Тигринья: другие произведения.

Как чистокровная замуж за лорда Бездны вышла...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.32*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К вопросу о женственной выправке ;))) Пишется.
    На 28.07.2015

Как чистокровная обрела мужа.



Аннотация: Это история замужества Люциллы Вителлии Север де ла Модена-Новарро.




Новый кусь 28.07.2015 на 18:30



Эпиграф:

"- Товарищ солдат! Чем вы занимаетесь?
- Выполняю ваше приказание, товарищ майор!
- Я вам ничего не приказывал!
- А я ничего и не делаю!.."

© Армейский анекдот




- Строевым шагом - МАРШ!

Босые ступни рубят шаг по разогретым солнцем плитам дорожки. Люцилла Вителлия Север де ла Модена-Новарро отрабатывает приёмы строевой подготовки без оружия. Конечно, маршировать лучше в форме. А ещё лучше, - в парадке (парадной форме). Но, в знак протеста, дочь консула Империи марширует в коротенькой батистовой сорочке, отделанной кружевными воланами. И вообще, строевая Люциллой, как и прочими Вителлиями Северами, используется для упорядочения мыслей и обретения душевного равновесия.

Сестрица Ада умчалась по делам, оставив Люциллу под охраной баронских собак и зверюг с Модены. Если со зверюгами ещё можно найти общий язык, или обдурить их, то баронские собаки не поддаются на провокацию. При единственной попытке белые псины заулыбались Люцилле, демонстрируя набор впечатляющих клыков. А потом поточили когти о каменную ограду. Когти у них... острые, как у... стражей.

- Кругом-МАРШ!

Ада, когда злится, показывает огромные когти. На невинный вопрос покрывает ли она их декоративной эмалью, сестрица разъярённо фыркнула. Вывести Аду из себя тоже не получилось... единственный результат, - обещание рассказать маме о безобразном поведении... А что такого она сделала? Подумаешь, отработала приёмы маскировки от следящих устройств. Баронских собак обмануть всё равно не получилось. Зато спутник поднял тревогу. Ну, маменька! Не считается с расходами. Целый спутник подвесить!

- Напра-ВО! Строевым шагом - МАРШ!

- Нале-ВО! Строевым шагом - МАРШ!

- Вольно!

Перейдя на походный шаг, Люцилла подхватила излучатель со скамейки. Начала отрабатывать приёмы строевой с оружием.

- На ре-МЕНЬ!

- На ГРУДЬ!

- На пле-ЧО!

- К но-ГЕ!

- Оружие ЗА СПИНУ!

- Шагом!

- Бегом!

- Стой!

Постепенно уходила обида на весь белый свет. В душе Люциллы воцарялось спокойствие. Через три месяца дед подберёт ей мужа. Может быть, уже подобрал. Закончится это нелепое гостевание у Ады. Сестрице тоже не нравится быть прикованной к Люцилле. Но маменьке не откажешь. Отцы и братья со свету сживут. А потом Люцилла будет свободна от опеки.

Вернувшаяся Ада застала Люциллу уже одетой и спокойно чистящей оружие после стрельбища. Сёстры пообедали, прогулялись по окрестностям асиенды, поупражнялись боем без оружия и боевыми ножами. И после лёгкого ужина Ада скомандовала "Отбой!"

***


Балли Саэльмо, один из лендлордов Бездны, отчаянно скучал. Женщины в гареме надоели. Обменял их на охотничьих л'риссов. Пришлось создавать систему озёр. Наглые пернатые не пожелали осваивать реки ленных владений. Но хотя бы пара недель обустройства птичек не навевала скуки. А потом...

Устроили военный смотр с соседями, поохотились, отметили помолвку соседской племянницы с одним из окраинных лордов... Скучно... Хотя... в разговорах, неизбежно ведущихся на официальных приёмах один из друзей жениха сказал, что на их границе появилась женщина-страж. Все начали спорить, что женщин-стражей в природе не существует. И что стражи появляются на свет в озере Забвения. Это души нераскаянных грешников... Но старый лорд Этан сказал, что самолично убил женщину-стража. И предложил показать её кожу. Все пошли смотреть. Молодёжь не впечатлилась.

- Кожа, как кожа... любую смертную обдери, - то же самое.

Разозлившийся лорд Этан показал когти и череп с клыками. Лорды пожали плечами, не возражая только из уважения к силе старого Этана. Но Саэльмо поверил, едва увидел кожу. Поверил потому, что его пронзило чувство ненависти к давно покойной женщине. А это и есть лучшее доказательство истинности слов лорда Этана.

Отправиться посмотреть на женщину-стража? Может быть, сделать чепрак для н'гесса из её кожи?

- Свою шкуру береги, Балли.

Лорд Саэльмо улыбнулся своему н'гессу и вскочил ему на спину. Крылатый конь взмыл в невероятное небо Бездны.

Путь до границы занял несколько часов. Лорд не торопился. Убил пару мелких копытных, перекусил ими на лесной поляне, отпустив Рассветный ветер поохотиться. И уже днём прибыл к разлому, закрытому не зáмком, как ожидалось, а роскошным поместьем...

- Интересно... неплохо устроилась эта страж. Что скажешь, Рассветный ветер?

- Стражи сейчас нет. Есть смертные. Они тебе нужны?

- Неинтересно...

Беседуя со своим н'гессом, оставшимся у разлома, лорд Саэльмо шёл по огромному парку поместья. Шёл на звонкий девичий голос, повелительные интонации которого вызывали улыбку на жёстких губах лорда.

Остановившись у большого дерева, лорд Саэльмо понял, что дальше идти нельзя. Заметят собаки стражей. На самом деле этих собак с успехом используют и лорды Бездны. Потому что собаки эти родом из Бездны. И любой лорд умеет найти с ними общий язык. Но на это нужно время. А собаки насторожившись встревожат смертную.

Затаив дыхание, лорд наблюдал за тонкой девичьей фигуркой марширующей босиком по выложенной плитами площадке. Несмотря на то, что девушка была лишь в коротенькой смешной рубашонке с тонюсенькими бретелями и кружевным подолом, все команды она отдавала себе жёстким голосом и выполняла их образцово. Светлые волосы развевались от лёгкого ветерка, длинные стройные ножки маршировали, при поворотах лорд старался увидеть не мелькнёт ли из пены кружев что-нибудь посущественней ножек. А когда девуля подхватила непонятное оружие и начала упражняться с ним, лорд с неслышным стоном выпустил когти, цепляясь за дерево, пытаясь удержаться и не схватить девчонку.

Осторожно ступая, лорд покинул территорию поместья, вскочил на н'гесса и...

- Я заберу её себе, Рассветный ветер. У меня такой никогда не было... Я её хочу!

- Зачем тебе смертная, Балли?

- Она молода. Несколько десятков лет у нас будет.

В своём поместье, лорд Саэльмо, быстро перекусив, открыл зеркало Бездны и начал наблюдать за девушкой, которая, одевшись в какую-то униформу, занималась стрельбой по мишеням. Стреляла из своего странного оружия. Убойная сила, кстати, неплохая. Может даже использоваться против хищников уровня л'риссов.

- Люцилла! Вот ты где! Чем занималась?

Лорд с шипением разъярённого кота вскочил с кресла. Сёстры, - он увидел это с абсолютной точностью! Сёстры расцеловались, потом начали... драться? Нет! Совместные упражнения. Бой без оружия. И ножи. Женщина-страж, действительно, существует. Но о чепраке для Рассветного ветра придётся забыть. Люсиль будет огорчена, если Саэльмо убьёт её сестру. А вот забрать Люсиль необходимо как можно скорее. Вдруг ещё кому-то придёт в голову посмотреть на женщину-стража вблизи...

И лорд Саэльмо, дождавшись, когда Люсиль уснёт, прошёл в её спальню через зеркало Бездны. Успокоил, поднявших головы, собак, взял тонкое лёгкое тело на руки и шагнул в свой дом. Вместе с собаками.

- Вам приказано охранять девочку? Охраняйте.

Осторожно уложил свою добычу в спальне, предназначенной для хозяйки дома, вдохнул нежный запах юной девушки... Расстроился...

