Волкова Альвина: другие произведения.

Стальная: вернуться и вернуть часть 2-я

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.40*42  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга полностью (отредактированная) 70 рублей.yandex-кошелек 41001181421709 моя сб карта:4817 7600 5255 9154(если переводите на карту в комментарии ничего не пишите, пишите на электронную почту AlvinaV@yandex.ru, проверяю и отправляю вам фаилы.


Стальная 3

Часть 2

Глава 1

   Я лежу на огромной кровати, на шелковых простынях, в любимой плюшевой пижаме в идиотский розовый цветочек и глупо улыбаюсь. Я вернулась. Я, разги меня задери, наконец-то, вернулась! Боги, как же я счастлива!
   Да-да, знаю, что когда открою глаза и сползу с этого мини-аэродрома, мой краткий отдых закончится, и начнется сущий ад, но, по правде говоря, я к нему уже привыкла. Выяснение кому, кто, и что должен больше не вызывает чувства неловкости, словно я позарилась на что-то мне не принадлежащее по праву, теперь я считаю иначе - Кармтвор мой, по праву мой. Осталось только войти в замок и призвать духа хранителя, который признает меня своей хозяйкой. По крайней мере, я на это надеюсь. О хранителе мне рассказал Вейранар, а так же поведал, что с момента гибели последнего стального дракона, хранитель так никого и не признал своим новым хозяином. Он погрузил земли в глубокий сон, поэтому в лесах развелось много опасной живности, которая изводит жителей небольших скави, разбросанных по территории Кармтвора, объявились разбойники и мародёры, только на окраинах, где селятся вампиры, еще остались плодородные земли и нетронутые источники. Именно благодаря вампирам, земли еще полностью не превратились в сплошное заросшее болото. Предстоит много работы, прежде чем Кармтвор снова превратится в тот райский уголок, каким был во времена стальных драконов. Будет масса трудностей, связанных с расчисткой и обустройством. Я даже не уверена, сохранился ли замок, и не придется ли нам, какое-то время, спать под открытым небом - впрочем, к этому я готова.
   Два года под надзором Арисы и Вейранара, сделали меня чуть менее чувствительной к разного рода лишениям, неудобствам и дискомфорту. Если удавалось (о, чудо!) поспать хотя бы шесть часов на прогнивших досках богами забытой хибары, где-то на окраине кишащего нечистью болота, считай, очень повезло - ты выспалась. В другое время приходилось довольствоваться зеленым настилом, жесткой землей и камнями. Спать в полете, если ты, конечно, не пассажир, практически не возможно - есть риск натолкнуться на такого же спящего собрата по крылу. Шутка. Это не реально вот и все.
   Мы нигде не задерживались по долгу. За два года мы обошли и облетели весь континент вдоль и поперек. Вейранар утверждал, что это нужно для того, чтобы я лучше узнала мир, в котором собираюсь жить, но на этот счет у меня были свои мысли - мы просто не могли себе этого позволить. Максу постоянно приходилось обновлять барьер, и особенно тяжело ему приходилось, когда я вставала на крыло. Мне были жизненно необходимо тренироваться в своем драконьем облике, чтобы понять и принять свою новую сущность, с которой у меня сложились весьма странные отношения, но я не могла просто взять и взлететь в небо - это было слишком опасно. И тогда Макс создавал для нас "длинный коридор", где мы со Стальной (под наблюдением Арисы) могли развернуться по полной: полеты, бои, маневры, огненные плевки. Когда я, наконец, пересилила собственный страх, полеты стали доставлять мне истинное удовольствие, хотя я и признавалась Арисе, что чувствую себя в небе очень одинокой, словно оторванной от кого-то или чего-то важного, но Ариса не смогла объяснить мне, что со мной происходит, спросить Макса я постеснялась, а Стальная... Эта чешуйчатая зараза только ехидно сощурилась и утопала на задворки сознания, мол сама догадайся, не маленькая. Р-р-р.
   С Красноглазой в этом плане проще. Вампирья сущность с самого начала охотно пошла на контакт. И, хотя, проблем с ней еще больше, чем со Стальной, ее намеки куда понятнее: болят глаза - устала, надо поспать; болят зубы - проголодалась, надо поесть; сводит желудок - рядом кто-то пользуется Силой, будь осторожна; легкая дрожь в руках - жажда убийства, и так далее. Красноглазая бесхитростна, по большей части она живет инстинктами, только приручить ее оказалось делом не из простых. Вейранару пришлось срочно искать мастера-шахнира, чтобы тот создал артефакт, способный приглушись силы Красноглазой. Слишком часто та выходила из-под контроля, блокируя и меня и Стальную, хотя, как мне кажется, Стальная просто не вмешивалась, когда Красноглазая входила в полный боевой режим. Не в меру сильная Красноглазая легко впадала в буйство, но и так же быстро из него выходила. Чтобы побороть ее неуемную жажду убийства, понадобилось пожить у моря в клане Парящих над Григом, и научиться чувствовать границу между всеми тремя сущностями. Научиться, при необходимости, блокировать каждую из них. С этим мне помог прадед моего будущего рай'и, почтенный Шаргараш Тог Ниор. Забавный был дедок. Любил вечерами поплясать у костра, померится силами с молодыми парнями, пофлиртовать с девчонками, поиграть с детьми. Он был хорошим вождем. Я многому у него научилась. Особенно чувствовать бурю, но не ту что грозит нам с моря (хотя и ее тоже), а ту, что грозит лично мне из мира богов.
   За время нашего путешествия помимо Вейранара, Арисы и Грандирэля моими наставниками становились лучшие мастера своего дела. Кто-то учил с охотой, кто-то долго упирался, но потом все равно учил, но были и те, кто, только увидев меня на пороге, давал деру. Так было с одним из мастеров кузнечного дела Тондаром Молотом. К сожалению, я сама виновата, не надо было выходить из себя, и позволять сущностям действовать, как им заблагорассудится. Но в оправдание, скажу, что Тондар оказался отцом Эрдо, а Эрдо точная его копия. Как результат: разгромленная кузница, подъеденный запас металлов, и лютая ненависть семейства Молотов ко всем человекоподобным девицам. Ха, вот вам и причина! Сама же ее и создала.
   Тогда мы отыскали другого мастера кузнечного дела. Этот бодрый старик, к слову, тоже гнорм, но из другой семьи, с радостью взялся за мое образование, а когда узнал, кто я на самом деле, даже обрадовался. Он признался, что его семья уже полвека тайно хранит у себя кое-что принадлежащее моему клану. Это оказалась рукоять широкого меча. Мы восстановили его, но Вейранар объяснил, что я не могу его забрать, и меч снова остался на хранении. Кровавые клинки стали прощальным подарком. Секретом их создания мастер решил не делиться. Жаль. Но Тасмаргир обещал передать секрет сплава своему сыну, и направить того в Кармтвор, когда придет время. Жду не дождусь нашей встречи.
   Я открыла глаза и скосила их на мужчину, чьи руки крепко, но нежно обнимали меня во сне. Франчиас спал, настойчиво удерживая меня рядом с собой, и даже когда у меня возникало желание повернуться на другой бок, не выпускал из объятий, что осложняло весь процесс поворота. Приходилось его тихонечко пинать, чтобы он ослабил хватку.
   Но, несмотря на все признаки того, что Фран боится, что, когда проснется, меня с ним рядом не будет, я посмеивалась над его собственническими замашками, так как до сих пор плохо представляю себе, как мне на них реагировать. Когда Чисс еще путешествовал в нашей дружной компании, - где-то чуть больше месяца, прежде чем мы отвели его к отцу, - он так же ревностно оберегал мой покой, конфликтуя с Грандирэлем, который, несмотря на все свои заверения, не мог справиться с желанием изредка прикоснуться ко мне. Это происходило, когда я, вымотанная после беспощадных тренировок с Вейранаром, подрубленным деревом, падала у костра и моментально засыпала. Чисс жутко бесился, когда Вей, этого и добиваясь, целовал мне то руку, то плечо, то еще что. Но однажды, когда все уже спали, а кто не спал, то убедительно делала вид, эти недоумки решили провести эксперимент, кто лучше целуется, и судьей будь они не ладны, выбрали, кого бы вы думали, конечно же, меня. И, кто меня дернул согласиться?! Первым начал Гран. Его поцелуй был трепетным, как если бы он целовал лепестки цветов, а не мои губы. Слуга-эльваф запечатлел искренне-благодарный поцелуй, и с видом исполненного долга вернулся на свое место. От поцелуя Вейранара почувствовала легкое головокружение, но уже знала, чего ожидать и только покачала головой. Чисс целовал неумело, тем не менее, все мои нервные окончания напряглись до придела, и чтобы не ответить на этот поцелуй пришлось щипать себя за руку. Тут объявился Макс, и, игнорируя изумленные лица участников, впился в мои губы в сладком головокружительным поцелуем, от которого я потеряла счет времени. Но это был не конец!! Наблюдая за заворачивающимся у костра представлением, Ариса, чтоб ей икалось, решила тоже поучаствовать. Шутница, блин. Драконница стремительно поднялась, и, обняв меня за талию, приподняла и поцеловала так, что, когда отпустила, ноги меня больше не держали, и я, слабо охнув, осела на землю. Лица у мужчин вытянулись, а челюсти, как спелые яблоки, попадали на землю. На следующее утро Чисс бегал за драконницей хвостом, умоляя его научить целоваться. Ари усмехалась, но под конец, когда он ее действительно достал, отвела в сторонку и серьезно поговорила. Жаль, меня не было в это время в лагере, и я не знаю, о чем они говорили, только Чисс после их разговора весь день ходил очень довольный. На мои вопросы отвечать отказался, Ариса, тем более. Р-р-р.
  -- Шини? - сонно пробормотал Фран.
  -- Привет, - улыбнулась я.
   Франчиас распахнул глаза и посмотрел на меня своими разными глазами, заставляя мириады мурашек забегать по моей частично чешуйчатой коже.
  -- Значит, это не сон, - прошептал Франчиас, - Ты вернулась.
  -- Да, - продолжая улыбаться, я приподнялась, чтобы прикоснуться к его лицу, Франа перехватил ладонь и прижал к своей щеке.
  -- Как ты? - прошептал он.
  -- Пока не знаю, - пожала плечами, - Не поняла. А ты?
  -- Мне было плохо без тебя.
   Положив голову ему на грудь, я прислушалась к биению его сердца.
  -- А мне без тебя, - прикрыв глаза, прошептала я, точно зная, что он услышит.
  -- Нина, - голос Франа прозвучал немного сдавлено и я насторожилась.
  -- Да, - посмотрела я на него.
  -- Ты выйдешь за меня?
   Сев прямо, посмотрела на мужчину с недоумением. Франчиас прикрыл один глаз, и смотрел только одним - драконьим красным.
  -- Ты обещала, - хрипло буркнул он.
   Хихикнула, вспомнив свое полушутливое обещание, данное Чиссу.
  -- Шантажист, - игриво улыбаясь, потянулась, - Конечно, выйду.
  -- Ну, слава богам! - облегченно выдохнул Фран, - Хотя, я и не уверен каким именно.
   Я тут же перестала улыбаться и выпрямилась, вспомнив нечто важно.
  -- Шини? - насторожился Фран.
  -- Пора вставать, - нахмурила брови, и сделала попытку перелезть через него, - Нам нужно срочно покинуть земли глиртов. Оставаться здесь очень опасно.
  -- Нина, - Франчиас перетек в сидячее положение, и, положив руки мне на плечи, привлек к себе, - Все будет хорошо. Я с тобой.
  -- Знаю, - прошептала, слушая успокаивающий стук его сердца.
  -- Ты расскажешь мне, что с тобой было?
  -- Не сразу, - тяжелый вздох, - Слишком много... всего.
   Я запрокинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
  -- Фран, я уже не та, что была раньше.
  -- Я все равно люблю тебя.
   Слабая улыбка тронула мои губы.
  -- Я тоже тебя люблю,... но вставать все равно придется.
   Фран вздохнул и перекинул меня через свое тело, после чего, и сам сел, свесив ноги с края кровати.
  -- Что-то не так?
  -- Все, - прислонилась к его плечу, - Но я надеюсь это исправить.
  -- Шини.
   Я встала с постели и стала нетерпеливо мерить комнату шагами.
  -- Фран, рядом со мной сейчас смертельно опасно, когда Эрмиадида узнает, что я выжила, да еще и вернулась...
   Франчиас поймал меня, когда я в очередной раз проходила мимо него.
  -- Ш-ш-ш. Успокойся. Я с тобой, - погладил по плечам и спине, - Вместе мы справимся.
  -- Нужно вернуть Максенса, - пробормотала я.
   Объятья разжались. Франчиас отстранился и напряженно посмотрел на меня.
  -- Максенс.
  -- Да. Бог-оборотень, - кивнула я.
  -- Ты?...
  -- О чем это ты подумал, Фран? - возмущенно нахмурила брови.
  -- Ни о чем, - отвел он взгляд.
   Я тяжело вздохнула. Что-то подобного я и ожидала.
  -- Фран, послушай, Максенсор он..., - я задумалась, как бы объяснить все и сразу.
  -- Тебе не нужно ничего объяснять, шини, - поспешил уверить меня Фран, но получилось это у него как-то неуверенно.
   Ага, как же, не объясняй, а потом на меня же всех собак и спустят.
  -- Э, не-е... нужно, - скрестила руки под грудью, - Слушай сюда. Я вернулась только благодаря ему. Сфера времени истощила свой ресурс, а Макс, - я помрачнела, - он не мог использовать источники, чтобы поддерживать себя и таял у нас на глазах. Когда время начало поджимать, у нас остался только один выход - использовать запечатывающее заклинание Эрмиадиды - потерла запястье с отцовским браслетом, - В результате Макс остался в прошлом, а я, - я вернулась, но поверь на слово, если мы не вернем его из прошлого - будущего, у нас с тобой, не будет.
  -- Хорошо, я понял, - кивнул Фран.
  -- Не совсем, - поморщилась я, - но для начала хватит. Пойду, переоденусь. Кстати...
   Я подошла к Франу сзади, когда тот отвлекся, чтобы внимательнее рассмотреть мою маску, обняла и поцеловала, куда уж дотянулась.
  -- Спасибо, что нашел мои вещи. Мне очень приятно.
   Фран вздрогнул всем телом, и голос его приобрел бархатистость.
  -- Не за что.
  

***

   То, что мой двоюродный дядя с заспанным, но решительным видом объявился в самый неподходящий момент, нас особо не удивило. Фран только обреченно застонал и скатился с меня, попутно запахивая края расстёгнутого верха пижамы.
  -- Ниночка, ты вернулась!! - просиял Лельтасис, и бросился ко мне.
   Я сдержанно улыбнулась и обняла его, а принюхавшись, отметила, что от дяди, как и от Франчиаса с Лохматиком, неуловимо тянет эссенцией саксии. Да, что здесь происходит? Пришлось сильно постараться, чтобы не чихнуть Лелю прямо в лицо.
  -- Да, Лель я вернулась, - сдавленно проговорила я.
   Одним глазом наблюдая за Франчиасом, с облегчением отметила, что он не сердится. Увы, предсказание Станисласа не сбылось - я все еще под защитой крови криос. Надо срочно возвращать Макса из прошлого, а то для церемонии слияния, кроме Шагиры, в голову никто не приходит, а с ней связываться себе дороже, я все-таки драконница, а не вампирша, хотя, по словам Арисы, эта сущность прижилась во мне до неприличия быстро, словно я с ней и родилась.
  -- Это такая радость, - продолжая тискать меня, бубнил Лель, - Слава лесной богине.
  -- Лель отпусти Нину, ей нужно одеться, - снисходительно улыбнувшись, попросил Фран.
  -- Да, Лель, отпусти, - поддержала я, - Я никуда не исчезну. Даю слово.
   Лель нехотя отпустил, я виновато улыбнулась и пошла переодеваться. Слова Франчиаса догнали меня у двери.
  -- Я попрошу Сайфоя созвать всех к столу.
  -- Это будет не просто, - усмехнулся Лель, - Все спят. Зелье оказалось сильно концентрированным, даже хросово противоядие не помогло. Если бы ни зов, я бы еще сутки провалялся в кровати, даже сейчас чувствую, что если закрою глаза - обязательно засну.
  -- Буди Хроса, - в голосе любимого змея мне послышалось неприкрытое раздражение.
  -- С удовольствием.
   Я обернулась и заинтересованно посмотрела на эльвафа. Не на Франа, тот точно не признается.
  -- Лель, а почему все спят?
  -- Зайрайс, она... - но договорить он не успел, так как металлическая дверная ручка была тут же сплющена и вырвана с куском дерева.
  -- Она здесь? - прорычала я.
  -- Нина? - приподнял одну бровь дядя.
  -- Шини, - так же заломил брови Франчиас.
   Я покосилась на ручку в своих руках, пижаму, в которой стояла перед двумя взрослыми мужчинами, открыла дверь, и вышла, бросив через плечо:
  -- Прошу прощения. Мне надо переодеться.
   Однако еще успела зацепить краем уха.
  -- Нужно не допустить их встречи, Франчиас. Нина только вернулась. Зайрайс просто загрызёт ее.
  -- Как бы наша Нина сама ее не загрызла.
   Согласна, такое теперь вполне может быть, однако убивать гадюку сейчас неразумно. Несмотря на ее чрезмерную опеку, Франчиас дорожит Зайрайс, и ее смерть может сильно огорчить его, тем не менее, это еще не значит, что я не в праве приструнить ее.
   В гардеробной отыскала легкую броню, которую глирт заставил надеть на встречу со своим братом еще тогда, когда он отправился за мной на Землю, чтобы вернуть на Орни'йльвир, кроссовки и очередной джинсовый костюм. Все-таки джинса, с моей точки зрения, самая удобная в носке, главное, ее не жалко запачкать, а то, что запачкаться придется, я даже не сомневаюсь.
  -- Ланнэрре Нина? - объявился Сайфой и едва не лишился головы, когда я выпустила две тонких шпильки с натянутой между ними жесткой струной - только отменная реакция спасла пожилого глирта от мгновенной смерти.
   Какая незадача. Совсем нервы сдали. Не будь слуга Франчиаса ловким малым, пришлось бы сейчас прятать труп.
  -- Сайфой?! - смутилась я, - Это ты.
  -- Доброе утро, ланнэрре. Простите, что напугал, - как ни в чем не бывало, продолжил глирт, - Восхищен, у вас отменная реакция.
  -- Тоже могу сказать и о тебе, Сайфой - расслабилась, - Тебе что-то нужно от меня?
  -- Нашей кухарке еще не известны ваши предпочтения. Она спрашивает, что вам приготовить на завтрак?
  -- О! - озадаченно одернула рукава классической белой блузки, - Кофе. Утром я пью крепкий кофе с молоком. Но если к нему будет еще что-нибудь - попробовать не откажусь. Все, что угодно, - на ее усмотрение, - только пусть не кладет в выпечку парику, мне не нравится ее маслянистый вкус.
  -- Учтем, - галантно поклонился глирт и поинтересовался, - Вас проводить, ланнэрре?
  -- Нет. Я пойду вместе с Франчиасом и Лелем. Попроси их подождать меня. Я в ванную.
  -- Могу я предложить вам прислать одну из наших служанок? Она поможет вам уложить волосы.
  -- А еще подстрижет, припудрит, накрасит и заставит переодеться в платье, - ехидно сощурилась я, - Так ведь?
   Призрак улыбки появился и тут же растаял.
  -- Так, ланнэрре.
  -- Спасибо, Сайфой. Не в этот раз.
  -- Как пожелаете, ланнэрре.
  -- Насчет моей одежды. Я хотела бы уточнить...
  -- Ваш костюм выстирали, - с полуслова понял Сайфой, - как только его высушат, я лично уложу его в вашу сумку. Вы уже решили, что будете брать с собой?
  -- Да, - поразилась я его догадливости, - Все, что сейчас лежит на кровати. Я как раз хотела...
  -- Вам нет необходимости собирать сумки, ланнэрре, позвольте мне сделать это за вас.
  -- Ты сейчас говоришь, точь в точь, как Фиора, - обреченно закатила глаза, все еще ощущая некоторый дискомфорт в разговоре с прислугой, которая, в отличие от меня, дискомфорта не испытывала.
  -- Не имею чести знать, кто это.
  -- Моя слуга-эльвафка. Она сейчас, наверняка уже где-то в Кармтворе, ждет меня вместе со своим братцем.
  -- Вы беспокоитесь за них?
  -- Есть немного.
   Не объяснять же, что для моих слуг я исчезла из вида почти на семьсот с лишним лет, и всё, что им оставалось это надеяться и ждать, когда поползет первый слух о появлении на Орни'йльвире наследницы Ма'Арийи Быстрый Клинок. Конечно же, я беспокоюсь за них.
  -- Так вы позволите?
  -- Что? - очнулась я от размышлений.
  -- Помочь вам собрать сумки.
  -- Да, конечно. Буду очень благодарна.
   Глирт поклонился и вышел из спальни. Я подошла к стене, в которой застряли шпильки, и, вытащив их, убрала во внутренний карман куртки.
   Когда я вернулась в кабинет Франчиаса, то Леля там уже не оказалось. Он ушел будить Хроса, и, что подозрительно, до сих пор не вернулся.
  -- Ты готова? - вышел мне на встречу Франчиас, поправляя лацканы прекрасно скроенного темно-серого сюртука.
   Я восхитилась его безупречному вкусу, и подумала, что стоило бы послушаться Сайфоя и позволить служанке привести себя в порядок, но честно говоря, моя внешность сейчас не так важна, ведь все они ждут наследницу Ма'Арийи Быстрый клинок, а вовсе не главу стального клана или ученицу Вейранара Хаскарийского.
  -- Почти, - кивнула я, огибая его, чтобы пройти в спальню.
   Взяв маску, застегнула цепочку с амулетом, прицепила клинки к поясу. Теперь готова.
  -- Нина, - ис-сир застыл в дверном проеме, отбрасывая огромную тень, которая, казалось, хотела заполнить всю комнату.
  -- Иду, - улыбнулась я.
  

***

  -- Нина-а, как же я соскучился! - сдавил Хрос мое тельце в медвежьих объятьях, - Я та-ак за тебя переживал.
  -- Я тоже соскучилась, - вторила ему, даже не надеясь вырваться из радостных объятий, от которых мои ребра подозрительно захрустели.
  -- Хрос, что с зельем? - попытался отвлечь гвиорда Франчиас.
  -- Зелье? - продолжая мять меня, как плюшевого медведя, - Ах, зелье! Я уже с ним закончил.
   Хрос осторожно поставил меня на пол и, подойдя к столу с колбами, протянул Франчиасу склянку с бурой жидкостью. Запах от нее шел такой, что я отшатнулась и яростно затрясла головой.
  -- Это их разбудит, - оскалился в победной улыбке гвиорд.
  -- Верю, - старательно зажимая нос, Фран взял склянку и крепко закупорил ее, - Этот запах и мертвого разбудит.
  -- Другое не поможет, - пожал плечами Хрос, - Слишком большая концентрация саксии.
  -- Хорошо, - кивнул Фран, - Передам ее Сайфою.
  -- Достаточно будет только раз провести перед лицом спящего, - предупредил Хрос.
  -- Прекрасно, - Франчиас повернулся ко мне, - Ты не возражаешь, если в зал тебя проводят Хрос и, - змей скосил глаза на пол, - ... твой дядя? Мне нужно найти Сайфоя.
  -- Конечно, нет, нам с Хросом есть о чем поговорить, - кивнула я.
   Уходя, Франчиас чмокнул меня в висок и поспешил найти своего личного слугу, который, как я уже поняла, заведует в поместье абсолютно всем. Я переступила через ноги, валяющегося на полу Леля и непринужденно уселась в глубокое кресло, убрав с сиденья коробку с сушеными травами.
  -- Скоро очнется? - поинтересовалась я, наблюдая как Хрос после ухода Франчиаса, начал хаотично бегать по комнате в поисках свободного стула.
  -- Что? - удивленно захлопал глазами, - Ах, да, Лель. Скоро.
  -- Что с ним случилось? - вздохнула я.
   Проверив пульс эльвафа, еще когда только вошла в комнату и увидела того лежащим на полу без сознания, сейчас я могла не переживать - дядя жив, хотя до сих пор находится в глубоком обмороке.
  -- Я ему склянку не ту дал. Перепутал.
  -- Не мудрено, - ухмыльнулась я, окидывая взглядом берлогу Хроса, - И Фран тебе разрешил?
  -- Что? - перекладывая стойки с мензурками на пол.
  -- Сотворить это со своей комнатой?
  -- Мне нужно было чем-то заняться, - пожал плечами Хрос, - Всем нам... Пока тебя не было.
  -- И как?
  -- Франчиас успокаивал наследников и тайно выяснял их планы относительно тебя и наследства, я варил зелья, а Лель... - Хрос лучезарно улыбнулся во все клыки, - Лель бегал от невест.
  -- Каких невест? - нахмурилась я, - Лель, что, женится?
  -- Не он, - качнул головой гвиорд.
  -- А кто? - не поняла я.
  -- Франчиас.
  -- ЧТО?!! - подскочила я, и почувствовала, как Красноглазая заинтересованно приподняла голову. Вот черт.
   Хрос тоже почувствовал изменение во мне и сразу перестал улыбаться.
  -- Спокойно Нина, сейчас все объясню.
   Я сделала глубокий вдох и такой же глубокий выдох. Надо успокоиться. Я медленно села на место.
  -- Я слушаю.
  -- Хорошо, - облегченно выдохнул Хрос, - Я вижу, ты сильно изменилась.
  -- Ты даже не представляешь на сколько, - грустно улыбнулась я, сплетая пальцы на коленях, - Так, что насчет невест?
  -- Эти двое, - покосился Хрос, на лежащего на полу Леля, - подумали, что будет лучше, если обо всем случившемся расскажу тебе именно я.
  -- Почему? - и тут же вспомнила утренний выпад Франчиаса, - Хотя, догадываюсь.
  -- Не пойми превратно, Франчиас тоже не рад их появлению - это приказ его отца, - Хрос потер наросты на подбородке, - Пять дней назад Миль-саар прислал Станисласа с требованием, чтобы Франчиас в кратчайшие сроки выбрал себе невесту из трех предложенных ему кандидаток. Франчиас был не в восторге, но не впустить их он не имел права, - Хрос покачал головой, - Нина, если бы ты их знала. Эти три темных создания вознамерились взять Франчиаса измором: куда бы он ни шел, за ним тенью следовала одна из них, они "случайно" объявлялись, на лестнице, в саду, в столовой, в кабинете и даже его спальне, шли на все, лишь бы затащить его в свою постель. За эти пять дней, ты не поверишь, я научился делать микстуры против возбуждающих средств и приворотных зелий с закрытыми глазами.
  -- Но при чем тут Лель?
   Я была совершенно обескуражена. Драконий слух уверял, что все, что говорит Хрос, чистая правда, но с другой стороны, ведь еще Вейранар говорил, что для того, чтобы слышать ложь, нужен опыт, а его у меня нет.
  -- Я и Лель, мы вдвоем помогали Франчиасу скрываться от них.
  -- Как? - удивленно вытаращилась я на друга.
  -- Пока Фран отдыхал, я и Лель поочередно ходили под личинами ис-сира.
  -- Вы были им?!
  -- Были, - смущенно улыбнулся Хрос. Покосился на эльвафа, и хмыкнул, - Но Лель чаще.
  -- Лель, Фран, - усмехнулась я, - похоже, вы трое сдружились, пока меня не было. Ладно, буди Леля, надо идти в зал.
  -- А невесты? Я могу еще много о них рассказать.
  -- Не сейчас, - буркнула я.
   Но, откровенно говоря, мне просто не хотелось о них слушать. У Красноглазой, вон, и так уже клыки чешутся.
  -- Хорошо. Подай мне ту синюю склянку справа от тебя.
  -- Ты уверен? - протянула гвиорду склянку с тягучей жидкостью желтого цвета.
  -- Сейчас и проверим.
  -- О, боги, - тихо пробормотала я.
   Уже у самого обеденного зала догоняя, подорвавшегося прямо с позиции - лежа на спине, Леля, я запоздало подумала, что, может, слоило просто похлопать его по щекам, а не позволять Хросу экспериментировать, и ловить потом очумевшего родственника по всем коридорам, - но мысль эта, как обычно, запоздала.
  -- Хрос, я тебя убью!
  -- Но ведь очнулся же!
   Я посмотрела на почти пришедшего в себя Лельтасиса, сверлящего гвиорда злыми, мерцающими эльвафской зеленью, глазами, на сияющего, как медный котелок, Хроса, и несдержанно от души расхохоталась.
  -- Ребята, вы даже не представляете, как я по вам всем соскучилась!
  

***

  
  -- Ну, и скоро они там! - раздраженно постукивая когтями по столу.
  -- Ни'ийна, будь терпеливее, - продолжая ковырять ложечкой в вареном яйце, с укором посмотрел на меня Лель, - Сок саксии, он...
  -- Знаю, знаю, - отмахнулась я, - Только не понимаю, зачем Зайрайс понадобилось опаивать всех без исключения. Как-то не логично это.
  -- Логика и сэн-ни Франчиаса, - Хрос покосился на парадные двери, - вещи не совместимые.
   Я снова сердито перебрала пальцами.
  -- Нина втяни когти, - нахмурился Лель, - Ты за столом.
  -- Что? - я посмотрела на свои руки и поморщилась, - Проклятье.
  -- Не ерзай. Прекрати поправлять клинки и положи маску на стол.
  -- Лель отстань от Нины, - встал на мою защиту Хрос, - Она только вернулась, а ты только и делаешь, что одергиваешь ее.
  -- Это неправда, - вздернул подбородок Лель, - я пытаюсь помочь ей соответствовать своему новому статусу.
  -- Спасибо, Лель, - послала дяде слабую улыбку, - но считаю, что начинать пугать наследников моим новым статусом несколько преждевременно.
  -- Действительно, Лель, - Хрос потянулся через стол за булочкой, но был тут же остановлен ударом выпуклой стороны чайной ложечки по загребущей пятерне, - Ай! Больно же! Ну, хорошо-о. Нина, ты не могла бы передать мне еще одну булочку?... Спасибо.
  -- Скрывая свою драконью сущность, Ни'ийна - отложил ложечку Лель, - ты не добьёшься ни их уважения, ни признания. Для всех, кроме нас троих, ты до сих пор просто взбалмошная человечка. Как ты предполагаешь убедить их в обратном, если продолжаешь прятаться за амулетом?
  -- М-м-м...А я пока и не собираюсь их ни в чем переубеждать, - улыбнулась я и потянулась за кофейником, который Сайфой предупредительно оставил на столе слева от меня.
  -- Ты не собираешься открыться? - Лель отодвинул тарелку от себя.
  -- Нет... не совсем.
  -- Тогда, что ты задумала?
   Я с упоением вдохнула аромат кофе и лукаво сощурилась.
  -- Хочу воспользоваться их неведением, и определиться в их истинных намерениях.
  -- Поговори с Франчиасом, и он все тебе расскажет.
  -- Нет, нет, - покачала я головой, - То, что выяснил Франчиас, и то, что проявится сейчас, когда мы почти у цели, совершенно разные вещи. Вот увидишь, их отношение изменится сразу же, как только мы окажемся в Кармтворе.
  -- Мы отправляемся в Кармтвор? - встрепенулся Хрос.
  -- Да, Хрос, мы отправляемся в Кармтвор, - улыбнулась я гвиорду.
  -- Мне надо собраться, - подскочил тот с места, но я остановила его.
  -- Останься. Сейчас мне нужно, чтобы ты был со мной.
  -- Хорошо, как скажешь, - Хрос недоуменно пожал плечами и сел на место.
  -- И не беспокойся, Лель, - жестко выпрямилась, заставив хрустнуть позвоночник, - Я могу соответствовать своему статусу.
   Дядя удивленно приподнял бровь, Хрос же привычно наивно захлопал ресничками. Я чуть склонила голову к плечу:
  -- Но только когда мой статут будет полностью определен.
   Лель заинтересованно сощурился, но я не стала вдаваться в подробности, так как драконий слух уловил первые торопливые шаги. Лассаиндиар. Ну, кто бы сомневался.
  

