Тигринья: другие произведения.

Воробышек. История "дорогой мамочки"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.05*145  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока только ворох обрывков... Она родилась в резервации. У неё нет имени - только символ генетической линии и реестровый номер. У неё нет собственности. К ней обращаются, говоря: "дающая миру жизнь"; а за глаза её называют "дорогая мамочка". Любой патриций, не задумываясь, умрёт, чтобы обеспечить её безопасность. Любой житель Республики обязан защищать её даже ценой жизни. Она на полном государственном обеспечении. От неё требуется только одно: рожать детей от кого скажут. Захочет ли она изменить свою судьбу? И удастся ли это ей?.. Пишется.


    Автор обложки: Елизавета Метлинова
    На 05.08.2020

    Обновление Воробышка



Аннотация: Всё, что написано после шестой книги.




Новый кусь 05.08.2020



***


Ко мне приставили охрану. Из бездновых воинов. Лорд Руфус объявил меня родственницей. Зигги запретил мне покидать сад, пока не успокоюсь. Буйствовать, вынашивая ребёнка, не рекомендуется. А хочется. Потому что страшно. Лорд Руфус обещал, что позволит отцу дожить. Но я не обольщаюсь. Передумать высокий лорд Бездны может в любой момент. Может быть он вообще сказал это, только чтобы меня успокоить. Потому что я почти упала в обморок. Лорд Этан наорал на лорда Руфуса на незнакомом языке, который кольцо-переводчик не воспринимает. Потребовала объяснений. Мне их и дали. В голове - пусто. Мыслей никаких нет.

Благородный Кассий Агриппа - потомок аватары лорда Руфуса. В школе разума одной из дисциплин является создание и использование аватар. Лорд Руфус и создал. А уничтожать не стал. Ему было интересно наблюдать мир людей. Не знаю почему - может действительность заела? А потом он свою аватару потерял. Связь оборвалась, а восстановить не было возможности. Часть личности, помещённая в аватару, постепенно восстановилась и лорд об этом случае забыл. Пока не увидел в моей памяти папеньку. Папенька не похож на лорда внешне, разве что впечатлением, которое производит на женщин. А вот внутренне... Часть души? Личности? Неважно. Лорд Руфус сказал, что спустя столько поколений эта часть его стала богаче и он намерен её забрать. Когда придёт время. Спросила лорда Этана, как они забирают свою личность?

Нужен личный контакт. И носитель этой части - умирает. Всегда. Исключений нет. Спросила, а как же дети? Внуки? Страшно за братика-лямбду. Лорд Этан объяснил, что личность можно взять только у взрослой аватары. Но ведь папа не аватара?! Вместо ответа - пожатие плеч. Лорду Руфусу примерно столько же лет, сколько и лорду Этану. Значит, аватара была создана почти пятьдесят тысяч лет назад. И лорд отслеживал свою личность до момента разрыва. Что произошло? Лорд Этан сказал, что скорее всего с аватарой случилось что-то изменившее её настолько, что связь утратила силу. А в отце эта часть личности высокого лорда Бездны неожиданно восстановилась. Как такое может быть? И зачем меня понесло в Бездну? Не встретилась бы я с лордом-защитником, он не узнал бы о папуле!

- Узнал бы. Не казни себя, моя леди. Лорд-защитник постарается не огорчать дающую миру жизнь. Он вполне может себе позволить подождать несколько десятков лет.

- А зачем ему вообще забирать папину личность? Он же восстановился?! Зачем?..

Смахиваю с ресниц злые слёзы. От меня один вред!

- Лорд-защитник уже объяснил тебе, моя леди. Ему интересно.

- Лорду-защитнику нечем заняться?

- Моя леди. - Поцелуй руки. - Тебе самой есть чем заняться. А за выполнением, данного тебе лордом-защитником, обещания я прослежу лично.

- Я надеялась, что папа возродится в Бездне. Может быть, как страж...

- Пора взрослеть, леди Воробышек.

Сотворил из воздуха платок, протянул мне. Непонимающе смотрю на него, а слёзы катятся и катятся по щекам. Но всё это внешнее. Я не могу отдаться горю, потому что вынуждена делить себя на части. Та часть меня, которая отвечает за вынашиваемого детёныша, - спокойна. Иначе нельзя. Ребёнок важнее переживаний. Да, мы бесчувственны. Нас этому долго учат. Наше дело - продолжение рода. А всё прочее - постольку-поскольку. Лорд-протектор успокоенно улыбнулся, ещё раз поцеловал мои пальцы и откланялся.

Посещать папеньку Зигги мне запретил. Сказал, что они сами разберутся. Без слёз и соплей. Перехватил летящий нож, воткнул его в стену по рукоять и ушёл. Грубый у меня муж. Сижу, надувшись, как мышь на крупу - нож не вытаскивается. После пары попыток, вызвала Зигфрида и приказала освободить стену от незапланированного архитектором украшения. Сын кончиками пальцев взялся за рукоятку и выдернул клинок, как будто он был не в стене, а в размякшем куске масла. Забрала нож и отправила ребёнка заниматься делами. Полила цветочки и ушла в свои комнаты. Подумывала навестить Аду или Люциллу, но Зигги сказал сидеть дома, а подавать детям пример непослушания я не хочу. Семья должна быть единой. И... Зигги заботится о моей безопасности...

Разозлившись, занялась коврами. Восточную одежду пришлось модифицировать. Сделала себе расклешёную рубаху тонкого хлопка, широкие шальвары и короткую распашную жилетку. Голову шею и плечи закрыла платком. Успела соткать половину ковра, прежде чем появился Зигги и выдернул меня к папеньке. В чём была! Мерзавец!

- А если бы я спала?

- Принцесса, не морочь мне голову.

И весь разговор. А теперь сижу в кресле (муж усадил) и наблюдаю, как папенька меряется взглядами с лордом Руфусом. Лорд - сама благожелательность, Кассий Агриппа холоден и отстранён более, чем обычно. Антонию не пригласили.

- Я дал нашей дочери слово, что позволю тебе дожить. И намерен это слово сдержать.

Говоря это лорд Руфус щурится, как огромный кот. Но папенька отнюдь не мышь. Интересно, а аватара может "съесть" создателя? Лорд Этан закашлялся. Опять я виновата. Думаю не о том.

- Нашей дочери?

Голос отца способен заморозить. Быстро посмотрела на стены - нет ли инея. Лорду Руфусу - как с гуся вода. Приятно улыбается папеньке. А действительно ли он способен забрать папину личность? Кассий Агриппа не аватара. Пусть, по словам лорда Руфуса, в моём отце проявилась часть его личности, но... Но! Кассий Агриппа - не аватара. И лорд выдаёт желаемое за действительное. Иначе бы не стал рассуждать на эту тему, а просто забрал бы своё. Не отводя глаз от Кассия Агриппы, лорд-защитник бросил в пространство:

- Она умеет рассуждать логически, Мохри.

Холод стали в руке... Укоризненный голос отца:

- Агриппина.

А что сразу я? Обо мне, как будто меня здесь нет, говорить можно. Причём, нет не только меня, а вообще никого, кроме двух лордов высокой крови. Где мои хвосты?! "Ты меняешься... ты меняешься..." а хвостов до сих пор нет. И когти не отрастают. А то бы я сделала коррекцию черт лица лорду Руфусу. Лорд Этан, весело улыбнувшись, подмигнул мне. Зигги и Вителлий Север синхронно нахмурились. Хочется спросить: почему нет Алонсо и барона Алека. Раз уж здесь старшее поколение моей семьи собралось. Но спрашивать папеньку, пока они с лордом Руфусом в молчанку играют, не хочется. А мужья... не ответят. Отправят гардеробом заниматься. Сижу. Медленно закипаю, как чайник.

И? Я хочу сказать, что? Мужчины объединились против общего врага. Против меня! Я нуждаюсь в опеке, а поскольку папенька занят Академией, опекать меня будут мужья и лорд Руфус. Назвала его мысленно лорд-опекун, - получите, распишитесь. Как когда-то с Алонсо... Хочу серенаду!

- Кариссима, хорошо ли это? Ты носишь ребёнка барона Зигмунда и думаешь о синеглазом.

Вителлий Север говорит негромко, но... его все слышат. Злобно шиплю:

- Не воспитывай меня, Вителлий Север. Ты мне пока не муж. И незачем озвучивать мои мысли - здесь есть кому их читать.

Бездновы лорды сделали индифферентные выражения лиц. Папенька смотрит с неудовольствием. Ну, папенька мной доволен только когда я представляю ему очередных внуков. Все остальные мои действия им не поощряются. Дурь и блажь, как говорит Зигги. Лёгкий на помине барон поднял меня из кресла и, простившись с высоким собранием, шагнул в портал.

- Принцесса, до прекрасного года герцогу ещё далеко. Но я даю тебе своё слово: если прекрасный год наступит, пока ты моя жена, - вы проведёте его вместе. На Модене, или где будет угодно герцогу.

Расплакалась на груди у мужа. Зигги всегда меня понимал. Барон не мастер говорить любезности, но... Но! Зигги неизменно добр к женщинам. Как древний рыцарь.

- Шшшш, принцесса, не надо плакать. Тебе лучше отдохнуть.

Зигфаст фон Фальке тоже создал дракона. Где будут жить дети непонятно. Придётся им жён с замками подыскивать. Хотя на месте невест я бы ещё подумала: отправится дражайший супруг выгуливать дракона и жди его. А драконы принцесс похищают. Для кого, спрашивается?..

Зигги утверждает, что я брежу. Лорд Этан, зачастивший к нам, помалкивает. Спросила его у скольких лордов Бездны есть драконы. Может быть советы по уходу за зверушками дадут? И воспитывать их надо. В Академии уже ностальгически вздыхают по домикам стражей. Дракон Зигибранда, названный им Дарри, абсолютно неуправляем. Вытаскивает курсанта с гауптвахты. Гауптвахту пришлось восстанавливать за счёт баронства. Начальники Академий договорились между собой и сдирают компенсацию в двойном, а то и в тройном размере. Чтобы неповадно было! Это родители Ясмин виноваты! Уничтожила девчонка плац, так они ещё и полосу препятствий создали! Но они-то маги! Зигги-старший сказал сыну с драконом, что пока не научатся восстанавливать порушенное, чтобы были тише воды, ниже травы. Дракон человеческую речь понимает прекрасно, хотя и прикидывается дураком.

Утешаю мужа, - рыцари во всех легендах боролись с драконами. Вот и его эта чаша не миновала. Барон рассмеялся и загнал меня на полигон.

Укротить дракона помогли дети Балли. Они с таким трагизмом заявили Зигибранду: "бабушка расстроилась!", что малыш впал в меланхолию. Вместе с драконом. Барон объяснил им, что если они будут "вести себя хорошо", то мамочка будет рада.

Первое действие, для повышения моего настроения, вогнало в ступор всю семью. Дарри, а для трёхгодовалого дракона, он достаточно крупный, - мозгов-то всё равно, как у трёхлетнего малыша, хотя, лорд Этан утверждает, что драконы мыслят по-другому, ну да Бездна с ними обоими. Так вот, Дарри нашёл невесту для Зигибранда. Украл её и принёс моему сыну. Знакомиться. Годовалая леди Бездны от возмущения попыталась поджечь Академию. К счастью, младшие Саэльмо ещё не закончили обучение. Зигибранду невеста не понравилась - плакса. Но Дарри упорствует и твердит, что она вырастет прекрасной женой.

Спешно вызванный близнецами Балли связался с нами и лордами Этаном и Шаугом. Лорд Руфус явился без вызова и допрашивал Дарри на тему: "как ему вообще в голову пришло, украсть для лорда Зигибранда невесту". Дарри шипел и плевался огнём, но это ему не помогло. Лорд-защитник постановил, что наше семейство должно явиться с извинениями к родителям леди Аванен Рис. Аванен, означает "малина". Драконы разбираются! Это Зигги-старший так сказал.

Завтра отправляемся. Пока что за "невестой" поручено присматривать мне. Пою колыбельные, размышляя, не высечь ли дракона. А что будет, когда Дарри озаботится материальным благополучием своего друга-спутника? Мне уже страшно! С близнецами Тита их знакомить нельзя. У этих бандитов слишком много идей, а юные драконы не только впечатлительны, но и предприимчивы. Не успеешь оглянуться, как потянутся с претензиями владельцы сокровищниц.

"Родовой замок клана Рис давно не видел такого количества высоких гостей". Это я привожу фразу из приветствия отца малышки Авы. Ну, кроме нас с сыновьями, все высокие - Зигги, лорд Руфус, лорды-протекторы Этан и Шауг, Ада. Зигги не стал брать старших детей. Оставил первую четвёрку в Цитадели. А Зигибранда и Зигфаста пришлось взять с собой. Зигги-младшему два года и я пока не оставляю его одного. А Зигибранд был вынужден сбежать с занятий. Поскольку он главный виновник, то обязан присутствовать, пока его отец приносит извинения. Дарри свернулся в крохотную ящерку и сидит на плече у сына, изображая фибулу, скрепляющую несуществующий плащ. Испытываю сильнейшее желание оттаскать зверёныша за хвост. Лорд Руфус посмотрел укоризненно. Почти, как папуля. Кругом опекуны! Лорд Этан держится рядом с нами, лорд Шауг не выпускает из вида свою жену. Ада беседует с матерью Авы об охране детей. Леди Шила Рис объяснила моей дочери, что от дракона защитить кого бы то ни было невозможно.

Лорд и леди Рис выглядят очень довольными. Пригласили Зигибранда навещать их, когда ему вздумается. Странное поведение. Лорд Этан, впрочем, пояснил, что радость клана Рис имеет под собой самую прозаическую основу. Клан был в опале. А теперь, после эскапады Дарри, у них есть шанс породниться с правящей семьёй. На моё удивление было сказано, что поскольку лорд Руфус практически признал меня дочерью, то мои дети, соответственно, являются его внуками. В любом случае, опала с семейства Авы снята.

Лорд Рис, вежливо пришепётывая, пояснил в свою очередь:

- Прекрасная леди Воробышек, я надеялся, что Аванен сумеет сохранит кровь дракона. Теперь же я в этом уверен. Дракон выбирает пару не только для спутника, но и для себя.

Хотела поинтересоваться, есть ли драконы у родителей Авы. Но, посмотрев в затемнившееся окно, решила не спрашивать. Дарри злобно шипит, глядя на огромную голову, заслонившую свет. Размеры Дарри сейчас сопоставимы с глазом любопытствующего дракона. Но что-то не то сказано лордом и я, отвлекшись от разглядывания ящера, переспрашиваю гостеприимного хозяина:

- Сохранит кровь?

Лорд Руфус мученически поднял глаза к сводчатому потолку пиршественного зала. Начинаю злиться. Чуткий хозяин поспешил пояснить.

- Женщины не могут отделить от себя драконицу. Кровь дракона означает, что Аванен, достигнув брачного возраста, обретёт вторую ипостась.

- Поскольку леди Рис находится здесь, то в окна заглядывает твой дракон, лорд? Я правильно поняла?

- Абсссолютно.

Шипению прекрасной леди Шилы могут позавидовать сатх. Разозлилась. С чего бы?

***


Отправив ребёнка в Академию, уселись в гостиной. Малыша Зигфаста я уложила спать, несмотря на его протесты, и присоединилась к высокому собранию. У меня множество вопросов, так что...

- Принцесса, может, тебе отдохнуть?

На мой негодующий взгляд барон одарил меня змеиной улыбкой. Лорды промолчали. Начала допрашивать лорда Этана.

- Ты сказал, что повелителей драконов нет уже двести тысяч лет. А как же дракон лорда Риса?

Ответил мне лорд Руфус:

- Дитя моё, лорд Этан не погрешил против истины, говоря о повелителях драконов. Есть огромная разница между повелителем и всадником. Дракон лорда Зигибранда - своего рода аватара. Это означает, что перехватить управление им у твоего сына не удастся никому. А всадники, несмотря на ментальную связь со своими драконами, ими не владеют. Это дракон находит всадника, когда приходит время.

- Время найти пару?

Ада включилась в разговор, запустив своим вопросом ворох ассоциаций. Лорды Бездны схватились за головы. А вот не надо лезть в голову женщине, когда она мыслит. Зигги задаёт самый важный на сегодня вопрос:

- Значит, в драконьей иерархии Дарри на нижней ступени? Если он аватара Зигибранда?

Лорд Этан ответил очень серьёзно:

- Отнюдь. Дарри - свежая кровь. Драконам грозит вырождение. Леди-драконы появляются крайне редко. Малышка Ава - первая за... наверное двадцать тысячелетий. К счастью, драконы живут долго.

Попыталась уточнить:

- А как же леди Рис? Разве она не?..

Лорд Руфус тихо зарычал. Интересно, опала клана Рис связана с замужеством леди Шилы? Дракон её украл! Так я и знала!

- Леди Рис признана драконом лорда Риса, матерью его потомства.

Мои мозги становятся набекрень. Я прямо чувствую, как глаза округляются. Процесс оплодотворения драконом леди Бездны... Потом вспомнила вид леди Арноры в частичной трансформации. Наверное, для порождений матери-Бездны такое возможно. А лорд... он не ревновал свою жену к дракону? Или они были вместе?.. Или драконы размножаются так же, как стражи?..

Лорды и Зигги дружно раскашлялись. Опять я что-то не то подумала? Потянулась за вазой...

- Принцесса, марш к себе.

Вот так всегда! На самом интересном месте! Но Зигги не шутит, я его уже изучила. Поэтому, простившись с высоким собранием, отправилась заниматься садом. Надо будет позже вытрясти из Ады всю информацию. Уж моя дочь с живого лорда Шауга не слезет, - я её знаю.

***


Не стала ждать Аду. Сначала устроила скандал Зигги, за то, что он подражает лордам. Те мысли читают, а он? Зигги не проникся.

- Принцесса, не морочь мне голову. У тебя был такой вдохновенно-обалделый вид, что сразу стало ясно, о чём ты думаешь.

Вспомнила, как Алонсо сказал "не люблю ежей", - постаралась не смеяться. Фыркала, фыркала, потом раскашлялась. Зигги похлопал меня по спине, - чуть нос не разбила - силища медвежья. Всё-таки не удалось сдержать смех. Отсмеявшись, попросила.

- Зигмунд, я хочу расспросить лорда Этана о драконах.

- Мне самому интересно, принцесса.

Ожидаемая радуга вызвала привычные мысли: когда лорд-протектор работает? Сектор Бездны это...

- Множество миров, моя леди. Но я уже давно "работаю" - научился отслеживать контрольные показатели.

Всё. Мозги мои превратились в кашу. "Контрольные показатели" меня добили.

- О чём ты хотела поговорить, леди Воробышек?

Лорд Этан терпелив, но любое терпение когда-нибудь заканчивается. Надо собраться с мыслями.

- Я хотела больше узнать о драконах. Леди Аванен - дракон-оборотень?

- Малышка Ава - истинный дракон. Драконица. На незаданный тобой вопрос отвечу: поскольку леди Рис родила её в... кхм, кхм... человеческом обличье, она до момента достижения брачного возраста сохранит этот облик. Драконица сможет проявиться лишь когда Ава повзрослеет. Если бы было наоборот, то человеческий облик драконица смогла бы принимать с трёх лет.

Не буду спрашивать! Некрасиво это - совать нос в чужую спальню. Зелёно-карие глаза искрятся смехом... что-то я ещё хотела узнать... Вот так заморочат голову и самое важное забудешь спросить.

- Дарри подбирал невесту... с учётом интересов?

Мне ответили величественным кивком, пояснив:

- Разумеется. Он же дракон. Малышка Ава - идеальный вариант для обоих.

Подумала, что спальню надо делать огнеупорной и отправить Дарри учиться магии.

- Леди Воробышек, драконы не учатся магии. Она дана им с рождения. Магия драконов - воля и энергия. Знания им ни к чему.

- А Дарри... я думала...

Опять вежливая улыбка и ехидство в глазах. Термин "думать" ко мне неприменим, я уже поняла. Все мужчины так считают. Глупцы! Если бы я жила сиюминутными движениями души... Задумалась: а как бы это было?

Лорд-протектор не стал дожидаться, закрыл тему Дарри:

- Дарри не пользуется магией, потому что у него есть всё, что ему нужно. Только и всего.

Повторила эхом за лордом:

- Только и всего...

Ну, ящерица недоросшая! Пусть попробует ещё что-нибудь сжечь! Будет восстанавливать!

Лорд Этан тихо рассмеялся, поцеловал мне кончики пальцев, тепло простился с бароном и исчез в радуге.

***


Четырежды в год, когда наш сын сбегает с занятий, мы пару дней гостим в клане Рис. Лорд Руфус одобрил сватовство дракона, за лорда Риса и говорить нечего - он рад, что у дочери есть два жениха, один из которых дракон. На моё недоумение, как в семье всадника и леди Бездны (у леди Рис своего дракона нет) появилась драконица, Балли высказал интересную мысль:

- Мать Бездна знает кому и когда появиться. Дарри нужна полноценная невеста... Свежая кровь по обеим линиям позволит драконам удержаться на грани вырождения.

- Так значит нам следует ожидать скорого появления ещё одной драконицы? Когда Зигги-младший создаст себе дракона?

- Если это будет дракон...

Зигибранду совсем не нравится быть женихом крохотной леди Аванен. Алонсо вместе с Балли пришлось объяснить ребёнку, что поскольку Дарри своим похишением скомпрометировал леди, то о мнении Зигибранда речь уже не идёт. Барон же добавил простую мысль:

- Надо было воспитывать своего друга, сын. Чтобы он, хотя бы, ставил тебя в известность о своих намерениях.

А я предложила заняться арифметикой. Разница в возрасте между Зигибрандом и Авой составляет пять лет. Когда ей будет семнадцать, ему исполнится двадцать два. После того, как Зигги-старший сообщил, что между ним и мной как раз пять лет разницы, ребёнок угомонился и покорно сопровождает малышку на прогулках. Дарри идёт поодаль. Ава настораживается при его приближении, готовая швыряться пламенем. А к Зигибранду отношение, наоборот, положительное. Открутила все регалии с парадного мундира жениха. Драконья сущность проявляется, наверное. Хорошо, что в Цитадели, в отличие от жилищ лордов Бездны, есть автоматы-ателье. Ребёнку не пришлось возвращаться в Академию оборванцем. Заставила самого воссоздавать форму. Сын надулся, как мышь на крупу. Ничего, - это навык полезный.

Дракон Зигфаста уже никого не удивил. Впрочем, в гербе фон Фальке, как раз, дракон. Лорд Руфус пообещал ознакомиться с родословной барона. Во взгляде высокого лорда явственно читается: "Что-то тут не то". Зигги улыбается по-змеиному, но я не реагирую - волноваться вредно. Демонстрирую юным женщинам Саара как себя следует вести в период вынашивания детей. Эти мои занятия Зигги блажью не называет. Как и Алонсо в своё время. Понимают, что важно, а что - нет.

Начала я воспитывать молодое поколение женщин на Модене. Как раз во время осады я имела возможность наблюдать всех вблизи. И меня очень удивило, что женщины и девушки не уделяют времени своему истинному предназначению. Пришлось в приказном порядке заставлять их заниматься. Скандал был!!! Но меня поддержала дона Алмира. Против бабушки герцога никто не посмел высказаться. Учила девчонок правильно дышать, осваивали йогу, психологические практики. Меня поразил случай, когда молодая вдова рыбака потеряла ребёнка от горя. Такого быть не должно! Конечно, дорогими мамочками девчонкам не стать, но суметь противостоять внешним обстоятельствам они обязаны.

Алонсо поинтересовался между двумя поцелуями, зачем мне эти занятия. Объяснила, что это моё понимание долга жены герцога. Ибо истинное богатство герцога - его подданные. Франциско, приведший лошадей, с энтузиазмом согласился: "были бы люди, а богатства добудем". Герцог де ла Модена-Новарро, по возвращении с прогулки, издал указ, обязующий всех девушек с тринадцати лет проходить "курс материнской подготовки". В первые годы набор был разновозрастной. От тринадцати и до тридцати пяти лет...

А через три года никто уже не считал это блажью молодой чистокровной. Статистика не позволила. Девушки, прошедшие годичное обучение, легко вынашивали детей, легко рожали и легко восстанавливались после родов. И дети их были здоровее, чем среднестатистические. Бесплодных женщин и в Мирах Союза хватает. Не так много, как в Империи, но и не так мало, чтобы пренебрегать здоровьем матерей. Конечно, медицина в Мирах Союза на достаточно высоком уровне. И беременная женщина любого сословия получает самый лучший уход, но... Но! Лучше, если медицинская помощь не понадобится вовсе.

Через три года, чистокровные прочих высоких семей тоже организовали сходные курсы. А что такого? Мы-то знаем, что нужно женщине-матери! Сейчас в Мирах Союза, чтобы получить разрешение на брак, женщина должна иметь сертификат о прохождении соответствующей подготовки. Ну это больше заслуга Милочки. Она подхватила эстафету, когда Вителлий Север меня украл обратно.

А в Империи с этим возникли сложности. Пока Тит не обзавёлся тройней. Вителлии повезло, что она почти чистокровная. Только поэтому мои внуки появились на свет относительно легко. Но напугавшийся Тит выбил из Императора обращение к Резервации с "просьбой" об организации занятий для женщин, способных к деторождению. Пенсионерок в Резервации достаточно. И дорогие мамочки, отдыхающие между контрактами, тоже иногда давали уроки.

Так странно... Вроде бы, лёгкая мера, но оздоровление пошло семимильными шагами. А они думали, что обеспечив будущим матерям щадящие условия и полноценный уход, - заботятся о здоровье потомства. Надо решать проблему до того, как она возникнет!

***


Своего дракона Зигфаст назвал Траинн. Потому что такого упрямого создания нам ещё не попадалось. Даже Дарри, как ни лупил малыша крылом по голове, послушания не добился. Зато прокушенные крыло и лапу, и расцарапанный нос пришлось лечить. Размеры не главное, а боевого духа у дракончика Зигфаста хватает.

На приёме у Повелителей Бездны опять были вместе с Вителлием Севером. Нонне исполнилось семнадцать лет. Пора выдавать её замуж. Хорошо, всё же, что лорд Руфус взял детей под опеку. Иначе я с ума бы сошла, думая куда пристроить тринадцатилетнюю девчонку. Зигги и Алонсо сразу ушли в отказ. Впрочем, вспоминая Милочку и Люциллу, я их не виню. Лорды Шауг и Саэльмо тоже в изысканных выражениях посоветовали найти для Нонны другое место. Не лорды, а Люцилла с Адой. Впрочем, Аде я сестру и не доверила бы. Уже одну стерегла. Лорд Руфус приказал Нонне явиться с вещами во дворец Повелителей. И поручил её заботам своей племянницы - леди Ана-Эст-Асии из рода Гусс. Леди Гусс - высокой крови и у неё не забалуешь. Нонна жила в родовых владениях клана Гусс и училась манерам и всему, что должна знать высокородная дама.

Строевую подготовку леди Нонна Вителлия Север не забросила. Регулярно занимается. Леди Гусс одобрила. Занятия помогают держать осанку и учат экономно расходовать силы. Но главное, что строевая подготовка всеми Вителлиями Северами воспринимается, как отдых для души и тела. Даже император Секунд с упоением марширует, подавая пример гвардии. Кси-Клавдия, впрочем, строевой подготовкой не занимается. Присутствует при подъёме флага, и только.

Смотрю на роскошно одетую юную даму, стоящую между мной и Зигги младшим, и не узнаю свою дочь. Нет. Узнаю! Хулиганка незаметно протянула руку и подёргала дракончика за хвост. Траинн с возмущённым рычанием взвился в воздух с плеча своего создателя, Радужная медуза Нонны вытянула щупальце и шлёпнула малыша по носу. Зигфаст начал подзывать питомца, выкрикивая: "Траинн! Траинн!" Торжественная обстановка приёма загублена безвозвратно. Ехидно улыбаясь, мысленно поточила когти. Оба мужа подарили мне осуждающие взгляды. А что я? Детей угнетает официальная обстановка.

Лорд Руфус приподнял левую бровь и летун рухнул на каменный пол огромного зала приёмов. Пол вздрогнул. Медуза Нонны мигом оказалась возле неё и спряталась в пышных светлых волосах дочери. Сын кинулся к своему дракону, а дракон, зарычав, выпустил струю белого пламени в лорда-защитника, стряхнувшего его с себя небрежным жестом. Повелитель, свободно перекинув длинные ноги через подлокотник трона наблюдает за творящимся непотребством смеющимися изумрудными глазами. Темноглазый Повелитель сегодня занимает роскошное кресло рядом с троном и на происходящее не реагирует. Сохраняет доброжелательно-внимательное выражение лица. Выдержка, однако. Я уже знаю, что Повелителей в Бездне двое и они меняются раз в пять лет. В смысле, ответственность лежит на ком-то одном. Пять лет на одном, пять лет на другом. Зеленоглазый - повелитель Мара. Это он подарил Аде маула. А тёмноглазый - повелитель Лаки. К нам он не слишком доброжелателен. Как говорится: "Понаехали!" Можно подумать, оно нам надо! У нас есть Мать-Бездна, а прочие нам не указ!

Крамольные мысли вызвали заговорщицкое подмигивание повелителя Мары и осуждающий взгляд лорда Руфуса. Подумаешь! Зачем лорд-опекун малыша уронил на пол? Траинн мог сломать себе что-нибудь... Теперь дракончик, обидевшись, свернулся в кольцо на шее Зигфаста, изображая ожерелье.

Обстановка начинает напоминать представление детей папеньке, в бытность его Императором Нового Вавилона. Такой же бедлам. Зигги-младшему тоже предоставили опекуна из клана Саэльмо и возложили на лорда Риса обязанность найти воспитателя для Траинна. Нонну официально признали дебютанткой. Ей предстоит обязательное присутствие на всех балах и турнирах. За её внимание будут драться, доказывая право сильного. Ада, с наивной улыбкой, поинтересовалась: примут ли в этих поединках участие стражи. Общее рычание высоких лордов разбудило Траинна. Малыш огляделся, фыркнул и опять уснул, демонстративно вздохнув. Зигги-младший уже не любит лорда Руфуса. Насчёт стражей ответа Ада не получила. Надо вообще-то с бароном поговорить. Что за дискриминация! Моим сыновьям жёны нужны. Может быть леди Бездны сможет одарить стража наследником, не прибегая к помощи дополнительного мужа. Резервация отказывается заключать контракты со стражами. Остаются неэталонные чистокровные. И пусть в резервации попробуют что-нибудь сказать! Надо расспросить дона Публия, как они добывали себе неэталонных родительниц. Впрочем, зачем тревожить свата? Здесь Вителлий Север. Его и буду спрашивать. Тем более, что Бадварду и Герхарду тоже пора обзавестись потомством.

***


Никогда не любила пресс-конференции. Но... надо. Сижу, любезно скалюсь в обьективы голокамер. Острозубый, лежащий справа от меня, тоже периодически скалится. Любезно, ага.

- Госпожа баронесса, что вы можете сказать о внезапном увеличении семьи?

Хранитель на моём плече злобно зашипел. Аромат дикой розы разлился в воздухе, предупреждая. Бедные корреспонденты. Никто их не любит. Даже порождение Матери.

Мелькнула мысль, что в качестве удобрения они, возможно, неплохи. Посмотрела на веселящегося малыша с упрёком. Мне со своими мыслями собраться бы, а тут ещё у него гастрономические интересы прорезались.

Повернулась к Зигги. Муж кивнул, разрешая отвечать на моё усмотрение. Голокамеры прицельно смотрят мне в лицо. Стараюсь улыбаться как можно безмятежнее и переспрашиваю с простодушием голодного крокодила:

- Почему же внезапное? Я знакома с традициями миров Союза.

Подождав пару секунд продолжения, вопрос задаёт следующий корреспондент:

- Обсуждалась ли с вами кандидатура второй жены?

- Барон разбирается в женщинах лучше меня.

Любезно улыбаюсь развеселившимся представителям пятой власти. Острозубый копирует мою улыбку, доведя её до совершенства. Некоторые корреспонденты занервничали. Но не все. Следующий вопрос меня удивил.

- Госпожа баронесса, не опасаетесь ли вы утратить положение первой жены барона?

Постаралась скопировать папулино выражение лица, после очередного перла, услышанного от моих детей: приподняла левую бровь, сохраняя на лице выражение вежливого внимания. Неожиданно осознала, что именно так смотрят Повелители. Ну и ладно. Впечатление это произвело. Голокамеры от меня не отрываются. Поправила говорящего, подчеркнув интонацией:

- Старшей жены барона.

Продолжать не стала. Насмешливо улыбнулась и отстранилась, предоставив Зигги общаться с прессой. Слово "старшей" напомнило им с кем имеют дело и меня более не беспокоили. Дорогие мамочки и в мирах Союза убивают безнаказанно. Привилегия у нас такая.

Выбросила из головы все мысли. Чтобы они не отражались на лице. Сижу, думаю о приятном: пройдёт меньше шести лет и я отправлюсь на Модену. Алонсо никогда не позволит мне застать его за утешением тоскующей наложницы. И герцог обещал, что у него не будет других детей. А Зигги мне ничего не обещал и я не вправе требовать невозможного. Но всё равно обидно. Улыбаюсь. Принцессы не плачут.

- Принцесса, устала? Вы с Бертой можете идти.

Встаю с кресла. Острозубый двинулся на корреспондентов, разрезая толпу, подобно носу водного корабля. И я величаво плыву к дверям зала. Младшая жена Зигги идёт на шаг позади меня. Иерархия должна соблюдаться.

Выйдя из дверей, отправилась к себе. Переоделась в патрицианские тряпки и вышла в сад. Сбрасывать врождённую агрессивность, копаясь в земле.

Я не позволила себе устроить скандал. Сумела сдержаться и от разборок и от истерики. Разборки устроил Зигги. Глупейшая ситуация напомнила давнюю историю с Лолой. Какая мелочь может привести к трагедии!

Отправилась в комнаты мужа, досадуя на глупую служанку, перепутавшую корреспонденцию. Как баронессе, мне приходится разбираться с просительницами. Жена барона - последняя инстанция для женщины, когда ей некому пожаловаться на притеснения в семье. Зигги такие письма не читает - злится. Я уже взяла пачку, как вдруг из спальни барона послышался очень характерный стон. Удивившись, ведь Зигги был в отъезде, я открыла дверь.

Стою, замерев в смятении, желая провалиться сквозь все перекрытия Цитадели. Зачем я только пошла сюда! Надо было отправить за письмами эту курицу. Или одного из охранников. Что теперь говорить! Лучше бы Зигги не открывал мне доступ во все помещения. Собралась тихо уйти, уже сделала шаг назад... Нагая блондинка, обнимающая моего мужа, подняла голову и вскрикнула. Зигги, выругавшись, отшвырнул женщину и принялся одеваться. Я повернулась и вышла из спальни.

Мне хотелось убежать. Броситься к кому-нибудь, чтобы меня пожалели. Вот только к кому? Кассий Агриппа не поймёт. Сообщать мужьям об инциденте - не хочу. От Вителлия Севера сочувствия не получишь. Запрёт на очередной военной базе, только и всего. Алонсо... Нет. Алонсо я говорить об этом не буду. А детям вообще незачем влезать во взрослые разборки.

Сейчас не время демонстрировать женскую слабость. Поэтому я спокойно сижу в кресле, поставив ноги на скамеечку, и жду барона. Меня трясёт от совершенно противоположных чувств. Ярость, стыд, растерянность, обида и, как ни странно, смех. Что чувствуют мои мужья в момент передачи супружеских прав из рук в руки? Но Зигги мог бы устроить свою пассию где-нибудь в другом месте!

- Принцесса...

Муж растерян и смущён. Зная Зигги, понимаю, что это ненадолго. Надо утрясать ситуацию, пока мы оба себя контролируем.

- Твоя подруга может войти, Зигмунд. Я её не съем.

Хранитель зашипел на барона, выпустив колючие побеги. Успокаиваю малыша, легко касаясь пальцами. Он ластится, довольный и я обретаю способность рассуждать здраво, как и подобает дочери Кассия Агриппы.

Черноглазая блондинка боком входит в комнату и прячется за спиной Зигги. Я похожа на людоеда? Всё возможно. Негодование переполняет меня. Лишь знание, что толку от скандала не будет, - барон просто позволит мне убить женщину, - помогает мне сдерживаться. Теперь я негодую ещё и из за этого. Включаю контроль дыхания. Вдох, выдох... Спокойно... спокойно. Зигги никогда не таскал девок, пока я жила в баронстве. Значит, женщина пришла сама. Пришла, зная, что имеет на это право.

- Ты не смог обеспечить защиту женщине, согревающей твоё ложе, Зигги? Она пришла искать убежище?

Чёрные глаза полыхнули отчаянием и вызовом. Блондинка выступила из за спины моего мужа:

- Я пришла потому, что не смогла быть одна. Пришла к отцу моих детей.

Холод стали в руке... Спокойно. Спокойно.

- О детях подробнее.

Удивительно, я никогда не думала, что сумею говорить, как папенька. Может быть, Кассий Агриппа тоже сдерживает бурю страстей, общаясь с семьёй? Приучился, руководя Академией? Зигги отстранил женщину и холодно сказал

- Принцесса, тебе не надо беспокоиться о чужих детях и их матери. Они не имеют отношения к семье. Они не бедствуют, если тебя это волнует.

- Нет, Зигмунд. Они имеют отношение к семье. Ведь это твои дети. Законы баронства позволяют нам решить этот вопрос безболезненно.

- Но принцесса, Людвиг старше Зигибранда.

- И что из этого?

Хотела улыбнуться, но это оказалось свыше моих сил. Поэтому просто смотрю на мужа. Зигги удивлён. И... обрадован. Очередная Лола будет узаконена. Но женщина и Зигги говорили о детях. Есть ещё дочери?

- Людвиг фон Фальке и... его сёстры?

- Только одна сестра. Эмма.

Черноглазая шепчет держась за горло и из глаз её текут слёзы. Странная женщина. Зигги не хватает эмоций? Наверное я для него слишком холодна. Что ж, с моей стороны просто нелепо требовать верности от мужей. Холодно повторила:

- Людвиг и Эмма фон Фальке. Как имя твоей младшей жены, Зигмунд?

На лице у мужа появляется знакомая придурковатая улыбка. Он что? Ожидал, что я к ней на шею кинусь, сливая свои слёзы с её? Барон осторожно вынимает из моей руки метательный нож.

- Мою младшую жену зовут Бертина. - И холодно посмотрев на женщину, повторил. - Бертина фон Фальке.

Блондинка, зарыдав, рухнула на колени, молитвенно сложив руки. Очень странная женщина!

Потом был храм, малая венчальная служба, принятие мной вассальной присяги младшей жены и её детей. И обязательный пир, а как же!

Зигги под шумок умудрился разобраться в произошедшем. Такого варианта я и предположить не могла. Две служанки находились в перманентной ссоре. И когда дочь одной из них устроилась горничной к госпоже Бертине, вторая, ничтоже сумняшеся, использовала первую же подвернувшуюся возможность лишить дочь соперницы хорошего места. Берта сумела добиться свидания с бароном, пробравшись в его комнаты, несмотря на запрет. Четырнадцатилетнее ожидание оказалось ей не по силам. Зигги утешал плачущую красавицу и, естественно, утешениями не ограничился. Берта, всё же, заменяла ему жену в течение двадцати восьми лет. Точнее говоря, она и была его женой. Слуги видят всё и всё знают. А я ещё удивлялась внезапной рассеянности всегда такой исполнительной женщины! Эта гадюка рассчитала, что я убью Берту и дочь её врагини останется без места. Безумие какое-то!

А медики, между прочим, утверждали, что она здорова. И психически тоже. Отправили её в тюрьму. За покушение на убийство. Узнав о том, что госпожа Бертина теперь жена барона, бывшая служанка полностью съехала с катушек. Барон приказал не афишировать произошедшее. Прессконференцию, впрочем, пришлось устроить. Такое знаковое событие в жизни миров Союза, как брак барона фон Фальке требует освещения. Алонсо очень сдержанно поздравил Зигмунда. Так я и не поняла, какое мнение мой синеглазый муж имеет о произошедшем. Хочу серенаду!

Пока что ношу очередных наследников двух баронов - Зигмунда и Алека, зачатых в ночь перед свадьбой младшей жены. Зигги, как ни в чём не бывало, заявился в мою спальню. Хотелось кричать, плакать, топать ногами и швырять в мужа посудой. Ничего этого я не сделала. Я и в баронствах, будучи простой дорогой мамочкой, себе этого не позволяла. А сейчас я дочь Кассия Агриппы и мать императора Секунда. Надо сохранять лицо. Но всё-таки не удержалась и мстительно разодрала спину Зигги ногтями, сожалея о задержке в развитии своей бездновости. "Ты меняешься, ты меняешься!.." - ни когтей, ни хвостов. Клыков и тех нет ещё!

И? Я хочу сказать, что? Зигги слетел с катушек, как в нашу первую ночь на Альмейне. Результатом стали синяки по всему телу и близнецы. А утром этот негодяй заорал "Принцесса, подъём!" и погнал меня на полосу препятствий. А Берта спокойно спит. Она слабенькая! Зигги так и сказал во время спарринга. Воспользовалась приёмом, отработанным с Вителлием Севером, швырнула мужа на площадку, уселась сверху и порадовалась:

- Приятно, что я для тебя "свой парень"!

Зигги заулыбался, живо напомнив сатх, одним прыжком вскочил на ноги, слегка придержав меня, чтобы я не упала, и заявил:

- Ты для меня жена, принцесса. С того момента, как я тебя увидел.

От попытки выцарапать бесстыжие глаза барон уклонился, поставил меня на пол и, шлёпнув по заду, отправил одеваться к свадьбе.

Брачную ночь и ещё две последующих барон провёл с Бертой. Обиделся на меня. А что? Я должна была промолчать? Он на свадебном пиру заявил, что Берте повезло, ибо много лет назад в баронствах я хваталась за нож, когда видела рядом с ним женщину. Я, вспомнив покойную баронессу Зосю, сладко улыбнулась и пролепетала, широко раскрыв глаза:

- Но, Зигмунд! В то время у меня был только один муж.

Берта испуганно пискнула, барон полоснул меня взглядом, а гости, поперхнувшись, дружно схватились за кубки.

Хорошо, что есть традиции, регламентирующие семейный уклад. Берту поселили на нашем этаже, заняв одну из гостевых комнат. С садом, а как же! Зигги чередует ночи, проводя их со мной и с Бертой. Дети... ладят между собой. И всегда ладили. Барон умеет воспитывать детей.

Барон Алек, навестив нас, напугал Берту до судорог. Мило улыбаюсь и точу когти. Мысленно. Страж сейчас занят обучением наших детей. Алан, Бадвард, Вейгар с Вероникой и Герхард с Гердой старательно осваивают всё, что должно уметь стражам. Прочие ещё не доросли. Раньше пятидесяти лет детям рано приниматься за учёбу. Ада уже взрослая, - плащ отрастила, а Бальду учит Хальзе.

Я не могу и не буду осуждать Зигги. Но и забыть о произошедшем тоже не сумею. Мне это не нравится. Вот так, по-детски, формулирую своё отношение к ситуации. Лорд Этан мягко улыбнулся мне. Разозлилась. У самого гарем с редчайшими красавицами!

- Моя леди, мы уже обсудили этот вопрос. К чему возвращаться?

Надулась, как мышь на крупу. Нет, чтобы утешить! Мерзавцы все до единого! Лорд тихо рассмеялся и исчез в радуге.

***


Зигги упрямо ограничивает младшую жену постельными обязанностями. Детей забрал у неё в полгода (имперская манера!) и отдал нянькам. Людвиг с семнадцати лет служит в армии, дослужился до старшего сержанта. Зигги несколько раз предлагали отправить сына в Академию, - барон не реагировал. Пришлось поскандалить. Обозвала его крохобором, обвинив в экономии на детях. Берта молчит и тихо плачет. А я должна за её детей биться.

Зигги чётко прописал в обновлённом законе, что младшие жёны (во множественном числе! Где мои хвосты?!!) не имеют прав на титул. То есть, Берта, став женой барона, продолжает оставаться госпожой Бертиной. Только добавка Фальке в качестве фамилии. Приставки "фон" она лишена, в отличие от детей. Первоначально он дал ей имя "фон Фальке". Но потом, когда речь зашла о титуле... забрал. Возможно, Берта была слишком настойчива? Или плаксива? Барон не любит плачущих женщин. Как и Вителлий Север. В праве наследования очерёдность также установлена сначала по статусу, а уже потом по возрасту. То есть, мои дети любого возраста идут перед детьми Берты.

- Зигмунд, но дети-то в чём виноваты?

- Принцесса, не говори ерунду. Сравнивать детей от тебя и от Берты просто смешно.

- Мои дети уже не совсем люди, Зигмунд.

- Вот именно, принцесса. Саар, Рапалль и Везер тоже не совсем курортные миры.

- На Везере я ещё не была.

- И не будешь. Там можно находиться только в скафандре высшей защиты. Везер непригоден для людей.

- А...

- Полезные ископаемые, испытания средств защиты и охота.

Ну конечно. Охота! Как же без неё! Не стала расспрашивать Зигги. При случае поинтересуюсь у зятя-протектора, что это за Везер такой и на кого там охотятся.

***


Зигги уже и сам не рад, что затеял эту историю с младшей женой. Берта пытается слезами добиться привилегий. Обязанности баронессы исполнять она не желает, а желает распоряжаться в Цитадели и блистать на официальных торжествах рядом с Зигги. Смысл? Не умеешь руководить, не лезь в управление. Я вот не лезу. Занимаюсь тем, что умею делать. Барон абсолютно беспомощен перед женскими слезами. Оставил баронство на Зигфрида и сбежал со мною на Альмейн. Когда выезжает по делам, сижу в Делоне. Барон Алек доволен, дети-стражи тоже. Навещают. Дитер и Дагмар вообще дежурят поочерёдно возле меня.

А почему? Потому, что черноглазый и светловолосый (убойное сочетание) Людвиг фон Фальке потерял голову. Убивать сына барон не хочет. И доводить до того, что его убьют братья тоже. Дракончики совершенно недвусмысленно рычат на родственника. Впрочем, сын Берты ведёт себя прилично. Только всё время старается оказаться там, где я могу пройти. Зигмар, занимающийся в баронстве безопасностью, предупредил, что Берта жалуется на меня барону - я околдовываю мальчика. Не хочу иметь с ней никаких дел. Убью негодяйку. Зигмар показал мне контракт по которому она гарантированно бесплодна. И есть медицинское заключение, подтверждающее это. Малыш разобрался с медиками-взяточниками, а что касается самой Берты - после драки кулаками не машут. Прерывать беременность никто никогда не будет, за это - смертная казнь. В мирах Союза так же, как и в Империи. Слишком мало рождается детей, чтобы ими рисковать. Да барону эта мысль и в голову не придёт.

И дети Берты - здоровые, сильные и красивые. Похожи на мать внешне, но характер у них от Зигмунда. Хорошо, всё-таки, что барон отобрал их у матери. Эмма в пансионе - учится быть дамой. Скоро ей исполнится семнадцать. Будем подыскивать жениха. С учётом тёщи-гадюки надо кого-нибудь покрепче. Может быть в Империи. А Людвиг... Людвиг учится в Академии и прогуливает, ошиваясь возле меня на границе видимости. Надо его женить. Может быть подобрать для ребёнка чистокровную? Спросила у Зигги, получила отповедь.

- Принцесса, твой сын Секунд, несмотря на то, что был внуком Императора, зарабатывал на чистокровную. Почему Людвиг должен получить её, не прикладывая усилий?

Расстроилась. Не хочется объяснять мужу, что я хочу отвлечь его сына от бесплодных мечтаний. Барон внимательно посмотрел на меня, усмехнулся по-змеиному.

- Берта мне сообщила о чувствах, которые Людвиг питает к тебе, принцесса. Я знаю, что ты не давала повода. И Людвиг не первый и не последний теряет голову из за тебя.

Мягко возражаю:

- Твой сын не потерял голову, Зигмунд. Мальчик ни разу не заговорил со мной и не подошёл ко мне. Это увлечение пройдёт, когда он женится и обзаведётся наследниками.

- Людвиг сам добудет себе жену. Не обсуждаем, принцесса.

- Хорошо, Зигмунд. Тебе виднее. Постарайся только, чтобы молодые не жили рядом со свекровью.

- Тебе не нравится Берта, я уже понял.

- Странно, правда?

Муж фыркнул, потом рассмеялся. Почему мне слышится горечь в его смехе? Лола, по крайней мере его любила. А Берта... Берта любит только себя. Впрочем, при её происхождении, это не удивительно. Берта дочь Маргариты - внучка Эльзы. Маргарита выскочила замуж в мирах Союза, когда граница была открыта, родила девочку, потом ей подвернулся более выгодный брак и она развелась, оставив крохотную дочь с отцом. Граница закрылась. Это мне уже Терций сообщил. Дети объединились, оберегая меня от Берты. Эльзе Терций ничего о внучке не сказал. Не знаю, правильно это, или нет. Пусть сам решает. Если уж сама Гретхен не сообщила, хотя регулярно привозит Эльзе внуков на погостить.

Предупредила сыновей, чтобы они не ставили в известность Гретхен об изменении в положении дочери. Узнав, что Берта стала женой главы одного из Великих Домов, Гретхен тут же воспылает родственными чувствами. Материнская любовь захлестнёт баронство подобно цунами. Я этих акулят ещё детьми помню. Берте до маменьки далеко. Гретхен Академию исхитрилась закончить. А братца её Тит держит при себе. Отто незаменим, когда начинается грязная игра. Дон Публий наблюдает за акулёнком, чтобы тот не зарывался. После знакомства с доном, Отто намерен создать собственную Семью. Наблюдает и учится.

Зигхард и Зигела появились на свет в Делоне. Барон счастлив, что может дать стражам родовые имена. Предложила ему подумать о вторых именах для Дитера и Дагмар. Отмахнулся от меня. Ну и ладно. Живу в Делоне, вскармливаю потомство, не забиваю себе голову ерундой.

***


Полгода не вылезала из Делона. Гуляли с Алеком по лабиринту, а в основном, всё время проводили в саду. Детям полезен свежий воздух. Близнецы знакомятся с внешним миром. Барон пытается мне о чём-то сказать, но всё время сбивается. А Зигги улыбается змеиной улыбкой. Странно это всё.

Ситуация разъяснилась, когда Зигхарду и Зигеле исполнилось полгода. С этого времени, баронесса уже может выходить в свет. Зигги-старший устроил праздник. Прибыли все бароны. А когда объявили "барон Луций со спутницей", я поняла, о чём так и не смог мне сказать Алек.

Вежливо улыбаюсь, смотрю на распахнутые двери в большой зал. За пару секунд два раза убрала ножи. С правой руки и с левой.

Консул в баронской одежде выглядит не хуже, чем в форме. Алый плащ, впрочем, Вителлий Север сохранил. Имеет право. А сопровождает его... патрицианка. И... ей привычнее носить форму, чем "церемониальную одежду, освящённую традицией", как патрицианские тряпки называет Люцилла, до сих пор воюющая с Балли за право носить одежду не из драгоценных камней. И... они идут к нам.

- Кариссима.

Голос мужа предупреждает. Для всех консул просто приветствует меня, но я-то изучила малейшие интонации. Улыбаюсь барону Луцию и его спутнице.

- Благородная Агриппина, позволь выразить мою благодарность. Я очень счастлива с твоим мужем.

И картина сложилась. Я вспомнила Юлию. И Марка Флавия. Прекрасный год. Традиции Республики, которые Марк Флавий и Кассий Агриппа не стали отменять. Дарить женщине радость в её прекрасный год. Это не обязанность. Это привилегия. В Бездне свободные союзы заключают с целью обзавестись потомством. А на Новом Вавилоне свободный союз заключается в прекрасный год. Женщина выбирает из многих претендентов. Вителлий Север до сих пор не принимал участия в смотрах. Но если бы даже и принимал, - в прекрасный год не отказывают. И не ревнуют. Нет смысла ревновать к уходящей.

- Я рада, благородная...

- Постумия. Центурион Постумия.

В зале зашептались, как подсохшие осенние листья шуршат под ветром. Зигги размышляет, радушно улыбаясь гостям. Потом, всё-таки, тихо спросил меня:

- Принцесса, мне непонятен ваш обмен фразами. Ты собираешься устроить очередной брак своего мужа?

- Это свободный союз, Зигмунд. Благородная Постумия привита и сейчас проживает свой прекрасный год. Наши традиции предписывают предложение свободного союза. Центурион выбрала из всех соискателей моего мужа.

- Может, мне тоже поучаствовать?

- Это не смешно, Зигмунд. Возможно, через пару-тройку сотен лет этот обычай уйдёт. Как и прививки. Но пока - это традиции Нового Вавилона. Мы с этим росли.

- Не обижайся, принцесса. Я неудачно пошутил.

Молча коснулась руки мужа. Зигги кивнул мне и отправился очаровывать благородную Постумию.

- Кариссима, ты прекрасно выглядишь.

- Я знаю, барон Луций.

Ехидно улыбаюсь Вителлию Северу. В глазах консула легко читается желание утащить меня в какую-нибудь пещеру. Цивилизован мой муж только с истинными патрицианками.

- Ты выбрал хороший способ отвлечься, муж мой.

Ледяная вспышка притушена полуопущенными веками.

- Это не я выбрал, кариссима. Наш Император в мудрости своей приказал мне принять участие в отборе.

- Наш Секунд? - Сказать, что я удивлена, значит не сказать ничего.

- Нет, кариссима. Твой отец. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! сообщил, что в следующий раз меня вздёрнут без суда и следствия. Высоко и мгновенно. И приказал включить моё имя в списки.

Ну папуля! Что бы ему раньше не сообразить, не доводя до моего похищения и прочих глупостей?

***


- Мама, они убили его!

Протянула руки к дочери и Мирочка, обняв меня, расплакалась горько и безутешно. Зигги отошёл к Алонсо и барону Алеку. Страж растворился в черноте своего плаща. Это что-то новое. Исчезнуть на месте, не открывая дорогу стражей...

Дождавшись, когда рыдания начнут стихать, спросила у дочери:

- Они живы?

Тридцатишестилетняя Алмира Радзивиллува полыхнула синими глазищами и хрипловатым от слёз голосом ответила:

- Разумеется, нет.

Я успокоилась за дочь. Малышке (всего на полголовы выше меня) надо было просто сбросить напряжение. Узнать бы ещё кого убили и кто эти ныне покойные "они". Посмотрела на Алонсо. Муж успокаивающе улыбнулся мне. Значит мои внуки живы. Тадеуш? Мирочка в фиолетовом платье, волосы покрыты газовым покрывалом. Тоже фиолетовым. Цвет траура в высоких семьях Союза. Наверное, действительно Тадеуш. Ну... род не прервётся - трое сыновей у них есть.

Открылась дорога стражей и Эльза обняла мою дочь, помогая ей подняться. Ну да... Эльза урожденная Радзивилл. Терций, наверняка, сейчас выясняет что произошло, помогая Ченте в расследовании.

Мирочка уже успокоилась, кивком поблагодарила Зигги за соболезнования. Устроилась в малой гостиной и пьёт чай. Пирожные, впрочем, не ест. Крошит на тарелочке.

Собиралась поговорить с Алонсо, так Зигги меня к мужу не подпустил.

- Побудь с дочерью, принцесса. Мы разберёмся сами.

Мерзавец ревнивый! Уйду в Бездну, отращу хвосты, как у Матери и буду всех по головам бить. Радужное сияние присутствующих не обеспокоило. Острозубый насторожил уши, но с места не двинулся. Лениво пошевелил хвостом. Кто-то знакомый.

Лорд Балли Саэльмо, шагнув в гостиную, склонился в придворном поклоне перед нашей троицей и заморочил нам головы цветистой речью. Я так и не поняла в какой момент Мирочка начала улыбаться. Переглянувшись с Эльзой, отправилась распорядиться о гостевых комнатах. Оказывается всё уже подготовлено и даже любимые Мирочкой ветки цветущего жасмина стоят в вазах. Барон Зигмунд всегда умел подбирать служащих. Зигги только в женщинах не разбирается. А может и разбирается, только ему было всё равно, потому что он счёл общение с Бертой временным.

Решительно отбросила мысли о Берте из головы. Мне хватает и других забот. Близнецы требовательно закурлыкали. Желают общения. Мирочка с Эльзой отправились знакомиться с детёнышами. Крохи шипят на сестру и на Эльзу. Эльза вообще чужая, а сестра родная только на треть. Дамы, не обращая внимания, на шипение, воркуют с детьми. Баронские отпрыски смотрят круглыми глазами. Не доверяют. Вошедший Алек взял малышей на руки, сообщив, что забирает их в Делон. Две головёнки трогательно прижались к плечам барона. Курлычут ласково. Практически воркуют, как ройхи, только тише. Страж с нежностью смотрит на детей. Чёрный плащ вихрится, окутывая малышей, оберегая...

Нас тоже отправили в Делон. Во избежание. Топала ногами, - не помогло. Мужчины развлекаются, расследуют покушение. Вителлий Север присоединился к охоте. А нас с Мирочкой и благородной Постумией - под крыло к барону Алеку. Балли предложил Мирочке погостить у них, но Алонсо отказался, поблагодарив за предложение. На моё удивление муж ответил, что одна Мирочка не может гостить в чужом доме. Дочери через год придётся выйти замуж, так что о репутации следует позаботиться. Надо подобрать для неё дуэнью. Постумия не годится - ей не так много осталось.

Лазаем втроём по лабиринту каждое утро. Потом занимаемся с детьми. Спросила Постумию умеет ли она летать на ройхах, - хотела посетить долину. Мирочку-то мы отправляли на Альмейн ещё в одиннадцать лет. Мало ли что. Вителлий Север не удосужился предложить свободной спутнице погостить у серых лордов. Хотя, они жили на военных базах... А вот Тит, в своё время, догадался отвезти Юлию сопровождать птенцов. Вспомнив, какой счастливой Юлия вернулась оттуда, попросила Алека отвезти центуриона Постумию выполнять договор со слугами Матери. Барон спросил разрешения у Вителлия Севера, получил его, отвёл центуриона дорогой стражей доложиться консулу о временном отсутствии в расположении части (тьфу-тьфу-тьфу) и переправил благородную Постумию к серым лордам. Вернулась она уже самостоятельно на ройхе. Окрылённая, сияющая и полная энтузиазма.

Ждём теперь, когда нас выпустят из Делона. Пытаюсь расспросить Мирочку, - молчит. Не давлю на дочь. Девятнадцать лет они прожили с мужем. Пусть горе уляжется.

В качестве дуэньи для Мирочки вызвалась побыть леди Арнора. Алонсо, растерявшись от такого щедрого предложения, промедлил с ответом пару секунд и сокровище Бездны, доказав, что она недаром входит в семёрку лучших её воинов, тут же принялась благодарить герцога за доверие, заверяя, что Мирочка будет в полной безопасности, как в её поместье, так и вне его. Балли... молчит. Опасается хвостом получить от старшей родственницы. Пообещал только, что племянники прекрасной Алмиры будут регулярно навещать её.

Попросила у Зигги разрешения посмотреть, как устроится дочь. Младшая жена у барона есть, так что я могу развлечься поездкой в гости. Об этом я, конечно, не стала говорить. Зигги хотел уклониться от ответа, но я припёрла его к стене во время торжественного обеда и барон любезно согласился погостить в родовом замке лорда Саэльмо. Следовало ожидать, что одну меня не отпустят.

Отправились всем кагалом. Алонсо - к лорду Шаугу, навестить Аду. Мы с близнецами и баронами Зигмундом и Алеком к Балли. Зигги прихватил и Дитера с Дагмар. Не иначе, проникся моей идеей заиметь безднового зятя. А то у Вителлия Севера есть Балли, у Алонсо - лорд Шауг, а у Зигги никого. Непорядок. Политически неправильно. Вителлий Север, вместе с центурионом Постумией, тоже отправился к зятю. Не знаю, выдержит ли родовое гнездо клана Саэльмо такое нашествие.

Сатх выползли из подвалов и радостно шипят, приветствуя нас. Впрочем, к змеям Бездны все привыкли. Даже благородная Постумия. Сатх входят в число достопримечательностей императорского дворцового комплекса Нового Вавилона. Люцилла тоже "радостно" шипит приветствия баронам. С Дитером и Дагмар, впрочем, расцеловалась вполне доброжелательно. О Мирочке и говорить нечего. Люцилла до сих пор считает своим настоящим отцом Алонсо. Вителлий Север - биологический отец. Ему - формальное уважение. А герцогу де ла Модена-Новарро - дочерняя любовь.

Устроились в замке. И леди Арнора здесь же. Балли собирается организовать для гостей охоту с л'риссами. Надо же родственников развлечь. Хрустальный звук рога у ворот замка отвлёк от приготовлений. Балли пошёл к воротам, а леди Арнора открыла зеркало Бездны. Посмотреть, кто это там такой церемонный. Посмотрели. Оказывается, в Бездне носят и форму.

- Цвета лорда-защитника. Что ещё он придумал?

***


- Маленькие детки - маленькие бедки. Большие дети - большие хлопоты. - глубокомысленно заявила леди Арнора.

Молчу. Говорить не могу. Горло сжато спазмом. Я так и знала! Они убьют моего мальчика. Юная леди развлекается, а мой сын из за этого умрёт в тридцать два года. Суд Матери! Что может противопоставить человек лорду Бездны? И заступиться нельзя - Че уже взрослый...

- Мама, позволь проводить тебя...

Смотрю на зятя. Жду продолжения.

- Лорду Энрике нечего противопоставить своему противнику. Мы можем только молить Мать Бездну...

Не говоря ни слова, встала, опершись на предложенную Балли руку. Шаг в радугу и мы перед дверьми в святилище.

И опять я падаю в Бездну, заглянув в третий глаз Матери. Не знаю, как сформулировать просьбу. Это я виновата. Алонсо предупреждал, что следует ограничить их общение. А я посчитала это преждевременным. Вот наш мальчик и выбрал себе даму сердца. И другую жену он не захочет. А скорее всего, и не будет у него другой жены. Потому что и... Нет! Я не хочу! Почему из за куска бездновой земли мой сын должен умереть?!

Замок Ясмин занял горное плато на чужих землях. Кто же знал, что замки сами выбирают себе место? Лорды-протекторы, наверняка, знали. Лендлорд и не возражает против замка Ясмин. При условии, что сокровище Бездны войдёт в его семью. А если нет - земельный спор разрешит суд Матери. Вызвать на поединок сокровище Бездны лорд не может. Тем более, что Ясмин - несовершеннолетняя. Даже до школы Разума не доросла! Но уже собралась поселиться с Че на чужой земле в собственновыращенном замке. Дитю хочется на травку! Семейство Аллоу не воспринимает человека всерьёз. Ясмин приятно общество смертного? Пусть развлекается. И союз с лордом Нейлом для них не просто приемлем, но - желаем. Я всё это знала. Надеялась, что и Че это понимает. Он ведь не глуп! Но... чувства! Это в нём от отца. Я хотела бы, чтобы мои сыновья унаследовали хладнокровие Кассия Агриппы. Безрезультатно. А теперь, Че вынужден принять вызов за леди Ясмин. Потому что леди не нравится наследник лендлорда Нейла. И сам лендлорд.

Выплеснула всё это Матери и смиренно замерла, ожидая... Чего? Не знаю. Оказалась у закрытых дверей храма. Подношение кровью Мать приняла. Но... никакого знамения. Что ж! Буду ждать результата поединка.

- Балли, проводи меня в Делон. Мне нужно полчаса времени.

- Мама, вмешиваться в...

- Я не собираюсь вмешиваться. Я хочу переодеться.

- Я пришлю мастера одежды.

Поискала глазами что-нибудь... зять с почтительным поклоном подал мне фарфоровую чашечку. Хлопнула её об пол и рявкнула:

- Я не собираюсь объяснять ЧТО мне нужно! Я в состоянии сама...

Балли подхватил меня на руки и шагнул в Делон. Замок излучает возмущение. Лорд Бездны в отсутствие хозяина дома... Мимоходом погладила стену, прося извинения за выбор сопровождающего. Меня окутало теплом. Здесь я не просто дома. Здесь я почти богиня. Шагнула в гардеробную и сотворила себе костюм в старокитайском стиле. Только не голубой, как когда-то на обручении Витольда-младшего и Каси, а бледно-зелёный с вышитыми цветущими ветками дикой сливы. Сафьяновые туфельки тоже зелёного цвета. Достала шкатулку со шнурами и нефритовыми фигурками, полученными в подарок-извинение от великого кагана, головные украшения и серьги. Слуги замка аккуратно упаковали всё это великолепие и зять перенёс меня обратно в Бездну. Отрешившись от всего, привела себя в порядок, слегка подкрасилась, удлинив глаза стрелками, поднятыми к вискам, заколола волосы в сложную причёску, украсив их шпильками с хризоберилловыми и бирюзовыми навершиями, оделась, превратив себя в драгоценную игрушку. Восхищённый Балли проводил меня на место. Зигги покосился на меня, желая что-то спросить (скорее всего, поинтересоваться, где я гуляла столько времени), но промолчав, встал с места, чтобы помочь мне сесть.

Сохраняя лёгкую улыбку, смотрю на арену для поединков. Я буду держать лицо столько времени, сколько сумею. Че умеет драться с оружием и без. Но боевого облика у мальчика нет. Надеяться на то, что его противник не использует боевой облик не стоит.

Поединок оказался неожиданно долгим. Наследник лендлорда прекрасно фехтует и не отказался от возможности продемонстрировать всем своё умение, благо противник достойный. Че учился фехтованию в Академии и со старшими родственниками. Барон Алек никогда не отказывает моим детям в уроках.

А после того, как все зрители признали уровень противников равным, молодой лорд взялся за моего мальчика всерьёз. Длинные клинки отложены. Разрешено два колюще-режущих предмета и, разумеется, голые руки. Вот только у лорда Бездны эти голые руки имеют когти, способные прорезать сталь. А чешуя, мгновенно заменяющая кожу, не позволяет нанести даже царапину.

Сижу, наблюдаю, сохраняя на лице спокойствие. Че пока удаётся уворачиваться. В Академии их хорошо учат. Перед началом поединка я сказала ребёнку, чтобы он слушался инстинкта убийцы. В детях Алонсо он сильнее, поскольку наследуется по обеим линиям. Малыш скользит тенью и невесомым облаком. Потом мгновенно жалит противника. Безрезультатно. Только скрежет чешуи. Позволяю проявиться ледяному презрению переполняющему меня. Страха на моём лице они не увидят. Я даже не сжимаю зубы, когда лорду Нейлу всё-таки удаётся зацепить Че. Кровь моего сына плеснула на тёмно-синий песок арены поединков. Лорды Бездны могут двигаться очень быстро. Мне ли не знать! Мимолетно задумалась, почему Че пользуется только одним ножом. И тут же получила ответ. Игры кончились. Если ребёнок не завершит поединок, он просто истечёт кровью. Сын плавно повёл левой рукой, пролетая мимо своего противника и... наконец-то, никакого скрежета! Яростный рёв потерявшего самоуверенность лорда Бездны. Лазерное лезвие, оказывается, способно повредить защитную чешую. Жаль, что его можно применять только на близком расстоянии.

Боевой облик рода Нейл способен напугать даже сатх. Наверное. Надо бы проверить. На арене сплошной клубок. Старательно удерживаю спокойствие. Разорвёт ведь в клочья! Хранитель ласково гладит меня бутоном на кончике ветки. Если мой ребёнок погибнет, лорду не жить. Я не могу вмешаться в суд Матери. Но пусть попробуют мне запретить наказать виновника.

Фонтан тёмно-синего песка, взметнувшегося вверх, разбросал окровавленных противников. Все зрители вскочили с мест и... опустились на колено, приветствуя мать-Бездну. На вершине тёмно-синей колонны танцует юная девушка в такой же одежде, как и у меня. Шесть широченных рукавов разлетаются в стороны, подобно крыльям. Воплощение вечной юности Бездны смеётся. А мне не до смеха. Лорд Нейл вернул себе человеческий облик, исцелившись от ран, и пытается осторожно поднять Че. У сына сломаны обе руки и он весь в крови. Хранитель у меня на голове злобно шипит. Взмах светло-зелёного крыла... то есть, конечно же, рукава и... радужное облако опустилось на противников. Скользнуло сквозь лорда Нейла и окутало Че, впитываясь в него. Малыш, судорожно вздохнув, попытался сесть. Лорд Бездны вместе со своим отцом помогли ему подняться. Че во все глаза смотрит на Бездну и растерянно говорит:

- Мама?

Потом видит меня и встаёт на колено перед Матерью. Нейлы тоже припадают к ногам Бездны, ожидая. Мать, молча указав на окровавленный песок и на обоих противников, исчезает в вихре цветочных лепестков. Голос лорда Руфуса накрывает пространство:

- Они смешали свою кровь. Теперь они братья-по-крови.

Старший из Нейлов, согласно кивнув, кладёт правую руку на плечо моего сына, а левую на плечо своего. Недавние противники соединили свои руки. Смотрю на треугольник воинов Бездны и не испытываю никаких чувств. Вообще. Голова пустая и лёгкая. Как и всё тело. Слишком сильное напряжение... Лорд-защитник, соткавшийся из радуги, мягко сказал:

- Дитя моё, воздержись от скандала.

В горле моём зарождается глухое рычание. Все четверо моих мужей одарили меня предупреждающими взглядами. Тоже мне, нашлись ревнители этикета!

***


Сижу за пиршественным столом в замке лорда Нейла. Празднуем увеличение семьи лорда. Алонсо сидит напротив меня и я всё время тону в синих глазах. Приходится смотреть в тарелку, чтобы не злить Зигги. Барон ухаживает за леди Арнорой, но я не обольщаюсь. Зигмунд фон Фальке отличается умением видеть всё, что ему нужно. Лорд Руфус произнёс поздравительный тост, отметив воинские умения семейства Нейл. Включая и лорда Энрике Нейла де ла Модена-Новарро. Наблюдаю за хозяином замка. Глава клана выглядит довольным жизнью. А мне тревожно за Че.

- Моя леди, не беспокойся. Явление матери Бездны на арене поединков - невероятная редкость. Тем более в юной ипостаси. Лорд Нейл счастлив, что его семья оказалась отмеченной благодатью. Твой сын не будет ущемлён в правах.

- Мой сын человек, лорд Этан.

- После того, как они с Нейлом-младшим смешали кровь и его коснулась благодать Матери... Лорд Энрике изменится. Достаточно было бы и одной крови, но тогда Энрике мог не выжить. - На мой вопросительный взгляд лорд-протектор пояснил. - Преображение довольно болезненно.

Вспомнила, как нам рассказывали о древних прививках. Прививки и сейчас выбивают организм из нормы на сутки, а в древности, говорят, от них могли и умереть. На наш вопрос о смысле такой прививки, нам ответили, что от болезни смертность была практически стопроцентной. Почувствовали себя дураками. Как давно это было... Опять окунулась в синеву... черти вздыхают, прижав когтистые лапы к сердцу. Невольно улыбнулась - ещё четыре года... От лорда Этана слышится сдавленное рычание, глаза Вителлия Севера полыхают ледяным светом. Зигги полностью повернулся к леди Арноре, рассказывая даме об Альмейне. Барон Алек проникновенно улыбается бездновой форели, запечённой на углях, с острым соусом. Зубки у этой рыбёшки вполне пригодны для изготовления стеклореза. А я тону в синеве и ничего не могу с собой поделать.

Лорд Нейл встал, чтобы произнести тост за мои изобильные достоинства. Далось им это изобилие! Вон, бездновы дамы шипят сакраментальное "смотреть не на что". Однако все встали. Кроме меня, разумеется, поскольку тост в мою честь. Мать Бездну мы чествовали в храме при замке нового родственника. Слов не было, только великая благодарность Матери... Бездна явилась в том же обличье, что и на арене поединков. По-моему, ей понравился этот костюм. Хотя шесть рукавов-крыльев... смотрится здорово, особенно, когда мать-Бездна танцует.

Надо потребовать, чтобы в замке установили автомат-ателье. У барона Алека в Делоне есть, а в Бездновых замках нет. Странно.

Алонсо произнёс здравицу новым родственникам. Лорд Руфус от лица лорда Нейла обратился к лорду Аллоу с просьбой о руке леди Ясмин для лорда Энрике Нейла. Развели дипломатию. Дети смотрят на отца Ясмин такими глазами, что леди Аллоу рассмеялась. Все прочие, включая меня, улыбаются. Лорд сказал, что обручение состоится по окончании детьми школы Разума. Если они по-прежнему будут этого желать. В сыне я уверена, а вот юная леди... Придётся Че проследить за потенциальной невестой. Если не захочет остаться холостяком.

Завтра отправляемся на охоту. Празднества продлятся не менее недели. Хотела отпроситься к детям. Лорд и леди Нейл потребовали, чтобы Зигхард и Зигела тоже погостили в замке. Растерялась. Отказывать невежливо, но дети-стражи в замке лендлорда Бездны... Лорды Этан и Шауг синхронно кивнули, обещая защиту. Но мои крохи родные только Дитеру и Дагмар. Стражи чётко отслеживают родство по отцу. Когда Зигги-младший и Зигела зашипят на Аду, лорд Шауг может пересмотреть своё обещание.

Барон Алек, неожиданно, принял сторону наших гостеприимных хозяев. Взвихрилась тьма плаща стража и он исчез, чтобы через минуту появиться со спящими детьми на руках. Дитер и Дагмар тут же заняли стратегическую позицию вокруг них. Рядом со взрослыми детьми барон выглядит не юношей, а подростком. Но... всё равно, на вопрос "кто сильнее" ответ однозначен.

Повинуясь взгляду Зигги-старшего прошла к барону, чтобы взять детей. Замок лендлорда, неожиданно, вырастил кроватки, куда я их и уложила. Растерянно смотрю на гостеприимного хозяина. На всякий случай, погладила кроватку, благодаря замок. Хранитель, украшающий мою причёску,, вытянул побег и погладил вторую кроватку. Та попыталась отстраниться.

А на охоту меня не взяли. Лендлорды Нейл и Саэльмо устроили совместную охоту для дорогих гостей, а мне Зигги приказал (!) сидеть с детьми. Я и так не собиралась оставлять малышей одних в чужом замке. Мало ли какому фанатику придёт в голову мысль уничтожить стражей, пока они ещё не способны защищаться. Я, конечно, с порождениями Бездны не справлюсь. Сама. Но у меня есть Хранитель и т'хассы.

Сижу в парке на газоне. Такой специальный газон, напоминающий цветущий луг (мавританский газон). Слуги расстелили ковёр и мы с детьми прекрасно устроились. Малыши ползают по траве, нюхают цветочки. Барон проверил местность, сказал, что детям здесь безопасно. И... отправился охотиться. Опекает старших близнецов, хотя Дитер и Дагмар и сами в состоянии о себе позаботиться. Но после случая с Адой, барон старается не отпускать дочерей одних. С ними должны быть или братья, или он сам. Или мужья. Но пока что замужем только Ада и Бальда. Надо искать женихов для Вероники, Герды, Дагмар и Эстебании. Жизель ещё не доросла до брака. Учится в Академии. Зигела вообще крошка. Хотя вот леди Аванен с года просватана за Зигибранда. Сейчас малышке четыре и она уже не пытается сжечь Дарри. Дракон катает её и Зигибранда по воздуху. Дети веселятся вместе. Сын уже привык к мысли, что маленькая Ава его будущая жена. В Академии многие курсанты "сговорены", но невеста-дракон только у нашего Зигибранда. Опасаюсь, что Траинн возьмёт пример с Дарри и притащит откуда-нибудь юную драконицу для Зигфаста. Но мыслей таких не высказываю - не хочу провоцировать.

Звук гитары застал врасплох. Подняла голову и... растерянно смотрю в синие глаза. Серенаду эту я уже слышала несколько лет назад. До этого момента Алонсо ни разу не повторялся. Но прошло много лет и... Но! Алонсо никогда бы не стал просить моего внимания, пока я с другим мужем. Внутренний голос насмешливо напоминает, что герцог украл меня у Вителлия Севера. Возражаю - тогда мы были врагами. В ответ внутренний голос, после ехидного смешка, заявил "а сейчас мы дружим"...

- Подари мне розу, Миранда.

Хранитель зашипел на... кого? Лорды Бездны способны менять облик. Шутка... дурная. Холодно посмотрела на пришельца и отвернулась к детям. Острозубый не появляется, хотя я его зову. Значит, точно лорд Бездны.

- Ты можешь принять свой облик, шутка не удалась.

Стараюсь не стискивать зубы и говорить вежливо. Даже нож убрала. Между мной и шутником вырастают заросли дикой розы. Садовник лорда Нейла расстроится - газон испорчен. Вспомнила, как Балли щелчком пальцев восстановил императорский парк, уничтоженный сатх и домиками Эстанислао и Эстебании, решила, что ничего страшного не произошло. А страстный голос моего мужа повторяет:

- Миранда... подари мне розу.

Вызвала мысленно лорда Шауга. С лордом Этаном решила не связываться, памятуя о рычании, с которым он смотрел на нас с Алонсо. Не хочу вынуждать мужа вызывать на поединок сына Бездны. Ничем хорошим это не закончится.

Силуэт пришельца зарябил, расплылся и передо мной появился... барон Алек. Подумала, что всему есть границы. И прикидываться стражем лорду Бездны... ни к чему это лорду. Дети зашипели предупреждающе. Хранитель тоже шипит. И я, абстрагировавшись от злости и присмотревшись, поняла, что это не попытка выдать себя за другого, а просто невероятное внешнее сходство. Хотя, почему невероятное? Что я знаю о бароне?

- Удивительно, я считал тебя просто безмозглой стервой. Приятно знать, что мать моих правнуков способна рассуждать здраво.

Молчу. Даже не улыбаюсь. Дед (?) барона попытался подойти, но Хранитель вырастил побеги в пяти шагах от нас с детьми и лорд Бездны уселся на границе, вызвав себе кресло щелчком пальцев. Зигхард и Зигела курлычут радостные. Фокус произвёл впечатление. Краем глаза заметила радужную дымку. Поворачиваться не стала. Со мной Хранитель, а выпускать из поля зрения склонного к дурным шуткам родственника я не хочу. Надеюсь, всё же, что это мой зять откликнулся на зов.

- Не надейся. Я блокирую все твои попытки позвать на помощь. Кстати, почему ты зовёшь зятя, а не мужа?

- Не смешно. Мой муж хороший воин, но он человек.

Прекрасное лицо продемонстрировало холодное отвращение.

- Вольно тебе копаться в грязи, женщина.

Сжала кулаки, подобно Эльзе. Причёску удерживают гребни и Хранитель.

- Ты говоришь о моих мужьях, лорд. Об отцах твоих правнуков.

Задумалась на мгновенье - что не так с генетикой лорда? Вроде бы остальные представители Бездны способны обзавестись детьми без посредников. Рычание наглого пришельца, прозвучавшее музыкой в ушах, сменилось шипением.

- Мой род один из самых древних в Бездне. Мне неприятно признавать это, но мы вырождаемся.

Вернула родственнику Алека исполненный холодного отвращения взгляд.

- Вы уже выродились, лорд.

- Нолед. Лендлорд Нолед. Моя леди, если тебе неприятен разговор, я попрошу твоего собеседника оставить нас.

Улыбаюсь. Теперь я под защитой, а значит, можно и побеседовать.

- Наконец-то я поняла, откуда у барона такое странное имя.

Лорды промолчали. Потом лорд Этан вцепился взглядом в лендлорда и вкрадчиво спросил:

- Могу я узнать о причине твоего подражания отцу леди Шауг?

С внезапной обречённостью поняла, что мне придётся учить этикет Бездны. Почему лорд-протектор привязал сюда лорда Шауга? Дед Алека издевательским тоном ответил.

- Хотел выяснить кое-что.

- Выяснил?

- Да. - Пауза длится вечность. И ещё немного. - Не торопи события, Мохри. Утрату этого самца она тебе не простит.

Разозлилась страшно. Какое право имеет это бездново отродье так говорить обо мне и Алонсо?!! Похоже, вырождение коснулось и мозга. Повторила эту мысль по слогам, на случай, если с первого раза не прочли.

Мне улыбнулись... снисходительно. Как несмышлёному детёнышу. Ну и ладно. Память у меня хорошая, а случай отомстить за такое ко мне отношение не замедлит представиться. Тороплюсь спрашивать, пока возможность есть.

- Значит стражи это потомки вырождающихся родов матери-Бездны?

Лорд Этан, прикрыв на мгновение глаза, медленно ответил:

- Возможно. Те, кому удалось покинуть озеро Забвения, покинули его стражами. Я не могу ни утверждать, ни отрицать это. - И повторил. - Возможно.

Надо у барона спросить. Может быть он помнит. Лорд-протектор обратился к деду Алека.

- Нейл не приглашал тебя.

- Уже ушёл. - И, склонив набок голову, насмешливо мне улыбнулся. - В гневе ты восхитительна, мать моих правнуков.

После этого наглого заявления лорд исчез. Не в радуге, не в портале, а просто растворился в воздухе, не сделав и шага. Как такое может быть?

- Лорд Нолед, действительно, из очень древнего рода, леди Воробышек. И обладает некоторыми способностями, которые не унаследованы более молодыми кланами.

- Твоим?

- В том числе и моим.

Вернувшиеся охотники прервали наше молчание. Зигги придурковато улыбается. Злится, что я беседую с лордом-протектором? Это он ещё не слышал шовинистические высказывания деда Алека. Зачем, всё-таки, приходил этот лорд-вырожденец?

***


Мы выяснили это через три дня.

Сначала я попыталась вытрясти из Алека всё, что он скрывал от меня так долго. Топала ногами и кричала, что барон не думает о детях. Очень весело было. Барон прижимал руки к сердцу, шелестел, что после того, как он стал стражем, дед никакого отношения к нему не имеет. Змеи ауры возмущённо шипели свивая и развивая кольца на дне изумрудных глаз. Решила отвлечь мужа перед следующей атакой. Пока он не заметил, что проговорился.

- А почему у твоего деда нет змей в глазах?

- Каких змей? Не выдумывай, баронесса Воробышек.

Подвела барона к зеркалу и предложила посмотреть в собственные бесстыжие глаза. Никакого толка! Прошелестел, что бесстыжие глаза здесь только мои и исчез во тьме собственного плаща. Не знаю, чего мне больше хочется: хвосты отрастить, или плащ. Лучше, конечно, и то и другое.

Три дня барон был практически неуловим для меня. Он не скрывался, но всегда оказывался в другом месте. Мерзавец! Нажалуюсь лорду Ноледу. Пусть внука воспитывает. Не успела подумать о лорде, как нам прислали приглашение на приём к Повелителю Маре. Ага, подкреплённое почётным караулом. Отправились большой семьёй. Я с мужьями, детьми и зятьями, семейства Аллоу, Рис и Нейл. А что? Они тоже родственники. И леди Арнора - куда же без неё.

Зеленоглазый Повелитель, для разнообразия, сидит на троне нормально. Милостиво слушает деда Алека. А лендлорд разливается соловьём. Интересно, сколько ему лет? Если лорд Этан - старейший из лордов-протекторов, то лендлорд младше, или всё равно старше?

- Младше. Но ненамного.

Лорд-протектор, чудесным образом, оказался рядом со мной. Склонился к моему ушку и интимно шепчет. Начинаю злиться.

- О чём он просит?

- Лендлорд сетует, что у него нет наследника, которому он мог бы передать ленные владения и знания семьи.

- И? При чём здесь... - Заметила каким взглядом прыткий дедуля Алека одарил Нонну. Возмутилась. - Он не годится в мужья моей дочери! Нонне всего семнадцать, а ему? Сколько ему лет?

- Речь не о браке, леди Воробышек. Свободный союз. Впрочем, как вариант, лорд Нолед требует отправить к нему старшего правнука, чтобы он успел его обучить.

- Алан - страж. В нём нет крови Бездны.

Говорю и с запозданием понимаю, что если барон Алек внук лендлорда, то кровь Бездны в наших детях была с самого начала.

- А где их женщины? - На недоумённый взгляд лорда Этана поясняю. - Древних лордов? Где леди древней крови?

- Все уничтожены.

Голос лендлорда Ноледа шелестит мёртвой листвой. Внук похож на деда более, нежели желает. Я потрясена этими двумя словами:

- Как же так? Разве можно убивать женщин?

- Нужно. Если расчищаешь место для своих потомков.

Лорд-протектор холодно молчит. Наверное это правильный метод, но... Но! Разве можно убивать женщин?..

- И как отреагировала мать-Бездна?

Мне никто не ответил. А я думаю: сколько лет пройдёт, прежде чем меня уничтожат?

- Тебе не надо беспокоиться об этом, леди Воробышек. С твоей уникальной приспособляемостью.

Вовремя вспомнила, что мы на приёме. Молчу. А Хранитель себя этикетом не грузит - шипит на обоих бездновых лордов. Одно расстройство от них! Хоть бы приятное что сказали.

- А барон Алек? Как он стал стражем?

Жаркие кольца ауры стиснули мои бёдра и шелестящий голос, так похожий на голос лендлорда, произнёс:

- Я покинул озеро Забвения, возродившись стражем.

- А... - хотела спросить, как барон очутился в этом самом озере. Много чего хотела спросить. Что за разговор - задаёшь один вопрос, а ответ порождает ещё несколько.

- Я отправился в озеро добровольно. После поединка за право пребывать в обществе сокровища Бездны.

- Ты проиграл поединок?

