Володина Мария Олеговна: другие произведения.

Мечтать - это больно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.78*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он - душа компании и мечта твоей подруги. А ты не любишь шумных сборищ, и вообще по натуре одиночка. Получится ли у вас что-нибудь?.. История о девушке, которая не любила мечтать.

  Мечтать - это больно
  
  
  Пролог
  
  - Саш, ты идешь?
   Она обернулась на голос. Одногруппники уже собрались решительной толпой и теперь все синхронно обернулись к ней. Кто задал вопрос, Алекса не заметила, поэтому ответила в пространство.
  - Не, у меня дела, - она неопределенно пожала плечами и махнула рукой, прощаясь.
   Возле выхода с факультета ее нагнала Леночка. Они учились в одной группе, часто садились за одну парту и вместе выполняли практические работы.
  - Может, передумаешь? - с надеждой спросила она.
   Алекса скривилась.
  - Что я там забыла? - она сморщила нос.
   Леночка засмеялась.
  - Погода хорошая, в кои-то веки собрались пойти погулять, а ты не хочешь!
  - С чего ты взяла, что я не хочу?
  - Сашка, не прикидывайся! Я же знаю, что если ты его-то хочешь, то добьешься этого! - фыркнула девушка. - Вывод?..
  - Ладно, ладно... Не хочу, - призналась та. - Если я не пойду, небо не падёт на землю, Воробьевы горы не обрушатся в Москву-реку, а вы даже не заметите мое отсутствие. И не надо возражать! Даже ты не заметишь, потому что с вами пойдет Максим, которого ты видишь во сне каждую ночь.
   Леночка засмущалась.
  - Ты нечестно играешь!.. Куда пойдешь?
  - Я Нику обещала диск занести, - нехотя пояснила Алекса.
  - Тому самому Нику, с которым вы типа друзья? - девушка ехидно сощурилась.
   Алекса проигнорировала ее реплику. Леночка закатила глаза.
  - Хорошо, я беру свои слова назад... Тогда увидимся завтра?
  - Завтра воскресенье, - напомнила Алекса. - Пока. Вон, кстати, Максим. Вышел только что...
   Сделав испуганное выражение лица, Леночка быстро попрощалась и побежала в гардероб за зонтиком. Алекса проводила ее скептическим взглядом, перекинула ремень сумки на другое плечо и стала спускаться по лестнице. Она уже миновала последнюю ступеньку и собиралась шагнуть на асфальтовую дорожку, когда ее схватили за локоть. Девушка зачерпнула кроссовком пустоту и упала бы, если бы ее все так же железобетонно не держали за руку.
  - Какая ты неуклюжая, однако, Раневич, - насмешливо хмыкнули у нее над ухом и отпустили локоть.
   Алекса недовольно повернулась.
  - Нечего людей за руки хватать! - огрызнулась она.
   Рядом с ней стоял Максим, стрательно прячущий усмешку. Среднего роста, крепко сбитый парень с темной шевелюрой и вечно насмешливым взглядом светло-карих глаз, он учился на курс старше Алексы, но часто общался с парнями из ее группы. Иногда помогал с заданиями, иногда приходил пожелать удачи перед экзаменом или подсказать что-нибудь тем, кто вышел якобы в туалет. Изредка он приходил на лекции для ее курса, которые читались в больших аудиториях, садился где-нибудь на галерке и слушал. Зачем ему это, Алекса не понимала. Если честно, ей это вообще было безразлично, но он почему-то всегда попадался ей на глаза.
  - Какие планы?
   Девушка хмуро посмотрела на Максима.
  - Мне кажется, ты опаздываешь, - ответила она и кивнула головой на сбившихся в кучку студентов, нетерпеливо окликающих ее собеседника.
  - Приходи вечером вот по этому адресу, - Максим небрежно сунул ей в руки твердый прямоугольник визитной карточки какого-то клуба. - Если не придешь, я напьюсь с горя, сброшусь с Останкинской башни и обвиню во всем тебя.
  - Когда отскребешься от асфальта?
  - Раневич, не ехидничай.
  - Грегоровский, хочу - и ехидничаю, ты мне не указ, - Алекса покрутила в руках карточку, подняла ее над головой и изящно отпустила. - А свою макулатуру раздавай кому-нибудь другому.
   Визитка, кружась, опустилась на асфальт, и Алекса, наступив на нее кроссовком и оттерев Максима в сторону, продолжила свой путь к метро. Она не видела, как Максим Грегоровский сунул ей в карман джинсов еще одну визитку, когда она проходила мимо.
  
  Глава первая
  
   Выйдя из метро на Автозаводской, Алекса остановилась посреди площадки перед входом в метро и, не обращая внимания на осуждающие взгляды прохожих, пытающихся ее обойти, торговалась сама с собой. До дома, где жил ее друг детства, было полчаса хода или четыре остановки на автобусе. С одной стороны, Алексе было лень после учебного дня тащиться пешком, а с другой - у нее в карманах было всего тридцать два рубля, и этого хватило бы или только на поездку, или на мороженое. В конце-концов жадность победила, и Алекса свернула во дворы, чтобы сократить путь.
   В этих дворах она выросла. Отец совсем недавно продал здесь их маленькую обшарпанную квартирку и купил шикарные пятикомнатные апартаменты в центре города. Конечно, в новой квартире было намного удобнее, да и ездить до университета стало значительно ближе, но Алекса все равно скучала по этому району. Как-никак, она провела здесь шестнадцать лет своей жизни, ходила в ближайший детский сад и обычную школу, лично знала продавцов всех окрестных магазинов и постоянных любителей порыбачить на пруду.
   Через какое-то время Алекса свернула к серой девятиэтажке и нажала на кнопку домофона. Спустя пять гудков на том конце подняли трубку.
  - Да? - хриплый голос в динамике.
  - Заблудился, что ли?
  - Алекс, ты? Сейчас открою.
   Дверь истерично запикала и чуть отошла от проема. Девушка дернула ручку на себя.
  - Засекай!
   И она помчалась вверх по лестницам. На шестой этаж она взлетела не запыхавшись, седьмой и восьмой пошли уже тяжелее, а вот последний пролет дался со скрипом. Еще чуть-чуть, осталось два шага!.. Алекса из последних сил бухнула кулаком по звонку и сквозь дверь услышала пронзительную трель. Щелкнул замок.
  - Сто четыре секунды! На три меньше, чем в прошлый раз... И привет, Алекс.
   Вместо ответа девушка тихо сползла вниз по стеночке. Парень чуть улыбнулся и подал ей руку, помогая подняться.
  - Что-то ты ослабла, подруга, - поддел он ее.
  - Еще одно слово, Ник, и я сброшу тебя с лестницы! - пригрозила Алекса, поднялась-таки на ноги и вошла в квартиру.
   Ноги гудели, но девушка была довольна. Этой пробежке по лестницам было уже полтора года. Начинала она с семи минут, и была очень довольна последними показателями. Хотя Ник посмеивался над ними в любом случае. Он преодолевал эту дистанцию уже за девяносто две секунды, и Алекса в сладких снах видела, как обгоняет его.
   Сбросив походя кроссовки в прихожей, Алекса целеустремленно отправилась на кухню.
  - Там в морозильнике бадья с мороженым валяется, можешь забрать! - крикнул ей из своей комнаты Ник.
   Девушка фыркнула. Давным-давно она получила от матери Ника право безнаказанно совершать набеги на холодильник и шкафчики, поэтому в его разрешении не нуждалась. Вернулась в комнату она, нагруженная пачкой зефира в шоколаде, огромным куском колбасы, мандарином и тем самым ведром мороженого. Ник уже сидел на своем рабочем месте и колдовал над клавиатурой. Услышав шаги, он поднял голову.
  - Принесла диск? - он скептически оглядел ее припасы.
  - Ага, - Алекса кивнула, сгрудила свою добычу на журнальный столик и стала копаться в сумке.
   Ник понял, что это надолго, и вернулся к прерванному занятию. Минуты через три Алекса нашла-таки диск в своей безразмерной сумке и с торжествующим воплем схватила его.
  - Вот.
   Ник забрал у нее диск и углубился в чтение аннотаций, мизерным почерком напечатанных на обратной стороны коробки. Тем временем Алекса с наслаждением вгрызлась в кусок колбасы и, усевшись на табуретку рядом с Ником, стала разглядывать его проекты.
   Ник, или по паспорту Николай Агеев, был ее давним другом. Они ходили в одну группу детского сада, затем учились в одном классе, и квартиры их находились в одном подъезде, с разницей в два этажа. Их родители были хорошими знакомыми и часто отправляли своих отпрысков в один летний лагерь, к бабушкам и дедушкам одного из них. Ник был для Алексы почти братом, и часто их считали двойняшками, потому что они были даже внешне похожи. Оба смуглые, со светло-русыми волосами, быстро выгорающими на летнем солнце, со светлыми глазами - сине-серыми у Алексы и зеленовато-серыми у Ника. Стройные, подтянуто-спортивные и вечноголодные. И оба не любили общество противоположного пола, кроме компании друг друга.
   Алекса никогда не знакомила своих подруг с Ником. И даже не потому, что ревновала или боялась его потерять. Когда ее спрашивали, симпатичный Ник или нет, она всегда отвечала, что он страшен как атомная война. На самом деле она так не думала. Она считала, что он очень красивый, и, даже делая скидку на ее субъективность, она была права. Просто Ник терпеть не мог, когда девушки начинали увиваться вокруг него, отвлекая от важных дел, и всегда четко, хоть это и было жестоко, давал очередной девушке понять, что она ему неинтересна. Алекса, несмотря на ее кажущуюся черствость и прямолинейность, сочувствовала подругам и не могла допустить такого The Great Fall'а.
   Где учился Ник, Алекса так и не смогла запомнить - ей всегда тяжело давались аббревиатуры. Знала, что он учится на дизайнера, и ей этого хватало. Причем на какого-то продвинутого дизайнера. На его рабочем столе стояло два огромных монитора и ноутбук, и все компьютеры были под завязку напичканы какими-то программами, в которых Ник без конца что-то чертил, моделировал, строил, редактировал... Пару раз он участвовал в конкурсах и даже занимал места. Алекса гордилась тем, что ее друг такой "крутой", но почти ничего в его работе не понимала. Могла дать совет по поводу внешнего дизайна, но как все это нарисовать в программе - оставалось для нее темным лесом.
   Наконец Ник удовлетворенно хмыкнул и сунул диск в стойку возле стола. К этому времени Алекса уже вскрыла ведро с мороженым и рассматривала его содержимое.
  - То, что нужно? - спросила она, покосившись на Ника.
  - Угу. Благодарю.
  - С тебя фильм по английской архитектуре, ты обещал, - напомнила Алекса, вооружившись прихваченной заблаговременно ложкой и направив ее на Ника на манер шпаги.
  - Помню. Девятнадцатый век тебя устроит? - он усмехнулся.
  - Устроит, - кивнула Алекса и, не дожидаясь друга, направилась в гостиную занимать место перед телевизором.
   Ник пошарил по ящикам, нашел нужный диск и, сохранив проект, направился вслед за Алексой.
   В итоге девушка засобиралась домой только в половину десятого, когда вернулась с работы мама Ника. Наталья Яковлевна, а для Алексы просто тетя Наташа, была миниатюрной, женственной и очень красивой женщиной, с короткой до плеч стрижкой из мелированных светлых волос. Она была всегда приветлива, вежлива и являла собой для Алексы недосягаемый идеал современной женщины - умная, проницательная, понимающая, вдобавок следящая за собой, всегда модно одетая, на каблуках... В общем, девушка давно безмолвно ей восхищалась.
   Наташа зашла в гостиную поздороваться, оглядела разбросанные по полу коробки от пиццы и предупредила, что убирать они будут за собой сами. Алекса с Ником переглянулись, синхронно вздохнули и принялись наводить порядок. Они договорились встретиться утром и пойти погулять по москве, прихватив фотоаппарат - Алекса увлекалась фотографией и постоянно совершала вылазки в город в любое свободное время, а Ник часто составлял ей компанию.
   Девушка заглянула к Наташе попрощаться, отказалась от предложения Ника проводить ее - вот еще! не маленькая, не заблудится, время детское - и, закинув на плечо свою любимую разноцветную сумку на длинном ремне, отправилась домой.
   Она уже почти дошла до метро, когда в кармане джинсов завибрировал мобильник. Алекса, поминая незлым тихим словом застрявший в кармане мобильник, судорожно быталась вытащить его, ухитрившись не нажать при этом на отбой. Когда ей это наконец удалось, за компанию с телефоном из кармана посыпались фантики, какая-то мелочь и несколько клочков бумаги, на которых Алекса обычна записывала адреса и номера телефонов.
   Алекса проводила их злобным взглядом и уставилась на дисплей. "Отец," - высветилось там. С неприятным предчувствием девушка нажала на зеленую кнопку.
  - Привет, пап.
  - Дорогая, рад тебя слышать. Не жди меня сегодня, вернусь поздно - у меня встреча, - усталый, охрипший голос отца.
  - Окей, - Алекса попыталась сделать так, чтобы ее голос звучал безразлично. - Увидимся завтра.
  - Не обижайся, - по голосу было понятно, что он улыбается. - Я привезу тебе кое-что.
  - Себя, главное, привези, - она фыркнула. - Мне уже двадцать лет, пап, а ты все мне гостинцы привозишь...
  - Не нравится?.. Ладно, Сашка, потом обсудим. До скорого, - он отключился.
  - Пока...
   Алекса пасмурно посмотрела на окружавший ее ворох бумажек и монет. Присела на корточки и стала неспешно собирать. А куда торопиться? Отец все равно раньше четырех утра не вернется, а спать ей совершенно не хочется. Почему бы посреди дороги на корточках не посидеть?..
   Двадцать девять рублей - три рубля куда-то закатились, в полутьме и не найдешь, четыре адреса магазинов профессиональной фотоаппаратуры, телефон учебной части факультета и... Сиреневые аллигаторы, что здесь делает эта визитка?! Она прекрасно помнит, что потопталась на точно такой же!..
   "SaxarClub," - прочитала Алекса. Пару минут размышляла, ехать или нет, а затем решила, что все равно ничего не теряет. "Посмотрим, куда Грегоровский решил меня затащить..."
  
