Волкова Альвина: другие произведения.

Некроманты жён не выбирают

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.97*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Анна девушка из нашего мира. Или нет? Дело в том, что её родители переселенцы из другого мира, мира, где царит магия. Однажды магия проснулась и в Ане. В этот день перечеркнулись все её планы на жизнь, и началась длинная череда недоразумений, а началась она с..


Некроманты жён не выбирают.

Глава 1

За что боролась, на то и напоролась.

  
  -- Ты уволена! Ты меня слышишь? Уволена! - кричал Аркадий, брызгая слюной и потрясая испачканным контрактом на триста тысяч, который, уже ни на что не был похож.
  -- Ну, и хрен с тобой, - подбоченилась я, резко перестав нервничать по поводу ухода с очередного места работы, и, приняв стойку бойцовского петуха, выпалила: - Очень мне нужна такая работа! За те копейки, которые ты мне платишь...
  -- А я тебе прилагал, - зло сощурился зарвавшийся директор, тряхнув своей мерзкой рыжей бородёнкой.
   Я не сдержалась и выразительно скривилась, вспомнив сальное предложение, которое Аркадий сделал мне, да и не только мне, на новогоднем корпоративе.
  -- Что ты морду кривишь! - взвился мужчина, снова начав потряхивать куцей бородёнкой. - Да у меня таких, как ты...
   Ну, тут я не сдержалась.
  -- Никого, - припечатала я его. - Тебе все отказали.
   От возмущения Аркадий затрясся.
  -- ТЫ!!
  -- Боже, да прекрати ты трясти своей козлиной бородой! - не выдержала я. - Гори она синим пламенем!
   И, о чудо! Мои слова были услышаны. Борода загорелась. Когда до меня дошло, что происходит, я в ужасе схватила графин со стола и плеснула ему в лицо. Огонь погас, хотя и значительно обглодал лелеемую директором рыжую растительность. Аркадий захрипел. То ли от чувства чрезмерной благодарности, то ли еще от чего, его глаза полезли на лоб, а я поспешила скрыться с места преступления. Аркадия я не боялась, нет, но вот того, что последует дальше, когда меня найдут, очень.
   Моя семья давно ждала этого момента, скажу даже больше, она ждала этого с нетерпением. Дело том, что мои родители - переселенцы из другого мира, мира, где есть магия. Почему они покинули свой мир, мама с папой говорить не любили, но по обрывкам разговоров знаю, что папа был магом, а мама... Мама умело хранила свои тайны, поэтому кем она была, я не знаю. Зато знаю, что всё моё детство, родители ждали моего "пробуждения", как чуда. С энтузиазмом делали проверки, готовили к "пробуждению", учили азам. Но, увы. Ни в четыре года, ни в шесть лет, ни в двенадцать - мой дар так и не пробудился. В шестнадцать родители, наконец, смирились, и позволили мне поступить в ВУЗ. Через три года непрекращающейся зубрёжки я взяла тайм аут, то есть академку по болезни. Со здоровьем у меня действительно начали происходить какие-то странности, а папа с мамой начали чаще улыбаться и рассказывать о своём мире, но отсидеться дома мне не дали и выгнали на работу. Это уже третье место, где я не задержалась. Не то, чтобы я не уживчивая, но характер у меня огонь и несправедливости не терпит. Как примерно несколько минут назад, когда Аркадий обвинил меня в том, что я не делала, а если быть точной залила бурдой под названием растворимый кофе, недавно подписанный контракт с очень важным клиентом. Ну, скажите мне, как я могла это сделать, если меня на месте не было?! В самом деле! Нашёл проблему, подписали эту бумажку, подписали бы и другую, но, думаю, загвоздка была всё-таки не в контракте.
   Подойдя к своему рабочему столу, я чиркнула на заявлении свою фирменную закорючку, - всё равно уходить собиралась, - и, подхватив сумочку, пока Аркадий не оклемался, направилась в отдел кадров. Благо кабинет выше этажом и значит, я смогу слинять отсюда по-тихому. Достав из сумочки телефон, я нажала на иконку на дисплее:
  -- Привет, ма. Да, меня опять уволили, - встала я в пролёте межу этажами. - Ты знаешь? Папа сказал. А он отку... Звонили? Кто? Откуда?!! Ма, я домой не пойду.
   И не дослушав, сразу дала отбой. Нашли. Уже. Как такое может быть? Я прокрутила список и набрала телефон своего парня.
  -- Толик, ты дома?
   На том конце что-то невнятно промычали.
  -- Толик, ты спишь, что ли?
   Очередное невнятное мычание. Точно спит. Коротко ругнувшись, я проинформировала, что буду через полчаса и скинула вызов. На экране высветилось 10:30. Странно. Если я правильно помню сегодня у него собеседование. В одиннадцать. Проспал? Вот, как раз и выясню.
   Через несколько минут я бежала к остановке. Лёгкий летний шарфик развивался на ветру, розовое пальтишко элегантно перекинуто через левую руку, сумочку я держу на весу и спешно ищу мелочь, и всё бы хорошо, но когда меня с двух сторон обступили двое мужчин в синих балахонах, я с поросячьим визвизгом шарахнулась в сторону. "Нашли" - мелькнуло у меня в голове.
  -- Анна Валерьевна? - протянул один из них ко мне руку, по которой тут же огрёб любимой сумочкой.
   Сумочку было жалко, но себя было жальче. По разговорам родителей, я всегда знала, что меня заберут у них и из этого мира, если во мне проснётся хоть капля магии, поэтому я до чёртиков боялась, что это случится, и искренне радовалась, когда очередная проверка не давала результатов. Это было как праздник. Но праздник закончился. Магия проснулась, и меня забирают, вот так, по дороге, без права попрощаться с любимыми родителями. А фигу вам! Я так просто не сдамся!
  -- Помогите! Грабят! - завопила я во всё горло.
   И так мерзко и противно у меня это получилось, что оба мужчины синхронно зажали уши. Воспользовавшись их замешательством я, не оглядываясь, побежала за отъезжающей маршруткой. Подхватив меня, водитель дал по газам. В руке были зажаты две купюры, их я пихнула ему, тот посмотрел на меня, фыркнул и вернул тысячу и сдачу со ста. Парень лет пятнадцати, видимо видевший всё произошедшее на остановке, вытащил наушники из ушей.
  -- Что за фрики? - приподнял он брови.
  -- Понятия не имею, - ответила я, пытаясь унять дрожь от пережитого стресса. - Пристали, не знала, как отделаться.
  -- Ролевеки?
  -- Скорее сатанисты, - буркнула я.
  -- Сатанисты в чёрных балахонах ходят, а эти в синих. Точняк ролевеки.
   Взглянув на парня, я решила, что путь думает, что хочет, мне бы еще пять остановок, а там и до толькиного дома рукой подать. Жаль только телефон в сумочке остался. До нужного дома добралась без происшествий. Поднялась на восьмой этаж, подошла к двери и замерла. Дверь в квартиру была распахнута настежь. На пороге валялась смятая толькина куртка, за ней следовали кроссовки, в прихожей лежал галстук, между прочим, мной купленный, в коридоре рубашка и штаны. Идя по горячим следам, я уже знала, что увижу в финале.
  -- Толя, ты же обещал, - жалобно причитала я, собирая раскиданную местами перепачканную в чём-то чёрном рваную одежду. - Обещал, что больше ни-ни.
   Войдя в большую комнату однушки, я положила всё собранное на табурет. Толик валялся на полу в одних трусах и был, как говорится, "в хлам". Вот тебе и "ни-ни". Посмотрев на своё "светлое будущее", в виде "в дрова" пьяного безработного Анатолия Березкина, я молча покинула квартиру, не забыв закрыть за собой дверь, и, оставляя за спиной свои разбитые мечты, понуро поплелась к остановке. Здравствуй новый мир.
  

