Тигринья: другие произведения.

Встану и пойду...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
Оценка: 8.82*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история жены Мария. Закончено.

Встану и пойду...



Аннотация: Смесь реальных историй, перенесённая в придуманный мир.
Эпиграф:

"Выхода нет только из гроба, так что не нойте."

© Афоризм от "Вирус"




- Встану и пойду! Каждый должен сказать себе: "встану и пойду!"

Я очнулась от оцепенения, в котором пребывала уже около получаса, и прислушалась. С кафедры говорилось о Боге, о том, что никогда не поздно к нему придти... О жизни, которая в руках каждого. Надо только сказать себе "встану и пойду!" Я не религиозный человек. В последнее время я кощунственно думала, что Бога нет. Ибо, если бы он был, то разве допустил несправедливость? Предательство? Но энергетика слов священника встряхнула, заставляя слушать. Встать, и пойти начать новую жизнь. Оставить прошлое...

Прийдя сегодня в храм, отдохнуть на скамейке от бесконечного "гуляния" по улицам, я не думала, что этот день отличается от многих и многих за... уже год! Год я не живу, а существую. Во дворе храма встретились две женщины, я уловила фразу: "Ну что ты! Мне уже сорок восемь лет!" Я посмотрела на уверенную в себе, ухоженную женщину, выглядевшую отнюдь не на озвученный так смело возраст. Уже сорок восемь? А мне всего тридцать два! И я ощущаю себя развалиной. Никому не нужной... неинтересной... Отвернулась и вошла в храм. На скамейку в дальнем углу, чтобы не вытащили. Впрочем, мне повезло "засветиться" в СМИ. Теперь из храма меня не пытаются вывести... И у меня появилось место, где я могу немного отдохнуть... Пока идёт служба.

Люди пошли к причастию, а я сидела и крутила мысленно эту фразу "встану и пойду!" Куда?! Кто меня выпустит?! Но так жить нельзя. Нельзя, иначе я действительно с ума сойду! И фальшивый диагноз окажется подлинным. Не к этому ли меня подводят?.. Вспомнила, как год назад стояла у забора элитной школы, стремясь хоть одним глазком увидеть детей. Как мой сыночек, мой первенец ответил своему товарищу: "Это? Это первая жена отца, она сумасшедшая." А дочка, увидев меня, подошла к охраннику, который, после этого, отогнал меня от забора. Мои дети...

Впрочем, уже не мои. Поскольку я ненормальная. Да, я сорвалась в зале суда. Меня профессионально вывели из себя. Сыграли на моей обиде, влезли пальцами в рану... Сама виновата. И мама... она говорила, а я... Не слушала. Ведь мы любили друг друга, и у нас была прочная семья, двое детишек... Встану и пойду? Спросить совета? Может быть священник подскажет выход? Не к кому обратиться... Родители на меня смотрят косо. Дура я, не слушала, своим умом жить хотела. Вот и живи теперь! Дура! Из квартиры не гонят, уже хорошо. А от меня помощи никакой. В домработницах много не заработаешь. А ничего другого я не умею. И этой работы лишилась. За что?!!

- Дочь моя, я могу чем-нибудь помочь тебе?

Очнулась. Нет, я точно с ума схожу! Храм опустел. Священник стоит рядом со мной, а я, погрузившись в прошлое, ничего не вижу.

- Святой отец, мне нужна помощь. Мне нужен совет, я не знаю, как жить дальше... Мне надо... Я некрещёная. Вы не будете меня слушать?..
- Все мы дети Божьи. И нет для Господа различия.
- Я убедилась в обратном, святой отец.

И, испугавшись, что оскорблённый в своей вере священник, уйдёт, не выслушав, начала быстро говорить, выплёскивая то, что давило ртутной тяжестью...

- Мы учились в одной группе. На втором курсе поженились, и на третий курс я так и не пошла, ушла в декретный отпуск сначала с одним ребёнком, потом со вторым. Мы решили, что я потом нагоню. Мама говорила "иди, учись!" А я... не слушала. Я работала уборщицей, на стипендию не проживёшь с двумя детьми, а без образования никуда не устроишься. Главным бухгалтером только, чтобы за других отсидеть. А у меня муж и дети. Вот я и бегала убираться. Потом домработницей подрабатывала. Детей в ясли-сад и чужие квартиры начищать до блеска, обеды чужим людям готовить. Денег побольше, чем уборщице. Муж диплом получил, на работу устроился, платили мало. Потом занялся бизнесом. Я бухгалтерию вела сначала, по книгам. Когда фирма выросла, уже просто дома сидела. Детей обихаживала, мужа, свой дом... Домработницу не брали. Зачем? Я же не работаю. И мама опять говорила, "иди, учись!" А мне уже под тридцать, какая учёба? Муж сказал: "сиди дома". Я и сидела. А полтора года назад он мне сказал, что я неинтересная, со мной не о чем говорить, и в обществе показаться стыдно. И что он подал на развод. Я думала, он так шутит. Неудачно... Это я неудачница. Нас развели через суд. Потому что дети. Дети остались с отцом, я же не могу обеспечить им достойный уровень жизни... Мой муж женился через месяц после развода. И новая жена предложила мне место домработницы. За полставки. Чтобы я могла видеть детей. И ухаживать за ними. Я согласилась... Обращалась она со мной... Я не рабыня, но со стороны это было незаметно. Муж бывший меня в упор не видел. Дети были на отдыхе, я уговаривала себя: "терпи, зато будешь рядом с детьми". А потом в гостях у мужа был его партнёр с женой. Мы перезванивались с ней раньше от случая к случаю. И она мне сказала, что дети отправятся в закрытую школу. Дома их не будет. Я не поверила, и она завела разговор о детях в прихожей, перед уходом. Спросила у мужа, где они будут учиться в этом году. И муж сказал, что они уже неделю в закрытой школе. Я ушла в тот же вечер. И никуда не могла устроиться. Нигде не брали. А вторая жена моего мужа, позвонила мне на квартиру родителей и сказала, что меня никуда не возьмут, кроме как к ним. Только платить они мне не будут. За еду работать буду. Я положила трубку. И пошла в суд, чтобы мне было позволено видеться с детьми. Сначала они в суд не являлись. А когда явились, вывалили на меня столько грязи!.. Я сорвалась, мне надо было молчать, а я кричала, возмущалась. Меня признали неадекватной... В психушку не посадили, но видеться с детьми запретили. Устроилась я домработницей к конкуренту моего мужа. Мне много не надо. А два месяца назад, меня хозяин вызвал, рассчитался за полгода вперёд, и сказал, что у него с моим мужем намечается совместный проект, и одно из условий, что я лишусь работы. За что они так со мной? Я же ничего им не сделала?! Охрана новой жены меня гоняет отовсюду. Везде кричат, что я сумасшедшая. Здесь тоже, когда я впервые пришла... хорошо, что туристы были. Голографировать начали...
- Я помню, дочь моя. Почему ты не обратилась сразу?
- Не знаю... Страшно было... Я ведь и уехать не могу. Не выпускают меня из города. Трогать не трогают, прессы боятся, но как долго это продлится? Тогда, после скандала в храме на прессконференции мужу задали вопрос "почему он не позволяет бывшей жене ходить в храм". Он в политику метит, с прессой отношений портить не хочет. Пожертвование сделал. А у меня появилось место, где меня не тронут... Что мне делать, святой отец?
- Уехать куда собиралась?
- В никуда. Вербуют на новые планеты.
- Вербуют, да. Но тебе надо изменить медицинскую карту. Иначе тебя не возьмут. Официально не возьмут, дочь моя.

Смотрю на священника, начиная впадать в отчаяние. Кем меня могут взять неофициально, я понимаю.

- Значит, бесполезно. В этом городе мне диагноз не поменяют. Так и буду неадекватной.
- Не отчаивайся, дочь моя. Господь милостив. На следующей неделе здесь будет проездом мой однополчанин. Он медик. Работает на очень влиятельную семью. Надеюсь, он не откажется обследовать тебя. Надо будет добраться до порта. Там тебя встретят.

Вскинула голову, сказать, что меня не выпустят из города, мне улыбнулись.

- Мы попросим молодёжь из Оратория помочь тебе, дочь моя.

Страшно поверить... И страшно упустить шанс... Я задаю давно мучивший меня вопрос:

- А как же святость брака, святой отец? Я ожидала, что вы мне скажете "терпи"...
- Сказал бы, если б были обвенчаны. В глазах Церкви светский брак - всего лишь узаконенное государством прелюбодеяние. Грех перед Господом.
- Значит, это кара за грехи?
- Это испытание, дочь моя. Господь испытывает нас, ища в нас человека.
- А дети? Как с детьми? Муж требует, чтобы я официально отказалась от всех прав на них.
- Пойди ему навстречу, дочь моя. Ты молода, и можешь создать новую семью. Не отчаивайся. Господь не посылает нам испытаний, превышающих силы, которые Он нам дал.

Смотрю на священника, и думаю: что может он знать об этом? Потом опять вспомнила "встану и пойду". И деток своих золотых вспомнила. Что я теряю? Я уже всё потеряла.

- Приходи завтра, дочь моя.
- Мой муж занятой человек, святой отец. Завтра он может не выкроить время для посещения мэрии.

Священник улыбнулся. Молча. А я подумала: какая же я дура! Если я не смогу уйти завтра, я так и увязну здесь, и в конце-концов отправлюсь в психушку.

- До завтра, святой отец. И спасибо!
- Я буду молиться за тебя, дочь моя.

Утром отправилась в мэрию, в службу семьи, и оттуда позвонила мужу в офис. Секретарь отказался меня соединять, объявив, что у господина директора совещание с партнёрами. Ну и пожалуйста! Попросила отметить в протоколе отказ от встречи. Начальник службы лично набрал номер. Вероятно, не поверил, что я звонила в фирму мужа. С ним соединили. Увидев меня, бывший супруг с сочувствием посмотрел на собеседника. Я от волнения забыла его имя сразу же, как только поздоровалась... Стыдно. Но сейчас не до этого.

- Твоя жена согласна подписать отказ от детей.
- Ну наконец-то проблеск сознания! Я сообщу, когда смогу вырваться.
- Я жду тебя здесь в течение часа.
- Это тебе делать нечего, Эльза. А у меня весь день расписан поминутно. Где-то через неделю я, возможно, смогу выкроить полчаса.
- Хорошо, Рудольф, как скажешь.

Привычная фраза легко слетела с языка. Улыбаюсь бывшему мужу. Я уже всё сказала.

Через час, честно прождав мужа, я заполнила от руки форму отказа, подождала пока её зарегистрируют, и прошла на снятие генетической маркировки. Теперь у меня действительно нет детей. Холод поселившийся в сердце с того памятного дня, когда школьный охранник меня отгонял от ограды, сжался в кусок льда, режущий сердце. Я выдержу! Не знаю, смогу ли я создать новую семью. Сейчас мне не хочется об этом думать. Но я, хотя бы, попытаюсь начать новую жизнь. Самое интересное, что никто не сказал мне ни одного слова протеста. Никто не попытался сообщить мужу, какие трудности ему предстоят. Может быть, мне надо было раньше собраться с силами?

Прямиком из мэрии я прошла в храм. Служба как раз заканчивалась, и я усмотрела в этом добрый знак. Святой отец познакомил меня с молодёжью. Дети немногим старше моего сына. Их имён я тоже не запомнила. Я сегодня ни одно имя не могу запомнить. В одно ухо влетело, в другое вылетело. Меня бьёт внутренняя дрожь... Но со мной благословение мамы. Которая сказала, слово в слово повторив за Руди: "Наконец-то ты пришла в себя, Эльжбета!"

- Хорошо, что ты не толстая, Эльза. Проще подобрать одежду.

Насчёт "проще" это они поспешили. Есть всё-таки разница между фигурой молодой девочки и дважды рожавшей взрослой женщины. Даже если они носят одинаковый размер одежды. От узких брючек пришлось отказаться, - на бёдра они не лезли. Тогда из меня сделали древнюю хиппи: широченная юбка в оборках длиной до щиколоток, бесформенная блуза. Волосы, мою главную примету, пришлось спрятать под связанную из тонкого хлопка бесформенную шапочку с забавными ушками. На ноги - плетёные сандалии. И, завершающим штрихом, - очки-консервы, надёжно маскирующие половину лица. Одежда яркая, аляповатая. Я в ней теряюсь, и это замечательно.

- Смотри, как здорово получилось! Теперь Марта наденет твою одежду, рыжий парик у нас есть, ростом вы одинаковые. Высадим её из машины у твоего дома. Пусть думают, что ты там. Марта переоденется на чердаке, пройдёт по нему в другой подъезд и уйдёт домой. А ты... ты поедешь на мотоцикле с Янеком. Отец Генрих встретит вас в порту.
- Спасибо. Спасибо вам всем!
- Да не за что, Эльза. Делов-то! Подбросить девушку до порта.

И всё получилось. Дети отзвонились отцу Генриху, сказали, что позвонили моим родителям, и отец забрал с чердака мои вещи. Марта уже у себя дома. А я, зажмурившись от страха, за спиной одетого в кожу юноши по имени Янек; пролетела на мотоцикле до порта меньше, чем за час. Сняла шлем, поправила шапочку, чтобы волосы не выдали маскировку, и, путаясь в непривычной юбке, направилась к отцу Генриху, стоящему у въезда на территорию порта. И только дойдя до священника, поняла, что это военный порт. Точнее, даже - небольшая военная база. Гражданские сюда не допускаются. И как священник, сугубо мирный человек, попал на военную базу? Он сказал о враче "однополчанин". Отец Генрих был военным?

- Отец Генрих, а разве священники служат в армии?
- Когда я служил в армии, дочь моя, я ещё не был священником. Это потом уже я окончил Семинарию и принял сан. Я дослужился до центуриона.

В словах святого отца прозвучала гордость. Мой отец тоже гордится своей давней службой в армии. А Руди считал это глупостью. Занятием для дураков.

Руди умный. Вот только не сумел рассчитать степень воздействия на меня. Пережал пружину. А теперь ему предстоит четыре раза в год принимать проверяющую комиссию. Государство будет отслеживать доходы и расходы, проверяя, нет ли ущемления детям. Когда я ещё занималась делами фирмы мужа, пока эта фирма была фирмочкой, каких множество, я случайно узнала, что можно оформить отказ от детей при отсутствии второй стороны. Мы жили тогда дружной семьёй, поднимали собственное дело, я ни о чём таком не думала. А вот понадобилось, и вспомнила.

Надо все бумаги заполнить чернилами от руки. И от руки написать заявление. Это страшный архаизм, но он до сих пор узаконен. Такие бумаги не надо заверять. А неявившаяся сторона получает компаньона в лице государства. Если человек не нашёл времени, чтобы оформить как положено опекунство над своими детьми, значит надо проверять, как он будет их опекать. Не ухудшится ли уровень их жизни.

Сменить школу на более дешёвую теперь не получится. Иначе подсчитают даже количество нижнего белья, купленного обоими супругами. И каждый кредит (здесь "кредит" - обозначение валюты) будет учтён. И на каждый потраченный на себя кредит потребуется объяснение. А я буду перечислять треть заработка в специальный государственный фонд. До тех пор, пока не рожу ещё ребёнка. Тогда я уже точно не буду иметь никаких обязательств перед "брошенными" мною детьми. А если я не буду работать, меня устроят в принудительном порядке. Какая я, действительно, дура! Искала место, тыкалась в закрытые двери. Не подумала о таком простом способе найти работу. Ну, что теперь говорить! Да и всё равно в одном городе нам с Руди и его новой женой оказалось тесно.

- Дочь моя, ты меня не слушаешь.
- Простите, отец Генрих, я задумалась.
- Не извиняйся, дочь моя. Твоя жизнь на переломе, не задумываться невозможно. Неделю поживёшь здесь. Можешь подработать в медицинском отсеке. Там всегда требуются люди.
- Я... У меня нет специального образования. Смогу ли я?
- Иногда надо просто ободряюще улыбнуться. Подержать за руку. Аптечкой-анализатором пользоваться просто. Тебя научат, если понадобится. Мы пришли.

Портальная станция. Вот куда мы шли. Ну да, база находится на орбите. А гонять катер, или что там у них, незачем, если есть порталы.

