Волкова Вини: другие произведения.

Роман о вампирах и магах Часть первая "Начало"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончательный вычитанный вариант.
       Само его существование противоестественно, потому что он Гелиот Алекс Старлайт, сын вампирки, а также человек, наделенный силой управлять стихиями. Он будущий Правитель Кронов, их долгожданный преемник, но смогут ли они смириться с его происхождением? И согласен ли он сам с предначертанной судьбой?

  Начало. Правитель.
  
  1. Пролог
  
  Валага провел рукой по седеющим волосам, внимательно всматриваясь в зеркало. Глаза стали пусты, в них больше не было цвета, но он продолжал цепляться за жизнь. Сегодня днем Правитель Кронов уже в третий раз отсрочил время своей смерти.
  - Это в последний раз, - говорил он себе, вспоминая обряд, запах свечей и волну тепла.
  Она жаром разливалась по венам, напоминая Правителю, что его тело больше не способно поддерживать жизнь. Он идет по тонкому льду против отведенного ему срока.
  - Больше мой дух не вынесет. Я выиграл еще пятьдесят лет. Хватит ли этого времени? Успею ли я?
  За свою долгую жизнь Валага сделал многое. Выиграть не одно сражение, подавить не одно восстание, нажить себе миллион врагов и всего нескольких настоящих друзей, спрятать малые народы от людей, а от иных форм жизни, наоборот, оградить весь мир. Но не на кого ему было оставить этот мир.
  Подавив в прошлом веке крупное восстание, Валага казнил всех сильных Кронов, в том числе и предполагаемого наместника. С тех пор его будто прокляли. Что ни новый Крон, то не выше пятой категории силы. Ну как он может оставить этот мир, когда его народ так слаб? Может ли столь слабый маг быть Правителем?
  Ответа не было, и Валага продолжал смиренно ждать.
  
  Глава 1. Рождение
  
  Проливной дождь барабанил по крыше, заглушая крики женщины. Ледяной ветер сквозь открытые окна проникал в комнату. Он то заставлял взмывать под потолок тяжелые шторы, то отпускал их. Под тяжестью собственного веса они быстро возвращались обратно.
  На огромной кровати, отделанной резной ковкой, лежала Марта Старлайт, охваченная родовыми муками. В ее стройном теле, только присутствие живота выдавало беременность. Длинные черные волосы веером разлетелись по подушкам. Все тело сотрясалось мелкой дрожью. Большие миндалевидные глаза чернее южной ночи, казалось, метали стрелы. Ее раздражало любое движение. Она тихо клялась себе, сразу после родов, выкинуть эти чертовы шторы, что сводили ее с ума.
  Алекс, седовласый мужчина в темном строгом костюме, мерил шагами комнату, а дочери, сложив руки на коленях, сидели на мягком бархатном диванчике. Их присутствие было необходимо по настоянию Марты.
  Юны и невинны были девушки. Старшая, Эмма, с зелеными глазами и копной непослушных рыжих волос бесстрастно смотрела в пустоту.
  Средняя дочь, Мила накручивала на пальцы темные локоны.
  Эльзу же, младшую дочь, интересовало только состояние матери. Она каждую секунду пыталась сорваться с места и кинуться к ней. Ее большие глаза были полны ужаса. Красоты в этой девушке совсем не чувствовалось, но оторваться от черной бездны ее взгляда было невозможно. Тоненькая как соломинка, она нервно заламывала изящные пальцы. Крепко сжимала подол своего простого платья скучно-серого цвета.
  - А-а-а, милый, убей этого акушера, - корчась от боли, застонала Марта. - Черт, что ж так больно?!
  Акушер с двумя помощницами пытался помочь роженице всеми доступными методами и на угрозы Марты, совсем не обращал внимания. Мало ли, что там кричит женщина: при родах и не то услышишь. Одна из девушек стирала пот влажной салфеткой с лица женщины, вторая держала наготове таз с теплой водой и полотенцем.
  Слишком длинные и острые как бритва, белоснежные зубы Марты, то и дело попадались помощницам на глаза. Они виновато и опасливо отводили глаза боясь даже предположить, что городские легенды о этой семье могут оказаться правдой.
  - Ну, терпите, милочка, - монотонно говорил акушер, слегка надавливая на живот. - Сейчас я вам дам команду, и вы начнете тужиться, так, как мы с вами еще этого не делали.
  - Нет, ты издеваешься! - закричала женщина. - Куда ж еще сильнее?
  Эльза вскочила с диванчика, отец перехватил ее молниеносным движением руки и усадил на место, задев керамическую вазу на резной тумбе. Ваза закрутилась волчком и полетела на пол. Она практически коснулась земли, когда мужчина в последний момент успел поймать ее и аккуратно поставить на место. Белокурая помощница акушера, наблюдающая за всем со стороны, от неожиданности и скорости происходящего чуть не выронила таз с теплой водой, расплескав немного жидкости на пол.
  - Сиди, Лиз, - приказал Алекс. - Все хорошо, - обратился он уже к перепуганной девице.
  Но ей уже было сложно совладать с собой. У мужчины она заметила такие же огромные острые зубы, как у Марты. Девушка замерла, не в силах пошевелиться.
  - Но он причиняет матери боль, - прошептала Эльза отцу. - Она просит его убить.
  - Лиз, это ее четвертые роды! - успокаивающе сказал отец. - Она просит убить всех акушеров, сиди.
  Эльза, наконец, согласно кивнула.
  - Давай! - прокричал акушер в это время.
  Женщина, крепко сцепив белоснежные клыки, издала боевой клич и изо всех сил начала тужиться. Головка младенца появилась. Марта перевела дыхание.
  - Снова, вперед, Марта! - громко закричал акушер.
  Его командный тон бесил женщину и сбивал. Злость придавала сил и, наконец, ребенок появился на свет. В комнате наступила тишина. Марта, рухнув на подушки, тяжело дышала и благодарила Бога за освобождение от мук. В это время вся ее семья в упор смотрела на акушера.
  - Мальчик, - объявил он.
  Женщина радостно подняла глаза к небу, после чего встретилась счастливым взглядом с улыбающимся мужем. Марта приподнялась и подложила себе под спину подушки, чтобы стало удобно сидеть:
  - Я поклялась оставить тебя в живых, если родится сын, - проговорила она акушеру. - Я сдержу обещание.
  Алекс подошел ближе к жене, крепко сжал ее руку.
  - Ты, наконец, родила мне наследника, - радостно сказал он, глядя жене в глаза.
  - Слава богу, - простонала она. - Сильный малыш, вцепился в меня, - засмеялась женщина.
  - Да, милая, теперь все хорошо, - подтвердил Алекс. - После стольких дочерей я и не мечтал. Наследник, - заворожено произнес он.
  Акушер, тем временем завернул ребенка в теплое одеяло и подал матери.
  - Прошу милочка, ваш сын.
  Марта и Алекс были заворожены свалившимся на них счастьем. Их лица искрились улыбками, обнажая белоснежные клыки. Они больше не скрывали своей сущности от приглашенных гостей. Акушер уже чуял неладное, он спешно собирал вещи, девушки быстро ему помогали, чтобы как можно скорее покинуть старое поместье.
   Алекс резко повернулся к дочерям.
  - От этих избавиться! - бросил он в сторону помощниц акушера, от чего те нервно дернулись.
  Бледнеющие от страха и не понимающие, что происходит, они инстинктивно попятились назад. Эльза и Мила незамедлительно направились к ним. Приказ отца ничуть не смутил молодых прелестниц, поравнявшись с девушками Эльза грубо схватила одну из них за волосы и, ударив о колено, сломала ей шею.
  - Милая, зачем же ты так сурово? - усмехнулся отец. - А как же закуска?
  - На обед есть вторая! - вскинула голову вампирка. - А эта, - Эльза потрясла безжизненным телом девушки в воздухе, - бесила меня весь вечер.
  Мила схватила вторую и поволокла ее к матери. Девушка изо всех сил вырывалась, хрипела, но силы человека и вампира слишком не равны. Акушер от увиденного вжался в пол у ног Алекса. Он не мог пошевелиться.
  - Его, - Алекс кивнул на акушера, - выпроводить и оплатить услуги. Моя дорогая жена пообещала тебе жизнь за здорового наследника, - обратился он уже к мужчине, - Надеюсь, о том что молчание - золото, говорить не надо?
  Акушер нервно замотал головой. Он старался не смотреть на болтающуюся на одной руке вампирки еще живую помощницу.
  - Не надо, сэр.
  Теперь вмешалась Эмма. Подхватив акушера за шиворот, она поволокла его на выход. Он даже не пытался сопротивляться, еле успевая переставлять ноги под натиском вампирки. Дверь скрипнула, и Эмма растворилась за ней со своей ношей.
  Мила хладнокровно держала вырывающуюся девушку, та издавала гортанные звуки и давилась слезами. Ни один мускул не дрогнул на лицах вампиров при виде несчастной, им было все равно, что ей страшно, что скоро ее жизнь безвременно оборвется. Мила наклонила девушку над кроватью, обнажая ее шею перед матерью. Женщина тряхнула головой, будто примеряясь, и острыми клыками впилась в горло. Вымотанная родами, истощенная месяцами беременности, Марта выпила из девушки всю кровь, всю ее жизнь. Бездыханное тело небрежно бросили на пол.
  Вернулась Эмма. Эльза стояла рядом с отцом и держала его за руки. Мила сидела на краю кровати, а Марта нежно смотрела на малыша в своих руках. Сейчас они были самой обыкновенной любящей семьей, чье счастье не знало границ.
  Вампирка перекусила вену на своем запястье, и жирные капли крови стали падать на лицо младенца. Вместо того, чтобы жадно впиться в руку матери, ребенок стал истерически кричать. Марта в замешательстве повторила попытку накормить маленького новорожденного вампира, но он продолжал плакать.
  - Да что такое? - выругалась она.
  - Дай его сюда, - грубо сказал Алекс.
  Страшная догадка поразила его в самое сердце. Ноги мужчины подкосились, руки затряслись. Он еле скрывал от остальных волнение.
  Взяв ребенка на руки, он аккуратно приподнял ему верхнюю губу и не обнаружил там двух удлиненных клыков, с которыми рождаются все вампиры.
  - Что это? - потрясенно прошептал он, показывая ребенка Марте.
  - Человек, - одновременно выдохнули сестры.
  Марта закрыла лицо руками и начала истерически смеяться. Ошалев от новости, она выкатила глаза, на ее лице застыло выражение неприкрытого ужаса, смех перешел во всхлипы. Алекс держал кричащего ребенка на вытянутых руках, словно прокаженного.
  - Возьми его, - скомандовал он Эмме.
  Девушка мягко перехватила младенца, но он продолжал громко реветь. Дождь барабанил по крыше, ветер вздымал тяжелые шторы. Холодные капли то и дело врывались внутрь дома.
  Несмотря на звуки вокруг, казалось, что гробовая тишина заполнила комнату. В минуту из долгожданного наследника он превратился в чудовище. Радости на лицах вампиров больше не было. Сердце Марты обливалось кровью от боли и отчаяния. Она так любила свою жизнь, свой маленький мир! У нее было все: любящий муж, три замечательные дочери-вампирки. Для полноты жизни не хватало только сына. Она с надеждой ждала новой беременности. Прошлое, словно насмешка, пробежало перед глазами.
  Отец Марты оказался прав, когда запрещал ей выходить замуж за Алекса. Ведь муж в прошлом был человеком. Этот брак сулил ей позор, но она всегда делала что хотела. Отец не мог ей помешать. Она убила отца и мать, чтобы те не твердили вечность о позоре, свалившемся на их головы. Марта обратила любимого в вампира и больше никогда не вспоминала, о том кем он был. Она стерла это из своей памяти. Сейчас же вся жизнь показалась фарсом. Сгинувшие в веках предки, наконец, отомстили, сделав долгожданного сына человеком.
  - Убей его, - прошипела Марта. - Убей, убей, немедленно, - повторяла обезумевшая женщина.
  Эмма перевела взгляд на ребенка, потом снова на мать. Первый шок прошел. Алекс уже с сомнением смотрел на жену.
  - Чего ты смотришь на меня, дура! - закричала Марта на дочь. - Души сказала тебе!
  Эмма побледнела, но руку на брата так поднять и не смогла. Маленький комочек в ее руках уже согрелся и перестал истошно кричать. Он доверчивыми глазами рассматривал лицо сестры.
  - Эмма, - произнес сурово отец.
  Девушка, перевела на него испуганный взгляд. Мать вскочила с кровати, ее ноздри раздувались от гнева. Не медля, она подлетела к дочери и со всего маха ударила ее по лицу.
  - Дай сюда, - отобрала она ребенка.
  - Марта, - остановил жену Алекс,
  Вампирка замерла.
  - Дай сюда нашего сына, - проговорил он резко.
  - Это не наш сын! - вскипела женщина.
  - Ты только что произвела его на свет, женщина! - закричал Алекс, - Отдай его, у твоей дочери больше инстинктов, чем у тебя! - орал он, вконец потеряв самообладание.
  Марта швырнула ребенка прямо в него. Он ловко перехватил младенца. Комнату снова наполнил детский плач.
  - Мы всегда знали, что такое может произойти. Ты забыла кто я? - уже спокойно говорил Алекс, пытаясь образумить жену. - Я обращенный!
  - Нет, нет! - взвизгнула Марта. - Ты не виноват! Это все он! - указала она на ребенка в руках мужа. Она была готова обвинить кого угодно, как бы это абсурдно не звучало, но только не сознаться в том, что это все случилось из-за того, что Алекс обращенный.
  Марта сверлила мужа глазами, всем своим видом пытаясь показать, что она не согласна с его решением. Она знала: он не прав, и от ребенка надо избавиться. Истинная вампирка была, конечно, сильнее своего мужа и легко могла принять решение сама, но это бы разрушило их брак. Она поклялась на свадьбе, что будет верной и послушной женой. Как можно поступиться клятвой? Алекс молчал, он был готов ко всему. Вампирка нервно дернулась, но не в его сторону, а к кровати. Демонстративно залезла на нее, скрестила руки на груди и уставилась в пустоту, показывая этим, что разговор окончен. Так она выразила свой протест, не нарушая клятвы.
  - Эмма, - не обращая внимание на жену сказал Алекс, - пойди в город и найди кормилицу.
  Девушка кивнула, но с места не сдвинулась, поймав на себе гневный взгляд матери.
  - Как я понимаю, кормить его молоком ты не будешь? - констатировал он, обращаясь к жене.
  - Я не оскверню свою грудь, - холодно отозвалась Марта.
  - Я так и думал, - произнес Алекс, разворачиваясь к дочерям, - Эмма ты все еще здесь? Бегом! - скомандовал отец.
  Вампирка вылетела из комнаты. Дочери были жутко перепуганы. Алекс отдал ребенка Миле.
  - Устрой все для него, мне надо подумать.
  Он медленно направился к двери.
  На самом выходе вампир взглянул на жену.
  - Учинишь что-нибудь с ребенком - пеняй на себя. Я предупредил.
  Черные, полные злости глаза встретились с горящим зеленым взглядом Алекса. Марта чуть ли не шипела, сидя на кровати. Она бросала взгляды на ребенка, но с места не сдвинулась, даже когда за мужем закрылась дверь.
  В комнате повисла леденящая душу тишина. Эльза переминалась с ноги на ногу, пытаясь найти способ остаться на стороне матери.
  - Пошли прочь/! - истошно закричала Марта на дочерей.
  Вампирки быстро ушли из комнаты, прихватив с собой брата.
  Марта еще долго сидела на кровати, не двигаясь и не моргая. Она пыталась найти объяснение тому, что случилось. Искала в себе силы принять ребенка. Искала ответ, как такое могло произойти? Она знала, почему это случилось, но смириться не могла.
  
  Всю ночь Мила и Эльза пытались угомонить ребенка. Он, лежа на кровати, громко плакал. Девушки звенели погремушками, шипели, кричали на него, но всех этих мер хватало на пару минут, после чего он начинал снова плакать.
  Эмма вернулась только утром. Она привела молодую женщину с ребенком на руках. Кормилица лишь за очень большие деньги согласилась переехать в старое поместье, пользующееся дурной славой у местных жителей. И то, скорее, она сделала это, по незнанию.
  Ее звали Маргарет. Она была не замужем и сама недавно стала матерью милой девочки Кейт. Обесчещенная и брошенная отцом ребенка, Маргарет приехала на Оркнейские острова к своим родственникам. Здесь ее никто не знал, отчего вовсе не осуждал, а история о погибшем муже быстро прижилась.
  Маргарет зашла в комнату и нежно взяла на руки плачущего ребенка. Он перестал плакать, но уснул, только после того как получил порцию молока. Эльза и Эмма поспешно ушли, оставив Милу следить за женщиной.
  - Очень печально, что у госпожи перегорело молоко, - констатировала Маргарет, передавая Миле мальчика.
  - Но ведь такое бывает, - неуверенно протянула вампирка. Все это смущало ее. Человеческая женщина в их доме, мать заперлась в комнате, сестры сбежали, а ей приходится стоять здесь и разговаривать. Разговаривать с едой.
  - Конечно, и, кстати, среди господ это чаще бывает, - согласилась Маргарет.
  Женщина оглянулась по сторонам. Высокие потолки, исписанные картинами, стены задрапированы тканью под самый потолок, тяжелые расшитые золотом шторы. Большая кровать с балдахином, на которой сейчас тихо спит ее дочь.
  Мила медленно подошла к кровати и положила рядом с дочерью Маргарет брата. Вампирка старалась не делать резких движений, чтобы не выдать себя. При разговоре она постоянно опускала голову, будто виновато, чем умиляла женщину, но на самом деле Мила прятала таким образом свои зубы убийцы.
  - Жить вы будете в этой комнате, - как можно мягче заговорила Мила. - Все необходимое спрашивайте у нас, - после паузы она добавила: - Мы все достанем.
  - Я бы поела. Мне теперь надо есть за троих, чтобы прокормить двоих, - скороговоркой проговорила Маргарет.
  Мила неуверенно подняла на нее глаза.
  - Я все решу, - только и сказала она, выскальзывая за дверь.
  Маргарет осталась одна в роскошной комнате. Женщина принялась рассматривать убранство комнаты. Она, будто не веря глазам, все трогала руками, поднимала, вертела. Дочь плотника, выросшая в нищете и к ней привыкшая, боялась, что все это может исчезнуть в любой момент. Страшные истории про жителей поместья сейчас казались лишь небылицей.
   Дочери господ - милые девушки. Хозяина дома, как и хозяйку, по словам тетки, - черную ведьму, она еще не видела. Да и как женщина, породившая трех ангелов и прекрасного сына, может оказаться ведьмой, не укладывалось в голове Маргарет. Скорее здесь дело в зависти, сделала она вывод - красота и богатство, чем не повод.
  
  Выйдя из комнаты, Мила перекрестилась. Сам дьявол поселился в их доме, чтобы мучить и сводить с ума. Она обежала дом. Сестры будто сквозь землю провалились. Терзаясь сомнениями, девушка все же рискнула постучать в кабинет отца.
  - Мила, заходи, - позвал он неожиданно.
  Эльза и Эмма с прискорбными лицами сидели здесь же.
  - Ну, не знаю как у вас, - жалобно начала Мила. - А у меня проблема.
  - Какая? - спокойно спросил отец, видя панику на лице дочери.
  - Она хочет есть, и чем ее кормить? - чуть ли не застонала девушка.
  Мила пересекла комнату и, присев рядом с сестрами, покачала головой. Три невинные пташки смирно сидели перед ним и ждали его помощи. Он часто умилялся, наблюдая за дочерями. Они были его главной радостью в жизни. Мысли унесли Алекса куда-то далеко в еще не сбывшееся будущее. Где его сын, пусть и человек, вырастет. Алекс будет учить его быть мужчиной. Будет учить ответственности, мудрости и управлению делами.
  - Отец, - позвала Эльза.
  - Ах, да! - опомнился вампир.
  Алекс вдруг громко рассмеялся.
  - Ах, вы мои, вампирки, да вы не наблюдательней, чем ваша мать.
  Девушки обиженно поджали губы.
  - Ну, овощи там, - неуверенно начала Эмма.
  - Правильно. Продолжай, - веселился отец.
  - Э..... - собиралась с мыслями Эмма.
  - Ну, значит, надо нанять еще и экономку. Она и еду купит, и приготовит ее для нашей вынужденной и очень необходимой гостьи. Эмма! - командным тоном произнес отец.
  - Поняла, пойти в город и нанять экономку, только бы мама не взбунтовалась против толпы людей в доме.
  - А она может, - рассмеялся Алекс. - Но оставьте это мне. Я думаю, мы найдем компромисс.
  Он внимательно посмотрел на дочерей. Они были явно взволнованы происходящим. Алекс и сам не испытывал счастья от того, что долгожданный наследник родился человеком, но если судьба распорядилась именно так, значит у нее на это были свои мотивы. Он, как вечный раб Божий, должен подчиниться и принять, и посмотреть, к чему все это приведет.
  - Девочки, - обратился Алекс к дочерям. - Я кое, что смыслю в людях, и вы должны соблюдать все правила конспирации. Пугать нашу гостью не стоит, ни намеком, ни словом, ни делом. Не разбрасывайте еду по всему дому и вообще, до тех пор, пока мы нуждаемся в кормилице, видите себя прилично. Если ее напугать, молоко может пропасть, и придется искать новую кормилицу. Ваша мать скорее умрет, чем будет кормить грудью.
  Дочерей эта мысль тоже не радовала, и они с отвращением поежились.
  - Сейчас можете идти.
  - Отец, - остановилась Эльза у выхода из кабинета, - а как его зовут? Вы ведь имя ему так и не дали.
  Алекс замер, про имя он совсем забыл.
  - Я подумаю, - рассеянно произнес отец.
  
  Юные вампирки не в первый раз взвалили на себя всю заботу о доме, на этот раз на одну стало больше - брат. Отец, ни с кем не разговаривая, просиживал в кабинете, мать - у себя в спальне. Маргарет и нанятая ими экономка Лори - изводили девушек разговорами, и деться от них было некуда. Всегда находился повод быть рядом с ними, а женщины трещали без умолку. У замкнутых вампирок кружилась голова от постоянно веселого жужжания в доме.
  - Вот как только необходимость в этих болтливых гадинах пропадет, - шипела Эльза сестре на ухо, - Я с огромным удовольствием выпью всю их кровь. Я буду делать это медленно. Пусть папа говорит, что это грех. Я имею право отомстить.
  Случайно подслушав разговор дочерей Алекс от души рассмеялся впервые за долгое время.
  - Вампирки, - улыбаясь, прошептал он себе под нос.
  
  Глава 2 Человек
  
  На огромной металлической люстре в несколько ярусов, в громоздких настенных канделябрах, на приставных столиках горели свечи. Их свет не рассеивался по пустынному залу, а волшебным образом рисовал карту мира на полу центрального зала дома Долины Гейзеров. Южная и Северная Америка на своих местах, Африка, Евразия, остров Великобритания, около него у северной оконечности Шотландии - архипелаг Оркнейских островов. Вот здесь, затмевая все прочие очертания вокруг себя, горела точка света, ярче многих других.
  Уже немолодой правитель Кронов, Повелитель стихии Вода, склонился над картой. Новость застала Валагу врасплох.
  В сотый раз перечитывал Валага имя новорожденного Крона. По всем признакам наделенного исключительной силой и имеющего возможность занять его место, стать его преемником. Силы, окружающей младенца было предостаточно, чтобы сдержать целый народ, сдвинуть горы, повернуть вспять реки. Он чуть слабее самого Валаги, но это ерунда, обучение и опыт все исправят.
  Валаге бы радоваться, но он был чернее тучи.
  Если единый сильнейший владыка Кронов сгинет, установленный порядок мира полетит к черту. Другие народы снова затеют войну за власть. Как же он их всех ненавидит: вампиров, оборотней, духов, призраков. Они вечно недовольны, вечно ноют, вечно скалятся.
  Но что же не давало покоя Правителю? Вот он, долгожданный наместник. Имя младенца не укладывалось в голове. Он Старлайт, он сын вампирки Марты Старлайт. С каких пор вампиры получают силу Кронов? Такого никогда раньше не бывало. Ни в одном источнике ничего подобного не упоминается. Валага перерыл все книги, просмотрел все летописи, но ни о чем подобном там не написано. Закон непреложен - только человек может получить силу Крона и стать повелителем стихии.
   Надо принимать решение. Его можно убить и не будет вампира с силой Крона. Но как же его народ? Им, Кронам, нужен шанс выжить, и только сильнейший из магов сможет примирить всех между собой и не дать распасться древнему роду. Но сможет ли вампир сплотить их? А Валага стар. Сколько еще продлится его долгая жизнь? Достойного преемника все нет. Вампиреныша можно оставить в живых и посмотреть, что будет. Может хороший вампир получится, человечный.
  Вампир? Нет, никогда он не ступит на святую землю.
  Он убьет его - решение принято. Другого выхода нет. Как вампир может быть Кроном? Как он может пойти на пользу миру, если его сущность убийцы будет сильнее человеческих нужд.
  Как Валага их ненавидит! У этой ненависти нет оправданий. Он никогда их не искал. Просто мерзкие скользкие создания, убивающее все вокруг никогда не были у него в чести. Вампиры. И оборотни - животные, возомнившие себя достойными давать ему советы, ставящие себя на одну ступень эволюции с ним. Люди, только люди достойны уважения и жизни, а Кроны их венец!/Так распорядились боги, и не будем им перечить.
  
  Валага вышел во двор. Времена года не касались дома Долины Кронов, здесь было вечное лето, теплое с легким ветерком, несущим морскую свежесть с Тихого океана. И только когда приходила осень, в райский уголок залетали огненные листья кленов, а зимой заблудившиеся снежинки, которые мгновенно таяли.
  - Валага! - позвала Правителя Пандора.
  Уже не молодая женщина, но оттого еще более привлекательная, не замедляя шагов, подлетела к нему из глубины сада и, обвив руками шею, поцеловала в губы. Пандора была самой красивой женщиной, которую он когда-либо встречал: светлые волосы, голубые глаза, пухлые губы. И дело не только в том, что Валага был в нее влюблен. Пандора относилась к тому редкому типу женщин, которым вместе с красотой дали любовь и сострадание, верность и мягкость, всепонимающую доброту. Все эти черты заставляли окружающих влюбляться в нее: в ее глаза, в ее харизму, личность.
  - Правда, чудный день? - она наклонилась и подняла у самых ног кленовый лист.
  Одна его сторона была желтая с черными прожилками, вторая горела огнем рыжевато-красного цвета.
   - Какой красивый, смотри! - и она стала, крутить лист перед глазами Валаги.
  Он с трудом переключил свое внимание на женщину, мысли о вампире не отпускали его.
  - Ты последнее время сам не свой, что случилось? - заметив, что он снова ее не слушает, поинтересовалась женщина.
  - Нет, все хорошо! - соврал Валага.
  Пандора подозрительно сощурила глаза.
  - Все действительно хорошо, - он перевел дыхание. - Мне надо уехать!
  - Я с тобой! - бросила она и протянула к нему руку.
  - Нет, милая, - Валага отвел ее руки от себя. - Я поеду один.
  Он чувствовал, что обижает ее, но, не сказав больше ни слова, вернулся в дом, одел пальто, взял свою любимую трость и вышел во двор. Пандоры уже не было. 'Обиделась', заключил Правитель.
  Мужчина окинул взглядом двор. Тропинки веером расходись в разные стороны, утопая в зелени сада. Кое где стояли мраморные лавочки, на одной из них сидел Август, повелитель Стихии Времени.
  - Друг, а я только собирался тебя искать! - приветствовал Валага Августа.
  - Добрый день, Великому Крону! - торжественно проговорил мужчина.
  - Август, оставь официальность для больших мероприятий, мы ведь с тобой давние друзья, - добродушно/ проговорил Правитель.
  - Что есть, то есть! - засиял Август.
  Он был небольшого роста, с пухлыми щеками и боками, очень молодо выглядящий и только глубокие залысины выдавали возраст.
  - Друг мой, - обратился к Крону Правитель, - мне срочно нужно попасть в одно место и прямо сейчас!
  - Но... - начал было Август. - У меня к вам небольшое дело.
  - Я все решу по возвращении, - резко произнес Валага.
  - Конечно, - покорно произнес мужчина. - Куда, мой господин, вам необходимо попасть?
  - На Оркнейские острова, Шотландия, - тихо проговорил Валага. - И никому об этом!
  - Конечно! Конечно! Разве я давал хотя бы раз повод усомниться в своей верности вам?
  Валага уверенно протянул руку.
  - Никогда не давал повода, - чинно произнес он. - А теперь... - он сделал паузу. - Дело важное и срочное.
  - Да, Великий Крон. Шотландия, Оркнейские острова.
  Стоило Августу лишь слегка коснуться руки Валаги, как двое мужчин растворились в воздухе, будто их здесь и не было.
  
  Сильный порыв ветра ударил по Валаге и его провожатому. На Оркни всегда ветрено. Вечнозеленые луга, простирающиеся на территории островов, продуваемы со всех сторон, так как ни одного деревца не растет здесь. Плоским возвышенностям нечем сдержать стихию.
  - Август, - обратился Правитель к Повелителю Времени. Его голос звучал устало. - Дальше я сам! Вернись за мной через пару часов.
  Август только кивнул в ответ и растворился в воздухе. Правитель Кронов направился на север острова, к дому Марты Старлайт. Произошедшее до сих пор не укладывалось в голове. Родился вампир, наделенный силой Крона, и что с этим делать? Мудрые летописи ничем здесь не помогут, ранее ничего подобного не случалось. Всегда считалось, что силу Крона может получить только человек.
  С этими хмурыми, летящими на огромной скорости мыслями, Валага незаметно для себя добрался к дому вампирской семьи. Обогнул небольшую горную возвышенность и увидел его. Это был не дом, а холм, обросший мхом, с выдолбленной дверью и окнами. Двора не было, в пятидесяти метрах от входа зияла пропасть, где внизу бушевало бескрайнее Северное море. 'Какой сказочный дом', удивился мужчина.
   Валага, не произнося ни слова, отдал приказ стихии. Вода просочилась сквозь мелкую поросль травы и обвила его тело. Мужчина стал невидим, даже запах вампиры уловить не смогли бы. Правитель уверенно продолжил путь, поднялся по крутым каменным ступеням. Кругом было тихо и спокойно.
  Мужчина медленно приоткрыл дверь и скользнул внутрь. Стихия хорошо скрывала его, от острого зрения вампира. Валага не спеша продвигался внутрь дома. Пока ему никто не попался на пути. Однозначного ответа, что он сделает, когда встретит члена семьи, еще не было. Валага заглядывал во все комнаты по пути в поисках ребенка. Вот он приоткрыл очередную дверь и оказался в просторном помещении с огромной кроватью в центре, завешенной полупрозрачным балдахином. На ней спала женщина, а рядом - два младенца.
  Валага, стараясь не шуметь, приблизился к ней. Кто из младенцев Крон, Правитель почувствовал сразу. От черноволосого ребенка исходила мощная аура. Такого Валага ранее никогда не встречал. Никогда ранее он не сталкивался с практически равным себе по силе Кроном. Так жаль, что это чудное создание придется убить. Мощь стихии заставила уважать дитя. Валага тряхнул головой, напоминая себе, кто перед ним. Вампир. Как он может позволить этому монстру управлять безграничной силой. Здесь ничего нельзя поделать. Вампиры не могут править миром, его миром. Они слишком зависимы от инстинктов, а чего же ожидать от животных?
  Решение принято было давно, еще в Долине: он убьет юного Крона, - но как невыносимо тяжело его выполнить!
  Шум в коридоре заставил Валагу отступить к окну. Спустя секунду в комнату впорхнули две вампирки. Они беззвучно опустились на край кровати и нежно уставились на мальчика.
  - Правда, он милашка, - тихо проговорила одна из сестер.
  - Еще какой! И наша жизнь была бы раем, если бы мы не нуждались в услугах кормилицы,- сказала Эльза, скользнув взглядом по спящей женщине. - Эти гадины свалились на нашу голову. Я и не знала, что человеческие женщины так болтливы. Им же все равно о чем говорить, главное не останавливаться!
  Обе вампирки тихо засмеялись.
  - Ну ладно проверили, что все хорошо, пошли, - прошептала Мила. - А то еще разбудим. Брат, ладно, а вот Маргарет спуску нам не даст.
  Также бесшумно девушки покинули комнату, оставив удивленного от услышанного Валагу.
  Правитель Кронов снова подошел к кровати. 'Зачем им кормилица?' - спрашивал он себя. - 'Неужели!' Валага наклонился над ребенком и коснулся руками его маленьких губ. Надавив на верхнюю губу, он отодвинул ее и не обнаружил там зубов, хотя у вампиров они обычно появляются сразу при рождении.
  Валага растерянно отступил. От прикосновения ребенок проснулся и стал тихонько хныкать. Маргарет резко села на кровати. Пока она возилась с ребенком, мужчина спешно покинул комнату. Все это было так неожиданно!
  Правитель Кронов три дня провел в окрестностях дома вампиров. Он подслушивал разговоры, следил за поведением жителей, и каждый раз все сильнее и сильнее убеждался, что малолетний новорожденный вампир - и не вампир вовсе. Он человек, и стихия, наделившая его силой, не ошиблась. Она выполнила древнее пророчество - всегда давать силу только представителям рода человеческого. Пусть его родители не люди, пусть они монстры, он - человек, и Крон с силой достаточной, чтобы стать приемником Валаги.
  Правитель Кронов словно во сне добрался до места встречи с Августом и с удивлением обнаружил, что Повелитель Времени ждет его под порывами беспощадного ветра.
  - Вы не пришли, - пояснил он, завидя своего Правителя. - Я вас ждал три дня.
  Валага улыбнулся в ответ.
  - Твоя верность - это дар, посланный мне небесами, - с тихой грустью в голосе проговорил Крон. - Так что там у тебя за безотлагательное дело было?
  - Давайте-ка я вас сначала лучше в Долину верну. Здесь так холодно!
  - Точно, здесь холодно, - только сейчас Валага заметил, что очень замерз, а еще он не ел три дня, и от этого слегка кружилась голова. Конечно, сила не даст ему погибнуть, но она, как и все в мире, небезгранична.
  
  Глава 3. Запрет
  
  Солнце только коснулось земли холодными лучами, а Эльза уже поднялась с кровати. Все в доме замерло. Отец шуршал документами в кабинете, сестры мило спали, мать, наверное, сидит в своей комнате. Девушка накинула на себя шелковый халат. Выпорхнув из комнаты, она направилась проверить, как дела у Маргарет. Каждое утро вампирка навещала кормилицу, пока та спала, и заодно украдкой следила за младшим братом. Тот быстро рос. Эльзе было интересно все, что связано с ним.
  Юная вампирка без стука распахнула дверь спальни, леденящий душу ужас ужалил в самое сердце. На глаза попались белые простыни залитые кровью. Маргарет и ее дочь без признаков жизни лежали в центре комнаты. Они были жестоко убиты. На кровати, скрестив ноги в позе йога, сидела Марта Старлайт. Ее сын спокойно спал на коленях матери.
  - Доброе утро, мама, - промямлила Эльза, от шока у нее заплетался язык.
  Женщина кивнула в ответ. Девушка не могла отвести глаз от матери.
  - Эльза, - произнесла Марта.
  Вампирка нервно дернулась от звука собственного имени.
  - Сообщи сестрам и Алексу, что мы сегодня же отбываем на Север. У нас там чудный дом, - задумчиво и тихо говорила она.
  - Да мама, - робко согласилась Эльза.
  - И еще надо сообщить всем, что наш с Алексом сын погиб. Выкидыш. Я в глубокой печали и запрещаю, кому бы то ни было приезжать к нам в гости. Не нужно, чтобы о нем кто-нибудь прознал. - Она погладила мальчика по маленькой головке.
  - Хорошо, мама, - покорно отозвалась Эльза. - Я пойду?
  Девушка мечтала скрыться за дверью, ей было очень стыдно за страх перед матерью.
  - Иди, - согласилась вампирка.
  - И еще, - бросила Марта открывающей дверь дочери. - Я дала ему имя. Его зовут - Гелиот. Гелиот Алекс Старлайт.
  Марта передумала неожиданно. Первый шок от того, что он сын родился человеком, прошел. Она всегда мечтала о сыне, мальчике, и вот ее ребенок лежит где-то в этом доме, его кормит грудью незнакомая женщина, с молоком человека он все сильнее и сильнее становится другим. Марта просто не могла этого допустить, это ведь ее сын, значит она будет решать его судьбу.
  
  По засыпанной снегом проселочной дороге медленно ехали сани, запряженные двумя лошадьми. Животные утопали в глубоких сугробах.
  - Мадам, вы уверены, что знаете, куда мы едем? - заладил извозчик. - Я впереди вижу только сугробы. Эта дорога давно заброшена, где то там вряд ли еще живут ваши дальние родственники.
  - По-твоему я выжила из ума? - раздраженно бросила Марта.
  Извозчик сосредоточенно уставился на девственные сугробы впереди себя. Женщина, нанявшая его, всегда уверенно показывала направление, и, хуже всего, она заплатила вперед. Делать было нечего: приходилось верить ей на слово.
  Марта Старлайт сидела в повозке, закутавшись в роскошную лисью шубу. Мороза пробирающего до костей она не чувствовала, лишь приятную прохладу на коже. Для вампира нанять повозку было странно, но она хотела довезти сына до нового дома живым и здоровым/. Передвигаться пешком с ним на руках слишком опасно.
  - Я не знаю, насколько ты хрупок, и спросить не у кого, - прошептала Марта спящему Гелиоту.
  Семья вампирки раньше нее отбыла в заброшенный дом, чтобы к приезду матери с Гелиотом навести порядок. Время безжалостно к старым домам без хозяев, Марта это знала, как никто. В ее долгой жизни их было предостаточно. Все рано или поздно приходилось оставлять, а если судьба заставляла вернуться, то чаще всего она возвращалась в руины: заросшие травой, уничтоженные ветром и дождем, или человеком.
  Перед отъездом с Оркнейских островов Марта постаралась учесть все. Вампирскому сообществу, скорбящая мать сообщила о потере долгожданного наследника. Пришлось нарушить обещание и найти бежавшего из города акушера. Все свидетели, знавшие о Гелиоте, хотя бы косвенно, были убиты.
  Марта отчетливо понимала, почему скрывает рождение своего сына. Быть вечным свидетелем позора, вечно смотреть в глаза истинных вампиров и читать в их глазах жалость к себе, было выше ее сил. Пусть о нем никто не будет знать, а она придумает, как сделать из мальчика вампира. Она же Марта Старлайт - и она придумает. Она все исправит.
  - Мадам, куда дальше? - крикнул извозчик, отрывая Марту от размышлений.
  Вампирка выглянула в небольшое оконце повозки.
  - О, мой друг, теперь все время только прямо, осталось совсем немного! - крикнула она. - И я покончу с твоим навязчивым присутствием в моей жизни, - уже мысленно закончила Марта.
  Лес постепенно редел, продвигаться вперед стало легче, сугробы мельчали. Неожиданно путникам сквозь стену из деревьев открылась опушка. Она заканчивалась глубоким обрывом, а на его краю стоял дом. Часть окон выбиты, в крыше виднелась огромная дыра.
  - Мадам, мы, кажется, приехали, - позвал ее мужчина. - Только как же вы тут жить будете?
  Повозка остановилась.
  - Не твое дело, - фыркнула Марта в ответ.
   Придерживая подол шубы правой рукой и со спящим сыном в левой Марта неспешно вылезла на свежий воздух. Она окинула дом небрежным взглядом и слегка поморщилась от нерадостной картины.
  Дверь распахнулась, на пороге показался Алекс. Рукава его рубашки были закатаны до локтя, лицо все в пыли, было видно, что он с дочерями интенсивно приводит дом в порядок. Алекс радостно улыбнулся Марте и распахнув объятия направился к ней.
  - Я переживал, милая моя, - произнес он заключая ее в объятия.
  - Ни к чему это было, - остановила она, скидывая его руки с себя.
  - Как наш сын? - не обращая внимания на тон вампирки, спросил Алекс.
  - Багаж, - перебил их беседу извозчик. - Куда девать ваш багаж?
  Марта нервно зарычала, сильнее прижала к себе ребенка и упругим шагом направилась в дом.
  - Оставьте его здесь, - пропел Алекс. - Я голоден, - добавил он тише.
  Могла ли судьба поступить с честным извозчиком иначе? Он не знал, и никто не знает, пока не придет его час. Ему все не нравилось с самого начала, и сейчас он решил, что слишком злится на молодую госпожу за вечную грубость, и угроза в голосе ее мужа ему только почудилась. Не успел он закончить сматывать веревки, как жуткое чудовище с огромными клыками впилось в горло безжалостной хваткой, лишающей жизни.
  
