Тигринья: другие произведения.

Добыча герцога

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это третья история из жизни "дорогой мамочки". Превратности войны закончились мирным договором. Но у представителя второй договаривающейся стороны своё мнение о необходимых уступках и контрибуциях.

Воробышек. Истории "дорогой мамочки". История 3-я: Герцогиня.

(к вопросу о происхождении некоторых знатных родов)



Аннотация: Своеобразное попурри - бред по мотивам произведений разных авторов фэнтези и не только.

Оглавление:


Глава первая:
О появлении на свет наследника Вителлия Севера и о кратковременном пребывании Воробышка в плену противника.


Глава вторая:
О предательстве и смерти, а также о продолжении знакомства Воробышка с командором противника и посещении баронств.


Глава третья:
О том, как барон Алек искупил вину перед Воробышком, а также о встрече Воробышка с Зигги на обручении наследника барона Витольда и дочери барона Казимежа, о впечатлении, которое десятилетняя баронесса произвела на Вителлия Флавиана и о конфликте между Марием и Витольдом младшим.


Глава четвёртая:
О поединке, закончившимся неожиданно, для обеих сторон, а также о внимании, проявленном командором противника к Воробышку.


Глава пятая:
О том, как заснув в одном месте, Воробышек проснулась в другом, а также о слове офицера, мире командора Алонсо и первой попытке побега.


Глава шестая:
В которой Воробышек продолжает знакомиться с миром Алонсо, о второй попытке побега, скоропалительном браке и знакомстве с родственниками нового мужа.


Глава седьмая:
В которой Воробышек получает неожиданное известие, а также о некоторых обычаях родины Алонсо, посещении столичного мира и о преодолении сопутствующих трудностей.


Глава восьмая:
О кратковременном пребывании герцогской четы в столичной резиденции, а также о знакомстве Воробышка со своей чистокровной дочерью, переданной им на воспитание. Встрече с будущим зятем, экскурсе в историю от доны Алмиры и отбытии командора на годичное дежурство.


Глава девятая:
О том, как Воробышек налаживала оборону Модены, о попытке захвата планеты, окончившейся разгромом захватчиков и о появлении друга командора.


Глава десятая:
О том, как Воробышек преодолевала соблазн, а также о её знакомстве с чистокровным сыном, возвращении Алонсо, рождении его наследника и о мерах, принятых с целью уберечь Милочку от преждевременной реализации брака.


Глава одиннадцатая:
О рождении близнецов-стражей, появлении барона Алека и о странных обычаях стражей.



Эпиграф:


Завесу грусти, смех, сорви!
Ведь быть чему - не миновать.
Так умирайте от любви
И заставляйте умирать!

©
љ Хуан Рамон Хименес "Тополёвая роща"


Глава первая:
О появлении на свет наследника Вителлия Севера и о кратковременном пребывании Воробышка в плену противника.



Поняв, что ношу ребёнка, я обрадовалась и расстроилась одновременно. Так долго не виделась с мужем, и вот теперь, когда мы, наконец, выяснили отношения, опять перерыв больше чем на год. Вителлий Север ребёнку обрадовался, а по поводу перерыва ничего не сказал. Точнее, сказал, но я поняла только "дорогая мамочка" и предлоги. Хлопаю глазами на мужа, раздумываю... Вообще-то, меня нельзя огорчать. И волновать тоже... А как мне расценить его реакцию? Положительных эмоций она у меня не вызывает.

Пока я раздумывала, меня усадили на колени, поцеловали в шейку, за ушком, легонько прикусили мочку, и сообщили:

- Кариссима... Обычно нормальная беременность не является поводом для прекращения супружеской близости. Просто требуется осторожное обращение.

В шоке смотрю на мужа. Он с ума сошёл?! Период беременности и шесть месяцев кормления мать проводит в поместье отца ребёнка, но ни о какой близости и речи быть не может! Или может?.. Тут ключевое слово - "супружеской"? Ой, как тяжело... И я уже поняла, что ребёнок останется со мной и через полгода... Что я с ним буду делать? Патрицианок учат...

Вителлий Север посмотрел на меня, вздохнул, прижался губами к моему виску...

- Кариссима... Давай решать проблемы по мере их возникновения. Я обещаю, что буду очень... очень осторожен. Если наша близость для тебя всё же станет неприемлемой, я не буду настаивать. И обвинять тебя тоже не буду. Но до сегодняшнего дня у нас с тобой всё было в порядке?

- Я же не знала!..

Консул покорно отстранился.

- Хорошо, кариссима. Я пойду спать в кабинет.

Вцепилась в мужа, оставляя следы от ногтей. Терпит. Целует моё лицо:

- Кариссима, завтра я вызову специалистов. Манлий проконтролирует. Послушаем, что они скажут. Хорошо?

Согласно киваю, прижавшись к Вителлию Северу. Для верности, обняв его обеими руками. А то не успеешь оглянуться, а он опять воевать отправится!

Консилиум вынес вердикт: всё можно, только осторожно. Ну это мы ночью и без них выяснили. А на следующий день папуля с Юлией осчастливили нас визитом. Юлия радуется, что станет бабушкой. Возможно, немного печалится, что ей самой не дано стать матерью. Но у неё счастливый характер: грустить подолгу она не может. Благородный Кассий Агриппа, понаблюдав за женой, сообщил нам, что полугодовалого внука он заберёт в свой дом. Вителлий Север, посмотрев на меня, и уловив мою радость, согласился. А когда папуля с мачехой отбыли восвояси, сказал мне:

- Кариссима, настраивайся. Второй ребёнок будет воспитываться в поместье.

- Покивала, взяв его за руку. До второго ребёнка времени достаточно. Пугает мысль о третьем. Который родится "стражем глубин". Что это такое, кстати?

- Можно я спрошу тебя, Вителлий Север?

- О стражах глубин?

На мой ошеломлённый взгляд, улыбнулся:

- Кариссима, движение твоих мыслей легко прослеживается на твоём лице. Сами стражи говорят, что когда-то давно, они были людьми. Но это спорный вопрос. Они хранят мир от порождений Бездны. Но это тоже спорный вопрос. Никто за последние тысячелетия никаких порождений Бездны не видел. А со стражами глубин я общался, будучи стажёром. Барон Алек просто образец толерантности, сравнительно с прочими представителями этого вида.

- Расскажешь?

- Это неинтересно, кариссима.

Зная мужа, поняла: не расскажет.

- Ты побудешь со мной, Вителлий Север? До родов?

- Кариссима, я...

- Когда?

- Должен был вчера. Но задержусь до завтра.

Прижалась к мужу... Что говорить? Война ещё не кончилась. И неизвестно, когда закончится. Надо благодарить судьбу за эти полтора месяца. Не буду плакать. Я должна быть радостной и спокойной. Чтобы ребёнок не капризничал.

Ребёнок родился в срок, здоровым и горластым. Через сорок дней был представлен вассалам герцога Вителлия Севера, как его наследник. Луций Вителлий Север Флавиан наследует Империю, а Тит Вителлий Север, - герцогство. Представители вассальных родов явились порталами. На базу были допущены только по двое от каждого рода. Моим старшим детям дали увольнительную. Благородный Кассий Агриппа взял всё семейство с собой. Теперь у него три внука. И ни один из них не похож на нас. Тит Вителлий Север, как и его братья, - вылитый отец. Муж смеётся, говоря, что будем продолжать до тех пор, пока не получим копию деда. Юлия с Бланкой квохчут над детёнышем. Амалия и Линда строят глазки офицерам. Все при деле. Я тоже. Ага. Принимаю поздравления рядом с мужем. Хотя поздравляют Вителлия Севера. А я так, - погулять вышла.

Спросила у отца, почему он сказал, что у него три внука. Держа в уме близнецов, растущих в Резервации. Получила в ответ удивлённый взгляд. Ну да... Чистокровные пробиваются в жизни сами. И взрослеют - в Резервации. А дорогие мамочки отцу вообще не интересны.

Юлия проводит у нас все дни. Приходится выпихивать её из поместья, чтобы она могла уделить внимание отцу. Папуля снисходителен к молодой жене. Но это, - пока соблюдается баланс между её увлечённостью ребёнком и самим господином и повелителем Юлии. Попыталась объяснить это мачехе. Она удивилась и не поверила. Постаралась деликатно сказать мне, что я сама, в силу своего воспитания, не разбираюсь в семейной жизни. Ага. Только у меня уже третий муж. И статистический анализ я вполне способна провести. Ну нет, так нет... Пришлось призвать на помощь Бланку. Юлия расстроилась, но, вроде бы, осознала. За детёнышем до полугода я и сама могу проследить. Нас этому учат. Да и детёныш, к счастью, не первый. А пятый.

Пришлось сделать очередное внушение горничным. Конечно, девчонкам надо замуж. Уже пора. Но! Замуж, а не конкубинат заключить. Во время представления наследника и Амалия и Розалинда обзавелись множеством поклонников. К счастью, они до судорог боятся Вителлия Севера. И в его присутствии занимались исключительно моим сопровождением. Но муж воюет. Как и большинство старших офицеров. Контингент базы всё время меняется. Кто-то отдыхает, восстанавливаясь после ранений, или просто набираясь сил, кто-то возвращается в действующую армию... Атмосфера "живём только раз" присутствует.

Конечно, девчонки не посмели пререкаться. Но молчание их было довольно-таки красноречивым. Пришлось встряхнуть, пояснив, что им придётся устраиваться в жизни. Потому что герцог Вителлий Север не позволит находиться рядом с его женой легкомысленным дурочкам. Патриций Кассий Агриппа за этим проследит.

Упоминание папули произвело ожидаемый эффект. Но! Надо что-то делать! Инстинкты требуют своего! На всякий случай произвела их в фрейлины. А что? Я герцогиня, - имею право. Девочки свободные, воспитанные в строгости. Придётся ещё десяток набирать. До дюжины... Но этим озаботится Бланка. Бланке назначила должность гофмейстерины. Пришлось лезть в справочники по древнейшей истории. А что делать? Отдыхаю только рядом с мужем. Вителлий Север смеётся:

- Кариссима, ты ещё герцогство не видела, а уже штат придворных набираешь.

- А ты? Видел?

- Только Альмейн. Не смотри с такой кровожадностью, кариссима. Да, Альмейн входит в герцогство. Один из окраинных миров... Ничего особенного, кроме ройхов и сатх, в нём нет.

- Барон Алек?

- Разумеется. Стражи глубин не имеют гражданства, кариссима. И не подчиняются законам. Барон Алек сам по-себе...

- А баронства?

- При Алеке. Зáмки должны быть населены.

Открытый для следующего вопроса рот замкнул поцелуем. Ну и ладно... Времени, действительно немного, чтобы ещё тратить его на разговоры. Всё равно, со временем всё узнаю.

Перед отбытием мужа, нас неожиданно (Ха!) посетил декурион Азиний. Очень серьёзный... Начал с представления по всей форме. Рассказал, что происходит из древнего патрицианского рода, о том, что поместья находятся на лучших мирах Империи. И эти миры самодостаточны. То есть могут себя обеспечивать без поступлений извне. О своей семье, из которой остался только он. Рассказал о своём послужном списке...

Внимательно слушаю, любезно улыбаюсь, жду... Вителлий Север, кивает в знак подтверждения, и поощрительно улыбается декуриону. А декурион просит отдать ему Линду. В жёны. Спросила, почему, вдруг, именно сейчас. Подумала о декурионе не слишком хорошо. Пока девчонка была горничной, к браку декурион не был готов. А как только стала фрейлиной - можно жениться!

Оказывается, декурион трижды собирал для Линды букет ромашек - традиционное предложение руки и сердца на Новом Вавилоне. Она принимала, благодарила, и не назначала день свадьбы. Наконец, он догадался прямо спросить её. Но! Розалинда уже стала фрейлиной. А фрейлиной может быть только девушка. Линда дорожит новым статусом. То, что, выйдя замуж за патриция, она ничего не потеряет, ей непонятно. И декурион, в совершенном отчаянии, отправился к консулу.

Вызвали Бланку. Побеседовали... Азиний Линде нравится, но Линда не хочет остаться в одиночестве в чужом мире. Здесь ей комфортно. Все свои. Да и война ещё не закончилась...

Полезла опять в справочники. Нашли выход. Если Линда выйдет замуж за декуриона Азиния, то фрейлиной ей не быть. Но! Она может получить ранг статс-дамы. И будет у меня две "портретных" дамы, - Бланка и Розалинда. Пора выбирать изображение для голограммы, отмечающей "портретных" дам. Ага! И вензель для фрейлин. Начинаю непроизвольно хихикать... Юлию бы сюда! Она так любит играть. Впрочем, сейчас она готовится заменить мать для нашего сына. Теперь я буду проводить время в поместье отца. Вителлий Север сказал настраиваться на воспитание второго детёныша... Придётся наблюдать и запоминать. Я помню своё воспитание с трёх лет. Более ранние воспоминания, к сожалению, не сохранились. Да и не годится моё воспитание для юных патрициев.

Муж поинтересовался, что меня так развеселило. Услышав о портрете, тут же предложил изображение в юбке-солнце. Выгнала всех из помещения, набросилась на своего господина и повелителя с кулаками. Очень весело провели время до отбытия. О бедном декурионе вспомнили уже на площадке. И ничего страшного... Притащили походный жертвенник, вызвали десять офицеров, и Вителлий Север выдал Розалинду замуж за благородного Азиния. К свадьбе Линда получила небольшое поместье в курортном мире. И ранг статс-дамы. Портретом послужила моя голограмма в старинном платье и берете, снятая в первое посещение Академии вместе с консулом Флавием и легатом-прим Вителлием Севером. Этот портрет все сочли наиболее соответствующим герцогскому титулу. А вместо вензеля, я нарисовала воробышка. Голограмма рисунка и будет отмечать фрейлин.

Азиний получил три дня отпуска. А вот консул не остался. Дождался заменяющего пилота, и отправился воевать... Стараюсь держать ровное настроение. Чтобы ребёнок не капризничал, получая стресс с материнским молоком. Всё-таки хорошо, что нас учили абстрагироваться от любых переживаний...

Время пришло... Передала наследника папуле с мачехой. Теперь гощу у них в поместье. Сколько хлопот! Юлия расцвела, мурлычет над кроваткой. Папуля успешно примеряет на себя роль деда. Придя домой со службы, сначала заглядывает в детскую... Одна я - мать-ехидна, по выражению Бланки, вынуждена тащить себя за шкирку, усваивать науку ухода за растущим младенцем. А что делать? Вителлий Север не шутит. Следующего детёныша придётся обихаживать самой. Когда уже эта война закончится?!!

***


Лучше бы я не желала окончания войны! Надо было подумать о том, что той, другой стороне война тоже надоела. Базы и Академия защищены от проникновения извне. И любой приближающийся объект может быть распылён на подлёте. А десантный катер... Десантный катер был втянут в "чёрную дыру". Маскировочная окраска рейдера захватчиков не отражает, а поглощает зондирующее излучение. Датчики катера не так чувствительны, как датчики базы. И определили наличие объекта, когда мы уже попали в зону захвата. Нам дали время осознать ситуацию, потом "втянули" внутрь.

Я везучая, я очень везучая женщина! Я возвращалась в поместье Вителлия Севера, доставив сыновей в Академию по окончании каникул. Слава Богу! Наверное, всё-таки, зря отец разрешил восстановить каникулы. Но учиться без перерыва тоже нельзя. Надо переключаться... А пока... сопровождающий меня центурион полез в сейф, и раздал всем кольца-переводчики. Нас всего-то: центурион, двое преторианцев консула, пилот, медик и я. Давление в шлюзовом ангаре выровнялось, и двери, приглашающе раздвинулись. Шагнула к люку. Центурион предупреждающе вскинул ладонь:

- Благородная Агриппина собирается выходить?

- Приглашают же.

- Приглашают в гости. А мы - пленники.

- И что делать?

Я растеряна. Привыкла, что меня оберегают. А здесь... пленники. Центурион набрал на пульте комбинацию символов, убедился, что сигнал не проходит, набрал ещё одну, обьявив, что мать императора и жену консула они не получат. Слишком жирный для них кусок. Я разозлилась, потом пришла в себя. Пора изживать дорогую мамочку. Спокойно отправилась в душевую кабину. Переоделась в комбез и берцы. Ага. Всё те же, от Серых лордов. Уж очень удобная одежда... Пристегнула метательные ножи и боевой нож, полученный от Зигги. Преторианцы и все остальные тоже привели себя в порядок. Мы не были грязными. Просто такая традиция...

Сижу на мостике, пялюсь в экран, жду. Люки задраены. Орудия в боевой готовности. Режим самоликвидации настроен на включение с часовой отсрочкой. После всех приготовлений нам осталось двадцать минут. Кораблю, впрочем, тоже. Наш медик напомнил центуриону:

- Благородная Агриппина - чистокровная и не должна рисковать своей жизнью.

- Благородная Агриппина, не должна оказаться в руках захватчиков. Я надеюсь договориться. Но если нас не выпустят... Жену Консула и мать Императора они не получат. И сами не уйдут.

Центурион Рутилий всё очень хорошо спланировал. Вот только не учёл, что у захватчиков иные планы. Шлюзовой ангар вновь загерметизировался. Я включила контроль дыхания, и выбросила всё из головы. Сижу и перебираю свою жизнь. Конечно, я рассчитывала прожить в десять раз дольше, но я была счастлива, и ни о чём не жалею... Я побывала в другом мире, научилась любить мужа... Вот только с детьми пока неувязка. И Алеку опять не повезло... Так и не удалось барону обзавестись потомством... Может быть в следующий раз... Было бы забавно посмотреть, как Алек учит ходить своего детёныша. Но... Не судьба.

Ангар начал стремительно заполняться каким-то мутно-золотым гелем. Похоже на амортизирующую массу, применяемую при локальных взрывных работах. Значит, корабль повредить не удастся... Жаль... Что ж, когда они разберут обломки, получат кровавое месиво. Обратный отсчёт идёт. Остановить самоликвидацию невозможно.

Мы потеряли сознание одновременно. И какой дурак утверждал, что наши технологии выше? Хотя, может, у нас тоже есть какие-нибудь генераторы полей, вырубающих человеческие организмы. А, может, это и не физика, а какое-нибудь химическое соединение... Не важно. Очнулись мы уже внутри корабля. Опять жужжание анализатора. Походная аптечка немного другой конфигурации. Но принцип тот же: экспресс-анализ и впрыскивание необходимого препарата. В нашем случае, лечение не потребовалось. Только медик ударился, падая. Обошлось забинтованной головой.

Оружия нас лишили. Почти... Два тонких ножа по-прежнему закреплены в моих берцах. Они не из металла. Подарок барона Алека сделан из чьей-то кости. Барон сказал, что это кость одной из Бездновых тварей. Я ни разу не видела ни одной Бездновой твари, но кости эти прочней и гибче любого металла. Чем их обрабатывали я не знаю, но режущая кромка на уровне древних клинков, проверяемых лёгким газовым шарфом. Шарф или платок выпускают из рук над неподвижным лезвием. И на землю падают два куска материи. Вот так...

Рассматриваю наших противников. Жаль, что не могу спросить папулю: те ли это, что приходили к нам сто восемьдесят лет назад. Люди. Переодеть в нашу форму, - и не отличишь. Мысленно делаю зарубку. Конечно, у них наверняка имеется система идентификации, но помечтать-то я могу? С жизнью я уже простилась, так что волноваться мне не о чем.

Открылась дверь и... я постаралась закрыть рот и не слишком таращиться. Такого красивого мужчину я ещё не видела. Не считая папеньку и барона Алека. Но барон - не человек, а Кассий Агриппа - мой отец и, как мужчина мною не воспринимается. Грациозный хищник в чёрном склонил голову в точно дозированном поклоне. Синие глаза смотрят с насмешливым участием. Как на дурочку. Наверное все женщины в его присутствии ведут себя так же. Начинаю злиться.

Гортанные звуки превратились в слова. Кольцо-переводчик наполовину исчерпало ресурс.

- Сейчас у вас появится возможность поговорить с командующим ваших вооружённых сил. Нам известно о ваших взаимоотношениях. Пусть женщина постарается пробудить в своём мужчине жалость.

Я развеселилась... Пробудить жалость в Лютом...

- Чему ты радуешься, женщина?

- Командующий уже получил от меня ребёнка. Я не представляю для него интереса. А жалость ему неведома.

Спутники мои сохраняют индифферентное выражение на лицах, но, вероятно, не слишком убедительно.

- Тебя покажут всем. Может быть, командующий прислушается к просьбе твоих родителей?

Вот тут притворяться не пришлось. Мы вшестером заржали так дружно, как будто репетировали перед этим несколько часов. В самом деле: благородный Кассий Агриппа и неведомая "дорогая мамочка", умоляющие консула проявить жалость к своей дочери... Комедия! Но интересно, что такого произошло, что от консула требуется "понимание"?

Синеглазый красавец, переждав наш смех, сказал:

- Вашему Императору не понравится, если никто не попытается выручить его мать.

- Логика на высоте. Вот только сейчас принимает решения Регентский совет. Император слишком молод, чтобы суметь абстрагироваться от эмоций.

- Ты разумная женщина. Посмотрим, насколько разумен твой мужчина.

Что они задумали? Зачем всё это? Я не подумала ещё об одном... Когда рядом со мной оказался громила с закатанными рукавами, и положил свою лапищу мне на спину возле шеи... Во мне проснулась "дорогая мамочка". Офицер даже отшатнулся слегка под моим негодующим взглядом. Потом улыбнулся молча, блеснув сахарными зубами, и отвернулся к голографическому экрану.

И опять я смотрю на мужа, ожидая его решения. На этот раз я не безоружна, но между нами страшно представить какое расстояние. Нуль-переход вещь хорошая, но четыре часа лёта по-любому. Два - на разгон, два - на торможение. Это ройхи меняют миры в мгновение ока. Взлетели в одном, приземлились в другом. Наверное, всё-таки, магия существует...

- Может быть тебя поторопить?

Кивок громиле, и он, шагнув вбок, чтобы лучше было видно, дёргает меня к себе за комбез и два раза бьёт по лицу. Сильно. Во рту вкус крови... Где-то далеко слышен вопрос офицера:

- Повторить?

А у меня в руке подарок барона Алека, выхваченный из берца. Столько времени я потратила, отрабатывая технику незаметного выхватывания ножей... Могла бы не стараться. Почему они не следят за мной? Ни один из наших никогда не оставит без внимания разъярённую "дорогую мамочку". Или, ввиду отсутствия у меня военной выправки, они решили, что могут безнаказанно надо мной издеваться? Зря...

Все эти мысли промелькнули в одно мгновенье. Слизываю кровь с разбитой губы... Покачнулась... Меня опять дёргают для новой порции ударов. А я пролетаю вперёд и мимо, ткнув ножом под вздох. Ага, рванув вверх, потом вниз и вбок, и опять вверх и вбок, изобразив символ молнии. Безднова кость режет как масло всё, - и тело, и амуницию. Опять слизываю кровь с губы... Преторианцы и центурион нейтрализовали охранников и офицера. Подумала, не попинать ли его ногами, потом решила отложить до лучших времён. Толку в нашей эскападе мало. Космический рейдер, - это не баронский замок. Но... Но! Покорно терпеть побои не будет даже простолюдинка. А уж тем более патрицианка, или "дорогая мамочка". Громила корчится на полу, истекая тёмной кровью. Печёнке - хана. Медик сунулся было к нему, центурион сказал: "Отставить". Тоже мне, добрый самарянин нашёлся!

- Кариссима... Я всё время удивлялся себе, почему ни разу не ударил тебя. Наконец-то я получил ответ...

- Инстинкт самосохранения, Вителлий Север?

- Именно! - И, обратившись к офицеру: - Я оценил ваше стремление освободить пленных, командор. Передай своим, пусть высылают переговорщиков. Одно условие. Пока моя жена является заложницей, ни о каких переговорах речи быть не может.

- Я понял, консул. Я бы тоже не разговаривал.

Последнее предложение произнесено задумчиво, пока вражеский офицер рассматривает меня. Глаза Вителлия Севера полыхнули ледяным пламенем. Похоже, попинать ногами командора мне вряд ли удастся. Муж его раньше убьёт.

Пока командор связывался со своим руководством, нас отправили в кают-компанию, предложив отдохнуть. Ага, а то мы утомились! Предложенные мне лёгкое вино и сладости я проигнорировала. Мало ли чем накормят... Дальше всё было неинтересно: пришвартовался очередной десантный катер, взял нас на борт, и вернулся на корабль. Похоже, пользоваться катером теперь придётся только при внутриатмосферных перелётах. Надо срочно отправлять детей к Серым лордам. Пусть осваивают полёты на ройхах. Мало ли что!

Глава вторая:
О предательстве и смерти, а также о продолжении знакомства Воробышка с командором противника и посещении баронств.



Консул встретил нас на корабле. Выслушал приветствие от моих сопровождающих, и отправил их на разборки к техникам. Будут усовершенствовать систему обнаружения. А меня увёл в каюту. И не выпускал из рук три часа. Пока не заорала аварийная сирена. Так ненавязчиво нам напомнили, что переговорщики ждут условий встречи. Консул сбежал, а я занялась своим гардеробом. Не нравятся мне голодные взгляды наших противников. Надо одеться построже. Никаких лёгких тканей! Фасоны, принятые в баронствах. И предупредить Бланку. Если придётся общаться, пусть утвердит униформу для фрейлин. У них женщины в армии не служат, похоже. А, может, традиции какие-нибудь... Сотворила себе очередное аксамитовое с серебром платье поверх муарового шёлкового с высоким воротом, рукавами до основания большого пальца, и юбкой, заметающей пол. Ага, и берет. Всё это изобилие ткани - густо-фиолетовой расцветки вечернего неба. Аксамит - чуть ярче, шёлк - темнее. Не знаю, откуда такая гамма цветов... Может, от ярко-синих глаз командора? Интересно, а Вителлий Север тоже позволил бы избивать чужую жену? Не хочу выяснять это. Что-то мне говорит, что мой любимый супруг ещё и не такое придумал бы...

В качестве заложников на время переговоров нам оставляют командора с командой. Уже отправили их на базу. Предупредила мужа, что оказывать им гостеприимство я не собираюсь. Без меня... Посмотрел искоса, промолчал. Что опять не так? Я в беспокойстве: переговоры эти... А консул занялся выяснением того, каким образом вражеский рейдер перехватил именно наш катер. И не только консул, папуля тоже...

Выяснили... И что теперь с этим делать? Папуля устроил разборки у себя. На рабочем месте. Собрав всех заинтересованных лиц. И причастных тоже. Как нехорошо... Только-только у нас начали налаживаться отношения с первенцем... Ну вёл ребёнок переписку с родителями. Сообщил, что по окончании каникул, я их отвезу в Академию. Но он только отвечал на вопросы. А вопросы, проскальзывающие в письмах, составлялись специалистами. Аналитики определили это абсолютно точно. Собственно, папуля, включил составление подобного письма в зачёт для выпускных групп разведки и контрразведки. Этакая контрольная работа. Внезапная. Письма, практически, не отличаются... В мелочах только...

Все ознакомлены с записями нашего пребывания "в гостях" на вражеском рейдере. Заодно и язык освоили. Курсант Марий отправлен на занятия, с соответствующим внушением: прежде чем писáть, - думать о том, что письма могут быть перехвачены. На вопросах внимания не заостряли. Позже сам поймёт. Патриций Марий взят под стражу. Благородная Калерия, отказавшись от гостеприимства Юлии, отправилась в гостиницу при Академии.

Она всё сделала в древних традициях. Улеглась в тёплую ванну, и вскрыла себе вены. Я опять трясла Вителлия Севера за грудки́, пытаясь понять, почему ей не помешали. В ответ получила только вопрос:

- Ты действительно считаешь меня настолько жестоким, кариссима?

Смотрю на мужа, раздумываю... Сенатор Марий был для благородной Калерии всем. Она терпела в своём доме чистокровную, чтобы у мужа был наследник. Промолчала, когда сенатор пожелал познакомить сына с чистокровной матерью. Я уже поняла, что это было желание не ребёнка, а самого сенатора. Она воспитывала наследника до пяти лет, как практически все патрицианки. Но предательство, - не та вещь, которую можно простить... даже любимому человеку. А когда мир рухнул, и достигнут предел боли... остаётся только уйти... И Вителлий Север отпустил её.

Подумала, что мне таких высот любви не достичь никогда. Не так воспитывали. Я, при всей любви к мужу, умудряюсь обратить внимание на красивого командора, задумавшись о генетической линии. Надо бы подложить ему "дорогую мамочку". Если генетики одобрят. Зачем терять возможность "расширить диапазон"? Синеглазых в нашем мире нет. У нас черноглазые, кареглазые - коренное население и сероглазые чистокровные. Изредка появляется линия лямбда. А вот голубоглазых линии каппа уже больше пятисот лет не было. Надо поговорить с папулей. Вителлий Север вряд ли оценит моё стремление "обновить кровь" на Новом Вавилоне.

Вителлий Север, устав ждать моего ответа, схватил меня за локти, притянул к себе, позволяя ощутить его желание, и зло прошипел, касаясь губами уха:

- Тебя я не отпущу, кариссима. Никогда.

Хлопаю глазами, не понимая причины такого заявления, а в мозгах уже туман... Ага, и консул, воспользовавшись служебным положением в личных целях, занял один из номеров на верхнем этаже. Надолго занял. Пока благородный Кассий Агриппа нас не вытряхнул оттуда. Отправил мужа на переговоры, а меня - домой. С Марием говорить мне не рекомендовал. Сказал, что сам сообщит. Скрывать не получится. То есть, арест экс-сенатора остался тайной. А вот похороны благородной Калерии должны пройти с соблюдением всех положенных обрядов.

