Рыжая Эйлин: другие произведения.

Предыстория

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это почти детективная предыстория кампании - о том, как ГГ попала в Имперскую Тюрьму (продолжение, видимо, следует)

  Спасибо Терессе за предварительное прочтение
  и Лорине - вообще за все.
  
  УБИЙСТВО В ИМПЕРСКОМ ГОРОДЕ
  
  - Ну что, красавица, за ужин платить будешь?
  Ухмыляющийся трактирщик в закатанной до локтей рубашке стоял над ней, опершись одной рукой о стол. Вот уже полчаса эта рыжая девица-нордлинг сидела за своим столиком в "Купеческом трактире", уставившись куда-то невидящими глазами. К остывшему ужину она так и не притронулась, но для трактирщика это не было поводом не потребовать с нее плату.
  - Что? - очнувшись, спросила девица, подняв на него взгляд.
  - Я говорю, мне все равно, понравилась тебе кухаркина стряпня или нет. Заказано - плати, - миролюбиво ответил трактирщик.
  - Ах, да, спасибо, все было очень вкусно, - рассеянно ответила девица и бросила на стол пять золотых.
  Многовато для такого скромного заказа. "Точно, чокнутая, - подумал трактирщик, - или ей что-то нужно. Скорее всего". Ну что ж, старый Велус никогда не прочь почесать язык с такой симпатичной и щедрой особой.
  
  В этот час в старом, уютном трактире - популярном месте отдыха приезжих и горожан - было затишье между вечерним и ночным наплывом посетителей. Лишь двое заезжих торговцев сидели за столом в углу, уплетая свои сосиски с тушеной капустой и тихо переговариваясь. Оглядевшись, Велус сел напротив девушки и выжидательно уставился на нее. Она машинально взяла со стола початую бутылку с элем и стала пить прямо из горлышка. Взгляд Велуса упал на лежавший перед девушкой листок из "Вороного Курьера". Ах, вот оно что. Убийство Хагбарда Норстамма, полковника имперского легиона, потрясшее весь Имперский Город. Этого славного воина из северных краев здесь любили и уважали. Более прямого, честного и, как это ни странно для нордлинга, преданного своему долгу человека было не сыскать. Даже удивительно, как с такими качествами он умудрился дослужиться до таких высот. Если уж такие люди несправедливо погибают от подлого ножа наемного убийцы, впору задать вопрос, который давно витает в головах граждан: "Куда катится империя?".
  
  Для Велуса это было и большой личной потерей. Старина Хагбард, рыжебородый здоровяк, весельчак, любитель поесть и выпить, был его любимцем. Другом, можно сказать. Хотя полковник мог позволить себе заведения пошикарнее, он почти каждый день он заходил в его трактир выпить кружечку эля и поболтать, перед тем как идти домой, к своей обожаемой, но своенравной дочке. Эрика была его единственной радостью и нескончаемой болью. Болью - потому что так походила на свою покойную мать. Жена Хагбарда Моник, красавица-имперка с черными, как смоль, волосами и колдовскими темными глазами, умерла от чахотки, когда Эрике было восемь. Семь лет Хагбард прожил на положении перспективного жениха, один воспитывая дочь. Но так и не нашел женщины, которая смогла бы стать ей второй матерью. Да и не особо старался. Моник ему все равно бы никто не заменил, а с Эрикой вообще шутки плохи. Девчонка себе на уме, за словом в карман не лезет, если что не по ней - говорит, как режет. Попробуй Хагбард задержаться в трактире после полуночи - придется объясняться с дочерью. "С такой дочкой мне и жена не нужна", - шутил этот широкоплечий гигант ростом под два метра.
  
  - Да, мэм, хороший человек был Хагбард Норстамм, - произнес, наконец, Велус, кивнув на листок.
  Эмбер (так звали девушку) усмехнулась. Уж не с тех ли пор, как в карман этого выжиги перекочевали ее золотые, она из "красавицы" превратилась в "мэм"?
  - Если только его убийцу найдут, не доживет он в этом городе до суда, помяните мое слово, - продолжал трактирщик. - Да только надежды на это никакой. Такие люди делают свое дело не для того, чтобы попадаться.
  