Не успела прикусить язык. Но я же знаю, как барон умеет сражаться. А в то время у него наверняка и боевой облик был. Лорд Нолед кивает мне - был. А барон, грустно улыбнувшись, глядя куда-то внутрь себя, в прошлое, ответил мне:

- Выиграл. Но, будучи неспособным оплодотворить женщину, не стал отнимать у дамы время. Прошёл испытания и соединился с Матерью. Мать-Бездна даёт шанс таким, как я. Возродившись стражем я могу стать отцом.

- Это мне известно.

Смотрю на смеющуюся троицу и думаю, что я такого сказала. Мысленно махнула рукой, но ещё один вопрос задала:

- Значит все стражи некогда были лордами древнейшей крови Бездны?

Мне ответил подошедший лорд Руфус:

- Не все, дитя моё. Твой зять Хальзе рождён стражем. О своих детях ты и сама знаешь.

- А... - наконец вспомнила имя "гостеприимного" стража - страж Ральф? Он тоже?..

Барон тихо зарычал. Они враждуют по жизни? Или это воспоминания о нашем с Вителлием Севером пребывании в замке Ральфа?

- Тот, кого ты называешь Ральфом, кровь от крови Матери Бездны.

У меня возникло ощущение, что все присутствующие навострили уши. Дед же Алека, сказал лорду-защитнику:

- Мои старшие правнучки будут дебютировать в следующем сезоне. К этому они не успеют подготовиться.

- Девочкам ещё надо учиться, лорд Нолед. Они должны суметь себя защитить.

Алек всё-таки пересилил себя, обратившись напрямую к деду. Это любящий дедушка отправил внука в озеро Забвения. Наверняка. Подумала, что с папулей дед Алека мгновенно нашёл бы общий язык.

Дочерей Алека, кроме Жизели и Зигелы, отдают под крыло леди Арноры. Будет подготавливать их к дебюту. Плащи они с тётушкой Балли отрастят быстро - к гадалке ходить не нужно. Дагмар попыталась воззвать к отцовским чувствам барона Зигмунда, но это её не спасло. Зигги только рад сбыть с рук юную стражу. Пусть леди Арнора отвечает за выводок девиц.

А хитрый дед барона Алека нацелился не на Нонну, а на Мирочку. Заявил, что нечего ей простаивать - надо детей рожать. И получил в лоб камнем, вытащенным дочерью из фонтана. Рыбки испугались и попрятались, а лорды Бездны преисполнились восхищения и дружно рванули к Алонсо просить руки прекрасной Алмиры. Муж объявил, что пока не окончится срок траура, ни о каком замужестве не может быть и речи. А зеленоглазый Повелитель включил Мирочку в турнирную таблицу.

Оказывается, в Бездне нельзя вот так просто оказывать знаки внимания даме. Если она не родственница, конечно. Право находиться рядом с леди нужно заслужить. Даму это ни к чему не обязывает. И... это разумно. Пусть бездновы леди вполне способны и сами себя защитить, но когда рядом находится опытный воин, а не романтичный юнец, всё-таки спокойнее.

Но как я промахнулась с возрастом Алека! Я думала, что они примерно ровесники с Балли. А если Алек участвовал в поединках... значит, ему на тот момент уже исполнилось три тысячи лет. И две тысячи лет он страж. А в озере Забвения сколько он пробыл? Неизвестно. Впрочем, это уже не важно.

***


Турнир проводится в Безначалье. В первозданной Бездне. Во избежание. Разрешено всё. То есть, абсолютно. Боевой облик, боевая магия, оружие... Соперники ни в чём себе не отказывают. Наибольшим вниманием ожидаемо пользуется Нонна. Девчонка сидит рядом с племянницей лорда Руфуса и не обращает внимания на соискателей. Подбородок поднят, глаза смотрят на всех и ни на кого конкретно. На губах - лёгкая улыбка. Мирочка и Дагмар сидят рядом с тётушкой Балли. Леди Арнора нашла себе новое развлечение - опекает моих дочерей. Не ела бы собственных детей, сейчас может быть уже внуков воспитывала.

Не обошлось и без скандала.

Какой-то лорд из молодых да ранних, выиграв семь схваток из семи, объявил, что будет драться в честь изобильной достоинствами матери леди Шауг. Прибила бы наглеца лично, но пока сообразила, что это он обо мне... Не успела. Лорд Этан взвился в воздух прямо из кресла, трансформируясь в полёте. Когда он встал на арене для поединков, я поняла, что тот кошмар безумного ксенозоолога, который мы с Зигфридом видели на Рапалле, всего лишь костюм для прогулок на природе. То, что с яростным рёвом раздирает на части самонадеянного лордёныша, классифицировать мне не по силам. Оно даже и не всегда материально. Лорд-протектор умудряется переводить своё тело в энергетическую форму и обратно. Как можно нанести повреждение шаровой молнии?..

Зато трудностей с восприятием никаких. В рёве чётко слышится любимая фраза Вителлия Севера: "Она моя!!!". Разозлилась просто до невозможности. Наверное, от страха. Справившись с противником, который ему не противник, лорд вполне может наплевать на все договорённости и запереть меня в гареме до лучших времён. Пока я не изменюсь настолько, что смогу пережить брачную ночь. Хранитель на моей голове опасений не разделяет. Шипит и улюлюкает, поддерживая данного мне Бездной супруга.

- Разомнусь немного.

Дедушка барона Алека исчез из вида, чтобы возникнуть на арене рядом с дерущимися. Лордёныш не сдаётся. Меняет облики, пытается отвечать клыками, шипами и когтями, плюётся ядом и огнём, но безуспешно. Пятидесятитысячелетний боевой опыт переиграть не то, чтобы сложно - нереально.

А вот лендлорду Ноледу оказалось вполне по силам скрутить лорда Этана, на время оторвав его от истекающего разноцветной кровью противника. В мёртвой тишине прозвучало:

- Приди в себя, Мохри. Это убийство. Малыш тебе не противник.

Рычание и попытка стряхнуть с себя руки... щупальца?.. лапы? Радужно-чёрная сеть. Радуга Бездны и первозданная чернота Великого Ничто. Что может справиться с энергией? Энтропия. Дед Алека невыразимо изящными жестами тонкокостных рук буквально запеленал лорда Этана, лишив его возможности шевелиться. Дамы вздыхают. Понятно, почему древних пытались уничтожить, как вид. Такая сила! Интересно, сколько древнейших детей Бездны ещё осталось?

Движение тонких пальцев и окровавленный кусок мяса, в который превратилось тело лордёныша, накрыло радугой. От крика чуть не лопнули барабанные перепонки. Радуга пульсирует, впитываясь, исцеляя, а лордёныш катается по тёмно-синему песку завывая от боли. Лорд-протектор стряхнул с себя сеть и стоит рядом с лордом Ноледом, наблюдая.

- Надеюсь, этот урок научит тебя вежливости, малыш.

Шелестящий голос заполнил пространство и... дед барона вновь оказался сидящим в кресле. Поморгала, не зная - привиделось, или нет. Лорд Этан занял место рядом с семейством Шауг. Ко мне не приближается. Вот и хорошо. Хранитель протянул побег и погладил страшного лендлорда по щеке. Дед барона Алека не отстраняется от прикосновения. Надо будет расспросить его позже. Почему он не боится Хранителя, является ли чёрная составляющая сети разновидностью живой Тьмы и ещё о многом. Или лучше барона расспросить? Не ответит, ведь!

- Я намерен сопровождать прекрасную Алмиру, пока она в Бездне. Не препятствуй мне, Арнора. Приличия будут соблюдены.

- Может быть ей не понравится твоё общество, лорд Нолед.

Насмешливая улыбка, ярко-чёрные спирали в изумрудных глазах. Молчание. Мирочка полыхает синими глазищами и тоже молчит.

***


- Твоя дочь похожа на тебя, принцесса. Такая же непосредственная. Всё на лице написано.

Зигги качнул кубком, наблюдая за багряной влагой, тяжело колыхнувшейся внутри. Драгоценное кровавое вино Бездны никогда не покидает её внутренних пределов. Даже лорды высокой крови не могут прихватить с собою фляжку. Причина неизвестна. Точнее говоря, это такая древняя традиция, что мало кто помнит почему она возникла. Но соблюдают неукоснительно. Мои мужья, разумеется не отказали себе в удовольствии продегустировать столь редкий напиток. Мы с дочерьми тоже попробовали. Я в винах не разбираюсь. Пригубила из кубка Зигги. От крови только цвет и слегка солоноватый вкус. Впрочем, я не пробовала кровь лордов Бездны. Может быть она и отличается терпкой пряностью, кружащей голову и делающей цвета ярче, звуки полнее и глубже, а запахи резче. Как хорошо, что я не позволила налить мне кубок. Если уж крохотный глоток, растёкшийся по языку и впитавшийся в нёбо, даёт такой эффект...

- Надеюсь ей не придётся... - Начала говорить и замерла, поражённая страшной догадкой. Когда-то Алонсо так же был "убит" у меня на глазах. Только потому, что у меня "всё на лице написано". Если Тадеуш провернул такой же трюк с Мирочкой... Я его сама убью!

- Зигмунд, я хочу знать - действительно ли Тадеуш Радзивилл мёртв. Или убит его клон.

Муж покосился на меня, хмыкнул, с сожалением поставил кубок на стол и спросил:

- И как ты собираешься это выяснить?

- Два моих зятя маги. Пусть выясняют. И Маноло должен быть в курсе.

Барон побарабанил пальцами по столу. Молча. Укрепившись в своих подозрениях, гневно смотрю на Алонсо. Черти в синих глазах залегли. Смотрят на меня в перископы, не высовываясь. Стараюсь не смеяться, чтобы не злить Зигги.

- Кариссима...

Подпрыгнула на сиденье от неожиданности. Вителлий Север возник за моей спиной буквально из ниоткуда. Взял пару уроков у лорда Ноледа? Злобно шиплю:

- Не подкрадывайся ко мне, Вителлий Север.

Зиги хохочет, пугая т'хассов. Возмущённо встала с мраморной скамьи. Попыталась встать, точнее. Муж усадил меня к себе на колено.

- Не убегай, принцесса. Побудь немного с нами.

Сидя в кольце рук Зигги прожигаю взглядом Вителлия Севера. Консул смотрит на меня котовьим взглядом, отвечая крокодильей улыбкой на змеиную улыбку барона. Барон, дождавшись, когда к нашей группе присоединится Алонсо (взглядами они что ли беседуют?), начал выговаривать мне, как маленькой.

- Принцесса, не лезь в политику. Тадеушу надо было обеспечить жене безопасность. Отец увёз её проводить срок траура в доме матери. Приличия соблюдены и подозрений это решение никаких не вызывает.

- Ах, безопасссносссть...

Начинаю шипеть вместе с Хранителем. Бестолку. Мужья смотрят снисходительно, как на ребёнка. Попытка вырваться и гордо уйти тоже не удалась.

- Зигмунд, отпусти меня!

Молчание и ещё одна змеиная улыбка в ответ. Шелестящий голос заполняет пространство вокруг нас, доносясь со всех сторон одновременно:

- Что я слышу, барон Зигмунд? Супруг прекрасной Алмиры сознательно заставил её горевать? Чтобы все увидели её печаль? Тысячи смертей недостаточно за такое деяние.

Захотелось сказать: "Ой, ё-о-о-о..." - в подражание Квинту.

Если Мирочка не проломит блудному мужу голову камнем, то дедуля Алека довершит начатое.

***


Примирение супругов состоялось в замке Саэльмо. Вейгар притащил Тадеуша, а Вероника привела Мирочку. Разумеется, леди Арнора и лорд Нолед тоже присутствуют. Леди Арнора явилась, как родственница, а дед барона Алека пригласил себя сам. Охраняет прекрасную Алмиру. Наивный. Не знает, кто действительно нуждается в охране.

Мирочка радостно лепечет, восторженно глядя на вновь обретённого супруга. Вот только улыбка... Сахарные зубы вспыхивают, как кинжалы, и искры в синих глазах не предвещают благоверному ничего хорошего. Дочь явно решила выяснять отношения дома. В приватной обстановке.

А внешне всё очень цивилизованно. Если не знать Мирочку. Тадеуш с тоской покосился на закрывшиеся за его спиной ворота замка и бросился в атаку.

Начал, понятное дело, с меня. Давно я уже не слышала радзивилловского "Падам до ног"...

Хитрый зять манипулирует женщинами не хуже Балли. И двух тысяч лет не понадобилось. Наверное, это врождённое. Не успела оглянуться, как мы с Арнорой вполне одобрили его решение уберечь Мирочку. Ведь она такая хрупкая! А рядом со мной ей, всяко безопаснее, чем где-то ещё.

Зять также выразил неподдельное восхищение прекрасной и грозной дамой, предоставившей приют его малышке. Леди Арнора начала подтаивать. Если первоначально она неоднократно предлагала Мирочке сделать коврик из шкурки провинившегося мужа, то после речи Тадеуша, милостиво улыбается "детям".

Но лорда Ноледа Тадеушу очаровать не удалось. Лендлорд выразился кратко и ясно: "тот, кто не может обеспечить безопасность прекрасной дамы, не должен обременять её своим присутствием". Тадеуш, припав на колено и прижав руку к сердцу ответил, что ему легче умереть и пусть его кто-нибудь убьёт, потому что Мирочка свет его жизни... и бла-бла-бла ещё минут на пять.

Из горла дочери раздалось змеиное шипение, которое она очень ловко замаскировала беспомощным "Ах!" и упала в обморок. Тадеуш успел подхватить супругу, не дав ей коснуться каменных плит замкового двора. Алонсо кивнул Вейгару, разрешая переправить семейство Радзивилл в их родовое гнездо. Надеюсь там есть свободный регенератор.

Вернувшийся сын отрапортовал отцу, что сестра и зять доставлены в палаццо Радзивиллов, Тадеуш благополучно отправлен в регенератор, потому что Мирочка не ограничилась швырянием предметов, а воспользовалась ещё и полученными в Академии навыками. Каким образом воспользовалась, сын не уточнил. Алонсо пожал плечами.

- Взрослые. Разберутся сами.

А леди Арнора одобрительно улыбнулась. В отличие от Ады, Мирочка не рохля. Наверное, скоро у меня ещё внук-Радзивилл появится. Надеюсь, не рыжий на этот раз. Потому что трио огненноголовых черноглазых бандитов с успехом составит конкуренцию своим кузенам от Тита. Когда вырастут. Сейчас они ещё в Академии. Радуют преподавателей успехами в диверсионном деле. Войцеху осталось год учиться и пять лет обязательной службы. Януш на седьмом курсе, а Кароль только приступил к занятиям.

***


Постумия ушла. Лорд Нолед определил время ухода с точностью до часа. Думаю, что мог бы и точнее, но не стал - слишком жестоко. Эту ночь мы не спали. Сидели в парке, вдыхая аромат цветов, беседовали... Когда небо Бездны разделилось на разноцветные сегменты, взвихрившиеся спиралями, перетекающими друг в друга, благородная Постумия восторженно улыбнулась и... ушла.

Вителлий Север подхватил бокал, выпавший из её руки, не дав ему разбиться. Аккуратно поставил его на подбежавший столик, ослабил ворот камзола и отвернулся ото всех. Балли взглянул на Люциллу и дочь, встав со скамьи, подошла к отцу. Коснувшись руки консула, леди Саэльмо сказала:

- Мы позаботимся о ней, отец. Традиции будут соблюдены.

Муж, не оборачиваясь, кивнул и, печатая шаг, отправился по дорожке к озеру. Алонсо и Зигги, чуть подождав, пошли за ним. Дед Алека тоже двинулся в ту сторону. Балли сказал, чтобы я не волновалась и занялся обеспечением похорон. Я и сама понимаю, что сейчас там не мои мужья. Там воины, оказывающие молчаливую поддержку одному из когорты.

Мы проследили, чтобы центуриона Постумию обрядили в парадную форму. Люцилла, как знаток Уставов, смотрела, чтобы всё было как полагается. Бадвард достал платформу для гроба. В древности везли на орудийном лафете. Но сейчас... Я даже не знаю как он выглядит, этот лафет. Дед Алека сказал, что сделает проход. Чтобы всё было согласно ритуалу. Порталом тело решили не отправлять.

Похороны будут, естественно, в Империи. Бадвард оповестил всех сослуживцев центуриона. Мы все тоже будем присутствовать. Подумала и надела имперский траур. Зигги посмотрел на меня и молча кивнул, а Вителлий Север удивился.

- Кариссима, вы не родственники.

- Благородная Постумия мне не чужая, Вителлий.

Муж прикрыл глаза, соглашаясь, и отвернулся. Хотела что-то сказать в утешение, начала подбирать слова, но Зигги отрицательно качнул головой и увёл меня. К лучшему. Я не знаю, что надо говорить в подобном случае. Конечно, Постумия не была женой консула. Но она его боевой товарищ. Больше сорока лет отдала армии...

Церемония прощания была длинной. Собрались все сослуживцы центуриона. Даже император Секунд, да живёт он вечно! прибыл, чтобы попрощаться. Урна с прахом заняла своё место на фамильном кладбище в поместье Постумиев. Плита вся засыпана ирисами. Балли провёл нас с Зигги забрать близнецов и мы вернулись на Альмейн. Дед Алека, впрочем, пригрозил навещать нас. Зигги сказал, что будет рад. Саар оставлен на Зигфрида и Зигмара. И на Берту.

***


- Принцесса, погости у своего зятя.

- У какого ещё зятя, Зигмунд?

- У любого.

Кинула в мужа чашкой. До Берты я себе такого не позволяла, а теперь Зигги чувствует свою вину и я распустилась - топаю ногами и швыряюсь посудой. Зигги это страшно веселит. Барон хохочет так, что собаки пугаются. Наверное, надо было сразу поставить его на один уровень с прочими мужьями. Может тогда и не пришлось бы общаться с Бертой. Зигги отрезал от дарованной ей фамилии окончание. Бертина Фальке теперь зовётся Бертиной Фальк. Чем-то она вызвала его неудовольствие. В очередной раз. Не любят мои мужья ноющих женщин. А скандалить Берта справедливо опасается. Вот и остаётся ей только слёзы лить.

Валяемся с мужем на травке, наблюдаем как дети ловят мышей-полёвок. Об их обеде сегодня можно не беспокоится.

Барон увёз нас с детьми в долину. Гостевая спальня, в которой некогда я провела ночь гостеприимства с бароном Алеком, превращена в детскую. Если прилетит кто-нибудь из гостей, - ночевать будет в гостевом доме. Здешний сад огромен. Намного больше, чем при замке. И в глубине его имеется гостевой домик. Небольшой. Такой же, как баронский. Огромная комната внизу и две спальни наверху.

Когда Зигги прекратил меня целовать, продолжила разговор:

- А ты? И дети?

- Детей возьмёшь с собой. Навестите их прадеда, лорда Ноледа. Я прибуду за вами позже.

Внимательно смотрю на мужа, пытаясь понять, что он задумал. Безуспешно. На мой взгляд барон отвечает змеиной улыбкой. Поразмыслив немного, спросила:

- Ты собираешься привезти сюда Берту? Ей будет сложно здесь. Традиции Альмейна...

- Мне известны.

Улыбка Зигги приобрела характерную придурковатость. Дальнейшие споры не только бесполезны, но и опасны. Я до сих пор помню фразу, сказанную мужем в первую брачную ночь: "Принцесса, не играй со мной. Это плохо кончится". Укусила его у основания шеи. Барон жестом приказал нянькам позаботиться о детях и унёс меня в дом.

Всё чего я добилась, это разрешения лично устроить Берту в замке. Зигги никак не хотел понять, что сам замок может не принять Берту без моего согласия. А я помню, как казарма Вителлия Севера, то есть, барона Луция, тряхнула леди Арнору. Так тётушка Балли - боевой маг и входит в семёрку лучших воинов Бездны. А Берту замок вообще сожрёт и не подавится. Потому что учует моё к ней отношение.

Берту Зигмар привёз по распоряжению барона Зигмунда. Согласно традициям баронств, все жёны баронов должны присутствовать на обряде наказания. Исключение - для беременных и кормящих матерей.

Одна из баронесс уличена в измене мужу. Как быстро забыли Лолу... В тот раз я отсутствовала, а сейчас... меня с детьми Зигги отправляет в Бездну. С общего согласия всех мужей. Вителлий Север прибыл к нам с намерением потребовать моего удаления на Саар, барон Алек просто вызвал своего деда и явился вместе с ним за мной. Увидев, что дети собраны и я готова к отбытию, мужья успокоились.

Церемония назначена на завтрашний день. А сегодня устраиваем Берту в комнатах покойной Лолы. Символично... Дети шипят на младшую жену отца. Из широко раскрытых глаз Бертины Фальк текут слёзы. Натуральные. Она аккуратно промокает их платочком и старается не всхлипывать. Очень старается. Так, чтобы не только Зигги, но и подданные барона увидели, как она страдает. Приходится следить за руками. Если я сцепляю руки вместе, в них оказываются ножи. Если расцепить - опасаюсь надавать лицемерке пощёчин.

На барона Луция младшая жена барона Зигмунда смотрит, как сиротка. Сияющими глазами бедной, но честной девушки, нуждающейся в помощи рыцаря. В роли рыцаря Вителлий Север ходить не желает. На сияющий взгляд ответил крокодильей улыбкой. Бертина быстро сориентировалась и демонстрирует баронам скромность и почтительность, а Зигги молчаливое обожание. Ну-ну...

***


Родовой замок предков Алека встретил нас гневными воплями боевых призраков. Дети поблёскивают глазками и тихо шипят. Т'хассы готовы подхватить малышей и переправить их в безопасное место.

Оказывается вопли были не гневные, а приветственные. Ознакомившись с древним сооружением, поняла, что замки лордов Шауга, Саэльмо и даже дворец Повелителей - практически пряничные домики. Нолед пережил бесчисленное количество войн, оставаясь последней твердыней. Призраки действуют на расстоянии полёта л'рисса. А это намного дальше даже имперской артиллерии. Вот и попробуй атаковать призрачное воинство.

Ощущение "знакомства" - непередаваемое. Меня пронизало ледяным вихрем. Такое впечатление, что всё призрачное воинство пролетело сквозь меня. А вот дети приняты сразу. Правнуки главы рода - не хухры мухры. Не знаю, как спросить о родителях барона Алека. Дедулю, кстати, тоже зовут Алек. Точнее, это внука назвали в честь деда.

- Имя первенца по мужской линии, баронесса Воробышек.

- То есть, отца барона...

- Так, баронесса. Моего единственного сына тоже звали Алек.

Помолчала, ожидая продолжения. Не дождалась. Спрашивать не стала. Рано устраивать допрос. Судя по всему, Алек-младший - сирота.

- Старшего сына барона зовут Алан. Алан де ла Модена-Новарро и Делон.

Лорд Нолед непередаваемо изящным жестом руки отмёл мои слова, как сухие листья.

- Это не важно, леди Воробышек. Мои старшие правнуки, как и их отец - уничтожающий взгляд на барона - чистокровные стражи. Наследовать лен они не могут. Замок их не принял.

- Каким образом ты это выяснил?

Алек недоволен. Точнее говоря: Алеки недовольны. Лорд Нолед вынул из моих рук ножи и лениво улыбнувшись пояснил:

- Переместил входные врата на дорогу стражей.

Змеи в изумрудых глазах спрятали головы под кольца и шипят изумлённо. Дедуля полон сюрпризов.

Насмешливая улыбка алых губ и лёгкий поцелуй кончиков пальцев. Похоже, я подумала комплимент. Но меня тревожит высказывание о вратах. Мои дети могли пострадать.

- Не могли. Те, кого не пропустили врата, просто сменили дорогу.

- А кого пустили?

- Лорд Эстанислао и все последующие лорды принадлежат клану Нолед, мать моих правнуков. - В голосе лорда не слышно радости от этого факта. Впрочем, он ещё не закончил говорить. - Придётся подбирать им подходящих жён.

Алек хотел что-то сказать, но... промолчал. Авторитет деда незыблем, хоть они и не ладят. А я молчать не стала:

- Я думала о чистокровных жёнах для них. В этом случае все правила будут соблюдены.

Оказывается, улыбка лендлорда может быть и злой.

- Плодить стражей могут и мои правнуки, не принадлежащие клану. Мне же нужны наследники моей крови. Лорды, способные продолжить род Нолед.

Надо познакомить их с папенькой. Благородный Кассий Агриппа, да живёт он вечно! тоже любит генетические эксперименты.

***


В родовом замке лендлорда Ноледа мы погостили недолго. Впрочем, времени оказалось достаточно, для того, чтобы Зигхард и Зигела в очередной раз отличились. Аура у детей ещё только формируется, но они уже пытаются использовать тени змей для ловли призраков.

Как раз после прибытия Зигги, дед Алека открыл нам зеркало Бездны во внутренний двор замка. Внутренний двор не меньше, чем в Цитадели.

- Похоже, что строители Цитадели Саара бывали в Ноледе.

- Разве что во сне, мать моих правнуков.

Барон, сощурившись, разглядывает близнецов. Дети затаились в траве и ждут. Любопытный призрак возник за их спинами. Малыши, даже не дрогнув, синхронно атаковали непонятное явление. Охота теней ауры на боевого призрака проходит с переменным успехом. Змеям удаётся "стреножить" фантом, но при попытке пощупать пленника, он буквально утекает сквозь пальцы. Охота начинается снова.

После двух попыток, дети разделили обязанности: Зигхард удерживает пленника аурой, а Зигела пытается его ощупать. Потом они меняются. Призрак не выдержал издевательств и громко завыл, пытаясь напугать исследователей. Близнецы заулыбались. Из травы показались уши лежащих т'хассов.

- Дети, отпустите духа, ему неприятно.

Дети уставились на прадедушку. Отпускать с таким трудом пойманную добычу даже и не думают. Лёгкое движение тонких пальцев и освобождённый дух взвивается в небо. Прямо с места. Близнецы насупились - не нравится им вмешательство в игру. Лендлорд ласково коснулся малышей:

- Пойдёмте поймаем пару яблок.

Невыразимо изящным жестом протянутые руки. Правнуки восторженно уцепляются за них - совершенная красота обезоруживает - и троица Ноледов идёт ловить яблоки.

- Что значит ловить яблоки, Алек?

- С дедом это не опасно, баронесса Воробышек.

- Вот ты меня нисколько не успокоил. Я всегда думала, что яблоки собирают, срывая с веток.

- Ну, в общем, так оно и есть. Надо только догнать яблоню и суметь увернуться от боевых веток, успев поймать плодовую. Если быстро сорвать яблоко, оно не успеет отрастить клыки.

Молча смотрю на барона. Это он так издевается? Из глубины сада слышен треск, шум и радостно-хищные вопли детей. Охота на яблоки в разгаре.

***


Бездновы яблоки оказались необычайно вкусны. Перемазанные липким от сладости, душистым соком, дети принесли нам два розово-золотых сияющих плода хищной яблони. Одно яблоко Зигхард торжественно вручил мне, второе Зигела отдала Зигмунду и Алеку. На двоих. Барон Алек хотел отказаться, но под взглядом деда смирился и осторожно разделил спелый до прозрачности плод на две половинки. Дети восторженно шипя рассказывают, как яблоки, которые они не успели схватить, отрастили ВООТ ТАКИЕ клыки и спрятались.

- Мырь!

Смотрю на яблоко с сомнением. Оно, конечно, крупное, но для ВООТ ТАКИХ клыков места на нём явно недостаточно. И куда оно "мырь"? Не утерпела, уж больно аппетитный запах, обтёрла ладонями и впилась зубами, тут же обрызгавшись соком. Лорд Нолед посмеивается:

- Угощайся, мать моих правнуков. Пока нет клыков, яблоки безопасны. И даже полезны.

Последнее предложение Алек старший произнёс, переждав, пока я откашляюсь.

- Благодарю, лорд Нолед. Что значит, "пока нет клыков"? И "мырь"?

- Яблони Матери давно уже исчезли бы, если бы не умели защищаться от уничтожения. Когда хватают плодовую ветку, яблоки отращивают зубы. Ядовитые. А затем отделяются от дерева и уходят под землю. Там они скрываются, пока не вызреют семена. Появляются ростки новых яблонь, которые находят тихое место, чтобы спокойно расти.

- А если плодовую ветку не трогают? Плоды довольно тяжёлые. Она может сломаться.

- Яблони мигрируют туда, где могут избавиться от созревших плодов. Туда, где находятся сборщики.

Голова кругом. Не стала более расспрашивать гостеприимного хозяина. И так понятно, что яблоки очень ценные. Но...

- Ядовитые клыки?

- Сильнейший яд, способный убить даже дракона. Учитывая, что огонь в драконьей крови выжигает любые токсины, можешь понять насколько сильный.

Хранитель успокаивающе гладит меня побегом, а я с негодованием смотрю на безрассудного родственника, подвергшего малышей опасности. Получаю в ответ насмешливую улыбку.

- Ты недооцениваешь своих детей, леди Воробышек. И я был рядом. - Пауза. - Яблоки не нападают на сборщиков. Для этого боевые ветви существуют.

Близнецы подтверждающее шипят. Они устали от впечатлений. Глазки слипаются, и зевают каждую минуту. Только собралась увести их в наши комнаты, как появились няньки и подхватили малышей на руки. Т'хассы не волнуются - значит, детям ничто не угрожает.

- В детских комнатах им будет лучше. Там стоит защита.

Алек-младший кивнул, соглашаясь. А дед его продолжил:

- Прекрасные дети. Решительные и сильные. Не то, что мой бесхребетный внук.

Хотела возразить, потому что "бесхребетный Алек" это нонсенс. Но змеи в изумрудных глазах начали предупреждающий танец, разворачивая кольца, и я... промолчала. Разберутся в своей семье сами. Возможно, лорд Нолед чувствует себя оскорблённым тем, что его внук возродился стражем глубин. Один из древнейших кланов Бездны - и вдруг такое.

Примерно с таким же устало-брезгливым выражением лица Вителлий Север выслушал заявление первенца Секунда, что по окончании обязательного контракта, он будет учиться медицине. К счастью, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! правнука поддержал, сказав, что подобная инициатива весьма похвальна. Если профессии пилота, связиста и механика осваивает каждый офицер, то в медицину никто не стремится. Шесть лет отрывать от военной карьеры никому не хочется. Навыки оказания первой помощи усвоены, аптечку разобрать и собрать умеют с закрытыми глазами, регенераторами мобильными и корабельными пользоваться умеют и... достаточно. Для того, что посложнее - есть специально обученные люди.

Прошло много лет и Кассий дослужился до легата, но консул не забыл о его втором образовании. До сих пор относится к своему первому внуку с настороженностью. А на семейных сборищах интересуется с крокодильей улыбкой - не получил ли легат диплом агронома, или искусствоведа. Ребёнка, впрочем, такими покусываниями не проймёшь. Восхищается прозорливостью консула - оценивать добычу лучше не только по весу. Так что, скорее всего, диплом искусствоведа Кассий-второй получит. В пику любимому дедуле.

***


Вернулись на Саар. Берты нет. Вопросительно смотрю на Зигги, получаю в ответ ожидаемую змеиную улыбку. Плюнула на этикет и спросила:

- Где Берта, Зигмунд?

Барон широко открыл глаза:

- Ты беспокоишься о младшей жене, принцесса?

- Беспокоюсь. - Согласно кивнула. - Она мать твоих детей.

- Я помню, принцесса. Берта осталась в баронствах. Управлять в замке барона Людвига. Я дал ей разводное письмо и полагающиеся отступные.

- Щедро. Барон Людвиг, как я понимаю, принадлежит к роду фон Фальке.

- Правильно понимаешь, принцесса.

В голосе мужа слышится гордость за сына. Что ж, закономерно. Хотя выпускник Академии, прошедший армейскую подготовку, вполне способен стать бароном. Одёрнула себя - надо радоваться, а я... уподобляюсь Зосе.

- Ты напугал Берту настолько, что она согласилась на развод?

Улыбка мужа приобрела придурковатую ласковость. Не поддаюсь страху, глаз не отвожу. Только ножи скользнули в руки. Зигги расхохотался, посадил меня на плечо, попутно избавив от ножей, и унёс прямиком в спальню. Избавляя от излишков одежды, ответил на вопрос:

- Ты такая забавная, принцесса. Я не спрашивал её согласия. Но, да, - она была рада получить свободу. Сын не отправит её на ритуальное наказание.

- То есть, о судьбе Лолы её осведомили.

- Разумеется. - Зигги пожал широченными плечами. - Я не запрещаю слугам болтать между собой. Имеющий уши, да слышит.

Возможности продолжать разговор Зигги мне не предоставил. А когда мы отдыхали, разговаривать было лень. Валялась на широкой груди мужа, Зигги укачивал меня напрягая и расслабляя мышцы. Всё, как обычно... И, как обычно, утром заорал "Подъём, принцесса!"

Когда детям исполнилось два года и они научились прятать когти, отправились к папеньке на Новый Вавилон. Папулин дом уже не вмещает разросшуюся семью, поэтому представление внуков Кассия Агриппы проходит в Академии. Потому что Секунд не в состоянии сидеть на троне, когда экс-император, стоит. Тем более, что согласно традиции, основатель рода должен посадить детей на колени, признавая родство. В Академии папуля самый главный, так что...

Всю семью собирать не стали. Явились Вителлии Северы, кроме Тита и Нонны; де ла Модена-Новарро, кроме Милочки, Люциллы и Алмиры; фон Фальке и стражи полным составом. Всего двадцать девять моих детей, включая представляемых близнецов, плюс двое зятьёв - страж Хальзе и лорд-протектор сектора Бездны Шауг. Я с мужьями, папенька с Антонией, дед барона Алека и лорд Этан сами по себе. Мои братья от Лили... не присутствуют. Младший в армии, а старшие... тоже, причём в даааальних гарнизонах.

Дети, радостно шипя, рассказывают Дитеру и Дагмар последние новости. Старшие родственники внимательно слушают. Когда появился Кассий Агриппа, малыши замерли, разглядывая деда, потом, как два колобка подкатились к нему и вскарабкались на колени. Без приглашения! Папенька улыбается кончиками губ, дети восторженно лепечут что-то, теребя парадную форму начальника Академии. Очередной плащ легата приведён в полную негодность. Как и причёска. Аккуратной её уже не назовёшь. Вместо французской косы - воронье гнездо. В подарок деду и Антонии преподнесены бездновы яблоки. Лорд Нолед опять водил правнуков охотиться на яблони. Специально для представления семье. Предъявить доказательство своей охотничьей удачи, так сказать.

Яблоки получил папуля, а звёздную систему брату и сестре подарил Секунд. Продолжает традицию, установленную дедом. Прикинула, что благодаря этим подаркам, все стражи, рождённые мной, являются вассалами Нового Вавилона. Папенька мудр. Щедрость с дальним прицелом. Интересно, что всё-таки в этих яблоках такого, что на них все охотятся.

- Не все, моя леди. Только лорды Бездны. Простому сословию о яблоках Матери не стоит и мечтать.

Я уже не вздрагиваю при звуках голоса лорда-протектора. Лишь продолжаю мечтать о хвостах. Дёрнуть от неожиданности хвостом и, чисто случайно, попасть по голове. Надо поддерживать беседу - молчать вдвоём недопустимое нарушение приличий. Мы ещё неженаты.

- Ошибаешься, леди Воробышек. Обряды завершены. Ты моя жена перед Бездной.

Не успев прикусить длинный язык, спросила:

- Значит, теперь не будет роз?

Зря спросила. Вокруг нас тут же образовалась прозрачная граница, мир мигнул и мы оказались в саду, среди цветущих роз. Лорд Этан куртуазным жестом протянул мне руку.

- Позволь мне показать тебе твоё поместье, леди Воробышек.

- Верни меня обратно, лорд.

- Мохри. Как моя жена, ты имеешь право называть меня по имени.

Молча смотрю на разговорчивого лорда. Я уже высказала ему своё пожелание. Старательно взращиваю ярость. Чтобы не позволить проявиться страху. Что я могу противопоставить высокому лорду Бездны? Почти ничего. Хранителю лорд Этан нравится, так что малыш может не среагировать на угрозу, если она будет внезапной. Но он что? Думает меня здесь закрыть? Вряд ли это получится. Если мои зятья из Бездны вмешиваться не будут, то мои дети-стражи вытащат меня отсюда, как только я позову. В крайнем случае, вызову лорда Ноледа. Я мать его правнуков - имею право на защиту.

- Тебе ничто не угрожает здесь, моя леди.

Не реагирую. Пока лорд-протектор не вернёт меня обратно, разговаривать с ним я не буду. И вообще - вызову ройха и улечу. Давно я не летала...

Глухое рычание самозваного мужа прозвучало музыкой в моих ушах.

- Ты вернёшься на то же место и почти в то же время, леди Воробышек. Даю слово. А сейчас я ПРОШУ тебя осмотреть поместье, в котором ты будешь жить. Если нужно что-то изменить, скажи мне об этом сейчас. И не полыхай на меня глазами, моя леди. Иначе ты будешь жить в замке, пока не изменишься.

Лорд Этан ведёт меня по дорожке к небольшому особняку. А я размышляю о его словах.

- Что значит "почти в то же время"?

- Три четверти секунды пройдёт в Империи.

Обрадовалась. Другого повода для скандала можно не искать.

- Ты нарочно это устроил, чтобы я быстрее постарела?!!

Лорд-протектор в шоке уставился на меня. Да, я знаю, что при любом раскладе мне ещё двести лет не надо задумываться о возрастных изменениях, но... Но! Важен сам факт! Хранитель, пробудившись, завозился в своём гнезде. Любопытные побеги "принюхиваются" к обстановке. Мой похититель благоразумно сделал шаг в сторону. Малыш отцепился от гребня и скатился с моей головы. Отправился знакомиться с территорией. Увидев стремительно прорастающие везде колючие ветви, мой будущий муж поморщился.

- Тебе что-то не нравится, Мохри? Ты же сам просил осмотреться здесь. - Спрашиваю медовым голоском, широко, по-Зосиному, раскрыв глаза. - И почему я должна жить в каком-то поместье?

- По нашим традициям, жёнам предоставляется отдельное жильё...

- Аххх, жёоооонам... - Сейчас я его безо всякого Хранителя убью!

Вижу торжествующий блеск в искрящихся зелено-карих глазах и ощущаю, как во мне что-то сдвинулось. Мгновенно включаю контроль дыхания. Вдох... выдох... Спокойно... Спокойно. Настраиваюсь на вызов ройха. Лорд Этан взял меня за локоть. Мир опять мигнул и мы оказались на том же месте. В актовом зале Академии. А Хранитель остался в Бездне...

Из радужного колобка выныривает возмущённо свиристящий малыш и карабкается по мне на своё место. Ощутимо цепляется шипами, демонстрируя обиду. Обрадованно погладила зелёное тельце. Хранитель устроился на площадочке и довольно заурчал. Гребни с "посадочным местом" для малыша разрабатывались ведущими конструкторскими бюро двух миров. Чтобы сделать нагрузку на мою голову неощутимой и в то же время, чтобы малышу было удобно. Ну и внешне... Гребни должны быть не только красивыми, но и меня украсить. И у них-таки получилось. В моих волосах гребень смотрится маленькой короной. Хранителя за ним, практически, не видно. А когда малыш выпускает побеги, создаётся впечатление, что на мне надет экзотический головной убор. Иногда Хранитель развлекается и выращивает цветы, делая меня похожей на сказочную фею.

Расстроилась от того, что мы у папули. Хотелось разбить о голову лорда-протектора какую-нибудь вазу потяжелее. Лорд Этан восхищённо улыбается и целует мою руку. Конечно! Добился своего. Теперь я буду меняться быстрее. Специально меня злил, сволочь! И? Я хочу сказать, что? Никакого раскаяния в бесстыжих глазах.

- Я рассчитывал, что ты изменишься уже сегодня, моя леди. Поэтому и переправил тебя в гарем.

Злобно зашипев, вырвала у наглеца свою руку и направилась к мужу. Барон одарил меня змеиной улыбкой.

- Вспыхиваешь на ровном месте, принцесса? Мне поговорить с лордом Бездны?

Смотрю на мужа и... барон далеко не дурак, хотя и успешно прикидывается тупым громилой. Прихожу в себя. Спокойствие ледяной волной окутывает меня.

- Совершенно незачем, Зигмунд. Лорд-протектор любезно устроил мне экскурсию, показав условия, в которых живут женщины его гарема. Мне не понравилось, что меня сорвали с места, не спрашивая моего согласия. Только и всего.

В глазах Зигги появляется придурковатая ласковость. К счастью, папуля отослал малышей и они двумя колобками подкатились к нам. Радостное шипение крошек заставило барона улыбнуться. Дождались окончания приёма, попрощались с родственниками и вернулись на Саар. Детей лорд Нолед провёл зеркалом Бездны. Заявил, что малышам надо привыкать открывать себе дорогу.

***


Крохотные цитадели Зигхарда и Зигелы похожи на родовой замок клана Ноледов. Голов у них нет, а вот призрачное воинство есть.

- Удивительно. Я всегда думала, что призраки это души ушедших, которые задержались в мире.

Дед Алека покосился на меня и ответил самым любезным тоном, маскирующим грубость слов:

- Удивительно, что кто-то верит в подобную чушь!

Холод стали в пальцах... Вдох... выдох... Спокойно. Эмоции мне противопоказаны. Я не хочу меняться по заказу. А все бездновы родственники стараются вывести меня из себя, как будто сговорились. А может быть и сговорились. Лорд Этан устал ждать и принимает меры, для ускорения моего изменения. Смотрю на родича, жду продолжения.

- Призраки, как ты их называешь, населяют один из нижних уровней матери Бездны. Замки их просто подманивают.

- И? Сажают на цепь?

Презрительное сочувствие в изумрудно-чёрных глазах. Ярко-алые губы изогнуты в улыбке. Сияющая красота... каждый взгляд на него оставляет тысячу вздохов, по цветистому выражению каганатов. Лендлорд молчит. Держит паузу, чтобы я могла прочувствовать всю бездну своей глупости. Наивный. Паузами и красотой меня не проймёшь. Я достаточно общалась с папулей, чтобы привыкнуть. Захотелось, как в детстве, показать лендлорду язык. Дед Алека весело рассмеялся.

- Ты забавная, леди Воробышек. Понимаю, почему Мохри с ума сходит.

Фразу о лорде-протекторе я пропустила мимо ушей. Мужчины всегда найдут повод посходить с ума. И незачем на меня давить. Если бездновы родственники надеются меня устыдить, то пусть продолжают надеяться. Надежда, говорят, окрыляет. И вообще, лорд Этан обещал ждать, пока я не изменюсь, а сам... Так нечестно!

- Полегче, мать моих правнуков. Твоё возмущение способно сбить с ног.

На мой вопросительный взгляд, лендлорд весело подмигнул:

- Твои глаза полыхают так, что даже я готов забыть обо всём и рухнуть к твоим ногам.

- Бла-бла-бла, мой дорогой родственник.

Но возмущаться перестала. Алек-старший умеет заморочить женщине голову не хуже Балли. И если мой зять ограничивается цветистыми комплиментами, то лендлорд позволяет себе дерзости. Но... Но! Подобные дерзости от красивого, изысканного и опасного кавалера любая женщина слушает с удовольствием.

***


Цитадели растут и приводят в отчаяние Вителлия Севера. Вместо того, чтобы маршировать, как все порядочные замки, корабли и даже драконы (убийственное зрелище - строевая подготовка в исполнении Дарри и Траинна, когда они в драконьей ипостаси. Дети занимаются на старом космодроме - другие объекты не выдерживают драконьего напора), так вот, вместо того, чтобы маршировать - они порхают, не касаясь земли. На призрачных крыльях! Это дед Алека сказал. На вопрос, способен ли родовой замок Ноледов перемещаться так же, лендлорд лишь вежливо улыбнулся. Ада потом слёзно просила меня не поднимать эту тему. Лорд Шауг шёпотом сказал жене на ушко, что Ноледы всегда находятся в центре своих владений вовсе не потому, что безвылазно сидят в Цитадели.

Да... так о строевой подготовке: барон Зигмунд долго смотрел на всеобщие попытки заинтересовать детёнышей-Цитадели строевой подготовкой. Зигхард и Зигела, кстати, маршируют с удовольствием. Дядя Люк на них не нарадуется. А вот их будущие жилища закручивают виражи вокруг своих творцов и даже и не думают хотя бы траекторию соблюдать. Высший пилотаж осваивают. Даже младшие Саэльмо не смогли приохотить этих... не смогли, короче. Тогда Зигги треснул кулаком по столу и заявил, что в Академию дети не пойдут. Нечего позорить семью. Что было!.. Даже призрачная атака на барона. В смысле, домики попытались атаковать Зигги. Слава Богу, дети схватили свои творения и сбежали к себе в секции. Посмотрели запись: плачут горючими слезами. Конечно! Все в Академии, даже бездновы родственники, и малышка Ава. А они...

На следующее утро цитадели маршировали вместе с детьми. Строевую освоили чуть ли не за день. Консул доволен, барон Зигмунд тоже. Алонсо... улыбается насмешливо. Черти в синих глазах маршируют, демонстрируя безупречную выправку. Хочу серенаду! Барон Алек сохраняет индифферентное выражение лица. Академия - это святое. А лорд Нолед покатывается со смеху, глядя на марширующие цитадельки. Разозлившись на родственника, посоветовала детям научить призраков пению. Орать и выть умеют, значит и петь смогут.

***


Идея с пением пришлась малышам по вкусу. Цитадельки с упоением завывают строевые песни, а иногда хулиганят и насвистывают неприличные песенки. Где только наслушались?.. Вителлий Север уже готов отправить их на гауптвахту. Только на Сааре гауптвахт нет. Там отправляют дежурить на внешний периметр. Да и детям ещё рано на гауптвахту. Четыре года им только. Но занятия строевой подготовкой с музыкальным свистом хулиганствующих призраков приобрели неожиданную популярность. Барон махнул рукой на вопиющее нарушение Устава. В Академии выучат. Там гауптвахта вместительная.

Лорд Нолед совершенно напрасно посмеивался. В следующий же наш визит с детьми к прадедушке призраки Ноледа выучились у цитаделек не только художественному свисту, но и...

Зигги хохотал так, что даже свалился с кровати. Нууу... точнее, я его спихнула. Завывающее рифмованное воспевание моих изобильных достоинств, с подробным описанием каждого, на мелодию имперского гимна, мне смешным не показалось. Предложила призракам отдать должное Зигги. Чтобы я тоже могла посмеяться. Барон прыжком вскочил с пола, сгрёб меня в охапку и утащил в ванную комнату. Так называется скромное помещение с утопленным в пол бассейном, зимним садом, цветниками, мраморными скамьями с подогревом и системой фонтанов для омовения. Наслаждалась изобильными достоинствами супруга до завтрака. Пришлось выходить к столу в патрицианских тряпках.

- Лорд Нолед, а почему в замках Бездны нет автоматов, для изготовления одежды?

Удивлённо приподнятая соболиная бровь. Подождав ответа, пояснила:

- В замках стражей такие автоматы есть.

Мне соблаговолили ответить:

- Гардеробом занимаются мастера одежды.

- А если мне захочется самой сделать себе платье?

- Надеюсь, Мохри удастся тебя отучить от плебейских привычек, мать моих правнуков.

Зигги оглушительно расхохотался. Захотелось ткнуть мужа вилкой. Причём, дважды.

Вспомнила, что когда я гощу у барона Алека (в присутствии барона) моим гардеробом занимается Альфия. Расстроилась. Не из за того, что лорд Нолед считает меня плебейкой - я чистокровная. Помню, как была собственностью Республики. Особо ценной, но всё же собственностью. Так и не поняла, что меня расстроило. Наверное, невозможность ткнуть вилкой деда Алека. Нехорошо, когда гости применяют против хозяина колющие предметы.

А если лорд Нолед будет гостем Зигги, я должна быть гостеприимной хозяйкой. Нет в жизни счастья! И наглые призраки не хотят воспевать достоинства Зигги, а, вместо этого, рассказывают древние армейские анекдоты. Барон Зигмунд - благодарный слушатель. Смеётся, как ребёнок. Сказывается наёмничья юность. Дети слушают с круглыми глазами. Перлы армейского юмора от них ускользают. Почему свистки зелёные и для чего копать здесь и здесь, пока старшина ходит узнавать, где надо.

А когда после обеда детей отправили спать в их комнаты, призраки перешли на последние новости. Пикантные подробности о жизни Повелителя Лаки заставили лорда Ноледа закашляться.

- Кхм... кхм... лучше пойте. Но без слов!

И изумрудно-чёрные глаза полыхнули чёрным пламенем. От обнаглевших призраков послышалось

- Ой! Боюсь! Боюсь-боюсь!

Не выдержала и рассмеялась.

***


Год прошёл незаметно. Дети, не без помощи племянников Саэльмо, умудрились освоить зеркало Бездны. И мы с Зигги периодически отлавливали их у родственников. К счастью, барона они слушаются и не суются в одиночку на нижние уровни Бездны. В одиночку не суются. А с сестрицей Нонной и леди Арнорой за милую душу. Цитадельки провели эту весёлую компанию на уровень, где проживают призраки. Охотничьи трофеи, принесённые оттуда, заставили лордов Этана, Шауга, Риса и Нейла позеленеть от зависти. Балли не завидует - его близнецы тоже обзавелись трофеями. Леди Арнора украсила главный зал своего дома отполированными скелетами тамошних хищников и призраки, живущие в цитадельках, воинственно вопят, кажлый раз, когда дети навещают родственницу. Хотя родство довольно сомнительное. Через детей Люциллы, двоюродной бабушкой которых оная леди является.

И вот мы уже провожаем малышей в Академию. Оба старших брата с драконами ещё учатся, так что детям не будет одиноко. Цитадельки порхали над плацем, пока не увидели нахмурившегося Зигги. Тогда быстро приземлились, порскнули к детям и встали смирно - раз, два. Алек-старший смеётся. Вообще, сейчас дед барона не столь "засушен". Общение с правнуками явно пошло ему на пользу. Или это разговорчивые призраки так действуют? Лорд Нолед привык быть пугалом в Бездне. Мимолетно подумала: что надо сделать такого, чтобы лорд-протектор упоминал о его клане только шёпотом.

- Ничего особенного, мать моих правнуков. - Белозубая усмешка. - Ничего особенного.

Интересно, расскажет ли мне лорд Этан, если его спросить? Задумчиво смотрю на лорда, лениво улыбающегося мне и вдруг... Дед Алека принял "охотничью стойку". Других слов, для определения этой внезапной хищности, я подобрать не могу. Секунда... и меня одарили ослепительной улыбкой. Лорд Нолед, обласкав меня взглядом, промурлыкал:

- У тебя прекрасные дочери, леди Воробышек. Прекрасные.

Осмотрелась, - Милочка рядом с Маноло. Тоже провожает очередного сына. А дед Алека впитывает образ моей дочери всем своим существом. Стало тревожно за Маноло. Если лендлорд Бездны откроет охоту на Милочку... Если с Маноло что-нибудь случится, Алонсо расстроится. Опять шелестящее мурлыканье:

- Тебе не о чем беспокоиться, леди Воробышек. Приличия будут соблюдены.

- Что ты понимаешь под приличиями, лорд?

Насмешливые искорки в изумрудно-чёрных глазах, шаг ко мне, как в танце. Поцеловав кончиков моих пальцев, лорд растворился в воздухе. Зигги одарил меня змеиной улыбкой.

- Не нравится перспектива стать тёщей деда своего мужа, принцесса?

- В Бездне на это смотрят проще, барон Зигмунд. А лендлорд Нолед сумеет защитить свою жену от всего и от всех.

Убрала ножи. Балли подошёл так бесшумно, что я...

***


Дедуля развил кипучую деятельность по охмурению. Милочки? А вот и нет! Это меня заваливает подарками лендлорд Нолед. И Лопе с Анной. И даже к Его Высокопреосвященству добрался целеустремлённый наш. Милочка и Маноло пока пребывают в счастливом неведении. К дочери приставлена охрана из боевых призраков и из воинов Бездны. Воины сохраняют невидимость, а призраки... они призраки и есть.

- Удивительная, ты забыла, что сама ходишь с охраной.

- У меня есть Хранитель.

Потом вспомнила, что лорд Этан приставил ко мне и охрану. Очень много от них толка! Когда меня чуть не отравили, охрана не помогла. Или их тогда ещё не было?.. Разозлившись, сбросила с камина пару статуэток. Алонсо фыркнул насмешливо и... утащил меня порталом на острова. Муж передал дела Тито, и мы почти всё время проводим вместе. Посещаем все уголки Миров Союза, где не успели побывать, и много времени проводим на островах. А если у Тито возникают вопросы, он связывается с отцом по спецсвязи. Раз в день - сеанс связи. Во избежание.

Алонсо прощается. Прощается с миром, стараясь оставить в моей памяти его красоту. А я... не запоминаю. Смотрю только на мужа. Сколько у нас времени? Кто знает. Но этот наш брачный период - последний.

Проснувшись перед рассветом, когда небо на горизонте начинает сереть, смотрю на спящего мужа. Алонсо улыбается во сне... А я... Не буду плакать! Не хочу будить его. Рассвет входит в спальню на мягких лапах. Тихо-тихо... и вот уже совсем светло. Синие глаза распахиваются, сонные черти потягиваются в них лениво...

- Миранда. Я ещё не умираю. Не хорони меня раньше времени.

Прижалась к груди и слушаю, как бьётся сердце... Муж начинает меня целовать. Спальню покинули перед обедом. И... уже втроём.

***


Феликс Хасинто Ноэ де ла Модена-Новарро родился в положенный срок. Но не на Модене, а в Бездне. Когда пришло время, открылся радужный портал. Как дверной проём. И мигает приглашающе. Алонсо вопросительно посмотрел на меня, дождался моего кивка и, взяв меня на руки шагнул в Бездну. А точнее, в маленький храм Матери, окружённый цветущим и одновременно плодоносящим садом. Судя по описанию Люциллы, наследники клана Саэльмо появляются здесь же. Но я ведь ещё не изменилась? И Алонсо... Он человек. Тревожусь за мужа. От Матери исходят успокаивающие волны. И в самом деле: Мать не даст в обиду тех, кого пригласила.

Алонсо стоял в изголовье, как всегда, когда рождались наши дети. После того, как раздался требовательный крик малыша, муж облегчённо вздохнул. Я поняла: Алонсо тревожился за меня. Всё таки, хотя я и рожаю самостоятельно, но рядом всегда дежурит бригада медиков. Всегда и везде. Даже в баронствах рядом были целители. Не в замке, но на корабле, готовые пройти порталом.

Кормлю оголодавшего детёныша, радуюсь, что боевого облика у малыша нет. Или следует печалиться?.. Тихо спросила мужа:

- Как думаешь, у него будет боевой облик?

- Не знаю, Удивительная. Лорд Саэльмо говорит, что боевой облик может проявиться не сразу.

Радуга замерцала, но как-то неуверенно. Как будто Мать спрашивает - допустить ли к нам посетителя. Подумала, что если это Балли, то можно и пустить.

- Мама, как ты здесь... Подравляю, герцог. Прекрасный малыш.

И вот так всегда. Носила я, рожала тоже я, а поздравляют мужей. Где мои хвосты?!! Балли быстро сориентировался, скользнул ко мне, поцеловал кончики пальцев. Котовьи глаза сияют хитрым золотым светом.

- Мама, ты чудесно выглядишь. Просто изумительно.

Держу ребёнка, а то дала бы зятю подзатыльник.

Трое суток провели в Бездне. Согласно традициям. Чтобы Мать могла напитаться энергией. Нас посетили, по-моему, все. Включая даже тех, с кем только виделись на празднествах у родственников. Такое ощущение, что заняться им больше нечем. Дети заняли круговую оборону вокруг нас с малышом. Подпускают только родственников и лорда Этана. Лорд поздравил... Алонсо. А я - так, - погулять вышла.

***


Маленький Феликс - торопыжка. Ещё ничего не случилось, а он уже там. Алонсо смеётся - ещё все живы, а мы уже соболезнования отправляем. У малыша дар предвидения прорезался в полтора года. Когда он вцепился в свою бонну, собравшуюся навестить родственников. Вцепился, как клещ и кричал. Как только Пепита окончательно опоздала, тут же отпустил её и спокойно уснул. Алонсо успокоил девушку, сказав, что отправит её ближайшим кораблём. А этот рейс... Корабль аннигилировал при входе в нуль-переход. Никого и ничего не осталось. Пепита до сих пор боится летать. И к родственникам отправилась порталом. Муж, подумав, внёс в контракты дополнение. При желании, служащие могут переместиться порталом дважды в год туда и обратно. Пассажирские корабли сверхнадёжны. Что могло произойти? Лайнер это не каботажник. Герцог не позволяет экономить на билетах. Всё по первому классу...

В два года малыш воспрепятствовал поварихе продавать дом. Сказал ей:

- Он вернётся.

Попыталась расспросить малыша - хохочет и убегает. Но Мария ждёт. После истории с Пепитой, к словам Феликса слуги относятся серьёзно. Полгода прошло, прежде чем вернулся пропавший пятнадцать лет назад сын Марии. С тремя жёнами и с кучей детей. Хорошо, что невеста его не дождалась - вышла замуж. Семья Марии из кочевников, так что никакого потрясения устоев не произошло. Живут в доме большой дружной семьёй. А где он был пятнадцать лет знает Висенте. Он беседовал с парнем две недели. И потом ещё беседовал. Вытянул из него то, что тот и не знал, что знает.

Сына приходится ограждать от посетителей. Ему играть надо, а к нему так и норовят подкатиться с вопросами. После того, как малыш расплакался в ответ на вопрос об очередном пропавшем без вести, я предупредила всех, что скормлю собакам первого же спросившего. А второго отдам змеям. Бессовестные. Ребёнку трёх лет не исполнилось. Алонсо не стал угрожать несчастным людям, видящим в ребёнке последнюю надежду, но закрыл асиенду для посторонних. Слуги предупреждены об ответственности.

Спросила у лорда Ноледа - можем ли мы погостить у него. Феликс не от барона, - не родственник. Лендлорд радушно прислал за нами повозку, с впряжёнными в неё призраками. Ажурная капсула висит в воздухе, колокольчики звенят нежно-нежно. Сын смеётся и пытается поймать их, а они ускользают и звенят. Пронеслись по радужному мосту. Цитадель Ноледов для разнообразия выглядит светлой и радостной. Умеют же, когда захотят!

***


Живём в Ноледе. Алек-старший учит Феликса блокировать предвидение. Оказывается, мы вовремя обратились к "специалисту". В клане Нолед дар предвидения примерно у каждого пятого. Так что, дед Алека знает, как надо обращаться с юными оракулами. До трёх лет они должны обучиться блокировать свой дар. Иначе может быть очень плохо. Будущее не у всех безоблачно и некоторые картины способны довести до нервного расстройства даже взрослого. Что говорить о ребёнке!

Алонсо поначалу старался избегать малыша. Мне было обидно. Подумала... нехорошо подумала. Но после того, как лорд Нолед объявил, что предвидение не работает на самом оракуле и на его ближайших родственниках, Алонсо успокоенно вздохнул и теперь снова играет с сыном.

- Удивительная, я опасался расстроить Феликса.

Вместо Феликса расстроилась я. Со всеми этими хлопотами я почти забыла о скором уходе Алонсо. А время идёт... время уходит безвозвратно.

Спросила сына не собирается ли он обзавестись спутником. Малыш растерялся:

- А котик? Он обидится.

- К-какой котик?..

Испугалась за сына. Подумала, что потрясение от предвидения не прошло бесследно. Лорд Алек успокоил меня:

- Ты просто не видишь, леди Воробышек. У малыша есть сумеречный кот.

И показал мне отражение в затемнённом зеркале Бездны: действительно - на травке играет мой сын, а рядом с ним разлёгся громадный хищник. На кота он похож только относительно. Ближе к барсу. Властитель Ноледа объяснил, что сумеречные коты живут на нижних уровнях Бездны - ниже призраков и, как и н'гессы, сами находят себе хозяев. И малыш рядом с ним в полной безопасности. Если кот сам не справится с угрозой, то перенесёт Феликса в безопасное место.

***


Вернулись на Модену. Феликс осваивает охранные системы и строевую подготовку. Я наблюдаю. И... вынашиваю пополнение клана де ла Модена-Новарро. А всё Вителлий Север виноват. Разозлил до невозможности. Приехал навестить нас (меня), помочь ребёнку со строевой подготовкой. Дяде Люку в этом нет равных. И... успокоить герцога, объявив, что усыновит несовершеннолетних детей. Мерзавец! Алонсо смеётся и отбирает у меня ножи. Все двенадцать забрал! Пытаюсь вырваться и выцарапать бесстыжие консульские гляделки. Вителлий Север держит равнение на меня и смотрит оловянными глазами. Муж извинился перед гостем, вызвал Тито, схватил меня в охапку и утащил порталом на острова.

Сижу у мужа на коленях в домике на дереве. Продолжаю булькать от возмущения. Алонсо куснул меня за ушко и тихо шепчет:

- Не злись на консула, Удивительная. Он хотел как лучше.

А потом начал напевать мне неприличные песенки, попутно освобождая от одежды. Уже утром, нежась в мужниных объятьях, спросила:

- Почему ты произносишь непристойности только здесь?

Алонсо улыбается насмешливо. Черти в синих глазах ходят колесом.

- Я обещал бабушке не произносить их на земле, в небесах и на море. Пришлось сделать убежище на дереве.

Фыркаю, пытаясь не рассмеяться. Муж всегда исполняет свои обещания. Мне ли не знать.

- Пора возвращаться, Удивительная. Невежливо оставлять гостя надолго.

- С ним Тито.

- Вителлий Север приехал не к Тито. Ты понимаешь, о чём я. Просто вредничаешь.

Согласно киваю. Вредничаю. Ну и что? А кто первый начал?

***


Сумеречный кот строевой подготовкой не занимается. Лежит и смотрит, как маршируют Феликс и Вителлий Север. А выражение морды такое... хочется улечься рядом и смеяться, уткнувшись в густую шерсть.

Забеременев в очередной раз, я стала видеть сумеречного кота. Меняюсь... Только хвосты не растут. Ни хвостов, ни плаща. Зато теперь различаю истинный облик лордов Бездны и драконов. То есть, раньше я просто знала, что Дарри и Траинн - драконы. А теперь вижу. Вокруг них всегда дракон. Какой бы облик они ни приняли. Мальчишки, или вообще - подставка для цветов. Шпионят, негодяи. А человек не различит. Техника, отслеживающая биоволны, спотыкается на драконах. Они умудряются так изменить свой метаболизм, что вполне способны уподобиться фикусу. Вот и пользуются этим.

С котиком драконы не ладят. Котик их отгоняет от малыша. Ушлые детки пытались играть на гонках с помощью Феликса. И хитрые какие! Смонтировали картинки с пьедесталами и разными командами на них и показывают брату: которая нравится? Малыш, естественно, выбирает нужную. Пришлось поговорить с Зигги. После "беседы" с отцом сыны почёсывались и смотрели обиженно. Но я тверда, как камень. Нечего мошенничать. Если играешь - играй на свой страх и риск. Старшее поколение (мужья) со мной согласно. Папеньке не говорила. А то деткам мало не покажется. Кассий Агриппа способен уничтожить одним взглядом. И Бездна не поможет.

Не знаю, как быть с отцом. Через четыре года, или чуть больше, уйдёт Антония. Она всё-таки сделала себе прививку, чтобы оставаться рядом с Кассием Агриппой. Папенька уже должен начать стареть, но пока изменений никаких. Наверное, слишком занят в Академии. Молодое поколение не даёт скучать. Антонии уже пятьдесят шесть лет... как быстро идёт время!

Квинт сказал, что отец готовит себе на смену Секста. Может быть, он собирается удалиться на покой в Резервацию? Только недавно Секст шёл к трону, держась за хвосты т'хассов... А ему уже семьдесят лет! Берёт в жёны бесплодных патрицианок и посещает Резервацию. Взял пример с деда. Впрочем, каппы пока от Секста не рождаются. Пополняет другие линии. Специально подбирают, не иначе! По договору с Резервацией, каппу отдадут на воспитание отцу. Сексту, то есть. Потому что в Резервации из него вырастят максимум центуриона, а Вителлий Север воспитывает легатов. Это важно. Империи нужны легаты. Центурионов полно. Любой чистокровный способен дослужиться. Кто-то раньше, кто-то позже...

А на меня всё свалится, похоже, одновременно. И уход Алонсо и уход Антонии. Надо позаботиться о папуле. Или он намерен воссоединиться с Лили? Нет... Он уже её забыл. Выбросил из головы после развода и забыл. Мой брат-лямбда дослужился до центуриона. Не знаю, будет ли расти дальше. Рекомендации отправить перспективного офицера на учёбу в Академию Секунд пересылает Кассию Агриппе. А папенька... не реагирует. Ну да... сам папенька дослужился до легата-прим. И ушёл на заслуженный отдых (насчёт "комиссовали по ранению" - глупость несусветная) собирать из военных училищ Академию. За время службы он определил сильные и слабые стороны всех училищ Республики и смог объединить лучшие системы и лучших преподавателей. Какой крови это ему стоило никто уже не знает. Но армия Республики заслуженно считается сильнейшей. В мирах Союза большое внимание уделяют диверсионной подготовке. Потому что они более чем полсотни лет грызутся между собой. А полномасштабные боевые действия разрешены только против внешнего врага. Вот и воюют по принципу "проныра Питер". Алонсо объяснил мне это на дереве ("сунул, вынул и бежать"). Хотела оскорбиться, но не выдержала и хохотала, пока не свалилась с мужниных колен на циновку. Очень весело провели время.

Но, пока что, я провожу все дни с мужем. На охоту не ездим, занимаемся мирными делами. Навещаем Алека-старшего, Люциллу с Балли и Аду с лордом Шаугом. Гостим у прочих детей-стражей... Надо мне собрать неэталонных чистокровных подходящего возраста. Детям пора жён выбирать. За дочерей не волнуюсь - желающих связать с ними судьбу полно. И стражи и лорды Бездны соревнуются, оказывая знаки внимания Веронике, Герде, Дагмар и Эстебании с Жизелью. Зигела ещё не доросла до брака. Нонна... К Нонне сватаются близнецы лорда Руфуса. Лорды Муи и Руи. Точнее говоря, - Мариус и Рудольф из клана Гусс. Причём сватаются, подразумевая совместный брак. Кивают на меня, мерзавцы. А как установить очерёдность, когда они похожи, как две капли воды? Пусть Нонна сама думает - надо ли ей этот брак. Посоветовала ей лучше за лорда Руфуса замуж выйти. Закашлялись все в зале приёмов. Подслушивать нехорошо! А лорд-защитник холост. Ну, не считая гарема, конечно. Близнецы от свободного союза. Леди Роза отказалась его возобновлять. Как сказал лорд Этан - выразила своё несогласие жестикуляцией. Лорду защитнику после этого пришлось восстанавливать зубы. Милая дама эта леди Роза. Дружит с тётушкой Балли. И почему я не удивлена?..

***


Даниэль Альваро Селио де ла Модена-Новарро рождён в Бездне. Предвидением не обладает. Хуже того - воином ему не быть. Малыш не сможет убивать. Он - целитель. Нет. Не так. Он - Целитель. Врачующая рука Матери. Лорд Этан, только увидев новорождённого, вызвал лорда-защитника. Следом явились повелители. Поздравили Алонсо (кого же ещё!). К нам с детёнышем приставили охрану, которая держится на почётном расстоянии, ибо в непосредственной близости находятся боевые призраки и сумеречные коты. Эти явились на первый крик малыша. Окружили нас сплошной стеной. Но, поскольку, клыки и когти обращены наружу, то я не волнуюсь.

- Воистину удачен ваш союз, дитя моё. Целители - благословение Матери. Не ломай характер ребёнка. Убивать он не сможет. Ограничься техниками, развивающими спокойствие и созерцательность.

Смотрю в серебристо зелёные глаза нашего с Алонсо сына и думаю, что малышу будет трудно. Муж тихо сказал:

- Я мечтал, что у нас когда-нибудь родится дочь с твоими чудесными глазами. Но сын - тоже хорошо.

В голосе Алонсо звучит потаённая печаль. Сердце зашлось от боли. Сколько нам ещё осталось? Взрослеть дети будут без отца. Никакого усыновления я не допущу - есть старшие братья. Тем более - муштровать Дани нельзя.

- Дитя моё... Муштровать, как ты это называешь, как раз, нужно. Дисциплина Целителю необходима, иначе он загонит себя насмерть.

Согласно киваю - будем муштровать. Спорить не хочется. От этой кутерьмы я устала больше, нежели от родов. Призрачные коты потянулись, выразительно зевая в сторону лорда Руфуса.

- Отдыхай, дитя моё. Ты должна быть радостной и полной сил.

Ну, спасибо! А то я без лорда-защитника не знала, что мне нужно.

***


Маленький Дани растёт ничем не отличаясь от своих братьев. Так же озорничает и старается ввести взрослых в заблуждение, глядя широко раскрытыми невинными глазами и убеждая, что конфеты из буфета вытащила кошка...

Впрочем, Балли, явившийся погостить - читай, ещё раз попытаться уговорить Алонсо отправиться в Озеро Забвения - безуспешно. Так вот, Балли сообщил нам с мужем, что Целители не умеют лгать. Потом вызвал зеркало Бездны и мы увидели, как малыш вздыхает, глядя на буфет, а сумеречный котик открывает дверцу и лапой выбрасывает оттуда на ковёр шкатулку с конфетами. Дани радуется и пытается накормить котика конфетой. Тот отфыркивается.

Строевой подготовкой с малышом занимается дядя Люк. Дани в восторге от Вителлия Севера. Противоположности притягиваются? Малыш старательно марширует, стремясь снискать одобрение консула. Конечно, нагрузка детям подбирается с учётом возраста и сил. Детей Зигги, к примеру, уже в три года гоняют, как первокурсников Академии. Но они все богатыри.

А целительские способности... сын не накладывает руки, как святые из древней Книги. Но в его присутствии выздоравливают даже смертельно больные. Однажды сородичи притащили израненного сумеречного котика (почти детёныша), который не мог даже ползти и уложили его в спальне сына. Через час зверёныш устроил кавардак и был отшлёпан старшими. За неподобающее поведение, вероятно. Он полностью выздоровел, а Дани даже и не проснулся. Исцеляющая аура? Не знаю. Алонсо запретил рассказывать о способностях детей. Но вряд ли этот запрет будет исполнен. Лорд Этан говорит, что Целителю нужно исцелять. Только надо следить, чтобы Целитель не забывал поесть и поспать. Короче, жил согласно распорядку. Как малыш будет учиться в Академии? Не знаю. Всё, что не касается уничтожения себе подобных, он может изучить. Значит - индивидуальная программа. Бездновы охранники проследят, чтобы ни у кого не отложились в памяти способности детёныша. Лорд Руфус гарантировал это нам с Алонсо. С Феликсом проще. Отец предупредил, чтобы он не "смотрел", пока учится в Академии. Сын обещал.

***


Папенька на маленького Дани смотрит настороженно. В нашем роду неспособных убивать до сих пор не было. А малыш радуется каждой встрече. "Деда" вызывает неизменное восхищение. Как и у прочих моих детёнышей.

- Пророк и Целитель... Кто следующий?

- Стражи. Как обычно.

- Обычно... Начиная с Эстанислао и Эстебании, это уже, практически, лорды Бездны. И сами представители Бездны подтверждают это.

- Так, лорд Кассий. Твои младшие внуки ближе к Матери, нежели к... людям.

Шелестящий голос лорда Ноледа кружит по залу приёмов отцовского дома. Впрочем, здесь пугливых нет. Да и привыкли уже все к внезапным появлениям представителя древнейшей крови Бездны. Радугой Алек-старший не пользуется. Возникает из ниоткуда и исчезает в никуда. Антония говорит, что они с папенькой часто играют в шахматы. Иногда к ним присоединяется благородный Публий. Четырнадцать жён - суровое испытание. Впрочем, мой сват-мафиози не жалуется. Позволяет себе раз в месяц сбежать от семьи, дабы сыграть партию-другую в шахматы. Лорд Нолед подарил папеньке специальную доску для нескольких игроков. Вот они и развлекаются - стратеги - один другого круче.

Дани одобрен семьёй. Лорд Этан собрал всех родственников и объяснил, что маленький Целитель до тринадцати лет должен быть ограждён не только от зрелища насильственной смерти, но и от разговоров на данную тему. Это не значит, что малыша не надо учить защищаться. Но... защищаться, не переходя в нападение и не увеча нападающего. Просто суметь без повреждений выйти из навязанной драки.

- Озорничать он будет, как и все мальчишки. Это нормально. Но учить малыша убивать или калечить - не надо. Это его травмирует настолько, что он может умереть. И... дразнить его тоже не следует. Он Целитель, а не воин. - Насмешливо искрящиеся зелёно-карие глаза, выразительно изогнутые губы... - Воинов в Бездне достаточно. А Целителей уже очень давно не было. Лорда Даниэля следует беречь. Задача трудная, но выполнимая.

Семейство кривилось, пока не увидело малыша. Дани - он как маленькое солнышко. К нему все тянутся душой. Даже сатх. Да что там, сатх! Даже Вителлий Север улыбается ребёнку по-отечески, а не по-крокодильи, как собственным детям. Выправка малыша не уступает урождённым Вителлиям Северам. Дани занимается старательно, чтобы порадовать дядю Люка.

***


Мамочка, не плачь, я больше не буду убегать без предупреждения!

Смотрю на заливающегося слезами малыша и испытываю сильнейшее желание кого-нибудь убить. Расплакалась от невозможности высечь ребёнка. С остальными проще - ремень до сих пор самый лучший воспитатель. А Дани нельзя травмировать. Вообще-то, надо поговорить с лордом Ноледом. Может быть порка не входит в число вещей, травмирующих нежную целительскую душу? Мечты, мечты...

Этот... ребёнок услышал разговор Зигги с Алонсо об охоте. И конечно, из всей истории, рассказанной бароном, он выловил только одну фразу - ушёл подранок. И? Отправился на Рапалль. Переплюнул Зигфрида. Наш с Зигги первенец сбежал на Рапалль пятилетним. А Дани только-только три года исполнилось. Крылатый змеёныш, которого малыш создал в безначалье (я зятьёв прибью всех! Включая будущего супруга Милагрос), ещё не вырос. Не вырос, но уже способен открыть дорогу теней.

Когда Дани исчез из поля зрения систем наблюдения, я чуть с ума не сошла. Подняла на ноги всех. Алонсо, пытающемуся меня успокоить, что с малышом охрана, приставленная к нему лордом-защитником, рассекла лоб чашкой. Увидев кровь, стекающую по лицу мужа, опомнилась. Черти в синих глазах аплодируют когтистыми лапами.

- Удивительная, твоё мастерство растёт. Раньше мне удавалось уворачиваться...

Издевается. Нарочно, ведь, подставился, чтобы я пришла в себя. Потребовала отозвать Феликса с учёбы. Пусть ищет брата. Замечание, что из Академии не отпускают, пропустила мимо ушей. К счастью, Фели явился сам. Милый ребёнок. Почувствовал, что он нужен, и пришёл. Но когда я услышала слово "Рапалль"... захотелось прибить уже Феликса. Ребёнок, предусмотрительно оставляет между собой и мной барона Зигмунда. Хранитель, проснувшись, гладит меня листьями. Успокоилась... Если бы Фели увидел, что брат в беде, он сказал бы нам.

Дани нашёлся на Рапалле, спящим в гнезде каких-то жутких тварей, название которых я услышала, как "грау-врау", или что-то типа этого. Зигги подранил одного из этих хищников, а Дани отправился его лечить. И вылечил. Пытались решить проблему - как вытащить ребёнка из гнезда, не убивая тварей. Увидели, как малыш плывёт к нам по воздуху. Присмотревшись, поняла, что его несёт в пасти котик Фели. Сумеречные коты, сопровождающие Дани, ... сопровождают.

Вот после этой эскапады я и расплакалась от беспомощности. Сечь надо. А нельзя. Лорд Руфус ещё и выговаривать мне принялся - зачем я пугаю малыша слезами.

- Никто в Бездне не причинит лорду Даниэлю вреда. Даже если рядом с ним не будет охраны.

Сладко улыбнулась лорду-защитнику.

- А бешенством в Бездне не болеют? - На полыхнувший злостью взгляд вежливо пояснила. - Мне действительно интересно.

Мне презрительно-устало улыбнулись:

- Лорд Даниэль - Целитель. И от бешенства он тоже способен исцелить. Одним своим присутствием.

А я вспомнила, как на Модене Алонсо забросил меня на дерево, чтобы спасти от взбесившейся зверюги. И с какой скоростью эта тварь неслась на нас. Муж убил её, не позволив приблизиться. Но всё равно, семейный медик заставил его пройти полную санобработку. На случай, если слюна твари попала на кожу, или на одежду. Одежду и обувь уничтожили. Бешенство до сих пор смертельно для людей. Если вовремя не спохватиться, конечно. Успеет ли бешеная тварь исцелиться не дотянувшись до моего сына? Не знаю, и знать не хочу!

- Твоё беспокойство понятно, дитя моё. Но целитель не станет слушать резонов. Он слушает лишь своё сердце. Всё, что мы можем, - обеспечить его охраной.

***


Вителлий Север в шоке. Как прикажете заниматься строевой подготовкой с крылатым змеем? Ног у него нет. Маршировать - не умеет. Но змеёныш, названный Линтваром, старается. Поднимает повыше голову и извивается пошире: влево, вправо, влево, вправо... А по команде "смирно" - делает два чётких извива и замирает у ноги Даниэля. Мне его даже жалко - попробуй застыть, подняв голову на уровень колена. Змеёныш пока ещё растёт и эта высота - почти половина его длины. Хорошо, хоть, крылья - призрачные. Возникают по-необходимости. А то запутался бы в них.

Когда спутник Дани устаёт, он взмывает в воздух и порхает над упрямо марширующим детёнышем. Обмахивает его крыльями, как опахалом. Заботливый, ага.

Скандал с прогулкой на Рапалль, как обычно, закончился появлением детей. Игнасио и Изельда де ла Модена-Новарро и Делон смотрят на мать-Бездну холодными глазами Кассия Агриппы. Почему-то у стражей этот цвет глаз выглядит даже более устрашающим, чем ледяное пламя Вителлиев Северов.

***


Проводили Дани на учёбу. Перед этим Алонсо долго беседовал с начальником Академии. Лорд Нолед, просочившийся в кабинет, затянул разговор ещё на полтора часа. Это потому что, прервались на обед. В Цитадели, а как же! На заявление дона Диего, что он не имеет права покинуть Академию в период приёма... ну... в общем, все поняли, почему Ноледы всегда в центре своих владений. Обедали в Цитадели на полигоне для испытания средств противовоздушной обороны. Там в основном бункеры и командные пункты различной степени защищённости. Цитадель вписалась, как родная. Призраки осваивают командные пункты и системы оповещения - в скором времени там будет весело, - а командный состав Академии дегустирует кровавое вино. Под лёгкий трёп лендлорда Бездны и огненное мясо с острым соусом.

Руководство Академии выразило вежливый интерес к необходимости обучения военному делу столь мирной личности. Алонсо успокоил офицеров, объяснив, что ребёнок отнюдь не ущербный. В глаз обидчику он может дать, а убивать, или калечить не будет. Это не его. Лорд Нолед прошелестел, что спутник Дани этими убеждениями не обременён и вполне способен коснуться того, кто по его мнению, представляет угрозу для хозяина.

- Змеи теней способны настраиваться на объект применения своего яда. Не говоря уже о том, что могут просто вытолкнуть противника на дорогу теней. Дааа... на дорогу...

Шелестящий голос убаюкивает... призраки тихо воют в огромном камине. Или это воет ветер? Я наплакалась и уснула в малой гостиной своих покоев в Ноледе. Алонсо принял предложение лендлорда погостить в его замке и мы с близнецами ушли туда дорогой тьмы. Малышей нёс их прадед, а муж нёс меня.

Отец ушёл в Бездну. Ушёл вместе с Антонией. Кассий Агриппа не захотел ещё раз хоронить любимую женщину. Сказал Секунду, что похорон Юлии вполне достаточно с него. Прекрасный год Антонии заканчивается. Отец полностью передал дела Сексту, как только Манлий сообщил, что благородной Антонии остался только год жизни. До этого, они с Секстом несколько лет работали вместе. И этот год... отец был на связи, помогая новому начальнику Академии. А потом... ушёл.

Перед моими глазами вспыхивает картина ртутно-тяжёлой воды озера Забвения. И Кассий Агриппа спокойно входящий в эту воду, с Антонией на руках. Мачеха прижимается лицом к его груди, отец что-то говорит ей, Антония улыбается и закрывает глаза. Воды озера смыкаются над её головой, а потом и над головой отца... Небо полыхает огнём и радугой... Чернильная тьма разливается над озером и... как будто тянет... тянет на себя эту воду. Из гладкой серебряной поверхности в чёрную высь бьёт молния. И вторая. Голос лендлорда пробивается сквозь каменную тяжесть воздуха, который я не могу вдохнуть. Как можно дышать камнем?

- Они возродятся, леди Воробышек. Бездна приняла их. Не знаю, когда, не знаю, кем, но они возродятся.

Мои лёгкие наполнились горечью. Воздух перестал быть каменным, но... он горький.

- Мы так и не успели представить ему внуков...

Алонсо взял меня за руку и тихо сказал:

- Удивительная, рано или поздно это произошло бы...

Попыталась вырвать руку, муж не стал удерживать. В результате, чуть не села на пол. Призраки хихикают в трубе. Разозлившись, повернулась к мужу - Алонсо улыбается мне, а черти в синих глазах печально вздыхают. Меня пронзила мысль, что скоро уйдёт и Алонсо. И тогда пришли слёзы. Выгнала всех из гостиной и рыдала, выплакивая всё невысказанное отцу... и Флавию... и Марию с Вителлием Флавианом. Уснула на диване. Проснулась от запаха бездновых яблок. Муж нарезал плод ломтиками, срезав сердцевину, и красиво разложил на тонкой до прозрачности фарфоровой тарелочке.

- Они действительно отращивают клыки. И прячутся в земле...

- Ты охотился на яблоки?

- Лорд Нолед был так любезен...

Шелестящий голос прервал мужа:

- Пустяки. Если леди Воробышек пожелает...

Я, по наивности, подумала, что меня возьмут поохотиться на яблоки. Отнюдь! Лорд Нолед взял на охоту малышей. Игнасио и Изельда вернулись счастливыми, и перемазанными сладким соком свежепойманных яблок. Нам с Алонсо принесли яблоко на двоих. Зигхард и Зигела более добычливы.

- У детей барона руки длиннее, леди Воробышек. И они выше ростом.

Опять мысли читает. Безобразие! Где мои хвосты?!!

Алек-старший рассмеялся шипящим смехом. Призраки заулюлюкали. Ауры детей тут же метнулись к камину - ловить новые игрушки. День явно удался.

***


Не стала задумываться - носить ли траур. В Империи флаги приспущены, значит и я девять дней хожу в патрицианском одеянии соответствующих тонов. Повелитель Маноло выразил соболезнование Императору Секунду... обычные политические танцы. Лично я, по окончании траура, с тревогой ожидаю развития событий.

И? Я хочу сказать, что?.. Император Секунд, да живёт он вечно! отправил консула Империи на гауптвахту. На две недели и один день. Классическая кара за мелкое хулиганство. По выходе оттуда, Вителлию Северу предписано сидеть в своём герцогстве, пока Император не разрешит его покинуть.

Новостные каналы молчат. Короткое сообщение об отбытии консула в отпуск и... всё. Балли прибыл к нам с визитом и открыл зеркало Бездны. Ну... я чего-то подобного и ожидала. После ухода отца, Вителлию Северу прочие - не указ. Под ЗОВ не попал только чудом. Орать на Императора не рекомендуется. Даже если он твой родной сын.

Проводив очередную патрицианку-воина, Вителлий Север явился к Секунду требовать, чтобы Император отозвал меня в Империю. Сын попытался объяснить, что не может указывать матери - бесполезно. Оскотинившийся военный устроил безобразную сцену, обозвал Императора "наглым сопляком" и вышел, не спрашивая разрешения. Отправился войска собирать. Секунд был вынужден обратиться к братьям. Общими силами родного отца скрутили и дорогой стражей отправили на гауптвахту, где и зачитали ему указ Императора.

В шоке смотрю на зятя. Похоже, консул готов развязать новую войну.

Вместо Балли мне ответил Алонсо:

- Что тебя так удивляет, Миранда? Странно, что консул сумел дождаться... кхм... свободы.

Возмутилась. При всей его дурости, Вителлий Север не способен оскорбить уходящую. Заключив свободный союз, консул будет неукоснительно соблюдать его условия. Похоже, что этот свободный союз был хмм... кажется, вместо слова "последний", принято говорить "крайний". "Крайние меры", например. Да, так вот, похоже, что других союзов Вителлий Север заключать уже не будет. Папеньки нет - принудить его некому. Секунда он не воспринимает, как авторитет в таких вопросах. И правильно, в общем, делает. Наш сын изворачивался, как уж на сковородке, и таки женился на своей чистокровной.

- Удивительная, не полыхай на меня глазами. Я всего лишь мужчина - слабое, несовершенное существо, неспособное противостоять Женщине.

Смотрю на своего хитроумного супруга, пытаясь понять что он мне наговорил, и ощущаю, как мои зрачки съезжаются к носу. Черти в синих глазах упав на мохнатые колени, молитвенно вздымают вверх когтистые лапы, постукивая хвостами в знак восхищения. Издевается.