***

  -- Здравствуй новый мир! - закричала ненормальная, отпихивая меня в сторону и раскидывая руки, словно собралась обнять всё вокруг.
   Люди в этот круг не входили, это я уяснила, и ещё с несколько коллег по несчастью, когда маги в синих балахонах собрали нас всех вместе. Зря я боялась, что не дадут попрощаться с родителями, дали еще и оставили на несколько дней, чтобы собраться с мыслями и вещами. Много взять не разрешили, но на первое время, так и быть глаза закрыли. И правильно, что закрыли, потому что я набрала такого!... Одним словом, без любимого нижнего белья я оставаться не собиралась, хотя родители и намекали, что оно слишком откровенное. Так ведь я же не в одном белье расхаживать собралась! У меня, вон, целая сумка нормальных вещей, в смысле для этого мира нормальных: два закрытых платья в пол, две накидки им в цвет, два костюма для верховой езды, - хотя верхом я ездить не умею, - чулки, панталоны, нижние рубашки, и что-то подозрительно напоминающее корсет. Всё это было куплено за какие-то совершенно баснословные деньги и доставлено точно в срок, но после контрольной примерки у меня всё равно возникло ощущение, что одежду шили заранее и по моим меркам. Родители не скрывали радости и искренне недоумевали, почему я так недовольна, они-то, в отличие от меня, ни разу не задумывались, что жизнь обычного человека в этом мире и необученной перезрелой девицы в том, совсем не одно и то же. В этом я убедилась, когда маги объявили, что нужно подождать еще нескольких пробудившихся из которых трое оказалось детьми лет шести, два парня двенадцати и четырнадцати лет, две шестнадцатилетние девчонки и одна ненормальная, возраст которой можно было определить, только заглянув ей в паспорт. Нас собрали всех вместе в каком-то дворике на детской площадке, начертили круг на песке, добавив к нему несколько закорючек по всем четырём сторонам света, попросили встать друг к другу ближе и нараспев прочитав какую-то галиматью, перенесли в другой мир. Мир нас встретил неприветливо. Проливной дождь и скользкая грязь под ногами, красноречиво дали понять, что нам здесь не рады.
  -- Идём! - крикнул один из провожатых, и мы гуськом потопали за ним по грязным лужам, кряхтя и матерясь, так как сумки у всех были забиты под завязку.
   Моя торба тоже весила немало, но будь не ладна моя недремлющая совесть, я пожалела шестилетку и предложила понести её сумку.
  -- Шагай, давай, - буркнула ненормальная, презрительно скривившись, когда я, перехватив сумку поудобнее, закинула её себе на плечо.
   С самого начала у меня возникло стойкое ощущение, что все мы здесь друг другу не рады. От неприязненных взглядов уже зудело между лопаток, а тут еще и эта неопределенного возраста масла в огонь подливает.
  -- Слушай ты, - не выдержала я. - Отстань от меня. Мы в чистом поле. Обойди и иди.
  -- Что принцесска, не любишь, когда тебя подгоняют? - скорчила гримасу ненормальная, став похожей на противную крысу. - Чужую ношу на себя взяла и думаешь добрая?
  -- Какая тебе разница? Тебя не спросила.
  -- А ты знаешь, кто эта конфетка? - продолжила гримасничать ненормальная. - Она пророчица. Все её пророчества сбываются. Даже те, что она придумает.
  -- А ты откуда знаешь?
  -- Зна-аю, - почти пропела она, и выражение её лица стало совсем уж неприятным, словно она знала о ребенке что-то нехорошее.
  -- Ну, знай дальше, - сузила я глаза, предостерегая, что больше слушать её не намерена, и, обогнув по широкой дуге, взяла, испуганно смотрящую на нас, девочку за руку.
  -- Идём.
   Пророчица или нет, не человек она что ли?
  -- Прости, - пролепетала шестилетка.
  -- За что? - посмотрела я на нее.
   Худенькая, маленькая, какая-то вся непропорциональная и невзрачная - гадкий утёнок, а не ребёнок. Может, конечно, разрастётся еще, но пока парни в ее сторону даже не смотрят.
  -- Они...
  -- Они меня не интересуют. Как тебя зовут?
  -- Оля.
  -- Меня Аня, - сжала я её пальцы.
  -- Аня, я...
  -- Пророчица?
  -- Да, - серьёзно кивнула шестилетка.
  -- Это так страшно?
  -- Нет. Да, - не определилась Оля. - Я не знаю.
  -- Почему ты здесь?
  -- Учиться, - вздохнула шестилетка.
   Я удивленно на неё посмотрела.
  -- А пророчествам тоже учат?
  -- Нет. Но мама говорит, что здесь меня научат лучше слышать.
  -- Кого? - не поняла я.
   Оля пожала плечами.
  -- Я не знаю.
   Я отпустила её руку и поправила съехавшую лямку сумки. Уф, тяжело. Но, что поделать, сама напросилась.
  -- Эй, шевелитесь там! - прокричал второй провожатый, задержавшийся, чтобы подогнать отстающих, то есть нас с Олей.
   Я прожгла его злым усталым взглядом, на что мужчина только усмехнулся. В отличие от нас провожатые шли налегке. Вода удивительным образом стекала у их с балахонов, грязь не липла к сапогам, а сами они не испытывали никакого беспокойства по поводу непрекращающегося дождя. Я же вымокла до нитки. Ноги, обутые в лёгкие балетки, постоянно вязли в коричневой жиже, и было уже не ясно, где обувь, а где грязь. Много сил уходило на то, чтобы идти, а не скользить. Болели руки и плечи, но больше всего у меня болели колени.
  -- Мы почти пришли, - сжалился провожатый и быстрым шагом удалился унимать мальчишек, от избытка энергии начавших играть в грязевые снежки.
   "И на том спасибо", - подумала я и прибавила ходу. Заблудиться в незнакомом лесу мне совсем не хотелось. Я вообще не понимаю, почему нас перенесли именно в лес. Так сложно было переместиться сразу в город?! Силёнок маловато? Или нас слишком много? Или этим двум поиздеваться над нами захотелось? От "накручивания" себя отвлекла Оля, подёргавшая меня за руку.
  -- Что случилось? - тяжело вздохнула я и шмыгнула носом.
  -- Там дом, - пальцем указала она куда-то вперёд.
   Я посмотрела туда и вымучено улыбнулась. Наконец-то лес поредел. Стало видно, что вытоптанная тропа начала спускаться вниз по склону, сливаясь с просёлочной дорогой, а чуть в стороне от нее уже виднеются дома. Последний километр дался нам труднее всего, и когда у околицы нас встретил деревенский староста и сказал, что для заселения гостей всё готово, честное слово, мы готовы были его расцеловать. Я так точно.
  -- Разбейтесь по парам, - прокричал провожатый. - Будем заселяться.
   Мы с Олей переглянулись и остались стоять на месте, а, пока остальные "пробудившиеся" суетливо бегали и решали, с кем им будет лучше, к нам подошёл второй провожатый и предложил поселиться вместе с ним. Я не возражала, хотя и удивилась, с чего бы это?
  -- Ты и она здесь самые беззащитные, - словно прочитав мои мысли, объяснил маг и добавил, что-то непонятное: - Не подумай ничего. Я уже себе выбрал.
   Я устало кивнула и пошла за ним. Чёрт знает, что он имел ввиду, но чувствую, что боятся его не надо, приставать не станет. Оля шла рядом. Она тоже устала, но с интересом крутила головой по сторонам, и в результате всё-таки поскользнулась. Пытаясь удержаться, она толкнула меня в бок, я покатилась по скользкой грязи вперёд и толкнула мага в спину, как назло дверь открыли именно в этот момент и мужчина распластался на пороге. Я же запуталась в его ногах, ойкнула и свалилась на него сверху вместе с сумками. Провожатый крякнул и затих.
  -- Здрасте, - подняла я голову.
   Женщина, у которой поселился маг, была уже немолода. В её добрых глазах плескалось веселье, и она тут же поинтересовалась:
  -- Что, совсем убила?
   Я уперлась руками в поясницу мага и потыкала в него пальцем, тот застонал.
  -- Нет, вроде. Жив.
  -- Пробудившаяся? - уточнила женщина.
  -- Я? - приподняла я брови, а вспомнив, что так и есть, кивнула: - Да.
  -- Как звать?
  -- Аня.
   Хозяйка посмотрела мне за спину.
  -- Эта тоже с вами?
  -- Да. Это Оля.
  -- Сле-езь с меня, - подал голос маг, когда я, не выпуская из рук сумок, попыталась с него встать.
  -- Ага. Сейчас, - заспешила я.
  -- Су-умки! - возопил маг, когда я в очередной раз на что-то там ему надавила.
  -- Что сумки? - не поняла я.
  -- Брось сумки и вставай! - закричал он на меня.
  -- Хорошо-хорошо, - успокоила я его. - Не надо так нервничать.
   И послушно начала разжимать занемевшие пальцы. Сумки упали, но так как я стояла над ним, то и упали они на него. Мужчина захрипел.
  -- Ой! - наклонилась я над ним. - Тебе больно?
  -- Уйди, - не поднимая головы, попросил маг.
  -- Но....
  -- Просто уйди.
   Хозяйка подхватила меня под локоток.
  -- Идём девочка, - и, повернув голову, позвала Олю: - И ты деточка. Заходи, не стой под дождём.
   Я еще раз посмотрела на мага, и, переступив через него, вошла в дом.
  -- Почему вы обе такие мокрые! - всплеснула руками хозяйка, рассмотрев нас поближе и оценив, какие большие лужи натекли с нас на полы. Подперев бока, женщина сурово посмотрела на кряхтящего мага, стоящего между наших с Олей сумок у двери на карачках: - Шэндар, что вы с Элисом за маги, если не можете уберечь женщин от дождя!
  -- Это она виновата, - буркнул маг, кивком головы указав на меня.
  -- Я?!! - вытаращилась я на мужчину.
  -- Ты, ты, - закивал маг. - Если бы ты не сломала накопитель, мы бы легко укрыли вас от дождя.
  -- Неправда! - возмутилась я, оскорблённая до глубины души. - Я ничего не ломала!
  -- А кто с нами дрался? - держась за поясницу, поднялся маг.
  -- Я не...э-э..., - по инерции начала я отрицать, но передумала и пошла в нападение: - Вы первые начали!
  -- Мы?! - опешил от моей наглости Шэндар, или как там его на самом деле.
  -- Вы, - кивнула я. - Вы меня напугали.
  -- Ничего мы тебя не пугали! - затряс руками в воздухе маг, и попробовал оправдаться: - Мы хотели с тобой поговорить.
   О, да, я это знала, но сдаваться не собиралась. Ни тогда, ни сейчас.
  -- Поговорить? Ха! - закатила я глаза. - Вы бы себя видели. Поговорить они хотели. Посмотрела бы я на вас, когда вас с двух сторон зажимают подозрительные типы в поношенных рваных тряпках.
  -- Мы не подозрительные! - возмутился маг. - И кирты у нас не поношенные.
   Шэндар бережно огладил ткань своего балахона.
  -- Всего пятый год ношу.
   Но прозвучало это как-то неуверенно.
   Я окинула его долгим задумчивым взглядом, после чего спросила:
  -- Вы давно в зеркало смотрелись?
  -- Да, ты...! - задохнулся от возмущения маг.
  -- А я говорила, - неожиданно встала на мою сторону хозяйка дома. - Но ты заладил: "какая разница, какая разница". Да вас двоих ночью встретишь, испугаешься.
  -- Другие не жаловались, - сварливо пробурчал Шэндар. - Только она. Еще и накопитель сломала.
   Ну, всё, я обиделась.
  -- Да, как я могла его сломать?! - уже не обращая внимания на мокрую одежду, подперев бока, встала я в любимую позу. - Я его в глаза никогда не видела!
  -- У Элиса на запястье висел. Камешек такой, круглый, вроде подвески, а ты ему по рукам.
  -- А нечего было руки ко мне тянуть!
  -- Мы это поняли, - фыркнул маг, и, стряхнув грязь с сапог у порога, стянул с себя балахон, и повесил его на вешалку у двери. Затем он с лёгкостью поднял наши сумки и понёс их вглубь помещения, однако проходя мимо всё же обронил: - Но накопитель ты сломала.