  Эмбер внимательно посмотрела на трактирщика. Профессия барда, покорителя сердец и знатока всевозможных историй, накладывала отпечаток на ее манеру общения с людьми. Желание разобраться в человеке, понять, что у него на душе, заставляло ее неосознанно настроиться на его волну и попытаться вникнуть в его натуру. Иногда это ей очень помогало. Там, где другие решали дело золотом, она могла добиться успеха парой удачно сказанных фраз.
  
  Честный трактирщик, насколько слово "честный" может быть применимо к трактирщику. Выглядит вполне достойно. Не какой-нибудь пройдоха, выпивающий с клиентами и подающий на завтрак остатки позавчерашнего обеда. Заведение чистое и аккуратное. Скромное, но приятное для глаз. Никакой показной роскоши, но на свечах не хозяин не экономит. Дела, видно, идут неплохо. Каменный пол чисто вымыт. И массивные дубовые столы скоблятся не только по праздникам. Чистые окна и занавески, что для трактира уж совсем большая редкость. Видно, к делу относится серьезно, и прислуга у него в кулаке. Трактирщик, похоже, имперец. Приземистый, лет сорок пять - пятьдесят. Цепкий взгляд, ироничная усмешка. От лишней монетки никогда не откажется, но на сделку с совестью не пойдет. И, похоже, не прочь поболтать. Сказать-то ему есть что, это точно.
  
  - Хорошее у вас заведение, толковое, - заметила Эмбер, - вы и комнаты предлагаете? Должно быть, у вас отбоя нет от желающих провести здесь ночь, а то и пожить несколько дней. Я бы не отказалась.
  Трактирщик довольно улыбнулся.
  - Ваша правда, мэм. Заведение у меня, конечно, не для тех, кто без роскоши и шелковых простыней дня прожить не может. Но все, что нужно усталому, голодному и занятому делом путнику, тут есть, - хозяин усмехнулся, - я не деру по 30 золотых за комнату с балдахином над кроватью, где торговому человеку не на чем договор написать. Десять золотых - и комната ваша. Зовут меня, кстати, Велус Хосидиус. Но, - он насмешливо посмотрел на нее, - полагаю, вас не только это интересует?
  Эмбер рассмеялась.
  - А я...Хельга. Любопытство, знаете ли - моя вторая натура. Я бард, люблю собирать всякие драматичные истории. Этим и живу. Нордлинг-полковник имперского легиона - это уже небанально. Плюс убийство. А тут еще упоминается какая-то странная история с предсмертной волей покойного. - Эмбер наклонилась к нему поближе. - Могу поручиться, вам об этом известно больше, чем пишут в газетах.
  
  - О, я смотрю, у вас к этому делу серьезный интерес, - Велус, прищурившись, посмотрел на девчонку.
  Нет, убийцей она не может быть. Располагает к себе, взгляд прямой, открытый, улыбка искренняя. Для ищейки, тайного агента или чего-то в этом роде она, пожалуй, чересчур молода. Хотя, кто их знает, этих нордлингов. Покойному Хагбарду было под пятьдесят, а выглядел он молодец молодцом: крепкий, здоровый, глаза молодые, веселые, рыжая шевелюра едва тронута сединой. Неудивительно, что все местные невесты и вдовушки по нему сохли. Только они ему и даром были не нужны. "Эээ, а ведь девица прибыла издалека. Как бы не из Скайрима, - осенило Велуса. - Уж не клан ли ее послал? Хотя, Хагбард говорил, что порвал все отношения со Скайримом. Вот только раз напился и болтал об обломках своей семьи, фамильную цацку показывал. Не оттуда ли ветер дует?" Велус тут же принял решение.
  - История действительно странная, - сказал он, - и за пять минут ее не расскажешь. Давайте-ка я велю Маргит подогреть ваш ужин, а то, я вижу, у вас уже живот к спине прилип. Сейчас будет наплыв клиентов, желающих пропустить стаканчик перед сном, и мы спокойно не поговорим. Так что, ешьте, отдыхайте, можете подняться в комнату. Только плату внесите вперед. А к часу ночи, как клиент схлынет, я пришлю за вами Маргит. Тогда и потолкуем. Идет?
  - Отлично. Вы мне сразу понравились, Велус. Вот ваши деньги. Буду ждать сигнала, - и Эмбер подмигнула ему.
  
