Тигринья: другие произведения.

Воробышек. История "дорогой мамочки"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 5.38*159  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока только ворох обрывков... Она родилась в резервации. У неё нет имени - только символ генетической линии и реестровый номер. У неё нет собственности. К ней обращаются, говоря: "дающая миру жизнь"; а за глаза её называют "дорогая мамочка". Любой патриций, не задумываясь, умрёт, чтобы обеспечить её безопасность. Любой житель Республики обязан защищать её даже ценой жизни. Она на полном государственном обеспечении. От неё требуется только одно: рожать детей от кого скажут. Захочет ли она изменить свою судьбу? И удастся ли это ей?.. Пишется.


    Автор обложки: Елизавета Метлинова
    На 20.04.2018

    Обновление Воробышка



Аннотация: Всё, что написано после четвёртой книги.




Новый кусь 20.04.2018



***


Очередной наследник Алонсо родился на Модене. Пришлось слегка сдвинуть визит в Делон. А то бы рожала там. Боюсь, для зáмка это был бы непосильный стресс. Ему хватает Люциллы и маленьких казарм, которых надо воспитывать во время визитов юных стражей. Алан и Ада в Делоне не появляются. А Бадвард и Бальда три недели проводят с нами. Играют с Люциллой, а домики шныряют по зáмку и его окрестностям. Умудрились напугать сатх в лабиринте. Таких возмущённых глаз у громадной змеищи не видел, наверное и барон Алек. Я почти ожидала, что сейчас она заговорит человеческим голосом. Странно, почему она их просто не проглотила. Чует кровь стражей? В общем, развлекаемся как умеем. Я гуляю в саду, Люцилла, в основном, при мне. Это когда мы вдвоём. А когда здесь близнецы... Юные стражи очень ответственные, я просила их присматривать за сестричкой, и они следили. Играли с нею в салочки, прятки и ещё в какие-то игры... А всадник на ройхе каждый день летал вокруг зáмка.

- Висенте Рамон Габриэль де ла Модена-Новарро. Удивительная, дочери я дождусь, вероятно, только перед уходом.

Я не знаю, может быть, муж хотел так пошутить... Но меня сорвало с кушетки, на которой я отдыхала, и я вцепилась в Алонсо, пытаясь его трясти, и кричала на него, что я его сама убью, если он будет так надо мной издеваться.

- Миранда, ну что ты... что ты... успокойся. Всё будет хорошо. Я собираюсь жить долго.

По лицу мужа пробежала тень, как будто он хотел что-то добавить к уже сказанному. Но он промолчал, только обнял покрепче.

Ченте намного спокойнее своей сестры, впрочем, как и все его братья. Люцилла сейчас готовится в Академию. Воюет с охранными системами. А два месяца в Делоне братья и близнецы-стражи занимаются с ней строевой подготовкой. И домики прибегают маршировать. Сплошное умиление! Воистину Вителлии Северы! Алонсо хохочет. Но только наедине со мной. Престиж отца ронять нельзя! Строевая подготовка Люцилле даётся легче, чем диверсионные навыки. Но! Есть такое слово: "надо"! И девчонка старательно пыхтит над схемами. Тито, когда навещает родительское гнездо, помогает сестричке. После его пояснений Люцилла легко разбирается с заданиями и переходит на следующий уровень сложности. Мне уже жалко её мужей. Сколько бы их ни было. Запереть её не получится, скрыть от неё что-либо - тоже. Вместе с дочерью осваиваю диверсионную науку. Повторение, - мать учения! Я всё это проходила с Тито. С близнецами - не успела, Вителлий Север украл меня раньше. Так и не надела траур... Я не видела своего мужа мёртвым.

Проводили Люциллу в Академию. Асиенда кажется опустевшей. Удивительно, сколько места занимала одна пятилетняя девчонка! Ченте осваивает окружающее пространство. Он очень похож на Тито. Первенец Алонсо почти не бывает дома. Выполняет отцовские поручения, знакомится с владениями семьи, общается с подданными... Делает всё, что должен делать наследник рода. Муж проводит много времени в кабинете, общается с прочими главами Великий Домов, решает какие-то вопросы. Все заняты, кроме меня. За Ченте наблюдают няньки и зверики, а я просто нахожусь рядом с сыном. Команданте Энрике, во время нечастых (ага, - раз в месяц!) визитов, иногда гуляет с нами полчаса в парке. Ченте любит дядю Че. Дон Энрике внимательно слушает лепет сына друга, и помогает ему воплощать в жизнь новаторские идеи.

- Сколько у тебя детей, дон Энрике? - На вопросительный взгляд чёрных глаз сочла нужным пояснить - ты очень хорошо ладишь с маленькими.

- Четырнадцать детей и восемь дочерей. У нас большие семьи, дона Миранда.

Шерсть на загривке вздыбилась от негодования. Если бы она была, конечно!

- Женщина не человек? Так, команданте?

Чёрные глаза внимательно осмотрели меня всю: от кончиков пальцев ног и до макушки. Хорошо, что я в патрицианской одежде.

- Женщина, - это женщина, драгоценная дона.

Странное обращение тревожно царапнуло. Алонсо, когда-то, перед тем, как увезти, назвал меня "удивительная". Потом уже он дал мне имя Миранда. Хотя, Алонсо не прибавлял слово "дона". И они друзья: Алонсо и команданте Энрике... Не буду задумываться над этим! Пойду, придумывать наряды для посещения столичного мира. Встречусь с детьми, пересчитаю внуков... Ченте тоже берём. Пусть познакомится с родственниками. Надо для Лопе невесту присмотреть. А, если получится, то и для Тито. Дел полно!

Глава двадцать третья: Покушение...


Встретились с семьёй Повелителя. Милагрос расцвела. У них с Маноло уже четверо мальчишек. Старший скоро закончит Академию, младший - ровесник Ченте. Двое средних тоже учатся в Академии. Все трое сейчас прогуливают. Семья в сборе. Люцилле сбежать пока не удалось. Нет у девчонки таланта вскрывать охранные системы. А по её знаниям, комната закрыта на уровне третьего курса. Лопе и Тито любезничают с дамами, а близнецы чинно прогуливаются, распространяя вокруг ауру лёгкого ужаса. Спросила, где их домики. Оказалось, у детей уже есть своё место на границе с Бездной. Свои места, точнее. И асиенды укоренились на разломах. Надо как-нибудь навестить их. Посмотреть, что выросло из избушек. После официальной части Алан и Ада распрощались. Они контракт отрабатывают, им некогда. А мы с Алонсо, оставив Ченте с его племянниками, отправились в герцогскую резиденцию. Уже сели во флаер, и тут муж вспомнил, что ему надо срочно поговорить с Лопе.

- Одну минуту, удивительная.

Выскочил и, взлетев по ступеням, скрылся в дверях. Вернулся через две минуты, - мрачный. Не знаю, что Лопе ему такого сказал... Приедем, - выспрошу.

Мы не доехали. Сразу за охраняемой дворцовой территорией флаер обстреляли. Снайпер сделал два выстрела. Первым разбил колпак, закрывающий кабину, и убил пилота, а вторым, - убил Алонсо. Я, перехватив управление из мёртвых рук, пыталась вывести из пике падающую машину. И не думать о том, что я вся в крови, мозге и осколках кости. Эти ощущения я отодвинула в сторону. Сейчас надо выжить. Потом я буду оплакивать мужа, следить за ходом расследования... Это всё потом. Сейчас надо удержать машину в воздухе и суметь её посадить.

Удержала, посадила. И осталась сидеть в залитой кровью кабине. Колпак откинули, меня расспрашивают, осторожно касаются... а я ничего не слышу. Вижу только шевелящиеся губы. На останки тоже не смотрю. Тело, пепел которого скоро займёт место в фамильном склепе на Модене, это не Алонсо. Мой муж остался со мной. Лопе осторожно вытаскивает меня из кабины. Вносит во дворец. Там уже ждут медики. Жужжание аптечки, укол, темнота.

Очнулась через сутки. Механически встала, умылась, надела патрицианский траур. Серая туника, чёрная стола и свинцово-серая палла. Сиделка тут же позвала всех, кто ждал моего пробуждения. Милагрос обняла меня со слезами. А мои глаза сухи. Не могу плакать. Я всё ещё в каком-то оцепенении.

- Мама, мы его найдём! Обязательно!

- Ищите... Проверьте почему отключилось защитное поле флаера. Я уезжаю домой. На Модену. Распорядись, Милагрос.

- Мама, поживи с нами. Тебе не надо сейчас быть одной.

Я отрицательно качаю головой, напоминающей сейчас котёл с болью. Тогда Милочка требует:

- Оставь хотя бы Ченте, мама. Пусть брат погостит немного у нас. Они с Раулем подружились.

- Пусть погостит.

- Тебе надо побыть здесь, пока ведётся расследование, дона Миранда. И прощание...

Милагрос показывает моему зятю кулак и Маноло послушно замолкает.

- Где Тито?

- Он занят расследованием, мама.

- Что, следователей нет?! Снайпер ушёл?

Молчание. Лопе за спиной Милагрос облегчённо вздыхает. Ну да... Я начинаю оживать.

- Мы его найдём, дона Миранда.

- Никого вы не найдёте, Маноло. Снайпера уберут и без вас. Я не собираюсь учить вас политике. Присмотритесь к окружению Тито. Или к решениям, которые ему будут навязывать. Алану и Аде сообщили?

- Да, мама.

- Хорошо. Я уйду порталом. Лопе меня проводит.

***


Лопе провёл меня через портал, жестом заставил замолчать заголосившую при виде траура прислугу, и отбыл. Он хотел побыть со мной, но я настояла, чтобы он присматривал за братьями. Лопе из моих здешних детей самый старший.

Команданте Энрике с тремя жёнами и несколькими людьми поселился в гостевом доме. На моё неудовольствие никак не отреагировал. Объявил, что я нуждаюсь в присмотре, и он этот присмотр осуществит. Желаю я того, или нет. А чтобы я не опасалась за свою нравственность, он взял с собой трёх жён. Сказал, что наблюдение будет незаметным... Махнула на него рукой.

Асиенда замерла. Как зáмок спящей принцессы из древней сказки. Слуги скользят тенями, стараясь не попадаться мне на глаза. А я чёрным призраком брожу по аллеям парка, по галереям асиенды, сижу часами в беседке, оплетённой вьющимися розами. Слушаю журчание воды в фонтане... Слёз нет.

Через девять дней сняла траур, надела повседневную одежду. Только мантилья не белая, а чёрная. Механически выполняю положенные по распорядку действия. Занимаюсь йогой, медитирую, прохожу полосу препятствий... Я не стараюсь загонять себя до полусмерти. Я нахожусь как бы вне этого мира. Не вне, а в ледяном шаре. Выглядываю из него, наблюдая со стороны... Ежедневно выходит на связь Милагрос. Рассказывает о Ченте, спрашивает, не хочу ли я погостить у них. Благодарю и отказываюсь. Слёз нет.

Через три недели после покушения вернулись ощущения. До этого спала без снов, да и не спала, а так... находилась в полузабытьи. А этой ночью уснула. И проснулась с криком. Потому что во сне я опять видела трещины, бегущие по куполу, и оказалась вся в липкой, тёплой, густеющей крови, в жирных ошмётках мозга и в царапающих осколках костей. Свалилась с кровати и выбежала, ещё не полностью проснувшись, из спальни. В коридоре была перехвачена команданте. Вырываюсь, крича, из жёстко удерживающих рук. Дон Энрике встряхнул меня, заставив клацнуть зубами. Хорошо, что язык не прикусила. Включился звук:

- Дона Миранда, что случилось? Что?!

И тут меня наконец прорвало. Я плакала, сотрясаясь от тяжёлых рыданий, захлёбываясь слезами, как когда-то много лет назад в замке барона Витольда. Команданте обнимал меня, позволяя выплакаться. Обнимал как ребёнка, не как женщину. За годы жизни с мужьями я научилась чётко понимать разницу.

- Тихо... тихо... всё будет хорошо...

Команданте босой в чёрных брюках и промокшей от моих слёз чёрной же рубашке, наспех надетой на голое тело; на руках отнёс меня в спальню, уложил, закутав в одеяло. Попытался высвободиться, но я всё ещё рыдала, вцепившись в него. Тогда дон Энрике прилёг на край постели и обнял меня другой рукой. Так я и уснула. Проснулась одна. Когда ушёл команданте я не заметила. Наверное, как только удалось освободиться от моих рук.

- Я пришлю двух своих жён побыть с тобой, дона Миранда.

Не стала отказываться. Дон Энрике повёл себя как истинный рыцарь, проявляющий заботу о вдове друга. Хотя, скорее всего, я просто не в его вкусе. Пора приходить в себя. Через неделю отправлюсь в Делон. Мы планировали эту поездку с Алонсо...

Асиенда гудит, обсуждая политические новости. В мирах Союза большая чистка рядов. Убийство Алонсо послужило катализатором. В заговор вступили четыре Великих Дома. Но лояльные Повелителю войска оказались сильнее. Заговорщики рассчитывали, что смерть Алонсо нейтрализует Специальный Корпус. Но этого не произошло. И теперь победители с упоением делят владения мятежников. Один из глав мятежных домов скрылся. Так что история не окончена...

Продолжение происходило здесь, на Модене. Дон Гарсия, сопровождаемый пятёркой доверенных телохранителей, прошёл порталом на асиенду, легко обойдя сигнальные системы. Похоже, что защита резиденций ставится "от дурака". При том уровне образования, которое получают благородные доны, защитить какое-то место от проникновения нереально.

- Прими мои соболезнования, дона Миранда.

- Благодарю, дон Гарсия.

- Собирайся. Прогуляешься с нами.

- Странная просьба, дон Гарсия.

- Это не просьба, женщина. Это приказ.

Подчёркнуто внимательно осмотрела дона Гарсию и помещение, в котором мы находились.

- Это дом герцога де ла Модена-Новарро. Кому ты здесь приказываешь?

Не стала использовать вежливое "дон". Вообще никак не назвала незваного гостя. А гость мягко улыбнулся мне и, коротко размахнувшись, влепил пощёчину, невозмутимо сказав:

- Тебе.

Я отлетела к стене, как учили, подобно сухому листу, щека сразу онемела и начала вспухать. Но, когда я ещё выпрямлялась, два из шести моих метательных ножей уже сидели в горлах у мальчиков дона Гарсии.

- Ты поспешила, удивительная. У меня они умирали бы долго.

Дон Гарсия и трое оставшихся его людей уже отделены от меня щитами закованных в скафандры высшей защиты бойцов Специального Корпуса. А я, сжимая руками горло, чтобы не закричать, смотрю на живого Алонсо. Тоже в скафандре высшей защиты, но офицерском. С лилией, отмечающей принадлежность к высшему командному составу, над волчьей головой - символом СК. Понятно, почему Специальный Корпус не остался нейтральным... Молча отвернулась и ушла в дом.

Поблагодарила Хадиче и Айшу. Сказала, что герцог вернулся и теперь им не надо лишать себя общества супруга. Достала из стенного сейфа три представительских набора в подарок. Ничего из ряда вон: бриллианты и сапфиры в белом золоте. Главное, что их не делают одинаковыми. Каждая парюра - в единственном экземпляре. Потом, желая сделать подарок менее официальным, создала для них китайскую одежду. Как тот костюм, который поразил Алонсо. Юные женщины защебетали, выражая восторг. И сразу начали переодеваться. Платье и парюру для Айгюль мы аккуратно сложили в огромный пакет.

- Ты знал, дон Энрике? Знал, что мой муж жив?

- Дона Миранда, послушай меня... Мы работали над этой операцией несколько лет. И пустить всё насмарку из за того, что ты поплачешь несколько дней...

- Спасибо, команданте. Именно это я и хотела услышать.

- Миранда, у тебя все чувства на лице написаны. Нельзя было тебя предупредить, пойми.

Намеренно не слышу мужа. Он, не желая принять это, поворачивает меня к себе, взяв за локоть. Вырвала руку и холодным тоном папули, да живёт он вечно! произнесла:

- Я тебя похоронила, Алонсо. И оплакала. Оставь меня в покое.

Ушла к себе. Посуду бить не стала, зачем? Переоделась в комбез и берцы и отправилась в портальный зал.

- Сеньора, вернись к себе.

- "Гоп-стоп-стоять" забыл сказать, Франциско.

Улыбаемся друг другу. Франциско передо мной ни в чём не виноват. Отправилась к себе.

А ночью, я впервые в жизни не вышла на балкон при звуках серенады. И Алонсо напрасно пел о своей любви и моей жестокости. Я не умею сочинять стихи, а то я тоже могла бы ответить. Муж воспользовался порталом, маяк для которого мы так и не сняли после свадьбы Милочки. Интересно, а дочь знала? Наверное, да, - это только у меня всё на лице написано. А Милагрос обучали не только как чистокровную, но и как высокородную дону. Держать себя в руках она умеет. А мне удаётся только не впасть в буйство.

Ленивые мысли перекатываются волнами в моей голове, пока я смотрю на спящего Алонсо. Он даже во сне обнимает меня. Наверное, это не слишком хорошо, тайком пробираться в спальню к женщине и уносить её из дома, пользуясь тем, что она спит. И неважно, что мы женаты.

- Удивительная... Проснулась?

Синие глаза весело прищурены, чёртики в них скачут на одной ножке, показывая мне длиннющие языки. Сахарные зубы сверкают в улыбке. С иссиня-чёрных волос на гладкую кожу падают капельки воды. Опять вспомнила пророческую, как оказалось, фразу из древнего романа: "он был красив и коварен, как сатана". Смотрю на мужа и не знаю, то ли скандал закатить, то ли попробовать какова на вкус вода на его коже. От такого разнообразия начинаю злиться, чувствуя себя ослом между двух кормушек. Муж избавил меня от выбора, схватив в охапку и вытащив из бунгало. Зажмурилась, когда он, перекинув меня через плечо, по примеру Вителлия Севера, быстро спускался с огромного дерева. По спиральной бамбуковой лестнице, обвивающей ствол! Конечно, бамбук - материал прочный. Я знаю. Но глаза открыла только на земле. Открыть открыла, а что толку? Алонсо босыми ступнями переступает по камням, продвигаясь от дерева, на котором мы ночевали. Куда он меня несёт?

Крик мой был перекрыт ладонью мужа. А то бы я захлебнулась. Вода ледяная! Одного купания Алонсо оказалось мало, и он решил окунуться ещё раз. Вместе со мной!

- Миранда, ты меня оглушишь!

- Я тттеббяя ввввооооббббщщще убьбббьью!

Стучу зубами от холода, пока муж растирает меня невесть откуда взявшимся махровым полотеничком.

- Местные жители верят, что вода этого озера смывает все несчастья.

- Ещё бы! Если она всегда такая ледяная, то смоет. Останется одно только счастье, что выбрался живым! Почему ты никогда не привозил меня сюда?

- Это земли Энрике, удивительная. Команданте пригласил нас пожить у него. Я принял предложение, и мы с тобой пробудем неделю на этом острове. Энрике нас не побеспокоит. У него полно дел.

Говоря это, муж втащил меня в небольшой шатёр, которого не было на этом импровизированном пляже. Между двумя поцелуями ухитрилась спросить:

- А откуда здесь всё появляется? За нами наблюдают?

- Удивительная, здесь вся обслуга из местных. А на этой планете жители способны при желании поглощать световые волны.

Отпихнула от себя распалившегося супруга. Не сильно, а чтобы успеть вопрос задать:

- Кожа, как антирадар? Пигментация? Или специальный фермент?

- Не совсем, но смысл ты уловила. Не отталкивай меня, удивительная, я соскучился.

Выбрались из шатра через два часа. Отправились в бунгало. Принимать ванну и обедать. Есть и спать всю неделю... От такого отдыха я превращусь в бегемота. Поделилась этой мыслью с мужем. Алонсо очень серьёзно пообещал сделать всё, чтобы этого не допустить. О недавнем прошлом не заговариваем. Для меня - слишком свежи ссадины на душе. Алонсо, скорее всего, не хочет напоминать. Я знаю, что он сделал то, что должен был сделать. Вителлий Север, когда-то, тоже не удосужился поставить меня в известность о том, что пропадёт на год. Но тогда была война. И решения принимались мгновенно. И мгновенно воплощались в жизнь. Задумалась... А как бы поступил Вителлий Север в такой ситуации?

- Думаешь о консуле, удивительная?

- Откуда... Ах, ну да! У меня же всё на лице написано! Да. Я пытаюсь понять как в такой ситуации действовал бы мой муж.

- Твой муж не ставил бы тебя в известность, удивительная. Сидела бы ты в родовом поместье Вителлиев Северов. И ни о чём не догадывалась бы. Ткала ковры, делала платья, играла с детьми, и ждала мужа.

- Что в этом плохого, Алонсо? - Тихо спрашиваю мягким тоном, не доверяя своему голосу. Хочется заорать, и вцепиться в наглые синие глаза. Черти в них попрятались. Выглядывают опасливо из уголков...

- Это прекрасно, Миранда. К сожалению, мне не хватило опыта семейной жизни. Я всюду возил тебя с собой, а следовало закрыть на асиенде. Тогда бы не пришлось включать тебя в игру. Твоё отсутствие вызвало бы подозрения. Мы не могли этого допустить. В наших мирах стараются решать проблемы малой кровью.

- Моё горе послужило дополнительным подтверждением твоей гибели?

Молчаливое согласие. Муж не опускает глаз. Он всё сделал правильно. "Закрыть на асиенде!" Вителлий Север тоже высказал как-то моему отцу, да живёт он вечно! "моя жена не покинет поместье". Мерзавцы! Что один, что второй! Опомнилась... Я злюсь на Вителлия Севера, как будто он жив... Мёртвым я его не видела. Алонсо видела, а что толку?

- О чём задумалась, удивительная?

- О том, что верить нельзя никому! Только траур сняла, как муж вернулся.

- Кхм?

Алонсо в шоке. Я и сама, сижу думаю: а что, собственно, я хотела сказать? На всякий случай, разозлилась. Кинула в мужа яблоко. Поймал, конечно.

- Удивительная, ты предлагаешь мне запретный плод?

- Какая скромность! Почему не "прекраснейшему"?

- Ты не похожа на пастушку, удивительная.

Молчу. Не хочется дурачиться. Алонсо, усадив меня к себе на колени, легонько прижал к груди и начал тихо говорить:

- Я понимаю, что ты чувствовала, Миранда. Двадцать четыре года назад я, стоя над останками твоего клона, думал, что мне незачем больше жить. Что я не сберёг тебя. Вителлий Север с полным основанием надеялся на моё самоубийство. Если бы ты послушала меня и убрала след от ожога... Мы бы сейчас не разговаривали. И не было бы Ченте... Я надеялся, что как чистокровная, ты перенесёшь это легче.

- Ты надеялся?! Ты постоял и посмотрел на растерзанные останки несчастного создания. А я... Я вся в крови и ошмётках мозга с костными осколками, пыталась удержать пикирующий флаер. Или это такой бонус? Возможность отвлечься?! Ты знаешь, как липнет густеющая кровь, Алонсо? И мозги, - они жирные! А обломки кости - царапают, если к ним прикоснуться. Меня отмыли, пока я была под действием лекарств. Иначе я не смогла бы это забыть никогда. Никогда, Алонсо!

- Миранда, не надо плакать. Прошу тебя...

Муж расстроен. Позволяю ему себя обнять. Надо жить дальше.

- Если ты ещё раз сделаешь нечто подобное, я с тобой разведусь.

- У нас нет разводов, удивительная.

- Хочешь сказать, мне придётся самой тебя убить?

- Не надо меня убивать, я хороший.

Последнюю фразу промурлыкал на ушко... Все мои попытки поссориться с мужьями заканчиваются одинаково.

Потом, когда мы валялись на циновках, наблюдая за облаками, Алонсо сказал мне:

- Удивительная, я считал ненужным говорить то, что и так понятно. Я ошибался. Я скажу сейчас. Пожалуйста, выслушай меня молча.

Молча смотрю на мужа. Что он ещё выдумает? Чего мне ожидать?

- Я решил увезти тебя, когда вы гостили на моём рейдере. Нет... не так! Я не собирался дёргать тигра за усы. Мне нужен был договор. Граница закрывалась быстрее, чем обычно. Но ты полыхнула своими глазищами, и я понял, что без тебя не уйду из этого мира. Твой муж отказался разговаривать, пока тебя не вернут. Что ж, я отправился заложником, чтобы познакомиться с тобой поближе. Просмотрел архивы... Мало что понял. Зато постепенно приучал тебя к своему обществу. А когда ты вернулась, сопровождая раненого сына... Я до сих пор, спустя столько лет, помню как ты вышла из шлюзового отсека. В голубом наряде с рукавами, подобными крыльям сказочной птицы. Маленькая, изящная, и преисполненная женской силы. Тогда я решил, что сделаю тебя своей женой. Не наложницей, как собирался раньше, а именно женой. Я подумал, что чистокровную ещё успею себе добыть... Не поверил глазам, когда увидел метку на твоём плече. Немыслимо тяжело было оторваться от тебя. Я не позволил себе лишнего, просто разбудил твои женские инстинкты. Я нёс тебя по спящим коридорам. Сонную и тёплую. И сходил с ума от желания. Ты меня ненавидела. Даже осознав, что граница закрыта... Ты ненавидела. Я хотел постепенно приручать тебя. Для начала, позволил попытку вызова ройха. Ты так плакала, удивительная... Я плакал вместе с тобой, не в силах помочь. Только, когда ты отключилась, обессилев, я внёс тебя в дом. Наутро, ты полностью пришла в себя. К счастью ты унаследовала характер своего отца, да живёт он вечно! и, приняв решение, уже не мучилась угрызениями совести. Я намеревался подождать, собрать семью... Но Франциско принёс письмо Хосе, которое вёз курьер, и я понял, что время вышло. Отпустить тебя - немыслимо. И всё получилось очень хорошо. Ты стала моей. А когда на моей яхте ты сказала, что в следующий раз, стрелять будешь ты, я понял, что ты моя судьба. Именно тебя я должен был получить в жёны.

Алонсо сделал паузу, притянул меня к себе, заглядывая в глаза:

- Я пытаюсь сказать тебе, что люблю.

Счастье, пушистым котёнком, осторожно пробралось в моё сердце... Прижалась к мужу, положив голову ему на грудь, как обычно лежала с Вителлием Севером. Вздохнула, не удержавшись.

- Удивительная, не расстраивайся. Всё будет хорошо. Так или иначе.

- Это понятно. Непонятно, почему ты решил, что я буду твоей наложницей.

Начинаю вредничать. Чтобы муж не расслаблялся.

- Миранда, ты же большая девочка. Мы женимся по политическим соображениям. Любовь в браке - редкая удача. Обычно у главы Дома имеется жена по расчёту и наложница, для души. Вы, кажется, называете их конкубинами.

- А чистокровные?

- Я же сказал, - по расчёту. Мне несказанно повезло объединить и то и другое.

Попыталась пнуть мужа ногой. Неудачно. Была скручена и внесена в бунгало для наказания за хулиганство. Выбрались оттуда уже утром. Опять в ледяное озеро. Неделя прошла незаметно и абсолютно безмятежно. С курортной планеты дона Энрике перешли порталом в столицу Союза, забрали Ченте и отправились на два месяца в Империю. Спросила у Алонсо, не надо ли нам задержаться, получила в ответ:

- Миранда, пора дать Тито возможность проявить себя. Пусть принимает решения. Он наследник. Маноло вмешается, если что.

Вмешательства Повелителя не потребовалось. Тито прекрасно справляется с управлением. Во всяком случае, Алонсо им доволен. Сам Тито расстроен. Мог бы управлять лучше. Что ж, пора подыскивать ему жену. Сказала об этом мужу, - отнёсся без понимания.

- Куда спешишь, удивительная? Тито ещё молод. В тридцать лет жениться слишком рано. У нас нет необходимости срочно скреплять союз с кем-либо браком детей. Пока нет.

- Предлагаешь ограничиться контрактом с Резервацией?

На непонимающий взгляд мужа, поясняю:

- Взять на полтора года чистокровную?

- Миранда!

Алонсо возмущён. Непонятно чем? Опять я запуталась в местных реалиях... Кротко спрашиваю:

- Что тебя так возмутило, муж мой?

- У нас так не принято, удивительная. Женщина, взятая в Дом, в нём и остаётся.

- Вы просто получали последние контракты, Алонсо.

- Твой отец, да живёт он вечно! объяснил мне, что раз в пятьдесят, а лучше - в тридцать лет надо расставаться. Примерно на такой же срок. Иначе, любовь умрёт. Я подозреваю, что сказано это на основании личного опыта. Спрашивать, конечно, не стал.

- В резервациях семейные пары так и живут. Те, кто не является эталоном. Генетики определяют потенциальных партнёров, и дают список...

Муж тяжело вздохнул. Наверное, в этом вопросе мы никогда не поймём друг друга. Слишком разные традиции.

- Миранда, вот представь: ты выходишь замуж. - Уловив моё стремительно ухудшающееся настроение, быстро исправляется. - Твой отец, да живёт он вечно! выдаёт тебя замуж. Представила?

- Что представлять? Это уже дважды было.

- Хорошо. Ты приходишь в дом к мужу. А у него маленький ребёнок, рождённый другой женщиной. И этот ребёнок имеет преимущественное право перед детьми, которых родишь мужу ты.

- Это невозможно. Я, - чистокровная носительница генетической линии.

- А его мать тоже входит в эту когорту. И он - первый. Как тебе это понравится?

- Мне это совсем не нравится, но до пяти лет я могу потерпеть его в доме. Потом - Академия.

- А потом этот ребёнок унаследует всё. А твои дети - только имя. Свою вдовью часть ты, безусловно, получишь. А вот твои дети...

- Ну и что? Пусть сами возьмут от жизни то, что им надо.

- А ты хочешь для них власти...

- Я? Нет! Власть, - это ответственность. Я это знаю, вероятно, лучше прочих. И своим детям я такого не пожелаю. Если сами захотят, или отец решит...

- Дурацкий разговор...

- А кто первым начал?

- Я пытался объяснить тебе, что жена Тито может причинить вред его ребёнку от чистокровной, если он у него будет.

- Причинить вред ребёнку? Как это? Здоровому ребёнку, с отличной генетической картой? Это нелепо, Алонсо!

- Я забыл, что у вас другие реалии, Миранда. Извини. Забудь.

- Ты меня напугал, Алонсо. Пусть отец решает какую жену выбрать для Тито. Может быть, возьмёт патрицианку...

- А самому Тито ты не доверишь?

- Тито, - не рядовой солдат. Он наследник Великого Дома и внук Императора, да живёт он вечно! Мальчик может выбрать себе женщину. Но жениться на ней без одобрения - нет. И одобрение он должен получить не только от тебя, но и от деда.

Расстроилась от разговора с мужем. Пока из моих детей только у двоих есть семьи. Вителлий Флавиан и Милочка. Марий, Лопе, Тит и Тито с Секундом - холостяки. Терций и Люцилла с Ченте ещё не доросли до брака. Стражи... Это отдельный вопрос. Пусть сами разбираются в своих традициях. Тем более, что Бадвард и Бальда тоже ещё не доросли.

Глава двадцать четвёртая: Прибавления в семье...


Два месяца прожили в Делоне. Алонсо, по-прежнему, летает в гости к баронам, я гуляю в саду с Ченте. Зáмок набрал нянек, так что наш сын постоянно под присмотром. Количество нянек явно увеличилось, по сравнению с предыдущим нашим гостеванием. Интересно, куда Делон их потом денет...

А на следующий год Марий представил мне свою жену. У меня возникло стойкое ощущение, что первенец нарочно выбрал женщину, чтобы надо мной поиздеваться! Сдерживалась изо всех сил, но Алонсо учуял и быстро меня увёл. За невозможностью поговорить с сыном, устроила грандиозный скандал мужу. Алонсо послушал-послушал, и расхохотался, уворачиваясь от посуды и мелких предметов.

- Удивительная, ты просто ревнуешь первенца к его жене.

- Алонсо, она никакая! - Кидаю кофейные чашки одну за другой. - Ей больше тридцати лет, она рожала, как минимум, дважды... - Очередь дошла до блюдец. - Неизвестно, что там у неё в прошлом... - Тарелочки... - Жила где-то на задворках Империи...

Тянусь за огромной вазой из ригельского хрусталя, подскочивший муж выхватывает её у меня и усаживается в кресло со мной на коленях, держа мои руки подальше от своего лица.

- Так выясни. - Поцелуй за ушком. - Женщина милая. - Ещё поцелуй, - за другим ушком. - Много пережила...

- Ой-ой-ой! Защитник у неё уже есть! Я своего сына знаю! Когда у него такое лицо... - Уворачиваюсь от наглых рук, лезущих под одежду. - Его не сдвинуть и танком.

- Миранда, твоему первенцу сорок восемь лет. Позволь ему самому решать с кем жить.

- Да пусть живёт с кем хочет! Но жениться?!! Он внук Императора, да живёт он вечно! Что я отцу скажу?! Если она ему не понравится?

- Тебя Кассий Агриппа, да живёт он вечно! не спросит. Марий уже большой мальчик и в состоянии понять, что супруга, - это драгоценный камень, который нуждается в "шлифовке".

И? Я хочу сказать, что? Благодаря знакомству с женой первенца, я теперь ношу близнецов. Алонсо смеётся, говоря, что зачатые после ссоры дети получаются более энергичными. Вспомнила Тита. Не могу сказать, что муж неправ. Энергии первенцу Вителлия Севера не занимать. Ловят его уже в двух державах: Империя и миры Союза; а Тит ускользает, как змей из ловушек, забирая приманки, на которые его выманивают. Впрочем, я, как и отец, знаем где он наверняка появится. Тит обязательно навестит Юлию в её прекрасный год. Чтобы проститься. До этого, к счастью, далеко. Симптомов ещё нет. Я с ужасом жду сообщения от Манлия...

Пока, впрочем, не ужасаюсь, поскольку это вредно. Ем рыбку с мясом, пью цистернами молоко, фрукты-овощи и зелень-мелень также присутствуют в рационе. В общем, готовлюсь выдать третью партию стражей. Марию с женой назначена аудиенция. Ага, через полгода. Отец мудро даёт время на "шлифовку", как выразился Алонсо. А для всех, не знающих Императора, да живёт он вечно! эта отсрочка - проявление высочайшего неудовольствия. Что ж, зато рядом с первенцем останутся только настоящие друзья. Марий, так и не сказал Эльзе, о своём происхождении. Она знает только, что он - патриций. Мудрено не знать, когда свадьба была на адмиральском флагмане, с жертвоприношением в присутствии десяти свидетелей. Всё, как положено. Нет, эта рыжая бестия, ещё потребовала венчания. Священник прибыл на базу, и их обвенчали по обряду её родины.

Ладно. Злиться вредно. Хотя бы кто-то из семьи должен иметь характер. Марий - рохля. Пусть эта Эльза командует. Просто удивительно! Вителлий Север очень высоко оценивает Мария как адмирала, способного добиться результата с наименьшими затратами времени и ресурсов, - читай - быстро и без потерь. А в жизни мой первенец ни рыба, ни мясо. Как говорится: ни Богу свечка, ни чёрту кочерга. Куда всё уходит?

Полгода пролетели незаметно. Я, - замечаю. Но только потому, что тяжелею с каждым днём. Аудиенция дарована всем членам семьи. Отправляемся с Алонсо, Лопе, Тито и Ченте. Если Люцилла сбежит из Академии, то и она присоединится. Стражи прибудут, нет ли, - неизвестно.

И опять мы в доме отца на территории Академии. Как двенадцать лет назад, при представлении близнецов. В тот раз не присутствовали Алонсо и мои дети от него. А сегодня нет Тита и Милочки. Все остальные, включая стражей, здесь. Даже Люцилла ухитрилась сбежать. Умничка моя!

Наблюдаю за Эльзой. Усилия патрицианок, присланных Юлией, не пропали бесследно. Эльза научилась держаться с достоинством жены патриция, а не ждать удара, как бродячий котёнок. Наконец-то, появляются Кассий Агриппа, да живёт он вечно! с Юлией. Император как всегда сокрушительно красив, холоден и величествен. Все вытянулись в струнку, даже Алонсо. Хотя ему это ни к чему, - он не гражданин Империи. Но папуля так действует на всех. Эльза в шоке. Переводит взгляд с Императора на Мария, потом смотрит на Алонсо, и Вителлия Флавиана с Лопе. Ну да, все они выглядят ровесниками. Это из какого же захолустья Марий выкопал свою супругу? Алонсо берёт меня за руку. Высказал мне утром, что к Касе я была добрее. Сказал тоже! Кася - баронесса, и Вителлий Флавиан десять лет ухаживал за девочкой. А эта рыжая бестия... Рыжая бестия пристально смотрит на Лопе. Интересно. Нет, Марию не надо беспокоиться. Эльза как будто увидела знакомого. Лопе удивлённо-доброжелательно приподнял левую бровь, и Эльза, опомнившись, отвела взгляд.

Отец пошевелил пальцами, и Алонсо усадил меня в кресло. Вовремя, надо сказать. Новые стражи появятся на свет в Делоне. Я рассчитывала погостить и вернуться, но аудиенция... Пришлось отложить визит в Делон. Зáмок сойдёт с ума. Это первые дети, которые появятся на свет без барона. Может быть и хорошо, что это произойдёт в его зáмке... Я скучаю. Скучаю по ледяным змеям ужаса, свивающим кольца в невероятных глазах Алека, по ауре, обжигающей страстью, скучаю по шелестящему "Воробышек". Конечно, у меня есть Алонсо, но... Но! Стараюсь не вздыхать, контролируя дыхание, потому что муж огорчается. Он не показывает вида, но я уже изучила его достаточно, чтобы понимать.

Марий произносит ритуальные фразы, отец внимает, отстранённо разглядывая Эльзу. Рыжая бестия почтительно улыбается Императору, да живёт он вечно! Конечно, пальчики на рукаве Мария побелели, - синяки оставит на мужниной руке, но Эльза таки молодец! Выдержать испытующий взгляд папули удаётся далеко не каждому мужчине. Тит... Но Тит воспитывался в его доме, так что привык. Не предполагала, что первенец Вителлия Севера превратится в современного Робин Гуда. Наши соседи тоже подключились к его розыску. Не знаю, чем ребёнок их обидел... Подумаешь, освободил рабов, прихватив заодно и годовую добычу какой-то там руды. А незачем экономить на рабочих. А то похищают специалистов, скупают живой товар у пиратов, и местечковых главарей, а потом ещё и недовольны! Прииски надо регистрировать! Налоги платить! Тогда и шахты будут под охраной. Впрочем, они и так были под охраной. Но малыша хорошо учили. Да ещё и курс диверсионной подготовки ребёнок прошёл... Алонсо говорит, что Тит умудрился повысить квалификацию в мирах Союза. Подделывать документы мой сын умеет не хуже, чем Алонсо. Хорошо, что Вителлий Север не знает! Слёзы навернулись на глаза, моргаю, чтобы не потекли по лицу...

Папуля жестом останавливает Мария. Холодно улыбается Эльзе. Адьютант зачитывает Указ Императора, которым Марию передаются отобранные в казну владения его отца. Хороший, жирный кусок Империи. Сумеет ли Эльза с ним управиться? Посмотрела на рыжую бестию, поняла: эта сумеет. И, как ни странно, Эльза папуле понравилась. Может быть, потому, что Марий женился?

- Жду вас через два месяца, герцог.

Алонсо почтительно склоняется перед Кассием Агриппой. Императорская чета покидает гостиную. Алан и Ада исчезают в порталах стражей, предварительно заверив меня, что помогут с детьми, когда мы вернёмся на асиенду. Бадвард и Бальда рассматривают Эльзу, ощупывая её аурой. Казармы на лапках шастают по гостиной, путаясь у всех под ногами. Нарочно делают! Пошевелила пальцами, по примеру папули, и обе будущие военные базы со всех лап кинулись ко мне, хлопая мембранами. Прижались к ногам и затихли, излучая удовольствие. Близнецы также скользнули ко мне. Передвигаются дети своеобразно. То скользят, как стражи, то маршируют, как на плацу.

- У тебя есть родственники, Лопе?

И все присутствующие расхохотались. Марий, смеясь, притянул к себе жену:

- Эльза, не обижайся. Почти все здесь присутствующие являются родственниками Лопе. Кроме герцога Алонсо и герцогини Катаржины. Лопе мой младший брат.

- Вы все выглядите... Вы привиты?

- Разумеется. - Чёткий кивок.

- А... Император... он... Да живёт он вечно! Он тоже привит?

- Ты не это хотела спросить, жена моя. Мой дед, император Кассий Агриппа, да живёт он вечно! чистокровный. Ему не нужна прививка. - Пауза, и продолжение. - Моя мать, благородная Агриппина, герцогиня Миранда де ла Модена-Новарро, тоже чистокровная. Мои братья и сестры, которые так пугают тебя, - стражи глубин. Сам Лопе тоже чистокровный. Ещё вопросы?

Рыжая бестия вся кипит от ярости. Ага, первенцу предстоит скандал. Пора разбегаться. Алонсо смеётся. Ничего нарушающего этикет, но черти в синих глазах кувыркаются от восторга. Тенью скользнув к Эльзе, муж целует её пальчики и выражает надежду на скорую встречу. Марий старается оттеснить Алонсо от жены. Ревнует! А я хочу узнать, чем Лопе так зацепил мою сноху.

- Что насчёт родственников Лопе, Эльза?

- Я ошиблась. Или... Там, на моей родине, я знала одного человека... Он... очень помог мне. И с Лопе они похожи как братья.

- Вплоть до цвета глаз? Отвечай, Эльза! Это важно.

- На глаза я и обратила внимание. У отца Генриха они тоже сияют серебряным светом.

- У отца Генриха? Так о ком ты говоришь? О Генрихе, или о его отце?

Рыжая бестия смотрит на меня, как на идиотку. Потом спохватывается:

- Это форма обращения к священнику на моей родине, благородная Агриппина. Отец Генрих.

Убираю нож. Совсем разучилась себя контролировать! Пора идти.

- Марий, нам пора в Делон. Я хочу ночевать в зáмке.

- Да, мама.

Вителлий Флавиан приближается ко мне, повинуясь незаметному жесту. Помогает мне выбраться из кресла. Тихо говорю контрразведчику:

- Отец Генрих меня интересует. Не насторожи его. И Лопе не беспокой.

Сын молча поцеловал мою руку и, передав меня Алонсо, отошёл к Катаржине.

Начинаем прощаться. За детьми пришёл куратор. Бадвард и Бальда (благодарение небу, девочки-стражи лишены синдрома мартовской кошки) отсалютовали присутствующим, и, печатая шаг, направились к выходу. Их домики-казармы тоже печатая шаг маршируют рядом, чётко держа дистанцию. Алонсо, плеснув синевой из широко раскрытых глаз, сел мимо стула. Тренированное тело хищно извернулось, и муж выпрямился, не коснувшись пола, но... Но! Черти в его глазах так и стоят, замерев с открытыми ртами. Дааа... на этих стражей адекватно отреагировал только папуля, да живёт он вечно! И Эльза. Но Эльза скорее всего думает, что так и должно быть. И она абсолютно права, жена моего первенца.

- Эльза, помоги мне дойти до посадочной площадки.

Марий расцвёл. Как же! Мать признала его жену! Не знает, наивный, что его ждёт, когда они останутся наедине. Вителлий Флавиан, вот, - знает. Смотрит на брата с сочувствием. Но молчит. Алонсо ехидно улыбается. И тоже молчит. Эльза просто искрит от сдерживаемых эмоций. Огненная грива распушилась, аккуратная причёска патрицианки приказала долго жить. Чёрные глаза мечут молнии. Но лицо безмятежно-спокойно, на губах вежливая улыбка, рука, поддерживающая меня под локоть не дрожит. Мне даже немного жаль первенца. Вспомнилась дона Алмира, сказавшая о воспитании Милочки "ничего, злее будет". Надо бы их с Милочкой познакомить. Посмотреть, как Эльза отреагирует на женскую версию линии Сигма. Линия Сигма достаточно распространена. В нашей компании было четверо из этой линии: Сигма-один, Сигма-два, Сигма-три и, соответственно, Сигма-четыре. С Сигмой-два у меня даже был государственный контракт. Результат: Лопе и Милагрос.

Алонсо прервал мои размышления, забрав меня у Эльзы. В антигравитационном столбе поднимались медленно. Как будто плыли. Муж обнимал меня, придерживая. Когда мы выплыли из люка в катере, осторожно отбуксировал к уже привычному креслу возле медотсека. Сел рядом, поглаживая мои пальцы.

- Удивительно... Алан и Ада больше взяли от барона. А эти дети... Копия Вителлий Север.

Вдох, выдох... Выравниваю дыхание.

- У вас с бароном Алеком больше сходства, Алонсо. Поэтому ты и считаешь, что дети похожи на него. Сам Алек утверждает, что выбор отца очень важен. И необходимо ограждать мать своих детей от нежелательных контактов.

- Какая мудрая мысль! Я обязательно учту её, удивительная!

В этот момент катер влетел в шлюзовые створы имперского флагмана, избавив меня от необходимости отвечать мужу. Да и посуды здесь под рукой нет. Придётся подождать.

Четыре часа полёта пролетели незаметно. Я дремала, утомившись на приёме. Переходя в катер, посмотрела на Мария. Первенец выглядит более энергичным чем обычно. Похоже, что из Мария вырос подкаблучник. Посоветовала ему отправить Эльзу к Серым лордам. Девочке не помешает душевная терапия. Когда-то Марий исцелил таким способом своё горе после ухода благородной Калерии. Первенец обещал подумать. Боится расстаться с женой... Потребовала не валять дурака и слушать, что мать говорит. Опомнился, и почтительно склонился к руке. Где они так приучились? Сначала Вителлий Флавиан, теперь вот, - Марий. Вроде бы граница с мирами Союза пока закрыта...

Марий таки внял моему совету. Отправил жену к Серым лордам. Алонсо смеётся, говоря

- В древних легендах, удивительная, женщины, подобные Эльзе летали на конях.

- Крылатые кони? Бред какой!

- А женщины, похожие на тебя, потому что подобных тебе нет, удивительная! Так вот: женщины, похожие на тебя, летали исключительно на предметах хозяйственного инвентаря.

Задумалась... Потом всё же попыталась уточнить:

- Это на каких предметах?

Алонсо весело улыбнулся. Сверкнули сахарные зубы... Черти в синих глазах щёлкнули длинными хвостами и весело запрыгали, взявшись за руки.

- Инвентарь для ручной уборки территории, удивительная.

Перебираю в голове инвентарь... Потом до меня, наконец, доходит, что надо мною просто издеваются. С шипением тянусь маникюром к бесстыжим глазам. Ладони перехватили, каждый пальчик поцеловали, попутно удерживая вырывающуюся меня.

- Ты! Меня! Мать своих... - не стала подсчитывать - детей! Ведьмой назвал!

Муж усадил меня в глубокое мягкое кресло, сел передо мной на пол, положил голову мне на колени и замурлыкал, как огромный чёрный кот:

- Очаровательной взбалмошной ведьмочкой, удивительная. Одним взглядом колдовских глаз повергшую меня к своим маленьким ножкам, где я и пребываю до сих пор в счастливом изумлении.

Увидела в зеркале свои "колдовские" глаза, пытающиеся сфокусироваться на кончике носа. Заморочил голову полностью. Пришлось простить, пока совсем крыша не съехала от попыток понять, что он мне наплёл. Вот уж воистину: язык без костей!

Мы прибыли вовремя. На следующее утро, запаниковавшие Алонсо и Марий вызвали Манлия. Зачем? Все чистокровные способны родить самостоятельно. Но мужчин не переубедишь. Сейчас Вейгар и Вероника де ла Модена-Новарро-и-Делон тихо шипят в колыбельках, выращенных зáмком. Есть хотят. Алонсо сказал, что мы пробудем в Делоне, пока детям не исполнится сорок дней. Помнится с Люциллой он тоже нас не выпускал. Странные обычаи в мирах Союза. Но самое странное, что после появления на свет близнецов, Делон признал Алонсо. Это сложно объяснить, всё на уровне ощущений, но муж мне сказал:

- Знаешь, Миранда, похоже, что зáмок барона привык ко мне. Я ощущаю себя здесь своим. А не сопровождающим тебя лицом, как все эти годы.

- Здесь родились твои дети, Алонсо.

Муж задумался. А зáмок молча подтвердил моё предположение. Когда-то я беспокоилась, как зáмок воспримет детей Алека. Нормально воспринимает. Заботится о маленьких, играет с их домиками, но... Но! Соблюдает дистанцию. Это стало понятным только в сравнении. К Вейгару и Веронике отношение - трепетное. Температура в помещении, ни малейшего сквозняка, влажность воздуха... всё отслеживается. По-моему, Делон даже звуковой полог задействует. Чтобы младенцы спокойно спали. Колыбельки вырастил! И столько нежности направлено на детей... За себя и за барона, наверное. Это первые дети, которых барон не видел... Уже девять лет прошло.

Достала из подвала портрет барона, написанный лет с тысячу назад. Не знаю, чем защищён рисунок, но краски свежи и чисты, как будто художник только что отошёл от своего творения. Алек рассказывал, что тогда он странствовал, оставив Делон на попечение слуг. И какое-то время пробыл в городе-государстве, названия которого уже не помнит. Да и континента, на котором стоял он, уже нет. Опустился в океан. Судя по религиозным книгам - это была кара за грехи жителей города. Там было много людей искусства. И нравы, судя по всему - достаточно свободны. Один из художников и написáл портрет барона. Алек был удивлён. Он не заказывал портрет, и не позировал художнику. А я, ничуть не удивилась. Я вижу портрет, и понимаю, как художник относился к барону. Вероятно, свобода нравов распространялась и на взаимоотношения полов. Неизвестный мастер, умерший много столетий назад изливал свою любовь на холст, не смея сказать о ней. Я точно знаю, что не смея. Счастливый любовник не сможет написать портрет возлюбленной. Или, в данном случае, возлюбленного. Он счастлив. А музы - ревнивы. А вот несчастная любовь, - она и выражается в стихах, портретах, изваяниях... Когда мастер теряет любимое существо... тогда тоже приходит муза. Облегчить страдания, позволить сконцентрировать свою любовь, свои воспоминания в творении рук своих...

Приказала повесить портрет барона в гостиной. Теперь иногда мысленно беседую с ним. Изумрудные глаза задумчиво смотрят сквозь меня. Дымные змеи спят в них, свернувшись в кольца... Плащ барона трепещет лоскутком живой тьмы. Длинные пальцы ласкают рукоять кинжала. Как можно написать движение?! Я не знаю... Алек получил портрет в подарок. Перед тем, как покинул город. И... убрал в один из подвалов зáмка. Барон отличается большой личной скромностью. Ага.

Близнецам исполнилось сорок дней, и мы покидаем Делон. Замок рыдает. Беспокоится о детях. Алонсо пообещал вернуться, дав указания Тито. Потому что двери моей спальни открылись для мужа. И теперь ему не надо облизываться на меня издали. Это не я придумала, это Алонсо сказал. А двери... Зáмок действительно сделал светящуюся дорожку от гостевых покоев до хозяйской спальни. И слуги теперь кланяются Алонсо не в пример ниже, чем раньше.

Когда мы уже взошли на борт, пришёл срочный вызов от Императора, да живёт он вечно! Первая пугающая мысль была: Юлия! Нет, траура не видно. Ладно... Прибудем в столицу, узнаем.

***


Прибыли. Отец, да живёт он вечно! в гневе. Ещё бы! Посмотрели записи, чтобы быть в курсе дел. Точнее, Император, да живёт он вечно! ткнул нас с Алонсо носом в хронику царствования Кассия Агриппы. Где записано: в году две тысячи сто двадцать седьмом от высадки, ко двору Его Императорского Величества Кассия Агриппы прибыл послом от себя самого страж глубин, называемый Хальзе.

А запись можно тиражировать, как боевик. Вселенная раскололась и соединилась. В вихрях портала слышен рёв штормового моря. И волна, плеснувшая на площадь перед дворцом, помнящую палатку консула, оказалась чёрно-синим плащом, окутывающим широченные плечи огромного викинга. Настоящего. В рогатом шлеме, с двуручным мечом, с серыми волчьими глазами. Глаза у волков не серые. А вот взгляд - одинаков. Аура стража - не змеи, как у Алека, и не водоворот, как у Ральфа. Это море. Седое, гневное, ледяное море Севера. Беспощадное к слабым. И эта аура хлестнув по гвардии Императора, да живёт он вечно! заставила их замереть. Я растерялась, но потом, поскольку нас срочно вызвали для присутствия на торжественном приёме, успокоилась. Наверное, всё же обошлось без потерь со стороны людей отца, да живёт он вечно!.

Наблюдаю торжественный приём. Мы с Алонсо и малютками Вейгаром и Вероникой находимся рядом с тронами отца и Юлии. Заодно представили папуле новых внуков. Сижу, смотрю, пытаюсь преодолеть ощущение нереальности происходящего. Как будто мы смотрим исторический голофильм. Ага, сцена приёма варваров императором Рима. Страж, похожий на барона Витольда, - огромный, косматый, громогласный. Почти такой же рыжий, как Эльза, но посветлее. Таких ярких волос как у жены первенца я не видела ни у кого. Крашеные не в счёт. В общем, страж - вылитый викинг. Из книг, которые барон Алек принёс Терцию. Терций в восторге ждёт возможности пообщаться с ожившей сказкой...

Но первыми шли "сопровождающие его лица". Кажется, так принято писáть о чьём-то визите. Шли торжественно. Чётко печатая шаг. На вытянутых перед собой руках несли дары. Подходили к подножию трона и складывали их на пол. Не бросали, а складывали. Со всем почтением к Императору и самим дарам.

Папуля, как всегда, на высоте. С абсолютно бесстрастным лицом смотрит на стража поверх голов. Юлия рядом с ним вежливо-отстранённо наблюдает за происходящим... Страж тоже сурово-отстранён. Чётко даёт понять, что его дары - дань вежливости. И, при всём этом, страж любезен. Надо прожить много столетий, чтобы научиться так подчёркивать свой статус. Или родиться, чтобы повелевать. Как папуля, да живёт он вечно! Задумалась: каким папуля был легионером. Спросить уже не у кого. А жаль.

- Приветствую тебя, гость. Не спрашиваю о здравии и силе. Не спрашиваю и о воинской удаче. Вижу, что тебе не занимать ни того, ни другого, ни третьего. Спрашиваю лишь, что привело тебя к нам?

Вот так сразу: быка за рога. Постаралась не рассмеяться. Это было бы неуместно. Страж, не поведя и бровью, разразился хвалебной речью. Если бы мы с сыном не изучали висы скальдов Севера, я была бы поражена. А сейчас спокойно внимаю, ожидая, когда гость перейдёт к делу. Юлия меня тревожит. Неуловимое сходство с поведением Флавия... Нашла глазами Манлия. Патриций, величественный в официальной одежде, медленно опустил глаза. Прекрасный год Юлии начался. Сердце сжалось о боли за отца. Выровняла дыхание, постаравшись успокоиться. Но близнецы проснулись и недовольно зашипели. Постаралась, как можно незаметнее шагнуть назад, в дверь за моей спиной. Необходимость кормить детей скорректировала наше размещение в тронном зале.

Вернулась, когда официальная часть уже закончилась. И начался деловой разговор. Ага, типа: у вас товар, у нас купец. Точнее, в роли купца выступает сам страж Хальзе. А товар... Я думала, что он сватается к Аде. Ан нет! Внимание стража привлекла Бальда. Так и сказал:

- Твоя внучка Ада прекрасна и совершенна. Но у тебя есть и другая внучка. - взглянув на меня, поправился - другие внучки. Я пришёл просить у тебя ту, что зовётся именем Бальда.

- Бальда Вителлия Север ещё ребёнок.

Ребёнок задрал нос, презрительно оглядев стража. Домик Бальды обежал вокруг гостя и, хлопая мембраной, со всех лап кинулся к хозяйке. Так и не поняла, понравился ли дочери жених. А вот Хальзе такое поведение невесты понравилось. Заулыбался.

- Я прошу разрешения на знакомство с прекрасной Бальдой. Законы не будут нарушены.

Хитрый какой! Кто бы эти законы знал! Алек знает, но где он, Алек? Интересно, почему Ада не привлекла внимание рыжего? Или она его уже отшила? Надо поговорить с дочерью. С обеими. Прекрасная Бальда нуждается в трёпке. Так как она, на гостей не смотрят.

Папуля отвечает стражу. Наверное, проконсультировался у Терция. Или сам ознакомился с поэзией Севера. В общем, если опустить красоты, знакомство с внучкой Император разрешил. Но общаться им позволено только в присутствии старших. Дааа, похоже, отец боится такого количества внучек. Старается сразу их пристроить. И то сказать, - у чистокровных первый контракт в семнадцать лет. Ада уже одиннадцать лет перехаживает. Бальда вот-вот дорастёт. Но что скажет Алек, когда вернётся?

- Мать стражей. Во Вселенной нет драгоценности, достойной тебя. Прими этот дар, и моё восхищение.

Ой... Эта глыба рухнула на одно колено и протягивает мне резную шкатулку. И что делать? Смотрю на Терция. Не нарушить бы, ненароком, какую-нибудь традицию... Алонсо, холодно улыбнувшись, шагнул вперёд.

- Пока детям не исполнилось полгода, моя жена не коснётся неизвестных предметов. Со всем уважением, страж Хальзе.

Встав с колена, страж передаёт шкатулку в руки Алонсо.

- Твой хитроумный муж совершенно прав, мать стражей.

Прав-то он прав, конечно. Но я хочу узнать, что в шкатулке! Вот... мужчины! Бальда тоже смотрит с любопытством. Придётся ждать.

- А почему хитроумный?

Какое счастье, что есть дети! Не надо выдумывать формулировку вопроса. Бадвард спрашивает "в лоб".

- Потому что обманул врагов, выманив их как ли́са из норы.

На вопросительный взгляд близнецов, пояснил.

- Мать стражей - величайшая драгоценность. Мы наблюдаем за ней. Чтобы уберечь от опасности.

- Вас папа попросил?

- Алеку не надо было просить, юный страж. Сохранить семью ушедшего, - священный долг.

- Алек вернётся! - И на жалость в серых глазах, упрямо заявила: - Он обещал. Он сам мне сказал!

Алонсо сжал мои пальцы, и я постаралась взять себя в руки. В отместку заявила стражу, что Бальда выйдет замуж не раньше Ады. Страж вздохнул, но промолчал. Умный. А Бальде такое моё решение не понравилось. Аура дочери разъярёнными змеями бросилась на присутствующих, но папуля слегка повернул голову в сторону внучки и девчонка, скромно опустив глаза, преобразилась в "само благонравие". Вителлия Севера нет. Сечь некому. Расстроилась... Вителлия нет, Алека нет... Один Алонсо остался. И стражи. Наблюдают. Сказал бы честно: подглядывают! Захотелось чем-нибудь бросить в рыжего... Дети проснулись и зашипели негодующе. Конечно! Они уже целую секунду голодают, а их не кормят! Удалилась в заднюю комнату.

Вернувшись, застала стража беседующим с папулей, близнецов отправили в Академию. Нечего отлынивать от занятий. Сватовство, конечно, дело нужное, но учёбу никто не отменял. Алонсо развлекает Юлию беседой. Мачеха весело улыбается. Подозвала взглядом Манлия. Спросила:

- Давно?

- Вчерашний анализ крови, благородная Агриппина. Неделю назад, до критической отметки ещё не дошло.

- Отец знает?

- Император, да живёт он вечно! ознакомлен с результатами анализа.

- А Юлия?

Согласный наклон головы. Говорить больше не о чем. Манлий, из вежливости посмотрев на детей, отошёл в сторону.

После приёма, когда Юлия пыталась общаться с возмущённо шипящими на неё близнецами, хотела поговорить с ней о необходимости подготовить преёмницу. Но мачеха меня опередила.

- Агриппина, скажи отцу, чтобы рассмотрел кандидаток в жёны. Меня он не слушает. Времени осталось мало. А я хочу помочь ей подготовиться. Чтобы Император, да живёт он вечно, не почувствовал неудобства от моего ухода.

- Меня, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! слушать тоже не станет.

А по лицу катятся слёзы. Мне жаль Юлию. Конечно, это её выбор, но... Но! Жаль Юлию, бесконечно жаль отца, и жалко неизвестную пока избранницу Императора, да живёт он вечно! Может, мы и сможем уговорить отца сделать выбор до ухода Юлии, но второй Императрицы при Кассии Агриппе не будет. Будет жена Императора.

- Агриппина, что случилось, почему ты расстроена?

Вот как ей сказать?

- Я боюсь за Тита. Он постарается увидеть тебя. Проститься. А за ним охотятся. Но зато я придумала насчёт подбора кандидатуры. Скажем Манлию, что отказ Императора сделать выбор, тебя огорчает. Пусть объяснит это отцу.

- Это нехорошо. Лгать Императору.

- Где ты видишь ложь, Юлия? Разве тебя не огорчает невозможность обеспечить отцу привычный комфорт после твоего ухода? Так в чём ложь? Скажи мне? Я всего лишь бесчувственная чистокровная. Ледяная кобра, как нас называет Алонсо. И не понимаю этих тонкостей. Так объясни!

- Агриппина!

- Слушаю, отец.

- Не смей повышать голос на Юлию.

- Я прошу простить мою несдержанность, отец. Я только просила Юлию не молчать о том, что её беспокоит.

И уже отвернувшийся от меня папуля, снова явил нам свой светлый лик.

- О чём речь?

Юлия с упрёком посмотрела на меня и опустила глаза. Молчит. Всё самой приходится делать!

- Юлия хочет подготовить преёмницу, отец. Её огорчает мысль о том, что ты лишишься привычного комфорта. Она испытывает чувство вины...

- Довольно, дочь!

Теперь моя очередь опускать глаза. Только я не опускаю взгляд, а с возмущением смотрю на упёртого солдафона. Близнецы расшипелись. Тоже возмущаются. Не любят, когда при них повышают голос.

- Успокой моих внуков, дочь. Можете навестить нас, когда вернётесь.

Алонсо почтительно сказал:

- Это будет раньше, чем обычно, Император. Я передам дела наследнику. Пора ему принимать самостоятельные решения.

На вопросительный взгляд отца, Алонсо поясняет:

- Близнецам лучше расти в зáмке барона. Сам зáмок приглядывает за ними.

- Хорошо. Может быть, мы навестим вас в зáмке.

Вот и понимай, как хочешь. То ли "мы - Император", то ли "мы с Юлией".

Тито обрадовался близнецам, и совсем не рад тому, что на него вешают герцогство. Но вида не показывает. Обещал оправдать высокое доверие. Хотела дать ему подзатыльник, потом устыдилась. Взрослый уже. Близнецы радостно шипят брату какие-то свои истории. Если не спят и не питаются, конечно.

Вернулись в Делон, прихватив с собой Ченте. Всадник на ройхе продолжает кружить над зáмком.

Делон в роли няньки, это нечто! В кои-то веки можно не беспокоиться о близнецах. Дети-стражи намного энергичнее, чем обычные. И следить за ними - то ещё развлечение. А эта парочка находится под строгим присмотром. Я точно знаю, что они не упадут, не ударятся, и ничего на себя не перевернут. Делон не позволит этому произойти. И пропустить кормление - тоже. Напомнит, распахнувшейся дверью, или упавшей книгой...

Алонсо, по-прежнему, летает в гости к баронам. По-моему, дражайший супруг проворачивает какие-то дела совместно с папулей. А сейчас его нагрузка выше, потому что Император, да живёт он вечно! проводит больше времени с женой. Отбраковкой преёмниц занимается. Надо ему бабулю Вителлия Севера сосватать. Для тонуса. Женщина, способная отстоять себя перед одним из Вителлиев Северов - дорогого стоит. Может быть они даже знакомы с папулей. Хотя вряд ли. Насколько я помню, Вителлий говорил, что бабуля не входит в эталон. Но зато она в расцвете лет, и может родить Императору наследника. Может быть, даже линии лямбда. С каждой минутой эта мысль нравится мне всё более и более. Несогласием обеих сторон можно пренебречь в интересах Империи. Решено! Надо связаться с Юлией. Или с мужем поговорить, для начала?

- Удивительная! За что же ты отца так не любишь! У него и так большое горе. А ты... кхм... предлагаешь ему развлечься укрощением чистокровной? Пожалуй... кхм... кхм... я поспешил с упрёками. Это будет интересно. Значит, твой брат, рождённый бабушкой Вителлия Севера, будет одновременно двоюродным дедом твоих детей от консула?

Кинула в мужа диванной подушкой. Чтобы не умничал. В спальню так и не попали. Ночевали в гостиной на ковре. Выходила только покормить детей.

Юлию моя идея напугала. Она попыталась протестовать, и тогда я спросила её в лоб: есть ли среди молодых патрицианок достойная замена для неё. Спрашивала, не опасаясь, так как если бы она была, то Юлия её уже учила бы. Передавала бы дела.

- Брачного возраста патрицианок нет. Но можно начать учить семилетнюю Клавдию.

- Юлия... я лучше промолчу. - Но молчать я, конечно, не стала. - Отцу двести восемьдесят лет.

- Двести семьдесят восемь!

- Тем более. Сейчас ему хватает тебя. А через год... Ты серьёзно считаешь, что восьмилетняя Клавдия сможет удовлетворить потребности чистокровного мужчины? Это противозаконно, и отец на такое не пойдёт!

Юлия покраснела, как маков цвет.

- Агриппина! Я никогда... Ты...

- Отцу нужна не только помощница в делах, Юлия. Отцу нужна женщина. Желательно такая, которая сможет родить ему здоровых наследников. Бабушка Вителлия Севера вполне соответствует всем параметрам. Ей двести с небольшим лет. Она сможет быть рядом с отцом до конца. А иначе, ему могут подсунуть в конкубины убийцу. Ты об этом подумала?

Болтаю языком без устали, пугаю мачеху бредом, и думаю: надо же, как я угадала с возрастом папули! Интересно, знаком ли он с бабулей Вителлия Севера. Теоретически, они могли пересекаться на нейтральной территории. Вителлий Север говорил, что бабуля, в основном, путешествует по курортным мирам. Заезжает в Резервацию для общения с чистокровными мужчинами. Или, уже пообщавшись, - родить ребёнка. Некоторые её дети - эталонные. Причём разных линий. Может быть, она и отцу родит наследника-лямбду?

- И ещё одно: твой клан может удочерить чистокровную, и сохранить свои позиции в Империи. Зачем нам Клавдии на руководящих постах? Твои родичи знают работу. Сами отлаживали систему... Поговори со своими. Мне ещё нужно обдумать с какой стороны подойти к чистокровной. Задача не для слабонервных.

- Да. Я слышала, что дед Вителлия Севера входил к матери своего сына в боевом доспехе.

- Ролевые игры?

- Нне знаю... Что такое "ролевые игры"?

- Не важно. Я всё поняла. Отцу она понравится. Главное свести их вместе.

- Агриппина! Ты говоришь об Императоре!

- Да живёт он вечно! - Сказали хором и рассмеялись. Какое счастье, что в прекрасный год Юлия во всём находит смешные стороны.

Найти бабулю Вителлия Севера оказалось нелёгкой задачей. Для разнообразия устроила скандал Вителлию Флавиану. Не всё же Алонсо страдать? Что это за контрразведчик, который не может найти свою чистокровную прабабку?! Малыш с перепугу подключил всю семью. Бабулю обнаружил страж Хальзе. Определил по ауре родство с Бальдой. Хоть какая-то польза от кандидата в зятья. Отправила к чистокровной правнуков. Потому что с Хальзе она разговаривать не стала. Схватилась за нож. Страж ещё больше укрепился в своём желании стать мужем Бальды. Прабабушка дочери произвела неизгладимое впечатление. Надеюсь, Секунд и Терций смогут с ней поладить. Хоть Тита разыскивай! Первый правнук... Интересно, Вителлий Север представил бабуле первенца?

- Алонсо, готовься. Если бабуля отошьёт детей, ты отправишься её уговаривать. Ты обаятельный.

- Спасибо, удивительная. И почему мне твои комплименты всегда напоминают морковку, подвешенную перед ослиной мордой?

Возмущённо выпрямляюсь, и слетаю с мужниных колен. Меня подхватывают в воздухе под пятую точку и уносят в спальню. Это вместо: "С добрым утром, дорогая!"

Делон хлопает дверями с возмущением. Совсем без барона распустился! Дети тоже возмущаются. Целую минуту некормлены! Надо их к дисциплине приучать. Как Вителлиев Северов. Тяжело вздыхаю... Муж смотрит, как будто хочет что-то сказать. Но молчит. Ждём сообщения от Секунда о результате посольской миссии.

Глава двадцать пятая: Сосватать Императора...


Бабуля согласилась встретиться с правнуками и категорически отказалась выходить замуж за Императора, да живёт он вечно! Я так поняла, что они всё-таки знакомы. Папуля, кстати, промолчал, когда Юлия начала осторожно прощупывать почву на предмет их брака. Бабулю придётся додавливать интересами Империи. Если не поможет, применим ЗОВ.

- Удивительная, мне уже жаль неведомую чистокровную. Когда у тебя такое лицо...

- Алонсо, с бабулей Вителлия Севера я могу не справиться. У неё характер!

- А у тебя: сила, воля, плюс характер!

Ну? Я хочу сказать, что? Издевается! Швырнула в мужа туфельку. Ничего другого под рукой не оказалось... Отвлеклись от обсуждения, прямо на ковре, пока Делон не захлопал дверями. Ещё три месяца... Я с ума сойду с такой опекой! Извиняющиеся флюиды изливаются отовсюду, но дверь остаётся открытой. Пошла к детёнышам. Шипят, радостные. Делон вырастил для них игрушки, похожие на воздушный аквариум. Рыбки, как настоящие, трепещут плавниками. Но порхают в воздухе на энергетических поводках. Странные технологии. Вот детишки и тянут к ним когтистые ручки.

Вспомнила, как Бадвард и Бальда плавали с акулой. Бедная рыбёшка... Рассчитывала пообедать... А её располосовали в мгновение ока. Детей высекла. Ремнём. Не за рыбку. За то, что ушли купаться, без спросу. Барон был в шоке. Смотрел на меня, как на палача. Сечь четырёх-с-половиной-летних детей! Ужас какой! А что я испытала, когда камеры показали это купание... Вителлий Север промолчал. Добавлять не стал, сделал детям словесное внушение: "мама испугалась!" Правильно, валите всё на меня! Расплакалась. Кормлю детей, а по лицу катятся слёзы. На детей, автоматически направляю спокойную доброжелательность и тепло, и продолжаю плакать. Малыши налопались и уснули. Уложила их в кроватки. Что в Делоне хорошо, так это то, что кроватки растут вместе с детьми.

- Миранда...

Повернулась к мужу, не пытаясь остановить слёзы. Алонсо прижал меня к себе, взяв на руки, баюкая.

- Миранда, не надо плакать. Всё будет хорошо. Со временем.

- Что будет хорошо? Алонсо? Что? Вителлия Севера нет! Алека нет! Юлия скоро уйдёт!

- Юлия сделала выбор, Миранда. Мы все делаем выбор. Силой никого не прививают.

- Отпусти меня! Не хочу с тобой разговаривать!

- Миранда, не вредничай! Посажу под замóк!

Делон открыл дверь из детской. Незачем беспокоить малышей. Хотя зáмок и устанавливает звуковой полог...

- Мне надо встретиться с бабушкой Вителлия Севера, Алонсо. Она согласилась на встречу. По-моему, эта чистокровная просто играет. Ей нравится, что вокруг неё все пляшут.

- Какая знакомая манера поведения, удивительная!

Пытаясь вывернуться из мужниных рук, вывернулась из одежды. Алонсо смеётся:

- Удивительная, Не спеши, время есть. Дети ещё спят.

***


Бабуля Вителлия Севера поражает воображение. Нет, я, конечно, не кинулась сразу к ней. Вителлий Флавиан взял родственницу под индивидуальное наблюдение. Бабулю переключали со спутника слежения на спутник. Так что, потерять её мы уже не опасались. Если что, стражи разыщут. Вот, дождавшись когда детёнышам исполнится полгода, я и отправилась. Алонсо оставила в Делоне с детьми. Взяла с собой Бадварда и Бальду. На случай, если бабуле удастся ускользнуть от наблюдения. Ну и познакомиться с прабабушкой им не мешает. Родня, - это святое!

Так вот: госпожа Лилия, как я уже говорила, поражает воображение. Чего стоят выкрашенные в немыслимо-зелёный цвет волосы. Причём, не самостоятельно выкрашенные, а в дорогом салоне. Потому что самостоятельно такого богатства оттенков зелёного не достичь. Дети пришли в восторг. Я порадовалась, что догадалась взять с собой детей-стражей. Потому что бабулин шок от бегающих вокруг казарм превысил впечатление, которое на меня произвела бабулина причёска. Дети смирно стоят рядом со мной, демонстрируя безупречную выправку Вителлиев Северов, а их казармы бегают вокруг, рассматривая родственницу, и подпрыгивают, хлопая мембранами, чтобы увидеть побольше.

- Приветствую дающую миру жизнь.

- Значит, ты и есть девочка моего Луция.

Разглядываем друг друга с чистокровной. Да, - не эталон. Но только потому, что в ней явное смешение нескольких линий. Изобильные достоинства линии мю, царственные черты лица альфы, кисти и ступни маленькие как у эты и у нас; стандартное серое сияние глаз чистокровных, а волосы, судя по всему, - светлые. Тёмные, без осветления, так не покрасишь. Ростом чуть выше меня. Замечательно. А то, воспитывая детей, я вынуждена смотреть сквозь них, чтобы не задирать голову. Конечно, я не собираюсь воспитывать бабушку Вителлия Севера. Пусть этим папуля занимается. Ледяные змеи ауры стражей хлестнули по комнате. Похоже, за те мгновения, что мы разглядывали друг друга, назрел военный конфликт...

- Мама не Луция! Мама папина! И ещё Алонсо!

- И папы Алека!

Дети гневно шипят на прабабушку, рассматривающую их с любопытством. А что их рассматривать? Копии Вителлия Севера. Чуть поизящнее, благодаря крови Алека, но... Но!

- Так сколько у вас всего пап, дети?

- Наш папа - Вителлий Север!

- И ещё барон Алек. Только он ушёл в Бездну...

Пришлось вмешаться, потому что аура детей нацелилась придушить прабабушку.

- Бадвард и Бальда Вителлии Северы! Как имя вашего отца?

- Луций Вителлий Се...ве...р.

- Вот то-то же! Госпожа Лилия вправе называть своего внука по имени.

Бабулю слегка перекосило. Дети вытянулись во фрунт и сделали оловянные глаза. Все в отца! Мне каждый раз хотелось убить мужа за такую форму непротивления женской тупости, как он однажды изящно выразился.

- Мне приятно, госпожа Лилия, что ты решила принять предложение Императора.

- С чего ты взяла, Лямбда?

- О-о-о, это видно издалека, дающая миру жизнь!

Чистокровная машинально поправила причёску, посмотревшись в зеркальную стену, потом взялась за нож. Мой уже был в руке. Я покачала головой:

- С ножами я управляюсь лучше, Лили.

- Меня зовут Лилия!

- У тебя нет имени! Могу назвать номер. Ничего похожего с лилией в нём нет!

- Кто бы говорил, Лямбда! У тебя вообще только клички, полученные от мужчин!

- Не только. Но речь не об этом. Тебе предлагают официальное удочерение главой клана Юлиев.

- Они так хотят остаться у власти?

- Дурацкий вопрос, Лили...я. Конечно они хотят остаться у власти. Впрочем, если ты предпочитаешь волочь все дела отца самостоятельно, как это делает Юлия, то флаг тебе в руки.

- Я вообще не собираюсь...

- То есть, ты отказываешься принять предложение Императора, Лилия?

С моих губ стекает мёд ядовитых пчёл Новарры. Бабуля Вителлия Севера опомнилась.

- Я ещё не слышала никакого предложения! И не смей меня запугивать, девчонка!

Я кивнула детям, отступив на шаг. Бадвард и Бальда почтительно, но жёстко подхватили прабабушку под локти, и мы шагнули в открытый мной с браслета, портал.

Вышли на посадочной площадке перед малым поместьем отца на территории Академии. Так уже повелось, что все семейные дела мы решаем в этом доме. Охрана Юлии офонарела, увидев яростное сияние серых глаз под зеленеющей молодым газоном шевелюрой. Внутренне захихикала, представив реакцию папули... А вот Юлия - на высоте. Впрочем, как обычно. Встретила, как родных. Юные Вителлии Северы отправлены на занятия, - нечего прогуливать сверх необходимого. Детёныши расстроены, поэтому выправка держится демонстративно-парадная. И домики-казармы печатают шаг четырьмя когтистыми лапами, чётко отслеживая дистанцию от своих владельцев. Или родителей? Я уже и не знаю...

Юлия предложила чай или кофе, на выбор. И мы с бабулей, нашли точку соприкосновения, обе скривившись при слове "кофе". Вероятно, любовь к кофе - наследственная у Вителлиев Северов. Дети мои тоже предпочитают его всем прочим напиткам. Взрослые дети, разумеется. Маленькие лучшим напитком считают шоколад. А маленькие стражи любят горячее молоко с мёдом. Пьём чай, присматриваясь друг к другу. Бабуля не вредничает, и это хорошо. Трудно вредничать, общаясь с человеком, которому жить меньше года. Да что там! Меньше восьми месяцев!

- Скоро прибудет глава клана Юлиев, Лилия. Брат сейчас беседует с куратором своего сына. Обряд не займёт много времени. Ритуального оружия женщины не получают. Может быть, ты голодна?

- Мои родственники прихватили меня после завтрака. Так что я не голодна, Юлия.

Молчим. Говорить не о чем. Юлии неловко, а Лили не собирается её выручать. А, может, не умеет. Я вот, - точно не знаю, что говорить. Это нововавилонцам легко. Привыкли за короткую жизнь передавать заботу о родных тем, кому доверяют. А у нас заботиться умеют только мужчины. Точнее, их этому учат. Женщины же, с рождения знают, что заботиться должны о них. Не могу сказать, что такое положение вещей меня не устраивает.

С годами я всё больше становлюсь похожей на ледяную кобру. Хотя детей своих люблю. А вот во внуках, - путаюсь. С другой стороны, скоро я уже и в детях начну путаться. Страшно, что всё ближе прекрасные годы Мария и Вителлия Флавиана. Алонсо твёрдо обещал прожить сто пятьдесят лет. Как внук чистокровной он жил бы двести лет. А прививка укорачивает их жизнь на четверть. В Союзе нет такого букета генетических заболеваний. Не знаю, для чего им чистокровные... Просто потому, что нас ценят в Империи и ценили в Республике? Тито проживёт триста лет. Почти как мы. Но, скорее всего, я и его успею проводить. И Ченте... А вот стражи... стражи живут долго. Если не отправляются в Бездну!

Чашка, стукнув о блюдце, раскололась на части. Слишком тонок облачный фарфор...

- Агриппина! Ты поранилась? Вызвать врача?

- Нет, Юлия. Всё в порядке. Задумалась. Извини...

К счастью, вошедший с несколькими офицерами легат Гай Юлий Лепид, избавил меня от необходимости объясняться.

Короткий обряд удочерения (ха-ха-ха!) сорокалетним легатом двести-с-лишним-летней бабули Вителлия Севера... Поздравления... Дары... Совместно принесённая жертва... И легат, препоручив свою новую дочь императрице, отбыл к месту службы.

Давно я так не веселилась. Офицеры бросали ошеломлённые взгляды на голову своей будущей императрицы. Бабуля ехидно улыбалась, и щебетала, умильно закатывая глазки. Юлия веселилась вместе с нами, сохраняя любезно-доброжелательное выражение лица. А в карих глазах прыгали чёртики...

Новую патрицианку переодели в свежеизготовленные тунику-столу-паллу. Юлия настоятельно потребовала ограничить эпатаж причёской. Потому что, открытые колени бабули вводят в смущение не только рядовых легионеров. А папуля никогда не отличался всепрощением. Лили не его ученица, чтобы проявлять снисхождение, как к Вителлию Северу. Чистокровных много. Резервация предоставит список по первому требованию.

- А всё-таки, почему Лилия?

- А почему нет? - Юлия Минор пожала плечами.

Громовое "Слава Цезарю!" и быстрые шаги. Папуля. Остановился в дверях, холодно разглядывает нас с Лилией. То есть с Юлией Младшей. А что сразу я? Мы с Юлией встали, приветствуя Императора. Лили, начала было отрывать зад от стула, потом демонстративно уселась, закинув ногу на ногу, оскалила зубки в улыбке (крокодильесть - это от бабули, я теперь точно знаю!), и помахала папуле ручкой.

Папуля, скользнув по Лили взглядом, спросил Юлию, как она себя чувствует, и не желает ли отдохнуть. Лили, в бешенстве, вскочила, потом, опомнившись, села на место, нацепив на себя маску "глупая женщина". Сидела, безмятежно улыбаясь и покачивая ногой, пока не запулила туфельку между Императором и Юлией. И? Я хочу сказать, что? Мне придётся ей обувь нести? Императорской чете не по чину. А я признанная дочь императора! И жена герцога! Даже двоих. Перетопчется, чистокровная. Копирую крокодилью улыбку Вителлия Севера, не двигаюсь. Немая сцена. Юлия растерянно смотрит на отца, Лили, наслаждаясь моментом, шевелит пальцами разутой ноги, разглядывая ногти, покрытые перламутровым лаком с зеленоватым отливом. Папуля, заложив руки за спину, приподнял на пару микрон левую бровь. Ждёт, что будет дальше.

- Ах, прости, мой Император, я такая неловкая...

Сияющие серые глаза широко раскрыты, безмятежная улыбка модифицируется в детски-наивную. Если бы не шевелюра цвета молодой травы...

- Могу я узнать, чем вызвано сие изменение цвета?

- Кто же запретит Императору? Конечно можешь!

Переглянувшись с Юлией решили не оставлять этих двоих наедине. Между ними явственно проскакивают искры. Я начинаю опасаться, что брак станет реальным фактом ещё до его заключения.

- Мой Император...

Слава Богу! Отец, одарив Лили фирменным холодным взглядом, улыбается Юлии.

- Мой Император, я хочу представить тебе дочь моего брата, - Юлию Минор.

- Нет, Юлия. В официальных документах клана будет отмечено другое имя.

- Но наши традиции...

- Юлии Второй не будет, жена моя.

- А кто будет, мой Император?

- Я не возражаю, против имени Лилия.

Кассий Агриппа ещё раз холодно улыбнулся Лили.

- Я могу идти, мой Император?

Лили опять впадает в бешенство. Аж искрит!

- Не так быстро, благородная Лилия. - И, тронув свой наруч, произнёс - Готовьте церемонию.

- Брак будет заключён сегодня. Сейчас. До ухода моей жены Юлии, это будет "брак-на-топоре". Все положенные привилегии ты получишь сразу.

Вошедшие офицеры прервали разговор. Кто бы мог подумать, что папуля, да живёт он вечно! знаком с терминологией законов баронств. Впрочем, папуля всегда всё знает. Жертвенник дымится свежей кровью, десять патрициев свидетельствуют, мы с Юлией наблюдаем. Похоже, спать Лили сегодня придётся рядом с боевым топором. Ну, папуля!

Переместились в императорский дворец. Устроили Лили в покоях, отведённых для наследника. Она потребовала принести боевой топор к ней в спальню. Сообщила с милой улыбкой, что её партнёр по супружескому ложу должен быть при ней. Пришлось смотаться в Делон и снять со стены оружейной древнюю секиру. Не самóй снять, конечно! Алонсо отправился в оружейную вместе со мной, пока дети спали. Ходил там, наверное, час. И если бы Делон не сбросил нам секиру, ещё бы ходил. Ну раз зáмок выделил нам оружие, им и ограничились. Хотела отправить мужа передать бабуле "супруга", потом решила этого не делать. Мало ли что! Вызвала Терция. Пусть правнук отнесёт. Они родственники, так что и папуля будет спокоен, и я не буду волноваться.

Секира бабуле понравилась. Ещё бы! Произведение искусства! Терций не хотел выпускать её из рук. Лили повязала на неё зелёный бантик. "Одела" в тон своим волосам. Бант скреплён фибулой с личным гербом Императора. В серебряном круге серебряный кот, играющий с лазоревой звёздочкой на фоне черноты космоса. А по серебру окаймляющего круга, лазурью, - наглый девиз Кассия Агриппы: "sit pro ratione voluntas" ("да будет воля вместо разумного обоснования"). Не знаю, чем папулю довели, что он ткнул сенату в нос таким девизом. Кот, - это понятно. У кошки девять жизней...

Когда папуле наябедничали о слишком вольном обращении его чистокровной жены с личным гербом, он неопределённо хмыкнул и... отправил ябедника в командировку. На границу с Союзом. Крепить оборону.

С Лили папуля старается не встречаться без необходимости. Но на официальных мероприятиях Император наш, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! теперь появляется с двумя жёнами. Лили продолжает щеголять ярко-зелёной шевелюрой, приводя в смущение всех, и радуясь этому, как ребёнок. С Юлией они ладят. Юлия отчаялась передать Лили дела. Передаёт их срочно созданному секретариату. Лили успокоила её, что если Император начнёт испытывать дискомфорт, она лично перережет глотки всем причастным. Лили занимается благотворительностью. Эту заботу она с плеч Юлии сняла. Хотя у Лили нет доброжелательности Юлии, благотворительность ей удаётся. Она, как и все чистокровные, не сдерживает эмоции. Нас всех этому учили. Поэтому мы и не любим сдерживаться. Те, кто может себе позволить. Работающие по контракту, обязаны за собой следить. Я за эти годы распустилась так же, как Лили. Хотя Алонсо давно говорил, что у меня всё на лице написано. Так вот Лили не сдерживает эмоции. И когда она сочувствует, это видно сразу.

Я навещаю Юлию каждую неделю. Оставляю близнецов на Алонсо, и порталом ухожу в малый императорский дворец. С Бадвардом и Бальдой отправляемся в столицу. Юлия, как Марк Флавий, загоняет себя, стараясь всё успеть. А мы отрываем её от дел и вытаскиваем в парк на прогулку. Казармы важно шествуют рядом, иногда сбиваясь на строевой шаг. Лили присоединяется к нам в конце аллеи. Вот так и гуляем всемером: три женщины, двое подростков и две казармы на ящеричных лапах. Папуля к нам не приближается. Он тоже работает. Дублирует секретариат, чтобы Лили не приходилось браться за нож. И в Империи полно дел, требующих хозяйского пригляда. Что-то папуля замыслил по поводу наших соседей. Уж очень любезно принимал посла сопредельной державы. Наверное, съест. Поиграет и съест.

Дети растут. Уже ползают по своей комнате. Делон создал мягкие бортики, чтобы малыши не ушибались. И собаки пасут их. Собаки - мученики. За хвосты их таскают, за уши треплют, зубы пересчитывают. Страшно подумать, что будет с сатх, когда детёныши доберутся до лабиринта. Вспомнила негодующий взгляд почти вставшей на хвост змеищи, когда домики Бадварда и Бальды решили с ней познакомиться. Так эти дети не росли в Делоне! Только гостили. А Вейгар и Вероника - родились здесь. Наверное вырастят себе маленькие зáмки с мини-лабиринтами. Не знаю...

А сегодня я во дворце столкнулась с Титом. Буквально. Повернула за угол и уткнулась в грудь сына. Растерялась, не зная что сказать. И ведь он в розыске. Официально. И шастает по дворцу, как у себя дома. Смотрю, замерев, в сияющие ледяным светом глаза и не могу произнести ни слова. Тит молча взял меня за локти, осторожно переставил в сторону, и проскользнул мимо. К Юлии. А я так и сползла по стене. Через пару минут во дворце поднялась паника: Императрица пропала! Папуля в ярости. Был. Пока любимый внук не вышел на связь. Я так думаю. Потому что поступил вызов по закрытой связи и отец, ответив, резко успокоился.

Через неделю счастливая Юлия прилетела на ройхе. Тит подарил ей неделю нежности. Я сопровождала птенцов и помню, какие чувства возникают при этом. Время её ухода приближается... Манлий говорит, что уже скоро. Юлия прилетела на ройхе в Делон. Повидаться с детьми. Она их видела крохотными. А сейчас они уже пытаются ходить. Обшипели незнакомку, но потом сменили гнев на милость и приняли её в игру. Отец прибыл за женой лично. Погулял с Алонсо по оружейной, рассматривая богатейший набор холодного оружия всех эпох и культур. Делон не одарил гостя оружием. Решил, наверное, что хватит с папули и секиры. А, может, потому что обиделся. Мужчины в оружейной вели беседу о своём. Пока Юлия и папуля прогуливались по Делону, прибыл личный катер Императора. Пообедав с нами, венценосные супруги отправились на корабль. Ройхи летают быстро, портал перемещает ещё быстрее, а Кассий Агриппа хочет побыть с женой. По возвращении опять разбегутся по делам. А четыре часа полёта - побудут вдвоём.

Это был последний раз, когда я видела Юлию. Она ушла той же ночью. Флаги в Империи приспущены. Все надели траур. Даже Лили не снимает свинцово-серую паллу с головы. На девять дней жизнь в Империи замерла. Отец работает на износ. Спит в комнате отдыха при кабинете. А рассвет встречает в беседке, где под плитой с изображением сломанного ириса замурована урна с пеплом первой Императрицы. Второй не будет, - отец сказал. Лили - жена императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно! как я когда-то была женой императора Марка Флавия. Но эти девять дней отец отдал Юлии. Траур.

***


Сегодня траур окончен. И меня вызвали во дворец. Срочно. Лили зарезала (!) одного из служащих церемониального отдела. В натуре, как сказал бы Франциско, перехватила горло боевым ножом. Говорить о произошедшем отказывается, шипит, как разъярённая кошка. Отец занят и ещё не знает (?) о произошедшем. Вот церемонимейстер и торопится уладить дело, "пока не началось".

- Лили, впусти меня.

О дверную плиту ударилось что-то тяжёлое. Попыталась вспомнить обстановку в комнатах... Скамеечка для ног? Надеюсь, мачеха не надорвётся. Ей ещё наследников папуле рожать. Конечно, Лили сильная женщина, как и все чистокровные. Ежедневные тренировки в боевых искусствах позволяют держать очень хорошую форму, но... Но!

- Лили, хватит дурью маяться. Я начинаю думать, что этот, ныне покойный, недотёпа застал тебя за чем-нибудь неподобающим жене Императора, да живёт он вечно!

Дверь мгновенно истаивает, как зáмковое окно, и я вхожу в комнаты Лили, разминувшись с боевым ножом. Пришлось перехватывать клинок в воздухе. Впрочем, Лили не сомневалась, что я сумею это сделать. Учат нас одинаково. А меня ещё, дополнительно, Зигги тренировал. Любит барон Зигмунд ножи...

- Лили...

- Что, пришла побыть со мной до ареста, лямбда?

- Какого ареста, Лили? Ты дающая миру жизнь. Более того, ты - жена Императора, да живёт он вечно! И я знаю, что ты не сделала ничего, требующего убрать свидетелей. Ты слишком рациональна для этого. Они ничего не понимают в чистокровных. А ты даже более рациональна, чем я.

- Ха! Что ты понимаешь, девчонка!

- Я не собираюсь понимать. Я намерена посмотреть записи. И сравнить их.

Сузившиеся глаза как амбразуры сочащиеся серым сиянием. И крокодилья улыбка, ставшая фирменным знаком уже трёх поколений Вителлиев Северов. Квинт Вителлий Север, когда был в ярости, улыбался так же.

- Они хотели тебя убрать?

- Не угадала, лямбда! Они хотели убрать голограмму императрицы, заменив моей.

- Хорошо дурочку играешь. - Демонстративно поаплодировала. Ярость в глазах мачехи проигнорировала. - Значит, они хотят тебя убрать руками отца.

- На записи совсем другое, лямбда. Там я отдаю этот приказ.

- Как ты думаешь, сколько всего записей существует?

Спрашиваю медовым голоском, сладко улыбаясь. Я знаю ответ. Вителлий Север обмолвился как-то, что инфо, хранящееся в дворцовой СБ (службе безопасности) существует только для "чистки рядов".

- Плевать мне, сколько записей, лямбда! Они посмели на меня давить!

- Кто "они"? Впрочем, не здесь. Поговорим в моём кабинете.

Вздрогнув, повернулись к Императору, да живёт он вечно! Умеет же ходить бесшумно! Так и заикой станешь! Осмелилась возразить папеньке:

- Я не стала бы этого делать, отец. Пусть сначала проверят кабинет. Мало ли...

- Вызвать Манлия, дочь? - Участливый тон предложения призван взбесить меня. Но не на такую напали! - Чтобы попытался исцелить твою паранойю? Мы не в баронствах.

- В баронствах проще, отец. Там до сих пор действуют законы. Чистокровный на троне не всех устраивает. Особенно, наших соседей.

- Бред! Но, чтобы ты была спокойна, почему бы и не проверить?

***


Взрывных устройство в кабинете, разумеется, не нашли. А вот собаки, некогда подаренные бароном Алеком, обнаружили шесть (!) контейнеров с ядом. Причём яд - ни в Империи, ни в Союзе не известен. Папуля улыбается, очень довольный. Нет, для всех он в ярости. Рвёт и мечет. Как истинный чистокровный. А на самом деле, чуть не мурлычет. Опять кого-то спровоцировал! А кто поведёт войска? Вителлия Севера нет... Вздыхаю... Отвернувшись, чтобы не увидел Алонсо, прибывший с близнецами в столицу. Лили внимательно смотрит на меня. Мачеха напоминает кошку, держащую в лапах воробья. Только я, несмотря на прозвище, данное мне Марком Флавием, больше кошка, чем Лили.

Лили в бешенстве выставила Кассия Агриппу, да живёт он вечно! из своих комнат. Не привыкла ещё к папулиным играм. Судя по искрам, проскакивающим при их общении, примирение будет бурным. И в самое ближайшее время. А пока, Лили объявила, что будет спать с топором. Ха! Три раза!

Уже утром они отправились встречать рассвет из спальни императора. В беседке Юлии отец стоит, держа руки за спиной, и глядя не на поднимающееся солнце, а на плиту со сломанным ирисом. А на шаг позади Императора, стоит Лили. Смотрит на папулю, силуэт которого очерчен лучами восходящего светила... Вбирает взглядом его всего... Новый ритуал. Юлия в этой беседке укрывалась от полуденной жары. Отдыхала. Теперь она тут отдыхает вечно. А её возлюбленный супруг настраивается здесь на новый день. Счастье, что Лили не ревнива.

Если папуля надеялся укротить Лили за ночь, он жестоко ошибся! Чистокровная жена, - это не патрицианка, которая будет ходить по струнке и "хранить лицо". Чистокровной это ни к чему. Лили с удовольствием вредничает и капризничает. И ещё... Она дерётся с папулей! Ну, то есть, папуля с Лили, конечно, не дерётся. А вот Лили кидается в драку, как уличный мальчишка! И я сама видела, как отец пользовался косметическим регенератором, чтобы убрать бланш под левым глазом. А я-то считала распущенностью швыряние посудой. Надо переходить на новый уровень!

Поделилась этой мыслью с Алонсо. Муж в ужасе. Папуля выглядит помолодевшим. Как будто ему чистых тридцать пять. А не двести семьдесят девять. Поначалу, он пытался приструнить Лили. Наступил на грабли Вителлия Севера, объявив брак постоянным контрактом. Был в ту же ночь изгнан из супружеской спальни. До наступления "благоприятного времени". А Лили весь следующий день ходила с секирой в обнимку. Нежно поправляя на ней зелёный бант, заменяющий "супругу" одежду.

Глава двадцать шестая: Возвращение консула...


Поскольку теперь я за папулю спокойна, можно не вылезать из Делона. Я не то, чтобы затворница, - дети ещё маленькие. Принимать гостей без барона Алека я не считаю возможным. И Алонсо молча согласился со мной. Но семейство уже настолько разрослось, что и гостей не надо. Дети так и мельтешат. Одни улетели, другие прилетели, третьи пришли порталом, четвёртые - дорóгой стражей. В общем, не скучаю.

Вейгар и Вероника предупреждающе шипят на братьев. Конечно! Они от другого отца! Интересно, а дети... так же воспринимают своих братьев и сестру? Может, стражи более непосредственно демонстрируют эмоции? Вот Алана и Аду близнецы встречают с восторгом. Радостно курлычут, тянут когтистые ручки... Старшие близнецы играют с ними часами. Уже пора своих заводить, а они развлекаются! Через два года выдам Бальду замуж за стража Хальзе. А то меня не спросят. В пятнадцать лет девчонка уже иначе смотрит на жениха. Хоть бы Алек вернулся!

Вителлия Севера нет... А Империя собирается воевать. Со всеми соседями одновременно. Наверное, Лили всё-таки перебарщивает. Папуля, да живёт он вечно! ищет выход для своей агрессии. Марий приволок мне свою рыжую бестию. И Эльза теперь тоже живёт в Делоне. Близнецы на неё шипят. А она, не обращая внимания, пытается научить их чистоплотности. Хватает их, и моет когтистые ручки. И ещё учит! Воркует с ними! Руки, видите-ли, должны быть чистыми! А мышь, которую Вейгар поймал, чуть не выпустила! И зачем так визжать? К счастью, у детей-стражей хорошая реакция. Малыш съел добычу ещё до того, как рыжая бестия замолчала. И? Я хочу сказать, что? Прискакала ко мне, задыхаясь.

- Мама, надо срочно вызывать врача!

Смотрю на неё и думаю: как тяжело с ними... Кася более цивилизованна. Когда Бадвард и Бальда в замке барона Казимежа ловили и ели ящериц, она не впала в истерику, а приказала принести детям воды, чтобы запить съеденное.

- Вейгар съел мышь!

- И? Он подавился?

- Ннет... Но...

- Эти дети, - стражи. Они другие, Эльза. Вейгар ещё маленький, поэтому ловит то, что может. Не надо истерить.

Последнюю фразу прорычала, как Вителлий Север. Рыжая бестия посмотрела на меня чёрными кляксами глаз, молча кивнула, сделала поворот кругом и ушла строевым шагом. Захотелось отправить её на гауптвахту.

***


Военная кампания закончилась практически по учебнику. Тема - "Блицкриг". Соседей у нас много. Было. И они между собой не смогли решить, кто главный. Теперь, главный - папуля. Чтобы "дети" не спорили. Зачитан обычный манифест о гражданстве. И все люмпены попёрли в армию. В первый эшелон. В другие легионы их, традиционно, не берут. Новый Вавилон отыгрывается за годы вынужденной армейской муштры своих граждан.

Пока Новый Вавилон был непригоден для жизни, никому не было дела до тех, кто бился с планетой, перекраивая её под земные параметры. Только выставляли драконовские расценки на припасы. Что ж, это стимулировало учёных создать перерабатывающие любые отходы автоматы. Промышленные это отходы, или бытовые, - не важно. Хочешь, пищу готовь, хочешь, - одежду с обувью и аксессуарами. А как только процесс "переделки" планеты набрал инерцию "схода лавины", и стало понятно, что через пару-тройку столетий Новый Вавилон станет абсолютно идентичен Земле, вот тут соседи предъявили территориальные претензии. И Новому Вавилону пришлось жить огрызаясь на любителей сладких кусочков.

Огромным преимуществом стало абсолютное презрение смерти военными Нового Вавилона. Если живёшь всего тридцать лет... Что говорить! Берсерки и камикадзе - норма для первых войн Республики. Срочно перестроили промышленные предприятия для работы на "войну", создали сеть военных интернатов. Если раньше в интернатах детей обучали мирным профессиям, то в годы зарождения Республики преимущество было за военными училищами. А отдавать пятилетних детей в интернаты, - вынужденная мера. Даже если дети рождались у восемнадцатилетних родителей, то после двадцати эти родители начинали стареть, а после двадцати пяти уже стремительно превращались в "развалины". Для психики ребёнка видеть этот процесс - страшный удар. И один из древнейших Евгенических законов требовал (!) отдавать ребёнка в специализированное учебное заведение. Преподавательский и административный состав обновлялся после двадцати пяти лет. Забота о детях отделена от родителей. О детях заботились все. Институт усыновления на Новом Вавилоне, - важная часть культуры. Ты отвечаешь за детей предыдущего поколения, о твоих детях позаботятся те, кто сейчас взрослеет. Потому что, когда ты умрёшь, твоим детям исполнится в лучшем случае двенадцать лет.

И только после появления чистокровных ситуация стала выравниваться. Но на тот момент ближайшие соседи были уже колонизированы, а потомки тех, кто работал и сражался за Новый Вавилон стали патрициями Республики. Но закон о пятилетних действует до сих пор. Для патрицианских семей. Ну а за ними, естественно, тянутся все остальные.

Марий забрал от нас рыжую бестию. Эльза плакала, расставаясь с, ласково шипящими, близнецами. Своих пора рожать! Через три дня назначен торжественный приём. В честь победителей. Расстроилась. Я была бы на нём рядом с Вителлием Севером... Алонсо обнял меня:

- Удивительная, не надо плакать...

А я, не слушаю. Заливаюсь слезами. Муж плюнул и вышел из спальни. Заметила, что, выйдя за дверь, коснулся наруча. Манлия вызвал? Или успокоительного пару тонн заказывает? Привела себя в порядок, надела комбез и берцы, свистнула собачек, и отправилась в лабиринт. Побегала, успокоилась... А возвращаясь к себе, столкнулась с... Титом. В Делоне!!! В этот раз, первенец Вителлия Севера не переставил меня с места на место. Только я хотела спросить, что случилось, как Тит коснулся моей шеи, отправляя меня в темноту.

Пришла в себя в незнакомой спальне. Незнакомой? Да, я ни разу не была в этом помещении. В то же время, - чем-то неуловимо знакомой кажется обстановка... Не могу понять... Прошлась по комнате, подошла к окну. Зáмок. Вроде бы. Но чей?! И на зáмок не похоже огромное здание. Хотя, это выращено Делоном. Я уже научилась различать ауру места. Ну, раз это часть Делона, значит, я в безопасности. Зáмок не даст меня в обиду. Получила ментальное подтверждение... Стены излучают любовь и заботу.

Осмотрелась. Обнаружила на ожидаемом месте гардеробную с автоматом-ателье. Быстро сбросила комбез и берцы, встала на платформу для снятия мерок и создала голографическую модель. Сделала себе патрицианскую одежду и махровый халат с капюшоном. Схватив тряпки, побежала в ванную приводить себя в порядок. Уже стоя под душем, задумалась о том, что двери в ванную я не искала. Хотя в зáмках они расположены иначе. Думать страшно...

Походила по комнате, - скучно. Сделала себе восточную одежду, тку ковёр. Наконец в коридоре послышались шаги. Чёткие быстрые шаги, которых я не слышала больше десяти лет. Я зажмурилась, в отчаянии думая, что просто сошла с ума от горя, когда во время войны пропал мой муж. И ничего не было: ни Тита, ни Алонсо, ни остальных детей... Что вся моя жизнь, - бред сумасшедшей. Веки щиплет от слёз...

- Открывай глазки, кариссима, открывай.

Открыла. Консул Империи, как ни в чём не бывало, улыбается мне, крокодильей улыбкой. С чувством сказала:

- Вителлий Север. Я тебя убью.

А в душé воцаряется покой. Теперь всё будет хорошо. Прав был Алонсо.

- Кариссима, вот хоть бы один раз ты сказала, что рада меня видеть! Каждый раз угрожаешь...

- Сволочь ты! И лгун!

А сволочь ненаглядная смотрит ехидно и возмущается:

- Синеглазый тебя распустил, кариссима. Что за выражения!

Взбесившись, бросилась на мужа с ножом. И опять взвыла, от боли в вывернутой руке. Нож отлетел, а мы упали на пол. Не мы упали, а меня мягко уронили, сдирая одежду. И много часов спустя, уже на кровати, когда я дремала в сладкой истоме, прижавшись к мужу, вдыхая родной зáпах, Вителлий Север вернулся к разговору.

- Я никогда не лгу, кариссима. Ты забыла, что мы чистокровные. И организм уже второго каппы адаптировался к прививке. У третьего поколения выработался иммунитет. Манлии знали об этом, но предпринимать ничего не стали. Предписание соблюдалось, и тайна сохранялась. Да, Манлии чистокровные. Они все медики. Их патриций приблизил к себе ещё раньше. Чистокровный медик намного удобнее. Он помнит все заболевания нескольких поколений...

- А почему ты тогда...

Мне закрыли рот поцелуем.

- Потому что Кассий Агриппа, да живёт он вечно! предупредил о необходимости перерывов. Только я, наверное, ненормальный, кариссима. Мне не нужен перерыв, чтобы не утратить любви. Ты моя женщина. Можно ли перестать любить свою руку или ногу, оттого, что они больше пятидесяти лет с тобой? Я опасался, что ты устанешь, кариссима. Ты не умеешь любить. Но даже та маленькая любовь, на которую ты способна, для меня невероятная ценность. Я не рассчитывал и на это, когда взял тебя себе.

Разозлившись, попыталась вырваться и уйти. Забыла, что Вителлий Север, - это не Алонсо. Собралась пустить в ход когти.

- Высеку.

С опаской посмотрела на мужа. Взгляд предупреждающий... Вздохнула, вернулась в объятья.

- А откуда у тебя зáмок-казарма?

- Вырастили с Алеком. Смешали кровь и вырастили.

- А-а-а...

Продолжить мне не дали. И к Алонсо не отпустили одну. Близнецов навещаю только вместе с мужем. Алонсо исчезает на время нашего пребывания в Делоне. Вейгар и Вероника обшипели Вителлия Севера. Но потом сменили гнев на милость. Он даже взял их на руки! Дети уже отлавливают ящериц. Скоро научатся прятать когти. Тогда представим их папуле, да живёт он вечно! На торжественном приёме была рядом с Вителлием Севером. Эльза в шоке. Она не знала, что у меня не один муж. Это она ещё барона Алека не видела!

Отправив меня к Алонсо, консул рванул завоёвывать для Империи новые миры. Подбираясь к соседям нашим с тыла... А Тит выманивал на себя заговорщиков внутри Империи. И резидентуру соседей. Уж очень лакомый кусок: опальный внук Императора. Мне, как обычно, никто ничего не сказал. Ну, насчёт первенца нашего с Вителлием Севером, у меня догадки были. А вот муж... Оба, причём! Алонсо всё знал и молчал, организовывая помощь Титу со стороны Союза. Ну, - у него воспитание. И свои понятия о приличиях. Он не смог напрямую отправить меня к Вителлию Северу. Только сообщил Титу.

Вителлий Север, при Алонсо, держит меня за руку. Объяснил, что за синеглазым нужен глаз да глаз. По-моему, мужья нашли общий язык. Герцогство, переданное Секунду, муж брать не стал. Теперь наше родовое гнездо здесь. На Альмейне. Вителлий Север вырастил казарму своей мечты.

Дети научились прятать когти. Два года исполнилось. Представили их папуле, да живёт он вечно! Зашипели на Лили, были ею отшлёпаны, потом звонко расцелованы. Уставились на жену Императора круглыми синими глазами, не зная, как реагировать... Дед забрал их у жены, усадив на колени. Это, оказывается, древний обычай. Доказательство "принятия в род". Вот Кассий Агриппа, да живёт он вечно! производит неизменно благоприятное впечатление на юных стражей. Закурлыкали радостно, загубили очередной пурпурный плащ, и поправили деду причёску. Папуля улыбается внукам. Вителлий Север смотрит волчьим взглядом, потому что сегодня я рядом с Алонсо. Не удержавшись, показала мужу язык.

- Удивительная, ты меня пугаешь.

- Чем это?

- Как я смогу объяснить нашим детям правила этикета, если их мать показывает язык своему мужу на малом императорском приёме?

- Ты что-нибудь придумаешь, я в тебя верю.

- Я счастлив.

Алонсо вздохнул. Счастливым он не выглядит. Под взглядом Вителлия Севера, вошедшего в ипостась "Лютый" счастливым быть сложно. Погладила мужа по руке...

- Миранда, если ты будешь столь ласкова ко мне, я тебя украду.

- Укради.

Согласно киваю, улыбаясь... Папуля, внимательно посмотрев на нас троих, кивком подозвал Алонсо, передавая ему близнецов. А Вителлию Северу, двинувшемуся ко мне, было приказано взглядом оставаться на месте. Муж, конечно, не послушался, и я оказалась между двух мужей, с двумя детьми, вцепившимися в мои руки. Впрочем, дети, отвлёкшись от восхищённого разглядывания деда, обнаружили Эльзу и скользнули к ней.

Эльза радостно протянула руки, и детёныши с довольным шипением позволили себя поднять. Марий с тревогой посмотрел на меня. Пожала плечами... Дети демонстрируют Эльзе чистые ручки. А рыжая бестия смеясь и плача целует их пальчики с убранными когтями. Надо с ней поговорить, пока папуля не объявил свою волю.

Император, да живёт он вечно! пошевелил пальцами. И адьютант вышел вперёд с указами. Детям дарована звёздная система из новых земель Империи, Алонсо (!) тоже какие-то владения, дающие право на графский титул, и "Серого кота" первой степени. Этим орденом могут награждаться и не граждане Империи. А мне... папуля что? опять недоволен Вителлием Севером? Или это очередной "урок смирения"?

Мне предписано впредь менять мужей только отправив детей-стражей в Академию. То есть, сейчас я, - жена Алонсо. С тревогой посмотрела на консула... Лицо каменное, улыбка крокодилья. В зале воцарилась тишина... Нет! ТИШИНА! И эта тишина разбилась на осколки от звонкого смеха Лили. Вителлий Север посмотрел на бабулю, показавшую ему розовый язычок (!), и успокоился.

Алонсо излучает довольство. Чему радуется? В отсутствие барона Алека я, по Указу Императора, да живёт он вечно! рожаю стражей в Делоне. И, отправив стражей в Академию, перехожу к другому мужу. Четырнадцать лет. Похоже, что первого ребёнка из следующей партии я буду рожать от Алонсо. А воспитывать его будет Вителлий Север. О! Манлий почтительно обращает внимание папули как раз на это... Папуля стал ещё более холоден и указал на Люциллу.

Дочь, возмущённо отбросив косицы за спину, посмотрела на Вителлия Севера. Две пары волчьих глаз уставились друг в друга... Консул усмехнулся одобрительно, и отпустил взгляд дочери. Девочек надо воспитывать в Союзе. Они становятся настоящими дамами.

Нет, ну что за паршивка! Успокаивает Алонсо: раз они не родственники, то она выйдет за него замуж, когда повзрослеет... Муж растерялся на мгновение, но потом рассыпался в благодарностях, и выразил сожаление оттого, что, будучи истинным рыцарем, не может принять столь щедрый дар, им незаслуженный, и мечтает лишь о возможности сложить свою жизнь во славу прекрасной дамы... И бла-бла-бла в таком духе, пока у Люциллы глаза не съехались к носу. Тит с уважением смотрит на Алонсо. Ага, так болтать наш с Вителлием первенец не умеет. Вителлий Север посмеивается, подмигнув дочери. Он не возражает против этого брака. Не знает, наивный, что в Союзе аристократы могут иметь несколько жён единовременно. Конечно, это практикуется только кочевниками, но... Но! Закон разрешает.

Через два года надо девчонку изолировать. Придётся, как с Милагрос подвешивать индивидуальный спутник. Или в резервацию отправить на это время?.. Так сбежит ведь! В зáмке разве что закрыть... В отцовском. Пусть Вителлий Север пасёт взрослеющую дочуру. Или не надо? Нас же оставляли только с женщинами. Даже братьев не допускали! Надо с Лили посовещаться!

Ада! Вот решение! Ада возьмёт Люциллу к себе на четыре года. Страж сможет позаботиться о "безопасности" сестры. А спутник подвесим. Или достаточно будет метки? Нет... метку базы ликвидируют. Или блокируют, я не очень поняла из объяснений барона. О бароне ни слуху ни духу... Двенадцать лет прошло... Делон живёт, и мы ждём...

Отвлеклась на грустные мысли, и пришла в себя от судорожного вздоха Эльзы. Папуля всё-таки издал Указ. Закон... Закон о бездетности... Если после трёх лет брака детей нет, патриций берёт чистокровную. У первенца с рыжей бестией меньше трёх месяцев на то, чтобы зачать ребёнка. Через восемьдесят один день вступит в силу Указ. А Эльза не сможет обеспечить чистокровной комфорт и безопасность. Не так воспитана! Но почему она не беременеет? Что ей мешает? Страх... Её милые детки напугают любую мать. Кроме чистокровной, разумеется. А может...

Подёргала Алонсо за рукав. Муж склонился ко мне, и я потребовала:

- Организуй утечку информации. Пусть акулята Эльзы узнают, что она теперь патрицианка, жена адмирала имперского флота, и муж её владеет несколькими звёздными системами. Заодно посмотрим на их способности. Может быть, Тит найдёт им применение.

- Удивительная, тебе не жалко Эльзу? Женщина и так вся на нервах. Или это ваш семейный характер требует развлекаться, пока игрушка шевелится?

Захлопала глазами на мужа. Алонсо легонько коснулся пальцами своего ордена. И? При чём тут воинская доблесть? Или дело в другом? Серый кот... Это он на наш герб намекает?! А под ЗОВ попасть? Не боится? Опасливо осмотрелась... Кроме Вителлия Севера на нас никто не обращает внимания. Близнецы гладят Эльзу по щекам. Когти убраны, одна ручка обнимает жену брата за шею, другая гладит, утешая... Эльза улыбается, а глаза блестят от слёз. Но реакция не такая острая, как ожидалось. Вероятно, кто-то её предупредил. И слава Богу!

- Я хочу выбить клин клином, Алонсо. Эльза здорова, уже родила двоих здоровых детей, несовместимости с Марием не обнаружено, даже наоборот, - с точки зрения Манлия, они на редкость удачная пара. А детей нет. Значит, - это психологический барьер. И его надо преодолеть, если мы хотим сохранить семью первенца. Эльза не выдержит контракта Мария с чистокровной. Другое воспитание.

Меня жёстко взяли за локоть.

- Кариссима, мы едем домой.

Алонсо с вежливым интересом посмотрел на Вителлия Севера.

- Консул, я уважаю законы и традиции. Но всему есть предел. - И, так же спокойно, обращаясь уже ко мне - Миранда, возьми детей. Мы отбываем в Делон.

Локоть болит, между прочим, и я начинаю звереть. Папуля с интересом смотрит. Вмешиваться не собирается. Лили улыбается, близнецы утешают Эльзу. Бадвард и Бальда ощупывают аурой пространство вокруг нас. Их домики держатся рядом с хозяевами, что обычно им не свойственно. Все остальные наблюдают. Алонсо в явном меньшинстве. Хоть Империя и Союз действуют вместе, но... Но! Алонсо чужой здесь, и ему ясно дают это понять.

Озвучивать неподчинение консула указу Императора, да живёт он вечно! нельзя. Это верный ЗОВ. И? Я хочу сказать, что? Опять всё я должна на себя взвалить! Локоть болит... Выворачиваюсь из хватки мужа и иду забирать близнецов. Папенька высказал свою волю, так зачем мне принимать решения? Актуальный муж сейчас Алонсо. Он сказал "в Делон", значит, - в Делон.

- Кариссима...

Сказано почти беззвучно. Сердце сжалось... Ох, потеряю я мужа! Вителлий Север не простит неподчинения. Но я не консул, и не могу манкировать своими обязанностями. Тем более, что приказ папуля отдал мне. Мне, а не моим мужьям! И Алонсо... Он здесь один, а Вителлий Север провоцирует дуэль. Не хочу! Взяла близнецов у Эльзы. Перед глазами всё расплывается... Вейгар и Вероника негодующе шипят на Вителлия Севера. Вот как они чуют? Алонсо подхватил у меня детей, и задействовал портал Союза.

Мобильные порталы Империи и Союза отличаются друг от друга. Разными путями шли к цели их создатели. Портал Союза невозможно перехватить, и проблематично отследить. Только в момент перехода. То есть доли секунды. А имперский портал оставляет след. Зато он многофункциональный и более экономичный. Дорога диверсантов отличается от общевойсковой. Тит, к примеру, всегда пользуется союзными переходами. Где он их берёт, - вопрос отдельный.

Вышли в Делоне. И уже дома я расплакалась. Алонсо устроил, уставших от обилия впечатлений, детей, и, взяв меня на руки и освободившись от излишков одежды, отправился в термы. Когда я прогрелась в бассейне с горячими минеральными ключами, муж выполоскал нас обоих в душистой жасминовой воде и унёс меня в спальню. И только там, заговорил:

- Удивительная, я благодарен за сегодняшнее. За то, что мне не пришлось... не важно. Важно другое: если ты выбрала консула, скажи об этом. Я переправлю тебя в его зáмок.

- С помощью Тита? - пытаюсь разозлиться, а в голосе слёзы. Вителлий Север не простит...

- Зачем же? В тот раз я не смог подобрать слова, чтобы сказать тебе, что консул жив. Ты плакала каждый раз, когда думала о нём. Вот я и вызвал вашего первенца...

- Вителлий Север решил, что я не нужна тебе, Алонсо. Я... это так? Скажи мне!

- Нелепый разговор, удивительная. Я предпочёл бы жить с тобой на Модене, плавать с рыбаками к островам... растить детей. Но стражам лучше в Делоне...

- И барон... если ждать, он вернётся.

- Конечно, удивительная. Не плачь. Барон вернётся. Обязательно. Я всё же хочу услышать твоё решение.

- Ты разве не слышал, что сказал папенька?

- Миранда, я не являюсь подданным Кассия Агриппы, да живёт он вечно! Я хочу знать, что ты счастлива. Ты ушла со мной, и заливаешься слезами в ужасе, как на твой поступок отреагирует консул. Это... неприятно.

Слёзы высохли. Начинаю злиться.

- Мне тоже было неприятно очнуться неизвестно где!

Муж развёл руками, выражая отчаяние. Эта демонстрация моей тупости привела к утрате Делоном очередного сервиза. Когда барон вернётся, придётся ему пользоваться армейским котелком. Представила барона Алека за парадным столом, уставленным котелками, и повалилась на пол, завывая от хохота. Алонсо испугался за меня. Рассказала ему. Хохотали вместе. Потом муж уложил меня в кровать и я уснула. Слишком много событий. Слишком.

Мы с Алонсо живём в Делоне. Близнецы растут. Скоро будем выращивать избушки. Дети навещают нас регулярно. Все, кроме Тита. Акулята Эльзы смогли таки до неё добраться. Получили условный срок и отправлены на обучение в армию. Академия им не светит. Разве что курсы повышения квалификации, если дорастут самостоятельно. Но целеустремлённости им не занимать. Я не знаю, в кого они так рациональны, но это просто монстры какие-то! Ноль эмоций, голый расчёт. Поставили вначале не на того родителя, теперь стараются исправиться. Но это ерунда! За ними присмотрит Тит. Самое главное, что встреча с детьми разозлила Эльзу настолько, что все её внутренние барьеры полетели к чертям в пекло, и теперь Эльза носит наследника Мария. Марий отправил жену к Лили под крыло. И сам, практически, переселился в столицу. Со мной молодые стараются не контактировать. Я, оказывается, произвела очень тяжёлое впечатление на Эльзу. Даже в кошмарах снилась! Какие все нежные!

Побывали с Алонсо и близнецами на Модене. Алонсо просмотрел отчёты нашего первенца. Муж доволен Тито. Сам Тито слегка перекосился от перспективы ещё около трёх лет управлять герцогством, но благоразумно промолчал.

Вернулись в Делон. Близнецы знакомятся с замком, Алонсо летает в гости к баронам, я наблюдаю за детьми и тку ковры. Ну ещё бегаю в лабиринте, гуляю с детьми в саду, разговариваю с портретом Алека. Может, он услышит? В гости не летаю. Не хочу встретиться с Зигги. Или с Вителлием Севером. Незачем провоцировать.

Глава двадцать седьмая: Поединок и его последствия...


Сглазила, наверное! Не успел Алонсо улететь в гости, как Вителлий Север прошёл порталом в замок.

- Кариссима... Скучаешь?

- Нет! Алонсо нет в замке, пожалуйста, уходи.

- С какой стати? Я твой муж, кариссима.

- Через три года, Вителлий Север. А сейчас, - уходи. Это неприлично.

- С каких пор ты стала думать о приличиях? Кариссима? И что неприличного в исполнении супружеских обязанностей?

Смотрю на консула в абсолютном шоке. Он с ума сошёл? Глаза злые, улыбка-оскал.

- Вителлий Север...

- Хватит, кариссима!

И сгрёб меня своей ручищей. Вырываюсь, пытаясь оттолкнуть... бесполезно.

- Императору это не понравится, Вителлий Север.

- Да неужели?

- Вителлий, пожалуйста, Алонсо...

- Не вспоминай синеглазого, кариссима. Его здесь нет. А мы с тобой, - есть.

- Здесь его дети! Как ты можешь?!

- Я тебе напомню, кариссима, как я могу.

И тут во мне проснулась давно похороненная дорогая мамочка. И отбиваться я начала, как учили в Резервации. Не отбиваться, а убивать. Я вся была переполнена ледяной яростью. Не слепящей, когда человек не осознаёт, что делает. Нет. Я вполне сознательно пыталась убить Вителлия Севера. Потому что Вителлий Север, которого я любила, никогда бы не стал смешивать меня с грязью. Может быть, я идеализировала мужа. Может быть. Но это не значит абсолютно ничего сейчас. Сейчас я пресекаю попытку принудить меня делать то, чего я не хочу делать. Что для меня неприемлемо.

Холод стали в руке... Презрительная улыбка консула. Опять вывернул мне руку, а я, легко роняя нож из правой руки, полосую противника клинком, зажатым в левой. Пока полосую... даю возможность одуматься.

- Кариссима, выбрось ножик. Это не игрушка. Тебе всё равно со мной не справиться.

Молчу. Излучаю ледяное неудовольствие "дорогой мамочки". Уговоры закончены. Решать каждый из нас будет сам. Мне надо добраться до ящика стола. Там Алонсо оставил свой револьвер. Очередной рывок ко мне мужа закончился глубоким порезом на его руке. Если не забинтует, - истечёт кровью. Наконец-то отскочил, зажимая рану. А я смогла открыть ящик и взять оружие. Хорошо, что Алонсо учил меня стрелять. И плохо, что стрелять придётся в Вителлия Севера.

- Убирайся вон!

- Я ведь не вернусь, кариссима. Если я сейчас уйду, то уже навсегда.

- Вон!

- Ты с предохранителя сначала сними, а потом угрожай. Он, знаешь ли, на предохранителе не стреляет.

- Готов поставить на это?

Спрашиваю безразличным тоном, выбирая слабину курка.

- Прощай, кариссима.

Вителлий Север уходит порталом. А я, зная мужа, цепляю револьвер к поясу. Потом, положив руки на тёплую стену недоумевающего Делона, обращаюсь к замку с просьбой не пускать никого в отсутствие Алонсо. Замок излучает тепло и любопытство. А меня начинает бить дрожь. Стресс спадает. Я не испытываю сожалений о сделанном. Если бы это повторилось, я опять поступила бы так же.

Вернувшийся Алонсо с удивлением разглядывает разгромленную гостиную с пятнами крови на полу.

- Миранда? Ты поранилась?

- Со мной всё в порядке.

Муж взял меня за руку, отбросил широкий рукав, и присвистнул, глядя на синяки. Потом сказал утвердительно:

- Вителлий Север.

- Он больше не придёт, Алонсо. Никогда.

- Придёт, удивительная. Как только близнецы отправятся в Академию, он придёт. Или даже раньше. Ты сегодня повысила свой статус в его глазах.

- Откуда ты...

- У тебя на поясе мой револьвер, удивительная. И ты дома. А если бы консулу удалось, он увёз бы тебя к себе. Я поговорю с ним.

- Нет, Алонсо! Не надо! Я хочу забыть об этом. Мне неприятно...

- Консул... обидел тебя?

- Нет. Я порезала его ножом, и успела достать револьвер. И почему я думала, что вы нашли общий язык?

- Удивительная... Как мы можем найти общий язык, когда у нас одна на двоих жена? Это смешно.

***


Алонсо, конечно, меня не послушал. Вызвал Алана и отправил с ним вызов Вителлию Северу. Мне запретил покидать Делон. Останусь я вдовой...

Попыталась скандалить, муж взял меня за плечи, заглянул в глаза...

- Миранда. Посиди с детьми в Делоне. Здесь безопасно. Если что, Алан переправит вас к отцу.

Я испугалась.

- Что значит: "если что"? Алонсо! Зачем эти выяснения отношений? Всё уладилось...

Закончила фразу еле слышным шёпотом... Сама понимаю, что ничего не уладилось, что Алонсо не может "не обратить внимания" на произошедшее. Это баронства, - с ним перестанут считаться.

- Миранда, когда ты оплакивала Вителлия Севера, я тебя отпустил к нему. Я принял указ Императора, да живёт он вечно! и готов ждать четырнадцать лет. Но если дело дошло до того, что ты ходишь с револьвером, я не могу не реагировать. Кстати, почему ты взялась за револьвер? Мне непонятно.

- Потому что слов мой муж не слышит. И ты... ты бы ушёл... Алонсо?

Взяла протянутый мужем платок, уткнулась в него, продолжая плакать. Алонсо молчит. Конечно, он бы ушёл! Или умер бы, вызвав консула на дуэль. Он и так его вызвал... Алека нет... Барон мог бы помочь... К папуле не обратишься, это отправит Вителлия Севера на плаху... Император "не может не реагировать"...

- Я был готов к тому, что увижу пустой зáмок, Миранда. Я знал, что ты не будешь лгать и изворачиваться. Я не предполагал, что тебе придётся отбиваться... Консул славится своим хладнокровием.

- Он не за нами пришёл, Алонсо. Я выполнила волю отца и не подчинилась мужу. Вот Вителлий Север и решил указать мне моё место.

Обняла плечи руками, озябнув от безотрадности бытия. Алонсо ушёл, поцеловав мне руку. Сижу, жду...

Дети подкрались, играя в хищников. Присоединилась. Перевернули замок вверх дном. Бегали по коридорам, выскакивали из за угла, пугая... Не заметила, когда начала смеяться. Вейгар и Вероника шипят, радостные...

Именно этот момент выбрал Алан, чтобы открыть дорогу стражей. Посмотрела на сына, замерла... Ребёнок подхватил меня на руки.

- Мама, не бойся, отец жив.

- Жив? А где он тогда? Отпусти меня, Алан!

- Он сейчас в регенераторе. В госпитале Академии.

- Почему там?

- Потому что Вителлий Север консул Империи. Мы не стали рисковать. Академия подчиняется только деду.

Испугалась так, что руки затряслись.

- Что с Вителлием Севером?

Ребёнок с шипящей интонацией ответил:

- Жив. В регенераторе на имперском линкоре.

- Отец не...

- Император, да живёт он вечно! не выразил неудовольствия. Пока.

Ответ сына вызвал нервную дрожь. Папуля ещё не придумал наказание. Вот, что это означает!

Отправилась в лабиринт. С корзинкой. Сижу в пещере, рядом с озером, высвистываю сатх. Вначале появилось ощущение присутствия... Потом холодная злоба... Продолжаю насвистывать. Наконец, под потолком зажглись пурпуром глаза огромной змеи. Встала, смотрю, стараясь передать просьбу. Барон Алек... где ты? Барон объяснял, как можно общаться с этими порождениями Бездны. Только у меня нет ауры стражей... Но мне нужна помощь. Иначе, мой муж может не выйти из регенератора. Сейчас рядом с ним Ада. Но Ада не может находиться в Академии безотлучно. Она и так там держится только на силе стража. К ней боятся подойти.

Моей ноги коснулась упругая плеть... Чуть не заорала. Детёныши сатх заползают в корзинку. Три двух-с-половиной-метровых змеи. Как они там уместились? Поразительно! Попыталась корзину приподнять... Куда там! Алан, возникший из темноты коридора, взял её у меня и мы с ним низко склонили головы, благодаря сатх за дарованных детей. У папеньки во дворце, подаренные Алеком змейки выросли уже до восьмиметровой длины. Им отведена часть парка, которая быстро приобрела вид первозданных джунглей. Пещеры там искусственные, а вот заросли - настоящие. Когда Бадварда и Бальду наказывают, они чистят там дорожки. Прорубают просеки, а домики утаптывают тропинки. Непонятно зачем. Всё равно, туда никто кроме них не лезет.

Взяла детей за руки, Алан открыл дорогу, и мы шагнули в госпиталь Академии. Вовремя, надо сказать! Адьютант Кассия Агриппы, да живёт он вечно! мог погибнуть в когтях дочери. Ада раздражённо прошипела что-то, и выпустила бледного военного. Общаться со стражами, это не в атаку на превосходящие силы противника идти. Ту нужен настоящий кураж. Хотя, ежедневно общаться с папулей, - тоже, работёнка та ещё!

Отправила взрослых детей отдыхать, малыши устроились рядом с регенератором на полу. К счастью, в целях безопасности, регенераторы абсолютно автономны. Поэтому нанести вред дистанционно, не получится. Придётся подойти. А на этот случай мы здесь и сидим. Госпиталь, - часть живой базы, поэтому полы тёплые, упругие и стерильные. По примеру детёнышей, села на пол. Выпустила сатх из корзины, поставленной Аланом в центре комнаты. Детёныши тут же кинулись ловить несчастных змеек. Сказала детям, что есть сатх нельзя. Обиделись. А уж как обиделись змеи! Конечно, если их за хвост вытаскивать из под регенератора, где они пытались спастись! Ничего, злее будут!

Вот так и провели неделю в медотсеке. Устроили походные постели, спали на полу. Вейгар и Вероника считают это новой игрой. И она им очень нравится. После того, как дети, в первый же день, выпустили сатх погулять в коридор, нас не беспокоили. Но когда мы с детьми отправлялись воспользоваться удобствами и к ближайшему автомату за едой, нас сменяли Алан и Ада. Сатх сатхами, но рядом с беспомощным Алонсо кто-нибудь должен быть. В скафандре высшей защиты сатх не страшны...

Какие же повреждения получил мой муж, если на регенерацию требуется неделя? Вителлий Север провёл в регенераторе пять дней. Уже приступил к обязанностям. А мы ждём. Я ношу китайские платья, - хожу, как райская птичка. Ходила бы в староиспанских нарядах, но сидеть в корсете на полу тяжело.

Бадвард и Бальда навестили нас один раз, побеседовали с близнецами, поиграли с сатх, и больше не показываются. Наверное обиделись. Я, в тревоге за Алонсо, старалась быть между детьми и регенератором. А, может быть, обиделись на то, что я не навестила Вителлия Севера. Но я не могу оставить Алонсо одного! Впрочем, детям этого не объяснишь. Они спокойно воспринимают Алонсо, как моего мужа, и не понимают, почему кому-то это не нравится.

На седьмой день, замки открылись. Подошли с детьми поближе, ждём. Сатх заманили в корзинку. На всякий случай. Крышка откинулась, и наконец-то я увидела мужа. Алонсо, поражённо, уставился на нас:

- Удивительная, как вы здесь оказались?

В коридоре послышались возмущённые голоса. Вейгар побежал к двери и открыл её. Детям очень нравятся здешние лепестковые двери. Алан и Ада ведут нашего медика. Нашего, - в смысле семейного. Дон Рамон поздоровался с нами коротким поклоном, и устремился к Алонсо. Я взяла у Алана свёрток с одеждой для мужа. Ада перекрывает дверь, не пуская штатного врача. Нам ничего не надо, у нас всё есть!

После того, как мы отбыли в Делон, воспользовавшись дорогой стражей, и мы втроём с Аланом и Алонсо вернули змеёнышей в лабиринт, союзная часть моей семьи собралась в малой гостиной. Их немного, детей Алонсо: Тито, Алан и Ада, Ченте и Вейгар с Вероникой. Люциллу звать не стали. Не надо настраивать девочку против отца. Они все резкие, - эти каппы.

- Алонсо, я должна знать к чему готовиться. Мы уезжаем на Модену? Или продолжаем жить здесь?

- Как приятно услышать от тебя "мы", удивительная!

Потянулась за чашкой. Муж поспешил продолжить:

- Мы продолжаем жить здесь, Миранда. Я обсудил с Вителлием Севером сложившееся положение, и мы пришли к выводу, что Император, да живёт он вечно! в мудрости своей предусмотрел абсолютно всё. Вителлий Север не побеспокоит тебя до отбытия Вейгара и Вероники в Академию.

Смотрю на мужа, поражаясь его способности отвечать на вопросы, внося ещё больше путаницы. Алан пояснил:

- Вителлий Север пострадал сильнее, мама. Бароны подтвердили победу отца.

