Волнистов Сергей: другие произведения.

Прощание с Клер…

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история попытки совмещения несовместимого. Здесь только разговоры – действия практически отсутствуют. Полтора года событий охватывают период учебы в городе на Неве. События происходят либо в студенческом общежитии, либо в институте и иногда по дороге туда и обратно. В этом романе абсолютно отсутствует эротика. Это вольное изложение студенческих будней.

  Прощание с Клер...
  
  Это была не любовь, это было какое-то наваждение...
  Они были совершенно разные, по сути,
  Но вместе с тем их влекло друг к другу,
  Они не могли существовать порознь.
  Знакомые утверждали, что это бред,
  Но это было - я видел это своими глазами...
  
   Ричард Бах "Чайка по имени Джонатан Ливингстон"
  
   Невыдуманному Джонатану - Чайке, который живет в каждом из нас.
   ...
   Больше всего на свете Джонатан Ливингстон любил летать.
   ...
   - Темнота! - раздался вдруг тревожный глухой голос.
   - Чайки никогда не летают в темноте!
   ...
   Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром. Но он не чувствовал угрызений совести, нарушив обещание, которое только что дал самому себе. Такие обещания связывают чаек, удел которых заурядность. Для того, кто стремится к знанию, и однажды достиг совершенства, они не имеют значения.
  
   ...
   Он прекрасно понимал, что если его крылья раскроются на такой скорости, то он, чайка, будет разорван на миллионы клочков...
  
   Но скорость - это мощь, скорость - это радость, скорость - это незамутненная КРАСОТА.
   ...
   И не одиночество его мучило, а то, что чайки не захотели поверить в радость полета, не захотели открыть глаза и увидеть!
   ...
   Джонатан понял, почему так коротка жизнь чаек: ее съедает скука, страх и злоба, но он забыл о скуке, страхе и злобе и прожил долгую счастливую жизнь.
   ...
   - Джонатан, - сказал он, и это были его последние слова, - постарайся постигнуть, что такое ЛЮБОВЬ.
   ...
   И чем больше Джонатан упражнялся в проявлении доброты, чем больше он трудился над познанием природы ЛЮБВИ, тем сильнее ему хотелось вернуться на Землю.
  
   ... его ЛЮБОВЬ проявлялась, прежде всего, в стремлении поделиться добытой им правдой с каждой чайкой, которая ждала только благоприятного случая, чтобы тоже ринуться на поиски правды.
   ...
   Чем выше летает чайка, тем дальше она видит.
   ...
   Если наша дружба зависит от таких условностей, как пространство и время, значит, мы сами разрушим наше братство в тот миг, когда сумеем преодолеть пространство и время! Но, преодолевая пространство, единственное что мы покидаем, это Здесь. А преодолевая время, мы покидаем только Сейчас.
   ...
   Существует только один истинный закон - тот, который помогает стать свободным...
   ...
   Ты не должен любить обезумевшую стаю птиц! Ты вовсе не должен воздавать ЛЮБОВЬЮ за ненависть и злобу. Ты должен видеть истинно добрую чайку в каждой из этих птиц и помочь им увидеть ту же чайку в них самих. Вот что я называю ЛЮБОВЬЮ.
   ...
   Не верь своим глазам! Они видят только преграды. Смотреть - значит понимать, осознай то, что уже знаешь, и ты научишься летать.
  
  Встреча первая.
  
  
  
  Вообще-то его звали Степан, но он с детства не любил свое имя, и, поэтому привык к сокращенному Степ, произнося его 'Стэп'. В это общежитие Степ попал на первом курсе по чистой случайности. Это было общежитие не его факультета. Там селили преимущественно иностранцев студентами и на треть советских. По существовавшей тогда методе иностранцев селили всегда вместе с советскими студентами для контроля. Хотя никакого контроля, в общем-то, и не было. Было просто жизнь в общих стенах с обычными чувствами - была любовь, были драки. Но всегда студенты сами решали свои проблемы, в том числе и с иностранцами.
  
  ЕЕ звали Клер. ОНА училась на пятом курсе. Четыре из пяти лет института Клер прожила в общежитии. ОНА была успешной во всем - учеба по престижной специальности в престижном институте заканчивалась. Вначале на первых курсах было очень трудно. Многие вещи давались исключительно зубрежкой, Клер привыкла долго и упорно заниматься и постепенно это принесло осязаемые результаты. К пятому курсу ОНА уверенно шла на 'красный диплом'. ЕЕ природные данные давали ЕЙ преимущество выбора партнеров. Клер не удивляли многочисленные поклонники, желавшие попытать удачу при встрече с НЕЙ. ОНА постепенно отсеяла всех - у НЕЕ была цель: найти хорошую работу и перспективного жениха. И вот сейчас все это практически было достигнуто. ОНА с третьего курса дружила с Сашей. Саша учился на год старше. Саша был очень надежен с точки зрения будущего. Он был среднего роста, широкоплеч, в меру умен. Не красавец, но без изъянов. Умел галантно обращаться с девушками - когда они танцевали на студенческих танцах, на них все засматривались. Его отец был генералом в Таллине (в то время это название города писалось еще с одним "н"). Соответствующая квартира в самом центре. Будущие свекор и свекровь души не чаяли в потенциальной невестке.
  
  Впервые Степ увидел Клер, когда ОНА выходила из соседней комнаты по общежитию. Степ влюбился сразу и бесповоротно. Он смотрел на это выходящее из соседней комнаты чудо и не мог оторвать взгляда. Клер была стройна как тростинка. У НЕЕ были каштановые волосы, большущие карие глаза. Маленькая грудь Клер делала ЕЕ похожей больше на девочку. При этом у НЕЕ была удивительно легкая походка, наверное, потому что в НЕЙ все было пропорционально: покатые плечи, потрясающие длинные ноги и руки. Есть девушки, от вида которых у мужчин останавливается дыхание. Даже при всей однообразности предлагаемого советской торговлей ассортимента одежды - у Клер всегда были особенные наряды. Кое-что ОНА шила сама себе, но чаще приобретала через знакомых фарцовщиков или иностранцев. Но самое главное - любая вещь выглядела на НЕЙ безупречно. Такой была Клер.
  
   Степ остановился, как вкопанный... Чудо не заметило его и грациозно упорхнуло в другой конец коридора на третьем этаже общежития. Там находилась заветная комната, в которой это чудо проживало. На этаже находилось две кухни в разных концах коридора. С тех пор внутренний голос Степа тянул его в тот конец, где находилась заветная комната.
  
   Выйдя как-то от Саши, Клер столкнулась со смешным мальчишкой, нелепо одетым. Что-то особенное было в нем. Он остановился и начал ЕЕ разглядывать. Так ЕЕ еще никто не разглядывал. В его глазах было столько восхищения, что сердце у НЕЕ учащенно забилось. ОНА любила по утрам, не спеша, расчесывая свои шикарные каштановые волосы, рассматривать себя в зеркале.
  
  Клер прекрасно знала себе цену. В последнее время, добившись всеобщего обожания, ОНА с удивлением обнаружила, что парни смотрели на НЕЕ либо с откровенно похотливым взглядом, либо, убедившись в бесплодности своих попыток, смотрели с откровенной злостью и цинизмом. Поэтому за четыре года проживания в студенческом общежитии Клер научилась замыкаться в себе, не обращая внимания на окружающих ЕЕ самцов. Больше всего ЕЕ раздражало, что и Саша после трех лет общения перестал смотреть на НЕЕ с восхищением. Теперь он рассматривал ЕЕ как потенциальную собственность.
  
  
  
  Встреча вторая.
  
  
  
   Степ как все первокурсники посещал военную подготовку в институте. Курс студента института можно было определить по его стрижке. Студенты третьего курса и дипломанты ходили 'волосатыми', остальные были коротко подстрижены. Длина стрижки не должна была превышать одного сантиметра. В то время это воспринималось студентами как личное оскорбление.
  
   И вот, подстриженный по мерке военных, ругая, на чем свет про себя на военную кафедру, благоухая 'высококачественным' тройным одеколоном, выйдя из парикмахерской по соседству с общежитием, Степ столкнулся лицом к лицу с Клер и ЕЕ парнем. Они его заметили и, посмотрев на 'ощипанного цыпленка', дружно рассмеялись. Степу было обидно до слез.
  
  
  
  Встреча третья.
  
  
  
   Степ стал регулярно посещать учебную комнату в общаге - там занималась Клер. Он часами мог сидеть позади Клер за столом учебки и рассматривать ЕЕ стройную фигурку, делая вид, что занимается. Клер поражала Степа огромной усидчивостью. За столом ОНА сидела всегда прямо - никогда, даже после многочасовых подготовок Степ не видел ЕЕ развалившейся на стуле. Во многом благодаря Клер, Степ отлично сдал первую сессию.
  
  Однажды после занятий в учебке, Клер встала, и Степ увидел краем глаза красную полоску на ЕЕ икре. У НЕЕ была такая же кровь, как у всех - ЕЕ нога затекла. Появился Саша и они, перешучиваясь, убежали вместе, держась за руки. Степ завидовал Саше. В то время Клер даже и не смотрела в сторону Степа.
  
  
  
  Первая разлука.
  
  
  
   Весной после защиты Саша уехал, и Клер стала изменяться. ОНА улыбалась Степу при встрече. ЕЕ улыбка была такой искренней, что ему хотелось прыгать от радости. Иногда они встречались в кафе. Вначале они сидели за разными столиками. Сидели и украдкой подсматривали друг на друга. У Степа не хватало смелости сесть с НЕЙ за один стол, так как он боялся показаться ЕЙ навязчивым. Потом Клер при встречах начинала обмениваться с ним какими-нибудь пустяковыми фразами. Затем через некоторое время их уже стали замечать сидящими за одним столиком. Изредка они встречались на переговорном пункте. ОНА звонила в Таллин, а Степ к себе домой. Степ наивно предполагал, что Клер родом из Таллина и звонит себе домой. Степ напрочь забыл о существовании Саши. Так проходили дни, и Степу стало казаться, что Клер ищет встречи с ним. Он и сам стал искать повод для встречи с Клер. В кафе теперь он приходил ровно в 17.00, потому, что именно в это время я в первый раз встретился здесь с Клер. Он звонил домой после 23.00, т.к. у него было больше шансов увидеть здесь Клер. С мая Степ стал отмечать на календаре, сколько раз видел Клер в день. В июне Степ решил объясниться в любви с Клер. Повторяю, решил, но не объяснился. Клер уехала в Таллин. Степ впервые побывал в ЕЕ комнате. Об отъезде Клер Степу рассказала живущая с НЕЙ в комнате девчонка.
  
  
  
  Встреча четвертая.
  
  
  
   Четыре дня спустя Степ наконец-то увидел Клер, но что-то настораживающее появилось в ЕЕ взгляде. К этому времени Степа назначили начальником радиоузла общежития - он проводил все дискотеки и отвечал за всю технику. Клер попросила, и Степ перенес к ней в комнату общественный телевизор. Да и что не мог сделать Степ ради Клер? Достать звезду с неба - пожалуйста. Этот день стал одним из самых счастливых дней для Степа. Он договорился с Клер на 23.00. Степ стоял на улице и думал о Клер. Он заметил, как ЕЕ стройная фигурка промелькнула в направлении переговорного пункта. Клер оглянулась - Степ догадывался, что ОНА искала взглядом его. Степ договорился о встрече с сестренкой. Клер увидела Степа, их глаза встретились - и сделала вид, что не заметила. ОНА спешила - это видно было по ЕЕ походке. В первый раз Степ не пошел за НЕЙ, так как знал, что ОНА вернется, и они поговорят. Клер возвратилась спустя несколько минут. В это время Степ стоял в кустах сирени и разговаривал с парнем из общежития. Ужасно скучный тип. Клер проходила мимо Степа и вдруг резко обернулась в его сторону - их глаза встретились, и они оба блаженно заулыбались. Господи - это была ЛЮБОВЬ, это было видно невооруженным глазом!
  
   Степ тут же забыл о разговоре с парнем, и они с Клер пошли в общежитие. Со стороны это выглядело, что Степ сопровождает Ее величество королеву Англии. Он пропустил ЕЕ вперед, открыв перед НЕЙ двери. Они шли рядом, вид у них был безобразно счастливый. Все видевшие их думали, что нет более гармоничной пары в общежитии, чем Степ с Клер. Степ говорил, его прорвало, он не мог выговориться. Он говорил ей о таинстве мироздания, о далеких звездах, на которых живут такие же существа как мы, о вселенной, которая велика и прекрасна. А Клер слушала его, затаив дыхание. Ей никогда еще ни один парень не рассказывал ничего подобного. Незаметно для самих себя они поднялись на третий этаж и уже час стояли у окна в конце коридора, не заходя в комнату. Время остановилось для них. Клер покорила искренность Степа. Она с удивлением заметила, что в этом 'зеленом' первокурснике есть что-то, от чего хочется жить, смеяться, плакать. Им было, что сказать друг другу.
  
  Три последующих дня Степ провел абсолютно безмятежное время. Целыми днями он учил химию, а вечером приходил смотреть телевизор у Клер. Но несмотря на кажущуюся близость его отношений с Клер, он почувствовал, что их отношения больше не разовьются. Степ предчувствовал приближение финальной фазы его связи с Клер. Это был тот порог, за который ОНА никогда не спуститься, а он не сможет подняться в их отношениях. При их встречах практически всегда кто-нибудь присутствовал: либо парни из комнаты Степа, либо девчонки из комнаты Клер. Им никак не удавалось остаться наедине. Степ звал ЕЕ в кино - Клер всегда отказывалась, ссылаясь на занятость и т.д.
  
  
  
  Вторая разлука.
  
  
  
  Развязка наступила на четвертый день. Перебирая почту, Степ случайно увидел почтовую открытку из Ашхабада, адресованную Клер, в которой бабушка поздравляла ЕЕ с переездом в Таллине на новую квартиру, со свадьбой и передавала привет законному супругу. Мир рухнул для Степа в ту же минуту. Степ понял, что потерял Клер... Он решил броситься под электричку. Она ехала прямо на него - машинист увидел Степа очень отчетливо, начал тормозить - скорость в городской черте была не очень большая. Метров за пять до поезда Степ спрыгнул на обочину. Электричка остановилась двумя метрами дальше.
  
  Степ начал настраивать себя, что завтра, когда он сдаст злополучную химию - начнется новая жизнь - без Клер. Испытывая глубочайший транс, он сел в такси и, объехав за 3 рубля пол-Ленинграда, приехал к своей сестренке. Степ хотел ей все рассказать, но у нее тогда было веселое настроение, и он не решился его испортить. Сытый - голодного не поймет! Степ ни в чем ее не обвинял, ему просто показалось неуместным в тот момент рассказывать о своих переживаниях. В эту ночь Степ практически не сомкнул глаз.
  
  На следующее утро он успешно сдал химию, правда, на экзамене с ним приключился конфуз. Степ упросил группу пропустить его вперед и, написав ответы на три вопроса в билете, облокотился о парту и заснул. Преподавательница просто "просто выпала в осадок" от такой наглости - она думала, что Степ списывает, но, убедившись в том, что он просто спит, быстренько отпустила его, практически не мучая.
  
  
  
  Встреча пятая.
  
  
  
   Выйдя из института, Степ буквально столкнулся с Клер. ОНА была необычайно весела. ЕЙ хотелось гулять с ним - Степ почувствовал это. И он не смог ЕЙ отказать, потому, что безумно ЕЕ любил. Они пошли пешком в общежитие. О признании в любви теперь не могло быть и речи. Степ не мог выдавить из себя ни слова, горечь поражения душила его. Клер ждала от него признания, а он молчал. Ему вдруг показалось, что ОНА сейчас бросится ему на шею, и они объясняться, что не могут жить друг без друга. Но этого не произошло. Чуть позже он взял себя в руки, осмелел и стал спрашивать ЕЕ о Саше и о Таллине. Степ смотрел ЕЙ прямо в глаза.
  
  Клер ничего не понимала. ОНА ждала признания, а вместо этого ЕЙ приходилось отвечать на неприятные, дурацкие вопросы Степа. Степ спросил ЕЕ - хочет ли ОНА в Таллин? Клер ответила уклончиво, что для того, чтобы попасть туда, ЕЙ нужно выйти замуж за Сашу.
  
  Степ не смог рассказать Клер о том, что видел злополучную открытку от ЕЕ бабушки. Им нужно было срочно объясниться, но Степ вдруг почувствовал страшную усталость после экзамена, бессонной ночи и этих разговоров. Ему вдруг стало все безразлично и захотелось забыться, побыть наедине со своими мыслями. Они расстались.
  
   Придя в общежитие и отдохнув пару часов, Степ решил поговорить с Клер. Но Клер обиделась на зарвавшегося мальчишку и отказалась разговаривать. Степ с Владом выпил впервые в своей жизни бутылку водки. Он звал Клер (у них было сухое вино), но ОНА не пришла. Смешно говорить, но если бы ОНА пришла, Степ не притронулся бы к спиртному и понял, что Клер его любит и открытка недоразумение. Тогда он решил напиться. Поскольку бутылка была одна, он пил ее понемногу с минеральной водой, чтобы захмелеть наверняка. Однако его рассудок так и не отключился в тот вечер.
  
   После несостоявшегося разговора со Степом настроение у Клер тоже улетучилось. Ей было неприятно его предложение участвовать в рядовой студенческой попойке да еще в чисто мужской компании при посторонних. ОНА твердо решила подавить свои чувства и больше не встречаться со Степом.
  
  
  
  Третья разлука.
  
  
  
  На следующий день 12-ти часовым утренним поездом Клер уехала в Таллин. После ЕЕ отъезда Степ, тщательно взвешивая каждое слово, впервые написал ЕЙ письмо-признание в ЛЮБВИ, в котором прощался с НЕЙ и желал счастья с Сашей. Все то, о чем он не смог сказать ЕЙ накануне, выплеснулось в письме. Еще спустя два дня Степ сел на поезд и уехал к себе домой. Степ был благодарен судьбе, что повстречал Клер. Он впервые испытал на себе эйфорию неимоверно счастливого человека. Он любил, и был любим. Все, что было до этого, потускнело... Обычно он знакомился с интересными девчонками и тут же терял их, практически не жалея и не вспоминая об этом.
  
  Однажды, когда Степ впервые попал к Клер и сидел за ЕЕ столом, ОНА хотела ему что-то сказать и обратилась: "Стэ...п!" Она сказала это так нежно и так мягко, как может сказать любящий человек. Любила ли ОНА его тогда?
  
  Любила ли ОНА вообще его когда-нибудь?
  
  Часто Степ встречал ЕЕ на улице, и ОНА чувствовала его присутствие. Он это точно знал, много раз замечал, как Клер начинала, еще не видя его, оглядываться по сторонам. Заметив Степа, ЕЕ глаза моментально реагировали: либо они печально улыбались, либо, смущенные прямой встречей с его газами, начинали смотреть куда-нибудь вдаль. В начале их знакомства Клер не могла или не желала испытывать прямой взгляд Степа, затем ОНА постепенно научилась не отводить глаза. И ему это было необычайно приятно.
  
  
  
  Встреча шестая.
  
  
  
  Осенью Степ возвратился в Ленинград. Теперь Он студент второго курса, а Клер - дипломантка. Степ узнал, что Клер живет в общежитие, и отчаянно захотел ЕЕ увидеть. Но вместе с тем ему было невероятно страшно - он открылся ЕЙ в письме, а ОНА ничего ему не ответила. Степ ходил по наиболее часто посещаемым ЕЮ местам, но так и не увидел ЕЕ. Зайти же первым в ЕЕ комнату ему снова не хватало сил.
  
  И вот наконец-то он встретился с НЕЙ на кухне. Клер сидела и разговаривала с какой-то незнакомой ему девчонкой. Клер посмотрела прямо в глаза Степу. Теперь уже Степу стало не по себе от ЕЕ колючего взгляда. Они поздоровались и Клер снова "ушла с головой" в какой-то пустяковый разговор с собеседницей, абсолютно не замечая, Степа. Степу почему-то стало ужасно стыдно перед НЕЙ за письмо. Наверное, он выглядел нелепо... Клер ничего больше не сказала Степу, не улыбнулась, как это бывало раньше, и не выразила в своем молчании никаких чувств. Степ повернулся и вышел. Степ просто задыхался без Клер - он начинал внутренне роптать, что написал ЕЙ такое категоричное письмо. Но что сделано, не вернешь, да и все равно рано или поздно необходимо было поставить точки над "і".
  
  В свою очередь Клер увидела 'наглого' мальчишку. ОНА была довольна его жалким видом. Все его чувства были написаны у него на лице. Она решила, что Степ сполна получил за ЕЕ унижения...
  
  
  
  Встреча седьмая.
  
  
  
   Примерно через неделю Степ встретил Клер вместе с Сашей. Как это ни странно он не почувствовал абсолютно никакой ревности к Саше. Степ посмотрел ему в глаза, пытаясь понять, рассказывала ли Клер ему о письме и их со Степом отношениях. Однако Сашины глаза не выразили ни презрения, ни ненависти и вообще ничего по отношению к Степу. Потом Степ увидел их двоих на кухне. О, Боже! Клер улыбнулась ему и сказала: "Здравствуй!" ОНА смотрела Степу прямо в глаза. ЕЕ улыбка была такой задиристой, такой манящей, что Степ почувствовал себя сразу же очень сильным. В ту минуту он совершенно не замечал (или не хотел замечать) присутствие Саши - для него существовала лишь Фрези Грант и никто больше.
  
  Как приятно было снова увидеть Клер!
  
  
  
  Встреча восьмая.
  
  
  
  Степ с Владом шли по улице, а навстречу шла Клер. На НЕЙ был белый плащ. ОНА шла с непокрытой головой. Волосы распущены, какие у НЕЕ прекрасные темно-каштановые волосы. Лицо ЕЕ было очень бледное. ОНА прошла мимо него и ослепительно улыбнулась... Степ смотрел ЕЙ прямо в глаза. ОНА тоже. Как же он был безнадежно далек от НЕЕ!
  
  
  
  Встреча девятая.
  
  
  
  Потом Степ видел Клер еще несколько раз в институте и в общежитии. На этот раз ОНА не улыбалась ему при встрече. ОНА только здоровалась с ним и упорно смотрела ему в глаза. В общежитие Клер появлялась в районе кухни раз пять, но так ничего не сказала Степу. Ему было безумно интересно знать, о чем ОНА думала в эти минуты. С каждым днем Клер становилась все загадочнее....
  
  Степ убедился, что он ЕЙ не безразличен, так как не зря ОНА все время смотрит на него и появляется в местах их встреч. Степ мучился сомнениями, но ничего не мог придумать. Это была задача со многими неизвестными и практически неразрешимая.
  
  Прошел еще один день. Никогда еще Степ не видел столько безразличия на ЕЕ лице. К тому же ОНА даже не поздоровалась с ним, а это было впервые с тех пор, как он ЕЕ узнал. Чего хотела Клер - Степу было не в силах понять.
  
  К тому же Степ понимал: начни все сначала, все опять приведет к старым и ужасно болезненным для него событиям. Клер явно не хотела терять его совсем, но целиком он ЕЙ тоже, к сожалению, был не нужен. Может быть, Клер боялась его?
  
  Раньше Степу начало казаться, что он понял, чего ОНА хотела от него. Теперь он убедился, что ничего не знает ни о Клер, ни о жизни вообще.
  
   Мы в ответе за тех, кого приручаем.
  
  Степ чувствовал одиночество Клер, но вместе с тем он чувствовал и гордыню Клер.
  
  
  
  Встреча десятая.
  
  
  
  Утром Степ снова встретил Клер у входа в кафе. ОНА буквально выскочила оттуда и куда-то невероятно спешила. ОНА, видимо, вернулась из Таллина. На НЕЙ был все тот же огненно-красный плащ. Они поздоровались. Степ снова и снова восхищался ЕЕ природной красотой. ЕЕ глаза были снова печальны. Однако Степ заметил, ОНА обрадовалась встрече с ним. Это почувствовалось в ЕЕ приветствии. Клер первая сказала Степу: "Здравствуй!" - и сказала не как-нибудь, не в спешке, а очень мягко, выразительно и при этом улыбнулась.
  
   Снова улыбнулась...
  
   Они снова посмотрели друг на друга измученными глазами и разошлись.
  
  Что-то необычное было в ЕЕ улыбке. Это была улыбка Джоконды. А может, Клер пыталась избежать встречи со Степом?
  
  В этот же день Степ снова увидел Клер. ОНА шла по другой стороне проспекта и не видела его. ОНА была неповторима.
  
