Вольф Ингрид: другие произведения.

Дневник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ в стиле Стивена Кинга.

  Она должна освободить дом к восьми вечера. Этот двухэтажный дом в пригорде Сиэттла принадлежал ее родителям, но мать умерла две недели назад от рака желудка, а отец уже съехал в пансионат для пожилых, который подыскал для себя три года назад, когда у матери только обнаружили страшное заболевание.
  Сегодня утром приезжала Мейзи Фостер, агент по недвижимости, восхитилась тем, как просторен дом и как удобно он расположен, покупатели не заставят себя ждать. Возможно, уже сегодня после восьми кто-то явится на просмотр. Но вначале нужно избавиться от хлама и вызвать клинеров, чтобы хорошенько все прибрать.
  Она поднимается на чердак по стонущим, рассохшимся ступеням - много раз предлагала матери вызвать плотника, чтобы привести лестницу в порядок, готова была сама оплатить его работу, но мать отказывалась наотрез, все ждала, что починит отец, - когда звонит телефон. В трубке голос мужа.
  - Эмми?
  - Привет, Мэтт. Что-то случилось?
  - Нет, малыш, ничего. Что там с домом? Работы много?
  - Не особенно. Думаю, управлюсь за пару часов.
  - Я закончил с работой на сегодня. Могу приехать и помочь.
  Эмма чувствует в груди тепло, но в то же время укол стыда. Мэтт - один из лучших дизайнеров интерьера в штате Вашингтон, очередь на его услуги расписана на полгода вперед. Наверняка он отказался от выгодного заказа, а может, и не одного, чтобы в эти дни больше времени проводить с ней. Когда она в последний раз уходила с работы раньше, чтобы побыть с Мэттом и Соней?
  - Спасибо, Мэтт, не нужно. Лучше забери Соню из школы. Я скоро буду дома.
  - Слушаюсь, полковник.
  - До встречи. Целую.
  - И я тебя.
  На дверной ручке толстый слой пыли. Замок скрежещет, когда Эмма проворачивает в нем ключ. Сюда никто не поднимался двенадцать лет. Двенадцать? Да, точно. С той осени, когда мать запнулась о складку ковра, спеша взять трубку телефона, и сломала ногу. Перелом зажил, но осталась хромота, а крутая лестница на чердак стала непосильным испытанием для больной ноги. Отцу же не было дела до того, что хранилось наверху.
  Дверь подается с трудом, открывается внутрь, поднимая облако пыли. Эмма чихает снова и снова. Когда пыль оседает, она видит, что комната почти пуста, лишь у дальней стены притаились несколько больших картонных коробок. В затянутое паутиной оконце пробивается света ровно столько, чтобы различить их очертания и толстый слой пыли, покрывающий все вокруг.
  В двух коробках сложены старые журналы мод. В третьей Эмма с замиранием сердца видит открытку, которую сама нарисовала для матери к ее дню рождения тридцать лет назад.
  Повинуясь странному порыву, она приседает рядом с коробкой и принимается выкладывать содержимое. Школьная грамота за победу в конкурсе чтецов. Тряпичная кукла, сшитая Эммой в шестом классе на уроке труда. Тетради по математике и русскому языку - языку, на котором Эмма последние двадцать пять лет говорила только в доме родителей. Школьный дневник за первый класс.
  При взгляде на когда-то белую, а теперь посеревшую обложку Эмма чувствует тепло того сентябрьского дня, когда мать с отцом впервые привели ее, нарядную и полную радостных ожиданий, в школу рядом с домом. Она словно воочию видит ободряющую улыбку Ольги Игоревны, первой учительницы, слышит ее ласковый голос: "А теперь открываем тетрадки..."
  Смахнув пыль с обложки, Эмма открывает дневник. На каждом развороте школьное расписание на неделю. Названия предметов печатными буквами - так их писала мать, чтобы Эмме проще было разобрать. Домашнее задание записано убористым почерком Ольги Игоревны, а затем неровными, прыгающими буквами, которые юная Эмма выводила сама, высунув язык от усердия. Красной пастой выставлены оценки - почти сплошь пятерки. Соне, наверное, уже и не объяснить, что это такое и зачем было нужно. В школе Олимпик-Хиллс, где дочь ходит в третий класс, домашнее задание записывают в тетради, а родителям выдают карточки успеваемости раз в семестр.
  Эмма листает все быстрее, сердце почему-то щемит. Вот и последний из заполненных разворотов, последняя учебная неделя мая. Но и на следующем что-то есть, просвечивает надпись красной учительской пастой. Эмма переворачивает страницу - и едва сдерживает крик.
  "Сони больше нет".
  "Сони больше нет", - выведено красной пастой в ее старом школьном дневнике. Почерк незнакомый и очень странный: буковки крохотные и угловатые, какие обычно рисуют глубокие старики, но нажим сильнейший, характерный для молодых людей с отлично развитой мускулатурой. Эмма - судебный графолог и подмечает эти детали невольно.
  Надпись выглядит свежей, сделанной только что. Чернила блестят, на верхней странице остался розоватый след - они не успели просохнуть, когда дневник захлопнули.
