Волкова Альвина: другие произведения.

Стальная: вернуться и вернуть часть 1-я

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Стальная: вернуться и вернуть

Часть 1

Глава 1

   "Вторые сутки - полет нормальный". Хм. Ну, да, можно так сказать, если не учитывать мозоль на мягком месте, застуженное горло и ноющие с непривычки мышцы. А так же стоит упомянуть о низменных человеческих потребностях, таких как туалет и прием пищи, о которых Ариса, будь она неладна, просто забыла, когда взмахнув кожистыми крыльями, сорвалась с плато, спешно унося меня в сторону Саймартанга, намертво вцепившуюся в гребень на ее спине.
   По словам Арисы, мое душераздирающее "И-и-и-и!" в момент нашего свободного падения долго еще будет мучить ее в ночных кошмарах. И поделом, думать же надо, прежде чем вытворять подобные фортели с пассажиром на спине. Дело в том, что прежде чем взлететь, драконы как бы играют с ветром - прыгают с плато, плотно прижав крылья к телу, и распахивают их только в нескольких метрах от земли.
   И вот, представьте себе сцену: я, такая маленькая-плюгавенькая, с трудом взбираюсь на спину крылатому ящеру размером с небольшой самолет, а зацепиться-то не за что, и я, как с горки, скатываюсь с крыла. Чертыхаюсь, лезу, скольжу, но снова с упорством мухи бьющейся об стекло лезу наверх... После четвертой неудачной попытки, Ариса-таки соблаговолила помочь, и зубами ухватив меня за шкирку, посадила между двумя крупными наростами ближе к основанию шеи. Как результат - порванная рубашка и я в предобморочном состоянии вцепившаяся в вожделенный нарост. Не будь я так зла и расстроена, вовсе бы дух испустила. А дальше смертельный номер - этакая тарзанка по-драконьи. Чтоб их так и этак! Я думала, мы разобьемся. Мои вопли, а точнее длинное непрерывное "И-и-и!" заглушило даже рев ветра, и едва не сделало Арису заикой, о чем она и поведала, когда я, наконец, перестала истошно вопить на всю округу.
   Боже, что же я буду делать, когда у самой крылья-то появятся?! На этой мысли мои мозги конкретно заклинило часа на два, за которые Арисе удалось оклематься и набрать высоту. Чисс как-то на одном из наших занятий убеждал, что научиться летать очень просто, надо только почувствовать ветер. Почувствовала - холод собачий. Если бы не подогрев снизу, и какая-никакая, а собственная драконья ипостась, через час, будьте уверены, превратилась бы в ледышку.
   Первый день мы летели без остановки. Только к ночи Ариса спустилась вниз, чтобы передохнуть. Я так вымоталась, что заснула стоя, прислонившись плечом к дереву. Утром меня бесцеремонно разбудили - невыносимая жажда и зверский голод. На мой свирепый наезд, драконница смущенно призналась, что совсем забыла, что человек хочет есть как минимум три раза в сутки, а пить и того чаще. Сама она недавно полакомилась зарашей (местное парнокопытное наподобие бизона) и проголодается еще не скоро. С одной стороны, полученная информация, вселяла надежду, что хотя бы в ближайшие несколько дней мне не придется лицезреть трапезу гигантского ящера, с другой, жутко бесила - сама значит сыта, а я, что, святым духом питайся?! Не знаю, что подействовало больше укоризненный взгляд или злобное рычание моего желудка, но Ариса обернулась человеком и тут же скрылась в лесу. Вернулась с тушкой хохлатой птички и тростниковой флягой, наполненной родниковой водой.
   Не афишируя свои истинные возможности, я воспользовалась огнивом, которое услужливо одолжила у Арисы. (Где она его только прятала?!) Развела огонь. Ощипав и зажарив птичку, я утолила голод и была готова лететь дальше.
   Этот взлет понравился мне больше. Ариса взяв небольшой разгон, поднялась в небо.
  -- К вечеру будем у крепости, - прорычала она, паря на потоках воздуха.
  -- Как мы попадем внутрь? - крикнула я, ерзая на спине драконницы.
  -- Я спущусь за лесом, чтобы не привлекать внимание дозорных. К крепости пойдем пешком. Придется замаскироваться.
  -- Как? - нахмурилась я, точно зная, что никакого багажа со сменным гардеробом у нас нет, и, скорей всего, не предвидится.
  -- Два раза в неделю омарцы закупают у местных торговцев провизию, те доставляют ее в крытых повозках. Их сопровождают охранники и крестьяне.
  -- И кем ты предлагаешь нам переодеться? На охранниц мы не тянем, да и крестьянские девки из нас вряд ли не получатся.
  -- Почему? - озадачилась Ариса.
  -- Холеные мы слишком. Вей хоть и загоняет меня на тренировках, вон, все тело в ссадинах, я у Грана мазь выпросила, которая их почти мгновенно заживляет. Да и ты в человеческой ипостаси в образ трудолюбивой жены крестьянина никак не вписываешься.
   Драконница замолчала, переваривая полученную информацию. Ну, действительно какие из нас крестьянки?! Я - со своей кукольной, по меркам здешних рас, внешностью, и Ариса - с царской величавостью и манерой поведения свойственной только аристократам.
  -- Подумать надо, - прогудел ящер, - Ты иллюзию накладывать на себя умеешь?
  -- Нет. Меня такими способностями не наделяли.
  -- Жаль, - вздохнула Ариса, дернув крылом, от чего ее повело в сторону. Я недовольно пискнула. Драконница тут же выровнялась, насмешливо фыркнув.
  -- Может нам попробовать спрятаться в одной из повозок? - предложила я.
  -- К сожалению это невозможно. Количество товара всегда оговорено, а проверяют омарцы очень тщательно.
  -- Хм. Тогда возвращаемся к плану "А".
  -- Какому плану? - Ариса выгнула шею и покосилась на меня прищуренным зеленым глазом с вертикальным зрачком.
  -- К переодеванию, - пояснила я, и, поморщившись - Остаются только охранницы.
  -- Ну, почему, же?! - снисходительно усмехнулась Ариса, хотя понять это было можно только по интонации рыка. Драконья морда, как ни смотри, обделена мимикой, - Есть еще сивиры.
   Морщинка пролегла у меня между бровями.
  -- Только не говори, что так у вас называют женщин легкого поведения.
  -- Нет, нет, - замотала головой гигантская крылатая ящерица, - Так называют травниц. Их нанимают следить за здоровьем скота во время долгих переходов.
  -- Слава Богу! Далеко еще? А, то я уже околевать начинаю, - пробубнила я, стягивая одной рукой края разорванной рубахи.
  -- Потерпи. Почти долетели.
  

***

  -- Запоминайте, вы мои племянницы: Тана и Рина. Вас направила ко мне на обучение ваша мать Заирнара, - инструктировала нас седовласая сивира, - Вы пока ничего не умеете и не знаете. Кто бы вас что ни спрашивал, отмалчивайтесь или отправляйте ко мне - я разберусь.
  -- А ничего, что мы не похожи на сестер? - усомнилась я в адекватности плана, натягивая через голову полотняную рубаху в пол и перепоясывая ее кожаным ремешком.
  -- Тана с Риной тоже не совсем сестры, - махнула пухлой ручкой старушка, - Тана родная, а Рину подкинули, когда той годик от силы пошел.
  -- То есть я буду Риной, а Ариса - Таной? - одернула я завернувшийся подол платья.
  -- Это уж как хотите.
   Нам очень повезло, что когда Ариса приземлилась за лесом, нас неожиданно вышла встречать местная знахарка или как ее назвала драконница - сивира. Сама же она, почувствовав, что к ее дому подлетает дракон, решила выяснить, с какой такой целью мы явились.
   Коренастая седовласая женщина с добрым лицом, испещренным морщинами, ласковой улыбкой и глазами бусинками, как-то сразу располагала к себе, и мы с Арисой не сговариваясь, решили попросить помочь нам. Фанирь согласилась, но предупредила, что мы слушаемся ее безоговорочно, иначе в крепость нам не попасть. Ариса поначалу заартачилась, но под моим напряженным взглядом сдалась. Что ни говори, а посланницей богини быть удобно. Обижать нельзя - это как лично богиню оскорбить, да и в помощи отказать - почти святотатство. Так что, живем - не тужим.
  -- Вот, - Фанирь протянула баночку с мазью, - намажьтесь ей. Она засохнет и создаст видимость грубой кожи.
  -- А сколько держаться будет? - поинтересовалась я, зачерпывая из баночки странную субстанцию.
  -- Если не мочить, три дня продержится, так что держитесь от воды подальше, - знахарка достала из плетеной шкатулки еще одну склянку, - Вот этим капните на зрачки.
   Я с подозрением покосилась на склянку.
  -- И что будет?... Это больно?
  -- Посланница, - не выдержала Ариса, - либо мы маскируемся, и идем спасать ур... смеска, либо сидим здесь.
  -- Я просто спрашиваю, - нахохлилась я, - Я же не знаю, что это за средства, может, у них побочный эффект какой.... Мне, совсем не хочется нарваться, и ходить потом, как жаба с глазами навыкате и в пупырышках.
   Фанирь прыснула в ладошку. А что смешного, видела я, как одна моя знакомая решила "омолодиться", заказала в интернете дорогущий крем, намазалась им до бровей, а на утро рядом с ней даже Фреди Крюгер нервно курил в сторонке.
  -- Не боись, моя хорошая, мои средства проверенные. Побочных... этих твоих эффектофь не будет.
  -- Надеюсь, - отворачиваясь к зеркалу, прошептала я, и сделала первый неуверенный мазок.
   Сивира нарядила нас бедно, в том смысле, что платья-балахоны прекрасно вписывались в образ бедных родственниц, скрывая фигуры и делая почти неприметными, чему так же поспособствовал грим. Одежда, выданная нам Фанирь, хоть и была пыльной, но явно малоношеной. Увы, пришлось ее малость покромсать - не наш размерчик. Ариса порывалась оплатить, но Фанирь только головой качала, мол, все равно некому передать, лежит в сундуке, только пыль собирает - у самой-то детей нет, и не предвидится. Я как бы невзначай поинтересовалась почему. Знахарка руками развела - молодая была, дурная, залетела от женатого, а он признавать не пожелал. В травах-то разбираться Фанирь была с малолетства обучена, отыскала нужные и плод вытравила, да поступком тем, видимо, богиню свою прогневала, от того детей у сивиры больше не случалось.
   Дальше дело техники: ближе к ночи Фанирь, под предлогом плохого самочувствия коллеги, должна была подменить сивиру - Рифрану, идущую из Саймартага с обозом купца Тагришана. Мы же молча следуем за ней, и стараемся не говорить даже друг с другом, чтобы ненароком не выдать себя. Видимо из-за меня - очень уж забавляли сивиру мои словечки.
   Ночью все прошло как по маслу. Тагришан не сказал ни слова против, так обрадовался - Фанирь наша поопытней прыщавой Рифраны будет. А то, что не одна, так это даже к лучшему. Будет, кому хворост и воду таскать. Фанирь договорилась, что проведет обоз до крепости и обратно. За ее услуги торговец обязался оплатить карном (аналог золота). Мы же с Арисой стояли рядом и только головами кивали, поддакивая.
   Работа для сивиры нашлась сразу же - приболел ведущий шивоф. Бедное животное плелось позади обоза и сильно хромало. Механических повреждений при осмотре мы не обнаружили, хоть и ощупали каждое копыто поочередно.
  -- Может у него артрит? - дождавшись, когда нас оставят наедине с меланхолично обгладывающим чахлый кустик рогатым пациентом, задумчиво предположила я.
  -- Ась? - посмотрела на меня Фанирь.
  -- Болезнь суставов. Он вроде как ведущий, значит нагрузка на суставы максимальная. Может у него травма была, или вывих, а его не заметили, вот и воспалился сустав. Ему больно, он и хромает.
   Фанирь с Арисой уставились на меня глазами-плошками.
  -- Что?! - удивленно захлопала я глазами, - Что вы так на меня смотрите?
  -- Точно посланница, - благоговейно пролепетала сивира.
  -- Точно, - кивнула драконница, поправляя съехавший на глаза платок.
  -- Да, что вы, в самом деле, - замахала я на них руками, - Я просто детство в деревне провела. У соседей тяжеловоз заболел - хромать начал, а ветеринар выявил, что у него артрит. Прописал покой и какие-то лекарства, чтобы воспаление снять.
   Глаза женщин стали еще больше. Опять я что-то не так сказала. Ох, бли-ин! Они же не знают, ни кто такой тяжеловоз, ни, тем более, ветеринар! Все-таки Фанирь права, лучше мне лишний раз рот не открывать, иначе вся маскировка насмарку.
  -- Короче, тяжеловоз - это лошадь - животное такое, почти как шивоф, но у него нет рогов и горба. Ветеринар это лекарь, который лечит животных. Теперь понятно?
  -- Понятно, - с облегчением выдохнула старушка, - Может ты и права. Нащупала я одно уплотнение, видать, оно его и тревожит. Снадобье сейчас найду, было у меня где-то.
   Я могу собой гордиться - животное мы вылечили, хотя артрит болезнь капризная, до крепости рогатый дотянет, а там уж отдохнет всласть. Фанирь поговорила с торговцем, и они решили не впрягать его в повозку, только привязали к бортику, чтобы не отставал.
   Наш обоз выбрался из леса поздним вечером. Тагришан объявил привал. Пять повозок съехали с дороги, образовали круг и из каждой, как чертики из коробочки, повыскакивали охранники, вооруженные до зубов и готовые действовать в любой момент. Крестьяне, получив молчаливое дозволение Тагришана, сноровисто распрягли шивоф, повели купать к реке.
   Похоже, путь до крепости, люди нашего нанимателя знали, как свои пять пальцев. Фанирь отвела нас в сторонку и порекомендовала идти собирать хворост, чтобы лишний раз не мозолить глаза. Я кивнула, и, взяв у нее две плетеные корзины, направилась в лес. Ариса недовольно поджав губы, поплелась следом, прожигая дыры в моей спине.
  -- Потерпи, Ариса, - утешала драконницу, видя с какой брезгливостью та подбирает сухие ветки, зло ломает, и кладет на дно корзины, - Завтра мы попадем в крепость, найдем Чисса, спасем его, и с маскарадом будет покончено. Обещаю.
  -- Ишшари Ни'ийна, - вздернув подбородок, посмотрела она на меня, - скажи, зачем тебе этот ур... смесок. Если ты действительно посланница богини Эрмиадиды, разве ты не должна помогать достойным?!
   Я замерла. Отшвырнула ветку, и, повернувшись к Арисе, холодно отчеканила:
  -- Я действительно посланница Эрмиадиды, и я считаю, что Чисс достоин того, чтобы его спасли.
  -- Но есть и более достойные, - драконница тоже прекратила собирать хворост.
   Ну, вот, приехали. Сознаюсь, у меня давно возникало смутное подозрение, что не обещание данное Ларрани, заставило старшую самку Дай'Магриард начать помогать мне, оно послужило лишь предлогом, чтобы сблизится с посланницей богини Эрмиадиды и попытаться переманить на сторону черного клана. Пришло время убедиться в этом.
  -- Мой клан... Нам нужна твоя помощь. Если бы ты не накинулась на меня в пещере, я бы рассказала ...
  -- Это ничего бы не изменило, - покачала я головой.
  -- Мы - черный клан, достойнейшие дети Энтэйи, - возмутилась Ариса, услышав в интонациях моего голоса пренебрежение, - Боги избрали нас хранителями. Они верят в нашу силу и благородство. Мы...
  -- Максенс был прав - вы зазнались, - обрубила я ее, и увидела, как лицо драконницы вытягивается от удивления.
  -- Максенсор Многоликий?! - потрясенно воскликнула Ариса, - Антаир?! Бог-оборотень?!
  -- Да, но я его знаю под именем Максенс, - А так же, что вы - драконы, как и все оборотни этого мира, поклоняетесь ему. Я права?
  -- Да, - неуверенно кивнула женщина, - Но откуда ты знаешь о нем? Ты не похожа на оборотня. С виду обычный человек.
   "Не обычный, - мысленно усмехнулась я, - Совсем не обычный. И не человек вовсе". Спасибо тебе папочка за бессонную ночь, проведенную в поисках способа защитить непутевую дочь, и тебе - Фран, за амулет, в который ты вложил столько своей силы, что он стал защищать меня даже от меня самой.
  -- Как насчет других вариантов.
  -- Ты полукровка, - выплюнула Ариса, не скрывая отвращения, - Поэтому тебя так и волнует судьба смеска - ты такая же.
  -- Не совсем, - бесстрастное выражение на лице превратилось в искусную маску, скрывшую, поднимающийся из глубин души, гнев, - я дитя двух миров.
   Ариса неожиданно отшатнулась. С трудом справилась с начавшейся трансформацией и едко даже злобно поинтересовалась, кто мои родители.
  -- Мой отец полукровка эльваф, а мать человек из другого мира, - доверительно открыла драконнице свое происхождение, - Ты ведь уже заметила, что изъясняюсь я несколько странно непривычно для вас. Дело в том, что обучать языку меня начали сравнительно недавно.
  -- Эльваф, полукровка, человек, - раздельно произнесла Ариса, - Не понимаю. Причем тут Максенсенсор?
  -- Понимаешь, - невесело усмехнулась я, - дети двух миров часто умирают, еще не родившись...
  -- Да, я знаю, - фыркнула драконница, - они настолько чужды обоим мирам, что выжить отродью удается только чудом.
   Я стиснула зубы, прилепив к губам ничего незначащую улыбку. Отродье. Так меня еще никто не называл. Черт, умеет же старшая Дай'Магриард бить по самому больному.
  -- Я выжила, - процедила я сквозь зубы.
  -- Прискорбно слышать это, - Ариса состроила высокомерную гримасу, - Считаю, это неправильно, что подобные тебе существуют во вселенной. Ты ошибка, которую допустили боги твоей планеты. Уверена, наши боги никогда бы не допустили подобного. Тот же Максенсор...
  -- Максенс и Шазура, мои покровители, - прошипела я, багровея от злости, - И я посланница Эрмиадиды. Или ты уже забыла об этом?
   Ариса дернулась, как если бы я дала ей пощечину и сильно побледнела, что стало заметно даже под слоем грима.
  -- Прежде чем клеймить меня отродьем, Ариса, - прошипела, имитируя интонации Франа, - тебе бы стоило побывать в моей шкуре.
   Я схватила корзину, и, не оглядываясь, побежала к лагерю, но в последний момент остановилась, чтобы обернуться и громко сказать:
  -- Кстати, если ты надеешься, что после нашего разговора я с радостью побегу помогать твоему клану, то ты глубоко ошибаешься. Я теперь тысячу раз подумаю, прежде чем решусь что-нибудь для вас сделать. Подумай над этим.
  