  ОНА шла в светлой кофте и джинсах, которые идеально сидели как влитые на ЕЕ ножках. Вообще когда говорят, что у девушки ноги от шеи - это про Клер. На НЕЕ заглядывались почти все прохожие. Степ не решился подойти к НЕЙ, а ОНА не заметила его.
  
   Накануне Степ смотрел фильм "Зов предков", который произвел на него огромное впечатление. Степ решил для себя, чего должен добиться в жизни - должен стать сильным, выносливым и вместе с тем великодушным. Это очень трудно - так как это почти идеал мужчины, но стремиться к этому надо. Степ решил, что первым шагом для него будет испытание силы воли в истории с Клер.
  
  Степ предчувствовал длинный разговор с Клер, в результате которого все должно было встать на свои места. Однако он твердо решил, что первой заговорить должна ОНА.
  
  
  
  Встреча одиннадцатая.
  
  
  
   Заканчивался сентябрь. В отношениях Степа и Клер не было никакого прогресса. Они по-прежнему здоровались, улыбались друг другу и не более. Каждые выходные Клер уезжала в Таллин к Саше. По всем признакам их связь закончилась, так и не начавшись.
  
  И вот в последнюю субботу сентября 1974 года Степ увидел Клер вместе с Тоней. Хотя они и жили в одной комнате, но никогда не гуляли вместе. Тем более по вечерам - Степ увидел их вечером у остановки трамвая. Это было весьма странно, так как раньше Клер не особенно дружила с ней. Раньше Клер всегда уединялась, а теперь все наоборот. ОНА отступала от своих привычек, а это был уже интересный факт. У Клер что-то не заладилось с Сашей. ОНА перестала звонить в Таллин. На ЕЕ имя не приходили письма из Таллина. В общежитии все на виду - письма лежат на вахте в ячейках, соответствующих буквам. Заглянул в соответствующую ячейку и сразу все ясно. Клер перестала уезжать на субботу-воскресенье из Ленинграда.
  
   Степ не сразу заметил Клер. Наверное, потому, что он привык ее видеть одну. Клер стояла с Тоней и они пристально смотрели на Степа. Он повернулся к НЕЙ в тот момент, когда заканчивал фразу, разговаривая с Владом. Мысль осталась неоконченной. О Боже! Как ему в тот момент мешали Влад и Антонина!
  
   Клер смотрела на Степа, а он, даже не поздоровавшись с НЕЙ, смотрел на НЕЕ и что-то лепетал Владу. А Клер все смотрела и смотрела на него... Время остановилось. Потом со скрипом остановился трамвай, ОНА резко и решительно отвернулась, они вошли во второй вагон и уехали по темному и мрачному проспекту. А Степ остался, "не солоно хлебавши"... с Владом.
  
  
  
  Встреча двенадцатая.
  
  
  
  И вот наконец-то случилось то, чего Степ ждал все лето. Вечером на кухне он встретил Клер. В начале они сохраняли спокойствие, конечно поздоровались. Они застряли вдвоем у мойки, и Степ спросил ЕЕ - как ОНА живет? ОНА улыбнулась и, вдруг не выдержала и сказала ему, что его дезинформировали насчет ЕЕ замужества. Боже мой! Степ ждал этих слов с лета... ЕЙ было очень трудно это говорить Степу, ЕЕ голос дрожал, но ОНА нашла в себе силы. Это был ответ на его письмо. Степу казалось, что он никогда не получит его, а тем более не услышит его от НЕЕ. Богиня спустилась с небес - ведь это шло наперекор ЕЕ гордости.
  
   А потом все сразу же резко изменилось. Клер сказала, чтобы Степ приходил к ней пить чай и что у НЕЕ есть к нему дело. Клер упрекнула его за то, что он не заходил к НЕЙ все это время. Естественно Степ принял ЕЕ приглашение. Они пили с НЕЙ чай, говорили о чем-то несущественном и тщательно и внимательно смотрели друг на друга. И хотя в комнате находилась еще и Антонина, она им не мешала. Они говорили с Клер о музыке Джеймса Ласта, о книге "Деловая Америка", о Данииле Гранине.
  
  Потом Клер рассказывала о том, как ЕЙ было тяжело и одиноко летом. ОНА нянчила двух своих племянников. Клер тоже не могла признаться в своих чувствах к этому мальчишке. Степа поразили ЕЕ разговоры о деньгах. Клер сказала, что ЕЙ нужно много денег. ОНА мечтает о стереорадиоле "Эстония". А он сидел и смотрел на НЕЕ. Ему это доставляло гораздо большее удовольствие, чем разговоры о деньгах, которые он так и не научился ценить. Но может быть, ОНА была права насчет того, что нужно думать о будущем. Ведь что ни говори, он все-таки гораздо младше ЕЕ и, наверное, менее опытен в таких делах. Клер опять говорила о Саше, но скорее проверяя себя. ОНА говорила о нем как о каком-то родственнике. Ведь неспроста Клер подчеркнула, что ОНА не замужем! Мост между ними хоть и шаткий, но был восстановлен.
  
  Степ был готов на все ради ЛЮБВИ!
  
  Клер снова разожгла в нем такую всепоглощающую любовь, что он ничего не мог делать: все валилось из рук. Впервые за полгода он почувствовал себя счастливым. Еще год назад он не мог и мечтать о какой-либо взаимности со стороны Клер. А ведь Степ видел ЕЕ, но не мог думать о НЕЙ: ОНА была слишком недоступна для него. А теперь он свободно приходил к НЕЙ в комнату, сидел там часами, разговаривал с НЕЙ. Но почему-то у Степа не было ни капли спокойствия. Он догадывался, что все это рано или поздно закончится. Потому, что существовал Саша, о котором он абсолютно ничего не знал.
  
  
  
  Четвертая разлука.
  
  
  
  Клер снова уехала в Таллин - а это значит, что Степ не увидит ЕЕ 4-5 дней. И потом, Клер ведь дипломантка. Он совершенно не представлял, что будет с ним, когда ОНА уедет. Он полюбил ЕЕ, ему было необходимо видеть ЕЕ хотя бы раз в сутки. Каждый раз, когда он ЕЕ видел, ему хотелось от НЕЕ все большего и большего. Хотелось побыть и поговорить с НЕЙ наедине. Ему ужасно хотелось узнать, что ОНА не договорила ему по дороге из института в общежитие.
  
  Накануне вечером Степу было так хорошо, а сейчас его мучил вопрос: "А вдруг Клер опять станет такой же непроницаемой, какой он видел ЕЕ однажды на кухне?" Ему надоело слышать от НЕЕ о существовании Саши. Почему они вместе? Сейчас ОНА снова в Таллине. Степ не хотел, чтобы Клер уезжала к нему, к Саше - он знал, что ОНА уехала к нему.
  
   Степ понимал, что нынешнее продолжение истории с Клер может закончиться так же, как и летом. Причина была банальной: Степ обожествлял Клер и не мог сопоставить себя с НЕЙ на равных. Потеря же Клер сейчас стала бы для него самой большой...
  
  У Степа все валилось из рук. Он не мог уже без НЕЕ. У него опять начинался период хандры. Он уже второй день подряд пропускал лекции и практические занятия, ходил с "мужиками" в пивнушку.
  
  
  
  Встреча тринадцатая.
  
  
  
  Клер приехала из Таллина. Степ два раза видел Клер. Первый раз, когда ехал с Владом в институт на трамвае. Клер стояла на остановке совершенно одна. Клер боялась одиночества. ЕЕ притягивал этот мальчишка, но вместе с тем ОНА чувствовала огромную ответственность за него. В свою очередь Степу было ужасно жалко это прекрасное хрупкое создание.
  
   Второй раз Степ встретил ЕЕ на лестнице. Клер шла вверх. В руках у НЕЕ была бутылка вина. На НЕЙ был огненно красный плащ, на голове косынка. Степ был влюблен в НЕЕ до одурения. Вчера ОНА снова звала его к себе...
  
  
  
  Встреча четырнадцатая.
  
  
  
  На следующий день после обеда в чебуречной Степ добирался на трамвае в институт. В вагоне ехали Клер с Тоней. Поначалу он даже пожалел, что подсел к ним, так как разговор не клеился. Но потом вдруг Клер спросила об усилителе и танцах. Степ сказал, что если будет усилитель, то будут в субботу и танцы... Клер явно собиралась пойти на танцы... Тонечка при этом намекнула, что приедет "наш Санька" и что Клер будет с ним танцевать. Это было сказано Степу, чтобы он не тешил себя иллюзиями на счет предстоящих танцев. Клер не понравились слова Тони - она никому не позволяла решать за себя и ОНА отпарировала, что "Санька - не танцор". Накануне Клер просила Степа устроить в общагу ЕЕ брата - Саньку, рядового действительной службы в Зеленограде на субботу и воскресенье. Степ конечно пообещал. Теперь Степа мучил вопрос, с каким Санькой не будет танцевать Клер? Он видел, как умеет танцевать Клер с таллинским Сашей во время празднования ежегодного студенческого карнавала весной. Степа вдруг осенило, что Клер собирается танцевать с ним. Если так, то это большой прогресс, так как раньше ОНА пресекала всяческие разговоры с ним об этом.
  
   В свою очередь Клер сомневалась, можно ли было так явно показывать свои чувства этому 'непонятливому' мальчишке. ОНА перешла на открытый слог, а он все время 'опаздывал'... Клер намекала ему, приглашала к себе вечером. А Степ смотрел на НЕЕ влюбленными глазами и все. Но как он смотрел на нее: всякий раз, когда ЕЙ хотелось прогнать его - ЕЕ сердце начинало учащенно биться...
  
   Прощаясь со Степом Клер "скорчила" ему по-детски глупенькую мордашку. Степ снова почувствовал ЕЕ близость обычную земную. Степ решил собраться с мыслями и обдумать свои шансы.
  
  
  
  Встреча пятнадцатая.
  
  
  
  В этот день Степ встречался с Клер и провел в ЕЕ обществе около полутора часов. Говорили о разной житейской ерунде. Говорить с НЕЙ о чем-либо более серьезном Степ не мог: у НЕЕ в комнате находились две ЕЕ соседки: Антонина и Наталия... Степу было приятно просто так сидеть напротив, говорить о чепухе и смотреть, смотреть ЕЙ в глаза. Клер увлекалась репродукциями Леонардо да Винчи. У НЕЕ висели две огромные картины: Джоконда и Сикстинская мадонна. Знакомые аспиранты распечатали ей на широкой перфорированной бумаге в вычислительном центре. Степ радовался еще одному факту. На этот день была назначена свадьба Клер с Сашей. А ОНА здесь в общежитие - значит, свадьбу снова перенесли и теперь, наверное, до ЕЕ диплома. А это значит, что Клер свободна. И это несмотря на постоянные требования со стороны его родителей. У Степа сложилось твердое убеждение, что если Клер попадет под "крыло" Саши, то ОНА добровольно защелкнет за собой дверцу золотой клетки. Вчера Клер снова назвала его: "Степ!!!". При этом ЕЕ голос тут же осекся. Такое впечатление, что ОНА поперхнулась его именем или сказала что-то запрещенное.
  
  Степ сказал Клер, что ЕЕ свадьба с Плотниковым будет означать мгновенный разрыв всех их отношений.
  
  Клер сидела напротив и думала: Наивный мальчишка! Если бы ты знал, что такое жизнь? Кроме чувств есть еще распределение после института. Куда ехать - к себе в 'Тьму-Таракань' или роскошный Таллин? Там ведь все есть! Квартира, машина, престижная работа. Есть, конечно, и свои минусы: занудные Саша и его мать. Но ведь Степ, к которому стремилось все ЕЕ существо, ничего не мог дать ЕЙ взамен. К тому же ему осталось учиться целых четыре года. Прозябать в ненавистном ЕЙ общежитии дополнительные годы было безумием.
  
  
  
  Встреча шестнадцатая.
  
  
  
  Это был превосходный день. Сначала в институте у Степа испортилось настроение из-за комендантши общежития, которая не соизволила прийти за усилителем для танцев. Он прождал ее два часа. Потом Степ "запорол" арифметику в контрольной работе и ему поставили "тройку". Никогда еще Степ не писал так плохо и рассеянно, как вчера. Стыдно, просто жуть! Сгорая от стыда и негодования, он вышел из института, желая забыться мыслями о Клер... Выйдя на улицу Степ стал по привычке искать глазами Клер. Внезапно он увидел огненно-красную болоньевую куртку и тут же сморщился от досады - это была не Клер. Однако он чувствовал ЕЕ близость. Интуитивно Степ помчался по направлению к Большому проспекту. И вот у Карповки мелькнул знакомый красный плащ и такого же цвета косынка. Это была ОНА - его Фрези Грант. Но Фрези была не одна: за НЕЙ увязался какой-то тип. Он оживленно что-то рассказывал ЕЙ и, по-видимому, собирался ЕЕ провожать. Степ шел в пяти шагах сзади них и услышал, как ОНА сказала ему, что ЕЙ - на восемнадцатый трамвай. Тип довел ЕЕ до остановки трамвая, ОНА ему что-то сказала, и он ушел, предварительно оценив, Степа взглядом. А Степ, проигнорировав его взгляд, неотрывно смотрел на свою Фрези. Клер робко, растерянно повернулась, посмотрела Степу в глаза. А он торжествующе подмигнул ЕЙ правым глазом - Клер рассмеялась. Потом он подошел к НЕЙ. Они долго молчали... Они насыщались друг другом. Рядом ходили прохожие, проезжали трамваи. Им никого не надо было. Потом Клер, очнувшись от забытья, стала разговаривать со Степом... Оказывается, Клер ехала домой переодеться и затем снова - на курсы референтов. Степ старался быть как можно ласковее и приветливее с НЕЙ. Может быть, ОНА не хотела, чтобы он видел с этим типом. Но Степу было абсолютно на это наплевать, так как он был уверен, что кроме самой Клер у него не было конкурентов. Клер пожаловалась, что прошлой ночью у НЕЕ болели руки. Наверное, от нервного переутомления. ОНА ходила на прием к врачу, и он посоветовал принимать димедрол.
  
  И хотя Степу уже два дня не везло с учебой, он был счастлив до безумия. Клер интересовалась танцами. Значит, ОНА будет танцевать с ним.
  
  
  
  Встреча семнадцатая.
  
  
  
  На следующее утро, выходя из радиоузла, Степ увидел ЕЕ, шедшую по коридору к выходу из общежития. Он сразу же оделся и пошел за НЕЙ. Увидев, что ОНА читает газету, Степ прошел рядом, не останавливаясь. Это был его "ход конем", так как он знал, что Клер пойдет за ним. Степ пошел в кафе, он знал, что Клер непременно пойдет за ним. И ОНА пошла. Степ завтракал с НЕЙ в кафе. ОНА сидела рядом. Теперь ему было на все наплевать. Ему было наплевать, что в Таллине живет без пяти минут ЕЕ муж - Саша. Степу было наплевать, что скоро ОНА уедет. Он решил довольствоваться тем, что есть. Потому что, познакомившись с такой девчонкой как Клер, уже невозможно было жить спокойно и рассудительно. А ОНА была теперь такая "близкая и ласковая". Сегодня Клер, никого не стесняясь, всюду сопровождала его. ЕЕ абсолютно не пугало, что их видели вместе ЕЕ однокурсники и половина общежития. Степ понимал, что теперь ЕЕ у него не мог отбить никто, кроме ЕЕ самой - потому, что Клер выбрала его... Сейчас он разбил бы голову любому, кто позволил бы сказать что-либо оскорбительное о НЕЙ. Ему было хорошо с НЕЙ - ОНА отвечала ему взаимностью.
  
  Сегодня он будет танцевать с НЕЙ. Он любил ЕЕ всем, что у него было. Сегодня Клер придет - ОНА самый близкий человек в этом холодном городе на Неве.
  
  У Клер карие глаза. Степ впервые за все время рассмотрел ЕЕ лицо вблизи. Он рассматривал ЕЕ жадно и упорно, минуты три. А ОНА стояла величавая, красивая и молчала...
  
  
  
  Встреча восемнадцатая.
  
  
  
   Субботний день был полон неожиданностей. Придя из института, Степ с удивлением узнал от Влада, что Клер заходила к ним в комнату и просила его зайти к НЕЙ. Это был первый ЕЕ визит в его комнату за время их знакомства!!! Итак, это было начало.
  
  Клер попросила отнести вместе с НЕЙ проигрыватель в ателье проката, так как у НЕЕ болели руки. ЕЕ мучила крапивница... Бедная девчушка! Степ догадывался, что ЕЙ просто хотелось его видеть. Ведь достаточно было попросить любого парня в общежитии, чтобы он, бросив все, отнес ЕЙ что угодно куда угодно. Потом они ушли с НЕЙ. И опять Степ умолчал о том, что в нем накипело. Он чувствовал себя таким нерешительным в ЕЕ присутствии. Да и, кроме того, ведь существует Саша, и от этого факта некуда было деться! Клер ждала от него решительных действий. А Степ молчал и, в конце концов, это ЕЕ раздосадовало. ОНА начала рассказывать о Таллине, который Степ ни разу не видя, не любил из-за Саши и его родни. Степ не стал возражать, что Таллин хороший город. Тогда ОНА пустила в ход другой козырь: Клер рассказала о том, что в Таллине ЕЕ удерживают "его" родители. Но и это не произвело на Степа должного эффекта. Тогда ОНА сказала, что ЕЙ нужно за продуктами, отделалась от мальчишки, но пригласила на чай. Степ понял, что раунд проигран всухую. Для него это было не ново - он знал, что дело пахнет очередным разрывом. Прощаясь с НЕЙ, Степ пригласил ЕЕ на танцы, которые устраивал в нашем общежитии. ОНА ответила что-то невразумительное, и Степ понял, что сегодня не увидит ЕЕ. Вот так с НЕЙ всегда, как только дело доходит до решительных действий - он не смог очередной раз переступить заветную черту. Для него это было уже слишком знакомо, чтобы прийти в отчаяние. Теперь он был к этому подготовлен и "не собирался бросаться под электричку", как это было в июне. Степ подумал, что история повторяется. Настроение его при этом все же резко клюнуло вниз. И как Степ не старался держаться, но знакомый парень на вахте все-таки спросил, почему он такой кислый. Степ пробурчал что-то в ответ и поскорее удалился. У него начинался очередной черный период. Но все обернулось несколько другим образом - история не повторилась. Степ зашел в заветную комнату взять пластинки для танцев, но девчонки пригласили его на чай с сухим вином. Он естественно ляпнул, что, может быть, зайдет, при этом, твердо решив ни за что не заходить. Степ решил "убить" время до танцев с Владом. Но вернувшись в свою комнату, Степ обнаружил троих девиц, пришедших в гости к соседу по комнате. Попав в тягучую атмосферу пошлости, где все острили по делу и просто так, Степ решился на "сухое вино и чай". Попав туда, ему стало еще грустнее, так как вместе с Клер были Тоня и говорливая украинка тоже дипломантка. Впопыхах Степ что-то ляпнул про украинцев, но вовремя осекся, вынужден был признаться, что он ее земляк. В общем, проговорил какую-то чушь. Ему было тяжело в их компании и, допив рюмку, он откланялся, пригласив Клер танцевать. ОНА отмахнулась, придумав что-то на ходу. Он соответственно тоже что-то сказал по поводу своего ухода и вышел. В 21.00 Степ запустил на полную мощность новый усилитель ТУ-100 и начал танцы. Часам к десяти начали собираться люди. Некоторые попытались влезть ему в душу, но он вышвыривал их оттуда, как котят. Ему было ужасно одиноко. Пришел Влад и увлекся одной из девиц. Степ не танцевал. Он ждал Клер.
  
   Заиграла ритмичная музыка - кровь у Степа разыгралась. Он ворвался в ней в комнату и бросил Клер: Леди! Мне скучно среди этого стада баранов! Пойдем танцевать?
  
  Клер извинилась вежливым отказом. ОНА готовила доклад на студенческую конференцию. Но одета Клер была явно для танцев.
  
  Степ, конечно, это заметил, но не придал этому особого значения. Он вышел от НЕЕ, считая, что его слова не произвели на НЕЕ никакого впечатления. Да к тому же Клер снова была не одна - с НЕЙ сидела аспирантка. Он ушел из 78 комнаты как побитая собака... Но не только он так себя чувствовал...
  
   Прошло некоторое время, и Клер появилась на танцах. К этому времени в общежитии скопилось приличное количество посетителей. ОНА знала, что на танцах всегда больше девчонок, но пришла...
  
   Степ просто опешил от неожиданности. Для него это был просто крик души. Он подумал, что Клер решила подразнить его и пришла не к нему, но тут же убедился в обратном. Клер, минуя всех присутствующих, подошла и уселась рядом со Степом. Они сидели близко, кричали друг другу какие-то слова - ничего не было слышно из-за ревущего усилителя. Степ чувствовал ЕЕ тепло. Он положил руку на ЕЕ плечо - ОНА не сопротивлялась. А музыка ревела, потом нежно плакала. Клер решалась на танец со Степом, но что-то ЕЙ мешало. Какой-то подвыпивший мужик подлез к НЕЙ, приглашая танцевать, но ОНА посмотрела на него испепеляющим взглядом, и он отстал от НЕЕ. Время от времени Степ переставлял бобины на общественном 'Маяке-202'. Он оставлял ЕЕ на несколько минут, но когда возвращался, Клер терпеливо его ждала. Степ сидел рядом с этим хрупким цветком, который может очень больно уколоть, если к нему дотронется чья-то грубая рука. Затем к нам подсел Серега К. Он учился на том же факультете, что и Клер, но на год старше. Степ чувствовал, что Сергей к НЕЙ тоже прикипел, но в этот вечер Клер не оставляла никому выбора...
  
  Если бы Степ мог хотя бы на минуточку представить, что творилось в это время в милой головке, сидящей справа от него. В голове у Клер был полный разброд. Все ЕЕ существо рвалось наружу. ОНА очень хотела танцевать с этим мальчишкой, но жесткое внутреннее 'Я' каждый раз останавливало ЕЕ. ОНА уже твердо решила не причинять ему боли, но при этом все происходило как раз наоборот. Ей было ужасно обидно за свои годы, прожитые в этом общежитии, за шесть лет сплошной зубрежки. Кроме того, ОНА до сих пор не решила, как быть с обязательствами перед Сашей.
  
  В тот вечер Степ так и не танцевал с Клер, так как не хватило времени. ОНА появилась на танцах в 23.20, а в 24.00 танцы закончились. Вначале Клер отказывалась танцевать, но в конце ЕЕ прорвало, и ОНА сама просила Степа танцевать с НЕЙ. Но в общежитии существует железный порядок - музыка должна быть выключена в 24.00 и за выполнение этого пункта отвечал Степ. И хотя он не танцевал с НЕЙ в тот вечер - ОНА была ему близка как никогда. В нем вновь проснулся рыцарь, способный завоевать сердце любимой девушки.
  
  
  
  Встреча девятнадцатая.
  
  
  
   Этот день, вопреки всем своим уверениям, Степ проиграл. Он убедился в собственном бессилии и робости. У него не хватило смелости признаться Клер в своих чувствах. А ведь для этого были все условия. Степ не попал к себе в комнату и сидел вдвоем с Клер у НЕЕ в комнате. Они сидели в комнате и молчали... Вернее молчал Степ, а Клер ждала от него действий. Степ чувствовал, что должен все сказать ЕЙ сразу или молчать. Его язык вдруг стал деревянным, он смотрел на НЕЕ, внутри бешено колотилось сердце, он собирался с мыслями. Клер все это время делала вид, что читает журнал, время, от времени поглядывая в его сторону. Когда он наконец-то собрался - дверь открылась, пришла какая-то девчонка и уселась посреди комнаты. Ох уж эти общаги! Все на виду, никогда не можешь себе даже представить, кто появится следующим акте. Степ "потерялся", собрался и ушел.
  
   Второй раз он увидел ЕЕ вечером, когда шел в радиоузел. В ЕЕ глазах были: тревога, жалость. Неужели все закончилось? ОНА уезжала в Таллин...
  
   Днем Клер читала свой доклад на СНК, хотя Степ не нашел ЕЕ фамилии в программе конференции.
  
  
  
  Пятая разлука.
  
  
  
  Итак, Клер уехала, а Степ снова остался один... И конечно, он ЕЙ снова ничего не сказал. Более того, даже не попрощался с НЕЙ... А это было откровенное хамством с его стороны. Но он абсолютно ничего не мог поделать с собой - его организм не подчинялся его сознанию. Клер сама делала шаги на встречу Степу, а он отступил из-за своей нерешительности. Это было каким-то наваждением.
  