Дома посмотрела прощание. Марий в парадной форме с каменным лицом, отец, как и обещал, рядом. И ещё один офицер - вероятно, куратор курса. Да, точно, я его видела, когда во второй раз посещала Академию. Патриция Мария на похоронах не было. Возможно, он не пережил допроса... Походила по дому, надела новое платье, берет, сделала синие сафьяновые туфли, и отправилась в парк. Ага, на поляну. Ройха вызывать. Услышала ласковое воркованье, заулыбалась непроизвольно... В момент взлёта, мне показалось, что я увидела командора, стоящего за деревом. Но это невозможно. Что ему делать в парке?

Ройх опустился на площадке перед административным корпусом. Ласково проворковал мне что-то, и отправился охотиться. А я подозвала к себе одного из любопытных курсантов и попросила проводить меня к Вителлию Флавиану.

Как я и надеялась, братья вместе. На лебедином озере. Поднесла палец к губам, чтобы мой провожатый не окликал их. Поблагодарила улыбкой, и пошла к беседке. Марий рассказывает Вителлию Флавиану о своей матери, тот молча слушает. Вздыхает, в положенных местах. А мой первенец говорит и говорит... Я встала возле беседки, не желая мешать сыну прощаться с матерью. Дети дружно повернулись, встали, приветствуя меня.

- Прости, что не была на похоронах, Марий.

- Благородный Кассий Агриппа объяснил мне, что твоё присутствие было бы неуместно, благородная Агриппина. Я понимаю...

- Я прилетела побыть с тобой. Если ты не возражаешь.

- Я благодарен.

Я не выдержала. Обняла сына и расплакалась. Плохая из меня патрицианка. Марий поддерживал меня, потом усадил в беседке, протянул платок. Свежий. Ребёнок так и не заплакал. Может быть ему помогла беседа с братом?

- Я, наверное, зря приехала. Слезами горю не поможешь.

- Нет, нет... это хорошо, что ты приехала побыть со мной. Я очень ценю это...

Мы оба старательно подбираем слова. Вежливые фразы... Всё уже сказано... Молча сидим, смотрим на озеро. Лебеди плавают... Идиллия... Вителлий Флавиан принёс термос с чаем и пирожные. Из кармана достал салфетки. Предусмотрительный детёныш... Как он так быстро обернулся? И не запыхался. Хорошо их здесь учат. Разложили на салфетке пирожные, поделили каждое на три части. И чай с корицей. Чашечки в крышке термоса. Вот и поминальная трапеза.

- Я боялась твою мать, Марий. Она казалась мне недоброй. А Вителлий Север очень её уважал.

- Мама тоже боялась тебя, благородная Агриппина.

- Я знаю... Знаю...

Молча сидели, пили чай с пирожными. До тех пор, пока озеро не накрыла тень огромных крыльев. Ройх предупреждающе заклекотал. Но всё же пошёл на посадку. Дети, вскочив, смотрят на существо из сказок. Лебеди попрятались в тростнике.

- Мне пора. Я поговорю с благородным Кассием Агриппой и с консулом, чтобы вам дали неделю отпуска. Чтобы летать на ройхе, надо неделю ухаживать за их птенцами. Иначе, взрослый ройх к себе не подпустит. Это не обязанность, это удовольствие. Вы поймёте сами.

Притянула к себе обоих сыновей, прижала на мгновение, и пошла к ройху. Сначала пошла, потом, увидев папулин флаер, - побежала. Главное, - успеть взлететь. Успела.

Ройх поднялся высоко-высоко, и опустился в парке на поляне. Заворковал успокаивающе, и улетел. А я, не торопясь, пошла к дому. Раздумываю по дороге о своевременности отправки детей к Серым лордам. Марию нужно отвлечься. А общение с птенцами, которые буквально расцветают в твоём присутствии, поможет снять стресс от потери матери. Осознание того, что ты для кого-то жизненно важен...

По сторонам и под ноги не смотрю, забрела куда-то вглубь парка, споткнулась, чуть не улетев в овраг, и... командор подхватил меня на руки, удержав от падения, затем, поставив на землю и отступив на шаг, церемонно подал мне руку. Но как?!!

- Удивление тебе очень идёт, благородная Агриппина. Ты снова становишься той девочкой-воробышком, которую полюбил Император Марк Флавий. Не сверкай на меня глазами. Мы здесь одни, и я могу не удержаться в границах приличий.

Даже растерялась от такой наглости... Молча смотрю на командора, начиная задумываться, на кого я похожа сейчас... Он не преминул меня просветить:

- Ты похожа на ваших самок для улучшения породы. Забыл название...

- Нас называют "дающие миру жизнь". А в недоброжелательном просторечии, - "дорогие мамочки".

Любезно скалюсь, поясняя гостю наши традиции. "Самок для улучшения породы"! Скотина!

Командор вернул мне улыбку, сверкнув сахарными зубами. Вспомнила характеристику героя одного из древних романов: "он был красив и коварен, как сатана" (љ Мигель Анхель Астуриас "Синьор Президент"). Может их там специально выводят? Для улучшения породы?.. Моё тело всё ещё хранит ощущение от его рук, так своевременно подхвативших меня.

- Как ты сюда попал, командор? Парк не относится к территории базы.

- Так... Погулять вышел.

- Вот так просто вышел?

Очередная улыбка... чёртики, пляшущие в синих глазах... Включаю контроль дыхания, безмятежно улыбаюсь в ответ. - В нашей военной Академии нет каникул, благородная Воробышек. Каникул нет, посещения запрещены, обучение с пяти лет до девятнадцати и пять лет обязательный контракт. Кстати, я предупреждал о том, чтобы ты не сверкала на меня своими глазищами?.. Я не шучу...

- Четырнадцать лет строгого режима? Я помню из истории, что тюрьмы называли Академией. Те, кто "мотал срок".

- Змея ты, а не Воробышек.

Быстро опускаю глаза, не поддаваясь на провокацию. Продолжаем гулять по парку. Двигаемся в сторону дома, что меня вполне устраивает. Медленно, но разговор стал интересным. Узнать о противнике из первых рук... Их учат на два года дольше, чем наших детей. И стажировка ещё на два года дольше. Наши свободны в двадцать лет, а они - в двадцать четыре. Командору на вид лет тридцать пять. Ага, как почти всем нашим военным. А сколько лет ему на самом деле? Командор продолжил рассказ:

- Академия - не тюрьма, благородная Воробышек. Каникул и увольнений на побывку нет, но никто не запрещает "самоволку". Даже поощряют... Если курсант смог покинуть Академию, то он волен гулять где вздумается. Не дольше трёх недель подряд. На двадцать второй день его разыскивают за дезертирство. Я всегда отправлялся на море летом, и покататься на горных лыжах зимой. А весенние праздники проводил с семьёй. Ну и на охоту осенью - святое дело.

- Недешёвые удовольствия, командор. Академия также поощряла ограбления банков?

- Нет, благородная Воробышек. Моя семья достаточно обеспечена. И я с детства разумно распоряжался своим счётом.

- Восемьдесят четыре дня в году... В нашей Академии каникулы больше.

- Дóльше гулять нерационально. Приходится нагонять пропущенный материал. За прогулы никто не осуждает, но спрашивают по всему курсу без снисхождения.

- А в каком чине выпускают по окончании Академии?

- Младший лейтенант. Как и у вас, благородная Воробышек.

Хотела спросить, как соотносится чин командора с нашими, потом подумала, что лучше узнать об этом у мужа. Вителлий Север будет недоволен этой моей прогулкой... Что ж, теперь понятно, откуда такая инициативность. Интересно, все ли офицеры противника отличаются столь нестандартным мышлением... Подумала, что Вителлию Флавиану понравится командор. Характер у детёныша уж очень похож. Тоже склонен к самоволкам. Правда благородный Кассий Агриппа их не поощряет...

Дошли до границы парка... Командор поцеловал мне руку, щёлкнув каблуками, и... растворился в лесу. Пришлось потереть глаза, чтобы убедиться, что наш разговор мне не приснился. Всё равно не увидела. И не услышала. На охоте он, что ли, так научился?

Надо расспросить Вителлия Севера: что это за командор такой. Как живая база могла его выпустить? Ладно, допустим, их Академия - тоже живая. Только не база, а тюрьма. Тогда он с детства научился обходить охранные системы. И не только он. Ой, что-то мне нехорошо... Получается, что я у себя дома не в безопасности? Пустили козла в огород... Так, однажды, проснёшься в одной постели неизвестно с кем...

Машинально вывернулась из схвативших меня рук, перебросила хватальщика через плечо. Хохочу, глядя на поднимающегося из лужи мужа.

- Кариссима, нехорошо смеяться над своим господином и повелителем.

- Почему?

- Подаёшь дурной пример молодёжи.

- Ой-ой-ой! Какие мы нежные!

Радуюсь при виде мужа больше чем обычно. Вителлий Север удивлённо вскидывает левую бровь.

- Хорошо, что ты здесь, Вителлий Север. Я хочу обратиться с просьбой... С двумя просьбами.

- Слушаю тебя, кариссима.

- Я хотела отправить детей к Серым лордам. Мария и Вителлия Флавиана. На всякий случай. Чтобы они могли вызывать ройхов. И Марию сейчас необходимо отвлечься... Отец меня не будет слушать. Сочтёт это блажью.

- Благородный Кассий Агриппа рассуждает как чистокровный. И не он один. Ты ни разу не вспомнила о своих близнецах, кариссима.

- Они чистокровные, Вителлий Север. И должны получить соответствующую подготовку. Если у тебя есть планы насчёт них, дождись, когда они отработают положенное. Три контракта для дочери, и столько же для сына. До отработки вложенных средств все чистокровные равны. Ты не менял эти законы, создавая кодекс Империи. Со своей стороны, не вижу смысла в их изменении. Наверняка и отец тоже не видит.

- Я не заговаривал с благородным Кассием Агриппой о его чистокровных внуках. Но думаю, что ты права. Что касается поездки к Серым лордам, ты хорошо придумала, кариссима. Я поговорю с твоим отцом о недельном отпуске для нашего сына и твоего первенца. Понадобится сопровождение. На случай, если найдётся ещё один инициативный командор...

И после этих слов, муж внимательно посмотрел на меня. Хотела расспросить его о командоре, но решила сначала озвучить вторую просьбу.

- Как раз о командоре я и хотела просить тебя, муж мой.

- Не понял.

- Скажи мне, Вителлий Север, как случилось, что я сегодня встретила командора в нашем парке? Если ты разрешил ему прогуливаться там, - это одно; если нет, - совершенно другое. Мне он сказал: "погулять вышел". Я боюсь, что защита дома его тоже не остановит, если он вздумает в гости зайти.

Смотрю на мужа, и не понимаю, почему он выглядит успокоившимся. Что я такого сказала успокаивающего?! Начинаю злиться.

- Кариссима, не испепеляй меня взглядом.

Сказав это, Вителлий Север схватил меня на руки и внёс в дом. Ага, прямиком в спальню, не задерживаясь. И уже утром сказал:

- Я поговорю с командором, кариссима. Но я не могу посадить на цепь дядю Повелителя.

- Дядю? А сколько же ему лет?

- Повелитель ровесник нашего Императора.

- Я, вообще-то, спрашивала о командоре.

- Тридцать пять. И он командует смертниками, кариссима.

- Так же, как ты? Легат-прим?

- Нет, кариссима. У нашего извечного врага нет первого эшелона. Его заменяют штрафные роты. Отребьё. Ты имела возможность оценить контингент их "первого эшелона".

Вспомнила громилу, которого так и оставили подыхать от раны в печень. Теперь понятно...

- А почему он разговаривал со мной, как с умственно отсталой? Там, на корабле...

- Они используют женщин только для продолжения рода. И как показатель статуса. А в парке он разговаривал с тобой нормально?

- В парке он был совершенно очарователен. Правда сказал, что я похожа на самку для улучшения породы. Но после твоих слов, я поняла, что это тоже был комплимент. Показатель статуса.

- Я поговорю с командором, кариссима. Он не будет беспокоить тебя.

Молча прижалась к мужу... Потом всё-таки сказала:

- У вас есть его генетический материал? Он может быть достаточно близок к чистокровным.

- Допустим. И?

- Передай в резервацию. Они подберут ему пару. Раз уж он здесь, - мы можем его использовать.

- Кариссима... Как ты себе это представляешь?

- Ты передай материал, а заниматься этим будет отец.

Вителлий Север провёл со мной ещё сутки. Потом отбыл на переговоры, заглянув, предварительно, на базу. А я с преторианцами консула повезла детёнышей к Серым лордам. Отец разрешил. Но! Только в своём присутствии. Папуля, оказывается, тоже не чужд романтики. Кто бы мог подумать!

Высадились в предгорьях. Нас уже ждали. Бароны Алек и Витольд. Аура ужаса от барона Алека окутала нас всех, и схлынула, не причинив особого беспокойства. Хорошо, что Юлия осталась нянчить наследника Вителлия Севера. Она женщина впечатлительная. Папуля тоже решил поухаживать за детёнышами ройхов. Ох... не знаю... Благородный Кассий Агриппа, сопровождающий птенцов... Хотя, Вителлий Север прошёл это испытание, и ройхи приняли его.

Пока что мы все отправились к барону Витольду. Благородная София встретила нас во дворе замка... Ха! Узрев папулю, она чуть в обморок не упала! А узнав, что я его признанная дочь... Ну, держать марку патрицианки умеют. Но благородной Флавии было неуютно. Папуля не пожелал называть её благородной Софией. Точнее: либо "баронесса София", либо "благородная Флавия". А указывать благородному Кассию Агриппе у Зоси кишка тонка. Я молчу, держусь скромно. Барон Алек вообще не отсвечивает, напоминая собственную тень. Насчёт императорского титула Вителлия Флавиана приказано всем молчать. Ещё на Новом Вавилоне приказано.

Юные баронеты тоже собрались к Серым лордам. Поздновато... Но Зося была против, а барон Витольд старается жену не огорчать. Но узнав, что юные патриции собираются сопровождать птенцов, Зося дала "добро". Она обхаживает папулю, желая отправить сыновей в Академию. Но они уже взрослые. Им будет сложно. Если младший ровесник Мария, то старшему уже семнадцать, - жениться пора. Разве что организуют экспресс-курсы для великовозрастных отпрысков благородных семейств Империи. Но это меня не касается.

Съездили на охоту. Фороксы произвели сильное впечатление на детёнышей. И охота тоже. Опять заполевали кабана, нескольких косуль, и медведя. Не такого крупного, как тот, чья шкура осталась в замке Зигги, но и ненамного меньше. Медведя взял на нож папуля. Барон Витольд уступил гостю почётное право. Наблюдала за охотниками, и пыталась понять чем так отличаются жители Нового Вавилона, от представителей баронств. Потом до меня дошло: выправкой. Папуля вообще - эталон, но и преторианцы и мои детёныши обладают в полной мере отточенной чёткостью движений. Не к месту вспомнила командора: у него эта отточенность сочетается с якобы небрежной элегантностью. Муштруют, значит, по-разному. У нас и у них.

Я осталась гостить у баронессы Зоси, а пятеро добровольцев отправились к Серым лордам. Преторианцы оставлены со мной.

Глава третья:
О том, как барон Алек искупил вину перед Воробышком, а также о встрече Воробышка с Зигги на обручении наследника барона Витольда и дочери барона Казимежа, о впечатлении, которое десятилетняя баронесса произвела на Вителлия Флавиана и о конфликте между Марием и Витольдом младшим.



Прогуливаемся с Зосей по саду, осматриваем многочисленные цветники, распиваем чаи с пирожными на террасе. Долину не посещаем, потому что Зося может летать на ройхе, только находясь в корзине. Зося жадно расспрашивает меня о жизни в Империи. На Новом Вавилоне, точнее. Расстроилась, что консул Флавий прожил свой "прекрасный год". Не слишком тщательно скрыла удивление кузеном, познакомившим наследника с чистокровной матерью. Наш брак с её кузеном у неё удивления не вызвал. Поскольку в рассказах я соблюдала хронологию. А жениться на благородной Агриппине, - дочери благородного Кассия Агриппы, желает каждый патриций. У благородного Флавия было преимущество в виде общего ребёнка. О браке с консулом Вителлием Севером Зося догадалась. Легат-прим стал легендой и в баронствах. Вопроса "что они все во мне нашли" для патрицианки из Нового Вавилона не существует. И так понятно... Постоянный, узаконенный контракт с чистокровной носительницей генетической линии.

Ненавязчиво расспрашивает меня о близнецах. Заинтересовалась подрастающей дочерью. Не стала говорить ей о том, что на мою дочь у Вителлия Севера есть планы. Если Повелителю сейчас столько же, сколько и Вителлию Флавиану, то есть возможность заключения "брака на топоре" (БРАК НА ТОПОРЕ - идиома, обозначающая брак, заключённый без присутствия жениха, его полномочным представителем. В таком случае в первую брачную ночь невеста делит ложе с боевым топором, символизирующим супруга). Для этого достаточно благородному Кассию Агриппе признать внуков. Политика... Когда речь идёт о прекращении войны, - возможно отступление от закона о чистокровных. И девочка получит имя, семью, и мужа. Ага. Причём всё это одновременно. Интересно, как выглядит их Повелитель? Если будет так же красив, как командор, то получится очень органичная пара.

Вспомнила, как выглядят дорогие мамочки линии Сигма... Поскольку детёныши прошли отбор, и являются эталонными представителями своей линии, то о будущей внешности дочери я могу судить с изрядной долей уверенности: высокий рост, густые очень светлые волосы, фарфорово-белая кожа с нежнейшим румянцем на скулах, огромные светящиеся светло-серые глаза, розовые губы чётких очертаний, маленькие ушки, длинная шея, длинные ноги и руки, худощавая, но женственная.

Сигма больше напоминают породистых лошадей. Призовая кобыла с родословной. Или, как выразился вражеский командор: элитная самка для улучшения породы. Не воробышек. Не могу ничего сказать за линию каппа. А из прочих, только в нашей с отцом линии - ослепительные мужчины и неприметные женщины. Если бы не редкий цвет глаз, меня бы вообще не замечали. Наверное. Вителлий Север, вот, заметил...

Но об этих планах я молчу, как и о войне. Я всего лишь глупая женщина, живущая в поместье мужа, иногда навещающая сыновей в Академии и в доме своего отца. Благородная Флавия оставила свои планы обзавестись внуками с моей помощью. Вителлий Север, - это не Зигги. Впрочем, поскольку связь с Метрополией имеется, баронесса может обратиться в резервацию. Когда наследнику исполнится двадцать один год.

Время тянется... Прошло всего два дня, а я уже устала от гостевания. Бегать в лабиринте в одиночку не могу, с преторианцами - тоже. Не поймут. Обновила гардероб, - меняю платья трижды в день. Скучно.

Барон Алек, понаблюдав мою маяту, отбыл на ройхе. А через два часа прилетел вместе с Вителлием Севером! Счастье есть! Придётся барона простить. Консул сказал, что дождётся возвращения патриция Кассия с детьми. Если барон Витольд не будет возражать. Ха! Барон обрадовался. Новый гость, - это возможность поохотиться, устроить пирушку, погулять вволю. Тем более, что не надо думать о том, какой пример подаёшь детям. Короче, в зáмке - дым коромыслом. За четыре дня мы побывали в гостях у баронов Казимежа и Алека, облазили три лабиринта, погостили в трёх долинах, побывали на побережье, вышли в море с рыбаками. И посетили каганат, где меня чуть не украли. А в качестве извинения хотели подарить моему мужу аж пять наложниц. Хорошо, что барон Алек вмешался, прошелестев, что наложницы в качестве извинения... ну никак не подойдут. Слишком сильное оскорбление нанесено консулу. Ага. И консул получил ятаган из стали холодной ковки. Кажется, она называется джаухар. А мне презентовали пару килограммов украшений, награбленных предками кагана. Часть священной добычи! Не хухры-мухры!

Герцог Вителлий Север знакомился со своими владениями... И наши ночи полны любви... И дни тоже. Медовая неделя.

Барон Витольд сказал, что по возвращении будут праздновать обручение его старшего сына и дочери барона Казимежа. И Вителлий Север кровно обидит его, если откажется присутствовать в качестве почётного гостя. Ну да... Вителлий Флавиан и дети барона Витольда родня по линии Флавиев. Гостей будет много. Наверняка и Зигги с Лолой прибудут. Зигги дружит с бароном Витольдом. Послезавтра возвращаются от Серых лордов мой отец с детьми... и значит через два дня - обручение. Я в растерянности... Вителлий Север согласился быть почётным гостем, а мне вот совсем не хочется встречаться с Зигги. Придётся собрать волю в кулак, вызвать в себе дорогую мамочку, и безмятежно улыбаться.

Барон Алек отправился встречать наших родичей. Вернулись стаей. Шесть ройхов подняли крыльями ветер над замком. Папуля задумчив и просветлён, дети радуются. Мария "отпустило". Вителлий Флавиан уже оценивает новые возможности. Придётся консулу проводить с ним воспитательную работу. А то, - сбежать с занятий на ройхе - нет ничего проще. Меня Его Императорское Величество слушать не будет. Покивáет понятливо, улыбнётся успокаивающе, и... в одно ухо влетело, в другое вылетело.

Барон Витольд даже прослезился от радости. Зося устыдилась. Вот так, - сопротивляться традициям. Праздничный вечер провели на террасе замка. Большой дружной семьёй. Хорошо посидели. А завтра - обручение. Дочери барона Казимира, Катаржине, - десять лет. До свадьбы ещё времени много, но обручиться дети уже могут. Хотя, - какие дети?! Наследнику барона - семнадцать. Чистокровные в этом возрасте уже отправляются в регулярные войска. Это патриции обучаются на офицеров. Чистокровные поднимаются с самого низа. Папуля тоже начинал рядовым десантником. А теперь растит элиту Вооружённых Сил Империи.

Благородного Кассия Агриппу, разумеется, тоже пригласили на обручение. Отправились вчетвером за парадной формой. Опять я брошенная на произвол судьбы. Оставили одну на целых два часа! За это время я рассмотрела подаренные каганом побрякушки, и создала себе наряд в старокитайском стиле: нижняя рубашка тонкого хлопка с длинными рукавами, и верхняя, запахивающаяся после двух оборотов, одежда из плотного шёлка тонкой вышивкой дивно изукрашенная: широкая длинной в пол светло-голубая юбка, и ярко-голубая верхняя рубаха с двух-с-половиной метровой ширины (!) рукавами, вышитая полоса шёлка, оборачивающаяся вокруг талии, и длинный шёлковый пояс тёмно-синего цвета, закрепляющий её. Сзади к поясу крепится сетка из шёлковых шнуров, украшенных нефритовыми фигурками-подвесками из подарка кагана. Вышивка - цветы персика, символизирующие долголетие, заключённые в круги из пяти летучих мышей, символизирующих счастье. В качестве обуви - туфельки синего сафьяна с заострёнными, подобно птичьим клювикам, мысами. Ярко-голубой цвет считается оберегом от чёрной магии и дурного глаза. Не знаю, не знаю...

Зачесала волосы назад, уложив их крыльями, подобными парусам, наполненным ветром. Заколола длинными шпильками с аметистовыми навершиями, и украсила бирюзовыми подвесками. В очередной раз пожалела, что так и не удосужилась проколоть уши... Ну, ничего не поделаешь. Покрутилась перед зеркалом... Фарфоровая статуэтка... Или дорогая игрушка... Интересно, папуля убьёт сразу, или подождёт до дома? Всё закрыто, - от шеи до кончиков пальцев рук и мысков туфелек. Но! Нетипично для Нового Вавилона. А папуля - консерватор. За мужа молчу... Ему никакая моя одежда не нравится...

Прибыли наконец-то! Отправились переодеваться. А я, решив обойтись пока без скандала, надела длиннющий и широченный плащ чёрного аксамита с капюшоном и пелериной. Зосю загрузили в корзину, похожую на бонбоньерку, с мягкой обивкой внутренних стенок и крышки, обтянутой нежно-розовым шёлком с выткаными букетиками цветов. Дно корзины застелено ковром, поверх которого уложены подушки, подушечки и думочки. Я села на одного ройха с мужем. Все остальные - по одному. Стая из восьми ройхов направилась к замку барона Казимежа. Надеюсь, что в качестве дополнительного развлечения нам не предложат поохотиться в лабиринте.

Нас встречали барон Казимеж с баронессой Моникой. А в замке командует парадом достопочтенная мать барона - вдовствующая баронесса Ядвига. Папуля и консул были допущены к руке, молодёжь, включая меня и Зосю, - удостоена милостивого кивка. На меня баронесса Ядвига посмотрела с любопытством. Тереза, - управляющая замком барона, повела нас с баронессой Зосей в гостевые покои. Мужчины остались развлекать баронессу Ядвигу. Вителлий Север сделал было движение отправиться с нами, но отец его остановил. И правильно. А то мы с ним всё обручение проведём в кровати. Знаю я своего мужа! И папуля тоже знает нас обоих.

Освежилась с дороги, и пошла в главный зал, где остались мои родственники. Возле окна в переходе меня дожидается барон Алек. Почему меня? Потому что вынес себя мне навстречу. Быстро посмотрела ему под ноги: не передвигается ли барон по воздуху. Шелестящий смех окутал меня вместо плаща.

- Я почти забыл какой забавной ты бываешь, прекрасная Воробышек.

Возмущённо смотрю на вечно юного барона. Он ещё смеет шутить!

- Я хотел объяснить тебе позже. Слишком многое пришлось бы рассказывать.

Вслушиваюсь в интонацию шелестящего голоса, пробую ауру грустного ужаса, окутывающую меня взамен плаща. Барон Алек не лжёт... И... соблюдает законы баронств. Отрицательно качнув головой, отказываюсь опереться на предложенную мне руку. Просто иду рядом с тихо скользящим бароном.

- А куда ты пропал в том мире, барон Алек? Ты сначала был, разговаривал со мной, а потом исчез.

- Меня изгнала сущность места, в которое тебя привёз консул. Места, которое ты назвала базой. Вернуться я уже не сумел. Прости, Воробышек. Если бы связь сохранилась, я вытащил бы тебя.

- За это - прощаю. Всё к лучшему.

- Я заметил.

Улыбка в голосе барона успокаивает. Что-то я ещё хотела у него спросить... Но мы уже подходим к широко раскрытым дверям главного зала. Остановилась, и наблюдаю...

Зал огромен, украшен цветами, и полон баронов и баронесс. Своих родственников я не вижу. Не знаю, чем заняты мои четверо мужчин. Баронесс не так много, вероятно, дамы ещё приводят себя в порядок после путешествия. Но Зося уже здесь. Ага, и Зигги с Лолой тоже. Наследника Зигги не видно, возможно, оставлен в зáмке. А, может быть, в детской под присмотром мамок-нянек. Вроде бы на семейные праздники прибывают всей семьёй. Папуле надо было Юлию взять с нашим детёнышем. Но... В корзине?!! Пусть лучше в Академии сидит. Надеюсь, высокоблудный командор не вознамерится навестить дом Кассия Агриппы в его отсутствие.

Баронессы в традиционных платьях с высоким воротом, длинным рукавом и юбкой в пол. Фасоны, - совершенно разные. От сарафанов с кофтами до робронов. Кроме Лолы. Вероятно, плясунью грызут добродетельные дамы, и она, в пику всем, надела декольтированное платье. Длинные рукава и юбка в пол - в соответствии с традициями, а вот верх наряда - на грани. У Лолы отличная фигура, ставшая ещё лучше после родов, и она это не преминула подчеркнуть. Нет ни одного мужчины в зале, который бы не лизнул взглядом сладкие округлости, так щедро выставленные напоказ. Высоко подобранные волосы открывают шею, подчёркнутую бриллиантовым колье. Глаза и губы блестят, на щеках румянец. Как выразился мой муж "знойная...". Нет... как же он сказал... "темпераментная...". Точно! "Темпераментная красотка эта Лола". Так и сказал.

Бароны Витольд и Зигмунд приветствуют друг друга. Баронессы обмениваются улыбками. Зося, сладчайше говорит:

- Твоя супруга, барон Зигмунд, великолепно выглядит. Эта новая смелая мода... Кажется, это называется "показать товар лицом"?

Вежливая, доброжелательная улыбка и широко раскрытые, невинные карие глаза... Ага, как у голодного крокодила. Лоле достанется за нас двоих. Бедная Зося намучилась, вынужденная держать свой яд при себе. И сейчас отыгрывается на беззащитной жене барона Зигмунда. Если бы та оделась в соответствии с традициями, Зося прошлась бы по её новообретённой скромности. По-любому, Лола влипла. Стараюсь удержать внутри довольную улыбку. Всё-таки женщины - это кошки. Я только выиграла от аннулированного брака с Зигги, но... Но!

Барон Алек, скользит навстречу моему мужу и сыновьям, вошедшим в зал. Вителлий Север кивнул барону, осмотрел высокое собрание, улыбнулся одними глазами баронессе Зосе, и, наконец-то, заметил меня. Высоко поднял левую бровь. Ох!.. Я ведь тоже не совсем по форме одета. Ворот верхней рубахи не упирается в подбородок, а позволяет увидеть шею. Без бриллиантов. Бедная я несчастная... Драгоценности только в причёске и на шнурах сзади у пояса. Впрочем, нефритовые фигурки, украшающие эти шнуры, по художественной стоимости потянут на три таких колье, как у Лолы. Но об этом знать никому не надо. Достаточно того, что я знаю.

Улыбаюсь мужу, и иду ему навстречу. Старательно делаю мелкие, семенящие шаги, потому что тяжёлая юбка не позволяет идти нормально. К счастью, нас учили красиво ходить в узкой одежде. Мои одеяния не узкие, но требуют изящества и утончённости. Испытание для моих нервов...

- Мама! Какая ты красивая!

Вителлий Флавиан обратил на меня внимание всего зала. Милый ребёнок! Только сечь некому. Спиной ощущаю взгляд Зигги. Не реагирую. Как он сказал Лоле: "всё прошло".

- Кариссима, ты не перестаёшь удивлять!

А глаза говорят: "я хочу тебя прямо сейчас". Хммм... Пожалуй этот костюм я возьму на вооружение. Интересно, где папуля? С благородного Кассия Агриппы станется уволочь меня за шкирку переодеваться. Решит, что мой наряд неприличен, и всё. На лицах присутствующих возникло едва сдерживаемое любопытство. Я, не оглядываясь, поняла, что сейчас будет.