Сахарные зубы сверкнули в улыбке, тонкие пальцы крутят отобранный у меня метательный нож... Хотела ответить поговоркой о смехе без причины, даже начала говорить: "Смех без причины - признак..." - и села на пол. Ноги перестали меня держать. Я хорошо знаю, признаком чего в нашем мире является непреходящая жизнерадостность. Алонсо осторожно поднял меня. А я, как будто оцепенела... Муж взял меня на руки и унёс в мои комнаты, приказав наполнить ванну.

Отмокаю в воде с успокаивающими эликсирами. Алонсо сидит на краю ванны и держит меня за руку.

- Миранда, не надо плакать. Ты же знала, что это время придёт.

- Почему ты отказываешься от озера Забвения, Алонсо?

Муж отстранился от меня. Он по-прежнему сидит на краю ванны и перебирает мои пальцы, но внутренне он отгородился. Вцепилась в его руку двумя своими. Наконец, мне соизволили ответить:

- Мы уже говорили об этом однажды. С тех пор ничего не изменилось.

Вытащил меня из воды, закутал в покрывало, прошёл в спальню и сел в кресло, усадив меня на колени.

- Удивительная, у нас с тобой есть год. Я не рассчитывал прожить столько и благодарен судьбе за такой подарок.

Алонсо не говорит, что своим поведением я порчу ему прекрасный год. Ни словом, ни интонацией. Стараюсь собраться с силами. Я знала, что этот год однажды наступит. Старалась не думать об этом. Надо действительно быть благодарной, хотя бы за то, что я смогу провести этот год с ним. Делаю дыхательные упражнения. Чему быть, того не миновать. Не буду портить прекрасный год сожалением и слезами. Пусть он останется прекрасным.

Алонсо заглянул мне в глаза и успокоенно улыбнулся.

***


Домики Игнасио и Изельды в точности повторяют цитадельки Зигхарда и Зигелы. То есть, являются копиями Ноледа. Алек-старший заметил, что "изменения стабилизировались". На вопросительный взгляд лорда Этана пояснил:

- Леди Воробышек уже изменилась. Теперь она должна освоиться с этим изменением. Это может занять какое-то время.

Лорд-протектор прикрыл заискрившиеся глаза, поцеловал мне руку и исчез в радуге.

- Сказать лорду, чтобы не беспокоил тебя?

Дед барона насмешливо улыбается. Посмотрела на него фирменным папулиным взглядом - улыбка стала шире.

- Лорд-протектор гость моего мужа.

- Как и я. - Лендлорд дополнил фразу, сказав то, о чём я умолчала.

Включила обзорный экран, смотрю, как дети маршируют под руководством Люциллы. Цитадельки порхают, призраки насвистывают марш легионеров. Вителлия Севера дети решили не допускать. Во избежание. Люцилла навещает нас почти каждый день, помогая малышам усвоить приёмы строевой подготовки. А иногда появляются младшие Саэльмо. Вот тогда учёба превращается в фарс. Замки пытаются куснуть цитадельки, чтобы те маршировали, как положено. Крохотные копии Ноледа поднимаются повыше и пикируют на шипящие головы Хранителей Саэльмо. Замки втягивают головы и ускользают, а призраки обидно хохочут. Призраки общаются между собой на каком-то непонятном уровне. Как в улье. Что известно одному - тут же узнают все. Деду Алека пришлось провести с ними воспитательную работу. Не все новости Бездны предназначены для детских ушей. А сплетничать призраки любят.

***


Мы живём, как жили. Алонсо весь день занимается делами - работает с Тито и Ченте. Конечно, наш первенец долгие годы самостоятельно управлялся с герцогством. Но! Под присмотром отца. А через год подстраховать детей будет некому. Ченте занимается безопасностью и у него получается. Алонсо, во всяком случае, сыном доволен. Придётся братьям страховать друг друга. Обнадёживает то, что дети могут получить помощь от стражей и бездновых зятьёв. Лорд Шауг твёрдо обещал Алонсо таковую оказать. Ну а стражи с нами в прямом родстве. Алан всегда на подхвате. Вейгар... странствует. Никак не найдёт себе место. Прадед смеётся, говоря, что надо проверить - нет ли в юном страже крови сатх. Пора странствий для змей Бездны - обязательный процесс, необходимый для взросления. Вот и наш Вейгар так же... странствует. Ага. Растёт над собой. Впрочем, если его зовут, малыш всегда приходит. Семья - это святое. Кассий Агриппа вбил это в головы своих внуков.

Об отце и Антонии никаких известий. Дядюшка Балли зарылся в архивы с целью получить ответ на мой вопрос: "возродятся ли они вместе, или забудут друг о друге". Легенды Бездны говорят разное. Менестрели уже сочинили больше сотни баллад на эту тему. Каждая из них заканчивается темой: "они возродились и жили долго и счастливо". А в сказаниях... разное. Было и такое, что они прошли мимо, не узнав друг друга. Разошлись, как в море корабли, короче.

Ежевечерне мы с мужем встречаем закат на нашей скале. Рассвет удаётся встретить нечасто - Алонсо встаёт за час до него. Ночные серенады пылают страстью. Алонсо уже не поёт о моей жестокости к нему. Только любовь, только жажда. Неутолимая... Моё сердце колотится, как будто всё в первый раз. И алая роза летит с балкона приглашением...

От консула ни слуху, ни духу. Я в тревоге. Если Вителлий Север вбил себе в голову, что может меня забрать - он не успокоится, пока не найдёт способ это сделать. Он уже стимулировал однажды переворот в науке, когда армейские "умники" восстановили методику создания границы для отдельно взятой военной базы. Смещение во времени устроить - это не кот начихал. Балли говорит, что темпоральную магию изучают на выпускном курсе Универмага.

- Моя леди, тебе следует больше доверять здравомыслию императора Секунда.

Возмущённо смотрю на лорда-протектора. Секунд наш второй сын. При всём его здравомыслии - сын. Хранитель сонно заворочался на своей площадочке. Лорд Этан сделал маааленький шаг назад. Почему они боятся Хранителя? А лорд Нолед - нет.

Ожидаю ответа на мысленный вопрос. Вместо этого, мне демонстрируют зеркало Бездны. Окончание беседы Тито и Секунда.

- Не беспокойся, брат. Я скажу отцу - он должен понять. А если нет - мы проследим, чтобы не было эксцессов. Мамин покой не будет нарушен - даю слово.

Дети раскланялись по-военному и связь прервалась. Лорд Этан счёл необходимым дать дополнительные гарантии.

- Чтобы ты не беспокоилась, скажу: консулу не удастся тебя забрать. Любая попытка приведёт вас в Саэльмо. - Жёсткие губы лорда-протектора изогнулись насмешливо. - Я не могу припомнить случая, когда сразу три лорда высокой крови накладывали заклинание поворота на одну маленькую женщину.

- В заклинаниях я ничего не понимаю. А кто третий? Ты, лорд Шауг, а ещё?

- Твой будущий зять, конечно.

Не стала спорить. Дочерей у меня много.

- Возможно. И как зовут моего будущего зятя?

- Лорд Алек, разумеется.

Вежливо улыбаясь, смотрю на пульсирующую кляксу абсолютной тьмы. Дед Алека решил предупредить о своём появлении. Но разве он высокой крови?

- Безусловно, леди Воробышек. Древняя кровь Матери - высокая по определению.

***


Вителлий Север аппелировал к мужской дружбе. Ага, и к воинской чести. Выловил барона Алека на Альмейне и уговорил провести его на Саар дорогой стражей. Дети отказались помочь папеньке. Хальзе запретила вмешиваться Бальда. После рождения близнецов, страж опасается огорчить супругу даже вздохом. Алек-старший говорит, что правнучка свирепа, как истинное Сокровище Бездны, хотя таковым не является. Плащ, во всяком случае, дочь отрастила. А барон - не смог отказать консулу. Прав был лорд Нолед, назвав его бесхребетным. Как барон Луций уговаривал барона Зигмунда я не знаю. Бароны всегда договорятся. Но факт остаётся фактом - Зигги сообщил, что прибывает с гостем.

Консул явился побитой собакой. Закрылся с Алонсо и Зигги в гостевом домике. Пьянствуют втроём. Или, как говорили в древности, "соображают на троих". Алек-младший играет с детьми. Учит их пользоваться аурой и призраками цитаделек. Цитадельки к барону ластятся - родственник. А призраки, обрадовавшись, что нашли благодарного слушателя, выложили стражу ворох бездновых новостей. Ну вот зачем барону знать, что Повелитель Мара проиграл свой гарем Повелителю Лаки? И теперь на "свободного" Повелителя открыта охота бездновых леди?

А повелитель Лаки управляет вероятностями. Так что играть с ним можно только от тааакой скуки, что впору застрелиться. Вспомнила смеющиеся изумрудные глаза... Непонятно. Я, наверное, ничего не понимаю в мужчинах. Никогда не предположила бы, что лорд Мара способен скучать. Надоел гарем лорду Маре - только и всего. Призраки шушукаются, говоря "что-то увидел Повелитель Иллюзий". Наверное, я не смогу жить в Бездне. Прорицание будущего, иллюзии, вероятности... - это не для меня.

- Моя леди, тебе не надо думать ни о чём. Я обо всём позабочусь.

Холодно смотрю на лорда-протектора. Отправить его, что ли, к прочим мужьям? Пусть пьянствует с ними и не мешает мне? Тихий смех и поцелуй руки.

- Я столько не выпью.

***


Дети восторженно вцепились в дядю Люка. Вероятно, из чувства противоречия. Вителлию Северу предоставлен гостевой дом. Консул решил отдохнуть от трудов праведных и взял отпуск. Да, - так и уведомил Императора - "с сегодняшнего дня я отдыхаю". Алонсо в шоке. Пообещал, в случае чего, предоставить ему политическое убежище. Ага, как ближайшему и дражайшему. Родственнику, в смысле.

Убедившись, что у Алонсо действительно начался прекрасный год, Вителлий Север пришёл в себя. Ко мне, без крайней необходимости, не подходит, неукоснительно соблюдая правила приличия. Пожирать меня глазами, - это не нарушение. Обедаем мы, впрочем, все вместе.

Игнасио и Изельда делают успехи в строевой подготовке. Цитадельки - тоже. Зигги навестил нас со сбежавшими из Академии близнецами и старшие цитадельки радостно маршировали с консулом. Младшие, конечно, тут же последовали примеру. Мы с мужем облегчённо вздохнули. Воздействовать на призраков даже у лорда Ноледа не всегда получается.

Он изгоняет провинившихся на нижние уровни (на родину, то есть), а Цитадель притягивает новых. И... никакого толка. Впрочем, развеивание в качестве наказания - действенно. Восстановление после него довольно болезненно. Вот и воюет Алек-старший со своим воинством.

Пока призраки не научились петь и сплетничать, всё было нормально. Сейчас же... "Зато не скучно", как оптимистически заявил Балли. Конечно, его-то призраки не беспокоят. Это мне они рассказывают пикантные новости на ушко. Я стараюсь удерживаться от смеха, но... не всегда получается. Нравы в Бездне довольно свободные. Вероятно из за того, что "детям до пятидесяти лет" позволяется абсолютно всё. Вот они и изощряются. Сечь некому.

Выходим в море вдвоём с Алонсо. Вителлий Север с детьми ждёт на берегу. Собирают ракушки и красивые камешки. Слава Богу, в этих водах нет акул. Впрочем, дядя Люк уже пообещал детям "вооот таких" зубастых рыбок. Они ждут. А за неимением акул, бегают к прадеду охотиться на яблоки. Вместе с консулом. Активный отдых, так сказать.

От Секунда пришло высочайшее разрешение на отпуск. Тито, для начала, ознакомил с ним меня. Попросила не показывать мужьям. Вителлий Север разобижен на детей. Разрешение может воспринять, как утончённое оскорбление. Алонсо... слишком правильный. Обрадуется, что консул отдыхает на законных основаниях - барон Луций вообще взбесится.

На Модене гостит не консул Империи. Отнюдь. Нашим гостем является барон Луций - друг и соратник Алонсо и барона Зигмунда. Вот так. Спрашивается, - какая разница? Не знаю. Но раз мужчинам так удобнее, - пусть развлекаются. Я помню, - много лет назад у нас с мужем гостил его племянник Маноло, а отнюдь не герцог де Осуна Тельес-Хирон.

Кстати, о герцоге. То есть, о герцогине. Милочка в недоумении - каждый год, в день начала учебного года в Академии, на подзеркальном столике в её будуаре появляется драгоценная ваза с белой розой и резная шкатулка со сладостями. И... никакой визитки. Балли, посмотрев на это великолепие, заулыбался, выразил восхищение мною и Милочкой, заморочив нам головы и... ничего не сказал. Пришлось самой думать. Доели с дочерью сладости, потом тщательно осмотрели все шкатулки и вазы. На каждой - герб Ноледов. Во всяком случае, над воротами Ноледа точно такое же изображение. Это я теперь знаю, что герб - раньше ни за что бы не поняла. Тёмная республиканка, как иногда шутит муж. Пришлось сообщить дочери, что её следующий брак уже дело решённое. И это - знак внимания со стороны мужа.

Ожидала скандала, но Милочка начала икать - пришлось отпаивать её водой. Дочь спросила только - знает ли о нашем решении Маноло. Дурацкий вопрос. Зачем Маноло это знать - когда он уйдёт, ему будет не до ревности. Должен радоваться, что о жене есть кому позаботиться. Высказала это ей, как и предостережение выбросить дурь из головы. Милочка размышляет, а я мысленно точу когти. Лорду Ноледу мало не покажется. У его будущей жены ещё много времени на обдумывание семейной жизни. Призраки радуются - Милочка им нравится.

***


Женили Зигибранда. Аве семнадцать исполнилось три года назад. Она уже обрела драконий облик. Но пока она училась, ни о какой свадьбе не могло быть и речи. А сейчас она отрабатывает контракт и Дарри весь изошёл ревностью, потому что в месте дислокации то и дело мелькают посторонние драконы. Зигибранд, конечно, морды бить не устаёт - как истинный фон Фальке, но... Но! Год назад, во избежание, скромно отпраздновали помолвку. Это лорд Этан говорит, что скромно - ибо ни одного замка не сожгли, ни один лен не уничтожили. А в этом году сыграли свадьбу.

Ну... что сказать... если бы не баронская закалка, я могла бы и не выдержать такого празднования. К счастью, мы все какое-то время жили на Альмейне. Алек-младший, вероятно, размах празднований перетащил из Бездны. Ага, - ностальгия его замучила.

Гуляли - насмерть. Каждую неделю - турнир. Через день - охота. Плюс воинские смотры - лендлорды демонстрируют Повелителям боеготовность. Конкурсов красоты, к счастью, программой не предусмотрено. Зато менестрели соревнуются, воспевая мужскую доблесть, женскую красоту и мои изобильные достоинства. Наверное, сглазить пытаются. Высказала эту мысль свату - лорд Рис захлебнулся кровавым вином. Лорд Этан осуждающе заявил:

- Моя леди... Чьи ещё достоинства здесь воспевать? Ни одна высокая дама не одарена такой плодовитостью. Более того, - именно твой облик Мать выбрала для одного из своих воплощений.

Ну да, ну да. В большом храме Мать снова предстала в моём облике. И в старокитайском платье. Шесть широченных рукавов разлетаются, подобно крыльям, когда смеющаяся девушка-Мать танцует. Высокое собрание единодушно признало это признаком особого её благоволения к молодым. Ну... жертву во всяком случае она приняла. А это самое главное. Я ещё помню панику на лицах семейства Наир, когда наследника вышвырнуло из храма.

Наследницей клана теперь признана леди Альбина. Потому что её папеньку неизвестно сколько ещё ждать из слуг Бездны. А воспитанница лорда Шауга и барона Алека вполне способна удержать поводья власти. Тем более, что дед с бабкой ещё в полной силе и о реальной власти речь не идёт. Просто, согласно традициям, в клане должен быть наследник. Или наследница. Альбина подходит идеально. Кровь соответствует, дополнительный бонус - кровь стражей. Впрочем, Нолед праправнучку своего лорда не принял. Не нравится ему примесь чужой крови. Привередничает.

Малышка Ава, оправдывая своё имя, сияет красотой и скромностью. Ага, как же, как же! А то я ни разу не видела, как она через заборы в Саарской Цитадели сигает. По обе стороны от невесты сидят... женихи. По правую руку (одесную) - Зигибранд, а по левую (ошую) - Дарри. Короче говоря: шаг вправо, шаг влево юной драконице не светит. Только вперёд. В светлое будущее.

Повелитель Лаки милостиво поздравил молодых и исчез. Повелитель Мара поднял бокал за счастье и удачу, выпил и хлобыстнул его о каменный пол. В мелкие дребезги. Все обрадовались - счастье привалило. Пока присутствующие следовали высочайшему примеру, повелитель Иллюзий испарился. Лорд Руфус остался праздновать. Скучает, наверное.

Скучать лорду-защитнику долго не пришлось. Развеселившиеся гости, включая баронов Зигмунда и Луция устроили соревнования - кто дольше удержится на л'фассе. Это такие... трудно подобрать слова. Похожи на фороксов, только раза в два больше и очень... очень дикие. Практически неприручаемые. Ну и ядовитые, а как же!

Развеселились все после дегустации укипаловки. Пять бочонков этой убойной фруктовой водки барон Зигмунд переправил лорду Рису к свадьбе. С помощью барона Алека, дороги стражей и упряжки ор'гриссов. Это такие бездновы тяжеловозы. Технология изготовления баронской водки хранится в тайне. Укипаловку ценят даже в королевских дворцах Альмейна. "Истинный нектар", "Напиток богов"... и ещё множество хвалебных эпитетов. Папеньке ежегодно отправлялся бочонок от барона Алека. Ага, как тестю. Секунд такой чести не удостоился - молод ещё, так что новый Император допивает остатки имперских запасов. Кассий Агриппа, оставив престол, не стал опустошать дворцовые погреба. Водка, конечно, не совсем подходящее название. Крепость почти как у чистого спирта. Делается укипаловка из отборных фруктов, достигших полной спелости. Такой, что их нельзя класть - переносят в руках. Сбраживают мёдом, перегоняют через особый древесный уголь, сливают "верх", опять перегоняют... и так далее и тому подобное, пока не остаётся прозрачный как слеза и густо-текучий, как свежий мёд, ароматный напиток, "нежный как детская щёчка и пьянящий, как поцелуй любимой женщины после долгой разлуки". Один глоток - и где бы ты ни находился, твоя душа попадает в сад, где ветви деревьев гнутся под тяжестью спелых плодов, а медовый аромат напояет воздух. Ты снова чист и невинен, как младенец и нет никаких забот - только радость бытия.

Вот, испробовав альмейнского нектара, гости и вспомнили о детских играх. Сначала отправились на охоту за этими самыми л'фассами. Загоняли с воздуха. Лорды Бездны - на крылатых конях, мы и стражи - на ройхах. Зигибранд, лорд Рис и Зигфаст - на драконах. Прочие драконы - сами по себе. Очень весело было. Цитадельки Зигхарда и Зигелы присоединились к загонщикам. Призраки вопили и улюлюкали - даже н'гессы шарахались, прижимая уши. Л'фассы вообще пытались залечь. Но драконы им не позволяли - пуляли огнём.

Загнали бедных птицеящеров на плоскогорье. А там их встретил Нолед. Ага, - с распростёртыми объятьями. Впервые увидела, как Цитадель перестраивается, отращивая крылья с верхними галереями и заключая их в кольцо. Безднов Колизей в действии. Кстати, не только я впервые увидела, на что способно родовое гнездо клана Нолед. Лорд Руфус неприятно сузив глаза барабанит кончиками пальцев по подлокотнику своего кресла. Не марш легионеров, конечно, но... Но! Лорд-защитник размышляет.

Что произошло такого, что глава клана демонстрирует свою силу? И это ещё не всё. Нууу... правнуков надо воспитывать. И их цитадельки тоже. Но детей в Бездне не трогают... И тут меня, как кипятком обварило. Вспомнила слова Алека-старшего о женщинах древней крови. "Все уничтожены". Лендлорд Нолед даёт понять всей Бездне, что с ним следует считаться. Если Милочка станет его женой, он сможет возродить клан. И Милочка, выносив нескольких его потомков, изменится, став сокровищем Бездны. Если выживет.

Следует подумать о расширении границ лена Ноледов. Цитадельки правнуков Алека-старшего, подрастая, найдут себе место, а призраки расчистят его в случае необходимости.

- Моя леди, ты даже более свирепа, чем сокровища Бездны.

- Я думаю о том, как защитить своих детей, лорд Этан.

Мне поцеловали кончики пальцев, прошептав:

- Твоим детям ничто не угрожает, леди Воробышек. Ничто.

Не нашлась с ответом. Лорд-протектор, чуть подождав, протянул руку, чтобы я могла на неё опереться и проводил меня к столу. Как раз очередной тост подоспел. Лорды пьют по науке - наращивая крепость напитков. Укипаловке уже не изменяют. Конечно, напившись этого эликсира, не только на л'фасса запрыгнешь. Пирующие разрумянились, голоса стали громче... Надеюсь, что не подерутся.

Небольшой отдых - соревнование менестрелей. Мужа я прибью. Не дожидаясь окончания прекрасного года. Когда один из соревнующихся запел хвалу юной невесте, Алонсо забрал у кого-то лютню и вклинился в песню, вынудив менестреля петь перекрёстным дуэтом. Получился новый свадебный жанр - одновременное воспевание невесты и свекрови. Зигги с радостным рёвом стучит кулаком по столу после каждого куплета властителя Модены. Вителлий Север смотрит на меня котовьим взглядом, улыбаясь крокодильей улыбкой. Змеи ауры барона Алека огненным обручем охватывают мои бёдра. Лорд Этан... улыбается, а призраки, завывая, повторяют особенно удачные, по их мнению, фразы. Конечно, со всеми моими мужьями одному менестрелю не тягаться. Хоть он и старался. Изобильных достоинств у меня оказалось больше. Посмотрела на хохочущих гостей, мысленно поточила когти.

Сват подхватил эстафету, предложив повторить песню и выпить за каждое перечисленное достоинство. Гости с энтузиазмом согласились. Схватила дочерей и удалилась вместе с прочими дамами, оставив мужчин развлекаться. Мысленно попросила т'хассов присмотреть за мужьями. Получила неожиданно три подтверждения: от Острозубого, от лорда Этана и от Алека-старшего. Лорд Руфус же, бросил мне ледяную мысль, что мои мужья уже взрослые, а значит сами за себя отвечают. Сволочь! А ещё опекун. Хранитель злобно шипит на лорда-защитника, вызвав усмешку у повелителей драконов и Алека-старшего. Им хорошо. - они Хранителя не опасаются.

***


Свадьба отгремела, молодые, отгуляв положенные дни увольнения, вернулись к месту службы. Зигибранд перевёлся поближе к жене. Сын уже отработал обязательный контракт и теперь мог бы вернуться домой, но Ава... Зигги-старший проявил понимание.

Время идёт неумолимо. Алонсо, как некогда Флавий, уходит спать в свои комнаты. Вителлия Севера Секунд отозвал в Империю. В приказном порядке. Так и сказал:

- Это приказ, консул. - И только тогда Вителлий Север отправился на присланный за ним императорский линкор.

А поначалу сын пытался воззвать к голосу разума и элементарной порядочности. Вителлий Север смотрел на отпрыска оловянным взглядом и повторял:

- Я в отпуске. Могу отдыхать, где пожелаю. - Раздобыл-таки Секундовское разрешение на отпуск и машет им перед лицом сына. Наконец, Секунд, не выдержав, высказал отцу всё, что он о нём думает.

- Отец, не кружи, как стервятник над герцогской семьёй. Это неприлично, пойми. Герцог де ла Модена-Новарро достойный враг, хороший друг и надёжный союзник. Дай ему уйти, отец.

Кресло в переговорной полетело в стену. Консул, побагровев, вперился в голоэкран, рыча:

- Что ты понимаешь, щенок!

И вот тогда я увидела не сына консула, а внука Кассия Агриппы. Ледяное спокойствие, окутывавшее моего отца, теперь ограждает сына. На зарвавшегося военного смотрел Император.

- Это приказ, консул. - И Вителлий Север пришёл в себя.

- Слушаюсь, мой Император. - Поворот кругом и строевым шагом консул покинул переговорный пункт.

Эту беседу я увидела уже после отбытия барона Луция. Висенте показал мне запись, прежде чем убрать её в спецхран.

***


Сегодня под утро я проснулась от звона гитарных струн. Вбежала в комнату Алонсо. Муж растерянный сидит в кресле, его гитара валяется на полу. Вспомнила, как точно так же сидел Флавий, уронивший письменный прибор. Значит... Уже всё. Всё. Моё сердце сковано льдом... Вдох... выдох... Наконец, голос повинуется мне.

- Алонсо...

Муж улыбается. Пошевелил пальцами руки, расслабленно лежащей на подлокотнике.

- Хотел спеть тебе, удивительная, - и не смог удержать гитару. Прости.

***


И опять я сидела на полу, держа мужа за руки. Смотрела в синие глаза, и заливалась слезами. Черти в глазах Алонсо рисовали мои портреты. На них я улыбалась. Я старалась изо всех сил, но... не получалось. Императору Флавию я улыбалась, а его кузену, вот, не могу. Слишком большая часть моей души занята им. И ещё я старательно подбирала слова для вопроса. Я не хотела спрашивать, но... надо. Сдавленным голосом начала:

- Алонсо...

И молчу. Ну не знаю я, как об этом говорить! Не могу. Не хочу!

- Удивительная, ты меня пугаешь. Что случилось?

Смотрю на мужа, мягко улыбающегося мне, и, плюнув на всё, начинаю говорить, не пытаясь подбирать слова.

- Алонсо, мы никогда не говорили об этом, но теперь... Если надо позаботиться о... ну... ты понимаешь... Скажи мне, пожалуйста. Я клянусь, что выполню.

- Миранда... О чём ты?

И я кидаюсь головой в омут:

- Я о женщине. Или о женщинах. Ты не думай, я не в претензии. Двадцать восемь лет, это очень много. И даже четырнадцать, - тоже много. Если надо обеспечить им комфорт и безопасность, то, пожалуйста, скажи мне. Я не буду соваться к ним, просто прослежу за тем, чтобы наш Тито выполнил обязательства семьи.

Улыбка Алонсо становится по-детски беспомощной.

- Миранда, тебе ни к чему об этом думать. Не надо, поверь мне.

Мне больно, но я всё-таки говорю.

- Алонсо, я не причиню им вреда. Я хочу выполнить свой долг по отношению к тебе. Я твоя жена и...

Опять улыбка. Насмешливая. Только смеётся мой муж, похоже, над собой. Длинные пальцы сжали мои ладони...

- Нет других женщин, Миранда. И никогда не было. Не беспокой себя.

И я поверила мужу. Поверила сразу. Но не могла остановить свой язык:

- Но... почему?!

- Потому что кабальеро должен хранить верность. Своей стране, своему роду и своей жене. Такую клятву мы приносим, становясь взрослыми.

- Двадцать восемь лет... Мне непонятно...

- У вас другие традиции, Миранда. Ваши реалии долгое время не позволяли подобного. Когда речь идёт о выживании человечества, как вида, то верность - преступление. Впрочем, нас считают холодными.

Попыталась не впасть в истерику. Холодный Алонсо! Мужчина, рядом с которым моя кровь кипит. Даже сейчас, когда мы прощаемся. Но... времени слишком мало. А вопросы множатся.

- Клятва? Ты хочешь сказать, что все наши дети клялись хранить верность?

- Кроме стражей. Клятву младших примет Алберто.

Злиться нельзя. На уходящего - нельзя. Сыну тоже не выскажешь... Муж прав, - не буду думать об этом. Мужские заморочки.

Алонсо улыбнулся мне и... пальцы его разжались. А я не могла встать. Так и смотрела на заострившиеся черты, которые даже смерть не смогла испортить, и боль разрывала моё сердце. Боль и чувство вины...

Наши сыновья подняли меня с пола, закутали в шаль и увели на женскую половину. Я не могла произнести ни слова, находясь в каком-то оцепенении. Наши дочери усадили меня в кресло и заставили выпить чашку чая. А я продолжаю погружаться во мрак. Алонсо... Мой Алонсо... Никогда больше я не загляну в синие глаза... никогда черти в них не будут дразниться... Никогда. Никогда. Никогда...

Как больно!..

Медика я к себе не подпустила. Незачем. Привела себя в порядок, переоделась в траурную одежду имперской принцессы и вернулась в комнаты мужа. Тито с тревогой посмотрел на меня, потом успокоенно кивнул и продолжил решать организационные вопросы. Мальчик абстрагируется от горя, погружаясь в дела. Что ж, не самый худший способ.

- Мама, как быть со склепом? Там до сих пор...

Я поняла о чём пытается сказать мне наш первенец. Там до сих пор прах клона.

- Оставь, как есть, Алберто. Твой отец любил море и небо. Подготовь ему место на скале. Я покажу, где.

Мы ни разу не брали с собой ни одного из наших детей. Там, куда Алонсо отнёс меня на руках в первый день моего пребывания на Модене, мы всегда были только вдвоём.

Сын хотел что-то сказать, но передумал. Почтительно склонился, выражая согласие.

А потом мы об руку с первенцем стояли в большом зале, рядом с гробом, принимая соболезнования от друзей, от врагов, от любопытствующих...

Ритуал уничтожения печати герцога Алонсо Мигеля Ксавьера Морадо де ла Модена-Новарро... И перстень с печаткой тоже уничтожен. Отныне вся документация герцогства подтверждается печатью герцога Алберто Гарсии Мигеля де ла Модена-Новарро.

Наконец, мой муж обрёл своё последнее пристанище. На нашей скале выстроена небольшая беседка. Так называемый моноптерос - круг колонн, поддерживающих крышу. И там, под плитой, в которую вплавлен его офицерский кортик, урна с его пеплом. А вокруг только небо. И вечный шум моря внизу.

***


Три недели спустя я стояла рядом с сыном в главном зале повелителя Маноло. Смотрела на пятилетнюю копию Алонсо и меня переполняла ледяная ярость. Словно со стороны я услышала свой бесстрастный голос:

- Муж сказал, что у него не было других женщин.

Женщины высоких семей Союза заулыбались сочувственно. Адвокат, сопровождающий женщину с ребёнком, произнёс мягко, как говорят с больными:

- Разумеется он сказал это. Герцог очень любил свою семью.

Барон Зигмунд, присоединившийся к нам с Алберто, взял меня за локоть. Я не стала вырывать у Зигги свою руку. Зачем?

- Мне нужны доказательства. Не повторяйте слова. Я требую генетической экспертизы.

Кто-то из дам сказал: "Хоть бы не позорилась". Маноло шевельнул пальцами. Медик повелителя шагнул к съёжившемуся ребёнку. Его обижали? Откуда такой испуг? Стоим. Ждём. Зигги шепчет:

- Принцесса, зачем тебе это? Вернись домой к близнецам. Всё уже прошло...

Вернувшийся медик объявил:

- Отцовство подтверждено. Это сын ныне покойного герцога Алонсо де ла Модена-Новарро.

Торжество на лицах адвоката и женщины... Насмешливые улыбки дам... Мужчины приняли индифферентный вид. Появились ли у меня сомнения? Ни на мгновенье. Я сказала, перекрывая голосом начавшиеся разговоры:

- Продолжай.

На недоумённый взгляд медика поясняю:

- Скажи, кто его мать.

Тишина. Нет, ТИШИНА. И возмущённый возглас пришелицы:

- Да что за издевательство! Она же помешалась от горя!

Я молча смотрю на медика.

- Такой анализ я не делал, герцогиня. Придётся подождать.

- Я не тороплюсь.

Эта тварь опять закричала:

- Я не намерена терпеть этот фарс! Пришлю номер счёта, на который будете перечислять содержание для сына герцога!

И высоко подняв голову двинулась к выходу из зала. Адвокат с извиняющейся улыбкой откланялся и пошёл вслед за своей клиенткой. Мелькание чёрных теней. Острозубый демонстрирует им клыки в радостной улыбке. Высокие семейства зашептались. Послышались торопливые шаги. Медик вбежал в зал с потрясённым выражением лица. Маноло вопросительно посмотрел на него.

- Это... это...

- Говори. Скажи нам, кто мать ребёнка.

- Матерью этого ребёнка является герцогиня Миранда де ла Модена-Новарро. И это не ребёнок. Это клон Висенте де ла Модена-Новарро - второго сына герцога Алонсо.

Прыжок Зигги, протестующий вопль адвоката:

- Повелитель обещал нам безопасность!

Киваю на вопрос в глазах Алберто. Мальчик не усомнился в отце. Алонсо воспитал хороших детей. Алберто пошептался с Маноло... Герцог Осуно де Тельес-Хирон шагнул в центр зала. Тишина. Ожидание. Маноло чётко произносит:

- Я не нарушу обещания.

Адвокат успокоился, а женщина снова начала улыбаться. Рано обрадовались. Повелитель продолжил:

- Отправить их в Империю. За клонирование брата Императора Нового Вавилона они ответят по имперским законам.

Законник хлопнулся в обморок. Грамотный. Законы знает. А женщина растерянно хлопает глазками. Отвернулась от них. Смотрю на клон своего сына, о котором все забыли. Маноло спрашивает:

- А с этим что?

А перед моими глазами окровавленные руки Вителлия Севера, разрывающие тело моего клона, простреленная голова клона Алонсо... кровь... кровь... кровь. Не хочу!

- Пусть герцог Лопе свяжется с отцом Генрихом.

- Его Святейшество очень загружен, герцогиня.

- Пусть попросит пять минут для лямбды.

Пять минут нам выделили. Исключительно из за любопытства секретарей главы Церкви. Сигма-два в белом с золотом одеянии очень импозантен. Мягкая улыбка. Глаза сияют. Преклонив колено, прошу:

- Мне нужна помощь, Ваше Святейшество.

Твёрдая рука подняла меня. Спокойный голос произнёс:

- Слушаю тебя, дочь моя.

Я быстро пересказала произошедшее. И высказала просьбу:

- Я не хочу, чтобы ребёнка уничтожили. Не знаю, есть ли у клонов душа, но я видела, что они способны любить. Пусть ребёнок уйдёт из этого мира, но останется жив. Пусть он примет постриг. У вас же есть дети-монахи?

Сигма-два задумчиво кивнул. Потом улыбнулся.

- Не ожидал от тебя такой доброты, лямбда.

- Старею, наверное.

Его Святейшество расхохотался, возвращая нас во времена юности.

- Всё шутишь. Я одобряю твоё решение. Ребёнок будет жить и учиться в монастыре. А там посмотрим, куда его направить.

- Спасибо тебе.

Прошептала, склонившись в прощальном поклоне. Пять минут прошло и секретарь нетерпеливо переминается в дверях.

Ребёнка забрали порталом. А я, вернувшись в зал приёмов попрощалась с семьёй Повелителя фразой:

- Очень плохо, Маноло, что ты поверил неизвестной авантюристке и не поверил своему дяде-герцогу.

Милочка же одарила мужа многообещающим взглядом. Мне его уже жалко. Дочь сделала закономерный вывод, что Маноло судил ситуацию по себе.

Вернувшись на Модену, содрала с себя придворное одеяние, переоделась в комбез и берцы и, вызвав платформу, отправилась в рыбацкую деревушку. Оставила платформу висеть рядом с таверной и полезла на скалу. Алонсо шёл легко, несмотря на то, что держал меня на руках. Я же практически ползу, цепляясь руками, ничего не видя перед собой. Глаза застилают слёзы. Рыдания пока удаётся сдерживать. Какая неимоверная жестокость! Вся боль утраты вернулась. Я лежала, обняв плиту, под которой покоится урна с пеплом моего мужа и рыдала. Так горько и безутешно я плакала только в первую ночь на Модене. Когда поняла, что ройх не прилетит. В ту ночь меня, обессилевшую от слёз, с крыши унёс Алонсо. А сегодня меня уносить некому и я отключилась, лёжа на каменном полу.

Лёгкий ветер с моря шепчет "Миранда". И в шёпоте этом - боль.

Меня нашли Феле и Дани. Когда я проснулась, дети сидели рядом со мной на скале, а внизу бушевал шторм. Погода... на Модене бури не редкость, но такое буйство стихий случается не чаще раза в шестьдесят лет. Я забыла о штормовом предупреждении, - было не до того. А вот Феле... Феле всегда "видит". Малыш сказал Даниэлю, что маме плохо и дети прошли ко мне дорогой теней. Если бы не Дани, я возможно не очнулась бы. А так... обморок перешёл в глубокий сон, а после пробуждения я следила, чтобы дети не подходили к краю скалы. Волны с грохотом бьют в камень, Линтвар развлекается, нарезая круги над бушующим морем, сумеречные коты недовольно фыркают,отстраняясь от брызг, а призраки тихо шушукаются за моей спиной.

***


Живу на Модене. Вителлий Север попытался меня забрать, - уговаривал Тито, что мне лучше сменить обстановку, чтобы пережить горе, но сын, как ему консул ни давил на психику, оставил решение за мной. А я решила, что вернусь в Империю, когда дети отправятся в Академию. Как раз срок вдовства окончится и приличия будут соблюдены. Не хочу сейчас думать о мужьях и браке. В моей душе - пустота. Соблюдаю распорядок дня, исполняю обязанности герцогини, - Тито пока не обзавёлся супругой, а учитывая традиции семьи Алонсо, я его не тороплю. Пусть выбирает по сердцу. Потом не переиграешь. Ребёнок успокаивает меня, говоря, что это просто - после заключения брака других женщин рассматриваешь только, как объект восхищения и защиты. Прецеденты в семье были. Не знаю... Мы слишком разные. Я всего лишь дорогая мамочка, неспособная, в благоприятный для зачатия период, противостоять инстинкту продолжения рода. К счастью, инстинкт чистокровных - мудр.

Лорд Этан, навестив Тито, выразил нам соболезнования. Поскольку высокий лорд Бездны с этикетом знаком не понаслышке, ко мне он не приближается и не заговаривает со мной. Только изысканный поклон-приветствие. Все разговоры через детей. Но роза красуется на моём подоконнике, как и раньше, демонстрируя неизменность планов лорда-протектора.

***


Явились Зигибранд с Авой и Зигфастом. Дарри и Траинн в человеческом облике, а драконы, теперь ясно видимые мною вокруг них, стучат хвостами в волнении. Хорошо, что это всего лишь аура. Иначе от герцогской резиденции мало что осталось бы - дракончики уже выросли. Что такого могло произойти?

- Мама, завтра начинаются Драконьи игры. Прошу, окажи нам честь, позволь сопровождать тебя.

Растерявшись смотрю на детей. С драконами мы теперь в родстве и не явиться на эти самые игры будет невежливо. Судя по поведению Дарри и Траинна, это что-то значимое. Идти никуда не хочется. Но, вероятно, придётся.

- А что такое "Драконьи игры", лорд Рис?

Спрашиваю, уже сидя на балконе павильона для "ну ооочень высоких гостей".

Леди Шила зло улыбнулась, а сват повернулся к нам с Зигги и начал объяснять:

- Об играх, как таковых, речь не идёт, леди Воробышек. Это древняя традиция, позволяющая... кхм... скажем так... скорректировать первый выбор.

Начинаю злиться. Шкатулку со сладостями я ещё не опустошила, а то бы уже швырнула в родственника. Зигги молча улыбается свату змеиной улыбкой. Лорд Рис счёл необходимым пояснить сказанное:

- Когда драконица взрослеет, она выбирает отца для своих детей. Если, разумеется, такового не выбрали её родители. - Между строк ясно читалось, что Дарри беспокоиться не нужно. - И если кто-либо сочтёт выбор неудачным, то он может его оспорить, доказав своё право.

- Право сильного?

Везде одно и то же. Драконы не исключение. Впрочем, насколько я поняла, лорд Бездны вообще может просто забрать жену у более слабого лорда. Как однажды сказал мой зять лорд Шауг: "Потому что я сильнее".

- Именно, леди Воробышек. Оставить потомство должен более... кхм... жизнеспособный дракон.

- Естественный отбор? И... сейчас мы будем наблюдать битву за самку? Как у волков?

Дарри и Траинн насупились, а драконы вокруг них оскалились, прижав уши. Как коты. Давно не лупила деток - распустились. Зигги рассмеялся:

- Принцесса, не пугай драконов. А то Траинн останется без невесты. Посмотрят, какая грозная у Авы свекровь и...

Траинн фыркнул и отвернулся. Вся поза детёныша ясно выражала: "Подумаешь, не очень-то и нужно!" Не готов ещё наш Зигфаст жениться. Лорд Рис молча улыбнулся.

***


Мы с Зигги сидим вместе с семейством Рис. Зигхарт с Зигелой заняли места возле прадеда. Стражей не приглашали. Это - демонстрация того, что младшие дети барона Зигмунда уже, практически, лорды Бездны. Цитадельки волнуются - подпрыгивают на перилах, ограждающих ложу. Я почти ожидала, что Алек-старший явится вместе с Ноледом. Со всеми удобствами, так сказать. Но... дед барона счёл необходимым проявить вежливость к устроителям мероприятия.

Ада и Люцилла присутствуют вместе с мужьями. Приглашения получили лорды высокой крови и лендлорды. Более мелкие благородные семейства Бездны оставлены без внимания.

Разумеется, Нонна тоже находится здесь. Вместе с леди Арнорой. И свитой ухажёров. Причём ухажёры ещё и леди Арноры. Пока свирепое Сокровище Бездны была одна, к ней не осмеливались приблизиться. А рядом с Нонной... - другое дело. Лорды подходят засвидетельствовать своё восхищение воспитанницей леди Гусс и, разумеется чисто из вежливости, делают комплименты леди Саэльмо-старшей. Тётушка Балли вежливо демонстрирует ядовитые клыки. Но лорды не отступаются. Роятся, как пчёлы.

Вообще, наблюдая за бездновым обществом, я сделала вывод, - чем более свирепа дама, тем большее восхищение она вызывает. Когда я хватаюсь за ножи, лорд Этан просто тает от восторга. Поначалу я думала, что он так издевается надо мной, но годами общаясь с бездновыми родственниками, поняла - действительно восторгается. Странно это всё.

- Это закономерно, моя леди. В отсутствие лорда замок защищает его жена. Никто не требует от дамы защиты всех владений, но родовое гнездо должно остаться... кхм... в семье.

Лорд-протектор вежливо улыбается, склоняясь к моей руке. Тяжёлая нефритовая шкатулка, которую я всё-таки швырнула (а пусть не подкрадывается!), поймана кончиками пальцев и аккуратно поставлена на низкий столик. Сладости закончились. Пора и к зрелищам перейти.

- Зрелища будут, моя леди.

Эти несколько слов мне буквально выдохнули на ушко. Отстранённо посмотрела на лорда, пренебрёгшего приличиями, и отвернулась к... арене? Где-то вдали... Безначалье. Значит, поединки, отнюдь не формальность. Настоящая битва за самку. Но как мы всё увидим? Или нам просто результат сообщат? В чём тогда интерес? Поболтать, посмотреть на общество, сладостей попробовать?..

- Зеркало Бездны покажет нам поединок, леди Воробышек. Находится вблизи... опасно даже для лордов высокой крови. Драконья магия, - непредсказуема. Если применяется самонаводящееся заклинание, - малейший сбой и... свидетелям придётся отбиваться.

- Свидетелям?

Алек-старший, потеснивший лорда Этана, как только я выразила неудовольствие его поведением, терпеливо пояснил:

- Мы приглашены, дабы засвидетельствовать результат, леди Воробышек. Если бы это были просто игры... - лорд Нолед держит паузу, я спокойно жду. - когда драконий молодняк пробует силы - здесь собираются все. Делают ставки...

Мне неинтересно. Я здесь только из вежливости и, стараясь удержаться в рамках, спрашиваю:

- А сейчас? Ставки не делаются?

- Скажем так: тотализатор не работает, но заключать пари благородным лордам не возбраняется.

Присутствующие глубокомысленно кивают. Ставки уже сделали? В смысле: пари заключили?

- Принцесса, не возмущайся.

С негодованием смотрю на барона. Зигги отвечает мне змеиной улыбкой. Холод стали в руке... Вдох... выдох... Спокойно...

Перед нами разворачивается проекция ристалища. Или это называется панорама? Не важно. Шесть претендентов оспаривают выбор прекрасной алой драконы. Или драконицы? Как правильно? Может, вообще, драконихи, как говорят в некоторых областях Альмейна?

- Правильно говорить "драконессы". - Алек старший рад помочь.

А Зигги ехидничает:

- Ты ещё "драконочкой" её назови.

Посмотрела на многотонную крылатую рептилию - вот "драконочкой" её разве только супруг назвать сможет. Хотя они, по сравнению с роскошной драконессой, - мелковаты.

- Это нормально, леди Воробышек. Женские особи благородных драконов всегда крупнее мужских.

Пожимаю плечами - нормально, значит, нормально. Лорды, вздыхая, переглядываются за моей спиной. Как будто я не вижу. Я ценю старания родственников меня отвлечь, но... Но! Моя душа застыла, оцепенев после мошенничества с клоном моего сына. Я уподобилась механической кукле - совершаю заданные программой действия и только. Вот сейчас смотрю на драконьи поединки. Из вежливости.

Алая драконесса избрала серебряного дракона. Лорд Рис сказал, что он ещё очень молод и не участвовал в поединках. Даже в соревнованиях молодняка.

- Как такое возможно? Несовершеннолетние не должны принимать участие в... дуэлях.

- Он совершеннолетний. Летать научился.

Да, летать серебряный умеет. Закладывает виражи, уклоняясь от потоков огня, которыми полосует небо его противник и... ничего не предпринимает. Не хватает решимости? Покосилась на Зигги. Барон расслабленно полулежит в кресле, прикрыв глаза. Зигги - само внимание. Муж всегда маскируется, даже приняв под свою руку владения предков. Если не знать барона, подумаешь, что ему глубоко плевать на эти... игры. На самом деле - всё с точностью до наоборот. Что углядел мой первый муж? Чего я не увидела?

Поймала себя на прогнозировании полёта серебряного дракона. Неожиданно точном прогнозировании. Дракон использует имперскую технику воздушного боя. Как такое может быть?

С этого момента, за творящимся действом я наблюдала пристально.

Удар... Земля содрогнулась. Серебряный умудрился так дезориентировать своего противника, что тот спикировал прямиком в скалу. Кусок скалы откололся и валяется вместе с проигравшим далеко внизу. Не знаю, жив ли бывший претендент на ру... лапу алой драконессы, или он уже во всех смыслах бывший. Глотнула чаю, и спросила лорда Риса:

- Почему он не пользуется магией? Не умеет, в силу молодости?

Дарри с Траинном попадали на пол. Хохочут, держась за животы. Сват с любезной улыбкой пояснил:

- Магия дракона суть воля и энергия, леди Воробышек. Драконы не учатся магии - им это ни к чему. Любой дракон - с детства архимаг.

Детёныши приняли вид скромных гениев. Сечь надо! Зигги перевёл взгляд на них и дракончики благонравно заняли место рядом со своими творцами. Если бы не барон - были бы совершенно неуправляемыми.

- И что теперь?

- Избранный продолжит доказывать своё право. Ещё поединок один на один и третий - общий.

- Все на одного?

- Именно, леди Воробышек. Но в случае общего поединка допускается вариант с добровольными помощниками. Количество поединщиков может быть равным с обеих сторон, либо меньшим со стороны избранного. Традиция регламентирует количество поединков. Поэтому, сколько бы ни оставалось претендентов, - все они доказывают своё право в общей битве. Небольшой перерыв на жеребьёвку и игры продолжатся.

Перерыв потратили на приём посетителей. Оба зятя, как и Нонна с леди Арнорой сочли своим долгом поприветствовать меня. Ада, Люцилла и Нонна изводят Аву. Поговорка "лучше два деверя, чем одна золовка" не на пустом месте придумана. Хитрые Зигибранд, Зигфаст и Дарри с Траинном отвлекают дам угощением. Пока сёстры пробуют изыски местных кулинаров, они молчат. Тётушка Балли ехидно улыбается, но тоже молчит. Внимает комплиментам, щедро расточаемым Зигги. Барон умудряется выразить своё восхищение чисто армейским языком. И, как ни странно, именно эти слова и находят отклик в душе грозной родственницы. Во всяком случае, улыбка Сокровища Бездны демонстрирует удовольствие, а не ядовитые клыки.

Но вот, наконец, жеребьёвка закончена и все лишние убрались с поля поединков. Из Безначалья, то есть. Алая драконесса заняла своё место почётной добычи (это не я сказала, это леди Арнора так шутит) и подбадривает взглядом своего серебряного дракона. И зачем они спорят? Разве недостаточно того, что она уже выбрала себе пару?

Чёрные горящие глаза уставились на меня. Хочется объявить себя несъедобной. Драконесса, как будто желает мне что-то сказать. Совсем необязательно так смотреть. Я и так уже "болею" за её избранника. Может быть потому, что он один?

Второго противника серебряный угробил так же без магии. Скоростное маневрирование, подкреплённое огнём. Высший пилотаж (ностальгически вспомнила "ловлю на шило") в драконьем исполнении вызвал у Зигги одобрительное ворчание. Дети понимающе переглянулись - им одобрения не достаётся. Отец всегда указывает на недостатки. Ну... Зигги мастер. Это даже Вителлий Север признаёт. Сквозь зубы, но признаёт, ага. Консул отличается справедливостью.

Почти ожидала увидеть его здесь, но... Гостей на этот ритуал не дозволено приглашать даже драконам. Лорды-протекторы и лендлорды здесь только со своими семьями. Мы с бароном присутствуем, вероятно, как родственники Дарри и Траинна. Типа бабули с дедулей. Или всё-таки родители? Луплю-то я детёнышей не разбирая кто сын, а кто дракон.

Перерыв. Дракон-распорядитель выкликает желающих поучаствовать в общей схватке. Четверо претендентов с одной стороны и серебряный избранник с другой. Если найдётся трое желающих, то бой будет равным. Если не найдётся... Пока желающих нет. Алая драконесса требовательно смотрит на меня. А что я? Я не могу выйти в Безначалье. Не по правилам.

- Если никто не откликнется на третий призыв, серебряному придётся биться с четвёркой соискателей.

Тишина. Не рано ли мы соблюдаем минуту молчания? Барон, сонно прикрыв глаза, пробормотал себе под нос:

- Дети, вы можете размяться. Не увлекайтесь только. Вы в этой игре не главные.

Дракончики заулыбались, блеснув клыками, и рванули наружу, перепрыгнув барьер ложи и трансформируясь в полёте. Коснулась руки Зигги, выражая согласие с его решением и благодарность. Уж очень волновались ауры-драконы вокруг Дарри и Траинна. Высший пилотаж дети изучали в Академии. Не имперский, а союзный, но в Мирах Союза скоростному маневрированию обучают так же качественно, как и в Империи. Надеюсь, справятся не хуже Серебряного.

***


Бой мне не запомнился. Я переживала за детей вместе с Зигибрандом и Зигфастом. Дарри и Траинн практически детёныши, а у претендентов имеется опыт драконьих схваток. Малышам досталось по одному противнику, а серебряному предстоит биться с двумя соискателями.

- Не волнуйся, принцесса, малыши справятся. Зря я, что ли их гонял?

Да уж, гонял их Зигги и в хвост и в гриву. До слёз доходило. Кулаками тёрли глаза, шмыгали носами и снова в бой. Учебный, но максимально приближённый к настоящему. Зато пилотирование в Академии сдали, как говорится, с полпинка.

Серебряному приходится туго, но это он, а не соискатели, ведёт рисунок боя. Я вижу, что несмотря на то, что на него наседают сразу два сильных противника, он умудряется отвести свою тройку от малышей, давая им место для манёвра. Где-то на задворках сознания появляется мысль, которую я никак не могу ухватить. Зигги откровенно забавляется, глядя на мои мысленные метания. Опять у меня всё на лице написано?

Дарри задней лапой пропорол брюхо своего противника и тот выбыл из боя. Траинн не нанёс своему противнику раны, но исхитрился швырнуть его так, что тот собственным телом сломал себе хвост. Приёмы боя без оружия, модифицировали для драконьей ипостаси папуля и Вителлий Север. И пусть кто-нибудь посмеет сказать, что дети победили не по правилам!

Распорядитель жестом изгнал их с поля поединков. Добровольцы могут помочь, но объединится с соискателем правилами игр не позволено. Что ж, дети сделали, что могли. Двое противников выбыли.

- Малыши правильно поступили, оставив своих противников в живых. Это не их бой.

Смотрю на лорда Риса, пытаясь сформулировать напрашивающийся вопрос. Лорд ответил, не дожидаясь:

- Мстить они не будут. Наоборот. Наши традиции предписывают ритуал воинского братства.

Зигги ехидничает:

- Они, конечно, сражались рядом.

Лорд Рис величественно кивает. Молча. Ну и ладно. Традиции есть традиции. Возможно, дети, действительно обзавелись побратимами. Смотрю на серебряную стрелу, в которую превратился дракон-избранник. На... две серебряных стрелы. Как такое может быть? Под когтями алой драконессы крошится камень. Она взволнованно следит за боем. Одна из стрел блёкнет - это обманка.

Магический удар и серебряный камнем обрушивается вниз на острые скалы. Все повскакали с мест, смотрят в зеркало Бездны. А в зеркале проявляются корчащееся в агонии тело одного из противников. Второй, только что торжествовавший победу уже бьётся с разорванным горлом. Всё. Бой окончен.

Страшный рёв пронзает пространство. Зигги хватает меня и закрывает собой. А над нами летит огромный яростный дракон. Летит убивать. И убивать он намерен алую драконессу. Смотрю на лорда Риса, побелевшими пальцами вцепившегося в ограждение ложи. Лорд Нолед насмешливо прошипел

- Зря он позволил сыну участвовать в играх. Зряяя...

И только теперь мы увидели настоящий драконий бой. Серебряный не оставил свою невесту в беде - кинулся наперехват, одновременно открывая портал в Безначалье. Зигги, выпустивший меня из медвежьей хватки, поинтересовался у свата:

- Как думаешь, он справится?

Лорд Рис пожал плечами. А я надеюсь, что серебряному удастся невозможное - ведь он почти в полтора раза мельче своего противника. Смотрим в радугу Бездны. Лорд Нолед комментирует для дилетантов. По проходам засновали букмекеры. Это уже не Игры и делать ставки на победителя - вполне этично. Впрочем, пока что делаются ставки на продолжительность боя. То есть - сколько минут выдержит серебряный против главы драконьей Общины, взбешённого гибелью сына.

Одно ясно: как бы ни повернулось дело - драконам придётся избирать нового главу. Нападения на драконессу, даже несостоявшегося достаточно для смещения с поста. Состояние аффекта в данном конкретном случае - только усугубляет его вину. Вождь должен в первую, вторую и прочую очередь думать о благе племени.

Скалы плавятся, свинцовые воды кипят и испаряются, рык ветра и громовой звук акустических ударов доносятся даже сюда. Серебряный бьётся насмерть. Его противнику терять уже нечего - смещённый вождь - мёртвый вождь, так что мы имеем возможность наблюдать вживую эпизод из драконьих войн глубокой древности.

Тактику боя с заведомо более сильным противником изучают в Академиях. Дарри и Траинн умудряются профессионально дополнять комментарии Алека-старшего. Их исцелившиеся побратимы смотрят на детёнышей с уважением. Ещё бы! Один уже капитан запаса, второй пока ещё лейтенант, но тоже капитаном будет. А может быть и маршалом - амбиции у младшенького дракона зашкаливают. В Академии до сих пор многие преподаватели считают, что дети Зигги и драконы - близнецы. Ну... офицерские патенты получили все четверо.

Серебряный не подпускает своего противника на расстояние удара. Маневрирует, выжидая. Но вождь - опытен и не подставляется, как молодые претенденты. Прямой схватки серебряный не выдержит, это ясно всем. Вот и кружат, пробуя магией загнать друг друга в ловушку. Вождю надо приблизиться, а серебряному - ударить наверняка, избежав ответа. Его драконесса ждёт. Уже свой постамент раскрошила когтями.

И всё-таки серебряный подставился. Противник навязал ему лобовую атаку. На таком расстоянии уйти в сторону не получится. Поставившие на проигрыш ликуют. Те немногие, кто надеялся на победу серебряного, бессильно сжимают кулаки. Мы с семьёй... выжидаем. Бой не окончен. Серебряный уже показал способность к нестандартным решениям.

Серебряный мгновенно проваливается вниз. Как будто воздух под ним стал менее плотным. Как в трясину на болоте. Но это управляемое падение. Хвост чиркнул по горлу противника и тот захлебнулся огнём и кровью. А серебряная стрела, коснувшись слабозащищённого брюха противника, выскользнула и ушла в сторону. Лорд Рис сказал, что серебряный очень молод. Но дерётся он, как ветеран бесчисленных войн. Не кинулся добивать ошеломлённого, но ещё очень и очень опасного врага. Нанёс пару ударов и ушёл в сторону. Приближаться к нему нельзя - серебряный прав. Интересно, какой урон он может нанести не приближаясь?

Яростный рёв опять пронзает пространство Безначалья. Драконы замерли, застыв в воздухе. Как у них получается замереть, не шевеля крыльями? Магия? И что они теперь намерены делать? Или они уже сражаются? Возникает ощущение, что воздух между противниками сгустился. Испытание на прочность? Чья воля сильнее?..

- Ты умеешь оценить ситуацию, леди Воробышек.

Лорд Нолед насмешливо улыбается, цитадельки Игнасио и Изельды подпрыгивают на перилах ограждения, призраки улюлюкают, подбадривая Серебряного. Когда дети умудрились просочиться в нашу ложу?.. Сидят на подлокотниках кресла барона, болтают ногами. А ведь я их в Делоне оставила. Под присмотром барона Алека. Поискала взглядом барона, не нашла. Он остался дома? И не заметил, что дети сбежали? Простого дела поручить нельзя. За детьми присмотреть не может.

Противостояние длится и длится. Напряжение сгустилось настолько, что его уже можно нарезать ломтями. Я слежу за противниками и, одновременно, за детьми, опасаясь заработать расходящееся косоглазие.

Живая тьма обрушилась на нас и схлынула, как морская волна. Призраки разразились торжествующими воплями. В Безначалье остался только один дракон - Серебряный. Куда делся бывший вождь драконов - неизвестно. Леди Арнора рычит на Алека-старшего "предупреждать надо!". Лендлорд, вежливо пришепётывая, объясняет, что не сомневался в реакции леди, но в ложе присутствуют дети, которые просто неспособны правильно оценить опасность. Смотрю по сторонам - зрители промокают слезящиеся глаза. Многие приняли боевой облик... Получается, мой будущий зять нас прикрыл? Разъярённое шипение лорда Этана подтверждает мою догадку. Что шипит лорд-протектор для меня остаётся загадкой. Запоминать буду позже. Когда язык выучу. Надо же знать, после каких слов отправлять детёнышей мыть рот с мылом.

Серебряный дракон покинул Безначалье, присоединившись к подруге. Что теперь? Свадьба?

- Теперь будет праздник, леди Воробышек. Сразу после выборов нового главы.

Подумала, что так и с голоду помереть можно. Пока все драконьи кланы придут к согласию... Лорд Этан, улыбнувшись краешком губ, успокоил меня:

- Моя леди, в данном случае торжество начнётся немедленно. Тот, кто победил самого сильного дракона, становится следующим главой.

И почему я не удивлена?.. Медового месяца у драконьей четы не будет. У правителя, как правило, нет времени на эту ерунду. Во всяком случае, у ЭТОГО правителя. Ибо, ещё до того, как серебряный дракон принял человеческий облик, я уже знала КТО теперь будет править драконьим племенем. Мать-Бездна мудра...

На мне остановился взгляд серебристо-зелёных глаз нечеловечески прекрасного мужчины. Привычное неудовольствие в холодных глазах успокаивает. Теперь всё будет хорошо... У драконов-таки точно. Человеческая ипостась алой драконицы мне так же хорошо знакома. Антония почти не изменилась. Краем глаза вижу, перепрыгнувшую барьер Нонну. И понимаю, что сама уже бегу к венценосной паре. Бегу со всех ног, позабыв об этикете и прочей шелухе. Впрочем, остановилась, как и положено, в десяти шагах от тронного пьедестала. Дарри и Траинн, обогнавшие Нонну и прочее потомство Зигги, встали рядом со ступенями.

- Теперь это наш дедушка! Вот!

А малыши, ни разу не видевшие деда, колобками вкатились на тронное место, нарушая все мыслимые и немыслимые правила. Кассий Агриппа, усадил Антонию в кресло, уселся сам и кивнул Игнасио и Изельде. Другого приглашения не потребовалось. Близнецы вскарабкались к деду на колени с восторженным лепетом. Костюм и причёску новому правителю драконьего племени придётся менять.

Папуля холодно посмотрел на толкающихся рядом с тронным местом внуков, никак не могущих решить ЧЕЙ это будет дедушка и с упрёком сказал:

- Дети...

Потомство мгновенно выстроилось по ранжиру. Вителлии Северы справа, де ла Модена-Новарро посередине, фон Фальке слева. И по старшинству. Младшие - впереди. Для фон Фальке это особенно актуально. При их богатырском росте...

***


Драконьи кланы присягнули на верность, высокие дома Бездны поздравили нового Повелителя драконов. Пора возвращаться?..

- Погости у нас, дочь.

Старательно сдерживаю слёзы благодарности. Рядом с отцом меня не достанут и я смогу... ожить. Собраться с силами. Проявлять слабость рядом с папенькой недопустимо. Кассий Агриппа этого не поймёт.

- Какое счастье, что вы вернулись!

Папуля смотрит на меня в шоке.

- Агриппина. Что это за "какое счастье"?

- Алонсо больше нет, отец... Алонсо ушёл... Ушёл навсегда.

Антония, заливаясь слезами, обняла меня и увела из под ледяного взгляда Повелителя драконов. Слабость и эмоции отец не приемлет. Есть долг. И всё остальное. Долг выше. Успокаиваюсь. Когда перед глазами живой пример, справляться с собой легче. И с детьми. Теперь снова можно угрожать им, говоря: "дедушка будет огорчён". На фон Фальке только это и действует. Кроме самого барона, конечно.

***


Живу на территории драконов. По закону "драконьих игр" отец унаследовал имущество побеждённых. Так что у Кассия Агриппы теперь четыре поместья, включая резиденцию Повелителя драконов. Они, правда, называют его просто "главой". Но это скоро изменится. Папуля - Повелитель. И никак иначе.

Антония потихоньку прибирает к рукам все текущие дела. Патриции всегда занимались глобальными проблемами, а патрицианки обеспечивали им комфортное существование - волокли на себе воз остальных забот. Став драконессой, Антония не изменилась. Ну... почти. Она не бесплодна более и когда представители драконьих кланов потребовали (!), чтобы Кассий Агриппа взял в свой гарем по драконессе от каждого, папуля... задумался. Он всегда уважал традиции. Я тоже задумалась: они устраивают поединки, оспаривая первый выбор драконесс, и тут же уменьшают количество "невест", отправляя их правителю. Странно.

Долго думать папуле, впрочем, не пришлось. Глаза Антонии полыхнули пурпуром и аура драконессы начала проявляться, формируя новый облик. Папенька тут же исполнился решимости и сказал твёрдое "нет". Патрицианская выучка взяла верх над драконьей ипостасью и Антония, вежливо улыбаясь, выпроводила "послов". Похоже, папенькины походы налево... кхм... в Резервацию - закончились. Антония не подпустит к мужу ни драконесс, ни прочих сокровищ Бездны. И правильно! Нечего увеличивать поголовье других кланов, надо о своём думать.

***


Появились внуки. Мои дети, то есть. Папулины сыны не показываются. Не иначе, опасаются, что их на задворки Бездны загонят. Вителлии Северы излучают счастье. Дед-дракон не у каждого есть! Консул произнёс прочувствованную речь, приветствуя возвращение Кассия Агриппы. А по окончании приёма, заявил мне:

- Собирайся, кариссима, мы возвращаемся домой.

Дети смотрят с ожиданием, папенька... наблюдает. Не стала швыряться ножами, как ни хотелось. Холодно ответила, что когда провожу Игнасио и Изельду в Академию, тогда и соберусь. Папенька задумчиво кивнул. Вителлий Север полыхнул глазами, но сдержался. Это не на Секунда орать. Кассий Агриппа и не будучи драконом укрощал своего консула взглядом.

Лорд Этан, ненавязчиво присутствующий на всех приёмах, задумчиво разглядывает Вителлия Севера. О чём думает лорд-протектор?..

Искрящиеся зелёно-карие глаза, насмешливая улыбка, скользящее движение ко мне и поцелуй руки.

- Моя леди, буду счастлив увидеть тебя снова.

Изысканное прощание с драконьей четой, шаг в радугу... Папуля насмешливо улыбается своему любимому ученику. Без слов.

Долго рассиживаться у папули мне не пришлось... Дитер и Дагмар явились за мной с застывшими лицами. Сердце закололо... Вдох... выдох... простилась с отцом и Антонией и шагнула на дорогу стражей.

Мы на Рапалле. В охотничьем домике. Зигги сидит в кресле из морёного дуба, сжимая и разжимая пальцы на подлокотниках. Все дети вокруг барона. В комнате запах... я знаю, что яд некоторых тварей способен вызвать ускоренное разложение тканей. Зигела разбросала по полу пахучие листья. Стало полегче. Стараясь говорить ровно, спросила:

- Где Даниэль?

Хочется топать ногами и орать. Какого... притащили меня, когда надо было тащить сюда Дани. Зигфрид посмотрел на меня несчастными глазами и сказал:

- Отец запретил.

Зло улыбнулась своему первенцу от Зигги и... хриплый голос прорычал мне:

- Я, пока ещё, твой муж, принцесса. Я запрещаю вызывать Целителя. Ты поняла меня, жена?

Почувствовала боль в пальцах, с усилием расцепила стиснутые руки...

- Почему, Зигмунд? Дани...

Змеиная улыбка вернула в прошлое... Альмейн и бешеный Зигги.

- Дани не сможет исцелить от старости, принцесса. А значит и незачем беспокоить ребёнка.

- Но Зигмунд!..

Муж молча смотрит на тень от листьев, шевелящуюся на полу комнаты. Опять стиснула руки, чтобы не начать его трясти, выкрикивая слова, за которые отправляю детей мыть рот с мылом. Яд заживо разлагает его тело, барон испытывает дикую боль и... пережидает приступ, чтобы никто не подумал, что есть что-то такое, что не может преодолеть бешеный Зигги. Убью! Хриплый голос ответил мне:

- Я уже почти год прохожу облегчённый маршрут, принцесса.

Рычу на мужа. От бессилия рычу:

- Зигмунд! Твой облегчённый маршрут офицеры Союза и Империи проходят только на курсах повышения квалификации. При аттестации на высший уровень!

На лице барона холодное равнодушие. Конечно! Он уже всё решил! И загнётся, превратившись в... Не хочу!!!

- Что произошло, Зигги?

Очередной сеанс наблюдения за тенями... Отрешённый ответ:

- Я не смог убить тварь. Она... изменилась. Успела первой.

Мой позвоночник заледенел. Я знаю, какие твари способны изменяться. Но это потом. Сейчас - Зигги.

- Ты позволишь помочь...

Бешенство в змеином взгляде. Я уже знаю, что муж не позволит дать ему лёгкую смерть. Зигмунд фон Фальке примет ту, которая за ним пришла.

Очередная порция резко пахнущих листьев. Я стою на коленях возле кресла мужа, вцепившись в его пальцы. По щекам текут слёзы, но мой голос не дрожит:

- Они ответят, Зигги, клянусь тебе! Они ответят!

Барон отвёл взгляд от движущихся теней и посмотрел на меня насмешливо:

- Я запретил детям мстить, принцесса.

Благодарно припала щекой к мужниной руке. Это моё дело! ТАКОГО убийства я не прощу!

- Принцесса... Женщины, становясь жёнами, перестают понимать... Мужчине нужна подруга. Я щедро платил им... Их было... не важно. Жена... жена - одна.

Возмутилась. Зигги уже выбросил из головы и Лолу и Берту?.. Молчу. Что толку? Теперь?

Змеиная улыбка и очередное рассматривание теней.

- В твоём мире есть конкубины. Все прочие, родившие мне детей, были конкубинами. Венчание возможно лишь однажды. Поняла, принцесса?

- Тогда зачем ты...

- Лола сама выбрала свой путь. Я предлагал ей поместье в долине. За всё надо платить.

- Кому много дано, с того много и спросится...

Змеиная улыбка и хриплый шёпот:

- Умная принцесса...

Больше мы не говорили ни о чём. Смотрели в глаза друг другу, пока сердце моего мужа не остановилось. А Зигела разбрасывала и разбрасывала листья, которые приносил Зигхард.

***


Барона хоронили согласно древним традициям. Ладья из цельного кедра, заполненная мёдом и миррой, фламберг барона отплывает вместе с ним, как и его знамя. Над Цитаделью сейчас реют траурные флаги. Включая имперский.

Конечно, "отплывает" погребальная ладья символически. На родовом кладбище установлен помост из кипарисовых брёвен. На этом помосте и стоит последний корабль барона. Усадить тело, согласно обычаю, никто бы не смог. После действия яда бездновой твари костей не осталось. "Тело" запаковано в погребальные пелены, пропитанные бальзамическими смолами до герметичности. На месте лица - погребальная маска червонного золота.

Я, вогнав себя в транс, повторяю мысленно "они ответят". А недремлющая часть меня продолжает отслеживать ситуацию. Явление Берты, попытавшейся устроить сцену с криком и плачем, и затихшей испуганно после слов Людвига, что он выполнит её пожелание "похороните меня вместе с ним".... Барон Алек, в кои-то веки, не касающийся меня своей аурой... Барон Луций, оттёртый от меня к Алеку детьми Зигмунда... Папенька с Антонией, отправившие ко мне Аву. Юная драконесса жалостно вздыхает рядом, не осмеливаясь заговорить со мной.

Протягивая руку к боевому луку, почти ожидала всплеска возмущения от барона Людвига. Сын Зигги уже высказался по поводу того, что женщинам запрещено творить месть. Зигфрид... промолчал, одарив брата фирменным змеиным взглядом. Людвиг прокусил губу, но сдержался. И то сказать - распоряжение отца он слышал, как и все его братья и сёстры. Хорошо, хоть маменьку свою угомонил. Берта умудрилась и сына до белого каления довести.

"Окунаю" наконечник стрелы в пламя факела. Выстрел. Горящая стрела вонзается сверху в сложенные "домиком" щепки драгоценного сандала. Луки в руках у детей барона натягиваются слаженным движением. Пламя... выстрел... стрелы вонзаются в очередные "домики".

Эмме лук в руки не дали. Людвиг качнул головой, запрещая. Дочь Зигги не настолько хорошо стреляет, чтобы доверить ей традиционное прощание. Поэтому, Эмма фон Фальке просто тихо стоит рядом с братом, перебирая тонкими пальцами чётки камфарного дерева.

Жар... марево горячего воздуха над погребальным костром. Пылающая ладья плывёт по волнам огня. Зигмунд фон Фальке уходит в последнее плавание. Завтра, когда остынут угли, дети-стражи соберут пепел отца и захоронят в озере Забвения... Они упрямы, дети Зигги. Надеются вернуть отца. Барон Алек молчит. Не обнадёживает, но и не лишает надежды. Наверное и сам не знает, возможно ли возвращение.

Мне предстоит выдержать ритуал уничтожения печатей, а потом я удалюсь для прощания, согласно традициям чистокровных. Слишком многое пришлось утратить за короткий срок... Сорок дней в абсолютной темноте и безмолвии. На родниковой воде. Сорок дней, чтобы вспомнить и забыть. Сорок дней, чтобы преобразовать потерю в источник силы. И, после возвращения, ещё сорок дней - восстановиться до нормы.

Мне нужно время, чтобы проанализировать случившееся и ничего не упустить. Я не надеюсь получить готовое решение, - слишком много факторов. Но я, хотя бы, смогу "разложить по полочкам" исходные данные.

А после этого я займусь поисками. Месть - это деликатес, который приобретает изысканный вкус, лишь будучи холодным.

***


В Резервации "обретение себя" проходит в специальном месте. Там поддерживается свежий воздух, а вода в бассейне из сложенных чашей ладоней Дающей миру жизнь подогрета до температуры тела "обретающей себя". Так, что кажется, что ты паришь в невесомости. И, разумеется, темнота и тишина. Такая тишина, что случайный всплеск воды во время плавания кажется кощунством.

Но в Резервацию для меня возврата нет. Я более не эталонная чистокровная линии лямбда. Да и Хранитель... куда мне девать малыша Лале?

Поэтому, отправилась в Бездну. Я не умею открывать радужный портал, подумывала попросить кого-нибудь из зятьёв, или Че. Но Мать-Бездна сама открыла мне дорогу, как перед родами. Только на этот раз не в маленький храм в саду, а куда-то во тьму и безвременье. Страха во мне нет - разве Мать обидит своё дитя? Матери лучше знать ЧТО нужно ребёнку. Тьма "улыбнулась" и... поглотила меня.

Отрешившись от всего я вернулась в далёкое прошлое. Я снова шла по дорогам Альмейна, пряталась поблизости от ночных костров, слушая разговоры, песни и истории, сидела в общей камере городской тюрьмы, сопровождала только что вылупившихся птенцов ройхов, стояла на скалистой площадке в предгорьях и Зигги утирал счастливые слёзы, говоря, что нам предстоит быть дичью на баронской охоте. Я молча гуляла с Зигги по замковому саду и снова спотыкалась от его фразы: "Ты умеешь мыслить логически, принцесса". Я опять шла по лабиринту, ведя обратный отсчёт. И плакала, стиснутая руками Зигги, совсем чуть-чуть не успев выбраться из лабиринта до конца охоты. А потом бежала за ним по разным уровням, с трудом избегая ловушек. И снова Зигги задвигал меня за спину, один против всех, говоря: "Не трясись, принцесса, прорвёмся"...

Я перебирала воспоминания. От давних к поздним. Перебирала, как драгоценный жемчуг, рассматривая со всех сторон и снова укладывая в шкатулку памяти. Жемчужину за жемчужиной. И когда я заново смотрела на огненный корабль, в моей душе уже не было боли. Память... память осталась. Но я простилась с Зигмундом фон Фальке. Осталось отдать долг крови.

Возможно, мне следовало проститься и с Алонсо, но я не смогла. Я... не стала вызывать ЭТИ воспоминания. Дани приглушил их и я боюсь. Боюсь сорвать присохший бинт с раны. Не сейчас. Пока мне слышится в шёпоте ветра "Миранда", я не буду прощаться с мужем.

***


Спустя восемьдесят дней я отправилась на Альмейн. В замок барона Людвига. Игнасио и Изельда оставлены в Делоне, а для меня Алек испросил аудиенции. Барон, правда, предложил вызвать Людвига в Делон, но я отказалась. Алек, конечно, всё равно узнает о чём мы разговаривали с сыном барона Зигмунда, но всё-таки этот разговор лучше вести без свидетелей.

- И ты не побоялась явиться сюда одна со своими обвинениями?

- Это твои слова, Людвиг. Я, всего лишь, спросила, по какому поводу Берта в тот день общалась с бароном.

Сын Берты с текучей грацией, привитой в Академии, скользнул ко мне. Не сдвинувшись с места спокойно ожидаю ответа на свой вопрос. С кривой усмешкой красавец-барон спросил:

- А почему ты решила, что мать разговаривала с бароном?

Хотела одёрнуть мальчишку, чтобы не строил из себя дурака, но потом подумала, что это мне, женщине, ясно, а мужчина мог и не сопоставить очевидные факты. Потому - просто ответила.

- Твой отец не охотился на Рапалле в одиночку. Он должен был дойти до исступления, чтобы презреть опасность. - Выставила ладонь на пути ярости полыхнувшей в чёрных глазах стройного блондина. - Зигмунд не был трусом. Но не был и самоубийцей. Разгневавшего его мужчину барон вызвал бы на поединок и убил. А он отправился охотиться. Значит, он беседовал с женщиной.

Людвиг фон Фальке отшатнулся от меня, сжав кулаки и стиснув зубы. Вцепился руками в парапет смотровой площадки и долго стоял, глядя вдаль. Потом тихо сказал:

- Мать решила, что может вернуться к отцу. Барон был против. Они... долго беседовали.

Я представила, ЧТО это была за беседа. Рыдания и заламываение тонких рук... Как раз то, что способно вогнать Зигги в амок. А Людвиг так же тихо продолжил.

- Я пытался отговорить её от этого. Не знаю, что на неё нашло...

Тревожный колокольчик зазвенел на грани слышимости. Надо поговорить с лордом Алеком-старшим. Я думаю, что телепат вполне способен внушить определённую мысль... Особенно, если эта мысль и так мелькала периодически. Зигги напугал Берту традициями баронств, а кто-то мог снова сделать мысль о возвращении привлекательной. И обеспечить присутствие Зигги в нужное время в нужном месте. Осталось узнать, кто это такой предусмотрительный.

- Благодарю, барон Людвиг, что согласился поговорить со мной. Необходимости предавать нашу беседу огласке я не вижу.

- Если уж ты смогла сложить два и два... Я скажу матери, чтобы сидела в замке.

- Ты не думал о том, чтобы выдать её замуж?

- Исключено. По законам баронств я не смогу её защитить.

- А в низинах? Или... в каганатах?

Попрощалась с задумавшимся Людвигом и вернулась в Делон, попутно размышляя, что в гареме любого кагана Берту быстро научили бы хорошим манерам.

***


Они ответили. Даже те, кто был, что называется "ни сном, ни духом". Тьма взыскала долг крови.

Красивые слова, которые напишут в хрониках...

На самом деле, всё решили моя злость и беспомощность. Выяснить, кто виноват в смерти Зигги труда не составило. Достаточно было поразмыслить и задать вопрос в лоб.

Смерть моего мужа была показательной. Ибо, наличие у меня человеческих мужей оскорбляет лордов Бездны. И если Алонсо дали уйти, чтобы не восстанавливать против себя лорда Шауга - читай, Аду - то дожидаться смерти барона фон Фальке сочли излишним. И обставили его гибель, как предупреждение.

Один из преданных вассалов моего безднового мужа решил послужить сюзерену, одновременно продемонстрировав мне моё, по их мнению, место в жизни лорда-протектора.

Ага, так и заявил мне, нагло улыбаясь:

- В гареме тебе будет хорошо. Спокойно и безопасно. А родишь господину наследника, получишь, согласно обычаю, отдельное поместье.

Отслеживая ожидающую тишину, установившуюся после этих слов, я осознала, что не только месть за убийство мужа предстоит мне. Нет! Я должна доказать всем этим бездновым отродьям своё право на свободу. Доказать так, чтобы впоследствии никто в этом моём праве не усомнился.

И? Что мне делать? Лорд Этан уже объявил, что наказывать преданного вассала за излишнее рвение он не намерен.

- Ты был гостем барона, лорд.

Единственный упрёк, который я могла позволить, пропущен мимо ушей. Мой муж уже распланировал моё будущее. А ведь сейчас решается не только моя судьба. Решается жить, или умереть Вителлию Северу. Консул не откажется от брака. А это значит, что его убийство - вопрос времени. Очень недолгого. Если Зигги лорд Этан убить своими руками не мог, то расправа с Вителлием Севером доставит ему удовольствие.

Отец вмешиваться не будет. Мы все уже взрослые. И Кассию Агриппе не до нас. Папенька занят драконьей государственностью. Моей жизни и здоровью ничто не угрожает, а отец всегда считал, что этого совершенно достаточно. Каково мне будет в гареме, папуля не задумывается. Не нравится перспектива? Решай вопрос самостоятельно!

Всё самой придётся делать! Понять бы только, что конкретно. Похоже, что ничего я сделать и не смогу. Сама. И мне дали время это осознать. А теперь, эта безднова сволочь любезно скалится:

- Это Бездна, деточка. Здесь выживает достойный.

Ну... вот. Прямое оскорбление. Ярость и отчаяние захлестнули меня с головой. Горло стиснул спазм, в глазах потемнело и... Волны тьмы дарят прохладу и покой. Похоже, я так сроднилась с тьмой за почти шестинедельное в ней пребывание, что машинально нырнула в неё, как в единственно безопасное место. Туда, где нет никого, кроме меня.

Окрик отца "Агриппина!" хлестнул кнутом, вырывая меня на поверхность. Щурясь от неожиданно яркого света, наблюдаю фантасмагорические фигуры лендлордов в боевой ипостаси.

- Да, кариссима... не ту даму твой зять назвал грозной.

Леди Арнора острозубо улыбается свойственнику. Уже не любит Вителлия Севера. Я поглаживаю возмущённого Хранителя, который мстительно покалывает меня шипами. Малыш испугался. А я никак не приду в себя, находясь в состоянии тихого обалдения. Лендлорды сбрасывают поспешно принятый боевой облик. Лорды-протекторы индифферентно разглядывают нашу маленькую группу. Повелитель Лаки смотрит с холодным неудовольствием, а повелитель Мара, закинув длинные ноги на подлокотник трона, весело мне подмигивает - "Прорвёмся", как сказал бы Зигги. Лорд-защитник... размышляет. Шелестящий голос произнёс:

- Вот поэтому всех женщин древней крови уничтожили, леди Воробышек.

Смотрю на будущего зятя и мысленно говорю, что если меня попытаются уничтожить, им мало не покажется. Я в своём праве. Лорд тронул мою семью. Чёрные волны кружат рядом, только руку протяни, - готовые окутать, успокоить, защитить... Снова голос отца... резкий:

- Агриппина!

И шипы Лале. Боль помогает вынырнуть из тьмы. Протягиваю ладонь к малышу, стараюсь аурой успокоить его. Пытаюсь объяснить, что не хотела его пугать. Обещаю, что постараюсь научиться контролировать тьму. Малыш засомневался, а потом вырастил на кончике побега белую розу и протянул мне. Мир заключён.

- Леди Этан неподражаема. Напугать собственного Хранителя, - не каждая сумеет.

Насмешливо сощурившиеся изумрудные глаза. Вроде бы, Повелитель не гневается. Но своего решения высокий лорд Мара ещё не высказал. А вот лорд Руфус уже сообщил, что по законам, принятым в Бездне, мне грозит смертная казнь. Удержала тьму в себе. Хранитель благодарно погладил меня листьями. Придётся мне тренироваться. Малыш боится Тьму. Я и сама, увидев последствия, опасаюсь. Уж больно легко всё получилось. Практически без моего вмешательства.

- Это никуда не годное оправдание, леди.

- Совсем недавно, я была "дитя моё".

Клыков у меня ещё нет, но улыбаюсь я лорду Руфусу многообещающе. Клыков нет, хвостов нет, плаща - и того нет. А Тьма есть. Интересно, как она проявляется внешне? Я себя не вижу в этот момент. Меня накрыло тьмой и успокаивающей прохладой, а вынырнула я, повинуясь окрику отца и шипам Хранителя. Может быть, чёрная сеть, как у лорда Ноледа?

Шипящий смех лорда кружит по залу приёмов.

- Ничего похожего, леди Воробышек. Когда освоишься с Тьмой, сама увидишь.

Лорд Мара плавно встал с трона.

- Лендлорду Ноледу следует научить леди Этан управляться с наследием крови. Повторения сегодняшнего инцидента быть не должно.

- Но мой Повелитель! Уничтожен весь клан...

Повелитель Мара весело улыбнулся лорду-защитнику и доверительно сказал:

- Я бы тоже уничтожил. И Лаки. И... только не говори, дядюшка, что ты сам не сделал бы то же самое.

Лорд полыхнул ярко-голубыми глазами. Пригнулась, ожидая гравитационного удара. Однако, лорд-опекун ограничился сакраментальной фразой:

- Я, - это другое дело.

Холодно смотрю на высокого лорда Бездны. По законам Империи, я имела право применить к лорду ЗОВ. Может быть, Тьма "услышала" это в моих мыслях?

- Здесь не Империя, леди Этан.

Не стала отвечать. Повелитель своё решение высказал. И вообще, все уже заняты сплетнями. Тьма забрала, в числе прочих, наследников двух других кланов. А Тьма не ошибается. Дед барона Алека, скользнув ко мне, весело прошелестел, что пока все заняты мыслями о предстоящих бракоразводных процессах, нам пора покинуть высокое собрание. И, дождавшись разрешающего кивка папули, утянул меня в Нолед. Учиться управляться с наследием крови. Вредничаю:

- Откуда у меня может быть это наследие?

- Леди Воробышек, не говори глупостей. Ты менялась ещё до вашей встречи с Мохри Этаном. Брак по древним обычаям Матери притормозил эти изменения. Но они уже были необратимыми.

- Притормозил? Не ускорил? - Удивилась, подумав, что Алек-старший оговорился.

- Именно. Твой брак с лордом-протектором дал толчок к перерождению. Хммм... обретению новых способностей.

Появилась надежда на обретение хвостов. Лорд Алек шипяще рассмеялся. А наглые призраки запели весёлую песенку о моих изобильных достоинствах. Точнее, об изобилии моих достоинств.