  -- Как?! - озадаченно приподняла я брови.
  -- Элис его уронил и камень треснул.
   Ах, вот что! Вот, где собака зарыта!
  -- Но я же не специально.
  -- Я знаю, - сверкнул на меня серыми очами маг. - Но Элис обиделся.
  -- А это плохо?
   Шэндар посмотрел поверх моего правого плеча и кивнул.
  -- Да.
   Хозяйка устала топтаться на месте и подтолкнула мага туда, куда он шёл.
  -- Уж больно твой Элис обидчивый, - покачала она головой. - Ты же поговоришь с ним, да, Шэндар?
  -- Уже, - скривился маг.
   Даже от меня не укрылось недовольство, с которым он это сказал.
  -- А ты еще раз попробуй, - настояла женщина.
  -- Попробую, - обречённо вздохнул маг. - Куда я денусь?
   Когда Шэндар всё же соизволил отойти, я не удержалась и спросила:
  -- Вы родственники?
   Уж больно много у хозяйки и Шэндара было общего. Оба чуть выше среднего роста. Оба крепкие, темноволосые, сероглазые, с высокими, как по мне, чересчур резко очерченными скулами. Это делало их лица немного отталкивающими, тем мне менее к ним привыкаешь. У обоих нос с горбинкой, брови тонкие, губы бледные и почти незаметные. Но навела меня на мысль об их родстве родинка, она располагалась у них на левом веке и была размером с ноготь.
  -- Тётка я ему родная, - кивнула женщина, с улыбкой косясь кряхтящего на публику мага, мол, смотрите, как мне тяжело. - По материнской линии. Зови меня тётей Морой.
   Вот теперь всё встало на свои места.
  -- Анна, - еще раз представилась я. - Но зовите меня Аней. Пожалуйста.
  -- Хорошо, Аня. Иди, переодевайся и ребенку помоги. Хочешь наверху, хочешь здесь. Ширма у стены стоит, - указала она на вертикально сложенную пополам конструкцию, там, где копошился наш провожатый. - Попроси Шэндара, он поставить. А я пока в огонь дров подброшу. Еду подогрею.
   И, словно забыв о нас, засуетилась по хозяйству.
  -- Я сама могу, - простучала зубами шестилетка, когда мы подошли к Шэндару.
  -- Не сомневаюсь, - кивнула я. - Но если что, проси, помогу.
  -- Ширму ставить или наверх пойдёте? - маг глазами показал на лестницу, ведущую на чердак. - Места здесь немного. Выбирайте.
  -- А спать мы, где будем? - разумно поинтересовалась Оля.
  -- Здесь, - Шэндар качнул головой на широкую кровать у стены с левой стороны от очага. - На чердаке холодно, а вам согреться нужно.
  -- А ты? - приподняла я брови.
   После того, как мы бурно обсудили причину недовольства магов, выкать мне ему расхотелось. Да не такой он и старый, может лет на пять меня старше. Это Элис взрослый и обидчивый, а Шэндар он другой - он мужчина терпеливый и ответственный. Мне захотелось с ним подружиться.
  -- Наверху, - пожал плечами маг, словно другого варианта для него и не было. - Мне не привыкать.
  -- Эй! - окрикнула нас тётя Шэндара. - Хватит болтать. Переодевайтесь, давайте, я сейчас на стол накрою.
   Мы заторопились. Я подошла к сумкам и застонала. Во что с Олей нам переодеться? Всё же мокрое!
  -- Что случилось? - нахмурился маг.
  -- Нам с Олей не во что переодеться, - пожаловалась я.
  -- Как не во что? - опешил Шэндар, с опаской покосившись на наши раздутые до неприличия сумки, видимо прикидывая, что туда можно запихать. А запихать можно многое, главное захотеть.
  -- Но там же всё мокрое! - воскликнула я, расстроившись еще больше, представив, как буду извлекать ком утрамбованной одежды. А ведь там не только одежда была! Представив, что стало с моей любимой косметичкой, я чуть не расплакалась.
   Маг облегчённо выдохнул.
  -- Всё с вашими вещами в порядке. На сумки накопителя хватило. Переодевайтесь.
   Я рванула к сумке, потрогала ее и восхищенно присвистнула. Сухая, абсолютно сухая, будто не тащила ей через лес под проливным ливнем.
  -- Оль, налетай, - махнула я замешкавшейся шестилетке. - Всё сухое.
   Я сдвинула ширму, чтобы Шэндару ничего не было видно, даже с лестницы и кивнула Ольге, чтобы переодевалась первой. Девочка покидала одежду прямо на пол. Как и я, она вымокла до нитки. Я посмотрела на нее и капельку расстроилась. Такая маленькая, худенькая, как родители ей только отпустили? Хотя о чём это я, её родителей, скорее всего, как и моих, поставили перед фактом: "Ваша дочь пробудившаяся. Мы забираем ей в наш мир". Интересно, её родители так же радовались ее пробуждению, как и мои? А Оля? Что она почувствовала, когда поняла, что не такая как все? Я, например, до сих пор в шоке. Меня так и тянет ущипнуть себя за ногу, чтобы убедиться, что это не сон.
  -- Я всё, - сообщила Оля.
  -- Тётя Мора! - позвала я хозяйку. - А куда нам мокрую одежду деть? С нее течёт.
  -- Ты еще не переоделась? - приподняла она брови, увидев, что я до сих пор в мокром.
  -- Сначала дети, - качнула я головой в сторону Оли.
  -- Оставьте так. Уляжетесь, постираю.
  -- Ой, да не надо, - смутилась я. - вы мне только скажите, где...
  -- Молчи, девка - сурово свела брови тётя Мора, но по глазам было видно, что она не сердится. - Я здесь хозяйка.
  -- Так точно, тётя Мора! - отсалютовала я нашей "суровой" хозяйке, и, посмотрев на Олю, весело ей подмигнула, а то совсем девчонка заробела.
   Переоделась я быстро. Нравятся мне их местные платья: через голову натянул, пояском подвязал и ты готова. Есть, конечно, платья побогаче, но тут уж папа сказал своё веское "нет", нечего привлекать внимание дорогими нарядами. В первый день я еще возмущалась: как это без красивого платья, а вдруг бал, а я без платья?! Но после того, как мама утрамбовала мою сумку и предложила мне поносить её в качестве проверки по квартире, - словно чувствовала, что тащить мне её на своём горбу, (каюсь, верила, что нам хотя бы вшивенький транспорт предоставят) ни о каких платьях я уже не заикалась. Обойдусь. Нужно будет, куплю. Мама свои драгоценности отдала, а папа монеток подбросил. Монетки старые, но маги уверили, что все они еще в ходу.
  -- Иди, погрейся, - махнула мне рукой тётя Мора, когда я вышла из-за ширмы.
   Я подошла к Оле и встала слева от нее, вытянув к огню замёрзшие руки. Когда руки отогрелись, начала сушить волосы.
  -- Полотенце дать? - посмотрев, чем я занимаюсь, хмыкнула хозяйка.
  -- Если можно.
   С полотенцем всё пошло веселее. Сначала я высушила Олины волосы, потом свои.
  -- Садитесь есть.
   Мы переглянулись и синхронно проглотили слюну.
  -- Шэндар! - гаркнула хозяйка, что мы обе вздрогнули.
   Упомянутый маг не заставил себя долго ждать. Он уже переоделся в свободную грязно-серую рубаху и брюки болотного цвета, перевязанные широким поясом. На ногах у него были деревянные башмаки. Он спускался с чердака, на ходу перелистывая то ли тетрадь, то ли книгу в мягком кожаном переплёте, и так увлёкся чтением, что не заметил Олю, случайно вставшую у него на пути.
  -- Ой, прости! - невнятно пробормотал маг, когда почти налетел на нее.
   Девочка даже не пискнула, только сжалась вся и взглянула на него большими испуганными глазами.
  -- Шэндар, - сказала хозяйка, а когда тот посмотрел на нее, укоризненно покачала головой.
  -- Да, тётя? - ничуть не смутился маг.
  -- Садись за стол.
   Несколько минут ели молча. Еда была простая, но вкусная.
  -- Шендар, - наконец решилась я отвлечь мага от увлекательного чтения.
   Маг читать не перестал, но брови его приподнялись.
  -- Что с нами будет?
   Мужчина нахмурился и отложил книгу.
  -- В каком смысле?
  -- Мои родители рассказывали, что когда у меня появится магия, меня заберут. Так и случилось. Но что теперь? Что со мной будет дальше?
   После моего вопроса Шэндар как-то подозрительно замялся, ему стало неуютно, потом посмотрела на Олю, которая во все глаза смотрела на него, тяжело вздохнул, видимо тема была не из приятных. С чего бы это?
  -- Начну с Оли. Ты знаешь, что у нее дар пророка?
  -- Да, знаю. Меня просветили.
   Маг кивнул своим мыслям и спросил:
  -- А, что ты знаешь о пророках?
  -- Они пророчат, - без запинки ответила я.
   Сидящая справа от меня Оля, тихо захихикала. Шэндара же мой ответ не удивил.
  -- Да, они пророчат, Аня. Но как?
  -- Откуда я знаю? Им, вроде как, приходят видения из будущего.
  -- Правильно. Но как они это делают?
  -- Они подключаются к информационному полю планеты, или что вроде того, - вспомнила я прочитанную в подростковом возрасте статью о великих пророках в псевдо-научном журнале, где реальные исторические факты невероятным образом приплетались с мистикой и очередным появлением НЛО. - Извини, я в этой теме не сильна.
   А вот этим ответом я его определённо удивила.
  -- Ты не далека от истины. Но в случае с нашим миром, подключение идет не к информационному полю, а к богам. К невидимому миру богов.
  -- Каких богов? - не поняла я, потеребив двузубой вилкой варёный овощ, напоминавший по вкусу кабачок, а по цвету тыкву.
  -- Тех самых: бессмертных. Оле предстоит научиться их слышать. Не придумывать, не домысливать, а чётко слышать их слова. В этом её высшее предназначение. Но сейчас она мала и делает ошибки.
   Я тайком посмотрела на Олю, девочка слушала мага с не меньшим интересом, чем я.
  -- Это плохо?
  -- В вашем мире не очень, - определенно качнул головой Шэндар. - В нашем, неправильно произнесённое пророчество, может сломать кому-то жизнь. Стать катастрофой. В нашем мире пророки имеют огромную власть над судьбами людей. Одно их слово и безродный сын крестьянина станет рыцарем и сразится с драконом, а принцесса эльфов обреет голову и пойдёт скитаться по миру в поисках истинной любви.
   Мы с Олей в шоке уставились на мага, не веря собственным ушам.
  -- Принцесса эльфов обрила голову? Ты серьёзно?
   Это еще не говоря о том, что ни мама, ни папа, о живущих в их мире эльфах ни разу не упоминали.
  -- Было дело, - с серьезной миной кивнул маг.
  -- Ну, уж, Шэндар! - вмешалась хозяйка. - Давняя же история, и еще не факт, что правдивая. Хотя принцесса эльфов действительно обрила голову, но никуда она из Лазурного дворца не уходила. Это я точно знаю.
  -- Вы знаете принцессу эльфов? - вытаращилась я на хозяйку.
  -- Нет, конечно, - замахала она руками. - Я знаю одну эльфийку, которая некоторое время жила при Светлом дворе. Она очень любит рассказывать, как ей там было весело.
  -- А теперь?
   Тётя Мора многозначительно хмыкнула.
  -- А теперь она и её муж торгуют в Брандоре эльфийскими шелками.
   Я нахмурилась.
  -- Брандор - столица королевства Семи Вершин, - решил просветить маг. - Туда мы отправимся, как только прекратиться дождь.
   Очень своевременная информация, а то случись что, даже не знаем, куда мы направляемся.
  -- И Оля будет учиться слушать богов? Но если у вас их много...
  -- Она выберет. Всех богов ей слушать не придётся.
   Услышав, как шестилетка облегчённо выдохнула, я продолжила вытягивать из мага информацию:
  -- Получается у вас у каждого бога собственный пророк?
   Шэндар кивнул.
  -- Да, в каждом храме.
   Я подумала и спросила:
  -- А что если кто-то решит сходить сначала в один храм к одному пророку, а потом в другой, к другому. Пророчества будут разные?