- Придётся подождать, пока тебе не исполнится семнадцать. Три месяца... Но брак мы заключим завтра, Люсиль. А пока, спи, моя радость...

Поцеловал тонкие пальчики и покинул спальню, оставив пленницу под охраной собак.

***


Люцилле снился сон. Как будто она плывёт по радуге... А потом улеглась на пушистое мягкое облако и уснула. Проснувшись за час до рассвета, Люцилла по привычке вскочила с кровати... Попыталась вскочить. Ширина кровати не позволила сделать это сразу. Мягкий свет полился с потолка, освещая незнакомую комнату.

- Что за шутки дурацкие?! И где мой комбез?

Собаки радостно оскалившись, завиляли хвостами, сметая с низких столиков безделушки. К счастью, ковёр на полу не позволил им разбиться. Люцилла спрыгнула с кровати на ковёр и утонула в нём по щиколотку. В комнату просочились три молодые женщины и встав на колени, коснулись лбами пола. Люцилла нахмурилась. За Адой таких шуток не замечалось... Шагнув к огромному окну, дочь консула коснулась тяжёлой златотканой шторы, и тут же две женщины раздвинули их, впуская в спальню предрассветный сумрак. Люцилла выглянула в окно, и непроизвольно шагнула назад. Она, конечно, не боится высоты, но какой дурак делает подоконник на уровне колена, если окно выходит на пропасть? Или это здание такое высокое? То, что она не в асиенде, девушка уже поняла. Надо бы одеться... Люцилла хлопнула в ладоши, привлекая внимание служанок.

- Кто вы такие?

- Мы твои рабыни, госпожа.

Произношение странное, но понять можно. Ладно...

- Мне надо умыться и одеться.

Зарядку можно сделать и позже. А вот ночную рубашку лучше сменить на что-нибудь более закрытое.

Рабыни вскочили с колен и шустро забегали вокруг Люциллы. Одна кинулась к стене, сдвинула незаметную дверь, открывая проход в удобства. Люцилла растерянно посмотрела на предложенную ей палочку непонятного растения. Рабыня, взяв ещё одну, показала, как при её помощи чистить зубы. Дикость какая! Но, что поделать... пришлось пользоваться. Проделав все процедуры утренней гигиены, Люцилла вернулась в спальню. Её тщательно и осторожно причесали, и предложили на выбор несколько нарядов. Ночная рубашка намного скромнее. Во всяком случае, она не из крохотных лоскутков, скреплённых системой цепочек или шнурочков, как в предложенных одеяниях.

- Уберите это! Мне нужна нормальная одежда, а не клоунское тряпьё!

Рабыни опять уткнулись носами в пол. Люцилла начала злиться. Потом плюнула, содрала с кровати простыню и закуталась в неё, как в тогу. Автомата для изготовления одежды здесь нет...

- Госпожа, пожалуйста... Господин прикажет нас змеям скормить, если ты будешь недовольна.

- Я недовольна не вами, а одеждой.

В дверь смежной комнаты деликатно постучали. Одна из рабынь метнулась туда. Люцилла уселась на какой-то пуфик, придерживая, норовящую сползти, простыню.

- Госпожа, лорд Саэльмо, повелитель здешних мест, просит тебя присоединиться к нему за завтраком.

Люцилла поняла, что проголодалась, и разозлилась ещё сильнее.

- Проводи меня к лорду Саэльмо.

Рабыня, пятясь, двинулась из комнаты. Люцилла пошла за ней. Босая и в простыне, наверченой на ночную рубашку. Высокий худощавый мужчина в одежде, похожей на ту, которую носят в баронствах, отвернулся от окна и, приподняв левую бровь, наблюдал за передвижением, старательно придерживающей простыню, Люциллы.

- Приветствую прекрасную леди Люсиль.

- Ко мне следует обращаться благородная Люцилла. Других слов произносить не надо.

- Трудности с восприятием? - участливая улыбка, которую захотелось стереть кулаком. Или... поцелуем? Инстинкты начали просыпаться. Мама была права! Как удержаться?..

И надо ли удерживаться?

Люцилла, уже не цепляясь за простыню, шагнула к незнакомцу.

- Это ты меня сюда притащил? Для чего?

Мужчина мгновенье постоял всё так же демонстрируя удивление, затем, склонился в придворном поклоне.

- Нижайше прошу прекрасную леди Люсиль простить мою невоспитанность. Я не представился исключительно из-за ошеломления красотой леди. - Небольшая пауза, и... - И грацией с которой она тащила на себе этот кусок материи. Тяжело, наверное было?

Ехидная улыбка сменилась насмешливой, когда кинжал, выхваченный Люциллой из поясных ножен незнакомца проскрежетал по плотной чешуе, проступившей сквозь кожу. Люцилла, хоть и была удивлена, останавливаться и не подумала. Пяткой с силой топнула по ноге, и когда незнакомец ногу отставил, попыталась коленом двинуть его между ног, пальцами левой руки стараясь ударить в глаза.

Ковёр в комнате оказался столь же мягким, как и в спальне. А незнакомец намного ближе. Лежит рядом, удерживая Люциллу руками и ногами. Инстинкт чистокровной взвыл требуя немедленной близости. Хороший, сильный самец! Дочь консула рванулась навстречу, а мужчина, не ожидавший от девушки подобных действий, оказался на лопатках, прижатый Люциллой к полу. Янтарные глаза с вертикальным зрачком вспыхнули как у кота. А спокойный голос произнёс:

- Меня зовут Балли Саэльмо. Я лендлорд здешних земель. Притащил тебя сюда с самыми честными намерениями.

- С какими ещё намерениями?

Люцилла разъярённо шипит, пытаясь освободиться от ночной рубашки, и с сожалением вспоминая об отвергнутых лоскутках...

- С самыми честными, леди Люсиль. Я на тебе женюсь. Сегодня.

- Так давай! То есть, я согласна!

***


Балли Саэльмо был в совершенном восторге. Не переставая хвалить себя, сообразившего, как можно скорее, отправиться к жилищу женщины-стража. Он слегка растерялся, увидев Люсиль, кутающейся в кусок материи. Потом вспомнил мешковатый комбинезон, в котором она ходила в жилище сестры. И сестра-страж тоже носила такой же убогий наряд. Может быть в их мире женщинам запрещено показывать свою фигуру?

А потом эта дикая кошка, уронив своё покрывало, двинулась к нему и Балли пришлось несколько раз напомнить себе, что лорд должен уметь сдерживаться. Легко сказать! А как сдерживаться, если женщина хочет? Если каждое движение юного тела соблазняет, требуя немедленных действий. Пришлось насмешничать, чтобы сбавить накал страстей. Но каков темперамент! Еле скрутил разбушевавшуюся невесту, а она вместо того, чтобы отстраниться, набросилась на Балли, опрокинув его на пол. Ну почему ей ещё нет семнадцати?!! Но согласие невесты на брак получено. Как он будет объяснять юной жене, что им следует дождаться её семнадцатилетия, Балли оставил "на потом". В первую очередь, - первоочередное. Полный обряд бракосочетания как раз займёт три месяца... А то, что им после объявления о браке, можно делить ложе, Люсиль знать необязательно.

Балли развил кипучую деятельность. Схватил невесту на руки, старательно абстрагируясь от зашкаливающей женской сущности, воззвал к матери-Бездне, и шагнул в открывшийся портал. Бездна никогда не бывает одинаковой. Но сейчас... Балли с невестой на руках очутился в огромном саду плодоносящих деревьев. И он шёл под ветвями, тяжёлыми от спелых плодов, пока не взошёл на холм, на котором стоял маленький храм. Даже не храм, а беседка, укрывающая статую Великой Матери.

Мать поражала силой и величием. Змеи в её волосах готовы были вцепиться в осмелившегося подойти близко, три глаза горели пламенем нижних уровней Бездны, шесть рук держали оружие и оторванные головы врагов, груди, полные молока оканчивались орлиными клювами, венчающими соски. А девять чешуйчатых хвостов мели пол вокруг постамента, обдирая твердейший камень... Чрево матери всегда наполнено и дерзко выдаётся вперёд. Острые клыки способны перемолоть любые кости... Балли, погрузившийся в восхищённое созерцание, забыл о неподготовленной смертной. Встревожился лишь услышав всхлипывание. Заглянул в глаза невесты, опасаясь увидеть безумие...

