Тигринья: другие произведения.

Воробышек. Истории "дорогой мамочки". История 4-я. Принцесса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почти не исправленная 4-я часть Воробышка.

Воробышек. Истории "дорогой мамочки". История 4-я: Принцесса.

(к вопросу о происхождении некоторых знатных родов)



Аннотация: Своеобразное попурри - бред по мотивам произведений разных авторов фэнтези и не только.

Оглавление:


Глава первая:
О том, как Воробышка похитили, об инсценировке её гибели и о возвращении в Империю.


Глава вторая:
О том, как Воробышек общалась с мужем на его территории, о визите Кассия Агриппы, а также о реакции консула на необычное предложение главы Академии.


Глава третья:
О том, как консул Империи отправился в отпуск, о встрече Воробышка со взрослыми детьми, а также о методике воспитания, принятой у Вителлиев Северов.


Глава четвёртая:
О том, как герцог Вителлий Север посетил свои ленные владения, о договоре с Алонсо, а также о семейных непонятках и разборках.


Глава пятая:
О том, какВоробышек и Вителлий Север гостили у стража, а также о правилах размножения стражей.


Глава шестая:
О том, как страж приносил извинения Воробышку, о прорыве из Бездны, а также о хозяйничаньи Воробышка в Делоне.


Глава седьмая:
О том, как Вителлий Флавиан обменял Империю на невесту.


Глава восьмая:
О том, как барон Алек вступил в супружеские права, о сатх, о судьбе Лолы, любви Мария, а также о том, как консул с женой прибыл на столичную планету.


Глава девятая:
О том, как праздновали коронацию Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно!


Глава десятая:
О том, как воспитывают Вителлиев Северов.


Глава одиннадцатая:
О том, как Воробышек воспитывала первенца, и как близнецы-стражи знакомились с семьёй, а также о выборе барона Алека.

Глава двенадцатая:
О том, как дочь Вителлия Севера родилась без отца, и о новом графике жизни герцогской четы.



Эпиграф:


И если есть там с тобою кто-то
Не стоит долго мучиться.
Люблю тебя я до поворота,
А дальше, - как получится.

©
љ А. Городницкий "Перекаты"


Глава первая:
О том, как Воробышка похитили, об инсценировке её гибели и о возвращении в Империю.



Барон Алек пробыл с нами неделю, и ушёл, сообщив, что должен быть в замке. Перед отбытием он долго разговаривал с Алонсо. Мне никто ничего не говорит... А охрану усилили. Барон пообещал бывать у нас ежемесячно по неделе. Близнецы уже освоились с ним, и обнаглели. Со мной они так себя не ведут. Ага. Мать у них ехидна, а отцы - душевные парни. Носят на руках, играют, беседуют, и вообще всё разрешают. Барон пообещал сообщить, какие имена можно дать детёнышам. Как всё сложно у стражей...

- Он придёт, герцог Алонсо. Это неизбежно.

- Неизбежна только смерть. И налоги.

Глаза Алонсо задумчиво сузились... А мне стало страшно. Мой мир, бывший таким надёжным, светлым и радостным, внезапно сделался хрупким... Мужчины сразу заговорили о другом, как только барон почуял моё присутствие. Но мне было достаточно сказанного... Я не подала вида, что услышала. Но начала вспоминать тот год с лишним отсутствия Вителлия Севера, когда его корабль "не вышел из боя". На мои расспросы, консул предложил заняться новым платьем, а когда я сказала, что ещё неделя и отец выдал бы меня замуж, успокоил, сказав, что всё было рассчитано. А даже если бы он опоздал, он не стал бы меня наказывать. Просто забрал бы обратно. И я до сих пор не знаю шутил он, или нет... Последние годы мне это было неинтересно. А вот теперь... Луций Вителлий Север славится неожиданными ходами, переворачивающими ситуацию из безвыходной в победоносную. Не хочу в Империю. Мой дом там, где моё сердце. Как верно говорили древние!..

Время идёт... и мы готовимся к свадьбе Милочки. Она "остепенилась". Мне уже не приходится так часто срываться с места, чтобы не оставлять её наедине с мужчинами. За барона Алека я спокойна, а вот Маноло и Лопе вынуждают бегать. Остальные на Модену не допускаются. С Алонсо Милочка не общается. Она не может ему простить обещания высечь. Завуалированного, но тем не менее. Точит свои когти о Маноло и барона Алека. Барон улыбается, и окутывает девчонку волнами ледяного ужаса, которые Милочка храбро "не замечает". Это полезная тренировка. Мне пригодилась, во всяком случае. А Маноло ходит как потерянный. Все увольнения проводит на асиенде. Он сейчас уже отрабатывает контракт. На свадьбу ему дадут отпуск. По закону положено.

Смешно. Повелитель пишет рапорт об отпуске...

До свадьбы остался месяц. Алонсо в боевом охранении. Они теперь не по году дежурят, а только изредка сопровождают караваны. А перед рассветом сработала сигнализация со спутника. Вскочила, влезла в патрицианские одёжки, которые использую для срочных вылазок к Милагрос, и побежала. Дети спят, а девчонка с кем-то пообщаться вздумала. На крыше асиенды.

И вот мне бы подумать, кто может на крыше оказаться... Что теперь говорить... Увидела Милочку, беседующую с двумя (!) мужчинами. Быстро пошла к ним. Повернулись ко мне оба... Одинаковые лица. Лопе помоложе, конечно. Но откуда здесь Сигма-два?! И почему он здесь? С моими детьми?!

- Вот и ты, Лямбда... - и, повернувшись к детям, - рад был повидаться. Поздравляю со свадьбой, дочка.

Быстро поднёс к губам какую-то крохотную штучку и дунул в неё. Чернота...

Очнулась в корабельной каюте. Голова, как наполненный болью котёл. Что это было? И... мои дети?! Что с ними?! Ладно... в первую очередь, - первоочередное. С трудом встаю с койки, отстегнув фиксирующий полог. Не привязали, и то хорошо. Хотя, хорошего ничего нет. Как здесь очутился Сигма-два? Умываюсь и размышляю... У меня есть только один вариант ответа: в год, когда консул "пропал без вести", он готовил плацдарм для Империи. Ага. На территории Союза.

Миры соприкасались, небольшой рейдер мог проскочить "линию фронта". Тем более, что трофейных кораблей было достаточно у обеих сторон. Надёжная команда из чистокровных или перворождённых закрепляется на территории противника, "ложась на дно". Или у разведчиков это называется "консервацией"? И в следующий раз они могут ударить в спину. Или же, стать якорем для создания портала. Или маяком? Я совсем не разбираюсь ни в порталах, ни в кораблях. Но термины "маяк" и "якорь" я слышала именно в разговоре о порталах.

Корабль, несомненно, союзной постройки. Осматриваюсь в каюте... Похоже, что меня устроили в капитанской. Ну да... я же "дорогая мамочка". Автомат-ателье здесь имеется. Быстро снимаю мерки, и делаю себе бельё, комбез и берцы с беретом. Патрицианские тряпки на голое тело уверенности не способствуют. Оделась, и стало легче дышать. Жаль, что оружие нельзя сделать... Хотя, почему нельзя? Вспоминаю параметры ножичков, подаренных бароном Алеком. Надеваю контур мыслесвязи, и... Конечно, это не совсем то... а, точнее, - совсем не то; но... Но! Это всё равно оружие. И детекторами оно не определяется. Ну не кость, а прочный, гибкий пластик с режущей кромкой. Так и мне не на дуэли сражаться. Засунула оба ножичка в берцы, и занялась программированием кухонного агрегата. Есть захотелось. И чаю... С корицей...

Нет... Пожалуй, чай я пить не буду. Все знают, что я предпочитаю его всем напиткам. Сделаю себе кофе. Надо потренироваться. Придётся мне его, в ближайшем будущем, готовить достаточно часто. Вителлий Север пьёт исключительно кофе.

Перекусила красной рыбой, запечённой на решётке. Устроилась с ногами в кресле, пью кофе. Ничего хорошего в этом напитке нет. Стук в дверь, и тут же входит Сигма-два. Смотрю на него с неудовольствием, погрузившись в "чистокровную". Впрочем, неудовольствие вполне натуральное: не люблю я кофе. Не понимаю его...

- Лямбда, освоилась? Ты, как кошка, везде у себя дома.

Не реагирую на мальчишескую улыбку. У Алонсо и дона Энрике она получается намного лучше.

- Что с моими детьми?

- Нашими, ты хотела сказать, Лямбда?

- Тебе нужно время, чтобы придумать ответ, чистокровный?

Моим голосом тоже можно проводить криогенные процедуры. Ненавижу!

- Кто бы говорил, Лямбда! Мне не нужно времени. Дети остались на крыше. Если охрана соблюдает график обхода территории, то их нашли через три минуты.

- Они живы?

Спрашиваю равнодушно. Надо соответствовать имиджу дорогой мамочки.

- Послушай, Лямбда! Это мои дети! Конечно, они живы!

Холодно смотрю на чистокровного. Разговаривать мне с ним не о чем. Он только средство, для достижения консулом цели. А он, бедолажка, этого не понимает!

- Мы скоро приземлимся. Пристегнись, когда услышишь сигнал. Портал переправит нас в резервацию. Там у меня небольшой домик. Тебе будет удобно.

Подошёл ко мне, опёрся руками о подлокотники кресла...

- Тебе надо отдохнуть, Лямбда. Я знаю, ты всегда считала меня только другом детства... Было обидно, но я терпел, надеясь, что по-исполнении трёхсот лет мы будем вместе. А сейчас у нас появился шанс создать настоящую семью...

- Ты это серьёзно, Сигма-два? Ты думаешь, что консул Вителлий Север позволит тебе "создать семью"?

Вспомнилось яростное: "Тебя я не отпущу, кариссима. Никогда."

- Консул отказался от тебя, Лямбда. Он сам мне сказал, что я могу взять тебя себе.

- Когда он это тебе сказал?

- Перед тем, как я отправился за тобой, заключив контракт с главой местного Регентского Совета.

Расхохоталась... Ещё и дон Хосе! Вскорости, несомненно, покойный. Как и Сигма-два. О себе стараюсь не думать. Возможно, что я буду завидовать мёртвым. Сигма-два растерянно посмотрел на меня, и вышел из каюты. Прозвенел сигнал, я пристегнулась, сев нормально. И мы приземлились.

Вышли из корабля, и... оказались под прицелом. Нас уже ждут. Дон Хосе со своими воинами. У Сигмы-два пять человек команды, включая медика. А дон Хосе озаботился достойно встретить добычу. Стою, продолжая излучать неудовольствие. А глава Регентского Совета уже "видит", как он будет "воспитывать" чистокровную. Сигма-два спокоен. Его люди - тоже не нервничают. А зря, между прочим! Куда как просто дождаться, чтобы их перестреляли воины дона Хосе... А потом уже вмешаться.

- Чистокровная, подойди сюда.

Весело улыбаюсь...

- А где же прижатая к сердцу рука, и "прекрасная дона Миранда"?

Дон Хосе поворачивается к стоящему рядом с ним офицеру, и говорит:

- Фернан, объясни чистокровной, как ей следует себя вести. - Пауза... - Не попорти ей кожу.

Душка Фернан, гаденько улыбаясь, идёт ко мне. Дежавю... Когда наш катер был захвачен рейдером Алонсо... Как давно это было!..

У Фернана методика несколько другая: рванул ворот комбеза, разодрав его верх на две половинки... парни дона Хосе обрадованно загоготали, а потом резко заткнулись, глядя как Фернан пытается удержать свой ливер, вываливающийся из разрезанного живота. А вот не надо подходить к маленькой женщине, имея бесхозное оружие на поясе. Пока у Фернана были заняты руки, я выхватила его нож. Фернан парень крупный, и ножичек у него напоминает мачете. Впрочем, этот тип ножей называется "наваха". Поскольку расстояния между нами почти не было, я даже не стала его раскладывать. Так сошло.

Добавила к весёлой улыбке сахару. Подсластить, так сказать...

- Брось нож, чистокровная!

Теперь и я под прицелом. Но просьбу надо выполнить. Ага, как Зигги учил: подняв руку, разжимаю пальцы, роняю нож вниз, подбиваю его мыском ноги, и... дон Хосе падает. С ножом в глазу. Я тренируюсь ежедневно. Потому что это - трюк, требующий ювелирной точности. Вот бросать нож из за спины я так и не научилась...

Продолжаю улыбаться. Может, повезёт, и убьют сразу.

О везении говорить не приходится, потому что люди дона Хосе буквально сметаются выстрелами из импульсного оружия. Сигма-два вытягивается в струнку, ест глазами начальство. А мне в лицо летит багряный консульский плащ:

- Прикройся, кариссима. Твой вид неприличен.

Плащ успела поймать. А то уронить воинский багрянец на землю... Неее, пусть кто-нибудь другой роняет. Стою, держа в руках легчайшую ткань из паучьего шёлка, и понимаю, что не хочу, чтобы к моей коже эта ткань прикасалась. Не знаю, почему, но... Но! Не хочу, и всё! И дело не в плаще... Просто я не хочу возвращаться...

- Помочь, кариссима?

Мягкий голос с интимной интонацией... Ага, и прямо над ухом. Подскочила на месте, повернулась, возмущённо, к легату-прим.

- Не подкрадывайся ко мне, Вителлий Север!

- Ну что ты, кариссима...

Вителлий Север демонстративно поднял руки, демонстрируя пустые кисти, и отошёл к месиву, в которое залп превратил дона Хосе со товарищи. Под берцами легата-прим несколько раз хлюпнуло. Спокойно... Вдох, выдох. Не обращать внимание на запах бойни... Спокойно. Консул доволен. Улыбается... Вспыхивает белоснежный оскал зубов и дублирует вспышку ледяное пламя глаз. Произойдёт что-то очень плохое. Я не могу иначе выразить своё предчувствие. Только вот так... по-детски.

Три месяца назад, после очередного появления у нас барона Алека, муж на рассвете сказал, прижимая меня к себе и не давая вырваться:

- Удивительная, выслушай меня, пожалуйста. Барон вчера снова предупредил меня о том, что Вителлий Север придёт за тобой. Я это знаю и сам. Но барон сказал, что легат-прим не обязательно будет дожидаться сближения наших миров. Он ищет дорогу...

Руки сжались плотнее, отвечая на моё непроизвольное движение, в попытке прижаться крепче, и Алонсо продолжил:

- Судя по тому, что я знаю о Вителлии Севере, если эта дорога существует, он её найдёт. Я прошу тебя. Если ты окажешься в руках консула, не противься ему. Прошу тебя, удивительная...

В голове звучат слова мужа, а я продолжаю отслеживать перемещения консула. Судя по звуку недавних выстрелов, стреляли, как минимум, двое. С кем здесь консул? Кто ему помогает? Страхует его?

Вителлий Север повернулся, улыбаясь, словно отвечая на мои мысли. Звук лёгких шагов. Поражённое выражение лица Сигмы-два... Интересно, какое выражение на моём лице...

Я смотрю в глаза своему живому отражению... Вплоть до комбеза и берцев. Только в руке импульсник. Клонирование, вроде бы, запрещено... Впрочем, когда легата-прим останавливали условности?

- Мой господин...

- Господин?!!

- Тише, кариссима... А ты, делай, что должна, милая.

Милая, просияв глазами, отчего консул поморщился, убрала импульсник в кобуру на бедре, параллельно левой рукой выхватывая офицерский револьвер, принятый на вооружение в мирах Союза. Сигма-два не успел отреагировать. И никто из его ребят не успел. Вой реактивных пуль... Перекрёстный огонь консула и этой клонированной "меня" превратил их в фарш. И мы остались втроём.

- Кариссима, прикройся. Твой вид отвлекает.

- От чего отвлекает?!! Зачем ты их убил, Вителлий Север? Идёшь по трупам своих?!

Меня трясёт от бешенства. Ведь чувствовала... да что там, - знала! И не предупредила Сигму-два! Пыталась сказать, но не смогла подобрать словá...

Не удостоив меня ответом, консул жестом отправил клон устраивать композицию из мёртвых тел и оружия. А я... я знаю, что будет дальше.

- Как она тебе? Кариссима? Не игнорируй меня, отвечай.

- Клонирование запрещено. Или уже нет?

- Она играла твою роль, кариссима. Ты никуда не исчезала. У тебя была жесточайшая депрессия, и только.

Молчу. Не задаю напрашивающегося вопроса. Консул смотрит на меня, ощупывая глазами, и тоже молчит. О чём говорить?.. Я знаю (!), что мне достаточно сделать шаг навстречу, и Вителлий Север никогда не напомнит мне о прошлом. Но! Никогда не забудет. И каждый, с кем я заговорю, будет уничтожен. Как Сигма-два. За вычетом отца и сыновей.

- Мой господин, я всё сделала.

Отвернулся от меня. Медленно, нехотя... Осмотрел результаты перестрелки... Улыбнулся и кивнул, приглашающе. Мой клон радостно подбежала к нему. И консул, проведя пальцами по её щеке, нежно сказал:

- Хорошо, милая. Ты всё сделала, как надо. Осталась одна деталь...

И вырвал стальными пальцами другой руки её горло. Забулькала кровь, выхлёстывая из раны, а легат-прим голыми руками ломал ещё живое трепещущее тело. Я не успела оглянуться, как буквально рухнула в прошлое. Кинулась с пластиковым ножом на легата-прим, легко крутанувшего меня в сторону. Я отлетела, и, не удержавшись на ногах, плюхнулась в пыль. Хорошо, хоть не в останки, в изобилии лежащие вокруг. Из глаз текут слёзы, я выплёвываю ругательства, подслушанные за долгую жизнь, вскакиваю, и... незачем бежать. Уже всё...

Вителлий Север отбросил изломанное тело клона, и направился ко мне. Смотрю на убийцу, не опускаю глаз. Дурнота накатывает волнами... Но нельзя показывать слабость. И Алонсо был не прав, говоря о непротивлении. С легатом-прим так нельзя. А вот как... Как общаться с маньяком?!!

Инстинкты решили всё за меня. Когда Вителлий Север протянул ко мне руку, я отстранилась, и яростно прошипела:

- У тебя руки в крови, Вителлий Север. Не дотрагивайся до меня!

Голос мой пропал от страха и от злости. Но консулу не обязательно об этом знать. Пусть думает, что я шиплю только от злости. Ага, все женщины - кошки! Рыдать нельзя. А хочется! Себя жалко очень! Ведь не выпустит!

- Кариссима... Руки... У меня душа в крови... Все эти годы я по тебе кровью исходил... Ты хотя бы вспоминала обо мне? Кариссима?

- Я выбросила тебя из головы, сразу же, как только убедилась, что граница закрыта.

Вошла в ипостась дорогой мамочки. А точнее, ледяной кобры. И сразу голос вернулся...

- А для чего ты мне это говоришь? Кариссима?

Мягкий упрёк в голосе и восторг на самом дне ледяных глаз. Консул воспитывал из моей копии любящую женщину. И воспитал. И убил. Потому, что, на самом деле, ему нужна рядом "дорогая мамочка". Никак не может забыть, что родная мать отказалась его видеть. Я ведь и раньше периодически включала "дорогую мамочку". Когда Вителлий Север впадал в ипостась "Лютый". И он приходил в себя. Почему я никогда не задумывалась о причинах?.. Или я повзрослела только сейчас?

- Почему ты убил эту несчастную девочку? Она любила тебя.

- Кариссима... Это всего лишь тело. Она больше не нужна.

- Правильно, легат-прим. Тебе нужен только её труп. Так?!!

- Да, кариссима... Пойдём домой.

Выстрелил из револьвера в тело клона, исключив опознание метки. Метки у клона нет и быть не может. А всё остальное, вплоть до отпечатков пальцев, - моё. Здесь останутся следы побоища, в котором погибла герцогиня Миранда де ла Модена-Новарро. Бросил револьвер в то, что осталось от людей дона Хосе. Взял из моих рук свой плащ, закутал меня в него, как в паллу, и, подхватив на руки, внёс в открывшийся портал. Отнюдь не в резервацию, а в поместье. Только в другое. Под другим небом.

Портал открылся на обзорной площадке. На крыше огромного особняка. Старого. Судя по деревьям в парке, поместье существует больше тысячи лет. Смотрю и понимаю, что вот это и есть родовое гнездо Вителлиев Северов. Всё чётко, строго, никаких отклонений от заданных форм. Если в поместье на Новом Вавилоне был лесок с оврагами, полянами, озерцом, то здесь - огромный парк. Никаких оврагов и лужаек. Ощущаю себя в модифицированной казарме... Цветники, фонтаны, беседки присутствуют, конечно, но... Но! Гулять здесь возможно только строевым шагом. Энергетика места такая.

- А где гауптвахта?

Консул с интересом посмотрел на меня.

- Кариссима, к чему вопрос?

Пожимаю плечами. Мы оба старательно делаем вид, что ничего не случилось. Для всей Империи - так оно и есть. Ну, жена консула, зажравшись, впала в депрессию. Ага, не знала, чего ещё пожелать...

- Так... Интересно стало. Ты вырос здесь?

- Да. И наши дети будут расти здесь. До пяти лет.

Смотрю на консула, не зная, какими словами спросить... Вителлий Север разрешил мои сомнения:

- Контракт нашего старшего сына скоро закончится. Вителлий Флавиан навестит нас. Тит приедет на каникулы. Марий... Если ты пожелаешь его видеть, я дам ему отпуск.

- Что не так с Марием?

- Кариссима, с твоими детьми всё в порядке. Клон не смогла наладить с ними отношения. Я увёз её сюда. Объявил, что у тебя послевоенная депрессия. Манлий подтвердил.

- Кто ещё в курсе? Кроме Манлия? Отец?

- Кассий Агриппа приказал изготовить твой клон, кариссима. Незачем кому-то знать, что наша охрана несовершенна настолько, что позволяет забрать жену консула Империи из его постели. Благородная Юлия не в курсе. И была очень обижена на тебя. Пока Манлий с нею не поговорил. Она приносит жертвы, моля богов о твоём выздоровлении.

Мирно беседуя, танцуем по площадке. Вителлий Север делает крохотный шаг ко мне, я - ускользаю. Но бегать мне недолго... Начинаю дрожать. Консул останавливается, и тихо спрашивает:

- Кариссима... Всё настолько плохо?

- Не говори мне ничего, Вителлий Север. Я теперь тебя боюсь.

Внимательный взгляд мне в глаза. Яростно смотрю в ответ. Консул усмехается, довольный.

- Твои метательные ножи прикреплены к изголовью, как обычно. Все твои вещи в комнатах. Пойдём в дом, кариссима. Я представлю тебе прислугу.

И мы прошли в дом. Прислуга, ожидаемо, обладает безупречной выправкой и носит форму. Ага, и держит равнение на хозяина дома. Жуть какая! Зигги здесь был бы счастлив. Завидев хозяина, персонал вытягивается "во фрунт" и вообще, по территории поместья ходят только строевым шагом. Кроме меня. Я вызываю удивление. Увидела своё отражение в одном из зеркал, еле удержалась, чтобы не расхохотаться. Рядом с консулом я выгляжу, мягко говоря, дико. Вспомнила выправку клона. Вителлий Север лепил из неё женщину своей мечты. "Пигмалион в натуре", как сказал бы Франциско.

- Строевой подготовкой заниматься я не буду. Не надейся, Вителлий Север.

- И в мыслях не было, кариссима.

Ну... что у мужа в мыслях, я знаю...

Что-то у меня, наверное, с мозгами не в порядке. Я совершенно спокойно восприняла свой статус переходящего приза. А вообще-то, памятуя о Зигги, пусть мужчины сами разбираются. Я себе нервы мотать не намерена. Чтобы потом не расстраиваться. Становлюсь настоящей чистокровной. Вителлий Север будет счастлив. Папуля тоже. Интересно, под каким соусом консул подаст ему убийство Сигмы-два и его людей. Если папуля спросит, я лгать не буду. Кассий Агриппа чует ложь не хуже барона Алека. Определит ли барон, что мои останки на самом деле не мои? Метка... я её не чувствую.

Консул рисует какой-то символ на ближайшей стене, и я непроизвольно приседаю, потому что громкий голос объявляет общий сбор.

- Кариссима...

Произнесено с упрёком. Похоже, мне не избежать воспитательного процесса...

- Меня не ознакомили с внутренним распорядком. И с Уставом тоже.

- Виноват, исправлюсь!

Взял меня на руки и шагнул... в стену дома. Кто строил этот... пусть будет особняк?!

Глава вторая:
О том, как Воробышек общалась с мужем на его территории, о визите Кассия Агриппы, а также о реакции консула на необычное предложение главы Академии.



Портал мягко подхватил консула и перенёс его на... наверное это называется "плац". Ровный кубик людей в форме. Равнение, для разнообразия, не на консула, а на знамя. Удивление вихрится вокруг застывшего по стойке смирно строя. Ещё бы им не удивляться! Консул продолжает держать меня на руках. Более того, я всё ещё закутана в консульский плащ вместо паллы. Форменное безобразие, нарушение Устава и всех норм внутреннего распорядка! Ага!

Вителлий Север сделал шаг вперёд.

- Я собрал вас, чтобы представить мою жену. Благородная Агриппина отныне ваша госпожа. От вас требуется обеспечить ей ненавязчивый комфорт и безопасность. Покинуть поместье госпожа может только и исключительно в моём сопровождении. Вопросы?

Вот сволочь памятливая! Столько лет назад, в каюте Императора, я высказалась по поводу комфорта и безопасности! Но, похоже, у кого-то вопросы появились. Надеюсь, мне не придётся запоминать весь персонал поместья. С моей памятью на имена, на это понадобится несколько лет.

- Мой консул... Нам следует позаботиться о возможности перемещения для госпожи Агриппины?

Это он о чём? Они что?! Решили, что я не могу ходить?! Пошевелилась, пытаясь вывернуться из мужниных рук. Безуспешно. Стараюсь тихо шипеть:

- Отпусти меня, Вителлий Север! Сейчас же!

Шипение моё усиливается, разносясь над плацем, и заставляя вспомнить сатх. Народ держит равнение, не реагируя. Или мне отсюда не видно реакции. А консулу хоть бы хны. Притянул меня к себе ближе, уткнулся в шею за ухом. И шёпот консула тоже слышат все.

- Кариссима... Не вырывайся. Иначе прямо отсюда отправимся в спальню.

- А что? Есть варианты?!

Разозлилась. Скоро дойду до рукоприкладства. Серенад жалко! От Вителлия Севера серенад не дождёшься. На марш-бросок не отправит в первый же день, и то хорошо... Консул рисует в воздухе символ, и перед ним открывается рамка портала. Как такое может быть?! На асиенде можно было перемещаться, рисуя знаки на стенах. Только после "инициации". Когда хозяин оповестит системы о "праве на перемещение" для своих детей. Дети ещё не доросли... Милагрос и Лопе - не в счёт. Они другой крови. А в мирах Нового Вавилона эти технологии забыты. Зáмки - другое дело. Они вообще сделаны стражами глубин. Нет! Выращены! Барон Алек сказал именно это слово.

- Откуда такие технологии?

- Кариссима, я тебе потом сделаю обзорную экскурсию. Обещаю.

Говоря это, консул одной рукой сдирает с меня остатки комбеза, торопясь добраться "к телу". Вторая рука сжимает мои запястья, не позволяя маникюру приблизиться к бесстыжим глазам. Извиваюсь, злобно шипя, но вырваться не получается.

- Кариссима...

Стон-рычанье резонирует внутри, пробуждая давно забытые реакции. И поцелуи... Жадные. Зубами впивается. Опять вся в синяках ходить буду! Когда он с меня берцы снял? Не заметила. Руки мои уже давно свободны, и обнимают мужа, вцепившись в широкую спину. Вителлий Север насыщается мной. Не отрываясь... Потолок спальни отражает наши стоны. Надеюсь, спальня звуконепроницаемая.

На вторые сутки секс-марафона кровать приказала долго жить. Морёное дерево, конечно, в полном порядке. А вот крепления... и ритмические колебания... ну и рухнуло сооружение... И в момент падения меня накрыло такой волной экстаза, что вся энергия материнства восстановилась практически мгновенно. Значит, через три года, я опять буду "в поре".

- С возвращением, кариссима. - Нежный поцелуй, и продолжение. - Если ты будешь так орать, звукоизоляция не выдержит.

Смеётся, наглец! Не стала отвечать, молча укусила за плечо. Глухое рычание, и мы продолжили праздновать возвращение. Ага, на матраце.

Когда через несколько часов, мы всё-таки спустились в столовую, консула заметно шатало. Я даже забеспокоилась, что он меня уронит. Но! Сама идти не рискнула. Потому что я смогу передвигаться только ползком. Полный офицерский обед - именно то, что нужно. Потом надо озаботиться составлением меню...

- Мой консул.

Хорошо, что мы уже поели. Я бы убила вестового. Или их иначе называют? Муж молча смотрит на бледнеющего офицера.

- Благородный Кассий Агриппа на связи. Консул ответит?

- Отвечу. - И, обращаясь ко мне. - Пойдём, кариссима. Поговоришь с отцом.

Вестовой поражённо смотрит на меня, потом, уловив бешеный взгляд консула, испаряется.

- Мне нужно зеркало. И горничную. Вителлий Север! Ты вообще меня слышишь?!

- Слышу... слышу... Что? Кариссима, ты прекрасно выглядишь!

- Зер-ка-ло. Сей-час.

Муж опять нарисовал какой-то символ и стена стала зеркальной. Тихий ужас. Отец будет в шоке. Косматая, под глазами тени... Чёрные. Губы вспухшие и запёкшиеся. Шея... ну шею можно под паллу спрятать. А вот остальное... Консул хватает меня в охапку и уносит в переговорную.

Отец по-прежнему ошеломляюще прекрасен и суров. Окинул меня недовольным взглядом, и повернулся к Вителлию Северу.

- Жду доклады. От тебя и от твоей жены.

- Рада видеть тебя отец.

Говорю искренне, потому что я действительно рада. Приятно, что в моём мире хотя бы что-то остаётся неизменным. Ну и на сумасшедше-красивого мужчину посмотреть... Надеюсь, что хотя бы один из моих будущих детей будет похож на папулю.

- Навестишь Юлию, дочь. Извинишься.

- Мне понадобится запись, отец. Я не знаю, за что...

Ледяной голос Вителлия Севера прервал меня, не позволив закончить фразу.

- Моя жена не покинет поместье. Это не обсуждается, Кассий Агриппа.

- Твоя жена девять лет прожила на территории нашего противника. Мне нужна информация.

- Ты забываешь, что она не офицер. Что могла запомнить чистокровная? Какие фасоны платьев носят в том мире?

Разозлилась до невозможности. Я уже отвыкла от такого отношения. Алонсо никогда так себя со мной не вёл. Отец внимательно смотрит на меня. Муж начинает беситься. Мне что? Уже и с отцом общаться запретят? Сделаю себе паранджу! И вообще! Сбегу при первой возможности!

- Мы с Юлией прибудем завтра.

- Космодром не готов.

- Ты уж постарайся, Вителлий Север. У вас был курс экстренной подготовки площадки.

Папуля говорит ласково и терпеливо. Как с норовистым животным. Консул в ярости. Он что? Хотел меня вообще изолировать?

- Как твои близнецы?

- Уже научились втягивать когти. И стараются говорить, а не шипеть. Хотя мы привыкли и понимаем их шипение.

Папуля задумчиво сощурился:

- Я имел в виду детей, рождённых тобой от чистокровного.

- У Лопе и Милагрос всё хорошо, спасибо, отец.

- Мальчишку не накажут?

- Твоего внука, отец, наказывать можно только за доверчивость. Но это свойственно детям. Его никогда не обманывали. Не думаю, что мой муж...

Увернулась от метнувшейся ко мне руки консула. Краем глаза заметила улыбку папули. Вылетая в коридор услышала:

- Завтра, Вителлий Север.

Кассий Агриппа развеселился. Воистину: язык мой - враг мой. Если меня не убьют до завтра, попрошу у папули политического убежища. А пока быстро-быстро бегу по коридору. Чтобы муж не догнал.

Забыла, что Вителлий Север у себя дома может ходить сквозь стены. Врезалась в него на повороте, была схвачена, переброшена через плечо и унесена в спальню. Возмущённо колочу его по спине - никакой реакции. Набрался сил после обеда...

Площадку подготовили. Всего-то и надо было снять защиту с одного поля. Начинаю задумываться о вызове ройха...

- Кариссима, пожалей птичек. Охрана за твой побег ответит головами, поэтому ройха расстреляют на подлёте.

- Откуда ты... То есть, с чего ты взял... Ройхов нельзя убивать! Они редкие!

- Кариссима, я уже говорил: твои мысли написаны у тебя на лице. Я не выпущу тебя отсюда. Ты моя жена. Мать моих детей.

- Ты вышел в отставку?

- К чему вопрос?

- Ты будешь где-то воевать, а я сидеть здесь? Одна? Под охраной?! И не смогу даже навестить отца и Юлию?!!

Повышаю голос по нарастающей, уцепив мужа за форменный китель, и пытаясь трясти. Ни разу не видела его в штатском... Только в форме, или голым. Подумала, как быстро испортились мои манеры. На Алонсо я никогда не кричала. Не было необходимости... А может, еженощные серенады благотворно действовали...

- Кариссима, - отцепил мои руки, и держит. - Империя не воюет сейчас. До открытия врат почти сорок шесть лет. Да и после открытия мы постараемся договориться. В конце концов, их Повелитель женат на внучке Кассия Агриппы.

- На моей дочери!

- Я так и сказал.

- Я тебе больше скажу: Маноло и Вителлий Флавиан троюродные братья.

- Маноло?

- Повелитель миров Союза, женатый на внучке Кассия Агриппы. А я, из за тебя, даже на свадьбе не была!