  Господи! Не из-за него ли Клер решила купить туфли на высокой платформе, чтобы быть немного повыше, хотя у НЕЕ идеальный рост для девчонки. Степа огорчали ЕЕ периоды беспредельной близости к нему сменяющиеся какой-то внезапной жесткой отчужденностью. В такие минуты он боялся ЕЕ. Может быть, из-за этого страха и все-таки разницы в возрасте он до сих пор не признался ЕЙ в любви. Но ведь Клер все прекрасно знала, ведь ОНА получила его письмо и, очевидно, оно ЕЕ тронуло. Иначе, почему до сих пор продолжалось ЕЕ знакомство со Степом. Но тогда почему же так болела старая разодранная рана? Клер должна была понять, что, в конце концов, не Степ, а ОНА должна ответить на его вопрос. С кем быть? Быть обеспеченной будущим с нелюбимым Сашей или броситься в океан любви с сомнительным второкурсником без будущего? С такими невеселыми мыслями шел Степ в комнату Клер узнать - когда ОНА вернется?
  
  Степ вошел в комнату и ... застал там Клер. О, Боже! Это просто прекрасно. Степ спорол какую-то чушь о теор.мехе, что ему мол нужно сдавать его к следующему четвергу. Клер сказала, что сегодня уезжает ... в Таллин. Степ был рад проститься с НЕЙ ... даже это было ему приятно. Он спросил ЕЕ, когда ОНА вернется в Питер. Клер ответила, что в следующую пятницу. Затем ОНА сказала, что вернется только из-за брата, которого хочет увидеть, а иначе бы не вернулась...
  
   Боже мой! Если бы Степ хотя бы чуточку мог себе представить, что творилось в душе у Клер. Вся душа ЕЕ боролась с самой собою. ОНА не хотела, не желала ни Саши, ни его родителей, ни этого успевшего надоесть меленького мещанского Таллина. Там все было не так как в Питере - не было просторных проспектов, не было столичных дворцов. Но даже не это было главное - там не было русского духа, не было таких дорогих ЕЙ простых русских людей - искренних в своих чувствах. Там была очень красивая Чухония - чужая, неприветливая, в которой каждый русский чувствовал себя иностранцем. Этот мальчик сам того, не зная, сумел всколыхнуть в НЕЙ заснувшие чувства. Он рассказывал ЕЙ совершенно о другом мире, знакомым ЕЙ с детства, существовавшем где-то в глубине ЕЕ подсознания. Клер временами ненавидела Степа: за его нерешительность, за то, что он сам того не подозревая, разбудил ЕЕ, нарушил ранее запланированную жизнь. До его появления в ЕЕ жизни ЕЙ было все предельно ясно: успешная учеба в институте, удачный брак, хорошее распределение и перспективы добротной семейной жизни. Степ нарушал все ЕЕ представления об этом.
  
  Степу снова было тяжело и одиноко... Ведь две недели он не увидит Клер, и все это время ОНА проведет в обществе Саши. Степ начал обманывать себя тем, что теперь ЕЕ чувства к нему будут проверены расстоянием. Если Клер его действительно любит, то по приезде из Таллина ОНА будет по-прежнему тепла. Клер не умеет скрывать своих чувств. ОН поймет это сразу же. Но Боже! Как побороть свою нелепую нерешительность? Клер уехала с мыслями о его нерешительности. Степ опять начал бояться потерять ЕЕ. Уж лучше бы было ничего не начинать с НЕЙ. Ведь должна же ОНА, наконец, понять, что ОНА нужна ему полностью, частично ОНА его уже не устраивала. Для этого ЕЙ нужно было порвать либо с Сашей, либо с ним. Но ведь Саша застраховал себя обязательствами с ЕЕ стороны, которых Клер вероятнее всего не сможет расторгнуть. Или может быть, ОНА боится остаться одна и поэтому ведет себя нерешительно.
  
  
  
  Первый сон Степа.
  
  
  
   Степ заснул и ему приснился сон. Странный такой...
  
   Снилась ему Клер... Он был с НЕЙ в каком-то старом замке с многочисленными окнами, дверями и ставнями. Они были абсолютно одни. Они лежали с НЕЙ на широченной кровати. И Степ запомнил: ЕЕ тело было очень холодное. ОНА прижималась к нему всем своим хрупким существом, и он медленно отогревал ЕЕ. Он очень хорошо запомнил ЕЕ всю: маленькие худенькие ручки, прекрасные покатые плечи, ЕЕ пушистые волосы, от запаха которых он даже во сне одуревал. Потом они долго и сладостно целовались с НЕЙ, сжимая друг друга в объятьях. Степ почему-то отлично помнил ЕЕ большие карие глаза, смотрящие на него вблизи. Затем он запомнил ЕЕ мягкие и нежные щеки, которые он перецеловал в своем дремлющем сне. А потом Степ бил какого-то мужика. За что бил не припомнил, но это было так приятно, так как он чувствовал, что бьет его за Клер. Потом снова Клер ... нежная и ласковая, поддающаяся, совсем не такая как в жизни. ОНА была такой живой. ЕЕ можно было согреть теплом своего тела. Это была его девчонка, у которой глаза блестели, которая молчала, но была полностью с ним.
  
   А после этого он проснулся, и сразу же захотел размозжить себе голову понимая, что это был лишь сон, а не действительность. Потом начиналось все сначала - он опять возвращался в реальную жизнь, которая постепенно начинала осточертевать ему со всеми своими деталями, потому что в ней не было одной "детальки" - Клер, которая только что была бы рядом, и была бы тепла с ним.
  
   "На Западном фронте без перемен!" - иронически назвал свой роман Ремарк. Вот примерно такое же положение было у Степа и Клер. Степ чувствовал приближение взрыва, который решил бы все их проблемы ... сразу, мгновенно, окончательно. Потому, что невозможно им после того, что было между ними, после обоюдных мук и переживаний, не разрешить данную проблему. Он чувствовал, что рано или поздно скажет ей все. Тем более что он становился все более и более подготовленным ко всяким неожиданностям в ЕЕ ответах. Правда эффект неожиданности был пропущен Степом безвозвратно. Наверное, это даже к лучшему, так как у НЕЕ будет время обдумать все тысячу раз, не сделать промаха или ошибки. Хотя он подозревал, что Клер уже давно все решила и обдумала за это лето и осень. Может быть, хотя он тоже в этом не был уверен, так как в последнее время ЕЕ поведение было весьма неконкретно, впрочем, также как и его....
  
  
  
  Встреча двадцатая.
  
  
  
  И вот наконец-то Клер вернулась. Степ зашел в ЕЕ комнату утром, для того, чтобы до ЕЕ приезда повестить картинку, которую они с Владом скопировали, увеличив масштаб изображения. На картинке в режиме контрастного фото была изображена целующаяся обнаженная пара в стиле Родена. Степ никак не ожидал, что ОНА приедет так рано в пятницу. Вид у Степа был интересный, его лицо было слегка опухшее после сна. Он ввалился туда с такой физиономией. Клер очень обрадовалась его приходу. Странно ОНА так умела забывать обиды. Эта черта характера была особенно приятна в НЕЙ. Степ отдал ЕЙ картинку, а заодно и коробку с канцелярскими кнопками, которая была в его руках. Клер медленно из руки в руку взяла кнопки, их пальцы соприкоснулись, а глаза вообще не отрываясь, смотрели на Степа. Ох, до чего же ОНА была близка ему в такие минуты. В эти минуты в ЕЕ глазах можно было увидеть океан страсти и любви. Они медленно потянулись друг к дружке, и тут Степ с досадой увидел, что Клер не одна в комнате. Они поговорили о чем-то, и Степ ушел. Для начала ему было достаточно увидеть ЕЕ, чтобы вновь почувствовать себя сильным и решительным. Его также обрадовал факт ЕЕ досрочного приезда в пятницу, причем самым ранним поездом. А ведь брат приезжал только в воскресенье. Вечером того же дня Степ снова видел Клер, но ничего существенного между ними не произошло, кроме того, что вечером ОНА снова звонила в Таллин. Завтра вечером будут танцы, на которые обязательно придет Клер - иначе и быть не может ...
  
  И вообще Клер заявила Степу, что собирается все октябрьские праздники провести в общаге.
  
   Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция - 7 ноября!
  
  
  
  Встреча двадцать первая.
  
  
  
  Итак, суббота была непредсказуемой во всех отношениях. Настроение Степа менялось как осенняя погода в Питере. Страсти накалились до предела. После утреннего визита к Клер Степ, окрыленный ушел в институт, но сбежал со второй половины второй пары. Ему не терпелось как можно быстрее снова увидеть Клер. Каково же было его потрясение, когда, вернувшись в общагу, он узнал, что к Клер приехал Саша. У входа в общежитие стоял микроавтобус с эстонскими номерами. Степ сразу догадался, что это Сашина работа. Затем он попутно узнал, что немецкое землячество с разрешения деканата по работе с иностранцами арендовало на сегодняшний вечер красный уголок, и танцы отменяются. Все встало против него. Для Степа наступили несколько часов глубочайшего транса. Он уехал бесцельно пошататься по Питеру, чтобы обдумать свое положение. На Невском проспекте Степ зашел в какую-то забегаловку, выпил 200г сухого вина и чуть-чуть повеселел. Он успокоил себя тем, что ничего страшного еще не произошло. Пошатавшись по Ленинграду, Степ вернулся в общежитие и стал доделывать начатый с Владом усилитель. Так они и занимались, хотя, честно говоря, у него все валилось из рук. Внезапно в дверь постучали. На пороге стояла Клер. ОНА была слегка навеселе. Клер сказала, что к НЕЙ приехали друзья и ЕЙ нужен усилитель. Степ с Владом как раз закончили его. Клер как будто чувствовала, когда нужно прийти за ним. Но дело было не в усилителе. ОНА пришла в самую нужную минуту... Наверное, ОНА почувствовала, как Степу нужно было ЕЕ присутствие, и ОНА второй раз за все время зашла к нему комнату. Клер понимала, что Степ не мог зайти к ней в комнату при Саше. К вечеру они там видно здорово перебрали, потому что чуть позже я увидел покачивающегося Сашу, шагавшего по направлению мужского туалета. А потом Степ увидел Клер еще раз. Было уже за полночь. ОНА снова зашла к нему в комнату. Причем ОНА была уже "очень хороша" и облокотилась на Степа всем своим прекрасным тельцем.
  
  Степ не мог и не желал такого счастья. Он не мог воспользоваться моментом. Это было против его воли. Поэтому он аккуратно, бережно подхватив под локоточек свою возлюбленную, отвел ЕЕ в родные пенаты.
  
  Подробности этого вечера Клер вспоминала с трудом. Вначале пили шампанское, потом традиционный 'Vana Tallin' и в конце сухое вино. Саша, сорвавшись с катушек, запивал все это водкой. ОНА помнила только отвратительно пьяного Сашу, который выпив лишку и 'проблевавшись' в мужском туалете, рухнул у НЕЕ на постели. ЕЙ было одиноко, противно. ОНА, чувствуя подступающие призывы тошноты, каким-то непонятным образом оказалась у комнаты мальчика. ЕЙ ужасно хотелось его в этот вечер, ОНА была готова на все. Но голова у НЕЕ начала кружиться, и ОНА безопасно упала в объятия Степа. Степ нежно с любовью проводил ЕЕ до дверей комнаты в которой храпел пьяный Саша. Клер переночевала в соседней комнате у знакомой аспирантки. Несмотря на сильнейшую головную боль Клер встала рано утром, приняв с утра душ, разбудила Сашу и выдворила его из общежития.
  
  
  
  
  
  Встреча двадцать вторая.
  
  
  
  В воскресенье утром Степ узнал интересную новость: Саша уехал из Ленинграда на 'своем' таллинском микроавтобусе. Клер по-прежнему относится к нему радушно и с видимой боязнью потерять его... Степ принес ЕЙ усилитель и две пластинки. В комнате Клер ничего кроме большого количества пустых бутылок не напоминало о вчерашнем вечере. Полы были чисто вымыты, на столе была чистая скатерть. Девчонки пригласили Степа обедать вместе с ними, но он вежливо отказался.
  
  И вот он снова был у них и долго беседовал с Клер, правда, снова в присутствии Тони. Вначале они дружно отбивали днища у бутылок для подсвечников, а потом слушали музыку. Клер потихоньку начала подкалывать Степа, дескать, с его деловитостью быть бы ему председателем студсовета (высший "студенческий" чин в общежитии). Это был явный намек на то, что Степ, а не Клер - главный тормоз в их отношениях. Потом Клер начала упрекать Степа в нерешительности. Еще бы - он до сих пор не мог опомниться после визита Саши. Но ведь на 7 ноября ОНА остается с ним, а не с Сашей. Ведь это замечательно. Значит, Клер все-таки любила его. Затем ОНА четко подметила, что смех у него какой-то нездоровый. В это время Степ смеялся над самим собой. Он четко представил Сашу, увозящего его Клер на этом эстонском автобусе. Клер тоже все это время боролась с крапивницей на нервной почве. ОНА сама ему об этом рассказала. Потом Клер впервые (пусть косвенно) призналась Степу, что любит его. Это был намек - он уже привык понимать ЕЕ намеки. ОНА сказала, что лицо человека делается прекрасным, если смотреть через красное стекло ... и смотрела на Степа.
  
  Глубочайшие чувства к Клер переполняли Степа, но при этом ему не хватало то времени, то мешали бесконечные свидетели, то Саша, то сама Клер и, наконец, он сам себе. Степ пригласил ЕЕ на танцы 6 ноября в красный уголок. Он сказал, что поставит рок-оперу "Иисус Христос" - персонально для НЕЕ. Ему показалось, что Клер придет. И тогда он непременно будет танцевать с НЕЙ. Ему нужно всего полчаса побыть с НЕЮ наедине и тогда ОНА увидит всю его "деловитость".
  
  
  
  Встреча двадцать третья.
  
  
  
  Итак, время было упущено... Степ снова потерял Клер... Он понял, это дважды посетив ЕЕ сегодня. Утром он встретил Клер в коридоре. ОНА увидела его по отражению в зеркале, развернулась в его сторону и поздоровалась. Степ шел по коридору с "кудрявым". Его прозвали так за строение волос на голове. В голове у Степа все екнуло внутри, ему хотелось рвануть за НЕЙ, но он этого не сделал из-за проклятого чувства собственного достоинства. И, наверное, этим очень ЕЕ обидел. Клер не привыкла к такому обращению. Это был последний луч угасающего солнца. Когда Степ зашел к НЕЙ после обеда, в ЕЕ разговоре начали присутствовать постоянно: "Саша сказал, Саша сделал и т.д." Раньше этого никогда между ними не было. Теперь Степу показалось, что ОНА говорит это из обиды, от зависти по утраченной свободе. Клер водрузила между ними защитный заслон в виде Саши, а Степ вместо того, чтобы сломать его как спичку, начал сам затухать. Соответственно затухала и Клер. Свершилась маленькая трагедия: двое влюбленных нашли друг друга, постояли рядышком, посмотрели друг на дружку и разошлись... Причиной того, что Степ не мог объясниться с НЕЙ, были его постоянные мысли о свадьбе Клер и Саши.
  
  Почему же все его действия заходили в тупик в присутствии Клер или когда он слышал имя - Саша у НЕЕ? Что произошло за последних несколько часов? В Клер боролись чувства, приезд Саши и нерешительность Степа добивали ЕЕ. У НЕЕ не хватало решительности бросить Сашу. Слишком неопределенной вырисовывалась ЕЕ дальнейшая судьба в случае романа с этим мальчишкой. В конечном счете, Степ становился игрушкой в ЕЕ руках. ОНА мучительно взвешивала, пытаясь решить или придумать продолжение СВОЕЙ судьбы и судьбы этого мальчишки. ЕЙ было мучительно жаль его. ОНА не хотела его бросать, но понимала, что рано или поздно ЕЙ придется это сделать.
  
  В свою очередь Степ пытался обмануть самого себя. Жить только настоящим мало, нужно было думать о будущем. Если его нет - не выйдет и настоящей жизни... А его не было...
  
  Степ начинал понимать, что перелом в их отношениях уже наметился и произойдет в ближайшие часы.
  
  
  
  Встреча двадцать четвертая.
  
  
  
  Утром, когда Степ прикреплял колонку в красном уголке к стене вместе с Кудрявым и еще одним парнем. Внезапно появилась Клер. ОНА грациозно направилась прямо к Степу. Клер улыбнулась ему своей безупречно-искренней улыбкой и спросила, будут ли 6 ноября танцы. Степ мгновенно спрыгнул со стола и пошел к НЕЙ и сказал, что обязательно будут... О, Боже! Он снова был счастлив... Ему было хорошо! Ему хотелось смеяться.
  
  Влад сказал ему главные слова, которых он так ждал от кого-то. Он сказал Степу, что необходимо помешать свадьбе Клер. Степ ожидал, что друг посоветует ему забыть Клер как можно скорее, попытаться заняться чем-нибудь или что-нибудь в этом духе. Предложение Влада ошеломило Степа, он будто бы прочитал вслух его мысли. Ведь Степ столько передумал об этом.
  
  Вечером Степ зашел в ЕЕ комнату, под предлогом найти место для Людмилы, девушки Влада, приехавшей из другого города. Клер там не было. Степ для приличия поболтал с девчонками и ушел. Поздно вечером, когда Клер все еще не было, Тонечка загадочно намекнула ему зайти в соседнюю с ними комнату. Он зашел туда и без проблем договорился с монголкой Иминой насчет места для Людмилы. Степ тревожился за Клер. ЕЕ все еще не было...
  
   Влад с Людмилой пошли устраиваться... Возвратившись, Влад сказал Степу, что в той комнате его ждет Клер. Степ, обезумев от счастья, помчался в комнату. Там он встретил Клер. ОНА попросила ключ от радиоузла, так как ЕЙ надо было что-то шить ... (ночью)? Степ конечно отдал ЕЙ ключ и сказал, что отдал бы ЕЙ все что-угодно...
  
  Степ спросил Клер, не нужна ли ЕЙ помощь? Но ОНА вежливо попросила его не мешать ЕЙ - у НЕЕ срочная работа. Вчера с Клер происходило что-то странное. ОНА ходила по городу с Иминой, хотя до этого, он никогда не видел их вместе. ОНА всю ночь шила в радиоузле...
  
  
  
  Встреча двадцать пятая и шестая разлука.
  
  
  
  И вот наступило 6 ноября. В этот субботний день в общежитии Степ устраивал грандиозные танцы. Он ожидал их все - там должно было произойти нечто экстраординарное.
  
   Все люди когда-нибудь умирают... Наверное, печальная любовь хотя и горька, как полынь, но все же глубже и полнее счастливой любви. К сожалению человек, устроен так, что он полнее ощущает утраты в жизни, чем счастье... Счастливые дни пробегают незаметно, а горькие - врезаются своими цепкими когтями в душу и держат ее в тисках... История с Клер дала Степу возможность почувствовать себя в моменты экстрима предельно счастливым. И хотя после этих мгновений он потом очень жестоко страдал, но счастье того стоило. Он понял из всей этой истории, что не стоит шутить с ЛЮБОВЬЮ. ЛЮБОВЬ - это необычайно хрупкое создание, которое можно легко обидеть, раздавить и которое потом очень трудно восстановить, возродить.
  
  После обеда Степ проведал Клер, чтобы увидеть, что она шила ночью и разузнать - не изменились ли ЕЕ планы насчет танцев. Войдя в комнату, он остановился зачарованный. На Клер была новая юбка - плод ЕЕ ночных стараний. Юбка потрясающе сидела на ЕЕ стройной фигурке - узкая длиннющая юбка до пола из красного в клетку материала. Клер блаженно улыбнулась и спросила: "Ну как?" Степ ответил: "Восхитительно!" имея в виду Клер, Клер, Клер и ЕЕ юбку. Да ОНА была хороша в любых одеяниях. Правда ему не нравиться ЕЕ синий домашний халатик - в нем Клер многое теряла...
  
  После этого ОНА сразу же сообщила ему, что уезжает в Таллин сегодня вечером. Это, конечно, очень огорчило Степа, но нисколько не удивило. Он уже привык к ЕЕ внезапным решениям и выходкам... При этом Клер улыбнулась, но улыбка у НЕЕ при этом получилась какой-то жалкой. Он как всегда в таких случаях буркнул ЕЙ что-то и поспешил удалиться из комнаты. Потом он видел ЕЕ несколько раз в коридоре. ОНА печально смотрела на него и ничего не говорила. Так всегда бывало перед ЕЕ отъездами.
  
  Около 22-х часов зная, что Клер скоро поедет на вокзал, Степ решил дождаться ЕЕ в коридоре и если удастся - обменяться парою слов. А в это время красный уголок сотрясался от звуков обещанной рок-оперы "Иисус Христос". Народ неистовствовал, а он стоял и терпеливо ждал... Клер появилась неожиданно. В это время Степ разговаривал с девчонкой из студсовета, вернее она что-то у него выпытывала, а он думал о Клер. Ему захотелось, во что бы то ни стало хоть на секундочку остаться наедине с Клер... Увидев Клер, он мгновенно отключился от окружающей обстановки, но поговорить им так и не дали. Мешал рев музыки и обилие народа.
  
   А ОНА слегка кивнула ему и направилась к выходу. И тут в нем проснулась такая решительность, какой он еще никогда не чувствовал в себе... Степ бросился за НЕЙ, не замечая ничего кроме своей цели... Он выскочил разгоряченный в одной рубашке. Холодный осенний ленинградский воздух обжигал его, но он казалось, не заметил этого. Степ догнал ЕЕ на улице. От волнения и холода Степа начал бить озноб. Его зубы предательски застучали.
  
  Ветер пронизывал насквозь. В переулке перед общежитием было темно и неуютно. Горечь предстоящей разлуки давила Клер. ЕЙ все было неприятно. Веселящаяся публика накануне праздника. Поездка в уже ненавистный ЕЙ Таллин. Билетов накануне праздников не было - пришлось взять билет в общий вагон. Предстоящая ночь в смраде вонючего вагона...
  
  Клер мгновенно все поняла... ОНА попросила мальчишку одеться и сказала, что подождет. ЕЕ удивили его глаза, полные отчаяния и решимости. Никогда ОНА не видела его таким. Степ мгновенно слетал в общежитие, оделся, забыв оставить Владу, ключ от радиоузла, в котором играл магнитофон для танцев. Он кубарем вылетел из общаги. Сначала он не увидел Клер и его охватил панический страх, но затем он заметил ЕЕ в пяти шагах от себя. Степ догнал ЕЕ, молча взял у НЕЕ сумку и пошел рядом, пытаясь восстановить нормальное дыхание. Клер не остановила его, за что он был ЕЙ очень благодарен. Степ проводил Клер до трамвайной остановки. Здесь они и разговорились. ОНА понимала, что сейчас этому мальчику в таком состоянии можно говорить только правду. Ложь он не примет. Клер рассказала ему об упреках, о настоятельном требовании приехать со стороны матери Саши, о том, что ОНА не знает, как ЕЙ поступить. Похоже, Клер оправдывалась перед ним за свой скоропостижный отъезд.
  
   Подошел ЕЕ трамвай. Расстаться просто так они уже не могли. И они поехали... Клер даже не спросила Степа, зачем и куда он едет. В трамвае Степ постепенно успокоился, согрелся и почувствовал себя намного свободнее. ОН оторвал два билетика для них - ЕЕ оказался "счастливым". ЕЙ было хорошо с ним - он это знал.
  
  Клер спросила, почему он, устраивая дискотеки, не ходит сам на них? Степ ответил ЕЙ: Потому, что там нет ТЕБЯ...
  
  Клер пристально посмотрела ему в глаза и конечно все поняла. Странно, рассказывая о своем отъезде, Клер заявила, что не хочет туда ехать, разве что там можно наесться вдоволь. Это прозвучало как-то иронически и печально. В конце концов, Степ не выдержал и сказал, что не может жить без НЕЕ...
  
  Клер иногда, сама того не подозревая, бывает очень жестокой. ОНА предложила Степу посещать танцы, ходить в кино и вообще веселиться. Для него это прозвучало больнее всего. Как только он начинал говорить о НЕЙ, Клер сразу же вставляла что-нибудь о Саше. Тогда там, у Кировского моста, ему вдруг захотелось убежать от НЕЕ куда-нибудь подальше, только бы не слышать ЕЕ разговоры о том, как ОНА ездила на Сашиной машине. Потом Клер рассказала, что "по дурости" ОНА не вышла замуж две недели назад и что за это на НЕЕ очень злиться Сашина мать.
  
