Волкова Ольга: другие произведения.

Дело: Speculum

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если в мире, где ты живешь, начинают происходить подозрительные события, попытайся их расследовать. Если не выйдет - вызывай поддержку. Главное, постарайся, чтобы она была подходящего класса... впрочем, если выбора нет, сойдет даже "танк" из тяжелого вооружения. Помогай, Дэйв.


  
   Мир: Лайнар-ри
  
   Развитие: 4с
  
   Население: люди
  
   Растительность: класс "Мидгард 2б"
  
   Животный мир: класс "Мидгард 2б"
  
   Степень заражения: отсутствует
  
   Плотность сети: отсутствует
  
  
   -- Ничего не понимаю. -- Ярис откинулась на спинку стула и устало потерла глаза. -- Это просто сумасшествие какое-то.
   -- Причем в прямом смысле.
   -- Не смешно!
   -- А кто смеется? -- Джей философски пожал плечами, срезая кожуру с очередного яблока. -- Как будто они не сходят с ума. Еще пара десятков случаев и это станет уже невозможно скрывать. Если честно, я до сих пор не понимаю, почему они еще не бьют тревогу.
   -- Думаю, бьют. -- Ярис, вздохнув, снова повернулась к планшету. -- Просто не афишируют. Если бы такое происходило у меня в городе, я бы тоже постаралась скрыть. Это же прямой подрыв авторитета власти...
   -- Власть тут не причем, -- возразил Джей. -- Они не маги, они ничего не смогут сделать.
   -- Защищать город от болезней -- их прямая обязанность.
   -- Болезни лечат медики. Думаю, за последние месяцы местная психушка основательно пополнилась новыми пациентами. Еще бы, когда вокруг творится подобная неведомая...
   -- Семнадцатый!
   -- Непонятные события, -- вовремя выкрутился парень. Алая яблочная кожица пружинящей спиралькой упала на начищенный паркет, Джей же с удовольствием впился зубами во фруктовую мякоть и с аппетитом захрустел.
   -- Подними, -- велела Ярис, не отвлекаясь от терминала, благо повадки напарника были ей известны уже давным-давно. По зеркалу, служившему ей своеобразным монитором, с сумасшедшей скоростью бежали строчки. -- Дорис только помыла.
   -- А я не пачкаю.
   -- И сними ноги со стола!
   -- Я же не в ботинках.
   -- И прекрати паясничать. В конце концов, это и правда не смешно! -- не выдержав, сорвалась Ярис, с треском захлопывая тонкие деревянные створки, снова возвращая рабочую панель к виду самого обычного туалетного столика. Строчки на зеркале погасли сами собой. -- Еще немного и я буду думать, что это я схожу с ума.
   -- А ты еще не? -- усмехнулся Джей, но, видя, что девушка набирает воздух для решительного (и наверняка громкого) ответа, поспешно добавил: -- Брось, Яр, ты тут не при чем. Давай подумаем еще раз. Мы же просчитывали варианты. Прокол?
   -- Нет, -- сразу же отмела Ярис. -- Я проверила трижды -- здесь все чисто.
   -- Ну вот, уже меньше. Нечисть?
   -- Ее здесь нет, -- неуверенно возразила она.
   -- Какая-то разновидность местного вируса?
   -- Не исключено. -- Ярис пожала плечами. -- Но не складывается. Вирус мог бы сводить с ума, но тогда бы это происходило не в отдельно взятом городе, а по всей территории распространения...
   -- Которая могла бы ограничиваться отдельно взятым городом, -- как бы невзначай вставил Джей.
   -- И производимый эффект был бы одинаковым...
   -- Совершенно необязательно, галлюцинации у каждого свои.
   -- И они бы оставались в своих домах, раздери тебя тьма, а не пропадали без вести!
   -- Вот это неувязка, -- спокойно согласился парень, рассматривая яблочный огрызок так, будто он был великолепнейшим произведением искусства. -- Но пропадают не все. И, между прочим, никакой связи между приступами сумасшествия и пропавшими без вести я не вижу.
   -- А я вижу, -- буркнула Ярис, поднимаясь с места. Не слушая возражений, она резким движением отняла у напарника огрызок и отправила его прямиком в мусорное ведро.
   -- И?
   -- Это только догадки. У меня слишком мало фактов, чтобы утверждать что-то определенное...
   -- Тогда давай сделаем так. -- Джей потянулся и все-таки снял ноги со стола. -- Завтра мы проверим все дома пропавших, а дальше уже будем опираться на то, что удастся найти.
   -- Идет, -- вздохнула Ярис, возвращаясь за терминал.
   -- Что у нас на сегодня?
   -- Сектор б-13. Первое -- маленький мальчик, мать говорит, что он слышит голоса, навязчивые видения...
   -- Обычные воображаемые друзья. У него мать истеричка.
   -- А у меня напарник -- идиот!
   -- Как я тебя понима-аю!
  
   * * *
  
   Дети, хвала Создателю, спокойно спали в своих кроватках. Ларрина осторожно прошла в комнату, поправила Таррине сползшее одеяло, вернула на кровать Аниты упавшего плюшевого мишку и, поцеловав подопечных в лоб, на цыпочках удалилась из детской. Осторожно прикрыв за собой дверь, девушка облегченно вздохнула -- наконец-то! Теперь хотя бы можно было отдохнуть. Девочки, конечно, прелесть, умные, бойкие, но чересчур уж шумные и, пожалуй, несколько избалованные, за целый день, что Ларрина за ними присматривала, она порядком утомилась. Но теперь-то уж можно немного расслабиться и спокойно посидеть в кресле у камина с какой-нибудь интересной книжкой -- у мастера Талласа была огромная библиотека и это, пожалуй, являлось главной причиной, по которой Ларрина соглашалась присматривать за его детьми, пока он в отъезде.
   Стянув с полки пухлый том в темно-синей обложке, девушка спустилась на первый этаж, в гостиную, и с удовлетворенным вздохом устроилась в уютном мягком кресле. До возвращения мастера Талласа и его жены оставалось еще несколько часов -- на часах было только начало десятого...
   Взгляд с часов снова скользнул на картину над камином и Ларрина невольно поежилась. И вешают же в домах такую... неприятность. Подобрать слово лучше никак не удавалось -- картина была всем хороша: и нарисована отлично, явно видно руку гениального художника (только неизвестного), и сюжет не так уж плох -- изображена была уютная гостиная, чем-то похожая на гостиную мастера Талласа. В дверном проеме стояла черноволосая девушка в изысканном голубом платье, и вот она-то и являлась причиной той самой неприятности, которая весь день нервировала излишне, пожалуй, впечатлительную Ларрину. Нет, девушка была красивая, но нарисована прямо как живая, да и, казалось, что куда ни отойди, ее черные, пронизывающие насквозь, глаза, будут за тобой следить, а кому такое понравится? Бррр... Ларрина передернула плечами и, велев себе не думать о всякой пакости, принялась за чтение.
   Часы пробили десять. Надо бы проверить девочек... Углубившаяся в чтение Ларрина нехотя подняла голову и вздрогнула, в очередной раз столкнувшись взглядом с нарисованной на картине девушкой. Черные, серьезные глаза, затягивающая непроглядная бездна, непонятная улыбка на тонких, бледных губах, пальцы, стиснутые на спинке кресла... Кресла? Она же стояла в дверном проеме!
   Девушка неверяще потерла глаза и, зажмурившись, на всякий случай осенила себя отгоняющим духов знаком. А после осторожно открыла сначала правый глаз, а потом и левый... и облегченно вздохнула. Показалось. Нарисованная девушка стояла там, где ей было положено -- в дверном проеме нарисованной гостиной и не думала двигаться с места, только смотрела тем же страшным взглядом.
   -- Ох... так и с ума недолго сойти. -- Ларрина устало потерла висок. Сердце ее стучало громко и часто. -- Похоже, я все-таки переутомилась...
   Она, отложив книгу, осторожно поднялась с кресла, покосилась на картину -- ну конечно, нарисованная так и не отрывала от нее взгляда и, не выдержав, как маленькая девочка выбежала из гостиной, остановившись только в холле, оглянулась через плечо. А после, облегченно вздохнув, все-таки ушла наверх, в детскую.
   Вернувшись обратно (девочки спали так же мирно), Ларрина долго не решалась войти, стоя на пороге, но, в конце концов, велела себе не думать о всяких глупостях и, громко стуча каблучками, пошла в комнату, решив не обращать на картину внимания. Но еще через полчаса она поняла, что и впрямь скорее сойдет с ума, чем выбросит из головы неожиданное видение и решительно потянулась к переговорному кристаллу.
   -- Мастер Таллас?
   -- Ларрина? -- кристалл замерцал мягким, успокаивающим светом. -- Это ты? Что-то случилось? Что-то с девочками?
   В голосе мужчины послышалось беспокойство.
   -- Нет, все в порядке, -- быстро заверила девушка. -- Девочки наверху, они спят, я только что проверила.
   -- Тогда в чем дело?
   -- Я просто хотела спросить, могу ли я снять картину, которая висит у вас в гостиной над камином? Или чем-нибудь занавесить до вашего прихода, -- она украдкой покосилась на стену. -- Должна признаться, мне немного не по себе, когда я на нее смотрю...
   Черные глаза нарисованной девушки откровенно пугали. Ларрина почему-то представила, как ее тонкие губы растягиваются в победной ухмылке, холодные хрупкие пальцы, сжимающие спинку кресла, сжимаются уже на тонкой девичьей шее...
   -- Мастер Таллас? -- она поспешно отвела взгляд.
   -- Да... да. Я здесь. Ларрина, но я не понимаю, о чем ты говоришь.
   -- Картина, которая висит у вас в гостиной над камином...
   -- Нет, это я понял, -- перебил Мастер Таллас. -- Но дело в том, что у нас в гостиной не висит никаких картин. И никогда не висело. Лорали терпеть не может живопись.
   -- Но... -- голос девушки задрожал. Тонкие бледные губы растягивались в торжествующей улыбке. -- Но я же...
   -- Ларрина? -- в голосе мужчины вновь послышалось нешуточное беспокойство. Девушка внезапно замолчала, хотя кристалл продолжал мерцать. -- Ларрина, с тобой все в порядке?
   -- К-к-картина. -- кое-как выдавила она. -- Кккар...
   -- Ларрина, ты меня слышишь? Беги наверх, забирай детей и уходите оттуда! Я вызову помощь... Ларрина?!...
   Укатившийся под кресло переговорный кристалл продолжал мягко мерцать.
  
   * * *
  
   -- Добрый вечер, меня зовут Ярис, и сегодня я буду вашим оператором. Семнадцатый, это центр, выйдите на связь, прием?
   -- Ха-ха. Очень смешно, Яр.
   -- Не будь таким букой, -- улыбнулась в передатчик девушка. Пальцы ее бегали по клавиатуре, выводя на зеркальный "монитор" полученные данные -- таблицы, тексты, расчерченная на призрачные квадраты карта города... -- Ты на месте?
   -- Да, только вошел. Ну и барахольщик был этот мужик, я тебе скажу!
   -- Перестань. Он просто любил красивую жизнь...
   -- То, что люди называют "красивой жизнью", порой вторгает меня в пучину отчаяния.
   -- Конечно, ведь твоим идеалом является удобная земляная норка? -- фыркнула Ярис.
   -- Вовсе нет! Бомбоубежище вполне подходит.
   -- Так почему ты там не остался?
   -- Выгнали. Сказали -- убежище переполнено, прячьтесь в складках местности, а лучше сразу накрывайтесь простыней и ползите в сторону кладбища.
   -- Врешь. У вас нет простыней, -- поддразнила Ярис. -- Кого ты хочешь провести?
   -- Ладно. Не простыней, но плащ-палаткой. Тебе стало легче?
   -- Ненамного.
   -- Может тогда ты наконец-то соизволишь оторваться от разглядывания своего отражения и наконец, скажешь мне, какого демона я забыл в доме этого старого маразматика?!
   -- Он вовсе не был маразматиком. Он просто был несколько эксцентричным.
   -- Несколько эксцентричным старым маразматиком. Так что я тут забыл?
   -- Ты ищешь все, что поможет нам узнать, куда он пропал. -- пояснила Ярис, выводя на "монитор" изображение дома, где сейчас шарился ее напарник. Уютная в общем-то усадьба, двухэтажный домик на окраине города, сад за кованой решеткой забора...
   -- Может, он вовсе не пропал? -- предположил Джей. -- Просто сдох? Сколько ему там было лет, за сотню?
   -- Около восьмидесяти. И нет, он именно пропал -- родственникам ничего неизвестно, приходящая сиделка утром не нашла его в постели...
   -- Старикан просто решил пройтись по бабам, не сказав никому.
   -- Семнадцатый!
   -- Что? Седина в бороду, бес в ребро!
   -- Слушай, что с тобой? -- Ярис сердито стукнула по кнопке, сворачивая окно. -- Что ты такой дерганый? Ты же сам вызвался туда сходить!
   -- И правильно сделал. Кто из нас двоих аналитик?
   -- Бывший аналитик, прошу заметить!
   -- Бывших не бывает, Яр. Кому, как не тебе, об этом знать?
   -- Я на свободном, -- в несколько растерянном голосе девушки проскользнула нотка гордости.
   -- Ха! Я тоже, и подольше, чем ты. Но тогда скажи мне, дорогой бывший аналитик, какого хрена мы опять вляпались в какое-то дерьмо, а не сидим спокойно в уютном баре, потягивая пивко... или что там самки пьют?
   -- Хорошо, если ты так против всего этого, давай кинем вызов и передадим это кому-нибудь, кто еще повязан.
   -- Вот еще! Мы уже по уши. А я так еще и в пыли. И тут пауки. А я голодный.
   -- Ну тогда какого черта ты ноешь? -- не выдержала девушка. Они уже много лет работали вместе, но Джей все равно умудрялся то и дело доводить ее до белого каления.
   -- Сам не знаю. -- после паузы признался парень. -- Мне здесь не нравится.
   -- В каком это смысле? -- насторожилась Ярис. Что-что, а интуиция у ее напарника была развита на уровне, так что она не склонна была относиться к подобным заявлениям несерьезно.
   -- В прямом. Пустой дом, заставленный ненужной рухлядью, невесть куда пропавший старикашка... где, ты говоришь, он пропал, в спальне?
   -- Угу. Второй этаж, правая с краю дверь.
   Джей замолчал, некоторое время в передатчике было тихо. После послышался звук открываемой двери.
   -- Знаешь, я тут подумал... тот парень, которого мы смотрели вчера...
   -- Мальчишка с голосами в голове? -- вспомнила девушка.
   -- Угу, он. Так вот, у него это не... Аааааа, Тьма разбери! Джас фо трашшшасс-с-с-с!
   Испуганный вопль напарника и ругательства застали Ярис врасплох -- она, дернувшись, сшибла локтем стоявшую на краю терминала чашку, расплескав по паркету только что налитый чай.
   -- Что там? Семнадцатый? Что случилось?!
   Несколько томительно долгих секунд молчания.
   -- Семнадцатый?
   -- Я в порядке. -- хрипло откликнулся парень. -- Это просто зеркало. Тьма, я едва рассудка не лишился!
   -- Что? Зеркало? -- не поняла Ярис. Она уже успела навоображать невесть что, начиная вооруженным до зубов отрядом и заканчивая полчищами демонов, и теперь злилась на себя и на напарника за минуту слабости.
   -- Ну да. Вошел в комнату, темно, ни черта не видно, свечу фонариком -- а у него зеркало во всю стену, и оттуда на меня как шагнет...
   -- Кто?
   -- Я. Отражение мое, то есть, я не разобрался с перепуга. Фуу-ух... да ну его нахрен! Ого, интересные же картинки у нашего старичка висят... он точно не маразматик? Я бы свихнулся, на такое глядючи. Тем более ночью...
   Успокоившаяся Ярис нагнулась, подняла с паркета осколки чашки, выпрямилась, мельком глянув на зеркальный монитор, по которому бежали строчки, буквы, цифры... да так и осталась сидеть.
   -- Так вот, насчет того парня... Ярис? Яр, ты меня слышишь?
   -- Да, да, я тут. -- девушка, небрежно отбросив осколки чашки, лихорадочно застучала по клавиатуре, ища, выискивая, выводя новые и новые данные и фотографии. Ну да... все верно. Все точно. Оно совпадает. Черт, какой же она была дурой, как можно... ведь и здесь, и здесь... и здесь тоже...
   -- Семнадцатый! Я нашла, я поняла! Ты меня слышишь? Можешь уходить оттуда, я уже поняла, что происхо... Семнадцатый?
   Передатчик молчал. Наверное, напарник был чем-то занят. Обшаривал комнату, например -- он не любил отвлекаться во время вылазок.
   -- Семнадцатый, выйди на связь. Ответь. Семнадцатый!
   Молчание.
   -- Семнадцатый! Ты меня слышишь?...
   Молчание. Во внезапно наступившей тишине слышно было только, как стучит ее сердце -- тук. Тук. Тук...
   -- Это не смешно, Джей!
   Внезапно оборвавшаяся связь, зашумевшие в ушах помехи...
   -- Джей!!!
  