- Принцесса... Давно не виделись.

Вопросительно смотрю на мужа, получаю задумчивый кивок, и поворачиваюсь к Зигги. Прошло пять лет. Зигги выглядит ровесником моего отца и Вителлия Севера. И командора. Почему я вспомнила о синеглазом красавце?.. Зигги жадно рассматривает меня. Вежливо улыбаюсь:

- Пять лет, барон Зигмунд.

- Ты изменилась, принцесса. Стала женственней.

- Я по-прежнему способна пройти лабиринт.

- Слышал, тебя хотели украсть для кагана? Кочевники знают толк в женщинах.

- Кто-то слишком много болтает.

Шелестящий смех слева, и резкий голос справа:

- Зигги, это и есть твоя бывшая жена?

В интонации ясно чувствуется: "смотреть не на что". Нервничает плясунья. Ещё раз вежливо улыбаюсь Зигги, и делаю крохотный шаг назад. К мужу. Зигги возвращает мне грустную улыбку и поворачивается к Лоле, грудь которой вздымается от ярости, норовя вырваться на свободу. Все, чуть ли не облизываясь, ждут скандала. Лола делает шаг ко мне, мимо своего мужа, и вдруг замирает на месте, полураскрыв губы, и вытаращившись за мою спину. Нет, это не приём для отвлечения моего внимания. Мне почему-то стало обидно за Зигги, и жаль Лолу. Я уже знаю, кого она увидела. Знаю ещё до того, как меня жёстко взяли за локоть.

- Интересный костюм, дочь. Повернись.

Медленно поворачиваюсь, анализируя интонации и подбор слов. Вроде бы не злится... Благородный Кассий Агриппа, блистательный в парадной форме Академии, разглядывает меня с удивлением.

- Я думал, тебе никогда не стать похожей на женщину. Приятно знать, что я ошибался.

Мой вздох облегчения заставил рассмеяться всех моих мужчин. Вителлия Севера, Мария с Вителлием Флавианом, и самого Кассия Агриппу.

Именно в этот момент в зал вошли барон Казимеж с баронессой Моникой. Барон Витольд и баронесса София вышли в центр зала синхронно с хозяевами зáмка. Барон Витольд торжественно просил руки дочери барона Казимежа Катаржины, для своего старшего сына Витольда (А как же! В аристократических домах имя первого сына берётся из имён мужской линии отца, второго - из мужской линии матери; с дочерьми - обратная история: сначала женская линия матери, затем, - женская линия отца. Второй сын баронессы Софии носит имя Марк). Барон Казимеж дал согласие на обручение. И только тогда в зал впустили юную пару. Точнее говоря, не пару, а обручающихся. Касю привела гувернантка, а баронет Витольд пришёл самостоятельно. И то сказать: семнадцать лет парню... Впрочем, об этом я уже упоминала.

Исподволь рассматриваю Касю, сохраняя на лице вежливую улыбку. Рассматриваю потому, что Вителлий Флавиан смотрит на юную баронскую дочку во все глаза. Десятилетняя Катаржина полна женственности. И достоинства. Это удивительно. Но чёртики в голубых глазах присутствуют. Просто они затаились, согласно моменту. Вителлий Флавиан таких не видел. Юные патрицианки не озоруют. Их настолько жёстко воспитывают, что такие, как Юлия среди патрицианок редкость. А таких, как Кася, - вообще нет. В основном, они похожи на благородную Флавию. Или на благородную Калерию. Переполнены чувством долга и собственной значимости. Опять во мне кошка пробудилась. Но следует обратить внимание консула на возникающие у нашего сына чувства. А то будет скандал. Баронесса Ядвига уже заинтересованно поглядывает на Вителлия Флавиана... До свадьбы Каси и Витольда-младшего ещё семь лет. Надо позаботиться о соблюдении нравственности невесты... Не знаю, как с этим обстоит дело в семьях обручённых. За семь лет может случится многое. Может и свадьбы не будет... Этой свадьбы во всяком случае... А девочка хорошая...

Юный баронет Витольд больше интересуется содержимым декольте Лолы, а к своей нареченной проявляет необходимый минимум внимания. Марий тоже обратил внимание на "товар лицом". Но Марий десять лет обучается в Академии, и не зная его, не поймёшь куда он смотрит. Эххх! Где мои пятнадцать лет?! Или в песне древнего барда говорилось о семнадцати? Живое напоминание о "моих семнадцати" я вижу перед глазами. В парадной форме десятого курса Академии.

Официальная часть закончена. Нас просят пройти в пиршественный зал. Хочется переодеться, но муж не отпускает. Только вместе. Ага, а то я не знаю чем всё это закончится. А я устала изображать фарфоровую статуэтку. Единственное утешение, что папуля доволен моим видом.

Наконец-то сообразила, почему периодически вспоминаю синеглазого командора. Они с папулей похожи в своём восприятии женщин. Женщина, в их понимании, не человек. Она - показатель статуса и украшение дома. Для командора ещё и мать его детей. Папуля делает детей в резервации, а женится принципиально на бесплодных патрицианках. Не хочет плодить генетически несовершенное потомство. И это мне надо изжить из себя чистокровную! На себя бы посмотрел!

Впрочем, судя по рассказу Вителлия Севера, раньше папуля брал себе в жёны нормальных патрицианок. Способных рожать. Вероятно, содержимое генетической карты рождённых ими детей благородного Кассия Агриппу не устраивало настолько, что потеряв всех своих нечистокровных сыновей, он не стал заморачиваться с дальнейшими браками. Бесплодная жена, и периодические командировки в резервацию... Удобно. А сейчас вообще внука воспитывает...

Эх, зря я отвлеклась! За столом послышались крики, начинается скандал. Судя по количеству выпитого, будет драка. Баронет Витольд и... Марий. Лола улыбается, довольная. Сука. Нет, причина будущего поединка не Лола. Разумеется. Но... Но! Дураков нет!

Марий не умеет фехтовать длинным мечом, и не владеет приёмами открытой руки на должном уровне. Я вообще не знаю, учат их этим приёмам, или они потом их осваивают... Смотрю на отца. Старательно держу кукольное личико, но позволяю себе прошептать: "пожалуйста". Впрочем, Кассий Агриппа своим долгом начальника Академии не манкирует. Могла бы не просить. Папуля вышел из за стола, и объявил, что поскольку благородный Марий является курсантом, и находится здесь под его личную ответственность, ни о каком фехтовании мечами речи быть не может. Курсантов этому не учат. Только боевой нож. Или голые руки.

Идея с боевым ножом пришлась баронам по вкусу. Ещё бы! Это в традициях баронств! Что не замедлил подтвердить барон Алек. Просеменила к сыну. Приходится ходить чуть согнув ноги в коленях. Но это не важно... Я уже приноровилась. Тело вспомнило забытые навыки. Марий внимательно слушает консула, дающего ему рекомендации. Это не учебный поединок. И баронет ножом владеть умеет. Надеюсь, что и мой первенец тоже.

- Марий, не убивай его. Не порть праздник баронессе Катаржине.

- Как скажешь... мама.

Сердце замерло, и ухнуло куда-то вниз. Испугалась, что упаду...

Поединок проходил на малой тренировочной площадке, на заднем дворе зáмка. За порядком следил барон Алек. Поединщикам выдали боевые ножи, и освободили площадку. Зрительницы и дети расположились на галерее. Впрочем, среди окруживших площадку баронов я заметила белую форму Вителлия Флавиана. Консул и Кассий Агриппа тоже находятся там.

Шелестящий голос вопросил:

- Причина поединка будет озвучена?

Марий отрицательно качнул головой. А Витольд-младший улыбаясь сказал:

- Я тоже промолчу.

И посмотрел, при этих словах, в мою сторону. Марий сдержанно улыбнулся. Но я вижу, что он в бешенстве. А это плохо! Очень плохо! Опытный воин превращает бешенство в ярость берсерка, которой невозможно противостоять, а неопытного отсутствие хладнокровия губит... Надеюсь, что десять курсов Академии, пройденных с отличием, научили ребёнка держать себя в руках. Сижу на галерее с дамами, наблюдаю... Сердце не на месте...

Глава четвёртая:
О поединке, закончившимся неожиданно, для обеих сторон, а также о внимании, проявленном командором противника к Воробышку.



Алек буднично прошелестел:

- Начинайте.

И тенью скользнул за ограждение площадки. Только чёрные крылья неизменного плаща барона взметнулись за его спиной, на мгновение закрыв поединщиков.

Выпады, уходы, обманки, контрвыпады... Арсенал приёмов весьма широк у обоих поединщиков. Баронет Витольд сильнее, но Марий лучше владеет своим телом. Приёмы ножевого боя совмещаются с боем без оружия, и опять в ход идут ножи... Марий начинает брать верх. Пока это не слишком заметно, но некоторые из баронов и консул с моим отцом уже поняли, к чему всё идёт. Через некоторое время это дошло и до Витольда-младшего, и он увеличил скорость и силу. Зря. Надолго его при таком темпе не хватит. Муштра Академии имеет свои преимущества. Баронет прекрасно подготовлен, вынослив и крепок, как молодой дубок, но мой первенец выезжает на рефлексах, вбитых в подсознание. Их учат одолевать противника превышающего по силе. Поединок почти закончен. Нож, во всяком случае, баронет уронил. Точнее, был взят на болевой приём, заставивший выронить нож. Марий слегка полоснул баронета по руке, обагрив клинок кровью. Отошёл, сказав, что удовлетворён поединком.

Консул взглядом пытается напомнить Марию о чём-то. Но мальчик устал. И не понимает, что пока оба противника в круге поединка, поединок не окончен. И что правила в баронствах очень сильно отличаются от дуэльного кодекса. И вмешаться никто не может. Пока не будут нарушены законы баронств. Вспомнила, как стояла, глядя на Зигги, ожидая от него знака, и слушая пояснения барона Алека об этих законах...

Витольд-младший стремительно припал на колено, хватая нож, и не вставая, движением кисти, бросил его в спину уходящему Марию. Мелькнула белая молния...

Марий ещё поворачивался, растерянный, а я уже летела с галереи, уцепившись за один из поддерживающих столбиков. Пробежала, ввинчиваясь между баронами, и упала на колени перед Вителлием Флавианом, из груди которого под углом торчит рукоятка ножа.

Мой мальчик посмотрел на меня, улыбнулся... Из уголка рта стекает струйка крови... Перед глазами встало лицо его отца, императора Марка Флавия. Темнота... Я держу тёплые руки сына, и смотрю на чёрное солнце. Нет... это катер садится на площадку, высадив преторианцев и Манлия. Жужжание анализатора, укол. Попыталась сказать, что помощь нужна не мне... Голоса нет. Вроде бы я не кричала... хотя, какая теперь разница... Вывернулась из рук консула, попытавшегося меня увести.

Марий что-то говорит мне, хватая за руки. Я не слышу... не могу разобрать ни звука. Смотрю на своего мальчика, лежащего на площадке для поединков... Манлий, стоя на коленях, очень осторожно осматривает его. Разрезает ножницами покрасневший мундир вокруг раны, закупоренной ножом. Анализатор уже отложен в сторону. Манлий что-то быстро говорит в свой наруч.

Барон Алек скользнул к ним. Преторианцы взяли его на прицел, консул отрицательно мотнул головой, и барона допустили к осмотру. Алек провёл рукой поверх раны, из которой всё ещё торчит рукоятка ножа, потом ласково коснулся руки ребёнка, и прошелестел что-то. Звук вернулся, но я не разобрала, что сказал барон. Пока я поняла только то, что мой сын жив. Этого совершенно достаточно. Нарушены ли законы баронств? Смотрю на Алека, несущего себя к нам. Меня поддерживают Марий и Вителлий Север. Но я уже могу стоять самостоятельно.

- Твой сын будет жить, Воробышек. Ушиб грудной клетки и глубокий порез, повредивший мышцы, но лёгкое не задето. На мальчике был медальон, ударившись о который, нож сместился, и "пропахав" кожу, застрял наискосок в мышцах. Не знаю, сколько времени займёт исцеление. Законы баронств Витольдом не нарушены. Твоими сыновьями тоже. Если бы младший окликнул старшего, тогда победа в поединке была бы отдана баронету. А так, они смогут продолжить хоть сразу после того, как унесут мальчика.

- Никакого продолжения!

- Кариссима, не лезь не в своё дело. Отправишься с Вителлием Флавианом. А с тобой, курсант, мы после поговорим.

К нам подходит Зося, за которой, как на буксире, тащится её семейство. Расстроенный барон Витольд, и оба сына: Витольд и Марк.

- Надеюсь, что мой племянник не сильно пострадал?

- Жить будет.

- Вот и хорошо. Поединок закончен.

Марий вежливо улыбнулся, а баронет покорно склонил голову.

- Я прошу благородного Мария принять мои извинения.

Баронесса что-то злобно шипит, пихая сына кулаком в поясницу. Тот покорно продолжает:

- Я не хотел убить. - И... сделав паузу, искренне сказал: - Я хотел искалечить.

Зося ахнула, вскинув руки к горлу. А мои муж и отец синхронно кивнули. И некоторые из баронов тоже. И для меня картина начала складываться. Нож летел в спину Мария, ниже сердца. И легат-прим, и начальник Академии видели это. Наша медицина позволяет вылечить практически любую рану. Если не убило сразу. Поэтому, консул вызвал катер, и спокойно ждал. Они с дедом решили дать моему первенцу жестокий урок. А Вителлий Флавиан не думал об уроках. Он закрыл брата собой. И если бы не какой-то там медальон, нож попал бы точно в сердце моего мальчика. Сила удара была такова, что ребёнка отбросило назад. Сколько весит десятилетний мальчишка? Ну ладно, почти одиннадцатилетний...

Испытываю неподобающее желание выцарапать глаза мужу и отцу. Конечно, Марий теперь уже точно запомнит, что пока противник способен двигаться и говорить, его не оставляют без внимания. Но... Но! Это мои дети! Я носила их под сердцем. А им "дают уроки"! Включаю контроль дыхания. Вдох, выдох... Спокойно... Спокойно.

Почему Витольд-младший смотрел на меня при вопросе о причине поединка? Почему Марий был так зол? Конечно, неназываемой причиной послужила Лола. Улыбнулась Марию, колыхнув грудью, и баронет Витольд попёр как бык на красную тряпку. Семнадцать лет... Всё понимаю... Но... Баронет Витольд останется в баронствах. Никогда, пока моё мнение что-то значит, он не присоединится к знати Империи. Законы баронств не нарушены. Вот только Марий является гостем барона Витольда. И хотя мы сейчас не на землях барона, но мы здесь, как его гости.

Вителлия Флавиана помещают в капсулу регенератора, выгруженную с катера. Одежду и обувь безжалостно срезают, чтобы не двигать тело лишний раз. На нём не должно быть никаких посторонних предметов. Витой шнур с платиновым медальоном, спасшим жизнь моего ребёнка передают в руки консула. Вителлий Север, покрутив медальон в пальцах, нажал на неприметную деталь орнамента. Медальон раскрылся, и...

- Марк...

Придушенный шёпот благородной Флавии. Зося всё также стоит, держась руками за горло, но теперь она во все глаза смотрит на голограмму, снятую на островах: Марк Флавий, сидящий у костра, в одних парусиновых штанах, и похожий на бродягу, и рядом я в соломенной юбочке, босая, с распущенными волосами, и с цветочными гирляндами в качестве верхней части костюма. Вот я поднимаю руки и начинаю танцевать, покачивая бёдрами. А император, улыбается, не отрывая от меня глаз... Мы загорелые до черноты, и весёлые. А пламя костра бросает блики на крохотный пятачок земли, по которому летают мои босые ноги, и на лицо Марка Флавия, делая черты резче...

Запись кончается. Начинается повтор... Консул Вителлий Север защёлкивает медальон. Чувствую себя застигнутой за подглядыванием в замочную скважину... Ага, сама за собой... Протягиваю руку за медальоном. Это вещь моего сына. Забыла, что Вителлий Север теперь является его отцом.

- Кариссима, отправляйся с нашим сыном. Медальон я отдам ему сам. Иди, кариссима.

Опять сижу возле медицинского отсека. Манлий меня выгнал оттуда, сказав, что Император спит, и мне тоже нужно отдохнуть. Катер занял своё место на причале, и мы перешли на корабль. И что? Никуда не летим! Отправилась на мостик. Меня пропустили, но удивились. Капитан встал из кресла мне навстречу. Ну, конечно, "кресло" - это сильно упрощённое понятие для командного модуля ментальной связи с кораблём... Я не сильна в терминологии, и плевать мне на неё!

- Почему мы не движемся, капитан Сульпиций?

- Благородная Агриппина, корабль оборудован всеми необходимыми медицинскими агрегатами, тебе нет нужды волноваться. Император уже находится в стационарном регенераторе. На базе точно такое же оборудование. Мы ждём смену. Пока на планете находятся наши люди, на орбите всегда должен быть корабль. Приказ консула.

- Понимаю. Прошу прощения за то, что оторвала тебя от дел, благородный Сульпиций.

Капитан молча кивнул мне, и, надев на голову контур связи, вернулся к своим делам. А я пошла обратно к медотсеку. Манлий встал грудью в дверях, и изгнал меня в каюту. Ага, так и сказал: "Изыди!" Хожу по каюте, маюсь. Знаю, что волнуюсь напрасно, что повреждения незначительные, и через пару-тройку дней от них не останется даже и следа. А перед глазами стоит иссиня-бледное лицо моего мальчика, его успокаивающая улыбка, и струйка крови из угла рта...

Надо руки занять. Заказала в автомате несколько разноцветных мотков шёлкового шнура. Займусь макраме. На водных кораблях в свободное время именно этим и занимались. Только, вроде бы, там верёвки были не шёлковые, а пеньковые. Из старых канатов.

Вместо рамки приспособила мишень, для метания ножей. И ножи тоже пошли в дело. Закрепила на них шнуры, предварительно обмотав кусками плотной ткани, чтобы прикрыть режущие кромки. До отлёта у меня была уже начата сумочка. Дааа, это тебе не в автомате... Вот и хорошо! Есть чем себя занять четыре часа полёта.

Перед посадкой отправилась в душ, приводить себя в порядок. Одежды у меня здесь нет, и в голову ничего не лезет. Зашвырнула свой костюм в утилизатор. Дома переоденусь. А пока придётся куколку изображать... Снова заколола волосы в прихотливую восточную причёску, посмотрелась в зеркало, проделала комплекс дыхательных упражнений, заставила себя улыбаться. У Императора лёгкая травма. Только и всего. Никаких причин для волнений нет. Мы же ещё не закончили войну!.. Переговоры движутся ни шатко, ни валко. Нельзя давать ни малейшего повода к раздуванию смуты. А у нас на базе - вражеский командор рассиживается. И ладно бы просто командор! Так он ещё и дядя их Повелителя. То есть задвинуть его в угол, если он того не желает, ну никак не получится!

Лёгок на помине, синеглазый красавец. Вышел из бокового коридора, когда моего сына опять в капсуле-регенераторе переносили в медицинский отсек базы. Цикл между включениями регенератора позволяет перегрузить пострадавшего в мобильную капсулу, и перенести на другое место. Но времени терять нельзя, и командор молча дал дорогу медикам и преторианцам. Поворачиваясь ко мне, требовательно спросил:

- Что с Императором?

- Упал. Ушибся. Всё будет нормально, командор. Просто я перестраховываюсь.

Тишина... Отрываю глаза от коридора, в котором скрылся Манлий с моим сыном. И отшатываюсь назад, чуть не упав. Командор поддержал меня за локоть. Он сумел подойти так близко, что я испугалась, уперевшись взглядом в чёрный мундир. Включаю "дорогую мамочку". С консулом срабатывало, - он впадал в ярость и уходил; а командор весело улыбается. Улыбка-то весёлая, а вот взгляд его мне не нравится. Так смотрят даже не на добычу. Так смотрят на вещь, которой пожелали украсить свой дом. Неожиданно увидели, и поняли: именно эта вот вещь послужит завершающим аккордом композиции. Если я угадала, сейчас мне дадут имя.

- Удивительная, я счастлив, что с твоим сыном всё в порядке. Позволь проводить тебя в дом твоего мужа.

- Не позволю. Твои перемещения вне базы для меня нежелательны, командор. Я беспокоюсь...

- Не надо, удивительная. Тебе ничего не грозит.

- Не называй меня так. У меня есть имя.

- Оно тебе не идёт. Агриппина означает печаль.

- Моему мужу не понравится то, что ты подражаешь ему. Он зовёт меня "драгоценная".

- Я подумаю над этим, удивительная.

Изящно семеню рядом с командором, тоскливо думая, что консул на Альмейне, и защитить меня некому. Остаётся лишь надеяться на слово офицера, данное командором моему мужу. Пока, вроде бы, синеглазый красавец соблюдает дистанцию... Надо было всё-таки озаботиться другой одеждой. Мне не пришло в голову, что можно сделать патрицианские тряпки. В них я внимание командора не привлекала. Что теперь говорить...

Плита, перегораживающая выход на территорию поместья, отразила нашу пару: синеглазый офицер в чёрном с серебром мундире, в фуражке с высокой тульей и в начищенных до зеркального блеска сапогах (сам чистит? Остальная команда рейдера - на другой базе), сопровождаемый маленькой женщиной в экзотическом костюме, похожей на фарфоровую статуэтку. Я машинально сохраняю лёгкую улыбку, но, поймав взгляд командора на наше отражение, внутренне вздрагиваю. Командору нравится картина, которую он видит.

- Тебе понравится в моём доме, удивительная.

И? Я хочу сказать, что? Это не вопрос, - это утверждение. Что отвечать? Молчать нельзя, молчание - знак согласия.

- Я не уверена, что консул примет твоё приглашение, командор.

- Алонсо.

Отстранённым взглядом смотрю на обнаглевшего вражеского военного. "Ты для меня никто, и звать тебя никак" - слишком грубо, а злить командора я опасаюсь. Поэтому выбираю вариант "мы не были представлены". Сахарные зубы блеснули в улыбке, милостиво (я не шучу!) склонившись ко мне, командор повторил:

- Ты можешь называть меня по имени, удивительная. Я дарую тебе эту привилегию.

- Столько подарков сразу... - и, через паузу, - я не могу принять ни одного, командор. Из вежливости следовало бы сказать, что я сожалею. Но я не сожалею.

Получаю в ответ ленивую улыбку, уместную утром в постели... Начинаю злиться, потом, вспомнив предупреждение о потере самоконтроля, обуздываю своё настроение. Пытаюсь подойти к выходу в поместье, но командор меня опережает. Дааа, Вителлию Флавиану ещё учиться и учиться. Голыми руками вскрыть систему безопасности... Приглашающий жест... Спокойно прохожу мимо. Не буду реагировать. Пусть консул разбирается с дядей Повелителя. Ага, и заодно, со своей службой безопасности!

Дома вошла в комнату связи, и вызвала консула.

- Кариссима, я сейчас занят, приеду завтра.

Молча отключаюсь и покидаю помещение, пока желание запустить стулом в голоэкран не стало непреодолимым. Переоделась в патрицианские тряпки и отправилась обратно на базу, предварительно связавшись с Манлием. Манлий сообщил, что регенерация завершилась, и Император может проснуться в течение двух-трёх часов. Хотела попросить встретить меня при входе на базу, но обращаться за этим не к Манлию же! А с безопасниками связаться не могу. Не соединяет...

- Удивительная, счастлив видеть тебя снова.

- Командор.

Киваю в знак приветствия. Не хочу разговаривать. Чем больше я возмущаюсь, тем наглее становится синеглазый. А муж мой... занят!

- Ты собираешься навестить сына?

- Что в этом предосудительного?

- Удивительная, ваша Империя ещё очень юна. И понятие "этикет" в ней осталось на уровне республики...

Остановившись, и перегородив мне дорогу, командор жёстко сказал:

- Прежде чем навестить Императора, следует испрашивать аудиенции.

Пытаюсь обойти препятствие. Стоит, ждёт. Не отходит. Не стала сокращать расстояние между нами. Соблюдаю дистанцию...

- Я его мать, командор. Разве мать не может навестить своего сына?

- У Императора нет родственников, удивительная. Только подданные. Чем раньше вы это усвоите, тем проще вам будет создать вашу Империю.

- Для чего ты говоришь мне всё это, командор?

- Чтобы ты запомнила.

- Ты навещаешь своего племянника, испросив, предварительно, аудиенции?

- Именно так, удивительная.

Я всё-таки не выдержала:

- У меня есть имя, командор. Обращайся ко мне благородная Агриппина. Не надо других слов.

- У ваших женщин нет имён, насколько мне известно, благородная Миранда. Агриппина означает - женщина из рода Агриппы. Хорошее происхождение...

- Я не знаю никакой Миранды!

Хотела потребовать от командора не называть меня так, потом подумала, что наше с ним общение уже и так перешагнуло рамки вежливой беседы незнакомых людей, и стремительно движется к семейной сцене. Решила прикусить язык. Командор подождал пару мгновений, потом продолжил, как ни в чём не бывало:

- Как я уже сказал, благородная Миранда, следует предварительно испросить аудиенции.

- Я поняла, командор. И благодарна тебе за заботу. А теперь позволь мне пройти к сыну. Пожалуйста.

Синеглазый красавец сделал шаг в сторону. И я прошла мимо, не оглянувшись.

Манлий отомкнул замки, удерживающие крышку бокса регенератора, и я села ожидать. Через полчаса, малыш завозился в боксе, откидывая крышку. Помогла ему выбраться. Смотрит на меня виновато...

- Мама, я не сумел перехватить нож... Прости, что опять заставил тебя переживать. А Марий... он...

- Завтра здесь будет твой отец, и всё нам расскажет. Я уехала с тобой, и не знаю, чем там дело закончилось. Ты сделал что мог, Вителлий Флавиан, - не переживай. Ты всё равно не сумел бы удержать нож. Силы бы не хватило.

- Я должен был его отбить в сторону. А я не сумел...

Помолчали. К счастью, вмешался Манлий. Проверил рефлексы ребёнка, посветил в зрачки какой-то лампой, и отпустил нас на волю. На выходе нас уже дожидался синеглазый командор Алонсо. Скучает он здесь, что ли? Ребёнок остановился, во все глаза разглядывая импозантного военного. Конечно, по элегантной небрежности офицерской выправки с командором может соперничать только мой папуля. Я начинаю думать, что это - врождённое. А может быть у папули - врождённое, а у командора достигнуто муштрой в этой их тюремной Академии? Командор, не пожелав общаться, отсалютовал Вителлию Флавиану и скрылся в боковом коридоре.

- Мама, кто это?

- Это вражеский командор. Он здесь в качестве заложника на время переговоров.

- Мне не понравилось, как он на тебя смотрит. Почему он ходит здесь, как у себя дома?

- Твой отец сказал, что не может запереть дядю Повелителя. Ты прав, сын. Мне тоже не нравится, что вражеский офицер расхаживает здесь совершенно свободно. Но Вителлий Север сказал, что командор дал ему слово офицера, гарантировав своё "хорошее поведение" на время пока он у нас "гостит".

- Ты ему веришь?

- Словом офицера не разбрасываются... Пойдём домой, Вителлий Флавиан.

Мы пообедали, Бланка чуть не закормила ребёнка насмерть изобилием десертов. Потом отправились в переговорную, где вызвали благородного Кассия Агриппу. Вителлий Флавиан доложился по всей форме о состоянии своего здоровья, папуля хмыкнул неопределённо, и приказал отправляться на занятия. Спросила у отца, как там Марий. Начальник Академии сообщил, что как только курсант Марий покинет гауптвахту, то ему позволят связаться со мной. Посмотрели с сыном друг на друга, и повела я его в лес на поляну, вызывать ройха. Одного не отпущу. С мальчика станется отправиться в баронства. Навестить Касю.

Высадились на газоне возле дома отца. Юлия открыла дверь и Тит Вителлий Север выбежал нас встречать, радостно что-то лепеча. Юлия его понимает, а я нет. А бегает сынуля быстро, несмотря на то, что ножки держит широко расставленными и ручки тоже. Юлия за ним успевает с трудом. Ройх вопросительно заклекотал. Погладила его по голове, он проворковал нам с Вителлием Флавианом что-то ласковое, и улетел охотиться. Поиграли с детёнышем, выпили чаю с Юлией, когда малыш уснул. Вителлий Флавиан отправился на занятия, а я, дождавшись ройха, вернулась домой.

Вернувшись, консул отпустил командора на волю. Переговоры закончились, война тоже. Обменялись военнопленными. Папуля слукавил, сказав, что не знает, берут ли они пленных. Он побывал в плену в ту войну - сто восемьдесят лет назад. Правда бежал с группой военнопленных самостоятельно. Не дожидаясь обмена. На вопрос об условиях заключения мира, консул мне не ответил. Точнее, сказал, что меня эти условия не касаются. Начала ему говорить о командоре, получила в ответ предложение обновить гардероб. Сделать себе новое платье. Поскольку командора уже здесь нет, то и говорить о нём незачем. Обиделась, и ушла гулять в парке. Вернулась только к ночи, и узнала, что консул, покинув поместье, отбыл на базу. Ну отбыл и отбыл... Легла спать.

Глава пятая:
О том, как заснув в одном месте, Воробышек проснулась в другом, а также о слове офицера, мире командора Алонсо и первой попытке побега.



Мне снился сон. Странный. Обычно я вообще не вижу снов... а сегодня... меня ласкал ветер тёплым дуновением касаясь обнажённой кожи. Целуя жарким воздухом чувствительные места, создавая предощущение чего-то чудесного... Я улыбалась и жмурилась, не просыпаясь. Сильные руки подхватили меня, и, баюкая, прижали к груди. И мы плыли в лодке, ветер и я. И он шептал мне всякие милые глупости, а я улыбалась, не открывая глаз.