  Глава вторая
  
   Кирпич, стекло, металл, дерево, пересекающиеся вопреки всем правилам дизайна - вот что увидела Алекса, миновав фэйс-контроль на входе и помахав перед носом громилы золотой карточкой. Хоть она и не была любителем заведений подобного рода, отец все равно снабдил ее пропуском во все пафосные клубы города.
   В клубе уже было полно народу. К тому времени, когда Алекса добралась до пункта назначения, уже было за полночь, и веселые танцующие сменились нетрезво шатающимися. Девушка поморщилась, проводив взглядом шумную компанию, направившуюся к выходу подышать свежим воздухом.
   Алекса обошла все танцполы, посидела у барной стойки, выйдя в интернет через бесплатный вайфай, зевнула и собиралась уже отправиться домой, когда услышала знакомый голос.
  - Да пошел ты, урод!..
   Алекса спрыгнула с высокой табуретки - или как там это называется? - и направилась к леснице на второй этаж, ориентируясь на голос. Почему-то до этого она не заметила того, что здесь есть еще один ярус. А там явно назревала драка.
   Послышались нецензурные эпитеты, и девушка с отвращением наморщила нос. Она просто не переносила мат, и на использующих определеные слова людей у нее возника только одна реакция - желание сунуть головой в унитаз. Как правило, она сдерживалась.
   Преодолев, наконец, неспешным шагом лестницу, она остановилась, имея возможность созерцать взъерошенного помятого Максима и какого-то красного модно одетого парня, орущих друг на друга и порывающихся перейти к активным действиям. Алекса некоторое время слушала их, а затем подошла и... влепила пощечину тому второму парню. Максим удивился ее появлению, но воспрянул, уверенный, что Алекса на его стороне. А та, все так же хладнокровно-спокойно обернулась к Максиму и съездила ему в глаз.
   Максим пошатнулся. Он явно не ожидал от нее такого. Пока парни приходили в себя, Алекса схватила Максима за шиворот и подтолкнула к выходу.
  - Уходим, - лаконично сказала она.
   Как ни странно, Максим послушался. Они вышли на улицу, отошли метров на пятьдесят от клуба и остановились.
  - Вызови такси, - велела Алекса, не глядя на парня.
   Тот жестом фокусника достал из кармана брелок и щелкнул. Одна из припаркованных машин мигнула габаритными огнями.
  - Карета подана.
   Девушка скептически посмотрела на него.
  - Ты пил.
  - И что? - восхитительно небрежно бросил Максим через плечо, подошел к машине и сел на руль.
   Алекса подумала, что у него не все в порядке с головой.
  - Ладно, успокойся, - он открыл окно со стороны пассажирского сиденья. - Машина застрахована.
   Девушка пожала плечами, развернулась и пошла к метро. Через минут десять она вспомнила, что метро уже давно закрыто и достала мобильник, чтобы вызвать машину. На дисплее высветилось сообщение.
   "Хватит психовать. Обернись."
   Алекса стерла сообщение.
  - Раневич, сколько тебя еще ждать? - крикнул ей Максим. Он, видимо, все это время ехал следом за ней. - Садись, довезу до дома.
   Девушка обернулась.
  - Ты за этим меня пригласил? Устроить показательную дуэль оскорблений с каким-то типом, а затем покатать на машинке в нетрезвом виде?
   Максим вдруг помрачнел.
  - Я ждал тебя четыре часа! - зло ответил он.
  - Угу, если учесть, каким образом ты меня пригласил.
  - Как умею, так и приглашаю, - огрызнулся парень.
   Алекса внимательно посмотрела на него, а затем подошла и села в машину.
  - У тебя синяк будет, - сказала она, посмотрев на результаты своих решительных действий на лице Максима.
  - Да ладно?
   Максим завел машину и, резко, но аккуратно вырулив на проезжую часть, разогнался. Некоторое время они сидели в полной тишине, нарушаемой лишь легким рычанием мотора. Разговаривать с парнем Алекса не хотела, поэтому потянулась к передней панели и включила радио. Пощелкала каналы. Зевнула. Неуютно поежилась и поерзала на сидении.
  - Раневич, тебе в туалет приспичило? - не выдержал Максим.
   Алекса бросила на него кислый взгляд.
  - Я замерзла.
   Он включил обогреватель.
   Минут через пятнадцать Максим припарковался возле какой-то многоэтажки.
  - Приехали, - проинформировал он и вышел из машины.
   Девушка последовала его примеру. Окинув взглядом район, Алекса нахмурилась.
  - Ну и куда ты меня привез? - пасмурно поинтересовалась она.
  - Домой.
  - Лаконично, - оценила она. - Я живу не здесь.
  - Я здесь живу.
   Алекса воззрилась на него, ожидая пояснений.
  - Раз уж ты была так любезна, что все-таки соизволила появиться, надеюсь, ты не откажешься выпить со мной?
  - С какого бы?
  - У меня день рождения сегодня.
   Девушка приняла к сведению.
  - Вау, - безэмоционально сказала она.
  - Пошли, - Максим кивнул в сторону подъезда.
  - Только имей в виду, никаких подарков, только исходя из моего гендерного отличия, я делать не собираюсь, - проинформировала она его в лифте.
  - Ну ты и завернула, - фыркнул парень. - Можно подумать, очень надо!
  - Просто предупредила, - она пожала плечами.
   Грегоровский жил один. В однокомнатной квартире, где единственная комната служила ему одновременно спальней, гостиной и рабочим кабинетом. Алекса по привычке сразу направилась на кухню - исследовать содержимое холодильника.
  - Ну и манеры, - хмыкнул Максим, следом за ней пройдя на кухню и прислонившись к столу.
  - Ты же именинник - вот и должен угощать... Фу, у тебя даже съесть-то нечего! - Алекса расстроенно выудила из дверцы открытый пакет молока, принюхалась и отхлебнула прямо из пакета. - Обожаю магазинное молоко, - пояснила она на непонятный взгляд Максима.
   Тот то ли хрюкнул, то ли крякнул.
  - Ты ненормальная.
  - Скажи что-нибудь новое, - посоветовала девушка.
  - Обычно девушки стремятся произвести впечатление на парня, приглашающего их на свидание... Накрайняк хотя бы одеться поприличнее...
   Алекса оглядела свои любимые белые джинсы в капельках грязи, серую толстовку, и пошевелила пальцами в ярко-желтых носках.
  - Не комплексуй, ты по-прежнему неотразим, - ответила она, хмыкнув себе под нос. - Во-первых, это не свидание, а во-вторых, нафиг ты мне сдался? Если тебе нужна очередная поклонница, набросай в ворде объявление и повесь возле учебной части. Девушки будут занимать очередь в конце квартала.
   Максим не ответил. Достал откуда-то бутылку с темной жидкостью явно алкогольного происхождения и разлил в два бокала.
  - Не, я не буду, - Алекса отказалась от протянутого ей виски и снова отхлебнула молока.
   Максим задрал бровь. Девушка демонстративно поболтала перед ним пакетом.
  - Хочешь, чтобы я завтра весь день провела в обнимку с фаянсовым другом?
   Он вдруг откровенно расхохотался, расплескав содержимое бокала по прекрасному кафельному полу.
  - Нет, ты мне определенно нравишься! - заявил он, отсмеявшись.
  - Угу. Можно мне умереть от счастья?
   Он опять заржал.
  - Ладно, я домой, - объявила Алекса, с сожалением вернув молоко в холодильник.
  - Пешком?
  - Нет, меня уже ждет машина внизу, - она продемонстрировала вибрирующий мобильник.
   Такси он заказала еще когда они ехали сюда. Максим кивнул и отправился в коридор, по пути сдернув с вешалки куртку.
  - Эээ, нет! - отказалась Алекса. - Я дойду сама. Можешь из окна проводить меня тоскующим взглядом и даже послать воздушный поцелуй.
   И, не прощаясь, вышла на лестничную площадку.
  - Пришли смску, когда домой приедешь! - крикнул он в закрывающиеся двери лифта.
   Алекса пожелала ему про себя "идти лесом".
  
  Глава третья
  
   Отец вернулся в полчетвертого. Алекса сидела за компьютером и лениво листала свои странички в социальных сетях под любимый фолк. Она переоделась в коротенькие джинсовые шорты и безразмерную футболку с надписью: "Прошу любить и не жаловаться!"
  - Сашка? - он удивился, зашел в комнату дочери и включил свет.
   Алекса обычно сидела перед компом в темноте, света от экрана ей хватало, чтобы различать кнопки клавиатуры. Поэтому сейчас сощурилась.
  - Чего не спишь?
   Отец выглядел очень уставшим.
  - Есть хочешь? - проигнорировала его вопрос девушка.
   Она сама была вечноголодной, унаследовав эту особенность от отца, поэтому и спросила.
  - Нет. Я в душ и спать.
   Алекса кивнула и, когда отец скрылся в ванной комнате, собрала со стола в охапку все пустые кружки и понесла их на кухню. Убрав их в посудомоечную машину, девушка засыпала в хлебопечку необходимые ингридиенты и установила таймер на десять утра: бутерброды из свежеиспеченного хлеба с сыром на свежем воздухе - это божественно!..
   Утро встретило Алексу неприветливо. Проснулась она рано и недовольно сфокусировала взгляд на часах. Семь сорок девять!.. Со стоном она перевернулась на другой бок и натянула одеяло на голову. Не помогло. Уснуть ей не удалось даже через полчаса, и девушка сползла с кровати.
   До одиннадцати часов, когда они с Ником договорились встретиться, было еще уйма времени. Алекса вымыла голову, высушила, собрала волосы в хвост и заплела из него тоненькие косички. Накрасила ногти. Убралась в комнате. Сделала домашнее задание по физхимии и посмотрела фотографии со вчерашней прогулки одногруппников на страничке Леночки. Проверила почту и удалила все сообщения.
   Потом отправилась на кухню и, мучимая голодом, принялась готовить завтрак. Через некоторое время проснулся отец. Он всегда спал очень мало, даже в выходные.
  - Сварить тебе кофе? - Алекса смачно зевнула.
   Отец усмехнулся.
  - Было бы неплохо, - он сел за барную стойку на высокий стул и, скрестив руки, оперся ими на стол.
   Алекса достала медную турку и принялась колдовать над ней.
  - Ты говорил, что привезешь мне что-то, - вспомнила вдруг она.
  - Тебе же, вроде, не понравилась эта идея, - усмехнулся он.
  - Этого я не говорила.
   Отец сходил в свой кабинет и вернулся, держа в руках бумажник. Он вынул оттуда две широких полоски бумаги и положил на стол.
  - Что это? - Алекса с любопытством схватила их. - Билеты на Омнию?! Они в Москве?!..
   Он кивнул и улыбнулся.
  - Сходим вечером? Или у тебя другие планы?
  - К терминатору планы! - воскликнула она, радостно повиснув у отца на шее. - Это же Омния!.. Папа, ты гений!
  - Приятно, что ты наконец это заметила.
  - Ты всегда у меня самый замечательный! - Алекса чмокнула его в шеку и пришпилила билеты магнитом к дверце холодильника.
  - Если хочешь, возьми с собой Колю, - предложил он.
  - Перебьется. К тому же он не очень любит фолк. Говорит, что на их концертах всегда полно обкуренных!
  - Можно подумать, на рок-концертах их меньше, - фыркнул отец. - Чем планируешь заняться до вечера?
   Алекса перелила дымящийся кофе из турки в его любимую кружку и поставила на стол.
  - Пойдем с Ником гулять по центру. Мне позавчера вернули фотоаппарат из мастерской.
  - Помню, ты говорила. Кстати, я тут с Валерой встретился недавно. Он жалуется, что ты к нему редко забегаешь, - он отпил кофе. - Может, заедешь сегодня?
  - Если время будет, - не стала обещать Алекса.
   Позавтракав, отец унесся куда-то по своим планам, а Алекса, схватив за ремень сумку с фотоаппаратом и сунув в карман несколько купюр, натянула кроссовки и отправилась на встречу с Ником.
   Прогулка ей понравилась. Ник показал ей два места с изумительными видами на высотки, сводил в недавно отстроенный стеклянный бизнес-центр, затем они посидели в Данкин Донатс на Арбате и съели дикое количество сладкого. В Художественный затащила парня уже Алекса, заинтересованная афишей "Париж-Манхэттен". Вчера она прочитала рецензию в интернете, и ей сразу же захотелось на него сходить. Народу был полный зал - насколько может не быть полным Синий зал в Художественном кинотеатре. Фильм оценил даже Ник, которому в области кинематографа угодить было тяжело.
   В половину четвертого они распрощались. Нику нужно было съездить в какой-то офис на окраине Москвы, и Алекса эгоистично отказалась составить ему компанию. Она решила съездить к дяде, Валерию Константиновичу, который руководил военно-патриотическим клубом в одном подмосковном городе. Добираться туда приходилось на электричке, но пока народу в ней не должно было быть много, поэтому Алекса купила себе билетик в автомате, миновала турникеты и пикающие рамки с металлоискателями и очутилась на платформе.
   В вагоне ей попался интересный сюжет для фотографии: какой-то парень, не снимая заляпанных грязью кроссовок, положил ноги на сидение напротив, не заметив, что сам сидит на грязных следах. Алекса подумала, что это символично.
   Дядя ей обрадовался.
  - Сашка, как поживаешь? - радостно сграбастал он ее в объятия.
  - Неплохо, спасибки! - прохрипела девушка.
   Как учеба? Как Санек? Замуж еще не собралась? - отпустил он ее.
  - Учеба как обычно, папа все работает, а какое замуж? - она отмахнулась.
   Дядя стабильно задавал ей эти три вопроса, и девушка уже на него даже не обижалась.
  - Что, даже парня нет? - расстроенно посмотрел он на нее.
   Алекса фыркнула, стащила с его стола четыре метальных ножа и ключ от комнаты со стендом. Метать ножи ей нравилось. Ощущение, что острая сталь послушна твоей руке, подчинена твоей воле...
   Где-то через полчаса, когда Алекса отрабатывала бросок с левой руки, дверь сзади нее скрипнула. Девушка обернулась.
  - Пашка, ты? Привет, - она улыбнулась, вновь повернулась к стенду и метнула нож.
   С противным звоном он отлетел назад.
  - Фууу, ну ты и метаешь! - насмешливо фыркнул парень, подошел, взял у Алексы один нож и с левой руки лениво послал его в шит. - Вот как надо.
  - Да, я знаю, что ты левша, - хмыкнула девушка.
   Пашка был примерно с нее ростом, даже чуть повыше, с темными короткими волосами, стриженными ежиком. Он всегда ходил в бандане, берцах и майке цвета хаки. Правда, сейчас - на занятии - он был в форме, но даже в школе он не изменял своему стилю.
  - Валерий Константинович просил передать тебе, что занятия закончились.
  - Построение было уже? - поинтересовалась Алекса, выдергивая из шита ножи.
  - Ага. Проводить тебя до станции?
  - Конечно.
   Она выключила в комнате свет, заперла дверь и, отдав ключи и ножи дяде, распощалась со всеми и вместе с Пашкой вышла на улицу.
   Ему было пятнадцать, и он давно уже посещал занятия в этом клубе. Алекса знала его уже лет пять, не меньше, и он постоянно провожал ее после занятий до станции. Один раз она даже спросила, зачем он это делает.
  - Ну, ты с меня ростом, симпатичная, а издалека не видно, сколько тебе лет. Пусть все думают, что я провожаю свою девчонку, - белозубо улыбнувшись, пояснил тогда он. В ответ Алекса только закатила глаза.
   Попрощавшись на станции с Пашкой, Алекса села на электричку до Москвы.
  
