Волошина Наталья Сергеевна: другие произведения.

Когда я проснусь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    сли тебе 16 лет. Ты замкнута и одинока. А мать считает тебя обузой, и не замечает проблем дочери. И даже пытаясь покончить жизнь самоубийством, ты остаешься жива, тогда может стоит посмотреть на жизнь по-другому? Что, если ты уже встретила того, кто все изменит?

Когда я проснусь.

Если тебе 16 лет. Ты замкнута и одинока. А мать считает тебя обузой, и не замечает проблем дочери. И даже пытаясь покончить жизнь самоубийством, ты остаешься жива, тогда может стоит посмотреть на жизнь по-другому? Что, если ты уже встретила того, кто все изменит?

Часть 1

- Что хорошего в том, что спишь

- Когда спишь, видишь сны.

Огни ночного города мерцали у моих ног. Ветер трепал волосы, пытался развязать и развеять их. Холод пронизывал тело насквозь и, казалось, добрался до самого сердца. Руки предательски дрожали, а на губах чувствовалась соль от слез. Вот и осталось лишь сделать один шаг в темноту, и эти огни померкнут навсегда.

***

Купить квартиру в новостройке на окраине города предложил Ник, хорошее вложение денег и перспектива заработка в дальнейшем. Ключи лежали в бардачке, и Валик решил не откладывать на завтра просмотр возможной покупки. Следующий вечер было решено посвятить Инге из юротдела, по той причине, что у нее сочная фигура и она уже три месяца сохнет по нему. Правда, глаза алчностью так и блестят, но его этим не удивишь, кто не хочет заполучить Валика, с его прочным положением в бизнесе?

Подниматься в квартиру пришлось пешком, лифт еще не рабочий. Посветив мобильным, открыл дверь, нащупал включатель. Свет резанул глаза. Привыкнув к освещению, он оглядел пространство. Как и предполагалось, смотреть было особо не на что - цементная стяжка и на полу и на стенах, одинокая лампочка под потолком, пустые мешки из-под стройматериала. Широкая прихожая выводила в комнату и в кухню, а по правую сторону планировался санузел.

Так... понятно. Ну, хоть вид с окна нужно оценить. Балкон обрадовал своей масштабностью. Тут преспокойно можно еще одну комнату обустроить, или летний сад. Ну, в общем, полезный довесок ко всему метражу. Развернувшись к выходу, он уже знал, что ответ по покупке будет положительным.

Внезапный грохот выдернул Валика из задумчивости. Это что же за хрень? Звук был, словно на верхнем этаже обвалился балкон и грохнулся вниз. Послышался грохот падающих металлических предметов и глухие удары чего-то тяжелого. Через секунд 20, когда стих последний звук, мужчина осторожно подошел к балкону и выглянул вниз. На уровне оконной рамы висела строительная лебедка. "Видимо, с нее падали железные предметы", - подумал он. От удара она раскачивалась, словно огромный маятник. Приглядевшись в темноту, Валик заметил, что на лебедке, полусидя, держась за веревку, находится человек.

Эй, парень, ты как? - крикнул он первое, что пришло в голову.

Помогите, - тихий ответ вывел Валика из ступора. Значит, не показалось, и там действительно есть упавший. Он скинул куртку, которая стесняла его движение, носком ботинка уперся в стену, руками стал подтягивать лебедку к себе. Парень в ней, видимо, чувствовал себя хреново, но, несмотря на это, видя попытки незнакомца, старался придвинуться ближе к балкону. Лебедку получилось придвинуть совсем немного, но этого оказалось достаточно, чтобы схватить за шиворот горе-паренька. К удивлению Валика, втащить его на балкон удалось легче, чем он ожидал.

Ну как, цел? - переводя дыхание обратился он к спасенному. - Идти сможешь?

Не з-знаю, - слабый шепот в ответ.

Погоди, сейчас свет организую, и посмотрим что с тобой.

Лампочка ярко осветила квартиру. В дверном проеме балкона, упершись спинной об косяк, сидела, к великому изумлению Валика, девушка, на вид лет 16, с медными волосами и бледной белой кожей. Густые ресницы дрожали на щеках почти детского лица, правая рука сжимала бок, лоб морщился от боли.

Валик мысленно присвистнул: "Ничего себе вечерок выдался."

Ну, привет. Ты жива? - он присел возле девушки. - Покажи что болит.

Она безропотно отвела руку от тела.

Бок болит, - не открывая глаз простонала она.

Позволь, я посмотрю.

Ответом послужил немой кивок.

Несмотря на октябрь, на ней была легкая ветровка на молнии, сильно поношенная, бесформенного вида. Осторожно, стараясь не задеть тело, Валик начал расстегивать замок, с опаской поглядывая на пострадавшую. Под курткой оказался такой же, видавший лучшие времена, свитер.

Я сейчас подниму твою одежду и посмотрю, а ты постарайся не двигаться.

Угу.

Темно-бордовое пятно растянулось от талии до начала грудной клетки.

Ясно, кроме этой части еще где-то болит?

Немного рука и колено, - девушка впервые посмотрела на своего спасителя. Взгляд карих глаз, которые оказались удивительного оттенка опавших каштанов, и почему-то пришло сравнение с глазами раненого животного.

Понятно. Я тебя отвезу в больницу.

Нет, прошу, не надо больницы, - слишком уж встревожено произнесла девушка.

Но тут может быть все что угодно, от трещин до перелома.

Нет. Мне уже лучше...

Судя по всему, прикинул Валик, девчонка из неблагоприятных. "Видок тот еще, в недострое, ночью, плюс, отказывается от больницы, может, наркотики?" - это первое, что пришло на ум.

Можешь в двух словах мне сказать, что случилось?

Я упала...

Это-то я понял, а конкретнее можешь рассказать? - подозрения начали расти. - Ты одна, или с компанией?

Я сама, - она снова закрыла глаза. - Мне правда уже лучше.

Ну да, конечно, полегчало за две минуты. И ушиб на весь бок сам по себе рассосался, - недовольно фыркнул Валик. - Короче, не выдумывай, сейчас отвезу тебя к врачу, а там решишь, что делать дальше. Если ты одна, то и добраться не сможешь, и ты это, давай номер родителей, их нужно предупредить, что ты еще не дома.

Послушай, - было видно, что девушке трудно дается каждое слово, но голос звучал увереннее. - Со мной все в порядке, и я хочу уйти. Спасибо, что помог, - карие глаза упрямо впились в Валика.

Валик поднялся, ведь весь диалог он на корточках просидел рядом с незнакомкой. На секунду он задумался. Нельзя сказать, что он был "добрым самаритянином", непростая жизнь научила его не вмешиваться в ситуацию, если в ней нет своего интереса или четкой необходимости. Для того, чтобы достичь успеха в 28 лет в его автобизнесе, нужно многое пройти, и на своей шкуре испробовать все последствия пути заколачивания денег. Всегда уважал себя за умение вовремя оценить происходящее, и принять то решение, которое приведет к наименьшим потерям - и это стало его принципом. Решение не заставило себя долго ждать. Если эта хрупкая девочка, с глазами затравленной лани, не хочет принимать помощь, не в его правилах навязывать её ей.

Окей. Зовут то хоть как? - поднимая кожанку с пола, спросил Валик.

Тома, в смысле Тамара, - девушка с облегчением вздохнула, поняв, что визит в больницу откладывается.

Я Валик. Ну, Валентин значит. Ну, а теперь я хочу услышать твои предложения.

В с-смысле? - испугано подняв брови спросила Тома.

Что делать-то будем? Надеюсь, ты не рассчитываешь, что я вот так тебя брошу, плюс, мне квартиру закрыть нужно, она не моя, - усмехнулся её испугу Валик.

Девушка облегченно вздохнула, и перевела взгляд на свою ладонь, смешно сжимая - разжимая её, как будто пытаясь увериться в своей способности двигаться.

Рядом с домом идут троллейбусы, еще не поздно, и я на остановке подожду.

Угу, а боль не смущает?

Мне действительно легче, правда, - оторвав взгляд от своей руки ответила Тома.

Хорошо, я надеюсь, встать сможешь? Не против если я помогу тебе? - Валик решительно направился к девушке... "Нужно заканчивать этот странный вечерок", - пронеслось у него в голове.

***

Мне сложно было понять где я нахожусь, яркий свет ослеплял, лишая возможности ориентироваться. Вся правая сторона, от бедра до груди, пекла адским огнем, запястье и нижняя часть руки практически не слушалась, как будто ее схватила судорога, и так и не отпустила.

Словно кадры из сна проносились только что прожитые события: падение, преграда, удар тела о что-то твердое, собственные руки, вцепившиеся в шершавый канат, звуки падающих предметов, и я, зависшая между небом и землей. Вдалеке покачивались эти равнодушно-прекрасные огоньки, украшая очертания холодного города. Мне на миг пришла мысль - отпустить этот канат, который причиняет такую боль моей ладони, и оказаться там, внизу, рядом с разноцветными огнями.

Эй, парень, - чей-то выкрик вывел из тумана мое сознание. - Ты как?...

Сидя на каком-то очень холодном полу, мне стало легче дышать, но воздух был все равно холодным, и попадая в легкие, обжигал, поэтому сложно было отвечать тому, кто втащил меня, словно куклу, и тем самым спас мне жизнь. И в лицо которому я все еще не могла взглянуть.

После каких-то неуслышанных мною звуков, бывших, наверное, обращением ко мне, я кивнула (всегда так делаю, когда не слушаю и не понимаю о чем говорят). Честно говоря, мне в это мгновение дела не было до всего происходящего. Пекущая боль, холод и судорога волновали больше всего. Но раздался звук расстегивающейся молнии куртки, и мне пришлось, несмотря на боль, открыть глаза.

Бесцветные бетонные стены вокруг, и мужчина, всего в пяти сантиметрах от моего лица. Серые глаза в обрамлении темных ресниц, нос с горбинкой, легкая щетина на щеках, видимо не от неопрятности, а по теперешней моде, русые волосы, явно с недавней модельной стрижкой, светлый свитер с мудреным воротником. "Ясно, явный мажор", - вялая мысль посетила воспаленный болью мозг.

Сероглазый деловито поднял мой свитер, я не увидела, но почувствовала его внимательный взгляд на моем ноющем теле.

"Господи", - пронеслось в мыслях. - "Сейчас начнется самое ужасное, хуже чем падение с крыши - допрос с пристрастием. Самое печальное, что я понятия не имею, как объяснить всю ситуацию... Я даже не знаю, что ответить самой себе."

Хозяин мудреного воротника, к моему удивлению и облегчению, не стал сильно донимать расспросами. Только в больницу сильно порывался меня отвести. Ну и ладно, нужно еще решить, что я буду делать дальше.

Спуск к выходу был тяжелый, хотя терпеть можно. Валентин деликатно, надо отдать ему должное, поддерживал меня всю дорогу. Немного оправившись от боли, я смогла почувствовать рядом его свежее дыхание и приятный аромат сигарет и одеколона, исходивший от его кожаной куртки, скрипящей от каждого движения. Весь путь, благодаря его помощи, был проделан за пару минут.

Ну, все, дальше я сама. Извини, что так получилось, - обратилась я к Валентину, натягивая капюшон на голову.

Послушай, я на машине, могу подвезти.

Нет, знаешь, я привыкла своим ходом.

Слушай, последний вопрос. Не захочешь, не отвечай. Почему ты упала?

На одну долю секунды я подумала соврать, но, взглянув на его темный силуэт в сумерках, решила сказать правду.

Я не планировала падать, я хотела умереть...

Часть 2

Я учусь в не совсем обычной школе. Если точнее, то это школа-интернат. Многие думают, что в таких школах учатся сироты, и дети, родителей которых лишили родительских прав. Но это не так, мои родители живы - здоровы. У них есть двухкомнатная квартира в благополучном районе города, а моя мама даже работает. Правда работа ее приходится в основном на ночные смены, в обычном продуктовом ларьке. В своей школе я из "вольных", то есть могу при своем желании и с разрешения воспитателя пойти домой, при этом посещать только уроки, и не ночевать на территории. Обычно с понедельника по пятницу я всё же вместе со всеми ночую в школе, и только на выходные уезжаю домой.

Конечно, я не всегда была ученицей интерната. Перед тем как попасть сюда, мною в статусе "хорошо" было окончено 9 классов обычной городской школы, это только потом моя мама решила, что она не тянет одеть меня, обуть, оплатить школьные взносы и все такое. Удачно вспомнилась дочь соседской Вальки, которая с 5-го класса в интернате на гособеспечении, ее и кормят и поят. Ну и одежду спонсоры дарят, льготы при вступлении и все как полагается. Короче, не интернат, а мечта. Правда мечта больше моей мамы, и состоит она в желании скинуть с рук такую обузу, как я.

Конечно, с моей стороны было сопротивление, и так я не отличалась умением дружить, а тем более налаживать новые знакомства. Жилось мне легче и понятнее с книгами и собственными рисунками, чем со своими сверстниками. Но мама оказалась непреклонной и ее не переубедило даже мое желание найти работу, чтобы помогать ей. В конце концов пришлось смирится с таким положением вещей. И успокаивать себя мыслью, что это всего лишь два года.

Настал первый день моего обучения в новой школе, который обернулся кошмарным сном, и он подтвердил все мои опасения.

По случаю такого события мама купила мне дурацкую, плиссированную, темно-синего цвета юбку до колен и белую блузку с воротником-стоечкой. Правда туфли "а-ля классика на каблучке" были мной яростно отвергнуты. И я одела свои любимые замшевые балетки.

День выдался на удивление теплым и солнечным, и я с надеждой шагнула на территорию школы. Само здание было кирпичным, по типу современных построек, в четыре этажа, окруженное несколькими одноэтажными домиками. Как потом я узнала, здесь размещалась столовая, лазарет и разные хозяйственные помещения. За школой находился стадион, и отдельное помещение спортзала. Вся территория, к моей радости, была усажена деревьями и кустами, между которыми пролегали асфальтированные дорожки, обложенные декоративными камнями, то тут то там подводя к деревянным скамейкам.

В учебном корпусе было очень светло и тепло. Все коридоры и классы, которые мне попадались, были идеально чистыми. Школа своим внешним обликом была намного уютнее и чище, чем моя старая. Но, тем не менее, она было совершенно чужой.

После традиционного первого урока, где я была представлена новым одноклассникам высокой блондинистой дамой, которая оказалась нашим классным руководителем, был объявлен перерыв до полдника. Не зная, чем себя занять, я решила прогуляться. При выходе из класса меня ожидало все то же, что испытывает каждый новичок, но только в утроенном виде. Где бы я не находилась, меня разглядывали, как неведомого зверька. Воспитание абсолютного большинства детей не хватало даже на то, чтобы понизить голос при обсуждении моей персоны. Бесцеремонные и, на мой взгляд, недалекие комментарии, то и дело доносились до меня.

А че такая тощая, если родители есть?

Ну, я вам скажу, не похожа на городскую.

Я сам правда слышал, что она училась в нормальной школе.

Если вкратце, то "синдром новенькой" меня преследовал весь день.

Ученицы из классов постарше выглядели, из-за вульгарного макияжа и "модного" прикида, не на 14-16 лет, а на все 25. Многие, не стесняясь педагогов, висели на мальчиках, как ленивцы на деревьях, так же бездумно, как и эти животные, жуя жвачку. Но и мальчиками назвать, этих коротко стриженых, брутального вида ребят, было сложно.

Я, со своим дурацким видом приличной школьницы, еще больше выделялась на фоне этой разношерстной массы.

Ты волосы красишь? - вопрос застал меня врасплох.

Нет, у меня у папы такие же.

Я Марина, - представилась девушка стоящая напротив меня. У нее были красиво завиты волосы иссиня черного цвета, видимо, из-за любви к ним, она и задала мне этот вопрос. Учусь в 11-том. А ты Тамара?

Тома, мне так больше нравиться, - я улыбнулась.

Ну да, звучит получше, - Марина была выше меня почти на голову, но большой рост ей придавали босоножки на каблуках.

Ты сегодня у старших тема номер один, - она пригнулась ко мне. - Есть еще двое новеньких. Но они из обычных.

Я тоже обычная, - возразила я

Ну, не совсем , не все, знаешь, из обычных школ приходят.

Марина оказалась приятной и раскрепощенной девушкой, с немного грубоватой манерой общения. Она болтала, не замечая моих односложных ответов.

А давай я тебе спальный корпус покажу, - предложила она. - Ты ведь там еще не была?

Я согласилась, и мы поднялись на второй этаж.

Ну вот, спальня девочек на втором этаже, каждый класс спит в своей комнате, это 8-й, это 6-й. А в конце коридора туалеты и умывальники. Вот ваша комната, 10-я, - махнула приглашающе девушка.

Комната была чистой, в два ряда кровати, возле каждой светлая современная тумбочка, светлый тюль, добротные дорожки и большой шкаф.

У нас комнаты отремонтировали год назад. Есть спонсоры - верующая община из Америки, - гордо заявила Марина.

Уютно, - ответила я.

Там позже комендантша тебе скажет, что да как, пока заходить нельзя.

Марина с удовольствием водила меня по школе, видимо гордясь всеобщим вниманием, которое нас сопровождало.

Настало время полдника, и мы с Мариной сели рядом с ее одноклассницей, которая представилась Аленой.

Ты ешь, не стесняйся, - моя новая знакомая подвинула ко мне тарелку.

У меня совершенно не было аппетита, и даже начала побаливать голова от Марининого разговора с Аленой. Я колупала вилкой картошку, и думала о своем. Вот уже 20 минут сидели здесь. И хотя внимание ко мне сошло почти к нулю, гул от голосов учеников перерос все мыслимые уровни восприятия звуков.

Марин, привет, не познакомишь с подружкой? - этот голос раздался совсем вблизи.

Сережа, привет, - моя "подружка" явно обрадовалась обращенному к ней вопросу, подлетела к парню и смачно чмокнула его в щеку.

Это Тамара, новенькая из 10-го, - бодро представила она меня.

Сергей, - смотря прямо мне в лицо немигающим взглядом, представился парень.

Почему-то он и его знакомство совершенно не пришлось мне по душе. Невысокого роста, короткий ежик светлых волос, прозрачно-голубые глаза с нехорошим прищуром. В лучших хулиганских традициях, на нем был надет серый спортивный костюм, выглядевший на удивление дорого. Рядом с ним стояло еще трое таких же нагловатого вида ребят, а на правой руке у него висела миниатюрная брюнетка. Её короткое платье дополнялось красной помадой.

Нравится? - жуя жвачку поинтересовался Сергей.

Все глаза уставились на меня. Только тут я заметила, что я единственная кто сидит. Остальные возвышались надо мной.

Школа? - уточнила я.

Ну, не я же, - усмехнулся с издевкой блондин. Брюнетка звонко засмеялась. Я отметила, что все присутствующие в столовой переключили свое внимание на нас.

Нормально, - пожала плечами я и перевела взгляд на стол, чтобы забрать поднос, у меня возникло желание закончить этот бессмысленный разговор.

Мы тут возле вас присядем, - перевел свой взгляд на Марину Сергей, - а то опоздали на обед.

Денис, - обратился он к одному из парней, - мотнись нам чайку организуй, и что-нибудь перекусить возьми.

Пока эта компания переговаривалась между собой, я начала собираться.

Ладно, ребята, я уже поела и мне пора, - я взялась за свой поднос.

Все уставились на меня.

Куда то спешишь? Еще даже не познакомились путем, - обратился Сергей, с явной издевкой.

У меня просто болит голова, и мне нужно идти, - меня начало раздражать его хамское поведение.

Серый, не видишь, городская фифа, - протянула брюнетка.

Ну че, вижу. Вот, знакомлюсь, - огрызнулся тот.

До свидания, - никак не отреагировав на их диалог, я сделала шаг по направлению к выходу.

Неожиданно меня нагло дернули обратно. Развернувшись, я увидела Сергея прямо перед собой, он держал меня за рукав.

Ты это, здесь попроще будь. Поняла? - он выглядел просто взбешенным. Хотя я понятия не имела, что его так разозлило.

Я стояла непонимающе, и от удивления даже не сразу отдернула руку.

Я не понимаю, - пролепетала я.

Вдруг в его глазах что-то промелькнуло. Он молча отпустил мою руку и сел за стол. Я пулей вылетела в коридор, краска стыда залила мое лицо, уже на втором этаже меня догнала Марина.

Тома, ты не зарывайся с ним, - обратилась она ко мне. - Он у нас тут как главный, и его даже учителя боятся. У него характер очень взрывной, ему лучше на глаза не попадаться.

Ясно. Марин, спасибо что предупредила, - выдохнула я и направилась на улицу. По пути обдумывая появление очередной неприятности в моей жизненной полосе.

День был сложным, и меня сегодня как никогда тянуло домой, ведь еще остался у меня один спокойный уголок, где я смогу побыть собой.

Мам, я дома, - захлопнув дверь, я повесила куртку на нашу ветхую вешалку.

Неужели ты думаешь, я не слышу? - отозвалась мама из ванной. - А почему домой пришла? Мы же договорились, чтобы привыкнуть будешь приходить только на выходные.

Что, мне уже домой прийти нельзя?

Тамара, не начинай, ты знаешь как мне сложно тянуть всё на себе. А у тебя там питание, опека. Вот я уже через пять минут бегу на ночную, а ужин не готовила, да и не из чего, после работы решила закупиться.

Я не голодна, сегодня переночую, а завтра останусь в школе.

Ладно, надеюсь у тебя все хорошо прошло в первый день. Раз остаешься приберись и вымой посуду. А то мне некогда. Ну все, я побежала, - кинула она, закрывая дверь.

Да мам, у меня все просто супер, - пробубнила я, смотря на закрытую дверь. - Я счастливый подросток и чувствую себя замечательно, - проговорила я вслух. И неожиданно я расплакалась сильно, аж взвыла. - Почему так? Почему со мной?

Моя семья раньше была обычной, мама работала бухгалтером по образованию, была привлекательной, умной женщиной. А папа весело напевал всегда, и что-то ремонтировал. В то счастливое время моего детства у меня всегда была выстиранная одежда, свежеприготовленная еда в холодильнике. И не было ежедневных маминых посиделок с подругой по рюмашке коньяку, а потом и самогонки.

Я часто задавала себе вопрос. Когда случился этот перелом? И не находила ответа. Может, в тот момент, когда папа впервые пришел домой с новостью об увольнении? Или когда маме пришлось заложить обручальные кольца? А может тогда, когда папа дальнобойщиком поехал в первый свой рейс, и из-за пьяной драки сел на 4 года.

Я не знала. Но все что я знала сейчас, сидя на полу в пустой квартире, и уже такой чужой, что я самый несчастный человек, и хуже быть не может. Мне представить было сложно, что хуже может быть, и довольно скоро будет.

Часть 3

***

Смотри на меня, дура. Как тебе пришла в голову такая глупость? Ты вообще представляешь, что бы было с твоими родителями? - Валик почти кричал. Взглянув на его перекошенное лицо, я осознала, что не стоило ему открывать правду.