Проснулась я на чужом корабле. Встала, вышла из небольшой каюты, предварительно ознакомившись с удобствами. Кто знает, чего ожидать... Одежду и обувь нашла в стенном шкафу. Комплект от Серых лордов. Больше ничего нет. Ночная рубашка, что была на мне, когда я легла спать, и вот эти одёжки. Надела бельё, комбез, носочки и берцы. И вышла в коридор. Часть стены отъехала в сторону, приглашающе. Ну я и вошла. Синие глаза насмешливо прищурились, весело блеснули сахарные зубы.

- Приветствую благородную Миранду. Как спалось?

- Ты нарушил слово офицера, командор.

- Нет. Я дал слово, что пока являюсь заложником, никаких действий в отношении тебя предпринимать не буду. Я покинул поместье твоего бывшего мужа, сдержав слово. Но я не обещал, что не вернусь забрать тебя, Миранда.

- Что значит "бывшего мужа"?!

- Мы на территориях Повелителя, Миранда. Ваши брачные союзы здесь не признаются.

- Вителлий Север меня найдёт. А тебя он убьёт.

- Вителлий Север тебя искать не будет, Миранда. Он прочёл твоё письмо, и посмотрел запись твоего побега.

- Я не писала никаких писем, ты лжёшь!

- Не кричи, Миранда. Я прощу тебе эту фразу, списав на волнение. Тебя ознакомят с правилами поведения. Нарушишь, - будешь наказана.

Командор перебросил мне лист бумаги. Хотела разорвать, думая, что это какие-то дурацкие правила, но увидела свой почерк. Не веря своим глазам, прочла: "Я от тебя ухожу, Вителлий Север. Ты получил от меня ребёнка. Больше я тебе ничего не должна. Я встретила мужчину, который будет обо мне заботиться, и не собираюсь быть нянькой при твоих детях... Прощай."

- Я не писáла этого!

- Я знаю, Миранда, но любая экспертиза подтвердит твой почерк.

- Вителлий Север не поверит. Он найдёт меня. Он меня любит.

- Он любит. И не захочет мешать твоему счастью, Миранда.

С этими словами, командор нажал на несколько символов, и стена кают-компании стала экраном. Я увидела себя в ночной рубашке с вырезом до пупа на руках у командора. Он шёл, прижимая меня к груди, по пустому коридору к шлюзам базы, шептал мне что-то на ушко, а я, закрыв глаза, блаженно улыбалась, млея от удовольствия.

Села на пол. Ноги не держат. Но как?! Как ему удалось обойти охрану, вытащить меня, отчалить? Как ему причалить к базе удалось?!

- Столько вопросов на твоём лице, Миранда... Я закончил диверсионно-разведывательный факультет. В вашей Академии таких нет. Находясь в поместье консула, слегка подправил коды допуска. Служба безопасности твоего бывшего мужа оказалась не готова к маленьким техническим неполадкам, микроскопическим сбоям в работе систем, ложным срабатываниям некоторых датчиков. А найти общий язык с базой было просто. Письмо твоё я написал, изучив архивы, уделяя особенное внимание чистокровным. За время войны мне попалось достаточно информации, чтобы подобрать нужные слова. А твоё блаженное выражение лица было достигнуто посредством предварительной обработки. Пришлось слегка приласкать тебя спящую. Твоё тело очень благодарно отзывается на ласку, Миранда. Похоже, тебе не хватало нежности.

Я медленно поднялась с пола с ненавистью глядя на ядовитую гадину, улыбающуюся мне, прищурив синие глаза. Меня переполняло отвращение. И ужас при мысли о том, что Вителлий Север, получив записку и просмотрев запись, действительно может отказаться от моих поисков. Что ж, тогда мне придётся бежать самостоятельно. И не могла я проспать столь долго. Двух часов ещё не прошло. Корабль ещё находится в наших границах.

- Ты не мог покинуть наши границы, командор. Двух часов ещё не прошло.

- Мы на моей личной яхте, Миранда. Она выглядит снаружи как рейдер. Но это совсем другой корабль. Размеры обусловлены усиленными компенсаторными системами. А скорость - в два раза выше, чем у рейдера, или у ваших кораблей. Внутреннее пространство, конечно, невелико. Ходовая рубка, кают компания, каюта капитана и две гостевых. Но для меня этого достаточно. Граница уже закрылась. Это я говорю, чтобы у тебя не возникало лишних мыслей, Миранда.

- Зачем ты это сделал, командор? Ты мог бы найти любящую женщину. Зачем? Из за сомнительного удовольствия попользоваться женой врага?

Командор весело рассмеялся. Потом соизволил ответить.

- Миранда, об удовольствии от близости с тобой не может быть и речи. Наши женщины обучаются дарить радость мужчине с детства. Специальные упражнения, и всякое такое... В этом смысл их существования. Ты не способна доставить удовольствие. Радуйся тому, что твои дети по своим параметрам превышают детей от наших женщин. Только поэтому я взял тебя себе, и сделаю женой.

- Я не соглашусь быть твоей женой. Никогда.

- Не нравлюсь?

Промолчала. Не дурак, сам должен понимать.

- Миранда, когда я спрашиваю тебя о чём-то, ты должна отвечать. Мне повторить вопрос?

- Нет, - на оба вопроса.

- Я недостаточно красив для тебя?

Издевается. Опять, как с умственно отсталой, разговаривает. Включила дорогую мамочку. Какая разница, что болтает мужчина? Можно поддержать разговор.

- Ядовитая змея тоже красивая.

Командор расхохотался в очередной раз. Ему весело. Он дома. А мне придётся выбираться... Через границу... Которая уже... что?!

- Ты сказал, что граница уже закрылась, командор. Что это значит?

- Это значит, что пятьдесят с лишним лет дороги в ваш мир не будет, Миранда.

Пятьдесят с лишним лет? Вителлий Север проживёт свой "прекрасный год" и меня не будет с ним... Темнота начала заполнять пространство вокруг меня, съедая воздух. Не могу дышать...

Резкий запах незнакомых трав "встряхнул" меня. Открываю глаза, надеясь, что это был всего лишь кошмар. Нет... Синие глаза командора смотрят на меня изучающе. Он завинтил серебряную крышечку на флаконе из цельного звездчатого сапфира, и надел мне его на шею в качестве кулона.

- Я не подумал, что ты тяжело воспримешь расставание со своим миром, Миранда. Сожалею, что взволновал тебя до обморока. В нашем мире проявлять слабость опасно. Постарайся не терять сознания.

Сожаления в голосе не чувствуется, заботы, - тоже. Меня просто ставят в известность о местных реалиях. Слушаю внимательно. Не знаю, удастся ли вызвать ройха, на всякий случай следует ознакомиться с миром командора.

- Можно я спрошу тебя?

- Алонсо. Я разрешил тебе называть меня по имени, Миранда.

- Я помню... Алонсо.

- Спрашивай.

- Вы каждый раз кидаетесь в открывшуюся границу с войной. Зачем? Почему не попытаться наладить дружеские отношения? Товарообмен? Обменяться невестами, в конце концов?

- Возможно, в следующий раз так и произойдёт. До нынешнего похода не с кем было разговаривать. Сейчас у вас есть Император...

Смотрю на задумчиво сузившиеся глаза командора, и мне приходит в голову пугающая мысль. Командор из правящей семьи. Дядя Повелителя. Боковая ветвь? Я - мать Императора. Мои дети - единоутробные родственники Императора. Конечно, родство считается по отцу. У нас. А у них? Но даже если и так, всё равно родство существует. Салический закон в Империи не принимался. Да и действует он только для потомков. И если вражеские диверсанты "расчистят" место на троне Империи, убив моих детей, и внуков, то... То сын командора, рождённый мной в законном браке, может претендовать на престол Империи. А это уже совсем другая война... Хватаюсь за флакон, откручивая крышку...

- Сообразила, Миранда? Я уже начал было думать, что ты дурочка. Такая же, как наши женщины.

- Через пятьдесят пять лет тебе будет девяносто. Не слишком удобный возраст для войны.

- Нормальный возраст. Моя бабушка - чистокровная. Из ваших миров. Я проживу около двухсот лет. А в девяносто - я буду ещё молод и полон сил, Миранда. Возможно вызову твоего бывшего мужа на поединок... Как думаешь, он согласится?

С ненавистью смотрю на синеглазого красавца, насмешливо улыбающегося мне.

- Через пятнадцать-двадцать лет мой муж проживёт свой "прекрасный год". И тебе не удастся вызвать его. Потому что его уже не будет.

Говорю сиплым голосом, пытаясь задушить в себе слёзы. Потом, плюнула на всё, и выбросила из головы и командора, и этот мир, и свой мир тоже. Я должна быть сильной. И стараться действовать наверняка. Второго шанса мне командор не даст. Может быть, и первого у меня не будет. Но следует надеяться на лучшее. Включаю контроль дыхания, вызываю в себе дорогую мамочку и запираю Воробышка внутри. Всё. Вдох... выдох... Неважно, что я чувствую. Никому мои чувства не интересны.

Синеглазая гадина опять хохочет.

- Миранда, ты так невнимательна по отношению к своему бывшему мужу. Даже я заметил, что он чистокровный. А ты всё ждёшь "прекрасный год". Ему сейчас... сколько? Около девяноста лет. Он переживёт обоих твоих старших сыновей.

Не реагирую. Меня это уже не трогает. Я в ипостаси "дорогой мамочки". С меня все провокации командора и его попытки выбить меня из равновесия, стекают, как с гуся вода. Если Вителлий Север чистокровный... Вспомнила полыхающие ледяным светом в момент злости, глаза... Вот она, - линия Каппа... Что ж, значит мы увидимся. Мне сейчас не об этом думать надо.

- Вы отправляетесь в поход за чистокровными, Алонсо?

- В качестве обязательного условия при передаче пленных присутствуют чистокровные самки для улучшения породы. Не менее трёх. Ваши лукавят, отдавая самок, способных родить максимум дважды. Но мы не в претензии. Характеристики потомства компенсируют все затраты.

- И в этот раз тоже? Три чистокровные женщины? Считая меня?

- Ты идёшь сверх, Миранда. Тебя я присмотрел для себя. Ещё в начале войны...

Командор опять коснулся панели символов, и я увидела порядком надоевшую голограмму нашего выхода с консулом Флавием. Развевающаяся юбка-солнце...

- Ты произвела неизгладимое впечатление на вооружённые силы Империи, Миранда. Практически у каждого пленного была эта голограмма. Вероятно и в нашей армии тоже у многих хранится это изображение, несмотря на запрет. Я не исключение, каюсь. Такую одежду носить ты не будешь. Фасоны, принятые во владениях Повелителя, - более строги. Сегодня ты отдохнёшь, завтра я покажу тебя родственникам. Послезавтра - наша свадьба.

Холодно смотрю на командора. На лице безмятежная улыбка дорогой мамочки. Вителлий Север уже взбесился бы, а синеглазый сидит, как ни в чём не бывало. Интересно, какой линии его бабуля.

- Твоя бабушка жива? Алонсо?

- Жива. Я представлю тебя ей. Завтра, Миранда. Сегодня ты будешь отдыхать. Не беспокойся, до свадьбы я тебя не трону. Традиции. Как долго продлится перерыв на послеродовой отдых?

- Ещё около двух лет.

- Хорошо... Иди в каюту. Я зайду за тобой, когда причалю.

Отправилась в каюту. А что делать? Я не диверсант-разведчик... Занялась йогой. Проделала комплекс асан... Потом осмотрелась. Разыскала за стенной панелью аналог автомата-ателье. Включила. Сняв с себя всё встала на выдвинувшуюся платформу для снятия мерок. Хорошо, что эти автоматы планируют для всех. Даже для не умеющих читать. Символы понять проще. Но всё равно, готовлюсь свалиться с платформы в любой момент...

Падать, к счастью, не пришлось. Сделала себе бельё, чулки с поясом, очередное аксамитовое платье. Ярко-алое. Как то... самое первое... Красный цвет мне всегда был к лицу. Поэтому я старалась его не носить. А теперь буду! Кулон с вытяжкой из трав повесила на грудь. К платью сделала туфли. Тоже красные, чего мелочиться! Я - мать Императора, имею право. Узорный сафьян прекрасно сочетается с аксамитом. Волосы свернула в узел и спрятала под аксамитовый берет. Ни одной заколки нет... Боится, что я с собой что-нибудь сделаю? Не дождётся, командор.

Посмотрела в зеркало. Глаза мои сияют дурным блеском. Кожа - как лепесток цветка. Опять напоминаю дорогущую игрушку. Обидно. Такую красавицу командору отдавать! Надо было дома красные платья носить. Тогда бы консул меня одну не оставил той ночью. Но в Империи красную одежду не носят. Только высшие военные. Плащи легатов, консулов...

Села в кресло, ждать командора. Еле успела. Не прошло и трёх минут, как дверь каюты открылась. Посмотрела на командора, рассмеялась. Красное и чёрное. Иллюстрация к роману древнего автора. Он в чёрном с серебром, я - в алом с золотом. Прелестно. Вспыхнувшие синие глаза подтверждают правильность моего решения. Мне молча подали руку, я встала, и мы направились к шлюзовой камере.

После выхода из корабля нас сопровождает охрана. На преторианцев непохожи. Да и какие преторианцы из уголовников? Хорошие... как впоследствии оказалось.

- Альмиранте, шаттл ждёт.

Командор (или адмирал?!) молча кивнул и направился к шаттлу по пустому коридору. Все, кто имеет несчастье находиться в терминале, разогнаны по внутренним помещениям. Всё как обычно... Делаю мелкие шажки, чтобы каблучки туфель стучали чаще. Командор внял безмолвной просьбе и замедлил темп. Я осматриваюсь... Без ройха не выберешься. Угнать катер, потом взломать коды терминала, влезть на корабль. Причём, чтобы не догнали, придётся угонять яхту командора... А какую противоугонку может поставить обученный диверсант? Не знаю... Надеюсь, в поместье командора есть парк. Или здание с плоской крышей...

Спустились с небес на землю. Загрузились во флаер. Долетели до... наверное именно это и называлось раньше "укрепрайон". В общем, - неважно. И Вителлий Север, и Зигги чувствовали бы себя здесь комфортно. Все военные - параноики. Я уже не удивляюсь...

Сменили флаер на летающую платформу с бортиками. Этакий ковёр-самолёт военного образца. Медленно проплываем над местностью. Пара километров оборонительных сооружений, и далее - природный ландшафт. Степь, реки, рощицы... Почему-то возникает ощущение бутафории. Нет, всё это наверняка настоящее. Но служит прикрытием для ещё одной линии обороны. Наконец-то вдали показался лесной массив, за которым видны шпили зáмка. Или это храм такой?

Оказалось, и не зáмок, и не храм. Родовое гнездо командора-адмирала синеглазого Алонсо-не-знаю-как-дальше. Наверное я устала. Раздражает буквально всё. Командор искоса наблюдает за мной. А я что? Улыбаюсь безмятежно. Хочется что-нибудь разбить... Или лечь и разрыдаться. Горько и безутешно. Контролирую дыхание, сохраняю улыбку и ясный взгляд. Я должна быть сильной. Слабую - съедят.

Наконец-то доплыли до крыльца. Командор спрыгнул с платформы, выгрузил меня, и на руках внёс в дом. Примета? Или традиция? Или не хочет охранный контур перенастраивать? Я уже тоже параноиком делаюсь. С кем поведёшься, от того и наберёшься. Интересно, как скоро у меня появится тяга к подделке документов...

Добралась на руках у командора до небольшой гостиной. Здесь меня, наконец-то отпустили, позволив передвигаться самостоятельно. Встала в дверях, осматриваюсь. Кресла, диванчики, низкие столики, камин, рояль... На стене - гитара.

Командор звякнул в колокольчик, стоящий на высокой подставке красного дерева. Вошли две девушки. Судя по одежде - горничные. Бланка во всяком случае была бы довольна их внешним видом.

- Твои комнаты и твои служанки, Миранда. Отдыхай. Через три часа обед. Сегодня мы только вдвоём в доме. Завтра прибудут родственники.

Коротко поклонился мне и вышел из комнаты. Смотрю на горничных, а они - на меня. Потом опомнились, присели, кланяясь.

- Сеньора Миранда...

- Имена.

Воистину, с кем поведёшься! В баронствах мне представили Бланку и она взяла всё в свои руки. А здесь... Я раздумываю, удастся ли мне за эти три часа ускользнуть в парк и вызвать ройха, и не задумываюсь над содержанием фраз. Девчонки присели ещё ниже. Сочли меня кем-то вроде Салтычихи?

- Инес и Лусия, к услугам сеньоры Миранды.

- Проводите меня в гардеробную. И приготовьте ванну. Мне надо освежиться с дороги и переодеться.

Автомат-ателье в гардеробной не уступает агрегатам в баронских зáмках. Интересно, а пищу здесь готовят в кухне, или через автомат? Сбросила с себя всё, опять на платформу делать гимнастику и асаны йоги. Краем глаза заметила, что горничные смотрят на моё клеймо чистокровной. Посмотрели и многозначительно переглянулись. Ну да... Как в каганатах говорят - "священная добыча". Мерки сняты, можно озаботиться нарядом. Сделала себе очередное закрытое платье с высоким воротом, длинным рукавом и юбкой в пол. Белый гипюровый чехол на ярко-голубом шёлке. Ага, и пышные нижние юбки тонкого хлопка с кружевными оборками. Белые туфельки на семисантиметровом каблучке. Батистовое бельё, тонкие чулки с поясом. Бельё и пояс для чулок - белые, Чулки - телесного цвета. Сделала маленькую шляпку с короткой вуалью. Приказала убрать в шкаф. До обеда.

Заказала себе комбез, берцы, берет, спортивное бельё и длинные носочки. Точно такой комплект, полученный от Серых лордов, остался на корабле командора. Горничные открыли было рот, но, после моего на них взгляда, - закрыли. Отправилась в душ. Потом залегла в ванну, добавив в воду каплю цитрусового масла для бодрости, и запретила себя беспокоить до обеда. Приказала вычистить снятую мной одежду, и убрать в шкаф.

Дождавшись, пока девчонки ушли из гардеробной, вылезла из ванны, надела махровый халат с капюшоном. Промокнула волосы капюшоном, влагу с тела впитал халат и коврик, на котором я стояла. Сбросила с себя влажную ткань и метнулась к одежде. Быстро надела бельё, комбез, зашнуровала берцы, влажные волосы, кое-как расчесав, заплела в мягкую косу и спрятала под берет. Вылезла в форточку. Потому что она была открыта. А двери и окна я открывать не рискнула. Бегом рванула в парк. Я видела там поляну, вполне пригодную для посадки ройха. Бегу по тропинке, думая, что всё слишком легко... Из за поворота выскочили трое охранников командора. Не выскочили, с приблатнённой ленцой вышли.

- Гоп-стоп-стоять!

Остановилась. Хлопаю глазами, не понимаю: это они так шутят? Улыбки на уголовных мор... ну ладно... лицах напомнили Гоп-со-смыком. Только тот был не дурак, а вовсе даже умный.

- Вернись в дом, сеньора.

- Ага. Поняла. Уже возвращаюсь!

Остановилась я не так, чтобы далеко от парней. А я маленькая и худенькая. Ну... сравнительно с ними. Я не хрупкая, что бы ни говорили по этому поводу. Но в расчёт меня, как правило, в драке не принимают. Те, кто не знаком с дорогими мамочками. И ошибаются... Повернулась в сторону дома и... прыгнула спиной вперёд, сделав обратное сальто. Не разогнув колен, поворачиваюсь, хлестнув по глазам одного, и, сложенной копьём рукой, под вздох второго. Третьего пнула по ноге. Сильно. И, пролетая мимо, легонько стукнула по почкам. Какое-то время парень будет озабочен только попытками вдохнуть воздух в опустевшие лёгкие. Бегу на поляну, выравнивая дыхание, формируя призыв... Меня накрыло сетью из тончайших нитей. Не дёрнешься. Разрежет на ломтики. Лежу спокойно. Внутренне глотаю слёзы обиды... Внешне - безмятежна. Ну не получилось... Что ж теперь...

Хромающая троица подошла, и не выпутывая меня из сети, загрузили в маленький флаер. Тот, кому досталось и по ноге и по почкам, замахнулся на меня угрожающе:

- Бегает ещё! Так бы и врезал!

Поёжилась, но глаз не отвожу. Хмыкнув, отошёл. Минута, и мы у крыльца дома. Меня, наконец-то выпутали из сети. Командор вышел встречать, держа в руке тонкий кнут. С металлическим наконечником на хвосте. Чёрная полоса свивается кольцами, как живая... копьевидный кусок металла поблёскивает. Скользнула взглядом по змеящемуся ремню, смотрю в отрешённое лицо. Интересно, кто-нибудь дома?

- Иди в дом, Миранда. Через пятнадцать минут обед. Переоденься.

Прошла в дом, не оглядываясь. Быстро приняла душ, приказала Лусии меня причесать. Надела приготовленное платье, обувь и, дождавшись командора, отправилась обедать.

Глава шестая:
В которой Воробышек продолжает знакомиться с миром Алонсо, о второй попытке побега, скоропалительном браке и знакомстве с родственниками нового мужа.



Сидим на разных концах стола, длина которого исключает возможность разговора. Обедаем. От вина отказалась, командор тоже не стал пить. Правильно, ему меня стеречь надо. А что он делал с кнутом? Командор положил салфетку на стол, подошёл ко мне, придержав стул, чтобы я могла выйти из за стола.

- Пойдём, Миранда, я покажу тебе поместье.

- У тебя здесь собаки, или?

- Не совсем... Это местные звери. Я покажу тебе.

И мы отправились гулять. Не касаясь друг друга. Просто идём рядом. Обошли вокруг громадного особняка, причём экскурсию по подвалам командор пообещал мне позже. По традиции, подземные сооружения показывают только членам семьи. Я устала протестовать. Командор просто не слышит мои возражения. Он всё уже решил, и точка.

Цветники, фонтаны, беседки, аллеи цветущих деревьев... Райский сад, короче. Хозяйственных построек не видно. Теплиц, огородов, фруктовых и ягодных посадок - также. На задах усадьбы имеется конюшня. Но верховую прогулку перенесли на завтра. Ага, с семьёй. Спросила из интереса, сколько лет бабушке командора. Доне Алмире недавно исполнилось триста девяносто лет. Значит, она попала сюда в позапрошлую войну. Не позже. После трёхсот лет у чистокровных дети не рождаются. До трёхсот пятидесяти сохраняется возраст расцвета, потом начинается увядание. Бабуле командора осталось меньше десяти лет жизни.

Задумалась... Она могла знать моего отца. Благородному Кассию Агриппе сейчас... не знаю сколько. Но меньше трёхсот, точно, потому что он ещё посещает резервацию. И сто пятьдесят лет он командует Академией. В позапрошлой войне он не участвовал. То есть, он моложе, чем бабушка командора, но вполне мог с нею встречаться. Вителлий Север вот не мог. А его отец, - мог. И дед, - мог. Ой... всё... запуталась. Надо поговорить с доной Алмирой. Интересно, какой она линии. Красивое имя ей дали (АЛМИРА - принцесса).

Командор вызвал уже знакомую платформу, усадил меня, подняв на руки, запрыгнул сам, и мы направились вглубь территории поместья. Проплыли над фермами, где работающие люди кланялись, завидя платформу. Ну хоть ниц не падают, уже хорошо. И матери берут детей на руки, чтобы они могли приветствовать господина. Значит, командор, не притесняет своих подданных. Иначе, женщины и дети не показывались бы, а крестьяне - падали ниц. Значит и уголовников своих он держит в руках. Поля, сады, плантации какой-то растительности, пасущиеся стада... Как сказал, сватаясь к Линде, декурион Азиний - миры на самообеспечении.

Проплываем над очередным УРом. Так быстро кончилось поместье? Нет... Мне хотят показать местных зверушек...

То, что я не знаю своей матери, не мешает мне прошептать "мама". Голос пропал от страха. Эти злобно воющие существа с акульей пастью, бронированной чешуёй, кровожадными ярко-алыми глазками, прижатыми ушами... Помесь гиены и крокодила. Или дракона? Никогда не видела драконов... Передвигаются они быстро... Командор сказал, что на уровне гепарда. А гепард может бежать со скоростью сто двадцать километров в час. Зубы в три ряда, как у акулы. Ага, и такие же трёхгранные. Язык - ярко-красный, голодный. Вот не знаю, как сказать. Как только увидела высунувшийся язык, пробующий воздух с нашим запахом, так сразу поняла, что зверушки голодные. И злобные. Шесть когтистых лап. Передняя пара ближе к рукам. Пальцы... По хребту от головы проходит гребень игл. Когда иглы плотно прилегают, животное выглядит горбатым. А когда они топорщатся... Ой!.. В воздухе разносится резкий запах... Похоже, зверики ещё и ядовитые. Размером с мастифа. Здоровенные твари, в общем. Платформа взмыла вверх. Они ещё и прыгать умеют с места на два метра.

Весело сощурившиеся синие глаза, и белозубая улыбка совсем рядом... Это я бессознательно прижалась к мужчине. Возмущённо отстраняюсь. Командор молча улыбнулся, направив платформу дальше, за зверинец. Потом серьёзно сказал:

- Миранда, я не прошу, я настаиваю: не покидай асиенду ночью. Звери иногда преодолевают ограду парка. А ты не знаешь их повадок.

- Да я, примерно, представила: сожрут всё, что шевелится.

Неее, ночью я не собираюсь выходить. Не знаю, как ройхи, а по ночному парку я гулять не буду. Только на танке.

Проплыли над побережьем. Рыбаки кланяются и весело машут руками... Платформа остановилась возле крохотной таверны. Командор спрыгнул сам, и вынес меня. Сели на открытой террасе. Сосны, море, камни, старое дерево площадки, само почти как камень... Стол и скамьи тоже из морёных стволов. Перекусили вкуснейшей жареной рыбой. Командор выпил стакан красного, я сделала пару глотков из вежливости. Потом пила чай. Корица здесь душистая...

Взобрались на скалу. Точнее, командор взобрался, держа меня на руках. Протестовала, больше боясь, что он может оступиться и уронить меня в море на камни. Он ответил, что ходит этой дорогой с детства и оступиться не может. Потом предложил перекинуть меня через плечо. Разозлилась... Была прижата к груди и получила предупреждение, что если продолжу полыхать глазами, то брачная ночь будет сегодня же. Затихла. Закат над морем стóит того, чтобы взбираться на скалы. Когда солнце нырнуло в просиявшую густо-сиреневым цветом воду, командор вызвал платформу и мы отправились домой.

А ночью я выбралась на крышу и попыталась вызвать ройха. Я звала и звала... заливалась слезами, кричала мысленно... Никакого ответа... Наверное, граница действительно закрыта. Командор внёс меня обессилевшую от слёз в мою гостиную. Закутал в плед, напоил горячим чаем. Приказал горничным приготовить ванну. Налил туда несколько капель какого-то настоя, флакон с которым убрал в карман. А мне уже было всё равно. Я так надеялась на появление ройха, что разочарование лишило меня всех сил. Лусия и Инес помогли мне забраться в ванну, подложили под голову подушечку, и я уснула, вдыхая аромат незнакомых трав.

Проснулась, когда вода остыла. Выбралась из ванны, надела махровый халат с капюшоном и махровые шлёпки. Села в гардеробной перед зеркалом. И сидела, как зомби, бездумно глядя в опустошённые глаза своего отражения. Горничные, заглянув в комнату, тихо подошли, стали меня причёсывать, переодели в ночную рубашку и уложили спать. Я лежала в забытьи, а по моим щекам катились и катились слёзы...

На рассвете я очнулась. Выбросила всё из головы. Проделала обязательный комплекс йоги. Ничего не потеряно. Врата войны откроются через пятьдесят пять лет. Мои дети будут ещё живы. Консул, надеюсь, тоже. Отец доживёт. Вот Юлию я, скорее всего, не увижу. Она собиралась сделать себе прививку, не в силах расстаться с отцом. Значит её прекрасный год наступит раньше. А может быть, она передумает. Надо воспитывать внука. Так я и не увижу нашего с Вителлием Севером взрослеющего сына. Отец подберёт моему мужу чистокровную пару. Чтобы не манкировал своим дóлгом чистокровного носителя генетической линии... Зигги, скорее всего, уже не будет, да и неважно. Барон Алек... Надо было, наверное, восстановить метку. Что теперь об этом размышлять...

Вспомнила о том, что вторыми родами появится на свет страж глубин. Мелькнула слабая надежда, что барон найдёт меня через ребёнка... Задушила её в зародыше. Учитывая то, что ребёнок уже во мне ждёт своего часа, барон не смог меня найти на Новом Вавилоне. А здесь... Неважно! Надо выжить и сохранить разум... Я хочу увидеть своих детей. Как верно говорят: "не желай другому того, чего не желаешь себе". Пожелала я использовать командора как производителя, - получите, распишитесь.

Надо приводить себя в порядок. Готовиться к встрече с родственниками. А завтра - свадьба. Захотелось завыть в голос... Но... Но! Надо быть сильной. Я - чистокровная с Нового Вавилона. Хуже того, я - мать Императора. Нельзя терять лицо. Мне - нельзя.

Сделала себе патрицианскую одежду. Белоснежную тунику, ярко-зелёную столу и паллу цвета ивовых листьев. Сандалии и пояса - тёмно-зелёные. Подумала, что бабуле командора может не понравится патрицианская одежда, но я - имею право! Ох, чувствую, отольются мне Лолины слёзы. Будет меня жрать семейство командора. Женская его часть... Ладно... переживём! На сегодня самым страшным моим воспоминанием является вид лежащего с ножом в груди Вителлия Флавиана. А что там будут кудахтать женщины, - мне всё равно.

Умылась, приняла душ, заплела французскую косу, надела комбез и, шнуруя берцы, спросила у вбежавших Лусии с Инес, где полоса препятствий. Посмотрела на растерянные личики, вздохнула и спросила, где командор. Опять растерянный вид... Они издеваются? Потом подумала, что горничные могут и не разбираться в чинах. Вспомнила ещё, что командора приветствовали как адмирала. К счастью, командор явился сам. Вышла к нему в гостиную. Подумала, что его хорошо воспитывали. Он ни разу не зашёл ни в мою спальню, ни в ванную, если я там находилась.

