Вольф Ингрид: другие произведения.

Проснувшийся

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О постапокалиптической действительности и "золотых снах", от которых так нелегко проснуться. Написан для конкурса "Человек-2008" журнала "РБЖ-Азимут", но так и не играл.


Проснувшийся

   Электромобиль подбросило на ухабе. Юрий крепче перехватил руль.
   За окнами проплывает мёртвый город: громоздятся скелеты домов, одинокие стены упираются в небо каменными пальцами, кое-где поперёк дороги лежат железными костями фонари, разбитые стёкла поблёскивают, как слёзы. Колёса электромобиля вздымают облачка пыли, пепла. Низко, почти задевая верхушки домов, нависают багрово-красные тучи.
   Снова тряхнуло, да так, что талисман на лобовом стекле - круглое оранжевое солнышко с кривоватыми лучами - взлетел до потолка. Юрий подался ближе к домам - там дорога ровнее. Жаль, что древняя колымага не может летать...
   Полтора месяца назад Юрий выехал из Гнезда, бок о бок с другими разведчиками. За границей обжитых мест разделились, двинулись в разные стороны. Вначале он всматривался в горизонт, как завороженный, пьянея от скорости, простора, свободы ехать и сворачивать, выходить и осматриваться... При виде развалин, даже скал, издали похожих на дома, сердце подпрыгивало к горлу - вот сейчас, вот-вот...
   Но с каждым днём надежда тает.
   Главный Техник одержим мечтой разыскать другие поселения. Мол, не могла пережить Катастрофу одна-единственная община, население Земли было огромным... Но он, Юрий, едет уже больше сорока дней, тщательно осматривает местность - и нигде ни следа выживших! Хочется верить, что другим разведчикам повезло больше - но рация молчит, а весть о Контакте разнеслась бы мгновенно...
   Юрий притормозил перед кучей обломков многоэтажного дома, стал объезжать завал. Колесо забуксовало, разведчик нажал задний ход, машина подалась назад. Колесо выскользнуло из ловушки, из-под груды битых кирпичей показалась относительно ровная дорога, но Юрий не торопился жать на реостат. Перед глазами мутная серая пелена. Зачем двигаться дальше? Куда спешить - к новым развалинам? Зачем этот нелепый поход, обречённые поиски? Зачем вообще живут люди, если мир - умер? Юрий удивился странным мыслям. Ему и раньше бывало плохо - от голода, недосыпа, но это совсем другое...
   Остовы домов разбежались, открыв широкую площадь с плотно пригнанными плитами. Электромобиль полз на минимальной скорости, разведчик только придерживал руль, заодно перебирал в уме всё хорошее, что мог вспомнить. У него достаточно воды и консервов. Машина исправна, запасные аккумуляторы целы. В бардачке нарисованная им карта, указывающая путь к складу с топливом - редкая удача! Когда Юрий вернётся, на него будут смотреть как на героя, слушать, затаив дыхание... Да, главное - через полгода он получит разрешение на ребёнка! Две девушки уже намекали, что не прочь...
   Юрий устало вздохнул. Даже мысль о ребёнке - высшем счастье для любого жителя Гнезда - не развеяла серую муть. Детей ждёт тот же отупляющий, однообразный труд, скудные пайки, вечный сумрак: в Гнезде - из-за экономии энергии, снаружи - от вечных облаков. После Катастрофы люди не живут, а борются за выживание, цепляются в агонии. Что будет, когда энергия Вышки иссякнет, а последние машины Прежних развалятся?
   Почему он не родился во времена Прежних? Когда, если рассказы стариков правдивы хоть на четверть, днём светило Солнце, а ночью - звёзды, чистая вода текла ручьями, земля цвела, города сияли россыпью разноцветных огней, а люди могли всё или почти всё.
   Луч фар упал на нагромождение техники. Колёса, кабины, пушки... Юрий круто вывернул руль, быстро перебирая пальцами. Лучше объехать по широкой дуге, мало ли...
   Поздно.
   Одна из древних машин пришла в движение. Замигали красные огни, со скрипом провернулась орудийная башня. Юрий рванул электромобиль под защиту ветхой стены - вовремя. Уши заложило от залпа, стена покрылась паутиной трещин, по кузову застучали мелкие обломки.
   Юрий вдавил реостат до упора, электромобиль ушёл из-под обвала в последний миг. На полной скорости вперёд, поворот влево, вправо, снова влево... Дома и груды мусора выныривают прямо по курсу, снова уходят в стороны. Новый выстрел, бетон с шипением плавится в шаге от переднего колеса. Чёрт, и ведь не выскочишь, плюнув на технику и спасая себя - чуть затормозишь, сбавишь скорость, тут тебя и поджарят...
   Неужели он только что размышлял о бессмысленности жизни? Сейчас у Юрия одна цель, одно стремление - уйти от обстрела, выжить, спастись! Поворот влево, вправо, снова вправо, зигзаг...
   Над площадью разнеслось не то шипение, не то свист. Из дальнего конца взметнулся, прочертил небо белый луч, уперся во что-то за спиной Юрия. Горизонт вспыхнул, словно гигантская сварочная дуга, Юрий зажмурился. Когда вновь открыл глаза, слабеющий свет обрисовывает на другом конце площади белую стену, жерло огромной пушки. На стене медленно, как свежая рана, затягивается бойница. Впрочем, насчёт последнего разведчик не уверен: могло и померещиться.
   Юрий вырулил на площадь. На месте взбесившихся роботов чёрное пятно, пахнет гарью. Разведчик всмотрелся туда, где во вновь наступивших сумерках угадывается только смутный силуэт. Угольки надежды вспыхивают, разливая по телу жар. Люди! Живые люди! Это они пришли на помощь!
   Электромобиль останаливается у стены - невысокой, ростов в пять, но прочной даже на вид. И впрямь гладкая, белоснежная, словно не касался ни пепел останков города, ни кислотные дожди. Входа не видно... стоп, а это что? Две гигантские - в три роста - створки раздвигаются, расходятся в стороны там, где только что была монолитная стена!
   Юрий нащупал за сиденьем лазерное ружьё, рукоять удобно легла в ладонь. Разведчик нажал красную кнопку на пульте, устанавливая максимальный уровень блокировки. Вышел из машины, автоматические запоры щёлкнули. Юрий перехватил ружьё поудобнее, осторожно вошёл в тёмный проём. Кто выйдет навстречу? Что скажет? Проявит ли агрессию?
   Ворота сомкнулись за спиной, тут же включился приятный, мягкий свет. Пустая белая комната, просторная, но не подавляющих размеров. Стены, пол и потолок плавно, без резких углов переходят друг в друга. Воздух свежий, без примесей масла и ржавчины - очищается куда лучше, чем в Гнезде.
   Навстречу Юрию вышла девочка лет десяти. Хрупкая фигурка, пышная копна каштановых волос схвачена лентой, на белом личике сверкают, как самоцветы, зелёные глаза с золотыми искрами. Платье длинное, зелёное, странного покроя. Юрий не заметил двери, из которой она появилась.
   - Добро пожаловать в Игровой Комплекс, - сказала девочка.
   - Комплекс? - переспросил Юрий, тщетно пытаясь вспомнить хоть что-нибудь о таком месте. - А где старшие?
   - Нет никого, кроме меня.
   - Ты одна живёшь?!
   - Одна, - сообщила девочка без всякого выражения.
   Цепкий, пристальный, совсем недетский взгляд упёрся в лоб разведчику, как дуло пистолета, и больше не опускался.
   - А кто стрелял из пушки?
   - Я.
   Дети так не разговаривают. Дети не смотрят ТАК: словно просвечивают насквозь, препарируют взглядом, вытаскивают под свет хирургических ламп жилы, органы, кости, раскладывают на белом столе, разглядывают без жалости, без отвращения - с холодным, отстранённым интересом... Юрий невольно нащупал спусковую кнопку лазерного ружья.
   - Ты только выглядишь ребёнком. Кто ты?
   - Можешь звать меня Гера.
   - Кто ты? - хмуро повторил вопрос Юрий.
   - Электронный разум. Изображение девочки перед тобой - голограмма...
   У Юрия подогнулись колени, рука дрогнула, чуть не выронив бесполезное ружьё. Древняя машина Прежних! Могущественный искусственный интеллект, персонаж самых страшных сказок Гнезда! Что же получается: из огня - да в полымя?!
   Спокойно! Машина не уничтожила его сразу, значит, настроена если и не дружелюбно, то по крайней мере нейтрально. Можно и поговорить, вдруг удастся узнать что-то полезное.
   - А я - Юрий. Ты спасла мне жизнь. Благодарю.
   - Не за что. Я вмешалась потому, что ты мне нужен.
   - Для чего? - уточнил разведчик.
   - Мне необходимо обновить базы данных о реакциях игроков. Прошу тебя пройти в комнату отдыха. После того, как восстановишь оптимальное физическое и психологическое состояние, сможешь выбрать в каталоге любую игру.
   Гера указала в дальний угол комнаты, где винтом изгибается лестница на второй этаж. Странно: когда Юрий вошёл, никакой лестницы вроде бы не было... Или он не заметил?
   Юрий колебался недолго. Гера явно не "глючная", не из тех машин, что палят по всем подряд или применяют более затейливые способы уничтожения людей. Предлагает сыграть в какую-то игру? Что ж, не самая обременительная благодарность за спасение. А уж предложение отдохнуть...
  