  Зачем Клер травила Степа этими разговорами?! От безысходности? Но ведь свадьба еще не состоялась и еще не поставлены все точки над "і"... Они ехали бесконечно долго. Клер была измучена - это было видно. ОНА не знала и не могла ничего сейчас предложить этому мальчику.
  
  Степ спросил, не был ли он слишком навязчив по отношению к НЕЙ? В ответ Клер заметила, что все понимает, и что принимает его как друга. Но ведь это чушь и ОНА прекрасно это понимала... Они ехали трамваем до Варшавского вокзала, время как будто остановилось, но в мозгу у Степа звучали слова из песни В.Высоцкого:
  
   "А счетчик щелк да щелк!
  
   А все равно - в конце пути придется рассчитаться!"
  
  В общежитии были сорваны танцы, огромное количество знакомых видели Степа, ринувшегося вдогонку за Клер. А ОНА оставалась по-прежнему такой же холодной, впрочем, может быть чуточку теплее, чем раньше. Потом он посадил ЕЕ в общий вагон, который был битком набит людьми. Несмотря на это Степ все же ухитрился освободить ЕЙ сидячее место. Как? Не в этом суть!
  
  Прощались они странно... Степ посадил ЕЕ у окна. Клер смотрела в другую сторону.
  
  Потом ОНА медленно повернулась в его сторону....
  
  Клер посмотрела на него печально и сказала:
  
   "Человек не должен быть рабом своего настроения! "
  
   Впрочем, это касалось их обоих...
  
  В вагоне было полно народу и темновато, но он увидел слезы в ЕЕ глазах. Клер мучительно улыбнулась Степу и молча протянула руку. Он трепетно прикоснулся к ней и напролом, не оборачиваясь, почти выбежал из вагона... Наверное, Клер смотрела ему в след, но он этого не видел.
  
  После этого Степу было уже наплевать на все дальнейшее. Жаль, что ОНА не отдала ему свой счастливый билетик, он сделал бы из него талисман. Степ понял, что разговоры Клер о деньгах - это прием, с помощью которого ОНА пытается либо отогнать его, либо проверить его личные качества. Ведь, в сущности, ЕЙ также как и ему наплевать на деньги - Степ это понял. Ведь он же сказал ЕЙ, что из-за него сорвались праздничные танцы в общежитии, и ОНА поняла его порыв и не отослала обратно.
  
   ** Благодаря усилиям Влада Степ вышел сухим из всей этой истории с танцами. Владу удалось с помощью грубой силы вскрыть радиоузел, и танцы были продолжены. По возвращению Степа в общагу его не "растерзала" разгневанная толпа.
  
  
  
  Встреча двадцать шестая.
  
  
  
   Прошло долгих и томительных десять дней. Наконец Степ снова увидел Клер. Ему было горько и обидно, что ОНА опоздала на целый день. Клер заканчивала ужинать в кафе, а он стоял в очереди и смотрел на НЕЕ. Клер почувствовала взгляд и медленно повернулась. Степ, собрав всю свою выдержку и силу, улыбнулся ЕЙ вместо приветствия. Но странно, на ЕЕ лице не было чувства удовлетворения жизнью. Клер не сумела улыбнуться ему в ответ. Очевидно, ОНА тоже была не в себе все эти дни...
  
   Клер закончила ужин и, повернувшись к нему спиной и не махнув рукой, вышла из кафе. В эту минуту, ОНА думала о Степе, а он ел, не спеша, так как знал, что Клер все равно дождется его где-то у входа в кафе. Степа согревала мысль, что Клер вернулась, что Саши нет в Питере, и что ОНА обязательно его дождется. Он решил продлить наслаждение ожидания встречи с НЕЙ. Ведь Саша Сашей, а с ним - со Степом, пусть на мгновение, а ОНА - его. Эти мгновения принадлежали только ИМ вдвоем и никому больше.
  
   Потом Степ вышел из кафе, чуть не попав под трамвай... А ведь Клер шла где-то сзади, незаметно - он чувствовал это своей спиной. У входа в общежитие Клер догнала его. Видимо Степ слишком "сладко" улыбнулся ЕЙ в кафе. Клер по всей вероятности почувствовала зависть к его "беззаботности" и решила поиздеваться над ним. ОНА спросила его: Ты что "обедаешь" в кафе? - намекнув тем самым, что он больше никуда не ходит. Ну что же у Клер всего с избытком, кроме умения скрывать свои чувства, которые выплеснулись через край... ОНА снова издевалась и вообще была ужасно несправедлива по отношению к Степу.
  
  И все же Степ набрался храбрости и пошел в ЕЕ комнату. Ему не хотелось туда идти. Он уже почувствовал, что ранка затягивается, но ему не давали покоя печальные глаза Клер. Когда он вошел, Клер не было. Степ сел решать задачку по теоретической механике с одной из девчонок, живущих вместе с Клер. Он легко нарисовал ей фигуру, получающуюся при перпендикулярном пересечении двух цилиндров одинакового диаметра. Когда Степ закончил, вошла Клер. От неожиданности ОНА вздрогнула, а потом, придя в себя, начала его травить. Наверное, Клер вспомнила проводы на Варшавский вокзал. Клер знала все его уязвимые места и била по ним. Заговорили об учебе, и ОНА пожалела, что не училась в Политехе, так как уже бы окончила институт (в их институте учились 6 полных лет, тогда как в большинстве вузах страны - 5) и уехала бы... (к Саше). О чем Степ мог с НЕЙ после этого говорить - повернулся и ушел. Позже он встретил Клер в коридоре по дороге на кухню и попросил резинку. Ему надо было сдавать курсовой проект по теормеху. ОНА, конечно, дала, при этом, даже не взглянув на Степа.
  
  Степ не понимал, то ли это было раздражение, то ли ревность. Порою, Клер была так близка к нему, что готова броситься на шею, а потом раздражалась до крайности. Он чувствовал ЕЕ тоску и безысходность. ОНА просто вскипала, после того как он не заходил к НЕЙ пару дней. Степ и раньше замечал в Клер приступы ревности, но никогда не думал, что они могут достигать такой силы. Хотя впрочем, ревновать его сейчас было не к кому - Клер прекрасно знала, что все его мысли сейчас были только о НЕЙ.
  
  Потом Клер рассказала Степу о том, что Леночка (есть у нее такая) сшила себе точно такую же юбку. Более того, Леночка сшила ее из точно такого же материала и такого же покроя. Клер была в ярости. Выйдя из ЕЕ комнаты, Степ по дороге в радиоузел услышал ЕЕ перепалку с Леночкой по поводу юбок. Степ был очень расстроен разговором с Клер. Но когда услышал их перепалку и представил себе ругающуюся Клер, его прорвало. Он стал громко хохотать в коридоре, надрываясь от смеха. Ему вдруг представилась возможность отрезвить свою голову от хмурых мыслей, и он не замедлил воспользоваться ею. Его смех наверняка услышала Клер!
  
  
  
  Встреча двадцать седьмая.
  
  
  
  Итак, Клер продолжила (или Степ начал - в этом теперь сам черт не разберется) вести свою старую политику. ОНА пыталась показать Степу или доказать СЕБЕ, что они вообще незнакомы. ОНА избегала смотреть ему в глаза. Но Степ слишком хорошо изучил ЕЕ повадки. Теперь он мог сказать это абсолютно точно. Степ знал, что это всплески накопившейся безысходности. Вначале его пугали сверкающие в ЕЕ глазах искры неприступности и недоброжелательности. И вот сегодня он кровно ЕЕ обидел - в ответ на ЕЕ отчаяние, Степ рассмеялся, открыто и нагло. Правда, это был крик его души. Степ мстил ЕЙ за лето, за ЕЕ ненаписанное ему письмо, за ЕЕ холодность и замкнутость, за Сашу. Ведь как только он начинал с НЕЙ разговор о нас - Клер мгновенно вспоминала Сашу. Наверное, поэтому у Степа не хватало решимости сказать ЕЙ все сразу и начистоту... Собственно говоря, он никогда не знал как вести себя в ЕЕ присутствии. Сплошной экспромт.
  
   Сегодня он снова издевался над НЕЙ жестоко. Причем все это было абсолютно против его воли и желания. Он шел из столовой, а ОНА стояла на углу общежития и кого-то ждала. Не его ли? В сторону Степа Клер даже и не смотрела... Степ шел навстречу и смотрел на ЕЕ профиль. И в первый раз за все время Клер не повернулась ему навстречу, хотя чувствовала его приближение (он это знал). При этом ОНА и не двинулась с места... Просто стояла посреди дороги и ... делала вид, что не замечает никого. И тогда он легонечко свистнул - ему нельзя было этого делать. Это наверняка обидело и оскорбило ЕЕ. Клер все также безучастно продолжала стоять, не замечая и не слыша его. Тогда Степ остановился как вкопанный в полуметре за НЕЙ и стал молча разглядывать ЕЕ затылок. Когда до Клер дошло, что он готов стоять так до второго потопа, ОНА обернулась, и, сделав вид, что только что заметила Степа, поздоровалась с ним, глядя прямо в глаза. Ему надо было остановиться, поговорить с НЕЙ о чем-либо, вместо этого Степ нагло улыбнулся и пошел, уже не глядя на НЕЕ, в общежитие. Когда через несколько минут Степ спускался по своим делам - ЕЕ уже не было.
  
   Потом примерно через час Степ встретил Клер у Карповки, там, где он так часто ЕЕ видел. ОНА шла по другой стороне улицы, посмотрела на него ничего не выражающим взглядом и пошла дальше.
  
   А Степ шел подругой стороне и радовался жизни. Он бы из принципа не подошел в ту минуту к Клер. Он торжествовал. Он вызвал в НЕЙ прилив ревности, доказывающий, что ОНА его любит и что это не его фантазия. Ну что же это была достойная победа - Клер. Теперь он понимал - Клер любила его, и он любил Клер, но их судьбам не суждено было слиться воедино.
  
  Вечером Степ снова увидел Клер - его запасы злости и холодности окончательно растаяли. Он ведь понимал, что это ревность - Клер тоскует без него. Степ снова разбередил рану. Сейчас ему было бы гораздо легче, если бы Клер уехала из общежития, думая только о Саше, и не зная его. Тогда совесть Степа была бы чиста. А так получается, что он отбил ЕЕ у Саши, но, забрав при этом ЕЕ душу, оставил ему ЕЕ тело. Это звучало очень грубо, но отражало суть дела.
  
  Вечером Клер решила не испытывать больше Степа и сама немного "унизилась". ОНА одела свою красную "мантию" и ждала Степа на кухне. Их хронометры совпали и они встретились. Это была взаимная телепатия. Собеседником на кухне у НЕЕ был Шеваров - старый пень (25 лет!!!). Клер сдалась перед Степом сразу же без боя, в ЕЕ глазах были необыкновенная нежность и глубочайшая грусть. Почему у НЕЕ становилось таким бледным лицо, когда ОНА печалилась? В такие минуты Клер становилась еще прекрасней. Красота Клер была вообще неповторима и трудно описуема! Степу иногда становилось страшно перед ней - красота ее была какая-то неземная... Он был просто ошеломлен ЕЕ контрастами: внешняя неприступность и вместе с тем внутренняя слабость.
  
  Клер не оценила по достоинству его летнего письма - теперь это было ясно... Потому, что если бы ОНА действительно любила Степа и приняла бы его мысли о Баське (роман Ежи Стефана Ставинского 'Пингвин'), то он давно был бы с НЕЙ рядом, и ОНА бросилась бы ему на шею. Очевидно, они с НЕЙ были разные...
  
  
  
  Встреча двадцать восьмая.
  
  
  
  Они снова встретились с Клер на кухне. Опять то же молчание, но на этот раз Степ нарушил его первым. Он спросил ЕЕ о брате. Клер сказала, что Санька не приехал, но обещал сбежать "в самоволку" вечером. Потом ОНА попросила Степа съездить за сухим вином - он конечно согласился. Потом Степ искал для НЕЕ сухое вино и не найдя того, что ОНА просила, купил другое.
  
  В общежитии Степ встретил ЕЕ брата с приятелем. Собственно говоря, Степ его таким точно и представлял. Они с ним сразу нашли общий язык. Степ снова сидел в комнате вместе с Клер и ЕЕ братом. Разговор состоялся сложный.
  
  Первая тема: история с юбкой. Клер заявила, что ОНА свое время уже отгуляла и пусть теперь вместо НЕЕ погуляет Леночка. Потом ОНА, слегка захмелев, начала говорить такие вещи, от которых и вовсе шел мороз по коже.
  
  Клер заявила: Жизнь - смешная!
  
  Степ ЕЙ: Нет, жизнь жестокая!
  
  ОНА опять: Смешная! А сама при этом чуть не плачет. И к нему ни на шаг... Степ подсаживался к НЕЙ, а ОНА срывалась с места и начинала полуистерически танцевать, извиваясь при этом, как подстреленная лань. Тогда Степа охватила такая досада за себя и душащая жалость за Клер, за покалеченную им и Сашей ЕЕ судьбу!..
  
  В эту минуту Степ понял, насколько сильна ЕЕ любовь и как жестоко он обошелся с НЕЙ. Клер хоть и сказала, что пьяна, но на самом деле голова у НЕЕ работала очень четко. Слова ЕЕ били тяжело и увесисто и по себе и по Степу. Сегодня, несмотря на его настойчивость, Клер принципиально держалась в стороне от него. Степу так и не удалось хотя бы раз потанцевать с НЕЙ. При этом смех ЕЕ был явно истерическим, Клер была на грани нервного срыва - ОНА готова была расплакаться в любую минуту. Клер буквально чудом ухитрялась держать себя в руках. Это ЕЙ удавалось благодаря издевательствам над ним. Степ молча, стиснув зубы терпел эти "побои", так как знал, что они заслуженные и все это результат ЕЕ нервного стресса.
  
   А в это время в голове у Клер крутились совершенно другие мысли. Она с омерзением вспоминала свою близость с Сашей. Это был просто акт, ни о какой любви не было и речи. Бедный мальчишка! Он такой искренний, чистый - зачем ОНА ему...
  
  У Клер все время возникала мысль выгнать его пусть грубо, но честно. А потом ОНА смотрела ему в глаза и видела такую любовь: до этого ЕЕ никто так не любил. В его глазах была такая глубина чувства, такая преданность. ОНА была бы рада быть побитой им, только бы он не молчал. От этого молчания у НЕЕ начинались нервные приступы, отсюда и эта проклятая крапивница, не дающая ЕЙ спать по ночам. ОНА мучилась жестоко. Под глазами появились неисчезающие тени, вокруг глаз на когда-то гладкой коже появились предательские морщинки. Боже мой! ЕЙ ведь только двадцать два...
  
  ОНА не могла сейчас приблизиться к этому мальчику, ОНА была противна сама себе. ЕЙ жутко хотелось, чтобы этот вечер поскорее закончился, чтобы все ушли, и ОНА осталась одна.
  
  В этот момент Степ выкурил две свои первые сигареты, которые, кстати, не произвели на него никакого впечатления после всего пережитого за это время. Милая Клер! Почему ТЫ не вмешалась, не остановила его? Далее было много еще всяких сцен, от которых хотелось повеситься. Сегодня он начал курить. Степ незаметно стащил с полки фотографию Клер - школьницу.
  
  Потом Степ увел Сашку "Афонова", так звала его сестра, в радиоузел и стал расспрашивать его обо всем, что он знает о Саше и о Клер. Оказывается, с Сашей он вообще не был знаком, но заочно его не любил. Степ не стал докапываться.
  
   В восьмом классе Клер влюбилась в одного парня... Они любили друг друга до беспамятства. А потом парень разбился на мотоцикле. С тех пор Клер как будто подменили. ОНА часто грустила. Степ спросил Афонова, что сейчас происходит с Клер. Он в ответ только недоуменно пожал плечами и сказал, что служит в армии и ничего не знает о ЕЕ личной жизни. Тогда Степ сказал ему, что у него золотая сестренка и, что ЕЕ нужно оберегать от всяких 'Саш'. Он что-то пробурчал в ответ, но, по-моему, до него дошел смысл сказанного.
  
  Ночью Степ никак не мог заснуть. Не помогало ничего. От двух таблеток димедрола он страшно мучился... У него поднялась температура, лоб покрылся испариной - сон заменился тяжелым забытьем и мрачными мыслями о будущем.
  
  На следующее утро Степ несколько раз заходил в ЕЕ комнату, пытаясь поговорить с Клер. Теперь он понимал, что сама ОНА к нему уже не придет, а какими словами можно было ЕЕ убедить - он не знал. Надо было, во что бы то ни стало суметь сказать ЕЙ те самые главные слова, которые на НЕЕ смогут подействовать. Иначе Клер окончательно запутается и наделает кучу глупостей...
  
  Степу казалось что, нужно идти напролом, нужно во чтобы то ни стало вырвать ЕЕ из мещанской среды Саши. Ну же! Последнее усилие, независимо от того, сколько оно отберет у него сил, спокойствия и нервов. То, что он вчера закурил - это конечно глупость, но вчера Степ находился в состоянии глубочайшего стресса. Так прошел еще один день, не принесший никаких изменений... Степ ловил Клер, открыв все карты, но его снова постигла неудача. Он постоянно заходил к НЕЙ в комнату, но ЕЕ там не было. Клер ушла в город прожигать жизнь. Заниматься ОНА тоже очевидно не могла после вчерашних событий.
  
   О Господи! Как им было тяжело... Степ просил девчонок передать Клер, чтобы ОНА обязательно нашла его по возвращению в общежитие. А потом были долгие мучительные часы ожидания у себя в комнате. Степ ходил, как "зомби", болезненно реагируя на каждый стук в дверь. Заходили все кто угодно кроме НЕЕ. Три раза приходил сосед Петя, девчонки из соседних комнат и т.д. и т.п. Нервы его снова были на пределе. Потом он понял, что Клер не придет, и выкурил свою четвертую сигарету... Степа охватил страх за Клер, и он около часа прождал ЕЕ на вахте. И вот ОНА пришла. Он хотел поговорить с НЕЙ, но ОНА снова была не одна. Опять не одна!?? К тому же ОНА слишком быстро проскочила мимо него, обменявшись с ним своим грустным взглядом.
  
  
  
  Встреча двадцать девятая.
  
  
  
  И вот, наконец, Степ встретил Клер одну... ОНА ходила звонить домой во Фрунзе, а он шел следом. Клер видела его. Это, по-видимому, ничуть ЕЕ не удивило. Клер уже привыкла к выходкам Степа.
  
  ОНА спросила, будет ли он звонить домой? А он посмотрел на НЕЕ и сказал, что пришел не для этого. Ему тоже надоело играть комедию. Степ сказал ЕЙ, что ему не понравилось ЕЕ поведение в субботу. Он сказал Клер, что ОНА очень жестока по отношению к нему. Далее Степ сказал Клер, что пора жизнь начинать по-новому, что пора жить, а не существовать.
  
  Его слова не произвели на Клер ровным счетом никакого впечатления. ОНА либо пропустила их мимо ушей, либо давно уже пришла к такому же мнению. Тогда Степ сказал ЕЙ, что ОНА еще совсем не начинала жить. Клер промолчала в ответ, но он понял, что эти слова задели ЕЕ за живое.
  
   Что было потом? Потом было все как всегда. Клер поговорила с родителями. Затем Степ провожал ЕЕ в общежитие. Он сказал ЕЙ, что ему снова попался счастливый билетик в автобусе, а ОНА ответила ему, что не верит ни в какие счастливые билетики и вообще больше ни во что. Тогда Степа прорвало. Он ответил ЕЙ, что стремится к простому человеческому счастью. И что если человек ни во что не верит, то это так полчеловека, который не живет, а существует. Степ не выдержал и назвал Клер прожигательницей жизни...
  
  И вот теперь перед ним стоял мучительно сложный вопрос:
  
   Что делать? Как еще можно спасти Клер?
  
   Вывод напрашивался сам собою... Ему нужно жениться ... жениться на Клер! Сейчас только это могло их спасти.
  
   И в связи с этим Степа мучили неразрешимые вопросы:
  
   Сможет ли он сделать Клер счастливой?
  
   Справится ли он с нахлынувшими трудностями?
  
   И все же это был, по его мнению, единственный вариант разрешить их судьбу.
  
   Вчера он выкурил свою пятую сигарету... Что дальше?..
  
   На следующий день Степ пропустил две пары.
  
  Мысли у него были тяжелые, беспросветные.
  
  Тьма свинцовая и ледяная лезла в душу...
  
  Что он будет делать дальше? Как будет жить?
  
  Ведь он не мог жить без Клер - это было ясно как божий день.
  
  Жить, зная, что в Таллине погибает с нелюбимым человеком его девчонка!
  
  Ведь это была просто жуть какая-то... Земля существует миллиарды лет...
  
  Неужели из-за разницы в какие-то четыре года института, два человека, нашедших друг друга, которые зажгли огонь еще одной большой всепоглощающей ЛЮБВИ в своих сердцах - не могли быть счастливы на этой Земле?
  
  Почему им нельзя было быть вместе, если они так любили друг друга?
  
   Неужели уже ничего нельзя было сделать, изменить, не вернуть Клер???
  
  От этих мыслей жить не хотелось. С потерей Клер для него переставали существовать смысл всего: институт, общежитие да и жизнь в целом... Он должен был сделать ЕЙ предложение - чем быстрее, тем лучше для Клер и для него... Да здравствует, ЛЮБОВЬ!
  
  
  
  Седьмая разлука.
  
  
  
  Время неумолимо двигалось вперед. Степ уже четыре дня не видел Клер. Она куда-то пропала, но он чувствовал, что ОНА здесь в Ленинграде. Сейчас Степ понял, что их встречи с Клер у телефонов и в кафе не были случайностью. Конечно, иногда они сталкивались неожиданно, но в большинстве случаев их встречи были преднамеренными. Степ отчетливо понял, что не только он искал встреч с Клер, но и ОНА с ним.
  
  Теперь, впервые за все время, он начинал ощущать, что сейчас Клер искусственно избегала случайных свиданий с ним. В конечном итоге история с Клер уже закончилась, а Степ пытался ее продлить. Но эти попытки были явно искусственные - теперь они не приносили никаких результатов.
  
   Все закончилось... Внутри пустота. Никто его больше не интересовал. Поведение его стало неестественным... Он устал... У Степа куда-то сразу пропал весь его заряд физических и моральных сил. Сейчас он представлял собой безвольный кусок теста, который трудно было сформировать во что-либо конкретное и почти невозможно где-нибудь приспособить. Пора на свалку.
  
   Единственная отрада осталась для него - фотография Клер, которую он похитил в субботу.
  
  
  
  Встреча тридцатая и восьмая разлука.
  
  
  
   Степ ошибался - оказывается, Клер уезжала в Таллин. Впервые ОНА не сообщила об этом Степу. Сегодня он увидел ЕЕ на кухне. Клер была в джинсах и в своей неповторимой коричневой кофте. Ему особенно нравилось, когда ОНА так одевалась.
  
  Клер смотрела прямо на него - в глазах ЕЕ было столько страдания и печали. А ведь ОНА еще вчера приехала из Таллина. Клер сообщила Степу, что он понравился ЕЕ брату. Просила написать ему письмо.
  
  Клер рассказывала Степу о красном свете. ОНА смотрела Степу в лицо и говорила, что красный свет украшает лица. А потом, когда Клер перерисовала подаренную Степом и Владом картинку, ОНА раскрасила контуры парня и девушки красным цветом. И это все после разговоров о красном и о цвете лиц...
  
  ОНА сегодня снова звала его к себе.
  
  Целый день Степ носился по институту, учеба в конце семестра была нешуточная, и кроме этого он вынужден был вечером присутствовать на заседании студсовета общежития. Он не смог прийти к Клер в такое время, чтобы застать ЕЕ одну. Время было снова утеряно, и он снова курил и курил... А потом, когда Степ с Владом и Кудрявым пили чай, внезапно раздался стук в дверь, и вошла ОНА, ослепительно красивая и улыбающаяся ... снова улыбающаяся.
  
  Снова Клер ждала от Степа большего, чем он мог ЕЙ дать. Честно говоря, он ни о чем не мог говорить, так как падал с ног от усталости...
  
   И как результат на следующий день Степ снова и снова подвергался пыткам со стороны Клер. Степ зашел в ЕЕ комнату и просидел там полчаса, глядя на Клер. Он просто сидел и смотрел, как ОНА гладит белье. Степ чувствовал, как ОНА мучительно борется сама с собой. ОНА молчала - у НЕЕ уже не было сил грубить Степу. Клер пыталась сказать Степу что-нибудь веселое, но это выглядело печально и неестественно. Зато ее девчонки - Антонина и Наташка смотрели на него "волчицами". Ну да ему было наплевать на них.
  