- Насколько сильнее?

Опять мёрзну... Алан опустил голову, не желая отвечать. Смотрю на мужа. Алонсо с извиняющейся улыбкой пояснил:

- Я мог бы выжить без глаза, и без руки, Миранда. А Вителлий Север с пробитой печенью умер бы через несколько часов.

Вскочив, выбежала из гостиной. Лечу по коридорам Делона, глаза застилают слёзы... Опять врезалась в Тита. Отскочила, не позволяя коснуться себя. Первенец Вителлия Севера делает шаг вперёд. Взялась за нож, свистнула собак. Тит усмехнулся.

- Ты стала такой пугливой, мать.

- Я тебя не звала, Тит Вителлий Север. Уходи.

- Я не к тебе пришёл.

- Придёшь как положено, ко входу в зáмок. Маяк свой сними. И никогда... Никогда не приближайся ко мне. Видеть тебя не хочу!

У сына дёрнулся уголок верхней губы, и он, сделав поворот кругом, ушёл, печатая шаг. Расстроился! Оскорбили в лучших чувствах! Если бы не маяк, Вителлий Север не прошёл бы в зáмок. И не было бы этой дурацкой истории! И этой дуэли!

Сижу на полу в коридоре, прижавшись к стене. Мыслей никаких...

- Удивительная, прости меня. Меня не учили сражаться. Только убивать. Наверняка. Пришлось корректировать траекторию удара на ходу...

- Не говори ничего, Алонсо. Не хочу слышать. Мне больно. Надо осмотреть зáмок с приборами. Тит поставил маяк. Может быть не один.

- Миранда... Мне жаль, что так вышло.

- Я знаю, Алонсо. Я знала, что к этому шло. Надеялась, что обойдётся... Отец знает? О причине?

- Вероятно...

Муж легкомысленно пожал плечами. Он сделал то, что считал своим долгом, и абсолютно спокоен. А вот я, - тоскливо думаю, что если Вителлий Север заметил, что его пощадили, он не простит. Неизвестно, кого он возненавидит за это унижение: меня, или Алонсо, но... Но! Не простит.

***


Указом Императора Вителлию Северу запрещено приближаться ко мне до момента моего перехода в его руки. Дежавю. Император Марк Флавий уже издавал подобный указ. Но тогда мы жили на одной военной базе. Сейчас, - легче. Мы сидим в Делоне, а Вителлий Север в своём замке-казарме. Не знаю, есть ли там рояль... К Алонсо никаких санкций не применяется. Ко мне, слава Богу, тоже.

Сегодня дети сотворили себе избушки. Алан и Ада долго объясняли малышам, что и как надо делать, Вейгар и Вероника внимательно слушали. Мы с Алонсо наблюдали с верхней террасы. Домики, созданные этими близнецами на асиенды не похожи, что неудивительно. На асиенде наши дети чувствуют себя гостями. Хотя звериков за хвосты оттаскали. Не всё же собакам страдать! Но и с зáмком сходства в творениях Вейгара и Вероники мало. Ближе к казармам Бадварда и Бальды. То есть, будущие военные базы. Лапы ящеричные, а мембраны я не заметила. Но нет никаких гарантий, что она не вырастет. Уж очень эти избушки пластичны. Живность теперь вздохнёт свободнее, - у детей новые игрушки...

Вместо мембраны, эти хижины отращивают крылья, как у ската. В той стороне, где они нужны. Потом втягивают их. Чем младше стражи, тем страннее их жилища. Алек обалдеет, когда увидит. Пока что обалдеваем мы с Алонсо. Бадвард и Бальда сбежали из Академии не к отцу, а в Делон. И их казармы учили новорождённые домики маршировать. Дети заинтересовались строевой подготовкой. Теперь вышагивают ввосьмером. Две пары близнецов и две пары домиков. Крохотные домики пытаются маршировать вприпрыжку, но старшие пресекают это безобразие, хлопая их по крышам мембранами. Две недели беспрерывной шагистики. Третью неделю близнецы всё же решили побыть с Вителлием Севером.

- Удивительная... сказать, что я поражён, значит не сказать ничего...

- Что тебя поражает, муж мой? Интерес детей к строевой подготовке?

- Нет... Это для них разновидность игры. Удивляет, что будущие зáмки принимают живое участие в воспитательном процессе.

Вспомнила "воспитательный процесс", тихо хихикаю.

- Миранда... прекрати. Когда ты вот так смеёшься, я думаю только о том, как утащить тебя в постель.

- Утащи...

Пару часов спустя, расслабленно прижимая меня к груди, Алонсо спросил:

- Почему ты никогда не летаешь в гости вместе со мной? Многие бароны женаты, и ты вполне могла бы...

Положила ладонь на губы мужа, легонько касаясь...

- Я была женой барона Зигмунда. Брак заключался в зáмковом храме, согласно традициям. Я не знаю законы баронств, и не хочу рисковать. Зигги быстро принимает решения, и тут же воплощает их в жизнь. Пока нет Алека, я в гости летать не буду.

От Делона пошла волна одобрения. Даже Алонсо почувствовал.

- Сколько лет барону Зигмунду?

- Зачем тебе? - Ожидая ответа, лихорадочно подсчитываю...

- Просто ответь, Миранда.

- Он примерно на пять лет старше меня. Может меньше, чем на пять...

И тут до меня, наконец, дошло. Села на кровати, уставившись на мужа. Синеглазый змей насмешливо улыбается. Зигги больше семидесяти лет. Выглядит он сорокалетним. Матёрый хищник в полной силе. Как такое может быть?

- Барон Зигмунд не привит. И проживёт дольше меня. Лет до двухсот.

А я вспомнила нашу первую ночь. Когда вусмерть пьяный Зигги очистил кровь дыхательными техниками. Я ещё удивилась, где он учился... Но... Граница была закрыта. Получается, - предыдущая война? Нет! Тогда он был бы привит.

- Я не понимаю, Алонсо...

- Миранда, для этого не надо быть семи пядей во лбу. Зигмунд сын одного из отставших в предыдущую войну. Не все оседали в мире Эльзы. Некоторые продолжали воевать в одиночку. Особо удачливые воевали годами, успевая обзавестись детьми.

Задумалась. Один или несколько рейдеров вполне могли годами прятаться в Республике. Не воевать, - таких быстро вылавливали. А дожидаться открытия границ, готовя детей себе на смену. Да... это возможно.

- Как ты догадался? Зигги ничем не отличается от баронов. Среди них встречаются и более странные личности.

- Когда мы наносим официальный визит... Миранда, поставь вазу. - Забрал из моих рук вазу, которой я собиралась его стукнуть, переставил подальше. - Так вот... Когда мы наносим официальный визит, одним из обязательных пунктов программы приёма является посещение фамильной галереи. У меня хорошая зрительная память, а барон Зигмунд - копия своего пра-пра-деда Зигфрида фон Фальке. Его отец, командор Зигибранд фон Фальке пропал в предыдущую кампанию. Поскольку доказательств его смерти не было, Повелитель назначил управляющего, который должен хранить дом и следить, чтобы налоги в казну Союза перечислялись, как полагается.

В голове сумбур... Мысленно махнула рукой. У меня с двумя мужьями хлопот хватает. Ещё о Зигги думать. То есть, о Зигмунде фон Фальке. Но тогда получается, что Алек спас Вителлия Севера от смерти? Папуля-командор, наверняка, научил Зигги убивать. Вспомнила, как барон управляется с ножом... Вителлий Север отбил летящий нож, но... Но! Даже я, после полугодовой тренировки с Зигги, со своими короткими слабыми ручонками смогла порезать мужа. Конечно, он не собирался причинять мне физического вреда. Только унизить до уровня шлюхи. Но Зигги бьётся ножами лучше, чем мечом, или без оружия. И приёмами открытой руки владеет, всяко, не хуже консула. Поймала себя на сожалении, что этой схватки не случилось. Такое зрелище!.. Но, может, ещё увижу... Устыдилась. Какой-то бред в голову лезет... Разозлилась на Алонсо. Морочит голову, змей!

- Я хочу увидеть вашу беседу с Вителлием Севером.

- Удивительная, почему ты решила, что существует запись?

- Потому.

- Содержательный ответ...

- Я посмотрю запись в архиве Вителлия Севера. Если ты не записывал, в чём я сомневаюсь, то консул пишет всё. Абсолютно. Потом анализирует, при необходимости. Если я обращусь с подобной просьбой сейчас, Вителлий Север с радостью предоставит мне возможность посетить свой архив. Записи навынос он не даёт.

- Миранда, это называется шантаж.

Алонсо возмущённо выпрямился, потом вообще вылез из кровати и начал одеваться, собирая разбросанную, как попало, одежду. Я сижу, обняв колени, улыбаюсь, и не делаю лишних телодвижений.

- Одевайся, удивительная. Запись существует. В архиве Императора, да живёт он вечно! Алан тоже вёл съёмку. Для архива на Модене. Но задействовать портал по такому поводу мы не будем. Проще запросить твоего отца...

- У папеньки допросишься...

- Твои проблемы. Или жди два года. К Вителлию Северу ты не подойдёшь, пока не придёт срок. - И, сделав небольшую паузу, заглянул мне в глаза, взяв за плечи. - Это жестоко, удивительная. После прямого приказа императора...

Только собрались запрашивать аудиенцию, пришёл вызов из имперской канцелярии: Марий представляет Императору, да живёт он вечно! своего первенца. Я, как бабушка, должна присутствовать. Алонсо, соответственно, входит в сопровождение. Опять собираемся в малом поместье. Близнецов беру с собой. Пусть поиграют с Бадвардом и Бальдой.

Прошли союзным порталом. Я отказалась от корабля. Не знаю, почему... Точнее, знаю, но не стала озвучивать причину. Пусть считают это капризом дорогой мамочки. Марий рядом с женой и сыном. Кто поведёт корабль, и куда, - я не знаю, и не хочу выяснять. Алонсо, смеясь, целует меня в макушку, шепча: паранойя... Ну и пусть!

Гай Марий здоров, горласт и всё время голоден. У Эльзы получаются хорошие дети. Подарила ей диковинное колье из сундуков Алека. Барон вручил мне символические ключи, ещё когда мы гостили в Делоне с Вителлием Севером, приходя в себя после пребывания у стража Ральфа. Три громадных сундука с "подарками" и несколько кованых ларцов с украшениями, отобранными Алеком для меня. Ларцы я не трогала, а один из сундуков открыла. И сразу нашла то, что нужно. Крупные камни, похожие на янтарь, но цвет... Они собрали в себе все оттенки бирюзового - от светлого голубовато-зелёного, до насыщенного ярко-синего оттенка тропического неба, но в глубине их - цвет расплавленного серебра; сверкающие серебряные звёзды мерцают внутри, подрагивая, как будто отражаются в толще воды. После того, как я подержала колье в руках, камни начали испускать тонкий аромат... Эльзе не понадобятся духи, когда она наденет это украшение. Близнецы курлычут: "дай-дай-дай", и требовательно тянут когтистые ручки... Давать не стала, - разберут ведь по камешку... Так, обиженные, и явились в малый зал приёмов. Слава Богу, увидев Императора, да живёт он вечно! Вейгар и Вероника обрадовались, забыв обиды. Старательно промаршировали к деду вместе со своими домиками. Домики забавно подпрыгивают, отбивая пятками ритм. Казармы Бадварда и Бальды не выдержали такого издевательства над идеей строевой подготовки и кинулись выправлять шаг "новобранцев". Лили, забравшись на малый трон с ногами веселится как дитя. Интересно, какой у мачехи перерыв между родами? Впрочем, они с отцом разберутся без меня.

Вителлий Север, стоящий рядом со своими детьми, посмотрел сквозь меня. Расстроилась ли я? Отнюдь! Улыбнулась Секунду и Терцию, "не увидев" их отца и Тита. Бадвард и Бальда уже возле меня. Как и страж Хальзе. Отец запретил ранний брак Бальды, пока она не отработает обязательный пятилетний контракт после Академии. Ну, поскольку, женщины-стражи лишены синдрома мартовской кошки, то ничего страшного в этом нет. Хальзе недоволен, конечно, но благоразумно помалкивает.

Хальзе пояснил Марию с Эльзой, происхождение камней, подаренного мною колье. Марий забеспокоился, поэтому Хальзе, оказавшись рядом, поспешил развеять его страхи. Я никогда не привыкну к мгновенным перемещениям стражей. Когда такая глыба, как Хальзе, в мгновение ока оказывается в другом конце немаленького зала... Так вот: камни эти, - действительно разновидность янтаря. То есть являются окаменевшей смолой одного из видов деревьев, растущих в мирах, соединяемых Бездной. Эта самая смола, окаменевала в местных морях, и приобрела достаточную твёрдость (янтарь мягче). Аромат появляется от живого тепла. При обычном нагреве камни "молчат". С координатами мира Хальзе затруднился. Сказал, что не может соотнести дорогу стражей с нашими координатами. Бальда ехидно улыбается. Наверное, вскоре отправится на прогулку за камешками...

Папуля милостиво кивнул Марию и Эльзе. Крохотный патриций утверждён наследником рода Мариев. Эльза с сыном на руках подошла к Лили. Они забавно смотрятся: зеленоволосая супруга Императора и огненно-рыжая жена адмирала. Подружились за время беременности Эльзы. Вот и хорошо. Близнецы, ласково шипя, здороваются с Эльзой и Лили. Посмотрели на племянника. Не впечатлились. Отправилась забирать их, пока не заскучали. А то начнут развлекаться... Хальзе, опередив меня, подхватил малышей на руки. Счастливый визг детёнышей разбудил патриция Гая Мария, и возмущённый вопль его послужил сигналом к окончанию официальной части.

Повернулась к трону. Отец уже встал, собираясь покинуть нас.

- Мой Император. Будет ли мне позволено обратиться с просьбой?

- Говори, дочь.

Папуля досадливо поморщился. Мы в семейном кругу, а он не любит тратить время, выслушивая, полагающееся по этикету, бла-бла-бла.

- Я прошу разрешения посмотреть запись поединка моих мужей.

- Тебе нечем себя занять, Агриппина?

Не говоря более ни слова, смотрю в глаза Кассия Агриппы. Пытаюсь объясняться с Императором, как недавно с сатх. Выдержать взгляд сатх было проще.

- Завтра. Здесь. В моём кабинете. С мужем.

- Благодарю, отец.

Поклонившись, делаю шаг назад и налетаю на Тита. Похоже, это судьба. Мы не можем разойтись в одном помещении... Включила "дорогую мамочку", заморозила первенца Вителлия Севера взглядом, и отошла к мужу. Папуля холодно улыбается своему воспитаннику. О чём они говорят, я не слышу. И мне это не интересно. Алонсо подзывает близнецов и мы уходим порталом, оставив Императора с семьёй. Этот праздник жизни не для нас. Союзную сторону на него не приглашали.

***


На следующий день отправились в Академию. На ройхах. Вызвала Алана и Аду и оставила "на хозяйстве". Присматривать за близнецами. Как давно я не летала... Успела забыть тот восторг, когда ройх взлетает высоко-высоко, и открывается граница между мирами. Небо различных оттенков... Ощущение чуда...

В Академии нас уже ждали. Отец, Вителлий Север, Тит, и... Люцилла. Зачем вмешивать ребёнка?! Отец не стал дожидаться приветствий.

- Я не намерен обсуждать твои семейные дела, дочь. Ты хотела увидеть как твои мужья оказались в регенераторах, ты увидишь.

Молчу, покорно склонив непутёвую голову. Папенька, да живёт он вечно! в гневе. Не попасть бы под раздачу... Уселись напротив стены, ставшей экраном, смотрим.

Запись велась с десантного катера. Вероятно. Не с ройха же! Зáмковый двор... Бароны... Вителлий Север с Титом и Алонсо с Аланом. Лопе в качестве одного из наблюдателей. Среди баронов узнала Зигмунда и брата Катаржины. Остальные все незнакомые. Много... слишком много лет прошло. Зигги что-то спросил у Тита и Алана. Братья посмотрели на него, как на психа. Барон сверкнул зубами в придурковатой улыбке. Он что? Ожидал от моих сыновей поединка? Они братья всё же! И Алан, - страж.

Все разошлись в стороны, освободив круг поединка. Вителлий Север и Алонсо по обычаям баронств обнажились до пояса и взяли в руки боевые ножи. Вителлий Север подпоясан боевым хлыстом. Об этом знает Тит. И молчит. Оба моих мужа высокие и худощавые. Вителлий Север кажется более крепким, но субтильность Алонсо только кажущаяся. Воины танцуют по площадке... Приёмы, контрприёмы, удары проваливаются в пустоту... ножи оказываются в другой руке, неожиданный удар... мимо... мимо. Отслеживаю мужей и Зигги. Краем глаза наблюдаю за присутствующими в зале поединщиками и Титом. Люцилла смотрит во все глаза. Задумалась... Девчонку седьмой год учат на диверсанта. Она понимает в этом поединке больше меня и, вероятно, больше имперцев. Отец пригласил её для разбора полётов?

Вот оно... Потанцевав четыре минуты, Алонсо превращается в змею. Нет! В тень змеи! Намёк на движение и Вителлий Север падает. Но в падении делает лёгкий жест, и боевой хлыст, разворачиваясь, жалит Алонсо, успевшего отбить его рукой. Алонсо, не удержавшись, припадает на колено. Руки по локоть у него нет, лицо залито кровью. Вителлий Север улыбается. Лицо в испарине, ему больно. Чёрная кровь пропитывает брюки и камни двора. Впрочем, кровь выглядит так на всём, кроме белого и человеческого тела. Я вижу цвет крови на руке, которой муж зажимает рану в боку. Сравнительно с алой кровью, которой истекает Алонсо, кровь Вителлия Севера - тёмная. Потом вспомнила, что мой муж говорил о пробитой печени. Зигги произносит какую-то, судя по всему, ритуальную фразу, и улыбается. Издевательски... Я ничего не заметила... Я не такой мастер ножевого боя, как Зигги. Катер опустился, и забрал Тита и Вителлия Севера. Алан, перетянувший руку отца, обхватил его за пояс и шагнул с ним во тьму. Ребёнок в ярости. Обычно дорога стражей туманна. Лопе благодарит баронов, и уходит порталом. Бароны дружно отправились в зáмок. Вероятно, промочить горло и обсудить зрелище.

- Что скажете?

Тишина... Папуля обращается ко всем. Отвечать должен каждый. Оййй... зря я это затеяла. Хотела посмотреть, заметил ли Вителлий Север, что его не стали убивать, а вместо этого разозлила папулю, да живёт он вечно! Смотрит на меня... И что говорить?

- Условия поединка ограничивали оружие?

Вителлий Север зло улыбается, но молчит. Тит молчит, глядя под ноги. Отвечает Алонсо.

- Условия можно было истолковать по-разному, Миранда. Боевой нож и то, что под рукой. Нас не обыскивали...

Хотела сказать, что сам Алонсо не воспользовался лазерным лезвием, хотя это оружие уголовников у него всегда при себе. Тем более, что эту штучку никто и за оружие не посчитает. Разве что, за древний винтовочный патрон. Вместо этого сказала:

- Какая странная формулировка...

- Нормальная. Подразумевает возможность воспользоваться ножом противника, если он его выронит. Или намотать на руку ремень... Тоже оружие.

- Или оторвать пуговицу и выбить ею глаз противника.

Добрая у меня девочка. Ласковая такая... Вителлий Север улыбается дочери крокодильей улыбкой. Девчонка подошла к отцу и сказала.

- Вы больше не будете драться. Вы поняли, отцы?

- Алонсо улыбнулся, сверкнув сахарными зубами. Люцилла упрямо насупилась, не отводя взгляда от Вителлия Севера.

- Ты не нарушил правил, иначе бы тебя убили. Тот... Который объявил окончание поединка. Он убил бы тебя с радостью. Больше вы драться не будете.

- И как ты собираешься нам помешать, дочь моя?

- Довольно!

Отец прихлопнул рукой по столу. Все вскочили, вытянувшись во фрунт. Я тоже тянусь вместе с семьёй. Едим глазами начальство.

- Я запрещаю поединки внутри семьи. Нарушивший приказание, будет казнён. Всем всё ясно? Герцог, ты не гражданин Империи, я надеюсь на твоё слово.

- Если меня вынудят защищать жену...

- Если тебя вынудят, у твоей жены останется только один муж. Я сказал.

Сказать-то папенька сказал... Но что он хотел этим сказать? Он же не пояснил кто будет этим мужем!

- Ты оставишь маму с Алонсо, деда? Или... кому?

Люцилла любопытна, слава Богу! Избавила меня от вопросов. Отец холодно улыбнулся, и пояснил дочери:

- У твоей матери четверо мужей, Люцилла. Барон Алек отсутствует. Если двое мужей не могут поделить одну жену, её следует отдать третьему. Как думаешь?

- Думаю... А кто третий?

- А тот, на которого ты обратила внимание, внучка.

Холод стали в руке... Алонсо, сдвинувшись, сжал мои пальцы, заставляя убрать нож. Ну папуля! Что он ещё выдумал?! Или... Алонсо сообщил ему о происхождении Зигги? Перед глазами всё завертелось... Темнота...

Очнулась от возмущённого возгласа Люциллы

- Деда, он старый! Зачем он маме? Ты нарочно!!!

Голос Алонсо надо мной:

- Люцилла... ты меня удивляешь.

И снова дочь, но уже намного тише

- А что сразу я?

Вителлий Север обратился к своему ребёнку:

- Отправляйся на занятия, дочь.

Упрямое молчание. Потом холодный голос Кассия Агриппы:

- Можешь навестить Лилию, если у твоего опекуна нет возражений.

Открыла глаза как раз, чтобы увидеть, как Люцилла выходит из кабинета, показав язык родному отцу. Устыдилась... Это мой дурной пример. Причём все женщины почему-то избрали жертвой Вителлия Севера. И я, и Лили, и вот теперь, - Люцилла.

Алонсо заглянул мне в глаза с тревогой. Тихо спросил:

- Удивительная, ты сможешь идти?

Высвободилась из мужниных рук, и закатила скандал. Всем четверым. Папуле, двоим мужьям и сыну, отказавшемуся покинуть помещение. Стульями кидаться Алонсо мне не позволил, зато ногами топала и кричала, пока не охрипла. Папуля меланхолично кивал, закалившись с Лили. Надо обзавестись секирой... Вителлий Север внимательно слушал. Алонсо старательно отодвигал от меня тяжёлые предметы. Тит сидел с индифферентным видом "в одно ухо влетело, в другое вылетело". Устала орать, закончила фразой:

- Я у вас, как рабыня!

Вителлий Север сказал с упрёком:

- Кариссима... я целу́ю твои ноги...

Посмотрела на наглую консульскую морду. Скалится ехидно... И ещё нахально заявляет:

- Ты не можешь отрицать это, кариссима.

Озверела вконец, и выпалила:

- Да! Целуешь! Когда они у тебя на плечах!

И тишина... Да что там! ТИШИНА!

Папуля пошевелил пальцами:

- Избавьте меня от подробностей. Все свободны. Разрешаю идти.

И мы вышли из кабинета. И только за Титом начала закрываться дверь, послышался папулин хохот. Ну... папулю развеселила. Уже хорошо...

Алонсо прислонился к стене, закрыв лицо ладонями. Всхлипывает тихонько. Тит уселся на пол, обнял руками колени, плечи трясутся. Вителлий Север смотрит на меня котовьими глазами... На всякий случай напомнила ему:

- Император запретил тебе приближаться ко мне!

- Я помню, кариссима. Вот почему я слышу от тебя только: "убью", и "не приближайся"?

Алонсо, наконец-то, отнял руки от лица... Абсолютно счастливый...

- Миранда, я думал, что уже привык к тебе... Какое счастье, что ты есть!

***


Вейгара и Веронику в Академию провожали втроём. Алонсо, я и Вителлий Север. Консул прибыл вместе с нами на Модену и от меня не отходил. Объявил, что "во избежание". Близнецы довольны. Дядя Люк их обучал строевой подготовке. Вместе с домиками. И они вчетвером гордо промаршировали в строй первокурсников, демонстрируя безупречную имперскую выправку. Вителлий Север хмурится, потому что домики всё же умудряются подпрыгивать. Они маленькие и любопытные. Хотят разглядеть побольше. В Академии обалдели. Командующий армией исторического противника в парадной форме провожает детей своего врага на учёбу. Смешно... Пригласили консула на трибуну. Хорошо, хоть речь не попросили сказать. Напутственную, ага!

На яхте Алонсо вернулись на Модену. Пообедали, погуляли по УРу. Алонсо, по-видимому, собрался обновить систему безопасности. Иначе для чего показывать консулу все "сюрпризы", ожидающие нападающих? Подарил Вителлию Северу копию записи обороны Модены. Той, где мы с Милочкой командовали. А вечером Вителлий Север меня забрал порталом. Доложились о прибытии ехидно улыбающемуся папуле, да живёт он вечно! и отправились на Альмейн. В казарму. В Делоне будем жить по два месяца. Пока не придёт время близнецов.

Дома нас уже ждали. Тит, Секунд, Терций, Бадвард с Бальдой, и страж Хальзе. И огромный транспарант: "Добро пожаловать домой, мамочка!"

Издеваются! Не дети, а змеи какие-то!

- Что за...

- Тебе не нравится, кариссима? Дети старались...

- Детям не пять лет, Вителлий Север! И почему ты... Что ты устроил с прóводами?!

- Кариссима, мы с синеглазым решили не оставлять тебя одну. Дети с этим согласны. Император наш, да живёт он вечно! мудр, и его предупреждения следует учитывать.

Хлопаю глазами на мужа, пытаясь понять, что он мне наговорил. Общий язык с Алонсо они всё-таки нашли. Объединили усилия в охране меня от Зигги. Папуля шутить не любит. Точнее, любит, но его шутки веселят только его самого.

Глава двадцать восьмая: Приказ императора...


Поговорить с детьми мне не дали, утащили в спальню. Исполнять супружеский долг. Перерывы нужны! Я это точно знаю! Я пари́ла в небесах, слушая рычащие стоны: "кариссима". Папуля, да живёт он вечно! абсолютно прав. А наутро, после построения, к нам прибыл посланник барона Акселя. Барона Луция приглашают на свадьбу. Это Вителлий Север так замаскировался. Теперь при виде мужа тоже ехидно улыбаюсь, как папуля. Ну, чему улыбается папуля, да живёт он вечно! я знаю. Но "барон Луций"...

Вителлий Север приказал Титу и Бадварду с Бальдой сопровождать нас. Свадьба, - дело семейное. Вот мы и отправимся семьёй. А где Бальда, там и страж Хальзе. Интересно, когда этот викинг исполняет свои обязанности стража? Всё время ошивается в Империи!

- Для чего ты берёшь близнецов, Вителлий Север? Хватило бы одного Тита.

- Барона Алека сейчас нет, кариссима. И не мешает напомнить баронской вольнице, что в Альмейне есть кому проследить за выполнением законов.

- Бароны соблюдают законы.

- И будут соблюдать, кариссима.

Вздохнула, решив не лезть в мужские дела. Вителлию Северу виднее.

- Пойду делать платье.

- Займись, кариссима. И Бальду одень. Девчонке уже девятнадцать, а она ни разу не надевала платье.

Устыдилась. Платье, конечно, я на Бальду надевала. Но каких нервов мне это стоило! Пока не сказала девчонке, что её не возьмут в разведку. Потому что она не умеет маскироваться. Тогда только Бальда начала осваивать женские штучки. Я думала лопну от смеха, глядя как дочь пытается идти строевым шагом на каблуках. Обидела ребёнка! Но Бальда таки научилась! С помощью Ады. Диверсантов-то учат всему. Даже, при необходимости, женщину изображать. В имперский курс эти дисциплины не входят. Папуля делал, скорее, курс контрдиверсионной подготовки.

Отправились на ройхах. Точнее, мы втроём с Титом на ройхах, а Бадвард, Бальда и Хальзе - дорóгой стражей.

Двор баронского замка полон народа. Посадочная площадка для ройхов напоминает аэродром. Птицы садятся, высаживают "пилотов" и пассажиров нежно воркуют и взлетают. На их место тут же садятся новые ройхи. Ох, как бы барон для развлечения дорогих гостей охоту не устроил! Все бароны в наличии, кроме Алека. Но вместо Алека аж три стража присутствуют. Хитрые дети рассчитали время и вышли из портала одновременно с нами. Мы с Вителлием Севером и Титом спустились с площадки во двор замка, и тут же в его центре из расколовшейся Вселенной вышли трое: громадный страж Хальзе, - в доспехах, и при двуручном мече. Всё как полагается. Рыжие волосы спускаются на плечи львиной гривой, аура ледяными волнами накатывается на присутствующих, испытывая их на прочность. Но здесь - бароны. Алек был куда более впечатляющ! От Хальзе не исходит ужас. А вот наши близнецы - достойные последователи барона.

Ледяные змеи подняв головы отслеживают малейшее движение. Ужас кольцами охватывает двор. Детишки не мелочатся. Но к этому бароны привычны. Поёжились и наблюдают. А вот домики стражей вогнали общество в ступор. Такого они никогда не видели. А любопытные будущие казармы знакомятся с зáмком: шастают по двору, забираются на стены и спрыгивают вниз, помогая себе мембраной. Бароны наблюдают за этими хулиганскими выходками, а баронские жёны перешёптываются, глядя на детей, и лаская взглядами Хальзе. Викинг мужчина видный. Аура Бальды хлестнула по обнаглевшим баронессам. Раздались испуганные всхлипы. Кричать боятся. Алек не терпел, когда в его присутствии повышали голос. Близнецы, конечно, менее требовательны, но об этом никто не знает.

Барон Аксель подошёл к нам с радушной улыбкой. Посмотрел, на кого похожи юные стражи и быстро сориентировался, кого следует приветствовать первым.

- Приветствую, барон Луций. Рад видеть тебя и твоих близких.

Вителлий Север тоже ответил, что он очень рад. Далее последовали взаимные представления. Барона Акселя я не знаю. Он из новых. Выразил восхищение нашей с Бальдой красотой, получил предупреждающие взгляды от Вителлия Севера и от Хальзе. Заулыбался, разобравшись в ситуации. Хитрый. Тит отделился от нас, пошёл очаровывать баронов и их жён, а мы направились в комнаты, предоставленные нам гостеприимным хозяином. Приложила ладонь к стене. Так легче связаться с Делоном. Все зáмки Альмейна являются частью Делона. Его детьми. Если что, - уйдём в Делон. Прямо отсюда.

- Осторожничаешь, кариссима?

Муж подкрался сзади, взял за плечи...

- Это баронства, Вителлий. Здесь не бывает лишних предосторожностей. Ты ознакомился со здешними законами?

- У меня даже книга есть. Делон для каждого замка выращивает книгу.

- И ты её прочёл? Я спрашиваю потому, что Зигги законы знает назубок. Он был сенешалем. Алека нет. Я законов не знаю. Точнее, знаю далеко не все. Я не могла остаться в замке, потому что, не прибыть на свадьбу, - оскорбление. Но... будь очень осторожен, Вителлий.

- Кариссима... тебе бояться совершенно нечего.

- За себя я не боюсь. Хальзе не даст меня в обиду. Я, - "мать стражей".

- Я ожидал, что ты назовёшь имя Зигмунд, кариссима.

- Я ещё не виделась с Зигги, муж мой. И не могу судить о его решениях.

- Держись от него подальше, и всё будет хорошо. Ты поняла меня, кариссима?

Пальцы сжимаются, оставляя синяки.

- Не ломай мне кости, Вителлий Север!

С силой наступаю каблуком на ногу мужа, через пару секунд оказываемся на кровати. Одежду придётся делать заново. Счастье, что этот фасон у меня уже отработан до мельчайших подробностей. Десять минут на снятие мерок, создание голографической модели, изготовление белья и одежды и одевание всего этого... А волосы?! Надо было сразу идти с Бальдой! Наскоро причёсываюсь и сворачиваю мягкий узел, который упрятываю под берет. Надо всё-таки уши проколоть. Из украшений на мне только подвеска, купленная Вителлием Севером для его чистокровной матери. Капля звёздного света на витой цепочке.

- Это ведь не бриллиант? Вителлий?

- Нет, кариссима. Этот камень называется "слеза дракона".

В обалдении смотрю на осколок легенды, сияющий на моей груди. Это... оно ведь не продаётся!

- Но откуда... Как ты его добыл?

- Это дар, кариссима. Не спрашивай, - я не отвечу.

- Может у тебя в шкатулке и левиум завалялся?

Стараюсь ехидничать, а сама думаю: "а вдруг?"

- Это легенда, кариссима. Левиума не существует.

- Жаль.

С этими словами входим в огромный зал приёмов. Бароны и баронессы почти все в сборе. Нет жениха и невесты. Слава Богу! Тит весело рассказывает что-то молодым баронам. Из группы, окружающей первенца Вителлия Севера то и дело раздаётся смех. Хлопанье мембран рядом... Шевелю пальцами опущенной руки, домики Бальды и Бадварда радостно прижимаются к моим ногам. Слишком много впечатлений для маленьких казарм. Интересно, они будут выращивать Уставы караульной службы? Или как там это называется?

Вителлия Севера, то есть, барона Луция (конспиратор, тоже мне!) от меня увели. Для мужской беседы. Ага, остаканиваться бароны предпочитают в мужской компании. Супруга барона Акселя, кругами подойдя ко мне поинтересовалась, каково мне в новом замке. Ответила, что замок напоминает наш дом в поместье мужа. Вздохнула, упомянув о внимательности барона Алека. Баронесса Арндис, понимающе улыбнулась. И принялась восхищаться стражем Хальзе. Подтвердила ей, что Хальзе жених Бальды. Хотя, это, вроде, и так понятно... Баронесса как-то суетливо отступила в сторону, а я услышала ожидаемое

- Ну здравствуй, принцесса. Или ты опять скажешь "я не принцесса"?

Повернулась. Барон Зигмунд совершенно не изменился с нашей последней встречи. Он меня немного пугает. Один. Без Лолы. Глаза насмешливо щурятся, рассматривая меня. Подумала, что спустя столько лет надеть платье того же фасона было не слишком умно. Возврата к прошлому нет. И баронессы сейчас позволяют себе показать шею. Надо было в испанском стиле делать платье! Но тогда Вителлий Север бы меня не выпустил к людям... хлопаю глазами на барона, а в голове - каша. Просто я боюсь. Поэтому собираюсь с силами, стараясь быть вежливой. Склоняю голову в поклоне:

- Не скажу. Приветствую барона Зигмунда.

Знает! Всё знает! Откуда? Алонсо? Но... зачем?! Молчание пугает. И вообще, - молчать с чужим (отец его признал!) мужем неприлично.

- Почему ты не пьёшь с баронами, барон Зигмунд?

- Я с давних пор не пью больше бутылки, принцесса.

Вспомнила зáмковые посиделки, усомнилась. Но... молчу. Об этом, молчу.

- Ты здесь один?

- Отчего же? С семьёй. Как и ты, принцесса.

- Как поживает твой сын? Людвиг, кажется?

- Благодарю, он по-прежнему мёртв.

Какая бестактность! Ну почему мне не сказали?!! Захотелось надавать себе пощёчин. Я, вместо того, чтобы жалеть себя, угнетаемую мужьями, могла бы поинтересоваться баронствами. Но эти мыслишки плавают поверх, как пена на волнах пронзительной жалости, захлестнувшей меня. Отчуждённое лицо Зигги расплывается перед глазами...

- Мне так жаль, Зигги! Я скорблю вместе с тобой.

Мне растирают похолодевшие пальцы, шепча

- Ну что же ты, принцесса... Не надо плакать. Людвиг погиб нормально. Прикрывая своих. Я не причислял его к фон Фальке. Даже имя ему дал без родового корня. Но умер он, как настоящий фон Фальке.

Слушаю весь этот бред, и прихожу в себя. Впрочем, это для меня бред. А для мужчины, наверное, это важно... Пытаюсь отнять руки. Зигги смотрит мне в глаза с придурочной улыбкой. Разозлился... Конечно! Я по своей тупости влезла пальцами в рану... Зазвучала музыка... Сейчас объявят выход жениха и невесты.

- Провожу тебя к мужу, принцесса.

И Зигги, крепко держа меня за руку, вытянув наши руки, как в старинном танце, повёл меня через весь зал к Вителлию Северу, положившему ладони на боевой хлыст. Снесёт мне глупую головёнку. И будет прав! А баронесса Арндис, - змея! Нарочно беседу подстроила! Большое зеркало на стене внезапно отражает нас с Зигги. Смотрю на матёрого хищника и маленькую женщину рядом с ним. И удивляюсь, насколько гармонично выглядит наша пара.

- Тебе нравится, принцесса?

Возмущённо смотрю на Зигги, пытаясь незаметно вырвать у него свою руку. Ага, из капкана вытащить было бы легче! А Зигги доволен. Глаза хищно блестят.

- Благодарю, барон Зигмунд. Ты очень любезен.

- Рад был помочь, принцесса. Обращайся, если что.

Час от часу не легче! Мало того, что Вителлий Север, приняв меня с рук на руки, недоволен. И это ещё мягко сказано! Тит, - в ярости. Забавно... первенец Вителлия Севера ведёт себя в ярости, в точности, как Алонсо. Улыбка вспыхивает и гаснет, как лезвие кинжала, движения нарочито плавные... Вот отец его, - тот просто улыбается. Ага, как крокодил.

И ещё новость, как по заказу! Барон Аксель, оказывается, женит сына на дочери барона Зигмунда. Девочка - красавица. Похожа на Лолу в молодости... Судя по её возрасту, она рождена уже после "наказания" бароном своей жены. Сама Лола стоит рядом с бароном. Лицо закрыто густой вуалью. Если я правильно поняла барона Алека, то декольтированных платьев Лоле носить уже не придётся. Впрочем, о чём я? Ей сейчас... около семидесяти. И если Зигги на восьмом десятке выглядит сорокалетним (надолго ли?), то Лола на седьмом... Не знаю, и знать не хочу! Опять вспомнила, как ударом боевого ножа буквально снесло Вителлия Флавиана...

- Кариссима, о чём вы так увлечённо разговаривали с бароном Зигмундом? Отвечай мне!

- Почему ты мне не сказал, что Зигги потерял сына в этой дурацкой войне? Я совершила ужасную бестактность, спросив, как он поживает.

- Впервые слышу, кариссима. Если ты думаешь, что я учу наизусть списки потерь личного состава, то ошибаешься. Мне и без этого, есть чем занять голову.

- Я думала, что, поскольку мы в баронствах, ты озаботился прояснением состава баронских семейств. Ты всегда всё выяснял, Вителлий Север! Что изменилось? Слишком мелкий масштаб?!

- Кариссима, мы не дома. Держи себя в руках.

Стоя об руку с мужем, любезно скалюсь, в ответ на любопытствующие взгляды. Лола вытягивает шею, разглядывая нас, и отшатывается, как от ядовитой змеи. Потом протягивает руку к своей вуали. Снимет? Баронессы съёжились. Почти незаметно, но... Но! Был прецедент? Похоже, - да. Зигги, не поворачивая головы к жене, сказал пару слов... И Лола... поникла. Другого слова у меня нет. А барон по-прежнему рассматривает меня. Прижимаюсь к мужу. Машинально. Вителлий Север оттаял...

А за пиршественным столом, слушая крики "горько!", я краснела, вспоминая... Сорок семь лет назад... в почти таком же пиршественном зале после крика "горько!" Зигги поднимал меня и впивался в мои губы. И чем старательней я пыталась отстраниться, тем крепче муж целовал меня. Алек тогда меня выручил... Зигги откровенно потешается, глядя на пунцовеющую меня. Вителлий Север медленно, но верно впадает в амок, Тит... Меня не удивит, если он попытается вызвать барона на поединок. Ах, нет! Отец, да живёт он вечно! запретил поединки в семье. А Зигги папуля признал! Причина мне не ясна, но, тем не менее, у меня четыре мужа.

Разозлившись постаралась представить на моём месте Лолу. Уж эта, кхм... невеста, не стала бы отстраняться от барона! Лишний румянец сошёл... Зигги начал придурковато улыбаться. Злится... Ну и пусть!

Я с ума сойду! В дополнение к десерту нас ожидает ритуальное самоубийство матери невесты. Алек принял новый закон? Закон о тёщах? В смысле: никаких тёщ?! И когда он его принял? Люцилла замуж за барона не выйдет! Сама убью!

- Кариссима, что ты ёрзаешь? Что тебя беспокоит?

- Ритуальное самоубийство, конечно же! Это что? Новый закон такой? Или это традиции стражей?

Смотрю на Хальзе, ответившего мне растерянным взглядом... Мгновение, и страж возле меня. Усилием воли подавила желание нырнуть под стол. Развлечений на свадьбе и без этого хватает! Рёв северного моря, разбивающего волны о камни фьордов... спросил.

- Мать стражей! Чем я вызвал твоё неудовольствие?

Хлопаю глазами, вцепившись в мужа одной рукой и держа метательный нож в другой... Вителлий Север, фыркая от смеха, пояснил:

- Мою жену интересует ритуальное самоубийство тёщи на свадьбе.

На непонимающий серый взгляд пришлось уточнить:

- Я ничего не знаю о традициях стражей. В баронствах не было такого обычая. Только для жены умершего и забытого барона.

Хальзе гулко расхохотался. Испугалась, что зáмок не выдержит. Уронит ему на голову какую-нибудь балку с потолка.

- Мать стражей, у Алека не было жён до тебя. Но он вполне способен такое придумать. Беспокоишься за свою мать?

- У меня у самой есть дочери.

Хальзе наклонился ко мне, заглядывая в глаза. Улыбка Вителлия Севера приобрела крокодильесть...

- Я уже говорил тебе, маленькая женщина. Ты, - величайшая драгоценность. Мы храним тебя.

- Алек вернётся.

- Я уже верю в это, мать стражей. Его ждут, а значит, - он увидит дорогу.

Обратила внимание на притихший зал. Потом кто-то из молодых баронов спросил.

- Так барона Алека сейчас нет?

Зигги покосился на побледневшего юнца и тяжело ответил:

- Барон Алек временно отсутствует. - И подчеркнул. - Временно.

Потом встал, взял серебряный кубок, налил вина, плеснув туда из крохотного флакона какую-то светящуюся жидкость. Качнул кубок, размешивая, и протянул жене:

- Пей, Лола.

Посмотрела на отрешённое лицо невесты. Глаза блестят непролитыми слезами... Юная баронесса еле держится... Зигги не мог выдать дочь замуж за пределы Альмейна?!

Лола взяла кубок. Руки подрагивают... Потом, вероятно, собралась с силами. Откинула вуаль, оглядела гостей, улыбнулась мужу. Сказала дочери:

- Будь счастлива, Магдалена!

И залпом выпила немаленький кубок. Выпила, схватилась за горло, и упала... на руки Зигги. Барон закрыл жуткое лицо своей жены вуалью и вынес её из зала. Гости дружно схватились за кубки. Я тоже схватилась. За свою минеральную воду. В горле пересохло от зрелища во что превратилась некогда такая красивая женщина. Возраст тут ни при чём! Что это за состав, струпья от которого не заживают годами?! Через всё лицо идут три неровных, гноящихся, рубца. Шея и грудь тоже обезображены. И... Алек сказал: "проводят через всю голову". Значит и на голове то же самое! Ужас! Понятно, отчего съёжились баронессы. Увидеть ещё раз такое я бы не захотела. Непонятно другое. Зигги столько лет держал возле себя жену. А теперь, вдруг, приказал ей умереть...

- Почему...

- Кариссима, всё намного проще. Барон Зигмунд дал жене отсрочку на время свадьбы. Она должна была умереть по условиям обручения. Баронесса Арндис запретила жене сына общение с матерью. Хотела избавить от дурного влияния... Давным-давно, лет этак шестьсот назад, был прецедент. Примерно такая же ситуация... На той свадьбе отец невесты был уже вдовцом.

- И Зигги подписал такой договор?

Вителлий Север промолчал, выразительно глядя на меня. Незачем так смотреть! Зигги не меняет решений. То, что он считает меня своей женой, не было секретом все эти годы. Ответил, подсевший ко мне с другой стороны, Тит:

- А почему нет, мать? Очень своевременное решение.

- Я разговариваю с мужем.

Возмущённо смотрю на Тита. Получаю в ответ кривую улыбку. Вителоий Север осторожно вынимает из моих пальцев нож. Тит подмигивает мне и уходит к молодым баронам. Мы тоже уходим. В спальню. А через три часа Вителлий Север сказал:

- Попробуй перейти в Делон, кариссима. Если все зáмки, - суть один Делон, то у тебя может получиться.

- А ты?

Посмотрел, как на дурочку:

- С тобой.

- Почему в Делон? Почему не домой?

- Домой? - Крокодилья улыбка. - А где твой дом, кариссима?

Подумала, что посуду колотить, действительно лучше в зáмке барона Алека. Подошла к стене, приложила ладони, мысленно обратилась к Делону. Никакого ответа.

- Не получается.

- Жаль. Тогда улетим утром.

И тут, комната поехала. Я не могу описать это иначе. Вителлий Север подхватил меня на руки. Зажмурилась, прижавшись к мужниной груди... И ничего не увидела. Зато не страшно было!

- Кариссима, открывай глазки. Приехали.

Подбежала к окну... Знакомый пейзаж. Спальня барона в Делоне. Но как?! Погладила стену, отозвавшуюся теплом. До появления новых стражей почти восемь лет...

Квинт Вителлий Север был зачат в Делоне. В гостевых покоях. Я не подпустила к себе Вителлия Севера в спальне барона. Если зáмок откроет дорогу, тогда пожалуйста! Делон откровенно потешается надо мной. Ну и пусть! А дорогу он Вителлию Северу не открыл! Несмотря на то, что уже есть Бадвард и Бальда!

- А почему Квинт?

Нежусь в постели... Вставать ещё рано... Хотя, императорский дворец уже давно бодрствует. Мы остались в гостевых покоях. Потому что Лили потребовала от папули задержать нас, чтобы она могла понянчиться с правнуком. Поскольку Лили сейчас носит наследника, папуля, да живёт он вечно! ей не отказывает ни в чём. Единственный запрет - поднимать детёныша. На всякий случай...

- Четвёртые - стражи. Вот и посчитай сама.

Посчитала и без него! Никакой фантазии у человека! То есть абсолютно! Называл бы как себя, давая приставку: второй, третий... тридцатый... А то Тит выбивается из строя. Вот и считает себя особенным!

Вчера устроила скандал. Начал папуля, да живёт он вечно! потом подключился муж, а закончила уже я. Лили не вмешивалась. Сидела в уголке, агукала с Квинтом. Тит держался, как будто за спиной у него женщины и дети. И отступать некуда. Разбила сыну лоб чайной чашкой. Струя крови стекает по лицу, а эта сволочь улыбается снисходительно, как маленькой.

Началось с того, что папенька потребовал, чтобы Тит заключил контракт. Парню сорок четыре года! А он груши околачивает! Так этот мерзавец кивает на отца. На Вителлия Севера. Консул взял себе единственную чистокровную. Ага в возрасте восьмидесяти одного года! Консул заявил, что брал себе жён. В их прекрасный год. И бесплодную патрицианку. Тит промолчал с индифферентным видом. Сволочь, а не ребёнок! Сказала, чтобы не морочил голову и заключал контракт. Посмотрел сквозь меня... Ну и получил чашкой в лоб! Даже не стал уворачиваться, змеёныш!

И? Я хочу сказать, что?.. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! дал любимому внуку отсрочку ещё на год. Через год Тит либо заключает контракт, либо представляет семье жену. Предупредила гадёныша, что если он дотянет до открытия границ, я его женю на сеньорите из миров Союза. Лопе подберёт. Или я сама подберу... из кочевников... и будет у него тридцать три тёщи. Вителлий Север содрогнулся... А Титу хоть бы хны! Промакнул лоб стерильной салфеткой, надел фуражку, отсалютовал и строевым шагом отправился груши околачивать. Служить Империи, то есть. А папуля переключился на меня, грешную.

- Агриппина, держи себя в руках! Что за выходки? Ты с мужьями так же себя ведёшь?

- При чём здесь мои мужья? Мой император...

Папуля выразительно поморщился. Ну да! В семье мы не соблюдаем церемониал. Кассий Агриппа не любит тратить время на протокольное бла-бла-бла...

- Что с браком Бальды?

- Страж Хальзе подождёт, пока дочь не отработает обязательный контракт. Меня больше беспокоит Люцилла.

- Через три года выдадим замуж. Не думаю, что будут сложности.

- Эти три года надо ещё прожить, отец! Почему ты не разрешаешь забросить девчонку в Резервацию? Аде сложно за ней следить. На девчонке поставлена метка стражей, и она всё равно старается ускользнуть. Прячется от спутника. Ей кто-нибудь сказал? Нет? Значит догадалась. Зачем её отдали учиться на диверсанта?! Вот теперь и мучаемся!

- Я не заметил особых мучений с твоей стороны, дочь.

- Как же? А ответственность?!

Папуля развеселился.

- Непревзойдённой наглостью мой внук Тит пошёл в тебя, Агриппина. Отправляйтесь с глаз моих. Лилия, отдай ребёнка матери. Завтра прибывает Эльза. Понянчишь правнуков.

- Правнуков?

Разъярённо смотрю на Вителлия Севера. Квинт возмущённо орёт. Судя по голосу, - консулом будет! Взяла детёныша у Лили, отправилась кормить.

В комнате тишина. Повернула голову. Смотрю на родственников. Эти подонки даже не сказали, что у Эльзы близнецы. Да что там! Я даже не знала, что Эльза беременна! Ну об этом потом... Прикинула промежуток...

- Не слишком ли часто она рожает?

- Наш врач смотрел... Для Эльзы это нормально. Следующий период отдыха будет более длительным.

- Будет ли? Она не чистокровная, Лили. Её организм может "работать на износ". И почему я впервые слышу об этом?

- А зачем тебе, кариссима? Марий уже взрослый.

Пользуется тем, что у меня сейчас руки заняты! Что за день?! Сплошные стрессы! Привычно посылаю детёнышу волны спокойствия и доброжелательной заботы. Не буду думать о первенцах! Что один, что второй! Оба хороши! Интересно, что отмочит Тито, чтобы не выбиваться из ряда... через семь лет откроется граница... К Алонсо не сбежишь, папуля чётко определил график. Хммм... А Зигги? Его первенец погиб за Империю. Кассий Агриппа поэтому признал наш брак? И Вителлий Север отправился вместе с нами на Модену, чтобы я не досталась Зигги?

- После того, как близнецы-стражи отправятся в Академию, ты переходишь в руки барона Зигмунда фон Фальке, дочь.

- Да, отец.

- Твои мужья в курсе.

- Все три?

Ох, потеряю я Алонсо! Двадцать восемь лет ожидания! Зачем ему это? Когда полно прелестных сеньорит, вздыхающих при виде синеглазого красавца.

- Домой, кариссима.

Ещё бы "к ноге" сказал! Мерзавец, и больше никто! Надо научиться получать инфо у Делона. О чём говорят в зáмках, и, конкретно, в нашей казарме... Барон Алек знал всё обо всём. Значит, получал инфо от своего зáмка. Детёныш сопит на руках, сытый. А муж тревожно обнимает меня, заглядывая в глаза.

- Кариссима, не плачь. Я не хотел тебя беспокоить. И запретил Марию говорить о беременности Эльзы. Она всё равно тебя боится... Общается с Лили... Не плачь, кариссима. - И с тяжёлым вздохом, продолжил. - Синеглазый дождётся. Я же дождусь? Значит, и он дождётся.

Захотелось стукнуть мужа чем-нибудь тяжёлым. Потом подумала, что бить надо было папулю. До того, как ему пришла в голову мысль о разведении фон Фальке. А может они встречались? Не с Зигги, а с кем-то из его предков? Был же отец в плену...


Глава двадцать девятая: Безднов зять и прочие хлопоты...


Сижу в казарме, воспитываю Квинта. Вместе с мужем, а как же! Вителлий Север подружился с Зигги. Барон бывает у нас каждую неделю. Со мной почти не общается, ограничиваясь изысканным приветствием. Зигги в восторге от казармы. Ну да... Скоро совместные манёвры начнут устраивать. Или парады. Вителлий Север тоже часто гостит в зáмке барона. Что он задумал? Или... Зигги? Бланка совершенно правильно называла его Сатх. Зигмунд фон Фальке коварен, как... Алонсо. А его маска придурковатого громилы успешно маскирует это коварство. Бланка умерла патрицианкой. Матерью двоих патрициев и одной патрицианки. Линда тоже умерла, как и Азиний. Их дети сейчас служат в имперской армии. Амалия куда-то уехала. Наверное, тоже умерла. Спросила у Зигмунда о Франце и Лотте.

- Его Величество Франциск здоров. Он будет рад, что ты помнишь его, принцесса.

В полнейшем обалдении, смотрю на Зигги. Дважды открывала рот, пытаясь спросить, и дважды закрывала, теряя все мысли. Да, Лотта выглядела принцессой, в отличие от меня! В свадебном платье и в жемчужном уборе, подаренном Алеком. Франц... Попыталась представить его в королевской одежде... Что ж, король... кхм... представительный. Но ведь он такой простодушный! Как он может править?!

- Принцесса, ты напрасно беспокоишься. Поскольку Его Величество вырос в баронствах, он имеет безусловную нашу поддержку.

- Нашу, это чью? Или ты уже о себе говоришь "мы, барон Зигмунд"? Не рано ли?

Вителлий Север, предупреждающе, тронул меня за локоть.

- Прости мою жену, барон Зигмунд. Чистокровных не обучают этикету.

- Ну что ты, барон Луций. Принцесса прекрасно знает этикет... меня всегда напрягали её старания следовать правилам.

Серьёзно задумалась не будет ли нарушением законов гостеприимства, если я разобью о голову барона какую-нибудь вазу...

- Ах, принцесса... Твои мужья балуют тебя... - Придурковатая улыбка, и неожиданное жёсткое. - И правильно делают. Женщина должна быть непосредственной и открытой.

- Как Лола?

Мой голос истекает сиропной сладостью. Вспомнила покойную Зосю... Устыдилась. Зигги опять придурковато улыбается. Разозлился. Вителлий Север молча наблюдает. И я, не удержавшись, сказала.

- Отец приказал мне после того, как следующие близнецы-стражи отправятся в Академию, прийти к тебе, Зигмунд.

Молчание. Помолчали втроём... Квинт развлекается с баронскими собаками, так что с его стороны тишины ожидать наивно. Лай, визг, смех и счастливый лепет малыша служат аккомпаниментом нашему молчанию.

- Ты моя жена, принцесса.

- Барон Алек...

- Венчание, принцесса. Брак является реальным фактом, и аннулирован быть не может.

- Тогда почему ты женился на Лоле?!! Если брак является реальным фактом? Почему, Зигги? Я надеялась, что вы найдёте меня! А ты! Ты даже и не думал меня искать! Ты сразу начал праздновать своё соломенное вдовство! И допраздновался до...

- Хватит, принцесса!

- Как скажешь, Зигмунд. Дело прошлое... Но мне... мне было обидно...

- Ты же не думаешь, что твои мужья хранят тебе верность, ожидая своей очереди к твоей постели? А? Принцесса? Или думаешь?

- Я знаю, что мои мужья пользуются услугами. Но у них нет детей, кроме рождённых мной!

- Ну ещё бы!

- Достаточно, барон. Кариссима, иди к себе.

Вскочила, схватила Квинта, и убежала, глотая слёзы, вдруг всколыхнувшейся, давней обиды. Чуть не оглохла от протестующих воплей детёныша. Пригрозила:

- Будешь так орать, отправлю к Лили!

Квинт замолчал, смотрит круглыми льдистыми глазами... Пустая угроза... ещё два месяца Лили будет заниматься исключительно наследником Императора, да живёт он вечно!

Я отбыла официальную часть торжеств и вернулась с Квинтом на Альмейн. Вителлий Север, естественно, отправился с нами. Детёныш смешанных линий. Лямбды, оказывается, редкость. И среди тех, кто рождён в Резервации, лямбд нет. Папуля не стал обременять себя подбором имени. Мой младший брат зовётся Секунд Кассий Агриппа. Ах, да! Его Императорское Высочество Секунд Кассий Агриппа. С детьми не общаюсь. Обиделась. Вителлий Север абсолютно прав. Дети уже взрослые. Захотят, появятся. Дорогу знают.

Навещают нас, конечно же, Секунд, Терций, Бадвард и Бальда с неизменным Хальзе. Иногда появляются Вителлий Флавиан, Лопе, Тито, Ченте и Алан. Не приезжают Марий и Тит. Титу я запретила, а Марий... Не хочет беспокоить Эльзу? Вспомнила изречение из древней священной книги: "И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть." (© "Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета.") Ну и пусть. Пусть! Не буду плакать!

Ада стережёт Люциллу, Милочка занята детьми. И вообще, - домоседка! Весь авантюризм Сигмы-два достался Лопе. Сигма-два выжил. И все его ребята тоже. Заряды были холостыми, а зрелище смертельных ран достигнуто при помощи спецэффектов. Папуля срежиссировал. Объяснил Вителлию Северу, что на меня надо произвести впечатление. Я боюсь отца. Фантазия его безгранична и непредсказуема. К вящей славе Империи, конечно! Ad majorem imperii gloriam!

А Сигма-два отправился на границу Империи, оказавшись в мире Эльзы. И не спрашивайте меня, кто подбирал для него мир! Я уже ни в чём не уверена. Центурион Сигма вышел в отставку, закончил семинарию, получил сан священника и имя Генрих, и служит в древнем соборе, в родном городе Эльзы. Помогает молодёжи. Возродил ораторий ("Ораторий - это место, в котором дети и подростки могут провести время с пользой для себя. К нам приходит молодёжь со всей округи, но особенно мы рады видеть ребят из малообеспеченных семей. В первую очередь, именно для них мы всеми силами стараемся обеспечить организованный субботний досуг и уберечь от опасностей, подстерегающих каждого, ничем не занятого, ребёнка. Нашей главной целью является оздоровление социально незащищённых детей и молодёжи путём приобщения их к систематическим занятиям спортом, а также создание условий для профилактики правонарушений среди несовершеннолетних... Есть что-то, что меняется - священники, сёстры, сотрудники. Ребята вырастают - приходят новые. Но главное остаётся неизменным - это наша любовь; это стремление подарить друг другу улыбку, хорошее настроение, дружбу, общение, участие; делиться своими радостями и проблемами; обсуждать волнующие вопросы, события, советоваться. И делаем всё сообща, дружной радостной командой: играем, танцуем, поём; ставим небольшие сценки, соревнуемся. И всегда побеждает дружба и хорошее настроение." © "Дом Боско. Наша жизнь. Ораторий"). Если это папулина схема, то прицел настолько дальний, что я не вижу цели. Но я всего лишь глупая женщина, а он Император.

Квинт Вителлий Север растёт под присмотром отца и братьев. Маршировать начал, едва научившись ходить; как и все Вителлии Северы. Ага, и музицирует... Талант отца в полном объёме достался Секунду. Терций и Квинт прекрасные исполнители, но с импровизацией у обоих проблемы. А, может быть, ещё не время... Может, Вителлии Северы импровизируют только, когда переживают. Секунд воспитывался в борьбе между мной и отцом за правила воспитания. Гауптвахта и порка для ребёнка, - лишние. Муштра... ну... пришлось сделать уступку. Понаблюдав, поняла, что муштра Вителлиям Северам нужна. Она им заменяет игры. А уж когда появились стражи с домиками!.. Муштровать домики, - это настолько увлекательно, что даже Вителлий Север с удовольствием этим занимался. Даже прилетал к нам с Алонсо, занимался с Вейгаром и Вероникой. Почему их казармы подпрыгивают? Непонятно! Может быть они будут летать? Представила... ужаснулась!

- О чём думаешь, кариссима?

Отцепив от себя все двадцать восемь наглых консульских лап, поправляя одежду, поясняю:

- Я думаю, почему домики Вейгара и Вероники маршируют вприпрыжку. Может, они будут летать? Когда вырастут?

Вителлий Север, поморщившийся при упоминании о недостатках в строевой подготовке домиков младших стражей, задумался... Просветлел лицом...

Ну конечно! Будем растить мобильные военные базы! Алек с ума сойдёт! Стражи немедленного реагирования!

- Кариссима... Какая чудесная мысль! Может, тебе нужен особый режим питания, когда ты носишь стражей? Нне?

- Ага! Летучих мышей под соусом тартар! Я тебя убью, Вителлий Север!

- Придумай что-нибудь другое. К "убью" я уже привык.

Булькаю от возмущения, как... кипящий котелок. Режим питания он мне придумывать будет! Нашёлся, "дорогой папочка"! Слова не скажи!

Муж осторожно отводит мои скрюченные пальцы от своих глаз.

- Тит собирается представить семье свою жену.

Вот так. Семье. Марий, хотя бы привёз свою рыжую бестию к нам в Делон. Украдкой вздохнула... От Алонсо только приветы, цветы и конфеты... Вителлий Север полыхает ледяным пламенем глаз. Учуял, что я думаю об Алонсо... Титу мой запрет не мешает появляться в казарме, когда ему нужно. А представить жену... Не буду себе голову морочить! Через двенадцать лет мне предстоит отправиться к Зигги. Есть о чём подумать и кроме охамевших отпрысков. Муж ждёт ответа...

- Ну какое мне до этого дело, Вителлий? Собирается и собирается. Тит уже взрослый. И самостоятельный. Я, вероятно, сделала ошибку, пытаясь опекать детей... Пусть сами разбираются со своими жёнами, мужьями, и детьми! Я устраняюсь.

- Кариссима... Наш мальчик и так чувствует себя брошенным. А ты демонстративно отворачиваешься от него... Хорошо ли это?

- "Наш мальчик" уже взрослый. Если бы посещал Резервацию, мог бы и внуками обзавестись. Не морочь мне голову. Я тебе сказала, что перестаю интересоваться взрослыми детьми! Они знают где я; захотят меня видеть, - появятся.

- Императору ты так же ответишь?

- Кассий Агриппа, да живёт он вечно! мне ничего не сказал о том, что Тит подобрал себе жену. И вызов не прислал. Отец только мужей мне подбирает. Как ни появлюсь в столице, - новый указ, регулирующий мою семейную жизнь!

Вителлий Север задумался. Ха! Последний аргумент его сразил наповал! Отправилась в сад, - гулять с Квинтом. Через полгода надо будет Люциллу пристраивать. Или папуля, для начала, загонит внучку в Резервацию? На три обязательных контракта? Какую жену подобрал себе Тит? И где он её подобрал?

***


На церемонию представления отправилась, перекинутой мужем через плечо. Ага, в батистовой ночной рубашке. Стандартного фасона, - длиной до пят, с вырезом до пупа и кружавчиками. Эта консульская морда, выбил дверь спальни, в которой я закрылась, и вытащил меня из кровати! Квинт смеялся, думая, что это такая игра. Лили, увидев внука с ребёнком за руку и женой, перекинутой через плечо, уселась на пол, потом, вообще улеглась и начала бить пятками по полу, держась за живот и захлёбываясь счастливым смехом. Я пытаюсь выбить пыль из охамевшего Вителлия Севера, колотя его по спине. Кулаки только отбила. Папуля, да живёт он вечно! посмотрел, с холодным неудовольствием, на это веселье и рыкнул:

- Немедленно переодеться!

Лили кошачьим движением, притянув к себе взгляды всех мужчин в зале, поднялась с пола, и увела меня за ручку переодеваться. Когда я вышла из душа, она спросила:

- Агриппина, сознайся, ты это нарочно делаешь? Чтобы твой муж не заскучал?

- У тебя есть точечный портал, Лили? Я верну. Или одолжи мне секиру...

Лили уставилась на меня в абсолютном шоке:

- Что ты такое говоришь? Одолжить тебе своего супруга?!

В процессе разговора быстро привожу себя в порядок. Пять минут. Дольше папуля ждать не будет. Озвереет. К счастью, патрицианские тряпки надеваются быстро. Волосы расчесала и свернула в мягкий пучок, закрепив сеткой с бриллиантовыми розетками доставленной вместе с одеждой и обувью из наших комнат. Лили, забеспокоившись, провела нас обратно порталом. Вовремя. Папуля уже кипит от ярости. На бесстрастном лице вспыхивают искрами огромные глаза. В гневе папуля ещё красивее. Вероятно потому, что не так холоден, как в нормальном состоянии. Приготовилась устроить скандал, но папуля молча отправил меня к мужу и сыну. Взяла Квинта за другую руку. Стою. Жду, чем порадует "наш мальчик".

Что можно сказать, - девочка милая. Не ошеломляющая красавица, но... Но! Милая. Воспитанная. И с характером. Папули не испугалась. Невысокая, худенькая, светловолосая и кареглазая. Глаза даже не карие, а рыжие. Такие яркие! Как у охотничьего сокола.

Следовало ожидать. Подсознательно, я за выбор сына всегда была спокойна. Он воспитывался Юлией, и нашёл себе похожую девочку. Другие его увлекали, но в душе отклика не находили. Конечно, молодая Вителлия не похожа на Юлию. Внешне. Но манеры... И эта доброжелательная любезность... Единственная, из знакомых мне патрицианок, Юлия была равно доброжелательна ко всем без исключения.

Папуля безусловно одобрил выбор любимого внука. Милостиво кивнул. Подарил молодым на обзаведение очередную звёздную систему. С непременным условием, что семья Вителлии переселится туда немедленно. Незнакомый патриций почтительно склонился перед Императором, да живёт он вечно! Интересно... Смотрю на мужа. Получаю индифферентный взгляд... Начинаю искать глазами что-нибудь тяжёлое.

Отец полыхнул на меня глазами, а потом протянул руки Квинту, радостно побежавшему к дедушке. Малыш самостоятельно вскарабкался деду на колени, и начал ему показывать свои сокровища: пуговицу от баронского камзола, кинжал из кости бездновой твари, ракушки... Вителлий Север, самостоятельно собирая ребёнка, не удосужился проверить его карманы. Вот теперь всё это изобилие, включая дохлую мышь с верёвочкой, привязанной к хвосту, демонстрируется восхищённому Императору.

Дааа, у папули, да живёт он вечно! таких сокровищ никогда не было. В резервации традиционно носят одежду без карманов. Мы на гособеспечении, - значит собственности у нас нет и быть не может. Вот так-то... Вителлий Север стоит бледный и скучный. Ждёт нагоняя... Кася и рыжая бестия улыбаются ехидно... Домики Бадварда и Бальды бегают возле Императора, взволнованно хлопая мембранами. Интересно, а они видят? Наверное, видят. Иначе с чего бы им быть такими любопытными. Квинт увидел домики и радостно побежал за ними, скатившись с дедовых колен. Казармы кинулись к своим хозяевам со всех лап. Ну, в общем, торжественная часть закончилась. Начался обычный бедлам. Союзную часть семьи не пригласили... И не хватает Люциллы. А это неправильно... и дети-стражи подозрительно тихо себя ведут.

- Где Люцилла? Вителлий Север? Где моя дочь?!

- Кариссима... ты сама отправила девочку к Аде.

Отвернулась от мужа, который будет изворачиваться до последнего, подозвала к себе Вителлия Флавиана.

- Где твоя сестра, Вителлий Флавиан?

- Я не знаю, мама. Приглашение передали через стража Хальзе...

Убью стража. Мне можно. Растерянно моргающий Хальзе возник передо мной.

- Мать стражей, чем я вызвал твоё неудовольствие?

- Ты передал приглашение моей дочери Люцилле?

- Я передал его прекрасной Аде. Она не подпускает никого к сестре.

- Люциллы здесь нет.

Констатирую очевидный факт.

И тут открылась дорога стражей. И Ада Долорес Эстрелла де ла Модена-Новарро-и-Делон, заламывая руки, бросилась передо мной на колени.

- Мама, Люцилла пропала! Я не могу её найти!

Дымные змеи в огромных синих глазах нервно свивают и развивают кольца, чёрные волосы распустились и укрывают плащом спину дочери, бритвенно-острые когти высовываются и убираются снова. Ада расстроена. А я, почему-то, успокаиваюсь.

- Как давно это произошло?

Захлёбываясь слезами, Ада с трудом выговорила, срываясь на шипение:

- Я заперла её вечером с собаками. Как обычно. Мимо отцовских собак даже страж не пройдёт, проверено... А утром... Её не было в спальне!

- А собаки?

- И собаки! Их тоже не было! А при чём здесь... Мама! Люцилла пропала, а ты о собаках волнуешься.

Тит хотел что-то сказать, но, посмотрев на свою жену, промолчал. Значит, собаки отправились вместе с Люциллой. Им приказали её охранять, вот они и охраняют. А убивать их не стали... Но кто же прошёл мимо собак Алека? Шипящие волны северного моря накатываются на каменистый берег... Голос стража Хальзе рокочет:

- Мимо собак Алека страж не пройдёт. Значит, это не страж...

- А кто? Девчонке ещё семнадцати нет!

- Ну, семнадцать ей через три месяца исполнится. А по меркам баронств, она уже взрослая.

- Это ты меня так успокаиваешь Вителлий Флавиан?

Начинаю злиться. Одна кудахчет, как квочка, потерявшая цыплёнка, другой рассуждает, третий бредит. Никто ничего не делает.

- А что тут можно сделать, кариссима? Мы можем только ждать.

- Сатх по следу пустить. И домики Бадварда и Бальды. Они кровные родственники. Они её найдут.

- Кариссима, ты предвзято относишься к дочери. Назвать девочку кровной родственницей сатх, всё-таки чересчур.

- Вителлий Север, мне не до шуток. Иди, займись строевой подготовкой.

Спокойно выдерживаю бешеный взгляд мужа. Квинт дёргает меня за руку.

- Мама, а почему тётя плачет? Она потеряла свой домик?

- Это твоя сестра, Ада, Квинт. Она потеряла твою сестру Люциллу.

Малыш протянул всхлипывающей Аде свою драгоценную мышь. Показал, как её надо вертеть на верёвочке. Был подхвачен на руки, расцелован и одарен конфетой. Что за привычка таскать с собой сладости? Это барон их с Аланом приучил!

Сатх по следу пускать не стали. Люцилла не страж, чтобы это было безопасно. А вот домики, по очереди, исследовали местность. Один домик был с нами, а второй шастал по округе, принюхиваясь. Следы ведут в Бездну. Вспомнила, как однажды мы стояли на краю... И барон отправил меня в Делон. Потому что мне стало нехорошо от вида тварей, лезущих оттуда. Люцилла... Конечно, она Вителлия Север. Но сколько она там продержится? И вообще, зачем её туда понесло?! Или... за кем?

В малом императорском дворце на территории Академии создан штаб поисков. Даже сват-мафиози подключился. Толку чуть! Девочка Тита переселилась к нам в казарму. Напоминает мне, что надо питаться. И играет с Квинтом, когда я занята координацией поисков. Ага, карту окраин Бездны черчу и отмечаю на ней исследованные области. Пригодилась учёба в Академии. Страж Хальзе обратился ко всем стражам, совместно с Аланом и Адой. Реакцией пока явилось несколько предложений руки и сердца для Ады. Разберётся сама! Взрослая уже!

Зигги напомнил, что Люцилла умеет летать на ройхе. Это он меня так успокоил. Разозлилась до невозможности! Отправилась к папуле требовать расторжения брака с Зигги. На хрена мне такой муж?! Двое нервы мотают, ещё и третьего до кучи!

Папуля не проникся. Приказал свернуть поиски и ждать. Если Люцилла жива, значит с нами скоро свяжутся. Спросила почему он так решил. Получила в ответ, что зная характер моей дочери, мы получим известия о ней не позже, чем через месяц.

Через месяц ей исполнится семнадцать... Надеюсь... Алонсо, прибывший, как только Ада сообщила ему о случившемся, успокаивает меня...

- Удивительная, девочка прекрасно подготовлена. И... кхм... она чистокровная, настроенная на... кхм... продолжение рода. Короче, вероятность того, что она жива очень велика.

- Алонсо... лучше не продолжай.

- Молчу...

Молча целует мои пальцы... Вителлий Север начинает закипать от злости. Зигги придурковато улыбается. Алека не хватает. Для комплекта.

Стремительный чёрный силуэт возник в самопроизвольно распахнувшихся дверях. Крылья тьмы несут ожившую мечту. Золотые волосы вьются, изумрудные глаза сияют нестерпимо, дымные змеи в них свивают и развивают кольца, алые губы изысканно капризного рисунка изогнуты хищно. Ледяной ужас распространяется по залу, заставляя людей замереть. Опять у меня нелады с определением расстояния. Вот барон в дверях, и через мгновение он уже встал на колено и целует мою руку. А жаркие кольца страсти стискивают мои бёдра. Шелест мёртвой листвы под ледяным ветром...

- Баронесса Воробышек...

А змеиные головы, высовываясь из кромки плаща, пробуют воздух раздвоенными языками... Прошептала почти беззвучно:

- Алек...

И расплакалась на груди у барона. Я держалась все эти три месяца поисков. И вот... сорвалась. Завтра день рождения Люциллы. Мы соберёмся во дворце Императора, да живёт он вечно! И будем ждать. Оправдается ли папулин прогноз? Выплакиваю всю горечь беспомощности, все сомнения и страхи, всю бездну отчаяния... Камзол барона промок насквозь. Мне стало стыдно. Алек, наверное, подумал, что со мной плохо обращались...

- Сегодня ты будешь спать в Делоне, баронесса Воробышек.

Алонсо прикоснулся к плечу Вителлия Севера, и, вскинувшийся было, муж, остыл. Молча кивнул. Мужчины обменялись рукопожатиями...

- Я ещё не был дома. Не могу пригласить вас.

- Да ладно тебе, Алек. Скажи, что хочешь побыть с женой. Мы поймём.

И мужчины расхохотались. Все четверо! Грохнула об пол хрустальную вазу. Алек утащил меня в Делон сквозь стену, пока я не впала в буйство, и не порушила всю казарму.

А дома всё по-старому. И, по-прежнему, рядом с Алеком я ощущаю себя богиней. Перед рассветом прогулялись по лабиринту. Сатх радостно шипя выползли навстречу барону. От него ещё Бездной пахнет?

- Воробышек, что за мысли?

- Нехорошо читать мои мысли. Мне это не нравится.

- Я стараюсь сдерживаться. Плохо получается. Отвык...

- Тебя долго не было, Алек. У нас ещё близнецы. Вейгар и Вероника де ла Модена-Новарро-и-Делон. Уже в Академии в мирах Союза.

- Я отправился домой, как только услышал зов. Потом вернулась память и я заторопился. Время в Бездне течёт иначе.

- Быстрее, или дольше?

- Иначе, Воробышек. Там другие мерки. Я не смогу соотнести их с нашим миром.

- Там Люцилла.

- Люцилла... Твоя дочь?

- Моя дочь от Вителлия Севера, родившаяся в мирах Союза, и воспитывавшаяся Алонсо. Она пропала три месяца назад. Следы ведут в Бездну. Сегодня ей исполняется семнадцать. А, может, уже исполнилось?

Старательно гоню от себя мысль о том, что Люцилле может уже никогда не исполнится семнадцать. Алек обнимает меня, прижимая к себе.

- Сегодня я буду с вами.

- Конечно. Ты должен познакомиться со всеми. Семья выросла.

- Я заметил.

***


Прошли в Императорский дворец дорогой стражей. Алек изменился, побывав в Бездне. Не могу оценить разницу. Но... раньше барон был более сдержан. Сейчас же он не выпускает меня из своей ауры. Ну ладно все прочие! Но дети-стражи всё видят! И Хальзе... Алек одобрил брак Бальды и Хальзе. Так что мы справляем обручение. В очередной раз. Но отцовское благословение - святое дело. Кружу по залу, как барракуда. Все шарахаются...

И? Я хочу сказать, что? Папуля, да живёт он вечно! прав, как всегда. Вселенная раскололась и соединилась. И разъярённая Люцилла в сопровождении баронских собак и нескольких страхолюдного вида громил ворвалась в зал.

- Мама, скажи ему! Я не хочу так ходить!

Дочь топнула ногой, по залу побежали разноцветные искры. На Люцилле платье из драгоценных камней. То есть, практически полностью! Этакая чешуя из сапфиров и бриллиантов. Льдисто-голубые глаза дочери на этом фоне похожи на ледяные звёзды. И... она носит ребёнка. Вот, паршивка!

- Люцилла, что это такое?! Тебе сказали, до семнадцати лет никаких мужчин!

- Мне уже два месяца назад семнадцать исполнилось!

- Так... ладно... И кому я должна сказать?

- Моему мужу! Я не хочу ходить как новогодняя ёлка! И с полком охраны! Я сама могу себя защитить!

Воздух замерцал... потёк радужными струями... Стражи обнажили мечи. Охрана Люциллы взяла её в кольцо, заслоняя от стражей и прочих присутствующих. На паркет зала шагнул высокий стройный мужчина. Темноволосый красавец, с янтарно-жёлтыми котовьими глазами. А ведь точно! Зрачок вертикальный! Одет в темно-синий камзол, чёрные узкие брюки, заправленные в ботфорты из шкуры какой-то чешуйчатой твари. Короткий плащ болтается за спиной. Первый взгляд - на Люциллу. И я успокоилась за дочь. А странный человек (человек ли?) подошёл ко мне, как будто танцуя под неслышимую музыку, и опустился на колено.

- Я знаю, что мой поступок непростителен, госпожа. Но я не мог иначе. Молю о снисхождении и готов претерпеть наказание.

Хлопаю глазами, начиная злиться. Ни одна сволочь не придёт на помощь! Я даже не знаю, кто таков мой новый зять! Меч Хальзе метнулся к шее склонённого в поклоне мужа Люциллы. Дочь спокойно смотрит. Я заинтересовалась...

Скрежет стали по чешуе, мгновенно возникшей на месте кожи. Зазубрины на лезвии... Алек убирает меч в ножны. Хальзе расстроенно рассматривает пришедший в негодность клинок. Шелестящий голос барона произнёс:

- Тебе понадобится другой клинок, Хальзе. Лендлорду Бездны этим мечом не повредить.

Лендлорд внимательно посмотрел на Алека, встал с колена, обратил внимание на остальное общество. Прошёл к трону, на котором сидит холодно разглядывающий его папуля. Этот... зять остановился в положенных десяти метрах от трона, отвесил придворный поклон, и... бла-бла-бла на полчаса! Я засекла время. Иначе подумала бы, что мы уже сутки слушаем разливающегося соловьём жителя Бездны. Люцилла дёргает меня и шипит:

- Мам, скажи ему! Или я его убью!

- Надо было раньше думать, Люцилла. Прежде чем детей с ним делать.

В который раз восхитилась отцом. Папуля выслушал лендлорда Бездны с таким видом, как будто у него ежедневно подобные посетители толпами ходят. На обещание закрыть свою границу от тварей милостиво кивнул головой, как будто это не стоит упоминания. Лендлорд Саэльмо принят в семью. А куда деваться? Люцилла родит ему наследника. Или наследницу... Я думала о возможности общения дочери со стражем. И совершенно не думала о Бездне. Но я не знала, что там есть разумные. Ну... относительно разумные. Потому что объявить патрицианскую одежду нищенскими тряпками разумный поопасится. Это мой зятёк ответил Люцилле на её требование: ты, дескать, жена лендлорда, и не можешь ходить как нищенка. В тряпье и без охраны.

Разглядываю безрассудного зятя только что оскорбившего всю женскую часть имперской аристократии. Люцилла, которую муж называет Люсиль, сжав кулаки, выкрикнула:

- Что ты понимаешь! Это не тряпки, а церемониальная одежда, освящённая традицией!

- Какая длинная фраза! Я восхищён, моя дорогая Люсиль.

Дочь схватилась за нож... все развеселились.

В замок барон Алек милорда Саэльмо не пригласил. Пришлось остаться в гостевых покоях. Для высокого гостя приказом Императора выделен гостевой дом. Собак отозвали. Ада шипит на лорда Саэльмо. Злая. Люцилла насторожённо посматривает на меня.

- Что смотришь? Высекла бы. Теперь за тебя муж отвечает. Радуйся.

- Прекрасная Агриппина, я ещё раз прошу простить мне мою дерзость.

- Расскажи мне, милорд Саэльмо, как могло такое случиться, что чистокровная человеческая женщина оказалась твоей женой.

Женой ли? Вопросительно смотрю на зятя.

- Женой. - Утвердительный кивок. - Мы женаты перед Бездной, с соблюдением всех обрядов. А рассказывать, особенно, нечего. Мне больше двух тысяч лет, а наследниками я так и не обзавёлся. И не встретил ни в одном из миров матери-Бездны женщину, которую захотел бы назвать своей. Услышал как-то о появлении на границе женщины-стража. Отправился посмотреть из любопытства. Давно их не было... Прекрасную Аду я не увидел, зато встретил прекрасную Люсиль, марширующую в саду под собственные команды. Люсиль покорила меня с первого взгляда. Такая выправка при такой женственности... Я унёс её той же ночью. Но твой гнев беспочвен, прекрасная Агриппина. Я осуществил брак только когда твоей дочери исполнилось семнадцать лет. Законы Бездны не менее строги, чем Имперские. И мать-Бездна благословила нас. Люсиль носит моего наследника. Теперь её не смогут забрать у меня.

- Что это значит, лорд Саэльмо?

Ничего себе новости! Забрать, это явно не о нас. Нам бы лорд Саэльмо жену не отдал. И справиться с ним мы бы не сумели. Только убить. Алек знает как... Аура барона сжала мои бёдра с такой страстью, что я чуть не вскрикнула. А лорд Бездны, посмотрев на нас с Алеком, затаённо улыбнулся и ответил:

- Я всего лишь лендлорд, миледи. Если кому-то из Повелителей понравится моя жена, он вправе взять её в свой гарем. Если, конечно, она не является матерью моего ребёнка.

- Люцилла, положи нож! Учись себя сдерживать. Тебе скоро детей воспитывать.

- Забрать? В гарем?! Ах, ты!..

Лорд Бездны схватил жену в охапку, нож скрежещет по чешуе, а молодожён страстно целует свою супругу. Забрала выпавший из руки дочери нож, и мы ушли, оставив их наедине. Разберутся. За две тысячи лет зятёк должен был научиться обращаться с женщинами.

- Это надо же, сколько пользы от строевой подготовки!

Съехидничать не получилось. Вителлий Север довольно улыбается. Ну конечно! Расширим плац. Пусть вся семья марширует! Ага, вместе с союзной частью и домиками стражей. Чего там мелочиться... И баронов пригласим с семьями. После такой-то рекламы...

Поскольку с Люциллой всё в порядке, Алонсо отбыл в миры Союза, а Тит забрал от нас свою девочку. Вителлий Север доволен. Сидим безвылазно в казарме. Строевой подготовкой заниматься отказываюсь, демонстрируя вопиющее отсутствие выправки. Зигги посмеивается. Барон Алек, единожды выразив удивление необходимостью для меня муштры, самоустранился. Но муж внял, и перестал ко мне приставать с этим. А то я уже начала задумываться: не прихватить ли мне из Делона парочку сатх...

Лорд Саэльмо усиленно приглашает погостить в его владениях в Бездне. На совесть пытается давить, наивный. Люцилле ещё три месяца до родов. И рожать она будет в Бездне. Конечно, надо бы поприсутствовать. Поддержать морально. Но... Но! Меня Вителлий Север не отпускает. Опасается за детёныша, которого я уже месяц ношу. Мастер-класс по вынашиванию потомства Люцилле давала Милочка. Ада притаскивала младшую сестру к старшей. И не выпускала её из поля зрения. Заодно и сама необходимые знания получала. Ну посмотрим, поближе к родам. Может быть, я позволю зятю меня похитить. На время. Лорд Саэльмо клятвенно обещает обеспечить мою сохранность. Люцилла говорит, они там летают не на ройхах, а на крылатых конях, которые способны мысленно общаться со своими всадниками. Интересно...

Занимаюсь йогой, медитирую, гуляю в парке и в, наконец-то, оборудованном лабиринте. Без Алека лабиринт не получался. Значит, Делон и лабиринт - две большие разницы. Вителлий Север не разрешает проходить лабиринт в одиночку. Раньше он никогда не трясся за меня до такой степени... Странно.

- Ничего странного, баронесса Воробышек. Раньше ни один лендлорд Бездны не подходил к её границам. Вителлий Север опасается, что тебя похитят, как Люциллу.

- Я не Люцилла, барон Алек. Мне семьдесят семь лет. И я ношу восемнадцатого ребёнка.

- Дети в Бездне - невероятная ценность. Женщины, способные продолжить род лордов - тоже. Женщина, способная родить ребёнка Повелителю, титулуется "сокровище Бездны". А ты, скорее всего, способна. Но беременную женщину похищать не будут. Чтобы не повредить ни ей, ни её ребёнку.

- В том поселении... на землях стража Ральфа. Там не было беременных? Или детей?

- Туда пришли хищники. Они лишь "относительно разумны". Справиться с ними нетрудно. Справиться с лендлордом, буде он решит воевать, почти невозможно. К счастью, они воюют в основном между собой.

- Люцилле грозит опасность? - Негодование заполняет меня. - Почему сразу не предупредил?!

- Ты плохо слушаешь, баронесса Воробышек... Твою дочь сейчас защищает сама Бездна.

- Как она будет там рожать?.. Может, мне, действительно, погостить у зятя?

Шипящий смех закружил по саду, заставляя деревья поёживаться. Барон Алек, похоже, прихватил Бездну с собой. И что это за ответ?

- Тебе просто хочется посмотреть на Бездну изнутри, баронесса Воробышек.

- Нууу... да! Там у них крылатые кони! Я думала, что это поэтическая выдумка.

- Не выдумка. В Бездне опасно. Ты всегда умудряешься влезть в неприятности, баронесса Воробышек. Вителлий Север правильно беспокоится... Но ты всё равно не прислушаешься к голосу разумной осторожности... Так?

- Лорд Саэльмо гарантировал мою безопасность.


Глава тридцатая: Прибавления в семье...


В Бездну меня не пустили, как я ни топала ногами... С Люциллой будут бабки-повитухи, принимавшие ещё самого лорда Саэльмо. Приказала зятю немедленно сообщить о результате. Внук Вителлия Севера будет наследником лендлорда Бездны. А его дяди и тёти - стражи Бездны. Сумасшедший дом! Стражи и дети Бездны друг друга терпеть не могут. Алек, единственный вернувшийся из ушедших в Бездну. Тот, кто вернулся до Алека давно уже умер. Или убит?

- Как умирают стражи, барон Алек?

- Как все, кто не доживает до старости, Воробышек. Нас убивают.

Аура ледяного ужаса облизывает мои ступни... ощущаю себя Византийской императрицей. Согласно традициям, Византийским императорам придворные целовали подошвы сандалий. И упаси Бог помешать движению... Смертная казнь. В Делон я сбежала от Вителлия Севера. Разозлилась на то, что меня не отпустили в Бездну, и закрыли во внутренней части казармы. Чтобы я не добралась до ройха. А для перехода в Делон, мне ройх не нужен. Мы с Вителлием Севером проверили это из зáмка барона Акселя. Правда, Алек сказал, что этот способ годится только для меня и для маленьких стражей, рождённых в Делоне. То есть, пока они не научатся открывать дорогу стражей.

- А почему вы враждуете с лордами Бездны? Они же...

- Ты судишь по своему зятю, Воробышек. Он женат на твоей дочери, ожидает наследника или наследницу, и, разумеется, хочет понравиться родственникам жены.

Алек шипит от злости. Дымные змеи в изумрудных глазах яростно извиваются. Мне не страшно, потому что Алек не причинит мне вреда. Продолжаю расспрашивать:

- А лорд Саэльмо, он...

Аура барона стиснула меня обжигающими кольцами...

- Воробышек, никогда не называй лорда Бездны по имени. Назвать имя, - значит позвать.

- Назвать имя трижды, - значит призвать. Я слышала эту сказку, Алек.

- Я не знаю, что ты слышала, Воробышек. Я говорю тебе то, что есть.

Открыла рот, чтобы спросить, и закрыла, уставившись на радужные полосы в воздухе. Алек, в ярости, пересадил меня с колен в кресло, и встал передо мной, заслонив обзор. Лорд Саэльмо, шагнувший в комнату, поприветствовал барона кивком и попытался подойти ко мне.

- Я не приглашал тебя в свой дом, отродье Бездны.

Ужас! От кого угодно ожидала подобного, но Алек?!

- Меня позвала мать моей жены, страж.

В устах лорда Саэльмо слово "страж", прозвучало, как "дикая тварь из дикого леса"...

- Как Люцилла? У меня уже есть внук? Или внучка?

И ойкнула, потому что лорд Бездны схватил меня на руки, подняв над собой и глядя на меня снизу вверх счастливыми глазами:

- У тебя внук и внучка. - И, через крохотную паузу, - Мама.

- Отпусти мою жену, лорд.

Меня осторожно усадили в кресло, и... уселись на пол у меня в ногах. Алек... растерян. Саэльмо, кстати, тоже. Ещё бы! Придётся пересматривать отношения со стражами. С шестью таки точно. Ибо они - дяди и тёти его детей. Надо как-то разрядить напряжённость. Хлопнула об пол чайную чашку.

- Я сказала немедленно сообщить мне о Люцилле. И?

Хлопнула вслед за чашкой блюдце. Лорд Саэльмо, встрепенувшись, с радостью объявил:

- Я виноват! Забыл обо всём. Готов понести наказание, уплатить штраф и совершить подвиг.

Не выдержав, рассмеялась. Весёлый у меня зять. В отличие от Хальзе, который только и гудит: "чем я вызвал твоё недовольство, мать стражей?"

- Когда ты представишь нам своих детей?

Лорд Саэльмо посерьёзнел...

- Дети рождены в Бездне. Через месяц представлю семью Повелителям. А сюда мы сможем прибыть не раньше чем малыши научатся управляться со своими ипостасями. Сейчас они не способны контролировать изменение. Волнение, испуг, - и переходят в боевой облик. Люсиль не пострадает, - мать они чувствуют, а все остальные... Года через два-три. Не раньше.

На тревожно-вопросительный взгляд зятя ответила холодным спокойствием. Маленьких стражей мы представляем семье, когда они начинают прятать когти. Как раз в два года.

- Ты не сказал мне, как себя чувствует Люцилла. Она здорова? Детям хватает молока?

- Всё хорошо. Люсиль прекрасно перенесла рождение близнецов. Молока им хватает. Можно я уже пойду?

- Иди, лорд. Люцилла должна соблюдать режим. Проследи за этим.

Зять мученически возвёл глаза к потолку, поцеловал мне обе руки и исчез в радуге.

Барон злобно шипит что-то на незнакомом языке. На мой вопросительный взгляд ответил что-то вроде: "превратили Делон в проходной двор". Возмутилась:

- Здесь росли твои дети. И если тебе не нравится моё присутствие...

Задумалась... Возвращаться к Вителлию Северу слишком рано. Опять оскотинится... Что за манера закрывать меня на женской половине?! К Алонсо не перейдёшь, отец будет недоволен нарушением очереди. И являться к мужу без предупреждения, - дурной тон. У меня четверо мужей. А у них, наверняка, тоже есть женщины. Поэтому, следует соблюдать график. Во избежание. Хорошо папуле: одна Лили и никаких хлопот. А я отдуваюсь за всю семью!

- Воробышек, не капризничай. В Бездну ты не пойдёшь! Твой зять ещё не совершеннолетний, и не может гарантировать твою безопасность.

- Моему зятю две тысячи лет, Алек. Он сам сказал!

- Совершеннолетие у лордов Бездны наступает после трёх тысяч лет. До этого момента их опекают старшие родственники, или, если таковых нет, Повелители.

- Откуда ты столько всего знаешь о Бездне, Алек?

Хочу сказок! А барон смеётся, усевшись у меня в ногах, как совсем недавно мой безднов зять. Шипящий смех отражается от стен, наполняя зал весёлым ужасом. Аура барона крепко держит меня, не выпуская из объятий. Я уже привыкла и лишь молча смотрю, ожидая ответа.

- В озере Забвения память общая, Воробышек. Бездна считывает информацию с попавших туда... Но те, кому даровано возвращение, тоже получают знания... вероятно, ещё и поэтому первое время после выхода из озера мы не осознаём себя. Если бы не зов, я мог бы воссоединиться с одной из семей Бездны. Забыв свою прежнюю жизнь...

***


Секст Вителлий Север растёт под охраной громадных чёрных псов, присланных мне из Бездны в подарок. Гончие Несха, или т'хассы. Каждая псина величиной с лошадь. И от них исходит аура ужаса. Алек говорит, что помимо прочих своих качеств, эти пёсики способны убивать страхом. А в дополнение - они могут общаться между собой и со своими хозяевами мысленно. И перемещаться в пространстве подобно ройхам. Вот они здесь, а вот уже там. Но только в пределах одного мира. Вот такие милые зверушки. Пёс и псица. Вителлий Север очень доволен.

Наш безднов зять мужу нравится. Как и Хальзе. У Бальды, правда, ещё нет детей... Но кто их знает, этих стражей? Может быть, это нормально... Хальзе регулярно присылает всякие диковины, чтобы порадовать "мать стражей". По моему, он опасается, что я решу у них погостить. Вот и откупается подарками. Но мне пока разъезжать по зятьям некогда. Детёнышей воспитываем. За Вителлием Севером глаз да глаз нужен. А то начнёт муштровать сына в лучших традициях клана. Чуть отвернёшься и телесные наказания с гауптвахтой введёт. Впрочем, Квинту недолго осталось развлекаться. Через год отправится в Академию. А пока учится писáть стихи, и музицирует. Это не считая изучения приёмов боя без оружия, строевой подготовки и прочих необходимых для Вителлиев Северов умений.

Барон Зигмунд, навещая нас, с упоением марширует вместе с Вителлиями Северами. Тихий ужас! Не миновать мне плаца! У Зигги не забалуешь... Первое наше совместное утро мы с ним провели в лабиринте. Интересно, как к строевой подготовке относится лорд Саэльмо? Люцилла её обожает. Наверное, маршируют всей семьёй. Вчетвером...

Интересно было бы посмотреть на внуков. Что за боевой облик у них... Барон Алек на вопрос об этом самом облике зло прошипел что-то непереводимое на человеческий язык и строго-настрого запретил мне соваться в Бездну. Во всяком случае, до знакомства с внуками. Дикость какая!

Ногами топать не стала. Секст ещё маленький, а соваться в Бездну с младенцем, действительно ни к чему. Вот Алонсо нашёл бы другие слова. Я бы сама приняла решение не лезть в Бездну. Вздыхаю о синеглазом командоре... Когда откроется граница, я буду женой Зигмунда фон Фальке. А потом граница закроется... Обидно. А, может, и к лучшему. А то Зигги почти переселился к нам в казарму.

Вителлий Север учится владеть двуручником. Ну да, все бароны умеют, кроме барона Луция... Вот и учится. Зигги и Алек помогают осваивать фламберг. Барон Алек подарил. Хотели и мне какой-нибудь эспадон подобрать, но я наотрез отказалась. Сказала, что хочу секиру, как у Лили. Тут уже Вителлий Север возмутился. Алек и Зигги хлопают глазами в недоумении. Они не в курсе подробностей семейной жизни Императора, да живёт он вечно!

Покаялась Алеку, что разграбила его оружейную. Барон рассмеялся, и подарил мне комплект боевых колец. Их положено вертеть на пальцах и стряхивать с них. У Алека получается очень красиво. А у меня... после целого дня тренировки, я всё-таки научилась их отправлять в полёт. О меткости речь пока не идёт. Большей частью они падают поблизости от меня. Нашла себе занятие на ближайшее время...

Квинт освоил это оружие раньше меня. Паршивец утащил их из закрытого оружейного шкафа. Кто его учил замки́ вскрывать?! Старший брат, не иначе. Второй Тит растёт. Тоже разбойничать будет. Надо было бы высечь, но ограничилась словами, что чужие подарки брать нехорошо. Успеет ещё на гауптвахте насидеться. Скоро уже проводим.

Секст пытается ходить при помощи бездновых собак. Смешно... Цепляется за хвосты и шагает. Радостный такой... Хохочет... Собачки умные, терпят. Когда он всё-таки шлёпается, его успевают подхватить за шкирку, до того как он отобьёт себе зад. И приносят ко мне. Сначала он возмущался, ревел корабельной сиреной, потом привык. Свисает из пасти, помаргивая...

Проводили Квинта в Академию. Заодно, представили Секста папуле, да живёт он вечно! Собаки умудрились переместиться вместе с ребёнком. Надо уточнить у зятя, что он имел ввиду, говоря о перемещении в пределах одного мира. Или они портал отследили? Лили, по-моему, собачек слегка испугалась. Или эти чёрные твари нарочно её пугнули. Она не нашей крови...

Когда лорд Саэльмо явился к Алеку в сопровождении этих псов, барон возмутился. Но, услышав, что это для меня подарок, сменил гнев на милость. Псины смотрели на меня пылающим пурпуром глаз и не делали попыток познакомиться. Прокусила себе руку и дала им слизать выступившую кровь. Зять удивился. А собаки своими языками залечили рану. Даже шрама не осталось. И впервые я услышала их голоса. Нет, они не лаяли. Они говорили мысленно. Я для них не хозяйка, а объект защиты. И мои щенки тоже. Остальных они будут терпеть, пока я их терплю. Ха! Зятёчек молодец! Вот уж угодил с подарком! Поинтересовалась, как они узнают моих детей, получила в ответ предложение не говорить глупостей. Узнают по крови.

И впрямь, примчавшегося Тита подпустили ко мне и к Сексту. А вот с Вителлией пришлось подходить мне. Слова жена они не понимают. А пугать людей им нравится. Девочка храбрая, но это не значит, что её нужно испытывать на прочность. Пришлось прикрикнуть мысленно. Умильно заулыбались, демонстрируя пятнадцатисантиметровые клыки и драконьи когти. Потом всё-таки сказали, что сразу поняли, - это самка моего сына. Шутят собачки так. Скучно им. Охотиться на медведей надоело, людей трогать я им не разрешила. Если эти люди не нападают. Вителлий Север на пробу выпустил их на бунтующую провинцию королевства Франца... Бунт закончился в один день. Собачки не получили ни царапины. Но бароны недовольны. Охотиться не на кого. Пленников не осталось.

Теперь, помимо барона Алека, детей пугают собаками барона Луция. Очень смешно! Нам ещё героев не хватало, стремящихся уничтожить чудовищ.

К папеньке, да живёт он вечно! Секст отправился самостоятельно, держась за хвосты собак. Он уже почти не падает. Я какое-то время боялась, что собаки, вильнув хвостами, отбросят ребёнка, но потом увидела, как они подхватывают его в момент падения и поняла, что они никогда такого не сделают. Кассий Агриппа холодно улыбнулся, чуть приподняв правую бровь. Потом встал с трона и взял внука на колени. Собаки сели по обеим сторонам трона. Получилось очень величественно. Интересно, а они поняли, что это мой отец? Мысленное фырканье в ответ: "тоже, загадка! Вы одной крови."

Зять сказал, что я угадала с этикетом знакомства. И проявила уважение, не оскверняя кровь запахом металла. То есть, прокусить себе руку было абсолютно верным решением.

Папуля передал Секста Острозубому, посадив ребёнка на спину громадному псу. Малыш весело засмеялся, обняв сóбака за шею. Ну, не совсем обняв, длины рук ещё не хватает, но попытался. Быстрая шла рядом, контролируя, чтобы детёныш не свалился со спины. Периодически носом поправляла крохотное тельце. В сравнении с этими собаками все выглядят мелочью. А уж полуторагодовалый младенец...

***


Сексту исполнилось три года, прежде чем мы увидели Люциллу с внуками. Лорд Саэльмо раз в месяц наносил нам визит вежливости, а Люциллу ни разу не приводил. Пока дети не научились контролировать боевой облик, мать должна быть с ними. Это он мне так зубы заговаривает. Пригрозила, что приду сама. Ага, и поживу у них с годик... Надо же Люцилле объяснить, как с мужем обращаться следует... Зять содрогнулся, и... испросил аудиенции у Императора нашего Кассия Агриппы, да живёт он вечно!

Асмунд и Асхильд Саэльмо похожи на своего отца. От Люциллы, пожалуй, только способность маршировать. Вителлий Север одобрительно улыбнулся внукам, замершим рядом с матерью по стойке смирно.

- Вижу, моя дочь соблюдает семейную традицию.

На вопросительный взгляд зятя пояснила:

- Следующего ребёнка или детей назовёт на букву "Б". Чтобы не путаться...

Лорд Саэльмо заулыбался, блеснув клыками, и шагнул к детям, потому что открылась дорога стражей и появились Ада и Алан, сопровождающие Вейгара и Веронику. Вежливые оскалы вспыхивают и гаснут, когти сверкают, ауры пронзают пространство... Демонстрация силы? Как невежливо! Дети зашипели недовольно, Люцилла положила им на головёнки руки. Успокаивающе прошипела что-то... Уже язык Бездны выучила?

Отца ещё нет. Обстановка неуклонно накаляется. Посвистела внукам, как барон Алек высвистывает сатх. Повернулись ко мне: глаза круглые, котовьи. Любопытные... Протянула руки, наклонившись. Скользнули ко мне, как шарики ртути... Обнюхали... Пожалела, что у меня нет при себе конфет, потом решила: незачем баловать. Схватила обоих детёнышей, попыталась поднять на руки. Села на пол. Детки тяжёлые. Кушают хорошо... Хохочут, радостные. Обнимаю внуков, смеюсь вместе с ними. Вителлий Север поднял детей на руки, а меня поднял зять. Люцилла беседует с Адой, а я предложила:

- Пойдёмте, посмотрим змеек. Ваша мама нас вызовет.

- Змеек?

- Барон Алек подарил отцу на коронацию трёх детёнышей сатх. Они поселились в дворцовом парке. Уже выросли большие... Или им сатх неинтересны?

- Мама, с'атх даже мне интересны. Они большая редкость в Бездне.

И мы впятером отправились в парк. Вителлий Север перенёс нас к памятному фонтану, окунув по обычаю в воду. Дети радостно завизжали, я чуть не оглохла. Зять создал тёплый вихрь, высушивший нашу одежду. Всё-таки консул со своими шутками перебарщивает. Дети могли простудиться. Идём в самую запущенную часть парка. Перешагнули через границу безопасности и двинулись в заросли. Надо загнать сюда Аду с Аланом. Пусть расчистят, вместо того, чтобы моих внуков пугать.

Приближение сатх почувствовали одновременно. Любопытствующая злоба... И... готовность убивать. Странно... У Алека они не такие кровожадные. Внуки, извернувшись, вырвались из рук Вителлия Севера и рванули в заросли. Я испугалась, что змеи могут повредить им. Но Вейгар и Вероника таскали детёнышей за хвосты безо всякого вреда... Зять спокоен, и я тоже успокоилась.

Разъярённое шипение, кровожадные вопли, треск, топот... Из зарослей пыхтя выдираются милые детки, таща за голову огромную змеищу. Лорд Саэльмо меланхолично сказал:

- Частичная трансформация наконец-то освоена.

Дааа... детки человеческий облик можно сказать утратили. Головы и руки человечьи, а ещё у них по восемь лап, четырьмя из которых каждый удерживает змею, подхлёстывая её чешуйчатыми хвостами с жалом на конце.

Сатх увидела нас и взвилась в воздух возмущённо шипя.

- Наверное хочет сказать, что детей надо лучше воспитывать...

И в это время нас вызвала Люцилла.

- Бросайте змейку, дети. Не надо её обижать. Пойдём, представимся прадедушке.

Дети вцепились в змеищу, как в родную. Та даже хрюкнула, вместо шипения. Когти у них... Зять шагнул вперёд, схватил обоих отпрысков за шкирки, прошипел что-то резкое детям, выпустившим змею, и извиняющееся самой змее, хлестнувшей по кустам хвостом на прощанье. Дети протестующе заорали, и в этом вот оре мы шагнули в малую гостиную. Люцилла бросила на нашу группу только один взгляд, и зять жестом восстановил парадный вид Асмунда и Асхильд. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! с интересом смотрит на своих правнуков. Лорд Саэльмо взял детей за руки и пошёл к трону. Дети вырывались до тех пор, пока не увидели Императора. Отец, как обычно, произвёл сокрушительное впечатление. Малыши выпрямились и промаршировали к трону, демонстрируя выправку, достойную Вителлиев Северов. Встали навытяжку, едят глазами начальство. Вот только рты открыты и глаза круглые... Лёгкую улыбку своего прадеда, Саэльмо-младшие приняли как разрешение. Миг, и они уже на коленях Императора. Щебечут радостные, рассказывают что-то. В три с половиной года уже не теребят императорский плащ и причёску. Наверное, стражей надо попозже представлять отцу...

Домики Вейгара и Вероники прыгают вокруг живописной группы на троне. Бездновы внуки заинтересовались... Люцилла, извинившись перед дедом, забрала упирающихся близнецов, и подтащила их к лорду Саэльмо. Ледяные Вителлие-Северовские глаза сверкнули, и дочь отправилась продолжить беседу с Адой. А я спросила зятя:

- Я не вижу домиков твоих детей, лорд Саэльмо.

- Просто Балли, мама, прошу.

- Хорошо, Балли, но это не ответ. Или вы не выращиваете зáмки?

И зять повернулся ко мне ошеломлённый... А дети, воспользовавшись этим мгновением, рванулись ловить домики Вейгара и Вероники. Были подняты в воздух и перенесены обратно к отцу. Недовольное шипение...

- Стражи выращивают зáмки, мама?

- Я видела этот процесс трижды. Издалека, правда. Нужна капля крови, добытая когтями, песок и какие-то слова. Асиенды Алана и Ады выращены из здешнего песка. Маленькими они напоминали избушки на лапках и прятались в кармашках у детей. Любой из стражей знает как вырастить зáмок.

- Понятно... Теперь многое становится ясным...

И зять, вызвав радугу, зачерпнул оттуда горсть тёмно-синего песка. Вырастил коготь на указательном пальце, порезал ладонь, смешав чёрную кровь с песком, прикрыл глаза и... ничего не случилось. А я надеялась...

- Не расстраивайся, мама, у Люсиль уже есть дом.

Окунув руку в радугу, зять вытащил её чистой и залеченной.

- Я спрошу у барона Алека, что надо сказать, чтобы вырос домик.

- Магия стражей отличается от нашей, мама. Ненамного, ибо все мы родом из Бездны, но... отличается.

- Барон сказал мне, что стражи когда-то были людьми.

- Возможно. Если человек попадает в озеро Забвения, он может выйти оттуда стражем. Или одним из лордов. А может и раствориться в нём.

Задумалась... Отцу осталось не так много лет... Есть шанс... Или нет?

- Думаешь о своём синеглазом муже, мама?

- Об отце, да живёт он вечно!

Алонсо обещал дожить до ста пятидесяти лет. Мы с ним ровесники, а отец...

Отцу уже двести девяносто один год. Через шестьдесят лет, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! начнёт стареть... Не хочу!

Меня, впрочем, не спросят... Отправят очередное платье делать... Или ковёр... Какая-то я никчёмная... Не хотела быть "дорогой мамочкой", и что? Ею и осталась! Ничему новому не выучилась, кроме как с мужьями скандалить... Ну... ещё детей до пяти лет воспитывать и снох с зятьями гонять. Вот дети у меня хорошие получаются... как и у всех "дорогих мамочек".

Тяжело вздыхаю, отвернувшись... Зять приносит мне бокал минеральной воды... Молчит. Понятливый, или мысли читает? Хотя, наверное, прожив две тысячи лет, мысли читать необязательно. И так всё понятно...

- Кариссима, мы возвращаемся. Лорд Саэльмо, ждём вас у себя на Альмейне.

- Буду рад.

Зять склонился к моей руке, и скользнул в сторону, уступая место дочери. Люцилла в расстроенных чувствах:

- Мама, зачем ты показала детям змей? Они теперь не успокоятся!

- Попроси деда, он с радостью подарит вам хоть всех трёх.

Зять чему-то улыбнулся... И я подумала: змеи ведь уже тридцать девять лет здесь живут. Наверное, расплодились...

- Балли, чему ты улыбаешься? Змей уже больше трёх?

- Намного, мама. С'атх уже после двадцати пяти лет способны открывать границу между мирами, так что пары они себе нашли. Я не знаю, как стражу удалось ограничить их территорию, что они не покидают, отведённое им место, но им там уже тесно.

- Они поэтому такие злые?

Зять пожал плечами... А я подумала, что если бы меня тащили за голову, подхлёстывая шипастыми хвостами, я ещё бы не так разозлилась. Но готовность убить чувствовалась на расстоянии... В лабиринте Алека сатх более мирные. Надо поговорить с бароном. А пока, отправилась попрощаться с отцом. Заодно, попросила у него змей для моих внуков. Папуля приподнял левую бровь: ну да, - это подарок Алека к коронации. Но собак расплодившихся отец дарит приближённым. В качестве особой милости. А змеи тоже расплодились, и им там тесно!

Оказывается папуля не возражал. Он только поинтересовался, каким образом мы намерены их отлавливать. Ха! Я сказала внукам, что прадедушка разрешил им взять змеек. Не больше двух каждому. Дети исчезли из зала приёмов со скоростью света. Люцилла посмотрела возмущённо, но ничего мне не сказала. Попробовала бы! Зять веселится. Поблагодарил Императора за щедрый дар, разливался соловьём, пока дети не вернулись, таща с собой змей. Никаких корзинок, и даже без смены облика. Запеленали несчастных пресмыкающихся в радугу. Змеи глаза прикрыли, на чешуйчатых мордах покорность судьбе. Балли посмотрел и слегка ослабил радужные путы. Наконец-то, безднова семейка отбыла восвояси. Дети махали прадеду всеми руками. Довольные и счастливые. Вителлий Север сунул меня в портал, не утруждаясь прощанием.


Глава тридцать первая: И снова в бой, покой нам только снится...


- Как тебе наши внуки, Вителлий?

- Равнение держат хорошо. Даже в этой... частичной, кхм... трансформации.

Стукнула мужа подушкой. Что с ним можно обсуждать? Конечно, если их воспитывает Вителлия Север, они будут держать равнение... А в остальном, - дети как дети. Жаль, что домики они не смогут сделать... Или, может быть, дети как раз и смогут? Может, это у взрослых не получается? И действительно ли не получается? Почему зять так быстро "очистил" руку? Причём, не показывая её мне? Темнит, лорд Саэльмо. Надо их навестить!

- Отправишься вместе с бароном фон Фальке. Если он разрешит тебе.

Смотрю на мужа в полном обалдении. Тоже мысли читает?

- Не смотри на меня так, кариссима. Твои мысли написаны у тебя на лице.

- Далось вам моё лицо.

- А как же, кариссима? Ты мать наших детей. Конечно мы наблюдаем за тобой.

- Кто это мы?

- Я, и синеглазый, и барон Алек... Даже барон Зигмунд наблюдает, хотя у него никаких прав нет. Кариссима, а давай я его убью?

- И попадёшь под ЗОВ. Отец чётко сказал: никаких поединков.

Посмотрела на Вителлия Севера, и всё-таки не удержалась:

- Зигги сам тебя убьёт, Вителлий. Он только повода ждёт. Не цапайся с ним, пожалуйста. Он подведёт тебя под законы баронств. Ты выучил их?

- Не волнуйся, кариссима. Зигмунд фон Фальке ещё не дорос, чтобы мне угрожать.

- Слов нет, с тобой разговаривать! Хоть кол на голове теши! Ты забыл, как в регенераторе валялся? Алонсо моложе Зигги.

- Я всё помню, кариссима. Я даже помню, что ты с детьми берегла синеглазого... Но синеглазый закончил Академию. А Зигмунд фон Фальке, - самоучка.

- Насколько я поняла, Зигги учился у своего отца. Который Академию, как раз, закончил. Может, Зигги не особенно разбирается в охранных системах, но в том, что касается лишения жизни себе подобных, он может кое-кому фору дать. Надо уважать противника.

Барон Луций замурлыкал мне на ушко, как сытый тигр:

- Как приятно, кариссима. Значит, Зигмунд фон Фальке для тебя противник... Помочь?

Спихнула с кровати развеселившегося супруга. Вителлий Север падать в одиночку не пожелал, в результате, на полу спальни образовалась куча мала из подушек, одеял и нас, грешных.

И, конечно, папуле именно сейчас понадобилось связаться с мужем. Багровый адьютант прорыдал, что с консулом желает говорить Император, да живёт он вечно! Я, схватив простыню, попыталась заползти под кровать, была выловлена мужем, и выставлена за дверь. Из собственной спальни! Спальня у нас, конечно, общая... Вителлий Север не выделил мне, полагающихся баронессе, покоев. Казарма! А никакой не замок! Уйду к Алеку. У меня там целое крыло зáмка. Закуталась в простыночку, отправилась в термы. Там автомат-ателье есть.

Консул вошёл, когда я плавала в бассейне, размышляя, говорить мужу о грядущих близнецах, или подождать ещё немного. Посмотрела на мужа в форме, вылезла, попыталась задрожавшими руками надеть тунику... Вителлий Север забрал одежду из моих рук, надел на меня, и, погладив по щеке, вышел. Молча. Побежала за ним, путаясь в подоле.

- Я ненадолго, кариссима. Не суетись.

Катер завис над площадкой, муж вошёл в световой столб и пропал из вида. Я вернулась в наши комнаты. Походила, бессмысленно трогая вещи, и отправилась в детскую.

Секст играет с собаками. Охотится за ними. Прячется под столом и "неожиданно" выскакивает, пугая. Собаки отскакивают, а потом с радостным лаем прыгают вокруг хохочущего сына. Тхассы сидят по бокам двери, напоминая статуи чёрного камня.

Взяла детёныша с собой в сад. Будем играть вместе.

Побегали с собаками, потом, ответственный ребёнок отправился маршировать. А я уселась в переносное кресло и наблюдаю, не переставая удивляться увлечённости Вителлиев Северов строевой подготовкой. Вроде бы мы никого из них не муштруем, как муштровали консула... Люцилла и то учит своих отпрысков маршировать. Интересно, вырастили ли они себе домики. Думаю, что да. А вот на что могут быть похожи жилища лордов Бездны?

Гоняю разные мысли, стараясь не думать о войне. Я хорошо помню такой блеск глаз своего мужа... Император вызвал его, чтобы... что? Отправить в район боевых действий? Или пока ещё будем готовиться, и я увижу мужа? Граница с мирами Союза сейчас закрыта. Почти шесть лет до соединения наших миров. Что же случилось? Очередной бунт? Бунты, обычно, происходят в первые двадцать лет после окончания войны... Впрочем, я не разбираюсь в политике. Если бунт выгоден папуле, да живёт он вечно! он произойдёт там, где, и тогда, когда папуля посчитает нужным. Это нетрудно организовать. Надеюсь, что это всего лишь бунт...

Консул появился, когда я собралась вести Секста ужинать. Вместе с баронами Алеком и Зигмундом. Секст вырвал у меня свою ручку и побежал к отцу. Вителлий Север посадил ребёнка на плечо, протянул мне свободную руку, в которую я вцепилась, вызвав придурковатую ласковость в глазах Зигги, и мы впятером отправились ужинать.

Бегу рядом с широко шагающим мужем, думая о том, что Зигги меня на плече носил. Но у нас с ним не было детей... Алек всегда сбавляет шаг, позволяя мне идти спокойно. Только с Вителлием Севером я вынуждена торопиться. Консул не утруждает себя корректировкой скорости. Жаркие кольца ауры барона мне прыти не добавляют. Возмущённо смотрю на обнаглевшего Алека. Получаю в ответ удивлённый взгляд. Зигги улыбается по-змеиному. Наконец-то, дошли до малой гостиной. Ага, поужинаем в тесном семейном кругу: три мужа, сын и я.

От вина бароны отказались. Вителлий Север почти не пьёт, Алек к спиртному равнодушен, а Зигги... Он сказал мне, что больше бутылки в день теперь не употребляет... Так что, взрослые пьют минеральную воду, а сыну налили молока.

Секст устал, начал засыпать за столом. Хотела вызвать нянек, чтобы отнесли его в детскую, но Вителлий Север приказал устроить ребёнка прямо в столовой. Бароны молчат. Я, испугавшись, уронила стул, подхваченный Зигги. Алек прикрыл глаза и замок вырастил кроватку. Барон исчез на пару минут, и вернулся вместе со служанками из Делона, несущими постель для ребёнка. Уложила сына, повернулась к мужьям, краем глаза заметив, что бездновы гончие улеглись с двух сторон кроватки. Шёпотом скандалить неудобно, от этого ещё больше разозлилась.

- Что происходит, Вителлий? Что за...

- Кариссима, помолчи. У меня мало времени.

Смотрю на мужа, а руки тянутся к горлу. Вспомнила покойную баронессу Зосю... Села за стол, положив на него кисти рук и держа спину прямо. Я совершенно спокойна. Мне ещё детей надо вы́носить. Вителлий Север молчит. Я тоже. Сидим вчетвером. Наконец, муж собрался с мыслями.

- Кариссима, с этого момента ты не отходишь далеко от ребёнка. Собаки нашего зятя должны быть при вас неотлучно. Если что, они перенесут вас с Секстом в безопасное место. Ну, они твари умные, разберутся. Меня не будет... какое-то время. Барон Зигмунд останется защищать Альмейн.

- Защищать? От кого... защищать?

- Неважно, кариссима. Ройхами не пользоваться. Это может быть опасно. И для тебя и для них.

- Может быть баронессе с сыном лучше пожить в Делоне?

- Делон примет гончих псов Бездны?

Алек промолчал. А я вспомнила "землетрясение" которое устроил зáмок, когда Балли притащил свой подарок. Забавно, на самого Балли Делон так не реагировал. Подумала, что время, для сообщения, явно неподходящее. С другой стороны, когда оно будет, подходящее? Да и будет ли? Решившись, я сказала:

- Мне лучше быть в Делоне, Вителлий. Вынашивать стражей в зáмке.

Глаза Зигги задумчиво сузились, а муж посмотрел на меня, очень довольный. Даже протянул руку и дотронулся до моих рук, сжав их на мгновенье.

- Я постараюсь вышибить их в течение полугода, кариссима. Но ты, при малейшей опасности, должна уйти к нашему зятю в Бездну.

- Пусть принцесса с сыном отправляется навестить свою дочь прямо сейчас. Пока никто ничего не знает. Не надо рисковать детьми.

Холод стали в руке... Вдох... выдох... Спокойно... Спокойно. Ледяным шёпотом спрашиваю.

- Не знает о чём? Что случилось такого, что я должна бежать, бросив тех, кто уйти не может?

- Это набег, принцесса. Звёздные странники. Дети Вселенной. У них много имён.

- Я... не слышала...

Вителлий Север улыбнулся Зигги крокодильей улыбкой, и пояснил мне

- Дорогих мамочек оберегали от этих новостей, кариссима. Всегда. И набеги эти достаточно редки. Но я не смогу распылить силы. Я буду защищать Новый Вавилон. Резервацию, Академию, Императрицу с наследником. А ты останешься на Альмейне. И будешь делать то, что я сказал. Если близнецам лучше в Делоне, так тому и быть.

Тхассы наблюдали за мной, положив головы на лапы. У меня создалось ощущение, что они "переговорили" с мужьями. Опять всё без меня решили! А подарил их Балли, между прочим, мне!

- Успокойся. Мы будем рядом. Твои самцы волнуются о тебе.

Раскашлялась. "Мои самцы"... надо же такое сказать!

Вителлий Север спешно отбыл. Даже не проводил меня в Делон. Притянул к себе, сказал, что навещать меня не сможет, и чтобы я слушала Алека и Зигги. И ушёл. И не оглянулся...

Смотрю вслед мужу, машинально стиснув руки. Зигги улыбнулся по-змеиному...

- Опечаленная принцесса...

Пропустила мимо ушей. Вспомнила, что муж вообще никогда не оглядывается, успокоилась. Хотела расспросить Зигги об этих Странниках, но хитрый барон ускользнул, подобно сатх. Отправился "крепить оборону". А мы с Алеком и собаками прошли в Делон. Секста барон взял на руки. Малыш сегодня так набегался и намаршировался, что даже не проснулся, когда его вытаскивали из кроватки.

- Не тревожься, Воробышек. Твой муж вернётся с победой.

- Это ты мне гадаешь?

Шипящий смех закружил по огромному залу, заставив встречающих нас слуг упасть на колени и опустить головы. Или это бездновы гончие шалят? Острозубый повернул ко мне голову:

- Очень нам это надо! Этот твой самец может убить страхом не хуже нас. Мы погуляем. Осмотримся. Зови, если что.

И гончие Несха исчезли, переместившись в сад. Во всяком случае, оттуда послышались испуганные крики. Барон поморщился, но промолчал. Захотелось топать ногами и колотить посуду. Что это за Странники такие, что муж не сможет меня навестить, вырвавшись на полдня. Алонсо, когда дежурил во время герильи меня не навещал. Но мы с ним ежедневно разговаривали... С Вителлием Севером не поговоришь... Он сразу начинает злиться, что не может добраться до меня. Включаю контроль дыхания. Делон шлёт мне успокаивающие волны. Пытается сказать, что защитит?

- Надо переделать спальню. Вителлий Север сказал мне быть рядом с ребёнком.

- В спальне может находиться только колыбель, Воробышек. У ребёнка будет комната рядом.

И жаркие кольца ауры стиснули мои бёдра. Барон собирается исполнить супружеский долг? Прекрасное лицо склоняется ко мне. Дымные змеи в невероятных глазах лениво дремлют... Сердце моё замирает в сладком ожидании. Секст зашевелился, просыпаясь. Наверное отдельная комната необходима. Тем более, что она у него была всегда. Вителлий Север вообще выделил детям отдельную казарму.

- Комната должна быть рядом. И собаки... Будут дежурить возле ребёнка.

- Приказывай, Воробышек.

Издевается! Если бы не держал на руках моего сына, вцепилась бы когтями...

***


Живу в Делоне. Уже три месяца прошло. Об "выкинуть" захватчиков пока нет и речи. Вителлий Север изредка посылает весточки через Бадварда. Все остальные дети находятся на боевых постах безотлучно. Те, кто не на учёбе, конечно. Квинт учится в Академии. Император лично обратился к курсантам с просьбой воздержаться от самоволок на время военных действий. И, как ни странно, его послушались. Хотя, что странного? Ослушаться просьбы Императора, да живёт он вечно! - верный ЗОВ.

Вытрясла из Зигги инфо о Странниках. Если провести параллель с Землёй, - это как монголо-татарское иго. Давным давно, был такой великий кочевник, Темучин, названный после выборов в ханы ханов Чингизом. Чингиз-хан. Небесный, то есть. Или посланный небом. Уууу, а, может, он из этих? Или наоборот: эти из тех, прошлых... Но эти из ига нехило погуляли. Если учесть, что память людская коротка, то... Надо быть по-настоящему великим, чтобы сохраниться в памяти на тысячелетия.

Вот эти странники звёзд, нет! звёздные странники и ведут себя, как настоящие кочевники. Набег происходит таким образом: подбирается небольшая звёздная система, и полностью вычищается. Полностью! Живые существа, растения, плодородный слой почвы, полезные и не очень ископаемые... После этого набега от планеты остаётся крупный астероид. Или его куски. Понятно, что никому не хочется остаться без дома. Мы при наших войнах к планетам относимся бережно. Вспомнила, как Вителлий Север объяснял мне причину длительности войны с Союзом... Как там Алонсо? Вздыхаю. Тихонько, чтобы Алек не заметил. Всё равно заметит...

И ещё: кочевники - симбиониты своих кораблей. Их корабли живые. Но не как наши военные базы, скорее, как домики стражей. У них полный контакт. Наши капитаны управляют кораблями через блок ментальной связи. Но это не то. Совсем не то! Кочевники никаких внешних устройств не используют. Как они создают свои корабли никто не знает, но... Но! Они их создают. Вот и попробуй бороться с роем живых корабликов. Это всё равно, что отмахиваться от ос. Или от пчёл... Корабли кочевников способны объединяться. И тогда их боевая мощность возрастает в разы́.

Надо к ним команданте отправить. Послом. А что? Он тоже кочевник. Смогут понять друг друга. Нам понять их практически невозможно. Абсолютно другая психология. Как сказал один из кочевых предводителей: "...моим глазам больно, когда они видят чужие шатры на горизонте". Вот и эти... странники... объединяются только для набега. В другое время они враждуют друг с другом.

Сижу в Делоне. Безвылазно. Зигги запретил покидать замок барона. Сатрап!

Была попытка воздействовать на Серых лордов. Чтобы они открыли дорогу на Альмейн. Ха! Нашли кому угрожать! Балли сказал, что те, кого мы называем Серыми лордами, в Бездне носят имя "слуги Матери" и с ними даже лендлорды предпочитают не связываться. Они хранят неразумных детей матери-Бездны. Разумные хранят себя сами. Хотя, по-моему, сатх и ройхи много разумнее некоторых моих знакомых. И тхассы и даже собаки барона Алека. Но они не говорят с Матерью, в отличие от лордов Бездны. Поэтому она заботится о них через своих слуг.

И вот эти кочевники пригрозили Серым лордам уничтожением их подопечных, если Серые лорды не выполнят их требование. Змеи Алека насытились на много дней вперёд. И тем, кто живёт на Новом Вавилоне досталось еды вдосталь. А кораблики... погибли. Без своих симбионитов они не живут. Надо привлечь Вейгара и Веронику. У них домики ещё не взрослые. Может, наладят общение с кораблями кочевников? Интересно, а этот сбор добычи... он для чего? Когда домики укореняются, они тоже питаются, чтобы окончательно вырасти... может, и кораблики стремятся вырасти?

Сначала кочевники просто попытались взять Альмейн. Но зáмки баронов надёжно блокируют даже попытки Бездны открыть разлом, на котором они стоя́т. А против Бездны, кочевники... мелко плавают. Тогда они предложили поединок по древнему обычаю баронств. Холодное оружие, и одно условие: противник должен быть человеком. Наверное, они не первый раз сталкиваются со стражами. Вот тогда я впервые увидела каким страшным противником является барон Зигмунд. Неважно, что он не учился в Академии. Алек присутствовал в качестве наблюдателя, а я смотрела из Делона его глазами.

Против Зигги вышел практически его двойник. Нет, внешность, конечно, другая. Повадки одинаковые. Оба хищники. Сначала противники помахали двуручниками. Лязг, скрежет... у меня уши сворачивались в трубочки. Алек наблюдал с мечтательной улыбкой... в полудрёме... Это если смотреть, не зная барона. Как жаль, что я ничего не понимаю в фехтовании двуручником... Как ни пытались бароны меня приучить, я, неблагодарная, не прониклась. У меня от одного вида фламберга мышцы начинают ныть.

Потом взялись за ножи. Противник у Зигги достойный. Во всяком случае, ножами владеет лучше Алонсо. Но! Недостаточно хорошо, для Зигмунда фон Фальке. Зигги и ножи, - это отдельная песня. В нашем зáмке специальная оружейная отведена только под различные виды ножей. И "хитрые" тоже. У меня даже есть клипсы-ножи. Человека можно убить и четырёхсантиметровым клинком. Сколько ножей при себе у Зигги знает только он. Скрытого ношения, - это "ни о чём". Пряжка поясного ремня раскладывается в боевой клинок, фибула, скрепляющая баронский плащ вообще - складной кинжал. Ну и так далее, и тому подобное. Увлечённый человек...

Противник Зигги левую руку продел в отверстие рукояти широкого ножа, сужающееся к острию лезвие которого с одной стороны - полукруглое и заточенное, а с другой, - с множеством зубцов, - это такая жуткая тяжёлая штука для того, чтобы полосовать и кромсать человека на куски. Ширина клинка у рукояти - около восьми сантиметров, а длина ножа не меньше двадцати сантиметров вместе с рукояткой. Впрочем, рукоять, как раз и занимает половину длины. А во второй, - длинный узкий обоюдоострый клинок с зубцами у рукояти. Красивый и... элегантный. Матовая поверхность клинка протравлена и зачернена, чтобы не блестеть в темноте. Рукоять обычная. С защитой для руки. У меня есть несколько похожих. Я тоже люблю ножи. Не так, как любит их Зигги, но... Но! Для женщины нож, - хорошее оружие. Удобное.

У Зигги тоже два ножа. Один боевой, такой же, как тот, что он бросил мне когда-то; второй же... Широкой обоюдоострый клинок с двойной заточкой треугольного лезвия. Ширина, как у той жути, которой пользуется противник, но у Зигги клинок длиннее на четверть. А рукоятка, - как у штопора. Штырь проходит между пальцев руки, так что клинок ножа упирается в сжатый кулак барона. И по сравнению с кулаком Зигги, нож выглядит детской игрушкой. Но это игрушка отнюдь не детская. Рукоятка заканчивается упором, для ладони.

Смотреть на поединок было... страшно. И оторваться от такого зрелища, - невозможно. Плиты площадки все в пятнах крови. Противники обнажены до пояса, и все раны, - как на ладони. Смертельный танец... Потому что с такими орудиями убийства, как тяжёлые клинки обоих противников малейшая ошибка приведёт к смерти. Как заворожённая я впитывала блеск широких лезвий, алые капли, слетающие с них, время от времени. Все раны лёгкие, практически царапины, но они ослабляют. Кто окажется крепче?

Вижу кровавые росчерки на груди Зигги и начинаю вспоминать ощущение от гладкой кожи, под которой перекатываются стальные мышцы, бережных, осторожных прикосновений, от нежности которых перехватывает дыхание... и стальной хватки, когда страсть захлёстывала нас, накрывая, подобно волне. Злость охватывает меня. Как смеет этот... пришлый, ранить моего мужа?! Барон Алек улыбается насмешливо... Слышит мои мысли? Ну и пусть! Всё равно через пять с половиной лет мне придётся отправиться к барону Зигмунду. Если его сегодня не убьют. Обхватила себя руками... Смотрю...

Зигги победил "по очкам" и не стал убивать противника. Совершил ошибку Мария, повернувшись к нему спиной. И тот не упустил свой шанс, кинув в широкую спину чёрный клинок. Моё сердце замерло... Глупая курица! Мне бы следовало понять, что барон Зигмунд таких ошибок не делает. Шаг с поворотом, клинок пойман за рукоять и... возвращён противнику. Ага, в горло. А Зигги, придурковато улыбаясь, сказал Алеку:

- Люблю парней, которые не умеют сдаваться.

Потом я вместе с баронами смотрела как умирает корабль. Как жаль... Наверное в убийстве загнанных лошадей есть милосердие. Чтобы не мучились. Мы их не звали... Они пришли с войной... Но кораблик мне жалко. Хорошо, что Секст не видел. Рано ему ещё на такие поединки смотреть. Пусть лучше строевой подготовкой занимается.

Вот после этого поединка, кочевники и "наехали" на Серых лордов. Теперь Альмейн для них закрыт. Новому Вавилону так не повезёт, к сожалению. Там нет баронских зáмков. Поэтому вокруг столицы прочный заслон. Герцогства должны защищаться сами. Им предписано содержать войска. Империя помогает, конечно, но... Но! Империя велика. И отбился же тесть Тита силами своих крестников. Вителлия сидит в герцогстве. Отказалась ехать на Альмейн или Новый Вавилон. Истинная патрицианка.

А потом, осада была снята со всех планет. Благодаря порталу Вителлия Севера в миры Союза и самоубийственной атаке команданте Энрике на базу кочевников. Энрике атаковал, уничтожая вычисленное им "родовое гнездо", оттягивая на свой флот объединённые силы противника... Отряд смертников был уничтожен практически весь. Сам команданте погиб одним из последних... Но за это время Лопе нашёл общий язык с "взрослыми" кораблями кочевников и те начали бить по своим.

В общем, заключили мирный договор. Скрепили его браком Лопе и дочери их боевого вождя. Для такого случая Кассий Агриппа, да живёт он вечно! расщедрился на герцогство для внука. Прекрасная Анна похожа на сломанную жестоким ребёнком игрушку. Она пережила гибель своего корабля... И, по-моему, слегка повредилась в уме. Лопе она боится до судорог. Герцог Лопе её тоже боится. Старается в присутствии герцогини не делать лишних движений. Чтобы жена не падала в обморок от страха. Тихий ужас! Зачем, спрашивается? Предупредила сына, что благоверная супруга может однажды ему ножичек в бок воткнуть. Он сказал, что знает об этом.

Всё это печально... Я надеялась, что Лопе, со временем, найдёт свою женщину. А у него теперь гарем, унаследованный от Энрике, согласно традициям. Ага, они сражались вместе в последнем бою команданте. Победитель получает всё. Вот у Лопе теперь четырнадцать жён нормальных и одна психованная.