  *****************************************************************************
  
  Все шумы и голоса стихли, как только Эмбер закрыла за собой усиленную дубовую дверь. Это ей понравилось. Сама комната была небольшой, но уютной и грамотно обставленной. Удобный стол, за которым можно и поесть, и конфиденциально обсудить дела, вместительный шкаф, конторка с внушительным запасом бумаги, перьев и чернил. Велус Хосидиус умел создать своим постояльцам все условия для работы и отдыха. Очень неплохо, что этой комнате предстоит стать ее домом на ближайшее время. Эмбер бросила свою сумку с пожитками в угол и, стянув сапоги, легла на кровать.
  
  Она лежала, глядя в потолок, и думала. Вздремнуть бы, пока трактирщик внизу сшибает деньгу с клиентов. Да разве уснешь после таких новостей. Пять месяцев поисков по всему Сиродиилу. И вот, она нашла след там, где меньше всего ожидала - в цивилизованном, шумном и напыщенном Имперском Городе, куда и заехала-то на полдня, посмотреть город, послушать сплетни да прицениться к товарам. "Полковник имперского легиона, даэдра меня побери! Неужели на этот раз не обманка?"
  
  Эмбер взяла листок и стала перечитывать. "Полковник Хагбард Норстамм... достойный гражданин.... преданный служению... Так, дальше, ближе к делу. Найден убитым на Волчьем острове. Ауденс Авидиус, капитан городской стражи, друг покойного заявляет... ага, права на опеку над пятнадцатилетней Эрикой, дочерью покойного. Последняя воля умирающего... хм, значит, он его еще живым нашел. Интересная птичка этот Ауденс Авидиус". Эмбер села на кровати, взяла с тумбочки яблоко, надкусила его и продолжила чтение: "Однако завещание покойного ясно указывает на существование еще одной, совершеннолетней наследницы ... которая могла выжить после трагического происшествия в Скайриме двадцать три года назад. Двадцать три... М-да. Из особых примет... след от ожога полукруглой формы на правой ладони". Бросив яблоко на тумбочку, Эмбер вновь откинулась на подушки. Закрыла глаза.
  
  Сосредоточиться. Вспомнить тот сон, который полгода назад взбудоражил ее и заставил предпринять некоторые шаги, последствия которых она до сих пор расхлебывает. Она - маленькое существо. Ребенок, может быть. Тело плохо слушается ее желаний. Хочется побежать - трудно, неловко. Что-то... нет, кто-то большой... запах табака, и... охоты. Эта специфическая смесь запахов хвойного леса, снега, псины, крови и влажной шерсти убитого зверя. Красивая игрушка на цепочке. Рыжая борода. Басовитый смех. Она тянется к блестящей штуковине. Вдруг... яркая вспышка. Она разжимает ладонь, роняя игрушку. Обжигающая боль... чей-то крик.
  
  Стук в дверь нарушил ее концентрацию и заставил мысли рассыпаться. Но все, что она должна была вспомнить, она вспомнила.
  - Простите, мэм, хозяин приглашает вас сойти вниз.
  - Спасибо, держите монетку, сейчас приду. Нет, ничего не надо, все и так замечательно.
  