***


Первым делом в Ноледе я отправилась в храм Матери. Геноцида я не планировала, что бы я ни заявляла об этом "имеющим уши". Лорд Алек успокаивал меня, пришепётывая, что никому до этого мелкопоместного клана нет никакого дела, и что лорд-протектор всё равно устроил бы показательное наказание за оскорбление его жены. Меня, то есть. Не знаю, не знаю. Я, конечно, сообразила, что меня пытаются выбить из равновесия, но... Но! Вителлий Север, например, даже папеньке не позволял на меня орать. Бесить меня муж считает исключительно своей прерогативой. А лорд-протектор молча наблюдал, как один из его вассалов называет меня "деточкой". Нужен ли мне такой муж?..

- Брак по древним обрядам Матери не может быть аннулирован, леди Воробышек. Говорю прямо и сразу, чтобы у тебя не возникало лишних мыслей.

Возмущённо смотрю на древнего лорда.

- Брак пока ещё браком не является.

Алек-старший, вальяжно махнув тонкокостной кистью, успокоил меня:

- Это ненадолго. Ты меняешься и Мохри не придётся мучиться ожиданием.

Надулась, как мышь на крупу:

- Я так и вижу его мучения. В гареме. Среди редчайших красавиц. - Подозрительно сощурившись, поинтересовалась: - А сколько красавиц в твоём гареме?

Хитрый безднов лорд гордо ответил:

- Все.

Не выдержав, рассмеялась. Придётся Милочке разбираться с этим самостоятельно. Дочь столько времени является женой Повелителя Миров Союза, что как-нибудь справится. А в храм Матери я всё-таки пошла. Это Алек-старший может махать ручкой, говоря "мелкопоместный клан", а для Матери важны все её дети. Я сама мать и знаю это совершенно точно.

Стоя на ладони Матери и открыв ей свою душу, я была готова заняться селекцией бездновых лордов. В конце концов, технология восстановления генетической линии в Резервации отработана. А переработать методику "с учётом интересов" - проблем не составит. Времени в Бездне достаточно. Но Мать сообщила, что когда ей понадобится восстановить кого-либо, она обойдётся и без меня. Ну... устыдилась. Не своего предложения, а своей слабости. Если бы я не растерялась, то обошлась бы ножами. Я так привыкла, что нахожусь ЗА мужьями, что наглость этого мерзавца выбила меня из колеи и я позорно сбежала во Тьму. Как говорят мои рыжие внуки - "слила конфликт". За это я тоже спрошу с лорда Этана.

Впрочем, от ножей толку мало. При их-то способности к регенерации. А Тьма напугала лендлордов настолько, что они приняли боевой облик. Помог бы он им?..

Вопросы... вопросы. Мать отпустила меня, благосклонно приняв подношение кровью. Общение с Бездной помогло мне осознать причину совершённого мной. Буду совершенствоваться. Ага, пока хвосты не отрастут. Потом начну просто бить хвостом по голове. Всех. Начиная с мужей.

- Какая пугающая перспектива, моя леди.

Не Цитадель, а проходной двор. Шляются все кому не лень.

Стараюсь мыслить отчётливо, чтобы не оставалось сомнений. Отвернулась от лорда-протектора и направилась в свои комнаты.

Лорд Этан игнорировать себя не позволил. Первый шаг я сделала в Ноледе, а второй привёл меня на огромное поле цветущих роз. Густо-багровые цветы на двухметровых стеблях приветливо шелестят. Лале перебрался со своей площадочки мне на плечо, затем скатился с него и пошёл знакомиться. Я упорно не поворачиваюсь к мужу. О чём нам разговаривать?

- Хотя бы о твоей поспешности, моя леди. Ты, жена лорда-протектора, ведёшь себя как наёмница.

В ярости поворачиваюсь и... натыкаюсь на спокойный, властный взгляд зелёно-карих глаз. Искры... где-то на самом дне. Муж серьёзен.

- Собственноручно расправившись с оскорбившим тебя лордом, ты продемонстрировала, что не видишь защитника среди окружающих тебя. Ваши мужчины, возможно, привыкли к подобному отношению. Что такое "дорогая мамочка", кстати?

Подумала, что первый удар хвостом получит Вителлий Север. Лорд Этан насмешливо улыбнулся. Рано радуется. Вежливо оскалившись, спросила:

- Мне следовало выслушать речь целиком? И просить защиты у каждого из присутствующих? Начиная с лорда-Повелителя (Помнить! Помнить, что назвать имя, значит, позвать.)? Или, чтобы не оскорбить присутствующих, следовало просить защиты у...

- Тебе вообще не следовало его слушать, леди Воробышек. Ты выяснила, что хотела, остальное должна была передать в мои руки.

Сорвалась на крик. К чёрту этикет!

- Ты сказал, что не намерен его наказывать за самоуправство!

Бесстрастный (Ох и тяжело мне с ним будет общаться! Как с папулей.) ответ:

- За самоуправство - нет. За то, что ты расстроилась - да.

Молчу. Всё уже сделано, - разговаривать не о чем.

- Твоя... хммм... жена твоего отца сделала мне замечание. Ты ведёшь себя так потому, что не чувствуешь себя моей женой. Я не подумал об этом...

- Я ещё не изменилась. Ты сам сказал...

Давняя обида, всё-таки, прорвалась в голосе. Почему бы и не подождать, если под рукой всегда есть готовые к услугам наложницы редчайшей красоты.

Ленивая усмешка приподняла уголки жёстких губ. Холод стали в руке... искорки, поднимающиеся со дна зелёно-карих глаз... шаг вперёд... земля, ушедшая из под ног... сильные руки, подхватившие меня, отобрав нож... возмущённое шипение Лале, вывалившегося из радуги следом за нами.

- Комнаты хозяйки замка.

Выдираюсь из наглых рук. Меня осторожно ставят на пол. Разозлившись, потребовала:

- Верни меня обратно.

Муж мягко, как будто разговаривает с ребенком, сказал:

- Тебе лучше жить здесь, моя леди. Лорд Нолед сможет посещать тебя. Я распоряжусь.

- Ты не понимаешь. Срок вдовства ещё не истёк. Я могу быть либо у отца, либо на Сааре.

Лорд Этан вежливо кивнул, демонстрируя внимание. Оглядываюсь в поисках посуды. Муж, отобрав у меня статуэтку из какого-то камня, соблаговолил ответить:

- Твой благородный отец сейчас занят своими новыми обязанностями. И он слишком привык использовать тебя. Поэтому, при всём уважении к Кассию Агриппе, жить в его доме ты не будешь. А на Сааре тебе делать нечего. Твоим детям надо жить своей жизнью, а не тратить время и силы на твою охрану.

- Я могу пожить у зятьёв.

Муж, изысканно склонившись к моей руке, интимно прошептал:

- Они мне этого не простят.

И вот вроде бы он мне только руку поцеловал. А ощущаю я этот поцелуй... везде. И взгляд лорда шальной и умоляющий, и... мы женаты перед Бездной, и...

Вырвала у обнаглевшего мужа свою руку. Слов не понимает! Холод стали в руке... разочарованный вздох...

Не стала приближаться. Знаю я эти шутки.

- Твои дети могут находиться рядом с тобой. - Насмешливая улыбка... - Приличия будут соблюдены.

Он издевается? Как приличия будут соблюдены, если я до окончания срока вдовства поселюсь в доме другого мужа? И вообще: через неделю провожу близнецов в Академию и придётся ещё и от Вителлия Севера отбиваться. Страшная мысль заставила оцепенеть: а вдруг кто-нибудь решит, что консул достаточно пожил на этом свете. И не кто-нибудь, а конкретно присутствующий здесь лорд-протектор.

- Успокойся, моя леди. Я не стану убивать твоего мужа. - Издевательская усмешка. - Я награжу и возвеличу его.

- Вителлий Север взяток не берёт.

- А это не взятка, леди Воробышек. Это испытание.

Лорд Этан очень зол. И злость эта пробивается сквозь доброжелательную любезность, с которой муж разговаривает с женщинами. Консул успел учудить что-нибудь? За то короткое время, что меня не было?

- Твой муж предложил мне поединок. Я отказал ему. Это слишком лёгкий способ умереть. Издевается. Вежливо интересуюсь:

- И что ты...

Супруг обласкал меня взглядом и ответил:

- Я смешал с ним свою кровь, и назначил его вице-протектором.

Хлопаю глазами, пытаясь понять. Лорд Этан продолжил:

- Пока не завершится срок твоего вдовства, я не намерен обременять тебя своим присутствием. И не только в замке. А управляться в протекторате будет вице-протектор - лорд Луций.

Картина сложилась. Лорд Этан не будет убивать моего мужа. Он создал условия, при которых Вителлий Север сам себя убьёт. Если не справится. А мне предстоит блюсти вдовью честь. Ага. Рядом с Вителлием Севером. И хвостов до сих пор нет...

***


Отправила Игнасио и Изельду в Академию. К сиротам Алонсо все очень доброжелательны. Впрочем, они не совсем сироты - один отец у них остался. Барон Алек набрался сил, чтобы присутствовать на торжественной части. Алек-старший не приветствует появление внука-стража возле своих правнуков. Он однажды записал его в слабаки и менять своё мнение не собирается. Барон с дедом не спорит - занимается обучением старших детей. Иногда я думаю, что в том, что барон отдалился от нас, большая доля моей вины. Мужья постарались оттереть его от меня, а я попустительствовала им. Потому что барон будет жить, а мои мужья... Но если бы Алек пожелал быть рядом, то вряд ли его смогли бы удержать в отдалении. Полгода каждые четырнадцать лет - вся наша семейная жизнь. А как они договорятся с лордом Этаном я вообще не представляю.

Лорд-протектор провожает детей Алонсо вместе с семьёй. И папенька решил поприсутствовать. Чтобы внуки не чувствовали себя обделёнными роднёй. Вителлий Север за неделю оклемался от вливания крови высокого лорда Бездны. Стоит на трибуне в парадной форме. Но рапорт об отставке он Секунду уже подал. С завтрашнего дня консулом и легатом-прим Империи будет Квинт. Для посторонних разницы нет: был Вителлий Север и остался Вителлий Север. Личное имя в официальных документах не фигурирует. Не знаю, поставят ли в известность прессу. Это уже Секунд с Терцием решать будут. Эпоха Лютого закончилась.

Ага, в Империи закончилась. А в Бездне всё только начинается. Надо спросить у леди Арноры: нет ли каких притираний, для ускорения роста хвоста. Этот... военный!..

Но обо всём по порядку. За неделю лорд-протектор передал дела вице-протектору и смылся. Не знаю, где он шастает. А дражайший супруг не стал заморачиваться и... Я хочу сказать, что? Правильно! Переложил весь протекторат на меня. Сволочь, а не муж! Объявил, что заниматься поместьем - женское дело и свалил с инспекцией по гарнизонам.

Конечно, когда военные увидели выправку вице-протектора, у них "от сердца отлегло". И вообще, по-моему у всех военных свой особый кодовый язык. Как только экс-консул объявил им, что научит их чистить сапоги с вечера, чтобы утром надевать их на свежую голову, они заворковали, как ройхи и, буквально под руки, уволокли долгожданного командира принимать смотр. Судя по всему, лорд Этан ТАКОГО внимания армии не уделял. А лорду Луцию надо отбояриться от управления протекторатом. Армией-то этот негодяй и не приходя в сознание управлять способен.

Закрыла перед ним вход на женскую половину. Где гулял, там пусть и ночует. Казармы заждались!

Ногами потопала, перебила всё до чего смогла дотянуться, потом приказала рабыням привести покои в порядок и... занялась делами. Подумать только! Все эти годы я счастливо избегала нагрузки, полагающейся каждой патрицианке, и вот, когда я в Бездне, она меня-таки настигла. И не какое-то вшивое поместье, а сразу протекторат. Чего мелочиться?..

Лорда Этана я убью. И Вителлия Севера тоже. С особой жестокостью. Пришлось вспомнить, чему меня много лет назад обучала Юлия. Хорошо, что у чистокровных абсолютная память. И Зигги... вот кто умел подобрать подходящих людей. Оказывается, рядом с мужьями я многому научилась, не обучаясь специально. В общем, управляюсь потихоньку. Медленнее, чем Антония, но тем не менее.

Антония прогостила в Этане три недели. И прибудет ещё. Пока что мы обменялись знаниями. Мачеха намерена осчастливить папулю наследником. Или наследницей. Кто получится неизвестно. Как неизвестно, будет ли Антония рожать в человеческом облике, или ей придётся полтора года высиживать потомство. Я её осмотрела, успокоила, надавала советов. А патрицианка, в свою очередь, ознакомилась с моими потугами по управлению, успокоила меня - до коллапса экономики пока далеко, и тоже надавала советов. Так и живём.

Консула к себе не подпускаю. Срок вдовства ещё не истёк и, кроме этого, я на мужей обижена. Чтобы лорд Этан не просчитал действия Вителлия Севера - такого быть не может! Так что, по окончании срока вдовства, отправлюсь в Делон. Имею право. Надо проверить, чему барон Алек наших детей учит.

***


Сижу, уставившись в колонки чисел. Голова разболелась. К кому обращаться? Вителлия Севера ставить в известность нельзя. Выяснять, какое наказание в Бездне положено за подобные злоупотребления тоже. А то живо поинтересуются: с чего бы такая любознательность? В Империи за такое полагается казнь через повешение...

Я трижды перепроверила - ошибки нет. Конечно, аудиторы Повелителей не выявили махинации с отчётностью, но оставить как было тоже нельзя. Вдруг в Бездне найдётся гений финансовой аналитики, типа Эльзы. Эту методику разработала Эльза. Ага, и отработала на предприятиях дона Публия. Точнее, его дочери. Скандал был жуткий. Тит даже уходил из семьи. На пару часов. Вителлии пришлось реализовать некоторые активы, чтобы рассчитаться с задолженностью по налогам. А дон Публий, "лишив детей сладкого", внёс в казну пожертвование в размере эскадры боевых кораблей новейшей конструкции. А лично Эльзе прислал ювелирный гарнитур, не уступающий бусикам из сундуков Алека. В знак искреннего восхищения и в надежде на продолжение сотрудничества. Папенька, в наказание, назначил жену Терция главным имперским аудитором. Все решили, что в поощрение, но я-то знаю.

А я ознакомилась с этим методом, когда Эльза помогала будущим адмиралам решать финансовые задачи. Дети Мария грызли гранит науки без возражений, а у деток Терция учебники летели в стену. И рычали внучеки Вителлия Севера, как драконы, которыми они разрисовывали свои корабли. Тогда Эльза предложила им игру: найди кто и как тебя обманывает. И появился живой интерес. Так что после трёхнедельного прогула (читай - каникул), курсанты подтянули все хвосты по финансовому анализу. Методика эта засекречена и в учебниках её нет. Поэтому дети решали задачи, как полагается, а глаза - хитрые-хитрые.

Вот и мне пришло время применить находку Эльзы. Надо ей подарок послать. Выяснив шалости Вителлии, сноха отправилась погостить в семью Тита. Эльза подумала, что это дон Публий развлекается. А дон вызвал зятя с дочерью и хорошенько встряхнул. Тит в шоке улетел на Альмейн. Пьянствовать с баронами. Вителлия, заливаясь слезами, правила отчётность, выводя коэффициенты компенсации, несвятая троица, отловленная дедом где-то на просторах Вселенной, срочно обучалась Эльзой "как это работает". Эльза молодец - как ни изворачивались её племянники, спрятать махинации им не удалось. В качестве признания заслуг, было сказано:

- Ну, тётя, с тобой не интересно!

***


Дождалась визита лорда Ноледа. Зятьёв пока подключать не хочется - рано. А мысли у меня... нехорошие. Кто может вот так проводить афёру с телепатом? Это значит, что тот, кто отчитывался лорду-протектору, был не в курсе происходящего. Потому что, сам лорд-протектор принимал аудиторов Повелителей. И тоже был не в курсе. Или они так навострились блокироваться друг от друга, что телепатия не играет роли? Но лорд Этан сам отчёты не составляет - у него времени на это нет. С вассалами разбирательств хватает. В приёмный день я это кушала уполовниками.

Не только я, слава Матери! Вице-протектор отвлёкся от манёвров и проводил "приём населения". Ага, с любезной улыбкой голодного крокодила. И я, как супруга лорда-протектора присутствовала. Пришлось занять, полагающееся мне кресло рядом с креслом сюзерена. Вителлий Север садится в кресло не стал. Стоял, как на параде, смотрел на посетителей оловянными глазами. Потом отмер и... улыбнулся. Присутствующие явственно задумались: а так ли им необходимо отнимать время у столь занятого лорда вице-протектора? Манёвры стынут, а легат-прим протектората вынужден отвлекаться на всякую ерунду.

Вителлий Север уже утвердил параллельные воинские звания. Назначил себя легатом-прим. Консулом, отличаясь большой личной скромностью, не стал - оставил назначение на совести лорда Этана. Когда муж вернётся, наверняка утвердит за ним и консульскую должность. Семейственность цветёт махровым цветом.

Первый приём оказался единственным. По земельным спорам, вице-протектор принял решение реквизовать спорные земли в пользу протектората, а вопросы личных обид... Отправил спорщиков в армию - повышать квалификацию. Как сказала некогда Люцилла: армия ещё сделает из лордов Бездны людей. Год муштры всяко выбьет дурь из любого. Научит свободу любить!

Я не вмешиваюсь. Сижу, наблюдаю. Слава Матери, обиженных женщин нет. Надо позже выяснить: может быть, их просто не допускают на приём? Тогда придётся отработать систему обращений. Как на Сааре. Создать призрачную почту. Пусть призраки доставляют сообщения. Надо только продумать где устанавливать артефакты для связи. Но я думаю, что в Бездне скорее появятся обиженные мужчины. Или не появятся - их раньше съедят.

Больше на приём никто не записывался. Даже обидно... хотя, ожидаемо. А к лорду Ноледу мне по-любому предстоит обращаться - без помощи призраков я ничего не сделаю. Пришла мне в голову мысль сравнить отчётность протекторатов. Негласно. И если подтвердится моё предположение... тут меня и упокоят. А может и нет. Но без лорда Ноледа мне ничего не светит.

Алек-старший весело посмотрел на меня и предложил мне ознакомиться с показателями по его лену. Хитрый какой! Призраки всё равно везде шастают, а я ему бесплатно должна финансовый анализ делать.

- Мы родственники, леди Воробышек. И в крайнем случае ты можешь перебраться в Нолед.

- Я и без этого могу перебраться.

Тоже мне, манипулятор. Можно подумать он закроет ворота перед матерью своих правнуков. Более того! Перед будущей тёщей. Лорд тяжело вздохнул. То-то же! Но отчётность пришлось смотреть. Мне надо настроить сканирование и перевод бездновых отчётов в имперские формы. Со своими сидела неделю. Люцилла не помощник - дочь в финансах ни в зуб ногой. Всем занимается Балли. Аду берегут и не обременяют управленческими делами. Разозлилась. Одна я, как Золушка из древней сказки, должна грести весь этот сор.

Лорды Бездны все вычисления любой сложности проделывают в уме. Ага, их в школе разума этому учат. А мне приходится пользоваться техникой. Ну и ладно. Зато в показателях разобралась. У лорда Ноледа, кстати тоже неувязки. И тот же процент. Загоняю мысли вглубь. Впору просить экран от телепатов.

- Мысли у тебя интересные, дитя. Я прикрою. Мне кажется, что ты на верном пути. Кое-что вспомнилось...

Возмутилась. Какое я ему дитя?! У меня... сорок детей! А внуков-правнуков я не считаю. Шипящий смех лорда отражается от стен и потолка. Призраки висят в окнах и, завывая, поют строевую песню - лорд Луций проводит занятия по строевой подготовке для замковой стражи. Дед Алека вытянул руки перед собой и между ними сформировался увесистый том.

- Отчётность протектората Шауг.

Настроила коммуникатор на обработку информации. Придётся подождать. Шуршат перелистывающиеся страницы. Мы... молчим. Через полчаса лорд развеял украденную информацию, а я настроила коммуникатор на обработку и отправилась обедать, пригласив гостя разделить с нами трапезу. Вителлий Север косо смотрит на деда Алека. Лорд Нолед поинтересовался, как идут дела в армии протектората. Мужчины завели специфический разговор, а я спокойно пообедала. Полчаса отдыха, час занятий с Тьмой и, наконец, коммуникатор подал сигнал, что отчёт готов.

Та же картина и у Шауга. Драконьи показатели для сравнения запросить, что ли? Или... Смотрю на лорда Ноледа, опасаясь озвучивать идею. А мысли мои он обещал прикрыть.

- Прикрываю. Мысль смелая. Попробуем, пожалуй. Если твоё предположение подтвердится, - а я думаю, что оно подтвердится, - будет скандал. Подожди возвращения Мохри.

- Я опасаюсь, что внезапная проверка обнаружит злоупотребления. Я не смогу доказать КУДА на самом деле пошли излишки. Мы с мужем сейчас в подвешенном состоянии. Отвечать, если что, будет Вителлий Север. Лорд-протектор передал ему все дела.

Алек-старший не стал меня успокаивать. Проплыл по кабинету, вернулся на место и спокойно прошелестел:

- Такое возможно. Лорд-защитник не слишком доволен решением Мохри. Он предпочёл бы, чтобы у тебя не осталось мужей, кроме лорда-протектора. Ты не имеешь права на гарем, леди Воробышек.

- Есть ещё барон Алек.

Дед барона презрительно скривил губы. Ну да... внука он недолюбливает. Или... наоборот?

- По окончании срока вдовства я намерена отправиться в Делон.

- Не выдумывай. Тебе не пять лет, чтобы наказывать обидчиков за несуществующие проступки.

Где мои хвосты?.. Нарочно злит меня! Но сейчас это не важно. Важно принять решение. Но сначала... Надо убедиться в правильности своего предположения.

***


Если бы я, совместно с детьми, не изучала в своё время отчёты многомудрой Вителлии, то так и не поняла бы, что Повелители Бездны планируют расходы, на которые у них нет средств. Потому что, средства, как раз, есть. Это "малая доля" от протекторатов. Папеньке нельзя говорить - ограбит все драконьи кланы. Это лорд-защитник придумал - к гадалке не ходи. Скорее всего, не удалось провести увеличение налогов. И пришлось выстроить такую вот схему. Преданные Повелителям (или лично лорду Руфусу?) люди (буду называть их так, потому что не знаю, как обобщить многообразие обитателей Бездны) отправлялись в лены и протектораты. Ага, работать на благо сюзерена. Своего, конечно, а не местного. Отчётность в порядке, аудиторы - без претензий, отток средств - не так и велик, чтобы бросаться в глаза. И это же надо отчётность изучать. Пристально. Работать с показателями. А у высоких лордов других забот хватает. Да и не бедствуют в Бездне. Не считают копейки. И я бы не считала, если бы не обстоятельства. Я вообще, с превеликим удовольствием, держалась бы от этих забот подальше. Лорд Алек молчит, прикрыв глаза. То ли размышляет, то ли дремлет. Возраст сказывается?

- Не ехидничай, леди Воробышек. Был такой случай, хммм... около двух тысяч лет назад. Твой зять ещё в школе разума учился. Отказали лорды-протекторы повелителю Лаки. И дело заглохло. А опекун своего питомца решил поддержать.

Дед Алека выплыл из кресла и приблизился ко мне. Поднял тонкими пальцами мой подбородок, посмотрел в глаза и очень серьёзно сказал:

- Молчи об этом, леди. Даже если вскроются нарушения.

Возмутилась, но повышать голос не стала. Так же тихо ответила:

- Если лорд-защитник, или кто-нибудь ещё, начнёт вешать собак на Вителлия Севера, я молчать не буду.

Алек-старший заинтересованно спросил:

- А что ты будешь?

Задумалась... Действительно, а что я могу?..

- Я отправлюсь в храм Матери и всё ей скажу. - Выдержав небольшую паузу, завершила угрозу. - Вот.

Властитель Ноледа заулыбался мне, как пятилетнему ребёнку. Сейчас куклу подарит... Забыл, что Мать может принять меры к любому из своих детей. А украсть и обвинить в краже обворованного - западло, как сказал бы Франсиско. Я не осуждаю лорда Руфуса, или кто там придумал эту схему. На личные нужды высокие лорды Бездны не тратятся. Им это ни к чему. Значит, было что-то важное. Для правящих кланов важное. А прочие - не оценили.

***


Ничего предпринимать не потребовалось. Проверить решили не финансовое состояние протектората, а надёжность его границ. Напали с трёх сторон. Одна волна даже докатилась до Этана. Пришлось отменить прогулку. Но, поскольку, Тьмой я уже более-менее управляю, достаточно было окутать ею замковую стену. Нападающие проявили сознательность и растворились в радуге. Призраки хулигански улюлюкали им вслед. Вителлий Север с блеском провёл очередную военную кампанию, захватил пленных, прошёлся по чужим землям с ответным визитом - в общем, развлекался на полную катушку. Надеюсь, лорд Этан не вздумает пересматривать границы протектората. А то, этим военным только дай!

По окончании срока вдовства, я вызвала ройха и отправилась в Делон. Мужья пытались меня остановить. Пришлось отбиваться, используя подручные средства. Негодяи эксплуатировали меня и ещё смеют чего-то требовать! Так им и сказала, вылезая в окно. Дорогу на балкон они мне перекрыли. Подумаешь! Как будто я с подоконника не смогу спрыгнуть на спину пролетающего ройха. Даже и прыгать не пришлось - птиц подлетел так близко, что я просто шагнула.

Барон пришёл в смятение. Я даже засомневалась - вдруг я не ко времени. Хоть Алек и сказал мне, что стражи хранят верность, но... Но! Змеи ауры охватили меня пламенными кольцами, гася сомнения. Но я всё же спросила:

- Ты не рад мне, барон? Я не вовремя?

Шипящий смех, отразившись от стен и потолка, окутал меня, словно плащ барона.

- Я всегда рад тебе, Воробышек. Вот только ты не баловала меня посещениями.

Вслушиваюсь в слова и интонации. Вроде бы, барон действительно рад. А упрекать меня не надо. Сам такой.

- Ты находишь возможность посетить меня. Когда считаешь нужным.

- Туше.

Алек отнёс меня в мои покои, усадил в кресло, сам же, как это обычно делает Балли, уселся у меня в ногах.

- Мне готовить Делон к осаде?

***


- Так больше продолжаться не может, Воробышек. Ты губишь себя своим упрямством.

Хлопнула об пол очередную вазу и ушла в Лабиринт. Сижу, рядом с подземным озером, глажу ластящихся детёнышей сатх. Жизнь, прямо скажем, не радует. Не знаю, почему. Нет, знаю, конечно. Не знаю, что предпринять. Делон от моих мужей барон закрыл. Оказывается, Балли свободно прошёл к нам потому, что замок был открыт для посетителей и я, упомянув имя, его пригласила. А когда замок на осадном положении, пройти не могут даже дети барона. Не пускает их Делон без приглашения. Барон, наверное, создавал замок по принципу родового гнезда. Нолед не пускает не принадлежащих к роду хозяина. Алек-младший, став стражем, тоже считается посторонним. Но я отвлеклась. Я уже месяц сижу в Делоне. Осваиваю науку стражей вместе с детьми. Алек учит меня обращаться с Тьмой. У меня не плащ, как у барона, а крылья. Жуть! Но дети в полном восторге. Алек показал мне отражение моего отражения: крылья абсолютной тьмы за спиной и голодный провал третьего глаза во лбу, напоминающий воронку водоворота. Куда-то меня не туда занесло с перерождением. Алек сообщил, что это боевой облик женщин древней крови. Интересно, как их тогда умудрились уничтожить?

- Сила высокой крови Бездны сопоставима с Тьмой, Воробышек. Жертв было много. Поэтому старые лорды столь непримиримы. Но если Мать решила возродить древнюю кровь, значит так надо. Мать принимает твой облик, предостерегая лордов от твоего уничтожения.

Всё это было в первую неделю моего пребывания. А потом... Проснулся инстинкт чистокровной. Ночи, полные любви и нежности, не успокаивают меня. Я не завываю, как мартовская кошка, но... Но! Скандалю на пустом месте, рыдаю и злюсь. Барон терпит всё. Терпел до сего момента.

Расплакалась - так себя жалко стало. Почему я перерождаюсь, а инстинкты - нет? Плакала, пока не уснула.

Во сне я - хищная, кралась по радуге. Принюхивалась, в поисках добычи. Затаилась рядом с тропой, поджидая. Прыжок. Добыча пытается сопротивляться. Отскакиваю, рычу, нападаю... падаю в радугу, вцепившись. Мы катаемся по горячему песку, рвём друг друга клыками и когтями. Запах крови и желания. Битва переходит в игру. Легонько куснув, отскакиваю и бегу по тропе, под тяжёлыми от спелых плодов ветвями. Мой противник бежит за мной. Быстрее. Вползаю в уютную пещеру. На стенах светятся изображения Матери. Они разные. Но это всё - Мать. И здесь, под взглядами бесчисленных ипостасей Бездны мы соединяемся. Темнота окутывает нас, впитывая наши стоны, успокаивая.

Проснулась в своей спальне в Этане. В супружеских объятьях. Подумывала устроить скандал, но было лень. Состояние дремотной удовлетворённости жизнью. Короче говоря, готовлюсь продолжить род Этанов.

- Не гневайся на барона, Воробышек. Он любит тебя и заботится о тебе больше, чем ты сама.

Не стала продолжать разговор. С бароном я ещё разберусь. Предатель! А куда лорд-протектор дел Вителлия Севера?

- Лорд Луций на переговорах. Обсуждает размер контрибуции.

Представила себе эту картину... Сплошное умиление.

- Нам надо поговорить, Мохри. Это важно.

- Лорд Алек рассказал мне о вашем времяпрепровождении.

- И? Что ты намерен делать?

Муж посмотрел на меня, улыбаясь. Потом, целуя в шею, начал шёпотом рассказывать о своих намерениях, тут же претворяя их в жизнь. Спальню покинули перед обедом.

***


Кассий Агриппа принял решение, что его наследник родится драконом. Учёл, что драконий детёныш обретает человеческую ипостась в три года, а человеческий - в семнадцать лет. Антония снесла яйцо. Теперь полтора года будут высиживать.

Папуля не подумал, что ему тоже придётся заботиться о потомке. Драконессе нужно периодически полетать - размять крылья, поохотиться и вообще - отдохнуть. И в это время на гнезде сидит её муж. Не буквально сидит, конечно. Яйцо надо согревать, обдувая пламенем и переворачивая. Чувствую, - этот опыт будет единственным. Следующих детей Антонии придётся вынашивать и рожать самостоятельно. Мачеха тоже это понимает. Прилетает к нам в Этан, заниматься. Я устраиваю для неё и мужнего гарема мастер-класс по вынашиванию потомства.

Гарем Мохри передал лорду Луцию. Во временное пользование. Папенькино решение о браке, действующем до отправки близнецов-стражей в Академию, никто не оспаривает. После того, как Кассий Агриппа стал драконом, с ним вообще никто не спорит. Даже Тит. Дед только один раз рыкнул на любимого внука и тот с извиняющейся улыбкой ушёл на цыпочках искать своих бандитов. А то зачастили к друзьям на погостить. Дарри и Траинн и так неуправляемые - даже своих братьев-создателей и то не всегда слушаются. Непререкаемый авторитет для них только Кассий Агриппа. А тут ещё и несвятая троица со своими гешефтами... Бездну надо постепенно знакомить с семейством. Прав папенька абсолютно.

Вителлий Север осваивается с боевым обликом. Лорд Этан обучает родича переводить часть тела в энергию. Пока получается... никак. Спросила за обедом не собирается ли лорд Луций создать спутника - муж задумался. Пригласила в гости Октавия и Нонну. Пусть дети помогут отцу.

***


Акайр Этан родился в Бездне. Боевого облика у ребёнка нет. И магии тоже нет. Муж успокаивает меня, говоря, что это не важно.

- Боевой облик не всегда обретают сразу, моя леди.

- А если он его не обретёт? Ни облик, ни магию?

- У него будет армия. Ему хватит.

Это уже Вителлий Север подключился. Армия - это, конечно, хорошо. Но армию не потащишь на совет лордов-протекторов. Выбросила всё из головы. Пока детёныша следует кормить и растить.

Через сорок дней после рождения представили наследника повелителям. Высокое собрание малыша не приняло, что и следовало ожидать. Ушли порталом. Лорд Руфус сообщил, позднее, решение повелителей: в полгода наш сын будет подвергнут испытанию пламенем Бездны. Если он высокой крови, то выживет. Если нет - понятно. Поинтересовалась у мужа, где его дети, не принадлежащие к высокой крови. Оказывается, их испытанию не подвергали. Свободный союз в этом плане безопаснее брака.

- Я не отдам ребёнка, чтобы его сунули в пламя. Ты слышишь, Мохри?

- Малыш высокой крови и все это поняли, Воробышек. Не тревожься.

- Я не тревожусь. Я просто не отдам ребёнка.

- Испытание заткнёт рты недоброжелателям.

- Я и сама могу их заткнуть. А как пламя Бездны реагирует на древнюю кровь Матери?

Муж пожал плечами. Не знает. А если в ребёнке больше древней крови? И вообще, кто принял такое дурацкое решение?!

- Повелитель Мара. Лорд Руфус и повелитель Лаки просто отказались признать Акайра моим наследником.

А так вроде бы хорошо ладили... Вспомнила смеющиеся изумрудные глаза... Не позволю поджарить малыша. Пусть что хотят, то и делают!

- Я спрошу у лорда Ноледа насчёт древней крови. Не думаю, что пламя Бездны способно повредить её носителю.

Шелестящий голос отразился от стен и потолка:

- Не способно. Не волнуйся, леди Воробышек.

Зарычала на них и ушла с ребёнком в сад.

***


И? Я хочу сказать, что? На моё мнение всем оказалось плевать! Через неделю после того, как Акайру исполнилось полгода, они утащили его на испытание. А меня... усыпили! Не прощу!

Проснулась - белый день. Ни ребёнка, ни мужей в замке нет. Прислуга кланяется земно и молчит. Спросила, где лорды. Управляющий растерянно ответил:

- Так испытание же!..

И тут я вспомнила. За четыре с лишним месяца никто об этом испытании мне не напоминал. Рассчитывали, что я забуду - и я забыла.

Крылья тьмы несли меня к моему сыну. Лорд Нолед может радоваться - то, чему он никак не мог научить меня, освоено в один миг. Вот и храм Матери в Безначалье. Вижу повелителей, лорда Руфуса, моих мужей, зятьёв и прочих лордов.

- Где мой сын?

Лорд опекун холодно поинтересовался:

- А пожелать нам здравствовать?

Посмотрела на него, как на идиота. Зачем покойникам здравствовать? Если с моим ребёнком что-то случилось...

- Успокойся, моя леди. Испытание...

Отшвырнула обоих мужей и вошла в храм. Отблески пламени на стенах... Говорят, - мало что может сравниться по красоте с рекой расплавленного металла. Они... Выдираюсь из твёрдых рук, пытаюсь пройти туда, откуда слышится возмущённый голос моего ребёнка. Эти идиоты даже не покормили его! Малыш голоден.

- Леди Этан, перед испытанием детей не кормят. Традиция.

- Никакого испытания мой сын проходить не будет, лорд Мара.

- Сомневаешься в силе его крови?

- Не бери меня на слабó, лорд. Я уже взрослая.

- Испытание уже началось. Остановить его не в нашей власти.

Продолжаю вырываться. Я не собираюсь в бездействии смотреть, как сожгут моего ребёнка. Меня спеленали радужные путы. Не могу пошевелить даже кончиком пальца. Призвать тьму тоже не получается - радуга блокирует. Иду другим путём - ищу тьму в себе. В сосредоточии своей силы. Медитирую, проращивая её, как лотос из пупка.

И Тьма пришла. Не тьма смерти, но тьма материнской утробы. Тьма, в которой зреет жизнь. Ибо и зерно прорастает во тьме земли, набираясь сил, чтобы позднее тянуться к солнцу, которое убьёт слабый росток. Тьма впитала в себя радугу, став сильнее. Я протянула окутанные ею руки к пламени и лепестки огня раскрылись, подобно цветку, в центре которого лежал мой ребёнок, тянущий в рот хвост огненной ящерки. Ящерка трепыхалась, пытаясь вырваться. Глупый детёныш! Он же обожжётся.

- Нет, леди Этан. Не беспокойся. Элементаль не способна повредить своему повелителю. Хотя, конечно, кусать саламандру за хвост ни к чему. Она абсолютно не питательная.

Эти слова обращены напрямую к ребёнку и детёныш повернул головёнку к лорду Маре. И замер, восхищённый. Не знаю, что показал моему сыну Повелитель Иллюзий, но Акайр протянул к нему ручки и радостно рассмеялся. Ящерка, воспользовавшись случаем, исчезла. Выхватила ребёнка из пламени и собралась шагнуть во тьму, но лорд-защитник сунулся мне под руку.

- Лордом Акайром займётся гильдейская няня. А ты, леди, возвращайся к себе.

Странное ощущение в позвоночнике. Свист рассекаемого воздуха. Шарахнувшиеся в стороны повелители и падающий с окровавленным лицом лорд Руфус. Мужья залегли. Оба. Лорд Этан, оказывается, доверяет реакции лорда Луция. Краем глаза заметила движение, попыталась повернуться и чуть не упала, поскользнувшись. Испугалась, что ушибу малыша. Прижала его к себе, но падения не случилось, а я оказалась намного выше, чем была. Голос Балли:

- Мама, твой новый боевой облик восхитителен. Три хвоста намного удобнее, чем один.

Посмотрела вниз - я "стою" на трёх мощных чешуйчатых хвостах. Попыталась рассмотреть их целиком - не получилось. Пришлось загнуть к себе. На концах их громадные когти. Терпкий запах, исходящий от этих когтей, указывает на наличие яда. Надеюсь, лорд Руфус не сразу избавится от памятки, которую я ему оставила. Акайр возмущённо кричит - пора его кормить.

Только отвлеклась, - хвосты исчезли. Хорошо, что успела встать на ноги. Лале заглядывает сверху мне в глаза. Мысленно успокаиваю малыша-хранителя. Я и сама не знаю, как это получилось с хвостами. Придётся тренироваться. Вот только прибудем на место...

***


- Назовите себя. Назовите себя! Назовите себя!!!

Стою, держа на руках тяжёленького Акайра и удивляюсь. В поместье включён режим защиты от проникновения. Хорошо, что я не воспользовалась порталом. Однако, надо объявиться. Во избежание. Потому что обострившимся в Бездне слухом я улавливаю тихие щелчки, сигнализирующие о накоплении излучателями заряда, достаточного для стрельбы. Кто же потревожил "спящее" жилище? Но об этом потом... Печальным голосом говорю:

- Не узнал...

А сама готовлюсь нырнуть во тьму. Я успею.

Впрочем, торопиться не понадобилось. Меня пока ещё можно узнать. Защита мигнула и открыла проход, затянувшийся за моей спиной. Прошла анфиладой дезактивационных камер и, наконец, открылась мембрана, прикрывающая жилую часть дома. Ну... жилой её назвать сейчас сложно. Пыли нет, конечно, - всё стерильно, но... Но! Сразу понятно, что дом на консервации. Мимоходом касаюсь стенной панели. Из пола вырастает кресло, в которое я усаживаюсь. Прикрыв внезапно заслезившиеся глаза, слушаю тихое приветствие Марка Флавия:

- Добро пожаловать домой, Воробышек.

Марка Флавия давно уже нет. Как и нашего сына... Но здесь, во вдовьем поместье, мой муж говорит со мной устами своей голограммы. Я внимательно слушаю рассказ о системах безопасности. Марк подготовил даже убежище, в котором я и мои домочадцы сможем укрыться от нападения. Если не сумеем отбиться. Отбивать атаки можно и в одиночку - здесь всё для этого предусмотрено. Вообще - всё предусмотрено. Даже детские комнаты есть. Для разного возраста. Устроила сына в колыбели. Спать буду здесь же. Пока что, оставила с ребёнком Лале. Хранитель возмущённо шипел, но я попросила его убаюкать малыша, чтобы он мог отдохнуть после испытания и Лале милостиво согласился. Но побег в командный пункт бросил. Чтобы я не расслаблялась, видимо.

Сижу, подбираю количество экранов, которые смогу отсматривать одновременно. Надо же понять в чём дело. Кто-то сюда сунулся. Зачем? Поместье выглядит так, что любым бродягам ясно - здесь поживиться нечем. Здоровье дороже. Республиканская защитная автоматика до сих пор на высшем уровне.

Так называемое маски-шоу... Лица "посетителей" скрыты от следящих камер. Я знаю - есть такие крохотные приборчики, маскирующие внешность. Живого человека, конечно, не обманешь, а камеру - запросто. Тит часто этим пользовался в юности. Но Марк Флавий тоже идиотом не был. Несколько спутников болтаются на орбите ведя запись происходящего на планете. Когда резерв памяти заполняется на две трети, инфо сжимается и "выстреливается" в архивы СБ и поместья. Перехват невозможен. Пока, во всяком случае. Так что мне только и потребовалось "уцепить" застенчивых визитёров и поймать их без масок. На дальних рубежах, так сказать. Наивные люди скрывают лица и думают, что этого достаточно. А жесты, манера двигаться, - язык тела, короче, - говорят о них "вот я".

"Вот они". Целеустремлённые ребята. Энергичные. Обратила внимание, что выстукиваю кончиками пальцев марш легионеров. Дурной пример заразителен. Вызвала Алана и отправилась кормить детёныша.

Опоздала. Малыш проснулся и уже поджёг комнату. Лале тащил его в соседнее помещение, когда сработала противопожарная система. В итоге, нам с Аланом пришлось выпутывать из защитного кокона смеющегося ребёнка и злобно шипящего Хранителя.

- Пообедаем в саду, если не возражаешь.

Первенец барона Алека склонился в изящном поклоне. Молча. Разозлившись, заставила его переносить походный столик с места на место. А в качестве бонуса - накормить брата кашей. Каша была везде. Небольшой тарелки хватило на Алана, меня, стол, дерево и пару кустов. Лале ловко уворачивался. Но несколько ложек ребёнок всё-таки съел. В глазах старшего сына ясно читается: "за что мне это?!!" Мысленно поточила когти.

- Тебе пора жениться, Алан. Следует отправить запрос в Резервацию. Если они не подберут тебе эталонную чистокровную, возьмёшь смеску.

Сын оскорблённо выпрямился.

- Мама! Я ещё не думал о браке. Тем более в таких... кхм... с таким прагматизмом.

Не обратила внимания на трепыхания ребёнка. Конечно, они не думают! Обо всём мать должна заботиться.

- Ты уже достаточно взрослый. Плащ отрастил, асиенда ширится. Пора обзавестись наследниками. Чистокровная очень удобна - тебе не придётся делить её с прочими мужьями. Отпустишь на контракты дважды...

Ребёнок набрал воздуха, чтобы ответить и... закашлялся. Треснула его хвостом по спине. Второй хвост тут же оседлал Акайр - пришлось качать ребёнка. Третьим уцепилась за дерево, чтобы не упасть. Когда Алан пришёл в себя, отправила его думать над поведением. На прощание сказала:

- Да, и зайди к Терцию. Пусть просмотрит записи из моего поместья. Здесь полно народа, которого не должно и близко быть в этом районе. Совсем мышей не ловит!

Передала сыну кристалл с записью, отказалась от предложения побыть со мной, пока Терций не пришлёт людей и вернулась с ребёнком в дом. Попыталась вернуться. Акайр пожелал отправиться с братом. Рёв наследника протектората Этан вполне способен заглушить корабельную сирену. Алан рывком исчез во тьме, а Акайр устроил бурю в отдельно взятом саду. Пришлось срочно эвакуироваться в дом. На крыльях тьмы, ага.

***


- Я всё больше убеждаюсь в особой милости к тебе Леди Судьбы...

Лорд Мара, стоя у окна, смотрит, как имперские легионеры конвоируют к трюмам тюремного транспорта очередную партию заговорщиков. Я сижу в кресле, держа на коленях сына, играющего с Хранителем. Лале щекочет его тонкими веточками, а когда хохочущий Акайр пытается их схватить, оставляет в его ручках льдисто-белую розу и ускользает. Малыш, глубоко вдыхая, старательно нюхает цветок, потом, ничтоже сумняшеся, суёт его в рот. Как любой мужчина, в цветах он ценит гастрономическую составляющую. От окна послышался отчётливый смешок. Где-то в глубине моей памяти голос Алонсо сказал: "Не люблю ежей, слишком умные". Привычно включила контроль дыхания, стараясь приглушить боль утраты. Я не Эльза, - революцию в финансовом анализе сделать не смогу. А платья новые мне отныне и всегда создаёт мастер одежды. Меня старательно избавляют от "плебейских привычек", не подобающих жене лорда-протектора.

Лорд Мара единственный сообразил, где меня искать. У всех прочих слишком много вариантов. Надо сказать, прибыл Повелитель иллюзий очень своевременно. Акайр раскапризничался - слишком много впечатлений. И заговорщики активно пытались преодолеть защиту поместья. Я даже не исключаю, что им бы это удалось. Но лорд Мара показал им какую-то иллюзию из своего арсенала и пришедшему порталом Терцию осталось только организовать погрузку совершенно деморализованных оппозиционеров. Я, разумеется, и в одиночку с ними справилась бы...

- Безусловно, леди Этан. Но расспросить их после этого было бы затруднительно. Или... - почти незаметная пауза - Тьма отвечает тебе?

Вытаращилась на зеленоглазого красавца. Он вообще о чём спрашивает? Я пока еле-еле перемещаться с Тьмой научилась. Ну... кормится она сама. Если я выпускаю её на волю. А беседовать с ней... Ни один из Алеков об этом не говорил. Алек-старший всю информацию получает от призраков, Барон... возможно и беседует с Тьмой, но мне он об этом ни слова не сказал. Возможно следует "дорасти"? Лорд Мара задумчиво кивнул:

- Возможно. Ты примешь охрану? И няню для лорда Акайра? Пойми меня правильно, леди Этан: я не сомневаюсь в твоих боевых качествах. Но даже лучшему воину нужно спать. А в необходимости гильдейской няни ты и сама уже убедилась, судя по состоянию парка.

Хрен с ним с парком! Вот управиться с капризами - это задача для гильдейской няни. Я же, опасаюсь прибить неуправляемого детёныша. Почему с отцами они не выворачиваются наизнанку? Впрочем, все предыдущие дети вели себя на редкость послушно. Ор устраивали только по важному поводу. Но, может быть, стремление побыть подольше с братом и есть важный повод для крохи?.. Наверное, надо вернуться. Пусть малыш получает свою порцию внимания от отца и прочих родственников.

Подозрительно спрашиваю высокого лорда:

- И ты не будешь уговаривать меня вернуться к мужу?

Лорд Мара оскорблено выпрямился:

- Чтобы я уговаривал даму вернуться к мужу? Как ты могла обо мне такое подумать?!

Не выдержав, рассмеялась. Возвращаться придётся. И я, и лорд Мара это прекрасно понимаем. Поэтому Повелитель меня и не уговаривает.

- Извиняться перед лордом-защитником ты меня тоже заставлять не будешь?

Прикрыв глаза наблюдаю за хищно-грациозным лордом. Повелитель Иллюзий обладает исключительной, даже сравнительно с высокими лордами, привлекательностью. Дело не в красоте - и лорд Руфус и повелитель Лаки более красивы. При взгляде на лорда-защитника вообще перехватывает дыхание от немыслимого совершенства. Но обаяние лорда Мары - это что-то запредельное. Или, скорее, запретное. Наверное, нельзя вот так, походя, отбирать у людей душу, одной улыбкой. Хорошо, что у меня иммунитет. Но, когда мне подмигивают изумрудным глазом, весело сверкнув зубами, я невольно улыбаюсь в ответ. Повелитель посерьёзнел:

- Дядюшка отличается редкой злопамятностью. Конечно, мстить Сокровищу Бездны - дурной тон, но существует множество способов отомстить, скажем так... опосредованно. И поверь мне, леди Этан, лорд-защитник знает их все.

Вот в чём я ни минуты не сомневалась, так это в способностях лорда-защитника. Но извиняться за удар хвостом я не намерена. Конечно, это получилось случайно, но я не раскаиваюсь.

- Дядюшка про это, скорее всего, уже забыл. Но с хвостами следует быть поаккуратнее.

Тяжело вздохнула... Легко ему рассуждать. Они своими обликами с детства управляют. Но... забыл?!!

- За ЭТО мстить он тебе точно не будет.

Вспомнила рассказ о леди Розе, - успокоилась. Но тогда за что мне извиняться?.. Я ЗНАЮ за что. Как и папенька, лорд Руфус не терпит непослушания.

Вселенная раскололась и соединилась. Лорд-защитник лёгок на помине. Вежливо склонил голову. Вот мерзавец! Даже шрама не осталось! Лале зашипел на него и забрался на свою площадочку. Акайр наблюдает, решая: плакать, или смеяться. Возмущаться, или радоваться, то есть. Растянула губы в ответной улыбке и ОЧЕНЬ ВЕЖЛИВО сказала.

- Лорд-защитник. Должна признать, что с гильдейской няней ты, где-то, самую малость, был прав. Конечно, я и сама могу...

Ярко-голубые глаза расширились удивлённо. И лорд-защитник... расхохотался.

- Ни слова более, дитя моё. Я слышал о твоей непревзойдённой наглости, но не представлял каких пределов она может достичь. - Лорд Мара послал мне предупреждающий взгляд, а лорд-защитник продолжил. - Кассию Агриппе несказанно повезло, что у тебя нет драконьей ипостаси.

Пожала плечами. Мужская логика мне непонятна. А насчёт папеньки - это он зря. Кассий Агриппа ещё найдёт, как использовать наше родство. Сейчас ему некогда - детёныша высиживает.

***


- Мой Император, я прошу об отставке.

Льдистые глаза уставились на опустившего голову Терция. Потом Секунд перевёл взгляд на его заместителя, стоящего навытяжку и держащего равнение на властителя Империи.

- Клавдий, хватит паясничать. Рассказывай.

- Всё шло по плану, мой Император. Мы вывели заговорщиков на малонаселённый мир, чтобы избежать огласки и лишних жертв. Но не смогли предусмотреть появления там благородной Агриппины.

Подумала, что минимизация жертв, это, конечно, хорошо. Но почему надо было жертвовать моим вдовьим поместьем? Не нашлось другого места? Какой-нибудь законсервированной базы? Но сказала совсем другое:

- Твой отец, Секунд, не опасался огласки. Он расправлялся с мятежниками так, что потом несколько десятков лет ни у кого даже мыслей о заговоре не возникало.

- При Кассии Агриппе никто и не бунтовал. - ляпнул кто-то из безопасников и тут же прикусил язык. При желании, за такие слова можно подвести под ЗОВ.

- Этого следовало ожидать. Все захотят проверить остроту клыков нового вожака стаи. Почему ты не спустил на них Квинта, сын?

Секунд молчит. И будет молчать - я его знаю. Ну и ладно. Пусть сами разбираются - уже большие мальчики.

- Я возвращаюсь домой. Сообщать твоему отцу о произошедшем не буду - разберётесь сами.

Ещё не хватало Вителлия Севера на беззащитную Империю выпустить. Пусть лучше гарем муштрует.

Вспомнила, как лорд Луций вывел своих пташек на занятия... Развеселилась.

***


Когда на плацу, устроенному лордом Луцием на большом дворе замка, появилась стайка юных женщин, похожих в своих ярких шелках на райских птичек, то Мохри перенёс меня в кресло и открыл зеркало Бездны, дабы я могла в полной мере насладиться зрелищем, не испытывая при этом дискомфорта. Щебетали эти гурии тоже, как райские птички. Зигги загнал бы их сразу на полосу препятствий - барон не любил щебечущих женщин. Вителлий Север проявил снисхождение, назначив своим наложницам всего лишь лёгкую пятикилометровую пробежку. Это в прозрачных-то вуалях, шальварах на бёдрах и шлёпках без пятки с бубенчиками в каблучках. Хорошо, что никто из гурий ничего себе не сломал. Кроме причёсок. Слегка подобранные пышные волосы для бега не годятся. Девочки на бегу пытались связать их узлом и некоторым это даже удалось - тем, у кого кудри. Прочие были вынуждены откидывать с лица всё более запутывающиеся пряди, чтобы освободить обзор.

Лорд Луций бежал впереди своего гарема, периодически пропуская девочек и подгоняя отстающих. По окончании пробежки, Вителлий Север заставил "новобранок" сделать сотню приседаний, потом отпустил, дав четверть часа на привести себя в порядок к завтраку, осчастливив их сообщением, что с завтрашнего дня они начнут осваивать полосу препятствий. Смотрителям гарема, произведённым в старшины, вице-протектор приказал озаботиться обмундированием роты.

Смеялась до слёз. А Мохри назвал меня жестокосердной. Я выразила удивление низким уровнем подготовки его гарема и получила отповедь:

- Наложниц выводят для удовольствия, а не для войны, моя леди.

Осторожно уточнила:

- То есть представительниц семей Бездны среди твоего гарема нет?

- Представительниц Бездны делают временными жёнами, моя леди. И селят в отдельных поместьях. А это - наложницы. Из нескольких элитных питомников. Их выводят и воспитывают для радости владельца. Смысл их жизни - доставить господину удовольствие.

- Ну тогда они быстро освоят строевую подготовку. Если смысл жизни.

Лорд-протектор рассмеялся шипящим смехом:

- Им придётся.

И кто из нас жестокосердный?..

***


Свершилось. Братик-дракон, наконец, вылупился. По мнению всех драконов - красавец. Я в драконах не разбираюсь, но Дарри и Траинн на два голоса восхищаются дядюшкой. Антония квохчет над дракончиком, как наседка над цыплёнком. Папенька... принимает поздравления. Дары наследнику от восхищённых подданных уже складировать негде. Придётся расширять владения. Вслух об этом не говорю, - не хочу провоцировать.

Брат получил имя Аквила. Папенька решил следовать моему примеру. Чтобы не путаться в старшинстве детей-стражей, я называю их по алфавиту. Люцилла своих близнецов сортирует по тому же признаку. До орла, конечно, драконий детёныш ещё не дорос. Но он хорошо кушает (это Антония проворковала) и растёт просто на глазах.

Родственников малыш определяет чётко. Ни Вителлия Севера, ни Мохри, ни прочих близко не подпустил. Шипит как разозлённый кот. Ага, и ушки прижимает - сплошное умиление. Нас же - совершенно не боится. Акайр от своего дядюшки в восторге. Играли с дракончиком - подожгли гнездо. Антония недовольна, хотя старается этого не показывать. А крохи всего лишь ловили саламандру. Что будет, когда наш орёл на крыло встанет, - я не загадываю. Тогда дети наверняка будут играть с воздушной элементалью. Если папенька не вмешается.

Подумала, что три первых года юного дракончика будут самыми безмятежными. Как только маленький Аквила обретёт человеческую ипостась, его начнут воспитывать. У папеньки не забалуешь. Хотя своих детей воспитывать он никогда не умел. И так и не научился. Младшего сына сплавил в Резервацию, а старших и нашего Тита распустил донельзя. Папенька умеет обращаться только с пятилетними курсантами. Да и то - ими занимаются кураторы групп. Начальник Академии ставит задачи, которых надо достичь. Но драконов много - воспитают.

***


- Кариссима, я всегда знал, что твои мозги находятся в других полушариях. И все беды оттого, что они разъединены!

Кутаюсь в шубу, сотворённую Мохри, стучу зубами и не отвечаю. Посизовевший гарем бегает, прыгает - на месте не замирает. Мохри исследует состояние родового замка. Акайр, вырываясь от нянек, возмущённо орёт:

- Ты говорила он подарки приносит! А он не принёооос!

Вителлий Север обратил внимание на детёныша.

- Подарки приносят только тем детям, которые хорошо кушают. А ты отказываешься кашу есть.

Круглые зелёно-карие глаза уставились на вице-протектора. Сейчас подожжёт.

Обошлось. Справедливое замечание принято к сведению. Теперь надо думать насчёт подарков. Рассказала ребёнку сказку про деда-Мороза. Не подумала, что наш сын в состоянии призвать холод. Вот... пытаемся согреться. Мохри вышел из переплетения силовых линий, потёр глаза и сказал:

- Сегодня уже ничего не сделаешь. Я стабилизировал потоки, и распутал плетения. Но инерция...

Муж махнул рукой, повернулся к сыну и взял его на руки. Мохри доволен - малыш демонстрирует всё более усиливающиеся способности. До двух лет Акайр владел только четырьмя элементалями. А сейчас уже замахнулся на управление погодой. Сечь ещё рано. И муштровать тоже - трёх лет не исполнилось. Потребовала у мужа:

- Мохри, ребёнку нужны воспитатели, способные... справиться с последствиями.

И тут выступил Вителлий Север:

- Справиться с последствиями твоих фантазий, кариссима, вряд ли сможет даже совет лордов-протекторов в полном составе. Не рассказывай сыну сказку о двенадцати месяцах, прошу.

Вот зачем он это сказал? Малыш уже заинтересовался. Истории, которыми его пытаются развлечь няньки, Акайру неинтересны. А старые, - возможно ещё земные сказки, - нравятся. Особенно про слонёнка, отрастившего хобот и кота, который гуляет сам по себе. Фраза "дикая тварь из дикого леса" неизменно вызывает радостный смех.

***


Не знаю, почему я решила, что моя жизнь вошла в спокойную стадию. Не могу сказать, как пишут в романах "ничто не предвещало". Наблюдая за напряжённым Мохри, натаскивающим Вителлия Севера в использовании защитной магии, слушая шушуканье призраков, сопровождающих Алека-старшего, мне следовало подготовиться. Но... Обо всём по порядку.

Акайр не стал создавать себе спутника. После гостевания у нас Игнасио и Изельды, малыш сотворил замок. Точнее говоря, - скворечник. Дикое сооружение, напоминающее крылатое трёхглавое бунгало на четырёх голенастых лапах. Лапы у будущего замка наследника Этанов длиннющие, как у страуса. И он не только шипит, кусается и плюётся ядом, но и пинается больно. Собаки и слуги, во всяком случае, стараются держаться подальше. Мохри в шоке. Попытался рассмотреть "родовое гнездо" поближе, - чуть глаз не лишился. Вот уж впрямь, - мой дом - моя крепость.

Зато марширует это творение лучше всех замков и военных баз. Вителлий Север доволен обоими учениками. Акайр увлёкся строевой подготовкой. Уже выучил слово "оенни", обозначающее "военный". Когда малыш сказал это впервые, глаза лорда Луция затуманились - именно так произносил это слово его первый кровный внук Кассий. Короче, армия протектората будет в надёжных руках.

Маленький Аквила уже летает на небольшие расстояния. Перепархивает с места на место. Домик племянника привёл дракончика в изумление. Я только не поняла, кто над кем издевался. Порхали они друг вокруг друга по очереди. Замок Акайра пользуется призрачными крыльями. Те крылья, которые на виду у всех, он использует, чтобы драться. Какое-то агрессивное создание получилось у сына. Даже крохотные Дарри и Траинн не были такими злобными. Замок признаёт только Акайра. Лорд Нолед смеётся, говоря:

- А что вы хотели? Ребёнку предстоит осваивать новые земли.

Вителлий Север просветлел лицом и притащил кипу документации по оснащению кораблей-разведчиков. Тех, на которых разведку боем производят. Изучают всем штабом - будут муштровать замок.

А потом Мохри увёл меня на розовую плантацию и пока Лале гулял, общаясь с предками, начал меня стращать.

- Я должен присутствовать на Совете, моя леди. Замок до моего возвращения не покидай, следи, чтобы Акайр был дома. Лорд Луций остаётся за главного. Не беспокойся, - Этан безопасен. В крайнем случае, спуститесь с сыном в подземелья. Но только в крайнем случае.

Смотрю на мужа и чувствую, как "шерсть на загривке встопорщивается". И безмятежность, обычно разлитая над цветущими розами, ушла.

- Что случилось, Мохри?

- Пока ничего. Погода может испортиться. - Посмотрел на отрастающие хвосты и быстро проговорил - Ожидается буря, моя леди. Очень сильная. Мы постараемся стабилизировать обстановку, но... Не покидай Этан.

- Буря ожидается во всей Бездне? - Он меня за идиотку держит?..

Муж согласно кивнул. "За идиотку".

- Во всей. Я не смогу объяснить тебе. Мы не знаем даже периодичность их возникновения. До сих пор не смогли рассчитать. Но она всегда сопровождается сильнейшими разрушениями и множеством жертв. Поэтому, я не прошу, моя леди. Я требую: сиди с Акайром в Этане. Моим подданным будет спокойнее, если их повелители будет с ними.

- А драконы? Вы их предупредили?

Муж пробормотал, что драконы в курсе и утащил меня в появившийся из ниоткуда павильон - прощаться. Прощались долго, потому что Мохри пришло в голову провести инвентаризацию изобилия достоинств. Я хихикала и пыталась отбиваться. Очень весело провели время до отбытия мужа. Весело и с пользой. Так что, сказала ему на прощание:

- Мы будем тебя ждать.

И прижала ладонь мужа к своему животу.

И замерла, увидев боль и отчаяние в зелёно-карих глазах. Мысли все куда-то делись, смогла только сказать:

- Мохри...

Лорд-протектор молча притянул меня к себе на мгновение и исчез в радуге. А я осталась думать. Первому сыну муж был рад безумно. И надеялся на увеличение семьи. Почему же сейчас он вместо радости излучает боль?

Отправилась в архив замка. Затребовала информацию о бурях, распространяющихся во всей Бездне. Ага, и совпадающих по времени с созывом внеочередного Совета лордов-протекторов.

- Леди Этан, к сожалению этих архивов сейчас нет. Их изучает лорд вице-протектор.

Начала икать. Вителлий Север, изучающий архивы, - это что-то не поддающееся моему восприятию действительности. Пришлось просить у консула аудиенции.

Сидят в библиотеке с лордом Ноледом. Кровавое вино пьют. Уже всё изучили? Алек-старший, вставший при моём появлении, насмешливо улыбнулся:

- Леди Воробышек, ты сегодня прекрасна, как никогда ранее. Я в восхищении.

Вежливо скалюсь в ответ. Спрашивать в лоб нельзя - нарушение этикета. А ведь лорд Нолед может помнить не одну бурю в Бездне. Они с Мохри почти ровесники. Во всяком случае, дед барона Алека старше лорда Шауга. Меня снедает тревога. Почему муж так отреагировал на, казалось бы, радостную новость? Зелёные глаза расширились, вбирая в себя мой образ. На дне их мелькнула... жалость. Вот я сейчас кому-то хвостом по голове дам, чтобы не нервировали беременную женщину!

- Леди Воробышек, не убивай меня, я отвечу на не заданный тобой вопрос. За всю историю Бездны ни одной женщине не удалось сохранить ребёнка во время Бури. Поэтому Мохри в таком горе.

Ледяной холод пополз по позвоночнику. Что же это за Буря, название которой лорд древней крови Бездны произносит с большой буквы? И... каких последствий нам следует ожидать? Помимо озвученной угрозы.

Консул, не дожидаясь моей просьбы, распорядился доставить в Этан всех беременных женщин протектората. Грустно улыбаюсь - всего пять на весь протекторат. И я - шестая.

- Вы никого не могли пропустить, Вителлий?

Вителлий Север тяжело вздохнул:

- Нет, кариссима. Это весь наличный состав. - Увидев мой взгляд, закашлялся. - Это все.

Замковые целители осмотрели будущих матерей, я попыталась их успокоить.

- Муж... лорд-протектор сказал, что Этан безопасен. И мы все постараемся обеспечить сохранность потомства.

Передо мной почтительно склонились. Похоже, они уже заранее сдались. А это плохо. Очень плохо. Тогда я раскрыла карты:

- Я тоже ношу ребёнка. И я буду бороться за его жизнь. Меня учили. Я же, постараюсь научить вас. Будем поддерживать друг друга.

- Высокой леди стоит пожелать.

Вежливое пришепётывание - вот и весь ответ. Хочется отправить их на... пробежку. Километров так на пятнадцать, для начала. Чтобы не умничали. Вывела куриц в сад - занимаемся контролем дыхания. Не знаю, сколько у нас времени до начала событий. Надо использовать его с толком. Заодно и от мыслей дурацких отвлекусь. Потому что мне страшно. Очень. Цепляюсь за то, что я "дорогая мамочка". И меня, действительно, учили оберегать зреющую во мне жизнь.

***


Насчёт изменения погоды Мохри сказал зря. Погода менялась, конечно, но не это главное. Воздух пронизывали потоки энергии. Даже я - не маг, чувствовала. И эти потоки накатывались, как волны, чтобы схлынуть и снова накрыть нас. А на пути у них волноломом встаёт непонятная конструкция, сформированная из энергии и объединённой воли. Совет лордов-протекторов пытается противостоять "приливу", разрушить его.

Наблюдаю со стороны. Отвлекаться от счёта не могу. Эти волны заставляют отзываться искорку новой жизни, горящую во мне. Притягивают её... Надо противостоять ритму колебаний, не разрушая его. Зачем обращать на себя внимание?

Начинаю считать вслух, заставив дюжину будущих матерей контролировать дыхание. Вителлий Север с лордом Ноледом собрали в Этане беременных женщин со всех протекторатов. Консул не хотел заморачиваться, но Алек-старший его уговорил. Вот... руковожу. Мало своих куриц, так ещё пополнение запуганное прибыло. Но отработать дыхательные упражнения мы успели.

Внезапно я поняла ЧТО мне напоминают участившиеся волновые атаки. Это звучит дико, но... Но! Похоже, мать-Бездна рожает. Схватки учащаются. А творение высоких лордов пытается помешать процессу. И мучительные эманации разрушения распространяются, заполняя собой Бездну. Если дотянутся до нас, - мы не убережём детей.

Замок содрогается от порывов ветра. Я, продолжая считать, призвала Тьму. Не боевую, а оберегающую жизнь. И теперь пытаюсь вписать её между Матерью и жестокими в своём неразумии детьми. Они не понимают ЧТО творят. Мать-Бездна корчится от боли. У неё почти не осталось сил для защиты - она все их вложила в попытку ускорить процесс, успеть, пока её дитя не убили во чреве, как уже было множество раз. Дикое бешенство наполняет меня и я одним рывком накрываю этот "волнолом" одеялом тьмы.

Вселенная замерла. Я... одновременно... везде. Слежу за испуганными женщинами, сидящими вместе со мной в большом зале Этана, удерживаю меняющийся аркан-убийцу, успокаиваю Бездну, согревая её тьмой - мы успеем. Обязательно. Иначе всё потеряет смысл.

Аркан превратился в скользкое тело морской змеи и рванулся к Матери. Но мы уже соединились. Все матери Бездны. Мы соединились в Бездне Бездной. И объединённая наша сила развеяла это творение высоких лордов, распылив его на разрозненные руны, пожранные радугой Матери. Мы успели. Я не знаю ЧТО, или КТО появился на свет и ГДЕ это дитя Бездны появилось, но... мы успели.

А потом я просто сидела на подушках, разбросанных по ковру, покрывающему пол и ждала, когда закончится буря. Отдача от разрушенного нами аркана обрушилась на Миры Матери. Но это уже не страшно. Это обычный ураган. Надо только переждать. А детей мы сохранили. Всех. Женщины плачут счастливыми слезами. Скоро они смогут вернуться домой.

- Если у них ещё есть куда возвращаться.

Шелестящий голос лорда Ноледа отразился от стен и потолка. Никто не отреагировал. Они не услышали?

- Я говорю только с тобой, леди Воробышек. Ты думаешь, что всё закончилось? Твои проблемы только начинаются.

- Я справлюсь.

- Искренне надеюсь на это.

***


Ярко-голубые глаза светятся предвестием гравитационного удара. Лорд Руфус в ярости даже не рычит - сипит, потеряв голос от переполняющих его чувств:

- Как ты посмела влезть... ты... безмозглая самка!

Холод стали в руке и отрастающие хвосты... И муж, заслонивший от меня добычу.

- Руфус, ты говоришь с моей леди. Матерью моих детей.

Голубое пламя втянулось в расширившиеся зрачки и... лорд-защитник отдал мне изысканный поклон.

- Это меняет дело, Мохри. Сокровище Бездны, вынашивающее ребёнка имеет право на маленькие причуды. Прошу леди Этан меня извинить. Столько сил потрачено зря... Но это, разумеется, не может служить оправданием моему поведению. Любую виру приму я от высокой леди.

Постаралась взять пример с лорда и успокоиться. Позволила себе только лёгкий упрёк в голосе:

- Гнев высокого лорда тревожит будущих матерей.

- Она сохранила всех... Воистину, это самое удачное приобретение... кхм... за последние... кхм... кхм... Самое удачное!

Повелитель Мара восхищённо послал мне воздушный поцелуй, вызвав вспышку ярости в глазах лорда Этана. А я беспокоюсь, вспомнив его недавнее предупреждение о мстительности лорда Руфуса. Лале ласково гладит меня листьями, потом, решив, что этого недостаточно, вырастил льдисто-белую розу и протянул мне. Лорд-защитник с непонятной усмешкой "успокоил" меня:

- Тебе не нужно волноваться леди Этан. Я погорячился. Что же касается мести - я вряд ли смогу придумать что-либо превышающее ожидающую тебя утрату.

Все высокие лорды, собравшиеся на замковом дворе, опустили глаза. Все знают о чём говорит лорд Руфус и все согласны с ним. Начинаю отращивать хвосты. Шелестящий голос лорда Ноледа отразился от замковых стен:

- Мы не можем прогнозировать Бурю, но есть абсолютно верная примета её приближения, леди Воробышек. После того, как родится Целитель. Через десять-двадцать лет...

Холод сковал мой позвоночник, причиняя невыносимую боль. Единственное "живое" место во мне - кокон спокойствия вокруг малыша. Хриплым голосом спрашиваю:

- А Целитель, что с ним... потом? - В голове звенящая пустота, только одна мысль-крик: "Дани всего четырнадцать лет! Я не хочу!!!"

Шелест мёртвой листвы отвечает мне:

- Целитель отдаёт себя Матери. Буря сопровождается жертвами. Целитель идёт туда, куда зовёт его сердце.

Сильные руки придерживают меня за плечи. Тихий голос Мохри пробивается через окутавшую меня пелену неприятия действительности:

- Целитель всегда рождается в семье, в которой есть ещё минимум двое детей. Ни у кого из нас не было сомнений, чьим родственником он будет. Он мог быть либо твоим внуком, либо сыном. Мать мудра. Твои дочери не столь сильны...

- Почему мне никто не сказал?!!

Убью зятьёв. Обоих. Все эти годы лгать... Балли, встав на одно колено, почтительно поясняет:

- Отец лорда Даниэля запретил нам беспокоить тебя, мама. Если мы не можем изме... переломить ситуацию, то ни к чему огорчаться раньше времени. И тревожить Дани. Целитель не может уклониться от своего долга. Если его сдерживать силой, он умрёт. Угаснет. Нереализованный дар убьёт его так же верно, как яд, которым в твоём родном мире потчуют заложников.

Из всего потока слов, уяснила только одно:

- Алонсо знал?

Лорд Руфус вежливо улыбнулся:

- Твой муж не был дураком, леди Этан.

В отличие от меня. Эта фраза не была произнесена, но она многозначительно висит в воздухе. Лорд Шауг тихо, как на похоронах, говорит:

- Алонсо надеялся что-нибудь придумать. Что-то, позволяющее восстановить энергию жизни Дани. Он пытался открыть вход в какое-то место, найденное твоим внуком. Все эти годы он работал над этим. Я сожалею.

Вспомнила давнюю историю с выкупом контрактов Клавдии-Кси. Я была так зла, что мне не сообщили о рождении внуков, что подробности операции изгладились из моей памяти почти сразу после того, как я услышала эту историю.

- Вителлий Север знал?

- Разумеется. Консул помогал герцогу де ла Модена-Новарро. Предоставил ему всю информацию из своего архива. Имперские архивы открыл император Секунд, да живёт он вечно! И воспоминания всех участников той операции были разобраны до буквы. Неудачно. За столько лет мы так и не открыли вход в это место. Даже стражам не удалось попасть туда снова.

Как только Вителлий Север вернётся из своей инспекции, я из него душу выну. Конечно, состояние военных баз важнее, чем семья. И Дани не его сын...

- Ты несправедлива к мужу, леди Воробышек. Он сделал всё, что мог.

С негодованием смотрю на Алека-старшего. В данном, конкретном, случае "сделал всё, что мог", означает то же, что "ничего не сделал".

- Где это место?

Буду просить Мать открыть туда проход. Раз уж ни у кого не получилось туда войти. Пусть Дани исполняет свой долг. А когда он ослабеет, я загоню его восстанавливать силы...

***

***


Захочешь рассмешить богов, - расскажи им о своих планах. Как это верно! В погоне за Дани мы пролетели по всей Бездне, не успевая и ошибаясь с маршрутом. Целитель идёт своими путями. Решили ждать у папеньки...

Слушаю заключение, которое драконий целитель озвучивает отцу после осмотра Аквилы и еле сдерживаюсь, чтобы не завыть в голос. Антония вся почернела. Она с драконессами закрывала собой объединённую кладку. Перед Бурей все яйца стаскивают в одно огромное гнездо и драконессы закрывают его своими телами. Вцепляются когтями в скалу и удерживают живой купол из тел и распахнутых крыльев. Взрослые драконы маневрируют высоко в небе, уничтожая крупные обломки, могущие повредить беспомощным драконессам, а драконья малышня рядом с матерями цепляется за скалу, прижимаясь к ней как можно плотнее. Аквила ещё очень мал и длины его когтей не хватило. Последним порывом ветра малыша сорвало с места и закружило в потоках воздуха, смешанного с обломками веток, пылью, осколками камней и прочим мусором. Чешуя дракончика, не достигшего трёхлетнего возраста, конечно жёстче человеческой кожи, но скорость ветра... Малыша за какие-то секунды буквально растерзало. Отец успел сманеврировать и уберечь сына от удара о скалу, которого Аквила бы не пережил. Но и только. Антония не могла оставить без защиты гнездо. Да и летает мачеха не так искусно, как Кассий Агриппа.

Вердикт драконьего врача таков: Аквила никогда не сможет летать. Его крылья не регенерируют - слишком много прочих повреждений. У малыша не хватит сил на всё.

- Я могу предложить твоему сыну приятную смерть, Повелитель. Дракон, утративший небо, не живёт. Если бы малыш не начал летать, он сумел бы справиться с этим. Но... Я сожалею, мой Повелитель. Мы все скорбим вместе с вами.

Отец молча смотрит на целителя и, хотя Кассий Агриппа сейчас в человеческой ипостаси, а целитель в драконьей, из носа огромной крылатой рептилии начинает течь кровь. Из носа, из глаз, из ушей... Дракон покорно ждёт. Отец отвернулся. Целитель, пятясь, покинул площадку.

Малыш судорожно дышит и жалобно стонет. На нём буквально нет живого места. Как жаль, что наши регенераторы не приспособлены для драконов. По размеру, Аквила мог бы уместиться, но прочие параметры... А человеческий облик малыш ещё не обрёл. Иначе мы исцелили бы его.

В воздухе образовалась туманная дымка. Шорох и неуверенные шаги... Мужчины готовятся отразить нападение, а я... Я знаю, кого сейчас увижу. За что?!! Только потому, что у меня много детей? Это предполагает, что утрата перенесётся легче?!!

Дымка образует арку и в её проёме появляется пара: Дани и Линтвар. Где тот озорной четырнадцатилетний курсант Академии? Мой сын измождён настолько, что выглядит человеком без возраста. И... он ослеп. Сердце моё сжалось от ужаса. Я знаю, что умирающие от истощения часто слепнут - организм сбрасывает функции, мешающие выжить. Не мешающие, но забирающие энергию, необходимую, для поддержания жизни. Линтвар, как на занятиях строевой подготовкой, ползёт с левой стороны от моего ребёнка, держа голову на высоте, позволяющей мальчику положить на неё руку. Змей-поводырь...

Сын повернул ко мне лицо и слабо улыбнулся.

- Мама, не надо...

Я хотела увести Дани, уже потянулась к тьме... Глаза Антонии... чёрные... страшные... В них надежда смешана с отчаянием и ужасом. Так смотрят на лик Матери. Когда уже некого молить. Два стука сердца... Мой сын не задержался ни на мгновение. Он так же размеренно дошёл до своего дяди и протянул над ним свою правую руку. Свет... Мягкое сияние целительной энергии. Сияние жизни Дани...

Маленький Аквила уснул, свернувшись клубочком и закутавшись в крылья, как в кокон, а мой мальчик медленно опустился на камень площадки. Чёрные крылья взбили воздух над нами. Огромные л'риссы опустились рядом с телом моего ребёнка и, поддерживая его с боков, двинулись к озеру Забвения по туманной тропе, открывшейся с площадки. Антония, упав на колени, кричит, заливаясь слезами:

- Прости меня, прости!!!

А я молча смотрю, как чёрные птицы входят в воду и плывут. Плывут по свинцово-маслянистой воде на середину озера. Нет у меня ни слёз, ни сил. Все мои силы сейчас тратятся на поддержание спокойствия вокруг малыша. Чем виновато дитя, которое я ношу под сердцем?.. Чувства - отдельно, дети - отдельно. Так нас учили в Резервации. Мохри держится рядом, чтобы я ощущала его тепло, но не прикасается ко мне. И это... правильно.

Вот л'риссы отплывают в разные стороны и тело моего сына начинает погружаться в тяжёлые воды. С неба послышалось шипение-свист, как от струи горячего пара. Линтвар кричит от горя, взмывает ещё выше и стрелой вонзается в воду, догнав своего спутника. Оплетает Дани кольцами и, завернувшись в крылья, словно в плащ, прячет голову на его груди. Волны сглаживаются...

Ломким голосом говорю:

- Он всегда так спал. Когда был крохотным. Алонсо шутил, что Дани будет легко жить - он с детства приучился согревать змею на своей груди... Что я скажу Алонсо?..

- Кариссима, приди в себя. Синеглазого давно уже нет.

Посмотрела на Вителлия Севера. Глаза консула полыхнули в ответ ледяным светом. Не стала говорить мужьям, что Алонсо вернётся. В какой миг я ощутила уверенность в этом?.. Не знаю. И не думаю об этом. Просто ветер, утешая, ласково шепчет "Миранда".

Говорить я пока не могу. И не пытаюсь продавить слова через сжатое горло. Да и зачем они? Как будто, что-то можно исправить словами... Акайр всхлипывает "Даааниии!.." кто притащил сюда ребёнка? Мохри взял сына на руки, успокаивая:

- Твой брат отдал свою жизнь, для спасения тех, кто иначе не выжил бы. Такая смерть достойна уважения, а не слёз.

Круглые зелёно-карие глаза смотрят в... зелёно-карие глаза. Сходство отца и сына на мгновение стало абсолютным. А я, почему-то, вспомнила Мария. Хотя, понятно почему. Второй из моих сыновей уходит, чтобы жили другие. Марий когда-то пожертвовал императорским флагманом, ввязавшись в заведомо проигрышный бой, оттягивая на себя силы противника, чтобы дать возможность Алонсо и Лопе взять под контроль базу звёздных странников и переломить войну. Дани отдал свою жизнь, исцеляя пострадавших во время Бури, которым не могли помочь целители.

Голова кружится. Включаю контроль дыхания. Я не намерена падать в обморок, это может повредить ребёнку. Но я, как будто, выпала из окружающей действительности.

- Спутник ушёл в озеро живым, - значит, Целитель был ещё с нами. Ты слышишь, леди? Он вернётся. Обязательно. Как только восстановит минимальный уровень энергии. У прежних Целителей не было спутников. Слышишь меня, Воробышек?

Лорд Руфус (!) трясёт меня за плечи. Высвобождаюсь из его рук. Вителлий Север отбирает у меня нож. И следующий. Прихожу в себя. Спрашиваю:

- Как Дани будет дышать в озере? И Линтвар?

Мне очень хочется поверить лорду-защитнику. Но я не хочу разочаровываться. Может быть это такой способ мести? Обнадёжить, чтобы усилить боль утраты? Лорд отшатывается, оскорблённый. Потом, отбросив со лба волосы, говорит:

- На этапе восстановления твоему сыну воздух не нужен. Он будет дышать через своего спутника. А крылатые змеи способны дышать кожей... хмм... получить нужные вещества из воды.

Вителлий Север уточнил:

- Форма анабиоза? А симбиоз со спутником используется в качестве систем жизнеобеспечения?

Ответом вице-протектора не удостоили. Лорд Руфус ушёл зеркалом Бездны. Мохри передал сына подоспевшей няньке, обнял меня и прошептал:

- Лорд Руфус не обманывал тебя, моя леди. Мы будем ждать. Они вернутся. У Целителей прошлых времён, действительно, не было спутников. - Небольшая пауза и... - Акайр научился открывать дорогу.

Лорд-протектор принимает сдержанные поздравления от коллег из Совета. Сдержанные, ввиду обстоятельств, при которых произошло сие радостное событие. Вителлий Север размышляет о наставниках для наследника. Няньки за ним не угонятся. Детёныш очень деятельный. Уже сбежал и опять здесь - крутится возле спящего Аквилы. Лорд вице-протектор решительно пресёк попытки разбудить дракончика, сказав, что малыш пострадал во время Бури и должен спать, чтобы восстановить силы. Антония следит за ними, как коршун.

Подошла к папеньке с вопросом:

- Когда будут сделаны регенераторы для драконьих детёнышей? Может быть, необходима помощь?

Я не сомневаюсь, что с момента принятия папулей власти над драконами, такие регенераторы уже разрабатываются. В чём трудность? Недостаточно материала, для изучения? Папенька недоволен. Одарил меня фирменным леденящим взглядом.

- Агриппина, отправляйся домой. Тебе надо думать о ребёнке.

Ну, спасибо! А то я не знаю, о чём мне думать. За столько лет так и не смогла приноровиться. Спорить бесполезно, в папеньку посудой не пошвыряешься. Он это только жёнам прощает. А я - дочь. Должна быть послушной. Ага.

Я, конечно, понимаю, что отец переживает. Он не показывает вида, но если знать его... Отсюда и резкость. Не может патриций сказать дочери "без тебя тошно". Попрощалась с Антонией, взяла Акайра и отправилась домой.

Два слова "взяла Акайра" не передают сложности процесса. Сын ни в какую не хотел уходить. Пришлось хитрить. Объявила, что папа занят и попросила ребёнка открыть проход домой и сопроводить меня туда. Акайр важно согласился. Сплошное умиление...

Переключение на обыденные дела произошло неожиданно легко. Я поверила в то, что Дани и Линтвар вернутся и успокоилась. Мои резервы тоже небезграничны. Приказала подготовить сводку о состоянии дел в протекторате и отправилась спать. Позже надо будет пройтись по владениям мужа "частым гребнем". Я уже знаю, как радужные рапорты отражают действительность.

***


Аквила обрёл человеческий облик. На папеньку трёхлетний малыш не похож - пошёл в Антониев. Сама же Антония, после пережитого стресса, превратилась в безумную мать. Не отпускает ребёнка от себя ни на шаг. Малыш уже пытался её поджечь.

Уловив изучающий взгляд папули, направленный на жену, решила принять меры. Превентивные, ага. Пригласила Антонию на чай. Мачеха явилась, разумеется. Даже отпустила малыша поиграть с Акайром. Под присмотром гильдейских нянек и Траинна. Дарри совместно с Авой высиживает потомство.

Отпустить отпустила, но всё время дёргалась посмотреть, как детёныш играет. Я вежливо поинтересовалась:

- Кто готовит моего брата в Академию? Траинн?

Мачеха перевела на меня бессмысленный взгляд, потом пришла в себя и заявила:

- Аквила не пойдёт в Академию. Драконы учатся дома.

Пришлось врезать глупой курице между глаз. Не буквально, конечно. Высечь морально, так сказать.

- Ты чего добиваешься, Антония? Если тебе надоело жить с отцом, проси развод. Папенька не откажет. На твоё место желающих много. Только и ждут удобного случая. Ты душишь ребёнка своей опекой. Он тебя возненавидит. Ты понимаешь это? Или ты думаешь, что дракончик тебя поджёг случайно?!

Антония зарычала на меня:

- Тебе легко говорить, Агриппина. У тебя много детей...

И осеклась... Забыла, КАКУЮ цену семья заплатила за жизнь её сына.

Голос мне не повинуется, - шиплю, как Линтвар:

- Так роди ещё детей. Кто тебе мешает?

Чёрные глаза наполнились слезами.

- Я не могу... Как ты не понимаешь, Агриппина? Я знаю, что делаю что-то не то, но не могу остановиться. Я так боюсь потерять малыша... Мужа я уже потеряла. Кассий Агриппа не прощает слабости. Никому. Никогда...

Ну это мачеха торопится делать выводы. Папуля жён в строгости держит, вот они и боятся... Всё, что грозит Антонии, пока она не выходит из воли отца, - консилиум целителей. Кассий Агриппа раздумывает - сумеет ли жена справиться с последствиями пережитого, или ей понадобится помощь со стороны. Но... Но! Пусть боится. Ей это только на пользу. Мысленно поточила когти о драконий хвост. Точнее, о хвост драконессы.

- Ты можешь потерять его. Жена повелителя должна быть безупречна. Отец расторгнет брак и отправит тебя в поместье. Без права выезда. Аквилу он у тебя отберёт. Отцу нужен наследник, а не маменькин сынок. Ты патрицианка, Антония. Вот и веди себя соответственно. Не надо думать. Надо исполнять свой долг. Антониям будет очень стыдно, что их дочь потеряла лицо. - Сделала короткую паузу, пытаясь найти слова, позволяющие достучаться до мачехи. - Аквила не только драконий детёныш. Он патриций. Разве тебя не обучали, КАК воспитывают патрициев?