***

   Весь вечер мы с Арисой сидели по разные стороны костра, чистили овощи для рагу и даже не смотрели друг на друга. Фанирь попыталась выяснить, что между нами произошло, но внятных объяснений, как вы понимаете, не получила, только мрачные взгляды.
   Нужно потерпеть, говорила я себе, нужно спасти Чисса, а там уж пусть катиться эта зарвавшаяся ящерица на все четыре стороны. Что мне до их бед - ни жарко, ни холодно. Ничего хорошего от их клана я пока не видела - сплошные неприятности. Лассаиндиар ради больных драконышей ребенком привязал к себе и хотел воспользоваться влюбленной в него дурочкой, чтобы вылечила их ценой моей жизни. Дарисандрина переспала с Лассниром, а потом непринужденно заявила мне, что это пустяки. Ну, как же, ведь между нами ничего и быть не может - он же дракон, а я человек, вот она - другое дело, хотя и уверяла, что терпеть его не может. А так ли не может, если соглашается связать с ним судьбу?! Стоит ли звание первой драконницы клана, жизнь с нелюбимым?! Но, возможно я просто сгущаю краски. Сказывается усталость и раздражение, которое испытываю исподтишка наблюдая за еще одной представительницей черных. Гордая, непреклонная - истинная аристократка. Только сегодня ее аристократизм вышел ей боком, потому что нельзя сначала оскорбить человека, ну, или не совсем человека, а потом ожидать, что он это проглотит, и все для тебя сделает. Как-то это неправильно, не находите?!
   Как же я скучаю по своим ребятам. Мне так не хватает дружеской поддержки Хроса, его улыбки во все клыки и сияющего взгляда. Он бы обязательно напоил меня новым горьким зельем собственного приготовления, от которого выворачивает наизнанку, но зато все раны заживают как по волшебству и даже силы прибавляются. Он бы обязательно выслушал меня и придумал бы очередную авантюру.
   Лель - мой дядя. Мой единственный родственник на этой планете. Как ни странно мне не хватает его нотаций. Он ведь действительно заботился обо мне: старался чему-то научить, предостеречь, оградить. Думая о нем, я чувствую, что он стал мне ближе и родней, чем все мои родственники, оставшиеся на Земле, почти на той же планке, что и мама с папой. Интересно, чтобы он сказал, увидев меня сейчас? Наверное, снова бы поиздевался, что я возомнила о себя невесть что - командос в юбке. Он бы точно меня так назвал, если бы знал, кто такой командос.
   Ваир - добрый, мудрый, надежный. Вот он точно бы дал очередной дельный совет, к которому я, как обычно, не прислушалась бы. После того как Гран занялся моим образованием, подарок Великого Князя перекочевал к вампиру, который поклялся сохранить и передать прадеду Ваимира. (Надеюсь, он его не потеряет.) Пусть перейдет по наследству, как реликвия - мне он больше не нужен.
   Змей - он постоянно в моих мыслях. Засыпала ли я, просыпалась, шла ли на тренировку, выматывалась до полуобморочного состояния, все равно, думала о нем. Вспомню, как он дерзко соблазнял меня, как на коленях просил замуж выйти, и грустно-теплая улыбка сама собой расцветает на моем лице, и словно становится легче. Иногда мне кажется, что незримо он всегда со мной и мне хочется сказать: "Фран посмотри на меня. Ты видишь, как я стараюсь? Пока у меня не все получается, но я не сдамся - ты обязательно будешь гордиться мной".
   О ком я не скучаю так это о Лассаиндиаре - пока жила в Нижней Даргардии такого насмотрелась и наслушалась, что даже во сне волосы продолжали шевелиться. Не имей Вейранар долгосрочной пропуск, подписанный советом старшей семьи, мы бы занимательно провели время за застенками драконьей тюрьмы, откуда, как говорят, еще никто живым не выбирался. Это к слову о том, чтобы со мной было, если бы Гран и. Вей не взяли надо мной шефство.
   И о Славике я тоже стараюсь не вспоминать. Этот жадный мальчишка сильно мне досадил, и не тем, что возомнил себя хозяином Кармтвора, а тем, что до появления в храме богини вел какую-то свою тайную игру.
  -- Красна девица, не хочешь познакомиться, - подсел ко мне крестьянин в старой потрепанной рубахе на выпуск, драных штанах и истоптанных сапогах.
   Приваливший, неведомо с какой радости, ухажер смачно пожевывал жвачку из листьев шунги, косил левым глазом и громко сопел. Я чуть не заржала в голос, но вовремя заткнулась, потупила глазки и выдала жалобное:
  -- Мамка не велит.
  -- Да, где твоя мамка?! - фыркнул мужик, - нету ее здеся. Не узнает, коли не скажешь.
  -- Тетка ругаться будет, - гнула я свое, - Она у нас, ух, какая строгая. Увидит, несдобровать нам.
  -- А кто тетка-то?
  -- Сивира Фанирь. Во-она, она идет.
   Фанирь действительно шла к нам, хмуро буравя тяжелым взглядом незадачливого ухажера.
  -- Ох, ты, боги милостивые, - подскочил тот.
  -- Пшел вон, - тихо, чтобы только он мог услышать, приказала Фанирь.
   Того как ветром сдуло.
  -- Приставал? - лукаво улыбнулась старушка.
  -- Клеился, - хихикнула я.
  -- Вот наглец, - всплеснула руками сивира, а у самой глаза искрятся.
  -- И не говорите, - поддакнула я.
   Ночью это чудо природы, в смысле мужик, ежа ему за шиворот, снова попытал счастье и увязался за мной в лес, когда я решила уединяться в кустиках. Я и не сообразила, что это он, хотя и должна была догадаться - от таких легко не отвяжешься. Вот и подумала, - снова меня убить хотят, и среагировала соответственно. Хорошо меня все-таки Вей учит - качественно. На воительницу, конечно, не тяну, но постоять за себя уже способна, тем более оружия у мужчины не было, да и не ожидал он, что я сопротивляться стану.
   Как же он завывал, когда я ему головой челюсть выбила и локтем в живот заехала, а когда уж признала ночного визитера, еще и по самому дорогому, чтобы неповадно было за беззащитными девушками в лес ходить, они ведь могут и в дракона обернуться. Хотя оборачиваться я не стала, он и так на карачках в лес уползал.
   Зато настроение как-то сразу улучшилось. Вернулась в лагерь, а там Фанирь дожидается, переживает.
  -- Ох, батюшки, цела! Уж я идти за тобой хотела.
  -- Цела, цела, - ободряюще улыбнулась старушке, и задумчиво, - А кто-то не очень.
  -- Ой, ты! - прижала руки к груди сивира.
  -- Не переживай, живой, только челюсть вправлять придется... Ну, и малость проучила. Так, чуть-чуть совсем.
   Ариса затряслась под своим одеялом, сдерживая смех. Надо же, а у нее, оказывается, чувство юмора есть. Фанирь же только головой покачала и улеглась спать.
  

***

   Сивира разбудила еще до восхода. Завтракали вечерним рагу. Умывались в речке. Снова мазались кремом, так как грим за ночь местами потек. Фанирь сокрушалась, что не взяла с собой другое средство - это по ходу выдохлось, но я успокоила старушку - нам бы только стражу миновать, а там посмотрим, понадобится ли нам маскировка или нет.
   Благо мой ухажер на глаза больше не попадался, но по лагерю поползти слухи, что в лесу объявились разбойники - по ночам промышляют - бьют да грабят добрых людей.
  -- Всевидящие боги, Арин-заступница, какие напасти, - заахала Фанирь, - И досюда добрались, пропащие. И шахниров-то не побоялись!
  -- А что им боятся, - подошла Ариса, - Они же только в одной пустой голове и разбойничают. Нашел, чем оправдаться.
  -- О! - округлила рот сивира.
   Я усмехнулась и первой забралась в повозку. Как объяснил Тагришан, до полудня мы едем в ней, потом идем пешком, у крепости собираемся в кучу, и ждем, пока шахниры проверят товар. Людей осматривать не будут, только самых подозрительных, но Тагришана омарцы знают давно, значит должны проскочить.
   Ариса что-то такое с собой сделала, что я перестала чувствовать ее как драконницу. Была драконница - стала уроженка Саймартанга. Даже запах изменился. Вот ведь! Я тоже так хочу! Но, увы. Поначалу-то Гран пытался втолковать, что к чему - да все тщетно, не понимаю я, и все тут. Когти выпустить? Запросто. Чешую вызвать? Нет проблем. Огнем плюнуть - да, пожалуйста, не вопрос. Но магия - это, простите, не ко мне. Как я тело для Индира создала и потом его туда переместила, до сих пор загадка. Пьяная была. Так что придется уповать на амулет.
  -- Готовы? - заглянул в повозку Тагришан.
  -- Готовы, - синхронно кивнули мы.
  
  

Глава 2

   Полумрак. Сырость. Звук бряцающих цепей. Стоны и крики, доносящиеся из-за двери, что находится дальше по коридору. Не, ну надо же было так облажаться! Уму непостижимо. А ведь, как все хорошо начиналось.
   Подъехали мы к крепости, слаженно сгруппировались в сторонке, дожидаясь пока шахниры в сопровождении специально обученных разгов, обыщут повозки, а крепкий шахнир в темно-синей мантии зафиксирует все сказанное его собратьями в толстой книге в кожаном переплете. Молодцы ребята - управились минут за двадцать.
   Шахнир в синей мантии подозвал купца и что-то ему сказал. Тагришан кивнул и протянул здоровяку свиток. Тот, развернул, пробежался по нему глазами, покивал и снова что-то сказал купцу. Тагришан махнул рукой, и все начали дышать свободно. Все сошлось.
   К Фанирь подошел высокий шахнир в темно-зеленой мантии, сказал, что проводит нас в гостевую комнату, где мы можем поесть и передохнуть. Мы переглянулись и последовали за шахниром, в котором я распознала светлого эльвафа. Лица, конечно, из-за капюшона практически не видно, но явственно проступал точеный подбородок, губы ниточки и тонкий длинный нос. Но суть не в этом. Я признала его по особому выговору, который отличал светлых от темных, когда шахнир, проводив нас до двери, буркнул на своем, что делать ему больше нечего, как возиться с этими деревенскими фирками, и ушел, раздраженно бубня под нос, что-то о побеге и чьих-то поисках.
   Гостевая комната представляла собой достаточно просторный зал. Длинный обеденный стол, две скамьи, несколько диванчиков, камин - это все, что находилось в гостевой комнате, - никаких тебе ковров, гобеленов или картин, только огромный мерцающий шар под потолком - видимо светильник.
   Не успели мы оглядеться, как вошла молодая шахнирка, тоже, как и эльваф, в зеленой мантии. Она принесла похлебку, буханку свежего хлеба, немного фруктов и вино. Девушка вошла в комнату, и хотела было расставить принесенные ею угощения на столе, но Фанирь не дала, поблагодарила, но забрала поднос и сама начала расставлять тарелки, а пока суетилась, все выпытывала, надолго ли задержится обоз, и если да, то, где нас поселят, и могут ли племянницы сходить посмотреть крепость изнутри. Девушка только плечами пожимала - до вечера точно управятся, но не отпускать же нас на ночь глядя, всем уже и комнаты определили, как стемнеет, распределят. А крепость посмотреть, так в ней ничего интересного нет. Стены голые. Убранства никакого. Разве что в центральном зале чучело желтого дракона стоит, так оно уже пылью покрылось, а протереть, ни у кого руки не доходят, - на первых этажах ведь только гости и живут, в подвальные же помещения нужен пропуск, но нам его никто не даст.
   Мы с Арисой переглянулись и поняли друг друга без слов. В этот момент все обиды были отложены до лучших времен. Девушка даже пискнуть не успела, когда драконница стремительно метнулась в ее сторону и схватила за шею. Шахнирка закатила глаза и обмякла. Фанирь показала на диванчик рядом с камином. Умно, что сказать, со стороны двери его и не заметишь - стол загораживает.
   Мы обыскали ее одежду, и нашли фиолетовый жетончик с витиеватым рисунком - пропуск. Фанирь посмотрела, вздохнула, и предложила одной из нас переодеться шахниркой. Я покосилась на Арису, драконница поморщилась, но капризничать не стала - переоделась. Наряд шахнирки шел ей больше, чем платье-балахон крестьянки. Она и сама почувствовала себя гораздо увереннее.
   Нежно распрощавшись с Фанирь, мы вышли в коридор, и пошли искать центральный зал. Ариса уверенно вела вперед, и на мой вопрос - не была ли она здесь раньше - ответила, что все крепости одинаковы, побывал в одной, в другой не заблудишься, меняется только расположение тайных комнат. Драконница действительно привела в центральный зал. Хлипкий желтый дракон стоял на высоком постаменте и скалил на нас мелкие желтоватые зубки. Слишком страшным он не выглядел - Ариса в драконьей ипостаси и внушительнее, и страшней раз в сто, но что-то в этом гибком, обманчиво хрупком теле было не так, словно его внешность только видимость, а на самом деле эта узкомордая коротколапая крылатая ящерица, очень жестокий и коварный зверь.
  -- Желтые, - скривилась Ариса.
  -- Вей рассказывал, что они не очень-то умны, и нападают на все, что движется.
  -- Мерзкие твари, - голос драконницы приобрёл оттенок затаенной горечи, - Ничто не может утолить их голод. Там, где они появляются, не остается никого крупнее грызунов. Они опасны. Даже мы - взрослые драконы, стараемся держаться от них подальше. Нас они берут количеством. Выматывают, пока не становимся слишком медлительными и неповоротливыми, чтобы укорачиваться от их укусов, а потом загоняют в ущелье, чтобы пировать, упиваясь нашей кровью.
   Меня передернуло от отвращения.
  -- Неужели на них совсем нет управы?
  -- Чтобы истребить семью желтых, нужно найти самку. Самка одна - самцов десятки, - к ней трудно пробиться. Шахниры берут дорого, - Ариса вздохнула, - но я их понимаю - никому не хочется умирать ни за что.
  -- А кроме шахниров? Ведь вас много: черные, красные, синие, золотые...
  -- Да, да, много нас, - скептически нотки в голосе Арисы, - Только объединиться никак не можем. Переругались все, как чешуйки по пещере разлетелись, и все из-за стальных.
  -- А что стальные? - осторожно поинтересовалась я, - Тоже недостойные.
   Драконница скинула капюшон. Она повернулась ко мне и посмотрела долгим изучающим взглядом, словно решая, говорить или нет.
  -- Сейчас я тебе скажу то, что не говорила никому, - сипло произнесла Ариса, - Если об этом узнает старшая семья - меня тут же вышвырнут из клана. Не поможет даже то, что я старшая самка Дай'Магриард. Я... я с самого начала была против истребления стального клана.
   Мои брови поползли на лоб. Затем я нахмурилась. Вот значит как. Неужели в черном клане намечался раскол? Что же тогда у них творится в настоящем? Революция? Но Ариса мою мимику поняла по-своему.
  -- Да. Мы уничтожили клан стальных. Истребили всех и взрослых, и детей, и даже невылупившихся младенцев, и это кровавое бремя клан черных вынужден нести в одиночку. Я была еще слишком молода, только сменила на посту свою мать - стала старшей самкой, и в старшей семье Дорсат Грэн мое мнение хоть и учитывалось, но не рассматривалось, поэтому мой голос даже не услышали, когда решался вопрос, что делать с кланом стальных.
  -- Зачем? - задала волнующий меня вопрос.
   Ариса, коснулась волос, словно пытаясь закрыться от меня, но заметив собственный жест, отдернула пальцы, наклонила голову вправо, и чуть поморщилась.
  -- В чем-то они и сами поспособствовали тому, что их начали бояться. Их эксперименты были чудовищными даже по нашим меркам.
  -- Эксперименты?
  -- Создание себе подобных с помощью огня души. Стальные были единственными созданиями Энтэйи, которые могли найти спутника жизни среди других рас. Дети в таком случае появлялись крайне редко, но если уж получалось, после совершеннолетия они свободно превращались в стальных.
  -- И что пошло не так?
   Ариса отвела взгляд.
  -- Единственная, кто могла без последствий обратить представителя другой расы в стального, была Дарнет Шайри Фалькорр - старшая драконница клана. Но она делала это с большой неохотой, считая, что все создания на Орни'йльвире прекрасны такими, какими их создали боги, и только собственное желание измениться, найти новый путь, способно защитить от последствий вмешательства в божественную сущность.
  -- Разумно, - согласно кивнула я, - Не каждый может решиться стать другим, - и задумчиво, - настолько другим.
   Драконница кивнула.
  -- Но в семье, где очень долго ожидают ребенка, начинается разлад. А для драконов, это мучительно больно, когда партнер начинает отдаляться или, хуже того, уходит насовсем. Это почти смерть. Мы создаем пару раз и навсегда. Бывают, конечно, исключения, но чаще мы отдаем партнеру всего себя.
  -- Ну, и-и?.... Дарнет не стала обращать каждого, кого ей приведут, и что?
   Грустная улыбка коснулась губ драконницы
  -- Молодые драконы импульсивны. Они начали пытаться превратить своих партнеров самостоятельно, - что-то в голосе Арисы меня насторожило. Было в нем что-то глубокое, сопереживающее.
  -- И-и? - снова подтолкнула я ее.
  -- И неудачно. Почти все испытуемые погибли в страшных муках, или же превратились в тварей столь отвратительных, что их убивали из сострадания их же возлюбленные.
  -- Ужасно, - прошептала я, отворачиваясь, чтобы скрыть увлажнившиеся глаза.
  -- Согласна, - тяжело вздохнула драконница.
   Мы помолчали.
  -- Но все же, не понимаю, зачем было истреблять всех поголовно, - прервала я минуту молчания, - Неужели нельзя было просто отловить тех, кто рискнул жизнью любимых.
  -- Их и отлавливали первыми. Потеряв свою второю половинку, они сходили с ума. Много городов и скави было выжжено дотла, пока представители старших семей, разобрались, что к чему.
  -- А Дарнет? Что сделала Дарнет?
  -- Ничего. Дарнет никогда не была хорошей главой клана. Она была слишком... мягкой. Когда нужно было настоять - она молчала, когда рубить - она жалела. Ее дети распоясались, они забыли, что значит подчиняться законам клана.
  -- Но разве у Дарнет не было партнера, который мог бы действовать более жестко?
  -- Об этом я ничего не знаю. На Совет она всегда прилетала одна. И в тот раз тоже.
  -- И вы сообщили ей, что хотите убить всех ее детей?! - у меня даже корни волос зашевелились.
  -- Нет, конечно, - фыркнула Ариса, - В тот раз главы семейств только настоятельно рекомендовали ей ужесточить контроль. Урезонить молодняк и вразумить, пока не случилось беды.
  -- Но...
  -- Но уже тогда было ясно, что ничего у нее не получится. Когда очередной город превратился в горку пепла, главы решили действовать. Мнения разделились. Кто-то требовал немедленного уничтожения клана, кто-то предлагал действовать гуманно и отыскать только тех стальных, кто живет в союзе с представителями других рас и изолировать. Но последнее слово было за черным кланом. Я была против. Я и сейчас против того решения, которое принял Нагарон. Я видела, что многие, даже среди нашего клана, усомнились в разумности этого решения, но высказаться вслух никто не решился. Слишком велик был авторитет семьи Дорсат Грэн, тем более главного жреца Самдиры - Нагарона и его спутницы Дарсаганы.
  -- И все его поддержали?
  -- Не все, - выражение лица драконницы изменилось, оно стало напряженным, даже сердитым, - Стальные тоже пользовались определенным авторитетом среди драконов. Синие были категорически против уничтожения клана. Золотые также выступили на стороне стальных, так как в трудные времена, только стальные поддержали их. Красные высказались резко, и с их точкой зрения согласились многие, в том числе и я. Уничтожать весь клан не разумно, но раз Дарнет не может управлять кланом, нужно найти для стальных нового лидера, способного держать молодняк в узде.
  -- Тогда почему?...
  -- Дрогнуть чаши весов заставили не драконы, а другие расы. Особенно гнормы и темные эльвафы. Понять темных было еще можно, в последние годы соседство со стальными принесло им много горя и потерь, именно их скави чаще всех страдали от набегов, обезумевших драконов. Гнормы же пожелали прибрать себе рудники, которыми издавна владели стальные, и пустили слух, что те желают поработить мир, обратив всех в себе подобных. Это вызвало волну паники, которая захлестнула другие расы. И решение было принято.
  -- Но почему именно черные взялись за уничтожение клана?
  -- Так решили боги.
  -- Боги?
  -- Самдира - черная драконница, наша богиня-создательница и Эрмиадида - богиня правосудия.
   Я аж поперхнулась.
  -- Хочешь сказать, что решение приняли только какие-то две богини? А как же другие боги? Создатели стальных?
   Ариса иронично выгнула бровь.
  -- Об этом тебе лучше спросить Эрмиадиду. Я не жрица, и не знаю таких тонкостей... Но, что-то мы с тобой заговорились. Идем, иначе мы до ночи отсюда не выберемся. Я, кажется, поняла, где вход в нижние помещения.
   Драконница обогнула чучело и спустилась в неприметную нишу, где приложила пропуск к двери, которая тут же гостеприимно распахнулась.
  -- Кстати, о желтых. Стальные всегда удерживали этих прожорливых тварей на коротком поводке. Стальные могли извергать огонь, который действительно наносил им урон и был способен убить их. К слову, этот их огонь был универсальным средством против любой нежити, потому и жили они на землях темных и даже были хранителями темных источников, так что с исчезновением стальных наш мир много потерял, но это, как ты понимаешь, только между нами.
   Я ехидно хмыкнула, но комментировать не стала. Мы вошли в освещенный голубоватым светом коридор и сразу попали в залу, где все стены были испещрены мелкими надписями, большую часть из которых можно было разобрать, разве что, вооружившись лупой, но лучше микроскопом, так мелко они были написаны.
  -- Охранные заклинания, - полуобернулась Ариса, удерживая меня за руку, - постой здесь.
   Я пожала плечами и послушно остановилась. Драконница прошла вглубь, прислушиваясь к собственной интуиции. Я покосилась на ближайшую стену и чуть не расхохоталась, прочитав строчку на эллийском: "Чтоб тебя испепелили стальные драконы".
  -- Идем, - окликнула Ариса, - эти заклинания неактивны.
   Но я так увлеклась изучением проклятий, которые должны бы были обрушиться на наши головы, что не сразу сообразила, что она говорит.
  -- ИШ! - рыкнула в ухо драконница, - Идем, говорю.
  -- А?! - отскочила я от стены, - Прости, тут такие забавные пожелания. Смотри: "Чтобы ты влюбился в стального дракона, чтобы ты стал другом своему врагу, чтобы тебе в любовники достался глирт, ..." Ну, со стальными я поняла, с врагом - это да, понятно, но за что глиртов-то так обидели?
  -- Хм - м, - задумалась Ариса, - Написано на эллийском. Ну, для эльвафов глирты слишком активные.
  -- Слишком активные? - нахмурилась я.
  -- Да. В том смысле, что любовники из них... ну, понимаешь? - легкий румянец появился на скулах драконницы, - Такие...
  -- Страстные?
  -- Да-а, - выдохнула Ариса, смущенно отводя взгляд.
   Я тут же заинтересованно уточнила:
  -- А мужья?
   Драконница удивленно захлопала глазами.
  -- Откуда мне знать, я же драконница, а не глирита. А что?
   Пришло время мне смущаться.
  -- Да, предложил мне один, - краснея, как помидор, - Сказал, что любит.
   Ариса нахмурилась.
  -- А он сам тебя выбрал или его родители?
  -- Да, не знаю я его родителей! - излишне эмоционально ответила я, - Я же не отсюда!
  -- Тогда соглашайся.
  -- Что?
   Я посмотрела на Арису. Не шутит ли? Драконница была серьезна.
  -- Соглашайся, говорю. Если глирт сам выбирает себе пару - он с ней до конца. И любить будет, и защищать, и заботиться. Все для нее, - драконница как-то грустно вздохнула, - А теперь идем.
   Схватив меня за руку, Ариса потянула в левый проход, откуда навязчиво тянуло какими-то специями. Плутали мы достаточно долго. Нижние этажи представляли собой настоящий лабиринт, и, признаюсь, я уже забыла, откуда мы пришли. Как ни странно, шахниры, попадавшиеся нам по пути, коллегу не приветствовали, и даже не окликали, пробегали мимо, бубня что-то себе под нос. Среди шахниров встречались и гнормы, и эльвафы, и гаоры (огры), но все больше полукровки или квартероны.
  -- Нам туда, - прошептала драконница, указывая на лестницу, ведущую на второй уровень пещер.
  -- Точно туда?
  -- Веет силой. Видимо недавно проводили ритуал, - Ариса принюхалась, - Нити еще теплые. Пахнет шитой. Не чувствуешь?
  -- Ну, воняет жженой травой, - втянув воздух, поморщилась я и зажала нос, чтобы не чихнуть.
  -- Хм-м, - посмотрела на меня Ариса, - странная ты посланница. Вроде бы должна чувствовать, а не чувствуешь.
  -- Магия мне не подвластна, - непринужденно отмахнулась я, - Гран едва все волосы на себе не повыдергивал, объясняя мне основы. Бесполезно. Не понимаю я. Зато у меня развита интуиция, и голова благо не опилками набита. Я в институте почти отличницей была. У меня только физкультура хромала, но Вей и этот предмет подтянул.
  -- Я не знаю, что такое институт, - презрительно фыркнула драконница, - но на Орни'йльвире он тебя вряд ли пригодится.
  -- Ну, не скажи, - таинственно улыбнулась я.
   Мы спустились вниз, ступая осторожно, ступени были очень скользкими, не хотелось бы думать, что от крови. О-да, это оказалась та самая пещера, которая ночами мучила меня в кошмарах. Атмосфера в ней царила гнетущая. Дышать было тяжело и хотелось поскорее уйти и никогда сюда не возвращаться.
  -- Здесь никого нет, - обескураженно пробормотала я, - Где Чисс?
  -- Я чувствую его запах, - поведя носом, нахмурилась Ариса, - он точно был здесь.
  -- Только не говори..., - побледнела я, хватаясь за горло, так как стало уж совсем нечем дышать.
   В полумраке увидела, как Ариса мнется, не зная, что сказать.
  -- Проклятье! - с размаху врезала кулаком об стену, от чего по ней побежали трещины, - Проклятье!
  -- Посланница остановить, - встревожилась драконница, - нас могут услышать!
  -- А пусть слышат! ПРОКЛЯТЬЕ! - еще один удар, и кусок камня откололся от стены.
  -- Иш, ритуал не закончен, - попыталась успокоить меня Ариса, - возможно, смесок еще жив. Давай поищем. Иш!
   Меня трясло. Головой я понимала, что если Чисс мертв, я ничего не смогу с этим поделать, но сердце отказывалось верить, оно уцепилось за слова Арисы, как за соломинку.
  -- Идем, - буркнула я.
   Выскочила из пещеры, дыша прерывисто и часто. Где он может быть? Куда эти твари его спрятали?
  -- Стой, Иш, стой, - окликала Ариса, но я стремительно шла вперед, заглядывая в каждую пещеру, и наталкиваясь на изумленные взгляды шахниров.
   Но не я попала в ловушку, не я наступила на эту чертову панель. Издалека заметив засыпанную песком выступающую планку, я обошла ее, а Ариса, чтоб эту драконницу, на нее встала. Не открылся люк в полу, не выдвинулись колья из стен, даже охрана не прибежала, что было бы, с моей точки зрения, наилучшим вариантом - нет, нас легко и безболезненно перенесло в одиночные камеры на самых нижних уровнях пещер. Черт!!!
  

