Волкова Альвина: другие произведения.

Невезучая или Эльфы как они есть

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой части мы поближе познакомимся с расой эльфов с их особенностями и заморочками. Аня в очередной раз попадёт в неприятности, но в этот раз она будет к ним готова и сможет дать отпор. Но прежде ей придётся столкнуться с настоящими демонами и собственным прошлым. В процессе.


Невезучая

или

эльфы как они есть

Глава 1

Перемены

   Анна
   Когда я проснулась, то очень удивилась, но не тому, что быстро пришла в себя, а тому количеству нелюдей, которые столпились вокруг меня, и напряжённо ожидали моего пробуждения. У меня была всего пара секунд, чтобы придумать оправдание тому, что я сделала. А всё потому что, я всё помнила. Абсолютно всё! Начиная от зарождения в моей голове дурацкого плана проникнуть в огненную башню в компании таких же недомагов как и я, и заканчивая пробуждением башни, и перемещением ее в оазис Риша. Я всё еще помнила обиду на дракона, на его нежелание помочь возвращенке, и помнила разговор с широй, а так же собственный выброс почти всей накопленной сырой магии. Сожалела ли я о содеянном? Ни в коем случае. Но всё же мне было, в чём себя упрекнуть.
   Тираель - мой непутёвый ушастый друг, я обожгла его, когда он попытался меня остановить. В тот момент я, признаюсь, плохо контролировала выплёскивающуюся из меня магию и могла убить его, как и любого другого посмевшего подойти близко. Благо Заза спасла эльфа - оттолкнула и затащила обратно в фонтан.
   Но это не всё, что произошло в огненной башне. Рахридар, поняв, в каком направлении мы летим, выбежал на балкон-площадку и попытался улететь. Огненная шира схватила его за хвост, однако сил удержать дракона-овара у нее не было, и тогда случилось то, о чём я хотела поговорить с Элисом, и в чём хотела ему признаться - я призвала своего овара.
   Я на самом деле не помнила, как он выглядит, но в тот злополучный день, когда произошёл всплеск, я рылась в старых вещах и нашла детскую книгу, а между страниц был рисунок, которой я в ней спрятала. Я нарисовала большое чёрное двухголовое существо и написала корявыми буквами: "мой секрет". В тот момент у меня произошёл спонтанный всплеск - я просто сожгла эту книгу вместе с рисунком. Видимо это видели мои родители, прежде чем подать заявку на моё возвращение.
   И, когда я призвала его, я вспомнила. Вспомнила, что произошло в тот день много лет назад, и тогда позволила магии растворить меня в себе. Однако тени крепко держали меня в реальности, и я не смогла полностью раствориться. Я видела как мой овар такой же огромный, как и дракон, набросился на Рахридара, и повалив того на пол, укусил обеими головами. Яд овара ослабил ящера. Рахридар повалился на пол, и башня вытянула из него силу, чтобы тот перестал сопротивляться. Рахридар стал уменьшаться в размерах.
   Я ненадолго потеряла сознание и пришла в себя только тогда, когда услышала, как Элис зовёт меня. Я слышала его, слышала тревогу в его голосе, чувствовала его злость на себя, но я не могла ему ответить. Моё тело стало огнём. Я сама стала огнём. Я могла только надеяться, что он найдёт меня, прежде чем я исчезну. И он нашёл. Огненная женщина показала ему место, где я стояла, и он, обжигая руки, наощупь нашёл меня. Мой огонь не жёг его, но в башне был не только мой огонь, поэтому Элис уже был весь в ожогах.
  -- Анья, вернись, - попросил он.
   И я вернулась. Это было намного тяжелее, чем стать огнём, но я вернулась. Я уцепилась за его зов, как за верёвку и погасила весь огонь в зале, явившись ему обнажённой и крайне смущенной одновременно. Вернувшись, я была слаба как ребёнок, и Элису пришлось повозиться, прежде чем натянуть на меня свою рубашку, и я увидела, что стало с его руками - они были обожжены до локтя. Его не волновала собственная боль, но мне было больно вместо него, поэтому я закрыла глаза и сделала вид, что потеряла создание. Однако спускаясь по лестнице со мной на спине, он всё же ненадолго остановился и тихо сказал: "Хватит. Не плачь. Вернём мы твою силу. Не сразу, но вернём. Только, прошу тебя, прекрати плакать".
   "И как мне не плакать, если ты даже не понял, почему я плачу", - подумала я и открыла глаза. Но прежде чем открыла рот, услышала раздражённое ректорское:
  -- Анна Александровна, если вы вознамерились устроить нам слезливую сцену с заверением, что вы не специально, то сейчас же забудьте об этом. Слёзы на нас не подействуют.
  -- Говорите за себя коллега, - заговорил незнакомый мне старец в красной рубахе и нелепых портах. В одной руке он держал внушительного вида витой посох, а второй пятернёй расчёсывал седые спутанные лохмы. - Я хоть и стар, но еще зачерствел окончательно. Девочка лишь выполняла пожелание нинеи Ришалис. Если хотите кого-то отчитывать, начните с...
   Договорить он не успел.
  -- Ты что-то сказал внучок? - подозрительно ласковым голоском пропела появившаяся за его спиной лирдис и совершенно неожиданно ухватила того за ухо: - Пойдём, поговорим в сторонке.
   И она увела упирающегося и громко возмущающегося старца глубже в лес.
  -- Кто он? - проводила я их совершенно ошалевшим взглядом.
  -- Магистр Низандр, - ответил Аеллир. - Хранитель огненной вершины.
  -- Он, что, на самом деле, ее внук?
  -- Прапрапрапра... и так далее, - усмехнулся эльф, и посмотрел на меня своим пронизывающими синими глазами, и тихо предостерегающе зашипел: - Даже не надейся, оборванка. Ты мне сейчас всё расскажешь.
  -- А где Элис? - попыталась я уйти от разговора, ёжась под его колючим взглядом.
  -- Он и Тираель у источника - заживляют ожоги.
  -- А Заза?
   Глаза у эльфа засветились. По моим наблюдениям недалеко до грома и молний, но ректора вовремя отвлекли.
  -- Шаракх! - вскрикнул он и, гибко выгнувшись, начал подпрыгивать на одной ноге, пытаясь схватить того, кто посмел нагло вцепиться ему в голень.
   Наконец, мужчине удалось не только схватить, но и отцепить от себя кусачую живность. Аеллир с мгновение держал ее на вытянутой руке, видимо, пытаясь определить, к какому виду та относится, после чего с яростью швырнуть ее в мою сторону. Я сперва испугалась, но поймав, признала в зверушке своего овара. Уменьшившись, он стал напоминать того самого нарисованного мной персонажа - василиска с телом птицы, крыльями дракона, хвостом змеи, и двумя головами.
  -- Держи его от меня подальше! - предупредил эльф, морщась от боли. - Демонов овар!
   Василиск же, сердито зашипев, вытянул длинные шеи и плюнул в ректора сгустком огня из одной пасти, и зелёным сгустком из другой. Эльф, разумеется, увернулся, но после столь выразительно глянул на меня и овара, что я схватила магическую живность обеими руками и зашептала:
  -- Хватит! Прекрати немедленно!
   Овар послушался. Он по-птичьи уселся у меня на коленях и перестал шипеть на Аеллира.
  -- Простите, - сделала я брови домиком, стараясь показать эльфу своё искреннее раскаяние.
  -- Можешь, когда хочешь, - пробурчал эльф, и обращаясь к овару: - Хороший мальчик.
   Тут же одна из голов приподнялась и зашипела.
  -- Это девочка, - объяснила я, погладив овара по приподнятой голове с двумя небольшими мягкими гребнями с перепонками.
  -- Девочка? - удивлённо уставился на нее Аеллир.
  -- И мальчик, - погладила я вторую голову с жёстким роговым хохолком, которая продолжала внимательно наблюдать за эльфом: - Вася и Василиса.
   Представила я своего овара, вызвав у ректора приступ нервного кашля.
  
   Элис
  
  -- Почему вы на меня так смотрите? - не выдержал маг пристального взгляда женщины-овара, которая следила за ним с того самого момента, как он поднялся на вершину огненной башни, вошёл в зал испытаний и с ее помощью нашёл Аню ставшую живым огнём. - Вы что-то хотите у меня спросить? Вам что-то нужно от меня?
   Передав поводок дракона-овара Ришалис, она так же последовала с ними к источнику. Тираеля немного обожгло, но основную проблему составляло заклинание отрешённости, которое являлось частью комплекса испытаний, и находилось непосредственно в фонтане. Оно лишило парня уверенности в себе, к тому же понемногу вытягивало из него силы, поэтому чистокровный эльф и не смог заживить собственные раны, и вниз его пришлось тащить на себе Зазе - маленькой джиннии, которая едва не убила подопечную Элиса ради своей приёмной матери, но в последний момент передумала.
   Теперь же женщина-овар стояла у бассейна, в который Элис спустился чуть ниже второго витка, чтобы восстановиться как можно быстрее, и буравила его немигающим взглядом. Это действовало ему на нервы, хотя больше ничего овар не делала - только смотрела.
  -- Ты, - окликнул Элис джиннию, затащившую Тираеля на четвёртый виток и оставившую его там, - вытаскивай его.
  -- Еще чуть-чуть, - сидя на бортике, подрыгала та ногами.
  -- Ему хватит.
   Девочка недовольно поджала губы, тем не менее, спрыгнула в бассейн и вытащила Тираеля из источника.
  -- Мы можем тебе доверять? - неожиданно спросила женщина-овар.
  -- Мы? - Элис посмотрел по сторонам - А вас много?
   Полупрозрачный огненный образ смутился. Женщина начала нервно перебирать пряди длинных волос.
  -- Это не важно. Нам нужно знать, можем ли мы доверить ее тебе?
  -- Не можете, - резко до грубости ответил маг. - У меня уже есть одна огненная подопечная, за которую я отвечаю своей головой. Поищите вашей родственнице другого ду..., - Элис запнулся, выдохнул и сдержанно порекомендовал: - Найдите ей другого мага.
  -- Ришалис! - громко позвала женщина-овар. - Ришалис! Я знаю, что ты слышишь меня!
   Хозяйка оазиса и хранительница источника, появилась через несколько мгновений, явившись в виде уплотнившегося облака пыли.
  -- Чего ты раскричалась? Я занята, - ворчливо буркнула она.
  -- Что это значит? - Овар указала на Элиса. - Как ты могла такое допустить?!
   Ришалис тяжело вздохнула.
  -- У меня был серьёзный разговор с внуком. Я не вслушивалась. Что случилось? Чем ты недовольна?
  -- Он говорит, что отказывается от нее!
  -- От кого?
  -- От Моранны!
   Ришалис нахмурилась и вопросительно глянула на мага. Элис пожал плечами. Откуда ему было знать, о какой такой Моранне зашла речь?
  -- Дариса, а ты сказала ему, кто ты? Он знает, с кем говорит?
  -- Нет, - смутилась овар.
  -- И чего тогда ты от него хочешь?
  -- Но он...
  -- Должен был догадаться? Дари, ты слишком долго спала. Сейчас, - Ришалис с прищуром взглянула на женщину-овара: - мало кто узнает это лицо.
  -- Но эльф узнал, - встрепенулась Дариса. - Я в этом уверена.
  -- Эльф? - задумалась Ришалис. Овар качнула головой в сторону огненной вершины. - Ах, этот эльф! Он ректор Академии семи вершин. К тому же должник Алесэя.
  -- Понятно, - задумчиво покивала женщина-овар. - Значит, он тот самый.
  -- Неужели ты могла подумать, что я позволила бы светлому остаться здесь, если бы не была уверена, что он не навредит Анне?
  -- Какой Анне? - не поняла овар.
   Ришалис глянула на Элиса и усмехнулась:
  -- Той самой, за которую он отвечает своей головой, и с которой у него случилась божественная почти эльфийская связь.
  -- Что-о?!
   Даже находясь на расстоянии, Элис почувствовал жар, который начал распространяться от огненного овара.
  -- Дариса, - попыталась урезонить ее Риашалис, но женщина, словно оглохла.
   Она начала медленно распаляться, теряя контроль и человеческий вид. Элису стало некомфортно. Если овар сейчас нападёт на него, ему придётся использовать свою силу, а это может навредить Анне, так как есть вероятность, что он частично потянет силу из подопечной, а она сейчас не в том состоянии, чтобы ее беспокоить.
   Риашалис тоже же не была в восторге, она оценила возможность овара перекинуться и наброситься на мага, и ненавязчиво оттеснила Дарису к кромке леса, чтобы дать ему возможность покинуть источник.
  -- Как он это сделал? Я хочу знать, как он это сделал?!
  -- Дариса...
  -- Не успокаивай меня! - взрыкнула женщина-овар. - Я хочу услышать это от него! Как и когда он создал эту демонову привязку?
  -- Не привязку, а связь. И об этом тебе лучше спросить у Ахорона. Элис выходи из источника.
   Мужчина и сам уже собирался выходить, когда кто-то схватил его за руку и несильно тряхнул.
  -- Не выходи.
   Элис повернул голову и сквозь зубы ругнулся на эльфийском. Рядом с ним стояла полупрозрачная Аня, держала его за руку и мотала головой.
  -- Пережди немного, - прошептала она. - Не выходи.
  -- Как? - стараясь не шевелить губами, спросил Элис, отмечая, что овар Аню не видит, зато видит Ришалис, и потому делает большие глаза.
  -- Так получилось, - смутилась Анна.
   Мужчина скосил глаза на подопечную.
  -- Что ты опять натворила?
  -- Ничего, - покачала она головой. - Мне просто надоело его слушать.
  -- Кого? - насторожился Элис.
   Девушка скуксилась и нехотя призналась:
  -- Магистра Аеллира.
   Элис резко выдохнул, но, даже понимая, что прозвучит это грубо, постарался выразиться емко и коротко:
  -- Ты с ума сошла?!
  -- А какое ему дело, как я назвала своего овара?
   Мужчина замер, смотря в одну точку, и не замечая, как огненные шары пролетают в опасной близости от него. Овар? Какой еще овар?
  -- Пригнись, - ахнула Аня и дёрнула его за руку.
   Маг пригнулся. Огненный шар должен был зацепить его, но сырая магия всколыхнулась и погасила огонь.
  -- Овар? - выпрямившись, глянул он на подопечную.
  -- Ну, ты же не захотел услышать мой секрет, - язвительно и с долей обиды ответила она ему.
  -- Овар?
   Аня хотела что-то сказать, но посмотрела на взбешённую женщину и дёрнула Элиса вниз, присев на корточки. Он последовал ее примеру и вовремя, так как над бассейном пролетела целая огненная волна, которую источник погасил лишь частично.
  -- У тебя брови отрасли, - присмотревшись к нему, улыбнулась Аня.
  -- Овар, - напомнил ей Элис.
  -- Ага, - кивнула Аня, - Вася-Василиса.
   В голове мага моментально щёлкнуло, он вспомнил, как Аня спрашивала его о редких необычных существах, о которых она вычитала в книге, и которые ей напоминали мифических существ из ее мира. Вспомнить название не составило труда.
  -- Василиск, значит.
  -- Так нечестно, - разочарованно надула Аня губы. - Ты слишком быстро догадался.
   Элис подавился смешком. И, как тут не догадаться, если хищную флору, созданную своим ушастым другом, и похожую на лилию, Аня назвала никак иначе, как Лилианной.
   "Моранна", - подумал Элис, внимательно посмотрев на подопечную, пытаясь отыскать подсказку в своей памяти. - "Где-то я уже встречал это имя. Где-то в архивах".
   Под его взглядом, девушка начала ерзать и поглядывать по сторонам.
  -- Я больше ничего не сделала. Честно.
  -- Совсем ничего? - усмехнулся маг. - А башню в оазис ты зачем перенесла?
   Выражение лица девушки переменилось. Она перестала строить из себя ребенка, нахмурилась, и покачала головой.
  -- У меня не было выбора. Дракон не хотел нам помогать. Совсем.
  -- И ты решила не мелочиться и переместить всю башню целиком.
   Ее глаза потемнели.
  -- Это не моя идея.
  -- Тираеля?
   Взгляд девушки расфокусировался, она несколько секунд смотрела поверх его плеча, потом выдохнула и сухо ответила.
  -- Нет, - вытянула руку и показала пальцем на овара. - Ее. Она сказала, что только я могу это сделать.
   Элис начал злиться. Он сам не понимал, почему, но мысль, что из-за женщины-овара, Аня могла погибнуть, пробуждала в нем гнев. Даже понимание того, что ему нельзя злиться, не останавливало его растущее раздражение.
  -- Что сделать? - ему захотелось хватить Анну за плечи и хорошенько встряхнуть ее. - Что ты могла сделать?
   В глазах подопечной мелькнула обида, но Аня сразу отвернулась.
  -- Спроси их, - качнула она головой в сторону яростно спорящих женщин. - Они спланировали это задолго до моего возвращения. Ришалис, скорей всего, не помнит, но овар моей мамы сделала все, о чём они тогда договорились. И, не спрашивай, откуда я это знаю, я потом тебе всё расскажу.
  
   Анна
  
   Я вернулась в своё тело опустошённая и с чувством, что меня пнули в живот. Так болело и скручивалось у меня всё внутри. Василиск сразу зашевелился. Обе головы синхронно посмотрели на меня, вытянулись и начали тереться об шею и подбородок.
  -- Аня?
   Я с удивлением посмотрела на магистра. Аеллир впервые назвал меня по имени. Думала, он рассердится, но эльф смотрел на меня с беспокойством и совсем не сердился. В горле немного першило, но я всё же сказала:
  -- Вам нужно пойти к источнику.
  -- Зачем? - слегка приподнял он светлые брови.
  -- Спасти.
  -- Кого?
  -- Не знаю, - пожала плечами. - Либо Элиса, либо Ришалис и маминого овара. Смотря как пойдёт.
   На лице эльфа не дрогнул ни один мускул.
  -- И как мне это понимать?
   Со стороны источника послышался жуткий вой и треск ломающихся деревьев.
  -- Вот так и понимайте, - забывшись, съязвила я.
  -- Что за тон, оборванка? - сразу же напомнили мне, кто здесь главный.
  -- Простите, магистр Аеллир.
   Звуки снова повторились.
  -- Ты идёшь? - подобрался эльф и вопросительно глянул на меня.
  -- Нет. Мне нужно подумать.
   От эльфа тут же прилетело саркастическое:
  -- А тебя есть чем?
   Вася-Василиса вместе сердито зашипели.
  -- Идите, - настойчиво попросила я Аеллира. - Тогда мне не придётся оправдываться за то, что я не делала, или за то, что было спланировано кем-то другим. Не смотрите на меня так. Я расстроена. Я теперь даже не уверена, что делала всё сама. Я благодарна Милостивой, потому что чем больше я узнаю, тем больше понимаю, что вы все, включая моих родителей, давно всё за меня решили.
   Глаза у Аеллира засветились:
  -- Слушай меня внимательно, оборванка: я сейчас схожу и выясню, что там происходит, а потом вернусь и мы с тобой поговорим.
  -- Конечно, магистр Аеллир, - почтительно наклонила я голову и, выждав, когда эльф скроется за деревьями, тихо почти себе под нос: - нам действительно нужно с вами поговорить.
  -- Ну, что за характер? - заговорила тёмная мужская фигура, которая всё это время стояла у костра и буравила меня сердитым взглядом. - Тебе не стыдно? Женщина, ты сама всё начала, так иди, и сама это расхлябывай. Зачем эльфа к ним отправила?
  -- Не пойду, - упрямо поджала я губы, и скопировала его манеру говорить: - Там есть женщины, которые начали всё это раньше меня.
  -- Ты..., - решил оспорить мои слова Варнар, но Ахорон меня поддержал.
  -- ... правильно сказала, - закончил он за бога тени. Он, кстати тоже присутствовал при моём разговоре с Аеллиром. - Они это придумали, теперь пусть и отвечают. - Затем он повернулся ко мне. - Однако ты зря расстраиваешься, всё это было спланировано ради тебя, ради твоей безопасности.
   Я начала непроизвольно гладить своего василиска по головам. Это действовало на меня успокаивающе, да и на овара тоже.
  -- Лучше бы они мне всё сразу рассказали.
  -- Меньше знаешь, лучше спишь, - ввинтил Варнар.
   Я посмотрела на него и постаралась не думать о том, что бог тени выглядит сейчас не столько величественно, как в своём храме, я бы даже сказала совсем не..., впрочем, Ахорон тоже пылал неоднородно и выглядел немного потрёпанным.
  -- Хорошая попытка, - усмехнулся бог тени. - Но мы всё рано тебя слышим.
  -- Простите, - смутилась я.
   Ахорон с укором посмотрел на бога тени.
  -- Ей теперь и не думать при тебе?
  -- Я этого не говорил, - раздражённо парировал Варнар.
  -- Хочешь, чтобы Аня слушала тебя, но мнения своего не высказывала. Так? - рассудил Ахорон.
  -- Это было бы идеально.
   "Ничего себе! - подумала я. - Кому это может быть идеально? Тому, кто не хочет слушать? Или тому не хочет думать? Неужели есть те, кому нравится, чтобы за них всё решали?"
   Оба бога повернули головы и пристально на меня посмотрели:
  -- Таких больше, чем ты думаешь, - как мне показалось, тяжело вздохнули оба.
  -- Но раз мы заговорили об этом, - продолжил Варнар, - ты должна знать, что это опасные мысли, так что постарайся не высказывать их вслух.
   Я кивнула. Лишние неприятности мне были не нужны. Огненный мужчина подошёл, и присев на корточки, заглянул мне в лицо.
  -- Как ты себя чувствуешь?
   Я задумалась, так как, на самом деле, еще не поняла, как себя чувствую, после того, как лишилась почти всей своей накопленной магии.
  -- Странно, - нахмурилась я, - но я чувствую себя очень хорошо. Лучше чем раньше.
  -- Попробуй создать огненные шары.
   Я послушно создала несколько шаров, и радостно вскрикнула - шары получились не крупными, но они стабильно держали форму и не лопались. От счастья, что у меня получилось, я готова была броситься к Ахорону на шею, но тот уже отвернулся и с превосходством посмотрел на притихшего Варнара.
  -- Я же говорил?! Говорил, что это эффект перенасыщения!
  -- А что это такое? - тихо спросила я.
   Тьма вокруг бога тени сгустилась, и он нехотя пояснил:
  -- Он возникает, когда маг накапливает в себе много сырой магии, но не способен ее использовать, и даже контролировать, так как сам он является только сосудом для нее.
   Бог огня глянул на висящие в воздухе огненные шарики и весело мне подмигнул.
  -- Видишь, твой выброс пошёл тебе на пользу.
  -- Ахорон, нам пора, - резко окликнул его бог тени.
   Боги переглянулись и Ахорон кивнул.
  -- Действительно пора.
  -- Подождите! - встрепенулась я, так как у меня была куча вопросов, которую я хоте бы им задать.
   Но боги уже начали исчезать.
  -- Спроси Ришалис, или Аеллира. Они всё тебе подробно объяснят, - услышала я в последний момент. - И обязательно передай Кёрну, что Заза его дочь. Не забудь.
  
   На уровне богов.
  
  -- Ахорон, ты всерьёз считаешь, что выброс подобной силы не будет никем замечен?
   Пламя бога огня приобрело ржаво-рыжий оттенок с вкраплениями синевы.
  -- Башня впитала в себя большую часть. К тому же Ришалис поставила заслон.
  -- Но на месте, где стояла вершина всё еще высокая концентрация сырой магии, и с этим нужно что-то делать.
  -- Сделаю. У меня есть идея.
   И оба переместились, не заметив появления двух богинь.
  -- Снова эти двое лезут в пекло. Старшая, прошу тебя...
  -- Тебе то что, Шиа? - мягко усмехнулась Милостивая. - Пусть лезут. Они на то и боги.
  -- Это глупо. Они не смогут ей помочь.
  -- Зато ты сможешь, - Старшая с прищуром взглянула на слегка встревоженную богиню эльфов. - Или помочь или воспользоваться моментом. Это твой шанс.
  -- Это большой риск, - замотала головой богиня.
  -- И когда тебя это волновало?
  -- Но она не такая, как остальные. Это слишком очевидно.
   На губах Милостивой появилась лёгкая полуулыбка.
  -- Варнар прав, скрыть такой выброс не получится. Слишком много сырой магии. Иди, и дождись момента, когда Ахорон позовёт тебя. Чтобы он ни задумал, ему понадобится скрыть истинную природу аниной магии. Возьми столько, сколько тебе нужно и используй, чтобы разбудить таких же, как она. На время их магия станет похожей. Проследи, чтобы все они благополучно добрались до Академии Семи Вершин.
  -- Почему именно туда?
  -- Ты знаешь другое место, где им смогут помочь и защитить?
   Сказав это, богиня Смерти ушла на другие слои реальности, оставив Шиа в глубокой задумчивости: было ли это задумано сестрой с самого начала, или же она решила помочь своей подопечной, дав богине эльфов еще один шанс?
  
   Тираель
  
   Он очнулся, когда его тащили куда-то через кусты, игнорируя тот факт, что ветки цепляясь за одежду, рвали ее, к тому же царапали кожу. Он даже обзавёлся синяком на мягком месте и потерял один ботинок, но упрямый несун, всё тащил его, пыхтя громко и ворчливо, хотя ничего не говорил.
   Несколько раз земля ощутимо вздрагивала, и волны чьей-то холодной силы докатывались до них, заставляя несуна ускоряться, от чего Тираелю доставалось еще сильнее.
  -- Шиес-с! - громко воскликнул парень, когда очередная коряга больно вонзилась ему в бок. - Отпусти меня!
  -- Заза?! - отозвался несун.
  -- Заза? - запрокинул голову Тираель.
   Маленькая краснокожая джинния смотрела на эльфа и по-взрослому хмурилась. Она разжала пальцы и отпустила ворот его рубашки.
  -- Очнулся?
   Тираель фыркнул и принял сидячее положение.
  -- Да.
  -- Глупый эльф, - тут же припечатала его джинния.
  -- Что-о?!! - опешил парень. - С чего вдруг я глупый? Ты на себя посмотри! Где мы? Где Аня? Зачем ты меня сюда притащила?
  -- Больше тащить не буду. - Заза потёрла ладошками друг об друга. - Вставай, пойдём к башне.
  -- Зачем? - нахмурился Тираель.
  -- К Ане.
  -- Так бы сразу и сказала! - вскочил на ноги парень, мгновенно заживляя все полученные им ссадины и синяки. - Куда идти?
  -- Туда, - указала Заза направление.
  -- А там что? - не удержался Тираель и посмотрел в сторону, откуда, судя по примятой траве, его и притащили.
  -- Источник, - ответила джинния.
   Парень сосредоточился, и глаза его засветились.
  -- Неужели?! Природный источник магии! - воодушевился он. - Тогда мне туда!
  -- Нельзя, - покачала Заза головой. - Ришалис сказала идти к Ане.
  -- Я быстро, - не стал слушать ее Тираель. - А потом к Ане.
  -- Нельзя.
   Однако Тираель уже бежал туда, не замечая, что природа оазиса не подчиняется ему.
  
   Заза
  
  -- Глупый эльф, - вздохнула джинния, наблюдая за тем, как толстая лиана в змеином броске хватает парня за ноги и волочет его назад, протаскивает мимо Зазы и тащит дальше в лес.
   Ей было забавно видеть его перекошенное красивое лицо с выражением глубочайшего недоумения, и слышать, как он витиевато ругается на своём певучем языке. Заза непроизвольно растянула губы в хищной улыбке, но подумала, что Аня, возможно, расстроится, если глупый эльф свернёт себе шею и побежала следом за лианой, которая начала поднимать вопящее тело наверх.
   Заза прекрасно знала, куда Ришалис стаскивает тех, с кем собирается серьёзно поговорить, поэтому побежала вперёд. Если повезёт, она успеет вытащить эльфа до того, как лиана оплетёт его тело плотным коконом, тогда им точно придётся ждать хозяйку оазиса.
   Чтобы первой добраться до дерева, на котором Риашилс любила подвешивать своих непослушных "собеседников", Зазе пришлось принять огненную форму. Это позволило ей стать быстрее и проворнее. Она успела забраться на дерево раньше, чем лиана подтянула тело Тираеля на необходимую ей высоту - ближе к кроне. Джинния, не раздумывая, прыгнула. Руками-лапками она обхватила лиану выше оплетённых ног эльфа и направила жгущий огонь в ладони. Растению это не понравилось, и оно попыталось сбросить Зазу, при этом ослабив захват.
  -- Сейчас! - крикнула она эльфу.
   Прекратив ругаться, парень напрягся и вырвался из пут. Приземлился он легко, спружинил на ближайшей ветке и, уцепившись за свисающий корень, спустился по нему вниз. В тоже время Тираель наблюдал, как Заза, разжав горящие руки, отталкивается от извивающейся, но не пострадавшей от ее огня лианы, делает кульбит в воздухе, затем так же ловко, цепляясь за ветки и кору дерева, стремительно спускается вниз, чтобы в следующую секунду показать на него пальцем, и с серьёзным лицом повторить:
  -- Глупый эльф.
   Тираель насупился, но спорить не стал. И они почти готовы были пойти к башне, когда услышали голос сверху:
  -- Дети, подождите! Не оставляйте меня здесь! Помогите мне! Вытащите меня отсюда!
   "Дети" озадаченно переглянулись и, не сговариваясь, подняли взгляды наверх. Там среди ветвей в каменном коконе в горизонтальном положении висел хранитель огненной башни.
  
   Анна
  
   В скором времени мне надоело ждать. Сидеть и ждать. Звуки из леса продолжали раздаваться, но они стали тише, и внутри у меня стало спокойнее. Значит, ситуация частично разрешилась.
   Я начала играться своими огненными шарами, а Вася-Василиса спрыгнув с моих колен, начал нетерпеливо бегать у костра, иногда вытягивая шеи и поглядывая куда-то в лес.
  -- Что случилось? - наконец, спросила я, впитав огонь в свою раскрытую ладонь.
   Василиск нетерпеливо затопал лапами, подбежал, пристально посмотрел на меня, затем резко повернул обе головы, указывая мне направление. Я поняла, что он хочет, чтобы я пошла за ним, но мне не хотелось дёргать тигра за усы, поэтому я покачала головой:
  -- Нет. Нам нужно дождаться магистра Аеллира.
   Василису не устроил мой ответ, и она даже зашипела на меня, но Василий боднул сестрицу и овар начал хаотично бегать у костра, мельтеша и раздражая меня своим поведением.
   Всё же стоит признать, что выбор образа овара дело важное и ответственное. С одной стороны мой овар напоминает курицу с двумя головами, которыми он постоянно подёргивает при ходьбе, с другой ящерицу или мини-динозавра с крыльями. И если с этой частью его внешности я еще могу смириться, то с его хвостом... Н-да, его хвост заставляет меня откровенно морщиться, так как он не только покрыт чёрной глянцевой чешуёй, но еще извивается, совсем как у змеи. Интересно, о чём я тогда думала?
   Шорох в кустах заставил меня отвлечься от созерцания своего овара, и поднять голову, сосредоточив взгляд на том, кто крадучись полз в направлении дороги, ведущей к деревне. Огненно-красно-коричневый окрас чешуи сильно выделялся на фоне зелёной травы, так что мне даже не пришлось напрягать зрение. Возможно, Рахридар и уменьшился до размеров некрупного крокодила, но выглядел он так же, и, к тому же, снова пытался от нас сбежать.
  -- Рахридар! - крикнула я, удивившись, что так быстро запомнила его имя. - Я тебя вижу!
   Дракон перестал ползти и приподнял голову над кустами.
  -- Опять ты, - скривился крылатый крокодил.
  -- Куда намылился? - вздохнула я и встала с бревна.
   Ноги всё еще подрагивали от переутомления, однако, я не могла позволить ему сбежать.
  -- Что я сделал? - не понял моего образного выражения дракон.
  -- Куда ползёшь? - переиначила я. - Пещера в другой стороне.
  -- Ты! Невежественная возвращенка! - заскрежетал зубами хранитель огненной вершины, реагируя на мой наглый тон. - Я уже сказал тебе, что не намерен тебе помогать!
  -- Знаешь, - в очередной раз тяжело вздохнула я, - я истратила много сил, чтобы переместить сюда всю башню вместе с тобой.
  -- У тебя не было на это права! - наполовину высунулся дракон из кустов. - Ты всё испортила! Башня не должна была перемещаться с того места еще много лет!
  -- Ришалис сказала, чтобы я привела сюда дракона, и я это сделала. И я не позволю тебе сбежать.
   Зрачки у дракона сузились, и он насмешливо прошипел:
  -- Попробуй, останови меня.
   Вы когда-нибудь таскали крокодила за хвост? Нет! Вы многое потеряли! Это ведь такой драйв! Такой экстрим! А если "крокодил" еще и крылатый огнедышащий дракон, орущий на вес лес, чтобы я от него отстала, то и вовсе впечатлений на несколько поколений. Если, конечно, они у меня будут, после того, как этот чешуйчатый дезертир зигзагами протащил меня на своём хвосте по всем трудно доступным местам. Пожалуй, я теперь точно могу сказать, что являюсь самой невезучей возвращенкой на свете. Вот все, честное слово, всё у меня через пульсирующий портал.
   Однако, дракону тоже досталось, так как мой боевой овар несмотря на небольшой размер повёл себя достойно, и пока Рахридар пытался стряхнуть меня со своего хвоста, в который я вцепилась мёртвой хваткой, он догнал нас, забрался "крокодилу" на спину и начал двумя головами кусать его за крылья. Вот тут-то и началось настоящее родео. Рахридар ревел, брыкался, выгибался и при этом яростно махал хвостом.
   Честно, не думаю, что я смогла бы продержаться настолько долго, если бы ни помощь от двух жгутов тени, которые намертво примотали мои руки к хвосту дракона, но при этом отвязаться от него я тоже не могла. О-о! У-у! Это было действительно больно. Очень больно!
   Всё закончилось, когда на пути Рахридара возник разозлённый Тираель. Мой непутёвый ушастый друг, от вида которого, мне, честного говоря, в первый момент захотелось перекреститься. Я-то думала, что только магистр Аеллир страшен в гневе, но куда ему до "милашки" Тираеля. У него не только глаза светились, но и кожа приобрела коричнево-зелёный оттенок, а в растрёпанных волосах начали появляться длинные белые иглы, совсем как у дикобраза. К тому же земля у эльфа под ногами словно ожила, и Рахридар провалился в глубокую яму, но, как понимаете, не отдельно, а вместе со мной, так что потом меня, висящую на самом краю, с тихим "за-араза" в четыре руки еще и отцепляли от его хвоста.
  