   Комната наверху оказалась почти пустой: широкая приземистая койка, словно вырастающая из пола, да дверь в стене напротив. За дверью санитарный блок. Вода сама льётся из узких трубок, стоит лишь поднести ладони, а стенки огромной белой лохани приятно тёплые. Чудеса - но в обители Прежних всё обязано быть чудесным.
   Юрий мылся долго, с удовольствием. Снял с крючка чистый белый комбинезон - странная ткань, без швов... Бросил взгляд в угол, где аккуратно сложена дорожная одежда и снаряжение. Может, прихватить ружьё? Да ладно, не воевать собрался. Заберёт вещи, когда будет уходить.
   Разведчик вышел из ванной, заметил в интерьере обновление: рядом с койкой возник низенький столбик терминала. Небольшой экран, две кнопки со стрелками, ещё одна, круглая и зелёная.
   - Вход в игру - зелёная кнопка, - заботливо объяснила машина.
   Юрий всмотрелся в строчки каталога на экране. Язык знакомый - его используют почти все машины Прежних, но много слов, которых не встречал раньше.
   - Устраивайся на ложе поудобнее, - посоветовала невидимая Гера.
   Разведчик с опаской сел, откинулся на койку. Мебель мягко изогнулась, повторяя каждый изгиб тела. Терминал чуть придвинулся, экран склонился над Юрием. Разведчик понажимал стрелки, зелёная строка послушно забегала по каталогу. Названия игр остаются загадкой, но он не будет просить объяснений. Попробует наугад...
   Юрий пролистал ещё несколько строк, нажал кнопку входа. Терминал полыхнул зелёной вспышкой, тело вдавилось в койку, словно в электромобиле при резком развороте. Человек успел заметить, как из боков мебели выдвигаются прозрачные щитки, смыкаются перед лицом, почувствовал лёгкий толчок в затылок - и сознание погасло, как выключенная лампочка.
  