Глава 2

   Бешеный удар дверей о стену и осыпающаяся на пол штукатурка, именно этим было ознаменовано появление Лассаиндиара, который в порыве чувств совершенно "случайно" не рассчитал сил.
  -- Наконец-то ты вернулась, - голос черного дракона ничем не выдал его волнения, но в действительности, мужчина нервничал.
   Когда Сайфой поднес к носу Лассаиндиара зелье и тут же сообщил, что ланнэрре Нина вернулась и ожидает всех за обеденным столом, то он не знал, как и реагировать. Его обуревали чувства, о существование которых, он раньше и не подозревал, а может просто не придавал им особого значения. В первую очередь злость. На себя, на нее... на семью. Семью, которую больше не понимал, решением которой была изгнана из клана одна из самых уважаемых и достойных представительниц побочной ветви - ланнэрре Падира Дай'Магриард.
   Умная, изворотливая, властная. После своей матери она считалась одной из самых сильнейших самок клана. Ей, как когда-то и её матери, позволили самой выбрать себе спутника в небе, но как и легендарная Ариса Дай'Магриард, Падира рано стала вдовой. В то время, странные слухи долетали до пещеры Лассаиндиара, что семья Дай'Магриард кем-то проклята, и, видимо, Падира не доносит той жизни, которая зародилась в ее чреве, однако мрачные предсказания сбылись лишь наполовину. Каким-то чудом Падире удалось спасти яйцо, но развитие дракончика затормозилось почти на двести лет. Так Дарисандрина стала "младшей" дочерью, хотя и родилась раньше своей "старшей" сестры - Сотар.
   Лассаиндиар был зол на Дарисандрину. Хотя за время, проведенное в поместье, злость поутихла, и, взвесив все за и против, пришел к выводу, что создание с ней правящей пары, развязало бы ему крылья, и он смог бы официально назвать Нину своей ласси. Для старших семей не впервой признавать ласси другой расы, главное, чтобы все условности были соблюдены, и в паре у него была именно драконница, а уж представительницей какой расы окажется ласси, никого не волнует - твое право. Но и здесь сестры Лорельдины посмеялись над ним. Падира и Дарисандрина оказались изгнаны из клана, а чтобы старшему сыну Дорсат Грэн связать себя с изгнанной, речи быть не может - семья не одобрит, а дед - тот вовсе откажется проводить ритуал. Так, что этот вариант отпадает. Нужно искать другой выход.
   Радость. Он был несказанно рад, что девочка вернулась, и эта радость наполняла его сердце теплом, но мысли о том, что случилось у реки, не давали ему покоя. Франчиас никогда не вел себя столь опрометчиво. Эта драка навела Лассаиндиара на некоторые размышления, которые ему очень не понравились. Драка, из-за человечки, пусть даже из-за такой, как Нина, бессмысленна. И как бы не убеждали его Ваимир и Лиам в том, что змей прилюдно назвал Нину своей невестой, дракон не верил, что это не была очередная уловка ис-сира Франчиаса. Что-то здесь не так.
   Шок. По-другому не скажешь. Когда Лассаиндиар увидел восседающую во главе стола Нину в компании Лельтасиса и Хроса, он был шокирован и не на шутку встревожен. Внешне она не изменилась, только волосы почему-то стали длиннее. Они спускались гораздо ниже плеч, но насколько ниже, он понял только тогда, когда она небрежно смахнула прядь с рукава куртки - концы волос дотянулись до нижнего края лопаток. И челка - ее больше не было.
   Однако встревожили Лассаиндиара не волосы, а ее глаза. Взглянув в них, дракон вздрогнул. Нина словно постарела лет на двести. Сдержанная, мало что значащая улыбка появилась на ее лице при виде него, и движение головы к плечу, с легким прищуром внимательных глаз, напомнила ему редкие, но крайне неприятные встречи с Арисой Дай'Магриард. Небесная богиня, откуда у него ощущение, что перед ним больше не та Нина, какой он знал ее еще десять дней назад?!
  -- Вернулась, - кивнула она и, указав на место рядом с эльвафом предложила, - Присаживайся.
  -- Нам нужно поговорить, - едва сдерживая рык, Лассаиндиар стремительно пересек зал и встал рядом с тем местом, где она сидела, заставив эльвафа напрячься, и тут же выпалил, - О чем ты думала?! Ты хоть понимаешь, ЧТО ты натворила?!
   Девчонка приподняла бровь, и, чуть разомкнув губы, улыбнулась. Возникло ощущение, словно под верхней губой ей что-то мешает.
  -- Ну, как сказать...
  -- Не зли меняр-р-р, - рык вырвался сам собой.
  -- НЕ рычи на меня.
   В голосе Нины прорезались поистине командирские нотки, но не они заставили отступить Лассаиндиара, вставший между ними Лельтасис заговорил тихим голосом, в котором дракону послышалась угроза.
  -- Сядь, Дорсат Грэн, - произнес он, - Ни'ийна только вернулась, дай ей поесть спокойно.
   Громко скрипнув зубами, мужчина сел, сверля эльвафа злым взглядом. Гвиорд старательно прятал улыбку, но глаза его смеялись.
  -- И, все же нам надо поговорить.
  -- Говори, - милостиво дозволила несносная девчонка, - Я внимательно тебя слушаю.
   И снова чувство, что перед ним не Нина, а Ариса Дай'Магриард. Что за тьма здесь происходит?!!
  -- Нина, что с тобой стало? - не выдержал дракон.
   Человечка отломила кончик рогалика, обмакнула его в крем и положила в рот.
  -- Ничего неожиданного, - пожала она плечами, - Но мы вроде не обо мне... Так о чем ты хочешь поговорить, Лассаиндиар: о том что я больше не Избранная или о том, что ты и Дарисандрина...? Кстати, когда обряд слияния? Надеюсь, ты меня пригласишь, - девочка на мгновение сощурилась, - ... по старой дружбе.
   Лассаиндиар дернулся, словно та наотмашь ударила его. Она знает! Но как? Неужели...? Проклятье! Это все меняет.
  -- Ни'ийна, - предупреждающе посмотрел на человечку эльваф.
  -- Да, ладно, Лель. В этом нет ничего такого, - холодные глаза снова смотрели на дракона в упор, - Так, когда?
  -- Слияния не будет, - процедил сквозь зубы Ласснир.
  -- Почему?
   Только в одном этом вопросе прозвучало столько гнева, что мужчина замер и посмотрел на Нину, как на незнакомку, которую видит впервые.
  -- Совет изгнал из клана Падиру Дай'Магриард и ее дочь Дарисандрину. Я никогда не создам пару с изгнанной.
  

***

  -- Что?!
   Стараясь не позволить Красноглазой выйти из-под нашего контроля, я сжала губы до посинения и начала считать от одного до ста и в обратном порядке.
  -- Совет...
  -- Я слышала, - резко оборвала его на полуслове, - Как это могло произойти?
  -- Спроси Падиру. Она, как раз, ищет с тобой встречи.
  -- Она здесь? - поостыла я.
  -- Да.
   Я скуксилась. Не так я представляла нашу новую встречу. Падира и Дари изгнаны. Куда только смотрит Ариса? Или она еще не знает? Проклятье! Не успела вернуться, а тут такие дела, что не знаешь, за что и хвататься в первую очередь.
  -- Нина?
  -- Хрос, не мешай, я думаю.
  -- Ни'ийна.
   Я открыла глаза и сердито посмотрела на обладателя тяжелого рычащего тембра. Лассаиндиар выглядел несколько потерянным, что для него явно было в новинку.
  -- Я хотела бы встретиться с ней.
  -- Думаю, ее мало волнует, хочешь ли ты этого или нет - самки Дай'Магриард обладают особым качеством добиваться того, чего хотят, не смотря ни на что, - поморщился дракон.
   Я снова прикусила нижнюю губу, чтобы тут же не оскалится в улыбке. Что верно, то верно - все Дай'Магриард такие, уж я-то знаю. Но если он думает, что это меня разжалобит, то глубоко ошибается. Он упустил свой шанс на счастье, свой же, я упускать не собираюсь.
  -- А, вот и она! - ворвались в зал гнормы, - Объявилась.
  -- Присаживайтесь, - сухо предложила я.
  -- Мы и без твоего разрешения сядем, - скривился Эрдо, - Посмотрите-ка на нее, не успела вернуться, а уже место хозяйки дома на себя примеряет.
   Я стиснула зубы, но продолжила улыбаться. Проклятье, это несколько труднее, чем я думала.
  -- Эрдо, - предупредил друга Ласснир.
  -- Что, Эрдо, - передразнил гнорм, - Говорю, что есть. Расселась тут во главе стола, а, между прочим, у ис-сира кандидатки и получше имеются. Подтверди Вольтар.
  -- Да, уж получше этой пигалицы, - усмехнулся Призрачный Крад.
   Хрос и Лель напряглись, но я жестом показал, что все в порядке. Не убивать же их, в самом деле, хотя и очень хочется. Зато во взгляде Ласснира затеплилась надежда.
  -- Ни'ийна...
  -- Хватит, - остановила я его, - Поговорим, когда все соберутся.
   Ждать долго не пришлось. В перекошенные двери втиснулся Орби. Он радостно улыбнулся и громогласно пробасил:
  -- Ишшари. Вернулась. Хорошо.
   Мое сердце оттаяло, и улыбка получилась чуть более теплой.
  -- Здравствуй Орби. Присаживайся.
  -- Орби стоять, - замотал головой громила, - Орби защищать Ишшари.
   И Орби встал у меня за спиной. Красноглазая ничего против не имела, что удивительно, так как она редко кого терпела у нас за спиной.
   Следом за Орби просочился Лиам и галантно поклонившись, сел на свое место. Затем объявились Ваир и Райнар. Князь коротко кивнул, Дорсат Грэн младший сделал грустное личико, но пенять за мое выступление в храме не стал. За этой парочкой последовали двое шахниров и мой кузен. Судя по их игре в гляделки, в коллективе произошел разлад, и братец снова остался один на один со своими тараканами.
  -- Здравствуй, сестричка, - скривился Славик.
  -- И тебе того же, Слава, - не осталась я в долгу.
   Но кузен не задержался в дверях, его подтолкнул полу-дракон, за ним следом шел Рэмиэль Лаклафар. Возмущенный голос Дарисандрины ворвался в зал, разрушая возникшую напряженную тишину:
  -- Мама, как ты могла?! Что теперь с нами будет?! Мама! Не молчи!
  -- Успокойся, Дарисандрина. Веди себя достойно.
  -- Достойно?! Мама, мы изгнаны!
  -- Хватит, Дари. Успокойся.
  -- А ты обо мне-то подумала?! Все во тьму. Все мои мечты, надежды... Мама, где мы будем жить? Мы никому не нужны! Куда мы полетим?
   Мужчины начали переглядываться, только Лассаиндиар не спускал с меня глаз, и это начало раздражать - не картина, все-таки.
  -- Ланнэрре Падира, - обволакивающий голос Франчиаса заставил мое сердце пропустить удар, - Дари. Прошу вас.
   Несчастные двери снова открылись. Дарисандрина раздраженно выдернула руку у Франчиаса и прошествовала в зал. Погруженная в свои мрачные мысли, она даже не посмотрела в мою сторону. Падира под руку с ис-сиром, вошла, гордо вскинув голову, но увидев меня споткнулась. Я чуть качнула головой, и она, как если бы ничего не случилось, попросила Франчиаса проводить ее к столу. Вот это, истинно драконья выдержка. Дарисандрине еще расти и расти до старших самок Дай'Магриард, как, впрочем, и мне.
   Франчиас слабо улыбнулся, и попросил, стоящего у дверей Сайфоя, принести еще стульев. Гостей оказалось больше, чем обычно собиралось к столу в обед, и ожидающим в коридоре просто не хватило мест.
   Слуги принесли стулья. В зал вошли Станислас и Зайрайс. Гадюка обвела стол цепким взглядом а, наткнувшись на меня, злобно зашипела. Небрежно откинувшись, я согнула руку в локте, и прикрыла рот, чтобы скрыть выпирающие из-под верхней губы удлинившиеся клыки. Красноглазая недовольно заерзала, но в этот раз Стальная, которая сама с интересом наблюдала за разворачивающейся перед нами сценой, крылом сдвинула ее в сторону, от чего вампирьи клыки втянулись, зато драконьи... хм-м, если у меня сейчас еще и морда вытянется, скрыть что-либо будет уже невозможно. Хорошо, что все встали, приветствуя старшего ис-сира, и не смотрели в мою сторону.
  -- Ис-сир, Станислас.
  -- Прошу, вас, - саркастическая улыбка появилась на бледном лице глирта, - не прерывайте из-за меня свою трапезу. Садитесь.
   Я мысленно выругнулась, напоминая крылатой ящерице, что мы вроде как не собирались еще представляться.
   Прикосновение к плечу заставило меня резко обернуться.
  -- Шини, - одними губами произнес Франчиас.
   Я сделала бровки домиком и грустно улыбнулась, обнажая клыки. Сощурив цветные глаза, Франчиас весело хрюкнул.
  -- Мило.
   Обреченно закатив глаза, я прикоснулась к его руке. Франчиас наклонился, его волосы черным водопадом рассыпались перед моим лицом, пряча от любопытных глаз.
  -- Все хорошо? - шепотом спросил он.
  -- Лучше не бывает, - буркнула я.
  -- Справишься? - Франчиас кончиками когтей провел по изгибу моей шеи, заставив заерзать от приятных ощущений.
  -- Куда я денусь, - вздохнула, и, склонив голову, потерлась щекой о его руку. Глаза змея мгновенно вспыхнули страстью.
   Нас заставил вздрогнуть властный голос моего третьего рай'и. Я как-то уже предполагала, что он не тот лапочка, каким хотел казаться, но такой разительной перемены между земным Станиславом и орний'львирским Станисласом, все же, не ожидала.
  -- Сайфой, где невесты?
   Губы Франчиаса вытянулись в линию, но прежде чем выпрямиться, он снова безмолвно произнес:
  -- Я люблю тебя.
   Я моргнула, подтверждая, что поняла его. Я снова чувствовала себя уверенно. Стальная и Красноглазая договорились между собой, позволили действовать без их вмешательства.
  -- Прошу прощения, ис-сир, ланнэррени еще не готовы. Они будут с минуты на минуту.
   Сайфой сдержанно подал Станисласу подставку с вареным яйцом, но в последнюю секунду наши глаза встретились, и, могу поклясться, он мне подмигнул. Смешок Франчиаса убедил, что мне не показалось. Я чуть расслабилась. На два фронта меня точно бы не хватило.
  -- Что ж, раз все собрались, - встала я со своего места, чтобы все могли меня видеть, - думаю, пришло время объясниться. Раз богиня не соизволила разрешить наш спор о наследовании имущества принадлежащего Ма'Арийе, с этого момента я, Ни'ийна Ишшари Шинири иэль А'ш Фандэр итэсса Родэн, даю слово выслушать каждого присутствующего наследника за этим столом, а так же объявлю о своем решении относительно отвергнутой мной судьбы Избранной для черных драконов. Выслушаю любое сомнение относительно моего права на владение землями Кармтвора. Так же, - я встретилась взглядом с Падирой, - приму к рассмотрению любые просьбы. Начать я прошу вас, ис-сир Станислас.
  -- Я не наследник, Шинири, - насмешливо вздернул светлую бровь ис-сир.
   Станислас сел напротив, как бы подчеркивая, что в данный момент он глава, и никакая пигалица в моем лице не вправе садиться на то место, которого она не заслуживает. Зайрайс же встала по левое плечо от спинки стула ис-сира, всем своим видом показывая, что вот он здесь главный, а я всего лишь человеческая выскочка, хотя мое окружение говорило об обратном. Франчиас предпочел стоять рядом слева, громадная фигура Орби нависала над спинкой стула, отбрасывая длинную тень, из-за того, что большой камин находился сразу за его спиной, Лельтасис сидел слева, Хрос справа, так что возникало ощущение, словно я нахожусь в своеобразном живом гроте, не хватало только Лохматика.
  -- Однако, как мне кажется, вам есть, что мне сказать.
  -- Ты не ошиблась, Шинири, однако вряд ли ты хочешь услышать то, что я хочу тебе сказать.
  -- Своими словами вы только распаляете мое любопытство, ис-сир.
  -- Хорошо, Шинири. Я тебя понял, - сощурился Станислас, - Начну с малого. Твой обман сильно подорвал мое доверие к тебе, рай'ана.
  -- В чем же я обманула вас, ис-сир?
  -- Где статуэтка, Шинири?
   Я удивленно приподняла брови.
  -- Как и было оговорено, я отдала ее богине. Она в храме.
  -- Эрмиадида не передала ее Франчиасу.
  -- И какое отношение это имеет ко мне? - удивленно приподняла я брови, - Я выполнила пожелание вашей богини слово в слово.
   Станислас нахмурился.
  -- Нина пыталась отдать статуэтку мне, Станислас, - вмешался Фран, - но ей это не удалось.
  -- Когда это произошло? - тяжелый немигающий взгляд ис-сира старшего заставил Стальную выйти вперед, чтобы выдержать ментальное давление глира Станисласа.
  -- Еще до отправления в храм.
   Блондин перевел взгляд на брата.
  -- Ты веришь ей?
  -- Да.
   Станислас поморщился и снова посмотрел на меня.
  -- Я не считаю тебя достойной войти в нашу семью.
   Собравшиеся удивленно ахнули. Фран зашипел, но я коснулась его руки, подавляя его желание призвать глира.
  -- Не надо, - прошептала я.
   Лельтасис вскочил, но я отрицательно покачала головой, и эльваф послушно сел обратно. Это не их бой.
  -- Судя по вашему заявлению, ис-сир, вам уже известно, что ваш младший брат сделал мне предложение, - начала я поединок.
  -- Именно, - заерзал он под моим взглядом, - И я считаю, что Франчиас должен подыскать себе более достойную партию, чем дитя двух миров. Прости, рай'ана, ничего личного, но твоя родословная нас не устраивает.
  -- Нас - это кого? - в моем голосе появились гортанные раскатистые звуки.
   Присутствующие начали нервно переглядываться. По лицу Станисласа трудно было определить, о чем он думает, но в голосе появились нотки неуверенности.
  -- Мильс-сар, желает видеть сакшарой Франчиаса одну из выбранных им кандидаток. Сегодня последний день.
  -- Последний день чего?
  -- Последний день, когда мой брат назовет имя своей избранницы. По его договору с отцом, если он возвращается в Зарсан с пустыми руками, отец вправе выбрать ему сакшару по своему вкусу.
   Я повернула голову и внимательно посмотрела на Франа. Красный драконий глаз пылал гневом, но кроме меня этого никто не видел.
  -- Франчиас?
  -- Да, таковы были условия моего договора, - сдавленно прошипел он.
   Зайрайс ликовала. Ее глаза сияли, как новенькие прожектора, но она и не подозревала, что Ариса, предугадав такой исход наших с ис-сиром отношений, рассказала мне о брачных ритуалах стальных, и о моем новом праве, как Главы клана. Только сейчас меня осенило, как вышло, что Падира и Дарисандрина оказались изгнаны из клана. Я вопросительно взглянула на Падиру. Драконница моргнула, взглядом указав на мужчину рядом со мной. Хищная улыбка растянула губы.
  -- Как я понимаю, они у тебя, - прошипела я, чуть склонив голову и скосив глаза.
  -- Кто? - не понял Франчиас, магией блокируя звук, чтобы никто не мог разобрать, о чем мы перешептываемся.
  -- Браслеты.
  -- Да, - моргнул Фран.
  -- Тогда тащи их сюда, и чем быстрее, тем лучше.
   Удивленный взгляд заставил меня раздраженно рыкнуть:
  -- Ты хочешь на мне жениться, или нет?
  -- Конечно, хочу.
  -- Тогда быстрее. У нас мало времени.
   Франчиас сделал затейливый пас рукой и футляр с брачными браслетами завис прямо передо мной. Руки сразу же вспотели, а сердце бешено забилось, как птица в клетке.
  -- Что это? - напрягся Станислас.
   Узнав футляр, Лассаиндиар вскочил с места.
  -- Нет, Нина, нет! - взревел он.
  -- Это, - улыбнулась я, - мое предложение руки и сердца, ис-сиру Франчиасу.
   Щелкнули затворы, и футляр бесшумно открылся. Я спешно нацепила одну пару мерцающих браслетов себе на руки и протянула вторую мужчине рядом.
  -- Что ты делаешь, Нина?! Остановись! - подскочил с места Станислас, наконец, разглядев, что за браслеты у меня в руках.
  -- Разделишь ли ты со мной небо, - всплыли в памяти заветные слова, - Франчиас сын Ларрани Риоф?
  -- С радостью, - скинув сюртук и закатав рукава, Франчиас вытянул руки вперед.
   С тихим шелестящим звуком браслеты сомкнулись на его предплечьях. Довольная Стальная распахнула крылья, издав победный рев, который теперь мог слышать и Франчиас.
  -- Так пусть наш полет будет вечным, - закончила я, ощутив при этом необычайную легкость.
  -- ПРОКЛЯТЬЕ! - хором взревели дракон и глирт старший.
  -- Поздравляю! - вторили им Хрос, Лель, Ваимир, Лиам и Падира.
  -- Ишшари и Франчиас жениться. Хорошо, - пробасил Орби.
   Остальные голоса слились в общий шум, из которого можно было выделить только злобное шипение Зайрайс и хохот Райнара, ну, хоть кому-то здесь весело.
  
  