  
  Толи после холодных Оркнейских островов, толи после свалившегося у Валаги началась лихорадка, его всего трясло. Пандора не отлучалась от больного ни на минуту, а он с упорством отказывался лечиться магией.
  - Ты мне расскажешь, что случилось? - не выдержав резко бросила она.
  Валага молчал.
  - Милый, ну не мучай меня! - взвыла Пандора. - Расскажи!
  Мужчина поднял на нее пустой взгляд.
  - От чего тебя трясет? - не уступала она. - Ты холоден как лед и бледен, будто собрался умереть.
  - Я давно не ел, - наконец произнес Крон. - Я забыл обо всем на свете. О времени. О голоде. О тебе. О Кронах. Я неожиданно нашел ответ. Теперь я вернулся назад и, наконец, знаю, что надо делать, чтобы выиграть время и не допустить повторения.
  Он умолк.
  - Чтобы не допустить чего? - не дала ему Пандора провалиться в череду, захлестывающих мыслей.
  - Рождения вампира с силой Крона.
  - Такое возможно? - спросила Пандора.
  - И самое ужасное, моя милая, - склонился Валага к самому уху девушки. - что это создание природа наделила силой наместника.
  - Ты хочешь сказать, это оно уже появилось на свет? Не может быть! - выдохнула женщина. - Что ты намерен делать?
  - Именно об этом я в данный момент размышляю, - сказал Валага. - Забыв про сон и еду.
  - И про меня, - с легким укором произнесла она.
  - И про тебя, - согласился он.
  Женщина молча смотрела на Правителя, а он будто решался на ответ.
  - Я придумал заклятие, - еще тише обычного начал Крон. - Я наложу Запрет на весь род вампиров, они больше не смогут рожать детей. Так мы подстрахуемся, до тех пор пока не разберемся, а вдруг все это подстроено?
  - Не дури! - очень серьезно произнесла женщина. - Это невозможно, и ты сам это прекрасно знаешь!
  Валага сверкнул взглядом.
  - Как пожелаешь, милый, - покорно произнесла она. - А сейчас позволь мне заняться твоим здоровьем.
  Валага кивнул в знак согласия. Его силы были действительно на исходе, и от заботы любимой женщины он не мог отказаться. Пандора принесла горячий чай, потом разогрела обед, собрала со всего дома пледы и укутала его, а сама легла рядом, опустив голову ему на плечо.
  
  Серый зал был готов к обряду. Центр огромной комнаты был пуст. Здесь кроны выстроились вокруг правителя. Валага позвал только самых верных своих слуг: Пандору, Анастасию, Августа, Льва и Клару. Им не надо было объяснять, что он задумал. Они беззаветно верили своему Правителю. Одна Пандора знала истинную причину и поклялась унести ее с собой в могилу.
  Помощники напевали придуманную для заклятия самим Валагой песню, а он, стоя напротив тотема, пытался вложить в него свою силу. Он собирал мощь стихии в свои руки, но заклятие, как бы Валага ни пытался убедить себя в обратном, было не во благо, оттого ничего не выходило. Такое стихия поддержать не могла, это вопреки жизни. Сил возложить на себя удел Богов и заточить право рождения в камень не хватало.
  - Я должен, - сквозь плотно сжатые зубы процедил Валага.
  Пандора раньше своего Правителя поняла насколько это бесполезно. У них не хватит сил. Она быстро покинула круг товарищей, подошла к высокой тумбе у помоста с тронами Стихий и немного помедлив схватила жертвенный кинжал.
  - Сам Тэра Моу! 'Пронзи мою душу' - воскликнула девушка и вонзила тонкое лезвие себе в солнечное сплетение. Тело взмыло в воздух, руки плетьми повисли вдоль туловища и спина неестественно выгнулась. Кровь из раны медленно пропитала одежду, после чего на пол стали медленно стекать капельки крови.
  Валага сосредоточенный на обряде не сразу заметил происходящее. Он ахнул и бросился к девушке, но сила, что никогда ранее не наполняла его легкие сбила с ног. Он упал и снова вскочил. Мощь была огромна. Пандора жертвовала собой, даруя ему мощь своей крови, ценой силы, а если медлить то и жизни.
  Валага поднял с пола тотем и сосредоточился на Запрете. Надо спешить. Он вытягивал огромную мощь из дарованной силы, но ее все же было мало. Для заклятия, охватывающего целый род необходимо было намного больше, чем жертва крови, необходима жертва другого характера. Жертва жизни.
  Пандора, как всегда, поняла это раньше Валаги. Она в последний раз взглянула в его голубые глаза и, надавив из всех сил на кинжал, погрузила его еще глубже в свое тело. Ее единственной целью в жизни было служение ему, ее Правителю, и сейчас она отдавала дань своей безмерной, безграничной любви. Ей ничего не было жаль, только бы все было, как он хочет, только бы он был счастлив. Ей было лишь жаль, что она больше никогда не увидит его глаз. А может все-таки там за гранью есть жизнь зпт и они когда-нибудь встретятся? Она будет его ждать.
  Валага не сразу понял поступок Пандоры. Он поймал огромный поток силы и, наконец, смог заключить ее мощь в тотем, создав Запрет, прочно сковавший род вампиров. Когда все было кончено, Валага открыл глаза, и правда подкосила ноги. Он камнем упал на бездыханное тело возлюбленной. Уже никакая сила в мире могла ее оживить, сколькими бы он не жертвовал.
  В этот день он возненавидел будущего наместника. Еще не научившись говорить и ходить, он уже отнимал жизни у тех, кого Валага любит.
  
  Глава 4 Детские годы
  
  1 год
  
  Приближаясь к кухне, Алекс уже чувствовал надвигающуюся на него бурю.
  - У нас небольшая проблема милый, - проговорила Марта, завидев мужа в дверном проеме. Она разложила на кухонном столе овощи, купленные на местном рынке. - И что с этим делать?
  Алекс неуверенно приблизился к жене.
  - Смотря, чего ты желаешь от них добиться, - протянул он, усмехаясь.
  - Ну, хватит! - воскликнула Марта. - Ты прекрасно понимаешь, к чему я веду!
  - И чего ты от меня хочешь!? - тоже повысил голос Алекс. - Я-то точно не знаю, что с этим делать! - он небрежно ткнул пальцем картошку.
  - Ты же был человеком! - не уступала жена.
  - Да был! - бросил он. - Но я воспитывался в обеспеченной семье, меня этому не учили. У нас были слуги!
  - Точно! - воскликнула Марта. - Слуги! Мне все равно, как ты это сделаешь. Но ты должен вернуться из деревни с женщиной! Мы ее обратим, и она будет заботиться о Гелиоте. Будет ему готовить и помогать в воспитании.
  - Мы ее обратим!? Зачем? - возмутился вампир.
  - Человек мне в доме не нужен! - бескомпромиссно бросила Марта.
  - Чтобы сделать раба покорным нужно время! - напомнил Алекс.
  - А ты найди какую-нибудь мать большого семейства и пригрози, что убьешь всех ее детей. Она и присмиреет. Не поможет - убей всех и ищи другую. Я уверена, так поиски быстро сладятся.
  
  5 лет
  
  Гелиот хныкал в углу комнаты.
  - Прекрати! - прогремела Марта, и ребенок тут же умолк. Авторитет матери был непререкаем. - Фрося! - крикнула она.
  На пороге комнаты появилась экономка. Она небрежно обтерла выпачканные в муке руки о фартук и обратила свой взор на госпожу.
  - Я здесь, - отозвалась она.
  - Что не так? - спросила Марта женщину. - Чем он недоволен? - указывая на заплаканного сына.
  - Я думаю, ему просто скучно, - быстро нашлась женщина. - Почему вы не позволяете сестрам с ним играть?
  Марта смерила ее взглядом.
  - Эльза! - прокричала вампирка. - Мила! Эмма! Идите сюда.
  Она жестом велела Фросе удалиться, даже не взглянув на перепуганную женщину.
  - Да, мама! - раздались голоса дочерей.
  - Поиграйте с братом.
  
  7 лет
  
  Марта ушла поздним вечером из дома, сказав, что готовит сюрприз. Фросе это заявление не понравилось сразу. Госпожа вернулась ночью с живым ребенком на руках.
  - Фрося, смотри какой миленький, - Марта потрясла перед носом няни Гелиота ребенком лет пяти. Он мирно спал на руках вампирки.
  - Мадам, - ахнула Фрося, - Зачем вам ребенок? Я вас умоляю, вы же его не убьете!
  - Нет, конечно, я принесла его для Гелиота! Пусть поиграет, - без тени сомнения произнесла Марта.
  Глаза Фроси наполнились ужасом и слезами.
  - Госпожа, - взмолилась она. - Прошу Вас, позвольте мне отнести его обратно в деревню.
  - Еще чего! - воскликнула Марта. - Фрося, не зли меня, или следующей игрушкой для Гелиота станет твой племянник. - Марта закусила нижнюю губу. - Его, кажется, Игорем зовут!?
  - Алешей, - поправила Фрося и тут же осеклась.
  - Ну, что? - озорно спросила Марта. - Этого относим, а Алешу приносим?
  Фрося нервно замотала головой.
  - Вот! - утвердительно сказала Марта. - Свое всегда роднее чужого! Пусть Гелиот поиграет, а потом съедим.
  Марта, крепко держа ребенка, отправилась на поиски Гелиота. Несмотря на глубокую ночь, ее семилетний сын играл во дворе. Эльза и Эмма, хохоча, следили за братом, а тот специально спотыкался и падал, чем сильно всех веселил. Он был с ног до головы в пыли и листьях. В смольных волосах застряли веточки, а в черных глазах играли бесята.
  - Гелиот, - позвала Марта.
  Сын послушно подошел к ней.
  - Смотри, я принесла тебе живую игрушку!
  Гелиот подозрительно посмотрел на спящего ребенка. Он не вызвал в нем живого интереса.
  Марта раздосадовано протянула ребенка, семенившей следом Фросе.
  - Отнеси его в дом! - приказала она. - Я думала, моему сыну понравится подарок! Он ведь так просил его! - огорченно проговорила Марта.
  - Мама не расстраивайтесь, - постаралась успокоить ее Эльза. - Он вспомнит о нем завтра! Я уверена, что вспомнит! И будет очень рад!
  Марта улыбнулась дочери. Гелиот, разогнавшись, налетел на сосну, от чего она стала раскачиваться.
  - Такой мелкий, - подметила Эмма, - а силы в нем прорва! Как, такой сильный, он может быть человеком?
  - Это полная чушь! - взревела Марта и, подхватив подол платья, быстрым шагом направилась в дом. - Гелиот! - крикнула она около самого порога. - Бегом спать!
  Ранним утром Марта застала Гелиота и его нового друга на лужайке около дома. Дети тихо играли. Они были так увлечены, что не заметили ее появления. Фрося следила за ними, разместившись неподалеку. Завидев госпожу, она быстро скользнула к ней.
  - Мадам, - взмолилась она. - Мадам, позвольте мне после того, как они поиграют, отнести мальчика обратно в деревню.
  Вампирка отрицательно закачала головой.
  - Он ведь еще совсем ребенок, - дрожал голос няни.
  В эту минуту двери дома распахнулись, и на пороге появился Алекс в сопровождении сияющей Эммы. Ее рыжие непослушные волосы были туго затянуты в элегантный пучок, а длинное лиловое платье сверкало белизной кружева.
  - Замечательное платье! - похвалила дочь Марта.
  - Спасибо, мама
  Вампирка прокрутилась на месте, демонстрируя его. Отец тем временем прошел и сел на деревянную лавку.
  - Доброе утро, - неуверенно протянул Гелиот, вскочив на ноги, при виде обоих родителей.
  - Доброе утро, сынок, - нежно бросил Алекс. - Играй! К нам приедут гости, - озорно продолжил он, переключив свое внимание на жену.
  Марта жестом велела Фросе отойти.
  - И кто? - поддержала она его веселый тон. - Неужели будут смотрины дочерей?
  - Не дочерей, - произнес Алекс. - Эммы
  Юная вампирка при этом отвела счастливый взгляд.
  - Мой друг Джон приедет со своим сыном Альбертом. Я буду счастлив, если наши дети понравятся друг другу.
  - Не рано? - немного тревожно спросила Марта.
  - Нет, - уверенно заявил отец. - В самый раз! Она уже у нас взрослая!
  - Я пойду! - бросила Эмма и скрылась в доме.
  Алекс с Мартой весело переглянулись.
  В эту минуту у ребят, играющих на лужайке, случилась небольшая ссора. Гелиот вырвал из рук друга игрушку и тот громко заплакал.
  Фрося бросилась к нему, стараясь успокоить.
  - Гелиот, - позвала Марта.
  Мальчик послушно встал и молниеносно оказался рядом с ней.
  - Убей его, - произнесла она смотря малолетнему сыну прямо в глаза. Он не шелохнулся, хорошо поняв ее приказ. Он еще никогда никого не убивал.
  - Госпожа! - упала перед ней на колени Фрося. - Они же еще дети! Они просто играли.
  - Заткнись! - жестко бросила вампирка.
  - Господин! - сделала последнюю попытку Фрося, после чего получила сильный удар по лицу от Марты. Капельки крови проступили на нижней губе и быстро затянулись обратно. Фрося, встретившись с разъяренным взглядом хозяйки умолкла, продолжая тихо плакать на земле у ее ног.
  - Гелиот, - с нажимом произнесла вампирка. - Я выбью из тебя эту слабую человеческую сущность! Убивай, сказала! Как ты смеешь меня ослушаться!
   На шум из дома показались дочери. Они с ужасом уставились на свернувшуюся в комок у ног матери женщину, на Гелиота, не сводящего глаз с лица матери и отца, бесстрастно за всем этим наблюдающего.
  - Гелиот! - взревела Марта.
  - Как именно мне его убить? - потупив глаза, смиренно спросил Гелиот.
  Улыбка скользнула на губах вампирки.
  - Как сам пожелаешь, милый, - уже пропела она.
  Гелиот был старше, да и выше принесенного матерью мальчика. Он много раз видел, как убивают людей его родственники, но сам раньше никогда этого не делал. Он неуверенно приблизился к своему другу и дрожащими детскими руками коснулся его шеи. Сначала ничего не получалось, мальчик вертелся и Гелиот, обернувшись на мать и встретившись с ее хищным внимательным взглядом, продолжил свои неумелые попытки. Сильными ручками он обхватил шею ребенка и задушил его.
  Когда все было кончено, он отошел от бездыханного тела и, подняв на мать перепуганный взгляд, спросил:
  - Можно я в доме поиграю?
  Ему хотелось поскорее сбежать отсюда.
  - Конечно, - согласилась Марта. - Иди сюда.
  Гелиот на ватных ногах подошел к ней, и мать громко чмокнула его в лоб, от чего улыбка невольно расплылась по лицу мальчика.
  - Иди, - скомандовала она своим обычным тоном. - Фрося, убери. А еще, - она обратилась к мужу, - мы попросим Джона, пустить яд вампира в кровь нашего сына. Может, это поможет сделать его одним из нас. Может, яд не работает из-за того, что мы родственники.
  - Марта, - спокойно произнес Алекс. - Может, все-таки стоит прекратить пробовать, у него в крови иммунитет, и вампиром нам его не сделать.
  - Я в это не верю, - бескомпромиссно заявила она.
  
  10 лет
  
  - Я хочу крови, - упрямо повторял черноглазый мальчик. Он сидел на высоком стуле за обеденным столом, напротив него стояла нетронутая тарелка с кашей.
  - Никакой крови, - решительно сказала женщина. - Ешь, или я все расскажу твоей матери.
  При упоминании о матери он нехотя взял в руку вилку.
  - Кровь, - уже тише продолжил Гелиот упрямо.
  - Гелиот, - раздался голос Марты сзади него.
  Мальчик крепче сжал вилку и отправил первую порцию в рот.
  - Ой, мадам, - простонала Фрося, - Он очень тяжело переносит свое отличие от вас. Беззаботное детство прошло.
  Марта лишь пожала плечами. Она села напротив Гелиота с интересом уставилась в его тарелку.
  - Что это он ест, Фрося? - немного скривившись, спросила Марта.
  - Это каша, мадам, пшеничная, - пояснила няня. - Очень полезная штука для молодого растущего организма.
  - Гадость, - прошипел Гелиот.
  - Ешь, - шикнула на сына Марта, - Фрося лучше знает, чем тебя кормить.
  
  15 лет Оркнейские острова
  
  Алекс, Марта и их дети стояли на краю обрыва и зачарованно смотрели вдаль Северного моря. Сильные порывы ветра дули им в лицо, принося с собой солоноватый вкус. Гелиоту исполнилось пятнадцать лет. Он превратился в долговязого несуразного подростка с запутанными волосами, черными глазами с огромным недоверием смотрящими на мир. Он вытянулся и стал выше матери.
  - Вороненок, - глумливо проговорила Эльза, дразня брата.
  - Ворона, - не уступил он ей.
  Эльза обиженно поджала губы и взглянула на мать.
  - Не смотри на меня, - почувствовала Марта взгляд. - Сама виновата.
  В этом году семья Старлайт впервые решилась вернуться на Оркнейские острова. Туда, где родился Гелиот и где они так любили жить.
  - Идемте, попрыгаем! - произнесла Эмма и быстро пошла вдоль обрыва на север. - Сто лет этим не занималась!
  - Попрыгаем? - с интересом протянул юноша.
  - Ага! - подхватила Мила. - Я - за! - и она направилась следом за сестрой.
  Эльза закатила глаза.
  - И это старшие сестры? - страдальчески произнесла вампирка.
  - Мама. Позволь? - осторожно спросил Гелиот.
  Марта перевела взгляд на сына и, выдержав паузу, произнесла:
  - Да что с тобой может случиться? - задала она вопрос сама себе. - Иди.
   Гелиот со всех ног бросился за скрывшимися из вида сестрами.
  С этого дня прыжки со скалы в бушующий океан стали его любимым занятием. Он часы напролет исследовал острова и развлекался, ища все более и более крутые уступы. Он разгонялся и прыгал. Недолгий полет, ветер в лицо. В эти моменты ему казалось, что он умеет летать, что ветер с ним заодно. Потом ледяная вода, она иглами впивалась в тело. Эйфория разливалась по венам. Сильные от природы мышцы здесь становились крепче. Он по крутым уступам поднимался наверх и прыгал снова.
  
  - Гелиот, подойди ко мне, - позвала Марта.
  Подросток, читающий толстую книгу в углу комнаты, отложил ее в сторону и медленно поднялся на ноги.
  - Милая, может зпт прекратим пробовать? - безразличным тоном начал Алекс, сидящий в мягком кресле с газетой в руках. Ему, в принципе, было все равно, лишь бы Марта была счастлива, но Гелиот сильно страдал от постоянных укусов. Ему было немного жаль сына.
  - Нет! - категорично заявила вампирка.
  Гелиот тем временем оказался около матери.
  - Ты заставляешь себя ждать, - строго произнесла она. - Руку! - протянула женщина ладонь.
  Гелиот будто во сне выполнил ее приказ. Сейчас будет очень больно. Вампирка обнажила огромные клыки и обхватила ими тонкую руку. Погрузив зубы глубоко в его тело, она нашла вену и проткнула ее. Тоненькая струйка крови стала стекать по коже к ладони. Марта не пила кровь сына, а просто замерла в таком положении. Яд начал быстро проникать в тело мальчика. Он разъедал кожу и больно обжигал ее. Боль медленно расползалась по всему телу. Гелиот закатил глаза, невыносимая пытка продолжалась, сознание заволокло туманом.
  Сильный толчок откинул Марту к дальней стене комнаты. Она наполовину пробила стену, оставив в ней глубокую вмятину. Алекс подскочил на ноги. Он не мог толком разобрать, что произошло. Гелиот растерянно смотрел на мать. Он просто не смог больше терпеть, а сказать - значило перечить, и он терпел, но инстинкт самозащиты победил на этот раз. Он оттолкнул мать от себя с невероятной силой. Острые зубы разорвали кожу на его запястье. Рана мгновенно затянулась, но яд, проникший в тело продолжал мучить и терзать тело, пульсирующей болью.
  Марта поднялась на ноги и стряхнула с себя пыль от раскрошившейся стены.
  - Я себе что-то сломала, - сухо проговорила она, в упор смотря на мужа. - Кость сама не срастется. Надо вправить.
  Алекс подошел быстро ощупал тело жены и резким движением разорвал на ней одежду. Острыми как лезвие ногтями он стал разрезать кожу на спине. Пальцы глубоко погрузились в тело, Марта стиснула зубы. Нащупав торчащую кость, мужчина вставил его на место. Секунда - она срослась в месте перелома. Когда рука Алекса покинула тело вампирки, она издала глубокий вдох облегчения.
  Марта подняла глаза на сына. Мальчик с замиранием сердца ждал ее реакции. Непозволительную дерзость позволил он себе. Он не просто ослушался мать, он причинил ей боль.
  Но злости и отвращения в ее глазах не было только любопытство. Она вернулась на свое место. Села на пол около журнального столика. Отец сел в кресло. Вмешиваться в воспитание сына он все же не собирался.
  - Гелиот, сядь сюда, - указала женщина место напротив. Мальчик мгновенно оказался рядом с матерью. - Мы сейчас выясним кто из нас с тобой сильнее.
  Алекс отложил газету и уставился на жену с сыном.
  - Мама, ты сильнее, - тихо проговорил Гелиот.
  - Не спорь, - быстро произнесла Марта.
  Она поставила локоть на стол и жестом предложила сыну последовать ее примеру. Когда их руки сошлись в рукопожатии, вампирка слегка надвила на руку сына. Та послушно коснулась стола.
  - Гелиот! - тихо сказала вампирка. - Мне нужна правда!
   - Хорошо, - согласился мальчик. - Давай попробуем еще раз.
  Они снова скрестили пальцы, Алекс, не выдержав, подошел ближе. Марта даже не успела, что-то предпринять, как ее рука под силой сына упала на стол. Лицо Гелиота ничего не выражало. Он огромной усилием воли заставлял себя не ликовать: матери это точно не понравится.
  - Еще! - приказала она.
  Марта собралась, но рука снова больно ударилась о деревянную столешницу.
  - Еще! - не могла смириться она.
  Все повторилось.
  - Еще!
  
  18 лет Россия
  
  Большой зал был полон света. Диван, что в обычные дни стоял в центре комнаты, отодвинули в сторону и образовалось много свободного места. Все семейство Старлайт в эту минуту было здесь.
  Марта, гордо вскинув подбородок, стояла в центре комнаты. Для встречи она одела, шелковое летящее платье бежевого цвета, шляпу с большими полями, украшенную розами из того же шелка, что платье. Вампирка была необыкновенно красива. Алекс стоял рядом с ней и придерживал под руку, будто она может упасть в любой момент. Мила и Эльза тихо хихикали чуть поодаль от родителей, а Эмма с серьезным видом сидела на краешке дивана с большой книгой в руках. Она, томно закатывая глаза, перелистывала страницы, даже не пытаясь сделать вид, что читает.
  - Эмма, зачем тебе книга, брось ее! - хохотала Эльза.
  - Эльза, разве ты не видишь, она готова в любой момент сразить Альберта своим тонким видением современной литературы, - подкалывала Мила.
  - Давайте, давайте! Смейтесь, дурочки, а Альберт сделает сегодня мне предложение, и видели вы меня! Будете тут промерзать до костей и братца с родителями воспитывать, а я буду жить на лазурном берегу, среди белоснежных песков и пальм, - мечтательно закатила глаза девушка.
  - Мама, - резко бросила Эльза, - Мама, а действительно, почему мы живем именно здесь? В этом холодном заснеженном лесу, где всегда одно и то же время года - Зима?
  Марта не повернув головы, устало произнесла:
  - Милая, ответ тебе известен. Не изводи меня сейчас своими расспросами.
  Спорить бесполезно, и Эльза обиженно поджала губы.
  
  В самом дальнем углу от входа сидел и Гелиот. Он будто застыл и, не шевелясь и не моргая, смотрел на дверь. Сестры, наконец, угомонились, и в звенящей тишине стал хорошо различим звук шагов/. К дому приближались гости - трое вампиров. Треснула ветка - кто-то нарвался на нее и сломал. Они остановились, дошли до опушки и сейчас выйдут из леса. Более отчетливый скрип снега под ногами, и вот уже трое на пороге, стряхивают снег. Ловкий жест высокого мужчины и раздался стук в дверь.
  Марта, вырвав локоть из цепких рук мужа, направилась к двери, не спрашивая она резко распахнула ее.
  Альберт - высокий светловолосый атлет, с шикарной белоснежной улыбкой. Крис - его младший брат и Джон отец сего семейства вежливо поклонились хозяйке дома.
  Вампиры обменялись любезностями и вошли внутрь. Алекс осторожно завел разговор о тайнах и семейных узах, после чего подозвал сына и представил его гостям. Джон с сыновьями клятвенно пообещали унести тайну семейства Стралайт в могилу, после чего общение наладилось.
  Гелиот вернулся в свой угол, так как все его игнорировали. Эльза и Мила развлекали Криса. Эмма и Альберт украдкой поглядывали друг на друга. Между двумя молодыми вампирами все сильнее разгоралось желание познакомиться поближе, но при родителях это было невозможно.
  
  Только под утро все разошлись по комнатам - отдыхать. Гелиот выкроил подходящее время и покинул дом через окно своей спальни. Пересек двор и углубился в лес. Он нестерпимо устал от тайн своего рождения. Ему хотелось только одного - свободы.
  Юноша быстро шел по лесу. В каждый шаг он вкладывал всю злость, на которую был способен. Если бы сейчас кто-то попался на пути, скорее всего, его ждал бы конец быстрый и неминуемый, так он был зол и болен душой. Человек с силой и душой вампира, вот кто он, пусть для жизни ему и не нужна кровь.
  Через десять минут ходу мысли пришли в порядок. Дышать стало легче. Гелиот выпрямился и прошел через поле. Он направился к одиноко стоящему домику на окраине показавшейся деревни. Скрытый полумраком утра, юноша приблизился к окну. С силой надавив на оконную раму, он выставил ее. Забрался внутрь и вставил обратно.
  - Гелиот, - стон сорвался с губ девушки. Биение ее испуганного сердца было отчетливо слышно по всей комнате.
  Надя появилась в его жизни нежданно. Она заблудилась в лесу и замерзла бы насмерть, если бы не встретила Гелиота. Юноша сначала принял решение отвезти девушку к родным на обед, но передумал в последний момент.
  - Испугалась? - ласково спросил юноша. - Ну, кто к тебе может еще вот так забраться? Пора бы и привыкнуть, Надя.
  Девушка приподнялась на локтях. Ее распущенные светлые локоны спадали на худые плечи, прикрытые тонкой ночной рубашкой. Она серьезно смотрела на парня.
  - Уже утро, отец скоро проснется.
  Гелиот ничего не ответил. Он присел на край кровати, и притянул к себе Надю.
  - Мы успеем, - прошептал он горячо.
  Юноша ласкал нежные пухлые губы, покрывал поцелуями шею. Из последних сил, девушка пыталась не терять самообладание.
  - Гелиот! - жалостно вскрикнула Надя, уже понимая, бой проигран. - Ну что ты со мной делаешь? А если все плохо кончится? Если люди узнают, что я обесчещена, опорочена? - страх перечеркнул чувства, девушка вся сжалась. - Ты исчезнешь из моей жизни!
  - Я женюсь на тебе, не переживай! Иди ко мне, - шептал Гелиот. - Я так хочу тебя! Мне сейчас это очень надо.
  Слова юноши лишили все ее страхи почвы. Надя, залившись густым румянцем, стала робко отвечать на поцелуи, ласки. Гелиот потянул рубашку и девушка освободилась от легкой ткани, наконец, представ перед ним полностью обнаженной.
  - Ты ведь меня обманываешь, - шептала Надя, уже не сопротивляясь и впуская его в себя.
  - Да, - со стоном выдохнул он, войдя в нее на всю глубину.
  Надя попыталась еще что-то возразить, но Гелиот закрыл ей рот горячими поцелуями.
  
  Глава 5 Время пришло
  
  Огромные деревья тянулись высоко в небо. Казалось, что их ветви протыкают его насквозь. Правитель Кронов, запрокинув голову, рассматривал сочную зелень удивительными узорами заплетшую голубое небо. Сквозь кружево крон в джунгли проникал солнечный свет.
  Валага неспешно продвигался сквозь высокий, плотно растущий кустарник. При этом он внимательно осматривал широкие листы растений, стволы и веточки, склонялся к земле и всматривался в джунгли в поисках крошечного земноводного, одетого в сверкающе желто-оранжевую шкурку. Валага делал небольшие остановки, раздувал щеки и хлопал по ним, издавая звук похожий на 'фью-фью', после чего прислушивался и продолжал движение.
  Было очень жарко и влажно. Вода стекала по его лицу на грудь, живот, от чего вся одежда была мокрой. Неуютное состояние выводило из себя и доводило Правителя Кронов до исступления.
  Он был уже готов все бросить, и сдаться, как, наконец, услышал протяжную мелодичную трель. Валага замер и стал прислушиваться. Спустя минуту тихая трель повторилась. Мужчина как можно осторожнее двинулся на звук.
  В корнях огромного дерева, обросшего мхом, он обнаружил тех, кого так долго искал - двух ярко желтых лягушек. Валага достал заранее заготовленный полый тростник сантиметра четыре в диаметре, наглухо закупоренный с одной стороны. Опустился на колени, рядом с затихшими земноводными. Они смело наблюдали за ним и ловко поймал одного из них в ловушку. Крошечное ярко-желтое создание попыталось было бежать, но опоздало. Второе стремительно ринулось в кусты, но тоже не успело и последовало в тростниковую ловушку.
  Мужчина еще несколько часов плутал по лесу, продолжая поиски. Теперь ему везло больше. Колбы быстро наполнялись.
  День медленно, но уверенно клонился к закату. Правитель Кронов сильно устал и прекратил поиски.
  Вернувшись в небольшой лагерь, размещенный прямо в джунглях. Валага быстро перекусил вяленым мясом со свежими плодами, набранными прямо здесь, в лесу и принялся за дело.
  Мужчина развел костер. Достал из котомки тонкие длинные иглы, стянутые в тугой пучок проволокой, и положил их рядом с собой. Каждая игла была сантиметров десять длиной. Железное плоское блюдо он поставил около огня, на нем в хаотичном порядке были сделаны небольшие отверстия. Мешок с дротиками Валага поставил рядом. Так же он соорудил что-то вроде сушки, решетки из тонких веточек, наваленных равномерным слоем неподалеку. На руки Валага надел кожаные перчатки. Сел на землю около костра и придвинул к себе колбы. Все было готово.
  Правитель Кронов аккуратно взял в руки ближайшую колбу, открутил стянутую ниткой крышку и вытряхнул лягушек на центр блюда, после чего он быстро откинул в сторону колбу и стал руками придерживать разбегающихся в разные стороны земноводных.
  Толстые перчатки защищали Валагу от смертельно опасной - кожи 'ужасного листолаза', самого ядовитого существа на планете. Это крошечное создание, всего три сантиметра величиной, могло запросто убить его. Одного прикосновения ничем не защищенной кожей было бы достаточно, чтобы вызвать сердечную недостаточность.
  Валага стал быстро передвигать лягушек по блюду к отверстиям. Когда очередная, приближалась к нему он протыкал ее насквозь тонкой металлической иглой, прикалывая к блюду.
  Валаге было немного жаль этих маленьких созданий. Несчастные животные вертелись на иглах и предпринимали последние попытки спасти себя, но разве они могли что-то изменить. Мужчина кинул блюдо в огонь. Жар костра опалил его дно, и оно стало медленно нагреваться. Умирая от жара, листолазы выделяли белую слизь. Валага медленно, не делая резких движений, смачивал кончик дротиков в ней. После чего раскладывал их на решетку из прутиков, чтобы они хорошо обсохли и сохранили яд на долгие годы.
  Выбрав весь яд из первой партии листолазов, мужчина продолжил работу, у него было еще две колбы, полные ярко-желтых созданий. Обсохшие и готовые к использованию дротики Валага сложил в небольшой деревянный ящик.
  Завалившись на спину, Правитель стал наблюдать за кусочком неба среди крон деревьев. Он был весь усыпан звездами. Август вернется за ним завтра. Впереди целая ночь, чтобы подумать.
  Вспомнить милую любимую Пандору и ее жизнь, что никогда ему не вернуть. Он никогда не простит себе, что позволил ей рискнуть собой, позволил умереть. Он должен был забрать ребенка у Марты раньше. Теперь все либо ничего! Как Валага не молил Богов и силу, новый наместник так и не появился на свет. Видимо править его народом монстр. Его мать наверняка научила его убивать раньше, чем ходить.
  - Черт, - выругался Крон. - Надо было его раньше забирать!
  
  Гелиот стоял на краю леса по колено в снегу. У его ног зияла пропасть, а взору открывалось бескрайнее белое море из сопок, покрытых голым лесом с редкими вечнозелеными елочками.
  Несуразный долговязый подросток превратился в юного мужчину. Он был высок, жилист, статен, словно принц. Его черные смоляные волосы почти доставали до плеч, а черные глаза подозрительно и сурово всматривались вдаль.
  Звук шагов сзади отвлек от мрачных мыслей. Гелиот даже не обернулся на шум. Ведь он отлично знал, кто крадется к нему, словно тень. Пусть юноше для жизни не нужна была кровь, и он человек, в его теле живет мощь истинного вампира, наделяющая его огромной силой, тонким нечеловеческим обонянием, мгновенной регенерацией тканей, и долгой, кажущейся бесконечной, жизнью.
  Женские бледные руки было попытались обвить его шею, но юноша ловко увернулся.
  - Эльза, - сурово произнес он, разворачиваясь к сестре. - Ты шпионила за мной?
  Девушка в тонком платье слегка склонила голову. На ней не было даже накидки. Босиком она стояла на снегу. Мороза, щекочущего нос, будто не существовало для вампирки.
  Эльза была намного ниже брата, тоненькая, словно тростиночка с черными длинными волосами и темными до черноты глазами. На первый взгляд в Гелиоте и вампирке не было ничего общего, кроме цвета глаз и волос, но и этого малого сходства было достаточно, чтобы сразу признать их родство.
  Проведя рукой по его груди, Эльза ревниво выпалила:
  - Ты встречаешься с человеческими девушками? - сделав небольшую паузу, уже холодно она добавила. - Мама тебе этого не простит.
  - Я развлекаюсь, что здесь такого? Вы водитесь с мужчинами не только для еды!- ледяным тоном сказал юноша.
  - Не смей! Не смей! Так говорить со мной! - воскликнула Эльза.
  Она немного отступила от брата.
  - Я знаю, что ты задумал.
  Глаза юноши расширились.
  - Да, ладно! - бросил он.
  Вампирка коротко кивнула.
  - Тебе мать приказала за мной следить? - не унимался он.
  - Нет, - резко бросила она.
  Они молчали, буровя друг друга взглядами.
  - Ну и что же я задумал, по-твоему? - отстраненно спросил Гелиот.
  - Сбежать! - быстро произнесла вампирка.
  Осведомленность сестры поразила его. Но как? Как она могла догадаться, он ведь никому ничего не рассказывал?! Он сам еще ничего не решил.
  - С чего ты взяла? - с каменным лицом спросил он.
  - Догадалась, - она обошла его. Провела рукой по плечам, груди. - По твоему испуганному виду. Братец, ты совершенно не умеешь врать. Я глаз с тебя теперь не спущу. Если ты сбежишь, достанется нам с сестрами, за то что мы за тобой не уследили.
  - Я уже не ребенок! - вскрикнул Гелиот.
  Вампирка резко развернулась, они встретились взглядами. В глазах Гелиота промелькнула боль. Эльза даже на минуту стушевалась.
  - Ты невозможный эгоист! И думаешь только о себе. Ты постоянно нас подставляешь!
  Вампирка умолкла.
  - Я не виноват, что родился таким! - проорал он ей.
  Эльза пожала плечами. Гелиот молчал пытаясь справиться с обидой. К кому в горле примешивалось дикое желание растоптать сестру, убить ее. Одним махом покончить с правилами поведения, напоминаниями о его отличии от них.
  - Я не хочу тебя видеть, - сухо произнес он. - Уйди.
  Эльза не шелохнулась.
  - Уйди! - закричал Гелиот, наконец, потеряв терпение. - Пошла прочь!
  На глаза вампирки навернулись слезы.
  - А ты знаешь, что в ночь, когда ты родился, мать приказала тебя убить?
  Взгляды пересеклись. Гелиот пронзал ее чернотой глаз, на секунду вампирке показалось, что это мать обжигает ее взглядом. Она стушевалась и попятилась.
  - Знаю! - выпалил он.
  Душевнаая боль ядом разливалась по телу Гелиота. Она была сильнее боли от укуса вампира, той отравы, разливающейся по телу. Телесные мучения сейчас казались забавой и ему хотелось снова ощутить их, только бы не чувствовать этого разрывающего душу одиночества. Только бы не чувствовать всего этого!
  Эльза развернулась и покинула опушку. Она ни разу не оглянулась на брата, а он, не отрываясь смотрел ей в спину. Новый день принес новые страдания. А ведь стоило только на минуту подумать, что все начинает налаживаться!
  Хуже уже не будет. Дальше просто некуда, размышлял Гелиот, усевшись на край обрыва и свесив с него ноги. 'А разве может быть что-то хуже? - рассуждал он. - Может, действительно сбежать от них?'
  