  
   * * *
  
   Переход дался трудно. Очень трудно. Тоннель открывался долго, да и ощущения перехода были отвратительными -- словно прорываешься через помещение, доверху набитое стекловатой...
   Однако в конце концов все закончилось и Дэйв наконец смог оглядеться. Комната, в которой он оказался, была, похоже, гостиной -- если судить по обстановке. Длинный диван вдоль стены, пара мягких кресел, небольшой круглый столик темного дерева, ковер с замысловатыми узорами на полу. За окнами было темно -- снаружи стояла глубокая ночь. Мягкий, оранжевый свет уличного фонаря, проникая в комнату, отражался на осколках разбитого зеркала, рассыпанных по полу. Само зеркало -- точнее, то, чем оно стало -- серебряная рама с темным провалом в никуда, висело на стене над небольшим столиком, на гладкой поверхности которого мерцал, исчезая, вычерченный кровью узор вызова. Возле столика валялся опрокинутый стул, по ковру рассыпались зеленые яблоки.
   Парень задумчиво огляделся. Людей вокруг не было. Совсем.
   -- Странно -- пробормотал он, сходя с начерченного рисунка. -- Эй?! Тут есть кто-нибудь?
   Молчание.
   Дэйв подобрал с пола яблоко, примерившись, поставил на место стул, по крайней мере, на то место, где он стоял до падения и, отойдя чуть в угол, окинул помещение взглядом. Кожа зудела, в горле щипало, но это все было не так интересно.
   Парень подошел к зеркалу и вытянул руку с яблоком проверяя -- игра теней это или все же какой-то проход.
   Рука ткнулась о твердое. Никаких проходов тут явно не было -- просто лист тонкого непонятного материала, на котором, видимо, держалось стекло и собственно рама -- изящное серебряное изделие, покрытое по контуру замысловатым витым узором.
   Пару раз стукнув яблоком о темную поверхность, парень вздохнул, взъерошил волосы и взялся за поиски хоть чего-нибудь, что могло пролить свет на тайну. В частности осмотрел ящики стола. Попадались всякие женские принадлежности, которые аккуратно составлялись (или складывались) на столик.
   "Хм..." -- парень задумчиво повертел в пальцах маленький тонкий стилус, неожиданно найденный среди флакончиков, заколок и расчесок. -- "А где остальное?"
   Закончив с ящиками и вернув все вытащенное по местам, парень взялся за изучение предмета мебели
   Гладкая деревянная столешница была безнадежно испорчена. Узор на ней чертили явно впопыхах и чем-то острым, наверное, осколком от зеркала -- их тут было множество, как мелких, так и достаточно крупных. Кровью же узор напитался уже потом, и теперь она намертво въелась в линии.
   Впрочем, долго искать не пришлось. Тонкая, буквально с волосок, щель, рассекавшая узор на две половины, была практически незаметна и сторонний наблюдатель ее, пожалуй, даже не заметил бы -- особенно когда стол был уставлен флакончиками, баночками и скляночками, которые сейчас были заботливо убраны в ящички.
   Оглядевшись, парень достал из кармана складной нож и, внутренне приготовившись к мучениям (все же щель была чуть меньше даже самого тонкого лезвия), попробовал ее поддеть.
   После нескольких попыток, ему это удалось. Подозрения увенчались успехом -- половинки столешницы откидывались, открывая хитро спрятанную тонкую клавиатуру.
   -- Так... -- парень задумчиво прикусил губу, оглядел комнату еще раз и выглянул в окно.
   За окном был спящий город. Мощеная темным камнем улица с аккуратными тротуарами по обеим сторонам. Фонари, горящие мягким оранжевым светом -- изящные серебристые столбики, на вершине которых подрагивал круглый шарик -- явно не электричество (да и Дэйв только сейчас обратил внимание, что люстры в комнате, собственно, не наблюдается -- только два изящных торшера, в углу и возле дивана). Двух-трехэтажные дома под крутыми крышами, за низкими серебристыми заборчиками на небольшом каменном фундаменте. Окна в домах не горели -- все люди спокойно спали.
   Транспорта не было. Это парень отметил сразу. По крайней мере, такого, который бы соответствовал уровню панели. Как впрочем, и дороги, здания и освещение.
   "Итак..." -- он повернулся лицом к помещению -- "Рабочая версия. Некто протаскивает сюда хорошее оборудование, маскирует его под местную мебель и... исчезает? Интересно, почему разбито зеркало? Ведь оно, получается, играло роль экрана... А есть ли тут камеры?"
   Парень подошел к столу и пробежался пальцами по клавиатуре. В столе тихо загудело, а клавиатура подсветилась голубоватым светом. И на этом все.
   "Ну а чего ты ждал? -- хмыкнул мысленно Дэйв -- "Экран же расколошматили... А ну-ка..."
   Поднапрягшись, парень попробовал отодвинуть столик от стены.
   -- Угу... -- как и ожидалось, за столом ничего не оказалось. На этом изыскания временно прекратились. Мысль о замене зеркала пришлось на время отложить и перейти к осмотру остальной части комнаты. Тщательной экспертизе подвергся столик, кресла, диван и пространство под ними.
   Камер Дэйв не нашел. Да и вообще, больше в комнате ничего особо интересного не было. На столике обнаружилась стеклянная вазочка, заполненная конфетами, под креслом и диванами царила удивительная чистота -- словно пол специально вымыли накануне. На диване, провалившись между подушками, обнаружилась небрежно брошенная книга в зеленой обложке, закладкой в которой служила черно-белая фотография -- симпатичная, коротко стриженая девушка с задорной улыбкой в обнимку с высоким длинноволосым парнем, демонстрирующим в камеру неприличный жест. Девушка была одета в длинный летний сарафан, парень же предпочел темный комбинезон и высокие ботинки. Спрятав фотографию и пару конфет в карман, парень пошел к межкомнатной двери, которая была поближе к компьютеро-трюмо.
   "Отлично. Теперь я знаю, кого искать... Если еще есть кого".
   Приоткрыв дверь, Дэйв прислушался.
   За дверью царила такая же тишина, как и во всем доме. Эта комната оказалась спальней. Обставлена она была не в пример проще гостиной, да и размерами уступала ей в несколько раз. Узкая и жесткая даже на первый взгляд кровать, укрытая темно-зеленым покрывалом, простой комод вдоль стены, старое кресло с вытертыми подлокотниками, тумбочка с пузатой настольной лампой под абажуром, сейчас погашенной -- больше в комнате не было ничего. Плотные шторы на окнах были тщательно задернуты.
   После тщательного обыска обнаружилось следующее:
   В комоде -- сложенные стопочкой комбинезоны, несколько смятых рубашек и простых брюк, в потайном ящике комода -- пара старых порно-журналов, весьма умело исчерканных черным фломастером (вполне человеческие женщины на них с помощью "художника" превращались в различных фантастических монстров), в том же ящике -- пара уже заряженных магазинов. Правда, самого оружия нигде не было. За креслом обнаружилась пара засаленных игральных карт -- туз пик и валет червей, остальная колода была небрежно рассыпана в верхнем ящике комода. Помимо этого обнаружилась щетка. По крайней мере, определил это Дэйв как щетку. Рукоятка расчески и бархатистая "рабочая" часть. Повертев ее в руках, парень хмыкнул, наскоро пролистал журналы, машинально сложил карты стопочкой и вышел в гостиную. Теперь его интересовала соседняя комната. Выйдя, парень свернул налево.
   "Или кто-то из них имеет странные вкусы, а значит, расстройство психики или что-то еще..." -- подумал он, открывая дверь.
   За этой дверью тоже была спальня, только уже явно женская -- о чем говорил и туалетный столик с зеркалом прямо напротив входа. За изящной ширмой пряталась удобная двуспальная кровать, с коваными узорами на спинке и изножье, мягкий ворсистый коврик, легкий платяной шкаф светлого дерева. Столик был уставлен бесчисленными флакончиками, на раме зеркала висела небрежно кинутая туда бархатистая лента благородно-красного цвета. В шкафу обнаружилось множество женских платьев и костюмов на все случаи жизни, в углу стоял серебристый торшер -- такой же, как в гостиной. Больше ничего интересного не было -- даже столик на этот раз был просто столиком, не скрывавшим никаких секретов. В комнате еще пахло тонкими женскими духами.
   -- Так... -- после обыска парень прислонился к дверному косяку и задумался. -- Ну и что выходит? Фигня какая-то выходит...
   Вернувшись в гостиную, Дэйв выглянул в окно, постоял так немного, наблюдая за улицей, после чего направился к двери, находившейся по правую руку от спален (если выходить из них).
   Тщательный обыск дома дал не так много. За дверью, к которой направился Дэйв, находилась кухня -- массивная железная плита, старинного образца, тяжелые шкафчики, длинный обеденный стол и стулья вокруг него, несколько немытых тарелок в мойке, чашка с остатками холодного чая на столе. В оставшихся двух комнатах находилась ванная комната, основной достопримечательностью которой являлась огромная ванна (явно из серебра, как и душ над ней), и библиотека -- шкафы, уставленные книгами до потолка, стремянка и пара уютных кресел. Книги в основном были художественными -- преобладали женские любовные романы, но, поискав, Дэйв обнаружил и пару тонких брошюр по устройству техники и целый шкаф литературы на непонятном ему языке, буквы которого больше напоминали странные пиктограммы.
   Устроившись в кресле в гостиной с подобранным яблоком, Дэйв задумался. Под мерный хруст яблочной мякоти думалось не в пример сподручнее.
   Итак, по всему выходило, что местные вызвали его, он пришел буквально через минуту, ну, может, две после получения вызова... и что обнаружил? Пустой дом. Причем, судя по всему, те, кто тут жили, устраивались надолго, с любимыми книгами и вещами. Следов спешных сборов нет, но есть стол, распил которого покажет электронную начинку. Да и обыск мебели в комнате парня тоже покажет немало любопытного. Чего стоят журналы с типографскими метками совсем не этого мира. А значит, случилось что-то такое, что было быстрым, решительным и внезапным.
   Дожевав огрызок и с сожалением осмотрев оставшийся в руках хвостик, парень поднялся и подошел к разбитому зеркалу.
   -- И почему ты не скажешь, что за дрянь тут произошла? -- вздохнул он, рассматривая осколки.
   Судя по всему, узор рисовали осколками. Но зачем ими, если есть что-то более удобное? Та же шпилька бы сгодилась! И что это такое могло быть, ради чего пришлось рисовать узор?
   "Разбитое зеркало, окровавленный осколок, узор... пустой дом". -- Дэйв достал из кармана цилиндрик размером с пальчиковую батарейку, откинул крышечку, соскреб немного засохшей крови в него и снова спрятал. После этого парень окопался в комнате женщины. Эта часть подготовки была самой скользкой.
   Тонкая серебристая клипса на ухо, темные контактные линзы на глаза -- чтобы видеть магию, образец местной одежды у парня уже был, оставалось лишь подогнать...
   К утру большая часть работы была сделана. Оставалось надеяться, что тот парень с фотографии не сильно расстроится, что часть его одежды пошла на благое дело.
   За окнами светало. Оранжевые фонари постепенно погасли сами собой, оставив только изящные серебряные столбики с витыми навершиями, которые вполне могли служить -- и служили -- украшением улиц. Только теперь, надев линзы, Дэйв понял, что фонари работали на магии и к электричеству не имели совершенно никакого отношения. Город просыпался медленно. Небо за окнами оказалось цвета морской волны, зелено-синего, причем оттенки зеленого явно преобладали...
   Людей на улицах было мало. За все время наблюдения Дэйв заметил разве что молочника, прошедшего по улицам и оставившего контейнеры с бутылками в специальном месте у двери каждого дома. Звякнув звонком, проехал человек на странном велосипеде. Из соседнего дома вышла одетая в длинное строгое платье дама в сопровождении двух детей -- весело гомонящих мальчика и девочки. Держа детей за руки, она направилась куда-то по тротуару -- до парня долетали веселые голоса, но о чем шел разговор, он не слышал. Видимо, он попал в какой-то спальный район -- тут не было особой суеты, жизнь текла тихо и мирно.
   -- И что дальше? -- спросил сам себя парень -- А ничего!
   Часть утра была потрачена на приведение гостиной в более-менее божеский вид. Убрать осколки, затереть кровь. А то мало ли кто еще сунется. И составить хотя бы примерный план действий. Например... Опросить соседей? Или сразу местных магов? Так... стоп... но судя по увиденному тут маги все.
   Дейв нерешительно замер перед входной дверью. Вроде бы одет был по местному, внешность не примечательная... Парень подумал и вернулся к окну. Вот упустишь какую-нибудь мелочь и все дело под откос.
   Утро окончательно вступило в свои права, но прохожих если и стало больше, то ненамного. Один раз мимо окна проехал открытый экипаж, запряженный лошадью -- тонконогой и изящной. В экипаже сидела элегантно одетая пожилая дама с волосами, забранными в высокую прическу.
   Вскоре Дэйв подметил, что у всех жителей этого города были проколоты уши -- у женщин оба, а у мужчин -- одно. Даже маленькие дети (парень видел двух-трехлетнего малыша, которого везли в коляске две болтающие между собой девушки), щеголяли серьгами. Вероятно, это была часть какого-то местного обычая. Один раз по улице мимо окна прошел человек в синей строгой форме -- наверное, местный полицейский или сотрудник порядка.
   "Хм, ну..." -- парень коснулся клипсы. -- "Думаю, сойдет".
   Пожелав себе "ни пуха" и самого себя же послав к черту, Дэйв открыл дверь и вышел в новый мир. Надо было искать своих, пока те не кончились как живые люди.
   Похоже, дом, где жили парень и девушка, действительно находился в тихом спальном районе, к тому же, довольно престижном. Если судить по чистоте улиц, полицейским едва ли не на каждом перекрестке и общему уровню жизни. Дома тут были богатые и красивые, каждый -- за своим серебряным заборчиком (впрочем, заборчики были довольно низкие и единообразные), возле каждого дома -- ухоженная лужайка с короткой травкой, мощеная дорожка до калитки...
   Через некоторое время, свернув несколько раз, Дэйв вышел в центр города. Тут было заметно оживленнее -- люди спешили по своим делам, по дорогам ездили экипажи, открытые и закрытые, запряженные узкомордыми и изящными лошадьми (наверное, это была специфика местной породы). Грохотали колеса, цокали копыта, разговаривали люди. Звякали серебряные колокольчики, подвешенные на дверях магазинов -- за их широкими стеклянными витринами был красиво разложен самый разный товар. Особенно поражала воображение кондитерская лавка, в которой из сладостей был сооружен настоящий сказочный город. Возле нее, прилипнув носами к витрине, стояла стайка бедно одетых ребятишек, которые громко переговаривались между собой.
   Посреди круглой площади Дэйв заметил тумбу для объявлений, на которой болталось несколько листков бумаги. В глаза бросилось напечатанное крупными буквами слово "ЗАПРЕЩЕН", других было не разобрать с такого расстояния. Тут же обретались и мальчишки-газетчики, во все горло кричащие заголовки. Пробегавшие мимо люди иногда совали мальчишкам монетки и, на ходу разворачивая газету, направлялись по своим делам.
   -- Чрезвычайное происшествие! Чрезвычайное происшествие! -- надрывался семилетний парнишка в серой широкой кепке, надвинутой на нос. -- Город сразила эпидемия! Королевские маги разводят руками! Чрезвычайное происшествие!
   -- Пропавшие дети до сих пор не найдены! -- в тон ему вторил ему еще один газетчик с другой стороны площади. -- Гувернантка-похитительница объявлена в розыск!
   -- Дурят народ. -- раздался позади Дэйва ворчливый голос. -- Причем беззастенчиво. Ну кто поверит в такой бред?
   -- Как сказать, Дорр.
   -- Ты что, веришь в весь это бред с эпидемией сумасшествия? Да давно доказано, что оно не бывает массовым!
   -- А как же массовые галлюцинации?
   Парня обогнали два молодых человека, одетых в форменные костюмы, -- по крайней мере, что-то, напоминавшее их. Не полицейские, но все же... студенты? Кажется, на груди у них действительно была какая-то нашивка.
   -- Галлюцинации не сумасшествие, а расстройство психики, к тому же, эти газетенки вечно склонны все преувеличивать. Если маги опять затеяли дождь, можно с уверенностью говорить, что в газетах наутро напишут о вызванной буре, призванной уничтожить город. Ха!
   -- Но случаи-то действительно были, -- заметил его собеседник.
   -- Пара обратившихся к лекарю спятивших стариков? Не смеши меня, они всегда были и будут...
   -- Возвращение нечисти -- правда или вымысел?! -- с новой силой вступили газетчики. Молодые люди, не прерывая беседы, прошли мимо тумбы с объявлениями, свернули в какой-то переулок и скрылись из виду.
   "Красивый город" -- решил Дейв. -- "Отсталый, но красивый."
   Наличие магии парня не удивляло. За свою недолгую жизнь он с ней уже сталкивался, а потому шарахаться в сторону не спешил.
   "Серебро. Везде серебро... любопытно. Неужели это настолько распространенный металл? Бедная нечисть и прочая нежить. Представляю, как ей тут несладко... С другой стороны, тут почти не должны болеть. Все же дезинфекция и все такое. А уж если у них даже водопровод из таких труб... Кажется, я понимаю, почему те ребята сюда перебрались!"
   За такими мыслями парень и вышел на площадь. Кругом люди, шумно... но привычно. Смешаться с толпой, послушать, прикинуть... Свести все услышанное в одну линию.
   "Так, значит, пропадают люди и возвращение нечисти... а еще сошедшие с ума старики" -- размышлял он, остановившись у тумбы и рассматривая объявления -- "массовые галлюцинации. Хотя стоит ли верить газетам? Значит, берем по минимуму... Пропали люди. Гувернантка -- похитительница? А чем не вариант? Если гувернантка, значит даже если маг, то так себе. Это если она конечно не что-то особое... Так, не накручивай. Будь проще".
   Парень оглядевшись оккупировал лавочку и задумался всерьез.
   Оказаться в мире, с нуля, без мало-мальски знаний о его истории и географии было несколько опрометчиво. Впрочем, как и не иметь достоверной легенды. Ладно хоть деньги были. Правда стоило еще выяснить покупательскую способность этих монет.
   Парень достал из кармана металлический кружок и повертел его в руке.
   "Это не серебро. Хм, железо что ли? Да тут на нелегальном ввозе из другого мира озолотится можно... ну или ожелезиться тогда уж. Забавно".
   -- Забавно -- повторил он уже вслух.
   Посидев еще немного, парень подошел к ближайшему мальчику-газетчику, купил газету и вернулся на скамейку.
   Газета была напечатана на плохой, тонкой и желтоватой бумаге. И шрифт был довольно странный -- буквы были вытянутыми и острыми, что не делало чтение легче. Как заметил Дэйв, фотографию в этом мире еще не изобрели -- иллюстрациями в газете служили не слишком профессионально выполненные черно-белые рисунки и карикатуры. Крупный заголовок на первой странице гласил: "Утечка мозгов -- вся правда об эпидемии сумасшествия". Сама статья представляла из себя собрание обрывочных сведений, обильно политых соусом из паники, патетики и преувеличения.
   "За последние несколько дней к городским лекарям с признаками "эпидемии" обратилось не менее десяти людей" -- сообщала газета. -- "Но по результатам обследования все они оказывались полностью здоровыми, но оставлены на обследование в Главной городской больнице. Люди жаловались на приступы паники, головную боль, зрительные и слуховые галлюцинации, головокружение и потерю сознания. Часто в их рассказах фигурировали страшные видения, монстры, которых они видели преимущественно в темное время суток. Нашим корреспондентам, к сожалению, не удалось взять интервью ни у кого из пострадавших -- лекари не допускают журналистов в палату к пострадавшим. Что это может быть, как не сокрытие сведений от гласа общественности? Куда смотрят королевские маги?..."
   Патетики в этой статье было хоть отбавляй. В конце нее, впрочем, шло напечатанное некрупным шрифтом объявление, как понял Дэйв, от городских властей, полностью дублирующее листовку, что висела на тумбе:
   "В связи с неблагоприятными обстоятельствами и по решению Королевского Совета Магов, выезд из города Роурим запрещен, до особого распоряжения Их Королевских Величеств либо Уполномоченного по правам Западного Округа".
   На следующем развороте шла статья, озаглавленная "Гувернантка-похитительница до сих пор не найдена". В статье сообщалось, что некая Ларрина Да-Рани, разыскиваемая за похищение двоих детей, до сих пор не найдена.
   "Я не понимаю, как это могло случиться. -- сообщает нашим корреспондентам убитый горем отец пропавших девочек, мастер Таллас Ди-Ортансе. -- Я до сих пор не могу поверить. Ларрина была такой хорошей девушкой, она несколько раз до этого помогала нам с женой, когда требовалось посидеть с ними, мы полностью ей доверяли. В ту ночь, когда они исчезли, она несколько раз связывалась со мной, сообщала, что все в порядке, только что в последний раз несла какой-то бред про картину в гостиной, я понял, что она очень испугана. Обычно такого не было, я сразу же поехал домой, позвонил в полицию, но когда я прибыл, их уже не было -- ни моих дочерей, ни Ларрины..."
   Далее сообщались приметы пропавшей гувернантки, словесные портреты похищенных девочек. "Если вы имеете какие-либо сведения, видели детей либо подозреваемую на улице, пожалуйста, обратитесь в полицейский участок либо к мастеру Таласу лично, по адресу..."
   Статья же про возвращение нечисти вообще была практически сборником легенд и местных сказок, приправленных религией и суевериями. Как понял Дэйв, нечисти в этом мире нет, а если она и была когда-то, то очень давно. Однако местные клирики склонны считать, что все "приступы сумасшествия, о которых в последнее время только и пишут газеты, являются признаками неверия". В общем, статья призывала обращаться в храм почаще, исповедоваться и не снимать нигде, даже дома, защитные амулеты. На последней странице газеты печатались реклама и различные объявления -- в кондитерскую "Сладкий волк" требуется новый продавец, новый парикмахерский салон приглашает леди проверить, что прически в нем самые лучшие, открылся новый магазин зеркал, мастер-художник набирает группу, новая выставка в художественной галерее, объявление о проведении скачек и прочая рекламная мишура.
   Привыкший к подобной прессе парень довольно хмыкнул, повторно пролистал газету на случай, если упустил что-то интересное или важное и поднялся на ноги.
   Итак, в мире есть магия, управляется монархами... скорее всего, чета... И город на карантине.
   "Ничего так размах... Сразу город. А если что не так, то жахнуть чем-нибудь убойным." -- Дэйв направился по случайно выбранному направлению, рассматривая дома, улицы и их названия.
   "Что мы имеем... Мы имеем истерию, пропадающих бесследно людей, минимум оборудования и отсутствие карты или хотя бы путеводителя по городу!"
   -- Извините -- парень подошел к мужчине средних лет -- Не подскажете как пройти по адресу...
   Озвучив адрес, указанный в статье, Дэйв попытался представить, насколько он заслуживает доверия.
   -- На Прозрачную? -- задумался мужчина, а после махнул рукой направо. -- Это через площадь, вон по этой улице до конца, дальше -- направо, до салона леди Ди-Гараи, а там спросите, недалеко.
   Поблагодарив, парень развернулся и двинулся в указанном направлении.
   "Значит, не совсем оборванец" -- пришел к выводу он, -- "Раз уж направления дают... А вот пустят ли в дом? И что говорить? Гувернантку я в глаза не видел... И вообще, если наши ни парень, ни девушка о себе не дали знать, то что же тут происходит? Любопытненько".
   До указанного мужчиной салона Дэйв добрался без проблем -- идти было и правда недалеко, минут пятнадцать. На улице к тому времени стало совсем оживленно, то и дело по дороге проезжали экипажи, перекликались извозчики, несколько раз парень замечал людей на странных подобиях велосипедов. Кричали газетчики на перекрестках, иногда слышался свисток полицейского, ходили люди, здороваясь между собой...
   Погода становилась все теплее, если не сказать -- жарче и Дэйв понял, почему парень, одежду чьего гардероба он позаимствовал, предпочитал просто классические рубашки и легкие брюки, без всяческих сюртуков, пиджаков и жилетов, в которых щеголяло большинство здешних мужчин. Наверняка им, одетым по всем правилам, да еще и в шляпах, было куда жарче.
   Салон леди Ди-Гараи оказался "Салоном красоты и изысканных услуг" -- так гласила надпись витыми золотыми буквами на витрине. Что за услуги такие, не раскрывались, а за широкой зеркальной витриной нельзя было ровным счетом ничего рассмотреть, кроме собственного отражения.
   Машинально поправив воротничок, парень окинул взглядом улицу, выискивая первую жертву.
   -- Извините, как пройти на Прозрачную? -- полюбопытствовал он у парня (кажется, даже одногодки, пусть и с некоторыми корректировками).
   -- До первого перекрестка прямо, дальше налево до упора, вот там она и будет. -- махнул рукой он.
   -- Спасибо, выручили -- парень благодарно кивнул и отправился в путь.
   "Так, а что я скажу на месте? Привет, я тут из другого мира свалился... У меня пропали два человека. Вы не знаете механизм такого колдунства?"
   Парень свернул на повороте.
   "Или может частью правды? Надо просто узнать обстоятельства и осмотреть место... Вот и все."
   За такими мыслями парень вышел на искомую улицу и огляделся в поисках дома (ну и оценить его внешне -- какой хозяин).
   Нужный дом парень увидел сразу. Красивый двухэтажный особняк в конце улицы, за высоким серебряным забором с острыми пиками наверху, с широким подъездом и мощеной дорожкой к нему. Возле дома рос даже какой-то ползучий кустарник с мелкими зелеными листиками, оплетая решетки окон первого этажа и широкую веранду. У ворот обнаружилась аккуратная кнопка звонка. Хозяин дома явно был успешен и совсем не беден.
   "Вот как бы ты отреагировал на его месте?" -- спросил сам у себя парень -- "А ничего..."
   Впрочем, эти мысли на движения не повлияли. Внешне уверенно парень дошел до двери и вдавил кнопку звонка.
   Из дома донесся едва слышный звон. Несколько минут ничего не происходило, а после дверь отворилась и к забору неспешно проследовал средних лет мужчина в темном форменном костюме.
   -- Чем могу помочь? -- холодно, но вежливо осведомился он, глядя на стоящего за воротами Дэйва.
   "Вряд ли хозяин". -- определил парень -- "Не тот уровень. Гм, затруднение."
   -- Я бы был невероятно признателен, если бы возникли такие обстоятельства, которые помогли бы мне встретиться с хозяином этого дома. Или хотя бы найти того, кто сможет ответить на несколько вопросов.
   "А если меня выпроводят? То что? Брать штурмом местную больницу?"
   -- Вы по какому вопросу, молодой человек? -- так же вежливо осведомился мужчина. -- По объявлению? У вас есть какие-то сведения о девочках?
   На последних словах его голос неуловимо потеплел. Кажется, он был совсем неравнодушен к пропавшим детям.
   -- Я по объявлению, но по другому вопросу. Вы знаете о том, что случилось в тот вечер?
   -- Меня в тот вечер тут не было, -- голос человека снова похолодел. -- Иначе бы несчастья не случилось. Вы из полиции? Журналист? Частный детектив? Прошу вас, не отнимайте время, если не имеете никакой информации, которая могла бы помочь.
   -- В комнате у детей были зеркала?
   -- Я не собираюсь отвечать на вопросы, пока вы не соизволите представиться, молодой человек, -- холодно отчеканил мужчина. -- Я последний раз спрашиваю, кто вы и по какому вопросу?
   -- По вопросу пропавших людей, поскольку вашему хозяину она наверняка что-то говорила перед тем, как сбежать. Я частный следователь. Занимаюсь пропажей людей, за которых меня попросили их близкие друзья.
   "Даже не соврал... Кто может быть человеку ближе, если не он сам? Так близко, что и не разлучить! И да, следователь... Или что-то подобное. Так, а есть ли у меня ксива? Мгм, вряд ли ему сойдет значок за отличную стрельбу или жетон на обед..."
   -- Частный следователь по вопросу пропавших людей? -- теплоты в голосе мужчины не прибавилось, но он, пожевав губами, все-таки отворил ворота. -- Я провожу вас к хозяину. Хотя, должен заметить, ваши манеры оставляют желать лучшего. И потому не вызывают доверия. Пройдемте.
   Развернувшись, он отправился к дому, отворил дверь и замер на крыльце, дожидаясь, пока Дэйв войдет.
   "Ну еще бы... я даже этикета местного не знаю!" -- мысленно возмутился Дэйв, на короткое мгновение почувствовавший себя варваром. Впрочем, возмущение возмущением, а внутрь парень вошел. Терять ему было нечего. А та нехитрая мелочь в карманах стороннему ничего не скажет.
   Парень оказался в просторном холле, но рассмотреть обстановку ему не дали -- мужчина, встретивший его у ворот (все-таки наверное дворецкий), прошел по лестнице на второй этаж и свернул направо, постучал в дверь.
   -- Да? -- откликнулся из-за двери усталый голос.
   -- Мастер Таллас, к вам частный следователь. -- сообщил дворецкий. -- По вопросу пропавших людей.
   -- Пусть войдет.
   Дворецкий отворил дверь, сделав Дэйву приглашающий жест рукой. За дверью оказался рабочий кабинет -- массивный письменный стол напротив окна, стены, уставленные книжными шкафами до самого потолка, два мягких кресла, стоящих перед столом. За столом сидел хозяин кабинета -- седой, хотя еще не старый мужчина с усталыми темными глазами, одетый в темный костюм.
   -- Прошу вас, проходите. -- он указал на кресло перед столом. -- Присаживайтесь. Могу я узнать ваше имя?
   -- Здравствуйте -- Дейв послушно прошел в комнату и осторожно устроился на краю кресла. Сидеть вот так спиной к двери было немного неуютно. -- Меня зовут Арраи, и я, если позволите, начну издалека. Во-первых я действительно занимаюсь проблемой пропавших людей. До недавнего времени это было... не так заметно и меня не просили этим заниматься. Но когда пропали сильный парень и девушка, тоже могущая за себя постоять, меня очень попросили их друзья... И были некоторые обстоятельства, которые в этом деле очень неуместны.
   "Вот ведь завернул..." -- восхитился сам собой Дэйв -- "Так, к делу!"
   -- Прежде всего меня интересует... я так понимаю, вы были последним кто видел или говорил с гувернанткой. Было ли в ее поведении что-то странное или необычное?
   -- Да, я был последним, кто с ней разговаривал. -- кивнул мастер Таллас. -- И необычное было, я уже рассказывал журналистам. Только, честно говоря, я понятия не имею, о чем вы говорите. У меня пропали дети и пропала Ларрина, неужели это не единичный случай? Я не слышал о подобном...
   -- Боюсь, что нет. И я читал газеты. Одна даже у меня с собой, но при всем этом следует помнить, как могут переврать слова для красивой подачи. -- Дэйв развел руками -- Поэтому я был бы очень признателен если бы вы вспомнили ваш последний с ней разговор.
   -- Разумеется, -- вздохнул мужчина и сцепил руки под подбородком, облокотившись на стол. -- Ларрина связалась со мной около одиннадцати, совершенно неожиданно. Сказала, что девочки спят наверху и с ними все в порядке. Она просила снять или как-то закрыть какую-то картину в гостиной, потому что та ее пугает. Это уже само по себе было странно -- никаких картин в гостиной у нас нет.
   Он откинулся на спинку кресла и устало потер лоб.
   -- Поймите меня правильно -- вновь заговорил он. -- Я не верю в эту ерунду, что раздули газетчики. Полиция, конечно, поддерживает их версию, но я давно знаю Ларрину, она несколько раз уже оставалась с нашими детьми. Девочка из хорошей семьи, пусть и небогатой, она бы не стала причинять вред моим дочерям. Я совершенно в этом уверен. Именно потому я и счел возможным обратиться к специалистам вашего профиля... если вы понимаете, о чем я. Иногда частные детективы куда более полезны, чем облава самых профессиональных полицейских.
   -- Прекрасно понимаю... -- Дэйв задумчиво нахмурился. -- Значит, картина... А можно осмотреть гостиную?
   -- Разумеется, -- вздохнул мужчина, поднимаясь с кресла. -- Пойдемте, это на первом этаже.
   Гостиная оказалась большой уютной комнатой, обставленной с большим вкусом. Несколько больших мягких кресел, уютный диван, инструмент, напоминавший рояль в углу. На полу лежал пушистый ковер, вдоль стен тоже выстроилось несколько книжных шкафов. Большой камин белого мрамора изумительно вписывался в обстановку. Над камином висело вытянутое прямоугольное зеркало в раме темного дерева, покрытой замысловатым резным узором. Никаких картин действительно не наблюдалось -- в качестве украшения гостиной присутствовал разве что маленький механический серебряный фонтанчик на столике посреди комнаты.
   -- Хм... -- Дэйв задумчиво и даже подозрительно уставился на зеркало. -- Так. Предположим, я гувернантка. Я сижу одна, ночью в комнате... и вижу картину. Возможно неприятную, раз уж попросила своего хозяина ее убрать... Так? -- Дэйв посмотрел на Талласа -- Хозяин, почти наверняка удивился, сказал, что картины в гостиной отродясь не было... Я понимаю, что происходит что-то странное, пугаюсь еще больше... И куда я бросаюсь?
   Парень окинул гостиную взглядом.
   -- А где именно в ту ночь сидела Ларрина вы знаете?
   -- Понятия не имею, -- развел руками мастер Таллас. -- Меня не было дома, я приехал, когда их уже... когда они уже... исчезли.
   -- Но тут же были следы? Или все было чисто убрано?
   -- Никаких следов, -- покачал головой хозяин дома. -- Это и осложняет поиски. Переговорный кристалл нашли под креслом -- вот под этим, но он мог туда и просто закатиться. В доме никаких следов, кроме, разумеется, нас с женой, наших слуг, детей и самой Ларрины.
   -- Ладно, в любом случае, зеркало прекрасно видно из любой точки комнаты -- задумался Дэйв. -- Итак, я вижу картину, пугаюсь... и бегу к детям... Или пытаюсь выбраться из дома? Если кристалл был под креслом, то убежать я бы не смогла... Да и девушка, по вашим словам она хорошая. Детей не бросит.
   "Хотя это еще бабка надвое сказала... Но чтобы скрутить тех двоих... Это что же надо применить? И опять зеркало! Извините-позвольте, но единственное рациональное объяснение -- ее втянуло в зеркало."
   Дэйв задумчиво рассматривал отражение комнаты.
   -- Еще два вопроса. Кто делал это зеркало и есть ли подобные зеркала в комнате хоть одного ребенка?
   -- А это имеет значение? -- удивился мужчина, тоже обратив внимание на зеркало. -- В комнате детей зеркал нет, но я, честно сказать, понятия не имею, кто его делал. Оно фамильное, досталось нам с женой на свадьбу от ее родителей, кажется, висело еще в доме ее прабабки. Видите раму? Великолепное дерево, сейчас такое уже не достать. Разрешите задать вам один вопрос?
   -- Задавайте -- пожал плечами парень.
   "Так... осложнение. Но если эта тварь... гипнотизирует. Например стоит под окном... То почему зеркало? Или это приходит из зеркала? Ведь разбила же она зеркало трюмо... А если принять теорию обережного круга? Тогда этот некто, прыгающий зеркалами вполне может начхать на такие мелочи. Или это не нечисть балует. Надо в больницу."
   -- Каким образом зеркало поможет найти моих детей? -- поинтересовался мастер Таллас. -- Разве оно имеет отношение к их пропаже?
   -- Может иметь. На месте пропажи тех кого меня попросили найти тоже было зеркало.
   "Разбитое и окровавленное... Они явно хотели остановить то, что было в нем. Вот нет, чтобы вызвать на две минуты раньше! Картина -- явный глюк. Но почему именно на служанку? Почему она?"
   -- Почему она? -- повторил вслух свою мысль парень и опомнившись вздохнул -- Мастер Таллас, скажите, тот вечер когда вас не было дома, он был запланирован? Кто-то знал из вашего окружения, что вы собираетесь провести его вне родных стен?
   -- Ну разумеется, -- нахмурился хозяин дома, спиной облокачиваясь о камин и складывая руки на груди. -- Мы с женой были приглашены на ужин к нашим друзьям, я потому и попросил Ларрину посидеть с детьми. Аджан в тот вечер отпросился раньше, я счел возможным его отпустить.
   "Тогда почему пропали дети и гувернантка. Я знаю пропавших, которых ищу, они пропали наверняка за дело. Слишком неосторожно сунули нос в тайну" -- Дэйв продолжал смотреть на зеркало, запоминая узор рамы. Появилась одна мыслишка...
   -- Мастер Таллас, последний вопрос: вы можете дать адрес по которому живет Ларрина?
   Парень предпочел не говорить о девушке в прошедшем времени... мало ли что подумают.
   -- Конечно, -- вздохнул мужчина, отходя от камина и доставляя из кармана домашнего жилета перьевую ручку. Он быстро черкнул пару строк на маленьком листке бумаги, которые лежали на столе -- стопкой, видимо, заведенные для мелких записок, и протянул Дэйву.
   -- Прошу. Светлая, девятый дом. Я надеюсь, вы сообщите мне, как только ваше расследование продвинется хоть чуть-чуть? Или если у вас появятся хоть какие-то сведения о моих дочерях...
   -- Разумеется -- заверил своего собеседника парень. -- спасибо вам за помощь. Вы очень помогли.
   "Хотя помогли-то так себе, но в целом картина вырисовывается печальная. И вот вопрос, успею ли я узор набросать, если эта тварь за мной погонится? Вот потому и текучка у нас высокая и пропавших много..."
   Дэйв распрощался с хозяином дома, вышел на улицу, постоял, словно раздумывая куда пойти, после чего пошел обратно к площади, оглядывая дома по краям улицы на предмет какой-нибудь лавки или магазина, где если не торгуют картами, то хотя бы буклет-путеводитель можно посмотреть.
   "Осмотреть дом гувернантки, найти больницу, поговорить с больными, если они еще не совсем из ума выжили. Купить карту. Достать денег... Того что есть может и хватит на день-два поисков, но дальше то что делать? Интересно, эти двое тут на официальной работе или эти деньги точные копии?"
   Искомое обнаружилось у самой площади. Небольшой книжный магазин (если судить по заставленной пыльными фолиантами витрине), зажатый между салоном дамской одежды и парикмахерской, внимания не привлекал, так что если бы Дэйва не толкнул плечом какой-то весьма невежливый здоровяк, едва не впечатав в витрину, он бы так и прошел мимо.
   "Книжное королевство" -- гласила серебристая надпись на стекле. В глубине магазина парень сквозь витрину разглядел ряды шкафов, уставленных книгами и стойку, на которой сидел молодой светловолосый парень, с бутербродом в одной руке и книгой -- в другой.
   "Кто ищет, тот находит" -- обрадовался Дэйв -- "Потерявший плачет."
   Толкнув дверь магазина, парень очутился внутри. Теперь предстояло самое... интересное.
   "Хм, кстати, это же книжный. Может есть что-то интересное по нужной теме?"
   Едва звякнул серебряный колокольчик на двери, парень с бутербродом (видимо, продавец), мигом спрыгнул со стойки и сунул руку под нее, пряча улики. Видимо, есть на рабочем запрещалось. Он был достаточно молод, с длинными светлыми волосами, собранными в неаккуратный хвост, с серебряной серьгой, болтавшейся в ухе. Одет он был, как и Дэйв, в темные брюки и распахнутую на груди рубашку, на шее на серебряной цепочке висело, видимо, какое-то украшение -- но Дэйв не разглядел, какое.
   -- Добрый день. -- улыбнулся продавец, украдкой стряхивая крошки со стойки. -- Чем могу помочь?
   -- Безусловно добрый -- согласился с парнем Дэйв. -- У вас не найдется карты города?
   -- Конечно, найдется! -- парень, отодвинув свою книгу от покупателя, полез под стойку и вскоре появился с несколькими брошюрками и сложенной в несколько раз картой. Напечатаны они все были на не очень хорошей бумаге -- кроме карты, но это были такие мелочи...
   -- Вот, пожалуйста. Собственно карта города, на которой отмечены все достопримечательности и несколько полезных справочников. Вы недавно в городе?
   -- Достопримечательности меня не очень интересуют... -- Дэйв взял наугад одну брошюру -- Я больше по странным существам.
   "Криптозоолог, блин!"
   -- Да... приехал к друзьям, но у них сейчас дела, и вот приходится самому развлекаться.
   "Чтоб их с их делами да через десятый полигон!"
   -- По странным существам? -- заинтересовался парень. В его голубых глазах вспыхнул огонек любопытства. -- Вы ученый?
   -- Нет, я только учусь. Но меня опустили развеяться и провести небольшое исследование. Хотя, может мой начальник так и шутил. Сказал, чтобы я притащил ему упоминания о твари из зеркала.
   -- Твари из зеркала? -- еще больше загорелся парнишка. С виду он был ненамного младше Дэйва, разве что на год-два, а любопытства в нем, похоже, было хоть отбавляй.
   -- Извините, что я пристаю к вам с вопросами, просто я никогда о таком не слышал. Я подрабатываю в зеркальной мастерской, вот и мне стало интересно, о какой твари идет речь? Вы верите в возвращение нечисти? Я читал статью в сегодняшней газете...
   -- Да... я тоже -- вздохнул Дэйв -- читал в смысле. А насчет верю ли я... На свете столько всего удивительного...
   Он махнул рукой.
   -- С одной стороны, я почти уверен, что это глупая шутка умудренного опытом искателя таких тварей над подрастающим мной, а с другой -- я бы был склонен считать, что это просто кто-то из сильных магов с ума сошел и убивает таким хитрым способом.
   -- Вы о чем? -- явно растерялся парень. -- Какие убийства? Какие искатели тварей? Охотники на несуществующую нечисть? Она же вымерла невесть сколько веков назад!
   -- Нечисть вымереть не может. Она как болезнь, может перерасти в латентную стадию, впасть в спячку и затаится до лучших времен, -- проворчал парень -- Тьфу... совсем запутался. Так. Никаких убийств, но я привык ко всему относится так, чтобы рассматривать даже дичайшие версии. Сколько за карту?
   -- Семь серебряных. -- пробормотал продавец, явно ничего не понимая. -- Простите меня, я просто не совсем, вероятно, понял... Вы расследуете какое-то убийство и считаете, что это сделала нечисть? И вы считаете, что она действительно не вымерла? А причем тут зеркала?
   Дэйв тяжело вздохнул, посмотрел на дверь, на парня, призадумался, а потом с видом, словно принимал нелегкое решение спросил.
   -- Ты умеешь хранить секреты?
   -- Конечно! -- с жаром закивал парень. -- Я буду молчать, как в могиле!