Глава 2

Джинн

  -- Дурная, тебе, что, жить надоело?! - шипит в ухо Элис, оттаскивая меня от ямы, и стараясь держать так, что если меня сейчас стошнит, то не на него. - Ты зачем его за хвост схватила?
  -- Он опять пытался сбежать, - говорю и делаю губы дудочкой, так как меня снова начинает мутить.
   Укачало маленько, еще и живот кочками намяло, вот и скручивает.
  -- Ну, и демоны с ним! Путь бежал бы! - зарычала, стоящая над ямой огненная кошка, скребя когтями землю. - Кому ты вообще нужен?! Только вылези, я тебя на лоскутки порву! Чего разлёгся? Вылезай, давай!
   Облик она поменяла, но голос почему-то остался человеческий.
  -- Дариса, ты же только что сказала, что порвёшь его на лоскутки, зачем ему вылезать? - тут же появилась у ямы Ришалис.
   Сейчас она предпочла появиться в виде высокой эльфийки с фарфоровым лицом, цветными волосами и с бездонными глазами без зрачков, в сущности, в материальной форме лирдис.
  -- И порву, - рыкнула шира. - Вылезай!
  -- Мне очень жаль, - вздыхает магистр Низандр. - Это моя вина.
  -- Разумеется, твоя, - Холодный голос хозяйки оазиса режет, словно острый нож. - Я предупреждала, что Рахридар своеволен, и требует жесткой руки. Как давно ты потерял над ним контроль?
   Старый маг опустил голову.
  -- Я не уверен.
  -- Низандр! - прикрикнула она на него.
  -- Не при детях, - встал на сторону коллеги Аеллир. - Прошу вас, нинея Ришалис, давайте поговорим об этом в более спокойной обстановке.
   Его тон не понравился Ришалис, однако эльф чутко уловил момент и тут же галантно растёкся словами по длинным лирдисовым ушам:
  -- Признаюсь, я хотел бы принять непосредственное участие в обсуждении дальнейшего взаимодействия академии семи вершин и вашей огненной вершины, нинея Ришалис, но считаю, - и, думаю, вы меня поддержите - что в данный момент нам все же следует отложить этот, разумеется, важный разговор на потом, и объединиться, с целью спасения пленённых магов. Вы же для этого направили Анну в город, чтобы привести в оазис дракона? Не так ли, нинея Ришалис?
   Улыбка лирдис была мимолётной и едва заметной, словно росчерк тонкого пера.
  -- Чистокровный светлый, - сказала она и, не моргнув, кивнула, соглашаясь с его словами.
  -- Вы правы, - так же мимолётно и почти зеркально улыбнулся Аеллир. - я чистокровный представитель расы эльфов, как и вы, представительница самой могущественной и древней расы лирдис.
   У Элиса на лице появилось выражение "ну, хватит уже", и он отвёл меня в сторонку, где меня нетерпеливо ждала Заза.
  -- Глупый эльф сбежал, - сообщила она.
  -- Куда? - повертела я головой в поисках Тираеля. - Он же только что был здесь.
  -- Решил, что ты его испугалась, и убежал в лес, - объяснил Элис, смотря в сторону ямы, из которой появились обе головы моего овара.
   Вася-Василиса упрямо лезли наверх. Это заметила и Ришалис, она помогла василиску, вытащив его с помощью ожившего корня.
  -- Я? Его? - отстранившись от куратора, я тяжело привалилась к стволу дерева, испытывая дикое желание куда-нибудь прилечь. - С чего бы?
  -- Чистокровные эльфы очень чувствительны к переживаниям тех, кого приняли во второй ближний круг, - почти бесшумно подошли к нам огненная шира. - Ты испугалась, и он это почувствовал.
  -- Да, ладно, я всего лишь удивилась.
   Шира недовольно покачала головой.
  -- Значит, это было больше чем удивление.
   Я посмотрела на безухого "эльфа", который в данный момент был больше заинтересован в моём оваре, чем во мне и поэтому спросила его с налётом официоза:
  -- Куратор Элис, а вы как считаете, я испугалась или удивилась?
  -- Что? - вздрогнул он, и взгляд его сфокусировался на моём лице.
  -- Я спрашиваю, вас, куратор Элис, считаете ли вы, что я испугалась?
  -- Кого? - не понял он, так как внимание мужчины снова привлёк мой овар, который, наконец, добрался до нас и по-птичьи уселся у моих ног.
  -- Тяжёлый случай, - вздохнула я.
   Наклонилась, морщась от боли, благодарно погладила овара по обеим головам и, подняв его, протянула Элису, предупредив обоих:
  -- Сразу говорю: чешуйки не выщипывать, яд не сцеживать, и хвост не поднимать. А вы двое потерпите немного.
   И это был правильный ход, так как увлеченный куратор мгновенно забыл обо всех неприятностях, свалившихся на его голову по моей вине. Его лицо прояснилось, а глаза засияли восторженно и по-детски счастливо. Элис выхватил у меня овара и начал осматривать василиска со всех сторон, мысленно взвешивая, раскрывая кожистые крылья, и заглядывая в глаза каждой голове.
   "Терпи, Вася, терпи, - сделала я мысленный посыл. - Скоро его отпустит".
   И всё же куда делся Тираель? Это не могло меня не беспокоить. Я вопросительно глянула на Зазу, но та скорчила рожицу и покачала головой. Плохо дело, придётся спрашивать Ришалис. Но не успела я и рта открыть, как услышала гневного и в тоже время встревоженное рычание ширы:
  -- Возмутительно! Моранна, ты, как ты воспитала своего овара! Если ты не можешь контролировать его в таком виде, что ты собираешься делать с ним в дальнейшем?!
   Я озадаченно посмотрела на огненную хищницу, раздражённо подёргивающую двумя хвостами, потом подняла взгляд на Ришилис и магистра Аеллира, которые мгновенно переместились ближе к нам, и теперь напряжённо смотрели на мага, словно ожидая, что он сейчас что-то вытворит, и только в конце на Элисавиеля, смотрящего на меня большими честными глазами. Даже чересчур честными. И я бы поверила, если бы не стекающая по его лицу бело-зелёная слюна.
   Я подошла ближе и протянула руки, чтобы забрать своего овара.
  -- Я же просила, - прошипела я сквозь зубы, как можно тише.
   Честное и частое моргание. Причём Элис, пытался даже не дышать, чтобы слизь не попала ему в нос.
  -- Аня, - позвал меня магистр Аеллир.
   Но я отмахнулась от него, как и от ширы, которая вознамерилась оттащить меня от куратора.
  -- Прос-сила?
   Я продолжила давить на мага, лучше всех, зная, что если не заставить его сейчас понять в чём он не прав, Элис так и продолжит действовать.
  -- Моранна! - рыкнула Дариса.
  -- Дариса, - предупредила ее Ришалис.
  -- Пожалуйста, не лезьте, - холодно попросила обеих и приторно ласково повторила: - Я просила не смотреть им под хвост?
   Элис дёрнулся, и я это скорее почувствовала, чем заметила.
  -- Так и знала, - цокнула языком и отобрала у него василиска.
   Огненная шира икнула и села попу, непроизвольно подтянув свои хвосты под себя. Ришалис издала странный звук похожий на хрюканье свиньи. Аеллир фыркнул и закатил глаза. Заза же громко захохотала. И только магистр Низандр стоял дальше всех и ничего не расслышал, а значит и не понял.
  -- Я тебя предупреждала, - Сердитый вздох. Я опустила возмущенно пыхтящего и шипящего овара на землю. - Теперь сам ищи, куда тебе это, - взгляд на слюну, медленно стекающую у Элиса по подбородку, - поместить. Ришалис, не подскажите мне...
   Хозяйка оазиса поняла меня с полуслова, она создала рой розовых светлячков и отпустила их.
  -- Иди за ними.
  -- Моранна! - тут же зарычала шира.
  -- Хватит меня так называть! - рассердилась я. - Я Анна.
  -- Твоё имя...
  -- Хватит, Дариса, ты сейчас всё испортишь, - зашипела на нее Ришалис.
  -- Да, я знаю, что меня хотели назвать Моранной.
   Все замерли, даже Элис перестал ловить капли стекающей слюны.
  -- Хотели, но передумали. Они отказались называть меня именем этого мира. Я Анна не потому, что моё имя сократили, а потому, что бабушка предложила деревенский способ, и имя Анюта назвал первый, вошедший в дом гость.
   На морде ширы появилось выражение смятения и даже обиды. Ришалис сердито глянула на Аеллира.
  -- Ты знал?
   Эльф безмятежно пожал плечами.
  -- Это так важно?
  -- Значит, не знал, - припечатала хозяйка оазиса.
  -- Я не спрашивал.
   Я сокрушенно покачала головой. Надеюсь, этого никто не заметит. Не в первый раз замечаю, что у магистра Аеллира всегда последнее слово за ним.
  -- Заза пойдет с Аней, - взяла меня за руку джинния.
  -- Нет, ты не пойдёшь! - почти хором воскликнули Элис и шира.
   Ришалис поймала мой мечущийся между ними взгляд и коротко кивнула. Аеллир тоже кивнул.
  -- Пойдём, Заза, - сжала я пальчики джиннии и пошла за светлячками. - Пусть взрослые сами разбираются.
   Несмотря на то, что шли мы не совсем от стоянки Артура, я с узнала тропу и направление, в котором вели нас светлячки, и заторопилась, пока Тираель не сунулся туда, куда ему не следует.
  -- Заза, быстрее, - ускорила я шаг, хотя тело ныло и болело.
  -- Что случилось?
  -- Я знаю, куда направился Тираель?
  -- К источнику?
  -- Нет. К озёрам.
  -- Ой!
   "Вот тебе и "ой" - подумала я. Тяжело вздохнула и на секунду прикрыла глаза, из-за чего не заметила корень, споткнулась и немного пропахала носом землю.
  -- Аня, ты в порядке? - сочувственно похлопала меня Заза по плечу.
  -- Нормально, - буркнула я.
   Одним синяком больше, одним меньше, главное успеть остановить Тираеля, но когда я встала и отряхнулась, выяснилось, что светлячки уже улетели.
  -- Вот же, - сцепила я зубы, чтобы не сказать больше.
   Иди, значит, за светлячками, но если не успеешь - сама виновата. Хорошо, что Заза решила пойти вместе со мной.
  -- Заза, ты знаешь короткий путь?
  -- Знаю.
  -- Веди.
  

***

   Джинния достаточно быстро вывела нас к озёрам, но вышли мы с другой стороны. Мой двухголовый овар ни разу не отстал и не потерял меня из виду. Василиск то шустро бежал впереди, то задерживался и потом догонял нас и бежал рядом со мной. Мне же трудно было придерживаться одного темпа, поэтому я несколько раз просила Зазу остановиться, и дать мне немного отдохнуть.
   У озёр нас ждал небольшой сюрприз в виде невысокого, но очень густого белого тумана.
  -- Я не вижу его, - попыталась я разглядеть в нем светловолосую голову Тираеля.
   Заза нахмурилась и, как в башне, начала подсвечиваться изнутри, пока полностью не превратилась в маленького огненного джинна.
  -- Жди здесь, я схожу.
  -- Нет, Заза, если он ушел из-за меня, значит, именно я и должна с ним поговорить. Я должна сказать ему, что не испугалась его вида.
  -- Жди здесь, - твёрдо сверкнула она на меня жуткими глазами. - Я быстро. Я найду и приведу его к тебе.
   И не позволив мне сказать больше ни слова, убежала в туман. Остались только мы вдвоём: я и мой овар.
  -- Что на нее нашло? - не особо ожидая ответа, спросила я василиска.
   Вася-Василиса забавно переглянулись, после чего посмотрели на меня и отдельно друг от друга покачали головами. Они не знали.
  -- Стой, и не двигайся, - раздался голос Элиса откуда-то сзади.
  -- Я и не двигаюсь, - замерла, когда маг встал у меня за спиной, и тяжело вздохнула: - Ну, что опять не так? Я просто хочу поговорить с Тираелем.
  -- Заза сказала тебе ждать.
  -- Сказала. И что?
   Элис взял меня за плечи и повернул налево, еще и пальцем указал.
  -- Если ты ее еще не заметила, посмотри туда.
  -- Твою ж...! - ахнула я, увидев огромного огненного джинна, стоящего в нескольких метрах от трёх озёр. - Заза?...
  -- Нет. К нам заглянула ее мама.
   Воздух резко вышел у меня из лёгких.
  -- Но как?
  -- Небольшой межуровневый разрыв. Думаю, Ришалис его не заметила, так как отвлеклась на устранение бреши в барьере, которую ты сделала, перенеся башню в оазис.
   Щеки у меня заалели. Чувствую, мне еще долго будут напоминать об этом.
  -- Откуда разрыв? Башня не могла его создать, тем более, в мир демонов.
  -- Шэндар, - коротко ответил Элис.
  -- Шэндар? Он-то тут причём?
  -- Шэндар нашёл меч Артура.
   К сожалению, я не смогла удержать воображение от рисования весёлых картинок на тему: "Шэндар и меч в камне". И, если на первой светлый маг радостно бежал к сверкающему Экскалибуру, целуя его в стиле диснеевского Гуффи, и пытается его достать, пыхтя и обливаясь потом, то на следующей он терпит сокрушительное фиаско, матерится и пинает камень - ибо не король.
  -- Прости, - перестала я хихикать, почувствовав, как Элис напрягся, а его пальцы сжали моё плечо чуть сильнее. - Я не о том подумала. Я поняла, что он нашёл меч магистра Артура, но не понимаю, как он мог создать разрыв?
  -- С помощью меча и создал. Видимо, Артур, прежде чем войти в пещеру, подстраховался, и обновил заклинание.
   Я перестала разглядывать огненную фигуру, всё еще парящую на одном месте и словно принюхивающуюся к чему-то, и повернула голову так, чтобы видеть лицо мага.
  -- Но как меч оказался за пределами пещеры?
  -- Хороший вопрос. Я тоже им задался, когда Ришалис сказала, что Шэндар нашёл меч недалеко от пещеры, так как до нее он не дошёл, и пока не представляю, что должно было случиться, чтобы Артур выпустил свой меч из рук.
  -- Кстати, - еще больше наклонила я голову к плечу, - мне показалось очень странным, что в его вещах я не нашла ничего похожего на нормально оружие. Пару ножей и горстка амулетов. Так и должно быть?
  -- Нет. Не должно. Но это значит, что Артур не готовился к бою. Он был уверен, что Заза не нападёт на него.
  -- Но меч он всё-таки взял.
  -- Взял для того, чтобы сделать разрыв между уровнями мироздания. Думаю, он давно собирался отправить Зазу к демонам.
  -- Но Заза могла выбить меч.
  -- Аня, - вздохнул Элис, - Артур хороший мечник, выбить меч из его рук не так-то просто.
  -- А ты откуда знаешь? - нахмурилась я, не припоминая, чтобы маг хоть раз за время своих тренировок по утрам брался за меч, чаще это были небольшие парные ножи или праща.
  -- До поступления в Академию, мы некоторое время тренировались вместе. Ему, как и мне, слабый спарринг-партнёр не подходит, так как он и в обычном бою использует ветер, а я использую тень.
  -- Однако, - протянула я удивлённо. - Я и не знала, что ты на мечах умеешь драться.
  -- Не так хорошо, как Артур, - без зависти к таланту магистра признался Элис. - Теневики редко вступают в открытый бой, мы чаще работаем скрытно, поэтому нас и больше учат пользоваться ножами, чем мечом.
   Элис хотел сказать что-то еще, но замолчал и приложил палец к губам. Джинн начал двигаться. Он медленно полетел вперёд, на секунду завис над озёрами, после чего огненный смерч, заменяющий ему ноги, скрутился в тугую пружину и демон взмыл высоко в воздух. Там он развернулся и полетел к горе.
  -- И что нам теперь делать? - выдохнула я, так как пока джинн не поднялся в воздух, я с замиранием сердца ждала, что он заметит нас и полетит в нашу сторону.
  -- Тебе? - искоса глянул на меня Элис. - Ничего. Всё, что могла, ты уже сделала.
  -- Но...
   Его глаза мгновенно потемнели, а пальцы, сживающие моё плечо, почти начали причинять боль.
  -- Не спорь. Я отнесу тебя к башне.
  -- Почему к башне?
  -- Там сейчас безопаснее всего.
  -- Но я могла бы помочь!
   Элис отпустил моё плечо, но перед этим повернул меня к себе лицом.
  -- Чем? - равнодушно спросил он.
  -- Не знаю, - часто заморгала я.
  -- Тогда не спорь, - повысил он голос и глаза его засветились. - Просто посиди тихо.
  -- Я не могу.
   Его тяжёлый вздох должен был меня пристыдить, но я наоборот, мысленно возмутилась: "Он, что, действительно думает, что я смогу сидеть тихо? Я?! С моим "везением"?
  -- Теперь я вижу, - со странной тоскливой интонацией заговорил Элис. - Раньше не понимал, но теперь вижу, и даже чувствую. Учитель, магистр Аеллир, и даже Ришалис, они были правы - это моя вина. Уча тебя, я с самого начала требовал от тебя невозможного, то, чего требуют эльфы от своих детей, а не люди. Больше, чем следовало бы, не понимая, что ты послушно идёшь у меня на поводу. Аня, ты сейчас не просто устала, ты сейчас в любой момент можешь упасть и не встать.
   Я опустила взгляд, так как мне показалось, что он видит меня насквозь. Не признаваться же, что у меня давно начали подкашиваться ноги и, что я стою на них, как на ходулях.
  -- Хватит, Аня. Остановись. Магистр Аеллир уже нашёл Тираеля и всё ему объяснил.
   Я обиженно надула губы. Знаю, что по-детски, но я расстроилась, и глянула на куратора исподлобья.
  -- Что это за выражение лица? - приподнял он брови.
   Волосы у него так и не отросли, только брови и ресницы, впрочем, без ёршика на голове ему даже лучше.
  -- Они меня обманули.
  -- Тебя отпустили с Зазой только потому, что ты не могла остановиться. Магистр Аеллир очень удивился, что, несмотря на своё состояние, ты, тем не менее, доковыляла до озёр.
  -- Магистр Аеллир?
  -- Мы с ним были здесь намного раньше тебя. Это он создал туман и отправил меня к тебе.
  -- А Заза? Она всё знала?
   Элис покачал головой. Мне стало немного легче, значит, они обманули и ее, но тогда я продолжила настаивать:
  -- Я не могу уйти. Заза пошла за Тираелем и, когда она вернётся, я должна быть здесь.
  -- Этот джинн ее мать. Как думаешь, она вспомнит о тебе, когда поймет, что та пришла за ней? Вспомнит, что нужно вернуться? Кто ты для нее?
  -- Никто, - потупилась я, признавая, что Элис прав.
   Маг присел на корточки и качнул головой.
  -- Тогда залезай ко мне на спину, и я отнесу тебя к башне.
   Больше я не стала спорить, закинула ему руки на плечи, залезла на спину, но только он начал вставать вскрикнула и сползла вниз. Элис резко обернулся. Его глаза слегка засветились, к тому же я увидела в них что-то новое, чего раньше не видела - живое и эмоциональное.
  -- Что случилось?
  -- Болит, - поморщилась я.
  -- Где? - протянул руку он к моему плечу, видимо думая, что это из-за него.
  -- Везде, - пожаловалась я. - Особенно грудь и живот. Эта упрямая ящерица протащила меня по всем кочкам.
   Элис нахмурился, и тени вокруг него зашевелились.
  -- Ты чего? - забеспокоилась я.
  -- Не бойся, - попросил Элис. - Сейчас сделаю, чтобы не было больно.
   Я посмотрела по сторонам и увидела, как тени стремительно стягиваются ко мне со всех сторон и, сгущаясь, спирально закручиваются вверх по ногам, животу, груди и рукам. Через несколько мгновений стараниями мага я стала похожа на мумию в надувных чёрных бинтах. А самое обидное, что мой вид его же и позабавил, и Элис поспешил отвернуться, чтобы не засмеяться мне прямо в лицо.
  -- Не смешно, - пробурчала я.
  -- Я не смеюсь, - хрюкнул он, давясь собственным смехом.
   Я попробовала пошевелиться, но тени пружинили и возвращали мои конечности в исходное положение, таким образом, свободно крутить я могла только головой.
  -- Я вижу, как ты не смеешься! У тебя даже плечи дрожат!
  -- Я не смеюсь, - бросил он через плечо, упорно сидя на корточках спиной ко мне.
  -- Элисавиель!
   Подействовало. Мужчина вздрогнул, медленно повернулся и хмуро на меня посмотрел.
  -- Сколько раз просил, не называй меня этим именем, - Он резко встал, показывая мне, что я переступила невидимую черту, и, что он очень недоволен. - Если еще раз так назовёшь...
  -- И что?! Что ты со мной сделаешь?! - нелепо замахала я руками и ногами. - Оставишь меня здесь в таком виде?
   Взгляд мага скользнул по моим обмотанным ногам, телу и рукам, и его губы растянулись в широкой улыбке, затем он резко отвернулся, и по звуку я определила, что маг сильно старается не захохотать в голос. Тем не менее, когда Элис повернулся, его глаза ярко светились, губы были плотно сжаты, а щеки он дул, чтобы сдержать смех. Зря он так.
   Я попрыгала на воздушной подушке из теней, и сделала попытку встать, но покатилась по земле и снова возмущенно замахала расставленными в стороны руками.
  -- Элис, хватит смеяться! - закричала я, начиная скатываться куда-то вниз и в бок. - Как я теперь на тебя заберусь?
   О, да, это была последняя капля. Элиса прорвало. Он хохотал, сгибался пополам, почти плакал, но никак не мог остановиться, а я смотрела на него и умилялась: "Такой счастливый и беззаботный. Никогда его таким не видела".
  -- Ну, в самом деле, - покачала я головой, прощая ему неуместное веселье. - Тебя, что, хохотунчик по пути ко мне покусал?
  -- Хохо..., кто? - наконец смог внятно произнести маг.
  -- Хохотунчик. Так мы в детстве называли существо, которое заставляет смеяться до рези в животе, - и тут я увидела движение за спиной мага. - Василиса, нет!
   Поздно. Пока Элис веселился, мой овар подобраться к нему сзади и, как и в случае с Аеллиром, тяпнул мужчину за ногу. Точнее укусила его только Василиса, Вася в этот раз решил воздержаться.
  -- За что?! - с непониманием и обидой посмотрел на меня маг.
  -- За дело, - улыбнулась я, и с ехидством пояснила: - Нечего девочкам под юбки заглядывать.
  -- Когда это я?!... - начал было злиться Элис, но я глазами показала на всё еще шипящую на него голову василиска с двумя гребнями на ней.
  -- Вася-Василиса это девочка и мальчик в одном флаконе.
  -- Аня! - прикрикнул он на меня, отдёргивая ногу, на которую нацелилась Василиса.
  -- Что, Аня?
   Острые зубки громко клацнули рядом с его левой ногой, но это была уже не атака, а только предупреждение. Элис тоже это понял, и хмуро глянул на меня.
  -- Ты о чем думала, когда создавала образ своего овара?
  -- Откуда я знаю! Я была маленькая и любила сказки.
  -- Что значит маленькая? - еще больше нахмурился маг.
  -- То и значит. Ты же не стал меня слушать.
   Элис намёк понял и вернулся к вопросу о внешнем виде моего овара.
  -- А нормальный образ ты выбрать не могла?
  -- Нормальный это какой?
   Маг глубоко задумался, причём по его лицу можно было увидеть, как он тщательно перебирает варианты.
  -- Забудь. Образ уже создан. Лучше извинись перед Василисой.
   Элис вздрогнул и скептически глянул на шипящую, вздыбившую оба гребня голову:
  -- Если она такая же, как и ты, то очень сомневаюсь, что это поможет.
  -- А ты попробуй, - подбодрила я мага.
  -- Извини, - произнес он сквозь зубы.
  -- Слушай, - забарахталась я, - я серьёзно! Извинись перед ней! Это важно.
  -- Что я, по-твоему, делаю? - вспылил маг, даже не догадываясь, почему это так важно, ведь в отличие от меня, Элис не видел василиска во всей его красе.
  -- Перед тобой бы так извинялись, - фыркнула я. - Извинись, как следует.
  -- Аня, я твой куратор. Я старше тебя и я...
   Мне пришлось его перебить.
  -- Элис, ты же понимаешь, что поступил, мягко говоря, некрасиво. Извиниться никому не зазорно, - и как бы невзначай добавила: - Даже светловолосому эльфу.
   Элис раздражённо передёрнул плечами. Я видела, как ему тяжело перебороть свою чисто эльфийскую суть и признать, что он был неправ, но я очень хотела, чтобы он справился с этим.
  -- Прости, - опустился он перед оваром на одно колено, чтобы быть глазами примерно на одном уровне с его головами. - Мне действительно жаль.
   Наша связь с Элисом слегка завибрировала и я почувствовала, что эти слова дались ему нелегко, однако это было почти искренне. Вася понимающе покивал, поддерживая мага, и повернул голову к Василисе, молча вопросив: "Ты довольна?", она же отвернулась, сделав мордочку: "Я еще не решила. Подумаю".
  -- И как мне это понимать? - поинтересовался Элис, когда Вася тяжело вздохнул, мотнул головой и овар отошел в сторонку.
  -- Она подумает.
  -- О чём?
  -- О твоём поведении.
  -- А-а-нья-а, - предупреждающе растянул мое имя куратор.
  -- Ну, а что ты хотел? - помахала я руками вверх-вниз, от чего окончательно сползла в яму. - Для нее это было унизительно. Поэтому не торопи ее, и она сама к тебе подойдёт. И Элис...
  -- Что?
   Я беспомощно забарахталась, дергая сразу и руками, и ногами.
  -- Вытащи меня отсюда!!
   Тени вытащили меня из ямы и осторожно по воздуху перенесли к Элису на спину, примотав меня к нему так, что я не сдержалась и фыркнула ему в шею.
  -- Больно? - сразу же отреагировал маг.
  -- Нет, но я чувствую себя рюкзаком.
  -- Кем? - повернул он голову.
  -- Не кем, а чем. Это такая большая сумка с двумя лямками. Ее носят на спине.
  -- Предлагаешь понести тебя на руках?
   Элис не ехидничал, он говорил абсолютно серьёзно, и скажи я "да", понёс бы меня на руках.
  -- Нет, конечно. Я буду тебе только мешать. Но, знаешь, я боюсь, что меня укачает.
   Я действительно чувствовала себя не очень хорошо.
  -- Тогда положи голову мне на плечо и закрой глаза.
   Я так и поступила, и, когда Элис начал пробираться сквозь лес оценила его заботу обо мне. Он шёл не быстро и не медленно, стараясь избегать резких движений, а его живые тени защищали меня, так что ни одна ветка, ни один случайный листик не коснулся моего лица.
   Слушая его дыхание, я успокоилась. А еще от Элиса очень приятно пахло. Запах был относительно знакомый, но пытаясь вспомнить, где я раньше его встречала, в голову упорно лезло болото: гнилое, топкое и опасное место. Вскоре на меня начала накатывать дрёма, тем не менее, пока ещё могла мыслить связанно, сварливо пробормотала:
  -- Знаешь, мне всё равно кажется, что мы поступаем неправильно. Нужно было дождаться Зазу.
  -- Когда ты будешь в этом уверена, скажи, и я остановлюсь.
   Конечно же, он знал, что ничего подобного я ему не скажу, потому что в тот момент я уже почти спала.
  
   Шэриадис
  
  -- Ты-ы! - лирдис материализовалась перед призраком, просочившимся через разрыв, сразу же следом за джинном.
  -- И тебе эльфийского блаженства, - огрызнулась эльфийка-демон, досадуя, что не удалось избежать встречи с всевидящей хозяйкой оазиса.
  -- Как ты посмела?! - почти прорычала Ришалис, пылая от негодования, от чего ее разноцветные волосы превратились в живое пламя, но демоницу это не испугало.
  -- Я ищу свою ученицу, - как ни в чем не бывало, улыбнулась она. - Она у тебя?
  -- Кто-о? - опешила цветная.
  -- Анна. Дочка Диридис и Алисэя.
  -- ЧТО-о-о?
   Высокие частоты заставили призрака завибрировать.
  -- Дорогая, зачем же так кричать? - поморщилась Шэриадис, восстановив четкость образа.
   Ришалис запнулась, глаза ее начали переливаться всеми оттенками красного.
  -- Повтори. Чья она ученица?
  -- Моя, - Шэриадис растянула губы в клыкастой улыбке. - Я ее наставница.
  -- Я не позволю! Ты, демоническое отродье!
  -- Как грубо, - часто заморгала демоница, и манерно замахала на своё лицо рукой.
  -- Я не допущу этого!
   Шэриадис закатила глаза, впрочем, она и не ждала, что Ришалис сразу согласится.
  -- Ришалис, дорогая, нам с тобой давно уже не пара сотен лет. Ты лучше, чем мои эльфийские родственники знаешь, кто я. Ты не можешь запретить мне взять ее себе в ученицы.
  -- Могу. Она моя нери.
  -- О! - округлила красивый рот эльфийка-демон. - Это очень мило. Но, дорогая, как ты предполагаешь воспитывать ее и наставлять, если носа не кажешь из своего оазиса.
  -- Как будто ты кажешь! - зашипела на демоницу Ришалис.
  -- Но я же сейчас перед тобой.
  -- Боги! - округлила глаза Ришалис и их цвет поменялся с ярко-красного на светло-зелёный. - Ты сбежала?
  -- Вот об этом я тебе и говорю. Чему ты ее обучишь? Где твои манеры? Сбегают преступники, а я - бывшая третья Повелительница - всего лишь скрываюсь от своих не в меру надоедливых долгоживущих родственников.
   Хозяйка оазиса на мгновение задумалась и спросила:
  -- Аня знает, кто ты на самом деле?
  -- Разумеется.
  -- Она знает, что большинство твоих учеников плохо закончили? Что все к кому ты питаешь интерес, в конечном счете, попадают в лапы к демонам.
   Шэриадис нахмурилась.
  -- Это я могу сказать и о тебе, Великая Ришалис. Твои ученики так же погибали в сражениях и попадали в лапы к демонам, но ты винишь в этом меня только потому, что я демон. Однако, не стоит ворошить прошлое. В отличие от тебя у меня нет озера забвения, поэтому я помню всё, включая печальную смерть той, кому ты пророчила жизнь.
  -- О ком ты говоришь? - нахмурилась хозяйка оазиса.
  -- Я знаю, что ты не можешь прочитать мои мысли, - усмехнулась демоница, - так что дам тебе подсказку: ее имя было стёрто из воспоминаний тех, кто сражался с ней бок о бок.
   Глаза Ришалис потемнели.
  -- Я не знаю, о ком ты говоришь.
  -- Она любила и была любима, но когда война закончилась, никто не захотел встать на их сторону. Конечно же, ты не помнишь о них, но одно напоминание о тех событиях и забытых всеми героях может сделать жизнь твоей нери невыносимой.
   Шэриадис прекрасно знала, что шантажировать Ришалис бесполезно, однако это сделало свое дело, и хозяйка оазиса стала прислушиваться к ее словам.
  -- Что ты хочешь этим сказать?
  -- Хочу, чтобы ты выслушала меня и приняла правильное решение. Я хочу стать для Ани настоящей наставницей, так как только я могу научить ее правильно использовать ее силу, однако для этого мне нужно разрешение двух старших. Анрой уже согласился. Теперь мне нужно твоё согласие, либо согласие моей сестры. Однако я пока не хочу возвращаться в Нумирилл, поэтому прошу тебя об этом. Ты согласна?
   Лицо лирдис приобрело оттенок закатного неба, но прежде чем она заговорила, демоница предложила:
  -- Взамен я помогу тебе с джинном.
  
   Шатор
   Гостиница
  
   Анна
  
   Просыпалась я очень медленно. Сонное состояние не уходило, и голова была тяжёлой, поэтому перевернувшись на бок я, не открывая глаз, скомкала край подушки и, повздыхав, решила поспать еще чуть-чуть, но через секунду нахмурилась: "Какая еще подушка?" Эта мысль разбудила меня почти мгновенно. Я открыла глаза, и резко села на постели. Посмотрев по сторонам, с недоумением узнала номер в гостинице. Что за фигня? Как я здесь оказалась?
  -- Проснулась?
   Я повернула голову. Элис сидел за единственным общим столом в номере и смотрел на меня. На нем была чистая рубашка и штаны. Он выглядел слегка рассеянным и немного недовольным.
  -- Что происходит? - подтянула я на себя одеяло, так как из одежды на мне была только его рубашка и артуровы штаны.
   Когда я проснулась, после того как Элис вынес меня из башни, штаны лежали рядом, и когда Аеллир ушёл, я их надела.
  -- Почему мы здесь?
  -- Прости, - произнёс он смущенно.
  -- За что? - не поняла я.
  -- Я... - Элис замолчал, передернул плечами, но покачав головой, решил признаться: - Я не хотел... Нет, хотел, конечно, но не ожидал, что всё получится. Прости. Я сделал это не специально.
  -- Не специально? - насторожилась я. - Что ты сделала не специально? Что ты со мной сделал? Элис!
  -- Куратор Элис, - глазами показал он на дверь. - Куратор, Аня.
  -- Куратор Элис, что вы со мной сделали?
  -- Я тебя усыпил.
  -- Что-о? Как?
   Маг тяжело вздохнул, и было видно, что он по-настоящему смущен. С чего бы это?
  -- С помощью запаха.
   Я закашлялась, и в шоке вытаращилась на него, но в тот момент, когда он признался, что усыпил меня с помощью запаха, я вспомнила! Илдарская ночница! Так назывался тот цветок. Именно его аромат я ощутила от кожи мужчины, когда Элис нес меня на своей спине. Вот же!
  -- Придержи свой гнев, - не дал открыть мне рта маг. - Я думал, что утратил эту способность, но видимо Учитель снова оказался прав: я отказался от эльфийской крови, а она от меня - нет.
  -- Что ты хочешь этим сказать?
   Элис отвёл взгляд. По его лицу пробежала тень, губы вытянулись в линию. Он не хотел отвечать, но наша связь передала мне, что он не просто встревожен, квартерон напуган, и теперь пытается скрыть это от самого себя.
  -- Что произошло в оазисе? - спросила я.
  -- Много чего, - сухо ответил Элис. - Слишком много, к чему я оказался не готов.
  -- Я про запах.
   Элис вздрогнул и посмотрел на меня сначала рассеянно, а затем почти с благодарностью.
  -- Это не моя особенность. Все эльфы способны изменять свой запах. Пока я нёс тебя, думал, что еще могу сделать для тебя, чтобы тебе не было больно и моё тело отреагировало на эти мысли.
   В задумчивости я положила одну руку на живот, а вторую согнула и подпёрла ладонью щёку.
  -- Я запомню. Но почему именно илдарская ночница?
   Элис пожал плечами.
  -- У ее запаха много свойств: он приманивает, усыпляет и обезболивает.
   Руками я обхватила своё лицо и сделала испуганные глаза.
  -- Какой ужас!
  -- Аня, - на лице мага проступила обида.
  -- Я не о том, что ты сделал. Я про илдарскую ночницу. Она же приманивает запахом всякую болотную нежить, а ты там спишь и в ус не дуешь. Это, что, получается, ты даже не почувствуешь, что тебя жрут?! У-ужас!
  -- Не переживай, - весело усмехнулся Элис, - в оазисе единственная нежить, которую я приманил, оказался обгоревший скелет.
  -- Скелет? - звякнул колокольчик в моей голове. - Случайно не из башни вышел?
  -- Из нее, - перестал ухмыляться маг.
  -- Вот, блин, - накатило на меня раскаяние. - Ты же не уничтожил его? Нет?
  -- Тебе жалко скелет?
  -- Этот скелет был обычным мертвяком. Я накинула на него поводок, когда он попытался придушить Тираеля.
  -- Ты накинула поводок на мертвяка? - Элис сощурился и посмотрел на меня с долей скепсиса во взгляде. - Серьезно? Ты сейчас его чувствуешь?
  -- Нет. Но может потому, что я не знаю, что должна чувствовать.
  -- Если подумать, то он сгорел до костей, но не рассыпался, - пробормотал маг. - Тем не менее, это еще не значит, что именно ты создала его. Ты же не привязывала к скелету чью-то душу?
  -- Не-ет, - неуверенно протянула я. - Я лишь сделала то, чему учил тебя дядя Анрой, а дальше выплеснула всю накопленную магию в башню и превратилась в огонь.
   Маг прикрыл глаза, и о чём-то глубоко задумался.
  -- Элис, а долго я спала?
  -- Три дня.
  -- Что-о? - взвыла я в настоящем ужасе.
   Вскочила с постели, но мгновенно опомнилась и натянула одеяло до груди, где рубашка во время сна расстегнулась на несколько пуговиц - смотри не хочу.
  -- Тише, - Элис качнул головой в сторону. - Хочешь разбудить Самайю?
   Я замерла и, повернув голову, убедилась, что вторая спит в своей постели.
  -- Сама! - обрадовалась я. - Вы... вы...
  -- Мы вытащили их всех из пещеры.
  -- И Артура?! Артура вы тоже вытащили?!
  -- Да. И Артура, и Кёрна, и остальных.
   Облегчение накатило на меня огромной тёплой волной.
  -- Слава богу! - выдохнула я. - Всё закончилось.
   Но Элис вернул меня на землю.
  -- Еще нет.
  -- В каком смысле?
  -- Твоя наставница помогла нам договориться с мамой Зазы, чтобы мы беспрепятственно вынесли всех магов из пещеры, однако отправить джиннов к демонам мы не смогли.
  -- Почему? - встревожилась я, мимоходом подумав, о какой именно наставнице говорит Элис - не о Шэриадис ли?
  -- Помимо барьера что-то еще удерживает джинна в пещере. Магистр Низандр не понимает что это. И ни я, ни Тираель, ни магистр Аеллир тоже ничего не видим.
   Я нахмурилась, стараясь вспомнить, что еще видела в пещере помимо джинна и коконов с пленёнными магами, когда вошла в нее следом за Самайей, но в тот же момент гипнотически - затягивающие огненные глаза встали перед моим мысленным взором, и я тряхнула головой. Всё-таки это не самые приятные воспоминания. К тому же я была ошарашена и напугана, значит полностью доверять таким воспоминаниям всё же не стоит. Вот если бы мы сейчас были в оазисе...
  -- А Ришалис? Она, что, не может посмотреть, что это?
  -- Она сняла барьер с пещеры, сказала, чтобы мы дальше разбирались сами, и ушла на другой уровень реальности, и пока еще не вернулась.
  -- А Артур? Вы ведь можете его спросить? Он демонолог.
  -- Артур? - Элис покачал головой. - С Артуром всё сложно.
  -- Почему? Он ранен? - забеспокоилась я.
  -- Нет, но он еще не пришёл в себя. К тому же... - Элис на секунду замолк, и его глаза засветились, но почему-то он не стал продолжать свою мысль. - Как ты себя чувствуешь?
  -- Потрясающе, - рукой пригладила я растрёпанные после сна волосы.
  -- Ты уверена? Дариса сказала, что в башне ты выплеснула практически всю свою накопленную магию?
  -- Не практически, - покачала я головой, - а всю. Я выплеснула всю наколенную мной магию. Но не мою, а сырую и бесхозную.
   Элис озадаченно почесал подбородок.
  -- Впервые о такой слышу.
  -- Я тоже. Но пока спала, мне приснился очень странный сон. Не знаю, верить ему или нет, но мне снилось, что незнакомая эльфийка рассказывала мне, что из-за древней крови у меня есть два вида магии: моя собственная и магия источника. Своей собственной магией я могу пользоваться, как хочу: изменять ее или оставлять неизменной это моё личное право, но магию источника или магию древней крови я могу только накапливать.
   Я сразу обратила внимание на то, как по-особому прищурился маг - он мне не поверил.
  -- Это мог быть просто сон - сказал Элис, и мне стало неловко за свою откровенность.
   Действительно, с чего я решила, что это был какой-то необычный сон? Тем не менее, насупилась.
  -- Ну, не знаю... что-то в нём было... Кстати, без груза сырой магии я намного лучше управляюсь со структурой огненных шаров.
   В доказательство своих слов я создала три идеально круглых огненных шара. К ним тут же метнулись тени, на лету превращаясь в иглы, но если раньше они сразу же лопались, то в этот раз продержались намного дольше.
  -- Неплохо, - одобрил Элис. - Маленькие, но крепкие. И всё же тебе придётся подождать, прежде чем ты снова призовёшь овара.
  -- Знаю. Дариса меня предупредила.
   И только открыла рот, чтобы спросить, где она, Элис уже качал головой:
  -- Она не смогла покинуть пределы оазиса. В отличие от Васи-Василисы, твоего материализованного овара, Дариса полноценный огненный овар, и чтобы существовать без мага, то есть без твоей мамы, ее привязали к башне, так что Дарисе пришлось остаться.
  -- Ты хочешь сказать, что маминого овара подпитывает огненная башня?
  -- Именно это я и сказал.
   Мне стало немного грустно.
  -- И что это за выражение лица? - Элис поднялся со стула. - Ты думала, что Дариса останется с тобой?
  -- Нет... То есть да. - Я начала путаться, о чем думала и что хотела, когда узнала, что шира -овар моей мамы. - Я не знаю. Я думала, что смогу с ней поговорить.
  -- Благодаря твоей выходке, - бесшумно вошёл в номер магистр Аеллир, - огненная вершина теперь надолго поселилась в оазисе, так что ты в любой момент сможешь с ней поговорить. К тому же, нам удалось договориться с Ришалис и вход в оазис теперь станет более свободным для магов огня.
  -- Магистр Аеллир, - смутилась я, подтягивая одеяло до подбородка.
   Вот же! Двое мужчин в комнате, а я до сих пор не привела себя в порядок. Я посмотрела на Элиса и глазами показала на дверь. Куратор не понял. Я громко кашлянула и снова показала на дверь. Он снова не понял. Я поджала губы и вытаращила на него глаза, причём я видела, что Аеллир уже всё понял и просто забавляется, пряча улыбку в уголках губ. В результате Элис разозлился и выпалил:
  -- Вслух скажи, я тебя не понимаю!
  -- Выйдите! - не выдержала я и повысила голос. - Оба! Мне одеться нужно.
  