- Не говори об этом Кассию Агриппе, кариссима.

- Конечно не буду. Отец не поймёт мои жалобы. Он для этого слишком рационален.

- Ты в самом деле такая дура, кариссима? Или притворяешься?..

- В самом деле, притворяюсь. Пойду делать себе новое платье.

- Обижаешься? Зря. Смирись, кариссима. У тебя будет всё, что пожелаешь...

- Кроме свободы.

Молчит. Смотрит исподлобья и молчит. Сбегу. Разберусь с местными системами и сбегу. Конечно, из объяснений Лопе я ничего не поняла, но... тогда мне это было не нужно. А теперь буду применять его объяснения на практике. Память у меня хорошая.

- Кариссима, тебе противопоказаны карточные игры. У тебя всё написано на лице. Все твои мысли. Я ведь не шутил, когда сказал, что охрана ответит жизнями за твой побег.

- Не шантажируй меня, Вителлий Север!

К счастью пришёл запрос на посадку от папулиного фрегата. Не от фрегата, конечно. Никто не сажает на обжитые планеты космические корабли. Они висят на орбите. Планетарные двигатели занимают слишком много места. А космические выжгут площадку размером с небольшой город. Так что садятся катера. Большой десантный катер с гербом Кассия Агриппы сел точно в центре площадки. Мы с мужем на лёгком флаере отправились встречать гостей.

Юлия всё-таки сделала прививку. Значит ей остаётся... Двадцать семь лет. Второе поколение от чистокровной. Около девяноста лет без прививки, и шестьдесят - с прививкой. Зато она не расстаётся с папулей. И он привык к ней. Заботится... Так и не сказал за что я должна извиняться. Что такого мог сотворить клон, чтобы Юлия (!) обиделась?

Кассий Агриппа, как обычно, смотрит на меня с неудовольствием. Конечно. Я, только изображая вдовствующую императрицу, выглядела величественно. А при Вителлии Севере я всё время встрёпанная и очумелая, как будто только что из койки. Впрочем, "как будто" - излишне.

Юлия расцеловала меня в обе щеки, легонько обнимая. Поздравила с возвращением. На вопросительный взгляд консула папуля кивнул. Всё - молча. Понимают друг друга без слов. Ну и пускай! Я радуюсь, что мне не придётся подбирать слова, извиняясь за то, чего не делала и не говорила.

- Ты подготовила отчёт, дочь?

- Коротко о главном, отец. Времени не хватило.

Сияющие серебристо-зелёные глаза Кассия Агриппы обратились на консула. Вителлий Север выдержал папулин взгляд, потом протянул ему чип с докладом. Я тоже положила своё творение на руку начальника Академии. Папуля не глядя сунул чипы в карман кителя и обратил свой леденящий взор на непутёвую дочь. На меня, то есть...

- Правильно ли я понял, что в следующей войне на стороне противника будут как минимум двое стражей глубин, дочь? Или даже трое?

- Стражи - нейтральны, мой легат.

- Вителлий Север, не притворяйся более глупым, чем ты есть. Конечно, по-умолчанию стражи нейтральны. Но, воспитанные в семье противника, они наверняка не будут соблюдать нейтралитет. Если возникнет угроза для семьи. Я жду ответа, дочь.

Юлия пытается подавать мне какие-то знаки, которых я не понимаю. Папуля искоса смотрит на жену, потом начинает оборачиваться в её сторону. Юлия тут же скромно опускает глаза, теребя паллу. Папуля улыбается одними глазами, сохраняя суровый вид. Где я найду для него такую же?! Годы проходят быстро... Надо отвечать, пока отец не разозлился.

- Мои младшие близнецы Алан Габриэль Людвиг и Ада Долорес Эстрелла де ла Модена-Новарро-и-Делон, рождённые в мирах Союза, являются стражами глубин, отец.

- Барон Алек?

- Да, отец.

- Вителлий Север. Предложишь барону Алеку ночь гостеприимства. Империи нужны свои стражи глубин.

- Нет, мой легат. Я не буду делить свою жену.

- Я не сказал "делить", Вителлий Север.

- Она моя!!!

Рёв раненого зверя вывел меня из шокового состояния, а Юлию, наоборот, вогнал в шок. Взяла мачеху за руку, и, получив разрешающий кивок отца, тихо вывела из гостиной. Пошли гулять в саду... Не убил бы муж отца... хотя, папуля парой слов убьёт насмерть. Нам лучше подальше держаться. Юлия смотрит виновато

- Я пыталась предупредить, Агриппина. У нас был барон Алек... Благородный Кассий Агриппа знаком с бароном. Они долго говорили... Не знаю, о чём. Меня отправили на женскую половину. Я только рада была. Барон пугает. Не только своим совершенством... Не знаю, как сказать...

- Я понимаю, Юлия. И отец решил...

- Не знаю...

Пожимаю руку Юлии, чтобы она не продолжала. У Вителлия Севера все разговоры записываются. Он заставил меня показать мой доклад для папули. Впрочем, к этому я была готова, так что никакой крамолы консул в моём опусе не нашёл.

Вспомнив уроки Франциско, сняла с себя браслет дорогой мамочки, и надела его на Юлию, сняв с её руки точно такой же. Ловкость рук, и никакого мошенничества! Надеюсь, что мужу не придёт в голову просматривать нашу с Юлией прогулку в замедленном темпе. А папуля - всё предусмотрел. Ага, кроме того, как он с Юлией будет выбираться из родового гнезда Вителлиев Северов. Консул сейчас в ипостаси "Лютый"...

Детей отдам на воспитание Кассию Агриппе. Только отец сможет вложить им чувство долга. И, как пример для подражания, папуля консулу сто очков вперёд даст. В семье достаточно одного "Лютого".

Юлия повернулась к дому. Она чувствует отца, как полсолнух солнце. Возвращаемся. Старательно удерживаю мачеху от попыток бежать к мужу. Лично мне, бежать к мужу не хочется. Смотрю на каменное лицо, и вообще хочу куда угодно, хоть в ту же Бездну, лишь бы подальше.

Девочку-клона он убил даже не глядя на неё... Конечно, клоны считаются богомерзостью, но ведь она была живая! Любила Вителлия Севера. Старалась стать такой, какой он от неё требовал. А он гладя её по щеке пальцами правой руки, пальцами левой вырвал ей горло. А мне объявил, что это всего лишь "тело". Но это моё "тело". Точная моя копия, выращенная из моих клеток... Я под утро услышала, как хрустят её косточки, ломающиеся в "любящих" руках. И проснулась с криком, и отбивалась от мужа, пытающегося меня успокоить. Потому что спросонья мне показалось, что настала моя очередь. А Вителлий Север обиделся на меня. Ага, я его недоверием оскорбляю!

- Я пришлю тебе вопросы, на которые мне понадобится развёрнутый ответ, дочь.

- Да, отец.

- Иди в дом, кариссима.

Муж говорит сквозь зубы. Смотрю на отца, получаю утвердительный кивок. Хочу предупредить об опасности, но потом понимаю, что папуля знает Вителлия Севера намного лучше, чем я. Целуюсь с Юлией на прощанье, кланяюсь отцу, поворачиваюсь, и иду в дом. Флаер взлетает и движется в сторону космодрома, где дожидается десантный катер.

А меня обгоняет Вителлий Север, торопясь куда-то... Иду за мужем. Указаний было, - только идти в дом, а дальше - свобода выбора.

Командный пункт. Похоже на миры Союза. Консул садится в кресло, выдвигается консоль, и... мой муж, не задумываясь, набирает комбинацию символов. Пол ощутимо дрогнул. А Вителлий Север посмотрел на экран, залитый пламенем, и схватился за голову, глухо простонав. А я стала какой-то лёгкой... не ощущаю собственного тела, прижимающегося к стене.

- Кариссима, иди к себе... Пожалуйста. Уйди с глаз моих.

Повинуясь хриплой просьбе, молча, по стеночке, выхожу из помещения. Глаза не отрываются от экрана, онемевший, как от анестезии, мозг не воспринимает происходящее. Я спокойно смотрю, как десантники в чёрной форме занимают стратегические места, блокируют командный бункер, как к стене присосками цепляют дубликат управляющей консоли, как выводят связанных липкими нитями станнера слуг Вителлия Севера, и продолжаю медленно идти по стеночке. Меня не трогают.

Выхожу из дома. Спускаюсь по ступенькам и сажусь на предпоследнюю. И сижу... Пока над плацем не зависает десантный катер, из которого выскальзывает знакомая фигура. И тогда я бегу к плацу, ещё не зная, то ли бегу убивать, то ли обнять вновь обретённого отца. Конечно, папуля знает Вителлия Севера. Он его учил. Вот только провоцировать на убийство - не слишком хорошо. Кассий Агриппа вскидывает руку, останавливая мой бег. Медленно иду, на ходу закутываясь в паллу. За моей спиной звучит хриплый смех Вителлия Севера.

- Я опять не сдал зачёт, мой легат.

Поворачиваюсь, и вижу, как мужа уводят под конвоем. Иду за ним. Отец молчит. Всё правильно... Жена идёт за мужем.

Отец молчит, а консул молчать не желает. Гонит меня прочь. Не слушаю. Пусть болтает. Слова, конечно, мог бы подобрать и цензурные. А то легионеры с каменными лицами старательно смотрят мимо меня. Ну да... Я дочь действующего главы Регентского Совета и жена бывшего главы, который сейчас явно неадекватен.

Напрасно я беспокоилась, что меня не возьмут на корабль. Мы никуда не летим. Наконец-то я узнала, где находится гауптвахта. Муж сидит внутри, а я - снаружи. Вторые сутки сижу. Отхожу только, чтобы воспользоваться удобствами, и набрать воды. Меня, в отличие от консула, кормить никто не собирается. Офицер караула предположил, что я знаю, где в доме столовая, и смогу найти, если пожелаю. Мне вот совершенно не до еды. Думаю, какие сведения с браслета заинтересуют отца. Пришлось подредактировать запись моего убытия из миров Союза. Конечно, хорошо было бы поменять местами кадры. Чтобы сначала стреляли из револьверов, что вполне логично, после безвременной гибели дона Хосе, а уже потом был бы залп из импульсного оружия. К сожалению, всё произошло с точностью до наоборот. Пришлось сократить промежуток между стрельбой, сделав его минимальным. Залп и ответные выстрелы. Хорошо, что Алонсо учил меня подделывать документы...

Манлий, присланный отцом, проверить состояние здоровья консула, и моё заодно, смотрит с осуждением. По его мнению, я не должна была отдавать Кассию Агриппе браслет чистокровной. Ага. Что-то сам он не слишком возражал папуле. А отправился выполнять его поручение.

Они не понимают. Отец никогда не думал о себе. Даже когда служил Республике. Он всё делает с полной отдачей. В древних книгах был термин "истислах" (ИСТИСЛАХ - учёт интересов. В качестве синонима применяется термин "масалих мурсала" - "исключительные, абсолютные интересы"). Вот и отец живёт для блага. Только не своего, и не чистокровных, а всего нашего мира. Это звучит выспренно, но Кассий Агриппа, не задумываясь, умрёт, убьёт или отправит на смерть кого угодно, если это послужит благу государства. Я рада, что наш первенец воспитывался отцом. Вителлий Север живёт войной. В мирное время он дуреет от скуки. А отец всегда на передовой. Вот я и сижу, ожидая его решения. Вителлий Север пришёл в себя. Сразу, как только автоматика устроила "произвольное включение боевого режима". Может быть, отец ограничится этой встряской? Кто возглавит армию, если Империи всё-таки придётся воевать? Отец может, но он не может разорваться на две части. Обеспечивать надёжный тыл и, одновременно, командовать боевыми действиями, - это не для человека задача.

Явился караул. Мужа выводят. Иду за ними. Вителлий Север на меня не смотрит. Ну, хоть не ругается, уже хорошо. Что решит папуля?.. Скоро узнаем...

Кассий Агриппа занял кабинет консула. Меня не пустили. Сижу у дверей. Уже привыкла. Хорошо, что занимаюсь йогой. Села на пол в позе лотоса и сижу. Жду. Мыслей никаких. Ждать и догонять - проклятье. Твёрдо знаю одно: уйти, как подумывала раньше, не получится. После того, что он натворил, консул останется один. Если Кассий Агриппа не примет решение скрыть от армии этот инцидент. Не знаю...

Как Вителлий Север после такого будет общаться с отцом? Отцу, конечно, плевать. Он выбрал наиболее рациональный способ привести своего лучшего военачальника в чувство. А вот консул... Снова и снова я вижу ужас на лице мужа, когда он смотрит на обзорный экран и хватается со стоном за голову. Не знаю, сможет ли отец найти слова, чтобы Вителлий Север принял решение служить Империи, а не залечь в тёплую ванну с острым ножичком.

Дверь открылась. Меня приглашают в кабинет. Ага, так и сказали

- Благородная Агриппина... - и дверь пошире распахнули. А я что? Вошла...

- Отец смотрит с неудовольствием. Всё как обычно. Не совсем, конечно. Обычно мой муж не стоит, вытянувшись во фрунт, перед Кассием Агриппой. Равнение на голограмму Вителлия Флавиана. На отца не смотрит.

- Твой муж получил отпуск... несколько отпусков, - часть тех, что так и не использовал во время войны. Отправитесь в путешествие, дочь. Погостите на Альмейне, поохотитесь...

- Я уже сказал, мой легат. Я не буду делить свою жену. Ни с кем.

Молчание... Папуля что? Желает, чтобы я сама решила этот вопрос? Так результат не скроешь. Да и не моё это дело, - решать. У меня для этого муж есть, пусть он и думает.

Вителлий Север начинает впадать в ярость. Стараюсь не отодвигаться слишком заметно, но он замечает... Полыхнули ледяным пламенем глаза... Отец сощурился, ожидающе... Муж жёстко улыбнулся, отсалютовал Кассию Агриппе и, печатая шаг, вышел из кабинета, уцепив меня за локоть жёсткими пальцами. Чуть не взвыла от боли. Совсем оскотинился! Попыталась пнуть его ногой, но на бегу это сделать затруднительно. А вися вниз головой на плече - тем более. Легионеры улыбаются. Ага. Цирк уехал, клоуны остались.

Глава третья:
О том, как консул Империи отправился в отпуск, о встрече Воробышка со взрослыми детьми, а также о методике воспитания, принятой у Вителлиев Северов.



- Вителлий Север я сейчас умру! Ты себя в зеркало видел?

Валяюсь на полу, заливаясь счастливыми слезами. Живот уже болит от смеха. Муж примеряет штатские костюмы. Решил путешествовать инкогнито.

- Вителлий Север! Сколько лет ты носишь форму?

- Сколько себя помню, кариссима. Но какое это имеет значение?

- Нехорошо говорить такие слова мужу, но я тебе скажу: не строй из себя идиота. Ты смотришься в штатском так же, как я в форме.

Муж посмотрел на меня, содрогнулся и... начал сдирать с себя штатские тряпки. После чего присоединился ко мне на полу. Время до отлёта провели очень весело. Если бы не отец, вообще сегодня бы не вылетели. Но Кассий Агриппа неумолим. Сказал - путешествовать, значит - путешествовать. Пригрозил задействовать древнюю катапульту, чтобы вышвырнуть нас на орбиту. Тиран и деспот!

- Надень старую форму без знаков различия. Или со знаками. Без разницы. Это твой личный корабль? А какую скорость он развивает? Ты уже определился, куда мы полетим?..

Хлоп! Ладонь мужа зажимает мне рот. В его глазах я вижу суеверный ужас.

- Кариссима, помолчи. Или я точно с ума сойду.

Моргаю глазами поверх руки мужа. Обиделась. Меня расцеловали, унесли в ходовую рубку и усадили в кресло второго пилота, настрого запретив прикасаться к чему-либо. Консул, наконец-то надевший форму, занялся процедурой взлёта. "Кариссима" не так быстроходна, как яхта Алонсо, но и не намного ей уступает. Ага, зато вооружением мы можем потягаться с папулиным фрегатом.

А вот автопилота на кораблике нет. Так что сижу рядом с мужем и смотрю, как он маневрирует между тяжёлых кораблей. Папуля, похоже, сюда половину флота согнал.

- Ничего не получилось бы, кариссима. Если бы я не разрешил твоему отцу посадку, планету можно было бы только уничтожить.

- Откуда ты знаешь, о чём я сейчас подумала?

- Я наблюдал за тобой годами, кариссима. Ты мне небезразлична.

Падаю с кресла... мысленно. Это что? Это мне сейчас в любви признались?

- Кассий Агриппа дал мне шанс наладить отношения с тобой, кариссима. Я высоко ценю это. Мне невыносимо думать о том, что я могу потерять тебя. Я девять лет... Не важно!

- Девять лет общался с клоном?

Голос мой сладок, как сироп, а пальцы привычно ощущают холод стали. Напоминаю себе, что клона консул уже убил. При мне... Муж насмешливо улыбается. Убью, гада! От мысли, что сама я верность не блюла, я абстрагируюсь. Я же была женой Алонсо? И вообще не в этом мире! Муж расхохотался издевательски.

- Кариссима... Ты удивительное создание! Я не общался с клоном так, как ты подумала. Она не ты. Я пользовался услугами контрактниц.

Как я и подумала, Вителлию Северу нужна "дорогая мамочка", а вовсе не я. От обиды защипало глаза... Нет в жизни счастья! Консул молча сжал мои стиснутые руки, и вернулся к управлению... наверное, это всё-таки яхта. Для катера - слишком велика, для полноценного боевого корабля - маловата. И кают в ней только три: капитанская, гостевая, и кают-компания. Ну и ходовая рубка. Трюмы крохотные, весь полезный объём занят компенсаторами и силовыми установками. Защитные и маскировочные поля и всякое такое. Муж сделал короткую обзорную экскурсию, когда мы загрузились. Автоматы ателье есть в каждой каюте. Удобства тоже. А вот кухонный агрегат - только в кают-компании. И бар тоже. Хотя я ни разу не видела консула пьяным. У него другие развлечения.

Вышли из нуль-перехода и оттормаживаемся возле очередной военной базы. Час с четвертью. А яхта Алонсо разгоняется за час. Два с половиной часа против двух. Сообщила мужу. Пообещал озадачить конструкторов... Наконец-то пришвартовались. Получили разрешение (!) на вход.

Обида на мужа вылилась в платье в староиспанском стиле. Тёмно-зелёное с воротником из белоснежных кружев. И с белоснежной же кружевной мантильей, прикреплённой к высокому гребню, венчающему причёску. Юбки плавно колышутся, каблучки туфель, подбитые серебром, звонко цокают. Край мантильи прикрывает лицо до самых глаз. Вителлий Север в ярости. Встреченные военные шарахаются в стороны, но... оглядываются мне вслед. И пусть оглядываются.

Вителлию Северу понадобилось девять лет, чтобы забрать меня из миров Союза. А придёт ли за мной Алонсо? Или, наоборот, вздохнул с облегчением?.. После того, что натворил мой муж, я не могу от него сбежать. Мне страшно. За него страшно. Я вспоминаю, как он схватился за голову, глядя на взрыв, уничтоживший флаер... Папуле бы в напёрсточники податься. Хотя он выбрал более впечатляющую карьеру. А то бы мог стать теневым повелителем...

Мысли обрывками мелькают, пока я торопливо шагаю за быстро идущим консулом. Вот Флавий и Алонсо всегда убавляли шаг... А Вителлий Север не задумывается, каковó мне бежать за ним, сохраняя вежливо-отстранённый вид. Нам навстречу идёт... это невозможно! Начинаю оседать на пол, потому что дыхание замерло. Консул похватил меня на руки и держит. А я вспоминаю, что мой сын... все мои дети являются копиями своих отцов. И это не Марк Флавий идёт... Нет! Уже бежит к нам! А мой сын Вителлий Флавиан.

- Мама! Ты вернулась! Я знал, что это не ты! И Марий. Он тоже знал! Мы просто никому не сказали... Не надо плакать, мама!

Легко сказать... Смотрю на взрослого мальчика. Девять лет... а у меня брошены близнецы... Конечно, барон Алек присмотрит... И дона Алмира уйдёт, а я не смогу её проводить. А она ведь - прабабушка Вителлия Флавиана. Так и не увидит своего правнука... Какие глупости лезут в голову!..

- Как служба, сын?

- Всё хорошо, спасибо, отец.

Надо что-нибудь сказать, а я не знаю, как разговаривать с повзрослевшим сыном. С Императором! Я, наверное, уже попадаю под действие ЗОВ. Не только не приветствовала, как полагается, но и... продолжаю сидеть на руках у консула, не делая попыток встать на ноги... Или до окончания контракта церемониал не применяется? Как мне не хватает Алонсо. Сейчас он бы уже объяснял мне, что не испросив аудиенции, мы нарушили пункты бла-бла-бла протокола. Ага, и заслуживаем смертной казни. Показательной. Чтобы другим неповадно было.

Щёлкаю зубами в опасной близости от пальцев мужа, решившего "вернуть" меня, улетевшую мыслями в миры Союза. Детёныш весело округляет глаза. Совсем как его отец, благородный Флавий.

- Мы уезжаем путешествовать, Вителлий Флавиан. Империя не воюет, благородный Кассий Агриппа дал твоему отцу отпуск... отпускá за несколько лет.

Поворачиваю голову к мужу.

- Ты так и не сказал мне, на какой срок тебя отпустили, Вителлий Север.

Мои мужчины рассмеялись, переглянувшись поверх моей головы. Попыталась высвободится, потому что, сидя на руках, неудобно атаковать маникюром... Меня прижали к себе и пояснили:

- Кариссима, мы люди суеверные. И никогда не говорим о сроках. Нам с тобой хватит времени, ознакомиться с герцогством, и со всеми имперскими курортами.

- А Марий, он...

- Здесь.

При первых звуках голоса моего первенца, консул бросает меня на руки Вителлию Флавиану и начинает разворот, плавно и смертельно быстро, как атакующая змея... У меня сердце захолонуло... Марий, не двигаясь, держа руки на виду, смотрит на Вителлия Севера, который с трудом выходит из боевого режима. Папуля совершенно прав. Мужу нужен отпуск. Желательно на необитаемом острове. Он же всех перережет! Боевой хлыст снова сворачивается в балтеус, и защёлкивается на талии консула. Пошевелилась недовольно, и детёныш, понятливо, поставил меня на ноги. Консул сделал шаг в сторону, позволяя первенцу приблизиться ко мне.

- Благородная Агриппина... - и шёпотом - мама...

Протягиваю руки к первенцу. Сын осторожно взял мои ладони и прижался губами к пальцам... Марию уже двадцать четыре. Уже мужчина... Вителлий Север полыхает глазами. Ревнует к детям... Нет, чтобы подумать о невесте для моего первенца! Впрочем, этим надо Кассия Агриппу озадачить. Ага, и барона Алека. Насколько я поняла, папуля желает обновить кровь Имперской аристократии. Миры Союза в этом плане - подарок судьбы. Только моим мальчикам слишком долго ждать открытия врат войны. Значит, придётся наладить переход между мирами. Сумел же муж меня украсть! При мысли об Алонсо сердце забилось чаще... Включила контроль дыхания. Вдох, выдох... Спокойно... Вителлий Север чует мои мысли. И начинает впадать в ярость. А этого никому не надо. Конечно, до амока, нашедшего на мужа в родовом поместье, дело не дойдёт. Отец позаботился ударить посильнее. Но и в ипостаси "Лютый" муж не лучший спутник жизни.

- У нас три часа времени, кариссима. Пообщайся с сыновьями.

И ушёл, строевым шагом. С благодарностью смотрю ему вслед. Старается не держать меня на коротком поводке... Такую старательность надо поощрять. И не зарываться особенно... Улыбаюсь детям сквозь слёзы. Девять лет... Повзрослели без меня... При мне взрослела только Милагрос. Лопе я видела четырежды в год. Но может это и к лучшему? Мне не пришлось наводить строгость... Воспитывать мальчишек должен мужчина. И Кассий Агриппа с этим прекрасно справляется.

- Пойдём, мама, посидим в кают-компании. Ты по-прежнему любишь чай с корицей?

- И шоколад с орехами!

Смеёмся, вспоминая...

Три часа пролетели, как пять минут. Рассказала, что у них два брата и сестра, причём близнецы - ещё и стражи. Дети в шоке. Вспомнили барона Алека... Я даже толком не расспросила ребят... Выяснила только, что с братом они видятся регулярно. Марий заглядывает к Титу каждый раз, когда бывает на Новом Вавилоне, и Вителлий Флавиан увольнительные проводит с дедом и Юлией. Хотела спросить почему не с отцом... Потом, подумав, решила промолчать. Вспомнила запись на браслете, переданную отцом с Юлией. Выборка из досье моего мужа. Методы воспитания, принятые у Вителлиев Северов.

Трёхлетнего ребёнка поднимать в шесть утра, заставлять обливаться ледяной водой, бегать по парковым дорожкам. Плац занят упражняющимися взрослыми. Гимнастика с нарастающей поэтапно нагрузкой. Обязательные занятия военной историей. В качестве духовного развития предлагалось либо писать стихи, либо музицировать. Стихи маленькому Луцию не давались. А вот музыка, - это да... И физические наказания. Порка, если по-простому. В том числе и за неудачные стихи. И гауптвахта. За два года ребёнка превратили в монстрика. Я угадала с тем, что по родовому гнезду Вителлиев Северов передвигаться положено только строевым шагом. Попав в пятилетнем возрасте в Академию, Вителлий Север посчитал, что оказался на курорте. Необходимую, с точки зрения консула Квинта Вителлия Севера, муштру, он добирал на каникулах, неукоснительно проводимых дома с отцом. Женщин в доме не было. За вычетом контрактниц, обслуживающих взрослых мужчин. Слова мужа о том, что я ему небезразлична, это самое откровенное признание в любви, которое может сделать Вителлий Север. И музыка... Он играет только наедине с собой. Потому что музыка с раннего детства заменяет ему слёзы.

Бабуля Алонсо рассказала, с чего всё началось. Около шестисот лет назад. Во время очередного открытия врат. Чистокровный из линии каппа, дослужившийся до декуриона, спас в бою жизнь наследника Вителлия Севера, бывшего на тот момент легатом-прим. Патриций был крепко сдвинут на собственной значимости. И в сводках не могло отразиться, что какой-то чистокровный спас представителя семьи Вителлиев Северов. Патриций сделал "ход конём" усыновив чистокровного задним числом. То есть младший брат спас старшего. И неважно, что младший брат был на самом деле старше отца. А через пару лет, младший брат оказался единственным сыном. Война... Война всегда любила представителей линии каппа. Патриций, заполучив чистокровного наследника, решил не разбавлять чистую кровь. Дорогих мамочек брали каждое третье поколение. Остальные - увозили чистокровных, не являющихся эталоном. А, может, и дорогих мамочек. Это надо уже смотреть архивы семьи. Только кто же меня к ним допустит! Но чистую кровь Вителлии Северы сохранили. И, исполняя завет основателя рода, точнее, усыновившего каппу, патриция, хранили втайне свою чистокровность, умирая в бою, или, если не повезло с войной, от несчастного случая. И вот уже более шестисот лет клан Вителлиев Северов командует армией Нового Вавилона.

Если Вителлий Север надеется через десять лет оставить меня вдовой, я не знаю что с ним сделаю! Сама убью! Никак не подберу время поговорить с мужем на эту тему. Боюсь. Начать, что ли, с того, что Алонсо указал мне на его чистокровность? Всё равно страшно! Но поговорить надо. А то ещё устроит "несчастный случай"...

- Кариссима, прощайся. Нам пора.

- Так быстро, Вителлий Север?.. Разве уже прошло три часа?

Беру сыновей за руки... Как хорошо, что они подружились! И хорошо, что отец взялся воспитывать нашего с Вителлием Севером сына. А то я бы точно мужа убила при первой же попытке муштровать ребёнка. А ведь он собирается воспитывать следующих детей! Причём точно так же, как воспитывали его самого, считая это абсолютно правильным!

- Мы проводим вас, мой консул.

Муж, отрицательно качнул головой, и увёл меня, позволив опереться на его руку. В ставшей на миг зеркальной дверной плите, отразилась контрастная пара: я в старинном платье и кружевной мантилье, и консул, в форме без знаков различия. Ага, но в красном консульском плаще из паучьего шёлка. Инкогнито он соблюдает!..

Вошли в корабль, получили разрешение на взлёт через четверть часа. Отправилась переодеваться. И, конечно, в душевую ко мне влез драгоценный супруг. В полной боевой готовности. Взлёт мы пропустили. Я возмущаюсь:

- Вителлий Север! Мы так никогда не взлетим!

И? Я хочу сказать, что? Ноль внимания! Мурлычет на ушко:

- Кариссима, полёт я тебе обещаю...

Всю ночь летали... На седьмом небе... До условного рассвета. А повторное разрешение на взлёт нам давали рыдающим от смеха голосом. Консул забыл выключить связь, когда отправился "принимать душ". И вся база... Я его убью!..

- Кариссима, если ты забыла, - мы женаты.

- Я даже помню, что у нас есть дети, Вителлий Север! Кстати! А почему мы не навестили Тита Вителлия?

- Потому что это запрещено, кариссима. На каникулы приедет.

- А...

- Кариссима, в прекрасный год могут сделать поблажку.

Молчу... Придётся ждать каникул. Детёныш под присмотром деда, так что вроде бы ничего страшного... Вспомнила толстенького карапуза, бесстрашно бегущего к ройху... Какой он сейчас, наш сын?..

- Каникулы Тит проводит с братьями. На военной базе. Клона я к нему не допускал.

- И на том спасибо.

Жёсткие пальцы хватают меня за подбородок. Спокойно смотрю в горящие бешенством глаза мужа. Я не виновата в том, что меня, спящую, унесли из супружеской постели. Консул сам решил оставить меня одну той ночью. Ему не хотелось объяснять мне, почему мои близнецы отправлены в миры Союза. Что ж, я узнала об этом уже будучи женой Алонсо.

Вспомнилась гонка за вчерашним днём... Невольно улыбнулась. Глазами, потому что муж не отпускает подбородок. Свернёт он мне шею... Как курёнку. Нет... Отпустил. Молча повернулся к обзорному экрану. А на что там смотреть? Разгон ещё только набирает обороты. Ещё примерно с час будем разгоняться, пока не наберём скорость для нуль-перехода. Сижу, потираю подбородок... Муж, сквозь зубы, говорит:

- Кариссима, потерпи немного. Вернёшься к своему синеглазому красавцу. Я дам тебе координаты портала. Обещаю.

- Когда?.. В смысле: что значит, дам координаты?! Вителлий Север!!!

Повернул голову... улыбка волчья.

- Когда закончится мой прекрасный год, кариссима.

Издевается. Или за дурочку держит. Задохнулась от обиды...

- Я знаю, что ты чистокровный, Вителлий Север! Не надо мне говорить о прекрасном годе! Это у моих сыновей он будет... прекрасный год! А ты... не смей!

- О да, кариссима. О сроке жизни чистокровных ты знаешь всё. Конечно, мы не делаем прививку от старости. Нам она ни к чему. Мы делаем прививку от жизни, кариссима. Луций Вителлий Север, усыновивший Каппу, приказал хранить тайну. Один из фармакологов семьи разработал состав, меняющий кровь чистокровных, подобно прививке. Срок наступления "прекрасного года" зависит от концентрации. Мне повезло, я сын дорогой мамочки. Поэтому проживу около ста лет. Отец ушёл в шестьдесят. В прекрасный год мы становимся несколько... безрассудными. Лишь некоторые ушли как обычно. А некоторым везло погибнуть в бою...

- Это ты сейчас придумал?!

Смотрю на мужа и понимаю, - правда. Тупо сижу, не в силах до конца осознать услышанное. Какая неимоверная жестокость! Патриций не простил чистокровному вынужденное наследование? А может, я просто ничего не понимаю в мужчинах... В военных. Алонсо бы, наверное, понял... Глаза режет...

- Кариссима... Вы, женщины, странные существа... Ты собиралась сбежать к синеглазому, а теперь плачешь из-за того, что мне осталось...

- Сколько?.. Сколько тебе осталось?..

- Пятнадцать-шестнадцать лет. Максимум семнадцать. Позже я смогу сказать точнее. Ты получишь координаты портала, кариссима. Я обещаю. А твой командор, - дождётся.

- Семнадцать лет?! Не смешно, Вителлий Север! Впрочем, неважно.

- Что неважно, - это точно. Ножом ты пользоваться умеешь.

Злобно смотрю на мужа, прикидывая, чем бы его огреть по башке. Потом опомнилась. И... Тит?!!

- Вителлий Север, наш сын... Ты...

- Тихо, кариссима. Прививку мы получаем в двадцать один год. После окончания контракта. И... добровольно. Никто не отказался. А наши дети обойдутся без неё. Уже нет необходимости скрывать тайну.

- Через семнадцать лет тебе будет...

Опять волчья усмешка...

- Сто тринадцать лет, кариссима. Ты же не думаешь, что срок жизни фиксирован для всех? В моей семье живут долго.

- Звучит насмешкой.

Мне грустно... Не знаю отчего... Может быть, я думала вернуться? Проводив Алонсо? Получается, что возвращаться мне некуда. Отец выдаст меня замуж. И подберёт послушного мужа, не возражающего против ночей гостеприимства с бароном Алеком. Сигма-два поспешил...

- Кариссима, эти семнадцать лет ещё надо прожить. Не грусти. Лучше продумывай церемониал герцогского двора. Мы направляемся в столицу герцогства. Давно надо было появиться. Но клона я туда притащить не мог.

- Почему? Она бы сделала всё, что ты от неё потребовал.

- Кариссима... Я устал объяснять тебе... Она не ты!

- Ага... Я поняла... Работа - не волк, и ничто другое - не волк; только волк - волк.