Но всё это и многое другое я узнала позже. А пока... сижу в Делоне. Жду вестей от Вителлия Севера и готовлюсь к родам. Барон Зигмунд навещает нас ежедневно. Бароны фехтуют двуручниками, упражняются с секирами, вспомнив о них, благодаря Лили; Зигги занимается с Секстом строевой подготовкой. И обучает ребёнка ножевому бою. Я, в ужасе, вспомнив, что не обучила детёныша стихосложению, выпросила у барона Алека все поэтические сборники, какие он сможет найти. Сексту понравились хокку. Помнится, Вителлий Север тоже оценил их, когда я учила поэзии Секунда...

"Во тьме безлунной ночи
Лисица стелется по земле,
Крадётся к спелой дыне."

(© отрывок из книги Кабаяси, Исса. "Японские трехстишия.")



Отправились в долину посмотреть на лисицу и попробовать дыню. Лисица малыша не впечатлила, он привык к баронским собакам и гончим Несха, а вот дыня ему понравилась. Мы сидели в небольшом саду возле баронского дома, Зигги кинжалом отрезал истекающие сладостью куски, еле успевая за нами. Мы с Секстом ели наперегонки. Все перемазались липким душистым соком. А вокруг летали пчёлы... Идиллия.

Алек съел небольшой ломтик. Из вежливости. А сам барон Зигмунд ограничился куском мяса с кровью, ломтем душистого ржаного хлеба, сыром и парой стаканов терпкого красного вина.

Завтра посетим пасеку. Секст заинтересовался пчёлами. К счастью, хватать их не стал. Барон Алек держит насекомых на расстоянии. Они боятся его ледянящей ауры.

Ну, скорее всего, не ауры, а хóлода. Барон умеет регулировать температурный режим.

Мёд сыну понравился. В результате, в меду оказались мы все, включая Зигги, который ближе, чем на несколько шагов, к Сексту не подходил. Как такое может быть?..

***


Близнецы Герхард и Герда появились на свет в Делоне. Алек присутствовал. Держал меня за руку, мешая сосредоточиться. Пришлось на него нарычать. Но родильные покои барон не покинул. Так и стоял рядом до самого конца. Переживал, что ли? Совершенно напрасно. Я уже привыкла управляться с появляющимися на свет стражами. Посылаю им уверенность и заботу. Успокаиваю... И они уже не стараются прорваться к свету как можно скорее. Доверяют мне. И правильно! Матери лучше знать.

Крохотные стражи были уложены в колыбели, выращенные Делоном, я отдыхала на ложе. Всё ещё в родильных покоях. Потом переберёмся. Завтра. Барона, чтобы не мешал, отправила забрать у Зигги, отправленного к нему на время родов, Секста. Подумала сонно, что надо сообщить Вителлию Северу, и уснула.

Близнецам исполнилось сорок дней. Их представили баронам. Ага, в лице барона Зигмунда. И? От Вителлия Севера никаких вестей. И даже дети-стражи не появляются. Не выдержала, и спросила барона:

- Барон Алек, а ты сообщил Вителлию Северу о детях?

Змеи в изумрудных омутах заклубились. Но барон промолчал. Начала крушить всё вокруг. Мне вредно волноваться. Я кормлю детей! А он, что?

- Воробышек, успокойся. Тебе вредно волноваться. Дети...

Прорычала, удивляясь себе:

- Так не волнуй меня! Где Вителлий Север?! Где мои дети-стражи?! Почему меня никто не посетил? Где жёны моих сыновей? Если мужья воюют, то где их жёны?

- Столько вопросов, Воробышек. Консул с армией. Наши дети... если ты желаешь их видеть, они придут. Твои сыновья выполняют свой долг. А их жёны заботятся о твоих внуках. Я на все твои вопросы ответил, баронесса?

- Я не спросила, где мой отец.

- Император Кассий Агриппа координирует взаимодействие армии и империи в целом.

Смотрю на барона и удивляюсь. Откуда в нём столько канцелярщины? Или он нарочно мне мозги пудрит? А суть его ответа в другом?

- Альмейн закрыт для посещений? Я правильно поняла тебя, барон Алек?

Золотоволосый герой девичьих грёз грациозно поклонился. Скотина змееглазая! Уйду в Бездну. Как только детям исполнится полгода... Герхард и Герда возмущённо заорали. Проголодались.

- Воробышек, пока ты кормишь детей, я границы не открою. Прими это как данность.

- А потом?

Уйду к зятю! А оттуда уже...

Прекрасное лицо барона начало расплываться перед моими глазами. Привычно посылаю детям волны спокойствия и силы, а сама... Тонкие пальцы стряхнули слёзы с моих щёк.

- Не плачь, Воробышек. Тебе будет хорошо в Делоне. Здесь безопасно. Когда придёт время, ты получишь мужа. По закону гостеприимства.

- Берёшь пример со стража Ральфа, барон Алек?

Молчание. Конечно! О чём барону разговаривать с глупой женщиной!

- Уйду в Бездну! К Люцилле. И попрошу у Повелителей политического убежища. Вот!

Изумрудные глаза сузились, дымные змеи в них начали свивать кольца в боевом танце. Решила добавить нажим.

- Как думаешь, мне не откажут?

- Баронесса Воробышек, я не буду обсуждать это. Пока детям не исполнится полгода, ты живёшь в Делоне. Я не намерен запирать тебя. Я...

Сильные руки схватили меня, прижали к груди... Золотые волосы щекотно касаются моей шеи, а барон шепчет

- Побудь со мной полгода, Воробышек. Прошу тебя...

Устыдилась. Барон тоже мой муж. А права мужа у него бывают несколько дней в четырнадцать лет. Иногда и вообще один день... У Вителлия Севера не разбежишься.

Как, практически, все мои споры с мужьями, этот закончился в постели. Привыкну быть богиней... Остальным мужьям придётся соответствовать...

***


- Я так разучусь ходить, барон Алек! Отпусти меня!

- Тишшшеее, Воробышшшек... сссатхх не любят шума.

Это у нас такая пробежка по лабиринту. Барон медленно гуляет, держа меня на руках. Потом мы встречаем рассвет и он несёт меня на женскую половину, где рабыни препровождают меня в термы. Из терм барон, самолично, забирает меня и на руках несёт в сад. Завтракать. После завтрака переносит в детскую, где я, наконец, могу ступить на пол. С детьми гуляю во внутреннем дворе замка. Ну, как гуляю? Сижу на подушках, наблюдаю, как они ползают. Получается, что за день я самостоятельно делаю всего несколько шагов. И удаётся поплавать в бассейне...

Зигги смеётся, а глаза злые. Детям скоро полгода и останется четыре с половиной года до того, как я перейду во власть барона Зигмунда фон Фальке. Что характерно, в мирах Союза фон Фальке тоже бароны. Конечно, их баронство почти такой же величины, как герцогство Алонсо. Дикие миры, где опасно жить. При полной пригодности для человека, животный и растительный мир таковы, что... съедят. Иногда не сразу... А ещё вулканы, гейзеры, цунами и всякие метеоритные дожди... на некоторых мирах, конечно. Все фон Фальке воспитываются по принципу: выживает сильнейший. И Зигги, несмотря на то, что родился в мирах Нового Вавилона, воспитан так же. И меня он воспитывал полгода, которые мы жили вместе.

Конечно, Зигги никогда меня не обижал. Старался быть добрым... но... Но! Это было до! До того, как я обзавелась ещё двумя мужьями, до того, как выяснилось, что ночь гостеприимства имеет необратимые последствия в виде регулярных близнецов... И теперь я боюсь барона. Памятуя о судьбе Лолы... Отцу этого не объяснишь... Он принял решение, семья взяла под козырёк. Даже Вителлий Север. Хоть он и показывает когти, но... Не буду думать о Зигги! Ещё многое может случиться за эти четыре с половиной года...

***


Сижу оцепенев, в кольце рук Вителлия Севера. Слёз нет. Зачем я только подумала, что многое может случиться? Зачем?!!

В ушах ещё стоит звериный крик Эльзы. Ей тоже сообщили только сейчас. Она кормила очередного ребёнка, её, как и меня, не стали волновать. Мария больше нет. Мой первенец не дожил до своего прекрасного года тридцать шесть лет. Не только Марий. Весь экипаж имперского флагмана... Терция мой сын отправил порталом к легату-прим. Со срочным донесением. Лично в руки. И... молодёжь. Марий всегда отличался умением минимизировать потери. Все бездетные офицеры были выброшены мгновенными порталами перед последней атакой линкора. Вспомнила давние слова Алека, отправившегося в Бездну потому, что у него уже были дети: "это мой путь". Пытаюсь вспомнить сына и не могу. Перед глазами бьющаяся на полу Эльза. Красные волосы распустились, плащом укрывают спину, согнутые когтями пальцы царапают плиты пола. Ногти сорваны, и на плитах остаются кровавые полосы... Бледная Лили прижалась к отцу... Мужчины стоят виновато опустив головы. Лучше бы подняли её. Идиоты! Отправила Манлия сделать ей укол. Не предполагала, что Эльза такая сильная. Она отбивалась, как будто её пытаются убить. Попыталась взять на болевой приём, не действует. Стресс, вместо наркотика. Пришлось сесть на неё сверху и держать. Меня-то Эльза легко сбросила, но мужчины пришли в себя и Тит скрутил рыжую волчицу. После укола она обмякла, но не отключилась. Лежала на полу, временами судорожно вздрагивая. Манлий запретил до неё дотрагиваться, пока не уснёт. Потребовал не мучить женщину.

И Вителлий Флавиан... Кася ушла. Вызвала ройха, вернулась в баронства и... ушла согласно традициям. У неё уже не могло быть детей и она решила освободить мужа от необходимости жить с бесплодной женой. Сын зарылся в работу и не выныривает на поверхность. Зигги, сволочь, ничего мне не сказал. Уж я её бы вразумила! Детей у них с Вителлием Флавианом несчитано. Что теперь говорить!

Эльзу нельзя оставить одну. Манлий предупредил нас всех, что Эльза должна быть под присмотром. Ребёнка Мария Вителлий Север хотел забрать к нам, но Терций потребовал, чтобы племянника отдали ему на усыновление. Хорошо, хоть, Эльзу не потребовал, мозгов хватило.

В последнем срочном донесении Марий попрощался с нами, поблагодарил меня и братьев за семью... Эльзе сказал, что любит её и детей. И что она должна быть сильной, жить и стать счастливой. Она смысл...

Мы не стали слушать дальше. Оставили для Эльзы. Когда она придёт в себя.

Эльза осталась сиротой. Командор Радзивилл тоже погиб. Ещё в начале вторжения. И прекрасная Барбара была рядом с мужем. Но этого она ещё не знает...

- Как хорошо, что ты чистокровная, кариссима. Тяжело наблюдать такую реакцию... Я спокойно иду на смерть, зная, что ты найдёшь себе мужа, как только кончится срок вдовства.

Двинула оскотинившегося консула локтем в живот. Толку-то! Пресс накачанный... Только локоть отбила.

- Как Терций будет ухаживать за малышом, Вителлий Север?

Муж пожал плечами.

- Мальчик испытывает чувство вины. Научится. Или женится, наконец.

Фыркнула... Стимул, конечно, хороший, но...

В голове пусто... какое-то онемение. И... пустота, которую я спешу заполнить любыми мыслями...

Я знала, что переживу и Мария и Вителлия Флавиана и, наверное, Тито... Но так скоро? Марию только недавно исполнилось шестьдесят четыре года. Ещё жить и жить! Четверо детей... Любимая жена...

Ненавижу войну! Она отнимает у меня не только мужей, но и детей! И Вителлий Север и Алонсо отправляются воевать как на свидание к любимой женщине! Глаза блестят, улыбка вспыхивает, движения хищно-плавные... А я остаюсь ждать...

На Альмейн вернулись порталом. Барон Алек смотрит виновато... Не стала с ним разговаривать. Ведь знал! Всё знал! И Зигги...

Слёзы пришли, когда появился Зигги. Хотела его зарезать. За соболезнования, за ушедшую Касю... За то, что молчал... Барон вырвал нож, схватив его за лезвие пальцами. Это не было приёмом открытой руки. Просто взялся за клинок, и аккуратно выдернул его из моих пальцев. Руки у него железные... А Вителлий Север всегда выворачивает мне руку. Чтобы прониклась...

И после этого я расплакалась. Как когда-то в замке барона Витольда. Я рыдала и не могла остановиться. А Зигги обнимал меня и шептал:

- Плачь, принцесса... плачь. Пусть боль выходит со слезами...

Алек легко удерживал Вителлия Севера, рвущегося выдернуть меня из рук Зигги. А я плакала...

***


Эльза закрылась в поместье Мария. Хотя срок давно прошёл, мы соблюдаем траур с того дня, в который узнали о смерти. Я живу в Делоне и, по традициям баронств, ношу синее. Густо синее аксамитовое верхнее платье на синем шёлковом, на два тона темнее. И тёмно-синее головное покрывало, цвета вечернего неба. Траур. Никаких беретов, покрывало закрывает лоб и, скрывая волосы спускается на плечи. Хожу по коридорам замка, как синее привидение. Вителлий Север сказал, что я пугаю детей. Можно подумать, это возможно! Показала ему, как дети играют с тхассами. Бедные псины аж взвизгивают. Когти детёныши ещё не умеют прятать...

А при попытках укусить тхасса за хвост... Шок огромной бездновой твари ощутил даже Вителлий Север. Гончие Несха, способные убивать страхом, прячутся от крохотных стражей, которые ещё только-только начинают ходить! Надо рассказать Балли... Пусть порадуется.

Зять примчался на следующий день после нашего возвращения в Делон. Соболезнования от клана Саэльмо и от повелителей Бездны... Бла-бла-бла минут на сорок. Поиграл с Герхардом и Гердой. Малыши шипят на исконного врага. А в круглых льдистых глазах - восхищение. Лендлорд Бездны умеет произвести впечатление. Балли предположил, что Эльзе не помешает сменить обстановку. И восхитился моим самообладанием. Увернулся от чашки, поймав её в воздухе, не позволив расплескаться чаю. Дети восторженно курлыкают... Цирк! Но в Бездне Эльзе делать нечего. Если семейство Балли пожелает навестить сноху, - другое дело. Зять пришёл в восторг от моей мудрости, поцеловал мне руки и исчез в радуге зеркала Бездны.

- Я не буду, впредь, возражать против посещений твоего зятя, баронесса Воробышек. Он развеял большую часть твоей боли... Не знал, что они это умеют...

Интересно, обращал ли внимание Балли на возражения Алека? Я не заметила. По-моему, зять нарочно дёргает тигра за усы.

С Эльзой сейчас находятся Вейгар и Вероника. Прогуливают Академию. Ну и пусть. Эльза их воспитывала, ей с ними легче. И... если что, Вероника может пройти дорогой стражей в любое помещение. Это не будет нарушением приличий. Деверь и золовка помогают вдове брата пережить девять дней траура.

Эльза пришла в себя, благодаря Марию. Точнее, его прощальному письму. Отец приказал отдать письмо вдове не раньше, чем истечёт траур. Тит отправлен в поместье брата, передать запись и проследить, чтобы все следы траура были убраны. По законам империи, траур длится не более девяти дней. Превышение срока считается оскорблением памяти мёртвых и нарушением Евгенических законов. Срок вдовства длится десять месяцев. А траур... окончен.

Эльза прилетела к нам в Делон на ройхе. Очень серьёзная и... собранная.

- Мама, мне нужна информация от консула.

На мой вопросительный взгляд, пояснила:

- Это касается записи, переданной мне Титом.

Вителлия Севера я убью. Я никогда не поверю, что он не ознакомился с содержимым письма полностью. То, что Император его просмотрел, не вызывает сомнений. Марий прощался с нами и Эльзой. А после Мария, каждый, кто остался на боевом посту, сказал несколько слов своим близким. И Эльза, вынужденная всё это увидеть и услышать, решила, что должна передать вдовам прощальные слова их мужей.

- Благородная Эльза, им передадут.

- Нет, благородный Вителлий Север. Они шли в последний бой под командованием моего мужа, и я должна сама... Я... не могу объяснить. Я должна.

Немного помолчали. И Эльза сказала ещё:

- И я хочу сама воспитывать нашего сына.

- Терций Вителлий Север Мариан воспитывается своим отцом Терцием Вителлием Севером.

В глазах Эльзы полыхнуло чёрное пламя. Она выпрямилась, став похожей на валькирию из древних саг Севера, и... промолчала, стиснув зубы. Правильно. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! не доверит своего правнука женщине, не умеющей укротить своё горе. Неважно, что она его родная мать.

- Вителлий Север хотел взять мальчика в Делон, но... сын потребовал. Сказал, что это его долг. А ты была недосягаема в своём горе, Эльза.

Я что? Оправдываюсь перед рыжей бестией? Но она или взорвётся, или взорвёт Делон. Ледяная аура барона накрыла нас всех плащом. Дымные змеи любопытствуют, касаясь Эльзы языками. Неужели она не видит?

- Ставите эксперименты по воспитанию? На моём сыне?

- Тишшшеее...

Но Эльза уже сжала кулаки, а распустившиеся волосы покрывают её до пояса ярко-рыжим плащом. Судорожный вздох от входа застал нас врасплох. Всех ли? Сомневаюсь, что барона Алека вообще можно застать врасплох. Терций с ребёнком на руках вошёл в зал. Говорил обязательные слова приветствия и не отрывал от Эльзы ошеломлённого взгляда. Волчица приготовилась к прыжку: схватить своего детёныша и убежать в нору. Не выдержала и расхохоталась.

- Где твоя нора, Эльза?

Рыжая бестия непонимающе уставилась на меня чёрными звёздами глаз. В ярости Эльза прекрасна. Детёныш смеётся и тянет ручки уцепить рыжие пряди. Терций крадучись приближается к матери своего сына. Вот он был в десяти шагах, и вот уже в трёх. Правильно, малыш, не спугни её...

- Кариссима...

В голосе мужа упрёк. А я успокоилась. Плевать на пятнадцатилетнюю разницу в возрасте. Эльза проживёт до ста пятидесяти лет и ещё способна родить несколько раз. Может, любовь моего сына зажжёт в ней ответный огонь. Терций с малых лет восхищался поэзией Севера. Всеми этими висами... и тому подобными драпами и нидами. А Эльза сейчас - валькирия во плоти. Ага, так и вижу, как она хватает Терция за шкирку и тащит его в Вальгаллу пировать.

- Ты получишь адреса, Эльза. Терций будет сопровождать тебя.

На негодующий взгляд чёрных глаз любезно пояснила:

- Или преторианцы Вителлия Севера. Твой свободный выбор, дочь.

С моих губ сочится душистая сладость мёда ядовитых пчёл Новарры. Поймала себя на желании поточить отсутствующие когти о ближайшее кресло. Общение с детьми-стражами накладывает свой отпечаток...

***


Терций с Эльзой и малышом отбыли. На предложение оставить малыша в Делоне, Эльза одарила нас таким взглядом, что барон Алек рассмеялся. Шипящий смех наполнил зал шорохами и острозубыми тенями. Эльза съёжилась, но глаз не отвела. Она храбрая девочка, вдова моего первенца. Барон Алек приставил к Эльзе двух дуэний. Приличия должны соблюдаться. Хоть Терций теперь является отцом её сына и братом покойного мужа, Эльзе нельзя оставаться с ним наедине. Во всяком случае, пока не закончится срок вдовства. Пусть привыкают друг к другу. Алек подобрал в дуэньи таких мегер, что детям придётся заключать союз. Ага, оборонительный и наступательный.

Меня беспокоит Лопе. С гаремом команданте никаких проблем, а вот кочевница...

Вспомнила бледненькую худенькую до прозрачности девочку... Крутой излом бровей, огромные тёмные глаза. Большой рот с неожиданно яркими губами. Нос немного длинноват... но он не портит это лицо. Эта девочка была бы удивительно красива, если бы не взгляд. Она смотрит внутрь себя, не видя ничего вокруг. А там... внутри... что-то страшное. И она съёживается, стараясь стать меньше...

Лопе держится от жены в пяти шагах. Сказал, что это максимально близкое расстояние. На шаг ближе, и она застывает от ужаса. Не знаю, как решать этот вопрос. Папуля недоволен. Аудиенцию Лопе с женой получат тогда, когда станут супругами не по названию. Жаль. Вид отца мог бы вернуть её в мир живых.

Предложила сыну отправить жену к Серым лордам. Получила такую отповедь, какой меня даже папуля не удостаивал.

- Никаких Серых лордов для Анны. Мама, я запрещаю.

Вы посмотрите на него! Запрещает! Матери!

- И что ты намерен предпринять, если я нарушу твой запрет, сын? Какое наказание для своей старой матери ты подберёшь?

- Мама, не юродствуй. Тебе не идёт. Я не хочу, чтобы Анна обрела способность пользоваться ройхами. Не сейчас.

- Они могут помочь ей.

Смотрю на упрямую морду... ну ладно! На упрямое лицо Лопе. Размышляю над его словами.

- Ты боишься, что она улетит?

- Разумеется, нет, мама. Просто, ещё не время.

Услышав досадливый тон ответа, захотела швырнуть в сына что-нибудь тяжёлое. Потом решила обойтись словами.

- Ты не боишься, что она улетит, сын. Ты боишься, что она не вернётся.

Серые глаза полыхнули как северное небо. Молчит.

- Почему ты не исполняешь супружеские обязанности?

Посмотрел на меня, как на идиотку, и... продолжает молчать.

- Твоя жена чувствует себя ненужным дополнением к мирному договору, сын. Это усугубляет её страхи.

Я в этом не так уверена, как демонстрирую, но... Но! Лично мне было бы обидно, что муж не пытается исполнить супружеский долг.

- А что мне делать, мама? Не могу же я настоять на близости силой.

- Ты окончил Академию, вот и реши эту задачу. Вас должны были учить нравиться людям. У твоего приёмного отца это прекрасно получается.

- Алонсо обаятельный.

- Мне сообщить Императору, да живёт он вечно! что вы с женой манкируете супружескими обязанностями?

Разозлился, вскочил...

- Вот только деда вмешивать не надо, мама. Не надо меня шантажировать! Я сам разберусь с женой!

Вылетел из комнаты, чуть не снеся дверь. Взрослый офицер! А мать должна за ручку водить... Посмотрим, как он разберётся... Папулю, памятуя историю Лолы, подключать не хочется. Пусть познакомятся на представлении наследника. Хотя, Лоле наличие ребёнка не помогло. Но жёны моих сыновей вроде бы адекватные. Все. Не знаю, насчёт этой кочевницы. Как всё-таки они выращивают свои кораблики?..

***


Кораблики, оказывается, делаются как и зáмки стражей на крови. Узнали мы об этом, уже после того, как Новый Вавилон оказался в руинах. Вся семья прибыла на представление очередного императорского сына. И, если бы не Евгенические законы, то состав Империи уменьшился бы ровно на одну планету.

Древняя система принудительной эвакуации сработала в штатном режиме. И нас всех (не только императорскую фамилию, или патрициев, а абсолютно всех!) вышвырнуло на "запасной аэродром". Это Кассий Агриппа, да живёт он вечно! сказал Вителлию Северу. Зигги и Алек собирались прибыть позже, Алонсо и Маноло ушли порталом, Лопе и Милочка выброшены вместе со всеми. Резервация и Академия переброшены полным составом. Оставалось бы вздохнуть с облегчением, если бы не два "но!" Может, конечно, и больше, но эти два перевешивают все остальные. Эвакуация произошла в момент, когда Лили отошла от кроватки ребёнка. Отлучилась по естественной надобности, как принято писать при расчёте времени... И... не успела вернуться. Переступила порог детской и... оказалась вместе с нами. Анну, жену Лопе, система не опознала. Она же не нововавилонка... и портала у неё не было. Только срочный медицинский. На Новый Вавилон сейчас высадиться невозможно, гравитационный удар положил начало цепи землетрясений. Вулканы опять проснулись... Ещё пять-семь дней туда не сунешься. Электромагнитные поля взбесились, сигнал не пошлёшь, пеленг не возьмёшь. Ориентиров не осталось... Такие дела...

Лили смотрит в одну точку. Глаза сухие. Ей приносят кормить младенцев из резервации. Чтобы не повредить здоровью. Она механически выполняет все действия и опять замирает. Отец занят координацией действий по обустройству людей. Целая планета сорвана с места на древнюю военную базу. Надо распределить жителей по другим местам, пристроить специалистов, чтобы не простаивали. Оказать помощь по обустройству. Люди "в чём были". Кое-кто голый. И таких много. С ночной стороны планеты. Спал человек, а проснулся... Ну, главное, что проснулся. Эксперты собирают данные, первичная обработка показывает, что это направленный удар из космоса. Брандер, как на древнем флоте. Там делали такую дырявую посудину, наполненную горючим материалом, и направляли её на вражеские корабли, сцепляя с ними, а затем, поджигали. Или сначала поджигали, а потом уже цепляли... не важно. Вот кто-то и прицепил гравитационную бомбу... И не кто-то, а наши новые друзья-кочевники. Ответный удар...

Три дня. Три дня прошли в ожидании. Мобильные группы копытами землю роют, а приходится ждать. Не посылать же людей на верную смерть... Наконец сейсмологи сказали, что обстановка стабилизировалась. Папуля посадил Лили на гауптвахту, потому что она решила отправиться с первым эшелоном. Вот сидит... Опять в одну точку смотрит. Хотела отправить к ней Эльзу, но Терций запретил. Дети совсем оскотинились. Свистнула тхассов, ушла в Делон. Там собрала детские вещички и заставила Алека меня сопроводить на Новый Вавилон. Почему-то мне кажется, что мой братик и Анна живы. Может, на манер Лили, с ума схожу? Барон присматривается ко мне, но молчит. Змеи на дне изумрудных глаз сонно ворочаются. Совьют пару колец и опять улягутся...

Вышли дорогой стражей на базу спасателей. Вителлий Север с упрёком посмотрел на Алека. Меня игнорирует. Конечно, о чём разговаривать с глупой женщиной! Пошла к кулинарному автомату. Еду готовить на всех. И кофе, ага. Алек сказал, что чувствует живых под завалами на месте дворца. Определились с местом и начали аккуратно разбирать. Нельзя допустить проседания плит. А то раздавит. И гелем не заполнишь, - вдруг задохнутся. Разбираем по-старинке. Гравикомпенсаторы, сильные руки и какая-то мать. Двое суток непрерывной работы и мы увидели: женщина на локтях и коленях подпирает спиной плиту. А под ней лежит младенец. Почувствовал приток воздуха закряхтел, потом, выплюнув из ротика её палец, закричал возмущённо. Тут уже все забегали, поставили подпорки, вытащили Анну и моего братика. Я его вымыла, перепеленала, передала Лили, которую порталом перебросили, как только связались с Императором, да живёт он вечно! Папуля прибыл вместе с женой. Манлий проверил младенца, - немного истощён, но ничего страшного не произошло. Анна кормила его своей кровью. Прокусывала палец и кормила. Хорошо, что это не первенец. А то назвали бы Кровопийцей.

Анна тоже в относительном порядке. Ничего не сломано, несколько ушибов и ссадин. Аварийный портал перенёс жену Лопе в медотсек, потому что куском разваливающегося шкафа ей рассекло руку. А из медотсека она проползла в детскую. Потому что ребёнок кричал и не давал ей умереть. Это она так сказала. По-моему, она не в себе. И... она вся белая. Чёрные брови, тёмные глаза и абсолютно белые волосы. Я думала, что она запылилась... Лопе схватил жену на руки и унёс. Ушёл порталом в миры Союза. На вопросительный взгляд Вителлия Севера Император пожал плечами.

Даже если Анна виновна, она спасла сына Императора. А побеседовать с ней и в мирах Союза можно. Алонсо и побеседует. Или Ада.

Через день герцог Алонсо Мигель Ксавьер Морадо де ла Модена-Новарро испросил аудиенции у Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно!

Папуля разрешил присутствовать. Вителлий Север держал меня за руку. Даже поздороваться с мужем не дал! Негодяй! После обязательных по дипломатическому протоколу бла-бла-бла, Алонсо сообщил результаты беседы с Анной.

Это её кораблик нагрузили гравитационеым оружием. Не её, а дубликат. Исходная матрица хранится в архиве, на случай ремонта, восстановления, или если корабль утрачен, а связи нет. То есть, никого своих поблизости. Тогда открывают ячейку и воссоздают кораблик, отправляя его на поиски. Он идёт как ищейка по крови. И никогда не ошибается. Максимум сутки на поиск хозяина. Вот теперь Анна осталась без кораблей абсолютно. Кто-то отправил дубликат её кораблика на поиски. В нужное время, в нужное место. Они не знали о Евгенических законах предписывающих обязательные метки для каждого нововавилонца с полугода. Для чистокровных меткой служит клеймо. Лопе с Вителлием Флавианом работают над поисками столь изобретательного "родственника". Только кровные родичи имеют право на воссоздание кораблика. Отец Анны или брат. Или кто-то из дядьёв.

Папуля запретил обвинять Анну. Так что они с Лопе могут появляться в Империи. Вызвала их в Делон. Анне надо побывать у Серых лордов. Теперь Лопе не сможет возражать. Это будет чрезмерной жестокостью. Анна уже не смотрит внутрь себя, она смотрит по сторонам. С любопытством. А вернувшись на ройхе, совсем ожила. Попыталась её расспросить, - захлопала на меня своими глазищами: моя твоя не понимай. Не снохи, а змеи какие-то! Спросила Лопе, где ещё две жены из гарема. Команданте всегда брал с собой в поездки трёх жён. Анна и Лопе смотрят на меня, как на змею. Мысленно заурчала и поточила когти. А вслух сказала, что это неуважение к памяти команданте. И вообще, если Анна, как признанная герцогиня, главная жена, то пусть занимается гаремом. Алек разглядывает меня с интересом. На вопросы не отвечает. Сатх ластятся, как к родной. Привыкли за столько лет...

Дожила! Дети смотрят как на змею, а змеи, как на мамочку. Зять, явившийся с визитом, тоже раскрыл глаза в удивлении. Посмотрела в зеркало. Никаких изменений. Разозлилась. Потянулась к тяжеленной вазе. Была перехвачена зятем, расцеловавшим мне руки с заверениями в глубочайшем почтении, усадившим меня в кресло и усевшимся по-обыкновению в ногах. Жёлтые котовьи глаза довольно щурятся... Кончики острейших когтей показываются и прячутся в музыкальных пальцах зятя.

- Балли, в чём дело? Почему вы с Алеком меня разглядываете, как будто у меня должны рога вырасти.

- Рога? Нет, рогов не надо. Ты, мама, и так прекрасна. Без рогов.

- Я, наверное, слишком тупа. Не в состоянии сформулировать вопрос, чтобы меня поняли.

- Мама, не возмущайся. Сколько стражей ты уже родила?

- Четыре раза по два. Восемь.

- Значит, ещё около тридцати лет.

- Ссслишшком много говоришшшь.

Алек разозлился, шипит, не хуже сатх. Да что там! Лучше!

Меня шипение барона уже давно не пугает. Балли тоже не обеспокоен. Продолжаю расспрашивать зятя.

- Что за сроки, Балли? О чём речь?

- Ты позволишь спросить тебя, мама?

Молча киваю, начиная беспокоиться. Уж очень радостным выглядит мой безднов зятёк.

- В последнее время у тебя не появилось новых ощущений? Что-то необычное?

- Разве что желание поточить когти, которых у меня нет.

- У каждой женщины есть когти, мама. Но если у тебя раньше не возникало подобного желания...

И Балли замолчал, задумавшись. Захотелось его треснуть чем-нибудь тяжёлым. Зять встрепенулся и объявив, что должен проконсультироваться с тётушкой, исчез в радуге. Я растерялась: Балли всегда отличался хорошими манерами... Радуга замерцала вновь и зять, появившись, поцеловал мне руку, испросив разрешения отбыть. Рассмеялась, отпуская Балли. А чтобы не расслаблялся, пообещала вскоре навестить их с Люциллой. Посмотреть на новых внуков. Зять возвёл глаза к потолку и исчез уже окончательно. Придётся трясти барона Алека.

Барон беседовать не пожелал, обнял меня аурой, прошептав "ещщщё рано, баронессса Воробушшшек", и испарился. Обиделась и отправилась на замковый двор, посмотреть, как дети маршируют. Домики уже устоялись. Военные базы по образцам Бадварда и Бальды. Интересно, какие домики вырастят стражи от Зигги... Осталось чуть больше года. Как раз откроется граница. А меня закроют в замке... Или не закроют. Но, памятуя о судьбе Лолы, всё равно не высунешься.

Лопе сказал, что отдаст Алонсо гарем команданте. Хотела прибить сына, но мерзавец увернулся, скрутил меня, усадив в кресло, и начал разливаться соловьём: у него, видите ли никаких прав на гарем нет, потому что основная заслуга победы принадлежит Алонсо. Это Алонсо уворачивался от обстрела со стороны базы кочевников, виртуозно играя на системе "свой-чужой" их кораблей, пока Лопе ломал базу. Иначе ничего бы не получилось и жертва Мария и Энрике пропала бы зря.

Марий бросил имперский флагман в безнадёжную атаку, чтобы отвлечь на себя силы кочевников. Каждому хотелось поучаствовать в грабеже. А в это время малая эскадра Энрике и личная яхта Алонсо проскочили грузовым порталом на территорию Империи. Энрике проводил отвлекающий манёвр, а мои муж и сын занимались диверсионной деятельностью.

Когда услышала, - у меня руки похолодели. Я могла потерять Алонсо...

Возникший из ниоткуда барон Алек выгнал Лопе, а меня унёс в бассейн с горячей водой.

- Твои мужья воины, Воробышек. Ты знаешь это.

Толку-то! Оттого, что я знаю, легче не становится. Гарем ещё этот! Кстати, о гареме: отец Вителлии недавно овдовел. У его жены закончился прекрасный год. Дон Публий мужчина крепкий, почти чистокровный, как сказал папуля, да живёт он вечно! Решено! Передадим гарем дону Публию. Вдовам команданте ещё детей надо рожать, а я не хочу, чтобы моим детям пришлось соперничать с братьями и сёстрами по отцу. Алонсо обещал, что дети у него будут только рождённые мной.

И Вителлии будет помощь. С тремя близнецами управиться нелегко. Луций, Кассий и Публий Вителлии Северы сорванцы ещё те! Я до сих пор поражаюсь, как такая маленькая женщина смогла выносить троих крепышей. Детки все в деда. В Вителлия Севера. Поскольку Тит тоже копия отец, разницы никакой. Но Лили сказала, что они похожи на её внука. Точка. С супругой императора не спорят.

После рождения второго сына, которого так счастливо спасла Анна, начались разговоры, что не мешало бы Лили короновать. Лили отмалчивается, а отец посмотрел на ходатаев с лёгкой улыбкой, от которой у них ноги подкосились, и... отпустил их движением пальцев.

Кассий Агриппа до сих пор встречает рассветы в беседке, где погребён прах Юлии. Беседку отстроили заново. А плита со сломанным ирисом не пострадала. Рухнувший купол надёжно прикрыл её. Сатх ушли своими путями. Вернулись после того, как восстановили сад. Так и живут в саду. Отец подарил бездновым правнукам ещё парочку каждому. Асмунд и Асхильд уже умеют пользоваться Зеркалом Бездны. Так что навещают прадеда не реже раза в три месяца. Папуля их восхищает. Сбегают с занятий. Люцилла отдала детей в Академию миров Союза. У них сейчас как раз отработка контроля над обликами. Вот пусть и держат человеческое обличье. Балли наблюдает за своими наследниками, чтобы вмешаться, если что. Боевой облик у них, всё-таки, устрашающий. А ещё пара наследников подрастает, радуя бездновых родственников. Нам их не представляли, детки ещё не умеют регулировать боевую ипостась. Ждём.

***


Вот и пришло время отправлять детей в Академию. И граница открылась, как по заказу. Может, их в миры Союза отправить учиться? Барону Алеку всё равно, что здесь, что там, а Вителлий Север предпочитает, чтобы дети находились под присмотром. Попыталась ему объяснить, что в мирах Союза они как раз и будут под присмотром, - хоть кол на голове теши. Опять состроил тупую мор... короче, смотрит оловянными глазами, вытянувшись во фрунт. Топать ногами не стала. Толку, всё равно, никакого. Алонсо побывал у барона Алека с визитом. Потом повидался с Зигги... Зигги надумал посетить ленные владения фон Фальке? Пока граница открыта, надо этим пользоваться.

Открыта, это, конечно, сильно сказано. Контроль с обеих сторон ужесточён донельзя. Это впервые за все годы у нас мирное общение. Впрочем, благодаря дону Публию, всё идёт как надо. Хорошо, когда в семье помимо Императора, да живёт он вечно! есть ещё и Крёстный Отец. Ага, и консул и страж с лендлордом Бездны. Алонсо смеётся: "хорошо, когда в семье есть дорогая мамочка. Тогда можно не сомневаться, что все нужные родственники появятся. А если нужных людей поблизости нет, то их всегда можно родить и воспитать."

Смотрю на Алонсо и украдкой вздыхаю. Стараюсь, чтобы не заметил Вителлий Север. Спросила мужа о чём он говорил с Зигги. Получила в ответ улыбку и воздушный поцелуй. Хочу серенаду!

Отправили детей на учёбу. В этот раз Алонсо выступал в роли исторического врага. Ага, в чёрной с серебром парадке, начищенных до зеркального блеска высоких сапогах, в фуражке с высокой тульей и с волчьей головой на рукаве. Ну и лилия, символизирующая принадлежность к высшему офицерскому составу миров Союза. Тоже на трибуне стоял. Рядом с Вителлием Севером. Я с двумя детьми и двумя внуками наблюдала за церемонией, стоя у заграждения. На трибуне женщине делать нечего, если она не легат. Вейгар и Вероника как раз заканчивают Академию. Ради такого случая сбежали с занятий. Вместе с Асмундом и Асхильд. Братство народов Бездны умиляет.

А из Академии я, вызвав ройха, отправилась к барону Зигмунду. Отправилась сама, хотя мужья на два голоса убеждали меня дождаться, когда за мной пришлют. Ага, мудрые, оба два! А то я Зигги и папулю не знаю. Папуля чётко обозначил очерёдность, а Зигги... Зигги знает, что я знаю. Поэтому он даже мысли не допустит об ослушании. И я не собираюсь начинать четырнадцатилетний этап своей жизни с разборок.

Ройх кружит над зáмком. Никто меня не встречает. Направила птицу на посадочную площадку. Спустилась на прогретые солнцем камни, ройх проворковал мне что-то ласковое и отправился охотиться. А я пошла ко входу. Может, меня здесь не ждут?

Не доходя до огромных дверей, повинуясь наитию, свернула к малой тренировочной площадке. Зигги с Алеком оказались там. Занимаются любимым делом: тренируются с фламбергами. Уселась на ограду, удивляясь, как быстро вернулись прежние привычки, наблюдаю. Подумать только! Прошло... сколько же лет прошло? Шестьдесят? Да, наверное, шестьдесят. Если верить древним гороскопам, наступил новый виток жизни. Полное совпадение звёзд и стихий. Двенадцать созвездий и пять элементалей как раз и дают шестидесятеричный цикл. И вот я опять сижу на ограде, наблюдая, как мои мужья пытаются достать друг друга коваными полосами металла. Правда я не в комбезе от Серых лордов, а в патрицианских тряпках. Или, как говорит Люцилла, в церемониальной одежде, освящённой традициями. Ага, вот в этих, освящённых традициями тряпках, я и сижу.

Стражники, наблюдающие за баронской тренировкой, не знают куда смотреть. То ли на баронов, то ли на меня, дерзко нарушающую устои. Но... благоразумно не приближаются. И это правильно. Если бароны не реагируют, значит так и надо.

Мечи порхают в сильных руках. Зигги почти достиг уровня барона Алека. Впрочем, о чём я? Шестьдесят лет ежедневных тренировок. Было бы странно, останься уровень барона прежним. Тренировка окончена. Упёрли мечи в землю, поклонились, благодаря противника за участие. Передали мечи подбежавшим оруженосцам. Зигги сорвал с себя рубашку и начал обливаться ледяной водой, рыча от удовольствия. Алек скользнул ко мне, заморозив аурой стражников. Вежливое шипение

- Баронесса Воробышек...

Припав на колено, поцеловал руку. Шаг в сторону, и я взвизгнув от неожиданности, оказываюсь на плече у Зигги. В зáмок меня внесли смеющейся. Даже мысль о Лоле не смогла омрачить моё настроение. Надеюсь, что мои комнаты привели в порядок после её в них пребывания.

- Принцесса, твои комнаты все эти годы были закрыты. Если тебе в них не понравится, мы подберём другие.

Зигги говорит это пересадив меня на локоть, и глядя на... домоправительницу. Женщина не похожа на Бланку внешне. Но внутреннее содержание практически идентично. Зигги всегда умел подбирать людей. Это редкий дар. Из моих знакомых такой только у папули, да живёт он вечно! и... у Алонсо. Но как же ему удалось не впустить Лолу в покои баронессы? Она ночевала в его спальне. Или? Не буду забивать себе голову! Лолы уже несколько лет нет в живых!

Шелестящий голос барона Алека отразился от стен и потолка, наполнив зал холодом.

- Зигги, зáмок хранит верность. Покои баронессы в полном порядке.

Домоправительница судорожно вздохнула, постаравшись сделать это незаметно. Смешно. Зигги начинает злиться. Вспомнил, что барон Алек тоже является моим мужем? И отцом восьмерых моих детей? Шипящий смех наполнил зал шорохом осенних листьев.

- Я оставляю вас. Увидимся завтра. Барон Зигмунд. Баронесса Воробышек.

- Алек, пообедай с нами.

Дымные змеи в изумрудных глазах изогнули головы... Атаковать собираются, или... танцевать? Вежливо улыбаюсь, подтверждая приглашение барона. Зигги, наконец-то опустил меня на пол. Приобнял легонько и сказал:

- Обед через час в малой столовой. Агата проводит тебя. Не опаздывай, принцесса.

Значит, домоправительницу зовут Агата. Иду за женщиной по знакомым коридорам. Замыкает нашу крохотную процессию стражник, которого барон Зигмунд жестом отправил меня сопровождать. Опять идём длинной дорогой. Переходы, лестницы, коридоры... наконец, холл перед моими покоями. Агата отперла замок и раскрыла обе створки массивных дверей. Вхожу... Подумать только! Здесь действительно никого не было. Все безделушки на тех местах, на которых они были, книга на столике...

Прохожу в спальню. Туалетный столик с безделушками, духи... высохли. Флакон, всё-таки, не герметичен. Косметика... на выброс. Улавливаю движение, поворачиваюсь, неожиданно хищно. Общение со стражами изменило меня. Трио горничных дружно приседает. Бледные и испуганные. На всякий случай, проверила языком клыки. Не отросли. А то я уже засомневалась. Надо из барона Алека вытрясти о чём он с Балли говорил "ещё не время".

- Приготовьте ванну. И... очистите гардеробную от старой одежды и обуви.

Отправилась к автомату-ателье. Слушая, как льётся вода в ванну, сбросила одежду и встала на платформу для снятия мерок. Гимнастические упражнения, асаны йоги, вдох-выдох. Голограмма готова. Сосредоточилась, и воссоздала комплект баронессы: клюквенно-алое аксамитовое верхнее платье, нижнее шёлковое тоном темнее, аксамитовые же туфельки и берет. Бельё и чулки, дюжину ночных рубашек, махровый халат и два кимоно расшитых сатх и драконами. Пока хватит. Времени абсолютно нет.

Двадцать минут полежала, прикрыв глаза и выбросив из головы все мысли, в сдобренной цитрусовым маслом воде; босиком в махровом халате прошлёпала к туалетному столику. Горничная причёсывает меня, заплетая французскую косу. Вторая, сидя на низкой скамеечке, полирует ногти моих рук. Надеваю униформу, упрятываю волосы под берет, обуваюсь и лезу в, так и не исследованный некогда, сундук с драгоценностями, искать побрякушку на шею. Слеза дракона, подаренная Вителлием Севером, осталась в казарме. Нашла странный медальон, похожий на косматое солнышко. Косматое из за множества золотых языков, изогнутых так, что создаётся полное ощущение живого огня. Надела, посмотрела на себя в зеркало... полезла опять в недра сундука. Достала брошь-подсолнух, похоже, что из одного комплекта с солнышком, украсила берет. Вот теперь, можно идти. Косметики нет, духов нет... спасает красное платье. В красном я всегда выглядела сокрушительно. Глаза сияют, губы улыбаются, руки... дрожат. Вдох, выдох, и... отправляюсь. До исхода часа осталось шесть минут. Зигги ждать не любит.

Остановилась перед дверями, ведущими в малую столовую. Бароны изволят гневаться. Рык Зигги слышен через двойные двери. Слов, правда, не разобрать... Ледяная аура барона Алека пробивается сквозь стены, заставляя стражников вздрагивать и крепче вцепляться в секиры. Зигги перевооружил охрану? После того, как увидел "супруга" Лили, вспомнил об удобстве этого вида оружия?

Потом... Все новости, - потом. Делаю вдох, как перед прыжком в ледяную воду, и шагаю к дверям, распахиваемым стражниками так быстро, что мне не пришлось сбавлять шаг. Останавливаюсь на пороге. Бароны за стол не садятся. Беседуют у окна. Если это можно назвать беседой. Повернулись ко мне. Зрачки мужа расширились, вбирая в себя мой облик. По жёстким губам скользнула усмешка. Барон Алек, посмотрев на меня, разозлился. И... успокоился. Только чёрный плащ затрепетал, выпуская наружу змеиные головы, пробующие воздух раздвоенными языками. Вежливо улыбаюсь баронам. Прохожу к столу. Алек, скользнув тенью, отодвигает мне стул.

Стол круглый. Когда-то мы завтракали за ним, прежде чем отвезти Шарлотту и Петера в долину. И после... Каждый раз, когда Алек оставался у нас ночевать, мы собирались здесь после лабиринта и тренировочной площадки. А сейчас вот, - обедаем. Агата, встав в дверях, пропускает служанок с первой переменой блюд.

Отдала должное стерляжьей ухе и кулебяке. Отметила про себя, что кулебяка Эльзы намного вкуснее. Надо Терция с семьёй в гости пригласить... Может быть, Зигги согласится. Он всегда был гостеприимным. Дальнейшие блюда я пропустила, насытившись. Я же не махала мечом всё утро. Поэтому попробовала только паштет из рябчиков с трюфелями и яблочный пирог, тающий на языке.

Бароны перешли к камину и крепким напиткам. Я же пью чёрный чай с корицей. Непроизвольно согреваю руки о чашку. Молчаливость моих недавних сотрапезников угнетает. Но начинать разговор самой? Нет! Прикрыв глаза смакую любимый напиток...

- Принцесса, ты остаёшься в своих комнатах?

В голосе мужа лёгкий интерес, не более. Моё негласное послание сумели прочесть оба барона. Ничего не случилось. Баронесса вернулась домой после долгого отсутствия. Зигги пожелал именно этого, не меняя принятый распорядок дня.

- Разумеется, муж мой.

- Хорошо. Агата в твоём распоряжении. Горничные и всякое такое.

Зигги покрутил рукой, вероятно иллюстрируя "всякое такое". Не выдержала и рассмеялась. Алек выплыл из кресла и попрощался, сказав, что найдёт дорогу. Но мы всё равно пошли его провожать. Какое счастье, что есть ритуалы. Делаешь, что полагается, и, постепенно жизнь устраивается. А иначе, я не знала бы, что сказать мужу... О чём вообще говорить.

Барон вернулся со мною в зáмок и отправился в кабинет. Заниматься делами. А я прошла к себе. Агата меня уже дожидается. В комнатах нет ни пылинки. Вероятно, зáмок-таки обладает системой автоматической уборки. А вот все ткани придётся заменить. Мебель в порядке, - морёное дерево со временем только крепче становится. А все портьеры, занавеси, балдахин над кроватью, перину... Короче, всё тряпьё, вынесли и сменили на новое.

Не обошлось без эксцессов. Пока я занималась ковроткачеством и гобеленами, в замок явились т'хассы. На визг служанок прибежал Зигги с любимым фламбергом. Мне сообщили, что этот самец для меня даже более подходящий, чем все прочие. Барон по-военному поклонился Острозубому с Быстрой, приказал горничным заткнуться, и ушёл.

Вернулся ночью. Я уже спала. Как в нашу первую ночь, проснулась оттого, что муж сдирал с меня рубашку, правда в этот раз Зигги был абсолютно трезв, не давая мне повода ускользнуть из его рук. Да я и не хотела. Ускользать. Я... вспоминала. Оказывается, шестьдесят лет это так мало... И, в то же время, так много... Зигги шепчет, целуя:

- Мы начнём заново, принцесса.

Я отмалчиваюсь, помня, что слово не воробей и нельзя два раза войти в одну и ту же реку... и много чего ещё вспомнив. Но кто сказал, что нельзя начать с момента разрыва? Ведь у нас всё было замечательно. Или это потому, что мы знали о принудительном портале? Но и сейчас у нас та же ситуация. Просто отец даёт нам больше времени. Четырнадцать лет... Нежные прикосновения сменяются стальной хваткой. Но она уже не пугает, потому что я тоже вцепляюсь в мужа... И страсть моя не меньше.

И? Я хочу сказать, что? За час до рассвета, меня разбудило сакраментальное

- Подъём, принцесса!

А я только глаза сомкнула! Ну ничего! Лабиринт, площадка, и буду досыпать. А Зигги пусть делами занимается. Перекатываю эти мысли в пустой голове, надевая предусмотрительно подготовленные комбез, носочки, берцы и пряча французскую косу под беретом. Попрыгала... Ничего не брякает. Зигги насмешливо-уважительно фыркает. Ну да, Алонсо меня натаскивал на диверсанта.

Тело ноет, синяки будут. Что ж, придётся запастись мазью от ушибов. Ага, в больших количествах. Лабиринт... как дом родной. Сатх не хватает. Встретили рассвет на верхней площадке. Дух захватывает от величественной панорамы гор и рассветного неба. Вдалеке виден ройх. Летит не к нам.

- Принцесса, у тебя час на завтрак, жду тебя на площадке.

Я уже забыла, что после лабиринта я переодевалась. То есть отдавала одежду и обувь в чистку, принимала душ, слегка перекусывала, выпивала утреннюю чашку чая, и... опять на подвиги. Горничных Агата мне не представила. Бланка была более предусмотрительна. Как мне к ним обращаться? "Эй, ты, поди сюда"?! Или... управлять при помощи т'хассов? Мысленно поточила когти, и... побежала на площадку. Боем без оружия заниматься.

А после площадки-таки устроила скандал. Зигги собрался обучать меня (!) строевой подготовке. Ну это он зря! Я так барону и сказала, подкрепив свои слова парой тарелок. И? Ничего не помогло! Зигги меня водил как марионетку, переставляя руки и ноги. Стражники смотрели с каменными лицами, периодически сменяясь, чтобы упасть на землю за углом и отсмеяться. Мне т'хассы передали картинку.

Пришлось маршировать. Визжала, дёргалась, пыталась кусаться и царапаться. Бесполезно. Барон решил, что баронессе необходимо приобрести выправку. Пока занимались на плацу, окончательно проснулась. Вот и вся польза. Обиделась на мужа. Тку очередной гобелен, обдумываю планы мести. Ничего не придумывается. На разбитую посуду Зигги внимания не обращает, царапаться и кусаться не позволяет. Конечно! При такой силище! Держит меня на расстоянии. Бережно, но... на расстоянии. Потом вообще, развернул, шлёпнул по заду:

- Иди к себе, принцесса. Встретимся за обедом.

И ушёл в кабинет. Вот, спрашивается, какие-такие дела могут быть каждый день? У отца Империя, у дона Публия... она же, только теневая сторона; у Вителлия Севера армия. А у барона? Или я не понимаю?..

***


Слава Богу! Мне сейчас нельзя нервничать, и Зигги отстал с муштрой. Может, он именно этого и добивался? Занимаюсь йогой, гуляю с мужем в саду, иногда летаем в долину. Т'хассы сопровождают меня неотлучно. Быстрая тоже носит щенков. Острозубый оберегает подругу. И... часами беседует с Зигги. О чём, спрашивается? Мысленная беседа мужчин для женщин закрыта. В отместку начали разговаривать с Быстрой. Тоже по "закрытому каналу". Спросила, сколько у неё щенков. Оказалось, что за пятьсот почти лет у них с Острозубым ещё ни одного детёныша. И только сейчас мать-Бездна смилостивилась над ними. Эманации плодородия, исходящие от меня (!) помогли им зачать щенков. Оказывается, в Бездне дети редкость. Вспомнила, что Люцилла рассказывала об обыкновении рожениц съедать своё потомство... Быстрая возмутилась: это только сокровища Бездны так поступают! А на вопрос: не отправятся ли они с Острозубым в Бездну, когда придёт время? Псица рассмеялась, пояснив, что Бездна везде. Я поёжилась, вспомнив границу рядом с замком стража Ральфа. Быстрая успокоила меня: они с Острозубым уберегут меня и моих детёнышей.

Время идёт, нас посещают гости. Мои мужья, дети с внуками. Зигги хлебосольный хозяин. Сейчас ему не надо волноваться, что меня украдут, и двери замка открыты для родственников. Алонсо живёт у нас, когда посещает Империю. Вителлий Север навещает ежедневно. Алек тоже от нас не выходит. И? Никакого толка от мужей! Когда Эльза напала на Анну, - угораздило же Лопе и Терция прибыть к нам одновременно!

Рыжая бестия вцепилась в кочевницу, та не осталась в долгу и покатились они по полу визжа и царапаясь, как кошки. Обе занимались боевыми искусствами, а дерутся, как... Мои сыновья наблюдают растерянные. Алонсо испарился. Он мудрый, мой синеглазый муж. Вителлий Север попытался ухватить взбесившихся фурий, получил ногой в глаз, и отошёл к сыновьям. А Зигги уцепил этих бездновых кукол за волосы, растащил и рявкнул: выпорю обеих!

У Зигги руки длинные, как эти кошки ни пытались достать друг друга, им это не удалось. Получается, мой муж половчее Вителлия Севера? Или привык разнимать дерущихся женщин? Вернулся Алонсо со стражниками, несущими два ведра ледяной воды. Зигги отпустил кошек и скользнул в сторону. Только они собрались начать заново, как... Визг стоял такой, что я чуть не оглохла. Алонсо теперь обе снохи не любят. А на Зигги смотрят с обожанием. Холод стали в руке... Вдох, выдох... В синих глазах чёртики пляшут... Спокойно... Рыкнула на сыновей. Жён надо воспитывать! Совсем обнаглели, кошки. Барон Алек, явившийся на крыльях тьмы, остудил собравшихся ледяной аурой. Барона эти курицы боятся. А своих мужей, - нет.

Скучать, в общем, не приходится.

В положенное время родился Зигфрид фон Фальке. Копия Зигги. Только, в отличие от отца, очень спокойный. С другой стороны, а что ему волноваться? Кормят в срок, все процедуры по графику. У Зигги не забалуешь. Режим соблюдается до трёх секунд, как на корабле.

Кстати, о кораблях. Зигфриду исполнилось полгода и мы, оставив его на барона Алека, отправились в пустыню. Втроём, с Алонсо. Ройхи заворковали ласково и улетели. А мы, проваливаясь выше щиколоток в песок, побрели к известному только Зигги месту. Впрочем, это место много лет известно и местным кочевникам. Они называют его "злым местом". Или как-то ещё, но смысл тот же.

Зигги расшнуровал кожаный браслет, который практически никогда не снимает. Я думала, что это защита от растяжения, а это - маскирующее покрытие для офицерского наруча. Алонсо улыбнулся одними глазами. А барон Зигмунд фон Фальке коснулся нескольких символов, и впереди поплыли полосы воздуха. Как марево. Сорок пять секунд по хронометру, и... невольно выпрямившись по стойке смирно я вместе с мужьями смотрю на старый рейдер миров Союза. Пробоины в броне, развороченная ходовая рубка... Как его вообще удалось посадить? Если это Зигги, то он гениальный пилот.

Мёртвая тишина вызывает беспокойство. Смотрю на мужей. Сомкнутые в кулак правые руки прижаты к сердцу. Разновидность салюта? Скорее всего, да. Минута молчания... Мне вообще лучше не отсвечивать, судя по выражению лиц. Непонятно, зачем они меня потащили с собой. Слетали бы вдвоём, а я с ребёнком бы сидела.

- Ты наша жена, принцесса.

Вот так... Наша. Объединились против общего врага? Или? Молчу. Факт не требует комментариев.

- Можно оставить рейдер здесь, пока я договорюсь о переброске. Мы возьмём его захватами. Поднимем и посадим. Мы не потревожим командора, Зигмунд.

Зигги стиснул зубы, а я... До меня только сейчас дошло, что это не просто раскуроченный рейдер. Это своего рода мавзолей. И отец Зигги... там.

Потянулась взять мужа за руку. Притянул меня к себе на мгновение, и отпустил. Молча. Потом сказал:

- Возвращаемся. О переброске договариваться нет необходимости, Алонсо. Только согласовать маршрут. Император Кассий Агриппа давно разрешил вернуть корабль с телом отца на родину. Я ждал открытия границ.

Границы, вообще-то, открылись больше года назад. Скептически улыбаюсь. Мысленно. Мужчины посмотрели на меня и Алонсо соблаговолил пояснить.

- Обычаи, удивительная. Нельзя, возвращаясь, приносить только прошлое. Должно быть ещё и будущее.

Это что? Зигги собирается и нашего сына тащить неведомо куда? Холод стали в пальцах отрезвил. Естественно, что барон фон Фальке обязан посетить земли предков. Принять наследство. И... представить своего наследника. Но детёныш ещё так мал! И т'хассы сейчас ограничены в передвижениях. Ещё три месяца Быстрая будет кормить щенков. Острозубый не оставит свою подругу с детьми. А без т'хассов я с ребёнком не хочу соваться на незнакомые земли. Тем более, что Алонсо сказал, что там опасней, чем даже на Новарре.

- Поживёте у меня на Модене. Зигмунд, не возражай. Ты ни разу не был в своих владениях. Надо прежде проверить защитные системы баронской цитадели. Саар, конечно, относительно безопасен, но рисковать женой и сыном всё же не стоит.

Ага, тем более, что Зигги не единственный у меня муж. Если каждый будет мной рисковать, то... кхм... ладно. В синих глазах черти пляшут. Алонсо всегда понимает о чём я думаю. Чёрные тени упали на пески. Зигги включил защиту и корабль снова скрылся в мареве. Мы загрузились на ройхов, - возвращаемся.

- А почему на него никто не наткнулся? Как ты этого добился, Зигмунд?

- Инфразвук. Через определённые промежутки времени. Отпугивает...

Ну да... самого корабля не видно даже на радарах, а кочевники испытывают дискомфорт, приближаясь к этому месту. Отсюда и "злое место".

***


На Модену мы отбыли через три месяца. На рейдере Алонсо. Сопровождали в качестве конвоя два тяжёлых корабля, между которыми летел рейдер командора фон Фальке. Сначала наблюдали подъём. Две махины зависли над пустыней и, синхронизировав гравитационные захваты, вытянули искалеченный корабль на орбиту Альмейна. Отец предлагал помощь, но Алонсо и Зигмунд вежливо отказались. Это их дело. Поэтому наш маленький караван корабли Империи сопровождают издали. Не приближаясь.

Вителлий Север требовал, чтобы я оставалась на Альмейне. Упирал на опасность владений фон Фальке. Зигги улыбнулся в ответ по-змеиному и... ничего не сказал. Странно, всё-таки. С Алонсо у барона полное взаимопонимание. Хотя ночи гостеприимства не предлагает. А с консулом... Всё время приглашающе улыбается, показывая, что готов подраться. Пока Вителлий Север помнит об Императорском запрете на поединки. Но сколько это будет продолжаться? Барон Алек щурится, как огромный чёрный кот. Змеи в изумрудных глазах свивают и развивают кольца в ленивом танце. Барон не прочь уменьшить количество моих мужей? Не спрашиваю... Не хочу нарываться.

Маленький Зигфрид похож на медвежонка. Такой же мнимо неуклюжий. И рявкает, когда недоволен, как настоящий медвежонок. Обожает отца и восхищается Алонсо, которого называет Лонсо. На Вителлия Севера смотрит настороженно исподлобья. Барона Алека малыш не боится, но и не привечает. Добрососедские отношения. Играет с щенками т'хассов, возмущаясь, что они ускользают от него, перемещаясь в пространстве. Острозубый и Быстрая смеются. Я поначалу тревожилась, что зверёныши могут, играя, укусить младшего Зигги, но взрослые псы уверили меня, что этого не произойдёт. Их щенки уже понимают, что должны защищать нас. Хорошо, если так. Зубки у них... не такие, как у взрослых, но пятисантиметровые клыки, это тоже много.

Ходит детёныш, как и Секст, держась за хвосты т'хассов. Но пока предпочитает бегать на четвереньках. Потому что, ходит он медленно, а вот передвижение на четвереньках освоено им в совершенстве. Только с отцом он старательно идёт, держась за его руку. Зигмунд проводит много времени с сыном. Но... не балует ребёнка. У младшего фон Фальке режим строже, чем даже у Вителлиев Северов. Алонсо со своими детьми намного мягче. Я не вмешиваюсь. Зигмунду лучше знать, как воспитывать баронов. Алонсо говорит, что эта строгость вынужденная. Слишком мало времени на подготовку. Малыш должен чётко представлять "можно" и "нельзя", и уметь мгновенно исполнить команду взрослого. Потому что миры барона опасны. Строевой подготовкой с ребёнком не занимаются, вопреки моим опасениям. А делают специальные упражнения. Подобные тем, которые выполняют чистокровные. Развивая гибкость и реакцию. С трёх лет ребёнок начнёт заниматься боевыми искусствами. Как и чистокровные. Спросила Алонсо, почему наших малышей не обучали с трёх лет. Синие глаза широко раскрылись, чёртики в них запрыгали, показывая мне языки.

- Почему ты так решила, удивительная? Дети занимались. Я лично контролировал.

Увернулся, смеясь, от летящего ножа; схватил меня в охапку и, вручив барону, испарился.

А по прибытии на Модену, рейдер командора фон Фальке подвесили на орбите. Ждём отмашки. Нас поселили в хозяйских покоях на асиенде. Сам же Алонсо пребывает в городской резиденции, где некогда мы с ним так весело заключили брак. Я беспокоилась, не перепутать бы гостевые комнаты с хозяйскими, мой синеглазый муж позаботился обо всём. Смотрю с балкона в сад... Хочу серенаду!

Тревога, как наше с бароном "гостеванье" воспримут подданные Алонсо, оказалась напрасной. Оказывается, уже много сотен лет существует обычай "двойной заботы" о чистокровных. Поэтому, барона фон Фальке в качестве моего второго мужа восприняли нормально. А начало этой традиции положил один из предков Зигмунда. Барон Зигульф фон Фальке убил свою чистокровную жену, не сумев смириться с изменой. А чистокровная вошла в пору в отсутствие мужа. Барон год, согласно графику, дежурил на звёздных трассах. Испуганно смотрю на Алонсо. Я ведь тоже могла не удержаться рядом с команданте. Один шаг...

- Энрике, как и все мы, знает историю, Миранда. Выбор был только за тобой.

Зигги смотрит на нас сужающимися глазами. На жёстких губах вызревает придурковатая улыбка. Зигги тоже знает эту историю? Хотя, о чём я? Это же его предок! Наверняка, отец просветил наследника. Но что значит, "выбор только за мной"? Команданте мог быть моим вторым мужем? Начинаю злиться...

- Миранда, не полыхай глазами. Мне и так нелегко.

Послушно опускаю глаза, вдох, выдох... и, не удержавшись, спрашиваю:

- А что стало с бароном? После убийства?

Алонсо молча смотрит на Зигги. Улыбка истаивает на лице, сменяясь бесстрастно-отстранённым выражением. А Зигги, издевательски оскалившись, ответил:

- Барона казнили. За убийство жены и ребёнка, которого она носила.

Прижимаю к груди стиснутые руки. Внутри всё заледенело. Тишину можно нарезать ломтями. Алонсо тихо говорит:

- Это не так, Зигмунд. Когда барон узнал, что чистокровная была беременна, он ушёл порталом на Рапалль. Его тело нашли под грудой убитых хищников. Твой предок умер, сражаясь. С мечом в руке. Я это знаю потому, что герцог де ла Модена был главой поисковой команды.

- Де ла Модена?

- Новарры у нас тогда ещё не было.

Задаю ничего не значащий вопрос, потому что боюсь смотреть на Зигги. Барон, его предок, совершил самоубийство. И мы все трое это прекрасно понимаем. Пусть он не перерезал себе глотку, а сражался с хищниками, результат один. В синих глазах требование. И я поворачиваю голову к мужу. Зигмунд смотрит на меня со странным выражением. Потом хрипло говорит:

- Ты угадала с красным платьем принцесса. Я даже испугался, когда увидел тебя в нём.

Хлопаю на мужа глазами. А в затылке онемение. Я не хочу понимать, о чём говорит барон Зигмунд. Но, чтобы не было непоняток, Зигги набирает комбинацию символов на своём наруче. И перед ним возникает голограмма. Это не я, но... это лямбда. Похожая на ледяную кобру. Потому что ей около трёхсот лет. Может, это моя прародительница? Ледяной ужас сжал сердце. Зигги не проверяли на соответствие, а если...

- Успокойся, принцесса. У барона Зигульфа не было детей от этой чистокровной. Его наследник уже обучался в Академии на момент той истории.

Смотрю на Алонсо, получаю подтверждающий кивок. Успокаиваюсь, продолжаю разглядывать невинно убиённую лямбду. Если предок Зигги имел такие же ручищи, то женщина и слова сказать не успела. Барону достаточно было просто сжать пальцы на её шее... А с платьем я действительно угадала. Разница в рисунке, вытканном на аксамите и на шёлке. А цвет и фасон... Как такое может быть?

- Ты будешь сопровождать меня на Саар, принцесса. Ты и Зигфрид.

- Когда?

- Послезавтра.

Молча киваю. В мыслях эта страшная история. И... почему-то, зрелище истерзанного тела клона, которое Вителлий Север ломал и разрывал голыми руками. Может, он меня ненавидит? Или ненавидел в тот момент? Ситуация, практически, та же. И консул уничтожил клона, не в силах переступить через Евгенические законы? В мирах Союза о Евгенических законах ничего не знают, вот и...

***


На Саар отправились вчетвером. Алонсо воспользовался своей яхтой. Корабли-буксировщики тащили рейдер с телом отца Зигги. Я так поняла, что корабль встанет на вечную стоянку на семейном кладбище. Вместо склепа. Комментировать не стала. В конце-концов, что я понимаю? Может быть, так и надо. Да и тревожить после стольких лет прах отца Зигмунд не пожелал. И это правильно. Набираем скорость. Корабли "склеились" в единое целое, перед тем, как нырнуть в нуль-переход. Мы пошли за ними. Проводили их с орбиты Модены, и встретили на орбите Саара. Яхта Алонсо вдвое быстрее, чем стандартные рейдеры. Что уж говорить о буксирах.

Периметр космодрома меня потряс. Я привыкла к военным базам, но... Но! Здесь это выглядит, как кусок захваченной территории, которую всё время пытаются отбить обратно. А, может быть, так оно и есть? Пересели с катера в бронированную махину, ощетинившуюся дулами мощных излучателей, пулемётов и не знаю, чем ещё. Старательно удерживаю Зигфрида от попыток понажимать символы, подёргать рукоятки и попереключать тумблеры. Малыш недовольно ворчит. Зигмунд взял сына на колени. Тогда только наследник затих. Смотрит круглыми глазами на панораму, демонстрируемую обзорным экраном. Я тоже смотрю. И мои глаза, наверное, круглы, как у детёныша.

Едем под конвоем летучих тварей, похожих на птеродактилей. Излучатели гудят на грани слышимости, готовые к стрельбе. Твари не подлетают близко. Осторожничают. Но у меня создалось ощущение, что они ждут: а вдруг заряд аккумуляторов закончится? И боезапас иссякнет? Или ещё что-нибудь произойдёт, и вкусное содержимое металлической коробки станет доступным. Ожидание ощущается почти физически.

На дорогу падает громадное дерево. Наш водитель сметает его ракетным залпом. Проезжаем не снижая скорости. Саарец (?) извиняющимся тоном говорит:

- В последнее время, такие сюрпризы всё чаще, господин барон. Чистки давно не производились.

Зигги задумчиво смотрит на меня. Сожалеет, что взял с собой? Касаюсь его руки кончиками пальцев. Улыбаюсь. Надеюсь, храбро. На самом деле, мне очень страшно. Алонсо в своё время предупреждал меня, что в лесах Модены опасно. Но мы летали с ним на открытой гравиплатформе. А здесь... Какие же здесь твари, что от них надо прятаться под тяжёлой бронёй и разгонять их, поливая огнём мощных излучателей? Вернутся т'хассы, надо их расспросить. Собаки выметнулись откуда-то всей стаей, как только наш катер приземлился. Как они нас отследили через нуль-переход? Непонятно. Но стая бездновых пёсиков отправилась знакомиться с территорией. А нас встречал один из подданных баронов фон Фальке. На танке, ага.

С восторженным умилением смотрел на Зигги старшего и младшего, почтительно склонился перед Алонсо, ах нет! Перед герцогом де ла Модена-Новарро. Мой синеглазый муж излучает силу и властность. Рождённый повелевать. Вот так. И я... погулять вышла. На меня посмотрели без интереса. Поначалу. Потом глаза встречающего расширились и он сделал шаг назад. Знаком с семейной галереей. Я похожа на эту лямбду. Не копия, но... похожа. Мы одной крови, - она и я.

Зигги придурковато-ласково улыбнулся, и опомнившийся слуга, вытянулся во фрунт. Знаком и с семейным темпераментом баронов фон Фальке. Едем. А я думаю: Алонсо сказал, что Саар относительно безопасен. Относительно чего? Бездны? Или неведомого Рапалля? Или Рапалли? Как правильно? Подъехали к очередному периметру. Забором данное сооружение назвать язык не поворачивается. Встали на площадку. Далее пешком? А где скафандры высшей космической защиты? Сидим, ждём. Непонятно чего. О! Сияние, окутывающее ограждение начинает заполнять площадку. Замигал какой-то индикатор. Скосила глаза: система свой-чужой. Наконец, мы оказались окутаны этим перламутровым светом. Машина поднялась в воздух и её втянуло в периметр. Сияние образует купол, под которым находится горстка зданий и... я думала, что это просто название, оказалось, что слово цитадель - определение типа сооружения, являющегося резиденцией баронов фон Фальке. Она... подавляет.

Мы въехали во внутренний двор, люки раскрылись, Зигги передал мне сына, вылез наружу и вытащил нас обоих. С помощью Алонсо. Демонстрация "двойной заботы"? Сначала Алонсо продемонстрировал своим барона Зигмунда, теперь барон демонстрирует своим герцога Алонсо. Прочим моим мужьям сюда лучше не соваться. Не поймёт общественность такого изобилия. Маленький Зигги радостно лепечет: Лонсо, Лонсо... Пытается что-то рассказать. Но слова у него пока, в большинстве, свои. Мы его учим, и он запоминает, но всему сразу не выучишь...

Послышались взволнованные возгласы и команды. Т'хассы явились. А нас уже взяли в кольцо. Спинами к нам, стволами наружу. Зигги успокаивающе говорит

- Отставить. Это собаки баронессы.

Т'хассы умильно улыбаются, демонстрируя всем пятнадцатисантиметровые клыки, и виляя хвостами. Когда хвосты бьют по танку, он заметно вздрагивает. Щенки уже облазили весь двор. Зигфрид вырывается, тянет ручки к своим товарищам по играм. Поставила сына на ножки. Собрался шагнуть, покачнулся и был подхвачен отцом, сказавшим:

- Завтра поиграешь, сын. Сегодня мы провожаем дедушку.

И на пространство двора опустилась тишина...

Минута молчания. Сколько их уже было в моей жизни?.. Зигги повернулся и пошёл внутрь Цитадели. Он ориентируется в местных хитросплетениях, как будто здесь вырос. Впрочем, может быть, отец обучал его не только семейной истории, но и знакомил с семейными владениями. Потом спрошу при случае. А пока мы с Алонсо следуем за хозяином. Несмотря на угнетающий внешний вид, внутри Цитадель напоминает оазис. Сады и цветники, фонтаны и ручьи. Как будто не в огромном здании, а в небольшом парке. Жилые зоны вписаны в природные. Выглядит это как маленькие одноэтажные домики, пристроенные к внешней стене и выходящие в сад. У каждого домика сад свой. Жителей не видно, хотя участки ухоженные. Все на охране периметра? Возможно. Дошли до подъёмника. Жилая секция командного состава наверху. А баронские покои вообще под крышей? Неважно. Доберёмся, - узнаем.

Алонсо устроили в гостевых покоях. Пять комнат и неизменный сад. Поскольку, чем выше, - тем меньше количество жилищ, то жилая площадь и сады больше. Гостевые покои граничат с баронскими. У нас тоже жильё невелико по площади. Мне отведены пять комнат, не считая удобств: небольшая гостиная, кабинет, комната для занятий рукоделием, гардеробная и огромная спальня с кроватью-аэродромом. Малышу - детская из трёх комнат: гостиной, учебной и спальни. У барона пять комнат, как и у дорогих гостей: большая гостиная с камином, кабинет, небольшая, в отличие от моей, спальня, оружейная и гардеробная. К каждой секции примыкает отдельный сад. Впрочем, в оградах имеются калитки. В моём саду, помимо цветников и плодово-ягодных деревьев и кустов, имеется небольшой пруд с золотыми рыбками. Ага, и водяные лилии в нём растут. Красиво. Освещение, вероятно, искусственное. Но уровень технологий позволяет создать неотличимую от натуральной световую систему. В саду детёныша мавританские газоны с мягкой травкой и цветами и множество игровых приспособлений. Качели-карусели-горки и всякое такое, как говорит Зигги. Водоёмов нет. Есть крохотный ручеёк бегущий по камням, поросшим скальными растениями. Живописно. И радует не только глаза, но и уши. Журчание воды... Для малыша здесь большой кусок мира.

Если отбросить, что все эти изыски оборудованы внутри крепости, атакуемой местной фауной, а, возможно, и флорой, то бароны очень уютно устроились. Интересно, где находится портретная галерея, о которой говорил Алонсо.

Прежде портретной галереи ознакомилась с комнатой связи. Из кабинета барона есть выход в официальное представительство. Односторонний портал. Туда пройти можно, а оттуда, - только кружной дорогой. Паранойя. Знакомое явление. Отправились втроём. Детёныш передан нянькам, вымыт, переодет, накормлен и спать уложен под восхищённое воркование. Т'хассы оставлены с ним. Мало ли что... Собаки сыты и довольны. "Хороший мир, хорошая охота", как сказал Острозубый. Вот и славно. Ещё бы птичками какими обзавестись, которые на местных птеродактилей поохотятся, и вообще отлично заживём. Надо с зятем поговорить на эту тему. Ройхи, наверное, этих тварей поедать не захотят.

Проследили за прибытием рейдера командора фон Фальке. Зигги, сцепив руки за спиной, наблюдал, как сажают корабль. Не стала выяснять, почему мы не встречаем его на месте. Обычаи везде свои. А в данном конкретном случае, полагаю, ещё и вопросы безопасности учитываются. Вдруг, что-нибудь не заладится и эта металлопластовая махина рухнет на головы встречающих, вместо того, чтобы тихо опуститься на подготовленную для неё площадку. Там, на кладбище, кстати, не один корабль. Семейная традиция?.. Не буду спрашивать. Со временем всё узнаю. Ещё двенадцать лет впереди. С перерывом на вынашивание-вскармливание близнецов. Десять с половиной лет здесь и полтора года в Делоне. Точнее: шесть лет здесь, полтора года в Делоне и четыре с половиной года опять здесь. Потом, - Модена.

Рейдер встал точно в центре предназначенной для него площадки. Буксиры отправились на базу, а мы, прихватив отдохнувшего наследника, - порталом на кладбище. Собралось всё население Цитадели. За вычетом состава боевых дежурств. Площадка ограждена толстенными цепями, прикреплёнными к... якорям. Символично... Рейдер на вечном приколе. Небольшая плита с выбитыми на ней именами экипажа. Зигги обновил список, добавив рождённых в Империи детей. Тех, кто участвовал в последнем рейде, и нескольких, погибших ранее. Не так много их было. Но... никто не забыт. Короткая речь. Прощальный залп из реактивных ружей. И... возвращаемся. Пешком. Зигфрида отец взял на руки. Малышу пока тяжело идти.

Идём медленно, храня молчание. Наверное ещё и поминальная служба предстоит. Зигги уделяет большое внимание обрядам. Даже в баронствах протащил меня через часовню, не удовольствовавшись объявлением баронам о браке. Впрочем, Алонсо тоже сначала отправился со мною в храм, а потом уже в мэрию. И Вителлий Север назвал меня женой по патрицианскому обряду. Получается, что только барон Алек пренебрёг условностями. Хотя, может быть, прокусив мне руку, он и заключил брак по обычаю стражей? Не знаю... да и неважно это всё. Есть хочется. А заикаться о еде нельзя. Зигги не в том настроении. Отца похоронил.

Прошли в крохотный храм. Как я и ожидала. Поминальная служба, к счастью, короткая. И правильно. Командор Зигибранд фон Фальке умер незнамо сколько лет назад. Мне было двадцать шесть лет, когда мы встретились с Зигги. Он уже был сенешалем барона... как же его звали?.. Не важно! Но его сенешальство означает, что он не первый год жил в баронствах. То есть, его отец мёртв не менее шестидесяти пяти лет. А то и более. Наконец-то командор обрёл последнее пристанище. Среди своих предков.

Покидаем храм, возвращаемся... в комнату связи. К барону подбежал вестовой, доложил о срочном вызове, поглядывая на меня. Не нравится мне это. Не иначе, консул заскучал.

Точно. Орёт, как потерпевший.

- Я такой дурости даже от синеглазого не ожидал! Отправиться с чистокровной на Саар! Барон, ты меня разочаровал!

И, обращаясь непосредственно ко мне:

- Кариссима, у тебя час на сборы.

Молча смотрю на распоясавшегося военного. Час. Значит, корабли консула уже в мирах Союза. Значит, уже связались с Моденой. Или... Смотрю на Алонсо, приятно улыбающегося Вителлию Северу. Зигги тоже улыбается. Фирменной змеиной улыбкой. Похоже, мои мужья намерены выяснить отношения. В мирах Союза запрет отца, да живёт он вечно! теряет силу. Начинаю злиться... Жаль, что запулив чем-нибудь в голоэкран, не попадёшь в собеседника.

- Уди! Уди!

Малыш Зигфрид присоединился к мужскому разговору. Не понравился ему тон собеседника... Вителлий Север холодно смотрит на ребёнка. Никогда муж не умел разговаривать с детьми. Девятимесячному малышу не скомандуешь "кругом марш!" А я, вдруг, испугалась. Все эти диверсии... И резко спросила консула:

- Что с отцом?

Ледяное пламя полыхнуло в сузившихся от злости глазах. Но консул, всё же, удостоил меня ответом:

- Император, да живёт он вечно! живёт и здравствует.

Помолчали. Не могу же я при двоих своих мужьях орать на третьего, отсутствующего. Сыну дурной пример подавать. Решит потом, не дай Бог, что жена так и должна себя вести... Что-то я ещё спросить хотела... О!

- А почему Саар вызывает у тебя такие эмоции, Вителлий Север?

Тигр показал клыки. То есть, консул улыбнулся мне, блеснув зубами.

- Спроси у синеглазого, кариссима. И собирайся.

- Я не...

- Час, кариссима. Даже меньше.

С этими словами консул разорвал связь. А я требовательно уставилась на Алонсо. А на меня с изумлением смотрят связисты.

- Так значит госпожа баронесса...

- Занимайтесь своим делом, парни.

Зигги недоволен. Ещё бы! Теперь придётся думать об обороне родовых владений от внешней угрозы. Алонсо запросил связь с Моденой, переговорил с Тито и успокоился.

- Малая эскадра, Зигмунд. Максимум, который консул может задействовать в мирное время.

Наивные люди! Вителлий Север не задумается спровоцировать где-нибудь бунт, чтобы получить право увеличить контингент "миротворцев".

- Пусть приходит. Саар всегда готов к встрече с имперцами.

- Господин барон, лагеря обесточены. Мы не тратим энергию на поддержание периметров.

- И не надо, Генрих. У наших гостей будет оружие.

Барон Зигмунд совершенно спокоен, как человек принявший решение. А я не могу понять, о чём говорил этот связист? Лагеря? Какие лагеря? Алонсо спокойно, как о само собой разумеющемся поясняет:

- Лагеря военнопленных, Миранда, с давних пор базируются на Сааре.

- Почему?

- Чтобы не сбегали.

Вспомнила птеродактилей и "хорошую охоту" для т'хассов, которым было скучно рвать медведей Альмейна. Неудивительно... но... Но!

- Ты собираешься посадить в лагерь консула Империи, Зигмунд?

- Ну что ты такое говоришь, принцесса! Твой муж - при этих словах связисты ошеломлённо уставились на меня - займёт гостевые покои. А эскадру я не приглашал. Ни малую, ни большую. Им придётся удовольствоваться лагерями. И самим обеспечивать собственную безопасность.

Начинаю лихорадочно размышлять... Так подставить консула Зигги... способен. Вполне вписывается в законы баронств. Не приезжают в гости с дружиной. Это оскорбление. А если консул не одумается, то за потери личного состава будет отвечать перед отцом. А Кассий Агриппа не склонен к милосердию в таких случаях. Ведь сидел уже на гауптвахте! В собственном поместье сидел! Ну что ему неймётся?!!

- Ты объяснишь это Вителлию Северу, Зигмунд?

- Он нас слышит, принцесса.

Связь возобновилась мгновенно. Консул в диком бешенстве. Глаза сияют ледяным светом северного неба, лицо безмятежно. Улыбка безупречно вежлива. Обломки кресла валяются за ним. Так сразу не заметишь...

- Я правильно понял, тебя, барон Зигмунд? Ты собираешься взять меня в плен?

- А разве ты не гостем идёшь на Саар, барон Луций?

Улыбка Вителлия Севера обрела режущую кромку. Подобно боевому хлысту, заменяющему мужу балтеус.

- У тебя не хватит сил остановить меня, барон.

- Готов поставить на это?

Змеиная улыбка Зигги скрестилась с улыбкой Вителлия Севера подобно боевым ножам. Алонсо вежливо наблюдает... Не вмешивается. А я вспомнила, что когда-то этой фразой, подхваченной у Зигги, я пыталась вразумить Вителлия Севера, явившегося в Делон настаивать на супружеских правах. И... консул вспомнил. Я думала, что разозлиться сильнее, чем сейчас, он не может. Ошибалась.

Молчим. Вителлий Север и Зигмунд меряются взглядами; Алонсо, присев, играет с Зигфридом в "камень ножницы бумага"; я стараюсь наблюдать за всеми мужьями одновременно. Окосею ведь так!

Спас ситуацию, как обычно, папуля, да живёт он вечно!

Первые такты имперского гимна выпрямили спины. Мою и Вителлия Севера во всяком случае. Мне показалось, что на лице консула промелькнуло облегчение... муж повернулся к дальнему голоэкрану. Нам тоже прекрасно виден императорский кабинет и сам Кассий Агриппа, для разнообразия, стоящий рядом со столом, а не сидящий за ним. Алонсо передал Зигфрида барону. В комнате связи все стоят. Зигги держит на локте ребёнка восторженно глядящего на ошеломляюще красивого деда. Который выглядит моложе его отца.

- Для тебя есть дело, консул. Прерви свой визит.

- Слушаюсь, мой Император!

- Навестите нас с Лилией как-нибудь, барон Зигмунд.

В холодном бесстрастном голосе Императора слышен упрёк. Мы отбыли в миры Союза, не представив деду нового внука. Отец на меня не смотрит, но я знаю, что виновата. Молчу. Решать будет Зигмунд.

- Обязательно, мой Император.

В обалдении смотрю на мужа... Потом вспоминаю, что Альмейн входит в Империю. Недавно папенька выделил Альмейн из герцогства Вителлиев Северов в автономию. Примерно когда сообщил мне о своём решении по поводу моего брака с Зигги. Алонсо было даровано графство, значит он тоже будет называть папулю "мой Император"? С Алонсо отец обменялся военным поклоном. Кивнули, показав, что видят друг друга. Ну и ладно. Главное, что нам не придётся отбиваться от имперской эскадры.

Вителлий Север отбыл в Империю. Алонсо и Зигги стараются при мне о нём не упоминать. Как не говорят о смертельно больном. Тоже мне! Как дети наивные. Для меня визит консула означает одно: он построил где-то очередную военную базу, защитил её лучше, чем родовое гнездо и намерен запереть меня там. Предупреждать мужей, что могу не выбраться из Империи, не стала. Не маленькие, в отличие от Зигфрида.

Малыш получил выволочку от отца: нельзя грубить взрослым. Ребёнок ещё говорит на своём языке, словарный запас крохотный, а его уже муштруют! Стиснула зубы, не вмешиваюсь. Хитрый детёныш смотрит на друга Лонсо. Герцог серьёзно кивнул головой, выражая согласие с бароном. Зигги-младший насупился, вздыхает... Захотелось взять на руки и убежать с ним в детскую. Ну что, в самом деле?! Получила предупреждающие взгляды от обоих мужей. Нельзя баловать ребёнка. А терроризировать, значит, можно.

Алонсо вернулся на Модену. У него полно дел: надо проверить где побывали "дорогие гости". Маяков, наверное, понаставили, где можно и где нельзя. Я обживаюсь на Сааре. Зигмунд адаптировался мгновенно. Отец его с детства знакомил с домом на симуляторе родовых владений. Предчувствовал, что не вернётся живым?.. Кто знает... Маленький Зигфрид растёт, выполняет задания отца, делает специальную гимнастику... За этим дозволено следить мне. Чистокровные проходят примерно такую же подготовку. Упражнения для девочек, конечно, отличаются, но в целом я имею представление. В качестве отдыха ухаживаю за садом. Барон тоже ухаживает (!). Распорядок такой. Рекомендованный медиками. Снизить врождённую агрессивность фон Фальке. Ага, типа заземления.

Когда Зигги от меня это услышал, хохотал так, что напугал т'хассов.

Малышу исполнился год, когда Зигмунд запросил аудиенцию у Императора, да живёт он вечно!

После получения разрешения мы и отправились. На ройхах. Сына взяла с собой, усадила в специальном ранце. В корзине устраивать побоялась. Уж очень деятельный ребёнок растёт. Вылез бы самостоятельно, ещё в полёте. Ройх беспокоится, но не возражает. Аудиенция барону назначена в малой резиденции на территории Академии. Высадились на газоне перед главным входом. Отстегнула упряжь с детёнышем, возмущённо кричащим, потому что я не позволила потрогать птичку. Ройх, проворковав мне что-то нелестное, полетел охотиться. Зигги проще. Его ройху такого стресса не пришлось испытывать. Передала наследника барону. Пусть успокаивает. Т'хассы появились из ниоткуда. Старшая пара. Зигфрид схватил их за хвосты и гордо зашагал к дому. Мы с Зигги об руку движемся следом.

Общего сбора не назначалось, барона семейство игнорирует. Мерзавцы. Все до одного. Помимо папули с Лилией, присутствовали Вителлий Флавиан, и дети, обучающиеся в Академии: Квинт, Секст и Герхард с Гердой и домиками. Домики произвели на детёныша почти такое же впечатление, как и папуля. Ребёнок растерялся: то ли идти к деду, то ли ловить домики. Курсанты все стоят как по команде "вольно", а домики шмыгают вокруг нас. К барону не приближаются, а вокруг ребёнка бегают. Ох, уцепит, не дай Бог! Скандал будет.

Отец милостиво кивнул, и Зигфрид сделал выбор в пользу деда. И правильно! Добрался с помощью т'хассов до Императора, был усажен на колени. Уставился на деда во все глаза. Стандартная реакция. Лили смотрит вдаль, не видя в упор наследника барона Зигмунда. А это уже нарушение протокола. Император принял Зигфрида в семью, признав его внуком. А супруга Императора нос воротит. Зигги улыбнулся ей с придурковатой ласковостью, Лили упорствует. Что ж, насильно мил не будешь. На меня тоже смотрят косо, потому что я изменила патрицианским тряпкам. Явилась в баронском платье. Как на картине из фамильной галереи фон Фальке. Только цвет другого оттенка.

Произнесены стандартные приветствия и благодарности. Малыш Зигфрид получил свою планетную систему и мы отбыли... в баронства. Надо пожить в замке хотя бы пару дней. Зигмунд хотел поговорить с бароном Алеком, узнать сколько он может отсутствовать без вреда для зáмка. Интересно, сможет ли ройх прилетать в миры Союза после закрытия границ. Пока что Зигмунд и Алонсо приняли решение, по возможности, летать на ройхах. Пусть запоминают дорогу. Я думаю, что это из за Вителлия Севера. Перехватить корабль, когда он гасит или набирает скорость, пара пустяков, а перехватить ройха практически невозможно.

Алек явился через час после нашего прибытия. Хорошо быть стражем. Все новости зáмков узнаются слёту. Успокоил Зигги по поводу отсутствия: пока барон жив, замку другой хозяин не нужен. Где бы он ни находился. Пока сам Алек на месте, разумеется. Но Зигмунд, всё же, принял решение по два месяца в году проводить в зáмке. Ещё же и в политике баронств надо участвовать. Значит, время Большой Охоты мы проводим на Альмейне. С тем и распрощались.

Опять ройхи, и обиженный Зигфрид. Ну не дают ему птичку потрогать! Надо будет перед Академией отправить малыша к Серым лордам.

***


Зигмару, - второму сыну барона, исполнился год, когда я познакомилась с одним из лордов Бездны. А дело было так: Зигмунд запросил аудиенцию у Императора, и, пока мы ждали ответа, решил поохотиться с Алонсо на Рапалле. Меня не взяли, сказав, что не смогут гарантировать мою безопасность. Сижу с детьми. С Зигмаром и Зигфридом, которому через неделю отправляться в Академию. И? Я хочу сказать, что? Наглый детёныш решил присоединиться к охотникам. Как же! Он уже большой! Экипировался боевым ножом, подаренным отцом, импульсным пистолетом, презентованным братцем Лопе, взял флягу воды и сухпай; вскрыл портальный зал, спасибо дяде Алонсо, научившего ребёнка щёлкать защитные контуры, как орехи, и... отправился.

Когда мне доложили о самоуправстве, я думала, что сойду с ума. Вспомнила историю барона Зигульфа. Так барон взрослый воин, а Зигфриду пять лет только исполнилось. Оставила малыша нянькам, переоделась в комбез, схватила ножи из костей бездновых тварей, боевой лук, револьвер и точечный портал. Затаила дыхание, молясь, чтобы не сбить настройку, и отправилась вслед за сыном. Одна. Потому что с периметра снять никого нельзя. Хоть т'хассы и прореживают многочисленных обитателей Саара, но меньше их не становится. Точнее, становится, но неощутимо. Остаётся надеяться, что малыш не успел далеко уйти, и что т'хассы найдут нас раньше, чем местные хищники.

Вышла на поляне. Пусто. Кроме старых костей, - никого. Не здесь ли барон Зигульф принял свой последний бой? Прислушиваюсь, стараясь взять пеленг на маячок, надетый на сына. Надо было кого-нибудь из стражей вызвать. А у меня от страха всё из головы вылетело. Наконец, определилось направление. Побежала туда. Не сломя голову, а как учили. Сначала в резервации, затем Зигги. Потом услышала рёв какой-то твари и рванула не разбирая дороги.

Ещё одна поляна. Малыш стреляет из импульсника. И хорошо стреляет. Его атакуют какие-то твари, похожие на мохнатых крабов. Только эти крабы ростом с баронских собак. И много их... Опять рёв... Крабы прыснули в стороны, и на поляну вышел... динозавр? Не знаю... огромная чешуйчатая тварь, с клыками, как у т'хассов... Начала стрелять одновременно с сыном. Малыш из импульсника, я из револьвера. Может, повезёт, охотники услышат. Насчёт повредить этому созданию, я не обольщаюсь. Оно пока осторожничает. Выстрелы из револьвера ему не нравятся. С тоской подумала, что заряды закончатся, и тогда... Импульсник на бронированную шкуру не действует. Не знаю, из чего броня. Может, оно танками на завтрак питается. Убрала револьвер в кобуру. Зарядов больше нет. Взялась за лук. Попробовать в глаз попасть? Мишень большая, только вёрткая очень.

И тут на нас напали с боков. Подкравшиеся крабообразные. Прикрыла детёныша собой, схватила костяные ножи, полоснула по подвернувшимся тварям... Мысленно кричу т'хассам. Рёв прямо над головой. Ещё одно создание. Крыша медленно съезжает... Ну не может природа создать такое. Уловила косой взгляд тва... кхм... этого опасного и удивительного существа. Столь совершенное создание могло возникнуть только по божественной воле. Ехидный смешок у меня в голове. Телепат? Или т'хассы, наконец, явились? Крабообразных не видно, а две махины, столкнулись, и... выжил только один. Ага, который удивительный. Разодрал противника на куски, большую часть проглотил, облизнулся и повернулся к нам с Зигфридом. Удерживаю малыша от попыток выстрелить. Радужный вихрь окутал безднову (я теперь поняла!) тварь, и на её месте возник высокий статный воин. Взрослый. Потому что Балли рядом с ним выглядит юношей. Значит, этому лорду уже исполнилось три тысячи лет. Посмотрела в зеленовато-карие глаза с овальным, как у змеи,зрачком. Наверное, даже больше трёх тысяч. На дне глаз видна усталость.

- Ты выбрала неподходящее место для прогулки с ребёнком, леди.

И что отвечать? Благодарить за спасение, значит предположить, что мог бы и не спасать... Вдруг оскорбится? С Балли проще общаться. Ну да... он зять. А это совершенно посторонний лорд. Покаянно опустила голову. Малыш спас положение, сказав:

- Мама не гуляет. Я ищу папу, а она ищет меня.

Мудрый мой! Так и хочется наградить ремнём по заднице. В овальных зрачках появились насмешливые искорки. Глаза приобрели цвет авантюрина.

- Твоё вмешательство было очень кстати, лорд.

- Этан. Ты в родстве с кланом Саэльмо.

Не вопрос, а утверждение. Что ж, мне скрывать нечего:

- Так, лорд Этан. Я мать жены лорда Балли Саэльмо.

- Я провожу тебя и ребёнка в дом твоего зятя, леди.

Открыла было рот сказать, что нам надо домой, но... у Люциллы я ни разу не была. Да и любезного лорда Этана огорчать пререканиями не хочется. Всё равно сделает по-своему. Я уже начала разбираться в мужчинах. Сотни лет не прошло...

Шагнули с Зигфридом в радугу. Лорд Этан почтительно пропустил нас, сделав невыразимо изящный жест. Малыш смотрит во все глаза на необычного лорда. Но молчит. Вышли из радуги перед воротами огромного зáмка, увенчанного драконьими головами. Ворота закрыты. А мы с Зигфридом уже устали от впечатлений. Лорд индифферентно стоит в сторонке. И? У меня даже свистка нет. Не говоря уже о роге, в который положено трубить. Меня не оставляет мысль о т'хассах. Точнее, об их отсутствии. Они находили нас даже в других мирах, а в момент, когда были нужны, вдруг, не появились. Младшие возле Зигмара. Надеюсь. А где Острозубый с Быстрой?

Разозлившись, шагнула к воротам, и, вознамерившись треснуть по ним кулаком, присмотрелась к шипастым створкам и оставила эту мысль. Только что, они были гладкими. Зáмок живой? Подобно жилищам стражей? Поднесла раскрытую ладонь к створкам. Подумала, что если оцарапаюсь, Балли мало не покажется. Ворота распахнулись. Медленно, как будто сомневаясь: пускать нас внутрь, или нет. Шипя и булькая от возмущения, как закипающий чайник, прошла во двор, держа сына за руку. За ребёнком глаз да глаз нужен! Приставлю я к нему баронских собак. Алек мне не откажет.

Только подумала о собаках, как они тут, как тут. Радостно взвизгивают, подставляют головы, чтобы их погладили. Зигфрид возмущённо вякнул, когда нас с ним подхватил на руки лорд, о котором я уже забыла. А во двор из подвальных отдушин выползли сатх. Или с'атх, как их называет мой зять. Сидим с сыном на локтях у безднового лорда, а змеи вьются со злобно-радостным шипением. Соскучились, гады! Ой, то есть, соскучились.

Наконец-то открылись громадные двери и во двор вывалились мои внуки. С радостным воплем: "Бабушка приехала!" Пятнадцать лет, а ведут себя, как... Правильно их до трёхтысячелетнего возраста под присмотром держат! Опомнились, наконец-то, почтительно склонили головы перед лордом. А домики у них есть! И какие! Со змеиными головами. Ну, Балли! Всё скрывает от семьи!

Сатх уползли в подвал, собаки разбежались, во дворе появились Балли и Люцилла. Встрёпанные, как воробьи. Понятно, чем занимались! А я, значит, перед воротами стой!

- Мама! Какой, воистину счастливой, случайности я обязан счастью видеть тебя здесь?

Зять, скользнув к нашей живописной группе: "воин спасает женщину и ребёнка", помог мне встать на ноги и поцеловал мне руку, не сводя удивлённого взгляда с лорда Этана.

- Мы ненадолго, Балли. Нам надо срочно возвращаться. Ты сможешь...

- Разумеется, мама! Тебе стоит пожелать! Но... ты даже чаю не выпьешь? И малыш... Ему надо пообедать. Если я правильно понял, это мой шурин? И дядя Асмунда и Асхильд?

Люцилла смотрит на Зигги младшего, кусая губы. Она что? Тоже присоединится к группе противодействия? Балли взглянул на жену, неожиданно жёстким взглядом, и моя дочь, встряхнувшись, сбросила с себя Вителлие-Северость. А сын возмущённо сказал:

- Я не малыш! Меня Зигфрид зовут. Я уже в Академию пойду!

Зять тепло смотрит на ребёнка:

- Замечательно, Зигфрид! Если хочешь осмотреть замок, Асмунд и Асхильд всё тебе покажут. Они тоже учатся в Академии.

Взгляд на моих внуков, и они, весело болтая, увели своего дядюшку в замок. Балли непрост. Несмотря на внешнюю мягкость. Как... Вителлий Флавиан.

- Лорд-протектор, окажите нам честь, отобедайте с нами.

- Если прекрасная леди составит нам компанию...

- Мама, не волнуйся, в Бездне время течёт по-другому. Ты успеешь отдохнуть, пообедать и вернуться. Никто не заметит вашего с малышом отсутствия.

Подумалось, что это вряд ли. Наверняка с Зигмундом уже связались. Но... есть хочется. А, насчёт времени, Алек что-то такое говорил. Только в его случае время шло наоборот. В Бездне медленнее, чем снаружи. Пока я размышляла и злилась, лорд Этан протянул мне руку, и... я не заметила, как мы с ним об руку вошли в дом Балли. Пожаловалась зятю:

- Балли, я не смогла дозваться т'хассов.

Балли промолчал, как-то странно улыбнувшись, а ответил мне лорд Этан:

- Ах, это были твои т'хассы, прекрасная леди? Я не стал рисковать, и заблокировал им дорогу. Прости мне эту оплошность.

Лёгкое поглаживание моих пальцев. Показалось? Сердце бьётся, как рыбка. Стараюсь не реагировать. И злюсь. На себя, и на лорда. А ремня получит Зигфрид. Конечно, есть за что, но... Но! Вот так дети страдают из за взрослых!

- Как можно заблокировать дорогу т'хассам? Я думала...

Улыбка из серии "найди другое слово". В том смысле, что глагол "думать" ко мне неприменим. Тяжело вздыхаю от невозможности швырнуть в лорда блюдце. Мы с ним оба в гостях. Балли мягко говорит мне:

- Мама, лорд Этан вполне способен закрыть дорогу не только паре т'хассов, но даже армии Повелителей. Поэтому он лорд-протектор нашего сектора Бездны.

И? Я хочу сказать, что? Сижу тупо... кхм... то есть бездумно уставившись на зятя. Поскольку я ничего не поняла.

Автоматов-ателье здесь нет. Люцилла пригнала ко мне "мастера одежды". Ну, эта самая мастерица и сотворила мне платье. Из небесно-голубых лоскутков тонкого шёлка, скреплённых сложной системой золотых цепочек с алмазными розетками. Посмотрела на себя в огромное зеркало... Я, конечно, всегда любила эксперименты с одеждой, но... Но! Впрочем, мужья меня не увидят, а Люцилла утверждает, что здесь все такое носят.

Посмотрела на дочь в жемчужно-серых лоскутках и сапфирах, смирилась. Детёныша на руках не таскаю, так что можно и в лоскутках походить. Только странно, что прорехи, слегка обрамлённые шёлком, называют платьем.

Туфли, к счастью, нормальные. Открытые туфельки на высоком каблуке. Люциллины служанки подняли мои волосы вверх, закрепив их гребнями. С бриллиантами, а как же! И пошли мы с дочерью... обедать.

Зять рассыпался в комплиментах. Лорд, спасший нас с Зигфридом от ящера, отвесил нам изящный поклон. Молча. С лёгкой улыбкой и полным одобрением во вновь заискрившихся глазах. Балли взял жену за руку, заслонив от неё гостя. Внуки привели детёныша. С полными карманами сладостей. Обед побоку. Чувствуется, осматривали зáмковую кухню.

- А где ваши младшие дети, Балли?

- Бертран и Белинда сейчас гостят у моей тётушки леди Арноры Саэльмо.

- Леди Арнора любит детей.

Как-то странно произнёс эти слова лорд-протектор. Что это означает, кстати?

- Моя леди, позволь поухаживать за тобой.

Так и расселись: я между Балли и лордом Этаном, Зигфрид между Люциллой и Асхильд. Асмунд сидит рядом с сестрой. И это правильно! Девчонке через два года замуж выходить. Незачем её с гостями рядом сажать. У меня от его прикосновения сердце колотится, а у молодой девочки вообще крышу снесёт напрочь. Хотя... Если лорд Этан в настоящее время не женат, то...

- Вы уже подыскали жениха для Асхильд, Балли?

- Мама! Ещё рано об этом думать. Девочке только пятнадцать.

Девочка подавилась уткой, негодующе посмотрев на отца.

- Надо или есть, или разговаривать, Асхильд.

Поучающий тон Асмунда явно скопирован с кого-то из их общих знакомых. Семейство Саэльмо заулыбалось. Зигфрид хлопает глазами на родственников. Лорд Этан вежливо улыбается, думая о чём-то своём.

Перешли уже к десерту, как вдруг Балли извинился и быстро вышел из за стола. А у меня появилось желание закутаться в скатерть. Предчувствие какое-то...

Так я и знала! Охотнички явились! Ликующий крик Зигфрида: "Папа! Ты нас нашёл!" И Зигги, подхватив на руки сына, улыбается мне с придурковатой ласковостью. Алонсо, раскланявшись с лордом Этаном и поцеловав Люциллу в щёчку, тоже не отводит от меня темнеющих глаз. И? Я хочу сказать, что? Радует только отсутствие Вителлия Севера. А если папенька меня в таком платье увидит... Даже не знаю, что будет! Сижу, раздумываю, не попросить ли политического убежища...

Балли отвлёк от меня внимание, начав расспрашивать об охотничьих трофеях. Это позволило мне выйти из за стола и приблизиться к мужчинам. Ну... не под столом же прятаться!

- Зигмунд, мы с Зигфридом обязаны лорду Этану жизнью.

Муж молча смотрит на меня. Я не уверена, услышал ли он хоть слово. Алонсо тихо спросил:

- Зачем вы отправились на Рапалль, Миранда?

Растерянно смотрю на мужа.

- Разве вам не сказали?

- Аппаратура зафиксировала выстрелы, а когда мы добрались до поляны, там были только лужи крови, гильзы и...

Алонсо протянул мне булавку для волос. Спешила, заколола волосы кое-как, вот и...

- Представляю, что ты подумал. А как вы догадались связаться с Балли?

- Угадай с трёх раз, принцесса.

- Алан? Или Ада?

- Почти правильно. Вейгар и Вероника.

- Сколь приятно видеть такое взаимопонимание в семье. Я вынужден откланяться лорд Саэльмо. Дела. Счастлив был познакомиться с тобой, прекрасная леди Миранда и с юным Зигфридом.

- Лорд Этан, мы с бароном в неоплатном долгу перед тобой.

- Как-нибудь сочтёмся, лорды.

Вежливая улыбка. И насмешливые искорки в глазах. Усталости уже не видно на дне их. Асхильд смотрит на лорда из под опущенных ресниц. Ребёнок! Но партия для девочки хорошая. Лорд ещё полон сил. Одёрнула себя, напомнив, что когда-то, вот так же, хотела использовать Алонсо на племя. И... мне это удалось. Сами решат. Но с Балли надо поговорить.

А пока что лорд-протектор поцеловал нам с Люциллой руки, раскланялся с мужчинами, вежливо кивнул детям и исчез в радуге. Вот он был, и вот его нет...

- Он умеет в чудовище превращаться, папа!

- Расскажи-ка мне, сын, как вы здесь очутились.

Не удалось Зигги младшему обмануть Зигги старшего. К чести ребёнка надо сказать, что лгать он не стал.

- Вы меня не взяли на охоту! Я хотел вас догнать... Вот... А там были такие звери, они прыгали боком, и я стрелял в них. А потом мама меня нашла, и мы стреляли в чудовище. А потом у мамы кончились патроны и опять эти звери на нас напали. Мама меня уронила, и сама упала. Прямо на меня! Вот... А потом пришло второе чудовище, которое не чудовище, а лорд Этан. И съело первое чудовище. А потом лорд привёл нас сюда. А ты видел, какие домики у моих племянников? У них головы есть! Змеиные!

Зигфрид так важно произносит слово "племянники", что все заулыбались. Люцилла приказала принести ребёнку пирожных с фруктами. Ну да... суп есть мы не можем, в нас не уместится уже. А блюдо пирожных ополовинить, это запросто!

Мужчины выпили по бутылке вина с личных виноградников Балли. Надо же им было оценить местную лозу. Мы с Люциллой ограничились чаем. Малыш устал, начал позёвывать. Слишком много впечатлений. Хорошо, что познакомился с Асмундом и Асхильд. Им в Акдемии вместе ещё четыре года учиться. Мало ли что! Родственники, - это важно!

Отправилась переодеваться. Балли отправил Люциллу вместе со мной. Беспокоится? О чём?

- Люцилла, ты сама-то думала о женихе для Асхильд? Просто счастье, что она не имеет инстинктов чистокровных. Но надо, всё же, подбирать партию. Как тебе недавний гость?

Я помню, что нельзя произносить имени лорда Бездны. И Люцилла тоже знает об этом.

- Мама! Это, конечно, прекрасная партия. Но лорд уже взрослый и не интересуется детьми.

- Асхильд через два года семнадцать. Уже не ребёнок.

- Она не такая, как чистокровные. Ты можешь сказать, что Бальда или Вероника в её возрасте были взрослее? Я-то их помню.

- Понимаю. Что ж, там посмотрим.

Попрыгала, проверяя не брякает ли что-нибудь в снаряжении. Служанки, пока я одевалась, упаковали мой обеденный наряд, включая бельё, заколки и туфли. Люцилла сказала, что отправит это всё с Балли к нам на Саар.

- Так я и не увидела крылатых коней.

- Это поправимо, мама. Я попрошу Балли, и он тебя покатает.

Дааа... долго я буду ждать!

***


Зря печалилась. Балли навестил нас следующим же утром. На крылатом коне. Их называют н'гессы. Н'гесс моего зятя носит имя Рассветный ветер. Балли покатал Зигфрида, потом меня. Малыш в восторге от своего зятя. Балли дипломат. Умеет понравиться.

Отпустил н'гесса охотиться. Рассветный ветер радуется изобилию летающих тварей. Лорд Саэльмо сказал, что н'гессы предпочитают ловить добычу в воздухе. Так что тут для них раздолье. Ага! Ресторан под открытым небом. Зигмунд разрешил этому созданию "пастись" на Сааре. Н'гессы разумны. Так же, как и т'хассы. Балли говорит, что даже л'риссы относительно разумны. Не знаю, кто они такие. И относительно чего они разумны.

Пара лет и Саар станет безопасным. Мечты, мечты... Но! Хочется иногда пройтись по парковым аллеям пешком. А не на тяжёлом танке. Впрочем, ещё восемь лет и я буду жить на Модене. Надеюсь. Балли о чём-то долго беседовал с Зигги и Алонсо. После чего Алонсо отбыл на Модену, а Зигги не оставляет меня одну. Т'хассам сделано внушение и они теперь со мной не расстаются.

Балли умудрился и Вителлию Северу наябедничать. Во время нашего визита к отцу. Был крупный скандал с участием двоих мужей, Вителлия Флавиана и папули. Виноватым чуть не остался Император, да живёт он вечно! Следовало отправить Люциллу в резервацию, а не к Аде под присмотр. Потом обвинили Балли. Если бы он не украл Люциллу, то ничего бы не было. Зять поначалу был в шоке, потом рассмеялся и принял на себя вину.

Оказывается, все беспокоятся, что лорд Этан обратил на меня внимание. Балли сообщил, что в коллекции охотничьих трофеев лорда-протектора имеется кожа, снятая с женщины-стража. И её череп с кистями рук. Жуть какая! Но я-то не страж! Какой из меня охотничий трофей? Этому лорду пальцем шевельнуть и меня нет. Неинтересно.

Зять выразительно закатил глаза, потом поцеловал мои руки, схваченные, чтобы я не выцарапала бесстыжие котовьи гляделки, и пояснил, что охотничьи трофеи бывают разные. Некоторые вешают на стену, а некоторые украшают драгоценностями и держат рядом с собой. Хлопаю глазами, пытаясь понять заумные речи. Вителлий Север прорычал что-то непонятное и удалился, потому что Кассий Агриппа запретил ему подходить ко мне. В несчётный раз...

Побывали в баронствах. Зигги представил баронам второго сына. Пьянствовали на неделю дольше, чем при представлении Зигфрида. Наверное, соскучились. Барон Алек приставил ко мне шесть своих собак. Я теперь похожа на псаря. Хожу со сворой: два чёрных т'хасса и шесть белых баронских гончих. Чувствую в себе силы для грандиозного скандала. Только скандалить не с кем. Все занимаются планами моего спасения. Похоже, народ, в отсутствие военных действий, не знает чем себя занять. Увлеклись решением проблемы сокрытия меня от лорда Бездны.

А лорд Бездны никак себя не проявляет. Да и к чему? Я спросила у зятя, что означает лорд-протектор. По нашим реалиям, - это губернатор имперской провинции. Или высокий лорд Союза. Но имперские мерки ближе. В Бездне Повелители обладают безусловной властью. Как папуля, да живёт он вечно! И губернатору всяко есть чем себя занять, кроме охоты на человеческую самку. Да и какая охота? Протянул руку и забрал. Не выходя из дома. Вот Балли провёл же обоих моих мужей к себе в зáмок. А отлучился всего лишь на пару минут. Так они ещё и разговаривали, наверняка. В общем, насчёт лорда Этана я не обольщаюсь... не заморачиваюсь, то есть.

Лили заинтересовалась платьем. Потому что скандал, который возник из за него докатился до Империи. Сначала узнала Милочка. Прибыла с Анной к нам на Саар и потребовала, чтобы я его надела. Охали и ахали, ужасались, что меня в нём сразу двое мужей видели. Не считая зятя с посторонним лордом. Отбыли с коварным блеском в глазах. Ну... держитесь, Маноло и Лопе!

Люцилла мудро не показывается у родственников в бездновых одеждах. Надевает при визитах патрицианские тряпки. А я вот... попала под раздачу. Алонсо промолчал. Только черти в синих глазах хороводы водили. Прыгали на одной ножке, держась за руки и показывая мне длиннющие языки. А барон Зигмунд запретил мне надевать это. Ага! Так и сказал:

- Чтобы я тебя в этом не видел. Зáмковые девки скромнее тряпки носят.

Обиделась страшно! Мало ли, кто, что носит?! Попыталась всё же "сгладить углы".

- Но Зигги, не могла же я в комбезе и берцах сесть за стол. В гостях. Люцилла предоставила мне свою модистку... Там все так ходят.

В глухом рычании слышны одни предлоги. Алонсо весело улыбается и подмигивает:

- Сохрани это платье, удивительная. Я разрешу тебе надевать его на ужин. Когда мы только вдвоём...

Стало жарко... Хочу серенаду! Скромно опустила глаза, вздыхаю тихонько, чтобы актуальный муж не заметил. Незачем расстраивать барона. Нам ещё с ним восемь лет жить. И стражи от Зигмунда... какими они будут?

Так вот. О платье и Лили. Мачеха специально связалась со мной, прежде чем мы отправились на аудиенцию. Напомнила, чтобы я взяла с собою бездново платье. Вот уж, действительно, бездново! Похоже, папуле в ближайшее время скучать не придётся. Потому что Лили созвала на просмотр всех: Эльзу, Вителлию, Бальду, Клавдию, - жену Секунда. Даже от свата Вителлия прибыли Зухра и Айгюль. Всем интересно. Пришлось устроить показ бездновых мод. Лили сказала не выпускать Балли, пока Люцилла не пришлёт к ней свою модистку. Балли предложил отправить к ним модистку самой Лили. Пусть посмотрит. Может, чему научится. Ага, и исчез в радуге, послав Лили воздушный поцелуй. На Балли сердиться невозможно. Лили сказала, что основная тенденция ей понятна, а значит, справимся сами. Я сбежала. Пусть справляются. А я с бароном ссориться не хочу. И папуля... Когда Кассий Агриппа, да живёт он вечно! узнает, откуда эти новые веяния, мне лучше в этот момент быть на Сааре. Или даже на Рапалле. Лишь бы не в Империи.

***


А лорд-протектор проявил себя в годовщину нашей встречи. Вернулась к себе после полосы препятствий и обнаружила на подоконнике розу. Огромный тёмно-красный цветок на длинном стебле. Цвет такой густой, что роза кажется бархатной. В комнате аромат... Отправила горничную за вазой. Жалко же. И сообщила барону. Зигги не приходила в голову мысль о цветах. Возле каждой секции цветники и сады. Алонсо, обычно, от меня ждёт розу. Там другие традиции. Да и у нас на Модене таких роз нет. Таких роз я не видела вообще нигде. Даже в садах Делона.

Я, честно говоря, забыла о том, что ровно год назад мы встретились с лордом Этаном. Вспомнил Алонсо и вызвал Балли. Зять прибыл спустя час. На н'гессе. Покатал Зигмара. Малыш весело хохочет. Такое приключение, ещё бы! На ройхе я его везла в ранце. Чтобы не вылез. Да и ему тогда только год был. Ходил, держась за хвосты т'хассов. Сейчас-то уже самостоятельный, куда там!.. Рассветный ветер отправился охотиться на любимую еду, а лорд Саэльмо присоединился к нам за обедом. Люциллу он из Бездны не выпускает. Только на официальные торжества, на которых не быть нельзя. И тогда её в поле зрения почти всё время держит.

- Лорд Саэльмо, нам нужна твоя помощь. Объясни, что означает эта роза, оставленная на подоконнике моей жены. Мы не знаем ваших обычаев...

Зигги замолчал, сжав зубы. Балли посмотрел на цветок, нахмурился. Начинаю нервничать. Наконец, зять сказал:

- Полагаю, это просто дань вежливости. Лорд-протектор воспитывался в древних традициях... Роза из его садов, это точно. Такие больше нигде не растут. Это ни к чему не обязывает...

Лорд Саэльмо в смятении. Похоже, что он сам не уверен в том, что говорит. Кивнула, чтобы унесли цветок. Надо попробовать посадить потом. Когда завянет. Как-то их сажают черенками. Надо почитать литературу. Всё равно в саду каждый день возимся. Даже маленький Зигмар тоже что-то роет и сажает. Потом выкапывает и снова сажает...

- То есть, нам не надо опасаться визита? Цветок, это не сообщение?

- Думаю, что нет, барон. Я сожалею, но у нас с лордом-протектором слишком большая разница в возрасте. Я могу не знать некоторых обычаев, которые сейчас не применяются, но которых никто не отменял.

- Насколько большая?

- Лорд-протектор один из самых старых лордов Бездны. И один из самых сильных. Ему уже около пятидесяти тысяч лет. Во всяком случае, в хрониках он упоминается.

Начала икать. Пятьдесят тысяч! Может, ему уже женщины не нужны? Алонсо спросил, повторяя мои мысли:

- В таком возрасте ему ещё интересны женщины?

Балли оскорбился.

- Для лорда Бездны это не возраст. То, что он один из самых старых, не означает, что лорд-протектор немощен. Он сейчас в расцвете сил. И в его гареме, я слышал, собраны редчайшие красавицы. И два свободных союза с сокровищами Бездны возобновлялись, пока не появились наследники в обоих.

- Что значит "свободный союз"?

- Это как брак, мама. Только он должен возобновляться каждый год. По взаимному согласию. Но свободный союз может быть заключён только между лордом и сокровищем Бездны.

Сладко улыбаюсь зятю:

- А какой союз у вас с Люциллой?

Балли очень быстро ответил:

- У нас законный брак, мама. С соблюдением всех традиций Бездны. Объявленный и подтверждённый во всех храмах Матери. Я не рискую моей Люсиль.

Решила пока отпустить зятя живым.

***


Дни проходят в привычных делах. Зигмар растёт. Второй сын барона хулиганистей первенца. Или это потому, что он рождён на Сааре? Но Зигфрид попал на Саар совсем крошкой и не помнит Альмейн. Братья очень дружны. Когда старший сбегает с занятий, он часами играет с младшим и вместе с ним отправляется навестить друга Лонсо. Зигги поначалу хмурился, не нравилось ему, что сын прогуливает занятия. Пока Алонсо не объяснил ему, что это ещё один способ проверить предприимчивость будущих офицеров. И их ответственность. Каждый сам должен определить, сколько времени ему отдыхать. Чтобы не было ущерба учёбе.

Это Алонсо мог себе позволить прогуливать по три недели четыре раза в год. Максимальный срок. А вот Лопе, - только две недели. Но тоже четырежды в год. Чистокровных учат иначе. И то, что пятилетние дети аристократов Союза прекрасно знают, Лопе приходилось осваивать дополнительно. Плюс три пропущенных года, которые пришлось нагонять. Плюс дополнительные занятия по истории миров Союза, которую Лопе вообще не знал. Охранным системам чистокровных тоже не учили. Может быть мальчишек и учили. Но... не раньше тринадцати лет. До двенадцати мы обучались все вместе, и никаких подобных предметов у нас не было. А дети попали в миры Союза в восьмилетнем возрасте. Умный у меня детёныш, всё же. При такой нагрузке умудрялся выкраивать время на отдых с семьёй.

Навестили свата Вителлия. Когда были в баронствах. Барон Зигмунд, я и Зигмар. У барона с благородным Публием Вителлием какие-то общие дела. А мы пообщались с Вителлией. И внуки мои как раз сбежали из Академии. Показали своему дяде Зигмару местные достопримечательности. Особенно малышу понравился дом-скворечник, построенный детьми на огромном дереве. На этой планете деревья просто небо подпирают. Т'хассы волнуются, им на дерево залезть трудно, как и баронским собакам. А Зигги-младший отказывается спускаться к обеду. Сказал, что будет жить в домике. Пришлось самой лезть за сыном. В результате, нас снимал Зигги-старший. Домик просто замечательный. Жаль, что на Сааре нельзя такой построить. Хоть н'гессы и регулярно пасутся в небе Саара, но птеродактилей там всё равно много.

Вителлия в шоке. Не ожидала от меня такого поведения. Но молчит. Умная у Тита жена. Сват посмеивается, а внуки мои радуются. Бабуля, лазающая по деревьям, приводит их в восторг. Барон, внезапно заторопившись, вызвал ройха, и мы вернулись на Альмейн.

Дитер и Дагмар фон Фальке и Делон были зачаты в баронском замке. Так что на Саар я не вернулась. Отправилась к Алеку под крыло. Граница всё ещё открыта и ройхи летают между мирами. Так что никаких проблем с моим местопребыванием на Альмейне нет.

Интересно, появится ли роза от лорда Бездны в Делоне... Каждый год, в один и тот же день, на моём подоконнике лежит чудесный цветок. К сожалению, они не приживаются на Сааре. Балли вообще сказал, что такие розы растут только в садах лорда-протектора. Алек, пожалуй, оскорбится, хотя я склонна согласиться с зятем, считающим этот жест просто данью вежливости.

***


Живу в Делоне, весь день гуляю на свежем воздухе, занимаюсь йогой, - всё, как обычно. Барон Алек от меня не отходит. И не выпускает из своей ауры. Ругаться, - бесполезно. Пока я ношу его детей, барон по-своему оберегает меня. Зигги навещает нас, но на ночь не остаётся. По негласному соглашению между мужьями, на время вынашивания стражей и полгода после их появления на свет, моим мужем является барон Алек. И ежедневно у нас гостит барон Луций. Вителлий Север явился к Зигги сразу после нашего возвращения от свата. Бароны пировали, беседовали, но на ночь гостя Зигги не оставил. А после моего перемещения в Делон, Вителлий Север зачастил к Алеку. Гуляем в парке вчетвером: я, Зигмар и двое баронов. Не считая т'хассов.

Спросила консула, что ему в казарме не сидится. Получила отповедь:

- Не груби, кариссима. Чего я в казарме не видел?

Святая, истинная правда. В казарме Вителлий Север видел всё. Вся его жизнь прошла в казармах. Вителлия радуется, что Тит воспитывался в семье Кассия Агриппы и был избавлен от фамильного воспитания. Но именно поэтому, наш с Вителлием Севером первенец и являет собой клубок противоречий. Отчаянно старается жить так, чтобы заслужить одобрение и деда, и отца. И ни того, ни другого не получает. С точки зрения консула, сын недостаточно военный, а с точки зрения Императора, да живёт он вечно! внук недостаточно политик.

Вот Тито дед безусловно одобряет. Наш с Алонсо первенец змейство герцогов де ла Модена-Новарро унаследовал в полной мере. Помимо этого, ещё и некоторое своеволие, свойственное Кассию Агриппе и отсутствующее у Алонсо. Я не могу сказать, что мой ребёнок безответственный, но... Но! Тито менее склонен придерживаться рамок, чем его отец. И фамильная красота мужчин обеих линий. Тито, - почти точная копия Алонсо, но иногда в нём проглядывают и дедовы черты.

Никак не подберём ребёнку невесту. То деду не нравится кандидатура, то отцу. Меня не спрашивают, но чувствую, что когда старшее поколение наконец выберет подходящию, с их точки зрения, супругу для нашего с Алонсо первенца, - она не понравится уже самому кандидату в мужья. Придётся наследнику герцога самому как-то решать этот вопрос. Хотя, за Секунда решила его супруга. Позволив моему сыну думать, что это именно он принял решение и смёл все преграды. Мужчины, иногда, так наивны... Сплошное умиление. Я не хочу сказать, что эта маленькая кси, ставшая Клавдией, не любит моего сына. Нет! Любит. Хоть это и нелепо, для чистокровной. Но мудро поддерживает в нём осознание необходимости всё время завоёвывать её. С Вителлиями Северами иначе нельзя.

Роза всё-таки появилась. На подоконнике моей спальни. Несмотря на кованые решётки на окнах, выходящих на пропасть. Сказать, что Алеку это не понравилось, - значит не сказать ничего. Шипению барона позавидовали бы сатх. Но цветок стоит в вазе у меня на подзеркальном столике. И будет стоять ещё целых три месяца, радуя взоры и обоняние. Надо попробовать высадить его в баронском саду. Может быть, в замке он примется. Балли вызывать не стали. В конце концов, надоест же когда-нибудь лорду-протектору... Или он просто внёс этот знак внимания в график официальных подарков. А что? Поздравить родственников с Днём рождения, отправить цветок случайной знакомой... Порядок должен быть!

***


Дети барона и... барона родились на удивление легко. Несмотря на то, что как и все отпрыски Зигги, они довольно крупные. К представлению очередных наследников приурочили Большую охоту. Опять в нашем замке. Как та... моя. Но меня в замке нет, - я живу в Делоне. Алек позволил баронам посетить замок, полюбоваться на наследников и... выпроводил их даже не вызывая ройхов. Ненавязчивое напоминание, что в замках истинный хозяин - Алек. Бароны в мгновение ока перенеслись в замок Зигмунда, где счастливый отец пировал с ними до потери гостями человеческого облика. Трезвыми остались только сам Зигмунд, Вителлий Север, то есть, барон Луций, и... Алонсо. Как выразился о моих мужьях один из вассалов барона фон Фальке, узнав, что я имперская принцесса крови: "конечно, их должно быть много". Скорей бы на Саар. Скучаю по Зигфриду.

Малыша поручили заботе племянников. Дети Тита, оказывается, обучаются в Академии миров Союза. Крёстный отец так решил. Благородный Публий Вителлий упрочняет связи семьи, протягивая родственников, как щупальцы спрута. Сын отучился в имперской Академии и является кадровым военным. Вителлия, чувствую, унаследует империю отца. Потому что, именно жена Тита помогает папеньке в делах. А внуки должны крепить связи с мирами Союза. Крёстный Отец мудр.

Прогуливают мои внуки теперь исключительно в герцогстве. Посещать Новарру герцог им запретил, - не для детей это место, а на Модене несвятая троица гостила часто.

Вернулись на Саар. К моей секции в Цитадели присоединили детскую. Потому что стражам нужно место. И баронским собакам, которые их охраняют, не считая пары молодых т'хассов. Пока безымянных. Имена надо заслужить, как сказал Острозубый. Барон Алек тоже получил свою гостевую секцию. Живёт там, когда навещает нас. То есть, практически, безвылазно. Сказал, что хочет побыть с детьми. Зигги неопределённо хмыкнул, но... Но! Барона принимают как самого дорогого гостя.

К нам зачастили стражи. Все навещают папеньку и братика с сестричкой. К счастью, дети-стражи не делят друг друга на Вителлиев Северов и Модена-Новарро. Все они змееглазые, как говорит Балли. Малыши радостно шипят и тянут когтистые ручки к гостям. Всё время забываю, что стражи растут быстрее, чем обычные дети.

Проводили Зигмара в Академию. На этот раз обошлось без эксцессов. На охоту малыша не тянуло. И то сказать: дома развлечений полно. Каждый гость считает своим долгом порадовать нас какой-нибудь диковиной. И с малышами-стражами Зигмар играет. Заботится, чтобы дети не скучали. Ага.

Асмунд и Асхильд прибыли к нам вместе со своими кузенами - детьми Тита. Увидев когтистых и клыкастых дядюшку и тётушку, трио Вителлиев Северов в полном составе выпало в осадок. Интересно. Они ни разу не видели трансформации своих бездновых родственников? Посмотрела на отпрысков Балли с вопросом, получила отрицательное покачивание головами. Ну да... У детей сейчас тренировки по удержанию человеческого облика. Молодцы. Стараются. А ксенофобия Титового потомства, унаследованная от отца, мне не нравится. Вспомнила, как Тит обидел Бадварда и Бальду... И неважно, что это было сделано, для создания образа изгоя. Вроде бы, он потом извинился. Но! Это было потом! А Юлия плакала, утешая детей. И Кассий Агриппа до сих пор не простил любимому внуку слёзы своей жены. Мог выбрать и другой способ стать отверженным. Не обижая двухлетних малышей.

Близнецы Саэльмо пообещали навестить нас ещё, уже с младшими братом и сестрой. Надо познакомиться с родственниками. Стражи и юные лорды Бездны прекрасно ладят. Повзрослели. Вспомнила, как Ада с Вейгаром и Вероникой явились на приём по случаю представления Императору правнуков. Ауры пронзают пространство, клыки сверкают в улыбке, когти выглядывают и снова прячутся... А если бы дети приняли боевой облик? Хорошо, что тогда их удалось отвлечь посещением сатх.

Консул явился в гости. Без армии. Армия, наверное, за углом ближайшей галактики прячется. Скоро в Цитадели не хватит места для гостей. Но для Вителлия Севера место, конечно, нашлось. И Зигги даже не приказал расконсервировать лагерь военнопленных. Собираемся в большой столовой дружной семьёй. Ага: я и четверо мужей, плюс дети, прибывшие с визитом.

Впрочем, Вителлий Север, погостив недельку, отбыл на Модену. Там комфортнее. И порталы настроены. Можно переходить, а не перелетать. Даже на новой яхте Алонсо полёт займёт сорок минут в один конец. Яхту, конечно, назвали "Миранда". Понятное дело! У Вителлия Севера яхта носит имя "Кариссима". И это уже пятая. Обзаведясь улучшенной моделью, консул отправляет старый корабль на уничтожение, перенеся "душу". Зигги свой новый рейдер, наверное, обзовёт "Принцессой".

- Почему папенька свою яхту назвал "Озорница"? А вы так и норовите на мне ездить!

- Удивительная, Император, да живёт он вечно! не может оказывать предпочтение какому-либо женскому имени. А мы, - можем.

- Хочешь сказать, что Кассий Агриппа затрудняется с выбором?

Говоря это, попыталась прикинуть сколько жён было у отца... Да... Лучше не рисковать. И так уже в Империи самым популярным именем является Лилия. И, как ни странно, Ирис. Впрочем, надгробие Юлии не имеет надписей. Только сломанный ирис, вырезанный на мраморе. Патриции моде не поддаются. Девочки из патрицианских семей по прежнему носят имя клана. Их немного, поэтому в счёте никто не путается.

Дитер и Дагмар растут не по дням, а по часам, как говорится в старых сказках. В два года, не нарушая традиций, представили их Императору. Оставили деда без плаща и поправили ему причёску. Всё как обычно. Радуюсь, что в моём мире хоть что-то неизменно. А именно: ошеломляющее впечатление, которое производит Император Кассий Агриппа, да живёт он вечно!

Получили в дар планетную систему. Близнецы, разумеется. Зятьёв Император не одаривает. Алонсо даровали графство в дополнение к ордену. У них с папулей совместный проект предотвращения переворотов. Зигмунд доволен. Близнецы не обделены вниманием. Кассий Агриппа вообще ко всем внукам очень щедр.

Вителлий Север смеётся, говоря, что моими стараниями армия Империи всегда занята. Надо же обеспечить Императора землями. Немыслимо, чтобы дед не смог одарить внуков. Кинула в мужа чашкой. Была выставлена бароном из столовой. С напутствием поучиться вести себя за столом. Не успела войти к себе, как тут же мне притащили учебник по этикету. Дааа... у Зигги не забалуешь. Сижу... учу... Глотаю слёзы обиды. Скорее бы на Модену. Алонсо меня не притесняет.

Краем глаза заметила радужную дымку. Метнулась в детскую. Радуга, - это признак Бездны, я уже знаю. А Балли не может появиться в моей секции без приглашения. Лорд Саэльмо прекрасно воспитан. Тоже, наверное, этикет учил в детстве. Надежда, что, может быть, это Люцилла увяла на корню при виде высокой дамы целеустремлённо направившейся к моим спящим детям. Стараюсь говорить спокойно, сжимая тяжёлую книгу по этикету, неизвестно зачем прихваченную с собой.

- Ни к чему беспокоить детей, леди.

Дама повернула ко мне голову на странно гибкой шее, и прорычала:

- Заткнись, смертная.

Клыки у неё... Т'хассы позавидуют. Кстати, да! Мысленно позвала старшую пару. Когда собаки появились в комнате, дама преобразилась. И я вспомнила, почему она показалась мне знакомой. Трансформируясь, мои внуки принимают почти такой же облик. Значит, это родственница Балли. Дети проболтались тётушке, что на Сааре подрастают стражи.

- Приветствую леди Арнору Саэльмо. Может быть, ты соблаговолишь присоединиться к нам за пиршественным столом?

И не меняя любезного выражения лица, бросаю в гостью книгу по этикету. Я учила этот свод правил с Милочкой. Так что, достаточно было просто освежить знания. И не имеет это отношения к швырянию в мужа посудой. Просто Зигги ревнует к консулу.

Яростный рёв монстра растерзавшего ни в чём не повинный фолиант и двинувшегося ко мне, кося глазом на т'хассов, меня особо не напугал. Со своими детьми я и не такого наслушалась.

- Т'хассов блокировать ты не умеешь. В отличие от лорда Этана.

И... тишина...

Недолгая. Леди прекрасно держит удар. Мигом вернула себе человеческий облик, оглядела меня надменно, как... нищую бродяжку и соблаговолила ответить.