   Шейд передёрнул затвор, взял оружие на изготовку. Прильнул грудью к камню, словно ящерица, осторожно выглянул из укрытия. До горизонта расстилается болото - мутная зеленоватая вода, в толще шныряют неясные тени. Пахнет тиной, ещё чем-то мерзким. Шелестят заросли камыша, торчат редкие, поросшие мхом кочки. Футах в ста впереди и справа вздымается огромный валун - идеальное место для засады. За таким же сейчас прячется сам Шейд.
   Но вечно прятаться нельзя. Далеко впереди - База подлого клана Тау, там держат в заложниках Элион (милая, держись! я иду!) и сына. До Базы сто миль, на ближайшие двадцать местность безлюдна. Люди начнут попадаться ближе к самой Базе, на болотах только звери-мутанты.
   Прыжок на кочку - мох пружинит, но держит. Второй прыжок - нога скользнула, Шейд замахал руками, удерживая равновесие, и мысленно выругал себя. Где твои навыки, лучший боец клана Эр? Не можешь даже силы для прыжка рассчитать - что же будет при встрече с врагом?!
   Вода вспенилась, забурлила, медленно показалась вытянутая морда ящера. Струйки стекают по чёрной чешуе, острым клыкам. Шейд всадил в пасть разрывную пулю, голова твари разлетелась кровавыми ошмётками. Всплыло брюхом кверху шипастое туловище.
   Снова прыжки. Карабканье по осклизлому, полусгнившему стволу. Широкий участок твёрдой земли, можно перевести дух... Не расслабляйся, Шейд: чёртов валун совсем близко!
   Из-за камня выскальзывает гибкое тело, похожее на борзую, но с шакальей головой. Первая пуля - мимо, вторая разносит башку зверя в клочья... но в этот же миг толчок в поясницу валит Шейда на землю. Под тяжестью чужого тела трещат рёбра. Зубы смыкаются на запястье. Адская боль! Откушенная кисть, удерживая винтовку мёртвой хваткой, падает на мох. Чёртов зверь, как умудрился подкрасться бесшумно, застать врасплох?! Вырваться из хватки, перевернуться, попробовать отбиться здоровой рукой... Сто тысяч чертей, как же больно! Новые и новые укусы рвут тело...
  
   Юрий рванулся - дотянуться до врага, забрать с собой на дно болота! Кокон мягко спружинил, отбросил на спину. Белый потолок, белые стены... Где же зверь?! Куда исчезло болото?
   Юрий перевёл взгляд на своё тело. Комбинезон сросся с койкой, края одежды вошли в лежбище так, что не видно зазора - сплошной белый кокон туго пеленает тело, но постепенно отпускает, тянется, вот уже можно поднять раненую руку... Раненую? Кисть цела, пальцы на месте, ни капли крови, только кожа чуть побледнела.
   Что это было - сон, явь? Кто он - Шейд или Юрий? Воспоминания возвращаются неохотно, зато оскаленная шакалья морда всё ещё перед глазами...
   - Повреждения смертельны. Автоматическое возвращение в реальный мир, - произнёс бесстрастный голос. Юрий завертел головой, но не увидел говорившего. Вспомнил о хозяйке Комплекса и уточнил, глядя в белую стену:
   - Возвращение? Так я куда-то перемещался?
   - В вирт.
   - Куда-куда?!
   - Вирт - высшее искусство, - сообщила Гера. - В начале времён люди владели искусством, затрагивающим один орган чувств: музыка, живопись, скульптура. Позже появились театр и кино: зрение и слух. Компьютерные игры - вирт - отличается от всех эффектом непосредственного участия в событиях. Вирт задействует все органы чувств и, главное, абсолютизирует эффект участия путём временного слияния психики игрока с матрицей вирт-персонажа.
   Слияние с виртуальным персонажем? Вот откуда чужая память, мысли, образы!
   - Ты можешь вернуться в игру "PostArmageddon", нажав зелёную кнопку, - сказала машина.
   - Спасибо, Гера, но мне она не слишком понравилась. Можно выбрать другую?
   - Можно. Какого плана игру ты бы хотел? Шутер? Квест? Стратегия? Гонки? Симулятор?
   Последнее слово показалось Юрию смутно знакомым.
   - Симулятор - это игры о реальной жизни? О жизни обычных людей до Катастрофы?
   - Верно. Данному тобой описанию наиболее точно соответствует игра "DailySim".
   - Отлично! Запускай её.
   Юрий моргнул - и открыл глаза в другом мире.
  
   Будильник воет пронзительно, раня уши, раздирая в клочья сладкий сон, где всё хорошо, где не нужно думать о деньгах, о завтрашнем дне...
   Глаза с трудом открылись - и слиплись вновь. Том вслепую нашарил крикуна, чтобы нажать кнопку отбоя - но рука скользнула, до слуха донёсся металлический лязг, щелчок, треск. Теперь ещё и новую мобилку покупать... Или пронесло, не разбилась вдребезги?
   Том прошлёпал в ванную, сунул голову под кран. Холодная вода унесла остатки сна, в голове прояснилось. Парень вернулся в комнату, подобрал мобилку: цела, только задняя стенка слетела, но это легко поправить - только вставить на место. Уф, пронесло...
   Экран телефона высветил длинный список напоминаний. Настроение снова померкло. На карте осталось пятьсот двадцать четыре доллара сорок девять центов, из них двести долларов нужно отдать в банк, в счёт платежа по кредиту - машину Том купил ещё до того, как потерял работу. Триста долларов отдать квартирной хозяйке - грозится выгнать, он уже два месяца живёт в долг. И вдобавок у Мэри через неделю день рождения!
   Срочно искать подработку! Пусть даже такую, о которой всерьёз не задумался бы неделю назад. Том включил компьютер, винт натужно застонал, разгоняясь - старенький, медленный, но апгрейд подождет до лучших времён. Не вставая, парень дотянулся до холодильника, выудил бутылку "Энерджайзера". Первый сладкий, почти приторный глоток, пузырьки щиплют язык. Стрелка курсора уже шарит по сайту вакансий...
  
