Волкова Альвина: другие произведения.

Виринея - боевой маг Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa


Часть 2

А в это время дома.

   Василий Иванович безнадежно пытался разбудить жену. Она металась по постели, вскрикивала и стонала. Он уже и звал ее, и тряс за плечи, и брызгал холодной водой. Но никакого действия это не возымело. Обеспокоенный муж принял крайние меры, на свой страх и риск, влепив жене пощечину.
   Мария Владимировна со сна, еще ничего не понимая, треснула мужа по лбу. Василий Иванович медленно стек по стене.
  -- Васенька, прости, милый! - непрерывно охая, Мария Владимировна подбежала к мужу, и села у его ног.
  -- Все хорошо Маша, я жив! - страдальчески закатив глаза, промямлил Василий Иванович.
  -- Где бобо! Дай поцелую, - заворковала жена, ласково поглаживая Василия по голове.
   Муж разомлел в объятьях супруги. Почувствовал себя лучше. Подумал, и ткнул пальцем в лоб, где уже выросла небольшая шишка.
  -- Ах, ты мой бедненький. Сколько раз говорила...
  -- Знаю.
  -- Ну, да ладно. Пойдем, я кофейку сварю. И расскажешь, какого лешего, тебе взбрело меня так будить.
   Василий Иванович состроил самую несчастную мину, пошел вслед за женой на кухню. Мария Владимировна живо приготовила завтрак, сварила кофе, и села за стол напротив мужа. Она пытливо посмотрела на супруга, но Василий упрямо жевал яичницу, и уже подбирался к тостам. Не тут то было!
  -- Ну? - спросила жена.
  -- Что ну? - меланхолично уточнил Василий Иванович, намазывая тосты маслом.
  -- Я жду объяснений.
  -- Каких?
  -- Муля, не нервируй меня.
   Василий Иванович решил не играть с судьбой, и выложил супруге всю подноготную. Мария Владимировна слушала молча, изредка хмыкая себе под нос. Когда Василий закончил повествовать, на кухне воцарила гнетущая тишина.
  -- Странно. Я ничего не помню.
  -- Уверяю тебя, так и было.
  -- Я верю, верю!
   Мария Владимировна задумалась. Последнее время она нехорошо себя чувствовала. Как только луна пошла на убыль ее начала мучить тревога. Она не находила себе места. Носилась по квартире как загнанный зверь. Такое бывало и раньше, но очень редко. Если ей не изменяет память, лет пять назад, когда Виринея поехала на шашлыки и упала в озеро. Чуть не захлебнулась. В тот день Мария Владимировна так же металась из стороны в сторону, не находя нигде покоя.
  -- У меня дурное предчувствие, - только и сказала она вслух.
  -- О чем ты говоришь? - осведомился Василий Иванович, оторвавшись от недоеденного тоста.
  -- Помнишь, тогда, когда Виринея чуть не утонула?! Я вела себя так же, - трагичным тоном изрекла Мария Владимировна, старательно пряча от мужа увлажнившиеся глаза.
   Василий посмотрел на супругу. В его голове мелькнула неспокойная мысль. Виринея в данный момент далеко от дома, учится в институте. Письмами родителей не балует. В институте, факса нет, компьютера нет... телефона, и того, нет. Поехала в какую-то Тмутаракань. А родители беспокоятся, ночами глаз не смыкают.
  -- Может, ты ошибаешься? - с надеждой в голосе спросил он.
  -- Будем надеяться, - всхлипнула супруга.
  

***

   Оля нашла родителей на кухне. У обоих был весьма удрученный вид. Интересно, что случилось?
  -- Доброе утро, мам, пап. - Сказала она, поочередно целуя каждого в щеку.
  -- Доброе утро, зайчик. Кушать будешь? - несколько отрешенно спросила Мария Владимировна.
  -- Да. А что случилось- то? Почему вы такие грустные? Папа, откуда у тебя шишка на лбу?
   Василий Иванович потрогав лоб, поморщился. Мария Владимировна тяжело вздохнула, но промолчала. Оля недоуменно хлопала ресницами. И это ее вечно неунывающие родители?! Что же произошло? Может плохие известия?
  -- Что-то с Виринеей?
   Мария Владимировна вздрогнула, точно ее ударило током. Василий Иванович снисходительно хмыкнул, и погладил свою тринадцатилетнюю дочь по голове.
  -- Нет. Все хорошо.
  -- Пришло письмо?
  -- Нет.
  -- Уже месяц от нее ни слова. Может, что-нибудь случилось? - не унималась Оля.
  -- Успокойся, Оля. У Виринеи все хорошо. Иначе нас бы оповестили.
   В дверь позвонили. Ольга побежала открывать. Это Настасья вернулась из университета. Настасья на три года старше Виринеи. В принципе внешне она напоминала Марию Владимировну. Невысокая, но ладная, с небольшой грудью и широким тазом. Истинный цвет волос давно стерся из памяти близких. Каждый месяц Настасья щеголяла новым оттенком. Сколько Настя потратила денег на краску и парикмахерские, сказать трудно, но, по словам Марии Владимировны, это чрезвычайно сильно било по семейному бюджету.
   Сегодня Настя прибывала в весьма возбужденном состоянии. Она, не раздеваясь, прошла на кухню. Кивком головы поздоровалась с родителями, налили чашку горячего кофе, и села на табурет. Взгляд девушки бегал из угла в угол, ни на чем впрочем, не задерживаясь.
   Василий Иванович молча пододвинул дочери тарелочку с бутербродами. Мария Владимировна решила повременить с расспросом.
   Оля смотрела, как сестра механически пережевывает бутерброд, запивая горячим кофе. За столом возникло неловкое молчание. Каждый думал о своем.
  -- Мама, папа вы не поверите! - дрожащим голосом нарушила тишину Настасья.
  -- Что стряслось? - осторожно спросила мать.
   Настя глубоко вздохнула - выдохнула. Ее взгляд стал осмысленным. Придя в себя от пережитого шока, Настасья Васильевна сняла куртку, шапку, перчатки, и попросила сестру отнести вещи в прихожую.
   Когда Оля вернулась, и села на свое место начала повествование со слов: " Вы помните Сашу Рогова ..."
  -- Того, что бегает за мной попятам? Он еще в школе мне ранец носил. Ну, так вот. Мы шли из университета: я, Сашка, Олеся и Гриша. У метро разделились, и мы с Сашкой поехали домой, а Олеся с Гришей пошли в кино. Едем, разговариваем по пустякам. Тут вырубило свет. Поезд остановился. Стоим в темноте. Я Сашку за рукав дергаю, а он молчит, словно в рот воды набрал. Включили свет. Только какой-то приглушенный и красный. Я смотрю, а в поезде никого нет, кроме нас с Сашкой. Он тоже стоит, озирается, ничего не понимает, а рожа у него, как и у Машкиного бассета, тупая до неприличия.
   Прямо как из-под земли появился высокий мужчина в плаще. Капюшон на голову одет, так, что глаз невидно. Я так перетрусила, что даже закричать не смогла. А Сашка, чтоб ему пусто было, стоит, глаза выпучил, и молчит. А этот меня спрашивает: "Вы Настасья Васильевна?" Я кивнула. Он мне и говорит: "Передайте родителям, что с Виринеей все хорошо, но скорых вестей от нее не ждите". Еще сказал, что бы мы ждали гостей. Я подумала - шутка, с кем не бывает. Попали в "Скрытую камеру" и где-то нас тихо так снимают. Только подумала, а он возьми да и улыбнись. Сказал он так тихо, насмешливо, даже мурашки по коже побежали: "Если хочется верить - верь. Но запомни, это только начало". А потом посмотрел прямо в глаза. У меня ноги подкосились. Глаза светлые, почти белые, зрачков нет, а как улыбнулся, в них словно молния пробежала. Свет погас, а когда зажегся... я стою у подъезда. Вот так.
   Настасья выдохнула. Рассказ утомил ее. Она налила себе еще кофейку, взяла бутерброд, и громко чавкая, углубилась в себя. Ей было глубоко до лампочки, поверят ей родители или нет, хотя все это случилось на самом деле.
   Василий Иванович и Мария Владимировна дружно пожали плечами, посмотрев друг на друга, затем на дочь.
   В дверь позвонили. Супруг пошел открывать. В прихожей послышался грохот падающего тела. Мама с дочерьми бросились на выручку.
   В дверях, грозно подперев бока, стояла всеми глубоко "уважаемая" Елена Никаноровна. "А вот и гости" - подумала Мария Владимировна. Муж в глубоком обмороке лежал у порога. Ольга с Настей обменивались ошалелыми взглядами.
  -- Ну, что не ждали! - хмыкнула Елена Никаноровна.
  -- Здравствуй, мама, - проблеяла Мария Владимировна.
  

Спасение в мыльных пузырях.

   Когда Зеленый дракон поднял тело Виринеи в облака, друзья только успели высыпать на палубу. Они видели, как в облаках разразился смерч, видели как Виринея, без сознания летит вниз, а вслед за ней, туша зеленого ящера. Афина рванула за подругой, но капитан Дирак перехватил ее в полете через перила. На удивление легко ему удалось втянуть валькирию на корабль.
  -- Ей уже не помочь, - прокричал Франсуа.
   Слезы стояли в глазах Афи. Она не могла поверить. Только не Виринея! Только не она! Но надо было взять себя в руки. Корабль стремительно падал. Ветер свистел в ушах, до земли оставалось всего ничего.
   Василий выполз из каюты, и стал что-то яростно объяснять Демьяну. Молодой человек кивнул в знак согласия, тут же позвал своих спутниц. Демьян, Снежанна и Афина встали в круг. Их руки скрестились. Кот с надеждой смотрел на воспитанников.
   Сила побежала по их рукам, сконцентрировавшись в одной точке. Она образовала шар. Прозрачный, играющий всеми цветами радуги, мыльный пузырь. Он разрастался, поглощая все на своем пути, рос, пока не окутал весь корабль. Внутри магического щита возник вакуум: не было слышно ни ветра, ни рева дракона, безуспешно таранящего шар. Наступила тишина. Корабль перестал нестись к земле, плавно поплыл вниз.
   Драконы еще некоторое время царапали гладкую поверхность, затем развернулись, и улетели на восход. Шар коснулся воды и с треском лопнул. Магия перенесла "Золотого Дракона" к острову. Команда с облегчением вздохнула. Капитан приказал отдать швартовый, спустить лодки на воду. Чуть позже, команда сгруппировалась на берегу. Нужно было в срочном порядке починить корабль.
   Франсуа посмотрел на Афину. Она смотрела в море, выискивая признаки жизни, и в глазах горела слабая искра надежды. Лицо девушки было белее простыней, она нервно покусывала нижнюю губу.
  -- Афина? - тихо позвал он ее.
   Валькирия не произнесла ни слова, только выразительно посмотрела на капитана. Затем, развернулась, и пошла вдоль песчаного берега. Франсуа не стал ее останавливать.
  -- На острове может быть небезопасно, сер. Стоило ли ее отпускать? - спросил боцман, вернувшись с докладом.
  -- Стоило, - коротко ответил Дирак. - Как продвигаются работы?
  -- Отлично, капитан. На острове предостаточно материала. К завтрашнему дню все будет готово.
  -- Отлично. Продолжайте в том же духе.
   Боцман отдал честь и вернулся к команде. Франсуа смотрел, как солнце выползает из-за горизонта, окрашивая море в кровавый цвет. На душе у него было неспокойно. Смерть Виринеи удручающе подействовала не только на ее друзей, но и на него самого. Еще час назад они мирно разговаривали, облокотившись на перила, и вот ее уже нет.
   Кто-то не назойливо дернул Франсуа за штанину. Он опустил глаза. Василий стоял на задних лапах, стараясь привлечь внимание капитана, дергал за брючину.
  -- Простите сударь, вы не видели Виринею? Я тут ищу ее, и никак не могу найти, - замурлыкал кот, вопросительно смотря на Дирака.
   Франсуа дернулся, точно ему дали пощечину. Он не знал, что ответить или точнее, как ответить. Потом опустился на колено, положил ладони на мохнатые плечи, и сказал:
  -- Василий... - капитан запнулся, но продолжил: - Виринеи с нами нет.
  -- Как нет? Она, что осталась на корабле? У нее тоже морская болезнь? - удивился Василий.
   Франсуа измучено улыбнулся. Слова давались ему с трудом. Но факт остается фактом, коту придется узнать правду.
  -- Василий. Виринеи больше нет.
   Василий умоляюще посмотрел на капитана, но Франсуа только кивнул головой. До кота начал доходить смысл сказанного. Маленькое тело напряглось, взгляд застыл. Из горла вырывались нечленораздельные звуки.
   Франсуа бережно прижал кота к себе. Но Василий вырвался, и на негнущихся лапах пошел к Снежанне.
   Снежанна прижала вздрагивающее от рыданий серое тельце кота, нежно поглаживала его по голове, убаюкивала. Василию показалось, что весь мир стал огромен для одного маленького, одинокого котенка.
   Франсуа горько вздохнул. В душе он проклинал тот день, когда согласился помочь старому другу. Но теперь уже ничего не изменишь.
  

***

   Афина сидела на раскаленном от солнца песке и смотрела вдаль. Ее мучило угрызение совести. Она могла помочь Виринее, спасти ее, но не смогла. Как теперь смотреть в глаза своим друзьям? Как жить с этим?
  -- Что грустишь? - спросил Афину насмешливый детский голос.
   Афина обернулась. Неподалеку по щиколотку утопая в песке, стоял карлик. Его добрые улыбающиеся глаза с интересом смотрели на девушку. Одет он был в коротенькую рубашечку и шорты до колен.
  -- У меня... - начала отвечать Афина, но карлик только отмахнулся, и сел рядом с ней.
  -- Знаю, знаю. Можешь не отвечать,- усмехнулся он.
  -- Тогда зачем спрашиваешь? - обиделась Афи.
  -- Соблюдаю правила приличия.
  -- Ага. А сам смеешься над чужим горем.
  -- Что ты, нет! Просто натура у меня такая. Не могу без смешинки. Ты не сердись. Поговори со мной. Мне так одиноко!
   Афина посмотрела на человечка, и губы сами собой растянулись в улыбке. Коротышка смотрел на девушку несчастными глазищами размером с блюдца. Однако золотые искры в зеленых озерах, выдавали его игривый настрой. Кто бы он ни был, опасности вроде не представлял. Афина устало покачала головой. Что-то ее не тянула знакомиться с кем-либо на этом безымянном острове. Но раз уж судьба решила по иному, почему бы нет.
  -- Кто ты такой? - миролюбиво спросила Афи.
   Карлик тут же очутился на ногах, вежливо поклонился. С его маленьким ростом это выглядело комично. Театральным жестом положил руку на сердце, затараторил.
  -- Прошу прощения. Меня зовут Жак Непоседа. Я леприкон.
  -- ЛЕПРИКОН!
  -- Истина. Леприкон.
  -- О, Боги, помогите мне. Даже в такой дыре, эти маленькие пройдохи.
   Жак смотрел на Афину большими невинными глазами. Девушка закатила к небу глаза, молясь либо о скорой смерти, либо о каменных нервах.
  

Жрица Теней.

Путь Тьмы.