  Глава четвертая
  
   Когда после концерта Алекс вместе с отцом села в новенький тонированный Лэнд Крузер, было уже очень поздно.
   Алекса была довольна. Концерт ей понравился нереально, даже несмотря на то, что к ней дважды подходили с предложением попробовать таблеточку. С ней был отец, пары слов которого хватало, чтобы незадачливый "угоститель" поседел и до конца своей жизни питался только хлебом и водой.
  - Ну как? Тебе понравилось? - отец завел машину и приоткрыл окно со своей стороны.
  - Издеваешься? - Алекса воззрилась на него. - Да я в восторге!
   Отец довольно улыбнулся.
  - Универ только завтра не проспи.
  - С тобой проспишь, - проворчала Алекса.
   Обычно если на вторую попытку разбудить дочь Алекса не поднималась, отец хладнокровно выливал на нее полкувшина воды из-под крана. Поэтому девушка очень быстро привыкла вставать вовремя.
  - Меня пригласили на прием в среду вечером. Не хочешь пойти со мной в качестве моей спутницы?
  - Конечно. Буду только рада! - саркастично ответила она. - Если я помру там со скуки, ты будешь виноват!
  - Да, да, - он ухмыльнулся. - Поставлю тебе памятник с крылышками и назову зимнюю коллекцию в твою честь.
  - Дожили! Чтобы твоим именем назвали коллекцию, нужно уже умереть!..
   Ее отец занимался закупками косметики и парфюмерии из Евросоюза и распределением ее по отечественному рынку. А недавно еще открыл свою маленькую лабораторию, которая занималась получением новых ароматов.
   Два дня в универе прошли без происшествий. Алекса - как и раньше - посещала семинары, добросовестно дремала на лекциях и на пару с Леночкой выполняла работы в практикуме. Кстати сказать, Леночка уже совсем помешалась на Максиме, заваливая подругу подробностями о его личной жизни. Леночка упорно не понимала, как эта тема может не волновать кого-то, поэтому Алекса терпеливо выслушивала излияния девушки и ее восхищенные возгласы на протяжении случайных встреч с Максимом в коридорах.
   Он все чаще попадался Алексе на глаза. Он стал подсаживаться к ней в столовой, кивать и снисходительно улыбаться в коридорах, будто случайно касаться плечом или рукой, проходя мимо. Алексу это порядком раздражало. Она не могла понять, чего этому парню нужно от нее. Она по общепринятым меркам далеко не красавица, умом особым не блещет - в общекурсовом рейтинге она едва ли в середине, почти ни с кем не общается, тусовок и "пати" не любит... А все предыдущие пассии Максима были девушками из разряда 90-60-90, сногсшибательные, сексуальные и модные, популярные и общительные...
   Алекса мотнула головой, отгоняя мысли, и уставилась на доску. Сейчас она сидела в верхней половине аудитории на лекции по статистической термодинамике и с трудом удерживалась от зевков. Ничего интересного для себя на доске не увидев, она вытащила из сумки чуть помятую тетрадь. Пролистав ее до середины, она нашла чистые листочки и стала рисовать загогулины на странице.
   Маркерная ручка, больше похожая на очень тонкий фломастер, выводила плавную полуокружность, когда Алексу окликнули. От неожиданности рука дернулась. Алекса хмуро уставилась на перечеркнувшую рисунок линию и недовольно посмотрела на того, кто ее отвлек.
  - Не подвинешься? - Максим вопросительно улыбнулся.
   Алекса обычно садилась в поточных аудиториях с краю, чтобы можно было в любой момент бесшумно выскользнуть в коридор, не заставляя при этом целый ряд людей подниматься со своих мест.
   Обреченно вздохнув, Алекса сдвинулась ровно на одно место. Максим сел рядом с ней, поставив свой рюкзак на пол.
  - Ты мне не ответила, - требовательно начал он.
   Алекса закатила глаза.
  - О, великий ангармонический осциллятор! Грегоровский, я не обязана отчитываться перед тобой, - отрезала она.
  - Я попросил тебя всего лишь кинуть смс о том, что ты благополучно добралась до дома!
  - Максим, отвянь, - Алекса отмахнулась, раздраженно вырвала из тетради испорченный рисунок и принялась за новый.
  - Раневич!
  - Послушай, я тебе не девушка, не мама и не бабушка. Так что будь добр, не лезь в мои дела. Следи за собой, а со своими я как-нибудь разберусь, - прошипела девушка. - И вообще, зачем ты пришел? Права качать?
   Максим не понял проблемы.
  - Я же говорил, вроде. Ты мне нравишься.
   Алекса посмотрела на него как на слабоумного.
  - Я на седьмом небе от счастья. Принесешь лестницу, я спущусь?..
   Парень фыркнул.
  - Ты как всегда в своем репертуаре!.. Любая другая бы уже не теряла времени.
  - Ну а я - не любая другая.
   Она нервно захлопнула тетрадь и убрала ее в сумку.
  - Не будешь лекцию записывать? - поинтересовался Максим и... зевнул.
  - Сволочь, - отозвалась Алекса две минуты спустя. - Ну кто просил тебя приходить?! Я больше часа держала себя в руках, а ты!.. Ты просто пришел и зевнул! Теперь я зеваю тоже!..
   В итоге отвязаться от Максима девушке не удалось до начала следующей пары. А на занятии на нее посыпались вопросы Леночки.
  - Стопэ! - остановила Алекса подругу и даже выставила перед собой руки для большей наглядности. - На твоего бесценного Максима я не претендую, можешь быть спокойна.
   Леночка осеклась на полуслове.
  - Да?.. Мне так и показалось с самого начала... Это он на тебя претендует!
  - Что?!.. В смысле, ну и что? - поправилась Алекса.
  - Ты так прозаично реагируешь! - обиделась Леночка. - Вы такая красивая пара! У тебя темная кожа и светлые волосы, а у него наоборот - светлая кожа и темные волосы.
  - Угу, позитив и негатив... - Алекса достала тетрадь по нужному предмету из сумки.
  - Третья парта! - семинарист недовольно посмотрел на них. - Свои проблемы будете обсуждать после пары. Раневич, идите к доске.
   Алекса вздохнула и поплелась вперед.
   Во вторник вечером к ней приехал Ник. Девушка была очень рада его видеть, тем более что уже давно пора было посоветоваться с кем-нибудь на тему ее новой проблемы.
  - И? - не понял Ник.
   Они сидели на кухне, поедая пельмени прямо из кастрюли.
  - Что "И"?
  - Я не понимаю, в чем проблема. Ты нравишься парню, а он тебе - нет. Так?
  - Примерно, - кивнула Алекса.
  - Скажи ему, что он тебе безразличен.
  - Я сказала.
  - И он не отстал? - удивился парень.
   Алекса отрицательно помотала головой и выудила последний пельмень из кастрюли.
  - Странно, - Ник пораженно смотрел на подругу. - На девушках всегда работает безотказно...
  - В том-то и проблема, что Максим - не девушка!
  - Тогда уже и не знаю, что тебе посоветовать. Ну хочешь, я с ним встречусь?
  - Не хочу.
   Ник пожал плечами.
  - Хорошо, как скажешь. Кстати, я тут недавно встретил нашу учительницу по математике. Она в гости звала...
   Остаток вечера они провели у своей любимой школьной учительницы.
   Ник проводил-таки Алексу до подъезда, аргументиров это тем, что ему самому хочется прогуляться. Иначе бы Алекса не согласилась.
  - Завтра вечером что делаешь?
  - Отец попросил сходить с ним на прием, так что занята, - ответила девушка.
  - Жаль. Хотел позвать тебя на пейнтбол - мы с парнями из универа едем завтра.
  - Не судьба, - она ничуть не расстроилась. - Передавай привет тете Наташе.
  - Она тебя в воскресенье приглашает. В гости. Отец как раз вернется, - Ник выжидающе смотрел на нее.
  - Дядя Володя! Ура! Хочу его увидеть, - Алекса улыбнулась. - Обязательно приду.
  - У отца именины будут, так что приготовь ему подарок. Заранее. А то знаю я тебя! - он щелкнул девушку по носу.
   Алекса сердито поймала его за воротник.
  - Еще раз так сделаешь - нос отгрызу! - предупредила она.
  - И уши? - испугался Ник.
  - И уши! - грозно подтвердила девушка.
  - И поцелуешь?
  - И поце... Что?! Ах ты!..
  