***

  -- Ариса, можно я тебя убью? - прошипела я, встав на цыпочки и заглянув в крохотное окошко между двумя камерами.
  -- Сначала выберись отсюда, двумирная, - меланхолично, парировала Ариса.
  -- И что прикажешь делать? А?! Блин, что теперь с нами будет?! Ну, скажи, неужели тебе было так трудно смотреть под ноги?
  -- Пф-ф. Я же не виновата, что ты начала носиться по пещерам как укушенная за одно место. Естественно я не заметила ловушки.
  -- Хочешь сказать, что это Я виновата?!!
  -- А кто же?!!
  -- Девочки, девочки, - раздался мощный глас из соседней камеры напротив, - Прекратите ссориться.
  -- Э? - удивилась я, - Так мы не одни?
  -- Вы в омарской тюрьме, девочки, - хмыкнул голос, - Естественно вы не одни. Таких как мы с вами здесь много... только выше этажом. А сюда, - начал растягивать слова голос, - отправляют самых почетных гостей.
  -- В каком смысле? - опешила я.
  -- Да в прямом, - хохотнул голос, - На этот этаж кидают только тех, за кого можно либо получить выкуп, либо использовать.
  -- Как использовать?
  -- Не как, а в чем. В ритуале, конечно.
   Я прижалась к прутьям решетки и посмотрела на дверь, за которой скрывался наш собеседник.
  -- А почему мы в камере с прутьями, а ты за сплошной окованной дверью?
  -- Боятся они меня, - фыркнул голос, - вот и заперли в этой комнатушке, чтобы ни с кем взглядом не мог встретиться.
  -- Что же ты за чудо такое, что с тобой взглядом встретиться нельзя? - озадаченно почесала я в затылке. В голову лезла знаменитая медуза-горгона, на худой конец - василиск.
  -- Лимор, - ответил голос.
  -- Лимор?!! - ахнула Ариса.
  -- Кто? - не поняла я.
  -- Лиморы - раса, обладающая уникальной способностью, переселяться в тело любого разумного существа. Для этого им нужно только посмотреть в глаза, - заучено оттарабанила Ариса, - Я думала, вас всех истребили?!
  -- Не всех, - сердито буркнул сосед.
  -- Как же ты здесь оказался? - не обращая внимания, на шиканье Арисы, поинтересовалась у лимора.
  -- Шпионить меня сюда направили, - хмыкнул сосед, - Спалился я. Хлипкий оказался эльваф, спекся после первой же пытки, а мне деться было некуда, вот и показался.
  -- Ты шпионишь для эльвафов?
  -- Да. Но хозяин сразу предупредил, если поймают - я сам по себе. Вот и сижу.
  -- Как тебя зовут?
  -- Ханган.
  -- Меня Ишшари Ни'ийна.
  -- А драконницу как зовут?
  -- Как ты догадался? - встрепенулась Ариса.
  -- Очень просто, - фыркнул Ханган, - только эльвафы, глирты и драконы еще помнят о нас, остальные уже забыли.
  -- Проклятье, - досадуя, цокнула драконница.
   Я спрятала усмешку в уголках губ. Уел лимор Арису, уел.
  -- Слушай, Ханган, ты ведь здесь уже давно?
  -- Трудно сказать. Я сбился со счета.
  -- Хм. Ты случайно не слышал о мальчике драконыше? Его недавно забрали из клана черных драконов.
  -- О драконыше? Полукровке? О том, что недавно сбежал, загипнотизировав молодую шахнирку?... Так его до сих пор ищут, никак не найдут. Смышленый мальчуган.
  -- Да. Да. ЧТО-О?!!
  

***

   Ариса хохотала до рези в животе, потом только слабо всхлипывала и порыкивала что-то в мой адрес.
  -- Что это с ней? - заинтересовался Ханган.
  -- Да, мы, вроде как, спасать его пришли, - сокрушенно вздохнув, призналась я, - Два дня сюда летели, потом с обозом шли, по катакомбам этим плутали... А он... Эх...
  -- Даже так! - присвистнул лимор, - Девочки, я восхищен вашим поступком. Не ожидал, что среди черных еще остались сердобольные драконницы. Проделать такой путь ради смеска - преклоняю перед вами колено.
  -- Перед Иш преклоняй, - наконец отдышалась Ариса, - Это ей не все равно. Мне он и даром не нужен.
  -- Ариса! - сердито буркнула я.
  -- А что не так? Я правду сказала. Не будь ты посланницей Эрмиадиды - крыла бы моего здесь не было.
  -- Ты посланница Эрмиадиды? - тут же навострил уши Ханган.
  -- Да, - поморщилась я, - Можно и так сказать.
  -- Плохо! Это очень плохо! - воскликнул лимор, - Тебе срочно нужно отсюда выбираться!
  -- Почему? - насторожилась я.
  -- Они убьют тебя. Смесок сбежал. Ритуал не завершен. Им нужна замена. Посланник бога - лучший вариант.
  -- Твою...!!!
   Я от души выматерилась, используя исключительно великий и могучий, села на корточки, и, обхватив голову руками, застонала. Ну, что за непруха!!
   С Арисой мы крепко переругались, но Ханган рявкнул, чтобы мы обе заткнулись, и мы притихли. Усевшись у прутьев, прислонившись спиной к каменной стене, я крепко задумалась, что теперь нам делать, но мысли были все какие-то безрадостные. Выхода я не видела. Попробовав один из прутьев на зубок, недовольно скривилась - не металл, что-то совсем иное - прочное и неподатливое.
  -- Ханган, у тебя есть идеи, как нам отсюда выбраться?
  -- Прости, Иш, мне нечем тебя обнадежить. Эти стены глушат любую структурную магию, за исключением магии крови.
  -- А поподробнее. Что за магия крови?
  -- Иш, - удивился лимор, - Это же основы! Есть магия структурная, та, которой ты можешь научиться, а есть врожденная - магия крови, ее еще называют - божественным даром.
  -- Прости, Ханган, но в вашей магии я профан. Так уж получилось, что я выросла в другом мире. А там магия - это красивый миф.
   Лимор задумался, но решил-таки меня просветить.
  -- Ну, смотри, моя способность переселятся в других существ - это магия крови. Дар моей расы - его никто у меня отнимет, разве, что боги. А магия, которую используют шахниры - структурная, ей можно обучиться, для этого нужно много заниматься и зубрить, так как связок, структур и плетений очень много, причем у каждой расы свои.
  -- Понятно. А Ариса?
  -- А что, Ариса?
  -- Она оборотень. Значит превращение - это магия крови и она сейчас не заблокирована.
  -- А-а!! Я понял, к чему ты клонишь. Увы, но маловероятно.
  -- Не поняла.
  -- Даже если Ариса сменит облик, стены сдержат ее полное превращение, и она либо свернет себе шею, либо застрянет.
  -- Иш, ты смерти моей хочешь? - раздался глухой голос из соседней камеры.
  -- Нет, нет, - смутилась я, - Прости, не подумала.
   Ариса отвечать не стала. Мы с Ханганом еще поболтали, но вскоре меня сморило, и я как-то быстро заснула, еще успев подумать, как необычно это для меня, заснуть, недоговорив фразу.
   Просыпалась с большой неохотой, словно предчувствуя, что мне совсем не понравится то, что я увижу. Нет! О, боже только не это!! Ну, пожалуйста, только не это!
   Я лежу на каменном алтаре, с разведенными в стороны руками и ногами, а надо мной весит тот самый кинжал. Распахнув глаза, я нервно проглотила слюну и завертела головой. Слабый свет факелов, звук шаркающих ног и чье-то невнятное бормотание. Шахниры - их пятеро. Встают в круг вокруг алтаря и начинают петь. Все как в моем сне.
  -- Стоп, стоп, стоп! - дурным голосом вдруг завопила я, от чего шахниры запнулись и начали недоуменно переглядываться, а меня уже прорвало, - Какого черта! Прекратите сейчас же! Остановитесь немедленно. Я жить хочу! Я еще замуж не вышла! Меня глирт дожидается. Я должна сказать ему - да! Я хочу семью. Я детишек хочу! Я домой хочу-у. Макси-им, гад ты этакий!! Это все из-за тебя-аа!
   Я начала рвать путы на руках, но невидимые оковы не поддались. Шахниры занервничали. Кто-то снова попытался меня усыпить, но не преуспел. Немолодой шахнир в темно-зеленой мантии приказал заткнуть мне рот. Я посмотрела в его сторону и клацнула клыками, демонстрируя нечеловеческий оскал. Подошедший было ко мне парень в серой мантии, в ужасе отшатнулся.
  -- Она не человек! - воскликнул он.
  -- Этого не может быть! - воскликнул омарец в темно синей мантии, - Я чувствую ее как человека.
  -- А я говорил вам, что амулет странный, - пропыхтел гнорм в коричневой мантии, - Видимо он скрывает ее сущность.
  -- Так почему ты не снял его?
  -- Я пытался - он обжег мне руку.
  -- Убер-ри лапы! - рыкнула я на шахнирку в оранжевом, - Не твое - не тронь!
  -- Заткнись!! - зашипела та, когда амулет и ее приласкал ожогом на всю ладонь.
  -- Не дождетесь, - и прицельно плюнула ей на мантию.
   Туда, куда попала слюна, ткань вспыхнула, как сухая трава. Шахнирака завизжала и завертелась на месте. Двое, в темно-синем и сером, бросились ей на помощь - стали сбивать огонь. Но огонь гаситься не пожелал. Тогда тот, что в темно-зеленой мантии, просто вытряхнул свою коллегу из пылающей одежды, а вызвав откуда-то кадку с водой, еще и окатил бедняжку с головы до ног, от чего жалобный вой перешел в ультразвук.
  -- Да, заткните ее, кто-нибудь! - взмолилась я.
   Тот, что в темно-синем, пропел заклинание и девица заткнулась. Только глазками так - хлоп-хлоп и шмяк на пол, еще и затылком приложилась. Я поморщилась.
  -- Изверг, кто ж так делает, у нее же теперь кроме простуды еще и сотрясение мозга будет.
  -- Почему будет? - озадачился синий.
  -- А думаешь, уже было? Хотя, да, с вами ребята, только больная на голову и свяжется, остальные поостерегутся.
  -- Почему больная? - поскреб в затылке парень в серой, - Вроде же здоровая была.
  -- О-оо, - протянула я, - как все запущено.
   Мы так увлеклись друг другом, что не заметили, как кто-то тихо проскользнул в пещеру и встал за спинами магов.
  -- Даор Рамвир, - обратился тот, что в синий мантии к мужчине в темно-зеленой, - Что будем делать с даори Лейдирой?
  -- Отнесите даори в ее комнату.
  -- Но, кто тогда будет проводить ритуал?
  -- Приведите даора Шазгарда.
  -- Но даор Шазгард только вчера вернулся из Саймартанга.
  -- Ничего. Он справится.
   Решив этот вопрос, синий, подхватил девушку на руки, развернулся и застыл. Путь им преградило что-то громадное и черное. Остальные шахниры так же замерли, медленно подняли головы и как-то сразу начали паниковать: суматошно бегать, сталкиваться, падать и костерить друг друга, на чем свет стоит.
   Я выгнула шею, чтобы увидеть, что их так напугало. Увидела и из горла непроизвольно вырвалось писклявое:
  -- Мама.
  