  
   Светало. Из-за горизонта показалось, вечно чем-то недовольное, Ярило. Оно окинуло скучающим взглядом заснеженные вершины гор, и продолжило свой путь наверх.
   Морозное утро бодрило. Свежий воздух наполнил легкие, и вырвался белым паром. Немного полюбовавшись пейзажем медленно проплывающих облаков, я вернулась в пещеру. Полтрон мирно спал в углу, по голову утонув в шкурах. Руана ютилась на краю самодельного ложа, и ее сон нельзя было назвать безмятежным. Она, то вскрикивала, то стонала. К сожалению, не знаю, чем ей помочь.
   Я приблизилась к ней, укутала одеялом худенькие плечи. Она вздрогнула, но не проснулась. Измученно улыбнулась и села у костра погреться. Пламя ненавязчиво освещало пещеру, успокаивало тихим потрескиванием древесины. Накинула на плечи плед. Как бы ни было тепло у костра, сильно дуло по ногам. Поставив котелок с супом на огонь, я задумалась. Если интересно, расскажу, что произошло после моего похищения.
   У троллей я не задержалась. Не знаю, как долго мы брели по пещерам, но пришел долгожданный момент, когда меня, точно мешок с картошкой бросили на каменный пол темницы. От удара воздух полностью покинул легкие. В борьбе за дыхание я не заметила, как тролли удалились, закрыв за собой стальную решетку. Вокруг снуили крысы, и, хотя я их не видела, но слышала превосходно. Шли часы, ничего не происходило. И когда ожидание стало невыносимым, в коридоре послышались чьи-то шаги. Зеленоволосый тролль повернул ключ в замке.
   Моя попытка бежать не увенчалась успехом. Тролль без особых усилий поймал меня. Меня привели в огромную вонючую залу, и кинули на пол. В главном зале все было застлано коврами, и падать можно было без опасения за здоровье. Так я познакомилась с королем троллей Рубором Стальные Зубы. Как и любая особь его вида, король не отличался благородными манерами. Он поставил мне перед фактом, что я являюсь его собственностью, и он отдает меня в руки жрице Теней.
   Еще сутки провела в темнице, затем меня посадили на знакомую спину мохнатого животного. В течение часа я видела только тьму и слышала ворчание проводника. Неожиданно показался свет в конце туннеля, и я очутилась в удивительном месте. В глубинах земли рос сад. Он был настолько прекрасен, что от умиления, слезы покатились у меня из глаз.
   Меня бережно опустили на траву, возле огромных чугунных врат. Тролль ушел, точнее, убежал, не оглядываясь обратно в темноту, ведя существо за собой.
   Мне было стыдно за себя. Я выглядела настоящей замарашкой: волосы спутаны, грязные, платье рваное, под ногтями грязь. А сад был, само великолепие. Свет лился, согревал и помогал расти прекрасным растениям. Пели птицы, порхали бабочки.
   Я шла по тропинке, любуясь садом, вдыхая чудесные ароматы цветов. Неожиданно за новым поворотом показался дом. Это было небольшое двухэтажное здание из дерева и камня. Я вытерла руки о юбку, но от этого они не стали чище.
   На встречу шла щупленькая сгорбившаяся старушка. Ее взгляд напомнил мне взгляд гремучей змеи, такой же завораживающий, и опасный. Старуха без слов схватила за руку, поволокла за собой. Ее пальцы точно плющ обвили мое запястье.
   С первого минуты я люто возненавидела ее. Старуха требовала полного повиновения, и применяла для этого совершенно неприемлемые заклинания и зелья. Однако когда она кричала, и слюни брызгали изо рта, я молчала, как партизан на допросе.
  -- Ты будешь учиться или я превращу тебя в кикимору, - кричала старая жрица, синея от злости и бессилия.
  -- Я не умею колдовать. Я не понимаю, что вы от меня хотите! - отпиралась я, прекрасно понимая, что так просто она не отстанет. Приходилось неустанно лгать о своем неведении. Черный Алмаз пришлось спрятать от цепких глаз старухи.
  -- Я еще раз повторяю..., - вопила старуха, но повторяла вновь и вновь.
   Ничего не могу сказать, жрица оказалась искусной чародейкой, заставляла меня штудировать множество заклинаний за раз. Она не смотрела, хорошо ли мне, плохо. Она визжала, плевалась, а я продолжала гнуть свое.
   В сравнении с ней моя бабушка просто ангел. Жрица не гнушалась крепких словечек. Порой били наотмашь. Тем не менее, концентрировать силу, я научилась не хуже Асота. Жрица Теней определенно решила взрастить во мне свою преемницу.
  -- Учи, дрянь. Завтра с тебя спрошу. Только посмей не ответить, - проскрипела старуха и ушла в свои покои.
   Только она скрылась, я, как натура несдержанная, показала ей язык. И мой рот тут же сковало тисками. Губы намертво сшились железной проволокой. Я удивленно замычала. Хорошо хоть боли не чувствую. Грубо выругалась. Засела за книги, которые веером лежали на огромном дубовом столе. Вот я и вернулась к тому с чего начала.
   Руана вошла как обычно. Бесшумно, тень, скользящая по стене. Она посмотрела в мою сторону, охнула, и испуганно сжалась. Руана прислуживала в доме старой карги. Девочка лет семи делала всю грязную работу. Ее худенькие плечики вздрагивали от любого шороха. Бедняжка. Суккура нещадно бранила малышку, даже поднимала руку за любую незначительную погрешность. Наверное, из-за Руаны, я и решила задержаться у старухи. Пока сил на отпор у меня не хватало, но я училась. Старуха давно заметила, что в ярости я учусь лучше, и как нельзя лучше пользовалась этим знанием.
   Руана всплеснула руками и стакан с молоком, что она несла, упал, разлетевшись мелкими осколками. Девочка в ужасе смотрела на испорченный ковер. По щекам покатились крупные слезы. Я оказалась рядом, прижала трепещущее тело к себе. Руана, сперва, попыталась убежать, но потом прижалась. Дала волю слезам. Я стояла и гладила ее по волосам, проклиная старуху за ее бессердечие. Девочка плакала долго и горестно, пока не начала икать.
   В нашем мире все стремиться стать целым, остается только подтолкнуть, сделать первый шаг. Щелкнув пальцами, заставила стакан молока вновь стать целым. Уговорив Руану выпить пару глотков навороженной воды, я увидела, как она смотрит на меня большими полными удивления и восхищения глазами. Я только покачала головой. Взяв малышку за худенькие плечики, развернула, и подтолкнула к двери. Не хватало еще, что бы эта фурия увидела ребенка здесь. Но Руана не спешила уходить, смотрела на меня с молчаливой благодарностью.
   Я опустилась в кресло. Руки уже больше так не жгло при каждом заклинании, но неприятное ощущение осталось. Решительно занявшись изучением заклинаний, я, в конце концов, забылась. Шесть часов подряд штудировала магические книги, пока чья-то рука не легла на мое плечо. Я удивленно подняла глаза.
   Руана стояла рядом, и не говоря ни слова, приглашала идти за ней. Я встала. Сперва, в глазах потемнело и мне пришлось облокотиться на стол. Руана обеспокоено посмотрела на меня, но я только отмахнулась.
   Девочка повела длинными коридорами, в самую дальнюю комнату. Там располагалась кухня. Руана усадила меня за стол. Захлопотала у плиты. Вокруг витали восхитительные ароматы. Я рефлекторно сглотнула слюну. Внезапно вспомнила о губах, обнаружила, что они свободны. Вздох облегчения вырвался из груди.
   Руана расстаралась: первое, второе и десерт. Я жадно, и совсем не женственно набросилась на еду. Девочка села напротив, смотрела на меня с доброй улыбкой на губах. Удивительное зрелище, раньше она никогда не улыбалась. Точно маленькое солнышко озарило меня, а я отсалютовала ей вилкой.


***

   Прошла неделя. За ней другая. Третья... Старуха, не покладая рук, вдалбливала в меня заклинания темных сил. Я начала ощущать, как теряю себя. Мои чувства притупились. Уже не хотелось никуда спешить. Красота сада медленно и верно пожирала воспоминания, оставляя горечь и тоску.
   Руана оставалась последним лучом света. За наше недолгое знакомство девочка не произнесла ни слова, и я начала сомневаться умеет ли она вообще говорить. Однако молчаливый друг лучше болтливого врага. В конце дня, когда отчаяние подкрадывалось все ближе, ее общество взбадривало меня, а ее всепрощающая улыбка вселяла надежду.
  -- Опять лоботрясничаешь, дрянь ты этакая, - прошипела старуха, встав за спиной.
   Как же я желала, чтоб ее съел, какой ни будь подземный монстр. Но похоже они сами боятся ее до икоты. Она могла превратить меня в нечто громадное и уродливое. Могла бы. Но максимум на что осмеливалась - безобидная морская свинка... Относительно безобидная. Грызун он же и в Африке - грызун.
  -- Я учу.
  -- Плохо учишь, мерзавка. Старанья в тебе нет.
   Я резко вскочила и посмотрела старухе в глаза. Ну что за сволочная баба, все ей не так! Учишь, учишь, а в ответ .... Достало меня это. Унижать я себя не позволю.
  -- Если вы чем-то недовольны, так я с радостью покину этот "расчудесный" дом.
  -- Молчать, - взревела старая карга.
   Меня подкинуло к потолку, и шмякнуло на кресло. Я с ужасом наблюдала, как в бешенстве старуха рушит все кругом. Бумаги, книги, стулья, стол - все полыхало, ломалось, со страшной скоростью врезаясь в стену. Жрица разошлась не на шутку.
  -- Да, что ты понимаешь, дрянь неблагодарная!! Я ее учу уму да разуму. А она, пигалица, голос повышает!! Да знаешь ли ты, сколько лет я училась, себя не жалела!! Ни спала, ни ела, все магии отдала. Да я тебя в червя превращу, голодом заморю... - верещала жрица. Далее слов разобрать было невозможно.
  -- Добрый день хозяйка, - пророкотал сильный мужской голос, - Не помешал?
   В дверях стоял ведьмак, о чем свидетельствовали его необычные глаза, в чьих недрах царил демонический мрак. Мужчина на первый взгляд обычный, только высоченный, накаченный, мужественно красивый. Длинные светлые волосы заплетены в косу, откинуты назад.
   Он удивленно приподнял бровь, и лицо осветила насмешливая полуулыбка. Жрица тут же сменила гнев на милость. Такой я ее еще не видела. Злобная фурия превратилась в очаровательную старушку. Руки она сложила в замочек, и невинно посмотрела на гостя.
  -- Гром, а что ты тут делаешь. Не ждала я тебя сегодня, - заворковала хозяйка.
  -- Проходил мимо. Решил зайти. Не вовремя? Так я могу уйти.
  -- Что ты, что ты! Повздорили чуток. Так, пустяки. Убери тут, - приказала она мне: - А я гостя накормлю, напою.
   И старуха, нежно подхватив мужчину под локоток, поспешила увести прочь из комнаты. Я осталась одна. Вот тебе на, еще и убирай! Гадость, какая. Не буду ни за какие коврижки. И вместо уборки вышла в сад.
   Интересно, кем приходится Гром старухе? В течение года обучения в школе магии, мне не приходилось встречаться с ведьмаками, но поговаривают, что сила магов и ведьмаков сильно разняться в пользу последних. Не хотела бы я испытать это на собственной шкуре.
   Руана незаметно проскользнула вслед за мной, и теперь стояла, протягивая мне огромное наливное яблочко. Я улыбнулась, приняла дар. Села на скамейку.
  -- Руана, ты знаешь Грома?
   Девочка улыбнулась, и кивнула. В данный момент ее глаза искрились счастьем и любовью. Она казалась такой довольной.
  -- Давно?
   Руана развела руками, показывая, что очень давно. Я призадумалась. Девочка стояла, спрятав руки за спиной, переминаясь с ноги на ногу и с интересом смотря на меня.
  -- Любопытно, он поможет нам?
   Девочка охнула, и отпрянула от меня как от прокаженной. Возникло ощущение, что я затронула больную тему. Хотелось поспрашивать еще, однако не осмелилась, и так узнала достаточно.
  -- Иди. А то опять она ругаться будет.
   Руана молниеносно развернулась и убежала в дом. Я вновь осталась одна. Хотя нет, я и надгрызенное наливное яблочко. Странно, что я не заметила, как начала его есть!
  

Секрет Руаны.

Побег.

   Сад погрузился во тьму. Здесь, под землей, ночь сменяла день, так же как и на поверхности. Я все чаще задумывалась о происхождении магического света. На материальном уровне он ни чем не отличался от солнечного, но в то же время был мертвым. Это ощущение неживого света я не смогла бы описать, даже если бы была филологом с многолетним стажем. И все же, когда вовсю разгорался день, свет не дарил тепла, не радовал глаз, а скорее паралезовывал своей холодностью.
   Я любила ночь. Тогда под пологом защитного поля зажигались огни. Они были сродни звездам, но все же не они. Жрице Теней не удалось отразить естественную красоту природы. Скорее всего, связано это было со скупостью ее внутреннего мира, и отрицанием всего прекрасного. Например, любовь. За мое недолгое пребывание в доме я ни разу не видела от нее ничего хорошего. Я слышала только ругань, укоры и недовольство. Не видела, что бы она, когда нибудь улыбалась. В ее глазах никогда не было тепла, только презрение.
  -- Доброй ночи, - прошептал Гром, и сел на скамью.
  -- Доброй ночи, - также прошептала в ответ.
  -- Нас не познакомили. Я Гром Серебряный Клинок.
  -- Порушкина Виринея Васильевна, - задумалась. Да, похоже, память начала мне изменять. Из закромов сознания всплыли образы прошлого, но связать их я не смогла.
   Он только улыбнулся и склонил голову, так что прядь упала на глаза. Гром напомнил мне озорного мальчишку в тайне решившего крупно пошалить.
  -- Уверена?
  -- Я в последнее время ни в чем не уверена, - грустно пробормотала я.
  -- Не расстраивайся. Пока ты помнишь свое имя, с тобой ничего не случиться.
   Гром посмотрел мне в глаза. Не знаю, что именно хотел в них увидеть, но результатом он был доволен, и плутовски подмигнув мне, погладил по щеке. И жест этот был не из невинных. Такой вольности со мной еще никто не позволял, и я с изумлением посмотрела на ведьмака. Глаза у него оказались стальные, а взор насмешливый и упрямый, что гармонировало с его фривольной позой и поведением.
  -- Смотрю, вы тут воюете, - разбил щекотливое молчание его тихий голос.
  -- Да. Немного, - кивнула я.
  -- Немного?!
  -- Да.
  -- Ты что-то хотела у меня узнать?
   В этот момент мои мысли витали, где-то в заоблачной дали, и его вопрос оказался как нельзя, кстати, он вернул меня на грешную землю. Хотя, скорее под землю.
  -- Узнавай, - очень осторожно предложил мне.
  -- Э-э, - только и смогла произнести я.
   Чем-то его манера разговаривать со мной напомнила мне Асота. Вот же странная вещь, некромант никак не хотел исчезать из моих мыслей в отличие от всех остальных. Скорее всего, связано это с подарком, который до сих пор лежал у меня под подушкой.
  -- Руана.
  -- Ты хочешь узнать о Руане?
  -- Да. Меня беспокоит, как относится к ней жрица. Да и мое положение в этом доме, тоже.
  -- Не расстраивайся, все образуется. Вместе мы найдем выход. А пока я расскажу тебе о Руане.
   Рассказывал он долго и красиво, как спас её отца, дровосека, от взбешенной ведьмы, как по праву неизвестного, через год забрал девочку и увез из деревни, где буйствовал мор. Удивительная вещь, Руана обучалась в течение пяти лет в школе магов в эльфийском городе, а лишь затем была украдена жрицей. Старая карга давно пыталась вырастить себе замену, но Руана была изначально дитя света и добра, что приводило жрицу в бешенство. Руана стала служанкой в доме старухи. Бесправной и безмолвной тенью. Гром не первый год ходит к Суккуре, но пока не удалось уговорить ее отдать Руану.
  -- Гром, - собравшись с мыслями, произнесла я.
  -- Да.
  -- Мы должны поспешить, что-то подсказывает мне, чем дольше я буду находиться в этом месте, тем быстрее потеряю свою волю, свою жизнь и даже саму себя.
  -- Это так.
  -- Надо поговорить с Руаной.
  -- Я поговорю с ней.
  -- Хорошо. До завтра.
   На этом и сошлись. Мы простились по-английски, молча. Просто встали и разошлись в разные стороны. Меня мучили сомнения, но они не помешали крепко спать до самого утра.
  

***

   Раннее утро. Слабый бледно-желтый свет пробивается сквозь ставни, но так не хочется пробуждаться. "Интересно, а что будет, если я останусь в постели? Ничего хорошего. Да это и не тот дом, и не та постель, в которой бы хотелось остаться". С хрустом зевнув, превозмогая природную лень, я все-таки открыла глаза. "Что же было вчера? Как болит голова. Кто-то идет!"
   Руана встала спозаранку, приготовила завтрак, сделала уборку и постирала. Ни то, что я. С утра пораньше от меня проку, что с козла молока. "Ох, Виринея не видать тебе мужа, как своих ушей. Кто такую как ты замуж возьмет!?"
  -- Ну и бред же лезет в голову, - усмехнулась я вслух.
   Пришлось встать. К завтраку я опоздала, чем сильно рассердила каргу. Но развопиться ей надавало присутствие Грома. Ведьмак сидел молча, уставившись в свою тарелку, и на меня даже не взглянул. И почему это так меня задело?
   Стол ломился от яств, однако я сморщила нос и отказалась от всего. Даже от любимых пирожных. Какой бес меня попутал, представления не имею. С грохотом отодвинула стул. Собиралась уходит. Но Суккура тихим шипящим голосом приказала мне сесть на место. Это была последняя капля. Я встала - руки в боки.
  -- Пошла бы ты.... Сама знаешь куда. Надеюсь расшифровывать не надо?
  -- Что-о??? - старая ведьма взвилась, точно укушенная.
  -- Что слышала.
  -- Ты... ну все, долго я терпела, больше сил нет....
   Руана забилась в дольний угол, прикрывшись подносом. Гром метнулся в сторону, и как мне показалось, обеспокоенным не выглядел.
  -- Дрянь, я научу тебя уважать старших.
  -- Пошла ты, - похоже, я повторяюсь.
   Мы встали в позу боевых петухов, испепеляя друг друга ненавидящими взглядами. Первое, что попалось под руку, в туже секунду, полетело в Суккуру. Даже для своего преклонного возраста она весьма ловко увернулась и пустила в меня черную молнию. Разряд попал в плечо. Левая рука повисла плетью. Больше я не стала себя сдерживать, и в отместку вызвала малый ветер. Все в гостиной поднялось вверх дном. Сукура как могла отмахивалась от летящих в нее тарелок, мисок и блюд со съестным, так, что вскоре стала походить на новогоднюю елку, увешенную первым, вторым блюдами, а так же десертом.
   Что произошло потом, трудно описать, но попробую. Взбеленившаяся жрица, брызгая слюной, вызвала что-то огромное и мохнатое. Разглядеть, что же это, не дали, так как Гром заслонил обзор. Тварь разгромила оставшуюся часть комнаты, а Гром, сражаясь с ней, вышиб стену.
   Одним словом, когда тварь была отправлена к праотцам, а пыль осела на пол, мы стояли по уши в еде на пепелище бывшей гостиной. Не знаю, куда подевалась старая ведьма, но когда мы пришли в себя, ее поблизости не оказалось.
  -- Руана, ты как? - спросила я трепещущую девочку, которая никак не хотела расставаться со злосчастным подносом. Пришлось махнуть рукой и оставить ей этот обугленный кусок доски.
  -- Кто мне скажет, что это было? - несколько удивленно спросил Гром.
  -- Откуда я знаю.
  -- Я не о ней. Не о твари, - возмутился ведьмак и с любопытством посмотрел на меня.
   До мне начало доходить, о чем именно он меня спрашивает. Ответа на этот вопрос у меня не было, и я только пожала плечами.
  -- Руана?
  -- Да, Гром, - пролепетала малышка.
   При звуках ее голоса я воззрилась на ребенка с искренним недоумением. Вот это да, она таки умеет говорить! А я уже начала сомневаться.
  -- Руана, ты знаешь, что здесь произошло?
  -- Нет, Гром, не знаю.
  -- Не пытайся увиливать. Это твоих рук дело?
   Я сидела на краю трехногого стула, в пол уха слушая разговор Руаны и Грома. Интересный финал моего обучения, посреди руин в компании ведьмака и ребенка. И тут на меня снизошло озарение, а точнее в кармане моего нынешнего костюма я нашла огрызок наливного яблочка.
  -- Руана, - очень осторожно начала я, - Гром говорил, что ты училась в школе магии. Это так?
  -- Да.
  -- Руана, скажи, на каком ты была курсе тогда.
  -- На третьем. А что?
  -- Ничего, Руана, ничего. Просто я вспомнила, вдруг, что на втором курсе изучают чары на материальном предмете.
  -- Что ты имеешь ввиду? - спросил Гром.
   Я только улыбнулась и показала ему огрызок. Взгляд его стал совершенно ничего не понимающим. Зато Руана поняла все без лишних слов и испуганно охнула.
  -- Успокойся, я не собираюсь тебя ругать. Только скажи мне, зачем?
  -- Это был единственный способ.
  -- Довести старуху до белого каления?
  -- Да.
  -- И ты использовала чары на этом яблоке, так.
  -- Да.
  -- Почему ты не использовала этот способ раньше?
  -- Это было не возможно. Темная жрица очень сильная и она могла убить тебя.
  -- И по - этому ты ждала подходящего случая?
  -- Да.
  -- Кто ни будь, объяснит мне, наконец, что здесь все-таки произошло!!!
  -- Все очень просто. Руана живет со старухой уже долгие годы и знает все ее сильные и слабые стороны. Когда появилась я, Руана решила использовать мой дар выводить каргу из себя.
  -- Ну, и?
  -- Не торопи меня. Короче, перед нашим с тобой разговором Руана угостила меня яблоком, огрызок которого ты и видел. А яблоко она зачаровала так, что сегодня все мое раздражение и гнев вышли наружу.
  -- А я-то тут причем?
  -- Все просто. Я не так сильна, чтобы справится с Суккурой, и в последнюю минуту ты должен был вступить в действие, что, в общем-то, и сделал.
  -- Руана, это правда? - с ноткой укора потребовал Гром.
  -- Да, - грустно проблеяла малышка.
  -- Не сердись на нее, она хотела как лучше. Пока есть такая возможность, давай те ка сматываться отсюда.
  