   Степ ждал от НЕЕ главных слов. Он чувствовал, что ОНА хочет ему что-то сказать, но не решается. Наконец Клер сообщила ему, что снова уезжает в Таллин - у Саши день рождения. И после этого, уже с чувством облегчения ОНА снова заговорила о Саше: "Саша сделает, Саша проявит и т.д."
  
  Степу стало ужасно не по себе от этого заявления и он, сказав ЕЙ: "Жизнь прекрасна и удивительна!", встал и удалился.
  
  Он поклялся больше не переступать порог этой комнаты.
  
  В тот же вечер Клер уехала в Таллин. Степ принципиально не вышел попрощаться с НЕЙ.
  
   Ночь... Тишина... Влад спит, повернувшись лицом к стене. Сегодня в их комнате все усердно трудились, кроме Валерочки. Влад рисовал Иисуса Христа, Степ делал печатную плату для цветомузыки, Федот решил сделать на спор за ночь курсовой проект. Валерочка уехал с Танечкой в Москву. Сегодня Степ с превеликим трудом купил себе брюки в Гостинном двору, а то ему не в чем было появляться на людях. Стыдно, черт возьми!
  
   Вчера Степ отправил письмо Саньке, брату Клер. Степ просил у него совета, не зная, откликнется ли он на этот призыв. Санька сразу понравился Степу. Простой парень с открытым сердцем в отличие от Клер.
  
   Впереди предстояли Октябрьские праздники в общежитии. Из-за НЕЕ он не поехал домой на серебряный юбилей свадьбы своих родителей. А Клер все не было... Наверное, ОНА осталась там на все праздники. А жаль! Ему очень хотелось видеть ЕЕ снова и снова...
  
  Степ решил, что на праздники напьется до полного отключения. Он решил проверить себя на верхний предел, хотя это было и глупо. Он знал, что все будут веселиться, а что делать без Клер - абсолютно не представлял...
  
   Ведь ОНА его, его и еще сто раз его!
  
  Единственная! Почему же ЕЕ все нет и нет?
  
   Степ взмолился: Любимая, ненаглядная - спаси меня! Ведь ОНА одна могла вернуть его к жизни, отучить пить и курить. Ему сказали уже две девчонки, что он наглеет прямо на глазах. Сейчас Степ мог сказать что угодно кому угодно. Он начинал отупевать от тоски по Клер. Сегодня он слушал с Владом песню "О, моя, желанная" и она буквально ошеломила Степа искренностью чувств, любовью и добротой. Вместе с тем, ему было ужасно обидно:
  
  За себя,
  
  За Клер,
  
  За то, что у них с НЕЙ ничего не вышло,
  
  За то, что Саша все-таки победил его,
  
  За то, что он начал пить, курить
  
  И все остальное.
  
  
  
  Встреча тридцать первая.
  
  
  
   Степ сидел на подоконнике 3-го корпуса института в глубоком раздумье. Время большого перерыва между парами.
  
  Мимо сновали студенты, неторопливо проходили аспиранты - им в отличие от студентов можно было не спешить. У них не было сессий, время от времени они сдавали отчеты по НИС. Те из них, кто имел хотя бы малейшее представление о том, чем занимаются, делали это без труда. Как в любом научном учреждении большинство становилось аспирантами ради желанной кандидатской и будущего благополучия. При этом некоторые даже не представляли себе суть проблемы, по которой им предстояло защищаться. Позднее на третьем курсе Степ работал по НИС на кафедре с одним арабом-аспирантом. Им предложили исследовать адгезию различных металлов для микроэлектроники. Проблема состояла в том, чтобы найти металл или сплав для металлизации в микросхемах. Применяемое золото пробы 99,99 было дорого, Al не оправдывал своих надежд - дорожки отслаивались, медь окислялась. И тогда решили попробовать Ni, Ni-Cr и Cr. Степу вместе с аспирантом предлагалось измерить величину адгезии (силу отрыва дорожки от чипа) этих металлов. А методы были 'дедовские'. На кремниевые пластины в допотопной вакуумной установке напылили по 2 - 5 мкм различные металлы. Затем на них наклеивали пластинки 'скотча' и, прицепив динамометр (обычный базарный 'безмен'), отрывали металлическое покрытие от кремния. Далее записав силу отрыва и площадь отрываемого кусочка 'скотча' и, поделив одно на другое, получали искомую величину адгезии. Вот и все. А затем к этому дописывали тонны 'воды' с фотографиями установок, пластин и прочего и диссертация почти в кармане. Правда, во время измерений силы отрыва Al отрывался с легкостью, а остальные металлы вообще не отрывались. Но поскольку другого 'скотча' не было - были придуманы гипотетические величины силы отрыва. И отчет был успешно сдан. Эти опыты навсегда отбили охоту у Степа заниматься технологией микроэлектроники. Но это было потом.
  
   А сейчас Степ сидел и думал о том, что Клер, его Клер сильно его огорчила. Он не видел ЕЕ восемь дней.
  
  И вот они встретились. Голод общения был взаимный. Они не могли наговориться. Они сидели у НЕЕ в комнате.
  
  Степ рассказал ЕЙ, что в общежитие приехал бывший командир дружины Леша К. Он был легендарной личностью общежития. Леша небольшого роста, на вид щупленький, но с очень сильными руками. Он мгновенно усмирял рослых иностранцев во время дежурства по общаге. Его силу и справедливость уважали все. Однажды он на спор выпрыгнул в окно из пятого этажа нашей общаги. Одна из присутствовавших при этом девчонок от переживаний описалась на месте. А Леша, пролетев 16 метров, упал на куст сирени, спасший ему жизнь. Это был, конечно, полный идиотизм, но в остальном он имел высокий авторитет у студентов. Он по дружески подсказывал Степу в нужную минуту что делать. Это был парень, с которым Степ пошел бы куда угодно против кого угодно. Кроме этого Лешка жил в одной комнате с Сашей и поляком Томеком. Степу Лешка искренне нравился. До сих пор он считал, что Лешке можно во всем доверять. И Степ с восхищением рассказал Клер о его приезде. Услышав об этом, ОНА как-то неопределенно сморщилась. Эта весть ЕЕ явно не обрадовала. ОНА заявила, что у НЕЕ с ним не может быть ничего общего. В ЕЕ словах явно чувствовалась Сашина философия. Несмотря на то, что Саша и Лешка жили в одной комнате, Степ никогда не видел их вместе. У них явно не было ничего общего кроме стен комнаты. Однажды Лешка рассказал Степу об отношениях Саши и Клер:
  
   Что тут уже все решено,
  
   Что тут, мол, уже верная свадьба.
  
  Сказал и как-то злорадно улыбнулся при этом.
  
   И вот Клер заявила, что у НЕЕ (у них с Сашей) никогда не было ничего общего с Лешкой. Это известие ничуть не обидело бы Степа. В глубине души он, конечно, надеялся, что Лешка вызывает у Клер такие же чувства, как и у него.
  
  Но ЕЙ и этого было мало. Посмотрев пристально ему в глаза, Клер спросила: "А ты - украинец?"
  
   Ничего, не подозревая, Степ ответил: "Нет!"
  
   Тогда ОНА улыбнулась и сказала ему:
  
   "А он - хохол! И этим все сказано. И что может быть у нас с ним общего!"
  
   Это был махровый шовинизм. Родившись на Украине, и будучи русским, до 'мозга костей', Степ с детства ненавидел любой национализм. У него вызывали брезгливое отвращение как украинские 'бандеровцы', так и русские черносотенцы. Может быть, у НЕЕ были какие-то личные счеты с Лешей, но это было грубо и подло. Да и к тому же он был для Степа одним из первых его друзей в Ленинграде, и Степ не мог и не хотел прощать ЕЙ этого. Степ отпарировал ЕЙ тем, что ОНА "ни черта не понимает в людях", но и это не подействовало на НЕЕ. Тогда у него появилось желание задеть ЕЕ за живое, продемонстрировать свою независимость...
  
   И после того, как Клер сообщила мне, что завтра приедет Саша, Степ отомстил ЕЙ, отомстил ЕЙ "по-черному". Он рассказал ЕЙ в подробностях о своих похождениях с Ирмой:
  
  Прошедшие праздники прошли в жутком запое. Три дня подряд Степ пил водку и зверски много курил. А для чего он пил и курил? Пожалуй, он и сам этого не знал. Пытаясь забыть Клер он искал ЕЙ замену. Накануне праздников на танцах Степ прожигал жизнь с какой-то Людмилой из Педиатрического института, а 6 ноября по уши завяз с Ирмой - финкой из Политехнического. И все это по-пьянке и величайшей тоске по Клер. Ирма оставалась в общежитии у подруги Туи дольше положенного времени. Степ, при полном попустительстве командира дружины - Влада, взялся ее провожать в ее общежитие на Лесном (приблизительно 800 м). 'По дороге' через Финляндский (приблизительно 4 км) он болтал с ней о какой-то ерунде, используя весь свой скудный запас английских слов, так как она совсем не понимала его по-русски. Потом они курили с ней ленинградский "Беломор". Она по-фински умела зажигать спички на ветру. Потом Степ носил ее на руках - впервые он носил девчонку на руках. Надо сказать ему это было приятно. Потом они с ней целовались прямо на улице, да так, что у обоих потрескались губы от холодного осеннего ветра. Степ нагло предложил ей переспать с ним, а она отказалась и правильно сделала. ОНИ полночи бродили с ней по спящему Ленинграду - им было хорошо вместе. Они жили мгновением. Этого было достаточно... Ему никогда не удавалось приблизиться к Клер так близко, как к Ирме. А потом Степ, рискуя сорваться вниз с третьего этажа (высота потолков в общежитие 3,6 метра), влез по пожарной лестнице и по карнизу через поворот здания пробрался к себе в комнату. Последний аккорд был самый впечатляющий. Он постучал в 4 часа ночи в окно комнаты, и мужики втащили его за одну руку, так как второй рукой он держался за угол дома. Сам влезть в комнату он уже никак не мог.
  
  Ровно через неделю в соседнем общежитии при аналогичной попытке разбился насмерть какой-то студент. Степ не был с ним знаком...
  
   Клер слушала, затаив дыхание. ОНА не могла себе представить, что в этом мальчишке было столько прыти. ЕЕ откровенно обидели его рассказы. Зачем он все это ЕЙ рассказывал? Да и вообще, какое отношение все это имело к НЕЙ? Но неприятный осадок остался где-то внутри глубоко, глубоко. Хотя внешне ОНА ничем не высказала этого.
  
   На следующий день Саша действительно появился в общежитие. Он как-то подозрительно смотрел на Степа и "нечаянно" легонько задел его плечом в коридоре. Степ не стал ему отвечать тем же. Уж не рассказала ли Клер Саше о нем? Степу было все равно. Это было бы даже прекрасно... Он с радостью побил бы морду Саше, если бы это что-то изменило. Сейчас ему хотелось ругать Клер, иногда он ЕЕ просто ненавидел, но отказаться от НЕЕ не мог, потому что любил до безумия. Скорее всего, он никогда не мог бы жить с НЕЙ, так как не адекватно реагировал на ЕЕ недостатки, не мог бороться с ними...
  
  
  
  Встреча тридцать вторая и девятая разлука.
  
  
  
  Сегодня Степ трижды видел Клер. До чего же ОНА была хороша! Но он твердо решил для себя порвать все отношения с НЕЙ. Клер приходила к нему в комнату, звала в гости, но Степ не реагировал. Он твердо решил, что в субботу на танцах займется очередной девицей. Ему только не давало покоя Санино письмо. Он все-таки сильно любил и уважал сестру. Влад категорически советовал Степу разорвать всякие отношения с Клер. А Клер пришла сегодня и улыбнулась, снова улыбнулась улыбкою Джоконды. ОНА как будто знала, что именно это Степу и надо от НЕЕ...
  
  В письме Саня писал:
  
   "Здравствуй, Степ!
  
   ... Ты пишешь, что жизнь твоя ни в чем не примечательна и сера. Степ! Каким-то образом и ты в этом виноват. Ты пишешь, что у тебя была цель...
  
   Почему бы ни стремиться подняться как можно выше других не на одну ступеньку, а на несколько, как можно выше других. Вот к чему, по-моему, мы должны стремиться. Именно не оставаться там, где пахнет сыростью, плесенью, выше, выше.
  
   ... вообще насколько я помню, Клер всегда не любила жаловаться - характер!"
  
  Потом Степ встретил Клер на улице. Он махнул ЕЙ дружески рукой, ОНА ответила тем же. Сегодняшнюю ночь Саша провел в ЕЕ комнате, но Степа это уже не сильно огорчало. Он давно перестал ревновать Клер к кому-либо. Он знал, что ОНА любила его - Степа. Это было невооруженным глазом.
  
  Вечером Степ зашел в ЕЕ комнату, чтобы забрать пластинки Влада, абсолютно не опасаясь, что Саша захочет поговорить с ним. Ведь ему хотелось выяснить отношения со Степом, он рассматривал его каждый раз своим каменным взглядом с ног до головы. Степ давно уже не чувствовал его своим конкурентом по отношению к Клер, хотя Сашу и связывали с НЕЙ практически супружеские узы.
  
  В глубине души Степ надеялся вырвать Клер из этой засохшей мещанской среды, но вместе с тем он все более и более начинал ощущать ту огромную пропасть, разделяющую их с Клер во взглядах на жизнь. А спасти ЕЕ сейчас было уже некому, кроме него.
  
  Женитьба на Клер означала бы катастрофу для Степа: полный и окончательный разрыв с родителями. Наверное ему пришлось бы бросить учебу из-за этого...
  
  Он давно бы бросил Клер после разговора о Лешке, но его останавливало письмо Саньки и чувства от которых он не мог избавиться... Это был всплеск человеческой души. И потом ведь разговоры о Леше - это тоже кульминация их с НЕЙ эмоций: Лешка и "хохлы" тут были абсолютно не при чем!
  
  Прошла суббота... Клер снова уехала. Практически ничего не произошло. В общаге были танцы. Влад уходил куда-то гулять, тоже видать не от хорошей жизни. Ну что ж правильно делает, наверное, Степ поступил бы также на его месте. Ведь он уже год жил с мыслью о Клер, ни на что не надеясь. В субботу он вновь попытался отвлечься от мрачных мыслей. Он заходил к Ирме, но ему передали, что она ушла к своему Пеппи и Степ понял, что он ей тоже не нужен. Ему не захотелось 'разжигать' еще одну девчонку, хотя, может быть, он ошибался - Ирма не такая как все. Выйдя из общежития Политеха, Степ поклялся никогда больше не напоминать Ирме о своем существовании.
  
  
  
  Встреча тридцать третья.
  
  
  
  Степ сидел в конференц-зале института. Огромный зал и ни одной души... Чистый воздух и яркий, но приятный (мягкий) свет. Он часто сидел здесь в одиночестве. Здесь можно было отдохнуть в перерывах между парами, прийти в себя, сосредоточиться. Старые кресла, на которых сидели будущие академики и ученые располагали к умиротворению.
  
  Утром Степ видел Клер. Он копался в своем радиоузле, пытаясь найти утерянную накануне шариковую ручку. Он был консерватором и ужасно не любил менять шариковые ручки. Ручку он так и не нашел. Дверь в радиоузел была распахнута. Вдруг в коридоре он услышал шаги и кто-то, не заходя внутрь, негромко позвал: "Степ!" Степ подумал, что если он кому-нибудь нужен, то он зайдет внутрь. В душе у него, конечно, все сжалось в предчувствии - ОНА! Клер вошла внутрь. Степ чуть не застонал от удовольствия видеть ЕЕ. Клер была как всегда прекрасна. Но сейчас красота ЕЕ была земной, человеческой. ОН окончательно представлял ЕЕ теперь такой, какой ОНА была на самом деле. Клер посмотрела на него по-девичьи жалобно, явно прося прощения за все старые обиды и жесткость. Степ потянулся к НЕЙ, притянул ЕЕ и без слов поцеловал в губы. ОНА ответила ему охотно - они долго хотели этого. А потом ОНА тихонько плакала у него на плече, время остановилось. ОНА шептала ему на ухо: Почему Степ? Почему так поздно? Где ты был раньше?
  
   О Господи! Значит все-таки рубить сплеча???
  
  На следующую ночь Степ не ночевал в общежитии. Он ездил к Сане в воинскую часть. За двое суток Степ спал часов пять не более, но узнал так много нового о Клер, что его голова не успевала переварить такое обилие информации. Саня принял его как своего. Вначале он представлял Степа своим сослуживцам как двоюродного брата, а потом, выпив, назвал его "мужем сестры". Степ приехал в Зеленогорск около 23.00. Назад возвращаться было бессмысленно, и он остался в кочегарке у Саньки.
  
   Санька вспоминал вечеринку в общежитии. Он рассказал, что когда все немного выпили, и Клер с ним танцевала, она призналась, что Степ по уши влюблен и готов на все ради НЕЕ. Он спросил ЕЕ: А ты? В ответ Клер хитро блеснула глазками и сказала: Много будешь знать...
  
  Санька выпил и начал рассказывать Степу о том, с каким наслаждением он бил ЕЕ "хахалей". Зная характер Клер, Степ, конечно, понимал, что ОНА прекрасно могла сама отвадить кого угодно. Как однажды он из-за этого чуть не угодил под суд. Оказывается, что он избил даже своего друга Валерку за Клер. Потом они вместе с Валеркой приезжали в общежитие. Он рассказал Степу о нежелании Клер познакомить его с Сашей. По его словам, Клер боялась, что Саня разделается с ним как со всеми предыдущими. Кроме того, от матери поступило "Ц.У.", не знакомить братца с Сашей.
  
  Степ спросил, какая, по его мнению, причина заставляет Клер выходить замуж за Сашу. Саня ответил резко, почти грубо - наболевшее за долгие годы желание попасть в высший свет (у Саши отец - генерал) и, наверное, желание жить без материальных забот. Оказывается, Клер была "обделенной" в семье из-за старшей сестры.
  
  Степ сидел за грязным столом в кочегарке, обхватив голову руками, и думал:
  
  О, Господи! Глупая девчонка! И из-за этого ТЫ решила испортить свою жизнь, а теперь уже и его??
  
  Но Саня сказал ему и другое - Клер всегда стремилась ко всему светлому и чистому, но, по его мнению - ОНА надломилась. Ведь ОНА бывала так контрастна и противоречива. Степ высказал ему свои сомнения, что в НЕЙ были не одни мещанские стремления - он не мог целый год так жестоко ошибаться в НЕЙ? Саня ответил Степу, что Клер не мещанка. И тогда Степ рассказал ему то, что наболело в нем за последние полгода. Он сказал, что, по его впечатлению Клер никогда не бросит Сашу, даже, несмотря на любовь - и все из-за нерешительности или боязни "продешевить" с ним. Саня ответил Степу, что он совсем ЕЕ не знает и, что если Клер полюбила, то ОНА бросит. Это было для Степа полной неожиданностью. Затем Саня вполне заслуженно упрекнул Степа в нерешительности и идеализации жизни. Степ и сам это прекрасно знал - но, увы, он не мог жить без идеалов. Во всяком случае - пока!
  
  На прощание Саня сказал Степу:
  
  "Ты даже не можешь себе представить, как много Клер о тебе знает!
  
  Твои 'акции' пока еще очень высоки и у вас все еще впереди!"
  
  
  
  Встреча тридцать четвертая.
  
  
  
   Наступала предновогодняя пора. Степ активно готовился к сессии, сдавал бесконечные зачеты и курсовики. Вся жизнь состояла из учебы, сдачи и всего 'остального'. 'Остальное' разворачивалось с необычайной быстротой. В воскресенье они с Владом и Засом выпили бутылку кубинского рома и сухого вина. Степ слегка захмелел и пошел к Клер. Ему очень хотелось разговорить ЕЕ. Он зашел в ЕЕ комнату и заявил, что "пьян в стельку..." Не известно, как это подействовало на Клер, но ОНА с девчонками не выгнала Степа, как это полагается в таких случаях. Однако с головой у Степа было все в порядке.
  
  Увидев пьяного мальчишку, Клер сразу же с порога заявила ему, что на Новый год уезжает в Таллин. Естественно Степ после предыдущих событий ничуть этому не удивился. ОНА еще раз пыталась доказать самой себе, что любит Сашу. Клер начала обвинять брата во всех смертных грехах, а Степ защищал его всеми дозволенными способами. Поняв беспредметность спора, Клер резко сменила тему разговора.
  
  Саня предполагал, что через Сашу Клер хочет попасть в высший свет. Так вот ОНА спросила, кто у Степа родители. Он с гордостью ответил, что они инженеры-энергетики. Саня говорил, что если Клер его любит, ОНА не выйдет замуж за Сашу и предпримет что-нибудь решительное. Так вот вопрос о родителях показался Степу первым шагом с ЕЕ стороны. Степа, конечно, так и подмывало сказать, что "его родители не из генералов", но он вовремя удержался. Их отношения итак близки к окончательному разрыву.
  
   Клер расспрашивала об отношениях Степа к своей группе в институте. Он ответил, что их ничего общего не связывает. Потом он расхрабрился и заявил, что вообще может сейчас сказать ЕЙ, все, что о НЕЙ думает. Клер видимо не поняла этого тезиса и спросила, может ли он сказать ЕЙ то, что думает о самом себе в данную минуту? Что ОНА имела в виду, осталось загадкой для Степа. Но отступать было некуда, и он заявил, что может и о себе! ЕЕ его заявление невероятно взволновало, Клер не стала расспрашивать пьяного Степа, а только взяла руками его левую ладонь и стала изучать линии жизни. Потом вдруг посмотрела на него и сказала (по-моему, больше для себя): "Не обманывает!"
  
  Потом Клер снова обижала брата - Степ поспешно стал собираться уходить. Ему неприятны были эти разговоры. Его уход был неожиданным для НЕЕ. Клер, наверное, подумала, что Степ уходит совсем. Около час ночи он вновь зашел к ним - у них была приоткрыта дверь и играла музыка. Клер начала извиняться за брата перед ним.
  
  Странности ЕЕ поведения (вернее изменения ЕЕ поведения) проявлялись еще и в том, что Степ очень часто встречал Клер у своей комнаты. Раньше ОНА редко появлялась в его крыле. Сегодня Клер впервые за время их знакомства поздоровалась с Владом в коридоре. Раньше ОНА никогда не здоровалась с друзьями Степа.
  
  Несмотря на видимые изменения в отношениях со Степом Клер не бросала Сашу. На Новый год ОНА уезжала в Таллин?!? Все было как и раньше - ОНА не бросала Сашу, так как боялась потерять, не получив ничего взамен.
  
   В воскресенье Влад и Зас сказали Степу, что женщины ценят в мужчине прежде всего д о б р о т у.
  
  
  
  Встреча тридцать пятая.
  
  
  
   Дни мелькали очень быстро. До Нового года оставалось шесть дней. У Степа была предэкзаменационная 'горячка'. Нужно было сдавать последние контрольные работы по математике, а в голове была Клер... Он старательно уклонялся от встреч с НЕЙ. Ничего хорошего сейчас они бы ему не принесли. Впереди была очень серьезная сессия, а готовиться вместе с Клер у него никак не получалось.
  
  Но встречи были неизбежны. Увидев утром Степа в телефонной будке у кафе, Клер перешла дорогу и пошла прямо на него. ОНА была настроена агрессивно. Клер спросила: Что, караулишь? Но, Степу показалось что, ЕЙ самой хотелось, чтобы это было именно так. Но в этот раз встреча была чистой случайностью.
  
   А в это время Степ с тоской думал, почему ему никак не удается переписать контрольную работу по математике? Уж, не к тому ли, что его ждали большие перемены в жизни?.. Ну, тогда он завалит сессию. А вылетать из института абсолютно не входило в его планы.
  
   Клер же успокоившись, спросила, ездил ли он в Зеленогорск к брату? Степ ответил ЕЙ, что нет, так как зарывался с учебой. Тогда ОНА спросила, поедет ли он к нему в ближайшее время и, не дожидаясь ответа, сказала, что передаст до 27-го его вещи. Отсюда Степ сделал логический вывод - Клер уезжала в Таллин 27 декабря.
  
  На следующий день, как это ни странно, Степ "расхлебался" с контрольной по математике. По пути в институт ему встретилась Клер и не посмотрела в его сторону. Ну что же это было даже кстати - до экзамена по математике оставалось 3,5 дня, а он еще не начинал читать лекции. Как бы не "подзалететь под фанфары".
  