Муж фыркает от смеха и отворачивается, сосредоточившись на управлении яхтой. А я вылезаю из кресла второго пилота и отправляюсь делать себе герцогское платье.

Глава четвёртая:
О том, как герцог Вителлий Север посетил свои ленные владения, о договоре с Алонсо, а также о семейных непонятках и разборках.



Привычно иду на шаг позади мужа. Не стала заморачиваться с фасоном дорожного платья. Надела комбез, берцы и берет. Вителлий Север щеголяет формой легата-прим. Чувствует опасность?.. Мы явились как лисы в курятник. Нет! Куры бы всполошились. А нас встречают почтительные поклоны и настороженные взгляды. Консул не нашёл времени для своего герцогства, и теперь пожинает плоды. Не важно... Сделанного не воротишь. Вот только зря мы прибыли сюда вдвоём без сопровождения.

С другой стороны, если подвесить на орбите пару кораблей, это поднимет лояльность, но уронит авторитет, а значит и лояльность будет кратковременной.

- Кариссима, вернись на яхту.

Сказано сквозь зубы, на грани слышимости.

- Хорошо, что здесь никто не шутит с акустикой, как в твоём родовом гнезде, муж мой. Я остаюсь рядом с тобой. Это будет правильно.

- Кариссима, это приказ.

- Я даже папеньку не всегда слушаюсь, Вителлий Север.

- Кого?!

Муж в шоке поворачивается ко мне.

- Папеньку. Благородного Кассия Агриппу.

Над площадью пронеслась крылатая тень.

- Кто здесь поминает всуе имя начальника Академии?

- Коминий...

- Вителлий Север.

Мужчины сжали предплечья друг друга в воинском приветствии. Я перевела дух. Хотя... Знакомство с благородным Коминием, ещё не делает наше здесь пребывание безопасным.

- Ты вроде бы собирался домой?

- Моего дома больше нет, Вителлий Север. Вы опоздали самую малость...

- Я не извиняюсь, Коминий. Ты знаешь о приоритетах.

- А я тебя ни в чём не виню, Вителлий Север. Судьба...

Стою, кручу головой, как филин ушастый, глядя на собеседников. Захотелось заухать по-совиному и полететь на бреющем полёте... Поймать какую-нибудь мышь... На меня обратили внимание.

- Контракт?

- Брак, Коминий. Благородная Агриппина моя жена. Мать моих детей.

- Добыл всё-таки... Поздравляю.

- Спасибо.

Муж недоволен, а я стремительно преображаюсь в ледяную кобру. Не люблю, когда обо мне в моём присутствии говорят, как о вещи. Разговаривать ни с кем не собираюсь. О чём, помилуйте? И с кем?

Благородный Коминий делает осторожный шаг назад. Муж оглядывается на меня... Этот взгляд мне хорошо знаком. На дорогую мамочку у Вителлия Севера реакция однозначная... Это раньше он убегал. Когда я была конкубиной, а позднее женой Марка Флавия. А сейчас... До герцогского дворца мы так и не добрались. Ага, из соображений безопасности. Как же, как же! Остановились в отеле. В президентских апартаментах, которые я так и не рассмотрела. Ухватила грушу из обязательной вазы с фруктами, и не подпускала мужа к себе, пока не навитаминилась. Не даст ведь поесть!

Через три часа, Вителлий Север решил сделать перерыв на обед, и преторианцы, выделенные нам трибуном Коминием, сообщили желающим видеть герцога, что их, возможно, примут вечером... Ага, если герцог успеет отдохнуть с дороги... Ещё бы! Это же четыре часа лететь! После такого долгого пути, надо обязательно отдохнуть как следует... А до этого была слышна ностальгически знакомая фраза: "герцог занят". Так вот... через три часа, переодеваясь к обеду, я всё-таки спросила:

- Вителлий Север, а что значит "добыл всё-таки..."?

- Хммм?

Муж оторвался от разглядывания моего отражения в зеркале, и с недоумением посмотрел непосредственно на меня. Захотелось бросить в него берцем. К сожалению, я уже поставила их в шкаф для чистки... Терпеливо, как трёхлетнему ребёнку пояснила:

- Благородный Коминий спросил тебя: "добыл всё-таки...", и поздравил... Так я спрашиваю, о чём речь?

- Кариссима... Армия, это большая семья. Я приказал своим преторианцам охранять тебя. А когда уехал с Нового Вавилона, поручение передали соответствующему подразделению. О моём интересе к тебе знают все. Марку я не смог отказать в его прекрасный год... Он так хотел воссоединить семью... Чтобы у его сына был не только отец, но и мать... Он рос... в его семье... его родители любили друг друга. Он очень сожалел, что его сын до пяти лет рос без матери. А брать патрицианку не хотел. Такие, как Юлия - редкость невероятная. В основном, они похожи на благородную Флавию, или, в лучшем случае, на благородную Калерию.

Вот теперь я по-новому оценила осуждающие взгляды, сопровождающие легата Флавия, когда он взял меня с собой на манёвры. Я думала, что это из за того, что он не оставил дорогую мамочку в поместье, а оказывается... Все уже отдали меня легату-прим. С двенадцати лет отдали!

- Странно, как это меня не привезли к тебе в мешке...

- Нет, кариссима... В мешок сажать тебя бы не осмелились. Я всё же не просто так ношу прозвище "Лютый". Но... да! Все удивлялись, почему я не увёз тебя, забрав у Мария.

- А почему? Вителлий Север?

- Потому что наблюдал за тобой, кариссима. Если бы я тебя увёз, ты бы думала не обо мне, а только о том, как выбраться, и вернуться в резервацию. Или найти защиту. И ты бы её нашла. Вы с отцом похожи не только внешне...

Подумала о том, что если бы я была похожа на папеньку не только цветом глаз, Алонсо не увёз бы меня так легко... Расстроилась из-за своей неполноценности, и обрадовалась ей же...

- Кариссима, не расстраивайся. Ты женщина, и выбрала наиболее рациональный способ выжить. Я не в обиде.

- Не лги мне, Вителлий Север!

Муж спокойно повторил:

- Я не в обиде, кариссима. Я в ярости. Поэтому я не хочу вспоминать об этом...

Разозлилась, но молчу. Молча содрала с себя патрицианские тряпки, создала серебристо-зелёное сари с цветами лотоса и ашоки. Чоли сделала на несколько тонов темнее, а сандалии - тёмно-зелёного сафьяна. Заколола волосы в пышный пучок. Украшений... нет. Буду ходить как нищенка!

- Бунтуешь, кариссима? Я, помнится, запретил тебе носить это... одеяние.

Сладко улыбаюсь дражайшему супругу:

- Запрет касался военной базы, Вителлий Север. Но ты можешь продолжить... запрещать.

Взмахом ресниц стряхиваю слёзы обиды... Вителлий Север, полыхнув глазами, улыбается мне, как капризничающему младенцу, и подав руку, чтобы я могла опереться, выводит меня из комнаты.

Благородный Коминий подхватывается с кушетки в гостиной. Мужчины приветствуют друг друга воинским салютом. Вителлий Север в парадной форме легата-прим, трибун тоже в парадке. И я - в легчайших шелках. И с открытым боком. Трибун скосил было глаза, но поймав крокодилью улыбку Вителлия Севера, выпрямился, и больше на меня не смотрел.

Прошли в столовую. Обед в президентских апартаментах, - это нечто! Хорошо, что папуля пару раз брал нас с Юлией в поездки, и с Алонсо мы тоже останавливались в лучших номерах, если не было герцогской резиденции.

Мужчины беседуют о своём, я вежливо улыбаюсь... наконец-то обед закончен. Вителлий Север встаёт из за стола, трибун Коминий умудряется синхронизировать свои движения с легатом-прим. Мне отодвигают стул. Возвращаемся в гостиную.

- Кариссима, у меня есть дела, буду вечером.

- Я погуляю по...

- Сидеть! В номере!

И, повернувшись к вытянувшемуся в струнку трибуну

- Коминий, моя жена остаётся в апартаментах.

- Слушаюсь, мой легат!

Разъярённо выскакиваю за дверь... натыкаюсь на преторианцев. Меня выпихивают обратно с вежливым гудением:

- Благородная Агриппина, приказано не выпускать...

Кто-то из оскотинившихся военных включил связь... Возможно оба.

Муж весело говорит:

- Не скучай, кариссима. Сделай себе новое платье... Или ковёр...

Хрустальная ваза ударилась о дверь... Успел выскочить, гад! Швырнула вдогонку ещё какую-то безделушку, и отправилась в малую гостиную ждать прибывшего на ройхе. Не знаю, кто это. Может быть, барон Алек, может кто-то из моих сыновей... Пока легат-прим инспектирует местный гарнизон (читай - общается с сослуживцами), я, возможно, что-нибудь узнаю о мирах Союза.

Лёгкие шаги, которые я не ждала услышать... Зажала себе рот руками, чтобы не вскрикнуть. Потом вскочила, и метнулась к вошедшему, оказавшись в кольце рук, прижимаясь изо всех сил, пряча лицо, залитое слезами...

- Прости меня, прости... Я слабая, недостойная... Я не должна была...

А мне одновременно шепчут:

- Прости меня, удивительная... За то, что не защитил, что не подумал... Ведь знал... знал, что консул не оставит тебя... барон Алек предупреждал... а я... прости меня, маленькая... не плачь, не надо... я заберу тебя...

Отстраняюсь от мужа.

- Вителлий Север просил семнадцать лет. Он... у него будет прекрасный год. Он обещал дать координаты портала в миры Союза.

- Ты ему веришь, Миранда? Какой прекрасный год?! Он чистокровный!

- Они принимают яд, чтобы сохранить тайну чистой крови. Алонсо... Он чуть не убил отца... Отец его нарочно вывел из себя, и он взорвал флаер... Взорвал, а потом схватился за голову... Я боюсь, что он убьёт себя... Ты... тебе не надо ждать, можешь добыть себе чистокровную... Я знаю, я слабая... и глупая... и недостойная... но я обещала... Алонсо...

С каждым словом, которое я шепчу мужу, у меня проворачивается в сердце нож... Как больно! Моя синеглазая печаль берёт меня на руки, прижимает к груди...

- Шшшш... тихо, удивительная, не плачь. Я буду ждать...

- Какая трогательная сцена, кариссима. Я даже прослезился.

Алонсо перекидывает меня за спину, и выпрямляется, бесстрастно глядя на Вителлия Севера. Муж один, без сопровождения. Руки расслабленно лежат на балтеусе. Я помню, как за долю секунды он из такого положения срубил молодое дерево в нескольких шагах от себя, и стараюсь шагнуть между мужьями.

- Миранда, иди к себе.

- Кариссима, иди к себе.

Сказано одновременно. Размечтались! Так у меня из двух мужей ни одного не останется!

- Оказывается, тебя моя жена тоже не слушает, командор... Жаль. Кариссима, тебе не надо на это смотреть. Это зрелище не для женских глаз.

- Для моих глаз предназначено только убийство моего клона? Так, Вителлий Север?!

Волчий взгляд льдисто-голубых глаз.

- Допустим...

- Я не буду драться с тобой, Вителлий Север. Сейчас не буду. Я обещал жене ждать семнадцать лет.

- Испугался, командор?

- Я испугался четыре дня назад. Когда смотрел на мёртвое тело своей жены. Матери своих детей. Это страшно, Вителлий Север.

Вителлий Север отводит глаза. А я смотрю на Алонсо, и вижу седую прядь в смоляных волосах... Он же ещё молодой!..

- Я что-то упустил, командор. Я рассчитывал, что ты примешь ритуальную смерть.

Широко раскрытыми глазами смотрю на... мужа. И хватает же наглости! При мне!

- На левой ладони моей жены есть небольшой шрам от ожога. Я дважды почти умер, сначала от горя, глядя на тело клона, потом - от радости, что моя Миранда жива.

- Сейчас ты умрёшь в третий раз, командор.

- Если ты посмеешь убить отказавшегося от боя, я с тобой разведусь, Вителлий Север. Я не шучу.

- Я не дам тебе развода, кариссима. Не морочь мне голову.

- Отец тебя не спросит, муж мой. Тебе дали последний шанс. Или ты думаешь, что Кассий Агриппа "морочил голову", когда говорил тебе это?

Муж любезно улыбнулся, адресовав улыбку нам обоим.

- Кариссима, надеюсь, ты так же хорошо помнишь наш уговор. Свободен, командор. Иди. Пока я добрый...

- Я хочу поговорить, спросить о детях! Вителлий Север!!!

- Кариссима... Я тих, терпелив, но моему терпению есть предел.

- С детьми всё хорошо, удивительная. Не волнуйся.

- А дона Алмира?

Муж опустил голову. И я разрыдалась... Села на пол, спрятала лицо в согнутых коленях, и всхлипываю, жалуясь.

- Я хотела её проводить... Чтобы она не ушла одна... Чтобы кто-то из чистокровных был рядом...

- Миранда, не надо плакать. С бабушкой была Милагрос. И Маноло. Они стали супругами. Милагрос чуть не убила его в первую ночь. Летиции пришлось мчаться из своего поместья, чтобы объяснить твоей дочери, что не надо убивать мужа, он не нарочно...

Подняла голову с колен, хлопаю глазами, не понимая, о чём он говорит... Вителлий Север хмыкает.

- По Евгеническому закону, командор, чистокровных дефлорируют под наркозом. Хирургическим путём. Кариссима не смогла бы предупредить дочь. Просто не подумала бы об этом. Как ты оказался здесь?

Вопрос задан так естественно и непринуждённо, что я задумалась... Вителлий Север служил во внешней разведке? Похоже, что я совсем не знаю своего мужа. Алонсо молча улыбнулся легату-прим... Смотрю на него, стараясь запомнить каждую чёрточку... Семнадцать лет... Не буду спрашивать! Взрослый же!..

- Миранда, я решу этот вопрос. У нас давно отработана схема предоставления подобных услуг. Бастардов не будет, обещаю.

- Откуда ты... то есть, с чего ты...

Вижу в зеркале своё пунцовеющее отражение. Даже шея и грудь краснеют... В сочетании с зелёными одеждами смотрится забавно. Но! Лучше, чем смотрелось бы с синими траурными.

- Кариссима, почему бы тебе просто не спросить командора, как он намерен решать вопрос с женщинами?

Белозубые улыбки вспыхнули с обеих сторон. Похоже, мужчины перешли на словесную дуэль. А до меня, с запозданием, доходит, что своим вопросом Вителлий Север объявил, что не выпустит Алонсо живым. Безопасность государства... Испугалась так, что руки-ноги похолодели. Если бы уже не сидела на полу, - упала бы.

- Миранда, успокойся. Со мной всё будет в порядке.

Консул ограничился волчьим взглядом. Молчит... Меня начинает потряхивать от попыток удержать нервную дрожь...

- Наше оборудование позволяет отследить последний прыжок, и настроиться на координаты выхода, Вителлий Север. Я отправился за вами. Вот только припозднился... Вы уже отбыли в отпуск. Представился тестю. Познакомился с семьёй... Благородный Кассий Агриппа привёз меня сюда и дал мне полчаса на разговор с женой. Ещё вопросы?

- Твоя наглость вызывает восхищение, командор. Но она тебя не спасёт.

- Меня не надо спасать, Вителлий Север. Я сказал, а ты слышал: семнадцать лет. Могу даже проводить тебя... Как подобает воину.

- Так папенька здесь?

Оба моих мужа посмотрели на меня, потом друг на друга, потом Вителлий Север аккуратно поднял меня с пола, и...

- Глава Регентского Совета, благородный Кассий Агриппа!

Преторианцы распахнули двери, и вошёл... Такого папулю я ещё не видела! Вот кого надо было выбрать Императором! Сила и величие... Мужчины непроизвольно вытянулись в струнку. Ага, и я с ними вместе тянусь. Потом опомнилась... Начала злиться. От страха... Что задумал отец?.. Конечно, теперь появилась надежда, что Алонсо сможет уйти... Но... Но!

- Полчаса уже прошло, герцог. Отправляйся домой.

- Мой легат!!!

- Говори, Вителлий Север. Я слушаю тебя.

Обманчиво мягкий голос. По спине как будто иголочки забегали. Отец недоволен. И недовольство своё будет изливать на нас. Алонсо повезло. Ага. Он обаятельный. Наверняка Юлию очаровал... А Вителлий Север мачеху пугает. Несмотря на неизменную вежливость... И я её понимаю... Алонсо смотрит на меня, вбирая взглядом всю целиком от пяток до макушки, и, коротко поклонившись, делает шаг... в никуда. Шагнул и исчез. Консул в ярости сжимает кулаки. Мне страшно. Пытаюсь шагнуть к отцу, но Вителлий Север ловит меня за руку и притягивает к себе.

- Прошу простить меня, мой легат. Я забылся.

Отец молча кивает и позволяет мужу меня увести. Отправляемся в герцогскую резиденцию. В губернаторский дом, то есть. Президентские апартаменты займёт папуля. Слуги уже суетятся, как пчёлы в улье.

Вителлий Север, напоминая грозовую тучу, пронёсся через площадь, волоча меня на буксире. Гвардейцы герцогства, охраняющие резиденцию, вытянулись во фрунт, их взгляды обессмыслились. Я бегу, еле успевая перебирать ногами, начиная серьёзно опасаться, что вывиха руки мне не избежать. Муж прорычал что-то невразумительное, и перекинул меня через плечо. Слышу только как распахиваются двери одна за другой...

Меня швырнули на... вероятно это можно назвать постелью. Хотя малый десантный катер на этом сооружении точно уместится. Не позволяя встать, муж схватил меня за горло... глаза бешеные, а голос тихий, ласковый даже. И вот этим ласковым голосом, от которого внутренности сами в узел завязываются, мне задан вопрос:

- Оказывается, ты умеешь просить прощения, кариссима. Что же ты для меня не нашла таких слов?..

И страх ушёл. И долго сдерживаемая ярость прорвалась наружу словами:

- Может быть, я забыла их за те девять лет, которые ты потратил... на что, муж мой? Вырастить клона? Поиграть в Пигмалиона? Ты ведь не за мной пришёл, Вителлий Север! Ты шёл, чтобы убить командора, обошедшего тебя на повороте. Меня ты прихватил "до кучи"!

Злые слёзы стекают к вискам, я не моргая смотрю в глаза Вителлия Севера. Вот... я сказала. Потому что устала всё время думать о том, что меня забрали просто для того, чтобы правдоподобно инсценировать мою смерть, что я не нужна... Бешенство в льдисто-голубых глазах сменяется растерянностью. Голос по-прежнему тих, но убийственная ласковость из него ушла.

- Это не так, кариссима. Ты не понимаешь...

- Не делай из меня идиотку, Вителлий Север! Я не слишком умна, но вполне в состоянии понять, что имея готовый портал, потратить девять лет на операцию по моему изъятию можно было только, если добивались ещё и другой цели. Как ты сказал благородному Коминию? Приоритеты!!!

Рывком выворачиваюсь из-под рук мужа, скатываюсь с кровати и ухожу в двойные двери, справедливо полагая, что за одинарной скрываются удобства. Вителлий Север за мной не идёт. И правильно делает. А то придётся Манлию царапины обрабатывать на губернаторском лице.

Попала в будуар совмещённый с гардеробной. Автомат-ателье новейшей модели. Почти как в баронских зáмках. Но у серых лордов всё равно лучше. А интересно... Если зáмки выращиваются стражами глубин (из чего?!), то откуда в них автоматы-ателье? Надо барона Алека расспросить подробнее. Сделала голографическую модель, поупражнявшись на платформе для снятия мерок. Привычный набор одежды формируется автоматически: комбез, берцы, берет и спортивное бельё с длинными носочками; костюм для занятий йогой; двенадцать батистовых ночных рубашек стандартного фасона с вырезом до пупа, и длиной до щиколоток, украшенных вышивкой ришелье вместо надоевших кружев; шесть халатов-кимоно из плотного шёлка разных цветов с рисунком: сатх, зверики с Модены, ройх над горами, лотосы на озере, цветущие вишни и тигр в зарослях; мягкий махровый халат с капюшоном; утреннее платье светло-серого крепа с рюшами, лентами, кружевными прошвами и вышивкой; и, успокоившись, создала китайский костюм, подобный тому, в котором я поразила воображение Алонсо. Ага, и папуля сказал, что в нём я похожа на женщину... Катастрофически не хватает побрякушек. Надо вызывать ювелиров. Но это терпит. Сегодня я не намерена покидáть свои комнаты. С которыми ещё предстоит ознакомиться...

Музыка врывается в комнату, мечется, рыдая, рвёт душу... Надо идти... А я что-то намудрила с одеждой... Срочно делаю себе костюм из юбки и жакета с блузкой. Нижнее бельё, чулки и лёгкие туфли. Заколола волосы пучком-ракушкой, облачаюсь в свежесделанную одежду и выхожу искать мужа. Хотя его не найдёт только глухой. По пути выглянула в окно, - народ уже собирается. Ага, - прогуливаются...

В губернаторской резиденции целый музыкальный салон. Просочилась внутрь... Вителлий Север за роялем. Импровизирует... Забралась в кресло с ногами, сбросив туфли. Сижу, обняв колени, слушаю... Вителлий Север прервал игру и вывел меня из комнаты. Ну, правильно. Если он с детства заменял слёзы музыкой... Пусть выплачется. Пошла к себе.

На пороге смежной комнаты оставила туфельку, перед следующей дверью, - вторую. Потом пришла очередь жакета, юбки и блузки. Так, постепенно теряя вещи, добралась до своей спальни, на дверь которой повесила трусики. Приняла душ, надела рубашку и улеглась. Музыка успокаивается, уже не рыдает. Импровизация закончилась, начался концерт. Уснула под какой-то марш.

- Кариссима, что ты придумала?

Приглушённый голос, нежное прикосновение... Просыпаюсь.

Муж стоит рядом с кроватью, крутя на пальце мои трусики. Таким растерянным я его ещё не видела. Фыркнув от смеха зарылась в подушки. Вытащил меня из тёплого гнёздышка, сел на кровать, усадив меня на колени, всматриваясь в лицо. Как с военными тяжело! Объясняю ехидно:

На всякий случай отметила дорогу, чтобы ты не заблудился, муж мой.

На взгляд исподлобья внимания не обращаю. Обняла, прижалась, куснула за ухо...

Кровать в губернаторском доме прочнее, чем в родовом гнезде. Ещё бы! Судя по её размерам, она рассчитана на... кхм, ну... может быть губернатор всех своих гостей вместе укладывал? Супружеское ложе покинули через сутки. Только потому, что папуля пришёл к завтраку, о чём было объявлено легионером взобравшимся на балкон. Легионер из папулиной свиты, другие не осмелились бы.

Через пять минут муж в полном параде выскочил из спальни. Мне понадобилось ещё пять минут на причесаться. Бегу следом. Если папуля голоден, это страшно. Перед дверьми выравниваю дыхание, одёргиваю патрицианские тряпки и величественно вхожу. Ну конечно! Даже не предложил отцу легкий перекус! Вителлий Север злобствует, папуля холоден, Юлия приветливо мне улыбается. Прислуги в резиденции нет. Все разбежались, или уволены? Охрана у ворот, и садовник. К счастью, кухонный агрегат в стенной нише присутствует. Быстро формирую заказ, муж переносит поднос с тарелками на стол. Молча завтракаем, затем я делаю кофе для мужа и чай для нас с отцом и Юлией.

- Покажи Юлии дом, дочь.

- Да, отец.

Выходим с мачехой из столовой. Или её следует называть трапезной? Неважно! Идём осматривать дом. Я сама видела в нём только спальню и музыкальный салон.

- Консул чудесно играет... Благородный Кассий Агриппа сказал, что так Вителлий Север лечит душу...

Молча внимаю... Отвечать на деликатное обвинение в "нечуткости к мужу" не собираюсь. Да, я нечуткая. С чуткостью надо родиться. Как Юлия. А через двадцать семь лет, когда Юлия уйдёт мне предстоит связываться с мирами Союза, - сватать для папули девчонку из Великих Домов. И лучше, если это будет кто-то линии дружественной с домом де ла Модена Новарро. Интересно, есть ли дочери у команданте Энрике. Или внучки... учитывая количество его жён, варьирующееся от семи до двадцати, наличие невесты вполне вероятно... Конечно, второй Юлии не будет...

- Кассий Агриппа признал твоего второго мужа, благородная Агриппина.

В голосе Юлии я слышу растерянность. Она не в курсе насчёт Вителлия Севера? По идее, она не должна знать о его чистокровности. Хотя... Юлия наблюдательна. И умеет молчать о том, что видит.

- Герцог де ла Модена-Новарро обаятелен.

- Да... Он сказал, что всегда будет моим рыцарем...

Холод стали в пальцах... Опомнившись, возвращаю нож в наручные ножны... Это же Юлия! И спрашиваю:

- А что на это сказал отец?

- Благородный Кассий Агриппа дал ему полчаса на разговор с тобой. Вызвал ройха...

- Юлия? Что ты недоговариваешь?

- Герцог заинтересовался птицей, и благородный Кассий Агриппа предложил ему отправиться к барону Алеку... Я не понимаю... Но, конечно, благородный Кассий Агриппа знает, что делает...

- Юлия, у отца в мирах Союза внуки. Он отдал туда чистокровных близнецов, и уже там родилось трое внуков от герцога Алонсо.

Не стала говорить, что младшие близнецы ещё и дети барона Алека... Как они там? Алонсо сказал, что всё хорошо... но он же никогда не скажет что-то, способное меня огорчить!.. Вспомнила, как он по-детски наивно прикрывал регенератор плащом... Невольно улыбнулась, испытывая горячую благодарность судьбе... Если бы Кассий Агриппа не нашёл выгоды для Империи, он не позволил бы Алонсо увидеться со мной.

Обошли дом... Я ничего не запомнила... Вернулись к мужчинам. Вителлий Север в ярости, но контролирует себя. Папуля... как обычно. Не воспринимает чужое неудовольствие. Он же следует долгу? Значит и другие могут следовать!

Глава пятая:
О том, какВоробышек и Вителлий Север гостили у стража, а также о правилах размножения стражей.



Папуля и Юлия отбыли. Из резиденции и вообще с планеты. Вителлий Север созвал на послезавтра все службы с докладами об обстановке. Решил в качестве отдыха заняться делами герцогства? Или надо на ком-нибудь настроение сорвать?

- И почему на послезавтра?

- Потому что сегодня и завтра я хочу побыть наедине, кариссима. Соскучился.

От ледяного пламени в глазах мужа - мороз по коже. И улыбка... волчья. А я что? Я, - ничего... Радуюсь... Ага!

Радовалась долго и громко. Вителлий Север проявил внимание и фантазию... И проявлял до тех пор, пока я не превратилась в мартовскую кошку, орущую и царапающуюся. Нежно успокаивал меня, пока я не засыпáла, а потом опять будил для любви...

Очередной коммуникатор погиб на боевом посту, отброшенный к стене, при попытке отвлечь консула от любимого времяпрепровождения. Но гибель его не была напрасной. Устыдившись, Вителлий Север всё-таки решил встретиться с представителями герцогства. Пять минут на привести себя в порядок и выпить чашку кофе. Пришлось чуть ли не силой скормить мужу бутерброд с чёрной икрой. Она питательная. А то выпустишь к людям голодного Лютого, а потом неделю на виселицы любоваться будешь. Предпочитаю другой вид из окон.

И? Я хочу сказать, что? Кормёжка не помогла! Вся верхушка герцогства отправлена в тюрьму. Ага, за казнокрадство и прочие непотребства. Сенешалем назначен благородный Коминий. Кто бы сомневался! Манлию предложен пост министра, ответ... похоже, не напечатают. Я опять поняла только предлоги. Отказался благородный Манлий. Предпочёл быть личным медиком герцогской семьи. Моим, в том числе...

Надолго оставаться в герцогстве Вителлий Север не намерен. Охотиться на Альмейне тоже... Папуля не оставляет надежды на понимание, но я, зная мужа, вынуждена буду папулю разочаровать.

А по дороге в порт нас обстреляли. С гор. Самонаводящимися ракетами. Счастье, что Вителлий Север пожелал лично управлять флаером. Он сумел сманеврировать так, что ракеты столкнулись. В момент взрыва спикировал почти к земле и пошёл на бреющем. Я помню, это упражнение вызывало у меня зубовный скрежет. Так хотелось добавить скорости!..

- Кариссима, когда я скажу, - прыгай на землю. И сразу вызывай ройха.

- А ты?

- Постараюсь оказаться рядом. Если не получится, отправляйся к барону Алеку. Пересидишь на Альмейне. Если меня убьют, пусть барон переправит тебя к синеглазому.

- Не доверяешь отцу?

- Кариссима, я доверю Кассию Агриппе свою жизнь и жизнь своих детей. Не твою. Понятно?

- Нет.

- Не важно. Прыгай.

И я прыгнула. Точнее говоря, вывалилась из флаера, перекатилась по земле, вставать не стала. Заползла в кусты. Двигатель взвыл, и флаер свечой ушёл в небо. И опять ракеты. Но теперь уже флаер не смог увернуться... А как бы он увернулся без пилота? Вителлий Север уже рядом со мной, прижимает меня к себе...

- Может быть ройха вызовем когда стемнеет? Вителлий Север?

- Не умничай, кариссима. Они просканируют обломки и поймут, что флаер был пуст. Надо бежать сейчас.

- Отступаем на заранее подготовленные позиции?

Пытаюсь шутить, попутно призывая ройха... Слово "бежать" не подходит Вителлию Северу. Что-то произошло такое, что он готов отправить меня к Алонсо... Или...

- Отец под угрозой? Вителлий Север?

- Не зна... Что за ерунду ты говоришь, кариссима!

Крылатая тень накрывает поляну. Ройх беспокоится: воркует ласково, но озирается тревожно. Забираемся на спину, и птица взлетает. Высоко-высоко... А наперехват спешат тяжёлые десантные катера. Чувствую себя абсолютно беспомощной. Вся надежда на ройха и на статус "дорогой мамочки". Как спокойно мне жилось в мирах Союза! Было несколько попыток захвата территорий, а переворотов не было ни одного. А здесь... Оторвались. Птица, маневрируя, умудрилась открыть портал в долину.

Долину ли? Местность похожа на одну из зáмковых долин, но, в то же время, неуловимо отличается. Отпустили ройха охотиться. Всё равно, птица должна восстановить силы. В крайнем случае, попытаемся вызвать другого ройха. Спину покалывает как будто иголочками: волоски топорщатся, как шерсть на хребте у испуганной кошки. Муж погладил мои пальцы. Опомнилась и разжимаю их по одному. Что ж, не всё Вителлию Северу мне синяки наставлять. В семейной жизни должна быть гармония. Кто-то от страсти, кто-то от страха...

Волны ледяного ужаса берут нас в кольцо. Накатили прибоем, и отхлынули... И это не барон Алек. Аура барона другая... Прижимаюсь к мужу, с горечью сознавая, что Вителлий Север стражу глубин не противник. Получается, мы в неведомой Бездне? Или? Осматриваюсь с любопытством, пытаясь воспринять ауру места. Как жаль, что я не воин! Они настраиваются автоматически. Решено! Если выберемся, пройду курс разведчиков Внеземелья.

Пятнышко мрака на горизонте стремительно растёт, и вот уже к нам приближается потревоженный нами страж глубин. Стандартный чёрный плащ (униформа?) струится, окутывая высокого мужчину, скрывая его фигуру. Любопытные клыкастые морды высовываются из мрака, и скрываются в нём... Стоп! У барона Алека морды змеиные, а эти - похожи на каких-то хищников. Что-то типа грызунов. Сапоги с шипами вместо шпор, одежда... Как у барона Алека. Барон не носит сапоги со шпорами. Вот и вся разница.

Осмотр облачения стража занял около секунды. Собственно, я отметила отличия в униформе, пока разглядывала его лицо. Опять зеленоглазый красавец-блондин. Но на этом заканчивается сходство с бароном. Глаза светлее, чем у барона, и более тёплого оттенка. Вместо дымных змей - концентрические кольца, сходящиеся к зрачку, создавая впечатление падения в ту самую Бездну. Но мы привычные, да и деваться некуда. Смотрим дальше. Рисунок презрительно изогнутых губ не столь изысканно капризен, как у барона Алека, - более жёсткий. Черты лица столь же легки и чисты, но более резкие и хищные, опять же если сравнивать с бароном. Волосы прямые, очень густые, и цвет темнее. Если кудри барона Алека напоминают солнечный свет, то эти пряди подобны мёду, подсвеченному солнцем. Или светлому янтарю... Красивый. И наглый. Барон Алек даже при первой встрече, когда лучшей моей перспективой было остаться в зáмке на общих основаниях, - читай, стать зáмковой девкой, - такого себе не позволял. Аура нагло ощупывает меня, поднимаясь от щиколоток вверх. Интересно, если я влеплю стражу пощёчину... И получится ли у меня это? Не попробуешь, - не узнаешь.

Страж неожиданно улыбнулся. Мне. Моего мужа абсолютно не замечает. И улыбка... Не успокаивает. Возможно, с такой нежностью улыбается кот, увидев мышонка слишком далеко отбежавшего от норки...

- Какие глаза...

Потом, скучающе осмотрев нас с Вителлием Севером, объявил:

- Вы на моих землях, смертные. Здесь я говорить с вами не буду. Пройдёте в зáмок.

Взмах рукой и туманная дорожка возникает в воздухе. И я почему-то знаю, что если мы с мужем встанем на неё, то окажемся в разных местах, даже держа друг друга в объятьях. Может быть метка барона Алека говорит со мной. Пытаюсь позвать барона. Получается... никак не получается! Вителлий Север, взяв меня за руку, не двигается с места. Чутью моего мужа можно позавидовать. Страж не завидует, страж недоволен.

- И чего вы ждёте, смертные? У меня нет для вас времени.