Снова неприятности

или

Маг для взбалмошной царевны.

   Не буду отягощать подробностями, как мы искали выход из гномьего лабиринта. Когда же мы вышли на поверхность, то оказались на вершине скалы. Там мы наткнулись на Полтрона, потерявшего из-за мороза нюх, и по этой причине не сумевшего найти выход. Знали бы вы, как я была "рада" его видеть! Моему "счастью" просто не было придела! Вспомнить, я его вспомнила, даже более того. Он у меня потом сутки только и мог, что воду лакать.
   Гром покинул нас на следующий день. Пошел звать подмогу. Он признался, что без Суккуры еще ни разу не находил выход самостоятельно. У нас же оказалось достаточно припасов, чтобы продержаться, по крайней мере, неделю.
   Мы остались в гордом одиночестве и мне выпала минутка просто посидеть, подумать. Воспоминания вернулись ко мне. Но рассказ Руаны все же был как гром среди ясного неба. Оказалось, что в этом мире мое исчезновение было практически незаметно, так, несколько часов с гаком. Зато в мире Суккуры по подсчетам Руаны я пробыла не больше, не меньше - пять лет. У меня тут же возник вопрос, не состарилась ли я на пять лет? На что Руана ответила отрицательно. Она объяснила, что чары Суккуры поддерживали сад и дом, а так же все приносимое под купол, в том состоянии, что и в момент создания или внесения. То есть я физически осталась такой, какой вошла в ее дом. Что ж, после такой информации я резко зауважала старуху. Не уверена, что найдется в этом мире такой же сильный колдун способный создать подобный мир, да еще постоянно контролировать в нем временные потоки. У меня естественно возник вопрос о возрасте самой Суккуры, на который Руана затруднилась ответить. Ребенок она конечно смышленый для ее возраста, однако больше тысячи считать она не умела. Мне оставалось только присвистнуть от удивления.
   Пока мы сидели в ожидании помощи, я не страдала тоской, а по привычке зубрила заклинания. Могу сказать одно - это хорошая привычка. Руана больше спала, а Полтрон старался не попадаться мне на глаза. И правильно делал. Я не очень переживала, когда он уходил в туннели и не появлялся до самого вечера. Не знаю, что произошло с его носом, но он никак не мог найти, ни вход, ни выход.
   Сейчас сидя у выхода из пещеры, что приютила нас, я размышляла о той пользе, что принесли мне занятия под руководством жрицы. Я стала более уверена в себе, более сдержана и рассудительна. Я просто стала взрослее!
  -- Виринея.
  -- Да, Руана.
  -- Я что-то слышу, - спокойно произнесла малышка и встала.
  -- Где?
  -- Там, - Руана показала рукой в направлении неба.
  -- В небе?
  -- Да.
  -- И что ты слышишь?
  -- Крылья.
  -- Ты слышишь, как хлопают крылья?
  -- Да.
  -- Далеко?
  -- Нет, они уже очень близко.
   Холод пробрал до костей, но я улыбнулась. В белой перине облаков показались мощные крылья пегасов. Из трех всадников я тут же выделила одного - Грома. Мне только и оставалось, что махать им рукой, пока прекрасные и гордые звери несли наших спасителей прямо к пещере.
  -- Ну, что заждались? - хохотнул Гром, подхватывая на руки счастливую Руану.
  -- Еще как, - закивала девчушка, обнимая ведьмака за шею.
  -- Полетели?
  -- Не хотите отдохнуть. Пегасы, вроде устали, - предложила я.
  -- И то верно, - подтвердил неулыбчивый эльф.
  -- Тогда отдохнем, - согласился Гром и посмотрел на своих спутников.
  -- Может, вы проголодались? У нас есть суп.
  -- Нет, - вновь ответил неулыбчивый эльф.
  -- А я буду, - ответила эльфийка, скидывая капюшон.
  -- Тогда проходите, - улыбнулась ей и вернулась к костру.
   Мы расположились друг против друга. Полтрон, сперва с опаской отнесся к нашим гостям, но, увидев выражение моего лица, скис и забился в угол. Кто-то скажет, что я совершенно ничего не рассказала о наших спасителях и будет прав. Я так рада их появлению, что говорить, о чем-либо, просто не хочется. Дело в том, что эльфы есть эльфы, в одном они все схожи, они все безумно красивы, будь то юнец или тысячелетний старец. Разница только в их опыте и знаниях. Хотя если быть внимательным, то различить их можно еще и по глазам. Ну, а в остальном, любое девичье сердце ускорит свой бег, увидев эльфа. Мне повезло. Я знакома с несколькими эльфами, и знаю, как бы сказать, их изнутри. Что не раз спасало меня от необдуманной влюбленности.
   Вот и теперь, увидев эльфа, я начала подмечать недостатки. Первый недостаток - он слишком серьезный. А внешне, очень даже ничего; среднего роста, гибкий, изящный с копной коротких золотистых волос и глазами цвета лаванды. Эльфийка - его копия, но глаза зеленые.
  -- Я хочу представить тебе своих друзей, - решился начать Гром, - Это Альтель и Ромиэль, лесные эльфы.
  -- Альтель, - представилась эльфийка, - Это мой брат Ромиэль.
  -- Очень приятно, я Виринея. Это Руана, а это трясущееся ничтожество Полтрон-оборотень.
  -- Мы слышали о тебе Полтрон, - резко вмешался в разговор Ромиэль, хотя до этого никак не выказывал свой интерес, - ты предаёшь всех, кого встречаешь на пути. За тобой давно идет охота, но ты всегда находишь лазейку. Дурная компания для детей.
  -- Ромиэль! - строго воскликнула эльфийка.
  -- Возможно, по вашим меркам, я все еще ребенок, но по моим... я достаточно самостоятельна, чтобы разбираться в своих спутниках, - спокойно, без эмоций, ответила на шпильку эльфа.
  -- Если я правильно понял, вы застряли здесь благодаря этому оборотню.
  -- Так оно и есть. Но все закончилось благополучно.
  -- Могло и не закончиться... так благополучно.
  -- Ромиэль, прошу тебя, - попыталась урезонить эльфийка брата.
  -- Я не привыкла рассуждать так пессимистично, - парировала я.
  -- Значит, ты не достаточно умна.
   Это было уже чересчур. Ну, знаете ли, так меня еще никто не оскорблял! Я общалась со многими эльфами, и еще никогда не получала такой скверной оценки моим мыслительным способностям. А тут нашелся длинноухий Эйнштейн, назвавший меня тупицей, хоть и в более достойной форме.
  -- Прикуси язык, братец. Ты ничего не знаешь, чтобы осуждать ее.
  -- А я разве осуждаю, - елейным голоском пропел Ромиэль.
   Мне оставалось только поднять взгляд от своих рук. Не знаю, что в моих глазах увидел эльф, но от ужаса его короткие волосы встали дыбом. Его сестра взвизгнула и шарахнулась в сторону. Гром схватился за меч, приготовившись атаковать.
  -- Виринея, Виринея, очнись, - это Руана, что есть мочи, трясла меня за руку, пытаясь привлечь к себе мое внимание, - Виринея!
  -- Да, Руана? - я посмотрела ей в глаза. То, что я в них увидела, привело меня в состояние шока, - Что со мной?
   Я отступила за линию тепла, вышла из пещеры. Пегасы забеспокоились, почувствовав неладное. Села возле кромки уступа. Я всегда страдала от избытка эмоций: в любви, как и в ярости, отдавалась вся без остатка. Но сегодня гнев вышел из-под контроля. Раньше недовольство выражалось только криком и швырянием предметов в разные стороны. Существо же, что отразилось в глазах Руаны, было способно на убийство. Это путешествие превратило меня монстра.
  -- Виринея, - позвал Гром.
  -- Да, Гром, - ответила я, не отводя взгляда от облаков.
  -- Пойдем в пещеру, ты замерзнешь.
  -- Я изменилась, Гром. Сильно изменилась. Раньше я такой не была.
  -- Ты просто рассердилась.
  -- Нет, Гром, я не рассердилась, я рассвирепела.
  -- Со всяким бывает.
  -- Но не со мной.
  -- Виринея.
  -- Я никогда не выходила из себя по пустякам. Надо мной смеялись и подшучивали, но я никогда не принимала это так близко к сердцу. А сейчас... Даже сейчас я прекрасно понимала, что не стоит зацикливаться, но ничего не могла с собой поделать. Меня взяли на отделение боевых магов только потому, что я всегда соблюдала нейтралитет и шла по пути Света....
  -- Виринея, ты боевой маг?!!!
  -- ... Но сейчас я не уверена. Не свернула ли я с пути?!
   Гром сел возле меня. В его глазах я видела сомнение. Он уже успокоился, но это ведьмак, а, то -эльфы. Я чувствовала спиной их испуганные взгляды.
  -- Значит ты боевой маг, - скорее констатировал, чем спросил Гром.
  -- Да. Учусь на втором курсе школы Магии и Целительства на острове Земля Туманов.
  -- Неплохо.
  -- Очень неплохо.
  -- Я слышал на это отделение практически не попасть.
  -- Мне помогли друзья.
  -- И как?
  -- Хорошо. Только по родителям скучаю.
  -- А ты разве с ними не видишься?
  -- Редко.
  -- Не отпускают?
  -- Порталы требуют много сил и энергии. Я из другого мира.
   Гром вскинул бровь. Я улыбнулась. Вот так по душам давно я ни с кем не разговаривала. Наверное, мне это было очень нужно.
  -- Ну и как там?
  -- Где?
  -- У тебя.
  -- А! Скучный мир, мертвый мир.
  -- Не понял?
  -- Просто. Мир, где человек подчинил себе природу. Где нет места любви и дружбе. Мир, который скоро погибнет, если человечество не опомнится.
  -- Жуткая картина. И как тебя занесло сюда?
  -- Моя бабка природная ведьма.
  -- И она отправила тебя учиться?
  -- Нет. Она не хотела, чтобы я училась. Она скрыла от меня знания об этом мире.
  -- Тогда как?
   И я рассказала ему всю историю с начала до конца. Гром слушал молча, не перебивал и не задавал лишних вопросов. По его лицу нельзя было определить, как он относится ко всему, что случилось со мной. Но безучастным он тоже не был.
  -- И теперь тебе надо попасть в Стоицу, так?
  -- Да.
  -- Думаю, с этим не возникнет проблем.
  -- Было бы здорово.
  -- Можно задать вопрос?
  -- Конечно.
  -- Ты сказала, что предчувствовала, что оборотень тебя обманет....
  -- В моем мире существует множество языков. В переводе с французского Poltron - предатель.
  -- Хм.
  -- Я в свое время, мимолетно столкнулась с этим словом, и оно хорошо отпечаталось в моей памяти.
  -- Я пойду, поговорю с ними. Надеюсь, они уже пришли в себя.
  -- Я тоже надеюсь.
   Гром легко поднялся на ноги, направился к огню. Я не пошла следом лишь по тому, что один из пегасов, похоже, облюбовал мой плед, и теперь любознательно косил лиловым глазом.
  -- Нравится? - спросила я крылатую лошадку.
  -- Брф, - был мне ответ.
  -- Тогда, возьми, - и я перекинула плед, укутав спину белоснежному в яблоках зверю.
  -- Ее зовут Тильда, - услышала я со спины голос Ромиэля.
  -- Она красивая.
  -- Я хочу попросить прощения, за то, что сказал. Я был не прав.
  -- Я не сержусь на тебя.
  -- И все же, я прошу прощения.
   Я обернулась. Эльф больше не выглядел напыщенным, как некоторое время назад. Я не умею говорить красивых речей, не умею выказывать крайней радости или разочарования. Не знаю, поймет ли он меня!? Я улыбнулась. Просто и не затейливо, так, как делаю это всегда, когда мне хорошо.
   Он понял. Сперва, робко, затем смелее его губы растянулись в ответной улыбке. Мы поняли друг друга. Эльф протянул мне руку, и я приняла этот знак дружбы. Моя ладонь легла в его, и он осторожно сжал мои пальцы.