  Глава пятая
  
   Алекса наконец справилась с застежкой и повернулась к зеркалу. О, андронный коллаэдр, это не она! "Капец просто," - лаконично подумала девушка, вытащила из коробки туфли и натянула их на ноги. Прошлась из угла в угол, привыкая к обуви, и в самом конце едва не навернулась.
   Благодаря небеса за то, что умудрилась не посадить на колготках зацепку или стрелку и не порвать по шву платье, Алекса села на табуретку за столик перед зеркалом и придвинула к себе косметичку.
  - Сашка, через пятнадцать минут за нами придет машина! - из своей комнаты крикнул отец.
  - Да я почти готова, - под нос себе буркнула Алекса.
   В последний раз провела кисточкой по ресницам и взяла в руки тональный крем. "Ууу, опять забыла про него! - сокрушенно подумала девушка и сунула обратно в косметичку. - Ладно, сделаем вид, что у меня идеальный цвет лица." Затем она взяла в руки расческу и оглядела фронт работ. Неет, завиваться она не будет, хоть убейте!
   Алекса заплела себе два колоска с непонятным названием "драконий хвост", аккуратно вытащила пряди, так что теперь это больше походило на полоски кружева, чем на косички. С выгоревшими еще летом прядями это смотрелось неподражаемо - косы были длинные, Алексе постоянно приходилось перекидывать их через плечо, чтобы не усесться ненароком. Она схватила со столика расшитый стеклярусом клатч и вышла в коридор.
   Отец завязывал себе галстук перед зеркалом и обернулся за звук шагов. И резко погрустнел.
  - Чего? - не поняла Алекса. - Не нравится?
  - Нравится, - сдавленно ответил он. - Ты очень похожа на свою мать.
   Он отвернулся и продолжил терзать галстук. Алекса неслышно вздохнула. "Ну вот, теперь он будет несколько часов ходить расстроенным. И что мне сделать? Поехать в джинсах?.." Она села на банкетку возле двери.
   Мать ушла от него, когда Алексе было четыре года. Просто нашла себе богатого любовника. К чести ее - если к ней вообще применимо такое понятие - нужно сказать, что она не изменяла отцу. Сразу развелась.
   Отец очень переживал. Алекса видела это, хотя он тщательно маскировался от всех. Она хорошо его знала для того, чтобы понять - он любит ее до сих пор. Поэтому он так и не женился во второй раз, предпочитая воспитывать дочь самому.
  - Все, пойдем, - прервал он ее размышления.
   На приеме было скучно. Единственное, что порадовало Алексу - это огромное количество приглашенных. Среди них легко затеряться. Где-то через час после начала отца утащили на закрытую конференцию, и Алекса осталась предоставленной самой себе. Она схватила с подноса пробегающего мимо официанта высокий бокал с минералкой и села на диванчик, скрытый широкими ветками пальмы. Отсюда ей открывался прекрасный вид на танцующих и треплющихся гостей. Алекса с ее потребностью анализировать любила наблюдать за людьми, отмечая особенности психологии, эмоциональные типажи и тому подобные вещи, а сейчас ей предоставился прекрасный материал для наблюдения.
   Примерно через час, когда Алекса уже составила свою теорию опьянения, наблюдая за компанией из четырех мужчин и двух девушек, ее самым наглым образом прервали.
  - Извините, можно к вам присоединиться?
   Алекса кивнула, не поднимая глаз и вернулась к наблюдению. Краем глаза она заметила белую рубашку и темные волосы. "Парень, - мельком подумала она. - Надеюсь, ему не придет в голову знакомиться..." Через какое-то время она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, оглянулась по сторонам. Ну да, ее внимательно разглядывала "белая рубашка".
   Девушка повернулась к парню и вежливо осведомилась:
  - На мне ничего не написано!
   И только после этого его узнала.
  - Теперь я убедился, что это действительно ты! - Максим усмехнулся.
   Он пытался вести себя непринужденно, но ему это плохо удавалось. Взгляд, полный изумления, восхищения и неверия выдавал его. Алекса сощурилась.
  - Ты что здесь делаешь? - спросил он.
  - У меня встречный вопрос. Что ТЫ здесь делаешь? - перехватила инициативу девушка.
  - Сижу, - емко ответили ей.
  - И я, как видишь, сижу, - довольно ответила Алекса и отвернулась, возвращая свое внимание подвыпившей компании.
   Разговаривать с Максимом ей не хотелось. Абсолютно. Но у него, по-видимому, были другие планы.
  - Не хочешь прогуляться?
   Он попал в цель. Алексе уже порядком надоело просто сидеть, и она была бы рада размяться. Она заинтересованно обернулась.
  - Я не одна здесь.
  - С парнем? - пронзительный взгляд.
   Алекса скривилась.
  - Нет. С отцом.
  - Значит, Александр Раневич твой отец? - в чем-то даже сам для себя протянул парень.
  - Как ты догадался? - съехидничала Алекса.
   За что и была награждена убийственным взглядом. "Так держать! Еще немного, и мы попробуем вывести тебя из равновесия, красавчик!.. О мой коллоквиум! Это что, подумала Я?!.." Фу, докатилась! Назвала парня красавчиком!..
  - Сочту за комплимент, - с усмешкой сказал Максим.
  - Я сказала это вслух?!
  - Да. Ты, кстати, тоже ничего.
   Девушка фыркнула.
  - Ты - сама галантность!
  - Только не женского рода.
  - Точно? - она усмехнулась.
  - Можешь проверить, - точь-в-точь такая же усмешка.
   Алекса пару секунд сидела в полном ступоре, воззрившись на собеседника, а затем совершенно неэстетично заржала. Максим обиделся.
  - Хватит уже! Сейчас тушь потечет! - недовольно сказал он, откинулся на диванчик, скрестил руки на груди.
  - У меня водостойкая, - ребром ладони вытерая слезы, поделилась Алекса.
  - Ну так что, пошли? - вернулся к старой теме Максим. - У них собрание еще часа два будет, так что нас искать не будут.
   Девушка внимательно посмотрела на него, взвешивая, стоит ли ему доверять.
  - Я не маньяк, не бойся!
   Алекса закатила глаза.
  - Да это я маньяк, а не ты! Бойся меня! - замогильным голосом проинформировала она его.
   Вместо ответа Максим встал, взял ее за руку и потащил за собой.
  - Хей, полегче на поворотах! - запаниковала девушка. - Я на шпильках, вообще-то!
   Они уже миновали зал и вышли в пустующий холл с одиноким охранником у дверей. Максим закатил глаза.
  - Хватит ныть, Раневич! - он ухмыльнулся и подхватил ее на руки.
   Спустя несколько мгновений они уже очутились на улице, посреди тускло освещенного тротуара.
  - Отпусти меня сейчас же! - возмущенно зашипела Алекса, яростно сверкнув глазами.
  - Ну, как хочешь! - предвкушающе ответил Максим и... тупо разжал руки.
   Инстинкт самосохранения перевесил чувство отвращения к этому представителю рода человеческого, и она обхватила руками его за шею, чтобы не сломать при падении свою собственную. Ощутив, что все в порядке, и теперь безвременная кончина ей не грозит, сознание вернулось к своему нормальному функционированию.
   И Алекса поняла, что его лицо находится непозволительно близко к ее собственному. Так, что их носы почти касаются. Глаза в глаза...
   Девушка затаила дыхание, не отрывая взгляда от его темных глаз. Ее словно парализовало, она не могла даже пошевелиться. Не могла даже отвести взгляд. И он не мигая смотрел на нее...
   А потом приблизился, обнял тоже и... потерся своим носом об ее.
  - Эскимосский поцелуй, - Максим усмехнулся, заметив тень разочарования в ее глазах. - А ты что? Надеялась на французский?
   Алекса сбросила наваждение. Вывернулась из его рук и отступила на два шага.
  - Это было...
  - Приятно? - предположил парень.
  - Это было нагло, захлопнись! - Алекса разозлилась. - Не смей больше подходить ко мне! Придурок!
   Она резко развернулась на каблуках, едва не упала и быстро пошла прочь. Максим остался стоять там, где стоял, только задумчиво и немного иронично смотрел ей вслед.
   Алекса поймала первое же такси, написала отцу, что плохо себя чувствует и будет ждать его дома, и теперь пыталась привести свои чувства в порядок. Это ей плохо удавалось, поэтому девушка решила пока выбросить все это из головы и подумать о сложившейся ситуации завтра, на свежую голову.
  
  Глава шестая
  
   Проснулась она в отвратительнейшем расположении духа. Голова мучительно болела, хотя вчера она не пила. Алекса натянула домашние мягкие брюки, сменила длинную майку, в которой обычно спала, на толстовку с эмблемой универа и поплелась на кухню. Придерживая лоб рукой, она включила воду и стала пить прямо из-под крана.
   А этот момент на кухню вошел отец и узрел картину маслом.
  - Траванешься, - откомментировал он и тревожно посмотрел на дочь.
  - Я же московский абориген, у меня иммунитет. Наследственный, - хрипло ответила Алекса, закрыла кран и плюхнулась на стул рядом с отцом.
  - Плохо выглядишь... Может, тебе дома лучше остаться? - предложил он.
   Мда, если уж ОН такое говорит, значит, она не лучше привидения выглядит.
  - Да нет, я нормально себя чувствую. Так, проблемы в универе...
   Отец проницательно посмотрел на нее.
  - Валера завтра со своими бойцами в поход уходит. Возможно, у него найдется для тебя место, - он подмигнул.
   Алекса хмуро кивнула и отправилась собираться в универ.
   День она посвятила тому, что старательно избегала Максима. Из аудитории в аудиторию она переходила по лестницам в крыльях факультета, обедать в столовую не пошла, а перемены пережидала в туалете. Леночки сегодня почему-то не было, поэтому такого странного поведения девушки одногруппники не заметили.
   Последняя пара закончила в полпятого, и Алекса, зайдя в Алхимик, купила себе стеклянную бутылку гранатового сока. Гранат - как много в этом слове! Рубиновые ягоды и кроваво-красный сок. Любимый вкус и любимый цвет...
  - Саша! Ну наконец-то!..
   Алекса оглянулась на голос.
   "О нет!.. Я слишком увлеклась! Нужно было идти через черный ход..." Девушка с досадой отвернулась и ускорилась, чтобы успеть пересечь холл до того, как Максим ее настигнет.
  - Блин, блин, блин... - бормотала себе под нос Алекса, едва ли не бегом прошмыгнув мимо охранника.
   Но в закутке между дверями на улицу и дверями на факультет ее схватили за локоть. "Дежавю!" - мелькнуло в ее голове. Она раздраженно обернулась.
  - Не трогай меня! - Алекса вырвалась и отскочила метра на два, благо сейчас она была в кроссовках, а не вечерних туфлях.
  - Тогда обещай, что не будешь убегать! - Максим сдул с глаз челку, растрепавшуюся во время бега.
   Алекса предприняла попытку испепелить его взглядом, но парень устоял, даже не обуглился.
  - Надо поговорить, - сказал он.
  - Я догадалась, представь себе!
  - Не кричи, - он взял ее за руку и потянул за собой на улицу.
   Вышедшие покурить на крыльцо студенты проводили их заинтересованными взглядами. Алекса раздосадованно выдернула свою руку из его ладони.
  - Я сама могу идти!
   К этому времени они уже спустились по лестнице. Максим шел впереди нее, поэтому когда он резко остановился и обернулся, Алекса от неожиданности скакнула назад, неудачно приземлившись - приступенившись? - и споткнувшись.
  - Чего ты такая колючая? - требовательно вопросил он. - Ежей в роду не было?
  - Нет, только дикобразы.
  - Кофе будешь?
  - Суши хочу, - нагло заявила она, надеясь, что Максим возмутится ее поведением и наконец оставит в покое.
   Как бы не так...
  - Поехали, - легко согласился он и достал ключи от машины.
  - Нееет, - ехидненько протянула Алекса. - Я хочу на метро!
  - Да нет проблем.
   Так как Максим обычно не ездил на метро, проездного у него не было, и они полчаса стояли в очереди к кассе, чтобы купить билет на две поездки. Вернее, парень стоял в очереди, а Алекса встретила свою одноклассницу, тоже учившуюся здесь, только на другом факультете. Добыв-таки карточку, он подошел и мрачно уставился на Алексу. Девушка быстренько распрощалась с подругой и обернулась к парню, невинно улыбнувшись.
  - Ты уже все? Ну наконец-то! Пошли, - и она, не дожидаясь его, направилась к турникетам.
   Алекса этим не ограничилась. Она потащила Максима в торговый центр на МКАДе, до которого они долго тряслись по пробке в бесплатном автобусе, предварительно где-то с час его дожидаясь. Целью этого импровизированного путешествия оказалась непрезентабельная забегаловка в шумном ресторанном дворике. Алекса заказала там за счет Максима огромный сет и умяла его под скептическим взглядом парня. Сам он взял себе только коктейль.
  - Что, без алкоголя уже не можешь расслабиться? - поддела она его, пощелкав деревянными палочками для усиления эффекта.
  - С тобой опасно расслабляться, - хмыкнул Максим.
  - Правильно! Меня нельзя недооценивать!
  - Точно. Привязать к батарее. Или запереть в клетку. Или лучше - на электрический стул посадить! - замечтался парень.
  - Спустись на землю, алкоголик! Мечтать не вредно. Мечтать опасно.
  - Я не алкоголик! - раздраженно ответил Максим. - Просто у меня праздник - наконец-то моя любимая девушка сидит в кафе рядом со мной...
  - Угу, нажраться и напиться - праздник состоялся, - скептически отозвалась "любимая девушка" Максима Грегоровского.
  - Ты нажрешься, я напьюсь. Идеальный вариант!.. Может, тебе тоже выпить заказать?
  - Я не пью, - отмахнулась девушка, с сожалением глядя на "сушину", уже никак не влезающую в нее.
  - Почему? Нельзя? - удивился парень.
  - Ага. Я закодированная, язвенница и сектантка в одном флаконе.
  - Оно и видно - язва еще та... А если серьезно?
   Алекса отложила палочки, вытерла губы салфеткой, скатала ее и, швырнув в Максима, схватила стакан со спрайтом.
  - Макс, ты меня удивляешь, - она сделала выражение лица чуточку дружелюбнее. Примерно на тысячную долю. - Ты же, вроде, химик. Органику на третьем курсе учил?
  - Ну учил.
  - Так "ну" или "учил"? Свойства этилового спирта знаешь? А методы получения? А про метиловый спирт слышал? - она отставила стакан и сложила руки на столике, серьезно посмотрев на парня. - Ты каждый раз рискуешь, Грегоровский... - Алекса закрыла глаза, а затем взглянула на него с прежним скептицизмом. - Кроме того, разве ты не знаешь, что человека навеселе гораздо легче расколоть...
   Она подмигнула ему. Максим усмехнулся.
  - Ты за меня волнуешься? Неужели? - насмешливо-польщенно спросил он.
  - Придурок.
   Максим раскланялся.
  - А если честно, Раневич?
   Она пристально на него посмотрела, а затем отвернулась.
  - Не хочу терять над собой контроль. Это опасно... Ты в аспирантуру планируешь идти? - резко поменяла она тему.
   Все оставшееся время они разговаривали на безобидные темы и, на удивление, язвили уже гораздо реже. Через минут сорок Алекса внезапно вскочила со своего места.
  - Оу, прости, - она мельком взглянула на часы. - Мне нужно уйти! Спасибо за то, что накормил, увидимся в универе!
   И она, схватив сумку, быстро исчезла среди столиков и посетителей. Максим успел только в недоумении вскочить на ноги... и упустить ее из виду.
  - Чертова золушка, - раздраженно буркнул он и отправился ловить такси.
   Самого важного он ей так и не сказал.
  