- Миранда, ты спустишься к завтраку?

- Я хотела пробежаться по полосе препятствий. У тебя есть такая на а-си-ен-де?

- Разумеется. Пойдём, покажу.

Очень довольный командор повёл меня в один из дворов на задах особняка. Полоса препятствий примерно как в Академии. Или в резервации. Не торопясь, прошла её всю. Торопиться не стала, потому что возможны сюрпризы, незаметные при беглом осмотре. Судя по хитрым глазам командора, такие сюрпризы есть. Но для первого раза мне оказано снисхождение.

Ознакомилась со стрельбищем, покидала ножи в мишень. Спросила насчёт боевого лука, командор пообещал, что позже мы проедем к мастеру и я смогу заказать себе лук по руке. Сегодня он мною доволен. Странно, он что, ожидал от меня попыток покончить жизнь самоубийством? Дикость какая!

Отправилась переодеваться. Завтракаем мы ещё вдвоём. А вот к обеду соберётся почти всё семейство. Приняла душ, села в махровом халате перед зеркалом. Лусия причесала меня щёткой и заколола волосы в объёмный пучок, забрав его под сетку с бриллиантовыми розетками, Инес, одновременно с этим, полирует мои ногти. Спросила, к чему такая срочность? Ответили, что это приказ сеньора. Странно это всё...

Нацепила патрицианские тряпки, вышла в гостиную. Командор расхаживает по ней как разъярённый тигр. Не говоря ни слова, взял меня на руки и шагнул из окна на платформу. Она может лететь и быстро. Тем более, что далеко лететь не пришлось. Загрузились во флаер, и рванули... на другую сторону планеты.

- Мы торопимся?

- Догоняю вчерашний день, Миранда.

Высадились на площади перед собором. Возле распахнутых дверей дежурят его ребята. Мор... лица, во всяком случае, знакомые. Командор вынес меня из флаера, и позволил встать на ноги только при входе. Провёл до алтаря, и поставил рядом с собой перед жрецом. Сообщил жрецу свою волю, и короткий обряд сделал меня женой командора Алонсо. Из храма в таком же спешном порядке мы рванули в мэрию. И за три минуты до наступления в этом городе сегодняшнего дня, вытащенный уголовниками командора из постели, мэр зарегистрировал брак чистокровной Миранды из рода Агриппы и герцога Алонсо Мигеля Ксавьера Морадо де ла Модена-Новарро. Услышав полное имя мужа, я сказала только "ой". Все рассмеялись. А мне совершенно не до смеха! Что это за брачный спринт?!!

Флаер на высокой скорости доставил нас в особняк, являющийся местной резиденцией герцогов де ла Модена-Новарро. Командор выскочил ещё до приземления, выгрузил меня, и не отпуская, пронёс внутрь через предупредительно открытые двумя его парнями двери. Потрясающая организация. С момента выхода через окно, командор остановился только дважды: перед жрецом, и перед мэром.

- Для чего мы здесь?

Я знаю для чего, просто мне интересно какими словами он будет мне объяснять необходимость немедленно улечься в койку. Вместо объяснения получаю белозубую улыбку вкупе с насмешливым прищуром синих глаз. Опять меня на руках несут по всему дому. На этот раз прямо в кровать. Разозлилась страшно. Придала руке форму когтистой лапы местных звериков и... была перехвачена, остановлена, каждый пальчик распрямлён и поцелован, причём блокирована возможность действовать второй рукой. Паллу потеряли ещё возле кровати. В процессе увлекательной борьбы, лишилась столы. Герцог расхохотался:

- Миранда, не торопись. Мы всё успеем.

- Я тебя убью! Ты слышишь, Алонсо Мигель Ксавьер Морадо де ла Модена-Новарро?

- Какая память! Я в восхищении, жена моя! - Потом, посерьёзнев, сказал: - Миранда, домой ты должна вернуться моей женой. Это важно. Я клянусь, что все положенные серенады, букеты, прогулки под лунами, ты получишь.

- Серенады?

Задумалась... Мне никогда никто не пел серенады. Вителлий Север играл... Но играл для себя, вкладывая в музыку то, что не мог облечь в слова. И меня при этом выставлял из кают-компании...

Потеряв бдительность, лишилась и туники. В общем, домой мы с командором вернулись семейной парой. Повторилась ситуация с Вителлием Севером. Он не обратил внимания на моё сопротивление, использовав реакции моего тела против меня. Красавцу Алонсо я не сопротивляюсь. Горю от страсти и бьюсь в пароксизме наслаждения, наполняя супружескую спальню криками радости. А когда эйфория схлынула, я впала в истерику. Муж не пытался меня успокаивать, содрогающуюся от беззвучных рыданий, завернул в паллу и перенёс порталом на асиенду. Опять в спальню. Крепко поцеловав, командор сказал:

- У тебя семь минут, удивительная. Через семь минут мы вместе спустимся в большую гостиную.

Быстро успокоилась, влезла в душ, потом умылась холодной водой, чтобы убрать следы слёз. Создавать одежду некогда. Надела красное аксамитовое платье, в котором прибыла в резиденцию командора. Пока девочки меня причёсывали, раздумывала... Почему такая спешка? Командор опасается, что меня похитят? Границу преодолеть не могли. Если бы граница была проницаемой, ройхи бы сделали это без всяких достижений цивилизации. Или могли? Не получится ли так, что я буду объяснять Вителлию Северу почему я так скоропалительно оказалась женой (!) командора, сходящей с ума от его близости?

Конечно, во время бракосочетания я подала секретный знак "говорю под принуждением". Вспомнила, как Вителлий Север учил нашего сына. Меня не учил... А теперь уже и не знаю... Наверное, правильно сделал, что не учил... Мне уже не хочется, чтобы меня спасали. А муж мой нагло врёт, что я не могу доставить ему удовольствие... Опять разозлилась, вспомнив... "Миранда, об удовольствии от близости с тобой не может быть и речи".

- Миранда, не полыхай глазами. Я тебе всё объясню позже.

- Я о своём. Я уже поняла, что ты получил какое-то известие, заставившее тебя форсировать брак.

- Форсировать... Какая терминология! Сразу видно жену военного.

Задумчиво рассматриваю полированные ногти... Потом мужа...

- Полегче, удивительная. С меня хватит и расцарапанной спины.

Пунцовую от смущения, меня препроводили в большую гостиную. Нас дожидаются несколько мужчин и женщин в богато расшитой гражданской одежде и курьер в форме. Штатские, - вероятно, родственники. Судя по эксклюзивным украшениям дам. А вот курьер?

- Герцог де ла Модена-Новарро, срочный пакет от Главы Регентского Совета.

Герцог молча протянул руку. Ой, что-то мне кажется, что с содержимым пакета мой муж уже ознакомился. Быстро пробежав глазами текст короткого послания, командор обратился к курьеру:

- Тебя ознакомили с содержанием?

- Да, альмиранте. Сопровождение для чистокровной ожидает на границе.

- Можешь возвращаться. Свою жену я не отдам. Так и передай Главе. Я позже свяжусь с ним лично.

- Но указ Повелителя...

- Обратной силы не имеет. Я женился вчера. Регистрационная запись уже в реестре Великих домов. Разрешаю идти.

- Слушаюсь, альмиранте!

Разворот кругом, и, чётко печатая шаг, курьер нас покинул.

Весёлый смех пожилой дамы, сидящей в глубоком кресле:

- Мигелито, мальчик мой, ты не ищешь спокойной жизни... Покажи мне свою девочку.

- Слушаюсь, бабушка! Это Миранда. Герцогиня де ла Модена-Новарро. Моя жена.

С любопытством рассматриваем друг друга с чистокровной... Линия альфа. В нашей группе альф не было. Я видела только взрослых.

- Лямбда... Давно вас не было... Злишься на моего внука? Зря. Мигелито хороший мальчик. Добрый. Тебе с ним будет хорошо.

- Мне было хорошо с мужем и детьми, дона Алмира.

- Расскажешь потом. Многое изменилось на Новом Вавилоне. Если у чистокровной есть семья. Я в своё время тоже возмущалась. Собиралась через двадцать семь лет пожить спокойно в резервации. Теперь живу спокойно на асиенде покойного мужа, детей от которого так и не смогла полюбить. А вот внуков, - смогла. Ты тоже сможешь полюбить если не детей, то внуков, Миранда. Можешь идти... Я устала... Ах, да... Добро пожаловать в семью.

Герцог подошёл к бабушке, поцеловал сухонькую руку... И кресло с задремавшей доной Алмирой осторожно вынесли из комнаты. Оно не катится... На воздушной подушке? Или это модифицированная платформа? Уж больно плавно перемещается.

- Как ты узнал об указе Повелителя, Алонсо?

Неизвестная дона на меня демонстративно не смотрит. Сестра? Уж очень похожи. Невероятное сходство! Близнецы? И сразу видно, что если тридцать пять лет для мужчины - возраст расцвета, то женщине уже надо за собой усиленно следить. Командор сказал, что в девяносто лет будет ещё молод и полон сил. А его предполагаемая сестра? Силы будут, а вот молодость?.. Командор, наверное, привит. Если у них есть эквивалент прививки. А вот его предполагаемая сестра, - нет. Конечно, она злится... Мило улыбаюсь ей. Мы почти ровесницы... Она поняла мою улыбку. Тонкие пальцы с безупречным маникюром сжались, даже костяшки побелели... Прав мой новый муж: змея я, а не Воробышек.

- Курьера встретили на границе. Мои ребята специалисты, ты же знаешь, Летиция. Он даже и не заметил...

Не всё говорит, муж мой. Если их Повелителю одиннадцатый год как Вителлию Флавиану, то для Повелителя меня забрать вряд ли собирались. Нерационально это. Должна быть веская причина для того, чтобы издать указ об изъятии "законной" добычи дяди Повелителя. Протягиваю руку к листку... Новые родственники улыбаются мне ласково, как дурочке. И точно, дурочка! Я же не умею читать их символы!

- Что здесь написано?

Муж смотрит ожидающе... Вспоминаю...

- Я хочу знать, Алонсо. Прочти мне. Пожалуйста.

- Позже, Миранда. Вечером.

И убрал листок. Во внутренний карман. Сволочь синеглазая! Ну прав он, прав! Не надо обсуждать наши дела при всех. Особенно при дорогой сестричке. Интересно, мои близнецы тоже будут так ревновать друг друга к своим семьям? Не узнаю раньше, чем через пятьдесят пять лет. Обидно, но ничего не поделаешь.

Задумалась, анализируя свои чувства. Я не люблю командора Алонсо. Он мне нравится своей предприимчивостью, и близость с ним - волшебна. Но мои чувства пока остаются на Новом Вавилоне. Я трезво смотрю на вещи. Скоро это наверняка изменится. Забыла же я Зигги меньше чем за год? Конечно, у нас не было детей, у Марка Флавия был прекрасный год, и Вителлий Север не позволял задумываться о прошлом. Но от командора у меня дети будут. А Вителлия Севера отец если не женит, то наверняка заставит посещать резервацию.

Мне представили мужа доны Летиции. Не запомнила полное имя. Хорхе Кристобаль и ещё как-то... Имя командора запомнилось от культурного шока. А двое сеньоров, сопровождающих дону Алмиру, оказались придворными медиками вдовствующей герцогини. А я уже решила по богатству их костюмов, что они тоже родственники. Значит, только трое: бабушка, сестра, и муж сестры. И незнакомый пока Повелитель. Или ещё есть родственники?

Мужчины беседуют, а дона Летиция подкрадывается ко мне, плавно перемещаясь по гостиной. Наблюдаю за её манёврами не без интереса. Наконец, оказавшись рядом, прошипела любезно улыбаясь:

- Ты недостойна моего брата, ведьма! Прыгала бы в своём мире из койки в койку... Вы, чистокровные, только и умеете, что ноги раздвигать! Муж, дети... Зачем ты околдовала Алонсо, ведьма?!!

Смотрю на новую родственницу в полном обалдении. У неё с мозгами всё в порядке? Или супруг присматривает за ней?

- Летиция, я всё слышу.

Искривленные злобой губы снова сложились в любезную улыбку, синие глаза прекратили метать искры, прояснились... Лицо стало аристократически холодным.

- Алонсо, у доны Миранды колдовские глаза... Я пошутила... не совсем удачно...

- Совсем неудачно, Летиция. Я надеялся, что моя жена обретёт в семье поддержку...

- Разумеется, брат... Семья это святое.

Сакраментальное "кушать подано" прервало беседу. Хорхе Кристобаль подал мне руку. Посмотрела на мужа, получила одобряющий кивок, положила пальцы на рукав предложенной руки, и мы парами прошли в обеденный зал.

Обед прошёл буднично. Благословила Юлию, научившую меня сидеть за столом. Поглядываю на сотрапезников, и держу в уме, что приборы используют в порядке возрастания. Начиная от ближних, и двигаясь к крайним...

Вернулись в гостиную. Бабуля не показывается. Наверное утомлена переездом. Триста девяносто лет, - не шутка. Дона Алмира мне понравилась... Мужчины обсуждают что-то важное, на нас с Летицией внимания не обращают. Сидим в креслах, смотрим в разные стороны. Я размышляю о жизни, отрешившись от обид и разочарований.

Теперь я жена командора. Меня не притесняют, и даже заботятся. Серенады обещал... Невольно улыбаюсь... Мужчины, - как дети. И бабуля сказала: "Мигелито хороший мальчик". Всё. С моральными терзаниями покончено. Надо постараться быть достойной женой. От того что я стану изображать пленённую принцессу ничего не изменится. Да и не получится у меня изображать то, чем я не являюсь. И всё-таки, что в письме?!

Глава седьмая:
В которой Воробышек получает неожиданное известие, а также о некоторых обычаях родины Алонсо, посещении столичного мира и о преодолении сопутствующих трудностей.



Наконец-то вечер в кругу семьи закончился. Проводили с командором родственников в их комнаты. И отправились к себе. Или ко мне? Непонятно... В малую гостиную, короче. Синеглазый покусывает губы... Вероятно, новости не из разряда "ерунда, не стóит твоего внимания". Села в кресло, выжидательно смотрю на мужа.

Живо напомнив благородного Флавия, герцог Алонсо вытащил меня из кресла, уселся в него сам, а меня устроил на своих коленях. Вытащив, в процессе перемещений, из его кармана листок с посланием, подала весело округлившему глаза мужу.

- Удивительная, кто тебя учил профессионально обчищать карманы? Мне уже интересно, какими ещё криминальными талантами ты обладаешь.

- Не называй меня так. Мне это не нравится.

- Могу называть "кариссима". Подойдёт?

Разозлившись, попыталась покинуть гостеприимные колени. Была удержана, прижата к груди и нежно поцелована в висок.

- То что я не выражала протест мужчине в три раза старше себя, отнюдь не значит, что мне нравилась эта кличка.

- Это называется: "давить авторитетом", Миранда.

- Мне абсолютно всё равно, как это называется, Алонсо. Ты, не спрашивая, дал мне имя, вот и называй меня по имени! А то я тоже какую-нибудь кличку для тебя придумаю!

- Я испуган...

- Если ты уже морально подготовился, то читай.

И герцог прочитал. Сначала я подумала, что ослышалась. Потребовала перечитать. Муж перечитывать отказался:

- Миранда, ты всё поняла правильно. Глава регентского совета потребовал тебя, чтобы ты воспитывала супругу Повелителя, матерью которой ты являешься. Маноло сбежал из Академии, чтобы проводить меня на войну. И расстроился, что не сможет добыть себе чистокровную жену. Я обещал мальчику невесту. Я её добыл. В мирный договор вошёл брачный союз между сестрой Императора и Повелителем. Брак уже заключён, обратной дороги нет.

У меня возникло ощущение глухоты. Голос мужа отдаляется... Он, видимо поняв, что со мной не всё в порядке, встряхнул меня слегка. Пришла в себя.

- Мои чистокровные дети - близнецы. Что с братом? И как мог быть заключён брак, если ваш Повелитель в Академии?!

- Капитан корабля имеет право заключить брак по-доверенности, Миранда. Твоя дочь замужем за Повелителем. Через десять лет брак перестанет быть формальным. Брат супруги Повелителя отправлен в Академию. В нашу Академию, Миранда. Разлучать близнецов никто бы не стал.

Вот теперь я поняла, почему Вителлий Север сбежал от меня в тот день. Он решил предоставить Кассию Агриппе неприятную обязанность по сообщению мне этой новости. Но папуля не успел прибыть, командор забрал меня раньше. А скорее всего, отцу и в голову не пришло явиться лично. Сообщил бы мне о решении Регентского Совета, и всё...

- Я хочу увидеть детей.

- Уверена? Ты не проявляла интереса к своим чистокровным детям, Миранда.

- Пока они были в Резервации, Алонсо. И не проявляла бы до исполнения дочерью третьего контракта. Законы о чистокровных никто не отменял. И я не могла пользоваться положением, даже если бы и захотела. Мой отец этого не допустил бы.

- А ты захотела бы?

- Я уже ответила тебе, Алонсо. А сейчас, когда дети в чужом мире... Я хочу их увидеть.

- Неожиданный всплеск материнских чувств. Приятно. Позволяет надеяться, что ты сможешь полюбить наших детей. А не только внуков, как большинство чистокровных.

На мой негодующий взгляд, командор всё же соизволил сообщить:

- Твой сын в Академии, Миранда. Исключений нет ни для кого. Когда он научится снимать запирающие контуры, не потревожив сигнализацию, он появится сам. А дочь увидеть ты сможешь. Мы посетим Столичные миры. Когда я организую поездку.

И, посмотрев на притихшую меня, сказал

- Скоро, Миранда. Не переживай. Возможно, будет лучше, если супруга Повелителя получит комплексное воспитание. Ты обучишь её тому, что должна знать и уметь чистокровная, а о манерах и прочем позаботятся учителя.

- Ты сумеешь забрать мою дочь?

- Слово офицера, Миранда.

Посмотрела на мужа с упрёком. Уж мне мог бы не говорить этих слов. Суметь забрать и сделать это - две большие разницы. Потом задумалась... Детям около восьми лет, десять лет девочку будут готовить к роли жены Повелителя. И отношение к окружению Повелителя будет сформировано воспитанием. Муж мой понимает это, раз уж я поняла. Так что, надежда есть.

До поездки в Столичные миры прошло три месяца. Я освоилась на асиенде, понемногу привыкаю к командору. Утром занимаюсь йогой. Потом меня гоняют по полосе препятствий, на площадке для спаррингов и стрельбище. Да, за луком мы съездили. Так что стреляю не только из современного оружия, но и из лука. Днём я изучаю грамоту, а также историю с географией. Хорошо, хоть математику, физику, химию не приходится заново учить. Ботанику и биологию - приходится. Ага, и историю костюма... Спросила почему со мной не занимаются этикетом. Получила ответ, что чистокровные себя этикетом не обременяли никогда. Традиция. Эххх, папуле бы услышать!

А вечерами мы с мужем гуляем среди цветов, дурачимся возле фонтанов, брызгая водой друг на друга, иногда летаем к морю смотреть закат. Потом я отправляюсь спать, а герцог идёт работать с документами. И уже ночью, я просыпаюсь под звуки музыки и выхожу на балкон слушать обещанную серенаду.

Всё началось с того, что однажды Алонсо взял меня на руки и отнёс в... спальню? Не угадали! Во внутренний двор дома. Туда, где цветущие деревья, где журчит маленький ручеёк, каскадами спускающийся с кукольной горки, где плетистые розы покрывают ажурную беседку, наполняя её ароматом, от которого кружится голова.

- Миранда, подари мне розу.

Протягиваю руку, чтобы сорвать цветок, но, остановившись, подозрительно спрашиваю:

- Зачем?

Синие глаза по-котовьи щурятся, и командор интимно шепчет:

- По древней традиции, роза - приглашение.

Смотрю на обнаглевшего мужа и не знаю: смеяться, или в драку кинуться. Мало того, что он меня украл, и, не спрашивая согласия, женился. Теперь ему захотелось, чтобы я сама его пригласила! Начала вспоминать тщательно выученные традиции. Вспомнила:

- По древней традиции, розу дарит невеста жениху. А мы уже женаты.

- Миранда... - и от жаркого взгляда мне стало тесно в одежде. - Миранда, подари мне розу.

Сбежала в спальню. Надела новую рубашку и легла спать. А по правде сказать, ожидаю, что предпримет мой изобретательный муж. Не заметила, как уснула. А проснулась под гитарный перебор. Выглянула в окно: ничего не видно. Тёмный силуэт... Пришлось выйти на балкон. Алонсо в чёрном плаще, шляпе с круглыми твёрдыми полями, сапогах со шпорами, старинном костюме и в полумаске играет на гитаре древнюю балладу. Или... серенаду! Точно! Это называется серенада.

Я архаичный язык понимаю с пятого на десятое, но всё же усвоила, что муж жалуется на жестокую красавицу, пронзившую его сердце стрелами своих ресниц. И теперь истекающее кровью сердце лежит у её прекрасных ног, умоляя об одном только взгляде звёздносветных глаз.

Ну что делать... Вынула из вазы розу и бросила вниз. И отпрыгнула, вскрикнув от неожиданности, когда муж мгновенно оказался на балконе.

- Миранда...

В первый раз я была в шоке. Теперь уже не удивляюсь, но каждую ночь выхожу на балкон, заслышав музыку. И кидаю вниз красную розу, убегая, и оставив дверь открытой... И ни разу мой Алонсо не воспользовался ни дверью, ни платформой. Всегда лезет на балкон самостоятельно.

Вот и настал день икс. Выдвигаемся в Столичные миры. Точнее, мы с Алонсо просто отправляемся на его яхте, а его ребята частично уже там, а частично на подлёте. Мне возвращены ножи, подаренные бароном Алеком. Пришлось сделать платье с жёстким корсетом, чтобы можно было носить их с собой. Ага, и держать безупречную осанку. Во избежание... Или можно носить их в берцах. Там для них специальные ножны приделаны. Ещё экипировалась метательными ножами. Алонсо посмеивается, предлагая снять с оружейной палубы главный калибр. Пришлось сознаться, что я нервничаю перед встречей с дочерью, которую не видела больше семи лет.

- Опасаешься, что не узнаешь? А как же материнское сердце? Неужели не подскажет?

- Я наконец-то поняла в чём ваше сходство с Вителлием Севером, Алонсо. - Игнорирую бешеный синий взгляд, продолжаю: - Он тоже любит подшучивать надо мной. Правда у Вителлия Севера хватает ума ограничиться темой одежды. И его шутки доводят меня только до слёз. А слушая твои, мне хочется вцепиться тебе в глотку. Мне не нужна подсказка сердца. Если там моя дочь, то это юная Сигма, номер клейма которой я помню.

- А о подделке мыслей ты не допускаешь?

- А смысл? Чистокровная есть чистокровная. Если сомневаешься, можно провести генетическую экспертизу. По любому претензии предъявлять некому.

- Что тебя беспокоит, Миранда? Вспомни себя в её возрасте, представь свою реакцию.

Задумалась... Попыталась представить... Широко раскрытыми глазами уставилась на мужа:

- Мне было бы скучно. Оторваться от игр, или даже от занятий... я не знала бы о чём разговаривать и постаралась бы как можно скорее уйти.

- Тогда ты примерно представляешь её реакцию на знакомство. Миранда, ты не одна. Мы вместе. Настраивайся на то, что твоя дочь будет жить на асиенде. Ты же смогла настроиться на неизбежное замужество?

- Не надо путать ноты, Алонсо. Поменять слово "контракт" на слово "замужество", или заниматься воспитанием неуправляемого детёныша...

- Насколько неуправляемого?

- Ты думаешь почему чистокровных держат в резервации, Алонсо? Потому что у детей чистокровных только одна обязанность: усвоить то, что им преподают, и сохранить жизнь и здоровье. В остальном - ограничение только в плане демонстративного пренебрежения законами. Тогда могут снять эталон. Неадекватное потомство никому не нужно.

- Что такое "эталон"?

- Грубо говоря, знак статуса. Внесут в реестр пометку и снимут с гособеспечения.

- Все чистокровные дети рождаются эталонными?

- Нет. Детёныш должен соответствовать всем шестистам параметрам эталона, чтобы войти в реестр.

- А что делают с теми, кто не проходит?

- Ничего не делают. Они могут работать в резервации, могут её покинуть. Как правило, вербуются в армию. Алонсо, ты что, подумал, что на Новом Вавилоне могут уничтожить здоровых детей?! Только потому, что они не подходят под эталон?

- Твой мир очень своеобразен, Миранда. Я предпочитаю анализировать факты, а не выдумывать. А "неэталонные" дети тоже живут по четыреста лет?

- Это зависит от того, по каким параметрам ребёнок отклоняется от эталона. Могут и шестьсот лет прожить. А могут и через двести состариться и умереть. А могут жить стандартные четыреста лет.

- И сколько эталонных детей рождается?

- По разному. Не слишком много.

- Скрещивают только эталонное потомство?

- Только.

- Блюдёте чистоту расы, Миранда?

- Мне эта шутка непонятна, Алонсо. Речь о другом. Эталон, вовсе не полное соответствие первым чистокровным. Эталон означает гарантированно здоровое и долгоживущее потомство от первопоселенцев Нового Вавилона, минимум на два поколения. Высокая сопротивляемость генетическим заболеваниям партнёра. Когда предки чистокровных прибыли на Новый Вавилон, средний срок жизни там составлял тридцать лет.

- На многих из наших миров средний срок жизни примерно такой же. Природные условия, хищники, люди...

- На Новом Вавилоне хищников нет. А природные условия соответствуют земным.

- Земным, это, в смысле, с Земли? Я всегда считал её мифом.

Я открыла рот, чтобы спросить сколько же тысячелетий насчитывает история этих миров, если они считают Землю мифом... И тут взвыла тревога...

Кто-то из древнейших военных гениев сказал: "...тяжело в ученье - легко в походе" (љ А.В. Суворов). Я, не задумываясь, мгновенно влезла в лёгкий скафандр, включив его в боевой режим. Но вот к обстрелу не была готова... Яхту ощутимо тряхнуло от близкого выстрела, и я, не помня себя от ужаса, с визгом кинулась из ходовой рубки. Алонсо перехватил меня, зашвырнул в кресло пилота, прорычав:

- Держи штурвал, Миранда!

Вцепилась в пульт, не зная чего бояться больше: гнева мужа или обстрела. Муж ближе. Занял место стрелка. Или канонира? Надо держать яхту. А она тяжёлая, между прочим! И двигатели... Мощные. Очень... С флаером никакого сравнения. Не зашвырнуть бы нас... куда-нибудь.

Взмокла, как мышь под метлой. Уже не до обстрела. Не отрываю рук от пульта, пытаясь следовать командам Алонсо. Яхта рыщет, как пьяная, но вроде бы слушается. Муж с отрешённым видом и лёгкой улыбкой играет на орудийном пульте. Не вовремя пошутил он про главный калибр!..

- Миранда, поправь дифферент. Мёртвую петлю я не планировал.

Голос спокойный. Отрывистость команд исчезла. Рискнула посмотреть на него, отвлёкшись от пульта. Сверкнул в улыбке сахарными зубами, и подмигнул, выбираясь из кресла. Скользнул ко мне, выровнял яхту парой лёгких касаний, и, поцеловав в висок, сказал:

- С боевым крещением, Удивительная.

- В следующий раз, стрелять буду я. Мне тяжело маневрировать этой махиной. Я не шучу, Алонсо!

- Как скажешь, жена моя! В следующий раз!..

И опять расхохотался. Вот что я смешного сказала?

Пришлось лететь дополнительный час. За время стычки мы потеряли скорость. Алонсо тестирует яхту. Повреждений, к счастью, нет. Угрожает мне курсом вождения яхты. Я киваю, соглашаясь. Действительно, герцогине просто необходимо уметь управлять боевым кораблём, стреляя при этом из всех орудий. Пусть супруг отдыхает. Ему ночью силы понадобятся. Диспетчера, наверное, сочли нас психами. Мы хохотали, запрашивая посадку.

Нас встречал личный флаер Главы Регентского Совета. Но муж мой отказался лететь. Сказал, что хочет прогуляться. Предложил мне опереться на его руку, и мы отправились через общий терминал. Алонсо в чёрной с серебром форме, и я в серебристом платье средневекового покроя. А когда мы проходили через тамбур, Алонсо мгновенно содрал с меня платье, оставив меня в красной тунике и пёстрой цветастой юбке, надетых под него. Парой движений сделал из моей причёски воронье гнездо, которое я повязала красным же платком. Швырнул фуражку и мундир вошедшим ребятам, присборил сапоги специальными насадками, одёрнул на себе чёрную шёлковую рубаху, заправленную в брюки, стянутые широким кожаным поясом, волосы спрятал под бесформенной шляпой.

- Держись в шаге позади меня, вперёд не забегай. Сама не заговаривай. Выйдешь из образа. Поняла, Миранда?

- Ага!

Быстро идём через огромный зал прилётов. Народу - море, и я старательно держусь в шаге за мужем. Алонсо с хищной целеустремлённостью продвигается к одному из выходов. Я, вовремя вспомнив, что нельзя глазеть по сторонам, как бы мне этого ни хотелось, скромно смотрю в пол. Потому что сияющие глаза чистокровной выдадут "на раз". Алонсо хорошо: обвисшие поля видавшей виды шляпы затеняют глаза. И не понять какого они цвета. А походку он сменил. Вместо текучей грации демонстрирует хищную плавность. Изменения невелики, но... Но! Это уже другой человек. Вместо аристократа, - бродяга. Сын ветра, как их здесь называют.

Нам наперерез выдвигаются люди в форме, и... Не успевают! Потому что парни командора устроили выяснение отношений прямо у них на пути. Мы пролетели к выходу, и... Алонсо дёрнул меня за руку, втискиваясь в узкий проём, перешагивая робота-уборщика, стоящего на подзарядке. Никогда бы не подумала, что там может быть дверь! Но она там есть. И за нею стоит что-то похожее на бронетранспортёр. Или на краулер с закрытым кузовом. Загружаемся в средство передвижения, и оно начинает погружаться. Захотелось высунуться и посмотреть. Муж усмехнулся, и включил обзорные экраны, попутно спросив у одного из парней

- Как всё прошло, Фернандо?