- Она прекрасна! Столько силы...

И Балли успокоился, вспомнив, что мать-Бездна является к каждому той, какою он способен её увидеть.

А потом были древние слова непроизносимой клятвы. С матерью её дети говорят душой. Ибо "мысль изречённая, есть ложь". Балли представил матери-Бездне ту, что станет матерью его детей, вскрыл жилу на руке своей и смочил кровью губы матери. Уворачиваясь от атакующих змей, успел увидеть раздвоенный тёмно-синий язык, слизнувший его кровь с губ. Подношение принято. Можно возвращаться.

После возвращения, притихшая было, Люсиль снова разбушевалась, требуя немедленного исполнения супружеских обязанностей. Хитрая девчонка освободилась от рубашонки и вцепилась в Балли, пытаясь раздеть и его. Только знание, что брак непременно аннулируют, позволило лорду Саэльмо сдержаться.

- Люсиль, переоденься к завтраку. Уже давно рассвело...

- А ты ещё не исполнил супружеский долг.

- Ещё не все обряды завершены, моя леди. Традиции нарушать нельзя. Я пришлю к тебе мастера одежды. Скажешь ей о своих предпочтениях.

- Я хочу забрать свою одежду у Ады.

- Ада, это твоя сестра-страж?

- Да.

- Вы непохожи.

- Ада похожа на папу Алонсо.

- А ты, значит, на маму?

- Нет. Я похожа на своего отца.

- Алонсо страж?

- С чего ты взял? Алонсо человек. Страж - Алек. Но я с ним незнакома. Он уже ушёл, когда я родилась.

- Не гневайся, прекрасная Люсиль. Я ничего о тебе не знаю...

- Тогда рассказывай о себе.

- У меня братьев и сестёр нет. Родители тоже умерли. Я их не помню. Воспитывался в семье брата матери. С нашими владениями я начну тебя знакомить завтра. А сегодня погуляем по окрестностям дома.

- Не хочу гулять! Хочу исполнять супружеский долг! Ты обещал!

- Конечно, Люсиль! Я мечтаю об этом с тех пор, как увидел тебя марширующей в этой смешной рубашечке.

- Что в ней смешного?

Руки мурлыкающей Люсиль пробрались-таки под одежду и Балли содрогнулся. Пришлось прокусить губу, в очередной раз напомнив себе о сдержанности. Немного помогло. А точнее, - помогло немного. Лишь осознание, что если поспешит, то потеряет Люсиль, позволило удержаться на краю. Торопливо высвободившись из цепких лапок супруги, лорд Саэльмо позорно сбежал, ещё раз пообещав жене прислать к ней мастера одежды.

***


Люцилла Вителлия Север леди Саэльмо была в непреходящей ярости. Хитрый муж ускользал из рук как угорь. Уже почти три месяца она замужем! И? Ещё не жена, а не пришей к... Пришлось напомнить себе, что некоторые слова леди знать не должна. Маменька, например, не знает и прекрасно обходится битьём посуды. Но маменьке никогда не приходилось требовать от мужей исполнения супружеского долга...

А этот скользкий лорд отделывается нарядами и драгоценностями. Таскает Люциллу по всей Бездновой Бездне... Они возносили моления на берегу океана, в горах, где Люцилла чуть не задохнулась, настолько высоко стоит храм Матери. В глухом лесу и в пустыне. В трёх пустынях: песчаной, ледяной и каменной. Вот такой камень на котором не задерживается почва и ничего не растёт. Балли сказал, что там не опасно. Смешно слушать! Это Люцилла уже опасна!

А сегодня лорд и леди Саэльмо едут к родственникам. В семью, вырастившую Балли. Платье притащили на каталке. От драгоценностей слепит глаза. Платиновая сеть на тонком льняном чехле и инкрустация драгоценными камнями, изображающая гору. Натуральную: низ - малахитовая зелень и редкие бирюзовые ручьи. Выше - изумрудные луга и цветы из рубинов сапфиров и турмалинов с прочими аметистами и бериллами. Ещё выше - карнеолы и раух-топазы с редкими вкраплениями изумрудов и аквамаринов; и верх отделан бриллиантами и жемчугом. Люцилла не разбирается в камнях, но не удивится, если в этом платье собраны все существующие на этом свете...

- Я такое не надену! Ты с ума сошёл? Меня передвигать надо будет на каталке!

- Люсиль, ты жена лендлорда. Это...

- Я не жена! Я только называюсь ею! Ты не исполняешь супружеский долг, Балли! Я с тобой разведусь!

- Люсиль... Осталось совсем чуть-чуть до твоего семнадцатилетия, и тогда...

- До семнадцатилетия?!! Ах ты, хитрый...

Люцилла с злобным шипением швырнула в мужа платьем и выбежала из комнаты. Попыталась выбежать. Собаки встали в дверях и продемонстрировали дочери консула впечатляющие клыки. Леди Саэльмо почувствовала себя преданной.

- Вы чего скалитесь? Вас ко мне Ада приставила, а вы?..

Слёзы обиды щиплют глаза... Люцилла взмахом ресниц стряхнула их. Услышав, как у мужа перехватило дыхание, смилостивилась и вернулась в комнату. Но надевать этот шедевр ювелирно-портновского искусства категорически отказалась.

- Я пойду в одежде своего мира. Или вообще не пойду. И силой ты меня не вытащишь!

- Но, Люсиль! На меня нажалуются Повелителям. Скажут, что я держу свою жену в чёрном теле.

- Правильно сделают. - Люцилла, надевшая тунику и столу, одобрительно кивнула, закутываясь в паллу. - Именно это ты и делаешь.

Муж промолчал, нацепив на Люциллу полтонны бриллиантов.

А семейство, воспитавшее Балли, напомнило юной супруге лендлорда некоторые высокие дома миров Союза. Такой же гадючник. Тётушка Балли расплакалась ядовитыми слезами:

- Ой! Не жилица! Маленькая, слабенькая... Балли, племянничек, у тебя с мозгами совсем плохо? Или ты для коллекции её прихватил? Человечицы, я слышала, таскают с собой таких крохотных собачек... Ты тоже решил обзавестись подобием?

А от едкой жидкости, текущей из её глаз, Люцилла расчихалась. Разозлившись, леди Саэльмо выскочила на открытую площадку, заменяющую здесь балкон. Прикинула машинально, что пара тяжёлых катеров здесь свободно разместится. Вызвала ройха и улетела, с мстительной радостью слушая отчаянный крик мужа: "Люсиль!!!"

Направила ройха к храму Матери. Тому, в котором они венчались. Птица, заворковав ласково, улетела, а Люцилла вошла в крохотный храм. Посидела у постамента, греясь в сиянии, исходящем из рук "Дающей миру жизнь". Перекусила плодами, отделившимися с ветвей, склонённых к ногам Матери. Не стала пробовать сначала маленький кусочек, рассудив, что Мать всяко не обидит своё дитя. И ласковый свет пронизал Люциллу, а у подножия изваяния появился крохотный родник. От ледяной воды ломило зубы, а вкусна она была... У Люциллы не нашлось эпитетов для сравнения. В общем, вкусна она была необычайно. Леди Саэльмо успокоилась, забралась с ногами на широкую мраморную скамью, покрытую мягкими покрывалами, мимолётно удивившись, как это она не заметила её здесь раньше. Глаза сами собой закрылись и Люцилла уснула с улыбкой на губах. Завтра ей исполнится семнадцать. Три месяца почти прошло. И муж не отвертится от исполнения супружеского долга.

***


Балли Саэльмо сходил с ума от, незнакомой ему доселе, тревоги за кого-то, кроме себя, любимого. И ведь осталось всего чуть-чуть до семнадцатилетия жены. Но посетить родственников он был обязан. Кто же знал, что заявится ещё и папенькина сестрица... Леди Арнора Саэльмо никогда не выходила замуж, но в её гареме всегда было не менее девяти мужчин, побеждённых Сокровищем Бездны в поединках и войнах. Впрочем, вся Бездна говорит, что наибольшее количество противников леди поражала насмерть своим ядовитым языком. Тётушка умудряется подобрать наиболее обидные слова для каждого... Но с женой Балли... это она напрасно. Балли так и сказал ей:

- Ты напрасно обидела мою жену, тётя.