  Глава седьмая
  
   Алекса сделала еще одну петлю по торговому центру и, нервно озираясь, нырнула в узкий проход. Она прислонилась с стене и обхватила себя руками, пытаясь унять непонятную дрожь. Ее знобило. Девушка глубоко вдохнула. Не помогло.
   Она затравленно огляделась. Да что с ней, в конце концов, происходит?! Что за странное ощущение, будто... будто она во что-то основательно влипла.
   Когда Алекса почувствовала, что на нее волнами накатывает это жуткое ощущение, она сначале не разобралась, из-за чего с ней такое происходит. В универе, вроде, ничего не случилось, домой спешить не надо, никуда она не опаздывает. И все же...
   А через некоторое время разобралась, что источником ее проблемы является Максим. Поначалу она очень удивилась - такой реакции у нее не вызывал ни один человек... Впрочем, времени разбираться у нее уже не было. Она быстро схватила свои вещи и убежала. Потому что почувствовала, что теряет контроль.
   Она испугалась. Очень сильно.
   Алекса всегда очень трепетно относилась к понятию свободы. Для кого-то самым важным в жизни были деньги, для кого-то связи, ум, карьера, семья, признание. А для нее - свобода. Свобода действий, мыслей, выбора. Она не выносила, когда на нее давили. Ее отец точно такой же, и он никогда не отнимал свободы у дочери. Нет, не той свободы, о которой подумало большинство.
   Он никогда не принимал за нее решений, приучил думать своей головой и смотреть своими глазами, никогда не относиться ни к чему предвзято, не осуждать чужих мнений. Поэтому, едва Алекса почувствовала, что Максим имеет над ней какую-то... ладно, влияет на нее, она тупо сбежала. Ей нужно успокоиться и разобраться в себе.
   "Нафиг универ. Еду завтра в поход".
   И она уехала.
   Дядя встретил ее радостно. Отобрал рюкзак и повесил его на Пашку, оказавшегося поблизости. Благо Алекса не была любительницей таскать тяжелые сумки, поэтому Пашка увеличение массы своего груза едва ли заметил.
   Они сошли с электрички на станции с многообещающим названием "Космос", трусцой пробежали пару километров по проселочной дороге и свернули на тропинку в лес. Шли долго. Часов пять. Болтовню в строю дядя не приветствовал, да и не было у Алексы такого желания.
   Что с ней творится? Почему в груди такое щемящее чувство? Руки нервно дрожат, в глазах лихорадочный блеск - Пашка уже поинтересовался, чего она занюхнула перед походом. И страх. Страх неизвестности? Да вроде не с чего... Страх? Нет, не страх. Какая-то противная боязливость. Алекса даже фыркнула от нелепости этой мысли.
   "Святые апельсины! Скажешь Нику - не поверит, - саркастично думала девушка. - И вообще устроит проверку - точно ли это его давняя подруга Александра Раневич, а то что-то больно непохожа! Была железная, нет! - стальная! вольфрамовая леди! Или нет, Зена - королева воинов! Мужененавистница! Брутальная девочка, любительница городского альпинизма и сноуборда! Где она?!.."
   И боится какого-то Грегоровского? Буэ... Что за ересь, никого она не боится! Кроме червяков в яблоках, продавцов шаурмы - садисты, сколько собак зарезать надо! - и бабулек на лавочках.
   "Капец это, я теряю себя! Где мой характер?! Где моя индивидуальность?! Верните меня!" Внезапно ей в голову пришла мысль, что это, возможно, какое-то психическое заболевание, типа клаустрофобии, только на людей. Она достала из кармана мобильник и набрала в поисковике симптомы. На черепашьей скорости интернет тянул.
   "Нет! Этого не может быть!" - девушка для большего эффекта потрясла мобильником, но буквы вопреки ожиданию не сгорели в адском пламени.
   Ее посетило это светлое чувство.
   "Эээ, нет. В инете полно абсурда, я не верю. Нет, нет и нет. Это не так..." Самоубеждение - отличная вещь...
   Объявили привал, и Алекса на какое-то время отвлеклась от своих панических мыслей. Она уселась на полуразвалившееся бревно рядом с Пашкой и отцепила флягу от ремня. Холодная вода с привкусом металла немного взбодрила.
  - Ну так что случилось? - попытал счастья парень, заметив рассеянно блуждающий по верхушкам деревьев взгляд Алексы.
   Та пасмурно посмотрела на него и молча протянула телефон.
  - "Любовь является психическим заболеванием, особенно в период влюбленности," - прочитал Пашка. И сочувствующе добавил, - Влюбилась, да?
  - Похоже на то... - кисло согласилась Алекса.
  - Да уж, не повезло парню, - мужская солидарность взяла верх над инстинктом самосохранения, но Алекса сейчас не была настроена убивать.
   Какой-то приятель Пашки подошел было поболтать, но, встретив предостерегающий взгляд Алексы, сделал вид, что просто проходит мимо.
  - А ты, что же, не рада? - поинтересовался Пашка.
   Алекса фыркнула.
  - Чему тут радоваться? Дополнительный геморрой...
  - А как же ощущение полета, желание обнять весь мир и бабочки в животе?
  - Сопливых женских романов начитался?
  - И все же? - не сдавался он.
  - Ощущение, только не полета, а падения. Видеть никого не хочу, и вообще-то в животе не бабочки заводятся, а паразиты, - буркнула девушка.
  - Ты не романтик, - констатировал Пашка, ухмыльнувшись.
  - Я в курсе.
  - Даже не хочешь помечтать?
  - Мечтать - это больно... - глухо отозвалась Алекса. - Мечты никогда не сбываются.
   Пашка пожал плечами.
  - Зря ты так. Можно жить сухим рационалистом, а можно позволить себе поверить в чудеса. Я знаю, ты не веришь парням-парням, общаешься с ними на уровне парень-друг. Ну, как с Ником или со мной. Это только один ракурс. Как с изображением в кинотеатре. Надень 3D-очки, это совсем не страшно...
   Спустя четверть часа они снова отправились в путь. Алекса думала над тем, что ей сказал Пашка. А может, он прав? И она зря себя накручивает? Что, если посмотреть на отношения не с позиции зависимости друг от друга, а с позиции взаимной свободы. Это как выбрать себе попутчика в длительную поездку или как... Понятно ведь, верно?
   Но вот как ей себя вести с Максимом?.. Будто ничего не произошло? Да, наверное, это будет лучшим вариантом - ведь он из тех парней, которым необходимо постоянно добиваться желаемого, подарки с неба им не нужны.
   Ну так она все равно иначе вести себя не сможет.
   И вообще, кошмарно звучит - девушке двадцать лет, а у нее еще не было парня. Не было. После первого предательства. Она его не простила, хотя он вымаливал прощение...
   Алекса мотнула головой. Об этом вспоминать она не хотела.
  
  Глава восьмая
  
   В половину двенадцатого к платформе подошла электричка, и усталая, но довольная группа Валерия Константиновича ввалилась в вагон. Две сплетничающие старушки подозрительно покосились на вошедших и нахохлились. Какой-то мужичок в подпитии быстро вскочил на ноги и перешел в другой вагон.
   Алекса хмыкнула. Она отобрала у Пашки свой рюкзак и достала из него пакет чипсов.
  - Ага! - обличающе воскликнул парень. - Кто будет делиться?
  - Чур не я, - лениво огрызнулась девушка и убрала пакет подальше загребущих ручек Пашки.
  - Я так не играю! - он обиделся, но попыток добраться до чипсов не оставил.
  - Ладно, забирай, - Алекса швырнула пакет Пашке и достала себе точно такой же из рюкзака.
   Парень хмыкнул.
   У Алексы зазвонил мобильный. Она скривилась. С незнакомого номера ей уже раз пятьдесят названивал кто-то, и у девушки было стойкое подозрение, что этого кого-то она знает. Поэтому она не поднимала трубку.
   Однако с прошлого звонка прошло уже около часа, и Алекса решила взглянуть-таки на дисплей. Мало ли, возможно ей звонит отец.
   Вытерев крошки с ладоней о штаны - все равно уже грязные настолько, что жирные пятна будут незаметны - девушка вытащила из кармана мобильник. "Леночка_универ," - высветилось на нем, и Алекса удивленно приняла вызов.
  - Привет, - озадаченно сказала она.
  - Сашка! Привет! Чего это тебя в универе сегодня не было? - веселый, но напряженный голос подруги был еле слышен на фоне грохочущей музыки.
   Алекса отодвинула телефон от уха.
  - Уехала, - лаконично ответила она.
  - Завтра придешь?
  - Завтра приду.
  - А?.. Алло! Не слышно тебя, повтори! - прокричала Леночка.
  - Да, приду я завтра! Наверное! - крикнула в ответ Алекса, оглушив сидящего рядом Пашку. - В чем дело?
  - Ни в чем! - быстро ответили ей, но Алекса достаточно хорошо изучила свою одногруппницу, чтобы поверить в это.
  - Колись.
  - Ну... Погоди пятьсек, я сейчас выйду, где потише!.. Хей, убери свои лапки! Надо поболтать, со своего мобильника звони, не таксофон!.. Отвали, сказала! Я и так из-за тебя... - дальше, видно, Леночка сунула телефон в карман, ибо послышался громкий шорох, примерно с минуту ничего не происходило, а потом Леночка мобилизовалась. - Да, теперь все.
  - Рассказывай.
  - Я в клубе. Мы тут с одноклассниками решили встретиться, а днем не может никто, так что мы выбрали... - воодушевленно начала Леночка.
  - Короче, - нетерпеливо перебила Алекса.
  - Ладно. Примерно полчаса назад меня мистическим образом нашел Максим и стал пытать, куда ты исчезла.
  - Тебе понравилось? - не удержалась от подкола та.
  - Завидуй молча! - хихикнула девушка. - В общем, мне надоело, что он стоит у меня над душой, и позвонила тебе.
  - Ясно.
  - И что мне делать, кэп? Сказать, что ты повесилась? Сбежала с семинаристом по квантам? Эмигрировала в Японию и живешь по фэн-шую? - Алекса поняла, что Леночка уже успела выпить парочку коктейлей, поскольку такая манера разговора для одногруппницы была нетипична.
  - Фэн-шуй родом из Китая, - поправила Алекса, зачерпнула из Пашкиного пакета остатки чипсов и сунула в рот.
   Пашка молча оскорбился. Алекса подмигнула ему и послала воздушный поцелуй. Парень скривился.
  - Да плевать, - флегматично отозвалась Леночка.
  - Скажи, что я решила доехать автостопом до Урюпинска. Раньше понедельника не вернусь.
   Пашка фыркнул. Ему было прекрасно слышен весь разговор. Алекса сердито зыркнула на него. Тот демонстративно заткнул уши.
  - Ок, подруга, - Леночка рассмеялась. - Надеюсь, Максим не убьет меня за такой ответ. Он очень зол и орет на кого попало, так что ты будешь должна, подруга!
  - Потребуй счет у него, - Алекса распрощалась и сбросила звонок.
   Сидяший рядом Пашка заухмылялся. Алекса поняла, что ему прекрасно все было слышно и с "закрытыми ушами".
   Вернулась она домой под утро. Вообще-то она могла бы приехать и в полвторого, но метро уже не ходило, а такси ей брать не хотелось. Наличных у нее не осталось, а светить кредиткой перед неведомым грузином-водителем ей не улыбалось.
   Поэтому, захватив с собой зевающего Пашку и распрощавшись с дядей, она потащила его через центр в круглосуточный Кофе Хаус. Домой вернулась в восемь.
   Отец смерил ее скептическим взглядом, фыркнул и закинул полотенце на плечо.
  - Ты видимо, хорошо в поход сходила.
   Алекса посмотрела на грязевые лужи у своих ног.
  - Мы поспорили с Пашкой, удастся от поливочной машины убежать или нет... Водитель попался весельчак, гнал нас два светофора.
  - Хорошо еще, что вы про каток такого не поспорили, - он усмехнулся. - Как настроение?
  - Устала.
  - Как с проблемой?
  - Разобралась, - она чуть улыбнулась и пошлепала в ванную. - Кстати, хочешь прикол? Мы в электричке в одном вагоне с бабульками ехали, так они подумали, чтобы новобранцы. Давай на весь вагон возмущаться, что война идет, а призывников не хватает, детей в армию берут. Мы же с калашами страйкбольными были и в форме, хоть и цифра американского образца...
   Отец с кухни хохотнул. Он, кстати, сам был любителем сразиться с братом в страйк или пейнтбол.
   В универ Алекса решила не ездить. "Чего я там не видела?" - подумала она, забираясь под теплое одеяло - зимой и летом она спала под одним и тем же огромным теплым одеялом.
   Проснулась ближе к вечеру. Позвонила старосте группы и узнала домашние задания. Оказалось, что ничего особо важного Алекса не пропустила, хоть и заработала минусик у семинариста по физхимии за пропуск. Ему было равнофигственно, почему студента на паре нет. Попал в реанимацию - носилки в зубы, и на семинар, на семинар!
   Алекса полистала учебник, прислушалась к внутренним ощущениям и поняла, что ботать ей сейчас совершенно не хочется. Зато жутким монстром изнутри постучался голод. Девушка заглянула в холодильник. Сморщилась. Что-то ей ничего из имеющегося в наличии не хочется. Она быстро оделась - джинсы, футболка до колен, толстовка и кеды - и отправилась в магазин.
   Подвальные забегаловки и киоски ее не прельщали. Пришлось пройтись чуть дольше, зато перед ней гостеприимно распахнул двери супермаркет. Алекса миновала охранника на входе и вошла.
  - Мама миа, - пробормотала она себе под нос. - Охранник в костюме... Хм, к чему бы это?..
   Магазин был чистым, свежим и просторным. Никакой давки, непонятного лепета иностранных продавщиц и бабулек с тележками. Алексу это сразу немного напрягло, но через несколько минут у нее это просто вылетело из головы. Она уже набрала себе в корзину всякой всячины и теперь стояла перед стойкой с яблоками. Шикарные, огромные и красивые яблоки, выращенные, разумеется, со всеми правилами в экологически чистых странах с применением нанотехнологий... И двух сортов. Красное и зеленые. Оба красивые до умопомрачения - любительница яблок Алекса это сразу оценила.
   Но вот только выбрать из двух ничуть не легче, чем из двухсот. Девушка вздохнула и, заметив краем глаза подошедшего парня в форме помощника торгового зала, обратилась в пространство:
  - Пожалуйста, отговорите меня! Мне ведь это совсем не нужно?.. - полувопросительно вздохнула она.
  - Наверное, тебе стоит взять оба, - усмешка.
   А почему голос такой знакомый?.. Она обернулась.
  - Оу, рада встрече, - хмыкнула Алекса.
   Конечно же, Максим. Кого еще можно так "вовремя" встретить, просто выйдя прогуляться до магазина.
  - Взаимно.
  - Ты здесь работаешь? - спросила она, не давая Максиму сосредоточиться и начать задавать вопросы.
  - Нет, - он сильно удивился. - Эм... А с чего ты взяла?
  - Ты оделся почти как официант. Ну, то есть продавец.
   Максим недоуменно посмотрел на свое отражение в изогнутом стекле витрины. Затем фыркнул.
  - Мда, от кого еще надеешься услышать подобный комплимент... Ты уже все?
  - В смысле?
   Вместо ответа он потряс корзиной с продуктами. Алекса пожала плечами, взяла оба яблока и, взвесив, направилась вслед за парнем к кассе.
   Максим вел себя странно. Все молчал, даже не смотрел в ее сторону. Нельзя сказать, что это огорчало Алексу - она была рада избежать вопросов, но все же какое-то неприятное чувство было.
   Когда продавщица начала уже пробивать товар Алексы, девушка отстраненно взглянула на ценник красного яблока.
  - Что?! - она в недоумении повернулась к Максиму. - Яблоко за восемьдесят рублей?!.. У меня что-то со зрением?
   Она протянула яблоко парню. Тот молча взглянул на ценник, фыркнул и все так же молча ткнул в какую-то вывеску.
  - "Азбука Вкуса," - прочитала Алекса. - О нет! Не пробивайте!.. У меня не будет столько денег!
   Продавщица недовольно воззрилась на девушку. Максим жестом остановил ее.
  - Все в порядке, - успокоил он кассиршу. - Пробивайте нам вместе.
   Алекса благодарно кивнула и выбежала из магазина.
  
