Тигринья: другие произведения.

Призыв.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это страшная сказка к Хэллоуину. Нервным не читать. Чернуха!

Призыв...



Аннотация: "Ужасная" сказочка к Хэллоуину.
Эпиграф:

Заблудился турист в лесу.
Стоит на поляне и кричит "Ау!"
Выходит медведь и спрашивает:
- Чего орёшь?
- Да вот... Может услышит кто...
- Ну, я услышал. Легче стало?

© Старый анекдот




- Ну, что? Будем вызывать?
- Неее... нее в'з'в'ть, а взв'в'ть... вз'в'ть!
- Так, Петьке больше не наливать!
- "Сеня, ты уже дошёл до кондиции... До какой?... До нужной!"
- Ха-ха-ха!

Семеро мужчин стояли в лесу, сливаясь с деревьями, и смотрели на небольшой пляж возле карьера, заполненного антрацитово поблёскивающей в лунном свете, водой. На пляже горел костёр и веселилась молодёжь. На лицах наблюдателей тенью проявлялись улыбки. Предвкушающие... Если бы кто-то посторонний их увидел, то побежал бы прочь, не разбирая дороги. Улыбка, обычно делающая любое лицо привлекательнее, изменила эти лица, вскрыв демоническую сущность, спрятанную под человеческим обличьем. Военные преступники, сбежавшие с этапа, перебив охрану, проделали двухнедельный марш-бросок по осеннему лесу, питаясь "консервами"[1], прихваченными с собой. Почему к ним применили мораторий на смертную казнь? Почему не убили в лагере?

Профессионалы зон смерти высочайшей квалификации с напрочь съехавшей крышей. Систематическое участие в карательных операциях даром для человека не проходит. Это даже при Иосифе Виссарионовиче знали. И отправляли отработавшие пару месяцев расстрельные команды в свежевырытые рвы. Нельзя остаться нормальным, ежедневно расстреливая людей. Пусть даже эти люди и были приговорены. Конвейер смерти уничтожает и свои детали. "Работа в агрессивной среде", - и душа покрывается коррозией, обрастая, как днище корабля, всякой дрянью.

Вопросительный жест, в сторону старшего. Не годами, а властью старшего: "Пора?"

И отрицательный ответ: "Подождём".

У молодёжи есть мобильники. И планшеты в сумках. А вдруг у кого-нибудь включён? Мудрее подождать. Тем приятнее будет развлечение. Три девчонки... Симпатичные. Впрочем, после стольких дней без женщин, красота не важна. Да и недолго она сохранится, красота. При том, как они любят развлекаться... Ноздри старшего затрепетали, втягивая воздух, пробуя его на вкус. Пытаясь уловить аромат девичьих тел. Потом... после всего... они будут пахнуть слезами, потом, кровью, болью и страхом. И другими запахами. Теми, которые остаются на телах жертв после всех забав... Жаль, что не удастся послушать крики... Вода далеко разносит звук... А может, поискать жильё?

Ребятишки вряд ли забрались далеко от своих домов. Вон, какие гладкие... нежные... Ноздри опять затрепетали. Хищник, живущий внутри, заурчал, требуя пиршества. Найти хороший подвал, или погреб. И пусть кричат, пока голос не сорвут. Как сладко... Холодок желания внизу живота напомнил о необходимости усилить самоконтроль. Пара жестов отправила четверых искать подходящее место. Четвёрка беззвучно растворилась в ночном лесу. Чтобы нейтрализовать всех, собравшихся у костра, их троих за глаза хватит. Но пока... Подождём... Посмотрим... Послушаем.

***


- Мы поможем вам принести последнюю жертву вашим богам. Такую, чтобы сама память об этих богах содрогнулась от ужаса и истаяла.