   -- Это в твоих интересах -- усмехнулся Дэйв -- Потому что если не молчать, то окажешься там очень быстро. Я не ученый. Я исследователь. Мои друзья, к которым я приехал, пропали буквально за минуту до того, как я вошел в дом. В доме было разбито зеркало. А это не те люди, чтобы просто так бить мебель. И теперь я не успокоюсь, пока не найду эту тварь... или она меня.
   -- Ух ты! -- приглушенно восхитился парень. -- Прямо как в "Искателях правды"... слушай, но почему ты решил, что это именно тварь? Зеркало мог разбить любой человек, мало ли? И да, ты именно поэтому не носишь амулета? Чтобы приманить нечисть?
   Он так легко и непринужденно перешел на "ты", что сам, похоже, этого не заметил.
   -- Если тварь лезет из зеркала, то самый логичный выход разбить ее дверь... Вдруг через осколки она не протиснется. По крайней мере это инстинктивно.
   "Вот правда, нафига вы терминал разбили?"
   -- Это или тварь или маг или что-то еще третье. Но пока я больше склонен поверить в нечисть.
   Дэйв отсчитал семь монет, развернул карту, нашел улицу на которой стоял дом мастера Талласа, потом и ту, на которой был книжный магазин. А через непродолжительное время нашелся и дом гувернантки.
   -- Ладно. Я пойду. У меня не так много времени -- парень сложил карты и спрятал в карман.
   "Амулет от нечисти... ставлю годовое жалование, что гувернантка и дети были в таких. Любопытно"
   -- Подожди! -- спохватился продавец, стряхивая выручку куда-то под стойку. Мелодично звякнуло -- открылась механическая касса, монетки скрылись в нужном отделении, которое парень тут же захлопнул. -- Слушай, не сочти меня навязчивым, но... моя смена кончается в шесть... вдруг я смогу помочь? Я всю жизнь мечтал о чем-то подобном! Это же как в моих любимых книгах!
   "Ну... а почему нет?" -- задумался Дэйв -- "Местный будет полезен... Наверное".
   Парень колебался. С одной стороны, впутывать постороннего было нельзя. С другой... с его-то послужным списком это будет неудивительно.
   -- В шесть так в шесть... Жду -- победил нездоровый прагматизм. -- А что за "Искатели правды"?
   -- А ты не читал? -- искренне удивился продавец. -- Это один из романов Джарвы Да-Гараи, самый известный, насколько я знаю. Давнишний, выходил еще года четыре назад. Про детектива, который расследовал смерть своего лучшего друга... Там, конечно, зеркал не было, но общие мотивы довольно похожи.
   -- Перескажи вкратце?
   -- Ну, там в неком городе, не помню названия, началась череда загадочных убийств. При жертвах рядом находили карточки с надписями, что-то об открытии врат и пришествии какого-то Владыки. Ну вот, так получилось, что напарник детектива -- они с ним вместе работали, расследовавший это дело, вступил в ту секту, которая эти убийства делала и умер...
   Звякнул колокольчик -- дверь отворилась в магазин вошла девушка в голубом платье, обворожительно улыбнулась, проследовала к книжным полкам. Продавец, вздохнув, прервал рассказ.
   -- Извини, но мне надо работать. -- он кивнул в сторону девушки. -- Давай в шесть встретимся в кафетерии Ра-Джага, это на той стороне площади, а там я тебе дорасскажу?
   "Чтобы наших взяли сектанты? Сомнительно... Разве что... Мгм... да нет... не их стиль..."
   Дэйв кивнул парню и, выйдя на улицу, перешел на другую сторону площади. где облюбовал скамеечку и занялся изучением карты города. Через некоторое время задумался и, достав из кармана брюк огрызок простого карандаша, обвел кружочками дом Талласа и тот, в котором появился в этом мире.
   "Мало" -- с сожалением заключил он -- "Надо больше информации по пропажам... Хм, вряд ли местные правоохранительные органы с радостью поделятся статистикой по пропавшим и их адресам..."
   Время шло своим чередом. Площадь, на которой обосновался Дэйв, оказалась весьма оживленной -- хотя и являлась явно пешеходной зоной, экипажи там не ходили. Людей вот было много. Газетчики, через несколько часов выкрикивания уже знакомых лозунгов, разбежались, окончив работу. Люди ходили туда и сюда, заходили в магазины, общались между собой, пару раз Дэйв замечал стайку оборванных веселых ребятишек, сновавших по площади -- наверняка, воришки и карманники, промышляющие себе на хлеб. На парня на скамейке никто не обращал внимания.
   Книжный магазин, где работал новый "напарник" Дэйва, оказался тоже местом весьма оживленным. Люди в этом мире, кажется, читать любили -- по-крайней мере, редко кто выходил из лавки без покупки. Жаль только, что с такого расстояния было не разглядеть, чем же занимается продавец...
   -- Привет! -- раздался за спиной Дэйва звонкий детский голосок. -- Мама, посмотри -- он опять тут, вот же он!
   -- Пойдем, милый. -- в женском голосе, прозвучавшем почти сразу же, слышались нотки беспокойства. -- Мы и так опаздываем.
   -- Но я хочу поговорить... -- разочарованно протянул малыш.
   Повертев головой, парень увидел тех, кто разговаривал. У зеркальной витрины того самого "Салона красоты и изысканных услуг", стоял маленький темноволосый мальчик в синем костюмчике и махал рукой кому-то, кто, видимо, находился за стеклом. Женщина рядом с ним всеми силами старалась увести мальчика от витрины.
   -- Пойдем, Бойэр, у нас нет времени!
   -- Но он так редко приходит!
   -- Милый... -- она присела перед сыном на корточки и посмотрела ему в глаза. -- Мы же об этом говорили. Ты же не хочешь огорчать маму снова, верно?
   -- Да... -- уныло протянул мальчик, кинув в витрину тоскливый взгляд.
   -- Тогда пожалуйста, перестань смотреть в витрины и пойдем поскорее. -- женщина встала, оправила юбку и потянула мальчика за собой, не оглядываясь. Тот, улучив минутку, обернулся к витрине, пожал плечами, словно извиняясь, и поплелся следом за ней.
   Парень задумчиво смотрел на ребенка. Мальчик. Шумный. Хочет поговорить с кем-то в магазине. Дэйв перевел взгляд на витрину, полюбовался отражением площади, чертыхнулся и поспешил за матерью с ребенком.
   -- Извините... -- окликнул он ее, не дойдя шага три
   Женщина сбавила шаг и обернулась... Она была молодой и весьма красивой, с каштановыми волосами, уложенными в строгую прическу. Одета она была в длинное зеленое платье -- полностью соответствующее местной моде.
   -- Да? -- поинтересовалась она. -- Я могу вам чем-то помочь?
   Малыш, выглядывая из-за маминой юбки, смотрел на Дэйва во все глаза.
   -- Совсем глупый вопрос, и не к вам, а к вашему сыну -- признался парень -- вы позволите?
   -- К моему сыну? -- явно насторожилась женщина, невольно делая шаг назад и загораживая ребенка собой. -- Какой вопрос?
   -- Ну... -- Дэйв неопределенно повел плечом -- Такой... С кем он хотел поговорить в магазине, например.
   -- И вы его знаете? -- обрадовался ребенок, выглядывая из-за мамы. Та, кстати, выглядела уже почти испуганно.
   -- Бойэр, помолчи. -- быстро попросила она и снова взглянула на Дэйва. -- В магазине он увидел друга нашей семьи, но, поскольку мы торопимся, я не позволила ему зайти и поздороваться. И я, конечно, прощу прощения, но я вынуждена напомнить, что подслушивать разговоры на улице неприлично. А теперь простите, мы спешим.
   Она взяла ребенка за руку и быстрым шагом пошла по улице. Тот то и дело оглядывался, пытаясь высмотреть Дэйва, но мать вскоре строго одернула его, и парнишка послушно засеменил следом, больше не отвлекаясь.
   -- Увидел. Друга. В магазине.-- Дэйв оглянулся на упомянутый магазин и снова полюбовался отражением. Самого помещения видно не было. -- Да ну?
   Догонять женщину он не стал. Мало ли. Заметут в местную каталажку и что делать прикажете?
   Парень вернулся на скамейку и задумался.
   "Возьмем самое бредовое. Мальчик и правда видит эту тварь. Но явно хочет с ней поиграть. Значит ли это, что она сытая и не хочет пока охотится? Или у нее особый подход к детям? Хочет играть с детьми, а взрослые мешают, а потому должны быть уничтожены? У Талласа тоже были дети".
   Ответа Дэйву никто так и не дал. Оставшееся до шести время прошло практически незаметно -- наблюдать за жизнью города было весьма интересно. В частности, Дэйв выяснил, что часы в этом мире есть -- он обнаружил на здании с башенкой и острым шпилем циферблат, знаменующий каждый час мелодичным боем. В шесть часов десять минут ровно из "Книжного королевства" выскочил знакомый продавец, весьма всклокоченный, немного повозился с дверью, запирая ее, и быстрым шагом направился через площадь к кафетерию, где они договорились встретиться, не замечая Дэйва, занятый своими мыслями.
   -- Кхм, -- кашлянул парень, привлекая внимание своего нового знакомого -- Молодой человек...
   -- А? -- парень поднял голову и, пошарив глазами по площади, все-таки обнаружил Дэйва. И расплылся в широкой улыбке. -- А, ты здесь! Я уже думал, опоздал и ты ушел, решив не дожидаться -- мол, зачем тебе такие проблемы...
   -- Да нет, -- пожал плечами Дэйв -- почему ушел. Вместе интереснее.
   "Да и шансов больше."
   -- Мне надо попасть будет сегодня по одному адресу... И в больницу. Ту самую, где люди с галлюцинациями. К которым репортеров не пускают.
   -- Здорово. -- обрадовался парень. -- Только у меня к тебе просьба. Давай мы сначала поедим? А то я только один бутерброд и перехватил за сегодня, на рабочем месте есть нельзя... тут недалеко, вон же кафетерий. Мы быстро, и потом -- туда, куда надо, а?
   Продавец, кстати, при ближайшем рассмотрении оказался действительно весьма худым, если не сказать -- тощим. Двигался он резко и порывисто, говорил -- быстро, но улыбка у него была очень даже хорошая.
   -- Или ты поел?
   -- Я пока не голодный -- отмахнулся Дэйв -- Но тебе компанию могу составить. Посижу, людей посмотрю. Любишь книги?
   -- Иначе бы не работал в книжном магазине. -- хмыкнул парень и направился к кафетерию, не дожидаясь Дэйва.
   Кафетерий оказался уютным местом -- небольшое помещение, несколько круглых серебряных столиков (внутри кафе они оказались все заняты, так что парни заняли столик снаружи, на террасе, там и народу было поменьше), уютные красные занавески на окнах. Продавец, отлучившись ненадолго, вернулся с подносом, уставленным тарелками -- разумеется, серебряными -- и жадно набросился на еду. Видимо, действительно был очень голоден -- порции были довольно внушительны.
   -- Желудок испортишь с таким режимом -- фыркнул Дэйв -- Весь день голодом, а под вечер наедаться... Хотя... сам такой же...
   Он помолчал, и с определенным удивлением констатировал
   -- Вот они где аукнулись, материнские нотации-то...
   -- Что поделать, -- парень улыбнулся и пожал плечами. -- У меня единственная возможность нормально поесть -- это вот сейчас, в час перерыва. Потом снова на работу. Но ты не волнуйся, я сегодня отпросился.
   Он задумчиво посмотрел в тарелку, потыкал серебряной вилкой в аппетитно выглядящий кусок мяса и спохватился:
   -- Тебя как зовут-то? Мы так и не познакомились.
   "Так... как я там представлялся... А!"
   -- Арраи -- пожал плечами парень -- А до скольки ты обычно работаешь?
   -- Элеон. -- представился парень. Он пожал Дэйву руку через стол и вернулся к еде. -- Тут? До шести, а так обычно часов до десяти-двенадцати...
   Он глянул на часы, кивнул самому себе.
   -- А вообще, как повезет. Слушай, так ты не рассказал толком. Зачем тебе в больницу? Как она связана с пропавшими людьми?
   -- В газете писали про людей и эпидемию. Они сейчас в главной больнице... Хочу поговорить с ними. Вдруг что выясню.
   -- Но туда же не пускают. -- заметил Элеон. -- Кажется, даже родственников.
   -- А репортеров тем более. А значит, придется придумать способ как туда пробраться...
   "Брать штурмом больницу... такого у меня кажется еще не было"
   -- Посмотрим на месте. В любом случае даже обрывочная информация лучше чем никакая.
   -- Значит, будем думать. -- покорно согласился Элеон, отодвигая пустую тарелку. -- Фух... наконец-то я поел, думал, этот день никогда не кончится. Никогда таких длинных не было. И да, слушай... надел бы ты амулет? А то его отсутствие может вызвать много вопросов, а оно тебе разве надо? Если не веришь в них, так тебе все равно, но пусть хоть людям спокойнее будут -- с этой шумихой по поводу вернувшейся нечисти они будут бросаться на каждого, кто чем-то выделяется.
   -- Но если я его надену, то я могу упустить тварь -- возразил Дэйв -- И тогда вся работа полетит... не знаю куда, но надолго. А мне надо быстро... Если девочек похитили, то они же не железные. Им надо кушать. И пить.
   -- А если это не тварь? -- пожал плечами парень. -- Нечисти же не существует уже несколько веков, откуда бы ей взяться теперь?
   -- От сырости завелась. Или дрыхла. Или опыты какого-то увлекающегося ученого. Всегда найдутся энтузиасты. -- Дэйв, подумав, все же наглухо застегнул воротник рубашки. -- Или не тварь, а человек. Но тогда я не вижу смысла и системы в том, что он делает... Пока не вижу.
   -- Я вообще не понимаю, как ты видишь связь между пропавшими людьми, сумасшедшими и зеркалами. -- Элеон снова пожал плечами. -- Если связь между нечистью и людьми еще есть, то остальное... ладно, пошли в больницу. А то она скоро закроется для посещений вообще.
   Он поднялся из-за стола, перетянул светлые волосы в более аккуратный хвост и, махнув Дэйву, зашагал по улице.
   "Да вот есть подозрения. Пропали два здоровых, адекватных человека. Тел нет, время отклика -- минута. Куда их за минуту дело? Стоп... А если в доме есть подвал?! Но я вроде все тщательно обыскал... А чердак? Недоработка."
   Дэйв пошел следом за своим новым знакомым. размышляя на ходу о возможных способах проникновения на территорию больных. Самым идиотским и в то же время здравым показался один... интересный вариант.
   Его новый напарник шагал рядом и тоже молчал, погруженный в собственные мысли. Глазел на витрины, на людей, улыбался сам себе и В общем-то выглядел вполне довольным жизнью. Через некоторое время он свернул в переулок, дернув Дэйва за собой и пояснив "так короче". В городе он ориентировался отлично -- похоже, жил тут с самого рождения.
   Центральная городская больница оказалась большим трехэтажным зданием с арочными окнами. За высоким, частым серебряным забором просматривался широкий подъезд, несколько стоящих у него экипажей. По двору ходили люди, некоторые из них были одеты в белые длинные халаты, волосы их скрывались под платками (у женщин) или шапочками (у мужчин). Где-то лаяла собака.
   -- Пришли. -- Элеон остановился у ворот, потрогал забор и кивнул на здание. -- Городская больница. Как будем проходить внутрь?
   -- Ммм... делаем рогатку, ты прикрываешь меня, я пересекаю поле и скрываюсь в здании -- фыркнул Дэйв, разглядывая больничную жизнь. И высматривая доктора постарше.
   -- А рогатку зачем? -- не понял Элеон, который, кажется, воспринял слова Дэйва всерьез.
   Медперсонала по двору больницы ходило не так уж много. Несколько медсестер в белых накрахмаленных фартуках, о чем-то разговаривали с кучером одгого из экипажей. Еще один человек в белом халате стоял на крыльце и беседовал с пожилой парой.
   -- Пока я пробираюсь, ты будешь отстреливать мешающих -- пояснил Дэйв -- Пойдем ко входу. Может что узнаем...
   "Или возьмем языка на выходе. Вряд ли врачи живут в больнице. Жить на работе... это же свихнуться можно!"
   -- Как знаешь. -- пожал плечами Элеон и направился ко входу следом за Дэйвом. Никакой реакции их приближение не вызвало -- мало ли, к кому могут идти два молодых парня? К тому же, они, похоже, успели вовремя -- время посещений еще не прошло. Доктор, беседовавший с парой, скользнул по ним взглядом и вернулся к разговору.
   -- Не волнуйтесь, леди Ди-Инаро, мы сделаем все, что в наших силах. -- заверил он. Пожилая дама, всхлипнув, промокнула глаза белоснежным платком, уже изрядно скомканным и помятым. Муж, стоящий рядом, обнял ее за плечи, утешая.
   -- Но это же излечимо, доктор?
   -- Разумеется. Мы сделаем все, что возможно. -- по лицу врача было видно, что он повторяет эту фразу уже несколько раз подряд. -- Поймите, у нас бывали и куда более безнадежные случаи. С вашим сыном все будет в порядке. Наверняка, он просто перенервничал, выпил лишнего...
   -- Ах, о чем вы говорите, он приличный мальчик!
   Дэйв замедлил шаг и навострил уши.
   "Хм-хм-хм... неужели так повезло? Или у меня уже паранойя началась?"
   Шагающий рядом Элеон тоже заинтересовался, глаза его любопытно заблестели.
   -- Дорогая, пойдем, -- пожилой господин, одетый в синий мундир, снова обнял супругу за плечи и попытался повести ее к выходу. -- Дай доктору сделать свое дело, мы вернемся за Араном через несколько дней.
   -- За что мне все это? -- всхлипнула дама, послушно разворачиваясь к выходу. -- Почему именно мой мальчик?
   -- Пойдем. С ним будет все в порядке. До свидания, доктор.
   Врач за их спиной вздохнул, покачал головой, провожая пару взглядом и посмотрел на остановившихся рядом парней.
   -- Вы что-то хотели, молодые люди?
   Дэйв задумался.
   -- Доктор, а что делать, если кажется, что в зеркале кто-то есть?
   -- В зеркале? -- удивленно переспросил доктор. Он вынул из нагрудного кармана халата круглые очки в серебряной оправе, водрузил на нос и внимательно посмотрел на Дэйва.
   -- И давно это у вас? -- вежливо поинтересовался он.
   -- Примерно со вчерашнего вечера. Причем я был у друзей, и в комнате нас было трое. А мне постоянно казалось, что на меня кто-то смотрит. Из зеркала. Такой... липкий и давящий взгляд.
   Парень весьма натурально поежился.
   "Хм... если сейчас скажет чтобы я гулял, придется говорить правду. Обидно."
   -- Обычное переутомление. -- махнул рукой врач. -- Ну, может еще и последствия чрезмерно выпитого. Не преувеличивайте, молодой человек, пройдитесь по городу, проветрите голову. Можете выпить на ночь крепкий чай.
   -- Я не пью спиртного. -- возразил Дэйв
   "У него, что? Единственное оправдание -- алкоголизм?"
   Доктор тяжело вздохнул. У него, видимо, были другие дела -- помимо Дэйва с его взглядами из зеркал. А может, это вообще была не его специальность. Он снял очки, протер их, снова водрузил на нос и провел перед Дэйвом развернутой ладонью -- медленно, сначала сверху вниз, а после -- снизу вверх.
   -- Ну что я могу сказать, молодой человек. -- закончив, он тряхнул кистями, словно стряхивая с них воду. -- У вас отменное здоровье, явно видимых нарушений нет, разве что какие-то странные образования -- в области печени и еще в нескольких местах. А что касается ваших страхов...
   Закончить он не успел. Дверь больницы внезапно распахнулась и оттуда выбежала совсем молоденькая, запыхавшаяся медсестра.
   -- Доктор! -- испуганным голосом воскликнула она. -- Я повсюду вас ищу! Пожалуйста, пойдемте скорее, у новенького острый приступ, мы едва удерживаем его!
   -- Прошу прощения, молодые люди. -- врач развел руками и, развернувшись, быстрым шагом направился за медсестрой, которая бежала впереди него и быстро-быстро тараторила что-то неразборчивое.
   -- Мда. -- резюмировал до этой поры молчавший Элеон. -- Забавная ситуация...
   "Что значит образования?" -- мысленно возмутился Дэйв. -- "Ох... твою мать..."
   Машинально потерев бок, парень проводил доктора следом... А потом пошел за ним.
   "Вряд ли тут есть подобие стерильных комнат..."
   -- Ты куда? -- встрепенулся Элеон. -- Думаешь, нас туда сейчас впустят?
   -- Мне надо найти девочек, служанку и своих друзей. -- полуобернулся Дэйв -- Элеон, я ради друзей готов на многое. Даже немного побаламутить службу безопасности этой больницы.
   "Да и знаю я, о болезнях чуточку больше" -- не без ложной скромности подумал парень. -- "По крайней мере, травмах. И операциях."
   Однако, вопреки сомнениям Элеона, войти в больницу им ничего не помешало. Дэйв с напарником оказались в просторном светлом зале, пол в котором был выложен белой плиткой. Прямо напротив входа находилась широкая стойка (по виду, из крепкого стекла), за которой сидели несколько девушек в белых халатах и строгих шапочках, под которыми прятались волосы. На груди у каждой, поверх халата, висели одинаковые кулоны -- довольно крупные кольца, выложенные мелкими зеркальными кусочками. Вдоль стен больницы располагались ряды стульев, справа и слева обнаружились высокие двери -- сейчас плотно закрытые. Народу внутри было мало -- медсестры за стойкой, несколько посетителей, сидевших на стульях и ожидавших чего-то.
   -- И куда дальше? -- поинтересовался Элеон, оглядываясь. -- Думаешь, тебя так просто впустят туда, куда не пускают журналистов?
   -- А мы разве журналисты? -- усмехнулся Дэйв -- Журналистам надо что сделать? Дать жареные факты для личного обогащения. Мне же надо найти людей. Очень просто.
   Парень снова оглядел холл. Приемная. Отлично. Значит, выход тут только один... И вход. И охрана тут явно есть. Журналистов же не пускают каким-то образом? Но попробовать стоило. На выбор было целых два варианта. Или даже три...
   -- Элеон... А не хочешь попробовать отвлечь медсестер? А я проберусь к больным.
   -- И как ты предлагаешь мне это сделать? -- растерялся парень. -- Упасть на пол и изобразить эпилептический припадок? И как ты собираешься пробраться к больным, если не знаешь, где они?
   -- Сам слышал. Приступ. Пойти на звук... -- не стал вдаваться в подробности парень -- А как... прикинься журналистом. Или... Попробуй подкатиться. Назначь свидание или еще чего-нибудь. Главное, чтобы они минуту не смотрели... Да даже секунд десять сойдет.
   -- Ладно, -- смирился Элеон и, оглядевшись, направился к стойке с медперсоналом. Откашлялся и поинтересовался, в какой палате находится некий Аджан Да-Ранои.
   Девушка за стойкой, переглянувшись, принялись искать имя в толстой книге -- наверное, туда записывали информацию о больных.
   "Хороший мальчик. Далеко пойдет." -- Дэйв пару секунд смотрел на то, как его добровольный напарник разговаривает с медсестрой и выбрал дверь, к которой находился ближе всего. Жертвой выбора пала правая дверь, за которой вполне ожидаемо оказался коридор.
   "Найти доктора. Расспросить. Уйти. Не попасть к страже."
   За дверью оказался длинный пустой коридор, по обоим сторонам которого тянулись двери. Народу в этом коридоре было мало -- несколько девушек в длинных белых халатах, разговаривающих о своем возле одной двери, да теряющийся впереди силуэт какого-то врача. В конце коридора виднелась широкая лестница, ведущая, наверное, на верхние этажи...
   "Как здесь мило... Почти как у нас... "-- Парень даже оглянулся. Но над дверью знакомой надписи не было. -- "Ладно... Прогуляемся".
   Дэйв двинулся по коридору. Шастать по муниципальным учреждениям с видом, словно так и надо он умел отлично.
   Прогулка по коридору ничего не дала. Нет, парень узнал много интересного о фасонах платьев и прическах. Но к делу это не относилось... Придя к такому неутешительному выводу Дэйв поднялся по лестнице на второй этаж. Что-то подсказывало, что он свернул не в ту дверь. Впрочем, может оба крыла соединялись над приемной? Или...
   Парень задумался.
   "Может, звуки глушат магически?"
   На втором этаже было так же пустынно -- даже пустыннее, чем на первом. Не было даже вездесущего медицинского персонала. Широкий коридор с двумя рядами дверей по обеим сторонам, дальше -- просторный зал, то ли холл, то ли что-то подобное -- несколько потертых узких диванов вдоль стен, четыре торшера по углам, огромное зеркало -- во всю стену, зрительно расширяющее пространство. После холла виднелся следующий коридор -- наверняка, то самое желанное левое крыло. Из-за дверей слышались тихие голоса -- переговаривались больные, кашель, кое-где -- приглушенные стоны. Пахло лекарствами, камфорой и какой-то на редкость едкой дрянью, перебивающей даже вездесущий больничный запах.
   Изумительно. -- проворчал Дэйв, глядя на зеркало -- Просто прелесть.
   "Что за тяга к зеркалам? Нет, я понимаю, почему тут приступ. Если моя теория верна... А если нет? Будет обидно... Определенно, будет."
   На этом этапе парень свое изучение больницы прекратил. Заняв диванчик напротив зеркала, Дэйв закинул ногу на ногу и полюбовался получившимся натюрмортом.
   "Ну ты и фрукт" -- резюмировал через некоторое время парень. -- "Да и доктор тоже не промах... Образования видите, ли... Сам он образование!"
   Долго сидеть в одиночестве Дэйву не пришлось. Одна из дверей палат (все-таки это были палаты, в отражении в зеркале он сумел разглядеть мелькнувшие на несколько мгновений пару кроватей и тумбочку) отворилась и оттуда, шаркая ногами по белым плиткам выполз плюгавый старик, опиравшийся на толстую трость. Волосы на его голове были совершенно седыми, на грудь свисала неопрятная жидкая бороденка, старческие глаза слезились. Кряхтя и шаркая, он через пару минут добрался до углового дивана и со вздохом уселся там, принялся разглядывать Дэйва, не отнимая руки от трости.
   Дэйв ответил старику тем же. Рассмотрев его, парень пришел к выводу, что опасности дедок не представляет... разве что клюкой поколотит. Но в этом случае, парень был уверен, что успеет убежать. Дэйв покосился на зеркало и на всякий случай сличил изображение деда с имеющейся объективной реальностью.
   Что в зеркале, что не в нем, дед был совершенно одинаковый -- плюгавый, очень старый и с хитрым-хитрым взглядом. Он, не отрываясь, разглядывал Дэйва и иногда хихикал, руки его крепко держали трость, отполированную ладонями почти до зеркального блеска.
   -- Что, милок? -- через несколько минут поинтересовался дед. Голос у него был старческий и дребезжащий. -- Проглядел, а?
   "И насколько мне может не повезти?"
   -- Думаете? -- вежливым тоном осведомился Дэйв. -- А мне кажется нет.
   -- Проглядее-е-ел... -- противно протянул старикашка и расхохотался, а после согнулся в приступе тяжелого кашля. Откашлявшись, наконец, он, все еще хихикая, снова обратил на Дэйва хитрый взгляд.
   -- А вот как меня в свое время проглядели, так и ты проглядел, и-и-и! А он-то хи-итрый, ишь, хитрый! Ты, небось, на очереди-то следующий, а?
   -- Тогда я буду очень рад этому. -- улыбнулся парень. -- А кто это он, позвольте поинтересоваться?
   "С психами спорить, что? Правильно. Себе дороже. Надо соглашаться."
   -- А тебе все скажи! -- снова рассмеялся-раскашлялся старик и погрозил Дэйву пальцем. -- Они-то тоже смотрели, куда смотрели -- ииии, не видать ужо. Эт только с виду они умные да сильные, а как по сторонам глядеть -- тольк на происхождение-то и смотрят. А силы-то они вот где!
   Кривым узловатым пальцем он постучал себя по лбу и захихикал.
   -- У тебя вон, снаружи -- а у него, милок, внутри. Тольк ты все равно не туда смотришь, ой, не туда, проглядел, прошляпил... Молодой-глупый, много тут таких уже, ии-и-и... да еще один будет.
   С магическом плане дед был магией пропитан насквозь. Впрочем, как почти все тут.
   "Странный мир. Хотя судя по фону... А если это больничные заклинания? Которые для усмирения особо буйных?"
   -- А разве задача умудренных опытом и жизнью состоит не в том, чтобы просвещать молодых да непутевых? -- Дэйв заинтересованно склонил голову к плечу.
   -- Ан чего тебя поучать-то -- все одно в итоге все тут будем. -- философски заметил дедок и осклабился: -- То-то тоже силен да умен, а хитрости-то поболе, чем у тебя, простака будет. Говори-не говори, но он-то посильнее, посильнее... ээх, проглядели, прошляпили, умники! Не туды смотрят, сколько раз уж замечал -- не туды! И ты...
   Он внезапно повернул голову, уставившись на Дэйва тяжелым и совершенно трезвым взглядом. В глубине его темным глаз Дэйв отчетливо увидел свое отражение, чей-то силуэт за спиной, на фоне окна...
   -- И ты не туда смотришь. -- голос у деда поплыл, поехал, зазвучал, как пленка на древнем магнитофоне: растягивались гласные, появились какие-то невнятные подвывания. Откуда-то издалека донесся испуганный женский вскрик... в ушах зазвучал отчаянный детский плач, дробно рассыпался -- на два, на три, на четыре голоса, силуэт за спиной вскинул руки, обхватил Дэйва за голову -- виски обожгло холодом, а он только и мог видеть, что свое отражение в темных зеркалах чужих глаз...
   Парень дернулся и подлетел с дивана, еще в воздухе изворачиваясь всем телом, стремясь увидеть то, что держало его сзади.
   Мелькнул темный невнятный силуэт -- вытянутая тень, дико блестящие, ничего не отражающие глаза, распахнутая пасть с множеством острых белоснежных зубов...
   А после Дэйв сильно ударился об пол и снова услышал женский вскрик, только теперь куда более испуганный.
   -- Что с вами? -- поинтересовался женский голосок, обладателя которого Дэйв не видел. -- Вам плохо? Вызвать врача? Эй, кто-нибудь!
   -- Нет-нет... Все в порядке -- поспешил заверить женский голос парень. -- Просто засиделся, задумался, отсидел ногу, резко встал и неловко поскользнулся.
   Холл больницы был совершенно пустым -- если не считать Дэйва и его собеседницы. Деда в помещении не было, в отражении в зеркале было видно, что дверь в палату, из которой он вышел, была закрыта.
   -- Вы уверены? -- девушка, цокая каблучками, обошла Дэйва и присела рядом с ним, обеспокоенно глядя на него. Ее темно-синие глаза светились беспокойством и любопытством, на остреньком носике сидели очки в круглой серебряной оправе, светлые волосы были собраны в хвост на затылке. Поверх одежды -- темно-красной юбки и коричневой блузки, был небрежно накинут белый медицинский халат.
   -- Точно все в порядке? Вы просто сидели-сидели, смотрели в одну точку, а потом внезапно дернулись и упали с дивана... я думала, у вас приступ! Может, все-таки позвать врача?
   -- Нет, просто задумался... -- открестился Дэйв -- Знаете, бывает так... мысль приходит и ее просто ну вот сил нет, как надо обдумать. Зато я теперь кое-что понял. А это ведь очень хорошо, вы не находите? Да и потом... Что доктор скажет? Переутомился или перебрал вечером лишнего. Знаю, наслышан.
   Парень принял сидячее положение, тряхнул головой, и улыбнулся (улыбка вышла почти естественная).
   -- Спасибо за заботу. Могу я узнать имя столь заботливой сестры милосердия?
   -- Олирна. -- улыбнулась девушка, протягивая руку: ладонью вниз, как полагается для поцелуя. -- Я не сестра милосердия, но это красивая метафора, так что пусть она будет. А что за мысль вы обдумывали? И вы ведь пациент, не врач, верно?
   -- Олирна... Красивое имя. А я Дэйв. -- парень наконец встал на ноги -- Меня попросил друг, встретить его друга... Но как-то не сложилось. Но с доктором я познакомиться успел, и должен признаться, не горю желанием становиться пациентом.
   -- Вы считаете, что он плохой врач? -- любопытно поинтересовалась Олирна. В живых синих глазах все сильнее разгорался интерес. -- Или условия больницы настолько плохи? Мне казалось, тут все как раз неплохо...
   Она оглядела холл задумчивым взглядом, глянула в зеркало и поправила прическу -- точнее, пригладила волосы, чтобы не топорщились.
   -Не берусь судить... куда мне! -- парень полюбовался отражением девушки -- Ну и раз уж мне посчастливилось натолкнуться... или точнее... А давай на ты?
   -- Давайте... -- охотно согласилась девушка и тут же смущенно улыбнулась, поймав в зеркале его взгляд
   -- То есть давай. Не привыкла как сразу. А ваш друг давно тут? А чем он болеет?
   -- Это друг моего друга... Если я его опишу, скажешь есть ли тут такой? Все же неловко будет приходить с пустыми руками обратно. А так скажу что... ммм... сбежал с девушкой в другой город. Или еще что-нибудь.
   -- Я не могу сказать. -- неподдельно смутилась Олирна. Даже покраснела слегка -- на ее щеках выступил очаровательный румянец. -- Я тут не работаю вообще-то. Я... тоже по делу.
   И покраснела еще больше.
   -- Журналистка? -- насторожился парень.
   Девушка смутилась еще больше.
   -- Не надо так громко. -- попросила она, оглядываясь по сторонам. -- Да, журналистка -- но разве это плохо? Или вы имеете что-то против?
   -- Ни капельки. -- искренне заверил девушку Дэйв -- более того, ты так мило краснеешь. А куда путь держишь? На поиски больных которых скрывают?
   -- А откуда ты знаешь, что их скрывают? -- Олирна с интересом посмотрела на него. -- Ты уже у них был, да? Твой друг там? А ты не знаешь, в каком крыле и в какой палате? Я тут уже два часа хожу -- так и не нашла, как сквозь землю провалились! И вообще, ты что-нибудь о них знаешь?
   -- Сколько вопросов! -- улыбнулся Дэйв -- Нет, я только пришел. Ну ведь они есть, и их скрывают. Это очень сильное колдунство. Ну уж если ты не смогла... Пойдем на улицу? А вернемся сюда попозже.
   "И еще один повод порасспрашивать этого доктора... Домой к нему наведаться, что ли."
   -- Я все равно собиралась уже уходить. -- вздохнула девушка, покорно разворачиваясь и направляясь к лестнице. -- Все равно ничего узнать не удалось. Персонал молчит, как заклятый, от врачей на встречах ничего не добьешься, пациентов где-то прячут...
   Она только махнула рукой.
   -- А тебе разве не надо было искать друга?
   -- Друга моего друга. -- поправил ее Дэйв, шагая рядом. -- Я поискал. Не нашел. Значит, в следующий раз будем искать вместе. У меня вообще друзей много. Вот интересно... Тот друг с которым я пришел, меня внизу еще ждет, или нет...
   Определенно, Элеона внизу не было -- потому что с ним парочка столкнулась на лестнице. Выглядел парень весьма встревожено.
   -- Дэйв! -- воскликнул он. -- Куда ты запропастился? Я уже начал беспокоиться, ушел и не сказа ничего, на меня самого уже косятся, как на сумасшедшего... да еще и выгоняют -- приемные часы кончились... о. А это кто?
   -- Это ваш друг? -- поинтересовалась девушка, заинтересованно разглядывая Элеона.
   -- Да... Это милая девушка. Нашла меня, когда я поскользнулся и упал. Так неловко. И что особо обидно, я его не нашел...
   Рукой, которую журналистка не видела, парень постарался как можно доходчивее растолковать "не при ней, все потом."
   -- Ну раз закончились, то идем наружу. Подышим свежим воздухом.
   Элеон оказался на диво понятливым парнем. Подозрительно перевел взгляд с руки Дэйва на девушку, пожал плечами "потом так потом" и направился вниз.
   Девушка, пока они спускались по лестнице, успела снять белый халат, тщательно свернуть его и убрать во вместительную сумку, которая висела у нее на плече, до поры прячась под халатом.
   В холле компанию проводили подозрительными взглядами -- похоже, Элеона тут запомнили. Там уже зажегся свет -- плавающие под потолком магические шары-осветители. За окном стемнело, тоже зажглись оранжевые фонари. Троица молча вышла за дверь и оказалась на улице.
   -- Итак... Олирна, это Элеон, Элеон, это Олирна. Журналистка и очень добрая девушка. -- Дэйв представил молодых людей друг другу, когда они отошли от больницы на некоторое расстояние. -- Олирна. Ты сейчас куда? Домой?
   -- Видимо. -- журналистка пожала остренькими плечиками. -- Я хотела забежать в редакцию -- утренний номер еще не ушел в печать, но если новостей все равно нет, там справятся без меня. А вы сейчас куда?
   -- Наверное... Не знаю. Элеон ты куда?
   -- С тобой. -- удивился парень. -- Я же обещал помочь, ты забыл? А на работу мне все равно до завтра не надо. Так что вопрос к тебе.
   -- А я наверное в дом друзей. -- вздохнул парень. -- Посижу, почитаю. Подумаю.
   "Да. Подумать надо очень сильно. Интересно, она меня просто хотела отпугнуть, или надкусила? И эти больные... Интересно, у доктора нет комнатной зверушки? А что, удобно. В больнице ее и стол и кров..."
   -- Я с тобой. -- решил Элеон. -- Если ты не против, конечно. Все равно один живу, никто не ждет...
   -- А где находится дом ваших друзей? -- поинтересовалась Олирна. Она оглянулась на окна больницы, вздрогнула и тут же отвернулась. Поежилась.
   -- Проводите меня? Хотя бы до экипажа. Не хочу идти одна по темным улицам...
   -- Почему не проводить. Проводим -- согласился Дэйв. -- Проводим девушку, Элеон?
   "Ну и какие варианты? Да никаких. Надо искать активнее."
   -- Разумеется. -- согласился Элеон и, предложив Олирне руку, повел ее в сторону ворот.
   Пока они находились в больнице, на улице окончательно стемнело. А вот народу прибавилось -- прогуливались по проспекту степенные пары, ездили экипажи, цокали копытами лошади. Разве что не было детей и подростков -- видимо, в этом мире было не принято детям гулять вечером.
   Мягким оранжевым светом горели фонари, гирлянды огоньков вокруг магазинов мягко мерцали, привлекая внимание. Выходя из ворот, Олирна снова оглянулась на больницу -- в глазах ее на мгновение мелькнула тревога, впрочем, только на мгновение. Элеон, сама предупредительность, поймал девушке экипаж, усадил ее туда.
   -- Приятно было познакомиться, Дэйв, Элеон. -- девушка, уже сидя внутри открытой повозки, приятно улыбнулась. -- Надеюсь, мы еще встретимся. И не ходите по улицам по ночам -- это может быть опасно!
   -- Ну что вы, леди. -- усмехнулся Элеон. -- Главное, сами будьте осторожны.
   -- Олирна, а нет ли у вас личной заинтересованности в одном из особых пациентов? -- напоследок полюбопытствовал Дэйв.
   -- Нет. -- Олирна удивленно посмотрела на него. -- У меня чисто профессиональный интерес. С чего вы взяли?
   -- Да так... показалось. Ну и так, на будущее. Если вдруг какие проблемы, обращайтесь к Элеону. Он знает где меня найти.
   Продиктовав адрес книжного магазина, и отпустив экипаж Дэйв взъерошил волосы и хмыкнул.
   -- Я даже не знаю, радоваться или огорчаться. -- протянул он. -- С одной стороны я нашел то, что искал. С другой, это скорее тварь меня нашла...
   -- Какая тварь? -- заинтересовался Элеон, проводив взглядом экипаж с уехавшей в нем журналисткой. -- Что ты вообще там делал так долго? И откуда выкопал эту особу? Она тоже видела тварь?
   -- Не знаю... Может быть. А долго... Я прошелся по одному крылу. Там было тихо. Поднялся на второй этаж, а там была такая комната отдыха. Диваны. И огромное зеркало на всю стену. Пока я там сидел, в угол сел дедок. Такой... с тросточкой. Полированной. Я сначала подумал, что местный больной. Да и говорил он странно, хотя слишком уж связно. Ну да задним умом-то... А потом... вот тут я теряюсь. С одной стороны, она меня взяла за голову сзади. Но за спиной была стена. Если это внушение, то очень сильное, пробившее все встроенные блоки. Я сорвался, развернулся... и потом меня нашла эта девушка. Знаешь, с точки зрения твари эта больница как одна большая тарелка. Все ее жертвы там, никуда не денутся и почти наверняка не могут сопротивляться.
   За разговором Дэйв шел к дому местных...скорее туристов. Наблюдатели бы оставили схроны и ключи к ним... Или он их не нашел?
   -- Пробила что? -- не понял Элеон. Он шагал вслед за Дэйвом, стараясь подстроится под его шаг, но все равно отставал. -- И как она могла взять тебя за голову, ты же сидел у стены... и причем там дедок? Куда он потом делся, ты не рассказал! Он откуда вышел вообще?
   -- Блоки... Защиту, если хочешь... -- Дэйв опомнился и сбавил шаг -- Деда не было. Или я выпал из реальности ненадолго. Потому что деда она не видела, а я сидел глядя в одну точку. В общем, наблюдаются определенные трудности.
   -- У тебя нет амулета, но есть защита? -- Элеон удивленно округлил глаза. -- Ты разве из Магической Коллегии? Я такого раньше не слышал... Ладно, это не суть. Дед, твари...
   Он махнул рукой и отвернулся. Некоторое время молчал, словно что-то обдумывая.
   -- В общем, ничего хорошего тебе узнать не удалось. -- подытожил он. -- А твои друзья не будут против, если я останусь на ночь? Или это те, кто пропали?
   -- Ну вот такой я несуразный. Но ведь и тем кто ее видел амулеты не очень помогли, верно? -- хмыкнул парень -- Да. Те самые. И их надо найти... Ведь нехорошо друзей бросать где-то там?
   "И надо потрясти этого доктора... Тем более, что появился повод."
   Элеон вздохнул и замолчал и дальше до самого дома парни шли в тишине. Впрочем, идти было не так уж далеко -- Элеон провел Дэйва по переулкам, значительно срезав путь.
   Дом ребят из Организации был по-прежнему пуст. Свет в окнах не горел -- да и кто стал бы его зажигать? Внутри было тихо, как в могиле, да и ощущения были примерно те же -- пусто, тихо и мрачно, словно дом скучал без своих хозяев.
   -- Ну, собственно тут они и жили -- обвел помещение прихожей рукой парень -- Располагайся.
   Элеон кивнул, оглядываясь по сторонам. Он прошелся по гостиной, остановился возле разбитого зеркала и провел рукой по серебряной раме, ласково поглаживая ее.
   -- Ты об этом зеркале рассказывал? -- поинтересовался он. -Я не вижу осколков... а это что?
   Парень провел пальцем по узору вызова на столе.
   -- А... Это так... мелочи. Я тут убрался. Осколки в мусоре на кухне.
   "Будет забавно, если он сейчас на узор кровь попадет..."
   -- А, я-то думал, так и было. -- усмехнулся Элеон. Он еще раз провел рукой по раме, поразглядывал выцарапанный на столе узор и со вздохом опустился в кресло.
   -- Ну и что мы будем делать дальше? -- поинтересовался он. -- В больнице ничего путного узнать не удалось, кроме того, что на тебя напала... тварь, да?
   -- Скорее пометила... -- поправил его парень, задумчиво рассматривая трюмо. Ладно. Зеркало-экран разбито... Но ведь способ передачи и даже хранилище информации уцелело...
   -- А это не так уж плохо. Другое дело, если она адекватно оценивает степени угроз. Хм. Слушай. если я вдруг пропаду с концами и не предупрежу заранее... А впрочем, это потерпит...
   -- А ты можешь пропасть с концами? -- Элеон повернулся к Дэйву и заинтересованно посмотрел на него.
   -- Не найдя своих друзей? И потом, как ты думаешь, она тебя пометила? Она к тебе прикасалось? Как вообще это выглядело?
   -- Дедок... с тростью... -- в пальцах парня появился серебристый стерженек. Кажется, оказавшись в стенах относительно знакомого здания, он вообще подуспокоился. -- Внешне на голову двинутый. Но удивительно складно говорил. Ну так... Один к одному. Никакой конкретики, зато по существу.
   Дэйв помолчал.
   -- А потом у него взгляд прояснился, стал такой... серьезный. А потом пошли образы, звуки и такое ощущение, словно сзади кто-то руки на виски положил. Может, я слишком на этом зациклился и что-то упустил? Как ты думаешь?
  