Мачеха вытаращилась на меня... Кхм... Широко раскрыла глаза. Похоже, услышала. Неуверенно улыбнувшись, попросила:

- Консул, возможно, поможет Аквиле освоить строевую подготовку? Если Вителлий Север не занят, разумеется.

Вот это прогресс... Вызвала штаб. Надо ковать металл, пока он горячий. Ну и конечно: "Консул в расположении части".

Разозлившись, выгнала всех детёнышей на плац. Сказала Акайру, что Аквила много пропустил из за травм, полученных во время бури, и что Акайр, наверняка, будет рад помочь дядюшке освоить строевую подготовку. Малыш резонно спросил:

- А хвост?

Тут возмутился Траинн:

- При чём тут хвост?!! Да, если хочешь знать, хвост...

И начал демонстрировать нам преимущества хвоста. Смотрю внимательно - у меня их целых три. Аквила радостно подпрыгивает на месте. Вспархивает и снова опускается на плац, старательно переступая лапами... Подоспевший папуля внимательно посмотрел на жену и сына и милостиво дозволил им навещать нас для совместных занятий.

***


За всеми этими хлопотами уход Маноло прошёл незамеченным. О том, что у её мужа начался прекрасный год, Милочка упомянула вскользь. Поэтому приглашение на свадебное торжество от лорда Ноледа явилось для меня полной неожиданностью.

Не только для меня, но и для Милочки. Дочь топает ногами, требуя выдержать срок вдовства, будущий зять хладнокровно заявляет, что десятидневный траур уже окончен, а проститься с усопшим мужем леди Нолед может и в замке. Благородно сообщил, что намерен предоставить супруге сорок дней на прощание... Лорды Этан, Шауг и Саэльмо индифферентно молчат, Вителлий Север... смеётся. Вспомнил, негодяй, как дожидался окончания срока моего вдовства.

Конечно, мне будет спокойнее, если Милочка поселится у нового мужа. Тем более, что всё уже оговорено. Но торопливость Алека-старшего... удивляет.

- Не удивляйся, леди Воробышек. Твои дочери пользуются повышенным спросом. Поэтому, я и не хочу оставлять прекрасную леди Милагрос без охраны. Чтобы кто-нибудь не вскружил ей голову. Начинать семейную жизнь с убийства поклонников жены я считаю, хмм...

Невыразимо изящный жест белоснежной кисти завершил фразу. Лорд Нолед предпочёл не путаться в словах, донеся до нас основную мысль - всякий, приблизившийся к Милочке с определёнными намерениями, умрёт.

***


Свадебные торжества пришлось отложить на сорок дней. Счастливый жених к этому моменту успел регенерировать. Милочка никогда не позволит себе спорить с мужчиной - не напрасно её обучали этикету. А вот полить ступени лестницы специальным составом - запросто. Владетель цитадели Ноледов слетел вниз с такой скоростью, что даже не успел сменить облик и зацепиться. Впрочем, проникающая смазка исключает такую возможность, - на то имеется гарантия фирмы-разработчика. Ага, - головой отвечают.

Призраки восторженно завывают - им понравился скоростной спуск. Милочку я отправила в храм Матери. На сорок дней. Пусть простится с прежней жизнью, как принято у чистокровных. Маноло ушёл, но жизнь продолжается. Как сказал древний поэт: "Спящий в гробе мирно спи; жизнью пользуйся, живущий" (В.А. Жуковский перевод Шиллера "Торжество победителей").

А Повелителем Совет глав Великих домов Союза избрал Лопе. Единогласно. Я понимаю, - дети Маноло. Им лишь бы самим не связываться. Но остальные?!

- Тунеядцы. Все до единого.

- Мама, вот зачем ты наговариваешь? Лопе - это лучший вариант. Во-первых, он брат Милагрос, то есть сохраняется определённая преёмственность. - Изящно уклонившись от чайной чашки, разбившейся о стену за его спиной, Алберто продолжил. - Во-вторых, он сын Его Святейшества, что немаловажно. В третьих, он, не принадлежа ни к одному из Великих домов, воспитывался в традициях Союза. И прекрасная дона Анна ни к одному из Великих домов не принадлежит, что хотя и несущественно на первый взгляд, на самом деле, даже более важно.

- Лопе наш родственник, Тито. Или об этом уже забыли?

Герцог Алберто Гарсия Мигель де ла Модена-Новарро дипломатично улыбнулся:

- Прошло много лет, мама. По рекомендации благородного Кассия Агриппы, подтверждённой отцом, родство не афишируется. Семья, разумеется, поддержит повелителя Лопе.

- Семьи, ты хотел сказать, сын мой?

Барон Зигфрид фон Фальке согласно кивнул:

- Безусловно. Семьи поддержат.

- А что сказал герцог Лопе?

- Если опустить нецензурные слова, то брат промолчал.

Фыркнула, не удержавшись. Могу себе представить!

***


На свадьбе дочери присутствовала урывками. Новорождённый лорд Беннит требует внимания. Этот детёныш принял таки боевой облик клана Этан ещё в Бездне. Расстроившись за Акайра, спросила мужа:

- Почему?

- Малыш решил, что вы с ним в опасности.

Ещё бы! Такая толпа "встречающих". Акайр, оставленный на лорда Луция, сбежал из под присмотра, взял с собой Аквилу и отправился встречать братика. А всё почему? Потому что Вителлий Север препоручил детёныша своим пташкам и отправился на учения. Не подумал, что наложницам в голову не придёт останавливать наследника лорда-протектора, буде тот решит покинуть замок. Пташки знают, что если обиженный детёныш их сожжёт, то ему никто и слова не скажет. А противостоять магии они не способны.

Но родственников малыш не испугался. Спокойно восполнял потраченные за время появления на свет калории и не обращал ни на кого внимания. А вот когда явился разгневанный лорд Луций... Детёныш мгновенно вывернулся из моих рук, трансформируясь в процессе. Выпустила. Удерживать высокого лорда в боевой ипостаси занятие неблагодарное. Да и Люцилла рассказывала, что они в этой самой ипостаси абсолютно самодостаточны.

Боевой облик вынуждает смотреть сквозь ребёнка. Ну не могу я воспринимать этот УЖАС как своего сына. Тем более, что малыш постоянно пробует новые вариации, - то шипы на хвосте вырастит, то крылья украсит когтистыми пальцами, то пару клыкастых пастей вырастит из тела. Так и голова закружиться может. Главное, что он заслонил меня от консула. Вителлий Север недоволен, Мохри смеётся, говоря, что придётся лорду вице-протектору находить с его вторым наследником общий язык. Иначе к матери тот его и близко не подпустит. Я - размышляю. То ли сын защищает меня, то ли своё право собственности, ощутив в вице-протекторе соперника. Пока - непонятно. Как только Вителлий Север забрал детей заниматься строевой подготовкой, малыш успокоился и уснул.

Вернулись из Бездны через три дня. Как раз к свадьбе. Поприсутствовала на венчании. Милочка из вредности потребовала венчания. А может, чтобы утереть нос ядовитым клушам из Великих домов Союза. Венчал, разумеется, Его Святейшество. Ибо он Милочке не только Папа, но и просто папа. Невесту жениху, впрочем, передал Кассий Агриппа. Дежавю. Когда-то, отец отправил их, восьмилетних, в чужой мир. Капитан союзного рейдера выступил в роли доверенного лица жениха, а отца заменил дед. И теперь, сто двадцать девять лет спустя, почти то же самое: другой мир и дед заменяет отца. Жених, впрочем, в наличии - ошеломляюще красив и изыскан. Милочка - сама скромность. Потребовала у дочери сдержать свой темперамент, ибо Кассий Агриппа шуток не понимает - они ему в Академии надоели. Предложила отложить сюрпризы до медового месяца. Дочь покосилась на мои хвосты и обещала.

Свадебные торжества дочь продержалась. На большее её сил не хватило. К брачному ложу жених прошёл зеркалом Бездны. Ибо новобрачная воспользовалась комплексом "начни сначала", применяющимся для страховки осваивающих мир младенцев, и система порталов мягко и незаметно подстраивалась в такт шагам лорда, отправляя его на нижние этажи. Пройдя, в общей сложности, около километра вверх по лестнице, лорд Нолед озверел и ушёл в радугу. Милочка успела ещё поскандалить, что её самозванный муж очень долго шёл к брачному ложу... Минуты три. Прежде чем Алек-старший не приступил к исполнению супружеских обязанностей. Судя по тому, что спальню "молодые" покинули через двое суток, - в семейной жизни лорда и леди Нолед будет царить гармония.

***


Мохри отрывается, воспитывая младшего сына. Через три месяца после появления Бенни на свет, они уже охотятся на нижних уровнях Бездны. Опасения, что Акайр почувствует себя обделённым родительским вниманием оказались беспочвенными. Во-первых, наследник самостоятельно отправился за охотниками, нашёл их и всячески мешал, пытаясь помочь при помощи загонной саламандры. Мохри хохотал, рассказывая об этом сначала Вителлию Северу, а потом лордам-протекторам. Обгорелый хвост какой-то твари занял почётное место среди охотничьих трофеев лорда. Во-вторых, первенец лорда-протектора очень любит брата. Ага, даже рассказывает ему любимые сказки. Когда тот в человеческом обличье и бодрствует. Уже после полугода Бенни начал что-то воспринимать в этих рассказах. Во всяком случае, когда Акайр внушительно завывает "дикая тварь из дикого леса", Бенни округляет глаза и открывает рот, вызывая умилённые вздохи у присутствующих взрослых.

Строевой подготовкой братья занимаются вместе. Вителлий Север вспомнив, что дети Люциллы, не умея ходить, тренировались в боевом облике, не позволил младшему наследнику бездельничать в колыбели. Выглядят эти занятия феерично: Акайр и Вителлий Север в человеческой ипостаси, Аквила - то в драконьей, то в человеческой и Беннит в боевом обличье. Рядом с Акайром марширует его будущий замок. Папенька, посмотрев на это безобразие, пригнал к нам весь драконий молодняк. Теперь они занимаются за стенами замка, ибо плац не вмещает всех желающих припасть к источнику армейской мудрости.

Кассий Агриппа принял решение, что Аквила будет учиться в Академии Нового Вавилона. Секст, угадав намерение деда и договорившись о программе обмена знаниями, уже четвёртый год отправляет преподавательский состав на стажировку в миры Союза. Там привыкли к представителям Бездны и драконов тоже воспитывали. А на Новом Вавилоне, кроме людей, обучали только стражей. Сам Секст тоже периодически зависает в союзной Академии. Не знаю, как будет учиться Аквила. Предлагать папеньке не мудрить и отправить наследника в миры Союза не стала, - тут дело касается чести мундира. Даже мне понятно, а не только ежу...

Акайра мы отправим в миры Союза. Родственники из клана Шауг присмотрят за дядюшкой. Впрочем, я поговорила с Зигфридом и он объявил Зигфасту, что не будет возражать, против их с Траинном желания поработать инструкторами в Академии Нового Вавилона. Братья понимают друг друга с полуслова, так что за Аквилой тоже будет присмотр.

Присмотр нужен. Дракон, он и есть дракон. Да и Акайр, хоть и старается не пользоваться своими силами, но... Но!

***


Вот и настал знаменательный день. Всё многочисленное семейство смотрит на лорда-наследника. Акайр важничает - такая выправка только у юных Саэльмо. Остальные первокурсники... штатские. И этим всё сказано. Куратор курса одобрительно кивнул малышу, но через пару минут сделал ему выговор. Не следит курсант за своим домиком. Будущий замок высокого лорда Акайра Этана самостоятельно рванул здороваться с замками Шауг и Саэльмо. А то они дома мало общались! Глядя на кучкующиеся, периодически вспархивающие избушки, весело скалящие ядовитые клыки, с ужасом подумала, что будет, когда придут учиться отпрыски Ноледов. Если помимо цитаделек, к которым в Академии уже привыкли, ещё и яблони появятся? Алек-старший подарил Мохри крохотный саженец, поздравив с рождением первенца. И год назад - второй. Акайрова яблонька уже вовсю шастает по парку. В саду ей не сидится. Конечно, урожая мы не скоро дождёмся. Но одно яблоко зреет на самой верхушке пятилетнего деревца. Надеюсь, малыш справится с охранной системой и успеет его попробовать, не дав спрятаться под землю. Мохри строго-настрого запретил всем даже думать о том, чтобы тронуть яблоко первенца. Так что, будем ждать.

Вителлий Север, в кои-то веки, не на трибуне. Его приглашали, но консул скромно отказался. Объявил, что уже несколько лет в отставке и теперь занимается исключительно домашним гарнизоном. Ха-ха-ха три раза. Протекторат по размеру превосходит Империю, и "домашний гарнизон", соответственно, тоже.

Смотрю на плац - сплошные внуки. В каждом кубике из курсантов, разобранных по курсам и факультетам. Раньше я не могла с первого взгляда узнать родню. Меняюсь. В Бездне родство определяется чётко. Вспомнила, как Мохри при первой же встрече сумел опознать в нас с Зигфридом родичей Саэльмо. Как давно это было... Муж, уловив воспоминания, ласково коснулся моей руки, заработав косой взгляд Вителлия Севера. Консул не делает поползновений в мою сторону. С момента провозглашения его вице-протектором. Мудрый Мохри нашёл единственное уязвимое место Вителлия Севера. Отдав ему армию, лорд-протектор проявил такое доверие, которое консул просто не может не оправдать. Вителлий Север терпеливо ждёт. Ждать ему помогают пташки из которых он уже сформировал вполне боевое подразделение.

***


Справиться с охранными системами Акайр сумел уже через два месяца. Общение с Игнасио и Изельдой очень этому способствовало. Отец, перед отбытием первенца на учёбу, провёл с ним воспитательную беседу. И Акайр не пользуется своими силами. У безднят такая игра - в нормальных людей. А кто не справился - проиграл. Саэльмо ведут в счёте со значительным отрывом. Зато младшие де ла Модена-Новарро способствовали введению нового курса - эзотерического шпионажа. Удастся наладить контакт с боевыми призраками, - узнаешь всё, что пожелаешь. Нет - ищи другие способы. Иначе не получишь отметку в офицерском патенте. Курс не является обязательным и оценки по нему не ставятся, но распределение выпускников производится уже с учётом отметок о его прохождении.

Безднятам в этом отношении проще. Игнасио и Изельда вообще своими призраками командуют, Акайр - свободно общается, Саэльмо-младшие даже лорда Руфуса уговорить способны, а не то, что каких-то наивных нежитей. Шаугу-младшему приходится сложнее, но высокий лорд Бездны должен быть и дипломатом. Так что, старается вместе с человеческими детёнышами. Уступает в искусстве переговоров Радзивиллам. Но тут уже ничего не поделаешь. С Радзивиллами могут соперничать только Саэльмо и Вителлии - младшенькие дети дона Публия.

Короче, через два месяца после начала занятий, вся разновозрастная стая безднового молодняка вместе с их человеческими родичами были у нас в Этане. Вителлий Север, понаблюдав, хотел уже отправить их на гауптвахту, но Мохри просил (!) лорда вице-протектора проявить снисхождение к детям.

Снисхождения от Лютого дети ждали бы долго. Если бы не...

Вернулся Дани! Худой до прозрачности, - ветром качает, но зрячий и сохранивший силу Целителя. Хотя исцелять ему в ближайшее время строго запрещено Манлием. Другому врачу мы не доверяем, а гильдейские целители к Дани не смеют приблизиться, считая это сродни кощунству. Манлий тоже попытался отбояриться от осмотра, но я отправила к нему консула, а Вителлию Северу Манлий отказать не может - слишком многое их связывает. Линтвар тоже вернулся - летает над замком и поёт змеиные песни. Л'риссы передвигаются исключительно полуползком и под кустами. В небо их не тянет.

Яблоня была загнана домиками в угол сада, стреножена при помощи направляемых Саэльмо сатх и Акайр ловко снял исполненный спелости плод. Каждому досталось по тонюсенькой дольке, но все были счастливы. Возможно, глотка этой тающей на языке душистой сладости совершенно достаточно...

Три недели сумасшествия, называемых стихийными каникулами, пролетели очень быстро. За это время нас навестили представители всех высоких домов, включая Повелителей и лорда Руфуса. Каждый принёс укрепляющее средство, являющееся секретом семьи. Для Дани. Если бы малыш всё это использовал, мы потеряли бы его ещё раз. Во всём нужна мера. Манлий так вообще прописал ребёнку прогулки на свежем воздухе, зелень, фрукты и физические упражнения с постепенным наращиванием нагрузки. Первые шесть недель - только йога. Потом добавим строевую. А через три месяца Дани вернётся к учёбе. С его индивидуальной программой можно не задумываться об отставании от курса. Постепенно подтянется.

Смотрю в окно на гуляющего среди цветущих кустов сына и вздыхаю. Хочу серенаду!

***


Мало мне хлопот с малышами, приходится голову ломать, как устроить судьбу дочери. Мирочке уже больше шестидесяти лет и через пару-тройку десятилетий она начнёт стареть. Тадеуш забил тревогу. Сам он привит и проживёт ещё около семидесяти лет. Мирочка проживёт дольше и заботливый супруг желает устроить её судьбу. Наверное, давно камнем в лоб не получал.

Слушаю рыжего проходимца и, по выражению внуков-бандитов, мозга за мозгу заходит. Зять, видите ли, всё рассчитал: Мирочке надо подобрать стража, или лорда Бездны, причём, уже сейчас, чтобы она начала меняться, будучи молодой.

- Почему ты просто не скажешь, что тебе надоела жена, Тадеуш?

Зять покосился на мои отрастающие хвосты, припал на колено, склонил огненноволосую голову и... бла-бла-бла на сорок минут без перерыва. Из непрерывных восхвалений изобилия моих достоинств, с трудом удалось уловить, что Мирочку зять любит и её счастье для него превыше гордости.

- Мирочка не заключит второй брак, пока действует первый. Она воспитана в традициях де ла Модена-Новарро. Как ты намерен решить ЭТОТ вопрос?..

Подумала, что мысль о бездновом браке дочери не лишена интереса. Но... Но! Девчонка, действительно, не примет мысль о дополнительном браке. Тадеуш, судя по всему, достиг критической точки. Они уже больше сорока лет женаты. Папенька абсолютно прав - надо своевременно менять супругов. Но как это объяснить дочери?..

- Прежде всего, прекрасной Алмире следует сменить обстановку. Будет неплохо, если она проследит за спокойствием лорда Даниэля.

Тадеуш, встав, вежливо приветствовал вошедшего лорда Этана. Я стараюсь не показывать своё возмущение мужем. Опять мысли читает! И не скрывает даже!

- Дани гостит у деда. Кассий Агриппа не допустит, чтобы малыша беспокоили.

- Значит, у прекрасной сестры лорда будет время на развлечения.

Смотрю на обрадованного зятя и размышляю, не лучше ли оставить Мирочку вдовой... И никаких проблем с новым замужеством. Мохри, подмигнув побледневшему Радзивиллу, открывает ему портал на территории драконов. Правильно - пусть убалтывает папеньку, да живёт он вечно! Поскандалить с мужем я могу и без свидетелей.

Топаю ногами в ярости. Тяжёлые предметы ускользают из рук, от ножей муж, улыбаясь, уворачивается - никакого толка! Окончательно озверев, схватила драгоценную фигурку нагой танцовщицы, стоящую на каминной полке, швырнула, целясь в лоб обнаглевшего супруга и... с визгом забилась под стол. Мохри, перехватив статуэтку в воздухе, прицельно взмахнул рукой и... осыпал меня цветами. Не меня, а стол, под которым я решила отсидеться. Смотрю на усыпанный розами пол, раздумывая, - вылезать, или ещё посидеть. Розы, между прочим, с шипами.

Стол, взмыв в воздух, переместился в угол комнаты, а меня, схватив в охапку, Мохри утащил в беседку, где был зачат Бенни.

И? Я хочу сказать, что? Вернулись в замок уже вчетвером. Близнецы, окутанные коконом спокойствия, излучают довольство жизнью, ну и я тоже утихомирилась.

***


- Ты напрасно гневаешься на зятя, моя леди. Тадеуш действительно любит твою дочь и беспокоится о ней. О том, какое решение она примет после его ухода. В твоей семье, насколько я понял, имеется печальный прецедент.

Повернулась в кольце рук, посмотрела в искрящиеся зелёно-карие глаза. Ничего не поняла. Насчёт прецедента, полагаю, Мохри имел в виду Касю. А по поводу любви Тадеуша к Мирочке... Может быть, так проявляется мужская солидарность? Алберто тоже был серьёзен, говоря сестре:

- Я могу надеяться только на тебя, Мири. Ты присмотришь за Дани и сумеешь отвадить просителей.

Мирочка ещё что-то лепетала, пытаясь перевести стрелки на меня. И тогда герцог выдал:

- Мири, ты же знаешь маму! Она не сможет отказать Кассию Агриппе, если он подберёт ей мужа-дракона. Зачем семье проблемы? Драконы у нас уже есть.

Как не вовремя Вителлий Север меня тогда украл! Сечь детёныша было некому. Это надо же такое заявить!.. Сбила хвостами пару картин, - взяла себя в руки. Мохри, открывший мне зеркало Бездны, улыбается доброжелательно, а глаза такие... Он что? Действительно опасается папеньки? Напрасно. В смысле, - если Кассий Агриппа примет решение, то всем прочим лучше не трепыхаться - целее будут. Сдавленное рычание мужа разбудило Хранителя. Сонный побег ощупал пространство вокруг меня, заставив Мохри посторониться. Мгновенно вернув самообладание, муж перенёс нас к розам. Довольный Лале отправился общаться, а мы устроили импровизированный пикник, на котором Мохри и попытался объяснить мне причину, по которой Тадеуш решил заблаговременно устроить судьбу моей дочери.

***


Так и не удалось мне увидеть барона Алека за столом, уставленным оловянными мисками. Хотя посуду я переколотила всю. Во всяком случае, ту, до которой смогла дотянуться. Тяжёлые вещи, типа супниц, выскальзывали из под рук, уворачиваясь, как живые. Барону более нет нужды скрывать владение магией, вот он и развлекается. И посуду сотворил новую - походный сервиз на две дюжины персон. Сказал, что эта "домашняя заготовка" ещё со времён студенчества осталась. Ага, успокоил меня. А то я волновалась.

- Вас учили изготавливать посуду?

- Курс называется "дизайн интерьеров". Посуда входит в обязательный перечень. Надо будет отправить в Универмаг письмо с благодарностью. Я, как и многие, считал это умение излишним... Напрасно, как оказалось.

И улыбается ехидно так... Дымные змеи танцуют в изумрудных глазах, золотые волосы вьются, алебастрово-белые кисти рук изящными жестами собирают для меня поднос со сладостями и фруктами. Сладостей немного - режим питания.

Барон забрал меня из Этана, явившись в замок к обеду. Выдернул из за стола, практически. Так и сказал Мохри:

- Я забираю жену. Воробышек будет жить в Делоне.

Лорд-протектор совершил стратегическую ошибку, посмотрев на консула, - плащ барона окутал меня, унося во тьму. В Делоне я немного покапризничала. Чисто для порядка. Потом вспомнила, что я на барона обижена и устроила безобразный скандал. Итогом стало обновление интерьера. Точнее, появление "дежурного" сервиза и непрерывно кланяющихся поставщиков из далёкой страны. Алек переложил на меня проблему выбора, чем разозлил окончательно. Потом махнул рукой, оставив всё на усмотрение купцов. Объявил им, что если баронесса будет недовольна, то... Хитрые представители торгового сословия дослушивать барона не стали, упали ниц, предлагая казнить их немедленно, ибо во вселенной нет ничего, сравнимого с сиянием драгоценнейшей госпожи. И ещё много разных сравнений, сказанных льстивым шёпотом... Умудрились даже Балли с Тадеушем переплюнуть в восхвалениях. Сбежала в лабиринт. Отрастила хвосты, играю с детёнышами с'атх. Они охотятся, пытаясь схватить меня за них, а я легонько хлопаю неудачников по головам.

Барон, нарушив веселье, утащил меня охотится. Объявил, что дети делают меня кровожадной, а это значит, что им нужен охотничий азарт. Заполевали нескольких зверушек, похожих на сайгаков. Вкусные. Но в бездновом облике они мне на один зубок.

- Обедать будем дома, Воробышек.

- Если меня опять из за стола не утащат.

- Делон открыт для твоих детей. Все прочие - подождут.

И? Барон, как оказалось, провёл предварительную обработку младших детёнышей. Старшие и так не вмешиваются после эскапады Титовых бандитов. Ну, Игнасио и Изельду убеждать в том, что мамочка должна быть в Делоне не нужно, они и так с бароном солидарны, а вот Акайр поначалу возмущался. Даже пытался воздействовать на Делон магией Начал. Безуспешно, конечно же. Алек воззвал к справедливости и благоразумию будущего лорда-протектора и малыш не нашёл, что возразить барону. В общем, Акайр и Бенни теперь живут на два дома. В Делоне им, кстати, нравится. Меньше опеки, наверное. Старший навещает нас, прогуливая Академию, младший забегает, путешествуя по нижним уровням Бездны.

Мужья периодически пробуют на зуб прочность стен баронского замка. Безрезультатно. Алек напомнил им, что по давнему уговору, пока близнецам не исполнится полгода, он мой актуальный муж. В дальнейшие переговоры барон не вступает. Так и живём.

***


Кадор и Кайна Этан-и-Делон родились в Бездне. Замок открыл проход и Алек, вызвав лорда Этана, проводил меня к храму Матери. Лорда Луция решили не беспокоить.

Вителлий Север обустраивает границы протектората. Великую Стену не строит, но военные базы в стратегических точках усиливает мобильными придатками. А началось с того, что Октавий и Нонна попытались помочь отцу создать спутника. Получилось что-то вроде ожившей эмблемы древних войск. Шустрое крылатое создание, военное до мозга костей, отрапортовало, что его зовут Шеду и полезло к Вителлию Северу за пазуху. Адаптироваться к окружающей обстановке. Спутники детей послушно принимали данные им имена, а творение консула выбрало себе имя самостоятельно. Чтобы не обременять отца-командира, наверное. Но спутником лорд Луций не ограничился. Он создал ещё и замок-корабль. Не замок, конечно, а что-то типа творений Дитера и Дагмар. В общем, консул освоился в Бездне. Теперь ещё бы Бездне освоиться с консулом.

Замок Вителлия Севера умудряется плодить свои подобия и теперь каждой военной базе придана эскадра живых кораблей. Подчиняются они все старшему, который не расстаётся с . Входит в сопровождение лорда-командующего, иначе говоря. И связь между кораблями, как между призраками - что знает один, знают все. Соседи в полуобморочном состоянии заверяют лорда Этана в вечной дружбе. Ещё бы! Когда на границе каждую неделю то манёвры, то учения...

Консул выбил из лорда-протектора имперские льготы, полагающиеся военным, и армия растёт и крепнет. Мохри не спорит со специалистом. Чем бы дитя ни тешилось, как говорится.

Это всё нам рассказали призраки. Эти сплетники шастают по всей Бездне, собирая новости. Наверняка мужьям передают информацию о нашей жизни в Делоне. Ну и пусть их... От предложенного нам корабля Алек вежливо отказался.

Алек-старший совершенно напрасно утверждал, что дети-стражи стабилизировались. От отца-человека, рождаются уже Ноледы, а вот дети Мохри... Поначалу мы думали, что они принадлежат только роду Этан. Но когда Алек коснулся их своей аурой, малыши призвали Тьму. Ауры у них ещё не сформировались, а вот с тьмой они управляются, как с боевым обликом. Это уже не стражи и не лорды Бездны. То есть, конечно, лорды, но... Но! Алек-старший, явившийся с прочими зятьями поздравить моих мужей (а кого же? Я - так, погулять вышла), сказал, что малыши сочетают особенности древней и высокой крови. Сваты уже потянулись. Мы ещё из Бездны не вышли, трёхдневный срок не закончился, а представители высоких домов роятся вокруг Мохри, расхваливая кандидатов в мужья Кайны и выгоду союзов между домами. Не обращаю внимания. Моё дело маленькое - кормить и растить. В три месяца, наверное, охотится отправятся...

Акайр и Бенни радуются родственникам. Дети на них не шипят - смотрят круглыми глазами, курлыкают радостно и тянут когтистые ручки. Всех прочих, кроме Мохри и барона Алека, обшипели. Но к такому поведению семья уже привыкла. Ещё Дани подпускают к себе без возражений. Сын появляется у нас изредка и ненадолго - догоняет пропущенное в Академии. Но главное, что малыш восстановил здоровье. Высокие лорды долго беседовали с ним, пытаясь донести до Целителя мысль, что следует экономно расходовать силы. Придётся ребёнку в пятьдесят лет отправиться ещё и в школу разума.

- Никакой личной жизни!

- Так надо, Воробышек. Даниэлю следует научиться пользоваться своим даром разумно. Иначе может случиться, что и спутник не поможет.

На возмущённое шипение Линтвара барон Алек ответил улыбкой. Обиженный змей отправился летать с драконами. Отрабатывают скоростное маневрирование. Линтвар, как курсант Академии, руководит процессом.

***


Проводили Бенни в Академию. Голенастый замок маршировал рядом с курсантом. Домики старших сыновей лорда Этана похожи, как близнецы.

По договорённости между Академиями, обучение начинается с разницей в две недели. Так что, Аквила, сбежав с занятий, явился проводить племянника на учёбу. Дракончик, насмотревшись на родственников, умудрился создать себе спутника. Всё драконье сообщество убеждало наследника, что драконам спутники ни к чему, а малыш только вежливо улыбался в ответ. Это в нём от папеньки. И? Таки создал себе! Теперь драконы завидуют. Кроме Дарри и Траинна. Этим-то спутники, действительно не нужны.

Создание младшего брата похоже на мохнатую шестилапую крысу. Лорд Руфус назвал его р'асти и выразительно поморщился. Мохри пояснил, что этих бездновых грызунов иногда называют "бич Бездны". У Матери, впрочем, много "бичей". Р'асти тоже, как и маулы, могут ходить по кромке Бездны.

Аквила очень доволен своим спутником. Хоть и получил выговор от Кассия Агриппы за то, что тот напугал Антонию. Я и сама-то едва не пришибла этого крыса хвостом. Кому понравится, что под ногами шмыгает длиннохвостое мохнатое с цепучими лапками... Имечко детёныш подобрал ему соответствующее - Долий. Правда малыш говорит, что его крыс весёлый и ласковый. Ну с этим пусть папенька разбирается. Ага. И Секст. В качестве разведчика этот зверь незаменим. Пролезет даже туда, куда и призраки не заглядывают.

Пришлось гладить зверёныша, чтобы не обидеть братика. Шёрстка мягкая, урчит... Может, он, действительно, ласковый. Главное, что у Аквилы с ним полное взаимопонимание. Дракончик его даже читать и писать выучил. Пришлось отцу прочесть отпрыску превентивную лекцию о том, что учиться надо честно. И вся родня поддакивала, как бандерлоги: "Да, да! Это правда! Мы все так учимся!"

К близнецам умный зверёныш не приближается. Они ещё не умеют прятать когти, - располосуют в мгновение ока. Вителлия Севера Кадор чуть без глаза не оставил. Консул хотел отправить малышей заниматься строевой подготовкой. А они - против. Занимаются только, когда хотят поиграть в боевом облике. А будить их с рассветом совершенно ни к чему. Что Кадор и объяснил лорду Луцию своим шипением, подкреплённым взмахом руки. К счастью, реакция у легата-прим отменная. Но Шеду, забравшись консулу на плечо, шипел и плевался армейскими словами. Похоже, близнецам предстоят нелёгкие дни. Мохри смеётся, - "пусть привыкают". Барон Алек, наоборот, требует, чтобы детей оставили в покое. Папенька присоединился к стражу. Если Кадор и Кайна пожелают заниматься строевой, то так тому и быть. Если нет, - до трёх лет их принуждать не надо. За два года успеют наверстать. С Кассием Агриппой семья не спорит...

***


- Вителлий Север, я тебя убью!

- Кариссима, веди себя прилично! Убьёшь после парада.

Шиплю и булькаю от возмущения. Парад! Я ещё не обедала!

- Я тебе не клон, чтобы всякой...

И тут Лале сцепился с Шеду. Полетели листья и пёрышки с чешуйками. Пришлось нам с консулом, как двум облитым водой котам, отскочить друг от друга, покрепче схватив любимцев. Хитрый Хранитель вырастил побеги, окружившие Вителлия Севера шипастой стеной. Шеду злобно зашипел и стал раздуваться, как рыба-шар. Пришлось вмешаться. А то ещё лопнет...

- Лале, он ещё маленький. Не надо его терроризировать.

Всё. Спутник консула меня теперь не любит. Оскорбила в лучших чувствах. Мало того, что чуть не назвала святое ерундой, так ещё и на личности перешла. Не миновать мне гауптвахты. Вителлий Север, в свою очередь, успокаивает любимца:

- Отставить, Шеду! Это растение и у него нет ни мозгов, ни дисциплины.

Злобно зашипели вдвоём с Лале. Раздуваться от возмущения не стали - бесполезно. Что с военных взять?.. Щёлкнув хвостами, вежливо сказала:

- Я есть хочу! И не говори мне, что обедать будем после парада. А то на трибуне будешь с дежурной наложницей стоять.

Этот негодяй объясняет Шеду:

- Кариссима, сколько я её помню, всегда злится, когда голодная. Не обращай внимания, - это у них семейное.

Впавшую в буйство, меня скрутили при помощи роты почётного караула и отправили... на гауптвахту? Нет, конечно. Я бы им устроила обстановку, приближённую к боевой. Препроводили с почётом на женскую половину казармы, которую консул упорно называет своим домом. Наложница мужа, приставленная ко мне в качестве адьютанта (!), сообщила, что парад перенесён на послезавтра, а обед будет через полчаса. И представила мне горничных. Вся обслуга, ожидаемо, с безупречной выправкой.

Консул утащил меня к себе сразу после торжественной части в Академии Миров Союза. Не дал даже пообедать дома. И позавтракали мы тоже наспех, потому что пришлось отговаривать близнецов от решения взять с собой яблони. Барон Алек им потакает (Всегда балует своих! А я расхлёбываю.), Мохри, слава Матери! - более разумен. Вот, пока уговаривали, потом утешали, потом умывали и переодевали, чтобы дети отправились на учёбу в подобающем их происхождению виде, - время вышло. С бездновой временной разницей детей не знакомят. И так-то не оберёшься... А если они будут знать, что у них есть примерно трое суток в запасе, - мы их никогда не соберём. Так и будем слушать: "Ну ещё минуточку...".

Утащил и почему-то решил, что поговорка "Аппетит приходит во время еды" действительна и для военных мероприятий. То есть, вместо завтрака у меня была торжественная часть в Академии, а вместо обеда - парад. Когда-нибудь, я его точно убью! Разозлившись, надела к обеду платье по бездновой моде - фигурные дыры, слегка окаймлённые серебристо-белым атласом, чернёным серебром и драгоценными камнями. Лале обрадовался экзотическому зрелищу и начал меня щекотать. Пригрозила оставить его на женской половине. Малыш обещал, что будет хорошо себя вести, если его не спровоцируют. Это он, наверняка Шеду имеет в виду.

Спутника лорда-командующего мой вид потряс. Он издал что-то вроде "кррааа...", несколько раз облетел вокруг меня и уселся на плечо к Вителлию Северу, заглядывая ему в лицо. Не знает, как реагировать - молод ещё! Консул уставился на меня котовьим взглядом, потом осмотрел оловянными глазами присутствующих на обеде. Присутствующие выразили живой интерес к содержимому своих тарелок. С такой скоростью пищу только после марш-броска поглощают. Я тоже решила поспешить, пока есть возможность пообедать.

***


Счастливый шёпот: "Кариссима... столько лет..." перемежался с привычными рычащими стонами. Стальные руки стискивают меня, спальная платформа из особо прочного дерева, заменяющая в Бездне кровать, поскрипывает в древнейшем ритме. Впитываю всей кожей вздохи, стоны, прикосновения, жадно вдыхая запах разгорячённого сильного самца... С моих губ тоже слетает бессвязный лепет, всхлипы и, периодически, рычание. Лале в своём углу (он всегда занимает дальний правый угол) заслоняет листьями обзор Шеду. Спутник консула, впрочем, притих и не отсвечивает... Обновляли супружеские отношения весь следующий день, прерываясь только на еду. На построение консул отправил Шеду, а Лале решил составить ему компанию. Хранитель знакомится с базой. Любопытные побеги, прорастающие в самых неожиданных местах, заставляют шарахаться закалённых военных. Никто так и не ответил мне, почему в Бездне так опасаются хранителя. Лорд Нолед прошелестел только, что это как-то связано с Меняющими. Но кто такие эти самые Меняющие никто не говорит. Вроде бы, Мохри является полукровкой этой бездновой ветви. Впрочем, всё это неважно сейчас. Сейчас - только мы двое. И Бездна с нами. Потому что, изнеможённые, мы проваливаемся на поляну с шелковистой травой и лежим там вповалку, а земля жадно пьёт наше изнеможение, взамен даруя силу и желание.

Принимать парад, впрочем, консул вышел. Вместе со мной, ага. Как я ни отбивалась, требуя, чтобы мне дали возможность пару часов поспать. Закутал меня в консульский плащ и вышел на трибуну. Злобно шиплю:

- Соблюдаешь традицию? Теперь каждый раз, украв меня, будешь демонстрировать войскам добычу?

Этот змей опять говорит с Шеду, как будто меня нет:

- Кариссима, как и все дорогие мамочки, стервозничает, пока не забеременеет. Придётся терпеть.

И? Я хочу сказать, что? выстроившиеся в ожидании отца-командира войска увидели дивную картину сцепившейся хвостами консульской пары. Этот негодяй успел сменить облик прежде чем я дотянулась до него хвостом.

***


Это называется "дежавю". Опять сижу с ногами в кресле, а папенька рычит, потрясая "Вестником Бездны".

- Лорд-командующий протектората! Кумир молодых лейтенантов! Ты какой пример им подаёшь?!!

Взгляд на меня. Быстро опустила ноги на пол, загребаю ступнями в поисках сброшенных туфель. Лале незаметно подпихнул их ветками. Глухое рычание, демонстрирующее, что слов у Повелителя драконов для меня нет. Зато они нашлись у корреспондента светской хроники. Под каждым изображением (это не голограмма, если сосредоточиться на картинке, она оживает) имеются ехидные комментарии. Даже заключительный кадр, где мы с Вителлием Севером схлестнулись хвостами подписан на древнем языке Бездны в смысле "посмотри на мать и бери дочь". Брачная реклама, короче. Я и забыла, что в Бездне ценятся воинственные женщины.

Начинается репортаж сценой нашего отбытия в Академию. Свежеумытые Кадор и Кайна с насупленными лицами, в нетерпении вспархивающая четвёрка цитаделек, Акайр с Бенни и мы с мужьями. Все, кроме Мохри, барона Алека и меня грешной, - с безупречной выправкой. Некий "господин Ю" прошёлся по увлечению строевой подготовкой высоких семейств Бездны стремящихся с раннего детства приучить наследников общаться с людьми. Что-то типа: "как надену портупею, так тупею и тупею". Аквиле уделено особое внимание. Наследник Повелителя драконов, прогуливающий занятия сразу после начала учебного года... Сказано было завуалировано, конечно, но... Но! Может быть, папенька поэтому и злится?

- Что плохого в том, что семья для брата важнее учёбы? Пропустил один день детёныш и что?

Меня одарили леденящим взглядом. Вителлий Север задумчиво произнёс:

- Может этому "господину Ю" уши отрезать?..

Шеду подпрыгивает на плече у консула и кровожадно щёлкает когтями. Не понравилось военным пренебрежительное отношение к строевой подготовке. Хорошо, что "этот господин Ю" ничего не написал о плаце, являющемся с некоторых пор главной достопримечательностью замков Этан и Саэльмо. Это культовое сооружение задевать нельзя. ТАКОГО кощунства ни один Вителлий Север не простит.

Папеньку взбесила сцена нашего отбытия на военную базу. Вителлий Север, в лучших семейных традициях, унёс меня, перебросив через плечо. Мохри... Потянула у папеньки из рук номер. Кассий Агриппа холодно посмотрел на меня:

- У лорда-протектора имеются младшие жёны, которые нуждается в его внимании. Пока ты пребывала в Этане, они сидели безвылазно в своих поместьях, теперь же, они в своём праве.

А консул добавил:

- Кариссима, дети твоего мужа присягали на верность наследникам лорда-протектора. Ты могла бы сообразить, что у них есть матери. и что твой муж позаботился о матерях своих детей. Пусть даже они и не высокой крови.

Надо тренироваться с хвостами. Обнаглевший военный увернулся, смеясь, а папенька одёрнул меня:

- Агриппина, держи себя в руках!

Можно подумать, я теряла самообладание! Мохри не Зигги. Он с самого начала объяснил, что матери его детей являются его жёнами по законам Матери-Бездны. Глупо было бы считать, что за пятьдесят тысяч лет лорд-протектор не обзавёлся жёнами и детьми. Хотя у лорда Шауга детей не было, а он не намного моложе. - Тряхнула головой, отбрасывая лишние мысли. - Не было, значит, кровь слабее. Или женщины не те попадались. Только и всего. Если я меняю мужей, логично предполагать, что и мужья имеют право уделить внимание другим женщинам.

Зашипела от ярости, но хвосты удержала при себе. Всё равно, я - главная жена. Это мне лорд Нолед, совместно с лордом Руфусом, чётко объяснили. Мои дети высокой крови. Это значит, что все прочие отпрыски Этанов являются их вассалами. Никакой делёжки власти не будет, потому что в Бездне иерархия устанавливается по праву крови и силы. Дети Мохри от других жён - не наследуют. Силы им не хватает. Каждому выделен лен, в котором по типовому проекту создано поместье для матери. Собственный же дом лендлорд Этанис может обустраивать, как ему угодно. Ни один из детёнышей не сообразил вырастить замок.

- Если бы сообразил, получил бы собственное имя.

Мохри склонился к моей руке. Вителлий Север приветствовал лорда-протектора крокодильей улыбкой. Надеялся закрыть базу от сюзерена? В Бездне такие игры не проходят. Интересно... Получается, что все лендлорды - потомки лордов-протекторов? И Балли в родстве с... кем?

- Со мной, конечно. С моим отцом, точнее.

***


Лендлорд Луций, ожидаемо, взял себе родовое имя Вителлий Север. Чтобы не путаться. Хотя мне сказал, - чтобы не вводить в заблуждение детей. Ленные владения легат-прим протектората Этан ограничил военными базами на границе протектората. Лендлорд Вителлий Север вообще отличается большой личной скромностью. Ага.

В честь именин лорда-командующего были организованы совместные манёвры протекторатов Этан и Шауг, а также ленов Саэльмо, Нолед, Рис, Аллоу, Нейл и территорий драконов. Присутствовали все родственники, включая стражей. Соседи на время манёвров освободили прилегающие к границам земли, переселив жителей внутрь протекторатов. От греха подальше.

Демонстрация воинских умений, затянувшаяся почти на год, привела лордов в благодушное настроение. Детки тоже принимали посильное участие, знакомя старшее поколение с новейшими направлениями воинской науки. Ага. Особенно, диверсионно-разведывательного её направления. Алек-старший, впрочем, сказал, что по части диверсий они против леди Нолед сущие младенцы. А призраки верноподданно завыли - "О, несравненная!".

По результатам манёвров был сделан вывод - "Надо чаще встречаться".

***


Первенца новоиспечённый лендлорд назвал Агриппой. Количество Кассиев в семье зашкаливает. Теперь будем Агрипп плодить. Новорожденный Агриппа Вителлий Север принял боевой облик едва увидев родителя. Шеду восхищённо всплеснул крыльями. Наконец-то перестал заглядывать в лицо консулу, проверяя его отношение ко мне. Маленький негодяй! Так и смотрит каждое утро, спрашивая: "Ты уверен, что хочешь держать эту женщину рядом? Точно-точно?" Это потому, что я на построение не выхожу. Принципиально. Там и без меня пташек полно!

Поставщики наложниц выводят новую породу: девочки с военным уклоном. Говорят, спрос на них опережает предложение. Экзотика. Кстати, когда представитель одного из торговых домов обратился к Вителлию Северу с предложением потренировать наложниц, легат-прим отправил туда группу захвата из своих пташек. И всё руководство старейшей и богатейшей компании полгода, обливаясь потом и слезами, проходило курс молодого бойца. Зато теперь у них никаких проблем с инструкторами. А разжалобить повелителей им не удалось. Если бы консул не стал лендлордом, возможно Мохри и сказали бы ай-яй-яй. А с лордом Луцием Повелители предпочли не связываться. Толку никакого - уставится оловянными глазами, держа равнение, и всё.

Но торговцам повезло в другом. Серия комиксов от господина Ю о военной подготовке обеспечила им рекламу, о которой они и мечтать не могли бы. Теперь наложниц-телохранительниц заказывают только у них.

***


Не успела вздохнуть свободно, как в семье назрел очередной скандал. Впрочем, этого я ожидала, как только Зигфаст отправился инструктором в Имперскую Академию. Папенька шипит, как будто он не дракон, а родственник с'атх, мужья посмеиваются, а зятья сохраняют индифферентные выражения лиц.

Этот... эта... ящерица-переросток, названная Траинном, проникся нелёгкой долей стражей и украл для Дитера невесту. Почему для Дитера? Потому что Зигфаст жениться отказался. "Рано ещё", сказал.

Нет... сначала Траинн решил позаботиться о Дагмар. Предложил ей чистокровного жениха. Сестрица Зигфаста прищемила дракону-свахе хвост. Причём, буквально. Наступила каблуком на самый кончик и держала, пока не высказала дракону-малолетке всё, что думает о его уме. У дракончика хватило ума молча вытерпеть экзекуцию. Вздыхал тяжко и смаргивал крупные слёзы, пока Дагмар, рассмеявшись, не отпустила, дав ему подзатыльник. Короче, с братом он решил действовать наверняка. Поставил Дитера перед фактом. Принёс в когтях прямо к порогу.

Растерявшийся страж попробовал урезонить упрямца, сказав, что старший из стражей - Алан и невесту следует отправить именно ему. Траинн нагло заявил, что вкусов Алана не знает, и вообще, Алан ему, строго говоря, не родственник. А Дитеру он невесту, можно сказать, как себе выбирал. Неэталонная чистокровная под шестизначным номером в ярости наставила обоим родственничкам синяки под глазами, расцарапала мор... лица, умудрилась выдрать чешуйку со спины дракона и этой чешуиной основательно порезала Дитера, пока её не скрутили со всей осторожностью.

Резервация сообщила Императору, Секунд связался с папенькой, Кассий Агриппа сообщил баронам Алеку и Зигфриду. Всех заинтересованных лиц оповестили.

Повелитель драконов потребовал вернуть чистокровную, выплатив штраф Резервации. Прижимистый Траинн даже сумму штрафа узнавать не стал - сразу отказался. Упёрся всеми четырьмя лапами и сказал, что раз его заботу о семье не ценят, он оставит невесту себе. А Резервация пусть утрётся. Они неэталонных чистокровных на контракты не отпускают, значит и о штрафе речь не идёт. Дитер, пересмотревший после драки свои взгляды на женитьбу, возразил, что заботу он очень ценит и просто был ошеломлён такой щедростью родственника, в силу чего не смог выразить своей благодарности. Короче, всеобщее бла-бла-бла с одной целью - запудрить мозги чистокровной.

Забрала девчонку на военную базу. Приставила к ней трёх пташек. Сказала детёнышам, что пока они не утрясут дело с Резервацией, никакой свадьбы не будет. И пусть Дитер думает о партнёрах, для жены на первое время. Двенадцать стражей она должна родить до перерождения.

Они уже всё продумали. Траинн, действительно, как себе, невесту подбирал. Зигфрид и Зигмар, покопавших в законах баронств и священных книгах, нашли древнейший обычай, по которому брат должен восстановить семя брата своего. На моё резонное замечание, что это касается только умерших, ответили, что поскольку у Дитера от человеческой женщины напрямую детей быть не может, то он в этом плане всё равно, что... Не дала договорить, - смела хвостами напольную вазу. Пусть считают меня суеверной, но я не хочу, чтобы о ком-то из моих детей говорилось, как о мёртвом. Двоих уже нет. В общем, - готовимся к свадьбе. Невесте дали имя Мейнхильд, что означает "Сильная битва".

Резервация пыталась надавить на Секунда, чтобы он объявил Зигфаста и Траинна "persona non grata". Император, не забывший своих мытарств с Кси-Клавдией, цыкнул на зарвавшихся чистокровных. Договорились так: за первые трое родов Резервация получает стандартную ставку, как за контракты с эталонной чистокровной. После - никаких претензий. Совсем обнаглели уже! Вителлия Севера на них нет!

***


Семнадцатилетняя Мейнхильд - забавна. Вспомнив Лили, я приказала обеспечить девчонке образ жизни, подобающий дорогой мамочке, исполняющей контракт. Охрана, комфорт и всякое такое. Антония с восторгом подключилась к игре. Ей так ни разу и не представилось случая продемонстрировать заботу об эталонной чистокровной - папенька, щадя своих жён, во исполнение Евгенических законов, посещал Резервацию. Впрочем, Кассий Агриппа, скорее всего, не задумывался о жёнах, а просто следовал привычке. Чистокровные мужчины исполняют обязательные контракты в Резервации.

А чтобы невеста Дитера не расслаблялась, я экзаменую её на знание всего, что должна знать и уметь дорогая мамочка. Хотите права эталонных? Исполняйте их обязанности! К этому тестированию радостно подключились ледяные кобры из высоких семей. Хотя, во исполнение мирного договора между Империей и Мирами Союза, высоким семьям дозволено заключать контракты, они предпочитают соблюдать старые традиции. Берут себе чистокровных, которым исполнилось двести пятьдесят лет. Женщина остаётся в семье - ЭТУ традицию в Мирах Союза соблюдают свято.

- Кариссима, нужно ли мучить этого ребёнка? Она воспитывалась в Резервации, значит должна знать и уметь всё, что положено. Если тебе не хватает развлечений...

Вителлий Север увернулся от одного хвоста и был сбит с ног другим. Я осваиваюсь со своим новым обликом. Шеду, возмущённо вереща, выписывает круги над поверженным консулом. Призраки хихикают под потолком. Мысленно поточила когти и вежливо ответила мужу:

- С тех пор, как я услышала от Клавдии-Кси слова, за которые нас в детстве отправляли мыть рот с мылом, я не доверяю воспитанию, полученному в Резервации. Поэтому и проверяю, есть ли у невесты сына необходимые знания и умения.

- Стреляет она не хуже тебя. И с ножами управляться умеет. Выправки не хватает, но это поправимо.

Тяжело вздохнула. Что взять с военного?.. Одна строевая на уме. Утратила на мгновение бдительность и рухнула на ковёр, в жадные лапы легата-прим. Сделала поправку: строевая и... пополнение личного состава.

***


Отпраздновали свадьбу Мейнхильд и Дитера. А через полгода, когда проснулся инстинкт чистокровной, свадьбу Мейнхильд и Траинна. Зигфаста к чистокровной не допустили. Ушлый дракон сказал, что подберёт для брата другую невесту. Позже. Хитрая рептилия! Получит двух жён одновременно.

Братья фон Фальке не открыли Мейнхильд истинную причину второго брака. Повернули дело так, что девчонка сама топала ногами, требуя минимум ещё одного мужа. Ага, чтобы от меня не отставать. Траинн только один раз намекнул, что благородная Агриппина, как реестровая чистокровная меняет мужей в положенные сроки...

Потом-то, конечно, выяснилось. Но уже родился будущий дракон. Пока, впрочем, вполне человеческий младенец. В семнадцать лет обретёт вторую ипостась. Как Ава. Драконьи повитухи осмотрели его - не знаю, уж, по каким признакам, но определили дракона. Мейнхильд получила статус "мать драконов" и задрала нос. Наблюдаем. Никто не знает, сколько драконов надо родить чистокровной, чтобы стать драконессой. Детёныш здоров и крепок. А когда малышу исполнилось полгода и она отняла его от груди, муж рассказал ей о стражах и драконах. Лишился очередной чешуины. Благоверная супруга, пользуясь приёмом "орлиный коготь" выдрала её "с мясом". Мяса, конечно, не было, а вот кровь дражайшему пустила.

К счастью, Дитер был на стрёме и украл жену, оставив дракона зализывать рану и воспитывать сына. Ребёнку дали имя Адбольд. Траинн периодически подбрасывает его к нам. В драконьем сообществе пока что придерживаются древних традиций и откладывают яйца. А человеческому детёнышу в драконьем гнезде находиться небезопасно. Матери пока малыша не отдаём. У Мейнхильд и желания не возникает увидеть сына. Чистокровная!

Траинн собирался пристроить детёныша в имперские ясли при Академии. Пришлось настучать упрямцу хвостом по голове. Вид у ребёнка человеческий, но он, всё-таки, дракон. Ава ещё в пелёнках была, а уже пыталась сжечь Дарри. За то, что он её украл. Ну... Дарри просто стряхнул с себя пламя. Дракону младенческий огонь, - как поглаживание кошачьей лапкой с убранными когтями. А если Адбольду что-то не понравится? И он сожжёт кого-нибудь из персонала, или, не дай Бездна, ребёнка?!.

Вителлий Север приказал организовать ясли при военной базе. Как в Империи. На мой резонный вопрос "зачем ясли для одного детёныша?" ответил, что это он пока один. А что будет, когда следующие дети-стражи обзаведутся жёнами? Нууу... консул умеет оценивать перспективу. Хотя я бы заставила стражей самостоятельно заниматься воспитанием. Но Дитер пока что пытается воспитать свою чистокровную жену. А до детей брата ему дела нет.

Наш Марк уже вовсю марширует. Пока что, в боевом облике. Когда Агриппа сбегает из Академии (пришлось отправить детёныша на Новый Вавилон), всё семейство сливается в экстазе, занимаясь строевой. Командует парадом Шеду. Сидит на флагштоке и командует резкими окриками. Будущая военная база Агриппы больше походит на домики Бадварда и Бальды. И спутника малыш пока не создал. Вителлий Север заявил, что пока он ещё не дорос. Адьютант ему не по чину. Не стала влезать в армейские заморочки. Мне и одного Шеду за глаза хватает. По-моему, он везде. Второго я могу прибить, не сдержавшись.

***


- Ты так скоро облысеешь. Придётся сидеть в гнезде, пока чешуя не отрастёт. - Пытаюсь воспитывать Траинна.

- Лысых драконов не бывает! - А это возмущается, забежавший "на огонёк" Аквила.

- Холостых не бывает. - Флегматично соглашается Зигфаст. А вот женатые...

Семейная жизнь молодых фон Фальке служит предметом обсуждения для всей Бездны. Благодаря господину Ю. Мейнхильд, разозлившись, выдирает чешуи из драконьей спины. Пока что, они успевают отрасти до следующей ссоры. Но Траинн из за этого пятнистый. Новые чешуины заметно светлее. Предложила снохе обдирать супруга по трафарету. Чтобы получался красивый узор, или поучительное изречение. Обиделись все трое, включая Дитера. А что я такого сказала?.. Папеньке, например, идея понравилась. Долго смеялся, прежде чем отправить меня к Вителлию Северу.

- Траинн проявил мудрость, подбирая невесту для брата. Истинно говорят: "драконы не ошибаются". - Шелестящий голос барона отвечает на невысказанные мной сомнения в целесообразности такого брака. Почему только в голосе этом столько печали? Барон продолжил просвещать меня. - Супруга с таким характером не позволяет укорениться чувству ревности. Не проходит и года, как кто-то из двоих мужей взывает: "На помощь, брат!".

Фыркнула. Юная Мейнхильд перемещается по Бездне то дорогой стражей, то в когтях дракона. Интересно, какой ущерб она наносит Дитеру? Ощипывает плащ стража?..

***


Мирочка ушла от Тадеуша. Не отправила его в регенератор, как раньше, просто вернула обручальное кольцо и фамильные украшения. Закрылась в своих покоях на сорок дней (прощание?), а по-выходе, всё равно, разговаривать на эту тему отказывается. Пришлось потребовать у лорда Ноледа реконструкцию недавнего прошлого, чтобы выяснить причину такого поведения дочери.

Следовало ожидать! Я с самого начала была против брака Тито и правнучки дона Хосе. Но представители семейства, оставшегося без наследников мужского пола, обратились в Совет Миров Соза с требованием обеспечить преёмственность. А поскольку глава рода был убит представительницей семьи де ла Модена-Новарро (можно подумать, у меня причины не было!)... Маноло развёл руками. "Милое дитя" аккуратно собирало слёзки в платочек (ууу, змея, вся в прадеда, двенадцати не исполнилось, а уже актриса - вот уж точно, - преёмственность!) и эти олухи решили её защитить. Ага, от хищников, точащих зубы на владения семьи. Сочли себя обязанными, видите ли! А родную мать поставили перед фактом. Ни один из мужей-зятьёв-детей не сообщил. Уж я бы вывела эту гадюку на чистую воду!

До семнадцатилетия донья Хосефа Адорасьон Манрике-де-Лара-де-Нахера находилась в монастыре. Под присмотром Летиции, удалившейся от мира после ухода Хорхе Кристобаля. Потом прибыла в дом мужа. Заняла мои комнаты, негодяйка! Конечно, я освободила их по окончании срока вдовства, но... Но! Не для отродья Хосе!

- Мама, ты предвзято относишься к Адорасьон.

- Как будто такое возможно! Эта змея сделает всё, чтобы разрушить семью. Она уже разрушает! Зачем она сказала Мирочке о Тадеуше?

Сын потемнел лицом. Смотрит на меня, подбирая слова для ответа. Мне и самой не нравятся игры Тадеуша. Вителлий Флавиан, когда-то, даже не думал о том, как выглядит Кася. И сама Кася не задумывалась о своей внешности, согретая великой любовью мужа. Она ушла после нескольких десятков лет брака по традициям баронств, чтобы не обременять супруга связью с женщиной, неспособной рожать детей. Я не подумала тогда об этом, а следовало учесть воспитание Каси. А Тадеуш... Неудивительно, что Мирочка оскорбилась. Я-то сразу хотела его прибить. Потом, всё же, подумала, что возможно, дочери будет лучше с другим мужем... Но это не оправдывает змеищу!

- Адора ещё очень молода, мама. Она хотела... посчитала, что Мири имеет право знать...

- Кстати, о молодости. Когда твоя чикита осчастливит дом наследником? Насколько я поняла, ваш первенец, по решению глав Великих Домов, унаследует владения дона Хосе?

- Мы стараемся, мама. Адора не чистокровная и ей нужно время...

- Покажи её Дани. Или Манлию, если Дани стесняется осматривать твою жену.

Сын стиснул зубы, потом, вежливо улыбнувшись, сказал:

- Пока нет причин для опасений. Адора здорова.

Ушла дорогой тьмы, чтобы не разрушать асиенду, в которой я была так счастлива с Алонсо. А теперь там эта Хосефа плетёт свою паутину, стремясь уничтожить мою семью.

- Не волнуйся, моя леди. Мы этого не допустим. Девочка, действительно, очень молода и твой сын вполне может воспитать из неё любящую жену.

Расфырчалась. Очень молода! Когда проживёшь пятьдесят тысяч лет, то все вокруг кажутся очень молодыми. Ей уже почти восемнадцать, а детей пока нет. Она не о том думает. Ну ничего... Я буду бороться по имперским законам. Если после трёх лет брака детей не будет, заставлю Тито взять себе чистокровную. Владения дона Хосе нам ни к чему, а герцогство кто-то должен унаследовать. В конце концов, количество жён в мирах Союза не регламентировано. Команданте, к примеру, хранил верность своему гарему. Отправить, что ли, на Модену Мейнхильд погостить?.. Пусть пообщается с Мирочкой. Они, вроде бы, поладили, пока дочь гостила на территориях драконов... А эта Адорасьон пусть обеспечит чистокровной ненавязчивый комфорт.

Шипящий смех отражается от стен и потолка.

- Мама, тебя считают суровой тёщей. Это они ещё не знают, какая ты свекровь. Леди Мейнхильд - тяжёлая артиллерия. Дай детям время. Может быть, не так всё страшно.

Вежливо улыбаюсь Алеку-старшему.

- Я достаточно теряла, лорд Нолед.

Зять посерьёзнел. Почтительно коснулся моей руки - древний жест, выражающий безусловную поддержку.

- Мы наблюдаем, леди Воробышек. Висенте сразу сообщил Че о решении Совета и мы наблюдаем.

- Что толку от наблюдения, если нет возможности заткнуть уши от яда? Эта чикита отнюдь не дурочка и не будет устраивать заговоры. Она постарается вбить клинья между кланами семьи. Или ещё какую-нибудь... что-нибудь придумает.

- А ты не допускаешь мысли, что ребёнок просто боится?

- Боится?.. Чего ей бояться?! Как жена герцога, она под защитой традиций.

- Ты не слишком придерживаешься традиций, мама. А репутация у тебя... кхм, кхм... устрашающая. В конце концов её прадеда убила именно ты.

- Он меня похитил! Я только защищалась.

- Безусловно, мама. Претензий никто не осмелился предъявить. И это показательно. В присутствии твоего мужа высказаться мог бы только дон Хосе. Его наследники, как бы помягче выразиться... оказались помельче.

- У неё нет даже сертификата о прохождении материнской подготовки!

- Насколько я понял, обучение начинается с тринадцати лет. А малышка после свадьбы была отправлена в монастырь.

- Летицию я обвинять не буду. В монастырях не обучают... Хотя, наверное, зря. Если там действует пансион для сирот...

Лорд Нолед тихо испарился. А я отправилась навестить Лопе. Повелитель должен заботиться о воспитании подрастающего поколения. Особенно, будущих жён. В конце концов, чем там Анна занимается?!.

***


- Не проси, лямбда. Я ничего не могу сделать.

- Ты хочешь, чтобы моя дочь была несчастна и одинока?

Его Святейшество грустно улыбнулся.

- Счастье - вопрос субъективный. Мне жаль отказывать тебе, но причин для аннулирования брака твоей дочери нет.

- Что значит "нет"?!! Ты серьёзно рассчитываешь, что Мирочка возобновит брак с оскорбившим её мужчиной?

- Я рассчитываю, что они разберутся без постороннего вмешательства. Алмира Радзивиллува обратилась к своему духовнику прося совета. И, насколько я вижу, она этому совету следует. Большего мы сделать не можем.

Любезно улыбаюсь Сигме-два. Лале злобно шипит со своего насеста, выдавая моё настроение. Подумать только! Дочь спрашивает у мужчины, давшего обет безбрачия совета, как ей жить дальше! Что он понимает?!! Попыталась зайти на цель (тьфу на тебя, Вителлий Север!) с другой стороны:

- Ты понимаешь, что своим решением провоцируешь устранение Тадеуша?

- Лямбда... Грех ЭТОГО убийства я тебе отпускать не буду. Твоя дочь мудро старается держаться подальше от мужа, чтобы сохранить жизнь отцу своих детей.

Что ж... учитывая взрывной характер Мирочки, совет был хорош. Но если Сигма-два думает, что Тадеушу это сойдёт с рук...

- Смерть, это слишком легко. Так просто он не отделается. Никаких убийств, Ваше Святейшество.

Окрылённая идеей, поцеловала пастырский перстень и отправилась к дверям, радуясь смятению в глазах Сигмы-два. Призраки вьются вокруг меня, испуская кровожадные вопли. Секретарь Его Святейшества перекрестился.

***


К военному совету привлекла детей, мужей и дона Публия. Папеньку беспокоить не стала. И Мирочку, разумеется, тоже. Собственно, это было и не совещание - решение я приняла. Мы разрабатывали стратегию его воплощения в жизнь.

Семейство дружно воскликнуло "Ату его!" и... Несколько раз пришлось максимально твёрдо сказать старшей дочери:

- Нет, Милагрос, никаких сюрпризов для Тадеуша придумывать не нужно. Я обещала Его Святейшеству.

- Но я-то папе ничего не обещала! И Лопе тоже.

Лорд Нолед осторожно коснулся руки супруги. Призраки восторженно вздохнули: "О, несравненная!". Дочь упрямо полыхнула глазами. Но когда я начала объяснять, ЧЕГО ИМЕННО я собираюсь добиться, развеселилась. Мужская часть семьи смотрит на меня с суеверным ужасом.

- Может я его на дуэль вызову? Я к семье не отношусь...

- С каких это пор, Людвиг?

Красавец-барон, насмешливо улыбаясь, поклонился. На косой взгляд Зигфрида не отреагировал. Субординацию нарушает! Фон Фальке этого не терпят. На тренировочной площадке ему придётся несладко. Хлопнула рукой по столу, прекращая попытки внести неконструктивные предложения.

- Его Святейшество ясно сказал: супругам необходимо время, чтобы осознать святость брачных уз. Алмира в семье, а о Тадеуше мы должны позаботиться. Чтобы ничто его не отвлекало от... хмм... осознания. В Мирах Союза своё слово скажут Лопе и семьи де ла Модена-Новарро и фон Фальке. В Империи - Секунд. - Посмотрела на сына. - С Резервацией тоже разберёшься, если что. Никаких контрактов для Радзивиллов, пока не устроится семейная жизнь Мирочки.

- Я не... - Сын уловил мой взгляд и исправился. - Я всё сделаю.

В конце концов, финансирует Резервацию Император. Сумм, полученных от контрактов, недостаточно для её содержания. Так что, рычаги давления у Секунда есть.

- Дон Публий... Я прошу тебя воспользоваться своими связями. Нас могут не услышать, а если ты объяснишь, что конкретному лицу не стоит оказывать определённые услуги, то тебя поймут сразу, я полагаю.

Крёстный Отец задумчиво кивнул. Я понимаю его сомнения. Семьи, контролирующие организацию досуга, потребуют компенсации утраченной выгоды. Обломятся.

- Скажи, что сделка не принесёт выгоды. Они потеряют и товар и деньги. Я гарантирую.

В конце концов, Сигма-два запретил убийство Тадеуша. О прочих разных он ни слова не говорил. Да и убивать необязательно. В баронствах всегда дефицит девок. Не выживают они там. А утрату денег я им обеспечу. И не только денег. За неуплату налогов до сих пор вешают. Высоко и мгновенно.

- Лорд Нолед. - Зять вытянулся, щёлкнув каблуками. Издевается! Мне и так тяжело удержать хвосты, чтобы не пугать чикиту, а он... - Во владениях Радзивиллов я целиком полагаюсь на тебя. Ни одна женщина не должна подпустить к себе моего зятя. До смерти пугать не нужно, но, наглядный пример, если потребуется, - обеспечить.

- Каким образом?

Шипящий голос, отразившийся от стен и потолка, напугал донью Хосефу до слёз. Но выражение лица жены первенца Алонсо осталось по-прежнему любезно-внимательным. Воспитанная. Алберто накрыл ладонью тонкие пальцы, впившиеся в подлокотник. Может быть, что-нибудь из этого брака и выйдет... Но наблюдения за чикитой я не сниму. Плохо, что Феле не видит семью... Но я отвлеклась.

- В баронствах есть обычай наказания для баронесс, не ценящих свой статус. - Бароны Алек и Людвиг искоса посмотрели на меня. - Да, я именно об этом. Если потребуется наглядный пример.

Регенератор от такого не спасает. Так что...

- Придётся Тадеушу соблюдать верность. Кариссима, ты настоящая тёща.

На этой жизнеутверждающей ноте совещание закончилось.

***


- В Людвиге больше от отца, чем кажется с виду...

Слушаю неспешную беседу мужей и папеньки за бутылкой кровь-вина, в некотором смятении, не зная, как реагировать. Людвиг, всё-таки, последовал своему плану...

Тадеуш после попытки найти себе женщину для утех, понял, что раз ему даже в платных услугах отказывают (с доном Публием Синдикат предпочитает жить в мире - о компенсации не заикнулись), то лучше не позориться на все Миры Союза. Об обращении в Резервацию речи быть не может, ибо повода нет - наследников полно. Поэтому, вынужденно верный муж Мирочки почтительно припал к её ногам, умоляя о прощении. Явился к папеньке, не побоявшись, что Антония ему голову откусит, и объяснил деду супруги истинную причину своего поведения. Он, видите ли, хотел усилить клан, дополнив род Радзивиллов стражами. ТАКОЙ повод Кассию Агриппе понятен. Поэтому территории драконов зять покинул живым и невредимым. Но дочь возвращаться в дом мужа отказалась.

Тогда князь Радзивилл объявил о намерении взять младшую жену. Формально, законы Миров Союза подобное допускают. Но взрослые дети крайне негативно восприняли попытку папеньки увеличить количество жён. Если в клане фон Фальке младшие жёны - историческая данность, то у Радзивиллов такого никогда не было. Конечно, против главы клана наследники выступить не могут... А вот барон Людвиг фон Фальке, воспользовавшись случаем, послал князю Тадеушу Радзивиллу официальный вызов. Соблюдя все правила древнего кодекса чести, по которым за оскорбление, нанесённое женщине благородного сословия и безупречного поведения, право вызова имеет любой мужчина, узнавший об этом. Любой - означает сопоставимого статуса. От низшего вызов допустимо не принять.

Конечно, преимущественное право вызова принадлежит семейству де ла Модена-Новарро. Но Его Святейшество дуэли, мягко говоря, не поощряет. Поэтому Людвиг счёл возможным освободить родственников Мирочки от нарушения запрета главы Церкви.

Дуэль, это, конечно, сильно сказано. Точнее говоря, в Мирах Союза принят один из вариантов дикой дуэли. Поединщики высаживаются на безлюдной местности, имея при себе оговорённое секундантами оружие. На поединок даётся трое суток. Теоретически, можно просто уходить от преследования в течение этого времени. Но этой возможностью никто не пользуется. Ибо - наблюдатели. Наблюдение ведётся секундантами на всей территории с применением средств обнаружения последнего поколения. Поединок должен быть честным. Спорные случаи разбирает Повелитель, просматривая запись.

Тадеуш попытался отказаться, мотивируя отказ недостаточно высоким статусом Людвига. Всё семейство фон Фальке одарило зарвавшегося рыжего фирменной змеиной улыбкой. Князю Радзивиллу пришлось выбирать: или дуэль с бароном Людвигом фон Фальке, или дуэль с бароном Зигфридом фон Фальке. Или... хищно взметнувшиеся плащи Дитера и Дагмар фон Фальке демонстрируют ещё один вариант развития событий. А Дарри с Траинном пообещали его просто съесть. На троих с Авой, ага. Дети Мирочки и Тадеуша демонстративно умыли руки. Старший сын заявил Лопе, что если кодекс будет соблюдён, то семья, в случае проигрыша главы клана, не выставит претензий второй стороне. Ещё бы! Когда тебя, практически в лицо называют человеком второго сорта, о кровной мести речь уже не идёт.

- Если Тадеуш выиграет поединок, он останется без детей. Младшие Радзивиллы отправятся искать своей доли вне семейных владений.

Консул пожал плечами.

- Эти Союзные заморочки... Кариссима, не забивай себе голову ерундой.

Но это всё было пять дней назад.

***


Позавчера Людвиг вернулся, весь израненный и кашляющий кровью. Отлеживался сутки в доме Зигибранда. Ава и Дагмар с присоединившейся к ним Мейнхильд ухаживали за раненым родичем, врачуя его травяными отварами и обёртываниями. Эмма, доставленная Траинном, сидя в изголовье брата, перебирала чётки. Эта женщина меня напрягает. Даже больше, чем Берта. С Бертой всё было ясно сразу, а Эмма... Не знаю, чего от неё ожидать. Людвиг периодически выдаёт её замуж за привитых военных Нового Вавилона. Так что Эмма, практически, всегда в трауре. Впрочем, и чёрный и синий цвет ей к лицу. Но эти её чётки...

Тадеуша Людвиг передал родственникам. Выживет он, или нет - неизвестно. Карл Радзивилл сообщил, что семья обойдётся услугами собственных целителей. Чтобы сгладить неприятное впечатление, заказал в монастыре Летиции моления о здравии отца, и сделал пожертвование в особо крупном размере.

После того, как женщины фон Фальке достаточно наигрались в ухаживание за раненым героем, Че, вызванный лордом Рисом, смотался за Дани. Через час братья уже праздновали благополучный исход поединка, отправив Эмму молиться о здравии Тадеуша, как представительницу семьи. А на рассвете, Людвиг на ройхе пролетел над асиендой и унёс Мирочку, прогуливающуюся с Феле (!), в цитадель Ноледов под крылышко к несравненной (с лёгкой руки призраков и господина Ю) леди Милагрос. А часом позже, пообщавшись с Дани (девчонка опять кидается камнями!), сын Зигмунда вместе с братьями, детьми Алека и младшими Саэльмо, отправился с визитом к стражу Ральфу. Вителлий Север тоже решил повидать старого знакомого. Ага, вместе со своими преторианцами. Чем больше свита, - тем больше почёта принимающей стороне. Это такая новая традиция от лорд Луция.

***


Сводный отряд родственников успел вовремя. Настоящего Тадеуша удалось вытащить из подземелий замка живым. Дани погостит какое-то время у Радзивиллов. Сын обучается в Гильдии целителей. Точнее, гильдейские целители подбирают оптимальный режим использования сил Дани, чтобы его энергия восстанавливалась сразу после расходования. Как-то так. Рекомендовано снимать только непосредственную угрозу для жизни, а исцеление должно происходить самостоятельно - только от присутствия Целителя. Лёгкие повреждения, типа рассечённой камнем брови, Дани исцеляет не напрягаясь. По-моему, малыш даже и не замечает этого.

- Я всегда считал, что вы с Тадеушем не просто не ладили...

Людвиг ответил Алану змеиной улыбкой Зигги. Лично я - не удивлена. Барон Людвиг фон Фальке избрал беспроигрышный способ оскорбить своего врага. Он спас ему жизнь, вернул жену и мир в семью Радзивиллов. Бедный Тадеуш...

***


"Любите врагов ваших!"

Под таким девизом господин Ю разразился циклом сомнительно-хвалебных репортажей о спасении мужа прекрасной леди Алмиры. Прекрасная леди была поймана в кадр, бросающейся камнями в хохочущего Людвига. Впрочем, если бы не предыдущие хроники о безуспешных попытках лже-Тадеуша найти утешение в женских объятьях, Людвиг вряд ли понял бы, что это не тот Тадеуш. За врагами принято следить внимательней, чем за друзьями.

А комедия о поисках "любви" разошлась огромным тиражом. Мы с замужними дочерьми (кроме Мирочки) смотрели несколько раз... Особенно впечатляет психологическая атака призраков в момент, когда горе-кавалер уже почти уговорил одну из служанок скрасить его досуг. Боюсь, что эта кхм, дама, теперь и супружеский долг не сможет исполнять. Ага, так и будет орать, бессмысленно вытаращив глаза.

Мужчины отнесли эту историю к жанру "ужасы и мистика". Ну... тут каждому своё. Нам - весело. Леди Арноре тоже понравилось. Я её почти не вижу. Такое ощущение, что воинственное сокровище Бездны прячется от меня.

***


Рассорилась с мужьями. Негодяи! И дети с зятьями не лучше. Лорд Нолед заикнулся было, что я чересчур эмоционально восприняла случившееся, тогда я сказала, что намерена погостить годик в Цитадели Ноледов. Ага, у дочери. Хитрый зять рассыпался в восторгах, заморочил мне голову и исчез - крепить оборону родовых владений, не иначе.

Обо всём придётся узнавать самостоятельно! И призраки - все новости сообщат, а о том, что касается семьи - молчок. Да что там призраки! Даже господин Ю ни словом не упомянул о горячей новости. А ведь леди Арнора не из последних дам Бездны. Балли сказал, что его тётушка входит в семёрку её лучших воинов.

Шелестящий голос отразился от стен и потолка.

- Новости от господина Ю ты сможешь прочесть, когда повзрослеешь, Воробышек. Вестник Бездны для взрослых отражал все события в хронологическом порядке. Но детям до трёх тысяч лет...

Разъярённо фыркнула на барона Алека. Детей плодить, значит, можно, а взрослые новости узнавать слишком рано. Неокрепшая психика может понести непоправимый урон, видите ли.

- Ну ладно, Арнора. Возможно ей трудно было подобрать слова. А почему...

- Принцесса... Ты - жена Алека. Не знаю, как Ральф смог протянуть к тебе руки. Я - не смог.

- Ты мог бы просто появиться... мне обидно... я чувствую себя пугалом каким-то... - старательно удерживаю слёзы, чтобы их не услышали в моём голосе.

- Ты носила Марка, барон Луций просил не волновать тебя. И мне было тяжело смотреть на мать моих детей, ставшую для меня запретной.

Свист рассекаемого хвостами воздуха... Алек, мгновенно переместившись, успел меня выдернуть из под сбитой ими люстры. Щелчком пальцев вернул в человеческий облик и вызвал два кресла, в одно из которых уселся, держа меня на коленях. Стукнула барона каблуком по голени, выражая неудовольствие, и продолжила терроризировать Зигги:

- Поэтому ты отправился укрощать Сокровище Бездны, Зигмунд? Решил погибнуть в бою?

Зигги улыбнулся впервые с момента нашей встречи. С придурковатой ласковостью Кобры, но... Но! Улыбнулся.

- Не погиб, как видишь.

- Уж вижу.

Разозлилась я не из за шокирующей новости, разумеется. Ничего шокирующего в том, что возродившийся стражем Зигги соединился с леди Арнорой для меня не было. И в том, что Мать благословила их союз двойней - тоже. Я помню, как страстно она целовала Зигги, поднёсшего ей чарку гостьи по обычаю баронств. Я рада за Зигги и за Арнору. Тётушка Балли всегда напоминала мне легата в юбке. А с близнецами Зигинандом и Зигрун на руках, не сводящая счастливых глаз с их отца, она превратилась в Женщину. Сильную и нежную. Такую, какой я никогда не была и не стану.

Конечно, меня могли бы предупредить. Хотя бы перед приёмом у Повелителей, на котором Сокровище Бездны представляло им своих близнецов. На новую семью особого внимания не обратили. Вся свора отслеживала мою реакцию. Интересно, чего они ждали?.. Даже если бы во мне, несмотря на то, что я простилась с Зигги, взыграло чувство собственницы - близнецам нет полугода и кормящей матери от меня ничего не грозило.

Я испугалась, что превращаюсь в подобие Кассия Агриппы. Повелитель драконов также явился на приём. Ну... Зигги папеньке не чужой. Дарри, Траинн и спутник Зигмунда юный дракончик Зигирод - подданные папеньки. Первые двое, практически, внуки. Да... Так вот: репортаж вездесущего господина Ю о приёме сопровождался калейдоскопом изображений. Наши с папенькой оказались рядом - одинаково отстранённые с холодно-вежливым вниманием смотрящие сразу на всех и на каждого в отдельности одновременно. А на самом деле, в упор не видящие никого, только отслеживающие окружение на предмет опасности. Это испугало и, буквально, взбесило меня. Пострадали все родственники, оказавшиеся поблизости. А после скандала, оставив Марка на попечение консула, я отбыла в Делон. Алек не присутствовал на приёме, но если он не знал о возвращении Зигги, я готова была съесть собственный хвост и даже без соли.

***


В расстроенных чувствах переместилась на Модену. Я редко появляюсь на нашей с Алонсо скале. Только когда видеть никого не хочется. Сидела, бездумно глядя на море, на тёплом камне, привалившись спиной к колонне усыпальницы мужа. С Зигги я простилась, но... Но! Неважно! Как бы то ни было, мы в родстве через детей. И с Арнорой теперь тоже. В Бездне не разбрасываются родственниками.

Страшная мысль обрушилась на меня волной... Дорогой тьмы переместилась на асиенду. Не обратив внимания на испуг чикиты, не выслушав приветствие от сыновей и мужей с зятьями, неведомо как оказавшихся здесь же (опять что-то замышляют!), начала с главного:

- Тито, скажи мне, Алонсо вернулся? Вернулся так же, как...

Мне трудно говорить пересохшим ртом. А Тито молчит. Смотрит на меня и... молчит. Я попыталась представить себе Алонсо рядом с другой, представить себе приём у Повелителей, только вместо Зигги рядом с сокровищем Бездны, Алонсо... Раскалённая металлическая спица вонзается в моё сердце, медленно нанизывает его на себя. И спица эта такая длинная, что боль не прекращается. Не могу дышать... Звуки все отдалились, в глазах темнеет. Тревожный возглас сына: "Дора!" Тонкие пальцы, схватившиеся за мои стиснутые руки и крик чикиты:

- Мама, нет! Если бы чёрный герцог вернулся, Тито сказал бы!

С яростью смотрю на отродье Хосе. Вместо голоса, с моих губ слетает шипение сатх:

- Как ты смеешь называть моего мужа...

Тито оттеснил от меня побелевшую невестку.

- Мама... кхм... отца называли так...

Холодно отвечаю чересчур заботливому сыну

- Чёрным герцогом пугают детей, Алберто. Я могу понять, почему твоя жена называет его так, но...

- И всё-таки, мама, это правда.

Вителлий Север улыбается крокодильей улыбкой:

- Кариссима, прожить столько лет с синеглазым и не знать о нём ничего. Как это характерно!

К моим яростным взглядам мужья привыкли и не реагируют, мерзавцы! Пришлось, сохраняя достоинство, спокойно ответить:

- Всё, что мне нужно было знать о муже, я знала, Вителлий Север.

Консул протектората Этан весело скалится в ответ. Но Шеду, не умеющий притворяться и, в силу молодости, не научившийся молчать, злобно шипит, воинственно переступая лапами на его плече. Всё как обычно. Ревнует, даже посмертно. Сладко спрашиваю присутствующих, прикидывающихся мебелью:

- Могу я поинтересоваться, по какому поводу собрание?

Лучше бы не интересовалась. От зятьёв одни проблемы. Мало того, что надо закрывать разлом Ральфа, - после того, как преступного стража отправили во Тьму, его замок заблокировался до возвращения хозяина. Теперь Дитер и Дагмар поочерёдно дежурят на разломе. Хорошо, что у них вместо замков корабли. "Стражи немедленного реагирования" из шуточного прозвища стали реальностью. Спросила у барона:

- А почему замок стража Ральфа не выращивает свои подобия?

Шипящий смех двух Алеков закружил по главному залу асиенды. Чикита побледнела и сделала крохотный шажок к Тито. И ведь барон аурой не пользуется, - бережёт. Может быть, напрасно? Может быть, здесь нужна шоковая терапия?.. Слушаю пояснение Алека-старшего, смешивающего Ральфа с пылью (да он вообще неумёха и тому подобное), и размышляю о необходимости знакомства доньи Адорасьон с... семейством Хальзе, например? Бальда её быстро научит Родину любить. Или Герду и Герхарда пригласить в гости? Или ограничиться Зигхардом и Зигелой? Пока их не отправили в Школу разума. Эстанислао с Эстебанией, Октавий, Нонна и Жосс с Жизелью уже обучаются. Как и Че с леди Ясмин. Зигибранда и Зигфаста барон Зигмунд в Школу разума решил не отправлять. Любой фон Фальке с детства академик. Это так Алонсо пошутил однажды. Я, правда, не поняла, о чём это он. Но Зигги рассмеялся обычным смехом, для разнообразия. Кстати, об Алонсо:

- Алберто, я спросила тебя об отце и не услышала ответа.

Сын возвёл синие глаза к потолку, потом припал на колено, целуя мою руку, не позволяя треснуть ему по лбу и, всё-таки соблаговолил открыть рот:

- Мама, как ты могла подумать об отце такое?.. Я настолько растерялся, что...

И бла-бла-бла на полчаса, перемежая удивлённые возгласы комплиментами, пока я не начала кивать машинально после каждого предложения. Тогда, успокоившийся первенец моего синеглазого мужа встал на ноги и вернулся к своей чиките. Присутствующие расслабились и вернулись к обсуждению проблемы Дани.

Тадеуш, впав в депрессию, отказался от борьбы за жизнь. Когда он попал к Ральфу, его напоили резидуал-ядом. Или дали подышать... не важно. Разновидностей достаточно много. Всё время нахождения в подземельях Тадеуш получал противоядие. Соответственно, после его освобождения, яд начал действовать. Организм зятя сам его вырабатывает и присутствие Дани способно только временно нейтрализовать действие. Лаборатории Империи, герцогства, баронства и княжества работают круглосуточно, ища рецепт. Пока безуспешно. И эта рыжая сволочь, видите ли, устал цепляться за жизнь! И не думает, как его смерть может сказаться на Дани.

- Плохо, что взрослого мужчину нельзя высечь...

- Кариссима, у тебя примитивные методы воспитания.

- У тебя продвинутые. Марш-бросок с полной выкладкой и гауптвахта.

Шеду, оскорблено плюётся армейскими словами. Лале, проснувшись, зашипел на всех, - для порядка, видимо, и опять задремал.

Прошлась по залу, рассматривая военные трофеи предков. Провела пальцем по древнему мечу, проверяя остроту лезвия. Крепление, тихо хрустнув, сломалось и полоса острозаточенной стали начала падать. Машинально попытавшись поймать, схватилась за лезвие. Тупая боль в ладони, как от ушиба. Полоса разреза белая поначалу, начинает заполняться густой красной кровью. Отставила руку, расплёскивая капли, и смотрю, растеряв все мысли. Во рту металлический привкус... борюсь с накатывающей дурнотой, опасаясь упасть...

Мягкое сияние льётся из рук сына. Дани, усевшись на пол рядом с креслом в котором я неведомо как оказалась (провал в памяти!) легонько касается зажившей руки.