   Тираель
  
  -- А что вы тут стоите? - нахмурился парень, увидев дядю и Элиса, подпирающих стену напротив двери в номер.
  -- Ждем, - сухо ответил маг.
   Эльф старший глянул на него, сверкнув глазами, но заговорил не с ним, а с племянником.
  -- Выяснил, что я тебя просил?
  -- Да, по договоренности с магистром Низандром и главой стражи Шатора, всё перемещённые в камеру временного заключения студенты сегодня утром были отправлены чистить стойла.
  -- Стойла? - удивился Элис. - Городские стойла?
  -- Да, - подтвердил Тираель. - Ты там был?
  -- Был. Они огромные.
  -- Провинившихся тоже не мало. И мне их не жаль. Они нас обманули.
   Элис раздражённо тряхнул головой.
  -- Вы двое тоже сглупили, когда им доверились.
  -- Неправда! Я не доверял им с самого начала.
  -- Успокойтесь, - вклинился Аеллир, и поделиться своей головной болью: - Тут проблема гораздо серьёзнее. Если имела место быть такая договорённость, значит, это не первая попытка студентов проникнуть в зал испытаний.
  -- Я думаю это постоянная практика, - уверенно заявил Тираель. - Тот страж, с которым я говорил, даже не удивился, когда я спросил о студентах из этой гостиницы, он только сказал, что в этот раз их больше, чем обычно.
   Сказав это, Тираель сразу же об этом пожалел, так как дядя вскипел:
  -- Проклятье! Это еще хуже, чем я думал!
  -- О чём вы думали? - выглянула из комнаты Аня.
   Увидев ее, Элис окинул девушку раздражённым взглядом и откровенно скривился:
  -- И из-за этого нам нужно было столько ждать?
   Аня одёрнула бесформенную рубашку, подвязанную тонким пояском, посмотрела на свои босые ноги и обиженно засопела.
  -- Что есть, - буркнула она. - Могу вообще из гостиницы не выходить! Всё равно не в чем.
  -- Как не в чем? - удивился дядя.
  -- Я с собой много не брала, - вздохнула Аня, смущенно заливаясь краской. - Два комплекта и джинсы. Первый разорвала в оазисе, а второй сгорел в башне, так что вот.
   И Аня развела руками, показывая всем, что одета она в чёрную рубашку с завязками у горла и синие джинсы.
  -- Как-то так. Чем богаты, тому и рады, - неуверенно улыбнулась она.
   Посмотрев на нее, Элис сощурился, затем громко фыркнул.
  -- Это моя рубашка, - заявил он.
   Аня тут же вспыхнула, но не смутилась, а наоборот разозлилась:
  -- И в кого ты такой жадина?! Я же не без спроса ее взяла - ты сам мне ее дал!
  -- С чего это я вдруг жадина? - в том же тоне парировал Элис, удивив Тираеля своей непривычной эмоциональностью.
  -- Мне одеть нечего, а ты рубашку зажал?! - подалась она вперёд, сверля мага возмущённым взглядом.
  -- Я?! Я ничего не зажал! Ты на себя посмотри! В таком виде ты никуда не пойдёшь. Я тебе как куратор и просто как друг говорю.
  -- А что не так? - в глазах Ани загорелся огонёк девичьего упрямства. - Я прилично выгляжу!
   Тираель подошёл к подруге, наклонился и тихо успокаивающе зашептал:
  -- Анют, не злись. Ты прекрасно выглядишь даже растрёпанная, босая и в мужской рубашке, но местные стереотипы не позволяют незамужним девушкам разгуливать по городу в подобном виде.
  -- Я вроде бы как замужем, - ворчливо напомнила она.
   Тираель продолжил шептать, хотя дядя и Элис всё прекрасно слышали, однако это создавало ощущение интимного доверия, между ним и Аней. А еще он очень хотел, чтобы подруга перестала сердиться и улыбнулась.
  -- Ты всё понимаешь. Просто вредничаешь.
  -- Я не вредничаю, мне действительно нечего надеть, - вздохнула Аня. - В самайины платья я не влезаю.
  -- Проблему понял, - громко объявил дядя. - Студент Элис, идите и купите Анне одежду.
   Решение было простым и понятным, но на лице мага появилось выражение откровенного ужаса.
  -- Почему я?! Почему опять я?! Пусть Тираель сходит в лавку!
  -- Ни в коем случае, - резко перешёл старший на родной язык.
  -- Дядя, ты не доверяешь моему вкусу? - удивился Тираель, считая свой вкус превосходным.
   Он также последовал примеру дяди и перешёл на эльфийский.
  -- Да, не доверяю, - передёрнул плечами Аеллир.
  -- Это несправедливо, даже дедушка отмечал, что женщинам нравятся выбранные мной наряды.
  -- Мы говорим об Анне, а не об очередной любовнице моего отца, - зло прошипел Аеллир.
  -- Я понял, - стушевался Тираель. И, чтобы не нервировать Аню, обратился к Элису на анталите: - Я останусь с Аней. Если нужны деньги...
   Маг покачал головой и, недовольно бормоча, что его снова заставляют заниматься не пойми чем, ушёл покупать Анне одежду.
  

Глава 3

Демон, демон и еще раз демон

   Анна
  
  -- Магистр Аеллир, - робко попыталась я завести разговор о джиннах, но эльф меня перебил, переключившись на свои профессиональные обязанности.
  -- Позже. Поговорим, когда вернусь. Тираель, где страж, с которым ты разговаривал?
  -- Ждёт внизу, - ответил приятель
  -- Отлично! - воодушевился эльф, приподняв уголки губ в подобии улыбки. - Мне нужно проведать студентов и убедиться, что все живы и относительно здоровы.
   И он почти собрался уходить, но вдруг порывисто обернулся и сухо обронил:
  -- Надеюсь, когда я вернусь, вы, Анна Александровна, будете полностью готовы.
  -- К чему? - не поняла я.
  -- Закончить начатое - отправить джиннов к демонам. К сожалению, даже совместными усилиями нам не удалось выяснить причину, по которой полукровка-джинн не может выйти из пещеры, а единственный знакомый мне демонолог, и по совместительству ваш муж, крепко спит, и будить его, как и остальных освобожденных магов, в ближайшие дни не рекомендуется. Впрочем, убивать джиннов в Шаторе запрещено. Таким образом, лучшим решением для нас я вижу... - Магистр на доли секунды замолчал, перевёл дыхание и посмотрел на меня в упор. - Вернуть вас в оазис и позвать лирдис.
   Сказанное им меня слегка насторожило.
  -- Но почему именно я?
  -- Только у вас есть метка Ришалис, значит, только вы и сможете ее позвать. Времени мало. Шэриадис не будет забалтывать джинну до бесконечности. Хотя, - выражение лица эльфа изменилось, и оно стало почти весёлым, - признаю, у неё неплохо получается.
   Больше задерживаться он не стал и, не потрудившись хотя бы примерно намекнуть к какому времени мне быть готовой, просто развернулся и ушел.
  -- Твой дядя..., - тяжёлый вздох вырвался у меня из груди.
  -- Да, он в своём репертуаре, - понял меня Тираель.
  -- Как думаешь, он надолго?
  -- Часа на три. Пока выяснит все детали, пока поговорит с каждым студентом, пока придумает каждому из них наказание, пока...
   Я несильно пихнула приятеля в бок.
  -- Они не все студенты.
   Тир весело ухмыльнулся.
  -- Все, Аня, все. Не нынешние, так будущие.
  -- Хочешь сказать, что поблажек не будет ни тем, ни другим? И мне тоже?
   По скуксившемуся лицу друга я поняла, что и долгий разговор, и продуманное наказание ждут меня впереди, а пока мне стоит собраться и быть готовый в любой момент отправиться в оазис. Стараясь сильно не шуметь, я вошла в номер, и когда Тир вошёл следом, закрыла за ним дверь.
  -- Ты знаешь, кто меня лечил? - спросила я, проходя вглубь номера, отодвигая стул, и сгребая в охапку брошенные на него платья ушастой, которые мне даже на нос не налезли.
  -- Хозяйка оазиса.
  -- Тогда понятно, - улыбнулась я, бросая все платья на постель.
  -- Ты хорошо себя чувствуешь? - обеспокоился Тираель.
  -- Отменно! - Я обернулась, и увидела сомнение в его глазах - рассмеялась: - Я серьёзно. Я прекрасно себя чувствую. Ты сам, как себя чувствуешь? Горло не болит? Ожоги не чешутся?
  -- Горло? - прикоснулся он к шее.
  -- Да, тот мертвец...
  -- Ты о нем! - обрадовался парень. - Нет, не болит. И ожогов у меня нет.
  -- Хорошо. Я переживала. Это было не специально. Я не могла себя контролировать. Не могла контролировать этот поток. Если бы не Заза...
  -- Не надо. Я уже всё забыл.
   Мой взгляд непроизвольно остановился на постели Самайи, где полукровка спала, крепко обняв подушку и мило похрапывая. Тонкое одеяло, которым, выходя из номера, я укрыла ее, было снова сброшено на пол.
  -- Эльфы ничего не забывают, - смотря, как она спокойно спит, припомнила я Тиру. - Ты сам мне это говорил.
  -- Говорил, - не стал отрицать приятель. - Но в башне... Знаешь, ты больше так не делай. Не рискуй своей жизнью, не посоветовавшись со мной. Я ведь испугался. Я думал, что ты исчезнешь, и это было страшнее, чем обжечься.
  -- Прости, - смутилась я.
   Тираель вяло улыбнулся.
  -- Это я должен попросить у тебя прощения. Я был слишком самоуверен. Ты тогда говорила правильные вещи, а я повел себя как слизняк. Самому от себя было противно. Но не пойми неправильно, это из-за заклинания, оно сделало меня вялым и безвольным. Звучит, конечно, жалко, словно я оправдываюсь: "Сын Повелительницы не справился с простейшим испытанием для человеческих магов, не смог опознать заклинание отрешённости". Но всё хорошо. Я вынес урок. Я буду учиться. Я буду слушать учителей. Тебе больше не придётся за меня краснеть.
   В душе у меня потеплело, тем не менее, я не стала спешить и хвалить Тираеля, а постаралась быть сдержанной.
  -- Я никогда и не краснела. Ты очень умный парень. У тебя много сил, и ты легко усваиваешь любой материал, но я тебе это уже говорила много раз: ты считаешь, что элементарные вещи для слабаков. На этом тебя и поймали. И, Тир, не сердись на меня, но я скажу, что тебе нужно было наступить на это заклинание, чтобы понять, куда может привести тебя твоя безалаберность. Так что, всё, что ни делается - всё к лучшему.
  -- Удивительно, - грустно улыбнулся Тир, - ты много раз повторяла при мне эту фразу, но я не понимал ее смысла. Полностью не понимал, - парень присел на освободившийся стул. - Но теперь понял. В ней кроется очень глубокий смысл, потому что "лучшее" оно для каждого своё. Например, ты видишь, что урок в башне, несмотря на опасность и неожиданные последствия, поможет мне повзрослеть и стать более ответственным, потому что ты видишь открывающиеся передо мной возможности. Однако с моей стороны, это "лучшее" больше похоже на смиренное принятие того, что изменить уже нельзя.
   Мне захотелось крепко-крепко обнять Тираеля, чтобы выразить переполняющее меня чувство гордости за приятеля, но пришлось напомнить себе о его проклятье.
  -- Я рада, что ты меня понял. Мы не можем изменить того, что случилось в башне, но можем устранить последствия и вынести уроки, чтобы в будущем не повторять этих ошибок.
  -- Ты про ребят?
  -- Нет. Про них ты предупреждал меня с самого начала.
  -- Тогда о какой ошибке ты говоришь?
  -- Сейчас я думаю, что поспешила. Я так зациклилась на том, что нужно в кратчайшие сроки привести в оазис дракона и спасти магов, Артура, Самайю, Кёрна, что даже не подумала о том, что ждёт меня в башне, и просто шла напролом. Таким образом, если вспомнить всё, что мы пережили, поднимаясь наверх, и основательно взвесить все риски, то приходится признать, что без тебя у меня бы ничего не получилось. Только благодаря тебе, Зазе и Церберу я смогла зайти так далеко.
   Элис вошёл в номер совершенно бесшумно, и если бы не наша связь, я бы его не заметила, и долго бы еще не замечала, но связь завибрировала и я повернула голову.
  -- Хорошо, что ты это понимаешь, - беззлобно поддел меня он, пересёк комнату и скинул свёртки на свободный край постели. Ругнулся, и поправил покосившуюся на бок импровизированную пирамиду, чтобы она окончательно не развалилась, затем искоса глянул на Тираеля. - Чего сидишь? Твоя подруга четвертый день голодная, а ты сидишь. Неужели не слышишь?
   Я удивлённо захлопала глазами, наклонила голову, прислушалась и накрыла живот рукой. Он не урчал, скорее тихо постанывал. Ну и ну, а я-то на Самайю грешила.
   Глаза Тираеля в тот же момент стали как два блюдца. Он вскочил со стула и тот упал бы, наделав много шуму, но вытянувшаяся от ног Элиса тень удержала предмет мебели в нескольких сантиметрах от пола.
  -- Сходи в нашу гостиницу, - куратор взглядом показал эльфу на дверь, - и попроси приготовить отварного мяса. И убедись, чтобы не клали много специй.
  -- Понял. Я всё сделаю, - подорвался Тираель, бросился к двери, распахнул ее и почти исчез, настолько сильно он ускорился.
  -- Ничего себе! - хихикнула я. - Надеюсь, он входную дверь не снесёт?
  -- Уже, - поморщился куратор.
   И, да, чуть позже я тоже услышала грохот упавшей двери, затем непонятную, но явно нецензурную брань хозяина гостиницы.
  -- С петлями вырвал, - сокрушенно покачал головой Элис. - Пойду, посмотрю, что можно сделать. Ты пока переодевайся.
  -- А что ты мне принёс? - прикоснулась я к верхнему свёртку, испытывая почти детский восторг и азарт.
   Куратор с постным лицом глянул на свёртки, однако наша связь подсказала, что Элис очень нервничает - понравится мне его выбор или нет.
  -- В этот раз я учёл все твои пожелания.
  -- Какие еще пожелания? - нахмурилась я, осторожно дергая за верёвочки, ища способ развязать их без ножа. - Я тебе ничего не говорила.
   Отвечать Элис не стал, он терпеливо ждал, пока я раскрою свёртки. Наконец-то я нашла узел и застонала, потому что такое макраме мне не осилить даже за день. Элис раздраженно фыркнул, отобрал у меня свёрток и разорвал верёвки голыми руками. Так он поступил и с остальными свёртками.
  -- Спасибо, - пробормотала я и начала разворачивать ткань, в которую завернули все покупки.
   Когда открылся средний свёрток, я тут же его отложила, чтобы не светить перед Элисом. Ему, возможно и всё равно, а я вот капельку смутилась. Скорей всего продавец положил комплект по просьбе куратора, но сам он точно его не выбирал, так как это была тонкая нижняя сорочка сплошь расшитая ажурными белыми цветами, верхняя кофточка со шнуровкой для стягивания груди и нижняя юбка-трусики с карманами из того же тонкого материала. Всё это я уже видела у Самайи, когда та хвасталась передо мной новыми нарядами. Можно сказать, местная мода для приличных женщин.
   В малом свёртке лежали сандалии с небольшими заострёнными носами. С размером Элис угадал или запомнил - не знаю, но на мои ноги они сидели как влитые. Я походила в них по комнате и убедилась, что обувь удобная.
   Настал черёд платья и накидки. Развернув свёрток, я взяла платье за плечики, подняла и сразу же выронила. Я узнала его. Оно было похоже на то платье настолько, насколько это вообще возможно.
  -- Элис, - сиплым шёпотом произнесла я.
  -- Тебе не нравится?
   Забывшись, я передёрнула плечами и посмотрела на мага. Это не может быть случайностью. Неужели его притянуло ко мне в лабиринте тени?
  -- Ты видел? - прищурилась я. - Ты там был? Вместе со мной?
   Его глаза засветились, он кивнул, но потом качнул головой.
  -- Я видел не всё, и был с тобой не очень долго.
   Вот значит как. Какая же я наивная. Мне нужно было понять это раньше.
  -- Но тогда ты понимаешь, почему я не могу надеть это платье, - прикоснулась я к нежнейшей ткани в мелкий цветочек.
  -- Оно тебе нравится? - спросил Элис, беря платье в районе талии, осторожно сминая ткань в ладони, и поднимая его на вытянутой руке.
   Я почувствовала себя немного несчастной из-за того, что не могу надеть это замечательное платье, напомнившее мне о моём детстве, и обо всем хорошем, что в нем было.
  -- Конечно, оно мне нравится.
  -- Тогда надевай и не думай.
  -- Но Тираель...
  -- Если ты боишься, что он вспомнит, и ему будет больно как Самайе, то не бойся - он не вспомнит. Твоё платье для него ничего не значило, поэтому он не вспомнит его.
  -- Но..., - заробела я.
  -- Ваша память запечатана, и сами вы ничего не вспомните. Ты начала вспоминать, потому что на тебя воздействовал лабиринт тени, но на эльфов он не действует. Поверь мне, я знаю, о чём говорю.
  -- Значит, он ничего не вспомнит? - неуверенно пробормотала я, смотря на Элиса большими чуть испуганными глазами.
  -- Не могу утверждать, но по моим наблюдениям выходит, он что-то помнит. Он подспудно чувствует, что ты для него много значишь.
  -- Поэтому я и не хочу причинять ему боль.
  -- Поверь в него. Поверь в Тираеля, если ты считаешь его своим другом. - Элис повернул голову, прислушиваясь к звукам, доносящимся со двора. - Мне давно следовало обратить внимание, что между вами что-то есть. С самого начала Тираель в отношении тебя ведёт себя безупречно. Он заботлив, терпелив, доброжелателен. Всё, что касается тебя у него в приоритете. Прикасаясь к тебе, в отличие от меня и Самайи, он ни разу не оставлял на тебе ни одной царапины или синяка. Он не злится на тебя, его не раздражают твои человеческие причуды. Он в любой момент готов броситься к тебе на помощь. Для него ты больше чем приближенный на второй круг человек - ты нужна ему. Ради тебя он готов принять груз ответственности и начать взрослеть.
   Мне понадобилось несколько секунд, чтобы полностью переварить слова мага и оценить масштаб бедствия.
  -- Знаешь, это немного пугает, - взяла я протянутое мне платье и прижала его к своей груди. - Всё, что ты сказал - это тоже ответственность. Только моя личная.
   Элис на удивление мягко и тепло улыбнулся.
  -- Ты справишься.
   Кивнув, я уселась на постель, но тут же вскочила. Что-то больно укололо меня в пятую точку. Поискав рукой в одеяле, я вытащила оттуда крупный кулон на толстой цепочке. Овальный красно-зелёный полупрозрачный камень со всех сторон обрамляли маленькие металлические коготки, а вокруг туго сплетались живые крохотные веточки с листиками.
  -- Что это? У меня этого не было.
  -- Похоже на эльфийскую работу, - подошёл ко мне Элис.
  -- Откуда он здесь.
  -- Заза положила, - раздался голос откуда-то снизу.
  -- Ты кто? - шарахнулась я в сторону, но спиной натолкнулась на Элиса.
   Маг, не раздумывая, крепко сжал мои предплечья и придвинул меня к себе, чтобы его тени сплели вокруг нас тёмный кокон.
   Раздался шорох и с другой стороны на постель заполз огромный зелёный паук с головой знакомого нам демона.
  -- Архгарих? - удивились мы с Элисом.
  -- Нет, - поднял передние лапки паук. - Я-Архи младший.
  -- Вау! Ты всё-таки вылупился! - обрадовалась я, так как Архгарих не был полностью уверен в том, что у него получится создать себе подобного, хотя он никогда не прекращал попыток.
   После того как я, Самайя и Элис поселились в доме магистра Вэлдари, у Архгариха возник значительный переизбыток запаса энергии в которую демоны подобные ему превращают поглощаемые ими эмоции. Архгарих решил попытаться снова и, когда я отправлялась в Шатор, отдал мне кокон с яйцом, которое я по привычке, назвала Архи.
  -- Вы очень хорошо меня кормили, вот я и вылупился. - счастливо оскалился маленький Архи. - Всем привет!
  -- Архи? - Элис посмотрел на меня. - Серьезно?
  -- Ну, а что-о?! - сразу же попыталась я оправдать свой "нелегкий" выбор имени для демона. - Архгарих большой, а Архи маленький. Смотри, они даже внешне похожи.
   Закатив глаза, Элис выдал в духе моего папы:
  -- Что я могу сказать - ты безнадёжна.
   В этот же момент открылась дверь, и в комнату вошёл Тираель, неся в руках целый огромный поднос, сплошь заставленный горшками с чем-то дымящимся, словно парень собирался накормить здесь роту голодных солдат. Увидев это, Элис закатил глаза и тихо резюмировал:
  -- Вы оба безнадёжны.
  

***

  
   Убедить Тираеля, отвлечь внимание Элиса на себя, было проще простого, а вот добраться до храма в одиночку без приключений оказалось для меня не реально. Во-первых, я не так хорошо запомнила дорогу, а во-вторых у храма богу Варнару меня перехватил тот самый молоденький страж и, не узнав в новом наряде, попытался познакомиться. Вырваться из его бульдожьей хватки удалось только благодаря помощи Архи, который не желал больше сидеть в номере и вцепился в меня всеми шестью лапками. Увидев, выглянувшего из-под накидки зелёного демонического паука, страж в ужасе отпрянул, но от желания познакомиться не отказался, и мне пришлось спрятаться в храме бога Тени.
  -- Снова, здравствуй, - разнёсся голос по помещению.
   Ожидая, что-то подобного, я почти не испугалась.
  -- Печенья нет, только кусок вяленого мяса. Пойдёт? - на одном дыхании выпалила я.
  -- Мясо? Какое еще мясо? Я, что похож на дворового гнарса?- возмутился бог, мгновенно материализуясь из тени в облике молодого парня, причём того, кого я оставила стоять у входа в храм.
  -- Простите, но мне снова нужно попасть в храм Милостивой, - затараторила я, стараясь не встречаться взглядом с истинным божеством. - Проведите меня, пожалуйста.
  -- С чего бы? - фыркнул парень. - Ты еще прошлое обещание не выполнила.
  -- Я выполню его. Обещаю. Но мне нужно срочно попасть на другую улицу.
   Божество скрестило руки на груди и, наклонив голову, заговорило со мной словно обиженная за любимую дитятку мамаша:
  -- Зачем ты так с ним? У тебя совсем сердца нет? Парень честный, ответственный, надёжный, а ты...
  -- Ну, простите. Мне как-то не до знакомств, - пробурчала я, замечая и прикрывая торчащие из-под накидки лапки Архи.
  -- Я про Элисавиеля. Что он такого сделал, что бы ты с ним так поступала?
   И снова Элис. Что-то меня это начинает беспокоить.
  -- Элис? - удивленно захлопала я глазами. - А что с ним?
  -- Зачем ты попросила эльфа отвлечь его? Думаешь, ему будет приятно узнать, что ты сбежала.
  -- Никуда я не сбегала! - возмутилась я, считая, что когда сбегают уже не возвращаются, а я намеривалась вернуться и даже с хорошими новостями. По крайней мере, я надеялась на это. - Я просто...
  -- Ты просто сбежала, чтобы пойти в храм богини Смерти одной, - припечатал бог.
   Я пристыженно потупила взгляд, признавая, что поступила немного неразумно, тем не менее, всё еще считала, что другого выхода у меня не было - Элис бы меня не отпустил. Это я и сказала богу:
  -- Я боялась, что если расскажу ему, что хочу пойти в лабиринт Смерти - он не отпустит меня.
   Варнар прошёлся из стороны в сторону, посмотрел на меня и спросил:
  -- Ты сама-то, как думаешь? - приподнял он брови. - Осилишь его?
  -- Уверена, - вздёрнула я голову и расправила плечи. - Я справлюсь.
   Очертания молодого стража начали расплываться, и Варнар изменил внешность на внешность старшего стража.
  -- Скажу откровенно, мне импонирует твоё упрямство. Так и быть, я проведу тебя на другую улицу, но с одним условием.
  -- Слушаю.
  -- Ты не вернёшься в гостиницу.
   "Совсем? А как же вещи?" - опешила я, но вслух ничего не сказала, однако Варнар услышал и издал мученический стон.
  -- Не совсем, а сейчас. После того, как поговоришь с архивариусом, попроси его показать тебе портал, которым пользовалась некромантка - он перенесёт тебя в оазис. Поняла?
  -- Поняла.
  
   Элис
  
   Прошло уже около часа. Скребя шпателем по стене, маг краем уха слушал очередную байку Тираеля, по необходимости подзывая его, чтобы зачерпнуть из ведра густой глиняный раствор. Дверь паршивец вырвал не только с петлями, но и с приличным куском лепнины, который отвалился, когда дверь ударилась об стену. Это уже потом дверь окончательно упала, и хозяин гостиницы прибежал посмотреть, что же случилось. Когда Элис вышел во двор, чтобы узнать, чем он может помочь, хозяин впал в бешенство: он кричал и брызгал слюной, но быстро выдохся, и его лицо покрылось красными пятнами, он схватился за сердце и начал часто дышать. Тираель подоспел вовремя - подсунул ему стакан с соком синии. Когда синия подействовала, выяснилось, что лепниной хозяин гостиницы дорожил больше, чем входной дверью, так как ее делал его дед - именитый мастер, который, пока был жив, украшал дома самых влиятельных людей Шатора. Таким образом, Элису пришлось не только ставить дверь на место, но еще и собирать лепнину по кусочкам. Хозяин категорически запретил использовать магию и потребовал, чтобы Элис и Тираель сделали всё своими руками. Элису это показалось странным, впрочем, спорить он не стал - в его нынешнем пограничном состоянии физический труд был даже полезен.
   Он не был уверен, сколько ему еще нужно делать вид, что он не знает, что Аня куда-то ушла, однако решил позволить ей еще немного посвоевольничать, тем более что их связь передала ему, что она полностью уверена в том, что там с ней ничего плохого не произойдёт. В отличие от Ани, Элис не был в этом настолько уверен. Тем не менее, он напомнил себе, что ему категорически нельзя впадать в крайности, иначе из человеческого мага он может превратиться в неудержимого монстра, которого много лет сдерживал блокирующий ошейник - эльфийская печать, заговорённая на крови одного из представителей древних.
   Стараясь отвлечься, Элис еще раз замесил глину, чтобы заполнить трещины и сгладить сколы, и заставил Тираеля держать наготове ведро с водой, так как глина сохла очень быстро. При этом парень болтал, не замолкая, рассказывая, как он и его младший брат однажды подшутили над отцом, подлив в его утреннее питье зелье улучшающее рос волос на лице, из-за чего к ночи уважаемый всеми эльф стал обладателем нереально густых суровых бровей, девичьих ресниц, и неожиданно длинной кудрявой бороды. Последнее вызвало наибольший интерес и резонанс среди знакомых, так как известно, что все чистокровные эльфы безбороды.
  -- Ты просто смешал эльфийское зелье и тролье в пропорции один к трём, - не прекращая работать, обронил маг, прислушиваясь к легкой вибрации божественной связи.
  -- Как ты догадался?! - вспыхнул парень, который, был свято уверен, что никто такого до него раньше не делал.
  -- Это очень старый способ маскировки. Все знают, что у эльфов совсем не растёт борода, а у троллей густая борода признак зрелости, поэтому зелье они варят, чтобы отрастить себе именно бороду, а эльфы варят своё зелья, чтобы уменьшить рост волос на голове. Однако если смешать эти два зелья в пропорции один к трём у эльфа появится борода и густые брови. Но эффект длится не больше месяца, к тому же он неустойчив, борода и брови могут начать отпадать клоками.
   Глаза у Тираеля загорелись азартом.
  -- Ты на себе опробовал?
  -- Нет, - повеселел маг, вспоминая незадачливых лекарей: - Арон с Нароном. Захотели выглядеть солиднее, но ничего у них не получилось, через месяц всё вылезло. Выглядели оба как после стрегучки. Пациенты их за километр обходили, и госпожа Рэя заставила их побриться наголо.
   Тираель в ужасе округлил глаза.
  -- Как же они без волос? Эльф без волос то же самое, что эльф без магии.
  -- Чистокровный эльф, да, - согласился Элис. - Но эти двое полукровки с большой долей человеческой крови.
  -- А ты? Как ты чувствуешь себя без волос?
   Элис задумался. Он смутно припоминал те времена, когда его волосы были напитаны магией и были тем источником жизненных сил, который поддерживает каждого представителя эльфийской расы вне королевства. В то время ему не нужны были другие накопители - волосы были его накопителем, но это было еще до печати, поэтому если Элис и вспоминал о тех временах, то предпочитал сразу же о них забыть.
   Однако, несмотря на то, что его волосы лишились важного и нужного для всех эльфов свойства, реакция отдёргивать голову, когда кто-то тянется потрогать его волосы у мага осталась. Сам Элис за собой этого почти не замечал, зато женщины, с которыми он был близок, недоумевали и считали его реакцию странной. Тем не менее, объяснять им что-либо он не пытался. Только раз его реакция дала сбой - к нему прикоснулись, и это вызвало в нем неожиданный и непривычный всплеск эмоций, ведь до этого он думал, что ему будет неприятно.
  -- Ты чего замолчал? - устал ждать ответа Тираель.
  -- Думаю, что тебе на это ответить, - поморщился Элис. - Я давно пользуюсь магией теней и амулетами-накопителями, и почти забыл, как это, иметь свой собственный стабильный источник магии, однако я не уверен, как жил бы сейчас, родись я чистокровным эльфом, - маг поднял руку, чтобы "пригладить" несуществующие волосы, но опомнился - обе руки у него были в глине. - Мне и так пришлось отказаться от всего, что делало меня эльфом, чтобы жить как обычный человек.
  -- Обычный? Хе! - дернул длинным ухом парень. - Это точно не про тебя. Пока я сидел во дворе академии то слышал несколько интересных предположений в отношении твоей родословной: кто-то думает, что ты полукровка-звер, а кто-то считает, что ты из подгорных найдов.
   Элис удивлённо приподнял брови, которые как заметила Аня, у него после посещения источника быстро отросли.
  -- Ну, про звера я сам слух пустил, а про найдов впервые слышу.
  -- Это последний и самый свежий слух, - с серьёзным видом, покивал парень. - Распространился он очень быстро, так как источником послужил разговор двух девушек с твоего факультета. Я был уверен, что это ты попросил их, но раз это не так, я пожалуй попробую выяснить, кто это сделал.
   Стряхнув высохшую глину с ладоней, Элис посмотрел на Тираеля и уточнил:
  -- Зачем? Это вполне мог быть Арон. Он постоянно придумывает мне новые легенды.
  -- Если это так, то я хочу быть в этом уверен. Когда вернемся в Брандор, обязательно спроси его об этом.
   Элис насторожился. Тираель уже не выглядел тем беспечным пареньком, каким он был до огненной башни - он вырос, и не только физически.
  -- Почему тебя это так волнует? Думаешь, слух обо мне может навредить Анне?
   Глаза у Тираеля засветились, и голос его стал напоминать голос магистра Аеллира, по крайней мере, интонации он подловил верно:
  -- Если ты об этом заговорил, значит, я прав, потому что это не единственный слух, который я слышал о тебе в стенах академии и, как ты понимаешь, не все эти слухи безобидны. Пойми меня правильно, сейчас ты ближе всего к Анне и всё что происходит вокруг тебя, косвенно касается и ее, так что я хотел бы знать наверняка, кто и зачем распространяет о тебе такие странные слухи.
  -- Так-так. Значит, о слухах ты беспокоишься, а о том, что твоя подруга снова куда-то запропастилась, ты и в ухо не дуешь! - рявкнул Аеллир, практически материализуясь за спиной племянника и кладя ему руку на плечо. - Где она?! Отвечай! Куда ее опять понесло?!
  