  *****************************************************************************
  
  Внизу было пусто. Служанка убирала со столов, а хозяин протирал стойку бара. Эмбер подсела к стойке.
  - Эль? - предложил Велус.
  Эмбер покачала головой. Хватит на сегодня. Кто знает, что она сейчас услышит. Лучше сохранить трезвую голову.
  - Стакан воды, если нетрудно, - ответила она. - Откуда вам, кстати, привозят питьевую воду?
  Велус рассмеялся, поняв ее опасения.
  - Уж не из Румара, будьте покойны. Мы же не в Бравиле. Там вам всегда с удовольствием нальют первоклассной болотной водицы. Наша водичка - что надо, с родника. Я и эль на ней варю. Дороговато возить, но честь фирмы дороже.
  Эмбер улыбнулась. Определенно, ей нравится это место и его хозяин.
  
  Сделав глоток воды, она удовлетворенно кивнула и вопросительно посмотрела на Велуса.
  - Что за человек Ауденс Авидиус, и почему он претендует на опеку?
  Трактирщик почесал голову и стал рассказывать.
  - Прибыли они сюда вдвоем. Это было около двадцати лет назад. Хм... двадцать один, если быть точным. Мне тогда было 27, мой папаша еще был жив и владел этим трактиром. Хагбард на год старше меня. А Авидиус... ему сейчас 45, вот и считайте. Они товарищами были. Уж не знаю в подробностях, что за история у них произошла в Скайриме. Не любили они оба об этом говорить. Только вроде Хагбард был ему обязан жизнью. Какая-то семейная распря, клановые разборки. Все у этих северян не как у людей. Ох, простите, - спохватился Велус.
  Эмбер махнула рукой.
  - Ничего, не стоит. Я всю жизнь прожила вне Скайрима, и мало что знаю о тамошнем образе жизни. Хотя то, что нордлинг сделал такую карьеру в имперском легионе, не очень обычно.
  Велус пожал плечами:
  - Те, кто знал Хагбарда, никогда не назвали бы его диким или варваром. Он уважал свою родину и чтил ее героев, говорят, владел северной магией голоса. Но никто не видел, чтобы он пытался разрушить стену или убить кого-то своим криком. Ну, вы понимаете. Он был рациональным человеком, хорошим тактиком.
  - И пошел служить в легион?
  - Хагбард был воином до мозга костей. Ауденс - тот сразу в стражу пошел, он-то знает, где кормят хорошо. И Хагбард с ним. Только он быстро из этой работы вырос. Проще говоря, поперли его оттуда, а он и рад был. Уж очень вы, норды, боевые и шумные ребята. Вам бы топор в руки и на передовую, а не улицы патрулировать.
  Эмбер отпила еще воды и усмехнулась. Что верно, то верно. Нордлинг, патрулирующий улицы - примерно то же самое, что нордлинг, пьющий воду в трактире.
  
  - А что карьеру сделал - так значит, есть еще справедливость на свете, - продолжал Велус. - Он это заслужил. Сам император его приметил, когда тот еще капралом был. Смерть Хагбарда, конечно, огорчила Уриэля Септима, храни его Девять Богов. Да и могло ли быть иначе, ведь двадцать лет, верой и правдой, служил империи. В столице он был большим человеком.
  Эмбер приподняла брови.
  - А что, он был богат? - спросила она.
  Велус усмехнулся.
  - Да не в богатстве дело, а в положении и репутации. В наших-то краях есть бездельники и побогаче его. Идите на Талос-Плазу, коли вам охота с ними познакомиться. Но из Скайрима он не пустой явился, это точно. Фамилия у него звучная. Не прозвище, как это часто у нордов бывает. Жалованье, как офицер имперского легиона, он получал приличное, что-то скопил за время службы. А что до поместья, так ему землю выделили по указу Совета, когда произвели в полковники. Отстроиться частично помогли за счет казны. А в том, что поместье стало приносить доход - его заслуга. Хозяин он был хороший. Что теперь со всем этим будет? - Велус вздохнул и покачал головой.
  - Какая-то запутанная история с завещанием? - поинтересовалась Эмбер как бы между прочим.
  - Угу. Ауденс-то заявил, что его сам Хагбард перед смертью попросил стать Эрике опекуном. А оказалось, что есть завещание, составленное две недели назад. Оно хранится у Ноэля Перье, нотариуса. Это один из самых честных и уважаемых людей. Да вы и из газеты об этом знаете, но я вам скажу: если он говорит, что завещание было написано самим покойным и оформлено по всем правилам - так оно и есть.
  