Им все равно, - я отвела глаза в сторону.

Наверное мой ответ он и не услышал, потому что таким же рассерженным голосом продолжал.

Ну давай начни мне рассказывать сопливую историю, что ты его любишь он тебя нет. Что тебя никто не понимает. Сколько тебе 16-ть, 15-ть? Может стоит книжки там почитать, или в кружок сходить. А еще лучше ремня попробовать.

"Нашелся мне умник, проповедь читать о жизни", - подумала я, а вслух сказала:

Отстань, понял? - и решительно развернулась по направлению к остановке.

Не отстану, пойдешь со мной. Или ты думаешь я сейчас уйду, а ты под колеса кинешься? Ну, так, чтоб в этот раз наверняка. Малолетка, блин, - зло выругался он.

Не отстанешь - буду кричать, - пригрозила я.

Глаза у Валика стали непроницаемыми, и он приблизил свое лицо к моему.

А теперь послушай внимательно меня. Закричишь, и я тут же заявлю, что эта оборванка, - он ткнул мне пальцем в куртку, - у меня кошелек стащила. Понятно? Как думаешь, кому поверят? - насмешливо отрезал он.

После этого взял меня за руку и почти потащил на стоянку. Здесь достал ключи и снял сигнализацию, усадил меня на пассажирское сиденье, не забыв пристегнуть ремнем безопасности. "Вот скотина", - проносилось у меня в голове ругательство за ругательством.

Теперь рассказывай, - уже спокойно обратился ко мне Валик, выезжая со стоянки.

Нечего рассказывать оборванке, - пожала плечами я.

А я думаю, что есть, - пропустив мимо ушей мой сарказм, продолжал этот самодовольный спасатель чужих жизней. - Почему решила пойти на это? И учти, я жду от тебя правды. Будешь упрямиться, я найду способ повлиять на твое решение быть со мной откровенной.

Хорошо, - огрызнулась я. - Меня поставили на счетчик.

Брови у Валика поползли вверх, видимо он не ожидал такого поворота событий. Но мне на его реакцию было глубоко плевать, сам нарвался.

Хватит заливать. Какой у тебя счетчик может быть? Вон молоко еще не обсохло.

У меня пропало желание рассказывать что-либо этому индюку. Но выхода не было, и хотелось скорее уже избавится от него.

Я учусь в не в совсем нормальной школе, в этом году меня перевели в интернат. Я оказалась должница местного авторитета. Если я не расплачусь с ним завтра, он отдаст меня своим дружкам. По крайней мере, так он сказал, и я ему верю, - я устало закрыла глаза. - Надеюсь ты доволен моей правдой?

Я посмотрела на своего собеседника, по его лицу что-то понять было сложно. Мы ехали и можно было даже предположить, что он занят дорогой.

А что родители? - хмуро поинтересовался мой собеседник.

Папа в тюрьме, маме плевать, - я провела пальцем по стеклу авто.

Понятно, - краем глаза я заметила, что он сильнее сжимает руль.

Если тебе не сложно, не могла бы ты мне рассказать про этого вашего авторитета?

Это мальчик из нашей школы, он старше меня. Слушай, а зачем это тебе? Если переживаешь, что я снова сигану, то можешь быть спокоен я...

Ты макдональдс любишь? - он перебил меня, посмотрев в мою сторону озорным взглядом.

Видимо, мое оторопелое молчание он принял за согласие, и подъехал к ярко освещённому окошку.

Нам одну колу, кофе, две картошки...

Я с непониманием слушала его уверенный голос, делающий заказ, и воспоминания нахлынули на меня.

***

Первые недели пребывания в моей школе были сложными. Тяжело было привыкнуть практически ко всему. Жить в комнате, где 16 девочек без стеснения переодеваются, занимаются личными делами, без остановки обсуждают все и вся. Тяжело привыкнуть к распущенность этих ребят, уже с 7 класса девочки имели отношения с мальчиками, и не только дружеские. Тут и там на территории школы можно было встретить зажимающиеся парочки. Некоторые из старшеклассниц тайком бегали в комнату к мальчикам. Тема секса здесь стояла вровень с новой прической. Девственность воспринималась как недостаток и признак непопулярности.

Здесь круто было курить, пить пиво, целоваться у всех на виду. Для такой одиночки как я, это было сущим проклятьем. К моему стыду у меня никогда не было парня, сначала из-за стеснительности, а потом, когда вся школа узнала о папе, мной начали пренебрегать. Какой парень захочет встречаться с такой девушкой? Конечно находились те, у кого было такое желание, но они были очень далеки от моего идеала. Был правда мой одноклассник Саша, веселый и умный парень, но между нами была дружба скорее из-за похожих семейных обстоятельств, в его семье спиртное предпочитал отец, и не раз ему доставалось из-за этого. Но с переходом в эту школу мы перестали общаться. Точнее перестала звонить я, мне стыдно было из-за своего нового статуса интернатовской ученицы.

А еще, в этом подростковом обществе, много было от преступного мира. Воспитанники еще с малых лет имели отношение к беззаконию, кражам, дракам, хулиганству и т. д. Подавляющее большинство некоторое время жило на улице. У парней были связи с криминалитетом. Я старалась обходить любые упоминания о чем-то незаконном, я очень боялась всего, что было с ним связано.

Самым опасным из всех был Сергей, тот самый, который в первый же день решил мне показать свою крутость. Ничто в школе не проходило без его ведома. Например, он забирал старшеклассников на подработки на выходные, о которых я слышала краем уха, как разгрузка вагонов, так и кражи. Он спокойно мог организовать спиртное на территории спального корпуса, хотя каждую из комнат не раз обыскивали. К нему бегали за защитой и наоборот. Если нужно заручится защитой, приходили к Седому. Это была его кличка, связанная с цветом волос. Но что меня больше всего угнетало, что его действительно боялись учителя. В этом месте существовало два мира. Дневной и вечерний. И в вечерний мир учителя не совались. Все знакомые мне девочки просто в открытую хотели его внимания. Это было гордостью в здешних стенах, что бы тебя заметил Сергей и уделил, так называемое, внимание. С его стороны отношение к слабому полу было пренебрежительное.

Самое любимое место шайки Седого была спортивная площадка позади школы. Однажды я случайно забрела туда вечером. На землю спускались сумерки, и я, зная какая сейчас толкотня в комнате девочек накануне ужина, решила пойти на стадион в поисках уединения. Неожиданно я увидела его, занимающегося на турниках. Раздетый до пояса, он, с неподвижным и злым лицом, раз за разом подтягивал свое тело на брусьях. Было видно, что движения его рук доведены до автоматизма. Его торс состоял из крепкой мускулатуры, но при этом он не казался слишком огромным, при невысоком росте, он скорее был коренастый, сбитый, как говорят. В этот момент, пока я пялилась на него и давала про себя оценку его фигуры, Сергей поднял взгляд и заметил меня, синие глаза, с выражением, которое я не могла понять, уставились на меня. Не знаю, что мне так смутило, но я сразу же развернулась на все 180 градусов и, не свойственным мне быстрым шагом, помчалась в класс. С того дня я старалась избегать любого пересечения с ним и с его компанией.

Удавалась мне это недолго, однажды, сидя после уроков на лавочке у столовой, я рисовала в своем блокноте. Это было самое уединенное место во всей школе. Мне нравилось это редкое одиночество, ведь в этих стенах его было очень мало. Я не услышала, как кто-то подошел, потому что в ушах звучала музыка. Только когда тень перегородила солнце, я вытянула наушник. Передо мной стоял Денис, один из окружения Сергея.

Тамара, а ты сегодня просто красавица, - отвесил он мне комплимент.

Спасибо, - я захлопнула блокнот и стала собираться.

Не, я серьезно, у тебя волосы красивые и глаза. Ты не куришь, как все наши девки.

Спасибо, - еще раз повторила я. - Но мне уже нужно идти делать уроки.

Погоди, я это... ну... Я че хотел спросить. Ты не хочешь со мной встречаться? - у меня чуть блокнот не выпал из рук.

Денис был симпатичным, неглупым парнем, как я его мысленно называла - один из нормальных из всей компашки Седого. Но никаких чувств, кроме желания быть подальше, он во мне не вызывал. И сейчас мне нужно было что-то сформулировать нормальное ему в ответ.

Понимаешь... - я лихорадочно придумывала ответ. - Ты тоже классный парень, любая, наверное... Ну, девушка... в смысле любая захотела бы встречаться. Но я не могу

Почему?

У меня... есть парень, - выдохнула, радуясь, что смогла так ловко выкрутится. - Мы с ним очень близки, поэтому я вот...

А почему я его не видел ни разу?

Ну, он из моей старой школы, - протянула я. - И мы видимся по выходным.

Понятно, а я не знал, - он был действительно расстроенный.

Ты извини, но мне реально нужно бежать. Сегодня по физике завал, а у меня с ней такие проблемы, - я поспешила ретироваться.

Уже по дороге начал назревать план, как подтвердить свою ложь. Ведь Денис не единственный, кто может такое предложить. А я представить себе не могла, что начну встречаться с любым из этой школы. Ведь это автоматически тебя обязывает минимум к постоянным зажиманиям и поцелуям, а как максимум... Мне даже думать об этом не хотелось. Нужно только продемонстрировать разок кого-то в качестве парня, и забыть про ухаживания этих гопников.

В этот момент мне пришла, как мне казалось, гениальная мысль. Попросить своего старого друга Сашу, по старой дружбе о таком одолжении. Это же так просто, радовалась я, он встретит меня у ворот школы, а я сделаю так что бы это увидело как можно больше народу. С местным сарафанным радио, новость разлетится в течении дня.

Уверенная в успехе, в четверг я набрала номер Саши. Он был несказанно рад моему звонку, и не понимал, почему я пропала.

Сашка, не злись, но я к тебе по делу.

Я так и думал. Да Тома, ты неисправимая эгоистка. Пропала на 2 месяца, первый звонок и сразу дело.

Ну, прости меня, ты же знаешь ты мой единственный близкий друг.

Ладно, выкладывай. Только учти в физике я сейчас не ахти.

Да нет, - усмехнулась я. - Только не смейся, у меня тут проблема похуже чем с учебой. У меня с одним парнем...

У тебя есть парень? - голос в трубке звучал расстроенно.

Нет. Но я хочу что бы ты на один день стал им, - выпалила я.

Чего?

И мне пришлось посвятить Сашку в свои беды, рассказать. Он выслушал меня внимательно. А в конце разговора заявил:

Знаешь, Том, я до сих пор не понимаю твою маму. Ты не должна там учиться.

Мы сейчас не о ней. Сашенька, ну я тебя прошу, только ради меня. А я обещаю не пропадать...

***

В пятницу, после последнего звонка, я дописывала последний пример, как меня окликнула Вера, моя одноклассница.

Тома, тебя там ждут, - она состроила загадочное лицо.

Да, я сейчас приду, это мой парень, - чем погромче ответила я, и не спеша стала собирать учебники. Чем дольше Сашка пробудет на территории школы, тем заметнее станет наш спектакль.

Во дворе, сидя на лавочке, меня уже ждал Сашка, в джинсах и светлой легкой ветровке. "Принарядился", - отметила я, и только сейчас заметила, что в руке он держит белые ромашки. Ну, цирк, конечно, а приятно. Во мне вдруг поднялась такая радость, что в этом холодном, злобном мире я вижу родное лицо. Эта радость бросила меня со всех ног подлететь к нему. Сашка, немного смущенно взял мою сумку, вручил мне букет и чмокнул в щеку.

Ну как? Мне Оскара вручат? Как думаешь?

Он так повзрослел за это время. Стал выше и серьезней, но остался таким же кареглазым, и с ямочками на щеках. Я не сдержалась и обняла его. Все таки чертовски приятно видеть заботу к себе.

Сашка, подожди буквально 10 минут, я за обходным листом сбегаю к воспитателю и спущусь.

Потратив не более 15 минут на получение листа, я поспешила во двор к ждущему меня Саше. Но картина, которая ждала меня, ужаснула. Перед Сашей, засунув руки в карманы спортивок, стоял Сергей и весь его вид был угрожающим. Толпа школьников окружила его и Сашу, последний держался за разбитую губу, с которой на светлую ветровку падали капли крови, все джинсы были вымазаны травой, вперемешку с комками грязи. Моя сумка валялась вместе со всем содержимым на асфальте. Не медля ни секунды, я со всех ног побежала к своему другу на помощь

Что ты делаешь? - крикнула я Сергею. - Саша, с тобой все нормально?

Нормально, пошли отсюда, - он отвел руку от лица, и я увидела что кровь течет и из носа тоже.

Сергей в той же позе стоял, и не отводил глаз от Саши, как будто меня здесь не существовало.

Ты понял меня? Городские сюда не суются. Это тебе было первое и последнее предупреждение.

Меня с головой накрыла волна гнева.

Ты больной придурок, - крикнула я. - Ты думаешь, на тебя управы нет? Я... я... пожалуюсь директору.

Валяй, - Сергей наконец-то перевел взгляд на меня. От выражения его глаз мне захотелось поежиться. Так собака смотрит перед тем как наброситься. Скулы его лица нервно подрагивали, губы сжаты в одну линию.

Саша, пошли, - я потянулась за своей сумкой. Краем глаза я отметила, что Сергей все также недвижимо стоял, Саша тут же склонился ко мне и начал помогать. Я виновато прошептала ему:

Извини меня, пожалуйста, - и дотронулась до его руки.

Сашка собирал мои книги, и ничего не ответил.

Ты с ним не пойдешь, - обратился ко мне Сергей.

Я чуть не подпрыгнула от его замечания.

Что-о?

Ты слышала, - угрожающе ответил он мне.

"Не, ну, он серьезно решил, что я его буду слушаться", - метались мысли у меня в голове. Но ответить ему я не осмелилась. Собрав все свои книги я молча развернулась к воротам, одновременно взяв Сашу за руку и начала идти, как Сергей повторил:

Ты с ним не пойдешь.

Послушай, может ты для них и авторитет, - я показала на толпу. - Но для меня ты ноль, и я, если ты не знал, свободный человек.

С этими словами я пошла к выходу. В это же мгновение меня бесцеремонно схватили и, закинув на плечо, понесли, как котенка, вся толпа начала дико ржать, уллюлюкая и выкрикивая всякие мерзости. Я вырывалась и выкручивалась, но без толку, у этого малолетнего преступника оказались просто железные руки.

Краем глаза я успела увидеть, как Саше преградив дорогу стал Денис и еще один парень из окружения Сергея. Втолкнув меня в комнату, Сергей чем-то припер дверь и я не могла выйти. Я обессиленно села на кровать и от стыда и беспомощности у меня выступили слезы.

Прошло не меньше получаса времени, пока дверь открылась, и с моей сумкой в руке зашла Марина.

Я вскочила с кровати, гнев смешался с нетерпением обо всем пожаловаться, хоть кому-нибудь.

Ну все, этот гад у меня получит.

Не нужно этого делать, - зло заявила мне девушка.

Что делать? - спросила я.

Идти и закладывать Седого. Ты не понимаешь, как тут все устроенно. Так скоро тебе и темную устроят.

Какую? - я села обратно на кровать.

Темную. Это ночью обычно делается, накрывают с головой одеялом. Ну и ..., - она замолчала.

Что?

Бьют.

Какой кошмар, этого не может быть. И что, все так безнаказанно? Я вообще не понимаю, почему этот (я даже имени не хотела его произнести), ударил Сашу. И почему не дал мне уйти, просто ужас какой-то.

Потому что он перед всеми хотел доказать свой авторитет, он главный, и устанавливает правила. Ты привела в школу чужого, вот тебя и наказали.

Он что царь или Бог, а?

Слушай, как знаешь, мне эти проблемы не нужны. А ты хорошенько подумай, прежде чем кому-то настучать. Тут это наихудшее преступление, - многозначно закончила фразу Марина.

Когда за ней закрылась дверь, я взяла сумку и у меня осталось только одно желание - попасть домой. Мне хотелось вырваться отсюда.

Я же не пленник какой-то, твердила я себе. Я могу сама решать, а не ходить как в стаде за одним бараном.

Перед выходом я увидела тех, кого ненавидела в этот момент больше всего. Сергей смотрел не отрываясь на меня, и снова беспричинный страх меня захлестнул с головой. Я поборола свои чувства, и, словно ничего не произошло, продолжила двигаться.

Эй, ты, - прозвучало рядом.

Я продолжала идти, не обращая внимания на идущего рядом Сергея.

Я к тебе обращаюсь. Разговор есть.

Передо мной остановилась крепкая фигура, преграждая путь.

Дай пройти, - почти крикнула я.

Ты что, боишься меня? - ухмыльнулся Сергей.

Да, боюсь, представь себе! Как можно спокойно относиться к неадекватному садисту?

Ну, для начала с уважением.

Уважение нужно заслужить, а не вырывать силой. И если тебе так нужно мое уважение. Пожалуйста, считай оно у тебя в кармане. Главное не трогай меня и не приближайся ко мне, - я почти кричала.

А то что? - он просто издевался надо мной. - Придет твой слюнтяй и ромашками меня закидает?

"Вот гаденыш", - пронеслось у меня в голове. Злость, обида, бессилие, захлестнули меня с головой.

Я, видишь ли, к этой школе не привязана. В отличии от вас, - я многозначительно кивнула в сторону его свиты, - мне есть куда пойти, помимо общей комнаты на третьем этаже.

Лицо Сергея дернулось, как от удара. И на секунду мне показалось, что он мне сейчас причинит боль, я даже отступила на шаг от него.

Медленно, смотря исподлобья мне в глаза, он молча отошел в сторону, давая мне пройти. Я не стала задерживаться, и поспешила уйти, ни разу не оглянувшись назад.

Примечание к части

Часть 4

Только через день я решилась позвонить Саше. Но облегчения этот разговор не принес. Сашка с деланной веселостью заявил, что все, мол, нормально. Трепали раньше и не так. Но я понимала, что он просто геройствует, и мне нельзя было его впутывать в эту историю с моими школьными бандитами.

Попытавшись поговорить с мамой о переводе меня в другую школу, натолкнулась на упреки и обвинения. Что, мол, думаю только о себе, она наконец немного вздохнула с облегчением, деньги из семьи не уходят, я пристроена и т. д. Все чего мне удалось добиться, это неделю больничного. Ну, не могла я явится в школу сразу же после этого позора. Но неделя прошла слишком быстро, и с понедельника мне пришлось вернуться к занятиям.

После первого же урока неожиданно столкнулась в коридоре с Денисом. Он виновато поздоровался со мной.

Томка, привет.

Привет, - хмуро ответила я. Общаться с ним у меня не было желания

Тебя не видно было...

Болела, - не смотря ему в лицо ответила я.

Слушай, если ты злишься на меня, то прям так и скажи.

Прям так и говорю, и, знаешь, ты лучше не общайся больше со мной. А то я и так бельмо на глазу твоего лучшего друга, - с этими словами я ушла в кабинет биологии.

В конце этой недели в школе проводился конкурс "Мисс школа", и все одноклассники ждали этого дня, ведь после самого конкурса должна состояться дискотека. Меня, конечно, дискотека не прельщала, но на эти выходные мама попросила остаться в школе, нужно же наконец заменить трубу в ванной, которая уже несколько месяцев протекала. Поэтому я вынуждена буду со всеми провести вечер, под надзором воспитателей.

На вечерний концерт я надела единственное платье в своем гардеробе и распустила волосы. Конечно, на фоне остальных мой вид был совсем уж детский, ведь каждая старалась выделиться макияжем, высокими каблуками и накрученной шевелюрой, но мне наоборот хотелось быть менее заметной. Внимания мне хватило с головой.

Конкурс был настолько скучным, что я большую часть рисовала в блокноте. И мое занятие прерывалось только тогда, когда нужно было поддержать аплодирующий зал. В отличии от меня, все были в восторге, и бурно поддерживали конкурсанток. После окончания концерта и церемонии награждения, зал освободили и, отодвинув стулья, включили музыку. Все учителя отправились в подсобку, как я поняла, у них была своя развлекательная программа. Свет потушили и школьный ди-джей ставил все новый и новый трек. Переполненный зал светился всеми цветами радуги, танцующие фигуры то исчезали то появлялись во вспышках света.

Я сидела в углу зала, как мне казалось, в самом отдаленном и в самом темном в этом помещении месте. Вдруг взгляд мой натолкнулся на Сергея, который небрежно развалился на подоконнике и наблюдал за мной. Заметив, что я увидела куда направлен его взгляд, он не только не отвел его, а прищурив глаза, растянул губы в наглой ухмылке. А меня накрыла волна страха, почему-то в душе была уверенность, что он не забыл наш последний разговор, и он захочет отомстить. Я отвела глаза и начала искать глазами хоть одного учителя. Но ни одного из них в зале не было. Запоздало отметила про себя, что нужно было уйти раньше, но было уже поздно, Сергей оказался всего в нескольких сантиметров от меня. Его рука потянула мою ладонь.

Потанцуем? - от него пахло алкоголем.

Я не тта-нцую, - заикаясь произнесла я.

Прозвучали первые слова песни.

Мы лепим, мы дарим любовь как пластилин

Мы давим, мы плачем, душу не исцелить.

Играем в обиды, как тебя обнулить?

А губы устали от соленых молитв.

Я вижу тебя у окна, ты стоишь,

Смотришь на небо, все в звездах.

Я помню, как ты любила

Ночь любила. Мечтать, когда поздно

Не отпуская руку, он молча тащил меня в центр танцплощадки. Понимая, что со стороны мои попытки вырваться выглядят смешно, я прекратила сопротивление. Покачиваясь в такт песни, Сергей крепко прижал меня к себе.

Что-то менять сложно, руки твои нежные, Боже

Лавина из букв, обними меня.

Укрой этой дрожью.

Мы вечно прятали друг от друга записки,

Оставались далекими, находясь так близко.

Любили читать одни книги - Мауса Микки.

Навсегда вдвоем, две наклейки в один молескин

Я устал извиняться за то, что мы не смогли

Сохранить этот мир.

Он был всего на голову выше, но разница между нами была просто огромная. Я всем телом ощущала силу и опасность, которая исходила от него. Под моими ладонями через футболку чувствовалась каждая мышца его тела. Неожиданно он наклонил лицо к моим волосам.

Ты так особенно пахнешь...

Теперь ты права, теперь мне плевать

На все, что с тем временем связано.

В подробности если не слишком вдаваться,

То мы не такие уж разные.

Чувства испачканы пятнами грязными,

За пазухой боль адская.

И сразу на ноль все фразы,

Про эту любовь блядскую.

Я просто молчала, боясь спровоцировать его, мой опыт общения с подобными индивидами подсказывал, что выпивший, он еще более неадекватен, чем в обычном состоянии. Музыка закончилась и я с ужасом заметила, что все танцующие смотрят на нас. Меня это страшно смутило, сейчас я была словно обитатель зоопарка, на которого все пришли поглядеть.