И? Что толку? Лучше бы молча ушёл. Следовало сообразить, что тётушка ещё не избавилась от излишков яда. А, поскольку, намеченная жертва сбежала, она возьмётся за того, кто, зазевавшись, окажется рядом. А Балли сам влез... Вот и получил по самое "не балуйся"...

- Балли, я забочусь о тебе. Ты взял в жёны человечицу. А о детях ты подумал? О да! Детей она тебе родит. Человеческие самки плодовиты. Но эти дети не выживут в Бездне, Балли. Они унаследуют слабость матери. Я стараюсь уберечь тебя от ошибки. Ты мой любимый племянник. Единственный выживший сын моего старшего брата. Ты наследник имени. И всё это утратят твои потомки от человечицы.

- Тётя, я буду рядом с Люсиль и позабочусь о наших детях. Я знаю, что младенцу в Бездне выжить сложно.

- Конечно, после родов испытываешь такой голод...

Лендлорд Бездны в шоке смотрел на свою тётушку, ни один из детей которой не выжил в Бездне. Оказывается... что? Посмотрел на бездетного дядю, в сходном шоке уставившегося на жену... Тётушка злобно щёлкнула чешуйчатым хвостом по декоративной колонне, возвращая к себе внимание племянника.

- В Бездне, милый Балли, выживает сильнейший. Тебе удалось отбиться от голодной матери, и скрыться на нижних уровнях. Брат с трудом нашёл тебя. Пришлось пользоваться зовом крови...Только поэтому ты выжил. Ну... ты был сильным ребёнком. Сразу принял боевой облик. Мать не успела тебя схватить. Твоя человечица, конечно, детей не съест. Но... Нужны ли тебе слабые наследники? И Повелители... Им это не понравится.

Балли собрался с силами и удержался на грани перехода в боевую ипостась.

- Ради нашего родства я забуду об этом разговоре, тётя. - Не упуская разъярённую родственницу из вида, повернулся к дяде. - Я вынужден прервать визит, дядя. Надо найти жену.

- Надеюсь, что человечица погибла.

- Птица стражей не подпустит к ней опасность, Арнора.

- Птица стражей высадит её в месте, куда она направлялась. Она не останется с ней рядом. Кстати, Балли! Откуда у твоей жены птица стражей? Я считала их уничтоженными.

Балли закашлялся. Он так надеялся, что это не всплывёт... Что ж! Снявши голову, по волосам не плачут.

- Слуги Матери начали разводить птиц. Они привлекают человеков сопровождать птенцов. И те за неделю набирают силу...

- Слуги Матери? Но... зачем?!!

- Я не знаю, тётя. И змей Бездны они тоже разводят. Во всяком случае, по описанию Люсиль, это настоящие с'атх.

- Всё это надо обдумать...

Тётушка свернулась в шипастый шар, и погрузилась на нижние уровни Бездны. Балли прошёл к себе сквозь зеркало, спеша удалиться от семейной ссоры. Кто из родственников выживет? Дядюшка, или его жена? Впрочем, это неважно! Важно найти Люсиль. Птица стражей... Слушая рассказы жены об Альмейне, где живёт родитель стражей, Балли и предположить не мог, что Люсиль способна вызвать р'ойха. А следовало бы! Но Балли был слишком занят, стараясь удержаться, и не затащить жену в постель раньше времени.

Лорд Бездны выстраивал заклинание поиска, сплетая сложнейшую схему, охватывающую Бездну и внешние миры. Ухватить след, а потом уже будет легче. Птицы стражей мгновенно переходят в другой мир, и отслеживать путь из точки отбытия бесполезно. А жаль... Люсиль... Балли не мог и представить насколько "врастёт" в него за три месяца эта девочка. Ничего... Никакого отклика. Лорд Саэльмо, в ужасе, решился на вопрошающий аркан, запрещённый к использованию, потому что мог привести к смерти вопрошавшего. Захлёбываясь хлынувшей из горла кровью, понял: жива.

Сорок пять минут ушло на восстановление сил. И Балли, наконец-то, включил логику. Если поиск не даёт результата, значит, Люсиль защищена от него. А кто способен заслонить от лорда Бездны женщину, связанную с ним обрядом? Только сама Мать-Бездна.

Лендлорд Саэльмо, босой, надев ритуальные одежды, отправился в зáмковый храм Матери. Преклонив колени перед отстранённо взирающей на него Бездной, представшей на этот раз в облике человечицы, Балли воззвал к Матери, умоляя о прощении для неразумного, и моля о милости к той, без которой его жизнь утратит радость. Принеся традиционно подношение кровью, Балли провалился на нижние уровни, уворачиваясь от когтей и щупалец мгновенно сменившей облик Матери. Но подношение она приняла. Лорд Саэльмо увидел это фасеточными глазами боевого облика.

Покинув нижние уровни, Балли отправился по расстелившейся перед ним опалесцирующей дорожке. Прошёл знакомым садом, и приблизился к храму, уже зная, что увидит здесь свою жену. Люсиль спала на мраморном ложе, завернувшись в своё покрывало с головой. Только розовая пятка высовывалась наружу... Лорд, не удержавшись, пощекотал эту пяточку. Люсиль дрыгнула ногой, захихикала, и... оказалась у Балли на руках, уронив его на ложе.

- Мне уже семнадцать! И я не намерена выслушивать оправдания твоему бездействию!

А Балли не бездействовал. Просто говорить было некогда. Надо было целовать это тело, эти губы, ловя прерывающиеся вздохи, наконец-то можно было коснуться... узнать... приобщиться к великой тайне зарождения жизни. Какое счастье, что Люсиль лишена ложной стыдливости и страхов, прививаемым человечицам воспитанием! Но помня, что его жена, несмотря на вполне взрослые желания, ещё не знала близости, Балли, усмирив свою страсть, позаботился о том, чтобы Люсиль достигла пика удовольствия. И ещё раз, и снова. И лишь на четвёртом этапе Балли соединился со своей, изнемогающей от наслаждения, супругой, слив свои стоны со стонами Люсиль. А Мать-Бездна смотрела на соединяющуюся у её ног пару, и улыбалась, благословляя своих детей.

***


Леди Саэльмо занималась стрельбой по движущимся мишеням. Мишеней было много. Каждый раз, когда Балли отправлялся на приём к Повелителям, родственники старались, чтобы его молодая жена не скучала. Имперский импульсник против тварей не годится, - почти не причиняет вреда. Револьвер с реактивными пулями из миров Союза получше. Но лучше всего лук и стрелы. Не простые, а с нарисованными рунами. Муж снабдил Люсиль оружием, позволяющим сдержать напор любящих родственников.

Согласно традиции, в отсутствие лендлорда, зáмок защищает его жена. Вот Люцилла и развлекается. Прямого нападения на зáмок не допустят Повелители. А вот нашествие неразумных тварей... Тётушка Арнора никак не успокоится. Беременность Люциллы приводит леди Саэльмо Старшую в бешенство. Сама же Люцилла думает о визите к маменьке. Маменька шкуру спустит. Балли подсчитал, что по времени Империи семнадцать лет Люцилле исполнится через два дня. Надо показаться дома. Страшно.

Очередная тварь загорелась радужным пламенем...

Надо явиться сразу к деду! Кассий Агриппа, да живёт он вечно! не позволит наказывать внучку. Она теперь представитель другого государства... Люцилла поёжилась... Маменьке этого не объяснишь...

- Леди Саэльмо желает отдохнуть?

Телохранитель тенью отделился от стены. Балли приставил к Люцилле охрану, стремясь обеспечить безопасность любимой жены.

- Нет. Я задумалась о своём.