- А на земле только порт и охрана?
- И многое другое, дочь моя. Но тебе это ни к чему.

Вышли из портала в небольшой круглый зал. Отец Генрих провёл меня через анфиладу комнат (или это каюты?), останавливаясь на минуту в каждой.

- Санитарная обработка, дочь моя. Элементарная предосторожность.
- Я понимаю, отец Генрих.

На выходе нас встретила атлетического сложения блондинка средних лет с жёстким волевым лицом. Подумала: интересно, какой у неё муж? На такую женщину не рявкнешь, чтобы молчала.

- Вот, Магда, женщина, о которой я говорил с трибуном Оппием. Позаботься о ней, пожалуйста.

Блондинка Магда кивнула и отец Генрих, ободряюще мне улыбнувшись, сделал поворот кругóм, и вернулся в портальный зал. Увидев, с какой чёткостью проведён этот манёвр, я перестала сомневаться в военном прошлом отца Генриха.

- Имя!
- Эльжбета Радзивиллува.
- Мне говорили, тебя зовут Эльза.
- Это одно из сокращений имени Эльжбета.
- Пойдём, Эльза. Покажу, где ты будешь жить.

Пока мы шли широкими коридорами нам навстречу периодически попадались молодые мужчины в форме. Некоторые - не один раз.

- Интересуются. Мы не спускаемся на поверхность. Договор.

Хлопаю глазами, пытаясь понять о каком договоре идёт речь... Потом сообразила. Наш мир присоединился к Империи, когда она создавалась. Мы получили автономию. И гордимся этим. Сидим в своём болоте и гордимся.

- Эльза, центурион... кхм, кхм... отец Генрих сказал, что ты хочешь найти работу вне планеты. А что ты умеешь делать? Чем ты занималась в жизни?

Меня как будто ошпарило кипятком... Глаза защипало. Стало так стыдно, за себя, неумёху... потом опять вспомнила "встану и пойду". Прямо посмотрела на Магду и ответила:

- Я работала домработницей. Убрать квартиру, приготовить еду...

Магда поскучнела. У них уже заполнен штат неквалифицированного персонала?

- Я умею шить и вязать. И составлять букеты.

В глазах блондинки появилась жалость. Мне стало совсем нехорошо, и я скороговоркой проговорила:

- Отец Генрих сказал, что я смогу помогать в медотсеке.
- Не расстраивайся так, Эльза. Ты научишься. А в медотсеке люди требуются всегда. Особенно перед смотром. Усиленные тренировки ведут к повышению травматизма личного состава. Сейчас ты устроишься, переоденешься, и мы пройдём в медотсек. Тебе предстоит осмотр и обучение имперскому языку. Осмотр займёт несколько минут, а изучение имперского ещё меньше.

Я видела, что суровая блондинка искренне старается меня успокоить. И успокоилась.

- Я знаю имперский, Магда.
- Читаешь, пишешь?
- Даже считаю. Я несколько лет вела бухгалтерию в маленькой фирме. Прежде чем...

И замолчала. Не хочу изливать душу. Я выплеснула то, что меня переполняло на отца Генриха. И хватит. Магда подождала немного, и не стала настаивать. Сказала только с упрёком:

- А говорила, что ничего не умеешь. Бухгалтеры нужны всегда. Но к работе с документами тебя без проверки не допустят. Мы пришли. Вот твоя каюта.

Каюта оказалась больше похожей на нору. Несмотря на размеры, в ней было уютно. Встроенный в стену шкаф, узкая койка, откидывающийся столик. И удобства.

- Санузел совмещённый. Но каюта на одного, так что терпеть можно. Раздельные удобства только в офицерских каютах. Приводи себя в порядок, я подожду в каюте.

- Магда, покажи мне, пожалуйста, как этим пользоваться. Я впервые в таком санузле.

Магда откинула стенную панель, и показала мне управляющую консоль. Душ, клозет, раковина, - всё возникает после нажатия определённого символа. В душевой кабине есть своя консоль: выбор типа душа, температуры воды, сушка воздухом. Можно даже туман вызвать. Не знаю для чего. Магда показала, как пользоваться утилизатором: бросаешь туда грязные вещи и берёшь с полочки чистые и выглаженные. Всё очень быстро. Если и уборка делается так же, то мне здесь не устроиться на работу. Диплома бухгалтера у меня нет. Так что о работе с документами мечтать не приходится.

Приняла душ, надела вычищенную одежду. Шапочку надевать не стала. Заплела волосы в свободную косу.

- Ого, какая шевелюра! Огонь! Чем красишь?
- Это мой натуральный цвет.
- Повезло тебе... Ладно, пошли.

Медосмотр действительно не занял много времени. Заодно и сняли мерки для изготовления формы. Всё равно рост и прочие параметры должны быть заполнены. И аптечкой-анализатором пользоваться просто. Надели на меня плетёное кольцо, аптечку поднесли к предплечью, укол, тихое жужжание... Медик в форме смотрит на экран.

- Здорова. Лечения не требуется. Только прививки. Завтра зайдёшь.
- Я не предупредила тебя, Деций. Она утверждает, что знает имперский.
- Теперь уже точно знает, Магда. Это дикий мир, и они учат языки, запоминая слова на слух. Проще научить, чем экзаменовать.

Захотелось уйти, хлопнув дверью. Но двери здесь не распахиваются, а раскрываются, как мембрана у фотоаппарата. Да и на правду не принято обижаться.

- Сдержанная. Умеет себя вести. Что ещё она умеет, Магда?
- Ещё я умею говорить. Сама за себя. Обращайтесь напрямую.

Медик подчёркнуто оглянулся. Ну да, имперцы обращаются ко всем на "ты". Даже к своим богам. Наши чиновники стараются не отставать от моды. А мне придётся переучиваться. Каждый раз напоминая себе, что подобное обращение, - отнюдь не грубость. Выругала себя мысленно. Как теперь просить работу?!

- Эльза хочет работать в медотсеке. И она какое-то время работала бухгалтером, Деций. Торопись, пока её не забрали.
- У меня нет диплома, Магда. Я делала всё по книгам.
- Но делала же? А ваши дипломы всё равно в Империи недействительны. Нужен квалификационный экзамен. Дня через три-четыре. Всё, что нужно для подготовки, найдёшь в библиотеке. Я покажу, как пользоваться.
- Завтра приходи на прививки. А через день - на работу. Поняла, Эльза?
- Да, спасибо... Деций. А почему через день?
- Потому что после прививок надо отлежаться. Всё. Свободны!

После прививок действительно необходимо отлёживаться. Хорошо, что Магда показала, как заходить в библиотеку до того. Иначе я бы ничего не поняла. Голова кружится, как будто я пьяна. Деций сказал, что это нормальная реакция. Магда за локоть протащила меня до каюты. Уложила на койку и распрощалась до завтра. А я, подумала было позаниматься, и даже начала вставать. Кажется. Потому что проснулась от звука сирены. Вскочила, метнулась в душ, надела свежесделанную спортивную форму и побежала на плац. Магда вчера утром провела инструктаж. Пока изготавливались комплекты формы. Построение обязательно для всех. Так же, как и боевая подготовка. Поскольку я ничего подобного не умею, со мной будут заниматься в усиленном режиме. Зато можно не думать о том, как жить дальше. Приходится думать, как выжить. К счастью, мне не привыкать к усиленным нагрузкам. Во всяком случае, до пятого километра кросса, я именно так и думала. Пришлось стиснуть зубы и не показывать слабость. Поняла, что ненавижу вояк. Они смеются! Им весело! Хорошо смеётся тот, кто... не помню... Сейчас в обморок упаду!

- Так, достаточно для новичков. Эльза, - сотню приседаний. Остальным - тридцать подтягиваний и десять подъёмов с переворотом.

Оййй... мама... "встану и пойду!" Стиснула зубы, приседаю.

- Эльза, не скрипи зубами. Это только начало!

Издеваются!

Оказалось, - нет! Издеваться начали на САКОНБе (Специальный Армейский КОмплекс Ножевого Боя). Ну не могу я уследить за ножом! А когда начало получаться, пришлось следить за руками, потому что нож оказался не один. Времени потереть синяки нет. В голове бьётся мысль: "Зачем мне это?!!" Я же не военный? Нет, я поняла, конечно, что нормативы обязательны для всех. Придётся соответствовать. Строевую подготовку пока отложили. Пока я не набрала физическую форму. Добравшись до каюты, расплакалась. Так себя жалко стало! Так в слезах и отправилась в душ. Переоделась в очередной комплект формы и отправилась на работу в медотсек.

До обеда комплектовала аптечки-анализаторы. Первый час пришлось потратить на изучение самой аптечки. Собрать-разобрать-укомплектовать. Комплектаций несколько. Специфика родов войск диктует дополнения к стандартному набору препаратов. Вначале получалось медленно. Два раза пришлось переделывать. Каждую собранную аптечку перепроверяла. Не дай Бог, напутать! От аптечки иногда зависит жизнь. Потом уже запомнила комплектацию, оптимизировала процесс предварительным подбором препаратов и раскладыванием их для удобства сборки. Деций занимается своими делами, периодически посматривая в мою сторону. Но замечаний не делает.

Магда забрала меня на обед. Пообедали плотно. Но после утренней нагрузки, можно бы и добавки. Но... не положено. Нормы для каждого индивидуальные. Магда говорит, что потом мне будет легче. Где-то через неделю. Не знаю... Полчаса послеобеденного отдыха потратила на выгрузку из библиотеки квалификационных требований к бухгалтеру, и литературы к ним. Если дипломы недействительны, может мне удастся получить какую-нибудь справку имперского образца? А с такой справкой уже можно устраиваться на работу!

За полчаса собрала необходимый минимум для изучения. И отправилась за Магдой изучать импульсный пистолет. Насобачившись на аптечках, разбирать-собирать импульсник научилась за четверть часа. Потом придётся делать это не глядя. Но это - потом. А вот со стрельбой получается не очень. Через час непрерывных занятий - на ооочень слабую троечку. Значит, к ножевому бою добавляем стрельбу. А ведь только полдня прошло! Что-то будет вечером?

Вечером была рукопашка. Меня швыряли, перебрасывали через бедро с захватом и просто роняли. Ощущала себя каким-то тюфяком. Деций сжалился и выделил мазь от синяков. Обмазалась вся! Хотела отложить занятия на завтра, потом поняла, что если не заставлю себя, то так и останусь неквалифицированным специалистом. Час отзанималась по вопроснику. Больше не смогла, начала отключаться. Ну и ладно. Сегодня только первый день.

За неделю я действительно "втянулась". Но легче не стало. Добавили строевую подготовку. Лучше бы я вместо Универа в армию пошла. Однополчанин отца Генриха прибывает в конце недели. Так что я здесь две недели минимум пробуду. Распорядок дня сложился. Утром подъём и построение. Потом кросс; вместо приседаний - отжимания (позже обещают турник!), пять минут привести себя в порядок, десять минут на перекус. До обеда работаю в медотсеке. Обед, полчаса отдыха (дремлю, - времени слишком мало, чтобы его на учёбу с толком тратить), потом стрельбище и плац (строевая, будь она неладна!), опять медотсек, вечером - рукопашка, мазь от синяков, лёгкий ужин, час-полтора занимаюсь по вопроснику бухгалтерским делом, и спааать.

Открыли карточку в имперском банке. Как всем военным и контрактникам. Когда мне сказали, что оплата моей работы составит пока пять кредитов в неделю, я расстроилась. Я в домработницах получала сотню в месяц. Магда успокоила, что на эти деньги вполне можно жить. Посмотрела на неё, как на идиотку, потом прикинула, что на еду, жильё, медицину и одежду с обувью тратиться не придётся, - в общем, действительно можно. А потом оказалось, что это я идиотка. Я считала на местные кредиты. А мне платят в имперских. А это в сорок раз больше! Я - богачка!

А бесплатное медобслуживание по-имперски, - это сказка! Когда у меня заныл зуб, Деций усадил меня в специальное кресло, сделал обезболивание, удалил пломбы, и восстановил (!) все зубы. Два часа времени ушло. Но! Ни одной пломбы не осталось. Живые зубы! Мою стоматологическую карту отправили в архив. С приложением новой. Как бы мне родителей на медицинское обслуживание поставить... Зачем нужна эта автономия?! Магда сказала, что если я заключу долгосрочный контракт с армией, то у родителей появится льгота по медицинскому обслуживанию. Смогут получить имперскую страховку. Стараюсь. Учу бухгалтерию, учу правила оказания первой помощи. Я наши-то все забыла! А имперские и не знала. Может, конечно, первая помощь и одинакова. Кто знает... Если с бухгалтерией не получится, Деций направит на получение квалификации медицинской сестры. Перевязать, жгут наложить, аптечку приложить к предплечью, - я уже умею. Подержать за руку, улыбнуться подбадривающе, - тоже.

***


- Эй, лисичка! Почему личико такое опрокинутое? Садись, подвезу.

Вынырнула из прострации, посмотрела на улыбающегося имперца. Я за почти две недели научилась безошибочно определять нововавилонцев. Вот и у этого - породистое имперское лицо. Наверняка, патриций. Они все здесь патриции. Впрочем, как, смеясь, сказал Деций: все офицеры, начиная с трибуна - патриции. Но не все патриции - офицеры, начиная с трибуна.

Вышел из своего дорогого авто, обошёл, распахнул дверь:

- Садись, лисичка. Говори адрес.
- Данциг. Городская больница.

Посерьёзнел мгновенно. Тихо спросил:

- Кто-то близкий?

И я разревелась. Сижу и реву. А в голове бьётся: ну почему?!!

- Тихо, лисичка. Может обойдётся. Тихо...

Пока говорил, успел меня пристегнуть и рванул машину с места, куда там мотоциклу Янека. До города буквально долетели. Полчаса. Выскочила из машины и побежала в больницу. Поиск набрать не могу, руки трясутся. Меня вежливо отодвинули от консоли.

- Спокойно, лисичка. Говори имя.
- Радзивиллува Барбара.

Набрал имя, посмотрел, стёр. Набрал ещё раз.

- Таких нет, лисичка. Пойдём, спросим.

Меня всю трясёт. Послушно переставляю ноги, следуя за имперцем.

- Сюда нельзя! Написано же! Вход воспрещён!
- Не ругайся, красивая. Один вопрос: Радзивиллува Барбара где у вас?

Сестра растаяла. Смотрит на имперца с полным одобрением. На меня - вскользь. Открыла файл, посмотрела:

- Барбара Радзивиллува в больницу не поступала.
- Как же?.. Я видела в новостях... Авария... У вас все списки? Вы посмотрите... пожалуйста...
- Девушка! У меня все списки! Могу морг посмотреть, но к нам не возят мёртвых.

Открыла ещё один файл.

- Нет и не было. Никакой Барбары Радзивиллувой.

Потом, сжалившись, предложила:

- Если подождёшь, я запрошу область. Это займёт несколько минут.

Часто киваю. Конечно, подожду. Говорю имперцу:

- Спасибо вам. Вы мне очень помогли.

Имперец, задумчиво сощурившись, смотрит на свой наруч, потом ободряюще улыбается мне:

- Не расстраивайся, лисичка. Может, ошибка. Всё в жизни бывает.
- Меня Эльжбета зовут. Эльжбета Радзивиллува.
- Эльжбета, - красивое имя. Меня зовут Тит. Увидимся, Эльжбета.

Потрепал по плечу, ободряюще, и вышел, печатая шаг. Странно. Я знаю, что имперцы обращаются друг к другу по имени клана. Или личному прозвищу. Личное имя, практически, не используется. Смотрю на закрывшуюся за имперцем дверь, а меня берут за локти.

- Ну вот, Эльза, мы снова рядом с тобой.

Сестра закрылась в своём кабинете. А меня, зажав рот, охранники жены Руди вытащили через служебный вход и впихнули в машину, сорвавшуюся с места.

- Тебе повезло, сучка, что ни на тебе, ни в тебе не должно быть никаких следов. Но, может, и нам повезёт. Подождём.