- Мама, уже не болит?..

Запустила пальцы в волосы ребёнка. Взъерошила ласково. Дани смеётся и жмурится довольный. Тито шёпотом выговаривает управляющему, а Мохри, тронув пальцем разлом, поблёскивающий металлом, заставляет его проржаветь. И правильно. А то чикита начнёт в ступор впадать, как Эльза когда-то. Посмотрела на невестку, встретила понимающий взгляд. Хммм... Эта... Хосефа в ступор не впадёт. Не та порода.

- Адорасьон, ты получила материнский сертификат?

Почтительный реверанс, прелестная головка склоняется виновато... Поднимаю ладонь, заставляя Тито промолчать.

- Погостишь у нас в... казарме. - Вителлий Север улыбается с радушием голодного крокодила, Шеду шипит возмущённо. - Пока я не сочту, что ты готова продолжить род моего сына. - Вспомнив, что первенец чикиты и Тито возглавит дом Манрике-де-Лара-де-Нахера, плавно продолжила. - И своего предка.

Сыну сказала:

- Не обсуждаем, Тито.

***


В Бездне чикита освоилась неожиданно быстро. Пытается воздействовать на призраков ледяным взглядом, а те отвечают ей песенками на грани приличия. Господин Ю открыл серию репортажей о смертной леди. Я созвала всех дочерей, чтобы они, помогая невестке, попутно обучались манерам. Особенно это касается Мейнхильд. Траинн уже воспитывает Бальдра, отправив Адбольда в Академию Миров Союза, а Мать драконов стала ещё стервознее, хотя всё семейство думало, что это невозможно. Наивные.

Гоняю чикиту, постепенно наращивая нагрузку. Не хочу тянуть время. Чем раньше организм невестки настроится на материнство, тем быстрее дети обзаведутся наследником. Или наследницей. В случае, если родится дочь, ей подберут мужа-консорта, чтобы уже их сын унаследовал титул и владения дона Хосе.

Луаран и Лиша Вителлии Северы-и-Делон родились одновременно с Хосе Манрике-де-Лара-де-Нахера и Мирандой де ла Модена-Новарро. Не одновременно, конечно, а в один день. И в одном месте. Взяла её с собой. Для Матери ценны любые роды, а мне интересно, какими будут дети, рождённые в Бездне. Алберто возмущался, конечно, но кто его спрашивать будет? Позволили, в качестве компенсации, выбрать имя для дочери, и хватит с него. Вообще-то, по традиции, имя первой дочери берётся из женской линии матери. Но, поскольку, первенца назвали родовым именем клана Манрике-де-Лара, то решили отступить от традиций, сохранив общую манеру именования.

И в доказательство, что я была права, т'хассы родили щенков не только для Лу и Ли, но и для малышей Алберто. На асиенде будет весело. Пока что, чикита с потомством находится возле меня. На сорок первый день детей предъявят подданным, а сейчас мы безвылазно сидим на женской половине казармы. Впрочем, посетители идут сплошным потоком. Всем любопытно посмотреть на человеческих детёнышей, рождённых в Бездне. Даже лорд Руфус соблаговолил навестить нас. Прошипел, что мои инстинкты опережают разум, увернулся от хвостов и пояснил:

- На детях печать Матери. Такого никогда не было!

Впрочем, Мохри его обломал, напомнив сразу два прецедента, имевших место быть около пятидесяти тысячелетий назад. Мохри был ещё ребёнком, но помнит, как играл с человеческими детьми. Запомнил потому, что его строго-настрого предупредили об ограничении силы и магии.

- Им удалось вырасти?

Улыбка в искрящихся зелёно-карих глазах. Поцелуй кончиков пальцев, вызвавший сладкое томление во всём теле... Шеду злобно шипит и щёлкает когтями. Насмешливый голос так тих, что я тянусь к мужу, чтобы расслышать ответ.

- Разумеется удалось, моя леди. Они служили в армии протектората и даже вышли в отставку ещё до того, как я отправился в Школу разума.

***


- Нет, Дора. Алмира уже заплатила по счетам семьи. Я хочу, чтобы сестра была счастлива.

Чикита оторвалась от вышивания детского чепчика и прошептала, восполняя недостающую силу звука эмоциями:

- Но... счастлива там? Это же дикий мир, Берто! И... при всём уважении к твоим родичам...

Муж нежно коснулся губами тонких пальчиков супруги:

- Там Мири будет под защитой, Дора.

***


Возмущённо смотрю на Балли, показавшего мне сцену, предшествующую обручению вдовы князя Тадеуша Радзивилла и барона Людвига фон Фальке. Зять восхищённо поцеловал мне руки, сообщил, что в гневе я прекрасна, и испарился в радуге. А Зигфрид начал объяснять:

- Людвиг с детства был влюблён в Мири. Подростком он даже готовил её похищение. Почти удачное, кстати. Герцог привёл его в Цитадель порталом. Отец избил брата до полусмерти, запретив даже смотреть в сторону герцогской дочери. Так и сказал: "Хочешь любить королеву - стань королём!". Герцог с трудом успокоил отца. Барон посчитал, что Людвиг позорит семью. Брат обязан отцу Мири жизнью. Герцог Алонсо дождался, когда он выйдет из регенератора и говорил с ним около часа. Людвиг заявил, что любит Мири и намерения у него были самые честные. Чёрн... отец Алмиры объяснил брату, что иначе он бы не привёл его на Саар живым. Потом сказал, что кабальеро обязан думать о репутации дамы. Брат молчал. Тогда барон издевательски поинтересовался, куда Людвиг собрался привести дочь герцога? В дом, который его отец купил для Берты? У брата было такое лицо... Отец одной этой фразой причинил ему больше боли, чем избивая ногами.

С ужасом смотрю на Зигфрида. Зигги, конечно, бешеный, но избивать подростка? Ногами?.. Наверное, барон счёл, что иначе Людвиг не поймёт...

- Людвиг проникся и больше не делал попыток приблизиться к Мири. Он, собственно, и не мог по своему статусу...

- Барон признал детей Берты.

- Мама, даже признанный сын наложницы барона не может оказаться рядом с дочерью герцога. Его просто не пригласят ни на один приём, на котором она будет присутствовать. Статусы разные. В порядке извинения за неслучившееся, Людвиг добыл букет, с которым Мири была на свадьбе.

Вспомнила, как восхищённо-завистливо шептались дамы, увидев принесённый Алонсо букет из пяти прекрасных цветов Апали, которые растут только в труднодоступных местах Рапалля. Свежесрезанные и необработанные они, помимо красоты и тонкого, почти неуловимого, аромата дарят хорошее настроение и энергию. В зависимости от метода обработки из них получаются лекарства, яды, духи и не знаю, что ещё.

Духи из Апали доступны лишь немногим. В продажу они не поступают. Мне их дарил Зигги... Запах никогда не бывает одинаков. Они подстраиваются под ауру. Людвиг выбрал прекрасный подарок-извинение. Зигфрид продолжил рассказывать:

- Брат извинился перед отцом и начал строить военную карьеру. Барон, правда, придерживал его.

- Я помню. Зигмунд игнорировал запросы Академии на обучение для Людвига. Я не знала о причине подобного отношения к сыну... А когда твой брат стал бароном, Зигмунд сообщил мне об этом с гордостью. Но... Берта? Она попытается командовать Мирочкой.

Подумала, что дочери это вряд ли понравится. Мне бы точно не понравилось. Не знаю, будет ли новобрачная баронесса швыряться камнями в свекровь... И что говорят об этом законы баронств? Надо Алека спросить. Зигфрид насмешливо улыбается. Конечно! Мать всего лишь глупая женщина. А они - стратеги!

- Госпожа Бертина выдана Людвигом замуж за одного из каганов.

- Хммм... давно пора. Но как Людвиг уговорил Мирочку?.. Дочь, овдовев, замуж в ближайшее время не собиралась.

- Мама, Людвиг нравится женщинам и Мири не исключение. Помнится, он принёс ей извинения, что переправил к леди Милагрос, а не в свой замок. Сказал, что его будущая баронесса должна быть безупречна.

- Понятно, почему Мирочка не ограничилась одним камнем...

***


Свадьбу отпраздновали когда младшим детям исполнилось полгода. Чтобы все родственники могли присутствовать. Ага. Чтобы бароны видели и прониклись. Людвиг и Мирочка - удивительно красивая пара. Золотоволосый и черноглазый барон и черноволосая синеглазая баронесса. Интересно, какие у них будут дети...

Свадебные торжества плавно перешли в следующие празднества. Вестник Бездны вышел с огромным заголовком: "Женский темперамент - чудо, или..."

Всё началось с того, что Мейнхильд возмутилась вниманием, оказываемым её мужьями (в числе прочих) жене Алберто. Донья Хосефа храбро принялась за освоение полосы препятствий. Потому что дети будут заниматься на ней в обязательном порядке. И мать должна быть примером. Семья дежурит, страхуя невестку. После того, как Траинн помогал Балли снимать донью Хосефу, повисшую, в виде диковинного цветка на турнике в трёх метрах от земли, Мейнхильд устроила безобразный скандал. Причём обоим. Балли уворачивался от разъярённой невестки, осыпая её комплиментами. Чистокровная на эти фокусы не велась и продолжала попытки выцарапать лендлорду "бесстыжие котовьи гляделки". Естественно, Люцилла не могла выслушивать подобные оскорбления своего супруга. Разнимать сцепившихся чистокровных пришлось срочно вызванному Траинном лорду Зигмунду. У Зигги разговор короткий: воду с успехом заменила ледяная аура стража, а руки у него всегда были длинные.

Подержав поединщиц три минуты за шкирки в виде нашкодивших кошек на вытянутых руках, Зигги встряхнул их и поставил на землю. Невоспитанная супруга Траинна и Дитера тут же продолжила поединок словами: "Всякая тварь..."

И тогда Люцилла обрела боевой облик клана Вителлиев Северов. Превратилась в уменьшенную копию боевой ипостаси лендлорда Луция. С безупречной выправкой, ага. Шеду восхищённо всплеснул крыльями: "Вся в отца!" А леди Люцилла Саэльмо прошипела невестке: "Я тебе не всякая безымянная чистокровная. Я - Вителлия Север!"

И тут же получила от меня хвостом по голове. Чтобы не умничала. А взбесившаяся Мейнхильд прорычала: "Я - мать драконов!" И... перевоплотилась в драконессу. После двух детей! Даже не дожидаясь рождения стражей! Цвет чешуи как у Траинна, только муаровый. Ну и крупнее Траинна, конечно.

Драконесса и сокровище Бездны собрались продолжить драку, но, слава Матери, явился папуля. Дамы тут же вернулись в человеческий облик и присели в реверансе вслед за Адорасьон. Ну и я, разумеется, приветствовала отца, как подобает послушной дочери.

Повелитель драконов милостиво кивнул безупречной донье Хосефе, холодно посмотрел на растрёпанных внучек, немедленно покрасневших от стыда, перевёл взгляд на меня... Конечно! Я виновата во всём этом безобразии. Кто же ещё?!! Обидно до слёз. Лале проснулся и протянул мне, в качестве утешения, льдисто-белую розу. Папенька улыбнулся одними глазами и отправил драконье семейство домой. Антонии приказано заняться воспитанием юной драконессы. А мы... Мы - празднуем.

***


Мейнхильд с упоением занимается обустройством "настоящего драконьего гнезда". Заставила Траинна сделать пещеру с несколькими выходами. Два драконьих и несколько для человеческой ипостаси. И усадила его измельчать подаренный золотой песок. Решила, что он слишком крупный и спать на нём будет жёстко. Несколько тонн золотого песка надарили драконы, от папеньки с Антонией прислали золотой лист с вычеканенными именами новой ячейки драконьего общества. Начало фамильного древа - не хухры-мухры! Повелители Бездны прислали силовую рамку для драконьего ложа. Потому что несколько (очень много!) тонн золотого песка надо не только удержать от расползания по всей пещере, но и перетряхивать, для мягкости (ха-ха-ха!).

Дитер расстарался и добыл редчайшие ингредиенты для драконьей косметики. Да-да-да! Драконессы подводят глаза и "рисуют морду лица". Мейнхильд сообщила супругам, что следующего ребёнка она намерена высиживать, как положено драконессе. Дети в панике прибежали ко мне. Пришлось вмешаться.

- Следующий ваш ребёнок будет стражем. В нормальных родах стражей есть нюансы, которым я тебя обучу. А высиживание лучше начинать с четвёртого ребёнка.

Посмотрела на упрямое лицо невестки и треснула её хвостом по голове. Мейнхильд успела сменить облик на драконий и теперь сидит на собственном хвосте ошеломлённо мотая головой. А я продолжаю рычать на неразумную курицу:

- Родишь первенца Дитеру, потом развлекайтесь с Траинном высиживанием. Хоть курятник себе стройте!

От попытки уцепить меня когтистой лапой Мейнхильд удержал Траинн. А я уже собралась отхлестать поганку тьмой. Ничего страшного, - Дани нравится гостить у драконов. Но... в другой раз.

- Другого раза не будет, моя леди. Прекрасная Мейнхильд прислушается к твоим словам.

Лорд Этан так посмотрел на обнаглевшую дракониху, что та, съёжившись, сравнилась с ящеркой, которых некогда ловили и ели Бадвард и Бальда. А я вспомнила фразу Балли о запредельной силе лордов высокой крови. И о том, что Мохри в юности успешно отражал атаки армии Повелителя. Надувшись, как мышь на крупу, невестка пробурчала:

- Спасибо, мама. Твои советы очень ценны для меня.

То-то же!

Но для контроля, всё-таки, сообщила папеньке. Стражи всегда торопятся с рождением. Одно дело успокоить их, когда они в утробе - это каждая дорогая мамочка сумеет. И совсем другое, - беспомощно смотреть, как они умирают, слишком рано вылупившись из яйца, пусть даже из драконьего. Надо подготовиться, знать, как контролировать процесс, кхм... высиживания. Мейнхильд должна иметь представление о стражах. Не родишь, - не узнаешь.

Кассий Агриппа вызвал семейство Траинна и холодно напомнил внукам о договоре с Резервацией (чуть сама себе по голове хвостом не настучала - я-то о нём напрочь забыла!). Первые трое родов - контрактные. Это означает - никаких экспериментов. Мейнхильд даже расплакалась от возмущения:

- Я драконесса!!!

Повелитель драконов ограничился холодным взглядом. И мне с Антонией тоже досталось - плохо воспитываем. У меня других дел нет, - только за драконихой следить. Мохри, улыбаясь, шепчет мне на ушко:

- Не дракониха, а драконесса, моя леди.

И ведь знает, змей, что у драконов слух очень избирательный! На меня недобро уставились обе представительницы драконьего племени. Подумаешь! Ящерицы-переростки! Топнула ногой:

- Драконессой можно назвать Антонию, потому что драконесса - женская форма draco nobilis, а Мейнхильд - никакая не nobilis, а самая обыкновенная дракониха!

- Draco vulgaris - продемонстрировал свои познания в официальном имперском, Аквила, заработав поощрительную (патрицианки и чистокровные!!!) улыбку матери и многообещающий взгляд невестки.

Папенька хлопнул ладонью по подлокотнику кресла, прекращая все разговоры. Адъютант Повелителя, вежливо скалясь, объявил об окончании аудиенции. Мохри утащил меня в радугу, избавив от выяснения отношений с обеими бронированными дамами. Пусть Антония воспитывает жену Траинна. В конце концов, чья она подданная?! А мне и с протекторатом дел хватает.

***


Проводили на учёбу Бальдра. Мейнхильд капризничает. Измельчённый золотой песок оказался не так удобен для сна, как она думала поначалу. Драконы спят на золотом песке, смешанном с некрупными самородками. Именно такой и дарили новой семье. Теперь жена Траинна возмущённо требует от него вернуть всё обратно.

- Но дорогая, как ты себе это представляешь? Я, конечно, могу распла...

Яростное рычание драконихи не позволило Траинну договорить. Вездесущий Аквила, которому нравится дразнить Мейнхильд (самоубийца!), пояснил:

- Расплавленный песок, не может быть использован для ложа. Он будет колоться.

Не удержавшись, рассмеялась, заработав осуждающие (что такого смешного?) взгляды юных драконов. Долий, впрочем, тихо фыркает в прикрытые лапами усы. Но к своему крысу у Аквилы никогда претензий нет. Пришлось вызвать помощь. К Балли обращаться не стала, памятуя о натянутых отношениях между Люциллой и Мейнхильд. Подумала, что если Балли сумел вернуть в прежнее состояние дворцовый парк, уничтоженный Эстанислао с Эстебанией совместно с сатх, то Мохри, наверняка, сумеет привести в изначальный вид драконье ложе. А эти хвостатые пусть учатся. Раз драконья магия - воля и желание, то пусть осваивают игры со временем.

- Темпоральную магию, моя леди. Никто не слышал, чтобы драконы ею владели.

Драконы насупились. Мейнхильд злобно прищурилась. Надо было вызывать леди Арнору. Вместе с Зигги. Они быстро привели бы в чувство эту семейку. Мохри устраивать разборки не стал, парой пассов устроил смерч из золотого песка, покруживший по пещере и осыпавшийся, уже в первозданном виде - с самородками, в силовую рамку. Перину взбили, короче. Не знаю, что поняли из этой демонстрации драконы, - я лично не поняла ничего. Отобрав у меня ножи, властитель Этана промурлыкал:

- У тебя другая магия, моя леди. Твоей силе невозможно противостоять.

Поцеловав кончики пальцев моей левой руки, лорд-протектор растворился в радуге. Отец опять будет недоволен. Отвлекаю мужа от работы. Уже неделю Совет лордов-протекторов заседает расширенным составом. Обсуждают изменения, произошедшие в Бездне, и обдумывают законы, позволяющие бездновому сообществу с этими изменениями жить. Ага, так вот они заседают, а мы все брошены на произвол судьбы. Милочка грозится сама заняться законотворчеством. Призраки счастливо вздыхают: "О, несравненная!". Впрочем, Милочка столько лет была женой Повелителя Миров Союза, что вполне способна придумать пару-тройку законов.

***


- Тунеядцы!

- Агриппина, держи себя в руках!

- Тунеядцы! - Повторно припечатала я. - Я думала, они работают над законами, а они моих детей делят. Ещё план-график составили бы, когда и кого мне родить!

Возмущению моему нет предела. Даже папеньке не удаётся меня приструнить. Совет лордов-протекторов все эти дни занимался "планированием семей". Позавидовали лордам Этану и Шаугу и общим голосованием решили восстановить справедливость. Что характерно, о неэталонных чистокровных из Резервации речь не идёт. Мейнхильд произвела настолько сильное впечатление, что этих производительниц решили оставить для драконов. А я-то удивлялась, почему папенька не воспитывает жену Траинна. Эльзу вымуштровали за полгода, а Мейнхильд моложе и легче воспринимает обучение. Стратег!

- Мысль о графике не лишена интереса, дочь. Успокойся. Моих внучек принуждать к браку никто не будет...

- Не сможет, ты хочешь сказать.

Папенька с холодным неудовольствием взглянул на меня и подтвердил:

- Безусловно. Но Вероника, Герда и Дагмар должны посещать официальные мероприятия в Бездне. Должны общаться.

- Девочки - стражи. Они охраняют разломы границ. И я не хочу, чтобы кому-нибудь в голову пришла мысль содрать с них кожу.

Папенька откинулся в кресле с насмешливой улыбкой меня разглядывая.

- Агриппина, ты ведёшь себя, как ребёнок.

Безо всякой связи с темой нашего разговора, я спрашиваю отца:

- Мейнхильд в родстве с Лили?

Сияющие ледяным светом огромные глаза сузились. Помолчав минуту, Повелитель драконов ответил:

- Дочь.

Я ожидала что-то подобное, но, всё равно, чуть не упала, запутавшись в хвостах. В ледяных озёрах мелькнули смешливые искорки. Не выдержав, расхохоталась, завывая от избытка чувств:

- Тётушка Вителлия Севера! И двоюродная бабуля Люциллы!

Острозубые пасти драконьих Хранителей соткались в воздухе перед двумя радужными отблесками. Я уже забыла, что и муж и дочь сроднились с Бездной, а значит, способны слышать имена. Лале возмущённо шипит, выращивая живую изгородь перед лендлордом Вителлием Севером и леди Люциллой Саэльмо, шагнувшими в кабинет Кассия Агриппы.

- Мой легат... - Вителлий Север приветственно вскинул руку, а леди Саэльмо присела в глубоком реверансе. Какое счастье, что гостевание в Бездне доньи Хосефы поспособствовало изменению моды! Лоскутки, скреплённые по углам тонкими цепочками или шнурочками для глубокого реверанса не приспособлены. А Повелителя приветствуют только так. Случился бы конфуз...

***


Кто сообщил Мейнхильд о родстве, неизвестно. Аквила отказывается, но... неубедительно. То есть, сам он, конечно, мог и не говорить, - драконы не лгут, - но... Но! Долий умеет писать.

Я заметила, что драконья молодёжь охотнее общается между собой. Аквила, формально, является дядей Траинна. Но, поскольку они относительно близки по возрасту, они, по большей части, проводят время вместе. Наш орёл-дракон уже отработал на Империю и теперь околачивает груши во владениях папеньки. Обучается вместе с прочим драконьим молодняком. Вместе - понятие относительное. Девятнадцатилетний перерыв на учёбу и контракт компенсировать невозможно, но юный дракон уже знает многое из того, чему учат в драконьей школе, и многое из того, чему не учат. А вот драконий этикет папенька велел наследнику не просто выучить, а впитать в себя до мозга костей.

- А почему драконьему этикету обучаются только мужчины? - Спрашиваю, имея в виду Мейнхильд, которая на меня демонстративно не смотрит - обижена.

Ещё бы ей не обидеться! Когда она начала высчитывать, кто теперь главный, - в свете выяснившегося родства, - Вителлий Север очень обрадовался. Как голодный крокодил, увидевший упитанного кабанчика. И... Правильно! Загнал тётушку на плац, отрабатывать приёмы строевой подготовки. Люцилле приказал помочь "старшей родственнице" проникнуться духом семьи. Ага, так и сказал. Шеду летает над плацем, испуская кровожадные вопли, Мейнхильд в драконьем облике тоже рычит и ревёт, но... марширует. Потому что, разгромив гауптвахту, была переведена в специальное помещение для ценных заложников и ей там не понравилось (там никому не нравится). А консул, назначив взыскание инженерам, приказал им востановить гауптвахту, повысив её драконоустойчивость.

Кончилось всё предсказуемо - Траинн и Дитер выкрали жену прямо с плаца. С молчаливого попустительства консула и Люциллы. Вителлий Север считает, что дорогие мамочки должны заниматься своим делом. И только. И теперь мы ждём наследника Дитера. Страж-дракон. Или дракон-страж?.. Барон Алек созвал Совет стражей (не иначе, - по примеру лордов-протекторов) и они долго вспоминали предания и сказки, но так и не вспомнили ни одного прецедента. Ни разу не заключался союз стража и дракона с целью получения совместного потомства. Драконам помощь в этом деле и не нужна.

Ну и на празднествах по поводу встречи всех "стражей глубин", разумеется, присутствовали старшие незамужние дочери барона. Алеку не понравилась предприимчивость лордов-протекторов, и он решил принять меры. Выбирать девочки будут сами, - всё-таки, это на всю жизнь. А вот расширить список - вполне по правилам. Во всяком случае, ни папенька, ни лорд Руфус не возразили. Традиционная вражда стражей и лордов Бездны перешла на новый уровень.

- А почему нельзя выбрать для девочек нескольких мужей? И стража и...

Мохри перенёс меня в мои покои в Этане. Не дал договорить, гад! И двери теперь... драконоустойчивые. Пошвырялась посудой - никакого толка. Тяжёлые предметы ускользали из под рук, а чашки, блюдца и тарелки отлетают от мужа, не достигая его. Защитное поле. Негодяй! Топала ногами, пока замок не начал вздрагивать, демонстрируя испуг. Фыркала-фыркала, пытаясь сдержать смех, так и не смогла. Муж, обрадовавшись, что я успокоилась, схватил меня в охапку и...

***


Лале гуляет, общаясь с розами, я валяюсь на травке, наблюдая за маленьким Вальди, пытающимся поймать за хвост своего племянника. Страж Вальтер обрёл драконий облик в два года. Как только научился прятать когти, так сразу и обрёл. Драконы не нарадуются. Стражи - тоже. Мейнхильд теперь титулуется ещё и "мать стражей". Но нос не задирает - строевая подготовка сделала из неё человека (ха-ха-ха!).

Начинать по алфавиту новую линию стражей наша дракониха отказалась категорически. Заявила, что все её дети равны и нечего выделять стражей наособицу. Получила хвостом по голове. Чтобы не умничала. Мозгов всё равно нет, так что - ничего страшного, - сотрясения можно не опасаться. Тем более, что ушлая невестка насобачилась менять облик, едва уловив колебание воздуха от двигающегося хвоста. Барон Алек, впрочем, проявил снисхождение (испугался угрозы невестки назвать сына Алеком). Поскольку все дети Мейнхильд - драконы, то и "ломать строй" имён, отделяя стражей, нет необходимости.

Аура у сына Дитера не ледяная, как у прочих представителей линии Алека (змееглазых, как их называет Балли), а огненная. Даже не огонь, а что-то типа солнечных протуберанцев. Первое время с малышом, кроме драконов и стражей, общался только Акайр. Он повелитель начал, - ему и огнетушитель в руки. Папенька приказал ужесточить воспитание детёныша. Лорд Вальтер должен контролировать свою силу. Всегда.

Бедный ребёнок задыхался в путах этикета, пока Вальди не освоил перемещение по кромке Бездны. Полуторагодовалый наследник лорда-протектора, отправился на поиски чего-нибудь интересного. Это всё Долий виноват. Рыщет по разным мирам, как какой-то... крыс. Вот уж действительно, Бич Бездны. Вальди уловил отпечаток ауры драконо-стражьего детёныша и отправился знакомиться. Боевой облик высокого лорда Бездны защищает его независимо от возраста. Так что пламя ауры племянника Вальди с себя просто стряхнул. Но, для порядка, укусил дракончика за ухо. Сильно. Тот даже заверещал. Примчалась Мейнхильд, решившая поиграть в заботливую мать... т'хассы утащили протестующего Вальди домой в Этан.

Дети не оставляли попыток сбежать из под надзора, чтобы поиграть вместе. Со взрослыми им не так интересно. Ну, Долий тоже может укусить, а все остальные - начинают воспитывать. Тоска смертная. После нескольких побегов и прожжённых стен драконоустойчивого убежища для молодняка (на случай войн делалось - драконьих и не только), папенька принял волевое решение: позволить детям играть вместе. Ага. Под моим присмотром. У меня других дел нет! Хотела отобрать у Вителлия Севера балтеус, - не дал. Сказала, что раз так, - буду воспитывать детёнышей всем, что под руку попадётся. Попадёт Долий - буду воспитывать Долием. Крыс верещит испуганно: "ой, боюсь, боюсь!" - издевается, гадёныш мелкий!

Вот так и живём. От хвостов малышня с хохотом уворачивается, улучив момент вцепляется в них и требует катать. Розы тоже принимают участие в воспитательном процессе. Когда Вальтер не уследил за своей аурой и выжег проплешину в плантации, Лале гонял его шипастыми плетьми. Запеленал в колючий кокон, так, что малыш кричал сначала возмущённо, потом испуганно. Потом одарил его белой розой по-обыкновению. Розу дракончик съел. Пару лепестков успел ухватить Вальди. Подрались, как у них в обычае. Но теперь за аурой кроха следит. Запомнил.

***


Годы облетают, как сухие листья. Вальди обзавёлся голенастым домиком-замком, отправился в Академию Миров Союза. И уже убегал оттуда вместе с друзьями. Представьте, у высокого лордёныша Бездны появились друзья-люди. Пришлось приставить к детям т'хассов и призраков со строгим наказом устранять неприятности до того, как они произошли. Наблюдать боевой облик воинов Бездны маленьким курсантам совсем ни к чему. И некоторые жители протектората не должны попадаться на глаза гостям. Неокрепшая детская психика, знаете ли!

А вот к драконам в гости мы с ними сходили. Как раз и Вальтер смылся с занятий. Страж-дракон обучается на Новом Вавилоне. Траинн, купируя назревающий конфликт представителей разных Академий, расспрашивал гостей о порядках в альма-матер, вспоминал своих преподавателей, некоторые из которых ещё служат, так что общий язык разные поколения курсантов нашли, а Мейнхильд поила малышей чаем с мёдом и плюшками. Драконихе нравится готовить, - кто бы мог подумать! Вальтер, оказавшийся в меньшинстве, начал прижимать уши и выпускать и втягивать когти. Пришлось пояснить детям, что сын Траинна обучается в Академии, которой некогда командовал Повелитель драконов. После этого, первенец Дитера вспомнил об этикете и вёл себя безупречно-гостеприимно.

***


Дети погостили у нас две недели (милые и воспитанные сорванцы), а потом отправились всей компанией терроризировать родителей однокурсников. Вальди обещал, что не нарушит законов гостеприимства, не будет применять магию и проследит за своим замком. Надеюсь, что ребёнку удастся сдержать слово. На всякий случай, при нём находятся посменно трое охранников, не открывающих своего присутствия. Угрозу лучше устранять до того, как она станет явной.

Вспомнила антигравитационную защиту на корпусе первокурсников в Академии Нового Вавилона... Всё повторяется. Конечно, теперь моим детям падение с высоты ничем не угрожает - они просто изменят облик, а Акайр, боевого облика не имеющий, задействует воздушное начало. Но приходится думать о защите тех, кто рядом с моими детьми. Об их друзьях, о родителях друзей, слугах, короче, о людях. Не хочу, чтобы ребёнок чувствовал себя пугалом.

Мохри долго беседовал с сыном, объясняя ему правила общения с обычными людьми в обстоятельствах, требующих сохранения инкогнито. Попутно пришлось объяснить пятилетнему детёнышу, что означает этот термин. Вителлий Север подключился к воспитательному процессу, организовав для компании будущих диверсантов военные игры. Консул протектората мудро объединил детей, давая вводные, требующие общего сохранения тайны Вальди. А затем - все трое сохраняли тайну человеческого происхождения его друзей.

Основная нагрузка, конечно, на Вальди. Ничего страшного, - ему полезно. Когда повзрослеет - выкроит себе протекторат. В Бездне много свободных земель, занять которые может только лорд высокой крови. А в тени замка лорда селятся его вассалы. Льгота на освоение новых земель стимулирует быстрое их заселение. "Тень замка" - выражение, характеризующее силу и знания его властителя. Размеры протектората как раз и зависят от силы и знаний лорда-протектора - какой сектор Бездны он способен удержать под своей рукой.

- Кариссима, всё в порядке. Дети вернулись в Академию. Жалоб от родителей не поступило. - Оловянные глаза и безупречная выправка. Так и треснула бы хвостом по голове!

- Жертв и разрушений нет. - Интонации хроникёра одного из новостных каналов Миров Союза. Балли, продолживший сообщение Вителлия Севера, смеясь, увернулся от ножа, заставил его замереть в полёте, и с поклоном вернул мне. - Лорд Вальди вёл себя безупречно, мама. Никому из родителей его друзей не пришло в голову, что он не человек.

- А домик? - Вряд ли крылатое и голенастое создание с тремя клыкастыми головами похоже на домашнего любимца.

- Все подумали, что это одна из биоинженерных разработок. Замок лорда Вальди оказал большую помощь садовникам.

- Мышей ловил. - Я не спрашиваю, а констатирую факт.

- Не только. Лорду Вальди не придётся беспокоиться об озеленении.

Вытаращилась на зятя в полном обалдении.

- Замок сажал деревья? Или грядки полол?.. - Представила себе эту картину, начала икать. Балли сотворил искрящийся хрустальный кубок с ключевой водой и почтительно подал мне.

- Мама, чему удивляться? Замок ещё очень мал и для него это игра. И... возможно следует использовать опыт семьи фон Фальке?

- Для снятия излишней агрессивности. - Вспомнила, как Зигги копался в саду Цитадели, и как маленький Зигмар увлечённо сажал цветы, а потом, не менее увлечённо, их выкапывал. И дракончиков, всеми четырьмя когтистыми лапами рыхлящих землю. За моим садиком теперь ухаживают жёны Зигфрида. Наверное, домикам Этанов-младших полезно такое времяпрепровождение.

Тихо фыркнула, вспомнив недавний сбор яблок. Домик помог Акайру мощным пинком по стволу яблони. Та, от неожиданности, сбросила целых пять яблок, не успевших отрастить клыки. Правда потом гонялась за улепётывающим домиком по всему саду, нещадно хлеща его боевыми шипастыми ветками. Цирк! Мохри улыбаясь следил за первенцем, пытающимся призвать их к порядку, а папенька, гостивший у нас, бросил только один взгляд, приподняв левую бровь, и тут же в саду родовых владений воцарились мир и благолепие. Домик сделал чёткий поворот кругом и пристроился возле ноги Акайра, переступив лапами: раз, два, а яблоня окопалась на месте, прикинушись, что всегда здесь росла.

***


Шеду отпросился в увольнение для устройства личных дел. Вителлий Север в шоке позволил. Через три недели спутник консула явился в расположение части и притащил с собой сверкающее радугой яйцо для Люциллы. Леди Саэльмо приняла дар, Балли благодарил, пока не загнал тестя в полубморочное состояние. Яйцо было торжественно устроено в гнезде, помещённом на крыше замка Саэльмо под охраной драконьих голов, периодически дышащих на него огнём. Два месяца дышали. Наконец, вылупилась копия Шеду, назвавшаяся Шедалу. Теперь и у Люциллы есть адъютант. Точнее, адьютантша. Фурвус доволен - есть с кем поиграть. Младшие Саэльмо топают ногами: "Хочу такую же! Хочу! Хочу!" Ну им ещё трёх лет не исполнилось - даже домиков ещё нет. Балли успокаивает отпрысков: вот выучите Устав... бла-бла-бла... Лорд Руфус сразу сказал, что это спутники исключительно для Вителлиев Северов. Особая милость Матери. Лично я думаю, что мать-Бездна нашла себе новую игру. На этот раз - в солдатики.

***


Я меняюсь. И не только внешне. Промежутки между детьми увеличились и, после отбытия Годви на учёбу, я занимаюсь делами протектората. Хозяйство я веду давно, - ещё с назначения Вителлия Севера вице-протектором. А сейчас Мохри доверил мне даже приём населения. Тунеядец. Самолично выслушивает просьбы и разбирает тяжбы только раз в год. Когда новые вассалы дорастают до присяги. Вот после присяги - выслушивает и разбирает. Да и то - я рядом. Недовольных, естественно, нет - попробовали бы высказаться! Тьма вечно голодна.

Нет, я не скармливаю недовольных тьме. Ограничиваюсь штрафами и исправительными работами без права передачи сей "почётной" обязанности. Передать нельзя, - можно выкупить. Ага, тремя годами службы в армии протектората. Пока желающих не видно.

Мохри берёт меня с собой на все мероприятия. Даже на аукцион пташек-наложниц. Впрочем, из свободных женщин, там не только я присутствую. По древней традиции, женщины на зрительских трибунах скрывают свою внешность под дорожными накидками - глухими покрывалами, типа паранджи. Чтобы покупатели не отвлекались. Из под покрывала всё отлично видно, а женщину под ним не разглядишь, - только по гербам можно определить Дом. Сидит этакая копна ковровой ткани с вытканным полным гербом Дома - щит со всеми причиндалами и уже на щите - герб.

- А если там кто-то другой? Под покрывалом?

- Моя леди, это невозможно. Здесь методы идентификации не хуже, чем во дворцах Повелителей.

- Надо озадачить Вителлия Севера. Пусть потренирует своих диверсантов. - Подумала, что Алонсо наверняка нашёл бы несколько способов обойти идентификаторы. Вздохнула. Лале погладил меня по щеке и выбросил побег наружу. Любопытствует.

Муж насмешливо улыбнулся и вернулся к разглядыванию парада наложниц. Нагих рабынь сначала прогоняют по окружности арены всем скопом. Бичами с широкими эээ... широким полотном, чтобы не попортить нежную женскую кожу. Судя по краснеющим на мясистых частях тел полосам, удары довольно чувствительны.

- Для чего их гоняют табуном? Разве не лучше выставлять хмм... поштучно?

- Воробышек, покупатель должен видеть весь ассортимент. Может быть, глаз зацепится за какую-нибудь конкретную кхм... обратит внимание на какую-то конкретную рабыню.

Поскольку при такой пробежке хорошо видны только пышные зады наложниц, я прекрасно понимаю за ЧТО может зацепиться глаз. Злобно шиплю под покрывалом, лишённая возможности швырнуть в мужа чем-нибудь тяжёлым. Зелёно-карие глаза искрятся весельем, лорд-протектор посылает мне воздушный поцелуй и отворачивается к арене.

Надо восстанавливать контингент наложниц. Чтобы было кого предложить гостям. Рассматриваю бегущий табун с точки зрения дорогой мамочки. Нас тоже учат "помогать" при необходимости. Иногда, исполнение контракта затрудняется именно потому, что является целью двух, а то и трёх поколений патрицианских родов. Контракт - очень дорогое удовольствие. И когда он всё-таки заключается, может возникнуть психологический барьер, мешающий его исполнению. Лично я с подобным не сталкивалась. Впрочем, и Марии, и Флавии и, тем более, Вителлии Северы достаточно богаты, чтобы не видеть проблемы в контракте с Резервацией. Но... но! Нас учат. Каждая дорогая мамочка, в отличие от неэталонной чистокровной, способна "пробудить спящего".

Пнула по ноге заинтересованно повернувшегося мужа. Нечего отвлекаться. Надо выбрать лучших пташек. А то сидит, мысли читает, вместо того, чтобы задницы... вместо того, чтобы предварительную сортировку делать.

Торговые дома выставляют рабынь по жеребьёвке. Каждому дому - свой день. Сначала выставляют дешёвых, затем - по нарастающей. Нераспроданные регистрируются и перемещаются в общий загон. Когда торги Домов заканчиваются, начинается "распродажа остатков". Некоторые покупатели приходят на большие торги специально из за этих остатков. Иногда (крайне редко) можно по-дешёвке купить рабыню, на которую иначе не хватило бы средств.

На большие торги, традиционно, выставляют всех имеющихся рабынь, достигших семнадцати лет. Абсолютно всех. Придерживать нельзя. Великие дома Бездны косо смотрят на прижимистых торговцев. Такие долго не живут. Вот и стараются торговцы успеть довести товар до нужной кондиции. А поскольку дату торгов заранее не объявляют... Где-то раз в пять лет... Короче, - возможно всякое.

Мохри передал агенту список интересующих нас номеров и принялся разглядывать посетителей. Подозвал приставленного к нашей ложе слугу, нацарапал когтем на тонкой золотой пластинке записку и отправил его с поручением.

- Я пригласил лорда Зигмунда с женой присоединиться к нам. Лорд и леди Шауг навестят нас сами.

- Субординация по степени родства?

- Вот именно.

Зелёно-карие глаза искрятся весельем. Пара пассов и наша ложа преображается в уютный салон для приёма дорогих гостей. Драгоценные драпировки, цветы, лёгкое угощение. Хотела сбросить с себя надоевшую накидку, - муж не позволил.

- Моя леди, я сожалею, но правила не допускают исключений.

Зигги, вошедший в ложу вместе с лордом Шаугом и огромными копнами, скрывающими их жён, послал мне змеиную улыбку. Из под накидки с гербом фон Фальке, дополненным чёрной радугой, слышится злобное рычание леди Арноры. Представила, что ещё несколько дней вот так сидеть под этим шатром... включила контроль дыхания.

- Я не вижу здесь твоего племянника, леди Арнора.

- Несовершеннолетние на торги не допускаются. Для них рабынь закупает представитель торговой Гильдии.

Проанализировала свои впечатления от изобилия гербов... Не хватает ещё одного зятя.

- А лорд Нолед тоже несовершеннолетний?

Мохри раскашлялся. Старательно придерживаю отрастающие хвосты, жду, что скажет мой хитроумный муж.

- Лорд Нолед, он... древней крови. У них другие традиции... Более, кхм... После того, как лорд женился, на больших торгах его представляет агент Торговой Гильдии.

Ну... всё.

Первой пострадала накидка. Хвостами её разодрало в мелкие клочья. Мохри старательно удерживает барьер между мною и прикрывающим напуганную Аду зятем, Зигги с леди Арнорой веселятся. У этой пары полное родство душ.

- Моя леди...

Ответила супругу рычанием не худшим, чем у леди Арноры и подцепленным хвостом серебряным столиком. Натренировалась с детьми, - теперь могу хвостами даже сети плести. Негодяй прямо на подлёте преобразил столик в изящное креслице и переправил его Тайгу, усадившему в него икающую Аду. Разозлилась уже на дочь. Не страж, а курица, какая-то! Совсем распустилась! А этот... зять ещё и высказывается.

- Мама, успокойся, наши традиции...

- Аххх, традитсссии!!! - Лале солидарно выпустил пять шипящих побегов - чтобы никого из присутствующих не обидеть. Зигги с леди Арнорой уселись на пол, рыдая от смеха. Цирк нашли! Подцепила хвостами блюдо со сладостями и плюхнула перед тётушкой Балли, заставив их подпрыгнуть. Зигги предупреждающе сказал

- Принцесса, полегче!

Вежливо оскалившись предложила угощаться, пока я беседую с мужем. Потянулась к графину вина, лорд Этан, движением пальцев отправил графин и два серебряных кубка на низкий столик, сформировавшийся из воздуха перед четой фон Фальке. Зигги щедро плеснул в оба кубка вина, леди Арнора, сбросив накидку, выпила и вонзила клыки в сочную плодовую мякоть, приобретя вид трапезничающего хищника. Барон вальяжно махнул рукой:

- Продолжай, принцесса, не будем вам мешать.

И я продолжила. Долго скандалить со мной Мохри не стал, - извинившись перед гостями утащил к розам. Специально, чтобы Лале отвлечь! Хранитель прошипел что-то вроде "ну вы смотрите тут, шоб всё нормально было" и, скатившись с моей головы, отправился общаться. Поняв, что дракой мужа не проймёшь, начала всхлипывать, завывая:

- Как ты мог меня туда притащить?!!

Лорд-протектор с интересом на меня смотрит. Сволочь, а не муж! Хотела уже продолжить разгром, но беседку мне жалко, а розы - живые. Пришлось швыряться туфлями. Оставшуюся без обуви, меня в несколько секунд освободили и от одежды.

Через пару часов, валяясь на ковре, продолжила возмущаться:

- В баронствах девками занимается управительница.

Мохри пожал плечами:

- Тайг сказал тебе абсолютную правду, Воробышек. Главные жёны традиционно сопровождают мужей на большие торги. Я не подумал, что тебе это может быть неприятно. Собственно, тебе не понравилась только невозможность снять накидку, насколько я понял.

- Ты ничего не понял!

Укусила мужа за плечо. Сильно. Домой вернулись ночью и уже вчетвером.

***


- Подумать только! Господин Ю ещё что-то писал о темпераменте твоих дочери и невестки! Он просто не знал, что такое настоящий темперамент.

Сижу на широкой скамеечке, сажаю цветочки и слушаю зеленоглазого Повелителя. Т'хассы шумно вздыхают, лёжа на траве. Домашний арест! Барон Алек, сопроводивший ко мне высокопоставленного посетителя, загадочно улыбается. С моим темпераментом барон знаком лучше прочих мужей.

Алек пришёл за мной в разгар скандала. Мохри просил меня в ближайшее время не покидать протекторат. На вежливую, подкреплённую всего лишь чашкой с блюдцем, просьбу пояснить причину, муж бормотал что-то невразумительное. Баронесса Арнора, сопровождающая прибывшего с дружеским визитом Зигги, любезно пояснила, что, по приказу повелителя Лаки, я нахожусь под домашним арестом. Ага, за неподобающее поведение. И вообще, с этого дня на больших торгах свободным женщинам появляться запрещено. Посмотрела на довольные рожи мужчин, включая консула, и... отправилась в Делон с актуальным мужем.

- И силой они меня отсюда не вытащат!

Шипящий смех отражается от стен и потолка. Тени хищных тварей на стенных гравюрах скользят, не давая себя рассмотреть. Ощущаю себя... дома. Здесь меня любят и ждут. Всегда.

- Смеёшься? Они нарочно меня спровоцировали! - Я знаю о чём говорю. Немного подумав, поняла, что Мохри виртуозно срежиссировал сцену, предшествующую разгрому нашей ложи. Ну... между нами пятьдесят тысяч лет.

- Воробышек, ты такая забавная! - Алек заставил замереть в воздухе изящную статуэтку танцовщицы и аккуратно поставил её на каминную полку. Хорошо сделал, - такая красивая вещь! - Конечно тебя спровоцировали. Присутствие женщин на больших торгах мешает, кхм... торговле. Покупатели не могут долго торговаться, повышая цену, опасаясь разгневать жён. Главные жёны лордов приучены сдерживать свои эмоции. С детства приучены. Поэтому, с момента вашего брака с лордом-протектором, все с нетерпением ожидали твоего появления на больших торгах. Знали, чем это закончится.

Хотела сказать, что запрет на появление ничего не значит - жёны могут сопровождать лордов на торги, не появляясь на самих торгах. И поломать им всю малину. Потом, вспомнив как Вителлий Север всё чаще сбегает на манёвры, решила, что мужчинам нужно отрываться от семьи. Вздохнув, подумала, что хотя любовь консула осталась неизменной, дополнившись уважением к обретённой мной недавно патрицианской способности управляться с делами протектората - папенька улыбается поощрительно, а это дорогого стоит! - она утратила неистовость желания. Супружеские обязанности консул исполняет с неизменным пылом, но... Но! Всё чаще сбегает на манёвры и учения. Обрёл надёжный тыл.

Тёплые руки сжали мои плечи:

- Не надо, Воробышек. Ты не понимаешь... То, что барон Луций не проявляет свои чувства, как раньше, не означает, что они изменились.

Отмахнулась от стража. Тоже мне, - мужская солидарность. Если бы не необходимость в посреднике, барон так не говорил бы! И лорду Этану меня не передал бы тогда. Зарычала от злости. Лале погладил меня нежными листочками и протянул льдисто-белую розу. Тьма взвихрилась, - барон перенёс нас в сад. Ага, и показал выгороженный, как в Цитадели Саара, участок, сказав, что мне предписано ещё и снижение агрессивности. Потребовала лопату, имея в мыслях гонять ею мужа по саду. Очень способствует снижению агрессивности.

***


Мойбел Этан-и-Делон - настоящее стихийное бедствие. Вителлий Север её так и называет "Мэйдэй". Алек смеётся, говоря, что дети поделили особенности характеров предков поровну, но не так, как мы могли надеяться. Дочь собрала весь авантюризм, свойственный линии лямбда, а её брат Манус, напротив - предусмотрительность и основательность Ноледов. Лишь сила Этанов унаследована обоими близнецами. Внешне дети - само благонравие. Мейнхильд, навестившая нас со своим выводком, так и прошептала восторженно:

- Ангелы!..

Златокудрые пухлощёкие младенцы с круглыми, как блюдца, зелёно-карими искрящимися глазищами и алыми губками-сердечком действительно напоминают изображения на рождественских открытках. Ага, пока не проголодаются. Проголодавшись, детки перетекают в боевую ипостась Этанов и уходят дорогой стражей на нижние уровни Бездны. Охотиться. И не с трёх месяцев, как младшие Саэльмо, а на четвёртый день. Как только мы покинули Бездну, так дети пропали из вида. А кормящей матери, между прочим, вредно волноваться!

Конечно, я особенно не нервничала. Дети приняли боевой облик, а значит им мало что может угрожать. Да и Мохри тут же кинулся за ними. Оставшийся охранять меня Алек прошелестел успокаивающе:

- Малышам просто не хочется покидать Бездну, Воробышек. Не беспокойся о них.

- Не беспокойся?! А как мы их будем выманивать в Делон? Им не няньки нужны, а надзиратели.

- Кариссима, не преувеличивай.

Зарычала на бестолкового военного и удалилась в свои покои заниматься восстановительной йогой. Я мужей ещё не простила за домашний арест. Делон излучает растерянность и лёгкую обиду. Замок к детям барона относится трепетно - выращивает колыбельки, следит за безопасностью и комфортом малышей, а они... сбежали, даже не осмотревшись.

Возмущённо ревущих отпрысков Мохри притащил за шкирки почти через час. Делон не пустил лорда-протектора в боевой ипостаси, пришлось барону забирать у него детей. Попав в руки стража, близнецы сменили облик и хищно зашипели, пытаясь когтистыми ручками ухватить змей, высовывающихся из кромки отцовского плаща. Замок перенёс меня к воротам. Протянула руки к малышам и они, радостно курлыкая, перелетели ко мне. Оказавшись на руках, тут же засопели, буквально обрушившись в сон. Сытые. Алек пригласил лорда Этана выпить пару кубков укипаловки. Вителлий Север воспользовался случаем нагрянуть в свой замок-казарму с внеплановой инспекцией. Вызвал ройха и отправился. Сидеть кому-то на гауптвахте.

***


Сижу в садике, вожусь с цветами. Дети пытаются отловить Лале. Лопата, украсившаяся после плотного общения с бароном Алеком, звёздочкой на древке (на рукоятке, конечно же!), прислонена к скамье, чтобы быть под рукой. А то как снижать агрессивность? Без лопаты - плохо. Жалко, что лорд Руфус воздерживается от посещения замка стража. Наверное, учуял моё желание продемонстрировать ему усовершенствованную мной методику снижения этой самой агрессивности. Леди Арнора тоже обзавелась садовым инструментом. Хотя загнать её в клумбу никто не рискнул. Тётушка Балли до сих пор входит в семёрку сильнейших воинов Бездны. Сейчас они всей семьёй дрессируют подрастающие замки. Зигги растит цитадельку по типу Саарской, так что клумбы Арноре не миновать. А вот их близнецы сотворили замки, как у всех Саэльмо.

Семейство фон Фальке прибыло с целью поддержать Вителлия Севера. Бароны и лорд Этан уже вторую неделю пьянствуют, успокаивая нервы. Казарма Вителлия Севера сказала лендлорду Луцию "Nescio vos". Консул пребывает в шоке. Деликатное объяснение барона Алека, что реакция замка стража вполне естественна, закончилось на площадке для поединков. Получив несколько порезов от баронского фламберга, Вителлий Север умерил пыл, вызвал Квинта и официально передал замок сыну. Барон Квинт - консул Империи, как и бывший барон Луций. Эпоха Лютого закончилась и на Альмейне.

Близнецы, отправившиеся на гостей посмотреть и себя показать, уловили раздрай в душе дяди Люка и притащили ему трофей с нижних уровней Бездны. Тащили вдвоём - потому что это создание, не оценившее оказанной ему чести, вырывалось изо всех сил. Тварь напоминает гигантскую росянку. Дети скрутили её Тьмой, потому что радужные путы она впитала в себя и выросла. Мохри порекомендовал вице-протектору завязывать с нервами. Пока дети не расстарались и не добыли ему подарочек из Безначалья. Шеду в шоке смотрит на хищное порождение Матери. Спутнику лендлорда теперь придется быть поосторожнее - а то слопают, - не успеешь оглянуться.

Когда малыши рядом со мной, они сущие ангелы. Даже несмотря на то, что когти ещё не умеют прятать. А рядом с отцами... Алек старший говорит, что это реакция на кровь. Безднята рядом с Мохри, становятся стражами поблизости от Алека. Лорд Нолед просто мало наблюдал за ними. Ему со своим наследником хлопот хватает. Самый младший из Алеков унаследовал шкодливость Милочки. В Ноледе теперь весело.

Преимущества Цитадели Ноледов проявились как никогда ярко. Куда бы ни отправился предприимчивый наследник, он всегда оказывается на внутреннем дворе, переделанном в детскую площадку. Ну ничего... дети растут быстро. Скоро родовое гнездо уже не угонится за малышом. Спросила у зятя:

- Почему дети так быстро освоились с боевым обликом и тьмой? Им же ничего не угрожает?

Алек-старший, тонко улыбнувшись, поцеловал мне руки и ничего не ответил. Потянулась за лопатой. Пора уже и вторую звезду вырезать. Лендлорд Нолед, переместив шанцевый инструмент себе за спину, прошелестел:

- Твои дети реагируют на беспокойство их отцов, Воробышек. Только и всего.

Растерянно хлопаю глазами. Беспокойство? В Бездне мир. Никакого напряжения не чувствуется... Или это я не чувствую? Посмотрела на малышей загнавших Лале в угол и пытающихся теперь выпутаться из колючих ветвей. Дети тут же повернулись ко мне и заорали, требуя любви и внимания. Оголодали. Простилась с зятем и отправилась забирать у Хранителя вот прямо сейчас готовых умереть от истощения младенцев. Щёки лопаются от сытости, а туда же!

***


Яблони близнецов растут в саду Этана. И в этом же саду неугомонная Мэйдэй устроила первые гонки на взрослых деревьях. Всё потому, что старшие братья не желают принимать малышей в свои игры. Сбегают от них! Манус спокойно занялся строевой подготовкой - бальзам на израненную душу дяди Люка. А Мойбел решила настоять на своих правах. Боевой облик во владениях отца принимать не разрешается, так что преследовать бессовестных родственников приходится на своих двоих. А много ли набегает пятилетняя девчушка? Зато многострадальная яблоня Акайра сумела выйти на след Вальди и Годви с удивившими всё семейство точностью и скоростью. Воинственно вопящую сестричку, метко обстреливающую братьев яблоками (и ведь хватило ума дождаться, когда они отрастят клыки, а потом уже швырять!) пришлось снимать с дерева старшему брату. После того, как Акайр разогнулся от хохота.

Высекла всех. Потому что Мэйдэй была пересажена на бесхозную яблоню, выросшую из одного из упущенных сборщиками яблок, и весь выводок Этанов-младших (уже вместе с Манусом) устроил скачки на деревьях. Сначала "кто быстрее", а потом, разбились на команды по жребию и начали сражаться при помощи яблок. Ветви с недозрелыми плодами хитрые яблони отводят в сторону, а спелые яблоки, упав на землю, срочно закапываются.

- Скоро весь сад заполонят. Места для роз не оставят.

- Дались тебе эти розы, кариссима. Детям надо развивать новые умения.

Лале злобно зашипел на Вителлия Севера. Розы - это святое. Шеду насмешливо защёлкал когтями, а росянка, получившая имя Блюмхен, выпустила щупальца, попытавшись схватить Хранителя. Получила шипами по нежной кожице и, поняв, что с Хранителем ей не совладать, занялась охотой на упавшие яблоки. Наивное существо! Клыкастые плоды желают пустить ростки, а не стать кормом для порождения нижних уровней Бездны. Хихикаю, глядя, как Блюмхен, содрогаясь от обиды, втягивает обгрызенные яблоками щупальца. Шеду с воинственным видом топчется на плече консула. С появлением в семье Блюмхен, Шеду не спускается на землю. Хотя росянка, вроде бы, не считает адьютанта консула едой, но... Но! Бережёного Мать-Бездна бережёт.

Скоро дети отправятся на учёбу. Мне уже жалко Академию. Вся надежда на младших Саэльмо. Потому что достучаться до Мэйдэй удаётся только Балли, папуле и... повелителю Маре. Всех остальных она вежливо слушает, пропуская мимо ушей всё, что ей говорят.

***


Весь вчерашний день потратили на объяснения, почему нельзя взять яблони в Академию. Не убедили. Мохри, отчаявшись, попросил меня вызвать Дани. На пару часов всего. Посмотрела на очень серьёзного мужа и не стала вредничать. В конце концов, зачем расспрашивать, если через пару часов я и так всё узнаю?

Кроме Дани, Мохри вызвал всех родственников. Собрались в саду. Насторожившиеся яблони маячат на горизонте, успешно маскируясь среди парковых деревьев. Лорд-протектор попросил старших сыновей подозвать свои яблони. Алек-старший насмешливо щурится. Знает, что будет дальше? Начинаю злиться.

- Мне следовало сразу предупредить вас, дети мои. Для высокой крови яблони Ноледа неопасны. Но уже для лендлордов - неосторожность может привести к смерти.

Вителлий Север уставился на сюзерена оловянными глазами. Мохри холодно напомнил консулу, что разделил с ним кровь. И что мои дети, вне зависимости от происхождения их отцов, принадлежат к древней крови Матери. Балли с очень серьёзным видом объясняет что-то своим детям.

- Ты хочешь сказать, что для... - посмотрела на мужа и получила утвердительный кивок.

Я достаточно знаю Мохри, чтобы не сомневаться. А вот младшие Саэльмо недовольны. И младшие дети Бальды тоже недоверчиво улыбаются. Муж, тяжело вздохнув, предложил провести тестовую проверку. Люцилла решительно шагнула вперёд. И... уткнулась носом в камзол супруга. Балли изящным жестом перенёс жену к себе за спину. А вот младшие стражи, драконы и лендлорды рванули к яблоням наперегонки. Насмотрелись репортажей господина Ю.

- Мне это не нравится, Мохри.

- Другого способа нет, моя леди. Соблазн слишком велик. Они должны на себе прочувствовать ЧЕМ грозит легкомысленное поведение. Лорд Даниэль справится. Мы с Тайгом наложили на них темпоральную блокировку. Так что твой сын сможет, при необходимости, прерваться на отдых.

- Я думала, что уж драконам-то ничего не грозит...

- Это древнейшие порождения Бездны, моя леди. ТЕБЕ они не страшны, а юным драконам, как и прочим, следует проявить уважение. Чешую взрослого дракона они не смогут пробить. Хотя яд способен её растворить со временем.

- Как у Блюмхен?

- Хуже. Его можно смыть только в озере Забвения, либо в Безначалье в Предвечном океане.

Тихо разговариваю с мужем, наблюдая за работой Дани. Мохри просил Целителя повременить с лечением, чтобы пациенты, после снятия темпоблокировки, прочувствовали последствия своего безрассудства. Целитель знает, когда вмешаться.

Люцилла и Мейнхильд в кои-то веки солидарны. Недобро смотрят на Мохри. Для Люциллы, между прочим, лорд-протектор является сюзереном. Лично я опасаюсь, что дети получат душевную травму. Почти-смерть это... неприятно. Вспомнила Вителлия Флавиана, закрывшего собой Мария, которому папенька с Вителлием Севером решили преподать урок. Сын вышел из регенератора, испытывая чувство вины, за то, что не успел отбросить нож в сторону. А этим детёнышам вообще никакого оправдания себе не найти. Долий смачно хрустит яблоком, успешно сорванным с Акайровой яблони. Этому крысу всё нипочём.

- Долий просто осторожен, моя леди. У р'асти безошибочный инстинкт.

- А почему он позволил Аквиле сунуться к яблоне? Он же его спутник?

- Бесссполезно объяссснять, потому что!

Шипящий голос крыса произносит слова невнятно. Но разобрать можно. Наследник папеньки тоже пострадал. Не повезло братцу - папенька применит воспитательные меры. Интересно, а когда же драконы становятся взрослыми?

- В пять тысяч лет.

Начала икать. Папенька, получается, несовершеннолетний?

- Твой отец - исключение. Повелитель взрослый по-определению. Но к яблоням ему следует приближаться с осторожностью. Они чинов не признают.

Наконец-то все исцелились. И папенька тут же приказал пострадавшим отправиться снимать урожай с диких яблонь. Норматив - три яблока. Правильный подход. В древности, я слышала, если авария произошла не по вине пилота, его тут же отправляли в следующий полёт. Чтобы не разуверился в себе.

Близнецы притихли, уцепились за руки отца, виновато моргают. Зрелище корчащихся от смертельной боли родственников произвело впечатление. Надеюсь, запомнят на будущее.

Яблок в этот день мы наелись до отвала. Особенно, добытчики, поедавшие истекающие душистой сладостью плоды с мстительным удовольствием.

***


Оказывается, мужья мои беспокоились не напрасно. Вообще-то, это уже тенденция. Опять меня украли с территории Академии.

Провожали детей на учёбу. Ничто, как говорится, не предвещало. Во всяком случае, Феле не предупреждал. Хотя, малыш не видит кровных родственников. Но мужья-то мои ему не родные? Мог бы и посмотреть!

Возмущение моё не знает границ. Ещё и потому, что я опасаюсь шевелиться. Меня выхватили буквально из рук мужей. Не успел лорд-протектор отвернуться, давая напутствие детям, а консул протектората сократить расстояние между нами (хотя куда уж сокращать!), как над моей головой лопнул пространственный пузырь, отливающий чёрной радугой и я взмыла вверх, цепко схваченная чёрными когтями. Меня даже ройхи никогда не хватали!

В первое мгновение я собралась отбиваться. Пока не посмотрела вниз. Земля... как на древней штабной карте. Сразу начала задыхаться от нехватки воздуха. Реакции - ноль. Ну, допустим, Я дискомфорта не ощущаю. Но ведь обычный человек на такой высоте уже бы задохнулся? Или нет?

Мой похититель изогнул шею и посмотрел на меня наглым чёрным глазом. Такого дракона в свите папеньки нет. Политическое покуше... похищение? Наглая рептилия весело оскалилась, подмигнула мне и... отвернулась. Наглец! Пользуется тем, что я совершенно беспомощна сейчас. Ну ничего! Вот мы доберёмся до места и тогда...

Меня уронили в море с высоты трёх метров. Дракон спикировал настолько стремительно, что я даже хвосты не успела отрастить. Лале вообще затаился на своей площадочке, крепко вцепившись шипастыми побегами в её края. Хорошо, что не в причёску - оскальпировал бы! И вот, пока я на мгновение (!) зажмурилась от воздушных потоков, меня стряхнули с когтистых лап прямо в тёплую воду. Хорошо, что на мне платье без корсета, - утонула бы.

Озверелая, вылезла на согретые солнцем камни. Мокрое платье облепило, превратив в какую-то... нимфу из фонтана. Кувшина не хватает на плече. Хотя, я предпочла бы весло. Дракон замерцал, меняя облик.

- Драгоценная донна...

Наглый чёрный взгляд ожёг бичом мои бёдра, ощупал все выпуклости и впадины и, пряча в глубине улыбку, вернулся к моим глазам. Разъярённо шиплю, утратив голос от возмущения:

- Как ты посмел меня похитить, дон Энрике?!

Команданте молчит, отдав себе команду "вольно!". Топнула ногой, сжав кулаки, ощущая себя капризным подростком и от этого злясь ещё сильнее.

- Я жду Алонсо! А ты!..

Лёгкие шаги за спиной. Каблуки, традиционно окованные серебром, высекают музыку, стучащуюся в мои неверящие уши. Я замерла, оцепенев в коконе стремительно обрывающихся мыслей и чувств. Лакированная поверхность, с некоторых пор, панцирем покрывающая меня, дала трещину. И ещё одну, и ещё... осколки панциря отваливаются вместе с кожей и мясом... Моё сердце истекает кровью. Не могу повернуться.

- Она ждёт. - С комической серьёзностью сообщил команданте.

Небесная синева взгляда выбивает землю из под ног. Я парю в этой синеве, как в невесомости. Мохнатые черти, замерев навытяжку, прижали к груди когтистые лапы и не дышат. Только нервно хлещут себя длиннющими хвостами. Полушёпот-полувздох:

- Миранда...

Теперь я знаю: любовь - это боль. Больно. Мне так больно!.. И я не выдерживаю, срываюсь:

- Когда-то ты обещал, что мы будем жить долго и счастливо. - Контроль дыхания. Вдох... выдох... сердце с трудом проталкивает загустевшую от боли кровь. Спокойно... спокойно... - Я не знаю КАК долго и НАСКОЛЬКО счастливо мы будем жить. Но я тебе обещаю, что умрём мы в один день. Ты понял меня, Алонсо Мигель Ксавьер Морадо де ла Модена-Новарро?!

Взгляд мужа ощутимо похолодел. Черти выразительно стучат себя кулаками по лбу. И Алонсо и команданте Энрике говорят одновременно:

- Миранда твои слова неразумны...

- Драгоценная дона не болтай ерунду...

Не позволяю мужчинам перебивать себя.

- Я дважды хоронила тебя, Алонсо. Третьего раза я не переживу. - Начала задыхаться от нахлынувших воспоминаний... - Я... не смогу... Это очень больно... Алонсо...

Муж подхватил меня на руки. Очень своевременно, надо сказать. Потому что мои ноги подкосились, а перед глазами расплываются кровавые круги.

***


Аромат диких роз напояет воздух. Лале соорудил уютный шалаш: льдисто-белые цветы внутри, длиннющие шипы снаружи. И плотный коврик из переплетённых гладких побегов и листьев, заменяет пол. Зелёные сумерки успокаивают воспалённые глаза. Прижимаюсь к вновь обретённому супругу. В голове вакуум. Мыслей никаких нет. Но самое важное я сказала. Остальное - подождёт. Алонсо шепчет, прижимая меня к себе одной рукой и поглаживая мою спину кончиками пальцев другой:

- Рани, прости меня. Я был эгоистом. Я слушал твои предложения об озере Забвения и не понимал, что все они содержат только одну просьбу: не оставлять тебя. Я понадеялся, что время сгладит боль потери. Что наши дети защитят тебя. Я не принял в расчёт людской жадности. Прости.

Прижалась покрепче, слушаю, как бьётся сердце моего мужа, исцеляя моё собственное, и молчу, соглашаясь. Конечно, эгоист. Всегда думает только о себе. То заговоры надо раскрывать, то умирать пора - прекрасный год заканчивается, а жена пусть сама как-нибудь.

***


И снова я падаю в бездну третьего глаза Матери. Алонсо выбрал храм на одном из нижних уровней Бездны. Не спрашиваю, почему, - и так понятно. Муж, как обычно, догоняет вчерашний день. Нет, Алонсо Мигель Ксавьер Морадо де ла Модена Новарро не прикоснулся ко мне, возобновляя супружеские права. Сначала - храм.

Нет. Сначала я попыталась треснуть излишне правильного супруга хвостом по голове. Команданте, восхищённо присвистнул и заявил, что если бы знал, что я умею принимать ТАКОЙ облик, то ни за что не отдал бы меня мужу. Унёс бы к себе. Воспользовалась опытом Мирочки и швырнула пару камней в бронированный лоб. Никакого толку!

Так в бездновом облике и отправились. Два чёрных дракона и я с хвостами. Энрике, - свидетель и боевое охранение. Ибо, говоря с Матерью, нельзя отвлекаться ни на что другое. Конечно, считается крайне дурным тоном нападать на "говорящего". Но кого это останавливало? Вителлия Севера - точно не остановит. Вытаращит оловянные глаза и рявкнет: "Виноват! Не сдержался!".

Не прошу ни о чём, ни на что не надеюсь. Лишь глубокая благодарность наполняет меня. Мне было обещано, и мой Алонсо снова со мной. Бездна ласково улыбается и... Я на ступенях у входа в маленький храм Матери. Мгновение, и Алонсо берёт меня за руку. Мы идём по саду и ветви, тяжёлые от спелых плодов, склоняются над нами.

- А команданте? Он всё ещё на нижних уровнях?

- Команданте вернулся домой сразу после благословения Матери.

Посмотрела на тонкий ободок, увенчанный сферой ярчайше голубого (цвета глаз разгневанного лорда Руфуса) камня, придавленного двумя полумесяцами слёз дракона. Левиум всё-таки существует. Не смогла удержаться - сняла кольцо, положила на ладонь и перевернула руку ладонью вниз. Перстень висит в воздухе. Настолько точно неизвестный мастер уравнял вес платины и камней. Алонсо тихо рассмеялся и я, устыдившись, вернула кольцо на безымянный палец. Черти в синих глазах насмешливо щёлкнули хвостами, отсалютовав мне когтистыми лапами.

- Мы будем жить в пещере? У меня нет навыка ночёвок на золотом песке.

- Не волнуйся, Миранда, в ближайшее время ночёвка на золотом песке тебе не грозит, - у меня его нет.

На мой немой вопрос муж развёл руками:

- Я бедный дракон. Успел только замком обзавестись. Может быть, тебя устроит обычное ложе?

***


- От синеглазого одни неприятности.

Не удержавшись, огрызнулась:

- От тебя, зато, сплошные приятности.

Глаза Вителлия Севера полыхнули ледяным светом. Шеду воинственно топчется на широком плече, угрожающе потрясая когтистыми лапами. Черти в синих глазах Алонсо отвечают адьютанту консула, отбивая чечётку и уморительно копируя его жесты. Консул, не успокаиваясь, продолжает:

- До сих пор, кариссима, все твои дети рождались нормально и в нормальные сроки.

Попыталась слезть с колен мужа, чтобы треснуть зарвавшегося военного хвостом по голове. Алонсо мягко удержал меня. Он прав, конечно. Мне следует воздерживаться от волнений и смены облика. Почти двухлетняя беременность тревожит не только нас, но и всю многочисленную родню. Но ведь доведёт же до греха!

Мохри кашлянул многозначительно, и Вителлий Север, щёлкнув каблуками, распрощался. Отправился новобранцев гонять. Армия протектората готовится к совместным с драконами учениям.

- Агриппина, я настаиваю на твоём осмотре целителями.

Ну вот... теперь папенька за меня взялся.

- Нет необходимости, отец. Я себя чувствую нормально, ребёнок растёт и развивается. Никаких тревожных сигналов он не подаёт. Может быть, драконы так и должны вынашиваться.

Успокаиваю папеньку, а сама успокоиться не могу. Как я рожать буду? Драконы, - они когтистые, и с гребнем. Но вида не подаю. Мохри пришёл мне на помощь, приняв эстафету:

- Повелитель, твоя прекрасная дочь, после рождения пятидесяти двух детей, включая двенадцать пар стражей, сама является уникальным экспертом в этой области. У прочих нет такого опыта. И если моя леди говорит, что и она и ребёнок чувствуют себя нормально, то ей стоит верить.

Алонсо закончил разговор, сказав:

- Дани предупреждён и будет с нами, когда придёт время.

Кассий Агриппа пробурчал недовольно:

- Ну, разве что, Даниэль.

Потом объявил, что у него полно дел и отбыл в драконьей ипостаси. Мохри тоже откланялся и ушёл в радугу. Осталась я с двумя мужьями. Барон Алек вышел из тьмы своего плаща и уселся в кресло. Долго молчали втроём. Потом Алек прошелестел:

- Баронессе следует больше времени проводить в воде. Ей будет легче.

Я и так вылезаю из воды только когда у нас папенька гостит. Или лорд Руфус. Два года в тягости - не семечки. Особенно сейчас. Я даже сплю в небольшом заливчике, созданном Алонсо специально для меня. Для нас.

Тихий вечер позволил, наконец, расслабиться. В семье - мир. Объединились в заботе о моём здоровье. А как вспомню, что было, когда Алонсо вернулся и меня украл...

***


Первый месяц, впрочем, был идиллически спокоен. Муж заблокировал свои владения и мы заново обретали друг друга. Нам хватало нашего маленького мира. Много ли нужно для двоих? Алонсо отложил все дела, мы гуляли по асиенде и окрестностям, выходили в море с рыбаками и лазали по горам, гоняя дичь. Летали на острова. Алонсо летел в драконьем облике, а я - на его шее. На спину не сядешь, там гребень с боевыми зубцами. И вообще, - жене положено сидеть на шее у мужа. Так команданте сказал, а он разбирается. И каждый рассвет мы встречали в Бездне. Я, как порядочная, отправлялась в спальню, готовясь ко сну. Потом слушала серенаду, и моё сердце пело и тихо плакало от счастья. Одаривала мужа розой, и чёрный дракон взлетал на балкон... А просыпались мы... Я уже начала тихонько ревновать Алонсо к Матери. Впрочем, серенады муж поёт только мне. А Бездна смеётся и танцует, и широкие рукава разлетаются, как крылья диковинной птицы.

Так вот... месяц прошёл и как-то днём раздался хрустальный звук рога. Долетел до асиенды с границы УРа. Наш зять явился с визитом. Впустили, - куда деваться. Лорд-протектор Тайг Шауг рассыпался в любезностях и поздравлениях. Спрашивать "зачем явился" не стала. Грубо, и вообще, - незачем. Зять - парламентёр. Сообщил, что повелитель Мара (повезло, что не Лаки) будет счастлив увидеть нас, если мы как-нибудь, а именно, завтра в полдень, решим посетить приём во дворце. Разозлившись, потребовала заложников. На меня посмотрели с интересом и зять и муж. Черти в глазах Алонсо изображают Вителлия Севера - стоят навытяжку и смотрят оловянными глазами. А хвосты рисуют неприличные картинки. Они пару секунд дрожат в воздухе, создавая иллюзию движения, потом истаивают. Безобразие! Обиделась на мужчин, и отправилась делать одеяние для приёма. На асиенде нет мастеров одежды. А есть автоматы-ателье. Отдыхаю душой.

Создала староиспанский наряд с кружевной мантильей. Тёмно-зелёный, потому что красный папенька может с меня, по старой памяти, содрать. В Империи красный цвет предназначен только для высших военных чинов. Даже императрица не носила красные одеяния. Юлия никогда бы себе не позволила подобное. Лили мудро отдала предпочтение ярко-зелёным цветам. Снисходительность папули имеет свои границы. Ага, и проявляется только к жёнам. Дети и внуки снисхождения не заслуживают.

- Удивительная, волнение необычайно усиливает твою красоту.

Муж поцеловал кончики пальцев обеих моих рук, и не отпускает их, всматриваясь в моё лицо. Черти лежат в обмороке, прижав лапы к сердцу. Только кончики хвостов конвульсивно подёргиваются. Поискала глазами чашку или блюдце - издевается, ведь! Меня повернули к огромному зеркалу, проступившему на стене. Надо сказать, - цвет платья подобран очень удачно. На этом фоне у меня сияющая персиковая кожа, а глаза светятся, подобно бериллам. Оскалилась в любезной улыбке, - приобрела опасный вид. Как иногда комментирует настроение своей тётушки Балли - "что увижу, то и убью". Гарем, кстати, леди Арнора съела. Наверное, чтобы Зигги не волновать понапрасну. Вот с такой мешаниной в голове я и отправилась на приём к повелителю Маре.

***


Повелитель, сидя, по обыкновению, поперёк трона, опершись спиной на один из подлокотников и перекинув длинные ноги через другой, лениво разглядывает присутствующих. Лорд Мара милостиво выслушал приветственную речь Алонсо. Муж не стал долго говорить, - как только уловил тень скуки в изумрудных глазах, так и закруглился, пообещав приложить все усилия для увеличения клана тёмного пламени. Нас отпустили взмахом руки и ехидной улыбкой. Повелитель своего мнения не высказал. Отдал на растерзание родственникам.

Мохри предложил не откладывать семейную встречу, а переместиться на нейтральную территорию. Отправились в Безначалье. Я в тихой панике - в Безначалье перемещаются для поединков.

- Агриппина, отправляйся к Антонии. Посиди с ней.

- Я буду присутствовать при разговоре.

Папенька пожал плечами и ушёл. Серебряный дракон прочертил небо стрелой и растаял в радуге. Мужья, как всегда, говорят одновременно:

- Кариссима, не упрямься.

- Моя леди, мы спокойно обсудим ситуацию.

- Миранда, это мужской разговор.

- Воробышек, без тебя они могут договориться. В твоём присутствии - нет.

Разозлилась просто до невозможности. Хорошо, что зятьёв и детей не взяли. Получили бы хвостами по голове ещё и за мужей с папенькой.

***


- Я так радовался, когда ты умер, синеглазый... - Голос Вителлия Севера тих и мечтательно-нежен. - Почему бы тебе не вернуться в могилу?..

Всеобщее молчание. Не выдержав, разъярённо шиплю:

- Ты и моего отца с Антонией готов туда отправить, Вителлий Север? И барона Зигмунда? И... барона Алека? Они тоже возродились.

Консул покосился на меня и спокойно ответил:

- Речь не о них, кариссима. Отправляйся в Этан. Тебе здесь не место.

Упрямо сжав кулаки, напоминаю:

- Кассий Агриппа запретил поединки в семье.

- Мы не в Империи, кариссима. Обстоятельства изменились.

Вдохнула, чтобы ответить и... выдохнула. Лендлорд Бездны Вителлий Север принял боевой облик. Разговаривать - бесполезно. Мохри плавно повёл рукой и я оказалась в нескольких шагах от мужей за радужным барьером. Даже не могу различить, кто есть кто из сохраняющих человеческий облик. Только барон Алек определяется за счёт плаща. Значит, предстоит поединок. Поединок! Они убьют его!

Движение за радугой. В человеческом облике только страж. Алек стоит в стороне. Тёмные громады сцепились. Сердце болит так, что я пытаюсь сжать его руками, не отводя взгляда от поединщиков, один из которых отлетел в сторону. Вскрик: "Рани!", и темнота.

Я как зародыш в скорлупе из боли и тьмы. Они убили Алонсо. А я не могу умереть, - боли недостаточно. Она усиливается медленно, растёт по капле. Голос мужа зовёт меня:

- Миранда, вернись ко мне, прошу тебя.

Алонсо поёт мне серенады. Капли боли падают медленно, тягучие, как мёд. Скоро. Уже скоро мы будем вместе.

Ощущение чужого присутствия. Ледяная тьма рядом. Просачивается сквозь скорлупу. Голос Зигги. Он тоже умер? Снова?

- Принцесса, очнись! Алонсо жив. Я никогда не лгал тебе, не лгу и сейчас.

Сон? Попытка принять желаемое за действительное?

- Миранда, пожалуйста...

Тело закололо тонкими иголочками. Сквозь пелену боли и тьмы пробивается аромат диких роз. Лале пытается помочь мне вернуться. Цепляюсь за голос мужа, поющий мне старинную морскую балладу. Шаг... ещё один... тьма редеет. Я... возвращаюсь.

Дышу с трудом. Всё болит. Я слаба, как новорождённый котёнок. Алонсо прижимает меня к себе, отчитывая:

- Миранда, так нельзя. Я помню, что ты мне обещала, но ничего не произошло, а мы чуть было не потеряли тебя.

Пытаюсь оправдываться:

- Вы сцепились и один из вас отлетел, оставшись лежать. Я думала, что тебя убили.

Черти в синих глазах опять грозят мне вилами. Муж разгневан. А я так слаба, что даже поскандалить не могу. Лью слёзы. Молча. Но дышится уже легче. Начинаю восстанавливаться. Алонсо, вздохнув, объяснил:

- Мохри отбросил Вителлия Севера. Он собирался договариваться, а не драться. А потом ты... закуклилась.

В шоке смотрю на дракона:

- Я что сделала?

Зигги прервал разговор:

- Потом обсудите. Времени почти не осталось. Казнь назначена на завтра.

Хлопаю глазами, ничего не понимая. Барон Зигмунд продолжил:

- За то, что тебя довели до смерти, повелитель Мара приговорил твоих мужей. Дракон и страж ему не подсудны, а лорд-протектор и лендлорд завтра отправятся на плаху.

- Но я жива!

- Принцесса, тебя не смогли вытащить даже при помощи Дани. Ты в своём коконе из тьмы и боли была недоступна.

Начинаю злиться. Сидим на песочке, рассуждаем о прошедшем дне, а время уходит. Попыталась встать, - ноги не держат. Алонсо взял меня на руки. Мой синеглазый муж и сам выглядит "краше в гроб кладут". Леди Арнора фыркнула насмешливо, но промолчала. Рассматривает меня настороженно, как будто никогда не видела раньше.

- Я должна поговорить с повелителем Марой.

- Обратись с просьбой об аудиенции. Сокровищу Бездны не отказывают.

- Мне надо увидеться с ним сегодня, леди Арнора.

- Не получится. Думай, как вытащить мужей из тюрьмы. Если ты, конечно, желаешь их спасти.

Сижу, задумавшись. Какая должна быть тюрьма, в которой удерживают магов, передвигающихся с радугой Бездны? И как мне вытащить оттуда своих мужей? Пытаюсь связаться с Мохри. Потом с Вителлием Севером. Безрезультатно.

- Я не могу связаться с ними.

- Они слышат, но не могут ответить. Тюрьма блокирует. За всё время её существования, никому сбежать не удалось.

- А откуда ты знаешь, что они слышат меня?

- Ты же не в тюрьме, леди Воробышек.

Ничего не поняла. Придётся верить на слово.

- Надо просить Мать-Бездну о помощи.

Супруга Зигги ответила:

- Мать закрыла перед твоими мужьями свои храмы. Если бы не это, их бы не приговорили.

Ой, ёооо... как сказал бы Квинт. Надо срочно попасть в храм. Если передо мной он не закроется. Смотрю на мужа. Чёрный дракон вместе со мной проваливается на нижние уровни. Едва успела сменить облик.

Мать недовольна моим легкомыслием. Виновато вздыхаю, стоя на её ладони. Не знаю, как просить о мужьях. Опасаюсь разгневать Бездну. Почему она закрыла храмы перед ними?

"Потому что утомили своим соперничеством" - приходит внезапное понимание. И я осмеливаюсь обратиться с просьбой.

***


- Мне нужно спокойное место. Где я, поддерживая дорогу, не буду отвлекаться. - На вопросительные взгляды Зигги и Арноры отвечаю. - Мать указала способ. Непростой.

Леди Арнора медленно говорит:

- Дорога боли. Ты не выдержишь.

Не стала ничего доказывать. Незачем. Алонсо усадил меня на шею и унёс на асиенду. Залегла в ванну с ароматными эссенциями и, расслабившись, начала вспоминать. Мохри, счастливо улыбающийся сыновьям, смеющийся, как мальчишка, рассказывая друзьям об их проказах. И беседку среди роз, где мы только вдвоём. Поцелуй руки, ощущающийся всем телом, замирающим в сладком ожидании, которое мой муж ни разу не обманул. Вителлий Север... немыслимо утратить его. Всё равно, что отрезать часть себя.

Потянулась к боли от утраты Алонсо. Она ещё свежа. Капля по капле - спешить нельзя - прокладываю дорогу к... семье. Дракон и страж замерли на границе восприятия. Сейчас не их время. Капля по капле. Медленно. Сквозь густой туман и холодный свет. Больно. Массирую сердце. Нельзя сорваться. Капля по капле. Боль от возможности утраты тянется тонкой нитью. Ищет и находит. Лёгкое касание. Теперь надо только терпеть, удерживая дорогу. Помочь мне никто не может. Этот путь протянула я, - мне его и держать. Больно. Тьма наползает со всех сторон. Сосредотачиваюсь. Нельзя сползти во тьму.

Тихий стон и Мохри в облике огромного змея проявляется в реальности. Дорога истаивает. Путь закрылся. Ищу глазами Вителлия Севера, - в зубах у змея висит полосатый дворовый кот. Весь в боевых шрамах - сразу видно, - ветеран бесчисленных сражений.

Змей подёрнулся радужной дымкой и Мохри перехватил кота, отплёвываясь от шерсти. Кот возмущённо взвыл:

- Маааауууу.

Я потеряла сознание. Мужья успели выловить меня из воды и перенесли в спальню. Спала я двое суток.

- Моя леди, разве можно...

Грозно говорю:

- Вот только не волнуй меня, Мохри! Когда ты собираешься расколдовать Вителлия Севера?

Кот взвыл дурным голосом. Муж закашлялся.

- По твоей дороге мог пройти только лорд высокой крови, Воробышек. Консул умер бы при попытке покинуть тюрьму. Пришлось изменить его облик и нести. Каюсь, вложил слишком много сил в трансформацию с уменьшением размера. Какое-то время Вителлию Северу придётся побыть котом. Потом заклинание ослабеет и лорд Луций вернёт свой облик.

Не выдержав, расхохоталась. Кот заорал. Попыталась его погладить, зашипел и убежал в заросли. Дикая тварь из дикого леса.

***


Заклинание ослабевало бы не меньше месяца, если бы не помог барон Алек. Тьма выпила силу из заклинания и оно истаяло. Но трое суток консул пробыл мелким хищником. Ничего страшного, - ему полезно.

Мохри пытался вразумить упёртого военного, объясняя, что всю боль, ушедшую на дорогу, я черпала из своего сердца. Кот, виновато озираясь, прижимает уши и всё равно шипит на Алонсо. Шипел, пока Алонсо не принял драконий облик. Разница весовых категорий консула категорически не устроила и он отступил на заранее подготовленные позиции. Проще говоря, сбежал в кусты. Зато в котовьем облике он всю ночь распевает песни под моим окном. Вот и получила я серенаду от Вителлия Севера.

Запросила аудиенцию у повелителя Мары и мне её предоставили на следующий же день. Поскольку храм Матери открылся перед мужьями, можно уже не опасаться казни. Так что, отправились все вместе.

Лорд Руфус рвёт и мечет, воспитывая мужей: "Вам доверено величайшее счастье! Воплощение Матери! А вы..." - дальше непереводимая фраза. Я таких слов не слышала. На всякий случай, запоминаю. Всегда надо знать, когда следует отправлять детей мыть рот с мылом. Папенька с ледяным неудовольствием разглядывает нас с Алонсо. Мохри любезно улыбается. О чём думает - непонятно. Зато, понятно, о чём думает Вителлий Север. Консул только что не рычит. К счастью, защита зала приёмов позволяет бесчинствовать только высокой крови. А лендлорд Луций - не дорос. Из глаз лорда-защитника полился нестерпимо-голубой свет. Слегка пригнулась, раздумывая, ожидать ли землетрясения и, не удержавшись, посмотрела на своё кольцо. Захлопала в ладоши.

- Я была права. Совершенно одинаковый цвет.

Муж тихо шепчет:

- Миранда...