***

   Через два часа пегасы взмыли в небо, унося всех нас подальше от этого проклятого места. Руана задремала на руках Грома, посапывала носом в его плечо. Я села с Ромиэлем, а Альтель согласилась взять на борт Полтрона. Вервульф больше не сопротивлялся. Стойко сносил лишения, в надежде поскорее избавится от меня. Мечтатель!
   Признаюсь честно, я боюсь высоты. Ромиэль же легко держался как на земле, так и в воздухе. Его уверенность не давала мне поддаться панике. Моя гордость бы этого не выдержала. Однако кроме нашего с Ромиелем мнения, существовало еще мнение самой Тильды, и через пять минут я мирно посапывала в объятиях эльфа.
   Проснулась в мягкой постели, заботливо укутанная одеялом. За маленьким окошком уже стемнело. Я натянула свой костюм, вышла в холл, где меня уже ждали. Гром заказал мне плотный ужин. Сами они поели, пока я бессовестно дрыхла без задних ног. На мой вопрос, куда отправили пегасов, Аль пояснила, что они успели побывать в деревне эльфов и оставить крылатых коней на попечение конюхов. И за все это время я ни разу не проснулась? Быть не может? Однако по их рассказу так и выходило.
   Нам никто не мешал. Мы вели тихий, неторопливый разговор. Аль повествовала об их с братом селении, Ромиэль описывал, как они здорово обустроились, Гром же только поддакивал. Полтрон не лез в разговор, затравленно оглядывался по сторонам и как-то странно жался к очагу. Руану я заняла одной из книг, прихваченных мной из дома Темной жрицы.
   Трактир при гостинице не был большой, но уютный. Хозяин развалился за стойкой, только и знал, что стрелять глазами от столика к столику. Встретившись со мной взглядом, он вздрогнул и отвернулся до своей племянницы, которая заменяла приболевшую официантку. Мне не нужны были лишние уши, а одного взгляда на ворот рубашки трактирщика хватило, чтобы определить наличие подслушивающего амулета. В свое время мы с ребятами практиковали такой способ сдачи контрольных и экзамена. А, что неплохо! Сидишь, пишешь что-нибудь, а на самом деле тебе за параллельной партой просто тихонько все подсказывают. Благо меня тогда не засекли!
   Дверь в трактир отворилась, и в помещение вошел очень худенький парнишка лет шестнадцати. Одет он был в недорогую курточку, рейтузы и кожаные ботфорты, которые были ему велики. Волосы забраны в зеленый вязаный беретик. Никто кроме меня не обратил на него внимания, однако неуловимая женственность сквозила в легкой, почти летящей походке.
   Одна моя бровь взметнулась вверх. Девушка! А это была именно девушка, начала что-то расспрашивать у хозяина таверны, но тот резко мотнул головой. И я заметила, что она чем-то не на шутку встревожена.
  -- Куда ты смотришь? - обратил внимание на мой отстраненный интерес Гром.
  -- Видишь того паренька.
  -- Вижу, и что?
  -- Похоже, он кого-то ищет.
  -- Не удивительно. Здесь все кого-то ищут.
  -- Подожди минутку, - попросила я и с нескрываемым недовольством посмотрела в сторону настырного хозяина. Тот лишь невинно выпучил глаза, за что лишился последней возможности подслушивать чужие разговоры на расстоянии. Не мне ли не знать, как дороги и бесценны подслушивающие амулеты.
  -- Ну, так вот, этот парень не тот за кого себя выдает.
  -- И кто же он?
  -- Девчонка.
   Теперь уже Гром пристально посмотрела на мелькающую в толпе фигурку. Мне стало чисто по-женски любопытно кого она ищет.
  -- И точно, девчонка. Что ей здесь надо? Да еще в таком наряде.
  -- Представления не имею.
  -- Хочешь узнать?
  -- Ни то слово.
  -- Может позвать ее, ... то есть его.
  -- Не стоит себя утруждать, она сама к нам идет.
  -- Добрый вечер, господа. Могу я задать вам один вопрос, - залепетала девушка-парень.
  -- Валяй, - откликнулась я.
  -- Простите? - стушевалась она.
  -- Я говорю, спрашивай, внимательно слушаю.
  -- Среди вас есть маг или может, вы знаете, кого-нибудь....?
   Мне показалось или в голосе девушки-парня возникли слезливые нотки. Что-то тут не чисто. И почему я не могу смотреть, как она убивается? Всю жизнь страдала патологическим желанием защитить слабого. И, к сожалению, лечению это не поддается.
  -- Зачем тебе маг, парень? - поинтересовался Ромиэль.
  -- Понимаете это очень личный вопрос, и я бы хотел...
  -- Как уже сказала Виринея, мы тебя внимательно слушаем, - это Гром решил "упростить" девочке жизнь. Лучше бы он этого не делал. Она совсем зарделась.
  -- Все, все, совсем смутили ребенка, - я ободряюще улыбнулась ей и подвинулась ближе к стене, - Пропусти, Гром. Пусть сядет между мной и тобой.
  -- Хорошо, - и Гром ловко усадил обескураженную девушку между нами.
  -- А теперь ты расскажешь нам, что заставило тебя переодеться в парня и придти в это злачное место без сопровождения, - чуть растягивая слова, промурлыкала я.
  -- Ох!!! - вы бы видели ужас в этих топазовых глазах. Девочка даже опала с лица. Мне следовало быть более тактичной.
  -- Все, все. Ты среди друзей. Никто тебя не обидит, и в обиду не даст, - я ободряюще похлопала ее по плечу.
  -- Я.. я.. я ..я ..
  -- А дальше, - не выдержала Альтель.
  -- Не торопи ее, - осадил сестру Ромиэль.
   Я пристально посмотрела на девчонку. Вблизи она показалась мне совсем еще ребенком. Курносый носик, поджатые губки, прекрасный овал лица. Да она красавица! Мне даже стало завидно! Но это к делу не относится!
  -- Если ты боишься, что нас услышат, то ты можешь быть спокойна, - попыталась развеять ее страхи.
  -- Меня зовет Нивиа. Я дочь правителя Стоицы.
   За столиком повисла гробовая тишина. Ни знаю, кто там у нас родился, но думаю, носа ему лучше сейчас не показывать. Я не поскупилась создать еще парочку защитных заклинаний.
  -- Прекрасно, царевна, а теперь объясните, что привело вас сюда? - Ромиэль пришел в себя гораздо раньше меня.
  -- Я ищу мага.
  -- Зачем вам понадобился маг?
  -- Чтобы он сразился и отвоевал мою честь и пол царства, на поединке магов у этого мерзавца Клодиуса, - весьма запальчиво протараторила царевна.
  -- Тпру, - возмутилась я, - Тормози на поворотах. Кто такой Клодиус, какой поединок и кто должен отвоевывать пол царства? А главное зачем???
   Она посмотрела на меня как на душевно больную. Благо, не хватило ума положить ладошку на мой лоб. Благо я здесь не одна с таким тупым лицом.
  -- Вы не здешние, - заключила, наконец, наша новая знакомая.
  -- Да, - хором, не сговариваясь, ответили мы.

Мерзавец Клодиус:

Турнир неучей.

  
   Следующее утро показалось мне страшным сном. И начался этот кошмар, когда пропели первые петухи. Меня разбудил громкий стук в дверь. Я открыла глаза и тупо уставилась в деревянный потолок в надежде вспомнить, где я, и как здесь очутилась. В щель между дверью и косяком протиснулась лохматая голова Руаны, любопытствующая, собираюсь ли я вставать или нет. Мне оставалось только кивнуть. Вчера после интригующего знакомства с царевной, мы не стали вдаваться в подробности, а попросили Нивию повременить с рассказом до утра.
   Я потянулась и встала. Над тумбочкой у противоположной стены висело что-то наподобие зеркала, к нему я и устремилась. Лучше бы я этого не делала! Рожа помятая, под глазами синяки, волосы точно сосульки. Сложив ладони лодочкой, дыхнула, и тут же сморщилась от отвращения. Да!!! Здесь необходим капитальный ремонт.
   Больше всех не повезло маленькому слуге, которого заглянул, чтобы узнать, когда я спущусь вниз. Ему пришлось заняться бурной деятельностью по поиску всего необходимого для моего умывания. Малыш нашел все и сразу, за что получил целый серебряный. Воды горячей в том количестве, которое мне необходимо, конечно найти не удалось, так не зря же я у старухи целых пять лет корпела.
   Я мурлыкала от удовольствия, наслаждаясь каждой минутой цивилизованного отдыха, в такой горячей и душистой ванне, пока:
  -- Виринея, ты спускаешься или нет?
   Гром, похоже, терпением не отличался, и решил сам подняться ко мне. Лучше бы он этого не делал! Увидев его застывшего у распахнутой двери, и откровенно любующегося моим обнаженным телом, я зло сверкнув глазами, отправила незадачливого ведьмака в нокаут, железной шайкой, что попалась мне под руку.
  -- Вошел вон!!! - взвилась я, снова хватая что-то тяжелое и увесистое.
  -- Хм...да...конечно...Хм...ухожу, - бормотал Гром, задом отползая к двери.
  -- Что здесь происходит? - поинтересовался Ромиэль, пытаясь заглянуть в щель между Громом и дверью.
  -- ВОН!!! - почувствовала, что вскипаю, - СЕЙЧАС ЖЕ!!!
   Грому удалось выползти за дверь. Но от летящего в следом графина увернуться не успел. Его, а также любопытствующего Ромиэля, окатило слегка остывшим кипятком. Тем не менее, возмутиться они не успели, так как рассердившаяся я наспех соорудила какое то заклинание, отправила обоих не легким способом считать носом ступеньки до самого порога гостиницы.
  -- Уроды, - немного успокоившись, констатировала я.
   Мое уединение было нарушено. Теперь оставалось только одеться и спускаться вниз. Но даже такое наглое вмешательство полностью не вывело меня из себя. Улыбнувшись своему посвежевшему отражению, я спустилась в трактир, где практически никого не было, не считая заснувшего мужчины за столиком у стены.
  -- Как дела? - спросила Аль, сидевшую возле очага и штопающую свою рубашку.
  -- Отлично. А что произошло на верху?
  -- Моя оплошность, забыла закрыть дверь, пока мылась.
  -- Ничего, заслужили. Впредь будут терпеливее. Хорошо выглядишь.
  -- Спасибо. А где наша новая знакомая?
  -- Сказала, что придет ближе к полудню.
  -- Руана?
  -- Решила побеспокоится о твоем завтраке.
   Я села напротив нее. Все-таки до чего же эльфы красивые, не завидовать очень трудно. Даже в простой рубашке на выпуск и кожаных потрепанных штанах, она выглядела лесной богиней. Руана прибежала через пять минут, неся в руках тарелку горячего супа.
  -- Аль.
  -- Да?
  -- Ты когда нибудь была в Лильтинуре?
  -- Лично я нет. А что?
  -- Просто мне срочно туда нужно.
  -- Зачем?
  -- Понимаешь, я отстала от экспедиции. Мои друзья и я, должны были доставить в школу магии в Ви?льнире артефакт, но на наш корабль напали драконы. Я оказалась в открытом море. Не знаю почему, но уверена, что с ними все в порядке и они уже почти добрались до цели.
  -- И они не знают, что ты жива, так?
  -- Так.
  -- И ты все еще хочешь помочь этой девчонке?
  -- Да.
  -- У тебя доброе сердце.
  -- Какое есть.
  -- Не беспокойся, мы что-нибудь придумаем.
   Я улыбнулась и с аппетитом накинулась на съестное. Руана с умилением наблюдала, как исчезает из тарелки суп, чем сильно меня смутила.
  -- Неси жрачку, толстяк, - крикнул вошедший в трактир небритый верзила, - Да побыстрее. Я не люблю ждать.
  -- Будет исполнено, добрый господин.
  -- Самого лучшего, тупица.
  -- Будет исполнено, - хозяин трактира ловко исчез за дверью кухни.
   Мы с Аль удивленно переглянулись. Верзила толкнул задремавшего пяньчужку, швырнул ему горсть монет и вытолкал взашей. Сам же развалился точно барин, закинув ноги на второй стул, лениво потянулся.
   Маленькая племянница трактирщика принесла ему баранью вырезку, кружку пива и пол палки чесночной колбасы. Здоровяк вырвал из ее рук поднос и попытался усадить девочку себе на колени. Я почувствовала, как во мне нарастает негодование, что не сразу обратила внимание, как кто-то теребит меня за руку. Альтель покачала головой, стрельнув глазами на входную дверь. Посмотрев туда, я увидела стоящих в дверях Грома, Ромиэля и Полтрона.
  -- Оставь девочку в покое, - потребовал Гром, приближаясь к громиле.
  -- А ты кто такой, чтобы мне указывать?- прогремел верзила, не отпуская руку своей жертвы.
  -- Меня зовут Гром Серебряный Клинок...
  -- А мне на чхать как тебя зовут, я Клодиус, великий маг и чародей. Так что пошел вон, пока я не сотворил с тобой что-нибудь этакое.
  -- Так, так, - достаточно громко прокомментировал Гром, и вопросительно посмотрел в мою сторону.
   Я поднялась с насиженного места. Гром ждал. Девочка нервно перебегала взглядом от Клодиуса к Грому, от Грома ко мне и по новой. Я встал напротив столика, приветливо улыбаясь верзиле.
  -- Не уж то сам Клодиус? - нежным, почти приторным голосом поинтересовалась я.
  -- А что не видишь?
  -- Что вы, конечно вижу. Просто мы не местные, и знаем о вас только по рассказам. Говорят вы очень сильный маг и способны на многие чудеса.
  -- Это так, - расслабился Клодиус, наконец, отпустив девочку, которая тотчас убежала на кухню.
  -- Мне приятно познакомится с вами, сэр Клодиус.
  -- А ты кто такая?
  -- Меня зовут Виринея.
  -- Странное имя. То же... очень...
  -- Приятного аппетита, сэр Клодиус.
  -- Чафк, - отсалютовал "маг".
   Наклоном головы поманив Грома, я вернулась в кресло у камина. Аль едва скрывала свой интерес, однако я не торопилась удовлетворить его. Гром с Полтроном подвинули стол ближе к нам. Ромиэль заказал завтрак.
  -- Ну и что это было? - не выдержал Ромиэль.
   Я игриво сверкнула глазами, перевела взгляд на Грома, на лбу которого уже вырос здоровенный шишак. Ведьмак скривил губы.
  -- Нам не нужны неприятности раньше времени.
  -- Нечего с магами связываться, - недовольно проворчал Полтрон.
   Я выдержала театральную паузу, наблюдая, как лопаются от любопытства мои друзья. Все-таки приятно, когда тебя слушают.
  -- Он не маг, - хмыкнула я, - Но чертовски опасен.
  -- Не понял?! - возмутился Полтрон, за что получил затрещину от Ромиэля.
  -- У него магических амулетов, как у девицы на выданье, - ответил за меня Гром, - я эту магическую мишуру за версту чую.
  -- Это усложняет дело, - призналась я, - некоторые вещицы из его комплекта мне даже не знакомы.
  -- Будем надеяться, что он не знает всей их силы, а то кому-то не поздоровится, - кивнул Гром.
  -- Что, правда, то, правда.
  

***

  -- Так, повторим сначала, ты хочешь, что бы маг выступил за тебя на турнире, и, выиграв его, защитив таки образом от посягательств Клодиуса. Я правильно тебя поняла?
  -- Да, - смиренно кивнула царевна, - только ты забыла про меня и пол царства.
  -- И себя и пол царства ты можешь оставить себе, на них никто не посягает.
  -- Не понимаю.
  -- Все просто, из нашей компании магическими способностями обладаем только я и Руана, Гром скорее воин, чем чародей. Но так как Руана еще маленькая, участвовать буду я.
  -- А-а, пол царства.
  -- Какой мне в нем прок?
  -- Ну, как же.?!! Станешь знатной дамой, найдешь себе жениха.
  -- Мне и так хорошо.
  -- Э, нет, так не годиться, - возмутилась Аль, - ты же должна хоть что-то получить за работу.
  -- Хорошо, хорошо. Не смотрите на меня как на умалишенную. Сейчас что-нибудь придумаю. Как на счет титула и ежемесячного оклада в пятьдесят золотых до конца моих дней.
  -- Это другое дело, - согласилась Аль.
  -- Я согласна, - счастливо заулыбалась царевна.
  -- А ты не дура, - внес свою лепту Полтрон, за что второй раз за день получил подзатыльник, но теперь от Грома и Ромиэля обоюдно.
  

***

   Нивия предупредила, что все маги города принадлежат к Клодиусу. Никто без его дозволения не может заниматься магической деятельностью. Маги платят ему оброк в десять золотых, что по здешним расценкам весьма впечатляющая плата. Ну, скажу я вам, начинаю сомневаться, что в Стоице найдется хоть один настоящий маг. Как позже выяснилось, попала прямо в точку.
  -- Куда мы идем? - спросила я нашу провожатую.
  -- На поле, там турнир будет проводиться.
  -- Поле, русское по-оле...., - затянула я.
  -- Что?
  -- Ничего, вспомнилось тут. Аль!
  -- Да?
  -- Ты что-нибудь придумала.
  -- Я уже отправила сообщение в Лильтинур.
  -- Кому? - озадаченно уставилась я на эльфийку.
  -- У нас там двоюродный брат живет. Служит при Повелительнице писарем.
  -- А я считала, что все эльфы грамотные.
  -- Что ты говоришь! Он переписывает законы в книги, а не то, что ты подумала. И как тебе такое в голову могло придти?! - рассердилась Аль.
  -- Прошу прощения. А что ты написала?
  -- Попросила его найти твоих друзей и передать, что ты жива, здорова.
  -- И попросила их явиться сюда.
   Аль встала столбом. Бедная эльфийка, она была так ошарашена. В свое время уже упомянула, что с телепатией у меня не дружеские отношения, так это правда. Тем не менее, по выражению глаз, мимике, речевым интонациям, могу определить некоторые потаенные мысли.
  -- Пойдем Аль, я ожидала от тебя что-то подобное.
  -- А мы уже пришли, - улыбнулась Нивия.
  -- И это поле??? - искренне возмутилась я, - Площадка для детского гольфа и то больше.
  -- А что такое площадка для гольфа?
  -- Не важно.
   На поле (с умопомрачительной натяжкой) стояло три с половиной палатки. Половина - это латок, где продавали выпивку и пирожки. Мамочки мои родные, как вы сие назовете?!
  -- Скажи мне по секрету, Нивия, ты пошутила, сказав, что здесь будет проводиться турнир магов?
  -- Нет.
  -- Тогда может это злая шутка?
  -- Нет.
  -- Похоже, они здесь все сумасшедшие, - словно прочитав мои мысли, возмутился Гром.
  -- Именно, - согласился Ромиэль.
  -- А может, и нет, - дернула меня за рукав Руана.
   Она показала мне на кучку молодых людей, стоящих на противоположной стороне "поля". Признаюсь честно, удивлению не было придела, когда увидела этот сброд, именуемый себя МАГАМИ. Ничего более низкопошибного и второразрядного я еще не встречала. Даже в моем городе, заваленном китайскими товарами, думаю, они бы не прокатили. Я начала нервно посмеиваться. Гром с состраданием похлопал меня по плечу.
  -- Представь, что это шутка.
  -- Самая злая шутка..., - признал Полтрон.
  -- Не забывайте о Клодиусе и его амулетах, - напомнила Альтель.
  -- Гром!
  -- Слушаю.
  -- У них есть амулеты?
  -- Два-три защитных и по одному боевому.
  -- Это все?
  -- Да.
  -- У меня есть такое ощущение, что это подстава, - фыркнул, до этого молчаливый, Полтрон.
  -- Как ни тебе ощущать это Полтрон, - ехидно хмыкнул Ромиэль.
  -- Я тебе что-нибудь сделал? - взвился вервольф.
  -- Успокойтесь мальчики. Ромиэль прекрати цепляться к оборотню, - заявила Аль, оттаскивая брата в сторону.
  -- Аль права, с тех пор, как мы вернулись на грешную землю, он ведет себя прилично, - не подумайте, что я его защищаю, всего лишь не люблю, когда упрекают понапрасну.
  -- По-моему, они все адепты, как и ты, Виринея, - предположила Аль, и ошиблась. Руана сразу определила, что все они не больше чем отчисленные первокурсники из различных школ. А меня, после обучения у Жрицы Теней, ставить в сравнение с ними, вообще не стоит.
  -- Думаю, справиться с ними не составит труда.
  -- Да, - хмыкнул Гром.
  -- Они только ширма, - немного подумав, сказал Полтрон.
  -- Считаешь, что за ними скрывается что-то более серьезное? - спросила я.
  -- Скорее всего. Клодиус неспроста держит их при себе.
  -- Деньги делают все.
  -- Я про тоже, - кивнул Полтрон, - Эти ребята из очень обеспеченных семей и не привыкли кидать деньги на ветер.
  -- Стоит об этом подумать, - согласилась я, - Руана!
  -- Да, Виринея?
  -- Ты не могла бы узнать, о чем они говорят, но так, чтобы они не заметили?
  -- Могу. Гром, дай монетку.
  -- Держи.
   И Руана легкой походкой направилась к лотку. Мы с Громом уселись на поваленное бревно. Эльфы о чем-то зашушукали, Полтрон ушел на разведку, и только царевна осталась не удел.
  -- Нивия, скажи мне, а не нужно ли мне отметиться?
  -- Зачем?
  -- Ну, как же, каждый участник вписывает свое имя, чтобы его представили перед соперниками.
  -- Я об это ничего не знаю.
  -- Интересно. Тогда может, скажешь, зачем твой отец согласился на этот турнир? Да еще на таких нелепых условиях.
  -- Дядя настоял.
  -- А кто у нас дядя?
  -- Верховный маг.
  -- Дела!
   Я посмотрела на Грома. Он пожевывая травинку, и как будто задремал. Считайте меня стервой, но...
  -- Больно же!!! - вскрикнул ведьмак, отдергивая ногу.
  -- Не делай вид, что ты не слышишь, о чем мы говорим.
  -- Женщина, мне для этого нет необходимости участвовать в разговоре.
  -- А ты поучаствуй.
  -- И что ты хочешь услышать?
  -- Хоть что-нибудь.
  -- Мы в д....
  -- Это я и без тебя поняла. А по существу?
  -- Пока ничего, - насупился Гром, отодвигаясь подальше от моих каблуков.
  -- Нивия.
  -- Да?
  -- Нам придется познакомиться с твоим дядей, - хотя, если по-честному, не очень-то хочется.
  -- Боюсь, это не возможно, - вздохнула она.
  -- Почему?
  -- Он в отъезде и будет только на турнире.
  -- Твой дядя слишком уверен, что в его отсутствие ничего не случиться.
  -- Наверное, ты права.
  -- А как на счет твоего отца? Ты можешь обеспечить мне аудиенцию?
  -- Да, конечно, но для этого мне нужно сбегать в замок.
  -- Тогда, что ты здесь стоишь, беги!
  