Не реагирую на злобный шёпот. В душé надежда на то, что авария с мамой выдумана, борется со страхом, - а вдруг, нет? О себе не думаю. Рано ещё. Эти шавки ничего не решают. Поэтому и гавкают от злости. Машина въехала куда-то. Стёкла затемнены, ничего не видно, лишь ощущение изменения покрытия под колёсами... Меня вытащили в подземном гараже и повели в знакомый до мелочей дом. В кабинет бывшего мужа. Руди сидит за столом с видом судьи. Его жена, - в кресле. Улыбается. Молча смотрю на эту пару, ожидая, что они скажут.

- Ну, что молчишь, язык проглотила?

Окинула взглядом молодую стервочку. Улыбнулась. Продолжаю молчать. У Руди сузились глаза. Руди умный. Понял, что послушная Эльза осталась в прошлом.

- Не ожидал от тебя такой подлости, Эльза.

Улыбнулась, персонально, бывшему мужу и мягко произнесла:

- У меня были прекрасные учителя, Руди.
- Где ты была двенадцать дней? Только не лги! Мы обыскали весь город.
- Мы в разводе, Руди. Нас уже ничто не связывает. И не твоё дело, где я была. - И, через крохотную паузу, добавила для жены Руди. - И с кем.

В глазах бывшего мужа я, неожиданно, увидела ревность. И мне стало так смешно, что я, не удержавшись, рассмеялась. И жена Руди не выдержала.

- Смеёшься, тварь? Скоро ты не будешь зубы скалить! Завтра же в психушке окажешься! С твоим диагнозом молчать надо в тряпочку. Ты нам руки должна целовать, что на воле ходишь!
- А почему, кстати, я на воле хожу? Руди? Почему вы меня после суда в психушку не упекли?
- Я тебе уже пообещала, что ты скоро туда отправишься. Уведите её в подвал. Пусть сидит до завтра.

Хотела спросить, что с мамой, но поняла, - правды не услышу. Пока я нужна им живой и невредимой. А завтра?

Отвели меня в каменный мешок. Это недавно сделано. Не больше года. При мне таких помещений в подвале не было. Можно только стоять, выпрямившись. Крохотное окошко над головой почти не даёт света... Стою по стойке смирно. Хорошо, всё-таки, что я начала заниматься строевой подготовкой. Не так быстро устану. Можно расслаблять попеременно группы мышц, чтобы они могли отдохнуть.

С улицы доносится какой-то очень знакомый шум. Я, совсем недавно, слышала такой же.

Через несколько минут открылась дверь моей темницы.

- Лисичка, на выход.
- Откуда ты здесь?

Торопливо выхожу наружу. Так и клаустрофобию заработаешь. А мой новый знакомец, белозубо улыбаясь, подхватывает меня под локоток и отвечает:

- Так... Мимо проезжал...

Мы идём коридором к лестнице возле которой неопрятными кучами валяются охранники. Я, непроизвольно, замедлила шаг...

- Лисичка, я не убийца, - парни просто в отключке. Головы у них крепкие, очнутся скоро.
- А...
- Хозяева дома? Тоже в полном порядке. Будут. Когда очнутся. Ты собираешься заявлять на них?
- Нет. Смысла не вижу. Я хочу разобраться, почему. Ты можешь подвезти меня к дому родителей?
- Твои родители за городом, лисичка.
- Откуда ты...
- Ваша соседка очень милая, словоохотливая дама. Так мы едем за город? Или?
- Едем! Я боюсь, что нас опередят.

Тит странно посмотрел на меня, потом сказал

- Это вряд ли.

И мы поехали. Над дорогой. Машина (?!) летела в нескольких сантиметрах над дорожным покрытием. Специальный прибор отслеживал высоту. Как эхолот на древних кораблях.

- Это ведь не автомобиль? Тит?
- Не совсем. Это модифицированный флаер, которому придан в числе прочих разных функционал автомобиля.

Смотрю на, скалящего зубы, имперца и испытываю сильнейшее желание стукнуть его чем-нибудь по голове.

- Эй, лисичка! Не прожги меня взглядом. Ну не могу я по другому объяснить.

Помолчала, потом сказала, не удержавшись:

- На тебя могут заявить в полицию.
- Кто? Твой бывший муж? Эльза, не смеши меня.
- А что в этом смешного? Ты ворвался...
- Вошёл.
- Ну, пусть вошёл. Без приглашения. Напал на хозяев... У Руди хорошие связи в полиции.
- Твой муж со своей новой женой выпили лишнего, и уснули в гостиной. Меня там не было. Ни одна камера меня не покажет. А охрана тебя бездарно упустила. Только и всего.
- Как-то мне не верится в то, что они выпили лишнего.
- Лисичка... Я лично влил в них по бутылке. Твой бывший муж выпил бутылку виски, а его жена уговорила бутылку коньяка. Не думаю, что они вспомнят о моём визите.
- Ужас! По бутылке?! Ты страшный человек, Тит.
- Для кого-то страшный. - Имперец согласно кивнул. - Мы приехали.
- Я вижу.

Отец вышел из калитки и поражённо уставился на мягко подкатившее к воротам авто. Тит посадил машину возле границ участков, и поехал, как все. Хотя к нам на участки на таких машинах не приезжают. Тит вышел, открыл мне дверь, помог выбраться и подвёл к отцу. Щёлкнул каблуками, отдавая военный поклон. Папа оценил небрежное изящество и безупречную выправку имперца. Но меня, прежде всего, волновало другое:

- Папа, это Тит. С мамой всё в порядке?
- Эльжбета! - Отец в шоке смотрит на меня, забывшую абсолютно все правила приличия. - Конечно, с мамой всё в порядке. - В папиных глазах читаю вопрос: "А вот что с тобой такое случилось"?

- Твоя прекрасная дочь объяснит всё позже...
- Войцех Радзивилл.
- Тит Вителлий Север.

Мужчины обменялись рукопожатием. Значит, всё-таки, патриций. И не из последних семейств Империи, судя по всему. Как жаль, что в нашей Автономии принципиально не учат истории Империи. Я, как слепой котёнок! Вроде бы где-то я слышала это имя...

- Я воевал с твоим отцом, патриций.
- Я в курсе. В Академии учат историю.

В голосе Тита - холодная учтивость. И не более.

- В таких подробностях?

Отец удивлён. Я сделала шаг в сторону. Мужчины сейчас напоминают двух волков, встретившихся на чужой территории. Странно. Вроде бы это наш дом.

- Имя командира звена, прорвавшего кольцо блокады, известно всем, командор Радзивилл. Наши курсанты разбирают в подробностях эту операцию.
- Мы сражались с Империей? Папа?
- Всегда, лисичка. Ваша планета всегда сражалась на стороне миров Союза. Поразительная преданность, каждый раз выдерживающая испытание временем. Поэтому Регентский Совет не стал возражать против Автономии.
- Сенат Республики ограничивался карательной экспедицией, патриций.
- А мы теперь не воюем с мирами Союза, благородный Радзивилл. У нас теперь родственные связи.

В голосе имперца звучит горечь и издёвка. Не над отцом... Над самим фактом родственных связей с давним противником. Но ведь это политика?

- А почему такое простое решение не нашли раньше?

Ну вот... мужская солидарность. И папа и мой новый знакомый смотрят на меня с жалостью, как на умалишённую.

- А потому, лисичка...
- Мою дочь зовут Эльжбета!

Тит выпрямился, склонил голову в поклоне.

- Приветствую прекрасную Барбару.
- Приветствую, имперец.

Мама в гневе. Не знаю, что с ней такое... Впрочем, если мы всё время (!) воюем с Империей... И когда они думали меня в это посвятить? Или не думали? А теперь я не знаю, как себя вести, чтобы мама не обидела Тита. Папа иногда называет её Бася-порох. Потому что мама вспыхивает мгновенно. И мгновенно приходит в себя...

- Благородный Радзивилл. Соберите с прекрасной Барбарой всё, что считаете важным. Отсюда надо уходить. Твоя прекрасная дочь объяснит всё позднее.

- Я не знаю, причины. Но папа, Тит прав. Нам надо уходить. Я примчалась в город, посмотрев новости. А в новостях показали маму в больнице после аварии. Меня схватили охранники жены Руди, и отвезли к нему домой. Сказали, что ни на мне, ни... - меня передёрнуло - во мне, не должно быть никаких следов. И что они подождут. Меня выручил Тит. Он меня подвёз до города...

Родители переглянулись... Папа снял с полки старый рюкзак, надел одну лямку на плечо. Мама вышла и через пять минут вернулась в камуфляжном комбинезоне и берцах, как будто она идёт за грибами. А я задумалась: на чём же мы поедем, если машина у Тита двухместная?

- Лисичка, не волнуйся. Уйдёте порталом. Прямо на базу.
- На имперскую базу?!

И тут Тит проявил жёсткость, которой всегда не хватало папе:

- Прекрасная Барбара может покинуть базу, когда пожелает. А сейчас вы втроём отправитесь туда, куда настроен одноразовый портал.

И мама промолчала. А я ожидала скандала. Наверное, трудно пререкаться, глядя в сияющие ледяным светом глаза имперца. У меня, во всяком случае, даже мысли не возникло возразить. Тит снял с себя медальон. Судя по виду - дорогой. Что-то с ним сделал, и надел на меня, шагнув после этого назад.

- Стойте плотной группой. Лучше возьмитесь за руки. Портал сработает через...

И реальность разлетелась на обломки, собравшись уже в другом месте. Я узнала портальный зал базы, откуда этим утром переправилась вниз. Мы стоим в центре круга, папа поднял взгляд на стык стен и потолка. Я, последовав его примеру, заметила раскрытые бойницы. Или это называется орудийные порты? Не знаю. Знаю только, что неуютно стоять под дулами. Наконец, раскрылась дверь, ведущая в анфиладу камер санобработки.

- Я пойду впереди, папа, мама. Меня знают.
- Вот значит каким образом...

Не поняла, о чём говорил папа. Но, надеюсь, мы ещё сможем поговорить.

***


Родители быстро освоились на базе. Допуск им дали такой же, как и мне. Отца попросили принять участие в учениях. Давать "вводные". Не знаю, что это. Наше прибытие совпало с приездом благородного Манлия. Это его отец Генрих просил меня осмотреть. Я боялась страшно... Вся на нервах. Похищение это дурацкое... Эксперты проанализировали запись и сказали, что кто-то очень умелый врезал кусок в новостную программу. С первого взгляда не отличить. А мне и вовсе не до экспертиз было. Я кинулась отпрашиваться и бегом в портальный зал. А на остановке возле проходной меня подхватил Тит.

С Титом всё сложно. Когда я начинала рассказывать про него, все сразу переводили разговор. А Манлий посоветовал мне не говорить никому о своём знакомстве с Титом. Я вся в мыслях... То что парень окончил имперскую Академию, это понятно. Безупречная выправка, как ни пытается он её замаскировать нарочитой расхлябанностью... А ведь пытается! Я это поняла, когда начала анализировать свои воспоминания. И знание приёмов боя без оружия... В одиночку нейтрализовать, не убивая, пятерых охранников, это суметь надо. А уж напоить Руди и его жену... Руди достаточно припугнуть. А вот его супругу припугнуть не удастся никому. Не знаю, как и где она жила, откуда такая волчья хватка... Но её не запугаешь. Разве что, угрозой внешности... Но я не представляю Тита угрожающего женщине ножом. Наруч, выданный мне после официального оформления на работу, - Манлий подтвердил заключение Деция "здорова" - призывно замерцал. Коснулась пальцем символа коммуникатора... Тит. Сверкает зубами в улыбке. Как в старину говорили: "лёгок на помине".

- Лисичка, как у тебя дела?
- Всё хорошо, спасибо!

Хотела спросить в безопасности ли он... хотела сказать... много чего хотела сказать. И молча смотрю на жизнерадостного имперца.

- Когда у тебя выходной? Ты ведь работаешь две через две?
- Да. Выходной... выходной послезавтра.
- Я подхвачу тебя возле базы, лисичка. Съездим поплаваем. Или ты предпочитаешь охоту?
- Я женщина мирная. Плавание вполне подойдёт.
- До встречи, лисичка! Передавай моё восхищение прекрасной Барбаре и благородному Радзивиллу.

И отключился. А я сижу и улыбаюсь, заразившись весельем от Тита.

Через день, после построения, я стояла на том же месте, откуда меня несколько дней назад подхватил имперский военный на дорогом авто.

- Садись, лисичка.

Как и в прошлый раз, Тит обошёл вокруг машины, открыл мне дверцу и усадил на кожаное сиденье. Я пристегнулась сама. Тит, перепрыгнув машину, занял своё место, хулигански мне подмигнув, и мы взлетели. Машина поднималась всё выше, а чуть впереди я увидела лучащееся кольцо. Хотела спросить у Тита, что за странное атмосферное явление, но не успела. Мы влетели внутрь кольца, и начали подниматься. Машину как будто "втягивало" куда-то. Компенсаторное оборудование у этого агрегата выше похвал. Перегрузки совершенно не ощущаются. А погасить такую скорость, это... Нас бы просто размазало. Тит весело улыбается, поэтому я не волнуюсь. Жду, что будет дальше.

А дальше был корабль. Небольшой, чуть больше тяжёлого десантного катера. Но вооружённый не хуже крейсера. Побывав на военной базе имперцев, я начала разбираться. И папа... Папа давал пояснения, делая сравнительный анализ боевого флота Империи и Союза. Так вот, таких кораблей там не было.

После фразы Тита о том, что наша планета всегда воюет на стороне Союза, меня не удивило признание отца, что наши корни в Союзе. Дед был командиром звена, прикрывавшего отход войск Союза, и не успел вернуться домой, до закрытия границы. Они высадились на эту планету, доложились старожилам о прибытии, и начали обживаться. Врастать в реалии, прячась под землёй от карательных отрядов, рыскающих по поверхности. Техника маскировки за тысячелетия доведена до совершенства. Даже имперское оборудование поиска пасует. Дед женился на местной уроженке, не знающей о своём происхождении. Эти знания передаются только мужчинам. Женщины в Союзе не воюют. В отличие от Империи. Семья деда осталась в Союзе. Папа сказал, что если мы не будем воевать, то после открытия границы, он попытается найти их. Дед оставил письмо для них. Не письмо, а целый дневник. Он каждый день "разговаривал" с оставленными дома женой и сыновьями. Рассказывал им о себе... Говорил, что любит и помнит... Папа не смог передать его в эту войну. Не удалось побывать в Союзе.

- Что притихла, лисичка? Устраивайся. Через час будем на месте. В каюте есть ателье, сделай себе лёгкое платье. Там жарко.
- Часа мне не хватит, чтобы сделать одежду.

Удивлённый... нет, потрясённый взгляд. Потом виноватое:

- Извини, лисичка. Я всё время забываю, что ваш мир принципиально отказывается от имперских благ. Мы вызовем модельера в гостиницу.
- Ты хочешь сказать, что все женщины в Империи могут за час сделать себе одежду?
- Моя мать за час способна сделать себе полный комплект на год. От купального костюма до шубки. И ещё пару ковров соткать, пока фасон обдумывает.
- Боюсь, что даже после того, как я освою эти ваши блага цивилизации, я всё равно не смогу достигнуть такого уровня. Твоя мама модельер?
- Нет, лисичка. Ни моя мама, ни моя мать профессионально изготовлением одежды не занимаются. К маме приходит модельер. Мать развлекается моделированием чтобы, как она сказала маме: "занять руки и разгрузить голову".
- Как-то странно ты говоришь, Тит. У меня мама одна. А у тебя... Ой, прости! Твой отец взял себе другую жену? Прости, пожалуйста!

На мгновение глаза Тита полыхнули ледяным светом. Потом, он, блеснув зубами в улыбке-оскале, сказал:

- Я тебя запутал, лисичка. У моего отца только одна жена, - моя мать. А меня, полугодовалым, передали на воспитание деду. Поэтому я называю мамой жену деда. И сразу скажу, - она мне не бабушка.
- Понимаю...

Медленно говорю, пытаясь разобраться в эмоциях, проскользнувших в объяснении Тита. Ревнует мать? К кому? Слово "отец" он произносит так, что ясно, - отца он безмерно уважает. Гордится им. А вот мать... лучше не говорить на эту тему. Не тревожить...