- Лорд Этан, так неосторожно упомянутый тобой, смертная, стражей убивает. И даже ради любовницы он не изменит этому своему обыкновению.

- У меня нет любовников!

Холод стали в руке... Приглашающая улыбка леди Арноры. Злюсь на себя. Я знаю, что не справлюсь с тётушкой Балли, и просто тяну время, пытаясь отвлечь её от детей. Они ещё не умеют бояться. Не знают, что пора уходить. И дорогу стражей открыть не смогут. Не доросли ещё. Любопытствующие змеи аур моих детей облизывают воздух вокруг порождения Бездны. Как же Балли их называет? Драгоценность? Нет! Что-то похожее на клад. Сокровище! Сокровище Бездны! Леди пока не реагирует. Заметила ли она, что близнецы проснулись?

- В таком случае, я тебе не завидую, смертная! Ты посмела назвать имя высокого лорда Бездны, не имея на это даже тени права.

- Завидовать мне с твоей стороны, действительно глупо, родственница.

Яростный блеск золотых глаз... Мило улыбаюсь в ответ. Злобное шипение вызывает у меня волну сожалений об отсутствии кольца-переводчика. Краем глаза вижу радужный отблеск за спиной леди Арноры. И знакомый голос произносит на всеобщем:

- Не ругайся при детях, Арнора.

Стремительный поворот и... низкий реверанс.

- Лорд-протектор, здесь нет детей. Это всего лишь отродья стражей.

- Это всего лишь дети, Арнора. Я не убиваю детей.

Лёгкий раскат "р" в имени дамы звучит предупреждением, не хуже, чем рычание. Тётушка Балли приобрела бесстрастно-светский вид. Излучает любезное безразличие. Хоть сейчас на приём к Императору, да живёт он вечно! А лорд Этан, одним шагом преодолев разделяющее нас расстояние, склонился к моей руке. В зеленовато-карих глазах восхищение.

- Леди Миранда, ты восхитительна. Не могу выразить, сколь приятно увидеть со вкусом одетую женщину.

На мне клюквенно-алое баронское платье. Нижнее шёлковое и верхнее из аксамита. Воротник подпирает подбородок, рукава до основания большого пальца, юбка в пол. И корсет, как же без него. Никаких дыр, никаких цепочек. Только на шее витая цепь с кулоном в виде косматого солнышка, и брошь-подсолнух на берете. Красный цвет мне к лицу, я знаю. А лорд, вероятно, вспомнил свою матушку. Пятьдесят тысяч лет назад в Бездне одевались скромнее. Выяснила эмпирическим путём. Кажется, это именно так называется. Но как лорду удалось просочиться сквозь леди Арнору? Он же прямо за ней стоял?

Дети зашипели требовательно. Новые посетители, а им не уделяют внимания. Непорядок! Ой, Балли, наверное, достанется от тётушки...

- Ты позволишь посмотреть на детей? Я не причиню им вреда, даю слово! Никогда не видел детей-стражей.

Молча двигаюсь к кроваткам близнецов. Лорд Этан - на шаг позади меня. Леди Арнора разъярённо фыркает, но не говорит ни слова. Почему у меня ощущение, что сейчас между представителями Бездны идёт беседа на повышенных тонах? Они разговаривают мысленно?

И? Я хочу сказать, что? Располосовали плащ лорда-протектора и поправили ему причёску. Никакого почтения к представителям другого вида! Растерянная улыбка лорда умиляет. Тётушка Балли посмотрела на детей с одобрением. Близнецам почти три года и передвигаются они так же быстро, как взрослые стражи. А вот когти могли бы и убрать. Умеют уже!

Лорд Этан попытался уложить детей обратно в кроватки, из которых они выскользнули. Дитер и Дагмар протестующе закурлыкали. Леди Арнора рассмеялась, и её обшипели. Я почти ожидала, что она их отшлёпает, но сокровище Бездны не так легко умилостивить, как воина. Солдат ребёнка не обидит, и всякое такое, как говорит Зигги.

Мужчины нерациональны. Они следуют "правилам игры". Это женщина видит грядущую угрозу и не заморачивается рыцарством, стараясь уничтожить её "в зародыше". Я прекрасно понимаю тётушку Балли. Но это не помешает мне защищать своих детей любыми методами.

- Вы присоединитесь к нам за обедом, лорд Этан?

- Благодарю, прекрасную леди Миранду. Позвольте предложить вам руки дамы.

И лорд-протектор подхватил нас с леди Арнорой под локотки и утащил из детской. Два шага и мы у дверей в столовую. Мои мужья скандалят. Вителлий Север орёт на Зигги, Зигги отругивается, Алонсо подаёт реплики, когда скандал начинает затихать. Алека не слышно. Впрочем, его шелестящий голос никогда громким не был. К барону и так прислушиваются. Похоже, меня выгнали бы в любом случае. Чтобы всласть поругаться. Лорд Этан, на которого я со стыдом посмотрела, улыбнулся чему-то своему, сказал пару слов, после чего его костюм и причёска приобрели безупречный вид, а двери распахнулись.

И вот тут змеи ауры барона атаковали нас со всех сторон. Я почти испугалась.

- Тебе ничего не грозит, прекрасная леди Миранда. Страж никогда не причинит вреда матери своих детей.

- Ты много знаешь о стражах. - Пауза. - Лорд.

Именно так. Через паузу. Шипение способно заморозить ужасом. Но лорд и леди Бездны вежливо улыбаются. Выступают единым фронтом, против угрозы со стороны. Зигги посмотрел на меня с вопросом. Успокаивающе кивнула. Алек и так уже определил, что с детьми всё в порядке. Алонсо, подойдя к нам, отвесил придворный поклон, с искренним восхищением глядя на леди Арнору. Мой синеглазый муж умудряется в одну улыбку вложить и восхищение красотой леди, и уважение к её явственно ощущаемой силе, и удовольствие от встречи с ней. Убрала нож обратно в рукав. Надо лучше следить за собой.

Зигги приказал обновить стол, лично поднёс высокой гостье вина, вручив мне серебряный поднос с чаркой для лорда-протектора. То есть, это приём по обычаям баронств? Вителлий Север сойдёт с ума.

Пустая чарка поставлена на поднос. Лёгкое касание губ... везде. Как такое может быть? Ошеломлённо смотрю в в зелёно-карие глаза, со дна которых пузырьками поднимаются смешливые искорки. Начинаю злиться. Лорд Этан склонил голову в поклоне и отошёл на шаг. Поставила поднос на буфет, усилием воли подавив желание запулить им в Зигги.

От барона Алека идёт волна ледяной ярости. Но! Ни звука протеста. А безднова тварь, пришедшая убить моих детей, дарит моему мужу страстный поцелуй. В центре моего существа зарождается рычание. И... я не хватаюсь за нож. Я знаю, что это бесполезно, но не поэтому. Растерянно смотрю на свои пальцы, ища когти... Мне показалось, или?.. Алек и лорд-протектор понимающе переглянулись. Не стала реагировать на провокации, заняла своё место за столом. Обед продолжился в тёплой дружественной обстановке, как принято писать в официальных отчётах.

А когда мы перешли в гостиную, Вителлий Север обратился к Зигги:

- Барон Зигмунд, я прошу разрешения для посещения твоей резиденции семью офицерами Империи.

Зигги посмотрел на консула с интересом, - муж ответил барону прямым холодным взглядом. И Зигги медленно кивнул, соглашаясь. Алонсо смотрит на меня со странным выражением лица и молчит. Лорд Этан улыбается каким-то своим мыслям, а тётушка Балли откровенно потешается, глядя на меня. Барон Алек превратился в собственную тень. Сердце заколотилось в испуге. Что произошло? Зачем понадобились офицеры в Цитадели баронов фон Фальке?

Лорд и леди Бездны нас покинули, заверив Зигги в полном своём расположении. Для высадки потребовался целый час. Десантный катер сел на Саарском космодроме и на том же танке, с тем же водителем, офицеры Его Императорского Величества Кассия Агриппы, да живёт он вечно! были доставлены в Цитадель. Это заняло сорок минут. И ещё двадцать минут на привести себя в порядок и переговорить с консулом. Меня трясёт от нехорошего предчувствия.

Не напрасно. Когда мы собрались в зале приёмов, Вителлий Север объявил мне:

- Я ухожу, кариссима. Я устал от такой жизни. Всё имущество, которое ты пожелаешь оставить, ты получишь.

Молча смотрю на мужа. Нет у меня слов. Но... патрицианский брак не допускает развода! Как же так?! Потом вспомнила новые законы Империи. Точнее, древние. По которым, женщина, родившая в браке троих детей, выходила из под власти опекуна и обретала самостоятельность. В древности это не касалось патрицианского брака, а в Империи закон один для всех. Всё правильно: семь свидетелей из граждан Империи. И стандартные слова... "tuas res tibi agito" (заботься о своих делах) уже прозвучали, ударом топора рассекая мою жизнь на "до" и "после".

Консул отдал Зигмунду чёткий военный поклон. Поворот кругом и печатая шаг, вышел вместе со своими офицерами, старательно не смотрящими в мою сторону. Я... в растерянности. Не знаю, куда девать руки. Ощущаю себя странно лёгкой, не имеющей веса. Как тогда... когда я сползала по стене, думая, что мой муж убил отца.

- Иди к детям, принцесса.

Непонимающе смотрю на Зигги. Муж, шагнув ко мне, встряхнул меня за плечи, заглядывая в глаза.

- Вы тоже уйдёте? Ты, и Алонсо?

- Удивительная, что за мысли?

В синих глазах нет сочувствия. И чёртик только один. Сидит, задумчивый, подперев рукой рогатую голову. А барон спокойно говорит:

- Мы с тобой решили все вопросы уже давно, принцесса. Ты моя жена. Я принял изменившиеся реалии нашего брака. И обязанности по сохранению нашей семьи.

- Он вернётся, Миранда. Вителлий Север слишком... он не сможет вот так, просто, отойти в сторону.

Стиснула зубы. Они не понимают. В мирах Союза разводов нет и оба моих мужа принимают меры для сохранения семьи. От лорда Бездны не скроешься и справиться с ним не просто трудно, а практически невозможно. Я не знаю, что на уме у лорда-протектора, может быть, он просто развлекается, провоцируя моих мужей, но Вителлий Север решил не рисковать и не становиться посмешищем. Ему хватило одного раза, - когда командор миров Союза забрал меня прямо из супружеской постели.

А вот барон Зигмунд сумел эту проблему решить. Принял лорда-протектора, как почётного гостя. И теперь, лорд Этан не позволит себе нарушить законы гостеприимства по отношению к барону Зигмунду. Потому что, он, по древнему выражению, "ел его соль". Не могу сказать того же о леди Арноре. Придётся действовать через Люциллу. А для начала, отправиться вместе с мужем навестить дочь и зятя. И взять с собой близнецов. После того, как они вырастят домики.

Вопрос в том, - которого мужа брать с собой. Зигги Люцилла не признаёт. Вителлий Север мне уже не муж, а безопасность детей барона Зигмунда его и раньше не волновала. Алонсо... - преждевременно. И Зигги это не понравится.

- Отправишься с бароном Алеком, принцесса. Если, конечно, барон согласится вас сопровождать.

Возмущённо смотрю на мужа. Ну что такое?!! Опять скажет, что у меня всё на лице написано? Алонсо тихо рассмеялся. Чертенята выползли по-пластунски из уголков синих глаз, и подняли головы, приставив когтистые лапы козырьком к рогатым лбам. Чтобы лучше видеть... Не выдержала, рассмеялась.

Ровно дышу, удерживая себя от истерики. Отправилась к детям. Не бегу, иду ровным шагом, стараясь сохранить улыбку на лице. Мне нужны силы. Предстоит ещё разговор с отцом. Папенька, да живёт он вечно! будет недоволен.

Напрасно я беспокоилась. От отца никаких замечаний не поступило. Кроме зарегистрированного разводного письма. То есть, Император, да живёт он вечно! утвердил развод консула Луция Вителлия Севера и своей дочери Агриппины. И тогда пришли слёзы. Я, оказывается, надеялась на папулю. Зря. И то сказать, - взрослая уже. В следующем году сто лет исполнится. А ума до сих пор не нажила. Старалась быть хорошей дочерью и потеряла мужа.

Рыхлю землю на клумбе и поливаю её горючими слезами, стараясь не всхлипывать. Зигги вошёл в мой сад, постоял, посмотрел и... унёс меня в комнаты, сказав, что на солёной земле ничего не растёт. А то я сама не знаю! Барон вытряхнул меня из одежды, сделал мне массаж с лавандовым маслом, как тогда... в гостях у барона Витольда, уложил спать и ушёл заниматься делами, вернувшись ко мне уже ночью. Утром проснулась в обьятьях мужа, и, посмотрев на него, рявкнула:

- Подъём!

Барон счастливо рассмеялся и мы побежали на полосу препятствий. Жизнь продолжается.

И похоже, что для меня она продолжится только в мирах Союза. Отец недоволен. Мною, конечно же. Письмо барона с просьбой об аудиенции осталось без ответа. И я не знаю, известно ли Кассию Агриппе, да живёт он вечно! о просьбе барона Зигмунда, или канцелярия Императора выполняет распоряжение... Чьё, кстати? Алонсо просил Зигги воздержаться от посещения Нового Вавилона. Во избежание. Ну... это был бы визит вежливости. По дороге на Альмейн. Барон отправился на ройхе. А мне приказано сидеть на Сааре и не высовываться. Исключение только для Алонсо. Если герцог де ла Модена-Новарро соблаговолит меня сопровождать, я могу покинуть Саар. Спросила насчёт барона Алека. Муж посмотрел удивлённо и спросил:

- Принцесса, я непонятно выразился? Надо было говорить медленнее?

Устроила безобразный скандал, топая ногами и перебив всё, до чего смогла дотянуться. Барон наблюдал, весело сощурившись, отослав вбежавшую охрану движением пальцев. Устала, прижалась к мужу, вцепившись в его камзол.

- Будь осторожен, Зигмунд.

Барон взял меня за плечи, отодвинул от себя, заглянув в глаза. Улыбнулся успокаивающе, как ребёнку:

- Я ненадолго. Не скучай, принцесса.

- Детям пора обзаводиться жильём, муж мой. - На непонимающий взгляд барона, поясняю. - Выращивать домики.

- Неделя, принцесса. Подожди неделю.

Жду барона. Готовлюсь к экзаменам в Академии. Зигги, по прибытии в миры Союза, решил отучиться, как положено. Пройти те курсы, которые пропустил. Ездили сдавать квалификационные экзамены. Боёвку и пилотирование барону учить не придётся, по охранным системам его поднатаскал Алонсо, так что этот предмет Зигмунд тоже без труда освоил. Но множество дисциплин, в которых не было необходимости на рейдере, приходится изучать почти с нуля. Для барона и для меня сделано послабление, - нам можно учиться заочно. Вот и учимся. Я - с перерывами на вынашивание и вскармливание детей, Зигмунд выкраивает время от баронских дел.

Осуществила свою мечту, - написала поддельное письмо почерком Алонсо. И? Я хочу сказать, что? В знак признания моих умений, меня пообещали высечь. Потом, как-нибудь. До ″потом″ остаётся два года.

Зигги вернулся дорогой стражей. Пришлось Алонсо обращаться к Алану, чтобы тот провёл барона на Саар. Граница закрылась, и ройхам не удаётся её преодолеть. Феномен. Птицы спокойно летают в Бездне и между мирами. А границу преодолеть не могут. Не видят миры Союза из Империи. Интересно, а если ройха вызвать в Бездне, можно ли будет попасть на Саар? Или дорога в Бездну тоже закрыта? Впрочем, узнать это легко. Появится ли роза? Если появится, то дорога есть.

Сказала об этом мужьям. Получила в ответ ласковые улыбки и предложение просто позвать своего зятя, или, ещё проще, своих внуков. Разозлилась. Выставили меня идиоткой. Ну не пришло мне это в голову... Вызвала Балли. Зять прибыл, практически, мгновенно. То есть, дорога в Бездну есть.

Лорд Саэльмо поцеловал мне руки, и уселся в ногах. Что за привычка? Запрокинул голову, довольно щурит котовьи глаза...

- Мама, ты прекрасно выглядишь! Просто прекрасно! Приказывай! Сколько драконов надо убить и какое количество звёзд снять для тебя с неба?

Смеёмся. Даже Зигги. Потом я всё-таки спросила:

- Балли, как получается, что ты можешь проходить сюда, и стражи могут, а ройхи не видят эти миры после закрытия границы?

Балли задумался. Потом спросил:

- А т'хассы? Видят?
- Я не проверяла.
- Я сам проверю, мама.

Зять хотел сказать что-то ещё, но подбирает слова. Пока Балли молчит, спрашиваю:

- Как Люцилла? Дети?

Лорд Саэльмо просветлел лицом, в глазах улыбка, в голосе, - тоже.

- Всё хорошо, спасибо, мама. Младшие уже обзавелись домиками.
- Нас навестила твоя тётушка. Леди Арнора.

Говорю с упрёком. Я знаю, что Балли умалчивал о том, что все сёстры и некоторые из братьев его жены являются стражами. Но детей-то надо было предупредить! Это счастье, что Зигги выставил меня из-за стола, отправив учить этикет. А если бы я осталась обедать? Нашла бы пустую детскую? Судя по бездновому виду леди Арноры, от детей даже пятен крови бы не осталось. Заглотила бы целиком.

Зять опустил глаза и легонько коснулся моей руки.

- Я виноват, мама. Мне следовало подготовить тётушку, а я надеялся... ждал подходящего случая.

Вспомнила тётушку Балли, - неудивительно, что зять тянул до последнего.

- Всё обошлось. К счастью. Но леди Арнора меня беспокоит.

Зять поднялся с пола текучим движением.

- Не надо беспокоиться, мама. Леди Арнора не тронет Дитера и Дагмар. Пока они не достигнут полного уровня силы. Лорд-протектор прямо потребовал от неё этого.

Вопросительный взгляд на меня. Сохраняю спокойствие. Поскольку т'хассы на тётушку Балли впечатления не произвели, я воспользовалась другим оружием. И снова поступила бы также. Даже зная, что после этого потеряю Вителлия Севера.

- Когда ты навещала своего отца, мама?
- Когда представляли Императору близнецов. На недавнюю просьбу барона об аудиенции мы не получили ответа.

Тонкие пальцы побарабанили по подлокотнику кресла. Морёное дерево дало трещину. Зять нервничает? Почему?

Внезапно пришла страшная мысль. Я точно знаю, что папенька бы никогда не одобрил развод Вителлия Севера. Отец вообще разводы не одобряет. Создали семью, так и поддерживайте её.

- Что с отцом, Балли? Ты что-то знаешь?

Зять ласково тронул меня за руку.

- Император жив и здоров, мама. Он временно передал дела наследнику. Наблюдает, насколько я понял.

- Отец никак не может подобрать себе преёмника.

Значит, разводное письмо регистрировалось по распоряжению моего брата Секунда Агриппы. Или это Лили распорядилась? Радеет о внуке? Интересно, как Вителлий Север воспринял одобрение Императора, да живёт он вечно!.. У Балли спрашивать не имеет смысла. Или имеет?

Зять высказался сам. Посмотрел с упрёком (вот она, - мужская солидарность в действии. Сразу нашёл виновницу!) и заявил:

- Консул отправлен в бессрочный отпуск.

Зигги лаконично спросил:

- Причина?

- За драку и пьяный дебош.

Начала икать. Страшно представить!.. Да что я! Невозможно поверить!

- Консул не пьёт!

Говорю с возмущением, пытаясь взглядом привести зятя к порядку. Бестолку. С лорда Саэльмо, как с гуся вода. Ещё бы! Натренировался с тётушкой!

- Мама, то, что твой бывший муж не пил при тебе, ещё не значит, что он не пьёт вообще.

- А с кем он подрался?

Зигги интересуют подробности. Меня, впрочем, тоже. И надо ведь что-то делать! Дети с Вителлием Севером не справятся. Они для него не авторитет. Папуля только. А папуля вмешиваться не будет. Подождёт пока наследник не увязнет по самые... кхм... уши. Как-то не по доброму Кассий Агриппа к своим сыновьям, производства Лили, относится. Не годятся они по его мнению в правители Империи. Ни один, ни другой. Надо было самому воспитывать!

Улетела мыслями в хитросплетения дворцовой политики и чуть не пропустила ответ зятя:

- Со мной, конечно же! Лорда-протектора я отказался беспокоить. Его не интересуют шкуры человеческих воинов. Сам я ещё несовершеннолетний, так что и моя шкура пока в безопасности. Но вот потом... в общем, отказался я передавать вызов консула лорду-протектору.

Смотрю в весело сощуренные котовьи глаза... Вспоминаю, что Балли знает, кто его тесть. Но на всякий случай уточняю:

- Ты не покалечил Вителлия Севера, Балли? Люцилле это вряд ли понравится.

Зять хлопнул ладонями по ногам.

- Люсиль вообще последнее время недовольна мной. Из за тётушки и... нет, с отцом Люсиль всё в порядке. Я просто... ну... показал ему разницу между человеком и лордом Бездны.

Подумала, что после этой демонстрации Вителлий Север мог впасть в амок. Потом решила, что он уже в него впал. Это же надо! Вызвать на дуэль пятидесятитысячелетнего лорда Бездны! Уж наверное, если лорд-протектор дожил до таких лет, то он способен за себя постоять! Как там Балли сказал: "может остановить армию Повелителей." Надо что-то делать! Пока у консула окончательно крышу не снесло. Беспомощно смотрю на Зигги...

- Принцесса, не смотри на меня так. Перебесится твой муж.

- Бывший муж!

Возмутилась. Зачем напоминать?

- Ошибаешься, принцесса!

Разъярённо вскакиваю, сжав кулаки, как Эльза.

- Я, по-твоему, сумасшедшая? Или не помню ничего?!

- Ты не знаешь законов, принцесса. Тебе и незачем их знать. Достаточно того, что их знаем мы.

- А Вителлий Север? Тоже не знает?

Алонсо мягко, как будто обращаясь к ребёнку, сказал

- Имперские военные, традиционно, не заморачиваются знанием юридических тонкостей.

Успокоилась внезапно. Словно отхлынула волна эмоций.

- И в чём же тонкость? Нижайше прошу просветить глупую женщину.

- Не злись, принцесса. Развестись, при патрицианском браке, можно только с гражданкой империи.

Начала лихорадочно вспоминать. Что-то я такое подсчитывала, когда ожидала императора Флавия в саду Сената.

- У тебя, даже с учётом стражей, не хватает детей, для получения имперского гражданства, удивительная. Ты чистокровная. Двенадцать граждан Империя должна получить от тебя, прежде чем ты получишь гражданство.

- Я не намерена его получать. И статус жительницы мне не нужен!

- В тебе говорит обида, мама. Приказ Императора не отменён. После, кхм... через пятнадцать лет ты должна вернуться к консулу.

- Консул... устал. Я не вернусь. Я. Сама. Признаю. Развод.

Мужчины смотрят на меня, как на несмышлёного детёныша. Разозлилась и отправилась к детям. Нам домики пора выращивать, а барон Алек тоже, в обиде, отправился на Альмейн. Надо Алана вызывать, или Аду. Или Вейгара с Вероникой. Хотя... здесь же Балли. А его дети домики вырастили. Развернувшись, направилась снова в гостиную. Открывая двери, краем уха услышала фразу, сказанную голосом зятя:

- ...не знал. Но этот обряд занимает очень много лет, и возможно...

- Принцесса, забыла что-нибудь?

Посмотрела на мужей, - индифферентный вид у Зигги и вежливый интерес у Алонсо. Так и хочется чашкой в лоб запулить! Каждому!

- Я хотела просить Балли о помощи.

Зять немедленно вскочил, выражая полную готовность отправиться куда мне будет угодно. Идём в детскую. Благо, на одном этаже. Не надо блуждать по переходам. По дороге объясняю:

- Детям уже три года. Им пора создавать домики. А барон Алек на Альмейне. Я, конечно, могу позвать Алана и Аду. Они помогали с этим Вейгару и Веронике, но, я подумала, ведь у Асмунда и Асхильд тоже есть домики и раз уж ты здесь, Балли...

Говорю и говорю, не особенно задумываясь над смыслом, попутно раздумывая над невольно подслушанной фразой. Судя по лицам моих мужей, что-то, касающееся меня. Какой ещё обряд? Что они выдумали?!

- Мама, я постараюсь, но я не страж.

- Я знаю об этом.

Переглянувшись с зятем, фыркнула от смеха. Столько восхищения моей сообразительностью в золотых котовьих глазах! Но вот мы и пришли в детскую. Дитер и Дагмар шипят на исконного врага, с жадностью его рассматривая. Змеи аур вьются, протягиваясь к лорду, окутанному радугой. И... лижут эту радугу, как леденец. Пробуют Бездну на вкус.

- Дитер и Дагмар, это лендлорд Бездны Балли Саэльмо. Муж вашей сестры Люциллы, а значит, ваш зять. Лорд Саэльмо постарается вам объяснить, как выращивать ваши будущие резиденции. А вы, в свою очередь, постарайтесь понять эти объяснения.

Балли, мягко ступая, обошёл меня. Создав из воздуха кресло, усадил в него и заговорил с детьми, внимание которых, с этого момента, принадлежало ему безраздельно.

- Прежде всего, лорд Дитер и леди Дагмар, это будут дома. Ваши дома. Резиденцией их станут называть посторонние. Дом лорда кровно связан с его владельцем...

Дальше я не слушала. Мне стало понятно, почему Балли не вырастил себе замок. Он у него уже был. Родовой. Лорд Саэльмо только "привязал" его к себе. Или, надо говорить "перенастроил под себя"? Сижу в кресле на мощёной площадке перед входом в детскую. Наблюдаю, как в саду дети внимают Балли. Зять разливается соловьём. У стражей на объяснения уходило нааамного меньше времени.

Но, тем не менее, объяснения, наконец, закончились, близнецы кивнули лорду сосредоточенно хмуря лбы. Они такие забавные, когда начинают творить... сплошное умиление!

И опять: горстка песка с дорожки, капля крови, добытая когтями и шёпот над сложенными вместе руками. И потрясённые счастливые взгляды, когда из раскрывшихся ладоней выбираются крохотные избушки на крепких лапах. Не разобрать сколько этих лап. Только пятки сверкают, когда домики, подпрыгнув, шустро бегут к детям прятаться. Больше двух, точно. А вот четыре, или шесть? Не успела подсчитать.

И рассмотреть творения младших стражей пока не удаётся. Но, если судить по лицу Балли, дети сотворили нечто оригинальное. Поживём-увидим. Пока ещё домики умещаются на ладонях у детей. Впрочем, в первые дни они растут быстро.

Барон Алек прибыл к нам на следующий день. Сообщил, что если бы не необходимость, то воздержался бы от посещения. Обиделся барон. На Зигги обиделся. И на меня. За то, что приняли лорда-протектора одного из секторов Бездны, как дорогого гостя. За то, что сам барон, соблюдая закон гостеприимства, был вынужден молча смотреть на то, как отродье Бездны меня целует. Тонкая кожа у стража, оказывается. Почти, как у Вителлия Севера.

- Необходимости нет, барон Алек. Мой зять помог детям создать домики. Вчера.

Да, я тоже обиделась. Меня саму ни о чём не спрашивают, мнение моё никого не интересует, все только претензии высказывают. К счастью, не мне, а моему актуальному мужу. Не стала, конечно, предлагать гостю отправляться восвояси. Зигги не любит грубости. Но и особенного радушия не проявляю.

Бароны отправились к детям смотреть домики. Пошла с ними. Интересно же!

Дети копаются в саду. Домики вместе с ними. Увлечённо гребут лапами землю, выкапывая корни, закапывая семена... Помогают, в общем. При нашем появлении, избушки побежали к детям, вспрыгнули им на головёнки и полезли за шиворот, а оттуда за пазухи. Манёвр проведён безупречно. Дольше описывать процесс. Детёныши хохочут радостные. Аура барона пронизала пространство, устремляясь к детям. Дитер и Дагмар насторожились. Медленно повернули головы... Почему мне кажется, что они в боевой готовности? Они же ещё совсем крошки!

Узнали отцов, подбежали, хвастаться новыми игрушками. Нет! Не игрушками! Товарищами для игр. Пользуясь случаем, рассматриваю. Если по творениям детей Вителлия Севера сразу можно было определить военные базы, то, в данном случае, это совсем не так. Я бы сказала, что сии избушки ближе к асиендам Алана и Ады. Но это тоже не соответствует действительности. И на Цитадель они не похожи.

А похожи они на замок лорда Саэльмо. Не знаю, чем, но... Но! Похожи и всё! Наверное, слишком хорошо лорд объяснил детям, каким должен быть дом. Барон Алек в шоке. Рассматривает будущие жилища своих младшеньких и молчит. Только змеи нервно свивают и развивают кольца в изумрудных глазах. Зигги сказал детям, что теперь на них лежит ответственность за домики. Они должны хорошо кушать и вовремя ложиться спать. И их надо научить бою без оружия. Попыталась удержать неприличное ржание, получилось сдавленное хрюканье. Получила укоризненные взгляды трёх пар глаз урождённых фон Фальке. Ну конечно! Где мне тёмной дорогой мамочке понять, что нужно будущим замкам стражей Бездны.

Дети растут, обучаются бою без оружия. Вместе с домиками. Домики старательно машут лапами и выравнивают равновесие выпуская крылья. Когда Анна увидела их, она сказала: "корабли". Вот теперь не знаем... Вдруг, это действительно будущие корабли. А что такого? Все фон Фальке были флотскими. На семейном кладбище не один корабль-склеп. Вот только, до какого размера они тогда вырастут? Фрегаты сейчас строят трёхкилометровой длины. Флагманский линкор Империи в длину достигает пяти километров. Достигал. Тот, которым командовал Марий. Сейчас строят корабли большего размера с усиленными системами безопасности и обнаружения. Ну и вооружены они... По другому.

Первенец Терция и Эльзы носит имя Марий. Как и все первенцы флотских офицеров, отправленных с линкора перед последней атакой. Новая традиция. Новое имя.

Сказала Лопе, чтобы он пообщался с Балли на предмет выращивания кораблика Анной. Пусть мы не обладаем этими способностями, но их дети... Зачем лишать их крыльев? Анна вряд ли сбежит от детей. И к Лопе она поменяла отношение. И мне интересно: как растят корабли?

Асмунд и Асхильд днюют и ночуют у нас. Учат Дитера и Дагмар маршировать. Ага, вместе с домиками. И тренируют свои будущие замки бою без оружия. Извинялись за то, что рассказали тётушке о детях. Плакали. Успокоила малышей. Всё обошлось, слава Богу... Дети получили нагоняй от Балли, а потом и от Люциллы. И хватит с них.

Тётушка Арнора никак себя не проявляет. Наверное, не хочет расстраивать внучатых племянников. У меня не возникло впечатления, что лорд Этан является для тётушки Балли таким уж авторитетом. Она его уважает, это без сомнения. Но, судя по рассказам Балли, лорд Этан ничего не сможет сделать с сокровищем Бездны. Разве что, запереть её в своём гареме. В Бездне тоже есть эквивалент наших Евгенических законов. И по этим законам - сокровище Бездны неприкосновенно. То есть, удержать леди Арнору от убийства моих детей лорд мог, а наказать за уже произошедшее, - нет. Попросила т'хассов дежурить возле детей. И сразу сообщить об опасности.

Балли заинересовался возможностью выращивать корабли. Зачем это лорду Бездны, странствующему радужным порталом? Вопрос! Собираются у нас в Цитадели, обсуждают... Лопе старается держать Анну подальше от обаятельного лорда. Хитрец связался с сестрицей через Аду. И теперь Люцилла навещает нас вместе со своим мужем, оставляя детей на тётушку. Строгий контроль с обеих сторон! Смешно!

Роза по прежнему появляется на моём подоконнике. Балли молчит, как партизан. Попробовала разговорить Зигги... Бесполезно! Новое платье не отправил делать, и то хорошо! Может, Алонсо что-нибудь скажет. Через полгода я буду на Модене...

***


Правильно говорят: не планируй! Не смеши Господа! Ни на какую Модену я не попала. А попала я на очередную военную базу. Ага, в мешке!

Мы провожали близнецов в Академию. Я отошла на минутку, а когда возвращалась, на меня упала знакомая сеть из тончайших нитей, а сверху, - мешок из плотного материала. Укол... Темнота...

Очнулась я в медицинском отделении. И не очнулась, а проснулась. Манлий, не позволяя мне подняться, приложил сканер к моему лбу.

- Как ты себя чувствуешь, благородная Агриппина? Голова не кружится? Не тошнит?

Проверила своё состояние... вроде бы нормально...

- Всё нормально. А что случилось? Почему я здесь?

Медик посветил мне в глаза каким-то прибором, считал инфомацию, возникшую перед ним, и только потом соизволил ответить:

- Тебе обо всём сообщит консул, благородная Агриппина.

И вышел. А я попыталась выбраться из сооружения, заменяющего здесь кровать. Хорошо, хоть в регенератор не уложили! Что же всё-таки случилось?

Голова закружилась в самый неподходящий момент. Если бы вовремя вошедший муж не подхватил меня, я обзавелась бы рогом, приземлившись точно на лоб. Ага, и все решили бы, что консул мне изменяет. Или это у мужчин рога растут? Опять дискриминация по половому признаку!

- Кариссима, надо было подождать. Что сказал Манлий?

- Сказал, что ты мне всё объяснишь. Я слушаю тебя, Вителлий Север.

Муж уселся в выросшее из пола кресло, держа меня на коленях.

- Ты напугала меня, кариссима. Я понимаю, - первенец. Но всё равно, такая вспышка горя, - это слишком! И ты ведь держалась. Выдала замуж Эльзу... и... сорвалась.

При упоминании имени Эльзы перед глазами возникли огненные волосы плащом укрывающие спину и окровавленные пальцы с содранными ногтями, царапающие пол. Ну да... Эльза была женой Мария. А почему он погиб? Что случилось?

- Что случилось? Почему Марий погиб? Я... не помню ничего.

Вителлий Север прижал меня к себе, баюкая. Начинаю выдираться из объятий, муж удерживает, стараясь делать это бережно.

- Кариссима, я сказал, что ты сорвалась. Тебя лечили. Методика, приглушающая болезненные воспоминания. Какое-то время могут быть проблемы с памятью. Могут даже возникать ложные воспоминания. Поживём в поместье. В спокойствии. Всё наладится со временем.

- Ты вышел в отставку?

- Я взял бессрочный отпуск, кариссима. В Империи сейчас мир, а твоё здоровье мне важнее рутинных дел. Так что, будем отдыхать вдвоём. Разве что, ты пожелаешь увидеть детей...

- Я ещё не знаю... Захочу ли я их видеть. Сколько их?

Вителлий Север тяжело вздохнул:

- Попытаемся вспомнить... Как зовут нашего первенца, ты помнишь?

- Помню, конечно! Его зовут Вителлий Флавиан.

- Нет, кариссима. Вителлий Флавиан наш первый сын. А я спрашиваю о нашем первенце.

Злобно смотрю на мужа. Я только что с больничной койки, а он мне экзамен устраивает! Но первенец... как же его зовут? И имя пришло... всплыло из глубин памяти.

- Тит Вителлий Север. Вот как его зовут, нашего первенца! Потом...

Заболела голова и я поморщилась. Муж прижал меня к себе чуть крепче и сказал мягко:

- Второго нашего сына я назвал Секунд.

- Ага, а третьего, - Терций.

- Хорошо, кариссима. Потом...

- Потом идёт Люцилла.

- Правильно. За ней, - Квинт и Секст.

- Почему мне кажется, что это не все дети?

- Мария больше нет, кариссима. Смирись. Он погиб достойно. Как истинный адмирал. Его помнят. Я говорил тебе о новом имени среди флотских?

- Первенца теперь называют Марий. Те, кого адмирал отправил... перед последней атакой линкора. И наш внук от Терция и Эльзы носит имя Марий Вителлий Север. Я помню.

Опять закружилась голова. Муж встал, держа меня на руках.

- Кариссима, тебе не надо утомляться. Если не можешь что-то вспомнить, не расстраивайся. Память вернётся. Со временем. Пойдём погуляем.

И началась размеренная жизнь. Утром пробежка по полосе препятствий, приведение себя в порядок, построение к поднятию флага. Потом завтрак, стрельбище, занятия боем без оружия и САКОНБ, строевая подготовка, обед, пилотирование лёгкого флаера и тяжёлого катера, или марш-бросок, ужин, военная история и отбой. Всё, как обычно. Манлий хмурится, - вероятно, со мной ещё не всё в порядке. Но я ничего не помню.

Дети навестили нас. Со мной разговаривают осторожно. Подбирают слова. Интересно, в чём выразился мой срыв, если сейчас на меня дышать боятся. Все. Включая Вителлия Севера.

Иногда ночами я смотрю в синие глаза и просыпаюсь в слезах. Ложные воспоминания? Они возникают всё чаще, вызывая головную боль. Муж отпаивает меня чаем, а я от него засыпаю потом весь день. Консул расстроен, но вида не подаёт. Только музицирует каждый вечер. Музыка заполняет поместье, летит в вечернее небо и кружит там, подобно сказочной птице. Почему у меня при мыслях об этой птице болит голова?

Сегодня собралась обновить костюм, для занятий боем без оружия. А получила странный наряд. Совершенно бездумно заложила параметры. Вот откуда это? Вителлий Север вздрогнул и вызвал Манлия. И кричал на него. А Манлий... рявкнул на Вителлия Севера (!). И муж промолчал (!). Ну... Манлии поколениями служат клану Вителлиев Северов. И у всех военных воспитано уважение к медикам. То есть, если медик отдаёт какое-то распоряжение, - оно безусловно будет выполнено. Но почему они ругаются? Что не так?

Примерила из интереса получившийся костюм, состоящий из длинной рубахи, юбки, оборачивающейся несколько раз вокруг тела и верхней... наверное это можно назвать платьем. Юбка и верхний наряд из плотного шёлка. Рукава... в длину почти в два моих роста. Похожи на крылья. Ещё полоса шёлка вышитая сложным орнаментом, - вместо пояса. И шёлковый шнур, закрепляющий этот пояс на мне.

Посмотрела в вызванное зеркало... решила сменить причёску. Вместо шпилек использовала метательные ножи. Опять голова разболелась. Вителлий Север, ещё не отошедший от беседы с Манлием, отправил меня на гауптвахту. За нарушение формы одежды. Манлий в ужасе. Непонятно, почему? Мне раньше не приходилось сидеть на гауптвахте? Я была образцовым солдатом Империи? Ну, когда-то надо и под арестом побывать. А то даже неприлично как-то: жена консула не знает, что такое гауптвахта...

Охрана в шоке. Но молчат. Закрыли меня, отобрав ремень и ножи... Сижу в одиночке. Опять дискриминация по половому признаку. Плюс - по статусному. Жене консула не положено общество подруг по несчастью. Сижу... вспоминаю Устав. Других занятий у меня здесь нет. Со скуки определила мёртвую зону для систем наблюдения. Но не захожу в неё. Незачем тревогу поднимать. Там можно пробыть не долее пяти секунд. Голова продолжает болеть. Не сильно, а приступами. Может быть, прорываются воспоминания? Надо спросить у Манлия. Не хочу беспокоить мужа. Опять сонным чаем напоит. А спорить с Вителлием Севером бесполезно. Я это точно знаю! Наконец-то отбой. Завалилась на нары, считаю слонов. Уснула.

Проснулась от цветочного запаха. Оказывается, я прекрасно вижу в темноте. Раньше для этого мне нужно было настраиваться... Прошла к окну. Странно. Окно не открывали, а огромный цветок лежит на подоконнике. И пахнет. Запах как будто вонзается мне в голову. Взяла в руки и укололась. У бездновых роз длиннющие шипы. И... на меня обрушились воспоминания. Как будто вылилось ведро воды. Голова закружилась и... головная боль схлынула.

Блокирую ярость. Для неё сейчас не время. Пять секунд в мёртвой зоне топала ногами и беззвучно ругалась. Никакого толка. Такое количество злости за пять секунд не выплеснешь! Этот... консул меня попросту украл! Не сам. Внуки-бандиты постарались. Троица Титовых наследников отучилась в Академии миров Союза и знает там все ходы-выходы. А консул использовал фирменный Вителлие-Северовский коктейль для дорогих мамочек. Сволочь! Контроль дыхания... Вдох... Выдох... Спокойно... Спокойно.

Почему меня не нашли? Почти за год?! Т'хассы? Балли? Мои дети-стражи, наконец? Что придумал мой хитромудрый супруг? Как ему удалось меня "закрыть"?! Как мне выбираться?!!

Хорошо, что инстинкт чистокровной тоже оказался приглушён. Вот только сейчас я уже очнулась. Очищаю кровь дыхательными техниками. Там уже практически ничего не осталось, но... Но! Вдруг я что-то пропустила. Меня трясёт от ярости. Вспомнила свой распорядок дня... И ведь я считала его нормальным! Убить, - слишком мало за такое.

Надо связаться с отцом. Срочно. Папуля, да живёт он вечно! единственный, кто может приструнить моего мужа. Надеюсь, что Алонсо и Зигги берегутся. Потому что, после моего "изъятия", самым логичным является устранение "лишних" мужей.

Оххх! Голова кругом! Столько всего надо обдумать! Вытрясу из Манлия душу. Евгенических законов никто не отменял, и за эту эскападу смертная казнь полагается! Надо попасть в комнату связи. Или катер угнать? Порталов здесь нет. Или есть? Кстати, да! У мужа наверняка есть точечные порталы. Консул запасливый. Надо найти сейф, вскрыть его и уходить. Не хочу здесь оставаться!

Мысли вихрем проносятся в голове, сижу на нарах, поглаживаю розу. Мне нужно убежище. Место, где я могу укрыться. Мой дом. Как жаль, что во мне нет крови стражей или лордов Бездны! Сделала бы себе домик. Вырос бы он потом в военную базу... Впрочем, у меня в распоряжении только роза. Земли нет, песка нет, каменной крошки и той не наскребёшь, потому что здесь кругом металлопласт. Стилизован под гранитные плиты, но тем не менее...

Ай!!! Опять укололась! И как больно! Как будто цветок нарочно это делает. Кровь пошла... А что, если... Ну, будет не домик, а шалашик... Что я теряю?

Обхватила стебель ладонями. Шипы буквально жалят кожу, поя цветок моей кровью. Неважно! Да и крови немного. Несколько проколов, - подумаешь! До свадьбы заживёт! Всей своей сутью взываю к несчастному цветку, моля о защите. Надо было лучше слушать, что Балли детям говорил. Но Балли столько всего говорит, что за прихотливой вязью слов скрывается истинный смысл. Этому можно научиться, но у моего зятя, определённо, дар. Вспомнила его тётушку... Конечно, дар! Иначе родственница загонит под каблук. И будет придавливать из лучших побуждений.

Стебель начал выворачиваться из моих рук. Как живой! Подавила инстинктивное желание отбросить подальше. Я же просила? Вот роза и пытается выполнить мою просьбу. Надеюсь на это... А что мне ещё остаётся? Как там у древнего барда? "Пусть умрут вновь и вновь и Мечта и Любовь, остаётся в живых лишь Надежда" (© "Машина времени" "Три сестры"). Осторожно положила розу на нары. На полу... некомфортно! Сижу рядом. Жду неизвестно чего.

Это не домик, - совершенно точно! Стебель розы лопается вдоль и появляется туманное облако, кровавой росой падающее на многострадальный цветок. Аромат делается воистину одуряющим... Лепестки раскрываются, отворачиваясь один за другим, и... облетают прозрачными хлопьями, отдав всю силу... чему? Не знаю ещё. Вот облетели последние и виден плод. Как у шиповника. Только он похож на пирамидку. То есть, у него ясно видны грани. Затаив дыхание, смотрю. Жду, что будет дальше.

А дальше эта пирамидка начала формировать из стебля кокон. Ага, шипами наружу. Этакий шипастый шалашик. Как заказывали! А как же он будет передвигаться? И расти? Впрочем, по-моему заказанное мной убежище само знает, как и что ему делать. Лапы у него есть! Когтистые! Или это ветви? Неважно, что это, но бегает шалашик быстро. Вспрыгнул ко мне на колени и полез выше. Карманов у меня нет. Пришлось за пазуху пристроить. Боялась шипов, но это сооружение их втянуло в себя. Весь такой гладенький, и... живой!

Прилегла на нары, домик дремлет на груди под комбезом. Чем-то напомнил мне птенцов ройхов. Ему тоже сейчас нужно моё тепло. Посылаю волны нежности и заботы. Натренировалась на детях, могу теперь и домику помочь. Вителлию Северу не покажу. Незачем! Интересно, а лорд Этан знает, на что способны его розы? С этой мыслью я заснула. Впервые спокойно. Крохотный шалашик на моей груди впитывает мою заботу, слушая биение моего сердца, настраиваясь на меня. Как сказал Балли? Прежде всего, - это ваш дом!

Манлий выпустил меня под свою ответственность, напугав охрану первым Евгеническим законом и моим происхождением. Ага, так и сказал:

- Император, да живёт он вечно! - переждал громогласный рык "Слава цезарю!", и продолжил, - не будет делать скидку на то, что благородная Агриппина его родная дочь. Отвечать за нарушение первого Евгенического закона придётся всем причастным, включая меня.

И меня, разумеется скоренько выпустили, вернув одежду. Тоже мне, одежда! Армейский комбез! Но переоделась я быстро, чтобы не обнаружили мой домик. Домик перебрался мне на голову. Устроился в пучке волос и дрыхнет. Молодой растущий организм. Чем его кормить? Надеюсь, он меня не обстрижёт налысо с голодухи. Прошли с Манлием в медицинский отсек. Демонстрирую безупречную имперскую выправку. Не надо сеять панику у службы наблюдения. Раньше времени. Устроились в смотровом кабинете. Манлий прикрепил ко мне диагностический сканер и смотрит на экран. Почему мне кажется, что это только для вида? Что они ещё придумали?

- Благодарение богам, ты пришла в себя, благородная Агриппина. Не говори ничего, я давно тебя знаю, поэтому понял сразу, как тебя увидел. Консул сейчас отбыл по вызову благородной Лилии. Но я не смогу тебе помочь выбраться с базы. Тебе придётся ждать решения Императора, да живёт он вечно!

Смотрю на Манлия. Молча. В какую игру он играет?

- Я не играю, благородная Агриппина. Я никогда не допустил бы такого. Консул вызвал меня, когда ты впала в кому, не желая принимать ложную память. У Вителлиев Северов давно отработана методика воздействия на чистокровных. С эталонными заключали контракт, а неэталонным насаждали ложную память. На время, пока не заработает инстинкт размножения.

Надменно подняла подбородок.

- Я, - эталонная чистокровная.

- Хочешь сказать, что можешь регулировать инстинкт? Не обманывайся.

- Я не могу регулировать. Сознательно, не могу. Организм сам реагирует на своё состояние. Значит, концентрация этого зомби-коктейля в моей крови была опасной для потомства. Только и всего.

- Эталон. Конечно же! Этого консул не учёл.

- Об этом просто не думают, Манлий. Вителлий Север тебя убьёт.

- Скорее всего.

Перебрасываюсь с семейным медиком короткими фразами и думаю, что делать дальше. Самое простое, - позвать лорда Этана. Но я не ищу лёгких путей. Уверена, что я и когда меня буквально купали в этом фамильном препарате, не подумала о том, чтобы позвать на помощь лорда Бездны. Извечная проблема: " кто будет сторожить сторожей". В том смысле, что из Бездны мне самой не выбраться. А в гарем к лорду-протектору не хочется. Надо выбираться самостоятельно.

- Агриппина, не делай глупостей. Надо просто подождать.

- Чего? Какого события ты ждёшь с таким нетерпением?

- Я отправил сообщение Императору сразу, как только увидел в каком ты состоянии. С красным кодом. Если Император не ознакомится до конца года, письмо автоматически уйдёт в Резервацию. Лилия могла придержать его в надежде, что ты забеременеешь и всё наладится автоматически.

- Наладится?

- Во всяком случае больше года отсрочки. Вителлий Север тебе не чужой, Агриппина. Вы могли бы найти общий язык. Уже неважно это всё.

- Отец озвереет. Если Лили действительно придержала твоё письмо, ей будет плохо. Отец не простит.

- Какие слова ты подбираешь для Императора, да живёт он вечно! Агриппина.

- Это я ещё смягчаю, Манлий.

***


Так оно и оказалось. Но сначала прибыл Вителлий Север. И я устроила ему грандиозный скандал. Ага, со стрельбой. Раз уж я теперь насквозь военная, то почему бы мне и не пострелять по движущейся мишени. А бывшего мужа использовать в этом качестве сами боги велят. Консул уворачивается, не пытаясь отстреливаться. Попробовал бы только! Гоняла его по всему парку. Домик впитывает эмоции, не просыпаясь. С ужасом думаю, как буду представлять его папуле. И что скажет барон Алек? Надо сначала с Балли поговорить. Или лорда Этана расспросить?

Ну вот! Отвлеклась и была схвачена мужем.

- Кариссима, что за стрельбы?

В голосе возмущение, а в льдистых глазах - радость. Консул, наступив второй раз на те же грабли, не знал, как выправить ситуацию, и страдал. Ежевечерние двухчасовые концерты доказывают это со всей очевидностью. Плакать Вителлий Север никогда не мог. С трёхлетнего возраста отучен. Вот и... играет, выставляя всех из кают-компании. Но прощать его я не собираюсь. Молча вывернулась из рук и ушла к себе. Новое платье делать.

Инстинкт чистокровной воет в голос. Но я пока держусь. Надо продержаться до возвращения к Алонсо. Незачем потакать. Сбрасываю эмоции домику. Сомневалась поначалу, не вырастет ли он в военный бордель, напитавшись сначала охотничьим азартом, а потом желанием; но... Но! Деваться мне некуда. Иначе я не удержусь. Хитрый организм напоминает, что мне для получения гражданства и развода требуется ещё один ребёнок, но я ему воли не даю. Разве что, папуля прикажет. Папулю злить не хочется. Воспитательные меры ко мне ещё не применялись, и пусть так и остаётся. Не хочу я узнавать из первых рук, какие методы воздействия папуля может ко мне применить. Кот, он и есть кот. Поэтому, я лучше буду котёнком, а не добычей.

Преторианцы Императора, да живёт он вечно! высадились на базе через полчаса. Я только-только успела переодеться. Сделала себе платье в староиспанском стиле, мантилью, гребень. Домик спрятался под мантильей, наблюдает. Ощущает мою тревогу и не высовывается.

Вителлий Север отправлен на гауптвахту. Порталом. Манлий тоже взят под стражу. Меня вежливо препроводили в императорскую резиденцию. Практически, тоже под стражей. Предстоят нешуточные разборки. Сейчас всё зависит от того, каким образом Кассий Агриппа получил сведения о творящемся беспределе. Если через письмо Манлия, это одно, а если от Резервации, - то я никому из нас не завидую. Даже себе.

Сижу в гостевых покоях дворца, стараясь сохранять спокойствие. Домик облазил все три моих комнаты, заглянул в удобства, взобрался ко мне на колени и уснул. Как маленький детёныш. Поиграл, устал, и дрыхнет без задних ног. Переоделась в патрицианские тряпки и улеглась на диван, закутавшись в паллу. Лучше подремать. Психологический прессинг отцом освоен в совершенстве. Ждать придётся не меньше трёх часов. А то и больше. Так что, чем себя накручивать, лучше подремать.

Проснулась оттого, что домик насторожился. Сохраняю вид спящей, ровно дышу, веки не дрожат... И всё равно, папулю я не обманула. Тихий голос сказал:

- Ты уже проснулась, дочь.

Села на диване, прикрыв паллой растрепавшиеся волосы. И домик, заодно. Отец сидит в кресле. Один. Без охраны. Вид усталый. Пришлось разгребать то что за это время наворотил наследник? Наверное, несколько суток вообще не спал. Вскочила, метнулась к автомату, заказала лёгкий перекус и чай. Император грустно улыбается, разрывая моё сердце. Стараюсь не подавать вида, отец не любит проявления эмоций. Сижу, отщипываю пирожное, мелкими глотками пью горячий чай с корицей. Руки... не дрожат.

Любопытный домик вылез из под паллы и полез на стол. С ногами! С лапами, то есть. Кассий Агриппа приподнял левую бровь, а это безднорозово создание (или розобездново?) даже и ухом не повело. Впрочем, ушей у него и нет. А лапы есть. Бегает по столу, заглядывая в тарелки.

- Лендлорд Саэльмо предупредил, что ты меняешься, Агриппина. Но я не предполагал, что изменения будут столь... радикальны.

Сдержала желание оглянуться и посмотреть, не отрос ли у меня хвост. В чём радикальность? Отец протянул руку приглашающим жестом, и домик, ничтоже сумняшеся, вскочил на императорскую ладонь. А что? Кровное родство, - это не шуточки!

- Что это будет? Когда вырастет?

- Не знаю, отец. Может, шалаш? Он вырос из розы. Я мечтала об убежище и роза вырастила для меня домик. Вчера ночью.

- То есть, у малыша сегодня день рождения?

Император кончиками пальцев ласково погладил это бездново создание, и оно... я не знаю, как это сформулировать, но оно ментально замурлыкало. Не издавая ни звука, но в то же время, абсолютно точно давая понять, что такое обращение ему нравится. Слава Богу! С отцом проблем не возникло. Ещё бы и барон Алек также отреагировал. Мечты... Сейчас о другом беспокоиться надо!

- Что ты намерен... какое решение ты примешь?

Взгляд отца ощутимо похолодел. Рядом со мной снова Император.

- Есть закон, Агриппина.

- Но по закону... - вцепилась в стол пальцами, из глаз потекли слёзы. Шепчу еле слышно, проталкивая слова сквозь сжатое спазмом горло. - Пусть он живёт, папа! Пожалуйста!

- Я уже давал твоему мужу шанс, дочь.

Смотрю на ледяное лицо, - просить бесполезно. Но не могу не уточнить:

- А Манлий? С ним, что? Он же предупредил... он ничего не смог бы сделать, только умереть.

- К благородному Манлию у меня претензий нет. Я даже не буду его наказывать за столь длительную отсрочку.

Поняла страшное: отец получил запрос от Резервации. Неужели Лили не сообразила, что должна успеть раньше?! Что теперь будет? Или... Лили успела?..

- Агриппина, держи себя в руках. Твой муж заберёт тебя порталом. Его известили.

Начинаю злиться. Папуля издевается! Конечно, логически рассуждая, я могу сделать вывод, что это или Алонсо, или Зигги. Потому что барону Алеку портал не нужен, Вителлий Север под арестом, да и если отец собирался оставить меня консулу, он не стал бы устраивать разборки. Но который из двух оставшихся моих мужей заберёт меня? Можно было бы и сказать! Кассий Агриппа довольно улыбается. Чувствую себя мышью.

- Через полчаса жду тебя в малом зале приёмов, Агриппина.

Отец ушёл, а я начала приводить себя в порядок. Полчаса, - не так много, как кажется. Принять душ, причесаться, нацепить патрицианские тряпки... Отца лучше не раздражать одеждой иных миров. Домик устроился в складках паллы и прекрасно себя чувствует. Он немного подрос за день. Скоро будет самостоятельно шастать. Вспомнила, что домики стражей через неделю уже в карманах не умещаются. И вообще, - усиленно осваивают окружающее пространство. Посмотрела в зеркало, и пошла в малый зал приёмов.

Указом Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно! Консул Империи Луций Вителлий Север приговорён к смертной казни, через повешение, которая, в знак уважения к воинским заслугам, заменена расстрелом. Исполнение приговора назначено на завтра. Сыновья Императора разжалованы и отправлены в штрафбат. Все четверо. Брак с благородной Лилией Император аннулировал. С самого начала. Лили выслана в Резервацию с запретом покидать её пределы. Под ответственность руководства Резервации. Манлия приказали освободить из под стражи. Обо мне не сказали ни слова.

Смотрю на побелевшее лицо Лили, и... нет во мне жалости. То есть, мне её, конечно, жаль, но она сама выбрала свою участь. Лили забыла, что она жена Императора. А значит, женой ей не быть. Если консулу первый промах простился, то чистокровных много. Опять надо папуле невесту подыскивать. Или пусть сам ищет?

Вителлия Севера увели в камеру смертников. Лили, под охраной преторианцев, отправлена вместе с вещами в Резервацию. Секира осталась во дворце. Бантик Лили забрала. Все разошлись и я осмелилась спросить отца:

- Почему так жестоко? Лили мать твоих четверых сыновей.

Говорю, и сама понимаю, что глупости болтаю. Учитывая продолжительность жизни папули, и то, что он никогда не пренебрегал долгом чистокровного, этих матерей наберётся с роту, примерно. Если не с батальон.

- Благородная Лилия должна была сообщить мне о письме Манлия. Сразу, как только оно пришло. И о твоём разводе, Агриппина, я должен был узнать от жены, а не от офицеров флота. Не проси, дочь.

Посмотрела в холодные глаза... Отец уже забыл о Лили. Почувствовала себя виноватой. Надо было, всё-таки, патрицианку подобрать. Мы с Юлией рассматривали золотую сотню и забыли о провинциальных патрициях. Как выяснилось, на примере Вителлии, - напрасно.

- Иди, девочка. Завтра тяжёлый день. Иди...

Повинуясь неясному порыву, шагнула к отцу; встав на колено, поцеловала ему руку, и ушла не оглядываясь.

Времени абсолютно нет! Создала себе комбез, - хамелеоновый. Как для Специального Корпуса. Пока защиту не включаю. Отправилась на полосу препятствий и на стрельбище. Оптимальное время наступит через два часа. Раньше в том отсеке дворца делать нечего.

***


Чувствую себя дура-дурой. Радует, что не только я. Папуля развеселился, и то хлеб. Действительно, смешно! Всё семейство собралось в камере смертников. Первым был Вителлий Флавиан. Я пришла второй. Потом появился Секунд. За ним Бадвард, Бальда и Хальзе. За ними, - Тит со своим выводком. Потом, почти одновременно, - Терций и Квинт с Секстом. И последними Герхард и Герда, сбежавшие из Академии. Нет! Последним появился лорд Балли Саэльмо.

А я-то не могла понять, почему Вителлий Север смеётся! Думала, что у него крыша съехала. Хотела уже его отключить и запихнуть в портал, но тут появились папуля с Вителлием Флавианом, и утащили меня в соседнюю комнату. Мужчины играют в шахматы, а я сижу. Злюсь. Но потом, после захвата Секунда, я уже сидела хихикала. Предложила сыну сделать ставку, на того, кто появится следующим. Секунд отказался. Повёл глазами в сторону деда. Ну да... мой преисполненный чувством долга сын только висельника освободить может без спросу, а пари заключить, в присутствии Императора, он не посмеет.

- Агриппина, ну я понимаю, - дети. Но ты-то куда полезла?

Сижу опустив голову, уши горят... Папуля решил заняться воспитанием. Дети сделали "морду колодкой", глаза, - оловянные. У меня такого взгляда не получается. И две Академии не помогают.

- С охранными системами работать тебя муж научил?

Возмутилась. Вытянулась по стойке смирно, отрапортовала:

- Никак нет, мой Император. В Академии миров Союза выучили.

- Надо, наверное, пересмотреть методику обучения...

Герхард и Герда широко раскрытыми глазами смотрят на деда. Испугались, успеют ли закончить Академию до введения драконовских мер? У них всегда есть дорога стражей. Или, из этических соображений, они ею не пользуются? Как всё сложно...

Папуля даёт распоряжение вызванному адьютанту:

- Подготовь указ. Ввиду смягчающих обстоятельств и благодаря деятельному участию семьи, консул Империи Луций Вителлий Север помилован. Воинское звание и знаки отличия возвратить. Отправить в поместье до особого распоряжения.

- Без права выхода, мой Император?

Отец молча посмотрел на адьютанта, и тот, щёлкнув каблуками, испарился.

Выдохнула. У меня, до последнего, оставались сомнения. От папули можно ожидать абсолютно всего... Дети дали себе команду "вольно". Тоже боялись? Балли ехидно улыбается. Преторианцы Императора принесли вещи консула, и я уже открыла рот, чтобы просить разрешения удалиться к себе, как консул заявил:

- Я забираю жену.

Папуля улыбнулся, сделавшись абсолютно похожим на кота, держащего в лапах мышонка.

- Какую жену, Вителлий Север? Разве ты женат?

Любимый внучек влез в разговор:

- Развод недействителен, мой Император. Мать не является гражданкой Империи.

Балли заулыбался... приятно видеть, как человек роет себе яму. А Кассий Агриппа, благодарно кивнув внуку, благожелательно задал зятю вопрос:

- Ты знал об этом, Вителлий Север?

- Ой-ёооо... - это Квинт сказал шёпотом. Но, поскольку, в камере стоит мёртвая тишина, его услышали все. Дед укоризненно посмотрел на внука. Квинт всем видом выразил раскаяние. Хорошо, хоть ковырять мыском берца пол не принялся. Интересно, что ответит Вителлий Север? Куда ни кинь, - всё клин. Как бы под ЗОВ не угодил...

- Виноват, мой Император! Не сдержался!

Балли одобрительно улыбается. Надеется, что папуля не увидит? Наивный... Папуля со своими курсантами так насобачился, что видит спиной. Но с Балли взятки гладки. Он представитель Бездны и Императору неподсуден.

- Агриппина, ты можешь идти. У тебя есть время отдохнуть. Твой зять проводит тебя.

Балли, отсалютовав отцу, отделился от стены и предложил мне руку. Дальнейшие разборки папуля собирается устроить без меня. Чувствую, - попадёт всем. Кроме Бальды. За неё теперь муж отвечает.

- Мама, не могу выразить, как я счастлив видеть тебя в добром здравии.

- Почему меня не нашли т'хассы, я понимаю, Балли. Рисунок мыслей изменился. Но почему меня не нашли мои дети-стражи? Или не искали?

- Твои дети-стражи, мама, общаются между собой. Они сообщили всем, что физически ты здорова, и что тебя лучше не тревожить, чтобы не произошло срыва. Твой вид универсального солдата напугал всех, включая самого Вителлия Севера. Даже Тит устроил детям выволочку. И дон Публий выразил внукам порицание.

- И лишил сладкого? Жаль, что не высекли. Бандиты малолетние! Я поняла, почему ройхи не могут преодолеть границу между мирами, Балли.

- Мама, ты меня пугаешь. Рисунок твоих мыслей настолько прихотлив...

Дала зятю подзатыльник. Двухтысячелетний лорд Бездны с хохотом увернулся, схватил меня на руки и шагнул в мою гостиную, только радуга взвихрилась вокруг нас.

Устроив меня в кресле, лорд Саэльмо привычно уселся у меня в ногах, откинул голову мне на колени и спросил:

- Так что там с границей? Мне правда интересно, мама.

- Вителлий Север решил эту задачу раньше меня. Он повернул базу в пространстве и времени. Совсем неощутимо, но ройхи не могут преодолеть это смещение. Я думаю, что много тысяч лет назад миры Союза были смещены относительно нашего куска Вселенной. Они считают Землю легендой. Не уверена, что в архивах есть упоминание, но это единственная причина, по которой ройхи не способны пролетать через закрытую границу. Путешествовать возможно только через Бездну. Интересно будет рассчитать совпадение базы и Империи в пространстве и времени.

- А порталы?

- Порталы ориентированы на маяки. Это другая технология. Сможет ли ройх лететь на маяк? Не знаю. Задача для серых лордов.

- Слуги Матери не будут заниматься этим, мама.

Хотела спросить, кто такие "слуги Матери", но любопытный домик вылез из моего кармана. Он задремал, пока мы ожидали всех нарушителей закона, и проснулся только сейчас. Реакция Балли меня удивила: лорд Бездны с шипением огромного кота, переместился в дальний угол гостиной и закутался в радугу. Домик растерянно замер, раздумывая: обидеться, или нет. Он вообще напоминает мне двух-трёхлетнего ребёнка. Осваивает мир вокруг себя и старается пообщаться с окружающими.

- Мама, откуда у тебя Хранитель? Впрочем, я зря спрашиваю. Но это нарушает обряд. Лорд Этан счёл ситуацию настолько опасной?

Хлопаю глазами, начиная злиться, а в воздухе плывут радужные полосы. И лорд-протектор одного из секторов Бездны склоняется к моей руке.

- Леди Миранда...

Взвыла тревога и мою гостиную заполнили преторианцы Императора. В полном боевом облачении. Сумасшедший дом! Лорды Бездны с вежливым интересом смотрят на солдат империи. Домик оживился и полез ко мне на голову. Правильно! Сверху видно лучше. А я смотрю на лорда Этана, отслеживая его реакцию на домик. И? Никакого толка! Так же можно отслеживать реакцию папули, да живёт он вечно! - чуть дрогнула левая бровь и глаза заискрились. Но не разозлился. И это хорошо. Не хочу, чтобы мой домик уничтожили.

- Агриппина, что за столпотворение в твоей гостиной?

Зажмурившись, втянула голову в плечи, пережидая громогласное "Слава Цезарю!" от преторианцев. Отец отправил их из комнаты движением руки. Вздохнула свободнее. Император и лорд-протектор с интересом присматриваются друг к другу...

Явившийся вместе с отцом и старшими детьми, Вителлий Север злится, но молчит. Страж Хальзе прошипел что-то ругательное, но, спохватившись, затих. Только аура ледяными волнами накатывается на лордов Бездны. Балли демонстрирует весёлое недоумение " а что такого?", лорд Этан... Скользнул взглядом по мужчинам и отвесил придворный поклон Бальде. Дочь надменно вскинула голову, не реагируя на приветствие исконного врага. А я вспомнила о коже женщины-стража в его коллекции... Балли не лжёт, но... невозможно поверить. Или у лорда-протектора разные ипостаси? Не считая боевого облика?

- Агриппина...

В голосе отца слышен упрёк. Опомнившись, представляю лорда-протектора:

- Мой Император, это лорд Этан, спасший нас с Зигфридом на Рапалле.

Не стала говорить, что он лорд-протектор сектора Бездны. Я услышала это от Балли, напрямую лорд Этан мне этого не говорил. Да мне это и незачем знать. Достаточно и того, что от его прикосновения у меня сердце замирает. Поэтому, я намерена держаться подальше от лорда.

- И какой опасности для тебя мы обязаны сегодняшним визитом лорда-протектора?

Папуля недоволен. Не понравился ему лорд Бездны... Конечно, на пятидесятитысячелетнего лорда не надавишь... Или дело в другом? Они похожи: лорд-протектор и Император. Не внешне, лорд Этан, хотя и достаточно привлекателен, сравнения с Кассием Агриппой не выдерживает, - нет. Внутренняя сущность. О каждом из них можно сказать: "рождённый повелевать". Ещё Алонсо рядом для комплекта поставить... или любого из моих детей де ла Модена-Новарро. Даже Люцилла умудрилась впитать ауру власти... Может, поэтому Балли и женился на ней?.. Опять меня куда-то понесло... Лорд Этан вежливо и холодно улыбается папеньке, не реагируя на грубость. Тишина в моей гостиной становится вязкой. Скоро мы увязнем в ней, как насекомые в пасти росянки. Или у хищных растений не пасть? А что тогда? Наконец, Балли опомнился и ответил Императору:

- Это я виноват, мой Император. Меня настолько удивило появление у твоей прекрасной дочери Хранителя, что я осмелился упомянуть имя высокого лорда Бездны. - И, отдав поклон лорду-протектору, спросил у него. - Разве это не нарушает обряд?

Подумала, что сейчас я взбешусь... какой-такой обряд?!! А лорд Этан, усмехнувшись, сказал Балли:

- Когда тебе понадобится информация о древних традициях Бездны, лорд Саэльмо, можешь обращаться напрямую ко мне. Хранитель не призывается, как... маул. Как бы я ни хотел защитить прекрасную даму... Это иная сущность.

Лорд-протектор выглядит довольным, как кот, налакавшийся ворованных сливок. Опять бровь дрогнула и весёлые искорки замерцали в глазах... Читает мысли! Точно! Буду вспоминать Устав. Благодаря Вителлию Северу, я его теперь наизусть знаю.

- Я думала, что это будет домик. Как у моих детей.

- Моя леди... Хранитель может создать убежище. В случае необходимости.

И шагнув ко мне, требовательно спросил:

- Почему ты не позвала на помощь, леди Миранда?

Папуля выбрал роль стороннего наблюдателя, а Вителлий Север, решив, что уже достаточно молчал, задал встречный вопрос:

- А почему ты решил, что моя жена нуждалась в помощи?

Лорд Этан с лёгкой улыбкой посмотрел на Вителлия Севера, и я поняла: он действительно мог снять кожу с женщины-стража. Снять взглядом...

- Для того, чтобы призвать Хранителя нужен такой всплеск отчаяния, такой крик души, что Мать-Бездна отзывается, не в силах игнорировать. Так почему, леди Миранда?

Радуюсь, что на Вителлия Севера страшный лорд Бездны более внимания не обращает, и не могу подобрать слова для ответа. Сказать, что не хотела быть обязанной, - слишком грубо. И я уже обязана лорду. Жизнью. Своей и Зигфрида. Молчу. Моргаю медленно, стараясь не отводить взгляда от зелёно-карих глаз с овальным зрачком. Прошла вечность. Или мгновение? Лорд в ярости и изумлении воскликнул:

- Что у вас за мир? В котором женщина боится позвать на помощь, чтобы с неё не потребовали плату!

- Не плату... Я боялась, что ты не выпустишь меня из Бездны, решив, что я там буду в безопасности.

Уффф... Всё-таки сказала! Теперь буду ждать реакции. И... мне обидно. Что с меня не потребовали бы плату за помощь...

- Какая здравая мысль, моя леди. Разумеется, в Бездне ты будешь в большей безопасности, чем где бы то ни было. Но уверен, - с твоим характером, ты приключений найдёшь и там.

Между нами и всеми остальными возникла прозрачная граница. Мигнула, и... мы вдвоём очутились среди цветущих роз. Огромных, бархатных, и кружащих голову ароматом.

- Не хочу, чтобы у тебя была даже тень сомнения, прекрасная Миранда.

С этими словами лорд притянул меня к себе, закинув мою ногу на своё бедро и практически не оставляя между нами места; запрокинул мне голову и поцеловал. Не так, как в Цитадели. Совсем не так! Вцепилась в камзол лорда, испугавшись, что упаду и меня подхватят на руки. Тону в зелёно-карих глазах, в голове пусто, а инстинкт чистокровной замер, как лесной пожар, наткнувшийся на встречный огонь.

- Ещё не время, моя леди. Наша близость может убить тебя.

- Я не собираюсь...

Моё возмущение было остановлено лёгким поцелуем. И фразой:

- Ну разумеется, моя леди. Это я собираюсь.

Открыла рот, чтобы начать расспросы, но граница опять мигнула и мы вернулись на то же место. Никто ничего не заметил. Кроме Балли. И... папули. Но они промолчали, одинаково улыбнувшись. Разозлилась. Выгоню всех из комнаты!

Хранитель зашевелился, повернулся к дверям, путая мне волосы. Оставит ведь лысой! Повернулась вслед за ним: Алонсо. Кинулась к мужу и остановилась, не зная, как он примет меня. С безупречной выправкой и непонятным растительным образованием на голове.

- Миранда...

И протянул руку. Я, успокоившись, позволила притянуть себя поближе. Маленький Хранитель впитывает моё довольство жизнью и "принюхивается" к Алонсо.

- Мой Император, если в нашем присутствии нет необходимости, мы с женой отбудем на Модену.

Папуля милостиво кивнул, отпуская нас. Но Балли умудрился спросить:

- А что решили с разводом? Люсиль пожелает знать.

Обстановка в моей гостиной и так была далека от безмятежной, а теперь вообще, - тишину можно нарезать ломтями. Все Вителлии Северы смотрят на Императора. А Кассий Агриппа, да живёт он вечно! держит паузу. Алонсо медленно кивнул лорду Этану. Тишину никто не нарушает. Потом, папуля обратился ко мне:

- Так что с твоим разводом, Агриппина?

Это называется, - перевести стрелки. Отец опять недоволен мной... Вот и... принимай решение. Орёшь на всю Бездну-мать о помощи... Смотрю на бледнеющего Вителлия Севера. Император не шутит. Если я признаю развод свершившимся фактом, он освободит меня от брака императорским Указом. Ага, с самого начала. Впрочем, своих внуков внебрачными он вряд ли будет делать. Я... не знаю. Наверное, это жестоко, но я не хочу терять Вителлия Севера. Как Манлий сказал: мы с ним друг другу не чужие. Я никого из своих мужей не хочу терять. Отец улыбнулся, насмешливо.

- Агриппина...

В льдистых глазах консула появляется обречённость. И Кассий Агриппа высказал свою волю:

- Когда дети-стражи пойдут в Академию, ты отправишься к консулу. Строевой подготовкой разрешаю не заниматься.

Хранитель мысленно урчит. Такой накал страстей ему нравится. Лопает с жадностью. Вителлий Север пришёл в себя и с неудовольствием смотрит на Алонсо. Лорд Этан, оказавшись рядом, и получив разрешение мужа навещать нас на Модене, когда лорду будет угодно, поцеловал мне руку и откланялся. Балли исчез в радуге, а мы ушли порталом.

В мозгах, - онемение. Слишком много всего. Плюс лорд Бездны... Я ещё не осознала новый уровень взаимоотношений с лордом Этаном. Успокаивает его фраза "ещё не время". Значит, пока можно не беспокоить мужей.

- Миранда, как ты?

- Пришла в себя. Этой ночью. На гауптвахте.

В голосе прорывается обида... Муж внимательно посмотрел на меня. Чёртики в синих глазах заскакали на одной ножке, взявшись за руки.

- Надо, пожалуй, восстановить гауптвахты в поместье. Оказывается от них ощутимая польза.

Увернулся от маникюра, перехватил руки, поцеловал каждый пальчик...

Проснулись утром. И отправились встречать рассвет над морем. Для разнообразия. Вместо заката. Если бы не сладость утреннего сна, стоило бы встречать каждый рассвет. Красота невероятная! Холодная свинцовая вода вспыхивает розово-золотым светом и переливается перламутром. И небо... Солнце такое, что кажется чуть-чуть дальше протяни руки и схватишь. Как горячую лепёшку... Отправились завтракать в таверну. Оттуда уже тянет ароматом жареной рыбы и свежевыпеченного хлеба. Хозяин скупает ночной улов и даже ранним утром гостям подаётся только что выловленная рыба.

По возвращении на асиенду принимала паломников. Дети шли косяком. Друг за другом, ага! Барон Зигмунд прибыл к обеду. Вместе с бароном Алеком, леди Арнорой и моими бездновыми внуками. Четверо юных Саэльмо в сопровождении тётушки выглядят благонравно. Как ученики воскресной школы. Не знаю, что это такое, но Эльза всегда определяет этот вид именно так. Тётушка приветливо улыбается... Острые клыки вспыхивают и гаснут... Стражи, собравшись вокруг главы рода, тоже демонстрируют радостный оскал. И когти... Зоопарк! Секция хищников. Не хватает Балли с его умением сглаживать любой конфликт. Детки слишком много времени проводят с тётушкой. Ах, нет... При появлении Дитера и Дагмар стражи смешались с юными лордами Бездны. Альма матер у детей общая. Слава Богу!

Алонсо целует тётушке Балли руку, благодаря за невиданную честь, оказанную его скромному жилищу... Вдох... Выдох... Спокойно... Леди благосклонно взирает на моего мужа... Спокойно... Зигги ехидно улыбается...

Домики стражей и юных лордов Бездны бегают наперегонки, перепрыгивают друг через друга, устроив чехарду; бездновы создания умудряются, при этом, покусывать домики стражей. Те не остаются в долгу и хлопают по змеиным головам жёсткими крыльями. Хранитель вылез из моей причёски, - дремал себе под мантильей за гребнем, так нет! Разбудили! - спланировал на пол и присоединился к общей свалке. Леди Арнора сделала маааленький шаг назад. Что знают о Хранителях взрослые лорды Бездны?..

- Ну надо же! А я не поверила Балли! Решила сама убедиться.

- Убедиласссь?

Барон Алек опять невыносимо груб. Подаёт дурной пример детям. Безобразие! Леди, послав барону острозубую улыбку, промолчала. Интересно, сколько ей лет? Она опекает Балли, значит, - совершеннолетняя. Старше барона? Или ровесница? В дверях замирает адьютант мужа. Алонсо приподнимает левую бровь, напомнив лорда-протектора, потом, извинившись, выходит из гостиной.

Вернулся с Вителлием Севером. Консул с цветами. Преподнёс мне ромашки. Начала икать. Меня отпаивают водой... Леди Арнора хитро посмотрела и следующим глотком я выпила крепчайший алкоголь из яблок. В глазах слёзы... раскашлялась. Поблагодарила родственницу. Ромашки приняла... куда деваться? Папуля ясно высказал свою волю. Консул расстроен, но не из за меня. Точнее, не только из за меня. Мужчины переместились в кабинет Алонсо, оставив Тито ухаживать за гостями. Ну да... он наследник, ему и отдуваться. Пока старшее поколение наливается ромом на троих. Барон остался с нами. Присматривает за бездновыми родственниками. Интересно, а ведь они с тётушкой Балли теперь тоже в косвенном родстве...

Уловила недобрые взгляды с обеих сторон... Хранитель вскарабкался мне на голову и зашипел на родственников. Как растение может шипеть? Или это уже не растение?.. Но приятно, когда тебя защищают... Примерно так же я себя чувствовала, когда малыш Зигфрид приказал консулу: "Уди! Уди!" Как недавно это было... И как давно...

Дети и внуки интересуются, когда вырастет мой домик. И какой он будет. Леди Арнора мягко удерживает бездновых деток от попыток погладить Хранителя и объясняет, что у бабушки (она, значит, тётушка, а я - бабушка!) не домик, а Хранитель. Защитник. А, поскольку, он ещё маленький, то не умеет точно определить угрозу, и поэтому даже более опасен, чем взрослый. Внуки не поверили, но тётушку расстраивать не хотят. Придётся потом их знакомить с малышом. Надо ему ещё имя придумать. Или это она? Или, вообще, оно?

Представители Бездны нас покинули. Леди Арнора пригласила,будучи в Бездне, заходить без церемоний. Ага. И улыбнулась. Барон Алек прошипел: "Всссенепременно". И тоже улыбнулся. Змеями. Тито отправился провожать дорогих гостей.

- Ты меняешься, баронесса Воробышек. Скоро мы уже не сможем общаться мирно.

- Почему, барон Алек? Я не собираюсь на тебя нападать. Я не воин и никогда им не стану. Ты знал, что так будет?

- Я надеялся, что ты изменишься и станешь, как мы.

И резко шагнув, схватил меня за плечи, яростно прошипев:

- Ты ни в чём не виновата, Воробышек. Кто бы что ни говорил, не слушай. Я принёс Бездну в себе.

Резко отстранился, как делал всегда, и ушёл дорогой стражей. А я осталась ждать когда мои мужья наговорятся. Хранитель взволнован, заглядывает сверху мне в глаза. Но с головы не слезает. Придётся мне для него крепить подставочку. Ага, как на старинных шляпах. На них даже клетки с живыми птицами умудрялись устанавливать. Жуть!

Тито заглянул в гостиную, спросил, не надо ли мне чего-нибудь и удалился. Сижу. Жду.

Наконец-то вышли. Зиги успокаивает консула:

- У тебя есть ещё сыновья...

А Вителлий Север махнул рукой.

- Ты не понимаешь, Зигги. Я его себе на смену готовил. Такой консул был бы...

Не помню, как пролетела огромную гостиную. Схватила мужа за грудки, пытаюсь трясти:

- Что с Секундом?!! Отвечай мне!!!

Алонсо пытается меня успокоить:

- Миранда, с вашим сыном всё в порядке. Ты неправильно поняла.

Смотрю в льдистые глаза, удостоверилась: правда. Начинаю злиться. А консул осторожно накрывает мои руки своими. И тут включился инстинкт чистокровной. Ударил в меня как кувалдой. Не могу дышать... Смотрю, как вспыхивает лёд в глазах Вителлия Севера, почти затылком вижу, как Зигги освобождает первый из шести метательных ножей... С ужасом и восторгом понимаю, что сейчас консул задействует точечный портал и... С лёгким шорохом меня окутали тонкие стебли плетистой розы. Боюсь моргать, чтобы не задеть громадные клыки. То есть, конечно же, шипы. В воздухе разносится тонкий аромат...

Этого так боятся лорды Бездны? Непонятно... Алонсо взял меня за плечи, мягко притянув к себе. Розы пропустили актуального мужа. Хранитель смеётся, радостный. "Всё правильно, малыш. Ты молодец." ещё мужей бы отправить восвояси и совсем хорошо было бы... Но я так и не знаю, что случилось с Секундом.

- Ты не ответил мне, Вителлий Север.

- Отвлёкся, кариссима. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! назначил наследника. Нашего Секунда.

- Секунд он... ответственный.

- Вот-вот. И твой отец это прекрасно понимает. Мальчику приказано прибыть во дворец. С семьёй.

- Я уже сказал тебе, Люк. Благородный Секунд будет иметь поддержку армии. А в период смены власти, - это самое важное.

- В конце концов, ты можешь заняться воспитанием Квинта. Из него тоже получится хороший консул. Не хуже тебя, во всяком случае.

- Секунд стал бы лучшим, кариссима. Лучшим, чем я. А Император из Вителлия Севера...

- Секунд ответственный. Отец принял решение после нашей попытки тебя освободить?

- Именно. Он спросил у каждого из детей: что они собирались делать дальше. После моего побега. И знаешь, что ответил наш ответственный сын?

- Передать дела заместителю, позаботиться о семье и совершить ритуальное самоубийство.

- Ты, как будто, подслушивала, кариссима.

- Наш сын выбрал путь воина. И неукоснительно ему следует.

- Вот именно. На следующий день Император приказал ему готовиться принять Империю.

- Помоги ему. Поддержи.

- Ты не поняла? После первой ошибки, а он наверняка её сделает. Даже Кассий Агриппа ошибался в молодости. После первой ошибки наш сын совершит отложенное ритуальное самоубийство.

- Не считай отца глупым, Вителлий Север. Он найдёт слова для нашего сына.

Считая разговор завершённым, протянула руку с просьбой к Хранителю. Отзывчивый малыш одарил меня цветком. Вручила его Алонсо.

- Миранда... - и на ушко - жестокая.

Молча улыбаюсь. Не проводит, ведь, гостей! А мужья, - тоже хороши! Могли бы и сообразить, что я хочу остаться наедине. Мне ещё серенаду не пели. Двадцать девять лет!

Вздыхаю, стараясь делать это незаметно... Кому-то Алонсо, наверняка, пел серенады...

Ну и пусть! Не буду выяснять! У нас и так только четырнадцать лет, и двадцать восемь лет перерыв. А потом Алонсо уйдёт... Я его провожу... Не буду думать об этом! Нам с мужем только по сто два года. Алонсо обещал дожить до ста пятидесяти.

Наконец-то мои мужья нас покинули. Сбежали с Алонсо на острова, оставив Тито на хозяйстве. Пусть командует, наследник.

Огромные южные звёзды, ласковое море, серенады каждую ночь... Восполняю недостаток романтики. Душа моя поёт и изредка плачет. Времени так мало... Маленький Хранитель бесстрашно осваивает джунгли. Хотя, чего ему бояться? Т'хассы прижимают уши и поджимают хвосты. Чем их пугает малыш, я не знаю... Решила не забивать себе голову. Привыкнут. Ловим рыбу, плаваем, гуляем по лесу... Вечерами разводим костёр и я танцую для мужа в соломенной юбочке. Алонсо отвечает мне ночной серенадой, и, утаскивая меня иногда в домик на дереве, шепчет мне на ушко непристойные песенки. А ещё гранд Союза! Шпана береговая!

С островов вернулась с ребёнком под сердцем. Вот теперь можно спокойно принимать гостей...

Маленькая Алмира Габриэлла Раймунда де ла Модена-Новарро смотрит на мир круглыми синими глазами, буянит и пускает пузыри. Долгожданная и поэтому балованная с колыбели. Приходится грудью вставать на защиту режима. Полгода бьюсь с любящими родственниками. Когда перестану кормить, они возьмут реванш. Чувствую, разбалуют девчонку.

Алонсо радуется, как ребёнок. Наконец-то семья сможет выполнить древний договор. Пять сотен лет назад герцог де ла Модена-Новарро по настоянию великих домов заключил мир с домом князя Радзивилла. Было принято решение скрепить договор браком. По-моему, так всегда делают. Радзивиллы выдали внучку за брата герцога, а в доме де ла Модена-Новарро дочерей не было. И не было очень долго. Пока не появились близнецы: Алонсо и Летиция. Но Летиция, которую во младенчестве просватали за наследника князя, сбежала с доном Хорхе. Дон Хорхе дружил с Алонсо, они вместе учились в Академии. К счастью, наследник Радзивиллов на тот момент был тайно женат. Так что, скандала не было. Семьи принесли взаимные извинения.

Ада - страж. Прекрасной донне Аде Долорес Эстрелле де ла Модена-Новарро-и-Делон было достаточно мило улыбнуться, демонстрируя клыки, и поточить когти о чугунную решётку. Даже не пришлось задействовать ауру. Люциллу Алонсо отстоял. Хотя драка была... Люцилла чистокровная, и, конечно, Радзивиллы выступили сомкнутым строем, требуя исполнения обязательств. Алонсо дипломатично сказал, что он-то с дорогой душой, но донна Люцилла Вителлия Север де ла Модена-Новарро не только его воспитанница, но ещё и внучка Императора Кассия Агриппы. И не мешало бы поинтересоваться мнением Императора на сей счёт. Радзивиллы были вынуждены согласиться, а потом Балли Люциллу украл. Не спрашивая ничьего мнения. Даже у тётушки не поинтересовался. Зря она его подкаблучником зовёт. Завидует Люцилле просто. Но Алмире придётся договор исполнить.

Тадеуш Радзивилл сейчас обучается в Академии. Ему семнадцать. Навестил нас сопровождая семейство, принеся поздравления с рождением дочери. Алмира ухватила склонившегося к ней жениха за нос, потом шлёпнула его по губам. Знакомство состоялось. Юный княжич в ужасе. Остальные родственники смеются, - ясно, кто в доме главным будет.

Но топор в колыбель класть я запретила. Ещё чего! Приторочили секиру к кроватке. Традиции!

Семья дружно признала девчонку красавицей. Если она будет похожа на свою тётушку Летицию, то будет красавицей. Пока это не особенно заметно. Но я благоразумно молчу. Спорить с мужчинами, объединившимися в восхищении, себе дороже. Даже лорд Этан, навестивший нас, и то сказал: "красавица". Может, из вежливости? Лорд очень воспитанный. Не хуже, чем Алонсо. Только на заднем плане всё время маячит кожа женщины-стража. Спросить? Или это невежливо?

- Моя леди? О чём ты хотела спросить меня?

Прогуливаюсь с гостем по саду. Алонсо занимается делами, - читай, экзаменует Тито. Алмира спит. Молодой растущий организм. Поела и спит. Как кот. Так что, мы с лордом вдвоём. Почти. В нескольких шагах за нами передвигаются мои дуэньи. Потому что даме невозможно оставаться наедине с мужчиной, не являющимся её мужем. Это Зигги категорически высказал мне, а остальные мужья ухватились за идею. Папуля, да живёт он вечно! одобрил. Вот теперь, хожу с дуэньями. Очень они помогут против лорда Бездны. Лорд Этан при всех моих мужьях умудрился перенести меня в свой сад. Вспомнила поцелуй... начала краснеть. Разозлилась и выпалила:

- Зачем ты убил женщину-стража, лорд Этан? Разве она для тебя достойный противник?

Сад замер... Как перед грозой. Малыш-Хранитель забеспокоился, потом затих. Ругаю себя... Лорд-протектор молчит, глядя вдаль. Я испугалась и попыталась объяснить:

- Десятеро из моих детей - стражи.

- Я знаю, моя леди.

Произнесено спокойным голосом, но почему мне так жутко? Вокруг нас появилась уже знакомая прозрачная граница... На этот раз, - не сад. Скалистый берег моря. И крохотная беседка почти на краю. Если смотреть из неё, то видно только море и небо. Как будто висишь в воздухе. Лорд усадил меня на появившееся из ниоткуда кресло, пододвинул поближе небольшой круглый стол, на котором появился чайный сервиз на одну персону, ваза с фруктами, этажерка с крохотными пирожными и множество шкатулочек с различными сладостями. Потом уселся в такое же кресло, спросив, предварительно, моего разрешения.

- Рано или поздно мне пришлось бы поднимать тему доверия, маленькая леди Воробышек.

- Раньше ты называл меня леди Миранда.

Вот так всегда! Как только соберусь отведать что-нибудь вкусное, сразу серьёзный разговор! Не могу же я слушать лорда-протектора с набитым сладостями ртом. А хочется всего! Пока кормила Мирочку, держала строгий режим питания. Первый день на свободе и...

- Имя Воробышек тебе больше подходит. Угощайся, прошу. Мне надо собраться с мыслями...

Вежливое выражение лица. Улыбка прячется в уголках зелёно-карих глаз. Мысли читает. Без спроса! Ну и ладно, - буду угощаться.

Попробовала всего, сижу, опасаясь что лопну, или начну сочиться мёдом. Пью чай...

- Это было очень давно... Я достиг совершеннолетия, был помолвлен с очаровательной леди.

Пауза... Сквозь ресницы бросаю взгляд на лорда-протектора. Он смотрит внутрь себя. Погружается в воспоминания... Сейчас мне поведают историю о том, как злая женщина-страж убила невесту лорда? Если ему сейчас около пятидесяти тысячелетий, а совершеннолетие у них наступает в три тысячи лет, то дело давнее.

- Я очень любил её... Так, как любят только в молодости. Безоглядно...

Похоже, история будет долгой... Интересно, попаду ли я к вечеру домой?

- И когда она попросила помочь ей в магических изысканиях, я согласился, не раздумывая. Сейчас эти заклинания запрещены. Под страхом смерти. Но тогда... Мой отец погиб. Нет, не от моей руки. Он воззвал к Бездне, пытаясь меня вернуть. И Бездна взяла с него плату. Жизнь за жизнь. А я очнулся с окровавленной женской кожей в руках, глядя на трепещущее мясо убитой мной стражи. Мы общались время от времени. Можно сказать, приятельствовали. Почти шестьсот лет. Она верила мне. А я её убил. Потому что моя леди пожелала чепрак для своего н'гесса. Я ушёл на нижние уровни Бездны. Туда, где невозможно наблюдение. Прошёл в храм Матери и восстановил свою память. Всё, что делал, выполняя желания моей госпожи. Вернул леди Сильвии данное ею мне слово. Сокровище Бездны ценила свободу. Ей не нужен был брак. Если бы она мне сказала!

- Ты убил её? За то что она сделала?

- Леди Воробышек, сокровища Бездны неприкосновенны. Да и за что? За проявленную мной слабость? Нет. Она жива. Во всяком случае, я не слышал о её смерти.

В голосе лорда равнодушие. Опять вспомнился отец, да живёт он вечно! Когда мы представляли Кассию Агриппе внучку, Вителлия попросила его поговорить с Лили. К жене Тита отец благоволит. Она напоминает ему Юлию. Но эта миссия ей не удалась. Отец вычеркнул Лили из своей жизни. Посоветовал бедняжке Вителлии уделять больше времени воспитанию детей. Правнуками Кассий Агриппа недоволен. Точнее, он отметил их предприимчивость, но вольное обращение с бабушкой (со мной, то есть) Императору не понравилось.

- А кожа? Почему ты оставил себе кожу?

- Чтобы не забывать, к чему приводит доверие.

Поёжилась... Сказано мягким тёплым голосом, только от такого голоса на стенах изморозь появляется. Лорд-протектор никому не верит. Как страшно, - обладать почти божественной властью и оказаться на положении раба. Как... унизительно.

- Не только унизительно, леди Воробышек. Ещё и опасно. В Бездне ценят силу. Мне пришлось почти тысячу лет отбиваться от желающих проверить, насколько крепко я держу свои владения.

- Женщинам ты не веришь. А друзьям? У тебя нет друзей?

- У меня был друг. Во всяком случае, я считал его таковым. Я позволил себе спросить: "Почему ты не предупредил меня?" И получил в ответ: "Это меня не касалось".

- Друзья так не поступают. Но если ты так любил свою невесту, ты не стал бы слушать. Может быть поэтому твой друг промолчал? А откуда он узнал о планах леди?

Вовремя вспомнила, что имя произносить нельзя. А почему лорд Этан его произнёс? Не опасается, что его услышат? Наверное, не опасается.

- Не было никаких планов. Леди Сильвия не собиралась превращать меня в раба. Она хотела, чтобы я отказался от брака. А ощутив власть, просто не смогла удержаться. Что касается моего друга... Это было его заклинание. Он всегда любил сложные, изысканные магические конструкции. А испытанием занялась моя невеста. На твоё замечание, отвечу: если бы меня предупредили, я не согласился бы испытывать заклинание на себе. Леди Сильвия так жалобно улыбалась... ей очень хотелось проверить действие аркана на высокой крови.

- А что ты сделал со своим другом?

- Ничего. Он погиб больше трёх тысяч лет назад.

- От чего?

- Пробудились Хранители клана меняющих. И уничтожили всех чужих в доме. Остался только повелитель Лаки. Он был на воспитании в другом клане. И повелитель Мара был выброшен в свой клан. Как Хранители определяют захватчиков и гостей, никто не знает. Но определяют безошибочно.

- Есть старая поговорка: "Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как мимо проплывёт труп твоего врага" (Сунь Цзы "Искусство войны").

Глаза лорда заискрились смехом. Он встал, протянул мне руку, помогая выбраться из кресла. На мгновенье оказался ближе, чем допускают приличия. В глазах вопрос... Не буду целоваться! Алонсо это не понравится.

- В твоих глазах пламя Бездны, леди Воробышек.

- Верни меня домой лорд Этан. Мой муж будет беспокоиться.

- Мохри. - На мой недоумевающий взгляд, пояснил: - Моё имя.

Возмутилась. Нехорошо так поступать. Забрать из дома и предложить называть себя по имени. Опять улыбка в уголках глаз, и мерцание границы. Вернулись на то же место. Надеюсь, что и в то же время. Я так постарею быстро. Для меня прошло около часа, а здесь пара секунд...

- Тебе не грозит старость, моя леди...

На этой замечательной фразе, лорд-протектор распрощался со мной, поцеловав руку и отбыв радужным порталом. Хранитель его не опасается. Не шипит на него, как на леди Арнору и барона Алека. Какая жуткая история! Подумала, что бы я чувствовала, приди я в себя над телом убитой мной знакомой... Да! Которая мне верила. Верила, что рядом со мной, она в безопасности.

- Миранда, пожалей дуэний. Они уже в возрасте, а ты бегаешь по дорожкам.

Непонимающе смотрю на мужа. Откуда он взялся?

- Что-нибудь случилось?

Алонсо спрашивает осторожно, как будто опасается голосом разбить хрупкое равновесие нашей семейной жизни. Смотрю в синие глаза и не знаю, как сказать о своей беседе с лордом-протектором. Лорд не брал с меня слова молчать, но это подразумевалось тем, как был обставлен этот разговор. Если бы ему было всё равно, он мог и не переносить меня в Бездну.

- Ничего не случилось, Алонсо. Лорд-протектор рассказал мне историю из времён своей молодости. Я пытаюсь представить, что бы я чувствовала, оказавшись в такой ситуации. И надеюсь, что я в ней не окажусь. Никогда.

Муж притянул меня к себе... прижалась плотнее. Какое счастье, что Алонсо такой! Понял, что я не могу рассказывать, и просто успокаивает меня.

***


Лорд Этан нечасто напоминает о себе. Четырежды в год навещает нас. И раз в год появляется неизменная роза... На моё требование объяснений лорд улыбнулся одними глазами, поцеловал мне руку и сказал, что я непременно всё узнаю. Ага. В своё время. Топала ногами, - не помогло.

Мирочка растёт. Пока воспитываю, как чистокровную. Дона Летиция пытается привить племяннице аристократические манеры. Но ребёнок по-прежнему швыряется камнями, когда желает выразить кому-то своё неудовольствие. Тадеуш получил камнем в лоб и зауважал невесту. На мой риторический вопрос "В кого она такая?" Алонсо улыбнулся и молча поцеловал мне пальцы. Черти в синих глазах дружно показывают мне длиннющие языки. Захотелось, по примеру дочери, засветить мужу камнем в глаз. Приложив неимоверное усилие воли, сдержалась.

Клан Радзивиллов против обучения Мирочки в Академии. Упирают на то, что дона Милагрос в Академии не обучалась и прекрасно справляется с обязанностями супруги Повелителя. Мы с Алонсо ещё ничего не решили. Зигги говорит, что учиться девчонке необходимо. Мало ли что. Женщина должна уметь себя защитить. Вителлий Север против Академии. Папуле всё равно. К женщинам он безразличен. Отрезанные ломти. Поскольку Мирочка уже просватана, она для Императора, да живёт он вечно! интереса не представляет.

Ребёнок, - клубок противоречий. Ещё больший сорванец, чем младшие фон Фальке, и вдруг, - бац! - благородная донна, - образец благонравия и изысканных манер. Это она при Балли такая. Лендлорд Бездны обращается с малолетней свояченицей столь же уважительно, как и со взрослыми родственницами жены. А манеры у Балли безупречны. Лорд Этан говорит, что клан Саэльмо тысячелетиями поставляет Бездне дипломатов. Мужская часть клана. Потому что женщины Саэльмо, - все воины. Асхильд уступает двоюродной бабушке только в боевом опыте. На мои сомнения: не следует ли подобрать девочке мужа, леди Арнора ответила, что свой гарем леди Асхильд Саэльмо в состоянии собрать самостоятельно.

Может быть мужчины Саэльмо потому прирождённые дипломаты, что вынуждены с самого рождения отстаивать свою независимость, лавируя между воинственными родственницами? Балли промолчал. Лорд Этан, - тоже. Зато мне, в порядке компенсации, не иначе, пояснили как в Бездне проверяют самообладание будущих дипломатов. Весьма остроумно.

Историческое описание реакции на прыгающего тигра, - это ерунда. Будущие дипломаты собираются на приём. Торжественный, ага! На котором леди Бездны одеты в древние наряды. Или, как говорит Люцилла: в церемониальные одежды, освящённые традицией. А это почти что юбка с высокой талией. Лорд-протектор подарил мне такой наряд. Когда я его рассмотрела, то заявила лорду:

- Пусть это будет невежливо, но такое платье я при тебе носить не могу. Только наедине с мужем.

Лорд рассмеялся, сказав, что этот наряд долго не проживёт, если его носить так, как я собираюсь. Но он и не рассчитывал, что ему в ближайшие годы удастся увидеть меня в нём. Возмутилась. Если бы лорд Этан не был гостем Алонсо, кинула бы в него... что-нибудь тяжёлое.

Вечером облачилась в безднову одёжку, заколов волосы вверх. Алонсо чуть не упал в обморок. Теперь смотрит на Балли с суеверным ужасом и восхищением. Впрочем, надо описать наряд подробнее. Итак: начинается это церемониальное, освящённое традицией, непотребство под грудью. То есть, фасон "топлесс". Жёсткий от золотого шитья широкий пояс, - почти корсет, ибо затягивается шнуровкой. Но не до талии. Талия не подчёркивается. Ниже, - это просто юбка, длиной до щиколоток, из легчайшей струящейся ткани. Моё платье ярко-зелёное. Цвета могут быть разными. У Люциллы платье белое. Ах, да! Немаловажной деталью являются крохотные златотканые лепестки в верхней части одеяния, оканчивающиеся микроскопическими золотыми бубенчиками. Эти игрушки реагируют даже на изменение дыхания. Задержала леди дыхание, - тон музыки её сердца изменился. Бездновы леди с юных лет воспитывают самообладание при помощи такого вот приспособления. Улыбаясь смотрю на себя в зеркало. Лёгкий золотой звон окутывает меня, как аромат духов... Вот Алонсо и сел мимо кресла. Потому что не отрывал от меня глаз. А черти в них попадали в "обморок"! Валялись, стуча хвостами в восхищении.

На приёме-испытании будущие бездновы дипломаты общаются с дамами, одетыми согласно традициям. И если после четверти часа беседы с дамой у лорда сохраняется связная речь и не начинает заплетаться язык, то испытание считается пройденным. Значит, лорд, годен к прохождению дальнейшего обучения. Если нет, - дипломатическая карьера ему не светит. Балли испытание прошёл. Лорд Этан, - тоже. Но Балли сказал, что лорд-протектор высокой крови и это ничего не значит. Я так и не поняла, о чём он. Муж сказал, что дипломатом ему не быть, он и так это знал. Остальным мужьям я ещё не показывалась. Алонсо просил воздержаться, сказав, что не надо играть с огнём. Он прав, конечно, мой синеглазый муж.

Благодаря бездновому платью, мы обзавелись очередным наследником. Энрике Сантос Мануэль де ла Модена-Новарро безмятежно сопит в колыбели. Мирочка довольна, что она уже не младшая. Опекает братика. Решили, что в пять лет она всё-таки отправится в Академию. Мирочка решила. А то как же! Сестрица Ада закончила, сестрица Люцилла почти закончила, сестрица Вероника - закончила, а Мирочка, что, себя на помойке нашла? Алонсо махнул рукой. Братья присмотрят. Младшие фон Фальке учатся, так что Мирочке не будет там одиноко. Сейчас осваивает охранные системы и ножи. Скоро вместо камней будет ножами швыряться.

Не успели проводить Мирочку в Академию, как пришлось заниматься проблемами старших детей. А такой хороший был день! Маленький Че махал сестрице обеими руками. Алонсо придерживал его, чтобы детёныш не сверзился с ограждения, на которое пришлось его поставить. Должен же малыш посмотреть на торжество! Зигги рядом с нами. Вителлий Север в парадной форме на трибуне. В Академиях уже привыкли, что периодически один из высших офицеров противника провожает детей на учёбу. Алонсо присутствует на трибуне, когда дети Вителлия Севера идут на первый курс Имперской Академии. Тоже в парадной форме. Я, как бедная родственница, на трибуны не допущена. Ни там, ни тут. Нет у меня боевых отличий. А в Империи я даже не гражданка. Так... погулять вышла.

Проводили дочь, вернулись домой на Модену, а нас уже дожидаются барон Алек, Балли и заплаканная Ада. Алана нет. Сердце сжалось...

- Мама, с Аланом всё будет в порядке. Он в регенераторе. Так быстрее.

Очень информативно! Балли, как всегда, на высоте. От барона распространяется неудовольствие. Он недоволен Адой. Что случилось? Присматриваюсь к дочери... Ада беременна. И по какому поводу слёзы? Радоваться надо! Иначе детёныш будет капризничать. Бестолочь! Направилась к дочери. Балли сделал движение меня придержать, но потом с поклоном отступил. И правильно!

- Дождитесь меня. Я позабочусь о дочери и вернусь.

Вителлий Север сделал оловянные глаза, Зигги задумчиво щурится, разглядывая Аду, Алонсо вопросительно посмотрел на меня, я отрицательно качнула головой, и муж занялся гостями. Увела дочь в её комнаты. Редко она в них бывает, но они у неё есть. И у Алана и у прочих наших детей. Даже Лопе и Милочке выделены небольшие дома в парке асиенды.

- Рассказывай. Но прежде, прекрати реветь. Тебе надо поддерживать спокойное радостное настроение.

- Ты знаешь?..

- Ада, не строй из себя бóльшую дуру, чем ты есть. Конечно знаю.

Говоря с Адой, мысленно обратилась к Хранителю с просьбой защитить нас с дочерью от наблюдения. Я уже догадываюсь, о чём пойдёт речь. Точнее, о ком.

Аромат роз накрыл нас лёгким пологом... Малыш радуется. Для него это ещё одна игра. Как с домиками стражей и моих бездновых внуков. Когда дети собираются вместе, домики отрываются по-полной. Бегают, прыгают, прячутся и нападают друг на друга из засады. В общем, не скучают. Да! Ещё маршируют!

Ада собирается с мыслями. Смотрит на меня всё увеличивающимися глазами. Надо приводить девчонку в чувство. Хотя, какая девчонка, - шестьдесят восемь лет уже! Мозгов так и не нажила. Одна романтическая дурь в голове.

- Твой безднов лорд знает о ребёнке?

Вскинулась, змеи в яростно сверкнувших синих глазах приготовились к атаке. Спокойно смотрю. Сникла.

- Он не мой. - Пауза. Долгая. Взяла дыхание под контроль... - Откуда ты знаешь?

- Алан в регенераторе, ты в слезах, барон Алек недоволен тобой. Очень трудно догадаться, дочь. А об Алонсо ты подумала? Его регенератор не спасёт.

- Сама разберусь. Не говори отцу.

- Сама сейчас ты займёшься вынашиванием ребёнка. Потом будешь его растить и воспитывать. Мы поможем, но ты, - мать. Или ты собираешься избавиться от отродья Бездны?

Спрашиваю любезным тоном, а холодный ужас сжимает сердце. Что если дочь решится на убийство? Стражи не примут это дитя. И в Бездне, пожалуй, тоже он будет чужим.

- Это мой ребёнок. Я не собираюсь лишать его жизни в угоду кому бы то ни было.

- Хорошо. Теперь рассказывай. Чего нам ждать.

- Я не знаю, мама. Мы познакомились на границе. Я сначала думала, что он человек. Вытащила его... А он нарочно прикидывался. Сам мне сказал. Сегодня. Я не успела ему сообщить. Я хотела обрадовать его! Я даже не думала... Он пришёл не один. Было ещё трое. Он сказал, что его друзьям тоже хочется попробовать стражу... Я дралась с ними, но силы слишком неравные. Если бы не ройх... Он атаковал их, и я вырвалась и улетела к себе... Алан почувствовал, что мне плохо, пришёл и я ему всё рассказала. Не смогла молчать. Мне было больно и гадко. За что, мама?!! Я же ничего никому не сделала? Я хранила разлом от хищников...

- Шшшш... Тихо, девочка, тихо... Ты страж, а они лорды Бездны. Скорее всего, несовершеннолетние. Им не дают покоя лавры лорда-протектора.

- Он сказал, что потом снимет с меня шкуру и подарит своей невесте.

Вот так, значит. Ударить побольнее... Сволочь! Пальцы мои болят от желания выпустить несуществующие когти... Хранитель распространяет успокаивающие волны. Малышу хлопотно с женщинами. Эмоций много, конечно, но и расход энергии не в пример больше.

- Он хотел, чтобы ты отвлеклась, Ада. Если ты захочешь получить его шкуру, я что-нибудь придумаю.

И тут дочь доказала, что она не только страж, но ещё и потомок герцога и внучка Императора, да живёт он вечно! Слёз, как не бывало, на лице холодное спокойствие.

- Я определюсь позже, мама. Сейчас мне, действительно, надо думать о другом.

- Тебе нужна защита? Или твой дом в состоянии её обеспечить? Балли пришёл к тебе за Люциллой. И в Делон он тоже свободно проходит.

- Я спрошу у отца.

- Барон недоволен... Может быть, тебе следует пожить у нас?

- Я не хочу подвергать Модену опасности, мама. У тебя есть Хранитель. А у отца его нет. И у Че...

- Сегодня ты ночуешь здесь, Ада.

На лице у дочери упрямство. А я с тоской думаю, что мне ещё предстоит общение с мужской частью семьи, жаждущей мести... Кстати, да!

- Ты не возражаешь, если я поговорю здесь с нашим зятем?

- Лорд Балли Саэльмо принёс Алана, забрал меня с асиенды и вызвал отца. Я благодарна ему, мама.

- Ты подумала, что я собираюсь устроить зятю скандал? У меня другие планы.

По комнате поплыли радужные полосы. На всякий случай, держу связь с Хранителем. Малыш не беспокоится... И правильно делает. В комнату шагнул мой безднов зять. Поцеловал нам с дочерью руки и заявил:

- Прекрасная Ада, мы с Люсиль и детьми будем счастливы, если ты согласишься погостить у нас. Я клянусь, что никаких нежеланных тебе визитёров в замке Саэльмо не будет.

- Это всё, конечно, замечательно, Балли. Но я хочу, чтобы ты проводил нас с дочерью в храм Бездны.

- Мама, храмы Бездны... - и, уловив моё неудовольствие, тут же отреагировал - я почту за честь проводить вас с прекрасной Адой в храм замка Саэльмо.

- Отправляемся прямо сейчас, Балли.

Ада, к счастью, не возражает. Шагнули втроём в радугу и вышли на уже знакомом дворе замка, увенчанного драконьими головами. Баронские собаки радостно повизгивают, ласкаясь к Аде, сатх шипят, домики внуков прыгают вокруг нас. Внуки уцепились за Аду, все четверо, и обещают устроить такую страшную месть её обидчикам, что они сами свою шкуру с себя тупыми ножами снимут и в зубах ей принесут. Дочь рассмеялась, наконец-то. Люцилла, появившись в дверях, разогнала всю живность, включая детей, и провела нас в дом, подготовиться к посещению храма.

Стою в маленькой часовне, смотрю на мать-Бездну. Сейчас она - воплощение защиты, для своих детей. Окровавленные клыки оскалены в готовности рвать врагов, острые уши прислушиваются, глаза пылают яростным пламенем. Два глаза. Третий закрыт. Мать явно на сносях, но неуклюжести в ней не чувствуется. Наоборот. Она готова уничтожить любую угрозу своим детям. Оторванные головы (не отрезанные, а именно оторванные) в её руках доказывают это со всей очевидностью. В четырёх руках головы, в трёх, - оружие. Восьмая рука держит... розу. Маленький Хранитель спустился с моего плеча и побежал к постаменту. Испугалась, что хвосты Матери пристукнут дерзкого детёныша... Нет... вскарабкался на постамент, потёрся о ройховы лапы, которыми оканчиваются ноги Матери, и уселся у неё в ногах.

Стараюсь созерцать весь образ целиком... не подыскиваю слова, для обращения. Рано ещё... Мать пока не готова выслушать меня. Ада и семья Саэльмо где-то рядом. Я ощущаю их, но не вижу. Я вижу только Мать-Бездну. Я тоже мать... Неужели мы не найдём общий язык?

И вот начинает открываться третий глаз Матери. Он не пылает пламенем, а чернеет холодом космоса. Осторожность говорит мне, чтобы я не смотрела в глаза Бездне. Но как разговаривать, если боишься взглянуть в глаза собеседнику? И я смотрю... и начинаю падать... в Бездну. Я надеюсь, что падение лишь мысленное, а сама я стою в храме Матери. Но это неважно. И ничто более неважно. Мать спрашивает меня... Один ВОПРОС. О чём? С чем пришла я к Матери-Бездне? И как я посмела прийти? Я, которая в своей жизни не приняла ни одного решения, если не считать выбора фасона одежды. За меня всегда решали мужчины: папуля, мужья... Один раз я высунулась, пытаясь обрести самостоятельность. И? Лабиринт быстро поставил мне мозги на место. Для меня лучше быть "за". За мужем, за спиной отца, - послушной дочерью... О чём мне просить Мать?

По моему лицу текут слёзы. Я раскрываюсь перед Матерью. Вся. Все уголки моей души, всё, о чём я стараюсь не думать, не вспоминать... всё, что старательно забрасываю суетой повседневных мелочей, всё открываю я Матери.

- Ты сама знаешь, что для меня лучше. Я знаю, что не посылаешь ты непосильных испытаний детям своим...

Говорю с Матерью молча. Только слёзы струятся по лицу. Ада, моя девочка. Такая красивая, утончённая, такая... нежная (не изнеженная, а именно нежная), о ней всегда заботились, она ни одного грубого слова не слышала. Для неё все мужчины были рыцарями. И вдруг, такое... Поддержи её, Мать, укрепи. Ада сильная, она справится. Позволь нам уберечь её...

И я начинаю слышать дочь. Хотя она говорит с Бездной молча.

- Я знаю, что не надо жаловаться в несчастье, спрашивая "за что мне это?" Знаю, что надо спросить "что я должна понять?" Неужели я должна понять, что нельзя верить? Нельзя доверять? Мама?!!

Сердце моё истекает кровью...

И сильные руки берут меня за плечи. Лорд Этан. Откуда? Мы стоим с ним в черноте Бездны и звёзды, как мотыльки, кружатся вокруг окутывающего нас радужного ореола. Я смеюсь и плачу над собой. Я только что призналась Матери в своей несамостоятельности и лени, а мне тут же предложили крепкую мужскую шею, на которой так удобно сидеть, свесив ноги... Значит, Мать не возражает? Бездна улыбается мне... А роза в её руке съёживается, становясь сначала радужным лучом, а позже свернувшись в точку. И рука Матери протягивает мне кольцо. Почтительно принимаю дар (?). Или это решение Матери, которое мне озвучат позже? Вспомнив, знакомство с т'хассами, прокусываю себе руку и проливаю капли крови под ноги Матери. Кровь тут же впиталась в камень. Бесследно. Даже пятнышка не осталось. А Мать-Бездна изменилась. Я смотрю на собственное отражение. Что должна понять я?

- Моё дитя...

И свет и тепло окутали меня плащом. Смотрю на закрытые двери храма. Как я оказалась снаружи?.. Постояла, поняла, что аудиенция окончена, и покинула преддверье храма. Вышла в малую гостиную. Слуги сервировали стол к чаю. А я сижу и думаю, куда делся лорд Этан. И был ли он в Бездне? Или я принимаю желаемое (?) за действительное? Рассматриваю кольцо на указательном пальце левой руки. На другие оно не "садится". Слеза дракона огранённая под кабошон. Но очень хитро. На внутреннюю часть, нанесены крохотные грани, а наружная обточена гладко. И любой лучик света, даже самый слабый, заставляет камень искриться радугой. Оправа простая. Похоже, - платиновая. С таким камнем вычурной оправы не нужно. По окантовке идут руны. Красные и синие. Напомнило мне кольцо барона Алека. Этот перстень, к счастью, не впитывается в руку.

- Мама, откуда у тебя...

Поднимаю голову, вижу семейство Саэльмо в полном составе. Даже леди Арнора откуда-то появилась. Мои внуки притихли. Благонравные детки, вышедшие из храма. Надолго ли это благонравие?

- Я получила перстень из рук Матери. Роза стала радужным лучом, свернувшимся в перстень.

- Роза? Мама, а какой ты увидела Мать-Бездну?

- Величественной. И... Защитницей, страшной в ярости своей.

- А... внешне?

Задумалась, как описать словами облик Матери. И её преображение в моё отражение... Надо ли говорить об этом?

- Я не смогу подобрать слова, Балли. Но подношение кровью Мать приняла. Моя кровь впиталась в подножие ног её без остатка.

Насторожившиеся Балли и леди Арнора успокоились. А я испугалась за Аду. Её долго нет. Зять успокаивает меня:

- Мама, с Адой будет всё в порядке.

- Безусловно.

Вошедшая дочь выглядит спокойной. Тётушка Балли рассматривает мою девочку сузившимися глазами. А замок пронизывает хрустальный звук рога. Гости? Или?

Внуки подскочили к Аде, уцепили её за руки и потащили знакомить с тётушкой. Дамы вежливо улыбаются друг другу, демонстрируя острые клыки. Одновременно царапнули каминную облицовку... Смотрю, как зарастают глубокие рытвины в камне и думаю, что нервы нервами, а надо себя в руках держать. Замок, судя по всему, живой, и ему больно. Незачем его когтями драть!

Балли, вернувшись в гостиную, спросил у Ады:

- Лорд-протектор Шауг просит разрешения поговорить с тобой. Ты согласишься?

- Я не знаю его.

Подумала, что я встретилась бы с лордом, хотя бы из любопытства. Но я никогда не отличалась способностью глубоко чувствовать. Я слишком рациональна, для этого. Как и папуля. Интересно, сколько в Бездне лордов-протекторов? Вспомнила заявление серого лорда на Альмейне: "Ваш правитель прислал вас согласно договору с Советом Лордов-Протекторов..." Так это высокие лорды Бездны занимаются экологией? Что ж, кому и заботиться о детях Матери, как не им. Балли легко коснулся руки Ады, привлекая её внимание:

- Лорд-протектор Шауг был опекуном лорда Наира. Он брат его матери.

Ада гневно посмотрела на Балли, а я поняла о чём пытается сказать мой зять. Но... Был опекуном? То есть, этот гадёныш уже совершеннолетний? И... Вся эта история, рассказанная дочерью, начала прокручиваться заново. В новом ключе. Аду хотели довести до самоубийства. Убить её могли бы достаточно быстро. И справиться, вчетвером, тоже. Ей не хотели повредить физически. Только унизить. Смешать с грязью. Какое счастье, что девочка вызвала ройха заранее. Иначе её могли бы сунуть в портал. Вспомнила, как ройх атаковал Зосю... Птицы чуют намерения. Но ройх не успел бы защитить Аду, если бы она его не вызвала. Он просто не успел бы... Пара мгновений. Как мало. И как много.

- Следует, наверное, выслушать лорда-протектора. Раз уж он дал себе труд явиться.

Леди Арнора бесшумно зааплодировала, выражая восхищение моей наглостью. Подумаешь! У папули это получается не в пример элегантнее. Опять взглянула на свой перстень. Что же он означает? Снять его не получится, я уже попробовала. Занял место на моей руке и не желает его менять.

- Хорошо, мама, как скажешь. Я выслушаю.

Смотрю на свою дочь. Ада уже пришла в себя. Собралась с силами и готова принять бой. Но понадобится ли эта её готовность? И сколько лет лорду-протектору? Женат ли он? Столько вопросов...

- Если лорд Шауг желает говорить наедине...

- Леди Арнора, я не оставлю дочь наедине с неизвестным мне лордом.

- Поздновато ты взялась следить за нравственностью дочери, леди Миранда. Тебя ведь сейчас так зовут?

- Если тебе проще запомнить имя Миранда, пусть будет Миранда.

Возвращаю тётушке Балли улыбку. Мой оскал не острозуб, как у сокровища Бездны, поэтому я позаимствовала улыбку из арсенала папеньки. Леди разозлилась, значит оценила.

Но ответить мне тётушка Балли не успела. В гостиную вошли высокие (выше среднего роста, во всяком случае) лорды Бездны. Лорд Этан, поприветствовав присутствующих, нашёл меня взглядом и ни на кого более внимания не обращает. Жмурюсь, как кошка на солнышке. Рассматриваю из под ресниц второго лорда-протектора. Лорд Шауг чем-то похож на лорда Этана. Не только неуловимой властностью. Внешне лорды Бездны, как под копирку сделаны. С минимальными отличиями. Высокие, худощавые, сильные и опасные. И спокойные. Хотя, светлоглазый лорд, явно не в своей тарелке. То есть, сначала он был спокоен и уверен в себе. Пока не увидел Аду. Хммм... Переглянувшись с леди Арнорой и Люциллой, мы молча улыбнулись. Лорд Этан чуть приподнял левую бровь. Балли округлил глаза и напустил на себя испуганный вид. Захотелось дать зятю подзатыльник, чтобы не паясничал. Но... не буду нарушать разговор.

Лорд принёс извинения прекрасной Аде. Принял на себя вину, что не проявил должного внимания к воспитанию племянника. В общем, разливался соловьём не хуже, чем умеет Балли. Стиснув зубы, согласился с лордом Этаном, напомнившим о его намерении организовать брак Ады с лордом Наиром, если Ада пожелает. Лорд Этан веселится. Лорды Бездны вообще любят наблюдать, как кто-то тонет. Вспомнила, как улыбался Балли, когда папенька поднял тему нашего с Вителлием Севером брака...

Ада разгневанно вскочила. Синие глаза мечут молнии, змеи ауры яростно шипят, готовясь атаковать. На щеках румянец. Какая же всё-таки красавица моя девочка! На фамильную красоту герцогов де ла Модена-Новарро наложился утончённый облик барона Алека. Совершенство линий и форм бьёт как тараном. Лорд не успел опомниться, как предложил Аде в качестве свадебного подарка шкуры племянника и его единомышленников. Леди Арнора, ехидно улыбаясь, уточнила:

- О какой свадьбе идёт речь, мой лорд? Если от племянника останется только шкура?

Лорд-протектор и ухом не повёл.

- Я предлагаю прекрасной Аде руку и сердце. Леди Шауг никто не посмеет тронуть даже взглядом.

Ада выпустила когти, решив, что над ней смеются. Я попыталась шагнуть к дочери, во избежание разгрома родовых владений Саэльмо. Люцилле надо где-то жить, всё-таки. Но мне не удалось сделать и шага. И произнести ни слова не могу. Лорд Этан, на которого я с негодованием смотрю, виновато развёл руками. Короче, переместились мы все из малой гостиной в большую. Оставив лорда Шауга выкручивать руки невесте. Папенька одобрит. Наверное... А мне ещё мужу объяснять. И барону. Что их кровиночка теперь замужем за высоким лордом Бездны. И Алан... Начала икать. Может, разогнать их, пока не поздно?

- Поздно было уже когда лорд Шауг увидел твою прекрасную дочь, леди Воробышек. Пусть уговаривает. Твои дети все способны мыслить разумно. Так что, думаю, мы сегодня будем свидетельствовать не только обручение, но и брак.

- Ада не согласится.

Не могу сказать, что дочь беременна. Пусть она сама обьясняет это жениху. Незачем трепать языком направо-налево. Напрасно старалась. Лорд Этан ответил мне исчёрпывающе:

- Аде придётся согласиться, чтобы ребёнок не имел лишних проблем. Высокий лорд с примесью крови стража... ему и так будет достаточно сложно жить. Первые десять тысячелетий его вынудят доказывать свою силу. Мать лорда Наира урожденная леди Шауг, а мальчишка похож на мать; так что есть надежда, что ребёнок пойдёт в двоюродного деда. У Шауга никогда не было детей. Даже в свободных союзах...

- А сколько женщин в его гареме?

Спрашиваю, думая о гареме лорда Этана. Балли говорил о редчайших красавицах... Холод стали в пальцах... Убираю нож. У меня есть четверо мужей. Пусть лорд Этан развлекается с гаремом. Опасаюсь говорить, чтобы не зарычать на ни в чём не повинного лорда. Зачем он розы мне присылает?! А у самого гарем с красавицами!

Тихий смех, поцелуй руки, которую мне не удалось вырвать... и вопрос:

- Откуда у тебя обручальное кольцо, моя леди?

Чтобы не возникало сомнений, тонкие пальцы лорда слегка коснулись перстня, подаренного Матерью.

- Я получила этот перстень из рук Матери-Бездны. Сначала это была роза.

Лорд улыбается, довольно прикрыв зелёно-карие глаза. А мне становится тревожно. Я собираюсь вернуться к Алонсо.

- У тебя есть примерно пятьдесят лет на улаживание своих дел вне Бездны, леди Воробышек. Ты меняешься с каждым выводком... э-э-э... с каждыми близнецами-стражами. Я пока подержу гарем у себя, моя леди. Это будет справедливо. У тебя мужья, у меня наложницы.

Справедливо, конечно, но... Но! Нет в жизни счастья! Вздыхаю, молча.

***


Ада наотрез отказалась выходить замуж за лорда Шауга. Вот только мой самозванный зять на это внимания не обратил. Лорд вызвал охрану, и приказал беречь его жену, запретив показываться ей на глаза, чтобы не волновать. Но предупредил, что за прекрасную леди Аду они ответят не только собственными головами. Ада разъярённо шипит, змеи ауры пронизывают большую гостиную, пока удерживаясь от нападения на присутствующих. Стресс? Надо срочно связываться с папулей. Мужья тут вряд ли что решат. Лорд Шауг с непревзойдённой наглостью заявил всем, что леди Ада теперь его жена, а протестует она, потому что беременной женщине позволительно капризничать. Короче, уже навязшее в зубах "я так решил и так будет". С папулей они точно найдут общий язык.

Вот и хорошо. Ада хлебнула самостоятельности, пусть теперь муж о ней заботится. Наблюдая за дочерью увидела, что вредничает она только из принципа. Чтобы "держать марку". Тётушка Балли смотрит на Аду с осуждением, а Люцилла - с сожалением. Они ещё не поняли... А мне придётся удерживать своих мужчин от попытки самоубиться, атакуя высокого лорда Бездны.

- Моя леди, позволь сопровождать тебя.

Смотрю на лорда Этана, раздумывая... Аду надо оставить на попечении Люциллы. Если её притащить на Модену, скандал вредно скажется на ребёнке. Может быть, вызвать сюда Алонсо? Они с Алеком и Аланом всё равно не успокоятся. Кстати! Алан. Теперь, когда с Адой всё в порядке, можно начинать беспокоиться о сыне.

- Балли, что с Аланом?

- Со стражем всё будет в порядке, мама. Я думаю, он уже покинул регенератор.

Смотрю на зятя, сожалея об отсутствии когтей...

- Алан рванулся искать обидчиков сестры, пытаясь уловить остатки ауры, и попал в ловушку. К счастью, прекрасная Ада связалась со мной сразу же, как её брат отправился к месту... кхм...

- Туда, где они встречались?

Лорд Шауг абсолютно спокоен. Он уже всё решил.

- Могу я задать вопрос леди Шауг?

Интересно, о чём лорд Этан собирается спрашивать Аду?

- Леди Ада, почему ты вызвала р'ойха?

- Потому что в Академии нас учили всегда иметь путь к отступлению. Я вызывала ройха каждый раз, когда отправлялась на свидание.

Лорды переглянулись. И почему-то посмотрели на меня. А что я? Я на свидания не хожу. И никогда не ходила. И я бы сроду не догадалась вызвать ройха перед встречей с возлюбленным. Несмотря на две Академии. Но я училась, будучи взрослой. По приказу папули, а позднее, Зигги. Задумалась, как бы я отреагировала на такую ситуацию... Не знаю. Я даже не знаю, как ходят на свидания. Мысленно рассмеялась: я не страж, и мне не пришло бы в голову вытаскивать незнакомца из Бездны. Так что, не смогу я представить себя на месте Ады. Это меня надо беречь, а не всяких разных. Но этого гадёныша я бы убила ударом ножа в глаз, раз уж они чешуёй обрастают. У Ады когти... Почему она не убила хотя бы одного из напавших на неё? Решено! Всех дочерей воспитываю, как дорогих мамочек! Вот Мирочка не задумываясь бы, убила. Интересно, швыряется ли она камнями в Академии? Лорд Этан, скользнув ко мне, склонился к моей руке, излучая восхищение. Теперь не читает мысли, а транслирует. А что он думает на самом деле? Тайна за семью печатями.

***


Наблюдаю за лордами Бездны. Живот болит от сдерживаемого смеха. Скоро моих сил не хватит и я начну кататься по полу, подвывая от восторга. Папуля, да живёт он вечно! взглядом призывает меня к порядку. Ему легко... Выдвинул Секунда на линию удара и наблюдает.

Собрались в зале приёмов императорского дворца. Бездновы внуки отправились в парк за змеями. Любовь юных лордов Саэльмо к сатх непреходяща. Ада доброжелательно-любезна ко всем, кроме Бездновых лордов. Исключение, для зятя и лорда Этана. К остальным, включая самозваного мужа, - ледяное безразличие. Но, хотя бы, молчит. При папуле много не поговоришь. А папенька сбросил на Секунда сложный политический вопрос: кого из претендентов выбрать в мужья сестре будущего Императора. Да-да-да! Именно претендентов.

Не успела я, действуя на опережение, устроить показательный скандал мужьям, как пришёл вызов от папули. Срочный. Секунд лично вышел на связь. Уже не заикается, используя повелительное наклонение. А первое время были сложности. Одно дело командовать в своём отряде, и другое дело отдавать распоряжения отцу и старшим братьям. Мне не приказывает. ПРОСИТ почтительнейше. Стараюсь не вредничать, - ребёнка надо поддержать. Вот и отправились. Встретились в зале с семейством Саэльмо, сопровождающим Аду. И услышали потрясающее известие: два лорда из тех, кого племянник лорда Шауга позвал на "свидание" прибыли в сопровождении посольств к папеньке. Сватать Аду. И ведь выяснили уже родословную! Как хорошо, что дочь воспитывалась в герцогстве! Бальда устроила бы безобразную драку.

Но, похоже, драка ещё будет. Секунд предложил гостям определиться между собой, кто более достоин. А я пытаюсь дать знать папуле, что ситуация ещё сложнее. Потому что Ада уже замужем. Лорд Этан назвал её леди Шауг, значит, брак реален. Ой-ёоо, как говорит Квинт... Ада злится. Приказываю ей держать себя в руках. Не знаю, как беременность действует на стражей. У Бальды и Хальзе ещё детей нет. Но это неважно. Будущая мать обязана уметь держать себя в руках. Детёныш ещё до рождения должен знать, что мать сильна, спокойна и владеет ситуацией. Особенно, ребёнок-страж. Каждый раз мне приходится прикрикивать мысленно, чтобы успокоить, стремящихся на волю, рождающихся стражей. Матери лучше знать КОГДА. И вообще. Матери лучше знать!

Хитрые бездновы сваты отстранили Секунда от руководства, апеллируя к мудрости старшего поколения, которому с высоты прожитых лет виднее, ЧТО составляет долг внучки Императора, и в чём её счастье. Если коротко, то просто сказали, что Секунд более пристрастен, чем дед, поскольку является братом прекрасной Ады. Но это поняли только папуля и Алонсо. Ну и Балли, конечно. Потому что получасовые восхваления утомляют настолько, что начинаешь машинально кивать в конце каждого предложения. Секунд с радостью передал бразды правления Кассию Агриппе, да живёт он вечно!

Радужные полосы вихрятся позёмкой. Представители Бездны насторожились. Малыш-Хранитель полез на гребень, закрепляющий на моей голове мантилью. Аромат диких роз окутал меня и Аду. А в зал шагнул наш новый зять. Лорд-протектор Шауг. Охрана Ады сделалась видимой, салютуя своему господину. Или сюзерену? Дочь, увидев, что мы с ней в плотном кольце воинов Бездны, тихо зарычала. А я вспомнила, как Люцилла возмущалась требованиями Балли к форме одежды. Так Балли лендлорд. А здесь, - другой уровень. Папуля будет доволен. Хорошая партия. Алонсо незаметно кивнул мне. Одобряет. Как он догадался? Я же не успела рассказать.

- Рррад вас видеть.

Подобный раскат "Р" мне знаком. Лорд Этан применял его, урезонивая тётушку Балли, собирающуюся убить моих детей. Лорд Шауг обращается к делегациям сватов.

Что можно сказать? Насчёт более достойного споров не возникло. Ада, под взглядом папули, покорно позволила окольцевать себя. Но лорд Шауг напрасно радуется. Ему ещё предстоит завоёвывать свою супругу. Может быть, ему следовало посоревноваться за внимание невесты? Продемонстрировать своё преимущество?

Сватовство Ады закончилось, но вздохнуть с облегчением не получилось. Наглые лорды Бездны обратили внимание на Веронику и Герду. Вероника почти копия Ады. Когда они рядом, видны различия, а поодиночке их легко перепутать. Герда же, похожа на Люциллу. Только черты лица "летящие", как у всех детей барона Алека. Похоже, лорды решили бороться с засильем стражей наиболее приятным способом. Папенька сказал, что подумает.

Вернувшись домой, занялась устройством свадьбы. Бездновы лорды на Модене уже привычны, так что население в ужас не впадёт. Но придётся соблюсти традиции. Спросила у лорда Этана, нет ли каких-либо запретов на обряды. Я, конечно, не думаю, что лорд Бездны может развеяться, как дым... но, может, ему будет неприятно участвовать в церемонии? Лорд-протектор успокоил меня, сказав, что по законам Бездны Ада уже замужем, а лорд Шауг вытерпит любые обряды ради спокойствия своей супруги. Ада пожелала обвенчаться в храме, где и мы с Алонсо. Ну а для большей торжественности (нас ведь никто не подгоняет), Лопе связался со своим отцом. И венчал Аду и лорда Шауга его Высокопреосвященство монсеньор Генрих. Алонсо в ужасе от инициативы моего сына. Ада, - страж, а лорд Шауг вообще представитель Бездны... Лопе сказал: ну и что из этого? Отец Генрих с ним согласился. Если Аде так спокойнее... Вот такое венчание...

Собрались практически все Великие дома Союза. Такое событие пропустить, - себя не уважать. Лорды Бездны прибыли на н'гессах, а стражи на ройхах. Крылатые вызвали восторг у детей и смятение у охраны. Да, - они плотоядные. Впрочем, и кони и птицы на Модене не задержались, отправившись охотиться. Само торжество прошло, на удивление, мирно. Посторонних стражей и представителей Бездны не было, - все свои. Так что свадьбу портить никто не стал. А я почти ожидала дуэлей. Тётушка Балли, - дама резкая. Стражи от Вителлия Севера, - тоже. Но, ради Ады, стражи держали себя в руках. А Балли удерживал тётушку. Я своих предупредила, что Ада носит ребёнка и волновать её не надо. Все прониклись. Правда, Алан возмутился, что я их запугиваю, но... Но! Поджали хвосты. В смысле, ауры свои.