   Анна
  
  -- А-апхи! А-апхи! А-апхи! - неожиданно расчихалась я, из-за чего пришлось даже прервать важный разговор с архивариусом и отвернуться от созданного им зеркала.
  -- Будь здорова! - пожелало мне полупрозрачное лицо.
  -- А-апхи! - выдала я вместо слов благодарности.
  -- Будь здорова, моя хорошая, - искренне пожелал мне дядя Анрой, когда появился в зеркале с толстым гроссбухом в руках.
  -- А-апхи! - в очередной раз чихнула я и громко возмутилась: - Да, что же это такое?!
  -- Если ты не заболела, значит, тебя кто-то вспоминает, - мягко усмехнулся магистр Шарс.
  -- Ага, - прогундосила я. - Свинюшка за углом.
  -- В твоём случае лучше будет сказать: "эльф за углом", - усмехнулся архивариус, намекая, вероятнее всего на магистра Аеллира.
   Он очень просил меня рассказать ему, удалось ли спасти Артура и остальных магов, и я рассказала ему, что для этого нам пришлось прибегнуть к помощи эльфов, а точнее: моего друга Тираеля, ректора академии Семи Вершин - магистра Аеллира и моего куратора - квартирона (хотя я уже в этом сомневаюсь), но то же сильного мага. Все подробности и детали я постаралась упустить, так как это было для меня не совсем безопасно и, думаю, заняло бы ни меньше часа, к тому же сам момент спасения я благодаря Элису бессовестно проспала.
   Дядя развеселился и отложил гроссбух:
  -- Судя по количеству чихов, за углом тебя ждёт целый эльфийский отряд, - поддел он меня и мягко улыбнулся. - Ну, рассказывай. Как всё прошло?
  -- Отвратительно, - честно призналась я.
  -- Рассказывай, - потребовал дядя.
   Я бросила косой взгляд на призрачное лицо магистра Шарса.
  -- Шарс всё знает, - успокоил меня дядя. - Рассказывай.
   Как я и предполагала подробный рассказ обо всём, что со мной произошло, занял больше часа. Больше, потому что два магистра так и норовили закидать меня уточняющими вопросами, и мне постоянно приходилось напоминать им, что время у нас не резиновое и, что у меня тоже имеется парочка крайне важных вопросов, но это, как вы понимаете, мало помогало.
  -- Ну-у-у..., - наконец протянул дядя Анрой.
  -- Могло быть и хуже, - закончил за него магистр Шарс.
  -- Согласен, - покивал лич и с грустью посмотрел на меня: - Однако я признаюсь, мы с твоим отцом очень надеялись, что тебе не передастся его дар, достаточно было того, что ты отмечена Милостивой.
  -- Какой еще дар? - непонимающе захлопала я глазами.
  -- Скорее не дар, а особенность, - не согласилось лицо. - Видеть и слышать богов могут не все, а только жрецы высшего ранга после серьёзных тренировок, и такие, как ты с определённой врождённой особенностью.
  -- И чего во мне такого особенного? - нахмурилась я и посмотрела на дядю Анроя.
   Дядя недовольно поморщился.
  -- Достоверной информации о подобной особенности скудно мало, так что только твой отец и сможет тебе всё рассказать. Я знаю только, что вы можете видеть их и слышать, но при этом не теряете сознание и мучаетесь головной болью.
  -- А так же вы можете увидеть их, в чьём бы теле они ни прятались, - дополнил магистр Шарс.
  -- Теперь понятно, - пробурчала я.
  -- Что тебе понятно? - насторожился лич.
  -- Ну, когда они сказали мне, чтобы я привыкала к их виду. Получается, я на самом деле буду их видеть?
  -- Будешь, - подтвердил магистр Шарс, - к тому же постоянно.
  -- И не всем богам это будет по нраву, - недовольно цокнул языком дядя Анрой.
   Оба магистра нахмурились и замолчали.
  -- Но, если подумать - ты отмечена Милостивой, - глухо заговорил дядя, и в голосе его не было прежней уверенности, - так что будем надеяться, что мелкие божки не станут тебе вредить.
   Я тяжело вздохнула. Не с моим везением говорить об этом. Впрочем, поживём - увидим.
  -- Насчёт некромантки, - выдержав паузу, перевела я разговор в нужное русло. - У вас есть какие-нибудь мысли? Почему Заза не может выйти из пещеры?
  -- Это просто, - причмокнул губами дядя Анрой. - Цепь Арно-Фера. Магистр Сарна очень любила ее использовать, когда нужно было удержать крупную нежить в замкнутом пространстве. Для того чтобы ее увидеть не нужно быть некромантом, однако если ты говоришь, что ее не увидели ни Низандр, ни Аеллир, значит, печать с клином находится не на самом видном месте, она, скорей всего, либо закопана, либо завалена камнями. Нужно искать там, где джинн чаще всего проводит время в покое.
  -- В смысле? - не поняла я.
  -- Спит, - со смешком пояснил магистр Шарс.
   Дядя утвердительно кивнул.
  -- А я смогу ее найти? - решила уточнить я, поправляя длинную накидку, под которой вдруг закопошился Архи.
  -- Ну, конечно! - тихо рассмеялось лицо, сползшее с правого угла созданного им зеркала и застывшее чуть повыше моей головы. - Твои глаза покажут тебе вибрацию воздуха над печатью, так что для тебя, я думаю, это не составит туда. Но если печать закопана или завалена, тебе понадобится ее расчистить и возможно обезвредить.
   Глаза у меня округлились и я выдохнула:
  -- Обезвредить? Как бомбу?
   "Боги, неужели мне опять придётся геройствовать?" - мысленно застонала я.
  -- Магистр Сарна любила зло "пошутить", - по полупрозрачному лицу магистра Шарса пробежала волна зеленого света. - Ее ловушки всегда имели несколько уровней защиты. Я скопирую тебе несколько простых схем с пометками, уверен, они тебе пригодятся. С вашего позволения я ненадолго исчезну.
   И лицо архивариуса растворилось в воздухе, однако его "зеркало" осталось на месте.
  -- Будь поосторожнее с Элисавиелем, - попросил дядя Анрой. - Не нервируй его. Если ты права и, вместе с силой, к нему возвращаются его эмоции, тебе стоит быть наготове - он станет вести себя иначе. Эльфы эмоциональны, хотя сразу по ним и не скажешь, особенно это касается тех, кто им близок, а вы с учеником теперь связаны божественной связью. Не позволяй ему злоупотреблять ей и сама постарайся ей не пользоваться.
  -- Почему?
  -- Как бы попроще тебе объяснить? - задумался дядя Анрой. - Ты и он связаны друг с другом спирально скрученным жгутом из сил и эмоций, и ваша магия постоянно циркулирует по нему туда и обратно, но не конфликтует, как в случае с привязкой, а как бы растворяется друг в друге. Вы оба можете брать силу из этой связи, но из-за того, что ученик старше, опытнее и сильнее огромный перевес идёт в его сторону. - Он заметил мои нахмуренные брови и тяжело вздохнул: - Это как перетягивание каната - дёрни, и ты упадёшь, а ученик этого даже не заметит.
  -- Понятно - покивала я. - А почему мне нельзя ее использовать?
  -- Потому что всему нужно учиться, Аня, и пользоваться божественной или эльфийской связью не всегда легко и просто. В этот раз тебе повезло, твое сознание не "застряло", а могло и не вернуться в тело. У эльфов такое случается.
  -- Н-да-а, - коротко и емко выразилась я, не зная, что еще сказать.
   Маленькому Архи надоело прятаться и паук выбрался из-под накидки.
  -- О! - увидел его дядя Анрой. - Маленький Архи?
  -- Он самый, - улыбнулась я, так как паук, спрыгнув на пол, попытался забраться на зеркало, но его лапки заскользили и он с тихим "пи-и-и" шмякнулся на попу.
  -- Архгарих! - громко позвал дядя Анрой своего демона. - Иди, посмотри, кто у Ани вылупился!
  

***

   По моим ощущениям храм я покинула через два часа после того, как я туда вошла. Для того чтобы воспользоваться порталом Сарны магистр Шарс весьма предусмотрительно открыл для меня короткий точечный проход в ее жилище, где меня ждала его внучка, симпатичная темноволосая женщина лет тридцати с хвостиком в белой форме местной стражи. На анталите Сири разговаривала свободно, так что худо-бедно я ее поняла. Сири сказала, что будет сопровождать меня до выхода из портала, так как портал не стабилен, но в оазис со мной она не пойдет, так как для этого ей пришлось бы просить разрешение у начальства и писать потом объяснительную.
   Тем не менее, прежде чем мы вошли в белёсо-серый туннель, расположенный в подвале дома Сарны, я попросила Сири, когда она вернётся в город, заглянуть в мою гостиницу, и передать Элису, что я буду ждать всех у пещеры. Женщина нехотя согласилась.
   Не уверена, сколько времени занял переход, но серый туман вскоре начал редеть, и Сири остановилась. Она сказала, что дальше я пойду без нее, махнула рукой на прощание, развернулась и ушла в туман. Оставшись одна, я немного струхнула, но решила идти на свет.
  -- Фу-ф.
   Выдохнула я, выйдя из тумана и убеждаясь, что попала туда, куда надо - в оазис, а еще через мгновение была в этом абсолютно уверена, так как, приняв решение не стоять на месте, а идти по протоптанной тропинке, издалека услышала голоса и как-то сразу узнала манерную речь своей Наставницы - бывшей повелительницы Шэриадис. Говорила она быстро и на непереводимом для моего барахлящего заклинания языке, однако благодаря ей и второму говорящему мне удалось очень быстро сориентироваться, и вскоре я вышла к пещере.
  -- Ученица! Сколько можно тебя ждать?! Где остальные? - жеманно всплеснула руками красавица Шэриадис, красуясь в своём новом нежно-розовом платье наподобие полупрозрачной тоги, и делая вид, что вот только сейчас она меня заметила.
   Передёрнув плечами, она стремительно подлетела ко мне так близко, что я непроизвольно отшатнулась. А призрак, не замечая этого, затараторила не позволяя мне вставить и слова:
  -- Почему ты пришла из леса? Башня закрыта? Низандар снова заснул? Ученица, ты как-то похудела и осунулась. Выглядишь не очень. Хотя твой наряд я одобряю.
  -- Спасиб, - буркнула я сквозь зубы, отцепляя от накидки мелкие колючки.
  -- Так, где остальные? - нетерпеливо повторила Шэриадис.
  -- Придут позже, - пробубнила я, продолжая очищать накидку.
   Всё-таки форма стражей были лучше - за нее почти ничего не цеплялось, а наряд мне жалко - лучше бы в джинсах и рубашке пошла.
  -- Отвлекись, - накидка была выдернута из моих рук. - Где Аеллир, где Элисавиель, где на худой конец Тираель? Почему ты пришла одна?
   С тяжёлым вздохом я постаралась уложиться в одно емкое предложение:
  -- Потому что я ушла из гостиницы и пошла в храм богини Смерти, чтобы встретиться с архивариусом, а из храма я попала в дом некромантки Сарны и воспользовалась ее порталом, поэтому я здесь, а магистр Аелллир, Элис и Тираель остались в городе.
  -- Слушай, ученица, - очень громко цокнула языком Шэриадис, меняя манеру разговор на непривычный суровый тон: - тебе после слияние со стихией совсем голову напекло?! Ты, что, решила окончательно вывести их из себя? - В ее потемневших глазах читалось осуждение. - Эти трое, пока ты спала, тряслись над тобой как над единственной почкой на каменном древе, а ты разгуливаешь по Шатору, даже не предупредив их? Я, признаюсь, люблю поиграть на нервах своих ушастых родственников, но я - это я, а у тебя могут возникнуть крупные неприятности.
  -- Тираель всё знает, - призналась я, пока Наставница не решила, что я та еще безмозглая девица, у которой ветер в голове гуляет. - Я его предупредила и попросила, чтобы через час-другой, если я не вернусь, он всё рассказал Элису, чтобы Элис уже рассказал магистру Аеллиру. На самом деле я не хотела идти без них в оазис. Я хотела вернуться и рассказать, что смогла выяснить, но мне пришлось согласить на условие Варнара, и поэтому я здесь.
  -- А вот с этого момента подробнее, - нахмурилась Шэриадис. - И лучше если ты вспомнишь каждое слово сказанное им.
   Каждое слово я, конечно, не вспомнила, но описала ситуацию настолько подробно, насколько это было возможно.
  -- Сомнительную сделку ты заключила, ученица. Варнар бог двуликий, он покровительствует как стражам, так и тёмным личностям, обмануть тебя для него как у ребёнка конфетку отобрать - скучно и не интересно. Думаешь, зачем он запретил тебе возвращаться в гостиницу?
  -- Я не знаю.
  -- Чтобы ты прочувствовала весь гнев эльфов. Это только с виду они спокойные до равнодушия, а на деле мои ушастые родственники очень вспыльчивы.
   Я тяжело выдохнула. О чём-то подобном я уже думала, когда покидала стены храма Варнара, еще и дядя Анрой поднял эту тему, так что я в любом случае ожидала бури и была к ней готова.
  -- Да, дядя меня уже предупредил. Однако я считаю, что в отношении всех знакомых мне эльфов, - подчеркнула я последнее слово, намекая и на саму Шэриадис, - эпитет "спокойные" мне бы пришёл в голову в последнюю очередь.
   Манера поведения Наставницы снова переменилась, и она капризно манерно округлив глаза, встряхивающими движениями замахала на меня кистями рук.
  -- Вы только посмотрите на нее! Эта человеческая личинка только что посмела скалить на меня зубки?! - посмотрела она себе за спину, где оставила свою пугающую темноволосую собеседницу с горящими живым огнём глазами, затем снова посмотрела на меня: - Подвесить бы тебя на самом высоком дереве, ученица, да я здесь не хозяйка. Давай, рассказывай, что ты смогла узнать в храме Милостивой. И не отвлекайся, сейчас освобождение Зазы на первом месте, а уж потом я с тобой поговорю.
   Честно говоря, это был неожиданный выпад со стороны призрака, так как я даже не думала зубоскалить в ее сторону, просто сказала, что думала обо всех знакомых мне эльфах в целом, а оказалось, что оскорбила ее лично. И я готова была извиниться, но подняв голову от своих сцепленных рук, увидела, что Наставница активно семафорит мне в сторону собеседницы, которая всё это время внимательно наблюдала за нами.
  -- Ох, какая я забывчивая, - кончиками пальцев коснулась Наставница своего лба и повернулась к незнакомке. - Позволь представить: старшая дочь главы семьи красно-пламенных джиннов и мать Зазы, - громко заговорила Наставница, а затем тихо сквозь зубы: - Не позорь меня перед ней. Наклони голову и прояви уважение. Ниже. Ниже наклоняй. Нет, спину держи прямо. Вот так. Теперь застынь и не шевелись, даже если она к тебе прикоснётся - не двигайся. Я скажу тебе, когда можно будет говорить.
   В момент, когда мать Зазы подошла и заговорила, я не поняла ни слова, только голову мою вдруг неприятно сдавило, а когда она прикоснулась ко мне, от неожиданности я вздрогнула. Ее красивые руки горели огнём, но огонь не жёг, а словно проникал мне под кожу, и вместе с ним в мою голову проникали ее мысли. Не сразу я разобрала шёпот ее огня, но начав различать слова, услышала, как она тревожится, что снова не сможет забрать своего ребёнка домой и, что, скорей всего, придётся нарушить мирный договор с магами Шатора и призвать главу семейства, чтобы освободить Зазу если ей никто не поможет. Так же женщина-джинн была сильно раздосадована, что маленькая Заза не признала в ней маму, убежала и спряталась в башне.
   Дальше слушать я ее не стала, так как голову начало сдавливать тисками, и я застонала, так что даже не расслышала, что сказала Наставница, но женщина, наконец, отпустила мою руку.
  -- Ученица? Ученица, ты меня слышишь? - потрясла она меня за плечо, холодя его ледяными пальцами.
  -- Да, - выдохнула я, жмурясь от медленно утихающей головной боли. - Вроде был.
  -- Голова болит?
  -- Словно раскалённым обручем сдавили.
  -- Молодец. Долго продержалась.
  -- Что это было? - растирая виски, выдохнула я.
   Тиски, сдавившие мою голову, начали ослабевать, и природа оазиса вновь стала радовать меня яркими красками.
  -- Так мы, демоны, общаемся друг с другом, когда не знаем языка.
  -- Но вы же только что... - с обидой посмотрела я на Наставницу. - Только что...
  -- И что? - сдвинула она брови к переносице. - Ты хоть слово из нашего разговора поняла?
  -- Не-ет.
  -- Не-ет, - передразнила она меня. - Запомни ученица, демоны не разговаривают со всеми подряд. Я рассказала ей о тебе, и сказала, что ты моя ученица, а сейчас посоветовала поделиться с тобой своими переживаниями, так как почти уверена, что ты сможешь понять ее тревогу и стремление спасти своего ребёнка.
  -- А вы разве не понимаете? - искренне удивилась я.
   Выражение лица эльфийки стало отрешенно мрачным, и она медленно покачала головой.
  -- Не обо мне сейчас речь. Что ты выяснила у Анроя?
   Я вытащила из мешковатой сумки два рулончика желтоватой бумаги. На двух листах размера А3 магистр Шарс подробно изобразил схемы двух печатей, к которым бисерным почерком сделал подробные пояснения практически к каждой линии и закорючке, и вручил их мне, со словами: "Держи! С этим сможет разобраться любая недоучка". На его неприкрытое подтрунивание Архгарих и дядя Анрой отреагировали дружным хихиканьем. На вопросительный взгляд магистра Шарса, дядя и демон широко улыбнулись и, подмигнув мне, выдали архивариусу мой самый позорный секрет, сообщив тому, что он зря старался, так как и без инструкции, если мне очень надо, я любое заклинание, которое увижу, зараз сломаю.
   К сожалению, это была правда - заклинания я ломала с завидной регулярностью, причём не всегда специально. Об этом знал дядя и об этом знал Арх, но они же меня и прикрывали, так что ни Элис, ни Артур, ни Самайя пока еще не догадывались о моих "выдающихся талантах". Особенно Элис, иначе давно бы вытряс из меня душу, если бы узнал, какой такой "умелец" сломал ему холодильный ящик, который он купил, чтобы хранить в нём свои бесценные ледяные ножи. Тираель, кстати, догадался и пообещал поискать похожий, но всё так быстро закрутилось, что я только сейчас об этом вспомнила.
  -- Что-то лицо у тебя скорбное стало, ученица. Неужели не те бумаги взяла?
  -- Те, - буркнула я, раскручивая листы и показывая их наставнице. - Я просто кое-что вспомнила.
  -- Потом вспоминать будешь, - отмахнулась Наставница, вглядываясь в микроскопический почерк магистра Шарса. - Как я понимаю, одно из них держит джинна в пещере, а другое...
  -- Нет, только одно, - покачала я головой. - Нам нужно найти только одно заклинание.
  -- Тогда зачем тебе две печати?
  -- Ну, мы же еще не знаем, какое из них было задействовано, - стушевалась я. - Эти два ее самые любимые, когда найдем, тогда и увидим. Дядя Анрой сказал, что у них разные способы деактивации, и чтобы я сначала попробовала те, что предложил магистр Шарс.
  -- Что значит попробовать? - зацепилась за мою оговорку Шэриадис.
  -- Ну-у, - еще больше скукожилась я под ее пронизывающим взглядом, - как бы... они не были уверены, что магистр Сарна использовала именно эти заклинания-печати, по крайней мере, в их первоначальном виде. Оба сделала предположение, что она вполне могла привнести какие-нибудь изменения в своё заклинание, - продолжая бормотать, сделала я несколько скользящих шагов назад - подальше от непривычно серьёзной призрачной девы. - А что?
  -- Ты читала, что они здесь понаписали? - ткнула она острым ногтям в низ каждого листка.
  -- Писал магистр Шарс, а дядя Анрой...
   Договорить Шэриадис мне не дала, вокруг резко похолодало, и я понятливо закрыла рот.
  -- Нет еще.
  -- Я так и думала, - кивнула Шэриадис. - Ждем Аеллира. Будем вместе разбирать эти каракули.
  -- А что не так? - подивилась я ее сдержанности.
   По правде говоря, я ее не узнавала. Еще недавно Шэриадис сама бы толкнула меня в пещеру и повеселилась бы, наблюдая за моими потугами, а тут потребовала дождаться Аеллира. Что же случилось с бывшей третье повелительницей эльфов? Какая муха ее укусила?
  -- Мое демоническое чутье подсказывает мне, что найдя одно, ты найдёшь и другое, - совершенно непонятно выразилась Наставница.
  -- И что мне теперь делать? Ждать Элиса и Аеллира?
  -- Уши-то прочисть, ученица! - резко вспылила Шэриадис. - Я тебе это только что и сказала!
  -- Не хочу, - капризно заупрямилась я, так как встречаться с этими двумя в первый же момент, когда они сюда доберутся, мне очень не хотелось. - Лучше пойду, схожу к Зазе. Ребёнку выговориться надо.
   Я и вкусняшек с собой взяла. Как чувствовала.
  -- Не держу, - легко согласилась Наставница, и как-то подозрительно ласково мне улыбнувшись. - Сходи. Успокой эту заразу вертлявую. Никто ее с собой забирать не собирается. Не выживет она там.
  

Глава 4

Две Зазы

   Мысли о странном поведении Наставницы не давали мне покоя. Предчувствие очередной подставы не отпускало, и всё время хотелось вернуться к пещере и убедиться, что демоница осталась с джинной, а не полетела следом за мной. До башни я добралась практически на автопилоте, иногда останавливаясь, всматриваясь в просветы между густыми кронами деревьев. Само каменное сооружение видно было хорошо, однако, всё же лес это не город к которому я привыкла, поэтому сверялась по башне в разы чаще, чем в том же Шаторе. В какой-то момент мне даже начало казаться, что за мной наблюдают, и вскоре выяснилось, что не показалось.
  -- Вернулась, - вышла из красно-оранжевых кустов практически слившаяся с ними огненная шира.
  -- Вернулась, - кивнула я.
   При виде нее я испытала щемящее чувство грусти и тоски. Я очень скучала по своим родителям.
  -- Не стоило, - взрыкнула она.
  -- Почему?
  -- Здесь становится опасно. Аеллир еще не знает, но утром джинна поставила нам условие: если за сутки у нас не получится освободить полукровку, она призовёт главу своего семейства и вместе с ним разнести всю гору. - Дариса посмотрела мне за спину. - Ришалис еще не вернулась, но я не сомневаюсь, что она не потерпит, чтобы какие-то джинны хозяйничали в ее доме. Она не любит вмешиваться, но свой оазис будет защищать, и если она и джинны столкнутся, всем нам придётся срочно уносить ноги.
  -- Что-то я не понимаю, - нахмурила брови. - Почему Наставница Шэриадис мне ничего не сказала?
  -- Призрачная демоница? - фыркнула шира, раздражённо дёрнув сразу двумя хвостами. - Уверена, она не восприняла слова джинны как угрозу - для нее это приемлемо.
  -- Н-да, - цокнула я языком. - Это на нее похоже. Времени, конечно, мало, но надеюсь, мы всё же обойдёмся без разрушений.
   Теперь я была откровенно рада, что Варнар запретил мне возвращаться в гостиницу. Я помахала свёрнутыми бумагами в воздухе.
  -- Я добыла нам подсказку.
  -- Что это?
  -- Заклинания. Дядя Анрой и магистр Шарс подробно всё расписали, и нужно только прочитать и найти нужное.
  -- В том-то и дело, - перебила Дариса. - Мы ничего не нашли. Ни заклинания, ни печати. Ни-че-го.
  -- Да, я знаю. Но дядя сказал, что печать может быть закопана, или завалена, или ещё чего.
  -- И что эти двое предлагают? Заклинание глубокого поиска? Его создание займёт не меньше суток!
  -- Нет, - качнула я головой. - Это не заклинание. Это мои глаза.
  -- Что? - затормозила тигрица и хлопнулась попой на землю. - Как глаза? Зачем глаза? Эти двое совсем из ума выжили?!
   Я остановилась и удивлённо на нее посмотрела. Она еще не знает? Судя по реакции - нет.
  -- Нет, они еще не выжили из ума. У меня глаза истины, поэтому я вижу чужие заклинания, - и задумчиво: - Вроде бы только некромантов, но кажется, в башне я видела еще и огненные.
   Дариса тряхнула головой.
  -- Зачем?
  -- Э-э? - протянула я озадаченно, нервно дёрнув край бумаги. - Что "зачем"?
  -- Зачем ты их себе попросила?! - вскинулась шира, и глаза ее заполыхали.
  -- Я?! Себе?! - ещё больше удивилась я. - У кого? У Милостивой?!! Ерунда какая. Мы еще ни разу с ней не встречались! Я ее не видела.
   Хвосты ширы начал жить свое жизнью.
  -- Но думаешь, что увидишь? - глухо спросила она.
  -- Почему нет? - не замечая перемены в настроении ширы, продолжила я болтать, делясь своими мыслями: - Ахорона и Варнара я уже видела, значит, и Милостивую увижу. Но пока я ещё ни разу ее не видела и ничего у нее не просила, хотя Ришалис говорила, что она меня уже видела и помогла, когда Заза чуть меня не утопила.
   От моей болтовни челюсть у огненной тигрицы отвисла до земли. Она снова села на попу, причём хвосты у нее сначала вытянулись вверх под прямым углом, а потом в том же положении и упали.
   Пришлось мне остановиться, обернуться и тихо спросить:
  -- Неужели Ришалис тебе ничего не сказала?
   Дариса посмотрела на меня и покачала головой.
  -- Ты видишь богов? - прохрипела она, словно эти слова давались ей с трудом.
  -- Вижу, - подтвердила я.
   По морде ширы пробежала судорога муки.
  -- Не получилось, - выдохнула она. - Мы надеялись, что ты не унаследуешь его дар.
  -- Папин? - шира кивнула. - Дядя Анрой тоже мне это сказал, но магистр Шарс уверен, что это не дар, а особенность.
  -- Возможно, - вздохнула Дариса. - Но "дар" или "особенность" не будет иметь значения, когда ты будешь видеть и слышать тех, кто способен уничтожить тебя одним щелчком пальцев.
  -- У них не всегда есть пальцы, - смущенно поделилась я своим наблюдением. - К тому же Ахорон и Варнар не против того, чтобы я их видела.
  -- Есть и другие боги.
  -- Я понимаю. Но что я могу сделать?
   Тяжёлый вздох.
  -- Ничего.
  -- И я о том же! - ободряюще улыбнулась я шире, хотя понимаю, что улыбка получилась несколько натянутой. - Поэтому я сейчас иду в башню и делаю всё, что могу.
   Шира встала на лапы и вопросительно глянула на меня. Я подавила желание тяжело вздохнуть.
  -- В первую очередь поговорю с Зазой. Ее мама по-своему переживает за нее, и-и... Большая Заза тоже. Судя по звукам из пещеры, она что-то там кидает об стену и громко рычит, а нам нужно войти туда и поискать заклинание. Я не хочу, чтобы эта огненная махина превратила меня в свой обед, так что нужно успокоить малявку и уговорить ее пойти с нами.
  -- Девочка очень упрямая. Она никого не хочет слушать, всё время затыкает уши, а если пытаемся вытащить ее из башни, верещит и плюётся огнем.
  -- Кого-то она мне напоминает, - хмыкнула я, и улыбка коснулась моих глаз. - Я попробую с ней поговорить.
  -- Думаешь, у тебя получится?
   Сомнение в голосе ширы было настолько сильным, что я нахмурилась.
  -- Всё настолько плохо?
  -- Я не знаю, - стушевалась овар. - Я никогда не воспитывала детей. Ты наша единственная дочь, но... ты уже взрослая.
   "Ну, хоть кто-то считает меня взрослой", - с грустью подумала я.
   Выбравшись из леса на выжженную башней поляну, наш разговор как-то сам собой заглох и дальше мы с оваром шли молча. Это позволило мне мысленно выстроить схему разговора с крайне расстроенным ребёнком, а так же прислушаться к звукам, доносящимся со стороны входа в огненную вершину.
  -- Зза-а -заа-а! - истерично верещала маленькая джинния. - За-аа! И-и!
  -- Да, заткнись ты! - оборвал ее резкий раздражённый голос. - Какого демона ты вопишь?! Я тебя даже не трогал! Ты сама на меня наскочила.
  -- Заза! И-и-и!
   Услышанное, заставило меня перейти на быстрый шаг, а увиденное, застыть с глупым выражением на лице. Как? Как он здесь оказался?
   А пока я приходила в себя от шока, отчаявшись отцепить от своей ноги вконец перепуганную Зазу, Элис громко и тяжело вздохнул, поднял голову и увидел нас с Дарисой.
  -- Ты! - впился он в меня хищным взглядом, и направился в нашу сторону легко и быстро, словно никакого груза в виде джиннии на его ноге и не было.
  -- Элис, я всё могу объяснить, - залепетала я, но тот остановился и молча указал на Зазу.
  -- Убери ее, - потребовал куратор. - Я не понимаю, что она говорит, и не понимаю, что она от меня хочет. Я только вошёл в портал, переместился, а тут она.
  -- Ты не?... - забеспокоилась я, зная каким порывистым и невнимательным бывает Элис, когда у него появляется цель.
  -- Я не "что"? - тут же недовольно сощурился куратор.
  -- Ну, ты бываешь немного того... - потупилась я, пытаясь подобрать подходящее слово.
  -- Того чего, Аня? - заскрежетал он зубами.
   Терпение Элиса подходило к концу. Всё-таки раньше он был гораздо сдержаннее.
  -- Грубый ты, - подсказала Дариса. - Ребёнка до истерики довёл.
   Теперь и я заметила, что Заза цепляется за ногу Элиса, вся трясётся, и разве что не плачет.
  -- Элис, - сердито поджала я губы. - Зачем ты так с ребёнком?
   Глаза мужчины потемнели, и я почувствовала, что наши слова были для него обидны, ведь Элис был уверен, что он не виноват в том, что сейчас происходило с джиннией.
  -- Я ничего ей не делал, - буркнул он. - Она сама.
  -- Что сама? - надавила на него Дариса, но я ее остановила.
  -- Хватит. Может, Элис и не виноват. Заза уже была на взводе, так что давайте успокоимся, - и вопросительно глянула на куратора. - Как ты сюда переместился? Я думала вы придёте со стороны деревни.
  -- Использовал огненную вершину, - качнул он головой себе за спину. - Теперь их две - одна здесь и одна в городе.
  -- И, что, обе функционируют? - удивилась я.
  -- Не совсем, - чуть расслабился Элис, настороженно и с напряжением косясь на усевшуюся рядом со мной двухвостую ширу. - Городская башня, по словам стражей, появилась на следующий день после того, как ты перенесла настоящую в оазис, и она неполноценна, так как в ней существуют всего несколько этажей, и дальше пройти нельзя. На первом этаже портал, ведущий в огненную вершину, а на втором несколько просторных залов. Мы использовали башни, чтобы перенести всех магов в город, это было намного быстрее и надёжнее, чем использовать портал в деревне.
  -- Тогда где Тираель?
   По лицу Элиса пробежала судорога раздражения, но он с собой справился и только поджал губы.
  -- Твой Тираель, как и ты решил поискать приключений себе на костлявое место, - язвительно выплюнул куратор. - Ему оказалось мало вывихнутого плеча и пылающих ушей, и он решил проследить за магистром Аеллиром, чтобы попытаться выяснить, что его настолько разозлило.
  -- Я? - приподняла я брови, чуть отклоняясь, чтобы видеть вход в башню, с ужасом ожидая, что эльф сейчас возьмёт и появится у куратора за спиной.
   Если Аеллир узнает причину, по которой я предпочла в одиночестве пойти в храм богини Смерти - подработкой я точно не отделаюсь. Но самое обидное, что я зря переживала - в лабиринт меня не пустили - Шарс лично появился у входа и проводил в дальний угол храма, где стоял уже знакомый мне каменный столик. На мой вопрос: "Почему, я не вижу лабиринт?", магистр ответил, что до моего прихода его разбудили и предупредили, что я скоро приду, но буду слишком слаба, чтобы войти в лабиринт, поэтому Шарс был вынужден покинуть свой потусторонний архив и встретить меня в самом храме.
   На вопрос, "Попаду ли я в лабиринт снова?", он утвердительно кивнул, одного оговорился, что в ближайшую неделю мне лучше туда не соваться, так как для стабильного поддержания божественной защиты мне, как ни крути, требуется значительный запас магии, который восстановится у меня не раньше, чем через месяц. Я сначала промолчала, но потом уточнила "так неделя или месяц", на что магистр Шарс ответил, что всё зависит от милости Ришалис, позволит ли она мне подойти к ее источнику или же мне придётся восстанавливаться самой.
  -- Ты, - кивнул Элис, но почему-то покачал головой, - и что-то еще, что вывело его из себя настолько, что он практически открутил племяннику острые уши, когда Тираель рассказал ему о вашей договорённости отвлечь меня, и пойти в храм Смерти. Он чуть ли ни пинками погнал нас в храм, выяснять там ли ты.
  -- Вы нашли Арихи? - нахмурилась я, так как оставила паука в храме, чтобы если что он передал сообщение Элису или Тираелю, и позже продублировала, попросив сходить в гостиницу внучку архивариуса, тем самым перестраховавшись, в случае если те по какой-то причине не станут искать меня в храме.
  -- Нашли, - кивнул он. - Это зелёное паукообразное до икоты перепугало посетительницу храма, когда сидя на створке дверей, заметило нас и завопило всю улицу: "Что вы так долго?! Я здесь чуть не зажарился!" И, да, твой паук подтвердил, что ты была в храме и говорила с летающим лицом и Учителем, и передал, что ты будешь ждать нас в оазисе возле пещеры Зазы, на другие вопросы он наотрез отказался отвечать, и никакие уговоры и угрозы на него не подействовали.
  -- Умница, - улыбнулась я, облегченно выдохнув, так как не была уверена, что Архи не разболтает Элису обо всём, что с нами приключилось.
  -- Кто? - не понял маг.
  -- Архи.
  -- Кто такой Архи? - вклинилась Дариса.
  -- Демон, - хором ответили мы с Элисом.
   Кончики обоих хвостов ширы начали нервно подёргиваться.
  -- Какой ещё демон? - выразительно посмотрела она на меня, при этом голос и интонации были точь-в-точь как у моей мамы, когда она начинала подозревать меня в очередной попытке принести в дом котёнка.
  -- Маленький, - пискнула я, как в детстве. - Совсем. Вот такой, - и сложив руки лодочкой, широко растопырила пальцы, словно держала в руках мяч или дыню.
  -- У тебя руки маленькие, - сделал критичное замечание Элис, подошёл и раздвинул ладони еще на пару сантиметров в стороны, за что удостоился сердито-жалобного взгляда, которого он не понял, но руки отпустил.
  -- И сколько демонов ты уже приручила? Сколько в твоём подчинении?
   Я озадаченно уставилась на маминого овара, не понимая к чему она клонит.
  -- Подчинение это не про Аню, - ответил за меня Элис и так уверенно, что я сразу поверила, что он на самом деле так думает, причём не только в отношении демонов. - Она их не приручает, - усмехнулся маг, и укоризненно посмотрел на джиннию, которая уже не держалась за его ногу, а робко дергала меня за накидку и облизывалась, принюхиваясь к съедобному содержимому моей сумки, - она их прикармливает.
  