   На меня посмотрели совершенно круглыми глазами. Похоже, до такого здесь ещё не додумывались.
  -- Каждый житель Семи Вершин принимает веру только одного бога, - пришёл в себя Шэндар. - К нему в храм он и ходит.
  -- А в другие ни-ни? Ну, там, посмотреть, на экскурсию сходить.
   Шэндар снова завис. Хозяйка тоже выглядела ошарашенной, и я поняла, что что-то здесь не так. Им, что, в голову такое не приходило?
  -- Ладно, забыли, - сжалилась я над ними. - А что будет со мной?
   Маг минуту не хотел отвечать, смотрел куда угодно только не на меня. Хозяйка пихнула его в бок. Маг молчал.
  -- Так, что со мной будет? - повторила я.
  -- Ты выйдешь замуж.
  -- Что? - мяукнула я, а поняв, что Шэндар не пошутил, взвыла по хлеще пожарной сирены: - ЧТО-О!?? ЗАМУЖ?!! Я-а?!! А не офигели ли вы?!
  -- Успокойся, - попросил маг.
  -- Успокоиться?! - Я вскочила с трехногого табурета, от чего тот грохнулся на пол. - Как я могу успокоиться?! Мне об этом не говорили! Я не согласна! Я не хочу замуж!
  -- Успокойся, - повторил попытку маг.
   Безрезультатно, я отскочила от стола и заголосила еще громче:
  -- Почему я должна выходить замуж?! Мне всего девятнадцать! Меня об этом не предупреждали! Папа с мамой об этом знали? Я хочу домой! Верните меня домой!
   Шэндар произнёс что-то непонятное, взмахнул рукой, и я с ужасом поняла, что не могу пошевелиться, и мой голос тоже куда-то пропал.
  -- Шэндар, - укоризненно посмотрела на племянника тётя Мора.
  -- Я просил, - непреклонно заявил маг. - Пусть сначала успокоится.
   Я испуганно посмотрела на Олю, она на меня, я на мага, но тот сидел и чего-то ждал. И так жалко себя стало, вот сейчас возьму и заплачу.
  -- Отпустите её, пожалуйста, - жалобно попросила Оля.
  -- Успокоится, тогда и отпущу, - не поддался маг и тяжело вздохнул: - Прав был Элис, слишком остро вы реагируете. На распределении надо рассказывать, чтобы видели, что не всё так страшно.
  -- Шэндар, прекрати. Посмотри, она же сейчас заплачет, - сжалилась надо мной тётя Мора.
   Маг недовольно поморщился.
  -- Успокоилась?
   Я моргнула, стряхивая с ресниц слезинки. Маг кивнул, но заклинание не снял.
  -- Шэндар! - рявкнула хозяйка.
  -- Отпускаю, отпускаю, - вздрогнул маг. - Не надо кричать мне в ухо.
   Вот гад! Я ему еще это припомню. Страшно-то как, когда ты всё слышишь и понимаешь, а ни заговорить, ни пошевелиться не можешь. Шендар снова произнёс какую-то околесицу, щелкнул пальцами, и я, наконец, смогла опустить руки.
  -- А-а, - проверила я свой голос.
   Подняла табурет, села и сердито уставилась на мага. Мужчина по-деловому кивнул.
  -- Хорошо. Теперь поговорим. Ничего страшного в твоём замужестве нет. Я сам был женат четыре раза и, вот, недавно выбрал пятую.
   Меня, честно сказать, перекосило.
  -- Шендар, начни сначала, - порекомендовала хозяйка.
  -- Сначала долго, - поморщился маг. Тут же ойкнул и потёр ногу под столом. - Хорошо-хорошо. Я понял. Понимаешь, Аня, у нас магов проблемы с совместимостью.
   Я сделала круглые глаза. О чём это он?
  -- Нет, физически, всё нормально, но наша магия..., - Шэндар на секунду замолчал, кусая нижнюю губ. - Магия, Аня, материя очень капризная и своевольная, на сближение идёт с большим неохотой.
  -- Оля! - глянула на ребенка хозяйка. - Закрой ушки.
   Оля послушно сделала так, как ей сказали. Тётя Мора удовлетворённо кивнула и серьёзно посмотрела на меня.
  -- А ты, Аня, уже взрослая. Так вот, Шэндар хочет сказать, что спят они со всеми, но детей заводят только от своих, чтобы дар не пропадал.
  -- Тётя, может, ты ей всё и расскажешь? - обиженно надулся маг.
  -- И расскажу, - не смутилась хозяйка. - Дело в том, Анечка, что источники силы у магов разные: у кого-то вода, у кого-то огонь, у кого-то воздух, есть еще земля, свет, тьма и смерть. Если нейтральные друг другу силы приживаются, то обладатели противоположных стихий, ну никак, вместе таким магам быть нельзя, силы взбунтуются и пострадают люди. Дети у магов рождаются редко, поэтому любой одаренный ребенок на вес золота, а рождённый от двух сильных магов, тем более. Я правильно говорю?
  -- Да, тётя, - сделал капризное лицо маг, хмыкнул, но решил всё-таки дополнить: - Насчёт совместимости тётя права, но бывает, что и маги одной стихии не могут ужиться, тогда их магия начинает бунтовать. Представь себе двух огненных магов, у которых силы вышили из-под контроля.
   Я представила и поёжилась.
  -- Жуть.
  -- Именно. Поэтому наши великомудрые магистры однажды позвали настоятелей храмов богов и собрались у короля Геона в тронном зале, чтобы обсудить, что делать. Говорят, что гвалт там стоял сильнейший, пока Его Величество не прогневался и не решил, что все без исключения маги обязаны жениться. Он выслушал все доводы против этого решения и объявил, что издаст указ, по которому мы - неженатые маги раз в пять лет будем обязаны подать заявку в Совет Стихий. С Совета Его Величество потребовал составить разумный договор, в котором будет учтены все нюансы заключаемого брака, так на свет появился документ для заключения брака между магами сроком на один год.
  -- На один год? - зацепилась я за интересный нюанс.
  -- Да, - кивнул маг. - Это срок, который нужен, чтобы определить, приживутся ли наши силы.
  -- А потом?
  -- А потом развод.
  -- Совсем? - удивилась я.
  -- Совсем, - улыбнулся Шэндар. - Этот договор предназначен для того, чтобы маги определились, смогут ли они принять друг друга, или нет.
  -- Но...
  -- В этом нет ничего страшного.
  -- А если он захочет, а я нет?
   Хозяйка понятливо усмехнулась, а Шэндар закатил глаза.
  -- В договоре всё оговорено. Насильно принуждать тебе никто не будет.
  -- Но замуж-то меня выдаёте!
  -- Аня, это необходимость.
  -- Чья? Ваша? Мне дети сейчас не нужны! И муж тоже.
  -- А мне, ты думаешь, жена нужна?! - неожиданно взвился Шэндар. - Меня, между прочим, за меня мои родители первую заявку написали! Мне десять лет было. Я тогда еще о девочках даже не думал. И привели мне такую же, как твоя Оля. Вот радость-то была!
   "Она не моя", - мысленно не согласилась я, но промолчала, подумав, что хорошо, что шестилетка уши закрыла, а то непонятно толи Шэндар по внешности её прокатился, толи по возрасту. Последнее не так обидно.
  -- Шэндар, хватит, - возмутилась хозяйка. - Твои родители хотели как лучше. Девочка была из приличной семьи.
  -- Из приличной? - скривился маг. - Да она весь год мне жить не давала! - и, передразнивая неизвестную, заговорил писклявым капризным голосом: "Шэндар, принести мне это. Шэндар, принеси мне то. Мне жарко. Зачем ты открываешь окно? Я сказала: мне холодно. Нет, мы туда не пойдём. Нет, я не хочу играть с этими слабаками. Хочу леденец на палочке. Что ты мне принёс?! Он же круглый! Я люблю только фигурные леденцы. Принеси мне другой. Как это нет? Я папе скажу!" Стерва малолетняя. Считала, что раз её родители магистры, все должны перед ней преклоняться.
   Мага передернуло от отвращения. Ну, думаю, девочка знала, чего хотела, только переборщила чуток, если нет, тогда Шэндару действительно не повезло.
  -- А что если?...
   Но подискутировать мне не дали, хозяйка поднялась и заявила:
  -- Всё, хватит разговоров. Уже поздно. Всем спасть.
   И так грозно это у нее прозвучало, что спорить с ней никто не стал.
   Позже лёжа на жёсткой кровати под тёплым одеялом, я всё думала, как несправедливо поступила со мной судьба. Всю жизнь я боялась, что меня заберут, всю жизнь я с замиранием сердца ждала, что очередная проверка покажет, что я маг. Меня трясло от одной мысли, что окажусь в этом мире одна, совсем одна: беззащитная и беспомощная. Так было, и мне понадобилось несколько лет, чтобы начать искренне улыбаться новому дню, и радоваться, что проверки закончены, они заканчиваются сразу после семнадцати лет, а мне недавно исполнилось двадцать. Но судьба, будь она неладна, решила устроить грандиозную подлянку, и проснувшаяся магия в одночасье лишила меня всего: семьи, мира, друзей, права на выбор.
  -- Слушай, тебе не страшно? - полушепотом спросила я завозившуюся под боком Олю.
  -- Нет, - ответила та.
  -- А мне страшно, - призналась я.
  -- Ты же взрослая?! - удивилась шестилетка.
  -- Ты думаешь, взрослые не боятся? Боятся, Оля, и еще как, - я грустно улыбнулась в темноту.
   Оля нашла мою руку и сжала мои пальцы.
  -- Не бойся. Я с тобой.
   Я скептически усмехнулась, но решила не продолжать эту тему.
  -- Мелкая, колись, что ты там напророчила нашей сумасшедшей?
  -- Я не...
  -- Ой, только не надо! - чуть громче, чем следовало, вырвалось у меня, но снова перешла на полушепот: - На неё посмотришь сразу понятно, что она ждёт от этого мира какого-то чуда. Совсем с катушек слетела.
  -- Бабуля меня убьёт, - всхлипнула девчонка.
  -- Бабуля?
  -- Мамина мама.
  -- Я знаю, - фыркнула я. - При чём тут твоя бабушка?
  -- Она...
   Оля запнулась и я, чтобы поторопить её, уточнила:
  -- Тоже пророчица?
  -- Нет. Она предсказательница. Она предупреждала маму, чтобы я никому в нашем мире не пророчила, иначе быть беде. Я ослушалась. Но я хотела как лучше.
  -- С этого всё и начинается. И? Что ты ей сказала?
  -- Это не я.
  -- Не важно.
  -- "Мир поменяешь, крылья сломаешь, обретёшь семью, потеряешь всю...", - таинственным полушёпотом продекламировала шестилетка и замолчала.
  -- Э-э? - озадаченно протянула я, не дождавшись окончания. - А дальше? Чьи крылья? Кого "всю"?
  -- Я не знаю, - жалобным голосом ответила Оля. - Мама говорит, что это часть пророчества. Оно неполное, но я больше ничего не слышу.
  -- Странно. Если подумать, то пророчество у тебя какое-то невнятное. С миром ясно - поменяла, но крыльев у нее нет, а семья...
  -- У неё нет семьи, - перебила шестилетка. - Она сирота.
  -- Вы знакомы? - повернув голову, приподняла я брови.
  -- Она наша соседка по этажу.
  -- Ах, вот в чём дело! Думаешь, она найдёт свою семью здесь, в этом мире?
   Оля завозилась, пару раз вздохнула, словно ей очень не хотелось отвечать, но она пересилила себя:
  -- Я не знаю. Мама рассказывала, что её родители были пьяницами и умерли от отравления. Галину воспитывал дед, но он тоже умер.
  -- Печально, - обронила я, начиная понимать, что послужило причиной неконтролируемой радости у сумасшедшей. - Но тогда какую семью она найдёт?
  -- Я не знаю. Я говорю только то, что слышу. Ой, Аня!
   Шестилетка до хруста сжала мои пальцы.
  -- Что случилось? - поморщилась я от боли.
  -- Прости! Это близко! Прости..., - и голос её резко изменился, он стал тяжелым и тягучим, и словно доносился из глубокой-глубокой ямы: - "Ночью на кладбище пойдёшь, судьбу свою найдёшь. Десятой женою станешь - силу свою познаешь. Выберешь путь, заставят свернуть. Испугаешься, навек потеряешься, смелою будешь - дракона пробудишь, - и напоследок совсем глухо: - Берегись эльфов".
   Я оторопело выпучила глаза на притихшую шестилетку, которая через секунду уже мирно похрапывала у меня под боком.
  -- Ну, Оля, - прошипела я сквозь зубы.
  

