Волкова Анфиса Павловна: другие произведения.

Жизнь на кончике пера.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не считаю себя достойной писательского звания. Но все же решилась показать миру свои наброски. Это первые главы моего только зарождающегося романа о любви, о дружбе и о жизни. Жду вашей критики и предложений.

  Жизнь на кончике пера.
  ГЛАВА 1.
  Февраль 1917, метель бьет в окно, Элен уже привыкла засыпать под её вой, но сегодня ей от чего-то не спалось. Странное предчувствие шевелилось в ее груди и не давало сомкнуть глаза. Предчувствие, того что её жизнь сделает крутой поворот, она помнит эти ощущения, точно так же она не могла уснуть, в такую же февральскую ночь  десять лет назад, когда умерла её мать. С тех пор жизнь её перестала быть прежней...
  Элен не могла больше провести в постели ни секунды. Она,поеживаясь от холода, бесшумно подошла к окну и стала наблюдать, как ветер закручивает барашками снег, разные мысли теснились в её голове."И от чего Рюрик хочет устроить свадьбу именно в феврале?- думала она - наверное, от того, что он финн, а впрочем какое это имеет значение?" Уже три месяца она живёт в доме своего возлюбленного, наверняка мать осудила бы её за это, но разве ей есть из чего выбирать? Она могла бы жить в отчем доме, но едва ли её, потерявшему рассудок, отцу есть до неё дело. "И от чего в феврале гложет такая тоска?"
  Элен всмотрелась в свой силуэт на темном стекле. Чем старше она становилась, тем сильнее собственное отражение напоминало ей мать. Она протянула руку к стеклу и соприкоснулась пальцами с призрачной женщиной. Это прикосновение обдало ее холодом. "Мама... Почему ты меня оставила? Зачем?... Я бы жила совсем иначе..."-прошептала Элен. Она отняла ладонь от стекла, теплый след, оставшийся от прикосновения, быстро покрылся морозной пленкой. Элен стало противно собственное отражение и она отвернулась от окна. Бледный свет, застланной облаками луны разливается по комнате. Она так одинока в этой большой и неуютной комнате, что хочется закричать, позвать горничную Дарью или Рюрика. Как сильно ей не хватает лет проведенных в пансионе, где с ней неразлучно была Мари.....
  Элен так глубоко ушла в свои мысли о пансионе, что не услышала, как к крыльцу подъехали сани и кто-то устроил перебранку со сторожем, как хлопнула дверь в сенях, как заспанная Дарья уронила на лестнице подсвечник и чей-то голос обругал её за нерасторопность. На миг Элен почудилось, что этот голос ей знаком. О да! Он ей не просто знаком! Не веря своему счастью, она распахнула дверь спальни и бросилась вниз по лестнице. 
  -Мари! Мари! Это ты!- и бросилась в объятия любимой подруги.
  -Разумеется, я, Элен. А ты меня разве не ждала?- Мари выразила не поддельное удивление.
  - От куда же я должна была знать? О Мари, не думай, что я тебе не рада!- да, это она, Мари Гюнтер-Разумовская, во всём своём блеске, в шубе, валенках и каракулевой шапке, как деревенский мужик, всё это не вяжется в единое целое с очаровательным круглым личиком в обрамлении буйных рыжих кудрей осыпанных снегом.
  - Да, я уж вижу, меня тут ждали, пышный приём, хорошо ваш сторож уже стар и кос на левый глаз, вот полюбуйся испортил мне шубу, затребую с твоего жениха новую в счёт выкупа за невесту- и демонстрирует простреленный рукав.
  - Но милая, Мари, от куда же мы должны были знать...?
  - Елена Александровна, уж больно вы шумите,барина разбудите.- робко вставила Дарья.
  - Мари, идём в мою спальню и будь добра снять шубу, мы должны объясниться. Дарья, принеси нам лампу. -  горничная быстро засеменила в чулан.
  -Элен! Ведь нет времени объясняться! Где твой багаж? Наш пароход отходит в 5 утра!
  - Пароход...?- что-то смутное промелькнуло в сознании Элен.
  - Пароход! Вот твой билет на пароход до Нью-Йорка! Ты что потеряла память от любви?- Мари уже выходя из себя сунула ей в руки билет.
  -Ах, конечно, пароход!- Мари, но мы не можем вот так уехать, я ведь совсем забыла и Рюрик ничего не знает!