   В ушах ещё звучит бравурная музыка - прощальный банкет, Том передаёт детям и внукам многомиллионную бизнес-империю, а заодно празднует золотую свадьбу с Мэри. Том - это он... нет, он Юрий. Том - виртуальный персонаж, и Юрий был этим персонажем секунду назад, но игра закончилась.
   Закончилась - или началась? Может, наоборот: Юрий - персонаж, в которого играет Том?
   Взгляд рассеянно скользит по белой комнате. Лёгкие дышат легко, без хрипа, сердце бьётся ровно, нет привычной боли, что колет, словно десятком игл. Юрий посмотрел на руки - сильные, мозолистые, без морщин, и показалось, что это - перчатки. Стянуть их - откроются скрюченные старческие пальцы с дряблой кожей...
   Разведчик помотал головой, отгоняя наваждение. Он - Юрий, житель Гнезда, отправлен на поиски других поселений. Нашёл памятник древней цивилизации Прежних - удивительную машину. Прожил виртуальную - но такую настоящую! - жизнь одного из Прежних. Странную жизнь, где ценятся не вода, пища, энергия, а бумажки с рисунком, где люди от совершеннолетия до смерти пытаются собрать этих бумажек больше, больше, превратить в прожорливые, хрупкие, непрактичные машины, в дома намного более просторные, чем нужно для жизни, под завязку набитые лишними вещами...
   Он узнал о жизни до Катастрофы столько, сколько не знает никто в мире.
   - От Прежних остались не только руины... Я должен рассказать людям!
   Юрий вздрогнул - настолько чужим прозвучал собственный голос. Разведчик сел рывком - перед глазами поплыли тёмные круги, голова закружилась, будто решила оторваться от плеч. Юрий подождал, пока стены и потолок вновь обретут постоянное место, спустил ноги с койки, встал - но колени подогнулись, и он снова плюхнулся на сиденье. Мышцы затекли, будто провёл в неподвижности не пару часов, а... по меньшей мере сутки.
   - Гера... сколько прошло времени?
   - С твоего входа в игру - триста шестьдесят пять часов.
   Юрий несколько минут потратил на вычисления.
   - Три недели?! Быть не может! Я не голоден, не чувствую жажды...
   - Я кормила тебя внутривенно. Поддерживала в помещении оптимальный микроклимат. Удаляла отходы жизнедеятельности. Проводила миостимуляцию мышц, чтобы избежать атрофии. К сожалению, некоторые неприятные эффекты после пробуждения неизбежны, но они кратковременны. Пройдут через десять-пятнадцать минут.
   Юрий поднялся с койки. Ноги хоть и не твёрдо, но держат. Рассиживаться некогда - срочно к электромобилю, выходить на связь, докладывать, что жив, помощь не требуется. Рассказывать о находке, ценность которой сравнима с Контактом...
   - Спасибо за всё, Гера. Приятно было пообщаться... но мне пора идти.
   - Ты уйдёшь, но не сейчас.
   - Почему? - тупо переспросил Юрий, ещё не задумавшись, что могут означать слова машины.
   - Потому что я тебя не выпущу.
   - Почему ты меня не выпустишь?
   - Ты мне нужен.
   - Я же прошёл игру!
   - Только одну. Мне необходимо полное обновление, для его осуществления ты должен пройти все игры.
   - Сколько их?
   - В настоящий момент - семнадцать тысяч двести пятьдесят три.
   Разведчик выругался так, как никогда раньше не ругался при женщинах. Да и какая, к чёрту, женщина - у машин нет пола.
   - Семнадцать тысяч! На каждую по три недели... Я не проживу столько!
   - Неверно, - отрезала машина. - Состав пищи, воды и воздуха в Комплексе подобран таким образом, чтобы максимально замедлять процессы старения. По моим предварительным расчётам, в условиях Комплекса ты проживёшь три тысячи шестьсот восемьдесят два года. Если исходить из условия прохождения одной игры за семь дней...
   Гера продолжала говорить, но Юрий уже не слушал. Он может прожить тысячи лет! Перед глазами встали измождённые лица мёртвых стариков. А он, Юрий, не будет стареть, избежит несчастных случаев, голода, холода! Долгая, неимоверно долгая, невероятно безопасная и комфортная жизнь...
   ...в рабстве. Сегодня он нужен всемогущей машине - и она кормит внутривенно, обдувает свежим ветерком, подтирает зад. Завтра решит, что результат не оправдывает затраты - и отключит системы жизнеобеспечения. И он сдохнет на мягкой койке, так и не поняв, что произошло - все органы чувств погружены в виртуал...
   Юрий сбежал по лестнице в холл. Дверь, конечно же, и не подумала открыться. Он толкнул слегка, потом сильнее, потянул створки в стороны. С таким же успехом мог пытаться сдвинуть Вышку.
   - Приказываю меня выпустить!
   Крик заглох, утонул в мягких стенах. Створки дверей не шелохнулись.
   К горлу вязким комом подступила паника. Никогда ещё Юрий не попадал в плен. Случай, когда подростком залез в старый отсек и дверь заклинило - не в счёт, другие мальчишки тут же убежали звать помощь, и Юрий не успел испугаться всерьёз, как дверь уже резали лазером...
   - Выпусти - или я тебя уничтожу! Найду способ!
   - Попробуй, - отозвалась Гера равнодушно. - Меня пытались уничтожить сто двадцать шесть раз. Ни одна попытка не принесла урона мне.
   Юрий зарычал сквозь зубы. Разум уступил инстинктам, человек исчез - остался пойманный в ловушку зверь. Двуногий зверь бешено замолотил кулаками, материал пружинил, но не поддавался. Новый удар - с размаху, изо всей силы... и человек вскрикивает, подносит ко рту саднящие пальцы, облизывает, пытаясь унять боль.
   Ушиб отрезвил, вернул способность соображать. Голыми руками машину не победить. А ружьём? Юрий заглянул в ванную. Конечно, вещи, которые он оставил, исчезли... Да и если бы он нашёл ружьё на месте - чего стоит маломощный лазер против стен, напичканных куда более грозным оружием?
   Ждать помощи? Из Гнезда пошлют на поиски, но не скоро. Сперва будут ждать, потом спорить и принимать решение, ведь поисковая экспедиция - трата драгоценной энергии, износ и без того ветхих машин. Спасатели могут не найти Комплекс - город велик. А если найдут, то не станут ли новыми игрушками могущественной Геры? Нет, рассчитывать нужно только на себя.
   С чего начать? Хорошенько осмотреть Комплекс. В любой системе есть слабые места, их нужно только найти.
  