  Саня почему-то молчал. Степ очень ждал его письмо. Пусть пару строк, но только не молчание. Он знал, что Клер написала ему письмо, и там было что-то о Степе. Это точно! Уж не повлияло ли это письмо на его с Саней отношения. И вообще Клер ведет себя крайне странно. ОНА категорически заявила, что уезжает на Новый год в Таллин, а после этого ведет себя так, словно все-таки надеется, что Степ попросит ЕЕ остаться на Новый год?
  
  Степ мучился сомнениями: О Господи! И за что же все-таки он любил ЕЕ? За что? Почему? Ведь вокруг ходило столько красивых девчонок и наверное умных, но ни одна не вызывала в нем таких чувств как Клер.
  
  Накануне вечером он смотрел "Романс о влюбленных" Андрона Кончаловского. Степу с его мыслями о Клер фильм не пошел. Конец фильма был слишком реалистичный, Степ представил себе, что такая же участь ждет и его...
  
  
  
  Встреча тридцать шестая.
  
  
  
   Степ потихоньку истощался. Ему очень тяжело давались зачеты, а впереди маячили тяжелейшие экзамены. Из-за постоянных мыслей и неудачных встреч с Клер, он никак не мог сосредоточиться на учебе. Степ устал решать нерешаемые вопросы с Клер и твердо решил избегать встречи с НЕЙ до Нового года. Пускай уезжает в Таллин. Он сможет спокойно сдать математику, ведь если все начнется сначала, то он действительно завалит сессию. Он выбрал прямой путь, ведущий к полному и окончательному разрыву с Клер. Иначе он не мог. У него был выбор: или институт или Клер. Жизнь оказалась слишком сложной, и он пошел по легчайшему пути.
  
  Утром при встрече Клер просила зайти его за вещами для Сани, а он не зашел. Внезапно возникло желание отомстить Клер за холодную расчетливость и за ЕЕ вопрос: Что караулишь? и за то, что несмотря ни на что, ОНА бросила его на Новый год.
  
   А ведь он сегодня был ужасно нужен ЕЙ - Степ это чувствовал. Клер хотела его увидеть, перед отъездом в Таллин. А он больше не мог и не хотел быть ЕЕ мальчиком, исчезающим при Сашином появлении. Он не желал координировать свои планы в ЕЕ свободное от Саши время.
  
   Почему же не было писем от Сани??? Степ с нетерпением ждал поддержки от Сани... Саня, наверное, не растерялся бы на его месте. Степ теперь не мог смотреть в глаза Владу. Влад настаивал на его разрыве с Клер. А мнение Влада Степ тоже уважал. Хотя впрочем, все это было вторичным... С такими мыслями Степ лег спать.
  
   Приснился ему сон:
  
   "В общежитии свадьба... Клер выходит замуж, но не за Сашу, а за Боба Шраймана - старосту из его группы. Приснится же такая чушь. Степ не любил Боба за чрезмерную скрытность, за самоуверенность и вообще".
  
  А на следующий день наступило странное какое-то утро. Природа как будто специально решила отмстить ему за вчерашние "подвиги".
  
  Степ поскользнулся и упал у входа в общежитие и "лишился трудоспособности" на целый день. А все гололед... Он всю осень ходил без шарфа, закалялся. Снега не было. А тут приморозило. Упал крайне неудачно: рукой ударился о какой-то гвоздь, попал на вену, кровь запеклась. Шея выскочила набок, на место ее поставили уже в травматологическом пункте с новокаиновой блокадой. Его мучили дикие боли в шее и плече.
  
  Да, он получил сполна за жестокость к Клер. Кроме этого, Степ вынужден был перенести экзамен по математике на ... число. Он сидел в радиоузле "со сломанной шеей" и пытался учить математику. В дверь постучали... Степ не оборачиваясь, открыл задвижку и продолжал читать лекции. В дверь так никто и не зашел...
  
  Настроение было хмурым. От Сани не было никаких известий. Какое-то недоброе молчание. Тем более что Клер он прислал письмо, а ему нет. Что-то тут было не так. Видимо, уезжая, Клер написала ему какие-нибудь "Ц.У.". Что же так повлияло на него? Ведь Саня был так искренен со Степом во время последней встречи. Неужели он кровно обиделся за то, что Степа не передал ему вещи? Но ведь Степ же писал ему... Степ не верил, что из-за этого. Наверное, все дело в Клер!
  
  
  
  Новый год.
  
  
  
  На Новый год Степ оказался один одинешенек. Не было абсолютно никого из друзей с ним в Новогоднюю ночь. В его комнате остался один Федот, да и тот напился как свинья и после обычной трепотни лег спать... Степ ждал Влада или Заса, но они так и не явились. Влад обещал вернуться, но Степ чувствовал, что это была всего лишь отговорка.
  
  В двенадцать часов студенты выскочили в коридор - началось всеобщее веселье. Такое удалое, захватывающее и радостное, что только в такие минуты вполне ощущаешь счастье. Это счастье любого студента, живущего в общежитии. Когда все чокались шампанским за Новый год, Степ налил до краев граненый стакан водки (шампанского он не покупал - праздновать было не с кем) и выпил его одним глотком. А потом, мужики тискали друг друга в объятиях, жали друг другу руки, незнакомые девчонки целовали всех подряд парней и нежно жали руки. В этом обычае было что-то живое, доброе, человеческое, присущее только тем, кто живет под одной крышей, одними мыслями и стремлениями.
  
   Да, Новый год нужно встречать только в общежитии среди общего веселья - тогда начинаешь понимать, что такое Жизнь! Да, Жизнь, а не существование! В Новый год Степ не грустил о Клер и Сане, которые забыли о нем в Новый год...
  
  Степ до одурения целовался с какой-то девчонкой в Красном уголке. И при этом, свинья, даже не спросил, как ее зовут. Она была милая, симпатичная - ему больше ничего и не нужно было от нее. Им было хорошо, и он никого не хотел больше знать в эту Новогоднюю ночь. Лицо девчонки было простое и очень искреннее. Он так увлекся, что забыл спросить, как ее зовут. Она приходила в гости к студсоветовским девчонкам. Степ постеснялся у них не спросить о ней, резонно прикинув, что они обидятся, да и не поймут его ни за что. А ему давно не хватало такой теплой души, которая бы ни спрашивала, ни о чем, а принадлежала бы ему. Но вместе с тем, Степу ужасно хотелось постоянства. Ему надоело знакомиться с девчонками и тут же их терять. И все-таки странно, но они все убегали после одного или максимум двух подобных вечеров. Наверное, они инстинктивно чувствовали "занавес Клер" в его душе, поступках и поведении. Это был некий психологический "транс", вызванный Клер.
  
  Что происходило в душе у Степа? Процесс возмужания или процесс махрового опошления, превращения в "сволочь средней паршивости", как говорил Влад. Если это было верно, то этот процесс начался в эти предновогодние дни. Все началось из-за разочарования в Клер. Странен был тот факт, по прошествии пяти дней после отъезда Клер в Таллин, он нисколечко не переживал... Степ перестал думать о НЕЙ по ночам. Теперь он уже не грезил во снах Клер, как это было раньше. Во время празднования Нового года Степ понял, что переживет уезд и свадьбу Клер. Теперь он был готов к разрыву с НЕЙ! Странно, но чем реже он видел Клер, тем становился решительнее. В марте ОНА навсегда уедет из нашего общежития, и тогда он полностью выздоровеет от потери своей первой возлюбленной. С Клер его связывала жгучая, безумная ЛЮБОВЬ и ... полная несовместимость характеров.
  
  Степ вычитал в какой-то бульварной газетенке, что есть такое поверие: С чем ты встретишь Новый год в 12 часов, с тем будешь жить 12 месяцев Нового года. Странно, но в 12 часов он держал в руках полный стакан водки. Неужели в Новом году он сопьется до уровня Федота? Ни за что!
  
  В первый день нового года Степ случайно встретился с маленькой финочкой Туей, подружкой Ирмы. Она нерешительно поздоровалась с ним. Однажды, зайдя к ней в комнату, увидел ее спящей - она была поразительно похожа на Клер! И вела себя также как и Клер, когда он - первокурсник познакомился с НЕЙ. Ему вдруг начало казаться, что это Клер только на первом курсе, хотя он и не мог видеть ЕЕ тогда.
  
  Иногда ему казалось, что Клер, с которой он встречался все это время, не существовала никогда!
  
  ОНА была идеалом, отображением его стремлений и тех черт в девчонке, которые он хотел видеть, но которых у НЕЕ не было. ОНА не могла дать ему того, что он инстинктивно пытался взять у НЕЕ.
  
  Степ пытался обмануть самого себя в том, что Клер не такая как все, что ОНА именно тот идеал, который он искал.
  
  Но мечты рухнули, а вместе с ними уходила ЛЮБОВЬ.
  
  Клер оказалась слишком реальной, вернее слишком конкретной в своих действиях и поступках.
  
  Он пытался зажечь в НЕЙ огонь ЛЮБВИ с его изобилием чувств, поступков, слов и мыслей.
  
  ОНА приняла его ЛЮБОВЬ, но отбросила в сторону все его стремления и мечты.
  
  Это было хуже безответной любви, так как самое тяжелое для человека - это разочарование в любимом человеке.
  
  Это был крах всех его надежд и стремлений, после которого уже трудно поверить в Истину и ЛЮБОВЬ.
  
   Вот почему появилась Туя, почему он вел себя так неадекватно в новогоднюю ночь... Степа охватило какое-то тревожное предчувствие, что, вернувшись из Таллина, Клер предпримет что-нибудь очень решительное по отношению к нему. Либо начнет все заново, либо начнет травить его всеми дозволенными и недозволенными способами.
  
  Клер уже не могла быть безразличной к нему, и ОНА не привыкла проигрывать! Степ это очень хорошо понял за полтора года общения с НЕЙ.
  
  
  
  Встреча тридцать седьмая.
  
  
  
   О, Господи! ЕЕ не было уже двенадцать дней. Значит все-таки Клер жила в общежитии из-за него. Наверное, не будь Степа, ОНА вообще не появлялась бы здесь. Но почему он вновь и вновь вспоминал о Клер? Он этого тоже не знал... Ведь когда ОНА появлялась, он снова чувствовал то отчуждение, которое существовало между нами. Конечно, он был варваром, не понявший ЕЕ сразу и причинивший ЕЙ столько несчастий и страданий. И Саня молчал. Почему молчал - никто не мог ответить Степу на этот вопрос. Сегодня Степ снова увидел ту девицу, с которой провел Новый год. О Боже! Как он не сумел по-пьянке отличить черное от белого?
  
  На следующий день Степу нужно было сдавать экзамен, а подготовка двигалась ужасно медленно, наверное, оттого, что мысли работали совсем в другом направлении. Накануне Степ поговорил с мамой по телефону - впервые так тепло и интересно. Родители начинали его потихоньку понимать. Вот не завалить бы теормех. Трудная наука, а преподаватель с деревянной казахской физиономией еще труднее. Главное не смотреть на экзамене ему в глаза, иначе они могли не понять друг друга, и тогда Степу будет очень плохо.
  
   Итак, теормех сдан на "хор.'. После сдачи теормеха они с группой рванули в пивной бар "Пушкарь". В 3 корпусе Степ увидел Клер. ОНА сделала вид, что не замечает его. Он прошел мимо, считая, что между нами все закончилось. А потом, сидя в "Пушкаре", его не покидали мысли о Клер. Он еще и еще раз убеждался в том, что его никто не интересует кроме Клер. Степ рвался в общежитие, но могучий Володя Домбровский не выпускал его. У, здоровый! Ну, прямо медведь! Степ все-таки дождался момента и вырвался на улицу. Ребята посадили его в такси. Он ехал, молча и думал только о Клер, о своей единственной любимой. Ему было грустно как никогда.
  
   Придя к себе в комнату, Степ почувствовал, что слегка пьян, иногда бурное веселье спасает от черной тоски. И вдруг Федот рассказал Степу, что к нему приходила девушка. Федот единственный, кто был не знаком с его Клер в виду своего постоянного "непросыхания". А потом эта девушка и сам пришла - конечно, это была Клер. Увидев ЕЕ, Степ чуть не разревелся.
  
  Клер - была его! ОНА за каких-нибудь двадцать дней до свадьбы - его, одна единственная. ОНА посмотрела по-доброму на Степа и, видя его состояние, вышла из комнаты. Вот что такое любовь, истинная, чистая.
  
   А потом Степ заснул на час. Его разбудил Влад. Он принес ему письмо от Саньки. Степ был болваном, считая, что Саня умышленно не отвечал. Все оказалось тривиальнее - его посадили на губу на 15 суток. Это была вторая радость для Степа.
  
  Окончательно придя в себя, Степ пошел к своей любимой в комнату. Он смотрел ЕЙ прямо в глаза, а ОНА в его. Им было невероятно хорошо с НЕЙ. Они молчали, но это было молчание долгожданной встречи. Да собственно говорить было не о чем, они итак знали все друг о друге. Это было молчание людей, которые не могут жить друг без друга, которым достаточно побыть рядом полчаса, чтобы спокойно жить в течение недели...
  
  
  
  Третий сон Степа.
  
  
  
   В эту ночь Степ впервые за последнее время спал спокойно и безмятежно. Так спят дети.
  
   Во сне он видел свою любимую, такой, какой ОНА была вчера во время их последней встречи. Снилось ему, что он сидел с Клер на своей кровати в своей комнате. Никого больше не было - играла музыка. Они сидели и молчали, а музыка спокойная все играла и играла. Степ нежно обнимал ЕЕ за плечи, его подбородок касался ЕЕ плеча. Они сидели как в забытьи. Степ целовал ЕЕ, но как-то очень нежно, осторожно. Он чувствовал ЕЕ материально. Он чувствовал во сне и ЕЕ губы и руки и волосы. А потом Степ почувствовал, как исчезала ЕЕ холодность, он чувствовал, как ОНА прижималась к его груди. ОНА припадала своей маленькой стройной фигуркой к нему. Его руки захлестывались за ЕЕ спиной. ОНА молчала, и вдруг он снова ощутил, что Клер плачет, почувствовал ЕЕ слезы, слышал ЕЕ сдержанное рыдание. Он целовал ЕЕ всю с ног до головы и молчал. Его ничего вокруг не интересовало. Мир существовал только для них с Клер. Сон был какой-то особенный, слишком реальный. Ему почему-то казалось, что так и случится в жизни. Именно так. Сон был настолько реален, что утром ему впервые не захотелось разбить себе голову о бетонную стенку, как это обычно бывало после подобных снов.
  
  
  
  Встреча тридцать восьмая.
  
  
  
   Степ отнес ЕЙ приемник "Урал-111". Они просидели там около часа. К Клер пришел какой-то студент пятикурсник. Хороший паренек, Степ с ним беседовал. Для чего Клер позвала его? Да и к тому же парень вел себя абсолютно непринужденно, и ... он ничего не знал о Саше. Как, наверное, и вся ЕЕ группа и остальные, с кем ОНА общалась по институту.
  
   Паренек спросил Клер, почему ОНА не остается в Ленинграде? А ОНА ответила, что, к сожалению, это невозможно. И ни слова о Саше. При этом Клер с опаской поглядывала Степу в глаза - ОНА явно боялась, чтобы он не ушел. Это было видно по ЕЕ глазам.
  
  А Степ сидел, молчал и думал: "Господи! Да почему же мы с тобой ломаем эту дурацкую комедию? Как бы нам все-таки объясниться?"
  
  Следующий день был для Степа прекрасным, хотя он ничего и не прочитал из курса ТОЭ (экзамен через три дня). Клер была сама собою, вела себя естественно, не выдумывая никаких сложностей, которые обычно бывали у НЕЕ.
  
  Клер была такой:
  
   какой он полюбил ЕЕ, увидев впервые;
  
   какой ОНА была летом после сдачи экзамена по химии, когда они возвращались пешком из института в общежитие...
  
  Сегодня он снова и снова любил ЕЕ со всем, что есть в НЕЙ, и что главное - ОНА отвечала ему тем же. Да, пожалуй, он снова почувствовал, что такое ЛЮБОВЬ!
  
  А внешне это выглядело гораздо проще, чем-то, что происходило у них внутри. Степ с Владом жарили картошку на кухне. Степ перешучивался с болгарками с их этажа. Одну звали Рената, а другую - Светана (ну прямо таки - сметана). На кухню вошла Наташка из ЕЕ комнаты. Степ поздоровался с ней, они обменялись мнениями по поводу сдачи экзамена по теормеху, и она убежала в комнату...
  
   Через несколько минут она вернулась, но не одна, а с Клер. Они тоже стали жарить картошку. Степа приятно тронул факт, что Клер была рядом, разговаривала с ним. Да и вообще тот факт, что он мог спокойно рассматривать ЕЕ лицо, руки... В НЕЙ все было прекрасно, на НЕЕ можно было смотреть долго, очень долго и никогда не надоедало. Степ не понимал, почему Влад настроен категорично против Клер? Уж не связан ли он какими-то далекими воспоминаниями о Клер? Ведь он жил в общежитии на год больше Степа. Нет, решил про себя Степ: В данном вопросе Влад ему не советчик хотя он и был самым преданным его другом в Ленинграде. Скорее всего:
  
  либо ОНА ему нравилась, но он боялся в этом признаться Степу;
  
  либо ОНА ему была ненавистна, хотя Степ и не видел для этого никаких причин.
  
  Сегодня Клер была доброй, человечной и вообще девчонкой, способной сильно и преданно любить... О, Господи! Как ОНА смотрела на него? За этот взгляд Степ простил ЕЙ все, абсолютно все. Какая ОНА была милая и хорошая! Он же чувствовал, что Клер его любит, но сегодня он снова и снова убеждался в этом. Сегодня в глазах Наташки он прочитал столько уважения, столько поддержки, что ему стало ясно: ЛЮБОВЬ Клер видна не только ему одному! Наташка, которая знала и Степа и Сашу, не осуждала ни его, ни Клер! Это была очень важная поддержка для Степа. Потому что как он понял по взглядам окружающих:
  
  они либо не верили ни во что серьезное между ним и Клер,
  
  либо попросту считали их очередными "влюбленными на пять минут".
  
  Хотя впрочем, что можно было сказать о Степе после Нового года? А он и не собирался никому ничего доказывать! Потому что он знал, что даже если бы Клер узнала обо всем происходящем во время Нового года, ОНА не осудила бы его. Клер слишком хорошо знала, что для него никого не существовало кроме НЕЕ! Абсолютно никого! И эта девица в новогоднюю ночь - это просто отчаянная попытка заглушить жгучую тоску по любимой и мысли о том, что ОНА сейчас находиться в обществе нелюбимого ЕЮ человека.
  
  Санька в письме предлагал ему какое-то важное дело. Писал мол, приезжай - поговорим! Ну что же поживем - увидим.
  
  В последнее время поведение Влада становилось очень странным. Он сидел рядом со Степом в учебке, явно хотел с ним о чем-то поговорить, либо ждал, что Степ первый заговорит с ним о Клер. Степ не стал делиться мыслями. Он почувствовал, что Влад что-то задумал - это было заметно по его глазам!
  
  Потом Степ еще раз зашел к Клер. Клер занималась своим дипломным проектом, а он подошел сзади и как завороженный рассматривал свою любимую. ОНА повернулась к нему, и они улыбнулись друг другу. Он почувствовал искренность этой улыбки. Он потянулся к НЕЙ - ОНА потянулась к нему. Их руки сплелись в едином порыве. Поцелуи были вначале жгучие, быстрые. Потом ЕЕ губы раскрылись, он почувствовал, как все в его голове поплыло. Его руки скользили по ЕЕ плечам, обнимали ее хрупкую спину. Ему было очень хорошо в эту минуту. Но опять большего у них не было, в какой-то момент ЕЕ маленькие ручки крепко стиснули его, остановили, давая понять, что дальше нельзя...
  
  Клер спросила его, почему он не занимается? Степ ответил, что сейчас пойдет, при этом, продолжая стоять и улыбаться. ОНА спросила, когда он встает утром? Он ответил, что обычно в 9 часов. В комнату зашла Наташка. А они еще раз улыбнулись друг другу со всей неподдельной искренностью, и любовью и Степ ушел заниматься ТОЭ. Читать лекции было абсолютно не возможно. Он смотрел в конспект и видел перед собой глаза Клер. Он отчетливо почувствовал свой провал на экзамене по ТОЭ. Но как это ни странно Степ абсолютно не мог себя заставить собраться.
  
  Его нервное потрясение не давало ему покоя ни днем, ни ночью. Его снова охватил жуткий страх, что все равно он уже ничего не может сделать, что все летит к черту, что Клер уедет, и что в феврале будет свадьба. Степ ждал чего-то, а чего - наверное, и сам не знал. Хотя нет, он знал, что ему надо. Сейчас он ждал письма от Татищева. Оно вселяло ему какие-то смутные надежды. Степ ждал от него какой-то безумной выходки, которая поставила бы все на место между ним и Клер. Клер уже пять дней жила в общежитии, и он начинал ощущать, что если будет сидеть, сложа руки, ОНА опять уедет в Таллин. А он застрял на одном месте. Клер была как никогда близка ему, а у него на душе было снова грустное и безысходное настроение.
  
   Во сне он снова видел Клер:
  
   "ОНА сидела на лекции. На его лекции..."
  
  
  
  Встреча тридцать девятая.
  
  
  
  Степ таки "залетел под фанфары" по ТОЭ. Не смог решить задачку - в результате пара. Настроение было конечно испорчено.
  
  В общежитии он встретил Клер. ОНА посмотрела ему в глаза, и спросила, в чем дело - он ЕЙ рассказал. ОНА стала его жестко отчитывать. Сказала, что вот, мол, он дошел до ручки - докатился, стал экзамены заваливать. И не одного слова в поддержку. Степ не выдержал - съязвил, что, мол, действительно докатился: завалил экзамен, пьет водку, курит и вообще ведет себя непристойно. Это конечно так и было, и вдобавок ко всему Степ сказал: Если я ТЕБЕ не нравлюсь, то езжай к своему Саше...
  
  Конечно, Клер обиделась, но Степ и сам в последнее время перестал владеть собой. Хотя впрочем, он, наверное, ошибался на счет Клер: было в ЕЕ упреках что-то живое, теплое, человечное. Клер ругала его искренне, чувствовалось, что ОНА переживала за него. Однако Степа поразили ЕЕ упреки. Это были упреки старшей сестры, но не ЛЮБИМОЙ. Наверное, поэтому он и завелся с НЕЙ.
  
  Но, Боже мой! Как ОНА при этом была хороша! Клер была в своем синем халатике, который так не нравился ему раньше. Он еще и еще раз восхищался ЕЕ распущенными волосами. А потом, вдруг Клер спросила его: Не у нас ли в радиоузле играет музыка? Степ ответил, что нет. Почему ОНА спросила его о музыке? Ведь они так и не танцевали друг с другом. Ему так хотелось этого. Это было просто его ностальгическим желанием, и все время обстоятельства препятствовали этому.
  
  На следующий день Степ уехал к Сане в Зеленогорск. Из разговоров с Саней он все-таки пришел к выводу, что должен прервать свои отношения с Клер. Причин для этого было слишком много, а главная из них - их несовместимость.
  
  В письме к брату Клер написала:
  
   "В Саше я нашла того безвольного и перспективного человека, которого я так тщательно выбрала..."
  
  Именно не полюбила, а выбрала!
  
  Далее со слов Сани Клер писала:
  
   "Ты не думай, что Степ был моим слугою. Он для меня просто - друг".
  
  Саня сказал ему, что Клер всегда считала Степа мальчишкой, и что он никогда не был для НЕЕ никем кроме друга...
  
  Степу стало больно и обидно. Как Клер вообще могла заикнуться насчет ЕЕ слуги? ОНА считала его мальчишкой.
  
  Да он действительно был робок по отношению к НЕЙ, но к робости примешивалось и еще что-то.
  
  ОНА пыталась скрыть от брата свое бессилие, свое поражение.
  
  Степ не мог понять, как ОНА, считая его - Степа просто другом, бесчисленное число раз уезжала от него в Таллин и тут же возвращалась обратно буквально через несколько дней после их ссор. Он был для НЕЕ просто другом? Ему было горько и смешно одновременно.
  
  Не ОНА ли прибежала на кухню с обессиленными от страданий глазами и упавшим голосом сказала: "Тебя дезинформировали насчет моего замужества! Я - свободна!" Кто приглашал его к себе бесчисленное число раз?
  
  Наверное, развитию их отношений с Клер мешали ЕЕ холодность, цинизм и расчетливость! Степа коробило, когда ОНА рассказывала ему о том, как ЕЙ нужны деньги и что у Саши - "Жигули". ЕЕ фраза в письме к брату, что ОНА выбрала себе жениха.
  