Глава 3

  -- Ланнэррени кандидатки в сакшары ис-сира Франчиаса! - с особой издевкой провозгласил Сайфой.
   Я повернула голову, и моя отвисшая челюсть громко брякнула об пол. Это, что шутка такая?! Двух из трех красавиц, я узнала сразу, так как сама, в свое время, создавала эти образы вместе с талантливейшей шахниркой, той самой, которая помогала нам запечатывать сущность дракона в Чиссе. Их она вживила в два полупрозрачных речных камешка, которым позже обзавелись оправой из белого металла, и не узнать мне их было бы просто смешно. Но, что странно, третья красавица тоже показалась мне подозрительно знакомой, вот только вспомнить, откуда я ее знаю, не позволял галдеж, который устроили взбешенные рай'и.
  -- Нина, что это значит?! - ревел Лассаиндиар.
  -- Франчиас, ты хоть понимаешь, что отец будет в бешенстве?!
  -- Нина откуда у тебя эти браслеты?
  -- Шинири - это самый глупый поступок, какой ты могла совершить. И ты Франчиас! Глупый мальчишка. Я пытался защитить вас от этого. Вы хоть понимаете, что с этими браслетами пути назад нет. Раз надев - снять их невозможно.
  -- Нина, откуда у тебя ЭТИ браслеты?!
  -- Прекрати рычать мне в ухо Лассаиндиар, - не выдержал Станислас, - из сокровищницы черных драконов, откуда же еще! Это же именно их потребовал принести Нагарон, когда истребил весь клан стальных драконов?! Может, ты мне объяснишь, чем они были так ему дороги, раз он отправил за ними свою верную ищейку - Рагона, мужа Арисы Дай'Магриард, который как-то подозрительно скоро погиб от зубов желтых драконов?!
   Лассаиндиар побледнел и сделал шаг назад. Пустынница вздрогнула. Ее успокаивающе погладила по руке светлая эльвафка. Темная презрительно скривилась, но вспомнила, что жрице не престало корчить рожи, тут же исправилась.
  -- А вы двое, - зрачки Станисласа сузились, - знайте, я больше не стану опекать вас, и просить отца смягчить наказание. Ты Франчиас должен был привести в храм одну из этих, - махнул в сторону невест, - и назвать своей сакшара. Даже не сакшани. Если бы ты сейчас выбрал, отец бы закрыл глаза на твои отношения с Ниной, и позволил бы тебя взять ее второй сакшара, но теперь это не возможно.
  -- Меня?! Второй сакшара?! - возмутилась я, - Да, ни за что!
  -- Шинири.
  -- Похоже, пора представиться... Снова.
   Сайфой шустро отодвинул стул, освобождая мне пространство. Франчиас кивнул, мысленно поддерживая мой порыв показать Стальную, хотя и не во всей красе, как хотелось бы, но все же. Нагонять страх будем позже, а пока только небольшая демонстрация новой меня. Я встретила взгляд пустынницы, и, получив утвердительный кивок, сняла амулет. Почувствовав свободу, Стальная расправила крылья, и поток силы обрушился на ничего не подозревающую публику, словно огненный вихрь. Обжигая незащищенные слизистые глаз и рта, она волной окатила собравшихся в зале, после чего рассеялась в воздухе. Моя кожа покрылась серебристой чешуёй, глаза заполнила мерцающая сталь, а зрачки вытянулись.
   Станислас стремительно отпрянул, громко зашипев. Лассаиндиар замер, распахнув заслезившиеся от жара глаза. Я лучезарно улыбнулась им во все клыки.
  -- Я - новая Глава Стального клана. Ни'ийна Ишшари Шинири иэль А'ш Фандэр итэсса Родэн Прошу любить и жаловать. И сразу по вопросу о праве на владения землями Кармтвора. Так вот - они мои.
   Какие же мы женщины все-таки непостоянные, только говорила, что выслушаю, и уже затыкаю рот своим правом. Франчиас прыснул в кулак. Сакарка-пустынница обреченно закатила глаза к потолку. Ну, извини, я по твоим меркам еще короткохвостая.
  -- Нина, - застонал Станислас, встав в позу сердитого родителя, сокрушенно покачал головой.
   Так же поступил и Лель, только в его случае это получилось гораздо драматичнее, и возымело действие даже над драконьей совестью, которая, после общения с несколькими представителями крылатых ящеров, как мне показалось, давно усохла за ненадобностью. Стальная очень по-человечьи сделала бровки домиком. Хрос радостно сжал кулаки, всем видом показывая, как он несказанно рад за нас, и как ему не терпится выведать о стальных побольше. Орби гоготнул, выразив этим свое одобрение. Лиам изящно поднялся со своего места и уважительно поклонился, прощебетав, как он счастлив, что ему выпала такая честь приветствовать представительницу уникального рода, каким, всенепременно является клан стальных драконов, и так далее и тому подобное. От его высокопарных речей мы с Красноглазой почувствовали себя чахлым придатком к крылатой ящерице, однако Стальная возмущенно фыркнула, заявив, что о своей уникальности она и сама знает, и что задирать нос из-за этого смысла не имеет, а нам бы лучше не отвлекаться и присмотреться к другим наследникам.
   У остальных лица были не такие веселые. Ваимир выглядел несколько озадаченным, и косился с опаской. Гнормы затравленно переглядывались, прощаясь с надеждой обосноваться на землях Кармтвора. Итмар - полу-дракон, был ошарашен. На его лице блуждала удивленная полуулыбка, которая так и не стала полной, из-за недоверия в широко распахнутых драконьих глазах. Дарисандриана встала и так и застыла с разинутым ртом, глупо хлопая глазами. Ее мать глубоко задумалась и смотрела в свою тарелку так, словно в ней был заключен глубочайший смысл бытия. Стальную так и подмывало плюнуть туда, чтобы Падира, наконец, очнулась и посмотрела на нас. Райнар снова сделал несчастное лицо, что уже мне захотелось треснуть его чем-нибудь тяжелым, чтобы не заставлял меня чувствовать себя виноватой перед ним. Шахниры переглянувшись, попытались драпануть, но Сайфой перехватил беглецов и усадил обратно, с улыбкой прошипев что-то каждому на ухо. После его слов, шахниры "решили" задержаться.
   Но на кого было приятно посмотреть, так это на Зайрайс и Славика. Таких удивленных и в тоже время возмущенных лиц, я еще ни разу в своей жизни не видела. Эти двое прекрасно друг друга дополняли, по-рыбьи открывая и закрывая рты, не в состоянии выдавить ни звука, они таращили глаза, отказываясь верить тому, что видят.
  -- Продолжим? - ехидно усмехнулась я, поправляя съехавший пояс с парными клинками и маской.
  -- Ни'ийна, - во взгляде черного дракона было столько эмоций, что, казалось, они вот-вот хлынут через край.
   Франчиас обнял меня одной рукой, и я почувствовала, как напряжено его тело. Глаза Лассаиндиара вспыхнули зверины огнем. Я непроизвольно коснулась наверший клинков, почувствовав привычный зуд в ладонях.
   Станислас несмотря на все им сказанное, сдвинулся в сторону, чтобы видеть дракона и нас одновременно. Если бы я не была с ним знакома то подумала бы, что он просто лениво наблюдает, но на самом деле третий рай'и выжидал, анализировал ситуацию и ждал подходящего момента. Только вот для чего, к сожалению, понять трудно. Вейранар уважительно отзывался о старшем ис-сире и как о воине и, как о политике, и считал, что мне есть чему у него поучиться. Хотя по его же словам учиться мне надо абсолютно у всех.
  -- Лассаиндиар, - спокойно произнесла я, отметив краем глаза, что пустынница сердито качает головой.
  -- Зачем ты так со мной? - рыкнул он, сжимая кулаки.
   Если бы хоть кто-нибудь, кроме меня смотрел в сторону застывших у распахнутых дверей невест, то его бы поразила их крайне эмоциональная мимика, сопровождаемая не менее выразительными жестами. Пустынница выпучила глаза и ударила себя раскрытой ладонью по лбу. Светлая эльвафка одной рукой схватилась за живот, а другой закрыла рот, умоляюще смотрела на меня, так как еще немного и она не выдержит. Темная же очень по-мужски хлопнула себя по бедру, презрительно скривилась, и неуклюже передернула плечами, словно надела пиджак не по размеру, чем себя и выдала.
  -- С тобой? - удивилась я, - А я все это начала?
  -- Ни'ийна.
  -- Погоди. Ты спрашиваешь: зачем я так с тобой? Но объясни, как именно? Это не я привязывала тебя к себе, чтобы потом положить на жертвенный алтарь, как влюбленного агнца. Это не я врывалась в твой дом и просила бросить все и пойти в другой мир, чтобы освободить от рабских оков. Не я оставляла тебя мучиться в догадках, пока осуществляла свой "безупречный" план по спасению всего черного клана, за счет одной единственной жертвы в твоем лице...
   Лицо черного дракона посерело. Я слышала, как тяжело и часто он дышит. И я чувствовала, как две мои сущности обнимают меня так же, как обнимают меня руки любимого мужчины, который, была бы его воля, давно бы увел меня отсюда.
  -- Но ты просчитался, Лассаиндиар. Человеческая жизнь очень коротка... Той земной Нины, больше нет. Она умерла... Истекла кровью в Пещере скорби.
  -- Это не так, - голос мужчины был еле слышен.
  -- Лель, - повернула голову, чтобы увидеть бледные поджатые губы и затаившуюся горечь в мерцающих эльвафской зеленью глазах, - Скажи ему.
   Все посмотрели на дядю, сидевшего с поникшей головой и сцепленными пальцами на коленях.
  -- Да, - выдавил из себя Лель, - Нина-человек умерла.
  -- Что-о? - встал Славик, - Какого х...а! Сеструха, тво..., о чем ты говоришь?
  -- О том, что я больше не человек. Даже наполовину.
  -- Могу это подтвердить, - Франчиас разжал объятья и положил руки мне на плечи, - Из пещеры мы забрали не человечку и эльвафа, а эльвафа и только родившуюся драконницу. Стальную драконницу.
  -- Ты знал, - обвинительно бросил дракон, смотря поверх моей головы.
  -- Только когда меня в прямом смысле ткнули в это носом, - пожал плечами Фран, - Я никогда не увлекался пророчествами.
   Стальная утвердительно закивала.
  -- Поэтому ты и пошел за ней, - рык вырвался из глотки Лассаиндиара.
   Все собравшиеся навострили уши. Станислас заинтересованно сощурился. Его больше всех интересовал этот вопрос, так как сам до конца не разобрался, что побудило Франчиаса рискнуть жизнью и отправиться на Землю. В историю со статуэткой он не верил, о чем и поведал, когда мы вместе вернулись на Орний'львир. Не так уж важна была Франчиасу ис-сиру бастарду милость богини глиртов. Станислас считал, что его младший брат решил использовать меня как наживку для дракона, с которым у него давние счеты, и все эти вспыхнувшие "чувства", только прикрытие, но он ошибался.
  -- Почему я пошел за ней, - усмехнулся Фран, - знает только она, и ни перед кем другим я отчитываться не собираюсь.
   Лассаиндиар зарычал, кожа его покрылась черной чешуей, а глаза налились кровью. Ох, только драки нам здесь не хватало.
  -- Хватит, Дорсат Грэн, - неожиданно вмешался Станислас, - Не веди себя как желторотый подросток.
  -- А он и есть подросток, - раздался голос с другого конца зала, - Глупый, себялюбивый юнец, не видящий ничего дальше своего носа. Хотя тоже самое я могу сказать и о тебе, Станислас. Сбежать на Землю только потому, что тебя все наскучило, как-то совсем не по взрослому, не находишь. И можешь не оправдывать свой поступок приказом Мильс-сара убить Нину, мы оба знаем, что это не так. Ты сам напросился на это задание, зная о пророчестве, и вмешался туда, куда вмешиваться тебе не следовало.
   Все резко посмотрели в ту сторону, откуда прозвучала эта обличающая речь. Пустынница стремительно шла к нам.
  -- Мне кажется, или вы собрались несколько по иной причине, чем выяснять, почему ис-сир Франчиас поступил так, а не иначе. Я права?
  -- Кто ты? - вытаращился на пустынницу Станислас.
   Но саккарка, проигнорировав вопрос, внимательно посмотрела на мужчину за моей спиной. Легкая дрожь пробежала по телу Франчиаса, заставив задуматься, что же такого натворили эти красавицы, что от одного их вида Франчиаса начинает знобить, Хроса трясет от едва сдерживаемого хохота, а Лельтасис, тот вовсе затравлено вжимается в спинку стула, в надежде слиться с ней в единое целое.
  -- Молодец, мальчик. Ты вырос достойным мужчиной, - мягко улыбнулась она, - Но предупреждаю, возьмешься за старое... - мягкая улыбка превратилась в оскал, - и ты меня знаешь.
   Станислас и Лассаиндиар озадаченно переглянулись, на их лицах явственно проступало недоумение. Как, впрочем, и на лицах остальных присутствующих.
  -- Хотя, - снова милая улыбка, - поздравляю, ты прошел испытание. А ты, моя дорогая - я понуро опустила голову, - говоря твоими же словами, облажалась. Вы двое, где давно должны были быть?!
  -- Но..., - промямлила я.
  -- Никаких "но", - отрезала пустынница, - Богини не станут ждать. Они могут объявиться с минуты на минуту, а вы двое здесь как в чистом поле. Немедленно собирайтесь. С наследниками разберешься по дороге в Кармтвор.
  -- Да, кто ты такая?! - возмущенно прошипел Станислас.
   Саккарка повернулась мужчинам и театральным жестом расстегнула цепочку. Камень скользнул в ее ладонь и образ симпатичной кареглазой саккарки-пустынницы начал таять.
  -- Мама?! - вскрикнула Падира.
  -- Бабушка?! - подхватила Дарисандрина.
  -- Ариса Дай'Магриард, - вырвалось у Лассаиндиара.
   Удивленный вздох прокатился по залу.
  -- Вот и представилась, - чуть склонила голову к плечу драконница, поправляя оборки на платье.
   Фран наклонился и тихо прошипел мне на ушко.
  -- Шини, ты плохо на нее повлияла.
  -- Что? - притворно округлила глаза, - Почему?
  -- Она ехидничает! - в голосе глирта я уловила восторг, - Ариса Дай'Магриард, которую я знал никогда себе такого не позволяла.
   Я подавила улыбку и отступила от Франчиаса, чтобы видеть, что происходит в зале. Из-за своего роста, я оказалась заперта между телами, и это начало беспокоить Красноглазую.
  -- Я думал, ты погибла, - нахмурился Станислас, - Триста лет о тебе ничего не было слышно.
  -- Что я могу сказать, - ни один мускул не дрогнул на благородном лице, - Это было близко.
  -- Насколько близко?
  -- Достаточно, - усмехнулась Дай' Магриард старшая.
   Тут ко мне подскочила светлая эльвафка и с радостным визгом повисла на шее:
  -- Вы вернулись! Вы, наконец-то, вернулись! - оглушила она меня.
   Все три мои сущности снисходительно усмехнулись, и я легонько похлопала эльвафку по спине.
  -- Фиора отпусти, - улыбнулась уголками губ, - Ты сейчас меня задушишь.
  -- Мы так переживали! Так переживали! - захлопала огромными глазищами эльвафка, пытаясь удержать слезы.
  -- Ну, ну, успокойся, - прижала я ее к себе, - Все хорошо. Не плачь.
  -- Шини?
   Я повернула голову и посмотрела на Франа. На его лице читалось полнейшее недоумение.
  -- Ах, да, - смущенно улыбнулась я, - познакомься...
   Отцепив от себя Фиору, повернула ее лицом к глирту, и, расстегнув цепочку у нее на шее, представила:
  -- Это Фиора. Она и ее брат мои официальные слуги.
   Фиора сделала изящный книксен.
  -- Приятно с вами познакомиться, ис-сир.
   Глаза Франчиаса округлились от удивления, как впрочем, и у остальных собравшихся за столом. Только дядя, на мгновение удивившись, быстро собрался и сразу начал одобрительно кивать, бормоча: "Вот это правильно."
  -- Шини можно вопрос? - Франчиас напряженно покосился на темную эльфийку.
  -- Конечно, - переглянулась я с Арисой и получила утвердительный кивок на свой молчаливый вопрос, - Задавай.
  -- Если пустынница - это Дай'Магриард старшая. Светлая эльвафка - твоя служанка... Тогда темная кто?
  -- Мне тоже это интересно, - нахмурился Станислас и пристально посмотрел на скалящуюся в жутковатой улыбке темную.
   Все взоры были тут же обращены в ее сторону, а я, плутовато сощурившись, уточнила:
  -- Точно хочешь знать? Я смотрю, девушки развили здесь бурную деятельность, как бы не оскорбить кого...
   Но договорить мне не дало чувство, скрутившее мои внутренности в тугой узел - нам грозила опасность. Нам это не только мне и моим сущностям. Нам - это мне и Франчиасу, и возможно всем, кто с нами связан. Быстрый взгляд на Сайфоя. Глаза слуги начал медленно стекленеть, теряя последнюю искру разума. Красноглазая среагировала моментально. Поменявшись со мной местами, она скользнула тому за спину и резким ударом в основание черепа, вырубила глирта прежде чем тот бы приступил к выполнению приказов своей богини. Сайфой беззвучно осел на пол, так как Франчиас заметив мой маневр, придержал его за талию. "Началось", - подумала я, и повторила это вслух:
  -- Началось. Надо уходить, Фран. Я не хочу убивать глиртов только потому, что ими сейчас управляет Шазура.
   Стены особняка ощутимо тряхнуло. Наследники и друзья повскакивали с мест. И вовремя. Огромная хрустальная люстра заскрежетала и рухнула вниз, осыпав собравшихся искрящимся дождем из мелких осколков. Никто не пострадал, но все впечатлялись и недоуменные взгляды устремились уже на меня. Я криво усмехнулась.
  -- Я еще не сказала, что будет весело? Нет? Так вот, уважаемые наследники, к Кармтвору нам придется прорываться боем.
   Стены тряхнуло во второй раз, и драконий слух уловил звук ползущих к нам глиртов. Этот звук услышал и Фран. Он посмотрел на Станисласа, который по необъяснимой причине все еще оставался в сознании и тихо спросил:
  -- Ты с нами.
   Станислас коротко мотнул головой.
  -- Я должен вернуться к отцу. Шазура только над нами не имеет полной власти. Уходите. Я постараюсь задержать их.
   Франчиас кивнул. Станилас посмотрел на меня и грустно улыбнулся:
  -- Прости, что не смог защитить тебя от этого.
   От чего именно, уточнять не стала, только улыбнулась и нагло заявила:
  -- Я справлюсь, чего бы мне это не стоило.
   Ис-сир старший кивнул и одним стремительным движением оказался у двери, крикнув:
  -- Возьмите Зайрайс с собой. Она слишком долго жила на Земле, глирты ее не признают. Запах слишком изменился.
   Я тихо застонала. Но делать нечего, посмотрела на глирта младшего и согласно моргнула.
  -- Уходите-с-с, - зашипел Станислас, - Быс-стро.
   Ариса поспешила к своей семье, успев укоризненно покачать головой. Я понимающе вздохнула. Но не время объяснять, что у меня такое ощущение, что кто-то основательно покопался у меня в мозгах, стерев некоторые воспоминания, связанные с событиями, произошедшими со мной сразу после возвращения в храм Эрмиадиды.
   Франчиас махнул рукой, пропев канву заклинания, и посреди зала возник сквозной портал к еще одному порталу.
  -- Быстро в портал, - рявкнул он.
   Спорить никто не стал.
  
  
   Бульк! - зеленая жижа затянула мой правый кроссовок, но прежде чем ногу затянуло глубже, я шустро выдернула ее и отряхнула. Броня моргнула, выдавая свое присутствие. Я легко избавилась от кашицы на кроссовке и огляделась.
   Нас выбросило в непосредственной близости от болот, и хотя клочок земли, на который нас перенесло порталом, был достаточно твердым, меня угораздило приземлиться у самого края, всех остальных же хаотично раскидало по периметру. Я поискала глазами Франчиаса. Он заходил в портал последним, в начале удерживая канву коридора, а потом и закрывая его. Найдя глирта и встретившись с ним взглядом, я расслабилась. Мысленно улыбнулась, зная, что браслеты передадут ему мое облегчение, в ответ пришла волна нежности и любви, но для меня ни осталась не замеченной и его тревога. Фран недоумевал, почему в структуре портала произошло искажение и нас перенесло на десятки километров в сторону от Кармтвора, ведь было задумано выйти почти у его стен. Франчиаса встревожило, что это могла сделать Шазура, но я отрицательно качнула головой. Вероятнее всего это проделки хранителя, и словно в подтверждение догадки, драконий слух уловил отголоски призрачного смеха. Точно хранитель. Вот же паразит! Драконье чутье указало направление. Я застонала. Проклятье, нам все-таки придется промочить ноги - путь лежал напрямую через болота.
  -- Ни'ийна? - подошел ко мне Лель, - С тобой все в порядке? У тебя такое лицо...
  -- Болота, - перебила я его, - Нам придется идти через болота.
   Дядя приподнял светлые брови.
  -- Я чувствую дорогу, - пояснила я и махнула рукой, указав направление, - Кармтвор в той стороне.
  -- А в обход? - поморщился Лельтасис, сжав пальцы на набалдашнике трости.
   Как я его понимаю. После всего, что случилось с нами, когда мы с ним шли через лес, перспектива застрять на болотах внушала ужас. Но, несмотря на его несчастный взгляд, я покачала головой.
  -- У нас нет времени. Придется идти.
  -- Нас много, - напомнил дядя, косясь на отряхивающихся и собирающихся в компании по несколько существ наследников и драконов.
   Окидывая оценивающим взглядом собравшуюся толпу, я прикинула наши шансы на выживание и подивилась, что несмотря на нашу разрозненность, они достаточно высокие.
  -- Отчасти меня это радует.
  -- Радует? - подошел Хрос, по пути хватая свою сумку с лекарствами. Она была единственной вещью, которую хранитель нам оставил, все остальные же сумки испарились, но скорей всего они и были перекинуты на то место, которое выбрал Фран, так что идти будем налегке и быстро. Быстро по тому, что озаботиться о продовольствии никто не успел.
   Следом за Хросом подошли Орби, Фран и Ваир. Последний слегка хромал, так как его выбросило прямо на заросший пень.
  -- Да, радует. Болота здесь не топкие, зато представителей хищной живности..., - я многозначительно примолкла.
   Подошедший самым последним Славик, издал мученический стон.
  -- Слушай сис, ты, что, издеваешься?! Да, мы с ребятами из этих болот едва ноги унесли, а ты предлагаешь идти через них.
   Все собравшиеся сурово посмотрели на дергающегося Славика. Он нервничал, и запах его страха щекотал ноздри.
  -- Че уставились?! - рассердился родственничек, - Между прочим, эти земли поглощают магию, и не позволяют оборотням менять ипостась. Так что, как пришли, так и пойдете.
   Подтянувшиеся к нашей компании, драконы, разом напряглись. Кроме, Арисы, она и раньше об этом знала. Все просто, без разрешения Хранителя, на землях Кармтвора, могут обращаться только представители стального клана и те, кому они дали свое покровительство. Я прислушалась к себе и отметила, что сменить ипостась могу, но для собственной психической, а для окружающих, физической, безопасности, лучше этого не делать. Стальная ослабла, а одной с красноглазой мне не справиться - силенок не хватит.
  -- Эй, так я, что застрял в этом! - подскочила ко мне темная эльвафка.
   И, хотя в ее голосе не было паники, на лице девушки отразилась весьма запутанная гамма чувств.
  -- Удержаться сможешь? - насторожилась я.
  -- Пока терпит, но нужен источник. Я в этом давно, как бы не навредить. Сестра все-таки, - вздохнула эльвафка.
  -- Хорошо, - кивнула я, - как только почувствуешь голод, призову ифсирит и они проводят тебя к источнику - потом догонишь. А пока постарайся продержаться сколько сможешь.
  -- Понял.
   Ни кем не осталась незамеченной ее оговорка, и все, как по команде, посмотрели на эльвафку.
  -- Нин, - подозрительно сощурился Фран.
  -- Скорей всего, ты уже с ним знаком, - усмехнулась я, - его зовут Ханган, и он лимор.
  -- Что-о-о??? - истерично возопил дядя, да так громко, что все вздрогнули.
   Я удивленно воззрилась на дядю, а краем глаза заметила, как схватился за живот Хрос и в беззвучном хохоте, согнулся пополам. Это, что еще такое?
  -- Среди нас лимор, - пролетел по толпе шепот.
   Наши с Франом глаза встретились. Он, так же как и Хрос, трясся в безмолвном смехе. Я округлила глаза.
   "Потом", - прошел ответ, - "Я все тебе расскажу. Потом".
   Да, уж, хотелось бы знать, что у них здесь произошло - от Арисы все равно ответа не дождешься. Можно, конечно потрясти Хангана или... Я покосилась на Фиору. Та, высунув кончик языка, ехидно закатила глазки. Та-ак.
  -- Это шутка? - рыкнул Лассаиндиар.
   Пришлось отвлечься и посмотреть на него.
  -- Нет, - качнула я головой.
   Ступая легко и изящно, темная эльфийка прошествовала к нам. Ее я видела впервые, но раз уж Ханган говорит, что это его сестра, значит, так оно и есть. Столько лет все-таки утекло.
  -- Этого не может быть, - сверкнул глазами Ласснир, - Их всех истребили.
  -- Как и стальных, - напомнила я.
   Мужчина побледнел.
  -- Это... не может пойти с нами, - он упрямо вздернул подбородок, - Это слишком опасно.
  -- Ханган мой друг, - чеканя каждое слово, произнесла я, - И он идет с нами. Твоего разрешения для этого не требуется.
  -- Ни'ийна.
  -- Хватит! - рыкнула Ариса, - Нина права. Ханган наш друг и он идет с нами. Это не обсуждается.
  -- Мама! - Падира удивленно вздернула брови.
  -- Бабушка! - глаза Дари так же ошарашено округлились.
  -- Что? - посуровела Дай'Магриард старшая.
  -- Я тебя не понимаю, мама, - вышла вперед Падира, - Сначала ты просишь меня сохранить и передать артефакт таинственной наследнице Ма'Арийи, потом исчезаешь, а теперь, через столько лет, появляешься в доме ис-сира Франчиаса под личиной одной из его невест. Что все это значит?
   Ариса нахмурилась, что чаще всего означало, что ответ ее будет емким, но малопонятным, и она не подвела, выдав:
  -- Это значит, Пади, что пришло время выбирать.
  -- Выбирать что? - сощурилась Падира.
  -- На чьей мы стороне.
  -- Ланнэрре, Ариса, - вклинился Лассаиндиар, - мне кажется, или вы игнорируете мое присутствие?
  -- Ни в коем случае, - надменно вздернула одну бровь Ариса, - Это ведь и тебя касается.
  -- Меня? Ланнэрре, вы же знаете, я всегда на стороне семьи, и если вы решили выступить против черного клана...
   Глаза мужчины вспыхнули как потревоженные угли.
  -- Против клана? - Ариса хищно усмехнулась, - Нет, что ты, я выступаю только против твоего деда.
   Тон голоса драконницы стал смертельно опасным. Ярость клокотала у нее в горле.
  -- Только его голову я хочу получить на анитовом блюде.
  -- Ар-риса, - зарычал красноглазый.
  -- Мама!!
  -- Ба??
   Надо же какая удивительная синхронность. Я поймала взгляд Падиры и отметила, что она не злится на меня. В ее взгляде читалось смятение, но не злость. Дарисандрина испытывала те же чувства.
  -- Мой тебе совет Лассаиндиар, - пристально посмотрела Дай'Магриард на черного дракона, - не вставай у меня на пути.
  -- Ар-риса.
   Старшую самку начало трясти, я сделала пару шагов и положила руку ей на плечо.
  -- Успокойся Ари. Нагарон за все заплатит. Это я тебе обещаю.
  -- Вы, что, решили развязать войну? - взревел Ласснир, покрываясь красными пятнами гнева.
  -- Развязать войну? - усмехнулась Ариса, - Лассаиндиар ты, по-видимому, еще не понял. Война - она уже идет.
  -- Какая война, мама? О чем ты говоришь?
   Ариса повернула голову, я кивнула и громко произнесла, чтобы меня могли слышать все:
  -- Сейчас на Орни'йльвире идет война. Эта война за передел территорий.
  -- У меня нет оснований не верить тебе... Но, Ни'ийна, я не слышал ни о каких военных действиях, - вздернул светлую бровь дядя, - А ты Франчиас?
  -- Нет, вроде, - пожал плечами глирт, но, тем не менее, напрягся, мысленно вопрошая, что я имею ввиду.
  -- Хрос? - посмотрел на гвиорда Лельтасис.
  -- У нас все тихо, - пожал тот плечами.
  -- Князь?
  -- Мы стараемся не воевать, - качнул головой князь.
   Я грустно улыбнулась. Естественно, ведь люди на Орни'йльвире самая слабая раса, куда им воевать - им бы выжить в этих неблагоприятных условиях.
  -- Призрачный?
  -- Гнормы сейчас не воюют.
   Спорное утверждение, если вспомнить, о Кровавом ветре. Его появление само по себе, как первый признак того, что назревает нечто серьезное.
  -- Лиам?
  -- Мы народ мирный.
   Угу, мирный, и в тоже время крайне опасный. У них каждый второй либо маг, либо чародей, либо еще кто. От того и предпочитают жить обособленно.
  -- У нас тоже тишь, - криво усмехнулся единственный представитель темных эльвафов.
   А вот ему верю. По его кислой физиономии можно точно определить, как он к этому относится.
   Орби покачал головой. Остались драконы, но в связи с неприятным осадком после высказываний Арисы, они только молча переглядывались.
   Я тяжело вздохнула.
  -- Вы ничего не знаете о ней, так как эта война развернулась в мире богов. Скоро наступить новая эра.
   Поднялся шум. Многие усомнились в моих словах, но за это я их не виню, мне самой все это кажется очередным кошмарным сном, хотя проклятье больше и не довлеет надо мной. Однако в отличие от собравшихся, я точно знаю, что не сплю, и что война эта не плод моего воображения. Это правда с которой придется смириться. Наступает новая эра. Близняшки выросли. Пришло их время.
   Именно этот переломный момент для Орни'йльвира и выбрала Эрмиадида, чтобы начать действовать. В прошлый раз ей удалось убедить древних, что она достойна стать полноправной богиней, но нынешнее положение дел таково, что ее позиция становится все более шаткой, а виной тому очередное предсказание. В интерпретации кровавой богини звучало оно примерно так: "В эпоху смены богинь судьбы, по прихоти свергнутого бога на Орни'йльвир придет последняя представительница вида стальных драконов. Через боль и лишения, через смерть и новую жизнь, в настоящем и прошлом - она станет искать свой путь, а найдя его, вернется, но не одна. Вместе с ней на Орни'йльвир вернуться боги". Какие именно боги, кровавая уточнять отказалась, либо не знала, либо предпочла не пугать меня раньше времени. Хотя куда уж больше?! Я и так по условию божественного предсказания, превратилась в нечто наподобие ключа к новой эпохе, и таким образом, с момента моего возвращения в настоящее, моя жизнь, как и моя смерть для существующего пантеона богов Орни'йльвира по значимости практически равнозначны, и теперь мое выживание зависит только от моей прозорливости. И как ни грустно признаваться, вспомнила я об этом только сейчас. Видимо, кто-то действительно покопался у меня в мозгах, и скорей всего он же и оставил на мне метку. Сейчас ее скрывает один из браслетов. Не знаю, видел ли Фран, но на внутренней стороне моего левого предплечья теперь красуется уродливое клеймо. Я заметила его почти сразу, когда пришла в себя и смогла самостоятельно стоять на ногах, но не смогла вспомнить, откуда оно у меня. В голове царила приятная пустота особенно там, где должны были быть воспоминания о храме, а точнее, как мне удалось его покинуть, и при этом остаться невредимой.
   Франчиас прикоснулся к моей руке, которую я непроизвольно положила на маску на правом боку, и почувствовала, как его переполняет желание защитить меня от опасности, от кого бы она ни исходила. Со своей же стороны я подавила желания оскалиться во все клыки и прижаться к нему, наплевав на чувства окружающих. Его рука крепче сжала мою ладонь.
  -- Может, вы двое прекратите это, - зашипела Зайрас.
   Она добралась до нас последней, но каким-то образом оказалась ближе всех.
  -- Что именно? - сощурилась я, удерживаясь в рамках нейтрального тона.
  -- Вот это, - указала она на наши руки.
   Я криво усмехнулась.
  -- А, что вас не устраивает, ланнэрре Зайрайс?
  -- Ты, - не стала она юлить и зашипела.
  -- Ну, что вы, ланнэрре, - не осталась я в долгу, - успокойтесь. В вашем возрасте не следует так волноваться.
  -- Ах, ты-с-с...
  -- Зайрайс, ты забываешься, - попытался урезонить кормилицу Фран.
   Но гадюка не желала успокаиваться. Она подошла слишком близко, от чего красноглазая попыталась выйти из-под контроля, но, не смотря на слабость, стальная ее удержала.
  -- Ты погубишь его, - выплюнула она мне в лицо.
  -- Чья бы корова мычала, ланнэрре, - зло скрипнула я зубами, - Благодаря вашей диверсии с сонным зельем, Франа едва не убили в собственной постели. Что вы на это скажите?
  -- Что? - побледнела она.
  -- Что слышали, ланнэрре. Благодаря тому, что все спали, в особняк проникли наемники, - мой голос стал ниже, приобретя мрачную вампирью сипловатость, - И как вы думаете, по чью душу они пришли?
   Франчиас помрачнел и переглянулся с дядей, который с таким же мрачным видом кивнул.
  -- Значит, не показалось, - пробормотал он.
   Но для Зайрайс моих слов было недостаточно.
  -- Ты можеш-шь говорить все, что угодно, - подбоченилась она, - Где доказательства?
  -- Доказательства? - зло улыбнулась я, расцепила наши с Франом руки и качнулась к Зайрайс, - Хочешь доказательств?
   Мой голос стал тише, но именно из-за этого тихого, сиплого, замогильного голоса у всех по коже побежали мурашки.
  -- А вот мне они не нужны, - кровавый туман застелил разум, - Не путайся у меня под ногами, Зайрайс. Ты жива только потому, что важна Франчиасу. Запомни это. Запомни, Зайрайс, и ты будешь жить.
  -- Ах, ты-с-с, - гадюку трясло от гнева, но меня это не волновало.
  -- Не стоит, - почти шепотом произнесла я.
  -- Иначе что? Убьешь меня? - и столько презрения было в ее голосе.
   Я слабо улыбнулась и позволила вампирьей сущности всплыть на поверхность, но только в моих глазах.
  -- Неужели сама предлагаешь?!
  -- Нет, Нина, нет! Прекрати! - окрикнула меня Ариса, - Не делай этого.
   Я повернула голову на ее голос. Ее вмешательство благоприятно подействовало на красноглазую. Она почти миролюбиво осклабилась.
  -- Не волнуйся, Ари. Мы держим себя в руках.
  -- Нина послушай себя, - в глазах драконнице плескалась тревога, - Это не ты. Ты не хочешь этого делать.
  -- Это не так, Ари. Это наше общее желание.
   Ариса слышала, что мы говорим правду и нахмурилась.
  -- И как человека?
  -- Ее в особенности, - кивнула красноглазая, - Она всегда была слабой. Слабой и беззащитной. Никто не воспринимал ее всерьез. Не видел ее такой, какой она является в действительности, ведь она не могла защитить ни себя, ни тех, кого она любит. Но теперь у нее есть мы, и мы будем защищать и ее, и тех, кого мы любим. В этом смысл нашего существования.
  -- Нина.
   Франчиас подошел сзади и обнял нас за плечи.
  -- Не надо.
   Мы закрыли глаза, прислушиваясь к биению наших сердец. Высказавшись, красноглазая - о, чудо, - сама ушла на задворки сознания, подтолкнув меня вперед.
  -- Прости, - прошептала я.
  -- Ничего, - прошипел Франчиас, - Я понимаю. А ты Зайрайс...
   Ис-сир посмотрел на свою кормилицу, и хотя я не могла видеть выражение его лица, я могла видеть, как сжимается и отступает гадюка, и как на ее лице проступает обида и боль.
  -- Ты зашла слишком далеко.
  -- Ис-сир.
   Возможно, в другой ситуации я бы пожалела ее, но она действительно перегнула палку, тем более свяжи воспоминания о схватке с убийцами.
  -- Хватит. Я слышал достаточно. Я не позволю тебя и дальше оскорблять Нину.
  -- Давно пора, - пробормотал Лель себе под нос, но так, чтобы его могли услышать все присутствующие.
  -- Мой мальчик, ты не понимаешь...
  -- Зайрайс, я давно не твой мальчик, - зашипел Франчиас, - И, по правде говоря, никогда им и не был.
  -- Франчиас, - выдохнула она, судорожно вцепившись в одежду на груди.
  -- Да, когда меня подкинули отцу, именно ты вызвалась заменить мне мать и научить жить среди глиртов. Я благодарен тебе за это. Благодарен за заботу и терпение, но... это в прошлом. Нина - мое настоящее. И я люблю ее.
   С боку раздался надрывный кашель - это гнормы давились смехом, но встретив мой взгляд мгновенно успокоились.
  -- Ты забыл, - печально вздохнула гадюка, - ты действительно все забыл, Франчиас.
  -- Что я забыл?
  -- Свою первую любовь. Свою единственную. Ту, ради которой ты и стремился стать сильнее. Ты забыл ее, Франчиас.
  -- О, ком, разги задери, ты говоришь?!! - опешил любимый, впрочем, как и я.
   Лельтасис незаметно для шокированного Франчиаса, оттеснил меня от глирта. Хрос тоже оказался рядом.
  -- Мой мальчик... Простите. Ис-сир, Франчиас. Я больше не могу стоять в стороне, и смотреть, как она, - злой взгляд в мою сторону, - лишает вас последнего шанса воссоединиться с любимой. Это не правильно. И если она, - еще один пронизывающий взгляд, - действительно любит вас, то поймет и отпустит.
   Я вдруг поняла, что еще чуть-чуть, и я подойду к той черте, когда буду готова собственноручно разорвать Зайрайс на куски без помощи стальной или красноглазой. О чем, черт ее побери, она толкует? Какая любимая?! Какая единственная?! Ничего не понимаю.
  -- Ты не знала? - коварно улыбнулась гадюка, - Ну, конечно. Ведь он сам не помнит, как много она значила для него.
   Красноглазая рванула вперед, но в этот раз я сама остановила ее. Не я должна была разрешить этот конфликт.
  -- Зайрайс, если ты решила рассорить меня с Ниной, то советую подумать о последствиях, - глаза глирта недобро блеснули.
  -- Франчиас, я серьезно. Твой разум возможно и забыл, но сердце должно помнить. Тогда у постели больной Лиссарин, пред тем как она ушла, ты изливал ей душу, рассказывая о том, о чем, по твоим же словам, должен был молчать.
   Я нахмурилась. Что-то мне это напоминает.
  -- О ком же я должен был молчать, Зайрайс?
  -- О названной сестре своей матери.
   Так вот она о ком!! Фуф. Как камень с сердца. Я незаметно стерла капельки пота со лба. А Ариса, будь она не ладна, еще и подмигивать начала.
  -- Ты говорил, что поклялся своей матери, что вырастешь сильным, и станешь достойным разделить небо с ее сестрой. И ты сам хотел этого. Ты говорил, что она твоя единственная. И хотя на следующий же день забыл все, о чем говорил, ты постоянно искал ее - свою единственную.
   Стальную затрясло от смеха. Вот же зараза чешуйчатая.
  -- Ты каждую, кого встречал на своем пути, сравнивал с ней, хотя не помнил ни ее имя, ни как она выглядит. Сколько бы ни заводила я разговор о ней, ты отвечал одно и то же, ты уверял, что обязательно встретишь ее снова, что, увидев, поймешь, что это она, ведь твое сердце подскажет тебе, что это именно с ней ты должен быть рядом, именно ее ты должен защищать любой ценой.
   А-а-а, блин! Как же это смущает. Еще и Фран поглядывает, щуря разные глаза, намекая, что кое-что он уже начал вспоминать.
  -- Все, хватит, - сердито рыкнула я совсем засмущавшись, - Мы и так задержались. Разделитесь на группы и пошли. К ночи мы должны преодолеть большую часть пути. Сидеть на болотах, я думаю, желания ни у кого нет.
  -- Ты вообще слушала, о чем я здесь говорила? - нахмурилась Зайрайс.
  -- Не глухая, - буркнула я, отодвигая Леля в сторону, чтобы пройти, - Разберемся.
  -- Разберешься? - высокомерно вздернула она брови, - С ней?
   И таким тоном это было сказано, что я щипнула себя за руку, чтобы не засмеяться.
  -- Почему бы и нет, - парировала я, - Как ты говорила: "если она действительно любит его, то поймет и отпустит".
  -- А наглости тебе не занимать, - восхитился темный эльваф.
  -- Ты ведь даже не знаешь, с кем будешь иметь дело, - сощурилась гадюка.
  -- А ты?
  -- Я слышала, - многозначительно произнесла она.
  -- Что ты слышала? - тут же заинтересовалась я, так как диалог с отцом Франчиаса у меня имел место быть, но мягко говоря, в приватной обстановке, и об этом разговоре не знал даже Вейранар, который отводил Чисса Миль-сару. Он состоялся тем же вечером в трактире, где мы остановились на ночь.
  -- Миль-сар отзывался о ней, как о самой стервозной, упрямой и непреклонной особе женского пола, которую он когда-либо видел.
   Я опустила взгляд и закусила нижнюю губу, чтобы не расхохотаться. Какая впечатляющая оценка моего характера. Впору возгордиться. А Зайрайс продолжила:
  -- У нее хватило наглости подловить его на лжи и поставить такие условия, что Миль-сару пришлось срочно менять закон о полукровках, который действовал на тот момент у глиртов.
   Подняв глаза, я натолкнулась на совершенно ошарашенный взгляд Франа и довольный донельзя Арисы. Смущенно пожала плечами. Что я могу сказать - перестаралась. А нечего было будущей главе стального клана лапшу на уши вешать и от ребенка отказываться. Заранее трепещу от нетерпения, увидеть его лицо, когда вскроется кто я на самом деле.
   Неожиданно у Стальной проснулась ее природная язвительность, и она намекнула: уж не по этой ли причине Миль-сар решил срочно женить сына, пока, так сказать, не объявилась та-самая стервозная родственница, и не заявила о своих правах на "бедного" мальчика.
   Я отмела эту мысль, как надуманную. Я не запугивала Миль-сара своим возвращением, только предупредила, что на Чиссе моя защита и, что любые попытки навредить ему бесполезны - уж я об этом позаботилась.
   Не скажу, что Миль-сар так уж дико отбрыкивался от сына, скорее искренне недоумевал, как это могло произойти, ведь глирты и драконы совершенно разные виды, и жизнеспособного потомства у них быть не может. Тогда мне пришлось разъяснить, кто и что такое его сын-полукровка. Не знаю, какие выводы сделал Миль-сар из нашего разговора, но поклялся, что позаботится о нем. Большего просить я не смела, иначе будущее могло полностью исказиться, а так я лишь внесла небольшие коррективы, за которые, впрочем, получила нагоняй как от Максенсора, так позже и от кровавой богини. Последняя еще и лекцию прочитала, что можно, а что категорически нельзя делать, путешествуя в прошлом, словно я мечтаю повторять это снова и снова. Увольте - мне и одного раза хватило.
  -- Нин? - окликнул меня Хрос, так как, углубившись в воспоминания о той встрече, я замерла словно каменное изваяние.
   Я моргнула.
  -- Как я уже сказала, разберемся.
  