Ах, как красиво, как празднично, развевается белый плащ Властителя. Каким контрастом лёгкой ткани высится громада Главного Храма уничтоженного ныне народа. Лишь жалкие остатки прячутся по глухим лесам от облавных охот. Трое стоят рядом с древним жертвенником Троих. Они не закованы в цепи. Их не пытали, не били. Хорошо кормили и давали вдосталь воды. Следили, чтобы они были полны сил. Ослабленное тело не выдержит пытку. Умрёт, или отключится. Захватчики постарались этого не допустить.

Первыми были принесены в жертву оставшиеся в живых местные мужчины. Собранные облавными командами отовсюду. У захватчиков много людей и мало места. Местные жители им не нужны. Своих девать некуда. Жертвенник дымился свежей кровью. Палачи работали засучив рукава. Чётко и слаженно: уложить животом на жертвенник, ритуальным ножом рассечь рёбра, раскрыть крылья "кровавого орла", разложить на них вынутые лёгкие, напоив бога Войны свежей кровью; снять и уложить в ряд к предыдущему, ещё живому; взять следующего...

Потом пришёл черёд женщин. Их не насиловали. Здесь, на храмовой площади, не насиловали. Что с ними делали до того, как вывести сюда, показывали характерные синяки и ссадины, разорванные рты, лохмотья одежд заскорузлые от крови. И глаза... Женщинам вскрывали животы, вытаскивая наружу сосуд, в котором зреет жизнь, и бросая этот кровавый комок в разожжённый костёр. В жертву Матери. И жирный чёрный дым соперничал по цвету с храмовым камнем. Вскрытые, ещё живые (!) тела складывали с другой стороны жертвенника, образуя часть треугольника.

И, наконец, на площадь вывели детей. Те, кто постарше, несли младенцев. Детей вынудили смотреть на всё это действо с самого начала. И многие, о, сколь многие детские головы покрыла седина. Захватчики бесстрастно наблюдали, как палачи выхватывали младенцев и бросали их в костёр. А остальным детям дробили кости. Их тонкие косточки. Каждую кость, каждую фалангу. Опытные палачи умели так сделать эту непростую работу, что жертва оставалась живой, и ощущающей боль, даже когда ей аккуратно ломали кости черепа. Это была бескровная жертва Мудрому. И Треугольник, посвящённый Троим замкнулся.

Трое воплощённых божеств стояли и смотрели. Молча. Бесстрастно. Впитывая всю боль своего народа. Пропуская её через себя. Готовясь к Последней Жертве. Ибо последней жертвой Божеству является его Воплощение. Мысленно читались мантры. Но ни звука не слетело с сомкнутых губ.

Ни звука не слетело даже тогда, когда палачи, освободившись от трудов, взялись за них, после часового отдыха. Отрешившись от себя, взойдя на высшую ступень жертвенности, трое изливали себя в своих богов. Боль, - это энергия. Энергия, - это сила. И Воплощения напоследок питали Воплощённых. Отдавая всех себя. Целиком. Используя боль, чтобы сконцентрироваться, не отвлекаясь. И торжество в гаснущих глазах Воплощений заставило Властителя захватчиков яростно закусить губу крепкими зубами. Он понял. Слишком поздно. И Храм, - чёрный величественный Храм Троих, осéл, рассыпаясь пылью, засыпая прахом жертв и палачей. Живые выскочили. Кашляя, раздирая на груди одежду, но выскочили. А на месте Храма осталась огромная конусообразная куча чёрной пыли.

Шли века. Горы сравнялись с землёй, реки высохли и появились новые, народы уходили и приходили... Но там, где когда-то возвышалась чёрная пирамида Троих, никогда не селились люди. И путник, случайно забредший на это место, старался побыстрей его покинуть. Слишком много боли. Слишком высокую жертву принесли здесь когда-то. И боги, древние боги, не ушли. Они ждут... Ждут, когда звёзды сложат новый узор. Ждут, когда можно будет обрести свободу. А кроме них, ждут ещё и переродившиеся. Те, кто оказался заживо похоронен под чёрной пылью. Они тоже ждут.