***

   Проснулась ночью от ощущения, что чего-то не хватает. Повернулась на бок, обняла подушку и тут же широко распахнула глаза. С трудом вспомнила, где нахожусь и почему чувствую себя настолько паршиво, словно в одиночку вскопала весь бабулин огород.
  -- Оля? - позвала я.
   Ответа не последовало. Я забеспокоилась. Руки зашарили по кровати. Сердце ёкнуло. Оли не было. Где она? Уборная в доме отсутствовала, для этого нужно идти в пристройку, поэтому тётя Мора выделила нам железный горшок, который оставила у кровати.
  -- Оля? - позвала я громче. - Ты здесь?
   Снова тишина. Это мне не понравилось и я резко села. Спустив ноги на пол, постаралась различить хоть что-то в кромешной тьме, в которую погрузился дом, когда дрова полностью прогорели. Если не ошибаюсь, перед тем как подняться наверх, Шэндар что-то говорил о светлячках-светильниках, но как включить их я естественно прослушала. Что там нужно сделать? Похлопать? Похлопала. Ничего не случилось. С тем же результатом посвистела и поцокала языком.
  -- Издевательство какое-то, - пробурчала я и бессознательно пощёлкала пальцами, как это делала семейка Аддамс.
   Сработало! Под потолком засветились сразу пять "светлячков".
  -- Н-да, - выразила я свой скепсис в отношении магических светильников.
   Во-первых, размером они оказались, чуть больше упомянутых насекомых, во-вторых, свет испускаемый ими был слишком тусклый, чтобы рассмотреть что-то наверняка, тем не менее, этого хватило, чтобы убедиться, что Оли в помещении нет.
   Я добралась до лестницы на чердак, забралась по ней наверх, нервно цепляясь за хлипкие ручки и оттолкнув крышку, крикнула:
  -- Шэндар! - и заглянула на чердак.
   На меня в упор посмотрело нечто огромное, встрёпанное и издающее странные звуки. Я испуганно вскрикнула и зачем-то махнула рукой. Передо мной тут же возник огненный шарик и полетел в обидчика. По приглушённым матам определила, что это был Шэндар. Ой, как неудобно получилось.
  -- Шэндар? - пискнула я.
  -- Какого тролля ты творишь! - прорычал маг, развеяв мой первый в жизни фаербол.
  -- Прости. Я не специально, - заговорила жалобным голосом и, недолго оправдываясь, выпалила: - Оля пропала.
  -- Куда пропала? - опешил маг.
  -- Я не знаю. Вещи на месте, а её нет.
  -- Спускайся. Я сейчас, - рыкнул Шэндар и захлопнул крышку прямо у меня перед носом.
   Ситуация была серьёзная, поэтому грубость ему я простила, на сегодня, а там посмотрим. А пока маг копошился на чердаке, я быстро оделась в сухую одежду, достала из сумки фонарик-ручку, накидку с капюшоном и была готова идти искать Олю.
  -- Куда ты собралась? - вытаращился на меня Шэндар, когда спустился с чердака.
  -- На поиски.
  -- Она не могла далеко уйти.
  -- Не могла, - легко согласилась я. - Но, она оделась. Сумка на месте, а верхней одежды и босоножек нет. Я не понимаю, что могло её выдернуть из дома посреди ночи. Там же хоть глаз выколи.
   Шэндар нахмурился и поинтересовался:
  -- Вы ни о чём на ночь не говорили?
   Я закусила нижнюю губу.
  -- Да, нет, обычные девичьи шушукунья.
   Маг понял, что я о чём-то умалчиваю, и посмотрел на меня, чуть сощурив глаза.
  -- Спрошу прямо: Оля пророчила?
  -- Нет, - твёрдо ответила я, решив уйти в несознанку. Не из страха за себя, а за Олю, вдруг ей нельзя было пророчить.
  -- Уверена? - уточнил Шэндар, как бы давая второй шанс.
   Я подумала и поделилась с ним частью правды.
  -- Мы вспоминали, что она напророчила Галине.
  -- Галине? Кто это?
   Я, честно сказать, удивилась.
  -- Галина. Женщина, которая очень радовалась, что мы перенеслись в этот мир.
   Выражение лица у мага стало крайне обескураженным.
  -- Галина?
   Мы с Шэном переглянулись.
  -- Да.
  -- Нам эта чокнутая назвалась Эммой. Мы и в документах её так записали.
  -- Ну, мало ли, - пожала я плечами. - Захотелось имя поменять.
  -- Проклятье! Мне же теперь все документы придётся переделывать!
  -- Шэн, Оля, - напомнила я магу.
  -- А, да! - встрепенулся мужчина. - Я иду искать, а ты жди здесь.
  -- Я так не могу, - заканючила я, заранее зная, что если останусь, изведу себя тем, что не уследила. - Вдруг она заблудилась?
   Маг фыркнул.
  -- И ты заблудишься, если пойдёшь.
  -- Так дай мне что-нибудь, чтобы я не заблудилась. Вместе будет быстрее.
   Шэндар закатил глаза, но решил, что в чём-то я права, взмахнул рукой, и, произнеся очередную абру-кадабру, вытянул из воздуха тонкую слабо светящуюся нить.
  -- Руку, - попросил он.
  -- Левую или правую?
  -- Без разницы.
   Я вытянула вперед правую. Шэндар накрутил нить мне на запястье и завязал один узелок, пояснив:
  -- Теперь ты привязана к этому дому, куда бы ты ни шла, подумай о доме, и нить покажет тебе кратчайший путь.
  -- Слушай, она не развяжется? - подёргала я слабо мерцающую ниточку.
  -- Нет, - качнул головой маг. - Не должно.
  