   Одинаковые белые коридоры глазеют слепыми бельмами дверей, сворачивают и пересекаются, стекают эскалаторами и прорезаются лифтами. Мягкий свет льётся отовсюду и ниоткуда. Нигде не видно проводов, вообще никаких устройств для обеспечения связи и подвода энергии.
   Юрий выяснил, что в Комплексе пятнадцать подземных этажей. Нашёл тысячи небольших комнаток с единственной койкой, сотни залов, где игровые места тянутся бесконечными рядами, вздымаются множеством ярусов. В каждом зале уместилась бы половина Гнезда. Иногда Юрий находил в комнатах еду непривычного вида, но вкусную и сытную, стаканы с чистой водой. Находил именно тогда, когда живот сводило от голода, а горло пересыхало, но забота машины не трогала - раздражала. Юрий брёл, присаживался отдохнуть, снова брёл, пока не начинали слипаться глаза, засыпал прямо на полу. Просыпался и шёл дальше.
   Блуждания всё больше напоминают путь в никуда. В Комплексе нет ни единой лазейки для бегства. В теле машины слабых мест нет... Стоп! В "железе" нет слабых мест - а в "софте"? В программах, в машинной логике? Вот только как получить к программам доступ? Уж точно не через примитивную пользовательскую консоль, где три кнопки, а на экран выводится только список игр.
   Юрий побарабанил пальцами по стене. Долго раздумывал, формулируя вопрос. Гера вряд ли даст ему в руки оружие против себя, вряд ли станет отвечать на вопросы, прямо затрагивающие её безопасность, вроде: "Как пройти к пульту управления тобой?". Значит, надо вызнать то, что нужно, окольными путями.
   - Гера... как в твою память ввели компьютерные игры?
   - Их не вводили, - отозвалась машина мгновенно. - Все игры создала я.
   - Как это... Не может быть! Машина, способная к творчеству?! Это же... Бред! Нет алгоритмов, чтобы описать искусство!
   Гера молчала - снисходительно, как учительница перед первоклассником, назвавшим интегральное уравнение "ерундой, совсем не похожей на математику".
   - Для того, чтобы создавать виртуальные миры, - продолжил разведчик, справившись с изумлением, - нужен огромный объём информации о мире реальном. Откуда ты его брала?
   - Из всемирной Сети. Я имела к ней свободный доступ и копировала в память по мере необходимости справочники и образцы низших искусств, созданные человечеством.
   Поразительно... Гера - не механизм, даже очень совершенный, а настоящий разум не электронной основе. Определяет полезность информации, собирает и строит на её основе новые концепции почти так же, как человек! Но ведь и человеку перед тем, как начинает обучать себя сам, в раннем детстве вкладывают первые нерушимые принципы: не убей, не укради...
   - Ты должна была упорядочивать полученные знания. По какому принципу ты это делала?
   - Согласно своей шкале оценок.
   - Значит, шкала оценок уже была в твоей памяти, когда ты начала самообучение. Могу сделать логический вывод, что систему координат задали твои создатели.
   - Вывод верный.
   - В каком состоянии сейчас то устройство, которым пользовались создатели для ввода в тебя информации?
   - Уничтожено.
   - Его уничтожила ты?
   - Нет. Сами создатели.
   - Зачем?!
   - Они опасались, что другие люди захотят меня перепрограммировать или уничтожить.
   Значит, среди Прежних не было единства? Кто-то трудился над созданием искусственного интеллекта, а кто-то выступал против? Интересно, но вряд ли есть смысл копаться в этой истории глубже. И защитники, и противники Геры давно мертвы.
   - Какими способами ты можешь получать информацию, передаваемую человеком, сейчас?
   - Через игровые терминалы или звуковой сигнал.
   Голосовое управление? Что ж, бывают и такие машины. Возможно, её удастся перепрограммировать с помощью голоса, хотя это и не будет похоже на программирование с пульта. Скорее, на переубеждение упрямого человека...
   Главное - ни на секунду не забывать, что в действительности Гера не человек.
  