- Негоже гостям идти в дом впереди хозяина. Охрану волновать...

Вежливая улыбка легата-прим может соперничать с оскалом голодного аллигатора. Глаза стража сузились, как у кошки. А я всё никак не могу дозваться до барона. Ещё один взмах рукой. Дорожка исчезает, открывается портал. Широкий. Так чтобы в него могли пройти трое одновременно. Не знаю только, будет ли нам от этого лучше, но... Но! Деваться всё равно некуда. Может быть, из замка удастся достучаться до барона. Тоже мне! Обещал защитить... То, что мне пока ничего не угрожает, я игнорирую. Интересно, а барон Алек тоже способен взмахом руки открывать порталы, и всё такое?..

Проходим в портал. Оказываемся сразу в главном зале. Замок практически не отличается от жилища барона Алека. Осматриваюсь, пока меня рассматривают находящиеся в зале... люди. Всё-таки люди. Страж пошевелил пальцами, и к нам кинулись со всех ног:

- Вымыть, переодеть, пусть отдохнут.

Нас потащили в тёмные коридоры. Экономят на освещении? Или просто лёгкий психологический прессинг? И Вителлий Север, и я умеем видеть в темноте. Есть специальные упражнения. Конечно, абсолютную тьму преодолеть человеческим зрением невозможно, так её здесь и нет. Мысли мои подобны хаотично движущимся частицам. Ага. Радует то, что пока мы с мужем вместе.

Мыться предлагается в огромных деревянных лоханях. Больше стандартной ванны. А дерево... какое-то маслянистое. Причём, не пропитано маслáми, а таково само по себе. Аромат... своеобразный. Почему-то подумалось об антисептической обработке... Ну и ладно! Две женщины помогли мне вымыть волосы, подали вместо полотенца халат с капюшоном и мягкие шлёпки, впитавшие влагу со ступней. Вителлия Севера тоже обслужили. С мытьём головы он справился самостоятельно, а халат и шлёпки получил из рук... служанок? Рабынь?

Проводили нас в большую комнату, в которой стоит автомат-ателье, знакомый по жизни в баронствах. Значит это принадлежность зáмка. А я, грешным делом, подумала, что серые лорды снабдили баронов устаревшими моделями бытовой аппаратуры.

- Пожалуйста, снимите всё, встаньте сюда и выполняйте указания. Это необходимо, чтобы определить параметры одежды.

Уйййй, какие слова здесь знают! Параметры! Смотрю на Вителлия Севера, получаю разрешающее движение век. Сбрасываю халат и шлёпки и встаю на платформу. Послушно изгибаюсь в разные стороны, поворачиваюсь, поднимаю и опускаю руки и ноги... Голографическая модель готова. Вителлия Севера отпустили быстрее. Барон (?) наблюдает? И предпочитает он женщин. Алек, где ты?!!

Униформу нам выдали... Можно было и не выяснять параметры. Мешок с дырками и завязкой, стягивающей ворот, в особом крое не нуждается. Мой мешок с боковыми разрезами до талии. Разрезы открывают бёдра, оставляя скрытой только кхм... кажется в законах о нравственности это называется "интимные части тела". Угу, вот эту часть и скрывает мешок. Ну и грудь закрыта. В верхней части одеяния на ткани не экономили. Собственно и длина до щиколоток тоже вполне приличная. Если бы не разрезы... Мешок Вителлия Севера длиной чуть выше колен и без разрезов. При такой ширине разрезы и не нужны. У меня, к сожалению, ширина плеч уже, чем ширина бёдер. Отсюда и проблемы. Впрочем, судя по покрою, не только у меня.

В качестве обуви - сандалии, напоминающие древние котурны. И всё. На этом наше переодевание закончено.

Отвели нас с мужем в комнату с круглым ложем из благородного сандала, похожим на постамент. Три ступени собственно к спальному месту. Балдахин и занавеси вокруг... Так на нас напялили одеяния для сна? Одеяния, прямо скажем, спартанские, а спальное место - не у каждого короля такое имеется. Была бы кошкой, - прижала бы уши от несоответствия.

Балахоны предложено снять. Ну это мы всегда пожалуйста! Сбросила одежду и обувь прямо на ступени, и улеглась под тонкое льняное одеяло. Вителлий Север последовал за мной. Служанки (рабыни?) ушли, оставив нас в темноте. Не до любви. Лежим рядом, расслабившись, чтобы набраться сил, и слушаем тишину. Запах сандала сбивает настрой... А только ли сандалом пахнет? Или это маскировка для другого запаха? Начинаю наполнять кровь кислородом, стараясь делать это незаметно. Судя по ускоряющемуся пульсу мужа, он делает то же самое. А вот поможет ли это нам, или только хуже будет?.. Но хотя бы, что бы ни произошло, мы это встретим в сознании. В здравом уме и твёрдой памяти, так сказать.

В комнате появился кто-то ещё. Ощущение присутствия... в кромешной тьме ничего не видно, движения не ощущается, а вот аура... Хозяин пожаловал.

Аура стража наглым образом начинает путешествовать по моему телу. Вот спрашивается, как укрыться от такого "внимания"? Начинаю прислушиваться, пытаясь определить местонахождение наглеца. Вроде бы нашла... Свесившись с ложа, хватаю со ступеньки сандалию и кидаю в направлении, откуда тянутся щупальца чужой ауры. Хлопок отбитой рукой обуви, приглушённое ругательство. То есть это я так думаю, судя по интонации. Языка не знаю. Барон Алек упустил этот момент. Точнее, он сказал, что язык стражей все стражи знают с рождения и не нуждаются в обучении. О том, что мне понадобится если не общаться, так хотя бы понимать, что говорят в моём присутствии, ни барон, ни я не подумали. Вот теперь и играю в "угадай мелодию".

- Как ты посмела, смертная!

В шипящем голосе звучит странное удовольствие. Его обладатель похоже рад. Кувырком покидаю ложе. Ага, вместе с мужем, как колобки скатываемся в разные стороны. Вот только мне совсем невесело. В комнате ощутимо светлеет, и я вижу стража в неизменном плаще с оскаленными мордами. И Вителлий Север возникает рядом с ним, и не успевает... ничего. Взмах когтистой руки, и мой муж отлетает к стене, как сухой лист. Значит без особого ущерба. Приземляется и снова летит на стража. Теперь уже не взмах, просто лёгкое касание, и после этого Вителлий Север обмякшей грудой рухнул, как будто из его тела враз выдернули все кости. Меня сковало холодом. Но мой муж жив... Жив! Благодарение небу! Пытается встать...

- Хороший, сильный самец. От него родятся здоровые, крепкие стражи. Пожалуй, оставлю для тебя, смертная.

Стараюсь держать расстояние между собой и стражем. Смешно! Он двигается так же быстро, как и барон Алек. Стальные руки швырнули меня на ложе. Извиваюсь в ярости. Вспомнила всё: когтями стараюсь дотянуться до глаз, а зубами впиваюсь в горло. Рычу и визжу, впадая в амок. Мне не хотят повредить, и это заставляет терять время. Но всё-таки через несколько минут меня скрутили. Длинные волосы - ловушка. Обстригусь налысо. Под ноль, то есть. Буду парики носить. К счастью у моего противника две руки. На одну руку он накрутил мои волосы, фиксируя голову, оберегая себя от укуса. Кожу на горле я успела прокусить! Вторая рука сдавливает мои запястья. Колени придавливают ноги. Мгновенье передышки для нас обоих, и вспышка отчаяния... Если бы мысль могла материализоваться, замок бы сгорел... Страж улыбается мне:

- Плати пошлину, за пребывание на моих землях, маленькая женщина. Ты только что повысила свою цену на порядок.

Молчу... Берегу силы.

- Мне нравится твой характер, маленькая женщина. Ты достойна стать матерью моего сына.

Завораживающий шёпот, и, без перехода, яростное рычание:

- Только поэтому у тебя ещё целы кости!

Лежу спокойно, не дёргаюсь. У меня будет только одна возможность выскользнуть. Если удастся поймать момент. Пока я оказывала сопротивление как женщина, а не как воин. Но меня ведь учили. С детства учили себя защищать! И все мои мужчины, кроме патриция Мария, начиная с легата Флавия и заканчивая герцогом Алонсо, все они учили меня драться с более сильным противником. Впрочем, не все. Барон Алек не учил. Но это не значит, что я не должна "повышать свою цену". Учитывая когтистость и клыкастость стражей обоих полов, вероятно прокушенное горло только повышает оценку партнёрши. Алек!!! Ну что же ты!!!

- В твоих глазах пылает Бездна, маленькая женщина. Зелёное пламя, скованное льдом... Прояви благоразумие, и получишь всё, что успеешь пожелать между двумя поцелуями. Я всё равно возьму тебя. КАК это будет, зависит только от тебя.

Замерев смотрю на склоняющееся ко мне прекрасное лицо. Ближе... ещё ближе... Пора. Останусь я без скальпа... Не помню, может ли регенератор восстановить волосяной покров... Мысль о париках была как нельзя более кстати. Выворачиваю голову насколько возможно, из глаз текут слёзы от боли, тянущей за волосы руки, пара сантиметров и мгновение... вцепляюсь зубами в нос стража. Кровь заполняет рот. Меня отрывают с яростным рычанием, взмах руки... Отстранённая мысль: "убьёт"... И... страж отлетает в сторону, булькая кровью из вырванной глотки. Меня накрывает чёрный плащ, змеи по кромке злобно шипят. Не на меня, на стража. А барон Алек, вытирая пальцы батистовым платочком, скучающим голосом шелестит:

- Это моя женщина. На ней моя метка. Ты забылся настолько, что нарушил основной закон, Ральф.

Ральф продолжая булькать кровью, силится что-то сказать, а я пытаюсь сползти с ложа, добраться до Вителлия Севера. Но плащ барона удерживает меня не хуже ловчей сети.

- Барон Алек! Выпусти меня! - И уловив холодный взгляд, прошу - Пожалуйста!

Дымные змеи из глаз барона метнулись ко мне, обняли, стиснув как тугой корсет... Аура ледяного ужаса привычно сменилась пламенем страсти. Только теперь в этом пламени появились новые оттенки. Появилась забота. Ага. Лежи под плащом и не высовывайся! Нужно мне очень! Как сказал кто-то из древних: "Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь." (љ А.С. Грибоедов "Горе от ума").

Плавное движение тонкой руки... Зеленоватые кольца туманной дымкой падают на тело Вителлия Севера. Муж отчётливо скрипит зубами, я вижу как напрягаются его мышцы, а на коже выступает испарина. Ему больно! С негодованием смотрю на барона, отвечающего мне лёгкой улыбкой. Шелестящий голос поясняет:

- Так будет быстрее, баронесса Воробышек. Боль вполне терпима.

Стремительное движение, и тонкие белоснежные пальцы отирают слёзы с моих щёк. Тихий шёпот струится в воздухе:

- Не расстраивайся, Воробышек. Всё хорошо. Я заберу вас отсюда, как только твой муж сможет идти самостоятельно.

Муж мой злобно смотрит на нас, но с пола пока не поднимается. Зато успевает встать на ноги регенерировавший страж Ральф. Отвесил мне изысканный поклон...

- Баронесса Воробышек, я покорнейше прошу меня простить. Алек неправ, я не забылся. Я видел метку, но твоя притягательность оказалась сильнее. Не смог устоять...

И бла-бла-бла в том же духе ещё минут на десять. Ни разу не повторившись! Такие способности надо поощрять. Придётся простить. Ага. Тем более, что со мной говорят вообще из вежливости. Алек меланхолично кивает, в такт дифирамбам, потом спрашивает:

- Сколько их было, Ральф?

И жёстко повторяет вопрос запнувшемуся посередине фразы стражу:

- Сколько?!!

Сижу на ложе, хлопаю глазами. О чём это он? Страж, похоже, прекрасно понимает вопрос, но отвечать не собирается. Зубы стиснул. Вителлий Север плавно поднимается с пола. Шагает ко мне, змеи предупреждающе шипят. Возмущаюсь молча. Не хочу влезать в разговор. Интересно, о чём идёт речь. Муж прислонился к ложу, усевшись на ступеньку. Тоже слушает. Ральф, вероятно поняв, что отмолчаться не удастся, цедит сквозь зубы:

- Они просто были слабыми.

Алек, зло улыбнувшись, сказал:

- Ты просто не соблюдал законы, Ральф.

Молчание... И барон продолжил:

- Вы считаете закон о доброй воле блажью выживших из ума стариков. И ваши дети, рождаясь, убивают своих матерей. И умирают сами. Умирают потому, Ральф, что в первые полгода жизни младенцев-стражей заменить мать не может никто. НИКТО, понятно?!! Они умирают от истощения, а вы, умники, считаете, что женщины были слабы!

Смотрю на Ральфа, вижу тьму и боль... Сколько раз ему приходилось смотреть, как умирают его дети?.. Какая страшная кара! Наказание за изнасилование должно быть таким, чтобы даже в голову не пришла мысль сотворить такое. Но стражи... Это уже... то есть вообще... Наказана и женщина, и стражи и дети. Женщина хотя бы успевала дважды стать матерью. Прежде чем умереть, разодранной в клочья рвущимся на свободу детёнышем.

Хриплый голос повторяет:

- Они просто были слабыми, Алек. Ради тебя надеюсь, что твоя женщина окажется сильнее, и тебе не придётся... не придётся смотреть... как... угасает твой сын... А рождаются они все одинаково.

Молча киваю на вопросительный взгляд барона. Потом поясняю:

- Они просто боятся не успеть. Торопятся. Их нужно успокоить, дать понять, что они не одни. Но энергию они забирают... Я сорок дней не могла их поднять, не было сил. Их укладывали в шаль, которую вешали мне на шею, и так я их кормила. Потом всё восстановилось. Наши дети ни разу не оцарапали меня. Хотя клыки и когти... ну ты их видел.

- Они? Алек...

- Двое, Ральф. Ты протянул руки к матери моих детей.

Глава шестая:
О том, как страж приносил извинения Воробышку, о прорыве из Бездны, а также о хозяйничаньи Воробышка в Делоне.



Страж по имени Ральф буквально взмыл в воздух, и оказавшись рядом со мной, полоснув себя когтями по руке, протянул мне истекающую алой кровью конечность. Старательно удерживаюсь, чтобы не заорать, перекатившись на другую сторону. Алек спокоен, а Вителлий Север проявляет интерес. Кровь льётся, пропитывая благородный сандал... А регенерация... не "включается".

- Я не знал, Мать стражей. Возьми мою жизнь в уплату за оскорбление.

Алек холодно смотрит на стража, и тот чётко проговаривает ритуальную, судя по всему, фразу:

- Я в твоей воле. А ты в своём праве.

И? Я хочу сказать, что? Как мне из этой ситуации выбираться? Беспомощно смотрю на барона Алека... Получаю индифферентный взгляд. Начинаю злиться. Нет, ну все сама!.. Интересно, что бы ответил папуля? Кровь продолжает течь. Две ступени безнадёжно испорчены. Ага, и балахон мой с одной сандалией уже в крови. Страж начинает пошатываться. Потеря крови сказывается... Мерзавцы! Все трое! Всё, я злая! Начинаю воспитывать.

- Твоя жизнь принадлежит не тебе, страж глубин. И не смей предлагать мне то, чем не владеешь. Кто займёт твоё место на границе? Я?!! Мне это не по силам. Каждому своё, страж.

Интонации благородного Кассия Агриппы заставляют тянуться в струнку всех присутствующих. Вителлий Север злится, но молчит. Алек улыбается, Ральф... плавно опускается на колено. Ноги не держат, понятно...

- Сделать тебе перевязку?

Яда в моём голосе хватит на всех змей... Вон как зашипели обрадованно. А я, опомнившись, говорю с упрёком:

- Амуницию нам верни. И оружие.

Барон Алек занимается перевязкой. Кровь остановилась сразу после моей отповеди. В комнату почтительно заглядывает один из зáмковых стражников. Страж Ральф отдаёт ему команду принести наши вещи. Все вещи.

Быстро одеваемся. Вещи вычищены. Холодное оружие - тоже. Импульсные пистолеты не трогали. Но, на всякий случай, мы с мужем их разобрали, и собрали. Алек высоко поднял бровь, удивляясь, как меня вымуштровали за эти годы. Не стала швырять в него ножи. В Делоне поговорим. Вителлий Север тоже молчит. Правильно! Никаких раздоров при посторонних. От семейной идиллии начинает сводить зубы. Интересно, в зáмке стража Ральфа его женщины и их мужчины живут большой дружной семьёй?

- Это зависит от женщины, баронесса Воробышек. Некоторых я держал при себе, допуская к ним смертного мужчину на одну ночь. Некоторых - наоборот, приближал к себе на одну ночь, а остальное время они жили со смертным мужчиной.

- Я опять думаю вслух?

- Я уже достаточно долго живу, баронесса Воробышек. У тебя очень выразительное лицо.

Барон Алек, к чему-то прислушивающийся уже некоторое время, резко говорит:

- Прорыв Ральф. На стыке участков.

И все разногласия оказались отброшены за неимением времени. Приоритеты...

Страж Ральф намешал себе какой-то напиток из нескольких составляющих. Немного того, немного сего... Исключительно для восстановления сил. Оружие... Двуручники, лезвия которых украшены (усилены?) рунной вязью. На мече барона Алека руны переливаются, то вспыхивая алым, то заливаясь чернотой сажи. У стража Ральфа клинок попроще. И руны светятся ровной синевой. А у нас с Вителлием Севером - импульсники. Другого оружия дальнего боя нет. Впрочем...

- Если у вас есть боевой лук, я могу помочь.

Стражи посмотрели на меня с одинаковым выражением на лицах. Перевод не нужен, и так ясно: курица не птица, баба не человек. Вителлий Север обратился к барону Алеку.

- Наше оружие действует на расстоянии нескольких сот метров. Если мы можем помочь...

- В Бездне есть твари, которых надо убивать мгновенно, благородный Вителлий Север. Они должны умереть прежде чем хотя бы капля их крови коснётся земли. Иначе тебе будут противостоять уже две абсолютно здоровые и очень злые твари.

Страж Ральф, уже не столь бледный, согласно кивает. Потом говорит:

- Летунов они могли бы уничтожать...

Мужчины смотрят на меня. Я не реагирую. Импульсник, это не двуручник. И стреляю я не хуже Вителлия Севера. И вообще, место жены рядом с мужем. Вот.

- Кариссима, на рожон не лезь. Держись на шаг позади меня.

- Как скажешь, муж мой.

И мы шагнули в портал, открытый бароном Алеком. И мне сразу захотелось оказаться подальше отсюда.

- Воробышек, отправляйся в Делон.

- Я справлюсь. Спасибо, барон Алек.

Ксенофобия расцветает. Надвигающиеся на нас существа заставляют понять, что фолкоссцы, вообще-то, симпатяги. Ага. Или это направленное психологическое воздействие? Как у стражей? От отвращения выворачивает наизнанку. Но я держусь. Чуть дрогнешь, - отправят в зáмок. И фамилии не спросят. И придётся провести дальнейшую жизнь на женской половине. С правом выхода только для представительской миссии. Призываю дорогую мамочку, и с холодным неудовольствием смотрю на волну нападающих.

- Кариссима, не строй из себя воительницу. Отправляйся в Делон.

Покосилась на Вителлия Севера, отвечать не стала. Включился рефлекс защиты дорогой мамочки? Поздно. Барон Алек переглянулся с Вителлием Севером... Дымные змеи метнулись из глаз... Темнота...

Очнулась на кровати, в спальне хозяйки замка. Без оружия, зато в роскошном одеянии для сна и с заплетёнными в свободную косу волосами, упрятанными в чепчик с оборками и лентами. Разозлилась страшно. Мужья нашли общий язык в заботе о моей безопасности. Выступают дуэтом. Появится Алонсо, будет трио. Выкарабкалась из кровати, вышла босая на балкон. Осматриваюсь. Ну конечно! Замок Делон. Выбраться - нереально. Не удивлюсь, если по коридорам, ведущим к выходу, ползают сатх. И балкон расположен таким образом, что ройх не подлетит. Вот гадство!

- Госпожа баронесса...

Поворачиваюсь. Три горничных в строгой одежде почтительно приседают. Беру себя в руки. Девчонки ни при чём. Хотя...

- Это вы меня переодели?

- Да, госпожа баронесса.

Покорное ожидание своей участи. У барона Алека не забалуешь, быстро отправит змей кормить. Тяжело вздыхаю...

- Приготовьте ванную. И одежду.

Вихри тёмных юбок метнулись к дверям в ванную, будуар и гардеробную. Планировка замков в основном стандартная. Небольшие отклонения только за счёт привязки к местности. Хотя в замке Зигги гардеробная была совмещена с будуаром. Но там был выкроен зимний садик. А здесь... Не знаю. Я впервые в хозяйских покоях. Когда мы с Зигги гостили в замке Делон, нам отвели гостевые комнаты. Ага, - целый этаж. Хммм, так меня что? Обделили площадью?

Думаю обо всякой ерунде, чтобы заглушить обиду. Взяли и как домашнее животное уложили в спальне! Негодяи! Что один, что другой! Впрочем, Алонсо мне бы и в портал не позволил пройти. Но он как-то умудрялся замаскировать свои действия, и они не вызывали протеста. А эти! Слов нет!

Я, конечно, понимаю, что мужчины поступили рационально. Им предстоит бой, и совершенно незачем отвлекаться на охрану дорогой мамочки. Понимаю. А простить всё равно не прощу. Нууу... во всяком случае, не сразу. Хоть бы выжили!..

Приняла душ и залегла в ванну. С эфирными маслáми, ага! Ароматерапия... Подремала, пока вода не начала остывать. Начала вылезать... Подскочившие горничные подхватили меня под локоточки, подсунули под ноги пушистый коврик, и закутали в огромную махровую простыню. Мягкая ткань мгновенно впитала влагу с тела и волос. Села перед зеркалом, встав на простыню ступнями. Надо халат банный сделать. И тапочки... Ну это потом. Пока что меня причёсывают, разбирая ещё влажные пряди, сбрызгивая каждую каким-то растительным составом. Не облысеть бы от такой заботы...

- Я хочу сделать себе одежду.

- Госпожа баронесса?..

Горничная в шоке. Женщины Алека вообще ничего не делали? Только желали и соизволяли? Вежливо улыбаюсь. Все три рухнули на колени и опустили глаза. Ужас какой-то! Вот надо же так запугать! Или это рабыни? И для них такое поведение нормально? Я как слепой котёнок! Алек мог бы записку оставить: "так и так, дорогая, обращаться с горничными (рабынями?) следует..." Старательно выравниваю отяжелевшее от гнева дыхание, пока девчонки не попадали в обморок...

- Что не так?

- Если госпоже баронессе угодно заняться рукоделием...

- Угодно. - Милостиво киваю. - Мне угодно заняться моделированием одежды.

- Сейчас придёт Альфия. Она отвечает за гардероб госпожи баронессы. Госпожа баронесса изволит выпить чашечку чая?

Опять милостиво киваю. Расцветшие горничные (рабыни?) бегом кинулись готовить перекус. Интересно, что в замке Делон подразумевается под "выпить чашечку чая"?

Похоже встречать барона я буду сидя в кресле на колёсиках. Налопалась до осовелого состояния. Пироженки крохотные, тают на языке, лепестки каких-то цветов в сиропе, орехи в меду, гранатовые зёрнышки опять же в меду, вяленые фрукты, цукаты, шербет, пахлава... Попробовала всего по чуть-чуть, и не дышу... Не прилипнуть бы! Засахарилась...

Окунула пальцы в лимонную воду с розовыми лепестками... Их тут же почтительнейше вытерли.

- Здесь есть сад? Хочу погулять...

- Конечно, госпожа баронесса.

Поскольку в состоянии такой сытости о снятии мерок не может быть и речи, делаю себе парео. Альфия притащила образцы. Я создавала одежду из тканей, с которыми имела дело в процессе обучения в резервации. А здесь... изобилие! Выбрала тонкую, приятную на ощупь ткань, расцветку сделали бледно зелёную с яркими цветами. В качестве обуви - вьетнамки. Задрапировалась, и пошла гулять.

Мечтать о побеге оказалось без толку. Сад расположен в одном из внутренних двориков зáмка. Очень мило. Цветущий кустарник, плодовые деревья, газончики-лужайки с мягкой травой, по которой хочется пройтись босыми ногами... ручеёк с каскадом водопадов сделан так, что можно проходить под радугой, загадывая желание. Охотничьи собаки барона безотлучно сопровождают меня. Ну я их уже видела, так что не побежала с воплями в зáмок, а протянув руку, позволила её обнюхать. Хвосты вежливо качнулись, и мы отправились гулять.

Набрела на качели. Точнее, на диван, подвешенный на цепях. Ну, не диван, конечно, а широкая скамья покрытая шёлковым ковром и устеленная подушками и подушечками. На таком сооружении надо качаться в длинном платье с ворохом нижних юбок, а я - в парео. Почему я не сделала себе патрицианскую одежду? В патрицианских тряпках можно спрятать беременную слониху. Кстати, пора бежать одеваться. Парео Вителлий Север точно не оценит. Не в чужом доме. Особенно, учитывая, что для меня этот дом - не чужой. Что меня здесь ждут... Даже гончие псы хвостами виляют... Собачки согласно завыли. Мороз по коже!

Вспомнила, как гончая барона дралась со звериком с Модены. Клочья белой шерсти, и обломки ядовитых игл... вой и рычание... пришлось Алонсо растаскивать животных. Так они и не пришли к взаимопониманию. А, может, как раз и пришли. К тому, что на одной планете им будет тесно... Ага, как моим мужьям. Впервые задумалась над странной любовью животных к Алонсо. Даже гончие барона, увидев его впервые, не сделали попытки разорвать его. Наоборот, толкались друг с другом, стремясь, чтобы герцог их погладил. Я знаю, что иногда рождаются люди с подобным даром. Святой Франциск Ассизский, например. Но Алонсо - не святой. Он глава Великого дома, адмирал космофлота, диверсант, мой муж и отец троих из восьми моих детей. Дона Алмира, ныне покойная, сказала мне: "Мигелито хороший мальчик. Добрый..." Может быть звери чувствуют в нём эту доброту?.. Не знаю... Три собаки остались рядом со мной, остальные - убежали.

Встала на платформу, сняла мерки, создала голографическую модель. Альфия отправилась думать над фасонами, а я быстро сделала себе восточную одежду, с шальварами, тонкой рубашкой, кафтаном, чадрой и тюбетейкой. Туфельки мягкой кожи с загнутыми носами завершили образ. Оделась, подсурьмила глаза, и... Занялась привычным делом, - тку ковёр. Горничные в полуобмороке, но молчат. И правильно! Пора бы уже барону с Вителлием Севером вернуться!

Успела сделать большой ковёр и маленький коврик. Задумалась о гобеленах... К счастью, появилась Альфия с папкой эскизов. Уселись собирать мой светлый образ. Ага. Чтобы сразу мужчин наповал убивать одним своим видом. Одежда, обувь, причёска, аксессуары... И побрякушки, как же без них!

Три часа ушло на создание скромного наряда. Поскольку мы в баронствах, фасон ограничен строгими рамками: никакого декольте, - шея закрыта до подбородка, руки - до основания большого пальца, юбка в пол. В остальном - полная свобода действий. Ни в чём себе не отказывай, как говорится. Сделали верхнее платье из змеиной кожи. Подобрали зелёные оттенки с золотистыми кромками чешуек. Милые змейки где-то водятся. Толщиной с меня. Об их длине - вообще молчу. Но это не сатх, а что-то другое. Впрочем, неважно. Верхнее платье-безрукавка прямого фасона, длиной до середины икры. То есть скроено, как будто прямо, а на самом деле по бёдрам расширяется. Подбирали выползок (сброшенная при линьке змеиная кожа) таким образом, чтобы величина чешуек по низу была больше, чем вверху. Это как при вязании косами. Прибавляешь изнаночные петли между косами, или увеличиваешь количество петель в косе, и расширение идёт без искажения рисунка. Маленькие хитрости рукоделия. Шесть разрезов от линии бёдер отделаны золотом. Расклешённое нижнее платье с широкими рукавами - из тонкого шёлка светло-зелёного цвета с вытканными золотыми веточками, на ладонь длиннее верхнего. И шальвары. Из шёлковой вуали. Ноги как будто окутаны туманной дымкой серебристо-зелёного цвета. Странное сочетание цветов. И холодные, и тёплые... Я никогда бы такого не сделала. И зря!

Туфельки змеиной кожи на небольшом каблучке, подкованы серебром. волосы подобрали в золотую сетку, скреплённую черепаховыми заколками. Украшений отобрали несколько комплектов. Так и не смогли определиться! Потому что хочется надеть их все и сразу! Но... нельзя! Обидно! Что ж, буду ждать Вителлия Севера. Он безошибочно выбирает какие побрякушки мне следует надеть. Как мы будем общаться... Барон Алек объявил меня своей женой. А что скажет или сделает Вителлий Север? Ой, не знаю... Опять я виновата буду! Папуля ещё со своими требованиями! Стражи нужны, кто спорит! После того, как я увидела тварей, прущих из Бездны... Стражи нужны!

Наконец-то появились! Вселенная раскололась и соединилась. Примерно, как при нуль-переходе. Из разлома вышли барон Алек и мой муж. Далеко внутри разлома виден силуэт стража Ральфа, поднявшего руку в приветственном салюте. Бегу встречать. Бежать в новом костюме можно нормально, а не как в старокитайской одежде.

Барон Алек, в шоке, рассматривает меня. Аура недоверчиво оглаживает мои ступни, двигается выше... Возмущённо смотрю. Молча, чтобы Вителлий Север не возбудился. Пока что, муж доволен жизнью... Война - лучшее времяпрепровождение для таких, как он. Судя по движениям, - не ранен. Вот и хорошо.

С поклоном протягиваю мужчинам серебряный чеканный поднос с графинчиком крепчайшей настойки и серебряными стопками. Одинаково насмешливые улыбки... Ну да, я играю в хозяйку зáмка. Мужчины воюют, а мне что делать? Детей делать ещё рано. Не готова я...

Выпили по стопочке, Вителлий Север смахнул слёзы с глаз. Барону Алеку хоть бы хны.

- Мыльня готова. Успеете освежиться перед обедом.

Старательно избегаю прямого обращения... Как мы станем разбираться в сложившейся ситуации? Не знаю, и не загадываю. Пусть мужчины решают.

Барон Алек разрешил ситуацию просто:

- Будь моим гостем, друг мой.

Муж приподнял бровь, весело удивившись, после чего витиевато поблагодарил барона. У меня заныли зубы от таких церемоний. Ну ладно, эта ночь - ночь гостеприимства. А следующая? И вообще! Сколько мы здесь будем прохлаждаться?!

- Кариссима... Твой отец абсолютно прав... Нам нужны стражи.

Сердце моё замерло... Не дыша смотрю на Вителлия Севера... Улыбка у него... С такой улыбкой ставят на кон последнее. Или сдирают с раны присохшие бинты. Есть же целая резервация!

- Не для барона Алека, кариссима. Традиции стражей...

Круто повернувшись, муж, быстро вышел из зала строевым шагом. Смотрю на барона Алека, жду объяснений. Дымные змеи охватывают мои плечи. Ласково поглаживают, успокаивая...

- Воробышек, объясняться твой муж не будет. Ему тяжело далось это решение. Осознать свой долг было просто, достаточно поучаствовать в ликвидации прорыва и увидеть его результаты... Твой отец мудр. Каждый должен исполнить свой долг. А для меня нет выбора, Воробышек. Свой выбор я сделал давно. Увидев в саду среди облетевших деревьев маленькую храбрую птичку...

- О каких результатах ты говоришь, барон Алек? Что?..

- Там было небольшое селение. Вы, люди, странные существа! Положено селиться в границах тени зáмка. А для вас, - не запрещено, значит разрешено. Вот и... результаты. Они пировали там несколько часов. Только поэтому нам так быстро удалось загнать их обратно. А иначе... Пока Ральф развлекался с вами, твари могли подобраться прямо к стенам.

Вспомнила увиденных тварей... Металлический привкус во рту... Слюна стала вязкой, и я пытаюсь сглотнуть. Ледяной ужас ауры барона обхватил кольцами, не давая упасть, вынуждая бороться за каждый глоток воздуха. Прихожу в себя. Что ж... Если людей предупреждали... Себя в этом винить вообще глупо.

Музыка... Похоже на оргáн. Ну да... роялей в зáмках я не наблюдала. Душа поднимается ввысь, в небо... И рыдает, истекая каплями дождя... Пространство увеличивается... Зáмок и так не маленький, а наполненный музыкой... Идём с бароном сквозь стены. У огромных дверей, ведущих в капеллу, останавливаю барона.

- Вителлий Север не любит, когда кто-то смотрит, как он играет. Барон Алек...

- Увидимся за ужином, баронесса Воробышек.

Поцеловал мне руку и растворился в стене зáмка. А я попыталась просочиться внутрь помещения. Двери открываются неожиданно легко... Села на скамеечку для ног, стараясь занять меньше места.

- Кариссима, сядь в кресло. Ты простудишься.

- Я боялась, что ты меня выгонишь. Ты всегда меня выгоняешь...

- Ещё пара минут, кариссима... Не спрашивай ни о чём...

И я сидела молча в кресле, сбросив туфли и забравшись в него с ногами. Сидела, пока импровизация не сменилась классическими пьесами. Потом Вителлий Север закончил играть, погладил клавиши кончиками пальцев... Благодарность?

- Мы можем уехать утром, муж мой.

- Алек предложил то же самое.

- Тогда... Я не понимаю...

А в моих ушах звучит его рёв "она моя!!!". Что такого могло случиться?