   * * *
  
   Аджай был вором, и вором неплохим. Перед тем, как проникать в этот дом, он тщательно отследил жизнь его обитателей -- он даже познакомился с ними, случайно и невзначай натолкнувшись на живущую здесь девушку посреди улицы. Тщательно извинившись, перед прекрасной дамой, вор именно тогда и стащил ключ от дома. Проникать в него даже поздним вечером используя отмычки было бы дурным тоном, по его мнению. Несмотря на то, что Аджай не видел, как из дома выходят его обитатели, никаких признаков жизни в нем он не наблюдал уже второй день, и порешив, что лучше уж успеть, чем потом опоздать, внедрился на территорию частной собственности.
   Обойдя жилище, и сориентировавшись где вещи лежат хуже всего, вор направился в женскую спальню и приступил к изъятию наиболее ценных вещей. На дело Аджай не брал ни мешков, ни прочих емкостей, работая преимущественно по ювелирным украшениям. А аномальная их концентрация обычно приходилась как раз на женские комнаты.
   И тут как всегда, на самом интересном месте, людечувствительный орган вора завибрировал -- как раз в тот момент, когда открылась дверь, которую Аджай за собой запирал. Вошли люди, и вошли они, надо сказать, также нагло и вероломно, как и он сам -- в парадную дверь и чуть ли не топоча. Несколькими моментами позже, они даже заговорили, и домушник различил два мужских голоса. Странно, но ни один из голосов не напоминал ему хозяйский. Удивленный, Аджай продолжил свое грязное дело несколько тише, обдумывая возможные пути отступления. Покривившись при мысли о том, что вылезать придется через окно, вор попытался придумать более хитрый план.
   Приглушенные мужские голоса явно раздавались из гостиной. Кажется, его коллегами гости не были -- они нисколько не скрывались и вели себя так, будто имели полное право тут находиться.
   Господа, которые вошли в дом несколько позже, несомненно воспользовались ключом. И несомненно, они не были его хозяевами. Нокслот был наглым вором, и оттого, набив карманы украшениями на удивление высокой ценности и малой тяжести, и прикинув, что по продаже этого добра скупщику, вор получит не менее трехсот стальных, вор продолжил осмотр достопримечательностей этой комнаты. Нижнее белье, найденное им нисколько его не заинтересовало, хотя возможно, будь он женщиной... Нет, Аджай был для такого белья излишне скромным человеком. По завершении обыска Нокслот приметил еще и примечательный нож -- необычный, выполненный из синеватого просвечивающего металла. Аджай никогда не видел подобных вещей, но и отвлекаться на разглядывание трофея не стал. Он был занят тем, что варил в своей голове хитрый план, ведь драпать совершенно не хотелось. Отвлечься все же пришлось -- не найдя ножен, и оценив остроту лезвия, домушник решил, что за пояс такую штуку не заткнешь. Недобро скривившись, а судя по наличию мимических морщин, Аджай делал это часто, он нашел применение нижнему белью, найденному ранее. Упакованный в трусы, нож был помещен во внутренний карман жилета. Осознав, что больше здесь брать нечего, Нокслот приступил к осуществлению хитрого плана. И не менее наглого.
   -- Добрый вечер, господа -- произнес он, выходя из спальни. Лицо его было несколько нахмурено -- Могу я узнать, что вы здесь делаете и как открыли дверь?
   Дэйв стоял к двери лицом. И то, что она открывается среагировал напряжением холки, и побелевшими пальцами на серебристом стержне автоматического карандаша.
   "Что? Уже?!"
   -- Фух... человек... -- парень украдкой перевел дух и взял себя в руки -- А вы тут каким х... мгм... чудом оказались?
   -- Это кто? -- шепотом поинтересовался Элеон, глядя за спину Дэйву. -- Твой знакомый?
   -- А фиг его знает. Я не вижу так хорошо. -- шепотом ответил Дэйв
   "Человек? Хф" -- расслышав фразу, обращенную в сторону, Аджай ухмыльнулся -- "Неужто находятся те, кто верит газетенкам?..."
   -- Вероятно, я будущий владелец этого дома -- уверенным тоном произнес вор -- И я как раз завершал его осмотр. Не думал, что господин Ла-Раноти продает его сразу нескольким людям... -- теперь же тон Нокслота был скорее озадаченным.
   -- И чем же докажете? Элеон, будь добр. Включи свет...
   Парень не спускал глаз со странного человека. С одной стороны он вроде как человек, с другой... Наверное убивать каждого встречного на глазах нового знакомого это все же моветон.
   -- И чтобы этот дом продавали... Думаю ваш агент ввел вас в заблуждение. У вас есть документы?
   Кончик автоматического карандаша развернулся на голос.
   Элеон послушно прищелкнул пальцами -- в комнате одновременно вспыхнули все торшеры, освещая ее мягким светом.
   -- А почему вы осматриваете дом... эээ... в такое время и в отсутствие хозяев? -- поинтересовался он, разглядывая Аджая скептическим взглядом.
   "А почему вы задаете такие по-дурацки неудобные вопросы?..." -- подумалось домушнику. Вслух же он сформулировал вопрос иначе.
   -- Я осматриваю дом в то время, которое мне удобно, господа. Господин Ла-Раноти именно для этого дал мне ключ. -- Аджай негромко фыркнул -- А с каких пор человек и дворянин должен носить с собой документы мне вообще неизвестно. И почему бы вам не представить ваши документы, господа, и не объяснить цель ВАШЕГО здесь присутствия? -- Нокслот был непростительно нагл, но верил своей лжи до последней ее капли -- Ну или хотя бы представиться.
   Дэйв внимательно рассматривал ночного незнакомца. Продавать дом эти двое бы не стали... Слишком уж тут было все... основательно. Тайник с оружием, само оружие, которое... Парень похолодел. Если этот человек тоже обыскивал дом...
   "Живым выпускать нельзя. Но Элеон..." -- Дэйв закусил губу. Проблема была просто огромной. Убить одного нельзя, второй сдаст его властям. И зачем только пригласил? Будь он один, сейчас бы на месте этого дворянина была невразумительная обугленная кучка.
   -- Дворянин, значит... -- повторил Дэйв -- Просто превосходно. Чем докажешь?
   -- Я предложил господам представиться -- Аджай повернулся так, чтобы серьги в его ушах были не видны -- Между тем, совершив жест щедрости, не обращая внимание на сословные различия. -- тон его был слегка раздражен как тем, что ему не верят, так и тем, что продолжают задавать неудобные вопросы.
   -- Если элементарная вежливость для вас неважна, то позвольте представиться мне. Вэлор Ла-Вардай, баронет и второй сын его Милости барона Ла-Вардая. -- если уж врать, то врать до конца, самозабвенно и в подробностях. Род Ла-Вардай действительно существовал, и был не слишком богат.
   "Семь шагов, чтобы наверняка" -- прикинул Дэйв.
   -- Ну чтож... -- парень задумчиво покрутил в пальцах серебристый стержень карандаша, но убирать его не стал -- Я Дэйв. И значит, многоуважаемый второй сын ходит по домам ночью с целью покупки? И он видел сегодня хозяина дома?
   -- Я щедр, но не безразмерно, дорогой друг. Почему я обязан отчитываться перед простолюдином, столь агрессивным и скептичным, между тем? Впрочем, я удовлетворю ваш интерес -- я видел Джея Ла-Раноти не далее как позавчера. Он предоставил мне ключ с тем, чтобы я мог осмотреть дом. А теперь могу я, в конце концов, узнать цель вашего визита? -- Нокслот не срывался на крик, хотя был достаточно близок к этому. Ведь того требовала его роль.
   Дэйв сделал первый, небольшой шаг по направлению к визитеру.
   -- Почему? Ну давайте представим. Господин Джей исчез в названный вами срок, что мне прекрасно известно как другу семьи. И что же напрашивается в качестве логичного аргумента? Некоторый дворянин, желая пополнить свое благосостояние, убивает и оформляет подложные документы.
   "И еще шажок... Стену жалко будет..."
   "Друг семьи... Интересно, истинный или такой же, как и я?..."
   -- Не смейте оскорблять меня такими предположениями! Моя семья многие поколения является преданным вассалом короны, без единого пятна на репутации, и вот как Ла-Вардаям платит люд... Истинно, нравы в Роуриме испортились с моего последнего визита. -- "его Милость баронет" прошел к трюмо, стоящему неподалеку и совершенно по-простолюдински уселся на трюмо, совершенно не обратив внимание ни на узоры, ни на кровь -- хотя бы потому, что все его внимание было обращено к Дэйву.
   -- Вы так и не ответили, что вам здесь нужно. Хотя в вашем невежестве я уже полностью уверился.
   -- Я могу привести множество примеров таких махинаций -- возразил Дэйв.
   "Зараза! А ну встань с терминала!"
   Внезапный поступок ночного визитера разом вывел все оружие парня из игры.
   -- Что ж... -- парень спрятал карандаш в руке -- Я ищу господина вашего продавца. А поскольку видели вы его последним, то у меня есть несколько вопросов. И вы на них ответите, уважаемый, Ла-Вардай.
   Людечувствительный орган Нокслота, в просторечии называемый попросту "очко", никогда его не подводил. И почему-то оно вибрировало со страшной силой до тех пор, пока не прижалось к холодному дереву трюмо. Аджай даже не предполагал, на что он сел, и почти наверняка это спасло его жизнь. Также он не предполагал, что он приземлился прямо на кровавые узоры, которые непременно испортят его штаны.
   -- Значит, вы все таки можете показать мне документы полицейского? Слава богам.
   "Вот ведь... И пока не встанет я ничего не могу... Как он только почуял..."
   Дэйв рассматривал сидящего на трюмо посетителя. Его наглость и самоуверенность ставила в тупик... Глядишь и правда дворянин. А ведь он не сказал ни да, ни нет...
   -- Элеон... -- позвал парня Дэйв -- Как думаешь, он врет?
   -- Понятия не имею. -- вздохнул Элеон. Парень, до сей поры молчавший, стоял, опираясь на спинку дивана и, сложив руки на груди, подозрительно разглядывая нежданно появившегося гостя.
   -- Но серьги у него медные, если ты заметил. Неужели семья лорда баронета настолько бедна, что не могла позволить себе соответствующие рангу?
   Атмосфера в комнате накалялась, напряжение росло с каждой минутой...
   -- Отец больно серьезно относится к серьгам с опалом. Требует, чтобы я служил в армии... -- угрюмо оправдался Аджай.
   -- А вы настолько против того, чтобы отдать долг вскормившему вас государству? -- неподдельно возмутился горячий на суждения Элеон.
   Дэйв ехидно усмехнулся и скрестил руки на груди. Глядишь, в пылу спора и вскочит...
   -- Среди моих друзей ходят не лучшие слухи о кадетском корпусе. Ко всему, я не большой фанат формы, знаете ли. Молодой человек тоже не представился. Неужели вы невежа еще хуже господина Дэйва?
   -- Элеон. -- небрежно кивнул парень.-- Не скажу, что мне так уж приятно наше знакомство, но как есть...
   -- Так. Где Джей? -- взял быка за рога Дэйв.
   -- Господин Ла-Раноти отъехал, и вероятно, вернется в ближайшие дни. Вам придется подождать, если он так нужен. И, быть может, мы воспользуемся гостеприимством его дома, раз уж мы здесь все друзья дома Ла-Раноти?...
   -- Это куда он делся, если город на карантине?
   Впервые за всю игру "лорда Вэлора" подвела как мимика, так и память. Вор скривился, и понял, что он попался. Но тем не менее, сдаваться просто так не позволяла воровская честь, а сбегать не позволяла собственная гордость.
   -- Я вынужден признать, что да -- я не знаю, где находится Джей. Но готов поклясться именем Ори, вы далеко не полицейские. Откуда у вас ключ, и что вы здесь делаете?
   Аджай готовился к позорному бегству под ломающиеся о голову предполагаемого противника стулья.
   -- У меня всегда был свой. -- Дэйв повел головой. -- Отлично. Тогда моя гипотеза как минимум об аферисте становится весьма правдоподобной.
   "Так... ну и что дальше? Он все равно еще сидит..."
   В пальцах Дэйва снова мелькнул серебристый карандаш.
   -- Кстати, уважаемый... Любопытный вопрос. А вам приятно сидеть на кровавом пятне?
   -- Кстати, откуда оно тут? -- некстати встрял Элеон. -- Ты говорил только о разбитом зеркале. Никакой крови же быть не должно...
   -- Кто-то порезался, когда разбивал зеркало голой рукой.
   -- А рисунок? -- заикнулся было Элеон, но покосился на вора и замолчал.
   Аджай поерзал. Поверхность под его лживой воровской задницей и правда была скользкой. Невнимательность, проявленная при приземлении, вышла вору боком -- хотя на самом деле, встала лишь в покупку новых брюк. Действуя согласно тайным желаниям Дэйва, Нокслот встал с трюмо, и не отходя далеко "от кассы", проверил плоскость своего прежнего залегания.
   -- Что за [цензура]?! Кто вы такие, цхас вас побери? -- вор был расстроен, в конце концов, испорчены были его последние любимые штаны.
   -- А узор -- это еще до меня было. Видимо, Джей. Или не Джей... В общем, когда я пришел, то узор был и уже залит кровью. -- не обращая внимания на огорченного человека, ответил парню Дэйв. -- Кстати, насчет моего последнего желания в случае чего... Потом обговорим, хорошо?
   "Дальше... хоть на пару шагов отойди"...
   Отойти Аджай не успел -- а если бы и успел, вряд ли кто-то обратил бы на это внимание. Потому что свет в комнате внезапно погас -- как и, собственно, фонари на улице и свет в соседних домах (впрочем, он и без того не горел).
   Гостиная погрузилась во тьму, густую, напряженную и практически осязаемую. Разглядеть что-либо теперь практически не представлялось возможным...
   -- Что за черт? -- раздался секундой позже озадаченный голос Элеона. Послышался щелчок пальцев -- видимо, он попытался снова зажечь лампы -- но безуспешно.
   "Твою... Так... спокойно... Главное не сжечь лишнего..."
   -- Ну... Предлагаю занять круговую. На всякий случай. -- Дэйв вскинул карандаш на изготовку. -- Элеон, такие перебои с магией часто бывают? Ты, слезь с трюмо. Насиделся там уже. И давай сюда. Вместе все веселей.
   -- Я о таком вообще раньше не слышал. -- озадаченно откликнулся из темноты парень. -- Да и магия-то вроде бы не пострадала...
   Мимо лица Дэйва что-то пронеслось, взъерошив ему волосы и едва не задев по голове.
   -- Тогда куда делся свет?-- Дэйв охлопал себя по карманам, послышался шелест, хруст и в руке парня вспыхнул яркий белый огонек. -- Хм... Работает. Забавно.
   Подержав шарик в руке, парень поднял его повыше и огляделся вокруг, ища изменения в обстановке.
   Шарик на миг выхватил из тьмы лицо Элеона с блестящими глазами и... хрустальной вазой-конфетницей в руках. Видимо, именно эта ваза и чуть не задела Дэйва по голове.
   -- Я проверял. -- смущенно проворчал парень, отставляя вазу на диван.
   У парня сразу отлегло от сердца.
   -- Ну... тогда в чем причина? Резкая нехватка магии в отдельно взятом районе? На улице фонари тоже ведь не горят или мне кажется?
   Аджай, и без того пребывающий в шоке, погрузился в него несколько глубже. Тихо ругнувшись, вор попытался включить свет. Ничего не получилось.
   -- Что тут происходит?! -- Нокслот не видел ни зги, но это не мешало процессам адреналиновыделения. Желание драпануть отсюда зашкаливало, но держать оборону против неведомого врага в доме куда как удобней. Тем более, что бывший предполагаемый противник предлагает объединить силы. Вспыхнувший свет показал домушнику то, что Дэйв не сдвинулся с места, да еще к тому же и озирается. "Что-то будет... Только вот что?" -- решил Нокслот, переместив свое тело поближе к уверенному в себе простолюдину.
   То, что визитер наконец передвинул свое тело подальше от ценнейшего предмета обстановки Дэйва порадовало. Впрочем, сейчас было кое-что поинтереснее... Например, куда в одном конкретно взятом доме и прилегающей улице пропал свет.
   Несколько томительно долгих минут было темно и тихо. Казалось, что было слышно, как стучат сердца собравшихся в комнате. Однако время шло, но ничего не происходило.
   Первой неожиданностью стали зажегшиеся на улице фонари -- они вспыхнули все, одновременно и очень ярко. Свет в комнате зажегся секундой позже, больно ударив по глазам...
   И в этот же момент раздался звук разбившегося стекла.
   -- Это у нас? -- уточнил Дэйв.
   -- В соседней комнате... -- настороженно откликнулся Элеон и, не дожидаясь Дэйва, рванулся по направлению к спальне женщины.
   -- Умм... Там трюмо было... -- припомнил парень. -- А если теория зеркал согласуется, то... А происходит -- охотимся на чертовщину. Вот что происходит. Твою мать, стой! Забыл, что я говорил?!
   Дэйв метнулся следом за Элеоном.
   Он застал его в комнате девушки, прижавшимся лбом к прохладному и совершенно целому зеркалу трюмо. Обе ладони парня лежали на стекле, глаза неотрывно смотрели куда-то вглубь зеркала -- в глаза его же отражению.
   Выругавшись (весьма витиевато и непонятно), Дэйв подскочил к парню и попытался оторвать его от зеркала. Мимоходом Дэйв и сам заглянул в его глубины. Мало ли... Пусть и понимал, что поступок это мягко говоря... неумный.
   Увидеть ничего не удалось -- зеркало было словно затянуто мутной пленкой, размывающей очертания в невнятные силуэты, мельтешащие внутри. А после стало не до того -- то ли его собственный рывок оказался слишком сильным, то ли Элеон наконец очнулся и тоже дернул Дэйва подальше от трюмо, только парень круто развернулся и в следующее мгновение увидел перед собой растерянное лицо "напарника".
   -- Что это было? -- пробормотал он, подозрительно покосившись на зеркало через плечо Дэйва.
   -- А я говорил тебе, что с зеркалами чертовщина творится -- проворчал парень, переведя дух. -- Из чего их делают? Ты говорил, что подрабатываешь в зеркальной... Расскажи процесс.
   Пока эти двое занимались зеркалом, Аджай смекнул, что лучшего момента, чтобы по-тихому уйти у него не сложится. И позабыв о воровской чести и собственной гордости, вор убрался из дома, напоследок заперев за собой дверь, и оставив ключ в замочной скважине -- какая-никакая, а преграда преследованию. Быстро совершив все эти манипуляции, вор благоразумно скрылся в вечернем городе.
   -- Я не зеркальщик -- возразил Элеон. -- Я просто подрабатываю... А процесс -- там долго. Если в двух словах, то сначала очищают стекло, потом кладут в ванну с раствором... зачем тебе процесс?
   -- Как очищают и что за раствор? -- не унимался Дэйв, инспектируя состояние трюмо. -- Твою мать. Чертов ублюдок. Надо было сразу стрелять. без разговоров. Пока он еще на пороге стоял...
   -- Кто ублюдок? -- не понял Элеон, подозрительно-настороженно наблюдая за действиями Дэйва. -- Ты уверен, что в порядке?
   -- Этот... аристократ. -- Дэйв со свистом выпустил воздух через стиснутые зубы и показал Элеону пустой ящик. -- Драгоценностей нет.
   -- А я сразу говорил, что серьги у него медные. -- заметил парень. -- Станет аристократ по чужим домам ночью шляться, как же!
   -- Ну... Ладно. Надеюсь, там ничего ценного не было...
   "С другой стороны, если среди ее побрякушек затесался приводной маяк... Хе... Это будет любопытно. Так... а что еще пропало?"
   Закончив осмотр комнаты парень чертыхнулся, посидел на кровати (подкроватные пространства которой и обыскивал).
   -- Ну а нож-то ему зачем понадобился? Тем более, что пользоваться он не умеет. Так...
   Следующей на очереди была комната Джея. Впрочем, тут все ценности были на месте.
   -- Ну хоть в чем-то повезло -- проворчал парень, проверяя тайник с оружием. -- Так! Зеркала... Элеон?
   -- А? -- парень выглянул из соседней комнаты. Выглядел он довольно нервно -- впрочем, после такого стресса это было совершенно неудивительно. -- Что, еще что-то пропало?
   -- Нет... ничего... существенного.
   "В конце концов... пусть сами с ворами разбираются. А я рядом постою."
   -- Расскажи про зеркала? Время до утра есть.
   -- Что там рассказывать? -- Элеон еще раз оглянулся на комнату, а после вышел в гостиную, закрыв за собой дверь. -- Все, что мог, я тебе рассказал. Очищают несколькими способами, там долгий и монотонный процесс, раствор у мастера Эла особый, состав он никому не раскрывает. На основе серебра, разумеется... или что-то такое. Меня же вообще до процесса покрытия не допускают -- говорят, не дорос еще.
   -- Так... и сколько зеркал он делает? Ставит какую-нибудь метку на свое поделие?
   -- Меток -- не ставит. -- Элеон пожал плечами и сел за стол, облокотился на него, сцепив руки под подбородком. Дэйв только теперь заметил у него такой же кулон, как у медсестер в больнице и у случайно встреченной журналистки -- крупное кольцо, выложенное мелкими зеркальными кусочками. Кажется, у вора тоже такое было. Да и у людей на улице он замечал подобное...
   -- Зачем ему метки? Его зеркала -- лучшие в стране, ни один мастер не делает их такими... четкими. Все найдется какой-то брак. Единственное, что они у него все в одинаковых рамах -- вот их я и делаю. Говорят, благодаря его секретному составу, он даже продал партию в королевский дворец... К нему даже несколько раз ходили маги, сулили деньги за состав -- а он не открылся!
   В голосе парня промелькнула нотка гордости за своего "мастера".
   -- Его зеркала почти во всех домах есть. В Роуриме так точно во всех... разве что у совсем бедняков не висят. Цены-то он не дерет, благо спрос большой...
   -- Ладно, можешь считать это нездоровой паранойей, но ты сам на себе это испытал, с зеркалом в комнате... -- Дэйв подкинул мелкую монетку, поймал, посмотрел на результат, хмыкнул и продолжил -- Какой шанс, что это зеркало делал твой мастер? Если дело в составе, то надо с ним поговорить, выяснить что могло дать такой... эффект. И устранить его.
   -- Мастера? -- ужаснулся Элеон.
   -- Эффект! -- возмутился Дэйв -- За кого ты меня принимаешь?
   -- Ну, рамы наши. -- "напарник" осторожно посмотрел на Дэйва. -- Это я тебе скажу совершенно точно -- я сам их делал. Значит, зеркала тоже... наши. Ты точно не собираешься ничего делать с мастером Элом?
   -- Только поговорить и выяснить причину этой напасти. Вернуть своих друзей... Ну и все пожалуй.
   -- Тогда я могу, наверное, тебя провести... -- Элеон задумчиво побарабанил пальцами по крышке стола. -- Но предупреждаю тебя, у него на редкость отвратительный характер. Да и силы много -- когда-то он претендовал на место в коллегии при Королевском Совете, но не прошел отбор. Так что он не любит всякие расспросы -- ума не приложу, как ты будешь с ним разговаривать.
   Парень вздохнул и посмотрел за окно.
   -- Пойду я домой, наверное. -- решил он. -- Завтра вставать рано, в магазин.
   -- Тебя проводить?
   -- Сам дойду, мне недалеко. -- отмахнулся Элеон, поднимаясь на ноги. Он минуту подумал, глядя на Дэйва долгим взглядом, а после стащил с шеи амулет и положил на стол.
   -- Я знаю, как ты к этому относишься, но может, все-таки наденешь? -- не слишком надеясь на удачу, поинтересовался он. -- Хотя бы на ночь. Мне спокойней будет, после того, что было...
   -- А сам? Тебя ведь тоже зацепило.
   -- У меня есть еще один. -- пожал плечами парень. -- А у тебя -- нет. Наденешь?
   -- Сначала покажи этот самый еще один. И надену.
   Элеон покопался в кармане, вытащил из него такой же амулет, что лежал на столе и надел на шею.
   -- Тоже мне, подозрительный. -- фыркнул он. -- Я за себя боюсь больше, чем за всех остальных!
   -- Ну, значит я это ты, только наоборот -- фыркнул Дэйв, беря в руки амулет и рассматривая его получше. В частности интересовал магический фон. Линзы как инструмент были так себе. Как увеличительное стекло против микроскопа. Но хоть что-то... А в уходе парня был и положительный момент. Можно было бы заняться терминалом.
   В магическом зрении амулет светился ровным светом -- как и тот, что висел на шее Элеона. Да и у амулета вора было то же самое...
   -- Надевай-надевай, -- подбодрил Дэйва Элеон. -- Мало ли, откуда эта дрянь еще выползет, а так у тебя будет хотя бы шанс... ну или поспокойнее будет. Их в храме заговаривают обычно, так что против нечисти -- самое то.
   -- А нежити?
   -- А что это? -- растерялся парень. -- Никогда не слышал...
   -- Ходячие трупы, неживые организмы... Впрочем это скорее из разряда страшилок. Ладно. Иди, удачи тебе.
   -- До завтра. -- вздохнул Элеон и направился к двери. Но уйти так и не ушел. Пару раз озадаченно подергал за ручку и обернулся к Дэйву.
   -- Я не хочу тебя, конечно, беспокоить... но дверь не открывается.
   -- Ох, как я не люблю эти неприятности -- проворчал Дэйв. После осмотра дверей был выдвинут неутешительный вердикт. -- Эта зараза, сбегая, оставила ключ в замке... Выйдешь через окно? Заодно заберешь ключи, чтобы утром зайти.
   -- Только через окна я и не ходил. -- со вздохом проворчал Элеон, но выхода у него не было. Провозившись с щеколдой несколько минут, он сумел открыть окно и вылезти наружу -- благо, там уже стояла ночь и все благообразные люди спали и не могли его видеть.
   -- Как вор какой-то... -- усмехнулся парень. Махнул Дэйву рукой, забежал на крыльцо -- открыл дверь снаружи и забрал ключи, а после, сунув руки в карманы, зашагал по улице, быстро скрывшись из виду -- наверное, не хотел задерживаться ночью, когда по городу шастают всякие твари.
   -- Не вор. Ты ведь ничего не взял. И вообще, чуть того вора не поймал. -- утешил парня напоследок Дэйв. -- Смотри, будь осторожней. Мало ли что.
   Проводив Элеона, Дэйв плюхнулся на диван и занялся изучением амулета поближе.
   "Значит нечисть отгоняет, а про нежить тут и не слыхали. Да еще составы всякие неизвестные..."
   Амулет представлял из себя толстое металлическое (наверняка серебряное, как все здесь) кольцо на серебряной цепочке, обклеенное мелкими зеркальными кусочками так, что получалось что-то вроде мозаики. Кусочки не были ровными, да и края их не сходились, никакого рисунка мозаика не давала -- просто отражения мира забавно преломлялись. Магический фон от него было ровным и довольно ярким -- так что простой побрякушкой амулет уж точно не был.
   -- Ладно... Хуже вряд ли будет -- вздохнул парень, нацепив амулет на шею. -- А теперь...
   Время до утра было и его стоило провести с пользой. Например, поискать, каким образом терминал использует в качестве экрана зеркало и удастся ли его заменить хоть на что-то.
   Где-то после двух часов, обследовав несчастный терминал вдоль и поперек, Дэйв все-таки понял принцип его работы. Что и говорить, технология была явно слишком продвинутой для этого мира. Вся начинка терминала состояла из плоской широкой платы, помещенной под клавиатурой, густого переплетения мелких проводков и механизма самоликвидации... активируемого из под программной оболочки. Собственно говоря, разобраться в незнакомой технологии без специально на это натасканного техника было сложно, но...
   Насколько понял парень, сама начинка терминала была не повреждена. Только вот под раму зеркала, под плоскую черную панель была подведена пара проводков -- похоже, они и отвечали за выведение информации на зеркальный экран. А на данный момент отражающая поверхность оказалась разбита...
   -- Красивое исполнение.
   Разбираться в самом блоке Дэйв не стал. Просто визуально убедился, что тот не пострадал. А вот с экраном пришлось поломать голову. С одной стороны, зеркало разбито, с другой... то зеркало, осколки которого он собирал было просто зеркалом. А что если...
   В комнате девушки действительно было зеркало. Когда-то. Сейчас же от него остались лишь жалкие осколки.
   "Словно граната внутри взорвалась" -- опешил Дэйв, осторожно проходя по похрустывающим осколкам к столику. -- "Но ведь... Там явно что-то было? Ведь не глюки же!"
   Лишившись зеркала (и как, показал обыск, последнего в этом доме), парень приуныл. Подойдя к окну, он выглянул на улицу, рассматривая дома, фонари и просто город... Пока не уловил собственное отражение в поверхности стекла.
   -А чем черт не шутит? -- ошарашено пробормотал он, оглядываясь на стеклянные стенки тамбура у входа. Высаживать окно показалось слишком нагло... А вот это... Пусть нож девушки утащил вор, у Джея он его найти не смог. Измерив поверхность и наметив карандашом основные линии, парень аккуратно вырезал лист стекла необходимых габаритов.
   Установив его в раме, парень с разочарованием убедился, что до идеально отражающей поверхности стеклу далеко. Но хоть что-то видно.
   Закончив манипуляции, Дэйв открыл крышку терминала и попробовал включить его.
   Терминал послушно загудел, клавиатура загорелась неярким голубоватым светом. Теория Дэйва оправдалась -- стекло действительно смогло заменить разбитый экран. Правда, видно на нем было просто отвратительно -- он едва сумел разглядеть заставку. Свет, горевший в комнате, сейчас скорее мешал, чем помогал.
   -- Так... Ладно. Часть проблемы решена...
   А через некоторое время была решена и другая. Источники света были завешены темной тканью. Дэйв же, пообещав себе, что с системой магии разберется, обратил свое внимание на терминал. Стоило найти информацию по тем, кто пропал. Хоть что-то по миру... И ведь если они успели тут обжиться, значит должны были заметить такую пакость и оставить информацию для поисковых команд. А! И про зеркала и методики их изготовления... И карту города... и...
   -- Кажется, до утра у меня дел будет невпроворот -- фыркнул Дэйв, разминая пальцы.
   Карту Дэйв нашел быстро -- она висела прямо на рабочем столе. И была намного лучшего качества, чем та, которую ему продал Элеон. Она охватывала весь город (и немного территории за его пределами) и была на редкость четкой, подробной и вообще, выглядела как хорошая фотография. Словно по ней город и строили. Кроме того, на ней еще и размещалась координатная сетка, что заметно облегчало поиск. В нескольких кварталах некоторые дома оказались помечены. Россыпь пометок располагалась по окраинам города, уменьшаясь к центру, словно сужая круг. Их было... много. Около двадцати. Некоторые дома были помечены синим, некоторые -- красным, наверняка, по степеням опасности. Особенно был выделен один квадрат -- он даже был обведен четкой рамкой...
   Остальную информацию тоже не пришлось долго искать. Владелец терминала отличался аккуратностью и удивительной четкостью в структуре хранения данных. Так что, совсем немного поискав, Дэйв обнаружил файлы с перечислением адресов (наверное, отмеченных домов) и имен. Некоторые из них (большинство) были вычеркнуты, некоторые -- выделены (среди таких находился и адрес мастера Талласа). В той же папке, в которой лежал файл с адресами, обнаружилось множество весьма подробных досье на каких-то людей (даже с фотографиями, похоже, сделанными теми, кто собирал досье, поскольку до фотографии этот мир пока еще не дорос). В большинстве досье в конце следовала пометка "Чист", иногда -- "Найден", но около десятка так и оставались не помеченными. Все это лежало в папке со скромным названием "Разобраться".
   Так же на терминале было несколько игр (в том числе и вечный Организационный тетрис с умопомрачительным числом в "поставленных рекордах"), коллекция фильмов разных нескольких миров, книги (в том числе, на нескольких неизвестных языках), папки с фотографиями -- те самые парень и девушка в форме Организации, на фоне кораблей, миров, в обнимку с оружием (девушки было больше -- кажется, парень не любил фотографироваться), в шумных компаниях... на одной из фотографий (судя по общей обстановке, сделана она была в одном из миров-санаториев ближе к Ядру), Дэйв с изумлением обнаружил на заднем плане знакомую беловолосую фигуру -- со спины, на которой сидел кто-то с длинной рыжей косой).
   Никаких легенд по миру обнаружить не удалось, разве что общую информацию -- о религии (здешние люди поклонялись двум богам, как понял Дэйв, богу дня и богу ночи, Янхи и Ори соответственно, которые отвечали каждый за свое), о структуре, о положениях в обществе (так вот зачем были нужны эти серьги! Серьги на Лайнар-ри носили все. Аристократы -- стальные с различными драгоценными камнями (самые дорогие, как отмечалось), по которым определяется титул. Например, у королевской семьи и их ближайщих родственников серьги были с аметистом, у графьев -- с изумрудом, у баронов -- с желтым опалом и так далее. Простолюдины носят простые серебряные серьги, без камней. Женщины носят обе серьги, у мужчин проколото только правое ухо, но зато оно может быть проколото несколько раз - серьги здесь вручают так же в качестве наград и милостей. Где эта справка была раньше?). Описывались даже амулеты и несколько видов местной нечисти, но ничего нового он не узнал -- о той же нечисти почти теми же словами он читал в утренней газете.
   Картой Дэйв заинтересовался особо, старательно перерисовав все обозначения на свой бумажный вариант и взялся за досье. Интересно. Отметки на карте совпадают с адресами людей которые перечислены тут?
   На фотографиях Дэйв внимания заострять не стал... Разве что, подумав, все же оставил себе копию одной. Просто на память. Раздел о нечисти не принес ничего нового. Как впрочем и о мире. Зато порадовало, что его клипса, которая носилась как память о давнем событии, внезапно сослужила добрую службу. Оценив оставшееся до утра время, парень взялся за досье. Начав с мастера Талласа, как с ближайшего относительно знакомого.
   В этом досье он ничего особо интересного не обнаружил. Работал мастер Таллас финансовым консультантом, был счастливо женат, имел двоих детей -- девочек-близняшек двенадцати лет, и в общем и целом показывал себя образцовым гражданином. В конце досье, подтверждая это, стояло "чист". А вот досье на его детей Дэйв обнаружил, открыв следующий файл...
   "Исчезли. Не найдены".
   Ларрина Да-Нари, двадцать лет, девушка из многодетной, не слишком обеспеченной семьи -- отец, работающий мелким чиновником, мать-домохозяйка, два брата и две сестры. Подрабатывала гувернанткой по найму, отзывы хорошие, вредных привычек не имела, увлекалась рисованием, чему обучала и детей. "Исчезла. Не найдена".
   Этадор Ла-Дарен, семьдесят восемь лет. Богатый старый аристократ, двое уже взрослых сыновей, большой дом на окраине города, множество прислуги, коллекционер редких картин. "Исчез. Не найден"...
   "Не найденных" среди двадцати с лишним досье было около десятка. Люди на них были разного возраста и пола -- от двенадцати до восьмидесяти лет, из разных социальных слоев, между собой они почти не были знакомы. Всех их объединяло одно -- они в той или иной степени имели отношение к рисованию и все исчезли -- самым загадочным образом, не оставив после себя никаких следов.
   Еще в нескольких досье Дэйв нашел пометки "навязчивые видения", у некоторых -- "слуховые галлюцинации", в одном файле (старуха девяноста трех лет от роду и вовсе стояло грубое "старая сумасшедшая маразматичка, да к тому же -- шарлатанка"), но таких было мало. В последнем файле, который он открыл, Дэйв с удивлением обнаружил фотографию пятилетнего мальчика -- того самого, которого он видел сегодня на улице в компании с матерью.
   "Бойэр Ладри, пять лет. Мать -- Кэрри Ладри, художник, работает в местной газете, отец -- Борей Ладри, погиб два года назад. Навязчивые видения, слуховые и зрительные галлюцинации. Слышит голоса. Часто разговаривает с воображаемыми друзьями (?!)..."
   -- Так... так... так... -- Дэйв, читая досье, задумчиво покачивался на стуле. -- Интересно... А вот это тоже забавно. Старика с картинами перед пропажей еще и пограбили. А не почерк ли это нашего знакомого медноухого аристократа?
   "И что выходит? Пропадают люди, со склонностью к рисованию. На текущий момент непропавшими будем считать... Правильно. Мальчика и его мать. Отца нет... Хм... Самые верные кандидаты? Организовать охрану и дежурство? Хм..."
   Дэйв замер в шатком положении "наездник, поднявший свой стул на дыбы".
   -- А почему и нет? -- вслух вопросил он у потолка.
   "Если воспользоваться этой журналисточкой, которая пыталась докопаться до истины? Так, а этот, больничный... как там его... Кредит? Или что-то такое. Динар... А! Ди-Наро! Или нет... Ди-Инаро!"
   Досье на парня нашлось. Проходил в графе "навязчивые видения". Профессия -- оценщик картин. И гувернантка видела картину. Художники, коллекционеры и даже просто оценщики..."
   Стул со стуком вернулся на четыре ножки.
   -- Меня, пожалуй, тоже запишем в ту же область видений. -- подумав сообщил экрану Дэйв, подумал еще и добавил -- и вообще маний...
   "Утром навестим мастера. Интересно, из чего делают краски для картин? И есть ли совпадение с компонентом этих самых зеркал, которые делает мастер Элеона... И почему именно зеркала и картины?"
   Про зеркала было много поверий в самых разных мирах. Про фотографии, кстати тоже. Про те и другие поговаривали, что они-де и душу утянут и высосут... А уж страшилок о том, как нарисованные персонажи оживали, парень наслушался в детстве до икоты.
   "Итак, план-чертеж на день. Встретится с Элеоном, встретится с его мастером, встретится с журналисткой, уговорить ее познакомить с художницей... Или наоборот? Вряд ли художница будет так сильно скрывать свои секреты, как известный зеркальщик. Впрочем, это потом видно будет. После этих встреч сопоставить данные. Если есть общий компонент -- найти его природу и... отправить на экспертизу? Вызвать экспертную группу? Вообще всех чохом сдать местным магам? Ладно... дождусь определенного утра, когда погаснут фонари, встречусь с Элеоном..."
  