  Юноша просидел на снегу до заката. Уже стемнело, а возвращаться домой все еще не хотелось. Скользнула мысль навестить Надю.
   Гелиот без промедления направился к девушке. Недолго шел среди деревьев по заснеженному ночному лесу, потом напрямик через огромное поле. Вот, наконец, показалась деревня, на ее окраине одинокий дом. Ему туда. Но все так приелось, он знал, что когда-нибудь этот миг настанет, но не думал, что так скоро. 'Скучно!' - мелькнуло в голове. Надя больше не привлекала его как новая идея - обрести свободу.
  Гелиот передумал. Развернулся посередине поля и зашагал обратно. Он направлялся домой. Неожиданный ветер сильными порывами растрепал черные волосы. Огромные снежинки безостановочно сыпали с неба, застилая все вокруг. Погода менялась. Спокойный вечер превратился в суровую сибирскую зимнюю ночь.
  Гелиот подошел ко двору. Устало отворил калитку, мысленно готовясь к нападкам сестры или нагоняю от матери, безразличному виду отца. Тот никогда не заступался за него. Гелиот был так зол и погружен в свои мысли, что не сразу заметил свою семью и отблески костра.
  В центре двора появился костер из поваленных сухих деревьев. Неведомая сила собрала стволы по лесу и уложила огромным шалашом. Вся его семья без движения находились в самом сердце огня. Сестры, отец, мать, даже Фрося сидели, прислонившись друг к другу. Он тряхнул головой, не понимая, что это они задумали и сделал шаг к ним. Вампиры походили на соломенных кукол. Сердца их не бились, в легкие не поступал кислород. Глаза стеклянным невидящим взором смотрели в пустоту.
  Сердце юноши замерло от страха. Ни один мускул не дрогнул на лицах родных, в их глазах не появилось даже намека на сознание и жизнь.
  - Они еще живы, - раздался голос позади.
  Юноша вздрогнул от неожиданности и резко развернулся. Зрение на этот раз подвело, то ли от переизбытка чувств, то ли от того что снег продолжал безостановочно сыпать с неба. Он всматривался в черноту ночи и, наконец, сквозь метель смог увидеть высокого мужчину. Незнакомец был худ, его седые волосы торчали в разные стороны. На тощих пальцах виднелись кривые пожелтевшие ногти. Валага уловив его взгляд и добро пояснил:
  - Это они пожелтели от старости.
  Сердце Гелиота похолодело и замерло от страха.
  Нет, не незнакомца он боялся, он сходил с ума от тревоги за жизнь родных. А ведь минуту назад он их ненавидел, но смерти! Смерти он никогда им не желал. Так чего же он ждет?
  Гелиот кинулся к семье. Необходимо вытащить их из огня. Он моментально оказался на кострище. Снежный вихрь подхватил и откинул его прочь.
  Видимо, без убийства незваного гостя не обойтись, понял юноша, и без предупреждения бросился на мужчину. Однако стоило Гелиоту приблизиться к мужчине как снежный вихрь, врезался в грудь и больно отбил назад. Он со всей силы врезался в ствол высокой сосны, так и не добравшись до старика.
  Юноша тряхнул головой. Он смерил мужчину злым взглядом. Происходящее больше не было похоже на игру его воображения.
  - Крон, - прошипел он, наконец, поняв с представителем чьего рода имеет дело.
  - Ха, - раздался наглый смешок Правителя Кронов. - Я не драться с тобой пришел. Я за тобой.
  Гелиоту было все равно, зачем он здесь. Он предпринял новую попытку. Подпрыгнув, юноша оттолкнулся ногами от ствола дерева и словно птица полетел к Валаге. Его скорость была такой, что Правитель Кронов чуть было не лишился головы. В последнюю секунду он сумел увернуться от сильных рук юноши и волной снега отбросить его снова далеко в лес.
  Приземлившись на снег, Гелиот зарычал от досады, ударив со всей силы по земле.
  - Какие дикие манеры! - глумился Валага.
  Огонь коснулся тел родных. Гелиот ничего не соображая, бросился к ним, но снова был отброшен в сторону. Больше сдерживать страх было не в его силах. Они заживо сгорают! Гелиот уверенным шагом направился к Валаге. Противник искусный маг, но на стороне Гелиота - правда, жизнь его родных, наивно верил он.
  Правитель Кронов забавлялся с ним, словно с игрушкой, давая Гелиоту вволю поиграть в защитника семьи. Водяные потоки возникали из ниоткуда и сбивали юношу с ног. Снег становился водой, потом снова замерзал, превращаясь в белоснежные хлопья, застилающие глаза под покровом ночи. Гелиот снова и снова искал брешь в защите Крона, но снова и снова падал на промерзлую землю, больно ударяясь о нее. Неудачи не останавливали его, а только придавали сил.
  - Все, с этим надо кончать! - вымотавшись, крикнул Валага.
  Гелиот только зарычал в ответ. Без предупреждения водяные путы скрутили юноше руки и с силой прижали к земле.
  Гелиот скалился пытаясь сбросить с себя рвущуюся от любого движения водную нить, но обуздать стихию было не просто. Разрыв мгновенно затягивался. Было совершенно не понятно, как можно победить, но сейчас это было и не важно. Он должен высвободиться и спасти свою семью: свою мать, сестер, отца. Гелиот ни на секунду не переставал бороться.
  Валага, устало покачав головой, приблизился к сопротивляющемуся изо всех сил юноше. Его настойчивость внушала уважение. Правитель Кронов достал из кармана смазанный ядом дротик и проткнул ногу Гелиота.
  В пылу боя с водяными путами Гелиот даже не почувствовал укола. Тело вдруг перестало слушаться, и если бы он был простым человеком, то скорее всего, моментально бы умер. Яд проник в мышцы, его подхватила кровь и отнесла в сердце, после чего оно остановилось. Состояние было ужасное, паника накрыла юношу с головой. Находясь в полном сознании, с открытыми глазами, он не мог шевельнуться. Гелиот снова и снова отдавал приказы своему телу. Все было тщетно.
  - Надеюсь, ты все же вампир и выживешь.
  Валага приподнял тело Гелиота и прислонил его к ближайшему дереву.
  - У тебя в отличие от них будет выбор. Я, конечно, хотел, чтобы все вышло немного иначе, - устало продолжил он. - Я рассчитывал убить их до твоего возвращения, но ты почему-то не пошел в гости к своей человеческой подружке, вот и стал невольным свидетелем. Сам виноват.
  После этих слов Валага отошел чуть дальше. Тихая песня стала наполнять ночной лес мелодичными звуками. Правитель Кронов пел заклинание. Снег на крыше дома, сугробы во дворе стали медленно таять, постепенно превращаясь в ручьи. Все кругом высыхало.
  - Так будет лучше гореть, - пояснил Валага. Гелиот безразличным пустым взглядом смотрел вперед, но внутри него все клокотало и ныло.
  Он не мог отвести глаз. Он не мог их закрыть. Он не мог ничего изменить. Разум рвался на свободу, но парализованное тело не слушалось. Он знал, они все чувствуют. 'Они все видят. Неужели все так и кончится? - мысленно орал Гелиот. - Ведь бывают счастливые истории, где добро побеждает зло. Где все остаются живы, - с детской наивностью молил он всех богов сразу, хоть ни в одного из них не верил. Он клялся себе и богам, что будет верить и молиться исправно - каждый день, каждую минуту. Если они спасут его семью. Ведь еще можно все исправить!'
  Пламя уже лизало его семью своими языками. Оно же, не касаясь юноши, жалило его сердце невыносимой болью, и если бы Гелиот мог умереть от страданий и мук - это бы уже случилось.
  Валага, подпалив дом, бесшумно подошел к Гелиоту сзади. Опершись на ствол дерева он заворожено наблюдал за огнем. Голубовато-синие языки озарило ночное небо.
  Гелиот рвался и кричал, но только в своих мыслях. Он бился, в то время как его семья заживо сгорала в пламене. Юноша бы отдал всю свою жизнь лишь бы спасти их, но... Бессилие было большим наказанием.
  Пламя перекинулось и на дом. Вскоре осталось только пепелище, а от семьи Гелиота - воспоминание. Возможность двигаться стала понемногу возвращаться к нему.
  Валага присел на корточки рядом с юношей.
  - Теперь я расскажу тебе, зачем убил твою семью. Помни, у тебя есть выбор и всего один шанс.
  'Я убью тебя! - мысленно шипел Гелиот. - Я клянусь'
  - Скоро закончится действие яда, и ты будешь очень зол и не сможешь воспринять, а главное, услышать мои слова и блага, что они несут. Все дело в том, мой мальчик, - нежно обратился Валага к юноше, отчего внутри Гелиота все заклокотало еще сильнее. - Что ты Крон.
  Он сделал паузу, всматриваясь в черные глаза юноши, но лицо Гелиота еще не могло выражать эмоции, хотя во взгляде горела ненависть.
  - Ненавидишь нас? - резко бросил Крон.
  Гелиоту было плевать на Кронов и весь их род Он ненавидел только их Правителя.
  - А это совершенно не важно. И если бы, черт тебя побрал, ты родился просто Кроном, я бы покончил с тобой в раннем возрасте. Ты не дожил бы до своего первого дня рождения, но волею судьбы ты не просто Крон, а очень сильный повелитель Стихии. Да! - Валага сделал паузу. - Ты наместник Кронов, будущий Правитель.
  Валага умолк, собираясь с мыслями.
  - Мощи, заключенной в тебе, хватит, чтобы уничтожить целый континент.
  Валага опять замолчал. Воспоминания накатили на него волной. Мужчина сверлил юношу взглядом.
  - Ты слышишь меня? - прошептал он Гелиоту на ухо. - Ты один из нас! Я знаю, ты хочешь меня убить. Я всего лишь предлагаю тебе новую жизнь, где никто и ничто не будет напоминать о твоем прошлом. Пойми, я не мог оставить их в живых. Они бы только мешали. Ты ведь не дурак. Ты выучишься! Ты станешь Кроном! Ты научишься управлять своей стихией. Кроме меня никто тебя учить не будет, а потом посмотрим, что из этого получится.
  Гелиот упрямо замотал головой.
  - Я слишком стар и у меня нет времени на пререкания. Странная штука приключилась с миром. У нас нет ни одного Крона выше пятой категории, а для управления, это очень мало. Надо хотя бы седьмой уровень. Может зпт нас сглазили? - задал риторический вопрос Валага. - Ты, мой мальчик, полная девятка.
  Он встал.
  - Сейчас я уйду. А ты наверняка знаешь, где Долина? Все вампиры знают.
  Гелиот махнул головой, не выпуская мужчину из виду.
   - Там есть преграда, что не пускает никого внутрь. Ты один из нас, тебя сила пустит. Так что принимай решение и приходи. Не придешь - я тебя найду и убью. Придешь - значит, даешь согласие на обучение и жизнь по правилам Кронов.
  - А если я приду, чтобы убить тебя? - наконец, смог выдавить из себя вопрос Гелиот.
  - Не переживай, - зло улыбнулся Валага. - Я все учел. Тебе не победить меня, оставаясь всего лишь вампиром. Ну, ладно, - улыбнулся он сам себе, - сыном вампирки. Прости, но ты ведь человек.
  Правитель Кронов медленно развернулся и ушел.
  Прошел целый час, прежде чем Гелиот смог сползти на промерзлую землю. Вонь гари забивала нос, но все это не важно. Глаза Гелиота были полны слез, он полз по земле к горстке пепла. Не веря, что она и есть все, что осталось от его семьи, юноша поднялся на ноги и словно во сне начал исследовать гору пепла. Он отыскал только обгоревшие драгоценности: кольцо матери, ее любимое коралловое ожерелье и серьги в тон, перстень отца, милые побрякушки сестер. Трясущимися руками, Гелиот распихал находки по карманам пальто и отправился к дому.
  Он собирал крохи, остатки воспоминаний о своей прошлой жизни и прятал их в карманы. От боли он плохо держался на ногах, отчего передвигался по сгоревшему дому согнувшись пополам.
  'Завтра мой день рожденья, - мелькнула мысль. - Да все равно!'
  Юноша, опустил голову, глубоко погрузившись в свое горе, и поплелся прочь от дома. Находиться здесь невыносимо, это выше его сил. Оборачиваясь в последний раз на сгоревший дом, Гелиот знал, что больше никогда сюда не вернется. Пусть они никогда не ладили и мало любили друг друга, они навсегда его семья. Все, что дорого, навсегда испарилось, превратилось в пыль, что уже разносит ветер по заснеженным лесам.
  Снегом юноша вытер пепел с лица.
  В заснеженной тайге властвовал солнечный день. Мир смеялся ему прямо в глаза. Горе Гелиота не тревожило никого, кроме него. Под лучами солнца сугробы отливали всеми цветами радуги. Все в мире радовалось жизни.
  Сам того не заметив, юноша дошел до окраины деревни и попал в скромный домик. В доме Нади было тихо, все его обитатели куда-то делись./В просторных сенях он опустился на деревянный табурет и замер.
  - Вот черт, - выругался Гелиот.
  Вся эта ссора с Эльзой. Мила так хотела выйти замуж. Только начало казаться, что мать уважает его за силу. Последний вечер жизни проносился перед глазами, а потом и все хорошее что у них было.
   - Черт! Черт! Черт! - прокричал он, с силой ударив в стену, от чего в деревянной стене появилась дыра.
  Гелиот напоминал себе, что должен ненавидеть Крона ставшего причиной гибели его семьи, но от боли утраты ничего не чувствовал.
  Резко подскочив, юноша пробежался по дому и, собрав вещи отца девушки, направился в баню в конце двора. Кадки с водой были как всегда полны, дрова наколоты, но он не стал топить баню. Скинув с себя грязную, пропитавшуюся дымом от костра одежду Гелиот обмылся ледяной водой и одел на себя чистые, но не по его размеру вещи. Выглядел он крайне дико, штаны были коротковаты, свитер широковат.
  Сегодня Гелиота это мало волновало. Он сорвался с места и удалился от дома Нади в глухой лес, в пустоту, чтобы постараться все забыть. Он вдруг вспомнил, что выложил из кармана на лавку драгоценности. Нет! Юноша резко развернулся и зашагал обратно, он не может их оставить.
  
  Глава 6 Решение
  
  Старик неспешно шел по заснеженному лесу, собака задорно бегала рядом. Неожиданно лайка вырвалась вперед заливаясь звонким лаем.
  - Тина, Тинка, - крикнул ей хозяин вслед. - Куда понеслась?
  Собака убежала далеко в лес. Она обогнула густой кустарник, ежом торчащий из-под снега, и снова громко залаяла.
  - Ну что там? - ворчал мужчина, отклоняясь от намеченного курса. - Я знаю ты не отстанешь, если я не посмотрю, что ты там наш... О господи! - воскликнул он наконец, обойдя лысый куст и увидев юношу.
  Тот лежал без движения и уже был слегка припорошен падающим снегом. Его глаза были закрыты, лицо бледное, одежда стояла колом от мороза. Старик протянул к нему дрожащую руку. Коснувшись юноши, он вздрогнул. Незнакомец был жив, его тело горело огнем.
  Все это время Тина лаяла без остановки.
  - Тинка, тише! - велел старик. - Иди ко мне.
  Собака радостью подошла к хозяину. Он, быстро сняв с плеча ружье, прицепил его животному на спину и, подхватив на руки замерзшего юношу, поспешил домой.
  День клонился к закату. Ноша была непосильна для немолодого мужчины. Суставы ныли от каждого шага, но он не уступал и упрямо шел вперед. Сколько времени юноша провел в лесу, Иван не знал, но если сердце бьется - еще есть шанс. Главное - дойти, уговаривал себя он, утопая в глубоких сугробах заснеженного леса. Лайка забегала вперед, останавливалась и ждала, когда он ее нагонит.
  Ночь опустилась на заснеженный лес. Впереди забрезжил свет. Старик вздохнул и собравшись с силами продолжил путь. Подойдя к дому, он ногой толкнул дверь. Старая, она с грохотом открылась, теряя кусочки дерева от удара.
   - Варвара! - во весь голос крикнул он.
  Следующая дверь, ведущая уже в дом, распахнулась, и на пороге коридора появилась пожилая женщина. На ней была тонкая белая сорочка с маленькими завязками под горлом, / Громкий зов мужа взволновал ее и напугал, дрожащими тонкими руками она потянулась к нему, чтобы помочь занести юношу в дом.
  - Что, что с ним? Иван, кто это? - простонала она.
  - Он еще жив, - выдохнул старик. - Замерз жутко.
  Юношу пробивала мелкая дрожь, но в себя он не приходил. Они положили его на пол.
  - Постели ему у входа, - пытаясь отдышаться, руководил Иван бегающей по дому женщиной.
  Варвара же бросилась сначала к мужу, начиная снимать с него валенки и тулуп.
  - Ты продрог, раздевайся! - говорила она. - Быстрее согреешься.
  - Помоги ему, - велел Иван.
  Варвара упрямо замотала головой, уже снова возвращаясь к нему со спиртом и начиная растирать его окоченевшие руки.
  - Ему легче не станет, если еще ты свалишься, - уверенно заявила женщина.
  Только удостоверившись, что с мужем все в порядке Варвара взялась за юношу. Она накидала одеяла на пол, оставив для себя самую малость. Раздевая незнакомца, под промерзлой одеждой она ожидала увидеть обмороженные конечности, от этого сердце болезненно сжималось, но нет. На теле юноши не было повреждений.
  Иван с кружкой крепкого травного чая сидел на лавке у печи.
  - Теперь все зависит от него, - проговорил он. - Как думаешь, выкарабкается?
  Пожилая женщина провела рукой по лицу парня, откидывая длинную прядь черных волос с его глаз.
  - Сильно лихорадит, он прямо сгорает. Я не знаю, - Варвара поднялась на ноги, налила в ковш прохладной воды и вернулась к Гелиоту. Она смачивала ткань и обтирала ей горящее лицо. От прикосновений юноша слегка вздрагивал. - Что случилось? - спросила она мужа, не поднимая глаз.
  - Шли по лесу, и Тинка его нашла.
  - Тинка, - спохватилась женщина.
  Отбросив в сторону мокрую тряпку, она выбежала в сени. Собака ровненько сидела около порога на снегу, преданно сверля глазами дверь.
  - Заходи, милая, - пригласила Варвара, и Тинка забежала в дом, быстро свернулась калачиком углу и закрыла глаза.
  - Верная псина, - констатировал Иван. - И сколько можно ей говорить!? Забыли тебя на улице, голос подай. Нет, же, - возмущался он, - сидит, ждет.
  Лайка, не открывая глаз, лишь повела ушами в сторону хозяина.
  - Не подслушивай, - велел дед, заметив движение ушей.
  - Отстань от нее, - произнесла Варвара, собирая с пола вещи Гелиота.
  Когда она подняла рубаху, из нее вывалился сверток. Развернув его, женщина вздрогнула. Коралловое колье, кольца, браслеты, колье с огромными камнями, переливающимися на свету. Все это было с небольшим налетом сажи, и оплавившимися краями. Женщина растерянно бросила содержимое на старый деревянный стол и обреченно села на лавку, опустив руки.
  - Чует мое сердце дед, беду ты на нас накликал, - взволнованно произнесла она.
  - Не говори ерунды! - осек ее муж. - Я парня спас, а не беду накликал. Женщина, язык - твой враг.
  - Так он вор! - покосилась Варвара на переливающиеся камушки в колье. - Одежда на нем крестьянская, поношенная. В лесу ты его нашел, бежал значит от кого-то. Может он боярина своего убил и ограбил. Надо сообщить о нем! Беглый он.
  - Никуда мы сообщать не будем, - уверенно заявил Иван. - Не наше это дело. Мы с тобою ведь и не знаем, как оно было на самом деле. Придет в себя, спросим.
  - Если придет! - сочувственно сказала женщина.
  - Вот то-то же и оно.
  
  Юноша резко проснулся. Было ощущение, что сначала его окунули в ледяную воду, а затем перенесли в пустыню. Первое, что он увидел, придя в себя - это сияющие голубые глаза, морщинистое доброе лицо, обрамленное светлыми волосами. Когда взгляды пересеклись, женщина отпрянула в страхе, но это было мимолетное чувство, сочувствие тут же сменило его.
  Хрупкая старушка сидела на полу рядом с его временной кроватью и держала в руках мокрое полотенцем, Гелиот чувствовал приятную влагу на лице.
  - У тебя такие черные глаза, - произнесла она добро. - Я аж первую секунду испугалась сильно.
  - Воды, - севшим голосом протянул он.
  Варвара спешно встала, зачерпнула ковшом воду в кадке у входа и протянула юноше. Он жадно схватил ковш и начал пить. Вода обжигала внутренности, но остановиться он не мог. Выпив все, Гелиот рухнул обратно на подушку и тяжело задышал. Вернулся кашель, он душил горло.
  Откашлявшись, юноша более или менее пришел в себя. Сумел снова сесть и осмотреться. Он скользнул взглядом вокруг: убогая, но опрятная комната. Он в чистой одежде на теплых одеялах вместо промерзлой земли. Суставы ломит страшно, но жгучий жар медленно отступает. Чего нельзя сказать о душе. Он вспомнил все. Все и сразу.
  - Я уж думала, ты не выкарабкаешься, - нарушила тишину женщина. - Такой жар у тебя был.
  Гелиот нервно дернулся от звука ее голоса.
  - Где, где моя одежда? - взволнованно спросил он.
  Женщина внимательно всмотрелась в его лицо, после чего отстраненно спросила, будто это ее вовсе не волновало.
  - Ты вор? Ты убил кого-то?
  Юноша ошарашено замотал головой. Это касалось только первого вопроса, хотя женщине этого не стоило знать.
  - Хорошо, - согласилась старушка. - Просто не складывается, - она умолкла. - Вон твои вещи, - махнула Варвара рукой в сторону лавки, под ней лежала стопка одежды - И все твои сокровища там же. За их сохранность не беспокойся, нам со стариком чужого не надо, а твои безделушки много бед принести могут.
  Гелиот хотел было разузнать Давно ли он здесь? Как оказался, но женщина надавила на его грудь, принуждая лечь. От слабости он поддался, позволяя уложить себя на подушки. Варвара укрыла его под самое горло одеялом. Убедившись, что все хорошо, женщина поднялась на ноги.
  - Полежи! - велела она тоном, не терпящим возражений. - Я похлебку приготовлю. Тебе сил надо набираться.
  Юноша не стал спорить, хотя в голове тикала мысль уйти незамедлительно. Он остался лежать, думать, наблюдать за доброй суетливой женщиной. Варвара не могла не внушать доверие и любовь. Рядом с ней становилось спокойно, тихо и мирно, чего давно не было в его жизни. Когда она находилась в доме, болтала с ним, боль отступала. Стоило Варваре уйти - и все возвращалось. Воспоминания, словно вихрь захватывали его, становилось тяжело дышать, и поднимался жар. Дело было не в переохлаждение на морозе, а в душевной боли. Она, а точнее непонимание того как дальше жить, приковали его к кровати.
  - Это температура. Ты что, никогда раньше не болел? - как то удивилась Варвара, когда Гелиот спросил, почему его пробивает дрожь.
  - Нет, - честно отозвался он.
  - Ну, это хорошо, что так было, а вот лежание на снегу при сильном морозе даром не прошло.
  Юноша подозрительно прищурился.
  - Страшное позади. Ты идешь на поправку. Скоро все будет хорошо! - обнадежила Варвара.
  Он, конечно, сразу ей поверил. Она будто бы дала ему обещание, что все обязательно будет хорошо. Этим же вечером Гелиот взял с себя слово уйти, когда Варвары не будет рядом. Как ему решиться на то, что он должен сделать, под взглядом этих добрых глаз? Как оправдать ее надежды? И не смягчиться от всепрощающей любви рядом с ней? Этому уже не бывать! У него уже не будет все хорошо.
  Болезнь казалась юноше чем-то новым, чужеродным и пугающим. Новые неприятные ощущения: кашель, жар, ломота во всем теле. Все это постепенно отступало. Варвара хлопотала по дому целыми днями, и забот у нее всегда хватало. Иван много работал и приходил только под вечер.
  - Как наш гость? - спрашивал он часто, зайдя с мороза и принеся с собой холод.- Это Тинка тебя нашла.
  - Умная, - констатировал Гелиот.
  
  Юноша открыл глаза. Солнце уже встало. В доме никого не было. Сегодня впервые за долгое время Гелиот почувствовал себя здоровым, прежним - сильным. Он поднялся на ноги - и в отсутствие хозяев прошелся по комнате. Она была необыкновенная. Варвара сделала здесь все сама и с большой любовью. Все полотенца были вышиты цветочками, печь, полы, лавки сверкали чистотой. Гелиот проникся к этой женщине теплом. Было очень жаль, что она лишь проходящее солнце в его жизни
  На улице раздался шум. Приехал Иван. Тинка громко лаяла, накручивая круги вокруг телеги, пока мужчина распрягал лошадь. Гелиот набросил на себя кое-какие вещи и вышел во двор.
  - Ты только идешь на поправку, а уже голый на улицу выходишь, - заметив Гелиота, бросил мужчина. - Тулуп-то хоть накинь!
  - Да все в порядке уже, - оспорил Гелиот. - То было временное помутнение, у меня здоровье - дай бог каждому такое.
  - Что правда, то правда, - согласился Иван. - Я Варвару к ее сестре отвез, так что мы с тобой сегодня сами на хозяйстве. Ты пойди, кипяточку согрей, а то зябко.
  Гелиот вернулся в дом. Подкинул дров и поставил воду. Иван управился довольно быстро, чайник еще не успел закипеть. Кинул большой сверток на лавку и, тяжело усевшись около печи, вздохнул:
  - Уморился я. Вон, что просил, - сказал он.
  Гелиот уже разворачивал вещи. Это была приличная одежда, на глаз полностью его размера.
  - Хорошо, - произнес он. - Жаль, что Варвара уехала! - но подумав все решил, что так оно лучше.
  - Ты что ж, ее не дождешься? - поинтересовался старик.
  - Нет! - резко бросил Гелиот. - Прости,- вдруг переменил он тон. - Не могу я! Мне уходить надо, а то еще подведу вас. А вы люди хорошие, я вас всегда помнить буду.
  - Ты жене моей очень понравился. Пусть она и взбунтовалась в первую ночь. Она решила, что ты беглый. Не мое это дело, но все же... От кого и куда ты бежишь? Знаешь поговорку 'От беды бежал, да на другую напал'
  - Я не бегу. Я иду и не от нее, а к ней.
  Гелиот умолк.
  - Ты месть не приемлешь? - продолжил юноша тихо.
  Старик мотнул головой.
  - Ты ведь верующий, - продолжил Гелиот. - На все воля Господа, а я вот не могу смириться. Есть человек, он убил всю мою семью. И что делать, я не знаю. Мне ведь не подобраться к нему. Он сильнее меня. Раньше думал, сбегу из дома - жизнью своей заживу, а тут вдруг свободен стал, да так, что хоть вой.
  Иван задумчиво смотрел в пол.
  - Вот и скажи, как отомстить проклятому? Как восстановить справедливость?
  - Со справедливостью у меня всегда нелады были, - горько усмехнулся дед. - Сердце обливается слезами от беды, сотворенной с тобой, но месть никому никогда не приносила освобождения. Она только еще сильнее отравит сердце. Вот ты говоришь: верующий я человек, и месть не приемлю. Да, не приемлю, но не оттого. Я знаю, что она несет в себе. Какое разочарование испытываешь, когда отомстишь. Как пусто становится, когда цель достигнута. Не понаслышке знаю, по себе. Отдай все в руки Господа и не считай это верой. Время все расставит по местам, оно - высший суд. От его суда не скрыться, и пощады не будет никому и никогда, что бы все злодеи мира о себе не думали. И ада не существует: они за все что сделали, сгорают при жизни.
  Гелиот задумался.
  - Оставить все, как есть?
  - Да, начать новую жизнь, - с надеждой произнес Иван.
  - Я не могу, как есть, - выдохнул юноша. - Я не прощу себя! А как же моя семья?
  - Они поймут.
  - Нет, - возразил Гелиот. - Я не пойму! Ты бы понял?
  - Цель оправдывает средства, - с сожалением произнес старик.
  - Ты меня не осуждаешь? - удивленно спросил юноша.
  - Нет, ты молод. В сильном теле живет сильный дух. Старости и мудрости ничему тебя не научить. Время само всему научит. Ты вспомнишь когда-нибудь меня и поймешь, как я был прав. Лишать тебя твоего пути - не мое право. Ведь лучше тебя никто не знает, что тебе в жизни надо и в чем предназначение. Давай чай пить? - резко сменил Иван тему, и Гелиот был ему благодарен. Он знал, что старик прав, но сил свернуть ему не найти, пока не отомстит за мать, отца, сестер и за то, кем он родился не по собственной воле.
  Спустя пару часов Гелиот с огромным сожалением покидал дом на окраине леса. Душа была полна сомнений, а сердце - боли, но Гелиот выбрал путь и решил пройти его до конца, что бы это ни означало.
  
  Глава 7 Наместник
  
  Впервые за долгие годы небо над Долиной было затянуто темными тучами. Шумел сильный ветер, клонящий кроны деревьев, птиц не было слышно/. Природа была в предвкушении сильного ливня, но капли никак не срывались с тяжелых туч, чтобы, наконец, коснуться истощенной земли.
  Валага сидел во дворе на лавочке и сурово смотрел вдаль. Его взгляд был лишен осознанности. В данный момент мысли Правителя уносили его далеко из этих мест. Гелиот не появлялся уже две недели, Валага продолжал ждать юношу. Он злился на себя за глупые, неизвестно зпт чем навеянные решения. 'Наверно - это старость', - только и мог найти оправдание Валага.
  Звук шагов вернул Правителя в 'здесь и сейчас'. По выложенной камнем дорожке, ведущей с окраины Долины шел Гелиот. Он уверенно приближался к Валаге. Обычно длинные черные волосы сегодня были коротко подстрижены, одежда идеально подогнана по фигуре. Юноша источал силу и стать, будто он не сын безродной вампирки, возомнившей себя центром земли, а как минимум, барон, граф, принц, и голубая кровь в его жилах не способна передать всю полноту его значимости. Правитель невольно восхитился им.
  Гелиот нагло разместился на другой стороне лавки и одарил Валагу самым надменным взглядом, на который был способен.
  - Что ж ты не пытаешься меня убить? - глумливо спросил Правитель Кронов. - Обещал ведь! - напомнил он, провоцируя юношу. Было бы легче покончить с этим цирком прямо сейчас. Он решил не упускать шанса.
  - Не время еще, - просто пояснил Гелиот.
  Еще там, у Варвары и Ивана, когда болезнь владела телом, юноша решил, что месть не будет грубой, как у дикого животного. Он поступит мудро, как бы тяжело это не было. Он станет Кроном. Если Валага не врет, и он один из магов стихий, он им станет. Станет наместником. Станет сильным, а потом убьет своего врага, уничтожит и, умирая, убийца его семьи будет знать, на кого он оставил свой род, это будет не просто убийство, это будет истинное отмщение.
  - Ах вот как! - воскликнул Валага. - Умнеешь на глазах.
  - Я всегда был умен, - уверенно заявил юноша и огляделся по сторонам. - А где же твои рабы?
  Мужчина чуть было не задохнулся от возмущения.
  - Они не рабы, - сурово произнес он. - Уясни это раз и навсегда. Они Кроны, повелители стихий, мои ... - Валага вдруг не смог найти нужное слово, чтобы обозначить Кронов
  - Слуги, - помог ему Гелиот зпт ухмыляясь. - Как их еще иначе назвать?
  Мужчина сурово посмотрел на юношу, но спорить не стал.
  - И что дальше? - спросил Гелиот.
  - Обсудим правила твоего поведения.
  Юноша вскинул бровь и уставился на Правителя.
  - Правила... - протянул он.
  - Именно их, - бескомпромиссно заявил Валага. - Первое - тайна твоего рождения, должна остаться тайной. Марта верно поступила зпт скрыв тебя от всех...
  Валага не смог продолжить, так как Гелиот неожиданно подскочил к нему и, оказавшись с ним нос к носу, зло зашипел:
  - Не смей даже имя ее произносить! Иначе я сорвусь и не сносить тебе головы, - он сделал паузу и отодвинулся от удивленного Правителя назад, на противоположный край лавки. - Это мое первое правило!
   Мужчина еще целую минуту просто смотрел на юношу. У Гелиота появился отличный шанс прикончить Валагу. Правитель Кронов лишь на мгновенье отвлекся, и сын вампирки оказался в опасной с ним близости. Стоило только протянуть руки, и слабое человеческое тело Крона, не смогло бы противостоять ему, но Гелиот этого не сделал. Воспользовавшись своей скоростью, а это черта истинных вампиров он не попытался убить Валагу.
  - Отлично, первое правило уяснили, - ровным голосом сказал мужчина. - Ты поклянешься никому никогда не рассказывать о своем происхождении, я никогда не упоминать о твоей... - Валага осекся. - Я выполню твое условие.
  - Нет! - резко бросил Гелиот, Правитель непонимающе уставился на него. - Клясться я не буду.
  - Отчего же? - рассмеялся Валага.
  - Я ничего тебе не должен!
  Валага отвел взгляд в сторону и, улыбнувшись про себя, тихо спросил:
  - Как я понимаю, ты жаждешь отправиться вослед своей семье? - спросил Правитель.
  Он не мог без предупреждения снести юноше голову. Все это так глупо. Столько всего пришлось предпринять, чтобы он оказался здесь, а теперь в конце пути взять и сдаться?
  Гелиот улыбнулся в ответ.
  - Знаешь, какой вопрос мучает меня в последние дни? Я все думаю, - начал рассуждать юноша. - Отчего Великий Крон не убил меня раньше, когда я был еще младенцем? Чего же ты тянул с этим? Сейчас-то посложнее будет! Да и правду я теперь знаю, а это опасно.
  Валага молчал.
  - Ну, что ты молчишь? - грубо бросил Гелиот.
  - Тебе необходимо научиться манерам хорошего тона и не грубить страшим, - сухо отозвался Валага и впал минутное оцепенение.
  Правителю все казалось, что оставить Гелиота в живых было плохой идеей и он продолжал взвешивать 'за и против'
  - А я им обучен! - вернул Гелиот громким возгласом Правителя в реальность. - Поверь мне! Вот только тебя мне уважать не за что.
  - За силу, - напомнил Валага.
  Первые капли дождя сорвались с тяжелых черных туч, все это время закрывающих небо над Долиной, и устремились к земле. Влага быстро впитывалась в высохшую почву. Небольшая ее часть собралась в ручей и начала размывать почву вокруг лавки, где сидели мужчины. С каждым новым витком воды, русло углублялось, а поток становился мощнее. Через пару минут бурлящая река разливалась на несколько метров вокруг.
  - Если только за нее, - внимательно всматриваясь в поток, согласился юноша.
   Течение реки замедлилось и вовсе распалось. Вода растеклась в разные стороны. Дождь продолжал идти, крупными каплями падая с неба, только теперь он шел, повсюду касаясь и Гелиота и Валаги. Они быстро вымокли до нитки.
  - Намучаюсь я с тобой, - только и произнес Правитель.
  - И какая у меня будет стихия? - впервые в вопросе Гелиота звучало любопытство, а не злоба.
  - А это нам предстоит еще выяснить!
  Валага встал и направился в дом, Гелиот еще долго сидел под проливным дождем, терзаемый сомнениями, хотя решение им было уже принято, и менять что-то уже слишком поздно. Кроме сомнений душу наполнял восторг. Он оказывается не просто человек с силой вампира, как считала его мать и презирала за это, он Крон. Так хотелось узнать, что такое - управлять стихией. Одной мысли об этом было достаточно, чтобы вскружить голову. Вампиры веками искали способ возвыситься над миром, научившись пользоваться стихиями, и вот он Гелиот, потомок вампиров, теперь Крон. Он- будущий хозяин мира, улыбался юноша сам себе.
  Все же было очень странно, решение Гелиоту далось как-то очень легко, несмотря на боль утраты. Это пугало. Он чувствовал себя предателем. Он будто видел обжигающий взгляд матери, разочарование отца. В этой ситуации невыносимая Эльза, да, только она бы, порадовалась за него и долго бы смеялась, что ее братец теперь не просто человечек, а Крон. Фрося, как обычно молилась бы. Глупая женщина всегда так делала. И чего она интересно ждала? Ответа?
  Юноша встал, вскинул голову и направился в дом.
  
  Погода стояла чудесная, легкий ветерок нес прохладу с океана и слегка раскачивал макушки деревьев. В просторную гостиную дома в Долине проникало утреннее солнце. Оно мягко скользило по полу.
  Главный оплот повелителей стихий, располагался в Долине Гейзеров на Камчатке. Магия Кронов заставила магму, в этих холодных краях, подняться ближе к поверхности земли. Именно поэтому небольшой кусочек суши на суровом полуострове всегда был во власти лета.
  Вся территория Долины защищена магией. Люди и близко не подходили, в их голове просто не существовало этого места. Поворачиваясь в сторону Долины, они видели унылые леса. Те, кто знал о существовании дома Стихий, не мог преодолеть незримую преграду, разделяющую два мира, без приглашения ее владык.
  - Ни с кем не разговаривай! - с нажимом говорил Валага, расслаблено сидящему на мягком кресле юноше. - Ты меня слышишь?
  - Да слышу я! - огрызнулся Гелиот. Он всеми силами пытался не выдать дрожь, пробивающую тело, страх, предвкушение, ожидание.
  - Нервничаешь? - участливо спросил Валага.
  - Нет, - сухо произнес юноша.
  - Тогда пошли! - начал раздражаться Правитель.
  Гелиот лениво поднялся на ноги. Правитель, не оборачиваясь на новоиспеченного Крона, отправился в Серый зал, юноша за ним. По длинному коридору они дошли до витиеватой лестницы, ведущей в подвал дома, не спеша спустились по ней до просторного холла, который через несколько метров закончился тупиком. Их окружили глухие серые стены. Гелиот неуверенно поднял голову на Правителя. Дальше идти было некуда.
  Валага усмехнулся, уловив неверие в глазах Гелиота, и сделал легкий жест рукой. Стена медленно отъехала в сторону, пропуская мужчин через тайный ход в Серый зал.
  - Оригинально, - вслух произнес Гелиот. - Потом научишь им пользоваться?
  Валага ничего не ответил.
  В огромном зале в виде глубокого колодца для Посвящения Гелиот собрались Кроны, их было немного. Они все стояли поодаль от центра комнаты, по обе стороны красного ковра, разрезающего комнату на две равные части. В центре зала было пять серых столбов высотой с метр.
  Гелиот приостановился на входе и с замиранием сердца стал рассматривать зал. 'Ни одному вампиру не удавалось побывать в этом месте' вспомнились ему слова матери. Хотя он и не вампир, - он человек, он Крон. Сердце бешено забилось в груди, впервые происхождение радовало юношу, причиняя новую боль. 'Предатель' - просвистело слово в голове.
  Гелиот пробежался взглядом по помещению. По стенам с их огромной высотой в тридцать метров. По длинным тяжелым шторам, что свисали до пола. По узким арочным окошкам под самым потолком подземной башни. Несмотря на величину, они пропускали много солнечного света. По возвышению с пятью резными тронами.
  Валага ловко запрыгнул на него и уселся не в центральный трон с самой высокой спинкой, а рядом с ним справа, что удивило юношу.
  Юноша не поверил своим глазам, когда тело Валаги на секунду исчезло из вида, и на его месте появилась масса воды, напоминающая своими очертаниями человека.
  - Пройди к столбам, - приказал мужчина.
  Гелиот стремительно пересек зал и остановился перед каменными менгирами. Взгляд скользнул в предполагаемый конец круглого зала, в противоположную сторону от помоста, и только сейчас он заметил там деревянную дверь. Она была огромного размера. Великанов не существует. Тогда зачем нужна эта огромная дверь?
  - Встань с другой стороны, - приказал Валага с высоты помоста.
  Гелиот не сдвинулся с места, продолжая упрямо рассматривать дверь, хотя он прекрасно слышал слова Правителя. Кроны, стоящие недалеко от него с интересом смотрели на юношу, а он даже взглядом их не удостоил.
  - Гелиот, - не громко, но с нажимом произнес Правитель.
  Но реакции снова не последовало. Валага встал с трона и, спрыгнув с помоста, приблизился к упрямому юноше. Он подхватил его под локоть и хотел было силой сдвинуть с места, чтобы подвести в нужное место, но не тут-то было! Сил у Валага не хватило, Гелиот будто врос в пол. Валага с ужасом осознал, насколько силен кажущийся внешне хрупким молодой человек. После неудачной попытки, он тихо произнес:
  - Пожалуйста, встань туда, - указал он жестом по другую строну от менгиров.
  Гелиот высвободил руку и гордо прошествовал, куда велено. Он остановился напротив столбов и замер.
  Валага отошел к помосту и, небрежно облокотившись на него, стал медленно проговаривать стих обряда - устало, без выражения, без мотива. Это никак не меняло сути дела. Мир вокруг заряжался энергией пропитывающей пространство.
  