- Кариссима... Не спрашивай. Я не отвечу. Считай это любезностью, или чем хочешь считай! Считай, что я решил проявить благоразумие, выполнив пожелание главы Регентского Совета! Не спрашивай!

- Хорошо... Как скажешь муж мой...

Проталкиваю слова сквозь сжавшееся горло... Я больше не нужна Вителлию Северу. Он не из тех, кто склонен делиться. Пытаюсь не заплакать... Надо только чаще моргать, чтобы слёзы не выливались... И всё будет в порядке... наверное...

- Кариссима? Что за слёзы? Тебя воспитывали как чистокровную. Воспринимай это как промежуточный контракт.

Начинаю прикидывать удастся ли достать маникюром до наглой военной морды... кхм... до лица возлюбленного супруга... Меня хватают на руки:

- Высеку. Не посмотрю, что здесь ты жена барона Алека.

- Это будет нарушением законов гостеприимства. И барон отзовёт своё приглашение.

Выворачиваюсь из рук, отпрыгиваю к дверям капеллы, показываю мужу язык и убегаю. Копирую поведение девятилетней Милагрос. Всё-таки дети тоже оказывают влияние... Не всегда положительное. Но, слыша за спиной фырканье Вителлия Севера, я радуюсь, что мне удалось его развеселить. Мы переживём это. Пережили же мы с Зигги? Вот только, что было в том селении, заставившее мужа пересмотреть своё решение?.. Вспомнила фразу, некогда сказанную мне Алонсо: "Удивительная, пойми. Некоторые вещи женщинам знать не надо. Просто не надо, и всё." Интересно, какие слова подобрал бы Вителлий Север... Прорычал бы что-то типа: "Иди, кариссима, сделай себе новое платье, или ещё какой-нибудь ерундой займись"? Барон Алек, скорее всего, просто придушил бы меня своей аурой. Не насмерть, а чтобы не возникало лишних мыслей.

Барон теперь для Вителлия Севера боевой товарищ. Не в этом ли причина скоропалительной смены решения? Флавию он не отказал, потому что они сражались рядом. И потому что "прекрасный год". Вздохнула, вспомнив ласковое "Воробышек..." Твари Бездны настолько допекли легата-прим, что он пожелал сражаться с ними руками своих потомков? Умру от любопытства! И ведь никто ничего не скажет!

К ужину вышла в тёмно-вишнёвом платье из аксамита. Альфия согласилась, что для парадной одежды это одна из лучших тканей. Фасон одежды выбрали восточный. Верхнее платье из аксамита, нижняя рубаха тонкого шёлка, и аксамитовые шальвары. А вместо берета сделали тюрбан. Украсили бриллиантами и жемчугом. Посмотрела в панорамное зеркало... Высокий гребень с кружевной мантильей и наряд в староиспанском стиле идут мне больше, но... Но! Вителлий Север злится, когда я одеваюсь по моде миров Союза. А в тюрбане... можно. Надо сделать одежду в китайском стиле. Я в ней нравлюсь всем без исключения. Даже папуле. Альфия счастлива. Сидела без дела пока я не появилась? Или барон её для меня притащил откуда-то? Надо расспросить барона.

Барон поцеловал мне руку, вызвав вспышку ледяного пламени в глазах консула. Милостиво улыбаясь протянула руку Вителлию Северу. Язык показывать нехорошо... Муж удивил меня, щёлкнув каблуками склонился к руке, как будто большую часть времени проводит в светских салонах. И почему я начинаю узнавать Вителлия Севера, когда нам осталось семнадцать лет?!

Глава седьмая:
О том, как Вителлий Флавиан обменял Империю на невесту.



Ужин прошёл, как пишут политические обозреватели в тёплой дружественной обстановке. Говорили исключительно о погоде. "Погоды нынче стоят замечательные". Не знаю, кто и когда сказал это впервые... А когда я уже совсем собралась потренироваться в меткости метания столовых приборов, барон, неожиданно, спросил Вителлия Севера:

- Твой старший сын, Вителлий Флавиан, до сих пор навещает барона Казимежа. Что ты собираешься предпринять? Девушка выросла, и негоже играть её судьбой.

Открыла рот спросить "какая ещё девушка", потом вспомнила о юной Катаржине. Но разве она не замужем за бароном Витольдом младшим? Их вроде-бы обручили. И, в любом случае, жену Вителлию Флавиану подберут из миров Союза. Папуля позаботится. Если бы брак моего сына с дочерью барона был желателен, то Кассий Агриппа давно бы их "окрутил". Расстроилась за сына. Вспомнила какими глазами он смотрел на девочку. Но в Империи нет закона о моногамии. Вителлий Флавиан может взять Катаржину младшей женой. Надо обсудить это с отцом. Политика - страшная вещь! Дорогим мамочкам привыкнуть легче. А гордой дочери барона... Наложницей она не будет, а Императрицей ей не бывать. Муж, понаблюдав за мной несколько секунд, ответил:

- Решать будет Кассий Агриппа. Он глава Регентского Совета. Надеюсь, мой сын не нарушил каких-нибудь традиций?

- Я бы сказал.

Встали из за стола, прошли в гостиную. Мужчины беседуют, я осматриваю резные панели, закрывающие камень (?) стен. Интересные существа изображены... Если смотреть прямо, то видны цветы и листья, а если под углом, то видны хищники, готовые к прыжку... или броску... на некоторых панелях - огромные змеи. Поёжилась.

- Баронесса Воробышек, что тебя беспокоит?

- Странные картины для гостиной, барон Алек. Или это комната для сбора охотничьих трофеев?

Муж мой, осмотревшись, пожал плечами. А барон Алек с новым интересом взглянул на меня:

- Значит ты увидела, баронесса Воробышек...

Дымные змеи в глазах заиграли, разворачивая кольца... Сейчас атакуют! Приготовилась нырнуть под стол. Потом опомнилась. А барон, вежливо улыбнувшись, протянул мне руку.

- Уже поздно... Завтра ты захочешь навестить барона Казимежа...

Киваю согласно. И мы втроём идём по коридорам. Возле гостевого этажа барон передаёт меня Вителлию Северу, улыбается, отвешивая поклон, и уходит. Уходит? Исчезает! Только чёрные крылья тьмы взметнулись в коридоре... и уже никого нет. Вителлий Север притянул меня к себе. Но ещё целых полминуты мы смотрим вслед барону.

А потом мы любили друг друга. И оттого, что эта ночь была как бы подарена нам бароном, чувства заиграли новыми красками. Или, для Вителлия Севера будет правильнее сказать: "зазвучали по-новому"? Не знаю... Знаю только, что ночь была чудесной. Нежной и страстной одновременно... Наутро же муж сообщил, что отбывает в армию, - необходимо разобраться с покушением. А меня он заберёт позже. Сам, или пришлёт кого-нибудь. Мне следует ждать здесь, не высовываясь даже к Кассию Агриппе. А так же, вовсе необязательно ограничивать близкое общение с бароном Алеком одной ночью. Раз уж я его жена.

И я расплакалась от обиды. Утешение и компенсация морального ущерба заняли время до обеда. Потом Вителлий Север всё-таки сбежал от меня, воспользовавшись визитом барона Алека. Я, в быстро сделанных патрицианских тряпках, прикрывшая паллой нечёсанные космы, и безупречно элегантный барон Алек, в неизменном чёрном плаще, проводили дорогого гостя до площадки ройхов.

- Не расстраивайся, баронесса Воробышек. Твой муж желает быть уверенным в твоей безопасности. Жду тебя через час в малой столовой.

За час меня привели в порядок. Я успела помедитировать, пока меня причёсывали... Надела очередной маскарадный костюм, придуманный Альфией, и отправилась в малую столовую. С тремя собаками, появившимися из ниоткуда. Барон Алек встал, приветствуя меня. Не ограничившись этим, подошёл ко мне, поцеловал руку, и подвёл к небольшому круглому столу, поставленному явно недавно. Не более ста лет назад.

- Баронесса Воробышек... Прости мою вольность. Пока есть возможность, хочу быть ближе к тебе.

В шелестящем голосе слышится улыбка, дымные змеи лениво клубятся в невероятных глазах, кольца ауры охватывают жёстким корсетом. Он что? Собирается уложить меня в койку среди бела дня?! Шелестящий смех...

- Ты такая забавная, маленькая храбрая птичка... Ешь. После обеда мы отправимся навестить барона Казимежа.

Отправились на двух ройхах. Молчу, ничего не спрашиваю. Барон Алек объявил себя моим мужем только перед стражами, моими мужьями и отцом? Впрочем, барону виднее... В баронствах меня знают как жену Вителлия Севера. Наверное, барон избрал правильную линию поведения...

Как чудесно летать на ройхе! Выше гор! К солнцу! И пикировать вниз, к крошечному зáмку, подобному детской игрушке. Зáмок стремительно растёт, и вот мы приземляемся на площадке, где нас встречают барон Казимеж с супругой. Баронесса Моника за эти девять лет не сказать, чтобы не постарела, но, глядя на неё, понимаешь смысл поговорки: "зрелый плод слаще". Если Катаржина пошла в мать, то... всё равно решать будет Кассий Агриппа. Расстроилась, но стараюсь не показывать вида.

Обменялись приветствиями. Меня рассматривают с удивлением. Ну да... они же не знают о дорогих мамочках. Но барон Алек, например, тоже не стареет. Ага, уже несколько тысячелетий не стареет. И никого это не удивляет! Хотя, барон, - не человек. Ну и что! А я, - чистокровная!

- Принимай гостью, Моника. Алек, ты прибыл как нельзя кстати! Я только что снял пробу с бочонка, закопанного в день рождения первенца. Исключительно удачное вино! Нежное, как детская щёчка, и пьяное, как весенний воздух.

- Ты поэт, Казимеж!

Барон Алек тонко улыбается, а я в панике думаю, что такое вино достают по-поводу. А мы без подарка! Барон Алек, успокаивающе, говорит:

- Баронесса Воробышек, не пугайся. До свадьбы наследника барона Казимежа ещё три недели.

Произнесено слово "свадьба", и в воздухе возникло напряжение. И что мне делать? Не знаю... Вот чего мне точно не надо делать, так это обнадёживать семью барона Казимежа. Надеюсь, что у молодёжи хватило ума не заходить далеко в своих отношениях... Если бы Вителлий Флавиан был герцогом Империи, то детей бы уже обручили. Но, к сожалению, мой сын - Император. И принадлежит не себе. А Империи. Имея перед глазами пример обоих отцов и деда, устроивших личную жизнь по своему усмотрению, сложно следовать политическим требованиям. Но придётся. У Кассия Агриппы не забалуешь.

Вежливо улыбаюсь, молчу. Проходим в зáмок, где нас встречают слегка испуганная Катаржина, и готовая к битве за свою внучку Ядвига. Было бы забавно встретиться здесь с сыном...

Пока обмениваемся приветствиями, рассматриваю девочку. Ей сейчас около двадцати. Они почти ровесники с Вителлием Флавианом. Вот только Вителлий Флавиан при любом раскладе будет жить минимум сто лет. Это если сделает прививку. А он сделает, потому что у военных это - традиция. А Катаржина, если и доживёт до ста лет, то... что говорить об этом! Но дети не думают, у них чувства! А девочка красивая... Фигура хорошая, - рожать будет легко. Жаль! Но каково будет ей стареть рядом с молодым мужем? Вот то-то! А прививку делать женщине, способной рожать, - нельзя. Всё равно меня не послушают. Молодые считают, что будут жить вечно. И любить, - тоже вечно. Но мы-то знаем, что даже самая горячая любовь заканчивается через пятьдесят-шестьдесят лет. Если не делать перерыв. Оптимальный срок совместной жизни для чистокровных - тридцать лет. Для тех, кто стареет вместе, это не столь актуально. А вот чистокровные, не подпадающие под эталон, создают временные семьи. Перерыв на отдых, или жизнь с другим партнёром, и возможно возобновление брака. Нет такой любви, которая длилась бы триста-четыреста лет. Генетики продлили молодость, но не смогли ничего сделать с чувствами. Вителлий Север уйдёт как раз, когда его любовь ко мне уйдёт тоже... Кощунственно подумала, что с этим мне повезло...

Шаги... торопливые, но по-военному чёткие. Ах, эти дети... Никакого терпения!

- Мама! Что ты здесь... Мы с Марием беспокоились!..

- Ерунда! Тебя другое беспокоит, сын мой!

Картину с них писáть! Ага! Вителлий Флавиан держит ручку Катаржины, заслоняя её собой от... меня? Смешно! Девочка смущается, но не сдаётся. Подбородок высоко держит. Молодец! Хорошая аббатиса получится! Потому что, если мне не удастся их убедить наступить на горло своей песне, стареть Катаржина отправится в монастырь. Гордость ей не позволит остаться рядом с мужем. Юлия, возможно, нашла бы слова... А я... Нет во мне способности убеждать.

- Я говорил с благородным Кассием Агриппой, мама. Тебе нет необходимости подбирать слова, я уже их все слышал.

- И?

Недоумённое молчание.

- Продолжай, сын мой. Что ты решил?

Мой мальчик оставляет Катаржину, и, подойдя ко мне протягивает свёрнутый в трубку гербовый документ. При переходе из рук в руки над ним вспыхивает герб Империи. Изменение цвета доказывает подлинность и мой допуск к содержанию. Читаю и перечитываю... В голове не укладывается! Хотя, исторический прецедент, вроде бы, имеется. В древнейшей истории Земли.

- Твой отец?

- Сказал, что я уже взрослый. Мама... пожалуйста, пойми...

- Не проси меня о понимании, Вителлий Флавиан. Я не мужчина. Ты всё равно остаёшься моим сыном. Кстати, раз уж ты отказался от Империи, тебе должны вернуть лен Флавиев.

- Мне ничего не надо, мама! Моего жалования хватит для нас обоих!

- Бла-бла-бла! Ты принял взрослое решение, Вителлий Флавиан. Начинай рассуждать как взрослый! Семья создаётся не на день. И у вас будут дети. Ты собираешься таскать жену с детьми по гарнизонам? А если с тобой что-нибудь случится? Ты не в штабе сидеть будешь, сын! Твоя вдова должна растить детей на военную пенсию? Так? Или ты заодно отказался и от службы?!!

- Мама!!! Как ты можешь! Я...

- От Империи?..

Баронесса Ядвига пришла в себя. И, в шоке от услышанного, чуть не села на пол. Катаржина успела подхватить бабулю. Где бароны?!!

- Забудь, благородная Ядвига. Он уже отказался. Официальное отречение. Надеюсь только, что гражданской войны не будет.

- Не будет. Я передал власть благородному Кассию Агриппе.

- Ннда? Тогда поторопись со свадьбой, сын мой. Пока дед не нашёл тебе невесту. С Кассием Агриппой и раньше было невозможно спорить, а сейчас тем более.

- Что случилось? Баронесса Ядвига? Тебе нездоровится?

Барон Алек на меня не смотрит, но его аура тяжёлым обручем легла на мои бёдра. Стараюсь сдерживаться. Не хватало ещё закатить безобразный скандал.

- Барон Алек, будет ли мне позволено обратиться к тебе с просьбой?

Дымные змеи из глаз барона покружили по залу, и свернулись кольцами в сузившихся глазах. Плащ чёрным водопадом стекает с плеч... Нечеловеческая красота...

- Обратиться, - позволено. Слушаю тебя, Вителлий Флавиан.

- Я прошу тебя заменить моего отца.

- Вителлию Северу это вряд ли понравится.

- Я не могу отвлекать сейчас легата-прим, барон Алек.

- Жди, когда отец найдёт для тебя время.

- Он не хочет ждать, барон Алек. У него чувства!

Растерянность и обида в глазах сына больно резанули по сердцу... Но что делать? Я же хочу, чтобы ребёнок был счастлив, а не мучился через десять-пятнадцать лет, глядя, как мучается жена. Тридцать пять лет для мужчины и для женщины - две большие разницы, как сказал бы Франциско. Даже если Кася, родив два-три раза, сделает прививку... Она умрёт раньше. Лет на сорок раньше... Не смогу объяснить!

- Мама, не надо плакать. Я всё понимаю, Юлия говорила со мной. Но мы... это наша жизнь...

- Ты прав, Вителлий Флавиан, конечно, прав... Барон Алек... Я не знаю что предписывают традиции, но я неплохо изучила своего отца. Не пройдёт и суток, как Вителлия Флавиана отзовут отсюда приказом Императора. И вернуться он сможет оччень нескоро. Поэтому, если девушка и её родители согласны на брак, то он должен быть заключён, и завершён сегодня. Катаржина отбудет с мужем к новому месту службы.

- Что значит "завершён"?

Барон Алек улыбается, змеи в его глазах танцуют, свиваясь кольцами. Аура поползла вверх. Придётся заняться рукоприкладством!

- Это значит, что брак должен быть реальным, барон Алек.

Вспомнила гонку за вчерашним днём, устроенную Алонсо примерно по той же причине, невольно улыбнулась. Может быть, Катаржину ещё и не отдадут? Посмотрела на детей, - ничего не поделаешь. Готовы в огонь и в воду. Придётся выколачивать из папули лен Флавиев. А может он сам расщедрится?.. Похоже, баронства обзавелись ещё одной легендой. Баронесса Ядвига встала с кресла и хлопнула в ладоши.

- Времени мало. Приготовьте капеллу. Кася, живо переодеваться!

Вот так, смотрины перешли в свадьбу. Я ошиблась ненамного. Отец всё-таки сжалился над внуком, и прислал за ним катер через час после рассвета. Вителлий Флавиан, вынес на руках свою молодую жену, пунцовую от смущения, и с покрасневшими от слёз глазами. Детёныш был груб? От неопытности? Или... Вспомнила, что говорил Алонсо о первой ночи Милагрос и Маноло. Всё-таки хорошо, что меня миновала чаша сия. Впрочем, патриций Марий не был груб. Наоборот...

А о подарках мы не позаботились! Ладно, это дело наживное. У меня всё равно здесь ничего нет. Только то, что получено от барона Алека. Голова кругом идёт до сих пор! Теперь мы с Вителлием Севером в родстве с бароном Казимежем и баронессой Моникой. Как это называется? Сваты! А Юлия - Императрица! Уже по-простому не заглянешь чайку попить... Мне никаких предписаний от отца не поступило. И хорошо. Муж сказал сидеть тихо и не отсвечивать. Вот и буду тихо сидеть... в замке Делон. Ага, сатх по коридорам гонять.

- О чём ты думаешь, баронесса Воробышек?

- О сатх.

- Тебе не надо бояться сатх, маленькая птичка. Теперь они будут тебя защищать.

Представила себе эту картину... Поёжилась. Шелестящий смех закружился вокруг меня, отражаясь от стен малой гостиной. Баронесса Ядвига с интересом посмотрела в нашу сторону. Ждём известия о благополучном прибытии Вителлия Флавиана к месту прохождения службы. Или он сначала к деду отправится? Как бы объяснить барону Казимежу, что меня здесь нет?

- Казимеж, Вителлий Север прибудет за своей женой сам. Или пришлёт её старшего сына. Благородному Кассию Агриппе, да живёт он вечно! ни к чему знать о местопребывании своей прекрасной дочери.

- Я помню Кассия Агриппу, Алек. И понимаю, о чём ты...

Но прежде чем сказать это, барон Казимеж посмотрел на свою мать. Баронесса Ядвига согласно прикрыла веки... Матриархат! Вот, как это называется! Задумалась, удастся ли мне погладить сатх... Псы барона покорно терпят поглаживание... Но и только. А к Алонсо они лезли, требуя внимания... ну да, он добрый! А я, - ехидна! Не нашла ни одного слова для Катаржины, говорила только с сыном. Я вообще не представляю, что можно сказать жене моего ребёнка! Юлия нашла бы нужные слова, чтобы девочка не чувствовала себя брошенной. А я, - ехидна. Даже подарка не сделала!

Экран дальней связи, оставленный Касе Вителлием Флавианом (где он его взял?!!), засветился. Проверила, правильно ли я сижу, чтобы не попасть в область обзора... Вроде бы всё нормально... Барон Алек шевельнул тонкими пальцами... Чёрный плащ с глубоким капюшоном окутал меня облаком... Прохладные сумерки... Теперь меня точно не увидят!

Вителлия Флавиана не наблюдается. А наблюдается какой-то офицер в парадной форме. Сердце кольнула тревога. Аура барона успокаивающим ужасом сдавила горло. Когда с трудом получаешь каждый глоток воздуха, беспокойство отходит на задний план... Офицер внимательно рассмотрел собравшихся в малой гостиной: бароны Казимеж и Алек, баронессы Ядвига и Моника, скользнул взглядом по мне (интересно, как я выгляжу? Или меня вообще не видно? На всякий случай, не шевелюсь...) и сделал жест, переключающий каналы связи, объявив:

- Его Императорское Величество, Кассий Агриппа.

На экране отразился кабинет в Императорской резиденции. И сам Император, и Юлия, и (слава Богу!) Вителлий Флавиан с ошеломлённой Катаржиной. Дети держатся за руки, вероятно, им досталось на орехи... Отец, ой! прав Алонсо! Император выглядит так, что мы все встали, приветствуя. Папуля посмотрел в мою сторону... Вот, я - курица безголовая! Хотела же не шевелиться! А как?! Если даже барон Алек изволил встать, приветствуя Императора.

- Барон Казимеж, я благодарю тебя и прекрасных Ядвигу и Монику за доверие, оказанное моему внуку. Как только они с прекрасной Катаржиной прибудут к месту дислокации, центурион Вителлий Флавиан свяжется с вами.

Ещё один взгляд в мою сторону (видит?!!), и продолжение:

- Благородному Вителлию Флавиану переданы родовые владения Флавиев.

Короткий военный поклон, переключение каналов связи, и уже знакомый офицер объявил:

- Аудиенция окончена.

Очередной военный поклон, и экран погас. Папуля недоволен... Опять поёжилась. Это тебе не сатх! Может ему змеёныша к коронации подарить? Или пару пёсиков?.. Собаки и змеи барона выглядят очень импозантно. Как раз для императорского двора! И прокормить их недорого. Можно провинившихся скармливать...

Какая-то дурь в голову лезет! Голова разболелась... Барон выпутал меня из плаща, и плащ исчез. Новые родственники мои притихли. Даже баронесса Ядвига. Папуля подавляет... К счастью, Катаржина - девочка с характером. Надеюсь, её учили обращаться с автоматикой, и у молодой жены центуриона не будет проблем с одеждой, обувью и питанием. Ах нет, с питанием будут! В зáмках готовят на кухне. Кулинарных автоматов нет. А девочка должна хорошо питаться. Дети упорно работают над обеспечением Императора правнуками. И это правильно! Ладно, расспрошу баронессу Монику, чему и как учили юную Катаржину. С хозяйством она упрáвится. Предполагалось, что ей придётся командовать в зáмке. Так что должна быть обучена не хуже патрицианок. Во всяком случае, - лучше меня. Меня учили только детей рожать. И свою драгоценную персону беречь. Всё остальное осваивалось исключительно в психотерапевтических целях. Люди, которые получают контракт с дорогой мамочкой, должны о ней заботиться! Это аксиома. Это даже в мирах Союза знают. Вспомнила, как Алонсо неукоснительно выполнял все мои прихоти, утащив меня из дома в маленькую бухточку на побережье... Опустила глаза, стараюсь сдержать улыбку. Аура барона обжигает. Он что? С ума сошёл? Обращаюсь к баронессам:

- У нас примерно четыре часа до следующего сеанса связи... Не знаю, куда Император, да живёт он вечно! законопатит моего сына. Благородная Катаржина сможет управиться с поместьем? Ей придётся контролировать не только усадьбу. Конечно, у неё будут управляющие и тому подобное, но без хозяйского глаза...

Баронесса Ядвига задумчиво кивает. А я пытаюсь вспомнить что из себя представляют владения Флавиев... Три звёздных системы, и в каждой пара пригодных для проживания планет, плюс ещё те, на которых добывается, и перерабатывается сырьё для промышленности, плюс сама промышленность... Опять голова заболела! И почему я должна об этом думать?! Пусть Катаржина думает! Мужчины занимаются войной и политикой, а женщины - хозяйством. Ага, и ещё детьми. Вителлию Флавиану помогать будут только когда Кася объявит об ожидании наследника. А спрашивать будут строго. И налоги... Бароны налогов не платят. Кася не имеет о них понятия. Или имеет? Подданные барона должны пополнять его казну всякими податями... Бррр... Хочу в замок Делон. Сатх погладить. По лабиринту побегать с собаками наперегонки...

- Меня здесь долго не было. Я упустила момент расторжения помолвки Катаржины с бароном Витольдом-младшим.

Растерянное молчание. Аура барона сжимает кольца, становясь жёстким корсетом. Что я сказала?..

- Я не сказал тебе... Прошло много лет, баронесса Воробышек. Барон Витольд-младший умер и забыт.

Расстроилась из-за Зоси. Как она пережила это? Боюсь спрашивать. Потом вытряхну всё из барона Алека.

Дождавшись сообщения от детей о прибытии на базу, и посоветовав Вителлию Флавиану помочь Касе освоиться с оборудованием в их каюте, мы с бароном Алеком отбыли каждый на своём ройхе. Баронесса Ядвига предложила мне дождаться Вителлия Севера у них. Она права, конечно, это было бы "прилично", но... Но! Вителлий Север оставил меня в замке Делон. И туда же прибудет меня забирать. И ему вряд ли понравится перспектива лететь за мной ещё куда-то. Это то, что я могла сказать, не нарушая правил приличия. Не говорить же им, что Вителлий Север желает обзавестись потомством среди стражей. Совершенно незачем им это обсуждать. Впрочем, опасение вызвать неудовольствие мужа, явилось вполне достойной причиной моего отказа погостить у новообретённых родственников.

Глава восьмая:
О том, как барон Алек вступил в супружеские права, о сатх, о судьбе Лолы, любви Мария, а также о том, как консул с женой прибыл на столичную планету.



По прибытии в Делон, барон провёл меня в небольшую гостиную при апартаментах хозяйки зáмка, куда приказал подать чай. Подождав, пока я сделаю несколько глотков душистого напитка, он заговорил:

- Воробышек, нашу совместную ночь мы проведём в замке. Так надо. Я знаю, что должен отвезти тебя в долину, но... я не могу объяснить, просто поверь. Зáмок должен признать тебя хозяйкой. Это важно, Воробышек. Если тебе придётся искать здесь убежище в моё отсутствие, замок впустит тебя и твоих сопровождающих. А иначе, тебе сюда не попасть, Воробышек.

Слушаю барона, стараясь не таращить глаза слишком сильно. Я не понимаю этих тонкостей. Не сильна я в этикете. Алонсо понял бы... Вителлий Север... не знаю. Муж принял решение, и какая разница, где пройдёт "совместная ночь"?..

- Барон Алек, не надо объяснять. Я поняла, - ты знаешь, что делаешь.

Задумалась, говорить или нет о разрешении Вителлия Севера не ограничиваться одной ночью... Интересно, а если ночей будет две? То будут две партии детей? Третьи и шестые рóды? Или?.. Всё-таки поинтересуюсь.

- Барон Алек, можно я спрошу тебя?

- Конечно, Воробышек.

- А если ты проводишь с женщиной две ночи подряд, она рожает стражей дважды? На третий и на шестой раз? Или?..

Шелестящий смех наполнил комнату, отражаясь от стен. Дымные змеи в глазах барона развернули кольца и сплясали замысловатый танец. И я очутилась у него на коленях. Как?!! Гипноз?

- Воробышек, я уже давно так не смеялся... если чуть продолжить твои рассуждения, то и одна ночь может растянуться на несколько рóдов.

Начала краснеть от воспоминаний. Прошло столько лет... А я, оказывается, всё помню...

Барон встал с кресла, и, со мной на руках, прошёл сквозь стену в спальню. На этот раз одежда с меня не слетала. Она медленно таяла, уступая место поцелуям и прикосновениям. Сердце замирало и обрушивалось в пропасть, чтобы воспарить оттуда к небесам... А зáмок пил наши стоны... содрогаясь вместе с нами в пароксизме наслаждения. И это было... правильно!

Проснулась за час до рассвета, как всегда в баронствах. Привела себя в порядок и надела комбез и берцы. Собаки, неведомо как просочившиеся в спальню (тоже через стены ходят?!!), прыгают вокруг меня, предчувствуя прогулку. Барон наблюдает за мной из под ресниц. Спихнула его с кровати. Нечего разлёживаться!

- Я, - в лабиринт, барон Алек. Там есть какие-нибудь новшества о которых мне следует знать?..

- Три минуты, баронесса, и я присоединюсь к тебе.

Через три минуты мы, проскочив сквозь стены, выбежали через боковой выход. Точнее, это я выбежала. Барон Алек плавно скользит рядом. Я периодически посматриваю, касается ли он земли, и вокруг меня струится шелестящий смех. Барон веселится. Собаки радостно скачут вокруг нас. Вот так весело и непринуждённо прошли три уровня. И добежали до... озера? Его не было здесь! Или мы идём другой дорогой? Барон заскользил по воде, как паук-водомерка, а я растерянно остановилась. Я по воде ходить не умею. Это только мастеру боевых искусств под силу. Ага, и святые ещё ходили. Я, не являясь ни тем, ни другим, - не умею. Собаки тревожно заскулили... Роскошный жест правой руки... Светящаяся белизной тонкая кисть приглашающе протянулась ко мне... Висеть на руке? В том, что барон в состоянии меня удержать на весу, я не сомневаюсь, но... Но! Вспомнила, что вроде бы, если очень быстро переступать с ноги на ногу, то можно удержаться за счёт поверхностного натяжения. Зажмурилась и шагнула, уцепившись за барона (мужа! - он называет себя моим мужем), мгновенно очутилась у него на руках, и мы уже на противоположном берегу. Барон отпускать меня не собирается, хотя я возмущённо высвобождаюсь. Ага, только у барона руки длиннее.

- Воробышек, не вырывайся. Мы идём усложнённым маршрутом. Ты же хотела увидеть сатх?

- Я могу идти сама, барон Алек!

Злобно шиплю, не хуже сатх... Нет, хуже! Потому что когда из бокового тоннеля раздалось шипение, я вцепилась в барона, прижавшись к нему. Он, конечно, обещал, что сатх меня не тронут... Защищать будут, сказал! Что-то мне не верится, уж больно шипение недоброе. Насчёт доброты я, конечно, загнула. Скажем так... прохладный приём...

Смотрю во все глаза в темноту тоннеля. От шуршания, издаваемого чешуёй, по коже маршируют крупные, величиной с грецкий орех, мурашки. Барон прижал меня крепче. Сердце его бьётся ровно, ледяной ужас успокаивающе поглаживает меня. Причём в таких местах, до которых руками не дотянуться! Начинаю злиться... А под потолком тоннеля наконец-то загораются два красных глаза. Всё-таки они разумны! Столько холодной злости в безмозглой твари быть не может. Или может? Патологическое желание погладить сатх усиливается. Наверное, это я - безмозглая.

Слышится шипение-вопрос... Или это ощущение от змеиной ауры? Собаки барона порыкивают, но как-то неубедительно. Хвосты поджаты, а сами... Нет! Они не прячутся за барона, они... соблюдают дистанцию. Хотя, я думаю, что если барон прикажет, собаки бросятся рвать змеищу, невзирая на то, что у неё клыки длиной с мою ладонь. Ага, и от яда камень плавится... Показалась морда... Приближается... Плотнее прижимаюсь ка барону, хотя куда уж плотнее! Ещё чуть-чуть и за спину к нему продавлюсь. Пурпурные огни в красных глазах всё ближе... смотрим с сатх в глаза друг другу. Какой... древний разум. Плавно протягиваю руку. Держу на виду, позволяя "считать ауру", как делал Алонсо. Интересно, удалось бы Алонсо поладить с сатх? Прохладные чешуи гладкие и очень... живые. Мне трудно определить своё ощущение одним словом. Но, по-моему, в чешуях сатх рецепторов не меньше, чем в подушечках пальцев у человека. А, может, и больше! Провела кончиками пальцев вдоль головы от носа к шее... потом, не удержавшись, погладила "брови". Длиннющий раздвоенный язык щекотно коснулся моей щеки, лба, второй щеки... В общем, познакомились. Барон, со мной на руках, шагнул в сторону, открывая выход из туннеля, и сатх величаво двинулась (двинулся?) к озеру.

- Они в этот период меняют кожу. Потом купаются. Хорошо, что ты не испугалась, Воробышек.

- Я испугалась. Потом прошло... А "они" - это сколько? Зигги говорил пара-тройка...

- Я их не считаю, Воробышек. Сатх сами регулируют свою численность.

Не стала спрашивать, КАК регулируют. Вспомнила, что хотела задать другой вопрос.

- Ты сказал, что барон Витольд-младший умер и забыт. Это, насколько я помню, предполагает смерть в поединке. Вителлий Север? Поэтому они так удивились?

- Воробышек, что за мысли! Никто из твоей семьи к смерти баронета отношения не имеет.

Фраза прозвучала как-то неуверенно... Я начала вспоминать... Этот день мне запомнился. На сегодня это пока ещё самый страшный день в моей жизни. День, когда мой ребёнок чуть не погиб. Снова в памяти иссиня-бледное лицо Вителлия Флавиана, губы, пытающиеся улыбнуться, и кровь, стекающая из уголка рта... И удовлетворённая улыбка Лолы, видящей мою боль.

- Зигги? Приревновал свою жену? Когда?

- Не в тот день, Воробышек. Месяцем позже. Ты уже была с герцогом Алонсо, в его мире. Барон Зигмунд не пожелал оказать гостеприимство барону Витольду-младшему в своей долине. А мальчишка не понял, что его оставляют в живых только ради старой дружбы с его отцом... Прилетел в замок барона, когда барон гостил у его отца.