Повелители не высказали своё мнение по поводу брака лорда Саэльмо. Они, практически, не признали этот брак. Ждут... Всё решат дети. Какими они будут... Люцилла чистокровная, это значит, что дети унаследуют генетику отца. Чистокровных выводили специально, для сохранения генофонда патрицианских родов. Вот и посмотрим... А пока у Люциллы есть только Балли. И Дающая миру жизнь. Это много!

Радостный крик н'гесса, заметившего добычу, обратил тварей в бегство. Муж возвращается... Балли, спрыгнув с Рассветного ветра, похлопал его по шее, отпуская охотиться. Подхватил спустившуюся со стены Люциллу на руки и внёс в зáмок. Не утруждаясь хождением по коридорам и переходам, прошёл зеркалом прямо в спальню.

- Люсиль... соскучился...

Через час, усаживаясь за стол, Люцилла сказала мужу о своем желании посетить родственников. Против ожидания, лорд Саэльмо не разозлился.

- Посетить, конечно, надо... Но как нас примут?

Осушил кубок вина, покрутил его в пальцах, разглядывая радужные отсветы от украшающих его камней...

- Люсиль, я тревожусь не за себя... Дети... Им не могут повредить?

Люцилла уставилась на мужа в совершенном обалдении. Повредить детям? Как такое возможно?! Балли, искоса посмотрев на жену, пересадил её к себе на колени, и начал целовать.

- Люсиль... Когда ты вся такая удивлённая, я не могу удержаться...

Люцилла шлёпнула мужа по шаловливым рукам, и сказала:

- Я отправлюсь к деду. При Императоре, да живёт он вечно! мама не будет меня наказывать.

Лорд Саэльмо осторожно переспросил:

- Что значит, наказывать?

- Как что? Мама запретила мне приближаться к мужчинам до семнадцатилетия...

- Аааа... Тогда тебя, конечно, надо наказать. Ты меня усиленно совращала. Если бы я не был столь добродетелен...

Люцилла попыталась выцарапать мужу бесстыжие глаза... Не преуспела. Оказалась скрученной, усаженной обратно на колени, расцелованной, и, в наказание, накормленной с рук. Балли отрезал аккуратные кусочки мяса, заворачивал их в зелень и скармливал супруге... Потом пришла очередь фруктов... Ключевую воду из храма Матери Люцилла пила мелкими глотками. Глоток-поцелуй... И так, пока не опустел кубок.

На следующий день пришлось скандалить с мужем по поводу одежды. Балли был непреклонен.

- Люсиль, я не возражаю против твоих балахонов, если тебе в них комфортно. Но на приём к Императору ты в балахонах не пойдёшь! Ты жена лендлорда.

- Нет, пойду! Я патрицианка!

- Люсиль...

Балли не стал спорить с женой. А на следующий день, когда пришло время одеваться к визиту, в гардеробе леди Саэльмо осталось только девять платьев. Все из драгоценных камней. Патрицианские одежды исчезли. Рабыни молча стоят на коленях и не отвечают. Собаки улыбаются, виляя хвостами, сметая попутно всякие мелочи с мебели. Л'риссы на озере радостно вопят... Злобно сопящая Люцилла втиснулась с помощью рабынь в самое лёгкое из платьев, вдела ноги в туфельки и, сопровождаемая телохранителями, шагнула в зеркало Бездны. Против телохранителей дочь консула возражать не стала. Из за маменьки...

Маменька, ожидаемо, разозлилась. Впрочем, Балли сумел ей понравиться. Ада обижена, оба отца с интересом смотрят на Балли и, без интереса, на Люциллу. Барон Алек... Вот он какой... дымные змеи вьются вокруг Люциллы, пробуя её защиту... Без угрозы. Леди Саэльмо научилась распознавать угрозу... Так вот змееглазый страж любопытствует.

Балли представился Императору, и вернулся к жене. Им предоставили гостевой дом на дворцовой территории. В общем, лендлорд Бездны Балли Саэльмо принят в семью.

***


Балли Саэльмо был в смятении. Он позволил Люсиль навестить родственников, имея своей целью подобраться поближе к её матери, чтобы потом уничтожить этот рассадник стражей. Втайне от Люсиль организовать несчастный случай... Но посмотрев в холодные сияющие глаза, Балли понял, что никогда, ни при каких обстоятельствах, не причинит вреда благородной Агриппине. Двух месяцев не прошло с той поры, как он, стоя на коленях и глядя в эти глаза молил мать-Бездну простить его и защитить Люсиль. Почему мать-Бездна приняла облик родительницы Люсиль? Но Балли достаточно этого намёка. И пусть плодятся змееглазые стражи. Бездна лучше знает, что ей надо. Позволила же она своим слугам спасти р'ойхов...

Император Кассий Агриппа лорду Саэльмо понравился. Можно будет позволить детям навещать прадеда. Достойный пример для подражания. Змееглазый страж Алек, основатель выводка, недавно вернувшийся из Бездны... Зачем Мать отпустила его? Такие случаи бывали в прошлом, - Балли слышал... Эти, вернувшиеся, твари - самые опасные. Мать даёт им знания. Для чего? Неясно. Но Балли выяснит. Теперь они родственники, как ни дико это звучит. Стражам это не по душе. Молодая страж, из дома которой Балли забрал Люсиль, недовольно шипит на него. Но сестрица Ада ещё юна, и не представляет опасности. Было бы интересно познакомить их с тётушкой Арнорой... Балли так и не рискнул сообщить родственникам, что его жена в родстве со стражами... Не время говорить об этом. После рождения детей, - другое дело.

И, пообщавшись с тёщей, Балли понял, что в этой огромной, стараниями Агриппины и её мужей, семье, ребёнок только один - сама мамуля. Все прочие её оберегают, балуют и пляшут по её желанию. Лорд Саэльмо поймал себя на мысли о подарке, способном порадовать тёщу... Ехидно улыбнувшись, решил что без кукол она обойдётся, или родит их себе сама. Л'рисса не позволит подарить страж Алек... и л'рисс не для человечиц. К украшениям маменька Люсиль равнодушна, как и сама Люсиль. В этой семье другие ценности. Надо подумать...

Как жаль, что муж запретил Агриппине посещение Бездны! Балли лелеял мечту привести тёщу в храм Матери и посмотреть, не изменится ли образ... И Люсиль было бы спокойнее. Его леди не подаёт вида, но ей тревожно. Балли решил: рожать Люсиль будет в его присутствии. Во избежание. Тётушка Арнора не успокаивается... А в изобретательности Балли с ней не тягаться.

Время подошло неожиданно быстро. Балли, поддерживая Люсиль, шагнул с нею в открывшийся портал Бездны. И... оказался на площадке возле храма Матери, в котором впервые назвал Люсиль своей. Бездна мудра... А потом лорд Саэльмо держал свою леди за руку, наблюдая, как она "выполняет долг чистокровной". Непонятная фраза... Но жена, похоже, знает, что делает. Никакой паники, полный контроль дыхания и работы мышц... Схватки, отдых, схватки... Балли не предполагал, что это такая тяжёлая работа. За две тысячи лет своей жизни лорду ни разу не приходилось присутствовать при родах. По древней традиции на этом священнодействии присутствует только мать-Бездна. Но Люсиль не рождена в Бездне, поэтому Балли позволил себе отступить от обычаев.

И вот, наконец, их дети появились на свет, и приветствовали Бездну криком. И тут же лорд Саэльмо почувствовал, что они не одни более. Тётушка всё-таки нашла их. Угроза разлилась ртутной тяжестью... Лорд Саэльмо, пока удерживаясь от перехода в боевую ипостась, решил проявить вежливость к родственнице:

- Приветствую, тётя! Как приятно, что ты поспешила поздравить нас с Люсиль...

- Я пришла посмотреть на твоего наследника, племянник. Или это наследница?

- Двое. Наследник и наследница, тётя.

Леди Арнора попыталась обойти Балли, потом, мгновенно сменив облик, просто отшвырнула племянника как котёнка. И... замерла, разглядывая двух крошек, принявших боевой облик дома Саэльмо. А потом проревела радостно:

- Балли, племянничек! Ты подобрал удачную самку! Истинная кровь дома в этих детях!