  -Элен, прошу тебя, это всего на две недели, а Рюрику ты напишешь из Америки! Элен, ведь это моя мечта, ты мне обещала! Это же родина свободы, скоро и у нас все будут свободны!- Мари метала молнии и даже волосы её, казалось ожили, как у древней горгоны.
  - Мари....ты знаешь, как я люблю тебя....но я не могу уехать сейчас....как я его оставлю?
  -Раз так, прощай, и знай, он нас разлучил!
  -О нет! Нет! Остановись! Я еду, еду куда прикажешь....только подожди несколько минут, спроси у Дарьи, где мой чемодан.-она побежала по лестнице в спальню Рюрика, о как это больно, когда двое любимых людей рвут тебя на двое.
  Она тихо отворила дверь в комнату в руках её была записка, которую она аккуратно положила на прикроватный столик, она подошла ближе к кровати, чтобы ещё раз посмотреть на любимого, он безмятежно спал, и был похож на сказочного принца в свете бледной луны, его волосы и кожа казались белее чем обычно, во сне он был ещё прекраснее, и ей казалось, что она видит его в последний раз, хоть и знала, что скоро вернётся, она поймала себя на мысли, что если не уйдёт немеденно, то так и останется, стоять пригвождённая к месту и никуда не поедет, но голос Мари вернул её к жизни.
  Спускаясь по лестнице словно в тумане Элен пожалела, что дала это опрометчивое обещание своей подруге. Мари уже упаковала её вещи и подталкивала Элен вместе с чемоданом к выходу, она пафосно раскланялась с Дарьей и хлопнула дверью. Мари выхватила чемодан из рук подруги и закинула его в сани.
  - ЭЛЕН! Поторопись! Эх, что нас ждёт там, за океаном? Ванька, гони, не жалей лошадей! Ванька, а ты знаешь, что такое Америка?...
  Сани сорвались с места и подняли за собой снежную волну и всё дальше убегали от, так горячо любимого Элен, дома. Она ещё не знала, что больше его никогда не увидит и ей предстоит путешествие длинной в десять лет. Она оглянулась в последний раз и вихрь снега застлал ей глаза.
  ГЛАВА 2.
   
  Вместо того чтобы утомлять читателя бесконечными описаниями морских красот, пока наши героини плывут к берегам Свободы, стоит рассказать о том, кто же они? И  так, начнём наше повествование.
  Элен- по -русски говоря, Елена Александровна Юсупова. Домашнее прозвище на западный манер дала ей мать, Наталья Николаевна Юсупова, в девичестве Вознесенская. Юная Наталья была поклонницей французских романов и даже прислугу называла на французский манер. Ей прочили блестящее замужество, но не смотря на всю свою красоту, она была не богата и не дальновидна. И вышла она замуж за слабохарактерного романтика, Александра Фёдоровича Юсупова за которым, кроме известной фамилии и маленького имения в Орловской глуши ничего и не было. Брак их можно было бы назвать счастливым если бы за чтением французских романов, молодая чета не привела и без того скромное имение в полнейшее запустение. Жили они за счет долгов набранных у богатых родственников Александра. Наталья с детства была болезненной, домашние заботы только усугубили её здоровье,поэтому рождение дочери, Елены, счастливые родители считали чудом. Элен росла счастливым птенчиком в этом семейном гнезде. Она не знала ни забот, ни жизни и была воспитана в лучших традициях романтической литературы. Но в голубом небе её детства прогремел гром, Элен было всего 8лет, когда мать её слегла с тяжёлой пневмонией и спустя месяц умерла. Элен смутно помнила последующие за этим события... Как отец её ушёл в себя и стал постепенно сходить с ума, и как он неожиданно для всех женился по совету своей троюродной тётки на старой деве со скверным характером, Светлане Глуховой, но стоит отдать ей должное, дело хозяйки дома она знала хорошо. Она со своими тираническими замашками быстро привела имение в относительный порядок, в страхе же она держала весь дом и в первую очередь Александра Фёдоровича, который, лишившись ума,  едва узнавал родную дочь. Светлана мечтала изжить Элен из дома и уговорила отправить "эту скверную девчонку" в пансион. В десять лет Элен простилась с отчим домом и с тех пор ни разу в нём не бывала, а только получала раз в год письмо с годовым содержанием. Так она оказалась в незнакомом ей городе, Петрограде, в пансионе для дворянских дочерей.  Там она нашла свой дом и названную сестру, Мари.