***

  -- Ваше Величество, меня зовут Порушкина Виринея Васильевна, я адепт школы Магии и Целительства, что находиться на Земле Туманов.
  -- Очень приятно познакомиться с тобой, Виринея, - по-доброму улыбнулся царь, - А я Иннокентий IV, по батюшке Петрович. Царь я.
  -- Большая честь для меня.
  -- Для нас гости теперь редкость.
  -- Не сочтите за дерзость, почему?
  -- С тех пор, как мой братец возложил на себя полномочия Верховного мага, к нам мало кто приезжает. В особенности маги, - уже тише пробормотал Иннокентий Петрович.
  -- О вашем брате я и хотела бы поговорить.
  -- Ш-ш! Тише, - беспокойно заозирался венценосный, - Здесь везде его уши. Пойдем лучше в сад.
  -- Хорошо.
   Мы вышли в сад, но меня так и не покинуло ощущение, что за нами следят. Не на ту нарвались. Вой боли послышался из-за кустов герани, хорошо царь был так углублен в свои мысли, что не заметил этого.
  -- Сюда, - прошептал Иннокентий Петрович, показывая на маленькую беседку возле озера.
  -- Ваше Величество, могу ли я задать вам личный вопрос?
  -- Задавай.
  -- Что заставило вас согласиться на проведение турнира магов?
  -- Зришь в корень, - устало вздохнул венценосный и на мгновение стал похож на обычного мужчину лет сорока, - Я проиграл ему.
  -- Проиграли?
  -- Да!
  -- Если можно поподробнее.
  -- Несколько дней назад я и мой брат ВладимЫр затеяли спор. Маленький, пустяковый спор. Но последствия оказались ужасными.
  -- Ваше Величество, не отвлекайтесь.
  -- Ах, да. Во дворе шли петушиные бои. Я поставил на белого, он на черного. И я проиграл.
  -- На что шел спор?
  -- На одно желание, какое бы оно ни было.
  -- Понятно. А почему вы поставили на белого?
  -- Потому что я сам его вырастил, выходил. Он лучший боец в нашем городе.
  -- Но в этот раз он проиграл.
  -- Я сначала даже не поверил.
  -- А могу я его увидеть?
  -- Конечно, однако, он не в лучшей форме.
  -- И все же.
  -- Хорошо.

***

  -- Полтрон, прекрати комедничать, и скажи, что ты выяснил?
  -- Петух как петух, ничего особенного. Разве что излишне здоровый. Откормился на царских харчах...
  -- Полтрон, я не об этом тебя спрашиваю.
  -- Я тебе и говорю, обычный он.
  -- Мне напомнить тебе с кем ты разговариваешь!?
  -- А ты меня не пугай, если сказал обычный, значит обычный.
  -- Ну, может хоть что-нибудь, - взмолилась я.
  -- Хорошо. Хочешь мое мнение?! Пожалуйста. Этот петух не мог проиграть.
  -- Не мог, - я удивленно посмотрела на оборотня.
  -- Не мог, - ответил он мне, машинально почесывая за ухом.
  -- Тогда почему?
  -- Хгр его знает. Разве что второй и не петух.
  -- Не петух?
  -- Завязывай повторяться.
  -- Прости, я задумалась. Сколько осталось дней до турнира?
  -- Два.
  -- Времени почти нет, - грустно вздохнула я и вновь задумалась.
  

***

  -- Ваше Величество.
  -- Да, Виринея?
  -- Можно с вами поговорить?
  -- Сейчас подпишу указ, и поговорим.
  -- Благодарю, Ваше величество.
  -- Ну, вот и все, - пробормотал монарх, оборачиваясь ко мне, - О чем еще ты хотела со мной поговорить?
  -- Я хочу узнать, откуда взялась вторая птица?
  -- Не знаю. Спроси у конюха Клима.
  -- Он сейчас на конюшне?
  -- Нет, у себя. Его дом на окраине города. Ты сразу поймешь. Дом ветхий, крыша черепичная, стены деревянные. Если не найдешь у хаты, кликни детвору, они подскажут.
  -- Спасибо, Ваше Величество.
  -- Да не за что.
  

***

   Найти дом Клима оказалось не трудно. Старое сооружение явно знало лучшие времена. К радости детворы, Клима не было на месте. Пусть порадуются, много ли у их родителей денег купить сахарных петушков на палочке.
   Конюха я нашла у кладбищенской оградки, где тот спьяну завалился спать. Разбудить непротрезвевшего Клима мне не удалось. Пришлось вернуться назад к колодцу и прихватить ведерко студеной водички. Не буду приводить пример того поэтичного мата, что услышала, когда окатила конюха колодезной водой, но поверьте, уши у меня стали, точно алые паруса Грина. Перейду сразу к делу.
  -- Что тебе надобно?
  -- Я хочу узнать, откуда взялся черный петух.
  -- От коль мне знать...
  -- Его Величество отправили к вам.
  -- Царь-батюшка..., - задумчиво пробормотал Клим, - Говорил я ему, не надо бои петушиные проводить, да не послушался.
  -- Почему не надо?
  -- Так день с утречка не заладился.
  -- Можно поподробнее.
  -- Чож нельзя, можно. Как петухи пропели, пошел я значиться коней чистить, ан смотрю, чужой стоит...
  -- Кто чужой?
  -- Конь, кто ж еще. Весь лосниться, бестия окаянная, очами сверкает...
  -- Мне кажется, к делу это не относится. Когда появился петух?
  -- Так я ж говорю, тогда и появился.
  -- С утра?
  -- Именно.
  -- Хотите сказать, его привезли с утра, а в полдень происходили бои?
  -- Именно.
  -- А не заметили ли, что нибудь странное.
  -- Я ж те и говорю, конь тот....
  -- Причем тут конь? - не выдержав, вскрикнула я.
  -- А ты послушай, не перебивай. Бестия энта пригожа, да глаза алые, точно упырьи...
   Я начинаю сомневаться, в его трезвости. Но Клим единственный свидетель. Интересно, кто мог приехать в Стоицу на демоническом коне, при этом быть не замеченным ни стражей, ни дворовыми, а только пьяницей конюхом?
  -- А ВладимЫр то вышел, да и говорит мне..., - тут я прислушалась к словам конюха, - Ты Клим лошадку то распряги, да почить, а сам позвал когой-то за собой. Глядь, на коня то, а с него точно водица стекает, да за ВладимЫром следует. Ты доча не смотри на меня так, правду тебе говорю. Вот те крест, правду.
  -- А как точно выглядел тот, кто пошел за ВладимЫром?
  -- Так вода, вот те крест, вода.
  -- Когда он уехал?
  -- Так вот не заметил я. Лошадок своих чистил, слышу, идет кто, а оглянулся, никого. Потом глядь, а коня то уже и нет.
  -- Хотите сказать, сначала вы слышали шаги, но никого не видели, а потом исчез и конь?
  -- Именно, - важно заявил Клим, потрясая кривым пальцем в воздухе.
  -- Спасибо, вы мне очень помогли. Прошу больше не распространятся о том, что вы видели. Для вашей же, конечно, безопасности.
  -- Да, что мы без разумения!
   В гостиницу я возвращалась, уже с опаской оглядываясь по сторонам. Кто бы ни приехал Стоицу несколько дней тому назад, он все еще здесь.
  

Ловушка.

  
   Непроглядная ночь. В черном бархатном небе одинокая луна рыщет между облаками, тревожно смотрит вниз и вновь прячется, точно боится кого-то. Холодный, сырой ветер лижет кроны деревьев, и тело, что бездвижно распласталось в гуще травы.
   Я со стоном открыла глаза. Рефлекторное движение век отозвалось резкой болью в затылке. Лицо саднило, соленый вкус крови на губах и ощущение, что вместо кожи слой поролона.
  -- Где я?
   Как же болит голова! И, правда, где я, в конце концов? И как я сюда попала? Попробуем проанализировать. Состояние - паршивое, местность - неизвестная. Ладно, шутки в сторону, я вспомнила!!!
   Дойти до гостиницы мне никто не мешал, и я даже позволила себе расслабиться, зайти на рынок отовариться необходимой в быту мелочью. Быть может, поступила крайне беспечно, не заготовив парочку защитных амулетов или, по крайней мере, символов, но это же не принципиально, ведь от лома нет приема. Могу сказать так - я сплоховала.
   Возвратившись к ребятам, вместо родных, дружелюбных лиц, встретила одно и совсем не дружелюбное. Эта зверская харя втащила меня в мои же покои, неласково треснув головой об стену. Из глаз посыпались искры. Неудачно приложившись к стене, я получила не только заряд негативных эмоций, но и приличную ссадину на лбу. Следующий удар, нанесенный кулаком, принес не менее веселые эмоции, а также разбил губу. Такого я не ожидала, следовательно, адекватно отреагировать не смогла. Лежа на полу и отплевываясь кровью, яростно соображала, кому за столь короткий срок успела так насолить.
  -- Добрый вечер, красавица.
   Если не ошибаюсь, то голос этот я слышу впервые. Немного попотев, поднялась с пола. Никто моим действиям не препятствовал, и мне удалось сесть по-турецки. Голова кружилась, тем не менее, я устремила взгляд в сторону голоса. На единственном стуле, восседал уже немолодой мужчина лет пятидесяти, с козлиной бородкой и усами. Седые волосы космами спадали за спину, образую почти сплошную волну. Милый такой старикан, если бы не серые злющие глаза, смотрящие на меня с лютой ненавистью.
  -- Угу, - пробубнила я, за что получила удар в район пониже ребер.
  -- Оставь ее Михаил.
  -- Что вам от меня нужно?
  -- Вот ведь молодежь, ни во что старших не ставят, - мягко, почти нежно пожурил незнакомец, - Не мне от тебя надобно, а тебе от меня, красавица.
  -- И что же мне от вас нужно? - как можно спокойнее спросила я.
   Между тем, я уже знала, что передо мной сидит не просто маг, а всеми (теперь и мной) известный ВладимЫр, брат царя Иннокентия IV.
  -- Как же! А жизнь твоя, зазнобушка, - ВладимЫр похоже, глумился надо мной.
  -- Она тебе не принадлежит.
  -- Почему же? Михаил, разъясни!
   Боковым зрением увидела как здоровенный кулак Михаила несется на встречу с моим лицом. Но я ловко увернулась, отведя тело назад так, что хребет недовольно хрустнул. Надо бы, если выживу, физкультурой позаниматься.
  -- Ловко, ловко...Но долго ли ты сможешь так кувыркаться?
  -- Что вам от меня нужно?
  -- Убирайся из города, и никто не пострадает.
   Следовало ожидать такого ответа, все шло, как по заранее продуманному сценарию. Да, я уже точно могла сказать, чем все закончится. Однако решила подыграть, и, создав мелодраматическую мину, возмутилась:
  -- Вы все подстроили. Все с самого начала, - какая халтура. В любом театре меня бы уже освистали.
   Глаза мага свирепо сверкнули, но он тут же успокоился. Всегда восхищалась людьми, которые с легкостью могут держать себя в руках.
  -- Догадливая. Но это тебя не спасет.
   Я же говорила, все как по написанному. Ну, продолжим, что у нас дальше? Ах, да немного беспокойства и безрассудства.
  -- Где мои друзья?
  -- О них не беспокойся, спят касатики.
   Это уже что-то новенькое, обычно их либо связывают, либо заколдовывают. Или я слишком много смотрела телевизор дома?
  -- Они будут искать меня! - у меня иссякла фантазия.
  -- Об этом тоже не беспокойся. Выводи ее Михаил. Да поосторожней, я не хочу, чтобы она раньше времени на том свете оказалась.
   Думаю, мы встретимся гораздо раньше, чем он надеется. Меня силком выволокли на улицу. Там уже ждала повозка, запряженная парой лошадей. Но как только Михаил ослабил хватку, я что есть мочи откинула голову назад. Удар черепом по носу. Попробуйте - непередаваемые ощущения для обоих.
  -- С..., б...., да я тебя, - дальше непереводимый деревенский фольклор.
   Однако мне хватило секунды его замешательства, чтобы вырваться и броситься бежать по улице, не разбирая ни дороги, ни маршрута. Верзила быстро пришел в себя, и вскоре начал догонять на повороте к городской ратуше. На улице как назло ни души, точно вымерли все.
  -- О! - вскрикнула я, когда со всей дури врезалась в стену.
  -- Уф! - ответила мне стена, чем несказанно меня озадачила, - Виринея?
  -- Гром?
   Поговорить нам не дал догнавший меня Михаил. Тот и охнуть не успел, как был вырублен мощным ударом в лицо.
  -- Что здесь происходит?
  -- Не время объяснять. Бежим.
  -- Куда?
  -- Я тоже хочу знать куда?! - ненавязчиво спросил ВладимЫр, появляясь из тьмы, точно призрак из стены.
   Мрачная фигура, посреди мрачной улицы пустого города. Не знаю, кто больше удивился я или Гром. Где-то в подсознании загорелась красная лампочка опасности. Она всегда запаздывает.
   Мне показалось, что за плечами мага темнота начала сгущаться. Ведьмак напрягся. Значит, не показалось. Гром заслонил меня от Владимира. Маг на распев читал заклинание. Что-то темное и зловещее полетело в нашу сторону, однако напоролось на щит созданный ведьмаком. Гром, как и я, впервые столкнулся ЭТИМ, он даже присел от напряжения, когда ЭТО облепило сферу. Щит начал терять объем, и вскоре нам пришлось ютиться вплотную друг к другу на корточках. Я обняла Грома за шею в надежде сэкономить место, а значит и время. Тварь, что билась и выла за щитом, с трудом поддавалась описанию: огромная черная масса, сплетенная точно из миллиона гибких на вид гелеобразных нитей. Какая мерзость!
   Камень на моей груди разогрелся, что я вскрикнула от боли. Под нами разверзлась фиолетово-синяя воронка, которая тут же втянула в свои недра. И все за какие-то доли секунды до полной капитуляции щита. Теперь я снова неведомо где, и даже не знаю, как реагировать, то ли плакать, то ли смеяться.