Глава 4

   Лассаиндиара откровенно злила сложившаяся ситуация. Он оказался не готов к такому повороту событий. Его корежило от одной мысли, что Ни'ийна станет женой Франчиаса. Неужели она не понимает - змей не любит ее. Не может любить. Это не возможно, ведь глирты в отличие от драконов не способны на сильную привязанность.
   Лассаиндиар уверил себя, что это какая-то игра, и Ни'ийна нужна ис-сиру только в роли Стальной, ведь если ей удастся воскресить род стальных и вернуть ему былое величие - их союзники вновь сплотятся. Несмотря на ошибки прошлого, Орни'йльвиру не хватало своих защитников, стальные издавна поддерживали на планете хрупкий баланс сил тьмы и света, и с их исчезновением все смешалось.
   Но он смотрел на Ни'ийну, и с грустью признавал тот факт, что девочка стала почти недосягаема для него, словно начав восхождение вместе, Ни'ийна уже вскарабкалась на вершину горы, а он так и остался топтаться у подножья. Неприятное это было чувство - болезненное. Теперь слушая его, она не слышала, или не хотела слышать, что он пытался донести до нее. А эта перемена в ней - она пугала Лассаиндиара. Что-то жуткое притаилось там, в глубине, между двух ее сущностей.
   Зря Зайрайс полезла на рожон. Эта другая Нина уже не желала прятаться за спинами своих защитников, и хотя внешне она почти не изменилась, в глазах рай'аны дракон видел теперь непроглядную тьму, которой раньше не было. Эта другая Ни'ийна пугала его.
   Но, что поразило мужчину больше всего, так это знакомство Нины с Арисой Дай'Магриард, а так же появление у нее слуг и друга - лимора. Как они встретились? Где? А это поспешное решение использовать брачные браслеты стальных - как она узнала, что они окажутся в особняке у Франчиаса? От этих и других возникших вопросов, голова черного дракона начала гудеть.
   Девочка потребовала разделиться. Разумно. По кишащему опасными тварями болоту лучше идти группами. Но сильно растягиваться запретила, требуя, чтобы каждый ведущей группы мог видеть ведущего другой группы, и в случае опасности сигналил остальным.
   К себе в группу она естественно взяла неразлучную троицу Фран-Хрос-Лель. Своему второму рай'и - Орби, приказала охранять магов и Славика. Лиам согласился составить компанию темному и Ваиру, которые без оружия оказались в самом невыгодном положении. Лимор пообещал Ни'ийне "приглядеть" за гнормами. Райнар решил идти в сопровождении Итмара, Зайрайс и служанки Ни'ийны. Остались только он, Дарисандирна, Падира и Ариса. Старшая, по привычке взяла командование на себя. Лассниру пришлось подчиниться. Несмотря на их разногласия, он был уверен - Дай'Магриард не предаст черный клан, а ее личные разборки, это только личные разборки. Дед достаточно наследил, чтобы по хлебным крошкам его, наконец, нашли те, кто пострадал по вине его разыгравшихся амбиций. Лассаиндиар и сам оказался в рабских браслетах совсем не по желанию отца, а по приказу Нагарона. Зная Арису, Лассаиндиар мог уверенно заявить - она не отступит. Видимо пришло время деду отвечать за свои поступки, чьими бы когтями или зубами они ни были выполнены.
   Черный дракон в очередной раз отметил, что Ни'ийна изменилась. Пропали неуверенность и страх, изнеженность и детская непосредственность. В ней начала ощущаться та непреклонная решимость, свойственная тем, кто уже брал ответственность за жизни других, и вела она себя так, словно уже не раз попадала в подобный переплет, и пройти сквозь болота для нее, как пройтись по пляжу. Ее командирский тон и манера поведения, вызвали у дракона оторопь. И ладно бы она, как раньше, глупила и действовала ему на нервы, так нет, эта преображенная Ни'ийна действовала осознанно. Она мгновенно занялась решением стратегических задач, планируя их переход с такой тщательностью и знанием дела, что у дракона возникло подозрение, что в храме с его рай'аной произошло нечто действительно ужасное, о чем стоило бы поговорить с ней наедине.
   Лассаиндиар прожег яростным взглядом спину соперника, подозрительно идущего не справа, а слева от Ни'ийны, и, как бы чуть позади. Будь они боевыми товарищами, дракон предположил бы, что они договорились работать сообща, и змею отведена вторая партия - то есть Ни'ийна атакует, а Фран добивает. "Что-то здесь не так", - нахмурился дракон, - Нужно непременно разделить их и все выяснить. Нина не могла так быстро измениться".
  
  
   Зеленая жижа противно хлюпала под ногами, но я практически не замечала этого, так как на ходу сканировала местность и отмечала самые опасные участки. Для этого я переключилась на драконье зрение и чутье. Активность местной фауны меня настораживала, но пока удавалось отводить разношерстный отряд в сторону от скоплений монстров.
  -- Хрос, - позвала я гвиорда.
  -- М-м?
  -- Где Индир?
  -- Что?
  -- Я спрашиваю, где Индир? Лохматика я нашла, а Индира, сколько ни пытаюсь, не нахожу. С ним все в порядке?
  -- Ну, как бы тебе сказать, - замялся Хрос, - дело тут такое... сложное.
  -- Что случилось? - нахмурилась я, - Меня не было всего ничего.
  -- Ну-у.
   Я посмотрела на дядю, но тот быстро отвел взгляд. Франчиас пожал плечами. У него и без моего мелкого хранителя хлопот хватало.
  -- Колись, Хрос. Все равно узнаю.
   Гвиорд вздохнул и начал рассказывать:
  -- Понимаешь, сразу после того, как ты исчезла, а Франчиас пригласил нас к себе, с Индиром начали происходить некоторые изменения.
   Я приподняла одну бровь, намекая, что пока не понимаю, к чему он клонит.
  -- Дело в том, что...
  -- Хрос, - тихо рыкнула я, - прекращай. Говори прямо. Что с Индиром?
  -- Не с Индиром, - поморщился Хрос.
  -- А с кем?
  -- С Индирой.
  -- Что?
   До этого мелко трясшийся Лель, разродился громким звенящим смехом.
  -- Ты бы его слышала, - сквозь смех всхлипывал эльваф, - как он... то есть она тебя поливала, ты бы только ее слышала....
  -- Индира? - круглыми глазами уставилась я на Хроса, - Он теперь девочка?
  -- Ага. Причем беременная.
   Я сбилась с шага и едва не увязла в зеленой жиже. Тут ведь главное соблюдать ритм и не останавливаться.
  -- Серьезно?!
   Хрос закивал, а я застонала. Так вот какой сюрприз мне обещал Максенсор! Н-да, впредь будет наука - колдуешь - молчи. Хотя то, что я сделала, как объяснил белокурый бог, не совсем колдовство. Сила все так же дается мне из рук вон плохо, зато неожиданно для всех начали проклевываться способности творца. И, между прочим, это не есть хорошо, так как свойственны они только потомкам богов, а я им не являюсь - и это железно. Но у Макса и тут нашлось притянутое за уши предположение, мол, все из-за того, что я дитя двух миров и, к тому же, его подопечная. Ага, как же! Верю я ему. Бегу и лапшу с ушей собираю, чтобы зря не пропадала.
   Кровавая, придерживалась иной точки зрения. Виноват во всем Макс. (Ну, кто бы сомневался.) Он слишком сильно привязался ко мне и подсознательно пытается подтянуть на свой уровень. С ее доводами спорить было трудно, Макс действительно испытывает ко мне несвойственные богу трепетные чувства. И, да, факт, пытается обучить своему мастерству, несмотря на мои протесты. Хотя протесты, что таить, слабые. Мне до разгов интересно вникать в тонкости создания новых видов разумных существ. Однако рвение Максенсора сделать из меня свою преемницу настораживало, о чем я ему не раз намекала, но бог только отмахивался, аргументируя тем, что вскоре ему на Орни'йльвире понадобятся помощники, и мы с Франом идеально для этого подходим.
   После очередного подобного заявления я начала подозревать, что Макс неспроста примирился с моим выбором, ведь Фран не просто его эксперимент, он, как и я, обладатель сильнейших сущностей на Орини'йльвире: дракона, глирта и вампира. Впрочем, у меня их только две, но и их мне хватает за глаза и за уши. После таких умозаключений, мой бог не разговаривал со мной весь вечер и еще утром дулся, как маленький мальчик. Он, видите ли, счастье мне желает, а я в его мотивах ковыряюсь, как навозный червь. На червя обиделась уже я, и миротворцем между нами пришлось выступать Вейранару, так как я наотрез отказалась общаться с этим несносным блондином, пока он не извинится. Извинился, хотя и не искренне. Но потом откуда-то притащил горсть шоколадных конфет и был прощен... до следующего раза. Порой Вею очень хотелось стукнуть нас головами и сказать, чтобы мы, наконец, прекратили вести себя как дети, а все потому, что подобные мелкие ссоры вспыхивали частотой раз вдвое-трое суток, а то и чаще. Вампир поражался, как мы постоянно находим причину поругаться, а потом помириться, и снова поругаться, при этом делать вид, что ничего не происходит. Ариса отнеслась к этому философски - сами разберемся. Вот мы и разбирались. Ссоры закончились, только когда, Максенсор совсем сдал. В голове вспыхнул образ бледного, осунувшегося, словно потерявшего все краски жизни, бога, и боль иглой кольнула сердце.
  -- Шини, - позвал Франчиас, когда я снова погрузилась в воспоминания. Прямо наваждение какое-то. Надо брать себя в лапы, тьфу, в смысле, в руки.
   Я повернула голову и грустно улыбнулась.
  -- Я привязалась к нему, - прошептала я.
   В глазах глирта мелькнула боль. Я покачал головой, и отправила мысль, что это нечто другое, чем он воспринимает сейчас. Максенсор - наш бог. Мы оба его создания. Этого нам не изменить. Он единственный кому наше существование не безразлично.
   Фран кивнул, подтверждая, что понял и, поджав губы, уверенно заявил:
  -- Мы вернем его.
   Стальная снисходительно медленно опустила веки.
  -- Я знаю.
  
  
   Нападение не было для меня неожиданностью. Рано или поздно мы должны были с кем-нибудь столкнуться, и когда зубастая тварь выскочила прямо на меня, тело среагировало моментально. Из ножен был выхвачен меч и болотная крига распалась на две ровные половинки. Хрос присвистнул.
  -- Ого!
   Но мне было не до восторгов.
  -- Сгруппироваться! - рявкнула я, трансформировав голос в драконий рык, - На нас движется стая криг. Не позволяйте им приближаться слишком близко. Они мелкие и вертлявые. Первым делом целятся в глаза.
   Дав инструкции, бросила взгляд на своих, и поняла, что перестаралась. От моего рыка у дяди зазвенело в ушах, и он на секунду был дезориентирован. Н-да, совсем забыла о эльвафском слухе.
  -- Прости.
  -- В следующий раз предупреждай, - буркнул Лель, и поудобнее перехватив тонкую рапиру, бывшей ему тростью, приготовился к бою.
   Гвиорда мы синхронно задвинули назад. Лекарь нам нужен живым и здоровым.
  -- Я тоже могу драться, - возмутился Хрос.
  -- Можешь, - не оборачиваясь, кивнула я, - Но не будешь. Тебя еще представится возможность доказать свою нужность. После...
  -- Нина права, Хрос, - поддержал Фран, - Постарайся не высовываться.
   Хрос обиженно засопел. В следующее мгновение на нас со всех сторон хлынула волна мелкий, агрессивно настроенных, существ, чем-то напоминающих тех зубастых зверушек из моего давнего кошмара. В том сне, я почти потеряла одного из своих хранителей - Одина, и это подстегнуло лучше, чем ощущение опасности, которое пьянило Красноглазую и будоражило Стальную.
   Однако пока мы бились с кригами, мое человеческое сознание отдалилось, позволяя инстинктам единолично повелевать нашим телом. Анализируя тактику боя стаи болотных падальщиков, пришла к выводу, что ими кто-то управляет: слишком организованно действовали криги, атакуя лишь тех, кто мне действительно дорог. Что ж, это может указывать как на Эрмиадиду, так и на Шазуру, а может и еще кого-нибудь, нежелающего менять привычный уклад своего существования. Я сосредоточилась. Где-то неподалеку улавливался источник ментальной связи.
  -- Фран, прикрой меня, - бросила я и начала пробиваться вперед.
  -- Ни'ийна, стой! - резанул воздух у моего лица Лель.
  -- Не мешай, - посуровела я, - Надо ее уничтожить, или они уничтожат нас. Долго мы так не продержимся.
  -- Кого ее?
  -- Самку.
   Лель нахмурился.
  -- Будь осторожна.
  -- Буду, - я обернулась, пока Лель отражал атаку григов, - Фран?
  -- Я прикрою, - кивнул тот.
   Я скорее почувствовала, чем увидела, как вокруг меня появляется невидимый купол.
  -- Не перенапрягайся. Печать надломлена, но не снята.
  -- Иди. И..., - его глаза вспыхнули, - будь осторожна.
   Я криво усмехнулась. В отличие от дяди, Фран мысленно уточнил: "Не растворись в них". Это он о моих сильных сущностях. Сердце на секунду замерло и вновь пошло. Коротко кивнув, я направилась в сторону источника.
   Криги натыкаясь на барьер, отскакивали, словно мячики и выглядели при этом очень забавно. Я порубила несколько особенно навязчивых особей и ускорила шаг, а прорвав блокаду, побежала. Она была где-то рядом. Совсем рядом. Но полог мешал определить местоположение и я вздрогнула, когда почти налетела на нее, а рассмотрев на кого натолкнулась, резво отскочила назад на пару метров.
  -- Твою ж.. р-р, - вырвалось от неожиданности.
   Это была совсем не самка криг, это была огромная сороконожкоподобная монстра, названия которой я не помню, хоть убейте. В обхвате метра два не меньше и где-то метров шесть в длину с хитиновыми шипами по спине и конечностям. Здоровенная, но до неприличия шустрая.
   Я мысленно застонала. А я так надеялась обойтись без Ее помощи. Маска легла на лицо, склеиваясь с кожей почти в единое целое, и тут же мир перекрасился в цвета крови. Сдавленный смех вырвался из моей глотки.
  -- Прекрас-сно, - сипло прошипела Она, втянув воздух, и определив в монстре одного из сильнейших представителей своего вида.
   Но кроме этого, кровь безошибочно подсказала, что в сторону развернувшихся боевых действий, двигается отряд вампиров. Красноглазая покосилась на сороконожку, вставшую на дыбы и издавшую утробный рев, мысленно просчитав время появления отряда, довольно усмехнулась.
  -- Моя добыча.
  