Спасибо за танец, теперь я тебя провожу, - не выпуская руки повел меня Сергей к выходу.

Уже в дверях я поняла, что он ведет меня в коридор, причем который ведет в сторону кабинета литературы, самому отдаленному от дискотеки. Я пыталась возразить, перспектива остаться с ним наедине меня пугала.

Слушай, я хотела еще потанцевать.

И? - голубые льдинки прищурились. - Ты ж не танцуешь вроде? Весь вечер тебя на площадке не было видно.

Я передумала.

Желание дамы закон, будем танцевать вместе, щас музыку закажу.

Не нужно, пожалуйста, просто отпусти.

Что, не городскими брезгуешь?

Нет, просто...

И тут его лицо стремительно приблизилось к моему, рука погрузилась в волосы и притянула к себе, второй он зажал мою ладонь. Получилось что обе мои руки оказались обездвижены. Мы стояли в коридоре, недалеко от дверного проема, ведущего в танцевальный зал. Его губы медленно приближали к моим, глаза, поддернутые туманом алкоголя, не отрывались от моих глаз, только прикоснувшись к моим губам, он открыл рот и полностью завладел ими. В этот момент я ничего не слышала, кроме ударов своего пульса в висках. А Сергей продолжал меня целовать с таким напором, что мне пришлось открыть губы и впустить его язык. Почувствовав это, я попыталась отодвинуться, но у меня ничего не получалось. Он продолжал терзать мои губы сильнее и сильнее, и вдруг резко отпустил, и круто развернувшись молча ушел. Смотря ему вслед, у меня началась настоящая истерика, тело била дрожь, а перед глазами плыли темные круги. Сделав пару глубоких вздохов, я заметила Марину.

Что это было? - у нее был изумленный вид.

Не спрашивай, - выдохнула я. - У тебя пиво есть?

Ты же не пьешь?

Мне алкоголь сейчас не помешает. Иначе я сойду с ума.

Часть 5

Я сидела на подоконнике и смотрела через стекло окна в темноту.На улице начинался мелкий дождь и капли одна за другой стекали по моему отражению .Мысли в голове сменяли одна другую, не останавливаясь ни на мгновенье,заставляя меня бледнеть, краснеть, выпадать в жар и в холод одновременно.

Все таки не могу понять, - Марина протянула мне бутылку пива. - Он ни с того ни с сего поцеловал? И что, ничего не сказал перед этим?

Ничего, - реплику про особенный запах я не захотела упоминать.

Вау, - выдохнула Марина, делая глоток из своей бутылки.

Я растерянно посмотрела на нее.

Да уж, - протянула я, не зная , что ответить на ее "Вау". Неожиданно на глаза навернулись слезы, и я уставилась на горлышко из зеленого стекла, чтобы подруга не заметила моего состояния.

У тебя был такой вид! Как будто ты в обморок щас хлопнешься, - не унималась она. - Ни за что не поверю, что у тебя никогда не было парня. Ты конечно скромница и все такое, но согласись, в такое поверить?! Ну и в то, что в 16 лет ни разу не целовалась, тоже.

Марин, - перебила я. - Он мне не нравится, совсем! Понимаешь? И мне стыдно в этом признаться, но я его боюсь, - голос дрогнул - Из-за этого мне не хочется ощущать внимание со стороны... - стараясь подобрать нужное слово, я запнулась. - Этого мальчика. Не говоря уже о поцелуях. Я всегда считала, что это должно быть по взаимному согласию, что ли.

Ну, поцелуй это не самое ужасное что может произойти.

Что ты имеешь в виду? - сдавленно произнесла я.

У нас тут свои порядки, как ты заметила. И если тобой заинтересовался кто-то из серьезных, твоего согласия может не понадобится.

Ну, знаешь, это уже криминал. И никто не захочет иметь дело... - я осеклась под тяжелым Мариныним взглядом.

Два года назад, - вздохнула она, - у нас учился один парень, тот еще подонок был. Издевался, и унижал многих. Ему ударить было, что нам с тобой пива выпить. Ну так вот, ему понравилась девочка одна. Она была яркая такая, танцами всякими занималась, шмоточки прикольные носила, короче вся из себя. Начал он таскаться за ней, типа ухаживать, а та взяла его и обломала, причем перед пацанами из его же компании. Ну отшила жестко. А через месяц, нашли в парке, тот который позади школы, побитую и изнасилованную. - Марина отвела глаза от моего испуганного выражения лица.

Месяц в больнице пролежала, а потом перевели в другую школу, и дело с концами.

И что, никого не наказали? - прошептала я.

Нет. Свидетелей не было. Та девочка отказалась подавать заяву. Да и школе скандал не нужен, замяли по тихому вот и вся история...

Где-то за дверью грохотала музыка продолжающейся дискотеки. Дождь барабанил по стеклу, Марина не переставала болтать, но не единого слова я не слышала. Бутылка подрагивала в моих пальцах. Что ждет меня, когда я выйду отсюда, может ли это прекратиться или все будет постепенно превращаться в еще более ужасающий кошмар? Я боялась себе признаться, но сегодня меня ждал, скорее всего, не только поцелуй. От этой мысли тело стало бросать в жар. Что случается после школьных дискотек все знают, особенно здесь. Хотя то, что приводило в шок мое сознание, было естественным для других девчонок. Почему же перспектива интима так смущала и еще больше пугала меня? Почему "это" казалось мне просто отвратительным занятием, каким-то унижающим действием. Конечно же, наивность в этих вопросах у любой шестнадцатилетней девушки отсутствовала. Я не исключение, и мне не раз приходилось видеть, как прыщавые мальчики залазили под футболки гогочущим одноклассницам, хлопали их по заду, дергали за лифчики. Хуже картинки не придумаешь. И все эти рассказы в стиле "он засунул мне язык", "у него такой стояк на меня" и т. д. Волна отвращения накрыла меня. Но должен быть способ избежать всего этого. Должен же быть хоть какой-то выход.

Выпитое пиво давало о себе знать, приходившими бредовыми и отвязными идеями на этот счет.

Марин, ты можешь меня отвести туда, где зависает компания Седого? Я хочу с ним поговорить, - мой вопрос не только прервал подругу, но и на несколько секунд привел ее в ступор.

Ты же только что, чуть не плача бормотала, что боишься его? - Маринку тоже слегка пошатывало.

Боюсь, но если прятаться, будет еще хуже, - алкоголь явно давал мне силы. - Я с ним просто поговорю, он же не полный урод.

Марина пыталась меня образумить, и вдолбить трезвую мысль, что не к месту такой разговор и вообще, но на меня, расхрабрившуюся, уговоры не действовали, и вот через 15 минут мы уже стояли в проеме подсобки, где сидели несколько ребят, включая самого Сергея, вокруг ящика, который служил столиком, он был уставлен разной выпивкой, и яркими упаковками сухариков и чипсов.

Все взгляды уставились на нас, только глаза Сергея были неподвижно сосредоточены на бутылке, которую он держал одной рукой.

Опа-на, это кто нарисовался? - один из сидящих парней обратился к нам, его, если мне в этот момент не изменила память, звали Руслан.

После этих слов, тяжелый, расфокусированный взгляд Сергея поднялся, остановился на моем лице, и в его глазах промелькнуло что-то, чего понять в своем состоянии я не могла.

Девчонки, пиво будете? - продолжал Руслан.

Я отрицательно мотнула головой:

Не будем мы...

Будут, - отводя взгляд, шарящий по моему лицу, перебил Сергей.

Началась возня, мгновенно освободились для нас места. Мне тут же вручили непочатую бутылку. Марина с достоинством приняла угощение, и небрежно отвечала на шуточки нетрезвых присутствующих, время от времени поглядывая на меня. А у меня к этому моменту храбрости очень поубавилось, место, которое мне предоставили, волшебным образом оказалось впритык к Сергею, и я, отхлебывая глоток из бутылка, ощущала рядом его присутствие, словно кролик чувствует присутствие удава в одной клетке. Пытаясь вернуть себе храбрость, я жадно делала глоток за глотком.

Один из присутствующих взял гитару. Раздался первый удар по струнам, голос у парня оказался приятным, первые слова песни заполнили комнату:

Дом, тихо-тихо в нем

Я открою дверь

Никого не жду

Мне теперь не верь

Больше не приду

Танцы на стеклах

Танцы не для слабых

Танцы без правил

Ты так не смогла бы

Танцы на стеклах

Я бы не исправил

Я решила, что самое время приступить к моему плану.

Сережа, - я пыталась как можно теплее произнести его имя. - Я хотела с тобой поговорить.

Валяй, - несмотря на явно нетрезвый вид, он с интересом отозвался.

Сделав глубокий вздох, я выдавила:

А мы можем переговорить наедине?

Во взгляде его голубых глаз вдруг появилась насмешка. Мне от нее стало не по себе, словно этот, брутального вида, нетрезвый, по-сути еще мальчишка, видит меня насквозь.

Можем.

Он молча встал и взял мою ладонь в свою руку. Его пальцы крепко обхватили мои. От этих движений вся компания притихла.

Пацаны, - обратился Сергей к присутствующим. - Мы сваливаем. Не завтыкайте поубирать, а то от Ивановича отгребем.

Ну, пошли, - его ладонь была горячей и сухой.

Не обращая внимание на удивленные взгляды, он потянул меня на выход.

Часть 6

Вся школа словно вымерла. Всю недолгую дорогу я все время спотыкалась об ступеньки и углы. И если б не крепкие руки Сергея, то из-за темноты и своего опьянения, набила бы пару шишек, и не только на голове.

Ну, все, пришли.

Дверь поддалась неслышно, и уже через секунду я стояла в крошечной комнате, в которой пахло стиральным порошком и свежей краской. Еле различимым пятном, выступали два окна, в которые безжалостно барабанил дождь. Меня слегка толкнула ладонь Сергея и я, под тихий скрип, оказалась мягким местом на койке.

Это новая комната для младших классов. Тут пока еще никто не живет. Курить будешь? - огонек его зажигалки ослепил меня на секунду.

Я, я не... я не курю, - липкий страх начал покрывать мое тело.

Только пьешь? - видимо пошутил он.

Потянуло табачным дымом. Я решила сейчас пора немедленно что-то предпринять, потому что ситуация меняется совсем не в ту сторону.

Мне нужно с тобой поговорить, - повторила я и поднялась с кровати, не хватало еще полулежа с ним общаться. - У меня нет желания быть тебе врагом. Я уважаю твой авторитет, и все что с ним связано, - слова еле еле складывались в предложения. - Но, хотелось бы договориться. Ведь все здесь знают, что с Седым можно добазариться, - мне пришло в пьяную голову нужное, как показалось, словечко. Вот я решила его применить.

Глаза свыклись с полумраком, и я легко угадывала его крепкую фигуру, стоящую ко мне спиной, и выдыхающую клубки дыма в форточку... Он продолжал молча курить, словно и не слышал моих слов.

Остался только один вопрос: что нужно от меня? - ощущение напряжения почему-то увеличивалось. На всякий случай я приблизилась к двери. - Может сигареты принести из города, или выпивку там, ведь у меня свободный доступ помимо интерната на выходные, - я осеклась, пока я выкладывала свои предложения, Сергей выкинул бычок и приближался ко мне, его рука уперлась в дверь, которую я планировала использовать, как путь к отступлению.

Добазариться, говоришь, - прохрипел он. -Чего ты так боишься темноглазка, а? А? Чего тогда сама пришла, напилась и пришла, а? Понравилось в коридоре, а?

Даже в темноте его глаза будто сверкали. Он был пьян, сильно пьян. Пошатываясь со стороны в сторону, он вплотную подошел ко мне.

Ты вся такая чистенькая, правильная, - его рука прикоснулась к моей шее. Спустилась вниз.

Даже слюнтяя этого притащила с ромашками. Прыгала там перед всеми... Особенная, да? Думала, я типа щас увижу твои невинные глазки и поведусь, буду от радости на задних лапах подпрыгивать, когда ты сегодня припрешься. Да?

Его обвинения привели меня в ступор. В моей жизни был опыт общения с пьяными людьми, и я знала, что спорить и перебивать в таких ситуациях нельзя. Нужно свести к минимуму любой конфликт. Поэтому я продолжала молча смотреть на него. Сердце гулко стучало, казалось вот вот выпрыгнет из груди. Сумрак, окружающий нас, еще больше страшил меня.

Сергей стоял в сантиметре от двери, прислонившись к стене. Руки скрещены на груди, а расфокусированный взгляд направлен мимо меня. Сейчас он казался мне намного старше и опаснее, чем раньше. Весовая разница в этот момент была очевидна, а ведь у нас всего лишь пару лет отрыва в возрасте. Вся его фигура угрожающе нависала над моей, мои ноги подкашивались, и, было очевидно, уже не из-за спиртного.

"Дура, дура, пьяная дура", - звучало в моей голове.

Тем временем Сергей приблизил вплотную свое лицо к моему и прошептал.

Мне от таких, как ты, ничего не нужно. Поняла? Ну, разве что... - он потянулся к моему лицу.

Я отпрянула назад.

Нет, - пролепетала я. Ужас захлестнул все тело, казалось, и ему и мне стало понятно, чего я боюсь больше всего.

Нет? -сквозь стиснутые зубы повторил он. - Скажи честно, тебя тошнит от такого как я? Ты же тогда мне так и сказала, даже находится рядом с такими не хочешь, правда?

Ты не понял! - пытаясь подобрать нужные слова, я на секунду запнулась.

Можешь не врать. Мне пофиг на это, как и на тебя. Сегодня было прикольно смотреть как ты, словно мышь боишься меня. Жмешься по углам, что б не заметил, - он с усмешкой отошел к окну.

Краска стыда начала заливать лицо, и я мысленно поблагодарила небо за то, что в комнате темно. Сергей продолжал:

Ты и есть мышь, тощая и рыжая.

Можешь не продолжать, - слезы текли сами собой, и я повернулась к выходу. Хотя я понятия не имела, как найти спальню.

Ты куда? - в одно мгновенье его фигура перегородила мне дорогу.

В нору, - почти крича ответила я. - Дай дорогу.

Еще секунда, и последние капли самообладания покинут меня, и я разревусь, на потеху этому поддонку. Я взялась за ручку двери, чувствуя унижение и желание поскорее убраться отсюда. Внезапно его руки отдернули мои от двери, и железным обручем обвили талию. Не сказав ни слова, он поднял и положил меня, словно куклу, на кровать, и тут же оказался сверху. Одну ладонь положил мне на затылок и крепко прижал к себе, второй ладонью коснулся моего лица, его губы нашли мои. От шока я лежала не предпринимая попыток двигаться, закрыв глаза, сжимая руками покрывало. Сергей начал терзать мои губы. Он целовал меня настойчиво, почти грубо. Видимо, почувствовав ртом мое пассивное сопротивление, он разозлился. Рука на затылке сильнее сжала меня за волосы. Другой рукой он закинул себе на шею мое запястье. Я побоялась убрать руку оттуда. Все это время его губы, мягкие и теплые, пытались заставить меня ответить. От него пахло табаком и мятной жвачкой. Воспользовавшись секундной передышкой в момент, когда он оторвался от меня, я взмолилась.

Прекрати, пожалуйста, - неужели он не понимает, как это все противно для меня?

Не хочу, - выдохнул он в ответ.

Его рука переместилась ко мне на талию, теперь он целовал мои щеки, подбородок, покусывал шею. Я телом начала ощущать возбуждение, исходящее от него, тело парня из-за этого начало дрожать. Ужас происходящего заставил применить всю свою силу, чтобы попытаться хоть немного отодвинуться от него.

Я закричу, если ты сейчас не слезешь с меня, - эти слова, казалось, отрезвили и уняли напор Сергея. Он лишь слегка отодвинулся, но по прежнему крепко держал мою талию.

И что? Все видели, ты сама захотела пойти, - тембр голоса парня стал очень низким. - Так что расслабься.

Не смей! Если ты еще раз тронешь меня, я не отвечаю за себя, - выплюнула я ему в лицо.

Ты угрожаешь? - его глаза зло прищурились.

Не угрожаю, а защищаюсь. Отпусти меня, - и я тихо добавила. - Я тебя ненавижу, ты чудовище.

Молча, словно в замедленной съемке, он поднялся, поправляя свою одежду. Я воспользовалась этой паузой, чтобы свой вид привести в порядок, но встать с кровати не решилась.

Ты, кажется, хотела поговорить? - обратился он ко мне ледяным тоном.

Я прошу, чтобы ты оставил меня в покое, мне ничего не нужно больше, - фух, я это сказала. Все, что нужно, я сказала!

Нет, - сухо ответил он. - Что-то еще?

Почему? - прошептала я, земля уходила из под моих ног. Этот краткий, бездушный ответ ничего не объяснял, и не давал надежды.

Потому что я так хочу, - он пожал плечами. - Я тебе даю три дня на раздумья, или я или моя компания.

В смысле? - мои глаза расширились от удивления.

Ты тупая? - Он снова начал издевательски улыбаться .В эту секунду у меня возникло ощущение, что я самый ненавистный человек для него. Но нужно было отдать ему должное, он для меня был таким же.

Я хочу с тобой заняться сексом. А ты выбирай, будет это добровольно и только со мной, или же со всеми. Даю тебе три дня на решение. - Прочеканив эти слова, он закрыл за собой дверь оставив меня одну в полной темноте.

Часть 7

Я помню как шла, придерживаясь за стену. Как несколько раз чуть не подвернула ногу, пока не оказалась перед входом в нашу спальню. А потом, неожиданно, меня накрыло плотной материей, ее колючее прикосновение подсказало мне, что это шерсть. Скорее всего, это ужасное интернатовское одеяло, только без пододеяльника. Чувствовались как минимум три пары рук, одно мгновение и я на полу, все те же руки удерживали меня. Первый удар пришелся в голову, потом ниже бедра, живот, подбородок. Снова и снова. Били сразу несколько человек, и наверное ногами, ведь бить лежачего удобнее ногами? Не знаю. Из-за удушья одеяла, которое не давало возможности получить глоток воздуха, определить было невозможно.

Смех... удар.. смех.

Вот шлюха!

Сучка!

Потаскуха!

Снова удар, еще один.

Теперь удары нашли мою голову, наверное, я не смогу долго без воздуха? Или смогу? Кричать от тупой боли между ребрами было невозможно, или я кричу? Но почему-то я не слышу своего голоса, смех слышу, а себя нет.

И вдруг пришла спасительная темнота. Все утратило свои очертания, исчезло прикосновение колючей материи, смех, паника. Такая холодная и успокаивающая вещь эта темнота, а я и не знала. Она словно любила меня и жалела. Темнота избавила тело от страдания, унесла его далеко-далеко, за пределы того ужасного места, где сейчас уничтожали меня. Она дала возможность отдыха для воспаленного разума. Здесь никого не было, никого, кто бы меня мучил, унижал, издевался. Вот бы навсегда остаться в этой темноте.

Опять я чувствую прикосновение, о нет... не нужно... я хочу остаться здесь, я не хочу назад. Я не хочу, не хочу...

Очнись, Тома, очнись.

Хм, знакомый голос. Плевать. Я не хочу возвращаться.

Может ей воды? Не, ну и доходяга. Уже два часа прошло, еще никак не оклемается, - голоса становились все громче.

Пшик - и лицо соприкоснулось со струей холодной воды, она затекла в нос, уши, под вырез на шее. Медленно я открыла глаза, в комнате было все еще темно, значит ночь. Из коридора падал луч неяркого света, освещая моих соседок по комнате, часть из них сидели рядом, остальные в своих кроватях. Все с напряжением смотрели на меня. Как же мне сейчас все равно. Я желаю только вернуться назад в то спокойствие, которое было всего лишь пару секунд назад. Опять - пшик - снова струя воды. Сознание возвращается, к моему сожалению.

Прошло несколько часов, а я все равно не могла прийти в себя. Девочки переложили меня в кровать. Кто-то заботливый вытер лицо и шею от воды, которой меня обильно поливали, чтобы привести в чувство. Одна из них отдала мне свое одеяло, потому что мое было промокшим.

Рассвет не принес изменений. Я лежала и смотрела в стену. Тело болело очень сильно, хотя следов от побоев не было. С виноватым видом и завтраком, я была настолько слаба, что не смогла спустится вниз, пришла Марина. Держа в руках несколько бутербродов, она заговорила с печалью в голосе. Мне же было все равно, но ее видимо мучило чувство сострадания.

Тома, пожалуйста, поешь.

Зачем? - я даже не взглянула на нее и на поднос с едой.

Слушай, я знаю кто это сделал. Они из-за Сергея. Одна, ну, ты ее помнишь, брюнетка, на него имела планы. А тут ты... Вся школа в шоке.

Мне все равно, кто и почему, - я закрыла глаза. - Марин, пожалуйста, уйди, прошу, просто уйди.

Тома, не глупи, ну с кем не бывает. Ты новенькая...

Марин, - наконец я посмотрела ей в глаза. - Поверь, мне все известно, просто все очень плохо. И ты, - я запнулась. - Ты не сможешь помочь.

Может ты попытаешься и объяснишь? - Марина решила взять меня измором.

Нет, извини. Это мои проблемы.

Я не представляла, как можно описать ситуацию. Местному подонку не нравится то, что я из себя представляю. И лучший способ меня "обломать" сделать подстилкой для себя, или для своих дружков. А завтра ему опять что-то не понравится, и вообще пойду по рукам!? Но даже если этого не произойдет, каждый желающий сможет ночью избить меня с помощью того шерстяного одеяла, которым я сейчас укрыта. Что я должна была сказать?!

Тебе нужно пожаловаться Сергею, - судя по всему Марину осенила нужная мысль. - Я точно знаю, он к тебе неравнодушен. И он заступится, сделает так, чтобы этого не повторилось.

Не равнодушен?! - ее слова заставили меня улыбнуться. - Если это так зовется, - улыбка перешла в нервный смех.

Что между вами произошло, Тома?

Абсолютно ничего. Марина, всё, чем ты можешь мне помочь, это уйти.

Мне не хотелось делать подруге больно, но я не знала, как мне ее оградить от тех неприятностей, что окружили меня. Я одела маску безразличия, но под ней все мое естество умирало, и я была уверенна, что существует только один выход, который устроит меня.

Часть 8

Незаметно наступил полдень. План, который до этого никак не мог принять четкую форму, наконец-то созрел в уставшем мозгу. Завтра воскресенье, и мне ничего не стоит взять пропуск домой. Мама знает, что я в школе, значит не будет волноваться. А волновалась ли она вообще последнее время обо мне? Легче сейчас просто отмахнуться от грустной мысли. Не хватало в этот момент думать еще и о матери.

Я открыла свой невзрачный гардероб, понимая, что для того, что я собираюсь сделать, прихорашиваться нет смысла. У меня было несколько приличных вещей, но выбор пал на синий, заношенный до дыр свитер, джинсы и старую холщовую куртку. Помимо одежды, взяла лишь плеер, он был мне другом во всех непростых моментах, и он оказался единственной вещью, без которой я не могла уйти. Закрывая шкаф, взглянула на отражение в мутном зеркале. На худом, бледном лице, ярким пятном выделялись темные огромные глазища. Девушка напротив выглядела совсем уж жалко.