***

   Это все моя самонадеянность. Не будь я такой наивной, ничего подобного бы не произошло. Где я теперь? Что с моими друзьями, и что мне делать? Я прекрасно понимаю, страх не помощник, но от него трудно отделаться. Особенно, когда находишься в темном незнакомом лесу совершенно одна. Да, еще без понятия куда идти, и кого звать на помощь.
  -- ГРОМ!!!
   Тишина. Такое чувство, будто бы все давным-давно сгинули.
  -- Гром, мать пере мать, где же ты?
  -- Ты наступила мне на руку, - раздался голос из темноты.
   Блин!! Так же и инфаркт можно получить! Грома отбросило достаточно далеко. Он развалился в корнях какого-то дерева, в метрах десяти от того места, где очнулась я. В кромешной тьме мало, что смогла узреть, но то, что ведьмак пострадал не сильно, убедилась, когда тот с легкостью встал на ноги.
  -- Где мы?
  -- Вопрос риторический, - устало вздохнула я, - Ответа у меня нет.
  -- А кто тот старец, что напустил на нас нечисть?
  -- Владимир, брат Иннокентия, отца царевны.
  -- Дядька, что ли?
  -- Он самый.
  -- Сильный колдун.
  -- Весьма, - кивнула я в темноту.
  -- Ты сейчас мне все ноги отдавишь, - пожаловался Гром.
  -- Прости, не видно ни зги, - виновато проблеяла я.
  -- Может, тогда присядем где-нибудь?
  -- Мне здесь не нравится.
  -- Выбора у нас все равно нет.
  -- Ладно.
   Мы расположились под тем же дубом, и после долгих пререканий, Гром таки усадил меня себе на колени. То ли от страха, то ли от дурного предчувствия, вызвать пульсар я не смогла.
  -- Может, теперь объяснишь, что произошло?
   Вкратце описала сложившуюся ситуацию. Вышло по-деловому сухо, без прикрас и эмоций. Гром слушал, как обычно молча, благоразумно задавая только те вопросы, которые требовали детализации.
  -- Почему ты думаешь, что чародейство с петухом не его рук дело?
  -- Каким бы сильным магом не был Владимир, чародейство не его профиль.
  -- Я ведьмак, путешествую по этому миру уже не первый десяток лет, встречался с магией разного рода, но я не понимаю, к чему ты клонишь.
  -- Ты ведьмак от рождения. Тебя никто не обучал азам магии, ты используешь магию темного мира интуитивно, но тебе не подвластны, ни силы природы, ни силы света.
  -- Да.
  -- Чародеи используют естественную силу природы, чтобы увеличить свою мощь, либо мощь подвластных ему существ, маг же использует заклинания, обращенные к свету или тьме.
  -- Тогда мы ищем чародея?
 &;nbsp;-- Нет. Есть еще один вид чародейства. В нем не используют ни силы природы, ни силы жизни, ни силы разрушения, а самую непостижимую и своевольную силу - смерть.
  -- Некромант.
  -- Именно.
  -- Мы все только запутываем, - пожал плечами Гром.
  -- Возможно, - согласилась я, - Кто бы ни был исполнитель, заказчиком остается Владимир.
  -- Нужно выкарабкиваться отсюда, пока Владимир не добрался до остальных.
  -- Я не думаю, что они ему сильно помешают, разве что...
  -- Что?
  -- Альтель, отправила сообщение моей чумной компании из школы Магии и Целительства.
  -- Но успеют ли они?
  -- Василий, что-нибудь придумает.
  -- Ты имеешь в виду кота?
  -- Его самого.
  -- Ты в нем так уверена?!
  -- На все сто.
  -- Тогда есть надежда.
  -- Надежда есть всегда. Светает, - констатировала я, обратив внимание, что глаза начали различать контуры веток, - Пойдем, нам стоит поискать более надежное убежище.
  -- Куда ты собралась идти?
  -- Вперед, и только вперед.
   Через час пути, мои ноги, лицо и помятые ребра взвыли так, что мне оставалось лишь тихо поскуливать, чтобы Гром не заметил как мне тяжело. Проклятая гордость, чтоб ей провалиться.
  -- Я вижу свет, - сказал ведьмак, взяв меня под локоть.
  -- Где?
  -- Впереди чуть левее, видишь.
   Как и сказал Гром, чуть левее, пробивая поредевшую мглу, нас манил неяркий, но такой желанный свет. Нам удалось дойти до землянки за считанные секунды, и остервенело постучаться в дверь. Похоже, хозяин не спал, дверь сразу же отворилась, и мы с Громом на секунду ослепли.
  -- Что вам нужно? - спросил мужчина и окинул нас удивленным взглядом янтарных глаз.
  -- Нам бы переночевать, - пробормотал Гром, все еще не оправившись от светотерапии.
  -- Конечно, проходите, - кивнул хозяин, - только мертвяка оставьте снаружи.
  -- Мертвяк? - опешил Гром, потирая слезившиеся от света глаза, - Какой мертвяк?
   Я начала догадываться, кого именно хозяин землянки окрестил мертвяком. Или как его еще называют - зомби. И полностью удостоверилась, когда Гром соизволил посмотреть на меня.
  -- Матерь небесная, - только и крякнул он, подхватив отвисшую челюсть.
  -- Простите, - вздохнула я, - Я не зомби. У меня просто был трудный день. Очень трудный день.
   Хозяин пристальней вгляделся в мое лицо, охнул, и схватился за сердце:
  -- П-простите...
  -- Ничего, вздохнула я, - Можно войти?
  -- Конечно, - пробормотал хозяин, пропуская нас.
  -- Идем, Гром, кончай изображать из себя жену Лота.
   В землянке было тепло и уютно. Обстановка конечно немного аскетичная: стол, стул, сундук и лежанка. Зато горел огонь, и в котелке варилось что-то съестное.
  -- Еще раз, простите, что принял вас за мертвяка, - забеспокоился хозяин.
  -- Все в порядке. Надеюсь, у вас нет зеркал?
  -- Нет, а что?
  -- Не хочу расстраиваться, - улыбнулась я, - Гром, прекрати на меня пялится, или я обижусь. Взрослый, вроде, мужчина.
  -- Я думаю, - многозначительно ответил ведьмак.
  -- О чем?
  -- Что я сделаю с этим хыгровым Владимиром и его помощничком, когда пересекутся наши дорожки, - улыбнулся Гром, что волосы на у меня затылке зашевелились.
  -- Оставим эту тему.
   Ведьмак в гневе, зрелище для людей со стальными нервами. У меня же они на приделе, и мне следует сейчас заснуть на часок другой. Но, прежде всего, набить бунтующий желудок.
  -- Меня зовут Виринея, его Гром. Добрый хозяин, а как нам вас величать? - поинтересовалась, сев вблизи очага.
  -- Простите,... Георгий. Меня зовут Георгий, сын Тараса из селения у гномьих гор.
   Я даже слюной подавилась. Вот так встреча. Мне показалось, что у меня даже сердце остановилось, как удивилась. Наконец-то, соизволила взглянуть на хозяина повнимательнее. Среднего роста, худощавый, с лицом по мальчишечьи юным и открытым. Волосы короткие, русые. Как я уже упомянула глаза цвета древесного янтаря, и в них читался не дюжий ум и опыт сотен лет.
  -- Шутишь, что ли?
  -- Нет, - мотнул он головой.
  -- Тогда это тебе, - порывшись в карманах, протянула ему перстень.
   Не знаю почему, но именно это мне показалось более правильным, чем оставлять его у себя. Георгий удивленно повертел его на свету, и неожиданно для нас, заплакал. Горько, безмолвно и с чувством.
  -- Где ты его взяла? - утирая слезы, вопросил он.
  -- У одной знахарки. Она меня просила еще волос Хранителя силы принести, но что-то он мне на глаза не попадался.
  -- Тара.
  -- Что Тара? - не поняла я.
  -- Ее зовут Тара. Сестрица моя младшенькая.
   Мы с Громом переглянулись, и, не сговариваясь, удивленно пожали плечами. Вот такие пироги. Как раз о пирогах!
  -- А покушать, ничего нет? - немного смущаясь, пробормотала я, на что Георгий лучезарно улыбнулся и кивнул.
   Этой ночью нам с Громом больше не пришлось беспокоиться ни о еде, ни о ночлеге. Георгий, кем бы он ни был, на самом деле, оказался весьма сильным магом. Он растянул свое жилище до удобных размеров и начаровал кровати. Я бы так не смогла. Все мои чары ментальный блеф: во-первых, действуют в течение очень короткого промежутка времени, во-вторых, материальными они только кажутся. На Георгия я смотрела, разинув рот, как детвора на ярмарочного фокусника.
  -- Почему ты живешь в такой лачуге, если способен создать хоромы?
  -- Мне так нравится.
  -- А ты бы сама, что предпочла? - хмыкнул Гром, для уверенности попрыгав на кровати.
  -- Не знаю. Но не то, что я видела в начале. Считай, у меня клаустрофобия, но я не люблю небольших пространств. Я чувствую себя, как зверь в клетке.
  -- Каждому свое, - кивнул Георгий.
  -- Угу, - закивала я.
  -- Ребята, вы как хотите, а я спать, - оповестил нас Гром, молниеносно разделся, забрался под одеяло и заснул.
  -- Теперь я понимаю, чем отличаются ведьмаки от остальных магов.
  -- И чем же?
  -- Пофигизмом.
  -- Ну почему же? Просто они очень практичные.
  -- Чем это?
  -- Твой спутник прекрасно знает, что завтра предстоит тяжелый день и необходимо восстановить силы.
   Я только улыбнулась. Мне не хотелось спать. Когда твое лицо опухло и болит так, что звенит в ушах, то о том, чтобы положить голову на подушку даже думать не хочется.
  -- Возможно, я смогу помочь тебе.
  -- Была бы весьма благодарна.
   Георгий порылся в недрах сундука и положил на стол какую-то маленькую стеклянную емкость. Густая жидкость ядовито-зеленого цвета едва заметно колыхнулась. Не буду спрашивать, какие в этом зелье ингредиенты. Уже по цвету можно определить, что лучше не знать.
  -- А магией никак? - забеспокоилась я, когда Георгий зачерпнул пальцами зелье.
  -- Вокруг тебя столько магии, что, боюсь, вмешательство чужой силы приведет к катастрофическим последствиям.
  -- Ладно. Давай. Потерплю.
   Георгий смазал лицо, чуть ли не сантиметровым слоем. К моей радости оно пахло лесными травами, а не экзотическими компонентами. Но когда Георгий попросил поднять рубашку, я смутилась.
  -- Может не надо?
  -- Синяки до завтра не заживут.
   Пришлось горестно вздохнуть и задрать рубашку. Ею же прикрыть пылающие щеки. Нижнее белье я потеряла еще в сражении с драконами.
  -- Замерзла?
  -- Можно без комментариев.
  -- Не сердись. Повернись ко мне спиной.
  -- У тебя что, рентгеновское зрение?
  -- Нет, я чувствую, где тебе больно. Можешь опустить.
   Я обернулась и удивленно уставилась на Георгия. Он только улыбался, вытирая руки полотенцем.
  -- Ты знаешь, что такое рентгеновские лучи?
  -- Знаю.
  -- Откуда?
  -- Хранитель силы открыл для меня свободные проходы в иные миры.
  -- Ясно. Можно не скромный вопрос?
  -- Задавай.
  -- Сколько тебе лет?
  -- Около шести сотен, а что?
  -- Я хочу понять, как травница - Тара, твоя сестра, прожила так долго.
   Георгий обернулся и посмотрел на меня горящими янтарными глазами. Мне даже показало, что он стал моложе лет на десять, и лицо осветилось почти детской проказливостью.
  -- Я оставил ей часть волоса.
  -- Волос Хранителя силы?
  -- Да.
  -- Получается, что она тоже маг?
  -- Нет. Я оставил ей только часть волоса, а не целый. Силу и знания дает целый волос, а часть дает долголетие.
  -- И что ты теперь будешь делать?
  -- Если она захочет, мы будем жить вместе. Если нет. Хотя бы навещу.
  -- Тебе нравится жизнь отшельника? - спросила я, присаживаясь в начарованное Георгием кресло у очага.
  -- В свое время я предпочел жизни в шумном городе, уединенное местечко, подальше от людей, - ответил он, садясь в кресло напротив.
  -- Почему?
  -- Я очень много путешествовал. Но, в один прекрасный день, устал. Очень устал.
  -- Устал?
  -- От всего: от людей, от суеты, от безысходности человеческой жизни.
   Я почесала макушку.
  -- Похоже на переходный возраст.
   Георгий скосил на меня удивленный взгляд и хохотнул. Тихо, незлобливо, но по коже побежали мурашки.
  -- Так оно и было.
   Что мне оставалось делать? Я в недоумении пожала плечами.
  -- А сколько тебе лет? - спросил Георгий.
  -- Двадцать два. Но если к этому приплюсовать пять лет в заточении у Суккуры, то двадцать семь.
  -- Ты была ученицей Суккуры?
  -- Не по собственной воле.
  -- И тебе удалось уйти? - в глазах мага мелькнуло восхищение.
  -- Мне помогли. Руана ее служанка и Гром, вон дрыхнет без задних ног.
  -- Как вам это удалось?
  -- Отделались малой кровью.
  -- Будь осторожна, Суккура не прощает обид. Она лютый враг.
   Я только хмыкнула.
  -- Пусть встает в очередь.
  -- За кем?
  -- За Святым Максимилианом.
  -- Кем?
  -- Настоятель монастыря Святого Максимилиана.
  -- Он что, в честь себя монастырь назвал?
  -- Да.
  -- Вот это самомнение!!
   Я даже улыбнулась.
  -- Еще какое: Мудрейший из Мудрейших, - возвела я глаза к потолку.
  -- О-о!
  -- Да. Но думаю, сначала, ему придется встретиться с Асотом.
   Георгий сразу помрачнел. Взгляд стал тревожным. И, когда встретился с моим, меня точно горячей волной окатило.
  -- Асот Морт?
  -- Да. Ты его знаешь?
  -- Знаю ли я его... - мрачно пробормотал маг.
   Между нами повисло гнетущее молчание, после которого чаще всего кто-нибудь повествует либо страшную легенду, либо просто предупреждает об опасности.
  -- Лучше бы не знать.
  -- Георгий, что случилось?
  -- Слишком поздно.
   Георгий стал мрачнее тучи. Мне, сказать по честному, это совсем не понравилось. Что-то скрывалась за таинственной недомолвкой. Но что?
  -- Что поздно?
  -- Все, - вздохнул маг и посмотрел на меня, - Встреть я тебя чуть раньше, все было бы гораздо проще. Но не сейчас.
  -- Слушай, прекрати темнить. Меня это раздражает.
  -- Слышала о некромантах высшей категории?
  -- Слышала, что они из темных миров.
  -- Верно, - Георгий ехидно улыбнулся, - А теперь, догадайся...
  -- Я это знала с первой нашей встречи, - невежливо прервала его на полуслове, - Он ничего не скрывал.
   Похоже, я удивила мага.
  -- Так уж и ничего!? - насмешливо возмутился он.
  -- Ну, у каждого из нас свои тайны. По крайней мере, он не пытался лгать.
  -- Странно, - нахмурился маг.
  -- Что именно?
  -- Это не похоже на Асота.
  -- Я его вытащила из подземелья, - пожала плечами и внимательно посмотрела на Георгия.
  -- Подземелья?
   Пришлось начать все сначала. Скоро из боевого мага я превращусь в бродячего барда, жаль, что пока никто денег не предлагал. Георгий слушал, как и Гром молча, только изредка хмыкая и вскидывая бровь.
  -- А он оказался умнее, чем я думал, - в конце концов, тихо произнес маг.
  -- Что-то я не понимаю...
  -- Все, закончим разговор, - резко, даже грубо прервал Георгий, - Тебе нужно выспаться, а утром.... Посмотрим, что будет утром.
   Я недовольно сморщила нос, тем не менее, спорить не стала. Боль отступила, и теперь, как не крути, меня немилостиво тянуло в сон.
  

Сон в руку.