  
   Приходила в себя с трудом. Сознание восстанавливалось лениво, будто нехотя. Всплыв на поверхность, осознала себя распятой и придавленной к земле тремя особями мужского пола. Чье-то колено упиралось мне между лопаток, а рука удерживала голову, чья-то рука давила на поясницу и держала правую руку, а кто-то вовсе нагло уселся мне на ноги. Я придушено застонала.
  -- Слезьте с меня.
  -- Ни'ийна - это ты? - раздалось справа. Таким образом, я выяснила, что мою правую руку держит Лель, и его же рука лежит у меня на пояснице.
  -- Шини? - голос Франчиаса звучал из-за спины, а рука на голове чуть ослабила хватку.
  -- Нин, ты как? - поелозил на моих ногах Хрос.
  -- С возвращением, сквара.
   Заслышав знакомый тембр, я выгнула шею. Франчиас не препятствовал.
  -- Русар? - уточнила, так как из положения "лежа на животе", ничего кроме носков сапог увидеть не смогла.
  -- Он самый, - в голосе вампира проскользнула улыбка, - Не без удовольствия сообщаю, что мы снова переходим под ваше командование.
   Я фыркнула.
  -- Русар, ты, в своем репертуаре - и раздраженно, - Да, отпустите вы меня, наконец!!
   Мужчины нехотя, ну о-очень нехотя начали убирать с меня руки, колени и иные части тела, после чего помогли сесть. От перенапряжения мышцы все еще прибывали в тонусе, но уже начали подрагивать, что означало - Красноглазой пришлось не сладко, бой был тяжелым и, чтобы победить, ей пришлось воспользоваться всеми нашими ресурсами. Я сняла маску и утерла пот с лица, но когда посмотрела на ладонь...
  -- Да, разги тебя задери!!! Твою ж...!!!
  -- Шини?
   Тыльной стороной ладони утерла кровь с губ. Ну, Красноглазая, ну, погоди у меня.
  -- Как все плохо? - подняла я голову, и заглянула в глаза Русара. Он особо не изменился. Возмужал, оброс мышечной массой, а в остальном, вампир остался таким же, каким я его лицезрела в момент нашего знакомства.
  -- Обошлось, - отмахнулся вампир, качнув головой куда-то себя за спину, - Два тхарга мертвы, третьему удалось уйти, но я его догнал и добил. Беспокоиться не о чем.
  -- Стоп, - напряглась я, - Ты сказал, их было трое?
  -- Да. Один был вместилищем, два других его прикрывали.
   Н-да, это была рискованная авантюра. Начинаю понимать, зачем Красноглазой понадобилось пить кровь. Не напейся - не справились бы. Но это значит...
  -- Когда вы пришли... Я была в маске?
   Мужчины переглянулись, и, судя по выражению их лиц, меня ждал нежелательный ответ. Ох, ты ж...
  -- И далеко меня занесло? - сдавленно просипела я.
   Синхронный вздох подтвердил мои самые худшие опасения.
  -- Я..., - запнулась, аккуратно подбирая слова, - никому не навредила?
  -- Нет, шини, - поспешил утешить Фран, - Русар, когда увидел тебя в полном боевом обличие вампиров, объяснил, что нужно найти маску, которая и сковывает эту твою сущность, и пока я и Лель удерживали тебя, Хрос искал маску, а потом мы вместе ее тебе одевали.
  -- Ты и Лель? - приподняла я брови.
  -- Да, - мягкая улыбка появилась на бледном лице Франчиаса, - Ни Русара, ни Хроса ты близко не подпускала.
   Что ж, в этом есть смысл. Красноглазая после боя плохо воспринимает действительность, и нападает на любого, кого сочтет опасным, пока мы со Стальной разбираемся, что к чему. Разумеется, Франчиаса она узнала сразу, а Леля... Что ж, видимо наша родственная связь с ним не блеф.
  -- Ну, и сильна же ты! - восхищенно оскалился гвиорд, - Не думал, что меня можно вот так взять, - Хрос изобразил произошедшее с ним в лицах, - и запустить в дерево.
  -- О-о, нет, - застонала я, - Прости Хрос.
  -- Я не в обиде, - отмахнулся Хрос.
  -- Прости. Ты цел?
  -- Я же говорю, я даже не понял, что произошло.
   Хрос выглядел довольным, словно ребенок, побывавший на каруселях. Зато дядя хмурился, и мне очень захотелось оправдаться перед ним.
  -- Мне очень жаль, что вам пришлось увидеть меня такую. Это не я... То есть не совсем я, - тяжело вздохнула, - Этот подарок кровавой богини настоящее стихийное бедствие, но без нее мне не выжить.
   Лель, воткнув трость - рапиру в землю, до неприличия изящно опустился на одно колено, и единственной чистой манжетой рукава утер мое лицо.
  -- Ни'ийна, мне совершенно не важно, какой ты становишься. Не важно, насколько уникальной тебя делает стальная, и насколько сильной и беспощадной - сущность вампира. Мне важно знать, что это не причиняет страданий тебе самой. Я вижу, что ты становишься достойной уважения истинной главой клана - ты ведешь и направляешь... Но, Ни'ийна, у тебя есть мы: я, твой будущий муж, Хрос. Тебе не нужно все нести на своих плечах, мы всегда будем рядом. Ты можешь положиться на нас.
   Я посмотрела в его мерцающие глаза, в которых плескалась неприкрытая тревога, и зрение затуманилось. Защемило сердце. Два года, - по местным меркам, - жестоких тренировок, постоянных скитаний, лишений и сражений, тяжким грузом лежали на моих плечах. Плотину прорвало, и я постыдно разревелась в кругу тех, кому стала доверять больше, чем самой себе.
   Меня окружили со всех сторон, и я оказал в кольце любимых рук. Франчиас обнимал меня со спины, Хрос уселся на корточки и взял мою правую руку. Лель положил свою ладонь поверх моей левой, которая намертво вцепилась в маску.
  -- Хм-м, теперь мне понятно, почему, вы, сквара, так стремились вернуться в свое будущее.
  -- Русар, - слабо рыкнула я.
  -- Не переживайте, сквара, - усмехнулся вампир, - сюда никто не придет. Хаскарийский сказал, что вам понадобится время, чтобы прийти в себя, ведь, в отличие от нас, для которых бой в ущелье Сааргадира закончился почти семьсот тар назад, для вас еще не закончен.
   Я вздрогнула при упоминании ущелья, где мне пришлось выложиться так, как никогда. Это произошло за несколько часов до возвращения. Это ущелье оказалось единственным местом, где Максенсор мог спрятаться от всевидящего ока Эрмиадиды. Ущелье, где даже камни пропитались кровью желтых драконов, когда мы закончил расчистку, ведь кто-то созвал туда сразу несколько стай этих прожорливых пародий на драконов. Там, где произошел мой первый серьезный бой в драконьей ипостаси, где поражение означало гибель целого отряда вампиров, которые стали мне почти братьями, гибель Арисы Дай'Магриард, которая была так ослаблена, что с трудом передвигала лапами, смерть моего непутевого бога, а значит и мою смерть. И нам пришлось рискнуть. Мне и Максенсору. Слиться воедино, чтобы сражаться как одно целое. Это сработало. Мы победили. Но Макс ослаб окончательно, и в будущее мне пришлось возвращаться без него.
  -- Шини, - нежно прошипел мне в ухо Франчиас.
   Его коварное тепло просочилось по нашей связи к моим сущностям, и окутало их. Все три почувствовали себя очень нужными и горячо любимыми. Я утерлась рукавом и как бы невзначай пихнула глирта в бок, тот притворно охнул и разжал объятья. Почувствовав перемену в настроении Хрос усмехнулся, а Лель коротко кивнул и начал подниматься. Ему помог гвиорд, так как нога у дяди полностью не восстановилась. Франчиас поднялся сам и поднял меня.
  -- Умеешь же ты вовремя дать мне пинок под зад, Русар, - проворчала я, делая шаг ему на встречу.
  -- Всегда рад услужить, сквара, - оскалился вампир.
  -- Спасибо, - кивнула я, и уже совершенно другим тоном, - Доложи обстановку.
  -- Вам всю историю или только последние несколько недель?
   Я представила себе, как стану выслушивать трехсотлетнюю хронику в исполнении Рисара, закашлялась, и поспешила минимизировать ущерб для своего и без того перегруженного мозга.
  -- Последние. Только последние несколько недель.
  -- Поначалу было тихо. Даже слишком. Но две недели назад на землях Кармтвора начало происходить нечто странное - барьер, который поддерживал Хранитель подвергся атаке извне, однако определить, кто напал нам не удалось, так как следы хорошо замаскировали под метеоритный дождь. Затем последовали подземные толчки и выбросы природного газа. После них обнаружилось, что в защите земель Кармтвора появилась крупная брешь. Через нее прошло войско гнормов под предводительством Кровавого Ветра - голов сорок. За ними последовал мобильный отряд светлых эльвафов.
  -- Что?? - вскинулся Лельтасис, - Это не может быть!
  -- Я лично их видел, - нахмурился Русар, - Они не разделились и скрылись в лесу.
  -- Но какова их цель?
  -- Нам не удалось с ними поговорить, но это явно не дружественный визит. С ними Истребитель.
   Лель посерел и со стоном закрыл глаза.
  -- Истребитель? - сморщилась я, - Это еще кто такой?
  -- Лучше тебе с ним не встречаться, шини, - через нашу связь я почувствовала, как напрягается тело Франчиаса, как при готовке к броску, - Его полное звание Савьялар Истребитель Драконов.
  -- О! - округлила я рот, - вот значит как.
  -- Шини, я не шучу.
  -- Я и не смеюсь, - саркастическая улыбка скривила мои губы, - Просто не ожидала, что и Лесная богиня призовет своих фаворитов. Становится все интереснее. Чем же я успела ей так насолить?
  -- Ни'ийна, Истребитель, он...
   Я печально посмотрел на дядю.
  -- Знаю, Лель. Он за моей головой.
  -- Но это не все новости, - подозрительно весело хмыкнул Русар.
  -- Что еще? - обреченно вздохнула я.
  -- Когда нас отправляли за вами, к Кармтвору сквозь брешь попытались прорваться глирты.
   Франчиас тихо зашипел.
  -- С-сколько?
  -- Четверо. Вели себя очень странно, словно благовоний нанюхались.
  -- Шазура, - прошипела я, - ее работа.
  -- Не понимаю, о чем они думали, прорываясь напролом сквозь нестабильный разрыв.
  -- Ни о чем, - очередной тяжелый вздох, - Они марионетки. Их цель убить меня и Франчиаса, остальных они, скорей всего, даже не заметят. Надо призвать Максенсора пока еще не слишком поздно. Нас мало. И не все друзья. С целой армией нам не справиться.
  -- Ну, не скажи, - все так же весело усмехнулся Русар, - С нашей стороны тоже есть, что им противопоставить.
   Я подозрением покосилась на вампира.
  -- Ты это о чем?
  -- Когда мы поняли, что происходит, то сразу послали за подкреплением. На данный момент, кроме нашего отряда, у стен Кармтвора стоит взвод вампиров под предводительством Хаскарийского, целое семейство гнормов, два синих дракона, и..., как-то неожиданно объявившиеся ваши, сквара, родственники по линии криосс. Два жреца богини Эуранриоль и пять боевых шахниров.
  -- Это, кто ж мне так удружил? - опешила я.
  -- Прислала их ваша прабабка, но ее надоумил ее брат, ваш двоюродный дед. Он рассчитал по звездам, что именно в это время тебе понадобится их помощь, и, подгадав момент, перекинул магов на земли Кармтвора.
  -- Мой кто? - мозги натужно заскрипели, тщетно пытаясь переварить информацию.
  -- В письме, которое было предано сквару Вейранару, говорилось, что вы уже встречались и спасли его и его товарищей из плена, - Русар с трудом сдерживал смех, видя, как от удивления перекашивает наши лица.
  -- Я, что сделала? - вытаращилась я на веселящегося вампира.
  -- Спасли его и его товарищей, - попугаем повторил Русар с прямо-таки дьявольской улыбкой на губах.
   И тут меня, как молнией ударило.
  -- Насекомые!
  -- Что? - не понял Русар.
  -- Существа, похожие на гигантских насекомых? Это они?
   Я вопросительно покосилась на любимого. Глирт кивнул.
  -- Сильно ослабленные криоссы до неузнаваемости могут менять свою сущность, выбирая ту, которая потребует от них наименьших энергетических затрат на ее поддержание.
   Мое лицо вытянулось от таких глубоких познаний Франчиаса. Фран смутился.
  -- Недавно узнал, - приподнял он уголок губы, - Была мысль пойти к ним поспрашивать, как бороться с твоей..., - глаза змея плутовато сверкнули, - защитой.
  -- Только после свадьбы, - тут же вклинился дядя.
  -- Они ж вроде... почти, - озадачился Хрос.
  -- Почти это почти, - сурово отчеканил Лель, - Вот поклянутся перед богами, тогда и спрашивать никого не придется.
   Несмотря на то, что ситуация не располагала, мы с Франом переглянулись и синхронно тяжело вздохнули. Русар закашлялся, пряча смех.
  -- Так это я, что, получается, своего двоюродного прадедушку спасла?
  -- Получается что так, - пожал плечами Русар.
  -- Ну, ни шаргаршна себе!
  -- Ни'ийна!! - возмутился Лель, - Что за выражение!
   Воздух сгустился. Я вздрогнула и посмотрела за спину Русару. Там среди того, что еще недавно называлось тхаргом, с надменным видом стоял высокий темноволосый мужчина с орлиным носом и жестким взглядом обсидиановых глаз. Голова взорвалась болью, и образы замелькали один за другим. Тьма и покой. Тьма и голос призывающий подняться из глубин изначальной сути. Голос, как до боли знакомый, так и чуждый - сильный, волевой, властный, - он вырывает нас из безвременья, дает нам имя и цель - мы обязаны защищать эти земли и тех, кто будет населять их. Мы склоняемся перед ним. Вспышка. Стая стальных драконов поднимается в небо - этоо гордые и прекрасные существа - щит и меч Орни'йльвира. Вспышка. Боль и скорбь в последнем предсмертном рёве убитой горем проматери. Тишина. Тишина и безвременье. Холод и опустошённость. Тары одиночества и злость на тех, кто жаждет завладеть и поработить. Вспышка. Проблеск надежды - незваные гости. Небольшой отряд: высший вампир, двое младших, черная драконница, темный эльваф-шахнир и нечто несуразное - с виду женщина, а рядом с ней он. Что с ним произошло? Где его сила? И почему он с... ней? Почему благоволит, оберегает? Разве не стальные были его любимыми созданиями? Кто она, и какой силой обладает, чтобы держать его рядом с собой? Они грызутся из-за всего, но он продолжает опекать, а она... Разве не знает, кто он?... Знает?! Тогда почему так переживает за него? Мы наблюдаем. Странно. Они все чему-то ее учат, терпят ее слабость и невежество. Кто она? Что скрывается под этой хрупкой оболочкой? Вспышка. Ночь. Он призвал, и мы вышли из тени. Он хочет, чтобы мы признали ее. Теперь мы знаем, кто она, но это не приемлемо - обращенной никогда не стать истинной стальной - она не может стать хозяйкой Кармтвора, еще и эта чуждая Орни'йльвиру сущность - ее судьба неведома нам - все размыто. Мы выражаем сомнение, но он непреклонен. Что же в ней такого - мы отказывали и более достойным, а она... Она даже не почувствовала нашего присутствия! Впервые мы испытываем негодование - мы отказываемся подчиниться - ей не быть хозяйкой подвластных нам земель! Он только качает головой и говорит, что это неизбежно - сейчас или потом, но судьба Кармтвора предрешена. Предрешена? Тогда почему умалчиваете о нашем разговоре? Почему оставляете ее в неведении, что мы против ее кандидатуры и не признаем ее? Вспышка. Застава на границе между Кармтвором и землями вампиров. Они возвращаются в Хаскардию. Что же она такое? Этот вопрос мучает нас. Он как язва разъедает нашу сущность. Их встречают пятеро: три вампира и два светлых эльвафа, последние радостно кидаются на встречу обращенной. Мы ощущаем их связь. Слуги? Светлые эльвафы ее слуги?! Мир сошел с ума. И вампиры - они тоже рады ее видеть, смеются, что успели соскучиться. Она улыбается и выглядит беззаботной, но глаза - они выдают ее, - в них тревога и горечь. Высший, наконец, рассказывает ей о нас. Она смотрит в нашу сторону, но снова не видит. Ей не суждено стать истинной - ей это не под силу. Вспышка. Тары тянутся невыносимо долго. Один сезон, сменяет другой. Вспышка. Это что-то новенькое. Вампиры передают Кармтвор какой-то дасийке, пока не объявится настоящая хозяйка. Это они о той обращенной? Смешно. Пусть будет дасийка - мы не против. Вспышка. Кармтвор превратился в склад артифактов. Куда ни глянь, наткнешься либо на амулет, либо на статуэтку, либо на еще что-нибудь опасное. Что за мания такая, тащить в замок все, что плохо лежит? Наше хранилище скоро треснет. Жаль мы не можем сказать ей это лично - она тоже нас не видит. Странная эта дасийка - не сидится ей на месте, является только, чтобы сгрузить трофеи и снова исчезает. Вспышка. В этот раз она притащила дракона. Черного дракона - отпрыска старшей семьи! На нем наручи. Такие же браслеты создавали молодые самцы стальных для своих избранниц, но в этих наручах иная сила - недобрая, не хотелось бы оказаться на его месте. Зря дарсийка считает, что можно полностью подчинить крылатого ящера, дракон хитер, только делает вид, что смирился. Что ж, посмотрим, что из этого выйдет. Вспышка. Она появляется все реже, и чаще в компании светлых эльвафов. Вспышка. Ребенок?! От эльвафа?! Вот это неожиданность. И, что она с ним собирается делать, у нее же напрочь отсутствует материнский инстинкт! Вспышка. Эльваф забирает дитя. Верное решение - она не изменится. Вспышка. Как долго мы спали? Мы ощущаем всплески силы в замке. Надо проверить. Странно. Дасийка бегает по замку и роется в своих сокровищах. Нам кажется, или хлама действительно стало меньше?! В детской надрывается младенец. Чей он? Мы заинтересованы, но нас опережают. У колыбели уже стоят двое. Он и она - боги хранители. Его глаза сияют, и он берет младенца на руки. Богиня глиртов, отвернувшись, морщится, но ее супруг не замечает этого, и продолжает укачивать ребенка, воркуя над ним, как если бы он был его собственным. Ребенок утихает. Какая знакомая сущность... Неужели?!! Она! Но как такое может быть?! Шазура говорит, что ей нужно закончить одно дело, а он, не отрывая взгляд от пускающей слюни малышки, кивает. Пока дарсийка занята поисками, он ходит по комнате, мурлыча колыбельную. Мы пытаемся выйти из тени, остановить то, что еще не произошло, но мы не в силах даже пошевелиться. Он подходит к окну и, повернувшись боком, приподняв ребенка, показывает ей земли Кармтвора, говоря, что когда она вырастет, то все это будет принадлежать ей, что у нее великое предназначение, что только ей под силу изменить его мир, а он... он будет всегда рядом, и всегда будет на ее стороне. Что он делает?! Он сошел с ума!! Вверить ей свою судьбу!! Я не могу этого допустить, но... но дверь в комнату отворяется и на пороге застывает высший.
   Меня окунуло еще глубже:
  -- Все готово, - тихо произносит Вейранар, кидая настороженный взгляд себе за спину.
  -- Вовремя,- кивает Максенсор.
  -- Как она?
  -- Зевает, - нежно улыбается белокурое божество.
  -- Дай ее подержать, - протянул руки Вейранар, и Максенсор передал ему ребенка, - Такая кроха.
  -- Ничего не хочешь мне рассказать? - бог сводит на переносице светлые брови.
  -- Нет. Все идет, как идет, - вампир черным когтем потер розовые щечки.
  -- Как знаешь, - вздыхает Максенсор, - Ты мог бы все упростить.
  -- Это не в моей власти, - мотнул головой Вейранар и напряженно посмотрел на блондина, - но в твоей. Ты уверен, что хочешь воплотить свой план в жизнь?
  -- Да, Вейранар, хочу, - с таким же серьезным лицом кивает Максенсор.
   Вампир пожал губы.
  -- Ты об этом пожалеешь.
  -- Возможно, - снова нахмурился блондин, - но другого шанса может и не выпасть.
  -- Посмотри на нее, - вампир ласково улыбнулся малышке, которая беззубо улыбнулась ему в ответ, - Тебе не жаль эту кроху. По твоей прихоти в будущем ее ждут самые тяжелые испытания.
  -- Я делаю это не только ради себя. Ты представления не имеешь, что творится там, - акцент на последнем слове, подчеркнул важность того места, которое он упомянул, - и чем это грозит всем живущим на Орни'йльвире. Я не отступлю.
   Вей тяжело вздохнул и погладил ребенка по головке.
  -- Как я уже сказал, ты пожалеешь об этом, - и положил малышку в колыбель.
  -- Ты готов дать ей имя? - перевел тему разговора Максенсор.
  -- Оно у нее уже есть.
   Блондин озадаченно приподнял светлую бровь.
  -- Ты серьезно? Хочешь дать ей именно это имя? А не слишком ли грозно оно будет звучать?
  -- В самый раз, - усмехнулся Вей.
  -- Учитель? - в узкое пространство между косяком и дверью просочилась худосочная фигурка юноши с длинными черными волосами, забранными на затылке в тугой конский хвост.
   На нем прекрасно сидели и черная рубашка, и бриджи, и ботфорты, бледная кожа только подчеркивала трагизм образа, однако взгляд черных глаз был непривычно холоден.
  -- А, Франчиас! - вампир улыбнулся уголками губ, - Ты опять в этой форме.
   Кивок.
  -- Встречаюсь с князем, - на неподвижном лице глирта живут только глаза и они лихорадочно блестят, - Отец хочет наладить торговлю сукном. Можно... войти?
  -- Входи.
  -- Я помешал?
  -- Нет. Проходи.
   Парень почтительно склонил голову и вошел, настороженно бросая косые взгляды на светловолосого мужчину у окна.
  -- Познакомься, Франчиас, это Максенсор - тот самый бог - оборотень, - Вей глянул на бога и ехидно сощурился, - Ну, с ис-сиром ты знаком.
   Зрачки Франа сузились, но на лице все так же не дрогнул ни один мускул, словно у него не лицо, а маска.
  -- Большая честь для меня.
   Максенсор раздраженно откинул светлую прядь за спину.
  -- Все еще в поисках?
  -- Прошу прощения?
   Плечи парня занемели.
  -- Я спрашиваю, ты до сих пор в поисках своей единственной?
   Парень побледнел.
  -- Оставь его, - встал на сторону ис-сира Вейранар.
  -- Мне просто интересно, сколько можно искать ту, о которой помнишь только то, что она другая. Вот скажи мне Франчиас, тебе не надоело?
   Глирт поджал губы, но промолчал.
  -- Да, ты прав, меня это не должно касаться, - ядовито усмехнулся бог, - Однако касается...
  -- Хватит, Максенсор, - оборвал его вампир, снова взяв на руки раскапризничавшегося ребенка, - У нас нет на это времени. Ма'Арийа скоро придет, чтобы отнести малышку в храм.
  -- Ты прав. Не нужно, чтобы она меня здесь видела, - кивнул блондин, и, бросив последний раздраженный взгляд на глирта в человеческом облике, испарился.
   Ребенок плакал. Вейранар укачивал младенца на руках, но крохотная малышка не желала успокаиваться.
  -- Я женюсь, - тихо произнес парень, - Учитель, Вы придете на ритуал?
   Вейранар недовольно свел брови.
  -- Это твое желание?
  -- Отец...
  -- Можешь не продолжать. Я не приду.
  -- Но учитель..., - парень запнулся, коротко кивнул и тихо сказал, - я понимаю.
  -- Нет, ты не понимаешь, но не мне тебе объяснять, в чем ты не прав, - подошел к нему вампир, - На, подержи ее.
   Сработал эффект неожиданности, и Франчиас, привыкший беспрекословно выполнять приказы учителя, взял ребенка на руки. Вейранар хмыкнул и, накинув личину помощника старшего жреца храма, вышел, чтобы поторопить Ма'Арийю.
   Ребенок надрывался. Глирт придя в себя, свел брови на переносице.
  -- И как это понимать, - произнес он и взглянул на покрасневшее личико малышки, - Ну, ну, успокойся.
   Парень вздохнул и прижал маленькое тельце к груди.
  -- Да ты совсем холодная! - тут же воскликнул он.
   Франчиас поискал глазами одеяльце, но не нашел ничего похожего.
  -- И о чем они только думали? - пробормотал он, - Не плачь. Сейчас я тебя согрею.
   Глирт перехватил ребенка одной рукой, и присев на корточки, свободной рукой выдернул плед из-под стопки книг, лежащих на диванчике у стены. Тряхнув его несколько раз и удостоверившись, что тот достаточно чистый, запеленал в него ребенка, после чего взял на руки и начал стремительно менять ипостась. От жара тела оборотня малышка быстро согрелась, и в последний раз жалобно всхлипнув, успокоилась.
  -- Так-то лучше, - уголками губ улыбнулся, ис-сир, - Да, малышка?
   Ребенок сморщил нос и громко чихнул. Глаза глирта потеплели.
  -- Будь здорова, - и утер чистым черным, как и его одеяние, платком личико ребенка.
   Почмокав губками, малышка сочла, что настало время поспать, и, зевнув, закрыла глазки. Франчиас улыбнулся.
  -- Сладких снов.
   Хаскарийский вернулся через несколько минут и застал умильную во всех смыслах сцену: ис-сир в ипостаси вампира, похожего на него самого словно брат-близнец, ходит по комнате и напевает колыбельную мирно спящей на его руках малышке.
  -- Заботливый, - усмехнулся он, довольный, что, не смотря на все невзгоды, свалившиеся на плечи парня, тот все еще сохранил в себе что-то от прежнего себя.
   Заметив, что учитель вернулся, глирт замолк, но не прекратил укачивать, словно его руки действовали отдельно от него самого.
  -- Она замерзла, - пояснил он свое перевоплощение, пряча смущение за маской отчужденности, - Люди хрупкие существа, их дети, тем более - им необходимо тепло.
  -- Она здесь не задержится, - притворно безразлично пожал плечами Вейранар.
  -- Где ее мать?
  -- Далеко, - коротко ответил вампир.
  -- От нее отказались? - приподнял брови Фран.
  -- Нет, она здесь, чтобы получить имя рай'ани.
  -- Зачем человеческой девочке имя рай'ани? - удивился ис-сир, но в голосе его проскользнула затаенная грусть, - Она все равно не сможет им воспользоваться.
  -- Что ты видишь? - подошел Вей ближе, наблюдая за сменой выражения на лице ис-сира.
  -- Смерть, - отвел он взгляд, - Я вижу ее смерть.
   Малышка завозилась во сне и повернула головку на голос глирта.
  -- В тебе говорит сила смерти и сущность вампира, - подумав, сказал Хаскарийский, - Не удивительно, что ты видишь смерть.
  -- Нет, учитель, - медленно качнул головой глирт, - Я вижу, что смерть уже отметила ее - этой девочке не дожить до совершеннолетия.
   Вейранар таинственно улыбнулся:
  -- Тебя это волнует?
   Глирт замер, потом встряхнулся и тихо произнес.
  -- Нет. Это меня не волнует, - и поспешно всучил учителю сверток с ребенком, - Прошу прощения, мне нужно идти.
  -- Иди, - кивнул вампир, пропуская ис-сира к двери.
   В последний раз, бросив взгляд на ребенка, Франчиас вышел. Ребенок недовольно сморщил личико.
  -- Что? - улыбнулся, открывшей глазки малышке, Вейранар, - С ним тебе спокойнее?...
   Откуда-то издалека послышался голос, чей знакомый тембр и тревожные интонации, заставили прислушаться.
  -- Нина, очнись! Очнись! Ты слышишь меня? Нина! Любимая, очнись...
  
  

Глава 5

  -- Нина, очнись! Очнись! Ты слышишь меня? Нина, любимая, очнись!
   Я с неимоверным трудом заставила себя моргнуть, чтобы избавиться от наваждения, и белая пелена сменилась нечетким изображением.
  -- Фран?
  -- Я здесь, - сжали руку горячие пальцы.
   Проморгавшись, я сосредоточила взгляд на чем-то грязно-сером, находящимся в нескольких метрах от того места, где я разлеглась на коленях у глирта.
  -- Где мы?
  -- В Пещере скорби. На верхних ярусах.
  -- Как мы здесь оказались?
  -- Я переместила вас сюда.
   Передо мной появилось лицо Эрмиадиды. Я вздрогнула и мгновенно покрылась серебристой чешуей, но Стальная не спешила нападать, да и Красноглазая вела себя подозрительно тихо.
  -- Успокойся. Я пробужденная тобой идда. Помнишь меня?
   Я пригляделась. И точно - идда. И, по всей видимости, та самая. Хотя подозрительно как-то испытывать такое чувство, словно знаешь кого-то уже давно, хотя виделась с этим кем-то все пару раз, и то, урывками.
  -- Да, - выдохнула я с облегчением, - Помню. Но ты меня напугала.
  -- А ты нас.
  -- Что произошло?
  -- Хранитель Кармтвора попытался запечатать твой разум в своих воспоминаниях, - скривилась идда.
  -- Да, я что-то видела, - неуверенно кивнула, - Этот хранитель с самого начала был против меня. Максу и Вею следовало предупредить, что он не хочет видеть меня хозяйкой Кармтвора...
  -- Все, не совсем так, - перебила идда, качнув головой, - Он ненавидит именно тебя, и хочет от тебя избавиться.
   Франчиас крепче обнял за плечи.
  -- Шини, чем ты так его разозлила?
   Я вспомнила те ощущения, что испытывала, гладя на себя глазами хранителя, или что там у него, и презрительно фыркнула:
  -- Обычная ревность. Этот сноб приревновал меня к своему создателю.
  -- Я считал, что его создатели стальные, - удивился глирт.
  -- Нет, - вздохнула я, - Из его собственных воспоминаний, я теперь знаю, что его призвал Максенсор, чтобы он охранял земли Кармтвора, и он злится, что Макс, не спросив его мнения, взял и подарил их мне.
  -- Тебе? - опешил Фран.
   Мне передалось его недоумение вперемешку со здоровым чувством юмора. Его все больше забавляло то, что я не желая того оказываюсь в самой гуще событий. Прямо злой рок какой-то, но в ответ я мысленно поправила, что это не злой рок, а бог-оборотень, благодаря которому я в очередной раз оказываюсь замешенной в крутой переплет. Но если подумать, то все, что со мной происходит - только его вина. "Вот верну его назад, всю свою бессмертную жизнь со мной расплачиваться будет"! Франчиас издал короткий смешок. Видимо, услышал.
  -- Когда? - насторожилась идда, - Когда это произошло?
  -- Когда меня еще совсем ребенком перенесли сюда, чтобы дать имя райа'ани. Это было в воспоминаниях хранителя.
  -- Ты была человеком?
  -- Конечно! Хотя если вспомнить, что мой отец наполовину эльваф...
  -- Это не важно, - очень по живому махнула рукой идда, - скажи, Максенсор, он вслух сказал, что Кармтвор принадлежит тебе?
  -- Да, он сказал это вслух. Сказал, что когда я вырасту, эти земли будут моими, что он мне их дарит.
  -- Даже так, - приподняла она брови, все больше обретая живые черты, - Теперь мне ясно, зачем хранителю понадобилось усыплять твою человеческую сущность.
  -- Да, чем она вам всем так мешает?! - возмутился Фран, крепче обнимая меня.
  -- Богам Орни'йльвира не удается влиять на нее, - усмехнулась идда, - Ее судьба ведома только ей и Максенсору.
  -- Я не понимаю, - хмуро пробурчала я, - Боги, да, понимаю, их тревожит, что на планете есть тот, на чьи поступки они не способны повлиять, хотя это и спорный момент, но при чем тут моя человеческая сущность и желание хранителя от нее избавиться?
  -- Ну, как же, - злорадно выгнула уголки губ идда, - ты ведь и есть истинная хозяйка Кармтвора. Ни обращенная Стальная, ни преемница Ма'Арийи Быстрый Клинок, ни кто-либо другой, а именно ты, - Нина, - дитя двух миров, а это значит, что ни в чьей власти, кроме самого Максенсора, отобрать у тебя право на эти земли. Это древний закон. Хранитель знал его и был обязан подчиниться, но вместо этого решил воспользоваться твоим неведением, и запечатать человеческую сущность.
  -- Умно, - зло прошипел Франчиас у моего виска, так как я все еще полулежала на нем не в силах подняться на ноги, - Если бы Нина приказала ему уйти - ему бы пришлось уйти.
  -- Именно, - кивнула идда.
  -- Но Максенсор ни о чем подобном не упоминал. Мы много с ним общались, но о том, что Кармтвор по праву мой, разговора не заходило. Возможно ли, что хранитель решил меня запутать?
  -- Нет, - качнула головой копия Эрмиадиды, - На это у него бы не хватило сил. Все дело в сетях змеиной богини - они влияют на память Максенсора.
  -- Я не понима...
  -- Ис-сир может рассказать тебе, что произошло с твоим богом-оборотнем, он был в храме Шазуры и восстановил сцену пленения.
  -- Так эта история была о Шазуре и Максенсоре?! - изумился Франчиас.
  -- Правильнее сказать о Эрмиадиде, ее дочери и Максенсоре, - скривилась идда, - У Шазуры никогда бы не хватило мозгов провернуть, то, что тщательно спланировала и воплотила в жизнь ее мать. Эрмиадиде было крайне необходимо пленить бога-оборотня, а амбиции Шазуры требовали, чтобы древние, наконец, признали ее.
  -- Получается, не Шазура, а бог-оборотень создатель глиртов?
  -- Ага, - кивнула я, - он самый, и не только глиртов. Талантливый... обалдуй.
  -- И могущественный, - согласилась идда, проигнорировав последнюю характеристику, - Так было раньше...пока Эрмиадида и Шазура не вмешались в его судьбу.
  -- Так что произошло?
   Горячие пальцы Франчиаса коснулись моего виска, и перед глазами пронеслась вереница изображений, из которых я составила общую картину произошедшего.
  -- Н-да, Шази, - с издевкой сократила я имя рыжеволосой богини, - до настоящего создателя тебе еще расти и расти. Не удивительно, что ей понадобилась помощь Максенсора. Вот тебе и любовь, права была Шагира - зараза она двуличная.
  -- Не стоит винить дочь за грехи ее матери, - покачала головой идда, - Это было спланированно заранее, и вовсе не Шазурой, а Эрмиадидой.
  -- Эрмиадида любящая мать? Что-то плохо в это верится. Зачем богине правосудия, - презрительно скривилась я, - понадобился бог-оборотень? Она же его терпеть не может.
  -- Стальные.
  -- Клан стальных? Зачем?
  -- Уничтожить, - холодно обронила идда, - И это ей удалось. Максенсор ничего не заподозрил.
  -- Чем стальные помешали Эрмиадиде? - стараясь приподняться, но тело слушалось неохотно. Конечности словно набили ватой, хотя шея и плечи уже начали ощущать теплое дыхание глирта, от чего по коже бегали приятные мурашки.
  -- Скорее наоборот - они помогли ей.
  -- Не поняла?
  -- У каждой новосозданной расы есть свой срок, в который боги наблюдают и принимают решение, останется ли раса на Орни'йльвире или же будет естественным путем стерта из истории планеты. Стальным был назначен самый короткий срок. Этой особенностью и воспользовалась Эрмиадида, чтобы воплотить свою коварную задумку.
  -- Что она сделала?
  -- Ты не помнишь? - удивилась идда.
  -- А должна? - не меньше каменной девы удивилась я.
  -- Значит рано. Твое сознание еще не готово вспомнить, скажу только, что таким образом Эрмиадида запечатала своего наставника и нашего хозяина.
  -- Ну, ничего себе!! - воскликнула я, - ...Так, стоп, а ты откуда знаешь, сама же говорила, что...
   Но идда перебила меня:
  -- Он освободился.
  -- Кто? - не понял Фран, хотя в его мысли уже закрались кое-какие подозрения.
  -- Наш хозяин. Древний Высший.
  -- Но как?!! - вскинулся Франчиас.
  -- Нина освободила его.
  -- Я!?? - опешила я от такой новости.
  -- Да, ты, хотя сейчас и не помнишь об этом, но обязательно вспомнишь, когда будешь готова.
  -- Готова к чему?
  -- Принять то, кем ты стала.
  -- Что-то мне нехорошо, - просипела я. Страшно даже представить, чем мне и Франу, и остальным, грозит освобождение древнего божества.
   А лицо идды между тем приобрело выражение торжества.
  -- Ты исполнила то, что тебе было предначертано. Пророчество сбылось. К моим сестрам вернулась способность мыслить свободно, наша сила тоже возвращается, и все благодаря тебе, дитя двух миров. Теперь мы будем сражаться. Шагира сделала свой ход. Без храма Шазура ослабеет. Она не создатель и потому неспособна собирать силу из веры - ей нужны подношения.
  -- Но она же контролирует их?!
  -- Ненадолго. Я перенесла вас сюда, так как эта часть святилища была предназначена для установки алтаря, но Максенсор опоздал и по этой причине здесь пусто. Еще когда вы только открыли портал до Кармтвора, одна из младших сестер Лорельдин перехватила созданный ис-сиром безымянный алтарь, и перенесла сюда, пока его не перехватили другие боги.
  -- Оперативно, - усмехнулся Фран.
  -- Он здесь? - нахмурилась я.
  -- Да. Поверни голову.
   Моя голова дернулась, но поворачивать все равно пришлось Франу, шея совсем не двигалась. Алтарь стоял в нескольких метрах от нас, под естественным навесом из сверкающих сталактитов и представлял собой сглаженный каменный блок высотой сантиметров пятьдесят и длинной больше двух метров, а все видимые поверхности были испещрены мелкими рунами, светящимися в темноте.
  -- Эам-м, - вырвалось у меня. Память вытолкнула на поверхность мрачные воспоминания, как я сама лежала на алтаре, на котором едва не лишилась всех сил. От недоброго предчувствия меня тряхнуло.
   Пальцы Франчиаса нежно перебирающие мои волосы дрогнули, и голова сама повернулась в исходное положение. Идда посмотрела на алтарь.
  -- Все зависит только от тебя. Безымянный алтарь - это бездушный камень. Вам придется сильно постараться, чтобы призвать Максенсора.
  -- По правде говоря, я не совсем...
  -- Только твоя вера и желание вернуть бога, могут помочь тебе. У каждого бога на Орни'йльвире свои ритуалы, но у Максенсора их нет. Вам двоим, предстоит создать свой собственный ритуал, но предупреждаю, у нас мало времени. Скоро слуги Эрмиадиды доберутся и до пещеры. Вам надо спешить.
  -- Но нас всего двое - этого не достаточно.
  -- Четверо, - поправил Фран, - Лель и Хрос еще не пришли в себя. Слишком резким был переход.
  -- Простите, - смутилась идда, - Давно не пользовалась своими способностями - забыла, как плохо живые организмы переносят мгновенный переход, но другого варианта у нас не было.
  -- Не было, так не было, - отмахнулась я, - Фран помоги мне встать.
   Даже неуверенно стоя на своих ногах, я почувствовала себя лучше. Я тонула в объятьях полудракона-полуглирта, а он все не спешил отпускать. В его мыслях царил мрак, но, несмотря на это, его так же переполняла нежность и любовь.
  -- Где Русар? - покосилась я на каменную идду.
  -- Его пришлось оставить.
  -- Не переживай за него, - прошипел \ Франчиас,- Этот вампир не даст себя в обиду.
  -- Даже не сомневаюсь, но что если хранитель...
  -- Хранитель ничего не может ему сделать, - взмахом руки прервала меня идда, - как и другим вампирам, пришедшим с Хаскарийским. Вейранар официально был назначен хранителем этих земель, а он, в свою очередь, огласил список тех, кто беспрепятственно может пересекать границу.
  -- У Вея всегда все схвачено, - восхитилась я.
  -- Ты называешь Вейранара Хаскарийского - Веем? - ревниво прошипел Фран.
  -- Да, - самостоятельно подняла голову и заглянула в его разные глаза, - А он меня: пигалицей безмозглой, кайсой криворукой, горжей неуклюжей, истеричкой клыкастой, стальной недоделанной, дурой безмозглой... У учителя весьма обширный лексикон.
   Напрягшийся поначалу мужчина затрясся от смеха.
  -- Не ревнуй, - я нежно улыбнулась, - Это бессмысленно. Вейранар мой друг и наставник... и, да, у него были мысли в эту сторону, но все это в прошлом в прямом и переносном смысле.
  -- Я не ревную, - чуть покривил душой, Фран, - Я тревожусь. Вейранар суровый наставник и, подозреваю, на достигнутом не остановится.
   Я обреченно вздохнула.
  -- Знаю.
   Франчиас наклонился и прижался лбом к моему лбу.
  -- Я люблю тебя. Люблю такую, какая ты есть: человек ли, дракон, вампир, - мне не важно, - ты, это ты, и я люблю тебя такую.
  -- Ты хочешь, чтобы я снова расплакалась? - часто заморгала я.
  -- Нет, - Франчиас взял меня за подбородок и поцеловал в кончик носа, - моя чувствительная глава стального клана, - я хочу чтобы ты знала: я и ты - вместе мы совсем справимся, просто верь в это.
  -- Я верю, - вытянувшись, чтобы дотянуться, я поцеловала его, ощутив на наших губах вкус собственной крови.
   Сначала это был легкий поцелуй, воздушный, как крылья бабочки, но постепенно он превращался в трапезу для изголодавшихся путников. Его сила потекла в меня - темная, манящая, соблазняющая, моя же отвечала ветром и пламенем, что не жжет, а дарит тепло и уют. Его сила омывала, окутывала, пеленала, моя выжигала сомнения и боль. Мы справимся. Мы обязательно справимся.
   В действительность нас вернул хмыкающий звук, и мы с трудом оторвались друг от друга.
   Идда стояла справа, в шаге от нас, и в каменных глазах светилось любопытство. Но этот звук издала не она - идда наблюдала молча.
   Мы синхронно повернули головы, и я порадовалась, что в пещере полумрак. На нас смотрела пара светящихся эльвафской зеленью глаз, а неподалеку еще одна, только светящаяся багровым светом.
  -- Продолжайте, продолжайте, мы, так и быть, отвернемся, - ядовито пропел дядя.
  -- Оклемались, - ворчливо буркнул Фран.
  -- А вам бы было хорошо, чтобы мы вовсе в себя не приходили?! - театрально вздернул брови Лель.
  -- Ш-с-с, - прошипел Фран и посмотрел на меня, - похоже язвительность это у вас семейное.
   Я улыбнулась.
  -- Пожалуй, - и, обращаясь уже к дяде, - Давно пришли в себя?
  -- Слышали, как вы говорите о вызове Максенсора и о том, что ты стала ученицей Вейранара Хаскарийского. Это правда?
  -- И то и другое - да.
  -- Я много о нем слышал, - поднялся Хрос с пола, - хотя ни разу и не встречал.
  -- Я тоже много о нем слышал, - кивнул Лель, - Угораздило же тебя, лийли, связаться с самым опасным вампиром во всей Хаскардии. Отец говорил, что его сама Шагира привечает. Он у нее в фаворитах.
  -- Скорее уж мальчик на побегушках, - прыснула я, качая головой, поражаясь как можно исказить суть, - Хотя как богиня, она меня больше устраивает, чем Шазура или Эрмиадида. Только с виду чудовище, а на деле...
   Франчиас предупреждающе кашлянул.
  -- А, что, я не права? Нормальная она, хоть и со своими причудами.
  -- Шини, не порть богине репутацию.
   Я скорчила смешную рожицу.
  -- Поняла. Умолкаю.
  -- Правильно, хватит болтать... и целоваться, - все тем же ворчливым голосом буркнул Лель, - Раз собрались вызывать бога-оборотня, давайте начнем прямо сейчас.
  -- Согласна, - кивнула идда.
  -- Но как мы это сделаем, - тяжело вздохнула, - Не скажу, что я сильна в призыве. Не представляю, что нужно делать.
  -- Не страшно. Мне уже приходилось призывать богов, - утешил Фран.
  -- Не труднее, чем духов предков, - небрежно дернул плечом дядя, - главное чтобы был проводник, а так как ты, Ни'ийна, с ним связана, ты и будешь проводником.
  -- Только это может быть смертельно опасно, - нахмурился мой жених, - Если Максенсор сильно ослаб, он может не узнать нас и первым делом, попытается вытянуть силы из первых, кто попадется под руку, прежде чем додумается дотянуться до источника.
  -- Может не узнать? - взглянула я на идду, - Даже меня?
  -- Всякое бывало, - согласно закивала та.
   Я задумалась, глубоко вдохнула - выдохнула и заглянула в разные глаза ис-сира.
  -- Придется рискнуть.
  -- Выбора у нас все равно нет, - скривился Фран, - либо вызываем Максенсора, либо... не хочу думать, что с нами будет, если до нас доберется Эрмиадида.
   Повернув голову к дяде и Хросу, печально вздохнула.
  -- Мне жаль, что я втянула вас во все это.
  -- Мы сами в это втянулись, - выступил вперед Хрос, - и на попятную не пойдем. Я правильно говорю, Лель?
  -- Да, лийли, мы с тобой до конца. Какие есть мысли по ритуалу?
  -- Я даже не знаю.
   Идда посмотрела куда-то вверх, и раздраженно одернула край туники.
  -- У нас мало времени. Они уже близко.
  -- Кто?
  -- Эрмиадида призвала подвластных ей боевых горунов и горгулий. Они способны пересекать время и пространство без вреда для себя.
   С горунами сталкиваться мне еще не приходилось, но с боевыми горгулиями - да, приходилось. Лохматик, по сравнению с теми двумя, напавшими на нас из засады, божий одуванчик. Я не говорю о силе тех горгулий, - ни в какое сравнение, - настоящие машины для убийств.
  -- Это серьезно, - встрепенулся Лель, - Ни'ийна, что первым приходит тебе в голову, когда ты думаешь о Максенсоре?
   Я закашлялась и смущено отвела взгляд. Мой маневр не укрылся от глаз Хроса, во взгляде которого моментально вспыхнул интерес.
  -- Помимо этого, - тихо намекнул Фран, зная о моих отношениях с богом, - Что ему присуще?
  -- Забота, - не задумываясь, ответила я, - Но как это выразить?
  -- Забота? - удивился Лель, - Я слышал иное определение.
   Хрос тоже посмотрел с недоумением. Только Фран не усомнился в моих словах. Идде было все равно.
   Отстранившись от жениха, я пристально посмотрела на алтарь, и в голове начало что-то складываться.
  -- Лель, Фран встаньте по углам с этой стороны, я встану в центре с той, Хрос и... Прости, у тебя есть имя?
  -- Да, - заморгала каменная дева, - Раньше меня звали Юран.
  -- Очень приятно. Юран займи место за спиной Франчиаса, а Хрос за спиной Леля.
   Неожиданно стены пещеры содрогнулись, точь в точь как в поместье. Крылья, которые я вызвала при частичной смене ипостаси и распахнула над всеми нами, окатило дождем сосулек. Я зашипела от боли.
  -- Нина!!
  -- Быстрее. Времени мало.
  