***


Через час с четвертью зависли на орбите какой-то густонаселённой планеты. Орбита загружена так, что в памяти всплыло древнее слово "пробки". Но кораблик Тита уверенно ввинчивается между громадными лайнерами, плавно отплывшими в стороны, давая Титу место.

- Устала, лисичка?
- Нет, спасибо. Что это за мир? Столько кораблей!
- Это Дадрис, лисичка. Один из курортных миров.

В ошеломлении смотрю на имперца. О Дадрисе я слышала. Руди завистливо вздыхал, при упоминании этого мира. А его супруга регулярно смотрела светские новости, в которых нередко показывали Дадрис.

- На Мунвальде большая вероятность встретить знакомых. - извиняющимся тоном сказал имперец. - А я хочу побыть с тобой. Но здесь тоже приемлемый сервис, лисичка. Не расстраивайся.

И тут я начала хохотать, как ненормальная.

- Тит! Ты нашу дачу видел? Так почему ты просишь меня не расстраиваться насчёт местного сервиса? Я название Дадрис только слышала, а что такое Мунвальд, - вообще не знаю!
- Извини, лисичка... Я не хотел... обидеть.
- Я не обиделась, Тит. Всё хорошо. За исключением того, что мне не в чем выйти из корабля. Я не хочу, чтобы ты стыдился меня.
- С ума сошла?! Посмотри на себя в зеркало, лисичка. Мне завидовать будут! А из корабля ты можешь выйти в форме. Армию в Империи уважают.

И мы вышли из корабля в форме. Тит из солидарности тоже надел форму. Без знаков различия. Вот только по выправке сразу заметно, что у парня за спиной Академия. И, скорее всего, не одна. Потому что небрежное изящество - отличительная черта офицеров Союза. И нашего Императора, да живёт он вечно! Странно это всё. Граница ведь закрыта. А в отеле Тит меня просто убил. Заказал два одноместных люкса. Молча смотрю на него, не зная, что сказать. Интересоваться причиной, наверное, неприлично... Не могу же я, взрослая женщина, спрашивать как подросток: "я тебе не нравлюсь?" Или, того хуже: "ты меня не хочешь?"

- Лисичка, мы не женаты. Поэтому два номера.
- Я незамужем, Тит. Сама собой распоряжаюсь...

Вскинутая рука остановила фразу.

- Лисичка... Не обсуждаем.

Посмотрев на меня внимательно своими пугающими глазами, всё-таки снизошёл до объяснений.

- Я бесконечно счастлив, твоим щедрым предложением, лисичка. Но принять его, значит тебя скомпрометировать.
- Я думала...

Стараюсь удержать слёзы. Ровно дышу, отдаляясь от нелепой ситуации. Мне никогда ещё не приходилось предлагать себя мужчине. А получилось, как будто я навязываюсь...

- Лисичка, женщина не должна думать. Её дело украшать собой мир. Думать должен мужчина. Всегда.
- На имперской базе достаточно свободные отношения между мужчинами и женщинами.
- Видишь ли... на военную службу принимают только бесплодных женщин. А такая, как ты - должна сидеть в поместье мужа и воспитывать детей.
- Это я уже проходила. С Руди.
- Нет, лисичка. Об этом эпизоде своей жизни тебе лучше забыть. Я надеюсь сегодня узнать о причинах такого интереса бывшего мужа к твоей судьбе.

Появление почтительно поклонившейся горничной прервало эту мучительную для меня беседу. Я поняла: Тита не сдвинуть. Не знаю, кто его воспитывал, но в него накрепко вбили принцип: "не имеешь серьёзных намерений, - не морочь порядочной девушке голову". Приятно чувствовать себя "порядочной девушкой", но мне хочется совсем другого отношения...

- Госпожа Эльза, модельер ожидает тебя в номере.
- Иди, лисичка, чисти пёрышки. Я зайду за тобой через час.

В номере пришлось пройти обычную процедуру снятия мерок. Затем занялись фасонами. Женщина средних лет, представившаяся госпожой Ивонной, быстро демонстрировала мне мои голограммы в различных нарядах. Начали с белья, продолжили купальными костюмами, потом пляжное платье и пляжные же сандалии, потом лёгкое платье, платье для коктейлей, и, наконец, - вечернее платье.

Ивонна в восторге оттого, что к моим волосам подходит модный бирюзовый цвет. Оказывается, у бирюзового очень жёсткие требования к внешности носителя. Кто бы мог подумать! А Ивонна рассказала, что дамы покупают одежду модных расцветок, а потом выясняется, что они в ней "теряются". И многие обвиняют модельера.

Спросила у Ивонны сколько это будет стоить. Решила вернуть Титу потраченные на меня деньги. Модельер упёрлась и отказалась пояснять. Ну и ладно. Стоимость номера узнать легко, а стоимость нарядов посмотреть в каталоге. В дверь постучали. Лёгкий стук, и тут же заработал мой коммуникатор:

- Лисичка, жду на террасе. Тебя проводят.
- Хорошо, Тит.

Приняла душ, надела свежесотворённую одежду: бельё, тонкие чулки, лёгкое платье и открытые туфельки. Решилась, и тронула за ушами смоченными духами пальцами. Чуть-чуть... Духи преподнёс Тит. Судя по флакону, - безумно дорогие. Названия такого, во всяком случае, я не слышала. Аромат, окутал подобно ледяному пламени. Если бы лёд мог гореть. Вышла из номера, и посыльный почтительно повёл меня на террасу. Одна я бы точно заблудилась!

Терраса оказалась огромной, залитой солнцем, и уставленной столиками. Как в уличном кафе. Только намного свободнее, и цены, наверняка, другие. Встала в дверях, осмотрелась. Увидела в одном из оазисов, созданных цветущими кустами, Тита, сидящего с каким-то мужчиной. Тоже офицер, хоть и в штатском. Безупречная имперская выправка. Без небрежного изящества Тита, но с поистине кошачьей грацией движений. И я увидела совсем другого Тита. Настоящего. Не шалопая, каким он хочет казаться, а умного, сильного, волевого офицера. И очень занятого. Стало стыдно за свои детские обиды. С непонятным облегчением поняла, что моя попытка возместить расходы не будет принята. Тит, лишь утвердится во мнении, что женщины - безмозглые создания. И собеседник у Тита интересный: властность проскальзывает в движениях, осанке, повороте головы... Ой, он меня увидел! Встал из за стола, прицелившись взглядом. Тит удивлённо посмотрел на него, перевёл взгляд на меня... Вышел из за столика и подошёл, чтобы сопроводить меня. Ледяной восторг в невероятных глазах имперца частично компенсировал моральный ущерб. В непроницаемо-чёрных глазах второго имперца ничего прочесть не удалось.

- Лисичка, позволь поухаживать за тобой...
- Нет, Тит. За прекрасной Эльзой буду ухаживать я. Представь меня.

- Лисичка, это Марий. Он обещает прояснить некоторые детали, касательно тебя и твоего бывшего мужа. - Посмотрев на Мария, сказал с лёгким неудовольствием. - Я просил Вителлия Флавиана выяснить в чём там дело.
- Он и выяснил, Тит. И передал результаты мне. - Пауза. - Кася увидела изображение прекрасной Эльзы.

Мужчины понимающе рассмеялись. А я вот ничего не поняла. Захотелось уйти, чтобы не мешать военным веселиться.

- Лисичка, прости. Жена моего брата не пустила бы его сюда. Твоё изображение произвело впечатление.

- Мне сменить имя на Турандот?

Вопросительные взгляды уже от обоих офицеров. И я поясняю:

- В древней пьесе так звали принцессу, при взгляде на портрет которой мужчины теряли голову.
- Ситуация, бесспорно, сходная, но твоё имя очень тебе идёт, прекрасная Эльза.

Марек встал и склонился к моей руке. А я даже не заметила, когда он завладел ею. И я уже переиначила его имя на свой лад... Что со мной такое? Обида на Тита? Спокойно, Эльжбета. Не теряй головы.

- Вот это я понимаю: быстрота и натиск. Марий, я увёз лисичку поплавать. Послезавтра она должна вернуться.
- Тит, не ревнуй. У тебя женщин, - каждая первая. А у меня будет только прекрасная Эльза.
- А меня спросить? Не надо?

Начинаю злиться. Мама уже разбила бы о головы имперцев пару тарелок. Я всегда была сдержанной. Как папа.

- Ой-ой-ой... Лисичка, не швыряй в нас посудой. Я переведу: Марий просто к тебе никого не подпустит.

Посмотрела на Марека, - получила вежливую улыбку и непроницаемый взгляд. Глубоко вдохнула. Взгляды мужчин дёрнулись вниз, но тут же вернулись. Воспитанные оба. Выдохнула.

- Я подумаю над твоими словами, Тит.
- Не надо думать, лисичка. Пусть Марий думает. Он у нас стратег.
- Тит, тебе пора. Твой отпуск окончен. Я позабочусь о прекрасной Эльзе.

И Тит исчез порталом прямо из за стола. Марий улыбается мне, а я хлопаю глазами, как дурочка. И не знаю: то ли злиться, то ли смеяться над собой.

- Прости Тита, прекрасная Эльза. Его отозвали из отпуска.
- Верни меня домой, Марек.

Удивлённый взгляд чёрных глаз, и я с досады чуть не прикусила себе язык. Марий! Марий, а не Марек! Извиняться не буду. Незачем усугублять. А глаза напротив начинают лучиться теплом. Согревая и успокаивая. Опять поцелуй руки. Я совсем не слежу за своими конечностями. Или я настолько утонула в чёрных глазах, что не замечаю ничего?

- Вот эта дама, господин комиссар.

И наш столик окружает полиция. Пальцы Марека тронули мою кисть. Молча смотрю на него. А на нас направлены взгляды всех, оказавшихся на террасе. И с балконов наблюдают. Вижу несколько навороченных голокамер. С такими ходят корреспонденты. Попаду в историю. Как обычно!

- Госпожа, тебе придётся пройти с нами.

Праздник закончился, не начавшись. Не говоря ни слова, встаю... пытаюсь встать. Пальцы, ещё мгновенье назад, нежно касающиеся моей кисти, сжались стальными оковами, удерживая меня. Ровный бесстрастный голос произнёс.

- Катер к террасе.

И нас накрыло тенью. Огромный... Нет, действительно ОГРОМНЫЙ десантный катер с гербом Императора, да живёт он вечно! Завис над террасой. И мгновенно ситуация изменилась. Прибежал запыхавшийся Управляющий. Чуть не плача складывал перед собой ладони, умоляя простить, клянясь лично казнить нерадивого посыльного, посмевшего обеспокоить высоких гостей. Комиссар и полицейские оказались заблокированы неизвестно откуда появившимися десантниками.

- Эльза, у тебя в номере осталось что-то важное?

Я ещё не пришла в себя, и только медленно моргаю, выныривая из кошмара, сменившегося фарсом.

- Все вещи госпожи Эльзы немедленно будут упакованы. Господин адмирал может не беспокоиться.
- Я и не беспокоюсь, господин управляющий. Репутация отеля не даёт повода для беспокойства. - Пауза. - Не давала до сих пор. - Движение пальцев, и приказ женщине в форме - Вещи собрать, доставить на корабль. Старт через двадцать минут.

Повернулся ко мне, всё ещё удерживаемой его рукой. Сталь в бархатной перчатке. Сходство с котом усилилось.

- Прекрасная Эльза, не расстраивайся. Пляжи Мунвальда не хуже здешних. Позволь предложить тебе руку.
- А сердце?

Пытаюсь шутить, а сердце ухнуло вниз. Кто я, и кто Марек? Управляющий лебезит, как перед членом императорской фамилии. Но наш Император, да живёт он вечно! зовётся Кассий Агриппа. И никаких Мариев и рядом не стояло. Адмирал. Это значит легат флота. Я на базе учила иерархию. Высокого полёта птица. Чёрные глаза вспыхнули, обжигая... Снова поцелуй руки. И жаркий шёпот:

- Благодарю.

Помог мне выйти из за стола, не выпуская мою руку. Катер открыл люк. И Марек со мной об руку, не торопясь, прошёл к световому столбу, обозначающему место входа.

- Держись за меня, и ничего не бойся.

Притянул меня к себе и мы начали плавно подниматься в катер. Очень медленно.

- Почему так медленно?
- Потому что до свадьбы у меня не будет другого повода тебя обнять, Эльза.
- До какой ещё свадьбы?! Я не собираюсь...
- И не надо. За тебя всё соберут.

Возмущаться сил нет. Слишком много событий сразу. И вдруг меня накрыло. Руки затряслись...

- Эльза... Эльза, всё хорошо, маленькая. Теперь всё будет хорошо, клянусь.
- Мы не расплатились в отеле. И госпоже Ивонне за одежду и обувь... Я, - воровка! Стыд какой!
- Эльза, ты как ребёнок! Я оставил номер счёта. Все расходы спишут. Не волнуйся.

Мгновенно пришла в себя. Разозлилась. Что за безалаберность?!

- А если они спишут дополнительные расходы? Как можно рассчитываться, не видя счёта?
- Эльза, успокойся. Никто не будет списывать лишнего. Репутация отеля не позволит.
- Ты удивишься, сколь много позволяет репутация отдельным личностям.
- Как скажешь, милая. Если тебя это развлечёт, можешь следить за нашими расходами в совместных поездках.

Разъярённо осматриваюсь, ничего подходящего не вижу.

- Эльза, если ты хочешь бросить в меня нож, подожди до тренировочной площадки.

А по прибытии на имперский флагман, Марек провёл меня в кают-компанию, где собрались все офицеры, кроме находящихся на постах по расписанию. Поставили какой-то треножник, притащили жалко блеющую овцу. Я думала, что сойду с ума, когда несчастному животному перехватили глотку боевым ножом. Кровь льётся, овца дергается, Марек чётким голосом объявляет себя моим мужем. Меня, по имперскому обыкновению, никто не спрашивает. Офицеры свидетельствуют. Не все, а десять старших. Потом начались поздравления и пожелания. И Марек увёл меня в свою каюту. Это так называются апартаменты из нескольких комнат с отдельной баней по имперскому образцу, и небольшим садом с настоящими деревцами, цветами и маленьким фонтаном.

И там я, наконец, закатила скандал. Топала ногами и кричала, что я Марека знаю не больше часа, что мне надоела имперская манера никого не спрашивать, и вообще, когда я в первый раз выходила замуж, у меня хотя бы платье свадебное было. Дешёвенькое, но свадебное! Марек кивал на каждый мой выкрик, держа меня за руки и ухитряясь уворачиваться от пинков, а когда я дошла до платья, сказал

- Стоп, Эльза. Платье, - это важно. Я не подумал. Можем устроить свадьбу по обычаю твоего мира.
- Венчание? Я некрещёная.
- Это имеет значение?

Уставилась на имперца в абсолютном шоке.

- Важно, как ты относишься к обряду.

Задумчиво киваю. Марек прав.

- Ты хочешь, чтобы бракосочетание провёл кто-то конкретный? По закону Империи мы уже женаты, так что устрой себе праздник. Выбери фасон свадебного платья своей мечты. Ведь ты наверняка видела себя в каком-то платье?
- И в шляпе с вуалью! А можно связаться с госпожой Ивонной?
- Для тебя, - всё что угодно.

Начинаю краснеть. Но сначала - свадьба. А то эти имперские традиции мне не нравятся. И мама с папой должны знать, что я пристроена. Дурацкое слово. Как будто женщина - архитектурное сооружение.

- Устраивайся, Эльза. Через полтора часа мы будем на орбите твоей планеты.

Подошёл к стенному автомату, набрал программу, принёс мне на подносе тарелку с яблочным пирогом и чашку чая.

- Подкрепись, немного. Пообедаем после свадьбы.
- Звучит угрожающе. А если сегодня свадьба не состоится? Я так и останусь голодная?
- Эльза, свадьба состоится сегодня. Обещаю. Даже если придётся каждого гостя конвоировать отдельно.

И свадьба состоялась. Госпожу Ивонну провели порталом прямо на корабль. Я попыталась прикинуть затраты энергии... Решила, на будущее, молчать и не высказывать пожеланий. А то имперский флот разорится. Госпожа Ивонна радуется, как будто это она выходит замуж.