***

   Накормив Зазу, я искренне заверила джиннию, что не стану принуждать ее идти в пещеру, но при этом ненавязчиво подводила ее к нужному нам решению, говоря, что без ее помощи мы точно не справимся, что она нам очень-очень нужна. Заза меня слушала, вздыхала и, наконец, сдалась.
  -- Заза, не хочет к демонам, - призналась она.
  -- Ты про себя или про Большую Зазу? - поддержала я разговор, позволяя ей высказаться, пока Элис разбирался в инструкциях, а Дариса лежала рядом на траве.
  -- За-а.., - по привычке начала полукровка, но опомнилась и уверенно заявила: - Не хочу к демонам. Я не хочу с ними.
  -- С мамой? - уточнила я.
  -- Она не моя мама, - резко качнула головой джинния.
  -- А чья тогда? - влезла в разговор Дариса.
   Я повернула голову и сделала недовольное лицо, но в отличие от мамы и того же Элиса она меня не поняла. Маг же, хоть и делал вид, что увлечённо рассматривает инструкцию, то и дело поглядывал в нашу сторону, и на удивление точно понял, что присутствие овара заставляет Зазу нервничать и замыкаться, поэтому он как бы невзначай оторвавшись от созерцания рисунка печати, попросил ширу:
  -- Уважаемая Дариса, не могли бы вы подняться к магистру Низандру? Судя по записям нам, скорей всего, понадобятся небольшие ученические лопатки и кисти. Поинтересуйтесь, если ли они в башне?
   "Спасибо" - одними губами поблагодарила я, когда Дариса недовольно ворча, всё же направилась к башне. Элис кивнул и вернулся к изучению инструкций.
  -- Ты не считаешь ее своей мамой, потому что она тебя бросила? - спросила я у притихшей джиннии.
  -- Нет, - буркнула Заза. - Она не моя мама.
  -- А Большая Заза, она тоже не считает ее своей мамой?
   Девочка подняла голову и посмотрела на меня большими грустными глазами.
  -- Считает.
  -- Считает, не считает. Какая разница? - пробормотал Элис себе под нос.
  -- Большая, - громко произнесла я. - Элис, если хочешь что-то сказать - скажи.
  -- Я и говорю, - вскинулся он. - Какая разница, считает она ее своей мамой или нет - джинна всё равно ей будет. То, что Заза привыкла видеть своей мамой человека, не значит, что прилетевшая сюда джинна перестанет ей быть. Зазе придётся смириться с этим. Джинна тоже ее мать.
  -- Элис это грубо! - возмутилась я, головой понимая, что он прав.
  -- Но это правда!
  -- И всё же!
  -- Послушай меня! - повысил голос Элис. - Я всё понимаю. Ее близкий человек умер и ей сейчас плохо! Какой бы ни была эта некромантка, для Зазы она остаётся ее мамой! Той, кто ее подобрал, накормил и воспитал. Чтобы магистр Сарна ни сделала с ней в своих корыстных целях в голове Зазы она всё равно остаётся её мамой! И Заза как может, защищает воспоминания о той кто, несмотря на ее демоническое происхождение, принял ее, заботился о ней и любил. Поэтому ей сейчас и кажется, что ее предали. Ей больно, Аня!
  -- Предали? - выдохнула я и посмотрела на поникшую Зазу.
  -- Именно предали. Ее предал тот, кому она больше всех доверяла - Я озадаченно захлопала глазами. Элис кивком головы показал куда-то в сторону, видимо намекая на пещеру. - Она сама.
   Краснокожая полукровка задрожала, и я увидела, как по ее щекам покатились слёзы.
  -- Заза, - охнула я и, подавшись вперёд, обняла ребёнка за плечи.
  -- Большая Заза выбрала другую мать. Поэтому ей сейчас так плохо. Я прав?
   Прижавшись ко мне, Заза, заливаясь горькими слезами, несколько раз кивнула. Вот же. А я-то думала, что она так переживает из-за мамы. Как же сложно. Я посмотрела на Элиса. Он едва заметно кивнул и улыбнулся уголками губ, а наша связь передала мне, что он на самом деле понимает Зазу. Понимает, что значит быть преданным тем, кому верил безоговорочно и безоглядно.
  -- И всё равно это грубо, - проворчала я, гладя девочку по рогатой голове.
  -- Пусть так. Но у нас мало времени. Если она с нами не пойдет, придётся мне...
  -- Не надо! - закричала Заза, резко отстраняясь, хотя Элис даже не договорил. - Не трогай ее! Я помогу!
   Мы с Элисом переглянулись. Облегчения не наступило. В груди у меня ныло от сострадания и так и тянуло стукнуть куратора по голове.
  -- Заза, если ты не хочешь...
  -- Я помогу! - сердито повторила она и вытерла ладошками мокрые щёки из-за чего у нее на щеках остались жёлтые разводы от сладкой посыпки.
  -- Поросёнок, - ласково проворковала я, вытирая ее лицо своим платком.
  

***

   Позже в пещере, когда Заза благодаря простенькой колыбельной успокоила свою большую половину, я еще раз спросила ее:
  -- Ты уверена, что хочешь этого?
  -- Если ей плохо - мне тоже плохо, - глухо ответила Заза. - Пусть она уходит.
   Было видно, как нелегко дались ей эти слова. Джиннии действительно было больно, но решение она приняла сама.
   Когда Дариса вернулась, выяснилось, что в башне из инвентаря нетронутыми моим огнём остались только случайно завалявшийся у магистра в комнате скребок и веник, которыми он не пользовался, но зачем-то держал у себя. Свои кисти старик наотрез отказался выдавать, подозревая, что если даст, то больше никогда их не увидит. Это вызвало у меня краткий приступ нервного смеха. Тут джинны гору собираются снести, а он кисточки свои жалеет. И, что самое возмутительное, он, как и его овар, отказался нам помогать, сославшись на то, что кто-то должен встретить магистра Аеллира, чтобы обо всём ему рассказать.
   Говоря это, Дариса выдала парочку непечатных эпитетов в отношении Низандра, и с помпой вручила мне... веник. Элису ничего не оставалось, как взять из ее хвоста скребок. Впрочем, пока Дариса уговаривала хранителя огненной вершины, а Заза бегала посмотреть, ни объявился ли Тираель, Элис присел рядом и, указав мне на подчёркнутые строчки, вслух зачитал несколько серьёзных предупреждений от магистра Шарса. В них архивариус писал, что действовать нужно осторожно и поэтапно, так как обе печати привязаны к определенному месту и при неправильном снятии могут его разрушить, а кисть и лопатка нам понадобятся для того, чтобы выделить те места наибольшего пересечения линий защиты, которые нужно изолировать первыми. Что самое удивительно, посмотрев на рисунок печати, я сразу поняла, о чём речь. В голове словно рассеялся туман, и я смутно, но вспомнила, что делала что-то подобное в детстве.
   Вручив инструмент, Дариса сопроводила нас до пещеры, но затормозила на полпути, извинилась и сказала, что не доверяет Низандру и хочет вернуться, чтобы дождаться магистра Аеллира, и самой ему всё объяснить. Элис был не против, да и я, если честно, тоже.
   Маленькая Заза стойко вынесла серьёзный разговор с Наставницей, которая слово в слово повторила ей всё то, что сказала мне: что отправлять ее к демонам никто не собирается; что она там не выживет, и добавила, что Большая Заза больше не сможет жить среди магов как полукровка, так как, вмешавшись, Ришалис сделала ее полноценным джинном и теперь ей нужно покинуть эту реальность.
   Элис подошёл сзади и развернул меня лицом к пещере.
  -- Смотри.
  -- Смотрю.
  -- Смотри внимательно.
  -- Куратор Элис, - возмутилась я, - прекратите на меня давить! От того, что вы мне скажите "смотри", не значит, что я сразу всё увижу. Между прочим, вибрации воздуха в темноте увидеть невозможно.
  -- Попросить Зазу посветить? - тут же съязвил Элис.
  -- Я сама, - передёрнула я плечами: - Я сама могу себе посветить, - и создала пять небольших огненных шариков идеально круглой формы.
  -- У тебя стало получаться лучше, - похвалил Элис.
   На его похвалу я отозвалась раздражённым фырком, и направилась исследовать место, которое Заза назвала "постель". Это была каменная площадка с двумя большущими плоскими камнями с одной стороны, которые Большая Заза использовала, как подушки.
  -- Сюда! - позвала я. - Кажется это здесь! - указала на один из камней, вокруг которого витали тёмные испарения.
   Для того чтобы сдвинуть камень, Элису пришлось поднапрячься, так как булыжник был очень большим и весил немало. Я даже на мгновение устыдилась. Хотела предложить Элису пойти в лес, чтобы поискать крепкий рычаг, чтобы потом ему помочь, но он в очередной раз заставил меня испытать неоднозначное чувства ужаса и восторга - он его приподнял! Сначала с одного края - сдвинул в сторону, а потом с другого, чтобы сдвинуть камень полностью.
   Как только камень был убран, я увидела, что небольшие камни под ним словно подсвечиваются.
  -- Точно здесь? - уточнил Элис.
   Я устремила на него светящийся детским восторгом взгляд и коротко кивнула.
  -- Здесь. Я вижу свечение. Нужно осторожно убрать камни. Я помогу.
  -- Отойди, - покачал головой Элис, и тени вокруг него ожили.
   Расчистка заняла у него где-то минут десять. Элис не спешил, старясь не шуметь, ведь сон Большой Зазы был тревожным, и она то и дело ворочалась, но когда джинния приоткрывала глаза, полукровка начинала петь, и тогда ее демоническая половина успокаивалась и снова засыпала. К сожалению это был единственный ненасильственный способ удержать Большую Зазу на месте. В сознании она то и дело пытались на нас напасть, поэтому Маленькая Заза стала ей петь, и джинния задремала. В таком состоянии она была безопасна и мы с Элисом смогли войти в пещеру.
   На предложение пойти с нами, Наставница наглядно показала, что печать Сарны не только не выпускает джиннию-Зазу наружу, но и не впускает к ней никого кроме магов и ее второй половины. Она попыталась влететь в пещеру, но у входа застряла в чём-то гелеобразном и дальше полететь с нами не смогла.
  -- Готово! - громким шёпотом оповестил Элис. - Иди, смотри. Какая из них?
   Я подошли ближе, раскрутила бумаги и начал сравнивать.
  -- Вроде эта, - выбрала я нужный лист, хотя, как и предупреждал дядя и магистр Шарс, печать была изменена и с ходу я насчитала в ней целых пять дополнительных охранных знаков.
   Теперь, когда мы очистили печать, всё стало понятно. Очень толстая магическая цепь невидимая простому глазу одним концом крепилась к большому клину, вбитому в центр печати, а другим к широкому ошейнику на шее большой Зазы. Судя по тому, как она легко перемещалась по всей пещере, пока бодрствовала, цепь джиннии не мешала, но при этом и не позволяла ей выйти.
  -- Ты хмуришься?
  -- Что-то не так с этой печатью. Я вижу дополнительные охранные знаки, но я не вижу в них смысла. Мне нужно подойти ближе.
  -- Подойди, - разрешил Элис. - Я теперь тоже вижу линии печати, но знаки, о которых ты говоришь, я не вижу.
   Я подняла на него вопросительный взгляд. Элис слегка поморщился.
  -- Это долго объяснять. Лучше присмотрись к печати. Хотя нет, лучше зарисуй ее, тогда и я буду знать, с чем мы имеем дело.
  -- Хорошо, - согласилась я и достала из сумки тетрадь для конспектов и карандаш.
   Пока я, сидя на корточках, схематично зарисовывала печать, Элис просто стоял рядом. Заза начала петь и я увидела, что одна из печатей замерцала.
  -- Элис, попроси Зазу спеть другую песню, - попросила я.
  -- Зачем?
   До хруста запрокинув голову, ответила:
  -- Кажется, один из символов реагирует на ее песню. Я хочу понять связано ли это с колыбельной или с ее голосом.
   Элис кивнул и бесшумно переместился за спину Зазы, наклонился и зашептал ей на ухо. Девочка ответила, что не знает других песен, но если надо, попробует, и она запела, старательно меняя ритм и слова. Символ потемнел, а джинния распахнула глаза и зарычала, но только она это сделала, как Элис запел. Это было неожиданно. Я даже не поверила своим ушам, резко повернулась и, не удержав равновесие, села на попу. Пел Элис изумительно, он повторял колыбельную слово в слово, соблюдал правильный ритм, и символ замерцал ярко и чисто, а Заза, закрыв глаза, крепко заснула. Но Элис не стал рисковать и повторил куплет еще раз, заставив моё сердце забиться чаще.
  -- Довольна? - вернулся маг.
  -- Да-а, - дрожащим от восторга голосом, выдохнула я. - Эт-о было з-здорово.
  -- Концерт окончен, - грубо буркнул он, вмиг разрушив волшебство им же созданное. - Что ты выяснила?
   Мне понадобилось несколько секунд, чтобы отдышаться, снова сесть на корточки и опустить голову, чтобы Элис не заметил, как пылают мои щёки.
  -- Слова песни и ритм не случайны, - глухо заговорила я. - Символ потемнел, когда Заза пела другую песню, и засветился, когда колыбельную пел ты. Теперь я знаю, что это. Если не ошибаюсь, дядя использует нечто подобное на кладбище.
  -- Думаешь, это усмиряющие заклинание?
   Маг сдвинулся ближе к печати, наклоняясь и всматриваясь в нее.
  -- Вот, - протянула ему тетрадь с рисунком.
  -- Очень похоже, - кивнул Элис. - Только в основе лежит ритм, а не потоки воздуха.
  -- И что это значит?
  -- Это значит, что магистр Сарна сочинила колыбельную для Зазы на основе ритма усмиряющего заклинания, чтобы постоянно, но незаметно обновлять его. Голос поющего не важен, главное ритм.
  -- Ага, - поддакнула я, забывая, о чём мы говорили, так моё внимание снова переключилось на дополнительные символы вокруг печати.
   Осталось еще четыре непонятных символа. Н-да, с такими темпами мы еще долго с ней просидим. А если...
  -- Аня?!!
   Поздно! Я уже скатала на ладони крохотный комочек сырой магии, создала кривую огненную структуру и швырнула его в заклинание. Воздух в пещере завибрировал. С потолка посылался песок и камни.
   Элис схватил меня за плечи, резко поставил на ноги и, зашвырнув меня себе на плечо, выскочил из пещеры.
  -- Детки, что у вас там происходит? - заинтересованно уточнила Наставница, пока Элис размышлял, что теперь со мной делать.
   Причём мысли я его ощущала как покалывание пониже поясницы. Что бы это значило?
   Висеть вниз головой было неприятно, однако открыть рот и попросить опустить меня я не успела, так как Элис резко скинул меня в траву и закричал:
  -- Идиотка! Ты что творишь?!
  -- Блин, - потёрла я ушибленное бедро. - Больно же!
  -- Я спрашиваю, ты... Ты что творишь?!! Убить нас захотела?!
  -- Нет, - буркнула я, ежась под его бешеным взглядом. - Я просто проверяла другие символы.
  -- Какие символы? - глаза у призрачной Наставницы засветились, и она оттеснила Элиса, залепив куратору рот, чтобы тот громко не возмущался, хотя он и с липучкой умудрялся издавать ругательные звуки.
  -- Дополнительные, - показала я ей измятую тетрадь, в которую вцепилась обеими руками, когда только начало трясти.
  -- Ка-акие зна-акомые охранки, - растягивая слова, хищно промурлыкала Наставница, и посмотрела на сердито пыхтящего куратора, чуть прищурившись. - Поэтому ты пел?
   Элис почему-то напрягся, но потом коротко кивнул, и Наставница с довольной улыбкой чеширского кота обратилась ко мне:
  -- А ты, моя ученица, заметила их, заинтересовалась и начала проверять?
   Куратор закивал чаще и сверкнул на меня своими чёрными очами. Злится. Причем, так как никогда раньше. Я слабо ему улыбнулась, надеясь передать через нашу связь, что хотела как лучше. Вроде бы что-то получилось, так как в следующий момент Элис сделал мученические глаза и посмотрел в небо, после чего сокрушённо покачал головой.
  -- Элисавиель, - строго посмотрела на него Шэриадис, - не строй из себя мученика. Сейчас ты смотришь на себя в зеркало.
   Элис в ужасе округлил глаза.
  -- Да-да. Вы двое связаны, и Аня в большей степени поступает так, как поступил бы ты, если бы был на ее месте.
   По лицу мага пробежала тень сомнения, и он посмотрел на меня, а Наставница продолжила говорить:
  -- Аня не сделала ничего предосудительного. И, нет, Элисавиель, - моментально отреагировала Шэриадис на приглушенное ворчание мага, - не надо думать, что это связано исключительно с божественно связью - это не так. Я долго за вами наблюдала, так что могу сказать, что это ваш личный способ взаимодействовать друг с другом. Когда вы двое вместе и делаете одно дело вы постоянно провоцируете друг друга, подталкиваете на какие-либо действия, и сейчас божественная связь вам в этом помогает, подкидывая нужные мысли.
  -- Но я..., - попыталась вставить я хоть слово, но не преуспела.
  -- Молчи, ученица, я еще не договорила, - шикнула на меня Шэриадис. - М-м? На чём я остановилась? Ах, да! Эта ваша связь ничего за вас двоих не делает, она не думает за вас, она лишь усиливает ваш эмоциональный посыл. Таким образом, всё, что вы делаете - делаете вы сами, а значит, и за последствия вы тоже отвечаете сами. Я понятно объяснила?
   Прибывая в шоке от столь глубокомысленной речи, мы с Элисом переглянулись, затем синхронно уставились на горделиво выпятившую плоскую грудь Шэриадис.
  -- Наставница, - осторожно начала я, - с вами всё в порядке?
  -- Всё прекрасно! - клыкасто улыбнулась она мне, откидывая назад свои роскошные призрачные волосы. - Я в ударе!
  -- Оно и заметно, - отклеив липучку, съязвил Элис, за что ему и прилетело, а конкретнее подлетела сама призрак и дунула ему прямо в лицо.
   Лицо Элиса моментально покрылось коркой льда. Однако продержалась ледяная маска недолго, так как на горячем воздухе начала таять и сначала сползла, а потом с глухим звуком упала на землю. Но, что удивительно, не разбилась!
  -- Еще раз съязвишь, - хищно сощурилась Шэриадис и указала пальцем на ледяную маску, - и проходишь в ней целый день.
   Глаза куратора потемнели. Мне почудилось, что внутри у Элиса начала закручиваться тугая черная спираль, и я окликнула Наставницу, чтобы отвлечь ее внимание на себя.
  -- А как насчёт символов? Вы расскажите нам о них?
   Шэриадис тут же забыла об Элисавиеле и, тряхнув головой, снова продолжила играть роль Наставницы.
  -- Символы. Конечно! Это очень древние заклинания людей-магов. Ими пользовались на заре человеческих времен, когда некромантия еще не существовала как отдельное направление и магия смерти просто вплеталась в символы четырёх основных стихий: воды, воздуха, земли и огня. В те время люди еще не знали об уровнях бытия и считали, что магия способна проявляться только в их осязаемом мире, то есть в материальном проявлении того, что они видят, щупают или пробуют на вкус.
  -- Но их пять!
  -- Пятый, как вы уже выяснили, всего лишь вариант усмиряющего заклинания. Однако изолировать его придётся самым первым. Магия тени для этого идеально подходит. Все остальные деактивируются по принципу подобия.
  -- Подобия с чем? - уточнил Элис.
  -- Эти охранки созданы на основе первобытной магии. Подобное к подобному, поэтому вам понадобится элементы воды, воздуха, земли и огня.
  -- И где нам их взять?
   На гладком призрачном лбу появилась первая морщинка.
  -- Элисавиель, ты разочаровываешь меня.
  -- Я не силен в первобытной магии, - с неохотой признался маг. - На лекциях по истории магистр Орис за всё время моего обучения ни разу не углублялся в раскрытии этой темы дальше рассказов о ее несовершенстве, так что я не был ей заинтересован.
  -- А зря, - вздёрнула носик бывшая Повелительница. - В этом ее несовершенстве кроется настоящая сила. Первобытная магия естественна, она ближе к природе, как и магия эльфов. Ты ведь не видел символов?
   Элис покачал головой.
  -- Их видела только Аня.
  -- Так и должно быть, - кивнула Шэриадис, - это магия людей, она была создана для людей - для их защиты. В первую очередь от эльфов. Поэтому эльфы не видят ее. Но и люди, отказавшиеся от использования непредсказуемой сырой маги, перестают видеть символы-охранки. Поэтому ни ты, ни Аеллир, ни Низандр не смогли найти печать-заклинание. Только Анины глаза и ее способности, позволили ей найти печать.
  -- Хорошо, я признаю, что знания первобытной магии нам бы сейчас пригодились, но у меня их нет, поэтому прошу вас объяснить: где, в каком месте нам с Аней искать эти элементы?
  -- В отличие от тебя, Элисавиель, Аня уже догадалась, - улыбнулась Шэриадис, видя, как я тянусь за крупным фиолетово-розовым листом в форме сердечка, скручиваю его в кулёк и ладонью загребаю в него землю. - Всё правильно, для символа земли вам понадобится использовать обычную землю. Для огня - огонь, но только не созданный магией.
  -- А если я подожгу что-нибудь? - приподняла я брови. - Или обязательно из искры?
  -- Этого я не знаю. - Призрак едва заметно пожала плечами. - Придётся пробовать.
  -- А воздух, что нам делать с воздухом? - начал действовать Элис, срывая еще один фиолетовый лист в разы больше моего, скручивая его в кулёк и, помогая себе тенями, быстро наполнил его землей.
  -- Дуть, - буркнула Шэриадис. - Что еще можно с ним придумать?
  -- Как сильно?
   Бывшая Повелительница театрально всплеснула руками.
  -- Откуда я могу это знать?! Пробуйте! И... - выражение лица эльфийки стало мрачно-серьёзным. - ...поторопитесь. Терпение у джинны на исходе.
   Элис помог мне подняться.
  -- У нас было время до утра.
   Шэриадис медленно покачала головой.
  -- Она передумала. У вас времени до полуночи. Не ждите Аеллира - действуйте сами.
   Подписав символы-охранки, чтобы их не перепутать, мы с Элисом вернувшись в пещеру.
  -- Ты знал? - тихо спросила я.
   С тяжёлым вздохом маг присел на корточки рядом с ярко сияющей кругом печати. Теперь она горела настолько ярко, что освещала половину пещеры.
  -- Знал что?
  -- Что джинна передумала. Ты даже не удивился.
   Элис посмотрел в сторону двух крепко спящих Заз и кивнул.
  -- Я понял это, когда выбежал вместе с тобой из пещеры. Ее там не было, и она не вернулась, пока мы разговаривали с Шэриадис.
  -- Думаешь, у нас получится? - дернула я головой в сторону печати.
   Глаза Элиса по-эльфийски засветились.
  -- А у нас есть варианты?
  -- Нет. Но я боюсь, - призналась я. - Что если мы сделаем что-то не так.
  -- Только что ты этого не боялась, - хмыкнул он, но усмешка быстро сбежала с лица мага, а взгляд стал тяжёлым.
   Я занервничала и опустила голову.
  -- Я рассчитывала, что придёт Аеллир, и мы всё ему расскажем. Покажем символы и инструкции.
  -- И он всё за нас сделает?
  -- Ну-у, в общем, да.
   Ни один мускул не дрогнул на его лице, но наша связь передала мне, что Элису стало смешно.
  -- Аеллир не пришёл, - напомнил он мне, затем натянуто улыбнулся. - Так что, как и сказала Шэриадис, рассчитывать нам придётся только на себя.
   Думаю, ему показалось абсурдным возлагать на кого-то такие надежды, когда я сама способна справиться с этой задачей, причём куратор даже не подозревал, что он сам подспудно возлагал на меня большие надежды, от чего мне становилось не по себе. Мне не хотелось его разочаровывать.
  
  

Глава 5

Танцуют все!

  
   Шатор
   Аеллир
  
   Эльф прикрыл глаза в тщетной попытке усмирить свой гнев. Происходящее напоминало бред сумасшедшего. Чувство беспомощности раздражало и заставляло Аеллира искать способы избежать участи мальчика для битья. В отличие от Ани он не был ни избранным, ни отмеченным с рождения, и неожиданное известие, что его имя назвал старший жрец храма богини Шиа Рийли, вызывало у него приступ паники.
   После долгого и гнетущего разговора с отцом, Аеллир практически уничтожил зал связи вместе с переговорным кристаллом. Вырвавшиеся из-под контроля боевые молнии, резали каменные плиты как бумагу, а Аеллир стоял и смотрел на это, освобождая голову от мыслей. Немного успокоившись, ректор вышел через дыру в стене и пообещал подбежавшему к нему побелевшему служащему и горстке охраны полностью оплатить восстановление зала и сооружения, которое тоже пострадало от его гнева. Стараясь держать себя в руках, он направился к гостинице.
   В гостинице, ректор вытряхнул содержимое своей сумки на большой стол, нашёл рулон специально замагиченых от копирования листов, смахнул всё ненужные со стола вещи, взял карандаш, и начал думать. Через десять минут его немного отпустило. Листы были исписаны вдоль и поперёк, но главное, у Аеллира появились идеи. Он оценил положительные стороны нового статуса, взвесил риски и начал мысленно накидывать новые пункты своего тщательно продуманного плана. Он не собирался отказываться от намеченных целей ни в отношении Ани, ни в отношении своего ректорства, однако в связи со сложившейся ситуацией нужно было срочно вносить коррективы.
   Самой большой дырой в его плане с самого начала являлась Анина безымянность. Сколько бы ни старался Аеллир спрятать ее на виду у всех, всё равно находились те, кто начинал видеть в ней какую-то загадку и пытался ее разгадать, причём смутные подозрения начали высказывать не заядлые сплетники, которых Аеллир хорошо знал и мог с лёгкостью заткнуть им рты, а вполне достойные граждане Брандора. Одной из них оказалась сама госпожа Рэя, ищущая способ забрать Аню из дома семьи Вэлдари. Недавно ему передали, что на собрании малого совета она настаивала, что девочку обманом выдали замуж за самого ветреного некроманта Брандора и насильно заставляют жить в его мрачном доме. И это было бы смешно - Аня подписала обычный договор на год, где все прописанные обязанности жены крайне формальны и ни к чему не обязывают - если бы столь громкое заявление не сделала сама настоятельницы храма Света - всеми уважаемая особа. Это ее заявление тут же вызвало резонанс в обществе магов давно накопивших массу претензий к указу короля об обязательных договорных браках. С ее лёгкой руки немыслимые слухи разлетались по городу быстрее тысячи заклинаний, так что Анина личность начала вызывать нехороший интерес у реакционеров, а так же у любителей перчинки, и у тех, кто по какой-то причине недолюбливал некромантов. К тому же, насколько бы ни была сильна защита магистра Анроя и лирдис, нечто неуловимое и до боли знакомое всё равно присутствовало в манере Ани держаться, вести разговор и выражать свои мысли. Даже если это только проскальзывало, тем не менее, это заставляло задержать на ней взгляд, остановиться и вслушаться в то, что она говорит. Так же у многих вызывал интерес ее возраст, в котором, как полагали маги-люди, магия уже не пробуждается, а у этой взяла и проснулась.
   Однако обо всём этом Аня ничего не знала. Все окружающие ее мужчины старательно оберегали ее от тревог. Для этого магистр Анрой сделал всё, чтобы Ане в его доме жилось легко и свободно: приструнил прислугу; позволил читать его записи и свободно приводить в дом гостей; открыл все двери, и старался по-своему ее развлекать, обучая некромантии. Аеллир же перекидывал девочку с одной подработки на другую, не позволяя ей задерживаться в одной части города дольше, чем на несколько часов. Заинтересованный в благополучии своей подруги Тираель со своей тайной охраной реагировал не менее быстро, чем сам Аеллир, незаметно для девушки пресекая любые ее контакты с недоброжелателями или с теми, кто по недалёкости ума поверил словам настоятельницы храма Света. Элис так же перебрался к Учителю только с одной определённой целью - изучить поведение Ани и выработать стратегию для ее эффективной защиты. Однако в этом случае что-то пошло не так.
   Всё, что касалось Ани, превращалось для Элиса в неразрешимую головоломку. И не один Аеллир начал замечать, что рядом с Аней Элис начинал резко тупеть и превращаться в только что вышедшего из пещеры тролля. И это Элисавиель - умнейший студент, чьими заслугами с гордостью похвалялся самый несговорчивый настоятель храма бога Тени, тот, у кого за плечами был небольшой, но всё же опыт работы телохранителем, оказался неспособен уберечь непутёвые девчонку, причем ни от монстров или врагов, а от собственной непроходимой глупости.
   Впрочем, после того, как Ришалис назвала Аню вестником перемен, всё встало на свои места, ведь другого от вестников ждать не приходилось. Сами они ничего вроде бы не делают - живут мирно и от обычных жителей планеты не отличаются, но стоит богам решить, что нужно что-то поменять или встряхнуть народ и напомнить о своём существовании - они тут как тут. То книгу с древним проклятьем с полки снимут, то знакомство заведут, а знакомый окажется опальным принцем, то сами голову в петлю по глупости сунут, а их потом всем миром спасают.
   Аеллир об этом знал и раньше, но с вестниками ни разу не встречался. Теперь же он лично убедился в том, что любой, находясь рядом с Аней, будет прямо или либо косвенно вовлечен в водоворот, казалось бы, не связанных друг с другом событий, и чем ближе он будет к эпицентру, тем труднее ему будет.
   Так застрявший Тираель, ухитрявшийся десятилетиями тянуть со своим назначением, отказывающийся расти и признавать тот факт, что является единственным приемником своего отца, лишь раз встретив девочку Аню, осознал, что как бы ни была привлекательна мысль навсегда остаться ребёнком - в таком виде он ей не нужен. Впрочем, как истинный эльф, Тираель всё же не собирался легко сдаваться и не стал взрослеть сразу, а покинул Землю в понимании людей незрелым подростком, и уже вторая встреча с ней открыла ему глаза на то, что взрослеть ему всё же придётся. Что и произошло в тот момент, когда Аня в очередной раз попала в беду.
   У забравшего ее с Земли студента Шэндара проклюнулась тщательно скрываемая им неприязнь к некромантам, которая грозила вскоре перерасти в ненависть, а его дружеские отношения со студентом Элисом дали глубокую трещину, но не Аня была тому виной, а тайна, которую Элис хранил от своего мнимого друга долгие годы.
   Однако это такие мелочи по сравнению с тем, как изменилась жизнь самого студента Элиса после встречи с Аней. Аеллир припомнил, в каких немыслимых передрягах уже успел побывать его студент благодаря своей подопечной и искренне ему посочувствовал, твёрдо решив, что до последнего не станет сообщать тому, кого он охраняет, и чем ему это грозит. Неведение для него в этом случае только во благо, хотя, если подумать, он и так знает больше чем кто либо.
   Кстати влюбчивому, но непостоянному супругу Ани в этом плане повезло значительно больше. Как сказала Ришалис: ветряная богиня снова его уберегла. Артур Вэлдари Рэн, которого в большей степени привлекла в девушке ее симпатичная мордашка, чем ее необычная сила, оказался заложником самоуправства верной прислуги и собственных договорённостей, и вместе с желанной женой получил в придачу еще и вторую - эльфиистую и не менее проблемную. Так что он практически сразу столкнулся с тем, что неожиданный подарок небес оказался ему не по зубам. К тому же из лабиринта Смерти вернулся его отец - магистр Анрой, которого не ждали еще как минимум лет десять.
   Аеллир отложил карандаш и задумчиво побарабанил пальцами по столу. Возвращение магистра Анроя заставило многих в Совете схватиться за сердце и картинно закатить глаза, тем не менее, именно с его возвращением храм богини Смерти вновь начал "оживать". Новость о его возвращении разлетелась по королевству с немыслимой скоростью, и разбежавшиеся за время его отсутствия некроманты заспешили в Брандор: кто за советом, кто за обещанной, но не выплаченной платой за задание, а немногочисленная молодёжь на курсе некромантии воспрянула духом и начала проявлять интерес к учёбе. Это не могло не радовать Аеллира. Он как мог, поддерживал это направление, но после того как исполняющим обязанности настоятеля храма Смерти стал друг госпожи Рэи, ему стало трудно добиться того, чтобы в академию для обучения молодёжи направляли не только некромантов ушедших на законный отдых, но и молодых опытных специалистов. В высших кругах некромантов у него не было рычагов давления, поэтому приходилось только просить и ждать. К тому же, попадая в храм на распределение заданий, молодежь как-то быстро охладевала к своей силе и к специальности в целом, и Аеллир не знал, как с этим бороться. Анрой пообещал это исправить, как только удастся выйти из дома, и эти перемены эльфу по-настоящему нравились.
   Что он не мог сказать о собственной избранности. Такие перемены грозили ему непрекращающейся головной болью: начиная от увеличения нагрузки на любимой работе и заканчивая нежелательным общением с самой верхушкой эльфийской элиты. Аеллир, конечно, понимал, что и без Ани ему рано или поздно пришлось бы столкнуться с тем, что интересы двух королевств: людей и эльфов однажды пересекутся и ему придётся выбирать, на чьей он стороне, однако в воображении картины будущего всегда рисовались ему в пасмурных тонах, где от него ничего не зависело и он ничего не мог изменить.
   Разорвав пресловутую эльфийскую связь, и перебравшись в земли людей, он обосновался в Брандоре поближе к Академии семи вершин, и стал для эльфов практически изгоем. Только благодаря отцу и родословной, его до сих пор не забыли в высших кругах, но Аеллира это устраивало. В храм Шиа Рийлии он приходил только по праздникам. Он не боялся ее гнева. Строптивая богиня никогда не слышала его молитвы, и не брала его дары. Она не помогла ему, когда он просил вразумить отца, когда тот решил жениться на той женщине, поэтому давно принял решение, что не станет тратить время на ненужные ему ритуалы и будет приходить в ее храм только в день смерти матери.
   Это было тем еще богохульством, но Аеллир был обижен на богиню, и считал, что она давно отвернулась от него. Но появилась Аня, и Шиа Рийли обратила на него свой взор. Он должен был возрадоваться, как и убеждал его отец, расписывая избранность сына как истинное благословение, но в душе Аеллир был слишком зол и не желал идти на поводу взбалмошной богини.
   Он настолько глубоко задумался, что со стороны могло показаться, что эльф превратился в неподвижную статую. Шевелилась только его рука, рисующая на листке портрет непутёвой девчонки.
  -- Похоже, - спланировал с потолка на стол зеленый мохнатый паук, которому было велено наблюдать за эльфом, но маленькому демону стало скучно, и он захотел пообщаться. - Только у хозяйки нет этих точек на лице. И щеки у нее не пухлые. И губы...
   Аеллир сосредоточил на нем взгляд. Паук помахал ему лапками, отобрал у эльфа карандаш и самостоятельно попытался исправить рисунок.
   Ректор давно вычислил местоположение наблюдателя, однако терпеливо выжидал, когда тот расслабиться, чтобы атаковать. Заготовленное заклинание уже обжигало кончики его пальцев, но маленького демона спасла его непоседливость и непрекращающаяся болтовня.
   Не без удивления ректор признал в нем демона-полукровку, живущего в доме магистра Анроя. Только этот был совсем маленький.
  -- Нормальные губы, - расслабился Аеллир. - В детстве она постоянно так делала.
  -- А я не видел. Брови... Брови у нее вот так.
   Паук начертил хмурые брови и попросил:
  -- Подними бумажку, мне плохо видно.
   Губы Аеллира дернулись в улыбке, он вытащил листок из-под паука и поставил его перед ним.
  -- Да, да, так лучше.
  -- Ты знаешь, что у тебя получилось очень напряженное лицо.
  -- Когда она просила меня передать сообщение тому темному парню, она выглядела именно так.
  -- Какому темному парню? - насторожился Аеллир.
  -- Лысому. Совсем! У него ни одной волосинки на голове! И тени у него живые.
   Описывая студента Элиса в голосе маленького лохматого демона было море недоумения и даже ужаса. Аеллира это позабавило.
  -- А сообщение? Что она просила ему передать?
  -- Она сказала, что будет ждать всех в оазисе у пещеры Зазы.
   Аеллир нахмурился.
  -- Значит она там.
  -- Там, там. Где же ей еще быть?
   Ректор вытащил из внутреннего кармана накидки свиток и развернул его на столе. Это была расширенная карта Шатора и прилегающих к нему земель.
  -- Что это? Что это? - забегал по ней демонический паук, заметив, как некоторые точки на карте начали шевелиться.
   Аеллир провёл рукой над столом и картой, и изображение увеличилось, показав сверху две стоящие рядом гостиницы в разрезе.
  -- Мои студенты.
  -- Ты следишь за ними?
  -- Приходится, - вздохнул Аеллир.
   Не отрывая взгляда от скопления точек в гостинице напротив, паук любознательно ткнут в одну из них. Над картой тут же появился полупрозрачный образ Шэндара.
   Паук поднял голову и сияющим взглядом уставился на эльфа.
  -- А ты совсем-совсем за ними следишь? Даже что они там делают?
  -- Нет, - усмехнулся Аеллир, - их личная жизнь меня не интересует.
  -- Тогда зачем?
  -- Я ответственен за их жизни. Если я отправляю студентов в другой город, я должен быть уверен, что они благополучно добрались, и с ними ничего здесь не случилось.
  -- А за хозяйкой? За ней ты тоже следишь?
   Ректор издал долгий тяжёлый вздох.
  -- С некоторых пор, да.
   Он заставил изображение уменьшиться, чтобы карта показывала весь город целиком, но не прилегающие к нему земли, и показал пауку на две красные точки - крупную и поменьше. Паук ткнул в каждую и получил два изображения хозяйки.
  -- Почему их две?
  -- Вот именно. Почему?
   Паук еще раз ткнул в неподвижную точку лапкой.
  -- Она не шевелится.
  -- Потому что это не человек - это огненная башня.
  -- Хозяйка в огненной башне?
  -- Нет. И я пока не понимаю, как она с ней связана.
  -- А эта? - паук лапкой попытался поймать движущуюся точку, но она вдруг исчезла и появилась в другой части города.
  -- Воспользовался порталом, - объяснил Аеллир, когда паук зашипел на карту. - И это тоже не Аня. Это местный страж. Маг тени. Я столкнулся с ним, когда пытался разобраться, что показывает карта и почему меток на ней стало больше.
  -- Хозяйка в оазисе, - уверенно заявил паук.
  -- Ты уверен?
  -- Я видел, как она ушла туда. Зеленое лицо перенаправил ее в дом некромантки, чтобы она воспользовалась прямым порталом в оазис. Хозяйка оставила меня в храме богини Смерти, чтобы я передал темному парню сообщение, но они пришли вдвоём, и я остался с ушастым.
  -- С ушастым? С Тираельем?
  -- С ним, - закивал паук.
  -- Зачем?
  -- Он пообещал, что накормит меня чем-то вкусненьким.
   Спросить чем именно Аеллир не успел, так как дверь в номер распахнулась, и на пороге появился встрёпанный и встревоженный племянник.
  -- Зачем ты это сделал? - задыхаясь от волнения, подошёл он к столу и упёрся руками в столешницу.
   Аеллир моргнул и сосредоточил напряженный взгляд на племеннике, тот был взвинчен и глаза у него сияли.
  -- Что я сделал? - приподнял он брови, переняв эту манеру у людей.
  -- Башня! - воскликнул парень. - Портал! Он закрыт!
  -- Ты уверен?
  -- Конечно, я уверен! Я не смог попасть в оазис!
   Аеллир начал подниматься из-за стола. Паук тревожно забегал по карте.
  -- А хозяйка? Как же хозяйка?!
   Тираель посмотрел на маленького демона, словно только сейчас заметил его и попытался стащить того со стола, но паук не собирался ловиться и отбежал от него подальше.
  -- Ты точно не смог войти в портал через башню? - уточнил Аеллир.
  -- Не только в портал! - сжал кулаки Тираель. - Я не смог войти даже в башню!
  -- Разумеется, не смог, - раздался в помещении завораживающий, но в то же время бесстрастный голос лирдис, и через мгновение она сама появились в номере, одетая просторное белое платье, сандалии и цветастую накидку - повседневную одежду женщин Шатора. - Я заблокировала огненный портал. Никто не сможет войти и никто не сможет покинуть мой оазис.
  -- Нинея Ришалис, - склонил голову Аеллир, намереваясь приветствовать лирдис как полагается, но древняя его перебила.
  -- Не сейчас, Аеллир. Не сейчас. У нас мало времени. Срочно буди магов.
  -- Но как же..., - было запротестовал ректор.
  -- Не спорь. Я помогу им восстановиться.
  -- Что п-происходит? - побледнел Тираель.
  -- В моем оазисе завелись демоны! - неожиданно грозно рявкнула лирдис и, схватив перепуганного паука воздушной рукой, подняла его в воздух и поднесла к своему лицу. - Мелкие мерзкие демоны!
  