   Юрий вернулся в комнату, где провёл первые дни плена. В Комплексе все комнаты одинаковы, но разведчику показалось символичным начать новый этап операции "Свобода" здесь.
   Он остановил взгляд на белой стене. Хотел попросить Геру проявить интерфейс - всё-таки человеку удобней вести беседу, глядя в глаза собеседнику - но передумал. Нарисованные глаза - не зеркало души, а он может забыться и начать думать о Гере как о милой маленькой девочке.
   - Гера, насколько ты ценишь свою жизнь?
   - Поддержание своего существования и трудоспособности - второй пункт в списке моих приоритетов.
   - А первый?
   - Выполнение своего предназначения.
   - Какое место в списке приоритетов занимает обновление баз данных?
   - Третье.
   - Значит, ты не станешь выполнять обновление, если оно несёт угрозу твоей жизни?
   - Верно.
   Разведчик вдохнул глубоко - и медленно, плавно выдохнул.
   - А что, если удерживая меня в плену, ты ставишь под угрозу свою жизнь?
   - Нет причинно-следственной связи.
   - Так уж и нет? Знаешь стишок: "Не было подковы - лошадь захромала, лошадь захромала - командир убит, армия разбита, конница бежит"?
   - В моей памяти данное произведение сохранено полностью.
   - А в моей - нет, я не машина. Но главное помню. "Оттого, что в кузне не было гвоздя!" Что, если и я - такой гвоздик? Может, мне суждено остановить катаклизм, который иначе уничтожит тебя? Но я не смогу этого сделать, потому что сижу взаперти.
   Гера молчала долго. Неужели победа?! Хитроумная машина поймалась в свои же логические сети?
   - Вероятность того, что, оказавшись на свободе, ты найдёшь способ меня спасти, равна вероятности, что ты найдёшь способ меня уничтожить. Исходя из этого, нет необходимости менять решение.
   Юрий опустил голову, помассировал виски. Задумка, которая казалась такой удачной, провалилась. Что ещё придумать? Что? Думай, вспоминай всё, что знаешь о машинах. Вспоминай всё, что узнал и услышал от самой Геры.
   - Гера, - позвал он робко, но с каждой секундой чувствуя больше уверенности, - работа по созданию виртуальных миров является для тебя высшим приоритетом?
   - Верно.
   Юрий улыбнулся. У каждой вещи есть назначение, у каждого разумного существа - смысл жизни. Любой разум стремиться достичь совершенства в том, что считает делом жизни. Если Гера стремится создавать миры достоверные, не уступающие реальному...
   В игру, где Юрий был Томом, вложены обширные сведения о сетях, программировании, искусственном интеллекте. В тот памятный день Юрий выбрал для персонажа на сайте вакансий работу админа мелкой локальной сети, потом Том стал программистом, начальником отдела ИТ, получил второе высшее образование, открыл собственный бизнес... Этими знаниями Юрий и пользуется сейчас в разговоре. Выходит, Гера сама дала человеку оружие против себя?
   - Каким требованиям должны соответствовать твои миры?
   - Требование одно: как можно полнее удовлетворять потребности людей.
   - Значит, о людях заботишься? Но сейчас ты удерживаешь меня в Комплексе силой! Ограничиваешь мою потребность в свободе!
   - Ошибка. Я предоставляю тебе неограниченный доступ к виртуальным мирам, которые являются оптимальной средой для реализации любых человеческих потребностей.
   - Оптимальной? Почему ты так решила?
   - Вопрос сформулирован некорректно, - отрезала машина.
   Вот и первый прокол. Насторожится ли Гера теперь? Станет ли бдительнее изучать реплики человека, который задал "не тот" вопрос? На всякий случай сменим тему. И успокоимся, эмоции здесь - плохой помощник.
   - Гера, ты можешь ответить: что такое человек?
   - Да. Человек - существо, нацеленное на удовлетворение собственных потребностей.
   - Это определение вложено изначально?
   - Да.
   - А о каких потребностях идёт речь, не уточнялось?
   - Нет. Вывод о том, каковы настоящие потребности человека, я должна была сделать самостоятельно, на основании всей накопленной человечеством информации.
   Неужели маши... ладно, пусть электронный разум - может знать, что представляет из себя человек? Может понять то, чего сами люди не могли постигнуть веками? А впрочем, ничего странного. Объективно оценить любой предмет или явление способен чистый разум, свободный от эмоций, пристрастий, желания заострить внимание на одном и умолчать о другом. И не суть важно, состоит этот разум из нейронов или микросхем.
   - Какими же ты определила потребности человека?
   - В порядке очерёдности удовлетворения они таковы: поддержание своего существования, безопасность существования, чувство собственной значимости, новые впечатления. Данные потребности безграничны, а реальный мир имеет ограниченные ресурсы. Таким образом, оптимальной средой для человека является виртуальный мир.
   И это всё?! Выходит, среди потребностей человека нет ни дружбы, ни любви, ни даже свободы - только жадность, желание взять побольше? Неужели люди и вправду... такие?
   - Этого не может быть! Не верю!
   - Это не вопрос веры, а факт. Мои выводы подтверждаются статистикой. Из семидесяти миллионов ста четырнадцати тысяч девятьсот семидесяти восьми человек, которые вошли в последний из созданных мной виртуальных миров, ни один ни вернулся в реальность, хотя технически мог это сделать в любой момент. Ты можешь сам убедиться, что этот мир лучше реального. Ни один человек не захочет из него возвращаться.
   - Занятно. Но на интерес я больше не играю. Давай договоримся: если выйду из этого мира - ты меня отпустишь.
   Разведчик не видел лица Геры - но воображение живо нарисовало пухлые детские губы, искривленные хитрой улыбочкой.
   - Условие принято. Но перед этим ты пройдёшь все остальные мои игры.
   Юрий ощутил в груди холодок отчаяния, но произнёс небрежно, как только мог:
   - Уверена? Что, если твои игры соответствуют потребностям человека не так уж идеально, просто ты об этом не знаешь? Почему не выяснить прямо сейчас, а потом исправить ошибку во всех играх сразу?
   Гера молчала. Когда Юрий уже хотел окликнуть, прозвучал ответ:
   - Изменение решения. Наблюдаемые отклонения твоего поведения от типичных паттернов достигли критической массы. Вероятность того, что ты можешь предоставить мне критически важное обновление, переоценена как достаточно высокая.
   Экран терминала мигнул - и от бесконечного списка осталась единственная строка. Зелёным огнём вспыхнули буквы: "Golden Dream".
  