Глава 3

  -- Да, ладно, тебе, Иш! Что ты испугалась-то так? Ну, ладно они - а ты то что?!
   Вейранар шагал чуть впереди, освещая наш путь ржавым фонарем, как истинный джентльмен, предложив даме руку, на которую я с удовольствием облокотилась - ноги слушались приотворено. От заклинания сна отходила, как от наркоза - голова еще как-то соображает, а тело реагировать не хочет. Судя по ощущениям, я и не должна была очнуться посреди ритуала - повезло мне. Или не повезло. Смотря, с какой стороны посмотреть. Вей, в любом случае, спас бы меня. За что ему громадное спасибо. Все-таки он замечательный друг и наставник, и я почти простила ему то неповторимое шоу, которое он устроил в ритуальной пещере.
   С появлением Вейранара все шахниры спешно эвакуировались, бросив и крепость, и всех, кто в ней томился. Гулкое эхо шагов сильно действовало на нервы, но я старалась не думать о том, что мы здесь одни. Вот так некстати разыгралась моя клаустрофобия, но видимо это последствие стресса.
  -- Вей, я, конечно, тебя очень люблю, но больше так не делай.
   Мы шли по коридору, ведущему к лифту, чтобы спуститься на нижние ярусы и освободить заложников. В крепости оказалось множество удобных механизмов, с помощью которых жизнь под землей уже не казалась такой дикой. Вейранар сказал, что раньше эта крепость принадлежала нимгам - расе механиков, но, что с ними стало, Вей не знал, хотя предположил, что они ушли в другие миры. На Орни'йльвире нимгов недолюбливали.
  -- Да, не страшный я вовсе, - наигранно сопел вампир.
  -- Вей, сейчас ты можешь говорить все, что угодно, но там, - заливаясь румянцем, - Впервые я так опозорилась. И в этом виноват ты.
  -- Ну, И-иш!
  -- Где, по-твоему, я должна теперь искать сменное белье? Боже, ну хотя бы не измывался бы над ними. Съем, не съем. Убью, не убью. Все эти твои глаза, щупальца, растекающиеся пласты кожи...
   Меня передернуло от отвращения и пережитого ужаса.
  -- Неужели я действительно такой страшный? - рассмеялся вампир, сверкая рубинами глаз.
   Ага, глаза - одна пара. Одна, а не десятки. Да, мои ночные кошары по сравнению с боевой трансформацией вампира, просто детские игры в песочнице. Как я только умом не повредилась?! Все-таки мы - земляне, народ, закаленный.
  -- Вей, я даже когда Франа увидела, не так испугалась. А супер гигантская змея - это тоже, между прочим, что-то с чем-то. Но ЭТО! Вей, ты уж прости, но таким я тебя видеть не хочу.
  -- Ты привыкнешь, Иш, - Вей ласково улыбнулся, - поверь, ты привыкнешь.
  -- Возможно, - не стала я спорить, - Но на сегодня с меня хватит.
  -- Да, я и не собираюсь пока трансформироваться.
  -- Уж, будь добр.
  -- Иш, можно вопрос?
  -- Конечно, - кивнула я, - Задавай.
  -- Зачем он тебе? - указал на предмет в моей руке.
   Я подняла левую руку, посмотрела на ритуальный нож шахниров и ядовито усмехнулась.
  -- Трофей. Пусть хоть что-то на память останется.
   Вейранар насмешливо фыркнул и прибавил шагу. Мы вошли в кабинку лифта, вампир с грохотом опустил тяжелую решетку, дернул средний рычаг, и лифт плавно начал опускаться.
  -- Вей, а как ты меня нашел?
   Вампир пожал плечами.
  -- Куда тебя понесло, я понял из рассказа Ларрани. Как только смог выбраться, кинул весть Грану, а сам полетел вперед. На подлете к крепости почуял Чисса. Он бродил по округе, дожидаясь кого-нибудь из нас.
  -- Так он ждал нас?! - воскликнула я.
  -- Нет, не ждал - нахмурился вампир, - Не вас... Как бы тебе объяснить, даже не знаю...
  -- Ну, хоть как-нибудь.
   Вейранар недовольно поморщился. Странно. Что-то он от меня скрывает. Любопытно.
  -- Слушай, - наконец вздохнул Вей, - пусть он сам тебе все расскажет. Я из его воплей мало что понял, только то, что тебе грозит опасность, и если я не поспешу, тебя убьют.
  -- Хорошо, - Я не стала настаивать. Все равно выясню, ни сейчас, так позже, - Где он сейчас?
  -- С Грандирэлем. Грини тоже с ними.
  -- Ну, и, слава богу.
   Лифт бесшумно остановился, Вей поднял решетку и мы вышли на самом нижнем уровне.
  -- Как поступим с остальными заключенными? - полуобернулась я к вампиру.
  -- Я отправил часть себя открыть решетки.
  -- Хочешь сказать, - непроизвольно дернулась я, - что ЭТО приползет назад!
  -- Нет, - пряча улыбку, фыркнул Вей, - ЭТО, как ты назвала мою тень, рассеется, когда выполнит задание.
  -- Не пугай меня так, - выдохнула, почувствовав, как жаркая волна окатила спину.
  -- Идем, - потянул Вей.
  -- Нам вроде направо?- затормозила я.
  -- Нет, налево.
   Я нахмурилась, улавливая доносящиеся со стороны правого коридора голоса Арисы и Хангана.
  -- А-а?
  -- Это эхо, - объяснил Вей.
  -- А!!
   Коридор был неплохо освещен, но Вейранар не спешил гасить лампу - нам еще обратно идти, а после шахнирского ритуала, хоть и незаконченного, мое зрение сильно ослабло. Что-то им все-таки удалось из меня вытянуть - чувствую себя просто ужасно.
  -- Посланница! - воскликнула Ариса, увидев меня, - Слава богине, ты жива!
  -- Ишшари? Она вернулась?! - прижался к окованной двери лимор.
  -- Да, Ханган, я вернулась. Подождите, сейчас мы вас выпустим.
  -- Мы? Ты не одна?
  -- Со мной мой друг. Он спас меня... Всех нас.
   Вейранар забрякал связкой магических ключей. Ну, ключами я их назвала образно, а так, это тонкие полоски из того же материала, что и решетки. На каждой своя загогулинка, соответствующая изображению на стене рядом с камерой.
   Драконница оказавшись на свободе, тут же вцепилась в меня, как клещ.
  -- Как ты? Они что-нибудь тебе сделали? Ты ранена? Отвечай.
   Моя рука соскользнула с предплечья Вейранара, и я тряпичной куклой повисла на руках Арисы.
  -- Что-то сделали, - поморщилась я, - но я не ранена, только чувствую себя, как половая тряпка.
   Драконница поддержала меня, пока вампир открывал дверь в камеру Хангана.
  -- Твою ж эльвафову прародительницу, вампир!! - Раздался грохот, и мы с Арисой с интересом заглянули в проем между дверью и косяком.
   Вейранар стоял в шаге от трехметрового гиганта, внешне напоминающего сказочного джинна. Кожа словно ночное небо, темно-синяя, с мерцающими вкраплениями звезд, глаза белые, горящие, с одними только узкими вертикальными зрачками. Голова лысая, да и на остальном теле волосяного покрова не наблюдалось. Единственная одежда - широкая набедренная повязка. Черты лица хищные: орлиный нос, точеные скулы, узкие губы-ниточки. Ничего так, экзотично. Но рост! Боже, в этом мире найдется хоть одна раса, которой я смогу посмотреть в глаза не запрокидывая голову до хруста в шее.
  -- Иш, предупреждать же надо!! Это лимор!! - сердито рявкнул, вампир, раздраженно одергивая рукава куртки.
  -- Ну, да, лимор, - пожала я плечами, - И что такого?
  -- И что такого?!! Иш, эти существа...
  -- Эй, вампир, - вклинился Ханган, - попрошу без оскорблений. Я, между прочим, представитель очень древнего рода. Нас на всем Орни'йльвире осталось не больше трех десятков.
  -- Вы паразиты, - презрительно фыркнул Вейранар, - живете за счет жизненной силы носителя. И убиваете его, как только тот перестает быть вам нужен.
  -- Признаю, - не смутился Ханган, - многие из моих сородичей так и поступают. Но я отличаюсь от них.
  -- Чем же? - саркастическая улыбка скользнула по лицу Вея.
   Ханган сердито вздернул подбородок.
  -- Думаешь, как образом меня удалось так долго продержаться здесь без носителя? Моя приемная мать научила меня использовать другие источники жизненной силы.
  -- Да, ну? - Вейранар наблюдал за лимором, щуря рубиновые глаза. Ханган тоже вел себя с вампиром крайне настороженно, и только мы с Арисой таращились на мужчин с жадным, ничем не прикрытым, любопытством.
  -- Я служу повелителям эльвафов. Мои приемные родители - светлые эльвафы.
  -- Эльвафы приютили лимора?! - брови Вейранара полезли на лоб.
   Мужчины скрестили взгляды. Ханган посмотрел на Арису, затем на меня. Вздохнул.
  -- Так уж получилось, что моя мать была смертельно ранена, но умирая, доползла до ближайшего дома и из последних сил постучала в дверь. Когда мой приемный отец вышел посмотреть, кто пришел, он увидел мертвую женщину с младенцем на руках. У эльвафской пары не было детей, и они взяли меня к себе в дом. Они вырастили меня. Так что я лимор, воспитанный эльвафами, и я умею быть благодарным.
  -- Возможно, - нахмурился вампир, - но где гарантии, что ты не воспользуешься положением и не вселишься в одну из моих подопечных.
   Мы с Арисой недоуменно переглянулись. Надо же, мы оказывается в группе риска.
  -- Здесь только один сосуд, в который я могу вселиться, - Ханган затравленно посмотрела на Арису, и тут же отвел взгляд.
  -- Значит, мысль такая возникает, - помрачнел вампир. Тьма вокруг Вейранара начала сгущаться, обретая плоть.
   Вот, черт, опять эта штука с глазами и щупальцами.
  -- Я голоден, вампир, - ту же сгорбился лимор, - Ты-то должен понимать, что это значит, но я клянусь, что не причиню ей вреда и выйду, как только мы покинем крепость.
   Я покосилась на Арису. О чем-то усердно размышляя, драконница свела брови на переносице.
  -- Я согласна, - наконец сказала она, - Ему все равно здесь не пройти - он слишком большой, а бросить его здесь мы не можем. Пусть вселяется.
  -- Ты уверена? - Вейранар скрестил руки на груди, явно не желая, чтобы мы узнали о его мыслях. Возможно ли, что Вейран и сам бился над дилеммой, как такому гиганту пройти по узкому коридору с низкими потолками, где и вампиру-то приходилось идти слегка согнувшись.
  -- Да, - расправив плечи, кивнула Ариса, - Я согласна.
  -- Вей, пойдем отсюда, а? - устав висеть на руках Арисы, я прислонилась к косяку, - Мне здесь, знаешь ли, неуютно.
  -- Что ж, раз уважаемая Дай'Магриард не возражает, - облегченно выдохнул Вейранар и отступил в сторону.
   Ханган посмотрел драконнице в глаза и мгновенно растаял, превратившись в невесомую сверкающую пыль, которая подлетела к Арисе и тут же втянулась в слизистые ее глаз. Женщина часто заморгала. Потерла веки.
  -- Ну, как? - не удержалась, и спросила я ее.
  -- Странно, - повращав глазами, ответила Ариса, - Я его почти не чувствую.
  -- Потому, что он сдерживается, - подошел к нам Вейран, - Будь осторожна, Ариса. Почувствуешь тяжесть или жжение сразу зови - я его из тебя вытащу.
  -- Вей, Вей, а там? - дернув друга за рукав куртки, указала на дверь в пыточную.
  -- Где? - посмотрел в ту сторону Вей, - Там нет никого.
  -- А кто же тогда стонет?
  -- Никто.
  -- Как никто? - нахмурилась я.
  -- Да, так. Обычная слуховая иллюзия для устрашения.
  -- Уф, - облегченно выдохнула, - А я-то думала... Тогда давайте уже отсюда выбираться.

***

  
   Толпа, ожидающая нас у ворот, почтительно расступилась. Вей поднял руку с каменной пластиной к лучу света, бьющему из вершины ворот и подвесной мост со скрежетом начал опускаться. На мгновение я испугалась, что начнется давка, но спасенные, словно послушное стадо, дожидалось команды пастуха. Вей подхватил нас с Арисой под руки и тихо шепнул:
  -- Идемте, девочки.
   Мы вышли первыми, остальные робко потянулись следом.
  -- Вей! Иш! - к нам на встречу шел Грандирэль в сопровождении вампирского отряда.
  -- Где Чисс? - потребовала я, когда они подошли достаточно близко, чтобы не кричать.
  -- Остался в лагере. Извелся совсем пацан. Пришлось усыпить.
   Я скривилась, вспомнив, как шахниры усыпили меня. Мерзкая же это штука - магия.
  -- Держи ее Гран, - передал меня темному Вейранар и представил ему драконницу, - Это ланнэрре Ариса Дай'Магриард, а внутри нее лимор. Ишь, как там его зовут?
  -- Ханган.
  -- Ханган? - глаза Грана стали в два раза больше.
  -- Ты его знаешь? - заинтересовались мы втроем.
  -- Конечно, знаю! Он мой троюродный кузен по отцовской линии. Мы думали он погиб!
  -- Его шахниры поймали, - смущенно ерзая на руках эльвафа, пробурчала я, - и держали на нижних этажах. А чтобы не сбежал, дверь сделали литую, без окошек.
  -- Вот значит как, - фиалковые глаза погрустнели, - А его родители уже отчаялись его найти.
   Гран обратился к Арисе.
  -- Не переживайте ланнэрре, Ханган порядочный лимор, он не причинит вам вреда. Я сейчас займусь Ишшари, а потом им. Потерпите немного.
   Грандир легко подкинул меня в воздухе, от чего я испуганно взвизгнула, и понес к лагерю.
  -- Гран, разги тебя раздери, что ты делаешь?!
  -- Дурачусь. Не видно, что ли?
  -- Не делай так. Меня сейчас от любого резкого движения хочется на изнанку вывернуться.
   Фиалковые глаза внимательно посмотрели на меня. Гран недовольно цокнул языком.
  -- Успели, все-таки, нацедить, темные отродья. Ничего, я тебя быстро на ноги поставлю. Отдохнешь, поспишь денек, и будешь, как новенькая.
   Мы помолчали.
  -- Ты уж прости меня, Тари, - вздохнул Грандирэль, - Я вел себя, как ребенок.
  -- Ничего, Гран. Все в порядке.
   Но Грандир не слушал - ему нужно было высказаться.
  -- Когда ты пропала, я места себе не находил - всю Нижнюю Даргардию оббегал. Потом записку от Вея получил и за голову схватился - ведь если бы не моя детская обида, ничего бы этого не произошло. Так что я порошу у тебя прощения... И давай снова будем друзьями.
   Я слабо улыбнулась.
  -- Хорошо, Гран. Я прощаю тебя. Снова друзья?
  -- Да, - просиял эльваф, - друзья.
   Ну, вот и хорошо, хотя бы на время все уляжется. Да, я давно не девочка, чтобы верить в эту подростковую чушь, но будем надеяться, что я вернусь в настоящее раньше, чем до Грана дойдет, что его попытки превратить любовь в дружбу, приведут к тому, что ему будет только больнее.
  -- С Чиссом все в порядке?
  -- Да, что с ним будет?! Загипнотизировал слабую девчонку, она его и вытащила. Увела прямо из-под носа у магистров.
  -- Где она сейчас?
  -- Не знаю. Чисс ее куда-то отправил, но со мной он говорить отказывается. Тебя ждет.
   До лагеря добрались быстро. Гран даже запыхаться не успел. Он усадил меня у костра и взволнованно поинтересовался:
  -- Ты ела?
  -- Нет.
  -- Сейчас что-нибудь приготовлю.
  -- Хорошо. И, Гран... пока никого нет, что-нибудь из металла... ненужное.
  -- Сейчас поищу.
   Грини, свернувшись калачиком, нежилась в язычках оранжевого племени, тихо попискивала, но не просыпалась. Чисс лежал рядом, укрытый чьей-то курткой и тоже сладко посапывал. Я улыбнулась и легонько погладила темноволосую головку. Теперь и отдохнуть можно. Чисс в безопасности.
   Положив под голову чей-то мешок с одеждой, поджав ноги под себя, чтобы босые ступни скрылись в складках многослойного наряда, закрыла глаза и мгновенно провалилась в бархатные грезы. Давно мне так сладко не спалось. Я наотрез отказалась просыпаться, даже когда Гран начал трясти меня за плечо. К богам эту еду - мой организм требует отдыха.
  

***

   Я бессовестно продрыхла весь день и всю ночь. Открыла глаза ранним утром. Рассвет только начал зарождаться, так что было еще темно.
  -- Проснулась? - мужской голос, застал меня врасплох. Моментально выпустив когти, я резко села, и приготовилась защищаться. Ну, здравствуй, паранойя!
  -- Надо же, уже и когти научилась выпускать. Мне тебя и учить-то будет скоро нечему.
  -- Ты!! - зашипела я.
  -- Тихо, звездочка моя, разбудишь ребенка.
   Я покосилась на мирно спящего Чисса и удивленно приподняла брови. Драконыш лежал полумесяцем там, где еще недавно лежала моя голова.
  -- Какой заботливый, - умилилась я. Стерла улыбку с лица и зло зыркнула на сидящего напротив мужчину, - Где ты был? Я всюду тебе искала.
  -- Знаю, Ниночка, - в уголках небесного цвета глаз, появились морщинки, - Прости, что сразу не явился на зов. Занят был.
   Я подалась вперед, пытаясь сократить разделяющее нас расстояние. Огонь мне не помеха. Только бы дотянуться.
  -- Макс, давай вернемся назад. Не надо ничего менять. Мне очень нравится Фран. Он признался мне в любви, и моя драконья ипостась подтвердила, что это правда. Я хочу сказать ему - да. Я хочу выйти за него замуж. Пожалуйста, Макс. Не отнимай его у меня. Я ведь тоже эксперимент. Меня тоже, вроде как, не должно быть. Макс не убивай Франа. Может он и не дракон, но если вы с Шазурой...
  -- Так, Нина, подожди, - нахмурился белокурый бог, - Что ты такое говоришь? С чего ты решила, что я хочу убить Франчиаса? Кто тебе такое сказал?
  -- Эрмиадида... Она сказала...
  -- Эримиадида? - светлые брови сложились домиком, - С этого момента поподробней. Что она там тебе наговорила?
   Тяжело вздохнув, я рассказала все, что произошло со мной с момента моего возвращение на Орни'йльвир, так чтобы Макс проникся и понял, что я очень хочу вернуться назад, в наше время. Пока изливала душу, Максенс хмурился, поджимал губы, качал головой, всем своим видом показывая, что ему не все равно, вот только лицо у моего божества становилось все мрачнее.
  -- Ниночка, прости меня, - когда совсем выдохлась, сказал Макс, - Это все я виноват.
   Что ни говори, а приятно, когда мужчина признает свою вину. Бывший, зараза, предпочел сбросить вину на чужие плечи, тое есть на мои.
  -- Макс...
   Но он перебил меня.
  -- Я никак не думал, что она втянет тебя в наши семейные дрязги. Ладно, я - мне не привыкать, но ты... Шазура очень любит свою мать, но Эрмиадида...
  -- Терпеть тебя не может.
   Макс поморщился.
  -- Это слабо сказано.
   Я расслабилась и прекратила пытаться схватить его за руку. Время еще есть. Вернуться я всегда успею, а вот в том, кто виноват в моих злоключениях, хотелось бы разобраться.
  -- Макс, что ты ей сделал? За что она на тебя взъелась?
  -- В том то и дело, что ничего, - Максенс сердито дернул себя за косу, которую перекинул через плечо.
  -- А что тесть?
  -- Чей? - не понял бог.
  -- Твой.
   Макс начал яростно вспоминать, кто такой тесть.
  -- Муж Эрмиадиды, - подсказала я.
   Глаза белокурого бога просветлели.
  -- Нет у нее мужа. Шазура без отца росла.
  -- А кто ее отец?
   Мужчина озадаченно пожал плечами.
  -- Никто не знает, а Эрмиадида молчит, как гнорм на допросе.
  -- Ага! - подняла указательный палец на уровень глаз, - Тут то собака и зарыта.
  -- Хочешь сказать, что Эрмиадида видит во мне отца Шазуры?
  -- Скорей всего.
  -- Но я люблю Шази! Я никогда ее не брошу.
  -- Очень мило, - хмыкнула я, - Но Эрмиадида ее мать, и ей неприятно, что ее дочь вынуждена жить с таким бабником.
  -- Ни-ин, я не бабник, - Макс большим пальцем потер край нижней губы, - Меня таким создали. Не могу я по-другому. Ну, хоть режьте меня. Я же и сам не рад порой, да отказать не могу. Не имею права.
  -- Как это? - скептически изогнула бровь.
   Максен устало потер глаза.
  -- На самом деле, Нин, мы не свободны. Мы - боги низшего уровня, связаны с Орни'йльвиром определенным договором, и вынуждены выполнять свои обязательства, несмотря на собственные предпочтения. Я бог оборотней, меня призывают, когда приходит время взросления. Я прихожу не ко всем во плоти, но к старшим семьям приходится. С парнями просто - силой померились, на охоту сходили, и разошлись довольные друг другом. С девушками... Да, ты и сама знаешь - не все они реагируют адекватно. Чаще как увидят, сразу на шею бросаются. У них гормоны играют, а мне что прикажите делать, я же не каменный?!
  -- Смени облик, - предложила я.
   Бог грустно усмехнулся.
  -- Нин, для оборотней внешность не самое главное. Вспомни, о чем ты думала, когда подсматривала за купающимися мужчинами.
  -- Я тебе об этом не рассказывала! - смутилась я.
  -- А мне и не нужно рассказывать. Я прочитал это в твоей памяти.
   Я обиженно надула губы. Вот зараза. Я тут перед ним распинаюсь, а он вон как.
  -- Не сердись. Я не специально.
  -- Знаешь, мог бы и предупредить.
  -- Зачем? У памяти нет эмоций, они все в твоем сердце. Если бы ты мне вслух не рассказывала, я бы и не понял, что же тебя волнует. Ну, не сердись. Ничего дурного я в этом не вижу. Зрелище было, выпивка была - повеселились, - Макс на мгновение напрягся, - Только Шази совсем нельзя пить. Голову ей от спиртного сносит.
  -- Она любит тебя.
  -- И я ее. Но после Земли мы только и делаем, что ссоримся, - Макс обреченно махнул рукой, - А тут еще ее мама масла в огонь подливает.
  -- Детей вам надо завести, - вдруг брякнула я, и засомневалась, к месту ли.
  -- Я бы с радостью, - обрадовался Макс, и глаза у него засветились, - я люблю детей.
  -- А Шази знает?
  -- Не-ет... вроде.
  -- Думаю, вам стоит об этом поговорить. И как можно скорее. Если я правильно поняла позицию Эрмиадиды, она сделает все чтобы развести вас по разным углам. А сейчас Шазура очень ранима. Ей кажется, что ты потерял к ней всякий интерес.
  -- Ничего подобного! - возмутился Максенс.
  -- Я тебя, как женщина говорю, - отмахнулась я, - вы ссоритесь из-за того, что Шази чувствует себя брошенной.
  -- Я не...
  -- Помолчи, пожалуйста. Вот скажи, что она должна чувствовать, когда ты в начале занялся моей судьбой, перекроив ее так, как тебе это было удобно... не делай такие глаза, я не глупая девочка - выводы делать умею... потом переключился на личную жизнь моей драконьей сущности, а теперь еще и в прошлое зачем-то ушел, не сказав, ни слова. Просто взял и ушел. Ну, как тебе такой расклад? Будь ты моим мужем - я бы подала на развод.
  -- Но Нина, я не... Я что-то не понимаю. Ты так говоришь, словно я сам виноват, что Шазура начала сердиться на меня?!
  -- Именно, Макс. Пойми, Шазура безумно ревнует тебя ко мне. Но не как к очередной любовнице - на них она плюет с высокой колокольни, - знала за кого замуж выходила. Тут дело в другом. Она видит, что ты увлечен мной... Как бы это выразиться...О!... как очередным проектом. И ты уделяешь ему больше внимания, чем ей, и это ее ранит.
  -- Я... - замялся белокурый бог, - как-то не задумывался, как все это выглядит со стороны.
   При этом брошенный на меня взгляд таил в себе мгновенно рассердившую меня нежность.
  -- Все вы мужики одинаковы, - фыркнула я.
  -- Ну, раз ты у нас такая умная, - скривился Макс, - Что прикажешь мне теперь делать?
  -- Вернемся в настоящее. Поговорим с Шазурой. Попробуем найти компромисс. Возможно, вам стоит начать какой-нибудь совместный проект. Ребенок тоже был бы кстати. Появление внука или внучки отвлекло бы внимание Эрмиадиды. Как тебе такой вариант? Вы с Шазурой довольны и счастливы... И мы с Франом тоже.
   Взгляд Максенса стал каким-то обескураженно-недоуменным.
  -- Начинаю понимать, почему близняшки так тобой заинтересовались. Но возвращаться нам еще рано.
  -- Почему? - нахмурилась я.
  -- Вот мы и подошли к важному для тебя вопросу - Франчиас. Я здесь из-за него.
  -- Та-ак...
  -- Спокойно, - отшатнулся Максенс, так как я шустро преодолев разделяющее нас расстояние, схватила его за отвороты серебристо-белого жилета и резко потянула на себя, - Не собираюсь я его убивать. Даже мысли такой не было.
  -- Но-о-о?...
  -- Звездочка моя, - Максенсор взял меня за руки и легонько сжал, от чего у меня по коже побежили мурашки, - ты же прекрасно знаешь, что Фран полукровка.
  -- И-и? - заерзала я, почувствовав, что вопреки логике, начинаю возбуждаться, хотя, о чем это я, у физиологии нет логики - а жаль.
  -- И одна из его ипостасей была заблокирована еще в детстве, - продолжая мягко улыбаться, Макс склонил голову к плечу, и непослушная прядка упал ему на лицо.
  -- Ну, да, - раздраженно закатила я глаза, - Он сам мне об этом рассказывал. Он даже не помнит ее. Вроде как забыл, а вспомнить не удается.
  -- Да, - кивнул Макс, продолжая держать меня за руки и выводя подушечками больших пальцев на них широкие круги: - А теперь я говорю тебе, что заблокированная ипостась - это дракон. Черный дракон. О-очень редкий вид. Можно сказать вымирающий. В настоящем остался только один представитель чистой крови этого клана - самка.
  -- Ик! - вырвалось у меня и я, выпустив лацканы жилета, села на пятую точку.
  