"Ты мышь!" - всплыло в памяти. Я горько усмехнулась своему отражению, пусть так, но эта мышь больше не будет жертвой. Никогда! Эти мысли наполнили сознание уверенностью. Тело еще не отошло от ночного побоища, особенно ребра отдавали ноющей, тупой болью. Но двигаться я могла. Медленно ковыляя коридорами спального корпуса, я впервые не ощущала тревоги, страха и беспокойства. У меня внутри поселилось равнодушие к этим жестоким стенам, вытеснив все другое, что возникало в душе раньше. И мыслей почти не было, только так... - наблюдения.

Почти дойдя до парадной двери, я все таки наткнулась на преграду, подняв глаза, мне пришлось слегка попятится, в упор ко мне стояла та самая развязная брюнетка, сопровождавшая Сергея в первую нашу встречу. В памяти всплыло ее имя - Вероника. Сегодня на ней были светлые обтягивающие джинсы, высокие сапоги и розовая водолазка. Волосы собраны в высокий хвост, что делало ее похожей на жокея, вот только седла да коня не хватало. Чуть поодаль стояли две девицы.

Эй, ты, местное недоразумение, - видимо это обращение должно было меня унизить. И это после всего?! Я мысленно ухмыльнулась. Явно слабая попытка.

Спутницы в один голос заржали, и звук этого хохота соответствовал ржанию вполне реальных коней. Но, все же, свое наблюдение я посчитала благоразумным оставить при себе. Решив проигнорировать обращение ко мне я шагнула в сторону, дабы обойти агрессивно настроенную компанию.

Ты че, глухая, овца?

Послушай, - лучше разговаривать с ней как с ребенком. - Я спешу, и все, что ты хочешь мне сказать, я и так знаю. Я не собираюсь с тобой ругаться, и прошу, давай разговор оставим до понедельника?

На одну минуту ее лицо застыло, пытаясь переварить информацию. Я воспользовалась заминкой что бы прошмыгнуть к выходу, но одна из девиц прытко преградила мне путь.

Куда сваливаешь? С тобой еще не договорили.

Значит слушай сюда, - Вероника угрожающе потянула меня за край куртки. - Еще раз возле Седого увижу, пожалеешь, что родилась. Поняла тварь?

Ей явно не терпелось выцарапать мне глаза. Видно, ночное избиение было слишком мелкой платой за мое "поведение". Внутренне сжавшись, я приготовилась к удару. Но внезапно что-то изменилось, выражение угрозы исчезло с лица Вероники (глаза увидели что-то или кого-то), и его заменила угодливо-радостная улыбка. Ситуация мне порядком надоела. Неужели я не смогу без приключений добраться до выхода? Что же за судьба такая, находить везде проблемы!? Мне даже стало интересно, что так переменило ситуацию. Ожидая увидеть какого-нибудь учителя или работника школы, я обернулась, одновременно освобождая рукав из цепкого захвата брюнетки. "Господи, только не это!" - пронеслось в голове. К нам приближался Сергей и его дружки.

Девочки-красавицы, что не поделили? Пудры и помады? - Денис почти пританцовывал возле нас. Мои собеседницы поддержали его шутку дружным гоготом. Не смеялись лишь двое присутствующих: я и Сергей. Последний, по своему обычаю, смотрел словно мимо нас, исподлобья.

Вероника, - он удостоил взглядом брюнетку, и обратился к ней. - Ты че тут творишь?

Сережка, я...

Пасть, дура, закрой!

На лице парня выступили желваки. Он приблизился к Веронике вплотную, под гробовое молчание всех присутствующих.

Ночью твой подвиг? - он стоял напротив девушки, засунув руки в карманы. - Не вздумай тут мне лажу толкать.

Я не пон-нимаю...

Вероника явно была напугана, глаза захлопали очень часто. Мне показалось, что она сейчас заплачет. И я даже испытала что-то похожее на сочувствие. Но, похоже ей оно не сильно было необходимо. Даже после такого низкого поступка, она по прежнему видела одну проблему - меня.

То есть эта... - она указала пальцем в мою сторону, - тебе дороже чем... - её подбородок неестественно задрожал.

Ситуация начала приобретать оттенок театрального представления. Но фальшь главной героини заметила не только я.

Еще раз спрошу. Ты устроила темную? - на Сергея уловки Вероники не имели воздействия. В голосе парня послышались нотки раздражения.

Все присутствующие словно застыли, а Вероникой, судя по срывающемуся голосу, овладевала паника.

Ну, я! - выкрикнула девушка. - Подумаешь, твою ЦАЦУ подпортили. Где я, а где она. В гробу я видала эту шлюху... - Она добавила еще пару грязных сравнений, некоторые мне пришлось услышать впервые.

Но успеть договорить последнюю фразу ей не удалось. Мощная пощечина сбила девушку с ног, и наверное, не из-за нее, а по вине очень высоких каблуков, девушка не удержалась и плюхнулась не пол. Сергей мгновенно вернулся в ту же позу что и раньше, не предпринимая попыток помочь подняться Веронике.

Еще одно слово посмеешь... Ты меня знаешь. И ее, - он кивнул в мою сторону, - оставишь в покое. Узнаю - раздавлю.

Меня начало трясти. Пусть она не ангел, злобная и недалекая. Но что это за мир, в котором на глазах у всех можно так?

Ты чудовище! - слова сами по себе вырвались из моих губ. - Как ты смеешь бить девушку?

Казалось, мои слова произвели эффект холодного душа. Сергей угрожающе посмотрел на меня. Кроме угрозы в его взгляде мелькнуло что-то еще. Но, в этот момент, мне не было дела до его реакции. Пусть делает что угодно - хоть изобьет, мне глубоко плевать. Все уставились с недоумением на меня, словно я пациент психбольницы.

У нас с Вероникой нет проблем. И тебя никто не просил вмешиваться.

Выражение угрозы на лице Сергея сменилось маской гнева, и на мгновенье мне показалось, что сейчас я повторю участь Вероники, но он вдруг улыбнулся, словно мы старые приятели:

Мышка решила попищать?

Краска залила мое лицо.

Или для тебя три дня слишком долгий срок? - Седой угрожающе двинулся ко мне. Почему он меня так ненавидит?

Не переживай! - старалась вложить все презрение в этот ответ. - Трех дней мне хватит, уж поверь.

Превозмогая боль я, прихрамывая, направилась к двери.

Часть 9

Трудно было определить по лицу Валика, как он воспринимает мой слезливый рассказ. Конечно многие подробности я решила упустить, но вот слезы отчаянья скрыть не удалось. Когда дошла очередь до условия Сергея, стало жутко стыдно, запнувшись, я уперлась взглядом в свои переплетенные пальцы, лежащие на коленях.

Он хочет переспать со мной. Либо он либо... - даже произнести подобное было тяжело.

Ты всерьез думаешь, что он на такое способен? - Валика, видимо, не смутил мой рассказ.

Я передернула плечами.

А что, нужно было остаться и проверить?

Нет, не нужно. А полет с крыши для тебя более приемлемое решение? Ну, там, поход к директору, например, в голову как вариант не приходил?

Я зло посмотрела на него.

Ты знаешь что такое стукач, и что ожидает ученика моей школы, который решит сдать учителю такого, как этот? - я горько усмехнулась.

Тома, - голос Валика прозвучал мягко. - Сколько все таки тебе лет?

Шестнадцать... Не понимаю, к чему сейчас... - но мужчина, по-всему, мыслями был уже не рядом.

Посидев пару минут в тишине, Валик протянул мне пачку бумажных салфеток.

На, держи, успокойся и обязательно съешь все, - он кивнул в сторону коробок из макдональдса. - Не обижайся, но вид у тебя, словно ты еды никогда и не видела. А я не переношу голодных людей, - встретив мой недоуменный взгляд, он улыбнулся, как говорится, во все тридцать два. - Фишка у меня такая.

От этой улыбки в салоне автомобиля стало теплее, и вдруг я ощутила, впервые за долгие месяцы, чувство успокоения и облегчения.

***

Все, что в прошлое одето

Не умею и не буду

Если вспомнишь рядом где-то

Забери меня, забери меня отсюда

Это ветер все растратил

Невпопад из ниоткуда

Если вспомнится некстати

Забери меня, забери меня отсюда

Тихая мелодия заполняла авто. Валик краем глаза следил за склонившейся девушкой. Теперь, в более спокойной атмосфере, было видно, что это довольно привлекательная, совсем еще молоденькая, но уже вполне сформировавшаяся девушка. При всей убогости одежды она была привлекательна, похожую на ребенка ее делали огромные карие глаза и немного курносый нос. Длинные, редкого оттенка янтаря, волосы, на фоне белой кожи, были словно расплавленная медь. У Валика был немаленький опыт в общении с девушками разного плана, но с заплаканной, покрывающейся алым румянцем при любом проявлении чувств - впервые.

Она негромко, с грустью в голосе, рассказывала про родителей, школу, про этого малолетнего уголовника. То и дело переплетая пальцы, и лишь один раз подняла свои глаза при упоминании директора. И посмотрела с таким выражением, словно Валик один из тех, кто причиняет ей боль. Его даже передернуло мысленно. В эту секунду захотелось что бы она поняла, что он, Валик, сильный самодостаточный мужчина, который многое может в этой жизни. Чтобы эта по-сути еще девочка увидела в нем хотя-бы небезразличного человека. И он протянул Томе пачку салфеток, в душе уже зная, как поступит.

Примечание к части

http://s019.radikal.ru/i628/1410/b6/39b6a15ab218.jpg Тома

Часть 10

В дверном проеме стоял Сергей. Голубые глаза уставились на меня, ощупывая каждый сантиметр тела.

Кто?!

Лицо парня побледнело. Глаза, проделав изучающий путь по мне, остановились на стороне, где разлился всеми цветами радуги ушиб. Конечно, видок был еще тот, пятно расползалось от начала талии и заканчивалось почти у груди, занимая практически всю правую сторону. Ссадины на ладонях и внешней стороны запястья покрылись красноватой коркой, и теперь яркими рубцами выделялись на белой коже. Похоже, тот факт, что я стою в одном лифчике и трусах, Сергея совершенно не смущал.

Ты совсем с ума сошел? - я пыталась кое-как прикрыться свитером, первым, что оказалось под рукой.

Денис, дверь снаружи закрой, и сделай так, чтобы нам не мешали, - коротко распорядился Седой, на секунду высунув голову в коридор. И тут же развернулся ко мне.

Тебя не было два дня. Где ты была, и откуда это? - он кивнул на синяк.

И снова меня накрыла волна страха, такая же, как и всегда от присутствия Сергея. Было что-то в его глазах такого, что приводило меня в тихий ужас. Он словно обладал гипнозом, и мог владеть моим сознанием.

Я... ударилась, - наверное, это было произнесено невнятно. Потому как немой вопрос не исчез из холодных глаз, а скорее наоборот, усилился.

Сначала первый вопрос, - он скрестил руки на груди.

Решила побыть дома, - снова соврала я

Тебя не было у матери, я проверял, - отчеканивая каждое слово, Сергей не отрывал глаза от меня.

ЧТО-О?! Ты был у меня дома? - в висках появился шум, и непроизвольно начали дрожать колени.

Да, был. Но ты все еще не ответила.

Я сделала глубокий вдох, пытаясь привести сердцебиение в нормальное состояние.

Послушай, - я лихорадочно пыталась придумать ответ. Вся ситуация смахивала на дурной сон, в котором может произойти все что угодно. "Нужно постараться не спровоцировать его. В комнате он не причинит вреда. Для этого больше подходит парк возле школы, и темное время суток. А мы стоим посреди бела дня, и пусть даже сейчас одни в комнате, но все же там за стенами есть люди, все таки детское учреждение, как никак." Мысли сменяли одна другую.

Можно я оденусь, стоять раздетой холодно. Ты так не считаешь? - примирительно протянула я. "Буду тянуть время и разряжать по максимуму обстановку."

По всей видимость, эти слова подействовали отрезвляющие на моего собеседника. И, если можно применить по отношению к Седому, то даже смутили.

Парень повернулся и направился к ближайшей кровати. Не смущаясь, что она аккуратно застелена, по-хозяйски сел на нее. "Прекрасно, - подумала я, - теперь ему стало еще лучше видно меня". Ведь кровать, которую он выбрал, располагалась как раз напротив шкафа и меня полуголой.

Я лихорадочно начала одевать свитер, благо, из-за поношенности он чуть-чуть скрывал бедра. Следующими стали джинсы и носки. Все время, которое я потратила на натягивание одежды, Сергей пристально наблюдал за мной, не проронив ни звука.

Я пригладила пряди, выбившиеся из волос.

Тома, - я даже вздрогнула от тихого, но явно с ноткой угрозы, обращения ко мне. - Где ты была?

Похоже ничего не поделаешь. Придется говорить с ним и, похоже, врать не удастся.

У меня есть родственник, по папиной линии. Я ночевала у него. У нас дома ремонт...

Я знаю. Кто тебя так?

Я подняла глаза на него. "Вообще, какое ему дело. Или это что, сейчас, забота о моем состоянии?"

Случайно упала. Только и всего. Подскользнулась на улице.

Если упала, то что с рукой? На ней есть царапины, - он кивнул на запястье, не намереваясь прекращать допрос.

Скажи, зачем тебе это знать? - я огрызнулась. - Или с синяками не подхожу для твоей запланированной забавы?!

И снова глаза блондина гневно сверкнули, пальцы сжались в кулаки, а на лице появились желваки. "Вот и разрядила обстановку, черт!"

Я для тебя умственно отсталый? - он прищурился с угрозой. - Спрашиваю, в последний раз...

А то что? Изобьешь меня? Изнасилуешь? - о, Боже, я кажется начинаю плакать, слезы помимо моей воли катятся по щекам. - Ну что ты пристал? Есть десятки желающих... Нет, тебе обязательно меня... - я запнулась. - Сделать блядью. А я ведь даже разговаривала с тобой всего лишь пару раз.

Этот синяк откуда? - мои слова прошли словно мимо его ушей, никак не подействовав. Он вообще их слышал? Я молча уставилась на него.

И тут до меня дошло: бесполезно плакать, говорить и пытаться достучаться до этого тирана. Для него сострадания, понимания, явно не существует. Пусть катится ко всем чертям. Хочет правды - он ее получит.

Я прыгнула с крыши... - почти прошептала и опустила глаза, слова не так легко мне давались, как хотелось бы. - Но там... ну, вообщем, была строительная лебедка, вот и получилось, что попала на нее...

Реакции Сергея я не могла увидеть, но и не хотела, пусть подавится своей правдой. Ненавижу!

И ты думаешь я в это поверю?

Нет, ну и нахал!

Мне все равно, во что ты поверишь. Руку поцарапала, когда держалась за трос, - теперь меня колотило не из-за страха, а от злости.

Парень поднялся и подошел вплотную ко мне. Я сжала ладони, пытаясь успокоится, не решаясь взглянуть на приближение Сергея. Через мгновенье парень оказался у меня за спиной. Он перевернул мою правую руку ладонью вверх. Как подтверждение, на ней красовался неглубокий порез. Сергей шумно выдохнул. Он отпустил руку, положив свою ладонь на волосы, его пальцы бережно стянули резинку с моих волос, выпуская пряди на спину.

Ты, - у него голос немного дрогнул. - Это из-за нашего разговора, или из-за Вероники?

Какая разница? - я пыталась отстраниться, и отойти на безопасное расстояние, но он, угадывая мое желание, придержал меня за плечо.

Я тебе так противен? - он зарылся в мои волосы лицом.

Спиной я ощутила прикосновение его груди в мягкой майке. Рукой он притянул меня за талию, с другой стороны ушиба, к себе.

Знаешь, я два дня тебя искал. Не ожидал, что ты так поступишь, - выдохнул он в макушку.

А чего ты ожидал? - меня уже начинало колотить от происходящего. - Ты тут собираешься изнасиловать, с дружками на пару...

Шшш... Я был зол на тебя, но поверь, теперь можешь не бояться, больше никто тебя не тронет... Я буду рядом.

Рядом?! Послушай, а если я не хочу? - робко пытаясь возразить, я снова предприняла попытку отстраниться.

Но, для Сергея, эти попытки были сродни муравьиной возни, его застывшее тело было не мягче гранитной плиты. Он продолжал удерживать меня, зарывшись лицом в волосы.

Тогда, в первый день... Почему ты всегда смотришь на меня, словно я чудовище? Я это кожей чувствую, все смотрят на меня нормально. Но не ты.

Он что шутит? Это развлечение такое? Но вслух я произнесла примирительным тоном:

Сережа, можно тебя попросить?

Если ты о том, чтобы я отпустил тебя, то мой ответ нет, - снова в его голосе прозвучало раздражение.

Понимаешь, ты... - я пыталась подобрать слово, - ..хороший парень. Но я не готова вот к таким отношениям. И дело не в тебе, я понимаю, у вас тут все проще с этим, но для меня это рановато, я, так сказать, новичок в таких вопросах, - Боже, дай мне силы, достучаться этими словами до него.

Тома, так или иначе, ты будешь со мной. Я так хочу, пойми, у меня мало вещей в жизни, которые я хочу так же сильно. Но, так уж случилось, и ты мне нужна.

Пока мой мозг пытался переварить сказанное. Он бережно развернул меня, и обхватил мое лицо обеими руками, накрывая мои губы своими. Никто из нас не закрыл глаз, я от неожиданности, а он словно впитывая мой взгляд. В этот раз поцелуй был спокойным и неторопливым, он водил языком по верхней губе, проникал им внутрь, через мгновение уже втягивал нижнюю губу в свой рот, одновременно посасывая ее. И все это не отводя голубых, в окружении светлых ресниц, глаз от моего ошеломленного взгляда, под его бесстыдным напором я не выдержала, зажмурилась. Губы почувствовали, как Сергей прервал на мгновенье поцелуй, для того, чтобы победно улыбнуться мне в губы. Еще мгновенье, наслаждаясь, он изучал языком мой рот, потом легко по очереди очертил каждую губу и прервал поцелуй.

А теперь я хочу знать, у кого ты ночевала.

Часть 11

Дверь приоткрылась и показалась голова Дениса.

Седой, заучка идет. Сматывайся.

Сергей отпустил мое лицо, на секунду задержавшись на подбородке.

Ничего не бойся, и тот разговор забудь. Считай, ты моя девушка...

Мгновение и парень скрылся за дверью, напоследок мне впервые широко улыбнувшись.

***

Закинув ногу на ногу, Валик сидел в небольшом школьном кабинете. Обычно не сильно жаловавший официальный стиль в одежде, он для этой встречи сделал исключение. Черный пиджак, катоновые брюки, светлый блейзер и туфли из мягкой кожи. Из украшений - часы на кожаном ремешке и тоненький перстень из белого золота на безымянном пальце. Мужчина знал, какое впечатление он производит на окружающих, и не откидывал возможности это использовать для своих целей. По его глубокому убеждению, чаще всего именно внешность играет не последнюю роль в воздействии на людей. Вот и сейчас он своей внешностью пользовался, придавая своему визиту оттенок неравенства, на его фоне хозяин кабинета смотрелся, мягко говоря, убого.

Директор, невысокий, но крупный мужчина лет 45, с хитрыми бегающими глазками, гордо восседал напротив, и деловито складывал бумажки на столе, по всей видимости, придавая себе важный вид.

Тамара поступила к нам не так давно...

Я в курсе.

И мне тем более странно, что у вас есть доверенность от ее матери.

Закон разрешает любому члену семьи, при наличии доверенности, заверенной нотариально, и с документом подтверждающим переход в другое учебное...

Я знаю, что разрешает закон, - резко оборвал меня мужчина, и тут же многозначительно посмотрел на Валика. - Но вы согласитесь, что это немного странно, посреди учебного года забирать документы, без какого либо переходного периода. Я думаю можно подождать недельку - другую. И после нового года...

Документы я забираю сегодня. Тамара уже собирает свои вещи и готовится покинуть школу.

Ну, хорошо, буду с вами откровенным, ко мне как директору начнутся вопросы. Почему ученицу с неплохой успеваемостью, хорошей характеристикой, забирают в другую школу. Ведь должна быть причина, - мужчина испытующе посмотрел на молодого человека.

Валик с нотками скуки в голосе ответил:

Причиной является то, что Тамара - обычная и довольно скромная девочка, не может учится рядом с вашими полу-уголовниками.

Брови собеседника поползли вверх.

Вы, тут, Валентин, громкими словами не бросайтесь. У нас все дети одинаково... - с нотками возмущения начал мужчина.

А я и не бросаюсь. Или вы не знаете, с какими проблемами столкнулась Тамара поступив в ваше, так сказать, педагогическое учреждение? Ах, да, вы же не знаете... Какой же вы руководитель после этого? Ну, тогда давайте вкратце я опишу ситуацию, - Валик поднялся, не давая директору возможности вставить слово, начал загибать пальцы.

Унижение, потом избиение, как тут вас принято это называть "темная", как итог - попытка суицида, после угроз о групповом изнасиловании, одним из ваших учеников. Такие причины подойдут?

Ответа не последовало, и Валик подошел к стене на которой красовались, в дешевых рамках, дипломы разных лет, и со скучающим видом продолжил.

По большему счету, мне нужно было сообщить о ваших "порядках" куда следовало, но я решил не делать этого. Поэтому я посижу здесь, и подожду пока вы подготовите все документы.

Лицо директора посерело, а потом побелело. Он несколько раз открывал рот, будто пытаясь что-то сказать, и снова закрывал его. Наконец он справился с собой и подошел к шкафу с документами, немного порывшись, вытянул синюю папку.

***

Когда в сопровождении завуча с наплечной сумкой я вышла во двор, первое что бросилось в глаза, это фигура Валика, посреди первого снега. Неожиданный снегопад покрыл все пространство вокруг, падая крупными воздушными хлопьями. Валик улыбнулся и подошел ко мне.

Готова? - он деловито забрал мою поклажу, даже не удостоив взглядом завуча. - Пошли в машину, нужно ехать.

Сейчас он был ослепительно красив. Дорогое пальто, небрежно повязанный шарф, волосы, припорошенные снегом, глаза с задорными искорками (словно его забавляла вся эта ситуация), и белоснежная улыбка. На душе стало легко, меня охватило чувство восторга и эйфории. Словно я героиня романтического фильма, даже немного смешно стало. Мы направились в сторону припаркованной около школьных ворот машине. Мужчина, пикнув ключами, открыл дверцу и ...но тут у меня возникло стойкое ощущение чужого взгляда. Я даже вздрогнула, и тут же обернулась, чтобы убрать свое ощущение, ведь все ученики в это время в столовой, и двор был абсолютно пуст, когда мы уходили.