  Ну что же, вот их взгляды на жизнь и разошлись. Саня посоветовал ему бросить Клер. В январе у НЕЕ был день рождения. ЕЙ исполнилось 23 года, но Степ не был приглашен. Вернее Клер поговорила со Степом таким тоном, что он и сам не захотел оставаться в ЕЕ комнате. Степ многое понял из разговора с Саней. Саня жалел Степа и спешил предупредить.
  
  Нет, Степ в упор ничего не понимал. Он устал от Клер! ОНА слишком глубоко влезла к нему в душу, нанесла жестокую душевную рану, от которой не так просто оправиться.
  
   И все-таки он продолжал ЕЕ любить, зная все это...
  
  Степ твердо решил для себя засесть за экзамен по математику, пропущенный из-за травмы, отбросить все мысли о НЕЙ и после сдачи сессии уехать скорее домой - подальше от этого наваждения!
  
  
  
  Встреча сороковая.
  
  
  
  Клер сама пришла к нему - это было видно по ЕЕ лицу. ЕЕ глаза никогда не умели его обманывать! А потом Степ просидел у НЕЕ весь вечер. ОНА этого очень хотела, а ему очень хотелось высказать ЕЙ свои личные взгляды на жизнь, показать ЕЙ насколько они разные люди. Да, да именно показать ЕЙ, насколько глубока существующая между ними пропасть во взглядах на жизнь.
  
   И кое-что ему удалось за этот вечер. Они были с НЕЙ абсолютно одни. Он говорил с НЕЙ абсолютно непринужденно. Честно говоря, это было у него впервые. Наверное, из-за того, что он убедился в невозможности совместного будущего с Клер. Степу показалось, что и Клер поняла это после их разговора. Видимо сегодняшний разговор поставил все на свои места. Они были предельно откровенны друг с другом. Они говорили о будущем и их взгляды в корне разошлись. Причем никто из них сегодня не сдался - компромисса не вышло. Клер сказала Степу, что так или иначе будущее (читай - счастье) человека зависит от его финансового положения, от того, сколько у него денег. ОНА с уверенностью утверждала необходимость зарабатывать и копить, копить деньги...
  
   А он сказал, что его не устраивает в качестве главной идеи погоня за деньгами - он не хотел жить, думая только о деньгах и потом обо всем остальном. Степ сказал, что хочет жить с любимой, не имея "Жигулей", но, чувствуя себя счастливым оттого, что любит, и его любят. Он прекрасно понимал, что этого очень мало для совместной жизни, что существует много проблем, которые нужно было срочно решать - без этого нельзя... Но он не хотел иметь жену, не замечающую ничего кроме состояния, близорукую от денег. Он никогда не смог бы найти с НЕЙ общий язык. А Клер была именно такой!
  
  Степ сказал ЕЙ, что, несмотря на все ЕЕ старания, Санька сам найдет себе место в жизни, без ЕЕ помощи... Он сказал ЕЙ, что при всех недостатках Саня более приспособлен к жизни, чем ОНА.
  
   Они проговорили более двух часов в общей сложности. Его снова и снова удивляло, что общего у НЕЕ с ним? При ЕЕ практичности и расчетливости он совершенно не вписывался в круг ЕЕ интересов и знакомых. И, несмотря на непреодолимые противоречия, они сидели сегодня рядом, не замечая времени, и улыбались друг другу. Что это? ЛЮБОВЬ или физическое стремление? Стремление, доставшееся им от животных?.. Ха, да ведь это даже смешно! Ведь между ними еще не было физической близости. Наверное, поэтому, они не были обязаны друг другу ничем, кроме совместного времяпрепровождения и разговоров о жизни.
  
   Господи и, несмотря на все это, их связывала ЛЮБОВЬ! Сейчас ОНА погибала, но он чувствовал ее бесценный вкус.
  
  
  
  Разлука десятая.
  
  
  
  Степ ехал домой... Ехал опьяненный Клер. Странно все-таки. Он говорил ЕЙ раньше, что в ближайшие дни уезжает домой, и это произвело на НЕЕ огромное впечатление. А вчера он пришел злой после экзамена. Получил вторую тройку - "удавочку" и собирался домой. В комнате были Валерочка и Танечка.
  
  Потом вдруг пришла Клер. Честно говоря, он невероятно обрадовался ЕЕ приходу - для него это было почти признанием в любви с ЕЕ стороны. Валерочка понял его желания, и они с Татьяной мгновенно удалились. Степ сказал ЕЙ, что уезжает, Клер огорчилась явно и заметно. Он усадил ЕЕ и ставил по очереди любимые ЕЕ пластинки. Он осыпал ЕЕ лицо поцелуями, ЕЕ глаза были мокрые от слез. А потом ОНА ушла, попросив его не исчезать, не попрощавшись. Степ обещал ЕЙ непременно зайти.
  
  Затем Степ собрался, позвонил родителям домой и пошел к НЕЙ. Он застал ЕЕ одну. Клер нумеровала листы в пояснительной записке к дипломному проекту. А он сидел и смотрел на НЕЕ, обмениваясь мыслями о жизни. Степ спросил, смотрела ли Клер "Романс о влюбленных". ОНА ответила, что нет, так как ЕЕ отговорила аспирантка. Есть тут одна Валя, с которой ОНА дружит. Степ принципиально не здоровался никогда с НЕЙ. ОНА ему почему-то была неприятна. Клер сказала, что их мнения совпадают. Степ сказал ЕЙ, что зря не смотрела, так как этот фильм об их с Клер ЛЮБВИ! Тогда Клер посоветовала ему посмотреть лучше "Свой среди чужих..."
  
   Степ так здорово провел время с Клер, что уезжать для него было сплошной мукой, несмотря не то, что он ехал домой. Вчера сбылся его сон, сбылись его мечты... Глупые конечно, но от которых сил в мужчине появляется огромное количество. Перед этим Валерочка, с характерным для него любопытством, приставал к нему с расспросами о Клер. Дело в том, что Клер принадлежит к тому разряду девчонок, чье перемещение никогда не оставалось незамеченным. Степ не встречал людей в общаге и в институте, равнодушных к Клер. И потому, когда Валерочка с Танечкой пригласили его поесть с ними, Степ отказался, сказав, что Клер его накормит. Это, конечно, был сплошной блеф.
  
  А дальше было как в сказке! Он не стал мешать их ужину и зашел к НЕЙ комнату. Каково же было его удивление, когда, войдя туда, он увидел стол, накрытый на двоих. Клер сказала, что как раз собиралась позвать его на ужин.
  
   Господи! Какое это было счастье ужинать и пить чай вдвоем с любимой девчонкой за одним столом. Тихо непринужденно играла музыка. Это был Лес Хэмфри и другие. Они впервые в жизни танцевали друг с другом. Пятачка метр на метр в ЕЕ комнате хватило, чтобы устроить мини танцплощадку. Он чувствовал ЕЕ близость. Их сердца учащенно бились, время остановилось. Наверное, это и называется ЛЮБОВЬЮ!
  
  Он увидел в ЕЕ глазах такую ЛЮБОВЬ к нему, столько тепла, что забыть это просто невозможно. Клер с такой печалью его провожала, что Степ чуть не разревелся после ЕЕ ухода.
  
  Клер сказала ему, что встретила настоящего человека. Теперь Степ знал, кого ОНА имела в виду! И еще ОНА сказала, что в ЕЕ комнате скоро будет много вина...
  
  И вот он дома в родительском доме. После мучительных раздумий вчера он сел, написал и отправил Клер письмо, в котором просил ЕЕ руки. И это был не сон, а реальная действительность. И это было сделано не под горячую руку, а в полном здравии и рассудке. А потом был разговор с мамой. Степ сказал о своем намерении жениться. Мама сказала ему, что он еще очень молодой... Ни мама, ни отец не представляли или не хотели понимать, что происходило в этот момент на душе у Степа. Это его сильно раздражало. Он решил, что больше вообще не будет обсуждать с ними свои личные проблемы. Это бесполезно. Они считали, что самое главное в жизни - учеба и все, а остальное - просто не существовало в их понимании.
  
  
  
  Четвертый сон Степа.
  
  
  
  "Степу снилось, что он вернулся в общежитие. Входит в незнакомую комнату, в которой было много кроватей, в том числе и двухъярусных. Он почувствовал, что на одной из них Клер. ЕЕ не было видно, хотя в комнате больше никого не было. Он почувствовал ЕЕ присутствие, но никак не мог ЕЕ найти. А потом Степ увидел ЕЕ на одной из верхних коек. Видимо ОНА спала до этого, потому что глаза у НЕЕ были полуоткрыты, взгляд мягкий. Он подошел к НЕЙ, погладил ЕЕ нежно, нежно и сказал: Я вернулся любимая! Потом ничего, не говоря, осторожно поднял ЕЕ, не ощущая при этом веса. Степ ощущал, что ЕЕ тело абсолютно не стесняло его движений. ЕЕ руки обвились вокруг его шеи. Он ощущал губами знакомый запах ЕЕ волос. Клер ничего не ответила ему. Она только счастливо смотрела на него и улыбалась. Все морщинки усталости разгладились на ЕЕ измученном лице. На лице уже не было этих судорожно сжатых губ, которые так врезались ему в память. ОНА была снова его, его, его..."
  
  Теперь ему начало казаться, что Клер больше никогда не будет жестока по отношению к нему и по возвращению в Питер снова будет его и на этот раз навсегда. Теперь ОНА знала абсолютно все, что он хотел и мог ЕЙ предложить. Степ не мог забыть день отъезда из Ленинграда - ОНА была добра к нему. Клер была такой, какой он видел ЕЕ в своих снах.
  
  
  
  Встреча сорок первая.
  
  
  
  В начале февраля Степ возвратился в общежитие. Пару дней ЕЕ не было в общежитии. Он ждал ЕЕ появления. И вот, наконец, ОНА появилась. Степ понял это по исчезнувшей с вахты телеграмме на ЕЕ, а кроме НЕЕ ЕЕ почту никто не забирал.
  
  Степ встретил ЕЕ с аспиранткой подружкой возле радиоузла. Они направлялись к НЕЙ в комнату. Степ уже не почувствовал в себе той робости и нерешительности, которая раньше всегда так мучила его при встрече с Клер! Они посмотрели друг другу прямо в глаза. В ЕЕ глазах в первое мгновение Степ почувствовал упрек, испуг и даже некоторый страх... Но Клер на то и Клер! ОНА мгновенно овладела собой и, очаровательно улыбнувшись, первая поздоровалась с ним. Степ ответил ЕЙ предельно ласково...
  
  Он дважды видел ЕЕ в коридоре недалеко от своей комнаты. Но поведение Клер было весьма странное. При его виде ОНА мгновенно разворачивалась на 180 градусов и убегала, именно убегала, а не уходила - в противоположную сторону коридора. Хотя впрочем, он мог это объяснить только тем, что был не один - с ним были его однокурсники. Но при этом Клер явно искала контакта с ним наедине.
  
  Вчера вернулся Влад после поездки домой.
  
  Степ вел себя по-дурацки странно. Ведь он до безумия любил Клер и вместе с тем абсолютно ничего не делал для того, чтобы ОНА стала его. Он ходил неприкаянный. Степ даже не мог понять, почему все так происходило... Сейчас ОНА знала все. Когда он увидел ЕЕ впервые после приезда, ОНА смотрела на него с такой любовью. Кроме того, ОНА поздоровалась с ним первая. Так почему же он сразу же после этого не зашел к ней??? Он видел ЕЕ возле своей комнаты. ОНА явно собиралась зайти к нему, но, завидев его, убегала прочь. Ему казалось, что Клер избегала его. Ему самому было как-то не по себе идти в ЕЕ комнату. Степ видел, как ОНА зашла в комнате к арабу Мохаммеду, живущему с болгаркой. Клер просидела там, около трех часов. У Степа не возникало ни капли ревности по отношению к Мохаммеду, тем более что когда он зашел туда, Клер сразу же засмущалась, сказала, что ЕЙ пора спать. ОНА всем видом показала Степу, что ничего общего не имеет с Мохаммедом. Затем Степ увидел ЕЕ в коридоре у комнаты Сереги К. с дисками (виниловыми пластинками) в руках. ЕЙ почему-то стало неудобно, что он увидел ЕЕ у комнаты очередного парня. Степу показалась, что Клер боялась его ревности, которой у него никогда не было. Наверное, Степ стал слишком самоуверен в себе. И причина этому была Клер.
  
  Увидев Степа, Клер спросила, как он провел зимние каникулы. Степ ответил, что, как видишь "живой и цветущий". Он сам потом себя ругал за то, что "сморозил" ЕЙ эту ересь. Несколько раз он встречал Клер в коридоре, но в этих встречах не было ничего особенного.
  
  
  
  День рождения Степа.
  
  
  
  Н-го февраля Степ праздновал свой день рождения. Ему исполнилось 19 лет. Весь день он ждал главного подарка - появление Клер. Но ЕЕ не было. Степ несколько раз заходил к НЕЙ в комнату, но ЕЕ не было. Девчонки из ЕЕ комнаты тоже ничем не могли ему помочь. Он искал ЕЕ во всех местах их возможных встреч. ЕЕ не было нигде. Тогда устав ждать, он в 20.00 дал отмашку засидевшимся гостям начинать празднество без НЕЕ. Поздравляли Степа Влад, Федот и три девчонки из студсовета. Настроение было тягостным. Праздника не получилось. Он ждал Клер. Прозвучали традиционные тосты за именинника, и водка и вино были разлиты по стаканам. Как водится - между первой и второй промежуток небольшой. Проголодавшаяся публика быстро хмелела. Опять, очередной раз все происходило не по тому сценарию, которого хотел Степ.
  
  Часа через два Степ увидел ЕЕ в коридоре - Клер шла к нему, но, увидев его пьяного да еще в обществе трех девчонок, развернулась и убежала... Степ, конечно, не побежал ЕЕ догонять - все аргументы были явно не в его пользу. Степ видел ЕЕ несколько раз после этого. ОНА видимо сильно тосковала по нему - он это чувствовал и видел по ЕЕ глазам и поведению. Но все попытки приблизиться к НЕЙ оказались безуспешными. Странно, что же у НЕЕ произошло с Сашей? Степ даже не мог себе представить...
  
  ОНА продолжала находиться в общежитии, но на своей территории. Дорога туда была временно заказана Степу.
  
  
  
  Разлука одиннадцатая.
  
  
  
  Так прошла тягостная неделя. Степа ждали еще большие испытания. В субботу вечером в общежитии как всегда Степ устраивал танцы. С самого начала и до конца Клер была на них. И ОНА весь вечер танцевала с каким-то иностранцем - Степ видел его впервые. О Господи! Степ звал ЕЕ, а ОНА танцевала с чужим мужиком на глазах изумленного Степа, да и всего общежития. Более того, Клер обнимала его за шею. В перерывах между музыки ОНА сидела с ним в темном углу. Сердце Степа разрывалось от отчаяния. Ему было больно все это видеть. Ведь он знал, что этот мужик ничего не значил - это была ЕЕ прихоть наперекор ему. При этом сегодня Клер всем своим видом показывала присутствующим, что увлечена этим иностранцем по-настоящему. А это значило к черту Сашу и Степа! Такой жгучей и черной мести Степ никак не ожидал от любимого создания!
  
  Во время одного из перерывов Степу удалось все-таки оторвать ЕЕ от иностранца и поговорить. Он утащил ЕЕ в коридор - в красном уголке бушевала музыка. Каким уставшим выглядело ЕЕ лицо. Клер сказала, что сама хочет поговорить со Степом, но не сегодня, а на днях. И при этом спросила, не мучает ли его совесть? Степ все понял - это был ответ на его письмо, приговор за его день рождение, за элементарную невнимательность и все остальное. Степ попросил ЕЕ остаться, а ОНА, думая о своем, заявила, что навсегда уезжает в Таллин. Степ стоял оглушенный, а Клер развернулась и ушла танцевать со своим ухажером.
  
   Финальный разговор с Клер состоялся на следующий день. Разговор был очень резким и предельно откровенным.
  
  Клер заявила, что его мысль о свадьбе на НЕЙ - это "бред сумасшедшего"!
  
  В ответ Степ сказал ЕЙ, что ОНА не любит Сашу и выходит за него по расчету. Клер не собиралась ничего отрицать.
  
  ОНА только заметила, что вначале...
  
  Затем Клер сказала, что всю жизнь считала себя выше даже своих сверстников, а он по сравнению с НЕЙ вообще "ребенок".
  
  Степ не стал спорить. Было бы глупо отстаивать свой возраст - тем самым Степ окончательно убедил бы ЕЕ в "своем убеждении". Далее Клер заявила ему, что Саша обо всем знает, и что он его жалеет. Степ в ответ заметил, что Саша в худшем положении, чем он, так как ему придется жить с НЕЙ долгие годы, зная, что ОНА его не любит.
  
  На этот раз Клер заметила, что любила его когда-то. Но это прозвучало совсем не убедительно. Потом Степ предложил предсказать ЕЙ дальнейшую судьбу. Это ЕЕ заинтересовало:
  
   "ТЫ выйдешь замуж за перспективного жениха - "рацио", как ТЫ сама говорила. Кстати это будет не обязательно Саша. У ТЕБЯ будет хорошее положение в обществе, придут большие деньги. Детей не будет. А потом ТЫ постареешь. Любовь, которой у тебя никогда к нему не было, постепенно перейдет в злобу. ТЫ будешь существовать - прожигать свою жизнь. И вот тогда ТЫ вспомнишь меня, который любил тебя бескорыстно искренне".
  
  В понедельник в 16.00 Степ посадил Клер на скорый поезд "Ленинград - Таллин" и их история на этом почти закончилась. Многое в их последнем разговоре было ЕЮ придумано из-за безысходности своего и его положения. Хотя впрочем, сейчас это уже не имело никакого смысла, прошедшие события не повернуть назад. Даже в последние мгновения на вокзале в НЕЙ победила рациональность - даже в конце Клер не призналась Степу в том, что любила его когда-нибудь. И эта "гордость" довела их обоих до нервного срыва.
  
  
  
  Встреча сорок вторая и двенадцатая разлука.
  
  
  
  В последнем разговоре со Степом Клер утверждала, что не любила его, вернее, что у НЕЕ и в мыслях не было ничего "такого". А ровно через три дня ОНА приехала из Таллина и первым делом побывала у Степа в комнате, успела поговорить с Владом о нем и просила передать, чтобы, как только Степ появиться сразу же зашел к НЕЙ.
  
  Степ не зашел - это означало бы начать все сначала, а это было слишком горько для него. ЕЕ появление означало лишь одно: в их последнем разговоре было лишь на 50% правды. Значит, что-то еще Клер питала к нему - прощаются ведь один раз? Ведь ОНА не сможет получить от него ничего кроме магнитофонной пленки с диском Paul McCartney 1973-'Band on the Run'.
  
  Итак, суббота, суббота. Будь она не ладна! Если Магомед не идет к горе, то гора приходит к нему сама... В субботу к Степу опять приходила Клер. ОНА снова его не застала, и Влад сказал ЕЙ все, что он о НЕЙ думает. Это было очень жестоко с его стороны - Степ очень хорошо знал способности Влада обижать. Он посмотрел на Клер таким испепеляющим взглядом, что ОНА дрогнула. Клер никогда не испытывала открытой ненависти со стороны окружающих. Влад разделался с НЕЙ за Степа со всей свойственной ему самоуверенностью и жестокостью. Узнав об этом, Степ был крайне возмущен, но простил ему, так как в какой-то степени Влад был прав, хотя и влез в их интимные отношения. Ведь Влад был его самым преданным другом.
  
  Обо всем этом Влад сам рассказал Степу, но кое-что уточнила потом Клер. ОНА сказала Степу, что по ЕЕ мнению Влад считает ЕЕ - воплощением Зла... Клер спросила, почему Степ не пришел в пятницу к НЕЙ? Влад ответил ЕЙ, что Степ зол на НЕЕ и не придет больше к НЕЙ. Это было хамство - он не имел никакого права решать и говорить ЕЙ за Степа. Это не его дело!
  
   Днем Степ надумал позвонить домой родителям - он всегда звонил им по субботам. Но в окне пункта междугородних разговоров Степ увидел ЕЕ фиолетовый коронный болоньевый плащ и красную вязаную шапочку. Ему хватило доли секунды, чтобы узнать Клер. ОНА стояла к нему спиной. Степ прошел мимо и направился в гастроном, а потом, перейдя дорогу, зашел в кулинарию. Ему абсолютно ничего не надо было ни в гастрономе, ни тем более в кулинарии - просто он не собирался встречаться с НЕЙ. Но от судьбы не уйдешь. Уже переходя дорогу, Степ почувствовал Клер где-то рядом. Они научились чувствовать друг друга, не оборачиваясь и не видя. Степ думал, что ОНА чувствовала его еще на переговорном пункте. Выйдя из кулинарии, он "случайно" столкнулся с Клер.
  
   Они заговорили. Разговор получился интересный:
  
  Клер почувствовала свое поражение перед нахлынувшими на НЕЕ чувствами и отступила.
  
  Нет, ОНА не бросилась ему на шею. ОНА просто готова была расплакаться, и голос ЕЕ дрожал во время их разговора.
  
  Клер спросила Степа, злиться ли он на НЕЕ?
  
  Степ искренне улыбнулся и ответил ЕЙ, что это работа Влада, что не пришел к НЕЙ, так как был "занят" и еще какую-то чушь.
  
  Мог ли он ответить ЕЙ по-другому? Клер все это время пристально смотрела ему в глаза, проверяя, не врет ли он?
  
  Вряд ли глаза Степа могли сказать ЕЙ что-нибудь, кроме бесконечной ЛЮБВИ!
  
  В разговоре чувствовалось, что Клер боится расстаться со Степом.
  
  ОНА сказала ему, что привезла в подарок бутылку Vana Tallin и книгу "Чайка по имени Джонатан Ливингстон".
  
  Клер сказала, что Степ поймет эту вещь - она для и про него.
  
  Это был повод затянуть разговор, и Степ поддался на ЕЕ вызов. Так они застряли у входа в кафе и разговаривали о дорогих им
  
  вещах. А рядом в окне кафе три девицы с глупым(?) любопытством в упор рассматривали Степа с Клер. Тогда они посмотрели на них и дружно расхохотались. В эту минуту Степ был счастлив - Клер была снова его! ОНА рассказывала, как покупала ему Vana Tallin и как продавщица сурово посмотрела на НЕЕ и спросила: Девушка, а, сколько вам лет? Клер ответила, что ЕЙ 23, но продавщица все же потребовала у НЕЕ паспорт. И хотя Клер выглядит как девочка, но Степ понял по выражению ЕЕ глаз, что эту историю ОНА придумала только что. У НЕЕ был очень усталый вид и уж совсем недетский взгляд!
  
   Потом они зашли с НЕЙ в кафе и стали в очередь. Так они стояли в очереди и болтали, Степ аккуратно взял Клер за локоть. Это получилось как-то само собою непроизвольно, но властно с его стороны - Клер не сопротивлялась. Клер взяла им поесть - он видел, ЕЙ очень хотелось сделать что-нибудь для него. Хотя бы мелочь. Степ выпил с НЕЙ кофе. Когда Клер брала сдачу, буфетчица сказала им: "Пожалуйста, дети". Они снова дружно рассмеялись, отчего буфетчица почему-то обиделась. Клер допила кофе, и они вышли на улицу. Клер то и дело касалась его плечом - ему было необыкновенно приятно, к чему скрывать. В ту минуту они были снова окрыленные ЛЮБОВЬЮ! В нем боролись два чувства: счастье, что любимая снова рядом с ним и желание всеми силами подавить это целиком поглощающее чувство. Он хотел броситься куда-нибудь в сторону и бежать, бежать, пока не упадет.
  
  Клер сказала ему, что в начале марта приедут ЕЕ родители - повидать Саньку и в Таллин. Степ понял, что они приезжают на свадьбу дочери. Ну да впрочем, ни та, ни другая новость не были уже для него ни новостью, ни трагедией. Даже если бы Клер сейчас сказала ему, что согласна на его предложение, то и в этом случае он наверное не испытал бы полного удовлетворения, так как их совместная жизнь с Клер была бы обречена на постоянные переживания и сплошную нервотрепку.
  
   После разговора в кафе, они разошлись по своим комнатам, но он обещал ЕЙ тут же зайти. Степ зашел к себе в комнату, поговорил с Владом и выкурил подряд три сигареты. Только тут он заметил, как внимательно и настороженно слушал его Влад, при этом изображая полное равнодушие к теме разговора. Когда Степ сказал, что Клер попросила подарить ЕЙ пленку с "Band On The Run", Влад то ли вызывающе, то ли обалдевши, ответил: Что не сделаешь ради красивой женщины! Влад всех представительниц прекрасного пола называл не иначе как женщинами. Этот диск МакКартни был самым любимым у Степа. Обычно им оканчивались все танцы. После этого Степ взял обещанную пленку и пошел в ЕЕ комнату. По дороге он встретил Клер - ОНА шла к своей аспирантке Вале, но тут же передумала и вернулась вместе с ним.
  