  
   Сначала ничего не получалось. Я была напряжена, да и ходящий ходуном свод пещеры так же не способствовал процессу концентрации, но, когда идда вдруг сердито рявкнула:
  -- Да, прекрати ты трястись, призови его, или мы все умрем!
   А Фран помог погрузиться во что-то наподобие транса, меня тут же потянуло вперед по круглому туннелю к бледно-голубому слепящему свету.
  -- Максенсор! - позвала я, - Макс! Ты слышишь меня?
   Тишина. Долетев до тонкой кромки тьмы и света, протянула руку и коснулась его. Свет оказался вполне материальным - плотным и упругим, а еще живым. Он дрогнул и... открыл глаза.
  -- Максенсор? - вздрогнула я от неожиданности, настороженно всматриваясь в глаза без зрачков. Голубые прожилки разбегались от центра и фосфоресцировали ультрамариновым светом. В этих глазах не было разума, только холод. Бездушный и беспощадный. Я непроизвольно съежилась.
  -- Макс? Макс это я, Нина. Ты помнишь меня?
   Молчание было мне ответом. Несмотря на холод - свет обжигал. Становилось все труднее смотреть ему в глаза, но не было возможности прервать визуальный контакт - он удерживал мой взгляд. Свет двинулся в мою сторону, и сердце сжалось от страха. С самого начала, что-то было не так, тогда я закричала:
  -- Макс, ответь же мне! Макс это я, Нина! Макс ответь!
   В жутких глазах мелькнула первая искра разума. Свет поблек и обрел форму гуманойда в синих прожилках фосфоресцирующих сосудов под полупрозрачной кожей - истинная форма божества.
  -- Нина, - произнес он.
   И хотя голос его с трудом узнавался, так как звучал всюду и нигде, я облегченно выдохнула - это Макс. Однако рано я расслабилась, моя защита дала брешь. Этим воспользовался невменяемый бог, чтобы оказаться рядом. Он схватил меня за руки, чуть пониже локтя и дернул на себя. Потеряв равновесие, я почти стукнулась об его каменную грудь. Вскрикнула.
  -- Нина, - повторил Макс.
  -- Да, Макс, да. Я Нина. Отпусти меня, пожалуйста.
  -- Нина, - как заведенный болванчик повторил бог.
   Я запрокинула голову.
  -- Макс, что с тобой? Отпусти меня.
   Но бог либо делал вид, что оглох, либо на самом деле не слышал меня.
  -- Нина.
   Я попыталась вырваться, но его пальцы сжали сильнее, тогда дернулась назад, в надежде, что он отпустит - не отпустил, а в наказание еще и отрастил когти. Я закричала от боли, когда они распороли кожу, и, изогнувшись, превратились крючья. Теперь любое сопротивление могло лишить меня рук, а я не ящерица, чтобы отращивать себе новые.
  -- Макс, за что? - заскулила я.
  -- Моя, - коротко ответил бог, притягивая к себе.
  -- Макс?
  -- Моя, - когти крючья начали рвать кожу.
  -- Нет, Максенсор, нет. Остановись! Пожалуйста!
   Как об стену горох. Бог меня не слышал. Он причинял мне неимоверную боль, а я не могла ничего сделать. Силы были не равны, но когда, Макс, в попытке удержать, начал ломать мне кости, возникший из тьмы черный туман окутал нас двоих и потянул назад.
   Я снова оказалась в своем теле. Но это не означило, что бог отпустил свою добычу. Нет. Оказавшись в пещере, я испытала всю силу его хватки. И боль!! Зверскую боль от разрывающих кожу птичьих когтей. Моя кровь лилась на бога, лилась на алтарь, который полыхал голубым светом, разгоняя мрак пещеры. Кровь и боль. Ничего кроме боли. Боли и его глаз. Они манят, тянут... затягивают.
  -- Нет, Максенсор! Остановись!
   Послышались голоса звучащие, как будто сквозь вату.
  -- Нет!!
  -- Отпусти ее!
  -- Нина!!
  -- Борись! Он поглощает тебя. Борись!
   Поглощает? Что это значит? Я с трудом оторвала взгляд от его глаз и посмотрела на свои руки, единственное, на чем я еще могла сосредоточиться. Мои запястья обесцветились, а сосуды начали фосфоресцировать бледно-красным. Что он со мной делает? Я не хочу!
  -- Нина, любимая, не уходи!
   На периферии зрения мелькнуло перекошенное болью и страхом лицо Франчиаса. Это стало последней каплей и я, резко рванув вперед, столкнула Максенсора с алтаря. При этом когти заскрежетали по брачным браслетам, срезая стружку, но, не причиняя вреда ни предплечьям, ни запястьям.
  -- Совсем сдурел, да! - рявкнула я, прыгая на него и отвешивая звонкую пощечину, - Очнись, наконец!
   В глазах бога появилась почти детская обида, говорящая "я же для тебя стараюсь", но боль в руках не дала совершить очередную ошибку. Он зашел слишком далеко. Регенерация затормаживалась моим бессилием, Макс вытянул из меня больше, чем я могла себе позволить дать. Досталось и Стальной и Красноглазой, но больше вампирьей сущности. Стальная еще держалась, но ей тоже было плохо. Сразу после того, как мы вернулись, она потеряла большую часть способностей, вернув прежний уровень, а это почти детский. По этой причине мы были злы на бога. Оставить нас совсем без защиты - о чем он думал?!! И думал ли вообще?!
  -- Максенсор, что ты здесь устроил?!! - прогремел рядом рычащий голос.
   Это Франчиас призвал на помощь кровавую богиню. Очень кстати. Силы начали покидать меня. Я пошатнулась.
  -- Ты о чем думал?!! - зарычала богиня, поддержав меня, - Ты едва не поглотил ее! Что на тебя нашло?
   Благодаря богине я смогла разобрать, что ответил Максенсор, так как ответ был произнесен на непонятно мне божественном диалекте.
  -- "У меня было много времени, чтобы подумать... Нам не справиться. Они убьют ее, а я не могу этого допустить".
  -- И ничего умнее не придумал, как попытаться запечатать ее в себе?!! Максенсор ты ИДИОТ!
   Святящийся гуманоид вздрогнул, как если бы его ударили, и начал осторожно подниматься с пола.
  -- Я знаю, что с тобой произошло, - усталым голосом продолжила Шагира, - Они обманули тебя, и одна и вторая. Но признайся себе, ты сам был готов обманываться. Думал, выяснишь, где отец? Ну, как, выяснил?
   Максенсор качнул головой.
  -- Нет, - грустно усмехнулась богиня, - Ты обманул сам себя, Максенсор. Пора это признать.
  -- "Я признаю это, Шагира. Я был беспечен. Теперь я свободен от их власти, но все так же бессилен. Мне не победить Эрмиадиду".
  -- Тебе и не придется драться с ней. Как только мне стало известно, что с тобой сделали Эрмиадида и Шазура, я направила запрос в совет древних. Они ответили согласием. Слушание состоится в полночь на землях Кармтвора. Девочке нужно было продержаться только до их появления, но теперь я не уверена...Посмотри на нее - она едва стоит на ногах. Как она в таком состоянии будет сражаться?
  -- "Ей не нужно этого делать".
  -- Раньше надо было об этом думать, - рыкнула богиня, - Раньше, когда ты взваливал на ее плечи груз ответственности за твою судьбу и судьбы все, кого она встретит на своем пути. Теперь у нее нет другого выхода.
   В глазах божества проскользнуло раскаянье, которое он скрыл за упрямством.
  -- "Выход есть".
  -- Нет, - в голосе богини зазвучал металл, - Я не позволю тебе совершить эту ошибку. Я знаю, что Нина много значит для тебя, но пойми, все, что ты для нее делаешь - это причиняешь ей боль. Ты никогда ни о ком не заботился, Максенсор, ты просто не знаешь, как это делается. Ты считаешь, что она будет счастлива, став частью тебя? Не смеши мои когти. Нина сильная волевая личность - она будет рваться на свободу. И что ты сделаешь? Лишишь ее воли?
  -- "Нет, - вскинулся Максенсор, - Я никогда..."
  -- Тогда позволь позаботиться о ней тому, кто знает, как.
   И богиня передала мою обмякшую тушку Франчиасу, который тут же завернул ее в свой камзол, и бережно усадил на алтарь. Руки зверски болели, но благодаря богине, кровь перестала течь, иначе я бы уже свалилась от потери крови. Франчиас то порыкивал, то шипел что-то, но я не понимала ни слова и только таращилась на двух напряженно смотрящих друг на друга божеств. Максенсор уже начал принимать человеческую форму, а Шагира... кровавая богиня выглядела как оживший ночной кошмар - трехметровая монстра с волчьей головой, мощным телом покрытым черными иглами, и двумя длинными гибкими хвостами, способными превращаться в две щетки с ядовитыми шипами. Красные глаза, огромные клыки и когти, ко всему описанному так же прилагались.
  -- Как ты? - разобрала что-то знакомое из шипения Франа.
  -- Голова кружится. Плохо вижу. Что с дядей?
  -- Лель полностью выжат. Без сознания.
  -- Хрос?
  -- Когда мы поняли, что происходит, Хрос первым попытался оттащить от тебя бога. Максенсору это не понравилось, и он швырнул Хроса в стену.
  -- Он жив?
  -- Жив. Отделался шишкой на затылке.
  -- Юран?
   Франчиас отвел взгляд, но даже поврежденные браслеты передали его сожаление.
  -- Фран? Что с иддой?
  -- Только увидев ее, Максенсор взбесился и разбил ее.
   В бессильной ярости я громко заскрипела зубами. Эта идда так много сделала для нас, мы только-только по-настоящему познакомились, а он... Убью гада.
  -- Нина? - послышался удивленный голос божества, - Ты хочешь сказать, что она действовала по своей воле? Идды снова свободны?
  -- Да, - не хуже Шагиры рыкнула я, - Она больше не подчинялась Эрмиадиде. А ты... Ты взял, и разбил ее, - искорёженные браслеты распались на две части и с грохотом упали к подножью алтаря, - Мои браслеты!! Макс я точно убью тебя!!
   Боги переглянулись и синхронно уставились на меня.
  -- Нина, где Высший? - хором воскликнули они.
  -- Да, откуда я знаю?! - возмутилась я, - Юран сказала, что я освободила его, но я ничего не помню.
  -- Нина!! - сердито свела кустистые брови на переносице Шагира.
  -- Что, Нина? Не помню я. Юран знала, но он, - с трудом подняла руку и ткнула пальцем в обнаженного мужчину, - разбил ее.
  -- Максенсор, - рыкнула богиня.
  -- Откуда мне было знать?!! - вспылил Макс, - Я тысячи тар под их наблюдением провел. Постоянно за мной одна из ... этих ходила и докладывала Эрмиадиде. Что я мог подумать, когда очнулся и увидел идду? Да, я разбил ее, да сожалею об этом, но изменить ничего не могу. Я не создавал их.
  -- Проклятье, - в сердцах сплюнула на пол пещеры Шагира, - Как же все... Ладно, хотя бы знаем, что Нина его освободила. Объявится, никуда не денется.
  -- Я мог бы...
  -- Нет. Если Нина не помнит, значит, отец поставил печать. Повредим печать, Нина погибнет. Я права? - богиня пристально посмотрела на меня.
   Я вспомнила о печати на внутренней стороне предплечья, и вывернула руку, чтобы показать ее богам. Но сил хватило только на это действие, дальше никак. Я посмотрела на Франа, и тот понял меня без слов. Взяв за запястье, вытянул из-под камзола мою руку и приподнял ее, чтобы можно было рассмотреть выжженную на коже печать.
  -- Отец!! - хором с мученическим стоном воскликнули боги.
   Я даже вздрогнула от их ора, а любимый крепче обнял меня, шипя что-то крайне нецензурное в адрес богов.
  -- Что сын, что отец - два идиота! - взревела Шагира.
  -- Между прочим, ты тоже его дочь! - парировал Максенсор.
  -- А кто об этом знает?
  -- Обо мне тоже никто не знает!
  -- Раньше тебя это не волновало!
  -- А теперь волнует!
  -- Прекратите - оба! - рявкнул Франчиас, - Объясните, в чем дело? Чем эта печать грозит Нине?
  -- Ни чем, - вздохнула богиня. - Почти ни чем. Ее наличие предполагает под собой, что Нина теперь жрица.
  -- Чья жрица? - голос глирта резко осип.
  -- Хродара, - поморщился Макс, - Нашего отца - древнего Высшего.
   Дальняя стена затряслась и осыпалась. В образовавшемся проходе возникла мощная туша боевой горгульи.
  -- Проклятье, - зловеще процедила богиня, взмахом руки открывая сквозной портал, - Уходите, немедленно. Максенсор помоги им.
   Подхватив Леля и Хроса, Максенсор забежал в портал. Франчиас подхватил меня на руки.
  -- Нина, предупреди Вейранара.
  -- О чем?
  -- Обо всем. Продержитесь до полночи, но, как только почувствуешь, что теряешь контроль над своим телом, тени силы из всех, кто будет рядом, или ты погибнешь. Поняла?
  -- Поняла.
  -- Уходите. Я с ними разберусь.
  -- И это ты сказала, что печать ей ничем не грозит?! - зашипел Франн.
  -- Если бы Максенсор не вытянул из нее столько сил, ничем бы и не грозило... Да, уходите же. Немедленно!
   Франчиас раздраженно фыркнул и вступил в портал.
  
  

Глава 6

   Франчиас мягко спружинил, после чего посадил меня на ствол поваленного дерева и прикрыл глаза, восстанавливая равновесие между своими сущностями. Без браслетов я больше не слышала его, но могла видеть, как стремительно меняется структура его лица от вампиро-человеческого, до драконьей морды. Печать я сломала, и теперь его дракон рвался наружу.
  -- Он чует опасность, - положив Хроса и Леля на землю, Максенсор подошел к нам, и я бросила на него рассерженный взгляд.
   Прекрасно чувствуя мое настроение, Макс накинул рубашку и материализовал себе брюки. Настроение осталось на том же уровне, разве что смотреть на него стало проще, не отвлекаясь на детали.
  -- Нина, - вздохнул бог.
  -- Что? - буркнула я.
  -- Я не стану просить прощения.
   Я окинула его задумчивым взглядом. Вот интересно, он каждый раз говорит, что не станет просить прощения, но уже одна эта фраза подразумевает под собой, осознания вины, и, следовательно, это как если бы бог попросил прощения, но при этом вслух говоря обратное. И как и прежде я поддерживаю его, отвечая:
  -- Мы об этом уже говорили. Твое раскаяние мне без надобности.
  -- Нина. -
   Но жалобный взгляд скорее разозлил, чем успокоил. Скрипнув зубами, я поправила края съехавшего камзола.
  -- А, что прикажешь мне думать?! Как я должна понимать, что ты едва не поглотил меня на глазах близких мне лю... существ.
  -- Нина пойми...
  -- Не хочу, - резко оборвала его, - Не хочу понимать. Если я пойму, то брошу все и вернусь домой, и никто меня не остановит.
  -- Франчиас скажи ей! - Максенсор попытал счастье в другой стороне, - Ты ведь понимаешь, что я просто хотел защитить ее.
  -- От кого? - приподнял брови глирт, оставаясь на переходной границе между обликом ящера и змея, решая какой сейчас подходит больше, или просто не зная, что делать дальше, - От меня, от богинь, от тебя? А может от себя самой?
   Максенсор опустил взгляд. Задумался. Фран покачал головой.
  -- Нина уже взрослая девочка, Максенсор. Все, чего ей не хватало - это веры в себя. Там, в прошлом, она нашла ее, но сейчас ты делаешь все, чтобы подорвать эту веру. Зачем? Хочешь исправить ошибки прошлого? Слишком поздно. Как и сказала Шагира: ей не сойти с этого пути. Не ради себя - ради всех нас. А нам... нам остается только поддерживать ее в это трудное время.
   Я грустно улыбнулась, соглашаясь с каждым словом любимого, и с досадой посмотрела на израненные руки.
  -- Тебе нужно перекинуться, - сипло произнес белокурый бог.
  -- Как? У меня нет сил!!
  -- Постарайся. Иначе все так и останется.
   На мужчину взглянули сразу две пары сердитых драконьих глаз.
  -- Придется покинуть вас, - напрягся Максенсор, - Постараюсь сдержать богинь до полуночи. Вам останутся только их марионетки. Франчиас, предупреждаю, отвечаешь за Нину своей головой.
  -- Слинял, - раздраженно закатила я глаза, продолжая смотреть в пустое пространство.
  -- Он всегда такой? - Фран подошел ко мне, и, присев на корточки, протянул руку, чтобы коснуться моего лица.
   Щекой потерлась об его ладонь.
  -- Да, всегда. Не божество, а сплошная головная боль.
  -- Он прав, тебе нужно обернуться драконом, пока не началась регенерация. Для вампиры понадобится слишком много крови. Она истощена.
  -- Не уверена, что справлюсь.
  -- Справишься. Я с тобой.
   Я посмотрела в небо и вздрогнула.
  -- Хранитель, разги его задери!!
   Фран проследил за моим взглядом.
  -- Желтые. Целая стая.
  -- Хрос и Лель все еще без сознания. Помоги мне обратиться, на пару минут нас должно хватить.
   Я скинула камзол и сосредоточилась на драконьей сущности. Та, мотнув головой, сообщила, что если я потеряю контроль над нашим разумом, то возможно обратно не вернуть. Я усмехнулась. Последнее время, все кому ни лень предрекают нам что-нибудь "хорошее". Предсказателей, блин, развелось. Но раз все и так хуже некуда, почему бы не станцевать на краю, благо, есть ради кого погибать.
   Красноглазая присоединилась к моему решению - погибать, так с музыкой. Стальная обреченно махнула крыльями.
   "Вот ведь больные на голову", - всколыхнулось в ее драконьем подсознании.
   "Но голова-то у нас одна", - поддела ее Красноглазая.
   "Ну, так как?" - нетерпеливо поинтересовалась я, - Танцуем?"
   "Танцуем", - оскалилась Красноглазая.
   "Танцуем", - утвердительно дернула хвостом Стальная.
  -- Нина, о чем ты думаешь?
  -- О том, что я больная на голову, - честно созналась я.
  -- Ну, этим я не далеко от тебя ушел, - усмехнулся Фран, - Готова?
  -- Подожди, - занервничала я, - Откуда у тебя уверенность, что все получится?
  -- Нина? - приподнял одну бровь Фран.
  -- Мне страшно, - слабо сжала я его руку, - Вдруг не получится.
   В очередной раз изменившееся лицо любимого исказила гримаса веселья. Именно гримаса, так как змеиное лицо мимикой обделено практически полностью.
  -- Ну-ка, ну-ка. Значит, как бога по морде бить, так ты смелая? - шутливо пожурил Фран.
  -- Поняла, поняла, - так же шутливо подняла руки, чтобы тут же зашипеть от боли, - Начали.
   Я сделала глубокий вдох и выдох. Одно дело перекидываться здоровой и полной сил, и совсем другое, когда сил хватает только на то, чтобы стоять на своих двоих и не шататься. Воздух начал превращаться в патоку - это Стальная обволакивала и сдавливала, заставляя наше физическое тело раствориться в ее силе и сущности, чтобы вновь обрести форму, но уже относительно взрослой драконницы. Было тесно и немного страшно, как утром, когда только проснулся, а тело еще дремлет, и надо бы скинуть одеяло, которое не дает тебе вздохнуть полной грудью, но не получается, и ты пытаешься снова и снова. Вдох. Для той, кто прошел только первую стадию оборотничества, взрослая форма как самоистязание, единственное подспорье - я уже была взрослой особью. И, хотя сил у нас, будет столько же, сколько свойственно для первой стадии, обычные не магические боевые навыки еще никто не отменял. Выдох. Моргнула, приспосабливаясь к драконьему зрению, облизнула клыки, дернула крылом, проверяя, все ли в порядке. В порядке. Я готова.
   Опустила взгляд туда, где у огромной задней лапы с восхищением и любовью во взоре, остался стоять Фран. Стальная тут же выцепила из сущностной троицы ис-сира Черного дракона, и неожиданно для нас с Красноглазой, смущенно потупила глазки. Вот ведь, кокетка чешуйчатая! Но, что поделать, дракон Франчиаса, несмотря на долгое заточение уже начал незримо расправлять крылья, показывая свою стать и мощь. Силен. Непомерно силен. Почти такую же мощь мы ощущали, когда Максенсор, единожды обернувшись стальным драконом, продемонстрировал пару трюков, на которые были способны только стальные. Но сможет ли сейчас Фран обернуться драконом? Не слишком ли сильна привязка к глиртам? Этого Стальная понять не смогла. Слишком уж много намешано в нашем избраннике. Разги ноги переломают, но не разберутся.
   Дав Стальной мысленную затрещину, я снова посмотрела в небо. После чего, встав на задние лапы и выгнув шею, издала громкий утробный рев. Желтые сбились с ритма. Местами началось хаотичное движение, от чего менее опытные самцы начали сталкиваться друг с другом.
   Пригнувшись, чтобы уменьшиться в росте, и повернув голову, я еще больше выгнула шею, чтобы видеть Франа.
  -- Я поднимусь в небо, - прорычала я, - Оттащи Леля и Хроса в безопасное место, их может зацепить.
   Мужчина кивнул и направился к лежащим на земле товарищам. Дождавшись, когда глирт отойдет на расстояние, чтобы его не зацепило воздушной волной, я сделала первый взмах. За ним второй. Подтянула задние лапы и с третьим взмахом была уже в воздухе.
   Я насчитала пятнадцать особей. Не хило. Но в ущелье Сааргадира мы столкнулись с тремя десятками, включая трех взрослых самок, которые осторожнее и умнее своих самцов, да еще и злее раз в десять.
   Так что, оценив свои шансы, как реальные, так и надуманные, с первым же желтым я просто столкнулась лбом. Голова у меня крепкая - выдержит, да и сама я крупнее, чем их самки, хотя и не такая массивная как черные или синие. От удара самец потерял ориентацию в пространстве, а так же лишился одного глаза - это два небольших нароста на моей морде превратились в две крепкие роговые иглы. Самец пронзительно взвизгнул мотая головой и отлетая от меня, но натолкнулся на летящего за ним другого желтого и был обречен упасть на землю. Я легко увернулась от атаки с боку, и, схватив ближайшего дракона за загривок, с силой дернула, сломав тому шею - слабое место всех желтых. Вокруг раздались пронзительные напуганные голоса. Дохлик все еще находился в пасти - не пропадать же добру - силы нам еще понадобятся. Поняв намек, Красноглазая выпустила клыки. Ничего личного. Нам просто необходимо выжить. Напившись, швырнула тушку на землю, после чего сделала обманный маневр, как бы ослабив защиту тыла, подпустила к себе пятерых, но только они приблизились, повернула к ним окровавленную морду и дыхнула волной огня. Вой боли резанул чувствительный слух. Оставшиеся в живых запаниковали. Еще двое, оказавшиеся в поле моего зрения были схвачены и использованы как оружие против своих же. После того, как я отшвырнула их трупики, из стаи в небе осталось только шесть особей. Я усмехнулась и бросилась в лобовую атаку. Трех я зацепила огнем, но одному удалось полететь с боку и вцепиться мне в крыло. Я взревела. Как бультерьер желтый сжал клыки на кожистой перепонке, и это несмотря на то, что стальные чешуйки в месте утолщения отрастили иглы и крючки. Больно было обоим. Силы покидали меня. Время вышло.
  -- А-р-ра!! - едва не оглушил меня рев с боку. Мощной воздушной волной нас с желтым едва не снесло за горизонт. Солнце заслонило огромное черное тело.
   Крыло было освобождено, а ошметки, бывшие желтым самцом, попадали на землю. Остальных ждала та же участь. Я задрала голову и едва не шлепнулась на землю. Надо мной летел огромный - действительно огромный черный дракон.
   "Франчиас?!!" - мысленно ахнула я.
  -- Арр, - посмотрели на меня красные глаза с вертикальными зрачками.
   "Ничего себе!" - впечатлилась я. О, да, его драконья форма вызвала во мне трепет и восторг. Рядом с ним моя Стальная казалась совсем крошкой - хрупкой и изящной, одним словом - самочкой.
  -- Ар-ра, - меня заключили в кольцо сильных лап.
   Опускались мы медленно. Черные крылья то и дело задевали верхушки деревьев, а от силы взмахов лес вокруг нас пригибался. Силен? Ни то слово!
   Приземлились аккурат в центре поляны. Франчиас-дракон раздраженно дернул хвостом, и я увидела, что тот действительно длинный, да еще и заканчивается не кисточкой, а жалом, как у Лохматика.
   Его затрясло, лапы разжались и Фран стремительно начал менять форму. Я тоже отпустила изнуренную Стальную и ослабила контроль над Красноглазой, которая приземлила нас на четвереньки в метре от стоящего на коленях мужчины. Но прежде чем мне удалось открыть рот и спросить, как он себя чувствует, глирт яростно зашипел:
  -- Ты с ума сошла! Так близко подпустить к своим крыльям! Чему тебя учили, Нина?!
   Будь это кто-нибудь другой, получил бы по морде, но это был Фран, и он беспокоился за меня. Я обиженно надула губы, все-таки критика от любимых самая болезненная. Увидев, что я расстроилась, Фран сбавил обороты.
  -- Ты напугала меня.
   Я хотела сказать, что справилась бы, ведь у меня оставались козыри в рукаве, но когда глирт на трясущихся ногах подошел ко мне и, рухнув рядом, обнял, решила, что будет лучше, если я промолчу.
  -- Как ты? - прошептала ему в шею.
  -- Как тебе сказать, - фыркнул он, - Бывало лучше.
   Фран щекой прижался к моим волосам.
  -- Ты обратился.
  -- Да.
  -- Даже взлетел.
  -- Инстинкт. Когда в опасности твоя пара, даже долгая спячка не помеха.
   Я нахмурилась.
  -- Лассаиндиар говорил, что драконы после спячки плохо соображают, они могут не узнать своих, что они вроде как слабы и им нужно время.
  -- Врун.
  -- Что?
  -- Наврал он тебе. Драконы уже в подростковом возрасте не впадают в беспамятство - это свойственно только молодняку.
  -- Фран.
  -- Да.
  -- Ты ведь тоже меня обманывал.
  -- И не раз, - не задумываясь, согласился он.
   Из горла вырвался нервный смешок. Уж, честно так дальше некуда. Я отстранилась и посмотрела ему в глаза. Они смеялись. Вот гад! Тогда какого разга я улыбаюсь?!
  -- Твой дракон... Чисс ведь не был ребенком? Так?
  -- Чис-дракон или Чисс-человек? - весело сощурился этот аспид.
  -- Ах, вы!! - тихо и угрожающе зарычала я.
  -- Хочешь снова отшлепать? - оскалился Фран, - Я не против.
   Мои щеки вспыхнули.
  -- Извращенец.
  -- Уж, какой есть, - нежно поцеловал он меня в кончик носа.
  -- Зачем?
  -- Я тебе все расскажу, - интимно тихо прошептал Франчиас, - Все. Только не сейчас.
   Он снял один из браслетов и застегнул на моей левой руке, где красовалась печать древнего Высшего.
  -- Я дура.
  -- Нет, ты просто очень добрый и отзывчивый человек.
  -- Но как так вышло?
   Франчиас засмеялся.
  -- Моя человеческая сущность всегда взрослела очень медленно. Вспомни, она же и сейчас - подросток.
  -- Мне следовало догадаться.
  -- Как? - грустно усмехнулся Фран, - Я так долго скрывал свои сущности, что даже мать до последнего думала, что я короткохвостый.
   Он прочел по моему лицу, что я думаю о мыслительных способностях своей названой сестры и поспешил защитить родительницу.
  -- Нет, нет. Не сердись на нее. Я рано примерил на себя облик человеческого ребенка, а потом еще и обрел полноценную сущность человека, она лучше всех скрывала меня от недобрых взглядов.
  -- Так, насколько я ошиблась?
  -- Ни-ина, - мученически застонал Фран.
  -- Мне нужно знать до какой степени вы с Вейранаром провинились передо мной.
   Несмотря на усталость после стремительного во всех смыслах преображения, Франчиас затрясся от смеха.
  -- Умненькая девочка, - сощурил он алые глаза, - Как дракон я был уже вполне совершеннолетним. Довольна?
  -- Убью Вея, - тихо прошипела я.
  -- А меня? - глаза змея искрились весельем.
  -- Выйду за тебя замуж! - рыкнула я, - И устрою тебе веселую жизнь.
   Фран не выдержал и расхохотался, после чего впился в мои губы страстным поцелуем, от которого закружилась голова.
  -- Хрос, у тебя есть какое-нибудь лекарство от драконьего бешенства? - послышалось из ближайших кустов.
  -- Нет, - секундная заминка, - И они не больны, я бы видел.
  -- Да, неужели. Вокруг неведомо, что творится, а они отношения выясняют. Еще и целуются!
  -- Так у них на Земле то же самое было.
  -- Что?
  -- Нина рассказывала, что они целовались сразу после боя Франчиаса с лучшими воинами своего отца, прибывшими на Землю, чтобы убить ее.
  -- Что за извращение?!! - возмущенно воскликнул Лель, - Все, женюсь столько на светлой эльвафке.
  -- Серьезно? - подленько захихикал гвиорд.
  -- И, что смешного я сказал?
  -- Лель, подумай: твой отец имел отношения с дасийкой, у деда Нины был роман с криоссой, ее отец пошел дальше, женился на землянке, а сама Нина выходит замуж за полуглирта - полудракона с вампирьей и человеческой сущностями в придачу. Уверен, что у тебя есть шанс жениться на обычной эльвафке?
  -- Н-да-а, - задумчиво протянул Лель.
   Мы с Франом, поддерживая друг друга, дохромали до кустов, и, раздвинув ветви, сурово глянули на этих двоих.
  -- О, вот и вы! - обрадовался Хрос, и, перевернувшись на живот, подпер голову руками, - Нин, ты как?
  -- Нормально, - лживо непринужденно пожала плечами.
   Не выливать же на друзей ушат всего того, что роится сейчас у меня в голове, и не признаваться, что сил на бой с серьезным противником, в ближайшие несколько часов, скорей всего, не хватит. И, тем более, не стоит пугать их, что теперь я жрица высшего Древнего, и что возможно в полночь придется вытянуть из них все соки, чтобы поддержать его явление на Орни'йлвире, так как на некоторое время стану проводником между этим миром и миром богов. Ох, что-то мне уже нехорошо. Не стоило об этом думать, не стоило.
  -- Точно, - широко распахну глаза гвиорд, и полоски зрачков заполнили радужку и белок, - Я уж думал, он того... поглотить тебя.
  -- Этот безумный бог, - перебил Хроса дядя, и тут же взвыл от боли, когда его трость стукнула ему же по голове, материализовавшись в воздухе, - Какого?!!!...
   Хросова сумка с лекарствами медленно опустилась рядом с ним. Моя одежда чудесным образом восстановилась. Маска и мечи заняли свое место. Я глянула на Франа и нахмурилась.
  -- Ну, хоть оружие вернул, - насмешливо изогнул тот темную бровь, погладив перевязь с мечом.
   Я заглянула в прорези в его рубашке, и совершенно искренне промурлыкала:
  -- М-м, красивый вид.
   Ха! Три раза. Одежда на Франчиасе мгновенно восстановилась. Мы с любимым переглянулись и синхронно тяжело вздохнули.
  -- Что это было? - захлопал круглыми глазищами Лельтасис.
  -- Максенсор, - поморщился Фран.
  -- Ни'ийна а ты уверена, что он?..., - Лель сделал круговое движение кистью у виска.
  -- Нормален? - уточнила я.
   У дяди нервно забегали глаза. Я фыркнула, а Фран поспешил успокоить.
  -- Расслабься, Лель, Нине дозволено высказываться в адрес бога-оборотня, всем остальным делать этого не советую, - весело сощурился, - Хотя, о чем я, ты уже прочувствовал это на свое голове.
   Лель легко поднялся. Потер ушибленное место, от чего болезненно поморщился.
  -- Что произошло, после того, как я отключился?
   Хрос нахмурился и начал вставать с земли, так же потирая затылок, где уже выросла громадная шишка.
  -- Максенсор начал поглощать Нину. Я попытался отцепить его, но бог легко откинул меня. Дальше провал.
  -- Идда так же сделала попытку разжать его пальцы, - продолжил Фран, - но, только увидев ее лицо, Максенсор ее разбил. Тогда я на свой страх и риск призвал Шагиру. Пока кровавая пробивалась сквозь щиты, Нина уже сама пришла в себя, и дала богу отпор.
  -- Что?! - выпучил глаза Лель. С таким количеством потрясений они у него скоро так и останутся круглыми, прямо как у персонажей анимэ, - Каким образом?!
   Я дернула Франа за рукав, но тот только хитро прищурился.
  -- Влепила пощечину, - сдал он меня с потрохами.
  -- ЧТО!! - взвился Лельтасис, - Ни'ийна ты с ума сошла?!!
  -- Зачем ты сказал? - нахмурила я брови, посмотрев на Франа.
  -- Пусть знают, - улыбнулся он, смотря на меня с необычайной гордостью и нежностью во взоре.
   Ну, вот, как мне теперь на него злиться?! Даже не знаю.
  -- Нина, ты это нечто!! - восхитился Хрос.
  -- Безрассудная девчонка, - обреченно застонал дядя.
  -- Моя...безрассудная девчонка, - подытожил Фран.
   Мне оставалось только залиться румянцем смущения и спрятаться в объятьях любимого, который только этого и ждал, чтобы прижать к своему горячему телу, поцеловать в макушку, и еще раз прошептать: "Моя".
  