Жить молодожёны будут в замке лорда. А один из сезонов проводить на асиенде Ады. Лорд Шауг обещал, что стабилизирует разлом на две тысячи лет, чтобы у асиенды Ады было время вырастить свои подобия. Одно поместье уже отпочковалось. Теперь, около ста лет, асиенда будет набираться сил. А в поместье заселилась семья "военных пенсионеров". Соратников Лопе. В общем, создаются новые баронства. Алек пообещал дочери свод законов в подарок. Делон должен его сначала вырастить. У меня крыша едет от стражевых заморочек. Свод законов Ада составит сама. Постепенно. Но ознакомиться с уже действующими правилами не помешает.

Лорд Шауг пригласил нас с Алонсо пожить в его замке. Не пригласил, а просил. На время, пока Ада носит ребёнка, ей нужна поддержка семьи и помощь матери. Я объясняла Аде в своё время, что и как нужно делать. Но, конечно, прошло много лет.

Алонсо отказывается гостить в Бездне.

- Миранда, так не делают. Ты носишь обручальный перстень лорда Этана. Я не возражаю. Пройдёт около сорока лет и я уйду. Уйдёт Зигмунд. Уйдёт Кассий Агриппа... Тебе нужна защита. Но наш визит в Бездну поставит в неловкое положение твоего будущего мужа.

Смотрю на мужа... В ушах звучит страшный рефрен: "Уйду... Уйдёт... Уйдёт..." Темнота... Запах пряных трав Новарры заставил расчихаться. Смотрю в тревожные синие глаза и не знаю, то ли вцепиться в них, то ли вцепиться в мужа и не отходить от него. Времени так мало!

Мне хочется пожить в Бездне. Не пару дней, а хотя бы полгода. И Аду поддержать, и вообще... интересно. Но! Алонсо я обидеть не могу. И давить на него тоже. То есть, раньше бы устроила скандал. А сейчас... Мне страшно. Годы утекают, как вода... Ситуацию разрешил лорд Этан.

- Традиции Бездны позволяют до завершения всех обрядов соблюдать предыдущие... кхм... обязательства. Пока леди Миранда не изменилась, я всё равно не могу приблизить её к себе.

Разозлилась. Что это за "приблизить к себе"?! Алонсо коснулся моей руки... Опомнилась. Не хватало устроить скандал гостю на свадьбе дочери.

Лорд Этан мечтательно жмурится. В зелёно-карих глазах переливы искр... Лорд Шауг, тот вообще развеселился. Сказал, что традиции Бездны позволяют очень многое тем, кто их знает. А лорд Этан, - один из старейших лордов Бездны. И входит в четвёрку сильнейших её воинов. А значит, - всегда прав. Ибо основной традицией Бездны является "право сильного". Задумалась, не швырнуть ли в зятя чашкой...

***


В Бездну мы всё-таки отправились. Не без помощи Балли, объяснившего мужу, как важна поддержка для Ады. Лорд Шауг, он, конечно, защитит свою жену от внешней угрозы. Да что там! От неприятностей. Но! Ада, - страж. В Бездне их не любят. И слуги лорда могут устроить своей новой хозяйке "весёлую жизнь". Алонсо проникся, а я ничего не поняла. Почему слуги должны пакостить Аде? Она теперь жена их господина... Непонятно!

Алонсо и Балли улыбаются мне, как ребёнку. Поискала глазами, что бы такое в них бросить... Собралась уже разуваться, чтобы освободить метательные снаряды. Алонсо соблаговолил пояснить, для бестолковой дорогой мамочки:

- Миранда, солнце моё! Ты чистокровная, воспитанная в ваших традициях. Ни одному из слуг никогда не придёт в голову не то, что ослушаться тебя, но даже и помыслить о том, что у тебя нет права приказывать. Это немыслимо. Весь мир существует для тебя, и смысл жизни окружающих тебя людей состоит в обеспечении твоего комфорта и безопасности.

Лорд Шауг внимательно слушает и согласно кивает, а я удивлённо смотрю на мужа. Ничего нового он мне не сообщил. На Альмейне у меня появились было сомнения, но Зигги их развеял. Хотя, по сравнению с прочими эталонными, которых Алонсо называет "ледяные кобры", я, - образец снисходительности и долготерпения. Даже по сравнению с той же Лили, хотя она и неэталонная.

Кстати, нам с Эльзой удалось смягчить папеньку, и он позволил Лили вернуться. Она, разумеется, отказалась, и мои внуки-мафиози украли прапрабабушку из Резервации. Не знаю, тем же ли мешком воспользовались, или новый добыли... Но! Лили опять рядом с Кассием Агриппой, да живёт он вечно! Ага, и секиру ей вернули. Без этого она отказалась общаться с венценосным супругом. В общем, папенька развлекается. Но! Мои братья продолжают тащить солдатскую лямку. Приказ Императора. Никаких офицерских званий для чистокровных, пока они не отслужат двадцать лет рядовыми легионерами. Даже для детей Вителлия Севера не сделано исключение. То есть, следующие дети консула Империи, после Академии отправятся служить рядовыми. И мои внуки от Секунда. Наследники Императора! С другой стороны, сам Кассий Агриппа, да живёт он вечно! в своё время, отслужив рядовым десантником, поднялся до легата-прим. У чистокровных времени много. И это полезно.

Устроились мы в гостевых покоях. Замок лорда-протектора больше Цитадели баронов фон Фальке. И, разумеется, живой. Только увенчан не драконьими головами, а какими-то непонятными... Название этих тварей я забыла сразу же, как услышала. Потому что я его не выговорю, при всём желании. Осмотрела покои Ады. Ни у неё, ни у меня нет автомата-ателье. В баронских замках есть, а здесь, - нет. Как Золушки! Мастер одежды у них, видите ли! Но свадебное платье Ады мне понравилось. Таких тонких кружев я не видела никогда. Надо спросить, как их изготавливают. И кто.

Алонсо проводит время с зятем и с лордом Этаном. Осматривают владения, охотятся, вечерами сидят за бутылкой. Говорят за жизнь, наверное. Вот кому здесь раздолье, - так это Че. Ему выделено шесть нянек, которые посменно сопровождают брата госпожи. Если по поводу самой Ады слуги молча поджимают губы (сама видела!), то маленький Че тиранит всех окружающих и они идут у детёныша на поводу. Кроме матери-ехидны. В Бездне, как и у стражей, детям не отказывают ни в чём. Наверное, поэтому они и взрослеют до трёх тысяч лет.

Готовимся к официальному бракосочетанию в храме Матери. Барон Алек сообщил, что прибудет с детьми непосредственно на церемонию. Леди Арнора учит Аду традициям Бездны. Я слежу, чтобы напористая тётушка Балли не слишком наседала на мою дочь. Все при деле.

Прогулялись с лордом Этаном и Алонсо, посмотрела на кружевниц Бездны. Это огромные паучихи! Вцепилась в мужа, но глаза не зажмурила. Потому что, они приветствовали меня, как будущую спутницу лорда Этана. Пришлось соответствовать. Лорд-протектор соблюдает дистанцию, подчёркивая, что в настоящее время, моим мужем является Алонсо. Наверное, надо прожить несколько тысячелетий, чтобы без единого слова донести до окружающих требование, с уважением относиться к актуальному мужу своей избранницы. Или это врождённое?

Наконец, настал день свадьбы. Подарки, приветствия, острозубые улыбки, шипящие ауры, пронзающие пространство... Барон Алек, как и обещал, подарил дочери свод законов баронств. Лорд Шауг, ознакомившись, восхитился. Я так и не поняла, проявил ли он вежливость к тестю, или тонко поиздевался. Но, сводом законов Бездны, барона лорд-протектор не одарил. И на том спасибо. И вообще, - в Бездне законов нет. Только право сильного и традиции, установленные носителями этого самого права. Слово Повелителя, - закон. Слово лорда высокой крови, - закон для тех, кто к высокой крови не относится. Высокая кровь означает, что её носитель является "повелителеобязанным", если можно так выразиться. У лордов Бездны отношение к власти сходно с мирами Союза. То есть, высокие лорды всеми лапами упираются, как бы на них не взвалили обязанности Повелителя. Поэтому, как правило, Повелителями становятся младшие лорды высокой крови. Курс молодого бойца.

Лорд Этан, оказывается, тоже когда-то давно был Повелителем. Ага, а потом вырос, стал сильнее и сумел отбиться от почётной обязанности. Зятя спрашивать не ко времени, но по-моему, каждый лорд-протектор когда-то был Повелителем. Этот вывод сделан мной из того, что Совет лордов-протекторов может придержать приказ Повелителя. Не наложить "вето", - ничего подобного. Но! Придержать. Дать время подумать и не позориться на всю Бездну.

Стою между Алонсо и Алеком, нарядная, улыбаюсь гостям и гостьям лорда Шауга. Точнее, уже лорда и леди Шауг. Ада, похожая на сказочную принцессу, стоит об руку с мужем и злится. Церемониал утомителен. А что делать? Только улыбаться. Мать Бездна приняла традиционную жертву кровью, так что теперь лорд Шауг и Ада женаты перед Бездной и её детьми.

Ставший уже привычным гул голосов неожиданно стих. Появились очередные поздравляющие. Сестра лорда Шауга с мужем и сыном. Вот он какой, лорд Наир. Внешность и манеры истинного аристократа, обаятельная мальчишеская улыбка, - но в целом... Разглядываю лорда, пытаясь понять... что моя дочь в нём нашла? Не понимаю! Я не страж, наверное, в этом всё дело. Меня не привлекает беззащитность. Неважно, кажущаяся, или настоящая. Мужчина должен быть готов меня защитить. Ага, и обеспечить мне комфорт и безопасность. А этот гадёныш правильно оценил психологию стражей и безупречно сыграл свою роль. Единственный прокол, - не учёл полученного Адой, специфического образования.

Наглый лордёныш разглядывает меня с презрительной улыбкой. На мне достаточно закрытое платье, но взгляд пронизывает ткань и липнет к моей коже. Так смотрят на продажных женщин. Сначала глазами ощупают, потом предлагают цену. Или спрашивают? Я не специалист.

Холод стали в пальцах... бьющееся в конвульсиях тело на полу... Очертания меняются, кажется у них это называется "боевая ипостась". В моих руках уже ножи из костей бездновых тварей. Подарок Алека... Страха нет. Есть удивление. Присутствующие гости отошли в стороны, освобождая место для... поединка? Поединка не будет! Я эту скотину убью. И шкуру с него сдеру!

Со шкурой придётся погодить, лордёныш уже вернул себе человеческий облик. Или ему вернули? У меня другого облика нет, значит и мой противник будет в человеческой ипостаси. Интересно, прорежут ли костяные клинки чешую? С метательными ножами я рисковать не стала: метнула в глаза. Смена ипостасей исцелила гадёныша, но... Но! Удовольствие я получила. И Аде пример! Нечего нюни распускать.

- Моя леди, позволь мне...

И тут же протест от зятя:

- Нет, Мохри, я сам!

Косо посмотрела на лордов-протекторов, передала Хранителя дочери. В зале зашептались... Барон удерживает Алонсо.

- Миранда... зачем?

Улыбнулась мужу, вспомнив шутку барона Казимежа:

- Какая свадьба без драки?

***


Мой противник быстр. Очень быстр. И презирает меня настолько, что предыдущий урок просто не воспринимает. Вот и хорошо. Я не стараюсь поразить жизненно важные органы. Достаточно нанести побольше порезов. Хочу посмотреть на его кровь. А лордёныш стремится меня унизить. Но! Вынужден учитывать присутствие двух лордов-протекторов.

Переоделась в комбез и берцы. Держу ножи обратным хватом. Так, чтобы нельзя было определить длину клинка. И... выпускаю наружу сущность, запертую внутри каждой дорогой мамочки. Если бесчисленные поколения обучают убивать с трёх лет, то практически в каждом чистокровном живёт убийца. За каждого не скажу, а я... Я вынуждена пользоваться специальными методиками, чтобы запереть эту часть себя, не давая ей воли. Но сегодня... Сегодня она получит праздничное угощение в виде высокого лорда Бездны. Интересно, этот гадёныш тоже однажды будет Повелителем?

"Не планируйте. Доверьтесь инстинкту. Разум может спасовать перед задачей, может сделать ошибку, не зная всех факторов, но инстинкт убийцы не ошибается и не пасует перед неожиданностями. Дайте ему волю и он вытащит вас"

Забавно... Прошло столько лет, а речь нашего инструктора по УБО вспоминается дословно, со всеми интонациями. Из нас не делали убийц. Целью обучения было обеспечить наше выживание. Что ж, постараюсь не посрамить своих учителей.

Размытая тень метнулась ко мне. Но меня уже там нет. Потому что я прыгнула вверх и в полёте полоснула ножом воздух. Да. Костяные ножи режут и чешую. Лордёныш взвыл, появившись из ниоткуда, - буквально соткавшись в воздухе. Я падаю на пол. Не падаю, а опускаюсь, как сухой лист. Плавно, но быстро. И вторым ножом буквально взрезаю бросившегося ко мне противника. Перекатываюсь по его спине, резанув по ноге первым ножом.

Опять мы по разные стороны площадки. И лорд Ниар прекращает игру. Когда истекаешь кровью, уже не до игр. Раны от костяных ножей не могут затянуться мгновенно, приравнивая лорда Бездны к обычным смертным. Хорошо... Падаю и откатываюсь влево, пнув ногой воздух. Попала в мягкое... Опять вой.

Ха! Исключительно удачное попадание. Теперь можно его зарезать. Пока он корчится, зажимая руками пострадавшие ценности. Мужчины поморщились. Сочувствуют. Дамы улыбаются.

Я не расслабляюсь. Всё это я замечаю краем глаза, пролетая мимо нейтрализованного лордёныша и разрезая его незащищённую спину.

Замираю в дальнем конце площадки. Лорд Ниар корчится в её центре, а я наблюдаю. Не хочу приближаться. Делаю выпад, мимолётно удивляясь, - гадёныш всё ещё там... Ах, нет! Это была иллюзия. Мою руку заливает едкой кровью, отталкиваюсь ногой от валящегося на меня тела и прыгаю назад. Хорошо, что я стояла не на самой кромке площадки. А вот теперь мне уже некуда отступать. Быстро перемещаюсь по кромке, делая вращательные движения ножами. Правую руку жжёт. Останусь я без шкурки...

Меня выдёргивают из круга, я озверело отмахиваюсь ножами... неудачно. Ножи аккуратно вынуты из моих пальцев.

- Достаточно, моя леди. Не омрачай свадьбу дочери убийством.

Лорд Этан легко провёл ладонью над моей обожженной рукой. Желанная прохлада... кожица восстанавливается на глазах. Инстинкт убийцы прячется в недра подсознания. Или где он там находится... Лордёныша уводит его отец, поддерживая под локоть. Сестра лорда Шауга приносит брату извинения... Смотрю на лорда Этана...

- Не тревожься, моя леди. Законы Бездны не нарушены. Мести за поражение не будет.

- Поединок не окончен.

- Поединок окончен. Такова воля лорда-протектора.

Лорд Шауг подверждающе кивнул. Потом приложился к моей свежеисцелённой руке и пригласил всех к пиршественному столу.

- Удивительная, оказывается я совсем не знал тебя. Подумать только! Я осмеливался возражать такой опасной женщине!

Черти в синих глазах весело кувыркаются, корча мне смешные рожицы. Успокаиваюсь. Идём втроём по переходам зáмка. Я отправилась переодеваться, чтобы присоединиться к пирующим, Алонсо и Алек сопровождают меня. Хранитель вскарабкался мне на плечо и шипит на барона. Змеи в невероятных глазах насмешливо свивают и развивают кольца. Такое ощущение, что барон играет с малышом.

Меня усадили рядом с "молодыми" (особенно молод лорд-протектор, - хихикаю внутренне, любезно улыбаясь зятю) между двух мужей. Лорд Этан, - напротив. И начался допрос, замаскированный под лёгкую болтовню. Леди Арнора удостоила меня беседы:

- Почему ты не убила лорда Наира, леди Миранда? - Издевательская усмешка. - Не захотела омрачать свадьбу дочери?

Призвала на помощь папулину манеру общаться с нужными, но неприятными людьми...

- Лорд Наир родственник моего зятя. Это значит, что ребёнку моей дочери он не чужой.

Я не солгала ни единым словом. Ада, надевшая любезно-безразличную маску, успокоилась. А тётушка Балли всё никак не угомонится:

- Только поэтому?

- Барон Алек выжил с вырванным сердцем.

Все посмотрели на барона. Змеи в изумрудных омутах подняли головы, лениво свивая кольца... Представители Бездны быстро отвели глаза. Опасаются гипноза? Продолжаю разговор. Надо подсластить пилюлю:

- Полагаю, что высокий лорд Бездны способен выжить с перерезанным горлом. Может даже и отрезанную голову способен отрастить?

Леди Арнора сузившимися глазами рассматривает меня. Улыбаюсь вежливо. После общения с папенькой, леди Арнора воспринимается капризной девчонкой. Лорд Этан насмешливо улыбается. Потом принимает эстафету у дамы.

- Моя леди, откуда у тебя эти клинки? Ты знаешь, как они изготовлены?

Хлопаю глазами на любопытного лорда. Начинаю злиться, потому что у меня мелькнула мысль: "а не из костей ли бездновых лордов сделаны эти ножички?" Но всё-таки отвечаю:

- Это подарок мужа.

Барон Алек проникновенно улыбнулся кабаньему боку под пряным соусом. Кто-то из молодых аристократов Бездны тихо зарычал. Но о технологии изготовления клинков барон молчит. Что не так с ножами?

Лорд Этан переглянулся с лордом Шаугом, улыбнулся мне и, поднявшись, произнёс цветистый тост, прославляющий прекрасную мать невесты, изобильную достоинствами. Меня, то есть. Пьём стоя. Я сижу, поскольку тост в мою честь. Остальные встали.

Ну и пошло-поехало. За меня пили... по количеству гостей. Ибо каждый гость или гостья нашёл пару-тройку хвалебных эпитетов для тёщи лорда Шауга. Ха! Попробовали бы не найти! У лордов-протекторов не забалуешь. Я уже поняла. Потом пили за Алонсо и барона Алека. Опять по количеству гостей. Эх! Зигги не хватает! Он привык в баронствах к таким застольям. Потом пили за лорда Шауга, - за быстроту и натиск. Потом за прекрасную леди Аду, потом за каждого из гостей в иерархическом порядке... Хитрый Алонсо умудрился ограничиться одним бокалом, не пропустив ни одного тоста. Что значит, обученный диверсант! Барону Алеку, - как с гуся вода. Дети-стражи тоже держат марку. Дочери мои, впрочем, пьют воду. Как и я.

А где-то в конце пиршества, когда я уже наелась до лёгкой осовелости, появился лорд Наир. Сначала втащили корзины с редкими (это лорд Этан сказал) цветами, потом появились менестрели, воспевающие мою красоту, плодовитость и воинскую удачу. О поединке уже сложено минимум семь разных баллад. И только потом вошёл лорд Наир, почтительнейше прося извинения за свою недавнюю дерзость, произошедшую единственно из за ошеломления моей красотой и прочими бла-бла-бла. У Балли эта болтовня получается намного остроумнее. Лорды высокой крови к дипломатии, по-видимому, непригодны.

Посмотрела на мужей, потом на лорда Этана. Что делать с лордёнышем? Надо было всё же отрезать ему дурную голову. Сделала бы Аде шкатулку для всяких мелочей... Лорд Шауг разрешил ситуацию, жестом отослав племянника в дальний угол стола. Чтобы не мозолил глаза. Менестрели перешли к воспеванию подвигов лорда-протектора. Знают, кто их здесь кормит! Впрочем, о конфликтах со стражами не упоминается. Леди Арнора ехидничает:

- Дона Миранда обзавелась ещё одним обожателем. Может, клинки пропитаны любовным зельем? И юный лорд получил смертельную дозу?

Лорд Этан улыбнулся тётушке Балли, искоса посмотрев на лорда Наира. Что-то случилось с мебелью... обломки стула взлетели вверх и бедный племянник лорда Шауга свалился под стол. Алонсо медленно опустил глаза. Черти в них валяются хохоча и некультурно показывая пальцами на пытающегося подняться лордёныша. Барон Алек нежно улыбается грушам под карамелью. Ада довольна.

Проводили молодых и отправились отдыхать. Празднества продлятся минимум две недели. Намечены несколько охот: с л'риссами, с т'хассами и просто с собаками Бездны. Это гончие Алека. Я не видела л'риссов. Спросила не будет ли охоты с сатх? Интересно, как охотятся со змеями... Лорд Шауг растерялся. Оказывается, сатх в Бездне редкость. Они есть только у Балли и в недоступных местах. Не стала говорить, что их полно в дворцовом саду у папеньки. Они там какие-то злобные, в отличие от живущих в лабиринте барона Алека. Впрочем, дети семейства Саэльмо с ними отлично ладят.

Стражи покинули гостеприимного родственника наутро после свадьбы. А мы с Алонсо остались. Поживём в Бездне пока Ада не родит. И, наверное, полгода после родов. Я пока не загадываю. Че здесь нравится.

Л'риссы напоминают помесь лебедя и птеродактиля. Внешне совсем как лебеди, только чешуйчатые и клювы у них острозубые. На сгибах крыльев огромные когти. А уж вопят они... Жуть! Охота с ними напоминает соколиную охоту в степях Альмейна. Конечно, я такую птичку на руку не возьму. У меня сил не хватит. Алонсо тоже птичку не взял, но в охоте участие принял. Балли взял на себя опёку над ним. Лорд Шауг заботился, чтобы всем гостям было весело, и каждый обзавёлся охотничьим трофеем.

Мы с Адой и Люциллой вообще только наблюдали. Нас устроили с удобствами на огромной платформе, закреплённой на спинах каких-то многоножек. Безднов внедорожник. Роскошный балдахин защищает от солнца, ковры, подушки и подушечки, низкий столик с мягкой кромкой. Сладости, фрукты и прохладительные напитки... Широкие чаши с душистой водой для омовения пальцев... Оркестра только не хватает! Лорды шарахаются в стороны от моих возмущённых взглядов. Я, может, тоже хочу взгромоздиться на местного форокса, взять лук и заполевать какую-нибудь зверушку. И? Сижу в подушках, жир нагуливаю.

Остановились на обед. На огромной поляне спешно воздвигнут павильон. Зять неосторожно приблизился, поинтересоваться как себя чувствует Ада. И я, презрев условности, закатила-таки лорду-протектору скандал. Кидаться посудой не стала, на платформе одни лёгкие блюда из какого-то растительного материала. Не годятся в качестве метательных снарядов. Упёрла руки в боки и высказала всё, что думала о такой манере охотиться. Лорд Шауг восхищённо внимал. Сволочь! Сколько нервов с зятьями уходит! Хорошо, что у меня мало дочерей. Затопала ногами и многоножки приняли это как сигнал к бегу. Платформа наша ломанулась по зарослям, хохочущая Люцилла ухватила растерявшуюся Аду, чтобы та не свалилась. Вспугнули каких-то зверюг, залёгших на дневную спячку. Зверюги сначала бросились бежать от нас, потом взяли платформу в кольцо. Восемнадцать метательных ножей нашли свои цели, пока нас не догнали лорды Этан и Шауг. У каждой из нас было по шесть ножей. Стандартный комплект. И одну зверюгу Ада задушила аурой. Со стражами этот хищник не сталкивался.

Нашу добычу загрузили в портал. Лорд Шауг принёс свои извинения и пригласил нас к столу. Поскольку мы тоже обзавелись охотничьими трофеями, я решила считать инцидент исчерпанным. И Аду излишне волновать не хочу. Девочке нужна была разрядка, а теперь она успокоилась и с интересом поглядывает по сторонам.

Мужчины охотились с бездновыми птичками на бездновых тварей, а мои внуки, во главе с леди Арнорой, охотились на лорда Наира. Милые детки успели смотаться к прадеду в Империю, отчитались о свадьбе и прихватили восемь сатх. По две на каждого. Злобные змеищи искали на ком бы сорвать настроение. И им подвели лордёныша. Леди Арнора постаралась. И то сказать, - маленьких детей на большую охоту не взяли. Старшая родственница осталась присматривать за ними. Должны же они были как-то себя развлечь! Вот и гоняли обидчика Ады по нижним уровням Бездны. На сатх магия не действует. Они от неё ещё злее делаются. В общем, веселились от души. Пока лорд Наир не запросил пощады. Напасть на детей он не мог, не принято это в Бездне. Леди Арнора ему бы дурную голову откусила. На саму леди Арнору нападать, - дураков нет. С нею, наверное, только лорды-протекторы справятся. Да и то, - не каждый. И она носит титул "сокровище Бездны". То есть на поединок её вызвать могут, а напасть без объявления, - попасть под безднов эквивалент имперского ЗОВа.

В общем, кинулся лордёныш к дядюшке жаловаться на хулиганьё из клана Саэльмо. Зять удивился... а я задумалась. Если на сатх магия не действует, то почему мои внуки таскают их, как котят, а те покорно терпят? Потому что они ещё дети? Сатх не трогают детей? Сомнительно... Или лорды Саэльмо обладают определёнными силами?

Лорд Шауг протрубил окончание охоты и мы вернулись в замок.

Оказывается, в гербе семейства Саэльмо с'атх изображены не просто потому, что основатель рода избрал их себе в качестве тотема. В бездновых семействах вообще тотемы не избирают. Если в гербе безднова тварь, то будьте уверены, что представители рода с рождения способны этими тварями управлять. Эти сведения я с превеликим трудом вытрясла из зятьёв. Хорошо, что лорд Шауг не дипломат. Балли заморочил бы мне голову до такой степени, что я забыла бы о чём спрашивала. А на перекрёстном допросе (или это очной ставкой называется?) ему деваться было некуда. Ага. Потому что Люцилле тоже было любопытно.

В гербе лорда Шауга что-то непонятное. Моё зрение мне отказывает. Точнее говоря, слабый женский мозг не в состоянии воспринять информацию, передаваемую ему зрительными органами. О как! По-научному если... Та же история с гербом лорда Этана. Высокая кровь, - самые древние линии Бездны. Может быть, этих существ уже и нет в приро... то есть, в Бездне?

Алонсо сделал внушение внукам. Вернее, поинтересовался, почему они так взъелись на племянника лорда Шауга. Все молчат. Мне страшно. Алонсо не знает всей истории произошедшей с Адой. И роли лордёныша в этой истории. Если узнает, - должен будет реагировать. Стараюсь не попадаться мужу на глаза. Испытываю чувство вины. Я сама дала отмашку внукам, начав боевые действия... С другой стороны, - кто дал этому гадёнышу право ощупывать меня глазами?! Да ещё с такой улыбочкой!

Милые детки, глядя на дедушку широко раскрытыми честными глазами, заявили:

- Мы только показали нашему новому кузену змеек...

Леди Арнора, сладко улыбаясь, промурлыкала играя глазами:

- Надеюсь, высокому лорду понравилось...

Посмотрела, как искрятся глаза бездновых гостей... Улыбки... довольные. Только что не облизываются. Приятно наблюдать ближнего своего в затруднительном положении. Действительно... Что может высокий лорд Бездны противопоставить такому заявлению бездновых деток? Когда они растерянно-беззащитно улыбаются. Их не поняли! Они только поиграть хотели с новым родственником! А лорд Наир теперь и вправду считается кузеном юных Саэльмо. Он племянник лорда Шауга, женатого на их родной тётушке. Формально, он теперь родственник.

Ха! Приятно было смотреть, как этот родственничек, запинаясь, благодарит детей за предоставленную возможность познакомиться с боевыми характеристиками с'атх. Тяжело ему придётся! У моих внуков большие планы, судя по их виду. А взрослые не приструнят детёнышей. Они учатся охотиться. Только и всего. Леди Арнора развлекается, лорд Шауг... если Ада затребует шкурку племянника, - она её получит. Лорд Этан вежливо улыбается семейству Наир. Семейство трепещет. Наверное я так и не научилась разбираться в мужчинах...

Это я сказала Алонсо. Муж улыбаясь поцеловал моё ушко, шепнув:

- За то, как этот молодой наглец на тебя смотрел, с него надо семь шкур спустить...

Потом вздохнул. Повернулась к нему, прижалась. Я понимаю, что Алонсо тяжело. Поэтому и стараюсь соблюдать традиции Бездны, реагируя лично. Потому что, иначе меня запрут в гареме. Вспомнила заявление лорда Этана насчёт гарема, разозлилась. Алонсо целует мои глаза, шепча:

- Удивительная, ты максималистка. Хочешь всего и сразу...

В настоящий момент я хочу только мужа. Но... прибежал Че. Няньки за малышом не успевают. Слушаем радостный лепет сына. Малышу здесь раздолье. Столько интересного... Отправились смотреть открытия, сделанные ребёнком в саду замка.

Малыш обнаружил детскую площадку. Магические игрушки, ласковые зверёныши, обожающие, когда их гладят и не впадающие в агрессию, если их таскают за хвосты, всякие качели-карусели-горки-лабиринты. Всё это изобилие раскрашено в яркие радостные цвета. И защитная магия... Малыш не расшибётся, падая. Не подвернёт ручку, или ножку.

Отправилась к зятю. Поблагодарила и попросила снизить уровень защиты. С Че рядом пара т'хассов, так что успеют подхватить, если что, а осторожности детёныш должен учиться самостоятельно. Пока не расшибёшь нос, не усвоишь, что ходить по скользкой дорожке надо с оглядкой.

Лорд Шауг пояснил, что детская площадка оборудована для самых маленьких. До трёх лет. Когда они ещё не очень сопоставляют причину и следствие. То есть, обжегши пальчики, всё равно потянутся к огню. А защитная магия призвана блокировать спонтанные магические выбросы самих младенцев. Вспомнила, что имею дело с магами. Наверное, крохотным безднятам нужна именно такая опека...

- Че не маг. А что значит "спонтанный магический выброс"?

- Когда я был младенцем, то сжигал всё, что мне не нравилось. Включая своих нянь.

Ужас! Надо расспросить Люциллу. Как её малышня пользуется магией... С крошками-стражами таких проблем нет. Ауры формируются к двум годам, а боевой магии они обучаются уже будучи взрослыми. После Академии.

- А как на сжигание нянь реагировали твои родители? Или, няни, как расходный материал, - в порядке вещей?

Лорд Шауг рассмеялся. Потом увидел, что я начинаю злиться, поцеловал мою руку и пояснил:

- К лордам Бездны устроиться няней можно только имея соответствующую квалификацию. Подтверждённую гильдейским знаком. Няня должна не только обладать магическими способностями, но и уметь ими пользоваться. Уметь защитить себя, не повредив ребёнку. Все мои няни были живы и невредимы на момент окончания срока своей службы. С трёх лет ребёнка передают в руки воспитателей. А с пяти лет, - в другой клан, в котором он воспитывается и обучается до пятидесяти лет. Считается, что к этому возрасту ребёнок уже совершает большинство ошибок, и в дальнейшем, набивать шишки может самостоятельно.

- То есть, к пятидесяти годам вы уже заканчиваете обучение?

- Ну что ты, леди Воробышек! После пятидесяти мы поступаем в школу разума. Учимся контролировать себя на более высоком уровне. Учимся общению, прогнозированию и управлению. Изучаем магию разума. В среднем, обучение длится около двухсот лет. Потом, - Универмаг.

Вытаращилась на высокого лорда Бездны.

- При чём здесь магазин?

Лорд, в свою очередь, вытаращился на меня. Потом, вежливо улыбнувшись, пояснил:

- Университет магических наук сокращённо произносится, как "универмаг". Надо окончить все факультеты. От и до. И только после получения сводного диплома мы начинаем совершенствоваться в овладении своими способностями. Полностью раскрыть свой потенциал удаётся, как правило, к трёхтысячелетнему возрасту.

- Поэтому Балли ещё несовершеннолетний? Вы приурочили совершеннолетие к "полному раскрытию потенциала"?

Лорд-протектор пожал плечами.

- Не задумывался над этим. Лорд Саэльмо вполне самостоятелен. Но, по законам Бездны, он нуждается в опеке.

- А этот ваш Универмаг... Обязателен для всех?

Мне молча улыбнулись. Могла бы и не спрашивать. Бедные мои внуки! Учиться, учиться, и ещё раз учиться. А после этого... совершенствоваться, и ещё раз совершенствоваться. До полного раскрытия, ага. Как хорошо, что я не маг!

- Рано радуешься, леди Воробышек. Ты меняешься.

От зятьёв один вред! Доброго слова не услышишь, только и знают, что нервы мотать. Но, ради счастья дочери, стараюсь быть вежливой.

- Конечно, я меняюсь. Я, ведь, не мумия.

Зять раскашлялся, потом поцеловал мне руки и спешно отбыл под предлогом заботы о гостях. Задумалась, не поискать ли лорда Этана. Перспектива получения очередного диплома меня совсем не радует. Но всё-таки решила повременить с выяснением отношений. Вернулась к Алонсо. Пока Че занят на детской площадке можно побыть вдвоём...

***


Охоту с т'хассами, на мой взгляд, к развлечению отнести сложно. Гонка по различным областям Бездны за какой-то немыслимой тварюгой, с непроизносимым названием. Причём, периодически, из охотников мы становились дичью. Потому что самой тварюге дичью быть не нравилось. Лично я не могу её за это винить. Она так и норовила исхитриться и отловить преследователей поодиночке. По цвету шкуры это существо ближе к хамелеонам. Полсекунды и её уже не разглядишь. Полностью слилась с фоном. Интересно, можно ли их приручить? Пока что, носимся, как чумовые, за одной-единственной зверушкой. Ко всему прочему, эта самая "добыча" ещё и несколько обликов имеет. Сначала по виду это была огромная саблезубая кошка. Тигром назвать было нельзя из за отсутствия полос на шкуре. Потом уже что-то типа динозавра. Когда нам пришлось пересесть на плавучие платформы, она преобразилась в гигантского крокодила и попыталась одну из платформ скушать. Нашу, конечно! Сначала-то она хотела сбросить нас с мужем в воду. Но это ей оказалось не по силам. Платформа очень устойчива. Или остойчива? Не знаю, как правильно. Тогда зверушка решила её укоротить. Отъела, примерно, с четверть, пока не появились ещё охотники. Т'хассы рычали, ветер носил. Зверюга даже ухом не вела. Продолжала грызть плавсредство. Возмутилась мысленно: стая т'хассов не может загнать одно животное. Острозубый ответил, что я ничего не понимаю в охоте. Ещё мне собаки не грубили! Высеку! Мне умильно улыбаются, демонстрируя громадные клыки... обижусь и уйду куда-нибудь! Как только выберемся из воды. Алонсо прижимает меня к себе, ветер сбивает брызги с верхушек волн, хищник грызёт платформу... Идиллия!

Лорд Этан набросил радужную сеть на увлёкшуюся тварюгу. Та, возмущённо взревев, попыталась вырваться, - бесполезно. Похоже, у лорда появился ещё один охотничий трофей.

- Моя леди...

Смотрю на лорда-протектора, легко удерживающего беснующуюся многотонную добычу, и думаю, что лучше бы я вместе с внуками и леди Арнорой поохотилась на лорда Наира. Что они на этот раз для него придумали?

На жёстких губах тень улыбки.

- Ты не можешь себе позволить такую охоту, леди Воробышек. Ты не ребёнок.

Опять мысли читает! Возмущённо смотрю на кандидата в мужья. Или это суженый? Подарок мне от Матери-Бездны? Подарочек жестом отправляет спелёнутую радугой зверушку в портал. И щелчком пальцев меняет наш обгрызенный плот, превращая его в подобие плавучей повозки. Говорю о повозке, потому что плот обретает конфигурацию катера с упряжью на носу, в которую впрягается какое-то громадное морское животное. Экологически чистый двигатель, ага. Т'хассы уселись на носу. Следят за "лошадью". А мы втроём устроились с комфортом в большой каюте. Лёгкие напитки, сладости, фрукты. И музыка, подобная дуновению ветерка... Джентльменский набор. Начинаю злиться. Ну что это за охота? В баронствах присутствовал хотя бы минимальный риск. А здесь? Т'хассы выдернули бы нас с Алонсо в любой момент. Ознакомились с некоторыми областями Бездны. Вот и весь интерес.

- Мы не можем рисковать женщинами, моя леди. Бездна не прощает такие промахи.

- А что ты намерен делать с добычей, лорд Этан?

Мне улыбнулись кончиками губ. Глаза с змеиным зрачком опять заискрились авантюрином. Прижалась к Алонсо. У меня муж есть! И нечего меня охмурять.

- Прокатимся с ветерком. Общий сбор назначен на острове.

Очередной щелчок пальцами и мы... рванули, как на подводных крыльях. Что это за животное? С такой скоростью плыть под водой... Из воды показался громадный плавник, разрезающий волны. Акула? Или косатка? Или какой-нибудь кит? Позже расспрошу.

Остров появился как мираж в пустыне. Дворцы и цветущие деревья на облаке. При такой скорости мы окажемся в гостиной вместе с плавсредством и "лошадкой". А, нет... притормаживаем. Вошли в бухту, развернулись по широкой дуге и плавно причалили к берегу. Точнее, вновь образовавшийся плот, просто вынесло волной на белоснежный песок пляжа. Ну вот... а я хотела погладить "лошадку"... а мне даже посмотреть на неё не удалось.

Вода в бухте забурлила и на поверхность вынырнула громадная косатка, удерживающая себя в стоячем положении сильными гребками хвоста. Я, радостно смеясь, помахала ей рукой. Косатка что-то весело просвистела в ответ на своём косаточьем языке и плюхнулась в воду, ухитрившись обрызгать нас на прощание. Улыбаясь, взяла мужа под руку и мы пошли к лестнице, ведущей с пляжа вверх, в гору.

Нам с Алонсо предоставили отдельный дворец. Че уже там. Осваивается. У малыша появились друзья. Такого же возраста безднята. Мальчик и девочка из разных семей. Родители прибыли на свадьбу лорда-протектора и взяли с собой детей. Вот они и играют втроём. Няньки отрядом следят за тем, чтобы малыши не поубивали друг друга. С Че - т'хассы. Они заверили меня, что успеют эвакуировать малыша в случае чего. Меня беспокоит рассказ лорда Этана о сжигании им во младенчестве нянек. Наблюдаю за тем, как дети играют. Вроде бы они ладят между собой. Алонсо успокаивает меня, говоря, что с детьми специально обученный персонал (слова-то какие подобрал!), отвечающий за них жизнью. Вот, спрашивается: какое мне дело до их жизней? Я о ребёнке беспокоюсь.

Лорд Шауг лично гарантировал мне безопасность для Че. Сказал, что по периметру детских площадок установлены ограничители. Если уровень магической энергии начнёт расти, то включатся поглотители. Хлопаю глазами на зятя. Он нарочно мне эту заумь говорит? Вовремя появившийся Балли успокоил меня, сказав, чтобы я не забивала себе голову ерундой. Магия к детям Бездны приходит в разное время, некоторые обретают её уже будучи взрослыми по человеческим меркам; поэтому за многие тысячелетия отработана система защиты детей с разным уровнем магических способностей.

Поинтересовалась, как обстоят дела с магией у моих внуков. Зять заулыбался и... промолчал. Поскольку за Че я теперь спокойна, обратила внимание на Аду. Наглая девчонка отказывается общаться с мужем. Лорд Шауг не настаивает, бережёт нервы. Но... играть надо честно. О супружеской близости пока речи не идёт. Есть время привыкнуть к мужу. Но, чтобы привыкнуть, надо с ним общаться. Папулю подключать не хочется. Он будет неприятно удивлён поведением внучки.

Аде не нравится нахождение здесь лорда Наира. И я её понимаю. Но прирезать по-тихому родственника своего зятя не могу. Он здесь гость. Лорд Этан улыбается загадочно. Как мне ему объяснить, что мне не нравится, когда читают мои мысли? Послал мне воздушный поцелуй и удалился. Только радуга мелькнула.

Ситуация разрешилась этим же вечером. Когда вернулась леди Арнора с моими внуками. Тётушка Балли, необычайно серьёзная, заговорила с лордом Этаном. Малыши расспрашивают отца. Балли, выслушав своих отпрысков, для разнообразия тоже посерьёзнел. Подумала: не прибили ли они, увлёкшись, лордёныша. Оказалось, - нет. Из завываний: "Дядя, что мне делать?!!", перемежающихся невнятным бормотанием, стало понятно, что случилось нечто ужасное. Сестра лорда Шауга в слезах. Ядовитая жидкость, дымясь, прожигает ковёр. Отправилась с Адой и Люциллой подышать свежим воздухом. Приказала Балли выслушать и доложить. Зять щёлкнул каблуками, вытянувшись во фрунт. Потом склонился к моей руке и лёгкой тенью ускользнул с террасы.

Оказывается в этот раз юные и не очень охотники гоняли родственника по верхним уровням Бездны. Они практически необитаемы. Выжить там сложно. В какой-то момент лорд Наир решил отсидеться в храме матери-Бездны. И мать-Бездна не приняла его жертвы. Более того, она вышвырнула его из храма. А в другие он не смог даже войти. Балли сказал, что это очень серьёзное наказание. Дойдёт до Повелителей - клан Наир будет уничтожен, как оскорбивший мать-Бездну. ЗОВ. Как и у нас. Или ЗОМБ? Закон об оскорблении матери-Бездны? Балли попросил не шутить с этим. А я и не шучу. Но лорд Наир племянник лорда Шауга. И лорду-протектору вряд ли понравится перспектива уничтожения его сестры. Допустим, зятя и племянника ему не жалко. Но сестра-то - родная кровь! Надо что-то срочно придумать. Слишком легко этот лордёныш хочет отделаться.

- О лёгкости речь не идёт, леди Воробышек. Казнь за оскорбление Матери длится десятилетиями. Для всех без исключения. Причастных и нет.

Смотрю на лорда Этана. В голове не укладывается. Задаю вопрос, который полегче:

- Что значит "причастных и нет"?

На меня посмотрели с жалостью к моим умственным способностям. Потянулась за метательными предметами. Мне улыбнулись и мягко ответили:

- Леди Наир непричастна. Но если будет применён закон, ей тоже предстоит умирать долго и мучительно.

Подумала, что это неправильно. Или... Чтобы впредь неповадно было?

- А прочие? Те, кто... кого лорд Наир позвал на свидание? Их жертвы принимаются?

Ответом меня не удостоили. Слишком важные вопросы, чтобы отвлекаться на болтовню с глупой женщиной. Даже охоту отложили. Думают. Зато у нас с Алонсо получилась медовая неделя. Мы гуляем в парке, катаемся на лодке, сделали полосу препятствий и каждое утро бегаем, преодолевая её. Привыкнуть не получается, потому что Бездна произвольно меняет состав препятствий и этапы их прохождения. А на закате, проводив солнце, я ухожу спать. И Алонсо поёт мне серенаду, получая розу-приглашение...

В общем, мне здесь нравится даже больше, чем дома на Модене. Алонсо не занимается делами и мы проводим вместе все дни. Играем с Че, возили детёныша на водопады. Малыш недоволен - ему интереснее играть со сверстниками. Но недовольство своё держит при себе. Дипломат растёт. Нашли время встряхнуть Аду. Девчонка сначала заявила, что её семейные дела нас не касаются. Но Алонсо её быстро привёл в чувство. Дочь устыдилась и собирается исполнять взятые на себя обязательства. И то сказать - никто Аду за язык не тянул. Могла сказать папуле решительное "нет" (Ха! Как будто это возможно!). Лорд Шауг, конечно, всё равно не обратил бы внимания, но в этом случае у Ады хотя бы появилась причина для отказа от общения с навязавшимся мужем. Но Ада согласилась вступить в брак. Так что, пути назад нет. И, спрашивается, зачем вредничать? Делить ложе ей до родов не потребуется. Так что вполне может проявить понимание.

Наконец лорды пришли к консенсусу. Четверо раздолбаев отправятся к слугам Матери. Срок их службы мать-Бездна определит сама. Теперь предстоит моление в храме Матери. Что она скажет? Моление общее, мы с Алонсо тоже приглашены.

Всё очень торжественно. Лорды и леди в ритуальных одеждах все босые. Я нацепила патрицианские тряпки. Люцилла и Ада одеты по обычаям Бездны. Алонсо в костюме "сына ветра", Че в обычной одежде. Босиком, соблюдая традицию, отправились в храм Матери. Идём медленно, потому что малыш собирается пройти до храма вместе с нами. Самостоятельно, а не на руках у отца.

В храме, как обычно, заглянув в третий глаз Бездны, я оказалась одна. С Матерью. Я знаю, что рядом муж и сын и дочери с зятьями и внуками, но здесь, в безначалье, только я и Мать. Прокусила себе руку, уронила несколько капель крови к её подножию. Раскрываюсь перед ней вся целиком и жду. Меня окутало теплом и любовью и вынесло ко входу в храм. Рана затянулась. А я, вспомнив рассказ Балли, растерялась: может меня тоже выставили из храма? Нет... моя кровь впиталась в полированный камень без остатка. Значит, жертва принята. Буду надеяться. Но никакого откровения я на этот раз не получила. Наверное, одного раза достаточно. Счастье уже в том, что мать-Бездна не разгневалась на моё мнение о чрезмерной жестокости наказания для непричастных. Казнь, длящаяся десятилетиями. Я не в силах представить такое.

Наконец, все собрались в преддверии храма. Лорды и леди Бездны и четверо серых лордов. Это не скафандр. Это облик, дарованный Матерью своим слугам. Вместо униформы, наверное. И я уже догадалась, что об окончании срока службы заявит возвращение нормального внешнего вида. Пока же пусть за птичками поухаживают, или ещё чем-нибудь общеполезным займутся.

***


Свадебные торжества закончились через три месяца. Охоты и балы, прогулки и увеселительные поездки... Повторяю с Адой "курс молодого бойца". Шутка. Курс "дорогих мамочек", конечно же. Время идёт быстро. Лорд Шауг старается как можно больше времени проводить с женой. Окружает её заботой и вниманием. Маленькие забавные подарки Ада находит в самых неожиданных местах. Дочь уже не дичится мужа. Но до взаимопонимания им ещё очень и очень далеко. Посоветовала им проводить совместные моления в храме матери-Бездны. Может, Мать их сблизит.

Нас, а точнее Че, часто навещают его новые друзья. С родителями, разумеется. Дети так привыкли вместе играть, что не желают разлучаться. А малышам в Бездне позволено всё. Впрочем, об этом я уже упоминала. Вот и ездят с визитами лорды Бездны. Надеюсь, это пройдёт. Когда ребёнку Ады исполнится год, мы отбудем на Модену, а оттуда в Делон. Хотя лорд Шауг и просит дождаться трёх лет. Попыталась объяснить зятю, что стражам лучше расти в Делоне. Не проникся. Объявил, что если мне некомфортно в его замке, есть ещё асиенда леди Шауг. А то я не знаю! Мы на ней два месяца провели. Всем семейством, ага. И с гостями. Моим бездновым внукам жилище стражей интересно. Ещё более оно интересно для их домиков и леди Арноры. Ну и друзья нашего сына тоже охотно здесь гостили. Алонсо ответа зятю не даёт. Мне сказал:

- Удивительная, ты решишь это сама, когда придёт время.

- Опять всё на меня взваливаешь!

Муж шокирован. Черти в синих глазах демонстративно икают.

***


Ада родила девочку. Копия бабушка. Сестра лорда Шауга, в смысле. Пришлось сопровождать дочь в Бездне и руководить родами. Надо было отследить момент, когда детёныш начнёт рваться наружу. Успеть одёрнуть его, прежде чем Ада пострадает.

Согласно традициям, дети Бездны рождаются в первозданных условиях. Помимо меня присутствовали ещё и трое мужчин. Алонсо остался с Че. Малыш уже ну ооочень самостоятельный и оставлять его одного нельзя. Сбежит с друзьями куда-нибудь в Бездну. Лорд Шауг оберегал супругу, лорд Этан оберегал меня. Барон Алек оберегал сам себя, а может меня от лорда Этана. У барона пока нет внуков. Крохотная Альбина, леди Шауг - первая.

С боевым обликом вышла неувязка. Малышка принимает облик клана Наир. Шило в мешке не утаишь, как верно подмечено. Барон Алек только увидев монстрика, в которого обратилась его внучка, едва её коснулись змеи дедовой ауры, понял почему его дочь столь остро отреагировала на проступок лордёныша.

На рычание стража кроха выпустила облако ещё не сформировавшейся ауры. В общем, дитя обладает силой обеих линий. Клыки и когти у неё, во всяком случае, в точности как у стражей. Ага, и шипит она также, когда голодная. Но Аду слушается.

- Да... С боевым обликом неувязка вышла. Как думаешь объяснять?

Барон спрашивает зятя, пытаясь прийти в себя от шока. Лорды-протекторы удивились. Потом, лорд Шауг соблаговолил пояснить:

- Твоя прекрасная дочь и мой племянник не были даже обручены, лорд Алек. Я имел полное право забрать её себе. Наши законы не рекомендуют хмм... протягивать руки к женщине, родившей своему мужу ребёнка. Такой поступок подлежит осуждению. Любую другую я могу забрать, буде у меня возникнет такое желание. Я сильнее.

Вмешалась в разговор.

- То есть, Аду могут у тебя отобрать? При желании? У вас нет общих детей.

Лорд Шауг зарычал, но быстро пришёл в себя. Впрочем, малышка Альбина всё равно приняла боевой облик. Шипит на отчима, заслоняя мать. Рассмешила всех, включая Аду. Мы с лордом Этаном отбыли в резиденцию зятя, лорд Шауг и барон Алек остались с Адой. Трое суток мать с новорождённым должна пробыть в Бездне. Традиции.

Рассказала обо всём Алонсо, муж успокоил меня, напомнив, что мужчину сильнее лорда-протектора надо ещё поискать и что Ада-таки может обеспечит мужа наследником. А я вспомнила радость Балли от того, что Люцилла сразу забеременела. "Теперь тебя не смогут забрать у меня"...

По возвращении из Бездны барон Алек возмутился, что я ему не рассказала о том, что случилось с дочерью. Алонсо... промолчал. Ответила обоим родителям Ады, что так, как это сделала мать-Бездна, они лордёныша не наказали бы. Ему со товарищи ещё предстоит отрабатывать жизни свои и родственников. И сколько по времени будет длиться служба Матери, никто, кроме Матери не знает. Запретила отцам разговаривать на эту тему с дочерью. Ада сейчас - кормящая мать и нервничать ей нельзя. Всё сказывается на ребёнке. Алек прошипел что-то ругательное и отбыл в Делон. Впрочем, с лордом Шаугом барон нашёл общий язык. Ага. Пригласил навещать, когда будет такое желание. Алек никак не привыкнет к тому, что он уже дед. Алонсо смеясь сказал барону, что это только начало. У него ещё три взрослых дочери и четвёртая скоро дорастёт.

Я беспокоюсь о муже. Алонсо всегда был сильнее обстоятельств. А в Бездне он... Лорд Этан обеспечил ему уважительно-нейтральное отношение, но муж не самовлюблённый индюк и прекрасно понимает ситуацию. Стараюсь проводить с ним всё время. Аду я уже выучила, как обращаться с детёнышем, так что особой необходимости в нашем присутствии в Бездне нет. Тем более, что после представления новорождённой вассалам, сестра лорда Шауга практически переселилась к брату. Сокровище Бездны не обманешь - свою кровь она чует. Попеняла Аде, что ей следовало бы обратиться напрямую к ней, уж она бы сумела приструнить сына. Стряхнула с себя змей ауры, которыми дочь попыталась задушить золовку, рассмеялась и... отправилась к повелителям требовать, чтобы ей отдали внучку. Сука.

На сорок первый день малышку представили повелителям. Отправились лорд-протектор и Ада. Лорд Этан просил не покидать замок без крайней необходимости. Собрал нас троих, включая Че. Лорд Шауг удивился, но промолчал. А лорд Этан особо обратился к Че. Сказал малышу, что мама с папой отправятся его искать, невзирая на опасность. Поэтому, от него зависит очень многое. Если он не покинет замок до возвращения своего зятя, то родители будут в безопасности. Малыш серьезно кивнул, но по-моему тут же выбросил всё из головы. Ему два года, - какая ответственность? Лорд Шауг, впрочем, закрыл замок для посторонних, включая собственную сестрицу. Чтобы не беспокоиться. Вот сидим, ждём возвращения родственников.

Не сидим, конечно. Замок лорда-протектора - это целая вселенная. Облазили с Че весь парк. Когда малыш уставал идти пешком, т'хассы брали его на спины. Поочерёдно. Благодаря Балли, у каждого из моих детей, начиная с Квинта, есть по паре т'хассов. К стражам это не относится. Не могут они найти общий язык. Впрочем, стражи сами себе т'хассы. И у них домики есть. Кстати, о домиках: Хранитель научился строить беседки. Ну, не беседки, - большие шалаши. Из роз, ага. Наслушался лорда Этана. Проявляет заботу. Я поначалу опасалась, что малыш надорвётся: всё-таки трёхместный шалаш для крохотного хранителя слишком велик. Такая волна обиды... Вспомнила птенцов ройхов. Устыдилась. Пришлось мысленно просить прощения. К счастью, малыш отходчивый.

Зато Че с восторгом играет в новую игру: найди хранителя. Малыш бросает побеги, по-моему - порталами. Потому что, хранитель рядом со мной, а побеги иногда на другом конце парка. Или вовсе прорастают со дна озера. Л'риссы дружно встали на крыло, когда озеро неожиданно расцвело розами. Возмущённые вопли птичек собрали весь персонал. Теперь за моей спиной перешёптываются. Оказывается, считалось, что от атакующего хранителя можно заслониться водой. Спрятаться в водоёме. Наивные. Малыш впитывает всеобщее опасение и раздувается от гордости. Сплошное умиление.

Алонсо задумчив. Меня это тревожит. Сказала мужу, что мы вернёмся на Модену, не дожидаясь полугода. Ада уже знает, как обращаться с детёнышем. Со слугами, после рождения Альбины, тоже проблем нет. Ада теперь - сокровище Бездны. И к ней совсем другое отношение.

- Миранда, тебе же нравится здесь.

- Мне нравится быть рядом с тобой. Если не хочешь на Модену, поедем на Новарру. Поохотимся. Че побудет дома. Или возьмём его с собой. Т'хассы уберегут малыша, где бы он ни был.

Муж вздохнул.

- Т'хассы... Т'хассы уберегут.

От супницы, брошенной ему в голову, Алонсо изящно увернулся. Рассмеявшись, схватил меня на руки, игнорируя злобное шипение. Спальню покинули уже после возвращения зятя с дочерью и внучкой.

- Наконец-то ты вернулся, муж мой. Я уже начала беспокоиться.

- Поэтому ты решила прибить меня.

Пересмеиваемся, ожидая, что нам скажут о решении повелителей. Ада выглядит недовольной. Синие глаза мечут молнии. Змеи ауры шипят на всех, кроме Алонсо и Че. Ну и меня, разумеется, опасаются. Дочь обзавелась плащом из живой тьмы. Такой же, как у барона Алека. И змеиные головы выглядывают из кромки и прячутся внутри. Интересно...

Леди Наир, прибывшая вместе с семейством лорда Шауга, тоже недовольна. И упряма. Будет биться до последнего. Лорд Шауг хранит спокойствие игрока. Что у зятя на уме - неизвестно. Не думаю, что лорд-протектор возразит против передачи ребёнка бабушке. Не его дочь. Одна малышка Альбина безмятежно спит на руках у матери. Начинаю злиться. Хранитель, почуяв изменение моего настроения, забрался мне на голову и шипит на родственников. Леди Наир, разъярённо фыркнув, отошла в сторону.

- Я не угрожаю тебе, леди Миранда. Не натравливай на меня своего...

- О чём речь? - сладко улыбаюсь. Моя улыбка становится поистине медовой, по мере окружения леди Наир живой изгородью, вырастающей прямо из пола. Малыш осваивает новые умения. Че радостно хлопает в ладоши.

- Ха-ха-ха!!! Нашёл! Нашёл!

Зять вежливо приподнял бровь. Алонсо ободряюще улыбается дочери.

- Как прошёл приём?

И тут все опомнились. Ада поприветствовав нас, срочно удалилась с ребёнком к себе. Лорд Шауг движением пальцев вызвав слуг, сервировавших столик крепкими напитками для мужчин и сладостями и фруктами для ребёнка и дам, усадил меня в кресло (Алонсо помог усесться леди Наир) и сообщил главное:

- Альбина остаётся в семье до тех пор, пока нуждается в материнском молоке. Потом повелители примут решение.

Значит, ещё почти пять месяцев нервотрёпки. Может мне убить леди Наир? Задумчиво рассматриваю сокровище Бездны. Бездна излучает неудовольствие. Не нравится ей моя кровожадность. Но я защищаю свою дочь. Девчонка выросла абсолютно неприспособленной к жизни. Это Алонсо виноват! Слишком рыцарственное отношение к женщинам. Решено! Всех воспитываю как чистокровных. Не фига баловать! Папуля абсолютно прав. Как всегда, впрочем. Интересно всё-же, как Ада умудрилась отрастить себе плащ. Надо барона расспросить.

***


Барон явился самостоятельно. Но прежде...

Я умирала. Боль зазубренными когтями рвала мои внутренности. Кричать я не могла, - тратить силы на крик было самоубийством. Все мои силы уходили на то, чтобы сделать очередной вдох. Лёгкие отказывались работать. Малыш-хранитель впивал в меня свои шипы, старательно воздействуя на точки акупунктуры. Помогало слабо.

Когда я почувствовала первые признаки недомогания, то потребовала, чтобы Алонсо взял Че, вместе с его т'хассами, и отправился к Аде. Муж отказался меня оставить. Пришлось пойти на компромисс. Алонсо отведёт Че к Аде и даст указания т'хассам, чтобы они в случае чего перебросили моих детей и внучку к Балли. А потом вернётся ко мне. Тхассам же, я мысленно приказала не выпускать мужа из комнат Ады. Острозубый и Быстрая остались со мной. Испуганный хранитель закутал меня в колючие побеги. Я стараюсь дышать, а чтобы отвлечься от боли, пытаюсь проанализировать случившееся со мной. Лорда Шауга в замке не было. Он ушёл порталом на совет лордов-протекторов. А я решила сделать маникюр. И рабыня, умирая, оцарапала меня. Она не специально это сделала. На маникюрные принадлежности кто-то нанёс контактный яд. Девочка получила свою дозу. А я... Я продолжаю бороться.

Кольцо Бездны обжигает кожу, помогая сосредоточиться. Нельзя отвлекаться. Надо дышать. Т'хассы, хранитель, охрана замка... как просто убить: нанести контактный яд на инструменты и просто немного подождать. Т'хассы не учуяли злые намерения, потому что их не было. Промежуточное звено удалено, исполнитель используется втёмную... Очень умно. Кто же у нас такой умный? И кто выбран жертвой? Я? Или Ада? Или... кто?! В глазах темнеет... Я и так вижу немного. Когда лежишь на ковре, обзор ограничен. Вдох... Лёгкие разрываются без воздуха... Вдох... Плохо. Не получается. Малыш-хранитель испуганно шипит. Ему тоже больно? Наверное, да. Мы же связаны. Колючие плети изменили положение. Теперь они ищут болевые точки. Острая боль прошивает измученное тело, заставляя судорожно дёрнуться. Вдох. Наконец-то.

Как просто было бы дома. Регенератор и полная откачка крови с очищением её от яда и шлаков с последующим переливанием обратно в тело. При необходимости наши технологии позволяют очистить не только кровь но даже и костную ткань. То есть, резидуал-яды потеряли свою актуальность. А здесь, в Бездне, с её магией, я умру от яда. Обидно. Вдох... Шипы впиваются в кожу, даруя возможность сделать ещё один глоток воздуха. Спасибо, малыш. Вместе мы - сила.

На кончиках колючих плетей хранителя вырастают зубастые пасти, которые начинают высасывать мою кровь, одновременно напитывая мои жилы ею же, пропущенной через тело хранителя. Теперь мы родные по-крови. Голова кружится, но резко наладилось дыхание. Зрение тоже восстановилось - рисунок ковра вновь обрёл чёткость. Но встать я пока не пробую. Слабость во всём теле. Малыш затих. Плети конвульсивно сокращаются, легонько касаясь кожи кончиками клыков... шипов, конечно же! Я испугалась, что он отравился. Я по сравнению с ним - огромна, а он умудрился полностью обновить мою кровь. Яда нет, только хмельной азарт бродит в крови, требуя приключений.

Уловила момент, когда хранитель упал с моей головы, подхватила его на руки. Он такой холодный! Колючие плети исчезли и на моих ладонях снова крохотное зелёное тельце создания Бездны. Пытаюсь его согреть, прижимая к груди. Испугалась, что малыш погиб, отравившись этой гадостью.

- Он спит. Просто устал. Не надо плакать, дающая миру жизнь.

Смотрю на Острозубого, поглаживая пальцами довольно шипящий комочек. Слава Богу, он прав! Малыш устал. Пусть отдохнёт.

- Почему ты зовёшь меня так?

- Это хороший, достойный титул для сокровища Бездны.

- Я не сокровище Бездны, Острозубый.

- Это пока.

Т'хасы зарычали "приветствуя" заполняющую комнату волну ледяного ужаса. Барон Алек, оказавшись рядом со мной (дорогой стражей можно пройти в замок высокого лорда Бездны?), поднял меня вместе с тихо шипящим хранителем и, держа на руках, шагнул... точнее, попытался шагнуть в Делон, но вынужден был сменить направление и мы оказались в комнатах Ады. Дочь кормит детёныша. Алонсо встал с кресла, катая желваки на скулах. Поприветствовал барона. Мне - ни слова. Обиделся. Слабым голосом позвала:

- Алонсо...

Молчание. Синие глаза полыхнули. Черти в них грозят мне вилами. Попыталась вывернуться из рук барона, не преуспела. В шипении хранителя прорезалось недовольство. Разбудит ведь малыша! Кстати, о малышах:

- Я не вижу Че.

Ада чуть сдвинулась, показав мне сладко спящего сына, перемазанного шоколадом. Опять конфетами кормит. А отцу и дела нет. Скандалить не ко времени. Опасно. Поэтому виновато вздыхаю. Ада ехидно улыбается. Змея, а не ребёнок!

- Мы возвращаемся на Модену.

- Конечно, муж мой. Ты сообщишь зятю? Или мы уходим прямо сейчас? Оставив Аду одну с ребёнком?

Прямо сейчас мы, разумеется, никуда не ушли. Запирающее заклинание (или как это правильно называется?) даже барон Алек не смог преодолеть. Войти в зáмок можно, а вот выйти из него - только когда хозяин выпустит. Наверное, от скуки создал заклинание. Помнится, барон Михал имел обыкновение собирать путников с близлежащих (в пределах часа на ройхе) дорог. В гости, ага. Истории заставлял рассказывать. Если история не нравилась, то путник получал приглашение поохотиться. А иногда барон щедро одаривал гостя и отправлял его до места назначения на ройхе с охраной. Впрочем, такое случалось крайне редко. А некоторые гости так и оставались жить в замке. Хороший собутыльник - большая ценность в баронствах. Может и зять наш собирает гостей подобным образом?

Ада покормила дочь, передала её няне, чтобы та уложила детёныша. Пошла с ними. Проследить, всё ли правильно делают. Мне это неинтересно, - я уверена, что гильдейская няня знает, как ухаживать за младенцем; но оставаться с разгневанным Алонсо страшно. В такой ярости мужа я не видела никогда. Буду отсиживаться в детской, пока зять не вернётся.

Через семь минут Алонсо появился в дверях со словами:

- Миранда, хватит прятаться.

Опасливо смотрю на мужа. Черти демонстративно отвернулись от меня, демонстрируя спины. Но, хотя бы, вилы убрали. Вздыхаю, демонстрируя раскаяние. Опустив голову выхожу из детской. Алонсо рассмеялся.

- Удивительная, если бы ты себя сейчас видела! Ты не на воробышка похожа, а на кошку, когда она крадётся вдоль стены, поджав хвост и прижимая уши.

Гостиная зятя лишилась нескольких хрупких украшений. Ада выглянула из детской, но решила не выходить. Барон тоже не показывается. Так что мы, практически, наедине.

- Алонсо, я...

- Тебе лучше помолчать, Миранда. Пока ты не придумала приемлемое оправдание своему поступку.

Разозлилась до невозможности. Орать не могу, - детёныши спят. Малышка опять уснёт, а вот Че, если проснётся - так легко не угомонится. Поэтому злобно шиплю, уподобившись сатх:

- Какое ещё оправдание?! Ты собирался сидеть и ждать пока я не сдохну. Очень заботливо. А кто защитил бы Аду? Она рохля, её надо вовремя сориентировать, поэтому ты должен был остаться с нашей дочерью. На кого покушались неизвестно. Может это вообще отвлекающий манёвр. А настоящая цель, - Ада.

Муж покивал головой, глядя на меня с жалостью. Попыталась стукнуть его стулом. Отобрал мебель и усадил меня к себе на колени. Тоже шёпотом начал выговаривать мне на ушко:

- Миранда, я намерен забыть о твоём проступке. Но повторения быть не должно. Ты поняла меня?

От интонации, с которой говорилась эта фраза, у меня всё внутри сжимается в тугой ком. Сглотнув, киваю, потому что в горле спазм и не могу произнести ни слова. Алонсо заглянул мне в глаза и удовлетворённо кивнул. Встал с кресла, держа меня на руках, и так и вышел к барону, охраняющему спящего Че. Уселись в комнате, решив не покидать покои Ады. Мало ли что... Расспрашиваю барона:

- Что привело тебя сюда, барон Алек?

- Наша дочь стала взрослой. - Уловив мой взгляд, пояснил: - взрослой с точки зрения стражей.

- Это потому что она отрастила себе плащ?

- Плащ не главное. Но, да, - это один из признаков. И теперь Ада нуждается в обучении.

- Ада ещё четыре с лишним месяца будет кормить ребёнка. Какое обучение?

- Элементарное.

Барону повезло, - вернулись лорд Шауг с лордом Этаном. Два разных скандала одновременно у меня не получаются. Надо работать над собой. А пока переключилась на зятя. Тёща я, или где? Лорд Шауг опрометчиво посоветовал мне успокоиться, чем привёл в состояние нормального бешенства. С шипением: "Аххх, уссспокойсссяяя?!!" - схватилась за ножи. Алонсо отобрал их у меня, и унёс Че, чтобы не мешать нам беседовать. Не муж, а змей какой-то! Барон Алек испарился, прошелестев, что идёт навестить внучку. Лорд Этан... остался. Наблюдает. Ну и пусть! Перебила всё, до чего смогла дотянуться, топала ногами и кричала. Никакой реакции, кроме восхищённого внимания. Обиделась, села на пол (ковёр с ворсом по щиколотку) и расплакалась.

И только тогда лорды-протекторы додумались поинтересоваться причиной такой бурной встречи.

- Я думала, Ада здесь в безопасности! А тут проходной двор для убийц!

Лорд Шауг переглянулся с лордом Этаном и сказал:

- Ада и ребёнок в порядке.

- Это потому что я решила сделать маникюр!

Меня подняли с пола, почтительно усадили в кресло, придвинули чайный столик, сотворив чашку чая с корицей. Сижу, грею руки о чашку. Жду, когда пройдёт дрожь.

- Моя леди, как твой маникюр связан с безопасностью леди Шауг?

Я была настолько удивлена, что всезнающие, читающие мысли лорды Бездны не понимают, что произошло, что промолчала. Исключительно потому, что первые три варианта ответа ни одна цензура бы не пропустила. А я должна подавать пример Аде. Девчонка и так в этой их Академии научилась всяким словам. Я ругаюсь, благодаря хорошей памяти, а мои дети... Надо, наверное, их в резервацию отправлять. Хотя и там уже не то воспитание, если судить по словарному запасу Кси, которая сейчас Клавдия. А нас за грубое слово заставляли мыть рот с мылом. Вне зависимости от половой принадлежности. Папенька, наверное, только в армии научился всяким словам. И он их не употребляет. Потому что с детства привык. И в нашей Академии, во время правления папули, курсантов тоже приучали выбирать выражения с помощью мыла. И это правильно! Хотя, Алонсо вот не ругается. Я от него никогда ни одного грубого слова не слышала.

- Моя леди... ты здорова?

- Исключительно благодаря хранителю.

Не выпив ни глотка, отставила чашку и попыталась встать. Меня вежливо усадили. Снова. Начала злиться.

- Леди Миранда, не гневайся, прошу. Расскажи мне, что случилось.

- Может быть проще просмотреть запись? У тебя есть служба безопасности?

Смотрю на лордов и понимаю, что никакой записи нет. Дикие места! Надо забирать Аду. Пусть живёт на своей асиенде. Барон научит её защищаться. Змей разведём, ройхов прикормим...

Лорд Шауг явственно зарычал. Мысли, значит, всё-таки читаем! А интересно, почему лорду не доложили о смерти рабыни? Кто-то же должен был её найти? И надо осмотреть маникюрные принадлежности, на них, наверняка остался яд. Или уже всё убрано? Тишь да гладь, да Божья благодать? Тогда, значит, кто-то в самом замке пособничает.

Лорд Шауг, извинившись, выскочил из комнаты. Лорд Этан, взял меня за руки и прикрыл глаза. Мысленно отращиваю когти. Глаза открылись. Опять искрятся авантюрином.

- Моя леди, ты в полном порядке. Никаких следов отравления.

Он что? Экспресс-диагностику проводил?

- Это потому, что хранитель забрал весь яд из моей крови.

- Не только поэтому. Ты меняешься.

Подумала, что теперь-то уж точно изменюсь. Ведь во мне - кровь хранителя. Малыш продолжает спать. Он уже не такой ледяной, слава Богу!

***


Расследование попытки моего отравления плавно перешло в кровавую баню. Лорд Шауг, не заморачиваясь виновностью, обновил весь персонал замка. Уничтожена вся обслуга вместе с семьями. Ну, как уничтожена, - скормили с'атхам, л'риссам и местной разновидности хищных рыбок: х'азмам. А тех, кто попытался воззвать к Аде, чтобы она просила супруга о жалости... Оказывается, плащи стражей - плотоядные. Дочь даже аурой не воспользовалась. Живая тьма взметнулась, заполнив комнату и... всё. Ни одного просителя. Барон доволен, - дочь освоила одну из боевых техник стражей; лорды-протекторы задумались, Алонсо... пожал плечами, крохотная Альбина пускает пузыри.

- Удивительная, откуда смятение? Ты ожидала от нашей дочери другой реакции? Она страж. И твоя дочь.

- Я не убиваю без разбора!

Алонсо, увернувшись от чайной чашки, меланхолично заметил:

- Нашему зятю придётся обновить сервизы.

Скользнул ко мне, усадил к себе на колени и замурлыкал на ушко:

- Миранда, чего ты ожидала от Ады? Её мать чуть не погибла. Странно, что она сама не занялась уничтожением обслуги.

- Это меня и беспокоит, Алонсо.

Муж приподнял левую бровь, демонстрируя весёлое изумление. Попыталась двинуть ему по рёбрам локтем, не преуспела. Была скручена, расцелована и утащена в спальню.

Через пару часов, муж потребовал объяснений:

- Миранда, поясни, что тебя беспокоит.

Всё-таки мужчины бестолковые. Всё им нужно пояснять!

- Ежу понятно: если Ада не уничтожает обслугу замка, - она не чувствует себя здесь хозяйкой. А поскольку лорд Шауг предоставил ей все права и следит, чтобы они соблюдались, то напрашивается единственный вывод - Ада не желает быть здесь хозяйкой. Прошло больше сорока дней после родов, а брак не осуществлён.

Муж поморщился:

- Не люблю ежей. Слишком умные.

А черти в синих глазах пляшут тарантеллу, показывая мне длиннющие языки. Укусила его за плечо. К ужину вышли с опозданием.

Нам пора уезжать, а уехать мы не можем, пока брак дочери не станет фактом. Зять ждёт приглашения, Ада "не понимает". И?

Не выдержала, собрала семейство лорда-протектора и двоих отцов Ады. Че играет со своими бездновыми друзьями, т'хассы присматривают. Малышка Альбина гуляет с няней. Милое дитя уже дважды пыталось няньку придушить, устраивая локальный вакуум (магия просыпается!). Огнём пока не балуется, но лиха беда начало. Лорд Этан воспринимается зятем, как член семьи. Конечно, если Бездна нас обручила... Не стала скандалить по этому поводу.

- Ада, почему ты не выполняешь обязательства?

Дочь безмятежно уставилась на меня синими озёрами. Змеи лениво купаются в глубине. Интересно, есть ли у меня здесь ремень?.. Зять попытался протестовать, но взглянув на барона промолчал. И это правильно. Алонсо насмешливо улыбается всем и никому. Черти за низким столиком азартно играют в кости. Барон шипит на дочь:

- Ада!

Вот как сделать гласные звуки шипящими? Барон Алек с блеском справляется с непростой задачей. Дочь молчит. Непрошибаемая лобовая броня. Вмешался лорд Шауг. Защищает фиктивную супругу? Мне подарена улыбка, полная почтительного восхищения. Лорда-протектора ремнём, конечно, не отхлестаешь... Но ведь издевается, гад!

- Лорд Алек, есть древний обычай, касающийся супружеских обязанностей. Муж не может настаивать на них, не доказав супруге своё превосходство в бою. Пока моя жена кормит нашу дочь, я не могу претендовать на её внимание.

Мне стало любопытно:

- А если превосходство окажется за женщиной?

Алонсо одними губами прошептал:

- Тогда она будет сверху.

Пришлось срочно покинуть комнату. Хотела прибить излишне игривого мужа, но смеялась так, что разболелся живот. За отливающей радугой тьмой слышно, как на два голоса смеются лорд Этан и барон Алек. Супруги остались наедине.

Что ж, если в Бездне такие обычаи, то мы с мужем и Че можем возвращаться на Модену. Покушение раскрыто. Ничего интересного, - политические игры. Лорда Шауга хотели рассорить с лордом Этаном. И с женой. Оказать услугу леди Наир, оставив Аду без защиты. Аду никто бы не тронул, - кара за сокровище Бездны превышает любую выгоду. А вот детёныша у неё могли бы забрать. Дурачьё! Ребёнок нуждается в материнском молоке. Впрочем, планы заговорщиков потерпели крах, лорды-протекторы обдумывают предъявы, а мы с мужем и Че возвращаемся.

Сразу по-возвращении, отправились на Саар. Навестить Зигги. Мужчины заняты делами - приканчивают очередную бутылку, а мы с Че копаемся в земле. Правда Че был рядом со мной, пока не появились его бездновы приятели. Няни сделали портал и четвёрка представителей Бездны вывалилась на полянку в моём садике. Сигнализация взвыла, прибежали мои мужья и охрана. Мужья успели раньше. Поскольку Алонсо знаком с бездновыми детёнышами, то конфликта не случилось, хотя Зигги недоволен.

Но отпустить Че поиграть муж согласился только по просьбе старшего поколения. Малышам в Бездне не принято отказывать, поэтому сановные родители не замедлили почтить своим присутствием Саар. Представились барону Зигмунду, принесли извинения за беспокойство и заверения во всяком и всяческом бла-бла-бла; поприветствовали нас с Алонсо - ну да, с самой свадьбы не виделись, и заверили, что Че будет в полной безопасности, вовремя накормлен и спать уложен. Столько хлопот, вместо того, чтобы просто сказать "нет" распоясавшимся детёнышам! А потом они двести лет в школе разума учатся себя вести. Вместо того, чтобы до пяти лет усвоить правила поведения.

Подумала, что лорд Этан будет недоволен, но я наших детей распустить не позволю. Барон Алек тоже недоволен, но юные стражи у меня растут в разумной строгости. Только Алана и Аду упустила. Вителлий Север виноват. Украл меня, когда они были ещё крошки. А барон и рад стараться. Разбаловал наследников. Теперь вот внучку балует. Единственная она у него пока. Надо найти что-нибудь о размножении стражей. Может, у лорда Этана есть инфо. Может, Бальде безднов лорд нужен в дополнение к мужу?

Когда я озвучила эти мысли, Алонсо раскашлялся и попросил не высказывать их при Вителлии Севере и, особенно, при Хальзе с Бадвардом. А Зигги просто покрутил у виска пальцем. Никакой культуры! Лучше бы о женихе для Дагмар подумал. Девчонке четырнадцатый год идёт. Она уже выше меня ростом, и вообще - богатырша. Как и все фон Фальке. Когда семейство собирается вместе - душа радуется смотреть на несокрушимую мощь. Но подыскивать для девочки стража, наверное, неразумно. Пока я не узнаю, как они размножаются... Надо Бальду с Хальзе отправить в храм Матери. Пусть молят о детёныше.

Эстанислао и Эстебания де ла Модена-Новарро-и-Делон (коротко - Челао и Тефана) родились в положенное время. Присутствовали: Алонсо, барон Алек, Зигги и наши с ними взрослые дети. Те, кто старше семнадцати. Че и Мирочку не допустили. Мирочка на занятиях, а Че отправили к Ясмин в гости. Ясмин - будущее Сокровище Бездны, но сейчас, когда им по три года, она влюблена в Че. Малыш галантен, как истинный кабальеро. И, поскольку, в отличие от безднят, он умеет себя вести, то юная безднова леди с восторгом общается с нашим сыном.

Вителлий Север прибыл на представление наследников вассалам герцога. Подарил Челао гладиус, а Тефане - набор метательных звёздочек. Мне вручил очередной букетик ромашек: эмаль, бриллианты, янтарь и платина. Алонсо смеётся, ему весело. Я же стараюсь не злиться, вспоминая недавний разговор.

Предложила мужу, когда придёт время, отправиться в Бездну. Все наши дети-стражи готовы отца сопровождать. Зять обещал встретить на выходе из озера Забвения. Мне невыносимо думать, что Алонсо уйдёт. И? Никакого толка! Взял мои руки в свои, взглянул мне прямо в глаза...

- Миранда. Нет.

Я кормлю детёнышей и мне вредно волноваться. Только поэтому не стала устраивать скандал со слезами.

- Может ты передумаешь? Ещё не время. Я просто...

Муж притянул меня к себе и тихо повторил:

- Нет, удивительная. На все щедрые предложения - нет. Я прожил хорошую жизнь, у меня есть жена, дети, даже внучка. И я благодарен судьбе, что успею просто уйти.

- Что это значит, Алонсо?

- Миранда, лорды Бездны не любят делиться. Может быть, лорд-протектор сможет договориться с бароном Алеком, но прочие твои мужья... Мне искренне жаль Вителлия Севера. Я успею уйти, барон Зигмунд, скорее всего, тоже. А вот консул...

Ну? Довёл-таки меня до слёз. Сижу, держа близнецов на коленях, и плачу, посылая им волны заботы и уверенности в себе. Уверенности, которой я не чувствую. Но главное, чтобы её ощущали мои дети. Мать спокойна и полностью владеет ситуацией.

На Алонсо злиться у меня никогда не получалось. Только дважды: после похищения и после покушения. А вот при каждом взгляде на Вителлия Севера с его безупречной выправкой, мне хочется рычать. Вспоминаю год строевой подготовки и... я его всё-таки убью, когда-нибудь. Если бы не папуля!

Хранитель уловил моё настроение и шипит на мужа. Алонсо с упрёком шепчет мне:

- Удивительная, консул наш гость.

А черти в синих глазах кувыркаются, щёлкая длиннющими хвостами. В общем, Хранитель Вителлия Севера ко мне не подпустил. Показала консулу язык. Получила замечание от Алонсо и Зигги сразу. Барон Алек мне замечаний не делает. Обнимает аурой мои бёдра. Детки радостно шипят. Нравится им многолюдье. Есть на кого поохотиться.

Из за радужного отблеска послышался смешок. В зал шагнули два лорда-протектора и Ада со своей дочерью. Малышка Альбина, увидев барона Алека, вырвала у матери свою ручку и побежала к деду. Лорд Шауг, скользнув к жене, подхватил её под локоток. Присмотрелась... Ну что ж, лорд позаботился о том, чтобы Ада осталась в его доме. Надеюсь, на этот раз будет сын. Хотя неизвестно, как прошёл традиционный поединок.

- Лорд Шауг вышел победителем.

Шёпот-дуновение мне на ушко, пока лорд Этан склоняется к моей руке. Мысленно выпустила когти. Я уже хочу измениться. Вот отращу чешуйчатые хвосты, как у Матери, и каждому достанется! Начну с Вителлия Севера. Нечего на меня смотреть котовьим взглядом! Нашёл воробышка. А потом и до лордов Бездны дело дойдёт. Чтобы мысли мои не читали. Сразу буду бить хвостом по голове.

Восхищённый вздох лорда-протектора заставил прервать полёт мечты. Лордов Бездны хвостами не запугаешь. Следовало понять. Наблюдаю за знакомством крохотных стражей с племянницей. Интересно, почуют ли дети родство? С Адой и Аланом они полнородные брат и сестра. Почуяли. Малыши шипят приветственно, Альбина выпустила ауру стража и гладит ею детёнышей. Барон Алек держится рядом. И правильно. Мало ли что! Когти прятать малышка ещё плохо умеет. А ещё боевой облик бездновой леди... Пусть кто-то из взрослых побудет рядом.

Напрасно беспокоилась. Девчонку передали няне. Так что, можно не опасаться эксцессов. Подозвала к себе Аду. Спросила, не нужна ли ей помощь. Теоретически, дочь должна справиться сама. Ада пообещала, что если почувствует неуверенность, то обратится обязательно. Сказала, чтобы дочь больше общалась с Люциллой. Вот кого в неуверенности не обвинишь! Дочь Вителлия Севера всегда "на коне". Ага, и с шашкой наголо.

В общем, приём прошёл удачно. Вассалы герцога убедились, что семья едина и крепка. Друзья-недруги оценили наших родственников. Стражи и лорды Бездны это вам не народное ополчение. Вителлий Север отбыл восвояси, сказав, что будет нас навещать. Скучает? Папуля уже раздвинул границы Империи до намеченных пределов? Лорд Этан мягко упрекнул меня:

- Моя леди, ты жестока к своему мужу.

Не стала спрашивать, к которому. Я думала о Вителлии Севере. Жестока? Я его памяти не лишаю!

***


Проводили Че в Академию. Помимо нас с близнецами, присутствовали представители Бездны: Ясмин с няней и её родители - лорд и леди Аллоу. Ясмин топает ножкой и требует, чтобы её тоже отправили учиться вместе с Че. Родители пытаются мягко образумить дочь, но чем дело кончится нетрудно предугадать. Вызвала Балли. Пусть договаривается. Академия миров Союза уже вырастила четырёх представителей Бездны. И сейчас в ней обучаются очередные близнецы Саэльмо. Лорд Вальде и леди Вальборг. Никак не пойму, через какие промежутки восстанавливается организм Люциллы. Балли говорит - это оттого, что с каждыми родами Люцилла меняется. Но домики, во всяком случае, у юных представителей Бездны типовые: крылатые замки на когтистых лапках, увенчанные головами сатх. В Академии уже привыкли и не вздрагивают.

Увидев будущие родовые замки Саэльмо-младших, родители Ясмин приняли решение не препятствовать обучению дочери в человеческой Академии. Малышка на радостях снесла магией пару крыш и вывела на плац подземную реку, создав стихийный гейзер. От избытка применённой энергии - вода кипит. Поджечь от восторга здание ей воспрепятствовали младшие Саэльмо. Магией пользоваться в Академии запрещено. Ясмин насупилась, но обещала сдерживаться. Старшие Аллоу восстановили разрушенные дочерью здания и плац, внесли штраф и плату за обучение, а в качестве извинения за плохое воспитание дочери, за полчаса создали полосу препятствий, адаптированную, по их словам, для людей. Ну... не знаю. Зигги прошёл. Остался в восторге. Но Зигги - не показатель. Надеюсь, курсанты не сломают себе шеи.

Как ни странно, маленькие представители Бездны к детям-стражам относятся без предубеждения. Че познакомил Ясмин со своими младшими братом и сестрой. Годовалые стражи тихо шипят и демонстрируют клыки и коготочки. Радуются знакомству. Пятилетняя леди Бездны раскрыв рот смотрит на необычных родственников своего приятеля. Старшие представители Бездны соблюдают дистанцию. Балли сказал, что предупреждение лорда Этана действительно для всех, а не только для его вассалов. Впрочем, после женитьбы лорда Шауга на Аде, отношение к стражам начало меняться.

Лорд Шауг наконец-то обзавёлся наследником. В протекторате дым коромыслом. Празднуют. Высокий лорд Абнер Шауг перешёл в боевую ипостась, едва сделав первый вдох. Молодой (три раза Ха!) отец в восторге. Мы с Алонсо и Алеком, впрочем, тоже. Положение Ады в Бездне окончательно упрочилось. Мать лорда высокой крови Бездны априори принадлежит к высшей аристократии. Повелители признали это. Повелитель Мара прислал Аде в подарок маула. Интересно будет посмотреть, как маул Ады будет общаться с маулом Люциллы. Фурвус уже не котёнок, а Эги - совсем крошка.

Побывали в Империи. Представили Кассию Агриппе внуков, а Императору - брата и сестру. Секунд не стал нарушать сложившейся традиции. И, после того, как дед взял внуков на колени - даровал своим новым родичам планетную систему в недавно присоединённых мирах. Мундир начальника Академии приведён в негодность, как и причёска. От одежды остались лохмотья, а аккуратная коса превратилась в нечто, напоминающее ком пакли. Всего за две минуты! Отец смеётся. После того, как он сложил с себя императорские обязанности и вернулся к управлению Академией, Кассий Агриппа позволяет себе проявление чувств.

Среди офицеров теперь появилось определение: птенцы Агриппы и подкидыши. Ужас! Вителлий Север, как любимый (читай самый старший из оставшихся в живых учеников)... не препятствует проявлению снобизма. А следовало бы! Наши собственные дети, кроме Вителлия Флавиана, все подкидыши! Но как же! Разве можно сравнивать! Впрочем, подкидыши не унывают. Выгрызают признание крепкими молодыми клыками. Наш Секунд тому яркий пример. Его дети тоже подкидыши. Как сказал мне сын: это значит только то, что надо работать вдвое больше. Это привилегия. Мне, как хронической лентяйке, это непонятно. Но консул одобрительно кивает головой. Алонсо улыбается светски, но одобряет. И это чувствуется. Не стала обращать внимание на мужские заморочки. Сколько посуды ни бей, это не исправить.

Забрала близнецов у деда. Протестующий рёв заполнил весь особняк папули. Мы традиционно собираемся семьёй в поместье отца. Разъярённая Лили примчалась с моим братиком на руках. Тоже ревущим, как корабельная сирена.

- Он только уснул! Что за!..

Подошла, заглянула в сморщенное от старания кричать громче племянников личико. Сказала тихонько:

- Эй, будешь так кричать, придётся менять пелёнки.

Крик прекратился настолько резко, как будто его выключили. На меня смотрят круглые серебристо-зелёные глаза лямбды. Ну, папуля! Не удивлюсь, что сценарий с временной отставкой Лили был разработан им лично. Просчитал, что стресс сдвинет её репродуктивную систему в нужном направлении. И ни одна зараза мне ничего не сказала. Начинаю злиться. Малышу, впрочем, посылаю волны спокойствия и уверенности. Нас уже трое. Это хорошо. А то вся верхушка Империи состоит из капп. А это чревато. Им дай волю, - все будут ходить строевым шагом. И в мундирах.

Братик улыбается мне, пуская пузыри беззубым ртом. Подкравшиеся детёныши тянут к Лили когтистые ручки. Взволновались. Лили бледнеет. Алонсо, скользнув к нам, поднял близнецов на руки.

- Познакомьтесь со своим дядей Квинтом.

Похоже, папуля именами не заморачивается. Как и Вителлий Север. Дети по порядковым номерам. Чтобы не путаться. Старшие так рядовыми легионерами и служат. Всё-таки странно. Это как их надо было воспитывать, чтобы... Или по поговорке: "на детях "великих" природа отдыхает"? Надеюсь, всё-же, что малютка Квинт будет достойным сыном нашего отца.

Эстанислао и Эстебания приветственно шипят и курлыкают. Радуются. Говорить от волнения разучились. Маленький Квинт улыбается родственникам. Совсем не боится. Впрочем, в таком возрасте они ещё не умеют бояться. Но главная цель достигнута: все успокоились. Лили передала сына подошедшей няньке и занялась папулей. Попыталась привести в порядок его причёску. Отец отмахнулся от жены. Беседует с Секундом, Вителлием Севером и бароном Алеком. Пригласили и Алонсо. Муж оставил мне детей и присоединился к мужчинам. Отправилась на лужайку. Пусть малыши побегают. Надо будет им сатх показать. Но позже, когда у них домики появятся.

Альбина уже вырастила домик. Маленький, почему-то толстенький, крылатый замок с тремя клыкастыми головами. Головы с клыкастыми клювами - похожи на л'риссов. Лапы тоже напоминают птичьи. Шесть лап, два крыла и три головы. Вот такое милое сооружение. Леди Наир выпала в осадок и там пребывает. После того, как Ада родила наследника лорду Шаугу, Повелители признали за ней право воспитывать Альбину. Тем более, что девчонка наполовину страж. Положим, леди Бездны из неё и бабушка воспитать сможет, но как она будет справляться с силами стража? Она их не понимает. Ада же сама страж. Повелители дали леди Наир выбор: или она терпит ежедневные визиты лорда Алека (это они барона так называют), или одно из двух. С бароном Алеком леди Наир предпочла не встречаться. Сейчас мою внучку готовят к Академии. Лорд Шауг попытался было возразить, но Ада и гостившая у неё Люцилла, одновременно рявкнули и Балли увёл зятя от греха подальше. "Не тронь святое", как сказала леди Арнора.

Вернулись домой. Алонсо занялся делами герцогства, - решил дать первенцу отдых. Я, по обыкновению, тунеядствую. Занимаюсь с близнецами. В основном, играем. Занимается с ними барон Алек. Я же только строгость навожу. Ага, мать-ехидна. Когда барон указывает мне на недопустимость жёстких рамок для стражей, я указываю ему на Аду. Точнее, на результат, к которому привело излишнее потакание деткам. А вечером укладываю малышей и иду к себе ждать серенаду. Дни летят. Чуть больше двух лет осталось до перехода к Вителлию Северу.

Домики создавали втроём: наши с Алонсо близнецы и леди Ясмин. Детки сбежали из Академии. Че опекает юную леди Бездны. Учит её охранным системам. Магией ребёнок честно не пользуется. Вальде и Вальборг следят за этим, готовые блокировать выброс силы. Но пока малышка справляется.

Так вот, о домиках: собрали целый консилиум - пригласили Балли и барона Алека. Лорд-протектор тоже явился посмотреть и проконтролировать. И леди Арнора, - куда же без неё.

Это не считая родителей Ясмин. Но к детям допущены только барон Алек до сих пор пребывающий в шоке от сооружений, выращенных под руководством Балли, Дитером и Дагмар и лорд Балли Саэльмо. Всё таки, леди Ясмин - представительница Бездны. Все прочие приглашённые лица наблюдают из асиенды.

Наблюдаем. Лорды "включили" зеркало Бездны, мы смотрим в панорамный экран. Сначала говорит барон Алек. Дети слушают. Ясмин хлопает глазами - ей что-то непонятно. Балли улыбается, слегка сощурившись. Изучив зятя вижу, что лорд Саэльмо в ярости. Что-то барон такое сказал, что лорду Бездны не по нраву. Балли шагнул вперёд, взял ручки Ясмин в свои ладони и начал объяснять ей. Эстанислао и Эстебания скользнули поближе - слушают. Барон заложил руки за спину, стоит с индифферентным выражением лица. Змеи выглядывают из его плаща, скалят пасти, пробуя раздвоенными языками воздух, и снова прячутся во тьме. Барон готов атаковать. Впрочем, как и всегда. Вспомнила, как Алек спустился по лестнице баронского дома после ночи гостеприимства: вот это был настоящий ужас. А сегодня, - так, демонстрация силы. У наших сыновей плащи ещё не отросли. И вообще, взрослая из детей-стражей только Ада. Надо их в Бездну погостить отправлять. Ага, к леди Арноре. С её ядовитым языком у них не только плащи отрастут.

Балли закончил говорить и сделал шаг назад, выпустив руки Ясмин. Лорд Саэльмо как-то умудряется беседовать с ребёнком не демонстрируя разницы в росте. Дети сосредоточились. Такие серьёзные личики - сплошное умиление. Наконец, выпустили коготочки, процарапали свои ручки, добывая кровь, и посеяли алые капли в песочек. Ясмин зажмурившись что-то шепчет. Мои дети тоже шевелят губами. Краем глаза наблюдаю за представителями Бездны. Лорд-протектор вежливо улыбается, а родители Ясмин не сводят глаз с дочери. Леди Арнора, хищно пригнувшись, следит за бароном.

Наконец вылупляются домики. И все три домика с головами! Только у будущего замка леди Ясмин три головы, а у созданных моими детьми - по одной. На кого похожи эти головы пока не разобрать. Уж больно крохотные домики. Но все они шестилапые. Смешно подпрыгивают и со всех лап бегут к хозяевам прятаться. Эстанислао и Эстебания упрятали их в кармашки, а леди Ясмин прижимает к себе, как котёнка. У девочки нет карманов? Балли сделал непонятный жест и одеяние леди изменилось. На ней платьице с фартуком, отделанным кружевами. Ясмин устроила свой домик в кармане передничка и присоединилась к стражам. Дети возбуждённо обсуждают что-то. Барон и лорд Бездны спокойно переговариваются. Алек, наконец-то, успокоился. А вот мне самое время начать волноваться. Если у домиков есть головы, - они же захотят есть? А чем их кормить? Будут бегать на охоту? А дети? Зятя я всё-таки прибью! Что он такое детям объяснил на этот раз, что у них такие избушки получились?

- Моя леди, лорд Саэльмо здесь ни при чём. Ты меняешься, меняются и твои дети. Лорд Эстанислао и леди Эстебания уже не совсем стражи. Точнее, - не только стражи. В них чувствуется кровь матери-Бездны. Сразу чувствовалась.

Лорд и леди Аллоу и тётушка Балли синхронно кивнули, соглашаясь. Начинаю злиться. Почему я слышу об этом только сейчас, когда детям три года? В то, что барон не заметил изменений в детях, я не верю. Пора хвосты отращивать. Чешуйчатые. С когтями! К сожалению, не получается. Малыш Хранитель вскарабкался мне на голову и шипит на представителей Бездны. Лорд-протектор рассеянно погладил его кончиками пальцев, как котёнка. Лорду Этану Хранитель доверяет. В шипении слышатся довольные нотки. Вот так и лишишься шкурки, доверившись.

Получила гневный взгляд будущего мужа. Показала лорду язык. Нечего мысли читать! Лорд-протектор, склонившись, целует мою руку. Шёпот, как дуновение:

- Леди Воробышек, не надо испытывать мою стойкость.

Отобрала у лорда свою руку, отошла к мужу. Алонсо улыбается лорду Этану. Сахарные зубы вспыхивают, как обнажённые клинки. Лорд-протектор присоединился к бездновым гостям. Ждём детей.

Малыши влетают в зал и бегут к родителям. Вытащили из карманов домики, показывают нам. Гордые и счастливые. Домики сучат лапками, и недовольно шипят. Надо их Анне показать. В созданиях Дитера и Дагмар моя сноха опознала корабли. А что вырастет из этих творений? Может, тоже корабли? Носы драккаров украшались драконьими головами...

Смотрю на кроху Ясмин, демонстрирующую родителям свои достижения. Леди Аллоу что-то говорит дочери, та возражает, потом гневно топает ногой. Подумала, что за такое поведение моя дочь была бы наказана. Родители же Ясмин, вздохнув, согласились с дочерью. Юная леди Бездны отправилась к нам. Точнее, к Че. Довольная и счастливая. Свой дом, - это важно. Интересно, чем леди Аллоу вызвала такую реакцию дочери? Хотела забрать её из Академии? Девочке там нравится. Соблюдение правил внутреннего распорядка для неё как игра. Одна из многих игр, точнее.

Курсанты отбыли в Академию, родители Ясмин - в Бездну. Лорд-протектор отправился к Зигги, а оттуда они вдвоём собираются посетить Рапалль. Лорд Этан предложил создать на Рапалле охотничий домик, где охотники могли бы отдохнуть перед охотой, или после неё. Барон поднял архивы. Каждый фон Фальке предпринимал попытку построить на Рапалле форт. Безрезультатно. Вернее, - нулевой результат с огромными затратами людей и техники. Первоначально бароны возглавляли строительные экспедиции, но поскольку фон Фальке всегда сражаются в первых рядах, то все бароны погибали. После гибели шестого барона, Повелитель издал Указ, запрещающий главе рода принимать участие в освоении. Любого рода, не только фон Фальке.

Зигги, соблюдая традицию, собрался отправить экспедицию, в которой у каждого участника был бы точечный портал на Саар. Чтобы сохранить людей. Смешно! Он же был на Рапалле. Охотился вместе с Алонсо. О какой сохранности может идти речь? Точнее говоря: как строить в таких условиях? Лорд-протектор, - это совсем другое дело. Во-первых, высокие лорды Бездны умеют строить при помощи магии, во-вторых, их сооружения способны защищать себя самостоятельно. В третьих, от такого предложения не отказываются.

Балли собрался откланяться, уже поцеловал мне руки на прощанье, но появился Лопе. Отозвал зятя в сторону, опомнился, поприветствовал нас с Алонсо и вернулся к разговору. Сижу в кресле, раздумываю: не швырнуть ли в ребёнка чашкой. Совсем оскотинился герцог!

- Удивительная, не гневайся. Когда ты начинаешь полыхать глазами, я испытываю сильнейшее желание украсть тебя и увезти далеко-далеко.

Смотрю на мужа - издевается, или правду говорит? Вид самый серьёзный, а черти в глазах отплясывают чечётку.

- И у кого на этот раз ты собираешься меня украсть, муж мой? У себя самого?

Алонсо вздохнул и... промолчал, ограничившись поцелуем руки. Захотелось разогнать детей и удалиться с мужем... далеко-далеко. Или хотя бы в спальню. Наблюдаю за беседой сына и зятя. Балли выглядит удивлённым и даже растерянным, Лопе настаивает. Интересно, о чём мой сын просит лендлорда Бездны? Надо навестить Люциллу.

- Миранда...

Улыбаюсь мужу. Алонсо касается моего подбородка, выражая молчаливую просьбу отвернуться от беседующих. Переключаю своё внимание на супруга. Что он собирается мне сказать?

- Удивительная, может быть следует ограничить общение Че с леди Ясмин? Наш мальчик не пара сокровищу Бездны.

- В пятьдесят лет она отправится в их школу разума, Алонсо, и двести лет безвылазно будет учиться там. Всё сойдёт на нет.

- Ты не видишь проблемы? Дети растут.

- У тебя есть невеста для Че? Познакомь их. Малыш может быть другом и рыцарем одной и женихом и рыцарем другой.

- Малыш может. Но как воспримет это юная леди Бездны?

Поймала себя на выстукивании по подлокотнику марша легионеров. Вителлий Север подхватил это у папули, а я, соответственно, у мужа. Кассий Агриппа таким образом сопровождает размышления. Выработку стратегии. У консула же Империи этот марш - предвестие перехода в ипостась "Лютый". Я, как и папенька, размышляю. Надо лучше следить за руками. Алонсо улыбается довольный. Озадачил меня проблемой и радуется, змей. Черти в синих глазах околачивают груши. Хвостами. Сбивают грушу с ветки и с жадностью её поедают. Вместе с сердцевиной. Радостно скалясь, щелчком бросают хвостик в соседа. Поморгала, чтобы избавиться от наваждения и постаралась сосредоточиться.

Леди Бездны - это действительно проблема. Лорд и леди Аллоу смотрят сквозь пальцы на увлечение дочери. Она ещё ребёнок и будет таковым до трёхтысячелетнего возраста. Че столько не проживёт. Когда малышка Ясмин станет постарше, за ней начнут ухаживать лордёныши высоких семейств. Че могут просто убить. Малыш не станет молча сносить оскорбления и пренебрежение. И мой ребёнок умрёт. Он человек и с лордом Бездны ему не справиться. Конечно, лорд Этан высказал своё пожелание по поводу моей семьи, но... Но! Лорд Этан не единственный лорд высокой крови. А сокровище Бездны достойный приз, чтобы пренебречь предупреждением лорда-протектора. Учитывая, как "часто" у высоких лордов Бездны рождаются дети. Ясмин из дома Аллоу, Гедеон из дома Кэррон и дети Ады - единственные потомки высокой крови за многие тысячелетия. Клан Саэльмо, хоть и весьма уважаем в Бездне, но к высоким домам не относится. Хорошо, что у Люциллы уже шестеро детей. А то многие высокие лорды из свадебных гостей присматривались к моей дочери. Но здесь уже сама мать-Бездна защищает семью. Против Бездны не попрёшь. Впрочем, Балли, во избежание, Люциллу одну никуда не отпускает. И это правильно.

- Поговори с Че. Ты сможешь найти нужные слова. Говорить с девочкой ещё рано. Не надо закладывать в её головёнку лишние мысли.

- Боюсь, что уже поздно, Удивительная.

- Не бойся. Им по семь лет. Если правильно подойти к вопросу, то всё ещё можно решить. Может мне посоветоваться с кем-нибудь в резервации? Там умеют создать правильный настрой. - Вспомнила юную кси, ставшую женой моего сына, поправила себя. -Умели в моё время.

Алонсо "испуганно" расширил и без того большие глаза. В синих озёрах плещется "ужас". Черти в панике машут когтистыми лапами. Не выдержала, захихикала.

- Миранда, вот резервацию вмешивать сюда не надо. Наш мальчик всё-таки не столь закалён, как чистокровные выходцы из этой... - поймал мой негодующий взгляд, встал на колено возле моего кресла, завладел моими руками и, целуя ладони, закончил фразу - этого без сомнения почтенного заведения. Я всё-таки тебя украду. Прямо сейчас.

И? Я хочу сказать, что? Провалились в точечный портал. Сижу на коленях мужа в домике на дереве, слушаю непристойную песенку, которую Алонсо шепчет мне на ушко, попутно освобождая меня от лишней по обоюдному мнению одежды, хихикаю и пытаюсь отбиваться.

- Удивительная, не отталкивай меня. Ты разбиваешь мне сердце.

Прижалась к мужниной груди, слушаю: бьётся, или уже разбилось... Счастье... оно всё-таки есть!

***


Беседу с сыном Алонсо решил отложить. Сказал, что ему нужно подумать. Пусть думает. Он отец, ему и карты в руки. Мне хватает хлопот с близнецами и их домиками. В очередное посещение Империи они открыли охоту на сатх. Дворцовый парк... от него остались воспоминания. Секунд обрадовался, сказав, что с детства мечтал переделать здесь всё. Но это он так деликатничает. Близнецов наказала. Надо следить за своими подопечными. Алонсо хотел взять на себя переустройство парка, но ему отказали из соображений безопасности. Благородный Клавдий, стажирующийся у Вителлия Флавиана, был непреклонно вежлив. Но смысл прочитывался ясно: "Нам ничего не надо. У нас всё есть. То есть, справимся своими силами".

Вызвала Балли. У зятя сатх в гербе, - кому и устраивать их, как не ему. Подумывала вызвать внуков, но решила этого не делать. Асмунд и Асхильд ещё дети, несмотря на то, что им около сорока лет. В Бездне время течёт по-другому, вот я и не могу точно определить. Судя по тому, что детёныши ещё не в школе разума, пятидесяти им ещё нет.

Лорд Саэльмо был удивлён. И это ещё мягко сказано. Конечно, превратить огромный парковый комплекс императорского дворца в руины за пару часов без всякой магии, - это не каждому дано. Мои дети, вот, справились. Хлопают синими глазищами на зятя, прижимая к себе недовольно шипящие домики. Испугались, что домики тоже высеку.

- Мама, ты слишком сурова к детям.

Хитрющий лорд Бездны одной этой фразой завоевал сердца близнецов. Но если зять думал, что ему удастся отвертеться от благоустройства дворцовой территории, то он жестоко ошибся. Смотрю в ехидно сияющие золотые котовьи глаза и начинаю улыбаться. Фирменной улыбкой папули. Зять поёжился.

- Балли, надо обустроить жилища сатх. Ты видишь, что произошло.

Поскольку сатх уже достопримечательность императорского дворца - о том, чтобы перебазировать их куда-нибудь ещё не может быть и речи. Все это понимают. Балли смотрит на детей и спрашивает:

- А что здесь произошло?

Эстанислао и Эстебания наперебой возмущённо объясняют:

- Мы играли со змейками, а мама нас наказала. Вот.

Балли вызвал радугу Бездны и произнёс какую-то формулу:

- По праву крови и силы...

Дальше я не разобрала. Очень быстро говорил лорд. Но зеркало Бездны показало нам недавние события. В ускоренном темпе. Что ж, вероятно это и была игра. Сначала домики разыскивали сатх, те старались спрятаться, но хищные избушки покусывали змей за хвосты, пока те не разозлились. Потом уже сатх гонялись за домиками, старательно огибая детей, упорно лезущих в эту кучу-малу. Избушки порхают, бегают по змеиным головам, и умудряются кусать их в процессе игры. Змеи... тоже играют.потому что проглотить обнаглевшие домики любая (любой) из сатх могли бы без особого труда. Дети помогают домикам, атакуя сатх своей аурой. Все зелёные насаждения в парке уничтожены. Деревья ободраны, кусты поломаны, о цветниках вообще говорить нечего. А учитывая, что и змеи и домики ядовиты, то скорее всего деревья и кусты не выживут. Балли восхищённо уставился на близнецов:

- Надо вам погостить у тётушки. Леди Арнора будет в восторге.

- Сомнительно. О чём вы говорили с Лопе? Чем мой сын сумел удивить тебя?

Хитрый лорд разразился пространной речью, умудрившись не сказать ни слова по существу вопроса. Начал с восхищения моей материнской заботливостью, закончил восторгаясь моей внешностью, грацией и умом. От попытки выцарапать бесстыжие котовьи гляделки со смехом уклонился. Щелчком пальцев восстановил парк в прежнем виде, поцеловал мне руки, заверив, что беспокоиться мне совершенно не о чем, и исчез в радуге. Детёныши собрались нырнуть за родственником. Пришлось пригрозить:

- Высеку.

Смотрю, как огромные синие глаза заполняются горькими слезами, в которых купаются недовольные змеи. Чувствую себя матерью-ехидной.

- Разве вы не собирались навестить благородного Кассия Агриппу?

Всё. Балли забыт. Папуля успешно конкурирует с Бездной. Дети кинулись приводить себя в порядок. Домики тоже плескаются под душем. Включила режим сушки тёплым воздухом. Не хватало, чтобы они простудились. Детей вылечат быстро, а как лечить избушки?

Связалась с отцом. У папули через полчаса обед, он сказал, что будет дома, разрешив визит. Чистые и принаряженные близнецы шагнули в портал. Удивительно, что за год впечатление от Кассия Агриппы не потускнело.

Сбросив с себя императорские заботы, папуля помолодел. Дети, забыв о хороших манерах с визгом кинулись к нему, забрались на колени и щебечут, рассказывая свои новости. Домикам на коленях папеньки места нет и они возмущённо подпрыгивают, хлопая крыльями. Крылышки растут, но кораблей из них, похоже не получится. В отличие от жилищ Дитера и Дагмар, в которых Анна с первого взгляда увидела корабли. И тут меня осенило: Лопе просил Балли помочь Анне вырастить корабль. Поэтому зять так растерялся. Ройхи помогли моей снохе вылезти из депрессии, вызванной утратой матрицы её корабля, но Анна всё равно тоскует. Как птица в клетке. Вот Лопе и не выдержал. Надеется, что обретение корабля поможет Анне смириться с судьбой?

Конечно, сбежать ей не удастся. Т'хассы найдут где угодно. А если не т'хассы, то бездновы детки. Или стражи. Попала в семью, - в ней и останется.

- Агриппина, ты здорова?

Опомнившись склонилась перед отцом. Оказывается папенька спрашивает меня о чём-то.

- Прости, отец, я не расслышала вопроса. Задумалась.

- Я сказал, чтобы ты не опасалась за Лопе. Анна знает, что ей некуда идти. И она уже привыкла к мужу.

- Да, отец.

А что ещё я могу сказать Кассию Агриппе? Пусть он и не император, но это ничего не меняет.

- Могу я увидеть братика?

- Он в резервации.

В шоке смотрю на папулю. Он что?..

- Не смотри на меня так, Агриппина. Чистокровные будут воспитываться в резервации. До семнадцати лет.

- И дочери тоже? А потом обязательные три контракта?

Папуля бесстрастно смотрит на меня. Ему хорошо, у него одни сыновья. А у меня и дочери появляются. С другой стороны - я же выросла в резервации. И папенька вырос там. Ничего страшного. Пусть воспитываются.

- Детей-стражей в резервацию нельзя отправлять. За ними нужен присмотр. И домики у них... и... и барон будет против.

Фразу закончила шёпотом. Отец не любит возражений. Он их попросту не слышит. Так кажется на первый взгляд. На самом деле всё слышит и всё запоминает. Но на сей раз мне повезло.

- Я говорил о чистокровных, Агриппина. Стражи и твои дети от герцога де ла Модена-Новарро и барона фон Фальке будут воспитываться как и прежде. В семье.

Осторожно спрашиваю:

- А как к этому относится Вителлий Север. Он требовал чтобы я сама занималась нашими детьми.

Подумала, что я уже привыкла заниматься с детьми. Мне будет не хватать их.

- Агриппина... Ты меня удивляешь. Я понимаю, - кси. Это линия такая домашняя. Но ты?!

- Я привыкла к детям, отец. Я знаю, что о них будут заботиться, но это каппы. Они нуждаются в жёсткой руке и в то же время им нужна мягкость.

Папуля откинулся на спинку кресла и улыбается. Как кот, наблюдающий за птичкой. Замолчала, - слова кончились. Отец уже всё решил.

- Мягкость... Напомни мне, кто сегодня применял телесные наказания к детям?

Наглые детёныши с упрёком смотрят на меня. Разозлилась, но вида не подаю.

- Они заслужили. Если бы ты видел, во что превратился дворцовый парк, ты согласился бы со мной. Пришлось вызывать зятя, чтобы восстановить прежнее великолепие.

- Из за какого-то парка? Агриппина...

В голосе отца мягкий упрёк. Злость переходит в бешенство. Пока ещё контролируемое. Вежливо сквозь зубы поясняю:

- Из-за того, что дети включили в игру сатх. Конечно, змеи не тронули их, но они ядовитые и яд разъедает кожу.

Отец посмотрел на внуков. Тёмноволосые головёнки пристыжено опустились. Домики ковыряют лапками пол, демонстрируя готовность провалиться сквозь землю. Не выдержала, рассмеялась.

- Можете идти, Агриппина. Обед почти закончился.

Опомнилась. Папуля из за нас не поел. Он же сожрёт всю академию! Голодный Кассий Агриппа - это стихийное бедствие. Метнулась к кулинарному автомату, сформировала заказ, дети торжественно отнесли отцу приправы и салфетки. Поднос с обедом я донесла сама.

- Прости меня, отец. Я забыла, что твоё время расписано по минутам.

- Если вы не обедали, можете разделить со мной трапезу.

Конечно дети загалдели, что они хотят пообедать с дедушкой. Заказала ещё три обеда. Вителлий Север, явившийся порталом, подхватил два подноса, сказав мне:

- Кариссима закажи и мне что-нибудь.

Не стала скандалить, - отец наблюдает. Заказала обед и для мужа. Взяла салфетки и приправы. Подносы унёс консул. Сидим за столом. Обедаем. Хочу спросить о Лили, но боюсь. К счастью, Вителлий Север заговорил на интересующую меня тему:

- Я не вижу бабулю. Лили отправилась отдыхать?

- Лилия отправилась в резервацию. После развода.

- Вот как?

В голосе мужа безразличие. А я... не удивлена. Лили не простила отцу решение о детях. Квинта отдали в резервацию, и его мать отправилась туда же. Можно подумать, кто-то допустит её к эталонным детям. Всё, чего она добьётся, так это программы психологической реабилитации. Не знаю, правда, применяют ли её к неэталонным чистокровным? Теоретически, - должны.

Разводом я не удивлена. Если у Императора имеется секретариат, то у начальника Академии только адьютант. И жена. А Лили... Лили была приемлема в качестве жены Императора, но в жёны начальнику Академии она не годится. Папенька ненавязчиво дал ей это понять, создав невыносимые условия. Невыносимые для чистокровной, разумеется. Патрицианки привычные. Вести хозяйство, обеспечивать мужу уют. Патриции не задумываются, как управляется поместье. Испокон века мужчины занимаются войной и политикой. А патрицианки волокут на себе весь этот воз. Поместье, если оно есть, или дом, если поместье отдано за контракт с чистокровной. Причём, имущество должно приносить доход. Наверное, это всё-таки в крови. Я только детей рожаю и воспитываю. А хозяйством занимаются подобранные мужьями управительницы. Когда я однажды высказала Алонсо своё огорчение, что я ничем не могу помочь мужу, он, рассмеявшись, подхватил меня на руки и унёс в наше убежище на островах. Зигги ещё раньше высказался по этому поводу. В том смысле, "что за дурь мне в голову лезет". При бароне Алеке у меня даже мысли о своей никчёмности не возникает. Я знаю, что для барона я главная женщина в его жизни. Лили могла бы заняться домом Кассия Агриппы, но... она ему надоела. Точнее, они устали друг от друга. Сорока пяти лет не прошло! Но кто же будет заботиться о папуле?

- Агриппина сдержи своё любопытство.

Обиделась на отца. Сижу молча, пью чай с корицей. Дети уплетают шоколад. Чумазые, как не знаю кто. Придётся их умывать. Вителлий Север закончил обедать и крутит в пальцах бокал с минералкой. Папенька пьёт чай.

В дом кто-то вошёл. Малыши насторожились - их ауры ринулись на разведку. Домики наперегонки выбежали из столовой. Послышался испуганный возглас. Судя по голосу - молодая девушка. Ну, папенька! Опять за старое.

- И сколько ей лет? Твоей новой жене?

- Агриппина. Подожди пару минут.

Смотрю на дверь. А Вителлий Север ощупывает меня глазами. Алонсо будет недоволен. Надо было его дождаться. Но он засел с Секундом и Вителлием Флавианом, а я рассчитывала вскоре вернуться.

В столовую вошла юная патрицианка. Моложе Юлии! Вежливо улыбается нам, восторженно-смущённо глядя на Кассия Агриппу. Стараюсь не смеяться. Конечно, эта девочка не моложе Юлии. Лет девятнадцать-двадцать ей уже исполнилось. Но... Но! Папуле триста двадцать четыре года. И скоро он начнёт стареть. Впрочем, она постареет раньше. Разве что прививку, как Юлия, сделает.

Папуля встал из за стола, подошёл к девочке, взяв её за руку, повернулся к нам.

- Антония, познакомься с моей дочерью и внуками.

Хотела сказать, что рада познакомиться с очередной женой, но вспомнив леди Арнору, решила придержать язык. Да и детям дурной пример подавать не хочется. Вышла из за стола, близнецы тотчас уцепились за меня выпачканными в шоколаде ручками. Вителлий Север, к счастью, не приближается. Малыши на него уже нашипели. Стоим втроём напротив супружеской пары. Рассматриваю обоих. Ага, на предмет - пара они, или так... погулять вышли. Безусловно, - пара. Папенька в кои-то веки может быть спокоен за свои тылы.

Юная Антония, несмотря на свой возраст, твёрдой рукой управляет домом. И успевает заниматься распорядком дня Кассия Агриппы. Как и Юлия она папеньку обожествляет. Мысль о том, чтобы огорчить его приводит её в суеверный ужас. Порадовалась за отца. Умыла детей и отбыла порталом во дворец. Вителлий Север двинулся было к нам, но Кассий Агриппа качнул головой и консул остался на месте. Дети, старательно копируя Алонсо, поклонились деду, весело помахали ручками улыбающейся Антонии, предупреждающе оскалились на Вителлия Севера - в общем, со всеми попрощались и мы шагнули в портал. Похоже, моя новая мачеха стражей не боится. В отличие от Юлии, изжившей свой страх только когда потребовалось утешить маленьких Бадварда и Бальду. После демарша Тита, назвавшего своих брата и сестру богомерзостью. Вот кого надо было в резервацию отдавать!

Поговорю с Манлием. Не хочу, чтобы Вителлии Северы росли в резервации. Каппа, ставший основателем рода, дослужился только до центуриона. Это был его потолок. Нельзя сказать, что армия Республики не предоставляла чистокровным возможности карьерного роста. Дослужился же папенька до легата-прим! Дело в воспитании. Капп с детства надо приучать к ответственности не только за себя, но за Империю. Папулино распоряжение может лет через триста обезглавить армию Империи. Не стражей же консулами делать...

Манлий, когда я его нашла, очень удивился. Оказывается, папенька и не думал о Вителлиях Северах, когда издавал свой Указ. Вителлии Северы будут проходить через Академию. Их достаточно муштруют дома. А вот остальные чистокровные (читай: папенькины отпрыски) обязаны начинать свой жизненный путь в резервации.

Успокоенно вздохнула. На остальных мне, по большому счёту, наплевать. Пусть это нехорошо по отношению к братьям, но папеньке лучше знать. Четвёрка старших прошла через Академию. И? Никакого толка! Тит, воспитывавшийся не Вителлием Севером тоже особыми талантами не блещет. Он хороший исполнитель, способный импровизировать, но... Но! В пределах поставленных задач. А его братья, несмотря на жесточайшую муштру, могут возглавить армию. Секунд с Империей справляется. Похудел, правда, осунулся, но... справляется. Терций стажируется у Вителлия Флавиана. Вместе с Клавдием. Вителлий Флавиан намерен передать дела Клавдию, а Терций будет его заместителем. Очень удобно. Эльза - главный имперский аудитор, а муж её займётся безопасностью Империи. Квинта отец натаскивает на консула. Конечно, Квинт, росший в баронствах, более раздолбаист, чем Секунд с Терцием, но! Консул из него выйдет не хуже его отца. Вителлий Север, будучи пьян и расстроен, сказал, что Секунд был бы лучшим, чем он. Думаю, что папуля это заметил раньше. Была какая-то войсковая операция, в подготовке которой участвовал Секунд. После этого Император пристально следил за карьерой внука.

Вернулись к себе на Модену. Отправила близнецов погостить к Люцилле. Пусть обучают домики дисциплине. И сатх там полно в подвалах замка... А мы с Алонсо слетали на Новарру поохотиться и просто побродить, пожили пару недель на островах... в общем, чудесно провели время. Через три месяца забрала детёнышей. За это время они выучились строевой подготовке и с упоением маршируют вместе с домиками. Я забыла, что Люцилла, родившаяся и выросшая на асиенде, урожденная Вителлия Север. Строевая подготовка - обязательна для всех, живущих в замке лендлорда Саэльмо. Хорошо, что я не осталась погостить, как Балли меня ни уговаривал. Конечно за год без памяти строевую я освоила почти в совершенстве, во всяком случае, выправка моя нареканий не вызывает. Но! Я принципиально ею не занимаюсь! Люцилла была бы огорчена дурным примером подаваемым мной.

А дети пусть маршируют. Им скоро в Академию. Всё равно обучаться строевой подготовке, так почему не сейчас? Навестили Зигги. Дитер и Дагмар как раз прогуливают, так что почти вся семья в сборе. Зигмара нет, - он отрабатывает контракт. А Зигфрид уже помогает отцу управляться с баронствами. На Альмейне и здесь. Как быстро идёт время...

***


Вителлий Север навещал нас несколько раз. Не нас, а близнецов. Эстанислао и Эстебания уже не шипят на дядю Люка. Совершенствуются в приёмах строевой подготовки. Вместе с домиками. Когда у нас гостят Че и леди Ясмин Аллоу, занятия проходят намного веселее. Наблюдаем за домиками. Трёхглавый замок сокровища Бездны пытается командовать, но расстановка сил не в его пользу. Единственное, что ему удаётся - кусать обе избушки одновременно. Но и те не остаются в долгу. И вместо упражнений мы наблюдаем кучу-малу, перекатывающуюся по плацу. Причём все домики возмущённо верещат. Потом появляются старшие близнецы Саэльмо и их будущие замки наводят порядок. Достаётся всем. Как родственникам, так и дорогим гостям. Шипение сменяется жалобным писком и занятия строевой подготовкой возобновляются.

Выражение "будем дружить домами" обрело новый смысл. Когда я сказала об этом Балли, зять чуть не задохнулся, стараясь не рассмеяться. Но дипломатическая выучка взяла верх.

И вот, настал торжественный день отправки очередных близнецов-стражей в Академию. Вителлий Север в парадной форме на трибуне. Рядом с Алонсо. Мы с Зигги и бароном Алеком стоим внизу. Среди прочих родителей, не отличившихся в многочисленных войнах. Лорд и леди Шауг пришли проводить родственников и навестить Альбину. День начала нового учебного курса (об учебном годе говорить не приходится - каникул нет, - обучение беспрерывное) - единственный день, когда родители и опекуны допускаются на территорию Академии. И все родители, пользуясь случаем, навещают своих отпрысков.

В Академии уже привыкли к стражам и лордам Бездны. Имперская Академия лордов Бездны ещё не видела. Отстаём. Надо папеньке сказать...

Консул забрал меня сразу же после обеда. Увёл порталом в родовую казарму на Альмейне. Для разнообразия не влез ко мне в душ. Я даже забеспокоилась. Как оказалось, - напрасно. Пришёл ночью. Обнимал, прижимая к себе, целовал, лихорадочно шепча:

- Кариссима, прости меня, прости... Марк был прав, - ты хрупкая драгоценность, а я чуть не сломал тебя...

Разозлилась до невозможности. Я не хрупкая! Что за дурость. Все мои мужья считают меня какой-то... слов нет! Я что? фарфоровая чашка?! Укусила мужа за плечо. До крови. Услышав сдавленное рычание, успокоилась. И стиснутая стальными руками уже улыбалась, слушая привычные рычащие стоны: "Кариссима..."

Вот так значительно лучше. А то придумал, - "хрупкая"!

***


Я действительно меняюсь. И меняются мои дети. Я поняла это с рождением Октавия. Малыш с упоением марширует вместе с отцом и периодически навещающими нас родственниками. Играет на органоле, импровизируя как Вителлий Север и Секунд. Остальные мои дети - прекрасные исполнители, но импровизациями нас не балуют. О внуках ничего сказать не могу, - не знаю. Бабушка из меня ещё более худшая, чем мать. "Дорогая бабушка". И вообще, - музыка это от воспитания. Тит умеет играть на органоле, поскольку их обучают этому в Академии. Но и только. Люцилла предпочитает гитару. Но дочь росла в Мирах Союза, так что для неё это нормально. А драконовское воспитание Вителлиев Северов вынуждает молодое поколение изливать свои жалобы в музыке.

Так вот, об Октавии... Вроде бы ничего необычного в ребёнке нет, но... Но! В три года он создал себе домик. Как стражи! Самостоятельно! Безо всяких объяснений. Впрочем, Герда что-то такое ребёнку рассказывала. В форме сказки. Все мои дети, когда маленькие, восхищаются домиками стражей. Октавий не оказался исключением. Но он же не страж?!

Вызвала всех. Точнее, общий сбор объявил папуля. А к кому мне было обращаться? Вителлий Север на манёврах. Демонстрирует многочисленным соседям наше миролюбие. У Секунда и без моих заморочек забот хватает. Вителлий Флавиан... Сын готовится к уходу. До прекрасного года ещё далеко, - я надеюсь! Но передавать дела начальник Имперской СБ начал уже сейчас. Они ответственные, мои сыновья... При мысли об уходе моего мальчика, задрожали руки. Посмотрела на выплеснувшийся чай, вызвала горничную и... отправилась в Академию, взяв с собой малыша и его новорождённую казарму. Сказала, что надо показать домик дедушке. Октавий с восторгом согласился. Дедушку все мои дети обожают. Пока маленькие. А повзрослев, - страшно боятся вызвать его неудовольствие. Хоть это осталось неизменным.

Антония предложила нам чай с печенюшками. Увидев разочарованную гримаску Октавия, сменила его чай на шоколад с ореховыми блинчиками и запечёнными яблоками под карамелью. Малыш даже забыл про свою новую игрушку. Точнее - не игрушку, а питомца. Дома его сладостями не балуют. Оптимальный рацион, разработанный лучшими армейскими диетологами. Я не вмешиваюсь. Сладости должны быть праздником, а не обыденностью. Ждём папеньку. Мачеха занимает меня лёгкой беседой. Отвечаю ей и продолжаю сравнительный анализ. Антония ещё не доросла до Юлии, но какие её годы?! Все задатки у неё есть. Папенька выбрал жену сам и выбрал хорошо.

Место упокоения первой Императрицы отец, сложив с себя императорские полномочия, посещает в годовщину их свадьбы. Вместе с новой женой. Так и не решилась спросить у Кассия Агриппы, почему он выбрал такую дату. Алонсо, впрочем, сказал, что это естественно. Дата свадьбы говорит о жизни. Так же как и день рождения. Но чистокровные не справляют дни рождения. Поэтому отец и не вспомнил о нём.

Строго сказала сыну, что дедушка должен пообедать, а потом уже выслушать новости. Малыш понятливо кивнул. Отец, конечно, понял, что у ребёнка СОБЫТИЕ. Быстро поел и прошёл в кабинет, пригласив нас с Октавием. Антония, как и Юлия, в папулины дела не вмешивается. Только следит, чтобы всё шло без эксцессов.

Казарма, предъявленная деду любящим внуком, лишила начальника Академии дара речи. Папенька, улыбаясь сыну Вителлия Севера, отстукивал пальцами марш легионеров, наблюдая, как крохотный домик, выложенный ребёнком из за пазухи на стол, пытается спуститься и спрятаться. Потом сделал замечание:

- Октавий, надо заботиться о своём создании. Он ещё маленький и боится остаться один.

Малыш схватил свой домик и спрятал опять за пазуху. Тот зашебуршился там, устраиваясь поудобнее. Папуля перевёл взгляд на меня. Поёжилась, но глаз не отвожу. Что выросло, то выросло.

- Консул знает?

- Вителлий Север на манёврах. Ты первый, кому мы сообщили эту новость.

- Возвращайся домой, дочь. Завтра мы будем у вас на Альмейне. Всей семьёй.

- Да, отец.

- Консулу я сообщу сам.

- Да, отец.

Подумала, что Вителлий Север разозлится, что я не его первым поставила в известность. Но он всё равно бы обратился к папуле, так что... Вызвала ройха и отправилась с сыном домой. Надо будет Антонию послать к серым лордам. Мало ли что? Впрочем, это папеньке решать.

Семья на домик отреагировала однозначно. Старшие дети расстроились, что у них у самих таких нет. Стражи наблюдают, как их собственные замки приглядываются к "новобранцу". Замки безднят вместе с асиендами Эстанислао и Эстебании тихо шипят во все зубастые пасти. Обсуждают пополнение...

Барон Алек рассмотрел создание Октавия, прощупал его аурой и сделал заключение:

- Это не замок. И не корабль. Я не знаю, что из этого вырастет.

Анна подтверждающе кивнула. Ну в кораблях моя сноха разбирается. Вырастила-таки себе новый кораблик. Точнее, кораблик ещё растёт. Потому что создавался по другой методике. Балли решил эту проблему. Заодно и Лопе с Анной ознакомились с Бездной. Лопе произвёл положительное впечатление на леди Арнору. Это много значит. Балли сказал, что на его памяти такого не случалось. Сокровище Бездны взяла семейство Лопе под своё покровительство. Может быть леди Арнора желает вырастить себе корабль?

Лорды Бездны воздержались от вынесения какого-либо заключения. Лорда Этана мы не приглашали, а мои зятья... молчат. Переговариваются мысленно, по моему. Октавий прижал своё детище к груди, а кроха возмущённо сучит лапками. Он уже освоился и стремится познакомиться с родственниками.

Вителлий Север очень доволен. Ещё бы! Не знаю, что оно такое вырастет, - не замок, не асиенда и не корабль, - но казарма она и есть казарма. Или это будет штаб? Без разницы, - всё равно военное сооружение.

Хранитель проснулся и вытянул тоненький побег - погладить детёныша. Домик замер, поджав лапки. Зятья, переглянувшись, кивнули. Ожидаемая реакция? Устроить что ли допрос с пристрастием?.. Папенька молча наблюдает за всем этим действом. Напоминает кота, лениво лежащего на солнышке. Когти убраны, на морде - полное довольство жизнью. Лорд Шауг потаённо улыбнулся. Опять мысли читает?

В воздухе поплыли радужные полосы... Лорд Шауг, оказавшись рядом со мной, склонился к моей руке, говоря:

- Я взял на себя смелость пригласить лорда Этана, мама. Он самый старший из лордов-протекторов, - может быть он сможет сказать что это за творение.

Подумала, что лорд Этан, пожалуй, обидится. Решит, что мы должны были его пригласить...

- Моя леди... - Поцелуй руки. - Как я могу обижаться? Мне остаётся только смиренно ожидать... - Насмешливая улыбка, контрастирующая с куртуазной фразой. Где мои хвосты?..

Малыш Октавий, подбежал к нам, протягивая гостю свой домик. Лорда Этана сын считает любимым дядюшкой. Странно, но факт. Высокий лорд Бездны погладил домик кончиками пальцев. Крошечное создание ластится к лорду.

- Я видел спутников только в детстве. Юному лорду Октавию удалось воссоздать древнейший ритуал Бездны. Как это произошло?

Пожимаю плечами. Я детёныша к юбке не привязываю. Да и создают домики все мои дети без посторонних. А Октавий так вообще - самостоятельно. Вителлий Север требовательно спросил:

- Что за спутник?

Лорд Этан ответил мужу:

- Мне трудно подобрать аналог в вашем мире. Наиболее близкий - оруженосец древних рыцарей. С той разницей, что сражаться рядом с лордом он не будет. Спутник способен прикрыть лорда от магической атаки, предоставить ему убежище для исцеления ран, провести разведку местности... предупредить об опасности, ну и ещё по-мелочи. Я слишком давно их видел. С тех пор лорды не странствуют и спутников не создают. У меня у самого никогда такого не было.

С какой-то странной интонацией произнёс высокий лорд эту фразу. Сожалеет? Лёгкая улыбка ответа не дала. Ясно только, что опять мысли читает. Когда уже у меня хвост вырастет? Хотя бы один. Каак дам по башке! Зелёно-карие глаза весело сощурились. Искрятся смехом. Отвернулась к мужу. Вителлий Север размышляет. Уже просчитывает применение этого самого спутника? Военные! Но хотя бы не казарма. А что из этого вырастет, и вырастет ли? Будем посматривать, как когда-то говорил Франсиско. На всякий случай уточнила:

- Спутник, это как Хранитель? Или как маул?

Фурвус и Эги недовольно заворчали. Хранитель тоже зашебуршился, покалывая меня когтями. Шипами, конечно. Но они воспринимаются то когтями, то клыками. В зависимости от его настроения. Не нравится им приравнивание к спутнику. Лорды Шауг и Балли пожимают плечами. Они не знают. Ну ладно, Балли. Он ещё детёныш. А лорд-протектор Шауг? Ему-то всяко больше трёх тысяч лет! Учитывая, что племянника воспитывал, - то больше шести тысяч. Несовершеннолетнему воспитание лорда высокой крови не доверят. Кстати, да! Воспитатель из лорда Шауга никакой. Судя по лорду Наиру. Конечно, в пять лет Абнера отдадут в Академию... Там из него дурь выбьют. Вот леди Ясмин уже настоящая дама. А не оторва, какой отправилась на учёбу. Вредничает только с родителями. Но я отвлеклась. Хочу получить ответ на свой вопрос. Лорд Этан вежливо улыбнувшись сказал:

- Ни то и ни другое, моя леди. Со временем, ты поймёшь. Спутник это спутник. Не разлучай его с лордом Октавием. Если спутника оставить одного он может умереть.

Октавий, испуганно глядя на лорда-протектора, прижал своё создание к груди. Лорд Этан поспешил успокоить малыша:

- Спутник может оставаться один. Ему важно знать, что ты его не бросил и не забыл. Он это чувствует. Спутников иногда посылают с поручением. Они, как и маулы, способны проходить по кромке Бездны.