- Никто ничего не заметил, альмиранте.

Тяжело вздыхаю... Ничего мне не объясняют... Алонсо притянул меня к себе на мгновение, и сказал:

- Наши высококачественные голограммы покинули терминал через выход для аристократов, Миранда. Это позволило нам выиграть примерно полминуты. Переодевайся пока мы едем. Выйдем прямо во дворце Повелителя.

Многострадальное серебристое платье вернулось ко мне. Вместе с ножами барона Алека. Надела его поверх бродяжьих тряпок, которые стащила с себя перед тем, как затянуть шнуровку. Потребовала перенастроить один из экранов, чтобы я могла привести в порядок волосы. С трудом расчесала некогда аккуратную причёску, свернула волосы в объёмный узел, заколола их шпильками и огромным черепаховым гребнем, отделанным крупными бриллиантами... Поверх гребня набросила кружевную мантилью.

Алонсо вновь надел мундир, сняв кожаный пояс, и сменив чёрную рубашку на белоснежную форменную сорочку. Мы ещё минут двадцать ехали, потом остановились в каком-то ангаре. От стен отделились несколько фигур. Опять ребята Алонсо. Вспомнила термин "пятая колонна"... Выгрузили нас из транспортного средства, и мы пошли плотной группой вверх.

Хорошо, что я полгода провела в баронском замке на Альмейне. Иначе я уже впала бы в депрессию от хождения по дворцовым лабиринтам. Идём служебными коридорами. Они достаточно широки. Мебель, продукты подвезти, пару трупов вывезти... Вверх, вбок, вниз, вправо, влево, вверх, вперёд... Иногда из за стен слышатся голоса. Когда это произошло в первый раз, Алонсо притянул меня к себе, и приложил палец к моим губам. А то я не понимаю! Если мы слышим, значит и нас слышно.

Наконец-то добрались! Муж заставил меня повернуться перед ним кругом, внимательно осмотрел, вздохнул...

- Миранда, постарайся вести себя, как чистокровная.

На мой недоумевающий взгляд пояснил:

- Ты непохожа на тех чистокровных, которые попадают к нам по мирному договору. Я не верил, пока не увидел знак статуса на твоём предплечье, когда забирал тебя спящую.

- А зачем... Зачем ты меня тогда забирал?!

Алонсо снова приложил палец к моим губам, грустно улыбнувшись, опять напомнив благородного Флавия... Решила не заморачиваться. Мужчины странные существа. А военные... Начала перевоплощаться в дорогую мамочку. Какой нас учили быть. И только когда меня наполнило осознание, что все присутствующие существуют лишь для того, чтобы обеспечить мне комфортное существование и умереть за меня, если понадобится, мы с мужем двинулись вперёд. Алонсо подал мне руку, чтобы я оперлась на неё. Потом нарисовал пальцем какой-то символ на металлической пластине величиной с ладонь, утопленной в стену, и часть стены растворилась в воздухе, пропуская нас. Вспомнила, как барон Алек спрыгнул ко мне в сад из окна галереи... Утраченные нами технологии?

Вышли в огромный зал, заполненный людьми. Нет, не просто людьми. Аристократами. Властность окутывает их ореолом. Искоса посмотрела на Алонсо. То же самое, причём даже в бóльшей степени. Аура превосходства излучается, как ужас, окутывающий барона Алека. Заметила его изучающий взгляд, направленный на меня. Доброжелательно улыбнулась своему очередному партнёру. Позволила ему проводить себя к группе мужчин, стоящей рядом с пустующим троном.

- Миранда, ты хотела поговорить с Главой Регентского Совета.

Герцог говорит негромко, но безупречная дикция позволяет всему залу слышать его слова, обращённые ко мне. Я выражаю удивление.

- Мне совершенно не о чем говорить с Главой Регентского Совета, благородный Алонсо. Пусть приведут мою дочь, и мы уедем. Дворцовая сутолока утомляет меня.

- Прекрасная Миранда, мы не можем подвергать риску жену Повелителя. Перелёты опасны. В космосе неспокойно. - И, обращаясь к командору. - Мне доложили, что твоя яхта получила повреждения, Алонсо?

- Не плати своим информаторам Хосе. Они лгут тебе.

Задумчиво покусываю губу... Потом обращаюсь к говорливому Хосе.

- Мы немного постреляли, пока летели сюда, благородный Хосе. Я думала: это такая местная традиция... Я была в опасности?!

Возмущение просто выплёскивается из меня. Привычно наблюдаю отшатнувшегося дона Хосе. Муж мой нахмурился и попытался взять меня за руку. Недовольно отстраняюсь. Он подверг меня риску! А дон Хосе... О! Он заслуживает оваций вскочившего на ноги зала. Он так печально опустил глаза и беспомощно пошевелил пальцами рук, что весь его вид говорил: "недостойный и недальновидный подверг драгоценную жизнь "дорогой мамочки" опасности, а достойный и дальновидный ничем не может воспрепятствовать, буде это продолжится".

Я прикрыла глаза, запоминая проступок мужа, и "не желая делать достоянием гласности семейные разногласия" вновь обратилась к дону Хосе.

- Пусть благородный Хосе позаботится о том, чтобы моя дочь не позже девяти часов вечера шестого дня от сегодняшнего появилась в резиденции герцогов де ла Модена-Новарро.

Достойный и дальновидный? Ха! Тогда: вперёд, на подвиги для прекрасной дамы!

Поскольку я сказала всё, что хотела, поворачиваюсь к выходу из зала. Муж мой, проштрафившийся, почтительно ведёт меня. А навстречу нам движется сходная процессия: ледяная чистокровная и сопровождающие её лица. Получила милостивый кивок, показывающий, что меня заметили. Склонила голову в ответ. Нндаа... Недоработала я образ... В резервации они так не выглядят. Хотя герцог сказал, что их передают сюда после двухсот семидесяти - двухсот восьмидесяти лет. А значит, ледяная маска - дело наживное.

Глава восьмая:
О кратковременном пребывании герцогской четы в столичной резиденции, а также о знакомстве Воробышка со своей чистокровной дочерью, переданной им на воспитание. Встрече с будущим зятем, экскурсе в историю от доны Алмиры и отбытии командора на годичное дежурство.



Для разнообразия, вышли через главный вход. И никто на нас не напал. Загрузились во флаер и отправились в герцогскую резиденцию. И только дома я спрятала чистокровную, вызвав вздох облегчения у мужа и ребят.

- Миранда, предупреждай, пожалуйста, прежде чем выпустишь свою чистокровную. Я знаю, что сам просил, но у меня руки до сих пор дрожат. - И, сверкнув зубами сказал: - Ты же не захочешь, чтобы я кричал ночью?

Хотела сказать, что он и так кричит, но вовремя прикусила язык. И начала краснеть... Муж хохочет, ребята улыбаются.

Убегаю, разозлившись. Я ему ещё письмо припомню! Вот научусь почерк подделывать, и припомню! Влетела на женскую половину, благо она сразу видна, хлопнула в ладоши, призывая слуг. По лестнице в огромный холл спустилась сухощавая женщина средних лет. Сошла со ступеней, и выжидательно смотрит на меня.

- Представься. Имя, и чем здесь занимаешься.

Мужские руки обвили мою талию, и жарким шёпотом муж сообщил:

- Алонсо Мигель Ксавьер Морадо де ла Модена-Новарро. Уговариваю упрямую возлюбленную проявить снисхождение к моим страданиям.

Всё-таки рассмеялась. Но вывернулась из супружеских обьятий и убежала наверх. Женщина вошла следом, сообщила, что её имя Марсела и она руководит слугами столичной герцогской резиденции. Представившись, Марсела вызвала горничных, приказала приготовить для меня ванну и лёгкую закуску.

Освежившись и перекусив, прошлась по комнатам... Нашла гардеробную и занялась одеждой. Сделала себе изумрудно-зелёное платье в староиспанском стиле. И кружевную мантилью цвета слоновой кости. Туфли из зелёного сафьяна к платью и восточные шлёпки с бубенчиками в каблучках. А к шлёпкам пришлось сделать восточную одежду: шаровары, кафтан, тонкую рубаху, чадру и тюбетейку. И дюжину батистовых ночных рубашек. Как обычно...

И опять звуки гитары, и красивый баритон, поющий о жестокосердной красавице, умоляя подарить хотя бы тень улыбки. Вышла на балкон, опоясывающий дом по внутреннему периметру. Розы мне в спешно подготовленные комнаты не принесли... Всё против нас! Пришлось проявить фантазию. Свернула один из предметов нижнего туалета розочкой, скрепила бриллиантовой брошью, и бросила возлюбленному.

Мужа нет. Выглядываю с балкона с опаской. Вдруг я нарушила какие-нибудь священные традиции... Стоит, держась за кованую обрешётку, плечи подрагивают... Смеётся? Выхожу на балкон.

- Миранда... Я от тебя с ума сойду! Такую розу мне никогда не дарили.

- Можешь вдеть в петлицу.

Начинаю злиться, муж, взлетев на балкон, утаскивает меня в спальню, попутно освободив от рубашки.

Больше ни одного слова не было сказано этой ночью. И стены нашей спальни неоднократно отражали мой счастливый крик. Алонсо прижимал меня к себе, пока не успокаивалось бешено колотящееся сердце. Потом опять начинал целовать, вынуждая раскрыться, сдаваясь на милость победителя. И снова... Встретила рассвет в объятьях мужа, глядя в синие глаза, подчёркнутые тенями от бессонной ночи.

- Миранда... Мне надо идти, заниматься делами. А я не хочу... Немыслимо оставить тебя...

- А ты возьми меня с собой.

- На Регентский Совет? После вчерашнего плотного общения с чистокровными это будет жестоко. Я должен оговорить условия передачи нам твоей дочери.

Подумала, что её не отдадут. Расстроилась... Муж, целуя меня, сказал:

- Не грусти, удивительная. Если нам не отдадут твою дочь, мы её увезём без разрешения.

- Ага. В этом ты специалист, муж мой. И письмо напишешь соответствующее?

- Ты мне это письмо не забудешь, я уже понял. Если сочту необходимым, - напишу.

Ничего писáть не пришлось. Регентский Совет, чуть не приплясывая от восторга, передал супругу Повелителя на воспитание в семью герцога де ла Модена-Новарро. Если дети пошли характером в своего отца, - я не удивлена. У Сигмы-два всегда была куча идей, как скрасить серые будни. Вода для профессуры - это не самая оригинальная его придумка. Малыш, наверное, безвылазно сидит в карцере.

Доставили нам юную Милагрос на шестой день, как я и просила дона Хосе. Девчонка - копия Сигмы-два. Клеймо можно и не смотреть. Однако, придётся.

- Я хочу увидеть твой знак, юная Сигма.

- А я не обязана его всем показывать.

- Показываешь клыки?

- Мне сказали, я смогу увидеть брата. А я вижу только отступницу.

- Блюдёшь чистоту на общественных началах? На асиенде герцога обширные дворы и много дорожек, которые нуждаются в уборке.

Чуть не рассмеялась, глядя на насторожившуюся девчонку. Я сама мелá дорожки в детстве, будучи наказанной. И свод наказаний ещё помню.

К счастью, помню ещё и различные каверзы, на которые папуля Милочки, Сигма-два, был мастером. Иначе нам всем пришлось бы туго. Алонсо смеётся, успокаивая меня, что детёныш привыкает, и что это всё ещё цветочки. А вот когда на асиенде окажутся брат Милагрос и Повелитель... Не знаю, как мой сын, а Повелитель уже научился преодолевать запирающий контур. И, узнав о закрытии врат, не преминет навестить любимого дядюшку. Ну... хоть познакомимся.

Для Милагрос отвели пять комнат на женской половине особняка. Спальня, гардеробная, кабинет, комната для занятий рукоделием и гостиная с неизменным роялем. Ага, и гитарой на стене. Разумеется, все необходимые удобства в пятикомнатном отсеке присутствуют. Представили супругу Повелителя доне Алмире. Наконец-то, неуправляемая бунтовщица притихла. Увидеть дорогую мамочку на исходе жизни - тяжело. В этом возрасте, как правило, они отправляются в закрытую часть резервации. Чтобы спокойно дожить...

Дона Алмира затребовала у своего "Мигелито" календарь соответствия дат Империи и Союза.

Оказывается, наши противники называют себя Союзом. Несколько Великих Домов и Повелитель, являющийся главой одного из них. Повелитель не избирается, очередь строго расписана. Из рассказа Алонсо я вообще поняла, что они упираются всеми лапами, стремясь избегнуть этой чести. Повелитель должен координировать взаимодействие Великих домов, сосуществующих как пауки в банке. Разбирать споры, творить Высший Суд... ну и по-мелочи: принимать послов сопредельных государств, следить за внешнеполитическим курсом, усмиряя амбициозность Великих Домов... Благословлять или запрещать брачные союзы между представителями аристократии. У каждого Великого Дома есть служба генетического контроля, подчиняющаяся ОСГК (ОСГК - Общесоюзная Служба Генетического Контроля). Так вот инфо от этих служб отправляется в ОСГК, и Повелитель высказывает свою волю. Подчиняться какой-то там службе Великие Дома не будут. Повелителю - другое дело.

А календарь сопоставимости - "плавающий". То есть нельзя просто сравнить имперский и союзный годы. Надо рассчитывать шестидесятилетний период. Причём, рассчитывать на будущее не получится, потому что врата войны открываются не на определённый срок. От двенадцати до пяти лет Союз и Империя в едином пространстве и времени... Потом - врата закрываются, и начинается промежуток разделения. Вот суммарно, периоды - всегда одинаковы. Шестьдесят лет. Кое-как высчитали день рождения близнецов. Я считала сама. Потом пересчитывал Алонсо. Потом усадили считать Милагрос. Получили три разных результата. Ожидаемо. Тогда герцог, не заморачиваясь, сообщил в Союзную службу контрразведки дату текущего года, и приказал вычислить когда этот день наступит.

Оказывается, мы пропустили День Рождения. Конечно, ненамного, месяца ещё не прошло, но... Но!

Ничего не поделаешь... Зафиксировали дату, сообщили в Союзную канцелярию. Те перепроверили, отклонений не нашли. Ага, и каждый Великий дом перепроверил так же. Торжество перенесли ещё на две недели, чтобы подготовиться. Дона Алмира накрутила хвоста супруге Повелителя, чтобы Милочка не отлынивала от занятий этикетом. Ну вот... а Алонсо сказал, что для чистокровных этикет не важен! Ха! Супруга Повелителя обязана быть образцом хороших манер. Хорошо, что мой Алонсо только герцог. К чистокровным жёнам глав Великих Домов требования этикета не относятся. Всё равно, изучаю вместе с дочерью. На всякий случай. Придётся контролировать бунтовщицу. Мы за её воспитание отвечаем перед Великими Домами. Эххх, с мальчишками мне общий язык найти было намного проще!

Пришлось перенастроить распорядок дня. Включить в него занятия йогой с дочерью. В восемь лет можно уже заниматься. Наглая девчонка кривит губы... Но я хитрее. И когда она увидела как я непринуждённо делаю "натараджасану" (поза танцующего Шивы) и "вришчикасану" (поза скорпиона), то милостиво сказала:

- Ну ладно, я позанимаюсь...

А ещё бой без оружия, полоса препятствий, ножи метательные и боевые... и ещё рукоделие, музицирование, приготовление пищи... и ещё... и ещё... И всё это не считая этикета. Алонсо доволен: целый день с утра до вечера мы обе заняты делом. В девять вечера укладываю девчонку спать. Безо всяких! И можно заняться мужем...

Обзавелись собаками. Местной разновидностью... Зверики, - это дикие собаки, а после приручения их можно использовать для охранно-розыскной службы. Ага. Я как услышала их вой в момент преследования сбежавшей с занятий Милочки, так сразу захотела влезть на дерево, швыряться ветками или плодами и визжать... Милочку, кстати, пришлось снимать с дерева. Конечно, она не визжала и ничем не швырялась. Это я образно говорю об инстинктах...

Визжала она уже дома, что мы над нею издеваемся. Пришлось одёрнуть, напомнив о Кассии Агриппе. Инструктировал детей наверняка папуля. А папуля производит неизгладимое впечатление на женщин любого возраста. Дочь устыдилась, и больше не доставляла беспокойства. Пачка муки или миска с водой на двери, - ерунда. Приклеенная к полу обувь, - тоже. Тем более, что почти все примочки я знаю. Алонсо ещё пару новых подсказал... Сурово у них в Академии... А пару звериков приходится с ней оставлять. Чтобы ночью не гуляла. Ну и для охраны. Так... На всякий случай...

А случаи бывают разные... К какой категории отнести визит Повелителя, не знаю. Но посетил нас черноглазый Маноло... посетил... Вывернулся из за угла на нас с Милочкой, и был схвачен мною за ухо. И допрошен на тему "кто такой и как здесь оказался". Развозмущался, и получил подзатыльник. Ещё мне детёныши всякие хамить будут! Так за ухо и отвела к Алонсо. Шёл, улыбался...

Алонсо тоже развеселился, назвал меня классической тёщей и, наконец-то познакомил нас по всем правилам. Милагрос, услышав "герцог Мануэль Освальдо Карлос де Осуна Тельес-Хирон", закатила глаза. Я уже привыкшая, - не дрогнула. Конечно, пока Повелитель прогуливает занятия в Академии, он везде соблюдает инкогнито. Но наша семья была очень рада оказать приют юному Маноло - племяннику Алонсо. Милочке и повезло и не повезло: свекрови и свёкра у неё не будет. Равно как и деверей с золовками. Вся семья Маноло погибла в "споре" между Великими Домами. Точнее говоря, не в споре, а в его разрешении. Отцу Маноло очень не понравилось одно из решений Повелителя, и... в семье Повелителя остался только пятилетний наследник, пребывавший в Академии. Великие Дома уравняли счёт, оставив в мятежном Доме только младшего наследника - Маноло, тоже находящегося в Академии. И присвоили ему титул Повелителя, поскольку никто не поспешил занять очередь на правление. Правит сейчас Регентский Совет, состоящий из глав Великих Домов. В Столичном мире появляются не все и не всегда. Но современные средства связи позволяют участвовать в грызне, не покидая родового гнезда...

Интересно смотреть, как юные супруги приглядываются друг к другу. Маноло обидела реакция Милочки на его имя, но он сдержался. Вежливо беседуя со мной, извинился за причинённое своим неожиданным появлением беспокойство, спросил как мне нравится в мирах Союза... И всё это время искоса рассматривает Милагрос. Наивный ребёнок! Девчонка уже просекла его манёвр... Показала ему язык и убежала. Всё! Сердце моего зятя Милагрос унесла с собой.

Они такие разные! Смуглый черноволосый и черноглазый Маноло и белокожая светловолосая ясноглазая Милочка. Ей восемь лет и она ещё не понимает, что её судьба определена. Надо понаблюдать за ней, чтоьы выработать линию контроля. Так, чтобы девчонка сама решила, что для неё лучше принять заключённый брак. Придётся зятю потрудиться, охмуряя законную супругу. И это правильно! Больше ценить будет. Хотя, чистокровных и так ценят.

Дни складываются в недели, недели в месяцы... Маноло ещё дважды гостил у нас по декаде. Не Повелитель, а злостный прогульщик! Но он стремится увидеть Милочку. Даже жалко его... Девчонка беззастенчиво пользуется его влюблённостью, и попустительством доны Алмиры и Алонсо. "Дети должны найти общий язык!" Ах-ах-ах! Они уже нашли - прогуливают вместе. Один сбегает из Академии, вторая нагло уходит с занятий. Как же, как же! Муж приехал!

Расспросила Алонсо по какому принципу проверяют знания в Академии. Ничего нового. Весь материал должен быть усвоен. Полностью. От и до. Предупредила дочь, что её будут экзаменовать так же. Честно говоря, мне безразлично, даже если она и не усвоит этикет и всё, чему обучают здешних аристократок. Но! Всё, что должна знать и уметь чистокровная носительница генетической линии, девчонка должна знать и уметь.

Кинули клич по Великим Домам. Все чистокровные обрадовались возможности поиздева... кхм... проэкзаменовать юную представительницу линии Сигма. Прибудут не все, разумеется. А только те, кто на данный момент может выдержать перелёт и не носит ребёнка. Общим числом пять чистокровных. Три из предыдущего обмена, и две из новой партии. Дона Алмира - старейшина. Из тех, кто сто двадцать с лишним лет назад был передан в порядке выкупа, осталась она одна. Алонсо схватился за голову, узнав о нашей с доной Алмирой инициативе.

- Миранда... Ну ладно, бабуля, но ты! Чистокровных необходимо обеспечить комфортом, любые их прихоти должны исполняться неукоснительно...

- Хммм? С этого места поподробнее, пожалуйста, муж мой.

Вместо подробностей меня, схватив в охапку, утащили на море. И там, в маленькой бухточке, до самого вечера неукоснительно исполняли все мои прихоти.

Приурочили экзамены Милочки к годовщине нашей с Алонсо свадьбы. Это позволило не тащить чистокровных на асиенду (читай, - в УР), а расквартировать их со свитой в городе на другой стороне планеты. Свиты у них внушительные. Особенно, у новоприбывших. Три пенсионерки, прожившие более шестидесяти лет в Союзе, разительно отличаются от ледяных кобр, переданных Империей в качестве выкупа. Властность сохранилась, но приобрела новые грани. Теперь это властность матриарха.

Алонсо ещё раз удивил меня. Если так пойдёт и дальше, начну называть его "удивительный". Я не предполагала, что мой муж дипломат. Наверное, диверсант должен уметь и это... Столько почтительного восхищения "дорогими мамочками"! Не лести, нет! Именно восхищения (!) почтительного, ага! Старшие дорогие мамочки смотрят на него как на любимого внука-шалопая. Ледяные кобры оттаяли и начали милостиво улыбаться. Но! Милагрос это не спасло! Гоняли её по всем дисциплинам...

Довели детёныша до слёз и радуются... На Совете чистокровных решили, что обучаться Милочка будет у всех. Нашли чистокровные себе живую куклу, и увлеклись игрой. Алонсо сочувствует, а дона Алмира веселится:

- Ничего страшного! Злее будет!

Муж мой тут же перенёс своё сочувствие на Маноло. Лучше бы обо мне подумал! А то объявил, что через две недели отбывает во флот, и... никаких объяснений! Вообще никаких! Его очередь курировать безопасность.

- Миранда, это всего на год. Я буду каждый день на связи.

- И ни разу не приедешь меня навестить?

Стараюсь говорить чётче, проталкивая слова через сжатое спазмом горло. Получается не очень.

- Пойми, удивительная, это не война. Это намного хуже. Это герилья. После войны всегда активизируются недовольные. Техники полно, списанных в отставку вояк - тоже. Вот и собираются в стаи те, кто не нашёл в мирное время занятие себе по душе. Великие Дома стараются бороться, но безуспешно. Единственно правильной тактикой является ожидание. Лет через десять всё придёт в норму. А пока - установлен график дежурств. Каждый Великий Дом несёт повинность. Через две недели - моя очередь.

Вспомнила бунты в Республике. Мысли плавно перешли на легата-прим. Вителлий Север не выжидал. Он топил бунты в крови. Что лучше? Никто не знает. Лет через десять мятежники "повзрослеют". Определятся с приоритетами... Вернутся к легальной жизни, замаскировав "бронепоезд на запасном пути" ("...мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запáсном пути" - љ М.А. Светлов, "Песня о Каховке"). И... завербуются в армию в следующую войну.

Важные караваны - сопровождают. И населённые планеты стараются охранять. Если это не фригольдерские миры. Фригольдеры должны защищать себя сами. Феодалы им не указ, но и помощи от феодалов им ждать не приходится. А вот если они у себя герильерос привечать станут, тут их свобода и закончится.

Ежедневно общаюсь с мужем по голографической связи. Пытаюсь понять, что он скрывает за словом "рутина". Обучаю дочь, обучаюсь сама вместе с ней, веду долгие беседы с доной Алмирой. Долгие - в её понимании. Она быстро устаёт, и может неожиданно задремать посередине фразы. Возраст...

Узнала много нового. О папуле, который один-единственный чистокровный линии лямбда за шестьсот лет. Ну я и сама знала, что наша линия редкая. Не знала только, что её целенаправленно ограничивают, подбирая пару, исключающую продолжение этой самой линии. Я, - это сбой в системе. Секретарь-референт (бывший) ткнул пальцем не в ту строчку... Случайно. Ага! Доступ к информации подобного рода чистокровные получают по достижении двухсот пятидесяти лет, и не раньше.

Но самую интересную инфо я получила не расспрашивая, а занимаясь с Милочкой рисованием. Мы освоили пейзажи и перешли к портретам. Предметы и скульптуры они рисовали в резервации. Детёныш не с нуля учится, уже хорошо. И, в отличие от меня, у Милочки определённо есть "искра Божия". Я была вынуждена оттачивать технику. Потому что в рисунок надо вкладывать хотя бы часть души. А у меня этого ни с рисованием, ни с музицированием не получается. Вот одёжку сотворить, эскиз ювелирки сделать, из лука пострелять... прирезать кого-нибудь... На этом месте дона Алмира захихикала, добавив: "покорить мужчину одним взглядом". Потом нам обеим пришлось успокаивать надувшуюся как мышь на крупу девчонку. Объяснять, что когда она повзрослеет, то сможет покорять взглядом не хуже матери. Напомнили ей о Маноло. Ага, и о том, что замужней доне не подобает думать о "покорении" прочих мужчин.

Пока говорила дона Алмира, я бездумно черкала на альбомном листе...

- Флавий. - Дона Алмира взяла в руки лист с рисунком... - Не совсем похож, но бесспорно Флавий. Хотя... ты же рисуешь другого... Консул Флавий прожил свой прекрасный год ещё до войны. А наш сын был в Академии... Сколько лет?..

- Шестьдесят. И он уже прожил свой прекрасный год.

- Внук, значит... Алонсо говорил, у тебя сын Вителлий Флавиан? А полное имя?

- Луций Вителлий Север Флавиан.

- Понятно... Значит всё по старому...

И дона Алмира задремала, оставив меня с тысячей вопросов на языке. Значит, Маноло и Вителлий Флавиан троюродные братья? И Алонсо является дядей не только для Маноло... А что значит "всё по старому", касательно клана Вителлиев Северов? Скорее бы муж возвращался!

Алонсо только успокаивает. Ага, а то я не понимаю! Вчера был ранен в плечо... Я же видела, как он руку держит! Улыбаюсь... И ничего не вижу... А что делать? Когда закончился сеанс связи, закрылась у себя, чтобы поплакать. Поплакать не получилось, разозлилась только. Вызвала Пабло и приказала отрабатывать срочную эвакуацию мирного населения. И довести до каждого, что и почему он должен делать в случае высадки на планету герильерос. Получила в ответ странный взгляд и заверения в том, что мне совершенно не о чем беспокоиться. Альмиранте всё предусмотрел. Вспомнила, как барон Алек улыбался собеседникам, говорившим глупости. Попыталась изобразить нечто похожее. Получилось не очень, но Пабло впечатлился. Теперь отрабатываем с семьёй схему действий в случае нападения.

Очень хотела спросить у Алонсо насчёт откровений бабули. Но! Опасаюсь, что разговор перехватят. Границы откроются меньше чем через пятьдесят четыре года... Нет... Не буду рисковать. Закончится дежурство, тогда спрошу. Интересно, как они там сбрасывают напряжение? В Республике, а позднее в Империи были предусмотрены специальные контракты для бесплодных женщин, желающих заработать. А как с этим дела обстоят в Союзе? Женщины в армии Союза не служат. Киндер, кюхе, кирхе. Спросить об этом? У них с генетикой всё в порядке. Миры опасные, но для жизни вполне пригодны. Их не пришлось переделывать. Зато живность здесь... Охотникам - раздолье...

Алонсо мои осторожные расспросы развеселили:

- Удивительная, у нас ничего подобного нет, но если ты, действительно, считаешь подобные заведения необходимыми, то я обещаю подумать... Пабло доложил, что ты решила усилить обороноспособность планеты?

- Бережёного Бог бережёт, Алонсо.

Муж, неожиданно посерьёзнев, сказал:

- В моём кабинете, Миранда, ты найдёшь все сведения, которые тебе могут понадобиться.

- А как я...

- Флотских документов там нет. А ко всем остальным ты, как моя жена, имеешь доступ.

- Ага, спасибо!

- До связи, удивительная!

Глава девятая:
О том, как Воробышек налаживала оборону Модены, о попытке захвата планеты, окончившейся разгромом захватчиков и о появлении друга командора.



Утром, позанимавшись йогой с Милочкой, отправилась в кабинет мужа. Он меня убьёт. Я что-то такое понажимала, в поисках истины, - свет погас, взвыла сирена... Группа захвата вытаскивала меня из под стола. А компьютер, после моей попытки с ним поладить, работать отказывается.

- Миранда... Сильно испугалась?

- Чтобы да, так нет. Но оно не включается.

- Неважно... Спрашивай, что тебя интересует.

- Оружие. И системы оповещения, и план эвакуации для гражданских, кто вне асиенды. И...

- Эвакуация - системой порталов. В каждом поселении имеется минимум одна портальная станция. Размещаются в старых бомбоубежищах. Системы оповещения включают датчики на чужие корабли в околоземном пространстве, либо сигнал из асиенды. Оружие... Поговори с Пабло. И ещё... В подвале есть схема старых складов. Там аккуратно сложено всё, что уже не применяется. Дежурство скоро закончится. Ещё два месяца, моя...

И осёкся. Быстро распрощавшись обычным "до связи, удивительная", разъединился. А я сидела, глядя в пустой голоэкран, и думала: что он хотел сказать?