- Благородная Эльза, я так рада за тебя!

Час ушёл на разработку фасона. Я не умею рисовать эскизы, поэтому рисовала Ивонна, а я объясняла на пальцах свои пожелания. Вот шляпу с вуалью сделали быстро. Потому что я её представляла во всех подробностях. А с платьем пришлось поработать. В процессе совместного творчества перешли на "ты". Марек дважды заглядывал в каюту и сразу убегал. Наконец, мы всё сделали. Ивонна довольна. Сказала, что о такой рекламе не могла и мечтать. Я удивилась, а она пояснила:

- Благородная Эльза, ты надела платье, созданное мной, и, меньше чем через час, вышла замуж за адмирала Империи. Как только об этом станет известно, у меня возрастёт клиентура. Женщинам не объяснишь, что адмирал увидел тебя, а не платье. Они будут думать "а вдруг"? Вот посмотришь, уже через пару дней войдут в моду огненно-рыжие волосы.
- Наверное, это стратегически неправильно, но я скажу: я увидел голограмму Эльзы, и помчался на Дадрис, страшно переживая, что меня могут опередить. Как только вы высадились, я прошёл порталом в отель. Но в платье от госпожи Ивонны, ты выглядела ошеломляюще, Эльза. Я был рад тому, что поспешил.
- Ты же сказал, что Кася не отпустила...
- Эльза, милая, Кася родом с Альмейна и воспитана в традициях баронств. Она ни слова поперёк мужу не скажет. И Кася знает, что ей не надо волноваться о верности Вителлия Флавиана. Ты поймёшь сама, когда увидишь их вместе. Твои родители предупреждены. Обвенчаемся на базе, как только прибудет центу... отец Генрих.
- Откуда ты...

Марек нежно взял меня за руку, поцеловал кончики пальцев, и ни слова не сказал, улыбаясь одними глазами. На сердце стало тепло и радостно. Как приятно, когда о тебе заботятся! Я всегда старалась для семьи, работала, крутилась по дому, чтобы муж мог дома спокойно отдыхать. А сейчас я не успеваю высказать пожелание, как оно уже исполняется...

- Ощущаю себя Золушкой.
- Ты непохожа на Золушку, Эльза. Ты похожа на валькирию. На женщину-воительницу из древних мифов Земли.
- Их называли амазонками.
- Это другие мифы, Эльза. Валькирии - огненноволосые девы, которые скакали на крылатых конях и забирали в Валгаллу на вечный пир души воинов, погибших с оружием в руках.

Промолчала. Мечта воина: фигуристая девица, которая заберёт его с собой на пьянку. Цвет волос не имеет значения. Такой миф вполне мог иметь место.

Мама расплакалась. Но сначала устроила Мареку скандал. Высказала всё, что думает об имперском менталитете вообще, и о самом адмирале в частности. Марек вежливо выслушал тёщу, поцеловал ей руку, щёлкнув каблуками, и вернулся ко мне. Молча. В парадной форме муж выглядит сокрушительно. Все офицеры, впрочем, тоже. Папа достал свой парадный мундир, который ни разу не надевал. Автоматы рассчитаны на изготовление полного комплекта формы. И неважно, что носится едва ли треть от изготовленного. Так что, парадная форма у папы есть. Чёрная с серебром. На фоне белой с золотом имперской парадки смотрится вызывающе. Мама форму надевать не стала. Ивонна в срочном порядке сотворила для неё платье и шляпу.

Мы настолько непохожи с мамой, что все теряются. Я похожа на дедушку. На папиного папу. Я его ни разу не видела, но папа говорит, что я - копия Карла Радзивилла. Дед тоже был рыжим и черноглазым. Папа - черноглазый, но темноволосый. А у мамы очень светлые волосы и синие глаза. В тёмно-голубом платье и шляпе-таблетке того же цвета, венчающей тяжёлый узел льняных волос, мама привлекает взоры всех офицеров. Папа старается не отходить от прекрасной Барбары.

Отец Генрих вошёл строевым шагом, мягко улыбнулся мне и пожал руку Мареку. У меня создалось впечатление, что они знакомы. Служащие базы быстро установили алтарь и все прочие атрибуты. Я боялась, что отец Генрих откажется совершить обряд. Но сероглазый священник не сказал ни слова. А вот когда мы перед алтарём повторяли за отцом Генрихом клятвы, мама и расплакалась. Разрешённый поцелуй обжёг огнём. Смотрю на Марека, тону в чёрных глазах... Нас поздравляют, желают счастья, прибавления в семье... Но все эти звуки для меня, как белый шум. А мы, - мы только вдвоём.

Свадебный обед не запомнился совершенно. Мы провели час за столом, и Марек увёл меня в нашу (!) каюту на линкоре. Ушли порталом. Чтобы не тратить время, как шепнул мне на ушко мой муж, заставив вспыхнуть в смущении. В, ставшей зеркальной, стене каюты, увидела свои горящие глаза и румянец на щеках. Губы пересохли... Подумала, что помолодела. Всего за день! Муж взял меня на руки, и больше я отражение не рассматривала. Да и стена приняла обычный вид. А мы переместились в спальню. И всё было чудесно! Марек сказал, что сразу понял, - мы созданы друг для друга. Наверное, он прав. Или просто я больше года не была с мужчиной. Посмотрим, как дальше пойдёт...

А наутро Марек собрал нас с моими родителями в малой гостиной своей каюты. И начал рассказывать то, что выяснил по просьбе Тита Вителлий Флавиан.

- Прежде всего меня интересует вопрос: Эльза, с какого момента фирма твоего мужа пошла в гору?
- Я уже не работала, Марек. Руди... - глаза Марека вспыхнули, обжигая чёрным холодом космоса, и я исправилась. - Рудольф сказал, что я не справляюсь с работой и с детьми. И усадил меня дома. А через полгода у него появились новые контракты... и... - в смятении посмотрела на мужа - что-то не так?
- Я не аудитор. Но, похоже, что твоему мужу не нравилось, как ты платишь налоги.
- Я всё делала по книгам. Как полагается. Я перечитала все справочники и методические указания...

Часто моргаю, стараясь удержать слёзы. Меня же проверяли в налоговой. Всё было правильно... Ну почему?!

- Эльза, милая... Ты всё делала правильно. Рудольфа не устраивала твоя честность. Он усадил тебя дома, заниматься детьми и хозяйством, а сам начал делать деньги. Скажи, кто получал почту?
- Рудольф. Он... иногда получал письма от партнёров на домашний адрес.
- А на твоё имя что-нибудь приходило?
- У нас маленький городок, Марек. Кто же будет мне писáть?
- Адвокатская контора. Уведомление о наследстве, оставленном госпожой Вандой своей племяннице Эльжбете.
- Я не знаю никакой госпожи Ванды. Папа?
- Моя старшая сестра покинула планету, когда тебе исполнился год, Эльжбета. Мы с Вандой... кхм... не сошлись во мнении о том, как следует жить. И не переписывались.
- Завещание, однако, госпожа Ванда менять не стала.
- Я помню, Ванда смеялась, говоря, что крохи - всё равно лучше, чем ничего.
- Твоя сестра, благородный Радзивилл, четырежды выходила замуж. И оставалась вдовой и наследницей имущества своих супругов. - На мой заполошный взгляд Марек успокаивающе улыбнулся - Всё в порядке, Эльза. Все мужья твоей тётушки были привиты и прожили свой прекрасный год. Никакого криминала. Госпожа Ванда тоже была привита. И тоже прожила свой прекрасный год.
- У Ванды не могло быть детей...

Папа говорит шёпотом, но в этом шёпоте боль утраты. Как же они поссорились, что за все эти годы не пожелали встречи?

- Госпожа Ванда постаралась предусмотреть в завещании всё, чтобы защитить тебя, Эльза. Странно слышать о крохах...
- Это была игра. Ванда любила игры. Она составляла завещание для наследницы многомиллиардного состояния, окружённой жадными и нечистоплотными людьми. Вот и распорядилась о создании трастового фонда, деньги из которого будут идти только на нужды Эльжбеты, а в случае её смерти, остаток наследства передаётся на благотворительность в какой-то имперский фонд.
- Эльзе повезло. - Марек серьёзно кивнул. - Конечно, наследство не многомиллиардное, - суммарно всего около двух миллионов, но для вашей планеты это очень достойное состояние.

Марек так произнёс слово "всего", что меня покоробило. Потом я опомнилась: он же адмирал и наверняка подписывает многомиллионные контракты, отсюда и такая небрежность. За два миллиона кредитов (имперских!) Руди убил бы не задумываясь. Подумала, что он и так почти убил меня.

- Но как он собирался добраться до этих денег? Если мы в разводе? Я не понимаю!
- Он собирался получить опекунство над тобой, Эльза. Я не силён в ваших законах, но для Рудольфа было важно, чтобы ты приняла наследство, будучи дееспособной. И чтобы у тебя не осталось подопечных. Отсюда и отказ от детей. Для благородного Радзивилла и прекрасной Барбары была предусмотрена смерть от несчастного случая. Ты осталась бы одна, помешавшаяся от горя. Рудольф намеревался получать деньги на необходимое лечение для тебя. "За толику малую" договориться в специализированном заведении о нужном диагнозе.
- Но я ничего не знала ни о каком наследстве!
- Конечно, ты ничего не знала! Это было важно для них, Эльза. Наследство ты уже приняла.
- Бред... - сжала виски руками. - Я не принимала никако...

Марек осторожно взял мои руки, поцеловал, опалив меня жаром. Мысли стремительно унеслись в сторону спальни...

- Та актриса, игравшая медицинскую сестру в городской больнице. Очень талантливая девушка. Она приняла наследство. Не забывай, что тебя не знали. А слепки с отпечатками нужных пальцев и специальные контактные линзы для прохождения иридодиагностики достать, при желании, нетрудно. Тит спутал им все карты. Они дали добро на операцию, а отменить не смогли. Сутки проспали пьяные, потом мучались похмельем. Время ушло. Благородный Радзивилл и прекрасная Барбара оказались на военной базе, тебя Тит увёз на Дадрис.
- И что теперь?
- Теперь ты можешь распоряжаться деньгами, оставленными тебе госпожой Вандой.
- Я хочу знать, что будет с моими детьми. Рудольф останется нищим?
- Рудольфа и его жену будут судить по законам Империи. Он заигрался со своим бизнесом. Твои дети отправлены в имперский интернат. Они не пройдут в Академию по возрасту. Мы учимся с пяти лет. Но их подготовят для жизни в Империи. Специальность, во всяком случае, они получат.

Разозлилась.

- Камешек в мой огород, Марек? У меня специальности нет!
- Ты моя жена, Эльза, милая. Надеюсь, в будущем мать моих детей. Какая ещё специальность тебе нужна?

Родители тихо вышли из гостиной. И из каюты. А Марек усадил меня на колени и нежно целует. Но он напрасно надеется, что я забуду о "специальности"!

- Я хочу получить диплом бухгалтера. Сдать квалификационный экзамен. Честно сдать.

Марек странно посмотрел на меня.

- Эльза... Разумеется, ты будешь честно сдавать экзамен. Почему ты решила, что я буду давить на комиссию? Но зачем тебе это?
- Я хочу иметь профессию. На случай, если ты выкинешь меня из дома.

Показала мужу язык и, спрыгнув с его коленей, побежала прятаться. Была перехвачена у дверей спальни, и с торжеством внесена в неё на руках. Через час решили, что завтра я отправлю заявку на участие в квалификационном тестировании, а после его прохождения мне сообщат, что необходимо изучить для получения бухгалтерского сертификата. Марек не возражает против моей учёбы. Конечно, из дома он меня не выкинет, но... Но! Профессию иметь надо! А дети... Что ж, мы с Руди начинали вообще с нуля. Я знаю, как в Империи относятся к детям, и за их безопасность спокойна. Они будут здоровы, сыты, одеты и обуты. Их обучат профессии. И отучат капризничать. Рудольф и его жена получат то, что причитается по законам Империи. А наследство...

- Марек, тебе нужны деньги?
- Эльза, я адмирал имперского флота. У меня нет поместья. Пока нет. Но жалованье своё я почти не трачу. Только на подарки род-с-т-вен-ни-кам...
- Я хотела оставить деньги отцу Генриху. Для помощи нуждающимся.

Смотрю на задумавшегося мужа и понимаю: меня не слышат. Сутки после свадьбы, а меня уже не слышат! Осмотрелась в поисках метательных снарядов, была схвачена мужем за руки.

- Эльза, любимая... не злись. Я должен представить тебя семье. Во всяком случае, маме.

И опять впал в задумчивость.

- Что не так с мамой? Она нездорова?

Не знаю, сколько лет моему мужу! Смешно, но факт. Но даже если ему тридцать пять, маме может быть не меньше пятидесяти двух лет. Не такая уж и старая...

- Мама здорова, благодарение небу! Надеюсь, Алонсо сумеет её удержать...
- Марек, я ничего не поняла!

И тут, держа меня за руки, муж выдал:

- Моя мама - чистокровная. И при волнении, обычно, хватается за ножи. Это нормальная реакция для дающих миру жизнь. Алонсо, - её муж. И я надеюсь, что ему удастся утихомирить маму.
- Я ей не понравлюсь?

Спрашиваю напрямик. А где-то в онемевшей затылочной области эхом отдаётся: "...хватается за ножи (!)... нормальная реакция... надеюсь... утихомирить..."

- Видишь ли, Эльза... Я - первенец. Маме не понравится любая женщина, какую бы я ни выбрал. Но ты не волнуйся. Мы живём раздельно. Так что с мамой будем видеться редко.

Смотрю на мужа. Молча. Конечно, о чём волноваться? Мне досталась психованная свекровь с комплексом богини и ревностью к первенцу. Да! Она, чуть что, ещё и за ножи хватается. Такая милая традиция у чистокровных. "А в остальном, прекрасная Эльжбета, всё хорошо, всё хорошо"!

- И когда? - На непонимающий взгляд Марека, уточняю. - Когда к маме?
- Надо бы завтра. Но их с Алонсо сейчас нет. Так что ты готовься спокойно к тестированию. Пара недель у нас, наверное, есть. Вителлий Флавиан сообщит, когда мама появится. А деньги... отцу Генриху... да... А ты не думаешь, что твоим родителям...
- Марек! Я знаю папу и маму! Они не притронутся к деньгам госпожи Ванды. Даже если будут голодать!
- Хорошо, милая, как скажешь. Оформи пожертвование. Ты хочешь увидеться с детьми?
- А ты позволишь им жить с нами? На нашем иждивении?
- Что это значит? Почему на иждивении? Дети здоровы. Не понимаю...
- Дети привыкли жить на всём готовом. И не хотят работать. "Работа, для дураков". Так мне, однажды, заявил сын. Он собирался руководить отцовской фирмой.
- Странно как-то это всё. Руководить, не работая... А их отец? Почему он не проявил строгость?
- Не спрашивай меня, Марек. Я просто хотела сказать, что если мы собираемся их оставить в имперском интернате, посетить их там будет жестоко.
- Я спросил, чего хочешь ты, Эльза.

Марек говорит тихо, глядя мне в глаза. И я решаюсь, не опасаясь выглядеть бессердечной:

- Я хочу, чтобы мои дети научились жить самостоятельно. А не на чьей-то шее. Поэтому я не буду восстанавливать родительские права. Рудольфа казнят? Я правильно поняла?

- Всё по закону, Эльза. Подобные злоупотребления караются смертью. Налоги, - это серьёзно.

***


Пришли результаты тестирования. В ближайшие два года сертификат мне не светит. Но работать "на подхвате" не только разрешается, но и рекомендуется. А вечерами, ожидая мужа, буду учить уроки. Это чистокровным достаточно рожать детей. А я, - обычная женщина. И мне надо иметь профессию. Марек послушал мои рассуждения, помолчал, потом сказал:

- Не надо бояться маму, Эльза.

Уставилась на мужа в обалдении. Марек понял меня раньше, чем я сама поняла себя. Вот это я понимаю, единство душ! Поделилась с мужем и этой мыслью. Мне не жалко. И так приятно видеть, как в чёрных глазах появляются тёплые лучики. И улыбка... У Марека замечательная улыбка... Такая... Нельзя не улыбнуться в ответ. И на душе радостно и светло.