Глава 4

  
   Неожиданно справа кто-то громко расхохотался, заставив нервно вздрогнуть, и, обливаясь холодным потом, повернуть голову. Вейранар? Вампир сидел на корточках у моего импровизированного ложа и ржал как заправская лошадь, хотя правильнее сказать - конь.
  -- Давно подслушиваешь? - усмехнулся Макс, словно это обстоятельство совсем его не удивило, хотя о чем это я - он же бог!
  -- Да уж наслушался, - оскалился вампир.
  -- А почему ты не спишь? - пискнула я.
   Вейранар улыбнулся.
  -- Так я ж, как и ты, не по собственной воле в прошлом застрял.
  -- А-а!?? - опешила я, не зная, как и выразить свое недоумение вперемешку с возмущением, - Но я думала это и есть твое время!!
  -- Нет, Иш. Меня Шагира приглядеть за тобой отправила, но забросила чуть раньше. Я искал подопечную Максенсора, а наткнулся на посланницу Эрмиадиды, да еще и представительницу стального клана. Запутаешься тут с вами.
  -- Шагира тоже в игре? - светлые брови чуть приподнялись.
  -- Нет, конечно, - Вей непринужденно уселся рядом со мной, вытянув длинные ноги, и едва не угодил сапогом в костер - вовремя отдернул, - Поддержать она тебя решила.
   Макс фыркнул.
  -- Когда проект начал разваливаться - ушла, а теперь решила поддержать? Вот, скажи Нин, как мне вас понять, женщины?
  -- Никак. Нас можно только любить, - выдала я, - А кто такая Шагира?
  -- Наша богиня-хранительница, - Вей поскреб в растрепанной шевелюре, - Она у нас и за хранительницу домашнего очага и за защитницу путников.
   Я посмотрела на Максенса. Тот скорчил несчастную рожицу. Прямо пожалейте его бедного. Щаз-з. Обойдешься. Интриган белобрысый. Услышав мои мысли, бог только весело улыбнулся.
  -- Мы с ней вместе начинали. Нас было трое - Шагира, Красдор и я. Красдор тогда только подумывал стать божеством гнормов, и на предложение поучаствовать в необычном проекте, с радостью согласился. Это ему принадлежала идея использовать первозданный огонь как основу для новых созданий. Так же он занимался внешним обликом и силой Стальных. Шагира же создала совершенно новую, ни на что не похожую структуру способностей, соединив способности разрушения и созидания в одном существе. Я же занимался оборотничеством и боевыми навыками. Шагира ушла первой. Не знаю, почему, но она просто взяла и ушла, не объяснив причин. Так как на ней висела большая часть работы, с ее уходом проблемы посыпались одна за другой. Чуть позже ушел Красдор. И я остался один. Был еще Хивирдас - мелкое божество темных эльвафов, но с ним я работать отказался. Скользкий тип, неприятный.
  -- А потом и от проекта ничего не осталось, - усмехнулась я, за что удостоилась тяжелого божественного взгляда.
  -- Да, - буркнул он, обиженно поджав губы. Ну, детский сад, ей богу.
  -- Не переживай Макс, - участливо подмигнула я разобиженному божеству, - У тебя есть я, а значит, еще не все потеряно. Но если не трудно, мне бы очень хотелось встретиться с этой вашей Шагирой. Вся эта шахнировская муть меня сильно напрягает. Может богиня объяснит, как мне от нее защититься. С Граном мы явно на разных волнах.
   Мужчины переглянулись, Макс вопросительно приподнял брови, Вей же сморщился, словно ему на спор предложили съесть килограмм лимонов.
  -- Попробую, - сдался вампир, непроизвольно дергая кончик черной косы. Надо бы ее переплести, а то у волос вид неухоженный - нехорошо.
  -- Оставляю это на тебя, - с облегчением выдохнула Максенс.
  -- Понял, - кивнул вампир.
  -- Так, что на счет Франа? - не выдержала я.
   Мужчины синхронно озадаченно посмотрели на меня. И что это значит?
  -- Она еще не поняла? - приподнял брови Вей.
  -- Похоже на то, - кивнул Макс.
  -- Что я не поняла?! - возмущенная их поведением, повысила я голос, - Мы говорили о Фране, потом о том, что его заблокированная ипостась - черный дракон. Ты начал говорить о драконнице.
  -- Правильно, - улыбнулся этот божественный гад, - О единственной представительнице клана глянцевых черных драконов.
  -- Да, - закивала я, - о Ларрани...и э-э-э!!!
   Мой взгляд сам собой переместился с ухмыляющейся физиономии бога на Чисса, который продолжал мирно спать, несмотря на шум, который мы подняли. К слову, в лагере спали все, кроме нас троих.
   Вейранар снова заржал, увидев, как вытягивается мое лицо. Я посмотрела на него и, отрицая очевидное, замотала головой, он же утвердительно закивал.
  -- Его зовут Чисс! - отчаянно воскликнула я.
  -- Детская кличка, - пожал плечами вампир, - Чисс в переводе с глиритана переводится как "хвостик". Помнишь, когда мы встретилась на дороге, ты назвала меня Франчиасом. Признаюсь, ты меня сильно удивила, ведь Ларра только мне призналась, как на самом деле зовут сына и кто его отец. Даже Чисс не знает всей правды. Хотя-а именно тогда я и понял кто ты и откуда.
  -- Ты обманул меня?! - возмутилась я, расстроенно сцепив пальцы в замок.
  -- Нет, Иш. Я тебя не обманывал.
  -- Да, неужто! - порывисто вскочила на ноги, - Я думала ты мне друг. А ты!
   Вейранар поднялся и обнял меня за плечи.
  -- Успокойся Иш, я твой друг, но у переходов во времени есть свои законы. Их жизненно необходимо соблюдать или застрянешь здесь навсегда.
  -- Звездочка моя, Вейранар верно говорит, - тут же вмешался Макс, - Никому нельзя до неузнаваемости менять свое прошлое, иначе вернуть будет просто некуда.
  -- То есть? - не поняла я.
   Этот вампирюга успокаивающе погладил по предплечьям, хорошо зная, что меня это расслабляет.
  -- Когда Шагира перекинула меня в это время, она заменила меня прошлого, на меня настоящего.
  -- Хочешь сказать, что это уже с тобой было?
  -- Да, - вампир очень аккуратно усадил меня у костра, и сам сел, подкинув в огонь сухих веток. Грини не проснулась, - Это уже второй раз как я отвожу Ларрани в клан черных драконов.
  -- А я?
  -- А ты? Хм, - Вей задумался, - Припоминаю, что на той дороге, в тот раз, мне так же встретилась девушка. Не ты, конечно, другая, но знаешь, внешне вы очень даже похожи. Она была полукровкой-эльвафкой, которая сбежала из дома. Я так же предложил ей присоединиться к нашему отряду, однако мы распрощались, как только пересекли границу с Даргардией, и что с ней было дальше я представления не имею, вероятно, именно ее ты и заменила.
  -- А Ларра?
  -- С отцом Чисса Ларрани познакомилась на одном из совместных балов, который устраивают старшие семьи разных рас раз в несколько лет. Влюбилась. Почти сразу забеременела. Из яйца вылупился здоровенький драконыш с необычайно длинным хвостом - отсюда и кличка. Ларрани удалось скрыть его существование от родных, но сама она сильно переживала, отчего отношения с сыном сразу не заладились. Когда весь ее клан истребили, Ларра направила письмо-просьбу в клан матовых черных драконов, чтобы ей подыскали пару. Черные ответили согласием. Но Ларра, травмированная смертью близких, не смогла перекинуться. Тогда она написала мне, прося по старой дружбе, сопроводить ее к жениху. Я согласился. Остальное ты знаешь.
  -- Но если ты знал, почему молчал?
  -- Прости, мне приходилось сглаживать шероховатости наших с тобой действий, чтобы они не сильно влияли на будущее.
  -- Значит, одну ты бы меня все ровно не оставил? - вспомнила я, как эти двое навязались мне в закадычные друзья. Вспомнила, что пока мы гостили у драконов, ни Вейранар, ни Грандирэль нигде не оставляли меня одну дольше чем на час. Вейранар, как мне кажется, и вовсе не выпускал из виду. Не зря же, гуляя по Даргардии, у меня постоянно возникало чувство, что за мной следят. Скорей всего, это его глазастая тень.
  -- Конечно, нет. И дело даже не в просьбе богини, Иш. Ты сразу мне приглянулась. С тобой легко и приятно общаться. Ты хороший друг и верный товарищ.
  -- Интересно, когда это ты успел понять?! - саркастически изогнула бровь, - Ты же только и делал, что бил и валял меня в грязи.
   Макс удивленно воззрился на Вейранар.
  -- Эй, - шутливо поднял руки вампир, - не смотри на меня так. Я учу ее.
  -- Ну, да. Сначала отметелишь, что в глазах двоится, а потом спрашиваешь, не слишком ли быстрый темп.
   Максенс облегченно выдохнул.
  -- Это хорошо. Думаешь, получится ее подтянуть?
   Вей задумался, но все-таки кивнул.
  -- Пару сотен лет и ты ее не узнаешь.
   Я нервно икнула. Пару сотен лет тренировок с Вейранаром и меня отправят на Землю к родителям в виде конструктора "Собери, если сможешь".
  -- К сожалению, столько времени у нас нет, - покачал головой Макс, - Максимум пару лет. Сфера времени дольше не протянет.
  -- Что-о??? - подскочила я, - Ты не можешь так со мной поступить! Макс я назад хочу!!
  -- Успокойся, Иш, - одернул Вейранар.
  -- Тебе легко говорить, Вей, - ты дома, а я..., - я запнулась, проглатывая ком горечи, - А у меня... У меня здесь никого, понимаешь, никого. Мне даже поговорить не с кем!!
   Я часто заморгала, но слезы уже катились из глаз. Чтоб вас всех!
  -- Иш, ну, Иш, - обнял меня Вей, - успокойся, девочка. Ну, что ты?
  -- Я-а... хоч-у. Дом-мой хочу-у!! - сквозь всхлипы, выла я.
  -- Ниночка, Нинок, не плачь, - подполз с другой стороны Макс и тоже обнял, - Вернемся мы назад, вернемся. Клянусь тебе. Не плачь. Вот, выпей. Полегчает.
   Мне сунули под нос флягу и заставили выпить. Я сопротивлялась, но мужчины упорствовали не меньше. Наконец содержимое фляги попало в рот и я, чтобы не захлебнуться сделала глоток. Жидкость обожгла глотку. Тфу, да это ж коньяк! Споят же, гады.
  -- Хватит! - воскликнула я и случайно дыхнула бледно-голубым пламенем, чуть не подпалив божеству белокурую челку.
  -- Еще чуть-чуть, - не унимался Вей, экстримал фигов, удерживая меня за руки.
   Поняв, что эти двое решили напоить меня до бессознательного состояния, я утробно зарычала, и оттолкнула обоих. Мысленно представила, что надеваю скафандр, наполнила легкие горячим воздухом и сделала один мощный залп в воздух. Крас-сота!
  -- Нина!!
  -- Иш!!
  -- Достали-рр!! Я же сказала, хватит-р-р! - прорычала я, любуясь их изумленными лицами. "Ну, что вылупились, - мысленно усмехнулась я, - я теперь и не такое могу! А что вы на это скажите"? И тряхнув удлиненной мордой, вырастила на голове пару витых рогов.
  -- Так, - нахмурился Макс, - хвост вижу, шкура на месте, когти тоже... Даже рога ты себе зачем-то отрастила... Крылья-то где?
  -- Да, Иш, а крылья ты куда дела? - присоединился Вей.
  -- Тфу, на вас, - расстроенно засопела я, не получив свою заслуженную порцию охов и ахов. Ведь почти полностью изменилась - это же прогресс, так нет, им крылья подавай. Привереды.
   Я поскребла когтями затылок, лизнула нос длинным синевато-черным языком, вздохнула и вернулась в человеческую ипостась. Сразу захотелось почесаться. И основательно так. Но ограничилась руками - их в рукава спрятать можно. Каждый раз, после превращения, Чисс по шею закапывал меня в тину или во влажный песок, чтобы уменьшить зуд. Я жалобно посмотрела на бога, прикрывая интимные места.
  -- Не выходит у меня. Как подумаю о крыльях, сразу стопорит. Притом напрочь, - я посмотрела на спящего мальчугана, - Вот Чисс и придумал компромисс, создать комфортную для меня форму.
   Я с сожалением покосилась на обрывки тканей. Ну, и где мне теперь одежду искать? Вей вытряхнул на землю содержимое походного мешка и протянул мне рубашку. Я вцепилась в нее как в наряд от Юдашкина.
  -- Ясно, - вздохнул Макс и скрестил руки на груди, - Это конечно выход. Для одной из форм сгодится. Но ты же понимаешь, что тебе все равно придется принять истинную форму.
  -- А какую? - капризно надулась я, - Где ты стальных-то видишь? Не осталось же никого. Мне даже подсмотреть негде.
  -- Иш, дело говорит, - вступился за меня Вей, - В ее случае, чтобы создать ипостась нужен пример. И не только визуальный. Она должна почувствовать себя драконом. Перенять облик, сущность и образ мыслей. А для этого ей нужен наставник.
  -- Это не проблема, - фыркнул Макс и начал снимать рубашку вместе с жилетом.
   У меня аж дыхание сперло. Хорош, зараза. Фигура шикарная, мышцы под кожей бугрятся, пресс кубиками, а об остальном и думать не хочется - первый класс. Бог, одним словом. Что-то у меня гормоны взыграли, видимо давно не было.
  -- Эй-эй, хватит! - остановил его вампир, - Нашел место! Когда ж ты научишься сначала думать, а потом делать. Лес вокруг. Где ты тут развернешься? Повремени.
   Макс покрутил головой, осознал правоту слов вампира, и начал натягивать рубашку обратно. Так-то лучше. Дышим ровно.
  -- Тут ты прав. Нин, ты чего такая красная?
  -- А иди ты..., - махнула на него рукой и пошла в сторону звука плещущейся воды. Это я еще от человекодраконьей формы не отошла. Слух у драконов все-таки лучше, чем у человека. На много лучше.
  