  //Примечание: "Азбука Вкуса" - сеть очень дорогих продуктовых магазинов.
  
  Глава девятая
  
   Когда Максим вышел на улицу с огромным пакетом в руках, Алекса сидела на невысоком металлическом ограждении и ковыряла кедами асфальт. Ее светлые волосы спадали на глаза, закрывая лицо, но ей они ничуть не мешали. Услышав шаги и шуршание пакета, Алекса подняла голову.
  - Спасибо, Максим, - она смущенно и виновато улыбнулась. - Капец, я выглядела полной идиоткой...
   Максим пожал плечами.
  - С кем не бывает, - философски отозвался он.
  - Сколько я тебе должна?
  - Обед ты мне должна.
   Алекса непонимающе воззрилась на него.
  - Поехали, приготовишь мне что-нибудь.
   Девушка фыркнула.
  - Да без проблем. Но если траванешься - я не виновата! - предупредила она и спрыгнула с ограждения.
   Максим открыл машины, положил пакет на заднее сиденье и обернулся к Алексе.
  - Ну, чего стоишь? Особое приглашение нужно? Или тебя на руках занести?
  - Спасибо, сама справлюсь! - она нервно хихикнула и села на пассажирское сидение.
   В квартире Максима ничего не изменилось с тех пор, когда она была здесь в прошлый раз. Тогда она не обратила особого внимания на интерьер комнаты. Деревянные панели темно-коричневого цвета, светлые обои, не массивная, функциональная мебель. Стол завален какими-то тетрадями и исчерканными листами. На стене календарь с обведенными/зачеркнутыми/изрисованными датами. Алекса подошла и с любопытством стала рассматривать комментарии.
  - Это смотреть нельзя, - Максим подошел и резко сорвал календарь со стены.
   Алекса с холодным удивлением воззрилась на парня, ожидая объяснений.
  - И нечего так смотреть на меня, - огрызнулся он, развернулся и ушел на кухню.
   Признаться, девушка ничего не поняла. Но она уважительно относилась к чужим тараканам, поэтому только пожала плечами, подошла к большой двуспальной кровати под тонким серым покрывалом и уселась на нее с ногами, сложив их по-турецки. Неплохо. Комната ей нравилась. На потолке был натянут огромный плакат с созвездиями. Алекса откинулась на спину, закинула руки за голову, а одну ногу на другую, и стала рассматривать звезды.
   Большую Медведицу она нашла сразу, от ее хвоста - Малую. Крупная Полярная звезда, Орион...
  - Нравится?
   Алекса повернула голову и кивнула. Максим стоял в проеме, скрестив руки и облокотившись о косяк, и лениво разглядывал ее.
  - Очень. А тебе? - подмигнула.
  - Что?
  - Тебе нравится?
   Максим хмыкнул.
  - Очень, - в тон ей ответил он. - Пошли.
   Алекса нехотя сползла с кровати. На кухне она сразу подошла к столу и заглянула в пакет с продуктами.
  - Эмм... А почему он один?
  - Потому что мне было лень раскладывать на два, - пояснил Максим.
  - Логично. Ну, и что ты хочешь, чтобы я тебе приготовила? - Алекса стала последовательно заглядывать во все шкафчики.
  - А холодильник?
  - Что холодильник? - не поняла девушка.
  - В холодильник еще не заглянула, - насмешливо кивнул он на агрегат.
  - Давай покрасим холодильник в черный цвееет! Он красным был, зеленым был, а черным - нееет... - открыв дверь, стала напевать Алекса. Потом повернулась к Максиму. - Ну, чего стоишь? Тащи продовольствие, будем рассовывать по углам.
   Он вдруг тепло улыбнулся.
  - Сашка, ты шедевр!
  - Как ты сказал? - она даже выпрямилась и развернулась к нему всем корпусом. - Шедевр?
  - Ну да.
  - Это комплимент или повод для драки?
  - Повод для драки, - вызывающе и очень ехидно.
  - Тогда ладно.
   Минуты две они молчали, изучающе и как-то настороженно глядя друг на друга. И, как это обычно бывает, Алекса первой нарушила молчание.
  - Так мы будем готовить, или я пойду?
   Максим посмотрел на нее чуть разочарованно. Потом отвернулся, подошел к столу и сел на стул.
  - Нет, не пойдешь, - он покачал головой. - Будем говить цезаря, отбивные и мохито.
  - Безалкогольный! - предупредила Алекса.
  - Как пожелает моя госпожа, - Максим достал откуда-то толстенную кулинарную книгу и водрузил на стол, поманил девушку пальцем.
  - Это что? Хобби твое - готовишь в свободное время? - хихикнула она.
  - Приходится, - кивнул парень. - Живу-то один. А книгу мне сестра подарила, приколистка. Зацени, - он показал обложку.
  - "Кулинария для домохозяек," - Алекса заржала. - Розовый - гламурный цвет, кстати, к твоим глазам подходит.
   Максим только хмыкнул.
  
  Глава десятая
  
  - По-моему, ты пересолила, - Максим задумчиво жевал салат, бросая на Алексу ехидные взгляды.
   Девушка оскорбилась.
  - Сам-то?! - возмущенно закричала она, швырнув в парня вилкой, но промахнувшись из-за глубочайшего негодования. - Ты вообще мясо пережарил!
  - Клевета! - он невозмутимо вонзил зубы в отбивную и заурчал от удовольствия. - Мне нравится!
  - А мне мой салат нравится, так что молчи, презренный!
  - Пфф, - он фыркнул. - Главное, чтобы нравилось мне, а мне не нравится!
  - С чего это все должно нравиться именно тебе? - недовольно поинтересовалась она.
  - Потому что ты готовила обед мне, так что я главный!
   Алекса метнула нож и огорчилась, что он был тупой. Максим увернулся.
   Они валялись на огромной двуспальной кровати, расположившись по краям и разложив в середине тарелки. Бокалы с мохито стояли на полу, теперь к ним присоединились еще приборы Алексы. Максим потянулся, составил опустевшие тарелки на пол и довольно развалился на кровати, сложив руки на животе.
  - Кстати, где достал такой плакат? - невнятно спросила девушка, доедая курицу из своего салата.
   Максим мистическим образом понял.
  - Звездный?
  - Угу, - она кивнула.
  - У друга мастерская всяких фотоуслуг, я у него заказывал, - он перевернулся на живот и, облокотившись, серьезно посмотрел на Алексу. - В старой квартире у меня потолок в два раза больше был, а здесь второе полушарие не поместилось. Хочешь, могу презентовать?
  - Правда? - недоверчиво спросила она.
   Алекса моментально забыла обо всех его насмешках по поводу ее салата.
  - Правда, - Максим чуть улыбнулся ее реакции.
   У Алексы было такое лицо, как у ребенка, которому пообещали вручить подарок, о котором он давно мечтал. И неважно, что это не суперновороченная игрушка, не машина и не айпад - те же игрушки, только для детей постарше - нет, просто плакат звездного неба...
  - Хочу, конечно!
   Максим легко поднялся, подошел к шкафу и после некоторых поисков выудил оттуда тонкий металлический тубус.
  - Я рад, что не выбросил до сих пор, - он протянул тубус Алексе и подмигнул. - Не думал, что встречу человека, которому это тоже будет интересно.
  - Значит, ты тоже ненормальный? Как и я? - вкрадчиво поинтересовалась она.
   Парень улыбнулся.
   Алекса засобиралась домой, только когда отец позвонил и в ультимативной форме потребовал быть через тридцать две минуты дома. Она схватила стопку тарелок и понеслась с ними на кухню. Ну и, как водится, растеряла все ножи и вилки на полу в коридоре.
  - Посуду вымоешь сам! - крикнула она с кухни и понеслась в прихожую, на ходу подбирая вилки и метко зашвыривая их в раковину.
   Она уже натянула кеды, закатала рукава толстовки и достала мобильник, набирая номер такси.
  - Я довезу, - Максим вышел из комнаты и стал зашнуровывать кроссовки.
  - Обойдешься! - отмахнулась она. - Алло! Такси? Отлично, вы-то мне и нужны!.. На улицу...
   Парень выхватил у Алексы телефон и отключил связь.
  - Не обойдусь, - с усмешкой пояснил он на испепеляюще-возмущенный взгляд. И помахал сумкой Алексы. - Иначе ни сумку, ни тубус, ни продукты ты не получишь!
   Алекса надулась, но поняла, что другого выхода у нее нет, и смирилась. Очень недовольно смирилась, так что всю поездку на лифте вниз читала вслух маркерные надписи на стенах и объявления. Где-то между третьим и вторым этажами лифт вдруг дернулся, и свет нерешительно мигнул. Алекса напряглась. "О, великое переселение народов, только не это!" - взмолилась она, и - словно в ответ на ее просьбу - лифт благополучно поехал дальше.
   В машине Алекса молчала. Странно, но рядом с Максимом ей не было неудобно просто молчать. С ним почему-то не нужно было выискивать темы для разговора. Раньше она могла чувствовать себя уютно в тишине только рядом с отцом и с Ником. Теперь еще и с Максимом.
   В полутьме ночной улицы, освещенной фонарями и светом рекламы, его лицо было трудно разглядеть, но Алексе вдруг очень захотелось это сделать. Она даже развернулась к нему и беззастенчиво стала вглядываться в его лицо.
   Максим перехватил ее взгляд, мельком улыбнулся и... перестал обращать на нее внимание, полностью переключившись на дорогу. А Алекса продолжала на него смотреть. Высокий лоб, спадающие на него неровной линией волосы, прямой нос и упрямо сжатые губы, твердый подбородок и еле заметная в бликах фар небритость. Девушке внезапно захотелось дотронуться до его щеки, и она даже протянула руку, но вовремя спохватилась и отдернула.
   Мысленно отругав себя за потерю благоразумия, она отвернулась, скрестила руки на груди и теперь смотрела только в окно со своей стороны.
  - Приехали, - Максим повернулся к ней, откинулся на сидении и расслабленно положил руки на колени.
  - Постой... - медленно стало доходить до Алексы. - Ты... Откуда ты знаешь, где я живу?!
  - Я слежу за тобой, - на полном серьезе ответили ей.
   И она бы поверила, если бы не эти урчащие нотки в его голосе.
  - Кстати, у тебя еще есть челых две минуты, чтобы добежать до квартиры и нажать на звонок.
  - Есть... - эхом отозвалась она. - Ну, я пошла...
   И осталась сидеть в машине. Время шло, а они все так же молча сидели, не глядя друг на друга и не двигаясь. Через некоторое время у Алексы зазвонил мобильный, но она даже не обратила на него внимания.
  - Отец волнуется за тебя, - Максим кивнул на вибрирующий телефон в ее руках.
  - Я в курсе, - девушка сбросила звонок и повернулась к парню. - Тогда я скажу только "спасибо" и "пока".
  - Начни со "спасибо"... - Максим явно хотел продолжить эту мысль, но Алекса не позволила ему.
   Не дав себе времени передумать, она схватила его за руку, притянула к себе и несмело поцеловала. Руки, губы, ресницы ее дрожали - да, она боялась. Она впервые за столько лет снова доверилась человеку. Она боялась ошибиться, но сиюминутное желание оказалось гораздо сильнее осторожности.
   И Максим ответил. И как ответил - моментально перехватил инициативу...
   Но Алекса вдруг резко отстранилась. И улыбнулась в своей неподражаемой дерзкой манере.
  - Это было вместо "спасибо". А вот это - вместо "пока"!
   Она выскочила из машины, прихватив свои вещи, и оглушительно хлопнула дверью. Стекла в машине - а возможно, и в подъезде - задребезжали. Алекса добежала до подъезда, приложила магнитный ключ и уже из-за почти закрытой двери прокричала:
  - Счастливо оставаться!..
  