  Я вступил в круговорот.
  Нашу землю ветры овевают,
  Жжёт огонь, и воды омывают,
  Время, разрушая, созидает, -
  Что из них моё, ещё не знаю.
  
  Не страшусь я жизни поворота.
  О былом сотру воспоминанья.
  Здесь, на перекрёстке мирозданья,
  Выполню судьбы предначертанья,
  Тебя я, Сила, принимаю.
  
  - Тебя я, Сила, принимаю, - грустно проговорил Валага, подняв глаза на юношу. - Повтори.
  Гелиот чувствовал слова, что должны сейчас сорваться с его губ невероятно важны. Они изменят жизнь раз и навсегда и возврата в прошлое уже не будет. От осознания важности момента у него помутнело в глазах.
  - Повтори! - вернул его в реальность Правитель Кронов.
  - Тебя я, Сила, принимаю, - пересохшими губами пролепетал юноша.
  Порывы ветра подхватили его тело и подняли над землей, но это было только ощущение, ногами он прочно стоял на полу. Каждая клеточка в теле отозвалась на чей-то зов и наполнилась силой и будто новой жизнью. С ударами сердца по венам разливалась не только кровь, но и магия: чарующая, леденящая, захватывающая. Она обволокла его и пленила, подавила волю, он ничего не мог сделать. Он был всецело в ее власти.
  Паника накрыла с головой. Как он мог поверить этому старику? Все это- злой, подстроенный кем-то план по его порабощению, а не посвящению в Кроны. Как он мог во все это поверить!? А может быть, Кроны - всего лишь рабы чьей-то воли? И теперь он станет одними из них, вечно запертым в глубине своего сознания? Нет, он не сдастся! Он Гелиот Алекс Старлайт, потомок древнего рода, и он не сдастся!
  Сила накатывала волнами. Гелиот яростно пытался преодолеть страх и вернуть себе контроль над мыслями и телом. Было ощущение, что его придавило скалой, и из-под нее уже не выбраться.
  Валага бесстрастно стоял напротив и наблюдал, за неподвижным юношей в центре зала.
  - Что-то он долго, господин, - протянул Лев, мужчина в очках невысокого роста с огненно-рыжими волосами, стоящий справа от менгиров.
  - Так ведь он намного сильнее всех вас вместе взятых! - пояснил раздраженно Правитель. - И силу ему надо обуздать колоссальную.
  На лицах собравшихся застыл немой вопрос.
  - Наместник! - выдохнул Лев невероятное предположение.
  Валага смерил его взглядом и, наконец, выдавил из себя, постыдную правду:
  - Именно.
  - Это же чудесная новость! - засияла Анастасия, блондинка крупного телосложения. - Вы нам совсем ничего не рассказали про наместника, держали его рождение в тайне, неужели...
  Крон жестом велел ей замолчать. Девушка осеклась на полуслове. Правитель скрестил руки на груди и продолжал молча ждать развязки: смерти Гелиота или его победы.
  Валага понимал, что мечтает он, скорее, о первом. Ему не давал покоя только один вопрос. Почему он не может собственноручно избавить себя от проблемы? И ответ был известен, это все она, Пандора, отдавшая жизнь.. Нет, не за юношу, что стоит перед ним, а за Валагу. Любовь всей его жизни. Он не мог убить юношу сам, это значило бы, что тогда была совершена ошибка. Это значило бы, что именно он, а не обстоятельства виноваты в ее смерти. Валага, терзаемый собственной совестью, снова обратил свой взор на Гелиота.
  Юноша же тем временем проигрывал сражение. Его сердце с каждой минутой билось все медленнее. Мощь, ворвавшаяся в тело, гасила внутри него жизнь, словно свечу, и не было сил противостоять ей. Юноша воззвал к небесам, ища поддержки, но какой ответ он мог получить? Его предки сгорели бы заново от горя, узнай они, кто он. Гелиот перестал бороться с силой - она тугим узлом стянула грудь, конец был близок. Он будто воспарил над собственным телом и увидел все со стороны.
  Где взять силы, чтобы победить и вернутся? И как бороться? Он должен вернуться. Он должен победить. Он ведь еще должен отомстить. Он обещал! Злость придала решимости, и он медленно, но верно начал возвращать себе власть над собой, будто отвоевывая сушу у бушующего океана. Вначале эта затея казалась нереальной, но твердость духа и вера скоро принесли плоды.
  Неожиданно, в одну секунду, все отступило. Он снова был самим собой. Мог дышать полной грудью и распоряжаться своей жизнью как ему заблагорассудится. С первым вдохом новой сущности, в его жизни появилось, что-то новое, теплом заполняющее все внутри, легкостью и триумфом.
  - Что это было? - сурово спросил Гелиот.
  - Ты должен быть достоин своей силы. Она не будет служить слабому! - констатировал Валага сердито.
  - Мог бы и предупредить! - выпалил юноша.
  - О таком не предупреждают! - парировал Правитель. - Трудности могут свалиться на голову в любой момент и тебе, как никому другому, как моему наместнику необходимо уметь справляться с ними, - он сделал паузу. - Это был первый мой урок тебе.
  Валага выпрямился и направился в сторону тайного хода. Он пересек Серый зал, после чего бросил через плечо:
  - Лев, закончи обряд.
  Крон только кивнул в ответ.
  - Мне все равно, какая у него стихия. Главное, он теперь один из нас. - Валаге словно нечем было дышать, он хватал ртом воздух. Зал Обрядов, воспоминания о Пандоре. В последнее время он избегал это место. - Мне надо подумать. Потом отведи его в дом на окраине Долины.
  - Но... - попытался было возразить Лев.
  - Никаких 'но'! - отрезал Правитель, и никто более не посмел спорить. - И не ведите с юным Кронов бесед. Он - только мой ученик.
  Лев кивнул в ответ, а Правитель скрылся за серой стеной, которая быстро встала на свое место после его ухода. Юноша бесстрастно посмотрел ему вослед. Сейчас было все равно, только бы продолжить это путешествие и узнать какая же у него стихия.
  Лев глубоко вздохнул и вышел вперед к помосту.
  - Ну что приступим, - произнес он, разворачиваясь в зал. - Юноша, как вас зовут?
  - Гелиот. - быстро произнес тот в ответ. - Что будем делать?
  - Теперь нам предстоит узнать, что за стихия одарила тебя своим благословением, - ответил мужчина.
  - Это уже интересней! - сказал Гелиот.
  - Есть предположения? - вмешалась в разговор девушка, стоящая слева от столбов в окружении трех мужчин.
  У нее были длинные светлые волосы и большие голубые глаза. Гелиот смерив ее взглядом, незаметно улыбнулся уголками губ и громко скомандовал Льву:
  - Давай приступай.
  Его тон привел в замешательство мужчину.
  - Хорошо, - наконец, без агрессии произнес Лев. - Начнем слева или справа?
  - В смысле? - не понял Гелиот.
  - Просто скажи.
  Новоиспеченный Крон начал снова злиться: опять непонятные метания. Теперь к чему они приведут?
  - Слева, - зло бросил он.
  Крон кивнул в ответ и произнес:
  - Стэт сил морэ.
  Хаос наполнил комнату. Длинные шторы загорелись, земля под ногами стала вздыматься, тонкие струйки воды сочились из стен, а ветер беспощадно хлестал по присутствующим и переворачивал все вокруг вверх дном. Вдруг все остановилось и замерло, а потом в один миг исчезло. Юноша окинул зал взглядом, все было цело и невредимо.
  Бушующие стихии обосновались на пять серых столбах, что были перед ним. 'Так вот для чего они нужны' понял он. Крохотное огненное солнышко зависло над крайним левым менгиром. Гелиоту вспомнился вопрос блондинки. Да, огонь бы ему подошел, решил он.
  Над следующим витала в воздухе гора, усаженная крохотным густым лесом. Гелиот видел все деревца, покрытие листиками, здесь даже жили птицы.
  Центральный столб был пуст. Гелиот озадаченно уставился на него. Вдруг над ним появилось семечко. Оно стало набухать и расти, и превратилось в цветочек, что расцвел, а потом вдруг осунулся и засох. Столб снова был пуст, но спустя какое-то время снова появилось семечко.
  - Странное понимание времени, - протянул Гелиот.
  - Это не наше видение, а силы, - пояснил Лев. - Видимо, время - это отрезок жизни, и только здесь оно имеет значение.
  Гелиот перевел взгляд на следующий менгир. Там бушующим водопадом искрилась вода. Лучи солнца переливались в нем миллионом красок. Последний и пятый столб был во власти непогоды. Сильные порывы ветра поднимали крупинки пыли и разгоняли их по очерченному кругу столба.
  - Гелиот. - позвал Лев, вернув юношу в реальность. - Встань напротив крайнего левого с огнем.
  - И? - протянул он в ответ, не сдвинувшись с места.
  - И попробуй силой мысли сдвинуть стихию в сторону, - раздраженно произнес Лев.
  - Да, ладно, - кинул Гелиот и подошел к менгиру. - И как?
  Лев упрямо молчал.
  - Это крохотные копии стихий, Лии, - вместо мужчины произнесла, та же симпатичная блондинка. - Дай мысленный приказ, и если ты ее Повелитель, она не посмеет ослушаться и выполнит.
  - Ха, - недоверчиво бросил/ Гелиот, смерив девушку серьезным взглядом черных глаз. - Ладно, попробую.
  Он встал напротив менгира и снова и снова отдавал приказ, но ничего не происходило.
  - Ничего, - выдавил Гелиот из себя.
  - Значит, пробуй дальше, - проговорил Лев, к этому времени справившийся со своими эмоциями. - С другими стихиями.
  И Гелиот перешел к следующему столбу и так он двигался до тех пор, пока не добрался до последнего со стихией Ветра.
  - Ну, - улыбался Лев, - либо ты Повелитель Ветра, либо неудачник, который даже с Лией справиться не может.
  Гелиот бросил злой взгляд на Крона и отдал приказ ветру налететь на него. Он сам этого не ожидал, но ветерок понесся на Льва и сильно растрепав ему волосы, сорвал очки.
  Гелиот расхохотался во весь голос.
  - Вот негодник! - рассмеялся мужчина вместе с Гелиотом, поднимая очки и отгоняя от себя назойливый ветерок. - Убери его.
  Гелиот отдал приказ и ветерок утих.
  - Значит, Ветер, - констатировал угрюмый мужчина справа от юноши. Он подошел вплотную к Гелиоту и протянул ему руку.
  - Борис, - представился он. - Старший повелитель стихии Ветра. Бывший теперь...
  - Отчего же бывший? - протянул руку Гелиот. Он еще не до конца осознал свою значимость.
  Борис усмехнулся:
  - Потому что ты теперь Старший.
  Лев незаметно мотнул головой Борису, этот знак не ускользнул от внимания Гелиота.
  - Мне пора, - сказал мужчина и направился на выход.
  - Анастасия, - представилась крупная блондинка. - Повелительница Времени.
  - Лео, повелитель Земли.
  - Ян, повелитель Воды.
  - Пенелопа, - пропела симпатичная блондинка, загадочно улыбаясь Гелиоту. - Повелительница Огня.
  Кроны представлялись и покидали зал, только последняя девушка задержалась.
  - Иди, - скомандовал ей Лев. Она, взмахнув гривой светлых волос, скрылась за массивной деревянной дверью.
  - И чего ты ее прогнал? - недовольно проворчал Гелиот.
  - Правитель велел, - просто произнес Крон. - Пойдем, я покажу тебе дом, где ты будешь жить.
  - Ах, значит, Правитель велел!? - снова усмехнулся юноша.
  - Пошли, - устало повторил Лев.
  На этот раз они вышли из зала через главный вход, через дубовые двери и на удивление юноши попали не в огромный холл, как ему представлялось, а на узкие корявые ступеньки.
  - Странно,- произнес Гелиот.
  - Что, странно? - не смог удержаться Лев.
  - Для чего такая дверь? И как тот, для кого она была создана, смог бы пройти по этим лисьим норам?
  - А это... - усмехнулся Лев. - Ну, рассказывают, что во времена правления Павла, Серый зал...
  - Серый зал? - перебил его Гелиот. - Это вот то помещение, где мы были только что?
  - Да это он. Серый зал, зал Обрядов, мы его по-разному именуем. Так вот, - тоном повествователя сказок продолжил Лев. - Серый зал находился на земле, наверху. Это была самая обычная башня, использовалась она по тому же назначению, а потом Павел - Правитель Кронов и повелитель Земли, спрятал ее под землю. После попытки врагов уничтожить Долину. Здесь Серая башня скрыта от всех поныне.
  - А нормальный вход сделать? - проворчал Гелиот, выбравшись вслед за Львом на божий свет.
  - А никому это не мешает!
  - Вот стану Правителем и сделаю нормальный вход! - воскликнул юноша.
  Лев задержал взгляд на лице Гелиота, и быстрым шагом пошел через парк, усаженный цветами.
  - Так ведь еще стать надо, - пробурчал он себе под нос, но юноша расслышал брошенные слова и, нагнав мужчину уже в тенистой роще, зло прошипел ему:
  - А ты не сомневайся!
  Они молча продолжили путь по петляющей между деревьями тропинке. Спустя минут десять неспешного хода, зайдя в самую дальнюю часть долины, мужчины наконец вышли на небольшую поляну. В ее центре стоял одноэтажный домик. Кроны деревьев над домом создавали арку, пропуская лишь немного света. Дом выглядел заброшенным и старым.
  - Это твой дом, - бросил раздосадованный Лев и, развернувшись, покинул поляну. Он еще долго корил себя и за разговорчивость с юным наместником, и за несдержанность. Парню надо дать шанс, говорил себе Лев. Вначале всем тяжело: отрывают от дома, от привычного, на голову сваливается правда и сила, и все сразу, находил он оправдания грубости Гелиота.
  
  Пенелопа, изящно запрокинув ногу за ногу, сидела на уютной кухоньке за столом. Она небрежно накручивала свои длинные локоны на тонкие пальцы. Напротив сидела Анастасия - Повелительница Времени.
  - Так понравился? - улыбаясь, спросила она подругу.
  - Нереально! - воскликнула Пенелопа и они обе залились звонким смехом.
  Анастасия вскинула бровь.
  - И что планируешь?
  Пенелопа закатила глаза.
  - Лев, говорит, мол, нельзя с ним общаться, типо, сам Правитель запретил, но ... - она сделала паузу.
  - Но когда тебя это останавливало! - воскликнула Повелительница Времени. - Когда-нибудь все это аукнется: Валага не слепой!
  Она вдруг стала серьезной.
  - Я переживаю за тебя, - очень тихо произнесла Анастасия. - Ты часто переходишь черту.
  - Ну а если он мне сильно-сильно понравился! - улыбнулась девушка в ответ, проигнорировав опасения подруги.
  Дверь кухни резко распахнулась, и на пороге появилась Катя, девушка невысокого роста с копной рыжих непослушных волос.
  - Та-да-да-дам! - прокричала она. В руках у нее была небольшая тарелочка накрытая белым вафельным полотенцем.
  - Черт, Катька! - выругалась Анастасия. - У меня чуть сердце не выпрыгнуло из груди.
  - Не боись! - усмехнулась она в ответ.
  Девушка поставила в центр стола тарелочку и, словно фокусник, сорвала с нее полотенце.
  - Блинчики! - воскликнула Пенелопа. Они были еще горячими, пар поднимался над ними. - Да ты ж наша хозяюшка!
  - А что делать? - пожала плечами Катя. - На задания не пускают. Рано еще. Раны не заживают. Вот и маюсь.
  - Ну не переживай, милая, - нашлась Повелительница Времени. - Скоро все пройдет.
  - Надеюсь, - протянула она. - А у вас как дела? Как прошло Посвящение?
  - Отлично, - наигранно сердито отозвалась Анастасия. - Пенелопа вон уже успела влюбиться!
  Катя ошарашено уставилась на подругу.
  - Ну, еще не влюбиться, - с полным ртом запротестовала она. - Но да, он мне понравился.
  - А Правитель запретил с ним общаться, - напомнила Повелительница Времени.
  - А мне он так понравился... - томно закатила глаза Пенелопа.
  - Рассказывай! Все рассказывай! - громко воскликнула Катя.
  Девушки дружно рассмеялись.
  
  Внутри все было так же убого, как и снаружи, пыльно. Воняло сыростью и сгнившим деревом. Юноша рухнул на кровать и закрыл лицо руками.
  - Что я делаю? - прошептал он себе. - Я продался врагу и за что? За силу Крона! Гореть мне в аду.
  
  Глава 8 Обучение
  
  Валага сидел за письменным столом в кабинете Правителя на втором этаже. Вся противоположная от него стена была заставлена стеллажами с горами магических книг и карт. Он переплел тонкие пальцы и облокотился на них лбом. Он все думал и думал. Взвешивал все свои решения и никак не мог найти в них зерно истины. Стук в дверь прервал его оцепенение, мужчина поднял глаза.
  - Да! - громко произнес он.
  Дверь кабинета открылась зпт и на пороге появился Лев. Он был немного взволнован. От быстрой ходьбы у него на лбу проступили капельки пота, очки слегка съехали набок.
  - Господин, - неуверенно произнес он.
  - Заходи! - велел Валага. - Как там наш наместник?
  Лев пересек комнату, прислонился плечом к высокому стеллажу с заклинаниями и произнес:
  - Его стихия Ветер. - мужчина сделал паузу, после чего неуверенно добавил, - Дикий он какой-то и нервный.
  - Садись, - уже мягче предложил Валага.
  Лев опустился на деревянный стул возле стола.
  - Дикий, нервный - это не самое страшное. Ты присматривай за ним, - смотря Крону, прямо в глаза, проговорил Валага, - когда я буду отлучаться.
  - Хорошо, глаз не спущу, - кивнул Лев.
  - И никому не позволяй с ним общаться, - велел Правитель.
  - Хорошо, - мужчина сделал паузу, неуверенно заерзал на стуле и спустя минуту все-таки задал свой вопрос. - Господин, чего вы боитесь? Что наместника могут попытаться убить?
  Валага рассмеялся:
  - Этого я как раз меньше всего боюсь! Рассмешил ты меня друг! От души рассмешил!
  - Тогда чего? - не уступал Крон.
  Правитель расцепил тонкие худые пальцы, опустил голову и только тогда ответил.
  - Да, его самого и боюсь, - признался он. Эта маленькое признание сняло огромный груз с души, даже дышать стало легче. - Он не такой как мы, но ему придется научиться быть одним из нас. Я все думаю, получится ли?
  - Всем тяжело вначале, - проговорил Лев со знанием дела.
  - Это точно, - согласился Правитель.
  
  Только лучи солнца коснулись земли, как к Гелиоту прибежал Лев и велел срочно идти к Правителю. Тем не менее юноша не спешил. Он умылся, долго рассматривал себя в зеркало, оделся и наслаждаясь теплым утром вразвалочку прошелся по запутанным среди леса тропинкам Долины к дому Правителя.
  - Где ты ходишь? - раздраженно бросил Валага, завидев, приближающегося к дому, Гелиота.
  Юноша ничего не успел ответить.
  - Пойдем! - приказал Правитель.
  Гелиот с надменным видом направился за Правителем Кронов. Они обошли главный дом Кронов и стали углубляться в лес. Через несколько минут вышли к границам Долины и преодолели границу двух миров, двух времен года. Здесь была зима, двое мужчин сразу же увязли в глубоких сугробах. Пробираться по снегу было нелегко, но Валага уверенно вел юношу вперед. Через какое-то время лес стал редеть. Они вышли на огромное заснеженное поле, окруженное со всех сторон тайгой.
  Светило яркое солнце. Оно играло миллионом огней и слепило глаза.
  - И зачем ты привел меня сюда? - грубо спросил он.
  - Чтобы ты ничего не разнес в Долине! - усмехаясь, пояснил Валага. - Ну, я пошел, - и Крон направился обратно к лесу.
  - Не понял!?
  - А забыл, - обернулся через плечо Правитель. - Ты тут попробуй, хоть что-нибудь сделать с ветром. Это первый урок.
  Гелиот усмехнулся.
  - Смейся, смейся, - серьезно произнес Валага. - Вечером расскажешь о своих успехах. Если у тебя получится сегодня поднять в воздух, хотя бы одну снежинку, я объявлю тебя самым способным своим учеником.
  Валага продолжил свой путь.
  - А где мне ветер взять? - крикнул юноша.
  Погода сегодня была совершенно безветренная.
  - Он вокруг тебя. Он внутри тебя. Он всегда и везде с тобой.
  - Если я и снежинку не подниму, зачем ты затащил меня в эту глушь?
  Правитель Кронов скрылся из виду, не ответив на последний вопрос. Гелиот долго еще стоял по колено в снегу, не понимая, что ему делать дальше. Ну, все-таки стоит попробовать, решил он. Ведь тогда на обряде Посвящения ветер хорошо слушался его.
  Гелиот начал отдавать мысленные приказы, ответом ему была немая пустота. Он принялся размахивать руками из стороны в сторону, но результата снова не последовало. Через некоторое время юноша уже кричал во все горло.
  - Дуй! Поднимись! Ко мне!
  Гелиот поднял ветку под ногами и забросив ее подальше от себя начал отдавать приказы, но деревяшка не сдвигалась с места.
  - Отнеси! Принеси! Ду-у-уй!
  Ничего.
  Гелиот сел на снег, исполненный злостью. Он не понимал, почему ничего не происходит. Отдышавшись, поднялся и вернулся к попыткам.
  Все морозное утро и солнечный день Гелиот не прекращал битву с непокорным ветром. Он не мог смириться со своим поражением. Даже когда стало смеркаться, а следом наступила ночь, он пробовал до изнеможения. И если бы он не помнил чувство, переполняющее его при обряде Посвящения, то уже давно решил бы, что его обманули. Разыграли. Он вовсе никакой не Крон.
  Только под утро следующего дня раздосадованный юноша вернулся к себе в дом. Он повалился на кровать и моментально уснул.
  
  Валага бесшумно вошел в дом Пандоры. Сердце екнуло. Воспоминания навалились со всех сторон. Мужчина подошел к стеллажу у стены и пробежался пальцами по полкам. Многое здесь было как прежде, во времена ее жизни. Ведь он никому не позволял сюда входить, а теперь это дом Гелиота. Валага мечтал возненавидеть этот дом, стереть его из памяти - и юноша должен был помочь в этом.
  Дверь спальни с грохотом открылась, на ее пороге появился сонный юноша. Он услышал шум и вышел проверить.
  - А это ты? - бросил он, встретившись с Валагой глазами. - Чего пришел без приглашения? Я еще сплю! - и, хлопнув дверью, Гелиот скрылся в спальне.
  Ворох воспоминаний прошел как морок. Нет, это больше не дом Пандоры, а логово юного Крона, его головной боли.
  - Гелиот! - громко крикнул Правитель, усевшись в мягкое кресло. - Гелиот, я здесь и жду тебя!
  Валага услышал какой-то шум и спустя некоторое время появился юноша, только теперь он выглядел идеально. Одет в новую одежду, на лице не было даже тени недавнего сна, короткие смоляные волосы зачесаны назад, а в глазах, что казались черными, горел адский огонек.
  - Ну как успехи? - как ни в чем не бывало, спросил Правитель.
  - Отлично! - язвительно ответил Гелиот, вспоминая сутки, проведенные в поле в безрезультатных попытках обуздать стихию. - Хорошо выспался, еще бы позавтракать и можно будет сказать, что жизнь удалась.
  Юноша демонстративно сел в кресло напротив.
  - И почему я терплю его хамство? - спросил сам себя Валага.- Ты ведешь себя, как упрямый ребенок, исполненный ненависти. Ты согласился на мои условия и должен оставить прошлое в прошлом.
  Надменность, переполняющая Гелиота, сменилась досадой. Валага не воспринимает его, как угрозу, он для него всего лишь упрямое дитя.
  - А ты никогда не думал, что я ничего тебе не простил и не забыл? - начал Гелиот. - Что я всего лишь хочу научиться быть Кроном и убить тебя после этого. Став Правителем, я отомщу тебе пострашнее, чем мог бы, просто убив тебя сейчас. Пусть ты этого не увидишь, но умирая, ты будешь знать, я истреблю Кронов как вид. Ведь это будет подвластно мне, как следующему Правителю!
  - Кто ж раскрывает врагу все свои планы, когда еще не имеешь возможности свернуть ему шею, - расхохотался Валага в ответ. Внешне он остался полностью не возмутим и старался не показывать того, что внутри все клокотало. - Ты наивен и горяч, и еще безмерно глуп. -
  Глаза юноши застелила пелена. Он, не соображая, что делает, кинулся на обидчика. Водяной вихрь, возникший прямо в центре комнаты отбросил его в сторону, прижав к стене.
  - Ты слаб и беззащитен, как бы ни было сильно твое тело - говорил Правитель, продолжая спокойно сидеть в кресле, - Оно никчемно в сравнении с моей магией. У тебя есть - он сделал паузу, - все еще есть возможность стать таким как я, но для этого ты мне кое-что пообещаешь. Нет, лучше поклянешься. Насколько я знаю вампиров, клятва для вас непреложна.
  Гелиот замотал головой в ответ.
  - Я смерти не боюсь! - прокричал он.
  - Похвально! - усмехнулся Крон. - Клянись, что никогда более не попытаешься меня убить! Клянись, что не причинишь вреда никому из Кронов! Клянись, что став Правителем будешь мудро править, если станешь, конечно. Клянись, что никто и никогда не узнает о твоем происхождении, и ни один вампир благодаря тебе не переступит порог Долины Кронов, чтобы причинить вред нашему миру. Клянись или время твое сочтено. Я больше шутить не стану. Я твой владыка, и ты будешь меня уважать! Почитать! Слушать! В будущем любой твой проступок я расценю как измену и без предупреждения убью тебя, сын вампирки. Клянись!
  Вода прибивала, она заливала дом и бурлящим водоворотом подхватывала вещи и кружила их в своей пучине. Гелиот, прижатый к стене силой, не мог даже шевельнуться. Многотонная масса воды лишила его возможности двигаться. Неожиданно поток распался, и юноша, откашливаясь от воды упал на колени.
  - И зачем мне это надо? - с вызовом посмотрел Гелиот на Правителя.
  - А ты сам подумай, зачем!
  'Нельзя нарушать свои клятвы, вспомнил юноша' Он уже дал одну: отомстить Валаге любой ценой, даже нарушив слово.
  - Клянусь, что не буду больше пытаться отомстить тебе и убить тебя. Клянусь, что не причиню никому из Кронов вреда. Клянусь быть твоим учеником и слугой! Ты доволен!? - прокричал он последнюю фразу.
  Валага, прищурившись, оценивающе рассматривал юношу. 'Он снова как-то быстро согласился. И надо бы его убить, ведь нельзя ему верить' рассуждал Правитель.
  - Клянусь, что никому не расскажу и своем происхождении, - подсказал Валага.
  Юноша встал и замотал головой.
  - Я распространяться не буду о своем позоре и клясться тоже не буду, - уверенно заявил он.
  - Клянись, иначе!
  - Иначе, - перебил его Гелиот. - Убивай. Я все сказал и слово свое держать умею!
  Юноша вспомнил свою сестру Милу. Когда ей чего-то не хотелось делать из поручений матери, она кивала головой, а за спиной держала скрещенные крестиком пальцы. Мила всегда говорила, что это спасает ее душу от ада после смерти. Это значило, она дает обещание не по-настоящему, а понарошку, значит, ничего не будет. 'Вот и сейчас, успокаивал себя юноша, я клянусь понарошку'.
  - Я все равно тебе не верю, - произнес Валага, - Помни это. Продолжение урока сегодня на закате в Сером зале.
  Правитель встал и вышел из дома, а Гелиот остался растерянно стоять в центре гостиной. Вода ушла вместе со своим повелителем, оставив после себя разрушительные последствия принятого Гелиотом решения.
  - Оказывается, трудно быть взрослым, - вслух произнес юноша.
  Он рухнул в кресло и замер, погрузившись в глубокие размышления.
  
  В течение последних недель Гелиот чувствовал себя настоящим идиотом. Ему казалось, что стоит только пройти обряд посвящения - и все: он Крон, самый сильный и могущественный. На деле все было не так. Стихия не слушала его. Она упорно отказывалась ему подчиняться.
  Правитель Кронов учил юношу не управлению стихией, а умению чувствовать ее. Понимать тонкую грань между рабой и слугой по доброй воле. Гелиот с трудом распознавал эти понятия.
  - Она не твоя раба, - повторял вновь и вновь Валага. - она твоя слуга.
  - Сила не оценивает выбор, а исполняет приказ,- недоумевал Гелиот. - В чем разница?
  - В том и разница, - повторял Крон, не давая конкретных объяснений.
  - Я не понимаю! - повторял юноша, сильно злясь на столь скудный ответ.
  - Соберись, - только говорил Валага.
  Гелиот снова и снова возвращался к попыткам понять стихию. Уловить силу Ветра, ощутить ее вибрацию и, наконец, отдать полноценный, услышанный ею приказ.
  - Я не могу понять, - решил Гелиот задать вопрос, не дающий ему покоя, - тебя совсем не трогает, что за неделю тренировок я не продвинулся ни на йоту?
  Валага рассмеялся.
  - Вот теперь я, наконец, вижу, что ты на верном пути, - проговорил он. - Осознание проблемы - это половина ее решения.
  Взаимная неприязнь в эти дни обучения, будто бы отошла на второй план.
  
  Сегодня они вели беседу в подземной библиотеке дома Долины Гейзеров. Стены помещения были облицованы серым камнем. Бронзовые светильники очень тонкой работы наполняли пространство неярким светом. Кругом стояли стеллажи до потолка, полные книг.
  - Наша сила делится на категории, если назвать это просто, - повествовал Правитель Кронов, небрежно оперевшись на подлокотник кресла.
  - Вот ты сейчас где-то между восьмой и девятой категорией. Я полная девятка.
  - А десять? - перебил Гелиот Валагу.
  - Очень мощно, но встречается крайне редко! Мы - то с тобой, редкость. Вместе с силой управления стихией человеку дается долголетие. Стихия поддерживает своего владыку и короткая до того жизнь человека обращается в долгие годы. Мы можем жить до пятисот лет, не старея, и только под закат своих веков начинаем резко увядать. - Правитель бросил взгляд на свои морщинистые руки. - Мне уже пятьсот тридцать.
  Гелиот молчал, он надеялся на еще более долгую жизнь, благодаря крови родителей вампиров.
  - Я нашел способ продлить свое время, но лишь продлить. Очень долго не появлялось на свет Крона достаточно сильного, чтобы возглавить наш род. Прошлые восстали и были убиты, а новых все не рождалось и не рождалось! Именно благодаря этому у тебя появился шанс, - смерив Гелиота многозначительным взглядом, признался Крон. - Ведь мне не на кого оставить наш народ. Не было такого, чтобы миром правил кто-то с пятой категорией, и при мне не будет! - зло прошипел он. - Я не останусь в памяти как тот, по чьей вине мы пришли в запустение, хотя ошибок совершил/ немало.
  Валага умолк, нервно дергая перстни на руках, а Гелиот смотрел в пустоту, он еще не осознавал мощи своей стихии, он то управлять ей толком не научился, от чего постоянно злился на самого себя.
  - И как же вы понимаете, у кого какая категория? - спросил юноша.
  - Точно это известно только Правителю, я вижу это по карте в Сером зале. Среди народа слабые чувствуют сильных.
  - Я слабее тебя? - спросил Гелиот.
  - Пока да.
  - Почему пока, - не понял юноша.
  - Мы пока не знаем, что будет после того зпт как ты обучишься! Сила может возрасти, а может остаться на прежнем уровне.
  - Слабые чувствуют, - медленно прошептал юноша, - Но я не ничего не чувствую от тебя! Как вы чувствуете?
  - Когда Крон появляется на свет, Правитель проводит обряд! - рассказал Валага. - Я потом научу тебя ему! Во время обряда ты четко будешь видеть свечение вокруг каждого новорожденного Крона. Она позволит тебе определить его силу. После посвящения и обучения, она иногда становится немного мощнее, но не сильно и не всегда. Правитель часто рассказывает на посвящении о мощи, да и слабые чувствуют ее.
  - Я не чувствую твою, - упрямо повторил Гелиот. В нем зародилась надежда, что все окажется намного проще, и он сильнее Валаги.
  Правитель рассмеялся, после чего добавил:
  - Ты-то свою не научился чувствовать, куда тебе чужую!
  Юноша только фыркнул в ответ.
  
  Дверь скрипнула и на пороге дома появилась Пенелопа. Гелиот сидел в кресле. Появление девушки он заметил сразу, но упрямо не обращал на нее внимания. Незваные гости, заявляющиеся без приглашения и стука, начинали его уже раздражать. Пенелопа замерла в проходе, наблюдая за юношей.
  Только спустя пару минут он поднял на нее раздраженный взгляд.
  - Зачем пришла? - отчего-то грубо бросил он ей.
  - Тебе тяжело, - ласково произнесла Пенелопа. - Я хочу помочь!
  Он ей понравился. Понравился с первого взгляда. Пенелопа все же проигнорировала приказ Правителя. Гелиот постоянно был один, ни с кем не общался, быстро проходил мимо. Все считали его высокомерным, ей же казалось, что все это от одиночества. Она не сдержалась и пришла нарушив все правила.
  - Тебя прислал Валага? - спросил юноша.
  Гелиот буравил ее взглядом черных глаз. Пенелопе вдруг стало на минуту страшно. Под напором его взгляда она стушевалась и отступила к двери. Сейчас он не казался ей одиноким и несчастным, а выглядел опасным, способным напасть в любой момент.
  - Нет! - замотала она головой. - Напротив. Правитель запретил с тобой общаться!
  - Так ведь Правитель запретил, - брезгливо напомнил он. - Чего пришла?
  - Мне показалось, тебе одиноко. Я, наверное, зря... - запнулась девушка.
  Пенелопа спешно развернулась и потянула на себя дверь.
  - Стой! - остановил ее Гелиот. - Останься!
  Пенелопа отпустила ручку двери и развернулась к юноше лицом. Взгляды пересеклись. Девушка будто под гипнозом направилась к нему, вглубь комнаты.
  - Расскажи мне о Кронах или сначала о себе, - предложил юноша, жестом приглашая ее присесть.
  Девушка была очень красива: длинные светлые волосы, голубые глаза. Эльза обозвала бы ее воблой.
  Пенелопа послушно опустилась в кресло рядом с ним. Она долго рассматривала юношу встревоженным взглядом, что не ускользнуло от его внимания.
  - Ты меня опасаешься и все равно пришла, а теперь осталась?
  Пенелопа рассмеялась звонко и заразительно. Страх перед Гелиотом отступил, он снова привлекал ее какой-то тайной.
  - Меня на самом деле сложно напугать, так что не льсти себе, - оправдалась девушка.
  Гелиот усмехнулся в ответ, а Пенелопа начала говорить. Она неторопливо повествовала о своем прошлом. О том, как узнала, что она - Крон и, как сложен был выбор. Ведь к тому времени у нее уже была дочь и муж. Ее выдали замуж, как и полагается девушке ее положения в шестнадцать лет, так что к двадцати она превратилась в настоящую женщину, управляющуюся с домом, ребенком и точно знающую свое место в жизни - а тут вдруг маг стихии Огня.
  - Валага не позволил мне долго рассуждать и метаться. Он поставил вопрос ребром, но сначала провел обряд Посвящения, научил пользоваться силой. Я, окрыленная своим могуществом, не смогла совладать со страстями. Об этом выборе я буду жалеть всегда. Моей дочери уже сорок три, а я выгляжу моложе нее. У Кристы свои дети, мои внуки. Я иногда украдкой прихожу на них посмотреть, но не показываюсь, ведь я для них умерла сорок лет назад.
  - Он всех лишает семьи? - зло спросил Гелиот.
  Пенелопа взглянула на Гелиота проникновенным взглядом. Ему даже на минуту показалось, что она знает. Она откуда-то знает о том, что Валага сделал с его семьей, с ним, и как он низко пал.
  - Он в чем-то прав, - после паузы продолжила девушка. - Раз уж выбрал стезю Крона, будь верен ей, а все, что тянет назад, надо отсечь!
  - Он это так называет? - горечь комом стала в горле. - Отсечь.
  Взгляд Гелиота на минуту наполнился такой болью, что Пенелопа не выдержала и схватила его за руку.
  - Время вылечит, я знаю, - заглядывая ему в глаза, произнесла девушка. - Скоро станет легче.
  - Ты не понимаешь, о чем говоришь! - прохрипел он в ответ, медленно справляясь со своими эмоциями. Нет, она не знает, понимал он, знала бы - презирала бы его.
  Рука Пенелопы все еще крепко держала его. Юноша внимательно всмотрелся в ее лицо, красивое, гордое, с крупными чертами. Да, подметил он, она красотка, а не вобла. Он задержал взгляд на голубых сверкающих глазах и невольно потянулся вперед к ней, к ее губам. Его влекло, затягивало в омут. Ее запах. Пенелопа резко подалась вперед охваченная тем же чувством. Их губы нашли друг друга.
  - Как долго я... - попыталась прошептать она, но слова тонули в поцелуях, и Гелиот их плохо расслышал. Он резко стянул ее с кресла на пол, подминая под себя.
  