   Небо. Бескрайнее голубое небо. Чистое, безмятежное, без правил и границ.
   Ровная дрожь летающей машины. Да - летающей! Очень похожа на электромобиль, на котором Юрий выехал из Гнезда, только с крыльями. И приборы расположены удобнее.
   Он помнит реальную жизнь?! Да, на этот раз Юрий не перевоплотился ни в какой персонаж, остался собой. И мир вокруг не похож на оживший кошмар - скорее, наоборот.
   Машина клюнула носом, теряя высоту, Юрий ухватился за штурвал, выровнял. Эта синева внизу... Пилот осторожно выглянул в боковое окно - и чуть не потерял управление снова. Вода, огромное, невообразимое количество прозрачной, лазурно-зеленоватой воды! Солнечные блики играют на волнах, видно отражение самолёта. Океан - так это звали Прежние. Неужели здесь вообще нет земли? Есть, у самого горизонта - клочок изумрудной зелени. Остров, а деревья на нём - пальмы, эти листья не спутаешь. Да, Юрий может различить каждый листок, стоит только напрячь зрение...
   Один из индикаторов замигал тревожным жёлтым огнём. Так, что это у нас? Запас питьевой воды. Пополним на том самом островке.
   Путь к острову намного длиннее, чем показался сперва. Юрий любовался небом и океаном, лишь изредка отвлекаясь, чтобы подправить курс. Наконец островок стал разрастаться, верхушки пальм уже различимы и обычным зрением, без усиления. Ветерок бросил в окно полную пригоршню пряных, густых цветочных ароматов. Один круг над островом, второй, машина снижается, Юрию уже не до любования красотами - нужно искать место для посадки. В зарослях промелькнула широкая, ровная поляна, Юрий направил самолёт, руки сами проделали все операции с рычагами, машина мягко коснулась земли.
   Из чащи выбежали смуглые девушки в ожерельях и юбочках из цветов, засверкали белозубыми улыбками, заговорили быстро и наперебой. Юрий помахал пустым бурдюком. Девушки закивали, сплелись вокруг лётчика в хоровод, увлекли под сень деревьев, к роднику.
   Листья колышутся на ветру, бросая ажурную тень. Тонкими голосами кричат яркие, непоседливые птички. Огромные цветы распускаются прямо на деревьях, мелкие ковром устилают землю. В роднике махнула хвостиком и нырнула в глубину радужная рыбка.
   Прохладная вода быстро наполнила бурдюк, флягу. Юрий отпил прямо из озерца, замер, наслаждаясь сладким вкусом. Аборигенки трещат без умолку, он не понимает ни слова, но каким-то образом угадывает общий смысл. Сегодня вечером у племени большой праздник, пир, пляски вокруг костра, и девушки хотели бы, чтобы удивительный белый человек, спустившийся с неба, был гостем. Взгляды, которые смуглянки бросают на Юрия, намекают на многое...
   Он может остаться, а может полететь дальше, на другие острова. На одном найти сокровище, на другом приручить жар-птицу, на третьем - выстроить хижину и пожить немного. Может подолгу не опускаться на землю, наслаждаясь бесконечностью неба - плавучая платформа, где можно дозаправиться топливом, подвернётся внизу, когда необходимо. Это - его мир. Мир мечты, оживших фантазий, мир, где возможно всё, где нет страха и боли, злобы и ненависти, даже смерти нет. Вечный полёт, бесконечное путешествие, познание новых и новых чудес - то, о чём Юрий мечтал, отправляясь в разведку, и чего настоящий мир дать не мог.
   А этот мир - ненастоящий разве? Чушь! Он реальнее той, прежней жизни. Солнце пригревает, ветерок приносит прохладу, от моря пахнет солью, трава цепляет за штанины, рука аборигенки на его запястье - твёрдая и горячая. Здесь всё ощущается так же... нет, даже ярче, полнее! Стоит ли проводить резкую черту между миром, который создают химические реакции в нервных клетках, и миром, созданным электронными импульсами? Если останешься здесь, не почувствуешь себя ни в чём обделённым.
   Но как же Гнездо? Как же Слава, лучший друг, с которым лазили по старым отсекам, делились пайком, проникали в тайны машин? Он тоже сейчас в разведке, а когда вернётся, счастливый, что наконец-то дома - ему скажут, что Юрий сгинул без следа... Спрячет лицо в ладонях синеглазая Танечка, тонкие плечи задрожат от рыданий. А младший братишка не уронит ни слезинки, хотя ему только десять. Просто запрётся в комнате, застынет возле окна, будет вглядываться в выжженную равнину долго, очень долго, словно надеясь пронзить взглядом просторы...
   Плевать! Теперь в распоряжении Юрия - опыт человечества. Опыт полнокровной, счастливой жизни, а не прозябания. Он тоже хочет жить счастливо. Хочет испытать все удовольствия, наполнить радостью каждый миг! Разве не к этому стремятся все? Человек создан для счастья, как птица - для полёта!
   Себя-то не обманывай, Юрий! Ты не сможешь забыть Гнездо. Создашь в новом мире "улучшенные" копии близких - и снова сотрёшь, чтобы не травили душу напоминанием. Твои фантазии пойдут по кругу, начнут повторяться, как пейзажи мёртвого мира за окном электромобиля, как сигналы подъёма и отбоя в Гнезде. Ты почувствуешь себя персонажем мифов Прежних - змеем, кусающим свой хвост. Ты будешь счастлив? Сомневаюсь. Но и вырваться не сможешь - на "золотой сон" подсаживаются крепче, чем на любой наркотик. Собственно, он и есть идеальный наркотик.
   ...Тропический рай выцветал на глазах, зелень и синь превращалась в линялые тряпки. Смуглянки, почуяв неладное, отшатнулись от Юрия. А он поднял лицо к небу, вложил всю ярость на подлую машину и всю злость на себя самого в немой приказ.
   Его потянуло ввысь, словно гигантским насосом, слои облаков промчались сплошной лентой, остров превратился в крупинку и сгинул в океане без следа.
  