Марек направил меня в бухгалтерию Адмиралтейства. Ну это громко сказано. На линкоре один начфин следит за всем. Заулыбался мне радостно, и... отправил проводить инвентаризацию. Линкор, между прочим, около пяти километров в длину. И как я... когда я закончу?

- Не спеши, благородная Эльза. Для бухгалтера важна тщательность и скрупулёзность.
- Ты нарочно? Благородный Герминий?

Тяжёлый вздох...

- Благородная Эльза. Тебе не нужно это всё. Твоё дело обеспечить адмирала наследником. Фавст Марий - последний в роду. Но если ты хочешь поиграть в бухгалтера я тебе предоставляю такую возможность. Заодно с кораблём познакомишься. Возьми у мужа пару преторианцев, и отправляйся. Информацию вноси на наруч. Допуск к программе тебе сделан.

Хотела спросить, кто такой Фавст Марий и при чём здесь он. Потом опомнилась, - это же Марек! Имперцы называют друг друга по имени клана. Вот опозорилась бы! Жена не знает имени мужа! Во время имперского бракосочетания Марек, вроде бы, имя произносил, но мне было нехорошо от запаха крови и вида несчастного животного, так что я не вслушивалась. Злиться на начфина бесполезно. Мареку жаловаться тоже. Что ж, придётся делать инвентаризацию.

- Когда была предыдущая инвентаризация?
- Никогда.

Хлопаю глазами на благородного Герминия. Как такое может быть?

- У нас здесь системы наблюдения. Позволяют сделать инвентаризацию не покидая каюты. А ты отправляйся, благородная Эльза. Потом сверим данные.

Отправилась. К мужу. За преторианцами. Что это такое, интересно?

Оказалось, это телохранители. Старослужащие. Личная гвардия легата. Марек - легат флота. Наверное знаком с Императором, да живёт он вечно!

- Мне поговорить с начфином, Эльза?
- Не надо! Я лучше похожу по кораблю. Надеюсь, не заблужусь. Благородный Герминий сказал, что здесь всё просматривается. А я читала, что инвентаризацию всегда проводят живьём.
- Хочешь проверить Герминия?
- Да нет же! Марек! Он один на весь линкор, и очень занят. Я, - отвлекаю. Для меня это очень полезный опыт. Правда. Не сердись.

Прижалась к мужу, на миг оказавшись в крепких обьятьях. Потом меня с видимым сожалением выпустили из рук.

- Отправляйся, Эльза. Вечером увидимся.

И муж переключился на работу. Я тоже отправилась. Выстроила маршрут от каюты-кабинета начфина, и пошла сверять номера. Взяла с собой индивидуальный световой маркер. Помечаю, незаметно, уже учтённые предметы. Не опечатывать же помещения до конца инвентаризации? Она будет долгой.

И проблемной. За день прошли примерно полкилометра. Последнее помещение - связисты. А у них не хватило одного самонаводящегося портала. Корпус от него есть. С номером, а как же! Так вот: корпус есть, а портала нет. И меня попытались разыграть: когда я уходила, окликнули, сказали, что портал брали смотреть. А сейчас он - нашёлся. Я не дурочка, и прекрасно вижу свою метку на "внезапно нашедшемся" портале! Промолчала. Скажу Мареку. Не знаю, как реагировать. Наверное никак. Моё дело отметить наличие. Или отсутствие. Сколько может стоить самонаводящийся портал? Не знаю. Знаю только, что дорого.

Инвентаризация заняла две недели. Я облазила весь линкор. Все материальные ценности помечены маркером. Не хватает нескольких дорогостоящих предметов, которые можно вынести на себе. Крупногабаритные - все на месте. Номера соответствуют. А вот мелких, - корпуса в наличии, а приборов нет. Слава Богу, оружие всё на месте. Хотя Марек говорит, что оружием лучше обзаводиться на складах. Сверили результаты, начфин схватился за голову и вызвал комиссию из Адмиралтейства. Линкор прошерстят от головы до хвоста. От носа и до кормы, то есть. А меня будут учить бухгалтерскому делу. Лекции буду получать по голосвязи. И в семинарах тоже участвовать дистанционно. И уроки делать... Но сначала мы с Мареком отправимся на Альмейн. Марек представит меня свекрови. Они уже прибыли. Вителлий Флавиан связался с Мареком, и муж сообщил мне радостную весть. Посмотрела на задрожавшие руки, спрятала их в карманы комбеза.

До высадки на Альмейн, познакомилась с Вителлием Флавианом. Он прибыл порталом на линкор. В связи с вскрывшимися нарушениями. Поцеловал мне руку, попенял Мареку на скоропалительное бракосочетание.

- Тит уже нажаловался, Марий. Сказал, что ты увёл у него женщину, на которой он был готов жениться.
- В большой семье, Вителлий Флавиан...

Мужчины посмеялись. А я подумала, что если бы Тит был готов жениться, то мы были бы уже женаты. Он из тех, кто унесёт свою женщину, перебросив через плечо. И не будет оглядываться на обстоятельства. Но всё равно, услышать эти слова было приятно.

- Что будет с этими приборами? Вителлий Флавиан?
- Прежде всего ознакомься с Указом Императора, да живёт он вечно! о порядке проведения инвентаризации. А приборы... Выловим потихоньку.
- А если снимут схему? Как это... промышленный шпионаж?
- Эльза... кхм... в разработке "защиты от проникновения" принимал участие консул Вителлий Север. Если попытаются сканировать любой из украденных приборов, мы будем знать где эта попытка имела место быть.

Задумалась... Проанализировала услышанное.

- Ты хочешь сказать "самоликвидация"?
- Умная девочка! - Виноватый взгляд на нахмурившегося Мария.
- Тебе повезло с женой, Марий.

А я всё равно тревожусь. То, что один закрыл, другой может и открыть. Марек взял меня за руку.

- Эльза, милая, не беспокойся. Вителлий Флавиан взял след и не выпустит его уже. Это он при тебе паясничает. Всё будет нормально. На каждом приборе не только самоликвидатор стоит, но ещё и маркер, позволяющий их найти. Включим локаторы по всей Империи. Найдём.

Поразительное легкомыслие! Или я чего-то не понимаю... Может, я влезла в какую-то операцию? Могли бы сразу сказать: "не суетись, Эльза, занимайся хозяйством". Разозлившись, приготовила фирменную мамину кулебяку на четыре угла. Освоила кулинарный автомат, теперь готовлю для Марека. Муж хвалит, ему всё нравится. А вот мне не хватает запаха готовящейся пищи. И "приложить руки" тоже хочется. Начинаю понимать неведомую свекровь. Пообщавшись с имперскими военными, не только за нож схватишься! После того, как я расписала технологию приготовления, процесс получения готового блюда занимает несколько секунд. Да, запах готовой кулебяки заставил мужчин прекратить разговор и устремиться к столу. Отправила их мыть руки. Как дети!

- Мммм... вкусно! Марий, твоя жена - волшебница!
- Да, моя Эльза такая!

Столько гордости в словах мужа! Я расплываюсь в улыбке, ничего не могу с собой поделать. И, как ушат ледяной воды на голову, прозвучала фраза.

- Я не стал говорить маме о твоей женитьбе, Марий. Сделаешь ей сюрприз.
- Скажи честно, - испугался.
- Ну да... И что с того? Ты принял решение, тебе и отвечать.

Марек вздохнул, постаравшись сделать это незаметно. Испугалась, что упаду в обморок. Страшный вопрос: в чём идти на встречу со свекровью. Если ей не идёт бирюзовый цвет, то она может разозлиться, увидев в бирюзовом меня. В комбезе, - невежливо. Марек притянул меня к себе:

- О чём ты так усиленно думаешь, Эльза?
- В чём ходят на Альмейне. Не знаю, что надеть.

Вителлий Флавиан ответил вместо мужа.

- Альмейн имеет свои традиции, Эльза. Высокородная дама не должна показывать ничего кроме лица и кончиков пальцев рук.

Смотрю на деверя в шоке.

- У меня ничего такого нет. Комбез только.
- Комбез отпадает. Мама загонит тебя в лабиринт.

Рука Марека сжалась на моей талии. Что такое лабиринт? Начинаю мелко дрожать.

Срочно вызванная порталом Ивонна поколдовала у автомата-ателье и создала мне три платья, соответствующие (надеюсь!) озвученным Вителлием Флавианом требованиям: юбка в пол, рукава до основания большого пальца с манжетами, прикрывающими кисть, и воротом, под горло. На голову предлагаются газовые шарфы, под которыми следует прятать шею. Когда Ивонна услышала, что меня будут представлять чистокровной свекрови, то отказалась от облегающих фигуру моделей.

- Твоя свекровь, наверняка, будет в платье с корсетом, Эльза. Тебе следует показать скромность и почтительность. Патрицианок учат...
- Я слышала другое, Ивонна. Патрицианки не любят чистокровных и не скрывают этого.
- Всё так. Но когда в доме патриция появляется чистокровная, исполняющая контракт, забота о её комфорте и безопасности ложится целиком на плечи его жены. Подумай, каково ей приходится.

Подумала... восхитилась силой воли высокородных женщин Империи, и поняла, что мне таких высот не достичь никогда. Я буду драться за Марека. Пусть меня лучше зарежут! Ивонна внимательно посмотрела на меня и тихо сказала.

- Эльза, тебя не предупредили. Может, это и ни к чему... Но тебе следует знать: по законам Империи, если после трёх лет брака у патриция нет детей, он обязан взять себе чистокровную. Даже если это разорит семью. А чистокровная мать адмирала уж точно не позволит проигнорировать эту традицию.
- Зачем ты мне это говоришь, Ивонна?
- Тебе скажет об этом свекровь, можешь не сомневаться. Чистокровные любят играть на чужих нервах. Они все - кошки.

Ивонна спрятала задрожавшие руки и вымученно улыбнулась. Но ведь она же не патрицианка?

- Ошибаешься, Эльза. Я как раз из такого разорившегося рода. Мужчины служат в армии и не бедствуют. Мне, в общем, тоже хватает на жизнь. Могу себе позволить всякие приятные мелочи. А вот поместье наш род утратил.
- И ты не...
- Поместье, - это ерунда, Эльза! Ты не понимаешь, как важен для старых семей приток свежей крови. А поместье братья могут получить за хорошую службу. Император щедр.
- Ты права, Ивонна. Я действительно не понимаю. Но я запомнила твои слова. Спасибо за предупреждение. Значит, тебя зовут не Ивонна?
- Я официально приняла это имя. У меня не может быть детей, и мне не надо следить за поместьем; так что совсем необязательно моим клиенткам знать, что они дают указания патрицианке Цецилии.

***


Вся в мыслях после содержательного разговора, выбрала зелёное платье, задрапировала голову и шею газовым шарфом цвета экрю, поверх шарфа нацепила шляпу с мягкими широкими полями. А ещё плащ с пелериной, и удобные туфли. Все вещи тёмно-зелёные. Марек приобнял меня, шепнув, что это ненадолго, и мы вскоре вернёмся на корабль. Конечно, его-то мамуля не зарежет!

Катер высадил нас во дворе настоящего зáмка. Пока летели над горами, я тряслась и ничего не видела. Марек обнимал меня. Молча. Тоже боится мамулю? Напомнила себе, что я взрослая женщина, и жить собираюсь не с мамулей, а с Мареком, и что мамуля будет жить отдельно. Марек твёрдо обещал! И храбро шагнула вслед за мужем внутрь зáмка. Сбросила плащ и шляпу в руки тенью скользнувших к нам слуг, вдохнула, выдохнула, и прошла дальше.

В огромном зале высотой в несколько этажей и размерами с ангар для тяжёлых десантных катеров нас уже ждали. Синеглазый красавец обменялся рукопожатием с Мареком, и, с непонятным сочувствием, улыбнулся мне. Но я отметила только, что мужчина одет в чёрное, высокий, худощавый, черноволосый, синеглазый, и очень красивый. Очень. А на шаг позади него стояла... Иви! Что же ты наделала! Нет! Это я виновата! Лучше бы я надела бирюзовый шёлк!

Вспомнилось щебетанье Ивонны, говорящей, что одно платье сделает из аксамита. И что эту изумительную ткань ввела в моду жена первого Императора. Ткань действительно очень красива. Я имею возможность посмотреть на неё со стороны. Потому что женщина, встречающая нас в зале, одета в платье из точно такой же ткани, что и моё. Только фасон другой. Но это уже ничего не значит. Ужас ледяной волной окатил меня с головы до ног.

Заставила себя поднять глаза, упорно желающие рассматривать орнамент пола. И растерялась. Дед описывал чистокровных, как высоких царственных женщин с сияющими серыми глазами. А перед нами стояла невысокая, худенькая молодая дама, напоминающая птичку, или котёнка. Большеглазая, с выразительным лицом. Глаза... прозрачные, зеленовато-серые. Нет. Пожалуй, серебристо-зелёные. Как ледниковые озёра. Бррр... холодный взгляд, - это ни о чём! Раскрылись шире, вбирая нас с Мареком. Оценивая... Губы изогнуты в вежливой улыбке. Губы без модной пухлости, чистого, чёткого рисунка - даме плевать на моду. Безупречная осанка обеспечена корсетом. Фигура... Хорошая. Классические песочные часы. Маленькие кисти рук. Вероятно, и ступни ног тоже. Под платьем не видно. Высокая шея. Волосы, напоминающие цветом драгоценный соболий мех высоко заколоты гребнем, похожим на корону. К гребню прикреплена белоснежная кружевная накидка, ниспадающая на плечи. Зелёный цвет очень идёт даме. Мои волосы, впрочем, более выигрышно смотрятся на зелёном фоне. Я подумала, может, мамуля не приехала? Но Марек склонился в поклоне и сказал:

- Мама, я прибыл, чтобы представить тебе мою жену Эльзу из рода Радзивилл.

И мгновенно обстановка в зале изменилась. Глаза дамы вспыхнули, кажется заняв собой половину её лица. Губы, став ещё чётче, изогнулись в хищном оскале. Подумала: сейчас бросится. В горле пересохло, не могу издать ни звука. Смотрю на тонкие пальцы, сжимающие полоску стали, и готовлюсь умереть... Прошептала безголосо:

- Марек...

Муж заслонил меня собой от этого ужаса. Меня бьёт дрожь, ничего не могу с собой поделать.

- Марий, замечательная новость. Поздравляю. Мы с женой очень рады за тебя. За вас обоих. Не так ли, удивительная?

И синеглазый красавец осторожно вытащил из мамулиной руки метательный нож. Мамуля блеснула клыками в улыбке. А глаза полыхали пожаром. Да! Именно пожаром на складе химического оружия! Огонь такого цвета не бывает. Марек сжал мою руку. Смотрю на него не понимая, что от меня требуется. Хочется забиться куда-нибудь под стол. Всё-таки мамуля настоящая чистокровная. И рост значения не имеет.

В каком-то беспамятстве сидела за обеденным столом. Беседу поддерживали синеглазый и Марек. Мамуля холодно разглядывала меня своими пылающими глазами, вероятно, намечая как будет разделывать добычу. С трудом выпила чашку чая. Горло сжимает спазм. Марек во время обеда периодически касался меня, успокаивая. Прошло два тысячелетия, прежде чем мы встали из за стола...

- Благодарю, Алонсо, мама. К сожалению, я спешу. Катер уже ждёт. Надеюсь вскоре увидимся. - И, повернувшись ко мне, - Эльза, прощайся. Мы уходим.

С трудом выдавила хриплый писк и заморгала, стараясь не расплакаться. Холодное отвращение в сияющих как звёзды глазах помогло собраться с силами. А синеглазому красавцу-мужу предстоит выдержать нешуточный скандал. Видно по всему. Нас, слава Богу, отпускают несъеденными.

С трудом добралась до нашей каюты на корабле. В зеркальных панелях коридора видела своё белое лицо, с бессмысленными провалами глаз. Наверное, мамуля сочла меня идиоткой. Но страшно же! Действительно зарезать может! А в каюте, разувшись и содрав с себя платье, разрыдалась, упав на пол. Марек сбросил мундир и присоединился ко мне, обнимая и успокаивая.