   Постояв так несколько минут, мы решили разобраться, куда нас все-таки занесло. Оказалось, что занесло нас прямиком к тверди, то есть к самому Кармтвору, а не заметили мы этого только по тому, что лес подступил к цитадели до неприличия близко и огромные стены беспросветно заросли вьюнами.
  -- Ничего себе! - задрав голову, я попыталась определить какой высоты эти стены, но запуталась в вычислениях - метров десять-двенадцать, не меньше.
  -- Впечатляет, - присвистнул Хрос, тоже пытаясь рассмотреть замок, но стены явно мешали.
  -- Хватит, как дети малые, рты разевать, - одернул нас Лель, - Идемте.
   Мы с гвиордом переглянулись и с трудом сдержались, чтобы не сказать Лелю гадость. Фран заметив это, приобнял и тихо прошептал на драконьем:
  -- "Не сердись. Первый удар он принял на себя. Максенсор выпил его почти полностью. Сейчас Лель слаб. Это его беспокоит, хотя он и делает вид, что все в порядке".
  -- "Это ему плохо удается".
  -- "Что именно"?
  -- "Делать вид. Да, я вижу, насколько сильно он ослаб, но это не повод к нам цепляться".
  -- "Потерпи. Мы все сейчас на взводе. Нам нельзя ссориться. Богини только этого и ждут".
  -- "Я все понимаю. Постараюсь держать себя в руках".
  -- "Ты молодец", - улыбнулся Фран уголками губ.
  -- "Возьми и скушай холодец", - вырвалось у меня экспромтом.
   Вертикальные зрачки расширились от удивления.
  -- "Холодец? - потер он подбородок, - Сомневаюсь, что в округе найдутся ингредиенты для этого блюда".
  -- "Не люблю холодец", - поддержала я его игру, - Вот от картошечки с мяском я бы не отказалась".
  -- "С лучком", - кивнул Фран.
  -- "В каком-нибудь остром соусе", - поддакнула я, - "И чашечку кофе с круасанами. Они у тебя получаются просто невероятные".
  -- "Лучше уж бокальчик вина", - глаза любимого потемнели, а губы растянулись в хищной улыбке.
   Я закусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться.
  -- Хрос ты понимаешь, о чем они говорят? - сердито запыхтел Лель над ухом, - Ты вроде как знаешь драконий.
  -- Знаю, - кивнул гвиорд.
  -- Так переводи.
  -- Зачем?
  -- У них такие голодные взгляды, что я боюсь, как бы...
  -- Лель!! - возмутилась я, - Что за пошлые намеки?!
  -- Так они о еде и говорили, - хихикнул Хрос.
  -- Не смей издеваться надо мной, мальчишка, - рассердился Лельтасис.
  -- Успокойся, - примирительно погладила дядю по плечу, - Мы действительно говорили о еде.
   Дядя подозрительно покосился на Франа.
  -- Может, ты и говорила о еде, но вот он...
  -- Фран прекрасно готовит, - перевела я разговор в безлопастное русло.
   Вот, разги! Похоже, у дяди образовался нездоровый пунктик на наши с Франчиасом отношения, особенно постельные. Хотя, если вспомнить, чем это ему грозит... Я чиркнула взглядом по своей руке и в душе всколыхнулась глубоко притаившаяся злость. Ну, Максенсор, зараза ты блондинистая, этого я тебе точно не прощу! Нескоро, по крайней мере. Где нам теперь другие такие браслеты искать?!
  -- Ис-сир умеет готовить?!
   Зачем же так удивляться? Еще чуть-чуть и у Лельтасиса точно появятся анимашные глаза на пол лица.
  -- А, что в этом такого? - пожал плечами Франчиас, - Я всегда любил готовку. В поход личного повара не возьмешь - все сами.
  -- Хватит, хватит, - застонал Хрос, - давайте не будем о еде. У меня от голода кишки сворачивает.
  -- Н-да, знатно нас всех высушили.
  -- О! - неожиданно воскликнул Хрос, и начал яростно рыться в своей сумке, бормоча: "Ну, где оно? Где? Я точно помню, что клал ее сюда!"
   Мы напряженно следили за его поисками, боясь даже вдохнуть лишний раз. На всякий случай.
  -- Вот! - наконец, воскликнул гвиорд.
  -- Что это? - отпрянули мы.
  -- Восстанавливающее зелье.
   Я нервно проглотила слюну, хорошо помня этот омерзительный вкус.
  -- Лель, Фран, - протянул он им склянку с бурой жидкостью, но прежде отхлебнув из нее даже не поморщившись, - пейте!
  -- А ты уверен, что это то самое? - свел брови на переносице Лель.
  -- Конечно. Я сам его варил.
   "Не аргумент", - подумала я, вспомнив, что случилось с Лелем в последний раз, тем не менее, Хрос все еще стоял на ногах твердо, что внушало каплю уверенности, что это то самое зелье.
   Выражение лица Лельтасиса было непередаваемым. Смесь страха, отвращения и обреченности. Бедняга. С его-то чувствительностью пить такую гадость.
   Фран проглотив слюну, взялся за склянку, но сделав глоток, тут же прослезился, после чего зашелся кашлем.
  -- Гадость, - отдышавшись, резюмировал Франчиас.
   Дядю перекосило. Он следующий. Взяв из рук глирта склянку, Лель мужественно зажав нос, хлебнул, и тут же его повело в сторону, что мы едва успели поймать и усадить эльвафа на землю. Убойное поило.
  -- Хрос, ты уверен, что это поможет? - поморщился Фран, которого начала мучить отрыжка.
  -- Конечно! Я этим зельем Нину и Леля отпаивал, разве что в меньшей концентрации, чтобы реакции отторжения не пошло.
  -- Хрос!! - сердито покачала я головой и взялась за горлышко склянки, но ее шустро от меня отобрали.
  -- Нет-нет, тебе нельзя, - помотал головой гвиорд.
  -- Почему? - удивленно приподняла брови.
  -- Прости, но после частичного слияния с богом в тебе снова что-то изменилось.
  -- Мне, между прочим, тоже силы нужно восстановить, - поджала я губы.
  -- Знаю, - вздохнул Хрос, - но рисковать не стану. Сейчас твои силовые потоки в смятении, каждый раз, когда я на них смотрю - они меняют структуру плетения.
  -- Что с ней? - забеспокоился Фран.
  -- Не знаю, - сознался Хрос, - Я с таким сталкиваюсь впервые.
   Покривив душой, я проводила склянку печальным взглядом.
  -- Слушайте! - дернул ухом оклемавшийся Лель, - Слышите?
  -- Что? - прислушались мы.
  -- Кто-то движется в нашу сторону. И очень быстро.
   Мы синхронно повернули головы в сторону едва различимого шелеста листьев.
  -- Ну, наконец-то! - выскочил из-за деревьев русоволосый вампир, - Нашлись!
  -- Русар! - обрадовалась я.
  -- Лэр, почему эта женщина назвала вас Русаром? - из-за спины боевого товарища показалась белокурая голова незнакомого молодого вампира.
  -- Долгая история, - хохотнул Русар и фамильярно мне подмигнул, от чего глаза Франчиаса вспыхнули недобрым огнем.
  -- Шут, он и есть шут, - беззлобно фыркнула я, и, обняв любимого за талию, положила голову ему на грудь, чтобы ненароком не натворил глупостей. Русар нам еще живым понадобится, от мертвого с него будет мало толку.
  

***

  -- Так почему Вейранар отправил только вас двоих? - вопрошал Франчиас у Русмара, давно по заслугам переименованного в Русара, пока мы, все так же пешком, пробирались сквозь лес к лагерю вампиров.
  -- О вашем исчезновении пока никто не знает. Мне удалось выкрутиться и ваши спутники уверены, что вы просто пробираетесь к Кармтвору иным путем.
  -- Не далеко от истины, - кивнул Фран.
  -- То-то и оно. Но Хаскарийскому я рассказал правду, и он сказал, что лучше не пугать наших союзников, и не воодушевлять врагов, а попытаться самим отыскать вас. Кстати, где вы были? - Русар посмотрел на меня, затем перевел взгляд на Франчиаса, - Я на долю секунды видел, как появляется идда и утаскивает вас в портал. Что случилось?
   Я переглянулась с любимым, и он взял слово:
  -- Хранитель Кармтвора предал нас. Он попытался заточить человеческую сущность Нины в своих воспоминаниях.
  -- Надо же, - Русар удивленно приподнял брови, - Кстати, я не представил вас друг другу. Сквара, это мой ученик. Его зовут Лиемом, и ради богини, прошу вас, не сокращайте его имя.
  -- Это еще почему? - заинтересовалась я.
  -- Потому, что Лией зовут его мать.
  -- О, как! - хохотнула я, и тут же замолкла, заметив недоумение и обиду в красных глазах вампирчика, - Прости.
  -- Не зачем просить у него прощения, сквара. Пусть привыкает. А то во время битвы вы обложите его многоэтажным, а он и не будет знать, как реагировать. Запомни Лием, на сквару не обижаются, ее слушают и мотают на ус.
  -- Но лэран!! - сделал несчастные глаза вампирчик, - Я не понимаю. Я был уверен, что наш сквар это ис-сир Франчиас! Он же лучший ученик Вейранара, посмотрите, он даже личину принимает похожую. Он сильный, умный... Он глирт...но... но сквара!! Человеческая женщина наша сквара?!!
  -- Да, Лием, она наша сквара, - рыкнул на непутевого ученика, Русар, - И не стоит недооценивать ее, мальчик. Поверь, не за красивые глазки она удостоилась этого звания - она его заслужила, - мрачно процедил он.
  -- Но, учитель, она же человеческая женщина! - всплеснул руками вампирчик.
  -- Смотри вглубь! - рявкнул вампир, - не позорь меня перед скварой.
  -- Успокойся, Русар. Все нормально, - поморщилась я.
  -- Не нормально, - резко мотнул тот головой, - Вы уж простите, но мне нужно срочно поговорить со своим учеником с глазу на глаз... пока об этом разговоре не узнал Хаскарийский. Идите прямо, - качнул он головой, указывая на кусты акайи.
   Русар и его ученик растворились в воздухе, как и появились.
  -- И куда нам теперь? - встрепенулся Хрос, до этого момента шедший молча.
  -- В кустики, - хихикнула я.
  -- В кустики, так в кустики, - кивнул гвиорд, и пошел первым, за ним Франчиас, я следом, Лель замыкал.
   Кусты вели себя странно. В какую бы сторону мы ни шли: прямо ли, в бок или даже назад, каждый раз мы оказывались в узком просвете, похожем на траншею, а перед нами маячила очередная стена кустов акайи. Я уже начала подозревать Хранителя, как Франчиас вдруг зло ругнулся, когда в очередном просвете в нас полетел огненный шар размером с мяч для пинпонга. Целились в меня, но попали в глирта, так как Фран среагировала быстрее.
  -- Фран! - дернулась я, с запозданием выпуская Красноглазую и хватая мечи. Кровь застучала в ушах.
  -- Тьфу, - раздосадовано пропищали кусты, - Не попала.
  -- ИНДИР! - взревела я.
  -- Индир!! - возмущенно заверещали кусты и из них смешно переваливаясь выкарабкался мой крайне злой эксперимент, - Индир!! Да ты!!... Да, я!!... Я тебя!! Да, чтоб тебя....
   Напряжение спало, клинки вернулись на место, а я старательно закусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. Несмотря на крайне воинственный вид, и вполне реальную угрозу оплевать всех огнем, дракоша так и осталась только подобием дракона. Крылья выросли, да и сам... то есть сама она стала крупнее, но живот!! Как она еще двигается, он же просто огромный!!
  -- Фран, ты как? - вышла из-за спины глирта.
  -- Ерунда, - отмахнулся он, так же пряча улыбку.
  -- Индир, - деланно строго обратилась к своему созданию.
  -- Индира!! Я Индира!! - заверещала она, - И это все ты виновата!! Безмозглая человечка!!
  -- Успокойся, - примирительно подняла я руки, - в твоем положении нервничать вредно.
  -- В моем положении!! - тоненько взвыла Индира, - Как ты могла, Нина?!! Я же к тебе со всей душой!! Я покрывал тебя! Я ничего не рассказывал Лассаиндиару! За что ты так со мной?! Что я тебе сделал? Тьфу, - на землю упал комочек огня, - Что я тебе сделала?
  -- Ничего, - присела я на корточки, - Это вышло случайно. Честно. Я не хотела. Но попробуй найти в этом положительные стороны.
  -- Какие?!!
  -- Ты единственная в своем роде, и даже скоро станешь прародительницей нового вида. Гордись.
   На сморщенной мордочке дракоши проступил вполне логичный вопрос: "Ты это серьезно"?
  -- Не смотри на меня так, - закатила я глаза к небу, - Меня этими словами весь прошедший год пичкали. Да-да, знаю, не особо успокаивает, но что еще я могу тебе сказать?
  -- Меня убьют? - вполне осознанно прошептала Индира, опустив глаза и лапкой поглаживая свой животик.
  -- Не раньше, чем меня, - бодренько усмехнулась я, - Так, что выше нос, и не психуй. Роды у драконницы я уже принимала, а еще с нами Ариса и Падира, если, что они, я думаю, помогут.
  -- Правда? - с надеждой посмотрела на меня дракоша.
  -- Правда, - ответили мы в унисон с любимым.
  -- Тогда ладно, - совсем успокоилась она и потопала ко мне, волоча крылья по траве, как две тряпки. Так и подмывало рыкнуть в излюбленной манере Арисы: "Крылья подбери, непутеха!", но промолчала.
   Тем временем, подойдя совсем близко, дракоша подняла лапки, непосредственно просясь на ручки. Какие же мы, женщины, все-таки переменчивые. Под сдержанные мужские смешки я взяла Индиру на руки. Тяжелая! Но лучше я ее понесу, чем буду думать, как она пойдет или, что маловероятно, полетит с таким здоровенным животом.
   Стальная подобралась и все-таки сделала для дракоши воздушный кокон. И нам легче и ей безопасней.
  -- Мир? - оскалился Хрос, а Лель сделал вид, что высматривает кого-то в кронах деревьев.
   Индира презрительно фыркнула и спрятала морду у меня на груди.
  -- Мир, - улыбнулась я и хитро подмигнула другу.
  -- Индира, - перестав трястись от беззвучного смеха, позвал ее Фран.
   Та скосила на него один глаз и дернула хвостом, который смешно болтался и кончиком задевал мою коленку.
  -- Где остальные?
  -- Дальше, - повела она крылом.
  -- Тогда почему ты здесь одна? - последовал логичный вопрос.
   Индира вздохнула.
  -- Я ушла.
   Франчиас недоуменно приподнял одну бровь.
  -- Ну, что непонятного!! - взвилась дракоша, - Слышала я все. Слышала и пошла вас искать.
  -- В твоем положении!! - взволнованно ахнул Хрос.
  -- А, что положение? - рыкнула дракоша, покосившись на гвиорда с чувством собственного достоинства, - Я же не больная, я просто беременна.
  -- Но яйцо?!!
  -- Да, что ему будет. Оно крепкое. Я это чувствую.
   Я бросила умоляющий взгляд на Хроса. Тот смотрел на дракошу так, словно хотел придушить ее. Как я его понимаю. После последних ее слов меня даже затрясло от едва сдерживаемого желания постучать ей по голове. Курица непутевая. Тут я поймал себя на мысли, что размышляю совсем как Лассаиндиар: "Маленькая, бестолковая дурочка". Меня аж передернуло от отвращения. Этого только не хватало.
   Я заглянула в глаза Индиры и увидела то, что в свое время не увидел во мне черный дракон - силу, сокрытую за слоями страха и неуверенности в себе. Да, от старого Индира-хранителя не осталось и следа. Индира-дракон начала свое существование практически с чистого листа, взяв за основу то, что первым подвернулось пол крыло, то есть меня, а точнее ту меня, которой я была еще совсем недавно.
   Осознав это, я сделала то, что так и не сделал для меня Лассаиндиар - ободряюще улыбнулась.
  -- Все будет хорошо, - прошептала я, - Я не брошу тебя. Обещаю.
   Мужчины обменялись напряженными взглядами. Посмотрев на Франа, я игриво подмигнула ему. Тот понимающе кивнул.
  -- Все верно. Мы не оставим тебя. Даю слово ис-сира.
  -- Спасибо, - смущенно пробурчала дракоша, пряча мордочку у меня на груди, и уже оттуда забормотала, - Надо вернутся. Лохматик психует.
  -- Что он делает? - вздернула я брови.
  -- Психует, - дернула крылом Индира, - Он потерял с тобой связь и это его пугает.
  -- Почему? - занервничала я, - Я же чувствую его. В нем частичка моей души, а я еще тьфу-тьфу жива и здорова... местами.
   Я покосилась на Франа, но по его трансформировавшемуся лицу ничего не разобрала. Что это еще за большой-большой секрет для маленькой такой компании? Индира оказалась сговорчивее.
  -- Твоя связь с ним была основана на связи человек-горгулья, а нынешняя ты больше оборотень и лишь на треть человек. Лохматик начал терять связь недавно. Скорей всего, в то время, когда ты только вернулась и начала проходить первую стадию оборотничества. Тебе было плохо, и ты оборвала все нити, связывающие тебя с кем-то еще, - Индира осуждающе сверкнула бусинками глаз, - Есть у тебя такая манера отрешаться от окружающего мира, когда становится слишком плохо. Это и привело к тому, что ты оборвала связь с Лохматиком.
  -- Но я же была рядом, почему я ничего не почувствовала?
  -- Это односторонний разрыв. Он не мог проснуться, но чувствовал тебя. А потом ты неожиданно бросила нас.
  -- Что?!! Я не бросала вас!!
  -- Мы очнулись посреди вещей. Одни. Только я, Лохматик и Загди.
  -- Это все хранитель. Нас раскидало в разные стороны.
  -- Об этом знаю только я, - вздохнула Индира, - Горгулья очень испугалась. Она не знала, что ей делать. Уговоры на Матю не действовали. Он почуял твою силу, твою новую темную силу и испугался, что больше не нужен тебе.
  -- Это не так! - резко выдохнула я.
  -- Не забывай в нем твоя истеричная человеческая сущность, - развела лапками дракоша, - Он начал паниковать. От этого окаменение усилилось.
   Я побледнела. Холодный пот заструился по позвоночнику. Что же я наделала?!
  -- Лохматик превращается в камень?
  -- Да, - печально опустила голову Индира, пряча взгляд, впрочем, как и Франчиас, - Те горгульи, кто переживают своих хозяев постепенно сходят с ума и становятся опасны для окружающих, чтобы этого не случилось, Лохматик начал процесс окаменения. Если не поспешим, он превратиться в статую, а из такого состояния его будет трудно вывести - потребуется ритуал Зова, а на него у нас нет времени. В Кармтвор проникло множество твоих врагов. Кровавый Ветер помимо своего отряда привел целое войско. Подползли глирты. Их не много, всего семь, но их возглавляют младшие ис-сиры: Салфс и Фаргосарис.
  -- Они же еще дети! - взволнованно воскликнул Фран.
  -- Увы, они полностью под контролем божественной силы.
   На бледном лице любимого проступили красные пятна гнева.
  -- Ш-шас-сура, - прошипел он. И от его шипения у меня волосы на затылке зашевелились.
  -- Но это еще не все. Пока вы где-то прохлаждались, явились черные драконы. Нагарон и семь его верных соратников.
  -- Паршиво, - рыкнула я.
  -- Но и это не все.
  -- Что, есть новости и похуже? - иронично скривила я губы.
  -- Смотря с какой стороны посмотреть, - пожала плечами дракоша, - Супруга Нагарона прибыла чуть с опозданием в тайне от своего мужа и хочет встретиться с тобой.
   Мы с мужчинами удивленно переглянулись.
  -- Что ей нужно?
  -- Не знаю. Я ушла раньше, чем состоялся их разговор с Хаскарийским.
  -- Так, народ. Прибавим шагу, - подобралась я.
  -- Поддерживаю, - кивнул Фран.
   И мы с удвоенной силой начали пробираться сквозь кусты. Жаль нельзя взлететь, давно бы уже были в лагере, но что поделать, силы надо экономить. Кто знает, что нас ждет впереди, может друг, а может и враг.
  