Интонации барона Алека заставили поёжиться. Что ж... Барон Зигмунд в своём праве, как говорят стражи. Но всё-таки! Не может же семнадцатилетний парень быть таким дураком! Или... может? Мне непонятны движения души моих сыновей. И мужей тоже, если уж на то пошлó! Я, в основном, эмоций и чувств не испытываю. Нет, испытываю, конечно, но они соскальзывают с меня, когда нужна "холодная голова", как вода с сатх. Вот папулю я прекрасно понимаю! А мои дети... Вителлий Север, Алонсо... Они для меня - тайна.

- Он думал, что это сойдёт ему с рук?

- Вероятно, пару раз сошло...

Всплеск воды и шуршание возвещают о скором появлении сатх. Барон поворачивается к озеру, не выпуская меня из рук. Впрочем, когда рядом сатх, мне на руках барона комфортнее. Искрящаяся полоса приближается... поднимается вверх, пурпурный свет из глазниц уже не пугает. Возможно потому, что в нём уже нет такой злости? Или это реакция на моё восхищение? Новая кожа сатх сияет, как будто инкрустирована бриллиантами. Радужные блики отражаются от стен... Шипение-шёпот, язык пробует наши ауры, и сатх, отвернувшись, гордо скользнула в свой тоннель. А барон, двинувшись вперёд, продолжил:

- Закрыть глаза на такое барон Зигмунд не мог, как ты понимаешь. И послал мальчишке вызов. Сформулировав, что если тот считает себя достаточно взрослым, чтобы навещать его жену, то он уже готов для поединка. Выиграет, - получит жену вместе с зáмком.

- Понятно... Как Зося это перенесла?

- Тяжело. Даже судьба Лолы не облегчила ей утраты.

- А что с Лолой? Зигги, что?.. Он ведь не... Не убил? Она мать его сына. Он... Алек!!!

- Бароны не убивают неверных жён. С ними поступают согласно обычаю. Баронесса Лола теперь носит густую вуаль, Воробышек. И закрытые платья.

- Почему... Что Зигги сделал с ней?!!

- Тишшше, Воробышшшек!

Я и сама уже затихла, потому что эхо моего крика гуляет по коридорам, отражаясь от стен. Как будто здесь двадцать человек кричат, вопрошая... Барон Алек быстро скользит вперёд, прижимая меня к себе, и выходит из горы на площадку. Здесь не как у Зигги в лабиринте. На этой площадке растут плодовые деревья, и ягодные кусты, стоят мраморные скамьи, покрытые толстыми коврами, имеется фонтан-скульптура. Ага, юная девушка с улыбкой наклоняет кувшин, из которого течёт вода в широкую чашу. Судя по виду - серебро. Не мелочится барон Алек. Тихим голосом повторяю вопрос

- Что сделали с Лолой, барон Алек? Что значит "согласно обычаю"?

- Да ничего особенного. Скелет лапы форокса окунают в специальный состав, и проводят ею от лопаток и до груди, через голову. Боль сильная, но со временем проходит. А рубцы остаются.

- Такие рубцы, которые нужно прикрывать густой вуалью? А... убрать их? Зачем так...

- Воробышек, баронесса не должна забывать о своём статусе. Ты же знаешь: чем выше поднимешься, тем больнее падать. Барон Зигмунд мог её убить, мог отправить к зáмковым девкам, или вообще вышвырнуть из зáмка. Но Лола мать его сына, и Зигги оставил её женой. Приняв меры, чтобы обеспечить её верность.

- Сын будет благодарен...

- Безусловно.

Барон Алек кивнул, потом внимательно посмотрел мне в глаза...

- Ты напрасно иронизируешь, Воробышек. Это баронства. У нас свои обычаи. И дети барона Зигмунда воспитываются в традициях баронств. И, да! Они благодарны отцу. За то, что он оставил их мать баронессой.

В шоке от услышанного смотрю на барона. Аура распоясалась, гладит меня буквально везде. Открыла рот, чтобы возмутиться, барон Алек закрыл мне его поцелуем.

- Воробышек, не отказывай... Ты знаешь своего мужа. Он пришлёт за тобой сегодня. Второй ночи у меня не будет.

Мужа я знаю, поэтому прекращаю сопротивляться, и начинаю получать удовольствие, уже запутавшись, где меня касается аура барона, а где сам барон... В зáмок вернулись очень нескоро. Практически к обеду. Мы слегка перекусили там, на горе... Так что голода не испытывали.

А обедать сели уже с Марием. Вителлий Север отправил за мной аж целый корабль. Продемонстрировать серьёзность намерений? Я могла бы и на ройхе вернуться. Высказав всё это сыну, получила в ответ нотацию, дескать на ройхе могла бы вернуться дочь главы Регентского Совета. А единственная дочь Императора должна передвигаться с подобающим эскортом. И? Я хочу сказать, что? Барон Алек пожал плечами, и самоустранился. А я в отместку начала пытать ребёнка:

- Вителлий Флавиан женился. Когда я увижу твою жену, Марий?

- Когда мне сообщат, на ком я должен жениться, мама.

- А сам? Нне?

- Брат вычерпал весь лимит терпения Императора, да живёт он вечно!, и мне остаётся смиренно ждать указаний.

- Значит, ни одна девушка не затронула твоё сердце. Так, сын?

- Я не думал об этом, мама.

- А если наш Император, да живёт он вечно!, подберёт тебе невесту из миров Союза?

- Я с радостью приму любую женщину, которую мне подберут, мама.

Разочарованно смотрю на барона Алека. Шипящий смех кружит по обеденному залу, заставляя слуг цепенеть.

- Хороший, почтительный внук. Насмотрелся на родительские страсти, и берёт пример с Императора, да живёт он вечно!

- Это жестоко, барон Алек.

- Зато честно, Воробышек.

Барон не желает мне помочь... Попыталась зайти с другой стороны:

- Ты готов к тому, чтобы жить в мирах Союза, Марий?

Ага, дрогнули ресницы! В умении владеть собой Марий даст сто очков вперёд Вителлию Флавиану. Приближается к уровню папули, ой, то есть берёт пример с Императора нашего благородного Кассия Агриппы, да живёт он вечно! Между прочим, знающие Кассия Агриппу говорят ритуальную фразу, введённую в обиход бароном Алеком, совершенно искренне, не желая взваливать на себя эту гору проблем, называемую Империей.

- Насколько я понял, - это жена приходит в дом мужа. В мирах Союза так же, как и у нас, мама.

Детёныш хочет остаться. Это понятно. Непонятно, что за трагедия с женитьбой...

- Ей будет сложно у нас... Придётся просить Юлию о помощи. А у Императрицы и так достаточно обязанностей...

Вот оно... Я так и знала! То есть, не знала, конечно. А вот сейчас разрозненные кусочки дали картину. Малыш влюблён в Юлию. Действительно, трагедия. Беспомощно смотрю на барона Алека. Ледяная аура, смешанная с огнём страсти контрастным душем окутывает меня. Марий хладнокровнее своего отца, и понимает, что ему ничего не светит. Юлия любит отца. И у неё никогда не будет детей. И вообще, ей осталось меньше тридцати лет жизни. Но выбирать невесту сын не будет, это ясно. Надеюсь, отец ничего не заметил. Придётся просить Юлию о помощи.

Разговаривать со мной о своих чувствах сын не пожелал. Вежливо, но твёрдо закрыл тему. Что ж, он уже взрослый...

- Мама, не надо плакать...

Марий досадливо морщится. Вероятно, думает, что таким образом я пытаюсь давить на него.

- Я плáчу, потому что вы уже взрослые. А значит, я старею...

Ребёнок в шоке смотрит на меня.

- Ты дающая миру жизнь, мама. О какой старости ты говоришь?! Мы уйдём, а ты будешь ещё молода.

- О том и речь, Марий... Но ты этого не поймёшь.

И мой первенец тихо ответил мне:

- Я это очень хорошо понимаю, мама.

Ну да... Юлии осталось около двадцати семи лет. Марий переживёт, он молод. А вот как уход Юлии перенесёт отец... страшно подумать. Кассий Агриппа привык к своей жене. По-своему любит её. Насколько он может любить...

- Я хочу увидеть Тита, Марий. Когда в Академии каникулы?

И тут сын меня убил. Ну просто насмерть!

- Каникулы отменены, мама. Теперь в нашей Академии порядки такие же, как и в мирах Союза. И организована диверсионно-разведывательная кафедра, курс обязателен для всех специализаций. И все выпускники Академии, продолжающие служить, обязаны пройти этот курс, согласно графику повышения квалификации.

Хлопаю глазами на сына. Это кто же такое придумал?!!

- И давно у вас эти нововведения? Вителлий Север мне ничего не сказал. Обещал, что я увижу Тита на каникулах.

- Через год, после закрытия границ. Мы с Вителлием Флавианом прошли этот курс ещё в Академии. А с охранными системами мне пришлось разбираться уже во время стажировки. Но Вителлий Север не обманул тебя, мама. Брат уже дважды устраивал себе каникулы.

Вспомнила Маноло и Лопе. Каникулы дети любят. А вот Тито пока не удалось настолько освоить охранные системы. Ну, он только второй год обучается...

- Надо и мне закончить этот курс...

- Вителлий Север этого не допустит, мама.

- Я не собираюсь волновать мужа новостями о своих успехах, сын. Кто, кстати, сейчас командует Академией?

- Император, да живёт он вечно! пока не решил этот вопрос.

- То есть, наш Император, да живёт он вечно! по прежнему возглавляет Академию...

Ребёнок вопросительно смотрит на меня, а я пока не могу упорядочить свои мысли. Ладно, об этом позже. Время терпит.

- Ты уже присягнул нашему Императору, да живёт он вечно!, Марий?

- Разумеется. Как и вся команда крейсера. Иначе меня бы не отправили за тобой, мама. Пожалуйста пойми: твоё положение изменилось. И степень свободы...

- Свелась к нулю. Я понимаю, Марий.

- Не так всё плохо. Наш Император, да живёт он вечно! признаёт факт твоего брака с Вителлием Севером.

- Я в курсе, сын.

Забылась. Заговорила, как герцогиня. Марий вытянулся в струнку, и поклонился, щёлкнув каблуками. Жаль, но до небрежной элегантности Кассия Агриппы и Алонсо моим детям далеко. У папули это врождённое, а в мирах Союза муштруют по-другому. Потому что Лопе уже успешно демонстрирует не только хищную грацию чистокровного, но и изысканное изящество аристократа из миров Союза. На весеннем балу светловолосый курсант с сияющими серебристо-серыми глазами произвёл фурор. До шестнадцати лет ребёнка интересовала охота, рыбалка, путешествия по различным планетам в поисках приключений. В шестнадцать взялся помогать в охране Милагрос. А мне, вместо того, чтобы веселиться с Алонсо, пришлось контролировать близнецов. Весенний бал мне из за этого совершенно не понравился. Муж любезничал с дамами, а я акулой кружила возле детей, отпугивая не только зятя и прочих молодых аристократов, но и юных представительниц благородных семейств, жаждущих познакомиться с Лопе. Во время весеннего бала Академия пустеет. Старшие курсы все поголовно прогуливают. Это несмотря на то, что как раз перед этим меняется система защиты. Стимул, - великая вещь!

Что-то изменилось... двигатели работают бесшумно, но... Но! Что-то изменилось!

Марий ещё только поворачивался к двери, а у меня уже в руке метательный нож.

- Кариссима... Почему ты всегда встречаешь меня с ножом в руке? Твоё недоверие больно ранит...

Разозлилась просто до невозможности. Нельзя было показаться сразу?!

- Марий, я забираю свою жену.

- Но, мой консул!..

- Портал работает в заданных параметрах. Это было последнее испытание.

Смотрю на растерянного детёныша и на волчью улыбку легата-прим, и начинаю соображать...

- Ты всё-таки сделал самонаводящийся портал, Вителлий Север?

- Кариссима... Ну при чём тут я? Я всего лишь тупой солдафон. Наши юные дарования, запертые в карцере, придумали.

- А говорят, что гауптвахты изжили себя...

Мы посмеялись. Втроём, вместе с Марием. Потом Вителлий Север взял меня на руки и шагнул... в фонтан. Вода, между прочим, холодная!

- Кариссима, не визжи! А то придётся тебя окунуть ещё раз!

- Вителлий Север, я тебя убью!!!

- Обязательно. Но сначала...

И? Я хочу сказать, что?.. Никуда не пошли. Преторианцы разбили палатку, в которой мы провели первые сутки после выхода из фонтана... то есть из портала, и заняли круговую оборону. Позже выяснилось, что Вителлий Север перетащил меня на столичную планету...

***


- Консул Империи! Устроился в палатке на площади, как какой-то... цыганский барон! А если бы не было преторианцев? Обошлись без палатки? Прямо так?!!

Стоим с мужем "на ковре" перед папулей. Точнее, это Вителлий Север стоит навытяжку, и ест глазами начальство. Я сижу в кресле, поджав ноги. Папуля в гневе расхаживает по ковру. Воспитывает... Юлия тоже в кресле сидит хихикает. Консульскую палатку продемонстрировали все новостные каналы Империи и сопредельных государств.

- Сядь прямо!

Испуганно выпрямилась, сложила руки на коленях, опустив босые ноги на пол. Сброшенные туфли нащупывать некогда... Фразу "а что сразу я?" успешно проглотила. А Вителлий Север, дав себе команду "вольно", спокойным голосом, от интонации которого у меня живот скрутило, сказал:

- Не надо кричать на мою жену, мой Император.

Папуля полыхнул глазами и... прекратил хождение.

- Подготовишь свою жену к выпускным экзаменам, Вителлий Север. Она будет тебя сопровождать. Если ей не удастся сдать экстерном, то придётся закончить Академию на общих основаниях.

Словосочетание "на общих основаниях" хотя и не несёт в себе смысла, заложенного в баронствах, всё равно вызывает устойчивую неприязнь. И зачем?!! Чтобы скрыть мою замену клоном?

- А можно я...

- Нет!

- ...спрошу?

Трогательное единодушие! И муж и отец рявкнули одновременно. Юлия расстроенно выпрямилась...

- Я только хо...

- Кариссима, помолчи!

- ...тела...

Начинаю часто моргать глазами, чтобы скрыть слёзы. Не кидаться же в драку с Императором, да живёт он вечно! Другое дело - с мужем. Но с Вителлием Севером мы и позже поговорим. Кассий Агриппа холодно смотрит на меня, призывая к порядку. Судорожно вздыхаю, успокаиваюсь. Почтительно ожидаю чем меня ещё порадуют. Ой, так я смогу пообщаться с детёнышем! Если буду в Академии?

***


Дааа... увидишь детёныша! Одиннадцать часов в сутки - сдаю квалификационные экзамены. Восемь часов на сон, час на приём пищи, и четыре часа на физические упражнения. Вителлий Север смеётся, гад, говорит, что мне оказано послабление, как дорогой мамочке. Ага, и что через месяц я "втянусь". Я уже сейчас хочу втянуться. В пещеру к сатх! Попыталась объяснить, что мне оно не надо. Немного пошвыряла в мужа лёгкие предметы... Всё небьющееся! Снять стресс нечем! Начала кидать в него ножи. Он ловит и бросает мне. Цирк! Через три минуты оказались в койке. Ага, стресс снимать...

- Кариссима, ты напрасно злишься... Приказ Императора, да живёт он вечно! никто не отменит.

Не стала отвечать. Укусила мужа за горло. Попутно задумалась: что если барон Алек вздумает обучать меня как стража? Так... на всякий случай... Вручит фламберг, или ещё какой-нибудь биденхандер с рунами, и вперёд! Вспомнила, как Зигги пытался научить меня приёмам владения длинным клинком. К счастью, барон Алек успел перехватить меч, прежде чем я отрубила себе полголовы... В мирах Союза диверсионной работе меня Алонсо учил, и Лопе пояснял то, что было непонятно. Конечно, самостоятельно я охранные системы не адаптировала под себя, но принцип действия выучила. Мысли перескочили с учёбы на семью: Лопе через четыре года закончит Академию... Надо подбирать невесту. В кандидатурах недостатка нет. Черноглазые сеньориты из лучших семейств вьются рядом с ребёнком как осы. Будет решать Император, да живёт он вечно! и Алонсо, как опекун ребёнка. Кстати, о детях!

- Я хочу увидеть нашего сына, Вителлий Север.

- Ты его недавно видела. И даже женила.

- Дурака из себя не строй. И так не особенно умный!

Посмотрела на мужа, скатилась с кровати, и быстро заползла под неё. И попробуйте меня оттуда вытащить! Муж пробовать не стал, аккуратно поставил кровать на другое место. Взял меня за шею, поднял... В его музыкальной лапище моя шея тоненькая, как у цыплёнка. А Вителлий Север смотрит на меня с нежностью:

- Кариссима, что тебе неймётся? Ты с синеглазым так нагло не разговариваешь.

- Повода не было. И ты уводишь разговор в сторону.

- У ребёнка плотный график, кариссима. Как и у тебя. Наш Император Кассий Агриппа, да живёт он вечно! пожелал видеть внука на коронации. Поэтому экзамены Тит сдаёт досрочно. Вот на коронации и увидитесь.

- Только одного внука? А остальные его не интересуют?

Испытываю странное ощущение... Волна ярости, поднимающаяся во мне плавит внутренности.

- Марий присутствует в силу должностных обязанностей. Вителлий Флавиан... Ему пока лучше держаться в тени.

- Чтобы наши соседи видели к кому обращаться в поисках недовольных? Они же не знают, что ребёнок не пойдёт против деда! А потом его убьют, чтобы сохранить тайну.

- Кариссима, ты смотришь исторические сериалы? Или это отголосок твоего пребывания в мирах Союза?

- Это поверхностный анализ ситуации, Вителлий Север.

- Решает Император, да живёт он вечно! Я прослежу за тем, чтобы Юлия получила полные списки. Если ты думаешь, что она в состоянии забыть о наличии у Императора, да живёт он вечно! внуков помимо Тита...

- И...

Запнулась, не зная как сказать о детях, находящихся в мирах Союза... Вителлий Север против ожиданий не взбесился. Наверное уже охладевает ко мне.

- Полные списки, кариссима. Это будет интересно.

Представила себе встречу с Алонсо и детьми на коронации... Начала икать... Муж отпаивал меня холодной минералкой, а когда это не помогло, собственноручно (!) заварил чай с корицей.

Глава девятая:
О том, как праздновали коронацию Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно!



Квалификационные экзамены я сдала. За вычетом идеологии. Когда мне начали рассказывать о мирах Союза, я объявила преподавателя лжецом. Поскольку занятия индивидуальные, то последствий это не имело. Вителлий Север отменил этот экзамен для меня. Лучше бы учебную программу поменяли! Если папуля, да живёт он вечно! собирается налаживать мирные отношения, то не надо представлять жителей миров Союза людоедами. Не столь примитивно, конечно, но смысл примерно таков: они в массе своей отсталые, безмозглые и вообще, неполноценные с преступными наклонностями. Забыли основное требование: уважай врага! Да что говорить?! Вителлий Север мне сказал об Алонсо, что он командует смертниками из штрафных батальонов. Но ведь это только в некоторых операциях! Понятие легат-прим в мирах Союза имеет несколько другую трактовку. Но это я сейчас знаю, прожив девять лет с мужем. Восемь, точнее. Если откинуть год патрулирования. Я, помнится, высказала мужу, что Вителлий Север нашёл бы возможность меня навестить. Алонсо ответил, что именно это и сделало меня мишенью номер один. А потом Вителлий Север сполна рассчитался с командором за моё похищение, представленное побегом. Увёз меня, оставив растерзанный труп клона...

Стою буфером между мужьями, перекатывая в пустой голове эти мысли. Алонсо прибыл с близнецами-стражами. Тито не смог сбежать с занятий. Он ещё двух лет не пробыл в Академии... Близнецы радуются встрече. Я почему-то опасалась, что они меня забыли... Напрасно. Барон Алек следит, чтобы наши дети не сбежали знакомиться с местностью. Они воспринимают только меня, барона и Алонсо. Ну и Тито ещё, но Тито, как я уже сказала, здесь нет. А вот старшие близнецы - есть. Милагрос с мужем и Лопе тоже прибыли на коронацию Императора Кассия Агриппы, да живёт он вечно. Милочка держится как настоящая гранд-дама. Утёрла нос всем патрицианкам. Знай наших! На Лопе засматриваются юные и не очень гражданки и жительницы Империи. Но если он и возьмёт себе жену из какого-нибудь патрицианского клана, то по примеру деда - бесплодную. А лучше поискать для ребёнка чистокровную. Или... в мирах Союза достаточно невест для обоих старших сыновей. И для Мария, и для Лопе. Марий стоит рядом с Вителлием Флавианом и Катаржиной. Держит равнение на Императора, да живёт он вечно! а на самом деле не сводит глаз с Юлии. Отец коронует и свою жену. Так что Юлия будет настоящей императрицей. Не то, что я.

Я не завидую. Зачем? Мне хватает и других проблем. Мой сын Тит Вителлий Север объявил меня шлюхой и предательницей и отказался со мной разговаривать. Ага, так и сказал:

- Шлюха, ты предала отца! Не смей разговаривать со мной!

Кто его в одиннадцать лет таким словам учит? А когда оба моих мужа рыкнули: "немедленно извинись перед матерью", оскалился, как волчонок, и извиняться отказался. Это счастье, что мы встретились до церемонии! Лопе за ухо отвёл брата к маленьким детям, объявив, что среди взрослых ему пока делать нечего. Потому что ребёнок за свои слова не отвечает. Тит обиделся страшно, но молчит. Как бы до братоубийства не дошло... А Вителлий Север извинился за сына, сказав во всеуслышание:

- Не расстраивайся, кариссима, я тебе ещё детей сделаю.

Алонсо молча улыбается, я тоже, не выдержав, рассмеялась. А тут как раз прибыл барон Алек. С подарками. Три детёныша сатх в корзине. А в другой корзине: дюжина щенков от баронских гончих. Алонсо тоже привёз папуле шесть детёнышей звериков. В общем, учитывая взаимоотношения звериков и баронских гончих, псарям императора будет весело. А кого назначат следить за сатх? Я не знаю. Змеёныши любопытные, выглядывают из корзины и злобно-радостно шипят. Как у них получается? Именно злобная радость. Вителлий Север в шоке рассматривает Алана и Аду. Ну да, они, когда увлекаются, перестают следить за когтями и клыками. И шипят не хуже сатх. Подобрались к корзине и тянут когтистые ручки. Змеи спрятались. Хоть и маленькие, а инстинкт самосохранения имеется!

Ну вот, церемония подходит к концу. Через неделю, присяга владетелей вассальных территорий. Представители миров Союза уже отбудут восвояси. А сегодня празднуем коронацию. Нас допустили к высоким персонам; Кассий Агриппа, да живёт он вечно! и Юлия благосклонно выслушали поздравления и пожелания. Приняли подарки. Ну не сами, конечно же. Папуля только милостиво кивнул. Выслушал доклад офицера своей службы безопасности, и приказал привести к нему Тита. О чём он говорил с детёнышем, я не знаю, но отошёл сын от Императора, да живёт он вечно! будучи пунцовым и со следами слёз на щеках. Ребёнок! Правильно его Лопе к детям отправил. Странно, Марий и Вителлий Флавиан в этом возрасте уже были личностями. А Тит... ещё ребёнок. Папуля подавляет. Наверное буду отдавать детей мужьям на воспитание. Ага. Детей от Вителлия Севера пусть воспитывает Алонсо, а детей Алонсо - Вителлий Север. Барон Алек будет контролировать процесс. Чтобы не расслаблялись. Надо папуле высказать эту идею. Ему понравится...

Вселенная раскололась и соединилась. Охрана Императора взяла их с Юлией в кольцо, приготовившись стрелять во всё, что шевелится. А на площади в вихрях схлопывающегося портала стоит мой Тито. То есть дон Алберто Гарсия Мигель де ла Модена-Новарро. В парадной форме Академии. С церемониальным оружием (!). Вытянувшись в струнку, держа равнение на Императора. Темноволосый, синеглазый, - копия Алонсо.

Шаг вперёд, щелчок каблуками, чёткий поклон... У детёныша врождённая элегантность движений, как у отца и деда. А сейчас ещё и отточенность, привитая муштрой. На первом курсе основное внимание уделяется строевой подготовке и подтягиванию курсантов до определённого уровня знаний. До пяти лет их к поступлению в Академию готовят дома. Просто где-то их муштруют, где-то обучают азам работы с системами безопасности, где-то учат навыкам общения... В общем, в каждой семье свои приоритеты. А первый курс Академии - выравнивает детёнышей для прохождения дальнейшего обучения. Учить их начинают уже со второго. Тито в системах безопасности разбирается. Поэтому его комната в Академии и была закрыта на уровне третьего курса на первом и четвёртого - на втором. Таки ребёнок всё же расщёлкал и этот орешек! А вот работе с порталами его никто не обучал.

Так... Зять и сын делают ребёнку страшные глаза... Понятно... Малыш говорит стандартно вежливые фразы поздравления и приветствия, округло слетающие с языка... Язык ребёнку хорошо "подвесили". Ага, язык без костей... Император, да живёт он вечно! пристально смотрит на внука. От такого взгляда Вителлий Север начинает запинаться и злиться. А Тито хоть бы хны! Закончил с Императором, да живёт он вечно! переключился на Императрицу. Юлия расцветает, внимая внуку. Я, в который раз, поражаюсь уровню её воспитания. Поддержать говорящего даже не улыбкой, а взглядом... Хотя Тито достаётся и улыбка. Папуля, да живёт он вечно! задумался. Наследника ищет? Самому лень делать? Или уже... нет, вроде бы ещё не слишком поздно...

А вот я напрасно решила передоверять воспитание детей мужьям. Детей Вителлия Севера можно отдать Алонсо. А детей Алонсо будет воспитывать Алонсо. Потому что Вителлия Севера уже не будет. Сердце резануло болью... Сморгнула слёзы. Ещё почти семнадцать лет... И сегодня праздник... Близнецы ласково шипят, прижимаясь ко мне. Когда они успели подобраться?.. Взъерошила мягкие волосики... Смеются...

- Мама...

Ребёнок шепчет, тревожно глядя на меня. Я не буду ругаться, сын... Это хорошо, что тебе удалось поздравить деда в такой праздник. Протягиваю руку, Тито цепляется за неё, притягиваю его к себе. Почти семь лет. Сын Алонсо более самостоятелен, чем одиннадцатилетний сын Вителлия Севера.

Вителлий Север рассматривает Тито с нейтрально-любезным выражением лица. Малыш спокойно выдерживает взгляд легата-прим.

- Как тебе удалось добраться до сквозного портала, сын?

- Просмотрел график перемещений моего брата Лопе, и определил координаты. А потом просто прошёл через контур.

- Просто прошёл? Там возрастное ограничение.

- Я его слегка подрегулировал... мой альмиранте.

Тяжёлый вздох Алонсо... А я, не удержавшись, улыбаюсь. Вспомнила, как Вителлий Флавиан примерно в этом возрасте лихо вскрывал дверные замки и сигнализацию дедовского флаера. Тито чуть старше и уже находит общий язык с охранными системами. Наша порода! Смотрю на Императора, да живёт он вечно! и вижу одобрительную улыбку. Не улыбку, - у папули не дождёшься; но тень улыбки присутствует. Вителлий Флавиан деда разочаровал. Мáрия Кассий Агриппа, да живёт он вечно! в качестве преёмника не рассматривает. Тит... Вителлии Северы созданы, чтобы командовать армией. Государство им не потянуть. Обычные люди не любят ходить строевым шагом и жить по уставу. Дед смотрит на Лопе и теперь ещё на Тито.

Площадь дружно ахнула. Пока я размышляла, близнецы добрались до Императора, да живёт он вечно! Преподнесли ему обмусоленные сладости. Поняли, что все подарки дарят, и оторвали от сердца... по половине конфеты. Вскарабкались на колени к Императору, да живёт он вечно! и сидят, довольные. Шипят ласково. Взволнованы. Когда они спокойны, - стараются говорить, как все. А дед их очаровал. Отрицательно качнул головой на вопросительный взгляд барона Алека. Решил пообщаться с внуками?..

Алонсо в шоке. Вопиющее нарушение дипломатического протокола. Конечно, Алан и Ада - внуки Императора, да живёт он вечно! но... Но!

- Почему у них конфеты? Алонсо?

Вспомнила, что Тито никогда не получал сладостей, выйдя из за стола... Да и за столом детёныша особо не баловали. Несмотря на то, что конфеты у нас исключительно домашнего приготовления.

Алонсо покосился на барона Алека. Дымные змеи нежатся на дне изумрудных омутов, щупальца ледяной ауры ласкают мои бёдра... Начинаю злиться. Вителлий Север смеётся. Нет, он конечно держит равнение на Императора, да живёт он вечно! но уголок рта подрагивает... Наконец-то послышался шелестящий звук голоса барона:

- Дети учатся быть незаметными, Воробышек. Как раз в этом возрасте они осваивают необходимые навыки в процессе игры.

- Я поняла. Стащить сладости из буфета - это такая игра. А слово "нельзя" к ним не применяется?

Барон в абсолютном шоке смотрит на меня. Чувствую себя матерью-ехидной. Конечно! Если это первые дети за несколько сот (или тысяч?!!) лет, им позволяется всё. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Но куда Алонсо смотрит?! С возмущением поворачиваюсь к мужу.

- Удивительная, держи себя в руках.

- Кариссима, сейчас не время...

Смотрю на барона Алека, ожидая что ещё и он меня одёргивать будет. Чего уж там? Мужья объединились, в стремлении "соблюсти приличия". Барон мечтательно улыбнулся мне. Кольца ауры жарким обручем впились в бёдра, поползли выше... Убью! Дымные змеи начинают насмешливый танец... Ну ничего!.. Рожу ещё двоих стражей и отправлю их в Делон! Пусть барон воспитывает. Посмотрю, как ему будет весело! Или Вителлий Север? Как раз до трёхлетнего возраста он ещё успеет пообщаться с детьми... Опять расстроилась. Старательно смаргиваю слёзы. Носом не шмыгаю, чтобы нос не покраснел. Отвернулась от мужей к старшим детям. Что-то мне показалось, когда я смотрела на Вителлия Флавиана с женой. Разглядываю Катаржину, светящуюся тихой радостью и удивлением... Не показалось. Интересно, знает ли сын, что через семь с небольшим месяцев станет отцом? А я - бабушкой. Смотрю на отца, да живёт он вечно! Получаю разрешающий взгляд, и иду забирать распоясавшихся детёнышей. Парадный мундир Императора их привёл в восторг. Все эти пряжки, висюльки, балтеус...

Кассий Агриппа передаёт мне возмущённых близнецов, и удивлённо поднимает брови. Ну да, пытаясь говорить, я нарушаю церемониал. Но мои дети и так уже его нарушили.

- Ты станешь прадедом, отец. Катаржина носит ребёнка.

- Я ничего об этом не знаю...

- Я не ошибаюсь, мой император.

- Не сомневаюсь. Хорошо. Можешь идти к мужьям. Твоими детьми от герцога де ла Модена-Новарро я доволен.

- Спасибо, отец.

Низко склоняюсь, и, покрепче уцепив выворачивающихся из рук детёнышей, отхожу к мужьям.

Дети, предупреждающе зашипев на Вителлия Севера, радостно лепечут, рассказывая Тито о своих подвигах. Старший брат внимательно слушает. А я уже отвыкла от их произношения. Они выучили много новых слов, но я их не вполне понимаю. Тито в их возрасте говорил более чётко. Хотя, у него, конечно, не было клыков...

Церемония закончена. А меня с Вителлием Севером пригласили на короткую аудиенцию. Погладила близнецов по головёнкам, улыбнулась Тито и Алонсо, и пошла на шаг позади мужа.

Кассий Агриппа, да живёт он вечно! решил сразу разобраться с семейными отношениями. Тит вызван на ковёр вместе с нами. Бледный до синевы начальник службы имперской безопасности, так и не пришедший в себя после выходки близнецов-стражей, включил запись нашей встречи. И опять я вынуждена слушать нелепые обвинения от нашего ребёнка. А отца интересует кто подсказал Титу такие сведения о личности матери. А Вителлий Север тяжёлым взглядом смотрит на сына. Раскол в семье императора. Да ещё и при посланниках сторонних государств! Положим, никто не слышал его выступления, но одиннадцатилетнего наследника Вителлия Севера стоящего среди детей, отдельно от семьи, - увидели все. Ну за это детёныш уже получил от деда.

- Вероятно, у тебя много свободного времени, сын.

Голос легата-прим тих и спокоен. Очень спокоен. Мне страшно. Тит изо всех сил старается не расплакаться. Вот надо так давить на ребёнка? Вырастет, переосмыслит ситуацию. То, что при посторонних семья должна быть едина, он уже понял. А это самое главное.

И вообще, всё не так страшно. Ребёнок инициативный, расколупал защитный контур дедовой базы данных. А там, в числе прочего, для него неинтересного, оказалась выборка из браслета дорогой мамочки, надетого мной на Юлию. Мать ему была интересна. И детёнышу страшно не понравились некоторые сцены из миров Союза. Всё цензурно, папуле не нужны интимные подробности. Но... Но! Я не должна была улыбаться чужому мужчине. Ага, и рожать от него детей...

Заступаться не стала. Зная Вителлия Севера, - только хуже сделала бы! А перед папулей, да живёт он вечно! заступаться бесполезно.

- Как тебе вообще пришло в голову лезть в архив Императора?!

- Мне сказали, что будут представители наших врагов. Я хотел подготовиться. Узнать о них побольше...

- Молодец. Подготовился?

- Ты сказал, что маму украли, что ты её вернёшь! А она... она...

- Напомни мне первый Евгенический закон сын. Или вас не учат Евгеническим законам?