  Изнурительные тренировки продолжались каждый день с раннего утра и до позднего вечера. Гелиоту приходилось много читать, учить новые языки. Собранные со всего света члены братства, часто записывали свои заметки на родных им языках: испанском, японском, латышском. Оттого изучение их рукописей становилось делом кропотливым и непростым, многое приходилось откладывать на потом.
  Понимание силы постепенно зарождалось в его голове. Иногда Гелиоту казалось, что ветряные потоки разрывают его на части, пытаясь вырваться из оболочки закостенелого сознания, неспособного к пониманию простых истин.
  - Гелиот, - позвал Валага.
  Юноша склонился над внушительного размера книгой, сидя прямо на полу в Сером зале. Он не спеша оторвал взгляд от страниц и поднял его на Правителя.
  - Что? - грубо бросил он.
  Тон Гелиота ничуть не смутил мужчину. Он просто к нему уже привык.
  - Практика! - громко заявил Валага. Парень на полу в ответ лишь закатил глаза. - Да прямо сейчас! - заметив это, утвердительно сказал Правитель.
  Гелиот закрыл книгу.
  - И что делать? - протянул он.
  - Разнеси все здесь! - радостно провозгласил Валага.
  Гелиот смерил его взглядом и рассмеялся.
  - Это шутка? - с задором спросил он, хотя идея ему очень понравилась.
  - Нет, - отозвался Правитель. - Ты уже давно должен научиться хотя бы легкий ветер поднимать, но нет! Попробуем новый подход. Сила разрушения - другая сторона тебя, призови ее. Может, все-таки стоит помнить о том кто ты и чей сын.
  Небрежное напоминание Валаги о семье вывело Гелиота из себя.
  - Сейчас я тебе напомню, чей я сын! - зло прошипел он в ответ.
  Вначале все, как и раньше. Гелиот обратил взор внутрь себя, в поисках силы, что по слухам наделила его мощью, но полноценно проявила себя только на обряде Посвящения, отчего он уже немного сомневался в ее верности. Но на этот раз сомнений в нем было очень мало. Он задышал глубже от воодушевления. Сердце забилось быстрее. Юноша неожиданно почувствовал, познал, что сила стихии, отзовется на этот раз на его клич. И сила волной новых ощущений приняла вызов, прокатилась жаром по всему телу, от чего стало слегка дурно, после чего она сосредоточилась в руках.
  Столь быстрого ответа он не ожидал, отчего вначале слегка струсил. На помещение обрушился шквалистый ветер. Шторы с грохотом полетели на землю, задевая собой тяжелые канделябры. Мебель ходила ходуном, а Правитель Кронов, стоял в самом эпицентре разбушевавшейся бури и громко смеялся, сводя Гелиота с ума/.
   Юноша направил на него сильный поток ветра, способный сбить любого другого с ног, но Валага не только устоял, он ловко отбил потоки воздуха столбом воды. Их взгляды пересеклись, и Правитель отрицательно покачал головой. Гелиота это не остановило. Он резкими движениями направлял на Правителя воздушные массы, разгоняя их и мгновенно меняя направление, чтобы Валага не мог предугадать их появления. Правитель Кронов, несмотря на отчаянные попытки юноши, легко от них отбивался.
  Зал загудел от сосредоточения силы. Надежды Гелиота рухнули в секунду. Он почувствовал превосходство Валаги. Он сильнее. Пусть на самую малость, но слабее. Гелиот развернулся и зашагал прочь из зала. На прощание он громко хлопнул деревянными дверьми, а Валага лишь проводил его довольным взглядом.
  
  Глава 9 Илания
  
  Спустя пятьдесят лет.
  
  Многое было теперь по-другому, Гелиот один раз сумев совладать со своей стихией, теперь был как рыба в воде. С того вечера с практикой было раз и навсегда покончено, впереди была утомительная теория, но и она в скором времени сдалась. Юноша был отличным учеником. Все что было связано со стезей Крона он выучил и познал. Валага же упорно отказывался учить его быть Правителем, он будто еще надеялся на рождение другого наместника.
  С первых шагов Гелиота у Кронов прошло много времени по человеческим меркам, но только не по меркам волшебного мира. Пятьдесят лет пролетели как один день, никто и не успел их даже заметить.
  Гелиот возглавлял карательный отряд, следил за порядком. Его приход в эту структуру повелителей Стихий навел немало шуму. Гелиот успел нажить себе врагов везде, где ступала его нога. Жесткие методы воздействия юноши пугали даже вампиров, один Валага будто бы ничего не замечал и все спускал ему с рук.
  В это раннее утро юноша направлялся в библиотеку, чтобы разобраться в заклятиях стирания памяти. Когда он вошел в дом, то услышал голос Валаги из гостиной.
  - Гелиот!
  Юноша вошел в комнату.
  - Ты куда? - хитро улыбаясь, спросил Валага.
  Юноша язвительно улыбнулся и ответил:
  - Доброе утро!
  - Ты можешь нормально разговаривать!? - ни с чего разозлился Правитель. - Что было то прошло, прекрати! - властно приказал он.
  - Хорошо, - произнес юноша. - Что, было то прошло. Ах, как просто звучит! Я не забуду!
  - Не сомневаюсь, - процедил сквозь стиснутые зубы мужчина.
  Валага встал, подхватил трость и подошел к юноше. Ругаться с Гелиотом не входило в его планы, и он, сделав над собой усилие сменил тон.
  - Я не об этом вовсе. Кто такие маленькие человечки, знаешь?
  - Знаю, - подтвердил Гелиот.
  - А где они находятся, знаешь?
  Гелиот поднял на Валагу измученный взгляд.
  - Ты не хуже меня знаешь, что гласят книги. Путь к ним знает только Правитель, и его наместник! Ты Правитель!
  - А ты наместник! - улыбался Крон. - Давно я у них не был!
  Гелиот остановился и внимательно посмотрел на Валагу. Ему было очень сложно поверить тому, что он слышит.
  - Неужели ты вспомнил, кто я! Ты же лелеешь мечту о том, что родится Крон сильнее меня и тебе не придется учить меня роли наместника, а тут к карликам повезешь! Не пожалеешь?
  - Может, и пожалею, - просто согласился Валага, - но время уходит. Кроме тебя подходящих кандидатур пока нет. Да и что ты им можешь сделать, а если и сделаешь, мне то что? Ну, так что, ты со мной?
  Давно ничего не увлекало Гелиота, а предложение Валаги заставило сердце в груди биться сильнее.
  - Да, согласен, - выдавил он, скрывая свои истинные чувства.
  Правитель слегка прищурился.
  - Тогда, нам надо найти Августа. Он перенесет в нужное место.
  Валага не поверил безразличному тону Гелиота и, чтобы слегка его помучить, отправился на поиски повелителя стихии Времени неторопливо. Они спокойно дошли до конца рощи, обернулись по тропинке, делающей большой крюк и только после отправились в дом Августа.
  Пожилой мужчина открыл дверь и расплылся в улыбке.
  - Господин, - воскликнул он, - Как я рад вас видеть! И вас, юный господин.
  Август был очень стар и рад любой возможности послужить своему правителю, от этого его глаза светились от счастья.
  - Что прикажете?
  - Не прикажу, а попрошу, - добро произнес Валага. - Отнеси нас на утес в проливе Лаперуза.
  - Передаете бразды правления юному наместнику? Это славно! - порадовался мужчина. Валага лишь улыбнулся в ответ. - Я только плащ накину, - на бегу произнес Август и скрылся в доме.
  - Передаете бразды правления, - повторил Гелиот фразу повелителя времени. - Ты не рассказал ему на сколько я опасен и что водить со мной дружбу, против твоей воли?
  - Незачем его расстраивать. Он слишком стар.
  Валага поправил ворот пальто.
  - И с чего это вдруг тебе дружба понадобилась? Ты сам по себе, это уже всем понятно, а мой запрет совсем не мешает Пенелопе приходить к тебе каждую ночь. Думаешь, я ничего не вижу?
  - А мы ничего и не скрываем! - зло проговорил Гелиот.
  - Ну что, вы готовы? - прервал их словесную перепалку ликующий Август.
  - Готовы, - согласился Валага и протянул ему руку. Август быстро ухватился за нее и взглянул на юношу. Гелиот все еще сомневался.
  - Господин? - произнес он вопросительно.
  - Да, - выдохнул Гелиот и протянул руку.
  Вихрь подхватил его тело. Пара секунд превратилась в вечность, внутренности стянул тугой комок, резкая боль разорвала тело на части. Он стал ничем, пустотой, и это было поистине страшно. Новая боль одним большим толчком соединила разрозненные частицы обратно, заполняя сознание ощущением воздушности, легкости, свободы. После пространственного прыжка Гелиот стоял на каменистом берегу, порывы соленого ветра нещадно били по нему, а истома от возврата в свое тело граничила с обмороком.
  - А были случая, что люди оставались там, в раю? - бесцветным охрипшим голосом спросил Гелиот.
  Правитель Кронов вплотную подошел к юноше и со всего маху зарядил ему пощечину.
  - Какого...! - взревел Гелиот, наконец, придя в себя и ощутив твердую почву под ногами.
  - Вот так там и остаются! - пояснил Валага. - Август, ты можешь быть свободен. Мы останемся у наших друзей на пару дней, вот и вернись за нами в это время.
  - Да, господин, - кротко согласился Август и исчез.
  Юноша осмотрелся. Они стояли на небольшом каменистом кусочке суши, в длину он был не более ста метров, в ширину не более пятидесяти. В центре возвышался маяк. Огромные сивучи усыпали каменный пляж небольшого островка в проливе Лаперуза. Остров этот назывался Камень Опасности, за свое коварное малозаметное расположение. Тюлени устроили себе здесь настоящие лежбище, одни суетливо передвигались по камням, другие томно лежали, но все без исключения ревели, будто переговариваясь друг с другом о чем-то важном. Их голоса сливался с шумом волн. Все эти звуки сильно раздражали чуткие уши Гелиота, от чего он слегка морщился и нервно озирался по сторонам.
  Море, ударяясь о каменистый берег, разлеталось тысячей соленых капель, а беспощадный ветер подхватывал их и разносил по округе. Одежда на мужчинах быстро промокла, стало зябко.
  Валага вскинул руки, закрыл глаза и сосредоточился на своей стихии. Воздух вокруг него наэлектризовался. Гелиот чувствовал мощь Правителя кожей, от напряжения он даже не решался сделать вдох. Он вообще плохо понимал, что происходит, а море, тем временем, усилило свое волнение. Оно будто взбесилось, неистово ударяясь о камни новыми и новыми волнами. Половина тюленей, что находилась ближе к эпицентру разгула стихии спешно нырнула в воду и отплыла на безопасное расстояние.
  Неожиданно море резко отхлынуло назад. Оно все отступало и отступало, Валага открыл глаза и уверенно шагнул вперед, вода будто попятилась от него еще глубже, оголяя бедное, усыпанное валунами дно.
  Правитель Кронов уверенно шел вперед, ловко перескакивая с одного камня на другой.
  - Ты долго будешь там стоять? - раздраженно бросил он Гелиоту.
  Юноша кивнул и, не касаясь земли, со скользкими валунами, подлетел к Валаге, прибегнув к силе Ветра. Только оказавшись рядом с Валагой, юный Крон заметил у ног Правителя лестницу, ведущую вниз.
  - Нам туда, - указал Валага жестом, и Гелиот стал спускаться по каменным ступеням в подземелье, или подводье, мысленно гадая как лучше обозвать это место.
  Правитель последовал за ним. В ту секунду, когда Валага полностью опустился в подземелье, море с грохотом вернулось на свое место. Ни одна морская капля не проникла внутрь длинного тоннеля, древнее заклятие не пустило ее.
  Тоннель был узок и невысок. Гелиот приподнялся на носки зпт и его макушка коснулась каменного потолка.
  - Ладно, - произнес Гелиот и голос его эхом улетел далеко вперед. - Ты Повелитель Воды и запрятал своих карликов под океан, а как же я без тебя сюда доберусь? Я ведь водой управлять не умею.
  - С помощью ветра, - просто отозвался Валага.
  - Ха, - бросил юноша.
  - Если ты ни разу не пробовал, это не значит, что у тебя не получится. И вообще не я их сюда запрятал, а Тор. Он кстати тоже Повелитель Воды был и правил...
  - Я помню, когда это было! - громко перебил его юноша. - И ты хочешь сказать, я могу ветром разогнать море?
  Валага расхохотался.
  - О, мой мальчик, я был о тебе лучшего мнения, - продолжил смеяться он, огибая юношу и углубляясь в тоннель. - Я думал, что ты уже знаешь всю мощь дарованной тебе силы, и как минимум, пробовал ветром сдвинуть Эверест. Конечно, сможешь!
  Смех Валаги эхом разлетался по тоннелю. Гелиот поспешил следом, обдумывая слова Правителя и мысленно ругая себя за то, что он действительно не знает границ своей силы. Правда, что силой своей стихии он может обратить море, не укладывалась в голове. Она все ни как не вязались с ним, с просто Гелиотом.
  Юноша недолго размышлял о силе, и вскоре рутина пути по подземелью стала сводить его с ума. На протяжении долгого времени впереди была только пустота, темнота и неизвестность. Путь был долгим и неудобным, ноги постоянно скользили. По узкому длинному коридору они шли, то вверх, то вниз. Здесь было очень влажно, а соль, витающая в воздухе, разъедала легкие, отчего было больно дышать.
  - Далеко еще? - бросил Гелиот, изнывая от нетерпения.
  - Уже скоро, - в очередной раз, отозвался Валага.
  Впереди забрезжил свет. Гелиот приободрился и действительно, через метров тридцать они вышли в сводчатую пещеру, освещенную неярким голубым светом. Когда юноша поднял глаза к потолку, ему на минуту показалось, что он видит звезды. Только в отличие от земных звезд они постоянно перемещались по предполагаемому небу.
  - Местное освещение, - пояснил Валага. - Стакалии, пещерные жуки, обитают только в пещерах под океаном. Ни в каких других местах не водятся. Есть здесь для них что-то притягательное, отчего они плодятся и светятся днем и ночью.
  - Здесь везде так сине? - недовольно заворчал Гелиот.
  - Тебе бы не мешало научиться радости! - воскликнул Правитель, зачарованно рассматривая поистине необыкновенное небо. - Хотя дело твое. Не везде, дальше будет нормальный свет, - и Валага загадочно усмехнулся.
  Кроны двинулись дальше. Они медленно брели от пещеры к пещере. Все они были усыпаны голубыми огоньками. Своды здесь очень высокие, они не давили. Дышалось легко, воздух свеж и чист, никакой соли.
  - Мы глубоко под морем, откуда же вентиляция? Такой воздух свежий... - непонимающе спросил Гелиот, замотав головой по сторонам. Он искал брешь в потолке, по которой поступает кислород, но ее не было.
  - Нет здесь притока воздуха. От того кругом так свежо и чисто.
  - И? - протянул юноша.
  Правитель непонимающе уставился на юношу.
  - Откуда же тогда здесь кислород? - раздраженно пояснил Гелиот. - Валага из тебя все надо вытягивать щипцами, - уже смеялся он.
  - А! - понимающе кивнул Правитель. - На всех каменистых поверхностях растет особый сорт мха или, я не знаю что это точно, но эта зеленая масса отлично перерабатывает углекислый газ обратно в кислород. Здесь стены с небольшим налетом, этого растения и оно практически не заметно, но в жилом районе, весь потолок зеленого цвета. Он подсвечен голубыми фонариками. Дивно смотрится! - воскликнул Правитель и направился вместо широкого хода в узкую щель в породе слева. Гелиот за ним.
  Сделав пару шагов вперед, юноша замер не в силах вымолвить ни слова.
  - Чарует, - произнес Валага. - Не правда ли?
  Взору Гелиота открылась не просто огромная - великанская пещера. Ее свод был высок. Он достигал более двухсот метров. Она была настолько длинной, что даже зрение вампира не помогало Гелиоту увидеть ее окончание. Весь потолок напоминал заросли джунглей, только лилипутские. Крохотные зеленые растения, оплели небосвод и стены подземелья, а голубые светлячки безустанно ползали по нему. Все это создавало невероятное сияние, разливающееся вокруг и дарящее свет.
  Все дома и улицы подводного городка были из камня. Крохотные домики располагались группами, создавая правильной формы квадраты. Люди небольшого роста, более напоминающие детей, сновали взад вперед.
  - Нас здесь явно не ждут, - сделал вывод Гелиот.
  - Ты не прав, ждут. И ждут всегда.
  По косой тропинке, резко уходящей вниз, Валага начал спускаться к городу. Через несколько шагов, она выровнялась и превратилась в лестницу. Идти по ней было жутко неудобно из-за размера ступеней, явно предназначенных не для их роста.
  - Словно в стране Лилипутии. - снова заворчал юноша.
  - Ты сегодня невыносим! - страдальчески произнес Валага. - Не такие они уж и маленькие.
  - Это ты невыносим! Откуда столько оптимизма?
  Валага не успел ответить.
  - Приветствую вас о Великий Крон, - провозгласил возникший из ниоткуда карлик. - И Вас наместник!
  Он низко поклонился мужчинам. Гелиот не смог сдержаться от улыбки при взгляде на жителя подводья. Его расшитый золотом камзол отлично смотрелся на хрупкой фигуре, небольшая шпага висела на поясе. Все в движении крохотного юноши говорило о гордости, переполняющей его, а наивные глаза смотрели с таким трепетом и восторгом, что было не по себе.
  - Как он узнал кто я? - шепотом спросил Гелиот.
  - Кроме правителя и его наместника никто более не имеет сюда доступа, - так же тихо произнес Валага.
  - Маргот, ждет Вас сударь! Пройдемте со мной, я вас провожу, - юноша жестом предложил следовать за ним и бойко запрыгал по ступеням.
  Город встретил Кронов очень радушно. Его жители весело приветствовали Правителя, шли рядом, рассказывали о своем житье-бытье, а Валага лишь добродушно им улыбался. Хмурый Гелиот, косясь на Правителя не мог поверить, что этот человек - сама доброта, тот безжалостный убийца, что лишил его всего и заставил жить по своим правилам. Валагу здесь любили и считали, чуть ли не божеством, снизошедшим с небес, что слегка бесило Гелиота, но общее радостное настроение уже накладывало свой отпечаток, и юноша потихоньку расслаблялся, позволяя себе насладиться увиденным.
  Домики соединялись между собой арками и двум мужчинам постоянно приходилось нагибаться, чтобы не удариться. Арки были оплетены зеленым мхом. Около жилищ росли невиданные на земле цветы, они светились желтоватым цветом. С неба лил голубой свет, с земли желтый, а в центре от контраста холодного и теплого свечения, будто разливалась радуга, но глаза Кронов быстро привыкли.
  В окружении человечков небольшого роста они вышли на центральную площадь, где их уже ждал король небольшого подземного государства. Его звали Морган. Он лично встретил гостей и проводил их в отведенные им покои.
  - Через час мы ждем вас на ужин, Великий Крон,- поклонился король. - И вас, наместник.
  Дом для гостей был им впору: высокие потолки, двери, такие, чтобы не нагибаться, мягкие кровати.
  - Нереально, - протянул Гелиот. - Я еще в этом мире или уже умер?
  Валага расхохотался.
  - Не вяжется с тем, как себе все это представлял? У меня было такое же ощущение, когда, я сюда впервые приехал.
  - Так отчего же правда о подводных жителях искажается?
  - Чтобы никто не стремился сюда, - пояснил Валага. - Они заслужили право на спокойную жизнь, и ты, как наместник, должен поддерживать общепринятый миф о неслаженности и скудности их жизни.
  Юноше вдруг стало не по себе.
  - И никто из них не хочет отсюда выбраться? Увидеть мир, солнце. Пусть здесь так мило, но это же ужасно! - воскликнул Крон.
  - Это их жизнь. Не стоит говорить об этом и пытаться устроить здесь революцию. Мир хрупок зпт и неосторожно брошенное слово, будоражит сердца крепче вина, так что оставь свои размышления о несправедливости при себе, - резко произнес Валага и покинул общую залу, направившись в отдельную комнату.
  В дверь тихо постучали. Гелиот открыл ее и не сразу заметил крохотную девушку с огромным свертком из одежды.
  - Здравствуйте, - пролепетала она, встретившись взглядом с черными глазами наместника. - Это камзолы для ужина.
  - Зачем они нам? - грубо спросил Гелиот и тут же пожалел о своем тоне. Девчушка вся сжалась, ее голубые глаза наполнились слезами.
  - Давай их сюда, милая, - вмешался Валага, огибая Гелиота и перехватывая одежду из рук гостьи. - Иди! - ласково скомандовал он ей. - Все хорошо, и прости тон моего наместника. Он бывает незаслуженно груб.
  Девушка кивнула и скрылась из виду.
  - Гелиот, да что с тобой? - взревел Валага.
  - Да откуда ж я знал, что с крохотным ростом им и крохотная смелость выдается! Я ведь ничего ей не сказал толком, а она сразу слезы лить, - непонимающе качал головой юноша.
  - Будь по нежнее, это тебе не мир вампиров, даже не людей. Они будто дети, очень ранимы и нежны. - раздраженно произнес Валага взял свой камзол и снова удалился в свою комнату. - И надень к ужин предложенную тебе одежду, - тихо проговорил Правитель из-за стены, что не помещало юноше услышать его. - Они старались, шили его для тебя за те полчаса, что мы добирались до этого дома, а ты брать его не хотел. Это высшая мера уважения - подарить одежду!
  Юноша брезгливо взял в руки предложенную одежду. Сейчас уже такое не носят. Все это до боли напоминало прошлую жизнь, какие-то глупые рюшки, оборки, этот жуткий изумрудный цвет.
  - Может, я не пойду на этот чертов ужин? - неуверенно протянул он.
  - Это всего лишь одежда! По возвращению выкинешь ее, а сейчас будь добр, одевайся! - не уступил Правитель.
  Гелиот не спеша надел на себя камзол и все, что к нему прилагалось. Так глупо он давно себя не чувствовал. Весь этот подземный дивный мир превратился в ловушку, ловушку из воспоминаний. Они лезли в голову, воскрешая внутри все самое темное и сокровенное, все самое темное и забытое.
  С этими мрачными мыслями, не произнося ни слова, он отправился следом за Валагой на ужин. Там за многочисленными беседами в огромной зале, не уступающей своим великолепием земным дворцам, он молчал и пропускал половину смысла разговоров. Валага изредка косился на юношу, но вскоре быстро возвращался к интересующим его вопросам.
  - Я хочу закрыть проход между нами и северными, - заявил Маргот.
  - Отчего же так? - искренне удивился Валага.
  - Вы же не в курсе! - сокрушенно воскликнул он. - Моя дочь Пантея, сбежала!
  Правитель Кронов неуверенно замотал головой.
  - Что значит, сбежала? - аккуратно уточнил он, а Гелиот тем временем оторвался от своих размышлений и стал прислушиваться.
  - Вот то и значит, Великий Крон, - Маргот поежился. - Мне страшно зпт повелитель! Она сбежала с мальчишкой из Северных пещер, и поговаривают, что они нашли выход на поверхность. Мы искали их, но тщетно. Они будто сквозь землю провалились, но куда ж еще ниже, это самое дно! Моя младшая дочь задает вопросы, моя жена постоянно плачет, мой народ беснуется, а что я? Я то ничего не могу! Это все этот проклятый мальчишка! - уже выл царь. - Моя девочка, пропала!
  - Значит ничто человеческое им не чуждо, - тихо прошептал на ухо Валаге Гелиот.
  - Как давно они сбежали? - спокойно поинтересовался Правитель, проигнорировав замечание Гелиота.
  Маргот сглотнул, и тут юноша понял - за всей этой радостью и убранством скрывалось - заточение. Им никогда не выбраться отсюда. И пусть они смирились, но дух свободы им не чужд.
  - Уже две недели, - тихо сообщил он.
  - Почему не сообщили? - сурово спросил Великий Крон.
  - Мы надеялись найти их своими силами, - жалобно пропищал король в ответ.
  - Понятно.
  - И поэтому я прошу закрыть проход, - виновато попросил король. - Это все мальчишка! Я уверен моя дочь не причем!
  Валага молча сидел, его тело вытянулось словно струна, он сжал руки.
  - Мы ее найдем, - ласково произнес Правитель, хотя Гелиот был уверен, что он готов разорвать на части Маргота за такую оплошность. - И вернем тебе дочь, обещаю.
  Король расплылся в улыбке.
  - Спасибо вам, - с надеждой прошептал маленький человечек.
  - Но границу я не закрою. Это неправильное решение.
  И король южных земель крохотного народца вступил в дискуссию с Правителем Кронов. Он ожесточено спорил и пытался убедить Валагу в необходимости и правильности данного решения, но все было тщетно. Гелиот более не слушал их. Он не спеша ел вкуснейшую рыбу с местными диковинными плодами продолговатой формы и размышлял о сбежавшей дочери короля. Почему она сбежала? От чего? От кого? Может зпт она тоже в своей семье была другой, не такой, как они?
  
  На следующей день Валага и Гелиот отправились в северные земли, чтобы проведать другое королевство. Там многое повторилось. Прием, камзол, разговоры, споры о южном царе, о побеге, о том, как они могли все это допустить. Валага вел себя очень смиренно и спокойно, ни капли раздражительности и агрессии. Он был сама доброта, и Гелиота это сильно смущало, даже бесило.
  Все прояснилось, когда обогнув огромного размера пресное озеро между двумя королевствами и свернув на уже знакомую тропу к выходу, Валага вдруг заговорил.
  - Подводье они могли покинуть только через окрестности Владивостока, там пещеры близко подходят к поверхности. Ты должен найти беглецов, ну... и мне не стоит объяснять, что вернуться в родные края они не должны ни при каких обстоятельствах.
  - Мне их убить? - разочарованно протянул юноша. Злость клокотала в нем: хваленый Правитель Кронов - мерзкий притворщик.
  - Когда ты станешь Правителем, ты все поймешь! - быстро произнес Валага, почувствовав ожесточенный взгляд юноши. - Они - добровольные пленники. Мир людей опасен и жесток, кругом беснуются вампиры и оборотни. Им там не выжить, ничто не должно разрушить созданный мною для них миф.
  - Но оборотни же живут на поверхности, мы их скрыли. Вампиры и многие другие. Огромную Долину запрятали, а этих крохотных созданий заперли под землей? - проговорил Гелиот.
  Как все это в духе Валаги! Гелиота это бесило.
  - Так всех, кто остался на поверхности - единицы, а это целый народ, многочисленный и своенравный. Они не выживут наверху. Они умрут. Давно ли ты стал борцом за жизнь и свободу? Смерть пары из них, никак не отразится на всем роде! Они останутся там! - утвердительно произнес правитель. - Это не обсуждается!
  Наступила тишина, был слышен только гул от шагов по каменной поверхности прохода.
  - Так ты выполнишь приказ? - спросил Валага. - Найдешь беглецов? Или мне искать другого исполнителя?!
  - Я их найду, - холодно отозвался Гелиот, и они продолжили путь в полной тишине, каждый погруженный в свои мысли. - И когда я стану Правителем...
  - Все останется по-прежнему, - закончил за него Великий Крон. - Вот увидишь!
  
  Вернувшись с юношей из Илании. Валага уже без надежды решил провести обряд. Серый зал медленно заполнялся светом. Валага вручную зажигал свечи в громоздких канделябрах, не прибегая к магии. Он шел от одного кованого подсвечника к другому. Проводить обряд совершенно не хотелось. Сначала он двести лет ждал рождения Гелиота, а после него уже столько лет ждет рождения кого-то сильнее, чтобы появилась возможность не допустить юношу к власти.
  - Чего я жду, глупец? - говорил себе Валага. - Он будет Правителем после меня! Это его судьба, и я не в праве ему мешать. Он жесток, своенравен, но стоит признать: Гелиот справедлив. В нем все же есть какая-то божья искра, а ненависть его ко мне объяснима, - продолжал рассуждать Правитель.
  Валага встал поодаль от центра комнаты и без воодушевления затянул древнюю песню. Свет нарисовал на полу карту мира, очертания материков отливали золотом. Сначала это была просто карта, но вдруг на ней появилось яркое пятно, в районе Москвы. Валага не поверил тому, что видит, и подошел ближе.
  - Невозможно, - вслух простонал он.
  Огонек горел сильно и ярко, говоря своим светом, что вот он, возможно, новый Правитель. Новорожденная девочка не сильнее Гелиота, но она ему равна, а вот это можно легко исправить.
  Радостный смех заполнил комнату. Пожилой мужчина возвел руки к потолку.
  - Спасибо! - кричал он. - Спасибо!
  
  Глава 10 Волки
  
  Юноша скользил меж старых двухэтажных строений. Самая окраина Владивостока, тихое местечко, оно же - богом забытое. Разбитые улицы, кривые деревья, обшарпанные здания. Зрелищности пейзажу добавлял грязный снег, который не успел растаять. Беглецы были рядом. Гелиот так долго их искал! Он все силы положил на их поиски и, наконец, обнаружил. Иланийцы притворились детьми, обыкновенными человеческими ребятами. Наивные глаза, небольшой рост - и пусть они старше своих приемных родителей, на несколько десятков лет. Мир на поверхности был им неведом, так что частые вопросы, только убеждали всех вокруг, что перед ними потерявшие дом дети. Пусть они иногда вели себя странно и для своих лет очень разумно. Пусть мальчик оказался очень сильным, отговоркой была тяжелая судьба, свалившаяся на плечи крохотных созданий. Учились они хорошо, да и сам процесс им очень нравился, а приемные родители с соседями не чаяли души.
  Гелиот подошел к очередному бараку и тихо постучал в дверь. Сегодня он был один. Зачем ему лишние свидетели? На улице уже стемнело, в окнах горел свет.
  - Кого принесло на ночь глядя? - ворчал мужчина.
   Он резко распахнул дверь и тут же наткнулся на юношу. Гелиот сделал резкий выпад вперед. Его рука скользнула к горлу мужчины, и, нажав на сонную артерию, он отключил его. Поддержав под локотки, Крон упустил обмякшее тело на пол прихожей.
  - Милый кто там? - раздался женский голос из кухни.
  Юноша прикрыл дверь, убедился, что хозяин дома без сознания и уверенно направился на голос. Женщина, увидев незваного гостя, инстинктивно отступила к стене ,зажав в руке кухонный нож, но сделать что-нибудь она не успела и через секунду, так же как и муж, осела на пол, теряя сознание.
  Крон покинул кухню и оказался на пороге небольшой комнатки. Трое детей сидели вокруг настольной игры 'Монополия' Они ничего не слышали, поэтому появление незнакомца было для них полной неожиданностью.
  - Привет! - поздоровался Гелиот. Он пробежался взглядом по ребятам. Девчушка точно из Илании, тоненькая, маленькая, светловолосая и голубоглазая, а вот кто из двоих ребят ее друг, было определить сложно. Мальчишки были между собой даже чем-то похожи, на вид обоим не больше десяти лет.
  - Пантея, - позвал Гелиот. Девушка от звука своего настоящего имени вздрогнула, дернулся и паренек рядом с ней. Этим он и выдал себя. - Пошли со мной! - скомандовал Крон, не сводя с них глаз.
  Двое молча поднялись на ноги, вышли из комнаты. Они даже не пытались бежать или сопротивляться. Их названный брат растерянно уставился им вслед.
  - Ты Крон? - спросил юноша.
  Гелиот кивнул.
  - Здесь совсем не страшно, - подала голосок девочка. - Ты отвезешь нас домой?
  - Возможно, - туманно отозвался Гелиот.
  - Но нам здесь нравится! - воскликнула Пантея. - Мы никому не причиняем вреда. Почему нам не разрешить быть здесь?
  - Трудно быть наместником, - улыбнулся Гелиот в ответ. - Ваше место - в вашем мире, и вы нарушили установленный порядок. Ход, через который вы выбрались, я закрыл навечно, больше никому им не воспользоваться.
  - Мы просто хотели посмотреть на мир! - воскликнул паренек.
  - Посмотрели? - спросил Гелиот, открывая заднюю дверь белой 'волги' перед ними.
  - Посмотрели! - с вызовом отозвался паренек.
  - Вот и славно, а теперь живо на заднее сидение!
  Юные создания послушно сели.
  - После того что мы узнали о внешнем мире, вы ведь вряд ли нас отпустите? Вы нас убьете? - девочка была очень проницательна.
  - Ну, вы ведь сами все понимаете, - грустно проговорил Крон.
  
  Юноша выполнил свою миссию. Он исполнил приказ Валаги и вернул все на свои места.
  Гелиот поднимался по широким ступеням на второй этаж дома, в кабинет Правителя, чтобы рассказать ему как все прошло. Юноша улыбался сам себе, предвкушая бурю.
   Он тихо постучал в дверь.
  - Да, входите! - прогремел голос Валаги.
  Юноша вошел в кабинет, без приглашения уселся на стул и с вызовом взглянул в синие глаза Правителя. Валага целую минуту смотрел на наместника, после чего достал из внутреннего ящика стола свернутое трубочкой письмо, аккуратно перетянутое красной лентой.
  - Гелиот ты перешел черту, - сказал Валага. - Все с меня хватит! Как это понимать? - затряс он исписанным листком перед носом Гелиота.
  - 'Дорогой и многоуважаемый Великий Крон - начал вслух читать он. - Искренне благодарю, что ты выполнил свое обещание и вернул мне мою дочь Пантею в добром здравии домой. В честь такой радости мы подписали перемирие с северными землями и решили поженить наших сбежавших голубков' Прямо Хэппи-Энд, - заорал Валага. - Ты же сказал, что решил проблему!?
  - Да, я ее решил, - уверенно заявил юноша.
  - Это называется, решил проблему? - уже не мог успокоиться Правитель. - Они же все расскажут - и все! Как мне их удержать? Придется всех перебить!
  - Я стер им память, - просто отозвался Гелиот. - Они ничего не помнят. Они даже не помнят, что сбегали куда-то, им собственные имена еле дались. Так что все в порядке.
  Правитель умолк, медленно провел рукой по подбородку.
  - Ты умеешь стирать память? Кто тебя научил? - осекся Валага. - Эта сила не всем дается, даже я не умею.
  Гелиот рассмеялся:
  - А я умею! - радостно бросил он.
  Глаза Валаги расширились. Умение владеть умами - страшная сила, такие таланты опасны. Не все Кроны, наделенные магией, способны дать отпор гипнозу. Гелиот стал намного сильнее.
  
  Спустя еще двадцать лет.
  
  Дверь комнаты скрипнула, и на пороге появился Гелиот. Он не спеша подошел к столу Валаги и сел на стул рядом с ним, устремив свой взор на Правителя Кронов.
  - Поедешь к волкам, - вдруг резко бросил мужчина. Гениальная идея пришла ему в голову неожиданно. Правитель вот уже две недели размышлял, куда бы деть на время Гелиота, чтобы успеть обучить Веру. Ту, что спасет его мир. И вот ответ сам пришел в голову.
  - Зачем? - непонимающе уставился юноша на Правителя.
  - Там все плохо, надо разобраться. Необходимо создать для них Долину.- Валага спрятал письмо в стол. - А я навещу Иланию.
  - Не веришь мне?
  - Проверю! - бросил Крон.
  - Хорошо, - просто согласился Гелиот.
  - Эта работа займет не один год. Как бы тяжело не было, тебе придется довести ее до конца.
  - Хорошо.
  Валага прищурился и подозрительно уставился на юношу: слишком быстро и легко он согласился на нудную работу - наладить жизнь у волков. Правитель Кронов тряхнул головой, мысль о том, что Гелиот каким-то образом прознал о Вере, подкосила ноги. Он уставился в пустоту, в голове шумело. Уже не молод - сделал Валага вывод. Девушку необходимо обучить всему, втолковать в ее голову, что только она может быть Правителем, что она сильнее, пусть это и спорный вопрос.
  Юноша спокойно сидел рядом, когда Валага, наконец, опомнился от захвативший его череды мыслей.
  - Это очень сложная работа. Я не уверен, что ты справишься!
  - Это вызов? - рассмеялся Гелиот.
  - Но попытаться стоит, - продолжил Крон. - Должен же кто-то этим заняться! С тобой все в порядке? - нервно теребя папку на столе, растерянно спросил Правитель.
  Он искал в лице юноши намек, тень того, что он знает или догадывается. Волнение Валаги не ускользнуло от внимательного Гелиота.
  - Да, со мной-то все нормально, а вот с тобой-то что? Нездоровится? Я скоро стану Правителем? - усмехнулся он.
  - Не дождешься! - прошипел Валага. - Все! Оставь меня.
  Мужчина мысленно перекрестился, гоня от себя тяжелые мысли. Может, юношу все-таки проще убить, пока еще есть силы? Эта мысль все чаще и чаще возникала в его голове и казалась все более и более необходимой. Она была единственным выходом, но сомнения сбивали с толку, и он постоянно откладывал решение.
  Гелиот с минуту постоял, посмотрел на вновь застывшего Правителя и покинул комнату. Сейчас ему просто хотелось уйти подальше от Валаги и его своры, так что волки - самое оно, то, что надо. Мир, управляемый эмоциями, страстями ему очень необходим. Не этот занудный, холодный расчет, а огонь душ, пусть не всегда оправданный, но святой.
  Гелиот дошел до своего дома и остановился на пороге. Внутри ждала Пенелопа. Видеть ее совсем не хотелось. Столько времени прошло с последней встречи! Ее любовь была ему больше не нужна. Он чувствовал себя ничтожеством. Гелиот не мог сформулировать точную причину, но его любовь к ней вдруг прошла. Она будто изжила себя.
  Гелиот хотел было развернуться и уйти, как дверь резко распахнулась и они встретились глазами.
  - Привет! - протянула Пенелопа.
  Его суровый взгляд заставил ее поежиться от страха. Она с замиранием сердца смотрела на него своими огромными голубыми глазищами и ждала, хоть какой-то реакции. Гелиот не шелохнулся. Пенелопа отбросила все сомнения и нежно прижалась к нему всем телом.
  - Гелиот, я так давно тебя не видела, - прошептала она пересохшими от волнения губами, не поднимая на него взгляда. - Как только узнала, что ты вернулся сразу же сюда прибежала.
  - Я снова уезжаю, - юноша неуверенно опустил руки на спину девушки и обнял ее. Она с облегчением вздохнула.
  - Куда? - нежно спросила она.
  - К волкам, - произнес он.
  - Надолго?
  - Да, надолго.
  - А мне... - не успела она договорить.
  - А тебе со мной нельзя! - сразу отрезал он.
  - Я буду тебя ждать.
  Гелиот улыбнулся, провел рукой по ее шелковистым волосам. Они продолжали стоять на пороге в обнимку. Он слышал, как бьется ее сердце.
  - Я не знаю, стоит ли? - неуверенно начал он.
  - Стоит, - уверенно замотала головой девушка.
  - Не стоит!
  Она ничего больше не ответила, просто прижалась к нему посильнее. Гелиот боялся этого разговора, и вот, он состоялся. Отчего-то уходить перехотелось. Они простояли еще несколько минут в обнимку, прежде чем губы нашли друг друга, а тела слились в последний раз в одну стихию огненную и неподвластную пониманию. В эту ночь он не мог насмотреться на Пенелопу, не мог нацеловаться с ней. Он жадно пил ее любовь. Он ее теряет. Ее больше не будет в его жизни. Это выбор он делал сам. 'Зачем?' - кричало все внутри него. Но не будет этой дивной девушки больше! Это отчего-то невыносимо, но необходимо.
  