  Глава одиннадцатая
  
   Алекса не стала вызывать лифт, взбежала по лестнице на несколько этажей и остановилась возле пыльного большого окна на лестничной площадке. Прислонившись лбом к холодному стеклу, она видела, как Максим вышел из машины и задумчивым взглядом оглядел окна ее дома. Сейчас он увидеть ее не сможет, на улице от фонарей намного светлее, чем в темном подъезде.
   Он отвернулся, подошел к машине и сел на капот, достав мобильник - Алекса поняла это по светящемуся дисплею в его руках. Понятное дело, разглядеть, что он там делает, она бы не смогла, но почему-то знала...
  - Опа! Эсэмэсочка! - Алекса открыла сообщение.
   "Встретимся завтра? "
   Девушка несколько мгновений помедлила, а затем быстро набрала: "Что, понравилось?" Фыркнув, она хотела нажать на кнопку "удалить", но... конечно, попала пальцем на другую. "Сообщение отправлено," - высветилось на экране. Алекса похолодела. Это в ее планы не входило.
   Она повернулась к окну, чтобы посмотреть на то, как отреагирует Максим на этот ее... Додумать мысль Алекса не успела, Максим слез с капота и сел в машину, параллельно отвечая. Дверь он не захлопнул.
   Телефон завибрировал, мигнул экраном.
   "Оу... Ты проницательна, однако."
   "Стараюсь," - Алекса подумала, что все равно уже ввязалась в этот обмен любезностями, тем более что иначе она с Максимом и не общалась.
   "Так что насчет завтра?"
   "Окау. Только вечером я не смогу, часов в шесть мне уже нужно быть дома."
   "Если с утра заеду, будет нормально?"
   "Вполне."
   "Тогда в десять будь готова."
   Алекса воззрилась на экран.
   "Что?!.." - начала было отвечать она, но тут пришло еще одно сообщение - Максим, видимо, предугадал ее реакцию.
   "Да, в десять. Я уже соскучился."
   Она фыркнула.
   "Я тоже."
   Ну вот, и с каких это пор она флиртует в переписке? "Капец, мой мозг явно меня бросил на произвол шизофрении!.."
   "Куда отправимся?"
   "Индиферрентно. Придумай сам что-нибудь."
   "Потом не жалуйся!"
   Звонок от отца. Алекса подняла трубку.
  - Александра, ты где? - сурово спросил он.
   По его тону любому стало бы понятно, что шутить он не намерен. Но Алекса почему-то не задумалась об этом.
  - Я в подъезде, на подоконнике сижу.
  - Поднимайся, хочу с тобой поговорить.
   Алекса пожала плечами и, глупо улыбаясь, стала подниматься по лестнице. Отец, увидев ее выражение лица, почему-то хмыкнул.
  - Что? - не поняла девушка.
  - Влюбилась, что ли? - он усмехнулся.
  - Очень заметно?.. - под нос себе пробормотала Алекса, заглянув в зеркало. И только сейчас поняла, что ляпнула. - Что?! Нет!..
   Отец даже не стал на нее ругаться, махнул рукой и вернулся в свой кабинет. Алекса сбросила кеды, быстро сгрудила принесенную из Азбуки Вкуса еду в холодильник и помчалась в свою комнату, на ходу вытаскивая из тубуса плакат.
   Максим свернул его в несколько раз, но загибы на темно-темно-синем, почти черном фоне были не видны. Алекса подняла голову и посмотрела на потолок. Отлично. Просто замечательно! Люстры или лампочки на потолке у нее нет, все освещение идет от торшеров и ламп на стенах, так что резать плакат не придется. Пританцовывая, девушка отправилась к шкафу, в котором у них хранились всякие инструменты, шурупы и прочая строительная мелочь. Она нашла какой-то двусторонний скотч, вооружилась ножницами и табуреткой.
   Спустя полчала плакат был благополучно растянут на потолке. Алекса вернула инструменты на свои места, сгоняла на кухню за пакетом с молоком и села посередине комнаты на ковер в позу лотоса.
   "Нет, Максим хороший... И такой странный, - думала она, запрокинув голову. - Чего это он вдруг на меня внимание свое обратил?.. Он же такой... ммм... популярный среди девиц..." Алекса не могла найти ответа на этот вопрос, поэтому просто отмахнулась от своих мыслей. Разве нельзя просто понаслаждаться моментом? И немного помечтать. Например, о том, что ее ждет завтра...
   Как-то по-особенному Алекса утром одеваться не стала. Встала в полдевятого, приняла душ, причесалась, облачилась в любимые белые джинсы, натянула старую, но любимую футболку ярко-желтого цвета, не побледневшую даже за годы стирок. И села скачивать с карточки от фотоаппарата фотки на компьютер. Фотки были интересные, и Алекса стала их пересматривать.
   Только когда Максим позвонил ей, она вспомнила, что вообще собиралась куда-то. Стараясь, чтобы ее голос казался уверенным и спокойным, она ответила:
  - Привет!
  - Доброе утро, Саш, - его голос был немного хриплый, и по спине Алексы незамедлительно побежали мурашки.
   Она непроизвольно поежилась и передернула плечами.
  - Проспала, да? - по голосу было ясно, что он улыбается.
  - Нет, уже выхожу! - избегая дальнейших расспросов, Алекса отключила связь.
   Схватив кожаную куртку, сунула ноги в кеды, взяла с комода черные очки - день обещал быть солнечным, закинула на плечо сумку с фотоаппаратом и, крикнув отцу что-то невразумительное на прощание, выбежала из квартиры. Уже минуя финальные ступеньки, ведущие от входной двери в подъезд к тротуару, в безумном прыжке антилопы, Алекса взглянула на часы. Без пятнадцати одиннадцать.
   "Как нехорошо-то..." - виновато подумала она, доскакала до машины Максима посреди пустой парковки и, не удержавшись, щелкнула его через лобовое стекло. Парень белозубо улыбнулся.
  - Привет еще раз! - Алекса плюхнулась на пассажирское сидение. - Извини, я не уследила за временем. Фотки перекачивала...
   Она взглядом указала на фотоаппарат, поэтому упустила момент, когда Максим к ней нагнулся. Почувствовав его сухие горячие губы на своей шеке, она вздрогнула и резко повернулась к нему. А донельзя довольный Максим завел машину и как ни в чем не бывало повел ее, выезжая на проезжую часть.
   Алекса потерла щеку там, где до сих пор горело место поцелуя. Максим заметил ее жест.
  - Что-то не так?
   Ухмылочка. "Смейся-смейся," - мстительно подумала она и отвернулась к окну.
   Пробок особых не было, ехали они, так сказать, с ветерком. Алекса стала щелкать по-утреннему светлые улицы города, пешеходов и особенно нелепую рекламу.
   Максим привез ее к ограде какого-то парка.
  - И что здесь? - лениво поинтересовалась она, прицелившись уже для очередного кадра.
  - Выставка... Эй! Ты вообще со мной гулять собиралась или с фотоаппаратом? - возмутился Максим, в решающий момент кадра выхватив у девушки из рук фотик.
  - Чего творишь?! - завопила Алекса.
   Максим увернулся от подзатыльника и, глянув на фотоаппарат, заржал. Алекса недоумевающе воззрилась на него. Все еще хихикая, Максим протянул ей фотик...
  - Ты!.. Ты!!.. Ты заблокировал эту фотку?! - крикнула девушка. - Аааа, я придушу тебя!..
  