   Еще в доме Суккуры мне перестали сниться сны. Я проваливалась в холодную пустоту забвенья и больше ничто меня не тревожило. Но на этот раз мне снился сад. Неописуемо красивый, но, похоже, очень давно заброшенный. Старые, неухоженные деревья накренились до самой земли, гладили ветками мощеные драгоценными камнями дорожки. Маленькие фонтанчики в виде черных драконов с распахнутыми в стороны крыльями, прятались в заросших вьюном беседках.
   Мертвая тишина царила в загадочном и прекрасном саду. Я сошла с тропы, и спустилась по каменной лестнице к озеру. Вода, в лучах теплого летнего солнца, переливалось всеми оттенками зеленого. Каменные русалки, с распущенными волосами и изумрудами вместо глаз, возлежали на безупречной глади озера. Казалось, они парят над водой, но если приглядеться внимательнее, можно заметить тонкие полупрозрачные сваи, поддерживающие их над озером. Почти у кромки воды замысловатые скамейки: ветки розовых каменных кустов поддерживают снежно белые рифленые раковины.
   Над озером, макая ветки в воду, загрустили плакучие ивы. У их корней, раскинув крупные сердцеобразные листья, спрятались водяные лилии. Я обогнула озеро по узкой тропке посыпанной гравием. Спустилась по другой трехъярусной лестнице и очутилась у входа в глубокий грот. Ступени из черного гранита вели вниз.
   Держась за перила, чтобы не упасть со скользких каменных ступеней, я нерешительно сделала первые шаги. Небольшая, уютная пещерка. Стены отшлифованы до блеска. Сталагмиты и сталактиты, попадая на путь света, льющегося из выдолбленных окошек, мерцают. Всюду витые столбики с чашами-ракушками. (которые, заменяли грубые, коптящие факелы.) И посреди таинственной, манящей, от чего пугающей, красоты - огромный бассейн, наполненный горячей водой.
   От созерцания неповторимой красоты отвлек достаточно громкий всплеск. Я обернулась и увидела, как, загребая сильными руками воду, в мою сторону плывет мужская фигура. Полусвет пещеры позволил разглядеть только копну мокрых белых волос, облепивших широкие плечи.
   Мужчина легко подтянулся о край бассейна, и предстал предо мной как ожившая статуя Аполлона, только вот... Фигового листочка .... Ну, нет его. Да и размеры впечатляли. Давненько не снились мне эротические сны. Меня как кипятком окатило. Лицо стало пунцовым, а рот округлился в ошеломленно восторженной: О-о!!
   Незнакомец расправил плеч. Вскинув голову, стряхнул поток густых белоснежных волос за спину. Мое сердце замерло, колени подогнулись, дышать стало трудновато. Мама моя родная!!!
   Наши глаза встретились. Светло-светло голубые, почти белые, с полосками вертикальных зрачков.
  -- Виринея? - тихим хрипловатым голосом спросил он.
   Стоп. Крутим назад. Это же Асот! Что-то я совсем обалдела от вида красивого мужского тела. Стыдно-то как!!
  -- Асот? - пискнула я.
   Некромант ласково улыбнулся. По телу разлилась истома. И почему это я раньше не заметила, что он ТАК красив! Какое роковое упущение с моей стороны.
  -- Не ожидал тебя увидеть здесь, - хмыкнул он.
  -- Э... Ты не мог бы прикрыться, - забормотала, изо всех сил пытаясь не смотреть. А ведь было на что!
   Асот, подобрал с пола полотенце. Уф! На грудь я еще могу смотреть спокойно. Хотя, если честно, меня аж трясет. И это не смущение!
  -- Как ты здесь оказалась?
  -- Не знаю.
   Асот склонил голову, что непослушная прядь прикрыла правый глаз. Я осторожно перехватила ее двумя пальцами и завела за ухо. Кончиками пальцев, я ощутила, как он вздрогнул.
  -- А где мы? - тут же поинтересовалась я.
  -- В моих владениях в этом мире.
  -- А что я здесь делаю?
   Асот улыбнулся. Еще одна такая улыбочка, и я с визгом брошусь ему на шею. Клещами не отдерут.
  -- Похоже, Моя сила позвала тебя и ты пришла, - Асот обхватил ладонями мое лицо, - Что с тобой случилось?
   По моему лицу расплылась совершенно глупая улыбка. Я сейчас оплавлюсь как сыр на макаронах.
  -- Не сошлись во мнениях с одним упертым магом.
   Его пальцы осторожно ощупали каждую мышцу на моем лице. Я напряглась, ожидая боли, но боли не последовало. Тогда расслабилась, позволив себе насладиться его прикосновениями. Если это сон, то, какова же будет реальность?! Резко втянула вытекшую слюну.
  -- Болит? - продолжая ласкать мое лицо.
  -- Немного, - моргнула, - Скорее неприятные ощущения.
  -- Зелье?
  -- Да, - кивнула, - Все настолько плохо?
  -- Не так плохо, как в прошлый раз.
  -- У тебя зрачки вертикальные, - сказала первое, что пришло в голову.
  -- Так я лучше вижу в темноте.
  -- Георгий не очень-то лестно о тебе отзывался, - наябедничала я.
  -- Георгий, сын Тараса? - удивился Асот.
  -- Он самый.
   Асот отстранился, хотя его руки так и остались лежать у меня на плечах. Сон это или не сон, а все равно приятно.
  -- Думаю, нам следует присесть и поговорить.
  -- На что? - пробежав взглядом по пещере, спросила я.
  -- Сюда, - Асот потянул за собой.
   Мы прошли сквозь искусственно вырубленную арку, и оказались пещере, где стены украшали уже обычные факелы в железных подставках, а так же множество драконьих голов, которые, то тут, то там появлялись из полутьмы, сверкая кроваво алыми рубинами хищных глаз.
  -- Здесь так много драконов.
  -- Тебе не нравится?
  -- Не то, чтобы.... И все же, как-то, неуютно.
  -- Это мой зверь.
  -- Прости, не поняла?
  -- Дракон - это зверь, который подвластен мне.
  -- Никогда не слышала, чтобы у некромантов был свой подвластный зверь, - нахмурилась я. Раньше, по крайней мере, ни о чем подобном не слышала.
  -- Только у моего рода.
  -- Почему?
  -- Сложный вопрос. Так сразу не ответишь.
  -- Лучше скажи, что не хочешь отвечать, - хмыкнула, досадливо поджав губы.
  -- И это тоже, - Асот обернулся и посмотрел в мои глаза, - Пришли.
   Некромант ввел меня в небольшое помещение и усадил на подушки, в художественном беспорядке разбросанные по полу. Это мне напомнило вальяжно возлежащих вокруг кальяна турков, попивающих вино и вдыхающих аромат благовоний.
   Хотя кальяна я не обнаружила, зато маленький фонтанчик, изображающий обнаженную пару, слившуюся в страстном поцелуе, прекрасно гармонировал с обстановкой. Красивые фигурки, навели на мысль, для чего именно была создана уединенная пещерка. Фонтанчик светился, и вода в нем приобретала небесно голубой цвет.
  -- Ты стала взрослее, - улыбнулся Асот, располагаясь напротив.
  -- Неужели? - удивилась я, и смущенно отвела глаза от его обнаженной груди. Как по мне, так я все еще осталась наивной дурехой. У меня от его тела дух перехватывает.
  -- Ты сильно изменилась. Стала более уверена в себе.
  -- У меня не было другого выхода, - пожала плечами.
   Что, правда, то-правда, выбирать мне никто не предложил. Теперь поздно о чем-то сожалеть, и, тем не менее, грустно.
  -- Выход всегда есть, но ты выбрала этот путь, а не другой.
  -- Может быть, - затем улыбнулась и сказала, - А кое-кто (не будем показывать пальцем), меня на него подтолкнул.
   Глаза Асота засветились доброй усмешкой. Он сложил ладони на груди и посмотрел на меня взглядом невинного младенца. У него даже зрачки расширились и заблестели. Вылитый ангелочек.
  -- Неужели?! - ахнул он, - Я! Ну, как ты могла такое подумать....
  -- Прекрати, - рассмеялась я.
  -- И теперь ты хочешь выразить мне свое негодование? - уже серьезнее спросил он.
  -- Что было, то прошло. Я не умею долго сердиться. Но не думай, что я забуду.
  -- Не буду отпираться, все самое страшное, что тебе удалось пережить, моих рук дело.
   Наверное, у меня было самое недоуменное выражение лица, если, посмотрев в мою сторону, Асот с трудом сдержал улыбку.
  -- С драконами я перестарался. Каюсь, почувствовав твое присутствие, не сдержался и сделал гадость.
  -- Объяснись, - сурово произнесла я.
  -- Не буду углубляться в свои семейные проблемы, перейду сразу к сути. Мне нужно было выбраться из подземелья любым способом. В момент, когда ваш корабль пролетал в непосредственной близости от побережья, я ощутил присутствие существа (прошу не перебивай меня), которое вполне могло меня освободить. Но я не мог и предположить, что ты вступишь в единоборство с драконом.
  -- Ситуация вышла из-под контроля?
  -- Именно. Я уже намного позже понял, что шутить с тобой опасно. Ты слишком прямолинейна, и по этому, вечно влипаешь в неприятности.
  -- И каким это образом ты понял?
  -- Будь на твоем месте кто-то другой, он бы не стал выпускать меня из кровавой пентаграммы.
  -- Асот, ты хочешь сказать, что я полная дура?!! - не на шутку рассердилась я.
  -- Ни в коем случае. Ты молодая, наивная, немного взбалмошная, но, ни как не дура.
   Асот смотрел на меня глазами полными печали, и, сказать по правде, я не была уверена, стоит ли ему верить. Но когда напротив сидит такой красавчик, подумать о чем-то всерьез не удается.
  -- А лучше б была?
  -- Лучше б ты не была женщиной, - вздохнул Асот и откинулся, от чего его волосы разметались по подушкам, волной белоснежного шелка, - Но ты женщина.
  -- Тебя это расстраивает? - насупилась я.
  -- Расстроило! - воскликнул некромант, - Представь мое недоумение, когда вместо опытного мага или хотя бы юноши, я увидел девушку.
  -- Получи фашист гранату.
   Асот только улыбнулся. Мне бы разозлиться на него. Но вместо этого молчу. Да, девочка моя, пора заводить кавалера, а, то так и буду истекать слюной при виде первой попавшейся на глаза особи мужского пола!
  -- Ты отправил меня к Суккуре?
  -- Отправил. Тебе был нужен строгий наставник.
  -- Строгий?? - меня передернуло от отвращения.
  -- Только не говори, что ее обучение не было эффективным, - Асот перекатился на бок.
   Полотенце почти совершило криминал, но удержалось. Не уверена, была ли я рада этому или разочарована.
  -- Зато я теперь у нее враг номер один.
  -- Это мелочи.
  -- Асот, у нас разные понятия мелочей.
  -- Брось, это все ерунда.
  -- Ничего себе ерунда!!! - возмутилась я.
  -- Именно - ерунда.
  -- Зачем ты позвал меня? - вздохнув, наконец, спросила я его.
  -- Вопрос в точку, - кивнул некромант и перевернулся на живот, - Я беспокоился о тебе.
  -- Неужели?
  -- Как бы странно это не звучало - я говорю правду, - последние слова Асот пробормотал так тихо, что пришлось наклониться ближе, иначе я бы не услышала.
  -- И что, скажи на милость, тебя обеспокоило?
  -- Алмаз не стал бы действовать, если бы тебе не грозила серьезная опасность.
  -- Хочешь сказать, что фиолетовая воронка...?
  -- Да. Сработала система защиты, и камень перенес вас с Громом в ближайшее безопасное место.
  -- То есть, если бы камень не сработал....?
  -- Да. Именно то, что ты подумала.
  -- Ты меня пугаешь.
  -- Это будет гораздо разумнее, чем бездумно лезть в петлю.
  -- Но я обещала.... Обещала защитить царевну....
  -- Еще раз подумай, нужно ли тебе это. Нужно ли подставлять свою шею, ради девчонки, которую ты даже не знаешь.
   Я задумалась. Его слова не были лишены логики. Но как я потом буду смотреть себе в глаза, если все брошу, даже не сделав попытки.
  -- Мне это нужно, Асот. Ни ради славы, ни ради богатства или для того чтобы потешить свое самолюбие, а ради себя, ради мира в душе.
   Асот перевернулся и поднялся так, чтобы наши глаза находились на одном уровне. Его взгляд не осуждал меня, но и не поддерживал. В нем было, что-то такое, что понять я не смогла.
  -- Я знал, что ты так скажешь, - дыхание его обожгло мои губы.
  -- Ты считаешь, я не права?
  -- Я считаю, что каждый должен решать сам за себя, - тихо заговорил Асот и голос у него был усталый, - Ты уже решила.
  -- Почему мне кажется, что ты многое недоговариваешь?
  -- Тебя беспокоит, не соврала ли ты Георгию?
  -- Я не врала.
  -- Успокою тебя, я тебе не лгал. А сейчас и вовсе сказал больше, чем следовало.
  -- Мне нужно вернуться. Там ждут Гром и Георгий....
  -- И царевна, и эльфы, и Руана, и Полтрон....
  -- И мои ребята.
  -- И много еще кого. Но я все равно прошу тебя быть крайне осторожной. По сравнению с теми, с кем тебе уже удалось встретиться, Владимир, самый хитрый и самый изворотливый ползучий гад.
  -- Ты не сказал - сильный.
   Молниеносно, что даже не успела моргнуть, я оказалась прижата к обнаженной груди и вдыхала свежий аромат чистого тела. Асот пах лесом и миндалем.
  -- Внимательная, девочка, - прошептал Асот, поглаживая меня по волосам, - А теперь запомни, вместе вы сможете его победить, только если отделите от основного источника силы. Владимир не хозяин, он подчиненный. Но тебе следует остерегаться гнева хозяина. Будь крайне осторожна.
  -- Хорошо, - пробормотала я, совершенно отупев от восторга.
  -- Тебе пора просыпаться, - целуя меня в висок, шепнул Асот, - они уже беспокоятся.
  -- Еще чуть-чуть.... Еще капельку, - заканючила я, уткнувшись носом ему в грудь, а в ответ услышала только смех.
  

***

   Я еще слышала последние отголоски его смеха, когда в мои грезы ворвалась грубая реальность в виде Грома, который тряс меня так, что клацали зубы.
  -- Виринея! Виринея, очнись же! - кричал он мне прямо в ухо.
  -- Прекрати кричать мне в ухо, - возмутилась я, отталкивая его одной рукой.
  -- Слава Богам! - облегченно вздохнул Георгий.
   Я с трудом продрала глаза, и села на постели в позе куклы Маши (или как там их: Мальвина, Даша...). Гром возвышался надо мной, словно Пизанская башня, грозя вот-вот рухнуть, а Георгий сидел на постели, блуждая обеспокоенным взглядом по моему телу. Последнее время, моя персона вызывает повышенное внимание у мужского пола. Приятно конечно, но пугает.
  -- Что случилось? Зачем понадобилось будить меня таким несуразным способом?
  -- Хм..., - только и сказал Гром, отступая на шаг в сторону.
  -- Георгий, может, вы объясните, что здесь произошло, пока я спала?
  -- Ты чуть не погибла, - очень серьезно, очень лаконично, и совершенно непонятно ответил Георгий.
  -- Можно поподробнее.
  -- Когда мы с Громом проснулись (минут десять назад), мы обнаружили тебя лежащую в постели, слабо мерцающую и скорее похожую на призрак, чем на живого человека. Я попробовал использовать свои силы, но заклинание отрикошетило от барьера. Минут пять назад ты снова начала обретать плоть, но...
  -- И, что? Так было необходимо лишать меня зубов? - перебила я его.
  -- Ты не дышала.
  -- В каком смысле? - нахмурилась я.
  -- В прямом.
  -- Вот, блин, - почесала в затылке и улыбнулась, - Спокойно, со мной все в полном порядке.
  -- Мы это видим, - согласился Гром.
  -- Не поняла.
  -- Все твои раны исчезли.
  -- Хорошее зелье попалось, - кивнула я.
  -- Зелье здесь не причем, - покачал головой Георгий, - На подобное исцеление способна исключительно мощная магия.
   Я облегченно вздохнула. Пожалуй, это даже хорошо, что я не увижу этакий натюрморт из собственного лица.
  -- Где ты была? - тихо и уж больно угрожающе спросил Георгий.
  -- Во владениях Асота.
   Не стану врать. Мне же нечего стыдиться?! Правда!? Ну, может, чуть-чуть, но это не принципиально и к делу не относится.
  -- Того самого некроманта, о котором ты мне говорила? - подал голос Гром.
  -- Угу, - подтвердила я.
  -- Юная леди, - вздохнул Георгий и посмотрел на меня тяжелым взглядом янтарных глаз, - Вам стоит осторожнее выбирать друзей. Не позволяйте ему запудрить вам мозги. Вы молодая, энергичная девушка....
  -- Хватит, - знаю, что это прозвучало грубо, но я устала от назиданий, - я прекрасно поняла тебя Георгий.
   Я неспроста подчеркнула слово "тебя", ведь до сих пор он общался со мной на равных. Это было обидно. Асот, каким бы он ни был хыгровым аспидом, не показывал, что воспринимает меня как ребенка, которого следует мучить нравоучениями.
  -- Виринея, я хочу тебе только добра, - как быстро исправился, - Асот не тот человек, кому следует верить. Он вообще не человек.
  -- Георгий, оставьте свое мнение при себе. Я уже не ребенок.
  -- Я беспокоюсь за тебя.
  -- И я тоже, - поддакнул Гром.
   Я вытаращилась на них, как если бы у них неожиданно прорезались рога и отрасли хвосты.
  -- Ребята, вы, что сговорились все!
  -- Похоже, мы не первые, - хмыкнул Гром, и в глазах его заплясали чертики.
   Выражения лица Георгия я разобрать не смогла, уж больно много эмоций отразилось на нем, пока я произносила эту незамысловатую фразу.
  -- Я что-то не понимаю, - стушевался он.
  -- Ничего, я тоже ничего не понимаю, - дружески похлопала Георгия по плечу.
  