Глава 2

Не ходите девки зам... ночью на кладбище.

  
   Не знаю, с чем конкретно связано моё невезение: с тем, что Шэндар не умеет вязать узлы, или, с тем, что у нити оказался небольшой радиус действия, но пока я ходила в поисках Оли по домам и будила жителей деревушки, я умудрилась забрести в такое место, где нить сначала поблекла, а через пару шагов перестала светиться вовсе. Но самое неприятное: мой фонарик так же резко перестал работать. Я попыталась вернуться назад, но куда бы я ни шла, нить не появлялась, а фонарик упрямо не желал включаться. Дождь не прекращался. Небо начали разрезать короткие молнии, но эхо грома слышалось откуда-то издалека.
   Очередная молния, рассекшая небо у меня над головой, напомнила, что фонарик металлический, да и сережки с браслетом, и витая цепочка, которую я не сняла на ночь, тоже. От дешёвой, но дорогой сердцу бижутерии, как и от фонарика, пришлось избавиться. Я швырнула их в подвернувшуюся каменную урну и упрямо пошла вперед. Что заставляло меня идти в том направлении оставалось загадкой, пока впереди в свете молнии я не увидела высокую решетчатую ограду, у которой застыла маленькая тёмная фигурка.
  -- Оля?! - закричала я. - Оля это ты? Оля, я иду! Стой там, я сейчас.
   И я направилась к ребенку, игнорируя доводы разума, что Оля не могла сюда забрести, просто не могла. На полпути к шестилетке меня неожиданно остановил мужской голос, который ехидно поинтересовался:
  -- Куда идёшь, красавица?
   Естественно я вздрогнула, развернулась и чуть не грохнулась в обморок. На меня смотрело нечто в капюшоне с зелёными светящимися глазами, бледной кожей и почти ласковой улыбкой частично спрятанной в усах и густой бороде. Закричать мне не дали, банально зажав рот рукой, развернув и прижав к себе.
  -- Тихо, тихо, - промурлыкал приятным голосом этот "жуть". - Не кричи. Не обижу.
  -- М-м? М? - замычала я.
  -- Тс-с. Гули не любят громких звуков. Отойдём.
   Брыкающуюся меня оттащили под навес раскидистого дерева. Я давно насквозь промокла, так что разницы не почувствовала, но когда этот тип, содрал капюшон и прижался бородатой щекой к моей щеке, я искренне возмутилась. Ненавижу бородатых! Я дернула головой назад. Жуть хмыкнул, втянул воздух и с блаженством и каким-то пьяненьким весельем промурлыкал:
  -- Хорошо пахнешь. Сладко. Я уже и забыл, как женщина пахнет. И кожа нежная.
  -- Холодная, - не согласилась я.
   Меня тут же укрыли, запахнув края длинного плаща, и уткнулись в волосы у самого уха.
  -- У меня волосы мокрые.
  -- М-м, - потёрся он носом. - Мне нравится.
   Ну, да, я поняла, что мокрые ему нравятся, но уже точно не волосы. По крайней мере, его руки, блуждающие по моему телу под плащом (Как он туда забрался?), красноречиво говорили именно об этом. Что он себе позволяет?! Я попыталась вырваться, но не тут-то было, мужчина держал крепко.
  -- Отпусти, - попросила я.
  -- И ты снова пойдёшь к гулям?
  -- Куда? К гулям? К птицам?
  -- Птицам? Нет. Гуль - низшая нежить, - просветили меня. - Питается по большей части мертвечиной, но и свежим мяском не побрезгует.
   Сердце пропустило удар.
  -- Оля! - ахнула я и рванулась вперёд.
  -- Стой, дурёха! - сжали меня сильнее. - Нет там никакой Оли.
  -- Она потерялась. Она могла...
  -- Успокойся, - поцеловали меня в висок, от чего я, честно сказать, опешила. Но за одним поцелуем последовал второй, третий, а между ними тихое: - Никто сюда не приходил. Здесь только ты, я и гули.... Одни. На кладбище. Ночью.
   "На кладбище?" - мысленно зацепилась я за сказанное, и в этот момент молния высветила пространство перед нами. Боже, я действительно на кладбище! Вон и могилки, и памятники в виде булыжников воткнутых в землю, и каменные урны, хотя скорее чаши у могил, и решетчатые оградки и... Гули! Боже, эту жуткую тварь я приняла за Олю! Эту причудливую помесь стервятника, цапли и летучей мыши?! Мама, я домой хочу!
  -- Успокоилась? - приобнял меня этот, даже не знаю кто.
  -- Мама, - вырвалось у меня.
  -- Не бойся. Они тебе не тронут.
   Я проследила за дергано двигающейся гулью и переспросила:
  -- Они?
  -- Судя по ощущениям - их пять, - задумчиво произнёс кошмарик. - Н-да, поработать придётся.
  -- Вы... вы меня отпустите?
  -- Конечно, - потёрся он носом об мою щёку. - Еще и домой отведу.
   "Жениться тебе надо, - подумала я. - Столько ласки зазря пропадает". Ой, кажется, я это вслух сказала!
  -- Надо бы, - согласился ласковый кошмарик, - но не хочется. Опять какую-нибудь уродину пришлют, и терпи её потом целый год, или истеричку подкинут, которая чуть что и сразу в обморок.
   Пригревшись, я удивлённо покосилась на бородатого кошмарика. О чем это он? Но вспомнила Шэндара и сообразила, что речь идёт о браке по договору, и участливо заглянула ему в глаза.
  -- Может, повезёт?
  -- Не дадут, - по-детски надулся кошмарик. - Лучшие боевикам достаются. Вот, скажи, чем я хуже?
  -- Вы жуткий.
  -- Тебе страшно?
  -- Нет, - честно ответила я.
   Я на самом деле не испытывала страха перед этим странным типом со светящимися глазами. Сначала, правда, испугалась, но сейчас с ним было уютно. И тепло.
  -- Вот я и говорю - сладкая. Можно я тебя поцелую?
   Я фыркнула.
  -- Вы меня уже всю исцеловали.
  -- А в губы? - и снова поцеловал в висок. - Поделишься со мной?... М-м?
  -- Чем?
  -- Силой.
  -- Я... я не знаю. Она у меня недавно появилась.
  -- Не инициированная значит. Сладенькая.
   Кошмарик добрался до края моего уха и пожевал его губами. Если бы не борода, было бы приятнее, и несмотря на это, только крепкие руки удержали меня на ногах.
  -- Вот и проведём инициацию.
  -- Может не надо? - жалобно промяукала я.
   Маг рассмеялся.
  -- Дурочка. Не о том думаешь. Я силу твою призову. Заметь, совершенно бесплатно.
   Упоминание о деньгах отрезвило, и я поинтересовалась:
  -- За инициацию платить надо?
  -- Надо, сладенькая, надо. И платить и расплачиваться. А я бесплатно, только силы глотну, - вздохнул и тихо, себе под нос, - Для работы. Яд нужно вывести, - и чуть веселее: - Мне, между прочим, хуже будет.
  -- Почему?
  -- Если твоя сила окажется противоположной моей, откатом замучаюсь.
  -- Что у вас за сила?
  -- Ты еще не поняла? - удивился кошмарик. - Совсем дремучая. Некромант я.
   Ох, ты ж!
  -- Но если вам будет плохо, может не надо? - снова спросила я с беспокойством. Вдруг ему всерьез плохо станет, а меня потом совесть замучает.
  -- Надо, - вздохнул маг. - Гулей надо обезвредить. Много их здесь, а я от яда хмельной, напутаю заклинания и всё кладбище подниму. Тебе это надо?
  -- Мне? - пискнула и сразу замотала головой. - Нет.
  -- Тогда..., - меня повернули к себе.
   В зеленоватом свете его глаз, лицо мужчины показалось мне мертвецки бледным. Прямо покойник, а не человек. Что он там насчёт яда сказал?
  -- Не нравлюсь? - неверно истолковал моё хмурое выражение лица маг.
   Юлить не стала.
  -- Если честно, не люблю бородатых, - и уточнила: - А без поцелуя никак?
   Мужчина задумчиво поскреб подбородок. Борода у него была не чета куцей поросли на подбородке моего шефа, но всё равно вызывала отторжение, хотя кошмарик мне уже нравился, в моём вкусе мужчина: в меру высокий, подтянутый и крепкий. Умеет быть добрым, но своего не упустит, что важно - рохли никому не нравятся.
  -- Можно, - не стал лукавить кошмарик. - Но с поцелуем приятнее. Стесняешься, сладенькая?
   Если смущение и было, то давно исчезло под градом его поцелуев, поэтому я только неопределённо пожала плечами:
  -- Вы меня уже всю облапили, поцелуем больше поцелуем меньше.
  -- Договорились, - кивнул кошмарик, и, не дав подумать, поцеловал.
   Несмотря на мысли: "как мне потом прятать раздражение", поцелуй мне понравился. Маг осторожничал, целовал нежно и бережно, но чувствовалось, что ему мало, так бы мы и стояли, как два целующихся столба, если бы что-то во мне не начало пробуждаться. Оно сонно потянулось, от души зевнуло сразу двумя пастями, выпустило когти, расправило крылья и... Треск, грохот и дерево, под ветвями которого мы с магом скрывались от дождя, было варварски сломано неведомой силой и отброшено в сторону. Облегчённый вздох и вокруг нас спиралями закружились жгуты огня. Дальше, в кошмарике тоже кто-то пробудился, и я услышала жуткий протяжный вой, словно где-то рядом завыли волки. Большие такие волки! У меня от их голосов даже волосы на затылке зашевелились, а к моим огненным жгутам прибавились еще и зеленые. Я это видела, так как от грохота распахнула глаза и уставилась на мага, который тоже смотрел на меня, прибывая в некотором шоке.
  -- Сколько времени в тебе запирали магию? - оторвавшись от меня, прохрипел кошмарик.
  -- Запирали? - приподняла я брови.
  -- Ясно, - вздохнул он и повернул голову в сторону, где за вращающимися жгутами начали собираться гули.
   И не только гули, со всех сторон к нам начали подходить, - а кто и подползать, - вызванные из могил покойники.
  -- Мама, - пискнула я и прижалась к магу.
  -- Какого?... - хотел ругнуться кошмарик, но в последнюю секунду передумал.
  -- Убери, убери их, пожалуйста, - жалобно заскулила я, стараясь не смотреть на полуразложившиеся тела, ползущие к кругу света.
   Обняв за плечи, маг завел меня себе за спину.
  -- Стой здесь.
   Я кивнула. Бежать всё равно некуда, а с этим хоть какая-то уверенность есть, что я отсюда выберусь. С ним вообще очень спокойно, даже когда он подошёл вплотную к спиралям и попросил:
  -- Убери огонь.
  -- Но..., - с сомнением покосилась я на огненные спирали.
  -- Убери. Они чувствуют исходящую от него опасность.
  -- Но...
   Маг снова меня перебил.
  -- Сладенькая, не упрямься, я знаю, что делаю.
  -- Да, чтоб тебя! - воскликнула, раздосадованная нежеланием кошмарика дослушать, пусть даже с перепугу начала мямлить. - Дослушай ты меня, наконец! Я не знаю, как это сделать.
   Мужчина глянул на меня своими включёнными фарами. Честно скажу, выглядело это жутко, но показалось, что маг смутился.
  -- Прости. Я забыл.
  -- Уже?! - вытаращилась я на него.
  -- Не язви, - буркнул кошмарик.
  -- Я стараюсь, - Вода ручейками стекала у меня по лицу. Шмыгнув носом, я нехотя призналась: - Но мне страшно.
  -- Закрой глаза. Закрой не бойся. Они не нападут. Закрой и почувствую свою силу. Чувствуешь?
   Закрыв глаза, прежде чем сосредоточится на своей силе, я почувствовала злость. Чужую злость. Мрачная, застарелая и выдержанная, как дорогое вино, эта злость была обращена на некроманта.
  -- Сладенькая?
  -- Я не знаю... Что-то не так. Я чувствую злость.
  -- Ты злишься на меня? - хмуро вопросил кошмарик.
  -- Не я, - открыв глаза, посмотрела на мужчину и развела руками. - Это не моя злость.
   Неожиданно земля вздрогнула. Я охнула, инстинктивно расставив руки в стороны, чтобы удержать равновесие, и почему-то шепотом спросила у мужчины:
  -- Что это было?
   Кошмарик нахмурился и резко посмотрел назад. Мертвяки стояли на своих местах, зато гули после толчка с истеричным визгом заметались по кладбищу. Я-то думала, они летают, оказалось, только крылья приподнимают и чуть парят над землёй. Странные существа.
  -- Неприятности, сладенькая, - наконец соизволил ответить некромант. - Это были большие неприятности.
   Маг поднял руки, и зелёные жгуты послушно прыгнули ему в ладони, превращаясь в невероятно длинные горящие плети. Вот бы и мои тоже, в смысле назад вернулись.
  -- И-и? - поторопила я его.
  -- И направляются они в нашу сторону.
   Землю тряхнуло во второй раз. Я с трудом удержала равновесие. Что это такое? Что это может быть? Последовало несколько сильных толчков и земля начала трястись чуть меньше, но чаще. Это стало походить на шаги. Я посмотрела туже сторону, что и маг, и в свете широкой молнии увидела Это. Оно напоминало движущийся холм или оплыв земли. У него была голова, но не было волос и ушей, было лицо, но не было глаз и носа, зато был огромный жабий рот, который оно приоткрывало, чтобы провести по подбородку мерзким чёрным языком. У существа отсутствовала шея, а после грудной клетки сразу начинался невообразимых размеров живот и где-то там, под ним находились ноги. И, к моему ужасу, оно бодренько шло к нам.
  -- Боже, оно движется! Оно идёт прямо сюда!
  -- Боюсь, что да.
  -- Мама! - пискляво вырвалось у меня.
  -- Её здесь нет, - фыркнул некромант.
  -- И, Слава Богу!
  -- Странная ты, - улыбнулся кошмарик, хотя за бородой не было видно.
   У меня же началась настоящая паника.
  -- Боже, что нам делать?! Я ничего не умею! Я бесполезна! Я никчёмный маг! Зачем меня забрали с Земли?! Я ничего не умею!
   Некромант тяжело вздохнул, подошел ближе и с хищной ленцой заговорил, с каждым словом зарождая в моей душе искреннее восхищение, грозящее перерасти в бурное обожание:
  -- Сладенькая, как насчёт того, что сейчас ты упадёшь в обморок, а я тут всё зачищу? Боюсь, твоя психика не готова к такому зрелищу, - он начал наматывать часть зелёной плети себе на руки. - Согласна?
   Закончив наматывать, кошмарик пристально посмотрел на меня и я, как если бы он задал самый важный вопрос в моей жизни, с чувством ответила:
  -- Я согласна!
   И впервые за наше жутковато-странное знакомство, улыбнулась.
  -- Какая же ты..., - выдохнул он мне прямо в лицо, оказавшись снова неприлично близко и приобняв за талию. - Не будь у нас всей этой ерунды - женился бы. Серьёзно. Прямо здесь и сейчас.
   Я тут же представила себе перспективу выйти замуж за некроманта: ночью, на кладбище в окружении мертвецов и монстров, и сказала с убийственной честностью:
  -- Лучше в обморок.
   Некромант хмыкнул, и от второго его поцелуя у меня, честно сказать, перехватило дыхание, подкосились ноги и вылетели все мысли из головы, так что я не только не возмутилась, когда почувствовала, что из меня пьют силу, но и сама щедро "плеснула сверху", пока проснувшаяся двухголовая сущность укоризненно не заявила: "А не жирно ли будет?", и, захлопнув канал, утянула меня в спасительный обморок.
  