И шагнула к новорожденным, желая рассмотреть их поближе. Малыши метко плюнули в родственницу ядом, и пока она протирала глаза, заслонили утомлённую Люсиль, предупреждающе зашипев и злобно свивая чешуйчатые хвосты, оканчивающиеся острыми ядовитыми когтями. Тётушка в восхищении хлопнула Балли по спине, едва не уронив племянника, и отбыла восвояси, сказав, что пришлёт подарок матери. Ну... женщины дома Саэльмо традиционно крепче мужчин. А тётушка Арнора и вовсе входит в семерку сильнейших воинов Бездны. Балли-то ещё несовершеннолетний по меркам Бездны. Не вошёл в полную силу...

- И? Как я буду вас кормить?

Возмущение в голосе Люсиль привлекло внимание лорда. Слава Матери, леди Саэльмо не испугалась боевого облика своих детей. Впрочем, Балли и не сомневался в этом. Дети же, сменив облик, закричали, требуя молока. И Люсиль, взяв поочерёдно, младенцев из рук мужа, начала кормить их. Сначала сына, потом дочь.

- В следующий раз, Люсиль, бери первой девочку. Иначе я оглохну. Голос у неё как у тётушки Арноры...

- Посмотрю, что ты скажешь в следующий раз, муж мой.

Балли прошёл в храм и, встав на колени, молча вознёс благодарственную молитву матери-Бездне. Подняв голову к воплощённому облику, содрогнулся, встретившись взглядом с холодными глазами своей тёщи. Точная копия! Откуда? Впрочем, змееглазый страж недавно вернулся из Бездны... Значит, мать-Бездна собирает их воспоминания. Это очень важно...

На постаменте, у ног Матери появился свёрток. Балли учуял запах пищи. Благодарно коснувшись лбом холодного камня, лорд взял предложенные дары, наполнил фляжку ключевой водой, и, привычно увернувшись от атакующей матери, успевшей сменить облик, вернулся к Люсиль и детям. Три дня по закону надо прожить в Бездне. Дети и Люсиль наберутся сил, а Бездна напитается плодородием.

В качестве подарка тётушка преподнесла молодой матери маула. И Балли понял, что его Люсиль одобрена семьёй. Ибо маулы есть не у каждой леди, носящей титул "Сокровище Бездны". Тётушка воспользовалась своим влиянием и дружбой с Повелителем Марой... У Люсиль теперь есть защита. Балли чуть с ума не сошёл, пытаясь объяснить это жене. Люсиль безропотно и даже с радостью приняла маула, вытащила его из клетки и уложила себе на грудь. Балли видел сам в зеркале Бездны. А через пару часов, когда зверёныш, освоившись, уже шастал по комнате, пока Люсиль кормила близнецов, она, уложив детей в кроватки, и снова взяв его на руки, поинтересовалась:

- Как этот котик может меня защитить? Он у меня на ладони умещается, Балли.

- Он вырастет, Люсиль. Маулы питаются эмоциями своих хозяев. Ему надо было быть в непосредственной близости от тебя. Настроиться на твою ауру. Если маул не будет рядом с хозяином в первые часы жизни, то погибнет.

- Как птенцы ройхов?

- Наверное... Я не знаю. Никогда не видел птенцов р'ойхов.

- Шестилапый... - Люсиль пощекотала мохнатое пузичко, зверёныш довольно заурчал. - Он с Модены? На планете папы Алонсо все звери шестилапые.

- Никто не знает, откуда Повелитель Мара берёт новорождённых маулов. Но не думаю, что на этой самой Модене имеются звери, подобные им.

Одобрительное мурчание заставило лорда Саэльмо задуматься: похоже, что маулы понимают слова.

Вызов тёщи настиг Балли, когда они с Люсиль праздновали десять дней со дня рождения близнецов. Оставив Люсиль под защитой маула, лорд Саэльмо переместился в зáмок стража. Интересно было сравнить зáмок Бездны с жилищем стража. Иначе, Балли ограничился бы беседой на расстоянии. Тёща возмутилась их разговором с... а интересно, кем Балли приходится змееглазый страж? Муж матери жены... Вителлий Север, - тесть. А вот все прочие мужья?

Насмотревшись на воплощение Бездны, Балли сам не заметил, как начал именовать тёщу мамой. К счастью, она отходчива, и, если её развеселить, не гневается. И Балли, наконец, придумал достойный подарок. Маула ему не добыть, Повелитель Мара с ним разговаривать не будет, - не дорос ещё Балли до беседы. Но, посмотрев на гончих псов змееглазого стража, Балли решил подарить матери жены гончих Несха. Пара т'хассов будет весьма кстати. Надо будет предупредить стража.

Балли представил, что вскоре будет твориться в зáмке змееглазого, и рассмеялся.

***


Люцилла Вителлия Север де ла Модена-Новарро, в замужестве - леди Саэльмо, злобно фыркая взбиралась по стене зáмка. Заботливый супруг закрыл молодую мать без права посещения родительского дома. Кто его спрашивать будет?! Детям уже полгода, они с трёх месяцев охотятся в Бездне вместе с тётушкой Арнорой, а Люцилла должна сидеть в четырёх стенах?!

И хитрый какой! "Для твоей безопасности!" Мерзавец желтоглазый!

Люцилла вспомнила золотое сияние глаз своего супруга... Подавила улыбку, продолжила подъём на вершину. То есть, на крышу. Маул, названный Фурвусом, скакал по вертикальной стене, как по мостовой. Люцилла уже не раз позавидовала цепучим лапкам зверёныша. Но вот, наконец, и добралась до драконьих голов, венчающих главную башню. Села рядом со скульптурой, уцепившись за шею дракона, и начала жаловаться статуе на жизнь.

- Ты меня поймёшь, я знаю... Ты тоже прикован к башне... Меня даже на плац не выпускает этот изверг, представляешь? Строевая подготовка только внутри башни. А полосу препятствий я почти год не проходила!

Драконий глаз моргнул. На чешуйчатой морде проявилось сочувствие. Люцилла икнула.

- Ты что? Живая?

Леди Саэльмо, продолжая икать, медленно и плавно отползала от огромной пасти ящера. Она поклялась бы, что это скульптура! А, может, это шуточки Балли? От этого проходимца всего можно ожидать...

Драконий глаз вспыхнул пурпуром. Не понравились ему мысли Люциллы. А она, между прочим, мать наследников лорда! Вот так, чешуйчатая морда! Съел?

Пасть раскрылась и... успела ухватить метнувшуюся в сторону Люциллу прежде чем та упала с башни. Такого падения она бы не пережила. Балли и детям осталась бы на память клякса. Или коврик... Пока Люциллу осторожно опускали на зáмковый двор, она уже представила себя в виде коврика на стене детской комнаты... Ага, кто хорошо себя ведёт, тот и вешает себе на стену мамочку. Маул скакал на драконьей морде, испуская радостные вопли. Чему радуется зверёныш, непонятно. Сейчас их опять запрут. Возможно уже за решётками. Люцилла расплакалась, так себя жалко стало.

- Люсиль!

Муж подхватил Люциллу на руки, прижал к себе, и она сразу почувствовала себя очень нужной. Но, зная своего многомудрого супруга, решила не сдаваться. Во всяком случае, не сразу... Ну... хотя бы до спальни... До прихожей... Хоть дверь закрыть...

- Люсиль... Я соскучился!

- Балли, перестань! Кто-нибудь может войти!

- Люсиль! Мы женаты перед Бездной... Люсиль...

Шёпот Балли становился всё жарче и всё тише. Чтобы расслышать, что говорит муж, Люцилле пришлось прижаться к нему как можно плотнее. И хитрющий супруг не преминул этим воспользоваться. А Люсиль собиралась твёрдо потребовать свободы передвижения...

Входная дверь распахнулась в самый неподходящий момент. Тётушка Арнора, фыркнув не хуже маула, оттеснила близнецов во двор, приказав им погулять немного. Обрадованный Фурвус начал скакать по головам Асмунда и Асхильд, дети принялись его ловить, куча-мала покатилась в сторону от входных дверей. Только чешуйчатые хвосты высовывались, извиваясь...

- Второй медовый месяц, племянничек? На портал до спальни сил не хватило? Совсем себя не бережёшь, Балли...