   * * *
  
  
   Покинув здание, вор, вполне довольный своей работой, быстро удалялся от злополучного дома, путая следы. Аджай шел вполне прогулочным шагом, стараясь не привлекать внимания редких прохожих и полицейских. Беспокойное чувство, однако, преследовало Нокслота, и это чертовски смущало и расстраивало планы. Сначала ненавязчиво, домушник проверил, нет ли за ним хвоста. Преследователей не оказалось, и это еще более не успокаивало. Вор не знал, с какой чертовщиной и демонщиной он столкнулся в доме Ла-Раноти. Знать не хотелось. И одновременно хотелось. Вор продолжал идти, путая следы, однако путались от этого только мысли. Аджай думал, думал он о том, чтобы не думать о событиях вечера. Получалось откровенно плохо. Драгоценности и нож, конечно, радовали -- вор любил обогащение, но последующие события, мягко говоря, напрягали. Дэйв, этот странный человек, невежа, задающий странные вопросы, да еще и без документов... Полиция, хотя и работает прямолинейно, никогда не бывает такой жесткой. Бандиты напротив, по мнению Аджая, работали грубее. Личность его была не слишком интересна, куда как интереснее были те слова, что он говорил. Решив, будто Дэйв что-то знает -- что-то недоступное обычному пониманию, Нокслот понял, что Дэйв нравится ему все меньше. Вор вообще недолюбливал людей, которые знают о мироздании слишком много. И откровенно его раздражали обладатели знания большего, чем хранилось в его голове.
   Впрочем, мы отвлеклись. За те полчаса, что вор бродил по ночному городу, у него трижды спросили, все ли с ним в порядке, на что Аджай отвечал вполне односложно. Он был уверен, что никто его не преследует, но сознание не обманешь -- за ним следили. Возвращаться ни домой, ни в убежище Нокслот не рискнул. Переходя на бег, он закинул драгоценности в один из своих тайников (и да, из них еще ничего не пропадало раньше времени), и направился в полуночный кафетерий (а проще говоря, кабак). Приобретя кружку эля, он сел за угловой столик -- так и не притронувшись к элю, вор просто сидел, пока глаза не начали слипаться.
   Ему не мешали. Кафетерий (не самого высшего класса, скорее, наоборот) работал всю ночь и сейчас пустовал. За стойкой из прочного стекла, возле латунной механической кассы скучал продавец ночной смены, то и дело проваливаясь в дрему -- голова его склонялась на грудь и иногда даже доносился тоненький храп. Помещение было маленьким и пустующим -- пять круглых маленьких столиков перед длинной стойкой, стеклянная витрина, за которой виднелся ночной город, музыка, тихо играющая из заводной многоголосной музыкальной шкатулки, поставленной на стойку. Единственное, что зрительно расширяло помещение -- огромное, во всю стену, зеркало напротив входа.
   Момент, когда появился еще один посетитель, Аджай бессовестно пропустил. Просто когда вор в следующий раз на мгновение поднял сонный мутнеющий взгляд, он увидел, что через три столика от него сидит человек в темном костюме.
   И смотрел этот человек прямо на Аджая.
   Весь сон Аджая как рукой сняло, ведь содержание в нем паранойи и так зашкаливало. Не предпринимая никаких поспешных действий, вор пригубил свой эль, и начал смотреть прямо на своего соперника по гляделкам. Темный костюм, темные волосы, темные глаза, еще и темный металл в ушах. Впрочем, усталость брала свое, и в гляделках Нокслот явно проигрывал.
   Человек за столиком спокойно сидел, закинув ногу на ногу и откинувшись на спинку стула и смотрел на Аджая -- спокойным, уверенным и невозмутимым взглядом, словно оценивая его, как лошадь на скачках. Руки он сложил на груди, только слегка барабанил тонкими длинными пальцами правой руки по предплечью левой.
   От стойки продавца доносился тонкий храп -- он в очередной раз задремал. Тихо тренькала музыкальная шкатулка, проигрывая популярную пьеску какого-то современного композитора.
   Шепот, раздавшийся в следующее мгновение, сначала показался нереальным. Кто-то что-то шептал, неразборчивый речитатив, словно прячущийся под одеялом ребенок читает книгу для себя, чтобы не услышали родители...
   Человек усмехнулся. Ухмылка у него была неприятная -- колючая и ядовитая, словно он знал что-то, что не знал Аджай.
   Чего не ожидал вор, так это шепота. Он заозирался, и не обнаружив никого, кто мог бы шептать, порешил, что и ему тоже пора лечиться. Вот только в больницу Аджай не собирался. Приступ паранойи, возбужденный странным наблюдателем, спровоцировал еще и приступ недоверия к здравоохранению.
   Вор поднялся с места, отпил из кружки пару глотков старого доброго эля, для храбрости, и направился к выходу. На своем извращенном к нему пути, Нокслот подошел к столику возбудителя паранойи, и изрек:
   -- Славно поиграли в гляделки, да.
   Человек за столиком поднял голову и расплылся в сладостной улыбке -- и Аджай понял, что смотрит в свое же собственное лицо, на котором темнели два провала глаз -- черное зеркало без зрачков и белков, словно затянутое отражающей пленкой.
   -- Беги, беги. -- проговорил человек, не отводя взгляда. -- От самого себя не убежишь...
   Шепот стал громче, но оставался таким же неразборчивым, в нем появились явно истеричные интонации, слова срывались, голос обрывался и начинал сначала -- словно ребенок, читавший речитатив, серьезно чего-то испугался.
   Сегодняшний вечер, переросший в ночь, определенно стал не только вечером встреч с хамами и невежами, но и вечером бешеного адреналина. Вот и сейчас Аджай, вместо того, чтобы думать, схватил ближайший стул, и ударил человека со странными глазами и своим собственным лицом. Интересно, можно ли было этой темной личности инкриминировать ношение чужого лица... Впрочем, Нокслота сейчас интересовала только та механическая сила, с которой тело "стул", движущееся по кривой траектории с ускорением а ударит тело "враг", и соответственно, с какой силой оное тело ответит стулу.
   Человек расхохотался -- смех его заглушил срывающийся шепот, гулко отозвавшись в стенках черепа. Звон разбитого стекла раздался мгновением позже -- витрина, в которую угодил стул, не выдержала такого издевательства. Над ухом тут же истошно задребезжала сигнализация, истошно заорал что-то мгновенно проснувшийся продавец...
   -- ...ми... эту ...рянь! -- оглушительно проревел в голове Аджая чей-то озлобленный и совершенно незнакомый голос. А после в голове словно что-то взорвалось -- острый приступ боли шел изнутри, виски мгновенно заломило, в глазах потемнело...
   -- Полиция! -- заверещал продавец. -- Полиция! Помогите! Ограбление! Убивают! Кто-нибу-удь!
   Обратив внимание на то, что тело "стул" массой m и обладающее ускорением а ударило далеко не врага, а витрину, Аджай решил драпать, уже второй раз за вечер. В обычном состоянии он бы вполне мог отбрехаться и от продавца, и от полиции, и от самого Дьявола, но сейчас ему было не до того. Смесь адреналина, паранойи и головной боли, как от хохота и крика, так и от сигнализации и звона стекла не давала думать. А что остается вору, когда ему не дают думать? Правильно -- драпать. Нокслот снова побежал, на этот раз в убежище.
   Убежище этого вора находилось в подвале лавки портного, которого Аджай прекрасно знал, и у которого всегда покупал очередные любимые штаны. В качестве платы за особое гостеприимство, взломщик отдавал своему доброму другу часть добычи, а тот в свою очередь не закрывал на ночь дверей и помогал наводить мосты с преступным миром -- большинство наводок на скупщиков были получены от этого доброго дядечки, а сам он был неплохим информатором. Еще бы не быть им, когда к тебе чуть ли не каждый день приходят дамы, воплощающие собой склад бижутерии.
   Портной в столь позднее время, разумеется, спал, но дверь, как обычно, была открыта, так до что убежища Аджай добрался без каких-либо проблем. Правда, на половине пути ему снова начало казаться, что за ним наблюдают, но, как он ни старался, преследователя он обнаружить не смог. Хвоста не было.
   В убежище было спокойно, темно и тихо. Никаких посторонних, ничего страшно, все знакомо до боли...
   Чувство преследования никуда не пропало. Даже усилилось -- хотя в убежище уж совершенно точно никто не мог его видеть.
   Чувство преследования -- это неспроста. Особенно неспроста был крик в его, Аджаевой, голове. "Ми эту янь" -- посмаковав фразу, и перебрав варианты, Нокслот остановился на "Сними эту дрянь". Ему было очевидно, что кричал и вопиял об этом враг, требующий немедленной капитуляции. И требовал он снять, скорее всего, амулет. По здравом размышлении, вор решил ни за что не снимать кольцо с зеркалами. "Шепот. Что за шепот?... Шепот..." -- шепота не было, а раз не было, то и думать о нем не стоило.
   Нокслот все еще был обеспокоен, и все еще ему мерещилось присутствие. Обыскав убежище, и заглянув даже под кровать, и не обнаружив там никого, Аджай разделся и лег спать. Утро вечера мудренее, в конце концов. Одной из последних мыслей вора было проклятие, посланное на дом Ла-Раноти, Дэйва и Элеона, и на существо, использовавшее его лицо для своих корыстных целей. Последней стала мысль о том, что неплохо бы разыскать Дэйва снова, как бы этого и не хотелось -- он же сказал, что "борется с чертовщиной"...
   Через некоторое время Аджай проснулся. Судя по ощущениям, проспать ему удалось не больше часа. Впрочем, разбудило его не это, а нарастающее беспокойство. Все чувства Аджая буквально ныли о том, что что-то не так -- беспокойство снедало его целиком. Откуда-то взялся противный ноющий страх -- да такой, что страшно было даже открывать глаза...
   Но глаза открыть все же пришлось. Точнее говоря, один глаз. Вор пытался убедить себя в том, что бояться темноты и неизвестности глупо, хотя именно этого бояться и следовало -- неизвестного безымянного врага.
   На Аджая почти в упор смотрели черные зеркала глаз, в глубине которых он увидел свое отражение. Только принадлежали эти глаза уже не человеку, а отвратительной твари. Черная, гладкая, блестящая, она по-лягушачьи сидела на потолке, вниз головой, распахнув широкую, на пол-лица, пасть, в которой виднелись мелкие, словно иглы и такие же острые белоснежные зубы, меж которых вниз вываливался склизкий длинный язык, едва не касаясь лица Аджая.
   Второй глаз открылся сам собой. Вор вжался поглубже в кровать и попытался закрыть глаза. Получилось у него это, или не очень, сложно сказать. Аджая охватила паника и отвращение. Вспомнив о такой вещи, как магия, вор запустил в черную лягушку стеклянным кувшином, скатился с кровати и попытался достать из колета странный нож -- посредством того же телекинеза. Скатился вор, прямо скажем, неудачно -- его охранный амулет стукнулся о каменный пол, издав протяжный жалобный звяк, успешно резонирующий -- из-за замкнутости контура. Переместив серебряное с зеркальцами кольцо на грудь, вор стал отползать к двери. Он хотел бежать, быстро и не оглядываясь. Чтобы не видеть этих пустых глаз.
   Кувшин ударился о стену и со звоном разлетелся на множество осколков, оставив после себя мокрое пятно на стене. Тварь уклонилась от броска с удивительным проворством -- словно перетекла в угол комнаты, быстро-быстро перебирая своими рукоподобными лапками по потолку, спрыгнула на пол, скачком оказалась возле Аджая, распахнула огромную -- как ему показалось -- пасть с рядами волнообразно уходящих вниз, в глотку, зубов и набросилась на него, не мешкая больше не секунды.
   Вор замахнулся ножом в попытке отбиться, но тщетно -- тварь, увернувшись, сделала еще один скачок и сомкнула пасть на голове Аджая прежде, чем он успел атаковать снова.
   Мир накрыла темнота. Последнее, что услышал Аджай -- торжествующий хохот, гулом отдавшийся в ушах.
   Очнулся вор через несколько минут. Он лежал на полу возле двери, машинально сжимая в руках нож. Твари в комнате не было, голова гудела, словно в ней поселился рой пчел, но, кажется, была целой. По стене напротив расползалось мокрое пятно, пол и кровать были усыпаны осколками разбившегося кувшина.
   Второй раз за вечер мир накрыла темнота. Неспроста это было, и не к добру, явно не к добру. Второй раз за вечер Аджая атаковала беспричинная мигрень. Хотя почему беспричинная? Вот она, причина, только что была здесь. Тварь с огромным лягушачьим языком, зубастым ртом, которая... откусила ему голову? Вор ощупал зону риска отрыва головы от тела. Бессмысленность данной проверки была обнаружена сразу же -- зрение, мышление и состояние жизни, которые без головы невозможны, присутствовали. "Лучше бы этой головы там не было..." -- помечтал вор, ибо мигрени, случающиеся с такой кучностью могли его доконать -- "Почему я жив?... Я видел зубы..." Аджай отер рукой лицо, символически стряхнув все то дурное, что произошло. От мыслей о сумасшествии это не отвлекло, конечно. Но с другой стороны, было еще слишком много дел, чтобы сходить с ума. Положив нож на столик, Нокслот собрал осколки кувшина и утилизировал их на улицу, одевшись. После чего сел на сундук, и снова задремал. Беспокойство, твари, преследования, Дэйв, полиция... несмотря ни на что, усталость все же взяла свое.
   Проснулся Аджай, как он позже выяснил, с рассветом и с сильной головной болью. Сонный, невыспавшийся вор все еще ощущал пристальный взгляд. Завернув нож в кусок материи и уложив его в карман, он вышел в город, направляясь к дому Ла-Раноти. Там все это началось, там, возможно, и найдется Дэйв. Не обманываясь насчет того, как его поприветствуют, Нокслот готовился проявить чудеса наглости еще не один раз.
  