***

   Когда я открыла глаза, у меня возникло чувство де жа вю. Я лежала в темноте на жёсткой постели, укрытая одеялом и Оли рядом не было. Неужели мне всё приснилось?!
  -- Оля! - позвала я сиплым голосом.
  -- Очнулась, - тут же вспыхнули надо мной "светлячки" и к постели подошла тётя Мора. - Как спалось?
  -- Я спала? - подняла я удивлённый взгляд на прищурившуюся хозяйку.
  -- Сейчас да, а когда тебя принесли, валялась в обмороке, - женщина хмуро покачала головой: - Вот же неженка. Зачем ты вообще на кладбище потащилась? Некроманта увидела и сразу в обморок. Не стыдно тебе? Будущая магиня.
   Я немного опешила от её напора, но уяснила две вещи: во-первых, встреча на кладбище мне не приснилась, во-вторых, ни о моей инициации, ни о монстрах, ни о поцелуях никто, кроме нас с кошмариком не знает - это радует.
  -- Где Оля? - шмыгнула я носом и попыталась подняться.
  -- Лежи, непутёвая. Здесь она. Спит наверху.
  -- Я хочу её видеть.
   Тётя Мора сердито сдвинула брови.
  -- Утром увидишь. Лежи.
  -- Я...
  -- Лежи. Сейчас настойку принесу.
   Хозяйка отошла к столу и вернулась с бутылочкой из тёмного стекла, в которой плескалась маслянистая жидкость. Откупорив пробку, тётя Мора налила в ложку настоя, и протянула мне.
  -- Держи, сейчас запить принесу.
   Настойка пахла травами, и, судя по тому, что воды принесли мне целую кружку, дюже невкусная.
  -- Пей, пей. К утру простуду, как рукой снимет.
   Сморщив нос, сунула ложку рот и чуть не выплюнула всё обратно. Настойка оказалась невыносимо горькой, но было поздно идти на попятную и я проглотила лекарство, запив его водой.
  -- Вот и умница, - улыбнулась тётя Мора и протянула леденец на полочке: - Держи.
   Посмотрев на леденец, я с недоумением покосилась на хозяйку.
  -- Держи, говорю, - Хозяйка сунула леденец мне в руку. - Настойка горькая.
   Я не стала спорить, и сквозь травянистую горечь не сразу разобрала, что презентованная сладость, совсем не сладкая, а кислая.
  -- Оля, она...
  -- Вот заладила, - всплеснула руками тётя Мора, - Оля-Оля. Спит твоя Оля. И ты спи. Утром поговорим.
   Но как заснуть, когда тебя мучают вопросы. Куда и зачем пошла Оля? Где нашел её маг? Почему нить перестала работать? Что стало с кошмарком? Сошлись ли наши силы или он где-то там и ему плохо.
   Я не могла уснуть, хотя хозяйка давно похрапывала за столом, положив руки под голову, пережитое на кладбище не давало мне покоя, поэтому даже тихий скрип половиц заставил резко открыть глаза и щёлкнуть пальцами.
  -- Ой! - пискляво вскрикнула наша потеряшка, и отшатнулась от светлячков, которые спланировали на нее с потолка.
  -- Мне сказали, ты спишь, - сварливо пробурчала я, мысленно облегчённо вздохнув: "Жива".
  -- Мне не спалось. Ты как?
  -- Простудилась. Где ты была? Я волновалась.
  -- Мне рассказали. Прости, - потупилась Оля и жалобно на меня посмотрела, - Я не специально.
  -- Где ты была?
  -- У Галины.
  -- Зачем? - удивлённо приподняла я брови.
  -- Не знаю, - девочка сделала смущённо-расстроенную моську. - Когда она на меня накричала, я забыла.
   Я покачала головой, говорить о том, что её второе пророчество начало сбываться, расхотелось, тем более, хозяйка начала похрапывать через раз, подозрительно затихая, словно прислушиваясь к тому, о чём мы говорим.
  -- Забирайся, - откинула я край одеяла и когда шестилетка радостно приняла моё приглашение, пощёлкала пальцами, чтобы погасить светлячки, - Завтра поговорим.
  