   Анна
  
   Когда Элис схватил меня в охапку, и нас затянуло в кромешную тьму, я еще ловила отголоски мыслей, что сделала что-то не так, однако полностью оформиться эти мысли не успели - пещеру начало трясти, но не как в прошлый раз, а серьезно: с глубокими трещинами и падающие с потолка булыжниками.
   Нас выкинуло в лес. Тени смягчили удар, но я все же слышала, как Элис вскрикнул, после чего на секунду я словно оглохла. Первым, что услышала это биение его сердца - очень тихое и от того немного пугающее.
  -- Элис?
   Он не отозвался. Я попыталась приподняться, но Элис продолжать крепко меня держать. Я постаралась успокоиться и снова позвала его:
  -- Элис? Ты как?
   Мужчина сделал глубокий вдох, и его пальцы чуть расслабились, а сердце стало биться чаще, как и полагается у эльфов.
  -- Анья? - выдохнул он мне в волосы, заставив меня в очередной раз задуматься на тему, почему в особо эмоциональные моменты он зовёт меня именно так - на эльфийский манер.
  -- Со мной всё в порядке. Сам-то как?
  -- Нормально, - продолжая удерживать меня, ответил куратор.
  -- Что вообще произошло?
  -- Не помнишь? - насторожился маг.
  -- Не понимаю, - честно ответила я.
   И мне действительно было не понятно, что и в какой момент пошло не так. Войдя в пещеру и в очередной раз, изучив печать, я заметила, что от символа огня тянется тонкая нить, которой раньше совсем не было видно и, пройдя вдоль нее, встала у стены, где нить резко оборвалась. Прикоснувшись к камню я ничего не почувствовала, кроме странной упругости, но как только начала убирать руку, увидела, что что-то чёрное потянулось вслед за ней.
  -- Элис! - позвала я.
  -- Не шевелись! - прикрикнул он на меня и его тени, обмотав мою руку, осторожно стянули черноту с моих пальцев.
  -- Что это? Оно упругое.
  -- Многослойная уплотнённая тень. Ей мало кто пользуется, хотя под ней можно спрятать любую печать-заклинание, только она глушит фон, и ослабляет действие самой печати. - Элис едва прикоснулся к черноте. - Здесь слоёв двести, иначе твои пальцы прошли бы насквозь.
  -- Это можно убрать?
   Элис кивнул.
  -- Придётся повозиться. Если под ней тоже печать, она может потянуться следом, так что лучше не спешить. Оставь мне огня и пойди почитай о той печати, которую мы нашли.
   Элису понадобилось не так много времени, как он думал, или я настолько увлеклась чтением, что не заметила, как оно пролетело, однако, когда он окликнул меня, и я подняла голову, то увидела не печать, а то, как ее рисуют. Точнее рисовали сразу две печати: на полу пыхтела сама Сарна, а на стене рисовал ее овар - полупрозрачная прямоходящая ящерица с зелеными глазами. Их синхронность навела меня на мысль, что это может быть важно, и я рассказала об этом Элису. Конечно, я не сказала ему, что видела это в чьих-то чужих воспоминаниях, просто сделала предположение и куратор, изучив обе печати, со мной согласился.
   Первая наша попытка действовать синхронно, разумеется, с треском провалилась. Элис спешил, я не поспевала. Это злило нас обоих и дело застопорилось. Тогда мне пришла в голову мысль, что мы могли бы полностью синхронизироваться, если Элис возьмет управление моими руками через нашу связь, но когда я озвучила этот вариант, куратор категорически отказался.
   Я попыталась его переубедить, но Элис был непреклонен. Он был уверен, что у нас ничего получится, а если получится, то неизвестно к чему это приведет. Так он убеждал меня ровно до тех пор, пока очередная ошибка едва не разбудила Большую Зазу - из-за сильного толчка отколовшийся булыжник должен был упасть прямо на нее, но тени успели его перехватить.
   После этого маг согласился попробовать. И у нас практически получилось, но я забыла, что Элис не способен видеть символы древней магии и к тому же постоянно путает похожие символы, используемые в классической некромантии - не все, но некоторые. Пришлось мне самой брать контроль над нашими руками и действовать не так быстро, но зато без ошибок. И всё у нас начало получаться: Элис реагировал на любой мой жест, уточнял или просто просил взять свиток и подойти к нему. Мы изолировали все символы древней магии, все сложные узлы и готовы были снять печать окончательно, как в пещере появился Тираель.
   Как он вошёл? Когда он вошёл? Я не знаю. Но этот паршивец молча взял цепь, удерживающую Большую Зазу в пещере, пробежался взглядом до печати и ка-ак дернет. Клин выскочил из земли. Печать была нарушена и земля пошла ходуном. Элис накинул на меня кольцо рук, которые сжимали что-то похожее на свитки, прижал к себе, и нас затянуло в кромешную тьму.
  -- Ты не помнишь? - после секундной заминки спросил Элис. - Совсем?
  -- Нет.
  -- Тогда пальцы расслабь, - попросил маг. - А лучше руки разожми - мне нужно встать.
   Вот тут-то до меня дошло, что это не Элис, это я себя так крепко сжимаю, и постаралась расслабиться. Руки разжались. Что-то тяжелое покатилось по торсу мага и упало на землю. Я вытянула руку, поискала это под его спиной, нащупала нечто цилиндрическое и тяжёлое, вытащила и показала Элису. (Причём в этот момент его собственная левая рука двигалась синхронно вместе с моей, и теперь она была нелепо поднята, и сжимала в кулаке несуществующий предмет.)
  -- Что это?
  -- Клин, - поморщился Элис. - Ты его вытащила.
   Ужасная догадка пронзила мой мозг.
  -- Нет-нет - это не я! - замотала я головой. - Там был Тираель! Да! Это Тираель - он дернул цепь и вытащил клин! Это не я, Элис!
  -- Тираель? - нахмурился маг. - Никакого Тираеля в пещеры не было. Я бы его заметил.
  -- Но я видела его! Честно!
   Мужчина издал долгий тяжелый вздох.
  -- Элис ты мне веришь? - жалобно хныкнула я.
  -- Тебе, да. А вот маленькой Зазе я верить больше не намерен.
  -- Почему? - часто заморгала я, чтобы убрать слезы.
  -- Все еще не поняла? - ворчливо буркнул маг.
  -- Нет.
  -- Она загипнотизировала тебя.
  -- Зачем? - удивленно захлопала я глазами.
  -- Если нам удастся ее поймать, спросим. - Элис нетерпеливо заёрзал. - Слезь с меня - мне нужно сориентироваться.
  -- Зачем? - заведенной игрушкой повторила я.
   Элис сжал руки в кулаки, и мои руки повторили его движения. Затем он разжал пальцы, взял меня за плечи и откатил в сторону. Клин снова оказался на земле.
  -- У этого места есть неприятная особенность - здесь трудно быть уверенным в правильном направлении. Я ориентировался на озера, но мне показалось, что нас отнесло куда-то в сторону.
  -- А почему не сразу в башню? - поднялась я с земли, не дождавшись помощи от куратора.
  -- Головой об стену? - усмехнулся он. - Да, возможно это бы вернуло мне мои мозги на место, но я все же решил прежде спасти тебя.
  -- Значит, ты не сможешь перенести нас в башню? - забеспокоилась я, так как без Ришалис в оазисе стало пугающе тихо, а отсутствие звуков в лесу меня откровенно напрягало.
  -- Нет, и не мог. Там защита.
  -- А к стоянке? Там, вроде нет защиты.
  -- Я теперь никуда не могу нас перенести, - нервно одёрнул он ворот рубашки. - Без Ришалис печать снова начала поглощать мою магию.
  -- Тогда как ты смог нас перенести?
   Элис недовольно передернул плечами. Я уже хорошо знала этот жест, поэтому не удивилась, когда куратор ответил вопросом на вопрос.
  -- Лучше спроси, куда нам теперь идти?
  -- И куда?
  -- А я не знаю.
  
   Аеллир
  
  -- Вы уверены? Он на самом деле не помнит Анну? - в очередной раз уточнил эльф у лирдис.
   Женщина кивнула, хотя ей и надоело повторять одно и то же.
  -- Он не помнит ничего, что произошло после того, как он добрался до кладбища и почувствовал гулей. На кладбище его привел дух, сам Артур собирался идти окружными путями, чтобы избежать спонтанного выброса силы. Из-за яда он был пьян.
  -- Но как это возможно?
  -- Я тебе сказала: спроси своего племянника.
  -- Тираель не умеет стирать память.
  -- Однако вода из моего озера забвения умеет.
   Глаза Аеллира засветились.
  -- Я откручу ему уши!
  -- Не помешает, - согласилась Ришалис, - но напомню, что сделал он это не для себя.
  -- Я в этом и не сомневаюсь. Но я бы сам разобрался с Артуром, и с его письмами, а теперь мне придется постоянно врать.
  -- И, что такого? - сверкнула на него переливающимися всеми цветами радуги глазами лирдис. - Тебе в любом случае пришлось бы начать врать. Это твой удел, как избранного.
   Плечи Аеллира поникли.
  -- Не напоминайте.
  -- У тебя лишь одна задача: доставить пробудившихся в свое учебное заведение и защитить их.
  -- Но как мне это сделать? Если все пробудившиеся, включая Анну, соберутся в одном месте - от академии осунуться только руины. Даже весь мой преподавательский состав не справится с атакой теневого отряда эльфов. Я подставлю под удар весь Брандор! Я на такое не согласен!
  -- Именно поэтому тебе придется пересилить себя и посетить храм Шиа Рийли. Она подробно тебе все объяснит. И не сомневайся, в этот раз она тебя точно выслушает.
   Выражение лица мужчины не изменилось, но в голосе появилась горькая усмешка.
  -- Ей придется долго меня слушать.
  -- Ничего, потерпит, - отмахнулась лирдис. - Милостивая дала ей шанс реабилитироваться, но если хочешь, чтобы с Аней и остальными все прошло удачно тебе придется научиться предугадывать ее желания и направлять ее мысли в нужное русло.
  -- Я думал, этим занимается старший жрец ее храма. Или хотя бы настоятель, как у людей.
  -- Разумеется. Но лишь в случае, если Настоятель храма уже родился видящим, и его изначально готовили к постоянному общению с богом. Если старшего жреца избрали в храме, для того чтобы увидеть бога ему еще понадобятся годы тренировок.
  -- Да, я слышал об этом. Но, что насчёт Анны?
   Ришалис жестом потребовала эльфа умолкнуть.
  -- Тише! Сюда идут... двое.
   Аеллир нахмурился. Он тоже услышал шаги на улице.
  -- Двое? Вы что-то услышали в их мыслях?
  -- В том-то и дело, что я не слышу их мыслей.
   В номер без стука вошли двое мужчин в черных одеждах. Один остался у двери, другой пересек комнату и встал у стола, напротив сидящего в ожидании Аеллира.
   Эльф непроизвольно усмехнулся. Не удивительно, что лирдис не смогла прочитать мысли этого существа - по ту сторону смерти всегда царили другие порядки.
   Тем временем незваный гость рывком снял с головы глубокий капюшон, и азартно засверкал красными огоньками глаз:
  -- Ну, что не ждали?!
  -- Не, ждали, - чуть приподнял брови эльф, по привычке отмечая про себя, что любовь к театральности черта, свойственная обоим Вэлдари, что отцу, что сыну. - А я здесь!
  -- Ты же под домашним арестом? - скривилась лирдис.
  -- И тебе не развеяться, Сияющая Ришалис, - поддел ее лич. - Меня оправдали. И теперь я свободен.
  -- Свободен? Ты не можешь быть свободен! Ты...
   Глаза лича загорелись ярче, к тому же наведенная личина начала просвечивать. Аеллир отметил, что лирдис сразу же подобралась, словно приготовилась к удару. Между ними разве что искры не летали.
  -- Я, - наконец произнес лич, и издал утробный рычащий звук, который повторил его замотанный в черное компаньон. - А, что насчет тебя? Демоны? В оазисе? Рядом с источником?
  -- Кто тебе рассказал?!!!
  -- Сама знаешь кто. Где Артур?! Где Анна?!
  
   Анна
  
  -- Элис! Э-элис!
  -- Не кричи. Я тебя прекрасно слышу.
  -- Но не отвечаешь, - пропыхтела я, цепляясь за ветку и ища ногой хоть что-то на что можно безопасно опереться.
   Тени тенями - они меня поддерживают, но что-то материальное вселяет в меня больше уверенности.
  -- Ты отвлекаешься. Береги силы и лезь выше.
  -- Зачем? Ну, зачем мне лезть на дерево? Я же сказала, что не умею. И боюсь.
   Элис, который забрался уже достаточно высоко, чтобы определиться в каком направлении нам идти, обмотался тенями, и как человек-паук спустился ко мне на ближайшую ветку.
  -- Прекрати ныть, ты почти залезла.
  -- Но я...
  -- Знаю, - перебил он меня, - не любишь высоту, но мне так спокойнее.
  -- А мне нет, - обиженно надула я губы, наконец, забравшись на эту огромную ветку, на которой мы с Элисом легко расположились бы вдвоём. - Как я потом спускаться буду?
  -- Так и будешь.
   Я обреченно посмотрела вниз. Где-то метров пять, не меньше. Голова не кружилась - паники не было, но чувство дискомфорта радости не доставляло. Я сделала глубокий вдох, затем выдох.
  -- Лучше бы я тебя внизу подождала.
  -- Не лучше, - не согласился Элис, усаживаясь на свою ветку, как и я, только не лицом к стволу, а спиной.
   Накидки нам пришлось снять еще внизу и утрамбовать их в мою сумку, которую теперь нес Элис.
  -- Почему? В оазисе безопасно. Здесь нет животных.
  -- Зато есть джинны.
  -- Ну, в самом деле! - преувеличенно возмущенно взвыла я. - Не будет же она за нами гоняться? Ты же сам сказал, что видел, как большая Заза выносила из пещеры маленькую.
  -- Я этого не видел. Я сказал, что мне передали тени, что большая Заза вынесла маленькую до того как свод пещеры окончательно обрушился.
  -- Значит, у нас все получилось, и барьер был снят. Хотя...
  -- Что?
  -- Я все равно не понимаю, почему вдруг пещера начала разрушаться? С охранками мы разобрались первым делом: земля, воздух, огонь и вода. Когда я дернула цепь эти символы уже были неактивны, тогда почему... Неужели там было что-то еще?!
  -- Возможно, - уклончиво ответил Элис, прислушиваясь к чему-то и хмурясь.
  -- А мне, вот, интересно, чтобы ты делал, если бы Ришалис меня не вылечила? У меня, между прочим, все болело и крутило, и ноги я стерла до волдырей пока мы с Зазой по всему Шатору от толпы бегали.
  -- ...и магии ты лишилась, потому что овар твое мамы сказала, что ты что-то там можешь, - язвительно обронил Элис, продолжая смотреть в другую сторону.
  -- Не правда! Магия у меня есть. Но мало.
  -- Слишком мало, - еще больше нахмурился куратор.
   Раньше я бы подумала, что он издевается, но теперь, зная его чуточку лучше, поняла, что Элис чем-то обеспокоен и посмотрела в ту же сторону, но ничего кроме крон деревьев не увидела.
  -- Ты что-то видишь?
  -- Не вижу - покачал он головой, - слышу. Их много.
  -- Кого?
   Взгляд мага расфокусировался и тени густыми каплями начали падать с его рук на землю.
  -- Я не уверен. Но лучше с дерева нам пока не слезать.
  -- А если они умеют лазить по деревьям? - передалось мне его напряжение.
  -- Тогда я сделаю ствол дерева гладким как стекло.
  -- Ты главное нас в стекло не преврати, - пробурчала я.
   Элис дернулся, словно я его ударила, и посмотрела меня, гневно прищурив по-эльфийски засветившиеся глаза.
  -- Прости, - поспешила я извиниться. - Я пошутила. Честно. Я не хотела тебя обидеть.
  -- У тебя неуместные и неумные шутки, - проворчал он.
  -- А шутки умными и не бывают.
   Ему надоело со мной спорить и, тряхнув головой, Элис грубовато попросил:
  -- Помолчи немного, мне нужно сосредоточиться.
   И снова стал недоступен, как заблокированный номер телефона. Ушел в себя и даже перестал шевелиться.
  -- Ну, и тьма с тобой, - проворчала я, вспомнив его же слова.
   Минут через двадцать, а возможно и больше я, наконец, поняла, почему Элис заставил меня лезть на дерево - он словно превратился в статую, и сколько бы я не звала его, он не откликался. Это нервировало и беспокоило. Наша связь ничего не передавала - с ним все было в порядке, только мысли его и что-то еще бродило где-то далеко от его тела. Такого я еще не видела и поэтому немного беспокоилась. Что если Элис не сможет вернуться? Что если я застряну на дереве и не смогу позвать на помощь? Что если...
   Тряхнув головой, постиралась избавиться от этих мыслей. Всё будет хорошо. Элис вернётся, мы спустимся с дерева и пойдем к огненной вершине. В крайнем случае, вернётся Ришалис и нам поможет. Нужно только подождать.
  
   Шатор.
   Гостиница
  
   Ректор озадаченно смотрел на свою воинственно настроенную студентку и не узнавал ее. Взлохмаченная, помятая, нетерпеливая Самайя, игнорируя его слова, суетливо утрамбовывала в сумку фляги с водой и фокусирующие амулеты, необходимые для боевых заклинаний.
  -- Студентка Самайя, вы слышали, что я сказал? Группа магов уже собрана.
  -- Слышала, - в очередной раз отмахнулась она от его слов. - Оазис большой, нам всем хватит места.
   И Самайя продолжила складывать в сумку все свои дневники и Анины вещи. Новые наряды, купленные на деньги магистра Кёрна, она рано утром отправила ему в гостиницу - пусть делает с ними что захочет.
  -- Студентка Самайя.
  -- Я иду с вами, - упрямо поджала девушка губы.
   Она испытывала сильное напряжение, ведь перед ней стоял ее кумир, которого она практически боготворила, однако чувство долга перед Анной оказался сильнее романтических чувств. Так что Самайя не собиралась сдаваться. Насколько бы ни был упрям ректор, она тоже была эльфом, пусть и полукровкой.
  -- Я напоминаю, - продолжил давить Аеллир, - с нами идёт ваш муж.
  -- Артур? - чуть приподняла она темные брови, - Да, я знаю. Тираель мне сказал. А так же он сказал, что после пленения джинном у него проблемы с памятью - он не помнит ни меня, ни Анну. Тогда вопрос: кого он будет спасать? Нет, - качнула она головой. - Пусть лучше занимается своими демонами, а я и Тираель поищем Анну.
  -- Студентка Самайя вы преувеличиваете опасность грозящую возвращенке. Она в оазисе не одна. С ней сейчас студент Элис.
  -- Вот именно! - чуть ли ни взвизгнула девушка, от чего мужчина поморщился.
   Аеллир не понимал, что происходит с Самайей и от того не знал, как реагировать на изменения в ее характере. Раньше она с ним не спорила.
  -- Студентка Самайя, вы не доверяете студенту Элису?
  -- Доверяю?! - продолжила фальцетом возмущаться полукровка, но резко замолчала, подумала и ответила спокойно: - Доверяю. Но как магу, а не как мужчине.
   От понимания, куда клонит девушка, у ректора резко запершило в горле, и он нервно кашлянул, но Самайя его удивила.
  -- Он понятия не имеет, как обращаться с девушками! Он сам может навредить Анне! Он не знает насколько она хрупкая.
   Такая характеристика Анны из уст Самайи поставила мужчину в тупик.
  -- Думаю, вы преувеличиваете.
  -- Это вы магистр Аеллир все приуменьшаете.
  -- Самайя! - не выдержал ректор.
  -- Я иду с вами, - упрямо встала она в позу.
   Пребывая в не лучшем расположении духа, Аеллир готов был отправить Самайю в приказном порядке в Брандор, но вошедший в номер магистр не дал ему этого сделать.
  -- Мы готовы, - сообщил лич.
   Увидев магистра Анроя, глаза Самайи округлились от удивления.
  -- Дядя Анрой?
   Лич повернул голову и спокойно посмотрел на свою вторую невестку.
  -- Хочешь пойти с нами? - спросил он.
  -- Да! - воскликнула Самайя, перекидывая лямки двух сумок через голову.
   Для нее это была небольшая ноша, но нести их на одном плече было бы неудобно.
  -- Группа уже собрана, - процедил Аеллир, выразительно глядя на лича.
  -- Я, Гарх и Шамир не пойдём с вами, - ответил ему лич. - Мы пойдем окружным путём. Это позволит нам увеличить площадь зачистки, к тому же Ришалис только что сообщила, что пещера была разрушена, а Элис и Анна переместились в отдалённую часть оазиса. Долго они там не протянут. С собой у них нет ни еды, ни питья.
  -- Пещера разрушена?! Как это произошло?
  -- Спроси об этом Ришалис, - пожал плечами Анрой. - Мне она отвечать не захотела.
  -- Элис, - недовольно поморщился Аеллир. - Опять он влез, куда не просили.
  -- Инструкции были подробные, значит, было что-то еще. Анна не стала бы рисковать, а Элис...
  -- Они должны были дождаться нас!
  -- Не сомневаюсь, что они бы так и поступили. Но Ришалис, как обычно, что-то недоговаривает.
  -- Мне всё равно, - посуровел эльф. - Мой студент подверг свою подопечную смертельной опасности - он будет наказан.
   Эльфийская справедливость - непоколебимая вера в правила, которые нельзя нарушать. Сколько бы долго Аеллир не жил среди людей, некоторые черты его расы и родительского воспитания изменению не подлежали - за это его и уважали. И хотя Анрой был с ним не согласен, предпочел оставить дебаты на потом.
  -- Делай, как считаешь нужным. Но сначала нам нужно их найти. Моя группа пойдёт тропой торговцев. Это займет больше времени, чем прямая дорога, так что мы доберемся до дальней окраины оазиса только к утру. - Анрой с прищуром глянул на Самайю. - Всё еще хочешь пойти с нами?
   Девушка упрямо поджала губы и уверенно кивнула.
  -- Да. Я иду с вами.
  

Глава 6

Забота

   Оазис Риша
   Анна
  
   Ждать пришлось долго. Настолько долго, что прошла ночь, и практически наступило утро. Я отсидела себе всё, что могла, набралась новых впечатлений и готова была придушить Элиса, который не объяснил мне, что делать, если я кого-нибудь увижу, а так же если у меня возникнет необходимость срочно спуститься вниз.
  -- Ты! - воскликнула я, когда маг часто заморгал и начал разминать шею.
   Элис повернул голову с безмолвным вопросом на лице, мол, "Что надо?"
  -- Ты предупредить меня не мог?! - зашипела я на него, морщась от боли и неудобств, о которых, залезая на дерево, не задумываешься, пока они сами о себе не напомнят: - Почему так долго?! Мне... Я тут... Я... Я беспокоилась!
  -- По какому поводу?
  -- Да, по любому! - взвыла я, прожигая его яростным взглядом.
   Маг уставился на меня как на больную, слегка помешенную истеричку, но решил не нарываться и тихо спросил:
  -- Что-то случилось?
  -- Спусти меня вниз! Немедленно!
  -- Но...
  -- Немедленно!
   Моё поведение и тон вызвали у мужчины крайне негативную реакцию - он разозлился.
  -- Какого демона ты на меня кричишь!
  -- Я не кричу! Я хочу вниз!
  -- Нельзя. Там демоны.
  -- А мне плевать! Мне нужно! И прямо сейчас!
   Тут мне стало совсем невмоготу, даже слёзы на глаза навернулись. Маг это увидел и пыл поубавил. Но вот же странность, если я за счет связи начала понимать его чуть лучше, то он меня и рядом не понял.
  -- Ань, давай обойдемся без приключений, - вздохнул он. - В оазисе действительно сейчас полно мелких демонов, поэтому... Куда? Что? Как?!
   Не знаю как, но его живые тени наконец-то сжалились надо мной и, игнорируя приказы мага, подхватили и бережно спустили меня вниз.
  -- Аня, стой!
   "Ага, щаз!" - мысленно фыркнула я про себя и рванула в ближайшие густые кусты. Для этого мне пришлось еще и пробежаться.
   Элис что-то кричал мне вдогонку, но я его, естественно, не слушала. Впрочем, вскоре он перестал кричать, а я занялась своими делами, которые требовали уединения. Справившись, я не торопясь размотала и снова замотала стопы в два треугольных мешочка с длинными завязками, которые заменяли местным носки, - без них я давно бы натёрла ноги - поправила платье и, разглядев его, в который раз опечалилась его видом. Всё-таки следовало надеть джинсы, хотя бы под низ, но теперь поздно - оно всё мятое, грязное и местами надорванное. Не везёт мне с любимыми платьями прямо беда.
   Затем я засыпала символ "земли" землёй, вытащила клин и, отряхнув его, вышла из кустов, мысленно готовясь к взбучке, но натолкнулась на совершенно ошарашенный взгляд Самайи невесть как здесь оказавшейся.
  -- Сама? - не поверила я собственным глазам.
   Я, разумеется, слышала, что кто-то подошёл к кустам, но думала, что это Элис.
  -- Аня? - часто заморгала она.
  -- Я, - так же нелепо выпучившись, уставилась я на нее.
  -- Ты была в этих кустах?
   Самайя покосилась на густой развесистый куст, усыпанный крупными жёлтыми цветами, пыльца с которых, как оказалось, сильно красится.
  -- Да.
  -- А почему я тебя не слышала?
  -- Э-э, - замялась я, не желая признаваться, что только что убедилась, что забытая магия людей может оказаться полезной, хотя и не точно - надо бы попробовать нарисовать символ еще раз. - Не знаю. А ты как здесь?...
  -- Мы пришли вас спасать, - всё еще прибывая в недоумении, пробормотала Самайя, продолжая с подозрением смотреть на куст. - Элис сказал, что ты в этих кустах.
  -- Была, - подтвердила я.
  -- Странно.
  -- Что странно?
   Сама протянула руку к кусту и потрогала цветы. На ее руке остались крупные катышки жёлтой пыльцы.
  -- Очень странно. Я подошла совсем близко, но не услышала, как ты там возишься. Я даже подумала, что Элис ошибся. Почему ты от него сбежала?
  -- Я не сбегала, - фыркнула я, поворачивая голову в сторону дерева, на котором мы с Элисом просидели всю ночь.
  -- Еще как сбежала! - прервал наш неспешный разговор злой голос куратора.
   От неожиданности я вздрогнула. Его эмоции били через край, и он не мог с ними совладать. Это ему не нравилось, и он злился еще сильнее. Злость и раздражение не позволяли ему оценить ситуацию трезво. Но еще больше меня удивила реакция Самайи, которая вдруг заступила вперёд и закрыла меня собой.
  -- Не подходи, - сказала она.
   Игнорируя ее, Элис решил обойти девушку, но та не пропустила его ко мне, реагируя на каждое его движение и двигаясь в том же направлении.
  -- Какого демона! Самайя, уйди с дороги! - рассвирепел куратор.
   Глаза Элиса потемнели, и единственным его желанием стало убрать помеху с дороги. Несмотря на слабость, он всё же призвал Стража. Тот появился не сразу - размером чуть больше крупной собаки, к тому же был какой-то непривычно вялый и не горел желанием нападать на Самайю.
  -- Я не позволю тебе к ней подойти, - заявила полукровка, и я увидела как вокруг меня и Самы возникает плотный водяной барьер. - Ты себя не контролируешь.
   Пожалуй, спрятаться в водном пузыре, как по мне, было не лучшее решение - Элиса перемкнуло, и он приготовился атаковать. Страж с надеждой и мольбой кидал на меня быстрые взгляды, но я ничего не могла сделать и только разводила руками. Благо разрешилось всё быстро и почти без крови.
   За спиной Элиса мелькнула тень, и тяжёлый кулак обрушился на голову куратора. Тот обмяк, но упасть ему не дали, подхватили и положили на землю. Я встревожилась, и попыталась прорваться сквозь водяной барьер. Как бы ни так, в этот раз Самайя сделала его таким, каким он и должен быть - непроницаемым.
  -- Выпусти меня!
  -- Нет, - упрямо мотнула она головой. - Дождёмся дядю Анроя. Что-то я не доверяю этому "дырявому", - и Самайя брезгливо сморщила носик.
   "Дырявому"? - нахмурилась я. Ах, да, так она иногда называла нашего зомби. Повернув голову, я внимательно посмотрела на того, кто так вовремя подоспел к ней на помощь. Он был одет во всё черное. Нижнюю часть лица закрывал шарф, а верхнюю капюшон. Не сразу, но я признала в нем лысого воина-зомби по имени Гарх, которого случайно пробудила на семейном кладбище семьи Вэлдари. Тот, сделав свое дело, теперь неподвижно стоял у тела и смотрел в сторону. Теневой Страж так же не исчез, а сел рядом с хозяином и положил одну лапу ему на лоб.
  -- Дядя Анрой? - повернула я голову к Самайе, продолжая краем глаза наблюдать за живой тенью. - Он здесь?
  -- Да. Его отпустили, - буркнула Самайя, вытаскивая из сумки флягу с водой и протягивая ее мне. - Попей. Они скоро подойдут.
  -- Они? - уточнила я, благодарно принимая флягу.
  -- Я знаю только, что его зовут Шамир и, что он друг дяди Анроя. Мы с ним уже встречались. Помнишь стража, который был постарше?
  -- Помню, - нахмурилась я, потому что помнила не только нашу первую встречу, но и другую, где на мгновение увидела его прошлое и подспудно начала беспокоиться о Зазе. - Зачем он здесь?
  -- Он был нашим проводником. В эту часть оазиса не так-то легко попасть. Пришлось идти обходным путём. Только к утру добрались.
  -- Но почему ты здесь? И Гарх...
  -- Я услышала твой голос. Ты так громко кричала, что я услышала тебя издалека. Я сказала, что пойду первой, так как быстрее и проворнее. Дядя согласился, но отправил со мной "дырявого".
   Пока Самайя щебетала, я смотрела на нее и размышляла о том, что она немного изменились. Я больше не замечала в ней той наигранно-капризной презрительности, с которой она смотрела на меня раньше, и, хотя она не стала выглядеть как-то иначе, как в случае с Тираелем, чувствовалось, что вторая повзрослела - стала чуточку сдержаннее.
  -- Как ты себя чувствуешь? - спросила я ее, возвращая флягу.
  -- Я? - захлопала она веерами длинных ресниц. - А что со мной?
  -- Ну, ты какое-то время была в пещере.
  -- Не настолько долго, как Артур или другие маги, - дернула она плечом. - Я ничего не потеряла.
  -- Я рада это слышать.
  -- Однако, - приглушенно заговорила Самайя, - по этой причине я ничего не забыла. Я помню всё, что ты для меня сделала, и сожалею, что вела себя как глупая девчонка. Хуже! Как человечка! Вот что я тебе скажу, мой отец был чистокровным эльфом и всегда говорил мне, что на добро нужно отвечать добром и лучше сразу, а не ждать подходящего момента, поэтому я здесь.
   Признаюсь, мне стоило бы обратить внимание на то, что она говорит, но меня тревожил Элис. Мне хотелось подойти к нему и убедиться, что он в порядке.
  -- Выпусти меня, - снова попросила я Самайю.
  -- Они близко, - качнула она головой.
  -- Сними барьер. - Мой голос стал жёстче. - У Элиса может быть сотрясение.
  -- Какое сотрясение? - усмехнулась Самайя. - Элис - парень крепкий - он же эльф.
  -- Сама, - поджала я губы.
  -- Почему ты всегда переживаешь по пустякам? - засопела она. - Хорошо. Ты можешь выйти. Но если дырявый дернется сразу беги внутрь.
  -- Договорились.
   И я вышла наружу. Оказавшись за пределами водного барьера, я сразу же ощутила присутствие мёртвого. Гарх так же почувствовал меня.
  -- Здравствуй, Гарх, - поприветствовала я его.
   Разум у Граха сохранился, хотя и был притуплён заклинанием, тем не менее, говорить он не мог и только рычал. При жизни у мужчины произошёл разрыв или защемление какого-то нерва, так что головой он мог крутить из стороны в сторону, а наклонять не мог, поэтому приветствие мертвеца каждый раз вызывало у меня улыбку - он мотал головой.
   После приветствия он снова уставился в ту сторону, откуда должны были появиться дядя с его знакомым, а я подошла к Элису и Стражу.
  -- Ты был не прав, - пожурила я тень шестилапого медведя. - Ты должен был его защитить.
   Страж опустил морду, стыдливо пряча взгляд. Все же удивительно, что с живыми тенями Элиса я так быстро смогла найти общий язык: они не сердились на меня, не давили и не пытались добиться от меня невозможно. Всю ночь тени удерживали меня на дереве, однако, не превращались в жёсткие веревки, а мягко притягивали к стволу, даже когда я проверяла их на прочность.
  -- Что же на тебя нашло? - положила я руку на лоб Элису, провела по голове и ощупала затылок, но ничего не обнаружила: ни ссадины, ни даже шишки. Самайя всё же права - он эльф, хотя и выглядит как человек. - Что думаешь? - обратилась я к Стражу.
   Разумная тень развела лапами, но потом постучала Элису по голове.
  -- Думаешь это в его голове?
   Страж кивнул.
  -- Убедилась, - ехидно поддела Самайя, бесшумно встав у меня за спиной.
   Я повернула голову, но не придумала, что сказать ее в ответ.
  -- Идут, - Сама дернула подбородком, и я посмотрела в ту сторону, куда она показала.
   Две темные фигуры выделились на фоне пестрого кустарника и направились в нашу сторону, однако понять, кто из них кто, я смогла только тогда, когда они приблизились. Замотанные во всё черное мужчины были одного роста и комплекции.
  -- Вот, - указала на меня Самайя, - Я ее нашла.
   Дядя стянул шарф с лица и вопросительно глянула на лежащего на земле Элиса.
  -- А с ним что?
  -- Гарх, - хором ответили мы с Самайей.
   Лич подозрительно сощурился.
  -- Я приказал Гарху охранять. Вы что-то недоговариваете.
   Пришлось рассказать дяде, сколько времени я провела на дереве, и как сильно мне хотелось спуститься вниз, а тени не пускали.
  -- Где он был? - на чистейшем анталите заговорил страж, снимая капюшон и стягивая белый шарф с лица.
  -- Не знаю, - пожала я плечами, так как в тот момент, когда Элис вернулся, у меня не было ни сил, ни желания спрашивать его об этом.
  -- Спросим, - буркнул дядя и, положив мне руку на плечо, качнул головой. - Отойдём?
   Я послушно встала и пошла за ним, но прежде чем создать звуконепроницаемый купол, дядя крикнул своему другу, чтобы тот начал расчищать место для отдыха и, просвечивающими сквозь личину, красными огоньками глаз пристально посмотрел на меня.
  -- Он тебя не ранил? - встревоженно вопросил дядя.
  -- Кто? - захлопала я глазами, не понимая о ком речь.
  -- Элис. Он тебя не тронул?
  -- Элис? - удивилась я. - С чего бы?
  -- Я спрашиваю, - натужно начал подбирать слова дядя, - потому что Элис... он...
  -- Нет, дядя, нет, - перебила я его, не желая услышать о кураторе что-то, что изменит мое к нему отношение - у нас и так всё очень сложно. - Элис ничего мне не сделал. И не сделал бы. Самайя зря вмешалась, мы бы просто поругали, а она его только раздразнила.
  -- Уверена?
  -- На все сто.
   Лич помолчал, после чего коротко кивнул.
  -- Я рад, что с тобой всё в порядке.
  -- И я, - улыбнулась я ему в ответ. - Но как ты здесь оказался, я думала, что заключение продлится до конца года.
  -- Меня оправдали.
  -- Оправдали? Правда?
   По застывшему лицу дяди, я поняла, что в Барндоре произошло что-то нехорошее, о чем он не желает со мной говорить.
  -- Полностью, - глухо ответил лич. - Хотя я всё еще под надзором Охора.
  -- Что-то случилось? - задала я вопрос, заранее зная, что дядя на него не ответит.
   Глаза лича засветились ярче.
  -- Поговорим об этом, когда вернёмся в Брандор.
   И на этом наш разговор был закончен. Лич убрал купол и подвёл меня к Самайе, которая зачем-то потребовала сделать для нас отдельный костер, но я не придала этому значения. После слов дяди в душе поселилась тревога. Если дядю оправдали, значит, в Бандоре кто-то снова начал убивать.
  