   * * *
  
   Нельзя сказать, что Дэйв бездействовал. Прежде всего он мыслил. Когда это наскучило, то он провел инвентаризацию оставшегося в его распоряжении снаряжения и приуныл. Поисковик с образцом чьей-то крови, два пиропатрона, передатчик (совершенно бесполезный в данной ситуации, но включенный на прием и ретрансляцию). Из оружия -- патроны к пистолету. Вариант сделать из труб свой пистолет отправился в утиль почти сразу же. Нож. Одна штука. Вибрационный с изменяемой геометрией поверхности. Комплект формы и местная одежда. Не густо и практически даже пусто.
   -- Надо заканчивать побыстрее... -- проворчал парень, пересчитывая оставшиеся деньги -- Или начинать свое дело по импорту высококачественной стали... Интересно, сколько будет тут стоить столовый набор из железа...
   Закончив с перетряхиванием карманов, он снова вернулся к терминалу, сравнил электронную карту и карту города, еще раз сверил все адреса и окончательно наметил план действий.
   -- Сначала к журналистке, потом к художнице, там поговорить с ее сыном и только потом к Элеону и его мастеру...
   Убедившись, что на улице появились первые прохожие, парень вышел на крыльцо и улыбнулся -- хоть одно хорошо, воздух в мире чистый. Нет огромных заводов... и принялся возиться с замком и ключами, закрывая дверь. Терминал он предусмотрительно выключил.
   "На ловца и цхас бежит!" -- довольно подумал вор. Возящийся с замком и дверью Дэйв очень выгодно подставил под удар спину, чем Аджай бессовестно воспользовался. Подобравшись поближе, Нокслот схватил своего "доброго друга" в такие крепкие объятья, что тому могло показаться, будто это удушающий захват.
   -- Дэйв, дружище! Как давно тебя не видел! -- крикнул Аджай, чем обратил на себя внимание редких прохожих. Нагло, да, но по крайней мере, на смерть в данных обстоятельствах вор не рассчитывал -- Ты не занят? Дело есть, да.
   "Ну твою же мать, так попасться! Да еще и люди кругом... Интересно, если я ему сейчас морду набью... Гррррр..."
   -- Я тоже рад тебя видеть. Но извини, я спешу и ты очень не вовремя. Приходи вечером. -- захват был, но сильно не мешал. Да и не совсем плотно, и говорить не мешал.
   -- Нет-нет, ты не понимаешь, это ВАЖНО. -- вор соскользнул и перегнулся так, чтобы и не отпустить своего вынужденного собеседника и благодетеля, и чтобы посмотреть ему в глаза. Хотя скорее, чтобы показать ему собственную бледную рожу, на которой гнездилось два покрасневших от плохого сна глаза, выражающих могильную серьезность, и взъерошенные волосы. Куда как тише он сказал следующие слова:
   -- Не думай, что мне это доставит удовольствие, но цхас побери, я видел это дерьмо вчера.
   -- Ууу... Друг, ты неважно выглядишь -- Дэйв позволил себе тонко улыбнуться. Сам за эти сутки он вообще не спал... И еще долго собирался этого не делать. Но то, что вор каким-то образом оказался... замешан, было интересно.
   -- И какое же это дерьмо? Вчера всего лишь погас свет... Может, тебе показалось?
   "Свински, конечно, но... обидно, когда наших же грабят!"
   -- Когда тебе откусывают голову, это не может показаться.
   -- С другой стороны, если это жена, то как посмотреть -- философски заметил Дэйв -- Вы поссорились?
   -- Какая, к черту, жена?! -- прошипел Аджай -- А. Понятно. В дом.
   -- Только быстро. У меня на сегодня куча всего запланировано... -- проворчал парень, стряхивая с себя вора и повторяя ритуал открывания дверей. -- Прошу.
   Вежливости со вчерашнего дня в Дэйве явно прибавилось, и вор бы даже отметил это учтивым кивком, или ехидной ухмылкой, если бы не мигрень. Он быстро прошел в дом, и развернувшись, будто по команде кругом, заявил Дэйву прямо:
   -- Даже не пытайся меня убить! -- хотя причин не делать этого у Дэйва объективно не было. Разве что гипотетическая помощь со стороны вора...
   -- А что мне мешает? -- в руке у Дэйва появился серебристый карандаш -- Ты определенно вор. Весьма наглый, должен признать. Но, кажется, мы говорили о твоей небольшой проблеме... не так ли?
   "Хм, откусили голову? Эк его... Это я еще легко отделался? Но ведь тогда он просто заразился от пребывания в этом доме? Или он спер какую-то вещицу, которая привлекла тварь? Или он... Да нет же, зеркал в гостиной не было... Или..."
   Взгляд Дэйва метнулся на стеклянный тамбур с выплавленной прорехой.
   "А если ей нужна любая отражающая поверхность, а он этого не заметил? А тварь в тот момент решила взяться за меня, но увидела его?"
   -- Вор... -- Аджай фыркнул -- Ну почему сразу вор? Я актер! -- несмотря на головную боль, Нокслот наглел и эпатировал, а под конец реплики даже картинно поклонился.
   -- Но все же о проблемах. Ты сказал, что разбираешься с чертовщиной -- вор сел на столик, и продолжил говорить -- Так вот тебе чертовщина. Удрав отсюда -- Аджай поморщился при этом слове, так как очень не любил удирать и драпать. Приходить и уходить надо красиво, таково было его убеждение -- я направился... Да неважно даже куда. Всю дорогу я думал, что ты отправил за мной легавых, или отправился сам. Но я трижды проверил! Никакого хвоста. Чей-то взгляд, чье-то присутствие... -- хотелось непечатно выругаться, но эстетствующий Нокслот позволял себе это только в самых крайних случаях.
   -- И вот я вижу, клюю себе носом над пивной кружкой, и вижу, что на меня пялится какой-то темнокожий парень. Пялится так, будто знает, где зарыта тонна стали. Подхожу я к нему, и вижу, что у него мое лицо! Все бы ничего, но глаза... они отражали меня что твое зеркало! Беги, сказал он, но от себя не убежишь. Хф. Хотел ударить его стулом, и клянусь Создателем, что я бы попал, но то ли оно ускользнуло, то ли случилось что-то еще, и я разбил витрину вместо его наглой рожи. -- "Ага. Вместо своей же наглой рожи на чужой голове." -- Оно исчезло, у меня заболела голова, и оно орало что-то про дрянь. -- Аджай все говорил и говорил, пока не добрался до самого интересного, до использования виброножа и откусывания головы. Рассказав еще и об этом во всех деталях, вор резюмировал:
   -- Такая вот чертовщина. Ты это искал? Если тебя интересуют подробности, задавай вопросы. И без тебя знаю, что рассказ сбивчивый и невероятный.
   -- Хм... -- Дэйв задумчиво скрестил руки на груди -- Вот значит как... Значит, тварь появилась у тебя... У тебя случайно нет зеркала?
   "Интересно, это примет эпидемиологический характер или нет? А если примет, то перекинется на другой мир, если я свалю?".
   -- А впрочем... -- Дэйв подошел к трюмо (вытертому от крови) и, развернув на нем бумажную карту, поманил вора рукой -- Покажи, где ты пил пиво.
   -- Зеркало? Конечно, есть! -- вор продемонстрировал Дэйву амулет -- Зеркала у всех есть. Но если говорить о моей каморке, то нет, нет там зеркал.
   -- И я не пиво пил, а от погони скрывался. -- Аджай несколько смутился, признавая свою нелогичность. "Но не вести же их в убежище?... В которое они проникли, даже когда я их и не приводил."
   -- Здесь. -- вор ткнул пальцем в карту, примерно в то место, где и "пил пиво". Оно было в общем-то не так далеко от дома Ла-Раноти. Зависит от выбранного пути. Минут пятнадцать ходьбы, если идти прямо.
   -- Хм... -- Дэйв поставил на карте отметку карандашом, что вертел в руке -- Интересно... Равномерная зараза... Похоже, на весь город распространена...
   В каждом районе города были пропавшие или больные (видящие иллюзии) люди.
   -- Это становится... интересным.
   Парень свернул карту, спрятал ее во внутреннем кармане и развернулся к выходу.
   -- Идем... Поможешь... Ну или отвлечешь, если это не личное дело каждого...
   На улице парень закрыл дверь на замок и, вздохнув, направился по адресу художницы из газеты. Надо было допытать ее сына...
   Дом, в котором проживала Кэрри Ладри вместе со своим сыном, находился в одном из дальних районов города -- далеко не в самом престижном, но и не трущобном. Так, обычный спальный район. Дома здесь были маленькие и уютные, хоть и не все находились в хорошем состоянии. Серебряный заборчиков, столь уже привычных в центре города, тут не было, да и фонарей на улицах было куда меньше. Нужный дом был хоть и двухэтажный, но весьма маленький, буквально в пару окон, зажатый между двумя домами побольше. К нему вела узкая мощеная дорожка, у двери виднелась медная кнопка звонка. В окнах первого этажа горел свет -- хозяева уже не спали.
   Людей на улицах в это время суток почти не встречалось.
   "Отлично"... -- Окинул дом оценивающим взглядом Дэйв. -- "Осталась малость -- убедить ее разрешить поговорить с сыном... Мгм."
   Парень оглянулся на топавшего за ним спутника. Нечаянного и не очень желанного, стоило признать, но все же... До Элеона еще дойти надо.
   -- Ты еще не передумал? -- поинтересовался он.
   Вор понимал, что для Дэйва он тот еще балласт, но меньше всего ему сейчас хотелось оставаться одному. Попутчик, хотя скорее ведущий, конечно и был маньяком, но по крайней мере, он хотел разобраться в ситуации. Вору этого тоже крайне хотелось -- было бы как минимум любопытно узнать, чья кровь и для чего была пролита на трюмо. Наскоро приведя себя в порядок, к концу путешествия Аджай выглядел в пределах эпитета "нормально".
   -- И не мечтай. -- ответил Нокслот. Светские беседы он вести либо не хотел, либо опасался -- Легенда?
   -- Не знаю -- пожал плечами парень -- Ее ребенок вроде как тоже видит... что-то в отражениях. А сама она иллюстратор в местной газете. Все пропавшие так или иначе связаны с художествами... Хотя...
   Дэйв задумчиво посмотрел на своего спутника.
   -- Ты на художника не похож. Да и я тоже... Стоп...
   Парень даже склонил голову к плечу от осенившей его идеи.
   -- А что если... Что если тут дело в воображении? Художники люди творческие, они многое могут представить. И дети тоже то еще могут насочинять... Они воображением не обижены. Попробуешь первым ты? На худой конец, тебе женщина мне ребенок.
   -- Воображение... -- вор фыркнул и проворчал -- Вот делать мне больше нечего, только воображать огромную зубастую черную жабу, которая откусывает мне голову... -- хотя как только он услышал о разделении труда, заинтересовался -- А женщина как, симпатичная?
   -- Ммм... -- задумался Дэйв -- не страшная, однозначно.
   Решив, что больше топтаться на пороге смысла не имеет, парень поднял руку и надавил кнопку звонка.
   Послышался приглушенный, но очень мелодичный перезвон, а через некоторое (довольно продолжительное время) -- быстрые шаги. Дверь открылась не сразу и не нараспашку. На пороге стояла встревоженная молодая женщина, облаченная в темно-зеленое строгое платье. Ее темные волосы еще не были собраны в прическу, рассыпались по плечам, спускаясь ниже лопаток, в глазах без труда читалась настороженность и тщательно подавляемый испуг.
   -- Чем могу помочь? -- вежливо поинтересовалась женщина, как бы невзначай перекрывая собой вход в дом. Приглядевшись, она, кажется, узнала Дэйва и испуг в ее глазах вспыхнул с новой силой.
   -- Я пришел... -- Дэйв вспомнил о своем спутнике -- Мы пришли, чтобы спросить кое-что. И я обещаю, что ничего плохого не замыслил и делать не собираюсь. Я просто хочу поговорить. Не пригласите в дом?
   -- Вы предлагаете одинокой женщине впустить в дом двух незнакомых мужчин? -- вспыхнула хозяйка. Похоже, Дэйв ненароком опять нарушил правила местного этикета. -- Что вы себе позволяете? Я, в конце-концов, не та, за кого вы меня, возможно принимаете!
   "Твою мать... " -- мысленно чертыхнулся парень.
   -- О Создатель... -- взмолился Аджай -- Тебя в детстве явно плохо воспитывали, дружище. Простите моего друга за его невежество. -- несмотря на то, что Нокслот так и не получил легенду от Дэйва, действовать надо было, и определенно надо было действовать разумно. Самым разумным решением вору показалось для начала представиться. В конце концов, она и правда была не страшной.
   -- Вечно с ним так... Меня зовут Вэлор. Простите за столь ранний визит, мы наверное переполошили вас -- Нокслот слегка склонил голову, извиняясь -- Мы частные ищейки. Странное дело -- Аджай скривился и провел ладонью по лицу, чтобы жест можно было списать на усталость -- Даже мистическое, связанное с зеркалами и художниками. -- вор пихнул Дэйва в бок -- Ты, может, все таки представишься, и изложишь цель нашего визита?
   -- Да-да... -- поспешно кивнул парень, уже раза два успевший обругать себя за прямолинейность. -- Я Дэйв... И мы с Вэлором действительно расследуем это дело. Хотя изначально нас нанимал мастер Таллас для поиска детей.
   История вышла на вкус парня так себе...
   -- И в ходе нашего расследования мы обнаружили, что п... пострадавшие или были художниками или прекрасно разбирались в картинах... Вечером я вспомнил ваш разговор с сыном, а в больнице познакомился с одной девушкой, которая сказала, что вы работаете художницей для местной газеты.
   "Мда, ну и накрутил..."
   -- Причем тут мой сын? -- почти перебила его женщина, не дослушав последнее предложение. В голосе ее проскользнули испуганно-настороженные нотки. -- Каким образом он причастен к вашему расследованию?
   Выгонять их сразу она не стала, что давало определенные надежды.
   -- Я питаю надежду, что он может помочь нам поймать виновника... -- вздохнул Дэйв. -- Или вы... Вы ничего странного в последнее время не замечали? За исключением моей наглой персоны.
   -- Нет. -- быстро сказала женщина. -- Я вообще понятия не имею, о чем вы говорите. И не понимаю, как мой сын может помочь. Он почти не выходит из дома, он не может быть в этом замешан.
   -- Не имеете... извините, мы на минутку... -- Дэйв сделал шаг назад, достал карту и задумчиво сверил дома на ней с улицей, достал блокнот, развернул его на нужной странице и протянул вору.
   "Бойэр Ладри, пять лет. Мать -- Кэрри Ладри, художник, работает в местной газете, отец -- Борей Ладри, погиб два года назад. Навязчивые видения, слуховые и зрительные галлюцинации. Слышит голоса. Часто разговаривает с воображаемыми друзьями. Последнее нуждается в проверке."
   -- Я же не ошибся адресом, верно? -- уточнил он у своего спутника
   -- У меня от его ораторского таланта голова идет кругом... Извините.
   Вор посмотрел в блокнот, и узнал наконец имена тех, кого им надо было окучить, причем чем скорее, тем лучше. Ораторские способности Дэйва и правда скорее ставили в тупик, чем помогали. "Ха. Мне приходится помогать человеку, который с радостью открутил бы мне голову. И я с радостью ему помогаю." -- признав, что мир становится все более сумасшедшим, и связано это с Дэйвом, Аджай решил покинуть его общество как только все закончится. Если все закончится.
   -- Хорошо, что ты хоть топографическим кретинизмом не страдаешь, Дэйв. -- Нокслот еще раз отер лицо ладонью и снова развернулся к двери. Учитывая, что юноша скорее всего и сам знал, что адресом он не ошибся, вор воспринял это как карт-бланш в общении с госпожой Ладри.
   -- Кэрри. Кхм. Госпожа Ладри, ваш сын ни в чем не замешан. Дело скорее в том, что он видит. Нам известно, что у него какие-то видения. Мы не хотим вреда вашему сыну, мы здесь скорее чтоб помочь. Хотя по этому бугаю и его манерам так не скажешь. Бойэр еще спит?
   -- Да... -- растерянно прошептала женщина. Теперь уже в ней не осталось настороженности -- только откровенный испуг. Неожиданное появление на пороге ее дома двух незнакомых детективов и то, что им известно про "видения" ее сына, похоже, выбили ее из колеи.
   -- Но... откуда вы узнали? -- потерянно спросила она. -- Я... мы... я надеялась, что это никому не известно. И потом, девушка, частный детектив, уже приходила, я думала, на это все закончится...
   -- Симпатичная, коротко стриженая девушка? -- уточнил Дэйв -- Темные волосы и все такое?
   -- Да. -- кивнула женщина. -- Леди Ла-Раноти. Так вы из одной организации? Тогда я не понимаю...
   -- Да мы из одной организации -- согласился Дэйв, не моргнув глазом.
   "Еще как из одной..."
   -- Леди пропала, успев оставить только общие записи и никаких личных комментариев.
   -- Пропала? -- удивленно переспросила Кэрри. -- О, я и не подозревала...
   Она, вздохнув, посмотрела по сторонам, с сомнением окинула взглядом парочку стоящих перед ней "детективов" и, отступив в дом, все-таки открыла дверь пошире.
   -- Проходите. Не будем разговаривать на пороге -- могут увидеть соседи.
   Дэйва второй раз просить заходить не пришлось. В конце концов, именно этого он так и добивался... Судя по его спутнику, заходить первым он желанием не горел. А раз уж так сложилось, надо будет это обсудить с ним, к слову, после визита... Все потом, все потом...
   Парень шагнул через порог.
   "Из одной организации... Интересно, из какой?" -- помыслив секунду, вор все же порешил, что не больно-то и спешит это узнавать. Приняв к сведению данные о пропаже леди Ла-Раноти, Аджай прошел внутрь и тихо закрыл за собой дверь. "Куда-то уходила. Ранним утром. Боится соседей. Обеспокоена." -- этот букет обрывков впечатлений о Кэрри говорил многое. Вор задумчиво наморщил лоб, после чего приложил к нему руку -- головная боль.
   -- Наверное, мы не слишком кстати. Вы, кажется, собирались куда-то, Кэрри? Я могу вас так называть? "Госпожа Ладри" не располагает к общению.
   -- Конечно. -- растерянно согласилась женщина. -- Вы можете меня так называть. Прошу вас, проходите на кухню, я сделаю чай...
   Из холла, где оказались Дэйв и Аджай, вели только две двери -- арка направо (на кухню) и налево. Дверь налево была сейчас плотно закрыта. Прямо напротив входа располагалась лестница на второй этаж, устланная потертой темно-зеленой ковровой дорожкой. Свет горел только на кухне.
   Женщина сделала приглашающий жест и, пропустив гостей вперед, вошла на кухню вслед за ними. Щелкнув пальцами, зажгла огонь на плите и принялась наливать воду в большой медный чайник с изогнутым носиком.
   Дэйв прошел на кухню, любопытно поглядев на запертую дверь. Вор заметил верно. Теперь, когда на это указали почти что прямо, парень задумался.
   "Раннее утро, а она как для выхода... Художники работают в газете раньше, чем остальные? Намного раньше? И почему я у той журналистки адрес не спросил?"
   По дороге на кухню парень с любопытством оглядывался вокруг.
   "О, зеркал нет... Дома у женщины нет зеркал? Странно..."
   -- Извините за... -- Дэйв задумался, -- Но чисто в рамках проверки теории... У вас зеркала есть?
   -- Разумеется. -- женщина, обернувшись через плечо, удивленно приподняла брови. -- А как это относится к вашему расследованию?
   Она, дотянувшись до кухонного шкафчика, поставила на стол прозрачные стеклянные чашки, серебряные ложечки, блюдца, действуя машинально и проворно, словно по давно уже укоренившейся привычке. Впрочем, движения ее были немного нервными.
   -- Просто есть одна версия, о которой трудно говорить что-либо раньше времени... -- парень машинально выровнял ложечку параллельно краю стола, продолжая рассматривать обстановку и женщину (стараясь чтобы это выглядело не особ настырно).
   -- А как давно у вашего сына это началось?
   -- Благодарю вас, Кэрри. Пусть Янхи не обойдет ваш дом стороной -- давно я не встречал женщин столь гостеприимных. -- "Столь гостеприимных, что игнорируют вопросы. Впрочем, вежливо. Что же гложет ее?..." -- Аджай сел так, чтобы обозревать коридор. Его он, собственно, и обозревал, рассматривая запертую дверь. Запертые двери для вора -- это особое блюдо. Разработав около трех планов проникновения в дом, вор задумался о ключах. "Ключи в сумочке. Сумочку я не вижу. И как будем попадать наверх?... И причем здесь зеркала?..."
   -- Кэрри, вы беспокоитесь -- безапелляционно заявил Нокслот, констатируя очевидное -- Вам что-то угрожает?...
   -- Нет. -- и снова женщина ответила чересчур быстро. Сняв с плиты как раз закипевший чайник, она аккуратно разлила по чашкам ароматный чай, поставила чайник на место и села напротив гостей. Смотреть на них она избегала, предпочитая следить за тем, как серебряная ложечка аккуратно размешивает сахар в ее чашке.
   -- Мне -- она, звякнув ложечкой о край чашки, выложила ее на блюдце -- Ничего не угрожает. А разве леди Ла-Раноти не рассказывала вам о своем визите? Она задавала почти те же вопросы. Ее тоже интересовал Бойэр. Поймите меня правильно, я очень волнуюсь, это мой единственный ребенок...
   -- Тогда давайте начнем с вашего разговора с Ла-Раноти. Вы можете точно вспомнить ее вопросы и ваши ответы? Она пропала до того, как успела передать нам все.
   -- Она спрашивала о Бойэре и его... странностях. -- осторожно ответила Кэрри. -- О том, как давно это у него началось, как проявляется, не обследовались ли мы в больнице, не было ли у него психических расстройств... Но я совершенно не понимаю, откуда она об этом узнала. Видите ли, я... мы стараемся делать так, чтобы эта информация не получила распространения. Особенно сейчас, когда началась эта странная эпидемия, на любого, кто ведет себя странно, смотрят косо, а это может очень повлиять как на статус в обществе, так и на жизнь моего ребенка. Я очень не хочу, чтобы его забрали в больницу. Ходят слухи, что оттуда не вернулся еще ни один заболевший.
   -- Больницу мы еще навестим -- задумчиво протянул Дэйв доставая серебристый карандаш и открывая блокнот на чистой странице. -- Тогда давайте, вы повторите все, что говорили моей коллеге... И раскланяемся, оставив вас с вашими делами и не будем вам мешать.
   "Ну как оставим... из дома уйдем..."
   Женщина, вздохнув, помолчала несколько минут, а после все-таки заговорила:
   -- Бойэр всегда был немного странный, не такой, как остальные дети. Более мечтательный, задумчивый, если вы понимаете, о чем я. А его видения начались недавно -- около двух-трех месяцев назад. Да и не видения это... он просто говорит, что видит и слышит различных людей, разговаривает с ними, общается. Но я не думаю, что это ненормально. Скорее всего, у него просто такой возраст. Воображаемые друзья -- у меня у самой в детстве были такие фантазии, а он не слишком часто общается с другими детьми, разумеется, ему скучно...
   -- Но вы как мать наверняка слышите часть разговоров... Есть ли среди них что-то такое, что вас... быть может пугает? С кем он разговаривал последние дни?
   -- Меня вообще пугает то, что мой сын разговаривает с кем-то, кого я не вижу. -- женщина подняла голову и посмотрела прямо на Дэйва. -- Это очень страшно, когда ты слышишь, как он в соседней комнате разговаривает с кем-то, связно и совершенно разумно, а когда заходишь, видишь, что в комнате никого нет, а он сидит на полу перед зеркалом и разговаривает сам с собой...
   Кружка в ее руках дернулась, чай чуть плеснул на блюдце и она вынуждена была поставить чашку на стол.
   -- Извините, я немного расстроена. -- Кэрри заправила за ухо падающий на глаза локон. -- Просто порой мне начинает казаться, что это я схожу с ума. Например, когда я... а, впрочем, это неважно. Вы хотели бы узнать что-то еще?
   -- С зеркалом... Зеркало напротив окна? -- ожил до того молчавший Аджай.
   -- Нет, напротив двери. А какое это имеет значение?
   -- Хм... Значение... Просто это очень складно укладывается в теорию. -- Дэйв задумчиво писал что-то в блокноте -- Мы можем осмотреть комнату мальчика?
   -- Прямо сейчас? -- растерялась женщина. -- Но... так рано, Бойэр еще спит...
   -- Если мы сделаем это, мы сможем понять, почему он говорит с зеркалом. Впрочем, я не настаиваю, -- заметил Аджай.
   Женщина колебалась. Видно было, что с одной стороны, пускать в комнату к своему ребенку двух незнакомых мужчин ей не хочется, но с другой стороны -- разговоры ее сына неизвестно с кем ее пугали, а незваные гости говорили, что они могут помочь...
   -- Ладно, -- наконец, решилась она. -- Только ненадолго и ради богов, постарайтесь не разбудить его.
   Она поднялась из-за стола и направилась в холл, остановившись возле лестницы и поджидая их. В глазах ее светилась решимость.
   -- Отличная работа -- еле слышно пробормотал Дэйв в адрес своего спутника. К чаю парень так и не притронулся, предпочтя провести время с карандашом и блокнотом. Уже громче, вставая, для женщины добавил:
   -- Да, конечно... Мы постараемся как можно тише...
   Кэрри только вздохнула и, приподняв юбки, начала подниматься по ступенькам, ступая совершенно неслышно. Наверху оказался неширокий коридор, с одной стороны отгороженный перилами лестницы, с несколькими дверями за ней.
   Как только шедший последним Аджай поднялся на площадку, из-за крайней двери послышался тихий смешок. Кэрри вздрогнула и порывисто обернулась, на лице ее мелькнуло беспокойство.
   В пальцах Дэйва словно сам собой материализовался серебристый карандаш.
   -- Ваш сын не спит? -- вежливым тоном осведомился парень.
   Аджай негромко шикнул и приложил пальцы к губам.
   -- Крайняя -- комната Бойэра?
   -- Да, это его комната, -- растерянно ответила женщина. -- Когда я последний раз к нему поднималась, он спал... Наверное, его разбудил ваш звонок.
   Она решительно направилась к двери, явно намереваясь войти.
   -- Извините -- повинился Дэйв, отставая от женщины всего на каких-то три шага -- Замотались, потеряли счет времени. Сами понимаете, работа нервная... И для здоровья нервная.
   -- Бойэр? -- Кэрри, не обращая внимания на слова Дэйва, открыла дверь в комнату сына. -- Почему ты не...
   Она не договорила -- вскрикнула и отшатнулась от двери, схватившись за виски.
   -- Мама? -- испуганно раздалось из комнаты.
   -- Да-да, все в порядке...
   Дэйв, стоящий за плечом женщины, увидел светловолосого мальчика в пижаме, который, скрестив ноги, сидел на полу напротив огромного зеркала в серебряной раме (точно такой же, как и в доме Ла-Раноти), обнимая плюшевого медведя. Рядом с мальчиком на полу стояла зажженная свеча в подсвечнике, в ее свете виднелась разобранная кровать у дальней стены, комод, разбросанные по комнате игрушки...
   -- Все в порядке? -- придержал женщину Дэйв. -- Что-то случилось? Вэлор, проверь комнату.
   -- Нет, все в порядке, просто мне на мгновение показалось, -- женщина высвободилась из объятий Дэйва. -- Прошу прощения, мне надо выпить воды.
   Она неверной походкой направилась к лестнице и спустилась вниз, наверняка направившись на кухню.
   -- Мама? -- растерянно окликнул ее мальчик. Он стоял спиной к зеркалу, рядом со свечой, прижимая к себе игрушку. -- Мама, кто это?
   -- Мы встречались на улице, помнишь -- Дэйв опустился на корточки, чтобы быть с мальчиком одного уровня (просто на всякий случай) -- Ты еще спрашивал про то, вижу ли я.
   -- А-а-а... -- осторожно протянул мальчик, настороженно глядя на Дэйва. -- Я тебя помню... А что ты тут делаешь? А это кто?
   -- Мне стало интересно, с кем ты разговариваешь -- честно признался Дэйв -- А это мой... друг. Он мне помогает.
   -- А где мама?
   -- Внизу -- честно ответил Дэйв -- ей вдруг стало плохо... Скажи, что ты делал, когда мы открыли дверь?
   Осмотрев комнату и не найдя ничего криминального в ее содержимом, Аджай спустился на кухню. Женщина пила воду, и что радовало более всего, она все еще была там. Нокслот опасался оставаться наедине, а после смешка он был весьма насторожен. Почти как и сама госпожа Ладри.
   -- Вам показалось... Это случаем не было изображение человека с черными, как ночь глазами? -- интерес вора был более чем живым.
   -- Нет. -- Кэрри покачала головой. -- Просто Бойэр повернул голову, когда я открыла дверь, а его отражение осталось неподвижным. Прошу вас, давайте вернемся. Мне очень тревожно.
   -- Да, давайте, -- кивнул Аджай и отправился наверх вслед за женщиной.
   Она поставила стакан на стол и быстро вышла из кухни, направившись назад к лестнице.
   Тем временем мальчик в комнате не испытывал никакого страха. Он с любопытством разглядывал Дэйва.
   -- Я разговаривал, -- сообщил он. -- Но мама не любит, когда я об этом говорю, вы ей не говорите, ладно?
   -- А о чем? Не расскажешь?
   -- О свечках. Я проверял, что если поставить свечку, они приходят быстрее...
   -- Они? Они приходят на свет?
   -- Там темно. -- принялся путано объяснять мальчик. -- И трудно найти дорогу. А если поставить свет, то видно, куда надо идти.
   -- Бойэр? -- раздалось из коридора и в комнату заглянула обеспокоенная Кэрри. Стараясь не смотреть на зеркало, она вошла в комнату. -- Все в порядке?
   -- Да, мама...
   -- Почему ты не спишь? -- в голосе девушки послышалась усталость.
   -- Я проснулся, когда позвонили. -- принялся оправдываться Бойэр. -- И хотел посмотреть, кто пришел...
   -- Вот значит как -- задумчиво протянул Дэйв, оглянувшись на вошедших -- Расскажешь о них?
   "Интересное зеркало. Что-то знакомое... О!"
   -- Вэлор, Элеон, парень, которого ты видел вчера со мной, делает такие рамы...
   Дэйв поднялся на ноги и посмотрел на женщину.
   -- Будьте добры, включите свет?
   Кэрри пожала плечами и хлопнула в ладоши -- комната озарилась мягким светом. Зажегся стоящий в углу торшер. Бойэр поднял свою свечу с пола и задул ее.
   -- Спасибо, -- поблагодарил Дэйв, осматривая раму.
   "И почему я раньше не догадался сопоставить?" -- мысленно ворчал он. Узор походил на рукописную надпись. Только странную и абсолютно нечитаемую.
   -- Да-да, Элеон. Помню этого милого юношу. -- чувствительный орган Аджая напрягся, снова приступ мании преследования. Вор посмотрел в зеркало, и вопреки всем желаниям, но подтверждая ожидания, он увидел там не только присутствующих, но и очертания высокой фигуры. Вор занервничал, его мимические мышцы решили поуправлять собой сами. Аджай снова вытер лицо и обернулся -- никого.
   -- Дэйв, о-опять то чувство... -- хотелось бежать. Вместо этого вор решил встречать своего преследователя в компании непробиваемого любителя разбираться во всем мистическом. Присоединившись к нему в осмотре рамы, Аджай тоже заметил узор.
   -- Зеркало. Нужно зеркало. -- пробормотал вор, и вспомнив, что на нем все еще висит амулет, посмотрел на узор через одно из маленьких зеркал.
   Кусочки зеркал в амулетах были слишком маленькими, чтобы рассмотреть что-то, но вор смог уловить в зеркальном, многократно дробящемся отражении, очертания букв. И... А...К...
   -- Бойэр... Они еще здесь?
   -- Он. -- поправил мальчик.
   -- Что вы делаете? -- спросила Кэрри, недоуменно оглядываясь вокруг. Она явно не понимала, творящегося в комнате. -- Что происходит?
   -- За ним? -- уточнил Дэйв, показывая на своего спутника. -- Что ему нужно, не знаешь?
   Мальчик растерянно оглянулся на мать, но та, не понимая, что делает, несмело ему кивнула.
   -- Он... -- Бойэр сглотнул и посмотрел в зеркало. И неудержимо покраснел. И добавил шепотом: -- Он говорит, что вы идиот...
   -- Бойэр!
   -- Мама, но это не я! Это он так сказал!
   -- Хммм... не спорю. -- Дэйв задумчиво потер подбородок. -- Мне положено. Тьфу, о чем же я... как его зовут, не скажешь?
   -- Джей-семнадцать... -- прошептал все еще красный от стыда мальчик и уткнулся лицом в юбку матери.
   Откровенно разочаровавшись в отражательной способности амулета, Аджай вспомнил, что у него есть еще и странный нож с синеватой отражающей поверхностью, который он взял в ту проклятую ночь в том проклятом доме.
   -- Джей... как Ла-Раноти? -- Нокслот выглянул из-за зеркала и посмотрел на Дэйва. Впрочем, не до того. Достав нож, и развернув его, Аджай в отражении попытался прочесть надпись. Его уже мало волновало, что здесь находятся люди, чей интерес в ноже будет более чем деструктивным. Людечувствительный орган вора вопиял о том, что зря, зря он вытащил ножик.
   -- ЭЙ! -- рявкнул Дэйв -- отдай этот нож!
   Впрочем, что странно, бросаться с намерением отобрать упомянутый предмет парень не спешил.
   -- Джей, закончится, набью морду. Честное наше... Вообще не моя специальность -пробурчал Дэйв, нервно поведя плечами.
   Видно в ноже было немногим лучше, чем в разбитом на множество мелких зеркальных кусочков амулете, но это было лучше, чем ничего.
   "И да откроются врата" -- вилась надпись по раме зеркала. -- "Чтоб показать всем мира отраженье".
   -- Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?! -- не выдержала Кэрри.
   -- Ммм... Если коротко, Бойэр, Джей, поправите если ошибаюсь... Ваш сын может разговаривать с... Хм... даже не знаю как их называть-то... Пропавшими что-ли. -- Дэйв не отрывал глаз от ножа в руках своего спутника.
   -- С пропавшими? -- не понимая, переспросила женщина. -- Но я не понимаю... как это возможно? Если неизвестно, где они находятся?
   -- Ну тут как посмотреть. Ваш сын точно знает где они. Другой вопрос как их оттуда выковырять.
   -- Выковырять? -- Кэрри недоуменно подняла брови. -- Я, право, не понимаю, о чем вы... Откуда выковырять?
   -- Мама, они живут в зеркале. -- принялся горячо объяснять мальчик, поднимая голову. -- Я же говорил тебе...
   -- А у них нет идей насчет того кто их туда засадил? -- поинтересовался у мальчика парень
   -- И да откроются врата... Чтоб показать всем мира отраженье... -- запрятывая нож обратно, произнес вор -- Никогда бы не подумал, что кому-то может понадобиться писать на рамах отзеркаленным шрифтом.
   -- Ну, если предположить, то иногда есть возможность, что эта надпись отразится в другой поверхности и откроется ворота...
   -- Он говорит, -- неожиданно раздался голос Бойэра. -- Чтобы вы сняли это.
   Мальчик указал пальцем на амулет, висящий на груди Аджая.
   -- И побыстрее. Мне он так сказал давно, я снял, вот! -- не удержавшись, похвастался он.
   -- Бойэр, пожалуйста... -- почти взмолилась его мать. Несмотря на все объяснения, она, кажется, мало что понимала.
   -- Но мама! Он хороший!
   -- Хороший -- автоматически согласился Дэйв, сдирая с шеи защитный амулет... выданный Элеоном. Кажется, с кем-то надо будет серьезно поговорить... -- Очень. Джей напарник той девушки, Ла-Раноти.
   -- Сними эту дрянь. Это был ты вчера, в кафетерии? -- Аджай поискал глазами собеседника -- Где бы ты ни был! Потом тоже ты, жаба и голова?
   Мальчик, до сей поры молчащий, покосился на зеркало и хихикнул. Его мать нервно переводила испуганный взгляд с Дэйва на Аджая, а с него -- на собственного сына.
   -- Он говорит -- что он понятия не имеет ни о каких жабах и вообще не разбирается в человеческих род... родственных связях, а если голова -- та, что у те... вас на плечах, он советует ее срочно заменить на что-нибудь более подходящее. -- запинаясь на трудных словах, передал ребенок.
   Мстительно посмотрев на зеркало, Аджай снял амулет и засунул его в карман, к ножу.
   -- Вот именно там ему самое место. -- послушно повторил мальчик (судя по интонации -- слово в слово), посмотрев на зеркало. Кэрри обреченно вздохнула и села на кровать. Она совершенно ничего не понимала, но сил у нее уже не осталось.
   -- Так... -- Дэйв продолжал рассматривать зеркало -- Это все конечно здорово... Но как вас оттуда вернуть сюда? Не с моими навыками в магию играть...
   -- Говорит, что знал бы -- давно бы оттуда уже вышли. -- передал мальчик и зевнул, сонно потер глаза. -- Я спать хочу.
   -- Спасибо Бойэр... Огромное... Спи, конечно... -- Дэйв направился к выходу -- Кэрри, снимите амулет... И выйдем в коридор, обсудим кое-что.
   -- Да, да... конечно... -- потерянно кивнула женщина и, накрыв сына, который к тому моменту уже успел влезть в кровать, одеялом, послушно вышла в коридор вслед за Дэйвом.
   -- Честно говоря, я совершенно ничего не поняла. -- призналась она. -- Что это было и... что с моим сыном?
   -- Вы же знаете, что в городе пропадают люди? -- вздохнул Дэйв -- Так вот... Пропавшие каким-то образом оказались... В зеркалах или отражающих поверхностях. Я тут не очень понимаю в теории магии. А ваш сын их слышит. Осталось найти того, кто виноват.
   -- Но разве такое возможно? -- женщина оглянулась на дверь комнаты сына и удивленно приподняла брови. -- И почему именно он?
   -- Видимо, возможно. -- пожал плечами Джей -- Я не силен в теории такого рода. О чем сейчас уже раза три пожалел. Но я знаю человека, который делает эти рамы... И к нему у меня есть вопросы. Вэлор, эта голова и жаба были... во сколько примерно?
   -- В полночь... Может в час ночи.
   -- Хм... Интересно... -- Дэйв направился к лестнице -- Вэлор, идем. Нам надо навестить одну хитрую личность. Кэрри, спасибо огромное за помощь.
   Выйдя на улицу, парень огляделся. Искомый предмет обнаружился чуть дальше по улице.
   -- Как достался, так и останься -- прокомментировал Дэйв, опуская амулет в урну. От нечисти есть свой способ защититься. А пропавшие к нему, с тех пор как он его надел, не приходили. Дед, например, приходил, когда он был без амулета. А потом?
   Парень нахмурился.
   -- А где искать Элеона в такое время? Адреса он не оставил. А в магазине он вряд ли будет в такой ранний час... Или не совсем ранний.
   Он огляделся, пытаясь понять -- слишком ли рано, для открытия лавок и прочих прелестей капитализма.
   Выходило что еще довольно долго. А с другой стороны... Сверив маршрут по карте, Дэйв пришел к выводу, что если идти не торопясь, то можно прийти как раз к моменту открытия. Когда и покупателей не будет... и продавец на месте.
   Постояв еще немного, парень двинулся в путь.
   -- Идем, идем. -- Аджай усмехнулся. Непробиваемость Дэйва умиляла вора все больше и больше. Дождавшись исчезновения оного, он обратился к женщине -- Благодарю вас, госпожа Ладри. И простите нас за вторжение.
   Нагнав Дэйва, Нокслот застал его оглядывающимся.
   -- Сейчас только кафетерии разве что работают. Но можно что-нибудь обчистить, если быстро.
   -- Ничего страшного. Нам идти столько, что как раз успеем к открытию.
   -- Тогда можно обнести что-нибудь по пути...
   -- А зачем? -- удивился Дэйв
   -- Ну а как же дух охоты, и все такое?... -- уверенность в этих словах таяла по мере произнесения -- Ладно, пошли, моралист проклятый.
   -- Дух охоты, это когда впереди есть виновник всего закрутившегося мракобесия и его надо поймать и наказать, чтоб неповадно было... -- проворчал Дэйв -- А воровать по пути к этой цели -- мелкое хулиганство. И верни нож, который стащил.
   -- Ну тогда можно похулиганить. А нож тебе не верну. Я его честно стащил, и точно помню, что не у тебя. Что за нож, кстати? Никогда таких не видел. Чертовски острый.
   -- Нет, нож-то ты точно вернешь -- проигнорировав вопросы, хмыкнул Дэйв. -- Хозяйка за него у тебя спросит. Или Джей...
   Улицы в столь ранний час (было около пяти утра) были пустынны. Однако уже рассвело, уличные фонари гасли буквально за спиной Дэйва и Аджая, в некоторых домах уже горел свет. За весь путь парни встретили разве что молочника и пару мальчишек-газетчиков, спешащих на площадь с охапками газет в руках.
   К "Книжному королевству" они подошли примерно через час. Площадь была пустынна, газетчики до нее еще не добрались, однако некоторые магазины уже были открыты, а в кафетерии (том самом, где Дэйв и Элеон обедали при первом знакомстве), и вовсе было несколько посетителей, сидящих за столиками в ожидании своего кофе.
   -- Вот тебе и кафетерий -- кивнул на знакомое заведение Дэйв. -- А вон в том магазине работает тот парень, который делает рамы.
   В упомянутом заведении горел свет, хотя табличка на двери и гласила "Закрыто".
   -- Попробуешь свои силы в искусстве проникновения?
   -- Разве могут быть вопросы по этому поводу? -- Аджай удивленно покосился на Дэйва, подошел к двери и громко постучал.
   -- Закрыто! -- приглушенно донеслось из-за двери. Похоже, продавец был в дальней комнате.
   Аджай постучал еще раз.
   -- Закры-ыто!
   -- Ты так легко сдашься? -- полюбопытствовал Дэйв
   -- Мечтай дальше. -- усмехнулся вор, и постучал еще раз. Очень громко. После чего отступил от двери влево, и запустил руку в карман, гадая, что достать -- нож или набор отмычек. Все зависело от реакции находящегося внутри человека.
   Изнутри донеслось приглушенное "Да сколько же можно, вашу ж...", а после из-за стеллажей показался растрепанный и злой Элеон, который, кажется, уже намеревался высказать назойливому гостю за дверью все, что он думает о столь ранних визитах и тех, кто ломится в дверь. Правда, увидев за стеклянной дверью Дэйва и Аджая, он слегка поумерил пыл, а на его лице появилось искреннее удивление. И мелькнувшая на мгновение настороженность.
   -- Дэйв? -- парень открыл дверь. -- А этот что тут делает? Вы чего в такую рань?
   -- Привет, Элеон -- помахал ему рукой Дэйв, на мгновение отклеившись от стены.
   -- Мы решили тебя навестить, дружище. Нам с Дэйвом всю ночь снились кошмары. Как твое здоровье? -- Аджай изобразил искреннюю обеспокоенность.
   -- Точнее, этот подлец нашел меня утром, когда я выходил из дома, с огромными глазами и заявил. что его преследуют -- поморщился Дэйв -- словно мне до него проблем было мало... Ты сильно занят? Отведешь к своему мастеру-зеркальщику?
   -- Прямо сейчас? -- удивился Элеон. Настороженность, мелькнувшая в его глазах, никуда не исчезла -- но больше не стала. -- Утро же, он, скорее всего еще спит. Я же сказал -- после шести, чего ты в такую рань сорвался?
   -- Не спится -- честно признался Дэйв -- А шести утра или вечера? Хотя да... глупый вопрос. Я почему-то подумал что шесть утра...
   -- Я же сказал -- после работы. -- в глазах Элеона снова вспыхнула настороженность. Похоже, такого от собранного и серьезного Дэйва он не ожидал.
   -- Прослушал видимо -- парень чертыхнулся -- Извини...
   Дэйв устало потер лоб.
   -- Ладно... мастер-зеркальщик откладывается на вечер... -- Дэйв достал блокнот, карандаш и сделал в нем пометку. -- Значит, сходить в редакцию и поискать ту журналистку... И раз уж до вечера... Помнишь, ты мне путеводители предлагал вместе с картой? Можешь дать один, а?
   -- Да, конечно... -- Элеон растерянно потер лоб, посмотрел на Дэйва, покосился на Аджая и, махнув рукой, открыл дверь. -- Цхас с ним, заходите. Сейчас найду.
   Оставив дверь открытой, он отошел за стойку, присел там и принялся выискивать нужную книгу. Через некоторое время он снова появился над стойкой и положил на нее небольшую книжку в твердом переплете.
   -- Вот, держи. Самый полный из тех, что есть.
   -- Спасибо. Сколько с меня?
   -- Медная и две серебряных.
   Отсчитав требуемое количество и про себя посетовав, на то, что монет осталось не так уж много (совсем мало если честно).
   "Надо срочно вытаскивать ребят... Но как? И почему я не маг... Нет, определенно... теперь без напарника на вызов ни ногой..."
   -- Извини за... такое. Перенервничал со всем этим... -- еще раз извинился парень уже от дверей.
   -- Да ничего. -- пожал плечами Элеон. Из-за стойки он не выходил. -- Я понимаю, обстановка не самая... спокойная. Зайдете еще?
   -- Вечером... Или в обед. Но вечером точно -- подумав сказал Дэйв. -- Удачи.
   На этой ноте они с вором вышли на улицу.
   -- И зачем тебе понадобилось туда проникать?... -- изумился Аджай.
   -- Пойдем в кофейню? -- вместо ответа предложил ему парень
   -- Н-ну пойдем. -- ухмыльнулся Нокслот.
   Оказавшись на некотором удалении от магазина, и в относительно людном месте, Дэйв хмыкнул.
   -- Это он. Но он нужен живым... Если у тебя конечно нет знакомых магов, которые знают похожие ритуалы.
   -- Ну, могу предложить тебе разве что оглушение его чем-нибудь тяжелым.
   -- Справишься? -- вопросительно посмотрел на него парень.
   -- С тебя кофе. -- вместо ответа предложил вор.
   -- Любой каприз за ваши деньги.
   -- Эй, это моя фраза!