  "Это не может быть о Соне", - убеждает себя Эмма, холодея. Ее Соне, которая обожает мармелад и игру в догонялки, чьи пшеничные вихры торчат во все стороны уже через пару минут после причесывания. Наверняка речь о другой Соне. Однокласснице Эммы, которая умерла летом после первого учебного года. Была с ней в школе такая девочка? Была, конечно, просто Эмма о ней забыла. Столько лет прошло.
  Эмма косится на левый край страницы, где место для даты. Там стоит 24 октября 2018 года.
  Это чей-то жестокий розыгрыш. Глупая и жалкая попытка ее запугать. Наверняка за этим стоит Вито Грейвс, печально знаменитый главарь банды. Полиция штата гонялась за ним восемь лет и в этом году все же упрятала за решетку. Экспертное заключение Эммы о том, что записка с указаниями, куда доставить крупную партию наркотиков, была написана именно рукой Вито, сыграло важную роль в суде.
  Звонит телефон. В тишине пустого чердака мелодия Let Me Be Your Wings особенно пронзительна. Мэтт. Сейчас он развеет ее глупые страхи. Все будет хорошо.
  - Эмми?
  Голос мужа доносится будто из погреба, вмиг постаревший на десять лет. Тревожные предчувствия оживают с новой силой.
  - Соня с тобой?
  Мэтт, скажи, что с дочерью все в порядке! Прошу тебя!
  В трубке всхлип. Мэтт, всегда хладнокровный Мэтт, не плакавший даже на похоронах отца. Эмма чувствует, что ей не хватает воздуха. В ушах нарастает звон, и она едва различает голос мужа:
  - Любимая... не знаю, как тебе сказать...
  - Говори уже, не тяни!
  - Эмма... нашей малышки... больше нет.
  Эмма ощущает удар под дых. Соня, ее синеглазая принцесса, всегда прибегавшая поцеловать Эмму перед сном и мечтавшая стать певицей. Боль вырывается из груди криком:
  - Что?! Как?! Как это случилось?!
  Звон становится оглушительным. Какое-то время она еще слышит слова Мэтта о том, что Соня бежала кросс на уроке физкультуры и вдруг упала, хватаясь за сердце, в больницу доставили тут же, но спасти не смогли - внезапный обширный инсульт, затем проваливается в беспамятство.
  Похороны проходят как в тумане. Бесконечная вереница родственников, каждый из которых считает себя обязанным лично выразить сочувствие. До собственной спальни Эмма добирается за полночь, падает на кровать, не раздеваясь, и забывается тяжелым сном.
  Когда она просыпается, большие напольные часы, купленные в антикварной лавке, показывают полдвенадцатого. Сквозь шторы пробивается яркий свет. Другая половина постели пуста: Мэтт давно уехал на работу.
  Эмма спускает ноги с кровати - и цепенеет, взглянув на прикроватный столик. Там лежит ее старый школьный дневник, открытый на том самом развороте с надписью: "Сони больше нет". Ниже сквозь тонкую бумагу просвечивает еще одна надпись, жирной черной пастой. Чтобы ее прочитать, нужно перевернуть страницу.
  Эмма отшатывается, как от дохлой крысы, но мысль о том, что же там написано, захватывает ее целиком. При всем омерзении, которое вызывает у нее теперь эта вещь из прошлого (как она оказалась в спальне? как, черт побери? Мэтт не мог этого сделать!), она обязана это узнать.
  Она протягивает руку и открывает страницу. В глаза бьет надпись: "Мэтта больше нет".
  Дата сегодняшняя.
  В оцепенении Эмма глядит на надпись. В ней поднимается ненависть к этому жалкому куску бумаги, который вдруг стал определять ее жизнь и жизни ее семьи.
  Что, если вырвать лист? Вдруг это лишит пророчество силы?
  Прижав другую сторону дневника, Эмма выдергивает страницу, затем, один за другим, все чистые листы. Отрываясь, они шипят, как полузадушенные змеи. В камине в гостиной должны быть дрова. Схватив дневник и вырванные страницы, Эмма сбегает по лестнице в холл, с размаху швыряет ношу на сосновые поленья. Чиркает зажигалкой, высекая огонь. Сухая бумага вспыхивает, пламя взвивается в трубу.
  Эмма наблюдает, как страницы корчатся в пламени, рассыпаясь пеплом.
  Звонит телефон. Номер незнакомый, не из адресной книги.
  Эмму бросает в пот. Что бы ни случилось, она не хочет этого знать. Не хочет слышать об этом прямо сейчас. Дайте хоть минуту побыть в неведении.
  Телефон трезвонит, не умолкая. Звук иглой ввинчивается в барабанные перепонки. Эмма в бешенстве хватает телефон со столика и швыряет в стену. Он отскакивает и падает на пол, продолжая звонить.
  Эмма зажимает уши ладонями. Пусть замолчит, пусть он замолчит! Но все равно она слышит и трель звонка, и треск поленьев, похожий на каркающий хохот. В пламени скачут, корча гримасы, каменные демоны собора Нотр-Дам.
  Грудь разрывает невыносимой болью. Эмма падает на ковер, успев подумать, что на это Рождество они с Мэттом уже не побывают в Париже.
  
  В двадцати милях к востоку медсестра реанимации откладывает телефон после седьмой попытки дозвониться. Неподвижное тело Мэтта все еще на операционном столе. На дисплее кардиографа тянется ровная линия.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"