Лорд Руфус же, остановившись на полном скаку, тихо кашлянул и поинтересовался:

- Дитя моё, ты хорошо себя чувствуешь?

Сладко улыбнувшись присутствующим, подумала, что чувствовала бы себя лучше без этих плясок с бубном. Но... промолчала.

Ага, промолчала. Забыла, что все лорды-протекторы читают мысли. Хохот в зале буквально оглушает. Первым рассмеялся лорд-опекун. Не знаю, хорошо это, или наоборот... Зал приёмов мы покинули живыми. И это уже хорошо.

***


Вителлий Север после прямого запрета Мохри даже смотреть в мою сторону, пошёл на крайние меры, - обратился к папуле. Любимый ученик, ага! И папенька клан тёмного пламени... признал. Нет, вассальной присяги не потребовал - Касссий Агриппа мудр. В общем, у драконов теперь всё, как у людей, - Империя с Повелителем, да живёт он вечно! и Миры Союза, где правит Совет Равных. И на следующий день после торжественной встречи представителей кланов, я получила несколько картелей от драконесс. Эти... ящерицы-переростки протянули свои лапы к Алонсо! Драконам драконье, видите ли!

- Я думала, что драконьи игры касаются только мужчин. Самок на всех не хватает.

- Моя леди...

Мохри в шоке. Назвать драконесс самками - оскорбление. А предъявлять права на чужого мужа - нет?!

- Законами это не возбраняется. Если бы у вас были дети... - поймав мой хмурый взгляд, лорд-протектор поспешил уточнить - дети-драконы. Тогда, разумеется, ни о каком вызове речи бы не шло.

- И я должна буду драться с драконихами? Со всеми вместе? Или, как у драконов, сначала два поединка одни-на-один, а потом всем скопом? Я их убью!

Крылья тьмы разворачиваются за моей спиной.

- Агриппина! Держи себя в руках. Ты вправе отказаться от поединка.

Ага, и от мужа заодно. На папеньку ногами не потопаешь - бесполезно. Убивать обнаглевших драконих (никакие они не драконессы, - леди не зарятся на чужого мужа) тоже нельзя. Придётся выкручиваться. Прежде всего, надо поговорить с Алонсо. Может быть, став драконом, он не будет придерживаться моногамии? И тогда нет причин для волнений - перерывы между мужьями довольно значительны. Сердце сжалось. Всё-таки, это я эгоистка. Сама ни одним из мужей поступиться не могу, только с Зигги простилась. А другие женщины в их жизни меня возмущают. Кроме пташек Вителлия Севера. Но в этом случае, наверняка, сказываются традиции Нового Вавилона. Контрактницы на военных базах, дорогие мамочки, и всё прочее.

***


Алонсо был возмущён. Черти в синих глазах опять схватились за вилы.

- Миранда, что за вопрос? Мы обсуждали это много лет назад.

- Ты изменился, Алонсо. Возможно, став драконом, ты пересмотришь своё мировоззрение.

- Ничего не изменилось, удивительная. Ничего.

Успокоено вздохнула. Муж рассмеялся. На всякий случай, бросила в него чашку.

- Я обещаю тебе решить этот вопрос, Миранда. Ссору с Кассием Агриппой затевать не следует.

Вопрос муж решил в свойственной ему манере.

Команданте Энрике, вертя в пальцах инкрустированный рубинами кубок, философски вопросил:

- Для чего существуют друзья?..

Просматривая "Вестник Бездны", выяснила, что все семь драконесс, претендовавших на моё место возле Алонсо, пополнили гарем команданте. То-то он невыспавшимся был. Драконы папеньки в гневе, но крыть им нечем. Если они позволили драконессам соперничать за чужого дракона, то и нечего жаловаться на то, что эти драконессы изъяты из оборота. Я так папеньке и сказала:

- Допустим, я проиграла поединок. Которая из семи стала бы женой Алонсо? Ты позволил бы им сражаться друг с другом? Я уже не буду принимать во внимание, что они нацелились на твоего зятя. Следующий вызов получила бы Антония?

- У нас есть сын, Агриппина.

- Единственный. А ты должен заботиться об увеличении поголовья... кхм... о пополнении клана.

- Агриппина! Отправляйся к мужу.

Адъютант Кассия Агриппы объявил, что аудиенция окончена. Отправилась к детям. Алонсо аудиенции не удостоили, и муж, вместе с Зигги и леди Арнорой, ждёт меня у Траинна.

***


Тираж "Вестника Бездны для взрослых", повествующий о пополнении гарема дракона тёмного пламени, допечатывался четырежды. Мохри, лорд Шауг и оба Алека смотрят на команданте с искренним уважением. А в Бездне разгораются семейные скандалы - мужья запрещают жёнам перечитывать репортаж господина Ю о брачных играх дона Энрике. Не все мужья, конечно. В некоторых семьях царит гармония и супруги наслаждаются совместным просмотром.

Эпиграфом, кстати, вывешено предупреждение - "Не пытайтесь это повторить!"

Нам ещё долго не светит знакомство с новостями. Странички "для взрослых" просто не читаются, пока не достигнут возраст совершеннолетия. Возмущаюсь:

- Детей делать, значит, можно, а новости посмотреть - рано ещё?!!

- Удивительная, ну что нового ты можешь там обнаружить?

Муж покусывает моё ушко, шепча всякие глупости и попутно освобождая от одежды. Мы опять на островах в домике на дереве. Алонсо верен себе - непристойности от него я могу услышать только здесь. Обещал бабушке не произносить этих слов на земле, в небесах и на море, и держит слово, даже переродившись.

Именно на дереве и был зачат наследник Алонсо. И вот уже почти два года я его вынашиваю. Время близится и я... успокаиваюсь. Рожаю же я стражей? Они когтистые и до двух лет когти прятать не умеют. И ни разу, ни один из малышей меня не оцарапал. Почему же наш с Алонсо сын должен мне повредить? Мать-Бездна такого не допустит.

***


Алехо де ла Модена-Новарро родился в Предвечном океане. Мать-Бездна открыла проход в крохотную лагуну, вода в которой просвечивается насквозь, отражая радугу Бездны. Алонсо помог мне устроиться и отошёл в сторону, шепнув:

- Я рядом, Миранда.

Махнула рукой, показывая, что слышу. Переключилась на ребёнка. Он слишком долго ждал и теперь рвётся на свободу. Привычно сдерживаю этот его порыв. Всему своё время.

Роды оказались быстрыми и заняли около двух часов. Всё это время я беседовала с малышом, успокаивая, что он не один, что его любят и обязательно дождутся. Наконец, пойман ритм и потомок дракона появился на свет.

Я ожидала младенца. А родился дракончик. Горбатый и бескрылый. Расстроилась.

- Алонсо, что же теперь будет? У него нет крыльев!

Муж, приблизившись, помогает мне ополаскивать сына и благодарно целует:

- Прекрасный малыш, Рани. Ты зря расстраиваешься. Мы же не знаем, какими они рождаются.

И он оказался прав, мой синеглазый супруг! Дракончик извернулся, раскрывая горб, оказавшийся сложенными крыльями, прикрывавшими боевой гребень. Крохотная копия Алонсо смотрит на нас синими глазами и... улыбается.

- А ты боялась. Ведь боялась же?

- А кормить его как? Клыки у него не молочные.

Не договорив, протянула руки к малышу и он рванулся ко мне. А оказавшись на руках, преобразился в младенца и закричал, оповещая Бездну о своём появлении, и требуя любви и внимания.

***


- Драконы обретают человеческий облик в три года.

- Не забывай, драгоценная дона, что те драконы вылупились из яиц, которые регулярно обдували пламенем. Возможно, человеческий облик прячется вглубь дракона, пытаясь уберечься? Ты вынашивала Алехо как полагается, вот он и обрёл сразу оба воплощения. Если не ошибаюсь, твои дети, рождённые в Бездне, тоже меняют облик с рождения.

Не стала заморачиваться логическими построениями команданте, отправила мужчин праздновать.

Мейнхильд и Антония квохчут над дракончиком. Невестка уже объявила, что следующим будет вынашивать дракона. На осторожное заявление Траинна, что драконессы высиживают потомство из яиц, заявила, что она не кто-нибудь, а "дающая миру жизнь". Ага, и выдрала очередную чешуину из бока мужа.

***


Аппетит у первенца драконов тёмного пламени истинно драконий. Алехо пьёт молоко в облике младенца, спит около часа, потом принимает драконий облик и отправляется на охоту вместе со старшими драконами. Или с Долием, если драконы не охотятся. В силу своего некрупного размера, малыш охотится пока на мелкую дичь.

О размерах - разговор особый. В полугодовалом возрасте, когда я отняла его от груди, Алехо был не меньше, чем трёхлетние дракончики из папенькиных подданных. В драконьем облике, разумеется. В человеческом - ему нормальные полгода.

В общем, невестки готовятся к материнскому подвигу. И Ава, и Мейнхильд. И Барбара - драконесса тёмного пламени. Родители Эльзы тоже возродились. Клан Радзивиллов радуется - драконы в прямых родственниках до недавнего времени были только у семейства фон Фальке. Войцех и Барбара Радзивилл молоды и полны сил, а Эльзы уже нет. Зато есть внуки, правнуки, пра-правнуки и оченьмногоправнуки. Мы в родстве через детей Эльзы.

Папенька был поражён быстрым ростом Алехо. Прислал к нам драконьего целителя. Вердикт эскулапа совпал с мнением команданте: дракон, вынашиваемый в материнской утробе, развивается гармонично и за два года набирает больше сил, чем зреющий в яйце. А вскармливаемый материнским молоком ещё и растёт быстрее. О человеческой ипостаси разговора нет, ибо для драконов главное - драконье. Чувствую, Антонии тоже следует готовиться к двухлетней беременности. Придётся нам с Мейнхильд проводить мастер-класс по вынашиванию драконов.

Когда Алехо исполнился год, мы официально представили папуле внука. Повелитель драконов усадил малыша на колени, признавая родство. В драконьем облике отношения не заладились. Драконы тёмного пламени более хищные. У обычных драконов боевые зубцы только на хвосте, а драконы тёмного пламени могут вспороть брюхо противнику просто пролетев под ним. Вот драконья ипостась папеньки и злобствует, не подпуская внука. Защищает границы.

И ещё одна причина нелюбви драконов и драконов тёмного пламени: когда дракончику Алехо не удалось подобраться к Кассию Агриппе, он расстроено вздохнул и посмотрел на деда с упрёком. Тут же все присутствующие драконессы бросились утешать малыша. Понятно теперь, как команданте поладил со своими драконихами. Папенька драконесс разогнал по пещерам, а внука недоверчиво обнюхал и, собравшись с силами, позволил ему-таки приблизиться. Сидели на гребне скалы - серебряный дракон и крохотный чёрный дракончик. Драконессы умилённо вздыхают. Драконам эта идиллия не по нраву, но... Но! Во-первых, Алехо родной внук Кассия Агриппы и племянник Аквилы. Во-вторых, он единоутробный брат Зигибранда и Зигфаста и, соответственно, Дарри и Траинна. Ну и в третьих, - драконессы крупнее драконов и драконы стараются своих жён не волновать.

***


И примерно в это время у меня на спине появилась полоска чешуек. Пыталась изогнуться, чтобы увидеть что там такое. Позвала мужа. Алонсо внимательно осмотрел, ощупал, потом начал обнюхивать и пробовать на вкус... спальню покинули перед обедом.

- Надо лорда-протектора позвать. Может быть, он разберётся, что это.

- Миранда! Ты собираешься показывать лорду-протектору свою спину?

Хлопаю глазами на мужа. Черти в синих глазах возмущённо хлещут себя хвостами.

- А что такого? Он тоже мой муж.

- Миранда, - Алонсо терпелив и пугающе спокоен - если бы я во внеурочное время имел возможность увидеть то, что ты собираешься продемострировать лорду-протектору, я бы тебя тут же украл, наплевав на все договорённости.

- У меня тогда не было чешуи на спине!

- Может быть, ты, для начала, покажешься целителю?

Увидела дракона, формирующегося вокруг мужа, и решила не спорить по пустякам. Целитель, значит, целитель.

Дани развёл руками, объявив, что мама здорова, а что это такое он пока не знает. Отправились к папеньке всем семейством. Алехо ждёт возможности увидеть Мейнхильд. Крутая дракониха ребёнка восхищает. И не только ребёнка. После рождения третьего сына Мейнхильд "раскрыла весь свой потенциал". И когда она делает вдох, собираясь высказаться, глаза присутствующих при этом мужчин стекленеют. Траинн и Дитер не отпускают жену одну никуда. И правильно делают.

Драконий целитель, осмотрев предъявленную ему спину, поздравил Алонсо и папеньку, объявив, что после рождения следующего дракона, я, скорее всего, обрету драконью ипостась. А если не после следующего, то после третьего уж точно.

***


- Это какие-то драконьи паразиты. Тебе надо провериться, кариссима.

Разозлилась просто до невозможности. От хвостов Вителлий Север привычно уворачивается, от чашки тоже. Лале злобно шипит на своей площадочке. Я тоже прошипела:

- Паразиты у котов бродячих бывают.

Решено! После отправки близнецов в Академию, пойду учиться магии. Превращу Вителлия Севера в кота и пусть мышей ловит! Мохри смеётся:

- Моя леди, у тебя нет магических способностей. Так что превращение в кота консулу не грозит.

- Агриппина! Что за мысли! - Это уже папенька подключился к воспитанию. Сам же Вителлий Север улыбается мне крокодильей улыбкой и молчит. А вот я молчать не стала:

- Это пока у меня их нет! А стану драконихой...

Мечтательно улыбаюсь. Магия драконов - воля и энергия. Учиться ей не нужно. Превращу Вителлия Севера в кота и надену на него противоблошиный ошейник. С бубенчиком! Вот как только ещё какую-нибудь глупость выскажет, так сразу и превращу.

Папенька пригласил меня на обед. Алонсо и Алехо приглашения не получили. Муж с сыном отправились в гости к Траинну. Мейнхильд импонируют изысканные манеры герцога и она всегда рада его видеть. Алехо же всегда рад видеть Мейнхильд. И пирожные, которые она печёт. Так что все довольны. А у папеньки по "счастливому стечению обстоятельств" гостили мои мужья. Кроме барона Алека. Вот... устроили семейный совет. Мохри доволен, вероятно, испытывает противоестественную тягу к драконихам. Послал мне воздушный поцелуй, глаза искрятся смехом. Вителлий Север злобствует по обыкновению. Не любит Алонсо и не намерен этого скрывать.

- Надеюсь, ты помнишь, Вителлий Север, что ваши распри надоели Матери Бездне.

Холодно посмотрев на глупую женщину, консул отвернулся. Ничего! Ещё помяукает возле миски! Разозлившись на обнаглевших мужей, распрощалась с папенькой, и отправилась за своими мужчинами. Чай пить с пирожными.

***


- Теперь он изменяет мне с кошками!

- Миранда, что ты выдумываешь?

- Я не выдумываю! Контрактницы, пташки-наложницы, патрицианки в прекрасный год - это всё ерунда. А вот с кошками Вителлий Север изменяет мне по-настоящему!

Огромный полосатый котище злобно ощерился и выдал сакраментальное: "Мауууу!" Обшипел Алонсо, спрыгнул с перил беседки в сад, и неторопливо скрылся в зарослях. Консул в отпуске. Отдыхает. Дерётся с котами, распевает песни, и ухаживает за кошками. Живёт полной жизнью. Хорошо хоть гарема из кошек можно не опасаться - хвостатые красотки не позволят собой командовать никакому коту, - консул он, или вообще, Повелитель. Вителлий Север уже несколько раз получил по морде от временных жён.

После того, как Мохри запретил вице-протектору беспокоить нас с Алонсо, консул усиленно упражнялся и освоил-таки изменение облика с уменьшением размеров. Опередил меня, негодяй! И однажды днём, когда я дремала в беседке, наигравшись с Алехо, мне в руку ткнулась лобастая голова. "Гладь!" Почёсывала котище за ушами, он басовито мурлыкал, а учуяв приближение Алонсо, с шипением ломанулся в кусты. Первую ночь мешал мужу петь серенаду, аккомпанируя немузыкальными воплями, а на второй день уже осваивал территорию, выясняя с местными котами, кто круче.

Котовья жизнь Вителлию Северу неожиданно понравилась. И каждый отпуск он теперь проводит в новом облике. Ага, - костюм для отдыха. Ночами под окном не вопит уже - слишком занят. Забегает днём, чтобы поесть и изредка подходит, позволяя себя погладить. Крупных полосатых котят уже несколько выводков. К счастью, асиенда достаточно велика.

- Почему они неразумны, Алонсо?

- Они разумны. Как все кошки. - Увернувшись от чашки, муж пересадил меня к себе на колени и продолжил. - Лорд вице-протектор выбрал один из лучших способов отдыха: ни о чём не думать, жить, повинуясь инстинктам. Вот и котята его - всего лишь котята.

- Может быть, их на военную базу отправить?

Мстительно поулыбалась, потом решила пожалеть зверёнышей. Блюмхен не будет разбираться, чьи это дети - схарчит и поминай, как звали.

***


Алехо старательно печатает шаг под руководством Аквилы и Вальтера. Юные драконы гордятся возможностью преподать дракончику тёмного пламени армейскую премудрость. Вителлий Север, отзывающийся в котовьем облике на имя Консул, наблюдает, сидя на ограде. Толстый полосатый хвост мерно покачивается в такт шагам марширующих детёнышей, жёлтые глаза прижмурены...

- Странный выбор облика. - Повелитель Мара облокотился на перила террасы, опоясывающей асиенду. - Ни один из лордов никогда не принимает облик кота. Тигр, леопард, барс - сколько угодно. Но кот - это полная потеря личности на время преображения.

- Кот? Этот маленький хищник? Но почему?

Изумрудно-зелёные глаза весело сощурились, повелитель Иллюзий улыбнулся, сверкнув зубами. Алонсо пересадил меня к себе на колени. Лорд Мара, подмигнув мне, продолжил:

- Не надо их недооценивать. Кот - абсолютно самодостаточное существо. Все наши устремления, мечты, планы, для кота - ничто. Да и мы сами - тоже ничто. Кот - центр своей вселенной.

Мохри улыбается насмешливо. Он нарочно выбрал для Вителлия Севера такой облик. И пусть даже не пытается уверять меня в обратном. Получила обожающий взгляд искрящихся зелёно-карих глаз и воздушный поцелуй. Прижалась к мужу плотнее. Нечего меня охмурять!

Курирую будущих матерей. Все жёны команданте Энрике - семь бронированных и пять обычных женщин, решили вынашивать драконов. Плюс - Барбара Радзивиллува и Мейнхильд фон Фальке. Ава и Антония пока воздерживаются. У Авы уже трое драконят, так что ей можно и раздумывать, а вот Антония явно нарывается на неприятности. Папенька дорогу в Резервацию ещё не забыл, так что вполне может последовать примеру дона Энрике и обзавестись-таки гаремом. А когда чистокровные обретут драконий облик, Антонии мало не покажется. Жёны вряд ли будут обдирать бока Кассия Агриппы, - Мейнхильд в присутствии папеньки - шёлковая. Не смея скандалить, заливается слезами. А все разборки выпадут на долю Антонии. Надо бы с нею поговорить, но некогда. Мужья, дети, драконихи, женщины и кот по имени Консул. Ага, и повелитель Мара зачастил к нам. Интересуется драконами тёмного пламени?

- Повелитель наблюдает, чтобы мы не разгневали Мать Бездну, моя леди. Сейчас правит воспитанник лорда-защитника, а от него снисхождения не дождёшься.

- А ты? Тоже наблюдаешь?

- А как же?!! За тобой глаз да глаз нужен.

Превращу в кота Мохри. И пусть с Вителлием Севером выясняют, кто круче. Зелёно-карие глаза искрятся, лорд-протектор излучает веселье. Пожалуй, я не скоро наберусь сил, достаточных, для его превращения в кого бы то ни было. Разозлившись, швырнула в него чашку. Никакого толка! Чашка повисла в воздухе, повисела и вернулась на блюдце. Чай подёрнулся дымком, изменив запах и консистенцию. Принюхиваюсь, опасаясь пробовать. А то ещё сама превращусь в кого-нибудь...

- Моя леди!

Мохри искренне возмущён. А я, между прочим, пью шоколад в редких случаях. Тем более с пряностями. И Мохри об этом знает! Пришлось пить, чтобы не расстраивать мужей. Алонсо крайне внимателен к законам гостеприимства.

***


- Он это нарочно!

- Агриппина, тебе не пять лет, чтобы верить в возможность забеременеть от чашки горячего шоколада.

-Я была не готова!

- Удивительная, не ищи виноватого. Твой организм настраивается самостоятельно. Возможно, виноват не лорд-протектор, а общество хммм... эманации плодородия, исходящие от окружающих тебя дам?

Косо смотрю на хитроумного мужа. Незачем выгораживать Мохри. У лорда-протектора свои планы. И планирует он на тысячелетия, в отличие от нас. Вон как глаза искрятся, - добился своего и радуется!

- Кариссима, не болтай ерунду! Ты - "дорогая мамочка". Когда ты не готова, ты не беременеешь.

Вителлий Север в парадном мундире смотрит на меня оловянными глазами.

- А ты вообще молчи! Привезу на военную базу всех полосатых и будешь их тренировать. Чтобы ходили строем и хвосты в линию.

Военные расхохотались. Мохри вежливо улыбается, а все остальные...

Поискала глазами метательные снаряды, сетуя, что нет Балли. Зять уже с поклоном подал бы мне чашку. У папеньки в пещере возмутительно пусто. Антония, что ли, всё перебила? Алонсо, утирая слёзы, проговорил:

- Миранда, а ты хотя бы раз видела, как передвигается эта банда?

- Нажал на своём наруче несколько символов и стена папенькиной пещеры осветилась, демонстрируя нам парковые заросли возле нашей новой асиенды.

Стая полосатых целеустремлённо продвигается клином в сторону подсобных помещений. Как на параде: все лапы шагают одновременно. Только шаг не печатают. И хвосты - в линию. Самые старшие впереди. Младшие откололись и помчались к дверям - отвлекающий манёвр. А когда из окна показался сначала полосатый хвост, потом задняя часть кота, вытягивающая утиную тушку... потом ещё один хвост и следующая утка... В общем, я поняла, почему нас кормят мелкими копытными и гусятиной. А скоро и гусятины не достанется, - подрастут, смогут и гуся вытащить.

- И вы мне будете говорить, что это нормальное, для котов поведение? Или через три года на асиенде будет не протолкнуться от Вителлиев Северов? А может и раньше? Это драконы обретают человеческую ипостась в три года, а коты - неизвестно когда.

Мохри вынырнул из задумчивости:

- Моя леди, не беспокой себя. Котята, конечно, похожи на отца, но и только.

- Пятый слева шагал не в лапу. - Ехидно улыбаюсь возмущённому Вителлию Северу.

Пришлось включить повтор, чтобы убедиться в освоении котятами строевой подготовки. На генетическом уровне!

- Отправлю их в Академию. Каждому курсанту по котёнку-консулёнку. Пусть маршируют вместе. На кораблях до сих пор используют котов против мелкой живности?

Папенька с ледяным интересом вопросил:

- Агриппина, ты знаешь сколько на корабле младших лейтенантов?

- Не знаю, и знать не хочу!

Затопала на папеньку ногами. Пользуюсь своим положением, ага. Кассий Агриппа приподнял левую бровь. На долю миллиметра. Веду себя плохо. Пытаюсь разорить Академию. Если эта банда, как совершенно точно выразился мой синеглазый супруг, нападёт на кухню Академии, то... ничего не случится. Там пользуются автоматикой.

***


Дамы плещутся в заливе, срочно созданном для будущих рожениц. Сижу в шезлонге на берегу, наблюдаю, как Мейнхильд лениво окунает полоску, оторванную от спинки вяленой рыбы в плошку с мёдом. Любимое лакомство беременной невестки приводит её мужчин в содрогание. Наверное, потому, что им нечем пиво заедать - всю воблу дражайшая супруга съедает с мёдом. Я в этот раз тоже переключилась с хурмы на мёд. Везут бочками отовсюду. Из баронств, с Модены, из ленных владений зятьёв, и чуть ли не все протектораты прислали угощение. Мохри запретил есть чужое, Алонсо запретил есть мёд пчёл Новарры. Негодяи! Тиранят жену и детей. Невестку, то есть.

Я предпочитаю есть мёд с яблоками, или с молодыми огурцами. И только мёд из нектара цветов бездновых яблонь, присланный лордом Ноледом, не смешиваю ни с чем. И никому не позволяю смешивать. Съедаем все по ложечке утром и вечером. Заедаем ключевую воду.

- Миранда, я начинаю опасаться, что у нас родится медвежонок.

- Глупости какие. Вяленое мясо с фруктами тебя не беспокоило, а фрукты с мёдом вызывают опасения. - Облизнула деревянную ложку. Наслаждаюсь. Ещё полгода и придётся помогать появлению на свет дракончиков. Никто не сорвался, родив человеческую ипостась, - все носят драконов.

- Как дела у папеньки?

- Кассий Агриппа расширил своё поместье, выделив эээ... резиденции для своих жён. Благородная Антония находится рядом с мужем.

- Пока ни драконихи, ни дорогие мамочки не прониклись организацией папулиного времени, Антония будет рядом с Кассием Агриппой. А вовсе не потому, что она мать его драконьего первенца.

Черти в синих глазах вздохнули, демонстрируя своё умственное превосходство. Потянулась за чашкой...

- Я это знаю, Миранда. Всё-таки, с Кассием Агриппой, да живёт он вечно! я знаком не первый год.

Муж усадил меня на колени, отобрав чашку. Прижалась ухом к его груди, слушаю, как бьётся сердце. Установившаяся в моём мире безмятежность немного пугает. Пара лет счастья всегда сменялись потрясением. Если не в семье, так во внешнем мире.

Папенька, ожидаемо, обзавёлся несколькими жёнами. Одну дракониху выбрала для него Мать-Бездна. Чтобы никому не было обидно. И четверых чистокровных забрал из Резервации. С папеньки даже плату не взяли. Впрочем, он столько раз исполнял долг чистокровного, что четвёрку неэталонных вполне заслужил. Эталонных брать не стал - папенька отличается большой личной скромностью. Четверых дорогих мамочек ему бы не дали, а ссоры в семье Кассию Агриппе ни к чему. Он всех своих женщин, включая меня и невесток с внучками, предупредил, что не потерпит раздоров и немедленно примет меры. Антония переключилась на руководство канцелярией Повелителя. Надо мне с ней поговорить. По-моему, она боится рожать второго. Всё-таки, не понять мне патрицианок! Почти шестьдесят лет прожить бесплодной, получить возможность рожать своих детей, и использовать её только раз?.. Ну... как говорила некогда Бланка: "за что боролись, на то и напоролись". Кассий Агриппа занят возрождением драконьего племени, и не будет потакать женской глупости.

Вителлий Север на нас обиделся. После того, как Алонсо отправил к нему владельца кошачьего питомника, ищущего новых производителей. Явился к нам, спрашивать о консульских котах. Новая порода, видите ли! Или он собирается с их помощью новую породу выводить, - я не очень поняла. Мне вообще позволили только запись посмотреть, - живьём ко мне никого чужого не подпускают.

***


- Рани, посмотри на это.

Муж шепчет, улыбаясь, втаскивая меня в командный пункт УРа. Команданте, сидящий у пульта, встал, приветствуя меня военным поклоном, и вернулся к наблюдению за обстановкой. Алонсо уселся в кресло, устроил меня на своих коленях, и включил панорамный экран. Перед нами открылся берег Предвечного океана. И стая полосатых во главе с родоначальником. Консул и консулята. Котята уселись перед Консулом и уставились на него. Держат равнение, ага. Огромный полосатый котище прошёлся перед строем, вернулся к центру (эх! Полкового знамени не хватает!) и... принял человеческий облик. Постоял, посмотрел на котят оловянным взглядом, и трансформировался обратно. Детёныши устроили чехарду, кувыркаясь и прыгая. Глава клана полосатых прижал уши и что-то проворчал потомкам.

- Пытается научить их менять облик. Так я и знала!

- Драгоценная дона, тебе следует следить за своими словами. Ты меняешься, и, возможно, твои слова обретают... хммм... жизнь.

- Ах, так это я виновата?!!

Алонсо, спасая командный пункт от разрушения, переместился вместе со мной в беседку во внутреннем дворе асиенды. Лале слез со своей площадочки, и скрылся в плетистых розах, шатром укрывающих строение. Устал от нашей суеты.

- Удивительная, не гневайся на команданте. - Муж покусывал меня за ушко, пока я не рассмеялась. - Даже если котята обретут новую ипостась, они останутся котами.

- Собираешься использовать их? Вителлий Север этого не допустит.

Алонсо загадочно улыбается, а черти в синих глазах устроили чехарду, как недавно полосатое воинство.

***


- Этого не может быть!

Вежливо улыбаюсь Мохри, поражённо рассматривающему марширующих детей. То, что не удавалось консулу, легко получилось у Алехо. Малыш, обещавший дяде Люку не прекращать занятий, играл с котятами, периодически меняя облик, и, постепенно, полосатое потомство лендлорда Луция освоило новую ипостась. Потому что, строить фортификационные сооружения из песка удобнее, всё-таки, руками.

- Придётся отправлять их в Академию.

- Как ты себе это представляешь, моя леди?

Чёткий строй рассыпался - дети увидели фазана и стая полосатых кинулась ловить добычу. Фазан растаял в воздухе. С упрёком смотрю на мужа - зачем дразнить котят?

- А их отец знает?

- Консул пытался их научить, но не преуспел. Алехо ещё не видел его, чтобы рассказать. Лорд вице-протектор давно у нас не появлялся.

- Муштрует пополнение. Ожидаются смотры и манёвры. Я понаблюдаю за детьми. Не говорите никому о них.

- Ты тоже видишь в них оружие?

Мне стало грустно. Все мужчины, оценивают перспективу использования котят, и никто не думает об их нуждах. Детей надо воспитывать, заботиться о них. А к ним отношение как к... котятам.

***


- Агриппина, что ты выдумываешь? Чистокровные будут выданы Кассием Агриппой замуж по результатам драконьих игр.

- Кто проиграет, должен жениться?

Посмеялись, вспомнив Мейнхильд. Драконы побаиваются невестку. Характер у неё не мёд. Впрочем, я ещё не видела, кого папенька притащил из Резервации. Точнее, видела мельком. А в тот момент нельзя было отвлекаться от речи Повелителя драконов, да живёт он вечно! Но Антония напрасно надеется меня отвлечь.

- Ладно, с чистокровными всё ясно, а что с драконихой?

- Драконессу Селинд Повелитель взял в дом по закону драконов. Она не бесплодна, но родить до сих пор не смогла. Считается, что Повелитель, как воплощение мужской силы драконьего племени, обязан...

Развеселилась:

- Понятное дело. От ЭТОЙ обязанности папенька никогда не уклонялся. Долг чистокровного.

Антония хлопает на меня глазами, - не понимает, что смешного я нахожу в исполнении папенькой долга. Хорошо, что она привыкла за почти сорок лет жизни с папулей в Империи, к его регулярным отлучкам в Резервацию.

- Отправлю-ка я вас обеих учиться. У тебя, ведь, нет материнского сертификата?

- Для драконесс сертификат не нужен. Мы откладываем яйца.

- Мейнхильд и семь драконесс команданте Энрике сейчас готовятся к рождению драконов. Алехо родился драконом.

- Алехо - дракон тёмного пламени. И мне надо заниматься распорядком дня Кассия Агриппы.

- Ты хочешь потерять мужа? Тебе надо РОДИТЬ отцу потомка, а лучше двоих. Организуй работу канцелярии, и занимайся своим делом. Ты знаешь, что Кси-Клавдия добилась приказа Императора Секунда, да живёт он вечно! об обязательном получении материнских сертификатов всеми женщинами Империи, вне зависимости от их способности родить ребёнка? И некоторым удалось преодолеть бесплодие. Единицам, конечно, но тем не менее!

- Мы уже не в Империи, Агриппина.

- Пойду к папеньке и устрою безобразный скандал. В моём положении это позволительно. Толка от разговора с тобой нет, буду говорить с Кассием Агриппой.

***


Скандал я устроила Вителлию Северу. Забросил своих полосатых детёнышей, а они никак не освоятся с разницей в потребностях своих ипостасей. Налопались сырого мяса и мучились животиками. Вызывала к детям Манлия. А после того, как они исцелились, вызвала Балли, чтобы зять уболтал их слушаться кураторов. У нас на асиенде теперь филиал Академии. Ага, для кошачьих. Растим из консулят консулов. Не знаю, что с девчонками делать. Пока обучаем всех. А когда им по двенадцать лет исполнится, придётся ещё и филиал Резервации открывать. Сейчас-то они - пяти-шестилетки. После обретения человеческой ипостаси, котята, к счастью, перестали взрослеть, как кошки.

Воспитываем. После того, как консулята научились говорить, они получают всё, что попросят. Мурлыкающие интонации обезоруживают любого. Вот и сырое мясо они добыли напрямую из рук кухарки. Пригрозила поркой. Алонсо утверждает, что в Академии телесные наказания не применяются. Буду думать. Наверное, поручу воспитательный процесс сумеречным котам. Им проще с котятами общий язык найти.

***


Наконец-то хлопоты с драконьим пополнением закончились. Четырнадцать дракончиков тёмного пламени появились на свет. К счастью, не в один день, а то целители с ума посходили бы. Команданте теперь глава клана. Двенадцать драконят! Точнее, девять драконят и три драконочки. Дон Энрике уже объявил, что у него девять детей. Постулат "Женщина не человек (то есть, не дракон), женщина, - это женщина", остался неизменным. Вместе с поздравлениями, команданте уже получил около тридцати предложений породниться. Причём, не все предложения исходят от драконов. Драконессы в цене. А воспитанные команданте - в двойной цене. Родами своих жён дон Энрике руководил самолично. Целители наблюдали из командного пункта. Вмешательства, кстати, не потребовалось. Команданте успокаивал своих жён, как... кобылиц каких-то. Только по крупам не похлопывал успокаивающе. Я прямо вся кипела от возмущения!

- Агриппина! Благородный Энрике ответственно относится к своему потомству. Среди его жён нет чистокровных, поэтому женщины нуждаются в опеке. Что тебя так возмущает?

Ну... папенька нашёл единомышленника. Кассий Агриппа всегда смотрел на женщин, как на призовых кобыл. Алонсо, осторожно обняв меня, объяснил:

- Миранда, женщины ранимы. Одинаково властно обращаясь со всеми жёнами, Энрике поддерживает мир в семье.

Обиделась на папеньку с мужем, ушла смотреть, как полосатые упражняются на полосе препятствий. Под руководством Вителлия Севера, ага. Мохри наблюдает, прикрывая котят от любопытных глаз. На семейном совете решили о котятах не сообщать. Будем из них диверсантов создавать. Диверсии у них в крови. Если бы не прививаемая воспитателями дисциплина, на асиенде было бы страшно жить. Сумеречные коты в качестве воспитателей, - то, что надо. Отшлёпать распоясавшихся детёнышей они всегда рады, а мурлыканье на них не действует, - сами такие.

У Мейнхильд, кстати, родился драконёнок тёмного пламени. Копия Траинн, но с боевым гребнем по всему хребту. Зигги высказал предположение, что это просто боевая ипостась, и все драконы могут её обрести. Траинн задумался, а невестка разозлилась, - пока она кормит малыша Гюнтера, ей драконья ипостась не светит. Полгода придётся ждать.

Целители пригодились для Барбары Радзивиллувой. Материнского сертификата у неё нет, и благородный Войцех не умеет командовать женой. Хотела помочь ей, но меня скрутили и оставили на командном пункте наблюдать. Негодяи! Дракониха, видите ли, может перекинуться и повредить мне. Со всеми мужьями одновременно мне не справиться, - пришлось сидеть и наблюдать за осиным роем соскучившихся по работе эскулапов. В общем, у драконьей ветви Радзивиллов теперь тоже есть побег.

***


- Беренгела де ла Модена-Новарро.

Наша дочь, держась за хвосты т'хассов, гордо прошагала к трону Повелителя и была усажена дедом на колено. Кассий Агриппа милостиво улыбнулся внучке. Бера тут же закрыла лицо ладошками и выглядывает из за них с лукавой улыбкой, вызывая умилённые вздохи и ахи присутствующих. Муаровая чёрная с серебром драконочка с самого появления на свет купается во всеобщем обожании. Её человеческая ипостась учится обаянию у консулят, благо дети Вителлия Севера не отказывают малышке во внимании.

- Всё-таки, есть в ней что-то медвежье. - Алонсо шепчет мне на ушко, глядя, как дед с внучкой прогуливаются по скалам в драконьем обличье. Двинула ему локтем в бок. Черти в синих глазах схватились за рёбра и побежали прятаться, уморительно скособочившись. Стараюсь не смеяться, поддерживая в себе возмущение. Ну, косолапит ребёнок немного, что ж теперь. Главное, что в человеческой ипостаси Бера ходит нормально. А в драконьей, - пусть строевой подготовкой позанимается и всё выправится. Надо Вителлия Севера озадачить разработкой упражнений для драконов. И вообще, - марш-броски Бере не грозят. В драконьем обличье, во всяком случае.

Драконьего облика у меня пока нет. И чешуйчатая полоска на спине не увеличивается. Ну и ладно. Я не спешу. Всё семейство высказывается, что при моём характере драконий облик не нужен. Негодяи. Обидевшись, ухожу к полосатым. Бегаем по полосе препятствий и по кромке Бездны. Учусь у них мурлыкать. Буду бороться с мужской тиранией. Папеньку, конечно, мурлыканьем не возьмёшь, - у него закалка Академии. Мужья запрут на женской половине, - им только повод дай. Буду тренироваться на повелителях и лорде Руфусе.

***


Оказывается, я ничего не понимаю в драконьей красоте. Косолапая походка для драконессы - самый шик. Молодые драконихи специально стараются косолапить. Команданте заявил, что у него не было сомнений в том, что принцесса Бера очаровательна в любой ипостаси, чем заработал холодный взгляд Кассия Агриппы. Бера нашла путь к сердцу деда. Строгий к своим детям и внукам, Повелитель драконов балует крохотную внучку, всегда находя для неё время. Впрочем, Мохри считает, что дед воспитывает Беру с дальним прицелом. Выйдя замуж, принцесса драконов должна блюсти не только интересы мужа, но и следить за тем, чтобы они не расходились с интересами Семьи. Пока что, отец и Алонсо играют со сватами, перебрасывая их друг к другу, как мячи. К Берочке сватаются лорды-протекторы, драконы и владетели ленов, уровня лорда Ноледа. У меня уже есть отдельная пещера непроверенных подарков, приближаться к которым мужья запрещают. Проверяют их совместными усилиями: Мохри, Тайг и Алеки - старший и младший отслеживают возможный вред по линии Бездны и Тьмы, а Алонсо и Вителлий Север проверяют на достижения человеческой цивилизации. Пока что, все проверенные подарки безвредны, но мужья с зятьями не унывают. Не успокаиваются, то есть. После "предварительной" проверки, подарки осматривает Дани.

Барон Зигмунд оказался совершенно прав, насчёт боевого облика. Кассий Агриппа, услышав об этом от Траинна, тут же "изменил цвет пламени". Папеньке для смены ипостасей не потребовалось прилагать усилий. Как и Дарри с Траинном. За мужьями потянулись и Ава с Мейнхильд. Младшей невестке пришлось подождать полгода, Ава же "прошла испытание" рядом с Дарри. Драконята вообще посчитали это увлекательной игрой. А взрослым драконам пришлось преодолевать психологический барьер. Им с младых когтей внушали, что драконы тёмного пламени - нечисть.

- Интересно, кто это придумал такой малозатратный способ ослабить драконьи кланы? Лорд-опекун? Или до него кто-то постарался?

Мохри улыбается молча. Не мой ли дражайший супруг к этому беспределу руку приложил?.. Он же тоже был Повелителем, пока не набрался сил, чтобы с уверенностью отказаться от "почётной" повинности.

- Моя леди, зачем тебе нагружать свою прелестную головку лишними мыслями?

- В переводе на язык Вителлия Севера, Мохри, это означает: "кариссима, иди сделай себе новое платье, или ещё какой-нибудь ерундой займись".

Мужья молчат. Обиделась. Швыряться посудой не стала. - уворачиваются, гады, - отправилась на полосу препятствий. К полосатым.

***


- Коты остаются котами, моя леди. С этим ничего не поделаешь.

Мужья догнали меня в парке, куда я убежала, ознакомившись с донесением наблюдателя. Не дадут поплакать! Негодяи! Хриплым голосом отвечаю лорду Этану:

- Придётся держать их в... отдельно.

- В Резервации, ты хотела сказать? - Алонсо, игнорируя неудовольствие Мохри, баюкает меня на руках, успокаивая.

- И заниматься селекцией? Мне это не нравится.

Вывернулась из рук мужа, осторожно поставившего меня на землю. Полоска драконьей чешуи топорщится на спине от возмущения. Опять одежда на выброс.

- Миранда, детям не будет нанесён ущерб. Лорд Этан собирается оптимизировать...

- Вывести новый вид. Называй вещи своими именами, Алонсо!

- Их нельзя выпускать из вида. Они хищники.

- Как и все мы, Алонсо. Как и все мы.

- Котята обрели человеческий облик в том возрасте, когда детям уже привито понятие "нельзя".

- Вот именно! Наплодят детей и бросят, а нам потом расхлёбывать.

- Воробышек, границы котята соблюдают, так что ничего страшного не произошло.

Шелестящий голос, явившегося из тьмы своего плаща, барона отразился от... неба. До сих пор не могу понять, как у него это получается. Границы полосатые, действительно, соблюдают. Отправляются бесчинствовать даже не к соседям, а в отдалённые земли. Кому от этого легче?.. Стряхиваю ресницами злые слёзы:

- За ними пойдут охотники. Рано или поздно. Как след ни запутывай, это всё равно след. И мне не нравится их поведение.

- Сечь их бесполезно, моя леди. Они уже забыли свой проступок. Котят можно наказывать только поймав на горячем. А поведение их типично для кошек. Ты ни разу не видела, как кошки развлекаются мучая добычу? С этим поколением уже ничего сделать нельзя. Возможно, второе, или, хотя бы, третье будут более хммм... цивилизованы.

- И с кем ты собираешься их скрещивать?

Лале шипит на мужей, в утешение протягивая мне побег с льдисто-белой розой. Мужчины... довольны. Ага, обзавелись диверсионно-карательным отрядом. Будут выпускать на территории врага с целью деморализовать противника. Вителлия Севера я прибью. Должен был создать для своих детёнышей кадетский корпус, а он сбросил всё на нас. Полосатые живут на асиенде, значит мы и должны ими заниматься. А то у меня других дел нет!

- Передайте их Кассию Агриппе. Пусть воспитывает.

Мужья забеспокоились. Мохри осторожно сказал:

- Моя леди, твой великий отец и так занят. Детям надо просто объяснить правила поведения. Возможно, воспользоваться методикой школы разума.

- Только не говори, что собираешься пригласить к котятам преподавателей из этой вашей школы.

Лорд-протектор пожал плечами. Зелёно-карие глаза искрятся ленивой насмешкой. Вцепилась в руку Алонсо. Вот рожу стражей, тогда пусть охмуряет, а сейчас, - незачем!

- Я могу и сам ими заняться. Кроме меня школу закончили барон Алек и твои зятья. Так что, беспокоить преподавателей ни к чему.

***


- Нельзя мучить мирных жителей. Это нехорошо.

Пытаюь подобрать слова для котят. Получается плохо. Раскосые льдисто-золотые глазищи смотрят, отслеживая каждый вдох. По-кошачьи следят, как за мышью. А мои слова воспринимаются белым шумом. Начинаю злиться. Предводитель стаи объясняет мне, скудоумной:

- Добыча. Играть. Хорошо. - Пауза, для подбора нужного слова. - Весело!

Получив хвостом по голове, детёныш упал, мягко перекатился, и... стая полосатых начала ловить хвосты, с восторгом приняв новую игру. Легонько тюкаю их, отлавливая, и уворачиваюсь от цепучих лапок. Ну как их воспитывать? А ведь они ещё не повзрослели. Скоро инстинкт продолжения рода проснётся. Надо отделить кошечек в... питомник. И муштровать, как чистокровных. А что делать с котиками, - я не представляю. У них же статусные поединки начнутся. Поручу их барону Алеку. Он страж, - ему и воспитывать помощников.

Консулята развлекались в поселениях почти как бездновы твари. Единственный приемлемый выход я вижу в том, чтобы воспитать из них оруженосцев для стражей. Или не оруженосцев, а хмм... летучий отряд. По кромке Бездны детёныши ходят уверенно. Вот пусть и охотятся на чудовищ под руководством стражей. Пусть играют с добычей. Если на консулят будут смотреть, как на спасателей, то им простят кошачью жестокость.

Барон Алек не проникся моей идеей. В принципе, я его понимаю. Наплодил детей Вителлий Север, а воспитывать должен он? К счастью, у меня большой выбор стражей.

- Алан, Бадвард, Вейгар и... Герхард. Займётесь котятами. Алан и Вейгар проследите, чтобы ваши братья не ущемляли и не баловали своих сводных братьев. Кошечек я отправлю в филиал Резервации.

После триумфального визита Мейнхильд (дракониха с Гюнтером отправились навестить Траинна в Академии, и "по пути" заглянули в Резервацию утереть носы всяким там), Резервация пересмотрела отношение к неэталонным чистокровным. Уяснили, что из них можно извлечь ещё больше прибыли, чем из эталонных. Клан фон Фальке исправно отчисляет стандартную ставку за детей. Кстати, за моих детей деньги тоже перечисляются всеми мужьями. Перечисляются даже несмотря на то, что с меня сняли эталон. Пока я не занялась финансами Семьи, я этого не знала. Даже Вителлий Север платил за детей. И эти... чистокровные ещё назвали меня отступницей! Устроила дикий скандал всем мужьям и папеньке, собрав семью в Этане. Переколотила всю посуду, топала ногами, пока замок не начал вздрагивать. Балли предложил составить ноту протеста, и стребовать за моральный ущерб дюжину неэталонных чистокровных. Стражей много, а женить их не на ком. Мужья задумались.

***


- Нина? Что это за имя?

- Это имя моей матери, удивительная. Поскольку очерёдность имён стражей позволяет, я...

- Разумеется, муж мой. Пусть будет Нина.

В конце концов, есть же у нас Ада. Чем короче, тем проще. Эстанислао и Эстебанию, например, Зиггисы зовут Стасом и Стёпкой, отговариваясь тем, что об их имена язык можно сломать. За что и получают подзатыльники от Зигги-старшего. Игнасио и Изельда свои имена коверкать не позволяли даже в нежном трёхлетнем возрасте. С воплем "кто тебе тут Изя?!!" наша крошечная дочь врезала Зигфасту ногой по голени, а когда баронский отпрыск наклонился потереть больное место, приложила его кулачком по носу. Траинн, от смеха плюхнувшийся на пол, чуть хвост себе не сломал.

- Никасио и Нина де ла Модена-Новарро-и-Делон.

Папенька благосклонно кивает малышам, подкатившимся к нему нарядными колобками. Дети восторженно шипят, лёгкими прикосновениями когтистых пальчиков полосуя костюм и придавая причёске Повелителя драконов невообразимый вид вороньего гнезда. К счастью, теперь папенька может принять драконий облик и не эпатировать читателей светской хроники зрелищем косматого оборванца на драконьем троне. Пятеро драконов: серебристый, двое чёрных и две муаровых чёрно-серебряных косолапки отправились прогуляться по скалам. Берочка и Алехо учатся в Академии Миров Союза. Сбежали на торжественную часть и сегодня же вернутся на занятия. А мы вернёмся в Делон. Стражи-драконы родились в Лабиринте Делона, - Алек меня украл сразу после их зачатия. Семейная традиция!

Аура у детей не огненная, как у Вальтера, а ледяная. Алонсо говорит, - это оттого, что они родились во тьме. Выдумывает! В Лабиринте совсем не темно. А когда с'атх выползают поплескаться, и вовсе светло. Алек думает, что ледяная аура у малышей от крови Кассия Агриппы. Наверное, это ближе к истине. Моя аура - тоже ледяная.

После того, как мы отметили полгода со дня рождения близнецов, я обрела не только драконий облик, но и ауру стража. Папенька мною доволен. Алонсо, Алек и Мохри тоже радуются. Зятья и Зигги с леди Арнорой поздравили. Только Вителлий Север недоволен. Боится, наверное, что выполню свою угрозу, и превращу его в кота.

Дракониха моя, по общему утверждению, прекрасна. Перламутрово-серебряная с боевым гребнем. Мейнхильд обиженно дуется, - у ней такой чешуи нет. Антония ядовито высказалась насчёт эталонных и неэталонных чистокровных. Змея! В Вестнике Бездны извернулись, назвав меня принцессой крови. Потому что принцессой драконов они уже давно называют Беренгелу.

Кстати, о котах. Когда я высказала опасение, что врослеющие котята могут напугать Берочку, Вителлий Север возмутился, а Алонсо срочно испросил аудиенции у папеньки. Кассий Агриппа отнёсся к этому намного серьёзнее, чем лорд Луций. Чистокровный линии лямбда в Резервации рос, а не в казарме. Понимает ситуацию. Навестил асиенду, вызвав восторженное урчание у консулят. Папенька, он, даже став драконом, больше кот, чем полосатый Консул.

Познакомившись с котятами, повелитель драконов отправил их... к Секунду. Учить буси-до. Разрез глаз у них подходящий, конечно. Кошек мы ещё раньше отделили. Подумав, начала им преподавать самурайский этикет. Кассий Агриппа не зря командовал Академией, - если он решил, что для котят это полезно, значит так тому и быть.

Хорошо, что я с Секундом занималась, когда он изучал все эти самурайские заморочки. Освежила в памяти и взялась за воспитание кошечек.

Вполне ожидаемо, консулята выбрали Господином Кассия Агриппу. Теперь у повелителя драконов отряд полосатых телохранителей. Вителлию Северу папенька рекомендовал впредь воздерживаться от общения с кошками. Впрочем, консул давно отказался от котовьего облика. Мохри смеётся, - многие обжигались так же. Консул ещё легко отделался. Хотела расспросить лорда-протектора, не говорит ли он о себе, - Алонсо меня не подпустил к мужу. Негодяй! Придётся ждать.

***


Нико и Нина успешно соревнуются с Мойбел в части постановки семьи на уши. С трёх лет дети шастают дорогой стражей. Навещают родственников, ага. Соблюдая традицию, играли со змейками в дворцовом парке Нового Вавилона. Секунд, к счастью, не стал с ними сюсюкать и заставил расчищать заросшее обиталище с'атх. Забыл, что его сводные брат и сестра не только стражи, но и драконы. На расчистку территории близнецы затратили буквально пару секунд. Возмущённые с'атх переместились в дворцовые подвалы - попасть в императорский архив теперь можно только порталом. Лале доволен - в качестве извинения на пепелище устроили розарий. Все бездновы родственники, начиная с Мохри, пожертвовали саженцы. Розы из парка Ноледа, впрочем, сбежали на третий день после посадки. Перебрались к фонтану, взломав мостовую. Металлопластовые плиты метровой толщины не выдержали напора жизнелюбивых цветов. Теперь возле фонтана палатку уже не поставишь. И на площадь перед дворцом может попасть далеко не каждый. По каким критериям розы делают отбор - неясно, но нежеланным гостям лучше не упорствовать. Милые нежные цветочки способны мгновенно выращивать колючие плети и хлестать ими наотмашь, рассекая даже тяжёлый скафандр высшей защиты. Секунд философски заметил:

- Главное, чтобы яблони не отправились навещать цветочки.

- А они могут? - Терций озабоченно нахмурился.

Император пожал плечами.

Сжалилась над детьми, - отправила Балли помогать малышам с обустройством с'атх. Зять сумел направить энергию драконят в мирное русло. В заповедной зоне парка выращена крохотная горная гряда, под которой находится разветвлённая система пещер с подземными озёрами и прочими радостями змеиного бытия. Трогать розы Лале запретил. Шипел и плевался ядом не хуже с'атх. Так что снаружи обиталище змеек теперь похоже на розовый холм из древних легенд. Некоторые розы, впрочем, с успехом соперничают с деревьями. Зато столица Империи теперь благоухает круглый год, - можно не пользоваться духами. Зимние розы притащили Вейгар с Вероникой. Где нашли, - не говорят. Главы парфюмерных концернов, рыдая, валяются в ногах у Императора, умоляя о паре лепестков. Но собирать собственноручно, благоразумно, отказываются.

В качестве спутников драконята выбрали р'асти. Подражают дядюшке Аквиле. Это Долий виноват! Вителлий Север шутит, что один Долий с успехом заменяет Генеральный штаб, Разведывательное управление и Контрразведку. Помимо спутников, малыши сотворили себе цитадельки. И у них уже есть собственные боевые призраки. Ну, и яблони, конечно же. Вслед за яблонями по парку асиенды шастают розы Ноледа. Лале настолько впечатлился мигрирующим розарием, что вынудил зятя презентовать мне пару саженцев. По-моему, малыш общался с розами непосредственно в Ноледе. Вот Алек-старший и поспешил избавить своё жилище от посещений Хранителя. Сажала и поливала их лично. Больше они никого не подпустили. Да и мне пришлось, повторяя знакомство с т'хассами поцарапать себе руки, напоив цветы своей кровью.

Зато они сами протягивают побег, чтобы я бросила приглашение Алонсо. В первую же ночь, заслышав серенаду, залезли на балкон и, слушая, расцветали, буквально, на глазах. Очень необычные цветы!

Поинтересовалась у, зачастившего к папеньке Секунда, как его розы реагируют на музыку. Сын в шоке. Я забыла, что Вителлии Северы музицируют вместо плача.

- Ничего. Скоро выясним.

- Ты что-то знаешь, Алонсо?

- Лучше поинтересуйся у Траинна и Дитера.

- Наверное, Мейнхильд что-то отчебучила...

Алонсо улыбается, а черти в синих глазах прыгают, используя хвосты вместо скакалок. Разозлившись от невозможности удалиться в спальню, кинула в мужа чашку.

- Не полыхай на меня глазами, удивительная. Чистокровные бунтуют. Неэталонные получают волю и привилегии, а эталонные вынуждены работать по контрактам. Император Секунд, да живёт он вечно! пытается маневрировать между Резервацией, патрициями и драконами.

Да... неэталонные рады отыграться за тысячелетия "неэталонности".

***


- Кариссима, тебе надо на полигоне для испытания защитных сооружений тренироваться.

Злобно ощерила клыки. Управляться с пламенем - полбеды. Как управляться одновременно и с пламенем и с хвостом в полёте - вот задача. Мужчины как-то её решают.

- Они мельче, моя леди. А твои роскошные формы... - Мохри пытается меня успокоить. Неудачно.

- При чём тут это?!

- Действительно. Мама совершенно права! - Траинн выступил в мою поддержку. Деваться дракону некуда, - Мейнхильд тоже решила осваивать боевое маневрирование. Прочие драконихи, включая Аву, удовлетворились ролью домохозяек. Нет, я понимаю, - жёны команданте. У дона Энрике не забалуешь. Женщина, - это женщина. Сиди, котёл песком отчищай, и не отсвечивай. Но Ава! И Антони... кхм... у папеньки тоже жёнам раздолья нет. Вот и приходится нам с Мейнхильд за всех драконесс стараться. У наших с Алонсо косолапок с маневрированием всё в полном порядке. Ну... они рождены драконихами. А я - осваиваюсь. Ага, как в болоте: голову вытащили, - хвост увяз.

- Удивительная, вспомни, как ты училась управлять яхтой в бою. Не заостряй внимание на чём-то конкретном. Держи перед собой основную задачу. У тебя всё получится.

С благодарностью потёрлась о шею чёрного дракона. Консул в боевой ипостаси посмотрел на нас оловянными глазами, и выдал:

- А полигон следует, всё-таки, подготовить. Защитные сооружения должны испытываться в экстремальных условиях.

- Вот тебя туда и посадим. Вместе с Шеду и парой призраков. В картишки перекинетесь.

Ледяные глаза каппы вспыхнули, и Вителлий Север удалился, печатая шаг. Посмотрела на колыхание щупалец и боевых гребней, над которыми гордо реет Шеду - впечатлилась. Это на каком же уровне надо освоить строевую подготовку, что даже в монстрообразной боевой ипостаси демонстрировать безупречную выправку! Мохри тихо смеётся:

- Это врождённое, моя леди.

Шеду, кстати, привёл в изумление весь Совет лордов-протекторов. Когда Вителлий Север принял котовий облик, он о спутнике забыл. В таких случаях спутники, обычно, погибают. Но только не боевые. Шеду возник у нас на асиенде вслед за Консулом и каждый день больно клевал этого полосатого, вынуждая его прятаться в зарослях, так что котище всё время о нём помнил. Не как о спутнике, но, оказывается, это и не важно. Алонсо смеялся, предлагая выпустить пособие по выживанию для спутников. Типа: "если ваш спутник о вас забыл, - тюкните ему по башке".

Вителлий Север, кстати, вернувшись в нормальный облик, выразил Шеду благодарность в приказе по группировке. За проявленную инициативу, ага. А вся Бездна ухохатывалась, читая серию комиксов от господина Ю о времяпрепровождении лендлорда Вителлия Севера и его спутника. "Шеду и Консул". Особенно радовались дети.

***


- Мама, заходи слева! Щщас мы их!

Охотимся на кораблики консула. Вителлий Север, как только проводили близнецов в Академию, забрал меня на военную базу. Сутки провели возобновляя брачные узы. В спальне, а потом в Бездне. Лале привычно закрывал листьями глаза Шеду, а я впитывала рычащие стоны мужа, удивляясь, почему решила, что он охладевает ко мне, растворялась в его страсти, теряя себя и возрождаясь в ипостаси жены консула. А через день, после обязательного парада, лендлорд Луций пригласил семейство фон Фальке в полном составе, выступил с речью, отметив, сколь горько ему видеть, что никто не поможет его жене и тётушке освоиться в небе, и... начали они нас гонять, как новобранцев. Мейнхильд сразу же озверела, раздраконилась то есть, и принялась крушить всё подряд. Но эти сволочи загнали нас на полигон для отработки боевых заклятий. Драконоустойчивый, ага. Специально подготовился гад!

Пришлось срочно вспоминать, чему нас учили в Резервации. А меня, ещё и в двух Академиях. И Зигги любил погонять нас с детьми на лёгких катерах. Кораблики не клюются, как Шеду, но стрекаются, как крапива. Уж не знаю, - заклинаниями бьются, или чистой энергией, но... неприятно. От пламени эта мелочь ускользает, изящно маневрируя. И, как-то незаметно, проснулся охотничий инстинкт, и проблема координации полёта и пламени исчезла. Отловили все кораблики. Шлёпали их крылом, заставляя приземлиться. А потом, Мейнхильд решила поохотиться на мужа и детей. С целью привить им уважение к матери семейства.

На полигоне остались только драконы. Прочие скрылись в появившихся капонирах.

Разъярённая дракониха начала гонять своё семейство. Драконы уворачивались, демонстрируя чудеса экстренного маневрирования. Траинн при этом ещё умудрялся игриво покусывать хребет своей дражайшей. В конце концов, бронированная супружеская пара свалила в закат, а малышня затеяла салочки. Не стала мешать детям развлекаться, спустилась с небес на землю, и, приняв человеческий облик отправилась скандалить с мужем.

Перебила всю посуду, топала ногами, - никакого толка! Смотрит оловянными глазами, держа равнение на знамя протектората, и бубнит:

- Но маневрировать-то ты, кариссима, научилась. Осталось только отшлифовать навык.

А Зигги со змеиной улыбочкой предложил свою помощь в отработке этих самых навыков. Вителлий Север тут же рассыпался в благодарностях, объявил, что справится сам, и выпроводил дорогих гостей принудительным порталом. Не дожидаясь, пока они сами откроют себе дорогу.

***


Диура фон Фальке и Атта Вителлий Север родились в один день. Лендлорд Луций встречал первенца-дракона в парадной форме. Ага. Так и стоял навытяжку при всём параде на берегу залива Рожениц. Всё-таки, не понимаю я мужчин. Ну, хоть, полковой оркестр не пригнал, - уже хорошо.

Дочь Траинна - копия Мейнхильд. Сын консула - ни в мать, ни в отца, как говорится. Свинцово-серый драконёнок отличается редкой, даже для дракона, свирепостью. Сказывается кровь Вителлиев Северов, наверное. До полугода шипел на отца, не подпуская его ко мне. Как какой-то кот. Прижимает ушки, шипит, и плюётся огнём. Собственнический инстинкт у детёныша зашкаливает. И хищный такой! Чуть Шеду не слопал, когда тот, не рассчитав длину когтистой лапы, оказался в пределах досягаемости. Блюмхен к малышу благоразумно не приближается. В полугодовалом возрасте детёныш начал охотиться вместе с консулом. Отправляются на нижние уровни Бездны. Не знаю, что там съедобного можно найти...

Лорд Этан принят драконёнком намного благосклоннее, чем родной отец. Малыш обнюхал протянутую руку лорда-протектора, и позволил себя погладить. Только уффкал, пуская дым из ноздрей. Чует кровь сюзерена. В Бездне иерархия выстраивается автоматически. И бунтов властители не опасаются. Кровь не позволит перешагнуть вассальный долг.

С другой стороны, учитывая, что высокие лорды всеми лапами упираются, лишь бы не получить всю полноту власти, непонятно, с чего бы подданным бунтовать. Они могут лишь почтительнейше прославить мудрое правление лорда. Преёмника-то, по-любому, ещё заставить надо власть принять. Дураков нет, самим в ярмо впрягаться.

В два года, когда Атта научился прятать когти стража, представили внука папеньке. В человеческом облике представление прошло нормально. Плащ повелителя драконов, как и причёска - обычные жертвы крохотных стражей. А в драконьем - повторилось представление Алехо. Только с точностью до наоборот. Этот малолетний наглец зашипел на папеньку! Кассий Агриппа скосил на нахалёнка левый глаз, дракончик тут же плюхнулся на брюхо, растерянно моргая. Ага, "а я что? Я ничего!" Виновата, конечно, оказалась я. Не обучила наследника драконьему этикету. А то, что Атте всего два года, папеньке безразлично. Ориентируется по детям Алонсо. Нашёл с кем сравнивать! Вителлий Север вскользь затронул вопрос о создании Драконьей Академии. Сейчас это уже актуально. Одних драконят команданте на целую группу набирается. И Мейнхильд регулярно пополняет поголовье фон Фальке. И все мои дети теперь будут драконами, вне зависимости от видовой принадлежности их отцов. Драконами и стражами.

***


Чёрный дракон улетел на пустынные острова. Где только холодное море и камень. Выждала час, и прошла к мужу дорогой стражей. Алонсо сидит на скале, бездумно глядя на ярящиеся внизу волны. Тихонько уселась рядом. Сердце моё сжимается от боли. Я не могу подобрать слова, чтобы облегчить мужу горечь утраты первенца.

В герцогствах Модена-Новарро и Манрике-де-Лара-де-Нахера, протекторатах Этан и Шауг, ленах Нолед, Саэльмо и Нейл и в баронстве Людвига фон Фальке - траур. Герцог и герцогиня де ла Модена-Новарро ныне упокоились в фамильной усыпальнице. Чикита пережила мужа всего на несколько часов ночного бдения у гроба. Жена да последует за своим мужем. Всё правильно. Герцогиня не прибегала к ритуальному самоубийству, традиционному для некоторых семей Миров Союза. Сердце доньи Хосефы Адорасьон просто остановилось.

Я знала, что переживу старших сыновей. Кроме стражей и детей Вителлия Севера. Безвременный же уход Мария во время войны со Странниками, заставил понять, что долгожительство - не гарантия долгой жизни. Я отстранила от себя это знание, но я была готова. Знала, что мне предстоит пережить это горе. Алонсо не готовился. Он ушёл раньше. Я не умею утешать. Просто сижу рядом, погружаясь в пучину отчаяния.

- Рани, посмотри на меня! У нас есть дети, и ещё будут. Не рви себе сердце, не надо.

Вынырнувший из своих мыслей, и вернувшийся ко мне Алонсо обнимает, тревожно вглядываясь в моё лицо. Черти в синих глазах молитвенно сложили руки и постукивают хвостами, вероятно, обозначая поклоны. А у меня перед глазами - Тито. Не герцог Алберто, достойный преёмник отца, не молодой наследник герцогства старательно вникающий в тонкости управления, и даже не курсант Академии. Крохотный карапуз, беззубо смеющийся на руках Алонсо, когда муж осторожно окунает его в тёплую морскую воду лагуны. Наш первенец ушёл. Ушёл навсегда.

По моим щекам стекает горько-солёная морская вода. Шторм усиливается? Нет. это пришли слёзы. Рыдаю, уткнувшись в грудь мужа.

- Кариссима, вспомни, чему тебя учили в Резервации. Дорогие мамочки не оплакивают детей. Ты нарушаешь Евгенический закон.

В моём горле уже клокочет драконье рычание, но Атта меня опередил. Негодующе зашипел на отца, встопорщил гребень, и начал обходить его боком, воинственно подскакивая. Насмотрелся на Шеду. Консул насмешливо смотрит на нахалёнка. В боевую ипостась пока не переходит. Алонсо, приняв драконий облик укоризненно рыкнул на малыша. Атта, устыдившись, исполнил ритуальный поклон - "молю о прощении за несдержанность".

Драконий этикет, - это не только статусные поединки, но ещё и целый комплекс поклонов на различные случаи жизни. Выглядит забавно. Драконессы от этих ритуальных танцев освобождены. Их дело - потомство. Драконьему этикету Атту обучает Аквила и семейство Зигибранда. Курируют обучение Алонсо и команданте Энрике. Малыш хотел учиться вместе с Диурой, и не принимал объяснений, что его племянницу учат тому, что следует знать драконессе, а отнюдь не дракону. Не смирившись, регулярно сбегает с занятий и Мейнхильд приносит нарушителя дисциплины в зубах. Первый раз его тащил Траинн, и Атта чуть не перервал брату горло, негодующе шипя, отбиваясь когтистыми лапами и размахивая шипастым хвостом. Встряхнуть малыша Траинн опасался - Атта ещё маленький. Мейнхильд же с ним не церемонится, - прижимает громадной лапищей, и цепляет за шкирку. Нахалёнок грустной ящеркой свисает из пасти драконихи. Невестка забрасывает Атту на гауптвахту, докладывает консулу об успехах младшенького, и отбывает домой. А юный дракон отправляется мести плац и рыхлить землю под розами под присмотром Лале.

Премудростям стражей сына консула учит Зигги. У него не забалуешь. Вителлий Север в последние годы сдружился с кланом фон Фальке. Делить им теперь нечего, так что лорд вице-протектор использует барона Зигмунда как противовес Алонсо. И если против распоряжения папеньки о присмотре за обучением Атты со стороны Алонсо и команданте Энрике Вителлий Север возразить не смеет, то стражей-драконов из семьи де ла Модена-Новарро консул демонстративно игнорирует. Вальтер иногда помогает деду. Прочие стражи, даже полнородные братья и сёстры - держатся в стороне.

И? Я хочу сказать, что? Ничего не меняется. Подоспевший Зигги вручил мне Атту с приказом отработать обнаружение и нейтрализацию угрозы с целью подробного её (угрозы) изучения. То есть, - убивать нельзя. А старшие мужчины семьи отправились "поддержать Алонсо в его горе". Будут топить горе в роме. Или в укипаловке. А мы с детьми - отрабатывать задание.

Уцепила нацелившегося сбежать детёныша за ухо, и поволокла в Безначалье. Тренироваться. Папенька говорит, что Атта первый из детей Вителлия Севера, обладающий подлинным характером отца. Поэтому и ужесточил для малыша контроль. Авторитетов у драконёнка немного: Кассий Агриппа, Зигги и Алонсо. Причём, Алонсо малыш просто не хочет огорчать. С лордом Этаном у Атты отношения сложные. Мохри не дракон, значит, вроде бы, не авторитет, но... Но! Сюзерен. Чтобы не испытывать дискомфорта, Атта старается держаться от лорда-протектора подальше. А с братьями нахалёнок дерётся. От горшка два вершка, а туда же! Лишь к сёстрам и племяннице относится с нежной заботой. Сёстры драконёнка игнорируют, а Диура проявляет неистощимую фантазию в пожеланиях. Атта уже был пойман на Рапалле, куда отправился за цветами Апали. Мейнхильд, получив выволочку от свёкра, отправила дочь чистить полосу препятствий.

***


- Кто рассказывал ребёнку армейские анекдоты?

Семейство военных, переглянувшись, потупилось. Отец-основатель спокойно ждёт ответа.

- Мой Консул, малыш должен проникнуться духом армии.

Вителлий Север оловянными глазами посмотрел на первенца и улыбнулся ему крокодильей улыбкой.

- Курировать курсанта будешь лично. Если что, - спрошу с тебя.

Атта построил ограждение вокруг площадки с гнездовьем роз Ноледа. Как в армии. Написал слово из трёх букв и "прибил к нему доски" - прикрепил кованую обрешётку. Тит забыл, что драконы обладают магией воли и желания. То есть, сказано - сделано. Представители семейства фон Фальке творческими порывами не страдали. Впрочем, им анекдотов никто в этом возрасте и не рассказывал. Убрать элемент ландшафтного дизайна не получилось даже у лорда Этана. Драконы выразили воспитаннику порицание - офицеры не должны употреблять таких слов. Атта пробурчал, что он не офицер, на что барон Зигмунд сказал:

- Умничаем, значит? Позорим отца перед семьёй?

Нахалёнок продолжил бурчать, опустив морду, и ковыряя когтистой лапой плац.

- И ничего не умничаю... Чего это я позорю..?

Пришлось высечь и отправить мыть рот с мылом. Детёныш верещал, что это несправедливо - он не говорил, а писал. Вымыть руки он не отказывается. Не стала слушать жалкий лепет, - умыла самолично.

Кассий Агриппа, насмотревшись на художества внучка, отказался от идеи драконьей Академии. Обучаться драконята будут вместе с людьми. Иначе совсем оскотинятся, то есть, одраконятся.

Проблему забора решила просто. Отправилась прогуляться в сад. Атта за пару секунд заменил надпись красивым орнаментом. Усвоил-таки начатки хороших манер.

- Художник растёт...

- И музыкант.

Импровизации драконёнка собирают вокруг казармы весь свободный личный состав. Малыш уже с трёх лет научился упаковывать мелодии в цветы. Пока цветок не завял, вокруг него слышится музыка. Хитрющий детёныш делает подарки дамам. И дамы не позволяют наводить строгость. Даже леди Арнора заступается перед Зигги за нахалёнка. Да что там, леди Арнора, - Антония (!) осмелилась сказать папеньке, что он слишком строг к этому очаровательному проказнику. Проказник, в результате, получил дополнительное взыскание. У папеньки не забалуешь.

***


Наблюдаю за марширующим детёнышем и понимаю, что ненавижу патриция Луция Вителлия Севера, усыновившего каппу. Муж, упоминает "основателя рода" с благоговением, а я, даже зная, что он почти тысячу лет мёртв, ненавижу. Установить систему воспитания ломающую душу ребёнка, и убедить "сына" в необходимости этого. Отец говорит, что Атта точная копия Вителлия Севера. Не только внешне. Все наши дети - копии отца. Кассий Агриппа имеет в виду... пожалуй, речь идёт о духовных составляющих. Воля, характер, чувство прекрасного. Атта больше похож на Дани. Он весёлый и очень отзывчивый (когда не дерётся, отстаивая свою территорию). Наш малыш единственный из Вителлиев Северов музицирует, чтобы порадовать себя и других. Проказничает он, в основном, с подачи Диуры. Зигги, как-то, даже пригрозил Мейнхильд, что укоротит имя внучки на одну букву, приведя его в соответствие с её сущностью. Чтобы сразу было ясно, с кем придётся общаться. Наказание, характерное для фон Фальке.

Мы все вежливо улыбались, глядя на шевелящую губами дракониху. Наконец, до Мейнхильд дошло, о какой букве идёт речь. Пострадал, как обычно, Траинн. Со свёкром чистокровная не связывается. Как только впервые увидела змеиную улыбку барона Зигмунда, - сразу вспомнила о хороших манерах и дочерней почтительности.

Маршировать, впрочем, Атта любит, как и все Вителлии Северы. Так что дома его чаще всего можно обнаружить на плацу, или в саду - распевающим песни для роз Ноледа. Розы любят не только серенады. Марши в исполнении Атты (дикий рёв) они тоже слушают с удовольствием.

- Скоро маршировать начнут.

Вителлий Север ехидно улыбнулся:

- Не всё же им по балконам лазать.

Увернувшись от хвостов, утащил меня в спальню.

***


Атта отправился учиться на Новый Вавилон. Под крылышко к Траинну. Перед этим прошёл краткий курс преодоления защитного периметра у Алехо. Уже понимает, что Вителлию Северу не нравится его общение с Алонсо, и старается не усугублять. В пять лет, наконец-то, достиг взаимопонимания с отцом. До отправки в Академию были "не разлей вода". Вителлий Север доволен первенцем-драконом. Строевую ребёнок блестяще освоил в обеих ипостасях. Боевое маневрирование, по словам Зигги, на приемлемом уровне, - а это дорогого стоит. Зигги в семье - эксперт по лётному мастерству.

Умение расправляться с барьерами Атте пригодилось, когда родилась его сестра. Встречал её вместе с отцом, сбежав из Академии. Почётный караул, ага. Басса Вителлия Север - жизнерадостный колобок. Но имя дочери консул мог бы дать и не такое говорящее (Басса - от лат. bassus - "толстый, тучный"). Атта, на моё неудовольствие, возразил:

- Басса, - красавица. Почти как ты, мама.

Забыла, что в драконихе ценится пышность форм. Или, как говорит Мохри, - роскошные формы. Что ж, юная Вителлия Север в этом плане всех драконесс за пояс заткнёт.

Лорд вице-протектор всерьёз озадачился созданием комплекса строевой подготовки для драконесс. Косолапки маршировать не любят.

- Пусть лучше маневрирование подучат. С их габаритами - та ещё задачка.

Дочь возмущённо выпустила длинный язык пламени. Зигги небрежно стряхнул его с себя, и улыбнулся ребёнку змеиной улыбкой. Басса зашипела, прижимая уши. Муаровая свинцово-перламутровая драконочка с рождения демонстрирует свирепость Вителлиев Северов, вызывая восхищение драконов и всего клана фон Фальке. Зигги нарочно поддразнивает малышку.

В два года представили её папеньке. Басса промаршировала к трону, уцепившись за хвосты т'хассов. Усаженная дедом на колено, счастливо засмеялась:

- Деда!..

- Повелитель. - Консул наводит строгость, пытаясь пресечь нарушение субординации. Малышка хлопнула глазищами на отца, потом повернулась к Повелителю:

- Лите?.. - Склонила голову набок, посмотрела внимательно, и уверенно заключила: - Деда!

Папенька улыбнулся одними глазами, погладил внучку по голове, и передал мне.

В драконьей ипостаси прогуливались вчетвером. Вителлий Север отправил меня следить за детьми. Вспомнил, как Атта шипел на папеньку. Басса не шипит. Скачет радостно, загребая лапами. Смазала брату хвостом по морде, когда Атта рыкнул на неё, чтобы шла нормально. Тоже мне, - воспитатель. Папенька передвигается неспешно, Атта движется походным шагом, Басса скачет вприпрыжку, а я наблюдаю за детьми, как какая-то пастушья овчарка.

В репортаже от господина Ю прогулка Повелителя драконов выглядела иначе, чем виделось мне:

Серебристый дракон - воплощённая стремительность и хищное изящество, толстенькая драконочка - сама жизнерадостность, свинцово-серый драконёнок - военный до мозга костей - печатает шаг, держа равнение на Повелителя, попутно ухитряясь отслеживать перемещения сестрёнки, и я, - большое серебряно-перламутровое облако с боевым гребнем, всплывающее то справа, то слева от драконят, обдавая зрителей жутью. Это воздействует ледяная аура стража в боевом режиме. Плащ стража из живой тьмы у меня только в человеческом облике. А в драконьем - наоборот. Аура заставляет расплываться контуры фигуры (роскошной, ага!), превращая меня в какое-то бесформенное средоточие смертельной угрозы.

- Теперь они называют меня ледяной принцессой!

- И что? Ты, кариссима, похожа на своего великого отца. Внешне. Естественно, что это отметили.

Затопала ногами в несчётный раз. Посуду в казарме сменили уже четырежды. Папенька развлекается, а у меня, как будто, других дел нет, - теперь я официально нагружена ещё и политикой драконов.

Согласно Указу Повелителя нашего Кассия Агриппы, да живёт он вечно! его дочь, благородная Агриппина, объявлена наследницей. На всю Бездну объявлена! Теперь у меня нет мужей, - только консорты имперской Наследницы. Ибо Указ начался с объявления о создании Империи драконов.

Клан команданте тут же выделился в автономию, потому что, дон Энрике признаёт женщину пригодной только для произведения потомства. И не он один. "Да не будет женщина править!" - провозглашали ещё в тёмные века на Земле. Папеньке это выгодно. Команданте держит в узде оппозицию, избавляя Кассия Агриппу от необходимости применять к недовольным ЗОВ. Драконов всё ещё очень мало, чтобы бездумно разбрасываться генофондом.

Родственники довольны. Особенно, зятья. Хотя Указ обратной силы не имеет, но, по факту, все мои дети теперь подпадают под дипломатический протокол. Люцилла уже поцапалась с Мейнхильд. Наша дракониха всего лишь жена родственника Императора, а Люцилла - родная внучка. Дочь Наследницы. Не дети, а змеи какие-то. Пришлось обеим надавать хвостами по голове, чтобы не умничали.

Зигги заступился за невестку:

- Не бесись, принцесса. Тебе надо лучше себя контролировать. Ты теперь лицо Империи.

Разгромила всё, до чего смогла дотянуться, была скручена мужьями, и упрятана на гауптвахту. Противодраконью. Ха! Разгромила и её. Если менять ауру стража с драконьим пламенем, никакая защита долго не продержится. Особенно, когда Лале вырастил в камере шалаш, чтобы я могла отдохнуть с комфортом. Порелаксировала в зелёном сумраке, вдыхая свежий запах роз, и выбравшись наружу, устроила мужьям скандал. Мохри, довольно жмурясь, попытался меня успокоить:

- Моя леди, твоему отцу, да живёт он вечно! просто некого больше назначить наследником. Дети и внуки ещё не доросли до совершеннолетия. Зятьёв, как правило, никто не рассматривает. А ты, - воплощение Матери...

Дотянулась хвостами до яблонь Ноледа (любопытные деревья и кусты просто под ноги лезут, стремясь не упустить что-нибудь интересное) и начала прицельно расстреливать мужей клыкастыми яблоками. Негодяи уворачиваются, яблоки падают и зарываются в землю. Доуворачивались до того, что несколько яблок попало на плац. И тут же вгрызлось в прочнейшее покрытие, срочно закапываясь. У Вителлия Севера было такое лицо... Зигги выразительно постучал себе по лбу.

- Принцесса, ты уже краёв не видишь.

Злобно прижав уши, и вздыбив боевой гребень, жду, чем порадуют прочие мужь... консорты. Мохри недоумённо переглянулся с Алеком. Барон пожал плечами. Алонсо с упрёком произнёс:

- Рани, плац, - это лишнее.

Черти в синих глазах пятятся от меня, суеверно отмахиваясь когтистыми лапами. Нет в жизни совершенства! Даже Алонсо, и тот, прежде всего военный. Ага. Плац, - это святое. По позвоночнику прошла холодная дрожь... - если (когда!) дойдёт до папеньки... Кассий Агриппа, столетиями воспитывавший поколения офицеров Нового Вавилона, тоже без восторга воспримет кощунственное попрание армейских устоев. Пора осваивать трансформацию с уменьшением размеров.

***


- Придётся ждать, пока они не смогут перемещаться. Розы к ним не подпустят никого.

Розы окружили плац ну ооочень живой изгородью, и крайне негативно воспринимают попытки проникновения внутрь периметра. Примчавшийся по вызову Мохри Балли задумчиво спросил Вителлия Севера:

- Папа, может быть, это знак? Пора и яблоням освоить строевую подготовку?

- Ага, а следом и розы маршировать начнут, делая отмашку ветками. "Пока на Дунсинанский холм в поход Бирнамский лес деревья не пошлет..."

- Кариссима, тебе лучше помолчать.

Посмотрела на вспыхнувшие глаза мужа, решила не умничать. Пусть разрабатывает комплекс строевой подготовки для яблонь и роз. Чем бы дитё ни тешилось, лишь бы не вешалось. Мне ещё перед папенькой ответ держать. Пришло разрешение на аудиенцию у Императора нашего, да живёт он вечно! Уши сами собой прижимаются...

***


- Агриппина... - Папенька держит паузу. В бесстрастном взгляде холод космоса. Держалась-держалась, подпитывая себя обидами, и, всё-таки, устыдилась. Скандаля с мужьями, я надеялась, что Император, проникнувшись, снимет с меня, недостойной, титул Наследницы. Забыла, что папенька на раз раскалывает такие шарады, зная что, когда и от кого можно ожидать. Виновато вздыхаю... Кассий Агриппа, выждав, когда я дойду до нужной кондиции, продолжил. - Объясни мне, что за масштабные игры вы устроили в поместье лорда Луция.

Хлопаю глазами. Император указал мне на малый трон, с недавнего времени, установленный по правую руку от места Повелителя. В центре зала возникло дымчатое марево, уплотнилось, и приняло привычный вид экрана.

***


- А потом я эээ... увлёкся, и... вот.

Атта, припав к полу, метёт хвостом в ритуальном поклоне "осознаю своё несовершенство". Кассий Агриппа молча взирает на внука. Нахалёнок печально вздыхает, вызвав сочувственный вздох у Антонии. Наконец, Повелитель скосил глаза на адьютанта и тот объявил об окончании аудиенции. Решение Император выскажет позже. Атта, пятясь, покинул тронный зал.

***


Папенька припечатал:

- Врать не умеет. Абсолютно.

- Но, может быть, это и хорошо?

- Агриппина, не говори глупостей. Не буду тебе показывать исповеди твоих детей от герцога, - у меня нет времени. Отмечу только, что они не лгали, но их история способна ввести в заблуждение. Если бы не твой младший сын, я мог бы поверить.

- Атта ещё очень мал. И он обучается в другой Академии.

- Секст плохо работает с учениками.

Мысленно прижала уши. Да что ж такое?! Заступишься за одного детёныша, папенька тут же объявил виноватым второго.

- Секст старается сохранить дух Академии, отец. Империя едина. Армия Нового Вавилона всегда действовала прямой силой и военной хитростью. В Мирах же Союза приветствуется коварство. Великие дома в мирное время непрерывно грызутся между собой, а это способствует...

- Чему, дочь моя?

Пробурчала, как Атта:

- Развитию изворотливости. Перед Советом отвечать никто не стремится.

***


- Как тебе вообще пришло в голову лгать Императору?!! Хотел подвести отца под ЗОВ?

Нахалёнок изогнул шею в поклоне "трепетно внимаю речам прекраснейшей" и бурчит:

- Чего это под ЗОВ? Ничего я не хотел...

Треснула хвостом по бестолковой голове. Никакого толка! Только хвост отбила.

- Благодаря тебе в Академии появится новый курс. Радуйся.

- Чего это я должен радоваться...

Подумала, что надо придумать эквивалент ремня для драконят. Совсем обнаглел, чудовище малолетнее. На каждое слово бурчит ответ "чего это..."

- А вот Секст точно обрадуется. И не преминет свою радость донести до вас. В доступной форме. Почему ты не проработал легенду для Императора?

- Дааа, деда так смотрит...

Детёныш взглянул на меня с упрёком. Ага, теперь я виновата. Врать не научила. Жаль, в Резервацию драконят не отправишь. Там они быстро выучились бы. Конечно, взгляд Кассия Агриппы заставляет любого Вителлия Севера запинаться. Кроме Тита. Но тогда зачем нарываться?

- Атта, сообщи мне причину. Я должна подготовить твоего отца к разговору с Императором. И если ты опять начнёшь бурчать "чего это им разговаривать", я не знаю что с тобой сделаю! Заберу из Академии и усажу вышивать вместе с рабынями.

Детёныш обиделся страшно. Сопит, опустив голову и смотрит исподлобья, как будто я ему все чешуи с хвоста содрала и свежие ранки жгучим перцем присыпала. Дрожащим голосом проговорил:

- Я просто подумал, что деда заставит тебя хоронить фантик...

Потрясённо уставилась на малыша, раздумывая, не слишком ли сильно я его хвостом приложила. Потом вспомнила рассказ Сигмы-два о похоронах окурка и сопоставила с возрастом. Сигма-два завербовался в армию Республики в семнадцать лет. А дети отправляются в Академию в пятилетнем возрасте. Конечно, они если что и могут уронить на плац, так это обёртку от конфеты. Но армейские традиции не делают различия: тело, лежащее на плацу, должно быть оплакано и похоронено с воинскими почестями в стандартной могиле метр на два и на три, вместо двух в глубину. Всем курсом рыли, наверное, бедолажки. Зато теперь стал понятен священный ужас перед чистотой плаца. Значит, детки решили меня прикрыть перед папенькой. Слов нет!

***


- Женщины никогда не бывают довольны. - припечатал Вителлий Север.