Насупился, смотрит исподлобья... по-волчьи... Вылитый отец. Вителлий Север, в смысле. А консул с весёлой издёвкой спросил:

- Нам с Императором, да живёт он вечно! ждать пока ты вспомнишь, курсант?

Папуля, поморщившись, объявил:

- Когда мы в семейном кругу, не надо употреблять ритуальные фразы. Мне есть чем заняться помимо выслушивания всякой ерунды от ближайших родственников.

И уставился на любимого внука. Пристально. Так же, как незадолго до этого рассматривал Тито. Тит поёжился, стараясь, чтобы никто этого не заметил. Наивный ребёнок. Можно подумать мы не общались с Кассием Агриппой, да живёт он вечно! Мне, после такого пристального взгляда, всегда хотелось быть сиротой...

- Безопасность дающей миру жизнь превыше всего.

- Продолжай, курсант. Расскажи об исключениях к этому закону. Поправки к нему перечисли.

Заинтересованно смотрю на мужа и отца. Это, пока меня не было, уже законы поменять успели? Ребёнок хлопает сияющими ледяным светом глазами и краснеет. Потом выдавливает из себя:

- Первый Евгенический закон обязателен для всех, во всех без исключения, случаях. Поправок к нему нет.

- Молодец! Вызубрил.

- Я не зубрил! Я учил!

Папуле надоело слушать, он хлопнул ладонью по столу, сказав:

- Довольно. Возвращайся в Академию, курсант.

- Мой Император отдай мне курсанта на три недели...

- Не сегодня, Вителлий Север. Ознакомишься с планом его обучения, дашь рекомендации... Потом посмотрим.

Вернулись с мужем к семье. Одновременно с нами вышла патрицианка из клана Юлиев: Вителлия Флавиана и Катаржину пригласили на чай к императрице. Значит, отец нашёл время сообщить жене о грядущих изменениях в составе семьи. Вот и славно. Юлия тактична. Общаться с папулей на ранних сроках беременности я бы не рекомендовала даже тренированной дорогой мамочке. Меня прикрывал Вителлий Север, а у Вителлия Флавиана так не получится. Он просто не поймёт, как иногда важно для женщины быть "за" мужем. За себя я спокойна. Давить на меня, в присутствии Вителлия Севера не будет никто. Впрочем, при Алонсо мне тоже только комплименты доставались. За барона Алека не говорю. В его присутствии люди дышать боятся. Повезло мне с мужьями, короче!

Глава десятая:
О том, как воспитывают Вителлиев Северов.



Журналисты так и рвутся в бой. Преторианцы консула с трудом (!) сдерживают напор. Ага "общество желает знать", в каких отношениях я состою с герцогом де ла Модено-Новарро и с бароном Алеком. Невероятное сходство маленьких стражей и Алонсо тоже углядели. Охотничий инстинкт!

Вителлий Север с улыбкой рассматривает ретивых корреспондентов. Начинает впадать в ипостась "Лютый"... Положила руку на локоть мужа. Он успокаивающе коснулся моих пальцев своими. Значит, стрельбы не будет. Аура барона хлестнула по периметру, защищаемому преторианцами. Журналисты откатились назад, продолжая выкрикивать свои вопросы. Безмятежно улыбаюсь. Близнецы раздражённо шипят. Не нравится им напор лучших представителей СМИ. Тито, моя радость, взял детей за руки. Правильно! Иначе за ними не уследишь.

- Прекрасная выправка у твоего сына, командор. И у чистокровного близнеца тоже.

- Строевая подготовка учит экономно расходовать силы.

Военные рассмеялись, включая подошедших к нам Мария, Маноло и Лопе. Это шутка для "своих". Понятна только военным. Милочка надменно-любезно улыбается Вителлию Северу и барону Алеку. В основном, конечно, барону. Не может забыть, как он её выставил из своей комнаты. Улыбка легата-прим приобрела крокодильесть, а барон Алек отвесил супруге Повелителя придворный поклон. Живая тьма взметнувшегося плаща заставила Милочку отпрыгнуть. Не удержавшись, рассмеялась. Выдержала возмущённый взгляд дочери и благожелательным кивком ответила на витиеватое приветствие зятя.

Маноло и Милагрос отбыли в миры Союза сразу после бала, на котором Милочка утёрла носы всем патрицианкам. Её учителя не напрасно тратили своё время и силы. Из дочери вылепили настоящую гранд-даму, с успехом конкурирующую с императрицей Юлией. А я, на официальных мероприятиях, всегда нахожусь на шаг позади Вителлия Севера. Не рядом.

Алонсо с детьми задержался. Он не Повелитель, ему можно. Тем более, что Император, да живёт он вечно! пожелал познакомиться с внуками. Вителлий Север отправил меня в родовые владения, контроль над которыми был возвращён ему после нашего шокирующего прибытия в столицу Империи от барона Алека. Наверное, Кассий Агриппа, да живёт он вечно! решил обезопасить Новый Вавилон от нашего в нём пребывания. Палатка консула произвела глубочайшее впечатление. И теперь я ежедневно пользуюсь порталом. Утром с мужем, после построения и подъёма флага, переносимся в столицу, вечером - возвращаемся в казарму... кхм... домой. Но строевой подготовкой заниматься я по-прежнему отказываюсь. К такому извращению я не готова.

Сегодня отмечали день рождения близнецов. Алану и Аде исполнилось три года. Дед подарил детям небольшую звёздную систему. Подобрали специально с двумя почти одинаковыми планетами. Почти, - потому что расстояние от местного солнца всё же разное. Одна поближе, другая, соответственно, подальше. Но обе пригодны для жизни. Вителлий Север, естественно, подарил оружие. Впрочем, как и Алонсо, и прочие родственники. Ага, за вычетом барона Алека.

Барон сделал особый подарок. Объявив, что в три года страж уже может (и должен!) приступить к созданию собственного родового гнезда, он устроился с близнецами в императорских садах, запретив их беспокоить. Долго объяснял им что-то... Дети сосредоточенно слушали. Такие серьёзные личики, - сплошное умиление. А потом... потом дети добыли по нескольку капель крови, расцарапав себе ручки собственными когтями. Дёрнулась бежать к ним из комнаты наблюдения, была перехвачена Вителлием Севером, и усажена в кресло. Хорошо, хоть не на колени. Всё-таки мужей у меня в этой комнате двое присутствует... Сижу, наблюдаю. Точнее, сидим, наблюдаем.

Дети посеяли капли своей крови в песочек, и протянули над ним ладони, что-то шепча. Вероятно, формулу сосредоточения. А песок, ровный вначале, начал выращивать из себя... нууу... я теперь понимаю, откуда берутся сказки об избушках на курьих ножках. Домики, сформировавшись, шустро подпрыгнули, и побежали к детям, прятаться. У них когтистые лапки. Правда, не куриные, а как у звериков. Во всём остальном - избушки. Дети довольны. Запрятали домики в карманы, и щебечут радостно с бароном. В шоке переглянулась с мужьями. Интересно, чем питаются эти избушки? Сомнительно, что они вегетарианки. Надо поговорить с бароном.

Барон сообщил, что домики меняются и растут вместе с детьми. Каждый страж постепенно создаёт именно тот дом, который ему нужен. А питаются они только в момент роста. Ага, всем, что найдут поблизости.

- Значит Делон, - это твой дом?

- Когда мне было три года, Воробышек, Делон напоминал игрушечную голубятню. На ножках. Наши дети уже создали подобие жилья. Их зáмки вырастут быстрее.

Консул заинтересованно спросил:

- А остальные баронские зáмки? Ты их тоже выращивал?

- Их выращивал Делон. По своему образу и подобию. Зáмок сам определяет, какая линия обороны ему нужна. Прорыв на Альмейне - невозможен. Девятнадцать зáмков надёжно перекрывают разлом.

- То есть бароны исполняют обязанности...

- Я неточно выразился, благородный Вителлий. Бароны населяют зáмки. Чтобы зáмок жил, в нём должны быть живые разумные. Хотя бы сорок дней в году. Но предпочтительнее - постоянно.

Слушаю беседу барона с консулом, смотрю на своё отражение и вижу, как у меня медленно округляются и стекленеют глаза. Алонсо молча смеётся. Ему хорошо... А я...

- Кариссима, что с тобой?

- Представила маленькую казарму на когтистых лапках, которая будет постепенно превращаться в военную базу. Или ты думаешь, что твой ребёнок создаст что-нибудь пу́тное?

Вителлий Север предвкушающе зажмурился. Я озвучила мечту его детства? Он ещё успеет увидеть фортификационное сооружение, которое вырастит наш ребёнок. Или их опять будет двое?..

Алонсо напрасно смеялся. Расти избушки будут на Модене вместе с близнецами. И если они начнут питаться тем, что попадётся... Страшно подумать, что я увижу, вернувшись. Учитывая величину замка Делон... Это же сколько и чего надо слопать, чтобы вырасти в такую махину?! Интересно, где у Делона ноги. И какие они? Кассий Агриппа, да живёт он вечно! к избушкам относится индифферентно. Ну правильно, - до наших собственных пройдёт около четырнадцати лет. Незачем волноваться раньше времени. Папуля общается с Тито и с Лопе. Мотивируя тем, что встретиться с этими внуками удастся нескоро, ибо они отправятся в миры Союза. На самом деле, отец присматривает себе преёмника. Потомки Вителлия Севера его в этом плане не интересуют. Их дело воевать. Как жаль, что среди моих детей нет ни одного нашей линии. Хотя, от Вителлия Севера это будет кто-то типа Чингисхана. Возникает вопрос: а надо ли нам такое счастье? Ответа нет.

Через два месяца Алонсо вернулся к себе, повторив, что ожидает меня через четырнадцать с половиной лет. Как быстро бежит время! Поскольку теперь нет необходимости посещать столичный мир, мы с мужем практически не покидаем казарму. Родовое гнездо, то есть. Изредка нас навещает барон Алек. Общается он в основном с Вителлием Севером. Со мной барон около часа гуляет в парке. В своём чёрном плаще, сотканном из живой тьмы, он дико смотрится на аллеях, среди выровненных по линейке деревьев и подстриженных по одному уровню кустов. Впрочем, барон Алек везде у себя дома. В этом он похож на папулю и Алонсо.

***


Вот и пришло время пополнить клан Вителлиев Северов. Секунд Вителлий Север и четырьмя годами позже Терций Вителлий Север названы без фантазии. В семье мужа всегда было по одному ребёнку. Учитывая, что все Вителлии Северы были легатами-прим, утверждение, что война их любит - не преувеличение. Отнюдь. Вителлий сам занимается воспитанием второго сына. Муштрует, как муштровали его самого. Ребёнок на четвёртом году жизни пишет музыку. Плачет и импровизирует. Стихи у него странные. Но применять телесные наказания я мужу не позволила. Ага, устроила безобразный скандал, вогнав в шок всю обслугу. Не при ребёнке, конечно. Ребёнок оставлен без сладкого, и отправлен собирать листья с дорожек. Учитывая, что на дворе осень... Погуляет подольше на свежем воздухе. Попросила барона Алека поискать какие-нибудь поэтические сборники. В библиотеке Вителлиев Северов ничего такого нет. Клаузевица читать малышу ещё рано.

Выразила возмущение. Многие военачальники стихами не брезговали. Особенно восточные. У самураев вообще невозможно быть воином, не умея писать стихи. Кстати, да! Пусть пишет хокку. Офицеру полезно уметь выразить свою мысль несколькими словами. Начала вспоминать... Написáла страничку по памяти. Как положено, тушью. Каллиграфическим письмом. Только не на древнем японском, а на всеобщем. Древних языков я не знаю. И значки, которыми они писали мне непонятны. Может быть барон Алек знает? Надо спросить при случае. Писáла готическими буквами. Отдала детёнышу, приказала выучить, и написать о каждом трёхстишии, как он его понял. Вителлий Север отобрал у ребёнка листок, прочёл, и предложил лучше его высечь. Это будет гуманнее. Топаю на мужа ногами. Мне вредно волноваться перед родами, и я распустилась. Потом-то не поскандалишь... Надо пользоваться случаем. Но Вителлий Север уже просёк, что я просто развлекаюсь, хватает меня в охапку, и уносит в спальню. Наутро сошлись на том, что ребёнок будет три дня разбирать одно трёхстишие. А муж приказал найти все сборники хокку, которые только есть в Империи.

- Решил заняться стихосложением, муж мой?

- Не ехидничай, кариссима. Мне интересно. Жаль, что я раньше не наткнулся на эти... хо-к-ку.

Ну? Я хочу сказать, что? Муж не перестаёт удивлять.

Выбрала для первого раза трёхстишие об осени:

"О кленовые листья!
Крылья вы обжигаете
Пролетающим птицам."

© Кагами Сико



Детёныш задумался. Отправились с ним искать клён. Чтобы было наглядно. Нашли в дальнем уголке парка. Даже высаженные по линейке, осенние клёны радуют глаз. Набрали охапку листьев. Расставим дома. Если, конечно, это не будет нарушением внутреннего распорядка. Обратно возвращались втроём с Вителлием Севером. Он нас потерял, и кинулся за нами на флаере. Поскольку мне надо больше гулять, мы, не торопясь, вернулись к дому пешком. Малыш устал. Полдороги муж нёс детёныша на руках. Так странно видеть Вителлия Севера бережно держащего на руках спящего сына. Вспомнила досье, переданное мне отцом. Самого Вителлия на руках не носили. И смотреть клёны не водили. С трёх лет он жил по Уставу. Все ли Вителлии Северы росли без матери? Или неэталонных чистокровных допускали к воспитанию? Кстати, о чистокровных:

- Вителлий, а где твоя бабушка? Она жива?

- Жива, конечно. Ей только недавно двести лет исполнилось. Она вернулась в резервацию через полгода после рождения отца. Но иногда выезжает оттуда. Дед открыл на её имя счёт, куда внёс стандартную сумму за контракт с чистокровной. Бабушка не бедствует. У неё две семьи, а когда обе надоедают, она ездит по курортам. Я недавно виделся с ней. Перед тем, как отправился тебя забирать.

- Ездил за благословением?

- Типа того. Не ехидничай, кариссима. Ребёнок родится с вредным характером. Придётся применять систему наказаний.

- Познакомь меня с твоей бабушкой, Вителлий. Почему ты не заберёшь её сюда?

- Бабушка не любит это поместье, кариссима. Её выкрали из Резервации, привезли сюда и не выпускали, пока не пришло время зачать ребёнка. Ты знаешь, что чистокровные не могут сопротивляться инстинктам. Но это не значит, что бабушка забыла и простила. И она свободная женщина. Я не могу вот так просто забрать её сюда. Не смотри на меня так, кариссима. Ты моя жена. Мать моих детей. Тебя я вправе забрать откуда угодно.

Хотела поскандалить, покачать права, но устала. Отложила на будущее. И мы уже пришли к дому. Секунд так и не проснулся, когда Вителлий Север уложил его в кроватку. Слишком много впечатлений сразу...

- Почему ты сказал, что высечь ребёнка будет гуманнее, чем заставить его разобрать страничку хокку? Там всего шесть штук. Больше я навскидку не вспомнила.

- Кариссима, у тебя прекрасная память. К такой памяти ещё бы мозги... Не сверкай на меня глазами. Я тебя за другие достоинства ценю. Три дня на одно трёхстишие, - оптимальный срок. Один день, чтобы насладиться красотой стихотворения, впитать её... Второй день - осмысление и анализ. Третий день - сформулировать своё восприятие этого трёхстишия.

Молчу. Куда мне, безмозглой курице, о поэзии рассуждать. Холод стали в пальцах отрезвляет. Одно расстройство! И в драку с мужем не кинешься! А он бессовестно этим пользуется! Обзывается! Негодяй!

***


Муж с сыном разбирают хокку. Но музицирование продолжается. В этом Секунд пошёл в отца. Музыку он чувствует, вероятно, спинным мозгом. Интересно, как с этим дела обстоят у Тита. Первенец Вителлия Севера закончил Академию с отличием. Ха! Попробовал бы не закончить! Сейчас он отрабатывает контракт. Ага, на задворках Империи. Доложился Вителлию Северу по видеосвязи. Три недели, полагающегося после окончания Академии, отпуска провёл со старшими братьями. Я понимаю, что родовое гнездо Вителлиев Северов не стало домом для наследника рода. Он в нём так ни разу и не побывал. И ко мне он относится резко отрицательно. Но ведь так тоже нельзя? Консул не показывает вида, но он в шоке. Конечно, обвинять Императора, да живёт он вечно! в том, что они с Юлией плохо воспитали детёныша нельзя, можно под ЗОВ загреметь, но... Но!

Кассий Агриппа, да живёт он вечно! скорректировал распределение Тита. Отличников обычно оставляют при штабе. А Император, да живёт он вечно! законопатил любимого внука в захолустный гарнизон на границе. Надеется, что фронтир перевоспитает? Не знаю. Юлия расстроена, но молчит. Потому что демонстративное пренебрежение родителями со стороны внука Императора поощрять нельзя. Дурной пример заразителен.

В Академии сейчас учится мой внук Марк - первенец Вителлия Флавиана и Катаржины. Ещё у них есть дочь Ядвига - ровесница Секунда. И младший сын, Казимеж, уже пачкает пелёнки. Всё-таки, я невнимательная свекровь. Не подумала о том, что организм Катаржины не настроен на автоматическое регулирование промежутков между родами. Все дети, вроде бы, крепенькие; но, на всякий случай, попросила Манлия обследовать жену моего сына. Девочка работает на износ. И я не знаю, что делать! Катаржине уже двадцать семь лет! Конечно, она выглядит намного лучше, чем патрицианки её возраста, но... Но! Рядом с Юлией, она смотрится старшей сестрой.

Нас дети не часто посещают. Вителлий Север вообще гостей не любит. Исключение - только для барона Алека. А Вителлий Флавиан и Катаржина навестили нас по пути в баронства. Пролётом, на ройхе. Катаржина может летать всадницей, но в этот раз сидела в корзине с детьми. Ну, корзина - это, конечно, грубое определение. До бутоньерки, в которой перемещается Зося, дело не дошло, но тем не менее, очень комфортабельная выносная каюта получилась. Секунд проявил внимание к племяннице, оттаскав её за косы. Но Ядвига-младшая характером удалась в прабабку. И наш сын теперь щеголяет подбитым глазом и зелёными полосами замазанных царапин. Вителлий Север хохочет, обьявив, что из благородной Ядвиги получится великолепный легат. Ага, теперь её так и называют: легат в юбке.

Время идёт быстро. Вот и Терций Вителлий Север занимается строевой подготовкой, изучает хокку и Устав. С музыкой отношения у Третьего не очень. Безупречное исполнение кем-то написанного, и никакой импровизации. Не всем дано. Даже не всем Вителлиям Северам. Зато творения древних скальдов ребёнка заворожили. Все эти висы, ниды, эдды и дропы... Барон Алек притащил все рифмованные книги, до которых смог дотянуться. Для Секунда и Терция он "дядя Алек". Ужас! Детей не пугает аура барона. Вероятно потому, что они с рождения привыкли к нему. Вот теперь Второй продолжает изучение языка древних самураев, а Третий учит язык викингов. С помощью "дяди Алека". Книги, которые барон притащил из Делона, написаны на родных языках поэтов. И рисунки в них - в соответствующем стиле. Секунд в течение полутора лет учил со слуха японский, и сейчас, прогуливая на каникулах (четыре раза в год! По три недели! - маленький тунеядец), совершенствуется в изучении Бусидо. Отец с улыбкой проверяет, не изменился ли у сына разрез глаз. Секунд, смеясь, уворачивается, кланяется и убегает. А Терция захватила в плен Северная Муза. Барон рассказывает малышу древние саги о богах и героях. Жестокие сказки. Но я - женщина, и не понимаю. Для меня главное - что у меня есть семья. И скоро она увеличится. Опять двое. Барон Алек сказал, чтобы я не беспокоилась, он намерен присутствовать и, если понадобится, помочь. А что мне волноваться? Я теперь знаю, чего ожидать и смогу правильно распределить свои силы. Чтобы хотя бы есть потом самостоятельно, а не с ложечки...

Родились близнецы. Бадвард и Бальда Вителлий (Вителлия) Север-и-Делон. Когтистые и клыкастые. Ага, и шипят. И ещё воют, когда голодные. Вителлий Север притих. Насторожился, как крупный хищник. Наблюдает за реакцией окружающих, готовясь защитить своё потомство. От чего?! Это от них надо защищать!

На него дети не шипят. На братьев и барона тоже. Обшипели Мария и Вителлия Флавиана с семьёй. Кася опять беременна. Уже пятым ребёнком. Марк и Ядвига учатся в Академии, Казимеж отправится туда в этом году, Флавия только недавно начала ходить самостоятельно, а их брата мы ожидаем через четыре месяца. Манлий сделал Касе пластическую операцию. До тридцати лет Кася просто проходила курсы иглоукалывания и пользовалась народными средствами. А когда ей исполнилось тридцать, Манлий провёл восстановительные процедуры, применяемые при тотальном поражении кожи. Ожоги и обморожения различной степени тяжести, и прочее подобное... И теперь Кася выглядит на двадцать пять лет. Меньше нельзя. Там какие-то сложности. Я поняла из объяснений Манлия, что Касе будет достаточно раз в два года проходить восстанавливающий курс, и, разумеется, поддерживать форму, неукоснительно выполняя рекомендации врачей. Новые процедуры омоложения понадобятся через десять лет. А если делать внешность моложе двадцати пяти, - то через два года потребуются уже более сложные действия... да и зачем? Двадцать пять - оптимальный возраст для женщины.

Глава одиннадцатая:
О том, как Воробышек воспитывала первенца, и как близнецы-стражи знакомились с семьёй, а также о выборе барона Алека.



Марий до сих пор не женился. Дед не выступает сватом - не может простить ему происхожения. И относится настороженно. Патриций Марий непозволительно забылся, поставив личное перед имперским. Самое страшное то, что отец прав. Марий тоже ставит личное перед имперским. Политический брак ему заключать нельзя. Надо привязывать его к Империи. А он уже привязан. Отец всё видит. Не надо думать, что никто не замечает любви моего сына к Юлии. Посторонние, может, и не замечают, но мы-то...

Надо поговорить с Вителлием Севером. Или подбирать ребёнку бесплодную патрицианку и брать чистокровную по контракту, или находить в провинциях здоровую молодую женщину. Пусть рожает детей. Скоро вопросы начнутся. Марий, конечно, пользуется услугами контрактниц. Он способен отделить физиологические потребности от духовных. Но всё-таки, ему тридцать шестой год пошёл. Уже ребёнок прививку сделал... Придётся самой искать варианты. Или надавать первенцу по шее, чтобы не отлынивал от обязанностей. Мариев, кроме него, больше нет. Все казнены. Дорогой супруг позаботился.

Поговорила с Марием. Упрямая скотина. То есть, обер-офицер Его Императорского Величества Кассия Агриппы, да живёт он вечно! Юлию на него напустить, что ли? Или Вителлия Севера? Повернул разговор так, как будто мне требуются его наследники, чтобы получить под свою руку владения клана Мариев. Сейчас эти владения конфискованы в казну. Но после свадьбы, Император их передаст внуку. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! создал прецедент после бракосочетания Вителлия Флавиана и Катаржины.

- Мама, тебе не хватает земель? У тебя поместья в двух мирах. Но если тебя интересуют владения Мариев, наш Император, да живёт он вечно! тебе не откажет. Право на них у тебя есть. Ты мать наследника.

- А ты не слишком ли много о себе возомнил, сын?

- Я не готов жениться. Позже.

- Твой долг, обеспечить продолжение рода Мариев. Не хочешь жениться, возьми чистокровную.

- Я ещё не накопил на чистокровную, мама. Контракты, знаешь ли, дорогие.

- Мы тебе поможем, сын. Это важно.

- Нет, мама. Деньги на чистокровную я должен иметь свои. Вот когда накоплю, лет через двадцать, тогда...

- Не жди Юлию, сын. Это бесполезно. Она никогда не будет свободной.

Чёрные глаза первенца обожгли холодом космоса. Выпрямился, щёлкнул каблуками и собрался уйти. Сделала жест, запирающий двери. Вителлий Север после рождения близнецов, выдал мне фамильные побрякушки и подключил к управляющей схеме поместья. Теперь я могу ходить здесь сквозь стены. Ага, и не позволить наглому детёнышу уйти, не закончив разговора. Марий уткнулся носом в монолитную плиту, пару мгновений назад бывшую дверью, и повернулся ко мне.

- Мама, открой двери. Я не хочу обсуждать это.

- Если ты не хочешь обсуждать это со мной, сын, я буду говорить с Юлией.

- Ты этого не сделаешь, мама! Это... это жестоко.

- Да, это чревато ЗОВом. А что мне делать? Если ты меня не слышишь?

Молчание. Потом, устало сгорбившись (в тридцать пять с небольшим лет!), сын махнул рукой...

- Делай что хочешь, мама. Только я не жду Юлию. Я прекрасно понимаю, что если она и останется одна, - она уйдёт сразу... - и, совсем тихо, добавил - как мама...

Сердце сжалось от боли. Вителлий Север мудро запретил разговаривать с первенцем пока я кормила близнецов. Благородная Калерия не выпускает моего ребёнка из рук. Прошло столько лет! Почти двадцать!

- Не надо плакать, мама. Если для тебя это так важно, то я возьму чистокровную. Но я не женюсь пока... Пока я могу быть полезен Юлии, я буду свободен от семьи.

- На случай, если придётся отдать жизнь? Пусть так. Но чистокровную ты возьмёшь в этом году. Не обсуждаем более. Свободен.

Открываю выход. Детёныш салютует и уходит печатая шаг. Ага, в родовом гнезде Вителлиев Северов все (кроме меня и барона Алека) ходят исключительно строевым шагом. Аура места такая.

Отправилась в парк. На кленовую аллею. Села под дерево, и сижу, обняв колени. Мыслей никаких нет... Вителлий Север тихо подошёл, сел рядом, прижав меня к себе. Обняла мужа и расплакалась.

- Кариссима, мне поговорить с твоим первенцем?

- Не надо, Вителлий. Марий осознал. У меня разумные дети.

Вителлий Север сжал зубы, как от боли. Вспомнил нашего Тита? Сведения о ребёнке получаем от службы наблюдения и от братьев. С нами напрямую Тит не общается. Обижен. Конечно, бросили его на деда с бабкой. Отец воевал, шлюха-мать была в другом мире. А он, бедолажка, в Академии прозябал. Нет... прав был патриций, усыновивший Каппу! Вителлиев Северов надо с рождения держать в ежовых рукавицах. А иначе они дуреют.

Дождались, когда Бадвард и Бальда научились прятать когти, и представили их деду, да живёт он вечно! По этому поводу собралась вся семья. Та её часть, которая находится в Империи. Даже Тит прибыл, вызванный Юлией. Императрице не отказывают. Интересно, если бы его вызвал консул? Похоже, отец не стал рисковать. И так уже, отличился внук любимый... Приём устраивать не стали. Собрались в узком кругу: императорская чета, я с Вителлием Севером, Марий, Вителлий Флавиан с Касей и пятёркой моих внуков, Тит, Секунд и Терций. Собрались на территории Академии, чтобы курсантам не пришлось сбегать с занятий. Да и малое поместье Кассия Агриппы всё равно никем не занято. Новый начальник Академии живёт на территории военного городка. Там же, где и весь преподавательский состав. Папуле это поместье презентовал Сенат вместе с титулом патриция Республики. А потом уже, Кассий Агриппа создавал Академию на своих землях. Оставил себе дом, площадку перед домом и небольшой парк с озером. Вот в этом доме мы и собрались.

Дети настороженно поблёскивают глазками, тихо шипят, прослушивая незнакомое помещение. Эта тональность шипения стражами используется, как сонар у китообразных. Повзрослев, они в этих целях задействуют ауру. А пока... звуковое исследование. Юлия напряжена, боится детей, но не подаёт вида. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! холоден и спокоен. Кася занята крохотным Луцием, Вителлий Флавиан шёпотом беседует с Марием. Тит демонстративно отстранён, а Секунд и Терций общаются со старшими племянниками. Ядвига хихикает с Флавией. Удивительно! Флавия ещё кроха, но уже демонстрирует женственность. В мать пошла.

Дети перестают шипеть и начинают осматривать присутствующих. Обрадованно закурлыкали братьям, потянулись к Титу тенями своей ещё не сформировавшейся ауры. Наш первенец выпрямился, вытянувшись струной, и сплюнул себе под нос "богомерзость". Он не знает, как дети-стражи чувствительны к эмоциям? Так же, как и птенцы ройхов. От детей пошла такая волна обиды и растерянности, что её почувствовали все присутствующие. Они тянулись к родичу, а получили в ответ ненависть и неприятие. Захотелось надавать первенцу пощёчин. Близнецы же совсем крошки!.. Прижала их к себе, ласково воркую, успокаивая. Снимаю поцелуями слёзки, смаргивая свои... Юлия, подбежав, обняла нас, плача и обещая детям, что она не даст их в обиду никому. Кассий Агриппа посмотрел на внука взглядом, весящим не меньше, чем тяжёлый крейсер. Тит, закусив удила, спокойно принял взгляд Императора. Лопе нет, - за ухо вывести мерзавца некому. Как был заносчивым сопляком, так и остался!

Вселенная раскололась и соединилась. Живая тьма взвихряется волной, окутывающей стремительно двигающегося стража. Дети настолько расстроились, что барон почувствовал это на Альмейне!

- Что здесссь происссходит?

- Знакомимся с семьёй, Алек.

Барон, кивнув Вителлию Северу, в знак того, что услышал, выпустил свою ауру, которая мгновенно пронизала всех присутствующих и просканировала помещение. Дымные змеи в изумрудных глазах приготовились к атаке. Моё сердце замерло. Отец (как он так быстро подошёл?!) забрал у меня детей. Я испугалась, что дети начнут защищаться, оцарапают, или укусят его. А когти и клыки у них ядовитые. Хотя, на Юлию они даже не шипели... На Кассия Агриппу, да живёт он вечно! вот тоже не шипят. Курлычут радостно, тянут когтистые ручки дёргать Императора за волосы. Отец ещё раз продемонстрировал свою невыразимую притягательность.

- Отдай мне мальчишку, Император!

- Он будет наказан, барон. Я обещаю.

Говоря с бароном, отец пытается осторожно распутать свои волосы, над которыми потрудились близнецы. Аккуратная коса превратилась в нечто бесформенное, больше напоминающее ком пакли. Придётся Юлии заняться причёской венценосного супруга. Ага, и гардеробом тоже. Потому что близнецы подёргали за все шнурки, и просунули пальчики во все петельки, старательно растягивая их. Императорский пурпурный плащ превращён в живописные лохмотья меньше чем за минуту! Когти... Десять когтистых пальчиков с каждой стороны.

Вителлий Север забрал у отца успокоившихся детёнышей. Тита одарил таким взглядом, что мальчишка (хотя, какой мальчишка? Двадцать четыре года!) наконец-то, забеспокоился. Да, консул вполне может устроить сладкую жизнь отдельно взятому декуриону. Всё-таки дед с бабкой его разбаловали. Императора мальчишка не боится. И очень зря, между прочим! Папуля, это не Вителлий Север! Их сравнивать нельзя. Папуля, - он как кот. Он, прежде чем уничтожить, поиграет с добычей; получив не только сытное мясо, но и развлечение. А уж воспитательные меры!.. Опять вспомнила, как Вителлий Север схватился за голову в ужасе от содеянного...

Тит Вителлий Север императорским указом разжалован в рядовые легионеры и отправлен на два года в дисциплинарный батальон. Сурово. Отец не простил внуку слёз Юлии. Юлия, преодолев свой страх перед стражами, теперь просит нас с близнецами посещать столицу вместе с консулом. Пока Вителлий Север занят делами, мы вчетвером играем в императорской резиденции. Но на воспитание Юлии я их не оставлю. Хватит! Уже одного воспитала! Отцу сейчас вообще некогда детьми заниматься, он работает по восемнадцать часов в сутки. Ими займётся барон Алек. А с пяти лет они отправятся в Академию. Как Ада с Аланом. Барон не возражает, говорит, что это даже полезно. Обучение стража длится более трёх сотен лет. Так что, первые годы жизни они вполне могут изучать то, что изучают люди.

К счастью, печальный инцидент на семейном собрании обошёлся без последствий. Близнецы радостно встречают братьев. Я опасалась, что после Тита, они замкнутся в себе. Но они ещё крошки, и забыли об этом. А в три года они таки создали маленькие казармы! Если будущие зáмки Алана и Ады напоминали избушки, то творения Бадварда и Бальды более похожи на мобильные домики, используемые для проживания на неосвоенных территориях. Вителлий Север брал нас с собой на учения. И дети насмотрелись на быстрое развёртывание лагеря. Вот их домики и созданы по образу и подобию. А поскольку они на ящеричных лапах, то они действительно мобильные. Лапы как у гекконов, позволяют домикам лазать по стенам и потолку. Но при появлении посторонних, домики сверкая пятками бегут к своим создателям. Пяток у них, конечно, нет. Но лапы так и мелькают... А вот мембраны, напоминающие паруса у них есть. И что это будет, когда оно вырастет, страшно представить! Барон в лёгком обалдении наблюдает за творениями своих младшеньких.

А Вителлия Севера домики не боятся. Я полдня икала, когда увидела их марширующими рядом с детёнышами. Отец занимался с выводком строевой подготовкой. Это надо видеть! Вителлий Север, двое близнецов, и два домика старательно тянут лапы, подражая рубящему шагу главы семьи... Вызвала барона. Я хочу быть рядом, когда он это увидит...

Барон... Хихикала отвернувшись, раскашлявшись и утирая слёзы... Барон дважды открывал рот, и дважды его закрывал, так ничего и не сказав. Да, стражи от Вителлия Севера, это нечто! Потом барон всё-таки обрёл голос и произнёс:

- Они должны это увидеть. Мне никто не поверит!