- А какого он будет размера, когда вырастет? И чем его кормить?

Лорд Этан растерялся.

- Чем кормят спутников я не знаю. Надо у матери-Бездны спросить. А размеры... варьируются. Спутники как драконы. Когда дракон принимает человеческий облик, он рассеивает излишки массы, переводя их в энергию. Но если знать, как смотреть, - вокруг него можно увидеть дракона. Так и спутник. Я уже сказал, что он может предоставить своему лорду убежище. До размеров замка он, конечно, не дорастёт, но сокрытое от всех вместилище для одного или двоих вполне способен вырастить.

Озадаченно спросила:

- Для двоих? Но зачем?

Ладно бы военный совет. Но... Не понимаю! Мужчины заулыбались. Все поголовно. Мои дочери и снохи поджали губы. Начинаю злиться. Одна я такая тупая? Лорд Этан, материализовавшийся рядом, поцеловал мне руку, шепча:

- Моя леди прости за неудачный пример. Находясь рядом с тобой я теряю способность связно мыслить.

Врёт и не краснеет. Позже допрошу Люциллу и кого-нибудь из сыновей. Жалко, что Императора нельзя допрашивать. Секунд не умеет увиливать. Но... Ничего не поделаешь!

***


Октавий растёт и спутник его, названный Комесом, - тоже. Кормится он сам. Ест абсолютно всё. Что найдёт, то и съест. Замок разводит для него мышей и ящериц. Как для маленьких стражей. Но с домиками стражей - никакого сравнения. Подумать только! Я считала, что избушки непоседы. Это я ещё спутников не видела. У меня ощущение, что он везде. Куда ни повернусь, там это создание. А уж любопытный... Вителлию Северу пришлось проводить воспитательную беседу с ребёнком. Насчёт того, что в родительской спальне всяким спутникам делать нечего. Хватает и Хранителя. Никак не подберу для него имя...

Новорождённую девочку назвали согласно традициям: Вителлия Север. Несколько Вителлий в семье уже есть - жена Тита и дочери сыновей. Теперь и у нас Вителлия Север. Хорошо, что Люцилла родилась в мирах Союза. Хоть она нормальное имя получила. Задумалась: а что это я мужу потакаю? Этак у меня все дочери без имён будут. Уже в сыновьях с внуками путаница. Кассиев и Луциев Вителлиев Северов развелось как собак нерезанных. У Тита и тот и другой, у Секунда та же история, у Терция, кроме Мария, уже есть Кассий. Чувствую, что скоро папенька не выдержит и запретит такое издевательство. Или дополнительную нумерацию, как для чистокровных введёт. Каждому внуку свой номер. Номера правнуков присоединятся к номеру их отцов. Генетическая линия не спасёт - они все каппы. Хотя... надо обратиться в резервацию. Пусть посчитают. Будет очень даже замечательно: Кассий Вителлий Север Каппа номер такой-то, Луций Вителлий Север Каппа номер сякой-то... Решено! Всё равно с резервацией придётся общий язык находить. В тринадцать лет будущий легат в юбке отправится в резервацию. До тринадцати лет поучится в Академии. Вителлия Север, всё же.

На приёме в честь представления сестры Императора заговорила об этом с Антонией. Мачеха, захихикав, прошептала, что благородный Кассий Агриппа уже запросил в резервации номера для всех своих детей, внуков и правнуков. Ну я так и знала, что папенька долго терпеть это безобразие не будет. Они же все в Академии учатся! Многие не только на одном курсе, но и на одном факультете. И они все похожи. Отличия минимальны. Вот и попробуй наладить учебный процесс, когда хитрые детёныши идут сдавать зачёты и экзамены друг за друга. Приходится отлавливать и после сдачи экзамена отправлять на гауптвахту.

Все получат клейма. Даже Секунд. Ну, Император, да живёт он вечно! сам принял решение. Всем, - значит всем. И консула тоже отправят на клеймение. Всё равно номера в реестре у всех есть. И о каппах в резервации знали. Вот теперь эти номера нанесут каждому на предплечье.

А имя дочери я дала. Прямо на представлении. Сразу после того, как муж сказал:

- Мой Император, представляю тебе свою дочь Вителлию Север.

Я, держащая её на руках, дополнила:

- Нонну Вителлию Север.

Папенька молча кивнул и Секунд повторил за мной:

- Нонна Вителлия Север.

Все протесты умерли на корню. Император сказал Нонна, значит - Нонна.

Вернувшись на Альмейн, консул устроил мне разборки:

- Что за выдумки, кариссима? Зачем девчонке личное имя? Все прекрасно обходятся традиционными. Все! Даже жёны Кассия Агриппы!

Грохнув об пол хрустальную вазу, кротко возразила мужу:

- Они не чистокровные, - жёны папеньки. А у Люциллы есть имя, у девочек-стражей тоже, малышка, подрастая, будет спрашивать - разве она такая плохая, что ей имени не положено? Ты хочешь травмировать ребёнка?

Супруг сбежал, хлопнув дверью. Непонятные слова, которые он часто произносит, будучи гневен, я уже наизусть выучила. Мне это полезно: знаю после каких слов надо отправлять ребёнка мыть рот с мылом. Взяла дочь и отправилась гулять в сад. Лорд Этан, шагнувший из радуги, поздравил меня с рождением девочки, преподнёс малышке погремушку, а мне драгоценную шкатулку со сладостями. Гуляем с лордом и подбежавшим Октавием по дорожкам, люлька на антигравах плывёт в воздухе. Придерживаю её рукой. Баронские собаки и т'хассы бегают вокруг нас. Замечательная прогулка. Леди Арнора, вынырнувшая из радуги так и сказала:

- Как мило! Просто семейная идиллия.

Октавий во все глаза смотрит на прекрасную даму. А леди Арнора действительно прекрасна. Комес вспорхнул на уровень головы сокровища Бездны, облетел её по кругу, и спикировал к своему хозяину. Что-то свиристит малышу. Предупреждает об опасности?

- Приветствую благородную Арнору. Чем обязаны?

Вителлий Север возник из портала. Зыркнул на лорда Этана волчьим взглядом. Лорд-протектор ответил светской улыбкой. Тётушка Балли тоже улыбается. Ехидна!

- Я услышала о появлении в твоей семье спутника. Никогда их не видела.

- Будь нашей гостьей, благородная Арнора.

И, как будто только заметил высокого лорда Бездны, добавил:

- И ты, благородный Этан.

Лорд-протектор молча склонился в поклоне. Начинаю злиться. Хранитель проснулся, осмотрелся и, не найдя ничего интересного, продолжил дремать. А спутник моего сына чирикает ему что-то. Предостерегает? Или делится наблюдениями? Я давно замечаю, что детёнышу удаётся ускользать от поимки с поличным. Пока что замок исправно поставляет информацию обо всех их шалостях. Но что будет в Академии? Придётся провести воспитательную работу с ребёнком. Чтобы не позорил нас с Вителлием Севером перед дедом.

Барон Алек прибыл на ройхе. Дорогой стражей барон не пользуется, соблюдая приличия. Но, встревожившись от появления сразу двух порождений Бездны, решил лично контролировать ситуацию. Зигги не хватает. Устроили бы попойку. Извинилась перед гостями, отправилась кормить проснувшуюся Нонну. Судя по голосу - будет консулом. Леди Арнора умилённо агукает ребёнку. Дочь, не поддаваясь на провокацию, продолжает возмущаться. Она голодная, а ей "агу" вместо молока предлагают!

***


Проводили Октавия в Академию. К домикам там привыкли, теперь пусть привыкают к спутникам. Нонна ревела, как сигнал тревоги на линкоре. Как годовалый детёныш может определить, что с братом прощается надолго? Возмущение дочери проняло даже консула. Вителлий Север взял малышку на руки и утешал, говоря:

- Не надо кричать, детка, Октавий будет навещать тебя каждый год.

Дочь шлёпнула консула по носу. Смысл жеста ясен:

- И не уговаривайте меня!

Стараюсь не смеяться. Получается плохо. Хранитель выпустил побег и гладит детёныша листьями. Кроха замерла, смотрит круглыми льдистыми глазами. Боится Хранителя? Как и спутник Октавия, и лорды Бездны?

Ошиблась. Девчонка схватила побег и тянет его в рот. От Хранителя идут волны растерянности. Посоветовала ему, мысленно, выделить ребёнку пару листочков, чтобы отвлечь. Малыш вырастил розу на кончике ветки, которую пытается обгрызть Нонна. Восторгу нет предела. Кроха радостно смеётся и гладит цветок пальчиками. Хранитель отделил его от ветки в руки ребёнка. Нонна прижала розу к себе и уснула, улыбаясь. Октавий спокойно вздохнул. Расстроился, что сестричка так реагирует. Ну ничего, - будет стимул быстрее осваивать защитные системы.

Хитрый детёныш навестил нас уже через неделю. Спутник ходит по кромке Бездны. И наш сын идёт вместе с ним. Собрали семейный совет Вителлиев Северов. Пристыдили. Бадвард с Бальдой и Герхард с Гердой объявили, что тоже могли бы пользоваться дорогой стражей, но учиться надо честно. Довели ребёнка до слёз. Но своего добились: папенька доволен успехами внука. Малыш старательно грызёт гранит науки.

Преодолеть защитный контур Октавию удалось только в конце первого года обучения. Три недели малыш провёл с нами на Альмейне. Отправили его к серым лордам. Спутник оставлен дома с Нонной. Вернулся на ройхе - счастливый. Не знаю, как ходят по кромке Бездны, но полёт на ройхе не сравнить ни с чем. Вителлий Север устроил праздник, пригласив баронов. Пировали неделю. Как водится у баронов, - забыли уже и повод по которому собрались. А мне пришлось занимать баронесс. Впрочем, Нонна справляется с этим лучше меня. Девчонка купается во внимании, излучая довольство. Поэтому все дамы и прыгают возле неё.

В три года дочь консула создала себе спутника. Самостоятельно, как и Октавий. Попытки делались с двух-с-половиной лет. В три года, наконец, удалось. Создание Нонны больше похоже на радужную медузу. Порхает вокруг дочери, переливаясь всеми цветами радуги. Семейство созывать не стала, - вызвала сразу лорда Этана и леди Арнору. Лорда, потому что он единственный разбирается в спутниках, а сокровище Бездны - потому, что всё равно появится.

При виде создания Нонны, лорд Этан пришёл в восторг.

- У моей бабушки был такой же. Моя леди, теперь ты можешь не опасаться, что твоей дочери повредит кто-нибудь. - Пауза. Вздох. - Кроме неё самой, конечно.

- Придётся ужесточить воспитание?

Леди Арнора фыркнула:

- Куда уж жёстче! Да и не получится теперь наказывать.

И вопросительно смотрит на лорда-протектора. Змея! Зачем такое при ребёнке говорить? Хранитель вырастил побеги вокруг принявшей безразличный вид дочери, и опутал девчонку коконом из колючих веток. Спутник пытается проникнуть сквозь густое переплетение, - безуспешно. Внешние ветки отрастили громадные шипы, отливающие радугой, и не подпускают. Аромат роз кружит голову... И только когда раздалось всхлипывающее: "Мамочка, я буду слушаться!" - кокон исчез. Спутник окутал Нонну радугой, прижался, испуганный. Вот то-то же! Хранитель довольно урчит на моём плече. Лорд Этан насмешливо посмотрел на тётушку Балли:

- Мать всегда сможет добраться до своего ребёнка, Арнора. Это другой уровень взаимоотношений.

Леди, сменив облик, стукнула чешуйчатым хвостом по колонне:

- Просто Хранитель сильнее.

Нонна смотрит круглыми глазами на фантасмагорическое создание Бездны. Леди Арнора выглядит... своеобразно. Выше пояса - та же прекрасная дама, только кисти рук обрели перламутровую чешую и огромные загнутые когти. А ниже - драконьи лапы и огромный толстый чешуйчатый хвост. Чешуи с острыми кромками оставили на колонне глубокие царапины. Казарме это не понравилось и пол под сокровищем Бездны ощутимо тряхнуло. Леди Арнора, с трудом удержавшись на ногах, пришла в себя, приняла нормальный человеческий облик и выпустила из ладоней радужное облако, окутавшее пострадавшую колонну. Та восстановилась. Казарма молча дала понять, что инцидент исчерпан. Похоже, скоро заявится барон Алек. Наше жилище - порождение Делона и барон может ощутить, что происходит что-то необычное. Если он, конечно, и так не наблюдает.

***


Это называется дежавю. Опять сижу в обьятьях Вителлия Севера, онемев от горя. Осколки и обломки всех бьющихся вещей валяются на полу. Вителлий Флавиан прожил свой прекрасный год. И ни одна сволочь мне не сказала. Потому что я вынашивала, а позднее вскармливала очередных стражей - Жосса и Жизель Вителлиев Северов -и-Делон.

Привычно посылаю детям волны спокойствия и уверенности и не могу остановить слёзы. Мой мальчик... "Это, - моя мама. А тот, кто назовёт её иначе, получит в глаз".

Флавии долго не живут. Сын прожил только сто три года... Конечно, у него есть дети и внуки и правнуки... И малыш до последних дней честно исполнял свой долг перед Империей... Но мне... мне от этого не легче!

Только я сняла траур, как благородная Туллия - вдова моего мальчика, привезла мне послание от него. Смотрю на голограмму. Ребёнок в парадной форме стоит в саду своего поместья. Улыбается мягкой улыбкой Марка Флавия...

- Мама, не сердись на отца, пожалуйста. Я сам просил его не беспокоить тебя. Со мной всё в порядке. Я ухожу в радости, как мой папа. Спасибо, что ты не отказалась войти в нашу семью. Я никогда не говорил тебе, потому что стеснялся. Я все пять лет тебя ждал. И когда ты пришла, такая красивая, как из сказки, я тебя сразу узнал. Мне все ребята завидовали, что у меня такая мама. И моим братьям тоже. Мы все тебя любим. Пожалуйста, помни об этом и не грусти. Потому что нас у тебя много, а ты у нас одна. Прощай, мама. Я тебя люблю.

Запись закончилась. Отключила автоматический повтор. Побеседовала с Туллией, спросила, как ей живётся, не надо ли чем-нибудь помочь. Получила ожидаемый ответ, что ей помогают дети мужа. Вителлий Флавиан воспитал хороших детей. Сноха откланялась, я не стала её удерживать. Ушла в сад, легла на поляну и смотрела в небо. А слёзы стекали с висков на землю. Ребёнок, даже уходя, старался меня не огорчать. Вспоминала, как пятилетним он угнал папулин флаер, чтобы успеть меня увидеть. Как вылезал в окно из корпуса первокурсников, а мы с Марием ждали его на дорожке. Как мы втроём проходили полигон... На островах с Императором Марком Флавием... Страшный эпизод в баронствах, когда малыш закрыл брата от летящего в его спину ножа. Как он протянул мне для ознакомления свиток с официальным отречением от престола Империи...

Нет у меня больше ни Мария, ни Вителлия Флавиана. Лопе и Милагрос теперь самые старшие из моих детей. Неожиданно подумала, что после ухода Маноло, придётся пристраивать Милочку. Ей будет тяжело. Прожить много лет с одним единственным мужчиной... Слёзы высохли и я незаметно уснула.

***


Наблюдаю за домиками близнецов. Хищные детёныши замков охотятся на птичек. Подкрадываются старательно и... птички улетают. А всё потому, что они, хотя и тщательно прячутся в траве, но, сами не замечая, возбуждённо верещат: "Уру-ру-ру-ру!". Охотничий азарт требует выхода. А поскольку домики сытые, то охота для них - просто игра.

Это уже вторая партия головастых замков. Барон Алек в шоке от творений своих детишек. А в Бездне радуются. Юные стражи всё больше напоминают лордов Бездны. Боевого облика ещё нет. Но это дело наживное, - может, годам к пятидесяти, появится. Не все безднята обретают боевой облик при рождении.

С меня сняли эталон. Ожидаемо. После того, как Октавий сотворил спутника я даже и не сомневалась в реакции Резервации на такое непотребство. Так что теперь я уже не "дорогая мамочка". Высказала эту мысль мужу. Вителлий Север затребовал списки моих детей и ткнул меня в них носом.

- Кариссима, не морочь мне голову. Ты расстроилась, что ли?

Хлопнула об пол очередную вазу. Консул движением пальцев запер кабинет и мы очень весело провели с ним время до вечера. Бедный адьютант твёрдым голосом объявлял посетителям: "консул занят". Это при том, что из селектора доносились звуки "занятий". Муж, как обычно, не обременяет себя обеспечением звукоизоляции.

Вителлий Север решил, всё же, меня отвлечь от лишних мыслей и отправился со мной и близнецами в Бездну - навестить дочь с зятем. Осталось Дагмар выдать за лорда Бездны и у каждого из моих мужей будут там зятья. Пока что девчонка упорно осваивает умения стражей. Плащ ещё не вырос, а туда же! Впрочем, барон Алек доволен прилежанием дочери. Дети Зигги очень ответственно относятся к своему долгу. Наверное, Саар на них так действует. Или Рапалль.

После того, как Зигги с лордом Этаном построили на Рапалле охотничий домик, мужчины стали чаще выезжать туда на охоту. Даже папуля соизволил погостить там неделю. Антония оставалась дома, конечно. Меня тоже не берут. Мужья с сыновьями и зятьями объединились против общего врага. Против меня, то есть. Балли, единогласно выбранный послом, больше часа, ни разу не повторившись, осыпал меня комплиментами, пока я не начала машинально кивать на каждую фразу, а потом Зигги нагло заявил, что я сама согласилась воздержаться от посещения Рапалля. Мерзавцы все до единого!

Вот и сижу с детьми в родовом гнезде Саэльмо. Пасу детей, и их домики. А они пасут с'атх. Люциллу, впрочем, на охоту тоже не берут. Не так обидно, по крайней мере.

Леди Арнора, заглянувшая на огонёк, поиграла с детьми и предложила взять их на охоту. Вежливо отказала. Объяснила, что боевого облика у Жосса и Жизель нет, а плащи ещё не выросли. Тётушка Балли начала взахлёб рассказывать, как они охотились с Адой на нижних уровнях. Плащ стража привёл сокровище Бездны в восторг. Люцилла просияла широко раскрытыми невинными глазами и, улыбаясь крокодильей улыбкой, предложила леди Арноре взять себе в мужья стража. И исследовать плащ каждую ночь. Я возмущённо сказала, что страж не ложится с женщиной, будучи одет. Дамы развеселились. Хотела разозлиться, но потом присоединилась к общему веселью. Сплетничали до возвращения мужчин с охоты.

***


Время прошло незаметно. И вот мы уже провожаем в Академию Жосса и Жизель. Их будущие замки бодро маршируют рядом с детьми, вертя клыкастыми головами во все стороны. Папуля сказал, что если домики придётся ставить на довольствие, то Вителлий Север будет оплачивать обучение в двойном размере. А дети получили предупреждение, что штрафы за повреждения, полученные имуществом Академии, им придётся выплачивать из офицерского жалованья. Не считая обязательного сидения на гауптвахте, конечно.

Зигги посоветовал детям научить домики играть в карты или в кости. И тогда время на гауптвахте пролетит незаметно. Вспомнил наёмничье прошлое, не иначе. Внуки-бандиты, присутствующие на торжестве, оживились, предлагая дать родственникам первые уроки. Напустила на них Хранителя. Ещё не хватало в Академии игорный притон устроить. Папенька всех под домашний арест посадит. Не взирая на степень родства.

Дети разобиделись на Кассия Агриппу: к домикам предыдущих стражей таких высоких требований не предъявлялось. Пришлось напомнить им корзину пончиков, которую эти клыкастые создания умудрились опустошить за десять минут, пока хитрые детёныши отвлекали повариху. А потом все четверо - и юные стражи, и их домики маялись животами. Сказала, что Академия, - она не только для них, и надо думать ещё и о других учащихся. Домики точно думать не будут, - они чуют желания хозяев и стараются их исполнить. Так что, если детям захочется сладкого, весь курс рискует остаться без десерта.

Угрызений совести на лицах будущих курсантов не заметила. Пришлось сказать, что если возникнут проблемы подобного рода, то я их высеку. С помощью Хранителя. Округлившиеся льдистые глаза смотрят на мать-ехидну, заполняясь слезами. Детёныши замков прижались к ногам хозяев, пряча головы под крылья. Не выдержав, рассмеялась. Спектакль! Дети развеселились тоже и пообещав, что не будут ущемлять сокурсников, улыбаясь двинулись строевым шагом на плац.

Барон Алек сказал, что я слишком требовательна к детям. Лорд Этан, пожелавший присутствовать на торжестве, возразил, что если дети учатся вместе с другими, то следует соблюдать правила. Острые клыки, с обеих сторон, сверкают в любезнейших улыбках, когти отливают радугой. Красота! Зигги предложил лордам свою тренировочную площадку для продолжения беседы. Вителлий Север, в свою очередь, пообещал предоставить им полигон для испытаний нового оружия массового уничтожения. Оба моих мужа получили отстранённые взгляды от противоборствующих сторон. Пришлось вмешаться, поинтересовавшись у барона Алека, не знает ли он, как обучаются Эстанислао и Эстебания. Чем питаются их домики? Может быть действительно их надо сразу ставить на довольствие?

Вителлий Север оскалил зубы в фирменной крокодильей улыбке. Зигги напустил в глаза ласковую придурь. Ревнуют к Алонсо? До сих пор? Барон сказал, что никаких жалоб со стороны Академии не поступало. Ещё бы! Какой дурак станет жаловаться стражу на его детей. Если и жаловались, то обращались к Алонсо. А муж не скажет. Молча уладит дело. Лорд Этан, склонившись к моей руке, попытался меня успокоить:

- Моя леди, пусть тебя не волнует этот вопрос. Будущие жилища твоих детей охотятся на кромке Бездны.

Смотрю на любезную улыбку, стараясь не погружаться в искрящиеся зелёно-карие глаза лорда-протектора, и отвечаю:

- Будущие жилища Эстанислао и Эстебании обучаются вместе со старшими товарищами, если можно так определить подрастающие замки моих внуков из кланов Саэльмо, Наир и Шауг. А этим детёнышам помочь некому.

- Леди Воробышек, Бездна - везде. Лорд Асмунд и леди Асхильд Саэльмо сейчас в Школе Разума, но лорд Бертран и леди Белинда Саэльмо охотно помогут своим дядюшке с тётушкой освоиться на кромке Бездны. Тебе достаточно пожелать.

***


Сижу на специальной скамеечке, одетая в патрицианские тряпки, копаюсь в своём садике. Хранитель создаёт ограду по периметру. С арками в месте проходов. Зигги чистит прудик. Все при деле. Я, оказывается, соскучилась по садовым работам. За цветами, кустами и деревьями во время моего отсутствия ухаживали дети. Не в порядке наказания, а наоборот - в поощрение. Зигги умеет воспитать в подрастающем поколении уважение к старшим.

- Принцесса, пора обедать.

Муж следит за моим режимом. Спорить и просить отсрочку - только воздух сотрясать. Схватит и унесёт. Отправилась мыть руки.

За стол садимся всей семьёй. Все дети и мы с Зигги. Зрелище не для слабонервных. Пятеро богатырей, точнее: четыре богатыря и богатырша, - и я. Вот рядом с урождёнными фон Фальке я, действительно, выгляжу хрупкой. Несмотря на то, что сейчас напоминаю колобок на ножках.

Утолив первый голод, барон заговорил с дочерью.

- Барон Алек сказал, что количество стражей, претендующих на твою руку, превышает пределы разумного, дочь.

Дитер тихо фыркнул, поспешно прижав к губам салфетку. Начинаю злиться - почему я ничего не знаю? Включила контроль дыхания. Вдох, выдох... Волноваться мне ни к чему. Подумаешь, дочь повторяет манеру старшей сестры. Ада тоже крутила носом, пока не докрутилась. С другой стороны, - у Ады уже двое детей. А у Бальды, вышедшей замуж за стража, детей до сих пор нет. Хотя барон Алек их брак одобрил. И? Чего им не хватает? Или, всё-таки, - кого? Надо расспросить лорда Этана. Может быть он что-нибудь знает о размножении стражей? А лучше пусть подберёт жениха для Дагмар. Пусть у Зигги тоже будет безднов зять.

Увидев радужный отблеск, Зигги спокойно приказал поставить ещё один прибор и радушно пригласил вышедшего из зеркала Бездны лорда-протектора:

- Отобедай с нами, лорд Этан.

Высокий лорд Бездны поприветствовал нас, поцеловал руки мне и Дагмар, и уселся рядом со мной. Сижу между мужем и... будущим мужем, сосватанным мне матерью-Бездной. Лорд Этан поднял тост за гостеприимного хозяина. Барон ответил встречным тостом за дорогого гостя. Потом выпили за мудрых и сильных предков барона, четвёртый тост, традиционно, за врагов. "Если твой враг лев, то и сам ты лев. А если твой враг баран..." Короче - пожелали друг другу достойных врагов. Потом выпили за меня. После этого, кивнув Дагмар, я собралась оставить развеселившихся мужчин. Но лорд Этан, испросив у Зигги разрешения поговорить со мной, обратился ко мне:

- Моя леди, я весь внимание.

Я растерялась, а лорд со снисходительной улыбкой пояснил:

- Ты хотела о чём-то спросить меня, леди Воробышек.

Попыталась сформулировать вопрос, потом плюнула на этикет и спросила прямо:

- Как размножаются стражи?

Глаза лорда-протектора весело заискрились, Зигги выразительно постучал себе по лбу, а дети удивлённо переглянулись. Пришлось пояснить для бестолковых:

- Моя дочь Бальда замужем за стражем больше пятидесяти лет, а детей у них до сих пор нет. Может быть ты что-нибудь знаешь о семьях стражей? Нужен какой-нибудь обряд? У Ады уже двое детей, а Бальда...

Лорд Этан задумчиво смотрит на свои руки. Вспоминает, как снимал кожу со своей подруги? Получила холодное предупреждение во взгляде. Уже и подумать ничего нельзя! Пока нет хвоста, напущу Хранителя. Я получаю моральный ущерб от тотального наблюдения. Вот! Хранитель зашебуршился у меня на плече, перебрался на другое и опять задремал. Что он ночами делает? Целые дни спит!

- Хранителю нужно много энергии, моя леди. Он старается не тратить её понапрасну.

- А разве их не Бездна подпитывает?

Лорд-протектор проигнорировал этот вопрос, ответив только:

- Я посмотрю в архивах, леди Воробышек. Но если твой муж-страж не бьёт тревогу, то скорее всего тебе незачем волноваться.

"Незачем волноваться"! Девчонке почти семьдесят семь лет, а у неё нет детей! И мне незачем волноваться! Зигги, быстро протянув руку, помешал мне швырнуть в гостя чашку. Лорд Этан спросил:

- А сколько лет исполнилось прекрасной Аде, когда она родила леди Альбину?

Сижу считаю в уме, подавляя приступ неконтролируемого бешенства. Че было два года. Или три? Или вообще только год? Нет! Мы проводили Мирочку в Академию. Че исполнился год. Значит на момент рождения Альбины ему было два года. Ада старше брата на шестьдесят семь лет. Значит ей было шестьдесят девять. Вот! А Бальде уже больше!

Открылась дорога стражей. Змеи ауры потянулись ко мне. Барон последние годы не особенно обращает внимание на окружающих. Он что, теперь тоже мои мысли читает? Шелестящий голос напомнил об осени, ледяном дожде и крике улетающих птиц.

- Баронесса Воробышек, не беспокойся о наших дочерях. Бальда ещё молода. Беспокоиться будем если до ста двадцати лет она не обзаведётся ребёнком.

- То есть, Ада родила слишком рано?

- Стражи рожают после шестидесяти лет. В среднем. - после восьмидесяти. Так что с Адой всё в порядке.

- Как ты... Ты тоже мои мысли читаешь?

Скандал устроить, что ли? Неинтересно. Спишут на предродовое состояние. Барон, обласкав аурой мои бёдра, соизволил прошелестеть:

- Ты мать моих детей, баронесса Воробышек. Чем больше детей, тем крепче мы связаны.

Вроде бы ответил. И в то же время - нет. Только голову задурил. Обидевшись на всех мужей скопом, встала из за стола.

- Дагмар, проводи меня.

Дочь, получив от отца разрешающий кивок, взяла меня под локоть. Гренадёрша! Лорд Этан улыбается чему-то, Зигги готовится произнести следующий тост. Наверное: "чтобы женщины знали своё место".

А на следующий день к нам явилась делегация. Вителлий Север и лорд и леди Кэррон. Высокое семейство Бездны (не высокой крови, но... только одной ступенью ниже по положению) обратилось к консулу Империи с просьбой о знакомстве юного лорда Гедеона и благородной Нонны. Поскольку леди Арнора насплетничала, что девчонка создала себе такого же спутника, какой был у бабушки лорда Этана (!), то родители приятеля леди Ясмин и нашего Че моментально среагировали. Бабуля лорда Этана принадлежала к высокой крови Бездны, а значит Нонна, вполне вероятно, - подрастающее сокровище Бездны. В любом случае, полнородная сестра леди Люсиль Саэльмо - лакомый кусочек для любого лорда Бездны.

Зигги, естественно, принял дорогих гостей по законам баронского гостеприимства. Всё очень торжественно. Караул в парадной форме, церемониал... Взрослые дети - взрослые игрушки. Я особенно не суечусь, потому что очередной наследник барона ожидается со дня на день. За меня отдувается Дагмар. Леди Кэррон, наблюдая за высокой, статной красавицей-стражей, уже прикидывает кому сосватать дочь барона. Но пока об этом не заговаривает. В первую очередь - первоочередное. Юный лорд Гедеон старше Нонны на четырнадцать лет. Если бы он был человеком, или стражем... а для лорда Бездны двадцать четыре года - вообще младенчество. Не знаю... Вителлий Север сбросил всё на меня и радуется. Конечно! Это не строем ходить. И к папеньке за советом не сунешься. Зигги не одобрит. Сам Зигги тоже устранился - Нонна не его дочь. Опять всё на меня!

- Нонна учится в Академии Нового Вавилона. Благородный Кассий Агриппа не одобряет визиты посторонних, нарушающие учебный процесс. Когда дочь появится дома - никто не знает.

- Леди Воробышек, нам достаточно знать, что у родителей леди Нонны нет принципиальных возражений против знакомства. Разумеется, общаться дети будут в присутствии старших.

Вителлий Север, не особенно обращая внимание на присутствующих, смотрит на меня котовьим взглядом. Зигги о чём-то сигнализирует мне глазами, а я ничего не понимаю. Вспомнила, как страж Хальзе заявился сватать Бальду. Но тогда этими вопросами занимался папуля. Ага и выдернул нас с Вителлием Севером во дворец... Как давно это было! Но этикет Бездны дело сложное. Надо привлекать зятьёв. Балли ещё молод, чтобы знать все традиции, а лорд Шауг должен разбираться. Решено! Вызываю зятя.

Радужные полосы заставили наших гостей напрячься. Интересно, чего они опасаются? Лорд-протектор, явившийся на мой мысленный зов, поцеловал мне руку, поприветствовал моих мужей и "заметил" безднову семейку.

- Какой счастливой случайности я обязан возможности видеть тебя, мама?

Внутренне хихикаю. Лорд Этан сказал, что моему зятю около сорока тысяч лет и слышать "мама" из его уст... смешно. Напустила на себя важность - учитывая мои предродовые габариты, это нетрудно; вспомнила обычаи каганатов Альмейна и начала расспрашивать зятя о семье. Семейство Кэррон нервничает, но вида не показывает. А я... развлекаюсь. Наверное, я действительно перерождаюсь в создание Бездны. Так радоваться, наблюдая чьи-то душевные метания... Зять не выдержал первым.

- Я не предполагал, что ты в дружбе с кланом Кэррон, барон Зигмунд.

Зигги молча улыбнулся, живо напомнив сатх, а глава клана был вынужден объяснить своё присутствие в Цитадели. Лорд-протектор тихо зарычал. Я так и знала, что нарушаются какие-то обычаи! Хранитель проснулся и заплёл все выходы из гостиной колючими барьерами. Аромат диких роз... предупреждает. Все лорды Бездны, включая зятя, поёжились. Зигги спокойно сказал:

- Дагмар, проводи баронессу в её комнаты.

На мой возмущённый взгляд ответил очередной змеиной улыбкой. Обиделась на всех. Сначала меня озадачат, а потом, когда я практически решила проблему, - устраняют. Уйду в Бездну!

Отправила Дагмар заботиться о гостях, приказав сообщить о чём лорд Шауг будет говорить. Толку чуть! Пока дочь добралась до гостиной, родители Гедеона уже откланялись. Так я и не узнала, почему сватовство клана Кэррон вызвало такую негативную реакцию лорда-протектора. Вроде бы они обратились к родителям Нонны. Что они нарушили? Придётся учить традиции Бездны. Тоска зелёная! Не буду забивать себе этим голову. У меня есть занятие на ближайшие полгода. Вызвала Зигги, сообщила, что удаляюсь в родильные покои.

Новорождённого сына барон назвал в честь своего отца - Зигибранд фон Фальке. На сорок первый день представили детёныша родственникам. Граница на замке, поэтому имперская часть семьи явилась к нам порталом. Тащить порталом кроху я считаю неразумным. От семьи прибыли Кассий Агриппа с Антонией, Вителлий Север и Квинт с Секстом. Лопе с Анной не смешиваются с прочими родственниками. Стражи представлены бароном Алеком, Гердой и Герхардом от Вителлия Севера. Семейство де ла Модена-Новарро присутствует полным составом. От Бездны прибыли лорд и леди Шауг и лорд и леди Саэльмо. Разумеется, с детьми. И тётушка Балли тоже решила нас поздравить. Завершающим явился лорд Этан.

После вручения подарков, торжественных речей, восхвалений, пожеланий и прочего бла-бла-бла, обязательного по протоколу, я, наконец, смогла вцепиться в зятя. Загнала его в угол и начала допрашивать:

- Лорд Шауг...

Зять, повторяя Балли, попросил:

- Просто Тайг, мама.

Повторила:

- Тайг. Я хочу знать, почему ты выразил неудовольствие родителям Гедеона Кэррона. Они нарушили какой-то обычай? В наших мирах принято спрашивать родителей.

- Нонна не обычный ребёнок, мама. Уже то, что она создала спутника, доказывает её принадлежность скорее Бездне, чем внешним мирам. А то, что этот спутник такой же, как у леди высокой крови...

Зять сделал многозначительную паузу, чтобы я прониклась важностью момента. Неудачно. Зигги-младший подал голос и мне пришлось отвлечься от разговора. Медвежонка надо кормить. Пока я отвлеклась, хитрый лорд-протектор испарился. Пришлось терроризировать лорда Этана. Благо он никогда от меня не убегает.

Лорд, выразив мне своё восхищение, сказал следующее:

- Нонну, как и Октавия, следует представить Повелителям. И только потом возможны разговоры о браке. Но только разговоры. Когда приходит время, сокровище Бездны сама выбирает отца своих детей. Как правило, прежде чем заключить постоянный брак, они участвуют в нескольких свободных союзах.

- Заключают контракты? Как чистокровные?

- Не совсем, моя леди. Насколько я понял, при заключении контракта важна только совместимость партнёров, а на желание или нежелание дамы никто внимания не обращает.

Мысленно рассмеялась: "дамы" - скажет тоже! Лорд Этан мудро не отреагировал. Ограничился очередным поцелуем руки.

- Но тогда мне непонятно это сватовство. Если Повелители будут против нарушения традиций...

- Если ты, леди Воробышек, одобришь знакомство дочери с целью последующего заключения брака, Повелители вмешиваться не будут. Чтобы не волновать дающую миру жизнь. На это и был расчёт. Ты дала такое согласие, моя леди?

- Нет. Я вызвала лорда Шауга...

- Блестяще, леди Воробышек! - Поймав мой негодующий взгляд (издевается же!), поспешил объяснить. - Я отнюдь не шучу. Проявить осторожность в, казалось бы, простой ситуации додумалась бы не каждая дама. Особенно при таком авторитарном характере, как у тебя, моя леди.

Разозлилась. Всё-таки издевается! Авторитарный характер, - это надо же придумать! Я - послушная дочь, покорная жена, снисходительная мать. Детей наказываю только по-необходимости. Я даже к зятьям и снохам неизменно добра! Хотя сыновья находят каких-то куриц зашуганных. Даже эта кси, которая сейчас жена Императора. Вроде чистокровная, - а всё равно курица! Хорошо хоть у Секунда хватило ума не короновать эту... Клавдию. И совершенно напрасно Клавдии обвинили в этом меня. Сын не захотел менять сложившуюся традицию - чистокровная может быть женой Императора, но корону Императрицы носит только истинная патрицианка. Юлия пока единственная Императрица в истории Нового Вавилона. Антония могла бы стать следующей, если бы Кассий Агриппа не сложил с себя заботу об Империи. Наверное, подготовка вооружённых сил более важна, чем административные заботы. Папеньке виднее.

***


Так и получилось, что на приёме в Бездне я была с двумя мужьями и двумя зятьями. А также с тремя детьми и одним под сердцем, как говорят в баронствах. Зигги с папенькой серьёзно отнеслись к словам лорда Этана о представлении детей Повелителям. Соответственно Вителлий Север, хоть и не проникся важностью момента, но сопровождать нас отправился. И то сказать - Октавий и Нонна - Вителлии Северы. Как и леди Люцилла Саэльмо.

Дождались, когда Зигги-младший создаст себе спутника и отправились. Если у Октавия спутник - промежуточное звено между замком, маулом и Хранителем (Хранитель со мной, а как же!), то у Зигибранда это что-то непонятное. То ли колобок, то ли диск. А иногда возникает ощущение огромной мощи спрессованной в крохотном создании. Тогда над спутником появляется радужный отблеск. Лорд Этан долго смотрел на создание малыша. Потом - столь же долго - на барона. В качестве объяснения сообщил, что "в спутнике всегда часть души его создателя". Непонятно. Попросила детей присматривать друг за другом и мы шагнули в радугу.

Как оказалось, это больше мои смотрины. Вежливо скалюсь, сожалея, что не уделяла времени техникам блиц-допроса. Лорд Этан заслуживает пытки. Выслушивать обсуждение себя в третьем лице я уже давно отвыкла. Опять дамы сошлись во мнении "смотреть не на что". Мужчины держат индифферентно-вежливое выражение лиц.

Помня о том, что почти все из ранее встреченных мной бездновых лордов способны читать мысли, стараюсь не думать. Точнее, думаю о детях, об их спутниках, размышляю, почему мы не взяли с собой Жосса и Жизель. Почему не взяли я знаю - барон Алек встал грудью на защиту потомства. Надо было не слушать барона. Детям здесь интересно. Спутники шастают по залу, заглядывая во все уголки. Медуза Нонны порхает, Комес Октавия бегает, а создание Зигги-младшего перемещается по методике т'хассов. Вот оно здесь, и вот уже на другом конце зала. Зигги придурковато улыбается, Вителлий Север, вытянувшись во фрунт, смотрит оловянными глазами. Муж может так часами стоять - уж я-то знаю! Лорд Этан держится рядом со мной, но за мужьями. Балли шепчет Люцилле на ушко всякие глупости, лорд Шауг молча стоит рядом с Адой. Ада недовольна. По виду дочери этого не скажешь, но плащ колышется без всякого ветра и змеиные головы, выныривающие из его кромки, не просто пробуют воздух раздвоенными языками, но предупреждающе показывают клыки. От дочери высокое собрание старается держаться подальше. Приклеили на лица любезнейшие улыбочки и... соблюдают дистанцию. И правильно!

Подумала, что плаща у меня никогда не будет. А жаль! Хотя, если стражи создания Бездны, в чём уже ни у кого сомнений нет, то почему я не могу отрастить себе плащ? Вместе с хвостами?..

Кто-то из лордов закашлялся. Читают мои мысли?.. Подонки.

Но вот появились Повелители и их... опекун? Два достаточно молодых лорда и третий, похожий на лордов-протекторов. Повелители надели на красивые лица маски вежливого внимания. Третий же лорд себя маской не обременяет. Смотрит на нас с холодным неудовольствием. Чем мы ему не нравимся?

- Моя леди... - предупреждающий шёпот лорда-протектора почти неслышен...

И? Мне теперь уже и думать нельзя? Вообще? Начинаю злиться по-настоящему. Зигги, холодно посмотрев, взглядом призвал к порядку. А Хранитель выпустил побеги. Отслеживает ситуацию. Аромат дикой розы плывёт по залу. Я - угрозы не чувствую. А малыш готовится к чему-то. И спутники детей прекратили изучение зала и вернулись к своим создателям. Мои мужья безмятежны внешне, но готовы к бою. Вот только что они могут противопоставить магии? Поправила прядку волос, выбившуюся из под паллы. Перстень матери-Бездны пустил радугу по потолку зала. И... обстановка стала... другой. Сердечности не прибавилось, но... Но! Угроза исчезла. Кто-то прошептал - "выбор Матери".

Лорд Этан выступил вперёд. Объявил о знаковом событии, каковым по его мнению явилось создание моими младшими детьми спутников, - разливался соловьём не хуже Балли. Полчаса точно проговорил. Представил детей. Повелители милостиво улыбнулись. Лорд-опекун своего отношения к происходящему не демонстрирует. И все присутствующие... в ожидании. Не знают, как реагировать. А вот после того, как лорд Этан представил нас - родителей, лорд-опекун изволил высказаться.

- Тебе следует обучить её правилам этикета, Мохри. Прежде чем выпускать в общество.

Сволочь надменная! От меня шарахнулись - наверное слишком громко подумала. Лорд Этан, не обращая внимания на полученные указания, восхищённо улыбается мне. А я испытываю чувство дежавю. Почти теми же словами больше ста лет назад папенька говорил обо мне с Вителлием Севером. Но Кассий Агриппа был в тот момент голоден. После того, как пообедал - сменил гнев на милость, пообещав мне помощь Юлии. Может быть этот лорд тоже голодный?

Глаза лорда-опекуна полыхнули нестерпимо-голубым огнём. Так светится небо в момент гравитационного удара. Видела кадры съёмки с поверхности Нового Вавилона и с полигонов. И... эти глаза очень близко. А изящные пальцы сомкнулись на клинке из кости бездновой твари, который я прижала к белоснежному горлу. Лорд не стал применять силовых мер. Просто отвёл нож от своей шеи.

- Однако, характер! Спокойней, дитя. Твоим близким никто не угрожает.

Голоса для ответа у меня нет. Стараюсь отвести взгляд от глаз лорда. Испугалась даже, что кровь носом пойдёт. Но всё-таки получилось. Меня наградили приятной улыбкой и отпустили на место.

Лорд Этан усадил меня в появившееся из ниоткуда кресло. Балли поднёс бокал с водой. Пью мелкими глотками, приходя в себя. Пока лорд-опекун удерживал меня взглядом, он влез ко мне в память. Как неводом собрал все воспоминания и вытащил наружу. Зачем? Он же может посмотреть в зеркало Бездны? Если на это способен Балли, то такому, как лорд-опекун это вообще проще простого... Демонстрация силы? Пытаюсь проанализировать своё состояние. На всякий случай надо посетить храм Бездны. Вдруг этот страшный лорд запрограммировал меня на какие-то действия?

Насмешливый голос произнёс:

- Она осторожна, Мохри. - И обратился ко мне. - Не пугайся, дитя. Причинить вред дающей миру жизнь никто не осмелится.

Очень он меня успокоил! Если я, повинуясь заложенному в подсознание приказу, перережу своих мужей и забуду об этом, то мне это и не повредит.

- Какая интересная мысль, дитя! Я в восхищении.

Издевается. Впрочем, аудиенция, судя по всему окончена и мы можем покинуть дворец Повелителя. И больше я сюда ни ногой!

- Не зарекайся, дитя. Увидимся через три с половиной года.

Разозлившись, говорю, стараясь не рычать:

- Я не дитя! У меня у самой есть дети.

- Я заметил.

Продолжать беседу со мной лорд-опекун не захотел. Тёмноглазый Повелитель высказал свою волю: в пятьдесят лет дети отправятся в школу разума, а до этого времени они могут жить и учиться в семье. К Зигги-младшему приставят воспитателя, дабы тот научил ребёнка обращаться с его созданием. Интересно, что же за спутник у сына барона... Вителлию Северу объявлено, что претендентов на руку Нонны будет рассматривать лорд Руфус. Балли дано указание обеспечить сопровождение для Октавия и Нонны. Вероятно, придётся переводить детей в Академию миров Союза. Младшие близнецы Саэльмо обучаются там. А посторонним я детей не доверю.

- А кто такой лорд Руфус?

Мне подарили насмешливую улыбку. Это лорд-опекун? Бедная Нонна! Брак по-любви ей не светит. Подберут дочери какого-нибудь монстрообразного лорда, которого безднорождённые дамы стороной обходят...

***


- Принцесса, ты что, с ума спрыгнула? Ни с того ни с сего угрожать...

- Оставь, барон. Лорд Руфус сознательно спровоцировал твою жену.

- Он забрал мою память...

- И ты совсем ничего не помнишь, мама?

- Не обольщайся, Нонна. - Посмотрев на мужей, уточнила. - Не забрал, а...

- Скопировал твои воспоминания, для последующего анализа. Это нормально.

Вежливо улыбаюсь лорду Этану, сожалея, что хозяина дома не принято бить по голове блюдом с пирожными. Хранитель обиженно шипит с моего плеча. Нормально! Ничего себе?!

- Леди Воробышек, придёт день и ты войдёшь в верхушку Бездны. Совершенно нормально со стороны лорда-защитника постараться заранее узнать чего от тебя ожидать.

- Замечательно! Оставь мне его координаты. Буду консультироваться. Чего мне от себя ожидать, я и сама, обычно, не знаю. А тут - мнение специалиста.

- Хватит, кариссима! Благородный Этан, детям пора вернуться к учёбе.

Октавий и Нонна надулись, но возражать отцу не осмеливаются. Вителлий Север пребывает в ипостаси "Лютый". Лорд уже вызвал радугу зеркала Бездны, как Нонна нашла возможность задержаться:

- А почему Зигги надо учиться обращаться со спутником, мама?

Действительно. Смотрю на лорда-протектора, как и все прочие. Зигги-младший прижимает к себе своё создание, полный решимости защищать его до последней капли крови. Лорд-протектор, задумчиво улыбнувшись, сказал:

- Твой младший сын, барон, создал дракона. Повелители драконов упоминаются только в древних хрониках. Больше двухсот тысячелетий о них нет ни слова.

Молча пытаюсь усвоить информацию. Пока что единственной мыслью является: наконец-то Саар очистится от крылатых тварей. Дракон... Дети Зигги все очень странные. Стражи создали себе корабли... Интересно, какого спутника призовёт следующий ребёнок? Малыш возмущённо топает ногой:

- Он друг!

Не понравилось, что его назвали "повелителем драконов". Подумать только! На четвёртом году жизни уже отличать друга от слуги. Зигги суров с сыновьями, но воспитывает их хорошо. Наверное, с фон Фальке иначе нельзя. Как и с Вителлиями Северами. Консула в Резервации не воспитаешь. Из каппы, во всяком случае.

***


Ко мне приставили охрану. Из бездновых воинов. Лорд Руфус объявил меня родственницей. Зигги запретил мне покидать сад, пока не успокоюсь. Буйствовать, вынашивая ребёнка, не рекомендуется. А хочется. Потому что страшно. Лорд Руфус обещал, что позволит отцу дожить. Но я не обольщаюсь. Передумать высокий лорд Бездны может в любой момент. Может быть он вообще сказал это, только чтобы меня успокоить. Потому что я почти упала в обморок. Лорд Этан наорал на лорда Руфуса на незнакомом языке, который кольцо-переводчик не воспринимает. Потребовала объяснений. Мне их и дали. В голове - пусто. Мыслей никаких нет.

Благородный Кассий Агриппа - потомок аватары лорда Руфуса. В школе разума одной из дисциплин является создание и использование аватар. Лорд Руфус и создал. А уничтожать не стал. Ему было интересно наблюдать мир людей. Не знаю почему - может действительность заела? А потом он свою аватару потерял. Связь оборвалась, а восстановить не было возможности. Часть личности, помещённая в аватару, постепенно восстановилась и лорд об этом случае забыл. Пока не увидел в моей памяти папеньку. Папенька не похож на лорда внешне, разве что впечатлением, которое производит на женщин. А вот внутренне... Часть души? Личности? Неважно. Лорд Руфус сказал, что спустя столько поколений эта часть его стала богаче и он намерен её забрать. Когда придёт время. Спросила лорда Этана, как они забирают свою личность?

Нужен личный контакт. И носитель этой части - умирает. Всегда. Исключений нет. Спросила, а как же дети? Внуки? Страшно за братика-лямбду. Лорд Этан объяснил, что личность можно взять только у взрослой аватары. Но ведь папа не аватара?! Вместо ответа - пожатие плеч. Лорду Руфусу примерно столько же лет, сколько и лорду Этану. Значит, аватара была создана почти пятьдесят тысяч лет назад. И лорд отслеживал свою личность до момента разрыва. Что произошло? Лорд Этан сказал, что скорее всего с аватарой случилось что-то изменившее её настолько, что связь утратила силу. А в отце эта часть личности высокого лорда Бездны неожиданно восстановилась. Как такое может быть? И зачем меня понесло в Бездну? Не встретилась бы я с лордом-защитником, он не узнал бы о папуле!

- Узнал бы. Не казни себя, моя леди. Лорд-защитник постарается не огорчать дающую миру жизнь. Он вполне может себе позволить подождать несколько десятков лет.

- А зачем ему вообще забирать папину личность? Он же восстановился?! Зачем?..

Смахиваю с ресниц злые слёзы. От меня один вред!

- Лорд-защитник уже объяснил тебе, моя леди. Ему интересно.

- Лорду-защитнику нечем заняться?

- Моя леди. - Поцелуй руки. - Тебе самой есть чем заняться. А за выполнением, данного тебе лордом-защитником, обещания я прослежу лично.

- Я надеялась, что папа возродится в Бездне. Может быть, как страж...

- Пора взрослеть, леди Воробышек.

Сотворил из воздуха платок, протянул мне. Непонимающе смотрю на него, а слёзы катятся и катятся по щекам. Но всё это внешнее. Я не могу отдаться горю, потому что вынуждена делить себя на части. Та часть меня, которая отвечает за вынашиваемого детёныша, - спокойна. Иначе нельзя. Ребёнок важнее переживаний. Да, мы бесчувственны. Нас этому долго учат. Наше дело - продолжение рода. А всё прочее - постольку-поскольку. Лорд-протектор успокоенно улыбнулся, ещё раз поцеловал мои пальцы и откланялся.

Посещать папеньку Зигги мне запретил. Сказал, что они сами разберутся. Без слёз и соплей. Перехватил летящий нож, воткнул его в стену по рукоять и ушёл. Грубый у меня муж. Сижу, надувшись, как мышь на крупу - нож не вытаскивается. После пары попыток, вызвала Зигфрида и приказала освободить стену от незапланированного архитектором украшения. Сын кончиками пальцев взялся за рукоятку и выдернул клинок, как будто он был не в стене, а в размякшем куске масла. Забрала нож и отправила ребёнка заниматься делами. Полила цветочки и ушла в свои комнаты. Подумывала навестить Аду или Люциллу, но Зигги сказал сидеть дома, а подавать детям пример непослушания я не хочу. Семья должна быть единой. И... Зигги заботится о моей безопасности...

Разозлившись, занялась коврами. Восточную одежду пришлось модифицировать. Сделала себе расклешёную рубаху тонкого хлопка, широкие шальвары и короткую распашную жилетку. Голову шею и плечи закрыла платком. Успела соткать половину ковра, прежде чем появился Зигги и выдернул меня к папеньке. В чём была! Мерзавец!

- А если бы я спала?

- Принцесса, не морочь мне голову.

И весь разговор. А теперь сижу в кресле (муж усадил) и наблюдаю, как папенька меряется взглядами с лордом Руфусом. Лорд - сама благожелательность, Кассий Агриппа холоден и отстранён более, чем обычно. Антонию не пригласили.

- Я дал нашей дочери слово, что позволю тебе дожить. И намерен это слово сдержать.

Говоря это лорд Руфус щурится, как огромный кот. Но папенька отнюдь не мышь. Интересно, а аватара может "съесть" создателя? Лорд Этан закашлялся. Опять я виновата. Думаю не о том.

- Нашей дочери?

Голос отца способен заморозить. Быстро посмотрела на стены - нет ли инея. Лорду Руфусу - как с гуся вода. Приятно улыбается папеньке. А действительно ли он способен забрать папину личность? Кассий Агриппа не аватара. Пусть, по словам лорда Руфуса, в моём отце проявилась часть его личности, но... Но! Кассий Агриппа - не аватара. И лорд выдаёт желаемое за действительное. Иначе бы не стал рассуждать на эту тему, а просто забрал бы своё. Не отводя глаз от Кассия Агриппы, лорд-защитник бросил в пространство:

- Она умеет рассуждать логически, Мохри.

Холод стали в руке... Укоризненный голос отца:

- Агриппина.

А что сразу я? Обо мне, как будто меня здесь нет, говорить можно. Причём, нет не только меня, а вообще никого, кроме двух лордов высокой крови. Где мои хвосты?! "Ты меняешься... ты меняешься..." а хвостов до сих пор нет. И когти не отрастают. А то бы я сделала коррекцию черт лица лорду Руфусу. Лорд Этан, весело улыбнувшись, подмигнул мне. Зигги и Вителлий Север синхронно нахмурились. Хочется спросить: почему нет Алонсо и барона Алека. Раз уж здесь старшее поколение моей семьи собралось. Но спрашивать папеньку, пока они с лордом Руфусом в молчанку играют, не хочется. А мужья... не ответят. Отправят гардеробом заниматься. Сижу. Медленно закипаю, как чайник.

И? Я хочу сказать, что? Мужчины объединились против общего врага. Против меня! Я нуждаюсь в опеке, а поскольку папенька занят Академией, опекать меня будут мужья и лорд Руфус. Назвала его мысленно лорд-опекун, - получите, распишитесь. Как когда-то с Алонсо... Хочу серенаду!

- Кариссима, хорошо ли это? Ты носишь ребёнка барона Зигмунда и думаешь о синеглазом.

Вителлий Север говорит негромко, но... его все слышат. Злобно шиплю:

- Не воспитывай меня, Вителлий Север. Ты мне пока не муж. И незачем озвучивать мои мысли - здесь есть кому их читать.

Бездновы лорды сделали индифферентные выражения лиц. Папенька смотрит с неудовольствием. Ну, папенька мной доволен только когда я представляю ему очередных внуков. Все остальные мои действия им не поощряются. Дурь и блажь, как говорит Зигги. Лёгкий на помине барон поднял меня из кресла и, простившись с высоким собранием, шагнул в портал.

- Принцесса, до прекрасного года герцогу ещё далеко. Но я даю тебе своё слово: если прекрасный год наступит, пока ты моя жена, - вы проведёте его вместе. На Модене, или где будет угодно герцогу.

Расплакалась на груди у мужа. Зигги всегда меня понимал. Барон не мастер говорить любезности, но... Но! Зигги неизменно добр к женщинам. Как древний рыцарь.

- Шшшш, принцесса, не надо плакать. Тебе лучше отдохнуть.

Зигфаст фон Фальке тоже создал дракона. Где будут жить дети непонятно. Придётся им жён с замками подыскивать. Хотя на месте невест я бы ещё подумала: отправится дражайший супруг выгуливать дракона и жди его. А драконы принцесс похищают. Для кого, спрашивается?..

Зигги утверждает, что я брежу. Лорд Этан, зачастивший к нам, помалкивает. Спросила его у скольких лордов Бездны есть драконы. Может быть советы по уходу за зверушками дадут? И воспитывать их надо. В Академии уже ностальгически вздыхают по домикам стражей. Дракон Зигибранда, названный им Дарри, абсолютно неуправляем. Вытаскивает курсанта с гауптвахты. Гауптвахту пришлось восстанавливать за счёт баронства. Начальники Академий договорились между собой и сдирают компенсацию в двойном, а то и в тройном размере. Чтобы неповадно было! Это родители Ясмин виноваты! Уничтожила девчонка плац, так они ещё и полосу препятствий создали! Но они-то маги! Зигги-старший сказал сыну с драконом, что пока не научатся восстанавливать порушенное, чтобы были тише воды, ниже травы. Дракон человеческую речь понимает прекрасно, хотя и прикидывается дураком.

Утешаю мужа, - рыцари во всех легендах боролись с драконами. Вот и его эта чаша не миновала. Барон рассмеялся и загнал меня на полигон.

Укротить дракона помогли дети Балли. Они с таким трагизмом заявили Зигибранду: "бабушка расстроилась!", что малыш впал в меланхолию. Вместе с драконом. Барон объяснил им, что если они будут "вести себя хорошо", то мамочка будет рада.

Первое действие, для повышения моего настроения, вогнало в ступор всю семью. Дарри, а для трёхгодовалого дракона, он достаточно крупный, - мозгов-то всё равно, как у трёхлетнего малыша, хотя, лорд Этан утверждает, что драконы мыслят по-другому, ну да Бездна с ними обоими. Так вот, Дарри нашёл невесту для Зигибранда. Украл её и принёс моему сыну. Знакомиться. Годовалая леди Бездны от возмущения попыталась поджечь Академию. К счастью, младшие Саэльмо ещё не закончили обучение. Зигибранду невеста не понравилась - плакса. Но Дарри упорствует и твердит, что она вырастет прекрасной женой.

Спешно вызванный близнецами Балли связался с нами и лордами Этаном и Шаугом. Лорд Руфус явился без вызова и допрашивал Дарри на тему: "как ему вообще в голову пришло, украсть для лорда Зигибранда невесту". Дарри шипел и плевался огнём, но это ему не помогло. Лорд-защитник постановил, что наше семейство должно явиться с извинениями к родителям леди Аванен Рис. Аванен, означает "малина". Драконы разбираются! Это Зигги-старший так сказал.

Завтра отправляемся. Пока что за "невестой" поручено присматривать мне. Пою колыбельные, размышляя, не высечь ли дракона. А что будет, когда Дарри озаботится материальным благополучием своего друга-спутника? Мне уже страшно! С близнецами Тита их знакомить нельзя. У этих бандитов слишком много идей, а юные драконы не только впечатлительны, но и предприимчивы. Не успеешь оглянуться, как потянутся с претензиями владельцы сокровищниц.

"Родовой замок клана Рис давно не видел такого количества высоких гостей". Это я привожу фразу из приветствия отца малышки Авы. Ну, кроме нас с сыновьями, все высокие - Зигги, лорд Руфус, лорды-протекторы Этан и Шауг, Ада. Зигги не стал брать старших детей. Оставил первую четвёрку в Цитадели. А Зигибранда и Зигфаста пришлось взять с собой. Зигги-младшему два года и я пока не оставляю его одного. А Зигибранд был вынужден сбежать с занятий. Поскольку он главный виновник, то обязан присутствовать, пока его отец приносит извинения. Дарри свернулся в крохотную ящерку и сидит на плече у сына, изображая фибулу, скрепляющую несуществующий плащ. Испытываю сильнейшее желание оттаскать зверёныша за хвост. Лорд Руфус посмотрел укоризненно. Почти, как папуля. Кругом опекуны! Лорд Этан держится рядом с нами, лорд Шауг не выпускает из вида свою жену. Ада беседует с матерью Авы об охране детей. Леди Шила Рис объяснила моей дочери, что от дракона защитить кого бы то ни было невозможно.

Лорд и леди Рис выглядят очень довольными. Пригласили Зигибранда навещать их, когда ему вздумается. Странное поведение. Лорд Этан, впрочем, пояснил, что радость клана Рис имеет под собой самую прозаическую основу. Клан был в опале. А теперь, после эскапады Дарри, у них есть шанс породниться с правящей семьёй. На моё удивление было сказано, что поскольку лорд Руфус практически признал меня дочерью, то мои дети, соответственно, являются его внуками. В любом случае, опала с семейства Авы снята.

Лорд Рис, вежливо пришепётывая, пояснил в свою очередь:

- Прекрасная леди Воробышек, я надеялся, что Аванен сумеет сохранит кровь дракона. Теперь же я в этом уверен. Дракон выбирает пару не только для спутника, но и для себя.

Хотела поинтересоваться, есть ли драконы у родителей Авы. Но, посмотрев в затемнившееся окно, решила не спрашивать. Дарри злобно шипит, глядя на огромную голову, заслонившую свет. Размеры Дарри сейчас сопоставимы с глазом любопытствующего дракона. Но что-то не то сказано лордом и я, отвлекшись от разглядывания ящера, переспрашиваю гостеприимного хозяина:

- Сохранит кровь?

Лорд Руфус мученически поднял глаза к сводчатому потолку пиршественного зала. Начинаю злиться. Чуткий хозяин поспешил пояснить.

- Женщины не могут отделить от себя драконицу. Кровь дракона означает, что Аванен, достигнув брачного возраста, обретёт вторую ипостась.

- Поскольку леди Рис находится здесь, то в окна заглядывает твой дракон, лорд? Я правильно поняла?

- Абсссолютно.

Шипению прекрасной леди Шилы могут позавидовать сатх. Разозлилась. С чего бы?

***


Отправив ребёнка в Академию, уселись в гостиной. Малыша Зигфаста я уложила спать, несмотря на его протесты, и присоединилась к высокому собранию. У меня множество вопросов, так что...

- Принцесса, может, тебе отдохнуть?

На мой негодующий взгляд барон одарил меня змеиной улыбкой. Лорды промолчали. Начала допрашивать лорда Этана.

- Ты сказал, что повелителей драконов нет уже двести тысяч лет. А как же дракон лорда Риса?

Ответил мне лорд Руфус:

- Дитя моё, лорд Этан не погрешил против истины, говоря о повелителях драконов. Есть огромная разница между повелителем и всадником. Дракон лорда Зигибранда - своего рода аватара. Это означает, что перехватить управление им у твоего сына не удастся никому. А всадники, несмотря на ментальную связь со своими драконами, ими не владеют. Это дракон находит всадника, когда приходит время.

- Время найти пару?

Ада включилась в разговор, запустив своим вопросом ворох ассоциаций. Лорды Бездны схватились за головы. А вот не надо лезть в голову женщине, когда она мыслит. Зигги задаёт самый важный на сегодня вопрос:

- Значит, в драконьей иерархии Дарри на нижней ступени? Если он аватара Зигибранда?

Лорд Этан ответил очень серьёзно:

- Отнюдь. Дарри - свежая кровь. Драконам грозит вырождение. Леди-драконы появляются крайне редко. Малышка Ава - первая за... наверное двадцать тысячелетий. К счастью, драконы живут долго.

Попыталась уточнить:

- А как же леди Рис? Разве она не?..

Лорд Руфус тихо зарычал. Интересно, опала клана Рис связана с замужеством леди Шилы? Дракон её украл! Так я и знала!

- Леди Рис признана драконом лорда Риса, матерью его потомства.

Мои мозги становятся набекрень. Я прямо чувствую, как глаза округляются. Процесс оплодотворения драконом леди Бездны... Потом вспомнила вид леди Арноры в частичной трансформации. Наверное, для порождений матери-Бездны такое возможно. А лорд... он не ревновал свою жену к дракону? Или они были вместе?.. Или драконы размножаются так же, как стражи?..

Лорды и Зигги дружно раскашлялись. Опять я что-то не то подумала? Потянулась за вазой...

- Принцесса, марш к себе.

Вот так всегда! На самом интересном месте! Но Зигги не шутит, я его уже изучила. Поэтому, простившись с высоким собранием, отправилась заниматься садом. Надо будет позже вытрясти из Ады всю информацию. Уж моя дочь с живого лорда Шауга не слезет, - я её знаю.

***


Не стала ждать Аду. Сначала устроила скандал Зигги, за то, что он подражает лордам. Те мысли читают, а он? Зигги не проникся.

- Принцесса, не морочь мне голову. У тебя был такой вдохновенно-обалделый вид, что сразу стало ясно, о чём ты думаешь.

Вспомнила, как Алонсо сказал "не люблю ежей", - постаралась не смеяться. Фыркала, фыркала, потом раскашлялась. Зигги похлопал меня по спине, - чуть нос не разбила - силища медвежья. Всё-таки не удалось сдержать смех. Отсмеявшись, попросила.

- Зигмунд, я хочу расспросить лорда Этана о драконах.

- Мне самому интересно, принцесса.

Ожидаемая радуга вызвала привычные мысли: когда лорд-протектор работает? Сектор Бездны это...

- Множество миров, моя леди. Но я уже давно "работаю" - научился отслеживать контрольные показатели.

Всё. Мозги мои превратились в кашу. "Контрольные показатели" меня добили.

- О чём ты хотела поговорить, леди Воробышек?

Лорд Этан терпелив, но любое терпение когда-нибудь заканчивается. Надо собраться с мыслями.

- Я хотела больше узнать о драконах. Леди Аванен - дракон-оборотень?

- Малышка Ава - истинный дракон. Драконица. На незаданный тобой вопрос отвечу: поскольку леди Рис родила её в... кхм, кхм... человеческом обличье, она до момента достижения брачного возраста сохранит этот облик. Драконица сможет проявиться лишь когда Ава повзрослеет. Если бы было наоборот, то человеческий облик драконица смогла бы принимать с трёх лет.

Не буду спрашивать! Некрасиво это - совать нос в чужую спальню. Зелёно-карие глаза искрятся смехом... что-то я ещё хотела узнать... Вот так заморочат голову и самое важное забудешь спросить.

- Дарри подбирал невесту... с учётом интересов?

Мне ответили величественным кивком, пояснив:

- Разумеется. Он же дракон. Малышка Ава - идеальный вариант для обоих.

Подумала, что спальню надо делать огнеупорной и отправить Дарри учиться магии.

- Леди Воробышек, драконы не учатся магии. Она дана им с рождения. Магия драконов - воля и энергия. Знания им ни к чему.

- А Дарри... я думала...

Опять вежливая улыбка и ехидство в глазах. Термин "думать" ко мне неприменим, я уже поняла. Все мужчины так считают. Глупцы! Если бы я жила сиюминутными движениями души... Задумалась: а как бы это было?

Лорд-протектор не стал дожидаться, закрыл тему Дарри:

- Дарри не пользуется магией, потому что у него есть всё, что ему нужно. Только и всего.

Повторила эхом за лордом:

- Только и всего...

Ну, ящерица недоросшая! Пусть попробует ещё что-нибудь сжечь! Будет восстанавливать!

Лорд Этан тихо рассмеялся, поцеловал мне кончики пальцев, тепло простился с бароном и исчез в радуге.

***


Четырежды в год, когда наш сын сбегает с занятий, мы пару дней гостим в клане Рис. Лорд Руфус одобрил сватовство дракона, за лорда Риса и говорить нечего - он рад, что у дочери есть два жениха, один из которых дракон. На моё недоумение, как в семье всадника и леди Бездны (у леди Рис своего дракона нет) появилась драконица, Балли высказал интересную мысль:

- Мать Бездна знает кому и когда появиться. Дарри нужна полноценная невеста... Свежая кровь по обеим линиям позволит драконам удержаться на грани вырождения.

- Так значит нам следует ожидать скорого появления ещё одной драконицы? Когда Зигги-младший создаст себе дракона?

- Если это будет дракон...

Зигибранду совсем не нравится быть женихом крохотной леди Аванен. Алонсо вместе с Балли пришлось объяснить ребёнку, что поскольку Дарри своим похишением скомпрометировал леди, то о мнении Зигибранда речь уже не идёт. Барон же добавил простую мысль:

- Надо было воспитывать своего друга, сын. Чтобы он, хотя бы, ставил тебя в известность о своих намерениях.

А я предложила заняться арифметикой. Разница в возрасте между Зигибрандом и Авой составляет пять лет. Когда ей будет семнадцать, ему исполнится двадцать два. После того, как Зигги-старший сообщил, что между ним и мной как раз пять лет разницы, ребёнок угомонился и покорно сопровождает малышку на прогулках. Дарри идёт поодаль. Ава настораживается при его приближении, готовая швыряться пламенем. А к Зигибранду отношение, наоборот, положительное. Открутила все регалии с парадного мундира жениха. Драконья сущность проявляется, наверное. Хорошо, что в Цитадели, в отличие от жилищ лордов Бездны, есть автоматы-ателье. Ребёнку не пришлось возвращаться в Академию оборванцем. Заставила самого воссоздавать форму. Сын надулся, как мышь на крупу. Ничего, - это навык полезный.

Дракон Зигфаста уже никого не удивил. Впрочем, в гербе фон Фальке, как раз, дракон. Лорд Руфус пообещал ознакомиться с родословной барона. Во взгляде высокого лорда явственно читается: "Что-то тут не то". Зигги улыбается по-змеиному, но я не реагирую - волноваться вредно. Демонстрирую юным женщинам Саара как себя следует вести в период вынашивания детей. Эти мои занятия Зигги блажью не называет. Как и Алонсо в своё время. Понимают, что важно, а что - нет.

Начала я воспитывать молодое поколение женщин на Модене. Как раз во время осады я имела возможность наблюдать всех вблизи. И меня очень удивило, что женщины и девушки не уделяют времени своему истинному предназначению. Пришлось в приказном порядке заставлять их заниматься. Скандал был!!! Но меня поддержала дона Алмира. Против бабушки герцога никто не посмел высказаться. Учила девчонок правильно дышать, осваивали йогу, психологические практики. Меня поразил случай, когда молодая вдова рыбака потеряла ребёнка от горя. Такого быть не должно! Конечно, дорогими мамочками девчонкам не стать, но суметь противостоять внешним обстоятельствам они обязаны.

Алонсо поинтересовался между двумя поцелуями, зачем мне эти занятия. Объяснила, что это моё понимание долга жены герцога. Ибо истинное богатство герцога - его подданные. Франциско, приведший лошадей, с энтузиазмом согласился: "были бы люди, а богатства добудем". Герцог де ла Модена-Новарро, по возвращении с прогулки, издал указ, обязующий всех девушек с тринадцати лет проходить "курс материнской подготовки". В первые годы набор был разновозрастной. От тринадцати и до тридцати пяти лет...

А через три года никто уже не считал это блажью молодой чистокровной. Статистика не позволила. Девушки, прошедшие годичное обучение, легко вынашивали детей, легко рожали и легко восстанавливались после родов. И дети их были здоровее, чем среднестатистические. Бесплодных женщин и в Мирах Союза хватает. Не так много, как в Империи, но и не так мало, чтобы пренебрегать здоровьем матерей. Конечно, медицина в Мирах Союза на достаточно высоком уровне. И беременная женщина любого сословия получает самый лучший уход, но... Но! Лучше, если медицинская помощь не понадобится вовсе.

Через три года, чистокровные прочих высоких семей тоже организовали сходные курсы. А что такого? Мы-то знаем, что нужно женщине-матери! Сейчас в Мирах Союза, чтобы получить разрешение на брак, женщина должна иметь сертификат о прохождении соответствующей подготовки. Ну это больше заслуга Милочки. Она подхватила эстафету, когда Вителлий Север меня украл обратно.

А в Империи с этим возникли сложности. Пока Тит не обзавёлся тройней. Вителлии повезло, что она почти чистокровная. Только поэтому мои внуки появились на свет относительно легко. Но напугавшийся Тит выбил из Императора обращение к Резервации с "просьбой" об организации занятий для женщин, способных к деторождению. Пенсионерок в Резервации достаточно. И дорогие мамочки, отдыхающие между контрактами, тоже иногда давали уроки.

Так странно... Вроде бы, лёгкая мера, но оздоровление пошло семимильными шагами. А они думали, что обеспечив будущим матерям щадящие условия и полноценный уход, - заботятся о здоровье потомства. Надо решать проблему до того, как она возникнет!

***


Своего дракона Зигфаст назвал Траинн. Потому что такого упрямого создания нам ещё не попадалось. Даже Дарри, как ни лупил малыша крылом по голове, послушания не добился. Зато прокушенные крыло и лапу, и расцарапанный нос пришлось лечить. Размеры не главное, а боевого духа у дракончика Зигфаста хватает.

На приёме у Повелителей Бездны опять были вместе с Вителлием Севером. Нонне исполнилось семнадцать лет. Пора выдавать её замуж. Хорошо, всё же, что лорд Руфус взял детей под опеку. Иначе я с ума бы сошла, думая куда пристроить тринадцатилетнюю девчонку. Зигги и Алонсо сразу ушли в отказ. Впрочем, вспоминая Милочку и Люциллу, я их не виню. Лорды Шауг и Саэльмо тоже в изысканных выражениях посоветовали найти для Нонны другое место. Не лорды, а Люцилла с Адой. Впрочем, Аде я сестру и не доверила бы. Уже одну стерегла. Лорд Руфус приказал Нонне явиться с вещами во дворец Повелителей. И поручил её заботам своей племянницы - леди Ана-Эст-Асии из рода Гусс. Леди Гусс - высокой крови и у неё не забалуешь. Нонна жила в родовых владениях клана Гусс и училась манерам и всему, что должна знать высокородная дама.

Строевую подготовку леди Нонна Вителлия Север не забросила. Регулярно занимается. Леди Гусс одобрила. Занятия помогают держать осанку и учат экономно расходовать силы. Но главное, что строевая подготовка всеми Вителлиями Северами воспринимается, как отдых для души и тела. Даже император Секунд с упоением марширует, подавая пример гвардии. Кси-Клавдия, впрочем, строевой подготовкой не занимается. Присутствует при подъёме флага, и только.

Смотрю на роскошно одетую юную даму, стоящую между мной и Зигги младшим, и не узнаю свою дочь. Нет. Узнаю! Хулиганка незаметно протянула руку и подёргала дракончика за хвост. Траинн с возмущённым рычанием взвился в воздух с плеча своего создателя, Радужная медуза Нонны вытянула щупальце и шлёпнула малыша по носу. Зигфаст начал подзывать питомца, выкрикивая: "Траинн! Траинн!" Торжественная обстановка приёма загублена безвозвратно. Ехидно улыбаясь, мысленно поточила когти. Оба мужа подарили мне осуждающие взгляды. А что я? Детей угнетает официальная обстановка.

Лорд Руфус приподнял левую бровь и летун рухнул на каменный пол огромного зала приёмов. Пол вздрогнул. Медуза Нонны мигом оказалась возле неё и спряталась в пышных светлых волосах дочери. Сын кинулся к своему дракону, а дракон, зарычав, выпустил струю белого пламени в лорда-защитника, стряхнувшего его с себя небрежным жестом. Повелитель, свободно перекинув длинные ноги через подлокотник трона наблюдает за творящимся непотребством смеющимися изумрудными глазами. Темноглазый Повелитель сегодня занимает роскошное кресло рядом с троном и на происходящее не реагирует. Сохраняет доброжелательно-внимательное выражение лица. Выдержка, однако. Я уже знаю, что Повелителей в Бездне двое и они меняются раз в пять лет. В смысле, ответственность лежит на ком-то одном. Пять лет на одном, пять лет на другом. Зеленоглазый - повелитель Мара. Это он подарил Аде маула. А тёмноглазый - повелитель Лаки. К нам он не слишком доброжелателен. Как говорится: "Понаехали!" Можно подумать, оно нам надо! У нас есть Мать-Бездна, а прочие нам не указ!

Крамольные мысли вызвали заговорщицкое подмигивание повелителя Мары и осуждающий взгляд лорда Руфуса. Подумаешь! Зачем лорд-опекун малыша уронил на пол? Траинн мог сломать себе что-нибудь... Теперь дракончик, обидевшись, свернулся в кольцо на шее Зигфаста, изображая ожерелье.

Обстановка начинает напоминать представление детей папеньке, в бытность его Императором Нового Вавилона. Такой же бедлам. Зигги-младшему тоже предоставили опекуна из клана Саэльмо и возложили на лорда Риса обязанность найти воспитателя для Траинна. Нонну официально признали дебютанткой. Ей предстоит обязательное присутствие на всех балах и турнирах. За её внимание будут драться, доказывая право сильного. Ада, с наивной улыбкой, поинтересовалась: примут ли в этих поединках участие стражи. Общее рычание высоких лордов разбудило Траинна. Малыш огляделся, фыркнул и опять уснул, демонстративно вздохнув. Зигги-младший уже не любит лорда Руфуса. Насчёт стражей ответа Ада не получила. Надо вообще-то с бароном поговорить. Что за дискриминация! Моим сыновьям жёны нужны. Может быть леди Бездны сможет одарить стража наследником, не прибегая к помощи дополнительного мужа. Резервация отказывается заключать контракты со стражами. Остаются неэталонные чистокровные. И пусть в резервации попробуют что-нибудь сказать! Надо расспросить дона Публия, как они добывали себе неэталонных родительниц. Впрочем, зачем тревожить свата? Здесь Вителлий Север. Его и буду спрашивать. Тем более, что Бадварду и Герхарду тоже пора обзавестись потомством.

***


Никогда не любила пресс-конференции. Но... надо. Сижу, любезно скалюсь в обьективы голокамер. Острозубый, лежащий справа от меня, тоже периодически скалится. Любезно, ага.

- Госпожа баронесса, что вы можете сказать о внезапном увеличении семьи?

Хранитель на моём плече злобно зашипел. Аромат дикой розы разлился в воздухе, предупреждая. Бедные корреспонденты. Никто их не любит. Даже порождение Матери.

Мелькнула мысль, что в качестве удобрения они, возможно, неплохи. Посмотрела на веселящегося малыша с упрёком. Мне со своими мыслями собраться бы, а тут ещё у него гастрономические интересы прорезались.

Повернулась к Зигги. Муж кивнул, разрешая отвечать на моё усмотрение. Голокамеры прицельно смотрят мне в лицо. Стараюсь улыбаться как можно безмятежнее и переспрашиваю с простодушием голодного крокодила:

- Почему же внезапное? Я знакома с традициями миров Союза.

Подождав пару секунд продолжения, вопрос задаёт следующий корреспондент:

- Обсуждалась ли с вами кандидатура второй жены?

- Барон разбирается в женщинах лучше меня.

Любезно улыбаюсь развеселившимся представителям пятой власти. Острозубый копирует мою улыбку, доведя её до совершенства. Некоторые корреспонденты занервничали. Но не все. Следующий вопрос меня удивил.

- Госпожа баронесса, не опасаетесь ли вы утратить положение первой жены барона?

Постаралась скопировать папулино выражение лица, после очередного перла, услышанного от моих детей: приподняла левую бровь, сохраняя на лице выражение вежливого внимания. Неожиданно осознала, что именно так смотрят Повелители. Ну и ладно. Впечатление это произвело. Голокамеры от меня не отрываются. Поправила говорящего, подчеркнув интонацией:

- Старшей жены барона.

Продолжать не стала. Насмешливо улыбнулась и отстранилась, предоставив Зигги общаться с прессой. Слово "старшей" напомнило им с кем имеют дело и меня более не беспокоили. Дорогие мамочки и в мирах Союза убивают безнаказанно. Привилегия у нас такая.

Выбросила из головы все мысли. Чтобы они не отражались на лице. Сижу, думаю о приятном: пройдёт меньше шести лет и я отправлюсь на Модену. Алонсо никогда не позволит мне застать его за утешением тоскующей наложницы. И герцог обещал, что у него не будет других детей. А Зигги мне ничего не обещал и я не вправе требовать невозможного. Но всё равно обидно. Улыбаюсь. Принцессы не плачут.

- Принцесса, устала? Вы с Бертой можете идти.

Встаю с кресла. Острозубый двинулся на корреспондентов, разрезая толпу, подобно носу водного корабля. И я величаво плыву к дверям зала. Младшая жена Зигги идёт на шаг позади меня. Иерархия должна соблюдаться.

Выйдя из дверей, отправилась к себе. Переоделась в патрицианские тряпки и вышла в сад. Сбрасывать врождённую агрессивность, копаясь в земле.

Я не позволила себе устроить скандал. Сумела сдержаться и от разборок и от истерики. Разборки устроил Зигги. Глупейшая ситуация напомнила давнюю историю с Лолой. Какая мелочь может привести к трагедии!

Отправилась в комнаты мужа, досадуя на глупую служанку, перепутавшую корреспонденцию. Как баронессе, мне приходится разбираться с просительницами. Жена барона - последняя инстанция для женщины, когда ей некому пожаловаться на притеснения в семье. Зигги такие письма не читает - злится. Я уже взяла пачку, как вдруг из спальни барона послышался очень характерный стон. Удивившись, ведь Зигги был в отъезде, я открыла дверь.

Стою, замерев в смятении, желая провалиться сквозь все перекрытия Цитадели. Зачем я только пошла сюда! Надо было отправить за письмами эту курицу. Или одного из охранников. Что теперь говорить! Лучше бы Зигги не открывал мне доступ во все помещения. Собралась тихо уйти, уже сделала шаг назад... Нагая блондинка, обнимающая моего мужа, подняла голову и вскрикнула. Зигги, выругавшись, отшвырнул женщину и принялся одеваться. Я повернулась и вышла из спальни.

Мне хотелось убежать. Броситься к кому-нибудь, чтобы меня пожалели. Вот только к кому? Кассий Агриппа не поймёт. Сообщать мужьям об инциденте - не хочу. От Вителлия Севера сочувствия не получишь. Запрёт на очередной военной базе, только и всего. Алонсо... Нет. Алонсо я говорить об этом не буду. А детям вообще незачем влезать во взрослые разборки.

Сейчас не время демонстрировать женскую слабость. Поэтому я спокойно сижу в кресле, поставив ноги на скамеечку, и жду барона. Меня трясёт от совершенно противоположных чувств. Ярость, стыд, растерянность, обида и, как ни странно, смех. Что чувствуют мои мужья в момент передачи супружеских прав из рук в руки? Но Зигги мог бы устроить свою пассию где-нибудь в другом месте!

- Принцесса...

Муж растерян и смущён. Зная Зигги, понимаю, что это ненадолго. Надо утрясать ситуацию, пока мы оба себя контролируем.

- Твоя подруга может войти, Зигмунд. Я её не съем.

Хранитель зашипел на барона, выпустив колючие побеги. Успокаиваю малыша, легко касаясь пальцами. Он ластится, довольный и я обретаю способность рассуждать здраво, как и подобает дочери Кассия Агриппы.

Черноглазая блондинка боком входит в комнату и прячется за спиной Зигги. Я похожа на людоеда? Всё возможно. Негодование переполняет меня. Лишь знание, что толку от скандала не будет, - барон просто позволит мне убить женщину, - помогает мне сдерживаться. Теперь я негодую ещё и из за этого. Включаю контроль дыхания. Вдох, выдох... Спокойно... спокойно. Зигги никогда не таскал девок, пока я жила в баронстве. Значит, женщина пришла сама. Пришла, зная, что имеет на это право.

- Ты не смог обеспечить защиту женщине, согревающей твоё ложе, Зигги? Она пришла искать убежище?

Чёрные глаза полыхнули отчаянием и вызовом. Блондинка выступила из за спины моего мужа:

- Я пришла потому, что не смогла быть одна. Пришла к отцу моих детей.

Холод стали в руке... Спокойно. Спокойно.

- О детях подробнее.

Удивительно, я никогда не думала, что сумею говорить, как папенька. Может быть, Кассий Агриппа тоже сдерживает бурю страстей, общаясь с семьёй? Приучился, руководя Академией? Зигги отстранил женщину и холодно сказал

- Принцесса, тебе не надо беспокоиться о чужих детях и их матери. Они не имеют отношения к семье. Они не бедствуют, если тебя это волнует.

- Нет, Зигмунд. Они имеют отношение к семье. Ведь это твои дети. Законы баронства позволяют нам решить этот вопрос безболезненно.

- Но принцесса, Людвиг старше Зигибранда.

- И что из этого?

Хотела улыбнуться, но это оказалось свыше моих сил. Поэтому просто смотрю на мужа. Зигги удивлён. И... обрадован. Очередная Лола будет узаконена. Но женщина и Зигги говорили о детях. Есть ещё дочери?

- Людвиг фон Фальке и... его сёстры?

- Только одна сестра. Эмма.

Черноглазая шепчет держась за горло и из глаз её текут слёзы. Странная женщина. Зигги не хватает эмоций? Наверное я для него слишком холодна. Что ж, с моей стороны просто нелепо требовать верности от мужей. Холодно повторила:

- Людвиг и Эмма фон Фальке. Как имя твоей младшей жены, Зигмунд?

На лице у мужа появляется знакомая придурковатая улыбка. Он что? Ожидал, что я к ней на шею кинусь, сливая свои слёзы с её? Барон осторожно вынимает из моей руки метательный нож.

- Мою младшую жену зовут Бертина. - И холодно посмотрев на женщину, повторил. - Бертина фон Фальке.

Блондинка, зарыдав, рухнула на колени, молитвенно сложив руки. Очень странная женщина!

Потом был храм, малая венчальная служба, принятие мной вассальной присяги младшей жены и её детей. И обязательный пир, а как же!

Зигги под шумок умудрился разобраться в произошедшем. Такого варианта я и предположить не могла. Две служанки находились в перманентной ссоре. И когда дочь одной из них устроилась горничной к госпоже Бертине, вторая, ничтоже сумняшеся, использовала первую же подвернувшуюся возможность лишить дочь соперницы хорошего места. Берта сумела добиться свидания с бароном, пробравшись в его комнаты, несмотря на запрет. Четырнадцатилетнее ожидание оказалось ей не по силам. Зигги утешал плачущую красавицу и, естественно, утешениями не ограничился. Берта, всё же, заменяла ему жену в течение двадцати восьми лет. Точнее говоря, она и была его женой. Слуги видят всё и всё знают. А я ещё удивлялась внезапной рассеянности всегда такой исполнительной женщины! Эта гадюка рассчитала, что я убью Берту и дочь её врагини останется без места. Безумие какое-то!

А медики, между прочим, утверждали, что она здорова. И психически тоже. Отправили её в тюрьму. За покушение на убийство. Узнав о том, что госпожа Бертина теперь жена барона, бывшая служанка полностью съехала с катушек. Барон приказал не афишировать произошедшее. Прессконференцию, впрочем, пришлось устроить. Такое знаковое событие в жизни миров Союза, как брак барона фон Фальке требует освещения. Алонсо очень сдержанно поздравил Зигмунда. Так я и не поняла, какое мнение мой синеглазый муж имеет о произошедшем. Хочу серенаду!

Пока что ношу очередных наследников двух баронов - Зигмунда и Алека, зачатых в ночь перед свадьбой младшей жены. Зигги, как ни в чём не бывало, заявился в мою спальню. Хотелось кричать, плакать, топать ногами и швырять в мужа посудой. Ничего этого я не сделала. Я и в баронствах, будучи простой дорогой мамочкой, себе этого не позволяла. А сейчас я дочь Кассия Агриппы и мать императора Секунда. Надо сохранять лицо. Но всё-таки не удержалась и мстительно разодрала спину Зигги ногтями, сожалея о задержке в развитии своей бездновости. "Ты меняешься, ты меняешься!.." - ни когтей, ни хвостов. Клыков и тех нет ещё!

И? Я хочу сказать, что? Зигги слетел с катушек, как в нашу первую ночь на Альмейне. Результатом стали синяки по всему телу и близнецы. А утром этот негодяй заорал "Принцесса, подъём!" и погнал меня на полосу препятствий. А Берта спокойно спит. Она слабенькая! Зигги так и сказал во время спарринга. Воспользовалась приёмом, отработанным с Вителлием Севером, швырнула мужа на площадку, уселась сверху и порадовалась:

- Приятно, что я для тебя "свой парень"!

Зигги заулыбался, живо напомнив сатх, одним прыжком вскочил на ноги, слегка придержав меня, чтобы я не упала, и заявил:

- Ты для меня жена, принцесса. С того момента, как я тебя увидел.

От попытки выцарапать бесстыжие глаза барон уклонился, поставил меня на пол и, шлёпнув по заду, отправил одеваться к свадьбе.

Брачную ночь и ещё две последующих барон провёл с Бертой. Обиделся на меня. А что? Я должна была промолчать? Он на свадебном пиру заявил, что Берте повезло, ибо много лет назад в баронствах я хваталась за нож, когда видела рядом с ним женщину. Я, вспомнив покойную баронессу Зосю, сладко улыбнулась и пролепетала, широко раскрыв глаза:

- Но, Зигмунд! В то время у меня был только один муж.

Берта испуганно пискнула, барон полоснул меня взглядом, а гости, поперхнувшись, дружно схватились за кубки.

Хорошо, что есть традиции, регламентирующие семейный уклад. Берту поселили на нашем этаже, заняв одну из гостевых комнат. С садом, а как же! Зигги чередует ночи, проводя их со мной и с Бертой. Дети... ладят между собой. И всегда ладили. Барон умеет воспитывать детей.

Барон Алек, навестив нас, напугал Берту до судорог. Мило улыбаюсь и точу когти. Мысленно. Страж сейчас занят обучением наших детей. Алан, Бадвард, Вейгар с Вероникой и Герхард с Гердой старательно осваивают всё, что должно уметь стражам. Прочие ещё не доросли. Раньше пятидесяти лет детям рано приниматься за учёбу. Ада уже взрослая, - плащ отрастила, а Бальду учит Хальзе.

Я не могу и не буду осуждать Зигги. Но и забыть о произошедшем тоже не сумею. Мне это не нравится. Вот так, по-детски, формулирую своё отношение к ситуации. Лорд Этан мягко улыбнулся мне. Разозлилась. У самого гарем с редчайшими красавицами!

- Моя леди, мы уже обсудили этот вопрос. К чему возвращаться?

Надулась, как мышь на крупу. Нет, чтобы утешить! Мерзавцы все до единого! Лорд тихо рассмеялся и исчез в радуге.

***


Зигги упрямо ограничивает младшую жену постельными обязанностями. Детей забрал у неё в полгода (имперская манера!) и отдал нянькам. Людвиг с семнадцати лет служит в армии, дослужился до старшего сержанта. Зигги несколько раз предлагали отправить сына в Академию, - барон не реагировал. Пришлось поскандалить. Обозвала его крохобором, обвинив в экономии на детях. Берта молчит и тихо плачет. А я должна за её детей биться.

Зигги чётко прописал в обновлённом законе, что младшие жёны (во множественном числе! Где мои хвосты?!!) не имеют прав на титул. То есть, Берта, став женой барона, продолжает оставаться госпожой Бертиной. Только добавка Фальке в качестве фамилии. Приставки "фон" она лишена, в отличие от детей. Первоначально он дал ей имя "фон Фальке". Но потом, когда речь зашла о титуле... забрал. Возможно, Берта была слишком настойчива? Или плаксива? Барон не любит плачущих женщин. Как и Вителлий Север. В праве наследования очерёдность также установлена сначала по статусу, а уже потом по возрасту. То есть, мои дети любого возраста идут перед детьми Берты.

- Зигмунд, но дети-то в чём виноваты?

- Принцесса, не говори ерунду. Сравнивать детей от тебя и от Берты просто смешно.

- Мои дети уже не совсем люди, Зигмунд.

- Вот именно, принцесса. Саар, Рапалль и Везер тоже не совсем курортные миры.

- На Везере я ещё не была.

- И не будешь. Там можно находиться только в скафандре высшей защиты. Везер непригоден для людей.

- А...

- Полезные ископаемые, испытания средств защиты и охота.

Ну конечно. Охота! Как же без неё! Не стала расспрашивать Зигги. При случае поинтересуюсь у зятя-протектора, что это за Везер такой и на кого там охотятся.

***


Зигги уже и сам не рад, что затеял эту историю с младшей женой. Берта пытается слезами добиться привилегий. Обязанности баронессы исполнять она не желает, а желает распоряжаться в Цитадели и блистать на официальных торжествах рядом с Зигги. Смысл? Не умеешь руководить, не лезь в управление. Я вот не лезу. Занимаюсь тем, что умею делать. Барон абсолютно беспомощен перед женскими слезами. Оставил баронство на Зигфрида и сбежал со мною на Альмейн. Когда выезжает по делам, сижу в Делоне. Барон Алек доволен, дети-стражи тоже. Навещают. Дитер и Дагмар вообще дежурят поочерёдно возле меня.

А почему? Потому, что черноглазый и светловолосый (убойное сочетание) Людвиг фон Фальке потерял голову. Убивать сына барон не хочет. И доводить до того, что его убьют братья тоже. Дракончики совершенно недвусмысленно рычат на родственника. Впрочем, сын Берты ведёт себя прилично. Только всё время старается оказаться там, где я могу пройти. Зигмар, занимающийся в баронстве безопасностью, предупредил, что Берта жалуется на меня барону - я околдовываю мальчика. Не хочу иметь с ней никаких дел. Убью негодяйку. Зигмар показал мне контракт по которому она гарантированно бесплодна. И есть медицинское заключение, подтверждающее это. Малыш разобрался с медиками-взяточниками, а что касается самой Берты - после драки кулаками не машут. Прерывать беременность никто никогда не будет, за это - смертная казнь. В мирах Союза так же, как и в Империи. Слишком мало рождается детей, чтобы ими рисковать. Да барону эта мысль и в голову не придёт.

И дети Берты - здоровые, сильные и красивые. Похожи на мать внешне, но характер у них от Зигмунда. Хорошо, всё-таки, что барон отобрал их у матери. Эмма в пансионе - учится быть дамой. Скоро ей исполнится семнадцать. Будем подыскивать жениха. С учётом тёщи-гадюки надо кого-нибудь покрепче. Может быть в Империи. А Людвиг... Людвиг учится в Академии и прогуливает, ошиваясь возле меня на границе видимости. Надо его женить. Может быть подобрать для ребёнка чистокровную? Спросила у Зигги, получила отповедь.

- Принцесса, твой сын Секунд, несмотря на то, что был внуком Императора, зарабатывал на чистокровную. Почему Людвиг должен получить её, не прикладывая усилий?

Расстроилась. Не хочется объяснять мужу, что я хочу отвлечь его сына от бесплодных мечтаний. Барон внимательно посмотрел на меня, усмехнулся по-змеиному.

- Берта мне сообщила о чувствах, которые Людвиг питает к тебе, принцесса. Я знаю, что ты не давала повода. И Людвиг не первый и не последний теряет голову из за тебя.

Мягко возражаю:

- Твой сын не потерял голову, Зигмунд. Мальчик ни разу не заговорил со мной и не подошёл ко мне. Это увлечение пройдёт, когда он женится и обзаведётся наследниками.

- Людвиг сам добудет себе жену. Не обсуждаем, принцесса.

- Хорошо, Зигмунд. Тебе виднее. Постарайся только, чтобы молодые не жили рядом со свекровью.

- Тебе не нравится Берта, я уже понял.

- Странно, правда?

Муж фыркнул, потом рассмеялся. Почему мне слышится горечь в его смехе? Лола, по крайней мере его любила. А Берта... Берта любит только себя. Впрочем, при её происхождении, это не удивительно. Берта дочь Маргариты - внучка Эльзы. Маргарита выскочила замуж в мирах Союза, когда граница была открыта, родила девочку, потом ей подвернулся более выгодный брак и она развелась, оставив крохотную дочь с отцом. Граница закрылась. Это мне уже Терций сообщил. Дети объединились, оберегая меня от Берты. Эльзе Терций ничего о внучке не сказал. Не знаю, правильно это, или нет. Пусть сам решает. Если уж сама Гретхен не сообщила, хотя регулярно привозит Эльзе внуков на погостить.

Предупредила сыновей, чтобы они не ставили в известность Гретхен об изменении в положении дочери. Узнав, что Берта стала женой главы одного из Великих Домов, Гретхен тут же воспылает родственными чувствами. Материнская любовь захлестнёт баронство подобно цунами. Я этих акулят ещё детьми помню. Берте до маменьки далеко. Гретхен Академию исхитрилась закончить. А братца её Тит держит при себе. Отто незаменим, когда начинается грязная игра. Дон Публий наблюдает за акулёнком, чтобы тот не зарывался. После знакомства с доном, Отто намерен создать собственную Семью. Наблюдает и учится.

Зигхард и Зигела появились на свет в Делоне. Барон счастлив, что может дать стражам родовые имена. Предложила ему подумать о вторых именах для Дитера и Дагмар. Отмахнулся от меня. Ну и ладно. Живу в Делоне, вскармливаю потомство, не забиваю себе голову ерундой.

***


Полгода не вылезала из Делона. Гуляли с Алеком по лабиринту, а в основном, всё время проводили в саду. Детям полезен свежий воздух. Близнецы знакомятся с внешним миром. Барон пытается мне о чём-то сказать, но всё время сбивается. А Зигги улыбается змеиной улыбкой. Странно это всё.

Ситуация разъяснилась, когда Зигхарду и Зигеле исполнилось полгода. С этого времени, баронесса уже может выходить в свет. Зигги-старший устроил праздник. Прибыли все бароны. А когда объявили "барон Луций со спутницей", я поняла, о чём так и не смог мне сказать Алек.

Вежливо улыбаюсь, смотрю на распахнутые двери в большой зал. За пару секунд два раза убрала ножи. С правой руки и с левой.

Консул в баронской одежде выглядит не хуже, чем в форме. Алый плащ, впрочем, Вителлий Север сохранил. Имеет право. А сопровождает его... патрицианка. И... ей привычнее носить форму, чем "церемониальную одежду, освящённую традицией", как патрицианские тряпки называет Люцилла, до сих пор воюющая с Балли за право носить одежду не из драгоценных камней. И... они идут к нам.

- Кариссима.

Голос мужа предупреждает. Для всех консул просто приветствует меня, но я-то изучила малейшие интонации. Улыбаюсь барону Луцию и его спутнице.

- Благородная Агриппина, позволь выразить мою благодарность. Я очень счастлива с твоим мужем.

И картина сложилась. Я вспомнила Юлию. И Марка Флавия. Прекрасный год. Традиции Республики, которые Марк Флавий и Кассий Агриппа не стали отменять. Дарить женщине радость в её прекрасный год. Это не обязанность. Это привилегия. В Бездне свободные союзы заключают с целью обзавестись потомством. А на Новом Вавилоне свободный союз заключается в прекрасный год. Женщина выбирает из многих претендентов. Вителлий Север до сих пор не принимал участия в смотрах. Но если бы даже и принимал, - в прекрасный год не отказывают. И не ревнуют. Нет смысла ревновать к уходящей.

- Я рада, благородная...

- Постумия. Центурион Постумия.

В зале зашептались, как подсохшие осенние листья шуршат под ветром. Зигги размышляет, радушно улыбаясь гостям. Потом, всё-таки, тихо спросил меня:

- Принцесса, мне непонятен ваш обмен фразами. Ты собираешься устроить очередной брак своего мужа?

- Это свободный союз, Зигмунд. Благородная Постумия привита и сейчас проживает свой прекрасный год. Наши традиции предписывают предложение свободного союза. Центурион выбрала из всех соискателей моего мужа.

- Может, мне тоже поучаствовать?

- Это не смешно, Зигмунд. Возможно, через пару-тройку сотен лет этот обычай уйдёт. Как и прививки. Но пока - это традиции Нового Вавилона. Мы с этим росли.

- Не обижайся, принцесса. Я неудачно пошутил.

Молча коснулась руки мужа. Зигги кивнул мне и отправился очаровывать благородную Постумию.

- Кариссима, ты прекрасно выглядишь.

- Я знаю, барон Луций.

Ехидно улыбаюсь Вителлию Северу. В глазах консула легко читается желание утащить меня в какую-нибудь пещеру. Цивилизован мой муж только с истинными патрицианками.

- Ты выбрал хороший способ отвлечься, муж мой.

Ледяная вспышка притушена полуопущенными веками.

- Это не я выбрал, кариссима. Наш Император в мудрости своей приказал мне принять участие в отборе.

- Наш Секунд? - Сказать, что я удивлена, значит не сказать ничего.

- Нет, кариссима. Твой отец. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! сообщил, что в следующий раз меня вздёрнут без суда и следствия. Высоко и мгновенно. И приказал включить моё имя в списки.

Ну папуля! Что бы ему раньше не сообразить, не доводя до моего похищения и прочих глупостей?

***


- Мама, они убили его!

Протянула руки к дочери и Мирочка, обняв меня, расплакалась горько и безутешно. Зигги отошёл к Алонсо и барону Алеку. Страж растворился в черноте своего плаща. Это что-то новое. Исчезнуть на месте, не открывая дорогу стражей...

Дождавшись, когда рыдания начнут стихать, спросила у дочери:

- Они живы?

Тридцатишестилетняя Алмира Радзивиллува полыхнула синими глазищами и хрипловатым от слёз голосом ответила:

- Разумеется, нет.

Я успокоилась за дочь. Малышке (всего на полголовы выше меня) надо было просто сбросить напряжение. Узнать бы ещё кого убили и кто эти ныне покойные "они". Посмотрела на Алонсо. Муж успокаивающе улыбнулся мне. Значит мои внуки живы. Тадеуш? Мирочка в фиолетовом платье, волосы покрыты газовым покрывалом. Тоже фиолетовым. Цвет траура в высоких семьях Союза. Наверное, действительно Тадеуш. Ну... род не прервётся - трое сыновей у них есть.

Открылась дорога стражей и Эльза обняла мою дочь, помогая ей подняться. Ну да... Эльза урожденная Радзивилл. Терций, наверняка, сейчас выясняет что произошло, помогая Ченте в расследовании.

Мирочка уже успокоилась, кивком поблагодарила Зигги за соболезнования. Устроилась в малой гостиной и пьёт чай. Пирожные, впрочем, не ест. Крошит на тарелочке.

Собиралась поговорить с Алонсо, так Зигги меня к мужу не подпустил.

- Побудь с дочерью, принцесса. Мы разберёмся сами.

Мерзавец ревнивый! Уйду в Бездну, отращу хвосты, как у Матери и буду всех по головам бить. Радужное сияние присутствующих не обеспокоило. Острозубый насторожил уши, но с места не двинулся. Лениво пошевелил хвостом. Кто-то знакомый.

Лорд Балли Саэльмо, шагнув в гостиную, склонился в придворном поклоне перед нашей троицей и заморочил нам головы цветистой речью. Я так и не поняла в какой момент Мирочка начала улыбаться. Переглянувшись с Эльзой, отправилась распорядиться о гостевых комнатах. Оказывается всё уже подготовлено и даже любимые Мирочкой ветки цветущего жасмина стоят в вазах. Барон Зигмунд всегда умел подбирать служащих. Зигги только в женщинах не разбирается. А может и разбирается, только ему было всё равно, потому что он счёл общение с Бертой временным.

Решительно отбросила мысли о Берте из головы. Мне хватает и других забот. Близнецы требовательно закурлыкали. Желают общения. Мирочка с Эльзой отправились знакомиться с детёнышами. Крохи шипят на сестру и на Эльзу. Эльза вообще чужая, а сестра родная только на треть. Дамы, не обращая внимания, на шипение, воркуют с детьми. Баронские отпрыски смотрят круглыми глазами. Не доверяют. Вошедший Алек взял малышей на руки, сообщив, что забирает их в Делон. Две головёнки трогательно прижались к плечам барона. Курлычут ласково. Практически воркуют, как ройхи, только тише. Страж с нежностью смотрит на детей. Чёрный плащ вихрится, окутывая малышей, оберегая...

Нас тоже отправили в Делон. Во избежание. Топала ногами, - не помогло. Мужчины развлекаются, расследуют покушение. Вителлий Север присоединился к охоте. А нас с Мирочкой и благородной Постумией - под крыло к барону Алеку. Балли предложил Мирочке погостить у них, но Алонсо отказался, поблагодарив за предложение. На моё удивление муж ответил, что одна Мирочка не может гостить в чужом доме. Дочери через год придётся выйти замуж, так что о репутации следует позаботиться. Надо подобрать для неё дуэнью. Постумия не годится - ей не так много осталось.

Лазаем втроём по лабиринту каждое утро. Потом занимаемся с детьми. Спросила Постумию умеет ли она летать на ройхах, - хотела посетить долину. Мирочку-то мы отправляли на Альмейн ещё в одиннадцать лет. Мало ли что. Вителлий Север не удосужился предложить свободной спутнице погостить у серых лордов. Хотя, они жили на военных базах... А вот Тит, в своё время, догадался отвезти Юлию сопровождать птенцов. Вспомнив, какой счастливой Юлия вернулась оттуда, попросила Алека отвезти центуриона Постумию выполнять договор со слугами Матери. Барон спросил разрешения у Вителлия Севера, получил его, отвёл центуриона дорогой стражей доложиться консулу о временном отсутствии в расположении части (тьфу-тьфу-тьфу) и переправил благородную Постумию к серым лордам. Вернулась она уже самостоятельно на ройхе. Окрылённая, сияющая и полная энтузиазма.

Ждём теперь, когда нас выпустят из Делона. Пытаюсь расспросить Мирочку, - молчит. Не давлю на дочь. Девятнадцать лет они прожили с мужем. Пусть горе уляжется.

В качестве дуэньи для Мирочки вызвалась побыть леди Арнора. Алонсо, растерявшись от такого щедрого предложения, промедлил с ответом пару секунд и сокровище Бездны, доказав, что она недаром входит в семёрку лучших её воинов, тут же принялась благодарить герцога за доверие, заверяя, что Мирочка будет в полной безопасности, как в её поместье, так и вне его. Балли... молчит. Опасается хвостом получить от старшей родственницы. Пообещал только, что племянники прекрасной Алмиры будут регулярно навещать её.

Попросила у Зигги разрешения посмотреть, как устроится дочь. Младшая жена у барона есть, так что я могу развлечься поездкой в гости. Об этом я, конечно, не стала говорить. Зигги хотел уклониться от ответа, но я припёрла его к стене во время торжественного обеда и барон любезно согласился погостить в родовом замке лорда Саэльмо. Следовало ожидать, что одну меня не отпустят.

Отправились всем кагалом. Алонсо - к лорду Шаугу, навестить Аду. Мы с близнецами и баронами Зигмундом и Алеком к Балли. Зигги прихватил и Дитера с Дагмар. Не иначе, проникся моей идеей заиметь безднового зятя. А то у Вителлия Севера есть Балли, у Алонсо - лорд Шауг, а у Зигги никого. Непорядок. Политически неправильно. Вителлий Север, вместе с центурионом Постумией, тоже отправился к зятю. Не знаю, выдержит ли родовое гнездо клана Саэльмо такое нашествие.

Сатх выползли из подвалов и радостно шипят, приветствуя нас. Впрочем, к змеям Бездны все привыкли. Даже благородная Постумия. Сатх входят в число достопримечательностей императорского дворцового комплекса Нового Вавилона. Люцилла тоже "радостно" шипит приветствия баронам. С Дитером и Дагмар, впрочем, расцеловалась вполне доброжелательно. О Мирочке и говорить нечего. Люцилла до сих пор считает своим настоящим отцом Алонсо. Вителлий Север - биологический отец. Ему - формальное уважение. А герцогу де ла Модена-Новарро - дочерняя любовь.

Устроились в замке. И леди Арнора здесь же. Балли собирается организовать для гостей охоту с л'риссами. Надо же родственников развлечь. Хрустальный звук рога у ворот замка отвлёк от приготовлений. Балли пошёл к воротам, а леди Арнора открыла зеркало Бездны. Посмотреть, кто это там такой церемонный. Посмотрели. Оказывается, в Бездне носят и форму.

- Цвета лорда-защитника. Что ещё он придумал?

***


- Маленькие детки - маленькие бедки. Большие дети - большие хлопоты. - глубокомысленно заявила леди Арнора.

Молчу. Говорить не могу. Горло сжато спазмом. Я так и знала! Они убьют моего мальчика. Юная леди развлекается, а мой сын из за этого умрёт в тридцать два года. Суд Матери! Что может противопоставить человек лорду Бездны? И заступиться нельзя - Че уже взрослый...

- Мама, позволь проводить тебя...

Смотрю на зятя. Жду продолжения.

- Лорду Энрике нечего противопоставить своему противнику. Мы можем только молить Мать Бездну...

Не говоря ни слова, встала, опершись на предложенную Балли руку. Шаг в радугу и мы перед дверьми в святилище.

И опять я падаю в Бездну, заглянув в третий глаз Матери. Не знаю, как сформулировать просьбу. Это я виновата. Алонсо предупреждал, что следует ограничить их общение. А я посчитала это преждевременным. Вот наш мальчик и выбрал себе даму сердца. И другую жену он не захочет. А скорее всего, и не будет у него другой жены. Потому что и... Нет! Я не хочу! Почему из за куска бездновой земли мой сын должен умереть?!

Замок Ясмин занял горное плато на чужих землях. Кто же знал, что замки сами выбирают себе место? Лорды-протекторы, наверняка, знали. Лендлорд и не возражает против замка Ясмин. При условии, что сокровище Бездны войдёт в его семью. А если нет - земельный спор разрешит суд Матери. Вызвать на поединок сокровище Бездны лорд не может. Тем более, что Ясмин - несовершеннолетняя. Даже до школы Разума не доросла! Но уже собралась поселиться с Че на чужой земле в собственновыращенном замке. Дитю хочется на травку! Семейство Аллоу не воспринимает человека всерьёз. Ясмин приятно общество смертного? Пусть развлекается. И союз с лордом Нейлом для них не просто приемлем, но - желаем. Я всё это знала. Надеялась, что и Че это понимает. Он ведь не глуп! Но... чувства! Это в нём от отца. Я хотела бы, чтобы мои сыновья унаследовали хладнокровие Кассия Агриппы. Безрезультатно. А теперь, Че вынужден принять вызов за леди Ясмин. Потому что леди не нравится наследник лендлорда Нейла. И сам лендлорд.

Выплеснула всё это Матери и смиренно замерла, ожидая... Чего? Не знаю. Оказалась у закрытых дверей храма. Подношение кровью Мать приняла. Но... никакого знамения. Что ж! Буду ждать результата поединка.

- Балли, проводи меня в Делон. Мне нужно полчаса времени.

- Мама, вмешиваться в...

- Я не собираюсь вмешиваться. Я хочу переодеться.

- Я пришлю мастера одежды.

Поискала глазами что-нибудь... зять с почтительным поклоном подал мне фарфоровую чашечку. Хлопнула её об пол и рявкнула:

- Я не собираюсь объяснять ЧТО мне нужно! Я в состоянии сама...

Балли подхватил меня на руки и шагнул в Делон. Замок излучает возмущение. Лорд Бездны в отсутствие хозяина дома... Мимоходом погладила стену, прося извинения за выбор сопровождающего. Меня окутало теплом. Здесь я не просто дома. Здесь я почти богиня. Шагнула в гардеробную и сотворила себе костюм в старокитайском стиле. Только не голубой, как когда-то на обручении Витольда-младшего и Каси, а бледно-зелёный с вышитыми цветущими ветками дикой сливы. Сафьяновые туфельки тоже зелёного цвета. Достала шкатулку со шнурами и нефритовыми фигурками, полученными в подарок-извинение от великого кагана, головные украшения и серьги. Слуги замка аккуратно упаковали всё это великолепие и зять перенёс меня обратно в Бездну. Отрешившись от всего, привела себя в порядок, слегка подкрасилась, удлинив глаза стрелками, поднятыми к вискам, заколола волосы в сложную причёску, украсив их шпильками с хризоберилловыми и бирюзовыми навершиями, оделась, превратив себя в драгоценную игрушку. Восхищённый Балли проводил меня на место. Зигги покосился на меня, желая что-то спросить (скорее всего, поинтересоваться, где я гуляла столько времени), но промолчав, встал с места, чтобы помочь мне сесть.

Сохраняя лёгкую улыбку, смотрю на арену для поединков. Я буду держать лицо столько времени, сколько сумею. Че умеет драться с оружием и без. Но боевого облика у мальчика нет. Надеяться на то, что его противник не использует боевой облик не стоит.

Поединок оказался неожиданно долгим. Наследник лендлорда прекрасно фехтует и не отказался от возможности продемонстрировать всем своё умение, благо противник достойный. Че учился фехтованию в Академии и со старшими родственниками. Барон Алек никогда не отказывает моим детям в уроках.

А после того, как все зрители признали уровень противников равным, молодой лорд взялся за моего мальчика всерьёз. Длинные клинки отложены. Разрешено два колюще-режущих предмета и, разумеется, голые руки. Вот только у лорда Бездны эти голые руки имеют когти, способные прорезать сталь. А чешуя, мгновенно заменяющая кожу, не позволяет нанести даже царапину.

Сижу, наблюдаю, сохраняя на лице спокойствие. Че пока удаётся уворачиваться. В Академии их хорошо учат. Перед началом поединка я сказала ребёнку, чтобы он слушался инстинкта убийцы. В детях Алонсо он сильнее, поскольку наследуется по обеим линиям. Малыш скользит тенью и невесомым облаком. Потом мгновенно жалит противника. Безрезультатно. Только скрежет чешуи. Позволяю проявиться ледяному презрению переполняющему меня. Страха на моём лице они не увидят. Я даже не сжимаю зубы, когда лорду Нейлу всё-таки удаётся зацепить Че. Кровь моего сына плеснула на тёмно-синий песок арены поединков. Лорды Бездны могут двигаться очень быстро. Мне ли не знать! Мимолетно задумалась, почему Че пользуется только одним ножом. И тут же получила ответ. Игры кончились. Если ребёнок не завершит поединок, он просто истечёт кровью. Сын плавно повёл левой рукой, пролетая мимо своего противника и... наконец-то, никакого скрежета! Яростный рёв потерявшего самоуверенность лорда Бездны. Лазерное лезвие, оказывается, способно повредить защитную чешую. Жаль, что его можно применять только на близком расстоянии.

Боевой облик рода Нейл способен напугать даже сатх. Наверное. Надо бы проверить. На арене сплошной клубок. Старательно удерживаю спокойствие. Разорвёт ведь в клочья! Хранитель ласково гладит меня бутоном на кончике ветки. Если мой ребёнок погибнет, лорду не жить. Я не могу вмешаться в суд Матери. Но пусть попробуют мне запретить наказать виновника.

Фонтан тёмно-синего песка, взметнувшегося вверх, разбросал окровавленных противников. Все зрители вскочили с мест и... опустились на колено, приветствуя мать-Бездну. На вершине тёмно-синей колонны танцует юная девушка в такой же одежде, как и у меня. Шесть широченных рукавов разлетаются в стороны, подобно крыльям. Воплощение вечной юности Бездны смеётся. А мне не до смеха. Лорд Нейл вернул себе человеческий облик, исцелившись от ран, и пытается осторожно поднять Че. У сына сломаны обе руки и он весь в крови. Хранитель у меня на голове злобно шипит. Взмах светло-зелёного крыла... то есть, конечно же, рукава и... радужное облако опустилось на противников. Скользнуло сквозь лорда Нейла и окутало Че, впитываясь в него. Малыш, судорожно вздохнув, попытался сесть. Лорд Бездны вместе со своим отцом помогли ему подняться. Че во все глаза смотрит на Бездну и растерянно говорит:

- Мама?

Потом видит меня и встаёт на колено перед Матерью. Нейлы тоже припадают к ногам Бездны, ожидая. Мать, молча указав на окровавленный песок и на обоих противников, исчезает в вихре цветочных лепестков. Голос лорда Руфуса накрывает пространство:

- Они смешали свою кровь. Теперь они братья-по-крови.

Старший из Нейлов, согласно кивнув, кладёт правую руку на плечо моего сына, а левую на плечо своего. Недавние противники соединили свои руки. Смотрю на треугольник воинов Бездны и не испытываю никаких чувств. Вообще. Голова пустая и лёгкая. Как и всё тело. Слишком сильное напряжение... Лорд-защитник, соткавшийся из радуги, мягко сказал:

- Дитя моё, воздержись от скандала.

В горле моём зарождается глухое рычание. Все четверо моих мужей одарили меня предупреждающими взглядами. Тоже мне, нашлись ревнители этикета!

***


Сижу за пиршественным столом в замке лорда Нейла. Празднуем увеличение семьи лорда. Алонсо сидит напротив меня и я всё время тону в синих глазах. Приходится смотреть в тарелку, чтобы не злить Зигги. Барон ухаживает за леди Арнорой, но я не обольщаюсь. Зигмунд фон Фальке отличается умением видеть всё, что ему нужно. Лорд Руфус произнёс поздравительный тост, отметив воинские умения семейства Нейл. Включая и лорда Энрике Нейла де ла Модена-Новарро. Наблюдаю за хозяином замка. Глава клана выглядит довольным жизнью. А мне тревожно за Че.

- Моя леди, не беспокойся. Явление матери Бездны на арене поединков - невероятная редкость. Тем более в юной ипостаси. Лорд Нейл счастлив, что его семья оказалась отмеченной благодатью. Твой сын не будет ущемлён в правах.

- Мой сын человек, лорд Этан.

- После того, как они с Нейлом-младшим смешали кровь и его коснулась благодать Матери... Лорд Энрике изменится. Достаточно было бы и одной крови, но тогда Энрике мог не выжить. - На мой вопросительный взгляд лорд-протектор пояснил. - Преображение довольно болезненно.

Вспомнила, как нам рассказывали о древних прививках. Прививки и сейчас выбивают организм из нормы на сутки, а в древности, говорят, от них могли и умереть. На наш вопрос о смысле такой прививки, нам ответили, что от болезни смертность была практически стопроцентной. Почувствовали себя дураками. Как давно это было... Опять окунулась в синеву... черти вздыхают, прижав когтистые лапы к сердцу. Невольно улыбнулась - ещё четыре года... От лорда Этана слышится сдавленное рычание, глаза Вителлия Севера полыхают ледяным светом. Зигги полностью повернулся к леди Арноре, рассказывая даме об Альмейне. Барон Алек проникновенно улыбается бездновой форели, запечённой на углях, с острым соусом. Зубки у этой рыбёшки вполне пригодны для изготовления стеклореза. А я тону в синеве и ничего не могу с собой поделать.

Лорд Нейл встал, чтобы произнести тост за мои изобильные достоинства. Далось им это изобилие! Вон, бездновы дамы шипят сакраментальное "смотреть не на что". Однако все встали. Кроме меня, разумеется, поскольку тост в мою честь. Мать Бездну мы чествовали в храме при замке нового родственника. Слов не было, только великая благодарность Матери... Бездна явилась в том же обличье, что и на арене поединков. По-моему, ей понравился этот костюм. Хотя шесть рукавов-крыльев... смотрится здорово, особенно, когда мать-Бездна танцует.

Надо потребовать, чтобы в замке установили автомат-ателье. У барона Алека в Делоне есть, а в Бездновых замках нет. Странно.

Алонсо произнёс здравицу новым родственникам. Лорд Руфус от лица лорда Нейла обратился к лорду Аллоу с просьбой о руке леди Ясмин для лорда Энрике Нейла. Развели дипломатию. Дети смотрят на отца Ясмин такими глазами, что леди Аллоу рассмеялась. Все прочие, включая меня, улыбаются. Лорд сказал, что обручение состоится по окончании детьми школы Разума. Если они по-прежнему будут этого желать. В сыне я уверена, а вот юная леди... Придётся Че проследить за потенциальной невестой. Если не захочет остаться холостяком.

Завтра отправляемся на охоту. Празднества продлятся не менее недели. Хотела отпроситься к детям. Лорд и леди Нейл потребовали, чтобы Зигхард и Зигела тоже погостили в замке. Растерялась. Отказывать невежливо, но дети-стражи в замке лендлорда Бездны... Лорды Этан и Шауг синхронно кивнули, обещая защиту. Но мои крохи родные только Дитеру и Дагмар. Стражи чётко отслеживают родство по отцу. Когда Зигги-младший и Зигела зашипят на Аду, лорд Шауг может пересмотреть своё обещание.

Барон Алек, неожиданно, принял сторону наших гостеприимных хозяев. Взвихрилась тьма плаща стража и он исчез, чтобы через минуту появиться со спящими детьми на руках. Дитер и Дагмар тут же заняли стратегическую позицию вокруг них. Рядом со взрослыми детьми барон выглядит не юношей, а подростком. Но... всё равно, на вопрос "кто сильнее" ответ однозначен.

Повинуясь взгляду Зигги-старшего прошла к барону, чтобы взять детей. Замок лендлорда, неожиданно, вырастил кроватки, куда я их и уложила. Растерянно смотрю на гостеприимного хозяина. На всякий случай, погладила кроватку, благодаря замок. Хранитель, украшающий мою причёску,, вытянул побег и погладил вторую кроватку. Та попыталась отстраниться.

А на охоту меня не взяли. Лендлорды Нейл и Саэльмо устроили совместную охоту для дорогих гостей, а мне Зигги приказал (!) сидеть с детьми. Я и так не собиралась оставлять малышей одних в чужом замке. Мало ли какому фанатику придёт в голову мысль уничтожить стражей, пока они ещё не способны защищаться. Я, конечно, с порождениями Бездны не справлюсь. Сама. Но у меня есть Хранитель и т'хассы.

Сижу в парке на газоне. Такой специальный газон, напоминающий цветущий луг (мавританский газон). Слуги расстелили ковёр и мы с детьми прекрасно устроились. Малыши ползают по траве, нюхают цветочки. Барон проверил местность, сказал, что детям здесь безопасно. И... отправился охотиться. Опекает старших близнецов, хотя Дитер и Дагмар и сами в состоянии о себе позаботиться. Но после случая с Адой, барон старается не отпускать дочерей одних. С ними должны быть или братья, или он сам. Или мужья. Но пока что замужем только Ада и Бальда. Надо искать женихов для Вероники, Герды, Дагмар и Эстебании. Жизель ещё не доросла до брака. Учится в Академии. Зигела вообще крошка. Хотя вот леди Аванен с года просватана за Зигибранда. Сейчас малышке четыре и она уже не пытается сжечь Дарри. Дракон катает её и Зигибранда по воздуху. Дети веселятся вместе. Сын уже привык к мысли, что маленькая Ава его будущая жена. В Академии многие курсанты "сговорены", но невеста-дракон только у нашего Зигибранда. Опасаюсь, что Траинн возьмёт пример с Дарри и притащит откуда-нибудь юную драконицу для Зигфаста. Но мыслей таких не высказываю - не хочу провоцировать.

Звук гитары застал врасплох. Подняла голову и... растерянно смотрю в синие глаза. Серенаду эту я уже слышала несколько лет назад. До этого момента Алонсо ни разу не повторялся. Но прошло много лет и... Но! Алонсо никогда бы не стал просить моего внимания, пока я с другим мужем. Внутренний голос насмешливо напоминает, что герцог украл меня у Вителлия Севера. Возражаю - тогда мы были врагами. В ответ внутренний голос, после ехидного смешка, заявил "а сейчас мы дружим"...

- Подари мне розу, Миранда.

Хранитель зашипел на... кого? Лорды Бездны способны менять облик. Шутка... дурная. Холодно посмотрела на пришельца и отвернулась к детям. Острозубый не появляется, хотя я его зову. Значит, точно лорд Бездны.

- Ты можешь принять свой облик, шутка не удалась.

Стараюсь не стискивать зубы и говорить вежливо. Даже нож убрала. Между мной и шутником вырастают заросли дикой розы. Садовник лорда Нейла расстроится - газон испорчен. Вспомнила, как Балли щелчком пальцев восстановил императорский парк, уничтоженный сатх и домиками Эстанислао и Эстебании, решила, что ничего страшного не произошло. А страстный голос моего мужа повторяет:

- Миранда... подари мне розу.

Вызвала мысленно лорда Шауга. С лордом Этаном решила не связываться, памятуя о рычании, с которым он смотрел на нас с Алонсо. Не хочу вынуждать мужа вызывать на поединок сына Бездны. Ничем хорошим это не закончится.

Силуэт пришельца зарябил, расплылся и передо мной появился... барон Алек. Подумала, что всему есть границы. И прикидываться стражем лорду Бездны... ни к чему это лорду. Дети зашипели предупреждающе. Хранитель тоже шипит. И я, абстрагировавшись от злости и присмотревшись, поняла, что это не попытка выдать себя за другого, а просто невероятное внешнее сходство. Хотя, почему невероятное? Что я знаю о бароне?

- Удивительно, я считал тебя просто безмозглой стервой. Приятно знать, что мать моих правнуков способна рассуждать здраво.

Молчу. Даже не улыбаюсь. Дед (?) барона попытался подойти, но Хранитель вырастил побеги в пяти шагах от нас с детьми и лорд Бездны уселся на границе, вызвав себе кресло щелчком пальцев. Зигхард и Зигела курлычут радостные. Фокус произвёл впечатление. Краем глаза заметила радужную дымку. Поворачиваться не стала. Со мной Хранитель, а выпускать из поля зрения склонного к дурным шуткам родственника я не хочу. Надеюсь, всё же, что это мой зять откликнулся на зов.

- Не надейся. Я блокирую все твои попытки позвать на помощь. Кстати, почему ты зовёшь зятя, а не мужа?

- Не смешно. Мой муж хороший воин, но он человек.

Прекрасное лицо продемонстрировало холодное отвращение.

- Вольно тебе копаться в грязи, женщина.

Сжала кулаки, подобно Эльзе. Причёску удерживают гребни и Хранитель.

- Ты говоришь о моих мужьях, лорд. Об отцах твоих правнуков.

Задумалась на мгновенье - что не так с генетикой лорда? Вроде бы остальные представители Бездны способны обзавестись детьми без посредников. Рычание наглого пришельца, прозвучавшее музыкой в ушах, сменилось шипением.

- Мой род один из самых древних в Бездне. Мне неприятно признавать это, но мы вырождаемся.

Вернула родственнику Алека исполненный холодного отвращения взгляд.

- Вы уже выродились, лорд.

- Нолед. Лендлорд Нолед. Моя леди, если тебе неприятен разговор, я попрошу твоего собеседника оставить нас.

Улыбаюсь. Теперь я под защитой, а значит, можно и побеседовать.

- Наконец-то я поняла, откуда у барона такое странное имя.

Лорды промолчали. Потом лорд Этан вцепился взглядом в лендлорда и вкрадчиво спросил:

- Могу я узнать о причине твоего подражания отцу леди Шауг?

С внезапной обречённостью поняла, что мне придётся учить этикет Бездны. Почему лорд-протектор привязал сюда лорда Шауга? Дед Алека издевательским тоном ответил.

- Хотел выяснить кое-что.

- Выяснил?

- Да. - Пауза длится вечность. И ещё немного. - Не торопи события, Мохри. Утрату этого самца она тебе не простит.

Разозлилась страшно. Какое право имеет это бездново отродье так говорить обо мне и Алонсо?!! Похоже, вырождение коснулось и мозга. Повторила эту мысль по слогам, на случай, если с первого раза не прочли.

Мне улыбнулись... снисходительно. Как несмышлёному детёнышу. Ну и ладно. Память у меня хорошая, а случай отомстить за такое ко мне отношение не замедлит представиться. Тороплюсь спрашивать, пока возможность есть.

- Значит стражи это потомки вырождающихся родов матери-Бездны?

Лорд Этан, прикрыв на мгновение глаза, медленно ответил:

- Возможно. Те, кому удалось покинуть озеро Забвения, покинули его стражами. Я не могу ни утверждать, ни отрицать это. - И повторил. - Возможно.

Надо у барона спросить. Может быть он помнит. Лорд-протектор обратился к деду Алека.

- Нейл не приглашал тебя.

- Уже ушёл. - И, склонив набок голову, насмешливо мне улыбнулся. - В гневе ты восхитительна, мать моих правнуков.

После этого наглого заявления лорд исчез. Не в радуге, не в портале, а просто растворился в воздухе, не сделав и шага. Как такое может быть?

- Лорд Нолед, действительно, из очень древнего рода, леди Воробышек. И обладает некоторыми способностями, которые не унаследованы более молодыми кланами.

- Твоим?

- В том числе и моим.

Вернувшиеся охотники прервали наше молчание. Зигги придурковато улыбается. Злится, что я беседую с лордом-протектором? Это он ещё не слышал шовинистические высказывания деда Алека. Зачем, всё-таки, приходил этот лорд-вырожденец?

***


Мы выяснили это через три дня.

Сначала я попыталась вытрясти из Алека всё, что он скрывал от меня так долго. Топала ногами и кричала, что барон не думает о детях. Очень весело было. Барон прижимал руки к сердцу, шелестел, что после того, как он стал стражем, дед никакого отношения к нему не имеет. Змеи ауры возмущённо шипели свивая и развивая кольца на дне изумрудных глаз. Решила отвлечь мужа перед следующей атакой. Пока он не заметил, что проговорился.

- А почему у твоего деда нет змей в глазах?

- Каких змей? Не выдумывай, баронесса Воробышек.

Подвела барона к зеркалу и предложила посмотреть в собственные бесстыжие глаза. Никакого толка! Прошелестел, что бесстыжие глаза здесь только мои и исчез во тьме собственного плаща. Не знаю, чего мне больше хочется: хвосты отрастить, или плащ. Лучше, конечно, и то и другое.

Три дня барон был практически неуловим для меня. Он не скрывался, но всегда оказывался в другом месте. Мерзавец! Нажалуюсь лорду Ноледу. Пусть внука воспитывает. Не успела подумать о лорде, как нам прислали приглашение на приём к Повелителю Маре. Ага, подкреплённое почётным караулом. Отправились большой семьёй. Я с мужьями, детьми и зятьями, семейства Аллоу, Рис и Нейл. А что? Они тоже родственники. И леди Арнора - куда же без неё.

Зеленоглазый Повелитель, для разнообразия, сидит на троне нормально. Милостиво слушает деда Алека. А лендлорд разливается соловьём. Интересно, сколько ему лет? Если лорд Этан - старейший из лордов-протекторов, то лендлорд младше, или всё равно старше?

- Младше. Но ненамного.

Лорд-протектор, чудесным образом, оказался рядом со мной. Склонился к моему ушку и интимно шепчет. Начинаю злиться.

- О чём он просит?

- Лендлорд сетует, что у него нет наследника, которому он мог бы передать ленные владения и знания семьи.

- И? При чём здесь... - Заметила каким взглядом прыткий дедуля Алека одарил Нонну. Возмутилась. - Он не годится в мужья моей дочери! Нонне всего семнадцать, а ему? Сколько ему лет?

- Речь не о браке, леди Воробышек. Свободный союз. Впрочем, как вариант, лорд Нолед требует отправить к нему старшего правнука, чтобы он успел его обучить.

- Алан - страж. В нём нет крови Бездны.

Говорю и с запозданием понимаю, что если барон Алек внук лендлорда, то кровь Бездны в наших детях была с самого начала.

- А где их женщины? - На недоумённый взгляд лорда Этана поясняю. - Древних лордов? Где леди древней крови?

- Все уничтожены.

Голос лендлорда Ноледа шелестит мёртвой листвой. Внук похож на деда более, нежели желает. Я потрясена этими двумя словами:

- Как же так? Разве можно убивать женщин?

- Нужно. Если расчищаешь место для своих потомков.

Лорд-протектор холодно молчит. Наверное это правильный метод, но... Но! Разве можно убивать женщин?..

- И как отреагировала мать-Бездна?

Мне никто не ответил. А я думаю: сколько лет пройдёт, прежде чем меня уничтожат?

- Тебе не надо беспокоиться об этом, леди Воробышек. С твоей уникальной приспособляемостью.

Вовремя вспомнила, что мы на приёме. Молчу. А Хранитель себя этикетом не грузит - шипит на обоих бездновых лордов. Одно расстройство от них! Хоть бы приятное что сказали.

- А барон Алек? Как он стал стражем?

Жаркие кольца ауры стиснули мои бёдра и шелестящий голос, так похожий на голос лендлорда, произнёс:

- Я покинул озеро Забвения, возродившись стражем.

- А... - хотела спросить, как барон очутился в этом самом озере. Много чего хотела спросить. Что за разговор - задаёшь один вопрос, а ответ порождает ещё несколько.

- Я отправился в озеро добровольно. После поединка за право пребывать в обществе сокровища Бездны.

- Ты проиграл поединок?

Не успела прикусить язык. Но я же знаю, как барон умеет сражаться. А в то время у него наверняка и боевой облик был. Лорд Нолед кивает мне - был. А барон, грустно улыбнувшись, глядя куда-то внутрь себя, в прошлое, ответил мне:

- Выиграл. Но, будучи неспособным оплодотворить женщину, не стал отнимать у дамы время. Прошёл испытания и соединился с Матерью. Мать-Бездна даёт шанс таким, как я. Возродившись стражем я могу стать отцом.

- Это мне известно.

Смотрю на смеющуюся троицу и думаю, что я такого сказала. Мысленно махнула рукой, но ещё один вопрос задала:

- Значит все стражи некогда были лордами древнейшей крови Бездны?

Мне ответил подошедший лорд Руфус:

- Не все, дитя моё. Твой зять Хальзе рождён стражем. О своих детях ты и сама знаешь.

- А... - наконец вспомнила имя "гостеприимного" стража - страж Ральф? Он тоже?..