***

   Завтра наступило раньше, чем я ожидала.
  -- Вставай, - тряхнули меня за плечо.
   Я даже не сразу сообразила, кто меня будит, а узрев сердитую морду Элиса, мысленно пожелала ему провалиться, прямо здесь и на этом месте. К сожалению маг проваливаться не пожелал и снова тряхнул меня за плечо.
  -- Вставай, я сказал.
  -- Отстань, - отмахнулась я от него. - Я болею.
  -- Простуда не болезнь. Сама виновата. Вставай.
   Я с неохотой взглянула на мага и нахмурилась. Мне не понравился его взгляд. Злой он какой-то. Серьёзно, словно я за ужином порцию его десерта съела. Я провела рукой по месту, где спала Оля и смутно припомнила, что чуть ранее её разбудила тетя Мора и увела кормить животину, а меня, как болезную, пожалели и оставили дома. Лучше бы я с ними пошла.
  -- Я долго здесь стоять буду? Вставай.
   Поняв, что от мага не избавиться, я поинтересовалась:
  -- Где Шэндар? Я без него не буду.
  -- Что не будешь? - опешил маг.
  -- Ничего не буду.
  -- Вставай!
   Меня грубо вытряхнули из постели, но не рассчитали, что простуда у всех проходит по-разному, я, например, слабею и становлюсь вялой, так что почти пала к его ногам, вызвав у Элиса очередной приступ раздражительности.
  -- Стой прямо! Хватит за меня цепляться!
  -- Я же сказала: я болею.
   Мужчина зло пробурчал что-то себе под нос, нарисовал закорюку у меня перед лицом и ткнул двумя пальцами в переносицу. От этого или от чего еще я тут же расчихалась. Элис увернуться не успел. Приятный бонус.
  -- Чтоб тебя, - скривился маг.
  -- Спасибо, - прогундосила я, - мне лучше.
   Простуда не прошла, но почувствовала я себя гораздо лучше, по крайней мере, от мага я отцепилась.
  -- Одевайся, - последовал следующий приказ.
   Я насторожилась. Высокий, худощавый маг с длинным узким носом, светло-серыми глазами, длинными мышиного цвета нечёсаными патлами и вечно поджатыми губами, не выглядел любителем шуток, он выглядел как человек мелочный и злопамятный, и это меня напрягало.
  -- Зачем?
  -- Прогуляемся, - буркнул Элис, а меня заклинило.
  -- Зачем?
  -- Проверить надо.
  -- Что проверить?
   Я начала подумывать: не закричать ли мне во весь голос, но Элис почувствовал мой настрой и тихо пригрозил:
  -- Только посмей, - после чего ткнул пальцем в лежащую на лавке стопку одежды. - Одевайся. Быстро!
   Не дожидаясь пока Элис совсем озвереет, я взяла стопку и ушла за ширму. Одевалась долго. О-очень долго. Тянула, как могла.
  -- Живее! - прикрикнул маг, протирая пол сразу за ширмой.
   Я еще раз сняла и одела: бельё, блузку, штаны, носки; повертела в руках плоский кругляш-медальон на кожаном ремешке, с желтовато-зеленым камнем в центре, которого до прошлой ночи у меня не было. Достала из сумки украшения, примерила, убрала в сумку, достала горсть кулонов на похожих шнурках и выбрала из них три подходящих по стилю. Увы, несмотря на все мои старания, ни хозяйка, ни Шэндар не объявились, а Элис окончательно вышел из себя:
  -- Сколько можно! - схватил он меня за руку чуть выше локтя и выдернул из-за ширмы.
   На что я сердито буркнула:
  -- Я готова.
   Смерив меня злобным взглядом, маг прошептал очередную непонятную галиматью, после которой черный кулон-треугольник на его шее слегка засветился, после чего мужчина резко потребовал:
  -- Заведи руки за спину.
   Я хотела возмутиться, но мои руки возмутительным образом послушались. Маг же удовлетворённый зрелищем моего вытянувшегося лица, усмехнулся:
  -- Чтобы не сбежала. Иди вперед.
   И я пошла, мысленно покрывая мерзкого мага слоями нелитературного мата. Внутри всё бурлило. Я ждала, что Сила проявит себя, но так же сильно боялась, что не справлюсь с ней, поэтому всю дорого успокаивала себя мыслями, что, когда хозяйка вернётся домой, она увидит, что меня нет, позовёт Шэндара, и уже он найдёт меня и разберется с Элисом. Как арестантка я шла туда, куда указывал маг, чувствуя спиной тяжёлый и от того неприятный взгляд. Что нужно этому магу?
  -- Стой. Мы пришли.
   "Куда?" - дернувшись, подняла я голову и начла озираться. Я узнала ворота. До кладбища осталось метров семь-восемь, и я не выдержала.
  -- Ты, что, прикопать меня решил?
  -- Тебя?- удивился маг, окинул меня брезгливо-надменным взглядом, после чего фыркнул:- Больно надо.
   Я, наконец, повернулась к нему лицом.
  -- Тогда зачем мы здесь?
   Маг неопределенно пожал плечам.
  -- Проверить.
  -- Что?
  -- Иди вперед.
   Игнорируя мои желание стоять, ноги двинулись в указанном направлении.
  -- Не ко мне, - скривился Элис. - Стой.
   Я встала. Стою. Вот кто мне скажет: что он от меня хочет?
  -- Развернись.
   Развернулась, краем глаза отмечая шевеление у ворот на кладбище. Посетители? Я постаралась не выдать своей радости. Уверена, измываться надо мной при свидетелях Элис не станет, нужно только привлечь их внимание.
  -- Развернулась, - как можно громче, но не так, чтобы подозрительно, произнесла я, - Что дальше?
  -- Иди вперед.
   Хорошо, иду. Но не успела я сделать и пяти шагов, маг крикнул.
  -- Стой!
   Встала. Ничего не происходит. Что он хотел этим проверить?
  -- Повернись.
   Повернулась. На лице мага недоумение вперемешку с недоверием.
  -- Иди ко мне.
   Иду. И снова пять шагов.
  -- Стой. Повернись.
   И так раз двадцать, если не больше. У меня уже пот по вискам потёк, а Элис всё гонял меня туда-сюда, и выражение его лица менялось от изумления, до неверия и от восторга, до ужаса. Ощущение было, словно меня на тюремную прогулку вывели. Руки за спиной, конвоир,- чтоб его, заразу, комары закусали, - маг, и площадка пять на пять шагов.
  -- Может, хватит?
  -- Еще раз.
  -- Я устала.
  -- Иди ко мне.
  -- Господи, как же ты мне надоел, - простонала я и с жалобным стоном провыла: - Кто-нибудь! Ну, хоть кто-нибудь! Помогите мне!
   Элис посмотрел на меня с говорящим выражением: "Дурная, я же ничего ей не делаю. Ходи себе и ходи".
  -- Стой, - в очередной раз приказал маг.
   Обречённо вздохнув, я замерла в ожидании, но приказа не последовало, вместо этого Элис прислушался, поднял взгляд повыше моего плеча, побледнел и начал осторожно отступать назад.
  -- Ты, - почему-то полушёпотом сказал он.
   Я флегматично пожала плечами.
  -- Я.
  -- Иди ко мне.
   Ноги автоматически послушались, но сиплый голос за спиной, заставивший меня вздрогнуть, с натугой произнёс:
  -- Стой.
   И мои ноги остановились.
  -- Иди ко мне! - громче приказал Элис, продолжая пятиться.
  -- Стой, - повторил нечаянный доброжелатель.
  -- Беги! - закричал маг, развернулся и дал дёру.
   Такое поведение мужчины меня удивило, закралось подозрение, что мой спаситель может оказаться не спасителем вовсе. Радовало одно, после побега мага, моё тело снова начало меня слушаться. Я повернулась к неизвестной опасности лицом и скорей всего тоже побледнела. Передо мной стоял высокий сухопарый старик в дырявой серой рубахе навыпуск, зелёных ободранных штанах с пустыми белесыми глазами, частично облезшей седой шевелюрой и трупными пятнами по всему лицу.
  -- Ой, - пискнула я.

Оценка: 7.97*17  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"