  Стоит сказать, конечно, и о Марии Гюнтер-Разумовской. Мать её, Анна Гюнтер,  была шведкой, в Петрограде она появилась с друзьями, русскими революционерами, и произвела фурор своими радикальными взглядами в демократических кружках столичного дворянства. Она активно выступала за права женщин, пила водку и курила, она была не сколько красива, сколько экзотична и мужчины смотрели на неё не без интереса. Довольно состоятельный купец второй гильдии Алексей Григорьевич Разумовский, по горячности своего нрава даже влюбился в Анну и предложил ей стать его женой, но та подняла его на смех и заявила, что никогда не выйдет замуж. Но Разумовский был из тех людей для которых отказ звучит, как призыв к действию. Через полгода они сыграли пышную свадьбу и купили роскошный дом под Петроградом. Но Анна отказалась от традиционной фамилии мужа и согласилась только на двойную, так и появилась эта непривычная русскому слуху фамилия-Гюнтер-Разумовская. В заботах о многочисленных детях Анна позабыла свои революционные взгляды, но довольно успешно передала их своим отпрыскам. Наша героиня, Мария завершила плеяду своих братьев и стала пятым ребёнком в семье. Она была долгожданной дочерью и обладательницей огромного приданного, но её мать, как известная феминистка считала, что Мария должна получить лучшее светское образование. И  в возрасте десяти лет  Мария оказалась в пансионе дворянских дочерей, и мы уже знаем кого она там встретила....
  Годы обучения шли своим чередом. Мари( как её называла Элен, которая как и мать называла всех на французский лад) была усердной ученицей и отлично освоила всё, от вязания крючком детских шапочек до интегральных исчислений . Элен же вечно прибывала в своих романтических фантазиях и если бы не заботы Мари, едва ли окончила бы обучение. Учёба в пансионе была размеренной и спокойной, из всего, что произошло с нашей героиней стоит вспомнить лишь о скандальной истории связанной с преподавателем словесности Семёном Павловичем Павловым. Элен стала "жертвой" любви сорокалетнего угасающего мужчины, бедняжка даже не могла спокойно ходить в стенах пансиона, его жена, преподавательница французского того-же заведения, и мать пятерых детей Семёна Павловича, решила избавиться от юной конкурентки и обратилась к директрисе с просьбой отчислить коварную соблазнительницу. Элен была вызвана на ковёр к директрисе и подверглась многочасовой пытке нравоучениями и осуждениями, слёзные упрашивания и оправдания Элен ни к чему не привели... Она написала письмо мачехе о своём возвращении и простилась с Мари. Но Мари не могла допустить такой несправедливости, стала собирать чемодан и объявила, что покидает пансион, к тому же поступку она подговорила и других девушек пансиона. Директрисе пришлось выбирать, потерять 30 лучших и благороднейших барышень Петрограда или оставить Элен. В итоге словесностью с Элен занималась сама директриса, а Семён Павлович с тех пор обходил её стороной, бросая полный тоски взгляд ей в след...
  Рождественские каникулы Элен всегда проводила в доме своей подруги и радовала всё семейство вдохновенной игрой на фортепиано и нежным сопрано. Пока она играла, Гюнтер-Разумовские обсуждали республики, демократии, РСДРП...все эти слова мало о чём ей говорили и она предпочитала в них не вникать, за-то четверо огненно-рыжих братьев Мари были с ней галантны и обходительны, все они были широкоплечи и хороши собой, особенно мила Элен была со старшим, Александром. И вопрос о замужестве уже висел в воздухе, но этому не дано было случиться... Алекс погиб при странных обстоятельствах, никто точно не знал при каких именно, но шептались, что его убили монархисты. Элен не долго горевала и с упоением придавалась пению, танцам и с нетерпением ждала дня выпуска, что означало бы, то что она имеет полное право стать дебютанткой в высшем обществе. 
  И вот долгожданный день настал. Все выпускницы пансиона были приглашены на бал к своей наперснице, юной княжне Воронцовой. На котором разумеется присутствовали и молодые люди известнейших русских фамилий, да и не только русских, финляндское дворянство также было частым гостем на подобного рода балах. Элен явилась перед публикой во всём сиянии юности, белое платье с голубыми лентами, выгодно оттеняло благородную белизну её лица и чёрную смоль, собранных в высокую причёску, волос. Она вошла в роскошную залу под руку с Мари, которая предстала в платье из красного бархата, струящиеся рыжие кудри, которые всегда были её главным украшением, падали каскадом. Лёд и пламень, так прозвали их в свете, Элен за холодную сдержанность безупречных манер и загадочную молчаливость, Мари, за пылкость и страстность натуры, обе они были по своему очаровательны и не могли не восхищать. Элен сидела за чайным столиком с одной из престарелых матрон, но непрерывно ощущала на себе чей-то пристальный взгляд, виляя юбкой к ней подошла Мари и наклонившись к Элен, шепнула ей:
  -Элен, князь Хакинэ не сводит с тебя глаз.