Барон тихо зарычал. Они враждуют по жизни? Или это воспоминания о нашем с Вителлием Севером пребывании в замке Ральфа?

- Тот, кого ты называешь Ральфом, кровь от крови Матери Бездны.

У меня возникло ощущение, что все присутствующие навострили уши. Дед же Алека, сказал лорду-защитнику:

- Мои старшие правнучки будут дебютировать в следующем сезоне. К этому они не успеют подготовиться.

- Девочкам ещё надо учиться, лорд Нолед. Они должны суметь себя защитить.

Алек всё-таки пересилил себя, обратившись напрямую к деду. Это любящий дедушка отправил внука в озеро Забвения. Наверняка. Подумала, что с папулей дед Алека мгновенно нашёл бы общий язык.

Дочерей Алека, кроме Жизели и Зигелы, отдают под крыло леди Арноры. Будет подготавливать их к дебюту. Плащи они с тётушкой Балли отрастят быстро - к гадалке ходить не нужно. Дагмар попыталась воззвать к отцовским чувствам барона Зигмунда, но это её не спасло. Зигги только рад сбыть с рук юную стражу. Пусть леди Арнора отвечает за выводок девиц.

А хитрый дед барона Алека нацелился не на Нонну, а на Мирочку. Заявил, что нечего ей простаивать - надо детей рожать. И получил в лоб камнем, вытащенным дочерью из фонтана. Рыбки испугались и попрятались, а лорды Бездны преисполнились восхищения и дружно рванули к Алонсо просить руки прекрасной Алмиры. Муж объявил, что пока не окончится срок траура, ни о каком замужестве не может быть и речи. А зеленоглазый Повелитель включил Мирочку в турнирную таблицу.

Оказывается, в Бездне нельзя вот так просто оказывать знаки внимания даме. Если она не родственница, конечно. Право находиться рядом с леди нужно заслужить. Даму это ни к чему не обязывает. И... это разумно. Пусть бездновы леди вполне способны и сами себя защитить, но когда рядом находится опытный воин, а не романтичный юнец, всё-таки спокойнее.

Но как я промахнулась с возрастом Алека! Я думала, что они примерно ровесники с Балли. А если Алек участвовал в поединках... значит, ему на тот момент уже исполнилось три тысячи лет. И две тысячи лет он страж. А в озере Забвения сколько он пробыл? Неизвестно. Впрочем, это уже не важно.

***


Турнир проводится в Безначалье. В первозданной Бездне. Во избежание. Разрешено всё. То есть, абсолютно. Боевой облик, боевая магия, оружие... Соперники ни в чём себе не отказывают. Наибольшим вниманием ожидаемо пользуется Нонна. Девчонка сидит рядом с племянницей лорда Руфуса и не обращает внимания на соискателей. Подбородок поднят, глаза смотрят на всех и ни на кого конкретно. На губах - лёгкая улыбка. Мирочка и Дагмар сидят рядом с тётушкой Балли. Леди Арнора нашла себе новое развлечение - опекает моих дочерей. Не ела бы собственных детей, сейчас может быть уже внуков воспитывала.

Не обошлось и без скандала.

Какой-то лорд из молодых да ранних, выиграв семь схваток из семи, объявил, что будет драться в честь изобильной достоинствами матери леди Шауг. Прибила бы наглеца лично, но пока сообразила, что это он обо мне... Не успела. Лорд Этан взвился в воздух прямо из кресла, трансформируясь в полёте. Когда он встал на арене для поединков, я поняла, что тот кошмар безумного ксенозоолога, который мы с Зигфридом видели на Рапалле, всего лишь костюм для прогулок на природе. То, что с яростным рёвом раздирает на части самонадеянного лордёныша, классифицировать мне не по силам. Оно даже и не всегда материально. Лорд-протектор умудряется переводить своё тело в энергетическую форму и обратно. Как можно нанести повреждение шаровой молнии?..

Зато трудностей с восприятием никаких. В рёве чётко слышится любимая фраза Вителлия Севера: "Она моя!!!". Разозлилась просто до невозможности. Наверное, от страха. Справившись с противником, который ему не противник, лорд вполне может наплевать на все договорённости и запереть меня в гареме до лучших времён. Пока я не изменюсь настолько, что смогу пережить брачную ночь. Хранитель на моей голове опасений не разделяет. Шипит и улюлюкает, поддерживая данного мне Бездной супруга.

- Разомнусь немного.

Дедушка барона Алека исчез из вида, чтобы возникнуть на арене рядом с дерущимися. Лордёныш не сдаётся. Меняет облики, пытается отвечать клыками, шипами и когтями, плюётся ядом и огнём, но безуспешно. Пятидесятитысячелетний боевой опыт переиграть не то, чтобы сложно - нереально.

А вот лендлорду Ноледу оказалось вполне по силам скрутить лорда Этана, на время оторвав его от истекающего разноцветной кровью противника. В мёртвой тишине прозвучало:

- Приди в себя, Мохри. Это убийство. Малыш тебе не противник.

Рычание и попытка стряхнуть с себя руки... щупальца?.. лапы? Радужно-чёрная сеть. Радуга Бездны и первозданная чернота Великого Ничто. Что может справиться с энергией? Энтропия. Дед Алека невыразимо изящными жестами тонкокостных рук буквально запеленал лорда Этана, лишив его возможности шевелиться. Дамы вздыхают. Понятно, почему древних пытались уничтожить, как вид. Такая сила! Интересно, сколько древнейших детей Бездны ещё осталось?

Движение тонких пальцев и окровавленный кусок мяса, в который превратилось тело лордёныша, накрыло радугой. От крика чуть не лопнули барабанные перепонки. Радуга пульсирует, впитываясь, исцеляя, а лордёныш катается по тёмно-синему песку завывая от боли. Лорд-протектор стряхнул с себя сеть и стоит рядом с лордом Ноледом, наблюдая.

- Надеюсь, этот урок научит тебя вежливости, малыш.

Шелестящий голос заполнил пространство и... дед барона вновь оказался сидящим в кресле. Поморгала, не зная - привиделось, или нет. Лорд Этан занял место рядом с семейством Шауг. Ко мне не приближается. Вот и хорошо. Хранитель протянул побег и погладил страшного лендлорда по щеке. Дед барона Алека не отстраняется от прикосновения. Надо будет расспросить его позже. Почему он не боится Хранителя, является ли чёрная составляющая сети разновидностью живой Тьмы и ещё о многом. Или лучше барона расспросить? Не ответит, ведь!

- Я намерен сопровождать прекрасную Алмиру, пока она в Бездне. Не препятствуй мне, Арнора. Приличия будут соблюдены.

- Может быть ей не понравится твоё общество, лорд Нолед.

Насмешливая улыбка, ярко-чёрные спирали в изумрудных глазах. Молчание. Мирочка полыхает синими глазищами и тоже молчит.

***


- Твоя дочь похожа на тебя, принцесса. Такая же непосредственная. Всё на лице написано.

Зигги качнул кубком, наблюдая за багряной влагой, тяжело колыхнувшейся внутри. Драгоценное кровавое вино Бездны никогда не покидает её внутренних пределов. Даже лорды высокой крови не могут прихватить с собою фляжку. Причина неизвестна. Точнее говоря, это такая древняя традиция, что мало кто помнит почему она возникла. Но соблюдают неукоснительно. Мои мужья, разумеется не отказали себе в удовольствии продегустировать столь редкий напиток. Мы с дочерьми тоже попробовали. Я в винах не разбираюсь. Пригубила из кубка Зигги. От крови только цвет и слегка солоноватый вкус. Впрочем, я не пробовала кровь лордов Бездны. Может быть она и отличается терпкой пряностью, кружащей голову и делающей цвета ярче, звуки полнее и глубже, а запахи резче. Как хорошо, что я не позволила налить мне кубок. Если уж крохотный глоток, растёкшийся по языку и впитавшийся в нёбо, даёт такой эффект...

- Надеюсь ей не придётся... - Начала говорить и замерла, поражённая страшной догадкой. Когда-то Алонсо так же был "убит" у меня на глазах. Только потому, что у меня "всё на лице написано". Если Тадеуш провернул такой же трюк с Мирочкой... Я его сама убью!

- Зигмунд, я хочу знать - действительно ли Тадеуш Радзивилл мёртв. Или убит его клон.

Муж покосился на меня, хмыкнул, с сожалением поставил кубок на стол и спросил:

- И как ты собираешься это выяснить?

- Два моих зятя маги. Пусть выясняют. И Маноло должен быть в курсе.

Барон побарабанил пальцами по столу. Молча. Укрепившись в своих подозрениях, гневно смотрю на Алонсо. Черти в синих глазах залегли. Смотрят на меня в перископы, не высовываясь. Стараюсь не смеяться, чтобы не злить Зигги.

- Кариссима...

Подпрыгнула на сиденье от неожиданности. Вителлий Север возник за моей спиной буквально из ниоткуда. Взял пару уроков у лорда Ноледа? Злобно шиплю:

- Не подкрадывайся ко мне, Вителлий Север.

Зиги хохочет, пугая т'хассов. Возмущённо встала с мраморной скамьи. Попыталась встать, точнее. Муж усадил меня к себе на колено.

- Не убегай, принцесса. Побудь немного с нами.

Сидя в кольце рук Зигги прожигаю взглядом Вителлия Севера. Консул смотрит на меня котовьим взглядом, отвечая крокодильей улыбкой на змеиную улыбку барона. Барон, дождавшись, когда к нашей группе присоединится Алонсо (взглядами они что ли беседуют?), начал выговаривать мне, как маленькой.

- Принцесса, не лезь в политику. Тадеушу надо было обеспечить жене безопасность. Отец увёз её проводить срок траура в доме матери. Приличия соблюдены и подозрений это решение никаких не вызывает.

- Ах, безопасссносссть...

Начинаю шипеть вместе с Хранителем. Бестолку. Мужья смотрят снисходительно, как на ребёнка. Попытка вырваться и гордо уйти тоже не удалась.

- Зигмунд, отпусти меня!

Молчание и ещё одна змеиная улыбка в ответ. Шелестящий голос заполняет пространство вокруг нас, доносясь со всех сторон одновременно:

- Что я слышу, барон Зигмунд? Супруг прекрасной Алмиры сознательно заставил её горевать? Чтобы все увидели её печаль? Тысячи смертей недостаточно за такое деяние.

Захотелось сказать: "Ой, ё-о-о-о..." - в подражание Квинту.

Если Мирочка не проломит блудному мужу голову камнем, то дедуля Алека довершит начатое.

***


Примирение супругов состоялось в замке Саэльмо. Вейгар притащил Тадеуша, а Вероника привела Мирочку. Разумеется, леди Арнора и лорд Нолед тоже присутствуют. Леди Арнора явилась, как родственница, а дед барона Алека пригласил себя сам. Охраняет прекрасную Алмиру. Наивный. Не знает, кто действительно нуждается в охране.

Мирочка радостно лепечет, восторженно глядя на вновь обретённого супруга. Вот только улыбка... Сахарные зубы вспыхивают, как кинжалы, и искры в синих глазах не предвещают благоверному ничего хорошего. Дочь явно решила выяснять отношения дома. В приватной обстановке.

А внешне всё очень цивилизованно. Если не знать Мирочку. Тадеуш с тоской покосился на закрывшиеся за его спиной ворота замка и бросился в атаку.

Начал, понятное дело, с меня. Давно я уже не слышала радзивилловского "Падам до ног"...

Хитрый зять манипулирует женщинами не хуже Балли. И двух тысяч лет не понадобилось. Наверное, это врождённое. Не успела оглянуться, как мы с Арнорой вполне одобрили его решение уберечь Мирочку. Ведь она такая хрупкая! А рядом со мной ей, всяко безопаснее, чем где-то ещё.

Зять также выразил неподдельное восхищение прекрасной и грозной дамой, предоставившей приют его малышке. Леди Арнора начала подтаивать. Если первоначально она неоднократно предлагала Мирочке сделать коврик из шкурки провинившегося мужа, то после речи Тадеуша, милостиво улыбается "детям".

Но лорда Ноледа Тадеушу очаровать не удалось. Лендлорд выразился кратко и ясно: "тот, кто не может обеспечить безопасность прекрасной дамы, не должен обременять её своим присутствием". Тадеуш, припав на колено и прижав руку к сердцу ответил, что ему легче умереть и пусть его кто-нибудь убьёт, потому что Мирочка свет его жизни... и бла-бла-бла ещё минут на пять.

Из горла дочери раздалось змеиное шипение, которое она очень ловко замаскировала беспомощным "Ах!" и упала в обморок. Тадеуш успел подхватить супругу, не дав ей коснуться каменных плит замкового двора. Алонсо кивнул Вейгару, разрешая переправить семейство Радзивилл в их родовое гнездо. Надеюсь там есть свободный регенератор.

Вернувшийся сын отрапортовал отцу, что сестра и зять доставлены в палаццо Радзивиллов, Тадеуш благополучно отправлен в регенератор, потому что Мирочка не ограничилась швырянием предметов, а воспользовалась ещё и полученными в Академии навыками. Каким образом воспользовалась, сын не уточнил. Алонсо пожал плечами.

- Взрослые. Разберутся сами.

А леди Арнора одобрительно улыбнулась. В отличие от Ады, Мирочка не рохля. Наверное, скоро у меня ещё внук-Радзивилл появится. Надеюсь, не рыжий на этот раз. Потому что трио огненноголовых черноглазых бандитов с успехом составит конкуренцию своим кузенам от Тита. Когда вырастут. Сейчас они ещё в Академии. Радуют преподавателей успехами в диверсионном деле. Войцеху осталось год учиться и пять лет обязательной службы. Януш на седьмом курсе, а Кароль только приступил к занятиям.

***


Постумия ушла. Лорд Нолед определил время ухода с точностью до часа. Думаю, что мог бы и точнее, но не стал - слишком жестоко. Эту ночь мы не спали. Сидели в парке, вдыхая аромат цветов, беседовали... Когда небо Бездны разделилось на разноцветные сегменты, взвихрившиеся спиралями, перетекающими друг в друга, благородная Постумия восторженно улыбнулась и... ушла.

Вителлий Север подхватил бокал, выпавший из её руки, не дав ему разбиться. Аккуратно поставил его на подбежавший столик, ослабил ворот камзола и отвернулся ото всех. Балли взглянул на Люциллу и дочь, встав со скамьи, подошла к отцу. Коснувшись руки консула, леди Саэльмо сказала:

- Мы позаботимся о ней, отец. Традиции будут соблюдены.

Муж, не оборачиваясь, кивнул и, печатая шаг, отправился по дорожке к озеру. Алонсо и Зигги, чуть подождав, пошли за ним. Дед Алека тоже двинулся в ту сторону. Балли сказал, чтобы я не волновалась и занялся обеспечением похорон. Я и сама понимаю, что сейчас там не мои мужья. Там воины, оказывающие молчаливую поддержку одному из когорты.

Мы проследили, чтобы центуриона Постумию обрядили в парадную форму. Люцилла, как знаток Уставов, смотрела, чтобы всё было как полагается. Бадвард достал платформу для гроба. В древности везли на орудийном лафете. Но сейчас... Я даже не знаю как он выглядит, этот лафет. Дед Алека сказал, что сделает проход. Чтобы всё было согласно ритуалу. Порталом тело решили не отправлять.

Похороны будут, естественно, в Империи. Бадвард оповестил всех сослуживцев центуриона. Мы все тоже будем присутствовать. Подумала и надела имперский траур. Зигги посмотрел на меня и молча кивнул, а Вителлий Север удивился.

- Кариссима, вы не родственники.

- Благородная Постумия мне не чужая, Вителлий.

Муж прикрыл глаза, соглашаясь, и отвернулся. Хотела что-то сказать в утешение, начала подбирать слова, но Зигги отрицательно качнул головой и увёл меня. К лучшему. Я не знаю, что надо говорить в подобном случае. Конечно, Постумия не была женой консула. Но она его боевой товарищ. Больше сорока лет отдала армии...

Церемония прощания была длинной. Собрались все сослуживцы центуриона. Даже император Секунд, да живёт он вечно! прибыл, чтобы попрощаться. Урна с прахом заняла своё место на фамильном кладбище в поместье Постумиев. Плита вся засыпана ирисами. Балли провёл нас с Зигги забрать близнецов и мы вернулись на Альмейн. Дед Алека, впрочем, пригрозил навещать нас. Зигги сказал, что будет рад. Саар оставлен на Зигфрида и Зигмара. И на Берту.

***


- Принцесса, погости у своего зятя.

- У какого ещё зятя, Зигмунд?

- У любого.

Кинула в мужа чашкой. До Берты я себе такого не позволяла, а теперь Зигги чувствует свою вину и я распустилась - топаю ногами и швыряюсь посудой. Зигги это страшно веселит. Барон хохочет так, что собаки пугаются. Наверное, надо было сразу поставить его на один уровень с прочими мужьями. Может тогда и не пришлось бы общаться с Бертой. Зигги отрезал от дарованной ей фамилии окончание. Бертина Фальке теперь зовётся Бертиной Фальк. Чем-то она вызвала его неудовольствие. В очередной раз. Не любят мои мужья ноющих женщин. А скандалить Берта справедливо опасается. Вот и остаётся ей только слёзы лить.

Валяемся с мужем на травке, наблюдаем как дети ловят мышей-полёвок. Об их обеде сегодня можно не беспокоится.

Барон увёз нас с детьми в долину. Гостевая спальня, в которой некогда я провела ночь гостеприимства с бароном Алеком, превращена в детскую. Если прилетит кто-нибудь из гостей, - ночевать будет в гостевом доме. Здешний сад огромен. Намного больше, чем при замке. И в глубине его имеется гостевой домик. Небольшой. Такой же, как баронский. Огромная комната внизу и две спальни наверху.

Когда Зигги прекратил меня целовать, продолжила разговор:

- А ты? И дети?

- Детей возьмёшь с собой. Навестите их прадеда, лорда Ноледа. Я прибуду за вами позже.

Внимательно смотрю на мужа, пытаясь понять, что он задумал. Безуспешно. На мой взгляд барон отвечает змеиной улыбкой. Поразмыслив немного, спросила:

- Ты собираешься привезти сюда Берту? Ей будет сложно здесь. Традиции Альмейна...

- Мне известны.

Улыбка Зигги приобрела характерную придурковатость. Дальнейшие споры не только бесполезны, но и опасны. Я до сих пор помню фразу, сказанную мужем в первую брачную ночь: "Принцесса, не играй со мной. Это плохо кончится". Укусила его у основания шеи. Барон жестом приказал нянькам позаботиться о детях и унёс меня в дом.

Всё чего я добилась, это разрешения лично устроить Берту в замке. Зигги никак не хотел понять, что сам замок может не принять Берту без моего согласия. А я помню, как казарма Вителлия Севера, то есть, барона Луция, тряхнула леди Арнору. Так тётушка Балли - боевой маг и входит в семёрку лучших воинов Бездны. А Берту замок вообще сожрёт и не подавится. Потому что учует моё к ней отношение.

Берту Зигмар привёз по распоряжению барона Зигмунда. Согласно традициям баронств, все жёны баронов должны присутствовать на обряде наказания. Исключение - для беременных и кормящих матерей.

Одна из баронесс уличена в измене мужу. Как быстро забыли Лолу... В тот раз я отсутствовала, а сейчас... меня с детьми Зигги отправляет в Бездну. С общего согласия всех мужей. Вителлий Север прибыл к нам с намерением потребовать моего удаления на Саар, барон Алек просто вызвал своего деда и явился вместе с ним за мной. Увидев, что дети собраны и я готова к отбытию, мужья успокоились.

Церемония назначена на завтрашний день. А сегодня устраиваем Берту в комнатах покойной Лолы. Символично... Дети шипят на младшую жену отца. Из широко раскрытых глаз Бертины Фальк текут слёзы. Натуральные. Она аккуратно промокает их платочком и старается не всхлипывать. Очень старается. Так, чтобы не только Зигги, но и подданные барона увидели, как она страдает. Приходится следить за руками. Если я сцепляю руки вместе, в них оказываются ножи. Если расцепить - опасаюсь надавать лицемерке пощёчин.

На барона Луция младшая жена барона Зигмунда смотрит, как сиротка. Сияющими глазами бедной, но честной девушки, нуждающейся в помощи рыцаря. В роли рыцаря Вителлий Север ходить не желает. На сияющий взгляд ответил крокодильей улыбкой. Бертина быстро сориентировалась и демонстрирует баронам скромность и почтительность, а Зигги молчаливое обожание. Ну-ну...

***


Родовой замок предков Алека встретил нас гневными воплями боевых призраков. Дети поблёскивают глазками и тихо шипят. Т'хассы готовы подхватить малышей и переправить их в безопасное место.

Оказывается вопли были не гневные, а приветственные. Ознакомившись с древним сооружением, поняла, что замки лордов Шауга, Саэльмо и даже дворец Повелителей - практически пряничные домики. Нолед пережил бесчисленное количество войн, оставаясь последней твердыней. Призраки действуют на расстоянии полёта л'рисса. А это намного дальше даже имперской артиллерии. Вот и попробуй атаковать призрачное воинство.

Ощущение "знакомства" - непередаваемое. Меня пронизало ледяным вихрем. Такое впечатление, что всё призрачное воинство пролетело сквозь меня. А вот дети приняты сразу. Правнуки главы рода - не хухры мухры. Не знаю, как спросить о родителях барона Алека. Дедулю, кстати, тоже зовут Алек. Точнее, это внука назвали в честь деда.

- Имя первенца по мужской линии, баронесса Воробышек.

- То есть, отца барона...

- Так, баронесса. Моего единственного сына тоже звали Алек.

Помолчала, ожидая продолжения. Не дождалась. Спрашивать не стала. Рано устраивать допрос. Судя по всему, Алек-младший - сирота.

- Старшего сына барона зовут Алан. Алан де ла Модена-Новарро и Делон.

Лорд Нолед непередаваемо изящным жестом руки отмёл мои слова, как сухие листья.

- Это не важно, леди Воробышек. Мои старшие правнуки, как и их отец - уничтожающий взгляд на барона - чистокровные стражи. Наследовать лен они не могут. Замок их не принял.

- Каким образом ты это выяснил?

Алек недоволен. Точнее говоря: Алеки недовольны. Лорд Нолед вынул из моих рук ножи и лениво улыбнувшись пояснил:

- Переместил входные врата на дорогу стражей.

Змеи в изумрудых глазах спрятали головы под кольца и шипят изумлённо. Дедуля полон сюрпризов.

Насмешливая улыбка алых губ и лёгкий поцелуй кончиков пальцев. Похоже, я подумала комплимент. Но меня тревожит высказывание о вратах. Мои дети могли пострадать.

- Не могли. Те, кого не пропустили врата, просто сменили дорогу.

- А кого пустили?

- Лорд Эстанислао и все последующие лорды принадлежат клану Нолед, мать моих правнуков. - В голосе лорда не слышно радости от этого факта. Впрочем, он ещё не закончил говорить. - Придётся подбирать им подходящих жён.

Алек хотел что-то сказать, но... промолчал. Авторитет деда незыблем, хоть они и не ладят. А я молчать не стала:

- Я думала о чистокровных жёнах для них. В этом случае все правила будут соблюдены.

Оказывается, улыбка лендлорда может быть и злой.

- Плодить стражей могут и мои правнуки, не принадлежащие клану. Мне же нужны наследники моей крови. Лорды, способные продолжить род Нолед.

Надо познакомить их с папенькой. Благородный Кассий Агриппа, да живёт он вечно! тоже любит генетические эксперименты.

***


В родовом замке лендлорда Ноледа мы погостили недолго. Впрочем, времени оказалось достаточно, для того, чтобы Зигхард и Зигела в очередной раз отличились. Аура у детей ещё только формируется, но они уже пытаются использовать тени змей для ловли призраков.

Как раз после прибытия Зигги, дед Алека открыл нам зеркало Бездны во внутренний двор замка. Внутренний двор не меньше, чем в Цитадели.

- Похоже, что строители Цитадели Саара бывали в Ноледе.

- Разве что во сне, мать моих правнуков.

Барон, сощурившись, разглядывает близнецов. Дети затаились в траве и ждут. Любопытный призрак возник за их спинами. Малыши, даже не дрогнув, синхронно атаковали непонятное явление. Охота теней ауры на боевого призрака проходит с переменным успехом. Змеям удаётся "стреножить" фантом, но при попытке пощупать пленника, он буквально утекает сквозь пальцы. Охота начинается снова.

После двух попыток, дети разделили обязанности: Зигхард удерживает пленника аурой, а Зигела пытается его ощупать. Потом они меняются. Призрак не выдержал издевательств и громко завыл, пытаясь напугать исследователей. Близнецы заулыбались. Из травы показались уши лежащих т'хассов.

- Дети, отпустите духа, ему неприятно.

Дети уставились на прадедушку. Отпускать с таким трудом пойманную добычу даже и не думают. Лёгкое движение тонких пальцев и освобождённый дух взвивается в небо. Прямо с места. Близнецы насупились - не нравится им вмешательство в игру. Лендлорд ласково коснулся малышей:

- Пойдёмте поймаем пару яблок.

Невыразимо изящным жестом протянутые руки. Правнуки восторженно уцепляются за них - совершенная красота обезоруживает - и троица Ноледов идёт ловить яблоки.

- Что значит ловить яблоки, Алек?

- С дедом это не опасно, баронесса Воробышек.

- Вот ты меня нисколько не успокоил. Я всегда думала, что яблоки собирают, срывая с веток.

- Ну, в общем, так оно и есть. Надо только догнать яблоню и суметь увернуться от боевых веток, успев поймать плодовую. Если быстро сорвать яблоко, оно не успеет отрастить клыки.

Молча смотрю на барона. Это он так издевается? Из глубины сада слышен треск, шум и радостно-хищные вопли детей. Охота на яблоки в разгаре.

***


Бездновы яблоки оказались необычайно вкусны. Перемазанные липким от сладости, душистым соком, дети принесли нам два розово-золотых сияющих плода хищной яблони. Одно яблоко Зигхард торжественно вручил мне, второе Зигела отдала Зигмунду и Алеку. На двоих. Барон Алек хотел отказаться, но под взглядом деда смирился и осторожно разделил спелый до прозрачности плод на две половинки. Дети восторженно шипя рассказывают, как яблоки, которые они не успели схватить, отрастили ВООТ ТАКИЕ клыки и спрятались.

- Мырь!

Смотрю на яблоко с сомнением. Оно, конечно, крупное, но для ВООТ ТАКИХ клыков места на нём явно недостаточно. И куда оно "мырь"? Не утерпела, уж больно аппетитный запах, обтёрла ладонями и впилась зубами, тут же обрызгавшись соком. Лорд Нолед посмеивается:

- Угощайся, мать моих правнуков. Пока нет клыков, яблоки безопасны. И даже полезны.

Последнее предложение Алек старший произнёс, переждав, пока я откашляюсь.

- Благодарю, лорд Нолед. Что значит, "пока нет клыков"? И "мырь"?

- Яблони Матери давно уже исчезли бы, если бы не умели защищаться от уничтожения. Когда хватают плодовую ветку, яблоки отращивают зубы. Ядовитые. А затем отделяются от дерева и уходят под землю. Там они скрываются, пока не вызреют семена. Появляются ростки новых яблонь, которые находят тихое место, чтобы спокойно расти.

- А если плодовую ветку не трогают? Плоды довольно тяжёлые. Она может сломаться.

- Яблони мигрируют туда, где могут избавиться от созревших плодов. Туда, где находятся сборщики.

Голова кругом. Не стала более расспрашивать гостеприимного хозяина. И так понятно, что яблоки очень ценные. Но...

- Ядовитые клыки?

- Сильнейший яд, способный убить даже дракона. Учитывая, что огонь в драконьей крови выжигает любые токсины, можешь понять насколько сильный.

Хранитель успокаивающе гладит меня побегом, а я с негодованием смотрю на безрассудного родственника, подвергшего малышей опасности. Получаю в ответ насмешливую улыбку.

- Ты недооцениваешь своих детей, леди Воробышек. И я был рядом. - Пауза. - Яблоки не нападают на сборщиков. Для этого боевые ветви существуют.

Близнецы подтверждающее шипят. Они устали от впечатлений. Глазки слипаются, и зевают каждую минуту. Только собралась увести их в наши комнаты, как появились няньки и подхватили малышей на руки. Т'хассы не волнуются - значит, детям ничто не угрожает.

- В детских комнатах им будет лучше. Там стоит защита.

Алек-младший кивнул, соглашаясь. А дед его продолжил:

- Прекрасные дети. Решительные и сильные. Не то, что мой бесхребетный внук.

Хотела возразить, потому что "бесхребетный Алек" это нонсенс. Но змеи в изумрудных глазах начали предупреждающий танец, разворачивая кольца, и я... промолчала. Разберутся в своей семье сами. Возможно, лорд Нолед чувствует себя оскорблённым тем, что его внук возродился стражем глубин. Один из древнейших кланов Бездны - и вдруг такое.

Примерно с таким же устало-брезгливым выражением лица Вителлий Север выслушал заявление первенца Секунда, что по окончании обязательного контракта, он будет учиться медицине. К счастью, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! правнука поддержал, сказав, что подобная инициатива весьма похвальна. Если профессии пилота, связиста и механика осваивает каждый офицер, то в медицину никто не стремится. Шесть лет отрывать от военной карьеры никому не хочется. Навыки оказания первой помощи усвоены, аптечку разобрать и собрать умеют с закрытыми глазами, регенераторами мобильными и корабельными пользоваться умеют и... достаточно. Для того, что посложнее - есть специально обученные люди.

Прошло много лет и Кассий дослужился до легата, но консул не забыл о его втором образовании. До сих пор относится к своему первому внуку с настороженностью. А на семейных сборищах интересуется с крокодильей улыбкой - не получил ли легат диплом агронома, или искусствоведа. Ребёнка, впрочем, такими покусываниями не проймёшь. Восхищается прозорливостью консула - оценивать добычу лучше не только по весу. Так что, скорее всего, диплом искусствоведа Кассий-второй получит. В пику любимому дедуле.

***


Вернулись на Саар. Берты нет. Вопросительно смотрю на Зигги, получаю в ответ ожидаемую змеиную улыбку. Плюнула на этикет и спросила:

- Где Берта, Зигмунд?

Барон широко открыл глаза:

- Ты беспокоишься о младшей жене, принцесса?

- Беспокоюсь. - Согласно кивнула. - Она мать твоих детей.

- Я помню, принцесса. Берта осталась в баронствах. Управлять в замке барона Людвига. Я дал ей разводное письмо и полагающиеся отступные.

- Щедро. Барон Людвиг, как я понимаю, принадлежит к роду фон Фальке.

- Правильно понимаешь, принцесса.

В голосе мужа слышится гордость за сына. Что ж, закономерно. Хотя выпускник Академии, прошедший армейскую подготовку, вполне способен стать бароном. Одёрнула себя - надо радоваться, а я... уподобляюсь Зосе.

- Ты напугал Берту настолько, что она согласилась на развод?

Улыбка мужа приобрела придурковатую ласковость. Не поддаюсь страху, глаз не отвожу. Только ножи скользнули в руки. Зигги расхохотался, посадил меня на плечо, попутно избавив от ножей, и унёс прямиком в спальню. Избавляя от излишков одежды, ответил на вопрос:

- Ты такая забавная, принцесса. Я не спрашивал её согласия. Но, да, - она была рада получить свободу. Сын не отправит её на ритуальное наказание.

- То есть, о судьбе Лолы её осведомили.

- Разумеется. - Зигги пожал широченными плечами. - Я не запрещаю слугам болтать между собой. Имеющий уши, да слышит.

Возможности продолжать разговор Зигги мне не предоставил. А когда мы отдыхали, разговаривать было лень. Валялась на широкой груди мужа, Зигги укачивал меня напрягая и расслабляя мышцы. Всё, как обычно... И, как обычно, утром заорал "Подъём, принцесса!"

Когда детям исполнилось два года и они научились прятать когти, отправились к папеньке на Новый Вавилон. Папулин дом уже не вмещает разросшуюся семью, поэтому представление внуков Кассия Агриппы проходит в Академии. Потому что Секунд не в состоянии сидеть на троне, когда экс-император, стоит. Тем более, что согласно традиции, основатель рода должен посадить детей на колени, признавая родство. В Академии папуля самый главный, так что...

Всю семью собирать не стали. Явились Вителлии Северы, кроме Тита и Нонны; де ла Модена-Новарро, кроме Милочки, Люциллы и Алмиры; фон Фальке и стражи полным составом. Всего двадцать девять моих детей, включая представляемых близнецов, плюс двое зятьёв - страж Хальзе и лорд-протектор сектора Бездны Шауг. Я с мужьями, папенька с Антонией, дед барона Алека и лорд Этан сами по себе. Мои братья от Лили... не присутствуют. Младший в армии, а старшие... тоже, причём в даааальних гарнизонах.

Дети, радостно шипя, рассказывают Дитеру и Дагмар последние новости. Старшие родственники внимательно слушают. Когда появился Кассий Агриппа, малыши замерли, разглядывая деда, потом, как два колобка подкатились к нему и вскарабкались на колени. Без приглашения! Папенька улыбается кончиками губ, дети восторженно лепечут что-то, теребя парадную форму начальника Академии. Очередной плащ легата приведён в полную негодность. Как и причёска. Аккуратной её уже не назовёшь. Вместо французской косы - воронье гнездо. В подарок деду и Антонии преподнесены бездновы яблоки. Лорд Нолед опять водил правнуков охотиться на яблони. Специально для представления семье. Предъявить доказательство своей охотничьей удачи, так сказать.

Яблоки получил папуля, а звёздную систему брату и сестре подарил Секунд. Продолжает традицию, установленную дедом. Прикинула, что благодаря этим подаркам, все стражи, рождённые мной, являются вассалами Нового Вавилона. Папенька мудр. Щедрость с дальним прицелом. Интересно, что всё-таки в этих яблоках такого, что на них все охотятся.

- Не все, моя леди. Только лорды Бездны. Простому сословию о яблоках Матери не стоит и мечтать.

Я уже не вздрагиваю при звуках голоса лорда-протектора. Лишь продолжаю мечтать о хвостах. Дёрнуть от неожиданности хвостом и, чисто случайно, попасть по голове. Надо поддерживать беседу - молчать вдвоём недопустимое нарушение приличий. Мы ещё неженаты.

- Ошибаешься, леди Воробышек. Обряды завершены. Ты моя жена перед Бездной.

Не успев прикусить длинный язык, спросила:

- Значит, теперь не будет роз?

Зря спросила. Вокруг нас тут же образовалась прозрачная граница, мир мигнул и мы оказались в саду, среди цветущих роз. Лорд Этан куртуазным жестом протянул мне руку.

- Позволь мне показать тебе твоё поместье, леди Воробышек.

- Верни меня обратно, лорд.

- Мохри. Как моя жена, ты имеешь право называть меня по имени.

Молча смотрю на разговорчивого лорда. Я уже высказала ему своё пожелание. Старательно взращиваю ярость. Чтобы не позволить проявиться страху. Что я могу противопоставить высокому лорду Бездны? Почти ничего. Хранителю лорд Этан нравится, так что малыш может не среагировать на угрозу, если она будет внезапной. Но он что? Думает меня здесь закрыть? Вряд ли это получится. Если мои зятья из Бездны вмешиваться не будут, то мои дети-стражи вытащат меня отсюда, как только я позову. В крайнем случае, вызову лорда Ноледа. Я мать его правнуков - имею право на защиту.

- Тебе ничто не угрожает здесь, моя леди.

Не реагирую. Пока лорд-протектор не вернёт меня обратно, разговаривать с ним я не буду. И вообще - вызову ройха и улечу. Давно я не летала...

Глухое рычание самозваного мужа прозвучало музыкой в моих ушах.

- Ты вернёшься на то же место и почти в то же время, леди Воробышек. Даю слово. А сейчас я ПРОШУ тебя осмотреть поместье, в котором ты будешь жить. Если нужно что-то изменить, скажи мне об этом сейчас. И не полыхай на меня глазами, моя леди. Иначе ты будешь жить в замке, пока не изменишься.

Лорд Этан ведёт меня по дорожке к небольшому особняку. А я размышляю о его словах.

- Что значит "почти в то же время"?

- Три четверти секунды пройдёт в Империи.

Обрадовалась. Другого повода для скандала можно не искать.

- Ты нарочно это устроил, чтобы я быстрее постарела?!!

Лорд-протектор в шоке уставился на меня. Да, я знаю, что при любом раскладе мне ещё двести лет не надо задумываться о возрастных изменениях, но... Но! Важен сам факт! Хранитель, пробудившись, завозился в своём гнезде. Любопытные побеги "принюхиваются" к обстановке. Мой похититель благоразумно сделал шаг в сторону. Малыш отцепился от гребня и скатился с моей головы. Отправился знакомиться с территорией. Увидев стремительно прорастающие везде колючие ветви, мой будущий муж поморщился.

- Тебе что-то не нравится, Мохри? Ты же сам просил осмотреться здесь. - Спрашиваю медовым голоском, широко, по-Зосиному, раскрыв глаза. - И почему я должна жить в каком-то поместье?

- По нашим традициям, жёнам предоставляется отдельное жильё...

- Аххх, жёоооонам... - Сейчас я его безо всякого Хранителя убью!

Вижу торжествующий блеск в искрящихся зелено-карих глазах и ощущаю, как во мне что-то сдвинулось. Мгновенно включаю контроль дыхания. Вдох... выдох... Спокойно... Спокойно. Настраиваюсь на вызов ройха. Лорд Этан взял меня за локоть. Мир опять мигнул и мы оказались на том же месте. В актовом зале Академии. А Хранитель остался в Бездне...

Из радужного колобка выныривает возмущённо свиристящий малыш и карабкается по мне на своё место. Ощутимо цепляется шипами, демонстрируя обиду. Обрадованно погладила зелёное тельце. Хранитель устроился на площадочке и довольно заурчал. Гребни с "посадочным местом" для малыша разрабатывались ведущими конструкторскими бюро двух миров. Чтобы сделать нагрузку на мою голову неощутимой и в то же время, чтобы малышу было удобно. Ну и внешне... Гребни должны быть не только красивыми, но и меня украсить. И у них-таки получилось. В моих волосах гребень смотрится маленькой короной. Хранителя за ним, практически, не видно. А когда малыш выпускает побеги, создаётся впечатление, что на мне надет экзотический головной убор. Иногда Хранитель развлекается и выращивает цветы, делая меня похожей на сказочную фею.

Расстроилась от того, что мы у папули. Хотелось разбить о голову лорда-протектора какую-нибудь вазу потяжелее. Лорд Этан восхищённо улыбается и целует мою руку. Конечно! Добился своего. Теперь я буду меняться быстрее. Специально меня злил, сволочь! И? Я хочу сказать, что? Никакого раскаяния в бесстыжих глазах.

- Я рассчитывал, что ты изменишься уже сегодня, моя леди. Поэтому и переправил тебя в гарем.

Злобно зашипев, вырвала у наглеца свою руку и направилась к мужу. Барон одарил меня змеиной улыбкой.

- Вспыхиваешь на ровном месте, принцесса? Мне поговорить с лордом Бездны?

Смотрю на мужа и... барон далеко не дурак, хотя и успешно прикидывается тупым громилой. Прихожу в себя. Спокойствие ледяной волной окутывает меня.

- Совершенно незачем, Зигмунд. Лорд-протектор любезно устроил мне экскурсию, показав условия, в которых живут женщины его гарема. Мне не понравилось, что меня сорвали с места, не спрашивая моего согласия. Только и всего.

В глазах Зигги появляется придурковатая ласковость. К счастью, папуля отослал малышей и они двумя колобками подкатились к нам. Радостное шипение крошек заставило барона улыбнуться. Дождались окончания приёма, попрощались с родственниками и вернулись на Саар. Детей лорд Нолед провёл зеркалом Бездны. Заявил, что малышам надо привыкать открывать себе дорогу.

***


Крохотные цитадели Зигхарда и Зигелы похожи на родовой замок клана Ноледов. Голов у них нет, а вот призрачное воинство есть.

- Удивительно. Я всегда думала, что призраки это души ушедших, которые задержались в мире.

Дед Алека покосился на меня и ответил самым любезным тоном, маскирующим грубость слов:

- Удивительно, что кто-то верит в подобную чушь!

Холод стали в пальцах... Вдох... выдох... Спокойно. Эмоции мне противопоказаны. Я не хочу меняться по заказу. А все бездновы родственники стараются вывести меня из себя, как будто сговорились. А может быть и сговорились. Лорд Этан устал ждать и принимает меры, для ускорения моего изменения. Смотрю на родича, жду продолжения.

- Призраки, как ты их называешь, населяют один из нижних уровней матери Бездны. Замки их просто подманивают.

- И? Сажают на цепь?

Презрительное сочувствие в изумрудно-чёрных глазах. Ярко-алые губы изогнуты в улыбке. Сияющая красота... каждый взгляд на него оставляет тысячу вздохов, по цветистому выражению каганатов. Лендлорд молчит. Держит паузу, чтобы я могла прочувствовать всю бездну своей глупости. Наивный. Паузами и красотой меня не проймёшь. Я достаточно общалась с папулей, чтобы привыкнуть. Захотелось, как в детстве, показать лендлорду язык. Дед Алека весело рассмеялся.

- Ты забавная, леди Воробышек. Понимаю, почему Мохри с ума сходит.

Фразу о лорде-протекторе я пропустила мимо ушей. Мужчины всегда найдут повод посходить с ума. И незачем на меня давить. Если бездновы родственники надеются меня устыдить, то пусть продолжают надеяться. Надежда, говорят, окрыляет. И вообще, лорд Этан обещал ждать, пока я не изменюсь, а сам... Так нечестно!

- Полегче, мать моих правнуков. Твоё возмущение способно сбить с ног.

На мой вопросительный взгляд, лендлорд весело подмигнул:

- Твои глаза полыхают так, что даже я готов забыть обо всём и рухнуть к твоим ногам.

- Бла-бла-бла, мой дорогой родственник.

Но возмущаться перестала. Алек-старший умеет заморочить женщине голову не хуже Балли. И если мой зять ограничивается цветистыми комплиментами, то лендлорд позволяет себе дерзости. Но... Но! Подобные дерзости от красивого, изысканного и опасного кавалера любая женщина слушает с удовольствием.

***


Цитадели растут и приводят в отчаяние Вителлия Севера. Вместо того, чтобы маршировать, как все порядочные замки, корабли и даже драконы (убийственное зрелище - строевая подготовка в исполнении Дарри и Траинна, когда они в драконьей ипостаси. Дети занимаются на старом космодроме - другие объекты не выдерживают драконьего напора), так вот, вместо того, чтобы маршировать - они порхают, не касаясь земли. На призрачных крыльях! Это дед Алека сказал. На вопрос, способен ли родовой замок Ноледов перемещаться так же, лендлорд лишь вежливо улыбнулся. Ада потом слёзно просила меня не поднимать эту тему. Лорд Шауг шёпотом сказал жене на ушко, что Ноледы всегда находятся в центре своих владений вовсе не потому, что безвылазно сидят в Цитадели.

Да... так о строевой подготовке: барон Зигмунд долго смотрел на всеобщие попытки заинтересовать детёнышей-Цитадели строевой подготовкой. Зигхард и Зигела, кстати, маршируют с удовольствием. Дядя Люк на них не нарадуется. А вот их будущие жилища закручивают виражи вокруг своих творцов и даже и не думают хотя бы траекторию соблюдать. Высший пилотаж осваивают. Даже младшие Саэльмо не смогли приохотить этих... не смогли, короче. Тогда Зигги треснул кулаком по столу и заявил, что в Академию дети не пойдут. Нечего позорить семью. Что было!.. Даже призрачная атака на барона. В смысле, домики попытались атаковать Зигги. Слава Богу, дети схватили свои творения и сбежали к себе в секции. Посмотрели запись: плачут горючими слезами. Конечно! Все в Академии, даже бездновы родственники, и малышка Ава. А они...

На следующее утро цитадели маршировали вместе с детьми. Строевую освоили чуть ли не за день. Консул доволен, барон Зигмунд тоже. Алонсо... улыбается насмешливо. Черти в синих глазах маршируют, демонстрируя безупречную выправку. Хочу серенаду! Барон Алек сохраняет индифферентное выражение лица. Академия - это святое. А лорд Нолед покатывается со смеху, глядя на марширующие цитадельки. Разозлившись на родственника, посоветовала детям научить призраков пению. Орать и выть умеют, значит и петь смогут.

***


Идея с пением пришлась малышам по вкусу. Цитадельки с упоением завывают строевые песни, а иногда хулиганят и насвистывают неприличные песенки. Где только наслушались?.. Вителлий Север уже готов отправить их на гауптвахту. Только на Сааре гауптвахт нет. Там отправляют дежурить на внешний периметр. Да и детям ещё рано на гауптвахту. Четыре года им только. Но занятия строевой подготовкой с музыкальным свистом хулиганствующих призраков приобрели неожиданную популярность. Барон махнул рукой на вопиющее нарушение Устава. В Академии выучат. Там гауптвахта вместительная.

Лорд Нолед совершенно напрасно посмеивался. В следующий же наш визит с детьми к прадедушке призраки Ноледа выучились у цитаделек не только художественному свисту, но и...

Зигги хохотал так, что даже свалился с кровати. Нууу... точнее, я его спихнула. Завывающее рифмованное воспевание моих изобильных достоинств, с подробным описанием каждого, на мелодию имперского гимна, мне смешным не показалось. Предложила призракам отдать должное Зигги. Чтобы я тоже могла посмеяться. Барон прыжком вскочил с пола, сгрёб меня в охапку и утащил в ванную комнату. Так называется скромное помещение с утопленным в пол бассейном, зимним садом, цветниками, мраморными скамьями с подогревом и системой фонтанов для омовения. Наслаждалась изобильными достоинствами супруга до завтрака. Пришлось выходить к столу в патрицианских тряпках.

- Лорд Нолед, а почему в замках Бездны нет автоматов, для изготовления одежды?

Удивлённо приподнятая соболиная бровь. Подождав ответа, пояснила:

- В замках стражей такие автоматы есть.

Мне соблаговолили ответить:

- Гардеробом занимаются мастера одежды.

- А если мне захочется самой сделать себе платье?

- Надеюсь, Мохри удастся тебя отучить от плебейских привычек, мать моих правнуков.

Зигги оглушительно расхохотался. Захотелось ткнуть мужа вилкой. Причём, дважды.

Вспомнила, что когда я гощу у барона Алека (в присутствии барона) моим гардеробом занимается Альфия. Расстроилась. Не из за того, что лорд Нолед считает меня плебейкой - я чистокровная. Помню, как была собственностью Республики. Особо ценной, но всё же собственностью. Так и не поняла, что меня расстроило. Наверное, невозможность ткнуть вилкой деда Алека. Нехорошо, когда гости применяют против хозяина колющие предметы.

А если лорд Нолед будет гостем Зигги, я должна быть гостеприимной хозяйкой. Нет в жизни счастья! И наглые призраки не хотят воспевать достоинства Зигги, а, вместо этого, рассказывают древние армейские анекдоты. Барон Зигмунд - благодарный слушатель. Смеётся, как ребёнок. Сказывается наёмничья юность. Дети слушают с круглыми глазами. Перлы армейского юмора от них ускользают. Почему свистки зелёные и для чего копать здесь и здесь, пока старшина ходит узнавать, где надо.

А когда после обеда детей отправили спать в их комнаты, призраки перешли на последние новости. Пикантные подробности о жизни Повелителя Лаки заставили лорда Ноледа закашляться.

- Кхм... кхм... лучше пойте. Но без слов!

И изумрудно-чёрные глаза полыхнули чёрным пламенем. От обнаглевших призраков послышалось

- Ой! Боюсь! Боюсь-боюсь!

Не выдержала и рассмеялась.

***


Год прошёл незаметно. Дети, не без помощи племянников Саэльмо, умудрились освоить зеркало Бездны. И мы с Зигги периодически отлавливали их у родственников. К счастью, барона они слушаются и не суются в одиночку на нижние уровни Бездны. В одиночку не суются. А с сестрицей Нонной и леди Арнорой за милую душу. Цитадельки провели эту весёлую компанию на уровень, где проживают призраки. Охотничьи трофеи, принесённые оттуда, заставили лордов Этана, Шауга, Риса и Нейла позеленеть от зависти. Балли не завидует - его близнецы тоже обзавелись трофеями. Леди Арнора украсила главный зал своего дома отполированными скелетами тамошних хищников и призраки, живущие в цитадельках, воинственно вопят, кажлый раз, когда дети навещают родственницу. Хотя родство довольно сомнительное. Через детей Люциллы, двоюродной бабушкой которых оная леди является.

И вот мы уже провожаем малышей в Академию. Оба старших брата с драконами ещё учатся, так что детям не будет одиноко. Цитадельки порхали над плацем, пока не увидели нахмурившегося Зигги. Тогда быстро приземлились, порскнули к детям и встали смирно - раз, два. Алек-старший смеётся. Вообще, сейчас дед барона не столь "засушен". Общение с правнуками явно пошло ему на пользу. Или это разговорчивые призраки так действуют? Лорд Нолед привык быть пугалом в Бездне. Мимолетно подумала: что надо сделать такого, чтобы лорд-протектор упоминал о его клане только шёпотом.

- Ничего особенного, мать моих правнуков. - Белозубая усмешка. - Ничего особенного.

Интересно, расскажет ли мне лорд Этан, если его спросить? Задумчиво смотрю на лорда, лениво улыбающегося мне и вдруг... Дед Алека принял "охотничью стойку". Других слов, для определения этой внезапной хищности, я подобрать не могу. Секунда... и меня одарили ослепительной улыбкой. Лорд Нолед, обласкав меня взглядом, промурлыкал:

- У тебя прекрасные дочери, леди Воробышек. Прекрасные.

Осмотрелась, - Милочка рядом с Маноло. Тоже провожает очередного сына. А дед Алека впитывает образ моей дочери всем своим существом. Стало тревожно за Маноло. Если лендлорд Бездны откроет охоту на Милочку... Если с Маноло что-нибудь случится, Алонсо расстроится. Опять шелестящее мурлыканье:

- Тебе не о чем беспокоиться, леди Воробышек. Приличия будут соблюдены.

- Что ты понимаешь под приличиями, лорд?

Насмешливые искорки в изумрудно-чёрных глазах, шаг ко мне, как в танце. Поцеловав кончиков моих пальцев, лорд растворился в воздухе. Зигги одарил меня змеиной улыбкой.

- Не нравится перспектива стать тёщей деда своего мужа, принцесса?

- В Бездне на это смотрят проще, барон Зигмунд. А лендлорд Нолед сумеет защитить свою жену от всего и от всех.

Убрала ножи. Балли подошёл так бесшумно, что я...

***


Дедуля развил кипучую деятельность по охмурению. Милочки? А вот и нет! Это меня заваливает подарками лендлорд Нолед. И Лопе с Анной. И даже к Его Высокопреосвященству добрался целеустремлённый наш. Милочка и Маноло пока пребывают в счастливом неведении. К дочери приставлена охрана из боевых призраков и из воинов Бездны. Воины сохраняют невидимость, а призраки... они призраки и есть.

- Удивительная, ты забыла, что сама ходишь с охраной.

- У меня есть Хранитель.

Потом вспомнила, что лорд Этан приставил ко мне и охрану. Очень много от них толка! Когда меня чуть не отравили, охрана не помогла. Или их тогда ещё не было?.. Разозлившись, сбросила с камина пару статуэток. Алонсо фыркнул насмешливо и... утащил меня порталом на острова. Муж передал дела Тито, и мы почти всё время проводим вместе. Посещаем все уголки Миров Союза, где не успели побывать, и много времени проводим на островах. А если у Тито возникают вопросы, он связывается с отцом по спецсвязи. Раз в день - сеанс связи. Во избежание.

Алонсо прощается. Прощается с миром, стараясь оставить в моей памяти его красоту. А я... не запоминаю. Смотрю только на мужа. Сколько у нас времени? Кто знает. Но этот наш брачный период - последний.

Проснувшись перед рассветом, когда небо на горизонте начинает сереть, смотрю на спящего мужа. Алонсо улыбается во сне... А я... Не буду плакать! Не хочу будить его. Рассвет входит в спальню на мягких лапах. Тихо-тихо... и вот уже совсем светло. Синие глаза распахиваются, сонные черти потягиваются в них лениво...

- Миранда. Я ещё не умираю. Не хорони меня раньше времени.

Прижалась к груди и слушаю, как бьётся сердце... Муж начинает меня целовать. Спальню покинули перед обедом. И... уже втроём.

***


Феликс Хасинто Ноэ де ла Модена-Новарро родился в положенный срок. Но не на Модене, а в Бездне. Когда пришло время, открылся радужный портал. Как дверной проём. И мигает приглашающе. Алонсо вопросительно посмотрел на меня, дождался моего кивка и, взяв меня на руки шагнул в Бездну. А точнее, в маленький храм Матери, окружённый цветущим и одновременно плодоносящим садом. Судя по описанию Люциллы, наследники клана Саэльмо появляются здесь же. Но я ведь ещё не изменилась? И Алонсо... Он человек. Тревожусь за мужа. От Матери исходят успокаивающие волны. И в самом деле: Мать не даст в обиду тех, кого пригласила.

Алонсо стоял в изголовье, как всегда, когда рождались наши дети. После того, как раздался требовательный крик малыша, муж облегчённо вздохнул. Я поняла: Алонсо тревожился за меня. Всё таки, хотя я и рожаю самостоятельно, но рядом всегда дежурит бригада медиков. Всегда и везде. Даже в баронствах рядом были целители. Не в замке, но на корабле, готовые пройти порталом.

Кормлю оголодавшего детёныша, радуюсь, что боевого облика у малыша нет. Или следует печалиться?.. Тихо спросила мужа:

- Как думаешь, у него будет боевой облик?

- Не знаю, Удивительная. Лорд Саэльмо говорит, что боевой облик может проявиться не сразу.

Радуга замерцала, но как-то неуверенно. Как будто Мать спрашивает - допустить ли к нам посетителя. Подумала, что если это Балли, то можно и пустить.

- Мама, как ты здесь... Подравляю, герцог. Прекрасный малыш.

И вот так всегда. Носила я, рожала тоже я, а поздравляют мужей. Где мои хвосты?!! Балли быстро сориентировался, скользнул ко мне, поцеловал кончики пальцев. Котовьи глаза сияют хитрым золотым светом.

- Мама, ты чудесно выглядишь. Просто изумительно.

Держу ребёнка, а то дала бы зятю подзатыльник.

Трое суток провели в Бездне. Согласно традициям. Чтобы Мать могла напитаться энергией. Нас посетили, по-моему, все. Включая даже тех, с кем только виделись на празднествах у родственников. Такое ощущение, что заняться им больше нечем. Дети заняли круговую оборону вокруг нас с малышом. Подпускают только родственников и лорда Этана. Лорд поздравил... Алонсо. А я - так, - погулять вышла.

***


Маленький Феликс - торопыжка. Ещё ничего не случилось, а он уже там. Алонсо смеётся - ещё все живы, а мы уже соболезнования отправляем. У малыша дар предвидения прорезался в полтора года. Когда он вцепился в свою бонну, собравшуюся навестить родственников. Вцепился, как клещ и кричал. Как только Пепита окончательно опоздала, тут же отпустил её и спокойно уснул. Алонсо успокоил девушку, сказав, что отправит её ближайшим кораблём. А этот рейс... Корабль аннигилировал при входе в нуль-переход. Никого и ничего не осталось. Пепита до сих пор боится летать. И к родственникам отправилась порталом. Муж, подумав, внёс в контракты дополнение. При желании, служащие могут переместиться порталом дважды в год туда и обратно. Пассажирские корабли сверхнадёжны. Что могло произойти? Лайнер это не каботажник. Герцог не позволяет экономить на билетах. Всё по первому классу...

В два года малыш воспрепятствовал поварихе продавать дом. Сказал ей:

- Он вернётся.

Попыталась расспросить малыша - хохочет и убегает. Но Мария ждёт. После истории с Пепитой, к словам Феликса слуги относятся серьёзно. Полгода прошло, прежде чем вернулся пропавший пятнадцать лет назад сын Марии. С тремя жёнами и с кучей детей. Хорошо, что невеста его не дождалась - вышла замуж. Семья Марии из кочевников, так что никакого потрясения устоев не произошло. Живут в доме большой дружной семьёй. А где он был пятнадцать лет знает Висенте. Он беседовал с парнем две недели. И потом ещё беседовал. Вытянул из него то, что тот и не знал, что знает.

Сына приходится ограждать от посетителей. Ему играть надо, а к нему так и норовят подкатиться с вопросами. После того, как малыш расплакался в ответ на вопрос об очередном пропавшем без вести, я предупредила всех, что скормлю собакам первого же спросившего. А второго отдам змеям. Бессовестные. Ребёнку трёх лет не исполнилось. Алонсо не стал угрожать несчастным людям, видящим в ребёнке последнюю надежду, но закрыл асиенду для посторонних. Слуги предупреждены об ответственности.

Спросила у лорда Ноледа - можем ли мы погостить у него. Феликс не от барона, - не родственник. Лендлорд радушно прислал за нами повозку, с впряжёнными в неё призраками. Ажурная капсула висит в воздухе, колокольчики звенят нежно-нежно. Сын смеётся и пытается поймать их, а они ускользают и звенят. Пронеслись по радужному мосту. Цитадель Ноледов для разнообразия выглядит светлой и радостной. Умеют же, когда захотят!

***


Живём в Ноледе. Алек-старший учит Феликса блокировать предвидение. Оказывается, мы вовремя обратились к "специалисту". В клане Нолед дар предвидения примерно у каждого пятого. Так что, дед Алека знает, как надо обращаться с юными оракулами. До трёх лет они должны обучиться блокировать свой дар. Иначе может быть очень плохо. Будущее не у всех безоблачно и некоторые картины способны довести до нервного расстройства даже взрослого. Что говорить о ребёнке!

Алонсо поначалу старался избегать малыша. Мне было обидно. Подумала... нехорошо подумала. Но после того, как лорд Нолед объявил, что предвидение не работает на самом оракуле и на его ближайших родственниках, Алонсо успокоенно вздохнул и теперь снова играет с сыном.

- Удивительная, я опасался расстроить Феликса.

Вместо Феликса расстроилась я. Со всеми этими хлопотами я почти забыла о скором уходе Алонсо. А время идёт... время уходит безвозвратно.

Спросила сына не собирается ли он обзавестись спутником. Малыш растерялся:

- А котик? Он обидится.

- К-какой котик?..

Испугалась за сына. Подумала, что потрясение от предвидения не прошло бесследно. Лорд Алек успокоил меня:

- Ты просто не видишь, леди Воробышек. У малыша есть сумеречный кот.

И показал мне отражение в затемнённом зеркале Бездны: действительно - на травке играет мой сын, а рядом с ним разлёгся громадный хищник. На кота он похож только относительно. Ближе к барсу. Властитель Ноледа объяснил, что сумеречные коты живут на нижних уровнях Бездны - ниже призраков и, как и н'гессы, сами находят себе хозяев. И малыш рядом с ним в полной безопасности. Если кот сам не справится с угрозой, то перенесёт Феликса в безопасное место.

***


Вернулись на Модену. Феликс осваивает охранные системы и строевую подготовку. Я наблюдаю. И... вынашиваю пополнение клана де ла Модена-Новарро. А всё Вителлий Север виноват. Разозлил до невозможности. Приехал навестить нас (меня), помочь ребёнку со строевой подготовкой. Дяде Люку в этом нет равных. И... успокоить герцога, объявив, что усыновит несовершеннолетних детей. Мерзавец! Алонсо смеётся и отбирает у меня ножи. Все двенадцать забрал! Пытаюсь вырваться и выцарапать бесстыжие консульские гляделки. Вителлий Север держит равнение на меня и смотрит оловянными глазами. Муж извинился перед гостем, вызвал Тито, схватил меня в охапку и утащил порталом на острова.

Сижу у мужа на коленях в домике на дереве. Продолжаю булькать от возмущения. Алонсо куснул меня за ушко и тихо шепчет:

- Не злись на консула, Удивительная. Он хотел как лучше.

А потом начал напевать мне неприличные песенки, попутно освобождая от одежды. Уже утром, нежась в мужниных объятьях, спросила:

- Почему ты произносишь непристойности только здесь?

Алонсо улыбается насмешливо. Черти в синих глазах ходят колесом.

- Я обещал бабушке не произносить их на земле, в небесах и на море. Пришлось сделать убежище на дереве.

Фыркаю, пытаясь не рассмеяться. Муж всегда исполняет свои обещания. Мне ли не знать.

- Пора возвращаться, Удивительная. Невежливо оставлять гостя надолго.

- С ним Тито.

- Вителлий Север приехал не к Тито. Ты понимаешь, о чём я. Просто вредничаешь.

Согласно киваю. Вредничаю. Ну и что? А кто первый начал?

***


Сумеречный кот строевой подготовкой не занимается. Лежит и смотрит, как маршируют Феликс и Вителлий Север. А выражение морды такое... хочется улечься рядом и смеяться, уткнувшись в густую шерсть.

Забеременев в очередной раз, я стала видеть сумеречного кота. Меняюсь... Только хвосты не растут. Ни хвостов, ни плаща. Зато теперь различаю истинный облик лордов Бездны и драконов. То есть, раньше я просто знала, что Дарри и Траинн - драконы. А теперь вижу. Вокруг них всегда дракон. Какой бы облик они ни приняли. Мальчишки, или вообще - подставка для цветов. Шпионят, негодяи. А человек не различит. Техника, отслеживающая биоволны, спотыкается на драконах. Они умудряются так изменить свой метаболизм, что вполне способны уподобиться фикусу. Вот и пользуются этим.

С котиком драконы не ладят. Котик их отгоняет от малыша. Ушлые детки пытались играть на гонках с помощью Феликса. И хитрые какие! Смонтировали картинки с пьедесталами и разными командами на них и показывают брату: которая нравится? Малыш, естественно, выбирает нужную. Пришлось поговорить с Зигги. После "беседы" с отцом сыны почёсывались и смотрели обиженно. Но я тверда, как камень. Нечего мошенничать. Если играешь - играй на свой страх и риск. Старшее поколение (мужья) со мной согласно. Папеньке не говорила. А то деткам мало не покажется. Кассий Агриппа способен уничтожить одним взглядом. И Бездна не поможет.

Не знаю, как быть с отцом. Через четыре года, или чуть больше, уйдёт Антония. Она всё-таки сделала себе прививку, чтобы оставаться рядом с Кассием Агриппой. Папенька уже должен начать стареть, но пока изменений никаких. Наверное, слишком занят в Академии. Молодое поколение не даёт скучать. Антонии уже пятьдесят шесть лет... как быстро идёт время!

Квинт сказал, что отец готовит себе на смену Секста. Может быть, он собирается удалиться на покой в Резервацию? Только недавно Секст шёл к трону, держась за хвосты т'хассов... А ему уже семьдесят лет! Берёт в жёны бесплодных патрицианок и посещает Резервацию. Взял пример с деда. Впрочем, каппы пока от Секста не рождаются. Пополняет другие линии. Специально подбирают, не иначе! По договору с Резервацией, каппу отдадут на воспитание отцу. Сексту, то есть. Потому что в Резервации из него вырастят максимум центуриона, а Вителлий Север воспитывает легатов. Это важно. Империи нужны легаты. Центурионов полно. Любой чистокровный способен дослужиться. Кто-то раньше, кто-то позже...

А на меня всё свалится, похоже, одновременно. И уход Алонсо и уход Антонии. Надо позаботиться о папуле. Или он намерен воссоединиться с Лили? Нет... Он уже её забыл. Выбросил из головы после развода и забыл. Мой брат-лямбда дослужился до центуриона. Не знаю, будет ли расти дальше. Рекомендации отправить перспективного офицера на учёбу в Академию Секунд пересылает Кассию Агриппе. А папенька... не реагирует. Ну да... сам папенька дослужился до легата-прим. И ушёл на заслуженный отдых (насчёт "комиссовали по ранению" - глупость несусветная) собирать из военных училищ Академию. За время службы он определил сильные и слабые стороны всех училищ Республики и смог объединить лучшие системы и лучших преподавателей. Какой крови это ему стоило никто уже не знает. Но армия Республики заслуженно считается сильнейшей. В мирах Союза большое внимание уделяют диверсионной подготовке. Потому что они более чем полсотни лет грызутся между собой. А полномасштабные боевые действия разрешены только против внешнего врага. Вот и воюют по принципу "проныра Питер". Алонсо объяснил мне это на дереве ("сунул, вынул и бежать"). Хотела оскорбиться, но не выдержала и хохотала, пока не свалилась с мужниных колен на циновку. Очень весело провели время.

Но, пока что, я провожу все дни с мужем. На охоту не ездим, занимаемся мирными делами. Навещаем Алека-старшего, Люциллу с Балли и Аду с лордом Шаугом. Гостим у прочих детей-стражей... Надо мне собрать неэталонных чистокровных подходящего возраста. Детям пора жён выбирать. За дочерей не волнуюсь - желающих связать с ними судьбу полно. И стражи и лорды Бездны соревнуются, оказывая знаки внимания Веронике, Герде, Дагмар и Эстебании с Жизелью. Зигела ещё не доросла до брака. Нонна... К Нонне сватаются близнецы лорда Руфуса. Лорды Муи и Руи. Точнее говоря, - Мариус и Рудольф из клана Гусс. Причём сватаются, подразумевая совместный брак. Кивают на меня, мерзавцы. А как установить очерёдность, когда они похожи, как две капли воды? Пусть Нонна сама думает - надо ли ей этот брак. Посоветовала ей лучше за лорда Руфуса замуж выйти. Закашлялись все в зале приёмов. Подслушивать нехорошо! А лорд-защитник холост. Ну, не считая гарема, конечно. Близнецы от свободного союза. Леди Роза отказалась его возобновлять. Как сказал лорд Этан - выразила своё несогласие жестикуляцией. Лорду защитнику после этого пришлось восстанавливать зубы. Милая дама эта леди Роза. Дружит с тётушкой Балли. И почему я не удивлена?..

***


Даниэль Альваро Селио де ла Модена-Новарро рождён в Бездне. Предвидением не обладает. Хуже того - воином ему не быть. Малыш не сможет убивать. Он - целитель. Нет. Не так. Он - Целитель. Врачующая рука Матери. Лорд Этан, только увидев новорождённого, вызвал лорда-защитника. Следом явились повелители. Поздравили Алонсо (кого же ещё!). К нам с детёнышем приставили охрану, которая держится на почётном расстоянии, ибо в непосредственной близости находятся боевые призраки и сумеречные коты. Эти явились на первый крик малыша. Окружили нас сплошной стеной. Но, поскольку, клыки и когти обращены наружу, то я не волнуюсь.

- Воистину удачен ваш союз, дитя моё. Целители - благословение Матери. Не ломай характер ребёнка. Убивать он не сможет. Ограничься техниками, развивающими спокойствие и созерцательность.

Смотрю в серебристо зелёные глаза нашего с Алонсо сына и думаю, что малышу будет трудно. Муж тихо сказал:

- Я мечтал, что у нас когда-нибудь родится дочь с твоими чудесными глазами. Но сын - тоже хорошо.

В голосе Алонсо звучит потаённая печаль. Сердце зашлось от боли. Сколько нам ещё осталось? Взрослеть дети будут без отца. Никакого усыновления я не допущу - есть старшие братья. Тем более - муштровать Дани нельзя.

- Дитя моё... Муштровать, как ты это называешь, как раз, нужно. Дисциплина Целителю необходима, иначе он загонит себя насмерть.

Согласно киваю - будем муштровать. Спорить не хочется. От этой кутерьмы я устала больше, нежели от родов. Призрачные коты потянулись, выразительно зевая в сторону лорда Руфуса.

- Отдыхай, дитя моё. Ты должна быть радостной и полной сил.

Ну, спасибо! А то я без лорда-защитника не знала, что мне нужно.

***


Маленький Дани растёт ничем не отличаясь от своих братьев. Так же озорничает и старается ввести взрослых в заблуждение, глядя широко раскрытыми невинными глазами и убеждая, что конфеты из буфета вытащила кошка...

Впрочем, Балли, явившийся погостить - читай, ещё раз попытаться уговорить Алонсо отправиться в Озеро Забвения - безуспешно. Так вот, Балли сообщил нам с мужем, что Целители не умеют лгать. Потом вызвал зеркало Бездны и мы увидели, как малыш вздыхает, глядя на буфет, а сумеречный котик открывает дверцу и лапой выбрасывает оттуда на ковёр шкатулку с конфетами. Дани радуется и пытается накормить котика конфетой. Тот отфыркивается.

Строевой подготовкой с малышом занимается дядя Люк. Дани в восторге от Вителлия Севера. Противоположности притягиваются? Малыш старательно марширует, стремясь снискать одобрение консула. Конечно, нагрузка детям подбирается с учётом возраста и сил. Детей Зигги, к примеру, уже в три года гоняют, как первокурсников Академии. Но они все богатыри.

А целительские способности... сын не накладывает руки, как святые из древней Книги. Но в его присутствии выздоравливают даже смертельно больные. Однажды сородичи притащили израненного сумеречного котика (почти детёныша), который не мог даже ползти и уложили его в спальне сына. Через час зверёныш устроил кавардак и был отшлёпан старшими. За неподобающее поведение, вероятно. Он полностью выздоровел, а Дани даже и не проснулся. Исцеляющая аура? Не знаю. Алонсо запретил рассказывать о способностях детей. Но вряд ли этот запрет будет исполнен. Лорд Этан говорит, что Целителю нужно исцелять. Только надо следить, чтобы Целитель не забывал поесть и поспать. Короче, жил согласно распорядку. Как малыш будет учиться в Академии? Не знаю. Всё, что не касается уничтожения себе подобных, он может изучить. Значит - индивидуальная программа. Бездновы охранники проследят, чтобы ни у кого не отложились в памяти способности детёныша. Лорд Руфус гарантировал это нам с Алонсо. С Феликсом проще. Отец предупредил, чтобы он не "смотрел", пока учится в Академии. Сын обещал.

***


Папенька на маленького Дани смотрит настороженно. В нашем роду неспособных убивать до сих пор не было. А малыш радуется каждой встрече. "Деда" вызывает неизменное восхищение. Как и у прочих моих детёнышей.

- Пророк и Целитель... Кто следующий?

- Стражи. Как обычно.

- Обычно... Начиная с Эстанислао и Эстебании, это уже, практически, лорды Бездны. И сами представители Бездны подтверждают это.

- Так, лорд Кассий. Твои младшие внуки ближе к Матери, нежели к... людям.

Шелестящий голос лорда Ноледа кружит по залу приёмов отцовского дома. Впрочем, здесь пугливых нет. Да и привыкли уже все к внезапным появлениям представителя древнейшей крови Бездны. Радугой Алек-старший не пользуется. Возникает из ниоткуда и исчезает в никуда. Антония говорит, что они с папенькой часто играют в шахматы. Иногда к ним присоединяется благородный Публий. Четырнадцать жён - суровое испытание. Впрочем, мой сват-мафиози не жалуется. Позволяет себе раз в месяц сбежать от семьи, дабы сыграть партию-другую в шахматы. Лорд Нолед подарил папеньке специальную доску для нескольких игроков. Вот они и развлекаются - стратеги - один другого круче.

Дани одобрен семьёй. Лорд Этан собрал всех родственников и объяснил, что маленький Целитель до тринадцати лет должен быть ограждён не только от зрелища насильственной смерти, но и от разговоров на данную тему. Это не значит, что малыша не надо учить защищаться. Но... защищаться, не переходя в нападение и не увеча нападающего. Просто суметь без повреждений выйти из навязанной драки.

- Озорничать он будет, как и все мальчишки. Это нормально. Но учить малыша убивать или калечить - не надо. Это его травмирует настолько, что он может умереть. И... дразнить его тоже не следует. Он Целитель, а не воин. - Насмешливо искрящиеся зелёно-карие глаза, выразительно изогнутые губы... - Воинов в Бездне достаточно. А Целителей уже очень давно не было. Лорда Даниэля следует беречь. Задача трудная, но выполнимая.

Семейство кривилось, пока не увидело малыша. Дани - он как маленькое солнышко. К нему все тянутся душой. Даже сатх. Да что там, сатх! Даже Вителлий Север улыбается ребёнку по-отечески, а не по-крокодильи, как собственным детям. Выправка малыша не уступает урождённым Вителлиям Северам. Дани занимается старательно, чтобы порадовать дядю Люка.

***


Мамочка, не плачь, я больше не буду убегать без предупреждения!

Смотрю на заливающегося слезами малыша и испытываю сильнейшее желание кого-нибудь убить. Расплакалась от невозможности высечь ребёнка. С остальными проще - ремень до сих пор самый лучший воспитатель. А Дани нельзя травмировать. Вообще-то, надо поговорить с лордом Ноледом. Может быть порка не входит в число вещей, травмирующих нежную целительскую душу? Мечты, мечты...

Этот... ребёнок услышал разговор Зигги с Алонсо об охоте. И конечно, из всей истории, рассказанной бароном, он выловил только одну фразу - ушёл подранок. И? Отправился на Рапалль. Переплюнул Зигфрида. Наш с Зигги первенец сбежал на Рапалль пятилетним. А Дани только-только три года исполнилось. Крылатый змеёныш, которого малыш создал в безначалье (я зятьёв прибью всех! Включая будущего супруга Милагрос), ещё не вырос. Не вырос, но уже способен открыть дорогу теней.

Когда Дани исчез из поля зрения систем наблюдения, я чуть с ума не сошла. Подняла на ноги всех. Алонсо, пытающемуся меня успокоить, что с малышом охрана, приставленная к нему лордом-защитником, рассекла лоб чашкой. Увидев кровь, стекающую по лицу мужа, опомнилась. Черти в синих глазах аплодируют когтистыми лапами.

- Удивительная, твоё мастерство растёт. Раньше мне удавалось уворачиваться...

Издевается. Нарочно, ведь, подставился, чтобы я пришла в себя. Потребовала отозвать Феликса с учёбы. Пусть ищет брата. Замечание, что из Академии не отпускают, пропустила мимо ушей. К счастью, Фели явился сам. Милый ребёнок. Почувствовал, что он нужен, и пришёл. Но когда я услышала слово "Рапалль"... захотелось прибить уже Феликса. Ребёнок, предусмотрительно оставляет между собой и мной барона Зигмунда. Хранитель, проснувшись, гладит меня листьями. Успокоилась... Если бы Фели увидел, что брат в беде, он сказал бы нам.

Дани нашёлся на Рапалле, спящим в гнезде каких-то жутких тварей, название которых я услышала, как "грау-врау", или что-то типа этого. Зигги подранил одного из этих хищников, а Дани отправился его лечить. И вылечил. Пытались решить проблему - как вытащить ребёнка из гнезда, не убивая тварей. Увидели, как малыш плывёт к нам по воздуху. Присмотревшись, поняла, что его несёт в пасти котик Фели. Сумеречные коты, сопровождающие Дани, ... сопровождают.

Вот после этой эскапады я и расплакалась от беспомощности. Сечь надо. А нельзя. Лорд Руфус ещё и выговаривать мне принялся - зачем я пугаю малыша слезами.

- Никто в Бездне не причинит лорду Даниэлю вреда. Даже если рядом с ним не будет охраны.

Сладко улыбнулась лорду-защитнику.

- А бешенством в Бездне не болеют? - На полыхнувший злостью взгляд вежливо пояснила. - Мне действительно интересно.

Мне презрительно-устало улыбнулись:

- Лорд Даниэль - Целитель. И от бешенства он тоже способен исцелить. Одним своим присутствием.

А я вспомнила, как на Модене Алонсо забросил меня на дерево, чтобы спасти от взбесившейся зверюги. И с какой скоростью эта тварь неслась на нас. Муж убил её, не позволив приблизиться. Но всё равно, семейный медик заставил его пройти полную санобработку. На случай, если слюна твари попала на кожу, или на одежду. Одежду и обувь уничтожили. Бешенство до сих пор смертельно для людей. Если вовремя не спохватиться, конечно. Успеет ли бешеная тварь исцелиться не дотянувшись до моего сына? Не знаю, и знать не хочу!

- Твоё беспокойство понятно, дитя моё. Но целитель не станет слушать резонов. Он слушает лишь своё сердце. Всё, что мы можем, - обеспечить его охраной.

***


Вителлий Север в шоке. Как прикажете заниматься строевой подготовкой с крылатым змеем? Ног у него нет. Маршировать - не умеет. Но змеёныш, названный Линтваром, старается. Поднимает повыше голову и извивается пошире: влево, вправо, влево, вправо... А по команде "смирно" - делает два чётких извива и замирает у ноги Даниэля. Мне его даже жалко - попробуй застыть, подняв голову на уровень колена. Змеёныш пока ещё растёт и эта высота - почти половина его длины. Хорошо, хоть, крылья - призрачные. Возникают по-необходимости. А то запутался бы в них.

Когда спутник Дани устаёт, он взмывает в воздух и порхает над упрямо марширующим детёнышем. Обмахивает его крыльями, как опахалом. Заботливый, ага.

Скандал с прогулкой на Рапалль, как обычно, закончился появлением детей. Игнасио и Изельда де ла Модена-Новарро и Делон смотрят на мать-Бездну холодными глазами Кассия Агриппы. Почему-то у стражей этот цвет глаз выглядит даже более устрашающим, чем ледяное пламя Вителлиев Северов.

***


Проводили Дани на учёбу. Перед этим Алонсо долго беседовал с начальником Академии. Лорд Нолед, просочившийся в кабинет, затянул разговор ещё на полтора часа. Это потому что, прервались на обед. В Цитадели, а как же! На заявление дона Диего, что он не имеет права покинуть Академию в период приёма... ну... в общем, все поняли, почему Ноледы всегда в центре своих владений. Обедали в Цитадели на полигоне для испытания средств противовоздушной обороны. Там в основном бункеры и командные пункты различной степени защищённости. Цитадель вписалась, как родная. Призраки осваивают командные пункты и системы оповещения - в скором времени там будет весело, - а командный состав Академии дегустирует кровавое вино. Под лёгкий трёп лендлорда Бездны и огненное мясо с острым соусом.

Руководство Академии выразило вежливый интерес к необходимости обучения военному делу столь мирной личности. Алонсо успокоил офицеров, объяснив, что ребёнок отнюдь не ущербный. В глаз обидчику он может дать, а убивать, или калечить не будет. Это не его. Лорд Нолед прошелестел, что спутник Дани этими убеждениями не обременён и вполне способен коснуться того, кто по его мнению, представляет угрозу для хозяина.

- Змеи теней способны настраиваться на объект применения своего яда. Не говоря уже о том, что могут просто вытолкнуть противника на дорогу теней. Дааа... на дорогу...

Шелестящий голос убаюкивает... призраки тихо воют в огромном камине. Или это воет ветер? Я наплакалась и уснула в малой гостиной своих покоев в Ноледе. Алонсо принял предложение лендлорда погостить в его замке и мы с близнецами ушли туда дорогой тьмы. Малышей нёс их прадед, а муж нёс меня.

Отец ушёл в Бездну. Ушёл вместе с Антонией. Кассий Агриппа не захотел ещё раз хоронить любимую женщину. Сказал Секунду, что похорон Юлии вполне достаточно с него. Прекрасный год Антонии заканчивается. Отец полностью передал дела Сексту, как только Манлий сообщил, что благородной Антонии остался только год жизни. До этого, они с Секстом несколько лет работали вместе. И этот год... отец был на связи, помогая новому начальнику Академии. А потом... ушёл.

Перед моими глазами вспыхивает картина ртутно-тяжёлой воды озера Забвения. И Кассий Агриппа спокойно входящий в эту воду, с Антонией на руках. Мачеха прижимается лицом к его груди, отец что-то говорит ей, Антония улыбается и закрывает глаза. Воды озера смыкаются над её головой, а потом и над головой отца... Небо полыхает огнём и радугой... Чернильная тьма разливается над озером и... как будто тянет... тянет на себя эту воду. Из гладкой серебряной поверхности в чёрную высь бьёт молния. И вторая. Голос лендлорда пробивается сквозь каменную тяжесть воздуха, который я не могу вдохнуть. Как можно дышать камнем?

- Они возродятся, леди Воробышек. Бездна приняла их. Не знаю, когда, не знаю, кем, но они возродятся.

Мои лёгкие наполнились горечью. Воздух перестал быть каменным, но... он горький.

- Мы так и не успели представить ему внуков...

Алонсо взял меня за руку и тихо сказал:

- Удивительная, рано или поздно это произошло бы...

Попыталась вырвать руку, муж не стал удерживать. В результате, чуть не села на пол. Призраки хихикают в трубе. Разозлившись, повернулась к мужу - Алонсо улыбается мне, а черти в синих глазах печально вздыхают. Меня пронзила мысль, что скоро уйдёт и Алонсо. И тогда пришли слёзы. Выгнала всех из гостиной и рыдала, выплакивая всё невысказанное отцу... и Флавию... и Марию с Вителлием Флавианом. Уснула на диване. Проснулась от запаха бездновых яблок. Муж нарезал плод ломтиками, срезав сердцевину, и красиво разложил на тонкой до прозрачности фарфоровой тарелочке.

- Они действительно отращивают клыки. И прячутся в земле...

- Ты охотился на яблоки?

- Лорд Нолед был так любезен...

Шелестящий голос прервал мужа:

- Пустяки. Если леди Воробышек пожелает...

Я, по наивности, подумала, что меня возьмут поохотиться на яблоки. Отнюдь! Лорд Нолед взял на охоту малышей. Игнасио и Изельда вернулись счастливыми, и перемазанными сладким соком свежепойманных яблок. Нам с Алонсо принесли яблоко на двоих. Зигхард и Зигела более добычливы.

- У детей барона руки длиннее, леди Воробышек. И они выше ростом.

Опять мысли читает. Безобразие! Где мои хвосты?!!

Алек-старший рассмеялся шипящим смехом. Призраки заулюлюкали. Ауры детей тут же метнулись к камину - ловить новые игрушки. День явно удался.

***


Не стала задумываться - носить ли траур. В Империи флаги приспущены, значит и я девять дней хожу в патрицианском одеянии соответствующих тонов. Повелитель Маноло выразил соболезнование Императору Секунду... обычные политические танцы. Лично я, по окончании траура, с тревогой ожидаю развития событий.

И? Я хочу сказать, что?.. Император Секунд, да живёт он вечно! отправил консула Империи на гауптвахту. На две недели и один день. Классическая кара за мелкое хулиганство. По выходе оттуда, Вителлию Северу предписано сидеть в своём герцогстве, пока Император не разрешит его покинуть.

Новостные каналы молчат. Короткое сообщение об отбытии консула в отпуск и... всё. Балли прибыл к нам с визитом и открыл зеркало Бездны. Ну... я чего-то подобного и ожидала. После ухода отца, Вителлию Северу прочие - не указ. Под ЗОВ не попал только чудом. Орать на Императора не рекомендуется. Даже если он твой родной сын.

Проводив очередную патрицианку-воина, Вителлий Север явился к Секунду требовать, чтобы Император отозвал меня в Империю. Сын попытался объяснить, что не может указывать матери - бесполезно. Оскотинившийся военный устроил безобразную сцену, обозвал Императора "наглым сопляком" и вышел, не спрашивая разрешения. Отправился войска собирать. Секунд был вынужден обратиться к братьям. Общими силами родного отца скрутили и дорогой стражей отправили на гауптвахту, где и зачитали ему указ Императора.

В шоке смотрю на зятя. Похоже, консул готов развязать новую войну.

Вместо Балли мне ответил Алонсо:

- Что тебя так удивляет, Миранда? Странно, что консул сумел дождаться... кхм... свободы.

Возмутилась. При всей его дурости, Вителлий Север не способен оскорбить уходящую. Заключив свободный союз, консул будет неукоснительно соблюдать его условия. Похоже, что этот свободный союз был хмм... кажется, вместо слова "последний", принято говорить "крайний". "Крайние меры", например. Да, так вот, похоже, что других союзов Вителлий Север заключать уже не будет. Папеньки нет - принудить его некому. Секунда он не воспринимает, как авторитет в таких вопросах. И правильно, в общем, делает. Наш сын изворачивался, как уж на сковородке, и таки женился на своей чистокровной.

- Удивительная, не полыхай на меня глазами. Я всего лишь мужчина - слабое, несовершенное существо, неспособное противостоять Женщине.

Смотрю на своего хитроумного супруга, пытаясь понять что он мне наговорил, и ощущаю, как мои зрачки съезжаются к носу. Черти в синих глазах упав на мохнатые колени, молитвенно вздымают вверх когтистые лапы, постукивая хвостами в знак восхищения. Издевается.

Сахарные зубы сверкнули в улыбке, тонкие пальцы крутят отобранный у меня метательный нож... Хотела ответить поговоркой о смехе без причины, даже начала говорить: "Смех без причины - признак..." - и села на пол. Ноги перестали меня держать. Я хорошо знаю, признаком чего в нашем мире является непреходящая жизнерадостность. Алонсо осторожно поднял меня. А я, как будто оцепенела... Муж взял меня на руки и унёс в мои комнаты, приказав наполнить ванну.

Отмокаю в воде с успокаивающими эликсирами. Алонсо сидит на краю ванны и держит меня за руку.

- Миранда, не надо плакать. Ты же знала, что это время придёт.

- Почему ты отказываешься от озера Забвения, Алонсо?

Муж отстранился от меня. Он по-прежнему сидит на краю ванны и перебирает мои пальцы, но внутренне он отгородился. Вцепилась в его руку двумя своими. Наконец, мне соизволили ответить:

- Мы уже говорили об этом однажды. С тех пор ничего не изменилось.

Вытащил меня из воды, закутал в покрывало, прошёл в спальню и сел в кресло, усадив меня на колени.

- Удивительная, у нас с тобой есть год. Я не рассчитывал прожить столько и благодарен судьбе за такой подарок.

Алонсо не говорит, что своим поведением я порчу ему прекрасный год. Ни словом, ни интонацией. Стараюсь собраться с силами. Я знала, что этот год однажды наступит. Старалась не думать об этом. Надо действительно быть благодарной, хотя бы за то, что я смогу провести этот год с ним. Делаю дыхательные упражнения. Чему быть, того не миновать. Не буду портить прекрасный год сожалением и слезами. Пусть он останется прекрасным.

Алонсо заглянул мне в глаза и успокоенно улыбнулся.

***


Домики Игнасио и Изельды в точности повторяют цитадельки Зигхарда и Зигелы. То есть, являются копиями Ноледа. Алек-старший заметил, что "изменения стабилизировались". На вопросительный взгляд лорда Этана пояснил:

- Леди Воробышек уже изменилась. Теперь она должна освоиться с этим изменением. Это может занять какое-то время.

Лорд-протектор прикрыл заискрившиеся глаза, поцеловал мне руку и исчез в радуге.

- Сказать лорду, чтобы не беспокоил тебя?

Дед барона насмешливо улыбается. Посмотрела на него фирменным папулиным взглядом - улыбка стала шире.

- Лорд-протектор гость моего мужа.

- Как и я. - Лендлорд дополнил фразу, сказав то, о чём я умолчала.

Включила обзорный экран, смотрю, как дети маршируют под руководством Люциллы. Цитадельки порхают, призраки насвистывают марш легионеров. Вителлия Севера дети решили не допускать. Во избежание. Люцилла навещает нас почти каждый день, помогая малышам усвоить приёмы строевой подготовки. А иногда появляются младшие Саэльмо. Вот тогда учёба превращается в фарс. Замки пытаются куснуть цитадельки, чтобы те маршировали, как положено. Крохотные копии Ноледа поднимаются повыше и пикируют на шипящие головы Хранителей Саэльмо. Замки втягивают головы и ускользают, а призраки обидно хохочут. Призраки общаются между собой на каком-то непонятном уровне. Как в улье. Что известно одному - тут же узнают все. Деду Алека пришлось провести с ними воспитательную работу. Не все новости Бездны предназначены для детских ушей. А сплетничать призраки любят.

***


Мы живём, как жили. Алонсо весь день занимается делами - работает с Тито и Ченте. Конечно, наш первенец долгие годы самостоятельно управлялся с герцогством. Но! Под присмотром отца. А через год подстраховать детей будет некому. Ченте занимается безопасностью и у него получается. Алонсо, во всяком случае, сыном доволен. Придётся братьям страховать друг друга. Обнадёживает то, что дети могут получить помощь от стражей и бездновых зятьёв. Лорд Шауг твёрдо обещал Алонсо таковую оказать. Ну а стражи с нами в прямом родстве. Алан всегда на подхвате. Вейгар... странствует. Никак не найдёт себе место. Прадед смеётся, говоря, что надо проверить - нет ли в юном страже крови сатх. Пора странствий для змей Бездны - обязательный процесс, необходимый для взросления. Вот и наш Вейгар так же... странствует. Ага. Растёт над собой. Впрочем, если его зовут, малыш всегда приходит. Семья - это святое. Кассий Агриппа вбил это в головы своих внуков.

Об отце и Антонии никаких известий. Дядюшка Балли зарылся в архивы с целью получить ответ на мой вопрос: "возродятся ли они вместе, или забудут друг о друге". Легенды Бездны говорят разное. Менестрели уже сочинили больше сотни баллад на эту тему. Каждая из них заканчивается темой: "они возродились и жили долго и счастливо". А в сказаниях... разное. Было и такое, что они прошли мимо, не узнав друг друга. Разошлись, как в море корабли, короче.

Ежевечерне мы с мужем встречаем закат на нашей скале. Рассвет удаётся встретить нечасто - Алонсо встаёт за час до него. Ночные серенады пылают страстью. Алонсо уже не поёт о моей жестокости к нему. Только любовь, только жажда. Неутолимая... Моё сердце колотится, как будто всё в первый раз. И алая роза летит с балкона приглашением...

От консула ни слуху, ни духу. Я в тревоге. Если Вителлий Север вбил себе в голову, что может меня забрать - он не успокоится, пока не найдёт способ это сделать. Он уже стимулировал однажды переворот в науке, когда армейские "умники" восстановили методику создания границы для отдельно взятой военной базы. Смещение во времени устроить - это не кот начихал. Балли говорит, что темпоральную магию изучают на выпускном курсе Универмага.

- Моя леди, тебе следует больше доверять здравомыслию императора Секунда.

Возмущённо смотрю на лорда-протектора. Секунд наш второй сын. При всём его здравомыслии - сын. Хранитель сонно заворочался на своей площадочке. Лорд Этан сделал маааленький шаг назад. Почему они боятся Хранителя? А лорд Нолед - нет.

Ожидаю ответа на мысленный вопрос. Вместо этого, мне демонстрируют зеркало Бездны. Окончание беседы Тито и Секунда.

- Не беспокойся, брат. Я скажу отцу - он должен понять. А если нет - мы проследим, чтобы не было эксцессов. Мамин покой не будет нарушен - даю слово.

Дети раскланялись по-военному и связь прервалась. Лорд Этан счёл необходимым дать дополнительные гарантии.

- Чтобы ты не беспокоилась, скажу: консулу не удастся тебя забрать. Любая попытка приведёт вас в Саэльмо. - Жёсткие губы лорда-протектора изогнулись насмешливо. - Я не могу припомнить случая, когда сразу три лорда высокой крови накладывали заклинание поворота на одну маленькую женщину.

- В заклинаниях я ничего не понимаю. А кто третий? Ты, лорд Шауг, а ещё?

- Твой будущий зять, конечно.

Не стала спорить. Дочерей у меня много.

- Возможно. И как зовут моего будущего зятя?

- Лорд Алек, разумеется.

Вежливо улыбаясь, смотрю на пульсирующую кляксу абсолютной тьмы. Дед Алека решил предупредить о своём появлении. Но разве он высокой крови?

- Безусловно, леди Воробышек. Древняя кровь Матери - высокая по определению.

***


Вителлий Север аппелировал к мужской дружбе. Ага, и к воинской чести. Выловил барона Алека на Альмейне и уговорил провести его на Саар дорогой стражей. Дети отказались помочь папеньке. Хальзе запретила вмешиваться Бальда. После рождения близнецов, страж опасается огорчить супругу даже вздохом. Алек-старший говорит, что правнучка свирепа, как истинное Сокровище Бездны, хотя таковым не является. Плащ, во всяком случае, дочь отрастила. А барон - не смог отказать консулу. Прав был лорд Нолед, назвав его бесхребетным. Как барон Луций уговаривал барона Зигмунда я не знаю. Бароны всегда договорятся. Но факт остаётся фактом - Зигги сообщил, что прибывает с гостем.

Консул явился побитой собакой. Закрылся с Алонсо и Зигги в гостевом домике. Пьянствуют втроём. Или, как говорили в древности, "соображают на троих". Алек-младший играет с детьми. Учит их пользоваться аурой и призраками цитаделек. Цитадельки к барону ластятся - родственник. А призраки, обрадовавшись, что нашли благодарного слушателя, выложили стражу ворох бездновых новостей. Ну вот зачем барону знать, что Повелитель Мара проиграл свой гарем Повелителю Лаки? И теперь на "свободного" Повелителя открыта охота бездновых леди?

А повелитель Лаки управляет вероятностями. Так что играть с ним можно только от тааакой скуки, что впору застрелиться. Вспомнила смеющиеся изумрудные глаза... Непонятно. Я, наверное, ничего не понимаю в мужчинах. Никогда не предположила бы, что лорд Мара способен скучать. Надоел гарем лорду Маре - только и всего. Призраки шушукаются, говоря "что-то увидел Повелитель Иллюзий". Наверное, я не смогу жить в Бездне. Прорицание будущего, иллюзии, вероятности... - это не для меня.

- Моя леди, тебе не надо думать ни о чём. Я обо всём позабочусь.

Холодно смотрю на лорда-протектора. Отправить его, что ли, к прочим мужьям? Пусть пьянствует с ними и не мешает мне? Тихий смех и поцелуй руки.

- Я столько не выпью.

***


Дети восторженно вцепились в дядю Люка. Вероятно, из чувства противоречия. Вителлию Северу предоставлен гостевой дом. Консул решил отдохнуть от трудов праведных и взял отпуск. Да, - так и уведомил Императора - "с сегодняшнего дня я отдыхаю". Алонсо в шоке. Пообещал, в случае чего, предоставить ему политическое убежище. Ага, как ближайшему и дражайшему. Родственнику, в смысле.

Убедившись, что у Алонсо действительно начался прекрасный год, Вителлий Север пришёл в себя. Ко мне, без крайней необходимости, не подходит, неукоснительно соблюдая правила приличия. Пожирать меня глазами, - это не нарушение. Обедаем мы, впрочем, все вместе.

Игнасио и Изельда делают успехи в строевой подготовке. Цитадельки - тоже. Зигги навестил нас со сбежавшими из Академии близнецами и старшие цитадельки радостно маршировали с консулом. Младшие, конечно, тут же последовали примеру. Мы с мужем облегчённо вздохнули. Воздействовать на призраков даже у лорда Ноледа не всегда получается.

Он изгоняет провинившихся на нижние уровни (на родину, то есть), а Цитадель притягивает новых. И... никакого толка. Впрочем, развеивание в качестве наказания - действенно. Восстановление после него довольно болезненно. Вот и воюет Алек-старший со своим воинством.

Пока призраки не научились петь и сплетничать, всё было нормально. Сейчас же... "Зато не скучно", как оптимистически заявил Балли. Конечно, его-то призраки не беспокоят. Это мне они рассказывают пикантные новости на ушко. Я стараюсь удерживаться от смеха, но... не всегда получается. Нравы в Бездне довольно свободные. Вероятно из за того, что "детям до пятидесяти лет" позволяется абсолютно всё. Вот они и изощряются. Сечь некому.

Выходим в море вдвоём с Алонсо. Вителлий Север с детьми ждёт на берегу. Собирают ракушки и красивые камешки. Слава Богу, в этих водах нет акул. Впрочем, дядя Люк уже пообещал детям "вооот таких" зубастых рыбок. Они ждут. А за неимением акул, бегают к прадеду охотиться на яблоки. Вместе с консулом. Активный отдых, так сказать.

От Секунда пришло высочайшее разрешение на отпуск. Тито, для начала, ознакомил с ним меня. Попросила не показывать мужьям. Вителлий Север разобижен на детей. Разрешение может воспринять, как утончённое оскорбление. Алонсо... слишком правильный. Обрадуется, что консул отдыхает на законных основаниях - барон Луций вообще взбесится.

На Модене гостит не консул Империи. Отнюдь. Нашим гостем является барон Луций - друг и соратник Алонсо и барона Зигмунда. Вот так. Спрашивается, - какая разница? Не знаю. Но раз мужчинам так удобнее, - пусть развлекаются. Я помню, - много лет назад у нас с мужем гостил его племянник Маноло, а отнюдь не герцог де Осуна Тельес-Хирон.

Кстати, о герцоге. То есть, о герцогине. Милочка в недоумении - каждый год, в день начала учебного года в Академии, на подзеркальном столике в её будуаре появляется драгоценная ваза с белой розой и резная шкатулка со сладостями. И... никакой визитки. Балли, посмотрев на это великолепие, заулыбался, выразил восхищение мною и Милочкой, заморочив нам головы и... ничего не сказал. Пришлось самой думать. Доели с дочерью сладости, потом тщательно осмотрели все шкатулки и вазы. На каждой - герб Ноледов. Во всяком случае, над воротами Ноледа точно такое же изображение. Это я теперь знаю, что герб - раньше ни за что бы не поняла. Тёмная республиканка, как иногда шутит муж. Пришлось сообщить дочери, что её следующий брак уже дело решённое. И это - знак внимания со стороны мужа.

Ожидала скандала, но Милочка начала икать - пришлось отпаивать её водой. Дочь спросила только - знает ли о нашем решении Маноло. Дурацкий вопрос. Зачем Маноло это знать - когда он уйдёт, ему будет не до ревности. Должен радоваться, что о жене есть кому позаботиться. Высказала это ей, как и предостережение выбросить дурь из головы. Милочка размышляет, а я мысленно точу когти. Лорду Ноледу мало не покажется. У его будущей жены ещё много времени на обдумывание семейной жизни. Призраки радуются - Милочка им нравится.

***


Женили Зигибранда. Аве семнадцать исполнилось три года назад. Она уже обрела драконий облик. Но пока она училась, ни о какой свадьбе не могло быть и речи. А сейчас она отрабатывает контракт и Дарри весь изошёл ревностью, потому что в месте дислокации то и дело мелькают посторонние драконы. Зигибранд, конечно, морды бить не устаёт - как истинный фон Фальке, но... Но! Год назад, во избежание, скромно отпраздновали помолвку. Это лорд Этан говорит, что скромно - ибо ни одного замка не сожгли, ни один лен не уничтожили. А в этом году сыграли свадьбу.

Ну... что сказать... если бы не баронская закалка, я могла бы и не выдержать такого празднования. К счастью, мы все какое-то время жили на Альмейне. Алек-младший, вероятно, размах празднований перетащил из Бездны. Ага, - ностальгия его замучила.

Гуляли - насмерть. Каждую неделю - турнир. Через день - охота. Плюс воинские смотры - лендлорды демонстрируют Повелителям боеготовность. Конкурсов красоты, к счастью, программой не предусмотрено. Зато менестрели соревнуются, воспевая мужскую доблесть, женскую красоту и мои изобильные достоинства. Наверное, сглазить пытаются. Высказала эту мысль свату - лорд Рис захлебнулся кровавым вином. Лорд Этан осуждающе заявил:

- Моя леди... Чьи ещё достоинства здесь воспевать? Ни одна высокая дама не одарена такой плодовитостью. Более того, - именно твой облик Мать выбрала для одного из своих воплощений.

Ну да, ну да. В большом храме Мать снова предстала в моём облике. И в старокитайском платье. Шесть широченных рукавов разлетаются, подобно крыльям, когда смеющаяся девушка-Мать танцует. Высокое собрание единодушно признало это признаком особого её благоволения к молодым. Ну... жертву во всяком случае она приняла. А это самое главное. Я ещё помню панику на лицах семейства Наир, когда наследника вышвырнуло из храма.

Наследницей клана теперь признана леди Альбина. Потому что её папеньку неизвестно сколько ещё ждать из слуг Бездны. А воспитанница лорда Шауга и барона Алека вполне способна удержать поводья власти. Тем более, что дед с бабкой ещё в полной силе и о реальной власти речь не идёт. Просто, согласно традициям, в клане должен быть наследник. Или наследница. Альбина подходит идеально. Кровь соответствует, дополнительный бонус - кровь стражей. Впрочем, Нолед праправнучку своего лорда не принял. Не нравится ему примесь чужой крови. Привередничает.

Малышка Ава, оправдывая своё имя, сияет красотой и скромностью. Ага, как же, как же! А то я ни разу не видела, как она через заборы в Саарской Цитадели сигает. По обе стороны от невесты сидят... женихи. По правую руку (одесную) - Зигибранд, а по левую (ошую) - Дарри. Короче говоря: шаг вправо, шаг влево юной драконице не светит. Только вперёд. В светлое будущее.

Повелитель Лаки милостиво поздравил молодых и исчез. Повелитель Мара поднял бокал за счастье и удачу, выпил и хлобыстнул его о каменный пол. В мелкие дребезги. Все обрадовались - счастье привалило. Пока присутствующие следовали высочайшему примеру, повелитель Иллюзий испарился. Лорд Руфус остался праздновать. Скучает, наверное.

Скучать лорду-защитнику долго не пришлось. Развеселившиеся гости, включая баронов Зигмунда и Луция устроили соревнования - кто дольше удержится на л'фассе. Это такие... трудно подобрать слова. Похожи на фороксов, только раза в два больше и очень... очень дикие. Практически неприручаемые. Ну и ядовитые, а как же!

Развеселились все после дегустации укипаловки. Пять бочонков этой убойной фруктовой водки барон Зигмунд переправил лорду Рису к свадьбе. С помощью барона Алека, дороги стражей и упряжки ор'гриссов. Это такие бездновы тяжеловозы. Технология изготовления баронской водки хранится в тайне. Укипаловку ценят даже в королевских дворцах Альмейна. "Истинный нектар", "Напиток богов"... и ещё множество хвалебных эпитетов. Папеньке ежегодно отправлялся бочонок от барона Алека. Ага, как тестю. Секунд такой чести не удостоился - молод ещё, так что новый Император допивает остатки имперских запасов. Кассий Агриппа, оставив престол, не стал опустошать дворцовые погреба. Водка, конечно, не совсем подходящее название. Крепость почти как у чистого спирта. Делается укипаловка из отборных фруктов, достигших полной спелости. Такой, что их нельзя класть - переносят в руках. Сбраживают мёдом, перегоняют через особый древесный уголь, сливают "верх", опять перегоняют... и так далее и тому подобное, пока не остаётся прозрачный как слеза и густо-текучий, как свежий мёд, ароматный напиток, "нежный как детская щёчка и пьянящий, как поцелуй любимой женщины после долгой разлуки". Один глоток - и где бы ты ни находился, твоя душа попадает в сад, где ветви деревьев гнутся под тяжестью спелых плодов, а медовый аромат напояет воздух. Ты снова чист и невинен, как младенец и нет никаких забот - только радость бытия.

Вот, испробовав альмейнского нектара, гости и вспомнили о детских играх. Сначала отправились на охоту за этими самыми л'фассами. Загоняли с воздуха. Лорды Бездны - на крылатых конях, мы и стражи - на ройхах. Зигибранд, лорд Рис и Зигфаст - на драконах. Прочие драконы - сами по себе. Очень весело было. Цитадельки Зигхарда и Зигелы присоединились к загонщикам. Призраки вопили и улюлюкали - даже н'гессы шарахались, прижимая уши. Л'фассы вообще пытались залечь. Но драконы им не позволяли - пуляли огнём.

Загнали бедных птицеящеров на плоскогорье. А там их встретил Нолед. Ага, - с распростёртыми объятьями. Впервые увидела, как Цитадель перестраивается, отращивая крылья с верхними галереями и заключая их в кольцо. Безднов Колизей в действии. Кстати, не только я впервые увидела, на что способно родовое гнездо клана Нолед. Лорд Руфус неприятно сузив глаза барабанит кончиками пальцев по подлокотнику своего кресла. Не марш легионеров, конечно, но... Но! Лорд-защитник размышляет.

Что произошло такого, что глава клана демонстрирует свою силу? И это ещё не всё. Нууу... правнуков надо воспитывать. И их цитадельки тоже. Но детей в Бездне не трогают... И тут меня, как кипятком обварило. Вспомнила слова Алека-старшего о женщинах древней крови. "Все уничтожены". Лендлорд Нолед даёт понять всей Бездне, что с ним следует считаться. Если Милочка станет его женой, он сможет возродить клан. И Милочка, выносив нескольких его потомков, изменится, став сокровищем Бездны. Если выживет.

Следует подумать о расширении границ лена Ноледов. Цитадельки правнуков Алека-старшего, подрастая, найдут себе место, а призраки расчистят его в случае необходимости.

- Моя леди, ты даже более свирепа, чем сокровища Бездны.

- Я думаю о том, как защитить своих детей, лорд Этан.

Мне поцеловали кончики пальцев, прошептав:

- Твоим детям ничто не угрожает, леди Воробышек. Ничто.

Не нашлась с ответом. Лорд-протектор, чуть подождав, протянул руку, чтобы я могла на неё опереться и проводил меня к столу. Как раз очередной тост подоспел. Лорды пьют по науке - наращивая крепость напитков. Укипаловке уже не изменяют. Конечно, напившись этого эликсира, не только на л'фасса запрыгнешь. Пирующие разрумянились, голоса стали громче... Надеюсь, что не подерутся.

Небольшой отдых - соревнование менестрелей. Мужа я прибью. Не дожидаясь окончания прекрасного года. Когда один из соревнующихся запел хвалу юной невесте, Алонсо забрал у кого-то лютню и вклинился в песню, вынудив менестреля петь перекрёстным дуэтом. Получился новый свадебный жанр - одновременное воспевание невесты и свекрови. Зигги с радостным рёвом стучит кулаком по столу после каждого куплета властителя Модены. Вителлий Север смотрит на меня котовьим взглядом, улыбаясь крокодильей улыбкой. Змеи ауры барона Алека огненным обручем охватывают мои бёдра. Лорд Этан... улыбается, а призраки, завывая, повторяют особенно удачные, по их мнению, фразы. Конечно, со всеми моими мужьями одному менестрелю не тягаться. Хоть он и старался. Изобильных достоинств у меня оказалось больше. Посмотрела на хохочущих гостей, мысленно поточила когти.

Сват подхватил эстафету, предложив повторить песню и выпить за каждое перечисленное достоинство. Гости с энтузиазмом согласились. Схватила дочерей и удалилась вместе с прочими дамами, оставив мужчин развлекаться. Мысленно попросила т'хассов присмотреть за мужьями. Получила неожиданно три подтверждения: от Острозубого, от лорда Этана и от Алека-старшего. Лорд Руфус же, бросил мне ледяную мысль, что мои мужья уже взрослые, а значит сами за себя отвечают. Сволочь! А ещё опекун. Хранитель злобно шипит на лорда-защитника, вызвав усмешку у повелителей драконов и Алека-старшего. Им хорошо. - они Хранителя не опасаются.

***


Свадьба отгремела, молодые, отгуляв положенные дни увольнения, вернулись к месту службы. Зигибранд перевёлся поближе к жене. Сын уже отработал обязательный контракт и теперь мог бы вернуться домой, но Ава... Зигги-старший проявил понимание.

Время идёт неумолимо. Алонсо, как некогда Флавий, уходит спать в свои комнаты. Вителлия Севера Секунд отозвал в Империю. В приказном порядке. Так и сказал:

- Это приказ, консул. - И только тогда Вителлий Север отправился на присланный за ним императорский линкор.

А поначалу сын пытался воззвать к голосу разума и элементарной порядочности. Вителлий Север смотрел на отпрыска оловянным взглядом и повторял:

- Я в отпуске. Могу отдыхать, где пожелаю. - Раздобыл-таки Секундовское разрешение на отпуск и машет им перед лицом сына. Наконец, Секунд, не выдержав, высказал отцу всё, что он о нём думает.

- Отец, не кружи, как стервятник над герцогской семьёй. Это неприлично, пойми. Герцог де ла Модена-Новарро достойный враг, хороший друг и надёжный союзник. Дай ему уйти, отец.

Кресло в переговорной полетело в стену. Консул, побагровев, вперился в голоэкран, рыча:

- Что ты понимаешь, щенок!

И вот тогда я увидела не сына консула, а внука Кассия Агриппы. Ледяное спокойствие, окутывавшее моего отца, теперь ограждает сына. На зарвавшегося военного смотрел Император.

- Это приказ, консул. - И Вителлий Север пришёл в себя.

- Слушаюсь, мой Император. - Поворот кругом и строевым шагом консул покинул переговорный пункт.

Эту беседу я увидела уже после отбытия барона Луция. Висенте показал мне запись, прежде чем убрать её в спецхран.

***


Сегодня под утро я проснулась от звона гитарных струн. Вбежала в комнату Алонсо. Муж растерянный сидит в кресле, его гитара валяется на полу. Вспомнила, как точно так же сидел Флавий, уронивший письменный прибор. Значит... Уже всё. Всё. Моё сердце сковано льдом... Вдох... выдох... Наконец, голос повинуется мне.

- Алонсо...

Муж улыбается. Пошевелил пальцами руки, расслабленно лежащей на подлокотнике.

- Хотел спеть тебе, удивительная, - и не смог удержать гитару. Прости.

***


И опять я сидела на полу, держа мужа за руки. Смотрела в синие глаза, и заливалась слезами. Черти в глазах Алонсо рисовали мои портреты. На них я улыбалась. Я старалась изо всех сил, но... не получалось. Императору Флавию я улыбалась, а его кузену, вот, не могу. Слишком большая часть моей души занята им. И ещё я старательно подбирала слова для вопроса. Я не хотела спрашивать, но... надо. Сдавленным голосом начала:

- Алонсо...

И молчу. Ну не знаю я, как об этом говорить! Не могу. Не хочу!

- Удивительная, ты меня пугаешь. Что случилось?

Смотрю на мужа, мягко улыбающегося мне, и, плюнув на всё, начинаю говорить, не пытаясь подбирать слова.

- Алонсо, мы никогда не говорили об этом, но теперь... Если надо позаботиться о... ну... ты понимаешь... Скажи мне, пожалуйста. Я клянусь, что выполню.

- Миранда... О чём ты?

И я кидаюсь головой в омут:

- Я о женщине. Или о женщинах. Ты не думай, я не в претензии. Двадцать восемь лет, это очень много. И даже четырнадцать, - тоже много. Если надо обеспечить им комфорт и безопасность, то, пожалуйста, скажи мне. Я не буду соваться к ним, просто прослежу за тем, чтобы наш Тито выполнил обязательства семьи.

Улыбка Алонсо становится по-детски беспомощной.

- Миранда, тебе ни к чему об этом думать. Не надо, поверь мне.

Мне больно, но я всё-таки говорю.

- Алонсо, я не причиню им вреда. Я хочу выполнить свой долг по отношению к тебе. Я твоя жена и...

Опять улыбка. Насмешливая. Только смеётся мой муж, похоже, над собой. Длинные пальцы сжали мои ладони...

- Нет других женщин, Миранда. И никогда не было. Не беспокой себя.

И я поверила мужу. Поверила сразу. Но не могла остановить свой язык:

- Но... почему?!

- Потому что кабальеро должен хранить верность. Своей стране, своему роду и своей жене. Такую клятву мы приносим, становясь взрослыми.

- Двадцать восемь лет... Мне непонятно...

- У вас другие традиции, Миранда. Ваши реалии долгое время не позволяли подобного. Когда речь идёт о выживании человечества, как вида, то верность - преступление. Впрочем, нас считают холодными.

Попыталась не впасть в истерику. Холодный Алонсо! Мужчина, рядом с которым моя кровь кипит. Даже сейчас, когда мы прощаемся. Но... времени слишком мало. А вопросы множатся.

- Клятва? Ты хочешь сказать, что все наши дети клялись хранить верность?

- Кроме стражей. Клятву младших примет Алберто.

Злиться нельзя. На уходящего - нельзя. Сыну тоже не выскажешь... Муж прав, - не буду думать об этом. Мужские заморочки.

Алонсо улыбнулся мне и... пальцы его разжались. А я не могла встать. Так и смотрела на заострившиеся черты, которые даже смерть не смогла испортить, и боль разрывала моё сердце. Боль и чувство вины...

Наши сыновья подняли меня с пола, закутали в шаль и увели на женскую половину. Я не могла произнести ни слова, находясь в каком-то оцепенении. Наши дочери усадили меня в кресло и заставили выпить чашку чая. А я продолжаю погружаться во мрак. Алонсо... Мой Алонсо... Никогда больше я не загляну в синие глаза... никогда черти в них не будут дразниться... Никогда. Никогда. Никогда...

Как больно!..

Медика я к себе не подпустила. Незачем. Привела себя в порядок, переоделась в траурную одежду имперской принцессы и вернулась в комнаты мужа. Тито с тревогой посмотрел на меня, потом успокоенно кивнул и продолжил решать организационные вопросы. Мальчик абстрагируется от горя, погружаясь в дела. Что ж, не самый худший способ.

- Мама, как быть со склепом? Там до сих пор...

Я поняла о чём пытается сказать мне наш первенец. Там до сих пор прах клона.

- Оставь, как есть, Алберто. Твой отец любил море и небо. Подготовь ему место на скале. Я покажу, где.

Мы ни разу не брали с собой ни одного из наших детей. Там, куда Алонсо отнёс меня на руках в первый день моего пребывания на Модене, мы всегда были только вдвоём.

Сын хотел что-то сказать, но передумал. Почтительно склонился, выражая согласие.

А потом мы об руку с первенцем стояли в большом зале, рядом с гробом, принимая соболезнования от друзей, от врагов, от любопытствующих...

Ритуал уничтожения печати герцога Алонсо Мигеля Ксавьера Морадо де ла Модена-Новарро... И перстень с печаткой тоже уничтожен. Отныне вся документация герцогства подтверждается печатью герцога Алберто Гарсии Мигеля де ла Модена-Новарро.

Наконец, мой муж обрёл своё последнее пристанище. На нашей скале выстроена небольшая беседка. Так называемый моноптерос - круг колонн, поддерживающих крышу. И там, под плитой, в которую вплавлен его офицерский кортик, урна с его пеплом. А вокруг только небо. И вечный шум моря внизу.

***


Три недели спустя я стояла рядом с сыном в главном зале повелителя Маноло. Смотрела на пятилетнюю копию Алонсо и меня переполняла ледяная ярость. Словно со стороны я услышала свой бесстрастный голос:

- Муж сказал, что у него не было других женщин.

Женщины высоких семей Союза заулыбались сочувственно. Адвокат, сопровождающий женщину с ребёнком, произнёс мягко, как говорят с больными:

- Разумеется он сказал это. Герцог очень любил свою семью.

Барон Зигмунд, присоединившийся к нам с Алберто, взял меня за локоть. Я не стала вырывать у Зигги свою руку. Зачем?

- Мне нужны доказательства. Не повторяйте слова. Я требую генетической экспертизы.

Кто-то из дам сказал: "Хоть бы не позорилась". Маноло шевельнул пальцами. Медик повелителя шагнул к съёжившемуся ребёнку. Его обижали? Откуда такой испуг? Стоим. Ждём. Зигги шепчет:

- Принцесса, зачем тебе это? Вернись домой к близнецам. Всё уже прошло...

Вернувшийся медик объявил:

- Отцовство подтверждено. Это сын ныне покойного герцога Алонсо де ла Модена-Новарро.

Торжество на лицах адвоката и женщины... Насмешливые улыбки дам... Мужчины приняли индифферентный вид. Появились ли у меня сомнения? Ни на мгновенье. Я сказала, перекрывая голосом начавшиеся разговоры:

- Продолжай.

На недоумённый взгляд медика поясняю:

- Скажи, кто его мать.

Тишина. Нет, ТИШИНА. И возмущённый возглас пришелицы:

- Да что за издевательство! Она же помешалась от горя!

Я молча смотрю на медика.

- Такой анализ я не делал, герцогиня. Придётся подождать.

- Я не тороплюсь.

Эта тварь опять закричала:

- Я не намерена терпеть этот фарс! Пришлю номер счёта, на который будете перечислять содержание для сына герцога!

И высоко подняв голову двинулась к выходу из зала. Адвокат с извиняющейся улыбкой откланялся и пошёл вслед за своей клиенткой. Мелькание чёрных теней. Острозубый демонстрирует им клыки в радостной улыбке. Высокие семейства зашептались. Послышались торопливые шаги. Медик вбежал в зал с потрясённым выражением лица. Маноло вопросительно посмотрел на него.

- Это... это...

- Говори. Скажи нам, кто мать ребёнка.

- Матерью этого ребёнка является герцогиня Миранда де ла Модена-Новарро. И это не ребёнок. Это клон Висенте де ла Модена-Новарро - второго сына герцога Алонсо.

Прыжок Зигги, протестующий вопль адвоката:

- Повелитель обещал нам безопасность!

Киваю на вопрос в глазах Алберто. Мальчик не усомнился в отце. Алонсо воспитал хороших детей. Алберто пошептался с Маноло... Герцог Осуно де Тельес-Хирон шагнул в центр зала. Тишина. Ожидание. Маноло чётко произносит:

- Я не нарушу обещания.

Адвокат успокоился, а женщина снова начала улыбаться. Рано обрадовались. Повелитель продолжил:

- Отправить их в Империю. За клонирование брата Императора Нового Вавилона они ответят по имперским законам.

Законник хлопнулся в обморок. Грамотный. Законы знает. А женщина растерянно хлопает глазками. Отвернулась от них. Смотрю на клон своего сына, о котором все забыли. Маноло спрашивает:

- А с этим что?

А перед моими глазами окровавленные руки Вителлия Севера, разрывающие тело моего клона, простреленная голова клона Алонсо... кровь... кровь... кровь. Не хочу!

- Пусть герцог Лопе свяжется с отцом Генрихом.

- Его Святейшество очень загружен, герцогиня.

- Пусть попросит пять минут для лямбды.

Пять минут нам выделили. Исключительно из за любопытства секретарей главы Церкви. Сигма-два в белом с золотом одеянии очень импозантен. Мягкая улыбка. Глаза сияют. Преклонив колено, прошу:

- Мне нужна помощь, Ваше Святейшество.

Твёрдая рука подняла меня. Спокойный голос произнёс:

- Слушаю тебя, дочь моя.

Я быстро пересказала произошедшее. И высказала просьбу:

- Я не хочу, чтобы ребёнка уничтожили. Не знаю, есть ли у клонов душа, но я видела, что они способны любить. Пусть ребёнок уйдёт из этого мира, но останется жив. Пусть он примет постриг. У вас же есть дети-монахи?

Сигма-два задумчиво кивнул. Потом улыбнулся.

- Не ожидал от тебя такой доброты, лямбда.

- Старею, наверное.

Его Святейшество расхохотался, возвращая нас во времена юности.

- Всё шутишь. Я одобряю твоё решение. Ребёнок будет жить и учиться в монастыре. А там посмотрим, куда его направить.

- Спасибо тебе.

Прошептала, склонившись в прощальном поклоне. Пять минут прошло и секретарь нетерпеливо переминается в дверях.

Ребёнка забрали порталом. А я, вернувшись в зал приёмов попрощалась с семьёй Повелителя фразой:

- Очень плохо, Маноло, что ты поверил неизвестной авантюристке и не поверил своему дяде-герцогу.

Милочка же одарила мужа многообещающим взглядом. Мне его уже жалко. Дочь сделала закономерный вывод, что Маноло судил ситуацию по себе.

Вернувшись на Модену, содрала с себя придворное одеяние, переоделась в комбез и берцы и, вызвав платформу, отправилась в рыбацкую деревушку. Оставила платформу висеть рядом с таверной и полезла на скалу. Алонсо шёл легко, несмотря на то, что держал меня на руках. Я же практически ползу, цепляясь руками, ничего не видя перед собой. Глаза застилают слёзы. Рыдания пока удаётся сдерживать. Какая неимоверная жестокость! Вся боль утраты вернулась. Я лежала, обняв плиту, под которой покоится урна с пеплом моего мужа и рыдала. Так горько и безутешно я плакала только в первую ночь на Модене. Когда поняла, что ройх не прилетит. В ту ночь меня, обессилевшую от слёз, с крыши унёс Алонсо. А сегодня меня уносить некому и я отключилась, лёжа на каменном полу.

Лёгкий ветер с моря шепчет "Миранда". И в шёпоте этом - боль.

Меня нашли Феле и Дани. Когда я проснулась, дети сидели рядом со мной на скале, а внизу бушевал шторм. Погода... на Модене бури не редкость, но такое буйство стихий случается не чаще раза в шестьдесят лет. Я забыла о штормовом предупреждении, - было не до того. А вот Феле... Феле всегда "видит". Малыш сказал Даниэлю, что маме плохо и дети прошли ко мне дорогой теней. Если бы не Дани, я возможно не очнулась бы. А так... обморок перешёл в глубокий сон, а после пробуждения я следила, чтобы дети не подходили к краю скалы. Волны с грохотом бьют в камень, Линтвар развлекается, нарезая круги над бушующим морем, сумеречные коты недовольно фыркают,отстраняясь от брызг, а призраки тихо шушукаются за моей спиной.

***


Живу на Модене. Вителлий Север попытался меня забрать, - уговаривал Тито, что мне лучше сменить обстановку, чтобы пережить горе, но сын, как ему консул ни давил на психику, оставил решение за мной. А я решила, что вернусь в Империю, когда дети отправятся в Академию. Как раз срок вдовства окончится и приличия будут соблюдены. Не хочу сейчас думать о мужьях и браке. В моей душе - пустота. Соблюдаю распорядок дня, исполняю обязанности герцогини, - Тито пока не обзавёлся супругой, а учитывая традиции семьи Алонсо, я его не тороплю. Пусть выбирает по сердцу. Потом не переиграешь. Ребёнок успокаивает меня, говоря, что это просто - после заключения брака других женщин рассматриваешь только, как объект восхищения и защиты. Прецеденты в семье были. Не знаю... Мы слишком разные. Я всего лишь дорогая мамочка, неспособная, в благоприятный для зачатия период, противостоять инстинкту продолжения рода. К счастью, инстинкт чистокровных - мудр.

Лорд Этан, навестив Тито, выразил нам соболезнования. Поскольку высокий лорд Бездны с этикетом знаком не понаслышке, ко мне он не приближается и не заговаривает со мной. Только изысканный поклон-приветствие. Все разговоры через детей. Но роза красуется на моём подоконнике, как и раньше, демонстрируя неизменность планов лорда-протектора.

***


Явились Зигибранд с Авой и Зигфастом. Дарри и Траинн в человеческом облике, а драконы, теперь ясно видимые мною вокруг них, стучат хвостами в волнении. Хорошо, что это всего лишь аура. Иначе от герцогской резиденции мало что осталось бы - дракончики уже выросли. Что такого могло произойти?

- Мама, завтра начинаются Драконьи игры. Прошу, окажи нам честь, позволь сопровождать тебя.

Растерявшись смотрю на детей. С драконами мы теперь в родстве и не явиться на эти самые игры будет невежливо. Судя по поведению Дарри и Траинна, это что-то значимое. Идти никуда не хочется. Но, вероятно, придётся.

- А что такое "Драконьи игры", лорд Рис?

Спрашиваю, уже сидя на балконе павильона для "ну ооочень высоких гостей".

Леди Шила зло улыбнулась, а сват повернулся к нам с Зигги и начал объяснять:

- Об играх, как таковых, речь не идёт, леди Воробышек. Это древняя традиция, позволяющая... кхм... скажем так... скорректировать первый выбор.

Начинаю злиться. Шкатулку со сладостями я ещё не опустошила, а то бы уже швырнула в родственника. Зигги молча улыбается свату змеиной улыбкой. Лорд Рис счёл необходимым пояснить сказанное:

- Когда драконица взрослеет, она выбирает отца для своих детей. Если, разумеется, такового не выбрали её родители. - Между строк ясно читалось, что Дарри беспокоиться не нужно. - И если кто-либо сочтёт выбор неудачным, то он может его оспорить, доказав своё право.

- Право сильного?

Везде одно и то же. Драконы не исключение. Впрочем, насколько я поняла, лорд Бездны вообще может просто забрать жену у более слабого лорда. Как однажды сказал мой зять лорд Шауг: "Потому что я сильнее".

- Именно, леди Воробышек. Оставить потомство должен более... кхм... жизнеспособный дракон.

- Естественный отбор? И... сейчас мы будем наблюдать битву за самку? Как у волков?

Дарри и Траинн насупились, а драконы вокруг них оскалились, прижав уши. Как коты. Давно не лупила деток - распустились. Зигги рассмеялся:

- Принцесса, не пугай драконов. А то Траинн останется без невесты. Посмотрят, какая грозная у Авы свекровь и...

Траинн фыркнул и отвернулся. Вся поза детёныша ясно выражала: "Подумаешь, не очень-то и нужно!" Не готов ещё наш Зигфаст жениться. Лорд Рис молча улыбнулся.

***


Мы с Зигги сидим вместе с семейством Рис. Зигхарт с Зигелой заняли места возле прадеда. Стражей не приглашали. Это - демонстрация того, что младшие дети барона Зигмунда уже, практически, лорды Бездны. Цитадельки волнуются - подпрыгивают на перилах, ограждающих ложу. Я почти ожидала, что Алек-старший явится вместе с Ноледом. Со всеми удобствами, так сказать. Но... дед барона счёл необходимым проявить вежливость к устроителям мероприятия.

Ада и Люцилла присутствуют вместе с мужьями. Приглашения получили лорды высокой крови и лендлорды. Более мелкие благородные семейства Бездны оставлены без внимания.

Разумеется, Нонна тоже находится здесь. Вместе с леди Арнорой. И свитой ухажёров. Причём ухажёры ещё и леди Арноры. Пока свирепое Сокровище Бездны была одна, к ней не осмеливались приблизиться. А рядом с Нонной... - другое дело. Лорды подходят засвидетельствовать своё восхищение воспитанницей леди Гусс и, разумеется чисто из вежливости, делают комплименты леди Саэльмо-старшей. Тётушка Балли вежливо демонстрирует ядовитые клыки. Но лорды не отступаются. Роятся, как пчёлы.

Вообще, наблюдая за бездновым обществом, я сделала вывод, - чем более свирепа дама, тем большее восхищение она вызывает. Когда я хватаюсь за ножи, лорд Этан просто тает от восторга. Поначалу я думала, что он так издевается надо мной, но годами общаясь с бездновыми родственниками, поняла - действительно восторгается. Странно это всё.

- Это закономерно, моя леди. В отсутствие лорда замок защищает его жена. Никто не требует от дамы защиты всех владений, но родовое гнездо должно остаться... кхм... в семье.

Лорд-протектор вежливо улыбается, склоняясь к моей руке. Тяжёлая нефритовая шкатулка, которую я всё-таки швырнула (а пусть не подкрадывается!), поймана кончиками пальцев и аккуратно поставлена на низкий столик. Сладости закончились. Пора и к зрелищам перейти.

- Зрелища будут, моя леди.

Эти несколько слов мне буквально выдохнули на ушко. Отстранённо посмотрела на лорда, пренебрёгшего приличиями, и отвернулась к... арене? Где-то вдали... Безначалье. Значит, поединки, отнюдь не формальность. Настоящая битва за самку. Но как мы всё увидим? Или нам просто результат сообщат? В чём тогда интерес? Поболтать, посмотреть на общество, сладостей попробовать?..

- Зеркало Бездны покажет нам поединок, леди Воробышек. Находится вблизи... опасно даже для лордов высокой крови. Драконья магия, - непредсказуема. Если применяется самонаводящееся заклинание, - малейший сбой и... свидетелям придётся отбиваться.

- Свидетелям?

Алек-старший, потеснивший лорда Этана, как только я выразила неудовольствие его поведением, терпеливо пояснил:

- Мы приглашены, дабы засвидетельствовать результат, леди Воробышек. Если бы это были просто игры... - лорд Нолед держит паузу, я спокойно жду. - когда драконий молодняк пробует силы - здесь собираются все. Делают ставки...

Мне неинтересно. Я здесь только из вежливости и, стараясь удержаться в рамках, спрашиваю:

- А сейчас? Ставки не делаются?

- Скажем так: тотализатор не работает, но заключать пари благородным лордам не возбраняется.

Присутствующие глубокомысленно кивают. Ставки уже сделали? В смысле: пари заключили?

- Принцесса, не возмущайся.

С негодованием смотрю на барона. Зигги отвечает мне змеиной улыбкой. Холод стали в руке... Вдох... выдох... Спокойно...

Перед нами разворачивается проекция ристалища. Или это называется панорама? Не важно. Шесть претендентов оспаривают выбор прекрасной алой драконы. Или драконицы? Как правильно? Может, вообще, драконихи, как говорят в некоторых областях Альмейна?

- Правильно говорить "драконессы". - Алек старший рад помочь.

А Зигги ехидничает:

- Ты ещё "драконочкой" её назови.

Посмотрела на многотонную крылатую рептилию - вот "драконочкой" её разве только супруг назвать сможет. Хотя они, по сравнению с роскошной драконессой, - мелковаты.

- Это нормально, леди Воробышек. Женские особи благородных драконов всегда крупнее мужских.

Пожимаю плечами - нормально, значит, нормально. Лорды, вздыхая, переглядываются за моей спиной. Как будто я не вижу. Я ценю старания родственников меня отвлечь, но... Но! Моя душа застыла, оцепенев после мошенничества с клоном моего сына. Я уподобилась механической кукле - совершаю заданные программой действия и только. Вот сейчас смотрю на драконьи поединки. Из вежливости.

Алая драконесса избрала серебряного дракона. Лорд Рис сказал, что он ещё очень молод и не участвовал в поединках. Даже в соревнованиях молодняка.

- Как такое возможно? Несовершеннолетние не должны принимать участие в... дуэлях.

- Он совершеннолетний. Летать научился.

Да, летать серебряный умеет. Закладывает виражи, уклоняясь от потоков огня, которыми полосует небо его противник и... ничего не предпринимает. Не хватает решимости? Покосилась на Зигги. Барон расслабленно полулежит в кресле, прикрыв глаза. Зигги - само внимание. Муж всегда маскируется, даже приняв под свою руку владения предков. Если не знать барона, подумаешь, что ему глубоко плевать на эти... игры. На самом деле - всё с точностью до наоборот. Что углядел мой первый муж? Чего я не увидела?

Поймала себя на прогнозировании полёта серебряного дракона. Неожиданно точном прогнозировании. Дракон использует имперскую технику воздушного боя. Как такое может быть?

С этого момента, за творящимся действом я наблюдала пристально.

Удар... Земля содрогнулась. Серебряный умудрился так дезориентировать своего противника, что тот спикировал прямиком в скалу. Кусок скалы откололся и валяется вместе с проигравшим далеко внизу. Не знаю, жив ли бывший претендент на ру... лапу алой драконессы, или он уже во всех смыслах бывший. Глотнула чаю, и спросила лорда Риса:

- Почему он не пользуется магией? Не умеет, в силу молодости?

Дарри с Траинном попадали на пол. Хохочут, держась за животы. Сват с любезной улыбкой пояснил:

- Магия дракона суть воля и энергия, леди Воробышек. Драконы не учатся магии - им это ни к чему. Любой дракон - с детства архимаг.

Детёныши приняли вид скромных гениев. Сечь надо! Зигги перевёл взгляд на них и дракончики благонравно заняли место рядом со своими творцами. Если бы не барон - были бы совершенно неуправляемыми.

- И что теперь?

- Избранный продолжит доказывать своё право. Ещё поединок один на один и третий - общий.

- Все на одного?

- Именно, леди Воробышек. Но в случае общего поединка допускается вариант с добровольными помощниками. Количество поединщиков может быть равным с обеих сторон, либо меньшим со стороны избранного. Традиция регламентирует количество поединков. Поэтому, сколько бы ни оставалось претендентов, - все они доказывают своё право в общей битве. Небольшой перерыв на жеребьёвку и игры продолжатся.

Перерыв потратили на приём посетителей. Оба зятя, как и Нонна с леди Арнорой сочли своим долгом поприветствовать меня. Ада, Люцилла и Нонна изводят Аву. Поговорка "лучше два деверя, чем одна золовка" не на пустом месте придумана. Хитрые Зигибранд, Зигфаст и Дарри с Траинном отвлекают дам угощением. Пока сёстры пробуют изыски местных кулинаров, они молчат. Тётушка Балли ехидно улыбается, но тоже молчит. Внимает комплиментам, щедро расточаемым Зигги. Барон умудряется выразить своё восхищение чисто армейским языком. И, как ни странно, именно эти слова и находят отклик в душе грозной родственницы. Во всяком случае, улыбка Сокровища Бездны демонстрирует удовольствие, а не ядовитые клыки.