  Сквозь плотно свитые кроны деревьев солнечные лучи проникали в сумрак леса. Кое-где они резали пространство, заливая все вокруг светом, слепящим глаза. Юноша сильно прищурился, проходя сквозь одну из таких прогалин. Но это не помогло, от яркого света перед глазами появились красочные блики, от чего он на минуту потерял возможность четко видеть.
  В эту самую минуту, что-то огромное выпрыгнуло на него из леса. Оно обхватило юношу когтистыми лапами и повалило на землю. Зубы щелкнули в сантиметре от лица. Гелиот перехватил голову руками и попытался оттолкнуть от себя. Вместе с лохматым чудовищем они кубарем покатились по земле, сминая ветки, разнося листву, пока не врезались в дерево. Животное взвизгнуло. Гелиот вскочил на ноги и отлетел на пару метров от него. Волк мгновенно вернул себе вертикальное положение и снова бросился в атаку.
  'Оборотень, - смекнул Гелиот'.
  Легким движением сильных рук, он мог разорвать взбесившееся животное на части. Воображение уже рисовало эту картину, руки были готовы схватить волка за холку, а тело инстинктивно приняло позу для лучшего равновесия, но юноша сдержал себя.
  'Им не надо знать',- неслись мысли в голове.
  Юноша призвал на помощь силы своей стихии. Мощные потоки ветра подхватили животное и подвесили в нескольких метрах над землей. Оборотень рвался, бессмысленно передвигал ногами в воздухе.
  На клыкастой морде появилось выражение осознанности. Он обернулся в воздухе и начал трансформацию. Гелиот ослабил напор, медленно опуская искореженное от перевоплощения тело на землю. Кусок мяса с мехом и костями издал стон. Он сначала будто стянулся в узел, а потом начал расти, обретая формы человеческого тела.
  Мужчина крупного телосложения с искаженным лицом возник перед Кроном. Он стоял полностью голый, что казалось, совсем его не беспокоит.
  - Неудивительно, что у вас все плохо, - с сарказмом в голосе произнес Гелиот, - и люди открыли на вас сезон охоты. Кидаться на каждого встречного, кто по незнанию забредает на ваши территории! Ладно, я-то знал куда иду...
  - Ты меня еще учить будешь? - взревел оборотень. - Тебе показать, к чему привело ваше бездействие? Как долго мы будем жить в подвешенном состоянии? Чего тебе надо? У меня нет времени.
  - Я - Гелиот, наместник Кронов... - но оборотень не дал ему договорить.
  - Наместник, значит!? - снова заорал он на весь лес.
  - Да чего ты орешь во все горло!? - не выдержал Гелиот, нервно дернув головой. - Я не глухой!
  - Да оно и видно, что не глухой. Иди к черту! - выпалил мужчина и резко развернулся, чтобы уйти. - У меня своих забот хватает! - бормотал он себе под нос. - Мне еще надо найти тех, кто подстрелил Леру. Чертовы ублюдки!
  Мужчина затопал в направлении поселения, Гелиот - за ним.
  - Я пришел помочь, - ровным голосом начал юноша. - Выберем место, разберемся с границами, наплету паутину.
  - Ты что паук? - громко рассмеялся мужчина над своей же шуткой.
  - Это так заклинание называется, - отчего-то стал оправдываться Гелиот. - Да какого хрена! Меня прислал к вам Валага навести порядок, помочь вам, а ты ржешь надо мной и отмахиваешься. Меня не надо провожать до вашей деревни, я сам дорогу знаю. Мне нужен Игорь, вожак стаи! С мелкими сошками, охраняющими границу, я водить дела не намерен!
  - Игорь, это я вообще-то, - остановился мужчина.
  - Тебе же хуже!
  Гелиот обогнул вросшего в землю оборотня и быстрее него направился в нужном направлении, к спрятанной в непроходимой чаще леса деревне волков.
  Оборотень быстро нагнал его.
  - Хорошо. Ты хочешь понять? Пошли со мной, - приказал мужчина.
  Гелиот ничего не ответил, но спорить не стал и отправился с Игорем. Они быстрым шагом прошли пару километров, после чего оказались около шумящего водопада. Мужчины обогнули высокие кусты. Там у самой кромки воды на земле лежала волчица. Она была беременна. Задняя лапа ближе к животу перемотана. Повязка вся алая от крови. Животное тяжело дышало, грудь резкими быстрыми движениями вздымалась.
  - Это Лера, моя жена, - оборотень опустился на землю, около волчицы и полил ей на пасть воду, зачерпывая из холодного источника. - Тут вот какая беда, чтобы излечиться, ей надо обратиться. Если она обратится, то потеряет ребенка.
  Мужчина нежно провел рукой по холке.
  - Она не обратится! Она лучше умрет вместе с нашим ребенком! - он ударил кулаком по земле. - А я не могу ее заставить! Она меня не слушает, лежит, и скулит, и теряет кровь, и умирает! Лера! - позвал он ее, она лишь плотно закрыла глаза. - Чертовы люди! Чертовы Кроны! Сколько я вас звал! - вскочил оборотень, зло, уставившись на Гелиота. - Сколько просил защитить нас! Мы же сами не хотим жить с людьми, да и территория нам большая не требуется, только место, где можно спокойно выращивать волчат.
  - Уйди! - ровным голосом приказал Гелиот.
  - Это ты сейчас уйдешь! - приблизился оборотень к Крону вплотную. Он был крупнее и выше юноши и любому внушил бы страх, только своим видом мускулистого тела, и суровым взглядом, любому, но только не Гелиоту.
  - Я могу помочь, - безразличным тоном произнес Крон. - Или оставим ее тут умирать и отправимся искать охотников? Все более важное занятие! Мстить!
  Глаза оборотня расширились от изумления.
  - Ты можешь помочь? Так помоги! - взмолился Игорь. - Чего же ты тянешь?
  - Уйди.
  - Хорошо, - без промедления согласился оборотень.
  Он развернулся и зашагал прочь.
  - Только настолько далеко, чтобы ты не слышал нас и не чуял наш запах. Если ты будешь ближе, я пойму и не приступлю до тех пор, пока ты не покинешь зону досягаемости. - крикнул ему вслед юноша. Игорь при этих словах слегка замедлил шаг, но, решив, что терять ему нечего, продолжил движение.
  Когда они остались наедине, Гелиот медленно склонился к волчице. Осторожно развернул бинты. Она открыла глаза и начала пристально следить за его действиями, пытаясь предугадать их. Волчица явно нервничала, но не двигалась с места.
  - Мне необходимо расположение твоего мужа, - заговорил Гелиот, смотря в карие волчьи глаза. - Тебе - твой ребенок. Мы еще не успели познакомиться, но уже связаны. Вообще, я лечить не умею, - после этих слов волчица дернулась, но юноша перехватил ее и прижал к земле. - Я же Крон, а не доктор! Правда есть у меня один секрет, и он должен остаться секретом. Ты меня понимаешь?
  Волчица медленно моргнула, Крон понял это, как знак согласия, и достал из кармана нож. Животное снова дернулось, пытаясь вырваться, от ее резких движений из раны хлынула кровь. Гелиот сильнее прижал ее к земле.
  - Верь мне, - проворил он.
  Она замерла. Юноша отпустил животное, закатил рукав и полоснул себя по запястью. Капли крови стали медленно стекать вниз, Гелиот поднес их к ране. Кровоточащая дыра в теле Леры начала быстро затягиваться.
  - Мы - совсем разные виды, на вас наш яд не действует, как на людей и вреда не приносит, а вот регенерацию тканей никто не отменял, она у всех одинаковая. Так что сейчас все пройдет, - успокоил он ее. - Пусть это будет нашим секретом.
  Волчица медленно закрыла глаза, капельки слез выступили у самых уголков. Она терпела, молясь о милости Крона или вампира... Предположение, крутившееся в голове волчицы, пугало ее до жути. Она даже боялась об этом думать. Боль прошла резко, в голове прояснилось. Она открыла глаза и встретилась взглядом с черными глазами Гелиота.
  - Лучше? - участливо поинтересовался он.
  Лера вскочила на лапы и закрутилась на месте волчком. Все было хорошо. Сердце ее не родившегося малыша билось ровно. Она рванулась к Гелиоту и ласково прижалась к нему, после чего, смутившись своего поступка, убежала в лес на поиски Игоря.
  Юноша лишь улыбнулся ей вслед и направился к деревне. Вожак стаи сам найдет его, как оправится, теперь он был в этом уверен.
  
  Глава 11 Вера
  
  Закинув на плечо тяжелую сумку, Вера вышла из машины. Наклонилась к окну и послала воздушный поцелуй юноше за рулем.
  - Удачи, родная, - произнес Матвей.
  - Она пригодится, спасибо! - отозвалась девушка зпт улыбаясь. - Заберешь меня в обед?
  - Конечно, а ты успеешь?
  - Должна. Я позвоню, - бросила она и направилась к институту.
  Матвей еще пару минут провожал ее взглядом. Он все не верил, что они теперь вместе. Стройная, светловолосая, голубоглазая Вера, лучшая девушка во всем мире, обратила на него внимание! Она была рычагом всех его свершений. Он так долго добивался ее, что теперь ни за что и никому не отдаст. Матвей завел мотор и тронулся. День только начался, а уже так хорошо, что невольно стало страшно.
  Юноша вернулся за Верой к обеду, но девушка не вышла. Она прислала коротенькое сообщение на телефон:
   'Прости, еще на экзамене. Я позвоню'.
  На этом их общение и закончилось. Вечером Вера отмечала закрытие сессии с однокурсниками, а Матвей, сгорая от ревности, караулил у кафе, не решаясь признаться, что все-таки приехал за ней, хоть она просила этого не делать.
  В первом часу ночи его любимая девушка вышла из кафе, слегка покачиваясь, под руку со своим бывшим парнем Сашей. Они давно расстались, но продолжали учиться в одной группе. Вера только вчера говорила Матвею, что между ними больше ничего нет. Юноша при виде них сжал кулаки, он был готов выпрыгнуть из машины и устроить жуткий скандал, но удержался. Молодой человек открыл перед Верой дверь такси и, усадив ее на сидение, махнул на прощание рукой. После чего вразвалочку отправился обратно в кафе, а такси с Верой уехало.
  'Ты еще не спишь? - пришло сообщение от Веры. - Я только еду домой. Мы отлично погуляли. Я скучаю! Жаль, что сегодня уже не увижу тебя'.
  Юноша облегченно вздохнул. Завел мотор и помчал к ее дому. Девушка жила с родителями в частном секторе на окраине города. Матвей приехал раньше, по крайней мере, он на это рассчитывал. Припарковался в тени деревьев с другой стороны небольшого сквера, подальше от ее ворот, чтобы она его не заметилазпт и стал ждать. Совсем рядом с Вериным домом стояла иномарка, черная, S-класса с тонированными стеклами. Матвей без интереса пробежался по ней взглядом и продолжил ожидание.
  'Нет, я не маньяк, - уговаривал себя юноша, - Я просто хочу убедиться, что она добралась до дома'.
  Матвей правильно все рассчитал. Через пару минут такси неспешно вырулило из-за поворота. Вера расплатилась с водителем, вышла из машины и направилась к своему дому. В полной темноте она стала копаться в сумке, ища ключи от ворот. Двери иномарки резко распахнулись, из нее вышел мужчина. С такого расстояния Матвей не мог рассмотреть его лица. Он подошел к Вере схватил ее под локоток и повел к припаркованной машине. Девушка отчего-то не кричала и не сопротивлялась. Матвей, почуяв неладное, вышел из автомобиля и со всех ног бросился к ним, но опоздал. Веру усадили в машину, взревел мотор, и иномарка сорвалась с места.
  Матвей, к тому времени преодолевший сквер, развернулся и побежал обратно. В долю секунды он завел мотор и выскочил на шоссе, но того с кем уехала Вера и след простыл.
  
  - Выпустите меня! Кто вы такие!? - запротестовала Вера, очнувшись от наваждения.
  - Не бойся нас, - раздался голос с мужчины с первого пассажирского сидения.
   Мужчина развернулся к ней лицом. Он был старым, будто высохшим. Глубоко посаженные глаза излучали свет и радость. Он протянул к ней руку и легонько коснулся. От прикосновения стало спокойно.
  
  'Она дома' - промелькнула мысль в голове. Страх отступил.
   - Вот доберемся до места назначения, и я сразу все тебе объясню. Как хорошо, что ты теперь со мной, - радостно пропел Правитель Кронов. - Я очень долго ждал тебя. Знала бы ты, сколько!
  В самой глубине души остались еще сомнения, и она сама не могла понять, почему так спокойно ко всему отнеслась. Отчего ночное похищение не кажется чем-то страшным и опасным? Отчего люди вокруг, будто частицы души, потерянные ранее где-то? Она даже не знала где именно...
  
  Ночной лес окружал деревню волков. Было тихо, ухала сова, ветерок играл листвой, а Гелиоту предстоял серьезный разговор.
  - Почему в те времена, когда прятали волшебные народы, вы отказались от помощи? Отчего вас не сокрыли? Создали же Иланию, Долину для Кронов, - спросил Гелиот. Он знал из книг Кронов, почему этого не сделали тогда, но ему хотелось узнать мнение оборотней о случившемся. На примере Илании, юноша понимал: не все так, как написано в древних писаниях, и Кроны это не вселенское добро - они часто бывают злом.- Вам ведь нужна изолированная территория!
  Он сидел на мягком диване в небольшой гостиной в окружении оборотней, пяти вожаков разных семейств, объединившихся под началом Игоря. Здесь был Морт, худощавый оборотень из южных земель, Килон - приземистый, плечистый мужчина с глуповатой улыбкой на устах, Давид - юный тоненький оборотень, что совсем недавно стал вожаком, Сергей - мужчина с грозным взглядом. Он не сводил своих волчьих глаз с Гелиота. Возглавлял все это заседание Игорь.
  - Необходимости не было, - начал вожак. - Все северные земли были в нашем распоряжении. Люди здесь тогда не жили: суровый климат, а те немногие, что все же жили, все время кочевали. Им дела не было до нас. Мы обходили друг друга стороной. Они не трогали нас, мы их. Только вот прогресс достиг немыслимых пределов. Теперь суровый климат не помеха. У людей нет границ и пределов, и нет совести. Они легко перестраивают мир вокруг под себя. Не дай Бог, в зоне досягаемости они завидят волка, сразу же открывают охоту. Просто отстреливают, а мы на людей не нападаем без нужды, мы ведь не вампиры, - усмехнулся Игорь, исподлобья взглянув на Гелиота. - Да, и в волчьем обличие мы просто волки, а не наделенные нереальными способностями дикие звери, в человечьем - просто люди. Только умение обращаться спасает нас от смерти и то не всегда. При трансформации раны затягиваются, а организм обновляется.
  Игорь умолк и склонил голову.
  - Люди теперь везде. Нигде нет от них спасенья. Последние сто лет мы постоянно просили Кронов пересмотреть ранние договоренности и выделить нам землю, но у них... - вожак оскалился, - У вас все нет на это времени.
  - Теперь есть! - уверенно заявил Гелиот.
  Игорь хмыкнул.
  - Нам необходимо найти место, - не обращая внимания на недовольство на лицах оборотней, продолжил Крон. - Подальше от людей и максимально удобное для вашего проживания. Очертить границы, после чего я приступлю к созданию заклинания. Это потребует много времени, очень много времени. Чтобы не уронить нить заклинания, я не буду покидать территорию ваших владений ни на день, пока все не закончу.
  - Не потерять нить, значит? - улыбаясь, переспросил Игорь, вспомнив о паутине.
  - Именно! - с непробиваемым лицом отозвался Гелиот.
  - Нам надо посовещаться! - заявил Морт.
  Оборотни выжидающе уставились на Гелиота.
  - О чем здесь совещаться? - возмутился он. - Вы сами просили помощи! Игорь только что, используя весь свой словарный запас, описал, как трудно вам живется среди людей.
  - Не нарывайся! - прохрипел вожак. - А то не посмотрю, что ты мою жену спас...
  - Не льсти себе! - грубо огрызнулся Гелиот, отчего Игорь покраснел и насупился, но Крону было уже все равно. Жгучая ненависть овладела им. Он старается, подбирает слова, спасает их волчицу ценою разоблачения, а они... - Хотите совещаться - милости прошу! Только я никуда не пойду, сами уходите и думайте, недолго, я ведь тоже могу передумать. Для такой паутины еще и Крон нужен сильный! В данный момент расклад такой, кроме меня вам помогать некому!
  Гелиот расслабленно откинулся на спинку кресла и демонстративно замолчал, рассматривая пейзаж на противоположной стене. Он вникал в черточки и линии, отвлекая себя от обидных фраз, которые рвались наружу.
  - Пошли, - сказал Игорь оборотням.
  Они молча встали и направились на выход. Каждый из них при этом одарил юношу самым уничтожающим взглядом, на который только был способен. Вожаки отошли на безопасное расстояние к опушке леса, откуда как им казалось, Крон не сможет их услышать.
   'Идиоты', - крутилось в голове у юноши, - 'Я ведь все равно вас слышу! А это значит, Лера ничего не рассказала своему мужу', - улыбнулся Крон и стал прислушиваться к разговору.
  
  - Мне он не нравится, - тихо сказал Морт.
  - Мне тоже, - поддержал его Килон.
  - Он никому не нравится, - согласился Давид.
  - Да, есть в нем что-то темное, обычные Кроны просто мерзкие, а этот еще и опасный. Возьми эти глаза, будто черные, - заговорил Игорь, но он спас Леру. Не стоит сбрасывать это со счетов.
  - Может, ему так выгодно? - предположил Сергей.
  - Может!
  Все согласно закивали.
  - А что ему выгодно? Зачем мы ему? - слегка повысил голос вожак. - Мне кажется у нас паранойя.
  - Игорь, ты же сам только что спуску ему не давал, а теперь защищаешь? - возмутился Сергей.
  Повисла пауза.
  - Нам нужна помощь, - стал рассуждать Игорь. - И территория нам нужна. Он - единственный, кто к нам приехал. Надо соглашаться.
  - Валага сначала допустил, что бы мы вымирали, а потом прислал его. Не к добру это! - не могли упокоиться волки. - Но делать-то нам нечего, и это погано!
  - Значит, соглашаемся?! - произнес вожак.
  Оборотни согласно кивнули.
  - Хорошо, - удовлетворенно улыбнулся Игорь. - Идите, я сам ему сообщу.
  Оборотни обратились и на четырех лапах помчались к своим семьям, а Игорь медленно побрел обратно в дом для гостей.
  - Ну что договорились? - бросил Гелиот, когда вожак оказался на пороге.
  - Да! - выдохнул Игорь. - Мы согласны.
  Он медленно опустился в кресло.
  - Вот и отлично. Первое, что нам надо сделать, это найти территорию.
  - А здесь нельзя? - развел руками вожак, будто обхватывая земли вокруг дома.
  - Нет, - отрицательно закачал головой Крон. - Кругом много людских поселений, да и территория маловата. Необходимо что-то большее и менее людное. Я тут кое-где бродил, - он сделал паузу, будто обдумывая свои слова. - Есть у меня парочка мест на примете.
  - Завтра отправимся осмотреть выбранные тобой земли, - согласился Игорь.
  - Отлично.
  Они оба умолкли разом.
  - Как Лера? - вдруг спросил Гелиот.
  - Нормально! Скоро вернется в семью.
  Игорь поднялся на ноги, неуверенно потоптался на выходе и, не произнося больше ни слова, покинул дом.
  
  Прошла всего неделя с тех пор, как Вера оказалась в Долине Кронов, узнала кто она и стала той, кем рождена, но девушке казалось, что это целая вечность. Все свалилось как-то сразу. Она еще не знала, как на это реагировать. Хотелось домой, к маме, к папе. Она каждый день вспоминала Матвея. Валага запретил ей даже думать о возвращении.
  - Смирись с тем, кто ты есть! - говорил он. - Сила - твоя судьба. Твое предназначение. Прошлое необходимо отсечь. Все через это проходят. Попытаешься соединить себя прошлую и настоящую, сделаешь только хуже. Сомнения захлестнут тебя, не будет сил сделать выбор. Позволь себе начать новую жизнь.
  После этого разговора Вера гнала мысли о доме прочь. Она искренне верила, что поступает верно. Сейчас больше всего пугало другое, что Правитель заявил, что следующая владычица - она. Вера могла радостно принять новую сущность Крона. Сила, разгоняясь внутри нее, дарила триумф, восторг, полноту жизни. В эти мгновенья девушка понимала стихия ее судьба, но быть Правителем совсем другое. Это ответственность. Вера еще не приняла ни какого решения, но ей было страшно.
  Уткнувшись носом в толстенную книгу, она сидела на полу и увлеченно читала. Дверь комнаты скрипнула и на пороге появилась Пенелопа. Девушка осторожно опустилась рядом на пол. Вера оторвала глаза от книги.
  - Привет! - приветливо протянула она.
  - Привет, - улыбнулась Пенелопа и подала Вере длинную конфету тянучку. Девушка ухватилась за противоположный конец и оторвала себе кусочек. - Как дела? У тебя все хорошо?
  - Спасибо большое! Все отлично! - Вера закрыла книгу и отложила ее в сторону. - Мне так все это непривычно. Еще вчера жила себе, в институте училась и вдруг - Крон. Я даже никогда не слышала о них... - девушка запнулась, - о нас.
  Пенелопа рассмеялась.
  - О нас никто не слышал. Мы ведь следим за порядком, значит самые осторожные.
  - Это точно, - подхватила ученица Кронов.
  - Вера, - немного взволнованного начала Пенелопа, - я хочу у тебя кое-что спросить, но хотела бы, чтобы это осталось нашей тайной.
  - Спрашивай, - уверенно отозвалась Вера. - Я никому не скажу.
  - Валага учит тебя быть Правителем? - быстро выпалила девушка.
  Вера хотела было разразиться целой тирадой на эту тему, как палец Пенелопы оказался у нее на губах.
  - Просто кивни, - прошептала она.
  Валага просил ее никому не рассказывать их маленькую тайну до поры до времени, но Вера сомневалась в правильности этого пути. Да и Пенелопа ведь друг! И девушка неуверенно кивнула.
  - Это да? - переспросила Пенелопа.
  - Да, - отозвалась девушка.
  - Вот черт! - выругалась Повелительница Огня.
  - Это плохо? - озадаченно протянула девушка.
  - Да нет, - легко соврала Пенелопа.
  Она вскочила на ноги.
  - Я скоро вернусь! - бросила на лету и покинула комнату.
  Вера озадаченно уставилась ей вслед, после чего вернулась к чтению. Сомнения вновь растревожили душу, слова не складывались в предложения, и, отложив книгу на пол, Вера мысленно вернулась к прошлой жизни. К Матвею, маме, институту, подругам...
  Девушка тряхнула головой. Она - Повелительница Земли, в этом ее предназначение, судьба и жизнь. Она тихо ненавидела стихию лишь за то, что та наделила ее такой мощью, при которой нельзя быть просто Кроном и наслаждаться жизнью. Пусть другие решают как лучше для мира, она может быть простым исполнителем. Простым рядовым Кроном, как Пенелопа.
  
  Пенелопа неслась по второму этажу. 'Гелиот должен знать об этом!' - трясло девушку.Она все гадала, зачем его к волкам отправили? Валага, Валага, не желающий помогать им ранее. Ей даже иногда казалось, что Правитель питает нездоровую ненависть к другим народам. Он раскидал, заточил, разогнал их всех по углам, не давая возможности дыхнуть без его ведома - и тут такая щедрость: оборотням дадут территорию.
  - Пенелопа! - грозно позвал ее голос Правителя.
   Она чуть было не налетела на него около лестницы, ведущей на первый этаж. Девушка замерла на месте как вкопанная.
  - Вера у себя? - спокойно спросил Правитель, наслаждаясь ее растерянностью.
  - Да, - отозвалась она дрожащим голосом.
  - С тобой все в порядке? - участливо поинтересовался мужчина.
  Пенелопа постаралась взять себя в руки, но у нее это плохо получилось.
  - Чувствую себя неважно, голова болит, - соврала она. - Хотела побеседовать с Верой, но не смогла.
  - Ну, тогда понятно, куда ты так спешишь, - не поверив ни единому ее слову, улыбнулся Крон. - Иди, отдыхай.
  Пенелопа со всех ног бросилась вниз, совсем позабыв о правилах приличия.
  - Пенелопа, - остановил ее Правитель.
  Девушка замерла на полпути.
  - Как пройдет... голова, приходи ко мне в кабинет. У меня есть для тебя задание.
  - Но я должна съездить в ... - предприняла она отчаянную попытку
  - Это намного важнее! - перебил ее Крон.
  - Хорошо, - отозвалась Пенелопа не смея больше ему перечить. - Я могу идти?
  Валага кивнул и еще несколько минут смотрел ей вслед, после чего не спеша направился к Вере. 'Жаль ее, конечно', - размышлял Валага, шаркая ногами по длинному коридору второго этажа.
  
  Валага сидел за столом в своем кабинете. Было раннее утро, и неуверенные лучи солнца озаряли мир с востока. Пенелопа вот - кто волновал что его сейчас. Девушка выходила из-под контроля. Ни для кого не было секретом, что она влюблена в Гелиота, а еще она что-то знала. Он был в этом уверен. Или это навязчивая идея?
  Мужчина, не моргая уставился в одну точку. Если она выдаст его раньше времени, то все испортит, и ему ничего не остается...
  Есть другой путь, но он сложнее. Что же выбрать?
  В дверь тихо постучали.
  - Входи.
  Пенелопа вошла в кабинет.
  - Доброе утро, - тихо произнесла девушка.
  Она была как всегда прекрасна: светлые волосы, закрученные на концах, большие голубые глаза, тонкая талия. 'Жаль будет такую красоту', скользя по девушке взглядом, размышлял Валага.
  - Вызывали? - неуверенно спросила она, не дождавшись ответа Правителя.
  - Да, - нашелся Крон, - есть работа для тебя на болотах.
  - На болотах! - не поверила она своим ушам. - Чем может маг огня пригодиться на болотах?
  - Ну, это мне решать! - ответил он.
  Девушка опустила глаза в пол. Она многое себе позволяет в последнее время. 'Я должна прекратить себя так вести, иначе Валага... он может все что угодно, а Гелиот еще не Правитель и будет ли теперь?' - рассматривая деревянный пол прокручивала мысли в голове Пенелопа.
  - Возьми это! - протянул Крон сверток.
  Девушка взяла его в руки. Он был тяжелый, обмотан белой плотной бумагой, а еще скотчем для прочности.
  - Никому, никому - слышишь меня, об этом не рассказывать.
  Пенелопа быстро кивнула. В глазах Правителя была такая сосредоточенность, она сразу поняла: дело очень важное. Она не должна его подвести.
  - Ты знаешь места севернее Привольного болота?
  - Да, - тихо отозвалась девушка.
  Именно в этих краях водились невиданные жители болот. Они пугали всех, а особенно Кронов, так как только им и было известно об их существовании. Местные жители, не понимая причин, просто окрестили эти места гиблыми и старались обходить стороной.
  - Отнеси сверток туда. Не открывай его. Никому не говори о нем ничего. Все должно остаться в тайне.
  Пенелопа кивнула.
  - Иди!
  Девушка не шелохнулась.
  - И где мне его оставить?
  - На окраине их владений. Они сами найдут его.
  - Хорошо, - девушка облегченно вздохнула: идти вглубь болот от нее не требовалось. - Я все сделаю, Господин! Сейчас же выезжаю.
  Он молча кивнул в ответ.
  
  Девушка вошла в дом. Аккуратно положила сверток на край стола и начала копаться в вещах, кучей наваленных в углу комнаты. С тех пор как она приехала с прошлого задания, времени разобрать их так и не нашлось. Откопав теплый свитер и джинсы с шерстяными колготками, Пенелопа надела их. Из шкафа в коридоре достала дубленку, шапку-ушанку из кролика, перчатки и высокие сапоги. Засунула сверток в сумку, перекинула её через плечо и в полном обмундировании вышла во двор.
  В долине было лето, за ее границами суровая зима. Пенелопа через пару шагов уже умирала от жары, но деваться было некуда. Быстрым шагом она добежала до дома Льва, моля чтобы временник был внутри и смог закинуть ее как можно ближе к цели. Лев долго открывал дверь, пока Пенелопа неистово тарабанила по ней.
  - Ну, кто там? - пытался Крон попасть в непослушный замок ключом. - Быстрее переместиться, - ворчал он, - чем открыть эту дверь.
  Наконец, дверь поддалась, и он увидел мокрую и пыхтящую девушку.
  - В Привольное отнеси меня! - бесцеремонно потребовала девушка. - Срочно.
  - Да вижу, вижу, что надо срочно, - рассмеялся Лев.
  Мужчина вернулся в дом, накинул пальто поверх домашней одежды и протянул руку. Спустя всего лишь секунду холод окружил их.
  - Когда за тобой вернуться? - спросил он, кутаясь в пальто.
  Пенелопа прикинула расстояние.
  - Через пять часов, - она опустила глаза в пол, подсчитывая время, - в полдень.
  Лев кивнул и исчез.
  Пенелопа поправила одежду и по неглубоким сугробам стала углубляться в лес. Через пару часов хода она была на месте, у болот. Им не было видно ни конца не края. Девушка сделала пару шагов вперед, прикидывая, где оставить сверток. Земля под ногами заходила ходуном. Треснул лед и она провалилась в жидкую массу по колено. Чем сильнее Пенелопа пыталась вырваться, тем сильнее утопала. Холод пробирал до костей. Через пару минут ноги уже окоченели.
  - Помогите! - закричала Пенелопа. - Помогите!
  Валага бесстрастно наблюдал за картиной с окраины леса. Девушка крутанулась на месте и встретилась с Правителем глазами, в эту минуту ей стало все ясно. Она сильнее забилась, но трясина обволокли ее тело и стали тянуть на дно.
  
  Глава 12 Волчья доля
  
  Гелиот и вожак стаи Игорь встретились на опушке леса, недалеко от волчьей деревни.
  - Значит Коноваловский увал, - сказал Игорь. - Ты же говорил, надо выбрать место побезлюднее.
  - Чтобы вы там завыли от тоски через неделю? - не согласился Крон.
  - Прямо заботливый такой, - подколол Гелиота вожак стаи.
  - Хорошее место, - стал перечислять юноша плюсы места. - Людей, кстати, совсем немного. Пара городков в округе, даже скорее, деревень. Горная гряда, покрытая сплошным лесом. Железная дорога и шоссе огибают увал, внутри него только труднопроходимые дороги. Горные реки расположены восточнее и севернее, в связи с чем экстремалов-туристов по минимуму. Оно соответствует всем требованиям, а еще там очень красиво.
  Игорь все же сомневался, рассматривая карту.
  - Вы же не дикие звери, - с еле заметной улыбкой на губах продолжил Гелиот.- Для людей вы не опасны, не то, что вампиры, чтобы прятаться как можно дальше от них. Хотя вампиров это вообще мало волнует. Ваши дети в школы обычные ходят, в институтах учатся, вам нужны люди. Так чтобы и были, и не мешали.
  Вожак свернул карту.
  - Ты прямо знаток тонкой волчьей души! - рассмеялся он. - Ладно, давай посмотрим на твой увал. Как добираться туда будем? Здесь пешком в волчьем обличье пару дней пути без остановок. Предупреждаю сразу, я тебя не понесу, и никто из моих ребят.
  - Значит, встретимся там, на вершине горы Шунут, через три дня на закате, - уверенно заявил юноша.
  - Я прихвачу с собой ребят? - спросил Игорь.
  - Дело твое, - произнес Гелиот и направился прочь.
  - Ты пойдешь пешком? - бросил ему удивленно оборотень.
  - Как получится, может, полечу, - останавливаясь у самой кромки леса, загадочно ответил юноша.
  - А ты умеешь? - не поверил Игорь.
  - Ну, я же повелитель Ветра! Чего бы мне не полетать?
  Вожак некоторое время колебался, после чего все же предложил.
  - Тогда мы можем отправиться вместе?
  - Тогда я вас жду, - быстро согласился Крон.
  Игорь развернулся и направился к деревне. Он собрал вожаков на небольшой совет, где они решали, как быть. После недолгих размышлений пришли к выводу, что Морт и Давид отправляются с Игорем на увал, а Сергей с Килоном остаются в деревне. Нельзя бросать стаю без защиты, тем более в такое время, когда три женщины стаи беременны.
  Волки обняли на прощание жен и детей и отправились вслед за Гелиотом. Путь до увала был длиннее, чем казалось в начале. Он занял пять дней с остановками на ночлег. Во время переходов совсем не разговаривали. Оборотни были в своем естественном обличие, так что разговор не складывался, а когда приобретали человеческий облик, то валились с ног от усталости.
  Гелиот иногда пытался представить их передвижение со стороны. Три огромных волка скользили меж зарослей и кустарников по лесу, а он, не касаясь земли, парил следом за ними. На протяжении пути люди встречались всего пару раз, и это радовало: постоянно прятаться не приходилось.
  Одна горная гряда сменяла другую, и на рассвете пятого дня они вошли на территорию Коноваловского увала. Пологие холмы, усыпанные смешанным труднопроходимым лесом. Горные реки, чья гладь только на вид была спокойна, а глубина скрывала неуправляемый поток, сбивающий любого ступившего в воду с ног. Кругом было безлюдно, спокойно, красиво.
  Волки, обратившись в людей, заворожено рассматривали природу: оголенные выступы пород асбеста, нависающие над лесом, небольшие поляны, усеянные сочной травой, солнечный свет, скользящий по зелени всех оттенков и золотому закату с вершины горы Шунут, самой высокой в этой гряде.
  - Это место похоже на наш дом, - протянул Игорь, сев на землю и свесив ноги с обрыва. В его глазах играли блики от заходящего солнца, а лучи подчеркивали каждую складочку накаченного торса.
  - Согласен, - подхватил Морт.
  - Это значит, мы согласны! - утвердительно заявил Давид, оглянувшись на Гелиота, который стоял сзади них и заворожено следил за закатом.
  - Какие вы сегодня оперативные, - рассмеялся Крон. - И совещаться вам не надо! И когда же вы за моей спиной успели договориться, если я не отходил от вас не на минуту? Волчья телепатия? Всегда было интересно, как она работает.
  - Мы чувствуем эмоции друг друга, а не мысли. Ощущения, на этом и базируется наше восприятие друг друга. Если все за, то и обсуждать нечего, если кто-то против, приходится вести диалог, - объяснил Игорь.
  - Волчьей телепатии не существует? - не понял Гелиот.
  Волки отрицательно закачали головами.
  - Только эмоции - и этого достаточно! - усмехнулся Давид. - А иногда так хочется узнать, о чем все вокруг думают.
  - Ты можешь почувствовать., - отозвался Морт.
  - Это не то! - не согласился Давид.
  Все умолкли, провожая взглядами заходящее солнце, общее молчание прервал Игорь.
  - Итак, - начал он. - Гелиот, что тебе необходимо для создания Долины? Кроме нашего одобрения?
  - Вы, - быстро отозвался Крон.
  - Мы? - вмешался Давид.
  - Да, именно вы, - подтвердил юноша. Ничего более не объясняя, он встал и начал спускаться с утеса в направлении волчьей деревни.
  
  Все оказалось не так просто. Для переезда целой деревни потребовалась помощь Кронов, денег, людей, сил. По возвращению в деревню Гелиот с вожаками приступили к реализации задуманного. Они собрались в доме Гелиота на окраине Долины.
  - Я не могу обхватить паутиной всю территорию увала, такой кусок территории будет вызывать подозрения у людей, необходимо ограничиться/ какой-то его частью, - сказал Гелиот
  - Частью? - не понял Килон. - Раньше разговора об этом не было! - недовольно фыркнул
  - Я не обещал вам весь мир, тем более это не в моей власти, - грубо отозвался Гелиот.
  - Там и так места мало, а ты требуешь еще и часть, - оскалился оборотень.
  - Увал огромен: только протяженность хребта более ста километров, а в ширину сама долина и того больше, - возражал юноша.
  - А если бы нас было по-прежнему пять семей, а не жалкие остатки родов/! - уже кричал мужчина, - вам бы пришлось пять Долин создавать, или вы специально ждали нашего исчезновения, чтобы не мучиться пять раз?
  - А если и ждали, то в этом нет моей вины! - вскочил Крон. - Словно малые дети. Я не фокусник по заказу! Не нравятся мои условия - ищите другого!
  - Прекратите! - басом разлетелся голос Игоря по комнате. - Килон, успокойся! Гелиот, прости его, - сбавил он тон. - Кроме тебя действительно некому этим заняться.
  Вожак рухнул в кресло.
  - Килон, что на тебя нашло? - обратился он к притихшему оборотню. - Ты разве не видишь, как избегают и боятся нас другие Кроны, вынужденные помогать нам с переездом. Как они озираются на луну и мечтают все успеть до полнолунья? До того момента когда огонь в крови выжжет из памяти человека и мы превратимся, пусть и на одну ночь цикла, в чудовищ из ада? До того момента, когда нашим человеческим женам, и неокрепшим детям придется спуститься в подвалы и провести там одну из страшных ночей. А утром нам будем стыдно от сотворенного зла!
  Вожак умолк. Гелиот опустился в кресло и сплел пальцы, он немного удивленно смотрел на волков.
  - Луна лишает рассудка, - пояснил, наконец, Игорь. - Чтобы мы не покидали территорию деревни, какой-нибудь столб обмазываем кровью человека. Она сводит с ума и не дает уйти. Если б не эта хитрость, то все ближайшие к нам деревни опустели. Неудержимый волчий нрав - он виновник всех наших бед.
  - Я думал, что вы для своих не опасны, - решил уточнить Крон.
  - Только для членов стаи, истинных волков. Все остальные во время полнолуния должны держаться от нас подальше, даже если в здравом уме мы сильно любим их. Любовь не спасает от жажды боли.
  Все замолчали, погрузившись в болезненные воспоминания. Гелиот не знал, сколько тайн они хранят, сколько всего пережили, скольких погубили, но он отчетливо чувствовал страх, пропитывающий комнату. Они боялись сами себя, и они с этим жили.
  - Гелиот пообещал и это решить, - продолжил Игорь, проводя взглядом по другим мужчинам в комнате. - Он попробует запереть нас в полнолуние на нашей территории, чтобы мы не причинили никому вреда. Гелиот, - мягко обратился он к юноше. - Какую территорию ты можешь скрыть?
  - Не более семидесяти километров в ширину и длину.
  Волки шумно выдохнули.
  - Границы выбирать вам, так что думайте сами. Мне потом подробную карту с координатами принесете, и я начну расчет.
  - Семьдесят километров не так мало, - ободряюще подхватил Давид, - мы и на меньшее недавно были согласны.
  - Точно, - согласился Игорь.
  - Хорошо, - кивнул Килон, не отрывая глаз от пола.
  - Вот и славно, - быстро произнес Гелиот, встал и вышел из комнаты.
  Он еще не начал ничего делать, но уже смертельно устал. Каждый день кто-нибудь из волков учинял бунт, противостоял и спорил. И каждый день Гелиоту приходилось убеждать их. Зачем ему все это надо? Снова и снова задавал он себе этот вопрос. Ответ был один. Это его работа. Он будущий Правитель Кронов.
  Юноша медленно прошелся по окраине деревни. Даже здесь творилась суета. Около небольших одноэтажных домиков крутились люди. Они гремели утварью, складывали вещи, кричали друг другу, что и откуда необходимо принести. Валага для помощи с переездом прислал десяток Кронов. Пенелопы среди них не было, чему юноша очень обрадовался.
  - Лев! - крикнул Гелиот, заприметив у одного из домиков седовласого мужчину. Тот неловко дернулся от звука своего имени, после чего будто нехотя развернулся к юному Крону лицом.
  Гелиот ускорил шаг и подошел ближе.
  - Привет, - без церемоний бросил он мужчине. - Ты тоже, оказывается, здесь?
  - Да, - протянул Крон. - Валага отправил сначала Анастасию, но ей нездоровится, вот и прошлось подменить ее.
  - Ясно, и как там дела? - спросил юноша.
  - Да все отлично, - переминаясь с ноги на ногу зпт проговорил мужчина. Он сжимал потные ладони, отводил взгляд от юноши. - Еще максимум два дня и все перевезем.
  - Да я не про это. Как дела в Долине? - уточнил Крон, заметив, как легкий румянец выступил на щеках Льва. - Что-то случилось?
  - Нет, - выпалил Лев. - Все хорошо!
  - Ты так нервничаешь, будто что скрываешь от меня, - прищурился Крон.
  Дверь домика рядом с ними резко распахнулась и на пороге появилась рыжеволосая женщина. Ее ошалевшие желтые глаза пробежались по двору в поисках Льва.
  - Вот ты где! - воскликнула она. - Мы практически готовы.
  - Хорошо, хорошо, - отозвался мужчина. Он медленно перевел взгляд на Гелиота. - Поскорей бы покончить с этим переездом!
  - Да, - кивнул Гелиот.
  Лев поспешно направился к дому рыжей бестии. Она, нервно притопывая, ждала его на пороге и бросала сердитые взгляды.
  Гелиот немного постоял, смотря вслед удаляющемуся Крону. Сейчас ему было все равно. Пусть Валага творит все, что ему вздумается. Он в Долину не поедет, пока не доведет дело до конца.
  