***

   Больше разговор на эту тему мы не заводили. Нам с Громом, во чтобы-то не стало, нужно было вернуться в город до начала турнира. Я представления не имела, как отсечь Владимира от силы его хозяина. Второй курс Школы магии и Целительства мало уделял внимания таким вещам, как заклинания блокады. Суккура во время своих занятий упомянула о них, но только на словах и в общих чертах. Георгий знал, но употребить не мог из-за клятвы Хозяину, а у меня не хватало способностей воспроизвести. Мы оказались в тупике: стратегия есть, нет тактики.
  -- У нас проблема, - вздохнул Гром, уминая пятую ножку неизвестной мне дичи..
  -- Что будем делать? - поинтересовался Георгий.
  -- Гром не маг, - начала подытоживать я, - Ты маг, но клятва творить добро не позволяет использовать темные силы. Я адепт, у меня по смыслу сил нет, особенно для создания заклятья, которое ты предложил. Остается одно.
  -- Что? - навострил уши Гром.
  -- Найти Василия.
  -- Кота? - удивился ведьмак.
  -- Именно.
  -- Прошу прощения, а кто такой Василий? - поинтересовался Георгий.
  -- Кот, - хмыкнул Гром.
  -- Мой любимец, - уточнила я, - Он ввел меня в мир магии, помог на вступительных экзаменах, и знает достаточно много, чтобы справиться с нашей проблемкой.
  -- Тогда, я думаю, стоит поспешить и отыскать его до турнира.
  -- Верно.
  -- А как мы отсюда выберемся? - указал на наше упущение Гром.
  -- По дороге, - удивился Георгий.
  -- Какая дорога - невидно же ни зги! - возмутился ведьмак, вглядываясь в окошко, где хоть и стало светлее, видно было не дальше трех метров перед собой.
   Георгий склонил голову на бок и стал похож на озадаченную дворняжку.
  -- А вы в темноте не видите? - спросил он.
  -- Нет, - хором ответили мы с Громом.
  -- Плохо, - пробормотал он, задумался, потом вскинул взгляд на меня и сказал, - Но у тебя же есть Черный Алмаз?
  -- Да, есть. И что?
  -- Попробуй вызвать его силы.
  -- Но для этого необходимо задать цель. Я не знаю какую?
  -- Сконцентрируйся на проблеме, - начал подсказывать Георгий, - Во-первых, нам нужно пройти сквозь темный лес, во-вторых, достаточно быстро, ну а в-третьих,....
  -- А что еще то? - хмыкнул Гром.
  -- Чтобы при этом мы остались живы.
  -- Хорошее замечание, - улыбнулась я, выходя в лес, где тут же чуть не разбила себе нос, споткнувшись об поваленное деревце, - Георгий, мог бы и прибраться у порога!
  -- Извини, - пробормотал он, подхватывая меня в полете.
   Пришлось, вот так за ручку, дойти до более или менее открытого пространства. Глаза привыкли к полутьме, но так как я с детства страдаю близорукостью, это мне мало помогло.
  -- Отпусти. Стоять я могу и без помощи.
  -- Уверена?
  -- Уверена.
   Гром и Георгий встали поодаль, оставляя мне место для маневра. Я еще не была уверена, как именно буду взывать к силам Черного Алмаза, но уже взяла его в руки, и почувствовала кожей его холодные, не отшлифованные грани с вырезанными магическими рунами и письменами. Есть множество способов активировать дремлющую силу, но следуют выбирать самый простой и подобный первоначальной силе. Камень, взращенный на крови, крови очень могущественного некроманта и чародея. Что будет ему ближе всего? Конечно же, силы теней, которыми в совершенстве пользовалась Суккура, и к которым попыталась приучить меня. Но это не то, что хотелось бы сейчас использовать. Силы теней капризная магия, способная запросить слишком высокую цену за свои услуги. Я не готова к такой жертве. Тогда что еще может пробудить Алмаз? Кровь. Уже ближе, и менее опасно. Капля крови для активации и еще несколько для запроса.
  -- Гром.
  -- Да?
  -- У тебя есть нож? Очень острый нож?
  -- Есть. А что ты собираешься им делать?
  -- Мне нужна кровь.
  -- Не дам.
   Я удивленно посмотрела в сторону его голоса. Ничего себе защитник нашелся. Если дальше так пойдет, он мне еще и магией запретит заниматься.
  -- Гром ей нужна кровь для ритуала, - уточнил Георгий.
  -- Я понял. Я слышал, что маги могут обойтись без крови.
  -- Не в нашем случае.
  -- Гром прекрати ребячиться, я уже достаточно взрослая и умею обращаться с острыми предметами. При всем том, я еще и боевой маг.
  -- Ты адепт. И учишься только на втором курсе, - напомнил мне ведьмак.
  -- Гром, либо дай ей нож, либо мы так и будем стоять здесь весь день, - с тяжелым вздохом попросил Георгий.
  -- Послушай, Георгия Гром. У нас нет времени припираться. Мне нужно несколько капель крови, не буду же я для этого вскрывать себе вены.
  -- Хорошо, возьми, - нехотя согласился Гром, передавая нож магу, который телепортировал его мне в ладонь.
  -- Наконец-то.
   Я полоснула себя по указательному пальцу. Одна капля для активации. Камень в моей ладони разогрелся. Еще несколько, и я почувствовала, как сила обволакивает меня невидимым коконом. К запаху леса примешался запах свежего миндаля. Голова закружилась, я начала медленно оседать на землю.
   Представления не имею, сколько пролежала в отключке, пока в мое лицо не ткнулось, что-то бархатистое и теплое на ощупь. Я открыла глаза и с удивлением обнаружила, что все еще лежу на земле и здоровенная коняга с алыми как у вампира глазами, тычет мордой мне в щеку.
  -- Виринея, с тобой все в прядке? - поинтересовался у меня Георгий.
  -- Эта зверюга не подпускает нас к тебе, - закряхтел Гром, пытаясь вылезти из под раздвоенного копыта.
   Я с трудом соображала, и только хлопала ресницами. Грому удалось встать, но удар в грудь копытом, придал ускорения по направлению к ближайшему стволу.
  -- Гром, ты как? - позвала я его.
  -- Никак, - приглушенно ответил тот, отклеиваясь от древесины.
  -- Это животное очень странно себя ведет, - задумчиво изрек Георгий, - Виринея, ты можешь его контролировать?
  -- Сейчас посмотрю.
   Я неуклюже встала на четвереньки. Конь снисходительно толкнул меня в плечо, тем самым высказав желание помочь. Я не побрезговала таким благородным жестом, и, ухватив животное за шею, поднялась. С нескрываемой благодарностью посмотрела в горящие глаза с вертикальными зрачками.
  -- Ну, и где ты все это время шлялся? - спросила я коня, немного повозившись, поправляя на себе одежду.
  -- Пфы? - ответил он мне, миролюбиво пожевывая рукав моей рубашки.
  -- Виринея, с тобой все в порядке?
  -- Гром, помолчи, - раздраженно бросила я, - Эту лошадку (не сердись, я любя) я знаю. Его зовут Гордый. И его мне подарил Асот, когда мы выбрались из подземелья.
  -- Опять Асот, - фыркнул Гром, подходя ближе, тем не менее, настороженно огибая Гордого боком, - Я начинаю ненавидеть этого некроманта.
  -- Асот, - с нескрываемой грустью повторил Георгий.
  -- Он самый.
  -- Ты хотя бы имеешь представление, что это за существо?
  -- Кого ты имеешь ввиду?
  -- Его, - Георгий кивком головы показал на коня.
  -- Судя по алым глазам с вертикальными зрачками, что-нибудь из Темных миров.
  -- Так и есть.
  -- Вот и хорошо, - улыбнулась я.
  -- Что хорошего?
  -- Он быстр, вынослив и главное видит в темноте.
  -- Георгий, думаю спорить с ней бесполезно, - с досадой вздохнул Гром, - Она уже все для себя решила.
  -- Похоже на то.
  -- Вот видите, мальчики, мы и пришли к компромиссу, - засмеялась я, зарываясь ладонями в шелковую гриву Гордого. Конь довольно заржал.
  -- Виринея, ты садись первая, я за тобой, - встав по левому боку Гордого, Гром легко усадил меня, а затем сам сел сзади. Гордый прореагировал спокойно. Он-то прекрасно знал, какая я хыгрова наездница.
  -- Я доберусь своим путем, - махнул рукой Георгий и растворился во тьме.
  

***

   Гордый безошибочно находил тропу и легко бежал по зеленому настилу. Гром не пытался завести разговор, да и я не знала, что ему сказать. Владимир рассчитал все верно: если есть покупатель, следовательно, найдется и торговец. Кто бы ни предложил Владимиру реанимированную птицу, он прекрасно знал свое дело. Петушиный бой, исход которого можно было предсказать заранее, ведь живая птица никогда не сравниться с воскрешенным зомби. Женить царевну на своем сыне и считай трон в руках алчного и честолюбивого типа. Все до элементарного просто. Если бы не одно но...
   Если бы не появились мы и не нарушили весь ход событий. Я со своими способностями оказалась для Владимира, точно кость в горле. Могу поклясться, что уже в первые дни нашего пребывания в трактире, ему доложили о подозрительной компании, прибывшей по видимому из далека. Тут не нужно много ума, что бы догадаться, кто нас подставил, и Полтрон впервые окажется не причем. А с этой ползучей гадюкой я еще встречусь. Обязательно встречусь.
   Конечно же, узнав о появлении в городе человека обладающего силой, Владимир не мог не предпринять попытку уничтожить меня. Что он благополучно и привел в действие. Скорее всего, Владимир безошибочно определил во мне адепта и не принял всерьез, что оказалось роковой ошибкой с его стороны. Верховный Маг использовал мощь хозяина, чтобы вызвать темное существо, и у него не было сомнений, что я погибну. Не окажись у меня Черного Алмаза, так оно и было бы.
   Если предположить, что Владимир не ждет моего скорого воскрешения, то у нас появилась еще одна козырная карта, и эту карту следует использовать первой.
   Мы уже выехали из леса, и не спеша, продвигались сквозь заросли полыни. От густого аромата голова пошла кругом.
  -- Как ты? - забеспокоился Гром.
  -- Все в порядке, просто полыни много.
   Гром, как по волшебству, откуда-то достал льняной платок и предложил мне. Я не отказалась, уж больно тяжело стало дышать.
  -- Гром нам надо где-нибудь передохнуть.
  -- Мы же еще и часа не едем.
  -- Мне надо, кое-что сделать.
  -- Прости, я не подумал, - смутился ведьмак.
   Благо, объяснять не пришлось. Понукать Гордого не имело смысла, эта весьма умная животина, сама свернула к реке и нашла самый укромный уголок. Гром спешился, затем помог мне. Как только ноги коснулись земли, я ретировалась в ближайшее скопление кустиков. Не человек я что ли?
   Когда вернулась, Гром обрадовал меня новостью, что мы находимся в непосредственной близости от стен города, и нам не надо более спешить.
   Костер мы не разводили, но я позволила себе вызвать пульсар. Плазменный шарик заискрился во тьме, радостно приветствуя меня маленьким фейерверком.
  -- Что это? - Гром тыкнул пальцем в сторону пульсара.
  -- Пульсар, что же еще!?
  -- Он какой-то странный.
  -- Какой есть.
  -- Он же живой.
  -- Я знаю.
  -- Странно.
  -- Не обижай его, он у меня один единственный.
  -- То есть ты не можешь вызвать больше чем один пульсар?
  -- Не могу.
  -- Странно.
   Разгородившийся пульсар увеличился в размерах раза в четыре и выпустил в сторону реки мощный плазменный жгутик. Попавшие под несанкционированную атаку насекомые испарились в доли секунды.
  -- ТАК..., - повысила я голос.
   Пульсар тут же сжался до естественно малых размеров. Я недовольно покачала головой, и пристыженный огненный шарик шмыгнул за мою спину.
  -- Не хыгра, себе!
  -- Про что я и говорю.
  -- Что это вы тут делаете? - усмехнулся Георгий, выходя из тени.
  -- Плюшками балуемся, - ответила я.
  -- Чем? - не понял Гром.
  -- Когда-нибудь приготовлю.
  -- Ловлю на слове, - улыбнулся Георгий, не спеша, разводя костер.
  -- Что ты делаешь? - возмутилась я.
  -- Нас в любом случае никто не ждет. Я прав?
   Я недовольно вздохнула, а мне ведь так хотелось попартизанить.
  -- Георгий, почему, пока мы ехали по лесу, начинало светать, а здесь глубокая ночь?
  -- Волшебный лес предпочитает свое время суток. Да и находились вы, в тот момент, на другом материке.
  -- Как же мы тогда выехали?
  -- Это тропа - она так зачарована.
  -- А если бы мы ехали по другой?
  -- Очутились бы на другом материке. Например, на Логе или еще где.
  -- Странный лес, - пробормотал Гром, и я с ним полностью согласилась.
  -- Древние называли его Лесом Дорог, что соответствует действительности.
  -- И это ближайшее безопасное место??? - наконец дошло до меня.
  -- Ты это о чем? - посмотрел на меня Гром и нахмурился.
  -- Да так. О своем, о женском.
   Георгий, обернулся и пристально посмотрел мне в глаза, что пришлось даже опустить взгляд.
  -- Он тебе рассказал?
  -- Да.
  -- Странно.
  -- Последнее время развелось так много странного, что у меня кружится голова. Давай оставим все на потом.
  -- Ладно, на сегодня не будем поднимать эту тему, но не думай, что ты так легко от меня отвяжешься, - забормотал Георгий, отвернувшись и ставя чайник рядом с огнем. (скорее всего, стырил из какого-то мира, пока путешествовал)
  -- И не надеюсь.
  

***

   Мы не стали долго задерживаться, боясь потерять драгоценное время. Я объяснила Георгию, свою догадку, и преложила использовать ее, как только это будет возможно. На что маг тут же предложил изменить личину. Идея была толковая, но не учует ли меня Владимир, из-за моей магической ауры?!
  -- Ты недооцениваешь силу Черного Алмаза.
  -- Думаешь?
  -- Уверен.
  -- Хорошо. Но я не стану лицемерить, я представления не имею, как менять личину.
  -- Это не трудно. Возьми глубокое идеально круглое блюдо, налей туда чистейшей родниковой воды, зажги вокруг три свечи, и посмотри на свое отражение...
  -- Георгий, - окликнула я увлекшегося мага, - где мы возьмем идеально круглое блюдо, родниковую воду, и в особенности три свечи?
  -- Э-э...
  -- Я про тоже. Есть способ попроще?
  -- Я не уверен, что он приемлем.
  -- Я слушаю.
  -- Ты слишком упряма.
  -- Я слишком беспокоюсь о своих друзьях.
  -- Хорошо, хорошо. Будь, по-твоему. В этом случае тебе придется снова использовать Черный Алмаз. Но я не советовал бы тебе это делать.
  -- Почему?
  -- Уже одно владение этим предметом делает твою ауру слабее.
  -- Ты хочешь сказать, что с каждым днем я становлюсь все слабее?
  -- Этого я не говорил, - вздохнул Георгий и продолжил, - Дело в том, не будь Черный Алмаз подарен тебе от чистого сердца (А, зная, кем он подарен, так это и вообще чудо из чудес), ты бы уже не имела ауры как таковой. А магия сошла бы на нет. Но, принимая к сведенью такое чудо (Подарок Асота), твоя аура истончается только при использовании камня. Причем со временем она восстанавливается.
  -- И как ты это вычислил?
  -- Я наблюдал за тобой с начала ритуала. Я не позволил бы тебе использовать магию Некроманта, если бы был уверен, что она причинит тебе вред.
  -- Но я же начала ритуал...
  -- Я вполне мог его остановить, еще, когда первая капля крови не появилась на твоем пальце.
  -- О! И что же мне делать?
  -- Ты можешь использовать камень еще один раз. Но стоит заметить, ты потеряешь достаточно сил, чтобы в ближайшем будущем не иметь возможности сражаться на уровне Владимира.
  -- Ты меня пугаешь.
  -- Я констатирую факт.
   Я посмотрела на ведьмака и мага, и почувствовала, как холодный ветерок пробежал у меня по позвоночнику. Риск велик, но что еще можно предложить? Поискать идеально круглое блюдо, свечи и родниковую воду? Да на это сутки уйдут!!!
  -- Я рискну.
  -- Будь по-твоему. Я тебя предупредил.
  -- Тебе помочь? - улыбнулся Гром.
  -- Чем?
  -- Не знаю.
  -- Тогда не надо и предлагать.
   Гром пожал плечами и пошел к реке. Надо найти более или менее уютное местечко. Вон та полянка подойдет. В этом, конечно, нет необходимости, просто люблю пространство.
  -- Что за...., - только и смогла возмутиться, когда земля неумолимо начала приближаться к моему носу.
  -- Виринея, что случилось?
   Я подтянула ноги, села. То, о что я споткнулась было мягким, пушистым и дрожало.
  -- Эй, - позвала я, толкнув дрожащее тело.
  -- Не трогайте меня, не трогайте..., - заскулило существо, не поднимая морды от земли, и что удивительно, мурлыкающий голос оказался мне знаком.
  -- Вася?
   Мой любимец настороженно повел ухом. Точно он. Только эта безобразно раскормленная животина, может трястись, имея в боекомплекте острые клыки и когти.
  -- Вставай, поганец. Опять сбежал трус, - гневно закричала я, несильно пиная Василия.
  -- Виринея??? - выдохнул тот, поднимая на меня затуманенный взгляд мерцающих глаз, - Вирине-еюшка!!!
   Заголосил Василий, сдавив мои колени в медвежьих объятьях. Отпихнуть его не удалось, силы у моего любимца, как у тигра. Пульсар завис над головой, удивленно выпуская множество плазменных иголочек.
  -- Виринея, с тобой все в порядке? - Гром выглядел несколько запыхавшимся, хотя до стоянки от силы метров шесть. Но, судя по прилипшей к телу рубашке, ведьмак только что решил принять ванну. Давно пора.
  -- Виринея? - Георгий встал по правое плечо, с любопытством разглядывая виновника шума.
  -- Это Василий. Василий отпусти ноги, мне встать надо. Вася, - пустой звук Вася держался за мои коленки, как утопающий за соломинку.
  -- Помочь? - предложил Гром, на ходу заправляя рубашку в штаны.
  -- Не надо, сама справлюсь, - гладя кота по голове, пробормотала я.
  -- Продолжение возможно ^__^
  


Популярное на LitNet.com А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"