скрип кожаной обивки - магистр сел в кресло.
  -- Как же я устал.
  -- Рой, я верю, что ты не пил эту девочку, - попыталась утешить его госпожа Рэя, но неудачно, так как упоминание о девице магистра просто взбесило.
  -- Я не пил ее!
   Стекла в окне задребезжали. Я прижалась к стене, надеясь, что на меня не посыплются осколки.
  -- Тогда почему ты молчал?! Почему, когда тебя спрашивали, где ты был, ты претворялся безмозглым трупом?!
  -- Потому что не мог! - голос лича загрохотал в кабинете, словно майский гром, но взяв себя в руки, магистр заговорил спокойнее. - Я дал клятву. Где я был, что я делал, для кого - этого никто не должен был знать.
  -- Даже твой сын?!
  -- Артур, тем более, не должен был знать.
  -- И теперь ты винишь его, что тебя отправили в лабиринты Смерти?
  -- Нет, я не виню его, но он мог бы сделать вид.
  -- Что верит тебе?! Рой, ты же понимаешь, что от его голоса ничего зависело.
   Кресло громко заскрипело, видимо магистр решил расположиться поудобнее.
  -- Мне было бы приятно, если бы мой сын доверял мне чуточку больше.
  -- В первую очередь это можно сказать о тебе, Рой, - усмехнулась его собеседница, и с укором: - Ты ведь до сих пор не рассказал ему.
  -- Рэя, не заставляй меня сожалеть о том, что я рассказал тебе.
  -- Но Артур должен знать.
  -- Нет. Я обещал ей.
  -- В этом и есть твоя проблема, Рой, - ты слишком много обещаешь.
   На что дядя Анрой гордо заявил:
  -- Вэлдари всегда держали свое слово.
  -- Во вред себе, Рой, - и тихо повторила: - Только во вред себе.
   Магистр с этим был не согласен.
  -- Я его отец, Рэя, и я сделаю все, чтобы защитить его.
  -- От правды не защитишь. Считаю, он должен знать.
   Последовавшее за этим молчание, напугало меня больше, чем вылетевшая в окно статуэтка. Я решила запомнить это ощущение, потому что магистр заговорил сухо и безжалостно:
  -- Говоришь, должен знать... А ты рассказала своей внучке, что ее отец политический преступник, что его собирались повесить, но ты уговорила Его Величество сослать его на Землю. Рассказала?
   Раздался треск. Из окна вылетело нечто похожее на деревянный подлокотник. Меня чудом не окатило осколками.
  -- Рой!
  -- Это не секрет, Рэя. Рано или поздно девочка узнает, и я советую тебе её подготовить.
   Понадобилось несколько секунд, чтобы госпожа Рэя оценила выпад магистра и успокоилась, но не сдалась.
  -- Я поняла тебя. Ты прав. Нам есть ради кого молчать. Но, Рой, прошло столько времени.
  -- Я не запрещал ему встречаться с матерью.
  -- Нет? - удивилась госпожа Рэя.
  -- Нет. За кого ты меня принимаешь?
  -- Тогда я не понимаю, почему?
  -- Спроси Артура.

Оценка: 6.76*73  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Тард "Реквием для зверя. 2/2" (Романтическая проза) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди 2" (Юмористическая фантастика) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Геярова "Академия темного принца" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Непорочная для Мерзавца" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"