Но вот, наконец, жеребьёвка закончена и все лишние убрались с поля поединков. Из Безначалья, то есть. Алая драконесса заняла своё место почётной добычи (это не я сказала, это леди Арнора так шутит) и подбадривает взглядом своего серебряного дракона. И зачем они спорят? Разве недостаточно того, что она уже выбрала себе пару?

Чёрные горящие глаза уставились на меня. Хочется объявить себя несъедобной. Драконесса, как будто желает мне что-то сказать. Совсем необязательно так смотреть. Я и так уже "болею" за её избранника. Может быть потому, что он один?

Второго противника серебряный угробил так же без магии. Скоростное маневрирование, подкреплённое огнём. Высший пилотаж (ностальгически вспомнила "ловлю на шило") в драконьем исполнении вызвал у Зигги одобрительное ворчание. Дети понимающе переглянулись - им одобрения не достаётся. Отец всегда указывает на недостатки. Ну... Зигги мастер. Это даже Вителлий Север признаёт. Сквозь зубы, но признаёт, ага. Консул отличается справедливостью.

Почти ожидала увидеть его здесь, но... Гостей на этот ритуал не дозволено приглашать даже драконам. Лорды-протекторы и лендлорды здесь только со своими семьями. Мы с бароном присутствуем, вероятно, как родственники Дарри и Траинна. Типа бабули с дедулей. Или всё-таки родители? Луплю-то я детёнышей не разбирая кто сын, а кто дракон.

Перерыв. Дракон-распорядитель выкликает желающих поучаствовать в общей схватке. Четверо претендентов с одной стороны и серебряный избранник с другой. Если найдётся трое желающих, то бой будет равным. Если не найдётся... Пока желающих нет. Алая драконесса требовательно смотрит на меня. А что я? Я не могу выйти в Безначалье. Не по правилам.

- Если никто не откликнется на третий призыв, серебряному придётся биться с четвёркой соискателей.

Тишина. Не рано ли мы соблюдаем минуту молчания? Барон, сонно прикрыв глаза, пробормотал себе под нос:

- Дети, вы можете размяться. Не увлекайтесь только. Вы в этой игре не главные.

Дракончики заулыбались, блеснув клыками, и рванули наружу, перепрыгнув барьер ложи и трансформируясь в полёте. Коснулась руки Зигги, выражая согласие с его решением и благодарность. Уж очень волновались ауры-драконы вокруг Дарри и Траинна. Высший пилотаж дети изучали в Академии. Не имперский, а союзный, но в Мирах Союза скоростному маневрированию обучают так же качественно, как и в Империи. Надеюсь, справятся не хуже Серебряного.

***


Бой мне не запомнился. Я переживала за детей вместе с Зигибрандом и Зигфастом. Дарри и Траинн практически детёныши, а у претендентов имеется опыт драконьих схваток. Малышам досталось по одному противнику, а серебряному предстоит биться с двумя соискателями.

- Не волнуйся, принцесса, малыши справятся. Зря я, что ли их гонял?

Да уж, гонял их Зигги и в хвост и в гриву. До слёз доходило. Кулаками тёрли глаза, шмыгали носами и снова в бой. Учебный, но максимально приближённый к настоящему. Зато пилотирование в Академии сдали, как говорится, с полпинка.

Серебряному приходится туго, но это он, а не соискатели, ведёт рисунок боя. Я вижу, что несмотря на то, что на него наседают сразу два сильных противника, он умудряется отвести свою тройку от малышей, давая им место для манёвра. Где-то на задворках сознания появляется мысль, которую я никак не могу ухватить. Зигги откровенно забавляется, глядя на мои мысленные метания. Опять у меня всё на лице написано?

Дарри задней лапой пропорол брюхо своего противника и тот выбыл из боя. Траинн не нанёс своему противнику раны, но исхитрился швырнуть его так, что тот собственным телом сломал себе хвост. Приёмы боя без оружия, модифицировали для драконьей ипостаси папуля и Вителлий Север. И пусть кто-нибудь посмеет сказать, что дети победили не по правилам!

Распорядитель жестом изгнал их с поля поединков. Добровольцы могут помочь, но объединится с соискателем правилами игр не позволено. Что ж, дети сделали, что могли. Двое противников выбыли.

- Малыши правильно поступили, оставив своих противников в живых. Это не их бой.

Смотрю на лорда Риса, пытаясь сформулировать напрашивающийся вопрос. Лорд ответил, не дожидаясь:

- Мстить они не будут. Наоборот. Наши традиции предписывают ритуал воинского братства.

Зигги ехидничает:

- Они, конечно, сражались рядом.

Лорд Рис величественно кивает. Молча. Ну и ладно. Традиции есть традиции. Возможно, дети, действительно обзавелись побратимами. Смотрю на серебряную стрелу, в которую превратился дракон-избранник. На... две серебряных стрелы. Как такое может быть? Под когтями алой драконессы крошится камень. Она взволнованно следит за боем. Одна из стрел блёкнет - это обманка.

Магический удар и серебряный камнем обрушивается вниз на острые скалы. Все повскакали с мест, смотрят в зеркало Бездны. А в зеркале проявляются корчащееся в агонии тело одного из противников. Второй, только что торжествовавший победу уже бьётся с разорванным горлом. Всё. Бой окончен.

Страшный рёв пронзает пространство. Зигги хватает меня и закрывает собой. А над нами летит огромный яростный дракон. Летит убивать. И убивать он намерен алую драконессу. Смотрю на лорда Риса, побелевшими пальцами вцепившегося в ограждение ложи. Лорд Нолед насмешливо прошипел

- Зря он позволил сыну участвовать в играх. Зряяя...

И только теперь мы увидели настоящий драконий бой. Серебряный не оставил свою невесту в беде - кинулся наперехват, одновременно открывая портал в Безначалье. Зигги, выпустивший меня из медвежьей хватки, поинтересовался у свата:

- Как думаешь, он справится?

Лорд Рис пожал плечами. А я надеюсь, что серебряному удастся невозможное - ведь он почти в полтора раза мельче своего противника. Смотрим в радугу Бездны. Лорд Нолед комментирует для дилетантов. По проходам засновали букмекеры. Это уже не Игры и делать ставки на победителя - вполне этично. Впрочем, пока что делаются ставки на продолжительность боя. То есть - сколько минут выдержит серебряный против главы драконьей Общины, взбешённого гибелью сына.

Одно ясно: как бы ни повернулось дело - драконам придётся избирать нового главу. Нападения на драконессу, даже несостоявшегося достаточно для смещения с поста. Состояние аффекта в данном конкретном случае - только усугубляет его вину. Вождь должен в первую, вторую и прочую очередь думать о благе племени.

Скалы плавятся, свинцовые воды кипят и испаряются, рык ветра и громовой звук акустических ударов доносятся даже сюда. Серебряный бьётся насмерть. Его противнику терять уже нечего - смещённый вождь - мёртвый вождь, так что мы имеем возможность наблюдать вживую эпизод из драконьих войн глубокой древности.

Тактику боя с заведомо более сильным противником изучают в Академиях. Дарри и Траинн умудряются профессионально дополнять комментарии Алека-старшего. Их исцелившиеся побратимы смотрят на детёнышей с уважением. Ещё бы! Один уже капитан запаса, второй пока ещё лейтенант, но тоже капитаном будет. А может быть и маршалом - амбиции у младшенького дракона зашкаливают. В Академии до сих пор многие преподаватели считают, что дети Зигги и драконы - близнецы. Ну... офицерские патенты получили все четверо.

Серебряный не подпускает своего противника на расстояние удара. Маневрирует, выжидая. Но вождь - опытен и не подставляется, как молодые претенденты. Прямой схватки серебряный не выдержит, это ясно всем. Вот и кружат, пробуя магией загнать друг друга в ловушку. Вождю надо приблизиться, а серебряному - ударить наверняка, избежав ответа. Его драконесса ждёт. Уже свой постамент раскрошила когтями.

И всё-таки серебряный подставился. Противник навязал ему лобовую атаку. На таком расстоянии уйти в сторону не получится. Поставившие на проигрыш ликуют. Те немногие, кто надеялся на победу серебряного, бессильно сжимают кулаки. Мы с семьёй... выжидаем. Бой не окончен. Серебряный уже показал способность к нестандартным решениям.

Серебряный мгновенно проваливается вниз. Как будто воздух под ним стал менее плотным. Как в трясину на болоте. Но это управляемое падение. Хвост чиркнул по горлу противника и тот захлебнулся огнём и кровью. А серебряная стрела, коснувшись слабозащищённого брюха противника, выскользнула и ушла в сторону. Лорд Рис сказал, что серебряный очень молод. Но дерётся он, как ветеран бесчисленных войн. Не кинулся добивать ошеломлённого, но ещё очень и очень опасного врага. Нанёс пару ударов и ушёл в сторону. Приближаться к нему нельзя - серебряный прав. Интересно, какой урон он может нанести не приближаясь?

Яростный рёв опять пронзает пространство Безначалья. Драконы замерли, застыв в воздухе. Как у них получается замереть, не шевеля крыльями? Магия? И что они теперь намерены делать? Или они уже сражаются? Возникает ощущение, что воздух между противниками сгустился. Испытание на прочность? Чья воля сильнее?..

- Ты умеешь оценить ситуацию, леди Воробышек.

Лорд Нолед насмешливо улыбается, цитадельки Игнасио и Изельды подпрыгивают на перилах ограждения, призраки улюлюкают, подбадривая Серебряного. Когда дети умудрились просочиться в нашу ложу?.. Сидят на подлокотниках кресла барона, болтают ногами. А ведь я их в Делоне оставила. Под присмотром барона Алека. Поискала взглядом барона, не нашла. Он остался дома? И не заметил, что дети сбежали? Простого дела поручить нельзя. За детьми присмотреть не может.

Противостояние длится и длится. Напряжение сгустилось настолько, что его уже можно нарезать ломтями. Я слежу за противниками и, одновременно, за детьми, опасаясь заработать расходящееся косоглазие.

Живая тьма обрушилась на нас и схлынула, как морская волна. Призраки разразились торжествующими воплями. В Безначалье остался только один дракон - Серебряный. Куда делся бывший вождь драконов - неизвестно. Леди Арнора рычит на Алека-старшего "предупреждать надо!". Лендлорд, вежливо пришепётывая, объясняет, что не сомневался в реакции леди, но в ложе присутствуют дети, которые просто неспособны правильно оценить опасность. Смотрю по сторонам - зрители промокают слезящиеся глаза. Многие приняли боевой облик... Получается, мой будущий зять нас прикрыл? Разъярённое шипение лорда Этана подтверждает мою догадку. Что шипит лорд-протектор для меня остаётся загадкой. Запоминать буду позже. Когда язык выучу. Надо же знать, после каких слов отправлять детёнышей мыть рот с мылом.

Серебряный дракон покинул Безначалье, присоединившись к подруге. Что теперь? Свадьба?

- Теперь будет праздник, леди Воробышек. Сразу после выборов нового главы.

Подумала, что так и с голоду помереть можно. Пока все драконьи кланы придут к согласию... Лорд Этан, улыбнувшись краешком губ, успокоил меня:

- Моя леди, в данном случае торжество начнётся немедленно. Тот, кто победил самого сильного дракона, становится следующим главой.

И почему я не удивлена?.. Медового месяца у драконьей четы не будет. У правителя, как правило, нет времени на эту ерунду. Во всяком случае, у ЭТОГО правителя. Ибо, ещё до того, как серебряный дракон принял человеческий облик, я уже знала КТО теперь будет править драконьим племенем. Мать-Бездна мудра...

На мне остановился взгляд серебристо-зелёных глаз нечеловечески прекрасного мужчины. Привычное неудовольствие в холодных глазах успокаивает. Теперь всё будет хорошо... У драконов-таки точно. Человеческая ипостась алой драконицы мне так же хорошо знакома. Антония почти не изменилась. Краем глаза вижу, перепрыгнувшую барьер Нонну. И понимаю, что сама уже бегу к венценосной паре. Бегу со всех ног, позабыв об этикете и прочей шелухе. Впрочем, остановилась, как и положено, в десяти шагах от тронного пьедестала. Дарри и Траинн, обогнавшие Нонну и прочее потомство Зигги, встали рядом со ступенями.

- Теперь это наш дедушка! Вот!

А малыши, ни разу не видевшие деда, колобками вкатились на тронное место, нарушая все мыслимые и немыслимые правила. Кассий Агриппа, усадил Антонию в кресло, уселся сам и кивнул Игнасио и Изельде. Другого приглашения не потребовалось. Близнецы вскарабкались к деду на колени с восторженным лепетом. Костюм и причёску новому правителю драконьего племени придётся менять.

Папуля холодно посмотрел на толкающихся рядом с тронным местом внуков, никак не могущих решить ЧЕЙ это будет дедушка и с упрёком сказал:

- Дети...

Потомство мгновенно выстроилось по ранжиру. Вителлии Северы справа, де ла Модена-Новарро посередине, фон Фальке слева. И по старшинству. Младшие - впереди. Для фон Фальке это особенно актуально. При их богатырском росте...

***


Драконьи кланы присягнули на верность, высокие дома Бездны поздравили нового Повелителя драконов. Пора возвращаться?..

- Погости у нас, дочь.

Старательно сдерживаю слёзы благодарности. Рядом с отцом меня не достанут и я смогу... ожить. Собраться с силами. Проявлять слабость рядом с папенькой недопустимо. Кассий Агриппа этого не поймёт.

- Какое счастье, что вы вернулись!

Папуля смотрит на меня в шоке.

- Агриппина. Что это за "какое счастье"?

- Алонсо больше нет, отец... Алонсо ушёл... Ушёл навсегда.

Антония, заливаясь слезами, обняла меня и увела из под ледяного взгляда Повелителя драконов. Слабость и эмоции отец не приемлет. Есть долг. И всё остальное. Долг выше. Успокаиваюсь. Когда перед глазами живой пример, справляться с собой легче. И с детьми. Теперь снова можно угрожать им, говоря: "дедушка будет огорчён". На фон Фальке только это и действует. Кроме самого барона, конечно.

***


Живу на территории драконов. По закону "драконьих игр" отец унаследовал имущество побеждённых. Так что у Кассия Агриппы теперь четыре поместья, включая резиденцию Повелителя драконов. Они, правда, называют его просто "главой". Но это скоро изменится. Папуля - Повелитель. И никак иначе.

Антония потихоньку прибирает к рукам все текущие дела. Патриции всегда занимались глобальными проблемами, а патрицианки обеспечивали им комфортное существование - волокли на себе воз остальных забот. Став драконессой, Антония не изменилась. Ну... почти. Она не бесплодна более и когда представители драконьих кланов потребовали (!), чтобы Кассий Агриппа взял в свой гарем по драконессе от каждого, папуля... задумался. Он всегда уважал традиции. Я тоже задумалась: они устраивают поединки, оспаривая первый выбор драконесс, и тут же уменьшают количество "невест", отправляя их правителю. Странно.

Долго думать папуле, впрочем, не пришлось. Глаза Антонии полыхнули пурпуром и аура драконессы начала проявляться, формируя новый облик. Папенька тут же исполнился решимости и сказал твёрдое "нет". Патрицианская выучка взяла верх над драконьей ипостасью и Антония, вежливо улыбаясь, выпроводила "послов". Похоже, папенькины походы налево... кхм... в Резервацию - закончились. Антония не подпустит к мужу ни драконесс, ни прочих сокровищ Бездны. И правильно! Нечего увеличивать поголовье других кланов, надо о своём думать.

***


Появились внуки. Мои дети, то есть. Папулины сыны не показываются. Не иначе, опасаются, что их на задворки Бездны загонят. Вителлии Северы излучают счастье. Дед-дракон не у каждого есть! Консул произнёс прочувствованную речь, приветствуя возвращение Кассия Агриппы. А по окончании приёма, заявил мне:

- Собирайся, кариссима, мы возвращаемся домой.

Дети смотрят с ожиданием, папенька... наблюдает. Не стала швыряться ножами, как ни хотелось. Холодно ответила, что когда провожу Игнасио и Изельду в Академию, тогда и соберусь. Папенька задумчиво кивнул. Вителлий Север полыхнул глазами, но сдержался. Это не на Секунда орать. Кассий Агриппа и не будучи драконом укрощал своего консула взглядом.

Лорд Этан, ненавязчиво присутствующий на всех приёмах, задумчиво разглядывает Вителлия Севера. О чём думает лорд-протектор?..

Искрящиеся зелёно-карие глаза, насмешливая улыбка, скользящее движение ко мне и поцелуй руки.

- Моя леди, буду счастлив увидеть тебя снова.

Изысканное прощание с драконьей четой, шаг в радугу... Папуля насмешливо улыбается своему любимому ученику. Без слов.

Долго рассиживаться у папули мне не пришлось... Дитер и Дагмар явились за мной с застывшими лицами. Сердце закололо... Вдох... выдох... простилась с отцом и Антонией и шагнула на дорогу стражей.

Мы на Рапалле. В охотничьем домике. Зигги сидит в кресле из морёного дуба, сжимая и разжимая пальцы на подлокотниках. Все дети вокруг барона. В комнате запах... я знаю, что яд некоторых тварей способен вызвать ускоренное разложение тканей. Зигела разбросала по полу пахучие листья. Стало полегче. Стараясь говорить ровно, спросила:

- Где Даниэль?

Хочется топать ногами и орать. Какого... притащили меня, когда надо было тащить сюда Дани. Зигфрид посмотрел на меня несчастными глазами и сказал:

- Отец запретил.

Зло улыбнулась своему первенцу от Зигги и... хриплый голос прорычал мне:

- Я, пока ещё, твой муж, принцесса. Я запрещаю вызывать Целителя. Ты поняла меня, жена?

Почувствовала боль в пальцах, с усилием расцепила стиснутые руки...

- Почему, Зигмунд? Дани...

Змеиная улыбка вернула в прошлое... Альмейн и бешеный Зигги.

- Дани не сможет исцелить от старости, принцесса. А значит и незачем беспокоить ребёнка.

- Но Зигмунд!..

Муж молча смотрит на тень от листьев, шевелящуюся на полу комнаты. Опять стиснула руки, чтобы не начать его трясти, выкрикивая слова, за которые отправляю детей мыть рот с мылом. Яд заживо разлагает его тело, барон испытывает дикую боль и... пережидает приступ, чтобы никто не подумал, что есть что-то такое, что не может преодолеть бешеный Зигги. Убью! Хриплый голос ответил мне:

- Я уже почти год прохожу облегчённый маршрут, принцесса.

Рычу на мужа. От бессилия рычу:

- Зигмунд! Твой облегчённый маршрут офицеры Союза и Империи проходят только на курсах повышения квалификации. При аттестации на высший уровень!

На лице барона холодное равнодушие. Конечно! Он уже всё решил! И загнётся, превратившись в... Не хочу!!!

- Что произошло, Зигги?

Очередной сеанс наблюдения за тенями... Отрешённый ответ:

- Я не смог убить тварь. Она... изменилась. Успела первой.

Мой позвоночник заледенел. Я знаю, какие твари способны изменяться. Но это потом. Сейчас - Зигги.

- Ты позволишь помочь...

Бешенство в змеином взгляде. Я уже знаю, что муж не позволит дать ему лёгкую смерть. Зигмунд фон Фальке примет ту, которая за ним пришла.

Очередная порция резко пахнущих листьев. Я стою на коленях возле кресла мужа, вцепившись в его пальцы. По щекам текут слёзы, но мой голос не дрожит:

- Они ответят, Зигги, клянусь тебе! Они ответят!

Барон отвёл взгляд от движущихся теней и посмотрел на меня насмешливо:

- Я запретил детям мстить, принцесса.

Благодарно припала щекой к мужниной руке. Это моё дело! ТАКОГО убийства я не прощу!

- Принцесса... Женщины, становясь жёнами, перестают понимать... Мужчине нужна подруга. Я щедро платил им... Их было... не важно. Жена... жена - одна.

Возмутилась. Зигги уже выбросил из головы и Лолу и Берту?.. Молчу. Что толку? Теперь?

Змеиная улыбка и очередное рассматривание теней.

- В твоём мире есть конкубины. Все прочие, родившие мне детей, были конкубинами. Венчание возможно лишь однажды. Поняла, принцесса?

- Тогда зачем ты...

- Лола сама выбрала свой путь. Я предлагал ей поместье в долине. За всё надо платить.

- Кому много дано, с того много и спросится...

Змеиная улыбка и хриплый шёпот:

- Умная принцесса...

Больше мы не говорили ни о чём. Смотрели в глаза друг другу, пока сердце моего мужа не остановилось. А Зигела разбрасывала и разбрасывала листья, которые приносил Зигхард.

***


Барона хоронили согласно древним традициям. Ладья из цельного кедра, заполненная мёдом и миррой, фламберг барона отплывает вместе с ним, как и его знамя. Над Цитаделью сейчас реют траурные флаги. Включая имперский.

Конечно, "отплывает" погребальная ладья символически. На родовом кладбище установлен помост из кипарисовых брёвен. На этом помосте и стоит последний корабль барона. Усадить тело, согласно обычаю, никто бы не смог. После действия яда бездновой твари костей не осталось. "Тело" запаковано в погребальные пелены, пропитанные бальзамическими смолами до герметичности. На месте лица - погребальная маска червонного золота.

Я, вогнав себя в транс, повторяю мысленно "они ответят". А недремлющая часть меня продолжает отслеживать ситуацию. Явление Берты, попытавшейся устроить сцену с криком и плачем, и затихшей испуганно после слов Людвига, что он выполнит её пожелание "похороните меня вместе с ним".... Барон Алек, в кои-то веки, не касающийся меня своей аурой... Барон Луций, оттёртый от меня к Алеку детьми Зигмунда... Папенька с Антонией, отправившие ко мне Аву. Юная драконесса жалостно вздыхает рядом, не осмеливаясь заговорить со мной.

Протягивая руку к боевому луку, почти ожидала всплеска возмущения от барона Людвига. Сын Зигги уже высказался по поводу того, что женщинам запрещено творить месть. Зигфрид... промолчал, одарив брата фирменным змеиным взглядом. Людвиг прокусил губу, но сдержался. И то сказать - распоряжение отца он слышал, как и все его братья и сёстры. Хорошо, хоть маменьку свою угомонил. Берта умудрилась и сына до белого каления довести.

"Окунаю" наконечник стрелы в пламя факела. Выстрел. Горящая стрела вонзается сверху в сложенные "домиком" щепки драгоценного сандала. Луки в руках у детей барона натягиваются слаженным движением. Пламя... выстрел... стрелы вонзаются в очередные "домики".

Эмме лук в руки не дали. Людвиг качнул головой, запрещая. Дочь Зигги не настолько хорошо стреляет, чтобы доверить ей традиционное прощание. Поэтому, Эмма фон Фальке просто тихо стоит рядом с братом, перебирая тонкими пальцами чётки камфарного дерева.

Жар... марево горячего воздуха над погребальным костром. Пылающая ладья плывёт по волнам огня. Зигмунд фон Фальке уходит в последнее плавание. Завтра, когда остынут угли, дети-стражи соберут пепел отца и захоронят в озере Забвения... Они упрямы, дети Зигги. Надеются вернуть отца. Барон Алек молчит. Не обнадёживает, но и не лишает надежды. Наверное и сам не знает, возможно ли возвращение.

Мне предстоит выдержать ритуал уничтожения печатей, а потом я удалюсь для прощания, согласно традициям чистокровных. Слишком многое пришлось утратить за короткий срок... Сорок дней в абсолютной темноте и безмолвии. На родниковой воде. Сорок дней, чтобы вспомнить и забыть. Сорок дней, чтобы преобразовать потерю в источник силы. И, после возвращения, ещё сорок дней - восстановиться до нормы.

Мне нужно время, чтобы проанализировать случившееся и ничего не упустить. Я не надеюсь получить готовое решение, - слишком много факторов. Но я, хотя бы, смогу "разложить по полочкам" исходные данные.

А после этого я займусь поисками. Месть - это деликатес, который приобретает изысканный вкус, лишь будучи холодным.

***


В Резервации "обретение себя" проходит в специальном месте. Там поддерживается свежий воздух, а вода в бассейне из сложенных чашей ладоней Дающей миру жизнь подогрета до температуры тела "обретающей себя". Так, что кажется, что ты паришь в невесомости. И, разумеется, темнота и тишина. Такая тишина, что случайный всплеск воды во время плавания кажется кощунством.

Но в Резервацию для меня возврата нет. Я более не эталонная чистокровная линии лямбда. Да и Хранитель... куда мне девать малыша Лале?

Поэтому, отправилась в Бездну. Я не умею открывать радужный портал, подумывала попросить кого-нибудь из зятьёв, или Че. Но Мать-Бездна сама открыла мне дорогу, как перед родами. Только на этот раз не в маленький храм в саду, а куда-то во тьму и безвременье. Страха во мне нет - разве Мать обидит своё дитя? Матери лучше знать ЧТО нужно ребёнку. Тьма "улыбнулась" и... поглотила меня.

Отрешившись от всего я вернулась в далёкое прошлое. Я снова шла по дорогам Альмейна, пряталась поблизости от ночных костров, слушая разговоры, песни и истории, сидела в общей камере городской тюрьмы, сопровождала только что вылупившихся птенцов ройхов, стояла на скалистой площадке в предгорьях и Зигги утирал счастливые слёзы, говоря, что нам предстоит быть дичью на баронской охоте. Я молча гуляла с Зигги по замковому саду и снова спотыкалась от его фразы: "Ты умеешь мыслить логически, принцесса". Я опять шла по лабиринту, ведя обратный отсчёт. И плакала, стиснутая руками Зигги, совсем чуть-чуть не успев выбраться из лабиринта до конца охоты. А потом бежала за ним по разным уровням, с трудом избегая ловушек. И снова Зигги задвигал меня за спину, один против всех, говоря: "Не трясись, принцесса, прорвёмся"...

Я перебирала воспоминания. От давних к поздним. Перебирала, как драгоценный жемчуг, рассматривая со всех сторон и снова укладывая в шкатулку памяти. Жемчужину за жемчужиной. И когда я заново смотрела на огненный корабль, в моей душе уже не было боли. Память... память осталась. Но я простилась с Зигмундом фон Фальке. Осталось отдать долг крови.

Возможно, мне следовало проститься и с Алонсо, но я не смогла. Я... не стала вызывать ЭТИ воспоминания. Дани приглушил их и я боюсь. Боюсь сорвать присохший бинт с раны. Не сейчас. Пока мне слышится в шёпоте ветра "Миранда", я не буду прощаться с мужем.

***


Спустя восемьдесят дней я отправилась на Альмейн. В замок барона Людвига. Игнасио и Изельда оставлены в Делоне, а для меня Алек испросил аудиенции. Барон, правда, предложил вызвать Людвига в Делон, но я отказалась. Алек, конечно, всё равно узнает о чём мы разговаривали с сыном барона Зигмунда, но всё-таки этот разговор лучше вести без свидетелей.

- И ты не побоялась явиться сюда одна со своими обвинениями?

- Это твои слова, Людвиг. Я, всего лишь, спросила, по какому поводу Берта в тот день общалась с бароном.

Сын Берты с текучей грацией, привитой в Академии, скользнул ко мне. Не сдвинувшись с места спокойно ожидаю ответа на свой вопрос. С кривой усмешкой красавец-барон спросил:

- А почему ты решила, что мать разговаривала с бароном?

Хотела одёрнуть мальчишку, чтобы не строил из себя дурака, но потом подумала, что это мне, женщине, ясно, а мужчина мог и не сопоставить очевидные факты. Потому - просто ответила.

- Твой отец не охотился на Рапалле в одиночку. Он должен был дойти до исступления, чтобы презреть опасность. - Выставила ладонь на пути ярости полыхнувшей в чёрных глазах стройного блондина. - Зигмунд не был трусом. Но не был и самоубийцей. Разгневавшего его мужчину барон вызвал бы на поединок и убил. А он отправился охотиться. Значит, он беседовал с женщиной.

Людвиг фон Фальке отшатнулся от меня, сжав кулаки и стиснув зубы. Вцепился руками в парапет смотровой площадки и долго стоял, глядя вдаль. Потом тихо сказал:

- Мать решила, что может вернуться к отцу. Барон был против. Они... долго беседовали.

Я представила, ЧТО это была за беседа. Рыдания и заламываение тонких рук... Как раз то, что способно вогнать Зигги в амок. А Людвиг так же тихо продолжил.

- Я пытался отговорить её от этого. Не знаю, что на неё нашло...

Тревожный колокольчик зазвенел на грани слышимости. Надо поговорить с лордом Алеком-старшим. Я думаю, что телепат вполне способен внушить определённую мысль... Особенно, если эта мысль и так мелькала периодически. Зигги напугал Берту традициями баронств, а кто-то мог снова сделать мысль о возвращении привлекательной. И обеспечить присутствие Зигги в нужное время в нужном месте. Осталось узнать, кто это такой предусмотрительный.

- Благодарю, барон Людвиг, что согласился поговорить со мной. Необходимости предавать нашу беседу огласке я не вижу.

- Если уж ты смогла сложить два и два... Я скажу матери, чтобы сидела в замке.

- Ты не думал о том, чтобы выдать её замуж?

- Исключено. По законам баронств я не смогу её защитить.

- А в низинах? Или... в каганатах?

Попрощалась с задумавшимся Людвигом и вернулась в Делон, попутно размышляя, что в гареме любого кагана Берту быстро научили бы хорошим манерам.

***


Они ответили. Даже те, кто был, что называется "ни сном, ни духом". Тьма взыскала долг крови.

Красивые слова, которые напишут в хрониках...

На самом деле, всё решили моя злость и беспомощность. Выяснить, кто виноват в смерти Зигги труда не составило. Достаточно было поразмыслить и задать вопрос в лоб.

Смерть моего мужа была показательной. Ибо, наличие у меня человеческих мужей оскорбляет лордов Бездны. И если Алонсо дали уйти, чтобы не восстанавливать против себя лорда Шауга - читай, Аду - то дожидаться смерти барона фон Фальке сочли излишним. И обставили его гибель, как предупреждение.

Один из преданных вассалов моего безднового мужа решил послужить сюзерену, одновременно продемонстрировав мне моё, по их мнению, место в жизни лорда-протектора.

Ага, так и заявил мне, нагло улыбаясь:

- В гареме тебе будет хорошо. Спокойно и безопасно. А родишь господину наследника, получишь, согласно обычаю, отдельное поместье.

Отслеживая ожидающую тишину, установившуюся после этих слов, я осознала, что не только месть за убийство мужа предстоит мне. Нет! Я должна доказать всем этим бездновым отродьям своё право на свободу. Доказать так, чтобы впоследствии никто в этом моём праве не усомнился.

И? Что мне делать? Лорд Этан уже объявил, что наказывать преданного вассала за излишнее рвение он не намерен.

- Ты был гостем барона, лорд.

Единственный упрёк, который я могла позволить, пропущен мимо ушей. Мой муж уже распланировал моё будущее. А ведь сейчас решается не только моя судьба. Решается жить, или умереть Вителлию Северу. Консул не откажется от брака. А это значит, что его убийство - вопрос времени. Очень недолгого. Если Зигги лорд Этан убить своими руками не мог, то расправа с Вителлием Севером доставит ему удовольствие.

Отец вмешиваться не будет. Мы все уже взрослые. И Кассию Агриппе не до нас. Папенька занят драконьей государственностью. Моей жизни и здоровью ничто не угрожает, а отец всегда считал, что этого совершенно достаточно. Каково мне будет в гареме, папуля не задумывается. Не нравится перспектива? Решай вопрос самостоятельно!

Всё самой придётся делать! Понять бы только, что конкретно. Похоже, что ничего я сделать и не смогу. Сама. И мне дали время это осознать. А теперь, эта безднова сволочь любезно скалится:

- Это Бездна, деточка. Здесь выживает достойный.

Ну... вот. Прямое оскорбление. Ярость и отчаяние захлестнули меня с головой. Горло стиснул спазм, в глазах потемнело и... Волны тьмы дарят прохладу и покой. Похоже, я так сроднилась с тьмой за почти шестинедельное в ней пребывание, что машинально нырнула в неё, как в единственно безопасное место. Туда, где нет никого, кроме меня.

Окрик отца "Агриппина!" хлестнул кнутом, вырывая меня на поверхность. Щурясь от неожиданно яркого света, наблюдаю фантасмагорические фигуры лендлордов в боевой ипостаси.

- Да, кариссима... не ту даму твой зять назвал грозной.

Леди Арнора острозубо улыбается свойственнику. Уже не любит Вителлия Севера. Я поглаживаю возмущённого Хранителя, который мстительно покалывает меня шипами. Малыш испугался. А я никак не приду в себя, находясь в состоянии тихого обалдения. Лендлорды сбрасывают поспешно принятый боевой облик. Лорды-протекторы индифферентно разглядывают нашу маленькую группу. Повелитель Лаки смотрит с холодным неудовольствием, а повелитель Мара, закинув длинные ноги на подлокотник трона, весело мне подмигивает - "Прорвёмся", как сказал бы Зигги. Лорд-защитник... размышляет. Шелестящий голос произнёс:

- Вот поэтому всех женщин древней крови уничтожили, леди Воробышек.

Смотрю на будущего зятя и мысленно говорю, что если меня попытаются уничтожить, им мало не покажется. Я в своём праве. Лорд тронул мою семью. Чёрные волны кружат рядом, только руку протяни, - готовые окутать, успокоить, защитить... Снова голос отца... резкий:

- Агриппина!

И шипы Лале. Боль помогает вынырнуть из тьмы. Протягиваю ладонь к малышу, стараюсь аурой успокоить его. Пытаюсь объяснить, что не хотела его пугать. Обещаю, что постараюсь научиться контролировать тьму. Малыш засомневался, а потом вырастил на кончике побега белую розу и протянул мне. Мир заключён.

- Леди Этан неподражаема. Напугать собственного Хранителя, - не каждая сумеет.

Насмешливо сощурившиеся изумрудные глаза. Вроде бы, Повелитель не гневается. Но своего решения высокий лорд Мара ещё не высказал. А вот лорд Руфус уже сообщил, что по законам, принятым в Бездне, мне грозит смертная казнь. Удержала тьму в себе. Хранитель благодарно погладил меня листьями. Придётся мне тренироваться. Малыш боится Тьму. Я и сама, увидев последствия, опасаюсь. Уж больно легко всё получилось. Практически без моего вмешательства.

- Это никуда не годное оправдание, леди.

- Совсем недавно, я была "дитя моё".

Клыков у меня ещё нет, но улыбаюсь я лорду Руфусу многообещающе. Клыков нет, хвостов нет, плаща - и того нет. А Тьма есть. Интересно, как она проявляется внешне? Я себя не вижу в этот момент. Меня накрыло тьмой и успокаивающей прохладой, а вынырнула я, повинуясь окрику отца и шипам Хранителя. Может быть, чёрная сеть, как у лорда Ноледа?

Шипящий смех лорда кружит по залу приёмов.

- Ничего похожего, леди Воробышек. Когда освоишься с Тьмой, сама увидишь.

Лорд Мара плавно встал с трона.

- Лендлорду Ноледу следует научить леди Этан управляться с наследием крови. Повторения сегодняшнего инцидента быть не должно.

- Но мой Повелитель! Уничтожен весь клан...

Повелитель Мара весело улыбнулся лорду-защитнику и доверительно сказал:

- Я бы тоже уничтожил. И Лаки. И... только не говори, дядюшка, что ты сам не сделал бы то же самое.

Лорд полыхнул ярко-голубыми глазами. Пригнулась, ожидая гравитационного удара. Однако, лорд-опекун ограничился сакраментальной фразой:

- Я, - это другое дело.

Холодно смотрю на высокого лорда Бездны. По законам Империи, я имела право применить к лорду ЗОВ. Может быть, Тьма "услышала" это в моих мыслях?

- Здесь не Империя, леди Этан.

Не стала отвечать. Повелитель своё решение высказал. И вообще, все уже заняты сплетнями. Тьма забрала, в числе прочих, наследников двух других кланов. А Тьма не ошибается. Дед барона Алека, скользнув ко мне, весело прошелестел, что пока все заняты мыслями о предстоящих бракоразводных процессах, нам пора покинуть высокое собрание. И, дождавшись разрешающего кивка папули, утянул меня в Нолед. Учиться управляться с наследием крови. Вредничаю:

- Откуда у меня может быть это наследие?

- Леди Воробышек, не говори глупостей. Ты менялась ещё до вашей встречи с Мохри Этаном. Брак по древним обычаям Матери притормозил эти изменения. Но они уже были необратимыми.

- Притормозил? Не ускорил? - Удивилась, подумав, что Алек-старший оговорился.

- Именно. Твой брак с лордом-протектором дал толчок к перерождению. Хммм... обретению новых способностей.

Появилась надежда на обретение хвостов. Лорд Алек шипяще рассмеялся. А наглые призраки запели весёлую песенку о моих изобильных достоинствах. Точнее, об изобилии моих достоинств.

***


Первым делом в Ноледе я отправилась в храм Матери. Геноцида я не планировала, что бы я ни заявляла об этом "имеющим уши". Лорд Алек успокаивал меня, пришепётывая, что никому до этого мелкопоместного клана нет никакого дела, и что лорд-протектор всё равно устроил бы показательное наказание за оскорбление его жены. Меня, то есть. Не знаю, не знаю. Я, конечно, сообразила, что меня пытаются выбить из равновесия, но... Но! Вителлий Север, например, даже папеньке не позволял на меня орать. Бесить меня муж считает исключительно своей прерогативой. А лорд-протектор молча наблюдал, как один из его вассалов называет меня "деточкой". Нужен ли мне такой муж?..

- Брак по древним обрядам Матери не может быть аннулирован, леди Воробышек. Говорю прямо и сразу, чтобы у тебя не возникало лишних мыслей.

Возмущённо смотрю на древнего лорда.

- Брак пока ещё браком не является.

Алек-старший, вальяжно махнув тонкокостной кистью, успокоил меня:

- Это ненадолго. Ты меняешься и Мохри не придётся мучиться ожиданием.

Надулась, как мышь на крупу:

- Я так и вижу его мучения. В гареме. Среди редчайших красавиц. - Подозрительно сощурившись, поинтересовалась: - А сколько красавиц в твоём гареме?

Хитрый безднов лорд гордо ответил:

- Все.

Не выдержав, рассмеялась. Придётся Милочке разбираться с этим самостоятельно. Дочь столько времени является женой Повелителя Миров Союза, что как-нибудь справится. А в храм Матери я всё-таки пошла. Это Алек-старший может махать ручкой, говоря "мелкопоместный клан", а для Матери важны все её дети. Я сама мать и знаю это совершенно точно.

Стоя на ладони Матери и открыв ей свою душу, я была готова заняться селекцией бездновых лордов. В конце концов, технология восстановления генетической линии в Резервации отработана. А переработать методику "с учётом интересов" - проблем не составит. Времени в Бездне достаточно. Но Мать сообщила, что когда ей понадобится восстановить кого-либо, она обойдётся и без меня. Ну... устыдилась. Не своего предложения, а своей слабости. Если бы я не растерялась, то обошлась бы ножами. Я так привыкла, что нахожусь ЗА мужьями, что наглость этого мерзавца выбила меня из колеи и я позорно сбежала во Тьму. Как говорят мои рыжие внуки - "слила конфликт". За это я тоже спрошу с лорда Этана.

Впрочем, от ножей толку мало. При их-то способности к регенерации. А Тьма напугала лендлордов настолько, что они приняли боевой облик. Помог бы он им?..

Вопросы... вопросы. Мать отпустила меня, благосклонно приняв подношение кровью. Общение с Бездной помогло мне осознать причину совершённого мной. Буду совершенствоваться. Ага, пока хвосты не отрастут. Потом начну просто бить хвостом по голове. Всех. Начиная с мужей.

- Какая пугающая перспектива, моя леди.

Не Цитадель, а проходной двор. Шляются все кому не лень.

Стараюсь мыслить отчётливо, чтобы не оставалось сомнений. Отвернулась от лорда-протектора и направилась в свои комнаты.

Лорд Этан игнорировать себя не позволил. Первый шаг я сделала в Ноледе, а второй привёл меня на огромное поле цветущих роз. Густо-багровые цветы на двухметровых стеблях приветливо шелестят. Лале перебрался со своей площадочки мне на плечо, затем скатился с него и пошёл знакомиться. Я упорно не поворачиваюсь к мужу. О чём нам разговаривать?

- Хотя бы о твоей поспешности, моя леди. Ты, жена лорда-протектора, ведёшь себя как наёмница.

В ярости поворачиваюсь и... натыкаюсь на спокойный, властный взгляд зелёно-карих глаз. Искры... где-то на самом дне. Муж серьёзен.

- Собственноручно расправившись с оскорбившим тебя лордом, ты продемонстрировала, что не видишь защитника среди окружающих тебя. Ваши мужчины, возможно, привыкли к подобному отношению. Что такое "дорогая мамочка", кстати?

Подумала, что первый удар хвостом получит Вителлий Север. Лорд Этан насмешливо улыбнулся. Рано радуется. Вежливо оскалившись, спросила:

- Мне следовало выслушать речь целиком? И просить защиты у каждого из присутствующих? Начиная с лорда-Повелителя (Помнить! Помнить, что назвать имя, значит, позвать.)? Или, чтобы не оскорбить присутствующих, следовало просить защиты у...

- Тебе вообще не следовало его слушать, леди Воробышек. Ты выяснила, что хотела, остальное должна была передать в мои руки.

Сорвалась на крик. К чёрту этикет!

- Ты сказал, что не намерен его наказывать за самоуправство!

Бесстрастный (Ох и тяжело мне с ним будет общаться! Как с папулей.) ответ:

- За самоуправство - нет. За то, что ты расстроилась - да.

Молчу. Всё уже сделано, - разговаривать не о чем.

- Твоя... хммм... жена твоего отца сделала мне замечание. Ты ведёшь себя так потому, что не чувствуешь себя моей женой. Я не подумал об этом...

- Я ещё не изменилась. Ты сам сказал...

Давняя обида, всё-таки, прорвалась в голосе. Почему бы и не подождать, если под рукой всегда есть готовые к услугам наложницы редчайшей красоты.

Ленивая усмешка приподняла уголки жёстких губ. Холод стали в руке... искорки, поднимающиеся со дна зелёно-карих глаз... шаг вперёд... земля, ушедшая из под ног... сильные руки, подхватившие меня, отобрав нож... возмущённое шипение Лале, вывалившегося из радуги следом за нами.

- Комнаты хозяйки замка.

Выдираюсь из наглых рук. Меня осторожно ставят на пол. Разозлившись, потребовала:

- Верни меня обратно.

Муж мягко, как будто разговаривает с ребенком, сказал:

- Тебе лучше жить здесь, моя леди. Лорд Нолед сможет посещать тебя. Я распоряжусь.

- Ты не понимаешь. Срок вдовства ещё не истёк. Я могу быть либо у отца, либо на Сааре.

Лорд Этан вежливо кивнул, демонстрируя внимание. Оглядываюсь в поисках посуды. Муж, отобрав у меня статуэтку из какого-то камня, соблаговолил ответить:

- Твой благородный отец сейчас занят своими новыми обязанностями. И он слишком привык использовать тебя. Поэтому, при всём уважении к Кассию Агриппе, жить в его доме ты не будешь. А на Сааре тебе делать нечего. Твоим детям надо жить своей жизнью, а не тратить время и силы на твою охрану.

- Я могу пожить у зятьёв.

Муж, изысканно склонившись к моей руке, интимно прошептал:

- Они мне этого не простят.

И вот вроде бы он мне только руку поцеловал. А ощущаю я этот поцелуй... везде. И взгляд лорда шальной и умоляющий, и... мы женаты перед Бездной, и...

Вырвала у обнаглевшего мужа свою руку. Слов не понимает! Холод стали в руке... разочарованный вздох...

Не стала приближаться. Знаю я эти шутки.

- Твои дети могут находиться рядом с тобой. - Насмешливая улыбка... - Приличия будут соблюдены.

Он издевается? Как приличия будут соблюдены, если я до окончания срока вдовства поселюсь в доме другого мужа? И вообще: через неделю провожу близнецов в Академию и придётся ещё и от Вителлия Севера отбиваться. Страшная мысль заставила оцепенеть: а вдруг кто-нибудь решит, что консул достаточно пожил на этом свете. И не кто-нибудь, а конкретно присутствующий здесь лорд-протектор.

- Успокойся, моя леди. Я не стану убивать твоего мужа. - Издевательская усмешка. - Я награжу и возвеличу его.

- Вителлий Север взяток не берёт.

- А это не взятка, леди Воробышек. Это испытание.

Лорд Этан очень зол. И злость эта пробивается сквозь доброжелательную любезность, с которой муж разговаривает с женщинами. Консул успел учудить что-нибудь? За то короткое время, что меня не было?

- Твой муж предложил мне поединок. Я отказал ему. Это слишком лёгкий способ умереть. Издевается. Вежливо интересуюсь:

- И что ты...

Супруг обласкал меня взглядом и ответил:

- Я смешал с ним свою кровь, и назначил его вице-протектором.

Хлопаю глазами, пытаясь понять. Лорд Этан продолжил:

- Пока не завершится срок твоего вдовства, я не намерен обременять тебя своим присутствием. И не только в замке. А управляться в протекторате будет вице-протектор - лорд Луций.

Картина сложилась. Лорд Этан не будет убивать моего мужа. Он создал условия, при которых Вителлий Север сам себя убьёт. Если не справится. А мне предстоит блюсти вдовью честь. Ага. Рядом с Вителлием Севером. И хвостов до сих пор нет...

***


Отправила Игнасио и Изельду в Академию. К сиротам Алонсо все очень доброжелательны. Впрочем, они не совсем сироты - один отец у них остался. Барон Алек набрался сил, чтобы присутствовать на торжественной части. Алек-старший не приветствует появление внука-стража возле своих правнуков. Он однажды записал его в слабаки и менять своё мнение не собирается. Барон с дедом не спорит - занимается обучением старших детей. Иногда я думаю, что в том, что барон отдалился от нас, большая доля моей вины. Мужья постарались оттереть его от меня, а я попустительствовала им. Потому что барон будет жить, а мои мужья... Но если бы Алек пожелал быть рядом, то вряд ли его смогли бы удержать в отдалении. Полгода каждые четырнадцать лет - вся наша семейная жизнь. А как они договорятся с лордом Этаном я вообще не представляю.

Лорд-протектор провожает детей Алонсо вместе с семьёй. И папенька решил поприсутствовать. Чтобы внуки не чувствовали себя обделёнными роднёй. Вителлий Север за неделю оклемался от вливания крови высокого лорда Бездны. Стоит на трибуне в парадной форме. Но рапорт об отставке он Секунду уже подал. С завтрашнего дня консулом и легатом-прим Империи будет Квинт. Для посторонних разницы нет: был Вителлий Север и остался Вителлий Север. Личное имя в официальных документах не фигурирует. Не знаю, поставят ли в известность прессу. Это уже Секунд с Терцием решать будут. Эпоха Лютого закончилась.

Ага, в Империи закончилась. А в Бездне всё только начинается. Надо спросить у леди Арноры: нет ли каких притираний, для ускорения роста хвоста. Этот... военный!..

Но обо всём по порядку. За неделю лорд-протектор передал дела вице-протектору и смылся. Не знаю, где он шастает. А дражайший супруг не стал заморачиваться и... Я хочу сказать, что? Правильно! Переложил весь протекторат на меня. Сволочь, а не муж! Объявил, что заниматься поместьем - женское дело и свалил с инспекцией по гарнизонам.

Конечно, когда военные увидели выправку вице-протектора, у них "от сердца отлегло". И вообще, по-моему у всех военных свой особый кодовый язык. Как только экс-консул объявил им, что научит их чистить сапоги с вечера, чтобы утром надевать их на свежую голову, они заворковали, как ройхи и, буквально под руки, уволокли долгожданного командира принимать смотр. Судя по всему, лорд Этан ТАКОГО внимания армии не уделял. А лорду Луцию надо отбояриться от управления протекторатом. Армией-то этот негодяй и не приходя в сознание управлять способен.

Закрыла перед ним вход на женскую половину. Где гулял, там пусть и ночует. Казармы заждались!

Ногами потопала, перебила всё до чего смогла дотянуться, потом приказала рабыням привести покои в порядок и... занялась делами. Подумать только! Все эти годы я счастливо избегала нагрузки, полагающейся каждой патрицианке, и вот, когда я в Бездне, она меня-таки настигла. И не какое-то вшивое поместье, а сразу протекторат. Чего мелочиться?..

Лорда Этана я убью. И Вителлия Севера тоже. С особой жестокостью. Пришлось вспомнить, чему меня много лет назад обучала Юлия. Хорошо, что у чистокровных абсолютная память. И Зигги... вот кто умел подобрать подходящих людей. Оказывается, рядом с мужьями я многому научилась, не обучаясь специально. В общем, управляюсь потихоньку. Медленнее, чем Антония, но тем не менее.

Антония прогостила в Этане три недели. И прибудет ещё. Пока что мы обменялись знаниями. Мачеха намерена осчастливить папулю наследником. Или наследницей. Кто получится неизвестно. Как неизвестно, будет ли Антония рожать в человеческом облике, или ей придётся полтора года высиживать потомство. Я её осмотрела, успокоила, надавала советов. А патрицианка, в свою очередь, ознакомилась с моими потугами по управлению, успокоила меня - до коллапса экономики пока далеко, и тоже надавала советов. Так и живём.

Консула к себе не подпускаю. Срок вдовства ещё не истёк и, кроме этого, я на мужей обижена. Чтобы лорд Этан не просчитал действия Вителлия Севера - такого быть не может! Так что, по окончании срока вдовства, отправлюсь в Делон. Имею право. Надо проверить, чему барон Алек наших детей учит.

***


Сижу, уставившись в колонки чисел. Голова разболелась. К кому обращаться? Вителлия Севера ставить в известность нельзя. Выяснять, какое наказание в Бездне положено за подобные злоупотребления тоже. А то живо поинтересуются: с чего бы такая любознательность? В Империи за такое полагается казнь через повешение...

Я трижды перепроверила - ошибки нет. Конечно, аудиторы Повелителей не выявили махинации с отчётностью, но оставить как было тоже нельзя. Вдруг в Бездне найдётся гений финансовой аналитики, типа Эльзы. Эту методику разработала Эльза. Ага, и отработала на предприятиях дона Публия. Точнее, его дочери. Скандал был жуткий. Тит даже уходил из семьи. На пару часов. Вителлии пришлось реализовать некоторые активы, чтобы рассчитаться с задолженностью по налогам. А дон Публий, "лишив детей сладкого", внёс в казну пожертвование в размере эскадры боевых кораблей новейшей конструкции. А лично Эльзе прислал ювелирный гарнитур, не уступающий бусикам из сундуков Алека. В знак искреннего восхищения и в надежде на продолжение сотрудничества. Папенька, в наказание, назначил жену Терция главным имперским аудитором. Все решили, что в поощрение, но я-то знаю.

А я ознакомилась с этим методом, когда Эльза помогала будущим адмиралам решать финансовые задачи. Дети Мария грызли гранит науки без возражений, а у деток Терция учебники летели в стену. И рычали внучеки Вителлия Севера, как драконы, которыми они разрисовывали свои корабли. Тогда Эльза предложила им игру: найди кто и как тебя обманывает. И появился живой интерес. Так что после трёхнедельного прогула (читай - каникул), курсанты подтянули все хвосты по финансовому анализу. Методика эта засекречена и в учебниках её нет. Поэтому дети решали задачи, как полагается, а глаза - хитрые-хитрые.

Вот и мне пришло время применить находку Эльзы. Надо ей подарок послать. Выяснив шалости Вителлии, сноха отправилась погостить в семью Тита. Эльза подумала, что это дон Публий развлекается. А дон вызвал зятя с дочерью и хорошенько встряхнул. Тит в шоке улетел на Альмейн. Пьянствовать с баронами. Вителлия, заливаясь слезами, правила отчётность, выводя коэффициенты компенсации, несвятая троица, отловленная дедом где-то на просторах Вселенной, срочно обучалась Эльзой "как это работает". Эльза молодец - как ни изворачивались её племянники, спрятать махинации им не удалось. В качестве признания заслуг, было сказано:

- Ну, тётя, с тобой не интересно!

***


Дождалась визита лорда Ноледа. Зятьёв пока подключать не хочется - рано. А мысли у меня... нехорошие. Кто может вот так проводить афёру с телепатом? Это значит, что тот, кто отчитывался лорду-протектору, был не в курсе происходящего. Потому что, сам лорд-протектор принимал аудиторов Повелителей. И тоже был не в курсе. Или они так навострились блокироваться друг от друга, что телепатия не играет роли? Но лорд Этан сам отчёты не составляет - у него времени на это нет. С вассалами разбирательств хватает. В приёмный день я это кушала уполовниками.

Не только я, слава Матери! Вице-протектор отвлёкся от манёвров и проводил "приём населения". Ага, с любезной улыбкой голодного крокодила. И я, как супруга лорда-протектора присутствовала. Пришлось занять, полагающееся мне кресло рядом с креслом сюзерена. Вителлий Север садится в кресло не стал. Стоял, как на параде, смотрел на посетителей оловянными глазами. Потом отмер и... улыбнулся. Присутствующие явственно задумались: а так ли им необходимо отнимать время у столь занятого лорда вице-протектора? Манёвры стынут, а легат-прим протектората вынужден отвлекаться на всякую ерунду.

Вителлий Север уже утвердил параллельные воинские звания. Назначил себя легатом-прим. Консулом, отличаясь большой личной скромностью, не стал - оставил назначение на совести лорда Этана. Когда муж вернётся, наверняка утвердит за ним и консульскую должность. Семейственность цветёт махровым цветом.

Первый приём оказался единственным. По земельным спорам, вице-протектор принял решение реквизовать спорные земли в пользу протектората, а вопросы личных обид... Отправил спорщиков в армию - повышать квалификацию. Как сказала некогда Люцилла: армия ещё сделает из лордов Бездны людей. Год муштры всяко выбьет дурь из любого. Научит свободу любить!

Я не вмешиваюсь. Сижу, наблюдаю. Слава Матери, обиженных женщин нет. Надо позже выяснить: может быть, их просто не допускают на приём? Тогда придётся отработать систему обращений. Как на Сааре. Создать призрачную почту. Пусть призраки доставляют сообщения. Надо только продумать где устанавливать артефакты для связи. Но я думаю, что в Бездне скорее появятся обиженные мужчины. Или не появятся - их раньше съедят.

Больше на приём никто не записывался. Даже обидно... хотя, ожидаемо. А к лорду Ноледу мне по-любому предстоит обращаться - без помощи призраков я ничего не сделаю. Пришла мне в голову мысль сравнить отчётность протекторатов. Негласно. И если подтвердится моё предположение... тут меня и упокоят. А может и нет. Но без лорда Ноледа мне ничего не светит.

Алек-старший весело посмотрел на меня и предложил мне ознакомиться с показателями по его лену. Хитрый какой! Призраки всё равно везде шастают, а я ему бесплатно должна финансовый анализ делать.

- Мы родственники, леди Воробышек. И в крайнем случае ты можешь перебраться в Нолед.

- Я и без этого могу перебраться.

Тоже мне, манипулятор. Можно подумать он закроет ворота перед матерью своих правнуков. Более того! Перед будущей тёщей. Лорд тяжело вздохнул. То-то же! Но отчётность пришлось смотреть. Мне надо настроить сканирование и перевод бездновых отчётов в имперские формы. Со своими сидела неделю. Люцилла не помощник - дочь в финансах ни в зуб ногой. Всем занимается Балли. Аду берегут и не обременяют управленческими делами. Разозлилась. Одна я, как Золушка из древней сказки, должна грести весь этот сор.

Лорды Бездны все вычисления любой сложности проделывают в уме. Ага, их в школе разума этому учат. А мне приходится пользоваться техникой. Ну и ладно. Зато в показателях разобралась. У лорда Ноледа, кстати тоже неувязки. И тот же процент. Загоняю мысли вглубь. Впору просить экран от телепатов.

- Мысли у тебя интересные, дитя. Я прикрою. Мне кажется, что ты на верном пути. Кое-что вспомнилось...

Возмутилась. Какое я ему дитя?! У меня... сорок детей! А внуков-правнуков я не считаю. Шипящий смех лорда отражается от стен и потолка. Призраки висят в окнах и, завывая, поют строевую песню - лорд Луций проводит занятия по строевой подготовке для замковой стражи. Дед Алека вытянул руки перед собой и между ними сформировался увесистый том.

- Отчётность протектората Шауг.

Настроила коммуникатор на обработку информации. Придётся подождать. Шуршат перелистывающиеся страницы. Мы... молчим. Через полчаса лорд развеял украденную информацию, а я настроила коммуникатор на обработку и отправилась обедать, пригласив гостя разделить с нами трапезу. Вителлий Север косо смотрит на деда Алека. Лорд Нолед поинтересовался, как идут дела в армии протектората. Мужчины завели специфический разговор, а я спокойно пообедала. Полчаса отдыха, час занятий с Тьмой и, наконец, коммуникатор подал сигнал, что отчёт готов.

Та же картина и у Шауга. Драконьи показатели для сравнения запросить, что ли? Или... Смотрю на лорда Ноледа, опасаясь озвучивать идею. А мысли мои он обещал прикрыть.

- Прикрываю. Мысль смелая. Попробуем, пожалуй. Если твоё предположение подтвердится, - а я думаю, что оно подтвердится, - будет скандал. Подожди возвращения Мохри.

- Я опасаюсь, что внезапная проверка обнаружит злоупотребления. Я не смогу доказать КУДА на самом деле пошли излишки. Мы с мужем сейчас в подвешенном состоянии. Отвечать, если что, будет Вителлий Север. Лорд-протектор передал ему все дела.

Алек-старший не стал меня успокаивать. Проплыл по кабинету, вернулся на место и спокойно прошелестел:

- Такое возможно. Лорд-защитник не слишком доволен решением Мохри. Он предпочёл бы, чтобы у тебя не осталось мужей, кроме лорда-протектора. Ты не имеешь права на гарем, леди Воробышек.

- Есть ещё барон Алек.

Дед барона презрительно скривил губы. Ну да... внука он недолюбливает. Или... наоборот?

- По окончании срока вдовства я намерена отправиться в Делон.

- Не выдумывай. Тебе не пять лет, чтобы наказывать обидчиков за несуществующие проступки.

Где мои хвосты?.. Нарочно злит меня! Но сейчас это не важно. Важно принять решение. Но сначала... Надо убедиться в правильности своего предположения.

***


Если бы я, совместно с детьми, не изучала в своё время отчёты многомудрой Вителлии, то так и не поняла бы, что Повелители Бездны планируют расходы, на которые у них нет средств. Потому что, средства, как раз, есть. Это "малая доля" от протекторатов. Папеньке нельзя говорить - ограбит все драконьи кланы. Это лорд-защитник придумал - к гадалке не ходи. Скорее всего, не удалось провести увеличение налогов. И пришлось выстроить такую вот схему. Преданные Повелителям (или лично лорду Руфусу?) люди (буду называть их так, потому что не знаю, как обобщить многообразие обитателей Бездны) отправлялись в лены и протектораты. Ага, работать на благо сюзерена. Своего, конечно, а не местного. Отчётность в порядке, аудиторы - без претензий, отток средств - не так и велик, чтобы бросаться в глаза. И это же надо отчётность изучать. Пристально. Работать с показателями. А у высоких лордов других забот хватает. Да и не бедствуют в Бездне. Не считают копейки. И я бы не считала, если бы не обстоятельства. Я вообще, с превеликим удовольствием, держалась бы от этих забот подальше. Лорд Алек молчит, прикрыв глаза. То ли размышляет, то ли дремлет. Возраст сказывается?

- Не ехидничай, леди Воробышек. Был такой случай, хммм... около двух тысяч лет назад. Твой зять ещё в школе разума учился. Отказали лорды-протекторы повелителю Лаки. И дело заглохло. А опекун своего питомца решил поддержать.

Дед Алека выплыл из кресла и приблизился ко мне. Поднял тонкими пальцами мой подбородок, посмотрел в глаза и очень серьёзно сказал:

- Молчи об этом, леди. Даже если вскроются нарушения.

Возмутилась, но повышать голос не стала. Так же тихо ответила:

- Если лорд-защитник, или кто-нибудь ещё, начнёт вешать собак на Вителлия Севера, я молчать не буду.

Алек-старший заинтересованно спросил:

- А что ты будешь?

Задумалась... Действительно, а что я могу?..

- Я отправлюсь в храм Матери и всё ей скажу. - Выдержав небольшую паузу, завершила угрозу. - Вот.

Властитель Ноледа заулыбался мне, как пятилетнему ребёнку. Сейчас куклу подарит... Забыл, что Мать может принять меры к любому из своих детей. А украсть и обвинить в краже обворованного - западло, как сказал бы Франсиско. Я не осуждаю лорда Руфуса, или кто там придумал эту схему. На личные нужды высокие лорды Бездны не тратятся. Им это ни к чему. Значит, было что-то важное. Для правящих кланов важное. А прочие - не оценили.

***


Ничего предпринимать не потребовалось. Проверить решили не финансовое состояние протектората, а надёжность его границ. Напали с трёх сторон. Одна волна даже докатилась до Этана. Пришлось отменить прогулку. Но, поскольку, Тьмой я уже более-менее управляю, достаточно было окутать ею замковую стену. Нападающие проявили сознательность и растворились в радуге. Призраки хулигански улюлюкали им вслед. Вителлий Север с блеском провёл очередную военную кампанию, захватил пленных, прошёлся по чужим землям с ответным визитом - в общем, развлекался на полную катушку. Надеюсь, лорд Этан не вздумает пересматривать границы протектората. А то, этим военным только дай!

По окончании срока вдовства, я вызвала ройха и отправилась в Делон. Мужья пытались меня остановить. Пришлось отбиваться, используя подручные средства. Негодяи эксплуатировали меня и ещё смеют чего-то требовать! Так им и сказала, вылезая в окно. Дорогу на балкон они мне перекрыли. Подумаешь! Как будто я с подоконника не смогу спрыгнуть на спину пролетающего ройха. Даже и прыгать не пришлось - птиц подлетел так близко, что я просто шагнула.

Барон пришёл в смятение. Я даже засомневалась - вдруг я не ко времени. Хоть Алек и сказал мне, что стражи хранят верность, но... Но! Змеи ауры охватили меня пламенными кольцами, гася сомнения. Но я всё же спросила:

- Ты не рад мне, барон? Я не вовремя?

Шипящий смех, отразившись от стен и потолка, окутал меня, словно плащ барона.

- Я всегда рад тебе, Воробышек. Вот только ты не баловала меня посещениями.

Вслушиваюсь в слова и интонации. Вроде бы, барон действительно рад. А упрекать меня не надо. Сам такой.

- Ты находишь возможность посетить меня. Когда считаешь нужным.

- Туше.

Алек отнёс меня в мои покои, усадил в кресло, сам же, как это обычно делает Балли, уселся у меня в ногах.

- Мне готовить Делон к осаде?

***


- Так больше продолжаться не может, Воробышек. Ты губишь себя своим упрямством.

Хлопнула об пол очередную вазу и ушла в Лабиринт. Сижу, рядом с подземным озером, глажу ластящихся детёнышей сатх. Жизнь, прямо скажем, не радует. Не знаю, почему. Нет, знаю, конечно. Не знаю, что предпринять. Делон от моих мужей барон закрыл. Оказывается, Балли свободно прошёл к нам потому, что замок был открыт для посетителей и я, упомянув имя, его пригласила. А когда замок на осадном положении, пройти не могут даже дети барона. Не пускает их Делон без приглашения. Барон, наверное, создавал замок по принципу родового гнезда. Нолед не пускает не принадлежащих к роду хозяина. Алек-младший, став стражем, тоже считается посторонним. Но я отвлеклась. Я уже месяц сижу в Делоне. Осваиваю науку стражей вместе с детьми. Алек учит меня обращаться с Тьмой. У меня не плащ, как у барона, а крылья. Жуть! Но дети в полном восторге. Алек показал мне отражение моего отражения: крылья абсолютной тьмы за спиной и голодный провал третьего глаза во лбу, напоминающий воронку водоворота. Куда-то меня не туда занесло с перерождением. Алек сообщил, что это боевой облик женщин древней крови. Интересно, как их тогда умудрились уничтожить?

- Сила высокой крови Бездны сопоставима с Тьмой, Воробышек. Жертв было много. Поэтому старые лорды столь непримиримы. Но если Мать решила возродить древнюю кровь, значит так надо. Мать принимает твой облик, предостерегая лордов от твоего уничтожения.

Всё это было в первую неделю моего пребывания. А потом... Проснулся инстинкт чистокровной. Ночи, полные любви и нежности, не успокаивают меня. Я не завываю, как мартовская кошка, но... Но! Скандалю на пустом месте, рыдаю и злюсь. Барон терпит всё. Терпел до сего момента.

Расплакалась - так себя жалко стало. Почему я перерождаюсь, а инстинкты - нет? Плакала, пока не уснула.

Во сне я - хищная, кралась по радуге. Принюхивалась, в поисках добычи. Затаилась рядом с тропой, поджидая. Прыжок. Добыча пытается сопротивляться. Отскакиваю, рычу, нападаю... падаю в радугу, вцепившись. Мы катаемся по горячему песку, рвём друг друга клыками и когтями. Запах крови и желания. Битва переходит в игру. Легонько куснув, отскакиваю и бегу по тропе, под тяжёлыми от спелых плодов ветвями. Мой противник бежит за мной. Быстрее. Вползаю в уютную пещеру. На стенах светятся изображения Матери. Они разные. Но это всё - Мать. И здесь, под взглядами бесчисленных ипостасей Бездны мы соединяемся. Темнота окутывает нас, впитывая наши стоны, успокаивая.

Проснулась в своей спальне в Этане. В супружеских объятьях. Подумывала устроить скандал, но было лень. Состояние дремотной удовлетворённости жизнью. Короче говоря, готовлюсь продолжить род Этанов.

- Не гневайся на барона, Воробышек. Он любит тебя и заботится о тебе больше, чем ты сама.

Не стала продолжать разговор. С бароном я ещё разберусь. Предатель! А куда лорд-протектор дел Вителлия Севера?

- Лорд Луций на переговорах. Обсуждает размер контрибуции.

Представила себе эту картину... Сплошное умиление.

- Нам надо поговорить, Мохри. Это важно.

- Лорд Алек рассказал мне о вашем времяпрепровождении.

- И? Что ты намерен делать?

Муж посмотрел на меня, улыбаясь. Потом, целуя в шею, начал шёпотом рассказывать о своих намерениях, тут же претворяя их в жизнь. Спальню покинули перед обедом.

***


Кассий Агриппа принял решение, что его наследник родится драконом. Учёл, что драконий детёныш обретает человеческую ипостась в три года, а человеческий - в семнадцать лет. Антония снесла яйцо. Теперь полтора года будут высиживать.

Папуля не подумал, что ему тоже придётся заботиться о потомке. Драконессе нужно периодически полетать - размять крылья, поохотиться и вообще - отдохнуть. И в это время на гнезде сидит её муж. Не буквально сидит, конечно. Яйцо надо согревать, обдувая пламенем и переворачивая. Чувствую, - этот опыт будет единственным. Следующих детей Антонии придётся вынашивать и рожать самостоятельно. Мачеха тоже это понимает. Прилетает к нам в Этан, заниматься. Я устраиваю для неё и мужнего гарема мастер-класс по вынашиванию потомства.

Гарем Мохри передал лорду Луцию. Во временное пользование. Папенькино решение о браке, действующем до отправки близнецов-стражей в Академию, никто не оспаривает. После того, как Кассий Агриппа стал драконом, с ним вообще никто не спорит. Даже Тит. Дед только один раз рыкнул на любимого внука и тот с извиняющейся улыбкой ушёл на цыпочках искать своих бандитов. А то зачастили к друзьям на погостить. Дарри и Траинн и так неуправляемые - даже своих братьев-создателей и то не всегда слушаются. Непререкаемый авторитет для них только Кассий Агриппа. А тут ещё и несвятая троица со своими гешефтами... Бездну надо постепенно знакомить с семейством. Прав папенька абсолютно.

Вителлий Север осваивается с боевым обликом. Лорд Этан обучает родича переводить часть тела в энергию. Пока получается... никак. Спросила за обедом не собирается ли лорд Луций создать спутника - муж задумался. Пригласила в гости Октавия и Нонну. Пусть дети помогут отцу.

***


Акайр Этан родился в Бездне. Боевого облика у ребёнка нет. И магии тоже нет. Муж успокаивает меня, говоря, что это не важно.

- Боевой облик не всегда обретают сразу, моя леди.

- А если он его не обретёт? Ни облик, ни магию?

- У него будет армия. Ему хватит.

Это уже Вителлий Север подключился. Армия - это, конечно, хорошо. Но армию не потащишь на совет лордов-протекторов. Выбросила всё из головы. Пока детёныша следует кормить и растить.

Через сорок дней после рождения представили наследника повелителям. Высокое собрание малыша не приняло, что и следовало ожидать. Ушли порталом. Лорд Руфус сообщил, позднее, решение повелителей: в полгода наш сын будет подвергнут испытанию пламенем Бездны. Если он высокой крови, то выживет. Если нет - понятно. Поинтересовалась у мужа, где его дети, не принадлежащие к высокой крови. Оказывается, их испытанию не подвергали. Свободный союз в этом плане безопаснее брака.

- Я не отдам ребёнка, чтобы его сунули в пламя. Ты слышишь, Мохри?

- Малыш высокой крови и все это поняли, Воробышек. Не тревожься.

- Я не тревожусь. Я просто не отдам ребёнка.

- Испытание заткнёт рты недоброжелателям.

- Я и сама могу их заткнуть. А как пламя Бездны реагирует на древнюю кровь Матери?

Муж пожал плечами. Не знает. А если в ребёнке больше древней крови? И вообще, кто принял такое дурацкое решение?!

- Повелитель Мара. Лорд Руфус и повелитель Лаки просто отказались признать Акайра моим наследником.

А так вроде бы хорошо ладили... Вспомнила смеющиеся изумрудные глаза... Не позволю поджарить малыша. Пусть что хотят, то и делают!

- Я спрошу у лорда Ноледа насчёт древней крови. Не думаю, что пламя Бездны способно повредить её носителю.

Шелестящий голос отразился от стен и потолка:

- Не способно. Не волнуйся, леди Воробышек.

Зарычала на них и ушла с ребёнком в сад.

***


И? Я хочу сказать, что? На моё мнение всем оказалось плевать! Через неделю после того, как Акайру исполнилось полгода, они утащили его на испытание. А меня... усыпили! Не прощу!

Проснулась - белый день. Ни ребёнка, ни мужей в замке нет. Прислуга кланяется земно и молчит. Спросила, где лорды. Управляющий растерянно ответил:

- Так испытание же!..

И тут я вспомнила. За четыре с лишним месяца никто об этом испытании мне не напоминал. Рассчитывали, что я забуду - и я забыла.

Крылья тьмы несли меня к моему сыну. Лорд Нолед может радоваться - то, чему он никак не мог научить меня, освоено в один миг. Вот и храм Матери в Безначалье. Вижу повелителей, лорда Руфуса, моих мужей, зятьёв и прочих лордов.

- Где мой сын?

Лорд опекун холодно поинтересовался:

- А пожелать нам здравствовать?

Посмотрела на него, как на идиота. Зачем покойникам здравствовать? Если с моим ребёнком что-то случилось...

- Успокойся, моя леди. Испытание...

Отшвырнула обоих мужей и вошла в храм. Отблески пламени на стенах... Говорят, - мало что может сравниться по красоте с рекой расплавленного металла. Они... Выдираюсь из твёрдых рук, пытаюсь пройти туда, откуда слышится возмущённый голос моего ребёнка. Эти идиоты даже не покормили его! Малыш голоден.

- Леди Этан, перед испытанием детей не кормят. Традиция.

- Никакого испытания мой сын проходить не будет, лорд Мара.

- Сомневаешься в силе его крови?

- Не бери меня на слабó, лорд. Я уже взрослая.

- Испытание уже началось. Остановить его не в нашей власти.

Продолжаю вырываться. Я не собираюсь в бездействии смотреть, как сожгут моего ребёнка. Меня спеленали радужные путы. Не могу пошевелить даже кончиком пальца. Призвать тьму тоже не получается - радуга блокирует. Иду другим путём - ищу тьму в себе. В сосредоточии своей силы. Медитирую, проращивая её, как лотос из пупка.

И Тьма пришла. Не тьма смерти, но тьма материнской утробы. Тьма, в которой зреет жизнь. Ибо и зерно прорастает во тьме земли, набираясь сил, чтобы позднее тянуться к солнцу, которое убьёт слабый росток. Тьма впитала в себя радугу, став сильнее. Я протянула окутанные ею руки к пламени и лепестки огня раскрылись, подобно цветку, в центре которого лежал мой ребёнок, тянущий в рот хвост огненной ящерки. Ящерка трепыхалась, пытаясь вырваться. Глупый детёныш! Он же обожжётся.

- Нет, леди Этан. Не беспокойся. Элементаль не способна повредить своему повелителю. Хотя, конечно, кусать саламандру за хвост ни к чему. Она абсолютно не питательная.

Эти слова обращены напрямую к ребёнку и детёныш повернул головёнку к лорду Маре. И замер, восхищённый. Не знаю, что показал моему сыну Повелитель Иллюзий, но Акайр протянул к нему ручки и радостно рассмеялся. Ящерка, воспользовавшись случаем, исчезла. Выхватила ребёнка из пламени и собралась шагнуть во тьму, но лорд-защитник сунулся мне под руку.

- Лордом Акайром займётся гильдейская няня. А ты, леди, возвращайся к себе.

Странное ощущение в позвоночнике. Свист рассекаемого воздуха. Шарахнувшиеся в стороны повелители и падающий с окровавленным лицом лорд Руфус. Мужья залегли. Оба. Лорд Этан, оказывается, доверяет реакции лорда Луция. Краем глаза заметила движение, попыталась повернуться и чуть не упала, поскользнувшись. Испугалась, что ушибу малыша. Прижала его к себе, но падения не случилось, а я оказалась намного выше, чем была. Голос Балли:

- Мама, твой новый боевой облик восхитителен. Три хвоста намного удобнее, чем один.

Посмотрела вниз - я "стою" на трёх мощных чешуйчатых хвостах. Попыталась рассмотреть их целиком - не получилось. Пришлось загнуть к себе. На концах их громадные когти. Терпкий запах, исходящий от этих когтей, указывает на наличие яда. Надеюсь, лорд Руфус не сразу избавится от памятки, которую я ему оставила. Акайр возмущённо кричит - пора его кормить.

Только отвлеклась, - хвосты исчезли. Хорошо, что успела встать на ноги. Лале заглядывает сверху мне в глаза. Мысленно успокаиваю малыша-хранителя. Я и сама не знаю, как это получилось с хвостами. Придётся тренироваться. Вот только прибудем на место...

***


- Назовите себя. Назовите себя! Назовите себя!!!

Стою, держа на руках тяжёленького Акайра и удивляюсь. В поместье включён режим защиты от проникновения. Хорошо, что я не воспользовалась порталом. Однако, надо объявиться. Во избежание. Потому что обострившимся в Бездне слухом я улавливаю тихие щелчки, сигнализирующие о накоплении излучателями заряда, достаточного для стрельбы. Кто же потревожил "спящее" жилище? Но об этом потом... Печальным голосом говорю:

- Не узнал...

А сама готовлюсь нырнуть во тьму. Я успею.

Впрочем, торопиться не понадобилось. Меня пока ещё можно узнать. Защита мигнула и открыла проход, затянувшийся за моей спиной. Прошла анфиладой дезактивационных камер и, наконец, открылась мембрана, прикрывающая жилую часть дома. Ну... жилой её назвать сейчас сложно. Пыли нет, конечно, - всё стерильно, но... Но! Сразу понятно, что дом на консервации. Мимоходом касаюсь стенной панели. Из пола вырастает кресло, в которое я усаживаюсь. Прикрыв внезапно заслезившиеся глаза, слушаю тихое приветствие Марка Флавия:

- Добро пожаловать домой, Воробышек.

Марка Флавия давно уже нет. Как и нашего сына... Но здесь, во вдовьем поместье, мой муж говорит со мной устами своей голограммы. Я внимательно слушаю рассказ о системах безопасности. Марк подготовил даже убежище, в котором я и мои домочадцы сможем укрыться от нападения. Если не сумеем отбиться. Отбивать атаки можно и в одиночку - здесь всё для этого предусмотрено. Вообще - всё предусмотрено. Даже детские комнаты есть. Для разного возраста. Устроила сына в колыбели. Спать буду здесь же. Пока что, оставила с ребёнком Лале. Хранитель возмущённо шипел, но я попросила его убаюкать малыша, чтобы он мог отдохнуть после испытания и Лале милостиво согласился. Но побег в командный пункт бросил. Чтобы я не расслаблялась, видимо.

Сижу, подбираю количество экранов, которые смогу отсматривать одновременно. Надо же понять в чём дело. Кто-то сюда сунулся. Зачем? Поместье выглядит так, что любым бродягам ясно - здесь поживиться нечем. Здоровье дороже. Республиканская защитная автоматика до сих пор на высшем уровне.

Так называемое маски-шоу... Лица "посетителей" скрыты от следящих камер. Я знаю - есть такие крохотные приборчики, маскирующие внешность. Живого человека, конечно, не обманешь, а камеру - запросто. Тит часто этим пользовался в юности. Но Марк Флавий тоже идиотом не был. Несколько спутников болтаются на орбите ведя запись происходящего на планете. Когда резерв памяти заполняется на две трети, инфо сжимается и "выстреливается" в архивы СБ и поместья. Перехват невозможен. Пока, во всяком случае. Так что мне только и потребовалось "уцепить" застенчивых визитёров и поймать их без масок. На дальних рубежах, так сказать. Наивные люди скрывают лица и думают, что этого достаточно. А жесты, манера двигаться, - язык тела, короче, - говорят о них "вот я".

"Вот они". Целеустремлённые ребята. Энергичные. Обратила внимание, что выстукиваю кончиками пальцев марш легионеров. Дурной пример заразителен. Вызвала Алана и отправилась кормить детёныша.

Опоздала. Малыш проснулся и уже поджёг комнату. Лале тащил его в соседнее помещение, когда сработала противопожарная система. В итоге, нам с Аланом пришлось выпутывать из защитного кокона смеющегося ребёнка и злобно шипящего Хранителя.

- Пообедаем в саду, если не возражаешь.

Первенец барона Алека склонился в изящном поклоне. Молча. Разозлившись, заставила его переносить походный столик с места на место. А в качестве бонуса - накормить брата кашей. Каша была везде. Небольшой тарелки хватило на Алана, меня, стол, дерево и пару кустов. Лале ловко уворачивался. Но несколько ложек ребёнок всё-таки съел. В глазах старшего сына ясно читается: "за что мне это?!!" Мысленно поточила когти.

- Тебе пора жениться, Алан. Следует отправить запрос в Резервацию. Если они не подберут тебе эталонную чистокровную, возьмёшь смеску.

Сын оскорблённо выпрямился.

- Мама! Я ещё не думал о браке. Тем более в таких... кхм... с таким прагматизмом.

Не обратила внимания на трепыхания ребёнка. Конечно, они не думают! Обо всём мать должна заботиться.

- Ты уже достаточно взрослый. Плащ отрастил, асиенда ширится. Пора обзавестись наследниками. Чистокровная очень удобна - тебе не придётся делить её с прочими мужьями. Отпустишь на контракты дважды...

Ребёнок набрал воздуха, чтобы ответить и... закашлялся. Треснула его хвостом по спине. Второй хвост тут же оседлал Акайр - пришлось качать ребёнка. Третьим уцепилась за дерево, чтобы не упасть. Когда Алан пришёл в себя, отправила его думать над поведением. На прощание сказала:

- Да, и зайди к Терцию. Пусть просмотрит записи из моего поместья. Здесь полно народа, которого не должно и близко быть в этом районе. Совсем мышей не ловит!

Передала сыну кристалл с записью, отказалась от предложения побыть со мной, пока Терций не пришлёт людей и вернулась с ребёнком в дом. Попыталась вернуться. Акайр пожелал отправиться с братом. Рёв наследника протектората Этан вполне способен заглушить корабельную сирену. Алан рывком исчез во тьме, а Акайр устроил бурю в отдельно взятом саду. Пришлось срочно эвакуироваться в дом. На крыльях тьмы, ага.

***


- Я всё больше убеждаюсь в особой милости к тебе Леди Судьбы...

Лорд Мара, стоя у окна, смотрит, как имперские легионеры конвоируют к трюмам тюремного транспорта очередную партию заговорщиков. Я сижу в кресле, держа на коленях сына, играющего с Хранителем. Лале щекочет его тонкими веточками, а когда хохочущий Акайр пытается их схватить, оставляет в его ручках льдисто-белую розу и ускользает. Малыш, глубоко вдыхая, старательно нюхает цветок, потом, ничтоже сумняшеся, суёт его в рот. Как любой мужчина, в цветах он ценит гастрономическую составляющую. От окна послышался отчётливый смешок. Где-то в глубине моей памяти голос Алонсо сказал: "Не люблю ежей, слишком умные". Привычно включила контроль дыхания, стараясь приглушить боль утраты. Я не Эльза, - революцию в финансовом анализе сделать не смогу. А платья новые мне отныне и всегда создаёт мастер одежды. Меня старательно избавляют от "плебейских привычек", не подобающих жене лорда-протектора.

Лорд Мара единственный сообразил, где меня искать. У всех прочих слишком много вариантов. Надо сказать, прибыл Повелитель иллюзий очень своевременно. Акайр раскапризничался - слишком много впечатлений. И заговорщики активно пытались преодолеть защиту поместья. Я даже не исключаю, что им бы это удалось. Но лорд Мара показал им какую-то иллюзию из своего арсенала и пришедшему порталом Терцию осталось только организовать погрузку совершенно деморализованных оппозиционеров. Я, разумеется, и в одиночку с ними справилась бы...

- Безусловно, леди Этан. Но расспросить их после этого было бы затруднительно. Или... - почти незаметная пауза - Тьма отвечает тебе?

Вытаращилась на зеленоглазого красавца. Он вообще о чём спрашивает? Я пока еле-еле перемещаться с Тьмой научилась. Ну... кормится она сама. Если я выпускаю её на волю. А беседовать с ней... Ни один из Алеков об этом не говорил. Алек-старший всю информацию получает от призраков, Барон... возможно и беседует с Тьмой, но мне он об этом ни слова не сказал. Возможно следует "дорасти"? Лорд Мара задумчиво кивнул:

- Возможно. Ты примешь охрану? И няню для лорда Акайра? Пойми меня правильно, леди Этан: я не сомневаюсь в твоих боевых качествах. Но даже лучшему воину нужно спать. А в необходимости гильдейской няни ты и сама уже убедилась, судя по состоянию парка.

Хрен с ним с парком! Вот управиться с капризами - это задача для гильдейской няни. Я же, опасаюсь прибить неуправляемого детёныша. Почему с отцами они не выворачиваются наизнанку? Впрочем, все предыдущие дети вели себя на редкость послушно. Ор устраивали только по важному поводу. Но, может быть, стремление побыть подольше с братом и есть важный повод для крохи?.. Наверное, надо вернуться. Пусть малыш получает свою порцию внимания от отца и прочих родственников.

Подозрительно спрашиваю высокого лорда:

- И ты не будешь уговаривать меня вернуться к мужу?

Лорд Мара оскорблено выпрямился:

- Чтобы я уговаривал даму вернуться к мужу? Как ты могла обо мне такое подумать?!

Не выдержав, рассмеялась. Возвращаться придётся. И я, и лорд Мара это прекрасно понимаем. Поэтому Повелитель меня и не уговаривает.

- Извиняться перед лордом-защитником ты меня тоже заставлять не будешь?

Прикрыв глаза наблюдаю за хищно-грациозным лордом. Повелитель Иллюзий обладает исключительной, даже сравнительно с высокими лордами, привлекательностью. Дело не в красоте - и лорд Руфус и повелитель Лаки более красивы. При взгляде на лорда-защитника вообще перехватывает дыхание от немыслимого совершенства. Но обаяние лорда Мары - это что-то запредельное. Или, скорее, запретное. Наверное, нельзя вот так, походя, отбирать у людей душу, одной улыбкой. Хорошо, что у меня иммунитет. Но, когда мне подмигивают изумрудным глазом, весело сверкнув зубами, я невольно улыбаюсь в ответ. Повелитель посерьёзнел:

- Дядюшка отличается редкой злопамятностью. Конечно, мстить Сокровищу Бездны - дурной тон, но существует множество способов отомстить, скажем так... опосредованно. И поверь мне, леди Этан, лорд-защитник знает их все.

Вот в чём я ни минуты не сомневалась, так это в способностях лорда-защитника. Но извиняться за удар хвостом я не намерена. Конечно, это получилось случайно, но я не раскаиваюсь.

- Дядюшка про это, скорее всего, уже забыл. Но с хвостами следует быть поаккуратнее.

Тяжело вздохнула... Легко ему рассуждать. Они своими обликами с детства управляют. Но... забыл?!!

- За ЭТО мстить он тебе точно не будет.

Вспомнила рассказ о леди Розе, - успокоилась. Но тогда за что мне извиняться?.. Я ЗНАЮ за что. Как и папенька, лорд Руфус не терпит непослушания.

Вселенная раскололась и соединилась. Лорд-защитник лёгок на помине. Вежливо склонил голову. Вот мерзавец! Даже шрама не осталось! Лале зашипел на него и забрался на свою площадочку. Акайр наблюдает, решая: плакать, или смеяться. Возмущаться, или радоваться, то есть. Растянула губы в ответной улыбке и ОЧЕНЬ ВЕЖЛИВО сказала.

- Лорд-защитник. Должна признать, что с гильдейской няней ты, где-то, самую малость, был прав. Конечно, я и сама могу...

Ярко-голубые глаза расширились удивлённо. И лорд-защитник... расхохотался.

- Ни слова более, дитя моё. Я слышал о твоей непревзойдённой наглости, но не представлял каких пределов она может достичь. - Лорд Мара послал мне предупреждающий взгляд, а лорд-защитник продолжил. - Кассию Агриппе несказанно повезло, что у тебя нет драконьей ипостаси.

Пожала плечами. Мужская логика мне непонятна. А насчёт папеньки - это он зря. Кассий Агриппа ещё найдёт, как использовать наше родство. Сейчас ему некогда - детёныша высиживает.

***


- Мой Император, я прошу об отставке.

Льдистые глаза уставились на опустившего голову Терция. Потом Секунд перевёл взгляд на его заместителя, стоящего навытяжку и держащего равнение на властителя Империи.

- Клавдий, хватит паясничать. Рассказывай.

- Всё шло по плану, мой Император. Мы вывели заговорщиков на малонаселённый мир, чтобы избежать огласки и лишних жертв. Но не смогли предусмотреть появления там благородной Агриппины.

Подумала, что минимизация жертв, это, конечно, хорошо. Но почему надо было жертвовать моим вдовьим поместьем? Не нашлось другого места? Какой-нибудь законсервированной базы? Но сказала совсем другое:

- Твой отец, Секунд, не опасался огласки. Он расправлялся с мятежниками так, что потом несколько десятков лет ни у кого даже мыслей о заговоре не возникало.

- При Кассии Агриппе никто и не бунтовал. - ляпнул кто-то из безопасников и тут же прикусил язык. При желании, за такие слова можно подвести под ЗОВ.

- Этого следовало ожидать. Все захотят проверить остроту клыков нового вожака стаи. Почему ты не спустил на них Квинта, сын?

Секунд молчит. И будет молчать - я его знаю. Ну и ладно. Пусть сами разбираются - уже большие мальчики.

- Я возвращаюсь домой. Сообщать твоему отцу о произошедшем не буду - разберётесь сами.

Ещё не хватало Вителлия Севера на беззащитную Империю выпустить. Пусть лучше гарем муштрует.

Вспомнила, как лорд Луций вывел своих пташек на занятия... Развеселилась.

***


Когда на плацу, устроенному лордом Луцием на большом дворе замка, появилась стайка юных женщин, похожих в своих ярких шелках на райских птичек, то Мохри перенёс меня в кресло и открыл зеркало Бездны, дабы я могла в полной мере насладиться зрелищем, не испытывая при этом дискомфорта. Щебетали эти гурии тоже, как райские птички. Зигги загнал бы их сразу на полосу препятствий - барон не любил щебечущих женщин. Вителлий Север проявил снисхождение, назначив своим наложницам всего лишь лёгкую пятикилометровую пробежку. Это в прозрачных-то вуалях, шальварах на бёдрах и шлёпках без пятки с бубенчиками в каблучках. Хорошо, что никто из гурий ничего себе не сломал. Кроме причёсок. Слегка подобранные пышные волосы для бега не годятся. Девочки на бегу пытались связать их узлом и некоторым это даже удалось - тем, у кого кудри. Прочие были вынуждены откидывать с лица всё более запутывающиеся пряди, чтобы освободить обзор.

Лорд Луций бежал впереди своего гарема, периодически пропуская девочек и подгоняя отстающих. По окончании пробежки, Вителлий Север заставил "новобранок" сделать сотню приседаний, потом отпустил, дав четверть часа на привести себя в порядок к завтраку, осчастливив их сообщением, что с завтрашнего дня они начнут осваивать полосу препятствий. Смотрителям гарема, произведённым в старшины, вице-протектор приказал озаботиться обмундированием роты.

Смеялась до слёз. А Мохри назвал меня жестокосердной. Я выразила удивление низким уровнем подготовки его гарема и получила отповедь:

- Наложниц выводят для удовольствия, а не для войны, моя леди.

Осторожно уточнила:

- То есть представительниц семей Бездны среди твоего гарема нет?

- Представительниц Бездны делают временными жёнами, моя леди. И селят в отдельных поместьях. А это - наложницы. Из нескольких элитных питомников. Их выводят и воспитывают для радости владельца. Смысл их жизни - доставить господину удовольствие.

- Ну тогда они быстро освоят строевую подготовку. Если смысл жизни.

Лорд-протектор рассмеялся шипящим смехом:

- Им придётся.

И кто из нас жестокосердный?..

***


Свершилось. Братик-дракон, наконец, вылупился. По мнению всех драконов - красавец. Я в драконах не разбираюсь, но Дарри и Траинн на два голоса восхищаются дядюшкой. Антония квохчет над дракончиком, как наседка над цыплёнком. Папенька... принимает поздравления. Дары наследнику от восхищённых подданных уже складировать негде. Придётся расширять владения. Вслух об этом не говорю, - не хочу провоцировать.

Брат получил имя Аквила. Папенька решил следовать моему примеру. Чтобы не путаться в старшинстве детей-стражей, я называю их по алфавиту. Люцилла своих близнецов сортирует по тому же признаку. До орла, конечно, драконий детёныш ещё не дорос. Но он хорошо кушает (это Антония проворковала) и растёт просто на глазах.

Родственников малыш определяет чётко. Ни Вителлия Севера, ни Мохри, ни прочих близко не подпустил. Шипит как разозлённый кот. Ага, и ушки прижимает - сплошное умиление. Нас же - совершенно не боится. Акайр от своего дядюшки в восторге. Играли с дракончиком - подожгли гнездо. Антония недовольна, хотя старается этого не показывать. А крохи всего лишь ловили саламандру. Что будет, когда наш орёл на крыло встанет, - я не загадываю. Тогда дети наверняка будут играть с воздушной элементалью. Если папенька не вмешается.

Подумала, что три первых года юного дракончика будут самыми безмятежными. Как только маленький Аквила обретёт человеческую ипостась, его начнут воспитывать. У папеньки не забалуешь. Хотя своих детей воспитывать он никогда не умел. И так и не научился. Младшего сына сплавил в Резервацию, а старших и нашего Тита распустил донельзя. Папенька умеет обращаться только с пятилетними курсантами. Да и то - ими занимаются кураторы групп. Начальник Академии ставит задачи, которых надо достичь. Но драконов много - воспитают.

***


- Кариссима, я всегда знал, что твои мозги находятся в других полушариях. И все беды оттого, что они разъединены!

Кутаюсь в шубу, сотворённую Мохри, стучу зубами и не отвечаю. Посизовевший гарем бегает, прыгает - на месте не замирает. Мохри исследует состояние родового замка. Акайр, вырываясь от нянек, возмущённо орёт:

- Ты говорила он подарки приносит! А он не принёооос!

Вителлий Север обратил внимание на детёныша.

- Подарки приносят только тем детям, которые хорошо кушают. А ты отказываешься кашу есть.

Круглые зелёно-карие глаза уставились на вице-протектора. Сейчас подожжёт.

Обошлось. Справедливое замечание принято к сведению. Теперь надо думать насчёт подарков. Рассказала ребёнку сказку про деда-Мороза. Не подумала, что наш сын в состоянии призвать холод. Вот... пытаемся согреться. Мохри вышел из переплетения силовых линий, потёр глаза и сказал:

- Сегодня уже ничего не сделаешь. Я стабилизировал потоки, и распутал плетения. Но инерция...

Муж махнул рукой, повернулся к сыну и взял его на руки. Мохри доволен - малыш демонстрирует всё более усиливающиеся способности. До двух лет Акайр владел только четырьмя элементалями. А сейчас уже замахнулся на управление погодой. Сечь ещё рано. И муштровать тоже - трёх лет не исполнилось. Потребовала у мужа:

- Мохри, ребёнку нужны воспитатели, способные... справиться с последствиями.

И тут выступил Вителлий Север:

- Справиться с последствиями твоих фантазий, кариссима, вряд ли сможет даже совет лордов-протекторов в полном составе. Не рассказывай сыну сказку о двенадцати месяцах, прошу.

Вот зачем он это сказал? Малыш уже заинтересовался. Истории, которыми его пытаются развлечь няньки, Акайру неинтересны. А старые, - возможно ещё земные сказки, - нравятся. Особенно про слонёнка, отрастившего хобот и кота, который гуляет сам по себе. Фраза "дикая тварь из дикого леса" неизменно вызывает радостный смех.

***


Не знаю, почему я решила, что моя жизнь вошла в спокойную стадию. Не могу сказать, как пишут в романах "ничто не предвещало". Наблюдая за напряжённым Мохри, натаскивающим Вителлия Севера в использовании защитной магии, слушая шушуканье призраков, сопровождающих Алека-старшего, мне следовало подготовиться. Но... Обо всём по порядку.

Акайр не стал создавать себе спутника. После гостевания у нас Игнасио и Изельды, малыш сотворил замок. Точнее говоря, - скворечник. Дикое сооружение, напоминающее крылатое трёхглавое бунгало на четырёх голенастых лапах. Лапы у будущего замка наследника Этанов длиннющие, как у страуса. И он не только шипит, кусается и плюётся ядом, но и пинается больно. Собаки и слуги, во всяком случае, стараются держаться подальше. Мохри в шоке. Попытался рассмотреть "родовое гнездо" поближе, - чуть глаз не лишился. Вот уж впрямь, - мой дом - моя крепость.

Зато марширует это творение лучше всех замков и военных баз. Вителлий Север доволен обоими учениками. Акайр увлёкся строевой подготовкой. Уже выучил слово "оенни", обозначающее "военный". Когда малыш сказал это впервые, глаза лорда Луция затуманились - именно так произносил это слово его первый кровный внук Кассий. Короче, армия протектората будет в надёжных руках.

Маленький Аквила уже летает на небольшие расстояния. Перепархивает с места на место. Домик племянника привёл дракончика в изумление. Я только не поняла, кто над кем издевался. Порхали они друг вокруг друга по очереди. Замок Акайра пользуется призрачными крыльями. Те крылья, которые на виду у всех, он использует, чтобы драться. Какое-то агрессивное создание получилось у сына. Даже крохотные Дарри и Траинн не были такими злобными. Замок признаёт только Акайра. Лорд Нолед смеётся, говоря:

- А что вы хотели? Ребёнку предстоит осваивать новые земли.

Вителлий Север просветлел лицом и притащил кипу документации по оснащению кораблей-разведчиков. Тех, на которых разведку боем производят. Изучают всем штабом - будут муштровать замок.

А потом Мохри увёл меня на розовую плантацию и пока Лале гулял, общаясь с предками, начал меня стращать.

- Я должен присутствовать на Совете, моя леди. Замок до моего возвращения не покидай, следи, чтобы Акайр был дома. Лорд Луций остаётся за главного. Не беспокойся, - Этан безопасен. В крайнем случае, спуститесь с сыном в подземелья. Но только в крайнем случае.

Смотрю на мужа и чувствую, как "шерсть на загривке встопорщивается". И безмятежность, обычно разлитая над цветущими розами, ушла.

- Что случилось, Мохри?

- Пока ничего. Погода может испортиться. - Посмотрел на отрастающие хвосты и быстро проговорил - Ожидается буря, моя леди. Очень сильная. Мы постараемся стабилизировать обстановку, но... Не покидай Этан.

- Буря ожидается во всей Бездне? - Он меня за идиотку держит?..

Муж согласно кивнул. "За идиотку".

- Во всей. Я не смогу объяснить тебе. Мы не знаем даже периодичность их возникновения. До сих пор не смогли рассчитать. Но она всегда сопровождается сильнейшими разрушениями и множеством жертв. Поэтому, я не прошу, моя леди. Я требую: сиди с Акайром в Этане. Моим подданным будет спокойнее, если их повелители будет с ними.

- А драконы? Вы их предупредили?

Муж пробормотал, что драконы в курсе и утащил меня в появившийся из ниоткуда павильон - прощаться. Прощались долго, потому что Мохри пришло в голову провести инвентаризацию изобилия достоинств. Я хихикала и пыталась отбиваться. Очень весело провели время до отбытия мужа. Весело и с пользой. Так что, сказала ему на прощание:

- Мы будем тебя ждать.

И прижала ладонь мужа к своему животу.

И замерла, увидев боль и отчаяние в зелёно-карих глазах. Мысли все куда-то делись, смогла только сказать:

- Мохри...

Лорд-протектор молча притянул меня к себе на мгновение и исчез в радуге. А я осталась думать. Первому сыну муж был рад безумно. И надеялся на увеличение семьи. Почему же сейчас он вместо радости излучает боль?

Отправилась в архив замка. Затребовала информацию о бурях, распространяющихся во всей Бездне. Ага, и совпадающих по времени с созывом внеочередного Совета лордов-протекторов.

- Леди Этан, к сожалению этих архивов сейчас нет. Их изучает лорд вице-протектор.

Начала икать. Вителлий Север, изучающий архивы, - это что-то не поддающееся моему восприятию действительности. Пришлось просить у консула аудиенции.

Сидят в библиотеке с лордом Ноледом. Кровавое вино пьют. Уже всё изучили? Алек-старший, вставший при моём появлении, насмешливо улыбнулся:

- Леди Воробышек, ты сегодня прекрасна, как никогда ранее. Я в восхищении.

Вежливо скалюсь в ответ. Спрашивать в лоб нельзя - нарушение этикета. А ведь лорд Нолед может помнить не одну бурю в Бездне. Они с Мохри почти ровесники. Во всяком случае, дед барона Алека старше лорда Шауга. Меня снедает тревога. Почему муж так отреагировал на, казалось бы, радостную новость? Зелёные глаза расширились, вбирая в себя мой образ. На дне их мелькнула... жалость. Вот я сейчас кому-то хвостом по голове дам, чтобы не нервировали беременную женщину!

- Леди Воробышек, не убивай меня, я отвечу на не заданный тобой вопрос. За всю историю Бездны ни одной женщине не удалось сохранить ребёнка во время Бури. Поэтому Мохри в таком горе.

Ледяной холод пополз по позвоночнику. Что же это за Буря, название которой лорд древней крови Бездны произносит с большой буквы? И... каких последствий нам следует ожидать? Помимо озвученной угрозы.

Консул, не дожидаясь моей просьбы, распорядился доставить в Этан всех беременных женщин протектората. Грустно улыбаюсь - всего пять на весь протекторат. И я - шестая.

- Вы никого не могли пропустить, Вителлий?

Вителлий Север тяжело вздохнул:

- Нет, кариссима. Это весь наличный состав. - Увидев мой взгляд, закашлялся. - Это все.

Замковые целители осмотрели будущих матерей, я попыталась их успокоить.

- Муж... лорд-протектор сказал, что Этан безопасен. И мы все постараемся обеспечить сохранность потомства.

Передо мной почтительно склонились. Похоже, они уже заранее сдались. А это плохо. Очень плохо. Тогда я раскрыла карты:

- Я тоже ношу ребёнка. И я буду бороться за его жизнь. Меня учили. Я же, постараюсь научить вас. Будем поддерживать друг друга.

- Высокой леди стоит пожелать.

Вежливое пришепётывание - вот и весь ответ. Хочется отправить их на... пробежку. Километров так на пятнадцать, для начала. Чтобы не умничали. Вывела куриц в сад - занимаемся контролем дыхания. Не знаю, сколько у нас времени до начала событий. Надо использовать его с толком. Заодно и от мыслей дурацких отвлекусь. Потому что мне страшно. Очень. Цепляюсь за то, что я "дорогая мамочка". И меня, действительно, учили оберегать зреющую во мне жизнь.

***


Насчёт изменения погоды Мохри сказал зря. Погода менялась, конечно, но не это главное. Воздух пронизывали потоки энергии. Даже я - не маг, чувствовала. И эти потоки накатывались, как волны, чтобы схлынуть и снова накрыть нас. А на пути у них волноломом встаёт непонятная конструкция, сформированная из энергии и объединённой воли. Совет лордов-протекторов пытается противостоять "приливу", разрушить его.

Наблюдаю со стороны. Отвлекаться от счёта не могу. Эти волны заставляют отзываться искорку новой жизни, горящую во мне. Притягивают её... Надо противостоять ритму колебаний, не разрушая его. Зачем обращать на себя внимание?

Начинаю считать вслух, заставив дюжину будущих матерей контролировать дыхание. Вителлий Север с лордом Ноледом собрали в Этане беременных женщин со всех протекторатов. Консул не хотел заморачиваться, но Алек-старший его уговорил. Вот... руковожу. Мало своих куриц, так ещё пополнение запуганное прибыло. Но отработать дыхательные упражнения мы успели.

Внезапно я поняла ЧТО мне напоминают участившиеся волновые атаки. Это звучит дико, но... Но! Похоже, мать-Бездна рожает. Схватки учащаются. А творение высоких лордов пытается помешать процессу. И мучительные эманации разрушения распространяются, заполняя собой Бездну. Если дотянутся до нас, - мы не убережём детей.

Замок содрогается от порывов ветра. Я, продолжая считать, призвала Тьму. Не боевую, а оберегающую жизнь. И теперь пытаюсь вписать её между Матерью и жестокими в своём неразумии детьми. Они не понимают ЧТО творят. Мать-Бездна корчится от боли. У неё почти не осталось сил для защиты - она все их вложила в попытку ускорить процесс, успеть, пока её дитя не убили во чреве, как уже было множество раз. Дикое бешенство наполняет меня и я одним рывком накрываю этот "волнолом" одеялом тьмы.

Вселенная замерла. Я... одновременно... везде. Слежу за испуганными женщинами, сидящими вместе со мной в большом зале Этана, удерживаю меняющийся аркан-убийцу, успокаиваю Бездну, согревая её тьмой - мы успеем. Обязательно. Иначе всё потеряет смысл.

Аркан превратился в скользкое тело морской змеи и рванулся к Матери. Но мы уже соединились. Все матери Бездны. Мы соединились в Бездне Бездной. И объединённая наша сила развеяла это творение высоких лордов, распылив его на разрозненные руны, пожранные радугой Матери. Мы успели. Я не знаю ЧТО, или КТО появился на свет и ГДЕ это дитя Бездны появилось, но... мы успели.

А потом я просто сидела на подушках, разбросанных по ковру, покрывающему пол и ждала, когда закончится буря. Отдача от разрушенного нами аркана обрушилась на Миры Матери. Но это уже не страшно. Это обычный ураган. Надо только переждать. А детей мы сохранили. Всех. Женщины плачут счастливыми слезами. Скоро они смогут вернуться домой.

- Если у них ещё есть куда возвращаться.

Шелестящий голос лорда Ноледа отразился от стен и потолка. Никто не отреагировал. Они не услышали?

- Я говорю только с тобой, леди Воробышек. Ты думаешь, что всё закончилось? Твои проблемы только начинаются.

- Я справлюсь.

- Искренне надеюсь на это.

***


Ярко-голубые глаза светятся предвестием гравитационного удара. Лорд Руфус в ярости даже не рычит - сипит, потеряв голос от переполняющих его чувств:

- Как ты посмела влезть... ты... безмозглая самка!

Холод стали в руке и отрастающие хвосты... И муж, заслонивший от меня добычу.

- Руфус, ты говоришь с моей леди. Матерью моих детей.

Голубое пламя втянулось в расширившиеся зрачки и... лорд-защитник отдал мне изысканный поклон.

- Это меняет дело, Мохри. Сокровище Бездны, вынашивающее ребёнка имеет право на маленькие причуды. Прошу леди Этан меня извинить. Столько сил потрачено зря... Но это, разумеется, не может служить оправданием моему поведению. Любую виру приму я от высокой леди.

Постаралась взять пример с лорда и успокоиться. Позволила себе только лёгкий упрёк в голосе:

- Гнев высокого лорда тревожит будущих матерей.

- Она сохранила всех... Воистину, это самое удачное приобретение... кхм... за последние... кхм... кхм... Самое удачное!

Повелитель Мара восхищённо послал мне воздушный поцелуй, вызвав вспышку ярости в глазах лорда Этана. А я беспокоюсь, вспомнив его недавнее предупреждение о мстительности лорда Руфуса. Лале ласково гладит меня листьями, потом, решив, что этого недостаточно, вырастил льдисто-белую розу и протянул мне. Лорд-защитник с непонятной усмешкой "успокоил" меня:

- Тебе не нужно волноваться леди Этан. Я погорячился. Что же касается мести - я вряд ли смогу придумать что-либо превышающее ожидающую тебя утрату.

Все высокие лорды, собравшиеся на замковом дворе, опустили глаза. Все знают о чём говорит лорд Руфус и все согласны с ним. Начинаю отращивать хвосты. Шелестящий голос лорда Ноледа отразился от замковых стен:

- Мы не можем прогнозировать Бурю, но есть абсолютно верная примета её приближения, леди Воробышек. После того, как родится Целитель. Через десять-двадцать лет...

Холод сковал мой позвоночник, причиняя невыносимую боль. Единственное "живое" место во мне - кокон спокойствия вокруг малыша. Хриплым голосом спрашиваю:

- А Целитель, что с ним... потом? - В голове звенящая пустота, только одна мысль-крик: "Дани всего четырнадцать лет! Я не хочу!!!"

Шелест мёртвой листвы отвечает мне:

- Целитель отдаёт себя Матери. Буря сопровождается жертвами. Целитель идёт туда, куда зовёт его сердце.

Сильные руки придерживают меня за плечи. Тихий голос Мохри пробивается через окутавшую меня пелену неприятия действительности:

- Целитель всегда рождается в семье, в которой есть ещё минимум двое детей. Ни у кого из нас не было сомнений, чьим родственником он будет. Он мог быть либо твоим внуком, либо сыном. Мать мудра. Твои дочери не столь сильны...

- Почему мне никто не сказал?!!

Убью зятьёв. Обоих. Все эти годы лгать... Балли, встав на одно колено, почтительно поясняет:

- Отец лорда Даниэля запретил нам беспокоить тебя, мама. Если мы не можем изме... переломить ситуацию, то ни к чему огорчаться раньше времени. И тревожить Дани. Целитель не может уклониться от своего долга. Если его сдерживать силой, он умрёт. Угаснет. Нереализованный дар убьёт его так же верно, как яд, которым в твоём родном мире потчуют заложников.

Из всего потока слов, уяснила только одно:

- Алонсо знал?

Лорд Руфус вежливо улыбнулся:

- Твой муж не был дураком, леди Этан.

В отличие от меня. Эта фраза не была произнесена, но она многозначительно висит в воздухе. Лорд Шауг тихо, как на похоронах, говорит:

- Алонсо надеялся что-нибудь придумать. Что-то, позволяющее восстановить энергию жизни Дани. Он пытался открыть вход в какое-то место, найденное твоим внуком. Все эти годы он работал над этим. Я сожалею.

Вспомнила давнюю историю с выкупом контрактов Клавдии-Кси. Я была так зла, что мне не сообщили о рождении внуков, что подробности операции изгладились из моей памяти почти сразу после того, как я услышала эту историю.

- Вителлий Север знал?

- Разумеется. Консул помогал герцогу де ла Модена-Новарро. Предоставил ему всю информацию из своего архива. Имперские архивы открыл император Секунд, да живёт он вечно! И воспоминания всех участников той операции были разобраны до буквы. Неудачно. За столько лет мы так и не открыли вход в это место. Даже стражам не удалось попасть туда снова.

Как только Вителлий Север вернётся из своей инспекции, я из него душу выну. Конечно, состояние военных баз важнее, чем семья. И Дани не его сын...

- Ты несправедлива к мужу, леди Воробышек. Он сделал всё, что мог.

С негодованием смотрю на Алека-старшего. В данном, конкретном, случае "сделал всё, что мог", означает то же, что "ничего не сделал".

- Где это место?

Буду просить Мать открыть туда проход. Раз уж ни у кого не получилось туда войти. Пусть Дани исполняет свой долг. А когда он ослабеет, я загоню его восстанавливать силы...

***

***


Захочешь рассмешить богов, - расскажи им о своих планах. Как это верно! В погоне за Дани мы пролетели по всей Бездне, не успевая и ошибаясь с маршрутом. Целитель идёт своими путями. Решили ждать у папеньки...

Слушаю заключение, которое драконий целитель озвучивает отцу после осмотра Аквилы и еле сдерживаюсь, чтобы не завыть в голос. Антония вся почернела. Она с драконессами закрывала собой объединённую кладку. Перед Бурей все яйца стаскивают в одно огромное гнездо и драконессы закрывают его своими телами. Вцепляются когтями в скалу и удерживают живой купол из тел и распахнутых крыльев. Взрослые драконы маневрируют высоко в небе, уничтожая крупные обломки, могущие повредить беспомощным драконессам, а драконья малышня рядом с матерями цепляется за скалу, прижимаясь к ней как можно плотнее. Аквила ещё очень мал и длины его когтей не хватило. Последним порывом ветра малыша сорвало с места и закружило в потоках воздуха, смешанного с обломками веток, пылью, осколками камней и прочим мусором. Чешуя дракончика, не достигшего трёхлетнего возраста, конечно жёстче человеческой кожи, но скорость ветра... Малыша за какие-то секунды буквально растерзало. Отец успел сманеврировать и уберечь сына от удара о скалу, которого Аквила бы не пережил. Но и только. Антония не могла оставить без защиты гнездо. Да и летает мачеха не так искусно, как Кассий Агриппа.

Вердикт драконьего врача таков: Аквила никогда не сможет летать. Его крылья не регенерируют - слишком много прочих повреждений. У малыша не хватит сил на всё.

- Я могу предложить твоему сыну приятную смерть, Повелитель. Дракон, утративший небо, не живёт. Если бы малыш не начал летать, он сумел бы справиться с этим. Но... Я сожалею, мой Повелитель. Мы все скорбим вместе с вами.

Отец молча смотрит на целителя и, хотя Кассий Агриппа сейчас в человеческой ипостаси, а целитель в драконьей, из носа огромной крылатой рептилии начинает течь кровь. Из носа, из глаз, из ушей... Дракон покорно ждёт. Отец отвернулся. Целитель, пятясь, покинул площадку.

Малыш судорожно дышит и жалобно стонет. На нём буквально нет живого места. Как жаль, что наши регенераторы не приспособлены для драконов. По размеру, Аквила мог бы уместиться, но прочие параметры... А человеческий облик малыш ещё не обрёл. Иначе мы исцелили бы его.

В воздухе образовалась туманная дымка. Шорох и неуверенные шаги... Мужчины готовятся отразить нападение, а я... Я знаю, кого сейчас увижу. За что?!! Только потому, что у меня много детей? Это предполагает, что утрата перенесётся легче?!!

Дымка образует арку и в её проёме появляется пара: Дани и Линтвар. Где тот озорной четырнадцатилетний курсант Академии? Мой сын измождён настолько, что выглядит человеком без возраста. И... он ослеп. Сердце моё сжалось от ужаса. Я знаю, что умирающие от истощения часто слепнут - организм сбрасывает функции, мешающие выжить. Не мешающие, но забирающие энергию, необходимую, для поддержания жизни. Линтвар, как на занятиях строевой подготовкой, ползёт с левой стороны от моего ребёнка, держа голову на высоте, позволяющей мальчику положить на неё руку. Змей-поводырь...

Сын повернул ко мне лицо и слабо улыбнулся.

- Мама, не надо...

Я хотела увести Дани, уже потянулась к тьме... Глаза Антонии... чёрные... страшные... В них надежда смешана с отчаянием и ужасом. Так смотрят на лик Матери. Когда уже некого молить. Два стука сердца... Мой сын не задержался ни на мгновение. Он так же размеренно дошёл до своего дяди и протянул над ним свою правую руку. Свет... Мягкое сияние целительной энергии. Сияние жизни Дани...

Маленький Аквила уснул, свернувшись клубочком и закутавшись в крылья, как в кокон, а мой мальчик медленно опустился на камень площадки. Чёрные крылья взбили воздух над нами. Огромные л'риссы опустились рядом с телом моего ребёнка и, поддерживая его с боков, двинулись к озеру Забвения по туманной тропе, открывшейся с площадки. Антония, упав на колени, кричит, заливаясь слезами:

- Прости меня, прости!!!

А я молча смотрю, как чёрные птицы входят в воду и плывут. Плывут по свинцово-маслянистой воде на середину озера. Нет у меня ни слёз, ни сил. Все мои силы сейчас тратятся на поддержание спокойствия вокруг малыша. Чем виновато дитя, которое я ношу под сердцем?.. Чувства - отдельно, дети - отдельно. Так нас учили в Резервации. Мохри держится рядом, чтобы я ощущала его тепло, но не прикасается ко мне. И это... правильно.

Вот л'риссы отплывают в разные стороны и тело моего сына начинает погружаться в тяжёлые воды. С неба послышалось шипение-свист, как от струи горячего пара. Линтвар кричит от горя, взмывает ещё выше и стрелой вонзается в воду, догнав своего спутника. Оплетает Дани кольцами и, завернувшись в крылья, словно в плащ, прячет голову на его груди. Волны сглаживаются...

Ломким голосом говорю:

- Он всегда так спал. Когда был крохотным. Алонсо шутил, что Дани будет легко жить - он с детства приучился согревать змею на своей груди... Что я скажу Алонсо?..

- Кариссима, приди в себя. Синеглазого давно уже нет.

Посмотрела на Вителлия Севера. Глаза консула полыхнули в ответ ледяным светом. Не стала говорить мужьям, что Алонсо вернётся. В какой миг я ощутила уверенность в этом?.. Не знаю. И не думаю об этом. Просто ветер, утешая, ласково шепчет "Миранда".

Говорить я пока не могу. И не пытаюсь продавить слова через сжатое горло. Да и зачем они? Как будто, что-то можно исправить словами... Акайр всхлипывает "Даааниии!.." кто притащил сюда ребёнка? Мохри взял сына на руки, успокаивая:

- Твой брат отдал свою жизнь, для спасения тех, кто иначе не выжил бы. Такая смерть достойна уважения, а не слёз.

Круглые зелёно-карие глаза смотрят в... зелёно-карие глаза. Сходство отца и сына на мгновение стало абсолютным. А я, почему-то, вспомнила Мария. Хотя, понятно почему. Второй из моих сыновей уходит, чтобы жили другие. Марий когда-то пожертвовал императорским флагманом, ввязавшись в заведомо проигрышный бой, оттягивая на себя силы противника, чтобы дать возможность Алонсо и Лопе взять под контроль базу звёздных странников и переломить войну. Дани отдал свою жизнь, исцеляя пострадавших во время Бури, которым не могли помочь целители.

Голова кружится. Включаю контроль дыхания. Я не намерена падать в обморок, это может повредить ребёнку. Но я, как будто, выпала из окружающей действительности.

- Спутник ушёл в озеро живым, - значит, Целитель был ещё с нами. Ты слышишь, леди? Он вернётся. Обязательно. Как только восстановит минимальный уровень энергии. У прежних Целителей не было спутников. Слышишь меня, Воробышек?

Лорд Руфус (!) трясёт меня за плечи. Высвобождаюсь из его рук. Вителлий Север отбирает у меня нож. И следующий. Прихожу в себя. Спрашиваю:

- Как Дани будет дышать в озере? И Линтвар?

Мне очень хочется поверить лорду-защитнику. Но я не хочу разочаровываться. Может быть это такой способ мести? Обнадёжить, чтобы усилить боль утраты? Лорд отшатывается, оскорблённый. Потом, отбросив со лба волосы, говорит:

- На этапе восстановления твоему сыну воздух не нужен. Он будет дышать через своего спутника. А крылатые змеи способны дышать кожей... хмм... получить нужные вещества из воды.

Вителлий Север уточнил:

- Форма анабиоза? А симбиоз со спутником используется в качестве систем жизнеобеспечения?

Ответом вице-протектора не удостоили. Лорд Руфус ушёл зеркалом Бездны. Мохри передал сына подоспевшей няньке, обнял меня и прошептал:

- Лорд Руфус не обманывал тебя, моя леди. Мы будем ждать. Они вернутся. У Целителей прошлых времён, действительно, не было спутников. - Небольшая пауза и... - Акайр научился открывать дорогу.

Лорд-протектор принимает сдержанные поздравления от коллег из Совета. Сдержанные, ввиду обстоятельств, при которых произошло сие радостное событие. Вителлий Север размышляет о наставниках для наследника. Няньки за ним не угонятся. Детёныш очень деятельный. Уже сбежал и опять здесь - крутится возле спящего Аквилы. Лорд вице-протектор решительно пресёк попытки разбудить дракончика, сказав, что малыш пострадал во время Бури и должен спать, чтобы восстановить силы. Антония следит за ними, как коршун.

Подошла к папеньке с вопросом:

- Когда будут сделаны регенераторы для драконьих детёнышей? Может быть, необходима помощь?

Я не сомневаюсь, что с момента принятия папулей власти над драконами, такие регенераторы уже разрабатываются. В чём трудность? Недостаточно материала, для изучения? Папенька недоволен. Одарил меня фирменным леденящим взглядом.

- Агриппина, отправляйся домой. Тебе надо думать о ребёнке.

Ну, спасибо! А то я не знаю, о чём мне думать. За столько лет так и не смогла приноровиться. Спорить бесполезно, в папеньку посудой не пошвыряешься. Он это только жёнам прощает. А я - дочь. Должна быть послушной. Ага.

Я, конечно, понимаю, что отец переживает. Он не показывает вида, но если знать его... Отсюда и резкость. Не может патриций сказать дочери "без тебя тошно". Попрощалась с Антонией, взяла Акайра и отправилась домой.

Два слова "взяла Акайра" не передают сложности процесса. Сын ни в какую не хотел уходить. Пришлось хитрить. Объявила, что папа занят и попросила ребёнка открыть проход домой и сопроводить меня туда. Акайр важно согласился. Сплошное умиление...

Переключение на обыденные дела произошло неожиданно легко. Я поверила в то, что Дани и Линтвар вернутся и успокоилась. Мои резервы тоже небезграничны. Приказала подготовить сводку о состоянии дел в протекторате и отправилась спать. Позже надо будет пройтись по владениям мужа "частым гребнем". Я уже знаю, как радужные рапорты отражают действительность.

***


Аквила обрёл человеческий облик. На папеньку трёхлетний малыш не похож - пошёл в Антониев. Сама же Антония, после пережитого стресса, превратилась в безумную мать. Не отпускает ребёнка от себя ни на шаг. Малыш уже пытался её поджечь.

Уловив изучающий взгляд папули, направленный на жену, решила принять меры. Превентивные, ага. Пригласила Антонию на чай. Мачеха явилась, разумеется. Даже отпустила малыша поиграть с Акайром. Под присмотром гильдейских нянек и Траинна. Дарри совместно с Авой высиживает потомство.

Отпустить отпустила, но всё время дёргалась посмотреть, как детёныш играет. Я вежливо поинтересовалась:

- Кто готовит моего брата в Академию? Траинн?

Мачеха перевела на меня бессмысленный взгляд, потом пришла в себя и заявила:

- Аквила не пойдёт в Академию. Драконы учатся дома.

Пришлось врезать глупой курице между глаз. Не буквально, конечно. Высечь морально, так сказать.

- Ты чего добиваешься, Антония? Если тебе надоело жить с отцом, проси развод. Папенька не откажет. На твоё место желающих много. Только и ждут удобного случая. Ты душишь ребёнка своей опекой. Он тебя возненавидит. Ты понимаешь это? Или ты думаешь, что дракончик тебя поджёг случайно?!

Антония зарычала на меня:

- Тебе легко говорить, Агриппина. У тебя много детей...

И осеклась... Забыла, КАКУЮ цену семья заплатила за жизнь её сына.

Голос мне не повинуется, - шиплю, как Линтвар:

- Так роди ещё детей. Кто тебе мешает?

Чёрные глаза наполнились слезами.

- Я не могу... Как ты не понимаешь, Агриппина? Я знаю, что делаю что-то не то, но не могу остановиться. Я так боюсь потерять малыша... Мужа я уже потеряла. Кассий Агриппа не прощает слабости. Никому. Никогда...

Ну это мачеха торопится делать выводы. Папуля жён в строгости держит, вот они и боятся... Всё, что грозит Антонии, пока она не выходит из воли отца, - консилиум целителей. Кассий Агриппа раздумывает - сумеет ли жена справиться с последствиями пережитого, или ей понадобится помощь со стороны. Но... Но! Пусть боится. Ей это только на пользу. Мысленно поточила когти о драконий хвост. Точнее, о хвост драконессы.

- Ты можешь потерять его. Жена повелителя должна быть безупречна. Отец расторгнет брак и отправит тебя в поместье. Без права выезда. Аквилу он у тебя отберёт. Отцу нужен наследник, а не маменькин сынок. Ты патрицианка, Антония. Вот и веди себя соответственно. Не надо думать. Надо исполнять свой долг. Антониям будет очень стыдно, что их дочь потеряла лицо. - Сделала короткую паузу, пытаясь найти слова, позволяющие достучаться до мачехи. - Аквила не только драконий детёныш. Он патриций. Разве тебя не обучали, КАК воспитывают патрициев?

Мачеха вытаращилась на меня... Кхм... Широко раскрыла глаза. Похоже, услышала. Неуверенно улыбнувшись, попросила:

- Консул, возможно, поможет Аквиле освоить строевую подготовку? Если Вителлий Север не занят, разумеется.

Вот это прогресс... Вызвала штаб. Надо ковать металл, пока он горячий. Ну и конечно: "Консул в расположении части".

Разозлившись, выгнала всех детёнышей на плац. Сказала Акайру, что Аквила много пропустил из за травм, полученных во время бури, и что Акайр, наверняка, будет рад помочь дядюшке освоить строевую подготовку. Малыш резонно спросил:

- А хвост?

Тут возмутился Траинн:

- При чём тут хвост?!! Да, если хочешь знать, хвост...

И начал демонстрировать нам преимущества хвоста. Смотрю внимательно - у меня их целых три. Аквила радостно подпрыгивает на месте. Вспархивает и снова опускается на плац, старательно переступая лапами... Подоспевший папуля внимательно посмотрел на жену и сына и милостиво дозволил им навещать нас для совместных занятий.

***


За всеми этими хлопотами уход Маноло прошёл незамеченным. О том, что у её мужа начался прекрасный год, Милочка упомянула вскользь. Поэтому приглашение на свадебное торжество от лорда Ноледа явилось для меня полной неожиданностью.

Не только для меня, но и для Милочки. Дочь топает ногами, требуя выдержать срок вдовства, будущий зять хладнокровно заявляет, что десятидневный траур уже окончен, а проститься с усопшим мужем леди Нолед может и в замке. Благородно сообщил, что намерен предоставить супруге сорок дней на прощание... Лорды Этан, Шауг и Саэльмо индифферентно молчат, Вителлий Север... смеётся. Вспомнил, негодяй, как дожидался окончания срока моего вдовства.

Конечно, мне будет спокойнее, если Милочка поселится у нового мужа. Тем более, что всё уже оговорено. Но торопливость Алека-старшего... удивляет.

- Не удивляйся, леди Воробышек. Твои дочери пользуются повышенным спросом. Поэтому, я и не хочу оставлять прекрасную леди Милагрос без охраны. Чтобы кто-нибудь не вскружил ей голову. Начинать семейную жизнь с убийства поклонников жены я считаю, хмм...

Невыразимо изящный жест белоснежной кисти завершил фразу. Лорд Нолед предпочёл не путаться в словах, донеся до нас основную мысль - всякий, приблизившийся к Милочке с определёнными намерениями, умрёт.

***


Свадебные торжества пришлось отложить на сорок дней. Счастливый жених к этому моменту успел регенерировать. Милочка никогда не позволит себе спорить с мужчиной - не напрасно её обучали этикету. А вот полить ступени лестницы специальным составом - запросто. Владетель цитадели Ноледов слетел вниз с такой скоростью, что даже не успел сменить облик и зацепиться. Впрочем, проникающая смазка исключает такую возможность, - на то имеется гарантия фирмы-разработчика. Ага, - головой отвечают.

Призраки восторженно завывают - им понравился скоростной спуск. Милочку я отправила в храм Матери. На сорок дней. Пусть простится с прежней жизнью, как принято у чистокровных. Маноло ушёл, но жизнь продолжается. Как сказал древний поэт: "Спящий в гробе мирно спи; жизнью пользуйся, живущий" (В.А. Жуковский перевод Шиллера "Торжество победителей").

А Повелителем Совет глав Великих домов Союза избрал Лопе. Единогласно. Я понимаю, - дети Маноло. Им лишь бы самим не связываться. Но остальные?!

- Тунеядцы. Все до единого.

- Мама, вот зачем ты наговариваешь? Лопе - это лучший вариант. Во-первых, он брат Милагрос, то есть сохраняется определённая преёмственность. - Изящно уклонившись от чайной чашки, разбившейся о стену за его спиной, Алберто продолжил. - Во-вторых, он сын Его Святейшества, что немаловажно. В третьих, он, не принадлежа ни к одному из Великих домов, воспитывался в традициях Союза. И прекрасная дона Анна ни к одному из Великих домов не принадлежит, что хотя и несущественно на первый взгляд, на самом деле, даже более важно.

- Лопе наш родственник, Тито. Или об этом уже забыли?

Герцог Алберто Гарсия Мигель де ла Модена-Новарро дипломатично улыбнулся:

- Прошло много лет, мама. По рекомендации благородного Кассия Агриппы, подтверждённой отцом, родство не афишируется. Семья, разумеется, поддержит повелителя Лопе.

- Семьи, ты хотел сказать, сын мой?

Барон Зигфрид фон Фальке согласно кивнул:

- Безусловно. Семьи поддержат.

- А что сказал герцог Лопе?

- Если опустить нецензурные слова, то брат промолчал.

Фыркнула, не удержавшись. Могу себе представить!

***


На свадьбе дочери присутствовала урывками. Новорождённый лорд Беннит требует внимания. Этот детёныш принял таки боевой облик клана Этан ещё в Бездне. Расстроившись за Акайра, спросила мужа:

- Почему?

- Малыш решил, что вы с ним в опасности.

Ещё бы! Такая толпа "встречающих". Акайр, оставленный на лорда Луция, сбежал из под присмотра, взял с собой Аквилу и отправился встречать братика. А всё почему? Потому что Вителлий Север препоручил детёныша своим пташкам и отправился на учения. Не подумал, что наложницам в голову не придёт останавливать наследника лорда-протектора, буде тот решит покинуть замок. Пташки знают, что если обиженный детёныш их сожжёт, то ему никто и слова не скажет. А противостоять магии они не способны.

Но родственников малыш не испугался. Спокойно восполнял потраченные за время появления на свет калории и не обращал ни на кого внимания. А вот когда явился разгневанный лорд Луций... Детёныш мгновенно вывернулся из моих рук, трансформируясь в процессе. Выпустила. Удерживать высокого лорда в боевой ипостаси занятие неблагодарное. Да и Люцилла рассказывала, что они в этой самой ипостаси абсолютно самодостаточны.

Боевой облик вынуждает смотреть сквозь ребёнка. Ну не могу я воспринимать этот УЖАС как своего сына. Тем более, что малыш постоянно пробует новые вариации, - то шипы на хвосте вырастит, то крылья украсит когтистыми пальцами, то пару клыкастых пастей вырастит из тела. Так и голова закружиться может. Главное, что он заслонил меня от консула. Вителлий Север недоволен, Мохри смеётся, говоря, что придётся лорду вице-протектору находить с его вторым наследником общий язык. Иначе к матери тот его и близко не подпустит. Я - размышляю. То ли сын защищает меня, то ли своё право собственности, ощутив в вице-протекторе соперника. Пока - непонятно. Как только Вителлий Север забрал детей заниматься строевой подготовкой, малыш успокоился и уснул.

Вернулись из Бездны через три дня. Как раз к свадьбе. Поприсутствовала на венчании. Милочка из вредности потребовала венчания. А может, чтобы утереть нос ядовитым клушам из Великих домов Союза. Венчал, разумеется, Его Святейшество. Ибо он Милочке не только Папа, но и просто папа. Невесту жениху, впрочем, передал Кассий Агриппа. Дежавю. Когда-то, отец отправил их, восьмилетних, в чужой мир. Капитан союзного рейдера выступил в роли доверенного лица жениха, а отца заменил дед. И теперь, сто двадцать девять лет спустя, почти то же самое: другой мир и дед заменяет отца. Жених, впрочем, в наличии - ошеломляюще красив и изыскан. Милочка - сама скромность. Потребовала у дочери сдержать свой темперамент, ибо Кассий Агриппа шуток не понимает - они ему в Академии надоели. Предложила отложить сюрпризы до медового месяца. Дочь покосилась на мои хвосты и обещала.

Свадебные торжества дочь продержалась. На большее её сил не хватило. К брачному ложу жених прошёл зеркалом Бездны. Ибо новобрачная воспользовалась комплексом "начни сначала", применяющимся для страховки осваивающих мир младенцев, и система порталов мягко и незаметно подстраивалась в такт шагам лорда, отправляя его на нижние этажи. Пройдя, в общей сложности, около километра вверх по лестнице, лорд Нолед озверел и ушёл в радугу. Милочка успела ещё поскандалить, что её самозванный муж очень долго шёл к брачному ложу... Минуты три. Прежде чем Алек-старший не приступил к исполнению супружеских обязанностей. Судя по тому, что спальню "молодые" покинули через двое суток, - в семейной жизни лорда и леди Нолед будет царить гармония.

***


Мохри отрывается, воспитывая младшего сына. Через три месяца после появления Бенни на свет, они уже охотятся на нижних уровнях Бездны. Опасения, что Акайр почувствует себя обделённым родительским вниманием оказались беспочвенными. Во-первых, наследник самостоятельно отправился за охотниками, нашёл их и всячески мешал, пытаясь помочь при помощи загонной саламандры. Мохри хохотал, рассказывая об этом сначала Вителлию Северу, а потом лордам-протекторам. Обгорелый хвост какой-то твари занял почётное место среди охотничьих трофеев лорда. Во-вторых, первенец лорда-протектора очень любит брата. Ага, даже рассказывает ему любимые сказки. Когда тот в человеческом обличье и бодрствует. Уже после полугода Бенни начал что-то воспринимать в этих рассказах. Во всяком случае, когда Акайр внушительно завывает "дикая тварь из дикого леса", Бенни округляет глаза и открывает рот, вызывая умилённые вздохи у присутствующих взрослых.

Строевой подготовкой братья занимаются вместе. Вителлий Север вспомнив, что дети Люциллы, не умея ходить, тренировались в боевом облике, не позволил младшему наследнику бездельничать в колыбели. Выглядят эти занятия феерично: Акайр и Вителлий Север в человеческой ипостаси, Аквила - то в драконьей, то в человеческой и Беннит в боевом обличье. Рядом с Акайром марширует его будущий замок. Папенька, посмотрев на это безобразие, пригнал к нам весь драконий молодняк. Теперь они занимаются за стенами замка, ибо плац не вмещает всех желающих припасть к источнику армейской мудрости.

Кассий Агриппа принял решение, что Аквила будет учиться в Академии Нового Вавилона. Секст, угадав намерение деда и договорившись о программе обмена знаниями, уже четвёртый год отправляет преподавательский состав на ст