Пунцовая Люцилла спешно поправляла одежду, а ничуть не смутившийся Балли, весело улыбнувшись, поцеловал тётушке руку.

- Люсиль решила прогуляться по крыше. Хранители сочли, что это опасно.

- Драконы живые!

- Ну разумеется, детка. Зáмок построен из живого камня, и все его части живые. А уж Хранители... Им сама Бездна велит живыми быть. А как иначе?

Люцилла вспомнила, что военные базы тоже живые, и воспряла духом. В Академии её учили налаживать контакт с живыми базами. Вон, папа Алонсо базу папы Луция "уговорил", пока в заложниках сидел. Муж задумчиво сощурился, глядя на Люциллу. Мысли он читает, что ли?

- Детка, не пытайся сбежать. В Бездне опасно. Ты совершенно беззащитна. Повелители наложат на семью порицание, если мы тебя утратим.

Тётушка ласково скалится, что совсем не прибавляет Люцилле уверенности. Уж больно оскал... многообещающий. Но, поскольку, тётушка всё-же не дракон, Люцилла решила пожаловаться старшей родственнице:

- Я хочу на полосу препятствий. И заниматься строевой подготовкой вместе с детьми на плацу.

- Балли? Твои дети занимаются строевой подготовкой?

Люцилла посмотрела в честные котовьи глаза лорда Саэльмо и, выпрямившись, рявкнула как истинная Вителлия Север:

- Завтра же начнут! Ходить умеют, значит и маршировать смогут!

- Но, Люсиль! Детям всего седьмой месяц. Они умеют ходить только в боевой ипостаси.

- Вот в ней и будут заниматься! Балли, я не шучу!

- Ха-ха-ха! Не тронь святое, племянничек!

И тётушка, весело смеясь, исчезла в портале. А Люцилла возмущённо сказала мужу:

- Как ты мог! Тебе абсолютно нельзя доверять!

- Абсолютно!

Подтвердил счастливо улыбающийся супруг. Схватил Люциллу в охапку и... супружескую спальню молодая мать покинула только перед рассветом. Чтобы успеть привести себя в порядок к поднятию флага.

Люцилла дала себе слово, что больше не доверит Балли заботу о детях. К счастью, Уставы обеих армий дочь Вителлия Севера помнила наизусть. В ближайшие дни ею будет составлен Устав для дома Саэльмо. Надо ознакомиться с архивами. Не все же лорды были раздолбаями, как Балли. Впрочем, из Балли ещё может выйти толковый офицер...

Муж согласился на всё. Даже научить леди Саэльмо языку Бездны... Пока Люцилла работала над Уставом, семья жила по распорядку, принятому у Вителлиев Северов. За час до рассвета - холодный душ, пробежка по полосе препятствий, построение к подъёму флага, лёгкий завтрак, занятия строевой подготовкой, кросс... и так далее. Маул с удовольствием марширует. Только выражение на морде такое, что Люцилла с трудом удерживается от смеха. Тётушка Арнора посещает их каждый день и, понаблюдав за молодой семьёй, с хохотом уходит порталом Бездны...

Ну, ничего! Армия ещё сделает из лордов Бездны людей!

Когда Люцилла сказала это впервые, Балли начал икать, почти как она сама, при виде ожившего дракона. Потом привык... Теперь только кивает согласно. Зато детки маршируют, как будто рождены на плацу. Чувствуется кровь Вителлиев Северов! Папа будет доволен. Следующих детей будет воспитывать проще. Устав наполовину готов. Надо семье показать. Вот исполнится малышам три года, и...

***


- Балли, ты подкаблучник!

Балли Саэльмо смотрел на тётушку Арнору, подбирая слова. Он ещё несовершеннолетний и не может предложить тётушке заниматься своими делами. Они с дядюшкой за него отвечают перед Повелителями. Ещё почти тысячу лет отвечают. Приходится лавировать, чтобы и самостоятельности не утратить, и родственников не настроить против своей семьи. Самому-то Балли не страшно, а вот Люсиль... Люсиль должна пользоваться безусловной поддержкой семьи. Слишком многие лендлорды во дворце Повелителя Лаки ощупывали глазами его девочку. Женщина, способная родить полноценных наследников, дорогого стоит. Да что там! Его Люсиль бесценна!

- Тётушка! Как же иначе? Я с раннего детства пребываю в восхищении от характера женщин нашего рода. И как только встретил женщину, похожую на них, тут же женился. Люсиль мать моих детей... Я счастлив исполнять её маленькие прихоти. И, тётя, ты видела, как дети маршируют? Им это нравится!

- Я видела насколько это нравится твоей жене, Балли. Всё-таки странное увлечение для благородной леди...

- Что же здесь странного, тётя? Ты ежедневно упражняешься с оружием и боевой магией... Люсиль в этом похожа на тебя. Магия ей не дана, а в остальном...

Тётушка насмешливо фыркнула, выражая своё отношение к дипломатии Балли, и, присев, раскинула руки в стороны, ловя племянников, с радостным визгом летящих к леди Арноре. Подхватила их на руки, весело оскалившись. Асмунд и Асхильд ответили родственнице не менее острозубыми улыбками. Потом полезли в кармашки и показали тётушке маленькие хижины: когтистые лапки возмущённо сучат в воздухе, маленькие крылышки с когтями на сгибах, раскрываются и втягиваются, головы с'атх, венчающие крыши, шипят, оскалившись, и полыхают пурпуром глаз.

Тётушка чуть не села на плиты зáмкового двора. А Балли, в который раз, поразился странной архитектуре будущих жилищ своих детей... Впрочем, домики стражей не менее странные. А уж вырастают они... Лорд Саэльмо вспомнил асиенду прекрасной Ады и военную базу прекрасной Бальды, а так же будущие военные базы Вейгара и прекрасной Вероники... Так что, л'риссов по осени считают... кхм... то есть, посмотрим, что из этого вырастет. Пока ясно одно: жилища его детей будут такими, какие нужны именно им. Родовой зáмок Саэльмо венчают головы драконов, а дети выбрали Хранителями с'атх. Впрочем, и зáмок постепенно меняется. Не зря же Балли накормил его песком с берегов Предвечного океана, смешанным со своей кровью. И теперь, это его дом. Не просто жилище предков, а именно его дом. Его и Люсиль...

Балли улыбнулся... Когда Люсиль увидела домики, она тут же увеличила время самостоятельных занятий строевой подготовкой. Чтобы дети могли научить свои жилища. Какие сосредоточенные мордашки были у них... А сейчас домики маршируют рядом с Асмундом и Асхильд, иногда вспрыгивая им на хвосты, если занятия проводятся в боевом облике. Всё-таки они ещё крохотные...

- Балли, это что? Это... то, что я думаю?

- Это будущие зáмки моих детей, тётя Арнора. В матери-Бездне много пустующих земель.

- Хммм? Что ж, племянник, мысль неплохая... Мы с детьми отправляемся на охоту. Передавай привет своей жене.

- Обязательно, тётушка. Люсиль будет рада.

***


Леди Люцилла Саэльмо, урождённая Вителлия Север де ла Модена-Новарро хлопнула Уставом по низкому столику.

- Балли! Это мои брат и сестра! И мама! В общем, делай, что хочешь, но чтобы они были в безопасности!

- Люсиль, я...

- Ты меня слышал. Леди Арноре я тоже сказала.

Золотые глаза лендлорда Бездны округлились.

- Ты сказала тётушке... что?

Люцилла гордо вскинула очаровательную головку.

- Что ей следует пересмотреть отношение к моим родственникам.

Балли сделал движение, пытаясь схватить жену, но леди Люсиль ловко увернулась. Лорд тяжело вздохнул, демонстрируя супруге, что сердце его разбито. Потом, всё же, спросил:

- И что тётушка? Как она отреагировала?

- Рассмеялась, конечно. Тогда я запретила детям общение с ней. Научит ведь плохому!