Но рассиживаться, особенно, некогда. Планов громадьё! Отрабатываем срочную эвакуацию. Попытки саботажа строго пресекаются ребятами командора, оставленными "на хозяйстве". А поначалу таких попыток было много. Потому что горожане-селяне-рыбаки должны бросать все свои дела и бежать на портальные станции, чтобы переместиться в УР. И это никому не нравится.

Пабло пытался деликатно намекнуть, что на резиденции Великих Домов нападений герильерос за всю историю Союза ни разу не было. Отмела с негодованием эту попытку меня урезонить. Всегда бывает "первый раз". А наш мир уязвим, потому что альмиранте с большинством своих людей на боевом дежурстве. И вообще... Кто здесь главный? Вот то-то же!

Расконсервировали "лагеря беженцев" - специально оборудованные места, где можно разместить большое количество людей. Приказала создать ополчение. Учусь играть в "солдатики". Начинаю понимать увлечённость мужчин войной. Милочке поручила организовать детей. Ей проще, потому что дети с удовольствием погрузились в новую игру.

Старые склады, - это просто песня! Чего там только нет! Можем отбиваться от армии. Причём списанным оружием, некоторые виды которого списаны, вероятно, в силу своей "убойности". Бактериологическое и химическое оставила на консервации. Даже соваться туда не буду. А вот древнее пулевое... Периметр УР защищён несколькими контурами. В том числе и пулемётное заграждение имеется. Проверили... Ужас! Может быть на танках и смогут прорваться, но пехоте - нечего здесь делать. Будет "море крови и куча костей". А танки остановят раньше.

Наконец-то отладили схему подготовки. Эвакуацию отрабатывают все. А вот дальнейшие действия - ополченцы посменно.

Сигнал с датчиков обнаружения пришёл одновременно с вызовом по голоэкрану.

Отправила Пабло узнавать "кто и что", и, по внезапному озарению, срочно влезла в шёлковое платье цвета рассветного неба, когда по уже голубому небу идут нежно-розовые разводы; и фасона, так полюбившегося армиям Империи и Союза (облегающий верх и юбка-солнце); нацепила сапфировую парюру, и начала красить ногти эмалью нежно-розового цвета. Вошедший Пабло замер, вытаращив глаза.

- Сколько кораблей на подлёте, и кто на связи, Пабло?

- Четыре крейсера без опознавательных знаков, сеньора. А на связи Глава Регентского Совета.

- Я поговорю с доном Хосе, Пабло. Включай оповещение. Пусть люди эвакуируются. Через полчаса порталы блокировать и включить защитный купол. Ополчение пусть занимает оборону, согласно распорядку. Без суеты.

- Но, сеньора, если это...

- Без опознавательных знаков, Пабло? Вызови мне Лусию. И свяжись с герцогом.

Включила ногой систему оповещения. Через полчаса все порталы заблокируются автоматически. Сигнал, посланный Пабло будет просто отмечен. И отсутствие сигнала - тоже. Алонсо получит предупреждение короткими и длинными всплесками древнего шифра (имеется в виду азбука Морзе), на случай "помех". Да, я никому не верю. И хватит об этом!

- Приветствую прекрасную дону Миранду.

- Благородный Хосе. - Киваю с недовольным видом. - Что за спешка? Я крашу ногти.

Внимательно рассматриваю уже окрашенные ногти на левой руке, пока Лусия занимается правой.

- Я в отчаянии, что вынужден потревожить тебя в такой момент, но у меня достоверные сведения о готовящемся нападении на Модену. Я отправил несколько кораблей, чтобы защитить тебя, прекрасная дона Миранда, и твою юную дочь.

- Разумеется.

Холодно киваю головой, будучи абсолютно не удивлена. И не испытываю благодарности. В первую очередь - моя безопасность. Ну и чистокровную Милагрос тоже следует защищать...

- Прекрасная дона Миранда распорядится пропустить корабли? Они должны быть на подлёте.

- А зачем их пропускать, благородный Хосе? Корабли должны летать, и защищать нас от нападения, а не прохлаждаться на земле.

Хлопаю глáзками, приоткрыв губы... Дон Хосе восхищённо улыбается. Ещё бы! Такую "умную" женщину не каждый день встретишь!

- Моё стремление позаботиться о безопасности прекрасной доны Миранды заставляет меня настаивать на личной охране.

- Благородный Хосе собирается прилететь на Модену?

Дон Хосе прикрыл глаза, прижав руку к сердцу...

- Прекрасная дона Миранда... Я был бы очень счастлив заслонить тебя собой от любой опасности. Но вынужден находиться в Столичном мире, не смея приблизиться к тебе в отсутствие герцога де ла Модена-Новарро. И лишь грозящая тебе опасность вынуждает меня тревожить твой покой.

Захотелось вскочить с места и крикнуть "Браво! Бис!". Но вместо этого, опять хлопаю глазками, заполняя ожидающую паузу. Потом, собравшись с мыслями, говорю:

- Я сообщу герцогу об отправленных тобой кораблях, благородный Хосе.

- Конечно! Я сам ему сообщу! А пока прикажи не стрелять по ним, прекрасная дона Миранда.

- Кто же станет обстреливать корабли, идущие под флагом Главы Регентского Совета?

Связь прервалась. Дон Хосе понял, что в тупую голову чистокровной вбить необходимое послушание на расстоянии не удастся. Вот и славно.

- Пабло, что со связью? Ты вызвал герцога?

Оповещение преданный Пабло так и не включил... Что ж...

- Сильные помехи, сеньора. Наверное грозовой фронт приближается.

Меня затрясло. Широко раскрытыми глазами смотрю на Пабло, слабым голосом переспрашивая:

- Грозовой фронт?.. Ты говоришь, что будет гроза?! Я не хочу!

- Сеньоре нечего бояться. Асиенда защищена от грозы. Только со связью неполадки...

- Ах, не успокаивай меня, Пабло! Сначала неполадки со связью, а потом молния ударит в дом! Я спускаюсь в подвал. И буду там сидеть, пока не закончится гроза.

Интересно, проглотит или нет? Большего бреда я в жизни не слышала. Я, как и все чистокровные, не боюсь грозы. Но знаю, что женский страх перед грозой вполне возможен. И трясёт меня от злости. Алонсо доверяет Пабло. Или?.. Не важно! В первую очередь, - первоочередное. Резко вскакиваю, оттолкнув Лусию, и быстро иду к двери. Проходя мимо, так и стоящего столбом, Пабло, надавливаю на болевые точки на его локтевом сгибе. И... вместо того, чтобы скорчиться от боли, он наносит мне сильный удар... проваливающийся в пустоту. Меня там уже нет, благодарение Вителлию Северу. Если бы он меня не гонял на площадке... К приёмам, показанным Алонсо, этот... пусть будет Пабло, вполне готов. А Имперская школа боя без оружия способна преподнести ему пару сюрпризов. Но почему не отреагировали нервные окончания?!

Свистнула, подзывая собак. Воют и рычат на Пабло, поджимая хвосты. Наверное, это вообще не человек. Ой, как плохо! И на кого он работает? На дона Хосе? Или?

- Фассс!

Выучка заставляет преодолеть страх, зверики бросаются в атаку, а я бросаюсь за подарком Алека. И только рукояти легли в ладони, страшно взвизгнули зверики. Я почему-то поняла, что их больше нет... что-то жаркое и тёмное оказалось рядом, и я, не тратя время, чтобы оглянуться, полоснула ножом, с левой руки. Хриплый вой-кашель-хихиканье, и мерзкий запах. Отскакиваю в сторону. Описáть словами увиденное не могу, потому что разум отказывается осознавать то, что видят глаза. Тварь ранена. И та жижа, которая заменяет ему кровь, издаёт совершенно убойный смрад. Но сейчас важно одно: тварь ранена. Не собираясь подпускать её к себе, выписываю ножами восьмёрки. Тварь злобно кашляет, пытаясь добраться до меня. Две минуты уже прошли. Наконец-то нити станнера опутывают злобно воющую мерзость. Ксенофобия цветёт пышным цветом. Лусия тихо плачет в углу, кусая пальцы.

- Люди эвакуированы, Франциско?

- Да, сеньора. И купол уже закрыт. И зенитки в боевой готовности. Всё в порядке. Только связи нет. На рейдерах включены глушилки.

- Придётся отбиваться самим. Ты знаком с Пабло?

Показываю на подвывающего монстра, покрывшегося язвами в местах порезов. Он так рвался ко мне, что я его несколько раз зацепила.

- Пабло больше нет, сеньора. Фолкоссец впитал его целиком, чтобы воссоздать облик.

- Что значит "впитал целиком"? Мысли, знания? Чувства?

- Насчёт чувств, не скажу. А вот мысли и знания они забирают вместе с телом.

- Они работают на себя?

Стараюсь не паниковать, но мысль о возможном нашествии таких монстров не радует.

- Не кипишись, сеньора. Они работают по найму. И он нам всё расскажет. Мы знаем, как спрашивать.

- Хорошо, Франциско. Пришли кого-нибудь убрать здесь. И... протокол допроса сразу мне.

- Слушаюсь, сеньора.

Франциско отправился с фолкоссцем в допросную, а я, взяв с собой Милагрос и дону Алмиру с её медиками, переместилась в лагерь для беженцев. Устроила дону Алмиру, приставив к ней шесть женщин из разных сословий. Милочку отправила к детям, пояснив, что это не игра, и на подлёте действительно чужие рейдеры. Сама спустилась в бункер, заменяющий здесь командный пункт. В асиенде нечто подобное имеется в одном из подвалов. Но... но! В такой момент надо быть с народом. Ага. Народ на поверхности под защитным куполом, а я - под пятью метрами утрамбованной земли в бункере, защищённом от всего, кроме Божьего гнева, разве что. Но экраны наблюдения и панели управления только там. Так что...

- Назовите себя... Назовите себя... Назовите себя...

Глас вопиющего в пустыне... Крейсеры соблюдают режим молчания. Глушилки не выключают, Модена окутана непроницаемым для связи пологом. Но сигнал уже ушёл, и Алонсо знает, что на нас напали. Нам остаётся только продержаться какое-то время, или самим вышибить из них дух. Второй вариант мне нравится больше. Но... атаковать я их не собираюсь. Не умею, да и нечем мне атаковать. А вот с обороной меня Алонсо ознакомил в подробностях. УР, он и есть УР.

Через сутки мне уже было не так весело. Всё-таки ребят Алонсо явно недостаточно, а гражданское ополчение... Ну не привыкли они. А нападающие широко используют внешние эффекты. Световые, шумовые... Приходится объяснять, что купол надёжен, рассчитан на прямое падение крейсера с работающими космическими двигателями. Бестолку. Вот Милочка и дети радуют. Начинаю уже задумываться не поставить ли мне детей к зениткам и пулемётам. К зениткам, возможно, поставлю. А зрелище во что превращают крупнокалиберные пули человеческое тело - не для детей.

Нас атакуют танки. Крейсеры выпустили тяжёлые десантные катера, которые выгружают их, как лососи мечут икру. Танки с рёвом надвигаются на УР. Счастье, что в бункере есть дублирующие панели управления, потому что ополченцы, закрыв руками головы, рухнули на землю возле орудий. Я их не виню. Даже на обзорных экранах зрелище жуткое. И если бы мне не пришлось провести столько лет среди военных... Легат Флавий брал меня на учения. Ещё до зачатия Вителлия Флавиана. Потом-то я сидела в поместье. И повышала уровень самообороны. На базе тоже приходилось принимать участие в манёврах. Исключительно, чтобы чистокровная не заскучала. Ага... В общем, после этой подготовки, рёвом танковых двигателей меня не запугаешь.

Ребятам Алонсо пока удаётся сдерживать наступление. Дальность стрельбы у нас выше. Ополчение отлёживается. Когда контрольная полоса была преодолена авангардом, включила ловушки. На пути у танков возникли ежи и надолбы. Вот теперь можно и пострелять. Списанным оружием. Противотанковые ракетные комплексы... И пулемёты. Пулемётами оборудованы рвы. Этакий аналог заградотряда глубокой древности. Пленные нам не нужны. Пока не нужны...

Наконец-то ополчение приходит в себя. Можно отдохнуть пару часов. Атака захлебнулась кровью. И не нашей, что радует. Приказала разбудить меня, когда появится Франциско, настроила сигнализацию на очередную попытку прорыва, вошла в комнату отдыха, и провалилась в сон. Вроде бы ничего особенного не делала. А устала... Плохой из меня военный.

Проспала три часа. Появление Франциско совпало с атакой. На этот раз - десант. С воздуха. Попытка высадки прямо в лагерь пресечена куполом. Зрелище запекающихся заживо людей не для слабонервных. К счастью, Милочка следит за детьми. Увела их в подземные помещения и играет с ними, не выпуская на поверхность. Экранов там нет. А взрослые - пусть терпят.

Ополчение пока на высоте. Меняются возле пулемётов. Стараются. Но нам противостоят не ополченцы. Так что некоторым удаётся просочиться за третью линию. Ну и флаг им в руки. Пусть по минному полю побегают. А дальше - пу́танка и спиральный барьер из колючей проволоки. И ещё много разных придумок. Предки Алонсо поголовно страдали паранойей в жесточайшей форме.

Сообщение Франциско укладывается в схему, но... драться команды рейдеров будут до последнего. Им деваться некуда. Если не удастся выполнить поручение - их убьют. Думаю, что если удастся - произойдёт то же самое. Дон Хосе пожелал заполучить себе молодую чистокровную. Или меня, или Милочку. А лучше обеих сразу. Нападение герильерос на Модену... Дымящиеся обломки на месте асиенды... И трупы, трупы, трупы... Фолкоссец должен был нас переправить на Столичный мир. Если бы я доверяла Пабло, так бы и произошло. Рейдеры без опознавательных знаков, связи нет. Что ж, будем тянуть время. У нас ещё не все карты раскрыты.

Танков больше не посылают. А вот людей не жалеют. И катера... Обстрел с воздуха уничтожил несколько огневых точек. Надо позаботиться о пенсиях вдовам. Усадили к зениткам подростков. Задача: уничтожать катера на подлёте. Управление зенитками - дистанционное. К счастью, обзорные экраны вывести из строя нереально. Картинка идёт со спутников слежения и ещё как-то дублируется. Алонсо пытался мне объяснить, но я не поняла. Не хватило образования.

Но ведь не обязательно знать, почему ружьё стреляет? Важно - уметь стрелять. А изучить всё остальное можно и потом. Если выживешь. Нам надо продержаться ещё сутки. Пока спутники-брандеры накапливают необходимый заряд.

Потеряли три контура обороны. Среди гражданского населения назревает бунт. Потому что часть катеров отправилась громить города и фермы. Рыбаки привычны. Их деревушки периодически смывает в море. А вот горожане и фермеры...

Получив очередное требование сдаться ради спасения жителей, попыталась объяснить недовольным: спасения не будет. Как только нападающие получат желаемое - Модену уничтожат. Вооружение крейсеров вполне на это способно. Никто не оставит свидетелей нападения, знающих, что напавшие ушли с добычей. Забрала дону Алмиру и Милагрос с детьми в бункер. Задумалась: что сделали бы на моём месте мои мужчины... Поняла, что они бы просто на моём месте не оказались. Как-то слабо видится толпа, требующая от Зигги, Марка Флавия, или Вителлия Севера с Алонсо сдаться на чужую милость. Не говоря уже о бароне Алеке. Вспомнились тонкие белые пальцы вырвавшие глотку арбалетчика, осмелившегося заговорить с бароном без его разрешения...

Ребята Алонсо заняли малый периметр. Но их мало. Впрочем, и времени нам нужно немного. Не хочу отдавать приказ убивать своих. Но если... Так... Спокойно... Включаю контроль дыхания, выбрасываю всё из головы. Вдох, выдох... Спокойно... Не надо думать, "что будет, если..." Моё дело: тупо держать оборону.

- Я не намерена общаться с пораженцами. В военное время требование сдать резиденцию герцога приравнивается... К чему?

Широко раскрыв глаза смотрю на ребят. На всех и каждого в отдельности. Дети стоят рядом с Милагрос. И тоже смотрят, ожидая откровения. Франциско молчит.

- Я не воин, и не могу лихой контратакой вырвать победу из чужих зубов. Нам надо продержаться до прихода помощи.

И тут меня осенило:

- Глава Регентского Совета выслал корабли. Он сам мне сказал, пока не прервалась связь. Они наверняка уже сражаются с герильерос. Поэтому здесь только четыре крейсера. Дон Хосе предупредил меня о возможном нападении, и мы успели эвакуироваться. Теперь осталось продержаться. Герильерос знают, что проиграли, и хотят получить заложников. Бросивший оружие, или саботирующий оборону приравнивается к дезертиру.

- Слушаюсь, сеньора.

- Дезертиров - расстреливать на месте.

- Слушаюсь, сеньора.

Народ успокоился. Вернулся на боевые посты. Если бы бункер не был защищён от проникновения, так легко мы бы не отделались. Но! Я не солгала ни единым словом. Дон Хосе действительно говорил о моей защите, и действительно выслал корабли. Зачем кому-то знать, что именно от этих кораблей мы сейчас отбиваемся? Ни к чему! Как написано в древней книге: "...во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь." (љ Екклезиаст 1 18).

Это зрелище надо было видеть! Даже с поверхности Модены, из под защитного купола было заметно, как загорелись четыре звёздочки. Мы в бункере смотрели на экраны, и видели весь процесс: спутники-брандеры мягко скользнули к кораблям, притянулись к ним, не давая ускользнуть, и... Расцвели чудесными яркими цветами. Я не знаю, кто программировал эти брандеры, но мы наблюдали розы и лилии невообразимых оттенков. Надо будет подобрать соответствующую музыку. Такая красота... А кораблей не осталось. Ни крошки. Все ушли в цветы. Дети смеются и хлопают в ладошки. Они ещё не понимают смысла увиденного. Взрослые... Взрослые успокоились. Оставшиеся на планете опасность, конечно, представляют, но... Но!

Белый флаг. Не впущу. Никаких переговоров! Мне только ещё одного фолкоссца не хватает внутри защитного контура. Обхватила себя руками, опасаясь, что развалюсь на части от сотрясающей тело дрожи. Зубы стучат... Франциско с аптечкой двинулся ко мне, - шарахаюсь от него. Дети удивлённо смотрят на меня, и я стараюсь удержаться от истерики. Но с аптечкой ко мне подходить не надо. Покусаю.

Портал. Холод стали в пальцах. Почти неслышное гудение готового к стрельбе импульсного оружия. Фигура в чёрном с серебром. Равнение ребят Алонсо на незнакомого офицера. Я отступаю к стене, держа в пальцах метательный нож. Наглые чёрные глаза обожгли взглядом мои бёдра, потом уставились мне в лицо. На мой возмущённый взгляд ответили белозубой усмешкой.

- Франциско, представь меня.

- Сеньора, это команданте Энрике. Он воевал вместе с альмиранте.

- Воевал?

Акцентирую прошедшее время. Улыбка команданте становится восторженной. Ага, из серии: она ещё и слова понимает?!!

- Дона... Миранда, счастлив познакомиться. И ещё более счастлив быть полезным тебе и твоей очаровательной дочери... Милагрос.

Издевается. Хорошо хоть вспомнил как кого зовут. Милочка разглядывает наглого красавца-офицера. Сквозь ресницы скромно опущенных глазок. Интересно, есть ли в этом помещении хоть кто-то не понявший этот манёвр?

- И чем же дон Энрике может быть полезным нам с дочерью?

Команданте одарил таким взглядом, что мне сразу захотелось уточнить: "Интим не предлагать". Промолчала. Не стала смущать окружающих. Самого команданте смутить вряд ли возможно.

- Сеньора, на связи Глава Регентского Совета.

- Не беспокой сеньору, Франциско. Я поговорю.

Испытываю почти непреодолимое желание затопать ногами и что-нибудь разбить. Желательно о голову наглого дона Энрике. Но приходится соблюдать приличия. Стою спокойно, улыбаюсь приветливо, сияю глазками. Дон Энрике посмотрев на светскую меня, демонстративно поёжился. Наконец-то осветился голоэкран. Дон Хосе, любезно улыбаясь открыл рот для приветствия, и тут увидел команданте...

- Ты?!!

- И тебе здравствовать, Хосе.

- Извини, Энрике, растерялся... Здравствуй.

- Извиняю. Чем обязаны?

- Я хотел убедиться, что с прекрасной доной Мирандой всё в порядке.

- Убедился? Могу подтвердить: с прекрасной доной Мирандой всё в порядке.

- Вот и хорошо... вот и хорошо. Герцог де ла Модена-Новарро знает о твоём визите?

- Не исключено. До встречи, Хосе.

- До встречи, Энрике. Прекрасная дона Миранда, буду счастлив увидеть тебя снова.

Голограмма дона Хосе растаяла в воздухе, экран погас. Смотрю на команданте, раздумывая над его ответом "не исключено".

- Алонсо просил меня присмотреть за вашей безопасностью. Но вы прекрасно справились сами. Остатки нападающих я заберу. Или тебе нужны пленные?

- Не нужны. Хлопоты лишние... Ты дождёшься Алонсо?

- Безусловно. Не беспокойся обо мне, дона Миранда. Я здесь частый гость. Отправляйся на асиенду.

Хотела сказать, чтобы команданте не указывал мне что делать, но сдержалась. Сначала надо поговорить с мужем. А потом можно и посудой пошвыряться. Или постараться успокоиться.

Глава десятая:
О том, как Воробышек преодолевала соблазн, а также о её знакомстве с чистокровным сыном, возвращении Алонсо, рождении его наследника и о мерах, принятых с целью уберечь Милочку от преждевременной реализации брака.



Забрала с собой дону Алмиру, Милагрос и детей. Ну и слуг, разумеется. Поговорила с Алонсо. Он опять ранен. А я опять "ничего не вижу". Хотя как можно не увидеть наброшенный на переносной регенератор плащ? Не вижу и всё! Осталась неделя... Пригрозила, что если останется "работать сверхурочно", отправлюсь за ним сама.

- Энрике тебя не выпустит, удивительная.

- А я его очарую.

Посмеялись вместе, но в глубине синих глаз поселилась тревога. Ничего страшного, может домой пораньше вернётся.

Лично меня тревожит Милочка. Ребёнок не выпускает команданте из поля зрения, и мне это не нравится. Милагрос не осознаёт, что увлечена черноглазым красавцем. Для неё это игра. Но дети растут, и через год-два это уже не будет игрой. Мне не в чем упрекнуть дона Энрике. Команданте чётко соблюдает дистанцию. Более того, старается не попадаться ребёнку на глаза. Маноло не может тягаться со взрослым мужчиной. Да ещё таким обаятельным. И отправить её никуда не могу. Семейную предприимчивость стимулировать не хочется.

Высказала свои опасения Алонсо. Он попытался меня успокоить, говоря что Энрике никогда не позволит себе лишнего с чужой женщиной. Тем более, - с ребёнком. У меня не хватает слов, чтобы объяснить мужу: Милагрос, достигнув определённого возраста, вполне способна сама прыгнуть в постель команданте. Нас не просто так с тринадцати лет воспитывают отдельно от мальчишек. А удержаться и не "позволить лишнего" с чистокровной, готовой к зачатию, для нормального мужчины - нереально. Феромоны, биополе и всё такое прочее... Где мне её держать с тринадцати до семнадцати лет? Четыре года?! Впрочем, - это не с мужем. Это надо с чистокровными решать. А у мужа надо побольше узнать о команданте.

- Можно я спрошу тебя, Алонсо?

- Мы учились на одном курсе Академии, Миранда. И да, я заметил, какое впечатление Энрике произвёл на Милагрос. Он всегда имел успех у женщин. Я поговорю с ним и предупрежу Маноло. С дочерью... Я не знаю, удивительная. Я бы не заговаривал. Может быть, она забудет. Ей всего одиннадцать.

- Он женат?

- Удивительная, к чему вопрос? Мне тоже следует беспокоиться?

Улыбается, а в самой глубине синих глаз - сгущается темнота. Были прецеденты? Не спрашиваю... Просто поясняю свою мысль:

- Если твой однокурсник женат, мы могли бы пригласить их с женой в гости.

- С жёнами. У него их несколько.

- Вот и хорошо, Алонсо. Надо позаботиться о том, чтобы Милочка узнала о составе семьи твоего друга. Вы ведь друзья? Я правильно поняла?

- Правильно, правильно...

- Я жду тебя, Алонсо.

- Послезавтра, удивительная.

Выбежала из комнаты связи, помчалась по асиенде, внося суматоху в привычный распорядок дня. Послезавтра!!! Хорошо, что дона Алмира в состоянии скорректировать мои распоряжения. За годы, проведённые в Империи я успела отвыкнуть от долгого воздержания. Или дело в другом? Вторая годовщина свадьбы уже прошла. Прошла в разлуке с мужем. Инстинкты чистокровной начали заявлять о себе всё громче. Алонсо недаром расспрашивал меня сразу после похищения. Он мог бы и не подходить ко мне эти два года. Я сама пришла бы к нему на третий. Так мы устроены. Чистокровные должны рожать.

Вся в мыслях о "послезавтра" пролетела по саду и... столкнулась с команданте. Буквально. Хорошо, что он успел меня удержать, схватив за плечи. И... ничего хорошего. Я опасалась за Милагрос, а о себе забыла. А я сейчас, как говорят лошадники "в поре". То есть, готова к зачатию. И феромоны, биополе и всё прочее в комплексе притягивают самцов, как пламя крылатых.

Дон Энрике продолжает меня держать, осторожно отстраняясь. А я ощущаю, как каменеют его мускулы, смотрю в застывшее лицо, и близость элитного самца начинает кружить голову. Мои ноздри, как и его раздуваются, втягивая запах, впитывая... Отступаю на шаг. Сама. К счастью, мы оба взрослые и вполне осознаём последствия. Я знаю причину. Знает ли дон Энрике, - выяснять не буду. До приезда Алонсо нам лучше не встречаться на узкой дорожке. Чтобы не наделать ненужных глупостей. А голова кружится... И хочется вцепиться в каменные плечи, прижаться, ощутить силу... И губу не прикусишь, вкус крови способен сломать хлипкий барьер, который и так еле держится.

- Дона Миранда, вернись на асиенду.

Голос хриплый. Своему голосу я вообще не доверяю. Молча киваю, и пятясь отхожу, осторожно переставляя ноги. Хочется бежать, но нельзя. Ещё только охотничий инстинкт пробудить не хватало. Тогда, - всё.

Команданте, резко развернувшись, уходит. И я бегу... Бегу в часовню. Там должны гореть свечи. Лучшего лекарства от желания, чем ожог, я не знаю.

Больно-то как! Уффф! Схлынула дурь! Лечить не буду до послезавтра. На всякий случай...

А на следующий день к Милагрос прибыл брат. Наконец-то детёныш разобрался с охранными системами Академии. Навестил нас... Возник в центре подъездной площадки, и стоял молча, пока к нему не подошли охранники. Счастье, что они с Милочкой на одно лицо! Ребята могли бы и звериков выпустить на незваного гостя. Алонсо строго проинструктировал охрану, чтобы они нас берегли. Брат, в отличие от сестры характером больше похож на деда, - Кассия Агриппу. Изысканно извинился за то, что не сумел предупредить о своём появлении, отстранённо меня при этом разглядывая. Манерам их в Академии учат. Уже хорошо. А вот отношение ко мне, привитое в резервации, - не радует. Милагрос уже привыкла ко мне, а брат её Лопе (Лопе - волк), считает меня отступницей и на контакт не идёт.

Поинтересовалась, откуда такое отношение. Ну мне и выдали. И брат и сестра наперегонки: я сбежала из резервации, забыв свой долг чистокровной; связала свою жизнь со стерильным мужчиной (неважно, что консул Флавий является отцом одного из моих детей, и стерильным стал только в "прекрасный год"); потом вообще вышла замуж, вместо того, чтобы как порядочная "дающая миру жизнь" выбросить отработавших самцов из памяти. Слушала, слушала... и наконец-то поняла:

- В вас говорит обида, дети мои. Вас возмущает, что я, общаясь со старшими детьми, не вспоминала о вас.

Молчание. Более красноречивое, чем любые слова.

- Ваши старшие братья - полукровки. И проживут максимум сто пятьдесят лет. И они, - дети патрициев. Им нужна мать. Мы с вами - чистокровные. И воспитание вы должны были получить соответствующее. Странно, что ваш дед, благородный Кассий Агриппа вам этого не объяснил.

При упоминании Кассия Агриппы светловолосые головы опустились... Ага, стыдно стало! Похоже, дедуля всё-таки снизошёл до объяснений.

- А что касается моей связи с патрицием Флавием: так в период отдыха я, после выполнения трёх обязательных контрактов, могу развлекаться как мне угодно. Кому нравится - сидят в резервации. Мне - интересно посмотреть другие миры. Пообщаться с людьми. Приобрести новые знания и умения. Обрести новые способности...

- Здесь ты оказалась тоже с целью обретения новых знаний и умений?

- У меня не было ни малейшего намерения оказаться в мирах Союза, Лопе. Но я ни о чём не жалею. И не намерена оправдываться.

- Я не обвиняю тебя, дона Миранда. Это было глупо. Нам говорили... И мы слушали...

- Они поставили под вопрос ваш статус эталона?

Молчаливое подтверждение меня возмутило. Политические игры не должны влиять на жизнестойкость населения Империи. Близнецам пришлось хлебнуть лиха. Надеюсь, Кассий Агриппа разберётся с резервацией.

- Вы сообщили благородному Кассию Агриппе об этом?

Гордо вздёрнутые носы. Понятно... Что ж, теперь их жизнь связана с Союзом... Как и моя...

Облазили всю асиенду. Зверики сыну понравились. На море я их с сестрой не повезла, отговорившись отсутствием герцога. Милочка заявила, что с нами может полететь команданте Энрике, но я эту попытку сразу пресекла. К счастью, Лопе меня поддержал. Забавно, что к замужеству сестры брат относится серьёзней, чем она сама. Лично я, - беспокоюсь о себе. С команданте Энрике я встречусь только забеременев. Во избежание. Устроили Лопе в детских комнатах Алонсо. Дона Алмира лично показала детёнышу его апартаменты. Ничего выдающегося: три небольших комнаты: спальня, гостиная, и комната для занятий. Учитывая, что в пять лет дети отправляются в Академию, больше и не нужно. Спросила Лопе, как они живут в Академии. Оказывается, у каждого отдельная комната. Роскошно! В нашей Академии - казарменное содержание.