  Они поболтали с НЕЙ минут пять не больше. Клер предлагала ему свои личные вещи. Это была в основном кухонная посуда. Степ конечно отказался - ему ничего не надо было. Взял только какую-то бутылку из-под виски - она была маленькая и удобная. Хотя впрочем, и бутылка ему тоже была не нужна. Просто ему захотелось показать ЕЙ, что его трогают ЕЕ заботы о нем. Он забрал бутылку Vana Tallin и рассказ "Джонатан..." и ушел, даже не сказав ЕЙ спасибо. Вечером того же дня в 22.00 Клер снова уезжала в Таллин. Сейчас, после встречи с Клер, после того, как он "проводил ЕЕ последний раз три дня назад", ему стало снова не по себе. Он просто захотел напиться и забыть все. Степ купил бутылку водки, замешал ее с Vana Tallin и вырубился.
  
   После очередной дозы спиртного, Степ услышал стук в дверь. Ребята открыли - на пороге стояла Клер. ОНА не стала объяснялась ни с кем, ОНА спросила его. Степ был изрядно пьян, однако мгновенно вскочил с койки и вышел в коридор. Клер хотела его видеть. ОНА говорила ему о том, что уезжает сегодня. ОНА передала деньги для парня из общежития, который шил по заказу ЕЙ вещи. Потом Клер передала Степу вещи для Саньки. При этом ОНА что-то говорила и говорила ему, а он молча поддакивал и просто смотрел на НЕЕ. Он был в тумане, не столько от спиртного, но и от ЕЕ присутствия. Его мозг работал абсолютно трезво.
  
  Тогда Клер спросила: Мальчишка! Ты что напился? Степ пожал плечами. Ему было все равно - его поведение с НЕЙ не зависело от количества выпитого спиртного. Наступила пора расставания. Клер смотрела на Степа жадно, мучительно внимательно и опять, как ему показалось, ОНА была готова расплакаться.
  
  Клер спросила Степа, когда он переезжает в другую комнату? Степ ответил, что где-то в середине марта. ОНА опять что-то прикинула и ушла, коротко сказав, что еще увидится с ним. А он уперся в косяк открытой двери в свою комнату и смотрел, как Клер удаляется по коридору, желая удостовериться в том, повернется ОНА или нет, посмотрит на него или нет? Но так как они остро чувствовали, друг друга, Клер не повернулась в его сторону - так было легче им обоим. Потом Степ зашел обратно к себе в комнату. Настроение было прескверное - хмель в голове выветрился. Необходимо было что-то выпить. Студсоветовские девчонки боролись с Владом и были явно лишними в комнате. Степа охватило тошнотворное отвращение к этой мышиной возне, он подхватил случайно оброненную фразу Влада: Идите на фик! и повторил эту фразу три раза, вложив в интонацию такое явное презрение, что девчонки моментально выскочили из комнаты, и больше в тот вечер он их уже не видел.
  
  Так закончилась очередная встреча Степа и Клер.
  
  
  
  Свадьба Клер.
  
  
  
  Степ сдержал обещание съездить к Сане в Зеленогорск. От Сани он узнал о состоявшейся в Таллине свадьбе. В начале марта, как и планировалось, приехали родители Клер в Таллин.
  
  В Таллине состоялась свадьба между Александром П. и Клер Т. Клер поменяла фамилию.
  
   Свадьба прошла очень тихо и скромно. Без лишнего шума. Клер, видимо немного охмелев, стала очень мрачной и рассказала своей матери о Степе. Клер сказала, что он был для НЕЕ вторым светлым лучом (после того парня, который разбился на мотоцикле) и что все ЕЕ внутреннее Я стремиться сейчас к нему... Это был шаг отчаяния с ЕЕ стороны.
  
   Санька передал Степу просьбу Клер:
  
   Передай Степу, чтобы он постарался простить меня!
  
   За что?
  
   Он знает за что!
  
  После этого разговора Степ решил, что другого выхода у Клер не было!
  
  Иначе ОНА бы разорвала бы союз с Сашей - на это у НЕЕ хватило бы решительности, Степ это прекрасно знал!!! Поэтому осуждать ЕЕ сейчас он не мог и не имел права.
  
   В разговоре с матерью Клер рассказывала о Степе, потом мать подробно расспрашивала Саньку о нем.
  
  Она спросила его:
  
  Кто тот парень, живущий в общежитии, из-за которого Клер откладывала свою свадьбу столько раз?
  
  Клер сказала брату, что вышла бы за Степа замуж даже, несмотря на разницу в возрасте, но в том случае если бы он сейчас оканчивал институт... И все, и больше никаких других "если бы".
  
  В последнем разговоре со Степом Клер сказала ему: Мы с Сашей люди умные, и в случае необходимости разведемся без лишнего шума!
  
  Клер попросила Саню:
  
  Я знаю, Степ многое знает о жизни, но, пожалуйста, повлияй на его романтизм!
  
  
  
   Недошедшее письмо Степа к Клер:
  
  
  
   "Любимая!
  
   Я был у Сани, и он рассказал мне о свадьбе. Это письмо я пишу на случай, если не увижу ТЕБЯ. Я знаю, вернее, чувствую, что ТЫ еще заедешь в общежитие. Мне ужасно не хватало ТЕБЯ все эти последние дни. Я хочу ТЕБЯ увидеть, хотя, наверное, легче было бы нам не встречаться.
  
   В конце марта приезжает моя сестра. Я всегда хотел вас познакомить, но не получилось. Я писал ей о ТЕБЕ.
  
   Эта свадьба нисколько не изменила моих отношений к ТЕБЕ. Я все также влюблен в ТЕБЯ. Чем меньше я ТЕБЯ вижу, тем сильнее меня тянет к ТЕБЕ какая-то неведомая сила, противостоять которой я не в состоянии.
  
   Если ТЫ приедешь в общежитие - найди меня или дай знать о себе. Не исчезай бесследно или романтично, как ТЫ мне говорила. Мне надоела романтика поражений... И не слушай никого, кто будет рассказывать ТЕБЕ обо мне: ни девчонок из ТВОЕЙ комнаты, ни Влада, никого, потому, что сейчас никто из окружающих не знает, чем и как я живу.
  
   Степ"
  
  
  
  Встреча сорок третья.
  
  
  
  Прошел двадцать один день со дня последней их встречи.
  
  Вчера в общежитие приехал Саня. Вчера Саня "попортил много крови" Степу, Но Степ не держал на него зла, что взять с пьяного мужика? Хотя в промежутках между бредовыми мыслями и идеями он рассказал Степу много интересных вещей. Он приехал на встречу с Клер. Вчера они ЕЕ не дождались, Степ надеялся увидеться с НЕЙ сегодня. Саня сказал, что получил письмо из дома с припиской от Клер. Клер писала, что решила поступать в аспирантуру в наш институт. Степ чувствовал, что это было из-за него. Ведь он говорил с НЕЙ об аспирантуре - ОНА категорически не хотела продолжать учебу: Хватит, отучилась! А сейчас поворот на 180 градусов.
  
  Пол десятого утра Степ стоял на трамвайной остановке у кинотеатра "Спорт" и снова и снова думал о Клер. И вдруг напротив он увидел знакомую до боли красную вязаную шапочку и фиолетовый финский болоньевый плащ. Это была Клер!!! ОНА стояла у остановки и тоже ждала трамвай.
  
  Степ подошел сзади и тихонько окликнул ЕЕ. Клер мгновенно оглянулась - их взгляды встретились, и ОНА слабо улыбнулась. Его сердце колотилось как бешеное.
  
  Он спросил ЕЕ, почему ОНА не зашла к нему???
  
  Клер ответила ему, что потому, дескать, что, он переехал в другую комнату и т.д.
  
  Степ понял, что ОНА боялась показаться ему на глаза после свадьбы.
  
  В ЕЕ глазах было столько муки и страданий.
  
  Подошел трамвай, и они поехали вдвоем с НЕЙ в институт по ЕЕ делам. Оказывается, Клер уже два дня была в общежитии, и боялась зайти. Влад видел ЕЕ и молчал... Они много говорили с ней - ОНА аккуратно рассказала ему о свадьбе, видимо боялась его неадекватной реакции. Они возвратились в общежитие.
  
  Степ рассказал ЕЙ о приезде сестры. Клер подробно расспрашивала о Полине. Потом Клер задала странный вопрос, который он понял полностью много позднее: "Говорил ли тебе Саня о родителях?"
  
  Интересен еще один фрагмент их разговора. Клер рассказывала, как они: ОНА, Саша и его мамаша ехали в узком таллинском трамвайчике. Клер сидела одна - впереди Саша. К НЕЙ подошли два моряка - один спросил: Девушка ... задумалась? А другой подхватил: Не девушка, а девочка! Клер горестно махнула рукой и сказала: А ему (Саше) все равно!
  
  А потом по ЕЕ приглашению он зашел в комнату, где ОНА и обитала последние два дня!!! Значит, все-таки его не обмануло чутье, подсказавшее ему пару дней назад, что он видел Клер, когда ОНА проходила мимо кухни. Степ тогда вздрогнул и обернулся, но увидел силуэт девушки слишком быстро, чтобы убедиться, в том, что это была Клер.
  
  Он зашел в комнату монголки Имины. Там его ждала Клер. Клер снова собиралась в дорогу, на некоторое время оставила его одного в комнате. Степ обошел комнату и увидел оставленный для Имины ЕЕ таллинский адрес. Фамилия была указана двойная. Хотя какое это сейчас имело значение для него?
  
  
  
  Разлука тринадцатая.
  
  
  
  Потом Степ снова провожал ЕЕ на поезд в Таллин.
  
  Варшавский вокзал. Все тот же гнусненький, грязненький вестибюль. Они сидели с НЕЙ рядом близко-близко друг к другу. Степ чувствовал тепло ЕЕ тела. И ему было невообразимо приятно ощущать ЕЕ близкую и земную. Они читали, прижавшись, друг к другу, журнал, и им было так хорошо, что не нужно было никаких слов в ту минуту... Сидевший рядом парнишка просто обалдел от Клер. Он сидел как на иголках и когда Степ спросил его, во сколько прибывает поезд в Таллин, он вскочил, ничего не ответив, и убежал куда-то.
  
  По дороге на вокзал Степ рассказал Клер о неудавшейся жизни его тетушки из-за отсутствия детей и еще из-за того, что ее муж пьяница. Клер спросила: Почему же тетушка не разведется? Это было так просто в ЕЕ понимании, что Степ понял - Клер может бросить Сашу в любой момент. Потом ОНА снова, как бы оправдывая свое замужество, сказала о том, как трудно незамужней девушке устроится в чужом городе среди чужих людей. Кто знает, может быть, доля правды была в ЕЕ словах, но разве это был выход - выйти замуж за нелюбимого человека. Клер рассказала ему о поляке Томеке из Сашиной комнаты, женившемся на эстонке, которая старше его на три года (это было явно, не зря сказано!). При этом Клер сказала, что Томек не любит свою жену и сбежит от нее при первой возможности. Но при этом Клер сказала, что у НЕЕ все будет по-другому.
  
  Степ посадил ЕЕ в вагон. Клер снова проверяла его. ОНА сказала ему, что забыла свое обручальное кольцо в Таллине, явно предупреждая не делать глупостей в последнюю минуту. Степ спросил, приедет ли ОНА еще в Ленинград? Клер пообещала появиться весной или вероятнее летом. Когда точно - не говорила. Прощаясь, ОНА, улыбнувшись, протянула руку. Степ слегка пожал ее, удивляясь ЕЕ грациозности и женственности. Потом посмотрел ЕЙ в глаза и подмигнул, сказав, что все еще впереди.
  
  На лице Клер выразился немой вопрос: Правда ли это? Будет ли это когда-нибудь? Потом Клер зашла в вагон, при этом обернулась и помахала ему рукой, понимающе кивнув головой.
  
  Так они расстались с НЕЙ, и как оказалось - навсегда!
  
   *********************************************************************************************
  
  
  
  Жизнь после Клер.
  
  
  
  После разлуки Степ утратил всякий интерес к другим девчонкам.
  
  Как-то Степ ехал в институт вместе с Туей, и у него пропало всякое желания ухаживать за ней. В прошлое воскресенье он встретил свою одноклассницу Ольгу. Они долго гуляли с ней по Питеру, сходили в кино и поняли, что их абсолютно ничего не связывает кроме школьных воспоминаний.
  
  Уезжая, Клер сама того не желая, сделала его каким-то духовным "импотентом" по отношению к другим девчонкам.
  
  Куда девался его задор?
  
  Он постоянно думал о Клер. Когда ОНА уезжала надолго, ему начинало казаться, что ОНА вообще никогда его не любила, а только делала вид или, что еще хуже, жалела. И хотя он десятки раз убеждался в искренности ЕЕ чувств к нему, ему вдруг становилось страшно - а вдруг он ЕЕ больше никогда не увидит? Вдруг Клер покорится судьбе, пожив с Сашей? Ведь они сейчас были слишком далеки друг от друга, нет не по расстоянию, а по положению. Клер оставила ему свой телефон и адрес (вернее не свой уже, а Сашиных родителей), а он так и не написал ЕЙ и не позвонил ни разу. Эта связь его не устраивала. Он не хотел писать Саше для Клер.
  
  Как-то в середине апреля Степ ехал на физкультуру и у Ланской увидел в окно трамвая Саньку. Его куда-то везли на военном "уазике". Степу не захотелось встречаться с ним, снова потратить уйму времени, выполняя его поручения.
  
  Через некоторое время у Степа появилась возможность съездить в Таллин на экскурсию. Он мучительно для себя решал: Ехать или нет? Ему как никогда было тяжело и не хватало Клер. И что самое неприятное - он чувствовал ЕЕ теперешнюю жизнь и ничего не мог поделать. Сосед по новой комнате сказал ему, что, несмотря на внешнее поведение и странности характеров, большинство девчонок - однолюбки!
  
  Через некоторое время Степ все-таки поехал в Таллин. Ему было никак не собраться позвонить ЕЙ по телефону. Их группа завтракала и обедала в ресторане "Кунгла", как раз по той самой улице, чуть дальше от дома, в котором жили Сашины родители. Степ ходил как неприкаянный по Таллину, пытаясь сосредоточиться на том, что он скажет Клер. Собственно его пугал не разговор с Клер, а необходимость оправдываться перед Сашей или еще хуже перед его мамашей.
  
  Ему очень не хотелось объясняться с ними на резонно задаваемый вопрос:
  
  "А зачем вам (то есть ему) собственно говоря, нужна Клер?"
  
  И тогда ему пришлось бы оправдываться перед абсолютно чужими ему людьми. И вот он бродил по старому Таллину, собираясь с мыслями. Наконец, придав себе смелости - дозой спиртного в баре "Кунгла", Степ позвонил по этому злосчастному номеру телефона.
  
  Четыре длинных гудка и знакомый ему мужской голос ответил официально и сухо: "Алло!" Саша явно был настроен на разговор с одним из своих сослуживцев.
  
  Степ соответственно, предупреждая свои возможные осложнения, спросил решительно, выигрывая время: Это квартира П.?
  
  Тот же голос ответил: Да.
  
  Степ попросил его позвать к телефону Клер. Саша узнал его мгновенно по голосу.
  
  Тягостное молчание длилось несколько секунд и, видимо, не успев ничего придумать, он вяло проскрипел: Ладно, ... сейчас!
  
  Некоторое время в трубке была полная тишина.
  
  Степ представил себе как Саша подходит к Клер и говорит, глядя ЕЙ в глаза: Там тебя зовет этот парень.
  
  Потому, что по голосу Клер Степ почувствовал, что ОНА неприятно ошеломлена неожиданностью звонка.
  
  Голос у НЕЕ был какой-то безжизненный, вялый и вообще ледяной. ОНА отвечала сдержанно и кратко: Да и Нет и ничего больше.
  
  Разговор не получился. Степ спросил ЕЕ, как живет Саня - от него нет никаких вестей?
  
  Странно, но во время разговора с Клер по телефону, он не узнал ЕЕ голос. Он был очень вялый и не похожий на обычный. У него сложилось впечатление, что он слышал его впервые. Может быть, это телефон исказил голос до неузнаваемости. Степа удивили совершенно незнакомые оттенки в ЕЕ голосе, может, это была и не ОНА вовсе?
  
  По ЕЕ невнятному ответу, он понял, что проиграл и ничего, конкретно ничего этот разговор уже не даст.
  
  Тогда, он перестал ходить вокруг да около, и сказал ЕЙ, что ему всего лишь хотелось услышать ЕЕ голос и больше ничего. Услышать ЕЕ голос - пожалуй, это была правда, это было самое главное для него в ту минуту.
  
  Наверное, для НЕЕ это было в ту минуту более неожиданно, чем, если бы он начал признаваться ЕЙ в своих чувствах. Это было бы и не к месту. Разговору явно мешал Саша, который стоял в ту минуту над ЕЕ и соответственно его душой.
  
  Поэтому Степ ни в чем не обвинял никого в данной ситуации. Это была ситуация полнейшего тупика...
  
  В тот вечер Степ напился в баре "Revade" и "бросался" на женщин. Впрочем, это слишком громко сказано, он ведь снова вовремя останавливался. Странно, он, наверное, здорово возмужал за последний год, потому, что его в Таллине пускали в любой бар, хотя там был разрешен вход лицам, не моложе 20 лет. Там в баре, к нему подсела девица явно лет 25, и по ее разговору Степ понял, что она считала его своим сверстником. Но это уже не имело никакого смысла...
  
   Степ понял, что в этой жизни их отношения с Клер не сложились...
  
  Но он продолжал с упорством камикадзе любить ЕЕ, надеяться на чудо и ждать, ждать ...
  
  
  
  Пятый сон Степа.
  
  
  
  "Вначале снилась снова и снова комиссия, которая ходила по общежитию, и он снова грубил, ругался по любому поводу, а потом была опять сплошная нервотрепка.
  
  Потом какой-то город или городишко наподобие Таллина. Какая-то очередь неизвестно куда. Неизвестно какие люди стояли вокруг. Ему тоже зачем-то нужно было встать в эту очередь, неизвестно для чего и вообще ничего неизвестно. И вдруг он заметил в этой очереди Клер с Сашей. ОНА тоже его заметила - у них ведь телепатия с НЕЙ. Он подошел к НЕЙ - ему никто, абсолютно никто не мешал. И вот уже вокруг них никого не было, не было и Саши, хотя Степ знал, что он стоял где-то рядом. Он ощущал только Клер, ощущал тепло ЕЕ рук. Степ видел ЕЕ глаза. Он обнял ЕЕ за плечи - они стояли и молчали. Характерно, что сколько раз он видел ЕЕ во снах - ни разу Клер не заговорила с ним, ни разу???"
  
  
  
  Наступил май месяц. Клер по-прежнему молчала... От НЕЕ не было никаких известий. У Степа сложилось впечатление, что ОНА вообще не напишет ему ни строчки, а потом появится в самый неподходящий момент. С НЕЙ всегда было так: когда ему особенно была нужна ЕЕ поддержка - ЕЕ не было рядом, а когда Степ справлялся со своими слабостями, и у него была гора неотложных дел - тогда появлялась ОНА.
  
  Влад уехал домой договариваться на счет свадьбы летом этого года. В общежитии снова сменился председатель студсовета. Это был уже четвертый при Степе: Валерочка, Колька Е., Витька Е. и сейчас "Сэм". И что характерно, все председатели уходили со страшным скандалом с Изабеллой - зам. декана факультета по работе с иностранными студентами.
  
  Как-то Степ ехал с Сэмом в институт, договариваться на счет первомайского вечера в общежитии. Говорили обо всем понемногу. Сейчас Сэм учился на третьем курсе факультета автоматики - самого престижного факультета в институте. Его выгнали за пьянку четыре года назад со второго курса. В то время он учился в группе вместе с Клер. Степ с интересом расспрашивал его о Саше и Клер, но Сэм либо ничего не знал, либо по неизвестным причинам не захотел делиться.
  
  Удивительный факт - все кто знали Клер, когда Степ пытался что-либо узнать о НЕЙ, отмалчивались. Никто не говорил о НЕЙ ничего ни хорошего, ни плохого. Вообще ничего... А ведь ОНА рассказывала, что на первых курсах была очень веселой и "компанейской". По мнению Степа, Клер никогда не дружила более чем с одним - двумя знакомыми парнями. Во всяком случае, такой ОНА знал ЕЕ Степ.
  
   Со дня свадьбы прошло уже пятьдесят пять дней, тридцать четыре дня назад он последний раз видел ЕЕ и десять дней назад он разговаривал с НЕЙ по телефону. Странно, но ему казалось, что за это время прошла вечность. Наверное, это, потому, что время двигалось бесконечно медленно.
  
  Клер при всей своей красоте и недосягаемости, была еще необыкновенно жестока к нему.
  
  Быть может, ОНА вымещала за собственные неудачи и горести, за то, что ЕЙ не удалось достигнуть намеченных рубежей.
  
  Ну, вот, пожалуй, и все. Так прошли полтора года жизни Степа в институте. Это было его становление.
  
  Плохо или хорошо, но он так жил! Во всяком случае, теперь он знал, что такое ЛЮБОВЬ. И хотя за эту ЛЮБОВЬ приходилось расплачиваться очень дорого - он не жалел настоящая ЛЮБОВЬ этого стоила!
  
  
  
   Степ!
  
   Я только что вышел из "губы" - отсидел 1 месяц и 3 недели и получил твое письмо. Не надо нервничать, ты не маленький и не глупый. Надо ждать, верить и бороться за любовь! Но бороться так, чтобы никому это не причиняло вреда, не нарушало душевное равновесие. Да что мне объяснять, ты и сам должен это понимать. Нужно учиться, воспитывать самого себя, доказать, что ты лучше того и на все это тебе дан год. А что я буду ЕЙ писать, ОНА об этом и без этого прекрасно осведомлена, видимо есть у вас ЕЕ тайный агент. Постарайся найти ЕЕ, не крича, что ты ЕЕ любишь, а противоположным - нося эту любовь глубоко. Жди момента. А он будет, этот момент, я тебе обещаю - ровно через год. Не впадай в отчаяние, а я - узнаю еще что-нибудь.
  
   Пиши Саша Т.
  
  
  
   Наступило 16 мая 1975 года. Страна жила в эпоху 'развитого' (или не очень) социализма.
  
  Примечание.
  
  По моим данным больше Степ и Клер не встречались.
  
  Где-то в середине июня - июля 1975 года Степ признался мне, что написал таки письмо в Таллин, но о чем я не знаю. Клер как всегда ничего не ответила. В общежитие ОНА так и не появилась.
  
  Саня тоже ничего больше не писал и уже не появлялся. Как-то Степ признался мне, что тот последний раз стрельнул у него 40 рублей, сказал, что деньги ему перешлет Клер или родители из Фрунзе, но никто так ничего и не прислал и даже не написал. Саня, по словам Степа, попал в историю: по пьяному делу в его дежурство взорвалась котельная в Зеленограде, и он пошел под трибунал.
  
  После отъезда Клер Степ основательно взялся за ум и занялся учебой: уже к четвертому курсу он научился сдавать сессии без хвостов. Далее он успешно работал на кафедре по НИС, на диплом попал в какую-то закрытую лабораторию, работавшую на военный космос, блестяще защитился. После отъезда Клер Степ регулярно получал повышенную стипендию и подрабатывал на кафедрах.
  
  Вопреки обещанию Клер так и не поступала в аспирантуру, так что я думаю, это были фантазии ЕЕ брата.
  
   После разлуки с Клер Степ практически завязал с пьянством. Однако все, кто знал его, в том числе Влад и Зас отметили, что Степ стал намного скучнее, практичнее и немного циничнее относиться к жизни.
  
   В сентябре 1976 года я присутствовал на свадьбе Степа в общаге. Народу было много - в основном студенты. За столом сидели Влад и Зас - его друзья. Пьяный Федот утащил со стола праздничный торт, но его никто не остановил. Степ был хмурый всю свадьбу. Я видел, как он показывал сестре свой паспорт (еще старого образца), в котором на последней странице большими буквами поперек была написана фраза: К сожалению - НЕТ!!!
  
  Видимо осталась в его сердце любовь к Клер, но он об этом уже ни с кем не делился.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Похищенная невеста"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"