Балли сел мимо кресла. А, поскольку, он всё-таки успел дотянуться до Люсиль, намереваясь усадить её к себе на колени, то они с женой образовали живописную кучу-малу, по которой заскакал счастливый Фурвус. Маул подумал, что это такая игра, и с радостью присоединился. Лорд Саэльмо, не желая выпускать из рук жену, частично трансформировался и поднялся с пола, держа Люсиль на руках. Вернув человеческий облик, он всё же сел в кресло, устроил Люсиль, и замурлыкал ей на ушко:

- Люсиль, тётушка расстроится. Лорд Этан уже предупредил её, чтобы она не трогала детей. Я соскучился...

- Балли, прекрати! Опять кто-нибудь войдёт!

- Люсиль, ну кто может войти в родовой замок? Я ОЧЕНЬ соскучился...

- Щекотно!..

Люсиль тихо хихикала, слабо отбиваясь, пока супруг выпутывал её из одежды... День продолжался обычным образом. Но... недолго. Пышущая гневом леди Арнора Саэльмо ворвалась в гостиную лорда, рыча:

- Балли!!! Кто в твоём доме хозяин?!!

Лорд поцеловал жену, легонько куснул её за сливочное плечико, вздохнул и вышел из комнаты, заклинанием приведя свою одежду в порядок.

- Конечно я, тётушка! Я почти забыл, как ты прекрасна в гневе...

Почтительный поцелуй руки... Тётушка, неопределённо хмыкнув, всё-таки сменила гнев на милость, согласившись выпить стакан вина.

- Так что случилось?

- Что случилось?!! - В голосе сокровища Бездны опять прорезалось рычание. - Эта твоя... нет, она, конечно, хорошая девочка, но она не понимает, что теперь принадлежит клану Саэльмо. Она запретила детям общаться со мной. И они послушались! Асмунд ещё и высказал мне свои обиды! Они мне теперь не верят, видите ли! Наследники клана Саэльмо заступаются за стражей! Где это видано?!!

Балли кротко сказал:

- Дитер и Дагмар их родственники, тётя Арнора. Не единственные.

- Я зна... Что ты хочешь этим сказать, племянник? Не единственные стражи?

- Есть ещё восемь.

- Так... Значит... Почему ты ничего не предпринял? Не говори, что ты ничего не знал, племянничек!

- Знал. И собирался принять меры.

- И что же тебе помешало, муж мой?

Медовый голос Люсиль прозвучал корабельной сиреной в ушах лендлорда. Он совсем забыл, что гостиные комнаты совмещаются и Люсиль не будет ждать в спальне, пока он разбирается с тётушкой. Балли, в совершенном отчаянии, решил говорить правду и только правду. Всё равно, никто не поверит!

- Бездна.

- Что, Бездна? - Шипение леди Арноры сиропной сладостью соперничало с мёдом в голосе Люсиль.

Балли прошёлся по комнате, встал, чтобы видеть обеих женщин, и сказал:

- Когда я молил Бездну сохранить Люсиль, она приняла человеческий облик, представ передо мной в образе маленькой женщины с холодными серебристо-зелёными глазами и по-детски безмятежной улыбкой. Увидев благородную Агриппину, я понял, чей это был образ.

Леди Арнора сузившимися глазами рассматривала Балли. Лендлорд старательно удерживался, чтобы не съёжиться под препарирующим взглядом родственницы.

- Что вы в ней нашли, Балли?

- Она мать моей Люсиль, тётушка!

- Я не о тебе... Я могу понять стража. Им не так часто попадаются подходящие самки. Но остальные? Даже Мохри Этан! Он потребовал от меня не трогать ни её, ни эти отродья. Пока они не войдут в полную силу. ПОТРЕБОВАЛ!!

- Лорд-протектор спас благородную Агриппину и пятилетнего Зигфрида фон Фальке в одном из приграничных миров. Кажется, люди называют его Рапалль. Вероятно, в память об этом, лорд Этан проявляет снисходительность.

- Возможно и так, племянник. Лорд-протектор воспитан в других традициях. Я никогда его не понимала...

- Кстати, тётушка, может быть ты знаешь какой-нибудь обычай, связанный с розами?

- Розы-хранители?

- Хранители? А что это? Аааа... легенда о меняющих облик! Нет.

- Ты ещё ребёнок, Балли. Несмотря на то, что у тебя самого есть дети.

Леди Арнора зло посмотрела на Люциллу, ответившую родственнице фирменной крокодильей улыбкой Вителлиев Северов. Тётушка Балли продолжила:

- Эта легенда во многом правдива, Балли. Весь клан повелителя Лаки был уничтожен пробудившимися хранителями. Кстати, лорд-протектор полукровка меняющих. Ээээ... я хочу сказать...

- Я понял, тётя. Странно, что лорду удалось выжить. Я слышал о законе двух третей.

- О чём речь, Балли?

- Люсиль, это разборки лордов высокой крови. К нам они отношения не имеют.

- Так что с розами? Почему ты спрашиваешь?

- После знакомства с благородной Агриппиной, лорд Этан каждый год посылает ей розу из своего сада. Я, когда меня спросили, предположил, что это просто знак внимания. Ни к чему не обязывающий. Почему ты смеёшься, тётушка?

- Теперь понятно. А я-то удивлялась...

Леди Арнора, продолжая смеяться, хлопнула Балли по плечу и провалилась на нижние уровни Бездны, трансформируясь в процессе, в шипастый шар. Супруги переглянулись и Балли сказал:

- Я поговорю с дядей, Люсиль. Он изучает древние обычаи Бездны. Беспокойство о бабушке наших детей вполне позволяет задать ему вопрос.

- А просто спросить ты не можешь?

- Нет. Дядя не любит, когда расспрашивают о его увлечении.

- Сразу скажи мне! Понял?

- Люсиль! Ты хочешь, чтобы я отправился прямо сейчас? И не поцелуешь на прощанье?

Через три часа лорд Саэльмо свистнул н'гессу с крыши родового замка, помахал Люсиль, и отбыл к дядюшке.

Новый кусь 28.07.2015 на 18:30

***


- Перерождение? Разве такое возможно?

Балли, скользнув к жене, подхватил её на руки и уселся в кресло. Куснув её за ушко, промурлыкал

- Люсиль, чему ты удивляешься? Лорд-протектор высокой крови. Это запредельный уровень силы. Я такой даже представить не могу. Люсиль...

Голос лорда Саэльмо становился всё тише и всё обольстительнее. Люцилле пришлось напомнить себе, что вопрос перерождения следует прояснить прежде чем... Ну, то есть, сразу после...

Пару часов спустя, устроившись в оплетённой розами беседке, Люцилла, скармливая мужу сладости, постаралась прояснить ситуацию.

- Мама чистокровная. Её организм будет сопротивляться воздействию.

Балли, пощекотав языком нежные пальчики супруги, ответил:

- Люсиль, воздействие, как ты называешь этот обряд, будет длиться очень много лет. Пока процесс не станет необратимым. Мама уже менялась, благодаря рождению стражей. Она стала бы стражей через несколько десятков лет.

- А кем мама станет теперь?

- Женой лорда-протектора и матерью его детей.

Ответ прозвучал неожиданно жёстко. Люцилла поёжилась, но всё-таки спросила

- Разве у лорда Э... - Балли закрыл рот жены поцелуем и прошептал ей в губы: "без имён, Люсиль" - нет детей?

- Есть дети от свободных союзов. Но они... Бездна не дала потомству высокой крови. Так бывает всё чаще, Люсиль.

В интонации заключительной фразы послышалась безысходность. Люцилле сразу же захотелось утешить своего Балли. Котовьи глаза хитро блеснули золотым огнём и больше уже супруги Саэльмо о проблемах лордов высокой крови в этот день не разговаривали.

Но наутро, сразу же после полосы препятствий, леди Саэльмо отправила Балли предупредить мужей мамы.

- Люсиль, как ты себе это представляешь?

- Расскажи им правду, Балли. Они должны знать.

- Маму мне тоже следует предупредить?

- С ума сошёл?! То есть... пока не надо. Ты сам сказал, что это на много лет.

- Люсиль, годы проходят быстро...

- Маме не говори. Если отцы пожелают ей сказать, пусть сами и получают... То есть, - это будет их решением.




© Тигринья 28.07.2015


Оценка: 8.32*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"