Волобуев Вадим: другие произведения.

Субботнее расследование

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Субботнее расследование

  
   С утра позвонила она. Ворковала сладким голосочком, бархатисто нашёптывала на ушко, пыталась шутить. Павел сначала удивился - целый год как знакомы, с чего вдруг такие нежности? Потом сообразил - ремонт. Долгожданное событие вызвало у неё прилив эндорфина, и нейроны услужливо извлекли из памяти все счастливые моменты жизни. В этом вся причина. Он тут совершенно не при чём.
   - Павлик, я тебя жду, - журчал её голосок. - Приезжай поскорей. Я соскучилась...
   Соскучилась она... Ремонтом она похвалиться хочет, а не соскучилась.
   Плохое настроение его - привет из вчерашнего дня. Грабанули квартиру Альшица - известного всей округе антиквара. Неделю назад к нему приезжали телевизионщики, а вчера вот какие-то умельцы обчистили квартиру. Да так ювелирно - ни одна сигнальная погремушка не звякнула. Профи работали, конечно. Теперь, надо думать, с телевидения опять нагрянут. Снимать скандальный сюжет.
   "Ну что, парни, висяк?", - поприветствовал их вчера Хряк. И что тут скажешь? Действительно, висяк. Начальник окинул скорбным взором физиономии оперов и констатировал: "Висяк". Должно быть, гастролёры заезжие работали - своих-то всех переловили. Ни одной зацепки не оставили, гады, ищи их теперь...
   Павел спустился в гараж, прогрел машину, покурил, раздумывая о произошедшем. Вчерашнее не отпускало, просачивалось в мысли, саднило зудяще, будто запущенный кариес.
   Вспомнилось:
   Хряк бродит по разгромленной квартире, щерится, порыкивает будто пёс - досадует! Мошнаков ему: "Дрянь дело. Банда орудует - как пить дать". Тот - зверем: "Куда ж твоя хвалёная охрана смотрела? На обед что ль ушла?". Мошнаков разводит руками: профи обойдёт любую систему...
   Так, надо взять себя в руки. Павел выкинул сигарету, встряхнулся, вывел машину из гаража. Ничего в нём не просыпалось от предвкушения скорой встречи с любовницей, даже её внезапная нежность не теребила воображения, быстро провалившись куда-то в закоулки памяти - аккурат между ежемесячным отчётом и плановой уборкой квартиры. Павел выехал на шоссе, постоял на светофоре, дал полный газ и, обогнав серебристую "Камри", перешёл в режим автопилота - руки выполняли какие-то действия, спинной мозг отдавал команды, а сознание целиком отключилось от действительности, вернувшись ко вчерашнему взлому.
   "Слышь, Киселёв, может, это из твоих бывших коллег кто орудует?". "Из моих коллег?". "Ну да, ты ведь служил в охране. А квартира под сигнализацией. Вот и думай". А что тут думать? Раз вскрыли коробочку, значит, работали по наводке. Но при чём тут Павел? В охране он не работал уже два года - перевёлся в опера сразу после окончания юрфака. Там небось и контингент уже другой. Текучка кадров! А нам потом расхлёбывай... Была бы зарплата больше - хрен бы кто оттуда сбегал. "Третья квартира за два месяца! - орал Хряк. - Вы подумайте - третья квартира! Что я полковнику скажу? Молчите? Вот и я буду молчать, когда вас раком поставят". Дело швах. Антиквар с семьёй укатил за границу, понадеялся на вневедомственную охрану, а та возьми да и прошляпь факта взлома. Скандал на весь город. Хорошо хоть соседи утром подняли крик - увидели вынутый замок. Иначе никто бы и не узнал. Охране - нагоняй, полиции - головная боль. Хотя они-то тут при чём? Видно же - работали умельцы. Как и в других квартирах. Правда, там действовали проще: накидывали простыню, чтоб извещатели не засекли, и проникали в помещение. А здесь пришлось попотеть - система сигнализации другая, на тепло реагирует, но нашли выход: приделали к манипулятору аэрозольный баллончик и забрызгали уловитель. Вот ведь хитрые гады! Знают, сволочи, кого брать! На пенсионеров-врачей-учителей не зарятся, даром, что у них двери фомкой открыть можно. Зато такие вот квартиры-крепости с инфракрасными определителями и стальными запорами - всегда пожалуйста. Будто играют, стервецы. Развлекаются. Водят за нос полицию. Ну ничего, мы тоже посмеёмся - в КПЗ. Всех глухарей на вас повесим, голубчики. Дайте только добраться...
   Ожесточившись, Павел врубил радио "Шансон". Терпеть не мог этот блатняк, но сегодня на него нашло. "Всех бы перестрелял, подонков, - скрипел он зубами. - Им хаханьки, а у нас план летит". Хриплый голос из динамиков вещал про нелёгкую судьбу пацанов, а в Павле набухало раздражение, лезли в голову мысли - злобные, неистовые, - молоточками стучали по макушке.
   - Ах, ну наконец-то!
   Вот она, улыбка, от которой он когда-то дурел - пухлогубая, нежно-чувственная, завлекающая. Почему же теперь он так холоден? Отчего слова его так сухи, а поцелуй столь мимолётен? Она тоже это заметила - блеск в глазах тухнет, губы, только что такие зовущие, будто убираются в себя и начинают слегка подрагивать. Но голос не выдаёт разочарования, напротив, звучит бодро и радостно, словно запись на диске.