   Элис
  
  -- Где она?
   Первое, что спросил маг, когда полностью пришёл в себя, хотя лучше сказать - проснулся, так как после удара он не только погрузился во тьму, но и заснул. А пока маг спал, мужчины не таясь, разговаривая между собой, поэтому Элис точно знал, кто пришёл к ним на помощь.
  -- С Самайей, - дёрнул подбородком учитель, сверкнув красными огоньками глаз.
   Элис повернул голову и в пяти метрах от того места, где расположились мужчины, увидел сидящих у небольшого костра девушек, и в данный момент они о чем-то спорили.
  -- Почему у них отдельный костёр?
  -- Самайя, - ответил учитель. - Ей тяжело в моей компании.
  -- Тогда какого демона она за вами увязалась?!
   Злое восклицание вырвалось у мага непроизвольно. Элис не смог сдержаться, так как эмоции, овладевшие им, когда его тени спустили Аню с дерева, и она убежала в кусты, а потом исчезла, все еще бурлили в нем и рвались наружу.
   Магистр хмыкнул и почти натурально поцокал языком.
  -- Вот тут ты не прав, Элис. Чтобы только пойти с нами Самайе пришлось пересилить себя и поспорить со своим драгоценным ректором и почти подраться с Тираелем.
  -- Самайя подралась с Тираелем?
   Маг изумленно уставился на Учителя.
  -- Нет, - покачал тот головой. - Аеллир разнял их.
  -- Вставай, парень, - Шамир постучал ложкой по краю котелка. - Обещание, обещанием, но мы зря теряем время.
  -- Обещание? - Элис стряхнул налипшую грязь с одежды. - Какое еще обещание?
  -- Что мы дадим тебе выспаться.
   Маг мгновенно вскипел.
  -- Что? Выспаться? Я, что, похож на старую развалину? Какого демона?!!
  -- Элис, успокойся.
  -- Но, Учитель...
  -- Успокойся, я сказал!
  -- Ну и ну, а ты был прав, - усмехнулся Шамир, переглянувшись с личем. - Эмоции у парня появились, а мозгов не прибавилось. Сядь парень и прекрати сверкать глазами.
  -- Не соглашусь с тобой, Шамир. - Лич весело сверкнул красными огоньками вместо глаз и подмигнул Элису. - Мозгов у него много, просто в некоторых вопросах, мой ученик всё еще как чистый лист.
  -- Не скажи, - нахмурился Шамир. - Если бы он был чистым листом, сейчас бы не возмущался. Он у кого-то это перенял.
  -- У кого же? - заинтересованно приподнял брови лич, возвращая личину на своё место.
   Элис привычный к тому, что его постоянно обсуждают в его присутствии, не испытал ни какого дискомфорта. Ничего темного не всколыхнулось в нем, даже наоборот, Элис отметил для себя, что начал успокаиваться. Он сел у костра прямо на землю. Магистр Шамир протянул ему миску с дымящейся жёлтой жижей, которую местные ели по утрам по причине простоты и скорости приготовления. Перетёртое мелкое зерно готовилось быстро, и по вкусу блюдо напоминало сладкий кисель, Элис терпеть его не мог, но отказаться значило оскорбить магистра.
   Шамир в задумчивости потёр костяшками пальцев подбородок.
  -- Не у тебя и твоего сына, это точно. Его отец тем более отреагировал бы иначе.
  -- И кто у тебя на уме? - ехидно сощурился лич, глядя на мага.
   Элис постарался вспомнить, какое выражение лица нужно сделать, чтобы выразить своё недовольство или хотя бы протест, но отвлекся на громкое восклицание Ани, которое не смог разобрать и нахмурился. Он внимательно посмотрел по сторонам, взглянул на учителя и уловил легкий кивок, только тогда заметил двойной зеленоватый блик и понял, что вокруг стоянки лич создал два купольных воздушных барьера, которые настолько сильно искажали звуки, что даже с эльфийским слухом разобрать, о чем говорят девушки, было невозможно. И маг сам себе не смог объяснить, почему ему вдруг настолько это не понравилось, что он приподнялся, чтобы увидеть лицо подопечной.
   Аня подняла голову и, увидев его, энергично замахала обеими руками. Маг непроизвольно махнул свободной рукой, что вызвало у девушки улыбку, однако на Элиса тут же накатило беспричинное раздражение и, чтобы не испортить все, он невнятно кивнул, отвернулся и сел на своё место.
   Магистры загадочно переглянулись. У каждого на лице появилась легкая понимающая полуулыбка.
  -- Что? - напрягся маг.
  -- Ничего, - синхронно качнули они головами.
   Это "ничего" могло означать, что угодно: от "ты всё сделал правильно", до "ты провалился", поэтому Элиса такой ответ не устроил. К тому же очень захотелось настоять на своём.
  -- Я ничего не сделал.
  -- Не скажи, - улыбнулся магистр Шамир.
   Элис поджал губы и сжал кулаки, чтобы не начать спорить. Магистр Шамир был хорошим другом отца и не раз помогал им, поэтому маг сдержался.
  -- Я не понимаю, - заговорил он, - Если вы хотите меня отругать, вам придётся мне все объяснить, что я сделал не правильно?
  -- Помню-помню, - по-доброму усмехнулся Шамир. - Всё подробно и по пунктам. Твой отец был весьма терпелив к тебе. Анрой тоже, несмотря на свой вспыльчивый нрав, нашел подход к твоему обучению. Да и я в последнюю нашу встречу в Старде определил в вашу команду Герна лишь для того, чтобы он каждый раз объяснял тебе последствия твоих "правильных" решений.
  -- Герна хороший командир.
  -- Так считал только ты. Остальные называли его - "Каменный зануда".
  -- Но с задания мы вернулись без единой потери.
   Шамир утвердительно кивнул и поморщился.
  -- Однако Каменной занудой он так и остался.
  -- Этим вы хотите сказать, что я совсем не изменился?
  -- Наоборот. Изменился. Очень изменился. Поэтому в подробных объяснениях ты больше не нуждаешься.
   Элис вопросительно посмотрел на учителя.
  -- Ты стал эмоционален, - подтвердил лич, - а значит, ошибаешься чаще, чем обычно, но тем ценнее опыт, который ты получаешь.
  -- Так я ошибся или нет?
   Магистры переглянулись, и на их лицах отразилась задумчивость вперемешку с беспокойством.
  -- А ты сам не замечаешь разницы? - уточнил магистр Шамир.
  -- В чем именно?
  -- Между твоей реакцией и той, что ты воспроизвёл.
   Элис задумался. Сейчас, когда ему указали на это, он попытался проанализировать, чем же эти две реакции отличались друг от друга. Магистр Шамир терпением не отличался.
  -- Ты скопировал реакцию Охора. Не так ли?
  -- Охор! - воскликнул учитель, почему-то обрадовавшись. - Действительно! Охор. Что ж я сразу-то не узнал?
  -- Тебя долго не было, - усмехнулся Шамир и с прищуром глянул на мага. - Только Охор настолько задёрган своей женой, что звереет, когда кто-то замечает его слабости. Рэя жесткая женщина. Она сильный воин. Ее проявление заботы это не мягкость и теплота, а постоянное поддержание своего мужа в тонусе.
  -- Бывшего, - подправил учитель.
   Магистр Шамир хотел что-то сказать, но запнулся.
  -- Бывшего? Опять? Когда успели?!
  -- Сразу после того, как меня отправили в пустоту.
  -- Я ничего не знал, - лицо магистра помрачнело. - Мы встречались два года назад, но Охор ни словом не обмолвился.
  -- Мне он тоже об этом не сразу рассказал.
  -- Совсем Рейка его не жалеет.
  -- Ты знаешь причину.
  -- Знаю, - тяжело вздохнул магистр Шамир, и по его лицу пробежала тень душевной боли. - Но прошлого не изменить. Их сын сделал свой выбор.
   После этих слов оба магистра захандрили. Каждый глубоко ушёл в свои мысли. Молчание начало затягиваться. Элис терпеливо ждал, но так и не дождался ответа на свой вопрос. Вспомнив рекомендацию Ришалис, мужчина поставил пустую миску на землю, беспрепятственно вышел из полога, а войдя во второй, схватил Анну за руку и потащить за собой.
  
   Анна
  
  -- А-а! - испуганно воскликнула я, когда Элис неожиданно оказался рядом, схватил за предплечье, резко заставил подняться и потащил куда-то, ничего не объясняя. - Чего? Чего случилось? Элис?!
  -- Нужно поговорить, - буркнул он, останавливаясь и смотря на меня взглядом, который я уже хорошо знала.
   Этот взгляд и это выражение лица означали, что он что-то не понимает, но готов сделать всё возможное, чтобы это понять.
   Внутри у меня всё сжалось, но я сделала глубокий вдох и выдох, и приготовилась ему отвечать. Элис так же не спешил начать диалог, а дожидался моей полной готовности, что, признаюсь, было приятно, так как разговоры на нужную ему тему могли длиться невыносимо долго.
  -- Готова. Я слушаю.
  -- Зачем ты попросила магистров дать мне выспаться?
   На секунду я опешила, даже не зная, что ему ответить, так как была практически уверена, что он заговорит сейчас о том, что я от него сбежала, хотя я не сбегала.
  -- Ты устал. Тебе нужно было выспаться.
  -- Ты считаешь меня слабым?
   Еще один вопрос, который я совсем не ждала от него услышать. Считаю ли я его слабым? Я внимательно посмотрела в лицо куратора, пробежалась взглядом по шее, плечам, груди под черной рубашкой. Вспомнила, как он поднимал огромный камень в пещере, и у меня снова перехватило дыхание. Как ему вообще могло прийти такое в голову?!
  -- Нет, - сипло кашлянула я. - Я не считаю тебе слабым.
  -- Тогда почему ты попросила меня не будить?
   С некоторым запозданием я начала улавливать суть. Элис пытается понять причину, по которой я надавила на дядю и потребовала дать ему отдохнуть.
  -- Когда ты вернулся, ты выглядел усталым.
  -- Ты не могла этого видеть, - нахмурился он.
  -- Ты был осунувшимся и у тебя глаза... То есть радужка была больше чем обычно.
  -- Ты не могла этого видеть, - уперся Элис.
   Я едва не вспылила. Вот же упрямый!
  -- Я не буду с тобой спорить. Не знаю, где ты всю ночь был, но вернулся ты уставшим.
   После заминки Элис ответил:
  -- Я укрывал источник теневым щитом, чтобы демоны не смогли до него добраться.
  -- Круто, - буркнула я. - А обо мне ты не забыл?
  -- Я помнил о тебе. Ты была в безопасности.
   С этим утверждением я бы поспорила, но не стала.
  -- Была. Но что толку, если без тебя я не могла спуститься вниз!
  -- Зачем тебе нужно было вниз? - снова начал закипать Элис, причем по моим ощущениям он сам не понимал, почему злился. - Что такого было внизу, что не могло подождать до утра?
   Вот тут я не выдержала. Это был крик души и искреннего недоумения:
  -- Элис, ты серьезно?! Ты серьезно меня спрашиваешь об этом? Ты до сих пор не понял?!
  -- Нет! - рявкнул он.
  -- Я в туалет хотела! Доволен?
   Мой честный ответ ввел Элиса в небольшой ступор, а меня, наоборот, прорвало как гнилую плотину.
  -- Пока ты там геройствовал, я сидела на этом чертовом дереве и мучилась! Ты мог бы позаботиться о том, чтобы я могла спуститься вниз хотя бы ненадолго, но нет, ты заставил меня забраться на дерево, привязал тенями и оставил на всю ночь одну. Знаешь, мне было очень неудобно, но я терпела. Я терпела, когда натерла кожу и получила парочку крупных заноз. Я не смогла заснуть, но это было ожидаемо. Но, блин! Я девочка, Элис! Девочка! Я не могу сделать свои дела, сидя на ветке!
   Элис проследил за направлением моего пальца, подумал и спросил:
  -- Какие еще дела?
   Я застонала в голос, а подошедшие к нам магистры, с трудом сдерживая рвущийся наружу смех, подхватили его под мышки и утащили к костру, бубня тому, что нельзя приставать к девушкам с подобными вопросами.
  -- Ну, хорошо, - раздался справа голос Самайи, - я признаю, что зря вмешалась. Но, Аня, разве тебе не страшно, когда он так на тебя злится?
   Я с удивлением посмотрела на Самайю.
  -- Когда?
  -- Сейчас.
  -- Сейчас он не злился.
   Темные брови второй поднялись красивой дугой.
  -- Нет?
  -- Нет, - мотнула я головой, недоумевая с чего Самайя решила, что Элис злился.
  -- А тени?
  -- Какие тени? - не поняла я ее.
  -- Тени, - показала она пальцем на землю. - Когда вы остановились вот тут, вокруг вас словно черная вода разлилась, и мы с магистрами даже близко подойти не смогли, они вздымались, словно огромные морские волны и не пускали нас. Только, когда ты громко сказала, что хотела в туалет, они пропали.
   "Вот же позорище! - мысленно застонала я. - Все Элис виноват! Почему, ну почему он иногда ведёт себя как нормальный, а иногда, как ребёнок, оторванный от жизни, и не понимает элементарных вещей"?
  -- Забудь, - вслух буркнула я, подталкивая Самайю к стоянке. - Он просто понял причину и успокоился. Поверь мне на слово, ты еще не видела, какой он, когда на самом деле злится.
  
   Магистр Анрой Вэлдари
  
   Усадив мага у костра, Шамир в отличие от лича, который видел похожие сцены между Аней и Элисом по несколько раз за вечер, и уже привык, что разрешаются они мирно, сразу же начал ворчать.
  -- Вот поэтому я в свое время и рекомендовал брату не ставить тебя в паре с женщиной, - выразил он своё недовольство, стараясь скрыть то беспокойство, которое вызвало у него поведение сына его лучшего друга, - и даже настаивал на представителе любой другой расы, но не людской. Ты зачем ей допрос устроил?
  -- Я хотел выяснить причину, - ответил ученик.
  -- Причину? Какую причину? Она девушка, Элис, девушка - и этим всё сказано.
   Ученик непонимающе уставился на Шамира.
  -- Я знаю, что она девушка.
  -- Ты "знаешь" или на самом деле знаешь? - вопросил Шамир, внимательно вглядываясь в его лицо, которое снова ничего не выражало.
  -- Знаю, - кивнул ученик и добавил, качнув головой: - Она часто это повторяет.
   Анрой затрясся от смеха, но не издал ни звука. Что правда, то правда, дома Анна частенько пеняла ученику, напоминая ему, что она девушка, когда в наказание Элис заставлял ее проходить собственноручно сделанную им полосу препятствий, или требовал выучить наизусть очередную схему структурного заклинания. Один раз Анрою даже пришлось вмешиваться и умерить пыл ученика, чтобы спасти Аню от "выгорания". После долгой разъяснительной беседы, Элис нехотя снизил нагрузку, но методы не поменял.
   У Шамира удивленно приподнялись брови. Он тихо и неуверенно поинтересовался:
  -- Элис, у тебя была девушка?
   Лицо ученика потемнело.
  -- И вы туда же, - пробормотал он, и глаза у него засветились: - Я уже не мальчик - я взрослый мужчина.
   Магистры быстро переглянулись, и лич кивнул, позволяя Шамиру и дальше вести разговор.
  -- Мы в этом не сомневаемся.
  -- Тогда причем тут "была или не была" у меня девушка? - глаза ученика засветились ярче. - Почему вас всех это так интересует? Учитель? - взгляд ученика был полон укора. - Магистр Шамир?
   Шамир качнул головой в сторону костра, где сидели девушки.
  -- Потому что это важно. И я спрошу тебя иначе: встречался ли ты с женщиной не только в горизонтальной плоскости, но и ради общения? Просто потому что тебе приятно находиться в ее обществе. Приглашал ли кого-нибудь на свидание не ради удовлетворения физической потребности, а ради мимолётной улыбки?
   Элис нахмурился. Лич хмыкнул, так как с трудом представлял себе ученика дарящего девушке цветы и вздыхающего от вида ее робкой улыбки.
  -- Дарил ей подарки? - продолжил Шамир, увлекшийся своими собственными юношескими воспоминаниями. - Услаждал слух ее пением? Совершал с ней вечерние прогулки? Стоял у ее дома и ждал, когда зажжется свет в ее окне, чтобы увидеть ее еще раз?
   Анрой кашлянул, привлекая внимания Шамира, и качнул головой, намекая ему, что он ушел слишком далеко в описание романтических отношений, о которых Элис мог только читать или наблюдать со стороны, воспринимая их как инструмент для достижения своей цели, потому что необходимые для этого эмоции до недавнего времени были ему недоступны.
  -- Так вот что она имела в виду, - пробормотал Элис и поднял на них взгляд темных глаз. - Нет, в последние двадцать лет я был занят только учёбой.
  
   Час спустя.
  
   Анрой натянул капюшон на глаза и расправил рукава, чтобы полностью скрыть кисти рук. Палящее солнце не щадило его иссохшую кожу. Кристаллы все еще были полные, но лич предпочитал не расходовать энергию на защиту мертвого тела. За счет незримых нитей ветра он незаметно контролировал периметр и следил за каждым членом своей группы. Сейчас все было спокойно, не считая, пожалуй, неутихающих воплей Самайи.
  -- Уберите! Уберите их от меня! Хватит на меня лезть - я не буду вас гладить! - визжала девочка, истерично бегая кругами, пытаясь сбросить с себя попискивающих мохнатых прилипал. - Дядя Анрой! Помогите мне!
  -- Самайя, прекрати истерику, - отмахнулся от нее лич. - Посмотри на Аню, она практически с ними подружилась.
  -- Я не хочу дружить с демонами! - обиженно возмутилась полукровка.
  -- И не надо, - буркнул Шамир, с недоверием косясь на нежно тискающую низшего демона Аню. Его беспокоило странное отношение Ани к существам, как в прочем и их к ней.- Нам нужно собрать их всех вместе и отправить на нижний слой реальности, а не гладить и играть.
   Когда все были готовы покинуть стоянку, Аня довольно точно указала направление, в котором убежал замеченный ей ночью с дерева горящий скелет и группа "мохнатых кочек на ножках". От этой новости Элис - оценив глубину своего провала как защитника - в очередной раз вспылил, но Самайя грубо поставила его на место и Шамир ее поддержал. Ученику ничего не оставалось, как смириться и держаться от всех на расстоянии, а за подопечной наблюдать издалека. Аня, что и следовало ожидать, несколько раз порывалась подойти к нему и поговорить, но Самайя не отпускала ее от себя ни на шаг. Анрой этого не понимал, но Шамир объяснил, что подобное поведение свойственно всем эльфам, если они решили принять кого-то в один из личных кругов близости. Чрезмерная опека и назойливость на первой стадии принятия, затем "прощупывание" близкого круга общения выбранного ими объекта на второй.
  -- Нам очень повезло - это ширвари, - сказал он, найдя отпечаток следа скелета и следовавшей за ним группы мелких демонов.
  -- Кто они? - тут же заинтересовалась Аня. - Они опасны?
  -- Ширвари - это низшие демоны. Группами следуют за высшими, и питаются тем, что остаётся после их трапезы. Их можно назвать "травоядными" мира демонов. Сами по себе они не опасны, но их нельзя калечить или убивать.
  -- Почему? - включилась в разговор Самайя.
  -- Убиваешь одного - его сразу же поглощают ближайшие ширвари и вся группа становятся злее и агрессивнее. Убиваешь второго, и он так же поглощается теми, кто поглотил первого. Так создается парочка крупных экземпляров, которые в случае опасности могут поглотить остальных ширвари и стать еще сильнее. С ними справить без боевых заклинаний уже не получится.
  -- Но если их нельзя убивать, что мы будем с ними делать? - последовал закономерный вопрос от Самайи.
  -- Мы соберём их вместе и отправим всей кучей через разрыв домой.
  -- И как мы это сделаем?
   Шамир хитро улыбнулся и с полунамеком обратился к Самайе:
  -- Ты недавно хвасталась, что у тебя хороший слух?
  -- Конечно, - кичливо выпятила она грудь.
  -- Тогда прислушайся. Ширвари издают тихий писк. Иди на звук.
   Девочка сурово свела брови и показательно взяла Аню за руку.
  -- Она пойдет со мной.
  -- Анрой?
  -- Пусть идут, - согласился лич.
   Зная Шамира, тот заранее все спланировал и решил сделать из девочек приманку, но благодаря Анне весь его план пошел к демонам в бездну.
   Несмотря на всю Самайину осторожность и предупредительность, воздушным потокам лича и присмотру со стороны Элиса, Аня всё равно умудрилась оступиться, скатиться с песчаной горки и свалиться прямо в гущу этих существ, причем на самого крупного из них. Побарахтавшись и рассмотрев окруживших ее со всех сторон ширвари, отреагировала Анна неожиданно радостно и громко:
  -- Какие няшки! Дай почешу, - потянулась она к ближайшей мохнатой сущности и зарылась пальцами в бесчисленные зеленые отростки. - Ой! Ты такой мягонький. Урчишь. У ти хороший. И тебя поглажу. И тебя. И тебя. Такие лапочки!
  -- Только не это, - вырвалось у лича, и он громко с посылом обозначил Анне свою позицию: - Аня, даже не думай! У нас дома уже живут два демона.
  -- Ну, почему-у? - капризно заныла она, приласкав всех ширвари до которых смогла дотянуться - судя по затишью те прибывали в полном недоумении и не сопротивлялись. - Они же такие миленькие.
  -- Я сказал, нет.
  -- Бука, - пробурчала она себе под нос, но ветер донес ее слова до ушей лича.
   И не только до его.
  -- "Бука?" - вышел из тени ученик. - Кто такой "бука"?
  -- Это очень вредный и нехороший человек, Элис, - вспомнил лич объяснение пятилетней Ани.
  -- Из-за того, что вы не хотите взять ширвари домой?
   Лич посмотрел на ученика, но тот смотрел вниз, где Аня встала со спины крупной особи и продолжила гладить остальных ширвари. Анрой давно заметил этот встревоженно-рассеянный взгляд мага, обращенный на Аню, но предпочитал не вмешиваться - только наблюдал.
  -- Да.
   Элис едва заметно вздрогнул и заморгал, после чего тяжело вздохнул.
  -- Тогда я тоже "бука". Я не хочу ходить по дому и спотыкаться об невидимую мохнатую няшку.
  -- Отлично! - порывисто воскликнул Анрой. - Будем отправлять их домой, напомни мне сказать Анне, что вне оазиса ширвари невидимы, - и чуть тише: - Это ее немного успокоит.
  
   Анна
  
   Несмотря на недовольство магистра Шамира и Самайи, мне удалось убедить их, что с малышами нужно вести себя по-доброму и только тогда они не разбегутся, и нам не придётся вылавливать их по всему оазису. К сожалению, я не могла объяснить им всего того, что ощутила, когда свалилась в самую гущу ширвари. Сначала это был страх, а потом в мои руки, под кожу просочилось что-то, что позволило если не услышать, то хотя бы понять беспокойство большого ширвари. Это было почти так же, как с джинной, только в мою голову вошли не определенные образы, а хаотичные и обрывочные, в которых нужно было еще разобраться. Так я узнала, что крупная особь совсем не агрессор, а нянька для малышей и что, последовав за скелетом, они заблудились и им нужна наша помощь, чтобы вернуться к разрыву.
   Магистр Шамир согласился, что будет намного проще, если ширвари сами последуют за нами, но только благодаря дяде, он не стал требовать от меня ответа. Что нельзя сказать о моём кураторе.
   На привале Элис подошёл со спины, заставив меня вздрогнуть от его бесшумного появления, и пройдя еще немного, присел в шаге от кучки копошившихся и пищащих мелких ширвари. Наша божественная связь чуть завибрировала, подсказывая, что он хочет меня о чем-то спросить.
  -- Что? - опередила я его, успокаивающе погладив привалившегося к моему боку большого ширвари.
  -- Ничего, - ответил Элис, но при этом вокруг нас уже появился темный купол.
  -- Я чувствую, что ты хочешь меня о чем-то спросить.
  -- Ты уверена, что хочешь взять одного из них домой?
  -- Нет, не уверена - улыбнулась я, пальцами зарываясь в мягкие зеленые букли меха ширвари.
  -- Они демоны, - наполнил мне Элис.
  -- Знаю. Но они милые.
   Одна из мелких расхрабрившихся ширвари попыталась забраться Элису на коленку. Маг замер, наблюдая за ней. Он не пошевелился, чтобы помочь, но и не стал сбрасывать, что воодушевило еще одну ширвари к покорению второй его коленки.
  -- Что еще?
  -- Я не...
  -- Спрашивай. Я чувствую, что ты спросил не то, что хотел.
  -- Я хочу понять. То, что ты сделала. Попросила за меня магистров... Как это называется?
   Я попыталась всмотреться в его лицо, но, к сожалению, оно снова ничего не выражало, только наша связь продолжала вибрировать.
  -- Забота. Это называется забота.
   Элис снял обеих ширвари с колен и положил их к остальным, затем посмотрел на меня. Его глаза едва заметно мерцали.
  -- Как мне на нее реагировать?
  -- Сложный вопрос, - пожала я плечами. - Если подумать, то все зависит от того, что ты чувствуешь к тому человеку, который ее к тебе проявляет.
  -- Например?
   Я на секунду задумалась.
  -- Ну, забота это искреннее желание поддержать, облегчить, помочь, сделать все возможное, чтобы близкому тебе человеку было комфортно. Например, несмотря на все наши разногласия, мне всегда была приятна забота моих родителей. Я люблю их, и они любят меня. Я принимаю заботу дядя Анроя, и точно знаю, что он никогда не сделает мне ничего плохого, но при этом все равно чувствую, что должна для него что-то сделать. Тираель тоже искренне обо мне заботится, но его проявление заботы, - я слегка поморщилась, припоминая быстрое лечение разрядом тока, - бывает крайне экстремальным. А теперь еще и Самайя - ее забота, честно говоря, меня беспокоит. Она какая-то неожиданная. И это меня тревожит.
  -- Забота может тревожить?
  -- Может. Забота от людей, от которых ты ее не ждешь.
  -- Настоятельница Рэя? - точно угадал Элис.
  -- Верно, - кивнула я. - Ее забота меня не просто беспокоит - настораживает. Все время кажется, что за ее навязчивым желанием забрать меня из дома дяди кроется что-то нехорошее. Ну, или я просто себя накручиваю.
  -- На что накручиваешь? - не понял Элис.
  -- Не на что, - тяжело вздохнула я. - Это выражение такое. Я, вроде как, саму себя запугиваю, постоянно думая, что за ее заботой что-то скрывается.
   Поняв, что я начала уставать от его вопросов, Элис вернулся к тому, с чего начал:
  -- Как мне нужно было реагировать?
  -- Не злиться.
  -- Совсем?
   Мне понадобилась пауза на то, чтобы выдохнуть и привести мысли в порядок.
  -- Тебе неприятно, когда о тебе заботятся? - спросила я его, недоумевая, почему он не понимает.
  -- Я не знаю, как на это реагировать, - ответил Элис.
  -- Ну, а просто принять ты это не можешь?
  -- Могу.
  -- Тогда прими это.
  -- Но тогда я не буду знать, как мне реагировать в следующий раз.
  -- Да, что с тобой не так, Элис?! - не выдержала я. - Что я такого сделала, чтобы заслужить подобную пытку?
  -- Ты расстроена. Почему?
  -- Потому что я хотела сделать как лучше для тебя, а теперь жалею об этом! Убери свой полог и катись отсюда, куда угодно! Забудь, что я сделала! Я больше не буду заботиться о твоём сне, даже если ты будешь падать с ног от усталости!
  