  -В самом деле? Так от чего бы ему не пригласить меня на мазурку?-Элен оглянулась.-Который из них, он?
  -Тот, что самый высокий, блондин.
  Элен встретилась с ним взглядом. Его глаза льдистого цвета обдали её холодом, но улыбка была удивительно тёплой. Он выделялся на фоне остальной молодёжи, был высок ростом, статен, сразу было видно, что он иностранец, возможно финн. Он отставил бокал с шампанским и направился в сторону Элен, остановился и протянул ей руку, браво щёлкнув каблуками:
  - Сударыня, могу я пригласить вас на мазурку?- произнёс он с приятным бархатистым акцентом.
  - Надеюсь, сударь, вы хорошо танцуете, это моя первая мазурка.
  Он ухмыльнулся ей в ответ и вся жизнь Элен закружилась в мазурке, так она и протанцевала в своих радужных мечтах до событий упомянутых в предыдущей главе. А тем временем плавание наших героинь подходит к концу...
   
  ГЛАВА 3.
  Пароход "Виктория" рассекал волны Атлантического океана, все пассажиры столпилась на корме судна, чтобы своими глазами увидеть знаменитый Манхэттен и статую бронзовой женщины, которую зовут "Свободой".
  -Мари! Это и есть "Свобода"? Я думала, что она больше!-крикнула Элен, хватаясь за поля, уносимой атлантическим  ветром, шляпы.
  -Элен, ты могла бы и помолчать раз ничего в этом не понимаешь. В порту нас должен встречать мистер Борк, это знакомый моих друзей благодаря которым мы здесь.
  "Ох, лучше бы мне быть сейчас быть дома, с Рюриком. Пропади пропадом твои друзья"-подумала Элен, а в слух сказала:
  -Борк? Еврей? Я им не доверяю, надеюсь нас поселят с комфортом, так как и положено дамам нашего положения. Я слышала от княгини Волконской, что в Нью-Йорке проходят лучшие в мире танцевальные вечера.-мечтательно проговорила она, мысли о танцах сразу улучшили её настроение.
  -Оооо, сколько же можно думать о танцах?- шикнула Мари, закатив глаза.
  "Виктория" причалила к берегам Манхеттена и наши героини ступили на землю Нового Света.
  ГЛАВА 4.
   Элен никогда в жизни не видела столько людей, она и Мари с трудом протискивались сквозь пеструю толпу эмигрантов. Элен с жадностью рассматривала людей вокруг, из-за чего она постоянно теряла из вида свою спутницу. От количества красок у нее рябило в глазах, перед ней мелькали то пестрые индийцы и арабы, то негры, которых она видела только на рисунках в этнографических книгах отца, то суетливые евреи, то шумные итальянцы и испанцы... Толпа гудела как пчелиный улей, от такого многоголосия у нее закружилась голова и паника сдавила горло. Элен рефлекторно разжала руки и чуть не упустила свой чемодан. Мари схватила ее за плечи и с силой тряхнула.
  -Элен! Не падай в обморок от восторга, иначе останешься без багажа. Видишь вон того мальчишку? Он вор. Здесь половина воры, а остальная половина эмигранты. Не знаю кто из них хуже.-Мари указала на худенького парнишку лет 12ти, который стоял, прислонившись к стене, и подбрасывал на ладони камень. Он сразу заметил подозрительный взгляд Элен. Мальчик поднял голову и его взрослые с хитроватыми искорками карие глаза встретились со взглядом Элен. Он неприятно ухмыльнулся и растворился в человеческом море.
  -Элен, Борк будет ждать меня у подножия статуи Свободы. А ты останешься с багажом на пристани. Не смей никуда отходить. Ты меня слышишь?
  - Мне тут не по себе... Не оставляй меня одну.-взмолилась она, схватив подругу за руку.
  - Ты слишком мнительна. Главное никуда не уходи. Я скоро вернусь. Обещаю.- Мария вырвала руку и исчезла как и тот мальчишка.