  

***

   Вернулась вся мокрая. Поскользнулась на илистом берегу. Хорошо, что рубашку успела скинуть. Зато зуд прошел и в голове прояснилось.
   Вейранар о чем-то тихо беседовал с Максенсом, при этом Вей выглядел сердитым, а Макс смущенным. Услышав шаги, оба как по команде замолчали, но я успела зацепить пару фраз. Говорили обо мне. Ну, кто бы сомневался?!
  -- Освежилась, - весело усмехнулся Вей. Протянул руку и отцепил запутавшуюся в волосах зелень.
  -- Да уж.
  -- Куртку принести?
  -- Не надо. Так высохну.
  -- Ни-ин, - состроив скорбные глазки, жалобно протянул бог.
  -- Молчи уж.
   Тут у меня в желудке заурчало так, что Вей с Максом даже опешили. Переглянулись, и давай ржать.
  -- Что смешного? - буркнула я, - Я трое суток толком ничего не ела.
  -- Там тебе Гран что-то оставил, - продолжая скалиться, Вей кивнул на прикрытую тряпкой глубокую миску.
   В ней оказалось мясное рагу и ломоть хлеба. Рядом с миской лежали два ножа, оба с широким основанием и зауженные к концам, и одно погнутое лезвие топора. На десерт Грандирэль насобирал горсть разноцветных ягод.
  -- Н-да, подруга, с тобой не соскучишься.
   Насытившись, я почувствовала себя совсем хорошо. Вот теперь можно и поговорить.
  -- Так, что насчет Чисса... то есть Франа? Боже, с ума сойти можно, и все это время я даже не подозревала. В голове не укладывается.
  -- А если бы знала, что изменилось бы? - Вей с интересом наблюдал, как я обгрызаю лезвие топора.
  -- Ну-у, даже не знаю.
   Я отложила обгрызенный кусок железа, подошла к ребенку, укрыла его худенькие плечики и погладила по голове.
  -- Этот мальчишка еще не ис-сир Франчиас.
  -- Верно, - усмехнулся Вей, - ему до ис-сира еще расти и расти.
  -- Макс, так что же ты хотел сделать? - посмотрела я на воплощенную мечту женских грез, и перебралась поближе к Вею.
  -- Понимаешь в чем дело, - начал объяснять Макс, осторожно подбирая слова, и косясь на меня с опаской, - еще в детстве у Франчиаса произошел серьезнейший конфликт двух ипостасей. Каждая стремилась стать главенствующей, но обе они были настолько сильны, что просто разрывали его на части, а это могло привести либо к его смерти, либо к помешательству. Однако Чисса спасли, запечатав драконью ипостась ритуалом на крови.
  -- И что? Что ты хочешь сделать? Если ты поспособствуешь тому, что запечатают его глиртскую ипостась, будущее изменится - это будет уже совсем другой Фран.
  -- Ты меня не дослушала, - цыкнул Макс, - Этот ритуал запечатал его ипостась безвозвратно, так как шахнирка, которая его проводила, была убита. Но если бы она была еще жива, она бы могла совершить обратный ритуал, который бы позволил отменить действие первого. Вот я и подошел к главной загвоздке: как сохранить жизнь этой самой шахнирке и при этом не сильно искорежить наше будущее? Вейранар у тебя есть идеи?
  -- Когда это должно произойти?
  -- Уже скоро.
  -- Как скоро?
  -- Завтра вечером.
   Вей удивленно приподнял брови. Я тоже малость прибалдела.
  -- Так скоро?!! - вытаращилась я на бога.
   Макс кивнул.
  -- Да.
   Вампир посмотрел на Макса, на меня, а потом на ритуальный нож, который лежал там, где я его и оставила - у костра.
  -- Знаешь, Максенсор, я думаю, что ответ у тебя прямо под носом.
  -- Я внимательно тебя слушаю, - оживился бог-оборотень, и глаза его засветились.
  -- Вей? - я испуганно сделала бровки домиком, - Я не справлюсь. Я даже не знаю, что делать.
  -- А я и не о тебе... Не совсем о тебе.
  -- А-а? - после всего пережитого, мои мысли отказались собираться в кучу.
   Вей усмехнулся и жестом подозвал Макса, который аж загорелся от одной мысли о предстоящей авантюре. Дождавшись момента, когда мы с Максом чуть ли не стали приплясывать от нетерпения, вампир объяснил то, о чем я могла бы и сама догадаться, если бы алкоголь не начал разжижать мозги.
  -- Во-первых, у нас есть нож, наполненный силой Иш. Во-вторых, где-то по лесу бегает одна молодая, но весьма способная шахнирка. И в третьих, есть Иш, которая, думаю согласиться поделиться своей кровью. Ведь поделишься?
  -- Конечно!!!
  

***

   Максенс растворился в сыром утреннем тумане, когда солнце кроваво-алым рассветом пронзило лесной полумрак. В небе появились куцые облака, в которых Вейранар разглядел дождь, который натянет к середине дня.
   Я зябко поежилась и спрятала нос в ворот Вейранаровой куртки, которую тот без разговоров принес, одел, еще и застегнул до подбородка. На мои протесты, вампир только улыбался, смотрел как на дитя неразумное и продолжал делать свое благое дело. Вскоре, как ни странно, я начала дрожать и мне зверски захотелось спать, словно с уходом Макса ушла и вся моя бодрость. Вей объяснил, что в присутствии Максенсора меня поддерживала его божественная благодать, а, на самом деле мой внутренний резерв все еще и не восстановился.
  -- Поспи. Сон укрепляет, - заботливо предложил Вей, укладывая поленья в костере так, чтобы не потревожить Грини.
  -- Не хочу, - заупрямилась я, - Ты думаешь, у нас получится?
  -- Должно.
  -- А где нам шахнирку искать? Лес-то большой.
   Вампир снисходительно усмехнулся.
  -- Здесь у меня пять подчиненных, Иш. Все вампиры. Ну, и один вполне себе обученный эльвафский шахнир. Неужели, ты думаешь, что мы не найдем одну заблудившуюся в лесу девчонку?! Тем более шахнирку. Иш ты меня убиваешь.
   Я только закатила глаза к небу. Какая самоуверенность. И где только Вея ей учили? Адресок что ли спросить, может и меня в ученицы возьмут?!
  -- О чем задумалась?
  -- Почему Грандир не может провести ритуал?
  -- Иш, ты чем слушала? - пришло время Вейранара закатывать глаза.
  -- Прости. Недопоняла, - ничуть не смутившись, улыбнулась ему.
  -- Ни я, ни ты, ни даже Максенсор не имеем права вмешиваться в ход истории. Мы здесь, не для того, чтобы исправлять, а чтобы скорректировать, по возможности подправить.
  -- А ты говорил, что тебя следить за мной отправили.
  -- Иш.
  -- Молчу, молчу, - захихикала я.
  -- Это конечно. Но если я здесь, то неизбежно ввязываюсь и ваши с Максенсором дела. Это теперь наше общее дело. Так что и отвечать... Что смешного?
  -- Так вспомнилось? - хрюкнула я.
  -- Что?
  -- Ностальгия, - вздохнула я, и на память процитировала диалог из сериала "Бригада", - "Саша, это общее дело.... И потом, мы же с первого класса вместе... И за то, что мы делаем - отвечаем тоже вместе... Бригада".
   Глаза вампира застыли в одной точке, обдумывая услышанное, но ассоциаций, конечно, у него не было, значит, и понять о чем речь он не смог.
  -- Смысл я смутно улавливаю, - поморщился Вей, - Но что это значит? И кто такой Саша?
  -- Я тебе потом расскажу.
  -- Я запомню.
  -- Даже не сомневаюсь.
   Вей взял котелок и ушел к реке. Я подогнула колени, натянула куртку на ноги и стала смотреть, как танцует зеленовато-оранжевое пламя. Оно весело потрескивало сухой древесиной, что ничуть не мешало Грини сладко спать, забавно посапывая, и порой, издавая очень смешные писклявые звуки.
  

***

   По-видимому, я задремала, потому что когда открыла глаза, весь лагерь был уже на ногах. Вампиры в сторонке внимательно слушали указания своего сквара, Гран напряженно что-то магичил, а Грини сидела у него на плече и за чем-то внимательно следила. За чем? Не знаю. Но смотрелось уморительно: вытянувшаяся в струну здоровенная ласка оттягивала плечо сосредоточенному эльвафу, который старательно вычерчивал что-то в воздухе, а зеленошерстная негодница, еще и цокала ему на ухо, от чего Гран мученически вздыхал, но отчего-то не гнал, а терпеливо сносил ее, как мне кажется, едкие замечания.
   Чисс сидел рядом и наблюдал за моим пробуждением.
  -- Привет, - сиплым со сна голосом заговорила я, - Как ты?
  -- Хорошо, - пробурчал он и протянул чашку с отваром из листьев кириса, - Что о тебе не скажешь.
  -- Ну, бывало и хуже.
   Глаза Чисса потемнели. Ух, а мы серди-итые.
  -- Зачем ты пошла к шахнирам?
  -- Тебя спасать, - усмехнулась, пряча улыбку в вороте куртки Вея, - зачем же еще?!
  -- Неужели ты еще не поняла, - драконыш обиженно засопел, - я сам могу со всем справиться. Я не маленький. А тебя..., - голос Чисса словно оборвался, и он заговорил почти шепотом, - Тебя могли убить. Ты знаешь, как я испугался? У меня чуть сердце не вылетело, когда этот... с белыми волосами... сказал, что ты у них... и что тебя убьют, если не передам Вейранару, где тебя искать! Мне никогда не было так страшно! Иш...
   Губы мальчишки предательски задрожали. Я улыбнулась, расстегнула куртку и, протянув руки, позвала:
  -- Иди сюда, - заметив тень сомнения, приподнялась, - Ну же. Смелей... А то замерзну. Ты же не хочешь, чтобы я простудилась?
   Чисс резко вскочил и бросился ко мне. Худенькими ручонками обхватив шею, мальчуган стиснул ее так, что на мгновение подумала - задушит. Орошая ворот рубахи крокодиловыми слезами, Чисс вскоре целиком забрался под куртку, усевшись мне на колени. Облегченно вздохнув, я прижала его к себе, и успокаивающе укачивать, прижавшись щекой к черноволосой головушке.
  -- Милуетесь голубки, - раздалось ехидное хихиканье.
  -- Вей, отстань, - нахмурилась я.
   Вейранар присел на корточки и потрепал Чисса по голове. Драконыш отдернул голову, словно ему были неприятны прикосновения вампира.
  -- Ты чего, Чисс? - подивилась я, - Что случилось?
   Но мальчик молча встал и ушел, оставив нас наедине.
  -- Что это с ним?
   Я проводила его взглядом. Чисс присоединился к созерцанию странных манипуляций, которые совершал Гран, создавая небольшое - размером с футбольный мяч - око, которое постепенно приобретало привычные очертания глазного яблока. Зависая в нескольких метрах от земли, оно непрерывно вращалось вокруг собственной оси, но скорость вращения постепенно уменьшалась, пока око не замерло совсем. Мне оно напомнило глаза Хроса с его удивительными двумя зрачками.
  -- Злится, - усмехнулся Вей.
  -- За что ему на тебя злиться?
  -- Тебе не понять.
   Я сердито покосилась на Вейранара.
  -- А ты попробуй.
  -- Пацан сам хотел тебя спасти. Никакие уговоры не помогали. Увязался за мной упрямец этакий, - Вей пожал плечами, - Ну, что мне с ним было делать, ни брать же с собой, в самом деле - вот я его и оглушил. Еще и Грандирэлю сообщение оставил, чтобы за пределы лагеря не выпускал. А Гран и возиться не стал - усыпил обоих.
  -- Обоих?
   Вей кивнул на шайму, которая услышав от Чисса, что я проснулась, стрелой метнулась ко мне.
  -- Привет, привет, девочка! - засмеялась я, когда Грини обрушилась на меня лавиной теплого меха, цокота и тысяч поцелуев маленьким шершавым язычком, - Ну-ну, все хорошо. Со мной все хорошо. Перестань! Хи-хи. Щекотно же!
  -- Она тоже за тебя волновалась, - Вей наклонил голову, - Она молодец, только благодаря ей мне и удалось быстро выбраться из драконьих пещер.
   Грини гордо выпятила грудь.
  -- Умница, - улыбнулась я и почесала шайму за ушком.
   Ласка забралась мне на плечо, и, обвернувшись вокруг шеи, издала протяжный звук, в котором мне послышалось "Ну, слава богу"!
  -- У нас все готово, - голос Вея потерял свою веселость, став по-командирски сухим и лаконичным.
  -- Надо поговорить с Чиссом, - поднимаясь, кивнула я.
   Стараясь не тревожить Грини, запахнула куртку, Подрабатывая воротником, шайма не только внимательно наблюдала за окружающими двуногими существами, Грини также щедро делилась со мной своей жизненной силой, но для этого ей нужно было сосредоточиться.
  -- Хочешь ему все рассказать?
  -- Не все, - мотнула головой, - только то, что его ожидает.
  -- Думаешь, надо?
  -- Я не стану ему врать. Чисс умный мальчик, он все поймет.
  -- Хорошо. Делай, как считаешь нужным.
   Только сейчас обратила внимание, что, кроме команды вампира, на поляне собрались еще и те, кого мы вытащили из темницы. Двенадцать представителей от разных рас: три светлых эльвафа, два человека, один, непонятной масти, полукровка дракон, два огра и четыре странных существа, которых поначалу я приняла за гигантскую саранчу, но к моему стыду, эти четверо, оказались вполне разумными, и даже свободно говорили на общем. Я повертела головой и спросила:
  -- А где Ариса?
  -- Была здесь, - нахмурился Вей.
   Еще раз осмотрелась.
  -- Я ее не вижу.
  -- Русмар, - окликнул Вей русоволосого вампира, - ты драконницу не видел?
  -- Пошла к реке, - ответил вампир.
  -- Ясно. Все готовы?
  -- Давно готовы, - коротко кивнул все тот же Русмар.
   Вейранар обратился к эльвафу, который, обходя вампиров, заставлял каждого протянуть ему правую руку.
  -- Грандир, как твое следящее око?
  -- Сейчас-сейчас, - замахал на него эльваф, - привязки ребятам сделаю и можно начинать.
  -- Хорошо. Не торопись только, а то выйдет - не дай боги, конечно - как в прошлый раз.
   Грандирэль полоснул вампира испепеляющим взглядом, но Вей только усмехнулся.
  -- Давай, давай, не отвлекайся.
  -- А что было-то? - заинтересовалась я.
   Вей покосился на шахнира, усмехнулся и заговорил полушепотом.
  -- Да, я когда отряд собирал, - за Ларрани ехать - решил проверить, как они у меня в команде работать будут, - Вей улыбнулся, обнажив два острых верхних клыка, которые у вампиров никогда не втягиваются, и поэтому немного мешают во время разговора или приема пищи, - По отдельности-то я с ними и раньше работал, но вместе не собирал. А дорога в Сандшарские холмы трудна: там и дикие разги, и волдаки, даже желтые драконы попадаются. Вот и взял я один заказ: найти и обезвредить волдака. Совсем извел жителей маленькой скави, люди из домов начали бояться выходить. Даже днем повадился нападать... Здоровая была зверюга... Так вот, в первый день этот ушастик что-то напутал и око вместо того, чтобы найти нужный нам объект, улетело в эльвафские поля и зафиксировало какую-то странную лохматую фигуру с торчащими из головы шипами. Видимость была плохая, и мы подумали, что это он и есть - в смысле волдак. Всю ночь мы "охотились" за этой изворотливой мерзостью. Уж мы, вампиры, славимся свой выносливостью, но эта... Я, честно сказать, сам к утру уставать начал.
  -- Ну-ну, и кто это был? - сгорая от нетерпения, начала дергать Вея за рукав.
  -- Девица, - скривился Вей, - Светлая эльвафка, чтоб ее предкам икалось.
  -- Серьезно??
  -- Серьезно. Только, когда мы ее поймали, икалось нам, - Вея заметно передернуло, - У нее ноги были вывернуты внутрь, на голове волосы как колючки в разные стороны, обросшая вся, а уши длиннющие - сами под своей тяжестью сгибались.
  -- О, боже, - побледнела я, - неужели у меня такие родственники?
  -- Ты о чем? - темная бровь вопросительно изогнулась.
  -- У меня папа полукровка эльваф, и двоюродный дядя, - жалобно пролепетала я, и задумчиво, - Но они вроде нормальные.
   Вейранар закашлялся, а потом расхохотался.
  -- Вот значит как. Ты у нас еще и эльвафка. Забавно.... Да нормальные они... В какой то мере. Но эта дуреха влюбилась в сына повелителя и пошла к шахниру, чтобы он сделал ее красивой. Не сомневаюсь, этот ушлый тип прекрасно знал, что ни одно зелье, ни заклинание изменения внешности на эльвафов не действует, а если и действует, то на самый короткий срок, но говорят же, деньги не пахнут, вот шахнир и продал ей зелье "красоты". Только с детства мозгами обделенная, девица даже не поинтересовалась, чьей именно образчик "красоты" ей достался. Вот и выпила перед самым свиданием свое зелье с гарантированным сногсшибательным результатом, - вампир сдавлено хрюкнул, - Ну, хоть в чем-то он ее не обманул - результат был действительно сногсшибательный. Сын повелителя, с детства страдающий замедленной реакцией, удирал так, что только пятки сверкали. К самой развязке наше око и подоспело, а потом и мы с командой. Повезло ей, что имгирги самая быстрая и выносливая из всех рас Орни'йльвира. Я даже не уверен, догнали бы мы ее, если бы это гхарово зелье не начало выветриваться.
  -- Зря ты Вей смеешься, - покачала я головой, - Мне ее жалко.
  -- Мне тоже стало жалко, когда Гран не признав эльвафку, едва не запустил в нее сиреневое пламя - едва успел остановить. Пришлось даже частью тени пожертвовать, а это, между прочим, больно.
  -- Бедняжка, - улыбнулась я, специально не уточняя, кто именно.
   Вей сощурился, но я только глазками захлопала. А что я? Я ничего.
  -- Ты плохо знаешь эльвафских аристократок. Эта девчонка, как только поняла, что мы ее не тронем, потребовала, чтобы ее немедленно сопроводили домой, иначе она пожалуется отцу, который, пожалуется Повелителю, и тогда нам точно несдобровать.
   Я представила себя на ее месте, и восхитилась ее выдержкой. Я бы точно грохнулась в обморок. Если не от изнеможения, то от страха точно.
  -- И что ты сделал?
  -- Проводил, - пожал плечами Вей.
  -- Просто взял и проводил? - я скептически приподняла бровь, скривив губы.
  -- Просто проводил, просто поговорил с ее отцом, просто ее срочно выдали замуж.
  -- Ну, ты суро-ов, - восхитилась я.
   Вей почесал шайму за ушком.
  -- Оставляю тебя за старшую.
   Меня переклинило: "Грини за старшую? И что она будет делать? Ее же даже не каждый видит".
  -- А ты уверен, что она справится? - осторожно поинтересовалась я.
   Вей костяшками пальцев легонько постучал мне по лбу.
  -- А-а! - сообразила я, - Это ты мне! Что-то я торможу.
  -- Никуда не уходи. Оставайся в лагере.
  -- Я хотела с Арисой поговорить, - я посмотрела в сторону реки.
  -- Придет. Никуда не денется. Ты ей очень нужна, - Вей тяжело вздохнул, - Ни клану, ни черным драконам, а лично ей.
  -- Но что я могу сделать? - расстроилась я, - Если я вмешаюсь - я изменю будущее.
   Ох уж эта Ариса. Слов нет - одни эмоции. Ни драконница, а сплошная головная боль. Не понимаю, если хотела, чтобы я ей помогла, почему не сказала сразу? Клан кланом, но ей я бы помогла.
  -- Поговори с ней. Скажи, что выполнишь одну ее просьбу.
  -- Вей, я не знаю...
  -- Ты сможешь. Даже ни так, - Вей взял мои руки в свои ладони и посмотрел в глаза, от чего мурашки побежали по коже. Что-то я слишком чувствительной стала. Не к добру, - Только ты и сможешь ей помочь.
   Попыталась сформулировать вопрос, но Вей резко мотнул головой и я замолчала.
  -- Она должна сама тебе все рассказать.
  -- А у меня получится?
  -- Должно получиться.
  -- Ну, хорошо. Раз ты так говоришь - попробую.
  -- Постарайся, - по-отечески улыбнулся вампир, как-то сразу став и старше и мудрее, - Ариса нужна тебе, Иш. Максенсор, не научит тебя тому, чему учит старшая самка младшую. Он все-таки мужчина.
   Я издала удивленное восклицание.
  -- Вей, я не поняла, ты хочешь, чтобы я ей помогла, или же, чтобы Ариса стала моей наставницей?!
  -- Одно другому не мешает, - оскалился вампир, вогнав меня своей сияющей улыбкой в тоску.
  -- О, боже, - застонала я, - вот только второго интригана в моей жизни мне и не хватало. Вей, ну, в самом деле!
   Вей небрежно потрепал меня по голове. Ох уж этот дружественно-покровительственный жест. Бесит он меня. Все-таки не маленький ребенок. Но, как я поняла, бороться с таким ко мне отношением бесполезно. Вейранара сопротивление только раззадоривает, и тогда остается уповать только на его чувство меры, которое, по-моему, у вампира все еще в зачаточном состоянии. Одно только таскание меня за ногу на весу, чего стоит. Ему, видите ли, нравится, как я визжу и брыкаюсь. Изверг.
  -- Я люблю тебя, Иш, - сказал он, - И этот непутевый бог-оборотень тоже тебя любит. И мы оба хотим для тебя всего самого лучшего. Но!
  -- Что, но? - насторожилась я.
  -- Но для этого всем нам придется изрядно потрудиться. Согласна?
  -- У-у-у!
   Вот этого я и боялась: вампир и бог-оборотень решили стать моими Орни'йльвирскими папочками. Прощай - прощай, моя тихая, унылая жизнь. Не забывай обо мне. Я буду скучать по тебе... Может быть.
  