   - Видишь, я начала ремонт. Давно собиралась, и вот, приступила. Наняла молдаван - ты знаешь, они там целыми семьями работают - говорят, за две недели управятся. Как думаешь, не врут? И взяли так недорого... Погляди, вот здесь я поставлю диван - уже присмотрела себе один, такой жёлтый - очень хорошо будет гармонировать с обоями. А вот здесь - столик. Как тебе? Люстры пока нет, я в сомнениях. Может, сходим вместе, присмотрим подходящую?..
   Она лепечет что-то о кухонном уголке, креслах, подставке для вазы, сервизе, спешит поделиться радостью, но Павлу безразлична её радость. Он старательно делает вид, будто слушает, а мысли его где-то далеко. Приходится изображать заинтересованность, тянуть рот в улыбке, что-то произносить, лишь бы дождаться того заветного, ради чего он и приехал. Любовница что-то тараторит, возбуждённо делится с ним своими планами, а в глазах - мольба: "Перебирайся ко мне. Ведь я уже дала тебе ключи". Он игнорирует намёк. Не хочет вешать на шею новые обязательства. Ему бы в операх утвердиться для начала...
   - Между прочим, я тут кое-что нашла из твоих вещей, - вдруг сообщает она. - А ты мне даже не сказал... - её губки опять надуваются, но теперь - от полушутливой обиды. Глазки из-под выщипанных бровей - хлоп-хлоп - вроде бы кокетливо, а на самом деле в затаённой тревоге: "Не разлюбил ли?".
   - Что ты нашла?
   - Твой кейс. Ты не думай, я в нём не рылась. Это случайно вышло. Разбиралась на антресолях - ну, на этих, под потолком в коридоре, ты знаешь, я туда никогда не заглядывала - а тут вот полезла из-за этого ремонта, - и нашла.
   - Кейс?
   - Ну да. У меня же эти антресоли сносить будут, вот я и вытряхнула оттуда всё. Ты не обижаешься? - она искательно заглядывает ему в лицо, шмыгает носиком - чистая собачка! Был бы хвост - повиляла бы.
   - Нет у меня никакого кейса.
   - Как это? А это что?
   Она ведёт его на кухню. Забравшись под стол, выволакивает оттуда пузатый чёрный дипломат. Кожа блестит в лучах утреннего солнца, на замках играют зайчики.
   - Я его вытерла, но он и так был не особенно пыльный.
   Павел озадаченно смотрит на находку, кладёт её на табурет. Открывает. Внутри - раздолье для домушника: отмычки, ключи, свёрла, маленькие пилы, кусочки проволоки, обрезки шлангов.
   - Ну как? - гордо вопрошает хозяйка.
   И тут же, как обухом по голове - воспоминание месячной давности:
   он вышел из ванной, распаренный, довольный, захотел поменять постельное бельё. Взял простыню, расправил её и обомлел - внизу, в самом углу отпечатался след от ботинка. Как? Откуда? Должно быть, наступил невзначай. Но каким образом? Не имеет он привычки шляться в ботинках с простынёй в руках. Ну ладно, придётся, видно, перестирывать. Кинул в бак для грязного белья - и забыл. А теперь вот отчего-то вспомнил. Какая связь между грязной простынёй и кейсом с отмычками? Непонятно. Но почему же так свербит на душе?
   Он не успел додумать. Сознание его вдруг померкло, словно выключилось, а внешность изменилась разительно: глаза сузились, верхняя губа оттопырилась, обнажив две резца, спина чуть ссутулилась, так что теперь он смотрел немного исподлобья, недобро ухмыляясь. Смачно цыкнув, он закрыл кейс, повернулся к любовнице и произнёс с хрипотцой в голосе:
   - Ну что, расколола ты меня, пигалица. Вякнешь кому - убью.
   - П-павел? - изумлённо пролепетала та.
   - Какой я тебе Павел, шалашовка! Хахаль твой по делам отлучился. Сегодня не жди.
   Взяв кейс, он панибратски ущипнул её за щёчку и затопал к выходу.
   - Паша! - взвизгнула женщина, хлопая глазами.
   Гость не обратил на неё внимания. Но уже возле двери остановился, коротко подумал и сказал:
   - Короче так. Если сдашь, упекут твоего Пашку в дурку до конца дней, сечёшь? И меня вместе с ним... - Помолчал, разглядывая перепуганное лицо хозяйки. - Зовут меня - Илюха. Я к тебе ещё загляну, может, схоронить что оставлю. И не рыпайся! Будешь молчать, всем будет хорошо. И тебе, и мне, и Пашке. А станешь трепать языком, подрежу. Так и знай. - Помедлил несколько мгновений и произнёс смягчившимся тоном: - Ну а если там с молдаванами проблемы какие, мне скажи. Уж я разберусь.
   - Я не понимаю...
   - Что тут понимать, дурёха? Пашка твой не один в этом теле. Он-то не в курсах, ясное дело, а я вот всё вижу. И запоминаю.
   Он ещё раз ухмыльнулся, открыл дверь и вышел прочь. А женщина прижала ладони к сердцу, ошалело посмотрела вокруг и промолвила потерянным голосом:
   - Это что же, бросил он меня, что ли? Вот мерзавец...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"