  За два дня до страшного полнолуния, все вещи были перевезены. Волки устроились во временных домиках, на окраине будущей Долины Оборотней. Кронам пришлось выделить крупную сумму денег для строительства нового жилья. У волчьего народа просто не оказалось таких средств. Валага, скрипя зубами, все же раскошелился, лишь бы только Гелиот остался там, а не заявился в Долину.
  В первую ночь полнолуния Гелиот решил не покидать деревню, ему хотелось узнать, что такое лунное обращение и чем оно отличается от обычного, ежедневного. Женщины и мужчины, что жили среди волков, еще накануне собрали вещи и уехали.
  - Не боишься? - неестественно скрипя зубами, бросил Давид. Обычно добродушный молодой оборотень исходил злостью в этот вечер. Он единственный остался рядом с Гелиотом, другие забились в разные углы деревни и ждали, не желая никого видеть и слышать.
  - И это никак нельзя побороть? - проигнорировал Крон вопрос Давида.
  - Может, и можно, - усмехнулся оборотень, - но еще ни у кого не получалось.
  - А смысл?
  - Смысл чего? - не понял оборотень.
  - Зачем природа наделила вас этой разрушающей силой? По моим наблюдениям, она никогда не ошибается и всегда дает только то, что действительно необходимо! Я последнее время часто ищу ответы на мучающие меня вопросы этим способом.
  - Ты прямо тибетский монах, - рассмеялся Давид. - Хотя... - задумался он. - Знаешь, какая первая мысль приходит в голову? Когда приходишь в себя после полнолуния и бредешь по деревне в страхе? Когда боишься узнать, что ты мог сотворить этой ночью?
  - Нет.
  - 'Я человек! Все - я снова человек. Я - не монстр!' - всегда эти мысли. Я узнавал у других, мы все так думаем.
  - Ежемесячная пытка помогает осознать, что ты человек? - воскликнул Гелиот.
  - Ну, может, не человек, но существо разумное. Просто это слово больше всего подходит по смыслу, без долгих объяснений.
  Оба умолкли, каждый пытался осознать сделанные выводы.
  Еще не успело зайти солнце, как показалась луна, и началось самое болезненное за целый месяц обращение. Оно длилось несколько часов, после чего оборотни стали сами на себя не похожи. Под два метра ростом, они стояли на задних лапах и ревели на луну. Гелиот поднял себя ветром на макушку ели и наблюдал за взбесившимися животными. Они крутились около колодца. Его основание было слегка окроплено кровью жены Сергея, но этой малости было достаточно, чтобы сводить их с ума. Они рыли землю, кидались друг на друга, оставляя глубокие раны на теле.
  Один из монстров учуял Гелиота и ринулся к дереву. Огромными лапами он вцепился в ствол и затряс его. Гелиот перенес себя ветром выше и завис в воздухе. Оборотни начали разгоняться и прыгать ввысь, пытаясь достать его. Пусть он знал, что ничего не угрожает, кровь в жилах стыла. Еще никогда он не чувствовал себя чьей-то добычей. Улететь теперь было поздно, животные устремились бы за ним, так что Гелиоту пришлось ждать рассвета.
  Когда лучи солнца коснулись земли, началось обратное обращение. Оно было таким же медленным и болезненным. Волки, приходя в себя, диковато осматривались по сторонам, с ужасом ища доказательств жутких ночных поступков. Гелиот теперь знал, о чем они думают сейчас.
  Вернувшиеся в деревню люди и оборотни обнимали друг друга и радовались встрече, будто они очень давно не виделись, хотя на самом деле прошла всего одна ночь.
  - Ну что, понравилось? - озорно спросил Давид, найдя в толпе Гелиота.
  - Нет, - уверенно замотал головой Крон.
  - Отчего же? - рассмеялся юноша.
  Они медленно направились в центр деревни. Гелиот быстро пересказал Давиду ночные происшествия, но оборотень только кивнул в ответ и тупо улыбнулся
  - Что с тобой? - спросил Гелиот Давида.
  Оборотень расплылся в улыбке.
  - Морт говорит, завтра Зарина приезжает, - загадочно протянул он.
  - И кто это? Твоя подружка?
  Давид, хитро улыбаясь, закачал отрицательно головой.
  - Это моя жена! - торжественно воскликнул оборотень
  - Ты же не женат, - опешил Крон.
  - Будущая, - поправил себя юноша и, обогнув Гелиота, чуть ли не вприпрыжку отправился к себе. - Нас с ней обручили в юности. Она красотка! - крикнул он напоследок.
  
  Строительство новых домов, по мнению нетерпеливых волков, отодвинуло создание Долины снова на неопределенный срок. Все вокруг жутко злились, будто раньше в их головы не приходила мысль о необходимости строить жилища. Где они собирались жить?
  Вожаки и Гелиот собрались в центре новой деревни. Стройка шла медленно, так как дома старались строить, не меняя внешнего облика леса.
  - Конечно, мы можем вырыть для вас землянки! - в очередной раз распалялся Гелиот - Живите, как хотите, но ваше желание ускорить дело мне не поможет. Пока будут вестись работы, я буду делать расчеты и все подготовлю. Это не быстро, скорее всего, дома построят быстрее, чем я закончу свои дела.
  - Зачем ты тогда нас сюда притащил? - возмущался Морт. - Жили бы мы у себя спокойно, а то чуть ли не на полу спим, как собаки.
  Оборотни фыркали, словно лошади в стойле, и согласно кивали вослед словам одного из вожаков.
  - Необходимо ваше присутствие для точности. Так что, если хотите Долину, придется вам мириться с временными неудобствами! - отчеканил Гелиот. - Вы границы определили?
  Игорь молча протянул ему карту. Юноша скользнул по ней взглядом, одобрительно кивнул и покинул собрание.
  Он зашагал прочь от волков в глубину леса. В тишине, подальше от всех, думается легче. Гелиоту почему-то всегда было легче вдали от общества. Долгое общение тяготило его, быстро становилось скучно, а мир вокруг всегда чем-то поражал и воодушевлял. Так и сейчас: он долго сидел и всматривался в чернеющую даль леса, слушал шуршание листвы, жужжание насекомых. Где-то рядом о чем-то спорила пара лесных мышей. Они громко пищали и шуршали.
  Обратно в деревню Гелиот возвращался через пару часов и стал невольным свидетелем жуткого скандала. Он постарался обойти оборотней стороной, но все отлично слышал.
  Морт, сжав кулаки в руки, стоял, придерживаемый женой. Его дочь Зарина, с растрепанными волосами, махала руками и громко кричала, видимо, чтобы ее слышала вся деревня.
  - Я не вернусь! Все! Все кончено! Я люблю другого! Я не буду его женой!
  - Зарина! - грубо произнес отец ее имя. - Не зли меня.
  - Поздно! Я уже не маленькая, чтобы бояться тебя!
  - Зарина! - взревел оборотень.
  - Тише, тише, - пыталась встать между ними женщина. - Дочка, уйди.
  - Нет, мама! - истерила девушка. - Я от своего не отступлю! Хватит с меня. Всю жизнь за меня решаете! Сказала - не буду его женой, значит, не буду!
  - Ты не можешь так поступить! - трясло мужчину. - Мы все решили. Я обещал его отцу! Ты обручена с ним.
  - В современном мире помолвку можно и разорвать! - парировала Зарина.
  - А в нашем мире нет!
  - А я и не хочу жить в вашем! Дикари!
  Глаза Морта расширились от ужаса. Он смотрел на девушку перед собой, словно на чужого человека. Он не узнавал в ней своей дочери.
  - Морт, - взмолилась женщина. - Прекрати! Отставь ее! Завтра поговорите! А то недалеко до беды.
  - Дикари... - наконец смог вымолвить хоть что-то отец.
  - Да, именно! В мире существуют лекарства, способные убрать болезненную и опасную лунную трансформацию, но вы же не признаете цивилизацию и живете своим закоснелым обществом. Теперь я понимаю, почему ушли Кирилл, Марина и все остальные. Там лучше, свободнее, и нет ваших нравоучений и навязанных мужей. Я ненавижу тебя! Я ненавижу его!
  Девушка развернулась и зашагала прочь. Она сказала все, что хотела. Злость на отца, что так долго жила в сердце, сейчас, наконец, покинула тело, и стало невыносимо стыдно, но она ни разу не обернулась.
  Гелиот ушел на достаточное расстояние от разыгравшейся трагедии, когда наткнулся на юношу. Давид, обхватив руками колени, сидел на земле.
  - Ты как? - спросил Крон.
  - Я так ее люблю! - только и произнес он, после чего встал и хотел было уйти.
  - У меня есть водка!
  - Это то, что надо.
  
  Глава 13 Отказ
  
  Валага целый день размышлял над разговором, который ему предстоял с Верой. Он искал правильные слова, чтобы не напугать девушку, вложить в ее голову необходимые сведения.
  Правитель Кронов осторожно постучал в дверь.
  - Заходите, - отозвалась Вера. - Я здесь.
  - Добрый день, моя дорогая! - ласково пропел Валага.
  - Здравствуйте, - девушка подскочила, убрала с кресла у окна разбросанные вещи и предложила мужчине присесть. Она всегда немного нервничала наедине с Великим Кроном. Он был так мудр, стар и будто бы не постижим для ее понимания.
  - Спасибо, дорогая, - Правитель медленно опустился в кресло. - Я старею, - вдруг признался он, - Оттого движения даются тяжело. Теперь тяжело. Мне осталось уже немного.
  - Не говорите так! - горячо воскликнула Вера. - Вы мне еще нужны! Очень нужны!
  - Я знаю, - он грустно улыбнулся. - Вот об этом мы сегодня и поговорим.
  Девушка послушно кивнула.
  - Вы хотите чай?
  - Я бы не отказался, - согласился Правитель.
  Вера вспорхнула с дивана и выбежала из комнаты. Она вернулась через пару минут с двумя кружками горячего чая с ароматным лимоном.
  - Держите, - протянула Вера кружку.
  - Спасибо, дорогая, - отозвался Правитель.
  - Так что вы мне хотели рассказать? Мне кажется, я поняла свою стихию Земли! - затараторила девушка, резко поменяв тему. - Так что можете меня поздравить! Я больше не бездарная ученица.
  - О, я в тебе даже не сомневался! Проблемы в начале пути бывают у всех, - радостно произнес мужчина.
  Он снова умолк, всматриваясь в ее лицо.
  - А поговорить я хотел о том, что настанет день в твоей жизни, когда ты станешь Правительницей Кронов.
  Девушка неуверенно кивнула.
  - В этом деле есть одна вещь, что важнее по сути того, кто на самом деле сильнее среди нас, Кронов.
  - Да я помню, - пропустила Вера половину смысла слов Валага, - Тот, кто наделен большей силой и будет Правителем, никуда мне не деться.
  Крон вздохнул.
  - С таким настроем ничего не получится, моя дорогая! Ты словно к каторге готовишься, а не к славным годам жизни Правителя Кронов.
  - Я что-то пропустила, - замотала она головой, вспоминая его прошлые фразы.
  - Суть! - раздраженно выдохнул он.
  Девушка замерла.
  - Желание быть Правителем важнее того, кто на самом деле сильнее. Категория вообще не имеет значения! Это самый большой секрет всех наделенных властью испокон веков, - мужчина многозначительно кивнул. - Желание быть Правителем. Понимание того, кто ты есть. Полное слияние с этим. Когда не существует альтернативы.
  Крон умолк.
  - То есть стоит только захотеть? - не поверила Вера. - Если б Лев знал секрет, к примеру, он мог бы быть Правителем. Пусть у него всего пятая категория, но огромного желания было бы достаточно.
  - Да, - отозвался Валага. - Но у него же всего пятая категория, сама понимаешь, к чему это приведет.
  - Нет, не понимаю, - замотала она головой.
  - Пятой категории много среди нас. Все захотят править и начнется хаос. Вместо того чтобы заниматься делом, Кроны будут воевать друг с другом. Знаешь сколько, таких я пресек за свою жизнь? Ты - наш единственный шанс.
  Она была готова быть Кроном, но роль, выбранная для нее Валагой, тяготила, пугала. Девушка просыпалась каждое утро и сомневалась, что справится с возложенной на нее миссией. Она ведь не Правитель. Она не знает, как принимать такие важные решения. Когда от одного слова зависит судьба мира. Суть секрета: она должна этого хотеть, чувствовать всем телом, но Вера ничего подобного не ощущала.
  - Не думай так! - взволнованно заговорил Валага. Весь страх девушки отразился на ее лице. Она была напугана до дрожи. - Ты добрая, справедливая и самая сильная. Ты будешь лучшим Правителем.
  - Я не знаю, справлюсь ли? - все же попыталась возразить Вера.
  - Почему ты сомневаешься в себе? Сила отметила тебя как равную. Природа одарила тебя небывалой мощью. Что заставляет тебя дрожать от одной мысли о правлении?
  Вера начала не сразу она тщательно подбирала слова, чтобы Правитель ее понял.
  - Валага, - ровным голосом начала девушка. - Секрет Правителя в желании и понимании того, кто ты есть. Ничего не получится, - пожала она плечами. - Я не чувствую за собой права быть Правителем. Я не готова и не могу, а главное я не хочу. Взваливать на свои плечи весь мир! Не мое это. Стихия да, это мое. Я приросла к ней кожей, без нее уже никак. Есть ведь другой. Я про Гелиота. Он силен, так же, как и я. У него есть амбиции, позволяющие все это осуществить. Так почему же вы отказываетесь от него?
  Правитель Кронов запустил свои тонкие пальцы в редеющие волосы и сделал глубокий вдох.
  - Ну не расстраивай меня милая, - сказал он. - Одумайся.
  - Я не могу, - простонала Вера. - Я боюсь. Учите его, Гелиота, только не меня. Я не могу.
  Вера вцепилась в эту идею о Гелиоте, как в спасательную соломинку и держалась за нее изо всех сил. Уже ни одно слово Правителя не могло убелить ее в обратном. Было бы лучше, чтобы он не рассказывал ей о секрете, тогда может быть, ей хватило бы мужества взвалить все это на свои плечи, но сейчас это было уже невозможно.
  Валага вдруг вернулся к тому с чего начал. Гелиот - наместник. Она не хочет! Он не верил своим ушам.
  - Почему? - искал логичное объяснение Правитель. - Тебя кто-то запугал?
  'А он мог!? Конечно, мог!' - перебирал Валага в голове варианты.
  - Нет, никто меня не запугивал. Я просто не могу! - пыталась объяснить Вера заплетающимся языком свое решение.
  - Что ты не можешь? - стал раздражаться Правитель.
  - Я не чувствую за собой силы, - лепетала Вера, смотря в обезумевшие глаза Валаги. Никогда раньше она не видела его в таком расположении духа. Его взгляд метал стрелы и, казалось, может разорвать ее на месте. Кожа на лице натянулась сильнее обычного, костяшки пальцев побелели.
  Правитель молча встал и покинул комнату.
  - Простите! - крикнула она ему вслед. - Простите меня! Я, правда, не могу! - по щекам девушки потекли слезы. Они тоненькими струйками стекали к подбородку. Обида, разъедала сердце. Она подвела Валагу, саму себя, но она не может. Она не хочет. Она не справится.
  
  Ночь, будто нехотя, сползала с неба и окутывала все вокруг. Сочная зелень посерела и превратилась в темные непроглядные пятна. Гелиот, закрыв глаза, сидел на большом стволе поваленного дерева. Где-то рядом тихо ухала сова, кроны деревьев шелестели листвой, юноша растворялся в звуках, окружающих его, и наслаждался приходящей вместе с ночью прохладой.
  Прогнившее дерево издало стон, Гелиот чуть было не повалился кубарем на землю, но в последний момент успел вскочить на ноги.
  - Черт! - выругался он.
  Волшебство ночи рассыпалось. Он моментально вспомнил, зачем здесь. Проблемы навалились, пытаясь разорвать его голову на части. К тому же Гелиот вспомнил, какое сегодня число. Мысли о прошлом он всегда гнал прочь от себя, но сегодня это было сделать непросто. Юноша обреченно рухнул на уцелевшие остатки дерева и обхватил руками голову.
  Двадцать третье июля - это день рождения его матери. Как шумно и весело они всегда его проводили! Их застывшие лица - вечное бремя. Гелиот тряхнул головой, но от наваждения избавиться не смог. Он пытался отомстить, но Валага слишком силен и внимателен. Ему к нему и близко не подойти. Юноша вскочил на ноги. А, может, он все же плохо старался? Ветер с силой налетел на мир вокруг. Он хлестал по кронам, заставляя их прогибаться. Может, он - мерзкий предатель? Мать бы его точно возненавидела, если бы узнала, в кого он превратился. Он не отомстил за нее, за сестер, за отца, но и они никогда не любили его. Они стыдились и прятали его от всего мира. Он был бельмом на глазу, позором.
  Воспоминания врывались в сознание. Причудливая смесь из запаха свечей и живых роз, что отец охапками приносил в этот день домой. Они всегда устраивали для нее какие-нибудь сюрпризы: надували шары, начисто убирали во всем доме. Она очень любила сюрпризы, когда из коробочек на нее что-то выпрыгивало или обливало жидкими чернилами. Марта заливалась звонким смехом, ее глаза искрились от счастья, а когда она улыбалась, ликовал весь дом. Родители ездили смотреть на закат. Все же они любили друг друга.
  Гелиот издал стон. Он был ранен в самое сердце. Ветер снова разогнался и с корнем вырвал пару деревьев. Юноша опустил глаза на свои руки. Сильные. Сильнее, чем у обычного человека, но почему ему не хватает сил убить Валагу? Что его держит? Будто бы мало он совершил? Будто бы ему нужны еще подтверждения, будто бы ему мало доказательств?
  Нет, ответа он не знал, он искал его. Он часто представлял, как убивает Валагу. Как агония смерти выжигает из сердца боль утраты. Он мечтал, но бездействовал. Каждый день в Долине Кронов у него появлялся шанс отомстить, но в ответственный момент он медлил.
  Гелиот вскинул голову к небу. Оно стало темным, звезд практически не было. Пора приступать к делу. Юноша уверенно поднялся на ноги. Волки уже как год переехали. Их дома давно отстроили. Люди покинули эти земли. Казалось, что уже все готово и Гелиот решил провести обряд. Он был готов к поражению.
   Юноша медленно затянул песню. Каждое слово волнами разносилось по округе. Паутина раскинулась на ближайшие деревья, потом поднялась выше. Она скользила от кроны к кроне, словно перепрыгивая с дерева на дерево, легким голубым сиянием озаряя ночь.
  Голос Гелиота окреп и стал громче, он словно дирижер взмахнул руками.
  Хлопок. Сияние угасло.
  Все замерло, и больше ничего не происходило.
  - Черт, - выругался юноша.
  Крон упругим шагом направился в сторону деревни. Обогнул домики, чтобы не попасться никому на глаза. Он уже было потянул на себя ручку двери, как голос Давида остановил его.
  - Гелиот, - позвал он. - Ну, как все прошло?
  - Неважно, - буркнул недовольно юноша.
  - Ну, ты же сам говорил, что с первого раза может и не получиться, - поддержал его оборотень.
  - Я что, так плохо выгляжу, что ты решил меня подбодрить?
  Давид усмехнулся.
  - Ну, есть немного, - подметил он.
  - Мне надо проверить расчеты, - пояснил Крон, пытаясь избавиться от незваного гостя.
  - Стой! - воскликнул оборотень. - Меня прислал Игорь. Ты приглашен на вечеринку.
  - На вечеринку? - удивленно протянул Гелиот.
  - Да именно на нее. Лера вернулась с волчонком.
  - Передай мои поздравления, - отрезал юноша и закрыл за собой дверь.
  - Отказ предвидели, - сквозь закрытую дверь громко проговорил оборотень. - Лера пообещала рассказать историю своего спасения тобой.
  Ответом ему была тишина. Оборотень молча стоял под дверью и прислушивался. Дверь неожиданно распахнулась настежь, при этом сильно ударив оборотня по лицу.
  - Черт! - только выругался Крон.
  - Да нет, можешь не извиняться, - потирая лицо, обиженно протянул Давид.
  Гелиот тем временем уже шагал к дому вожака.
  - И как это у вас получается! - раздраженно спросил он Давида. - Лера родила еще год назад, а в стаю вернулась только вчера.
  - Ну, проблем с обращением никто не отменял, - тихо пояснил Давид. - Пока ребенок не освоит обращение, его в стаю не приводят.
  Оборотень рассмеялся:
  - Сложнее родившимся от человеческих женщин. Они, являясь одними из нас, иногда до восемнадцати лет справиться с этим не могут и сильно страдают. Мой младший брат, родной по отцу-оборотню и рожденный от последней жены Марины, до пятнадцати лет не мог обращаться. Он покрывался толстенным слоем шерсти, но оставался человеком. - Давид мечтательно закатил глаза. - Мы поступали скотски конечно, смеялись над ним, а он всегда так искренне обижался, но в один прекрасный день, все же обратился, хоть мы и потеряли надежду. Кирилл в первый же день обращения затеял настоящую драку с нами. Многие тогда пострадали, но больше над ним никто не смеялся.
  - И где сейчас твой брат?
  Давид прикусил губу.
  - Погиб.
  - Извини, - произнес Гелиот.
  Крон замер у дома вожака. Сейчас ему хотелось только одного: скрыться от всего мира и перебирать в памяти все плохое в своей жизни: неудачи, потери, боль, но вместо этого он пришел сюда. Внутри было шумно, весело и тесно. На обед в честь возвращения Леры пришла чуть ли не половина деревни. В центре комнаты на красном ковре с причудливым орнаментом играли дети. Пахло свиными отбивными и картофельным пюре. Все слишком мило, слишком по-домашнему, так, как никогда в жизни Гелиота не было. Он мог только догадываться о том, как живут настоящие любящие друг друга семьи.
  - Привет! - улыбаясь, протянул руку для приветствия Игорь.
  Крон сухо кивнул. Давид уже успел раствориться среди гостей и мило беседовал с темноволосой девушкой.
  - Проходи, - продолжал Игорь. - Рад, что ты пришел! Лера тебя ждет. Ведь мы все тебе так благодарны за нашего сына. А вон и он, - указал вожак на юнца, что выглядел явно старше годовалого ребенка.
  - Мне казалось, ему сейчас должен быть всего годик, - стал считать в голове Крон.
  - Ах, да! - улыбался Игорь, рассматривая малыша на полу. - Наши дети быстрее развиваются физически, но взрослеют намного позже людских.
  - Как и вампиры, - подметила возникшая будто из ниоткуда Лера. - Привет! - протянула она Гелиоту руку.
  Крон никогда раньше не видел жену вожака в человеческом обличии. Она была тоненькая, как тростиночка, с копной светлых волос и голубыми, пронизывающими насквозь глазами.
  - Кстати, спасибо, - мило улыбнувшись, проговорила она. - Я никогда не забуду, что ты сделал для моей семьи!
  Игоря отвлек седоватый мужчина, и они остались будто наедине, никого рядом не было. Лера наклонилась к юноше и быстро произнесла:
  - Я никому никогда не расскажу твою тайну, - она многозначительно сверкнула глазами в подтверждение своих слов.
  Гелиот неловко кивнул в ответ. Вернулся Игорь и пригласил всех к накрытому столу. Ужин проходил шумно и весело. Не сразу, но Гелиот сумел расслабиться, и, в конце концов, насладиться вечером. Впервые за долгое время он чувствовал себя нужным. Волки интересовались его работой, жизнью, прошлым, будущим. Многое он не мог им рассказать, но то, что рассказывал, слушали с нескрываемым интересом. Страхи, воспоминания растворились и стали несущественными. В этот вечер Гелиот пообещал себе, что не опустит рук, до тех пор, пока не создаст Долину для волков, как бы тяжело это не было. Сегодняшняя неудача подсказывала - еще многое предстоит сделать.
  
  Глава 14 Матвей
  
  Девушку невозможно было переубедить. Кто-то вбил ей в голову, что она не справится. Ее зациклило на этой мысли. Валага перечислил ей все доводы и причины, по которым Гелиот не должен, ни в коем случае стать Правителем, кроме главной - его происхождения, но девушка была непреклонна.
  - Он - самое большое зло!
  Вера молчала, потупив глаза.
  - Он будет твоим испытанием! Ты должна защитить мир от него. Вот увидишь, он еще покажет тебе свое истинное лицо! - пригрозил Крон. - Главное, чтобы не было слишком поздно!
  Валага вышел из комнаты, сильно хлопнув дверью. Никакие уговоры, угрозы ее не берут. Ей нужны доказательства, значит, озлобленно думал он, шагая по коридорам дома Долины Гейзеров, будут доказательства.
  Не успел Правитель спуститься по просторной лестницы на первый этаж, как услышал крик, доносящийся со двора. Мужчина осторожно подошел к двери и прислушался, но разобрать ничего не смог. Валага распахнул дверь и вышел во двор.
  
  - Вера, Вера! - крик резал пространство.
  Трое Кронов держали под руки вырывающегося и горланящего во все горло юношу. Он брыкался и пытался вырваться, но каждый раз, когда сбегал, воздушные путы запутывали ему ноги. Он падал плашмя. Матвей был уже весь перепачкан. У него болели руки и ноги, но он не сдавался.
  Юношу воздушными потоками пригвоздили к земле. На этот раз он даже головы поднять не мог. Беспощадный ветер хлестал по нему. Матвею пришлось замолчать и прекратить свои попытки докричаться до девушки, которую он так долго искал.
   В голове пролетели воспоминания о месяцах поисков. Однажды она просто исчезла и больше не появлялась. Она отзвонилась своей матери, предложила ей не волноваться и снова исчезла. Вера бросила его! А он не мог ее забыть и смириться с этим. Помнил ту ночь, страх за нее, пустые дни и боль. Он искал ее. Он поклялся, что найдет ее и вернет.
  - Отпустите его! - приказал Валага, наконец, дойдя до источника шума и увидев разыгравшуюся картину.
  Матвей вскочил на ноги.
  - Вера! - снова заорал он во все горло.
  - Да не горлань ты так! - жестко пресек его Правитель. - Ее здесь нет.
  - Где она? - выдохнул перепуганный Матвей.
  Валага сделал жест в направлении дома.
  - Пойдем, - произнес Крон. - Расскажешь мне, откуда ты ее знаешь и как нашел нас.
  Юноша смерил его подозрительным взглядом, но все же молча направился к дому. Они пересекли небольшую лужайку, усаженную цветами, через большие парадные двери вошли в дом. Прошли по первому этажу, мимо лестницы на второй, мимо арки, ведущей в кухню и, распахнув деревянные двери, оказались в гостиной. Вместо одной из стен здесь был огромный витраж, сквозь него виден цветущий сад.
  Валага уселся в мягкое кресло около огромного окна и выжидающе уставился на Матвея. Юноша сел на диван. Они встретились глазами.
  - Мне нужна Вера, - процедил сквозь плотно сжатые зубы Матвей. - Я не знаю, что вы за секта такая, но я намерен...
  - Тс-с, - приставил палец к губам Правитель. - Не говори того, что не в силах выполнить.
  - Еще чего, - буркнул юноша.
  - Как тебя зовут?
  Юноша демонстративно молчал.
  - Ты ведешь себя словно ребенок. Ты пришел, чтобы найти Веру, так давай поговорим, как взрослые мужчины. Я должен решить могу ли тебе доверять.
  - А как мне решить, можно ли вам доверять? - задал встречный вопрос юноша.
  - Ну, вот и попробуем определиться, вместе, - добро произнес Валага.
  - Хорошо, - бросил юноша. - Меня зовут Матвей.
  - Очень хорошо, меня - Валага, я Правитель Кронов, повелитель Воды.
  Матвей еле сдержал улыбку.
  - Ладно, - произнес он. - Правитель значит Правитель.
  - Тебе смешно?
  Юноша уверенно замотал головой, но сдержать смешок не смог.
  - Прости, - поднял он взгляд на Валагу. Тот сидел чернее тучи и своими сощуренными глазами следил за юношей. - Прости, повелитель Воды. А это, кстати, как? - не сдержался Матвей.
  - А вот так! - мужчина, наконец, сообразил, в чем кроется причина такого веселья.
  Откладывать с объяснениями было ни к чему. Сильный поток пробил дыру в полу, подхватил брыкающегося Матвея и пригвоздил его к стене, потом также внезапно отпустил и утек обратно. Дыра в полу затянулась, на мебели, ковре ни осталось и следа, только юноша был мокрый с головы до ног.
  - Что больше не смешно? - задорно поинтересовался Валага.
  Матвей замотал головой. Он как-то упустил из виду, что на улице его крутили тоже странной силой ветра, теперь вода... Может, они и вправду Повелители Стихий.
  - Вы хотите сказать, что все, что я узнал, правда? - спросил юноша.- Вы не секта? Вы маги? - еле выдавил он из себя последнее слово. Это казалось, сущим абсурдом.
  - Все правда! - подтвердил Валага.
  Правитель Кронов, неожиданно получил помощь, откуда не ждал: из прошлого Веры. Он увидел в юноше соратника. Влюбленный до чертиков Матвей был готов на все ради девушки. Он, конечно, сразу же поверил во все, что говорил Правитель про Гелиота. Он не задавал лишних вопросов, не пытался докопаться до истины. Одного было ему достаточно - Веру необходимо защитить от злого неуправляемого повелителя Ветра.
  Как сделать его частью Кронов? Как оставить его при Вере? Правитель Кронов давно к этому готовился, он знал, что делать. Пусть он слишком стар и тело его уже очень слабо, его магических сил хватит на последнее могущественнейшее волшебство.
  
  Валага зажег свечи. Темной ночью Серый зал наполнился светом и запахом воска. Вера сидела в уголке. Ее слегка колотило. Матвей ободряюще взглянул на девушку. Кроме них троих здесь больше никого не было. До поры до времени никому не следовало знать о проводимом обряде.
  Обряд придумал сам Валага. Он хранил его в своей голове, чтобы никто после него не рискнул сделать подобное, ведь это против природы Кронов. Не им решать, кто достоин, а высшим силам.
  - Встань в центр гексограммы, - велел Валага Матвею.
  Юноша послушно прошел по начерченным на каменном полу мелом чертежам и встал в их центр.
  - Теперь просто расслабься. Помни зпт стихия будет проверять тебя. Ты должен ее победить. - Матвей неуверенно заерзал на месте. - Настойчивости будет достаточно, - успокоил его Правитель.
  Валага затянул сочиненную им песнь. Голос его еле слышно разливался по залу. Стены задрожали, по полу пробежала рябь. Белые полосы мела засветились. Ток ударил по ногам Матвея. Он вздрогнул, но не сдвинулся с места. Сила толчками наполняла его.
  Могущество повелителя стихий не согревало его теплом, а рвало внутренности. Они были несовместимы: человек и магия. Ноги Матвея подкосились, и он упал на холодный пол. Его тело изгибалось под невидимыми ударами стихии, а он вцепился в единственно важную мысль для него.
  'Я не умру. Я нужен Вере. Я не умру!'
  Вера в долю секунды оказалось около него. Она схватила парня и прижала к себе. Тоненькие струйки слез покатились по щекам.
  - Он не выдержит, - простонала она Валаге, обескуражено стоящему рядом.
  - Я надеялся, все будет проще, - прошептал он.
  - Так вы раньше этого не делали? - чуть ли не прокричала Вера, она ненавидящим взглядом смотрела Правителя Кронов.
  - Никто не делал, - спокойно пояснил Правитель. - Ради спасения всех я должен был рискнуть.
  - Вы не имели права, - рыдала Вера. Валага вдруг показался ей совсем чужим. Тем, кого она на самом деле никогда не знала, готовым на все ради своих безумных идей.
  Матвей издал стон. Его дыхание вдруг выровнялось. Тело перестало колотить. Он открыл глаза, невидящим взором посмотрел на девушку.
  - Меня тошнит, - прошептал он пересохшими губами.
  Валага вызвал стихию воды, она потоком обрушилась на двоих.
  - Теперь холодно, - стуча зубами, проговорил Матвей.
  Вера вскочила на ноги и пулей выбежала из зала.
  - Ну, попробуй, - велел Валага.
  Матвей попытался встать, его всего трясло и качало. Он ни на чем не мог сконцентрироваться, сознание будто покидало его тело и в долю секунды возвращалось, не давая упасть.
  - Давай же пробуй! - повысил голос Крон. - Сила у тебя есть, потому как у меня ее очень мало. Она покинула мое тело, теперь я слабее червяка.
  Страшное подозрение закралось в душу. А что если сила покинула их обоих и ничего не получилось? А что, если теперь точно нет шанса?
  Вернулась Вера, она принесла теплое покрывало и, стянув с юноши мокрый джемпер накинула его на плечи.
  - Валага, пусть он отдохнет, - взмолилась Вера. - Проверим завтра.
  - Нет, - отрезал он. - Сегодня, сейчас.
  Девушка хотела было возразить.
  - Хорошо, - уверенным голосом проговорил Матвей. - Что делать?
  - Отдай приказ, - прошептала она.
  - Как? - не понял юноша. Он вообще плохо соображал и кроме усталости ничего не чувствовал.
  - Да как хочешь! - не выдержал Правитель перейдя на крик.
  - Вверх! - крикнул Матвей.
  Поток воды пробил дыру в полу и ворвался в Серый зал. После оглушительного всплеска вода осела, неуправляемая никем. Она расплылась по каменному полу. Больше ничего Матвей с ней сделать не смог.
  - Завтра приступаем к обучению, - отчеканил Валага и покинул зал обрядов.
  Никогда ранее он не чувствовал себя таким опустошенным. Вся сила покинула тело. Теперь он был простым Кроном, может быть, одним из самых слабых. Матвей не приобрел мощи Старших Кронов, добрая половина силы ушла на передачу. 'О чем я думал?' - сомневался Правитель, но было уже поздно, слишком поздно.
  
  
  Глава 15 Месть
  
  Гелиот смертельно устал. Он не спал несколько суток. Размышлял, рассчитывал, пробовал, но все было впустую. Юноша с темными кругами под глазами пришел в дом Игоря. Вожак открыл дверь и впустил Крона внутрь.
  - Все должны уйти с территории Долины. Вы сбиваете движение сил, - проговорил он устало.
  Игорь долго смотрел на Крона, осмысливая его слова.
  - И надолго? - пробурчал он, наконец, в ответ.
  - Нет, только на одну ночь, - спокойно произнес Гелиот.
  - А днем никак?
  - В темное время суток лучше видны нити, - ровным монотонным голосом пояснил юноша.
  - Нити? - переспросил вожак. - А это те синие всполохи над лесом?
  - Да, - Гелиоту хотелось поскорее с этим покончить, а Игорь затеял допрос с пристрастием.
  - И куда нам подать всей деревней? - усмехнулся вожак.
  - Не знаю. Погуляйте по лесу, - предложил Гелиот, - Вы же оборотни.
  - Ха, - бросил оборотень. - Смешно. У нас же дети.
  - Игорь, мне все равно, что вы будете делать.
  Вожак смерил его презрительным взглядом.
  - Не смотри на меня так. Нужна своя долина, тогда выметайтесь. Я пошел спать. Я устал. Мне кажется, это единственный способ создать ее. Если нет, то я не знаю, как это сделать, - обреченно выдохнул Гелиот.
  Гелиот развернулся и зашагал прочь по выложенной камнем дорожке к небольшому домику на окраине деревни. Был теплый весенний день, снег еще не везде сошел. Кругом пели птицы. А ему хотелось провалиться сквозь землю от злости и бессилия.
  Когда Гелиот только приступил к созданию Долины для волков, Валага не дал ему книгу Правителя, где описаны все тонкости создания подобных мест, а сделал небольшой конспект. Он объяснил это тем, что прочесть книгу может только Правитель, а он, пусть и наместник, но прав не имеет.
  Сейчас, по прошествии времени, Гелиот был уверен: все это хорошо продуманный план. Либо все же его бездарность. Для создания Долины все необходимо привести к гармонии. Нельзя использовать магию, как принуждающую силу, тогда она постоянно будет тянут силы из его народа. Валага создал 'Запрет' много лет назад, когда юноша только родился. Он был движим страхом. Он пошел против природы. Наложил проклятье на род вампиров, и с тех пор у них не рождаются дети. Стихия, пропитанная высшими энергиями, не поддержала его. Она взяла кровавую дань, вытянула всю жизнь из Пандоры, а поддержание заклятия бременем лежит на всех Кронах. Оно распределено между всеми, и оттого его тяжесть не столь ощутима, но все же ощутима.
  Юноша может создать Долину, притянув эту силу жертвы Кронов, и повесить на его род еще одну ношу, но он - не Валага. Он не будет так поступать. Ведь природа - тонкая материя, ей нужно только задать направление, показать, что это безопасно, и она смело последует за ним. Все в мире связано и взаимосвязано. Ему надо настроить эти тонкие нити, придать им форму и тогда не будет нужна никакая жертва. Природа отзовется сама.
  Именно это он намерен сделать сегодня ночью. Все готово. План Валаги провалился. Юноша сам во всем разобрался. Он сказал, что волки должны быть внутри, во время создания, но так ничего не получается. Гелиот пробовал миллион раз. Гелиот создаст Долину, а потом впустит их внутрь.
  Юноша повалился на кровать в одежде, закрыл глаза и быстро уснул.
  