  

Глава 5

   Когда Вейранар и его команда скрылись за деревьями, я позвала Чисса и рассказала, зачем и для чего мы ищем шахнирку, и что его ожидает уже следующим вечером. Драконыш внимательно выслушал все, что я ему хотела сказать, и признался, что давно чувствует странное шевеление внутри себя.
  -- И как? - забеспокоилась я, - Как ты себя чувствуешь?
  -- Иногда нормально, - пожал плечами драконыш, - а, иногда кажется, что мир рвется на две части.
  -- Тебе больно?
  -- Нет. Я бы не сказал... Странно, но не больно.
  -- Чисс, скажи, только честно, ты точно хочешь, чтобы мы запечатали твою драконью ипостась? Это ведь не на год и не на два - это очень надолго. Может случится так, что даже не вспомнишь.
  -- Хочу, - не задумываясь, ответил Чисс, - Там, в горах, меня уже никто не ждет.
  -- А как же Ларрани - твоя мама? - удивилась я.
  -- Она забудет, - вздохнул Чисс, - Если уже не забыла.
  -- О чем ты? - я мельком посмотрела в сторону гогочущих огров.
   Те, в отсутствии Вейранара, творили все, что им в голову взбредет. Сначала с жутким "ха-а" огры делали стойку: ноги на ширине плеч, руки подняты вверх и сцеплены в большущий кулак, потом, с не менее жутким "ху-у" приседали, делая руками движение, словно они дрова рубят или голову кому разбивают. Мне от их "ха" и "ху" чуть дурно не стало, рожи то у них при этом зверские, а я особа впечатлительная. А теперь, вон, сломали себе по здоровенной ветке и с радостным улюлюканьем бегают вокруг лагеря, и дубасят ими друг друга по голове. Боже, куда я попала?
   Но правильнее было бы назвать их не ограми, а оранганами, но это и дольше, и язык свернешь, пока выговоришь. А схожие черты у них имеются - огромные, мускулистые, невероятно сильные. Череп почти лысый, только небольшие дорожки жестких черных волос от висков к шее, Маленькие прижатые к голове приплюснутые ушки. Черные глазки-бусинки настороженно следят за тобой из-под сросшихся надбровных дуг. Массивная нижняя челюсть выпирает вперед, из-за чего два крупных нижних клыка выставлены на показ. Мясистый нос. Крас-савцы. Хотя по сравнению с моим рай'и они какие-то хлипкие. Орби вроде, и выше и мощнее.
  -- Хрясь!
   Ветка одного сломалась об голову другого. Все замерли. Показалось, даже птицы примолкли, ожидая, что будет дальше. Огр стряхнул щепки с широких плеч, нахмурился, и...
  -- Хрясь!
   Сломал свою ветку об голову товарища. Я напряглась. Только драки нам здесь не хватало. Огры переглянулись, скорчили зверские рожи... схватились за бока и оглушительно расхохотались.
  -- Боже, какие же они дикари, - с облегчение выдохнула я.
   Чисс весело улыбнулся.
  -- Дети.
  -- Дети? - удивилась я. Посмотрела на огров, и что-то мелькнуло у меня в голове, что эти двое действительно еще совсем дети. Я посмотрела на драконыша, - Дети. А ты то кто?
  -- Я.., - Чисс отвел взгляд, - тоже.
   Я поняла, что либо затронула больную для ребенка тему, либо что-то недопонимаю, и поспешила вернуть разговор в изначальное русло.
  -- Так что Ларрани? Почему ты думаешь, что она забудет тебя.
  -- Мама видела свое будущее. Она просила передать тебе, чтобы ты позаботилась обо мне.
   Мальчуган поджал губы и отвел взгляд, в котором я заметила напряженную работу мысли. Все-таки Чисс гораздо смышленее, чем остальные дети. В Даргардии, наблюдая за подрастающим поколением черных драконов, я недоумевала, насколько Чисс рассудительнее своих сверстников. Сейчас ему не больше ста, а что же будет, когда ему исполнится пятьсот - семьсот? Хотя, о чем это я?! Я и так знаю. Из него вырастет Франчиас.
  -- Что она еще тебе сказала? - протянула руку и коснулась его предплечья.
  -- Много чего, - красные глаза заволокло поволокой, - Но за мной пришли раньше, чем мы предполагали, и она не успела...
   Взгляд мальчика стал рассредоточенным, и Чисс начал отстраняться, но мне было необходимо узнать, что рассказала ему Ларрани. Возможно ли, что моя "сестричка", прекрасно знала, кто я на самом деле? Если так, то какой смысл становиться моей названой сестрой? Стальные вроде как не в почете у черных. Даже хуже. Я у них едва ли ни враг клана. Боюсь даже представить, что с ней сделают эти "достойнейшие", если узнают обо мне. Бр-р. Аж мурашки по коже.
   Стоп. А что если она видела, что Чисс спасется? Тогда зачем весь этот фарс? Зачем было просить Арису помочь мне? Зачем передавать через Чисса, чтобы я позаботилась о нем? Вопросы, вопросы, вопросы... У меня сейчас голова лопнет.
  -- Расскажешь? - осторожно поинтересовалась я.
   Чисс кивнул.
  -- Расскажу... Не все. Кое-что я должен рассказать другим.
  -- Другим? Кому ты должен рассказать?
  -- Вейранару, Арисе, моему отцу и-и... я еще не знаю его, но мама сказала, что я пойму, когда увижу.
  -- Эм-м, - озадаченно промычала я.
  -- Она просила передать тебе, чтобы ты не торопилась возвращаться. Тебе еще многому нужно научиться. Она сказала, что только в этом времени еще живы те, кто способен обучить тебя.
  -- Это она о ком? - я сдвинула брови и закусила нижнюю губу.
  -- Я не знаю, - замялся Чисс, - Я лишь передаю ее слова.
  -- Хорошо. Она просит меня не возвращаться, но как я могу, ведь там меня ждут?!
   Чисс растерянно развел руками.
  -- Она сказала, что ты вернешься вовремя.
  -- Так и сказала - вовремя?
  -- Именно так. Вовремя.
   Я поняла, что требовать рассказать больше, чем Чисс говорит, бесполезно - он следил за каждым своим словом, словно боялся сболтнуть лишнее.
  -- Ладно. Проехали. Что еще?
  -- Она сказала, чтобы ты ни в коем случае не пыталась спасти ее.
  -- Ларре грозит опасность?
   Вот это новость. Не успели "спасти" Чисса, уже Ларрани на подходе. Ну, и семейка! По ходу, с такими "родственниками" я скоро превращусь в дракона быстрого реагирования, а не в главу клана.
  -- Не-е совсем, - Чисс скорчил недовольную рожицу, - Черному клану зачем-то понадобились ее способности. Ее соединят со старшим самцом.
  -- Что это значит?
  -- Это значат, что когда за мной пришли маму уже готовили к ритуалу привязки.
  -- Что??? - воскликнула я, но тут же прикрыла рот рукой, - Что? Привязка? Ты ничего не перепутал?
  -- Нет. Я ничего не перепутал, - красные глаза стали совсем грустными, - С помощью ритуала ее заставят полюбить его и забыть нас. У нее будет новая семья.
   Я застонала, и начала яростно тереть виски. Привязка, опять эта привязка. Я хорошо помню, что чувствовала, когда была эмоционально привязана к Лассаиндиару - с этим чувством трудно бороться, это как нечто жизненно необходимое, бесценное, но в тоже время чуждое. Я бы назвала это болезненной страстью, которая порабощает разум и тело, но ни тому, ни другому не дает самого главного - настоящего чувства.
  -- Это неправильно, мы должны...
  -- Нет, - сказал, как обрезал Чисс, - Она сказала - нет.
  -- Но почему-у? - заканючила я, надеясь увидеть в его глазах понимание.
   Чисс грустно улыбнулся.
  -- Мама запечатала тобой свои способности и воспоминания.
  -- Это как? - оторопела я, не представляя, как это возможно.
  -- Все самки нашего клана обладали способностью видеть будущее, - вздохнул Чисс, и, словно вспоминая чей-то рассказ, продолжил, - но не каждая обладала выдержкой, чтобы наблюдать и не вмешиваться в ход событий. Молодые самки часто нарушали закон клана, и пытались действовать вопреки божественному проведению, тогда совет клана решил создать заклинание, которое бы запечатывало воспоминания драконниц. Какое-то время это заклинание использовали только как наказание, но позже самки начали использовать его, чтобы запечатать свои определенные воспоминания, а чтобы восстановить их, выбирали образ, который становился ключом к этим воспоминаниям.
  -- Значит, я ключ к воспоминаниям Ларрани.
  -- Да. Но не только. Мы с мамой создали уникальное заклинание. Оно запечатает не только воспоминания, но и ее способности.
  -- Но как? Для этого же нужно провести определенный ритуал?
  -- Ритуал привязки, чем-то похож на наше заклинание, но действует иначе. Я просто вплел в канву нашего заклинания узор их привязки.
  -- Но где ты видел ритуал?
  -- Там же и видел, - буркнул Чисс, - Я хотел спуститься и найти тебя, а попал в ритуальную пещеру.
  -- Тогда ты и понял, что они собираются сделать?
  -- Они не заметили меня, так что мне удалось кое-что подслушать.
  -- О, боже. Как чувствовала, что нельзя было вас отпускать.
  -- Не переживай, Иш. Все идет, как хотят богини судьбы.
  -- Богини? А разве их несколько?
  -- Иш, ты чего? - удивился Чисс, - Их три. Три сестры Лорильдины.
   Меня вдруг как ушатом ледяной воды окатило.
  -- А те девочки, - напряженно выдавила я, - случайно не...
  -- Да, это они, - подтвердил мои опасения Чисс.
  -- Е-епт, - я с ужасом вспомнила, что рассказала кукольным девочкам, и мысленно обругала себя всеми возможными эпитетами сразу на нескольких языках Орни'йльвира, - Что же я наделала?!
  -- Иш?
  -- Чисс, откуда ты все знаешь?
   Драконыш замялся.
  -- Когда мама улетала, и оставляла меня одного, ранним утром я пробирался к водопаду, и слушал, как Эбиса - наша старшая самка, учила младших дракончиков говорить на драконьем. Она уделяла им много времени: рассказывала сказки, истории, легенды. Днем к ней приходили дракончики постарше. Она учила их летать и прятаться. Самцов заставляла слушать голос крови и различать рисунок жизни, от рисунка смерти. Самок обучала видеть будущее и использовать простейшие заклинания. Вечером приходили подростки. Их она учила принимать облик других рас. Чаще такой, - Чисс раскрытой ладонью похлопал себя по груди, - но иногда гвиордов или эльвафов.
  -- И ты все помнишь?
  -- Да. Я все помню. Когда пришли ОНИ, я спрятался, и меня не нашли, хотя очень долго искали.
  -- Ты видел, кто это был?
  -- Нет, - покачал головой Чисс, - Они были в плащах с глубокими капюшонами, а свой запах перебили какой-то едкой травой.
  -- Теперь понятно, почему ты такой самостоятельный.
  -- Мама... она..., - драконыш опустил глаза.
  -- Не надо Чисс, - я села на колени рядом с ним, и, притянув его поникшую голову к своей груди, поцеловала в макушку, - Все будет хорошо. Мы спасем твою маму. Не сейчас так потом. Я обещаю.
  -- Ага, - раздался ехидный голос Арисы прямо у меня над ухом, - А после спасения Ларрани что? Тебя спасать будем?! Уволь. Омарские подвалы, по сравнению с нашими - королевские покои.
  -- Ты уже и там побывала? - подначила я черную драконницу.
  -- На экскурсию водили, - скривилась Ариса, - И не смотри так удивленно, это обязательная программа для всех отпрысков старшей и побочных семей. Некоторых даже оставляют на ночь в воспитательных целях, чтобы лишний раз думали, прежде чем позорить клан своим недостойным поведением.
   Я непроизвольно громко икнула. Ну, ничего себе у них порядочки! Убиться можно.
  -- А где наш синий друг?
  -- Ханган? - уточнила Ариса, - Если ты о нем, то он перебрался в шахнира.
  -- Как он?
  -- Терпимо, - драконница покосилась на мальчишку, - А это, как я понимаю, тот самый.
  -- Ариса, я бы попросила, - я встала и с вызовом посмотрела на нее. Честно сказать, трудно выглядеть внушительно, если ты собеседнику под мышкой умещаешься, но если уж понадобится, пойду в ва-банк, хотя это и рискованно, - Его зовут Чисс.
  -- Я знаю, как его зовут, - скривилась Ариса, - Уж ты постаралась, чтобы я запомнила.
  -- Как я понимаю, вы Ариса Дай'Магриард, - вслед за мной поднялся мальчуган и оттеснив меня в сторону, встал напротив драконницы.
  -- Пф, а мальчик-то с гонором, - фыркнула драконница. На ее благородном лице появилось крайне-высокомерное выражение, от которого у меня все зубы заныли, - Не наглей, смесок, иначе не посмотрю, что короткохвостый, все когти пообломаю.
  -- Вы мне никто, - холодно процедил Чисс, - и значит, ничего сделать мне не можете.
   Ариса гневно сузила изумрудные с вертикальными зрачками глаза.
  -- Я старшая самка побочной семьи Дай'Магриард, уродец, а это значит...
  -- Это значит, - нагло перебил ее драконыш, - что все вопросы моего воспитания вы должны решать с моей мамой или ее наставницей. Сами же вы не имеете на это никакого права.
  -- Ах, ты..., - лицо драконницы покрылось мелкими черными чешуйками. Она стремительно начала трансформироваться.
  -- Ариса!!
   Я заслонила собой ребенка. Драконница дышала тяжело и часто. Прямо на глазах она теряла свою человечность. Это происходило не так как у Лассаиндиара, все стадии трансформации можно было рассмотреть в мельчайших подробностях. Никакой дымки или тумана, Ариса действительно трансформировалась, постепенно превращаясь из человека в прямоходящего ящера с крыльями. А дальше и до истинной формы недалеко. Вот там будет и марево, и туман, и дымка - на выбор.
  -- Ариса, пожалуйста, он же еще ребенок, - и уже Чиссу, - Смени тон, Чисс, она все-таки старше тебя и на много. Прояви уважение.
   Драконыш поджал губы и упрямо вздернул подбородок.
  -- Чисс, ты меня слышишь? Извинись перед Арисой.
  -- Я не буду просить прощения у этой самки.
  -- Чисс, мне не нравится, как ты себя ведешь. Извинись.
  -- Не буду, - заупрямился он, чем сильно меня рассердил.
   Я повернулась к, надувшему губы, мальчишке.
  -- А ты неплохо водил меня за нос, претворяясь взрослым самостоятельным мальчиком. Теперь я вижу, что ты всего лишь упрямый, вздорный мальчишка. Твоя мама попросила, чтобы я позаботилась о тебе?.... Что ж, пора заняться твоим воспитанием.
  -- Я не буду извиняться, - уперто заявил Чисс и даже отвернулся от меня.
   Ах, вот как!
  -- Хочешь, чтобы я тебя отшлёпала? - нейтральным тоном спросила я.
   Ребенок наивно захлопал глазками и спросил:
  -- А что такое - отшлепала?
   Не подав вида, что удивилась - взяла его за руку и повела в лес.
  -- Сейчас и узнаешь.
  

***

   Мы вернулись минут через пятнадцать. Чисс, красный как рак, потирал отбитые ягодицы, и выглядел, мягко говоря, ошарашенным. Он сбивчиво попросил прощения у Арисы, которая, - что неожиданно - тоже извинилась, после чего, не поднимая глаз, попросил оставить их наедине, буквально на несколько минут. Я не стала спорить, и пошла посмотреть, что там делают наши гигантские насекомые, уж очень азартно они разрывали какую-то яму - как бы нору брынга не потревожили. Эти огромные вонючие черви любят селиться у рек, и хотя не опасны, воняют, как протухшее мясо, что само по себе неприятно.
  -- Что делаем?
   Существа синхронно обернулись и затрясли членистыми лапками, выражая крайнее возбуждение.
  -- Мы нашли фучагу.
  -- Фучагу? Это еще что такое?
  -- Фучага - блуждающий корень. Если его изловить, а потом привязать к нему сигнальное заклинание, он может привести нас к светлому источнику.
  -- А зачем вам источник?
   Насекомые погрустнели. Фасеточные глаза потухли, головы поникли, от чего существа стали похожи на засохшие стручки фасоли, скрюченные и неприглядные.
  -- Мы усохли. У нас совсем не осталось жизненных сил, а нам очень бы хотелось вернуться домой.
   Мне стало их жалко. Ведь я сама почти в такой же ситуации, и мне тоже ну очень хочется домой, или, по крайней мере, в свое время.
  -- Могу я чем-нибудь помочь?
  -- Да-да, - взбодрились они, - помоги нам откапать его. Он уже близко. Мы чувствуем его.
   Я посмотрела в яму, и подумала, что если корень блуждающий, значит, он движется. Хм. Тогда не достаточно будет его просто откапать, нужно будет еще поймать его и как-то удержать.
  -- Нам нужен ковш и мешок, - вслух изрекла я, - Подождите, я сейчас.
  

***

   У нас получилось!!!... Как мы, в шесть рук, четыре волосатые лапы, и восемь членистых конечностей, ловили эту изворотливую штуку - отдельная история, сдобренная совсем не цензурными эпитетами в адрес фучаги и всей ее растительной родни... но у нас получилось! Мы поймали его!
  -- Иш, я поняла, что тебе очень нравится ползать в грязи, - бесшумно подкралась к нам драконница, - Но, что, небесная богиня, вы здесь делаете?
  -- Представляешь, мы ее поймали! - восторженно сунула ей под нос мешок с извивающимся корнем.
  -- Кого? - отшатнулась Ариса, брезгливо поморщившись.
  -- Фучагу!
   Ариса, превозмогая отвращение, кончиками пальцев коснулась мешка.
  -- Какая редкость, - произнесла она, хотя прозвучало это скорее, как: "какая гадость", - И, что ты будешь с ней делать?
  -- Мы привяжем к нему поисковое заклинание, и он приведет нас к светлому источнику, - локтем стирая грязь с лица, я встала, но отряхиваться не спешила - о веревке-то я забыла, вот и пришлось держать в кулаке. Но даже мертвой хваткой вцепившись в мешок с трофеем, я сияла как лампочка шестидесяти ват.
  -- Зачем он тебе? - приподняла брови драконница, отодвигаясь от мешка с фучагой.
  -- Не мне, - замотала головой, от чего в глазах потемнело, - им.
   Я мотнула головой себе за спину.
  -- Нам, - подтвердили гигантские насекомые.
  -- Иш, ты же не умеешь пользоваться силой, - недоверчиво сощурилась Ариса.
  -- Поэтому я хотела попросить тебя, - Точеные брови драконницы приподнялись еще выше. Я только руками развела, - Грана-то нет.
  -- Иш, я, конечно, уважаю твое стремление помогать, все-таки ты посланница Эрмиадиды, - после ее слов за спиной послышались удивленные ахи, и кто-то даже грохнулся на колени, - Но я-то тут причем?
  -- Ну, Ари-и, - сделала я бровки домиком, и жалостливо захлопала глазками.
  -- Почему я должна им помогать? - обескураженно вытаращилась на меня Ариса, отступая на шаг.
  -- Ну, Ари-иса-а, - делая совершенно несчастное лицо, - Ну, пож-алуйта-а.
  -- О, небесная богиня!
  -- Ну, что тебе сто-оит. Ну, Ари-иса-а, - я надула губы, и позволила глазам заслезиться.
   Совсем не по взрослому, но что поделать - цель оправдывает средства.
  -- Тебе не говорили, - скрепя зубами, сдалась драконница, - что когда ты так делаешь, тебе просто невозможно отказать.
  -- Говорили, и не раз, - победоносно улыбнулась я.
   Драконница вздохнула, и, уже не скрывая отвращения, взяла мешок с корнем.
  -- Скажи, почему я до сих пор тебя терплю?
  -- Может, я тебе нравлюсь, - брякнула я.
   Свидетели нашего диалога начали давиться смешками, маскируя их под кашель. Ариса шутки не поняла. Она сделала скептическое выражение лица и произнесла каждое слово отдельно.
  -- Ты мне не нравишься.
   Я стерла улыбку с лица, чтобы не портить эффект.
  -- Ну, хорошо, попробуем с другой стороны. Может, потому что я посланница Эрмиадиды?
  -- Возможно, - согласилась она, - Но сейчас я в этом не уверена.
  -- Значит, все-таки нравлюсь.
   Мои губы сами собой растянулись ехидной улыбке, а простудное заболевание за спиной превратилось в эпидемию бронхита.
  -- Иш, ты невыносима, - закатив глаза к небу, простонала Ариса.
  -- Я знаю, - согласилась я, и почесала Грини за ушком, которая вернулась на свое место, после того как сбежала от меня, не желая быть извазюканой в грязи.
  