Я поежилась, потому что глаза Сергея, стоявшего посреди двора, прожигали насквозь. Парень застыл неподвижно, засунув руки в карманы, и следил как Валик, улыбаясь, усаживает меня в машину, захлопывает дверку, а потом деловито укладывает сумку в багажник. Пустая территория школы, первый снег, и невысокая фигура Сергея в самом центре школьного двора, несмотря на холод в одном светлом спортивном костюме, в том самом, который был надет на нем в первый день нашего знакомства. Снежинки покрывали короткий ежик белых волос, немного погодя превращаясь в капли, но парень, казалось, не обращал на это никакого внимания и сейчас неотрывно смотрел в окно машины, на мое растерянное лицо. На мгновение мне показалось, что парень сейчас бросится к нам. И ужас, такой привычный, захлестнул меня. Но Сергей даже не пошевелился.

У меня не хватило духу отвести взгляд. Я даже не смогла опустить глаза. А он все стоял и смотрел, и в его взгляде были все оттенки чувств, от ненависти и ярости, до горечи и тоски. Никогда прежде мне не приходилось ощущать на себе такого взгляда.

Валик тронул меня за ладонь, вырывая из ступора, по своей привычке потянулся и пристегнул меня ремнем безопасности...

Ну, что, Тамара? Все решено, можешь попрощаться с этим местом навсегда.

Машина зарычала, выдыхая клубы дыма, мужчина нажал на дисплей плеера и, под негромкую мелодию, нажал на педаль.

Часть 12

Пасмурное, унылое утро, первое тепло, это то, что принес последний вторник марта. Всегда знала, что это такая дата, когда грань зимы и весны совсем стерта. Наверное, самый неудачный период для дня рождения, первые недели весны редко радовали хорошей погодой. Словно в подтверждение этим мыслям, за окном густыми лаптями висел туман, и градусник, за оконным стеклом, уныло показывал -2.

Если бы не календарь на стене, так и не было осознания, что сегодня у меня день рождения. Я мельком взглянула на цифру полиграфического отчета дней, которые так любила вешать на холодильник моя мама, и совсем не возникло ощущения перемен или взросления, а говорят 18-летие - это незабываемый, волнующий день рождения. Видимо, это снова не про меня. Естественно, никаких празднований по этому поводу не было запланировано, тем более в утро рабочего дня.

Раздался трель дверного звонка, и сразу стало понятно, что единственный, кто не забыл, и пришел в такую рань - Валик. Не знаю почему, но сердце всегда подсказывало, что только он так нажимал на кнопку старого квартирного звонка. Открыв дверь, я прямо носом наткнулась на букет, и первой в глаза бросалась оберточная бумага, модно-кричащего цвета фуксии, и лишь потом розовые, белые и сиреневые орхидеи, а всё вместе переплелось в необычный натюрморт цветов, красок и запахов. За этим ярким натюрмортом на меня смотрели смеющиеся глаза Валика. Ворот рубашки небрежно расстегнут, легкий запах духов смешался с запахом алкоголя. Такой красивый, что сразу стало стыдно за свой заспанный вид.

Привет, девочка моя. Я надеюсь первый, кто тебя поздравил?

Да, - я слишком счастливо и одновременно смущенно улыбнулась. - Ты первый.

Словно волшебник из шляпы, он достал из-за спины огромного плюшевого медведя, с красным бантом на талии, и вручил мне. Игрушка, пахнущая автомобилем и духами Валика, еле поместилась в моей охапке.

А теперь, именинница, угости меня чашкой кофе.

Ответом на мой смущенный взгляд послужила задорная улыбка.

***

"Блин, ночка выдалась еще та", - Валик сам не понимал как его так затянуло, сняли двух блондинок в ночном клубе, после закрытия пришлось три часа им искать мартини для того, чтобы сделать широкий жест и добиться нормального траха. Конечно, потом эти крашеные телки с силиконовыми губами отработали по полной, но после употребления такого количества спиртного уже становится фиолетово.

На утро голова гудела, в горле пересохло, словно там была пустыня Сахара. Тошно пропиликал мобильник, подумал не отключенный звонок, но оказалось пришло напоминание:

--Томка, 18 лет---.

Блин, как могло вылететь из головы? Еще и после всей этой ночной карусели. Пришлось, с горем пополам, бросить такую нужную подушку и натягивать брюки. По пути пересчитал сколько осталось налички после бурной ночи. Хватало как раз на отличный букет и игрушку. Хорошо, что киоски с этой дребеденью работают круглосуточно в центре. "Со временем куплю ей что-то более стоящее. А сейчас есть что есть."

Звонок. На пороге Тамара. Заспанная, по всей видимости. И вот тут, почему такое ощущение... Длинные медные волосы, пухлые губы. Голубая фланелевая пижама. Смешное заспанное лицо. Блин, с каждой встречей такое ощущение в груди. Может причина в том, что очередная девушка в его жизни словно клон предыдущей. А Тома, она необычная, простая, открытая. Ни гламура, ни гонки за модными трендами.

С тех пор, как он увез ее из того ада, прошло почти два года. Новая школа, благо помогла его родственница по маминой линии, заведующая горроно, выслушав рассказ о девочке, в течении 20 минут решила вопрос о переводе в другую престижную школу. И гимназия приняла девочку без любой оплаты, пользуясь правами ребенка из малообеспеченной семьи. Девочка оказалась тихой, но прилежной ученицей, особенно радуя пед.коллектив своими художественными навыками. Через пару недель, ко всему остальному, Тома стала оформителем школьной газеты.Это помогло по окончанию школы вступить в колледж.

"Ох, Тома, Тома", - пронеслось в голове. Но несмотря ни на что, тело от перепоя желало на физическом уровне пробуждения, а проще кофе.

***

Провожая Валика до машины, стало понятно, что оделась не по погоде. Холодное, еще по прежнему зимнее утро, обжигало кожу, легкая пижама под наспех накинутым махровым халатом не спасала от ледяного ветра. Но показывать свой озноб не хотелось, потому что была дорога каждая секунда наедине с Валиком. Он задорно шутил и смеялся. Рассказывал какие-то очередные глупости, а я не могла оторвать взгляд от его мягких растрепанных волос, озорных искорок в глубине синих глаз. Но все рано или поздно заканчивается.

Красные огни машины исчезали с каждым мгновением все дальше. Когда скрылись огни, Тома вздохнула и открыла дверь подъезда. Но внезапно рука наткнулась на преграду. Сумерки не давали разглядеть полностью парня, который стоял между ней и дверью. Но он почти на две головы возвышался над Томой.

Извините... - начала она. "Что за тип нагло перегородил дорогу", - крутились возмущенные мысли.

Ну, привет, мышь...

Наверно, так и приходит цунами, словно неведомая сила, забирает все что у вас есть в один миг. И именно в эту секунду, смотря в глаза неизбежному, ты понимаешь, эта волна отберет у тебя все.

Здравствуйте. Мне нужно пройти, - в таких ситуациях нужно попытаться продвинуться к спасительному проему двери, а там кто-нибудь выручит. Алкаш, вздремнувший около дверей, соседка, спешащая вынести мусор. Главное попасть в подъезд.

Но этот отчаянный шаг изначально был обречен на провал.

Может поболтаешь со старым знакомым? Ну, как бы по старой дружбе, - наглые голубые глаза впились в мое лицо.

И тут же наступило понимание. Это действительно был он. Изменившийся до неузнаваемости, почти забытый, но все такой же ненавистный мне.

Часть 13

Не паниковать, не паниковать. Ну, что за опасность может представлять для меня парень из забытого прошлого? НИКАКОЙ. Все-таки я на пороге своего дома, в своем подъезде. Почти.

Может, он здесь вообще случайно, пришел к приятелю, неожиданно увидел, и решил пошутить. Испугать в шутку. Ну, может же быть так?! Часто наш мозг ищет оправдания, и старается отодвинуть опасность, словно защищая сознание от шока.

Привет, - голос не слушался, и приветствие прозвучало сдавленно-неуверенно. - Почему бы и нет, но... - Тома старалась придать своему ответу шутливость. - Я очень легко одета, замерзла немного.

Сергей одной рукой снял куртку, другой захлопнул дверь подъезда, почти у моего носа.

Надень, - сказал он, и умело накинул на плечи мягкую кожу.

Может и сапоги мне дашь, заместо комнатных тапочек? - я натянуто улыбнулась, и снова протянула руку к спасительному подъезду. Надеюсь, этот нахал понял, что общаться у меня нет ровно никакого желания.

Нет.

Рука оказалась поверх моей, ладонь была теплой и сухой.

Послушай... - фигура Сергея все еще преграждала путь к отступлению.

Давай сядем в машину, прокатимся? - неожиданно предложил Седой.

Машину? Это что, шутка такая?

Но, парень явно не слушал мои ответы, сосредоточенно нажимая на кнопки сотового. Я в надежде окинула двор глазами, может кто-то из соседей окажется рядом. Но двор был пуст, что и понятно - понедельник, 10 утра. Он потянул меня за локоть в сторону припаркованного автомобиля. Мои глаза округлились.

Ты что, с ума сошел? Я буду кричать, псих хренов!!!

Сергей никак не отреагировал, разве что еще сильнее сжал мою руку.

Вдруг стало понятно, или сейчас, или дальше будет только хуже, рванувшись в сторону, я набрала полные легкие воздуха и заорала. Ровно две с половиной секунды, а дальше мой рот закрыла сильная ладонь, тут же заглушая звук, и возникла фигура еще одного мужчины, внешность которого я не успела разглядеть. Меня, словно куль с картошкой, ошарашенную таким поворотом событий, практически без усилий затолкнули в фольксваген.

Все сопротивление закончилось, как только раздался щелчок блокировки дверей иномарки, и наступила тишина, пронизывающая до костей. Автомобиль тут же рванул с места. Немного отдышавшись, я приподнялась и села в нормальную позу. Рядом сидел, с невозмутимым видом, Сергей, и, казалось, спокойно следил за дорогой, но это был совсем не тот малолетний гопник, которого я помнила. Не тот, наглый, самоуверенный, нет, все это по прежнему было в нем. Но разница между ним прошлым и им теперешним была огромная. Раньше это был невысокий, но крепкий парень, сейчас это был молодой мужчина, практически на две головы выше меня, ухоженная короткая стрижка, вместо интернатовского ежика, кожа, несмотря на время года, была загоревшей, белоснежный свитер под горло, дорогие джинсы и обувь, явно купленная за огромные деньги. Как дополнению ко всему, эта машина, в которой он себя вел как хозяин.

Видя, что мне ничего не будут объяснять, я перевела взгляд на водителя, точнее на его затылок и глаза, время от времени появляющиеся в отражении зеркала заднего вида. Вид у водителя был беспристрастный. На нем был хороший пиджак, и белоснежные манжеты рубашки, которые оттеняли крупную золотую цепочку на запястье. Он молча переключал рычаг управления.

Просто сидеть и молчать не было смысла, в этой тишине становилось жутко. Страх неизвестности сдавил грудь.

Сережа...

Голубой взгляд вопросительно коснулся моего лица.

Куда и зачем мы едем?

Хочу поговорить.

А, разве, нельзя это сделать у меня дома, например?

Было понятно, что мои попытки завязать дружеский разговор, на фоне всего происходящего, выглядели смехотворно. Блондин посмотрел в упор в карие глаза.

А ты бы меня пригласила? - на секунду я растерялась, и уже тише ответила.

Можно было хотя бы попытаться.

Я так не думаю, - Сергей пожал плечами.

Ты не ответил на мой вопрос. Меня, в конце концов, будут искать...

Не будут.

Посмотри в чем я одета, если вдруг ты не заметил. На мне пижама и халат!

Я вижу, и это не проблема. Мы исправим это, как только приедем.

Часть 14

Что чувствуют люди, когда их похищают? Ужас, страх? А у меня было неверие, словно сон, происходящий наяву. Какая ирония, по истечении времени, оказаться снова в той ситуации, в которую, казалось, вернуться невозможно. Только вот ситуация стала в сто раз хуже. Я, без малейшего понятия, куда меня везут, и что собираются сделать. Сейчас дорога, после часа пути, стала совсем неузнаваемой. Уже около 15 минут, как мы выехали за город, и двигались, по моему наблюдению, со скоростью не менее 120 км, трасса становилась почти пустынной. Пошел мокрый снег. Монотонный шум дворников начал действовать на нервы. Плакать глупо, но не плакать не получалось. Я даже несколько раз шмыгнула носом, конечно же, никакой реакции от спутников не последовало. При себе у меня не было даже мобильного, спеша провести Валика, я не кинула его в карман, ведь собиралась вернуться сразу же. Еще раньше я сняла куртку, так "заботливо" предложенную мне моим похитителем, и сейчас она лежала барьером между нами. Слава богу пижама была у меня добротной. Голубые махровые штаны и такая же кофта. Сверху синий халат с дурацкими цветочками.

Неожиданно машина съехала с главной дороги, и продолжила движение по небольшой, проселочной. После нее начался ельник, за все время, которое мы проезжали лес, нам не встретилась ни одна машина. Интересно, что за глушь такая? Наконец водитель начал притормаживать, и на минимальной скорости подъехал к огромным воротам, которые, словно по мановению волшебной палочки, бесшумно разъехались, открывая потрясающую картину. Весь двор белел сеткой вымощенных дорожек, огражденных коваными ажурными оградами. Аккуратные вечно-зеленные кусты украшали внутреннее пространство. В центре всей этой красоты стоял шоколадно-белый двухэтажный дом. Если бы не ситуация, в которой сейчас мне пришлось оказаться, я, наверное, захотела бы нарисовать столь красивую картину. Но сейчас пейзаж не принес никакого восторга. Только усилил мой страх перед неизвестностью.

Наконец машина остановилась напротив широких стеклянных дверей. К этому мгновению у меня уже зуб на зуб не попадал, ко всему прочему, предательски дрожали колени. Я прикрыла глаза, стараясь унять сердцебиение.

Пойдем.

Сергей уже успел открыть дверь с моей стороны, и протянул мне руку. Я проигнорировала его жест, и сама вышла из машины. Возле дверей стояла пожилая женщина с морщинистым лицом. Мой "странный" вид, абсолютно не вызвал на ее лице никаких эмоций. Она скользнула взглядом по мне и улыбнулась Сергею.

Павел Валерьевич вас ждет.

На что Сергей молча кивнул, и указал мне в сторону двери.

Ни жива ни мертва, я шагнула, и дверь за мной бесшумно захлопнулась. Все так же безмолвно мы шли по коридору. У меня промелькнула мысль крикнуть спасите, или что-то вроде того. Но это само по себе выглядело смешно. Даже если вдруг сейчас случится чудо, пожар, ну, хоть что-то еще, как я выберусь из этой глуши в тапочках и пижаме? Мы остановились перед высокой резной дверью. Сергей постучал и открыл передо мной дверь.

За полированным письменным столом сидел пожилой, седовласый мужчина. Судя по всему, хозяин этого дома. Он поднял глаза, глаза у него оказались блекло-голубыми.

Ааа, Сергей, здравствуй, вижу ты не один? - он внимательно посмотрел на меня, и взгляд его оказался цепким и неприятным.

Ты же вроде не собирался сегодня никого привозить.

Сергей исподлобья посмотрел на седовласого:

Так получилось.

Ну что же, - мужчина вздохнул и улыбнулся. - Представь меня гостье.

Извините, - я набрала полные легкие воздуха. - Меня насильно привезли, и я очень хочу уйти отсюда.

Мужчину, видимо, совершенно не тронули мои слова.

Вас обидели?

Видимо, на моем лице отразилось удивление, и старик продолжил:

Вот, видите, ничего плохого с вами не случилось, вы всего лишь попали ко мне в гости. Вас Тамарой зовут, правильно? А меня Павел Валерьевич. Может, вам нужно кому-то перезвонить, предупредить об отсутствии на пару дней?

Что вы имеете в виду под парой дней? - я посмотрела на Сергея, он и бровью не повел, услышав последнюю фразу, словно мы сейчас говорили о само собой разумеющихся вещах.

Да, я хочу позвонить, и еще, мне срочно нужно попасть домой.

Вы сможете попасть домой, скажем, в пятницу, вас устроит?

Мне начало казаться, что земля уходит из под ног.

А что я буду делать до пятницы?

Томочка, гостить, просто гостить в этом доме.

И тут же обратился к Сергею:

Сходи, скажи, пусть приготовят комнату.

Сергей тут же вышел.

Может мы присядем? Налить чаю?

Мне стало так дурно от этого приема, что я с удовольствием опустилась в предложенное кресло.

Сергей, по некоторым причинам, не очень многословен, поэтому давайте я вас немного введу в курс дела. Я довольно влиятельный человек, так случилось, что мать Сережи умерла, когда ему и 10 не было. У меня были женщины, но семьей они не стали. В связи, хм, с некоторыми трудностями, в какой-то период жизни, мне было не до него. Ладно, я не хочу обременять разговор подробностями. Но только пришлось на 2 года спрятать Сережку в интернате. Конечно же, за ним был присмотр, и он никогда не оставался без поддержки. Он знал, что, рано или поздно, все станет на свои места. И теперь ни в чем ни нуждается, имеет все, что пожелает. После всего мы с Сергеем сумели найти общий язык, он сложный мальчик, что не удивительно, ведь ему пришлось прожить сложную жизнь.

Старик отошел к окну.

Я соболезную и, наверное, понимаю, но почему я?

Нет, правда, подсознательно мне было жаль, и все такое, но эти двое просто сводили с ума.

Я буду вас просить отвезти меня домой. Или, хотя бы, дайте мне позвонить, чтобы забрали...

Павел Валерьевич, с непонятным выражением лица, посмотрел на мое лицо.

Вы очень невинны, но, все же, наверное, знаете о том, что нравитесь моему сыну.

Я покраснела при слове "нравитесь", если у них это так принято называть, значит их проблемы.

Мне не нравится ваш сын. Совсем. И вы обещали дать позвонить.

Давайте сперва все выясним, - голос мужчины зазвучал жестко. - Я не знал, что он сегодня вас привезет. Хотя догадывался, что рано или поздно так произойдет. Я ему пообещал, и могу вас уверить, что сделаю все, чтобы в свои 20 лет он стал счастлив. Методы и препятствия меня не интересуют, а интересует результат.

Вдруг вся учтивость и доброта слетела с мужчины словно маска, глаза, не скрывая угрозу, посмотрели на меня.

Только от вас будет зависеть, какие методы я буду применять для этого. Пока вы гостья, и на правах гостьи... Или вы хотите другое отношение к себе?

По спине пробежал холодок, он что, теперь мне угрожает?

Н-нет, не хочу, - выдавила из себя.

Вот и ладушки, он улыбнулся. Вы позвоните при мне своей маме, и скажете, что в гостях, ну, например... у вашего знакомого Валентина. И через пару дней вернетесь.

Я побледнела, но нашла в себе силы спросить:

Причем тут Валентин?

Ну как же, этот молодой человек ваш искренний друг. И мама не будет беспокоиться, пока вы с ним. Ведь так?

Часть 15

Итак, если подвести итог всего произошедшего, то можно описать как полное безнадежье. Ей действительно дали позвонить матери. Во время разговора в мозгу мелькнула мысль намекнуть, что со мной не все в порядке. Но было ясно, что это бесполезно, даже если мать и догадалась о подвохе, то что может продавщица киоска? Что? Пойти к ментам, которые покрутят пальцем у виска, или поседеть и получить сердечный приступ от такой "правды".

Услышав мою выдумку про Валика и шашлыки на даче, мама несказанно обрадовалась, и мне пришлось густо краснеть, телефон был на громкой связи, от ее замечаний: "Деточка, будь умничкой... Воспользуйся шансом, который дает тебе судьба... Такие мужики на дороге не валяются..." Пришлось еще и прерывать ее, чтобы присутствующие в комнате не слушали эти наставления.

Управляющую домом звали Лида. Именно она встречала меня с Сергеем у входа, и сейчас она чинно провела меня в гостевую комнату, в которой мне предстоит провести эти три дня. Это было светлое просторное помещение на втором этаже, с большими окнами, с выходом на веранду и видом на лес. Большая кровать, застеленная мягким покрывалом, в тон ему ковер, такой толщины, что ноги в нем просто тонули, тут же была дверь в ванную, в которой присутствовало все нужное, от больших белоснежных полотенец, до запакованной зубной щетки.

Если по правде, то никогда еще в жизни я не находилась в такой шикарно обставленной комнате, в таком богатом доме. Но никакого, даже похожего чувства на радость, я не испытывала, только смертную тоску от взгляда на все предметы, чужие для моей жизни. Ко всему прочему, воображение рисовало совсем уж жуткие картины, которые усилием воли я старалась прогнать.

Раздался стук, от которого меня подбросило словно на пружине. Господи, нельзя же так пугаться.

Вошла молодая брюнетка, подтянутая, стройная, в элегантном костюме. "Похожа на секретаршу," - отметила я про себя.

Здравствуйте.

Я кивнула, здешняя приторная любезность, раздражала своей фальшивостью. Только заметила, что у "секретарши" в руках несколько больших бумажных пакетов с фирменными знаками.

Это вам, размер должен подойти.

Я не стала отвечать, зачем? Молча развернулась и направилась в душ. Заметив мое нежелание общаться, девушка положила свою ношу и вышла, бесшумно прикрыв за собой дверь.

Приняв душ и хорошенько помыв волосы, я вышла из ванной и села на кровать. Итак, одежду мне прикупили, конечно, нужно соответствовать здешнему интерьеру. Ну, посмотрим, что подобрали для игрушки драгоценного отпрыска. Я сама себе усмехнулась - вот жизнь у людей. Захотел сыночек школьную любовь, и на тебе на блюдечке с золотой каемочкой. Ну-с, будем определять, во что нужно облачиться?

В первом пакете были голубая трикотажная туника с открытой спиной, в тон ей слаксы и мягкие балетки. Черное платье, белая юбка и серая блузка.

Из следующего я выудила черный свитер, голубые джинсы и коробку с замшевыми сапогами. Третий пакет заставил меня покраснеть до кончиков ушей, в нем лежало несколько пар нижнего белья. Причем разного фасона от хлопчатобумажных трусиков, до кружевного бикини, в сочетании с таким же вульгарным бюстгальтером.

Да они тут что, с ума посходили?! Как такое возможно приносить малознакомой девушке?

И тут пришло осознание, ЧТО ЕЕ ЖДЕТ В ЭТИ ТРИ ДНЯ! Нехорошее предчувствие накрыло холодком по коже. Всё, что здесь и сейчас происходит, это даже не насилие над телом, это насилие над ее душей. Вот так ворваться в чужую жизнь, и перечеркнуть все что было до... А ведь, всего пару часов назад, они сидели с Валиком, и шутили на кухне над ее заспанным видом. Снова потянуло всплакнуть, но на взяла себя в руки.

Посмотрев на прикроватный столик задержалась на часах, синие циферки на плоском экране показывали - 16.25, на улице уже опускались сумерки. Я сделала глубокий вздох. Нужно что-нибудь одеть из этого дорогого тряпья.