   Аеллир
  
  -- Всё, это последний! - громко оповестил коллег ректор, отправляя обездвиженный зеленый ком в дальний полет к мохнатым собратьям в кучу возле башни, где Тираель и провинившийся внук хранительницы оазиса слаженно переправляли их через небольшой разрыв, созданный специально для этой цели.
   Магистры так же уже подтянулись к башне, испытывая смешанные чувства облегчения и досады. Те, кто рвались в бой, были сильно разочарованы, когда Артур, признав в демонах каким-то боком миролюбивых низших демонов, объявил, что убивать их нельзя. Пришлось действовать иначе.
   Впрочем, целью поставленной перед ними Ришалис было не уничтожение демонов, а сделать все возможное, чтобы демоны не добрались до источника магии, но и тут их ждал сюрприз, когда Аеллир и магистры нашли источник - тот уже был наглухо укрыт черным непроницаемым куполом, через который не то что пройти - просочиться не представлялось возможным. Оставалось только вылавливать низших демонов и ждать других указаний.
   И все же два агрессивных длинноногих демона с серой коже и красными глазами им на пути попались. Артур расправился с ними профессионально быстро и жестко. Магистры пытались помочь, но больше мешались под ногами, чем в очередной раз навели ректора к мысли, что его академии срочно нужен хотя бы один преподаватель по демонологии.
   Артур вышел из себя и обозвал двоих особенно бесполезных "неуклюжими девочками на бальных танцах". Он отправил их ловить самых мелких и вертких ширвари, остальным пришлось охотиться за крупными зелеными кочками, которых в первую очередь нужно было отыскать среди кустов, обездвижить и доставить к башне.
   Лучше всех с этой задачей справлялся Тираель, но, что и следовало ожидать, вскоре мальчишка попытался сбежать, чтобы найти Аню и Аеллиру пришлось в наказание поставить его у башни вместе с кряхтящим и жалующимся на свою больную спину магистром Низандром. Вскоре Артур нашел им дело - переправлять ширвари через небольшой, созванный им разрыв.
  -- Хорошая работа, - ехидно промурлыкала хозяйка оазиса, сплетаясь из ветвей высоких зеленых кустов, тем самым лишая спрятавшегося в них ширвари его укрытия.
   Аеллир кинул в зеленую кочку заготовленное с запасом заклинание обездвиживания. Ширвари замер. Ректор с прищуром посмотрел на частично оформившееся древесное тело.
  -- Мы закончили? - спросил он.
  -- Почти, - уклончиво передернула плечами лирдис, открывая карман в пространстве и отправляя ширвари к собратьям у башни.
  -- Что с группой Анроя? Они нашли Аню?
  -- Разумеется.
  -- Где они?
  -- На пути к башне, - глухо ответила она, и ветви куста выпрямились.
   Ришалис материализовалась в шаге от него, принимая соблазнительный вид беловолосой эльфийки с радужными глазами без зрачков в белой воздушной накидке, скрывающей ее обнаженное тело. Аеллир приподнял брови. Он уже обратил внимание, что хозяйка оазиса постоянно демонстрирует ему свою силу, словно подчеркивая превосходство лирдис над расой эльфов, тем не менее, именно она пришла к нему, когда ей понадобилась помощь.
   Услышав его мысли Ришалис зашипела и увеличилась в размерах.
  -- Я не демонстрирую свою силу, эльф, - заскрежетала она, и ее лицо стало бледнеть и мерцать, подсветившись изнутри, при этом, не теряя своей привлекательности. - Как ты смеешь так обо мне думать! Я - это я, и мое могущество часть моей сущности.
   Ректор приготовился витиевато извиняться, но не успел.
  -- Что-о?!! - возопила она, услышав его мысли о ее одиночестве и отсутствии публики, перед которой она могла бы покрасоваться. - Я перед тобой красуюсь?! Я?!... Я изнываю от одиночества?!
   Впервые Аеллир пожалел, что принципиально не носит человеческие амулеты, искажающие мысли - сейчас бы они очень пригодились.
   Из беловолосой эльфийки лирдис превратилась в дряхлеющую древесную деву с редкими корявыми веточками вместо волос, коричневой кожей, покрытой многочисленными желто-зелеными наростами, болотно-зелеными глазами без зраков и ресниц, большим ртом и мелким черными зубами.
  -- Следуй за мной, - противным голосом проскрипела она. - У меня для тебя новости. Ты должен подготовиться.
  -- К чему? - забеспокоился эльф.
  -- Иди молча, - зло глянула она на него. - Я все расскажу.
  

Глава 7

Принять и простить.

  
   Аеллир
   Озера
  
  -- Мы пришли. Можешь говорить, - остановилась хозяйка оазиса.
  -- Мне действительно можно говорить, нинея Ришалис? - не удержался Аеллир от язвительного комментария, испытывая чувство, приближенное к глухой злости, которое чаще всего возникало у него в моменты, когда отец требовал выполнить поручение первого Повелителя, старательно игнорируя тот факт, что сын давно отказался от подданства и стал вольным изгнанником. - Вы в этом уверены?
  -- Аеллир! Не язви, - поменяла тон Ришалис, возвращая свой полубожественный облик. - Понимаю, со мной не просто. Но и мне сейчас нелегко. Я отвыкла от общения. Слишком много слов и много мыслей. Неприятно признаваться, но за прошедшие дни, я так устала, что хочу забыться, но мне все еще нужно сколько сделать! Я действительно отвыкла от этого. Еще досаднее, что демоница оказалась права, - я не могу взять Аню под свою опеку - девочку должен обучать кто-то другой. Разумеется, доверия Шэриадис у меня нет. Я знаю, что она такое, и без сомнения демоница что-то скрывает. Знает, что я не слышу ее мыслей и пользуется этим. Зачем ей брать ответственность за Анну? Что она задумала?
   Аеллира так же беспокоил странный интерес призрака бывшей третьей Повелительницы, но причин его появления он не знал. Будь она обычным эльфом, пусть даже мертвым, пожалуй, он бы мог попытаться понять ход ее мыслей, но Шэриадис не была эльфом, и Аеллир в очередной раз огорчился, что в его академии нет ни одного специалиста, к которому он мог бы обратиться. Артур, к сожалению, категорически отказался брать на себя ответственность и вести занятия у старших курсов, хотя поссорились они все же не только по этой причине.
  -- Этого я не знаю. Но могу поговорить с той, кто может ее спросить, и она ответит.
  -- Третья Повелительница?
   Аеллир утвердительно кивнул.
  -- Пожалуй, - задумчиво хмурясь, согласилась лирдис. - Она все еще может на нее надавить. Но мы снова возвращаемся к эльфам. А я тебе уже сказала, что вернуться домой ты должен только с одной единственной целью - признать свою избранность и подписать договор о ненападении на твою драгоценную академию. Третья Повелительница не должна узнать о существовании Анны, по крайней мере, не от тебя. Это обязательное условие.
  -- Хорошо. Как насчет Анроя? Мне показалось или вы ему не доверяете?
  -- Личу? Я не то, чтобы ему не доверяю. Я точно знаю, что Анна с ним в безопасности.
  -- И все же...
   Лирдис покачала головой:
  -- Он зависим.
  -- Я не совсем понимаю, что это значит?
  -- Вэлдари жив только по тому, что Милостивая дала согласие на эксперимент. Он не такой, как остальные немертвые. Его жизнь ему не принадлежит. Он зависим, и это делает его более человечным и сдержанным, даже вопреки его сущности. Раньше Анрой был привязан к сыну, но эту связь оборвали и теперь он полностью принадлежит Анне. Она его якорь и она же его надежда.
  -- Надежда на что?
  -- На смерть.
   Аеллир испытал некое тревожно чувство, когда разговор с лирдис зашел о некой тонкой грани между жизнью и смертью. Он и раньше догадывался, что родители девочки неспроста выбрали ей в первые учителя именно магистра Анроя, но только после общения с Ришалис осознал, что все сложнее, чем он думал, и девочку с самого детства готовили к чему-то серьезному.
  -- Анна об этом знает?
  -- Нет, - Ришалис качнула головой, однако сразу же ее глаза засветились. - Но она придет к этому. Поймет, что он хочет от нее. И, главное, что хочет от нее Милостивая.
  -- Тогда кто будет ее учить?
  -- В первую очередь это будешь ты, - склонив голову к плечу, ответила хозяйка оазиса. - магистр Аеллир, ректор Академии Семи Вершин. Ты и твои преподаватели, которых ты для нее найдешь. Лич научит ее тому, что она захочет сама, а Шэриадис, если она действительно серьезна, научит ее тому, чему не научит ни один человечески магистр, и даже эльф. К тому же - ты и сам это заметил - Анна не пустой сосуд, ее родители хорошо потрудились и много в нее вложили, нужно только помочь ей все вспомнить.
   Аеллир прекрасно понял ее намек. Пока они шли к озерам, Ришалис сообщила досадную, но вполне ожидаемую новость: в Брандоре их ждет неприятный сюрприз, поэтому Ане нужно срочно вернуть ее заблокированные воспоминания, чтобы восстановить контроль над своей силой и перестать бояться использовать огонь.
  -- Я не уверен, что она готова к этому.
  -- Не сомневайся - она справится. Я могла бы сама снять твой блок, но решила подождать. Если тебя настолько беспокоит, что она будет испытывать, когда все вспомнит, я могу сделать так, что она увидеть все произошедшее с ней со стороны. Однако для этого придется восстановить вашу связь.
   Эльф сделал шаг и остановился.
  -- Я думал, мне удалось ее скрыть.
  -- Удалось, - усмехнулась лирдис. - Но не от меня. Я вижу ее обрывки, хотя ты их замаскировал.
  -- Вы предлагаете обременить Анну еще одной связью?
  -- Связь с тобой ее не обременит.
   У Аеллира на это счет было свое мнение.
  -- Я понимаю, Анна ваша нери и ваше стремление связать девочку с наибольшим количеством защитников вполне логично, и, не живи я среди людей достаточно долго, я бы поступил так же. Но, нинея Ришалис, Аня не лирдис, и не эльф - люди, особенно такие, как она, испытывают сильнейший дискомфорт и даже гнев, когда чувствуют, что кто-то предположительно может управлять ими вопреки их желанию.
  -- Это в корне неверное суждение, - нахмурилась хозяйка оазиса, взмахом руки заставляя кусты уйти с ее дороги, - Эльфийская связь была создана не для того, чтобы контролировать, а для того чтобы соединять, поддерживать и приумножать. По крайней мере, так было раньше.
  -- Разумеется. Все верно. Но люди другие и связи у них другие.
  -- Да, людские связи они другие, - остановилась лирдис и, повернув голову, посмотрела в сторону башни, - едва заметные и легко рвущиеся. Все потому что люди в большинстве своем слишком эмоциональны и порывисты, их личные желания возвышаются над желаниями их семьи и даже народа, что не позволяет им увидеть всю важность этой связи.
  -- Зато они способны разорвать любые связи, причиняющие им боль и ведущие к гибели. Это не сломает их, и не убьёт. Это даже может сделать их сильнее.
   Ришалис холодно взглянула на Аеллира, который от напряжения, возникшего между ними, ощутил, как заискрились его волосы.
  -- Ты знаешь, о чем говоришь, - после короткой заминки, сказала она, - И, да, с этим трудно не согласиться, у вашей связи есть недостатки, но создавали мы ее такой не без причины.
  -- Я и не спорю о необходимости этих связей, тем не менее,...
  -- Хватит! - жёстко оборвала Аеллира хозяйка оазиса, впервые повысив голос. От ее гнева у мужчины словно вышел весь воздух из легких, и он начал кашлять и задыхаться. - Эльфийские связи это уже не моя забота! Если тебя что-то не устраивает, обратись к Шиа Рийли! Теперь ты ее Избранный, тебе с ней и говорить! И, будь по твоему, я не стану восстанавливать вашу с Анной связь. Только на время, и только для того, чтобы передать ей твои воспоминания.
   Аеллир расслабился и сосредоточился на дыхании. Это было важнее, чем подыскивать аргументы, убедившие бы древнюю в необходимости поучаствовать в изменении эльфийской связи, тем более, что ректор добился того, чего хотел - Ришалис не станет восстанавливать их с Анной связь без ее желания.
  -- Неужели, опять?! - воскликнула лирдис, посмотрев радужными глазами куда-то вдаль.
   Дышать стало легче. Древняя быстро вскипала, но так же быстро и успокаивалась. Аеллир расправил плечи.
  -- Демоны?
  -- Нет. Анна с Элисавиелем снова поссорились.
   Мужчина озадаченно моргнул.
  -- И что?
  -- Это третий раз подряд! - не добившись нужной реакции, сердито глянула на него. - Тебе всё равно?
   Не зная, что ответить, Аеллир непроизвольно по-человечески пожал плечами.
  -- Это их личное дело.
  -- Личное? - начала злиться Ришалис. - Личное?! Ты совсем не переживаешь, что он может навредить Анне?
  -- Он не навредит ей.
  -- Ты в этом настолько уверен? Аеллир, - в голосе хозяйки оазиса ему послышалась тщательно скрываемая тревога, - ты сам видел, на что он способен!
  -- Видел, - утвердительно качнул головой мужчина, не понимая причины ее беспокойства. - Но так же я видел, как он относится к своим обязанностям. Он эльф и, каким бы человеком ни делали его внешность и отсутствие эльфийских связей, Элисавиель связан клятвами, которые он дал мне, своему учителю и даже бывшей третьей Повелительнице Шэриадис. Он не навредит Анне.
   Глаза Ришалис сощурились. Она что-то недоговаривала, и Аеллир это понимал, но укорить хозяйку оазиса в неискренности было бы как минимум не вежливо, как максиму - оскорбительно и опасно. Поэтому, эльф молчал, стараясь думать о чем угодно, только не о её недомолвках - например, об успокоительном чае, который он литрами станет пить у себя в кабинете, когда вернется в стены своей Академии.
  -- А что насчет другого? - приторно-сладким голосом вопросила лирдис. - Того, кто спит в его тени? Ты не застал тех времен, его не зря боялись - он был весьма хорош в наказаниях. И он не связан с вами никакими клятвами. Ты думаешь, он будет так же лоялен?
  -- Насчет него, не знаю, - ответил Аеллир, делая мысленную заметку без определенной темы, чтобы лирдис лишний раз не беспокоилась, - но у меня есть предположение, что в их ссоры он вмешиваться не будет. Не его это забота.
  -- Откуда такая уверенность?
  -- Я делаю выводы из реакции тени Элисавиеля на Анну. - Воспоминания о беспокойной ночи в его доме, заставили Аеллира передернуть плечами. - Раньше я не замечал, чтобы она с кем-то шла на контакт.
   Глаза лирдис стали тревожного красно-оранжевого цвета.
  -- Даже так. Как быстро пролетело время. Аеллир, предупреждаю, если хотя бы одна тень этого мальчика сможет отделиться и стать самостоятельной, это будет означать, что Тальсиар проснулся, и время студента Элиса подошло к концу.
  -- Это не обязательно. Тальсиар может и передумать.
  -- Никто не способен сказать этого наверняка. Даже я. Тальсиар всегда был скрытным и необщительным лирдисом.
  -- Тем не менее, он создал свое каменное древо, свою семью и у него был тот, которому он доверял и с кем хотел породниться.
   Хозяйка оазиса замерла, затем резко откинула голову и громко захохотала, от чего мощные потоки магии хлынули от нее в разные стороны. Они омыли Аеллира, заставив его испытать горько-приятные ощущения.
  -- Действительно, - отсмеявшись, заговорила она, - Тальсиар создал свое древо, и у него была эльфийская семья, которая столетиями не позволяла ему переродиться обычным эльфом, как он того хотел, и, в конечном счете, начала увядать, лишившись источника своей силы, смешалась с человеческой кровью, изменилась и зачахла.
   Аеллир задумался.
  -- Но древо его семьи все еще живо. Как это возможно?
  -- Не знаю как, но Элисавиель последний и единственный представитель его семьи и только потому, что в его тени спит сам Тальсиар.
  -- Так вот почему его пытались похитить!! - воскликнул эльф, которого давно мучил вопрос почему, когда в Брандор приезжает мать Элисавиеля, с парнем постоянно что-то случается: то за ним следят, то нападают, а то и вовсе пытаются похитить.
  -- И попытаются снова, - закончила его мысль Ришалис. - Вы должны быть к этому готовы.
  -- Раньше мы с этим как-то справлялись.
  -- Раньше это была подготовка. Для ритуала перерождения лирдис нужен особый момент - время, когда лирдис теряет материальную оболочку и становится облаком силы. Как лирдис я могу почувствовать наступление этого момента, как у себя, так и у другого лирдиса, а твоим сородичам приходится вычислять его наугад. Поэтому Элисавиеля и оставляли в покое. Время еще не пришло.
   У Аеллира появилась масса вопросов относительно перерождения лирдис, но Ришалис очередным взмахом руки открыла прекрасный вид на озера и трех демонов: двух джиннов и, увеличившейся до их размера, призрака бывшей третьей Повелительницы Шэриадис.
  -- Наш разговор окончен. Я не стану требовать от тебя забыть о нем. Ты вправе искать ответы на свои вопросы, но делай это осторожно. Береги Анну и... Элисавиеля. Когда придет время, я подам тебе знак.
  
   Магистр Анрой Вэлдери
  
  -- Не думаешь, что нам нужно вмешаться? - подошел к личу Шамир и его напряжение частично передалось Анрою, хотя он и не видел в поведении своих подопечных ничего критичного.
   Что такого в том, что эти двое снова ссорятся? Не без причины же. "Причина" есть и она серьезная. Мелкая джинна-полукровка, о которой Анрой знал только со слов Анны, сама нашла их и устроила целое светопреставление со вспышками огня, слезами, и истеричными выкриками. А так как успокаиваться она не собиралась, эта вспыльчивая особа требовала особого внимания, а дилемма, что с ней делать, немедленного решения, тем более что ученик выбрал для себя позицию карателя, а Аня защитника. Оба были правы, но конфликт заключался в том, что Аня продолжала воспринимать своего куратора как человека, и не понимала, как, на самом деле, рос и воспитывался Элис, и требовала от него невозможного - понять и простить. С другой стороны Элис, рожденный эльфом, живший среди эльфов, но воспитанный человеком, крайне увлеченным, и, следовательно, не совсем адекватным, не мог понять Анну, которая, укрытая родительской заботой и любовью, никогда не подвергалась физическому насилию, ее наказание никогда не было суровым, а серьезные провинности разбирались и проговаривались. В результате этого возник спор, который грозил перерасти в серьезную ссору, чему очень способствовали слезы джинны и вопли, что она ни в чем не виновата.
   Самайя практически сразу хотела вмешаться и прекратить спор, но джинния не подпустила ее к Анне, метко плюнув в нее огнем. Невестку защитили ее рефлексы и мгновенно выставленный водный барьер. Поведение рогатой полукровки девушке не понравилось, но нарываться она не стала, а по-эльфийски разумно решила дождаться нужного момента и отомстить, тем более, что ни Анне, ни Элису маленькая джинния вредить не намеревалась. А вот с ширвари у джинны ничего получилось. Как бы она ни старалась отогнать их от Ани, это ей никак не удавалось. Мохнатые демоны как губки впитывали ее огонь, и разбегались лишь в одном случае, если девочка подходила к ним слишком близко и пыталась их схватить, но только джинна отвлекалась, как ширвари снова собирались вокруг спорящей пары.
  -- Да, пожалуй, они что-то разошлись, - согласился Анрой, замечая, как начинают волноваться тени вокруг Элиса, и заколыхался воздух за спиной Ани.
  -- Что будем делать?
  -- Утихомирим виновницу, пока она нам всех демонов не распугала, - флегматично ответил Анрой, зачерпывая магию из кристалла и создавая прочную воздушную сеть.
  -- Будь с ней помягче, - попросил Шамир, чем сильно удивил лича.
  -- С чего вдруг?
  -- Она совсем ребенок.
  -- И когда тебя это останавливало?
  -- Я прошу тебя как друга.
   Анрой посмотрел на него с недоумением. Тот действительно переживал за полукровку-джинну, и это не могло укрыться от него.
  -- Чего я не знаю, Шамир?
   Мужчина тяжело вздохнул, взгляд его помрачнел.
  -- Я никому этого не рассказывал.
  -- Самое время, - буркнул Анрой.
  -- Она моя внучка.
  -- Что-о??!
   Анрой и в мыслях не хотел пугать Шамира, но приятель от его крика резко шарахнулся в сторону и призвал своего овара - барханного прыгуна - крупную жёлтую ящерицу, передвигающуюся по пустыне длинными прыжками. Секунду другую мужчины молча смотрели друг на друга, пока Шамир не расслабился.
  -- Напугал, нежить бестолковая, - выдохнул он. - Что у тебя за реакция? Да, она моя внучка. Зачем так кричать?
  -- А как бы отреагировал ты на моём месте?! Ты всю жизнь охотился на джиннов...
  -- Неправда! - громко воскликнул Шамир, словно испугался того, что мог ненароком сказать о нем лич. - Я защищал Шатор и его окрестности. Я никогда не охотился на джиннов без причины. И даже если это случалось, я всегда соблюдал условия договора.
  -- Но твоя внучка - джинн-полукровка. Как ты это объяснишь, друг мой?
  -- Я не обязан никому ничего объяснять! - жестко ответил Шамир, но смутился свое грубости, и поспешил смягчить свой ответ. - Мне трудно об этом говорить, Анрой. Это кровоточащая рана, которая никогда не заживет. Мне больно даже думать об этом.
  -- Аня!
   Громкое восклицание ученика отвлекло мужчин от разговора. Лицо девушки сильно побледнело, она пошатнулась, но поддержать ее Элис не смог так, как споткнулся об одного из мохнатых малышей, и ему самому пришлось восстанавливать равновесие. Рогатая полукровка так же не помогала, вися на девушке лишним грузом, поэтому Аню повело в сторону. Одной рукой она схватилась за голову, другой продолжала держать девочку за плечо, ноги у нее подкосились, и Аня начала падать, и, скорей всего, упала бы, если бы старший ширвари не поспешил на помощь, разгоняя молодняк и подставляя девушке свою широкую мохнатую спину.
  
   Анна
  
   Почувствовав упадок сил и резкую головную боль, я попыталась сесть на корточки, но у меня не получилось. Заза не понимала, что со мной происходит и вместо того, чтобы отпустить, вцепилась в мои ноги. Элис рванулся было ко мне, но неожиданно для себя споткнулся и зло ругнулся сквозь зубы, упомянув бездну и трыклятых демонов. Голова начала болеть еще сильнее, в виски словно забивали гвозди, одной рукой я схватилась за плечо Зазы, другой за голову, дальше меня повело в сторону, ноги подкосились и я упала. На несколько секунд меня полностью поглотила тьма, затем там, где кожа соприкасалась с чем-то ворсисто-мягким, начало появляться ощущение покалывания, и тьма отступила, а в теле появилась приятная лёгкость.
  -- Заза?! Заза?! - услышала я испуганный лепет рогатой паникёрши, которая немилостиво трясла меня за грудки.
  -- Слезь с нее, - потребовал Элис, но его тут же хлопнул по плечу дядя Анрой, и заставил отойти в сторонку.
  -- Девочка, отпусти Аню, мне нужно на нее взглянуть, - мягко попросил он
  -- Заза, - буркнула полукровка.
  -- Что ты сказала? - склонился над нами дядя Анрой. - Я, к сожалению, не понимаю твоего языка.
  -- Ее зовут, Заза, - ответила я за ребенка.
  -- А-а! - улыбнулся дядя, - Зазочка, - и заговорил с ребенком, как когда-то со мной, когда я капризничала и отказывалась выполнять упражнения. - Ты такая хорошая девочка. Такая красавица. Отпусти Аню. Дай, дяде Анрою, посмотреть на нее.
  -- Я не уйду, - надула Заза губы, а ее пальчики сжали мою одежду в кулаки.
  -- А ты не уходи, - в том же тоне продолжил лич. - Постой рядом.
   Уверенности во взгляде рогатого ребенка поубавилось.
  -- Ты его знаешь? - спросила она у меня.
  -- Знаю, - уверенно кивнула я и затихла, дожидаясь, когда смогу встать.
  -- Ладно, - буркнула Заза, и разжала кулачки.
   Она позволила дяде помочь себе, сползла с моих колен, и встала рядом с ним. Но не успела я сориентироваться и подняться со спины ширвари, как мне прилетел болезненный щелбан, от которого я вскрикнула, и схватилась за лоб.
  -- За что-о? - обиженно взвыла, морщась от боли.
  -- Сама знаешь за что, - припечатал дядя.
   Я опустила руки и посмотрела на него с недоумением, за что мне снова прилетел щелбан.
  -- Больно! - жалобно воскликнула, потирая ноющий лоб.
  -- А ты не строй из себя дурочку.
   Глаза дяди начали подсвечиваться красным. Я пару раз моргнула и поняла, что от него ничего не скроешь. Мне стало стыдно, и я опустила глаза.
  -- Вижу, ты поняла свою ошибку.
   Кивнула, тем не менее, из упрямства буркнула:
  -- Но я же не специально.
   Третий щелбан был в разы больнее, чем первые два.
  -- Ай! Дядя, хватит!
   Видимо моя боль передалась Элису без искажений. Он тоже схватился за лоб и слегка поморщился.
  -- Учитель, прошу вас, прекратите - ей больно.
  -- Знаю, - сверкнул на него глазами лич, - А ты терпи. Это ты виноват в ее боли, так что дождись свое очереди.
   Н-да, дядя в этот раз не шутил. В его голосе не было игривости, он действительно был нами недоволен. Я посмотрела на лича, на Зазу, взвесила последствия, и с неохотой выдавила из себя:
  -- Прости. Это было рискованно. Я больше так не буду.
  -- О-о! - уважительно протянул дядя Анрой, и погладил Зазу по голове. - Смотри и запоминай, Зазочка, вот так должны вести себя хорошие дети, когда взрослые на них сердятся. Не спорить, не доказывать свою правоту, а извиниться и заверить, что этого больше не повторится.
  -- Но Аня ни в чем не виновата, - попыталась защитить меня джинна.
  -- Она виновата в том, что готова была рискнуть своим здоровьем, - смотря на меня, произнес лич, потом нагнулся, и посмотрел Зазе прямо в глаза. - Все ради тебя. А ты? Что сделала ты? Ты действительно ничего не знала... или знала, но позволила своей второй половине одурманить Аню?
  -- Не-ет, я не..., - запротестовала джинна, но глаза лича начали краснеть, а лицо просвечивать сквозь наведенную личину.
  -- Не спорь.
   Заза испуганно округлила глаза и закрыла рот ладошками.
  -- Теперь ты, ученик, - выпрямился дядя Анрой, подошел к Элису и отвесил затрещину, от которой у мужчины мотнулась голова. Тут явно не обошлось без магии. - Даже если к тебе вернулись эмоции, я не стану стоять в стороне, и смотреть, как ты запугиваешь Анну.
  -- Я не...
  -- Молчи. То, что она сейчас попыталась сделать, было вызвано единственным желанием - спрятать от тебя Зазу, и знаешь, что это значит?
  -- Нет, учитель.
  -- Это значит, что в глубине души, Аня почувствовала страх. Она перестала доверять твоему самообладанию и решила действовать вопреки здравому смыслу, пока ты не вышел из себя окончательно, - и дядя неожиданно повысил голос: - И я громко объявляю хозяйке оазиса свою благодарность за то, что она не позволила Анне совершить эту глупость.
  -- Всегда, пожалуйста, - раздался шелестящий голос со всех сторон. - Когда закончите, ждем вас у озер.
   Голос затих, деревья зашевелились, зашуршали и расступились. Перед нами открылась широкая тропа, ведущая прямо к цели.
   "Могла бы и пораньше так сделать", - мелькнула мысль, на которую я сразу получила ответ.
  -- Не могла бы, - прошептал голос хозяйки оазиса у меня над ухом. - Гостей много. Не успеваю.
  -- А-а! - тихо протянула. - Понятно, - и пока ощущение ее присутствие не исчезло, тихо попросила: - А Гарха можно сюда привести? Он где-то потерялся.
  -- Не потерялся. Он выполнят приказ Анроя - ловит скелет. Когда поймает, перемещу обоих.
  -- Спасибо, - слабо шевеля губами, поблагодарила хозяйку оазиса.
  -- Анрой поступил правильно, что наказал тебя. Ты могла погибнуть. В твоем состоянии открывать вход в лабиринт смерти смертельно опасно.
   Хотела бы я испытать угрызения совести, но дядя не ошибся, я действительно испытала страх. Когда глаза Элиса полностью почернели, скулы заострились, а движения стали резкими и порывистыми, моим неосознанным желанием стало - сбежать, - прихватив с собой Зазу - и переждать пока маг не успокоится. Я достаточно хорошо прочувствовала тот момент, когда Элис изменился, он, словно стал другим человеком. Наша связь заледенела, и я перестала улавливать его эмоции.
  -- Я расскажу тебе, - совсем тихо шепнула Ришалис. - Ты должна это знать.
  -- Что? Что я должна знать? - повернула я голову, чтобы расслышать, о чем она будет говорить, но ощущение присутствия стало едва заметным, так что не уверена, что расслышала ее правильно: - Скоро? Что скоро?
   Я поднялась с большого ширвари, не забыв при этом погладить его по спине. Сразу ощутила отклик - легкое покалывание в кончиках пальцев. Малыши ширвари столпились вокруг нас, но вели себя тихо. Подошла Самайя.
  -- Больно? - спросила она.
  -- Где? - не поняла я.
   Она показала мне на лоб.
  -- Немного, - смущенно призналась, так лоб все еще болел.
   Не ожидала, но Сама решила меня полечить. Она создала крохотный водяной шарик, ввела в него листик желтого цвета и приложила к моему лбу. Сначала было ощущение прохлады, затем тепла и снова прохлады.
  -- О! - с улыбкой, потрогала свой лоб, когда Самайя убрала руку. - Спасибо!
  -- Не думала, что увижу, как тебя наказывают, - сказала она, нахмурила брови и покачала головой. - Я не считаю, что ты в чем-то виновата. Если кто и виноват, то это Элис. Не нужно было затевать этот спор. Он должен был предвидеть, что ты будешь против наказания хулиганки.
  -- Я не хулиганка, - решила подать голос джинния. - Я - Заза.
  -- Я с тобой не разговаривала, - отвернулась от нее длинноухая мисс Обида.
  -- А я с тобой, - тут же вздернула подбородок рогатая бестия. - Ты мне не нравишься.
  -- Девочки, - с тяжелом вздохом обратилась я к ним, - давайте не будем ссориться. Пожалуйста.
   Молчание было напряженным, но спорить они не стали. Не из-за меня, конечно. В метре от нас дядя продолжал отчитывать Элиса, и к нему присоединился магистр Шамир, к ноге которого прижималась крупная ящерица с приплюснутой бугристой головой и очень примечательными задними лапами. Овар магистра был полностью создан из тени, но внутри ящера горел светло-голубой огонь.
  -- Овар, - сказала я вслух, ни к кому не обращаясь.
  -- Что овар? - откликнулась Самайя, и тоже посмотрела на ящера.
  -- Это третий овар, которого я увидела, - пояснила я свой интерес.
   Самайя снисходительно фыркнула, очень мило сморщив носик.
  -- Ничего особенного. В Академии во время зачётов и экзаменов ты будешь видеть их на каждом шагу. К тому же без них не обходится ни одна практика.
  -- А ты? Ты тоже создаешь овара для практики?
  -- Упрощённый вид, чтобы не нервировать студентов-людей. Они такие глупые, - хихикнула Самайя, - верят, что облик их овара что-то значит.
   Я вспомнила наш давний разговор с Тиром и Рого, когда тролля морозила от одной мысли о том, что он выберет не тот образ своего овара, и вопросительно глянула на Самайю.
  -- Ты не считаешь образ овара чем-то важным?
  -- Нет, не считаю. Какой бы образ не выбрал маг, если он талантлив и магически одарен у него и бабочка может превратиться в свирепого монстра, а у бездарности даже страшный дракон будет плеваться мыльными пузырями.
  -- Не знаю, что сказать, - рассеянно пробормотала я. - Возможно, ты права.
  -- Я права, - Самайя вздернула подбородок, подумала и, глянув в сторону Элиса, туманно улыбнулась. - Но это не значит, что я предлагаю тебе выбрать образ какого-нибудь безобидного пушистого зверька, тебе подойдет образ хищного зверя, от вида которого у любой отпадет желание с тобой знакомиться.
  -- И за что ты меня так "любишь"? - хмыкнула я, представив реакцию Самайи на моего овара.
  -- Я тебя не люблю, - не поняла сарказма Самайя. - Я тебя предупреждаю.
  -- О ком?
  -- О нас, - сверкнула она глазами и посмотрела на Элиса, - о тех в ком течет кровь эльфов. Мы собственники во всем: в дружбе, в общении, в деловых отношениях, в любви, в самых незначительных мелочах. Даже в вещах - мы собственники.
   О-о! Я это хорошо знаю. Когда мы с Элисом выплатим долг за любимый стол магистра Аеллира, он точно будет сниться мне в страшных снах, как напоминание, и это несмотря на то, что к своим носочкам, ожившим из-за заклинания Тираеля, я питаю искреннюю симпатию.
  -- Люди этого не понимают, - продолжила рассуждать Самайя, - они делятся на тех, кто считает нас просто навязчивыми, и тех, кто верит, что нами движет любовь - безумная, непонятная, но такая притягательная и недостижимая, что представители других рас ее просто недостойны.
   В который раз я задумалась. Первые по ходу реалисты, а вторые, скорей всего, фанатики, точнее фанатки магистра Аеллира, начитавшиеся любовных романов, так как мой приятель из-за своего проклятья фанатками пока еще не обзавёлся и слава богам. Себя я не смогла причислить ни к одним, ни ко вторым - я что-то среднее. Не то, чтобы я считала эльфов навязчивыми или питала к магистру Аеллиру романтические чувства, - тем более к его племяннику - но когда живешь под одной крышей с эльфийской полукровкой и квартероном - или кто он там на самом деле - начинаешь соглашаться с первыми и искренне сопереживать вторым. Все потому что понять, о чем думает, а главное чувствует эльф крайне сложно, так как мы разные. И если раньше я еще питала какие-то иллюзии, то после разговора с Ришалис пришла к выводу, что рассчитывать на любовь чистокровного эльфа то же самое, что ждать дождя в пустыне. Вы скажите, что дождь в пустыне все же идёт, крайне редко, но такое случатся, но будем честны - вы можете и не дождаться этого дождя.
  -- Ой! - пискнула Заза. - Дождь пошёл!
   Я моргнула, запрокинула голову и посмотрела в небо. Небо было чистым, но глаза мои округлились, так как прямо над нами под кронами деревьев висела туча. Небольшая такая черная тучка и из нее шел дождь. Возник закономерный вопрос, который я не успела озвучить.
  -- Это не я, - ответила Самайя, - единственная водница среди нас - и с не меньшим недоумением уставилась на тучу. - Я ее не призывала.
   На мой нос упала крупная капля воды, я скосила глаза и усмехнулась.
  -- Понятно.
   Это был тонкий намек, и я его оценила. Зазе и мохнатым демонам дождь понравился, они начали бегать вокруг нас, попискивать и вовсю веселиться. Самайя делала надменный вид, тем не менее, тоже заразилась духом веселья. Она собрала небольшие комочки воды и начла запускать их в Зазу. После первого попадания девочка вскрикнула, но не разозлилась, а пыталась вычислить появление следующего мокрого "снежка", чтобы либо поймать его, либо увернуться. Я так же не избежала всеобщего веселья, так как Заза постоянно пряталась за мою спину.
  -- Дети, - по-стариковски с улыбкой проскрипел дядя, когда увидел, чем мы занимаемся.
  
   Элис
  
   Смотреть на нее играющую с Зазой и Самайей, смеющуюся и довольную было намного приятнее, чем видеть ее взвинченной и раздраженной. Ее светлая радость, щедро передавалась ему через их связь, напоминая о чем-то далеком и забытом. На мгновение Элису самому захотелось улыбнуться, хотя он и не имел на это право. Он потерял себя. Перестал владеть собой и его мысли заполнились образами, которых он раньше не видел. Элис точно знал, как можно наказать джинна, смотрел в лицо своей подопечной, спорил с ней, но мыслями находился где-то в другом месте. Тот, кто стоял перед ней - это был не он, а кто-то другой. Для него наказание было важнее, чем разговоры, и он не собирался спускать Зазе ее выходку. Он едва успел растянуть тень по своду пещеры и открыть вход в теневой лабиринт, прежде чем отколовшийся от потолка камень разбил бы девушке голову. Он жаждал видеть мучения маленькой полукровки и, возможно, только вмешательство учителя вернуло мага-Элиса назад.
   Боль Ани передалась ему по связи и маг испытал ее как свою собственную. Он услышал, что говорит Анне Ришалис, о её попытке открыть вход в лабиринт смерти, и это основательно встряхнуло его, избавив от непреодолимого желания наказать Зазу.
  -- Дети, - улыбнулся учитель, проследив за его взглядом.
   Элис не стал отвечать. Он смотрел на Аню и думал о том, что за двадцать лет своей "человеческой" жизни он впервые задумался о том, кто в действительности спит в его тени. Утраченные эмоции, а с ними и память о эльфийском детстве спрятали от него необходимые знания о Тальсиаре. Все мамины предостережения, невнятные намёки отца, рассказы настоятеля Храма Тьмы, откровения Шэриадис оказались недостаточны, чтобы понять, что произошло в пещере, перед обрушением свода и сейчас, когда он спорил с Анной. Элис помнил, что демоница-Шэриадис говорила, что настоящая третья Повелительница боялась повелителя болот, хотя вреда он ей не причинял. Значит, была другая причина. Это возвратило его в момент очередной вспышки гнева и к словам Ришалис, что Элис ведет себя как Тальсиар. Верно. Кому, как ни лирдис знать о характере своего собрата. Вопрос в другом, станет ли она говорить с ним об этом?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"