- Эльза, милая, уже всё закончилось. Не плачь. Мама несколько несдержанна в эмоциях. Но у неё будет время привыкнуть к мысли, что ты моя жена.
- Несдержанна в эмоциях?! Марек! Она в меня нож хотела бросить!
- Но ведь не бросила же?
- Если бы этот Алонсо не отобрал, бросила бы. А почему он назвал твою маму женой? Разве чистокровные выходят замуж?

Начинаю успокаиваться. А Марек потемнел лицом и отстранился.

- Они женаты. Герцог Алонсо из миров Союза. И мама, в основном, живёт там. Вот уже несколько лет они приходят порталом, чтобы прожить в зáмке два месяца.

От сердца отлегло. Граница закрыта. А в зáмке мне делать нечего! Осталось только дождаться отъезда мамули.

***


Прошло три месяца после визита в зáмок. В первую ночь после возвращения на корабль, я проснулась с криком. Потому что мне приснилась свекровь тянущаяся ко мне окровавленными когтями. И ведь я же видела, что у неё нет когтей. Коротко подстриженные, полированные ноготки. Без покрытия. А вот приснилась она мне с клыками, когтями и горящими жаждой убийства глазами. Марек расстроен таким моим отношением к его матери. Конечно! Его не обливали ледяным презрением и не пытались зарезать. Только выразили неудовольствие холодным взглядом, которого он даже не заметил. Вероятно, мамуля так на всех своих отпрысков смотрит. Все "несдержанные эмоции" достались мне. Зато я теперь поняла происхождение устойчивости Марека к выступлениям тёщи. После общения со своей дорогой мамочкой, Мареку все прочие женщины кажутся милыми. Ох! Словосочетание "дорогая мамочка" лучше не произносить. Оказывается, это жаргонное обозначение чистокровных женщин. Надо следить за языком. А то мамуля точно зарежет.

Марек получил из Имперской канцелярии уведомление, что нас ожидают через полгода на приём. Расстроилась, что Император недоволен из за меня. Муж рассмеялся, сказав, что нам дают время подготовиться. И утащил меня в спальню среди бела дня.

На адмиральский линкор прибыли две патрицианки, присланные императрицей Юлией (!). Меня воспитывать. Марек просил постараться. Мамуля тоже будет на приёме. И мне следует удержаться и не впасть в ступор. Ужас от перспективы встречи со свекровью, сменился стыдом. Я не могу вести себя как дурочка перед Императором, да живёт он вечно! и испортить карьеру мужа. А вдруг, Император решит нас развести?! Если мамуля попросит?..

- Эльза, что случилось? Ты так побледнела... Что?..
- А вдруг Император аннулирует наш брак? Марек?
- Это невозможно, Эльза.
- А вдруг твоя мама попросит Императора?
- Не говори глупостей. Мама никогда не будет вмешивать Императора, да живёт он вечно! в семейные дела. Это не принято. Мы сами отвечаем за свои действия.
- Мы?
- Вителлий Флавиан женился на Касе против воли матери. Более того, против воли Кассия Агриппы, да живёт он вечно!

Смотрю на мужа в шоке. Улыбчивый и мягкий в общении Вителлий Флавиан... Я совершенно не разбираюсь в мужчинах! Интересно посмотреть на эту Касю...

- С Касей ты познакомишься на приёме. Она редко покидает поместье. Занята детьми.

И вот, наконец, приём в малом поместье Императора, да живёт он вечно! Поместье находится на территории Академии. Именно отсюда выходят блестящие имперские офицеры. Я одета как патрицианка, и стараюсь вести себя с достоинством. Свекровь удивила меня. Она на последнем месяце беременности, но бодра и весела. Это совсем другая женщина, - сияющая внутренним светом. Её красавец-муж от неё не отходит. Из знакомых ещё Вителлий Флавиан, стоящий рядом с очень красивой женщиной. Увидев нас, улыбнулся мне своей мягкой улыбкой. Двое молодых офицеров, очень похожих на Тита. Марек просил меня не упоминать Тита при разговорах с кем бы то ни было. Ой! Отец Генрих здесь? Как же? Нет... Но похож! Так похож! Народу в зале много. Я нервничаю, и не могу как следует осмотреться.

Император, да живёт он вечно! прекрасен. Немыслимая, совершенная красота. И показался знакомым. Определённо такой ледяной взгляд я уже видела. В памяти всплыл горный ледник и озеро воды, подсвеченной солнцем. Стараюсь не сжимать руку Марека. Уголки царственных губ дрогнули, обозначая милостивую улыбку. Нам позволено отойти в сторону. Повернулась, и натолкнулась на взгляд мамули. Они родственники! С императором! Глаза... абсолютно одинаковые. Прозрачные и холодные до ломоты в зубах. Интересно, а у Кассия Агриппы, да живёт он вечно! они так же вспыхивают от гнева? Так... Эльза, спокойно. Тебя не туда заносит. Ещё не хватало разгневать Императора в качестве эксперимента.

Адьютант Его Императорского Величества зачитал Указ. Мареку переданы владения его отца, отобранные в казну. Перечисление владений заняло целую минуту. Мне нехорошо... Я уже поняла, что всю эту махину сбросят на меня. С другой стороны, - справляются же патрицианки? Значит я тоже справлюсь. Но почему Марек не сказал мне о своём родстве с Императором, да живёт он вечно?!! Свекровь пожелала узнать причину моего интереса к Лопе. Сказала ей про невероятное сходство Лопе с отцом Генрихом. Мамуля заинтересовалась. По-моему поручила Вителлию Флавиану узнать об этом. Но, может, я ошибаюсь. Меня допустили к руке, - свекровь приказала мне помочь ей дойти до посадочной площадки. Я опасаюсь, что она родит прямо там. Марек радуется, что мамуля снизошла до меня. С ним я поговорю отдельно. Выставил меня дурочкой! Нет, я, конечно, знала, что у Марека много братьев и сестёр. Чистокровная мать... Но о своём родстве с Императорской фамилией он мог бы меня предупредить заранее. Хотя бы перед знакомством с мамулей. Получается, что свекровь - принцесса крови?

Устроила мужу безобразный скандал. Топала ногами, швыряла посуду и лёгкие предметы. Тяжёлые Марек убирал из под рук. Пиналась и брыкалась, пока муж не отнёс меня в спальню и не закутал в одеяло, оставив один нос снаружи.

- Немедленно выпусти меня! Марек, я не шучу!
- Эльза, я...
- Как ты мог так поступить со мной?!!
- Я не знал, как тебе сказать об этом, и решил молчать. Всё равно ничего бы не изменилось.
- Ничего?!! Да я никогда не согласилась бы!!!

Красноречивое молчание... А я вспоминаю, что меня никто и не спрашивал.

- Эльза, я должен проследить за высадкой мамы и Алонсо. Отдыхай, милая. Ты перенервничала. Дед... да живёт он вечно! - с ним тяжело. Всем. Кроме Тита. Ну и близнецы ещё. Но с них спроса нет.

И ушёл, оставив меня выпутываться из одеяла.

В качестве моральной компенсации меня отправили к Серым лордам. Что они такое, я не знаю, но неделя с птенцами ройхов, это лучший сеанс психотерапии, который вообще можно придумать! Птенцы... они такие... такие... У меня нет слов! Столько нежности исходит от этих малышей, столько радости от нашего присутствия рядом... Я плакала и не скрывала слёз. А ведь сначала я думала прибить Марека! А теперь я смогу летать на этих огромных птицах! Мы возвращались на ройхах. И эти страшные хищники, способные в считанные мгновения разорвать носорога, нежно воркуют нам на прощание, чтобы мы вели себя хорошо, наверное. Поделилась этой мыслью с Мареком, он смеялся.

У Марека появились брат с сестрой. Вейгар и Вероника. А у нас всё ещё нет детей. Свекровь не сказала ни слова, но она, по-моему, и не думает о взрослых детях. Даже не о взрослых, а о пятилетних. В Империи так принято. Отдали пятилеток в Академию, и не беспокоятся.

Марек отвёз меня в Делон погостить у свекрови. Сказал, что должен быть на манёврах, и не сможет уделять мне достаточно внимания. Пытаюсь общаться с близнецами. Сначала шипели на меня, пугали. Потом привыкли. Свекровь совсем их не воспитывает. Дети ползают, как толстенькие ящерки, шипят и курлыкают. Когти у них... Как бритвы! У взрослых, вроде бы, такого нет. Свекровь сказала, что в два года они научатся их прятать. Тогда их официально представят Императору, да живёт он вечно! И посмотрела на меня... А мне нечего ей ответить. Нет у меня детей...

Учу близнецов мыть руки перед едой и после еды. Еда, - это отдельный разговор. Дети ловят мышей! И едят их! Когда я в первый раз увидела Вейгара с мышью, я чуть с ума не сошла от страха. Мышь могла укусить ребёнка! Закричала от страха, а Вейгар быстро съел несчастное животное. Живую мышь! Побежала к свекрови. Никак не могла ей втолковать, что это опасно. Только разозлила. Мамуля рявкнула на меня, как медведица. Глаза горят, зубы оскалены... Сделала поворот кругом и ушла, печатая шаг, чтобы не сорваться на бег. Мамулю надо веселить. Тогда она приходит в хорошее расположение духа, и с ней можно безопасно находиться в одном здании...

Сегодня Марек забрал меня из Делона. И уже через четверть часа, я рассекла ему лоб чашкой. Алонсо более увёртлив. Или мамуля специально промахивается? Вряд ли! Я хотела убить мужа! Этот... муж, солгал мне! Все мужья одинаковы! Все! Какие оправдания ни придумали бы, но все лгут. Манёвры! А на самом деле, - полномасштабные боевые действия. Как представила, что могла остаться одна... Сразу схватилась за чашку.

Марек, прижимая ко лбу платок, выговаривал мне: "мама никогда не возражала против исполнения воинского долга". Конечно! С чего ей возражать! Мамуля чистокровная, - ей через минуту предоставят список мужей на выбор. Ну не будут они серенады петь, как Алонсо. До первого скандала. Потом запоют, как миленькие... Если мамуля захочет, конечно. А у нас ещё даже детей нет! И самое обидное, что этот мерзавец-муж ничего бы мне не сказал, если бы не вызов к Императору, да живёт он вечно! для чествования героев.

Разозлившись на мужа, надела бирюзовое платье. Сделала высокую причёску и подкрасилась. Свекровь учила меня краситься. Вот я и нанесла боевую раскраску. Марек хотел меня запереть. Пригрозила, что вызову ройха и улечу. Куда-нибудь. Отправились рядом. Марек положил мои пальцы на свой локоть, и приказал преторианцам одну меня не отпускать. Хотела его позлить, но увидела мамулю с новым мужем и всё из головы вылетело. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! ни слова не сказал по этому поводу. Марий тоже не реагирует. Пришлось его ущипнуть. Скосил на меня чёрный глаз и прошептал почти не разжимая губ: "Эльза, сейчас не время."

Оказывается, Луций Кровавый и есть настоящий мамулин муж. Луций Вителлий Север, то есть. С трудом удержалась, чтобы не шлёпнуть себя по лбу: Тит! Тит Вителлий Север говорил о своей матери, способной за час сделать полный гардероб и соткать пару ковров. А как у мамули из под рук буквально вылетают готовые ковры, я видела сама. Моя комната в Делоне тоже украшена мамулиными творениями.

Думала, что лопну от любопытства. Пока Марек не освободился и не увёл меня на корабль. И уж там-то я вытрясла из мужа историю странной семьи мамули. Хотя, она же чистокровная! Ничего странного в этом нет. Странно то, что у неё вообще есть мужья.

Оказывается, - требование Кассия Агриппы, да живёт он вечно! Первым мужем мамули был первый Император. Марк Флавий. Отец Вителлия Флавиана. Он женился на матери своего сына в прекрасный год. Подумала, что первый Император, наверное, очень любил её. Марек сказал, что Марк Флавий хотел, чтобы у сына была семья. А любил он свою первую жену, Эмилию. Что он понимает!

Любить-то Марк Флавий, возможно, Эмилию эту и любил. Но мамуля действует на мужчин, как Кассий Агриппа, да живёт он вечно! на женщин. Все в её присутствии подтягивают животы и расправляют плечи. Орлы! Или ройхи. Только не воркуют. Понятно почему. Луций Кровавый... Надо же! Я вообще не представляла легата-прим рядом с женщиной. Хотя, я не была знакома с мамулей...

Лили так на мужчин не действует. Она вгоняет их в ступор. Я так и вижу их, восклицающими подобно древним рыцарям: "Господи! Я не достоин!" Но Лили постарше. И с нею только Император, да живёт он вечно! справляется. Юлия, при всех её достоинствах, не могла отвлечь Кассия Агриппу от дел. Она и помыслить об этом не могла... А Лили... Чистокровная. Прекрасный Пуп Земли!

Старательно глушу комплекс неполноценности... Удаётся плохо. С горя наготовила обед из двенадцати блюд. Как в древних феодальных семьях. Четыре перемены по три блюда каждая. Марек испугался. Но съел всё! Раскормлю мужа, как пингвина. Снимут его с адмиралов и будем сидеть в поместье...

Ага, размечталась! Отправили меня на полосу препятствий. А потом в бухгалтерию. Хотела получить сертификат? Работай, Эльза! Ребёнка родить не можешь, хоть бумаги в порядок приведёшь. Сижу над документами, глотаю слёзы...

Сигнал вызова застал врасплох. Только собралась выпить чашку чая! Ответила...

- Привет, Лисичка! Почему грустишь? Марий обижает? Ты только скажи, мы с ним поговорим.

Смотрю на весело скалящего зубы Тита, и подбираю слова, чтобы деликатно объяснить брату мужа, недопустимость нашего с ним прямого общения. Тит, не дождавшись от меня ни звука, говорит:

- Собирайся, Лисичка. Благородная Лилия желает познакомиться с тобой.

Открыла рот, чтобы спросить, кто это? И тут до меня дошло, - Лили! Зеленовласка с секирой. Супруга Императора, да живёт он вечно! Но почему Тит?

- Лисичка, ты похожа на мою мать. У тебя всё на лице написано. Собирайся, бабуля не любит ждать. Марию я сообщил, так что тебе незачем волноваться.
- Как ты можешь называть жену Императора бабулей?
- Если Императору я прихожусь внуком, то его жена мне кто? Впрочем, здесь ты права, Лисичка. Благородная Лилия моя родная прабабушка. Бабулей её может называть мой отец.
- Аааа...

Слов нет... мыслей тоже. Бабушка Луция Кровавого! Мне страшно, а Марека со мной не будет. Тит только смеётся! Конечно, чего ему бояться?! Его даже мамуля не пугает! В детей она посудой не швыряет. Марек что-то говорил о том, что мамуля может воспользоваться ремнём, но я сомневаюсь. Насколько я видела, дети делают, что им вздумается, совершенно не волнуя дорогую мамочку. Ой! Так нельзя говорить! Зарежет!

- Я сейчас. Пять минут.
- Я как раз успею дойти до твоей каморки, Лисичка.

Сохранила свои заметки и бегом понеслась в каюту, распугивая попавшихся навстречу офицеров. Быстро сервировала столик для кофе, и побежала переодеваться. Я всё-таки жена адмирала! Нельзя выглядеть замарашкой.

Вышла через пятнадцать минут. Пришлось причёсываться. Тит, слава Богу, не злится. Шоколадный тортик он уже почти съел, допивает кофе.

- Лисичка, спасибо. Откуда ты узнала, что я люблю шоколад?
- Угадала. Тит, а благородная Лилия, она тоже "бывает несколько несдержанна"?
- Это тебя Марий так готовил к встрече с матерью? Надеюсь, ты не упала там в обморок? Впрочем, я бы знал. Лили вполне адекватна. Секиру она не использует как оружие.
- А ножи?
- Лисичка, успокойся. Я буду рядом. Если что, бабулю я пару минут удержу, чтобы ты могла убежать.

Перед глазами всё поплыло. Сильные руки встряхнули меня.

- Что же ты такая запуганная, Лисичка? Ты не боялась подонков, будучи абсолютно беззащитной, а сейчас, шуток не понимаешь, - дрожишь, как овечий хвост. Стыдно, благородная Эльза!