Через пару минут, натянув тунику и слаксы, я принялась расчесывать волосы перед зеркалом. Внезапно, по прежнему бесшумно, открылась дверь открылась. Гость даже не думал стучать.

Сердце подпрыгнуло вверх, когда в комнату молча зашел Сергей. На секунду наши глаза встретились, его тяжелый и мой испуганный, повисла гнетущая тишина. Через пару секунд, ничего не говоря, он сел на стул у двери. Повернувшись снова к зеркалу, я дрожащими пальцами старалась заколоть волосы. "Пошел он, первой начинать разговор я не собираюсь."

Оставь распущенными... - сказал он через пару минут сидения в тишине. - Пожалуйста... - добавил немного погодя.

Я замерла с расческой в руке.

Хорошо, - я стянула резинку с волос. Хотелось кинуть: "Хозяин - барин", но я сдержалась.

На столе была разложена косметика, все самое необходимое: тушь, блеск для губ, тени. Ни к чему этому я не прикоснулась. Хватит и того, что есть.

Я готова, - будь что будет, оттягивать неизвестность нет смысла. - Что дальше? - я посмотрела на гостя.

Сергей поднялся, и теперь заметила, насколько он вырос, став просто огромным, этаким двухметровым качком. От его преображения на душе не становилось легче. А наоборот, такой тип внешности никогда мне не нравился, скорее отталкивал. Всегда его ассоциировала с криминальными ребятами.

Подожди, - он на мгновенье вышел за дверь. Вернулся парень с огромным букетом ромашек.

На мгновенье мне показалось, что он выглядит смущенным.

Тома, с днем рождения тебя. Сделав всего шаг, он оказался совсем рядом, протягивая букет мне, не сводя голубых глаз с моего лица.

Ох, черт. В голове все зашумело. От этих ромашек стало так тошно, и вместе с запахом букета нахлынули воспоминания: интернат, побои, драка, полет с крыши, все пронеслось перед глазами, будто случилось вчера. Наверное, так он решил напомнить прошлое, и ему, надо заметить, это удалось. Я попыталась скрыть свои чувства, и слегка дрожащей рукой взяла букет, соорудив благодарную улыбку.

Спасибо...

Лицо Сергей потемнело, он, не отрываясь, смотрел мне в глаза. Держа букет в руках, я оглянулась, куда можно его ткнуть. Но ничего даже издали напоминающую вазу я не увидела. Внезапно, парень вырвал букет из моих рук, и со всего размаху швырнул его в сторону открытой двери. Не попав в проем, букет со всей дури врезался в наличник двери, обсыпаясь белыми лепестками и шурша целлофаном.

Я так понял, тебе букет этого мажора больше понравились?

Снова взгляд из исподлобья:

И эта дебильная игрушка...

У меня похолодело внутри. Не бывает так, не бывает.

Ты что, следил за мной? Ты... ты...

Ну, скажи, давай, кто я? Интересно послушать.

Мне хотелось выплюнуть всю правду ему в лицо, кто он для меня, и что я обо всем этом думаю. Но помешало осознание ГДЕ, и в каких условиях нахожусь. Я села на кровать и закрыла лицо руками:

Что ты хочешь от меня, что? У тебя все сложилось, дом, отец. Мне показалось, он тебя любит, так зачем все это? - я подняла на него свой взгляд. - Зачем?

На секунду мне показалось, что что-то мелькнуло в его глазах, что-то, похожее на раскаяние или боль. Но он быстро справился с собой, отвернувшись в сторону двери, спросил:

Ты готова идти?

Часть 16

Мы молча шли по коридору, Сергей впереди, я позади. Когда начали спускаться по лестнице, он по-хозяйски взял мою ладонь, снова я отметила, насколько у него теплая рука. А у меня руки почти всегда мерзли, даже летом.

Мы вошли в большую, просторную комнату, освещенную мягким светом, в центре которой стоял красивый прозрачный стол, его окружали одинаковые мягкие диванчики из светлой кожи. Отделанный белым камнем, потрескивал камин, отблески разведенного в нем огня падали на белый мраморный пол. Довершением всего служили огромные окна, которые замещали собой почти всю стену. За их прозрачными стеклами виднелась лужайка, в обрамлении декоративных фонарей, желтым светом освещающих сумерки.

Садись, - Сергей отпустил мою руку около дивана, я послушно опустилась на мягкую кожу, а он скрылся за примыкающей дверью.

Благодаря его уходу, появилась минута обдумать все происходящее. Наверное, нервничать не стоит, ведь если Седой хотел причинить мне вред, уже бы причинил. Для этого не нужно было везти в свой дом, и знакомить со всей родней. Те же вещи покупать. Не вяжется это с банальным "попользоваться на ночь", так сказать. Но и ожидать благородства и прогулки под ручку тоже. То немногое общение с Сергеем, которое у нас состоялось в прошлом, показывало, что он не ведет себя так же, как все те, с кем я привыкла общаться.

Невеселые размышления прервал звук шагов, а через мгновенье появился Сергей. В других обстоятельствах его можно было даже назвать привлекательным. Серая футболка обтягивала мощный торс, спортивного кроя брюки сидели как влитые. Высокий рост, наверное, не меньше 180 см, по всей вероятности, его давние занятия спортом не были забыты. Крупная фигура и грубоватые черты лица, делали его старше своих лет. Он без всякой натяжки выглядел на все 25.

Следом за парнем появилась Лида, которая толкала перед собой тележку с разной посудой. Я подобное только в фильмах и видела.

Добрый вечер, Тамара, - обратилась она ко мне, и тут же проворно начала сервировать стол, бодро позвякивая посудой. Вино, фрукты, красиво разложенные закуски. В завершение были выставлены два высоких бокала. На прощание кивнув мне, и улыбнувшись Сергею, она удалилась.

Все время, пока шла сервировка, Сергей стоял у камина, и смотрел на меня. Это я чувствовала кожей, потому что глаз не отводила от рук Лиды, усиленно делая вид, что мне безумно интересно, что происходит с едой. Но вот женщина ушла, и мне пришлось поднять взгляд на парня, ведь глупо было разглядывать мирно лежащие тарелки.

Я музыку включу. Не против? - спросил мой спутник.

Я пожала плечами, показывая, что я не против. Какая разница, что хочу тут я? Музыка так музыка.

Я так устал бродить Среди высоких стен

Глубокий мужской голос наполнил звуками комнату. Сергей приблизился, сел напротив и потянулся за бутылкой.

Где каждый шаг к тебе подобен пытке.

Я так хотел тебя Навеки взять в свой плен,

Но сам пленён огнём твоей улыбки,

Огнём твоей улыбки, Огнём твоей улыбки.

Наполнив оба бокала, он один из них протянул мне.

Выпьем? - голубые глаза неотрывно следили за моим взглядом, словно в нем он пытался прочитать мои мысли.

Я кивнула, и взяла бокал с золотой жидкостью. Седой протянул свой бокал к моему, раздался легкий звон.

За твое совершеннолетие, - Сергей улыбнулся, и почти одним залпом выпил до дна.

Я сделала два маленьких глотка и отставила напиток, вино чем-то напомнило шампанское, но без пузырьков. Приятное тепло разлилось по всему телу.

Выпей до дна, - коротко бросил Сергей.

Мои брови поползли наверх.

Спасибо, не хочу.

Выпей вино, Тома, - он сделал ударение на первом слове.

Мне жутко захотелось послать этого самовлюбленного кретина, но я побоялась спровоцировать его, и накалить ситуацию.

Хорошо, - я влила все содержимое бокала в рот и, чувствуя, что выполнила указание в полной мере, спросила:

"Увозя" меня из дома, ты обещал поговорить.

Он посмотрел поверх меня.

Сначала я не собирался тебя увозить, это было неожиданное решение. Не знал, что так получится.

Сергей потянулся за моим бокалом, и снова начал наливать вино.

Я не хотел тебя обидеть, и никогда этого не хотел. Но ты, увидев меня, даже разговаривать не захотела, - его голос впервые прозвучал мягко, и это дало призрачную надежду.

Ты не подумал, что я могла просто удивиться. Не узнать, или быть не готовой к такой встрече?

Скорее всего, он даже не услышал мой ответ, потому что смотрел все туда же.

Ты спишь с ним? - резко переменил тему блондин.

Чт-то? Ты шутишь, наверное?!

Это переходило все границы. Меня от гневных мыслей обдало жаром.

Просто ответь, - голубые глаза впились в меня.

Послушай, я догадываюсь, зачем ты меня затащил сюда. Все-таки не 10 лет. Но для тебя будет неожиданностью, не все похожи на тебя. И... Валик... просто друг, дорогой мне человек.

При мыслях о Валике стали наворачиваться слезы, неприятно запершило во рту.

Сергей помолчал немного.

Хорошо. На, выпей, - и снова протянул бокал.

Больше не хочу вина. Спасибо, - отрезала я, со всей твердостью, на которую была способна.

Тебе не нравится вино? Тут есть пиво, коньяк, шампанское, что принести?

Боже, неужели я похожа на любительницу выпить? Мне неожиданно захотелось то ли засмеяться, то ли разрыдаться, от всей комичности ситуации. Но я как можно спокойней ответила.

Я просто не хочу НИЧЕГО СПИРТНОГО.

Мы сегодня будем праздновать твой день рождения. Только ты и я. И ты будешь пить вино.

Ты хочешь меня напоить, тебе так проще, да?

Парень пожал плечами.

Я еще не знаю сам, что проще.

И он подвинул в мою сторону полный бокал.

Хорошо я буду пить хоть водку, только обещай мне ответить на несколько вопросов.

Сергей повеселел и откинулся на спинку дивана, вытянув ноги.

Валяй. Ты пьешь - я отвечаю.

Я сделала первый глоток и взяла кусочек апельсина, если совсем ничего не есть, то скоро он получит недвижимое тело.

Как ты меня нашел?

Сегодня или вообще? - он улыбнулся.

Вообще.

После того, как ты исчезла из школы на три дня, я достал адрес через старосту вашего класса.

Понятно. Ты сегодня следил за мной?

Сегодня нет. Просто пришел поздравить.

Почему ты решил так поступить? Я говорю о сегодняшнем утре.

Сергей помрачнел, приподнялся и снова подлил вина.

Потому что знал, не сделай я этого, встретившись со мной, ты побежишь снова к нему. Или просто исчезнешь. Теперь я это не позволю.

Мое дыхание остановилось, и чтобы скрыть волнение, я начала разглядывать свои пальцы.

Сережа, - я не смела поднять глаза. - Все дело в твоем желании ко мне? Ну, в том, что между нами ты запланировал тогда в школе? А сейчас, когда у тебя все вот это, - я обвела рукой комнату, - ты хочешь довести дело до конца? Да? - я подняла глаза на него, и чувствовала, что в глазах стоят предательские слезы.

Сергей исподлобья посмотрел на меня. Он слегка побледнел, и на лице четко выделились скулы. Казалось , что он сейчас что-то разнесет на столе. Мысленно я сжалась внутри. Но, спустя пару минут, он ответил относительно спокойно:

Не в этом дело. Ты забыла, что я сказал в тот день, когда ты уехала с ним?

И замолчал, пронизывая меня взглядом, словно ожидая моей реакции. Потом вздохнул и продолжил:

Поначалу думал, что со временем все пройдет. И сам, поверь, старался забыть. Но оказалось чувства пошли наоборот, я не смог отказаться от тебя. И по-прежнему хочу, чтобы ты осталась со мной. Ты мне обещала выпить вина. Он снова наполнил бокал почти до краев.

"Пить так пить, терять уже явно нечего", - горько подумала я, и выпила почти пол бокала вина. Представить страшно , что ждет меня дальше. Наедине с этим громилой, еще и под мухой.

Потанцуем, Тома? - он впервые за вечер назвал меня по имени, протягивая ладонь, приглашая на танец.

Я протянула руку и поднялась, пройдя пару шагов в центр зала, он одной рукой обхватил мою талию, другой по-хозяйски взял ладонь, и начал двигаться в такт музыке. Тут я ощутила всю разницу в нашем росте. Чтобы доставать руками до плечей парня, пришлось встать на носочки. Через минуту почувствовав, как я танцую, он приподнял меня и прижал к себе одной рукой так, что мои ноги уже не доставали до пола, и, просто сжав меня в охапку, продолжал двигаться.

А ты целуешь не мои губы

Тебя ласкают не мои ладони,

И он тебя, наверное, любит

А у меня под рёбрами колет.

А ты целуешь не мои губы

Тебя ласкают не мои ладони,

И он тебя, наверное, любит

А у меня под рёбрами колет.

Сказывалось действие алкоголя, но никаких неприятных чувств от его близости не было. Наоборот, от его рук и тела исходило приятное тепло. Равномерное покачивание успокаивало меня, наш танец приносил расслабление всей нервной системы. Так, мы молча двигались в такт музыке. Вскоре песня закончилась, и я хотела отстраниться, попыталась опустить ноги на пол. Но Сергей абсолютно не разделял это желание, и стоял недвижимо, так и прижав за талию мое тело к себе. Положив подбородок мне на макушку. Пара секунд, и началась новая, лирическая песня. Но парень продолжал стоять, а потом не спеша приблизил свое лицо к моему. Свободную руку опустил в волосы на затылке. Я зажмурилась, понимая, что сейчас произойдет, и мужские губы накрыли мои. Давя на них, без особого сопротивления, он заставил губы открыться и впустить свой язык. Властно владея моим ртом, он требовательно то входил, то выходил из него, по очереди заставляя принимать его, а потом забирал мой язык в свой рот. Его губы полностью контролировали мои и заставляли отвечать ему. Мне не было ни страшно, ни неприятно. Я не могла понять , что сейчас ощущаю, но отстранится не было сил. Сергей чуть повернул мою голову и, оторвавшись от губ, перешел на щеку и, оставляя влажный след, поднялся к уху. Теплое дыхание опалило нежную кожу и мурашки побежали по спине. Одновременно он притянул мою талию еще ближе к себе, и начал посасывать мочку, удерживая голову в нужном положении.

Ты останешься со мной, - прошептал он еле слышно. От его теплого дыхания сердце стало учащенно биться.

И вдруг все закончилось. Сергей отпустил меня и прервал поцелуй. Я открыла глаза и свет резанул их. Сделав вдох, я направилась к дивану, но крепкие руки продолжали удерживать талию, придерживая и помогая сесть.

Часть 17

Бережно опустив меня на диван, Сергей двумя шагами пересек комнату и выключил свет, теперь из освещения остался лишь мягкий отблеск камина. Тишину нарушило журчание вина.

"Хочет, чтобы мое сознание отключилось окончательно", - отметила про себя я.

Можно присесть рядом с тобой?

Я кивнула. Он приблизился, аккуратно сел и вручил мне бокал. Немного пригубив, я уставилась на пламя камина, ожидая, что произойдет дальше. Но ничего так и не происходило, минута проходила, за ней следующая, а мы молча сидели и оба смотрели на огонь... Я начинала чувствовать, как глаза начинают слипаться.

Допила?-он потянулся за фужером.

Я кивнула.

Пойдем,поздно уже.

Куда?

Спать, мышка. Просто спать.

При поднятии с дивана, меня слегка покачнуло, в голове шумело, что неудивительно. Но я выровняла походку, и неуверенными шагами направилась к выходу. Спасть так спать, только что-то не верилось в эту идиллию. Поднимались по лестнице мы в полной тишине. Хотя такая же тишина была в моей голове. Все мысли были заняты нормальным преодолением пути до комнаты, потому что опьянение мое было не шуточным. На предпоследней ступеньке я так оступилась, что чуть не вывернула лодыжку, но тут же на талию опустились сильные руки и спасли от падения.

Давай я помогу, а то и не дойдешь, смотрю.

И Серый, словно пушинку, вскинул меня на руки. Я не стала сопротивляться и перечить. Зачем? И так вся ситуация находилась в его руках, так же как и я. Теперь мы в два счета добрались до спальни. Сергей распахнул дверь, не отпуская меня, вошел в комнату. Из окна лился мягкий лунный свет, благодаря которому в комнате не было темно. Парень бережно положил меня на кровать, и отошел, закрывая дверь, но сам уходить, по всей видимости, не собирался. Склонившись надо мной, он начал стягивать балетки, аккуратно укладывая их возле кровати. Несмотря на сумятицу в голове, я начала протестовать.

Спасибо, я сама, - но получилось как-то вяло.

Как всегда, - он усмехнулся.

Уложив обувь, блондин лег набок рядом со мной, приподнявшись на локте, начал перебирать пряди моих волос.

Мне уже ничего не хотелось, ни спорить, не вырываться. Просто закрыть глаза и уснуть. Алкоголь это, или стресс, меня мало волновало.

Сережа, я хочу спать и...

Шшш, я не помешаю. Ничего не говори, просто спи, а когда проснешься...

Последние слова растворились, так и не дойдя до моего сознания, я так и уснула, полностью одетая, лежа рядом с Седым, который гладил мои волосы.

Мне снится сон. Я стою на краю крыши, смотрю вниз. Волосы треплет ветер и смертельно холодно. Ладони настолько замерзли, что невозможно пошевелить пальцами. На душе давящее чувство жалости к себе, и слезы катятся, влагой покрывая лицо. Невольно я замечаю, что рядом кто-то есть, я слышу его шепот, но не могу разобрать смысла слов. Пытаюсь повернуть к нему лицо, но не могу, глаза прикованы к огням, мерцающим вдалеке. Наконец, я разбираю шепот, и узнаю голос Валика, который обращается ко мне.

Тома... Ты не прыгнешь... Я тебе не позволю...

Боль в груди становится мучительной, и я делаю шаг навстречу далеким огням.

Я распахнула глаза. Дотронувшись до щек, пальцы стали влажными. В горле пересохло, безумно хотелось пить. Сбросив одеяло, и сев в постели, я осмотрелась, за окном стояла серая мгла, тяжелые тучи заволокли все небо, не пропуская солнечные лучи. В комнате я находилась одна, раздетая до нижнего белья (этот факт заставил меня покраснеть до кончиков ушей). На прикроватной тумбе стоял графин с водой. Я завернулась в простынь, и поднялась. Вода притягивала, как оазис в пустыне. Налив полный стакан я жадно выпила почти всю жидкость. Часы подтвердили мое предположение, что встала я не свет ни заря, показывая 6.30 утра.

Я побрела в ванну. Уже в душе я пыталась восстановить картинку вчерашнего вечера. Но вся информация заканчивалась на моей позорной "отключке". Значит, и раздел меня Сергей. И воду оставил тоже. Таки все предусмотрел мой похититель, но особой злобы не ощущалось, я сама не понимала почему. Может, меня потрясло вчерашнее поведение Сергея? А возможно, стараюсь заблокировать плохие переживания? Я прикоснулась лбом к стеклу душевой, теплые капли струились по телу, даря приятное чувство свежести. Что дальше? Этот вопрос терзал меня с момента пробуждения. Рано или поздно, играть со мной в кошки-мышки хозяину этого дома надоест. И произойдет то, ради чего все и затевалось. Что предпринять? Но ответа не было. Пока лучшее, что я придумала, это не лезть на рожон, и продержаться еще 2 дня. Нужно в любом случае позвонить матери, а намного лучше попытаться достать свой телефон. За размышлениями, провела я в ванной не меньше часа.

С этими же мыслями я вышла, обернувшись в махровое полотенце, на ходу вытирая волосы.

Доброе утро, - голос Сергея был чрезвычайно бодрый. - Как спалось?

Я от неожиданности чуть не уронила полотенце.

Нормально, - воспоминания прошлой ночи заставили меня покраснеть. Снова.

Смущение абсолютно не было присуще моему визитеру. Он полулежал на еще неубранной постели, полностью одетый. Джинсы, черный пуловер с треугольным вырезом, ярко контрастировал на фоне светлых волос.

По сравнению с гостем, я чувствовала себя обнаженной.

Чем бы ты хотела сегодня заняться?

Честно?

Ну да, есть идея сходить в кино, например. Ну, конечно, после завтрака. Лида уже накрыла.

Нужно позвонить маме. И еще нужен сотовый, в нем номера нужные, я учебу не хочу пропускать. Но вечером можно и кино...

Взгляд блондина стал непроницаем. Он чуть наклонил голову и прищурил глаза.

Сегодня я хочу провести весь день с тобой. А вечером в ночном клубе будет вечеринка, и ты будешь сопровождать меня. Позвонишь с моего. За учебу не волнуйся, все решено, будет больничный.

Сергей встал и продолжил:

Тебе нужно одеться теплее, сегодня похолодало. Вот, - он выудил большой пакет и протянул мне.

И снова испытующе посмотрел на меня, видимо ожидая реакции. Помня вчерашний опыт с ромашками, я молча поставила пакет на кровать и выудила из него черное пальто, отделанное рыжим мехом. Снова лицо залило краской, проститутка, ей богу. Только мне платят наперед, а спрос будет после. Просто идиотизм. Только открыла рот, чтобы сказать, этому новоиспеченному хозяину жизни, что я думаю. Но блондин опередил и сурово добавил:

Там, куда мы собираемся, нужно выглядеть прилично.

Возмущению моему не было предела.

Может тебе нужно "прилично", а для меня это не имеет никакого значения.

Да, - согласился Сергей с раздражением в голосе. - Э то нужно МНЕ. Жду внизу.

Спустя мгновение он исчез за дверью.

Часть 18

Мы завтракали снова в одиночестве. Домработница появилась всего лишь раз, забрала поднос и быстро удалилась. Я еще никогда не видела Сергея в таком поднятом настроении. Сначала он ухаживал за мной, предлагая по очереди попробовать все, что лежало на столе. А выбрать было из чего: ароматные блинчики, несколько всевозможных соусов к ним, тосты из разного вида хлеба, бекон, масло, и еще уйма всякой мелочи, делающей завтрак похожим на пиршество в ресторане.

Сам парень отпивал из маленькой чашки дымящий кофе, и смотрел на то, как ем я.

Не очень удобно есть, когда ты так смотришь.

Сергей широко улыбнулся, от чего стал казаться младше.

Не буду, но нам нужно договориться.

О чем?

Мы начнем общаться. То есть ты перестанешь молчать, - он улыбнулся еще шире и задорно подмигнул.

"Нашел рассказчицу, особенно рядом с ним", - пришла издевательская мысль, но вслух я произнесла:

Спрашивай, а то не знаю, о чем говорить.

Как прошли у тебя два последних года?

Я потянулась за блинчиком, Сергей налил апельсиновый сок в мой стакан.

Как у всех, после девяти классов поступила в колледж, на факультет рисования.

Ты хочешь стать художницей?

Не совсем, просто это единственное, что мне нравится.

Я не стала уточнять, как маму чуть удар не хватил, узнав куда я собиралась поступать, ведь это даже профессией не назовешь. Но благодаря обаятельности Валика и его заверении в том, что любой дизайнер в первую очередь художник, мама растаяла. Тем более ей не было известно, что только благодаря Валентину меня вообще туда приняли.

А что еще?