Алонсо появился ближе к полудню. А я встала за час до рассвета. Побегала по полосе препятствий, вернулась, привела себя в порядок, отправилась к доне Алмире. Собралось всё семейство: дона Алмира, как патри... ой, то есть матриарх. Сестра Алонсо с мужем, и я с детьми. Племянники Алонсо обучаются в Академии, и дома бывают редко. Я так их вообще ещё не видела.

Нам подали лёгкий завтрак. А потом мы перешли на террасу. Дона Алмира дремлет в своём летающем кресле, дона Летиция беседует с Милагрос, дон Хорхе расспрашивает Лопе, каково ему в Академии. Все при деле, кроме меня. Я подобралась поближе к доне Алмире, на случай если ей захочется поговорить. Сижу, вывязываю крючком цветочки-листики. Потом соединю их в болеро для Милочки. Надо бы её усадить за рукоделие. Совсем девчонка обленилась! Но сейчас пусть побудет с братом. Близнецам нужно общение.

Почувствовав чей-то взгляд подняла голову. И сорвалась с места, бросив всё на низкое кресло. Алонсо идёт по саду, нашёл меня глазами, под ноги не смотрит. А я уже близко. Почти подбежала. Замерла, вспомнив о том, что должна подавать пример дочери... Муж остановился, ждёт. И я, плюнув на приличия, кинулась к нему, прижалась, вцепившись... И только слушала, как стучит его сердце.

- Миранда, что случилось?

- Я забыла розу...

Улыбаюсь мужу сквозь слёзы. А отпустить его не могу. Вцепилась намертво.

- Удивительная, я поздороваюсь с бабушкой. После этого я весь твой.

Заключительная фраза мне понравилась. Прижалась к мужу плотнее. Очень много на нём одежды... Алонсо осторожно отцепляет мои руки. И, взяв меня за руку, идёт на террасу. Дежавю. Благородный Флавий меня всегда водил за ручку. Ах, они же кузены. Отец Флавия и отец Алонсо - единоутробные братья.

Дона Алмира выслушала приветствия от своего Мигелито. Поздравила его с возвращением, и отправила нас заниматься делом. Ага, так и сказала.

- Делом займитесь. Я хочу правнука увидеть.

Слово матриарха, - закон. Вторую годовщину свадьбы отпраздновали в постели. Провели в ней около суток. Пару раз собирались выйти, но добирались только до душа. Я, я, я виновата! А, может, и не только я. Но первые сутки я не могла оторваться от Алонсо. Мне нужен был контакт. Хотя бы держать за руку. Но кто же в спальне за руки держится?! И... ожидаем наследника. Или наследницу... Алонсо сказал, что будет рад любому варианту. Я тоже рада. Могу общаться с команданте Энрике, не испытывая желания отправиться с ним в ближайшие кусты. Мужу сказала, чтобы он не оставлял меня одну, когда я готова к зачатию. Если бы команданте не был столь сдержан, я уже носила бы его ребёнка. Алонсо странно посмотрел на меня, и пообещал быть рядом.

Команданте Энрике дождался, когда мы покинули спальню, и распрощался. Детей на море он всё-таки свозил. Дона Алмира хихикает: чтобы избавить их уши от кошачьих концертов. Мурлычу, прижавшись к мужу. Алонсо смеётся... Милочка расстроилась, потому что команданте пригласил нас в гости, присовокупив, что его жёны будут рады. Команданте из кочевников. И жён у него семь. А может быть, - сколько команданте пожелает. Вот такие традиции...

Алонсо был неприятно удивлён, что его друг сорвался с места, едва дождавшись его появления. Они проговорили около трёх часов. Выпили две бутылки рома. И распрощались. Команданте поклонился мне издали, подходить ближе не пожелал. Зря. Уже всё прошло. Можно не опасаться, что я наброшусь на бесхозного мужчину. Подобрали с Милочкой подарки жёнам дона Энрике. Милочка передала лично в руки команданте, запретив смотреть. Все заулыбались, напряжение ушло. Муж ещё раз пообещал не оставлять меня одну. Ну-ну...

В положенный срок появился на свет Алберто Гарсия Мигель де ла Модена-Новарро. Дона Алмира теперь прабабушка. Она уже почти не встаёт из своего кресла... Но мозги у бабули Алонсо в полном порядке. Запретила мне нарушать традицию, оставляя ребёнка рядом с собой после полугода. Молоко у нас пропадает автоматически. Через почти две тысячи лет определённого образа жизни, вероятно, организм настроен на полугодовое кормление. Теперь навещаю детёныша раз в день. Алонсо доволен. Я, честно говоря, тоже. Аристократки Союза, как и на древней Земле детей даже не вскармливают. Сразу отдают кормилицам. Зато они их любят. Наверное. Во всяком случае, справляются о них. Но! У каждого свои заморочки. Меня тревожат следующие роды. Страж глубин. Если ребёнок будет похож на барона Алека, это надо будет объяснять мужу. Надо объяснять всю ситуацию ещё до зачатия. А как объяснить то, чего я сама не в состоянии понять?!

- Миранда, это даже не смешно. Ещё два с половиной года можно не волноваться ни о чём, а ты уже сейчас себя съедаешь.

Съедаю я не себя, а ломтики хурмы, сидя у мужа на коленях, подцепляя их специальной серебряной вилочкой, и скармливая ему каждый третий. Так и не поняла, поверил он мне, или просто отмахнулся, - но проблему я озвучила.

- Ты мне не веришь?

- Верю, удивительная. Я скопировал весь, касающийся тебя, архив базы. Кроме записей из дома консула Вителлия Севера.

- Не дотянулся? - ехидничаю.

- Не успел...

Увлечённо целуясь, замечаю краем глаза какое-то мелькание.

- Мне подождать, Алонсо? Я подожду. Приветствую прекрасную дону Миранду.

Спрятала пылающее лицо на груди у мужа, спешно поправляя одежду.

- Ты по делу, Хосе?

Голосом мужа можно проводить криогенные процедуры. Пытаюсь сползти с колен, меня удерживают, прижимая к себе. Сижу, прислушиваюсь.

- Ты посвящаешь прекрасную дону Миранду во все свои дела, Алонсо?

- Я свяжусь с тобой через минуту.

Вынес меня на руках из кабинета, легонько поцеловал, и попрощался до вечера.

Вечером на мой вопрос было отвечено стандартным "ничего особенного". Ну и ладно. Мне не до мужских дел. Дона Алмира опять созвала чистокровных. Думаем, как "закрыть" Милочку. Девчонка взрослеет. Скоро инстинкты чистокровной заявят о себе. Резервации здесь нет. Придётся что-то придумывать... Голова кру́гом!

Поскольку никакого решения мы не нашли, обратилась к Алонсо. В конце концов, мы с ним отвечаем за супругу Повелителя. Уже приготовилась услышать предложение заняться гардеробом, но муж, неожиданно серьёзно отнёсся к проблеме.

Пока единственное, что мы сделали - подвесили над девчонкой спутник, не объявляя об этом. А в сопровождение ей выделили шестёрку собачек. Три отдыхают, три охраняют. Безотлучно. Милагрос попробовала закатить истерику, но я поговорила с ней. Рассказала, что даже взрослые, умудрённые жизнью, чистокровные абсолютно беспомощны перед инстинктом продолжения рода. Организм требует. Нас так выводили. Чтобы не крутили носом: этого я не хочу, с этим я не лягу. А до семнадцати лет контакты нежелательны.

- Но я замужем?! И с Маноло тоже встречаться нельзя?!

- Только в моём присутствии, Милагрос. Ты не дурочка, прекрасно всё понимаешь. А на случай отключения мозгов, рядом с тобой - собаки.

Не стала говорить, что за каждым шагом ещё и спутник следит. Ни к чему детёнышу это знать. А то начнёт уходить от наблюдения.

Этот вопрос мы решили. Пока, во всяком случае. Алонсо тоже дома не показывается. Во избежание. Спросила, почему. И лучше бы не спрашивала!

- Чтобы не столкнуться с Милагрос, случайно, в саду, удивительная.

Начинаю густо краснеть, но глаз не опускаю. Мне удалось удержаться на грани. След от ожога - память...

- Почему ты заговорил об этом только сейчас, Алонсо?

- Я бы не вспомнил, если бы не суета вокруг взросления твоей дочери, удивительная. Но раз уж Энрике испугался, значит дело серьёзное.

- Испугался? Команданте? Мы говорим об одном и том же кабальеро?

- Именно, удивительная. Мы говорили с ним... долго...

Тишина. Муж подбирает слова. А я раздумываю над его решением. Привыкла уже к серенадам за столько лет. И за дочерью следить надо, и урезáть супружеский долг не хочется.

- А может быть сделать портал в спальню? Или просто в мои комнаты? Алонсо?

- Удивительная, что за мысли?

Разозлилась, и попыталась уйти. Ага. Кто бы меня пустил! Скрутили и усадили на колени.

- Миранда, угомонись! Идея с порталами не лишена привлекательности. Но надо продумать замыкающий контур.

- А что тебе сказал дон Энрике?

- Сказал, что если бы ты шагнула не от него, а к нему, - он бы не удержался.

Подумала, как мало порой нужно: один крохотный шаг, и вся жизнь... А где-то очень глубоко шевельнулось... сожаление?.. Не знаю... Наверное, нет. То есть, - конечно, нет! Но всё-таки... Кошка внутри меня довольно урчит. Ага, как же! Нас признали привлекательными... и опасными...

Глава одиннадцатая:
О рождении близнецов-стражей, появлении барона Алека и о странных обычаях стражей.



Дни идут, складываясь в недели, месяцы... Тито (сокращённое Албертито - уменьшительно-ласкательное от Алберто) уже бегает. Предпочитает проводить время с отцом. Или со старшим братом, когда Лопе сбегает из Академии. Я думаю, что малыш влюблён в Милочку, поэтому прячется от неё. Мы втроём с мужем и сыном или вчетвером с мужем и сыновьями выбираемся на море, выходим на маленькой яхте в бухточку на коралловом островке. Купаемся, валяемся на горячем песке. Тито плавает как дельфинёнок. Любит воду... А ночами я получаю свои серенады. Дома нельзя. Милагрос "на взводе" не надо лишних стрессов. Дома мне мурлычат колыбельные на ушко, приходя порталом к супружескому ложу.

Милагрос проводит время в женском обществе. Начинаю опасаться ножа в бок. Ещё три года выдержать, до передачи дочери в супружеские руки. Маноло через два года отправится на пятилетний контракт. Значит, сможет взять отпуск на брачную ночь.

А пока я кручусь, как белка в колесе. Спутник даёт сигнал, когда рядом с Милочкой оказывается мужчина. И я вскакиваю и бегу, на ходу придумывая причину, по которой мне вот именно сейчас нужно быть в этом месте. Меня уже сумасшедшей считают. Служанки - таки точно! Бабуля посмеивается. Ей хорошо! Плохо то, что я не могу оставить девчонку рядом с ней. Дона Алмира по большей части дремлет в кресле. Чистокровные у нас гостят посменно. Потому что одна я не выдержу. Начну отстреливать кавалеров. А что? Это мысль!

Тито, - моя радость, помогает. Отправляю его искать Милочку. Ага, а сама отправляюсь искать детёныша. У нас с ним такая игра. В общем, меня уже не любит зять, который сбегает из Академии, чтобы повидаться с женой, а не с тёщенькой. Но! Маноло семнадцать лет, а Милочке - четырнадцать. И её инстинкты уже проснулись. Алонсо заменил охрану на женщин. Оказывается, женщины тоже могут служить в армии Союза. А я думала, - их не допускают...

Приходится контролировать и посещения Лопе. Они, конечно, брат и сестра, но... Но! В резервации на это не смотрели. Отделяли в тринадцать лет. Вот и я, предпочитаю не думать. Мальчишке - четырнадцать, тоже инстинкты пробудились. Ни к чему им наедине общаться. Пусть у них и в мыслях нет ничего подобного. Тут ведь как: сейчас в мыслях нет, случайно прикоснулись друг к другу, и всё... У меня тоже команданте Энрике и в мыслях не было, а когда я с ним столкнулась на бегу, мыслей вовсе не осталось, одни инстинкты. Счастье, что мы оба сдержались. Сумели.

Со всей этой суетой моя собственная "боевая готовность" прошла без эксцессов. Поскольку Алонсо не на дежурстве, то на рассвете после празднования пятнадцатилетия детёнышей мы зачали ещё близнецов. Однако тенденция. Если девятыми родами опять будут близнецы, то можно говорить о системе. Каждые четырнадцать лет по четвёрке детей. Но об этом пока рано. И кто из них будет стражем? Сын или дочь? Или оба? Старательно удерживаю хорошее настроение. Волноваться вредно, да и поздно. Что вырастет, то вырастет. Медитирую, гуляю по саду и на побережье. Морской воздух полезен. Ага.

Пользуясь случаем, держу дочь возле себя. Так сказать, мастер-класс по вынашиванию здорового потомства. Упражнения йоги, постепенно корректирующиеся в сторону облегчения, режим питания, и всякое такое. Нам в резервации тоже мастер-класс проводили. Чистокровные, отрабатывающие государственный контракт. И я уже однажды объясняла это чистокровным девчонкам на своём примере. И тоже с близнецами.

И вот на свет появилась двойня. Черноволосые и синеглазые брат и сестра. Когтистые и клыкастые. Пытались прорваться сквозь меня. Пришлось мысленно успокаивать, а когда не подействовало, - то прикрикнуть. Мысленно. Но пятилетним восстановлением я вряд ли отделаюсь. Хотя физических повреждений я не получила, но детёныши-стражи иссушили меня энергетически. Я выложилась полностью. Алонсо не отходил от меня, держал за руку, прижавшись к ней губами, а я тихо плакала от своей беспомощности. Сил не было даже руку поднять. Первый месяц кормила клыкастых, подвесив их к шее на большом платке. Через сорок дней пришла в норму, но энергия материнства восполняется по капле.

Несмотря на клыки и когти, дети ни разу не повредили мне. Ни царапины! Дымные змеи в синих глазах выглядят жутко. Поймала себя на том, что ищу их и в глазах мужа. Как воспитывать стражей? Пока кормлю. Обращаемся так же, как и с Тито. Имена не даём. Кто их знает, какие имена стражам положены, а время позволяет... Алонсо старается не оставлять меня одну с детьми. Хотя я думаю, что они ему интересны. Дети на него не шипят, как на Милочку, позволяют взять на руки, но глазками поблёскивают настороженно. А Милочка разобиделась. Брат и сестра шипят на неё как маленькие змейки. Или котята?

Барон Алек нашёл нас через полгода. Я уже сходила с ума, не зная, чем их кормить. Молоко пить они не хотят. Команданте Энрике посоветовал Алонсо давать им молоко с кровью. Пьют, но "без удовольствия". А зверики притащили им зайца. Ага, шестилапого. Близнецы когтями разделали его не хуже шеф-повара, и пока испуганная Мария бежала ко мне, они налопались сырой зайчатины. Удивительно отношение животных к близнецам. Столько заботы... Начинаю опасаться, как бы птицы не начали их червяками и гусеницами подкармливать. Впрочем, птицам к ним подлетать опасно. Детёныши хватают всё, что шевелится.

Отправились отдохнуть и развеяться на дальние острова. Полным составом: Алонсо, я, Маноло, Лопе, Милагрос, Тито и младшие близнецы с няньками Марией и Терезой. Кстати, к Тито детёныши относятся нормально. Наверное, кровь Алонсо чуют. Родство всё-таки по отцу определяют. На Лопе зашипели, как и на Милочку. Маноло к ним приближаться не стал. Поздравил нас с прибавлением в семье, и этим ограничился. А с Тито играет часами. Но, конечно, Тито не распространяет вокруг себя волны любопытствующего ужаса.

Весь день проводили в воде. Или в лесу. Забирались на гору. Там тоже есть дом, как и на берегу. Ага, и в глубине леса у озера. Комфорт превыше всего. А вечерами разжигали костёр, жарили добычу: рыбу, или дичь; запекали овощи... Пели песни и танцевали. Я сделала себе соломенную юбочку, как когда-то давно с Марком Флавием. И плясала островные танцы с покачиванием бёдер. Милочка разревелась от досады. Приказала ей не реветь, а учиться, благо есть возможность. Гормоны играют, нервы натянуты. Заставляю девчонку делать дыхательные упражнения, и медитировать. Объявила, что будет заниматься, пока не увидит лотос, выросший из своего пупка. Хохотали все. Даже детёныши.

В один из вечеров на озере нас накрыло пологом ледяного ужаса. Не знаю, как остальные, - меня сдавило так, что было больно дышать. Детёныши зашипели... радостно? Нет... Давая знать: мы здесь, вот они мы! И языки любопытствующего ужаса начали облизывать сплошную пелену, накрывающую нас всех. Это питание? Возможно... Мужчины расслабленно сидят, находясь в полной боевой готовности. Все трое: Алонсо, Маноло и Лопе. Хотела им сказать, чтобы не волновались, потом задумалась: то что приближается страж глубин, - понятно. Но это не обязательно барон Алек. Другое дело, что даже с одним стражем втроём не справиться. Поединок с Вителлием Севером - не показатель. Алеку нужен был муж для меня. Если брак с Зигги аннулирован, значит пусть будет Вителлий Север. И барон Алек не использовал свои силу и скорость.

Всё-таки барон. Ледяной ужас сменился пламенем страсти, гуляющим по моему телу. Алонсо смотрит на меня удивлённо, а Маноло - потрясён. Наверное я опять сверкаю глазами. Чёрный силуэт становится чётче, и вот он уже среди нас. Крылья плаща вихрящейся тьмой окутывают вечно юного барона. Золотые волосы вьются, зелёные глаза сияют нестерпимо. Дымные змеи в них извиваются в боевом танце. Чёткий рисунок улыбающихся губ... Улыбка касается глаз, прячется в уголках... Шелестящий голос:

- Баронесса Воробышек... Счастлив приветствовать...

Встаёт на колено, плащ взметнулся крыльями, и обрушился волной тьмы. Змеиные пасти высовываются, пробуя воздух раздвоенными языками, и пропадают во тьме плаща. Нежный поцелуй руки. А потом, барон прижался лбом к тыльной стороне моей кисти, и внутри меня раздался шелестящий шёпот:

- Воробышек, я восстанавливаю метку. Надоедать не буду... Хочу защитить...

Беспомощно смотрю на развеселившегося мужа. Что его так радует? А вот Милочка не веселится: смотрит во все глаза на воплощение девичьих грёз, и забыла, что умеет дышать.

- Барон Алек. Я не баронесса. Уже очень давно.

- Представь меня своему мужу, баронесса Воробышек.

И? Я хочу сказать, что? Меня опять не слышат! Мужчины обмениваются вежливыми улыбками, Маноло и Лопе рвутся в бой, Милагрос не сводит с барона глаз, Тито пытается ухватить баронский плащ, который ускользает у него из рук, как живой. Близнецы курлычут и шипят, стремясь привлечь внимание к себе. Они ведь ещё ни одного членораздельного звука не издали... Только шипение. Я беспокоюсь. Алонсо не стал дожидаться, пока я соберусь с мыслями. Встал, шагнул по направлению к поднявшемуся барону Алеку. Их, наверное дрессируют специально: каждый сделал одинаковое количество шагов навстречу.

Пауза. Рассматривают друг друга... Будут драться?

- Баронесса Воробышек счастлива с тобой. Это хорошо.

Алонсо блеснул сахарными зубами в улыбке, и... протянул барону руку.

- Алонсо.

Барон Алек церемонно пожал протянутую руку, представился, и попросил разрешения присоединиться к нашему обществу. У меня начало сводить зубы. Не люблю церемоний!

К счастью, ограничились представлением. Барон рассматривает детей. По-моему, он их боится... Детёныши довольно шипят и тянут к барону когтистые ручки. Алонсо, полуотвернувшись, ухохатывается. Плечи чуть подрагивают. А мне приходится сохранять любезный вид. Тито всё ещё охотится на плащ барона. Милагрос так и не отмерла. Увидела, что я наблюдаю за ней, опустила глаза. Но продолжает смотреть сквозь ресницы. Маноло злится, Лопе развлекается, готовясь ухватить Тито, если плащ барона накроет детёныша.

- Они так и должны быть когтистые? Барон Алек? И какие имена им положено давать? И чем их кормить? И почему они шипят? И...

- Тишшшеее. Ты их пугаешь, баронесса Воробышек. Шипят потому что говорить ещё не научились. Разговаривай с ними. Кормить мясом. Скоро сами будут ловить. Имена... Надо подумать... Одинаковых имён быть не должно, я узнаю. А когти скоро начнут убираться.

С этими словами барон вытянул руку и продемонстрировал впечатляющие бритвенно-острые когти. Похожие на кинжалы. Потом втянул их, как огромный кот, и опять - узкая белоснежная кисть с длинными музыкальными пальцами. Дети восторженно шипят. Ага, почуяли родную кровь!

Алонсо повернулся к барону, и вежливо сказал:

- Мою жену зовут Миранда, барон. И она герцогиня.

- Барон Зигмунд, её первый муж, называл свою жену принцессой. Миранда, - хорошее имя. Я запомню, герцог Алонсо. Но герцогиня Миранда остаётся баронессой. Она мать моих детей, и моя жена по законам баронств.

Тишина заполняет остров ртутной тяжестью... Барон Алек выдержал паузу, и пояснил:

- Я предъявляю своё право на защиту её и детей. И... ты не сможешь воспитать стражей глубин, герцог Алонсо.

- Вителлий Север снял вопросы брака, нне?

- Вителлий Север занял место барона Зигмунда. Чтобы ребёнок стража появился на свет, он должен быть зачат человеком. Я не буду объяснять тебе причины и следствия. И... я не намерен лезть в твою постель, герцог Алонсо. Я только прошу позволить мне навещать детей и учить их быть стражами глубин. Им всё равно необходимо учиться. Если они не придут в Бездну, Бездна придёт к ним.

На этой жизнеутверждающей ноте спор закончился. Барону предоставили свободную комнату. Если ещё кто-нибудь появится, - ночевать будет на улице.

А среди ночи мне пришлось вскакивать и успокаивать Милочку. Барон Алек выставил её из своей комнаты, не объясняя причин. Эта... кхм... пусть будет чистокровная, отправилась в комнату барона. Как говорили в моём детстве: "мозгов нет, - здравствуй дерево"! И я тоже, хороша! Видела же, как дочь смотрит на барона, и ничего не предприняла... Я знаю, что барон Алек не будет нарушать нормы приличий. Но ведь девчонка пришла сама! Ага, и хочет... Надеюсь, Маноло не видел. Алонсо плюнул, и отправился к костру. Благо ночи тёплые. Как это по-мужски!.. Милочка завывает...

- Я... хотела... а он... Мааама! Ну почемуууу?!!

- Потому что барон Алек наш гость. А ты, мало того, что детёныш, так ещё и замужем. Нехорошо, Милагрос.

- Я не детёныш!!!

Насупилась, глазами сверкает...

- Тебе нет семнадцати. Да если бы и было... Для барона Алека - ты детёныш. Бароном пугают детей уже многие поколения на Альмейне.

- Почему пугают?

Ребёнок... Глаза блестят, ждёт откровения... Слёзы уже высохли.

- Потому что господин барон наказывает смертью тех, кто имел несчастье вызвать его неудовольствие. Я сама была свидетельницей того, как он вырвал глотку солдату, осмелившемуся с ним заговорить.

Восторженный вздох... Интересная реакция. Похоже, мои слова только добавили яркости в ореол барона... Эххх!.. Где мои четырнадцать лет! Или семнадцать... Когда я познакомилась с бароном, мне было двадцать шесть. Впрочем, я никогда не была романтичной. В этом я вся в папулю.

- Завтра извинишься перед господином бароном. Поняла, Милагрос?

- Не буду извиняться!

- Тогда за тебя придётся извиняться Лопе. Как твоему брату.

- Что я скажу?! И не впутывай сюда Лопе! Это всё ты! Всё из за тебя! Если бы ты вела себя как чистокровная, ничего бы не случилось!

Приехали. Смотрю на упрямую девчонку, и вспоминаю, что вроде бы где-то был ремень. У Алонсо, наверняка, есть. Не объяснять же ребёнку, что если бы я вела себя как чистокровная, то сейчас сидела бы взаперти в поместье Вителлия Севера. И не была бы знакома с детьми, с отцом... И не встретила бы Алонсо... Консул Марк Флавий прожил бы свой прекрасный год, отправившись воевать с Союзом. Императором сделали бы... Вителлия Севера. Или... сразу Кассия Агриппу? Как верно сказано в древности: "большое видится на расстоянии". Я не замечала раньше... Папуля отдаёт распоряжения взглядом. Вся военная верхушка обучалась под его руководством. Даже на легата-прим Кассий Агриппа имеет огромное влияние.

- То есть ты хочешь, чтобы за тебя извинялась я? Так, Милагрос? - Молчание... - Тут вспоминали Вителлия Севера. Консул тебя высек бы за такое поведение. Банально высек ремнём. А после экзекуции, - запер на гауптвахте. А твой дед, благородный Кассий Агриппа будет неприятно удивлён, узнав, что его потомки не находят в себе сил ответить за свои ошибки.

Запрещённый приём... А что делать?

Раннее утро. Рассвет чуть тронул краешек неба... Сижу у супруга на коленях в лесном домике, построенном на дереве. Не знаю, как строят эльфы, а здесь вполне себе удобная хижина вокруг ствола. Ага, с футоном и плетёной мебелью, с обязательными удобствами за лаковой ширмой. Низкий столик, циновки... Алонсо шепчет непристойную песенку мне на ушко, покусывая его в конце каждого куплета. Я хихикаю... Идиллия.

Муж пришёл ночью, как только услышал, что Милочка повышает на меня голос. Приподнял двумя пальцами подбородок наглой девчонки, вынуждая её стоять на цыпочках, глядя ему в глаза, и шёпотом сказал, что методика консула Вителлия Севера будет применяться непременно, если детёныш продолжит вредничать. На повторное утверждение Милагрос "я не детёныш" было презрительно отвечено:

- Взрослая женщина не станет навязываться мужчине.

- Никогда?

Дочь старается говорить не менее презрительно, но стоя на цыпочках и вытянув шею, как гусёнок, это затруднительно сделать. А мне сразу захотелось навязаться вполне определённому мужчине... И я отвечаю:

- Если не получит знака, что мужчине это будет приятно. Когда тебе исполнится семнадцать, вы постепенно решите все эти вопросы с Маноло. А пока, учись быть повелительницей. Тебе надо, как говорит твой дед, благородный Кассий Агриппа, вытравить из себя чистокровную.

Насупившуюся дочь уложили спать в нашей комнате. Алонсо свистнул собак и приказал стеречь.

- Все удобства здесь есть, так что покидать комнаты тебе незачем, Милагрос. Утром выпущу.

Схватил меня, и унёс в ночь. Даааа, здесь не замок, на плечо не посадишь... Надо расспросить барона о новостях. А пока что, лезу на дерево по верёвочной лестнице, подгоняемая мужем.

- Не дадут покоя, удивительная.

Согласно мурлычу, засовывая руки под его рубашку... Рассвет встретили на дереве.

Выпустили Милагрос, надувшуюся, как мышь на крупу. Барон Алек появился со стороны озера. Купался? Непохоже... Или прятался?

- Приветствую, герцог Алонсо, герцогиня Миранда. Юная герцогиня де Осуна Тельес-Хирон.

Откуда барон... Вот я курица безголовая! Вчера же представлялись все! С Милочкой барон подчёркнуто официален. Девчонка злится, но делает шаг вперёд. Обошлась без реверансов, да и в балахоне, который заменяет нам здесь одежду, реверанс будет выглядеть неуместно.

- Господин барон, я должна извиниться.

- Должна?

Стиснутые зубы, упрямый взгляд. Так и говорит молча: я не чувствую за собой вины, но раз уж так вышло, то... А барон, - змей. Мог бы и помочь ребёнку! А он усмехается, свивая кольца дымных змей в изумрудных глазах... Картинка с коробки дорогущих конфет... Золотые волосы вьются, нежный румянец на фарфоровой коже, чистый, немыслимо чёткий рисунок алых губ. И глаза... Огромные, изумрудные, затягивающие, как в неизвестную, но часто упоминаемую, Бездну. Дымные кольца ленивыми змеями свиваются, танцуя. Чёрный плащ трепещет крыльями тьмы. Змеиные пасти по самой кромке... Аура барона лёгким флером ужаса касается всех и каждого в отдельности. Только меня оглаживают огненные кольца страсти. Ага, по бёдрам. Господин барон решил обзавестись ещё двойней?

Надо к нему женщину для услуг отправить. Или... Пусть близнецами займётся. Пообщается... Няньки отдохнут...

Неслышно подошли Маноло и Лопе. Не успела Милочка высказаться... И что теперь?

- Извиняться следует мне, герцогиня Милагрос. Ты не знаешь традиций стражей.

- О каких традициях идёт речь?

Маноло нервничает... Алонсо успокаивающе кивает моему юному зятю. Несколько жестов благотворно действуют на детёныша. Лопе улыбается ехидно. Похоже, что в Академии умеют говорить без звука.

- Традиции стражей глубин, герцог де Осуна Тельес-Хирон. У стража может быть только одна женщина. Мать его детей. Другой, пока она жива, не будет.

В шоке смотрю на барона. Ужас мягкой лапкой поглаживает меня между лопаток, потом уже привычно трансформируется в страстные обьятья... А я... я думаю, что пройдут годы и я буду спать в кресле, как дона Алмира, а барон продолжит хранить верность? Какие... странные традиции!
Конец третьей истории.

© Тигринья


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"