   -- Ну извини... я ее первый сказал, -- ухмыльнулся Дэйв, открывая путеводитель наугад -- В любом случае. Сначала тушка, потом кофе. Для отмечания успешной работы, так сказать.
   -- А я у тебя ее первый уворовал. -- понадеявшись на то, что Дэйв больше не хочет его убивать, вор протянул ему руку -- Аджай. Человек, приглашающий меня на кофе должен знать мое имя. -- Нокслот важно покивал. К чаю этот принцип, видимо, не имел никакого отношения.
   -- А ты? Подозреваю, что ты и правда Дэйв.
   -- Да. -- Дэйв пожал протянутую конечность -- Я как-то не вижу смысла его скрыва...
   Парень нахмурился замерев на полуслове и глядя куда-то в сторону.
   -- Но... Мастеру Талласу и Элеону я представлялся вымышленным именем... И Элеон назвал меня моим настоящим... -- парень поднял глаза на Аджая -- Читает мысли?
   -- Вряд ли. Все телепаты в королевском совете. И ты вроде тоже это должен знать. -- с намеком заметил Аджай.
   -- Телепаты может быть. Тогда кто он?
   -- Человек, который слишком много знает. Прямо как и ты.
   -- Тебя это смущает? -- безмятежно улыбнулся Дэйв -- И не о том думаешь. Ты ведь помнишь, что он тобой заинтересовался? А сейчас, после того как мы пришли, зная, что он по меньшей мере замешан... Как думаешь, чем он сейчас может быть занят?
   -- Я бы на его месте заварил чай и почитал книгу. -- вздохнул вор -- Или позавтракал.
   -- Ладно. Тогда разделим труды. Я почитаю книгу, а ты... Кажется ты хотел оглушить его в обмен на чашку кофе.
   Аджай закатил глаза. За чашку кофе он никогда еще не работал.
   -- Ну ладно. Сейчас Аджай Нокслот покажет мастер-класс. Ну, или не покажет. -- скорчив на прощание гримасу неуверенности, Аджай отправился к книжному магазину. Несложно догадаться, что он сделал. Вор постучал в дверь. Громко и настойчиво. Нападать на него у Элеона не было никаких причин -- именно этим вор успокаивал себя. Его план, впрочем, мог дать сбой на самом интересном месте...
   На этот раз Элеон не открыл -- просто поднял голову от книги, над которой склонялся, сидя за стойкой и сквозь витрину посмотрел на стоящего за дверью вора, как на идиота. Таблички "закрыто" на двери Аджай тоже не заметил -- видимо, магазин все-таки открылся.
   Аджай, ничтоже сумнящеся, постучал еще раз. Элеон поморщился и крутанул кистью -- дверь, повинуясь его телекинезу, послушно отворилась. Звякнул серебряный колокольчик.
   -- Ты совсем идиот или прикидываешься? -- вежливо поинтересовался Элеон. -- Что тебе надо?
   -- Ну... -- протянул Аджай -- Ты так и не сказал, как твое здоровье. Я подумал... -- снова накатило ощущение слежки и страх. Нокслот решил не заканчивать -- телекинезом он схватил самую толстую книгу и попытался долбануть ею по затылку Элеона.
   Схватить и долбануть ему удалось, а вот с результатом вышла осечка -- в последний момент Элеон быстро присел, пропуская удар над головой. В тот же миг дверь с магазин с треском и звоном захлопнулась за спиной Аджая и на помещение пала тьма -- густая, непроглядная и почти осязаемая, в которой невозможно было разглядеть даже своей руки. Тревога, охватившая Аджая, снова начала возрастать -- особенно когда он вновь услышал в темноте такой знакомый прерывистый шепот и тихо играющую мелодию из музыкальной шкатулки того кафетерия, в котором он сидел прошлой ночью...
   -- Вот [цензура]! -- воскликнул вор. Видимо, мастер-класса не будет. Он достал нож и платок, в который тот был завернут. Готовясь к обороне, Аджай попытался добавить позитива -- поджечь платок.
   Платок послушно вспыхнул, но рассмотреть ничего Аджай не успел -- сзади на него обрушился чудовищной силы удар, словно кто-то изо всех сил пнул его в спину, успешно сбивая с ног. В тот же миг темнота вокруг рассеялась, вор успел осознать, что он лежит на прохладном полу магазина, сжимая в руке горящий платок. Над его головой что-то свистнуло, послышался сначала сухой щелчок, словно нож воткнулся в дерево, а после -- непонятный грохот со стороны стойки...
   А после ярко вспыхнул свет -- невозможно белая вспышка, больно резанувшая по глазам, которая ослепила как лежащего на полу вора, так и Дэйва, который ворвался в магазин минуту назад, сбил Аджая на пол и метнул в стойку свой вибронож, выдвинутый до максимального состояния, развалив ее на две половины.
   -- Вот [цензура]... -- резюмировал вор, поднимаясь на ноги.
   -- Сам такой -- буркнул Дэйв, почти бегом бросаясь в подсобное помещение.
   Дверь в него оказалась открыта. Собственно, помещение представляло собой неожиданно большую комнату, заставленную коробками (пирамида которых обнаружилась у входа) и рядами стеллажей, уставленных стопками пыльных книг. Тут царил полумрак -- окна если и были, то не давали достаточно света, их загораживали стеллажи.
   -- Элео-о-он... Выходи... Больно не будет... -- парень выключил подобранный по пути нож. В ответ не раздалось ни звука -- слышно было только дыхание идущего следом за Дэйвом Аджая.
   -- Не отвечает, зараза. -- резюмировал он. -- Может, на шум его выманить?... Шкаф там опрокинуть...
   -- Значит, ищем. -- пришел к выводу Дэйв. -- Живым брать гада.
   -- Ну вот и иди тогда вперед.
   -- Кто из нас маг? -- возмутился парень.
   -- Ты! Я видел, что ты сделал с мечом. Я так не могу.
   -- Ты еще кофе не отработал.
   -- Эй, мой план, конечно, провалился, но ты тут не прав. Впрочем, после такого он меня точно не оставит в покое... Но ты все равно иди вперед. Я прикрою...
   Тревога, нарастающая с каждой секундой, не давала Аджаю нормально думать. Это уже была даже не тревога, а откровенный страх -- страх того, что кто-то вот-вот выпрыгнет со стеллажа, из узкого прохода, пройдет по потолку, шмыгнет по полу, явиться сзади, из приоткрытой двери... Вору стало казаться, что тени вокруг шевелятся и тянут к нему свои теневые щупальца...
   Дэйву тоже было не по себе. Внутри него нарастало странное чувство, которое можно было, конечно назвать страхом... физическим, ноющим в груди, словно он снова шел сдавать норматив на полигоне и заранее уже знал, что провалиться перед принимающей комиссией. Впрочем, это можно было списать на азарт и нетипичную ситуацию...
   Страх, который вор испытывал в комнате со стойкой, возбуждал надпочечники. Ужас, который охватил Нокслота сейчас возбуждал скорее панику. Аджаю хотелось быть поближе к чему-нибудь безопасному, а самым безопасным в этой комнате был Дэйв, человек, которому некогда хотелось его, Аджая, убить.
   -- Дэйв, здесь что-то не так. -- в ушах отчетливо раздавался пульс. Вор, сохраняя остатки рационального подхода, повернулся и таинственными силами его спина притянулась к спине Дэйва. -- Этот гаденыш играет с моим сознанием... -- Нокслот совершенно на автомате схватил руку совершенно безопасного человека. Мысль об опрокидывании всех книжных шкафов в комнате стала казаться весьма привлекательной.
   -- Играет... но с другой стороны, посуди сам... вломились двое, хотят убить. А ведь он ничего такого не делал. Только рамы -- Дэйв перехватил нож поудобнее, высвободил вторую руку из захвата вора и выудил многострадальный серебристый карандаш. -- наведи шум, отвлеки его.
   "Врешь... и не такое делали..."
   Вор начал мелко дрожать, а когда Дэйв вырвал руку, Аджай только сильнее вжался в его спину и схватил за штанину.
   -- Да, точно. Сбить концентрацию. -- Аджай тяжело дышал, однако это не мешало ему попытаться опрокинуть ближайший стеллаж на другой -- чтобы создать эффект домино.
   Ближайший стеллаж дрогнул и накренился, с него посыпались стопки книг. Он стал мучительно медленно заваливаться в нужную сторону -- телекинез давался Аджаю с трудом, мешал давящий со всех сторон страх... Как только падающий стеллаж коснулся другого стеллажа, страх рассеялся, будто его и не было, а шкаф с мучительным скрипом встал на прежнее место, словно его аккуратно водворили назад.
   Аджай попытался опрокинуть еще один стеллаж из тех, что стояли вдоль стены. Он надеялся открыть окно, чтобы добавить немного света в окружающее пространство.
   -- Ищи его! -- крикнул вор, нехотя отпуская штанину. Одновременно с этим Нокслот инициировал попытку поджога в дальней части секции. "Рассеять концентрацию."
   "Легко сказать" -- мысленно буркнул Дэйв, бросаясь вперед по проходу.
   Стеллаж с грохотом рухнул, послышался треск, книги посыпались на пол. Окончательное его падение прервали другие стеллажи, стоящие поперек помещения. А вот поджечь не получилось -- вспыхнувший в углу огонь потух практически сразу, словно его заключили в невидимую сферу и сжали ее.
   Дэйв же, бросившийся вперед, Элеона так и не нашел -- зато заметил в дальнем углу помещения какой-то отблеск...
   -- Тьма -- чертыхнулся парень. Что это такое, учитывая происходящее, гадать долго не пришлось... Но все же проверить не мешало. Дэйв направился к блестящей фиговине.
   Его подозрения полностью подтвердились. В углу комнаты висело большое прямоугольное зеркало -- без рамы, просто укрепленное на стене.
   -- Так... опять зеркало... -- Дэйв осторожно заглянул внутрь. И так и не нашел в себе силы отвести взгляд. Зеркало представляло собой длинный, бесконечный коридор дробящихся вероятностей, уводящий вдаль, лабиринты отражений, стеллажей, книг, дробящегося отражения парня. Они манили, затягивали, не давали отвести взгляд...
   Сзади раздался треск -- один из стеллажей начал заваливаться на бок -- стоящий в начале комнаты Аджай не терял времени даром. Но его усилия не увенчались успехом -- шкаф, преодолев его мысленное усилие, завалился в обратную сторону, опрокидывая стеллажи на манер домино -- но уже в сторону вора...
   А на спину Дэйва откуда-то сверху обрушился удар -- он только и успел разглядеть в зеркале мелькнувшее на мгновение что-то, спрыгнувшее с одного из стеллажей, как, не удержавшись, по инерции сделал несколько шагов вперед и рухнул на пол, не удержавшись на ногах, буквально в двадцати сантиметрах от зеркальной поверхности.
   Перекатившись в бок, подальше от зеркала. Дэйв прижался спиной к стеллажу и активно завертел головой, высматривая лиходея.
   Напротив него в проходе стоял растрепанный и пропыленный Элеон. Он, кажется, только что поднялся с пола и теперь стоял, сжимая кулаки и полный холодной решимости. Глаза его были страшными -- темные, непроглядные, ненавидящие... Парень, усмехнувшись, поднял руку и сделал замысловатый жест.
   В следующее мгновение что-то рвануло Дэйва за грудки и дернуло вперед, отрывая от стены и вздергивая в воздух. Элеон сжал кулак, словно держал в нем что-то.
   -- Я так и знал, что ты догадаешься. -- ненавидящим голосом произнес он. -- Вот зачем тебе это надо? Зачем ты в это полез?
   Сзади, со стороны Аджая, раздался грохот, но Элеон даже не обернулся, сосредоточив все внимание на Дэйве. Дэйву же с его положения было отлично видно, что падающие шкафы, опрокинутые магом, застряли, натолкнувшись на шкаф, опрокинутый ранее Аджаем, а он сам времени тоже не терял...
   -- Если бы ты не лез -- было бы куда меньше проблем. -- почти прошипел Элеон и, сделав резкое движение рукой, швырнул Дэйва в направлении зеркала.
   Телекинетические потуги Аджая в отрезании путей к отступлению не оправдались. Элеон выступил на тропу войны как разъяренное, затравленное и ко всему еще и раненое животное. Породив возню в конце секции, он привлек внимание Нокслота как раз вовремя, чтобы тот заметил совершенно нежелательное для себя обстоятельство -- Дэйв отправился в полет, чтобы попасть в замечательную зазеркальную страну. Вор не мог не испортить идиллии, и придержал молодого человека. Ненадолго -- только чтобы изменить его вектор падения в сторону, противоположную зеркалу. После чего вознес весьма краткую молитву Ори и кинулся к главному злодею сказки.
   Элеон резко обернулся, выбросив руку вперед -- вора снесло к стене и с силой впечатало в дверь комнаты, которая от удара распахнулась -- так что Аджай вывалился в основное помещение магазина, покатившись по полу и едва не впечатавшись в очередной стеллаж.
   От близкого знакомства с книжным шкафом Дэйв на некоторое время лишился возможности дышать, впрочем, мыслить это ему не мешало. Из вариантов было целых два -- радикальный и не очень. Долгую секунду, пока Элеон отворачивался Дэйв мучительно выбирал между "здесь и сейчас" и "взять живым и допросить". Победила логика.
   Вибронож отправился в очередной полет. Благо лететь тут было недалеко.
   Бросок оказался удачным, но не совсем. Дэйв определенно попал -- нож чиркнул Элеона по плечу (чудом не задев шею), заставив того вскрикнуть от боли и схватиться за поврежденное место, зажимая рану, и, глухо звякнув, упал на пол позади мага. По рубашке Элеона быстро расплывалось багровое пятно, между его пальцев, зажимавших плечо, сочилась кровь -- рана оказалась неожиданно глубокой, все-таки вибронож был не обычным оружием. К боли маг, судя по всему, не привык, и теперь, упав на колени, судорожно пытался стянуть края раны телекинезом, пытаясь остановить кровь.
   -- Есть... -- Дэйв посидел секунду, собираясь с духом (и дыханием), рывком поднялся на ноги, схватил Элеона за грудки и приложил о стену. -- Попался, который брыкался...
   -- Да пошел ты... -- зло выдохнул Элеон и попытался вырваться у Дэйва из рук. Лицо его было бледным и перекошенным (то ли от злобы, то ли от боли), на лбу выступила испарина. -- Скотина...
   -- Отдай мне моих ребят и я тебя даже перевяжу -- предложил Дэйв, перехватив мага покрепче -- Ла-Раноти.
   -- Так и знал, что вы из одной шайки! -- оскалился маг. -- Те тоже лезли не в свое дело -- и поплатились за это!
   -- Ну почему сразу шайки? -- удивился Дэйв -- Мы просто друзья. Делаем одно дело... И потом, шайка это что-то преступное. Вот ты сам по себе шайка, своя собственная.
   Парень краем глаза посмотрел на зеркало. Надо же узнать, куда тебя чуть не запихнули.
   Зеркало оставалось все тем же -- бесконечный лабиринт вероятностей, путанные отражения, отражения отражений, отражения отражений отражений... от этого кружилась голова.
   -- Ах да... чуть не забыл... -- парень ощупал свою добычу. -- Смотри-ка... У тебя нет амулета! Обманщик.
   Элеон не ответил -- только скрипнул зубами и зажмурился, а Дэйв в следующее мгновение почувствовал сильнейший удар в лицо -- словно его с разбегу ударили ногой по носу.
   -- Ат... -- Дэйв отпустил мага и отлетел назад. Элеон, не удержавшись на ногах, рухнул на пол и сдавленно застонал, из раны вновь хлынула кровь -- отвлекшись на удар, он разжал рану.
   Нельзя сказать, что для Нокслота было сюрпризом отправление в свободный полет, однако следует упомянуть о том, что оно уязвило самолюбие вора и его двигательные функции. Не считающий его достойным противником, Элеон просто вышвырнул Аджая с глаз долой. Это было больно и непростительно. Настолько больно, что на глазах выступили слезы, и все, что смог сказать вор по приземлении -- это пожелание Элеону крепкого здоровья. Едва поднявшись, и ощутив, насколько телу "нравится" подобное обращение, Аджай сомнительно посмотрел в сторону двери. Впрочем, никто и не говорил, что спасение мира -- легкая штука. Неверной походкой Нокслот направился обратно в книгохранилище. Там он застал Элеона в крайне непрезентабельном состоянии.
   "На тебе!" -- подумал вор, и снова попытался претворить в жизнь свой гениальный план. Он подошел поближе, взял в руки книжицу потяжелее и шандарахнул своего персонального врага по затылку.
   В этот раз получилось удачней. Элеон, отвлекшийся на свое истекающее кровью плечо, совершенно не заметил подкравшегося сзади вора, а удар по голове стал для него и вовсе неожиданностью. Маг даже не успел ничего сделать -- рухнул ничком на пол и затих, кажется, потеряв сознание.
   Пнув практически бездыханное тело Элеона, Нокслот еще и плюнул рядом, найдя этот жест крайне подходящим. Отыскав Дэйва подле противоположной стены, Аджай ткнул в него пальцем, и произнес:
   -- С тебя кофе.
   -- Угу... Молодец -- Дэйв вытер нос рукавом, полюбовался кровавым пятном, пересчитал зубы, и чертыхнувшись попытался встать. Или хотя бы принять более отличное от нынешнего положение. -- Может, перевязать его? истечет ведь. А в его колдунстве мы вряд ли смыслим.
   -- Н-ну вперед. Я в этом не участвую. -- вор, кряхтя, присел на пол, подсунув под седалище книгу-убийцу.
   Дэйв вздохнул и, проворчав что-то насчет "моралистов", взялся за врачевание. Срезать рукав, осмотреть рану, порадоваться хорошему броску, залить ее гелем и накрепко стянуть.
   -- Всю аптечку на тебя израсходовал, гад... -- бурчал парень. Закончив с этим, он для верности завязал магу глаза, связал руки, ноги, проверил пульс и, решив, что для начала хватит, посмотрел на вора.
   -- Итак. Виновник у нас, кофе ты и правда отработал... За пирожное поможешь найти способ вытащить людей из зазеркалья?
   -- Когда я пришел, он сидел над какой-то книжицей. Пойду посмотрю... -- ответил Аджай, и удалился в основное помещение.
   Книга нашлась под развалинами распополамленной стойки и оказалась бульварным детективчиком, не представляющим из себя даже шедевра литературы -- подобными ему книгами были уставлены целых два стеллажа в магазине.
   Посидев еще немного Дэйв поднялся на ноги, оглядел устроенную разруху и повернулся к зеркалу. Надо было разобраться что с ним делать...
   "Стоп..."
   -- Аджа-а-ай? -- позвал Дэйв -- Подойди на минутку?
   -- Какая незадача. У него явно дурной вкус в литературе. -- сказал вор, вернувшись в заднее помещение -- Дай угадаю, ты хотел, чтобы я зажег огонь перед зеркалом?
   -- Еще один телепат -- хмыкнул Дэйв.
   -- Я не телепат -- буркнул Нокслот -- Просто я сегодня немного гений.
   Вор сложил перед зеркалом стопку книг, верхнюю из которых раскрыл посередине и щелкнул пальцами, разжигая веселый огонек.
   -- Теперь бы только пожар не допустить...
   Книги горели быстро и чадно. От импровизированного костра поднимался дым, сильно пахло горелой бумагой...
   Элеон по-прежнему лежал на полу без сознания. В зеркале клубились, менялись лабиринты, мелькали отражения, темные тени, затягивая, заманивая, завлекая...
   Темная размытая тень в зеркале появилась, когда костер уже почти догорел, оставив на полу черный пепел. Она медленно приближалась, выходя откуда-то из глубины меняющегося лабиринта. Через некоторое время на она замерла по ту сторону зеркала, приложив ладони к стеклу... и шагнула вперед.
   -- Мамочка! -- завизжала наполовину высунувшаяся из рамы белокурая девочка лет восьми, одетая в длинную, путающуюся в ногах ночную сорочку. -- Мамочка!
   Дэйв, пока вор возился с костром, достал из кармана многострадальный автоматический карандаш повозился с ним и... в этот момент из зеркала появились... руки.
   -- О! Работает хреновина! -- порадовался парень, цапнув ребенка за руку и вытащив в помещение магазина.
   Девочка завизжала еще сильней и стала отбиваться, пытаясь вырваться из цепких рук Дэйва.
   -- О. Кажется, с тебя пирожные. -- заметил Аджай. -- Может, у тебя есть еще какой-нибудь подряд? На плотный обед, например?
   -- Спокойно... Подожди... Не верещи. -- Дэйв чувствовал себя невероятно глупо. Детей он не то чтобы не любил, просто не умел с ними обращаться. -- Прекрати кричать, иначе твоя сестра и няня не смогут вернуться!
   -- Успокоил. Молодец.
   -- Вот сам и майся! -- парень передал девочку вору -- Только к зеркалу не пускай.
   -- Вот [це]... Кхм. -- Аджай решил не выражаться при ребенке -- Привет. Я Вэлор. А тебя как зовут?
   Девочка в ответ всхлипнула и, закрыв лицо ладонями, отчаянно разрыдалась.
   -- Эм. -- вор присел рядом, посмотрел на девочку и скривился. Он тоже не знал, что делать с ребенком. Проснувшийся в нем, кроме гениальности, еще и отцовский инстинкт, подсказал, что девочку нужно обнять, погладить по спине и попросить не рыдать так надрывно. Так Нокслот и поступил, сохраняя скептическое выражение лица.
   -- Дэйв, у тебя случайно нет пары свечей? А то мы все книги так сожжем...
   Избавившись от ребенка Дэйв облегченно вздохнул и активировал пиропатрон. Язычок пламени был всего ничего для такого устройства. Пятнадцать сантиметров, но гореть обещал по меньшей мере три минуты. Ровно и ярко.
   Следующая тень не заставила себя ждать. Но в этот раз она действовала куда более решительно -- из зеркала наружу шагнула высокая и широкоплечая фигура, а первым, что увидел Дэйв, было дуло крупнокалиберной винтовки, уставившейся ему в грудь.
   И держал ее не человек. Больше всего он напоминал человекообразного ящера с треугольной, приплюснутой головой, Одет ящер был в черный комбинезон на широких лямках и тяжелые ботинки на шнуровке, а кончик его мощного, покрытого шипастыми наростами хвоста все еще оставался в зеркале. По зеленой чешуе плясали блики, отбрасываемые пиропатроном.
   -- Отойди от ребенка, извращенец! -- голос пришельца был низкий, хриплый и с довольно странным выговором -- наверняка потому, что строение челюсти и мощные, выступающие клыки, высовывающиеся из-под нижней губы, мешали говорить. Дуло винтовки ткнулось Аджаю в плечо.
   Девочка, до сей поры взахлеб рыдающая в объятиях Аджая, услышав голос дернулась и рванулась к ящеру, обняла его за ногу и разрыдалась в два раза громче.
   -- Спокойно, детка, дядя Джей со всем разберется! -- мощная когтистая ладонь взъерошила светлые волосы ребенка. -- Отойди мне за спину и не перекрывай директрису... то бишь этого... козла.
   -- Ну отлично... А я-то думал что характер такой скверный -- буркнул Дэйв себе под нос. -- Отойди от зеркала, остальные-то как выйдут?
   -- Через задницу мою протиснутся. -- оскалился ящер. -- Ничего, за ними не убудет, пока мы тут разберемся.
   -- Я тебя потом навещу в больнице после такого фокуса -- пообещал парень.
   Вор хотел выругаться. Очень хотел. Но дело в том, что когда ты видишь двухметрового человекоподобного ящера -- слов просто не находится. Аджай широко раскрытыми глазами пялился на ящера, и молчал.
   -- Что, нравлюсь? -- ехидно осклабился Джей, небрежно опираясь на упертую в пол винтовку. -- Прости, крошка, но нашим отношениям не суждено состояться. Кстати, советую все-таки вернуть Ярис ее нижнее белье, пока она не заметила его отсутствия. Никогда не понимал, на кой хрен она его носит, но раз у нее его так много -- наверное, дорого как память.
   -- Так ты еще и белье свистнул? -- округлил глаза Дэйв.
   -- Только чтобы нож завернуть! -- Аджай надеялся, что нож останется ему, но теперь ему страшно захотелось от него избавиться. -- Забери эту дрянь!
   Вор начал медленно отползать назад.
   -- Ладно, успеем еще лясы поточить. -- неожиданно посерьезнел ящер и кивнул Дэйву: -- Ты бы его обработал, что ли, а то он у тебя окочурится от ксеношока. Препарат есть с собой? Если нет -- врежь ему по роже, пусть оклемается.
   Не отвлекаясь больше, он неожиданно развернулся и сунул голову обратно в зеркало, рявкнул "Чисто!" -- а после отошел за спину Дэйва, к лежащему на полу Элеону и, размахнувшись, пнул его под ребра. Девочка хвостом следовала за ним, держась за штанину страшного ящера, как утопающий за соломинку. Джей же, подумав, ткнул винтовку в спину лежащему ничком магу и затих.
   -- Препарат... Щаз. Я тут налегке, как... -- Дэйв примерился к вору -- А по роже... Сейчас.
   По роже получать не хотелось. Препаратов тоже. Вор сделал рывок спиною вперед, и попытался заблокировать проход шкафом.
   Дэйв прыгнул вперед. Что бы не задумал вор, он явно захочет сбежать. Или позвать помощь... или... да мало ли что может прийти человеку в голову? Да и отпускать свидетеля было по меньшей мере еще рано. Но он не успел -- шкаф с грохотом сдвинулся с места и заблокировал проход буквально перед его носом.
   -- Аджай, стой! нам надо поговорить! -- это Дэйв крикнул уже на полпути к вершине. Парень проворно (и не сказать что недавно получал по голове) вскарабкался на верхотуру и прыгнул вниз, стараясь приземлиться так, чтобы сбить вора с ног... и не добить ненароком.
   Что-то приземлилось на Нокслота, который почти сбежал. Почти, как и во многих других случаях, не засчиталось. Вор грохнулся на пол, и был придавлен сверху, предположительно Дэйвом, увещевавшим подождать. Ждать, пока ему треснут по лицу не хотелось.
   -- Отпусти меня! -- кричал вор, отчаянно пытаясь ползти дальше. О кофе Аджай даже думать забыл.
   Пару секунд Дэйв на полном серьезе размышлял о том, чтобы решить проблему радикально. Впрочем, был метод универсальный, подходящий для всех людей. А рука у Дэйва была тяжелая.
   Удар достиг цели и трепыхаться вор прекратил. Переведя дух, парень огляделся, вздохнул, взял вора за ноги и потащил его обратно к зеркалу. В обход сдвинутых шкафов.
   Пока он пытался успокоить Аджая, народу за шкафами прибавилось. В частности, девочек было уже двое (обе в одинаковых ночнушках и похожие, как две капли воды). Так же здесь был старик в темном домашнем костюме, старушка в чепце и со спицами, утирающая слезы дрожащей рукой, молодой парень, непонимающе оглядывающийся вокруг. Из зеркала шагнул очередной знакомый по досье мужчина.
   Элеон на полу дернулся и застонал.
   -- Лежать. -- не отрывая взгляда от зеркала, велел Джей. Дуло винтовки упиралось Элеону в спину. -- Иначе я вышибу тебе мозг и его же сожру.
   -- Мозг в голове! -- влезла одна из девчушек.
   -- Спинной. -- невозмутимо парировал ящер.
   По мере появления людей из зеркала, шкафами становилось тесновато. Девочки уже успокоились (они были тут самыми младшими), а вот до остальных только сейчас, кажется, начало доходить, что происходит и что произошло. Со всех сторон слышались всхлипы, тихие ругательства, стоны (Элеона), бледный молодой человек и вовсе скорчился у стены, обняв себя за колени и раскачиваясь из стороны в сторону.
   -- Ого. -- Дэйв покачал головой и, подумав, сел на вора. Зря тащил, что ли?
   -- Джей, а мотивы знаете?
   -- Понятия не имею. -- не поворачиваясь, откликнулся ящер. -- Спроси у него сам.
   -- Тогда подожду пока люди разойдутся. -- подумав решил Дэйв.
   -- Для этого им надо показать, где выход. -- тонко намекнул Джей, как бы ненароком опираясь на винтовку. Элеон вновь сдавленно застонал. -- Ты мне лучше скажи, какого хрена ты так долго возился?
   -- Отдыхал душой и телом... -- пробурчал парень и повысил голос. -- Выход за шкафами. Там идите на свет... Ну или шкаф сдвиньте... если у вас телекинетики есть.
   -- Вот ты отдыхал, а у нас там -- Джей кивнул на зеркало -- Человек тем временем сдох. Правда, он все равно был маразматиком и тут этих людей, как собак нерезаных...
   К выходу первым рванулся, как ни странно, именно тот молодой человек, что сидел к стены. Не дожидаясь никого, он скрылся за шкафами -- только и послышались удаляющиеся шаги. За ним несмело потянулись остальные, разве что девочки так и остались возле ящера.
   -- Мне жаль, -- сказал Дэйв. Правда, таким тоном обычно зачитывают список покупок. -- В следующий раз буду с собой плазменный браслет таскать. Чтоб сразу и наверняка. Или бомбу нейтронную.
   -- Да чего уж мелочиться -- сразу чистильщиков зови! -- расхохотался ящер. -- Уж они-то наверняка!
   -- Вот еще... Зато интересно было. Так. -- Дэйв осмотрел оставшихся -- А где владелица украденных трусов?
   -- А хрен ее знает. Внутри, наверное. -- Джей покопался в одном из карманов комбинезона и, добыв оттуда небольшой черный фонарик, посветил прямо в зеркало.
   Результат не замедлил явиться -- уже через несколько минут в комнату шагнула на редкость очаровательная девушка -- невысокая, изящная, с темными короткими волосами.
   -- Я уже думала, ты никогда не догадаешься. -- недовольно буркнула она, закрывая глаза ладонью -- свет от фонарика бил ей прямо в лицо. -- Заблудилась в двух шагах.
   -- Надо было выходить, когда я тебя выпихивал.
   -- А кто бы тогда проконтролировал остальных? -- искренне возмутилась Ярис.
   -- А какое мне дело до остальных? -- удивился Джей. -- Человеком больше, человеком меньше -- я не сильно пострадаю...
   -- Людей надо любить -- возразил Дэйв, подпрыгнув на зашевелившемся воре. -- Не ерзай. Люди иногда полезные.
   Вор застонал.
   -- Чем вы там занимаетесь? -- Джей убрал фонарик и обернулся. Ярис недоуменно оглядывалась по сторонам, а после подошла к Элеону и присела возле него. -- Только не говори, что вы из этих... как вас там... однополых...
   -- Я сижу -- хмыкнул парень. -- Я же говорю -- люди иногда полезные.
   -- Слезь со спины... -- простонал Аджай. Сегодня она была его больным местом.
   -- О! Пришел в себя -- порадовался Дэйв, вставая на ноги. -- Ты только не убегай. В следующий раз будет больнее.
   -- От тебя убежишь... Да и ты мне кофе должен. -- вор отлепился от пола и сел, приткнув спину к стене.
   -- Ну, его ты честно отработал...
   Пока парни препирались, Ярис, отобрав у Джея фонарик, снова светила в зеркало. А после, дождавшись появления еще одной тени, резко дернула за высунувшуюся из зеркала руку, выдергивая наружу перепуганную, дрожащую девушку с мокрыми дорожками от слез на щеках. Девочки при виде нее разразились радостными воплями и, оторвавшись от ящера (показалось или он украдкой смахнул пот со лба?), обняли ее с двух сторон. Девушка обняла их в ответ и разрыдалась. -- Эй, голубки! -- ящер повернулся к Дэйву и вору. -- Вы давайте решайте, что с этим, -- он снова пнул Элеона под ребра -- тот дернулся -- Делать будем. Я предлагаю его пристрелить.
   -- Семнадцатый! -- неимоверно возмутилась Ярис.
   -- Это самый логичный вариант!
   -- Засунуть его в это его зазеркалье и закрыть вход. -- предложил Нокслот.
   -- Сначала допросить. Интересно же!
   -- Сначала -- Ярис поднялась с колен. -- Мы отведем домой Ларрину и детей. А вы тем временем отведете его в наш дом. А там и будем решать.
   -- Послушай женщину и сделай наоборот. -- буркнул Джей. -- Как я тебе в таком виде по улицам пойду, ты не подумала?
   -- Ты умный -- что нибудь придумаешь! -- девушка ободряюще похлопала его по плечу (для этого ей пришлось встать на цыпочки), а после, взяв за руку Ларрину, направилась к выходу, что-то успокаивающе втолковывая ей и детям по дороге. Вскоре их голоса затихли -- снаружи звякнул серебряный колокольчик на двери.
   -- Паранджу тебе, может, сделать... -- задумался над проблемой Дэйв. Вор прыснул в кулак, представив ящера в парандже.
   -- И твоей любимой женой представить? -- осклабился Джей. -- Нет, мы умнее сделаем. У нас тут такой удобный инструмент есть... а ну, поднимайся!
   Он убрал винтовку со спины Элеона. Еще один пинок под ребра -- и маг, слабо застонав, поднялся на четвереньки, а там Джей попросту вздернул его в воздух за шиворот и поставил на ноги, тряхнув за плечи, словно тряпку расправлял.
   -- Ты уже у нас великий иллюзионист, так? Ну-ка намути на меня что-нибудь человекоподобное! -- потребовал он. Элеон, увидев перед глазами жуткую морду, в ужасе отшатнулся и попытался было снова потерять сознание, но Джей, ничтоже сумнящеся, отвесил ему оплеуху и угрожающе оскалился.
   Мага откровенно била дрожь -- нелюдей до сего дня он, кажется, не видел. Но иллюзию все-таки кинул.
   -- Мне не идет платье. -- голосом Джея буркнула высокая блондинка и тряхнула парня за плечи. Голова его безвольно мотнулась туда-сюда. -- Ты издеваться вздумал, человек?!
   -- Оставь так -- остановил Джея Дэйв. -- Тебе какая разница? А нам всего-то до дома дойти...
   Парень задумчиво покатал в пальцах очередной серебристый карандаш, задумчиво рассматривая Элеона, потом перевел взгляд на вора. Усмехнулся.
   -- А зеркало, пожалуй, стоит разбить... Вы там больше никого не забыли? Аджай. Идем. Кофе-то там должен быть... Ты не встречал?
   -- Я не осматривал кухню. -- честно признался вор -- Там обычно ничего интересного.
   -- В общем, догоняйте. -- буркнула блондинка и, закинув винтовку на плечо, потащила трясущегося Элеона к выходу. -- А ты только попробуй мне что-нибудь из своих маговских штучек выкинуть -- руки прямо на ходу вырву и сожру!
   Дэйв вздохнул и посмотрев на вора, сделал приглашающий жест рукой, предлагая идти вперед.
   Припомнив, чем закончилась прошлая попытка сбежать, вор встал и пошел на выход, отдав свою судьбу в руки этих ненормальных. Вопрос, который его мучал очень долго, он все же решил озвучить.
   -- Дэйв... откуда вы все, цхас побери?
   -- Ну... Мы просто есть. Прими это как факт
   -- Допустим. -- ответил вор, и продолжил шепотом, с надеждой оглянувшись на Дэйва -- Может, дашь мне шанс сбежать? Я все верну, даже трусы. Но этот... он же меня убьет.
   -- Это он так шутит -- отмахнулся парень.
   "В конце концов, не убьет он -- убью я. Ты слишком много знаешь... А жаль."
   -- Хороши шутки... -- буркнул Аджай.
   -- Ну так нервная работа, нервные люди. Что ты хотел?
   Вору хотелось уверенности в завтрашнем дне. А ее не было.
   Дэйв замолчал. Говорить больше было не о чем. А до дома еще идти и идти. Впрочем, Джей вел их переулками и подворотнями, что резко понижало шансы на конфронтацию с местным населением.
   До дома Ла-Раноти компания добралась без особых проблем, даже умудрившись практически не попасть никому на глаза (по-крайней мере, полицейских, могущих заинтересоваться странно выглядящими людьми, они обходили стороной).
   Дверь Джей открыл своим ключом, вытащенным из кармана, а после втолкнул внутрь Элеона и вошел следом за ним. Оказавшись внутри он первым делом велел снять с себя иллюзию, а после, оставив мага на попечении Дэйва и Аджая, исчез в своей комнате, бросив, что он ненадолго. Ярис еще не было -- похоже, ей пришлось отдуваться и за гувернантку, и за детей, объясняя причину их исчезновения.
   Убедившись, что Элеон связан крепко и убежать не порывается (пока-что) Дэйв посмотрел на вора.
   -- Пойдем поищем кофе?
   -- Иди. А я с этим посижу. А то мало ли.
   -- Ша! -- донеслось из комнаты Джея. -- Сидите оба на месте, караульте. Людишки совершенно не умеют варить нормальный кофе!
   -- Тогда подождем Джея -- решил парень.
   Аджай мрачно улыбнулся. Ситуация становилась более обнадеживающей. Вор задумался о том, что сделают с Элеоном.
   -- Зачем это все?... -- спросил Нокслот в сторону менталиста.
   -- Не твое дело. -- огрызнулся тот. За время дороги он немного пришел в себя, хотя и выглядел сейчас отвратительно -- бледный, под глазами залегли круги, полуголый, весь в крови...
   -- Ты говори-говори. -- поддержал вора Джей, выходя из своей комнаты и многозначительно поглаживая свою винтовку. Выглядел он на редкость довольным -- наверняка убедился, что его сокровища на месте. -- А я послушаю, мне тоже интересно, что ты за кадр такой?
   При виде Ящера Элеона снова бросило в дрожь и он поспешно отвернулся.
   -- Они не взяли меня в совет. -- он попытался огрызнуться, но голос его звучал жалко -- дрожал и срывался. -- Я просто доказывал, что на что-то способен.
   -- Странный метод... Да и что такого в том совете -- недоуменно пожал плечами Дэйв.
   -- Тебе не понять. -- снова огрызнулся Элеон. -- Не понять, когда тебя отвергают, говоря, что ты ни на что не способен. И не желают ничего слушать. Знаешь, что мне стоило добиться того, что я умею?
   -- Лучше бы стрелять научился. -- хмыкнул Джей и ушел на кухню, тут же принявшись там чем-то греметь.
   Эту реплику Элеон оставил без ответа.
   -- Что дома, что на работе. "Элеонардо, сделай. Элеонардо, принеси. Криворукий урод, бездельник, лодырь, неумеха, ты ничего не стоишь, ты ничему не научишься!" -- парня трясло уже от едва сдерживаемой ярости. -- Что они могли обо мне знать? Они бы поплатились, поплатились все, все, кто когда-то пытался... я бы правил этим городом -- а там и целой страной, если бы... если бы не вы! Я бы доказал им!
   -- Ярость нерда. -- буркнул под нос Дэйв. -- Джей, ты за какой вариант? Совсем или дать ему шанс?
   -- Я боевик. Я не решаю. -- раздалось с кухни. -- Пусть Ярис думает, у нее мозг большой. А я мизантроп -- чем раньше вы все сдохнете, тем лучше. И он в том числе.
   -- О! Брат по вере! -- фыркнул парень -- А она точно вернется? Вы девочкам объяснили, что ты их воображаемый друг, а все что происходило им приснилось и все такое?
   -- Я, между прочим, мужчина мечты. За то время, пока мы околачивались в этом гребаном зазеркалье, мне дважды предлагали жениться!
   -- Пока от Ярис не услышу, не поверю! Кстати, что там хоть есть?
   -- Сходи да посмотри, -- предложил ящер, выходя с кухни и ставя на стол две чашки, до краев полные ароматным кофе. -- Зеркало ты, насколько помню, так и не разбил. А я вспоминать не хочу -- чуть не свихнулся там, право слово. Старикашка тот так и умер -- хохотал, хохотал, кричал что-то про "прозевали", а после то ли инфаркт его хватил, то ли еще что...
   Он задумчиво замолчал, покосился на Элеона и мстительно добавил:
   -- Я его потом сожрал. Чтобы тело не пропадало.
   -- Аа... Это хорошо... -- Дэйв моментально старикашку опознал -- Тьфу, в смысле, плохо, но хорошо... В общем, туда ему и дорога.
   -- Кофе. -- тонко намекнул ящер и указал на винтовкой на стол.
   -- Ты еще на ней лазерный целеуказатель включи. -- проворчал парень, беря одну из чашек.
   Аджай же подозрительно уставился на другую чашку. После разговоров о съедении человека ящером есть сразу расхотелось, хотя он и не завтракал. Впрочем, есть и пить -- вещи разные, и, набравшись наглости, Нокслот испробовал предложенный кофе.
   Кофе оказался великолепным. В чем-чем, а в этом деле Джей действительно знал толк. Он, хмыкнув, плюхнулся на диван в гостиной, бесцеремонно закинул ноги в ботинках на подлокотник и лазерным целеуказателем посветил в лоб Дэйву.
   -- Да как пожелаешь...
   До смертоубийства не дошло -- дверь распахнулась и в комнате появилась Ярис. При утреннем свете стало видно, что выглядела она не идеально -- усталая, с темными кругами под глазами, явно не спавшая несколько дней.
   -- Доброе утро! -- жизнерадостно поздоровалась девушка. -- Джей, убери ноги!
   Ящер хмыкнул, но даже не подумал подчиниться, демонстративно принявшись выписывать на потолке узоры лазерным указателем.
   -- Я забежала по дороге в магазин и разбила зеркало. -- заметила Ярис. Она подошла к Дэйву и Аджаю и протянула руку: -- Ярис. Аналитический отдел.
   -- Дэйв. Тяжелое вооружение. -- пожал протянутую руку парень -- Что делать с магом?
   -- Предлагаю вырубить и доставить по месту назначения. -- девушка многозначительно приподняла брови. -- У него очень интересная методика работы с зеркалами, я такого еще не видела... Ярис. -- она протянула руку теперь уже Аджаю.
   Нокслот приветствовал даму стоя.
   -- Аджай. Вор. -- он присоединился к рукопожатию, хотя этот жест относительно женщины и казался странным.
   -- Поразительная откровенность. -- рассмеялась Ярис.
   -- Я бы на твоем месте так не радовался. -- заметил Джей, не прекращая своего занятия.
   -- Тебя не спросила. -- поморщилась девушка. -- Это Джей-17, тяжелое вооружение. Я больше чем уверена, что он не представился.
   -- Делать мне больше нечего. -- буркнул ящер.
   -- Сними ноги с дивана. -- напомнила Ярис и с сомнением покосилась на Элеона. А после, с таким же сомнением, на Аджая -- правда, постаралась сделать так, чтобы он не видел. -- Я... отлучусь на минутку.
   Она вежливо извинилась и исчезла за дверью ванной.
   -- Хороший кофе... -- нарушил молчание Дэйв. -- Рецептом поделишься?
   -- Тебя удар хватит. -- отмахнулся ящер. -- Лучше не буду.
   Приземлившись обратно на диван, Аджай мрачно улыбнулся -- хоть кого-то удалось развеселить. С этой мрачной улыбкой он разглядывал содержимое кружки, которого становилось все меньше и меньше. Ему было интересно, что там на кофейной гуще...
   -- Действительно хороший. Благодарю.
   Ярис снова возникла на пороге ванной. В руках девушка держала тонкий шприц и баночку какого-то препарата. И направилась она прямо к Элеону. Тот при виде ее дернулся в сторону, но дуло винтовки Джея недвусмысленно ткнулось ему в лоб, так что процедура прошла без особых эксцессов. Глаза мага закатились и он безвольно обмяк. Ярис поудобнее устроила его на диване, отложила шприц и отряхнула руки.
   -- Ну, господа... каков план дальнейших действий?
   -- Мага по инстанции... -- Дэйв задумчиво посмотрел на вора.
   -- А мне пора, я думаю. Молоко на плите? Тесто убегает... Еще столь многие вещи плохо лежат... -- заторопился Аджай.
   -- Сам разбирайся. -- предупредил Джей, зевнув и продемонстрировав миру огромные клыки. -- Это твой напарничек.
   -- Кстати о плохо лежащих вещах... -- "вспомнил" парень. -- Ты ведь понимаешь, что у тебя теперь два выхода?
   -- Я все верну!
   -- Ну тут как общественность решит. Я боевик, а не аналитик -- невинно переве все стрелки парень.
   -- Ничего не хочу знать. -- Ярис собрала с дивана шприц и направилась к кухне. -- Лично мы отсюда намереваемся в санаторий, а там -- в более спокойный мир. Хотя, может, и вернемся.
   Джей поперхнулся воздухом от такой наглости, но взглянул на девушку и не осмелился возражать.
   -- Так что решай сам. Хотя долгосрочные перспективы есть. Но только после обучения, -- девушка вышла из комнаты, оставив парней в обществе друг друга.
   -- Ненавижу аналитиков, -- буркнул ящер.
   -- Ладно, если что вернусь... Взводным к нему, -- махнул рукой парень. -- Джей, одолжишь на минутку?
   Джей послушно перекинул ему винтовку.
   -- Своей, что ли, нет? -- ревниво осведомился он.
   -- Неа, моя не аутентифицирована. -- отмахнулся парень -- Итак. Аджай, у тебя, как я сказал, есть два выбора. Ты говоришь "да", и мы с тобой еще увидимся. Или ты говоришь "нет" -- и ты больше ничего не видишь.
   -- О. Приятное обстоятельство. В таком случае -- да. -- людечувствительный орган вибрировал так, что остальное тело онемело, а сердце спряталось в пятки.
   -- Тогда совет. Подпиши. Вот можешь даже не читая. Просто подпиши и... если повезет, то я тебя даже встречу и объясню, что к чему, поподробнее.
   А винтовка у Джея оказалась хорошей. Практически никакой отдачи.
   -- Фу. -- прокомментировал ящер, не вставая с дивана. Тело Аджая распласталось на полу. -- Прямо на ковер. Хоть бы не в голову стрелял!
   -- Привычка -- Дэйв вернул винтовку ящеру -- Хорошая.
   -- Под себя заказывал.
   Ярис выглянула из кухни, посмотрела на мертвое тело на своем любимом ковре и поморщилась.
   -- Вы его хотя бы предупредили? -- со вздохом поинтересовалась она. -- Или без объяснения пристрелили?
   -- Да. Объяснил... Коротенько так... -- махнул рукой парень, заканчивая обыск тела вора на предмет вещей не из этого мира. -- Но это все же лучше, чем если бы я его пиропатроном оприходовал.
   -- Не скажи. От пиропатрона следов не осталось бы. -- не согласился Джей. Он поднялся с дивана, взвалил на плечо бесчувственного Элеона. -- Пошли отсюда. А этого можно оставить так валяться, оно даже лучше.
   -- Это неэтично! -- возмутилась девушка.
   -- Зато все произошедшее спишут на нас. И не надо будет никому ничего объяснять. Брось, Яр, так даже лучше. Ты все равно не собиралась возвращаться.
   -- Ладно. -- вздохнула Ярис. Подхватив подол юбки, она переступила через мертвого вора и, подойдя к Джею, взяла его за руку. Вторую руку она протянула Дэйву. -- Активируй, зеленомордый.
   -- Сейчас из нас ты зеленомордая. -- невозмутимо парировал Джей.
   Ярис только набрала воздуху в грудь, чтобы разразиться возмущенной тирадой, но ответить уже не успела -- сверкнула яркая вспышка и троица исчезла, оставив после себя пустой дом и лежащее на ковре в луже собственной крови мертвое тело Аджая Нокслота.
  