Летом я работала в магазине книг и антиквариата. И сейчас время от времени подрабатываю там, в выходные и праздничные дни, когда основному персоналу нужны выходные.

Между нами снова возникла пауза.

А как у тебя прошло это время? - решила нарушить молчание первой.

Отец забрал меня из интерната через два месяца после твоего ухода. В школу я уже не ходил, после домашнего обучения отправили в Австрию, в Венский университет. За полгода выучил немецкий на "хорошо". Проучился с перерывами полтора года. Потом надоело. Да и зачем? Все есть, - он пренебрежительно дернул плечами.

И чем ты сейчас занимаешься?

Вникаю в дела отца. Контролирую небольшую часть, так сказать. Я смотрю, ты поела?

Да, спасибо, очень вкусно.

Тогда нам пора двигать.

Спустя некоторое время мы вышли на крыльцо, перед нами припарковался знакомый фольксваген.

Познакомься - Семен, мой помощник и друг.

Здравствуйте.

Семен оказался крепким мужчиной за 30, с цепким взглядом и суровыми чертами лица. Такой типаж чаще всего появляется в отечественных боевиках про мафию.

Я засунула руки в пальто, которое мне "преподнесли" сегодня утром, и отметила про себя, что если бы не оно, пришлось ехать в единственной своей теплой одежде, а именно в домашнем халате. Практичность моего спутника была оправдана.

Тем временем Семен переговаривался с Сергеем, а вернее, они спорили о чем-то. Судя по всему, Семен не хотел пускать Седого за руль. Но парень настаивал, и, через 2 минуты после звонка мужчине на мобильный, Семен махнул рукой, сдаваясь, и Сергей открыл дверцу авто передо мной. Я села в кресло, обтянутое мягкой кожей. Потянулась к ремню безопасности. Сергей легко запрыгнул на водительское сидение. Бросив пачку сигарет на панель рядом с рулем, одел солнцезащитные очки, которые органично сочетались с расстегнутой курткой. Он со смешком посмотрел на мой пристегнутый ремень и нажал на педаль. По лицу парня было заметно, что он наслаждается вождением. Крепкие руки небрежно поворачивали руль, он время от времени поглядывал в зеркало заднего вида. Пока машина неслась, нужно заметить, с серьезной скоростью, по проселочной дороге, никто из нас не сказал ни слова.

Но после того как мы выехали на оживленную трассу, Сергей обратился ко мне:

Сейчас мы заедем в магазин. Только не сопротивляйся, выберем тебе подходящую одежку на вечер. А потом заедем в одно интересное местечко.

Сережа, насчет вечера, - протянула я, с тоской глядя в окно. - Можно я не пойду. Не думаю, что это уместно в нашей...

Тома, не обсуждается. Зачем ты все усложняешь. Пойдешь, да и все. Расслабишься, повеселишься.

Мне не нравятся ...эти "подарки" от тебя.

Помолчав, он повернулся ко мне, но я не смотрела в его сторону, тщательно разглядывая мелькающий пейзаж за окном.

А мне не нравится, что по истечению двух лет, ты все так же отталкиваешь меня. Я виноват перед тобой, я знаю. Глупая была затея, но в тот вечер, если помнишь, я был пьян, кстати, так же как и ты. И ляпнул не подумав, хотел быть крутым или что-то вроде того. Поэтому сейчас решил исправить твое мнение обо мне. Представь, что мы недавно познакомились, и ничего в прошлом не было. И, надеюсь, мы больше не будем обсуждать мои подарки, ведь они мои. Значит я и решаю.

По окончанию своей речи, Сергей на мгновенье взял мою ладонь, и бережно сжал своей. Затем, улыбнувшись сам себе, опять переключился на управление автомобилем. "Легко сказать, забудь", - подумала я. Но придерживаясь стратегии, которую выбрала утром, оставила эти слова при себе.

Тишину салона заполнили первые звуки песни, принося мне облегчение, музыка избавила от необходимости разговаривать. И еще мне нравилось вот так ехать под мощные звуки, которые издавала, по всей видимости, стерео-система, потому что обычная магнитола вряд ли может так мощно звучать.

Обожаю город в котором живу

Эти дома, дороги, этот мост

Я взглянула на своего водителя, и у меня дрогнули губы в улыбке. Светлая голова ритмично покачивалась в ритм песне, пальцы барабанили по рулю, он даже подпевал. Никогда бы не подумала, что Седой так любит музыку.

Только с тобой у меня не срослось.

Если бы, в тот же миг, жизнь мою, можно было заменить другой,

Я бы не пошел за тобой

Я бы не пошел за тобой

Поездка закончилась быстро, или так показалось, но добравшись до города и проехав пару кварталов, мы очутились в районе главной площади. Оставив машину на стоянке, мы поднялись в торговый центр. Седой взял меня за руку, и не спеша вел меня вперед. Наконец, наша пара остановилась напротив бутика с умопомрачительными нарядами, выставленными на витрине. Уверенным шагом Сергей зашел внутрь. Две девушки модельной наружности оценивающе посмотрели на нас, одна из них обратилась к нему.

Здравствуйте, чем могу помочь? - зубы сверкнули в профессиональной улыбке.

Сергей взглянул на меня, предполагая, видимо, что я могу сбежать в любую минуту. Как ни показалось это смешно, но именно такое чувство овладело мной. Никогда не любила покупать и выбирать одежду. А в бутике ничего не приобретала ни разу в жизни, я умоляюще посмотрела на Сергея.

У нас коллекция этого...

Вижу, - перебил продавщицу Сергей. - Просто покажите где платья, а дальше мы сами.

Надо отдать должное девушке, она все так же улыбалась:

Прошу за мной.

Седой, наклонившись к моему уху, прошептал:

Вот увидишь, тебе понравится, - сделав такое уверенное заявление, он подмигнул в ответ на мою вымученную улыбку.

Но Сергей оказался прав, вскоре я поняла, что выбирать и мерить одежду в магазине намного проще и удобнее. Я вошла в примерочную, а мой спутник раз за разом подавал мне вещи. Сначала это было шифоновое платье, с смешными клешеными рукавами, несмотря на просьбы, я так и не рискнула в нем показаться. После пришел черед черного платья, отделанного кружевом и блестками, взглянув на меня в этом "произведении известного дизайнера", Сергей коротко заключил:

Неплохо, но не твое. Подожди немного.

Чуть погодя, он протянул вешалку, и я поняла, что именно этот наряд украшал витрину. Я со вздохом начала его надевать, и посмотрела на свое отражение. Белоснежное платье футляр из тонкого трикотажа, которое, благодаря покрою, плотно облегало фигуру, словно вторая кожа. Вырез "лодочка" подчеркивал выраженные ключицы и хрупкость плеч. С рукавом Ў, и по длине, едва прикрывая колени, оно замечательно подчеркивало формы, и очень мне шло. Я открыла штору, и вопросительно уставилась на Сергея. Почему-то, мне хотелось увидеть одобрение в его глазах.

Ну как?

Сергей обернулся, так как в этот момент разглядывал что-то в мобильном.

На долю секунды он застыл, и в его глазах промелькнуло удивление, вперемешку с восхищением. Словно он только что впервые увидел меня.

Потом он шагнул ко мне, приподнял и прижал к себе. Его губы коснулись моих, легко, ненавязчиво, и быстро отпрянули.

Ты очень красивая, Тома. А платье мы берем, - констатировал он, поставив меня на место.

Смущенная его порывом, я задернула шторку, чувствуя, что впервые не испугалась и не отпрянула. А наоборот. От его дыхания, тепла тела и крепкого запаха одеколона, пробежали мурашки по телу, и в груди приятно защемило.

После того, как Сергей расплатился, мы также купили туфли, пиджак, и, по настоянию Сергея, солнцезащитные очки в золотой оправе. Я не совсем понимала, зачем защищаться от солнца в марте, но Седой высмеял мое непонимание, убеждая, что этот аксессуар идет красивым девушкам.

Примечание к части

http://i023.radikal.ru/1501/7e/a26dc4594f53.jpg повзрослевший Сергей. Ну скажем мое видение героя.

Часть 19

Сложив все покупки в машину, мы отправились обедать. Пока ели пиццу, Сергей несколько раз отлучался с телефонов в руке. В очередной раз он вернулся с озабоченным и сердитым выражением лица.

Тома, к сожалению, придется отложить прогулку. Нужно срочно ехать по делам. Семен тебя отвезет,-закончил он,одновременно ложа деньги на стол.

После мы молча подошли к выходу,а уже стоя на улице,решившись,я робко спросила,смотря на свои пальцы:

Может, я поеду к себе? А ты мне позвонишь, и вечером...

Тома, - он за плечи повернул меня к себе. - Мы уже все обговорили. Не усложняй, пожалуйста, - сказал он, нежно погладив меня по щеке.

Через несколько секунд, напротив нас остановился черный мерседес, Сергей молча открыл дверцу машины, по его лицу было заметно, что он о чем-то напряженно думает

До вечера, мышка, - парень сделал прощальный жест рукой, и улыбнулся на прощание. Шурша колесами, авто двинулось с места.

***

Сидя перед зеркалом, я рассматривала свое лицо. Еще вчера утром, мне и в голову бы не пришло, прихорашиваться и придирчиво рассматривать каждую деталь макияжа. Но сегодня все изменилось, возможно, действовала сила обаяния Сергея, которую я раньше не замечала, или желание выглядеть достойно, сложно было определить. Но после того, как Лида зашла оповестить меня, о том, что нужно быть готовой до девяти вечера, я почувствовала легкое волнение. Отражение мне нравилось. Я не стала закалывать все волосы, а уложила их, слегка подкрутив, придав пышности. Нанесла тон, подвела глаза и тушью накрасила ресницы, губы решила покрыть лишь бесцветным блеском.

Под платье пришлось одеть комплект того белья, который мне принесли в первый день. По той простой причине, что он лучше всего подходил к такому случаю. Осмотрев его на себе, я поняла, почему именно такие вещи делают девушек сексуальными. Телесного цвета бюстгальтер, благодаря форме чашечек и бретелек, выгодно преподносил мою грудь, и, в сочетании с крохотными бикини, подчеркнул природную мягкость кожи. Когда я осознала, о чем сейчас думаю, меня словно током ударило. "Да, Тома, уже на второй день со спокойной душой примеряешь дорогие шмотки, и самое постыдное, что тебе это приятно". Я отмахнулась от этих размышлений. В конце концов, нужно признаться, меня уже не так отталкивает Сергей, скорее наоборот. И глупо сейчас драматизировать, а умнее насладиться моментом, не усложняя происходящего, раз я не контролирую ситуацию. А наслаждаться было чем... Платье сидело как влитое, не одного неаккуратного шовчика, выпуклости, складки. На фоне белого выгодно контрастировал пиджак цвета вишни, и телесного цвета туфли. Определенно, это было лучшее, что я носила в жизни.

В дверь постучали. Я вся встрепенулась, но оказалось, что это Лида.

Тамара, я вижу, вы готовы? Вас Сергей ждет внизу.

Хорошо, еще минута и я спускаюсь.

***

Этот ночной клуб ему никогда не нравился. Много пафоса, и еще больше малолетних девиц и гламурных мальчиков. Но сейчас в "Фортайме" был аншлаг, по случаю концерта новоиспеченной столичной звезды. Валик в сопровождении Натали, высокой фигурной блондинки, пробивался к столику, по пути рассматривая публику. Пара знакомых лиц промелькнули, и он, через раз, вскидывал руку для приветствия. Место их столика было выбрано удачно, на круглом балкончике было хорошо видно и сцену и зал. С ними в компании присутствовали двое его компаньонов и их спутницы. Разговаривать было сложно, из-за грохотавшей музыки, но этого и не требовалось. Напитки и закуски уже были на столе, и порция виски оказалась весьма полезной, после трудного рабочего дня. И он глотнул терпкую жидкость. Выступление звезды еще не началось, но зал уже был разгорячен.

Звуки оглушали:

like coming hometraveling a million milesam not alone. Searching the star light in the darkest skies

Звучало из динамиков.

Натали его приобняла, томно положив голову ему на плечо, держа в руках бокал с мартини, и жарко зашептала ему на ухо, защекотав искусственными ресницами.

Валентин, ты сегодня сексуально выглядишь...

Детка, ты тоже, - он многозначительно посмотрел на вырез ее черного миниатюрного платья, хотя, конечно, платьем, этот кусочек материи, назвать было сложно.

Неожиданно грохот стих, и в громкоговорителе прозвучало оглашение выхода всеми ожидаемого, а, по словам ведущего, еще и самого популярного, исполнителя. Послышались визги и аплодисменты, вся компания переключилась на разворачивающееся музыкальное действие. Выступление не поразило Валика, очередной попсовый мальчик. Но вот перепевка некоторых хитов ему понравилась. В заключение, он предложил присутствующим парам лирическую ноту. Прозвучали первые аккорды и томный голос пропел:

Чи знаєш ти, як сильно душу б`є безжальний дощь?

Так ніби він завжди чекав лише мене.

А як болить зимовий спокій нашого вікна,

Ніжно пастельний, як твій улюблений Моне.

Пары тискающихся и целующихся заполнили танцпол. На их фоне выделялась одна пара. Высокий, мощный блондин, в темной футболке и миниатюрная девушка в белоснежном платье, с длинными, почти до пояса, каштановыми волосами.

Забути все здається я б ніколи не зумів

Новий дзвінок скидає відлік волі на нулі

І погляд твій -- він вартий більше ніж мільони слів

Вічно далекий, як і твій улюблений Далі.

Молодой человек бережно держал спутницу за талию, а ее рука лежала на его предплечье. Внезапно девушка повернула голову, и рассеяно осмотрела зал своими большими карими глазами. У Валика что-то оборвалось в груди.

"Тома", - прошептал он...

Така як ти

буває раз на все життя

і то із неба.

Така як ти

Один лиш раз на все життя

не вистачає каяття,

коли без тебе я..

Часть 20

Пока Валик пробирался через толпу, белое платье исчезло, и он, словно стервятник, начал рыскать по залу. Не отдавая отчета, почему его переполняет и душит гнев. Но он даже не старался обдумать этот момент. Лишь чувствуя необходимость увидеть Тамару, и убедиться в том, что это не мираж. Пройдя, словно безумный, несколько столиков, он наткнулся на них. То есть, взгляд остановился лишь на Томе, не переключаясь на других ее спутников, ему было глубоко плевать, что за компания рядом с ней.

Тамара сидела в центре, с бокалом, судя по всему, наполненным шампанским, и улыбалась, одной из тех немногих улыбок, которые он, как никто другой, знал, глаза ее были устремлены на блондина, с которым она еще пару минут назад танцевала. Валик сделал глубокий вдох, и решительно шагнул к столику.

Присев на стул, удачно оказавшись свободным, он сложил руки на груди, и издевательски улыбнулся, не сводя глаз с девушки. Нужно сказать, выглядела она потрясающе, у Валика словно выбили почву из под ног, когда она взглянула на него. В глазах девушки мелькнуло удивление, и следом за ним пришло выражение смущения и беспомощности, щеки мгновенно покрыл румянец, из ее рук чуть не выпал бокал.

Присутствие нежданного гостя заметила не только Тома, блондин шумно встал, от этого движения со стола полетело несколько стаканов. Валентин даже бровью не повел. Парень, приблизившись к мужчине, рванул его за край кофты, но Валентин резко вывернулся и поднявшись, поравнялся с блондином и угрожающее посмотрел на нахала. Пришла мысль, что он с превеликим удовольствием сейчас разомнет кулаки, и надерет этому шкафу зад.

Убирайся, пока я тебя не размазал, - обратился к блондину Валик, и шагнул к дивану, где уже стояла Тома, с выражением ужаса на лице.

Но блондин не только не испугался угрозы, он перегородил дорогу Валику, закрыв собой девушку, и, глядя исподлобья, сказал:

Сделаешь еще один шаг к ней, убью.

Валика эта угроза не напугала, но ему стало забавно, как щенок уверенно ему угрожает.

Ты знаешь, кто я, мальчик?

Знаю, - издевательски усмехнулся блондин. На плечо Валику опустилась тяжелая рука, он увидел, судя по всему, телохранителя. Мужчина, молча, с угрозой смотрел на него. Валик перевел глаза на блондина, обдумывая ситуацию.

Неожиданно между ними появилась Тома, на ее глазах блестели слезы. Она умоляюще посмотрела на парня.

Пожалуйста, дай мне с ним поговорить.

Нет, - зло ответил тот. - Никаких разговоров, - и обратился к мужчине. - Семен, отведи ее в машину. С этим, - он кивнул на Валика. - Я сам.

Валик удивился происходящему, чувство гнева уступило чувству беспокойства и непонимания. Он схватил Тому за руку.

Что происходит, кто это? - требовательно обратился он к перепуганной Томе. Но девушка не успела открыть рта.

Руку убрал, урод, - блондин рванул Валика на себя, от этого движения Тома отлетела в сторону.

Красная пелена ярости застелила глаза Валентину. Ему стало плевать, кто этот ублюдок, и сколько возле него водоворотов, он, со всей дури, направил удар кулака в челюсть блондину, но тот увернулся, ловко выкидывая свою руку для защиты, и, нырнув, нанес ответный удар поддых, дух Валика молниеносно перехватило, и, воспользовавшись этим блондин нанес удар в челюсть, но Валик успел увернуться и он пришелся на скулу. Во рту почувствовался привкус крови. Он попытался сделать еще один выпад, но его руки кто-то схватил, блокируя любые движения.

Блондин молча отряхнулся, наклонился к дивану, забирал вещи и пошел на выход. Поравнявшись с Валентином, он процедил сквозь зубы:

Забудь ее, я не шучу.

Пошел ты...

Но блондин и бровью не повел, молча продолжил свой путь. В бешенстве Валик обвел пространство взглядом, но Тамары уже не было.

***

Руки дрожали, и в горле стоял противный комок. Мозг отказывался верить в происходящее. Семен силой увел, а точнее унес из клуба. От падения руку в локте саднило, и вроде шатался каблук. Но все это не волновало меня. Перед глазами стоял образ усмехающегося Валика, и сердце сжималось от боли, и чувства стыда. Валентин был тем человеком, который два года находился рядом, защищая и помогая. Он был первой и единственной любовью, скромной, тайной, но безумно сильной. Я сама себе боялась признаться в мечтах, которым, казалось, никогда не сбыться. Из-за него, я ни с кем не встречалась, все на фоне такого мужчины меркли. И дальше одного поцелуя никогда не заходило.

Закрыв пылающее лицо руками, я задрожала. Что я наделала? А если Сергей ему причинит вред? Он такие страшные вещи говорил. Нужно что-то предпринять, но что? Я с решимостью дернула ручку машины. Заперто.

Пока мысли раздирали мое сознание, пикнула сигнализация машины, снимая блокировку дверей. Я рванула ручку, опустив одну ногу на асфальт, но мою руку, словно обручем, обхватила горячая ладонь. Подняв взгляд, я увидела ледяные глаза Сергея.

Что ты ему сделал? - я почти кричала, слезы застилали глаза.

Сядь в машину, - ледяным голосом ответил Седой.

Пошел ты, - я не успокаивалась. - Кто ты такой? Кто? Откуда у тебя право так поступать?! Я ни секунды не останусь рядом больше! Ты не заставишь меня! Не сможешь.

С каждой фразой лицо Сергея бледнело, и глаза превратились в щелочки.

Ты сомневаешься? - но я не слушала его, вырвав руку, я сделала несколько шагов.

Если ты сейчас же не вернешься в машину, я изуродую его лицо и покалечу.

Пораженная услышанным, я медленно обернулась.

Ты не пойдешь на такое... - грудь сдавило, казалось, вокруг меня исчез весь воздух.

Адрес твоего бесценного назвать? Я его со школы помню...

Ты шутишь, - слова с трудом давались мне.

Не шучу.

Казалось, весь окружающий мир медленно исчезает, и остается только шум в ушах. Сергей вплотную подошел ко мне, бережно надевая на меня пиджак. Эта забота выглядела в свете его слов кощунственно. Он мягко прижал мое не сопротивляющееся тело к себе, и смахнул прядь волос со лба.

Извини, за то, что произошло там, не думал, что так получится. Поехали домой.

И повел к машине, со всей заботой усаживая на заднее сидение, и устраиваясь рядом. Семен безучастно сидел уже на водительском месте. И спустя пару минут огни ночного клуба начали удаляться, пока совсем не исчезли.

Часть 21

Напряжение висело в воздухе, оно заполнило салон авто и все естество. От назревающей бури в душе дрожали руки, колени, а легкие требовали больше воздуха, и не находили его, поэтому приходилось чаще дышать, что совершенно не помогало. Вновь пришло, оставленное два года назад в застенках интерната, чувство беспомощности и отчаянья. Как и тогда, никто не сможет мне помочь, а сейчас даже Валик. Мысли о побеге, или обращение в милицию сразу отпадали. Да и что я предъявлю? Что парень, с которым меня видела куча народу, танцующей и беззаботной, удерживает силой и шантажом? Бред. Мышеловка захлопнулась за мной. И надо отдать себе должное, как последняя дура, я добровольно туда шагнула, а дальше уже дело техники. Я закрыла лицо руками от горьких мыслей, казалось, я разрыдаюсь, но кроме боли в груди ничего не происходило.

На, выпей, у тебя истерика, - Сергей протягивал бутылку с водой.

Открутив пробку, я сделала несколько жадных глотков. И, невидящим взором, уставилась в темное окно машины. Женский голос звучал в динамиках:

Прощай, остался в снах - наш белый рай

Не умоляй, я не вернусь туда и знай

Не ты - не в силах нам помочь

Не я - уходит время прочь...

Горькая улыбка коснулась губ, и треснутым голосом я обратилась к Седому:

Что дальше меня ждет? Или еще не решил?

Тома, не нужно так со мной. Я не хотел, ты знаешь.

Если попрошу, ты отпустишь?

Парень нахмурился, негромко ответил:

Ты же знаешь, что нет.

Я кивнула понимающе, и на секунду замерла, обдумывая:

А если получишь то, чего хочешь? Отпустишь? - я повернула в полумраке лицо к нему, и пристально посмотрела в глаза. Повисла гнетущая тишина, которую нарушил Сергей:

Семен, останови сейчас же, - голос парня стал ледяным.

Машина съехала на обочину трассы. Как только раздался звук тормозов, Седой рванул ручку авто и вылетел из машины. Через мгновенье пришел мой черед, и он силком вытянул меня, поставив на землю рядом с собой, с силой захлопнув дверку. Холодный воздух наполнил легкие.

Так что мне нужно, Тома, скажи? А то я сам не знаю, в отличие от тебя!

Его глаза вопросительно и злобно уставились на меня. Но он не стал дожидаться ответа.

Ты же все решила за нас обоих, - Седой почти кричал. - И тогда, и сейчас. Я хоть раз тебя обидел, сделал больно? Хоть раз?! Но ты не дала ни единого шанса. Там, в школе, шарахалась, словно от приведения... Я тысячу раз хотел подружиться, но ты просто пряталась по всем углам. А я боялся, что подойдя к тебе, просто останусь в дураках, потому что ты попросту меня отбросишь, даже не думая. И я нашел способ, да дурацкий, да ненормальный, но все же способ! И что? Тебе было проще сигануть с крыши, чем быть со мной.