Глава 7

  -- Матя, Матенька, давай, мой хороший, открывай глаза, - обнимая горгулью, взволнованно шептала я, щедро делясь с ним своей преображенной тройственной сущностью.
  -- Давай, парень, ты можешь, - трепал его по голове Фран, бросая на меня тревожные взгляды, - Мы столько всего пережили с тобой. Давай, возвращайся к нам.
   Мы посмотрели друг на друга и наши пальцы соприкоснулись. Я часто заморгала, пряча непрошеные слезы. У нас должно получиться.
   Да, мы вышли к лагерю вампиров в нескольких десятках метров от стен крепости, вырвавшись из плена зарослей акайи, и оказались на краю какой-то уж совсем нереально круглой поляны, словно ее специально выравнивали по гигантскому трафарету - единственное место, на котором не росло ничего кроме травы. Посмотрев на заросшие стены, пришла к выводу, что бабуля в Кармтвор прилетала исключительно на драконе или использовала портал, иного способа попасть в крепость я не видела: гигантские ворота были сплошь увиты какой-то шипастой растительностью.
   Я окинула задумчивым взглядом представшую перед нами картину. Два лагеря вампиров и гнормов, расположились друг напротив друга. Тягостное напряжение, витающее в воздухе, почти осязаемое, как то чувство, когда вот-вот должна разразиться буря. Томительное ожидание развязки.
   Я передала, задремавшую Индиру Хросу, освобождая руки. Красноглазая выступив вперед, презрительно скривив губы, отыскала бурый шатер Кровавого Ветра, и, сквозь щиты, я четко различила две сущности, явление которых меня несколько удивило и насторожило. Но если они здесь, значит и другие где-то поблизости. Хорошо это или плохо не ясно, посмотрим, что они предпримут.
   Франчиас осторожно коснулся моей руки. Единственный браслет передал мне его вопрос.
  -- "С ними два божества", - пояснила я свою реакцию, когда кожа начала покрываться чешуей. При этом предпочла перейти на драконий, чтобы лишний раз не волновать Леля. Он в последнее время стал излишне впечатлительным. Как и ожидалось, Хрос отнесся к услышанному философски. Небрежно пожал плечами: ну, боги, ну, и что с того.
  -- "Шас-сур-ра", - полупрошипел-полупрорычал Фран.
  -- "Нет. Черная драконница и божество гнормов".
  -- Ни'ийна, - коснулся моего плеча дядя.
   Я посмотрела в ту сторону, куда указывал эльваф. По дальнему краю поляны в менее густых зарослях акайи клубился вязкий серый туман, в котором, то и дело, вспыхивало множество алых, желтых и зеленных огоньков.
  -- Свои, - обронила я, теряя к ним интерес, так как, отправив направленный мысленный сигнал, получила утвердительный ответ. Это ифсириты привели всех разбуженных ими темных, тех, кто мог и хотел помочь нам в битве против многочисленного войска Кровавого Ветра. Умницы девчонки, а я ведь даже не просила их об этом, вот кого нужно было делать хранителями, а не этого ревнивого непоймикого.
  -- Фран, - окликнул глирта Хрос, - глянь, этот вампир как две капли похож на тебя.
   Я встряхнулась, и сосредоточила внимание на стремительно идущем к нам мужчине.
  -- Не он на меня, - усмехнулся Фран, - а я на него. Хрос, Лель - это Вейранар Хаскарийский.
  -- Вей, - выдохнула я и сделала шаг на встречу.
   Меня тут же подхватили и с такой силой сдавили ребра, что я занервничала, как бы не сломал чего. Красноглазая на радостях выпустила клыки, от чего моя улыбка, скорей всего, приобрела жуткий оттенок мрачного предвкушения.
  -- Как же я по тебе соскучился, непутевая моя... ученица, - с каким-то намеком разделил фразу вампир, заставив мои извилины заскрипеть от натуги. Началось.
   Соизволив заметить, что мы не одни, Вей глянул сперва на эльвафа.
  -- Ты, наверное, Лельтасис, а ты...
   Вей повернулся вместе со мной.
  -- Хрос.
   Оба молча кивнули, при этом вид у обоих был такой, словно их из-за угла пыльным мешком по голове стукнули. А ведь предупреждала же! Все равно - глаза как блюдца.
  -- Франчиас, - кивнул в сторону моего жениха вампир.
  -- Учитель, - уважительно склонил голову мой мужчина, прижав левую руку к телу. Я, например, должна была бы обе руки за спину завести, но сейчас меня встречал не учитель, а мой друг. С ним мои манеры хромают на обе ноги. Впрочем, как и у него.
  -- Где вы были? - жестче вопросил Вейранар, смотря на Франа.
  -- Вызывали бога, - ответил тот, морщась.
  -- Удачно? - насторожился Вей видя, как глаза у Леля нервно забегали, Хрос нахмурился, а по лицу Франчиаса пробежала судорога.
  -- Я бы не сказал, - уклончиво ответил Фран.
  -- Что пошло не так?
   Вампир продолжал удерживать меня на весу. Хорошо хоть на плечо не закинул, а то с него станется потащить меня, как мешок с картошкой.
   Лицо Франчиаса посерело, зато змеиные глаза вспыхнули яростью, но он тянул с ответом.
  -- Говори, - потребовал Вей.
  -- Максенсор попытался поглотить Нину.
  -- Недоумок!! - прошипел сквозь зубы Хаскарийский, и получилось это у него так, что я даже голову в плечи втянула.
   Франчиас поджал губы, сверкнув немедленно изменившимися алыми глазами.
  -- Да, не ты, - раздраженно фыркнул Вейранар.
   Все облегченно выдохнули.
  -- Как ты? - приподнял брови вампир, покачав мной в воздухе.
  -- Я сама разберусь, - покачала головой, верно истолковав холодный блеск в алых глазах.
  -- Ну, хорошо, - нехотя согласился Вей, - разбирайся. Но, где он?
  -- Сказал, что постарается сдержать богинь.
   Вейрана кивнул, от чего пряди его волос защекотали мне нос и я едва не чихнула.
  -- Я ощутил явление Шагиры.
   Я посмотрела на Франа, краем глаза заметив, как Хрос и Лель озадаченно переглянулись.
  -- Да, я вызвал Шагиру, - кивнул Франчиас, - Когда Максенсор разбил идду, я понял, что одному мне с ним не справится, и призвал ее.
  -- Идду? - удивился Вей.
  -- Юран, - вздохнула я, - Я пробудила ее сознание и она помогала нам.
  -- Идды свободны?
  -- Да, они больше не связаны с Эрмиадидой. Они помогут нам.
   Полной уверенности в этом не было, но что-то заставило меня так сказать.
  -- Н-да, - протянул мужчина, - все гораздо серьезнее, чем я думал.
  -- Мне нужно кое-что тебе рассказать. Это важно.
  -- Позже, - качнул головой Вейранар, - я чувствую, что ты сильно измотана.
  -- На нас напали.
  -- Кто?
  -- Тебе понравится, - иронично усмехнулась я, - Желтые драконы.
   Вей сверкнул глазами в сторону Франчиаса, тот утвердительно кивнул.
  -- Пятнадцать особей. Лель и Хрос были без сознания. Нине пришлось обратиться... А потом и мне.
   Я благодарно посмотрела на любимого. Если Вей узнает, что я оплошала и подпустила желтого слишком близко, он и Ариса меня потом живьем съедят, и не важно, что тренируюсь я по их меркам всего-ничего. Тираны.
  -- Хранитель вышел из под контроля, - помрачнел Вей, - Прости Иш, нам следовало предупредить. Он отвергает тебя.
  -- Плевать, - рыкнула я, - Я хозяйка Кармтвора. Максенсор подарил мне эти земли и точка. Не хочет принимать меня. Не надо. Скатертью дорога.
  -- Ни'ийна! - возмутился Лельтасис, - Что ты такое говоришь? При чем тут Максенсор?!
  -- Он создал эти земли, - ответил за меня Вейранар, - Это его вотчина.
  -- Вы хотите сказать, - ошалело вытаращился Лель на невозмутимого Вейранара, - что он... то есть бог-оборотень... он...
  -- Да, Лель, он бог-создатель, - вывернула я шею, чтобы посмотреть на него, - Индира тому доказательство. Ее мы создавали общими усилиями.
  -- Иш, ты создала существо нового порядка? - поджал губы Вейранар, хотя с клыками это удавалось ему с трудом.
   По какой-то причине разговор о Индире у нас ни разу не заходил, других тем хватало, и теперь его недоумение было вполне понятным. Чтобы он, Вейранар, и чего-то не знал обо мне?! Да, быть того не может!
  -- Не знаю, что ты имеешь в виду, но да, Макс помог мне использовать все подручные средства, чтобы избавится от хранителя-дракона. Хотя, по правде говоря, должен был получиться дракон.
  -- Иш, ты хоть понимаешь, что это значит? - выдохнул Вей.
  -- Это значит, что нельзя трепаться во время ритуала слияния, - хмыкнула я, - Иначе вместо разумного дракона, получишь капризную дракошу. Причем беременную.
   Я посмотрела в лицо Вейранара и нахмурилась.
  -- Или ты не об этом?
   Но вампир меня не слушал.
  -- Вей, - окликнула я его.
  -- Не понимаешь, значит. Ладно. Забудь.
  -- Забудь? - встрепенулась я, - Э, нет. Когда вы с Максом так говорите, я попадаю в очередную неприятность. Что опять не так?
  -- Много чего, но ... Где Русмар? - резко сменил тему Хаскарийский.
   Я едва не взвыла вслух. Такой переход означал только одно, говорить на данную тему вампир сейчас не станет, хоть режь его. Вот, ведь упрямая вампирюга.
  -- Его ученик не пожелал признавать в Нине свою сквару, - сдал мальчишку Хрос.
   Я мысленно застонала и пообещала себе поговорить с Хросом, когда можно говорить Хаскарийскому, что обижают его любимую ученицу, а когда нельзя. Для собственного же спокойствия.
  -- Я поговорю с ним, - кивнул Вей.
  -- Не надо! - воскликнула я, точно зная, чем это может обернуться для несмышленого вампирчика, - Русар сам справится. Это же его ученик.
  -- Хорошо, - усмехнулся Вейранар, - Русмар тоже умеет быть убедительным, особенно если это касается той, кому он обязан своей жизнью.
   Пожалуй, Вей прав, Русар действительно преуспел в этом еще в прошлом, когда я, рискуя жизнью, сиганула в ущелье, чтобы поймать его бессознательную тушку, летящую к своей вполне неестественной смерти. После того случая, Русар перестал, как говорят, взбрыкивать и смотреть волком, а стал моим верным другом и помощником. Вскоре выяснилось, что он давно негласно страхует всех своих скваринов, но сам в сквары не стремится. Причин я не выяснила. Только раз Русмар тонко намекнул, а мне пришлось уже додумывать, что он является незаконнорожденным отпрыском одной титулованной особы, которая может лишиться всего, если выяснится, что она не избавилась от ребенка, а тайно вырастила, передав на воспитание своим хорошим знакомым из зажиточных горожан. Так что за свою спину я была спокойна. Русмар не подведет и не предаст.
  -- Вей, - скосила я глаза на вампира.
  -- М-м?
  -- Может, уже отпустишь меня? - попытала счастье, так как надоело болтать ногами в воздухе.
  -- Зачем? - усмехнулся он.
  -- Лель волнуется.
   И не ошиблась. Глянув на ушастого родственника отметила, что он не то чтобы хмурится, он уже поджимает губы, а так как, я худо-бедно успела изучить повадки родственника это предвестник очередной лекции на тему приличий.
  -- Пусть привыкает, - отмахнулся Вей.
   Вот и весь сказ. В этом весь Хаскарийский.
  -- Ладно, - мысленно махнув рукой, - Тогда отнеси меня к Лохматику.
   Вампир коротко кивнул и потащил меня куда-то, игнорируя тот факт, что кроме Франчиаса никто за ним не поспевал. Не та скорость.
  -- Учитель, - обратился Фран к Вейранару, мысленно костеря того на чем свет стоит.
   Я слабо улыбнулась. Даже если у нас по одному браслету, кое какая связь все же присутствует, и это радует, хотя и вызывает горечь утраты. И грустно не от того, что это брачные браслеты стальных, а то, что это НАШИ с Франом брачные браслеты, даже при том, что мы еще не женаты.
  -- Да, - отозвался вампир, ставя меня на землю у входа в шатер.
  -- Как считаете, у нас есть шанс продержаться до полуночи?
  -- Нет, - ни секунды не мешкав, сверкнул глазами Хаскарийский, - У нас нет шансов. А точнее они такие скудные, что и рассматривать их не стану. На стороне Кровавого Ветра слишком могущественные силы, но это не значит, что мы не сделаем все от нас зависящее, чтобы Иш выжила.
   Глаза Франчиаса вспыхнули, из золотых озер превращаясь в алые бездны. Я посмотрела сперва в одно напряженное лицо, потом как в отражение в другое и разозлилась.
  -- Я сейчас вам обоим по головам настучу, - прорычала я, теряя налет непосредственности, который позволила себе в окружении близких мне существ, - Предсказатели хреновы! Мы выживем, поняли меня, выживем! И они еще пожалеют, что пошли против меня и Максенсора.
  -- Иш, - грустно изогнул брови Вейранар.
  -- Шини, - вздохнул Фран, желая обнять и утешить.
   "Мы выживем, - поджала я губы, - Мы обязательно выживем". Именно так. Даже если придется нарушить все законы этого мира. Даже если придется стать той, кого будут бояться и ненавидеть - стану этим разговым ключом к новой эпохе.
   В глазах потемнело. Я пошатнулась, и, чтобы не упасть мертвой хваткой вцепилась в грубую ткань шатра. В ушах зашумело. Я сосредоточилась и уже четче уловила, что это звук надвигающейся бури.
   Я прикрыла глаза, и, на мгновение, показалось, что мир вокруг исчез, а я стою посреди пустыни. И что-то было в ней, замершей во времени. Нечто настолько могущественное и бесстрастное, что стало страшно до жути, ибо это нечто не ведало, ни милосердия, ни сострадания, оно вообще не имело чувств. Я вздрогнула всем телом. Видение пропало, но в последний момент, словно кто-то бросил мне горсть песка в лицо. Я часто заморгала, избавляясь от неприятного чувства. До меня начали долетать встревоженные голоса Вейранара и Франчиаса.
  -- Нина!
  -- Иш!
   Я сморгнула выступившие от фантомной боли слезы и открыла глаза, но от увиденного громко вскрикнула, чем сильно напугала Франа, который вцепился в мою руку и попытался прочесть меня. Тщетно. Я покрутила головой - видение не исчезло. Весь мир превратился во взвешенный в пространстве песок, только несколько фигур отличались стабильностью, те, кто не принадлежал ни к какой расе и были скорее слепками чего-то иного, непонятного мне. Я отметила, что Вейранар видится более рыхлым, чем Франчиас, в котором на уровне груди еще и клубится тот самый черный туман.
  -- "Моргни", - приказал голос у меня в голове.
   Я не стал сопротивляться и моргнула. Ничего не изменилось.
  -- "Еще раз".
   Повторила. К моим глазам вернулась способность видеть привычные вещи. От облегчения я долго выдохнула.
  -- "Сработаемся", - так же холодно резюмировал таинственный голос.
  -- Нина, что с тобой? - громко прошептал мне в самое ухо Франчиас.
  -- Не знаю, - глупо заморгала я, стараясь не вдаться в панику, которая подбиралась ко мне с упорством маньяка.
  -- "Знаешь", - сказал, как отрезал голос, впрочем, не выражая недовольства, а просто констатируя факт того, что мне должно бы быть известно, но я это отвергаю по причине неосознанного страха перед истиной.
  -- "Я схожу с ума"?
  -- Нина? - голос Франчиаса вибрировал от тревоги за меня.
  -- "Нет", - ответил на мой вопрос бесстрастный голос.
  -- Иш!! - потряс меня за плечи Вейранар.
  -- "Ответь им".
  -- Все в порядке, - послушно ответила я.
  -- Иш, у тебя кровь из носа и глаз течет. Это ты называешь: "в порядке"?
  -- "Что со мной"?
  -- "Слаба, - обронил голос, - Ухожу".
  -- "Но..."
  -- "Рано".
  -- "Но..."
   Но его уже и след простыл. Вот и познакомились. Разги его задери! Увидел, что хотел и ушел.
  -- Иш, да, что с тобой?! - зло рявкнул вампир.
   Я повернула голову и посмотрела на Франа. Его глаза полыхали.
  -- Это он? - вздрогнул Франчиас, встретившись со мной взглядом.
  -- Да, - проскрипела я, так как голосовые связки сдавило от напряжения.
  -- Что он сказал?
  -- Рано.
  -- И все? - свел брови на переносице.
  -- Все.
  -- Он поможет?
  -- Не знаю, - честно пожала плечами, - Он пугает меня. Это не Максенсор или Шагира, и даже не Эрмиадида, ему все равно, что с нами будет.
  -- О, ком вы двое толкуете? - рассердился Вей.
   Я не стала произносить имя вслух, мало ли что может случиться, только отстегнула браслет и показала другу увеличившуюся в размере печать. При виде печати, Вейранар отшатнулся и посмотрел на меня с жалостью. Вот это да! Как же глубоко я увязла, если меня теперь даже высший вампир жалеет.
  -- Как это получилось? - осипшим голосом вопросил он.
  -- Я нашла... Освободила... Его... но не помню где и как. Это его печать, - сумбурно ответила я, прекрасно понимая, что изъясняюсь невнятно, но других слов не находилось.
   Вейранар взял меня за запястье и коснулся печати, что-то пробормотав.
  -- Об этом ты хотела поговорить?
  -- Да.
  -- Ясно, - покивал Вей, - когда он снова завладеет тобой, Иш, тянись в первую очередь ко мне, Франу и Грандирэлю, он тоже здесь, мы перекинем сетку на всех остальных. Бери силы из всего да чего дотянешься, иначе погибнешь. Он слишком силен для тебя одной, но без него совет просто не состоится. Шагира говорила, что другие боги на это и рассчитывают.
  -- Что его нет, и Совет не состоится? - нахмурился Фран.
  -- Да, - коротко кивнул Вей, - за семьсот лет, Совет пытались созвать трижды.
  -- Но Его не было, и Совет так и не состоялся, - догадалась я.
   Вей помрачнел.
  -- Иш, это опасно.
  -- Вей, ты сказал, что у нас мало шансов, что на их стороне могущественные силы, но он сам по себе Сила. Я, конечно не уверена, что он поможет, но все-таки...Вей, я должна справиться. Ради нас всех. Вы со мной?
  -- Мы всегда с тобой, Иш, - обнял он меня с другой стороны, - Мы не оставим тебя одну.
   Вей вздохнул и краем плаща, вытер кровь на моем лице. Франчиас обнял крепко-крепко, окружая меня своим теплом.
  -- Лохматик, - вспомнила я, и нехотя высвободившись из их объятий, вошла в шатер.
   Он лежал там с окаменевшими конечностями и хвостом. Казалось, Матя задремал, но нервное мельтешение и порыкивание зангарра значило, что горгулья лежит так уже давно.
  -- Матя!! - бросилась я к нему.
   Франчиас последовал за мной, и наша хлипкая связь позволила почувствовать, что и ему не безразлична судьба моего непутевого хранителя.
  -- Матенька, открой глаза, пожалуйста, - скулила я, испытывая боль и страх, что потеряю единственного друга, любящего меня только за то, что я есть, - Ну же, Матя, ты очень нужен мне, вернись. Я прошу тебя, вернись, мой хороший.
   Я подняла голову от морды горгульи и в который раз посмотрела на Франа. Глаза любимого меняли цвет и немного форму, становясь то драконьими, то змеиными, то черными и завораживающе жуткими, как две бездны.
  -- Он не просыпается, - пожаловалась я, стараясь не разреветься.
  -- Напои его своей кровью, - предложил Фран.
  -- Думаешь, поможет? - встрепенулась я.
  -- Хорошая идея, - присел Вей на корточки и погладил холодный собачий нос горгульи, - Ему будет легче принять твою вампирью сущность. Из всех твоих сущностей, - пояснил вампир, - она единственная была передана через кровь.
  -- А как же человеческая? - не поняла я.
  -- Ты с ней родилась, а две другие приобрела, одну через смерть, другую через кровь. Попробуй, хуже не будет.
   Недолго думая, я когтями расцарапала ладонь и бесстрашно положила руку в пасть горгулье. Секунды тянулись как часы, прежде чем шершавый язык лизнул мою ладонь, а тяжелые веки затрепетали.
  -- Ожил, - хмыкнул Вей.
  -- Нин, смотри, - качнул головой Фран, - Он возвращается.
   Я посмотрела на лапы горгульи - корка камня начала исчезать, а хвост с жалом слабо завилял, приветствуя нас.
  -- Матя! - воскликнула я и крепко обняла его за шею. И хотя рук у меня не хватило, так и хотелось его придушить от переизбытка чувств, - Негодник ты этакий. Как же ты меня напугал.
   Горгулья заворчала, и, открыв глаза, попыталась облизать мне лицо, но прежде очень осторожно выпустил мою руку, не оставив на ней даже царапины.
   "Нина, - засияли бусины глаз, - Живая"!!
  -- Живее всех живых, - засмеялась я.
  -- С возвращением, - потрепал горгулью за ушами, Франчиас.
   "Ис-сир?!"
  -- Так-то лучше, - коротко кивнул Вейранар и поднялся.
   Матя скосил на его взгляд и шерстка на его загривке вздыбилась.
   "Еще один ис-сир"?! - опешила горгулья, - Брат-близнец"?!
  -- Нет, Матя, - хихикнула я, - Это Вейранар Хаскарийский. Он высший вампир, а так же мой друг и наставник.
  -- А еще я ее рай'и, - оскалился Вей в своей фирменной улыбке.
  -- Что?? - подскочила я, как ужаленная в одно место.
  -- И Грандирэль вместе со мной, - добил меня вампир.
  -- О, не-ет, - застонал Фран, - Только не этот...
  -- Да, да. Именно этот, - раздался насмешливый голос, заставивший нас подскочить.
   Я обернулась и удивленно крякнула. Это насколько же мы с Франчиасом сосредоточились на возвращении Матика, что не заметили, как в шатре стало яблоку негде упасть? Ближе всех стояли Лель и Хрос с Индирой на руках. По бокам Русмар и его ученик, нервно покусывающий нижнюю губу. Грандирель же вышел из-за его спины, не позволяя Лассаиндиару приблизиться. А у того в глазах стояла злость вперемешку с недоумением.
   Темный эльваф в отличие от Вейранара и его команды сильно изменился: возмужал и отрастил невероятную гриву волос, которую сейчас заплел в тугую строгую косу и перекинул через плечо, но, несмотря на это, кончик косы все равно болтался в районе коленной чашечки. Сила его тоже возросла. Гран уже не был учеником Старшего шахнира - он сам стал Старшим шахниром Сандариэна.
  -- Дядя, - подал голос Рэмиэль, единственный представитель темных среди наследников, - вы знакомы с наследницей Ма'Арийи Быстрый клинок?
  -- Знаком, - осипшим голосом ответил Гран, и, оказавшись на расстоянии вытянутой руки, обнял и с жаром произнес, - Я очень ждал тебя.
   Я чуть поморщилась. Ну, вот, снова - здорова.
  -- Грандирэль, отпусти ее, - терпеливо попросил друга Вейранар, - Нам только драки здесь не хватало.
  -- Драки? - послышался чей-то удивленный возглас, а по моей руке от браслета распространились мурашки.
  -- Отпусти ее, - услышала я предельно сдержанный голос любимого.
  -- А если не отпущу, - презрительно усмехнулся Гран, продолжая удерживать меня рядом с собой.
   Ой, дура-ак! Сколько же раз говорила, а все как об стену горох. Ну, что мне с ним делать? Прибить что ли, чтобы не мучился? И Фран.... Он и подростковом-то драконьем возрасте не терпел, когда Гран ко мне прикасался, что уж говорить теперь.
  -- Фран, нет, - рыкнула я, понимая, что иначе Франчиас бросится, - А ты, Гран, отпусти меня, или я...
  -- Он не заслуживает тебя, - прошептал Гран, великолепно зная, что у большинства здесь собравшихся слух более чем чувствительный.
   Ариса хохотнула и ее поддержал лимор в теле своей сестры. Им лучше всех была известна наша история, так как они были ее свидетелями.
  -- Нин, ты впрямь нарасхват, - вставил Славик.
   По шатру прокатились два утробных рычания. Гомон прекратился тут же. Все замерли. А я, не щадя друга, от всей души, наступила тому на ногу. Гран взвыл.
  -- За что?!
  -- За все хорошее.
  -- Но Тари!
  -- Ни каких Та-ари, - протянула я, - Гран, эту темы мы уже обсуждали. И не говори, что забыл, я ведь могу и напомнить.
   Грандирэль обиженно надулся, но посмотрел на Франчиаса и тут же вскипел.
  -- Я не отдам ее тебе! Я...! - Но договорить он не успел. Вейранар схватил эльвафа за длинное ухо и с чувством оттянул, - Ай-ай! Вей отпусти-и!
  -- Гран, Гран. Когда же ты повзрослеешь, друг мой. С тобой на эту тему Иш говорила трижды, сколько я с тобой говорил - я уже и со счета сбился, пойми, наконец, решение, с кем останется наша девочка, должна принять она сама, это ее выбор, прими и смирись с этим.
   Франчиас не стал злорадствовать, только попросил Матю встать передо мной, чтобы у Грана не возникло желания снова полезть обниматься. Загди тоже решил поучаствовать в создании импровизированной живой стены и встал рядом с горгульей.
   Уголки моих губ дернулись. Умно. Через моих зверей Гран точно не пролезет, но те тоже соскучились и жались ко мне с двух сторон, от чего меня качало, как камыш на ветру. Вперед выдвинулась Ариса и молча вопросила: "Как все прошло?". В ответ я коротко кивнула и глаза черной драконницы весело блеснули. За ее спиной в ожидании застыл подозрительно знакомый гнорм.
  -- Рошил? - удивилась я.
  -- Он самый, - разулыбался тот.
   Я ответила ему той же приветливой улыбкой.
  -- Рада приветствовать тебя и твоих родных на своей земле, - уклончиво произнесла я, намекая, что только его семейство я и готова принять в Кармтворе, а не всех гнормов без разбора.
   Ариса оценила жест и незаметно подмигнула. Я чуть качнула головой. Но, по правде говоря, прежде чем принять окончательное решение, я через связь обратилась к Франчиасу, интересуясь, как он отнесется к тому, что мы примем этот клан у себя на землях. Фран не имел ничего против, даже наоборот, похвалил за прозорливость. Такой союз поставит жирный крест на возможности Кровавого ветра заявить о неприязни Стальной к расе гнормов. Ариса учила меня, что, как глава клана, я всегда должна учитывать, что любое мое решение может послужить как толчком к заключению союза, так и к объявлению войны. Война нам была не нужна, а то, что сейчас происходит войной назвать трудно, скорее уж божественные разборки, в которые мы увязли до той поры, пока Совет не решит судьбу младшего состава и Орни'йльвира в целом.
  -- Это возмутительно! - взревел Эрдо, - Они изгнанники!
  -- И, что с того? - насмешливо изогнула бровь, - Мне нет дела до решения вашего правителя, - и обратилась непосредственно к гнорму, - Рошил, когда все завершится, ты и твой клан можете поселиться на моих землях. Места хватит всем. Надеюсь, вас не пугает то запустение, которое здесь царит?
  -- О-о, - благоговейно выдохнул гнорм, - Это... это..., - часто заморгал он и, наконец, засмеялся, - Это замечательно! Я с радостью принимаю ваше, - гнорм украдкой глянул на Франчиаса, - щедрое предложение. Молоты моего клана к вашим услугам.
  -- Нии'йна! - рявкнул Лассаиндиар, растолкав всех преграждавших ему путь, чтобы выйти вперед, - Что ты творишь?
  -- Что, что, - передразнила его Ари, - то, чем должен был заниматься ты в Черном клане, но в место этого вечно пропадал в своей лаборатории - налаживает дружественные связи.
  -- С изгнанниками?!!
  -- А ты никогда не задумывался за что изгнали семью этого достойного гнорма? - сощурилась Дай'Магриард старшая.
  -- Нет, - зло рыкнул Ласснир, - Зачем мне это?
   Ариса раздраженно фыркнула. Тем временем Рошил сделал жест рукой и из толпы вышел еще один гнорм, неся в руках длинный сверток. Я сразу узнала его.
  -- Фран, - позвала я.
  -- Да, Нина, - подошел он ко мне, заставив Матика подняться с пола, так как он уже в виде пса развалился у моих ног.
  -- Я хочу, чтобы ты взял этот меч вместо тех, что были сломаны на Земле.
   Гнорм предельно аккуратно развернул сверток. Глаза Лассаиндиара вспыхнули.
  -- Наследие Стальных. Меч главы клана, - тут же определил черный дракон.
  -- Но как? - воскликнул Эрдо, - Его же уничтожили! Мой дед своими руками...
   Приятель Ласснира испуганно округлил глаза, ужаснувшись тому, что проболтался, но было поздно. Жесткая улыбка появилась на моем лице.
  -- Действительно, - согласилась я, - Все, что осталось от меча это рукоять, но мы с Тасмаргиром, отцом Рошила, восстановили его.
   Франчиас, как завороженный подошел к гнорму, и, вытащив меч из ножен, коснулся испещренного мелкими рунами лезвия, провел пальцами по глубокому желобу, в котором я, поддавшись вдохновению, вырезала изображения ползущего черного змея. Франчиас пару раз рубанул воздух. Лезвие засветилось слабым серебристым цветом, только змей все так же оставался черным, как орни'йльвирская ночь. Чтобы он ожил, Франу придется влить в змея уже свою силу.
  -- Прекрасная работа, - одобрительно кивнул Вейранар, хотя лично присутствовал при его создании.
  -- Он великолепен, - обернулся Франчиас и сфокусировал взгляд на мне. В его глазах я увидела искренний восторг. Тепло разлилось от сердца, заполняя каждую клеточку. Не зря старалась.
  -- Этот меч пахнет кровью, - поморщился Лель.
  -- Да, - кивнула я, дивясь тому, что запах до сих пор не пропал, хотя прошло столько лет, - Он пахнет кровью.
   Франчиас прикрыл глаза, и, прислонившись лбом к лезвию, втянул воздух через нос. Когда веки затрепетали, я одна могла видеть, как алые всполохи и черный туман заполняют его глаза.
  -- Твоей кровью, - тихо, но чтобы слышали все.
   Я кивнула. Франчиас мрачно улыбнулся, и от этой его улыбки у меня приятно закололо в животе.
  -- Это безумие! - возмутился Лассаиндиар, - Девочка, послушай...
  -- Было время, - грубо оборвала я его речь, - я готова была слушать, но сейчас, - выдержала паузу, - у меня нет ни времени, ни желания тебя слушать.
  -- А меня?
   Найдя взглядом обладательницу дребезжащего старушечьего голоса, я мысленно чертыхнулась. Она тоже была здесь. Драконница и ее сопровождающий.
  -- Меня ты выслушаешь? - повторила супруга Нагарона.
   Она оказалась не совсем такой, какой я ее себе представляла. Низенькая, сухенькая с бледным лицом и блеклыми глазами. Она пыталась скрыть свой истинный возраст, но в подобии человеческой личины не нашлось подходящей. Не в мумию же ей превращаться?! Эта мысль меня позабавила, ведь по человеческим меркам ей почти столько же, сколько земным пирамидам. Как еще жива - не понятно.
   На последний вопрос мне дали весьма неожиданный и пугающий ответ. Я снова увидела песчаный мир, где фигура драконницы была окутана тонким ореолом серого цвета, который удерживал в себе горсту песка. "Неужели? - ахнула я, - Кто-то искусственно удерживает в ней жизнь?"
  -- Нина? - загородил меня от любопытных глаз, Франчиас.
   Благодарная улыбка появилась и растаяла под его встревоженным взглядом. Я стерла вытекшую кровавую слезу.
  -- "Ты видел"?
  -- "Я не могу видеть то, что Он тебе показывает, - Франчиас свободной рукой коснулся моего запястья, чтобы связь была лучше, - Расскажи мне".
  -- "Я вижу песок. Много песка. Он везде. Он стелется по земле, летит или просто весит в воздухе. Я вижу всех, как фигуры из песка. Вокруг нее ореол серого цвета и он держит горсть песка внутри".
  -- "Я вижу все несколько иначе, но я понял тебя. Ее время давно истекло, но она не знает, что умерла и поэтому живет".
  -- "Кто-то удерживает ее здесь... Нагарон"?
  -- "Сомневаюсь", - покачал головой Франчиас.
  -- "Их богиня"? - приподняла я брови.
  -- "Возможно. Хотя не припоминаю, чтобы прорадительница черных умела останавливать время".
   Ого, вот значит, куда ниточки-то тянутся!
  -- "Я хочу послушать, что она скажет", - машинально почесала за ухом у пса, а потом у зангарра.
  -- "Я ей не доверяю", - поморщился любимый.
  -- "Я тоже... Но не только я хочу услышать, что она скажет", - и, как в подтверждение, из уголка глаза вытекла еще одна капля крови.
  -- "Нина".
   Его тревога за меня была огромна, и я поспешила заверить, что все под контролем:
  -- "Пока это не выходит за рамки наблюдения - я справлюсь".
   Франчиас вздохнул и сделал шаг в сторону.
  -- Я выслушаю тебя, - посмотрела я на драконницу своими глазами.
  -- Наедине, - проскрежетала та.
   Вейранар и Ариса нахмурились, зато Лель молчать не стал:
  -- Уважаемая ланнэрре, а не много ли вы хотите? С чего бы вдруг, Ни'ийне разговаривать с вами наедине? Мы здесь все прекрасно осведомлены, как ваш муж относится ко всему, что связано со стальным кланом, да и вы сами много раз отзывались о них весьма негативно. Где гарантии того, что вы не попытаетесь навредить Ни'ийне?
  -- Гарантии? - презрительно скривилась драконница, - В возникшей ситуации гарантий быть не может. Обращенной, - небрежно обронила она, словно я нечто мелкое и не стоящее ее внимания, - придется поверить мне на слово.
  -- Ланнэрре Нагиса, - попытался заговорить Лассаиндиар, но его в который раз грубо оборвали.
  -- Молчи, внук, - рыкнула Нагиса, - Это твоя вина, что человечка не выполнила своего предназначения. Наш клан вымирает, а дитя двух миров отреклась от всего, что ей было предначертано, и стала..., - старушка-драконница окинула меня насмешливым взглядом, не скрывая отвращения и брезгливости, еще и рукой потрясла, словно боясь испачкаться, - этим.
   На этот раз не выдержал Франчиас и тихо, но угрожающе зарычал, чем привлек к себе ее внимание.
  -- А, ты еще кто такой? - подслеповато сощурилась она.
  -- Это ис-сир Франчиас, - подсказал ее сопровождающий, высокий темноволосый мужчина с неприятно резкими чертами лица.
  -- Ис-сир? Змей? О чем ты говоришь, я вижу перед собой дракона из клана глянцевых-черных!
   Произнеся это, Нагиса задумалась, сверля Франа неприятным взглядом, и вдруг подобравшись, зло рыкнула:
  -- Проклятье! Так это ты! Ты сын Ларрани. Тот самый смесок! Ошибка природы, наполовину змей, наполовину дракон.
   По толпе прокатился дружный возглас удивления. Лассандиар впился взглядом в своего соперника, и глаза его загорелись огнем.
  -- Чувствующий смерть, значит, - чуть ли не сплюнула она, - Выжил все-таки, - и уже чуть спокойнее, - Вот оно значит как. И вы двое вместе?
   Ткнула она в каждого из нас корявым пальцем.
  -- Да, - ответила я за нас двоих, - Мы вместе.
  -- Но еще не женаты?
   В голосе Нагисы я улавила насмешку, но не могла понять, с чем она связана.
  -- Пока нет, но скоро мы это исправим.
  -- Какая ирония, - проскрежетала Нагиса, - Все вернулось на круги своя.
   Она посмотрела на своего внука, потом на меня, и, под конец, на Франчиаса.
  -- Пойдем, поговорим, маленькая обращенная, - поманила она меня, и поковыляли к выходу из шатра, за ней словно тень следовал ее сопровождающий, - я расскажу тебе то, как все это начиналось, и чем это может закончиться, если ты, - она обернулась и пристально посмотрела на меня, - примешь неверное решение.
  -- Нина, - коснулся моей руки Франчиас.
  -- Я пойду.
   Ободряюще улыбнувшись любимому, мысленно попросила быть начеку, и пошла за драконницей. Проходя мимо черного дракона, я не подняла глаз. Это было легко. Идти, гордо вздернув подбородок, идти и смотреть вперед, отмечая, как спешно расступаются перед тобой, но не поднимать глаз и не задирать голову, чтобы заглянуть ему в глаза. Что я могу сказать: ему дали шанс - он его упустил.
  

Книга полностью (отредактированная) 70 рублей.yandex-кошелек 41001181421709 либо paypal.me/AlvinaV/70 Пишите мне на электронную почту AlvinaV@yandex.ru, проверяю и отправляю вам фаилы.

   Русар - в переводе с вампирьего на общий, чаще всего означает "шут".
   Рандар-месяц
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.40*42  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"