  Эмбер почесала лоб и посмотрела на Велуса. Пора приступать к серьезному разговору.
  - Вы мне вот что скажите. В завещании упоминается, что дочь, которой он оставляет наследство и опеку над младшей дочерью, пропала 23 года назад. И что же он, все это время не искал ее, а в завещании упомянул? Велел ждать в течение года, как будто был уверен, что она объявится. Не странно ли?
  Велус прищелкнул пальцами.
  - То, что не искал и ничего о ней не говорил - факт. Но был недавно один случай - как раз за пару дней до даты завещания. Не знаю даже, стоит ли вам об этом говорить. Да нет, деньги тут ни причем, - остановил он Эмбер.
  
  Да, Велус Хосидиус был человеком, что надо. Эмбер решила, что не зря ему доверяет. Она спокойно посмотрела в глаза трактирщика, много повидавшего и разбирающегося в людях.
  - Поверьте, стоит, - произнесла она, четко проговаривая слова, - я пришла сюда не для того, чтобы причинить кому-то вред или нажиться на чужом горе.
  Велус внимательно посмотрел на нее и кивнул.
  - Хорошо, я вам верю.
  Собравшись с мыслями, он продолжил рассказ:
  - Странный он был в тот вечер. Не шутил, не смеялся, девушек не смущал, как обычно. Долго сидел, много пил, а потом, когда остался один, подозвал меня для разговора. Напился он, по правде говоря, здорово. Я ему и говорю: не боишься, что от дочки попадет? Строгая она, хоть и девчонка совсем, - пояснил Велус. - А он говорит: да, она вся в мать характером, вот Инга - та другая была. Путано говорил, но я так понял, что в Скайриме у него жена была, Инга. Он тогда был совсем молодой, любил ее, как мальчишка. Дочь у них была. Говорит, полутора лет ей не сровнялось, а уже видно было - огонь девчонка.
  Эмбер усмехнулась.
  - Огонь, говорите?
  - Ага. Что-то у них там случилась, семейная вражда или еще что. Мать девочки погибла. А сама она пропала. А виной всему, говорит, вот этот зачарованный, мать его, кусочек белого золота. И показывает мне обломок.
  
  Велус замолчал. Эмбер сглотнула, костяшки ее пальцев побелели, когда она с силой сжала стакан. То, как она сама при этом побледнела, не укрылось от внимания ее собеседника.
  - Э, да вам, никак, плохо. Эй, Маргит!
  Быстро придя в себя, Эмбер жестом остановила трактирщика.
  - Нет, нет, все в порядке, - произнесла она. - Скажите лучше, вы помните, как выглядел обломок, и знаете ли, где он может быть сейчас?
  Велус вновь принялся протирать стойку и убирать стаканы. Не поднимая головы, он неуверенно ответил:
  - Ну знаете, если я буду об этом на всех углах кричать...
  Эмбер хрустнула суставами пальцев и вздохнула, посмотрев в потолок. "Стоит ли ему настолько доверять?"
  - Скажите, Велус, - медленно произнесла она, опуская голову, - а вы с полковником были близкими приятелями? Как вы к нему относились?
  Велус прервал свое занятие и задумался.
  - Хагбард, хоть любил выпить и повеселиться, был не из тех, кто, напившись, вешаются на шею кому попало и распускают язык. Несмотря на его широкую натуру, его мало кто знал по-настоящему. А мне он доверял. Это я к тому говорю, что, не считай он меня другом, он бы и словом не обмолвился про свою первую семью. А что до меня, я бы полжизни своей отдал, если не больше, чтобы только старину Хагбарда вернуть.
  