Он отвернулся, на секунду замолчав, его кулаки то сжимались, то разжимались. Широкая спина, обтянутая кожей куртки, неровно вздымалась. Он снова повернулся и уже тише сказал:

Ты думаешь, я не пытался забыть все эти 2 года?

Он зло засмеялся и на мгновенье сцепил ладони на затылке, сделав глубокий вздох, отпустил руки.

Пытался, уж поверь. Тачки, деньги, телки. Все было, благо, папик всегда готов подсобить. Это для тебя слово "секс" что-то экзотическое. Для меня вовсе нет. У меня его было по горло, - он сделал характерный жест рукой. - Бляди, шлюхи, и просто желающие заполучить такого, как я... В отличие от тебя, желающих прыгнуть мне в койку пруд пруди, - парень развел руками. - Как видишь, это не помогло. И я нашел тебя, адрес со школы помню. Два дня вычислял. Думал, увижу, и все пройдет...

Он замолчал, чуть погодя продолжил:

Не тут-то было, не прошло, а наоборот крышу снесло полностью. Скорее всего, такой как ты, не понять, как это. Три дня бухал и спускал бабло, лучше тебе не знать, на что.

Он невидящим взглядом посмотрел поверх меня.

И я решился, прийти и "поговорить". Ну, как нормальные люди, дурак. Выбрал твой день рождения, казалось, так правильнее будет. Приехал с самого утра, ну, что б первым быть, волновался жутко, - Сергей зло усмехнулся. - Но, как сама знаешь, меня опередили. "Он", остался таким же самодовольным козлом, как я и помнил, нес медведя и дурацкий букет. Знаешь, что меня больше всего "убило"?

Он впритык приблизился ко мне:

Твой "принц" даже не парился над подарком тебе, поверь, я-то знаю эту плюшевую фигню. Все же я дождался своего часа, не знаю, что меня тогда удержало, и тут вышла ты. Понимаешь, вышла, и счастливо улыбалась, меня скрутило так, словно кто-то хорошенько врезал со всей дури. Помню, только Семен удержал. Но я предпринял последнюю попытку, и подошел к тебе, хотел поговорить. И, что сделала ты, Тома?

Он многозначительно замолчал и горько усмехнулся:

Не напрягайся, я отвечу. Ты ХОТЕЛА УБЕЖАТЬ. Не говорить, не посмотреть на меня, ни понять, что я тут делаю, ни просто улыбнуться, ты ХОТЕЛА УБЕЖАТЬ!

На секунду он прикрыл глаза.

И уже сегодня, ты снова откидываешь меня. Я знаю, насильно мил не будешь. Но я думал мои бабки, положение. Знаешь, это всегда действовало, но, оказалось, не на тебя. Я сегодня впервые был счастлив, счастлив как никогда. Понимаешь? И теперь еще хуже, потому что я понимаю, КАК ЭТО, БЫТЬ С ТОБОЙ. Оказалось это еще лучше, чем я думал.

Сергей, молча, взял мое лицо в ладони.

Пожалуйста, побудь рядом. Не отвергай. Я пальцем не прикоснусь, если ты не захочешь, обещаю. Дай мне шанс...

Медленно и нежно он начал поцелуй, губы, щеки нос, ресницы. По очереди прикасаясь. Вернувшись к губам, он заставил их приоткрыться, и опалил теплым дыханием, перенося это тепло внутрь меня. Ладони поглаживали щеки, основание шеи. Неожиданно для себя, я начала несмело отвечать ему, обхватывая его губы своими, бережно впускать чужой язык и касаться его своим. Подняла ладонь и коснулась волос, поглаживая затылок. Сергей шумно вздохнул, и до хруста костей прижал меня к себе.

Господи, Тома, что ты творишь со мной? - выдохнул парень мне в губы. И уже со всей страстью взрослого мужчины, начал целовать, словно я была источником, а он хотел напиться. Полностью овладев губами, языком, исследуя рот, ловя мое тепло. Вскоре его дыхание участилось, он на секунду отстранился от меня и шумно выдохнул. В глазах у него было столько всего, что трудно было представить, что он способен вот так смотреть. Он прошелся по лицу пальцами, словно изучая его на ощупь. И негромко произнес:

Мышка, ты замерзнешь. Поехали домой.

И словно я была ребенком, понял на руки и шагнул к машине. Бережно уложив свою ношу, Сергей дал команду Семену ехать. Всю дорогу он не отпускал мою руку, поглаживая ладонь и пальцы. Меня, из-за пережитого шока, движение авто стало убаюкивать, и я положила голову на широкое плечо парня. Почувствовав это движение, Седой перетянул мое тело на себя, усадив на колени, прижал к себе. Так я и заснула, прижавшись всем телом к теплому мужскому, лишь на мгновенье открыв глаза, в тот момент, когда сильные руки несли меня к дому и укладывали в постель. Последнее воспоминание той ночи - мягкость постели, теплые руки, поцелуй и шепот:

Спи, девочка моя.

Часть 22

Утро ворвалось в комнату непривычным ярким светом. Открыв глаза, я посмотрела в окно и удивилась бесконечно голубому небу, без единого облака. Неужели весна решила вступить в свои права? Накинув халат, я подошла к окну и взглянула вниз.

Стоял ослепительно солнечный день, звонкая капель оглашала о приходе настоящего тепла. Мне захотелось глотнуть свежего воздуха, и я распахнула дверь на балкончик. Лесная свежесть и щебетание птиц обрушились на меня. Я плотнее запахнула халат и осмотрелась, щурясь от солнца. Пробежавшись по внутреннему дворику взглядом, я увидела черную фигурку, которая от ворот двигалась к дому. Через пару мгновений я поняла, что это Седой. Одетый в свободную темную байку и такие же штаны, он трусцой приближался к дому. По всей видимости, с утренней пробежки, посреди пути он остановился и, передохнув пару секунд, принялся отжиматься от рядом стоящей лавочки. Движения были сильными и методичными. Словно машина, ни одного лишнего движения, остановки, только вверх - вниз. Закончив упражнение, он приступил к смешным махам руками. Я улыбнулась этой картине, и хотела уйти с балкона, но Сергей, словно почувствовав, что за ним наблюдают, остановился, и посмотрел прямо на мой балкон. Краска стыда залила мое лицо, а лицо парня, наоборот, озарила счастливая улыбка, и он со всей дури крикнул:

Доброе утро!!!

Господи, он весь дом поставит на уши - пронеслась испугавшая меня мысль.

Я приветственно помахала в ответ, все еще смущаясь от его реакции. Он стоял и что-то обдумывал, но уже через пару мгновений направился к дому, не без интереса, я наблюдала за его решительными шагами. Он остановился точно под балконом, где я уже не могла его видеть, снизу прозвучал насмешливый голос, обращаясь ко мне:

Ты там еще стоишь?

Да, стою.

Послышалось шуршание, я постаралась нагнуться через перила, но Сергея не было видно.

Не там смотришь, - прозвучал низкий баритон совсем рядом. Я обернулась и увидела, как Седой подтягивает свое тело над балконом, уверено балансируя на руках. Ахнув, я застыла на месте.

Ты с ума...

Он с ловкостью акробата прыгнул в середину.

Ну, красавица, доброе утро!!! Он белоснежно улыбнулся и заключил меня в объятья.

Привет, - от его близости краска прихлынула к лицу. Мое постоянное смущение на его прикосновения начало раздражать.

Пригласишь меня в комнату, или уходить придется тем же путем?

Да, конечно, - поспешила ответить я.

Мы зашли в комнату, но как только мы переступили порог, он обхватил обеими руками мою талию, и прижал спиной к своей груди, лицом зарываясь в волосы.

Если бы ты знала, как пахнешь, - опалив горячим дыханием, прошептал он тихо в ухо. - Всегда так хотел сделать.

От его слов по телу пробежала дрожь. "Да что со мной такое". Как будто ему было мало такой реакции, он, удерживая одной рукой меня за талию, другой убрал волосы с шеи, и прикоснулся теплыми, влажными губами, надавливая на чувствительную кожу, медленно прокладывая влажную дорожку от шеи к уху, легко и трепетно обводя языком мочку.

Тома, моя девочка, - выдохнул. Тут же замер, зарывшись в ложбинку шеи и плеча, крепко прижимаясь всем телом ко мне.

У меня слегка закружилась голова, появился жар в груди и внизу живота, я в панике захотела отстраниться, но, словно предугадывая мое желание, Седой мягко отпустил меня и направился к двери, проговаривая:

Я сейчас, наверное, пахну, словно животное. Поэтому душ, и только душ.

Я молча кивнула, на большее не была способна от бури, которая поднялась во мне. Еще ни один мужчина не прикасался так ко мне, реакция тела была пугающей. Буквально от одного прикосновения мое сознание отключилось. Я попыталась привести свои предательские мысли в порядок, хотя бы проконтролировать сбившееся дыхание. Мое состояние не осталось незамеченным для Седого. Снова уголки его губ дрогнули в улыбке. Нахал в два шага вернулся назад, приблизив смеющиеся глаза к моим растерянным, и уверенно заявил:

Я всегда знал, ты не такая льдинка, как прикидываешься.

И снова поцеловал, но уже легко, буквально несколько секунд удерживая мои губы своими.

До встречи за завтраком, темноглазка.

После того, как широкая спина исчезла за дверью, я набрала полные легкие воздуха, пытаясь успокоить, бьющееся молотом в груди, сердце, и наконец-то дать оценку ситуации. Что происходит, и что я обо всём этом думаю. Но, к моему огромному удивлению, оказалось, что я НИЧЕГОШЕНЬКИ не думаю. Голова была абсолютно пустой, а с телом вообще происходили сомнительные процессы. Я поплелась в ванную, нужно было, для начала, принять душ.

Уже заплетая волосы, сидя в позе лотоса на кровати, я привела свои мысли в порядок.

Завтра понедельник, и в любом случае нужно в колледж, для начала позвоню маме и Валику. При упоминании последнего, защемило в груди, нахлынули воспоминания вчерашней ночи. Мне хотелось отогнать картинку, стоящую перед глазами, но не удавалось.

Словно возникший из ниоткуда, напротив меня, в незнакомом ночном клубе, сидел мой Валик. В шумном, сумрачном пространстве, его красивые волосы и лицо, отчетливо выделялись на фоне белоснежного джемпера. Синие глаза просто впились в мои, я еще никогда не видела в них такого выражения, разве что, в ту самую первую встречу, когда я призналась о своем намерение попрощаться с жизнью. На какое-то мгновение мне показалось, что это мираж, бокал в пальцах дрогнул. Но уже через секунду, "мираж" превратился в кошмар, Седой, заметив перемену во мне, перевел взгляд на посетителя, и лицо парня превратилось в недвижимую маску. Но Валик, казалось, не замечал присутствие другого рядом. Он продолжал смотреть с укором и непониманием на меня. Дальше начался настоящий ад, Сергей, сметающий все на своем пути, голос и прикосновение Валика, руки Семена, все смешалось в один водоворот.

Я закрыла глаза, и уронила лицо в ладони. Вчерашнее признание Сергея заставило меня по-другому посмотреть на происходящее, но и чувства к Валику остались неизменными. Жутко захотелось выйти из этой совсем чужой комнаты, чужого дома очутиться в СВОЕЙ квартире, в СВОЕЙ постели, и просто спокойно подумать. В дверь постучали, я не отреагировала, пусть убирается, кто бы это ни был. Не хочу никого видеть и слышать, сейчас же поеду домой. Я решительно встала с постели и открыла шкафчик, вынимая дареные вещи. Я не собираюсь быть посмешищем в халате, поэтому надену то, что есть, пусть и купленное не мной.

Стук стал настойчивее, плевать, никого не желаю видеть. Дверь распахнулась, на пороге стоял Сергей с испуганным взглядом.

Тамара... - увидев меня, страх исчез из его глаз, уступив место улыбке. - Почему не открываешь?

Я молча снимала вещи с вешалки, закончив с этим, подняла сапоги, почувствовала, что Седой уже рядом. Но я демонстративно не обращала на него внимания.

Куда собралась?

Не поднимая взгляда, как можно спокойнее я ответила:

Сегодня третий день, и твой отец обещал, что я поеду домой. Поэтому я хочу скорее отправиться в путь.

По прежнему игнорируя присутствия Сергея, я села на кровать и принялась невозмутимо натягивать сапог, но мне это не удалось, ловким движением Седой ухватился за подошву и освободив мою ногу, швырнув сапог в стену.

Нет, Тома, никуда ты не пойдешь, пока не объяснишь мне, что произошло за этих гребаных 40 минут, пока меня не было.

Я опалила его гневным взглядом: "Он действительно ничего не понимает, или прикидывается?"

Хочу почувствовать, как это, быть свободным человеком, а не закрытой в чужом доме, игрушкой.

Парень прищурил глаза, лицо приобрело угрожающие выражение, и тут же тихим голосом ответил:

Мы же вчера поговорили, и ты согласилась.

У меня дух перехватило от его самоуверенности.

Хочу напомнить, говорил ТЫ! Сейчас же отвези меня домой, - прошипела я со всей злобой, на которую была способна.

И не подумаю, - усмехнулся Сергей. - Пока ты успокоишься, после чего мы нормально поговорим о наших отношениях.

Наших? Может, лучше сказать ТВОИХ?

Можно и так, - согласился Сергей. - Но мы поговорим.

Не собираюсь...

Собираешься, моя дорогая, поверь, - он навис надо мной с издевательской улыбкой.

Понимая, что сейчас может произойти, я, кошкой, отпрыгнула в другой конец дивана, а оттуда в дальний конец комнаты.

Лицо парня еще больше повеселело, в глазах зажглись озорные искорки.

Кто-то здесь хочет поиграть в кошки-мышки?

Он плотоядно улыбнулся, напряженно готовясь к прыжку, сделав отвлекающий маневр, будто хочет настигнуть в углу, он тут же определил, в какую сторону я кинусь, и мгновенно сильные руки перехватили меня и бросили на диван. А сам парень навалился сверху, фиксируя мои руки над головой.

От движений ми оба тяжело дышали, волосы растрепались, часть их упала мне на глаза.

Сергей захватил уже обе руки над головой, своей одной. А свободной рукой нежно убрал упавшие пряди, прикасаясь к коже.

Ты обещал не трогать. Помнишь?

У него в глазах пробежал смешок.

А кто трогает, мышка? Мы лежим, отдыхаем тут, вот и все.

Ты псих.

Слышал уже.

Отпусти руки, пожалуйста.

Бережно спускаясь от запястья к шее, он не спеша отпустил обе руки, и тут же, одним сильным движением, обхватил меня выше талии, сомкнув руки за моей спиной, а лицо спрятал в районе моей шеи и груди, таким образом, почти полностью покрывая мое тело своим.

Часть 23

От его объятий стало не по себе. Запах одеколона смешивался с мыльным ароматом. На ключице остро ощущалось мужское дыхание, а от близости наших тел были слышны удары его сердца. Не сомневаюсь, что стук моего вообще оглашал всю комнату. Я попыталась направить мысли в другое русло, но сделать это было не так просто. Парень лежал недвижимо, словно застыв, ни движения, ни слова. Только широкая грудь от дыхания то вздымалась, то опускалась, и теплый выдох, раз за разом, щекотал шею. От этого кожа покрылась мурашками, и появилась внутренняя дрожь. Я замерла в ожидании, боясь дышать, ожидая... Чего? Боже, о чем только я думаю, по всей вероятности просто схожу с ума.

Сережа...

Угу, - хмыкнул он, не меняя позы

Может, хватит?

Мне - нет, - промычал все туда же, от движения губ шею обдало жаром.

Я согласна...

Наконец он приподнял голову и взглянул на меня, снизу вверх.

...Поговорить, только отпусти.

Он усмехнулся, соглашаясь, кивнул, и перекатился на спину, увлекая меня на себя, опустив ноги на пол, он сел на край кровати, теперь я оказалась сидящей сверху на нем, а животом и грудью прижата к мужскому торсу. Сильные руки удерживали меня в таком положении.

Давай.

Готова поклясться, глаза его смеялись, хотя выражение его лица было нарочито серьезным.

Моя способность дышать находилась под серьезным вопросом.

Я отвела глаза от его смеющихся, не выдержав: "И где моя злость, когда она нужна?"

Тома, - протянул негромко, - почему-то уверен, что именно так, у нас лучше получается "говорить". Не собираюсь тратить время на перебранки и догонялки. Поэтому ты вот так посидишь и послушаешь, что я скажу.

Не смешно... - все, что нашлось у меня для ответа.

Конечно, не смешно, - он посерьезнел. - Все, что я сказал вчера, в силе.

Он прислонил лоб к моему плечу и шумно вздохнул.

Нам хорошо вместе, не отрицай. Больше терять времени не вижу смысла.

Подняв голову и взглянув в мое лицо, продолжил:

С сегодняшнего дня мы начнем "нормальные" отношения. Надеюсь, ты согласна?

Противоречивые мысли раздирали сознание.

Просто кивни, мышка, - прошептал он.

То ли завороженная его мягким голосом, то ли нежным соприкосновением наших тел, я кивнула.

Вот и славно, мы сегодня съездим к тебе домой, обещаю. Но, для начала, я бы хотел позавтракать, в отличие от тебя, мне нужно много еды, - он шутливо надул щеки, заставив меня улыбнуться.

Увидев мою улыбку, Сергей взял меня за подбородок, и притянул к своему лицу. Легким касанием губ заставил тело вздрогнуть. Его ладонь крепче прижала мою талию к себе, пальцами лаская эту часть спины, нежно, но ощутимо . Под своими бедрами четко ощущались крепкие мужские ноги, удерживающие мое тело на себе. Парень накрыл рот в требовательном поцелуе, и я ответила на это требование. Обняла руками мужскую шею. Стало жарко в груди, и обострились все чувства, теплая ладонь, мягкие губы, движение груди от каждого вздоха, запах мыла. Мир на долю секунды перестал существовать, и время остановилось. Никогда в жизни я не испытывала такого интимного прикосновения и близости. Сергей бережно отстранил меня, большим пальцем поглаживая нижнюю губу, прошептал:

Как ты можешь быть такой?

Я густо покраснела, не совсем понимая, о чем он.

Но Сергей прижал мою голову к своей груди, пальцами нежно перебирая волосы, сказал.

Я всегда был уверен, главное власть и сила. А оказалось, есть вещь намного дороже...

Ладонь парня замерла на моих волосах, и он продолжил:

Сможешь остаться рядом с таким, как я?

Я подняла голову и взглянула на него, лицо Сергея было растерянным, и в глубине голубых глаз застыла боль, мне безумно захотелось утешить, согреть этого в душе еще мальчика, и я прижала свои губы к нему.

***

От звука дверного звонка сердце подпрыгнуло. С тяжелым чувством я открыла дверь.

Меня встретил пронзительный взгляд синих глаз. На скуле Валентина красовался бордовый синяк.

Ну, привет, я еще могу зайти в эту квартиру?

Я смутилась, шире открыла дверь и сказала:

Ты всегда желанный гость.

Валик выглядел уставшим, возле глаз появилась морщинка, которую я раньше не замечала.

Итак, ты встречаешься с ним?

Валентин вальяжно сел на табурет, но что-то выдавало в его движениях нервозность.

Ответить не получалось, губы не могли произнести ни звука, язык не слушался.

Озвучь это, Тома, пожалуйста, мне сама, если у тебя хватило смелости, чтобы принять предложение этого типа, то должно хватить смелости сказать мне, глядя в глаза. Или он вынудил тебя согласиться силой, нам обоим известны его "методы"?

Он замолчал, с надеждой смотря на меня, но я молчала, тишина стала невыносимой.

Жду Тома, я жду.

Я с ним по собственной воле.

Немного помолчав, мужчина встал и подошел к окну, рассматривая пейзаж за окном, спросил:

Что изменилось между вами?

Валик, - почти прошептала я. - Какая теперь разница?

Позволь мне самому судить, есть разница или нет. Или ты считаешь, что я не имею право даже на человеческие объяснения? А может, я должен выслушивать все от него, как сегодняшним утром?

Я сжала ладони, тяжело давалось каждое слово.

Нет, ты имеешь право на объяснение, как никто другой. Наверное, я полюбила его.

"Наверное"? - Валик устремил уничтожающий взгляд в мою сторону. - Тома, тебе 18 лет , в твоем возрасте ни о таком думают, а о будущем. Об учебе, подружках, дискотеках например. Что будет с колледжем, ты подумала?

Я буду учиться, поверь.

Тома наивная, глупая девочка, он тебе не даст. Парень одержим тобой, и ничем хорошим ваша связь не обернется для тебя. Он хочет обладать всецело, и никто не способен остановить его желание.

Он сделал шаг, пытаясь обнять, но я отступила, не придавая значения его удивленному взгляду, понимая, что подобной муки не вынесу. Прикосновений, запаха, родного голоса. Слишком долго я мечтала, слишком далекой от реальности была, все это время. Не замечая очевидного - я никогда не была нужна Валику. Теперь, когда все позади, не было желания возвращаться в прошлое. Собрав все мужество, я произнесла, гордо подняв голову:

А ты не думал, что, может, именно этого я хочу? Чтобы интересовался, что бы полюбил? И в конце концов... - слезы заблестели в моих глазах. - Быть рядом с любимым человеком. Кто я для тебя, бедняжка, которой ты помогал, чувствуя себя этаким добрым самаритянином? Иногда, забегая на чай, повеселить дуреху потешными рассказами.

Меня начало трясти, но я не собиралась останавливаться. Он с недоверием смотрел на меня.

Тамарочка, это не ... - начал Валик.

Не нужно, - перебила я. - Именно сейчас вдаваться в объяснения. Все, кроме моей благодарности, останется в прошлом, и я по-прежнему хочу быть твоим другом.

В ответ, он с горечью во взгляде посмотрел на меня и уже, с ноткой цинизма, произнес.

Знаешь, в чем разница, между мной и твоим Седым? Я оберегал тебя, что бы ты ни думала на этот счет. Он присвоил тебя, нагло выдернув из жизни. Потому что ему плевать на все, кроме своих желаний. Самое ужасное - парень одержим, хотя ты не хочешь признать очевидное - твой Седой опасен, и в первую очередь для тебя.

Он громко вдохнул и продолжил:

Теперь я понимаю, ты заслуживала другого отношения. Сейчас как никогда, я хочу быть тебе другом. Но ты всерьез полагаешь, что твой бандит это допустит? Подумай, Тома, и дай себе честный ответ.

Он постоял несколько минут, но, не дождавшись ответа, произнес:

Больше говорить не о чем, да, еще одно - ты всегда можешь рассчитывать на меня. Вспомни об этом, когда реальность придет в твою жизнь.

Не сказав больше ни слова, он покинул комнату.


Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"