Алонсо молча улыбается. Черти в синих глазах согласно кивают, подскакивая вверх на высоту роста, и артистично щёлкая хвостами.

В общем, причина у мужей есть. Берочка расстраивается, что она не свинцово-перламутровая, а Басса, наоборот, завидует аристократическому чёрно-серебряному муару Беренгелы. Нине, к счастью, эти вздохи побоку. Стражи вообще не заморачиваются внешностью. Они аурой и плащами меряются. А эти курицы малолетние... - приходится успокаивать, кивая на одноцветную Антонию и чёрно-бело-серую Мейнхильд. Ни серебра, ни перламутра в их окрасе нет, и живут как-то, и не расстраиваются по этому поводу. Обе дочери зашипели на меня. Ага. Мне легко говорить, - я-то сама серебряная с молочно-жемчужным перламутром. Прекраснейшая, - один из официальных титулов Наследницы. Тюкнула обеих легонько хвостом по голове. Для порядка.

- Чёрный и свинцовый цвета у вас от отцов ваших. Как у меня серебряный от моего отца. Вы стесняетесь родства, дочери мои?

Опустили морды. Сопят пристыжено. То-то же!

Атта подсуетился и презентовал нам по букету. Цветы, косо перевязанные кривым атласным бантом, диким рёвом оповещают слушателей о дивной красоте их обладательниц. Как мартовские коты. А музыка - красивая. Нежно-хрустальные переливы напоминают о пронзительной свежести ранней весны. О времени, когда жизнь начинает новый виток. Черти в синих глазах вздыхают, прижав когтистые лапы к сердцу. А в следующую секунду покатываются со смеху, некультурно тыча пальцами в букеты. Да, Атта не мастер их создавать. Обычно, он ограничивается одним цветком, или цветущей веткой. Но своим родным-любимым дамам он от широты души собрал по колючей охапке багрово-красных роз. Не знаю, удастся ли Мохри минимизировать ущерб, нанесённый плантации.

Лале проснулся и замер от шока. Потом неверяще протянул побег к моему букету... Атта, глядя, как Хранитель нежно гладит колючие стебли, расстроился и наобещал, что лично посадит в десять раз больше роз. Ага и "рухлить" будет все клумбы. Так и сказал - "рухлить". Поклон "осознаю своё несовершенство" у детёныша получается уже профессионально. Лале проигнорировал раскаяние ребёнка. Свернулся в кокон на своей площадочке, и страдает.

***


Не успела подумать о Мохри, как лорд-протектор уцепил Атту за ухо, а меня под локоток, и отправился с нами на плантации. Вот где настоящий ужас. Детёныш вытоптал роз больше, чем оборвал. Ну... малыш сохранял драконий облик, чтобы не пораниться о шипы. Лале скатился со своей площадочки, и отправился вглубь, где сохранилась первозданная красота. Нас демонстративно не замечает. Конечно, - распустили ребёнка.

- Никасио и Нина учились у лорда Саэльмо. Мы не будем тревожить лендлорда. Смотри, и запоминай.

Я тоже смотрю. И ничего не вижу. Точнее, вижу многое: радуга накрыла половину повреждённой части плантации, и впитывается в цветы и землю, растворяя в себе сломанные розы. Из рыхлой почвы появились ростки. Цветы растут буквально на глазах. А КАК это получается, я понять не могу. Покосилась на Атту. Детёныш сосредоточенно наблюдает, высунув язык, для пущей концентрации внимания.

Попробовала высунуть язык. Не помогло. Губы Мохри дрожат, еле сдерживая улыбку, глаза искрятся. Обидевшись, треснула мужа, то есть, консорта, хвостом по голове. Увернувшись, лорд-протектор утащил меня в открытую беседку, усадил за стол ломящийся от сладостей и прохладительных напитков, и прошептал:

- Моя леди, пусть Атта сам справляется.

Малыш справился. Только розы у него получились не тёмно-красные, а белые с нежнейшим розовым румянцем. Расстроенный Атта заверещал, что сейчас всё исправит, но тут примчался Лале, дал детёнышу подзатыльник и льдисто-белую розу, и отогнал нахалёнка от цветов. Сидим в беседке, наблюдаем, как Хранитель шебуршится в свежевыращенных зарослях. Атта под шумок тягает сладости. Можно подумать, никто не замечает! Переглянувшись с Мохри, решили: пусть ест. В Академиях курсантов сладостями не балуют. А у Секста родственники вообще в чёрном теле живут.

- Почему розы белые?

- Но это очевидно, моя леди. - Увернувшись от чашки, Мохри продолжил. - Атта ещё ребёнок, и роза, символизирующая его чувства, светла.

***


Ойхе с Ойгриг Вителлии Северы-и-Делон - первые двойные стражи. Дети Бальды и Хальзе наследуют либо ауру матери, либо ауру отца. А эти малыши - хапуги. Это Алек нежно прошелестел, глядя на их бликующие ауры.

- Возможно, кровь дракона уравновешивает.

Это уже Мохри оценивает новых вассалов. Вассалы злобно шипят на исконного врага, не признавая своё подчинённое положение. Ехидно улыбаюсь, мысленно поточив когти. В раскрытые окна доносится мерное шуршание, - Атта чистит плац.

Детёныш провинился, и живёт на гауптвахте. Мохри сделал временную петлю, - через пятнадцать дней нахалёнок отправится на гауптвахту Академии. Секст до сих пор периодически икает. Папенькино неудовольствие всегда оказывало сильное воздействие на Вителлиев Северов, а став драконом, он вообще вгоняет их в жесточайший стресс.

Атта, впрочем, виноватым себя не чувствует. Ответил деду:

- А чего они хамят?

Хамство выразилось в ставках на тотализаторе. Вся Бездна с упоением спорила, чья аура окажется сильнее. Будут ли близнецы принадлежать к клану Делон, или унаследуют ауру матери. История Бездны знает случаи, когда жёны стражей со временем перерождались, становясь стражами. И аура их заметно отличалась от ауры детей стража. Так что, приписать их к какому-либо клану было бы ошибкой. А собственного клана у женщин традиционно нет и быть не может. Это называется "мужской шовинизм". Вот как я считаю. Ничего, вот Мейнхильд переродится, - мы им покажем.

Так вот, о ставках. Кто-то ставил на Алека, кто-то на меня, кто-то вообще ставил на то, что дети не будут стражами. Мол две ауры блокируют одна другую. Атта единственный поставил на то, что дети будут обладать силой обеих линий стражей. И сорвал банк. Или как это называется, я не знаю.

Кассий Агриппа не успел заявить протест, как Секста уже вызвали получать выигрыш. Атта делал ставку обучаясь в Академии. И получить выигрыш мог только его опекун. Папенька, ожидаемо, озверел. Секст самостоятельно отправился на гауптвахту лендлорда Луция (спрятался от деда, наивный). Нахалёнок лишён увольнений на пять лет. Атте запрещено покидать Академию, и, позднее, расположение части, в которую его отправят по контракту.

- Как ты посмел участвовать в этом... этом действе!

Вот тогда Атта и высказался. Это спорящие осмелились усомниться в потомстве Вителлия Севера. А вот он, Атта, поставил их на место. Ага. Теперь следит за чистотой плаца. Консул отправляет на плац группы после марш-броска по болотам, так что детёныш целый день занят. Выигрыш оставлен в его распоряжении. Император приказал внуку разумно распоряжаться средствами. Придётся нахалёнку ещё и управление финансами изучить. Мохри попытался заступиться. Больше никто Кассию Агриппе возразить не осмеливается.

- Стоит ли оставлять ребёнку сумму, сопоставимую с годовым бюджетом протектората?

- Пусть попробует растратить.

- Это его деньги.

- Вот именно. Пора учиться ответственности.

***


Ощущаю себя надзирателем. Не успел Атта переместиться с одной гауптвахты на другую, как в его камере устроили Мейнхильд. Барон Зигмунд отправил невестку на две недели учиться сдержанности. Дракониха разгромила родовое гнездо, выражая протест против женитьбы Зигфаста. Большую часть времени пребывая на Новом Вавилоне, сын, ожидаемо, взял в жёны патрицианку. Все объяснения, что благородная Лукреция фон Фальке не будет женой ни Траинну, ни Дитеру, разбились, не достигнув драконьих мозгов. Непрошибаемая лобовая броня, как сказал Зигги.

- Он это нарочно! Я знаю!

- Мейнхильд, не говори глупости! Патрицианка в семье полезна. Тебе следует отправлять Диуру в гости к дядюшке. Пусть учится себя вести.

- Ещё чего!

- Я предупреждаю. Не смей пугать девочку. Ей жить шестьдесят лет, если прививку не сделает. А если сделает, - и того меньше.

- Ууууу!.. - злобный вой Мейнхильд притянул куртину роз Ноледа. Любопытные цветочки устроились поблизости, и ждут, что ещё забавного произойдёт.

Треснула глупую курицу хвостом по голове. Исполняя трудовую повинность, невестка ухаживает за розами. Под присмотром Лале. А я вынуждена заниматься её воспитанием. Как будто у меня других дел нет!

Разозлившись окончательно, отправилась скандалить. Нико и Нина обучают драконят фон Фальке восстанавливать разрушенную пещеру. Личная просьба барона Зигмунда. А я вспомнила, что Эстанислао и Эстебания, наблюдая, как Балли восстанавливает разрушенный ими совместно с сатх дворцовый парк, ничему не научились. Балли, изящно уклонившись от сапёрной лопатки (военная косность, и ничего более! Положено, - вот и таскают в амуниции. Хотя все могут когтистыми лапами вырыть окоп быстрее, чем эту самую лопатку расчехлят), прижал руки к сердцу, и широко раскрыл золотые котовьи глаза.

- Мама! Дети-драконы не обучаются магии. Она для них естественна, как дыхание. Малышам было достаточно раз увидеть, чтобы научиться. А дети-стражи, как и мы, свою магию осваивают постепенно. Так же, как учатся ходить. Дело не в отсутствии силы, а в недостатке контроля.

Конечно, если Алек устранился от воспитания, сбросив его на меня и мужей... Злобно зашипела на барона, благодарно оскалившегося на Балли. Зять тонко улыбнулся, и исчез в радуге.

***


- Агриппина, держи себя в руках!

Зарычала на папеньку, вызвав суеверный ужас у бронированного собрания. Готовимся к прессконференции. Мои консорты обратились к Императору драконов с просьбой обеспечить мир в Семье. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! принял волевое решение: после того, как Ойхе и Ойгриг отправятся в Академию, мои консорты будут сменять друг друга каждый год. За вычетом периодов вынашивания и вскармливания потомства. Но, поскольку, два с половиной года - не срок, то эти негодяи не протестуют. Мне же рекомендовано лучше следить за собой. Сокровища Бездны, видите ли, способны регулировать от которого из мужей у них будут дети.

- Кариссима, не расстраивайся. Детей у нас достаточно. От кого родишь, от того и родишь.

Надеется на инстинкт чистокровной. Забыл, что инстинкт способен затаиться при неблагоприятных обстоятельствах. Вот только ко всем моим мужь... консортам у меня сугубо положительное в этом плане отношение. И хитрый какой! Заблокировался на базе, пока детям не исполнилось четыре с половиной года. А после этого присоединился к делегации поборников справедливости. Косо смотрю на лорда Этана. Никого другого папенька слушать бы не стал. Сказал бы "разбирайтесь сами". Мохри молчит, как герильеро на допросе. Глаза искрятся авантюрином, улыбка касается всех потаённых местечек моего тела, и... молчит. Негодяй! Алонсо тоже безмолствует. Только черти в синих глазах вздыхают, прижав когтистые лапы к сердцу. Пояснения мне дал команданте Энрике, который, собственно, вообще не при делах.

- Драгоценная дона, с каждым годом ты меняешься. Мы опасаемся, что ожидание будет долгим. До неприличия долгим.

Устыдившись, виновато прижала уши. Конечно, у Мохри обязательства перед младшими жёнами, у Вителлия Севера есть целая турма пташек, барон Алек... как-то обходился все эти годы, а Алонсо... Алонсо упорствует, цепляясь за традиции семьи Модена-Новарро. Забыл, что уже дракон, а не человек! "Кабальеро должен хранить верность" и точка. Представила Алонсо, окружённого пташками, чуть не захлебнулась собственным пламенем. Вот после этого, папенька и призвал меня к порядку.

***


Отбросив эмоции, оценила перспективы. Смотрю в синие глаза, и мысленно говорю, что всего через год мы будем вместе. Черти посылают мне воздушные поцелуи, щёлкая хвостами, как офицерскими шпорами. По залу пробежали острозубые тени, в шелесте мёртвой листвы прозвучали слова:

- Через два года, баронесса Воробышек. На мой возмущённый взгляд (мысли читает, мерзавец змееглазый!) барон прошелестел. - Условия изменились. Ты изменилась. Наш брак отныне полноценный.

Проглотив первые три варианта ответа, в результате, решила промолчать. Но моя нетренированная аура злобно хлестнула обнаглевшего барона. Алек не стал уклоняться, и наши ауры сцепились как два разъярённых кота. Аааххх..! Волны тёмной энергии пронизывают меня от макушки до кончиков пальцев ног, бросая в жар и в холод, заставляя трепетать каждую жилочку. Говорить не рискую. Широко раскрытыми глазами смотрю на побледневшего барона. Алек тоже в шоке. Понятно теперь, почему Бальда домоседка... Со стороны Мохри и Вителлия Севера послышалось рычание. Извечное противостояние лордов Бездны и стражей набирает обороты...

***


Устроила скандал Мохри. Этот... консорт поменялся с бароном Алеком, объявив, что в семейной жизни должна быть гармония. Прошипела, не доверяя голосу:

- Гармония, это сбросить на меня протекторат, и отдыхать с младшими жёнами?..

- Гармония, моя леди, - это помнить друг о друге.

Если бы я не общалась с мужем так долго, то ни по лицу, ни по голосу не поняла бы, насколько он обижен. Мысленно прижала уши. Мохри улыбнулся мне очень знакомой улыбкой, и пояснил:

- Наша семейная жизнь не была безоблачной, но ты, моя леди, всё же, думала обо мне. А сейчас у тебя в мыслях только барон Алек. Ваши отношения с бароном вышли на новый уровень, и мне... нам всем легче переждать, пока ты не вернёшься.

Хотела огрызнуться, - какое право он имеет меня упрекать? Пусть папеньке своё возмущение выскажет! И, внезапно, вспомнила, откуда мне знакома эта улыбка. Так мне улыбался император Флавий. Из глубин памяти донеслось ласковое "Воробышек". Сердце сжалось.

- Ты не собираешься... - не знаю, как сформулировать, но прямо спрашивать лорда Этана, не собирается ли он убить Алека, я не могу. Мохри оскорблённо выпрямился:

- Моя леди! У нас с бароном общие дети.

Задумалась о том, что Вителлия Севера наличие общих детей не остановит. Разве что, сами дети вмешаются... Мохри снова одарил меня Флавиевской улыбкой:

- Консулу с бароном не справиться, Воробышек. И они оба это знают. - Зелёно-карие глаза заискрились ехидством. - Да и зачем? Ты быстро адаптируешься, и скоро вернёшься в семью.

Не стала отвечать на провокацию. После такого заявления чувство вины ушло, как и не было, поэтому, ограничилась парой чашек и разгромленной хвостами беседкой, и ушла в Делон. Скандалить с Алеком.

***


- Мурлыкающая драконесса, - это что-то новое.

Мохри насмешливо улыбается, оглядывая разгромленный зал приёмов Делона. Юркие работники снуют муравьями. Барон решил полностью обновить интерьер.

Делон перестраивается. Растёт. Создал пещеру, чтобы я, буде у меня возникнет такое желание, могла отдохнуть в драконьем облике. Мужья с зятьями и старшими детьми натащили золотого песка. Теперь я, как нормальная драконесса, могу спать на золоте, попутно полируя чешую самородками. Помимо пещеры, выращены специальные площадки для взлёта, и туннели для возвращения в замок по воздуху. И загон для молодняка полностью перестроен. Делон создал "детскую площадку" для Ойхе и Ойгриг. А сейчас у нас полноценный детский городок. И неважно, - драконята, стражи, безднята, или обычные дети в нём резвятся. Замок следит, чтобы детёныши были в безопасности. Так что, нам с Алеком временами подбрасывают не только внуков-правнуков, и не только общих, а ещё и их друзей. "Разве они тебе мешают? Пусть бегают!" Это Атта высказался. И тут же привычно изогнул шею в поклоне "осознаю своё несовершенство". Уворачивается от хвоста, чудовище малолетнее.

Атта уже отслужил контракт, и теперь болтается между Империей драконов, леном Вителлиев Северов (это так военные базы протектората Этан называются), и Альмейном. В Империи детёныш старается бывать как можно меньше. Дед требует не просто выучить драконий этикет (Атта его знает наизусть, а что толку?), но и неукоснительно ему следовать. Детёныш же, неукоснительно следует только Уставу. С Вителлием Севером у них полное взаимопонимание. Атта помогает воспитывать Ойхе и Ойгриг. Он Старший, и этим всё сказано. Аксель ещё слишком мал, чтобы его воспитывать, да и барон не позволит муштровать отпрыска.

Вителлий Север пошёл по стопам Атты, и обрушил тотализатор. Почему-то считалось, что стражи рожают детей только когда в семье мир. Бальде понадобилось больше восьмидесяти лет, чтобы притереться к Хальзе, и одарить его потомством. И вся Бездна азартно ставила на количество лет, которое потребуется барону, чтобы обзавестись наследником. Некоторые вообще ставили на то, что у барона других детей не будет. Вителлий Север единственный озвучил срок в два года. В интервью господину Ю, лендлорд Луций, получая выигрыш, любезно пояснил:

- Кариссима всю свою жизнь использует детей, как заключительный аргумент в споре с мужьями. У меня не было ни малейшего сомнения.

Негодяй! Топала ногами, пока Делон не затрясся. Статистику он собирает, видите ли! Барон отправил меня в сад, усмирять агрессию. Не мужья, а какие-то мерзавцы! Впрочем, в саду я оказалась очень удачно. Снижала агрессию, гоняя лопатой Вителлия Севера, навестившего нас с бароном. Очередную звезду на рукоятке выцарапала когтем. Хоть какая-то польза от облика стражи. Мохри, мудро явившийся после консула, вызвал гильдейского ювелира, приказав инкрустировать звёзды рубинами и золотом.

***


Детёнышу исполнилось два года, и мы с бароном Алеком представили его папеньке. Драконёнок от Алека получился чёрно-перламутровым и зеленоглазым. А уж злобным!.. Куда там Атте.

Мохри хотел забрать нас в Этан, когда Акселю исполнился год. Но драконёнок решительно отказался перебираться. Занял круговую оборону, шипел, плевался огнём и ледяной аурой стражей. Змеиной аурой, унаследованной от отца, угрожал. И это помимо ядовитых когтей, которыми младенец-страж отмахивался от всех, пытающихся его уговорить. Чтобы не травмировать психику малыша, пришлось отложить переезд до представления. Возражать папеньке ещё ни один детёныш не осмелился. Даже Атта, который только бурчит себе под нос "чего это...".

С Аттой годовалый Аксель пытался подраться, чем вогнал Старшего в шоковое состояние. Пришлось рыкнуть на обоих. Годовалый дракончик старательно скопировал за братом поклон "прошу простить мою несдержанность", и рассмешил Старшего до колик. Теперь Атта обучает брата драконьему этикету и драконьему бою. Голова, хвост, лапы, крылья и гребень, - всё идёт в ход. Толстая драконья туша используется в качестве противовеса, либо, как утяжелитель.

Траинну не до малышей. Обхаживает вторую жену. После трёх лет брака у Зигфаста и Лукреции так и не появилось детей. Лукреция не бесплодна, Зигфаст тоже. Приказала Зигфасту подыскивать вторую жену, а невестке заключить второй брак с Траинном. Траинн и Зигфаст не просто одной крови, а, можно сказать, что Траинн есть драконья ипостась Зигфаста, как Дарри Зигибранда. Возмутились все причастные. Кроме Траинна. Зигги-старший был вынужден обратиться к папеньке, чтобы Император меня приструнил. Мейнхильд разгромила флигель Делона, и была вышвырнута замком на крышу Башни Слёз. Спускаться с трёхкилометрового сооружения в драконьем виде невестка не рискнула, - вызвала ройха. К Лукреции приставили призраков, чтобы те просигнализировали, если патрицианка вздумает залечь в ванну с острым ножичком. Явную охрану Зигфаст попросил не ставить. Молодой женщине и так непросто жить в клане фон Фальке.

Папенька собрал нас в зале приёмов. Под леденящим взглядом Императора даже буйные фон Фальке становятся меньше ростом. Выслушав жалобы на моё самоуправство, Кассий Агриппа перевёл взгляд на меня. Возмутилась. Брать пример с Клавдия, и говорить "а что сразу я?" не стала. Напомнила о Евгенических законах.

- Евгенические законы касаются только Нового Вавилона, дочь.

Можно подумать, я не знаю! В Мирах Союза эти законы называются "законы сохранения Крови". Разница в названии, и в том, что в Союзе нет разводов, и не регламентировано количество жён.

- Если Зигфаст возьмёт себе женщину, она в семье и останется, отец. Таковы традиции Миров Союза.

Император драконов перевёл взгляд на барона Зигмунда. Вдавить Зигги в пол взглядом папеньке не удалось. Зигмунд фон Фальке, - это не Вителлий Север. Поиграв с Кассием Агриппой в гляделки, барон склонил голову в поклоне.

- Император мудр.

Продолжать не стал. Увёл своё семейство дорогой Тьмы. Вот и думай, какое решение примет глава клана фон Фальке.

Собрала у себя обеих куриц: Мейнхильд и Лукрецию.

- Ты знаешь, Лукреция, что по Евгеническим законам твой муж обязан взять себе чистокровную. - Дождалась утвердительного кивка невестки, и продолжила. - Но ты не знаешь того, что в Мирах Союза женщина, взятая в Семью, в ней и остаётся.

Лукреция молчит, каменея лицом, а Мейнхильд вежливо оскалилась.

- В нашей семье есть чистокровная, мама. Мы решим это сами.

- Лукреция займёт твоё место возле Траинна. Так будет честно. - Держу паузу, отсчитывая удары сердца невестки. Уловив изменение ритма, продолжила, предупреждая возмущение. - И безопасно.

Невестки почтительно склонили головы, и отбыли домой. Алек шипяще рассмеялся:

- С невестками ты управляешься мастерски, Воробышек. Патрицианка даже не вспомнила, что Евгенические законы её не касаются.

- Ошибаешься, муж мой. Как раз патрицианке-то прекрасно известно, что в древности Евгенические законы не делали исключения по половому признаку. Женщина, способная рожать, должна была рожать. Если патрицианка не могла родить от мужа, использовались чистокровные мужчины. Пара подбиралась генетиками, старающимися обеспечить наиболее жизнеспособное потомство. Спустя тысячу лет об этом помнят только представители древних родов, и чистокровные.

- А как на это смотрели патриции-мужья?

- Они, как правило, брали себе конкубин, не утруждаясь более исполнением этого пункта супружеских обязанностей.

- А дети?

Тяжело вздохнула. Барон, прожив почти десять тысячелетий, не способен понять тех, кто жил около тридцати лет.

- Алек, мы говорим о Новом Вавилоне. Ребёнок находится в семье до пятилетнего возраста. О детях заботятся все. Это будущее. Дети от чистокровных мужчин носили имя Спурий ("Spurius" - внебрачный), и принадлежали роду матери. Это единственное, что отмечало их происхождение.

- Я бы сказал, даже, "указывало" на их происхождение.

- Ну и что из этого? Новому Вавилону необходимо было удерживать рождаемость выше смертности.

***


- Благородная Мейнхильд постепенно становится настоящей матроной.

Невестка царит в стайке драконесс. Несмотря на то, что многие чистокровные уже сами стали драконихами, Мейнхильд, подобно Атте, исполняет роль Старшей. Причём, в отличие от Атты, любимая жена Траинна и Дитера, способна одним взглядом призвать распустившихся бронированных куриц к порядку.

- У неё перед глазами прекрасный пример, лорд Луций.

Алек-старший одарил меня восхищённой улыбкой, - призраки, клубящиеся под потолком зала приёмов, взвыли "О, Прекраснейшая!" - и продолжил беседовать с Вителлием Севером. Официальная часть императорского приёма завершилась, и теперь присутствующие обмениваются мнениями, новостями и сплетнями. Лорд и леди Нолед представили Императору Кассию Агриппе очередного правнука (Алек-не-помню-уже-который-по-счёту), наш Аксель был усажен дедом на колено, и одарен братом Секундом звёздной системой из свежеоткрытых. Император, сменив облик на драконий, отправился прогуляться с выводком внуков и внучек. Моё сопровождение уже не требуется, - за порядком следит Атта. Алехо, как первый дракон, контролем за родственниками не занимается. Его удел, - большая политика. Кассий Агриппа лично курирует обучение внука. Всё, как всегда. Аквилу Император в качестве представителя Империи не рассматривает. Леди Арнора кощунственно высказалась, что детей надо воспитывать лично, а за воспитанием внуков достаточно просто наблюдать, давая указания родителям. Поэтому-то дети Императора нашего, да живёт он вечно! и не дотягивают до требуемого уровня. Вся Семья возмутилась. Даже собственные дети Арноры и Зигги, которые вообще нам только сводные родственники. Конечно, Арнора права, но зачем это высказывать во всеуслышание?.. Не хватает папеньке времени на воспитание детей. Он глобальной стратегией занимается. А вот Антония могла бы и лучше постараться.

Аквила, впрочем, не расстраивается. Он проводит всё время в Империи, укрепляя связи с патрицианскими родами. Хорошо, что братик отучился в Академии. Практически все представители золотой сотни с ним знакомы. Даже старшекурсники, обычно не снисходящие до малышни, стремились пообщаться с драконёнком. Это сейчас драконы в Академии уже привычны, а тогда Аквила был первым. Долий тоже вносит свою лепту в виде детёнышей. Иметь в доме р'асти считается престижным. А Семье от этого сплошной профит. Шпионы не нужны.

Зигги избрал Мейнхильд Хранительницей клана фон Фальке. И повелители Бездны вкупе с лордом Руфусом, и Кассием Агриппой этот выбор приняли. Впрочем, удивительного в этом, как раз нет, - Мейнхильд истинная "дающая миру жизнь" в полном расцвете, и мужчины в её присутствии глупеют. Заматерев, невестка утратила сходство с Лили. Нет, внешне, они, как раз, очень похожи. Но внутренняя сущность, - кардинально отличается. Лили так и осталась взбалмошной "дорогой мамочкой", - читай "прекрасным пупом земли", - а Мейнхильд, - "Та, которая хранит клан".

Обе имперские невестки фон Фальке носят драконов. Мейнхильд лично наблюдает за Лукрецией, которая видя перед собой пример чистокровной, не задумываясь, проскочила этап формирования человеческого детёныша. Обе уже тяжелы на подъём, но семейный приём у Императора, - святое. Мохри и бездновы зятья обеспечили безопасную транспортировку будущих матерей в зал приёмов, и обратно. Ещё почти год ожидания. Придётся пронаблюдать за Лукрецией лично. Мейнхильд будет не до неё. Впрочем, чистокровных дракониц уже достаточное количество, чтобы не беспокоиться о помощницах.

- Моя леди, что они могут, эти помощницы?..

Покосилась на Мохри, склонившегося в изысканном поклоне. Зелёно-карие глаза искрятся, улыбка дерзко-почтительна. Из всех моих мужей, которых папенька одним росчерком пера понизил до консортов, только Мохри умеет дерзить, проявляя почтительное восхищение, предписанное этикетом. Но помощницы-драконихи могут только пальцы гнуть, - тут лорд-протектор прав. Ну и ничего страшного. Дани охотно посещает драконов, и не откажется погостить у Траинна. Ребёнок исцеляет одним своим присутствием, так что, Лукреция наберётся сил. А материнский сертификат женщины Империи получают в обязательном порядке, так что, Лукрецию просто надо должным образом настроить.

***


Двухгодовалый Аксель, неожиданно, нашёл общий язык с Мохри. И не только благодаря Атте. Лорд-протектор очень ответственно подошёл к роли временного отца. Занимается с детёнышем барона Алека не меньше, чем с собственными наследниками. Драконёнок, впрочем, ведёт себя прилично, - на голову не садится. Понимает, кто в доме хозяин. Мохри не муштрует детей, но в его доме дети чётко осознают границы, в которых следует держаться. Конечно, они шалят, но совсем не так, как у барона Алека.

- Странно... казалось бы, Мохри, дольше тебя ожидающий наследника, должен был разбаловать долгожданных детей донельзя.

Барон шипяще рассмеялся.

- Воробышек, ты забываешь, что у лорда-протектора, в отличие от меня, дети всё же, есть и помимо наследников.

Сделала пару вдохов и выдохов, вернула метательные ножи в рукава. Мохри с заискрившимися от смеха глазами послал мне воздушный поцелуй. Аксель, склонив голову, наблюдает. Улыбнулась детёнышу. В семье - мир. Нерушимый. А которые провоцируют, будут изгнаны в Делон!

Острозубые тени запутались в цветущих ветвях, в шелесте мёртвых листьев прозвучало:

- А кто первый начал?

Как дети! Сложно всё-таки ежегодно менять мужей. Или отказывать прочим от дома на год?.. Папеньку не спросишь, - скажет, "сами разбирайтесь".

- В Семье мир, моя леди. Нерушимый. - Сказал Мохри, и отправил Акселя заниматься строевой подготовкой.

Дети Алека не слишком привержены строевой. За исключением стражей от Вителлия Севера, конечно. Аксель старательно марширует, подражая Атте. Но гораздо большее удовольствие детёныш получает от гарцевания на яблонях вместе с наследниками Мохри. И от занятий магией с самим Мохри. Моё замечание, что в двухлетнем возрасте заниматься магией рано, было проигнорировано. Точнее, дражайший супруг, то есть, консорт, объявил, целуя мои, распрямляемые в процессе целования, пальчики, что чем раньше наш (!) Аксель научится дозировать свою силу, тем безопаснее будет жизнь в протекторате. О контроле речь не идёт, - драконы своей магией управляют с рождения. Но вот правильное её использование... приходится долго осваивать. Вспомнила попытку Акайра зажечь свечи на камине, закончившуюся превращением каминного зала в озеро кипящей магмы, - не стала возражать. Мохри, по крайней мере, способен свести ущерб к минимуму. Для восстановления каминного зала потребовалась пара жестов. А если детёныш сорвётся в момент гостевания у папеньки, то есть, у деда, конечно же, - тогда на орехи достанется всей Семье, неважно, что большая её часть ни сном ни духом. Ну и пока Мохри занимается с малышом, я могу навестить невесток, и присмотреть за Лукрецией. Теория теорией, и мастер-класс по вынашиванию драконов невестке преподали жёны команданте, но самой быть "в тягости", да ещё в первый раз, - не фунт изюма. Занимаюсь с невесткой, обучая её слушать детёныша, и руководить им. Малыш уже в утробе должен усвоить, что мать полна сил и уверенности, и что матери лучше знать, - когда. А для драконят это особенно актуально, ибо они рвутся на свободу. Ещё бы! Два года в утробе. Но... Но! Матери лучше знать, - когда!

***


- Я думал, что видел уже всё...

Шелестящий голос Алека-старшего отразился от летающего островка, созданного Акселем. Дракону нужна пещера. Вот малыш и вырастил себе жилище: диск Земли с горной грядой и озером. В горной гряде - пещера со многими ответвлениями. Всё это ещё крохотное, - растущее. Но растёт достаточно быстро. За месяц нашего пребывания на асиенде, - от изначальной величины с кофейное блюдце, до размеров малого круглого стола в Делоне.

Аксель создал островок на берегу Предвечного океана. Мохри и Алонсо присутствовали (передавали эстафету, как ехидно объявил команданте), Алек помогал советом. Правда, барон не рассчитывал, что сын будет растить пещеру. Все прочие стражи создавали себе резиденции, как они их понимали. Военные базы Вителлиев Северов идут отдельной графой, потому что, Вителлиям Северам ничего другого и в голову не придёт. Ну и Дитер с Дагмар создали корабли. У всех остальных, - асиенды и цитадели. У Этанов-младших, - замки. А тут... остров! Безголовый, бескрылый, безногий, но... летающий.

- Он всё понимает! Это вы тупые!

Обиженный малыш топает ногами, нарываясь на наказание. Его племянники назвали остров безмозглым, продолжив логическую цепочку: раз головы нет, значит и мозгов тоже нет.

Император и Зигги-старший приняли сторону Акселя. Зигги отправил внуков на гауптвахту. Мейнхильд надулась было, но потом вспомнила о субординации. Аксель приходится ей деверем, а значит, вне зависимости от возраста, - старшим. Да и с Зигги его дети, внуки и невестки не спорят. Барону достаточно продемонстрировать потомству змеиную улыбку, и все попытки бунта сходят на нет.

***


Семейство фон Фальке празднует пополнение. Первенец Зигфаста получил имя Зигилейх, а сын Траинна назван Алариком. Лукреция опекает обоих малышей, потому что Мейнхильд, будучи правильно воспитанной чистокровной, ограничивается кормлением, и необходимыми гигиеническими процедурами. А после полугода вообще о детёныше не вспоминает, благо есть гильдейские няньки. Лукреция же следит за обоими младенцами. Вот и получилось, что к патрицианке юные фон Фальке тянут ручки, и улыбаются ей, а от драконихи защищаются, принимая драконий облик, топорща гребень, и угрожающе пофыркивая. Рычать на драконят невестке не позволил барон Зигмунд. Балует внуков с самого рождения, а потом будет искать виноватых.

- Ещё пара-тройка драконят, и Лукреция обретёт драконью ипостась.

- Я думал, достаточно ещё одного?

Думал он! Возмущённо смотрю на мужа. В синих глазах черти уселись в позу мыслителя, подперев рогатые головы когтистыми лапами, хвосты выстукивают марш легионеров. Не выдержав, рассмеялась.

- Для Лукреции недостаточно. Ты судишь по Мейнхильд, а я по своим наблюдениям.

Алонсо поднял ладони вверх, сдаваясь. Хищно оскалившись, прыгаю ему на грудь, опрокидываю и прикусываю незащищённое горло. Проваливаемся в Бездну.

На асиенде днём не уединишься. Алонсо затеял перестройку охранных контуров. Почему? Из за Вителлия Севера, конечно. Будучи полосатым, консул ознакомился с резиденцией де ла Модена-Новарро не хуже наследников герцога. А может, даже лучше. И наносит нам визиты. Чуть ли не ежедневно! Под предлогом "проконтролировать обучение Акселя, и почему бы мне не навестить свою жену, мать моих детей". Мохри на моё возмущение не реагирует. Лорд Луций вполне самостоятелен, а затевать войну, чтобы консул занялся прямыми обязанностями лорд Этан не намерен, ибо подобный casus belli сочтёт слишком экстравагантным даже повелитель Мара, неизменно снисходительный к моим причудам.

Заморочил голову, как всегда. Ну, на Вителлии Севере я отыграюсь, когда мы с Акселем перейдём под его руку. Уже скоро...

Аксель подружился с драконятами команданте. Нет, сначала они подрались. Эти маленькие наглецы начали дразнить малыша за то, что он "перламутровый, как девчонка". Конечно, юный потомок барона Алека не стерпел и кинулся в драку. Вот и пригодилась наука Атты. Только чешуя летела в разные стороны. Чешуя и обломки веток. Команданте рассадил всех виновников по регенераторам, а позднее, отправил на гауптвахту. Работы назначил исключительно мирные. Все драчуны, включая Акселя, обустраивали порушенный розарий. Безо всякой магии, чтобы служба мёдом не казалась. Лале контролировал ход работ. Совместно с розами Ноледа, ага.

Вот в процессе совместных трудов дети и подружились. Теперь Аксель все дни проводит или в резиденции команданте, или всей стаей детёныши у нас. Торопливо кланяются: "трепещу от восторга перед Прекраснейшей" (да-да, список ритуальных поклонов дополнен), и убегают безобразничать. Остров, кстати, уже размером с плац. И он может становиться невидимым. Прикидывается облачком, рассеивая, подобно дракону, излишки массы вокруг себя. Военные уже точат зубы на новое средство передислокации войск. Портал можно отсечь, а вот драконий остров отследить сложно. А когда он не хочет, чтобы его отследили, - практически невозможно. У Мохри получается через раз, а это показатель!

***


Традиционный парад проходил на двух уровнях. Войска протектората на плацу, а стая, то есть, конечно же, корпус (!) драконят, - на острове. Акселю четыре года, и остров уже вырос достаточно, чтобы выкроить на нём подходящую площадку под плац для драконов. Детёныш не хочет огорчать очередного родителя, и ежедневно марширует совместно с Аттой. Строевой шаг в исполнении драконов вызывает слёзы умиления у кадровых военных и... у военных подрядчиков. Покрытие плаца, считавшееся вечным, не выдерживает рубящих ударов когтистых лап и шипастых хвостов бронированных курсантов. В Академиях драконий плац ремонтируют ежегодно.

- Могли бы ограничиться строевой в человеческом облике. Зачем драконам маршировать?

- Кариссима, не говори ерунду.

Вителлий Север похож на кота, отслеживающего движения кухарки, потрошащей птицу. Парад должен быть безупречен. На балконе, помимо нас, находятся папенька и мои прочие консорты. На злобное шипение актуального супруга, Алонсо, очаровательно улыбнувшись, сказал:

- Почему бы мне не навестить свою жену, мать моих детей.

А черти в синих глазах дразнились, танцуя тарантеллу, и высовывая длиннющие языки. Сдержала вздох, напомнив о всего лишь трёхлетнем ожидании. Мохри и Алек держатся особняком. Лорд-протектор милостиво улыбается подданным, а барон наблюдает за наследником. Казалось бы, при чём тут Вителлий Север?..

***


Не обошлось без эксцессов. Парад уже шёл к концу, когда я почуяла чужое присутствие. Не враждебное, - скорее, любопытствующее. Посмотрела на папеньку, и Алонсо. Драконы дрогнули ноздрями, и уставились на крохотное облачко парящее в вышине.

- У нас гости?

Облачко заметалось, попытавшись растаять, но эскадрилья драконят уже поднялась в воздух. Окружили, и со всем уважением, посадили на плац перед балконом. Вид облака лежащего на плацу, - сюрреалистический.

- И кто же у нас такой застенчивый?

Мохри плавно повёл рукой, и драконята команданте дружно зашипели на угольно-чёрную драконочку, сжавшуюся в комочек. Комочек, надо сказать, довольно упитанный. Все признаки драконьей красоты присутствуют. Рыкнула на юных нахалов, - девочка и так напугана, незачем её стращать.

Драконята отвесили мне безупречный поклон "прошу простить мою несдержанность", и окружили сестру кольцом. Обратила внимание на Атту. Ребёнок в ошеломлении мотает головой, как будто получил удар в бронированный лоб. Это так выглядит любовь с первого взгляда по-драконьи?

- Консул, я должен вызвать отца девочки, пока для неё существует возможность избежать позора.

Вителлий Север в шоке уставился на Алонсо. Мой синеглазый муж пояснил:

- В семье команданте другие традиции. Незамужняя женщина не может покидать дом.

- Чего это она не может! Я готов жениться. Хоть прямо сейчас.

Подкравшегося Атту заметили только, когда он забурчал в своей манере. Треснула детёныша хвостом по голове. Только хвост отбила. Нахалёнок встряхнулся, и продолжил смотреть на дочь команданте. Братья стоят стеной, заслоняя сестричку от чужих глаз. Плац наполнился запахом роз, и музыкой. Дааа... основательно нахалёнку крышу снесло. Если Вителлий Север не задумываясь повреждает плац, - дело серьёзное.

Команданте прошёл порталом. Поприветствовал присутствующих, и отправил провинившуюся дочь домой. В сопровождении братьев, разумеется. На плацу так и остался контур драконочки, очерченный белыми розами. Музыка стала душераздирающе грустной. Похоже, нам не избежать драконьих игр.

***


- В строительные войска! Без магии! В человеческом облике!

Консул в гневе. Первенец-дракон, и такое учудил. Покусился на святое. Шеду воинственно переступает на широком плече, плюётся армейскими словами, и грозно потрясает крыльями. Папенька, сощурившись, наблюдает. Атта в меланхолии, и даже не слышит, что ему говорят. Команданте посмотрел на плац, и задумчиво разглядывает Атту. Алонсо тихо сказал

- Энрике, друг мой, не гневайся на дочь. Это судьба. Почему бы тебе не обзавестись зятем?

Команданте тронул наруч, вызывая наследника.

- Сведения о бесстыжей.

Посмотрела на встопорщившийся гребень Мейнхильд, тихо рыкнула на вскинувшегося Атту, чтобы молчал. В радуге отразился молодой офицер, как две капли воды похожий на команданте:

- Сестра Микаэла, дочь Зухры, Джамиля. Четырнадцать лет.

Папенька хлопнул ладонью по перилам балкона.

- Исключено! Брачный возраст в Империи наступает в семнадцать лет.

Команданте пожал плечами, и отвернулся. Атта смотрит на деда, как будто тот ударил его ножом в сердце. Ситуацию спас Мохри.

- Брак может быть заключён и в четырнадцать лет, и сразу после выхода из Матери-Бездны с новорожденной. А совершится брак тогда, когда прекрасная и мудрая мать Атты сочтёт таковое возможным. Насколько я помню, помимо возраста невеста должна ещё иметь материнский сертификат.

- Девчонке ещё два года учиться. Так что...

- Полагаю, Прекраснейшая в состоянии обучить юную невестку всему необходимому. Или у команданте Энрике имеются на этот счёт сомнения?

Наглый взгляд чёрных глаз охватил мои бёдра, и двинулся выше. Зарычать не успела, меня опередил Вителлий Север. Дон Энрике насмешливо улыбнулся.

- Какой калым ты считаешь возможным дать за невесту, Атта Вителлий Север?

Нахалёнок вскинулся... и не смог произнести ни звука. Лорд-протектор, лёгким жестом лишив ребёнка голоса, мягко сказал.

- Прежде чем опустошить свои хранилища, подумай над следующим вопросом. На какие средства ты будешь содержать семью? Офицерское жалованье достаточно для одного. А премиальных тебе не видать как своих ушей.

Атта скосил глаза, опуская и вытягивая уши. Хихикаем с Мейнхильд, - совсем дитё.

Сын озвучил сумму, равную трети выигрыша на тотализаторе. То есть, остатка после уплаты налогов в казну Империи, разумеется. И всё равно, на эти средства команданте может обучить всех своих сыновей в Академии. Тех, что ещё только отправятся учиться.

- Что ж, если возражений нет...

Папенька милостиво кивнул. К нахалёнку Кассий Агриппа всегда применял повышенные требования, но Атта Вителлий Север один из любимых его внуков. Так что, когда Мохри озвучил возможность обойти возрастной ценз, у Императора возражений не осталось.

Возражения появились там, где не ждали.

- Я не поняла, вместо наказания, нарушительницу приличий выдадут замуж? Так у команданте все дочери разбегутся.

Дон Энрике насмешливо улыбается, а барон Зигмунд рявкнул:

- С этого момента, я, Зигмунд фон Фальке, лишаю свою внучку Диуру одной буквы из её имени. Отныне она Дура фон Фальке.

Папенька заморозил всех взглядом, и приказал готовиться к свадьбе, а не заниматься ерундой. Атте поручено сначала восстановить плац.

***


- Дура, дура, дура ты, дура ты проклятая, у меня четыре дуры, а ты дура пятая!

Новые родственницы развлекаются. Четырёх-пятилетние девчонки весело скачут на одной ножке, высовывая длиннющие языки. Явились навестить сестричку. Казалось бы, при чём тут племянница Атты? Джамиля прячет за платком довольную улыбку. Воистину, прав Мохри, гарем, - это гадючник.

Свадьбу сыграли, дочь команданте теперь живёт в казарме. Рядом со мной. Мохри приставил к супруге Атты шесть дуэний. Мегеры следят, чтобы не было нарушения приличий. Атта их побаивается. С женой встречается только в моём присутствии. Держатся за руки. Большего я им не дозволяю, - рано. Вителлий Север грозился засунуть наследника в дальний гарнизон, без увольнений. Пришлось вмешаться, напомнив, что сам консул некогда исхитрялся покидать действующую армию, чтобы вкусить радостей семейной жизни. Поэтому-то командор Алонсо меня и взял заложницей.

Благодаря господину Ю, освещавшему свадебные мероприятия в Вестнике Бездны, возникла новая свадебная мода. Невесты, и их подруги, закутаны до бровей в тончайшие платки. Наглухо закрытые платья-кафтаны с воротом подпирающим подбородок, рукава открывают только кончики пальцев, атласные шаровары до щиколоток, плотные белые носочки, туфельки с загнутыми мысами, и с бубенчиками в каблучках. И драгоценности-драгоценности-драгоценности... с макушки до пяток.

После заключения брака, Джамилю, по традиции, семь раз выводили к мужу в разных нарядах. И в разных украшениях. Команданте не беден и не скуп. Калым за невесту, - знак уважения к дому, а не способ поправить дела.

Первую брачную ночь юная супруга Атты провела с секирой, заменяющей супруга. Мохри отправился с женихом в оружейную Этана, и замок, как когда-то Делон, сбросил со стены древнее оружие.

- Мама, надо что-то делать. Скажи папеньке, пусть снимет с Диуры наказание.

Посмотрела на Мейнхильд. Невестка возмущена не тем, что Зигги наказал Диуру. Отнюдь. Возмущение вызвано тем, что наказана ЕЁ дочь. Треснула хвостом по дурной голове.

- Диура должна извлечь урок из наказания. Если она вместо этого продолжит себя жалеть, то барон Зигмунд продолжит воспитывать внучку. - Выдержав паузу, дополнила. - Твоя дочь пока ещё ФОН Фальке. Подумай об этом, Мейнхильд.

- Мать Людвига и Эммы...

- Именно. Займись воспитанием девчонки. Она привыкла, что Атта исполняет все её прихоти. Это счастье, что у неё язык опережает мозги. Я уже подала Кассию Агриппе проект закона о раздельном воспитании драконов и драконесс.

Невестка задумчиво кивнула. Ответственность за клан перевешивает дурной характер, унаследованный от Лили. Надеюсь, папеньке не придётся принимать меры. Барон к женщинам снисходителен, а Кассий Агриппа, - наоборот.

***


- Шуршит, как новобранец. - барон Зигмунд одобрительно переглянулся с Вителлием Севером старшим.

Джамиля ни секунды не проводит в праздности. Всё время чем-нибудь, да занята. Сказывается воспитание в гареме. Если она не обучается на материнский сертификат, значит, либо занимается розами, приводя в умиление Лале, либо вышивает, либо готовит сладости, косметику, духи, или лекарства, либо усердствует в постижении приёмов боя без оружия и с оружием. И успевает наблюдать за рабынями, как они справляются с чёрной работой. Приходится ежевечерне приглашать юную невестку на чай. Чтобы отвлеклась от забот. Взвалить на себя обязанности всего гарема, конечно, можно. Но сколько девочка продержится, прежде чем почувствует себя несчастной?

***


Сглазила!

***


- Ты говоришь мне о любви, а сам отказываешься жениться на моей сестре! - Невестка, полыхающая чёрными глазищами на Атту, похожа на команданте, как никогда.

- Но, Джамиля! Я люблю ТЕБЯ. Как я могу взять в жёны твою сестру?

- Ты хочешь, чтобы Зейнаб умерла?!

- Нет, Джамиля, что ты такое говоришь!

Невестка спряталась под платком, и льёт слёзы горькой обиды. Попыталась прояснить ситуацию:

- Если Атта женится на Зейнаб, и она родит ему сына, - твоя сестра станет главной женой. Ты это понимаешь, Джамиля?

- Ну и что? Зейнаб будет главной, а я, - любимой! Если, конечно, мой муж меня любит, как он говорит. Прекраснейшая сама сказала, что это может сохранить жизнь Зейнаб.

Тут девчонка меня уела. Пока я собиралась с мыслями, Атта робко спросил:

- А кто-то ещё не может жениться? Почему именно я?

Джамиля вскочила, и убежала в свои комнаты. Плакать. Треснула бестолкового нахалёнка хвостом по голове, и вызвала Мохри, - пусть вправит ему мозги.

Сестра Джамили умудрилась разрядить на себя ловушку, оставшуюся со времён древних магических войн. В горах прошёл оползень, и вскрылось много всякой гадости. Но мы об этом узнали слишком поздно. Зейнаб выгуливала братика. Малыш и нашёл "игрушку", - крылатый жезл драконьей кости, инкрустированный чёрными, синими и красными рунами. Зейнаб успела втиснуться между драконёнком и активировавшимся от его взгляда (!) артефактом. Если бы они были в человеческом облике, девочку разорвало бы в клочья. А в драконьем... повторилась ситуация с Аквилой. Гильдейские целительницы старались вшестером, но крылья Зейнаб так и не смогли регенерировать. Слишком сильные повреждения получила юная драконесса. Вызывать Дани команданте запретил. По их традициям, врач-мужчина не может приблизиться к женщине. Если не является её мужем, конечно.

Заглянула с Джамилёй в дом матери Зейнаб.

Девочка лежит, отвернувшись к стене. Драконий облик она не принимает. Угасает в человеческой ипостаси.

Приказала женщинам нагрузить девчонку работой. Незачем зацикливаться на несчастье. И отправилась ругаться с команданте.

Дон Энрике запретил разговаривать на тему Дани. Кто-то из лордов-протекторов попытался вразумить упрямого команданте:

- Дракон, утративший небо, не живёт.

Сакраментальная фраза вызвала у меня закономерный протест.

- Дракон пусть не живёт, а драконесса может выжить. Если сместит приоритеты.

На меня посмотрели с сожалеющей о моём неразумии улыбкой. Разозлилась просто до невозможности.

- Зейнаб нужно выйти замуж и родить ребёнка. За время беременности организм женщины полностью обновляется, - она и сама может восстановиться милостью Матери-Бездны.

- Осталось только найти жениха.

- Жених Зейнаб прислал соболезнования и виру. Магические ловушки могут повредить потомству, и он не может рисковать.

За меланхоличным тоном команданте маскирует ярость. Он оскорблён.

- Такие случаи бывали, дон Энрике. - негромко сказал лорд Мара, возглавляющий "отряд очистки", устроивший штаб в резиденции команданте. - В древности какой только дряни не напридумывали. Впрочем, жениха твоей прекрасной дочери это не оправдывает.

- Решил сэкономить на похоронах. - Лорд Руфус в отвратительном настроении. Обычно, он не столь груб.

Вот после того, как я передала Джамиле содержание этой беседы, невестка и уцепилась за возможность спасти сестру. Воспитанная в гареме девочка в многоженстве никаких проблем не видит. Только помощь. Тем более, второй женой будет родная сестра Джамили.

***


- Прими от меня дар, благородный Энрике. В благодарность за то, что ты доверяешь мне вторую дочь.

Калым Атта внёс стандартный. С выкупом за Джамилю не сравнить. Но тонко чувствующий детёныш потратил неделю, чтобы добыть подарок тестю. Зейнаб не будет считать себя ущербной. Команданте получил редчайшего серебристого форокса, в парадной упряжи. А ещё Атта подарил дважды тестю саблю из стали джаухар, кинжал, плеть и фибулу для плаща. Все предметы отделаны такими же камнями, как в ожерелье, некогда подаренном мной Эльзе. Малыш прошёл дорогой стражей и добыл драгоценности, уже забытые в Бездне. Дары готовили в каганатах Альмейна. Кочевники для кочевника. Команданте милостиво улыбается зятю. Угодил с подарками.

За неделю свадебных хлопот Зейнаб пришла в себя. Но мы не обольщаемся, - девочка не смотрит в небо. Консул дал Атте отпуск, пока жена не забеременеет. Дети стараются. С Джамилёй Атта по-прежнему встречается только в моём присутствии. Держит любимую жену за руку. Зейнаб смущённо улыбается, завернувшись в платок. Собираю их на чаепитие. Надо бы выяснить, какие традиции в гаремах. Чтобы Атта не обидел ни одну из жён, нарушив регламент.

***


- Наконец-то! Свершилось.

- Наша невестка берёт пример с тебя, моя леди. - Мохри шепчет, целуя меня за ушком.

Ну да... скоро и у Этанов появится драконёнок. Или драконочка? Пока не знаю. Лопаю тоннами мёд. Невестка же, предпочитает рыбу. Хорошо, хоть, не вяленую с мёдом, как Мейнхильд.

***


- Зейнаб умирала, а что с Алмой?

Обе невестки смотрят на меня преданным взглядом. Атта ещё не отошёл от шока. Нахалёнок трепещет, опасаясь взволновать глубоко беременную Зейнаб, но... Но! Эти курицы решили, что где две дочери команданте, там и третьей место найдётся.

- С Алмой всё в порядке. Она здорова, материнский сертификат получила. Но её мать, тётя Айсылу, лишена статуса супруги, и когда маленькой Валии исполнится полгода, будет отправлена к рабыням.

- Я не могу влезать в семейные разборки, Джамиля. Что натворила эта Айсылу, что супруг лишил её статуса жены?

Невестки опустили головы. Атта тревожно смотрит на меня. А надо было сразу упереться, и делегировать полномочия мужа Зейнаб кому-нибудь из братьев, или племянников. Теперь на него уже две жены давят, причём Зейнаб нельзя волноваться. Она и так почти всё время в бассейне сидит. Ещё два месяца, и рожать. Джамиля шепчет:

- У тёти Айсылу нет детей. Валия третья дочь.

Включила контроль дыхания. Чтобы не зарычать. А то Зейнаб прямо в гостиной родит. И так уже моргает старательно, опасаясь плакать в моём присутствии. Курица бронированная, а не дракониха!

Дочери для драконов - благословение Матери. Но только не для команданте, и не для папеньки. Но Повелитель, хотя бы, понимает их важность для восстановления поголовья драконов. А команданте по-прежнему не считает дочерей детьми. Три дочери подряд, и жена отправлена к рабыням, как бездетная. Наверное, эта Айсылу очень красива, если команданте держал её при себе до третьих родов. Но, рабыней?!

- Разве драконесса может быть рабыней?

- Тётя Айсылу ещё не обрела драконью ипостась.

- И чем ей может помочь брак Атты с Алмой?

- Тётя Айсылу может перебраться к замужней дочери. Отец милостив, и не будет возражать.

Атта начал икать. Тесть у него один, а вот тёщ планируется три. И если матери Джамили и Зейнаб сидят при команданте в гареме, то третья тёща "может перебраться". Хммм... эта самая Айсылу наверняка знает гаремные порядки, и сможет присматривать за жёнами Атты.

- Сколько лет Алме?

- Семнадцать недавно исполнилось.

- И благородный Энрике ещё не выдал её замуж?

- После случая с Зейнаб отец аннулировал все предварительные договорённости о браках дочерей.

- Логично. - Пожала плечами, думая, что экс-женихи юных драконесс "отблагодарят" отказавшегося от брака с Зейнаб лорда намного лучше, чем сделал бы это команданте.

Сватом отправила Мохри. Вителлий Север отказался, заявив, что это смешно. Присутствующий при разговоре барон Зигмунд расхохотался, предложив Атте самостоятельно явиться к команданте с просьбой "мне как обычно". Грохнула об пол хрустальную вазу и ушла. Что с военными говорить? Пусть актуальный консорт отдувается. Мохри политик, у него судьба лавировать между неприятностями. А Вителлию Северу я ещё припомню это веселье.

Команданте подарены целительские шахматы из драгоценных пород дерева. Есть в Бездне деревья, прикосновение к которым восстанавливает силы и повышает настроение. Добраться в ту местность может только страж. Вальтер подсказал дядюшке дорогу. А с Матерью-Бездной Атта договаривался сам. Шахматные фигурки делаются из живой древесины. Так что пришлось нахалёнку ремесло лесоруба осваивать. И лесника заодно. По три дерева вырастил на замену светлого и тёмного.

Тёмная древесина способствует концентрации внимания, успокаивает и снимает усталость. А светлая, - исцеляет и повышает настроение. Посоветовала сыну, в дополнение к шахматам, сделать для тестя чётки из светлых и тёмных бусин.

У старика-краснодеревщика тряслись руки, когда он гладил доставленные ему "дрова". Благодарил нахалёнка, отказавшись от платы за работу.

- Я думал, так и умру, не коснувшись их... Это легенда, молодой господин. Ваш выбор большая честь для меня.

Атта, конечно, заплатил и за шахматы, и за чётки. Это же подарок трижды тестю!

Юная Алма прекрасна. Вполне соответствует своему имени. Это вторая невестка-дракониха с плодово-ягодным именем. Аванен (малина) жена Дарри и Зигибранда, и вот теперь Алма (яблоко).

Пока третья тёща Атты кормит малышку Валию, приходится следить, чтобы сын оказывал одинаковое внимание всем жёнам. И, как результат, и Джамиля, и Алма беременны. Подумываю, не отправить ли сына к команданте. На экспресс-курсы правильного обращения с жёнами. Если эти курицы начнут втроём вертеть мужем, я не знаю, что будет. Атта всё-таки Вителлий Север. Долговременного террора со стороны жён не выдержит, - озвереет. И появится у нас Лютый-второй.

***


- Какая такая Эсмеральда?! Не путай меня, Алонсо. После Годви имя должно начинаться на "д".

Спорим с консортами об имени новорождённой дочери лорда Этана. Вителлию Северу ничего кроме Этания минор в голову не пришло, - что взять с военного? Барон Алек переложил решение на меня (как обычно!). Алонсо упрямо требует "говорящего" имени. Не думает о возможности того, что все потомки лорда-протектора будут одного цвета. И что тогда? Мохри молчит, любуясь перламутрово-изумрудной драконочкой. Кроха таращит на отца зелёно-карие искрящиеся глазищи и пускает клубы дыма вместо младенческих пузырей. Зачатки ауры стража ощупывают пространство вокруг юной леди Этан, обдавая присутствующих холодом.

Насколько проще было Зейнаб! Новорождённую драконочку назвали Алсу, и все довольны. Кроме команданте. Ну в этом я и не сомневалась. Зейнаб трепеща, извинялась перед отцом, свёкром и мужем. Загнала дурищу заниматься дочерью, запретив общение со старшими родственниками. Кормящей матери нельзя волноваться. Когда уже эта Айсылу переедет, командовать гаремом Атты...

Кстати о волнениях. Затопала на мужей ногами. Доведут ведь до греха! Малышка, уловив моё настроение, зашипела и зафыркала, прижимая ушки и топорща гребень. Тоненькие коготочки выпускаются и втягиваются, хвост нервно извивается. Мгновение, и драконочка, окутавшись радугой, приняла боевой облик семейства Этан. Вителлий Север сделал оловянные глаза, вытянулся во фрунт, щёлкнул каблуками и отправился строевым шагом крепить оборону протектората. Шеду проворчал что-то осуждающее на армейском языке и полетел догонять своего хозяина. Барон Алек шипяще рассмеялся, разбудив тени, дремлющие в углах зала, и скрылся в черноте своего плаща. Дорогу стражей барон уже давно не вызывает, - уходит прямо с места. Алонсо улыбается. Черти в синих глазах жонглируют яблоками, обгрызая их в полёте, и отшвыривая огрызки щелчком длиннющих хвостов. Помотала головой, отбрасывая наваждение. Хочу серенаду!

Мохри повернулся к Алонсо:

- Друг мой, ты романтик. Незачем спорить. Имя Деленник удовлетворяет всем требованиям. - Пауза для осознания нами неизменности решения лорда-протектора, и пояснение для бестолковых. - Деленник на одном из древних языков моего домена означает "лепесток".

Пожала плечами. Мысленно. Деленник, так Деленник. Улыбаюсь мужу:

- Пусть будет так.

Алонсо отсалютовал, прощаясь. Девчонка преобразилась в младенца, и заорала корабельной сиреной, требуя еды, любви и внимания. Взяла оголодавшую дочь и отправилась её кормить.

***


Время летит. Атта обзавёлся двумя сыновьями. Луций и Энрике Вителлии Северы крепкие горластые вечно голодные мальчишки. Команданте доволен. Консул тоже, - дети чуть ли не с рождения занимаются строевой подготовкой. Пока что в бездновом облике, конечно. Малышка Алсу не отстаёт от братьев. Азы строевой племяннице преподавала Люцилла. Прекрасная Айсылу требует обучать девчонку женским умениям, оставив мужское мужчинам. Но... Но! Алсу - Вителлия Север. Атта посоветовал своим жёнам во главе с тёщенькой совершенствоваться в женских умениях, а к его дочери не лезть. Довели всё-таки.

Ожидала скандала, но Айсылу буквально расцвела. Построже надо с женщинами от команданте. Хорошего отношения они не ценят. Джамиля, впрочем, вполне вписалась в клан Вителлиев Северов. Марширует, проходит полосу препятствий, оттачивает приёмы ножевого боя, и боя без оружия. Она теперь и главная, и любимая жена, так что тётушка Айсылу ей не указ. Качает головой с осуждением, но "бесстыжая" вслух не произносит. Считает, что она здесь на птичьих правах, и опасается разгневать зятя. Запретила Атте её разубеждать. Нахалёнок расстраивается, - не нравится ему быть пугалом. Точнее, расстраивался, пока Балли не посоветовал ему присмотреться к собственным зятьям. Присмотревшись к мужьям сестёр, Атта возблагодарил Мать-Бездну. И получил хвостом по голове за дерзость, конечно. Я снисходительна к зятьям! Сколько они моих нервов попортили, но все живы. Призраки восторженно воют "О, Прекраснейшая!", Мохри смеётся. Негодяй! Увернувшись от хвостов, лорд-протектор утащил меня на розовую плантацию. Через пару дней представим папеньке внучку, и нас с нею заберёт Алонсо. Удивительно, как совместное воспитание детей сдружило моих консортов.

***


- Я знала, что однажды команданте-таки нарвётся! - С чувством глубокого удовлетворения просматриваю "Вестник Бездны".

- Агриппина! - В голосе папеньки слышен упрёк, а в уголках серебристо-зелёных глаз прячутся смешинки.

- И как их теперь называют? Вителлий Север! Сколько у тебя полосатых дочерей?

Оловянные глаза, равнение на Императора, безупречная выправка.

- Понятно. Количество полосатых не уточнялось. Мурка Мажор, Мурка Секунда, Мурка Терция, и так далее до Мурки Минор.

- Мариам, удивительная. Энрике назвал любимую жену Мариам.

- Это когда она в человеческом облике. А полосатые, - они все Мурки.

Тихо хихикаю, касаясь страницы для повтора. Урожденная Вителлия Север, при попытке команданте качать права, мигом преобразившись в полосатую Мурку, обеими когтистыми лапами надавала супругу пощёчин. А не забывай, - кошки гуляют сами по себе. Это тебе не бронированные курицы, которых по недоразумению называют драконессами. Интересно, какие из полосатых драконихи вырастут...

Команданте попался на глаза кошечке, настроенной на продолжение рода. Брачные игры я до трёхтысячелетия посмотреть не могу, но полосатых дам усиленно сватали, надоев Вителлию Северу до такой степени, что он отправил сватов к нам с Алонсо. Негодяй! Они росли на асиенде, значит, мы являемся опекунами. Мало того, что нам пришлось их воспитывать, так теперь ещё и замуж выдавать!

До встречи Мурки с команданте, кошечки "гуляли" в полосатой ипостаси. Котята во втором поколении человеческий облик утрачивают полностью. Это Мохри и Алек старший выяснили. Конечно, если кошка гуляет с котом, то их котятам другой облик и не нужен. Команданте же как-то затронул чувствительную кошачью душу, и Мурка отправилась завоёвывать супруга. Дон Энрике женщинам не часто отказывает, а уж гибкая, хищно-грациозная золотоглазая дочь консула с мурлыкающими интонациями в голосе, мгновенно оказалась в гареме. Следить, чтобы Мурка не меняла ипостась, не пришлось. Зачатый драконёнок удерживал мать от кошачьего облика самостоятельно. Детёныш угольно-чёрный, как и команданте, а глаза у него материнские - льдисто-золотые. Красавец. Юный дон Базиль, когда ему надоедает драконий этикет, легко преображается в полосатого Ваську, и убегает на волю. К нам на асиенду. Мохри смеётся, говоря, что это зов Родины.

Полосатых дочерей Вителлия Севера Алонсо, не заморачиваясь, выдаёт за сыновей команданте. Это возможно, только если кошечка желает гулять в человеческой ипостаси. Не все сыновья дона Энрике способны пробудить в кошке женщину. Так что, пристраиваем их постепенно. А команданте, регулярно получая по морде когтями, постепенно (очень медленно) учится уважать женщин. Дону Энрике повезло в одном: когда Мурка не "гуляет" она абсолютно равнодушна к мужу, и он может уделить внимание прочим жёнам. В период брачных игр кошечка не терпит соперниц. Всё внимание мужа - её, и никак иначе.

***


- Агриппина, я не знаю, что делать!

Антония стискивает руки. На лице никаких эмоций, - патрицианка, - но пальцы белые, настолько сильно она их сжимает.

- Ты не доверяешь чести Кассия Агриппы?

- Я... не знаю. Ты же сама видела. Мне страшно, Агриппина!

Да... я видела сама. Когда брат представлял отцу свою супругу Юлию Минор (в кои-то веки в семье патрициев начало появляться больше одного ребёнка). Я смотрела на юную невестку и видела мачеху, какой она встретила меня в доме Главы Академии Нового Вавилона. Прошло столько лет... так и поверишь в переселение душ!

Отец милостиво улыбается молодой семье, и только те, кто давно знает Кассия Агриппу видят, что он потрясён. Потрясён до глубины души.

Отец всегда умел сдерживаться. Единственное, в чём он отступил от обычной манеры поведения, это несколько минут побеседовал с невесткой о её семье. Никакого нарушения этикета. Логичный интерес для отца Аквилы, и вдовца патрицианки из клана Юлиев. Но... но! Вителлий Север переглянулся с Алонсо, и оба мужа посмотрели на меня. А что я могу? Папенька или справится с собой, или нет. Но я в него верю. Кассий Агриппа не унизится до того, чтобы забрать у сына жену. Будет молча страдать, пока не переживёт это.

- Антония, отправляйся к отцу. Сейчас благоприятное время пополнить семью.

- Как я могу?! Он меня не видит, Агриппина!

- Скорее всего, ближайшее время он будет видеть в своей женщине Юлию. - Спокойно киваю, соглашаясь с восклицанием мачехи. - И что из этого?

Антония хлопает на меня глазами, беззвучно открывая и закрывая рот, как рыба. Потом, справившись с собой, говорит:

- Я напрасно тебя обеспокоила, Агриппина. Ты такая же, как отец. Ты не понимаешь...

Холодно посмотрела на мачеху.

- Это ты не понимаешь, Антония. Если не можешь вести себя, как подобает супруге Повелителя, то говорить не о чем.

Мачеха с достоинством попрощалась, вышла из замка и... алая драконесса ввинтилась в небо с яростным рычанием.

***


И опять церемония прощания. Его Святейшество Генрих завершил свой "земной" путь. Как незаметно прошла жизнь... лет через двадцать, много тридцать, уйдёт и Лопе. Милочка, к счастью, будучи сокровищем Бездны, выпала, как и я из череды уходящих.

Мы с дочерьми и внучками, как вороны, в имперском трауре. Пепельно-серая туника, чёрная стола и свинцово-серая палла. Пусть Сигма-два почти всю жизнь провёл в мирах Союза, но родом он из Империи. Прочие представительницы великих домов, как полагается, в фиолетовом. Уходит эпоха. А нам - озаботиться выборами. Проследить, чтобы конклав не намудрил, избирая нового главу церкви.

Торжественное шествие за гробом... погребальная служба... я хороню свою юность. Оборвалась последняя нить, связывающая меня с чистокровной лямбдой, когда-то отправившейся проходить испытание в другом мире.

Вернувшись с похорон, бездумно переставляю статуэтки на каминной полке. Мыслей никаких. В голове пустота. Мы с Сигмой-два провели вместе всего несколько ночей. Были, конечно, годы детства... А позднее встречались только на торжественных богослужениях. И дважды я просила и получала аудиенцию - ради клона Висенте, и ради Мирочки. Почему же у меня такое ощущение утраты?

- Моя леди, прощаться с друзьями детства всегда больно.

- Скоро уйдёт и Тит Вителлий Север. Наш первенец. И прочие дети, кроме стражей. Наверное следует как-то подготовиться к времени уходов...

- Надо жить, моя леди. - С этими словами Мохри утащил меня на плантации роз. Лале гуляет, а мы прохлаждаемся в беседке.

Мохри прав, - надо жить. Наблюдать за беременными Антонией и Юлией. Папенька приказал всем драконихам вынашивать детей, а не нести яйца. Если только по медицинским показаниям дракониха с вынашиванием не сможет справится, - для таких сделано исключение. Они и сами стараются - все видят, какие сильные дракончики рождаются, если развиваются в утробе, а не в яйце, и вскармливаются материнским молоком, помимо охотничьей добычи. За Юлией слежу особенно. Посменно с чистокровными, ставшими драконихами. Если что случится с Антонией папенька будет расстроен и недоволен мной, - не уследила. А за Юлию он меня уничтожит. И братика Аквилу расстраивать не хочется.

- Предлагаю подстраховаться заранее.

- Каким это образом? - Подозрительно смотрю на тонко улыбающегося лорда-протектора.

И Мохри тут же принялся объяснять делом, что к беременной Наследнице претензий быть не может. Негодяй!

***


- Эмма мечтала о монастыре с подросткового возраста.

- А что на её мечтания сказал отец?

- Чтобы не дурила. Есть закон. И не дочери барона его нарушать.

Всё верно. В Мирах Союза, как и в Империи, женщина, способная рожать, должна рожать. Это бесплодным - полная свобода. Хочешь, в армию иди, хочешь - в контрактницы, или ещё чем-нибудь займись, никто слова не скажет. А нормальные женщины заботятся о выживании человечества, как вида. Это их священный долг.

- Помнится, Людвиг выдавал сестру замуж за имперцев, проживающих прекрасный год. Это не слишком сочетается с законом.

- На тот момент у Эммы уже было двенадцать детей. Она просто ждала возможности уйти в монастырь. Его Святейшество запретил открывать двери для ухода от мира женщинам, способным рожать. Церковь соблюдает Евгенический закон, удивительная.

- Эмма собирала деньги на взнос? Вдовья доля?

- Не думаю. Семья выделила бы достаточную сумму. Людвиг не хотел, чтобы Эмму похитили.

- Эмма красивая женщина. Бароны сватались бы к ней. Отказ Людвига был бы воспринят как оскорбление.

- Можешь ведь думать, когда захочешь.

Швырнула в мужа чашку. Чашка замедлила полёт и плавно вернулась на блюдце, не расплескав ни капли шоколада. Черти в синих глазах заскакали на одной ножке, показывая длиннющие языки. Хочу серенаду!

- Упорством Эмма явно пошла в бабку.

Захихикала тихонько, вспомнив явление благородной Маргариты в замок внука. Людвиг собирался сохранить визит в тайне, но от барона Алека у баронских замков Альмейна секретов нет. И мы с дочерьми и невестками наслаждались зрелищем. Прекрасная Гретхен надавала пощёчин своей дочери Бертине, сопровождая экзекуцию причитаниями.

- Ты смогла попасть в такую семью, и тебе, идиотке, не хватило ума удержаться в ней! От тебя требовалось молчать и улыбаться, молчать и улыбаться, а не выпячивать своё убогое Я перед чистокровной. Lieber Gott! За что мне такое наказание?!

- Может быть за то, что ты бросила меня в младенческом возрасте?

Берта, попыталась огрызаться, - действительно, идиотка. Может, по внешности и характеру Гретхен и похожа на своего отца, но нрав у неё чисто радзивилловский. Бабуля Людвига, благоразумно не встревающего в беседу дам, засучила рукава столы и врезала доченьке под дых. И пока Берта, согнувшись, хватала воздух ртом, ледяным тоном пояснила:

- Я оставила тебя твоему отцу. Он мешал моему личностному росту, поэтому я вернулась в Империю.

Маргарита личностно росла, как молодой бамбук. От супруги центуриона, до трибуна, а потом меняла легатов, трезво рассудив, что к консулу ей лучше не приближаться. Тит не одобрил бы. Впрочем, обязанности супруги патриция дочь Эльзы выполняла образцово, дети рождались, и состояние мужей возрастало. Гретхен была прекрасным аналитиком, лучшим в команде Тита. Это у неё от Эльзы. А вот Берта взяла от матери только внешность. Воистину, - первый блин комом.

- Удивительная, если ты будешь так хихикать, я тебя украду.

- Кхм! - Мохри, сидящий в кресле у камина, обозначил своё присутствие. Чтобы прочие консорты не наглели.

Улыбаясь делаю глоток шоколада.

- Занятное семейство у Зигги. Бароны, драконы, стражи, бездновы лорды и леди и, плюсом, святая Эмма.

- Святая в семье это хорошо.

***


Время идёт. Выдали Алсу замуж за Зигинанда фон Фальке. Феликс, специально прибывший на свадьбу, напомнил семейству жениха о предсказании. Теперь оно стало актуальным. Но у детей любовь. И Зигинанд не станет отказываться от жены. В принципе, потерять одного ребёнка не страшно. Можно, восстановившись, тут же обзавестись следующим.

Вспомнила глаза Антонии... Нет. Потеря первого ребёнка может сломать Алсу.

- Феликс, ты можешь уточнить своё предсказание? Что нужно сделать, чтобы снять с Алсу проклятие?

- Если Древний присоединится к семье. Что это означает, я не знаю, мама.

- В три года ты выражался яснее.

- Проблемы были другого уровня, мама.

- Будем искать Древнего.

Созвала семейный совет. Вызвала всех бездновых родственников. Озвучила проблему, для тех, кто не в курсе, и задала вопрос:

- Кто может называться Древним?

Первым ответил Мохри.

- Полагаю, речь об одном из удалившихся от мира. Из тех, кто занимается научными изысканиями, не интересуясь жизнью Бездны. Скорее всего, один из лордов-протекторов, переросших свой титул.

- Полагаю, ты прав, Мохри. Древний должен быть сильным и знающим, чтобы решить нашу проблему.

Шелестящий голос лорда Ноледа отразился от стен и потолочных сводов:

- Решить проблему могла бы Меняющая. Легко решить.

- Алек, к Меняющей мы обратиться с этим не можем. Ты сам предложишь ей перетянуть на себя Проклятие Побеждённых и попытаться с ним справиться? Сказать, что будет дальше?

Шелестящий смех...

- Да, это не вариант.

Балли, золотой зять, протянул мне чашку с блюдцем. Грохнула их на пол. Надо искать Древнего, а не развлекаться! Вариант с Меняющей, впрочем, сохранила в памяти. С повелителем Марой у нас отношения хорошие, возможно, если не получится с Древним, придётся обращаться к нему. Ага, и он нас лично уничтожит.

- Ищите Древнего. Поднимите архивы Совета, соберите слухи и сплетни, займитесь делом, а не шуточками.

***


Ищут... ищут... ищут. Еженедельно собираемся, обсуждаем. Сервизы в Этане обновляли трижды. В архивах Совета никаких сведений о лордах-протекторах периода древних войн нет. А о более раннем - тем более. Лорд Руфус столь элегантно приподнял левую бровь, изображая удивление, что переплюнул даже папеньку. С появлением в Бездне Меняющей, лорд-опекун временами становится похож на человека. Меняется, ага.

Нашёл Древнего Аквила. Точнее, Долий. Точнее, р'асти доложились Долию о повышенном количестве смертей высоких лордов в конкретном регионе Бездны. Статистику с его подачи по своим легендам собрали за тысячелетия. Есть польза от Академии, есть!

- Отшельники не любят, когда их беспокоят, отвлекая от исследований. Возможно... только возможно, мы нашли.

- А как проверить? Кого-то послать на убой?

- Пусть, для начала, призраки посмотрят.

- А сами не можете? - Вспомнила, как Балли вызвал картину разрушения столичного парка домиками играющими с с'атх.

- Местность заэкранирована от наблюдения. Я не понимаю сути заклинания, надо исследовать...

- Мы пойдём. Сокровища Бездны неприкосновенны. Или для отшельников сделано исключение?

Мужчины заговорили одновременно:

- Никуда вы не...

Пффф... станем мы терять время на обсуждение. Алсу уже беременна.

Отправились женской компанией. Несмотря на категорический запрет мужей, и даже Повелителей. Алсу ищет помощи, а мы её сопровождаем. Помнится, сокровище Бездны, вынашивающее ребёнка имеет право на маленькие причуды.

Р'асти вывели нас в призрачную долину. Цвета и линии накладываются друг на друга, перемещаются, создавая психоделические картины, сопровождаемые звенящими мелодиями. И глаза не завяжешь, идти наощупь, не зная местности, - неоправданный риск. В общем, - "вам здесь не рады, поворачивайте обратно".

Леди Арнора отправила вперёд что-то убойное, - неудачно. Заклинание осыпалось лепестками роз. Ну... о куртуазном поведении, предписанном лордам при общении с дамами, Древний помнит. Уже хорошо.

Обратилась к Матери Бездне, уцепив за руки спутниц. Со стороны Зигинанда - леди Арнора, Мейнхильд, и Зигрун. Со стороны Алсу - я и Люцилла. Зейнаб не осмелилась противиться запрету Атты. Взять с собой Джамилю я сама отказалась, - в семье нужен мир. И что толку от Джамили, если проклятие перешло с Зейнаб?

Ушестерённая сила вызова сработала мгновенно. Мать Бездна отозвалась действием. Вся психоделика была сорвана, как грязная занавеска, открывая взгляду небольшой замок. Не больше, чем родовое гнездо лордов Саэльмо. Вот только защита на нём, сейчас отключенная волей Матери, такая, что Цитадель Ноледов слюной подавилась бы от зависти.

Ворота приглашающе раскрылись. И на дорогу начали падать лепестки роз, покрывая её сплошным ковром. Лале зашебуршился на своей площадочке. Спускаться, впрочем, не собирается.

"Гостеприимный" хозяин появился в воротах. Ничего из ряда вон - лорд, как лорд. Подхватила задохнувшуюся от волнения Алсу под локоть и пошла по цветочному ковру к воротам. Сокровища Бездны двинулись за нами сомкнутым строем.

- Казните меня. - Спокойно, без патетики, произнёс лорд. - Я непозволительно забылся... - И бла-бла-бла на полчаса. Мог бы и дольше, - мы, закалённые общением с Балли Саэльмо, разбираемся. И не повторился ни разу, но спросить, что нам от него нужно, Древний не удосужился.

- Леди, я не в силах дать то, что вам нужно. Проклятие Побеждённых снять нельзя. Я сожалею. Возьмите мою жизнь.

Очень мне его жизнь нужна! Мне надо избавить Алсу и её детёныыша от проклятия. А объявить "это невозможно", даже не попытавшись, любой ленивый дурак может.

Авантюриново-зелёные глаза со змеиным зрачком неприятно сузились. Но тут же раскрылись, демонстрируя предписанное этикетом восхищение.

- Прекраснейшая абсолютно права. Но я пытался. Неудачно.

- Значит, опыт у вас имеется. Попытайтесь ещё раз. - Подняла ладонь, отсекая возражения. - Если проклятие нельзя снять, может быть, удастся его обойти. Меня устроит и этот вариант.

Лорд пристально посмотрел на Алсу, и недоумённо спросил:

- Но нужно ли что-то предпринимать? Проклятие исполнится и самоликвидируется, следующие потомки будут сильны и здоровы.

Леди Арнора и Мейнхильд молча кивнули, соглашаясь. Люцилла, упрямо сжала зубы - Вителлии Северы не сдаются. Алсу, бледная до синевы, сжала кулаки. Тоже Вителлия Север. Зигрун обняла невестку за талию, поддерживая. Фон Фальке своих не бросают. А я опять вспомнила жуткий взгляд Антонии, когда умирал крохотный Аквила. И её крик вслед опускающемуся в озеро Забвения Дани: "Прости меня! Прости!!!"

- Я не объясню, лорд. Ты мужчина. Чтобы понять, нужно быть женщиной.

- Я осознаю своё несовершенство, леди. - Ни в голосе, ни в тонкой улыбке осознания несовершенства не наблюдается. Древний стремительно возвращает себе великосветские манеры и безупречно дерзит. Пусть дерзит, впрочем, лишь бы делом занялся.

- Я счастлив возможностью быть вам полезным, дамы. Но у меня есть условие. Гарантий успеха я дать не могу, но в случае, если всё получится, вы не будете заключать договорной брак этой дочери леди Алсу.

- Требуешь её себе? - Пол детёныша узнали, уже хорошо.

- Как можно! Леди выбирает сама. Всего лишь желаю оставить себе возможность поучаствовать в выборе.

Искрящийся драгоценными гранями кубок крутится в тонких сильных пальцах. Роскошь наряда лорда вызывает некоторую оторопь. Мы уже давно сидим за пиршественным столом, угощаясь экзотическими вкусностями. Как-то незаметно за ним оказались. Замок тоже изменился. Это даже не замок и не Цитадель. Это дворцовый комплекс, занимающий всю огромную долину, и переваливающийся через горы. Судя по всему, древние лорды-протекторы предпочитали селить своих подопечных не в тени замка, а "в расположении части" (тьфу на тебя, Вителлий Север!).

Древний тонко улыбнулся, искрящимися глазами обласкав всех присутствующих, давая понять, что такие драгоценности, как мы, нуждаются в соответствующей оправе. Лале высунул любопытный нос... и украсил меня венком из льдисто-белых роз. Так... на всякий случай.

- Условие приемлемое. - Кивнула, соглашаясь. Если у леди Арноры и были возражения, она их благополучно проглотила, зажевав каким-то деликатесом.

- Проклятие настроено на дракона. Леди Алсу должна родить человеческого ребёнка. Мне нужно всё время, которое только возможно.

- Но дракон всё равно внутри. Как ты заблокируешь проклятию дорогу к дракону?

- Пусть Прекраснейшую не волнуют эти глупости. Есть способы. Ребёнку они не повредят. Если мы пришли к соглашению, то не смею вас долее задерживать, дамы.

Дождавшись утвердительного кивка, лорд повёл перед собой рукой и... мы оказались в тронном зале Повелителя драконов. Вот, мстительный мерзавец! Я-то надеялась отсрочить воспитательный процесс.

***


Папенька, ожидаемо, взбесился. Попало даже Аквиле - зачем влез, куда не надо. Хотя, Древний его заинтересовал. А уж, когда Повелитель узнал, что Алсу родит дочь... Вероятно, эта линия потомков команданте начинает с дочерей. Как в старину шутили - сначала нянька для наследника, потом сам наследник. Указала Кассию Агриппе и явившемуся команданте на это обстоятельство. Если бы не Зейнаб, проклятие получил бы её братик. Мужчины мгновенно перестроились, сообразив, что в нашем случае проклятие Побеждённых не имеет таких страшных последствий для рода, как раньше, и... оградив Алсу материнской тьмой, передала её Зигрун и леди Арноре, утащивших испуганную невестку порталом в родовое гнездо Саэльмо. Люцилла займётся укреплением обороны. Пусть развлекаются. А я, наконец-то, закатила грандиозный скандал папеньке и команданте. Разнесла хвостами весь тронный зал, топала когтистыми лапами, рычала и орала в своё удовольствие, избавляясь от последствий необходимости соблюдать формальную вежливость, упрашивая Древнего.

- Какой темперамент!.. Я в восхищении! - Лёгок на помине, негодяй, как лорд-опекун. Хотя бы переоделся в привычный повседневный наряд лордов-протекторов, уже хорошо. Целуя кончики пальцев, с лёгкой насмешкой смотрит на морды драконьих хранителей, соткавшиеся перед ним.

- Я ненадолго. Хотел уточнить, одобряет ли Повелитель драконов нашу договорённость. У меня создалось впечатление, что Прекраснейшая и девочки проявили хмм... самостоятельность.

Папенька, откинувшись на спинку трона, принял самый ледяной свой вид.

- Наследница имеет безусловное право принимать решения, касающиеся пополнения численности драконов.

Лорд понимающе-нагло ухмыльнулся, неожиданно обретя понимание у команданте и папеньки.

- Я повторяю своё условие: вы не будете заключать договор о браке этой девочки. Она сделает выбор самостоятельно. Если мы договорились, я отправлюсь работать. - Повернувшись ко мне, ответил на незаданный вопрос. - Протекторат защищается и наполняется без моего непосредственного участия, леди Воробышек. У меня достаточно заслуживающих внимания дел, чтобы отвлекаться на ерунду.

Папенька задумчиво кивнул:

- У меня нет возражений, лорд...

- Майен. - Щелчок каблуками, военный кивок, и лорд растворился в воздухе, как Алек-старший.

- Предсказание Феликса говорит о "вхождении в семью"?

- Так, отец.

- Что ж, это будет интересно.

- Совет протекторов и так возмущается усилением драконов.

- Тем более. - Папенька тонко улыбнулся команданте.

Надо запретить Алсу посещать родителей, пока не родит. Авторитет команданте для его женщин незыблем. Выразит неудовольствие и... Зейнаб может что-то предпринять. С Аттой я поговорю, конечно, может быть, авторитет мужа послужит противодействием. Хотя, жёны из Атты верёвки вьют. Не умеет он противостоять тройному напору. Джамиля с сёстрами старается ладить и не давать им указаний. Главная жена из неё никакая. Может быть, мне надо почаще их посещать?..


Новый кусь 05.08.2020











No Тигринья 05.08.2020


Оценка: 5.05*145  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"