***

   У Арисы все получилось легко и незатейливо, не то, что у Грана, который с простейшим заклинанием возится дольше, чем, если бы сделал то же самое, но без использования сил. Она установила на корень малюсенький маячок в виде красного огонька и передала фучагу насекомым. Те начали благодарить ее, но Ариса ткнула в меня пальцем, и сказала, что благодарить надо нее ее, а меня. Они согласились, и повторили все слово в слово. Я рассмеялась и пожелала им удачи в поиске источника. Один из них, сказав что-то своим сородичам, вышел вперед. Он наклонился и произнес тихим шелестящим голосом:
  -- Скажи мне, как тебя зовут, странное создание?
  -- Ишшари Ниийна.
  -- Нет. Скажи настоящее имя.
  -- Я не могу, - покачала головой, помня, что сказал перед уходом Макс - мое настоящее имя без последствий может произносить только он. Поэтому и Вейранар обращался ко мне - Иш, а не Нина, хотя прекрасно слышал, как зовет меня бог-оборотень.
  -- Я понимаю. Тогда дай мне свою руку, Ишшари Ниийна, - и протянул мне конечность, которая медленно трансформировалась в костлявую человеческую руку с кожей цвета пожухшей листвы.
   Я осторожно сжала хрупкие пальцы и почувствовала, как живое тепло просачивается сквозь кожу. Драконья сущность настороженно прикоснулась к нему, изучая силу существа. Возникло стойкое ощущение, что я уже где-то встречалось с ней, и что мне она не навредит, поняв это, я расслабилась. Преодолев барьер моей недоверчивости, тепло проникло глубже, где соприкоснулось с чем-то похожим, но очень слабым, едва теплящимся. От прикосновения, словно тысячи микроразрядов побежали от моего сердца по всему телу. Я охнула и отдернула руку.
   Существо зашуршало крыльями, которые до этого плотно прижимало к телу, и закивало, от чего длинные изогнутые усики коснулись моих плеч.
  -- Так я и думал, - зашелестело оно, - Я не прощаюсь с тобой, Ишшари Ниийна. Мы еще встретимся. Береги себя, дитя двух миров.
   И с этими словами существо, похожее на гигантскую саранчу, развернулось и ушло со своими сородичами в лес, где они собирались отпустить корень и последовать за ним прямиком к светлому источнику.
  -- Ариса, слушай, а кто они такие? - обратилась я к драконнице.
  -- Представления не имею, - пожала та плечами, - Я сама таких впервые вижу.
  -- Но они же говорили на общем, да?
  -- Да. Но я не поняла как. Рта-то у них нет.
  -- Ну, рот-то у них есть, а вот с голосовыми связками напряженка.
   Мимо с радостным гыканьем пронеслись огры и мы с Арисой переключились на них.
  -- Иш, я думаю, тебе надо чем-то занять этих двух малолетних недоумков, пока они своими играми, весь лагерь не разгромили.
  -- А почему именно я? - возмущенно уставилась я на Арису.
  -- Тебя же оставили за старшую, - смерила меня оценивающим взглядом, - или как?
  -- А откуда ты знаешь? - парировала я, - Тебя же здесь не было.
  -- Мне Чисс сказал.
   Я обреченно вздохнула.
  -- И что мне с ними делать?
  -- Оранганы признают только вожака, - к нам подошел седовласый мужчина, один из тех, кто помогал ловить корень. Саур, вроде, - Они должны почувствовать вашу силу, и тогда ими будет легко управлять.
  -- Предлагаете мне уложить их на лопатки? - я сжала кулак, согнула руку в локте и пощупала хлипкие мышцы, - Я, что похожа на рестлера?
  -- Нет, - понятливо усмехнулся мужчина, - Я имел ввиду силу духа. Вы должны показать им, что вы здесь хозяйка, и что вас нужно слушаться.
   Я с ужасом представила, как буду доказывать этим мышцам без мозгов, что я здесь хозяйка, и нервно проглотила вязкую слюну.
  -- Другие идеи есть?
  -- Ланнэрре, только своим авторитетом вы сможете добиться от этих молодых оранган послушания. Они уже чувствуют, что вы кто-то важный, иначе бы не стали помогать вам, ловить корень.
  -- Да они, наверное, решили, что это очередная игра, так что...
  -- Вы ошибаетесь, ланнэрре, - мужчина тяжело вздохнул, поражаясь моей недогадливости, - Я несколько лет жил в клане Скользящих над волнами, и знаю, что говорю. У вас получится.
  -- Я не уверена....
   Но закончить фразу не удалось: два безмозглых неуклюжих бугая, пробегая мимо костра, где благо никто не сидел, опрокинули котел, в котором я предполагала начать варить суп для команды Вейранара, и даже уже бросила в воду, которую лично натаскала, найденные в вещевом мешке корнеплоды.
   Твою ж... драконью прародительницу! Сколько труда насмарку. А мужчины вернуться, голодные, как стая разгов. Чем я их кормить-то буду?! Вот тут и прорезался мой командирский голос с явно нечеловеческим рычанием.
  

***

   Совершенно невообразимую картину увидела, вернувшаяся из леса, команда Вейранара, включая, конечно, его самого, когда услышав жуткий утробный рев со стороны лагеря, бросилась на выручку тем, кто в этом лагере остался, в надежде спасти тех, кого еще можно было спасти, но то, что они увидели, поставило закаленных воинов в тупик. Два молодых орангана, сидя на земле, испуганно жались друг к другу, робко поглядывали на маленькую, хрупкую рыжеволосую человечку, в мужской рубашке, подпоясанной веревкой, которая орала на них, порой срываясь на драконий рык, и сплевывая в сторону небольшие сгустки пламени, из-за чего земля у ее ног порядочно обуглилась. Понять то, что она выкрикивала, было практически не возможно, так как слов таких Орни'йльвир еще не знал, но двум набедокурившим оранганам перевод был не нужен, у них и без тонкостей, давно душа в пятки ушла.
  -- Ха, - не скрывая гордости за подопечную, улыбнулся Вейранар, - Гран, ты глянь, мы с тобой всего на несколько часов отлучились, а наша красавица уже воспитательными работами занялась.
  -- Ты, вроде, о Чиссе говорил? - эльваф тяжело оперся о посох и прижался лбом к навершью.
   За рыжеволосой посланницей он наблюдал с тихой нежностью, пряча в глубине сердца, кровоточащую рану, которая, - и он знал это наверняка, - сколько бы ни прошло лет, никогда не затянется. Увы, так происходит, когда эльваф действительно начинает испытывать чувства. Все дело в том, что темные, да и светлые эльвафы - любят только раз в жизни, хотя и могут прожить, не любя, до конца своих дней - уж такова их природа.
  -- Ай, - отмахнулся вампир, - всего-то пару тройку шлепков и досталось. Он даже понять ничего не успел, больше удивился.
  -- Как-то это не правильно, - запустил пятерню в свои лохмы Гран, - мальчишку должен воспитывать его отец.
  -- Согласен, - кивнул Вей, - Я с ней поговорю на эту тему. Но кое-чему это его все-таки научило.
  -- Чему?
  -- Лучше не упрямиться и извиниться, чем стыдиться, что тебя так наказали.
  -- Как бы он во вкус не вошел, - скривился Грандирэль.
   Вампир покосился на приятеля и сразу понял, что тот, на мгновение, но все же представил себя на месте ребенка, и, хлопнув шахнира по плечу, громко расхохотался.
   Что сказать, - вампир уже и не помнил, когда в последний раз ему было так легко и весело, как сейчас, в компании влюбленного ушастого обормота и его любимой огненной девчушки. Впервые поручение богини не тяготило, а радовало, и этим он обязан ей - зеленоглазой землянке с большим, любящим сердцем, и бесспорными замашками стальной.
  

Глава 6

   Неожиданно вернувшийся Вейранар с командой и шахниркой, сразу начал ворчать, что я своим безрассудным поведением снова обеспечила его работой, которую он терпеть не может. Вампиру немедленно пришлось корректировать воспоминания случайных свидетелей, работая с каждым по отдельности, создавая канву, которая бы ретушировала детали моего сольного выступления. Грандирэль, тем временем, маскировал выжженную землю и устанавливал на место котел, из-за которого я вышла из себя, и показала чуть больше, чем имела право показать. Единственному свидетелю, кому не стали латать память - это Арисе, которая, увидев меня, плюющуюся огненными сгустками, наконец, поняла, что, все это время, ее нервировало в моем облике, и устроила такой разнос, что захотелось срочно где-нибудь схорониться, пока буря по имени Ариса, не стихнет сама по себе.
   Больше всего Арису взбесило то, что я, по ее мнению, посмела сесть ей на шею и ножки свесить, причем в прямом и переносном смысле. Она кричала, что более наглого, бесстыжего и самоуверенного существа, как я, она еще не встречала, и что она немедленно возвращается в Даргардию, и плевать ей с высоких пиков на обещание Ларрани, что с нее довольно.
   Увы, но вклиниться в гневную речь драконницы с объяснениями, оказалось нереально, слишком разошлась Ариса, и вскоре по поляне бегала уже не стройная зеленоглазая брюнетка, а рассерженный крылатый ящер.
  -- Вейранар, я прошу вас стереть мне память, - рыкнула она, подбегая к вампиру, - Я немедленно улетаю домой,
  -- Ариса, - голос Вея был мягок и в то же время тверд, - Тебе нужно успокоиться.
  -- Я спокойна. Я совершенно спокойна. Делайте, как я прошу, или о ней узнают в стае, - клацнула зубами драконница, - Думаете, Нагарон обрадуется, когда узнает, что остался еще один представитель этого вида, да еще и самка. Ее выследят и убьют. Посланница она или нет - ее ничто не спасет. Вам ли не знать, что он впадает в настоящее бешенство, только заикнись в его присутствии о стальных...
  -- Ариса, вспомни, о чем мы с тобой говорили, - тихий уверенный голос вампира, действовал на драконницу как успокоительное. Ариса расслабилась и перестала дергать хвостом, - Тебе нужно взять себя в лапы и обо всем подумать.
  -- Я уже все решила. Сотрите мои воспоминания - мне давно надо быть в своей пещере.
   Чисс, наблюдавший, со стороны, за перепалкой взрослых, наконец, подошел к Арисе, и, чуть склонив голову к левому плечу, спросил:
  -- И тебя совсем не волнует, что будет с твоей дочерью?
   По морде драконницы словно пробежала мелкая рябь.
  -- Ты сказал, что твоя мать видела, что она выживет.
  -- Выживет, - кивнул драконыш, - но спасти ее может только Иш.
   Глаза Арисы забегали. Ее метания можно было понять, с одной стороны жизнь дочери, с другой гнев, с которым она вполне может справиться.
  -- Ари? - решилась я вступить в разговор, - Что с твоей дочерью? Чем я могу тебе помочь?
  -- Так, девочки, - вмешался Вейранар, - марш к реке, разбирать полеты, а то я замучаюсь подправлять им мозги, а ты Чисс иди, помоги Грану готовить нам ужин, они теперь и без тебя разберутся.
  

***

  -- Ты это слышала?! - по дороге к реке, громко возмущалась Ариса, - Я, что похожа на короткохвостую ящерку? Идите, мол, погуляйте, пока взрослый вампир не закончит ковыряться в чужих мозгах. Возмутительно!
  -- Да, ладно тебе, Ари. В чем-то Вей прав.
  -- Иш, я бы тебя попросила не сокращать мое имя, - раздраженно одернула драконница, - Меня зовут Ариса.
  -- Но и меня, вроде, не Иш зовут.
  -- Хорошо. Я поняла, - сморщилась она, но продолжать не стала, - И все-таки это возмутительно, выставить нас как нашкодивших короткохвостых!
   Я только пожала плечами.
  -- Ну, я-то точно ему в прапрапра ( и так наверное еще раз десять) внучки гожусь. На счет тебя ничего сказать не могу, представления не имею, сколько тебе лет.
  -- Недавно исполнилось одна тысяча шестьдесят четыре года, - гордо вздернув подбородок, объявила драконница, после чего слегка поморщилась.
  -- Нифига себе! - озадаченно вытаращилась я на нее.
   Нда, спрашивать, сколько это будет по человеческим меркам даже неприлично. Однако если вспомнить, что Лассаиндиару девятьсот с хвостиком, а это соответствует примерно сорока годам, то выходит, что Арисе... Мама моя, да ей уже за шестьдесят! Ой, как не удобно-то!
  -- Ари..эм то есть Ариса... Может, действительно поговорим обо всем... Ну, ты теперь знаешь, что я стальная, что я посланница Эрмиадиды.
   Ариса резко остановилась и развернулась лицом ко мне.
  -- Как тебе удается скрывать свою сущность? Это же практически невозможно.
  -- У меня есть амулет, - я вытащила цепочку с висящей на ней каплей.
   Драконница протянула к нему руку и коснулась. Амулет отреагировал легким холодком, но вреда Арисе не причинил.
  -- Какой необычный амулет, - Драконница покрутила каплю в руке, и в изумрудных глазах появился безудержный восторг, - Это просто невероятно! Столько силы!! Кто-то действительно хотел тебя защитить. От всего... Всего, что могло бы даже ненароком тебе навредить.
   От ее слов я вспыхнула, как маков цвет.
  -- Это он? Он сделал? - подняла она взгляд от амулета, - Глирт?
  -- Да, - кивнула я.
  -- Ты меня тогда спрашивала о глиртах... Скажи, Иш, ты ведь сомневалась в его любви? - изумрудные глаза подозрительно сощурились.
  -- По правде говоря, да, - вздохнула я и смущенно пожала плечами, - Мы были почти не знакомы... И по началу ни о какой любви и речи не шло. Он сам говорил, что я ему просто интересна, и нужна только до тех пор, пока не передам ему статуэтку... Но потом все изменилось.
   Боже, что я несу?! Почему, вместо того, чтобы решать вопрос о спасении ее дочери, мы говорим о моих отношениях с Франчиасом?
  -- Что произошло? - продолжила допытывать Ариса.
   Я думала, что не могу краснеть сильнее. Я ошибалась.
  -- Эм. Как бы это сказать... Мы были вместе. Почти были. И сначала я решила, что это просто физическое влечение. Но... Даже не знаю, как объяснить...
  -- Расскажи мне все с самого начала.
  -- Ариса, понимаешь, это очень длинная и запутанная история... и, прости, но я не уверена, что имею право открыться тебе.
  -- Не доверяешь? - изогнула точеную бровь драконница.
  -- Ари... Ариса, я не из этого времени.
   Драконница моргнула и закатила глаза к небу.
  -- Та-ак. Ясно. Рассказывай.
  -- Ариса, - сделала я жалобное лицо.
  -- Иш, запомни, если Вейранар Хаскарйский сводит тебя с кем-то и говорит, что ему ты можешь доверять, это значит, что этому существу ты можешь рассказать все.
   На размышления мне хватило пары секунд. Ари права, Вейранару виднее с кем мне можно говорить на определенные темы, а с кем нет.
  -- Может, мы хотя бы присядем? - завертела я головой в поисках какого-нибудь пня.
  -- Идем к реке, - махнула мне Ариса, и пошла вперед.
   На песчаном берегу речушки мы и расположились. Не скажу, что вдавалась в подробности, так, верхушками обрисовала основную суть событий, приведших к тому, что я застряла в прошлом чужой планеты.
  -- Что ж, теперь многое мне стало понятно, но как давно ты стальная?
  -- Дай-ка подумать, - откинув голову назад, чтобы смотреть в небо, где неспешно проплывали редкие перистые облака, я почесала когтями в затылке, - Месяц... Хотя, нет вру. Два месяца. Или что-то вроде того.
  -- Месяц - это сколько?
  -- Месяц? У вас его называют рандар, по названию спутника вашей планеты. На Земле, это тридцать-тридцать один день. Но есть нюанс - Орни'йльвирские сутки длиннее земных на три-четыре часа. На Земле в сутках всего двадцать четыре часа.
   Ариса мысленно сделала вычисления и кивнула.
  -- И ты хочешь сказать, что за такой короткий срок ты из человека превратилась в уже оформившуюся взрослую особь? - на лице Арисы появилось сомнение.
  -- Да нет же, - замотала я головой, - В своем времени я только подошла к первой стадии изменения. Как только я вернусь, у меня останется всего несколько минут, чтобы попасть в пещеру и обернуться, иначе я просто взорвусь.
  -- Постой, Иш. Ты что-то путаешь, - Ариса раздраженно отшвырнула надоедливого речного обитателя, который выполз поискать что-нибудь съестное, а наткнулся на руку драконницы, - Даже для первой стадии оборотничества должно пройти не меньше пяти лет, прежде чем тело и разум смогут выдержать трансформацию. В крайнем случае - год.
  -- Как сказала Эрмиадида, на долю моей человеческой сущности выпало слишком много трудностей, и моя драконья ипостась приняла решение явить себя этому миру в рекордно короткие сроки. Как результат, сразу после посещения пещеры и принятия огня души, мои гастрономические предпочтения круто изменились.
  -- Да, это возможно, - согласно закивала Ариса, - Драконья сущность на такое способна. Как ты уже заметила, смесок тоже развит не по годам. Драконья богиня даровала нам эту способность, чтобы дракончики, если они все-таки вылупились, могли выжить даже в самых трудных условиях.
  -- Ясно, - Я немного поерзала на песке, и села по-турецки, - А теперь давай поговорим о твоей дочери. Ты ведь ни разу и не упомянула, что у тебя есть дети.
  -- Дочь, - сухо сказала драконница, - У меня дочь. Зовут Падира.
  -- И что с ней?
  -- Она не может разродиться.
  -- Э?
   У меня глупо вытянулось лицо. И, чем, по мнению Вейранара и Чисса, я могу ей помочь? Я же не ветеринар и не акушерка. Хотя...
  -- А что не так? Это же яйцо. Как? Ну... э-э Ну, это. Как?
  -- Я не знаю, - Ариса обняла себя за плечи, - Никто не знает. Мы чувствуем яйцо. Оно внутри моей дочери и оно живое, но... Но достоверных доказательств нет.
  -- Как это? - опешила я.
  -- Яйца нет. Старший лекарь говорит, что яйца нет. Что это фантом. Но мы чувствуем его. Падира чувствует, и я тоже.
   Ну, прямо теория вероятности по-драконьи. Даже не знаю, что и сказать. Но судя по бледному лицу Арисы, все гораздо серьезнее, чем обычная фантомная беременность.
  -- Может оно еще не сформировалось? - предположила я, - Ну, или, как бы...
  -- Даже если и так, оно убивает ее, - голос матери дрогнул, - Оно забирает все ее силы. Я вижу, как моя девочка чахнет. И это страшно.
  -- Вот, блин. Слушай, а где она сейчас?
  -- Кто?
  -- Да, дочка твоя! Кто же еще?!
  -- В Саймартанге. У лекаря.
  -- Так это же недалеко! - поспешно вскочила я, и тут же чуть не свалилась в воду, так как отсидела ногу.
  -- Час полета, - кивнула Ариса.
  -- Так, полетели!!
  -- Что? - воззрилась она на меня.
  -- Полетели, говорю. Может у меня что-нибудь и получится. Франчиаса-то я, один раз, вылечила.
   Драконница проворно поднялась, и я увидела, как загорелись огнем ее глаза.
  -- Но, Иш, тебе же нельзя превращаться?
  -- А я и не умею, - смущенно развела руками, - Мой предел большая прямоходящая ящерица. Так что извиняй, но тебе снова придется меня подвезти... (книга завершена)
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"