  - Гелиот! Гелиот! - раздавался голос над его ухом. Юноша тяжело проснулся. - Уже ночь. Скоро полночь.
  Крон сел на кровать. Пустым взглядом он посмотрел на Давида.
  - Волки ушли? - спросил он.
  - Да, - выдохнул оборотень. - Ты сказал, что этой ночью проведешь обряд, а сам спишь.
  В голосе волка чувствовался упрек. Гелиот заставил всю деревню сорваться с места, а теперь тянет с заклятием.
  - Уходи! - приказал Гелиот. - Никого не должно быть на территории.
  Давид молча покинул комнату.
  Крон еще некоторое время слушал его удаляющиеся шаги. Когда они стихли, он решил, что пора приступать. Холодной водой ополоснул лицо, натянул теплое пальто, взял перчатки и вышел во двор. Уже стареющая луна выглядывала из-за туч. Ветра не было. Да и мог ли он помещать своему повелителю?
  Гелиот по невидимой тропе стал углубляться в лес. Он шел достаточно долго - около получаса. Крон мог бы преодолеть это расстояние быстрее, но он не торопился, по пути обдумывая план.
  Деревня волков расположена южнее всей территории около самой границы владений. Сейчас Гелиот немного приблизился к ее центру. Он опустился на землю, провел рукой по ней и, ощутив небольшую волну, уверенно поднялся на ноги. Эпицентр именно здесь.
  Первый этап пройден.
  Юноша встал в рассчитанный математически центр и, закрыв глаза, призвал ветер. Ураган налетел на непроходимый лес. Потоки воздуха валили деревья, но не все, а только отмеченные юношей. Деревья вырывались с корнем и падали, падали на землю, не умея противостоять мощи стихии. Вскоре получился орнамент из поваленных стволов. Он проходил сквозь лес и огибал всю территорию Долины.
  Гелиот улыбнулся.
  Он снова закрыл глаза и затянул песнь. Звуки, словно вихри, разливались по миру. Голубая нить заскакала по кронам деревьев, от одного к другому. Она неслась, охватывая долину, в свои сети и покрыла паутиной всю Долину. Стволы поваленных деревьев вспыхнули огнем и истлели за доли секунд, просыпавшись пеплом на землю. Вода поднялась из недр на минуту, затопила ниши и снова ушла обратно в подземные реки и ручьи.
  Голубой огонь угас. Ветер утих. Юноша сначала не понял, что произошло и произошло ли. Он снова коснулся земли и ощутил приятный импульс пробивающий кожу. Это победа. Гелиот расставил руки, послушный ветер подхватил его и мягко поднял в небо. В зияющей темноте ночи голубая паутина медленно гасла, удаляясь от него к окраинам Долины. Когда она коснется границ, это место исчезнет с карты мира.
  
  Юноша вернулся к Кронам, не прибегая к магии. Он купил билет на самолет и после семи часов полета приземлился в аэропорту Петропавловска-Камчатского. Взял такси и отправился к границам Долины. Проезжая мимо зеленых лесов, по асфальтированным дорогам полуострова под приятную музыку, льющуюся из динамиков, Гелиот решил, что обязательно должен научиться водить автомобиль. Ему показалось это забавным и интересным занятием.
  - Остановите здесь! - скомандовал Гелиот таксисту.
  Мужчина притормозил на обочине. Они ехали по глухой местности. До населенного пункта было еще далеко.
  - Возьмите, - протянул Крон обговоренную ранее сумму и вышел из машины.
  Мужчина неуверенно выглянул в окно.
  - Вы уверены, что мы туда приехали? - спросил он.
  Ответа не последовало. Гелиот спрыгнул с обочины в небольшую канаву у дороги, быстро преодолел ее и стал углубляться в лес.
  Он не был в Долине Кронов более пяти лет. Ровно столько времени понадобилось ему, чтобы свить паутину для волков и создать Долину оборотней, сокрытую от людей и других существ, населяющих Землю. Задание было не простым, но юноша справился с ним. Пусть и не с первого раза, пусть Великий Крон лишь усмехался, не веря в его мастерство зпт и даже учинил очередное препятствие. Он победил его - и самого себя. Теперь даже Валага не сможет стереть память о нем, такое не забывается. Как Тора вспоминают создателем Илании, так и Гелиота будут чтить за волчий мир.
  Юноша легко преодолел границу Долины Кронов. Не спеша зпт прошелся по лесным тропкам. Здесь все было как прежде. Пели птицы, светило солнце, мир радовался жизни.
  - Гелиот, - услышал он знакомый голос. - Привет.
  Юноша развернулся и увидел улыбающуюся Анастасию. Женщина постарела, но стати своей не потеряла.
  - Добрый день,- вежливо поздоровался он.
  - Действительно добрый, раз ты вернулся.
  - Спасибо. Ты наверно будешь единственной кто рад, что я снова здесь! - проговорил он.
  Женщина неловко улыбнулась.
  - Да, - протянула она. - Много воды утекло. Я пойду, не мне тебе рассказывать новости.
  - Валага здесь? - бросил Гелиот удаляющейся повелительнице Огня.
  - Он у себя. Он теперь всегда там, - и Анастасия скрылась среди тропинок цветущего сада.
  
   Вот он, старый дом Правителя, гордый и торжественный. Он неторопливо прошелся по дому и открыл дверь гостиной. Правитель сидел на стуле с высокой спинкой у огромного витража и смотрел вдаль. В его дрожащей руке была чашка горячего чая. Он очень сильно постарел с их последней встречи.
  - А, Гелиот! - воскликнул Валага, с притворной радостью. Это чувствовалось сразу, в натянутой улыбке, прищуренных глазах, позе. Правителя ничуть не смутило его появление, он его ждал.
  - Привет, - сухо поздоровался Крон и опустился в мягкое кресло напротив Правителя.
  Целую минуту оба молчали.
  - Ты славно потрудился, - похвалил Правитель юношу. - Честно, не ожидал от тебя такого.
  - Как оказалось, я способный, несмотря на недомолвки, - не упустил момента подколоть Гелиот.
  - Спорить не буду, некие способности имеются, - пояснил Валага свою позицию.
  Юноша встал, подошел к бару, налил себе полный бокал красного вина и вернулся на место.
  - Чилийское, - сладко причмокнул он. - Люблю этот терпкий вкус. Это напоминает мои попытки удивить тебя, доказать. А что? Кому? Главное -зачем? Даже величайшее мастерство в моем исполнении для тебя всего лишь некие способности, - усмехнулся юноша.
  Валага тоже улыбнулся.
  - Тут за время твоего отсутствия многое изменилось, - издалека начал Правитель. Ему не терпелось привести в исполнение свой самый последний в этой жизни план и самый важный.
  - Интересно, - протянул юноша. - И что же это?
  Валага молчал. Он скользил взглядом по сильному молодому мужчине. Да, Гелиот изменился. И несмотря на все последние заслуги, он вызывал в нем волну отторжения. Сын вампира не может быть человеком. Он должен исчезнуть, это ошибка. Стихия впервые подвела его. Валага доведет все до конца. Он должен ради общего блага, ради Веры, ради будущего Кронов. Это его долг.
  - Я не буду более обучать тебя быть Правителем, - сухо произнес Крон. - Необходимость в этом отпала.
  - И отчего же? - подозрительно прищурился Гелиот. Острая игла кольнула в самое сердце, но юноша не подал виду. Он уже научился жить под ударами судьбы.
  - Родился Крон сильнее тебя! - воскликнул Правитель. - Не твоя это стезя все же, зря я так переживал.
  Юноша оценивающе рассматривал Правителя Кронов. Былой мощи не чувствовалось. Гадкий старикашка сидел перед ним и брюзжал слюной, пропитанной ядом и предательством.
  - Хорошо, сильнее меня - значит сильнее, - просто проговорил Гелиот, но эта легкость далась ему не просто.
  После этих слов Валага слегка подался вперед.
  - Ты шутишь? - не поверил он юноше.
  - Отчего же? - рассмеялся Крон. - Ты лишил меня всего. Моей семьи, стремлений, всего, что было дорого мне. Ты дал надежду, что я стану Правителем Кронов и тем самым отомщу тебе! Ты учил меня! Я смирился. Я даже вдруг решил, что ты был прав. Я мысленно предал свою семью. Конечно, все можно было сделать не так жестоко, не на моих глазах. Теперь ты говоришь, что нашел другого.
  - Другую, - ехидно поправил Валага.
  - Хорошо, другую. Говоришь, она будет править!? А что делать мне? Служить ей? Я не раб!
  - Да ты не раб, ведь Кроны - свободный народ! - улыбнулся Валага. - Но деться тебе некуда, не ты решаешь это, а сила, и она больше не на твоей стороне.
  Гелиот сверкнул в его сторону глазами. Валага лишь рассмеялся в ответ.
  - О, мой друг! - воскликнул он. - Ты думаешь, я так глуп, чтобы рассказать тебе о ней, не подготовившись! Она не вчера родилась, не позавчера, она уже здесь. Ей двадцать пять лет. Я тщательно ее обучаю. Я научил ее быть лучшим Правителем!
  Гелиот не верил тому, что слышит. Он глубоко вдыхал, его глаза горели огнем. Предатели! Мерзкие предатели! Ему никто ничего не сообщил. Все радостно потирали ладони, пока он возился с волками. Чертовы волки! Чертова Пенелопа с ее хваленой любовью. Где она? Почему не нашла способ сообщить ему?
  Гелиот скользнул взглядом по Валаге, ему стало тошно и мерзко от вида выживающего из ума старика. Он практически облысел, тонкая кожа облегала кости, они сильно выпирали, глаза выкатывались из орбит, он ненавидящим взглядом смотрел на юношу.
  - Мне все равно, - вдруг бросил Гелиот. - Тогда я уйду от Кронов. Это мое право. Или ты думал, я пойду ее убивать?
  Правитель чуть не слетел с кресла от услышанного. Нет, так не пойдет! Он не может уйти. С ним надо кончать.
  - Для тебя есть еще одна новость, - злобно рассмеялся Валага. - Пенелопа. - Правитель сверкнул глазами.
  Гелиот замотал головой. Нет. Нет.
  - Что ты с ней сделал? - воскликнул он.
  - Ну, она предупредила бы тебя, - протянул притворно-виновато мужчина. - Я не мог так рисковать.
  Гелиот подскочил к Валаге и схватил его за шиворот.
  - Что ты с ней сделал? - прошипел он сквозь плотно сжатые зубы.
  - Ее больше нет с нами, - со скорбным видом сказал Валага.- Она погибла. Случайно, поверь мне. Совершенно случайно, при выполнении задания. Этим 'случайно' был я, - слезы потекли из его глаз.
  Он не переставал смеяться, смотря юноше прямо в глаза, а Гелиот тем временем сильнее и сильнее сжимал руки на его шее. Он хотел причинить боль Валаге. Ту, что столько лет разъедала его изнутри. Этот монстр должен ощутить все это в полной мере. Он должен ответить за все. Гелиот схватил Валагу за шиворот и со всего маху опрокинул на землю. Гостиную огласил хруст костей. Ему все равно, кто станет Правителем! Он вдруг ощутил это всем телом, но ему не все равно, что стало со всеми, кого он любил.
  - Ты не посмеешь, - прохрипел Валага, но пошевелиться он уже не мог. У него была сломана ключица, разорвав кожу на груди, выпирало ребро.
  Запах крови ударил в нос. В ушах звенело. Гелиот ничего не слышал. Боль, агония, желание выплеснуть все из себя овладело им.
  - Наслаждайся, - прошептал юноша и стал медленно ломать пальцы на руках мужчины. - Помни, это ты меня сделал таким.
  Валага истошно закричал и начал отбиваться, но юноша совсем не обращал на это внимания и продолжал свою казнь, придерживая брыкающегося на полу мужчину. Острыми ногтями Гелиот распорол ему живот. Он упивался каждым своим движением и делал все медленно и расслабленно, изредка поворачивая голову в сторону Валаги, всматриваясь в обезумевшее от боли лицо. Никогда убийство не доставляло ему такого удовольствия, никогда он не был так пьян от запаха крови и криков жертвы.
  - Ты считаешь меня монстром? - рассуждал вслух юноша, - Нет, это ты настоящее чудовище, свихнувшееся от собственных страхов. Я был всего навсего ребенком, когда ты забрал меня из семьи. Я поклялся отомстить тебе, но твои ядовитые речи проникли в мое сознание. Я предал все, во что верил. Чего же ты не зовешь на помощь свою стихию? Или она, наконец, поняла, кому доверила свою мощь и отказалась от тебя?
  Гелиот схватил Валагу за волосы и с силой ударил о пол. От удара изо рта хлынула кровь, но сознание мужчина не потерял.
  - Не переживай. Я настоящий убийца. Сейчас я именно тот, кого ты так боишься. Я знаю, как все сделать так, чтобы жертва помучалась! Ты ведь помнишь, кем были мои родители, которых ты убил на моих глазах? - он снова ударил голову об пол. - Кем были мои невинные сестры? Пенелопа - дивная, добрая, светлая. Убил бы меня лучше, только не ее!
  Слезы покатились из глаз Гелиота. Он с новой силой ударил Валагу о пол. От силы удара у мужчины затрещали кости черепа. Глаза Валаги расширились, он издал стон и навсегда утих.
  Именно этого всегда боялся Валага. Гелиот не был человеком, он был вампиром, пусть и не таким как остальные. Сильные эмоции завладевали его сознанием, и сделать он с собой уже ничего не мог.
  В голове было пусто. Гелиот, весь в крови Правителя, поднялся на ноги и с омерзением уставился на искореженное тело Правителя Кронов, все переломанное и окровавленное с огромной дыркой в груди. Оно лежало в луже алой крови. От увиденного, а главное, содеянного, ему стало тошно. Вино подперли под самое горло, и юноша сотрясся рвотными позывами.
  Что же он сделал? Он, наконец-то, стал тем, кем его всегда видел Валага.
  Юноша покинул гостиную и направился в небольшую ванную в конце коридора. Там, включив душ на полную, Крон залез в одежде по струи воды. Чувствовал он себя отвратительно. Даже после смерти Валага преследовал его. Гелиоту снова стало плохо. Он жадно пил воду прямо из душа. Ему было все равно, вообще все равно.
  Весь мокрой одежде, с которой алая вода стекала потоками, Гелиот выскочил на улицу и глубоко вдохнул свежий воздух. Стало немного легче. Гелиот быстро шел по Долине, но как назло ему никто не попадался на пути. Юноша свернул на внутреннюю тропинку, ведущую к домикам в лесу, и тут же наткнулся на Катю, повелительницу Огня. Завидев окровавленного Гелиота, она попятилась назад, и хотела было бежать, но он настиг ее одним прыжком и, схватив за горло, прижал к дереву.
  - Куда собралась? - прошипел он.
  Девушка замотала головой, из ее глаз хлынули слезы от боли, ей не хватало кислорода. Она с отчаянием хваталась за руки Гелиота, пытаясь их сбросить их с себя.
  - Я тебя отпущу сейчас, - пообещал он. - И ты ответишь на мои вопросы.
  Катя кивнула. Гелиот разжал ладони. Первую секунду она громко кашляла, вдыхая кислород полной грудью.
  - Где Пенелопа? - задал свой первый и главный вопрос юноша, не дав девушке до конца отдышаться.
  - Как, ты не знаешь? Она погибла на задании, - со страхом в голосе сообщила Катя страшную новость, но он уже был к ней готов.
  - Почему мне не сообщили? Почему не сообщили? - схватил он Повелительницу за голову, и затряс. - Почему?
  - Так вы же были в резервации, и Валага, - она запнулась, - он говорил, что сам все вам сообщает. Нам было не велено.
  - Не велено, значит! - проорал юноша и еще сильнее затряс ее.
  - Мне больно, - прохныкала девушка. - Чья это кровь? Чья на вас... На тебе кровь. - Катя путалась в обращении к Гелиоту: с одной стороны он был равен ей, с другой - его окровавленный вид нагонял на нее такой страх, что подкашивались ноги.
  - У нас теперь новый наместник?
  Катя уставилась на юношу.
  - Так вы, ты ничего не знаешь? - пролепетала она.
  - Да что ты заладила! Рассказывай! - скомандовал юноша.
  - Это долго, - протянула девушка.
  - А ты быстро постарайся, - сверкнув глазами проговорил Гелиот.
  - Про Веру ты знаешь? - попыталась Катя определить границы. То, что Гелиота не просто так отправили к волкам, все Кроны уже догадались. Они с ужасом ждали, что из этого всего получится, тем более Валага, лишился силы. И вот Гелиот стоит перед Катей весь в крови. В чьей, еще не понятно, и рассказывать ему правду выпало именно на ее долю.
  - Не тяни! - прошипел юноша. - Начинай сначала.
  - После твоего отъезда в долине появилась Вера. Валага ничего не сообщил нам о ее силе. Ее не объявили, как вас, наместником, а просто приступили к обучению, - быстро затараторила Катя. - Потом в Долине появился человек, Матвей. Он любит Веру и, когда она пропала, приложил все усилия, чтобы найти девушку. - Катя осеклась, но, не заметив бурной реакции на лице Гелиота, продолжила. - А потом Матвей вдруг стал одним из нас, Валага лишился силы, а Веру объявили будущим Правителем Кронов. Валага с тех пор не покидает дом.
  Гелиот прищурился.
  - Клянусь! - горячо вскрикнула Катя. - Я больше ничего не знаю! Гелиот, чья это кровь? - осторожно спросила девушка.
  - Валаги, - бросил юноша и, развернувшись на каблуках, зашагал прочь.
  - Гелиот! - спотыкаясь, понеслась за ним Катя. - Гелиот, что с ним?
  - Он умер.
  - Какой ужас! - воскликнула девушка, приложив руки к лицу.
  - Это я убил его, - констатировал Гелиот.
  Новая волна ужаса отразилась на ее лице. Девушка замерла посреди дорожки, не рискнув продолжать преследование Крона. Ей надо срочно кого-то предупредить. Но о чем? - схватилась Катя за голову. Она со всех ног бросилась к Валаге.
  
  Глава 16 Кто?
  
  Гелиот отправился в дом Пенелопы. Ничего больше в нем не напоминало о ней. Все ее вещи выбросили, сменили мебель, даже запаха ее не оставили. После смерти девушки в дом никого не поселили. Юноша опустился в кожаное кресло посередине небольшой гостиной.
  Он сам с ней порвал, но это не мешало Гелиоту считать ее своим другом и продолжать любить, пусть и не так, как она этого заслуживает. Вопрос 'почему?' пульсировал в голове. Матери не нравилось, что он человек, Валаге - что он сын вампирки. Как ему все это надоело!
  Не в силах больше находиться в этом доме, юноша спешно покинул его. Он принял горячий душ у себя, переоделся в немного отсыревшую от времени одежду и вышел во двор. На улице было уже темно. Он убил Валагу, но в Долине будто бы ничего не случилось. К нему никто не пришел, не потребовал объяснений. Все это было странно. Все будто замерли в ожидании развязки.
  Пора, решил Крон, и отправился в зал обрядов. Он должен проверить, кто теперь Правитель. Спустившись по лестнице, он рванул на себя массивную дверь и оказался в Сером зале. Внутри царил полумрак, одинокая луна заглядывала через небольшие оконца у потолка, разливаясь голубым светом по помещению. Девушка, склонив голову, сидела на боковом диванчике. Ее глаза были полны слез.
  - Вот ты где! - чуть ли не прокричал Гелиот, приближаясь к Вере. Он был уверен, что это именно она, хоть никогда раньше не видел ее. - Это ведь ты?
  - Ты убил Валагу? - пронзительно закричала девушка. - Это ты убил Валагу? Ты - Гелиот?
  Она вскочила с дивана и отбежала к помосту. В полумраке юноша выглядел пугающе. Смоляные волосы торчали в разные стороны, глаза - словно черная бездна с огненными бликами, лицо искажено злостью и презрением. Эмоции захлестывали Гелиота. Крон без промедления рванул за ней. Вера взмахнула рукой, и каменная глыба, вылетевшая из пола, отбросила юношу в конец помещения, к дубовым дверям, подальше от нее.
  - Не подходи! - пронзительно взвизгнула она. - Не подходи ко мне!
  Гелиот поднялся на ноги, на его лице отразилось удивление.
  - Ты убил Валагу, - сквозь слезы прокричала она. - Ты именно такой, как он говорил! Жестокий, злой, опасный!
  - Твой хваленный Валага уничтожил все, что было дорого мне! - холодно произнес юноша. Его лицо стало непроницаемой маской. - Ты такая же, как он, раз покрываешь и оправдываешь его убийства, а может быть ты к ним причастна?
  - О чем ты говоришь? Какие убийства? - быстро заморгала Вера.
  - Начнем с Пенелопы! - с вызовом вскинул голову юноша. - Или ты настолько наивна, что поверила в ее трагическую гибель на задании? Она была сильным Кроном! Она смогла бы защитить себя с помощью силы! И у нее не было шанса остаться в живых, только если против нее вышел сам Правитель, сама доброта и милосердие Валага.
  Лицо Гелиота исказилось болью, Вера во все глаза смотрела на него.
  - А ты знаешь, - продолжил он ожесточенно, - что случилось с возлюбленной Валаги, бедной Пандорой?
  - Валага не убивал Пенелопу, - уверенно заявила девушка.
  - Убивал, - протянул Крон.
  - Нет, не убивал!
  - Глупо отрицать очевидное! - злился юноша. - Он сам мне в этом признался. Он утопил ее.
  - Пенелопа жива! - крикнула Вера через весь зал.
  - Ты сумасшедшая! Все Кроны в один голос твердят, что она погибла, а мадам Великий Крон не в курсе! - юноша рассмеялся над собственным остроумием. - Ты ведь в людях совсем не разбираешься! - продолжал издеваться Крон. Он тщательно подбирал слова, чтобы посильнее обидеть ее, чтобы ей было так же больно как ему. - Наивная!
  - Она жива! - во все горло прокричала девушка. Позабыв про свой страх перед юношей, Вера приблизилась к нему, на расстояние вытянутой руки. - Ты хорошо слышишь меня? Я лично провела обряд 'Ринуации', а потом Лев стер ей память. Она устала быть среди нас и не хотела, чтобы кто-то знал о ее решении. Поэтому мы соврали, о ней. Мы сказали всем, что она умерла, чтобы ее никто не искал.
  - Я тебе не верю! - прошипел Гелиот.
  - Пенелопу теперь зовут Маргарита Фосью. Она проживает во Франции. В полной уверенности, что это ее настоящая жизнь. Она не помнит о нас, о тебе, о том кем была.
  - Я тебе не верю! Да ей было сложно среди нас, но она не оказалась бы от силы. Она бы не бросила ... - он осекся.
  - Как видишь, она могла.
  - Ты врешь! - в полный голос закричал на девушку Крон.
  - Ты так пытаешься оправдать зверское убийство Валаги в моих глазах?
  - Да нужна ты мне, чтобы оправдываться.
  - Ты хочешь выставить все как святую месть? Не получится, я вижу тебя насквозь.
  - Своими ли глазами видишь? Ты меня совсем не знаешь и причин моих не знаешь, а все, что знаешь, ложь! Валага мечтал о твоем рождении. Он мечтал, чтобы не я был Правителем! Кто угодно, даже такая жалкая девка зпт как ты!
  - Я Правительница Кронов, а ты убийца! - отчеканила Вера.
  Гелиот сделал шаг к Вере, а она медленно попятилась от него в глубину зала. Руки юноши сжались в кулаки, Вера скользнула по ним глазами и сглотнула. Он был похож на хищника. Сердце в груди замирало и сжималось в страшном предчувствии конца. Рассказы Правителя о его опасности, костяшки пальцев на руках Гелиота, побелевшие от злости и накала, воспоминания о его омерзительной расправе с Валагой заставляли ее действовать и немедленно. Напасть первой, пока еще не поздно. То, что он не смирится с ее правлением, ей казалось очевидным.
  - Я ведь практически отказалась, - все же нашла в себе силы заговорить Вера. - Валага смирился с моим решением, но он оказался прав! - туманно проговорила она.
  Юноша не сводил с нее глаз пытаясь понять, к чему она клонит. Отчего она хотела отказаться?
  - Мне кажется, что личная неприязнь к тебе застилает ему глаза, - продолжила она.
  - Неприязнь, - усмехнулся Крон.
  - Я до последнего верила, что он не прав, но ты не оставил мне выбора. Я не верю в твою святую месть за Пенелопу!
  - Только ли за Пенелопу? - озлоблено спросил Гелиот. Правда рвалась с языка. Он сейчас ей все расскажет: о своем происхождении, о семье, что пала от руки святого Правителя, о его коварстве и злости, о боли, что живет в сердце и вряд ли когда-нибудь пройдет...
  - Ты совсем не знала своего Правителя? Он убил многих ...
  - Замолчи! Замолчи! - перебила его Вера. - Ты не смеешь порочить его имя в моей памяти. Ты не имеешь права! Ты убил его! - дыхание сбилось, слова с ее языка срывались обрывками. - За то время, что я была рядом, я узнала его хорошо. Он был замечательный. Его любили все Кроны, а сегодня мы его дружно оплакиваем, а ты ... - Вера не могла подобрать слово, чтобы выразить ним одним всю свою боль и злость, вперемешку со страхом, что испытывает жертва перед охотником. И почему она чувствует себя именно так? - Ты теперь мой раб. Я твоя Правительница! Твой план не сработал! Сила признала меня! Я Правительница Кронов!
  - Я тебе не верю! Обряда не было! Ты не можешь быть ей. Когда вы успели? - посыпался миллион вопросов.
  - Обряд и не нужен, сила признает сильнейшего, - смело соврала девушка.
  Ведь Валага утверждал, что Гелиот не знает последний секрет Правителя о силе желания, хотя с стремлением Гелиота, он легко может выиграть. Вера выпрямилась, пересекла зал, подошла к огромному стеллажу, набитому древними рукописями, доступными только Правителю и произнесла заклинание. - Амоне.
  Кого на самом деле выбрала сила, девушка не знала. В свой зов к ней она вложила всю боль и страх. Она мечтала, что этого будет достаточно. Страх перерастал в панику, ожидание было невыносимым. Только когда Гелиот обреченно вздохнул, лишившись веры в свою победу и опустил руки, в эту самую секунду щелкнул замок стеллажа.
  Вера расхохоталась, смех скорее был истерическим, чем победным.
  - Я убью тебя! - прошипел Гелиот, но это были просто слова, сорвавшиеся с его губ от бессилия.
  Вере было, что терять, она решила для себя, что теперь точно не отступит. Страх перед Гелиотом развеялся. Девушка выпрямилась и закатала рукава на рубашки.
  - Давай! - крикнула она ему.
  Юноша не сразу сообразил, что происходит, а тем временем, вздымающаяся каменная волна неслась на него. Стены помещения осыпались и рушились, оголяя породу. Огромные валуны пролетали в сантиметре от него, но он успевал увернуться в последний момент. Вера была очень могущественным Кроном, но несмотря на выбор стихии, он не чувствовал ее превосходства, ни трепета, ничего. Они были равны, скорее всего, или она слабее - но почему же сила выбрала тогда ее?
  - Я не собираюсь с тобой драться! - прокричал сквозь шум Гелиот. Вера, словно полоумная, продолжала плакать и отдавать приказы стихии, норовя прибить его случайным камнем.
  - Прекрати! - закричал юноша еще громче, отскочив от края пропасти возникшей под ногами. Дыра быстро расширялась. Юноша махнул рукой и повис в воздухе, поддерживаемый силами ветра.
  Гелиот попытался рассмотреть девушку в клубах пыли среди всего учиненного ей хаоса. Он искал брешь, чтобы оказаться рядом с ней и прекратить ненужный бой. Признавать свое поражение он умел. Если сила выбрала ее, как он может с ней спорить? Он всего лишь слуга своей стихии. Она сочла его недостойным. Горечь обиды огнем обжигала грудь.
  Гелиот лишь на секунду потерял контроль над ситуацией. Каменная стена помещения, отслоившись, навалилась на него. Тяжелые останки похоронили его под своим весом. Угол стены коснулся головы юноши и пробил в ней дыру, из нее хлынула кровь. Гелиот без чувств на земле.
  Вера, потеряв юношу из виду, прекратила разгул стихии. В зале все утихло. Прижав ладонь к губам, она медленно подошла к месту, где лежал Крон. С каждым шагом ее ноги тяжелели и не слушались, сердце от волнения билось около самого горла, в глазах темнело.
  - Я убила его, - не веря в случившееся зпт шептала она. - Нет, я не убийца! - слезы хлынули из глаз.
  Вышедшая из-за туч луна заглянула в Серый зал и через огромную дыру в потолке и осветила бесчувственное тело, погребенное под завалами. Девушка не могла этого видеть, здесь было слишком темно для ее человеческого зрения, но дыра в голове юноши быстро затягивалась. Через пару секунд от нее не осталось и следа, кровь запеклась в волосах, но в сознание он так и не пришел.
  Вера осторожно присела на корточки рядом с ним и протянула дрожащую руку к пульсирующей жилке на шее. Он был жив. Все смешалось в одно: и разочарование, и облегчение, и нелепая необходимость, она уже толком не понимала, чего. Минуту назад она хотела его убить. Да хотела, признавалась себе девушка. Она защищалась, а он на нее не нападал, он уворачивался, но стихию против нее не позвал, а мог ведь! Он мог сопротивляться, бороться с ней, убить ее, но Гелиот отчего-то этого не сделал. Как было легко воевать с ним в слепой вере, что он хочет убить ее! Отчего сейчас все казалось иначе, она напала на него, а он даже не попытался ответить.
  Если она все же хочет довести дело до конца, а она должна это сделать, ей придется добить его. Когда Гелиот придет в себя то, скорее всего, придушит ее. Убить неподвижного и беззащитного... Вера провела рукой по его лицу, засыпанному пылью. Он силен. Связь давила на нее, она чувствовала кожей родство их сил. Невероятное новое ощущение, появившееся в ней от прикосновения. Похожий необъяснимый трепет и бесконечную веру, она испытывала перед Валагой.
  - Хватит! - сказала сама себе Вера.
  Она схватила руками камень у своих ног - он был тяжелым и угловатым, одного удара будет достаточно и - замахнулась.
  - Он убил Валагу. Он убил Валагу. Он монстр. Он убийца. Валага был прав, когда предупреждал о нем. Он ненавидит меня. - Вера пыталась вспомнить все, что ей говорил Правитель Кронов, чтобы возненавидеть юношу и суметь опустить камень. Но ничего не получалось, все это не складывалось у нее в голове. Почему он не стал с ней бороться? Почему не попытался убить?
  Вера вдруг вспомнила, в каком состоянии она обнаружила убитого Правителя: его искореженное тело, переломанные пальцы, пробитую голову. Волна ужаса прокатилась по телу и девушка со вздохом опустила камень. Она отшвырнула его подальше от себя.
  - Я не убийца. Я не убийца! - повторяла она себе. - Не мне его судить.
  Решение было принято. Все стало на свои места. Вера быстро осмотрелась вокруг, юношу сильно завалило. Она поднялась и приступила к разбору завалов. Девушка разгребала их голыми руками. Ногтями впивалась в грубый камень и изо всех сил тянула на себя. Пыль поднималась от каждого движения, Вера кашляла. От пережитого шока она не сразу вспомнила, что она Повелительница стихии и может все убрать с помощью магии. Опомнившись, Вера взмахнула рукой. Тяжелая плита не давала ей освободить Гелиота, плавно отлетела в сторону и рухнула на пол, сотрясая еще кое-где устоявшие стены.
  Жители долины Кронов спешили к дому Правителя. Они все проснулись от жуткого шума борьбы. Крыша погруженной в землю башни полностью распалась, от стен отвалился камень с высеченными узорами. Кроны стояли и смотрели в огромную дыру в земле. Там еще недавно был зал обрядов.
  Матвей влетел в помещение через потайную дверь. Он подбежал к Вере и перехватил Гелиота. Она пыталась приподнять его. Рядом прозвучал хлопок, повелитель Времени Лев протянул руку:
  - Я перенесу его.
  - Хорошо, - прошептала Вера.
  В следующую секунду девушка рухнула в объятья Матвея и разревелась. Она не видела, как бесчувственное тело Гелиота исчезло при соприкосновении с рукой Льва. Как Кроны молча приступили к восстановлению разрушенного Серого Зала. Все вокруг завертелось, закружилось и стало разлетаться по своим местам. Обломки камня, осколки стекла, разорванные шторы поднимались ввысь и вклеивались на века.
  - Я не убийца... - плакала Вера, прижимаясь к Матвею. Он ласково гладил ее по спине. - Валага хотел, чтобы я была Правителем, и я им стала. Валага хотел, чтобы я убила Гелиота, но я не могу! Почему он сам этого не сделал? - Вера подняла на юношу глаза, полные боли и отчаяния. - Почему он возложил эту миссию на меня? Не мне его судить, мне не за что его ненавидеть.
  - Ты все верно сделала. Ты сильнее него, он не сможет причинить тебе вреда! Я рядом. Мы просто прогоним его!
  - Я не убийца, - продолжала стонать Вера. - Я ведь не убила его? - испуганно дернулась она, вспомнив в каком состоянии Гелиота унесли отсюда.
  - Нет, конечно. Когда Лев его забирал, он был без сознания, но жив.
  - А вдруг у него сильно переломаны кости, его же придавило многотонной плитой? О, ужас! - вжалась девушка в Матвея.
  Юноша увел Веру из Серого зала в дом Правителя.
  
  Эпилог
  
  Небольшой скверик. Высокие деревья. Детская площадка, залитая солнечным светом, а на ней свора детишек лет по пять. Они гоняют по кругу, катаются с горки. Гелиот переживал. Французский никогда ему не давался.
  Вон она. Пенелопа сидела на лавочке, прижимала руки к животу и заливалась веселым смехом, наблюдая за игрой детворы. Гелиот пересек площадку и сел рядом с ней. Она бросила на него небрежный взгляд и быстро отвернулась. Он ее ничем не привлек.
  'Она меня действительно не помнит', - мелькнула досадная мысль. Юноша хорошо умел работать с памятью, он мог легко снять тот неумелый блок Льва, но стоило ли? Гелиот развернулся в полоборота и нагло стал рассматривать Пенелопу. Вид цветущий, так же красива... Да, она счастлива! Здесь, без него, она чертовски счастлива. Сумасшедшей любви к девушке у него никогда не было. Ему было приятно знать, что его любят, было с кем проводить ночи... Стоит ли разрушать ее новую жизнь, чтобы снова через время бросить?
  - Мы знакомы? - спросила Пенелопа по-французски. Он, погруженный в свои мысли, не ответил. - Мы знакомы? - более настойчиво произнесла она уже по-английски, ища его взгляд.
  Гелиот наконец услышал ее.
  - Нет! - бросил он. - Да. Точнее, я тебя знаю, ты меня - уже нет.
  Пенелопа усмехнулась.
  - Оно и не удивительно!
  - Что именно? - не понял юноша.
  - Я иногда встречаю людей необычных, они чем-то особенны. Я это чувствую. Они подолгу смотрят на меня, как ты сейчас. Если я пытаюсь с ними заговорить, то быстро уходят. Ты тоже сейчас уйдешь?
  - Не сразу, но уйду.
  - Расскажи мне, - взмолилась она, схватив его за руку. - Ты знаешь что-то о моем прошлом? Это мучительно! Я проснулась здесь, я помнила только, как меня зовут - Маргарита Фосью. Хотя и имя мне иногда кажется чужим. И все, больше ничего нет! Мое прошлое - пустота. Я умираю от боли и незнания. Мне тяжело. Это очень мучительно, пытаться вспомнить что-то, постоянно ускользающее из твоей головы. Кто я?
  'Грубое стирание памяти', - злился про себя Гелиот.- ' Неужели они не могли постараться ради одной из нас, ради нее!'
  - Только не уходи! - вскрикнула она.
  - Минуту назад мне показалась, ты счастлива?
  Девушка опустил глаза и улыбнулась сама себе.
  - Да, - уверенно произнесла она. - Так случилось, что серая ночь в моей жизни закончилась. Я встретила Себастьяна. Я так его люблю! У нас скоро будет ребеночек. - Она провела рукой по животу. - Пусть я этого не помню, но мне кажется, я всегда мечтала о детях.
  - Да ты всегда о них мечтала, - грустно проговорил он.
  - Так ты, правда, знаешь, кто я? - чуть ли не задохнулась она от волнения.
  - Да я знаю, кто ты, Пенелопа.
  Ее глаза расширились, вместе с именем в голове появлялись образы. Блок снимали. Это действовал Гелиот. Он аккуратно коснулся ее сознания. Убрал все варварские заслонки Льва. Он увидел, как Валага топил ее в болоте. Как он мучил ее. Как она согласилась отказаться от силы. Как тяжело далось ей это решение. Как постоянно она рвалась к нему. Как она верила, что он обязательно найдет ее, несмотря ни на что.
  Пенелопа отпустила его руку. Ее сердце билось.
  - Гелиот! - кинулась она ему на шею и крепко прижала к себе.
  Юноша же руки так и не поднял, чтобы обнять ее в ответ.
  - Я пыталась! - затараторила она. - Я пыталась предупредить тебя, но Валага догадался. Прости меня, - она заглянула ему в глаза. Он бесстрастно смотрел на нее. - Я плохая подруга. Я испугалась смерти и предала тебя. Я отказалась от тебя.
  Из глаз потекли слезы.
  - Что же я натворила?
  - Да все хорошо, - приободрил он девушку.
  - А что с Верой? - всхлипнула Пенелопа.
  - С ней все хорошо. Она теперь Правитель, - процедил он сквозь зубы правду. - Валагу я убил. Надо было, конечно, раньше это сделать.
  Пенелопа достала платок, промокнула глаза, стерла растекшуюся тушь.
  - Гелиот, - она подняла на него взор. - Откуда столько ненависти? Почему Валага так тебя ненавидел? Почему Вера? Ты ведь должен быть Правителем! Чего я еще не знаю?
  Крон улыбнулся, провел по контуру ее лица.
  - Ты многого не знаешь и не узнаешь, - фраза получилась у него грубее, чем он рассчитывал.
  Девушка вся сжалась от боли.
  - Себастьян, - сорвалось имя с ее губ. - Как же мне теперь быть? - ее руки легли на живот и плотно прижались к нему. Она будто вросла в лавочку. Сильный страх парализовал тело.
  Юноша молча замотал головой в ответ. Имя неизвестного мужчины стало для него призывом к действию. Он развернул за подбородок Пенелопу на себя. Их глаза встретились.
  - Я буду всегда тебя любить, - прошептала девушка. - Но мое место теперь здесь.
  - Я знаю. Я буду тебя помнить, - отозвался он.
  Гелиот не моргая смотрел ей в глаза. Через секунду ее воспоминания пронеслись перед его глазами. Он прокрутил в голове историю, что безрезультатно пытались вживить в нее Кроны и сделал все снова. Она снова ничего не будет помнить. Сейчас, отойдя от оцепенения, она станет Маргаритой Фосью, будущей мамой, которую больше не будут по ночам мучить кошмары неизвестного прошлого. Она никогда не вспомнит его - и это хорошо.
  Пенелопа хлопнула глазами. Посмотрела на Гелиота, будто видит его впервые и отвернулась.
  - Кристи! - крикнула она. - Пойдем!
  Пенелопа встала. К ней подлетела девчушка лет пяти. Она быстро лепетала что-то по-французски. Гелиот не мог понять их. Бывшая повелительница Огня ушла, ни разу не обернувшись, не посмотрев на него. Он сам сделал все, чтобы она его никогда не вспомнила. Она ведь действительно всегда об этом мечтала!
  Гелиот же так и не решил, что ему делать дальше. Валага мертв, пусть он сам спланировал свою смерть. Умер он все же от руки Гелиота. Может быть, это зачтется как месть за родных. Юноша так и не стал Правителем, но на его глазах больше нет шор. Он смело и открыто смотрит на мир. Он больше не тот неумелый подросток, каким попал к Валаге. Он Гелиот Алекс Старлайт - сын вампирки, Повелитель Ветра. Он Крон.
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | РосПер "Альфарим: Скурфайфер" (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Невеста из мести" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"