Легко ему говорить! На него мамуля с ножом не бросится... А даже если и бросится, - Тита учили бою без оружия. Меня, конечно, тоже учили... Но сколько той учёбы было!

Отправились порталом. Вышли на площади перед императорским дворцом, и точечным переходом (за один шаг) прошли в приёмную супруги Императора, да живёт он вечно! Из за двери в покои благородной Лилии слышны раскаты гневного голоса чистокровной. Тит утянул меня за одну из драпировок, в изобилии украшающих этот зал, и призванных, вероятно, сделать его уютным. А может, драпировки как раз и служат, для того, чтобы за ними прятаться? Мы скрылись абсолютно вовремя. В раскрывшуюся мембранную дверь стремительно выскочил Кассий Агриппа, да живёт он вечно! Выскочил и тут же увернулся от летящей ему вслед зелёной дамской туфельки с высоченной шпилькой.

- В своём доме я могу ходить в чём хочу! А мой дом, - вся Империя! Понял?! Ты?!!

У меня остановилось дыхание. Одна мысль билась в голове: нас сегодня же казнят, а Марек будет меня искать... И что мне в Делоне не сиделось? Мамуля тихая спокойная женщина... Одного-двух прирежет, а потом опять тихая и спокойная... А если благородной Лилии не понравится наше появление? Вдруг она уже передумала?

Император поправил мундир и вышел из приёмной. Тит придержал меня за локоть. Впрочем, я и не думала шевелиться. Через несколько мгновений Кассий Агриппа вернулся. Подошёл к двери, коснувшись наруча заставил её открыться. Из комнат Лилии послышался львиный рык: "Вон!"

Потом в дверном проёме появилась сама хозяйка комнат. Босая, в обнимку с секирой, украшенной трогательным зелёным бантиком. Я слышала о мини-юбках, но никак не ожидала, что эта древняя мода возродится, благодаря жене Императора, да живёт он вечно! Надеюсь, что благородная Лилия не пренебрегает нижним бельём. Потому что на ней классическая мини-юбка. То есть, такой длины, что если она в ней сядет, все присутствующие смогут прочитать надпись на её трусиках. Интересно, а что в то давнее время писали на трусиках? И, самое главное, - зачем?! (Мини-юбки совпали по времени с трусиками-неделькой, на которых, действительно, помимо картиночки был написан и день недели)

- Я тебя ещё не простила, муж мой.
- Но Лили...
- Иди, занимайся Империей. А я подумаю... Может, к вечеру и прощу тебя.

Император ушёл. Лилия смотрела ему вслед, покусывая губки. Тит вытащил меня из за драпировок, весело окинул взглядом прабабушку (!), и сказал:

- Ножки, - зашибись!

Зеленовласка, фыркнув насмешливо, погрозила Титу секирой, и отступила в сторону, приглашая войти.

- Когда-то я тоже ходила рыжей. Правда, такого оттенка достичь ни разу не удавалось...
- Лисичка не красится, бабуль! Это натуральный цвет.
- А говорить она умеет? Или ты её сопровождаешь для этого?
- Умею.
- Это хорошо. Выпьешь? - И, расхохотавшись, уточнила. - Чай, кофе? Сок?
- Спасибо, благородная Лилия. Чай, - это замечательно.

Выпили чаю с пирожными. Лили расспрашивала о моём мире. Заговорили о модах. Сошлись на том, что патрицианские тряпки жутко устарели. И их следует оставить только для церемониала. Лили похвалила моё бирюзовое платье и потребовала вызвать Ивонну. Для знакомства. Отправила за ней Тита.

- Я тебя вызвала не только для знакомства, Эльза. У вас с Марием проблем нет? Ты уже достаточно давно замужем, а детей нет. Надеюсь ты не вздумала предохраняться?
- Нет, благородная Лилия. На оба твоих вопроса, - нет.
- Ты учти, девочка, что если к окончанию третьего года замужества ты не забеременеешь, Марий возьмёт чистокровную.

Молча смотрю на благородную Лилию. Иви предупредила меня об этом.

- Не веришь? Воля твоя. Император, да живёт он вечно! приказал подготовить списки подходящих Марию женщин.

У меня похолодели руки. Сердце не ощущается... Лилия внимательно смотрит на меня. Как кошка. Все чистокровные похожи на кошек. Поймают добычу и развлекаются, прежде чем убить. Неожиданно жёстким голосом жена Императора сказала:

- Приди в себя, девочка! Время ещё есть.

Стараюсь прийти в себя... Получается плохо. Марек привезёт в наш дом такую же Лили. Или вторую мамулю... Или ещё хуже! А я должна буду плясать вокруг неё на цыпочках, обеспечивая комфорт и безопасность. И Марек будет проводить ночи с этой... чистокровной... А я? Должна следить, чтобы им не помешали?!

Лили расхохоталась.

- Видела бы ты сейчас своё лицо, Эльза. Настоящая патрицианка в присутствии чистокровной.

Каждое слово сочится ядовитым нектаром. Наверное, чистокровным тоже не слишком нравится быть... кем? Матерью по вызову? Ах, да! Дорогой мамочкой!

К счастью появился Тит, конвоирующий Иви. Лили тут же защебетала приветливо, очаровывая мою подругу. Включили в обсуждение и меня. Сидим, думаем над фасонами и расцветками. Тит, молча улыбаясь, пьёт кофе. Посмотрел на часы, отставил чашечку.

- Время. Пора вернуть Лисичку адмиралу. Пока он не начал штурм дворца.
- Иви, ты задержишься. Пройдёмся по саду, пообедаем, тебя отправят порталом. Или кораблём. Как пожелаешь.
- Как пожелает благородная Лилия...

Тит, проходя со мной по коридору, спросил:

- Лили предупредила тебя? Насчёт чистокровной? Лисичка, это не шутки.
- Я знаю, Тит. Мы стараемся. Но у меня не получается.
- Время есть... Но его немного. Император, да живёт он вечно! крайне серьёзно относится к продолжению патрицианских родов. Это мне можно отлынивать. Мать позаботилась...
- О чём? Мама подобрала тебе невесту? И ты ждёшь, пока она повзрослеет?

Тит улыбнулся хищно и весело.

- Мать заботится о продолжении нашей линии, Лисичка. Вместе с отцом, конечно. Отвлекается только на продолжение рода герцога Алонсо де ла Модена-Новарро.
- А дети-стражи? - вспомнились когтистые и клыкастые шипящие малютки...
- Это от матери уже не зависит. Рождаются через два раза на третий. Дед поэтому и намерен... Не важно! Речь сейчас о тебе, Лисичка. Может быть вам с Марием куда-нибудь съездить вдвоём? Поохотиться на акул? Или покататься на драконах? Или...
- Тит! Ты меня с кем-то путаешь. Я не рейнджер. Я ученик бухгалтера.
- Ну элементарную подготовку-то ты проходила.
- Тит! Хватит! Я обижусь!
- Ладно, Лисичка. Не сердись. Надеюсь, всё у вас с Марием получится...

На этой ободряющей ноте Тит перебросил меня в нашу с Мареком каюту. Марек, метался по ней, как тигр в клетке. Испугалась и восхитилась одновременно. Хищная грация имперских военных притягивает больше, чем изысканное изящество того же герцога Алонсо. Рядом с синеглазым мужем мамули я остро чувствую своё несовершенство. Надо быть чистокровной, твёрдо знающей, что мир крутится вокруг неё, и для неё, чтобы без потерь для самолюбия общаться с аристократами Союза.

- Эльза!
- Я была у Лилии. Тит сказал, что предупре...дил... Тит мне... ска...зал...

Марек, схватив меня за плечи, смотрит в глаза. Потом, резко отстранившись, придержав меня, чтобы не упала, вызывает коммуникатор на своём наруче. И разъярённо шипит.

- Что случилось, Марек? Что?
- Всё нормально, Эльза. Тит предупредил меня. Я не увидел. Извини, если напугал...

Ласково прижал к себе, а глаза такие... Дала себе слово, что без разговора с мужем никуда с Титом не отправлюсь. Пусть он хоть трижды предупредит!

***


Сегодня мамуля представляет Императору, да живёт он вечно! двухлетних близнецов. Приём семейный, но официальный. Нарядилась в патрицианские одежды. Вейгар и Вероника подросли. Научились прятать коготки. Говорить уже стараются, но срываются на шипение, когда их что-то волнует. Зашипели на Лилию, хотевшую взять их на руки. Зеленовласка, не долго думая, схватила их поочерёдно за шкирку, и шлёпнула по попе. А потом, расцеловала в обе щёки. Дети, в замешательстве, смотрят на неё, не зная, как реагировать. Положение спас Император, усадив их на колени. Кассий Агриппа оказал на маленьких хищников гипнотическое влияние. Дети забыли обо всём, воркуют с дедом, располосовали императорский плащ, и растеребили косу. Испугалась, что Император в результате общения с внуками, окажется голым. Мамуля улыбается, стоя рядом с синеглазым красавцем-герцогом де ла много-чего-там. Поймала взгляд консула, направленный на герцога. Напрасно я назвала близнецов хищниками. Настоящий хищник носит консульскую парадную форму. А на соперника смотрит так, что ещё минута, и... разорвёт. А мамуля, не долго думая, показала консулу розовый язычок. Она нарочно его дразнит? Синеглазый ей что-то говорит, она смеётся, гладит его по руке. А консул двинулся к ней.

Начала опасаться драки. Император, взглянув на синеглазого герцога, молча приказал ему забрать близнецов. А консул метнулся к жене, как тигр. Подумала, что сейчас он её схватит и с рычанием утащит в логово. Вейгар и Вероника уцепились за мамулины руки. А справа и слева от мамули злые мужья. Что будет?.. Дети, наконец, заметили меня. Колобками подкатились ко мне, радостно шипят... Подхватила малышей на руки... Я соскучилась по ним. Они показывают мне ручки. Лепечут: "чистые-чистые". Смеюсь и плачу одновременно.

Император дал сигнал герольду. Кажется, их называют именно так. Указом Императора, да живёт он вечно! близнецам дарованы миры из новых поступлений в Империю. Герцогу Алонсо пожалован орден Серого кота, и графство. Автономное, или нет? Вот в чём вопрос! А мамуле предписано менять мужей после того, как близнецы отправятся в Академию. Это значит, что три года мамуля будет жить в Делоне с герцогом Алонсо. Лилия, смеясь, тоже показала консулу язык. Ужас какой!

Дошла очередь и до меня. Ну... меня предупредили. Но всё равно... Больно. Так больно! Стараюсь держать лицо. Пытаюсь сохранить вежливую улыбку... Малыши, обняв меня, вытирают мои слёзы пальчиками... Когти убраны... Сколько сочувствия в этих крохах! Начинаю всерьёз опасаться, что не выдержу и разрыдаюсь...

Мамулины мужья обменялись парой фраз. Если бы взглядом можно было убить, синеглазый красавец был бы мёртв тысячу раз. Мамуля пошла ко мне, забирать детей. Передала ей близнецов, услышала шипение: "соберись, Эльза!" Испугалась, что мамуля взбодрит меня парой пощёчин. Но, к счастью, ей не до меня. Может, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! ей ещё пару мужей сосватает? И тогда я смогу жить спокойно... Мечты...

***


Сегодня общалась с бывшими своими детьми. Слушала всхлипы и причитания о любви, жалобы на то, что их заставляли отказаться от меня, которую они ни на минуту не переставали любить, видела расчётливый блеск глазок Рудольфовых копий и не находила в себе сил заставить их замолчать. Пожалела, что я не мамуля. Та бы уже схватилась за нож. Впрочем, с чистокровной матерью даже Тит так не разговаривает. Он мучается, считая себя брошенным. Хотя Марек и Вителлий Флавиан тоже росли без матери... Не стала спрашивать. Тит взрослый. Мои золотые детки тоже уже почти взрослые. Отто шестнадцать, а Гретхен пятнадцать. Три года в имперском интернате пришлись им не по нраву. А перспектива зарабатывать себе на жизнь заставила их проявить чудеса изворотливости, и добраться до меня.

Наконец, устав бить на жалость, перешли к обвинениям.

- Это из за тебя отец и мачеха оказались на виселице! Значит, ты теперь должна о нас заботиться!
- Разве о вас плохо заботятся? Вас учат, содержат за государственный счёт, следят за вашим здоровьем... После интерната обеспечат работой.

Гретхен даже взвизгнула от ярости:

- Работой?!! Ты, значит, спокойно будешь тратить адмиральское жалованье, жить во дворце, а мы должны работать?!!
- О чём ты? Маргарита?
- О том! Ты молодец, мамочка! Ухватила себе мужа лучше отца! Браво! Так пора и о детях позаботиться! Мы тебе не чужие!

Подключился Отто.

- Мама, отсутствие генетической метки ничего не решает. Любая экспертиза выяснит, что мы твои дети. Зачем твоему мужу громкий скандал?
- С этого места подробнее, пожалуйста. О каком скандале идёт речь?

Марек вежлив и отстранён. Чёрные глаза излучают просто космический холод. В кают-компанию вошёл не привычный мне любящий, деликатный Марек. Нет. Перед нами стоит имперский адмирал. Патриций. Внук Императора, да живёт он вечно! И сын дорогой (ой, зарежет!) чистокровной матери, которому все скандалы как с гуся вода. С мамулей моим золотым деткам не тягаться!

Меня резануло такое чувство вины... Муж занят делами флота. Он работает по шестнадцать часов в сутки! А я не могу привести к порядку распоясавшихся сопляков! И злость затопила меня всю, заставив распуститься волосы. Руки сжались в кулаки, ногти впились в ладони, до боли... Подумала, что сейчас изобью обоих гадёнышей до полусмерти. А потом отправлю на гауптвахту. И будет тот самый громкий скандал... Ну и пусть! Давно пора указать им их место! Работать им не хочется! Адмиральское жалованье покоя не даёт! Мерзавка!

- Эльза, счастье моё, успокойся!

Марек прижал меня к себе, повернув спиной к побледневшим детям.

- Так о каком скандале ты говорил, Отто?
- О том, что наша мать нас бросила, отказавшись официально. И выйдя замуж, отказывается признавать материнство. А мы теперь сироты при живой матери.
- Я ничего не понял. Эльза, ты мне можешь объяснить? Почему великовозрастный оболтус утверждает, что ты его бросила?
- Мне тогда тринадцать лет было! А Гретхен вообще двенадцать!
- В Империи детей передают на обучение в пять лет. Тебе не нравятся имперские законы?

Тишина... Гретхен, часто заморгав, выдавила таки пару слезинок...

- Мы не в Империи росли, господин адмирал.
- Я патриций. Можешь обращаться просто "благородный Марий", - и, через небольшую паузу, - мою жену также следует называть "благородная Эльза".
- А мы?
- А вы, - жители Империи. Даже не граждане. Если будете беспокоить благородную Эльзу, попадёте под ЗОВ. Знаете что это?
- Закон об оскорблении Величества! При чём тут?..
- А при том, детки, что ваша мамочка вышла замуж не за простого адмирала. А за признанного внука Императора.
- Да живёт он вечно!
- Какой дружный хор у нас получился! Дед был бы в шоке.
- Привет, Тит.

Мужчины обменялись рукопожатием. Тит выдал детям коронную улыбку Луция Кровавого, мне даже стало их жалко.

- Что там у нас полагается за незаконное проникновение на военный объект, Марий?
- Мы к маме шли.
- Детки, когда мне понадобится что-то у вас узнать, я обращусь к вам. Это понятно?
- Да, благородный Тит.
- Хорошо. У́читесь на ходу. Значит, не безнадёжны. Интернат, как я слышал, не нравится? Отправитесь в армию. Гражданство зарабатывать.

Тит коснулся наруча, и в кают-компанию вошли двое в форме. Мужчина и женщина. Незнакомые. И форма... незнакомая. Разобрали детей, и...

- Кругооом марш!

Дверная мембрана затянулась за моим прошлым. Уже окончательно.

***


Через девять месяцев на свет появился Гай Марий. Наш первенец. Копия Марек. Счастье...




© Тигринья 26.11.2014 Москва


Оценка: 8.82*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Гринберга "Гувернантка для драконьего принца"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"