   Элен ничего не оставалось, кроме как поудобнее устроиться на горке чемоданов и наблюдать за бурным потоком заокеанской жизни. Она сложила руки на коленях и стала дожидаться возвращения Марии. Взгляд ее лениво скользил по окружающим ее людям. Все лица казались ей озлобленными и чужими. Вот итальянка в пышных юбках, с криком размахивая руками, пытается собрать около себя многочисленный выводок своих детей. Там два оборванца подкрались к пожилому джентльмену, читающему Times, один из оборвышей извлек бумажник из его кармана. Но не это привлекло внимание Элен. На развороте газеты она заметила единственное знакомое и родное,русское лицо. "Государь! Интересно, о чем там написано... Почему я не учила в пансионе английский? Наверняка мы победили в великой войне"- думала Элен, пытаясь догадаться о чем же написано в газете.
  - Элен! Лена! Ты это слышала? Невероятно!- Мари, запыхавшись и спотыкаясь, бежала сквозь толпу, держа над головой точно такой же экземпляр Times.
  -Мари, мы победили в войне? Умоляю, скажи что мы победили.- Элен и без слов догадалась, что не с таким лицом приносят весть о победе родной державы.
  - Император подписал манифест об отречении!-в какой-то агонии выпалила она и упала на чемодан, выронив газету.
  Элен, не осознавая произошедшее, подняла рассыпавшиеся газетные листы и всмотрелась в хорошо знакомое каждому русскому человеку лицо императора Николая II. Судорога пробежала волной по телу, пальцы сами собой впились в бумагу с такой силой, что она с хрустом разорвалась. Слеза влажной струйкой скользнула по щеке, за ней другая...
  -Этого не может быть. Это ошибка. Мари, что же нам теперь делать?...- прошептала она. Мир перед ней закружился в неудержимом хороводе. Элен прижала ладони к лицу, конвульсивные рыдания сдавили грудь и свет померк...
  ГЛАВА 5.
  Волна холода и соли ударила Элен в лицо, вода заполнила рот и она открыла глаза.
  - Что происходит?- выдохнула Элен, отплевывая противную соленую воду, она, фыркая и чихая, стала вытирать лицо краем юбки, одежда стала сырой и тяжелой и омерзительно липла к телу.
  - Ты упала в обморок, а я привела тебя в чувства.- ответила Мари, стряхивая капли со своей шляпы из зеленого фетра.
  - Где ты взяла эту воду?
  - Где я по твоему должна была ее взять? В океане.
  Элен смутно припомнила, предшествовавшие потере ее сознания, события.
  - Мари... Скажи мне что это неправда.- с мольбой в глазах Элен взглянула на подругу.
  -Вода действительно из океана.- ухмыльнулась Мария.
  - Я не о воде, я об...об...- пугающее слово не шло с языка.
  -Об отречении.-закончила за нее Мари, помрачнев.-Это правда. Мы поговорим об этом потом.- она опустила глаза и отвернулась.
  -Но что нам теперь делать? Как мы вернемся домой?
  -Ах, мистер Борк извините нас за это недоразумение.- с показной веселостью Мари ушла от вопроса.- Элен, позволь представить тебе нашего друга, Джозефа Борка.
   Элен даже не заметила, как этот человек присоединился к ним, он был одним из тех людей о внешности которых невозможно сказать что-то определенное. Весь его образ производил неблагоприятное впечатление. Роста он был невысокого,голова была велика, относительно худого и нескладного тела, особенно неприятны были его бегающие серенькие глубоко посаженные глазки. С натянутой кислой улыбочкой Джозеф, наверняка некогда бывший Иосифом, протянул Элен большую ладонь, посаженную на тонкое, почти женское запястье. Она, приученная высшим обществом подавлять свою неприязнь, пожала его руку с ответной улыбкой.
  - Польщен знакомством с такой прекрасной мисс. - несмотря на такие любезности, взгляд его ничего не выражал.
  - Мне весьма лестно иметь таких друзей, как вы, за океаном.-Элен уже тошнило от его крысиной мордочки.
  - Мистер Борк, я писала вам в письме, чтобы вы подыскали для нас квартиру в приличном районе. Поговаривают дамам небезопасно ходить по Нью-Йорку одним.
  - Мисс Гюнтер, вы можете на меня положиться, вашей квартирой не побрезговала бы и царица Савская.
  - Это просто замечательно! Надеюсь нам не придется идти слишком далеко.- изрекла Мари, оторвав от земли тяжелый чемодан.
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"