   ***
   Где-то далеко от Роурима. Два месяца спустя
  
   Дэйв, насвистывая, шагал по полигону. Место было знакомое, любимое и изученное вдоль и поперек. Ярко светило солнце, стрекотали в траве какие-то местные насекомые. То, что в обычное время место, по которому шел парень разделяло мишени и стрелков, его ни капельки не смущало. А целью его была небольшая группка курсантов. Подойдя поближе, Дэйв поздоровался с инструктором, задал короткий вопрос, получил утвердительный ответ, прошел в указанном направлении и заглянул за угол, где пятерка курсантов сдавала оружие каптенармусу.
   -- Привет, Аджай! Я тут тебе пирожных принес!
   -- О. Замечательно. -- Аджай отдал винтовку на руки каптенармусу и обернулся. -- Только не думай, что я тебе прощу свое убийство.
   -- По условиям сделки я был должен одно. А за убийство ты получишь целую коробку! -- Дэйв намекающе приподнял перевязанную бечевкой бумажную коробочку, которую держал в руках.
   -- Ты, цхас возьми, вышиб мне мозги! -- возопил бывший вор -- И хочешь откупиться коробкой пироженок?!
   -- С кремом!
   -- Хумм... А кофе к ним прилагается?
   -- Только после полигона.
   -- Ловлю на слове. -- смирился вор.
   Преступление Дэйва, конечно, не подлежало сомнению и прощению. Но Аджай все-таки получил вторую жизнь и новое дело... так что убийство нельзя считать фактически совершенным...
   И, цхас побери, они все-таки с кремом!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"