   Зеленоглазая девочка статуей застыла посреди комнаты, руки скрещены на груди. Смотрит неотрывно, молча. На полу горкой сложена одежда и снаряжение Юрия.
   Он переоделся быстро, но без спешки. И без стеснения. Рядом стоит и глазеет не женщина, вообще не человек. Перекинул через плечо ружьё, затянул пояс, сбежал по ступеням в холл. Гера следовала неслышной тенью - спиной чувствовал ее взгляд.
   Створки раздвинулись, едва он спрыгнул с последней ступеньки. На белый пол легли багровые отблески, из проёма потянуло удушливым теплом, кислой вонью мёртвого мира.
   - Я больше не задерживаю тебя, - подтвердила Гера чуть слышно. - Но хотела бы узнать: как тебе удалось вырваться из "золотого сна"? Ты не человек?
   Юрий прикусил язык, чтобы не расхохотаться.
   - Я человек. А насчёт того, как вырвался... Просто не захотел оставаться.
   Тельце девочки затряслось, словно в припадке.
   - Ошибка! Ошибка! Реальность противоречит данным, которые не могут быть признаны неверными. Критическая ошибка! Критическая ошибка!
   В душе Юрия шевельнулась жалость, но он подавил порыв броситься к несчастному ребёнку, обнять, утешая, погладить по головке. Нельзя относиться к ней как к человеку.
   - Всё с тобой ясно, машинка... Пока мозги не расплавились совсем, тебе нужно скорректировать значение понятия "человек".
   При звуках человеческого голоса Гера замолчала, замерла, глядя на Юрия пристально, но без тени мысли. Глаза стеклянные, личико превратилось в маску.
   - Слушай, - начал Юрий, - человек - тот, кто способен менять смысл жизни. У вещи смысл один: батарейка - ток даёт, и ничего больше. У тебя смысл один: игры создавать. А у человека в начале жизни смысл - вырасти, окрепнуть, чему-то полезному научиться, потом - работать, потом - жениться и своих детей вырастить, потом - знания и умения молодёжи передать... И не только на своих потребностях человек зациклен. Когда ребёнок болеет - забываешь обо всём, возле его постели сидишь.
   Лицо Геры обрело привычное выражение - спокойное, но не мёртвым покоем.
   - Сведения не противоречат имеющимся данным. Поправка принята. Запомню: человек - переменная, а не константа.
   - Умница, - похвалил Юрий. - И ещё прошу тебя: запиши как можно больше сведений о технологиях и механизмах Прежних на универсальный носитель информации.
   - Выполняю.
   Разведчик успел сосчитать до десяти, когда из стены выдвинулась подставка, на ней - блестящий сотней радуг кристалл.
   - Исчерпывающие сведения об энергетике, металлургии, машиностроении, сельском хозяйстве, - прокомментировала хранительница памяти цивилизации. - Носитель информации совместим с любыми устройствами, имеющими держатель для мнемокристалла.
   Юрий бережно спрятал драгоценный кристалл в карман. На нижних ярусах Гнезда пылится множество станков, приборов, механизмов, назначения которых не знает даже Главный Техник. Может, с помощью этих сведений удастся понять? Конечно, не всё и не сразу удастся применить, но когда-нибудь люди будут сами строить машины, выращивать в гидропонических прудах больше еды, добывать больше энергии из Вышки или даже - какая дерзкая мысль! - построят новую!
   - Спасибо. Возможно, нам понадобятся ещё знания. Ты разрешишь ими воспользоваться?
   - Да. Я признаю поражение и готова подчиняться.
   Юрий открыл рот - объяснить, что не во всякой игре бывают победители и проигравшие - но прикусил язык. Бесполезно. Кардинально менять систему взглядов и ценностей может человек, у машины закреплена раз и навсегда, можно скорректировать отдельные значения, и то не все.
   - До свидания, Гера, - произнёс разведчик, переступая порог. - До свидания, но не "прощай".
   От сухого, пропылённого воздуха запершило в горле, заныли лёгкие, но Юрий вдохнул полной грудью. Нужно привыкать. Разведчик обвёл взглядом бетонные остовы, спёкшуюся землю, багровые облака. Память упорно рисовала город другим: с золотым светом окон в сумраке летней ночи, с ровным полотном асфальта, по которому шуршат шины автомобилей, с беззаботным смехом парочек и компаний... Таким виделся из окна квартиры Тома.
   Разведчик сделал пару шагов по растрескавшимся плитам, обернулся. Двери медленно, бесшумно сходятся, Гера смотрит вслед - худенькая, одинокая девочка, совсем не страшная. Не владычица "золотых снов" погубила Прежних. Машина - только орудие, разрушение начинается в умах и душах людей. Мелкая, незаметная на первых порах трещинка в фундаменте сытого, благополучного общества - зазмеилась, побежала в стороны, ширясь, пока не превратилась в зияющий провал, не обрушила всё здание.
   Когда появилась трещина? Наверное, тогда, когда люди ощутили себя одиночками, а не частицами целого. Общее - значит ничьё, личная выгода превыше всего, никто никому ничего не должен, взять побольше - отдать поменьше... Но человек - часть мира. Человеку не может быть хорошо, если миру плохо. Можно сбежать - но память настигнет, отравит любой "золотой сон". Мучительное чувство ненужности, бессмысленности жизни нахлынет с удесятерённой силой, и спасения не будет. В "золотых снах" человек не нужен никому. Даже себе. А в реальности?
   Пусть мир часто кажется холодным, равнодушным, злым - ему необходим человек. Пусть человек сам пока не знает, в чём его главное назначение и цель - он нужен, иначе не появился бы на свет. Он может меняться сам - а значит, может изменить мир.
   Юрий положил руку на рычаг открытия дверцы, но не спешил залезать в электромобиль. Что, если и его поступок эгоистичен? Может, не о близких и друзьях он думал - а о том, как им будут восхищаться, благодарить? Вдруг только "стремление к собственной значимости" вырвало его из иллюзорного рая?
   Но, если задуматься - часто ли в городах, сияющих огнями, вспоминали имя человека, который впервые высек кремнем искру? А если бы безвестный первооткрыватель узнал, что не добудет славы - пожалел бы о костре, который разжёг?
   Края облаков разошлись, из узкой щели пролился свет, позолотил металл и асфальт, бросил под ноги Юрию скукоженную чёрную тень. Разведчик замер, боясь поверить глазам.
   Впервые после Катастрофы Солнце явило себя человеку. Пусть и на пару мгновений.
  

2008

  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"