  Глава двенадцатая
  
   Пока Алекса бегала за Максимом, пытаясь накостылять ему за "удачную" фотку, ее прическа растрепалась и пришла в совершенную негодность. Девушка сердито зыркнула на хихикающего Максима и села на низенький заборчик, чтобы переплестись. Она распутала волосы и стянула с головы резинку.
   Максим из осторожности остановился чуть поодаль и прислонился к дереву, скрестив руки на груди и исподлобья наблюдая за действиями Алексы. Светлые волосы рассыпались по плечам, спускаясь ниже заборчика, на котором она сидела.
  - Почему? - спросил вдруг парень.
   Алекса подняла на него глаза, продолжая совершать над своей головой неведомые пассы.
  - Не поняла вопроса.
  - Почему ты вечно волосы прячешь? Собираешь в непонятную гульку на голове?
  - А зачем всем на них смотреть? - вопросом на вопрос ответила она.
  - Красиво... Особенно та прическа на вечере, - вспомнил Максим.
   Алекса дернула плечом - она собиралась пожать плечами, но с поднятыми руками это получилось не очень хорошо.
  - И все же? - не отставал Максим.
  - Максим, отвали, - девушка поморщилась. - Как хочу, так и ношу, тебе-то что?
  - Так, просто...
   Он подошел к Алексе, взял с ее коленей фотоаппарат - она как раз в этот момент заканчивала собирать волосы в хвост - и сфотографировал ее.
  - Капец. Я реально убью тебя, Грегоровский, - устало констатировала она. - Теперь доволен?
   Она развернулась спиной к нему, демонстрируя высокий светлый хвост.
  - Умница, - он легко развернул ее и мимолетно чмокнул в губы, быстро отстранившись, чтобы ненароком не получить в глаз.
   Алекса только закатила глаза.
  - Бойся меня, маньяк. Я мстю и мстя моя страшна! - угрожающе сказала она.
  - Это кто еще маньяк, - ухмыльнулся парень. - Мы идем гулять-то?
   Девушка схватила его за рукав куртки и, напевая какую-то идиотическую песенку, потащила Максима ко входу в парк.
  - Неправильно, - вдруг сказал Максим. Алекса непонимающе обернулась, а парень, усмехнувшись, переместил ее руку в свою ладонь. Чуть сжал, и Алекса поняла, что в ближайшее время он ее не отпустит. - Теперь верно!..
   Она отвернулась, чтобы Максим не увидел ее до одури счастливой улыбки - как девушка ни старалась сохранять досадующее выражение лица, ей этого сделать не удалось. Парень проницательно посмотрел на нее, хмыкнул довольно и повел ее за собой ко входу на выставку.
   По выставке ходили они долго. Очень долго. Алекса увлеклась и выискивала удачные кадры для съемки, что-то напевая себе под нос. Максим упорно не выпускал ее руки, невзирая на протесты и вопли по поводу того, что он не дает нормально фотографировать.
   Все это время они скрывались от бабулек, следящих за порядком. Вообще-то Максим предлагал девушке купить талончик с разрешением на фотосъемку, и Алекса, получив его, немедленно порвала на мелкие кусочки.
  - Предпочитаешь бегать от смотрителей? - поинтересовался Максим.
  - Иначе неинтересно, а совесть зато чиста! - она подмигнула. - Мы с приятелем развлекаемся так в электричках. Бегаем от контролеров всю дорогу. А когда загонят в угол последнего вагона, достаем билетики. Я всегда щелкаю их лица в этот момент... Кстати, зайдешь как-нибудь - покажу.
   Уставшие, но довольные, они покинули выставку и оккупировали столик в ближайшем Макдоналдсе. Максим пересматривал фотки, иногда посмеиваясь над кадрами, а Алекса мирно попивала капучино, заедая его картошкой фри, и размышляла.
  - Почему? - через некоторое время спросила она.
  - Что почему? - Максим поднял глаза.
   Алекса решительно отставила от себя стакан и серьезно смотрела на парня.
  - Почему ты хочешь, чтобы я была твоей девушкой?
   Максим поднял бровь.
  - Ты мне нравишься.
  - И это все? - Алекса пристально вглядывалась в его лицо.
  - То есть? - не понял парень.
  - То есть я для тебя - одна из той тысячи девушек, которые встречались с тобой до этого и будут встречаться после? Ты просто развлекаешься?
   Максим нажал на кнопку выключения на фотоаппарате и поставил его на стол.
  - Нет оба раза, - просто ответил он.
   Алекса недоверчиво смотрела на него.
  - Что тебе не нравится? - устало спросил Максим.
  - Я не верю... Не могу... - девушка обхватила себя руками, словно замерзла.
  - Почему?
   Она молчала, глядя в пол.
  - Потому что я встречаюсь с кем попало? - иронично предположил он.
   Алекса кивнула.
  - А в этом ты виновата, - внезапно огорошил Максим.
   Девушка непонимающе подняла на него глаза и наклонила голову.
  - С чего бы это? - возмутилась она.
  - А с того! Если бы обратила на меня внимание в девятом классе, этих девушек бы не было... Да-да, не надо на меня смотреть волчицей! - фыркнул он.
  - Какой девятый класс? Ты бредишь?! Я тебя вообще узнала только в универе, на втором курсе!
  - Не надо, Раневич! - Максим ядовито усмехнулся.
  - О чем ты, Достоевский? - Алекса откровенно не понимала, о чем ей толкует этот ненормальный.
  - Я в школе твоей учился, на класс старше.
  - Что?.. Погоди... Грегоровский?.. Максим, Макс Грегоровский! Блин, я думала, что вы однофамильцы! - испуганно-обрадованно воскликнула она, вспоминая. - Да, точно. Но у меня даже ассоциации не возникло. Мы же не общались, вроде.
  - Конечно. После того, как ты отшила меня, я к тебе даже не подходил.
  - Когда это я тебя отшила?
  - Когда я на вашем выпускном пригласил тебя на танец. Ты еще так презрительно глянула на меня, а потом сбежала к Колей Агеевым домой...
   Алекса пораженно смотрела на него.
  - Не помню, совершенно... Ну да, мы с Ником свалили домой фильмец смотреть, но... я не заметила, чтобы кто-то приглашал меня...
  - Вот видишь, ты на меня совершенно не обращала внимания...
   Максим, чуть улыбаясь своей потрясающе обательной улыбкой, пожал плечами.
  - Погоди-погоди... А как же химфак? Это случайность?
  - Нет, разумеется. Я на самом деле терпеть не могу химию. Если бы ты раздумала поступать, я бы тоже ушел, чтобы учиться вместе с тобой.
   Алекса растерянно огляделась.
  - Как же... Капец, это нереально... Почему же ты раньше не подошел?! - воскликнула она.
  - Я думал, что совсем тебе не нужен. Только недавно смелости набрался.
   И его глаза не врали, она знала это совершенно точно. Алексу вдруг затопила такая волна нежности, что она наплевала на удивленные взгляды остальных посетителей, села совсем близко к Максиму и обняла его.
  - Дурак ты, блин. Теперь нужен. Очень нужен... - прошептала она ему на ухо.
  
  Глава тринадцатая
  
   Алекса хмуро созерцала сидящую напротив нее девушку с огненно-рыжей копной вьющихся волос. Черное элегантное платье, изумительный макияж и белозубая улыбка - эта девушка явно открыла охоту на лучшего друга Алексы.
   Ник пока в сети не попался. Ему удавалось сбегать из расставленных представительницами прекрасного пола капканов целых двадцать лет, так что какая-то очередная дочка папиного знакомого его даже не напрягала. Он непринужденно болтал со своим тридцатилетним двоюродным братом и снисходительно кивал на реплики Насти.
   После очередной типично блондиновской шутки этой девушки Алекса скептически закатила глаза и, осторожно выбравшись из-за стола, ушла на кухню, чтобы немного отдохнуть от шумных гостей. В процессе выползания из-за стола она ухитрилась даже не опрокинуть ни одного бокала.
   На кухне было тихо, прохладно и темно. Алекса не стала включать свет, подошла к приоткрытому окну и стала смотреть на небо. Звезд не было - да и какие звезды с этой извечно пасмурной осенней погодой? Рыжие фонари, освещающие путь припозднившимся прохожим чуть слепили глаза, но Алексе это совершенно не мешало наслаждаться покоем и одиночеством...
   Как же все удивительно сложилось! Неужели есть на свете человек, кроме ее отца и Ника, которому она нужна? Который хочет быть рядом с ней не потому, что у нее есть деньги или связи, а потому, что она близка ему как человек, как личность. Страшно подумать, сколько ждал Максим, сколько раз отчаивался, терял надежду, наблюдал издали, не решаясь подойти...
   Все чаще Алекса стала ловить себя на том, что глупо улыбается в пространство. Но сейчас ей не нужно скрывать ни от кого свое счастье. Ее никто не видит, и никто ничего не поймет.
   Она вдруг ощутила, что совершенно не хочет дольше находиться в этом доме. Она уже поздравила отца Ника с днем рождения, съела все оливки из вазочки и подлила Насте в бокал с шампанским минеральной воды, так что больше ее ничто здесь не держит. Она скинула Нику смску о том, что уйдет домой и чтобы он не смел ее провожать.
   Алекса обула свои высокие белые сапоги без каблуков, которые специально купила под это легкое светлое платье, надела кожаную куртку, перекинула через плечо ремень любимой сумки и тихо покинула квартиру. Гости уже в подпитии, так что ее отсутствие мало кто заметит.
   Она уже вышла из перехода, когда ей пришло письменное возмущение Ника о том, что она неблагодарная эгоистка и что они с отцом уже выехали, чтобы подбросить Алексу до дома. Девушка только улыбнулась и быстро написала в ответ названия улиц, на перекрестке которых она стояла. Если уж дядя Володя решил ее проводить, она просто не имеет права отказаться.
   Она поняла, что слишком задумалась, только когда в сознание ворвался пронзительный сигнал машины. Алекса непонимающе сфокусировала взгляд на окружающей действительности, только чтобы заметить смазанное пятно надвигающейся опасности. Она даже не успела среагировать, хотя сознание воспринимало реальность словно в замедленной съемке.
   Алекса уже не успевала уйти с пути потерявшей управление ярко-красной хонды. Это было очевидно, и даже сама Алекса понимала, что обречена. Если бы не отец Ника. Он кинул свою машину наперерез, но... его скорость была недостаточной, чтобы изменить траекторию движения хонды.
   Когда машина была уже в паре дюймов от Алексы, перед ее глазами промчался серый вихрь. Он смел и хонду, и автомобиль дяди Володи, от удара очень сильно закрутившись. Их отнесло метров на двести.
   Девушка несколько мгновений тупо смотрела на безобразно смятые машины. Ужас парализовал ее, так что она не могла сдвинуться с места.
   Почувствовав, что кто-то взял ее за руку, она обернулась. Бледный как полотно Ник вглядывался туда, где, кроша ботинками стекло и переговариваясь по рациям, уже стояли полицейские. Алекса даже не удивилась, почему он стоит рядом с ней.
   Он очнулся, услышав рев сирен скорой помощи, побежал к машине отца сломя голову. И тогда в ее голове всплыло это воспоминание.
   Алексе показалось, что сердце ее пропустило несколько ударов, да и сама она забыла, как дышать. Серая машина была ей знакома.
   Она ринулась в самую гущу людей, молясь всем небесным силам, чтобы ее предположение оказалось ошибкой. Расталкивая людей в халатах и темной форме, она стремилась увидеть, убедиться, посмотреть, но ее не пускали. Отталкивали, пытались удержать.
  - Пустите! Вы!.. Вы не понимаете! - отчаянно кричала она.
  - Девушка, вы там лишняя!..
  - Разберутся без вас!
  - Профессионалам не мешайте.
   Через какое-то время ее поручили бугаю-полицейскому, и тот железной хваткой вцепился в плечи Алексы. Девушка дернулась пару раз и затихла, понимая, что это бесполезно. Она видела, как занесли двое носилок в машины скорой помощи, и Ник отправился в больницу вместе с ними. Напуганная девушка из красной хонды чудом не пострадала, отделавшись сильным испугом и потекшей от истеричных слез туши.
   А Алекса словно окаменела. Сцепив в умоляющем жесте руки, она не замечала холода, не пугалась разбрызганной по осколкам стекла и металла крови, не реагировала на вопросы своего надзирателя. В голове была лишь одна мысль: "Боже мой... Боже, пусть это будет не он!.."
   Через полчаса составили протокол и подогнали эвакуаторы, чтобы растащить машины. К Алексе и державшему ее полицейскому подошел инспектор и что-то стал говорить. Затем покосился на отсутствующее лицо девушки и, сочувственно кивнув, отстал. Оставшиеся на месте происшествия медики негромко обсуждали между собой аварию, бросая окурки на увядшую траву газона.
  - Да, чудо, что девчонка жива...
  - Запись видели? До нее пара миллиметров оставалась...
  - ... но частота вращений почти критична...
  - ... не видел...
  - ... лия? Грегоровский Максим Алексе...
  - Пока жив, но состояние очень тяжелое...
   Воспользовавшись тем, что ее надзиратель отвлекся, Алекса вывернулась из его хватки. Стремительным рывком она преодолела расстояние до ближайшей полицейской машины, захлопнула дверь и до упора вжала педаль газа. Она знала, куда увозят пострадавших в таком состоянии. И она должна добраться туда раньше, чем менты ее догонят...
  
  Эпилог
  
   Тетрадь еле слышно шуршала исписанными листками, поддуваемая ветком. Алекса закончила предложение и перевела взгляд со строчки на кроны облетевших деревьев. Руки ее замерзли, но она не любила писать в перчатках - ручка постоянно выскальзывала из рук, портя и так неидеальный почерк.
   Ее задумчивый взгляд блуждал по унылому серому пейзажу. Но Алексу он не угнетал. Вся листва с деревьев давно облетела, а снега все еще нет. Воздух холодный, и ветер пронизывает насквозь, но девушка ему рада. Так ей намного проще. Как будто каменеет не только душа, но и тело.
   Хотя нет. Здесь нужно подобрать другое слово. Все-таки мы все привыкли относить словосочетание со словом "каменный" к чему-то отрицательному. Алекса же не стала равнодушной, разве что более спокойной.
   Как это ни странно, но после всего того, что с ней случилось в осеннем семестре четвертого курса, она стала какой-то... умиротворенной. Горе не сломало ее, хотя очень сильно изменило.
   Максим умер почти сразу. Его уже ничего не могло спасти - из таких аварий живыми не выходят. Больше определенной частоты вращения человеческий организм просто не выдерживает. Сестра Максима обвиняла в его смерти врачей, но Алекса знала, что это не так. Хотя, конечно, всегда проще винить кого-то в случившемся.
   Алекса встретилась с ней на кладбище. После отпевания и похорон Лера подошла к ней и сунула в руки толстую папку. Дома Алекса ее раскрыла... До этого она не плакала. Не странно ли - смерть любимого человека, а у нее нет слез? Она словно не верила до конца в происходящее. Но теперь, просматривая исписанные тетради с дневниковыми записями, рисунки и адресованные ей, но не отосланные за восемь лет письма, Алекса по-настоящему поняла, что... это все. Человек, который писал все это, ушел навсегда. Алекса, его уже нет...
   Его по-десткому наивная, по-юношески робкая, а затем по-взрослому отчаянная любовь раскрылась перед ней всеми своими переживаниями и красками. И... Алекса была ему бесконечно благодарна. Его нет рядом с ней, но его любовь греет ее...
   Отец Ника полгода лежал в больнице. Пару раз Алекса заходила к нему - чаще просто не разрешали врачи. На его военной карьере был поставлен жирный крест, поскольку теперь любые физические нагрузки были ему запрещены. Сейчас он уехал с женой на дачу во Владимирскую область и занялся пчеловодством. Ник стал продвинутым дизайнером, как и хотел, зарабатывает огромные деньги. И все так же один.
   А Алекса осталась жить с отцом. Она закончила университет, устроилась на спокойную, непыльную работу в международной лаборатории. И тоже все так же одна.
   Ей не стали противны все остальные люди только потому, что они живы. Она не замкнулась в себе. Это может показаться странным, но... она знала, что Максим для нее не потерян. Ведь не зря же больше шести тысяч лет люди верят в то, что после смерти есть какая-то другая жизнь. Никто не знает, какая она, но... если эта новая жизнь есть, то они встретятся.
   Алекса еле заметно улыбнулась.
  - Да, мы обязательно встретимся, - сама себе прошептала она.
   -КОНЕЦ-
Оценка: 4.78*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"