  Спокойный голос, прямой взгляд, простые и бесхитростные слова честного трактирщика убедили Эмбер в том, что ему можно верить. Она сняла что-то с шеи, спрятав в кулаке. Затем положила кулак на стойку и разжала его. На ее руке лежала половинка амулета из белого золота в виде солнца. Кожа на ладони была стянута бледным округлым рубцом.
  
  - Помилуй меня Зенитар, - выдохнул трактирщик, - Маргит, запри-ка дверь и ступай к себе!
  Велус обежал вокруг стойки, схватил Эмбер за плечи и повернул к себе, рассматривая ее.
  - Значит, ты и есть та самая девушка. Ну и дела! Посмотри-ка на меня. Будь я проклят, где были мои глаза! Не видать теперь Ауденсу наследства Эрики, как своих ушей. Стоит только мировому судье тебя увидеть. У твоего отца только глаза были голубые. А уж с этим амулетом...
  Спохватившись, Велус сказал извиняющимся тоном:
  - Ох, прости меня, девочка, совсем я не то говорю. Ты ведь отца потеряла, не успев найти.
  Эмбер повесила амулет на шею, спрятав его под одеждой, и серьезно сказала:
  - Меня воспитал хороший человек, и жаловаться на судьбу мне ни к чему. Но про наследство вы упомянули не зря. Сдается мне, не любите вы этого Ауденса Авидиуса.
  Велус фыркнул.
  - Да и никого его не любит. Только Хагбард с ним дружбу и водил. Но, по-моему, Ауденс завидовал ему. И слухи о нем нехорошие ходят в квартале торговцев. Вроде, на руку нечист. Но он капитан стражи, а это здесь очень много значит. Так что, лучше об этом помалкивать. Сама знаешь, в ином суде главные свидетели - не те, кто клянутся именем богов говорить только правду, а те, что звенят у судьи в кармане.
  
  Эмбер потерла лоб и устало произнесла:
  - Ну, хорошо, вы теперь знаете, кто я. Имя мое Эмбер, прозвище Рыжая. Сколько себя помню, меня все так звали. Давайте вернемся к амулету. Это может быть важным доказательством, если я стану претендовать на наследство. А я думаю, что, учитывая подозрительную личность Авидиуса, мне этого не избежать. Я росла с приемным отцом, не зная своих настоящих корней. И все же, чувствую некоторую ответственность.
  - Еще бы, - с жаром согласился Велус, - отдать ему в лапы Эрику и ее наследство! Слава богам, приславшим тебя сюда, чтобы не допустить этого. Значит, Эмбер, да? Имечко в самый раз. Будем на ты. Для дочки Хагбарда я просто старина Велус. А обломок амулета при Хагбарде не нашли. Это я точно знаю, у меня племянник работает в службе коронера.
  Эмбер цокнула языком и сощурила глаза.
  - Хочешь сказать, он у Авидиуса?
  - Самое вероятное. Потому, что Хагбард его с собой носил, а Ауденс его и нашел. Если он не врет, что твой отец был жив, то он мог и сам его отдать.
  
  - Хорошо, - Эмбер отставила свой стакан и встала, давая понять, что заканчивает разговор, - теперь ясно, что делать дальше. Показываться в поместье мне пока рано. Нанесу визит этому Ауденсу Авидиусу. Завтра расскажешь мне, как его найти. Извини, устала. У тебя оплата за ночь или за сутки? С деньгами у меня сейчас не очень, работы давно не было.
  Велус смутился.
  - Вообще-то до обеда. Но со следующего дня ты тут живешь бесплатно. У меня ж совесть есть.
  - Ладно, - Эмбер улыбнулась, - надеюсь, все быстро уладится, и я тебя не сильно разорю. Если чем могу отплатить - ты только скажи. Никто тебя не достает?
  - Да нет... вроде.
  - А жаль, - задумчиво произнесла Эмбер, посмотрев на трактирщика с высоты своего роста. - Ну, если в городе узнаешь что-то насчет работы - будь другом, намекни. Спокойной ночи, Велус.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"