Насторожилась, спину закололо иголочками - шерсть на загривке встаёт дыбом. Если бы она была, конечно! Не понравилась мне интонация барона. А барон пошевелил пальцами, и перед ним соткался мыльный пузырь огромных размеров. Плёнка отливает радугой, всё как полагается. По краям пошли искорки. И барон, вместе с этим пузырём, повернулся к аллее, где Вителлий Север показывает детям как надо ставить ноги. Домики сосредоточенно переступают лапами. У этой модели их по четыре. Всё правильно. Когда мы были на островах, близнецы заинтересовались бегающими по стенам хижины ящерицами. Я думала - интерес чисто гастрономический (трёх при мне слопали!), ан нет! Строение лап тоже заметили. И теперь их домики укомплектованы двумя парами ящеричных лапок. У Алана и Ады - избушки на звериных лапах. Хотя зверики покрыты чешуёй... Но лапы у них - другого строения. И их шесть, как у звериков. Вероятно, отталкиваются от привычного. Живность на Модене - шестилапая. Причём передние лапы - хватательные. Интересно, как с этим обстоит дело у избушек. Наверное так же...

Ой-ой-ой! Слишком сложно для только что вылупившихся казарм. Лапы заплелись и домики плюхнулись на... кхм... нууу, скажем, на цокольные этажи. Дети подхватили их на руки, успокаивают. Домики хлопают мембранами и сучат лапками, требуя, чтобы их немедленно отпустили. Барон Алек прикрыл лицо рукой, из невероятных глаз текут слёзы. Смеётся? Или?..

- Почему мне показалось, что ты прощаешься, барон?

- Не показалось, Воробышек. Мы достаточно близки и ты чувствуешь...

- Опять прорыв? Может быть, тебе нужна помощь Вителлия Севера?

- Вителлий Север ничего не сделает, Воробышек. Раз в тысячу лет один из стражей отправляется в Бездну. Закрыть собой разлом. Обычно мы бросаем жребий. Но не в этот раз. Я не могу тянуть жребий с молодыми, у которых даже нет потомства. У меня четверо потомков, значит мне и идти.

- А дети? Кто их будет учить? Так нечестно!!!

Кричу на весь парк. Или опять Вителлий Север мудрит с акустикой? Мне всё равно, мой мир пошёл трещинами и сейчас рухнет! Скоро уйдёт Вителлий Север. Семнадцать лет на исходе, и я не знаю, успеет ли консул отправить близнецов в Академию. А теперь ещё и Алек решил отправиться в Бездну! Добровольно! А я? А как же я?! Вспомнила жуть, которая лезла из этой самой Бездны... впала в амок. Трясу барона за грудки́, что-то бессвязно кричу. Сама не понимаю, то ли я жалуюсь, то ли требую. Барон осторожно отцепляет от себя мои скрюченные пальцы. Плащ выскальзывает из них, становясь облаком тьмы, и вновь обретая материальность вне досягаемости от меня.

- Воробышек, послушай меня... Я уйду, потому что должен. Это долг стража. Это мой путь, как сказал бы Секунд. Но наша история знает случаи, когда из Бездны удавалось вернуться.

- Ну надо же! И когда это было?!! Сколько тысячелетий назад? Или счёт идёт на миллионы?

В голосе злые слёзы... Я не могу их скрыть. Да и к чему соблюдать приличия?

- Давно, Воробышек. Очень давно...

Невыносимо заболела голова... Краем глаза увидела Вителлия Севера, уводящего детей на соседнюю аллею. Он знает? Барон подтвердил:

- Я сказал твоему мужу, Воробышек. Он разрешил мне попрощаться. Объяснить тебе, если ты пожелаешь услышать...

- Говори, Алек. Не стесняйся. Что нужно сделать, чтобы ты смог вернуться? Кого убить?

- Убивать никого не надо. Мы возвращаемся, если нас ждут. Когда нас ждут, мы видим путь... Я не смогу объяснить, ты не страж. Просто прими как факт: если меня будут ждать, я вернусь. Пройдёт много лет, в Бездне время течёт по-другому; но я вернусь.

- Получается стихи об ожидании написаны стражем?

На вопросительный взгляд начинаю цитировать древнего поэта:

"Жди меня, и я вернусь. Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть жёлтые дожди,
Жди, когда снега метут, жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут, позабыв вчера.

© К. Симонов "Жди меня..."



- Хорошие стихи, Воробышек. Но стражи к ним отношения не имеют. Это... война?

Киваю. Да, это война...

- Ты хочешь, чтобы я жила в зáмке?

И паническая мысль: "Алонсо! Он вряд ли пожелает переселиться в Делон."

- Достаточно сорока дней в году, Воробышек. Всё рассчитано.

- Ага, я так и поняла. Всё рассчитано, всё учтено... Ты уходишь сейчас? Или поговоришь с Аланом и Адой?

- Я с ними уже виделся. Они помогут Бадварду и Бальде освоиться в мире стражей. Узнать то, что должен знать и уметь страж... Не гневайся, Воробышек...

- Что толку в гневе? Ты уже всё решил.

Барон, вместо того, чтобы молча согласиться, посмотрел на меня, с сомнением...

- Ты хотел мне ещё что-то сказать, Алек?

- Воробышек, я надеялся, что мне не понадобится предупреждать тебя... Твои мужья и отец в курсе. Алан и Ада тоже.

- Пришло время и меня просветить? Пли!

- Ты продолжишь рожать стражей, Воробышек. Каждые третьи роды. Процесс, запущенный однажды, необратим.

И тут я сорвалась окончательно.

- Ахх, процесссс!!!

Стараюсь дотянуться маникюром до бесстыжих изумрудных омутов. Выцарапать из них змей и свернуть им головы. Барон, пользуясь тем, что у него руки длиннее, одной рукой обнимает, злобно шипящую, пинающуюся, меня, прижимая к себе; а второй - удерживает обе мои руки́ в отдалении от своего лица.

- Воробышек, не надо так злиться.

Успокаиваюсь. И спрашиваю:

- Кому ты показывал наших детей? Кто и чему должен поверить?

- Стражам. Мои, хммм, братья считают, что от биологического отца дети получают только внешность. Я не мог доказать, что это не так, что надо следить за избранницей, отсекая нежелательные варианты... Бадвард и Бальда убедят в этом любого скептика.

- Так ты что? Следил за мной? Отсекал нежелательные варианты?!

- К тебе они не приближаются, Воробышек. Ты им не по силам. Все твои мужчины достойны продолжить линию стражей. Даже отец твоего первенца. Но Вителлий Север исключительно удачный вариант.

- Вителлия Севера скоро не станет, Алек. У меня останется только Алонсо.

- Не надо плакать, Воробышек. Всё устроится, так или иначе. И я... Никого из стражей не ждали дети. Может быть, мне удастся вернуться.

- Как это будет, Алек?

- Я войду в разлом и растворюсь в нём, заполнив его собой, своей сущностью. Потом я снова появлюсь. Где-то в Бездне. Утратив память о прошлом. И если не найду дороги, буду бродить, пока не потеряюсь в ней окончательно. Но если меня будут ждать, а дети, надеюсь, будут; тогда я увижу путь. Только и всего.

Действительно... Всё очень просто. Я с ними с ума сойду, с мужьями этими!

Глава двенадцатая:
О том, как дочь Вителлия Севера родилась без отца, и о новом графике жизни герцогской четы.



Близнецов проводить мы успели. Домики гордо маршировали рядом с детёнышами. Академия в шоке. Причём вся! В хранилище отдавать домики, как потребовал один из преподавателей, мы не стали. Они живые и должны быть рядом с детьми. Кое-как утрясли. Даже вмешательство Императора, да живёт он вечно! не понадобилось.

А потом у меня возникло ощущение, что Вителлий Север специально растянул своё время, чтобы его хватило. Потому, что после отбытия детей в Академию, муж приказал мне собираться.

- Кариссима, я обещал тебе портал к синеглазому. Марий проводит тебя.

- Я хочу побыть с тобой, муж мой. Я...

- Кариссима... Меня проводят мужчины. А ты отправляйся. К синеглазому. А то он женится, и тебе придётся вызывать его жену на поединок.

- Ты издеваешься, Вителлий Север?!

- Иди, кариссима, иди.

Дежа вю... Точно так же говорил Зигги: "Иди, принцесса, иди." Молча повернулась и ушла. Даже посуду не перебила. Хотя, может и следовало бы. Ага, звуковое сопровождение. Но нервничать нельзя. Марий провел меня на портальную площадку. Я сделала шаг, и Алонсо подхватил меня на руки. Вот и всё. Прощай, Вителлий Север. Твоего ребёнка будет воспитывать другой отец.

Первые дни я отчаянно цеплялась за Алонсо. Он у меня остался один. Потом, понемногу, пришла в себя, начала вредничать, и, с удовольствием, скандалить. Алонсо вздохнул с облегчением:

- Наконец-то ты освоилась, Миранда. Я уже начал думать, что тебя подменили.

Кинула в мужа чашку. Увернулся. А блюдце поймал. Разозлилась и убежала в сад, свистнув звериков. Лечу по дорожке, не глядя по сторонам, и, естественно, налетела на вышедшего из за поворота офицера. Оцарапала щёку серебряным шитьём, возмущённо отпрянула, отбрасывая поддерживающие меня руки.

- Дона Миранда, счастлив увидеть тебя снова.

- Команданте Энрике...

Чёрные глаза обожгли мои бёдра, неторопливо прошлись выше, уделяя внимание всем выпуклостям и впадинам моего тела... Наконец остановились на моём лице. К этому моменту я, ощущая себя раздетой, уже кипела от ярости.

- Хотел сказать, что ты стала ещё красивее, дона, но ты не изменилась. Внешне. Та Миранда, что приходила в мои сны, была менее стервозной.

- Желаемое не всегда совпадает с действительным, команданте.

В голосе моём слышится шипение сатх. Появление Алонсо спасло обнаглевшего военного от царапин. Я уже нацелила маникюр в бесстыжие глаза. Мужчины радостно приветствовали друг друга, а я тихо слиняла. Волноваться мне вредно. Ага, и драться тоже. На обед команданте не остался. Он на "дежурстве". Исполняет воинскую повинность. Обещал заглянуть через три месяца, когда "сдаст пост".



- Нам угрожает нападение? Алонсо?

- Нет. Ничего такого нет...

Муж задумчив, отвечает односложно... Мне тоже есть о чём подумать. С черноглазыми высокородными у меня сложные отношения. Патриций Марий - яркий, но не единственный пример. Великий каган тоже был черноглазым. И команданте... Что это за "приходила в мои сны"? Нехорошо охмурять жену друга. А если это не охмурёж, тогда нам не нужно видеться. От греха подальше, как говорится. Команданте, это не патриций Марий. Он инициативный. Их так в Академии учат.

- У меня будет ребёнок, Алонсо.

- У тебя, Миранда? Не у нас?

- Ребёнок Вителлия Севера.

Глаза защипало... Слёзы покатились по щекам. Зашипела, когда солёная вода коснулась царапинки от парадного кителя команданте.

- Я не знаю, как воспитывают Вителлиев Северов, удивительная, но я обещаю тебе сделать всё возможное, чтобы Вителлию Северу не пришлось стыдиться своего потомка.

- Ему не придётся... Он...

- Миранда, ты носишь ребёнка. Держи себя в руках.

Злобно смотрю на единственного мужа. Успокаиваюсь. Он ничего не понимает в чистокровных. Все волнения проходят не затрагивая нашу внутреннюю суть. Так что никакого вреда для детёныша. Я этого не допущу! Но как просить мужа изолировать меня от команданте? Обидится ещё, скажет, что выдумываю...

Команданте навещал нас ещё дважды. С перерывом в три месяца. Опять всю ночь беседовали с Алонсо за бутылкой рома. Одной бутылкой дело явно не обошлось, если судить по виду моего мужа... Но это мужское общение, я в нём не разбираюсь. Может, так оно и надо. А через восемь с небольшим месяцев после возвращения, у меня родилась дочь Люцилла Вителлия Север де ла Модена-Новарро.

- Хорошо, что я не сказала Вителлию Северу о ребёнке. Он бы расстроился.

- Не думаю... Миранда, тебе придётся самой заниматься воспитанием дочери. Как только девочка начнёт взрослеть, я устраняюсь. Обратимся к чистокровным.

- К кому?! У Милагрос свои дети. Правда, дочерей ещё нет. И как быть с учёбой в Академии? После двенадцати её надо забирать оттуда. И я опасаюсь, что она, наблатыкавшись там, начнёт сбегать, щёлкая охранные системы, как орешки.

- Женщины не учатся в Академии, удивительная. Для Ады было сделано исключение, потому что она - страж.

- А как у Ады прошло взросление?

- Без эксцессов. С Милагрос никакого сравнения. Беспокоишься о Бальде?

- Беспокоюсь. Ада с разбавленной кровью. А Бальда - на две трети чистокровная. И барона нет.

- А что с бароном?

- Алек ушёл... ушёл в Бездну. Потому что у него есть дети... А у других стражей детей нет...

Начинаю задыхаться, так и не смирившись с утратой. Включаю контроль дыхания. Вдох, выдох... Спокойно... Спокойно. Дочь, к счастью, не проснулась. Вовремя я успокоилась. Гримаса начинающегося плача разгладилась, и ребёнок опять засопел...

- Алек просил сорок дней в году жить в Делоне. Я обещала, Алонсо. Если ты не сможешь открыть портал, меня проведут стражи.

- Можем отдыхать там два месяца в году. Или по три недели зимой, весной, летом и осенью. Что ты выберешь?

- По три недели, конечно, хорошо бы, но я забыла уточнить у барона... Может быть, важно непрерывное нахождение в зáмке в течение сорока дней. Так что лучше на два месяца. Можно менять времена года. В зáмке хорошо в любое время.

Испытываю горячую благодарность к мужу. Не стал выяснять подробности, не стал спорить, не запретил... не сказал, что там могут пожить дети-стражи. Через сорок дней после родов мы отправились в Делон. Алонсо, я, и крошка Люцилла.

- На обратном пути надо навестить папеньку, да живёт он вечно!

Муж странно посмотрел на меня.

- Миранда, я испросил аудиенцию. Сразу после перехода, нас ждёт твой отец, да живёт он вечно! Оттуда мы отправимся в Делон.

***


Кассий Агриппа смотрел на внучку без удовольствия. Папуля вообще чистокровных женщин не воспринимает. Для него мы все сродни коровам. Или призовым кобылам. Или элитным сукам. Ага, высокопородистым. Юлия радостно агукает малышке, Люцилла ей отвечает возмущёнными воплями. Её сейчас, в первую очередь, интересует еда. Маленькая ещё. Молодой растущий организм. Юлия потребовала заглянуть на Новый Вавилон перед отбытием. Пришлось пообещать. Алонсо, официально поприветствовав Императора, цветисто заверив его, что позаботится о нас с Люциллой; удалился с ним в кабинет. И несколько часов безвылазно мужчины решали дела. Это называется "заедем по дороге". Как бы заночевать не пришлось! Хорошо, хоть с удобствами в императорском дворце полный порядок. Детёныша и накормила несколько раз, и перепеленала. Спросила у Юлии, что слышно о первенце Вителлия Севера. Юлия, опустив глаза, тихо попросила меня обращаться с этими вопросами к папеньке, да живёт он вечно! Что ещё натворил Тит? Похоже, на характер Каппы наложился авантюризм Лямбды. Плюс спецобучение в Академии. И мы имеем то, что имеем. Попыталась объяснить мачехе, что малышку надо представить клану и сделать это в родовом гнезде. Согласно традиций. Фантазия у меня богатая, ага! Юлия сказала, что с этим проблем нет. Секунд узнает о нашем прибытии в Империю и найдёт нас.

- Секунд?

- Императорским указом родовые владения и титул переданы Секунду Вителлию Северу, Агриппина.

- А Тит? Он...

- Он жив. После того, как он сбежал из дисбата, я ничего о нём не знаю. Не спрашивай меня, пожалуйста, Агриппина...

- Но мой ребёнок точно жив?

- Император, да живёт он вечно, сказал, что жив.

- Когда?

Уловив непонимающий взгляд мачехи, переспрашиваю:

- Когда отец сказал это?

- Сегодня утром. Как только сообщил о вашем визите. Император не стал бы мне лгать, Агриппина.

- Я знаю, Юлия. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! не стал бы лгать никому.

***


Делон встретил нас искрящимися бриллиантами дождевых капель на ветках сада. Люцилла тоже пускает пузыри. Радуется. Устроила Алонсо в гостевых комнатах, и отправилась в хозяйскую спальню. Приказала оборудовать угол для детской кроватки. Пока дочь маленькая, побудем с ней в одной комнате. Ей нужно чувствовать эмоциональный фон, а баронская спальня достаточно велика.

Марий, доставивший нас на Альмейн, отправился с Алонсо к Серым лордам. Муж мечтает научиться летать на ройхе. А я хожу по замку. Делон замер в ожидании барона. Мне зáмок радуется, Люциллу и Алонсо с Марием просто терпит, поскольку они со мной. Интересно, как Делон отреагирует на детей Алека? От замка повеяло неудовольствием. Вот так, значит? Других стражей мы не терпим? А как же растить здесь детей? Из сумбурного всплеска эмоций творения Алека сделала вывод: детей лучше растить в другом месте. А по поводу гостевых комнат мы с мужем беседовали на корабле. Алонсо объявил, что в замке я должна занять хозяйскую спальню, а он будет ночевать в гостевых комнатах. Марий посетить Делон отказался. Сообщил, что не покинет корабль. Два месяца! Я, наверное, совсем тупая и бесчувственная.

- Гостевые комнаты!

- Миранда, я не могу в доме барона лечь с тобой в постель. Это...

- Мы женаты, Алонсо.

- В Делоне, ты - жена барона Алека, удивительная.

- И что из этого? Вителлий Север...

- Насколько я понял, Вителлий Север был вашим гостем. Барон присутствовал в замке.

- Присутствовал. Надо было ночевать во дворце!

- Ты отказалась, удивительная. Я думал, ты хочешь отдохнуть.

- Это ты хочешь отдохнуть! Я тебе уже надоела!

- Миранда!

Кинула в мужа подушку. Мебель вся привинчена! Подушку, и ту из специального короба достала.

Марию пришлось зависнуть на орбите, прежде чем мы выбрались из каюты. Муж, доказывая неизменность чувств, выпускал меня из рук только, чтобы накормить Люциллу. Ребёнок с успехом может заменить корабельную сирену. Вот теперь я неделю буду ждать мужа. Одна с ребёнком. В зáмке, кроме нас, только слуги. Стражников у барона нет. А слуги... Я не уверена, но по-моему это кто-то типа биороботов. Может, их Делон выращивает? По необходимости?

Алек сказал, чтобы я ничего не боялась. Даже при нападении, Делон сумеет меня защитить. Так я и не спросила, остались ли у зáмка ноги. Или он "пустил корни"? В небе кружит ройх со всадником. К Делону не подлетает. Но и не удаляется. Тит сбежал из дисбата, угнав катер начальника лагеря. Тупо отлетел подальше по прямой, и вызвал ройха. Катер отследили бы... Отец отказался отвечать на мои расспросы. Объявил, что парень уже взрослый и теперь отвечает за себя сам. С меня достаточно знать, что он жив. Темнит папуля. Учитывая его склонность к многоходовым комбинациям, я уже и не знаю: сам ли отвечает за себя мой мальчик, или следует указаниям венценосного деда, да живёт он вечно!

С утра до вечера гуляю с Люциллой в саду. Собаки барона бегают вокруг, но три пса всё время рядом с нами. Охраняют. И каждый день я вижу всадника на ройхе, кружащего в отдалении. Был бы здесь Алонсо, могли бы пригласить гостя. Одной мне гостей звать не хочется. Замок, конечно, защитит. А вдруг меня утащат? И дочь будет брошена умирать от голода. От возмущённого вопля вмиг оголодавшей Люциллы присела, пригнув голову. Собаки залегли, спрятав морды в лапах. Мысли детёныш чует, что ли? Или пока я её кормлю, мы действительно связаны?

Через неделю прибыли мои мужчины. Алонсо, Марий, Секунд и Терций. Близнецам сбежать не удалось. Первый курс держат строже, чем все прочие. А за этими "домовладельцами" смотрят особо. Марий сказал, что завтра появится Вителлий Флавиан. Кася с выводком погостит у родителей, а сын навестит нас. Алонсо доволен. Полёт на ройхе ни с чем не сравнить! Секунд отправился к серым лордам в одиннадцать лет. Терцию это ещё предстоит. Сюда летел пассажиром. В переносной корзине. Надо и Тито выучиться летать на ройхе. Мало ли что! Муж сказал, что когда наши миры совместятся, надо чаще летать. Если ройхи запомнят мир, может быть они смогут преодолевать границу. Теоретически, поскольку портал возможен, то и ройх сможет пролететь. Осталось меньше тридцати лет. Проверим.

Всадник прилетает по-прежнему. Алонсо сказал, чтобы я не волновалась, если человек захочет нас навестить, то где посадочная площадка, ройх знает. Какие-то непонятки с этим всадником. Похоже, муж знает, кто это, но мне не скажет. Люцилла купается во всеобщем внимании. Сестричка вызывает у братьев сложные чувства, но все единогласно объявили её красавицей. Врут и не краснеют.

Через три недели явились стражи. Алан и Ада, а, практически, следом за ними, Бадвард и Бальда. Всё-таки сбежали! Делон излучает неудовольствие. Домики шныряют везде, знакомясь с обстановкой. Может быть им вредно находиться в зáмке? Утратят индивидуальность? Или дети уже достаточно большие? Алонсо на мой вопрос возвёл глаза к небу, и сказал, чтобы я не думала о ерунде. Хорошо, хоть делать очередное платье не отправил!

Алан и Ада скоро закончат Академию. Ну как, скоро... через два года. Ада уже невеста. А барона нет... Свататься стражи придут к Алану. Или к Алонсо? Голова кру́гом... Наверное, разберутся без меня. Мои попытки поговорить с Адой, успехом не увенчались. Девчонка не желает понимать, о чём с ней говорят. Плюнула, пусть сами разбираются. Алек знал, что уходит надолго, наверное проинструктировал детей. Собрала всех стражей, спросила дал ли барон Алек им указания, напутствие, советы какие-нибудь. Старшие заверили меня, что всё будет нормально. О младших они позаботятся, когда придёт время. Младшие спросили где Вителлий Север. Сказала, что отец сейчас не может быть с нами. Закивали головёнками, понимающе. Я не могу! Не могу им сказать, что Вителлия Севера больше нет! Что их младшая сестра родилась сиротой. Им ещё шести лет не исполнилось! Может быть, когда они будут старше... Пусть учатся спокойно.

Хотела спрятаться и выплакаться, но нельзя. Люцилла сразу почувствует, и тоже подаст голос. А голос у неё... Командирский. Ещё один легат в юбке растёт. Бадвард и Бальда ласково шипят ей колыбельные песни. Люцилла слушает, округляя глаза. Спать под такое сопровождение она явно не собирается. Но страха ребёнок не испытывает. Маленькая ещё. Хорошо, что привыкнет к стражам. Алан и Ада вежливо посмотрели, но интереса не проявили. Алек прав, кровь отца оказывает влияние. Они родные на треть, но... Но! Алан и Ада дети Алонсо, а Бадвард и Бальда - Вителлия Севера. Люцилла для Алана и Ады почти никто. Они с раннего детства были такими. Обшипели Милагрос и Лопе, а с Тито общались нормально. Кровь! То же и с младшими стражами. Те не приняли Тито и остальных старших детей. А Секунда и Терция приняли. И к Титу тянулись. А он... Ладно, дело прошлое... Тит сейчас как волк. Рыщет неизвестно где и с какой целью.

Забавно смотреть, как общаются домики. У старших стражей избушки не очень увеличились, но стали больше похожи на асиенду... Такое ощущение, что они готовы преобразиться в полноценные здания, как только найдут подходящее место. А казармы младших слегка усложнились, но не выросли. Точно будут военными базами! Делон начал с ними играть. Устраивает им лабиринты, ловушки, домики возмущённо шебуршатся, но потом находят выход, и шустро бегут к детям, радостно хлопая мембранами. Крылья что ли отрастят? Не знаю... Может быть, зáмок их учит? Маленькие асиенды тоже играют. Мембран у них нет, зато они уже умеют перестраиваться. Алонсо в шоке.

- Уже жалею, что я не страж, удивительная. Столько возможностей!

- Не жалей. У тебя их не меньше. Вителлий Флавиан спрашивает: навестим ли мы родителей Каси.

- А сами родители?

- В баронствах любят гостей.

- Навестим, конечно. Но не дольше, чем на три дня, удивительная. Я хочу, наконец, воспользоваться супружескими правами. А в баронствах ты жена...

- Вителлия Севера, Алонсо. Баронесса я только в Делоне.

- Всё равно, в одной постели нам не быть. А я соскучился, удивительная.

Фыркаю от смеха, показываю мужу язык и убегаю к проснувшейся Люцилле. Довольная. Тревожилась о том, что муж охладел ко мне... Оказалось, напрасно.

***


Три дня гостили у барона Казимежа. Барон думает передавать бразды правления зáмком старшему сыну. Всё-таки, семьдесят три года. Не шутка! Хотя барон крепок, как дуб. Неожиданно окунулась в прошлое. Мы были не единственными гостями Казимежа и Моники. Кася с детьми не в счёт, она своя. Барон Зигмунд прилетел сватать за своего первенца внучку Казимежа Ядвигу. Вот почему Вителлий Флавиан просил нас навестить родственников. Я смотрела на матёрого хищника в баронской одежде и пыталась найти сходство с тем Зигги, который сохранился в моей памяти...

- Не узнаёшь, принцесса?

- Ты не настолько изменился, барон Зигмунд. Не поздновато ли женишь наследника?

Барон полоснул меня взглядом, заставив прикусить язык. Что я опять сказала? Смотрю на Алонсо. Получаю в ответ пожатие плеч. Ну да, откуда мужу знать обстоятельства жизни баронств. Никто не хочет выдать дочь за сына Лолы?

Барон всё-таки соблаговолил ответить:

- Людвиг служит по контракту.

- И? Контракт закончится тогда же, когда и у Ядвиги?

- Миранда, позволь твоему сыну самому решить этот вопрос.

- Миранда?

- Ты же называешь меня "принцесса", Зигги.

Отхожу в сторону и замираю, обратив внимание на спутницу Зигги. Высокая женщина с великолепной фигурой, голова и плечи закрыты густой вуалью. Лола? Посмела явиться после того, как из за неё чуть не погиб мой сын?! Пальцы сжали метательный нож...

- Миранда...

Муж берёт меня за локоть и отводит от баронской четы. Стараюсь взять себя в руки. Судя по словам Алека, Лола достаточно наказана. Не могу понять... Она же любила Зигги. Я видела это в долине, и видела на съёмке с катера, когда Вителлий Север доказывал свои права на меня барону Алеку. Да что там! Она и на обручение приехала, любя Зигги. Что же случилось такого? И тут я вспомнила. Начинающийся скандал... предвкушение на лицах собравшихся баронов и баронесс. И потрясённое лицо Лолы... С Лолой случился папуля, да живёт он вечно! Один взгляд, и любовь умерла. Как страшно!

- О чём задумалась, удивительная?

- Думаю, как хорошо, что женщины нашей линии не так притягательны, как мужчины.

- Ты действительно так думаешь, Миранда?

Муж весело удивился, потом, внимательно посмотрев на меня, кивнул сам себе:

- Действительно. Именно так ты и думаешь.

Приняли решение познакомить детей. Когда Ядвига закончит Академию, и отслужит обязательный контракт. Интересно, сколько лет сейчас длится этот контракт?

- Вителлий Флавиан!

- Да, мама.

- Сколько лет длится первый контракт?

- Удлинили до пяти. У нас теперь как в мирах Союза. Император, да живёт он вечно! проанализировав результаты обучения, принял решение об изменениях. Первый курс - подготовительно-выравнивающий, обучение длится четырнадцать лет. До девятнадцати. Пять лет обязательный контракт. И... никаких каникул, только прогулы не свыше двадцати одного дня единовременно.

Посмотрела на Алонсо с упрёком. Если бы не он, мои дети были бы со мной на каникулах. А так... не знаешь, когда они нагрянут как снег на голову. В синих глазах пляшут черти, губы насмешливо улыбаются. Хочу серенаду! Два месяца не слышала! Кто же всё-таки летал на ройхе вокруг Делона? Алонсо молчит, змей, не раскрывает тайну...

Сердечно распрощались с бароном Казимежем и Моникой. Выразили почтение баронессе Ядвиге-старшей. Она уже почти не ходит. Вителлий Флавиан обеспечил родственницу шикарным креслом для людей с ограниченными возможностями. Настраивал его на Ядвигу лично Манлий. Другому врачу в семье не доверяют. Манлии испокон века служат клану Вителлиев Северов. Не удивлюсь, если благородный Манлий окажется тоже чистокровным. Со мной он не общался, только докладывал Вителлию Северу о моём состоянии. Заглянуть в глаза медику не было возможности. В тот единственный раз, когда мы разговаривали напрямую, я была слишком озабочена состоянием Вителлия Флавиана, чтобы обратить внимание на цвет глаз благородного Манлия.

Алонсо, щёлкнув каблуками, поцеловал баронессе Ядвиге руку; чем вызвал одобрительную улыбку. Побеседовал с бабушкой Каси несколько минут. Потом она устала, и задремала, напомнив дону Алмиру. Ну да, возраст, примерно, соответствует... А когда шестнадцать лет назад Вителлий Флавиан сватался к Касе, она была ещё крепкой женщиной. Как быстро идёт время! Кася уже выглядит старше меня, несмотря на пластическую операцию. Но с моим сыном ей повезло. Вителлий Флавиан смотрит на свою жену глазами души. Для него она по-прежнему молода, и прекрасна.

Загрузились в катер, и на орбите перешли на корабль. Марий стартовал тут же, как только катер занял своё место на палубе. Мы, пройдя через шлюзовую камеру, уже были в каюте. Люцилла даже не проснулась. Хорошие пилоты у первенца. Алонсо шепчет мне на ушко всякие глупости, освобождая меня от лишней по его мнению одежды. Я хихикаю и слабо отбиваюсь... Люцилла мирно спит. Идиллия! Четыре часа дороги пролетели как одно мгновение. Перед посадкой покормила Люциллу, пока она не подала голос. Девчонка становится всё более похожа на Вителлия Севера. Особенно, когда голодная. Выразили почтение императорской чете, Юлия поахала над внучкой, и мы отбыли на Модену. До следующего года.

***


Жизнь течёт размеренно. Раз в год на два месяца перебираемся в Делон. Алонсо ведёт светскую жизнь, навещает баронов, охотится... надеюсь, что бастардов от зáмковых девок не будет. С другой стороны, почему бы и нет? Появятся новые вассалы. Пожалует матери небольшую усадьбу, пожизненно, а сыну - дворянство без земли. Стандартная схема. Высказала эти соображения мужу. Разозлился. Алонсо прекрасно держит себя в руках, но я не первый год замужем за ним. В синих глазах голубые искры посвёркивают, сахарные зубы вспыхивают в улыбке... Жесты становятся нарочито плавными и неспешными.

- Удивительная, что тебе взбрело в голову? Какие бастарды?

- Ты на Альмейне летаешь в гости к баронам, они, наверняка, предоставляют тебе женщину на ночь. Это традиция, я знаю. Я просто хочу избежать неожиданностей.

- Ты устала от меня, Миранда? Раньше ты хваталась за нож, при появлении женщины в радиусе пяти метров от меня. Это было... забавно.

Начинаю булькать от возмущения, как чайник с кипятком. Но Алонсо, похоже, действительно огорчён. Попыталась сгладить ситуацию:

- Я старею, и становлюсь терпимее.

- Темпы роста твоей терпимости, пугают, удивительная. Этак через двадцать лет ты предложишь мне взять в постель ещё какую-нибудь женщину. Третьей.

- Боишься не справиться?

Спрашиваю со всем возможным ехидством, не зная, обидеться и устроить скандал, или рассмеяться.

- Опасаюсь.

Серьёзно кивнув, муж утащил меня в спальню. В Делоне он ко мне не прикасается. Свято блюдёт права барона Алека. Вот я и начинаю сомневаться. Хотя у меня хватает забот с Люциллой. До чего лазучая девчонка, просто не с кем сравнить даже! Слугами в Делоне она командует, они ей во всём потакают. К счастью, зáмок сам следит за её безопасностью. Выращивает стены на пути у отважной первопроходицы. Или первопроходимицы? Или просто первопроходимки? На асиенде у неё такого простора нет. Там её воспитывают. Поэтому дочь Вителлия Севера предпочитает Делон. Страшно вспомнить, как мы увозили её в двухлетнем возрасте! От рёва и протестующих воплей содрогались стены. Хотелось заткнуть уши и вообще, - спрятаться под одеялом. Дважды вырывалась из рук и сбегала, пряталась в зáмковых лабиринтах. Сначала у меня, потом у Алонсо. Искали с собаками. Не выдержала, шлёпнула и рявкнула по Вителлие-Северовски. Затихла. Глаза круглые, вид - упрямый. Объяснения Алонсо, что мы приедем на следующий год, высокомерно пропущены мимо ушей. Пригрозила, что дед узнает о её непотребном поведении. И будет огорчён. И не захочет видеть такую непослушную девчонку. Успокоилась. Кассий Агриппа, да живёт он вечно! действует на женщин любого возраста одинаково сокрушительно.
Конец четвёртой истории.

© Тигринья


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Провинциалка для сноба. Меж двух огней (книга 2)" (Женский роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"