Прошло ещё несколько сотен лет, и нашёлся предприимчивый и толстокожий промышленник. Не испугавшийся плача древних. Который открыл здесь добычу редчайшей чёрной глины. Из неё изготавливали драгоценный сумеречный фарфор, подобный сгустку тёмного тумана. Или дыма. Это уж у кого на что фантазии хватит. Таких месторождений - раз, два, и обчёлся. Храмов Троих было немного. И все они осы́пались, когда перестали биться сердца Воплощений.

А когда дорылись до треугольника из жертв, сохранившихся под пылью, упавшей на истерзанные тела, покрывшей их защитной коркой... Тогда, поняв, что за действо здесь произошло, выработку закрыли. Засыпали песком и камнями. И отвели на это место небольшую речушку. Дно просело, и образовалось озерцо с тёмной, но чистейшей водой. А через пару сотен лет уже никто не помнил давнюю историю. Помнили, что в карьере когда-то что-то добывали. А потом, то ли разбойники напали, то ли сами перебили друг друга, но мёртвых было много. И озерцо это считали "нехорошим местом". А почему, - никто точно сказать не мог. У каждого старожила было на этот счёт своё, единственно правильное, мнение.

Вот сюда и пришли студенты, решившие воссоздать древний обряд призыва "Хозяйки перекрёстков", найденный кем-то из них в старой хрестоматии на чердаке дедова дома. Листок служил закладкой. Нужен был подходящий настрой, и они решили провести ночь на берегу карьера. Для храбрости, и чтобы не замёрзнуть у воды, сварили глинтвейн. Сидели у костра, дурачились, пили ароматный хмельной напиток; а за ними наблюдали те, кто с успехом мог бы заменить древних палачей, демонстрировавших некогда на этом месте своё искусство Властителю в белом плаще.

***


- Ну, что? Начинаем?
- Поехали!

Быстро начерчен круг головнёй из костра. Даже два: один посолонь, другой - противусолонь. На всякий случай, чтобы не ошибиться. Скороговоркой проговорили просьбу защитить круг:

Я взываю к гончим собакам Ада
Взываю к Таящемуся во тьме
Из глубин Тьмы я призываю вас
Возникнуть из пепла и песков пустыни
Я взываю к Стражу полночных перекрёстков
К Смотрителю, обитающему в Великой Бездне
Обеспечьте нам защиту между мирами
И сохраните круг сей от зла
Да не прейдёт зло границ этого круга!


© перефразированный призыв к Церберам для защиты круга из M. Smath "Queen of Hell" в переводе Ligan исправленном Nephilim


- Привет! А что это вы здесь делаете?

Испуганно вскрикнула одна из девушек, заставив старшего наблюдателя бессильно прикусить губу. Осторожно, чтобы кровь не выступила. Потому что к костру подошёл мужчина лет тридцати, с тремя собаками. А собачки такие, что, не дай Бог, учуют. Да и мужик... Серьёзный противник. Они привыкли с первого взгляда определять опасность, исходящую от людей. От этого парня следует держаться подальше. Позвоночник скручивало желанием бежать без оглядки. Посмотрел на своих "братьев", и успокоился, поняв, что не одинок. Безжалостные убийцы выглядели жалко. Ну ничего, скоро их станет больше. И тогда...

Собака пришельца повернула голову. Одну из трёх голов! Глюки от голода пошли? Этого не может быть! Поморгал, - одна голова... Надо уходить. Понял внезапно. Надо уходить, пока отпускают. Попробовал пошевелиться, и не смог. Силы утекали, как вода в песок. Попробовал рассуждать логически: парень один, молодёжь не в счёт, собаки... так у них есть автоматы, пистолеты, и ножи, снятые с тел охранников. Собак можно перестрелять. И втроём навалиться на этого парня. Их учили, как действовать, не мешая друг другу. Почему же все инстинкты воют, как маяк на рифах: "ОПАСНОСТЬ!" Что в этом парне такого?..

- Мы решили посидеть у костра. Может быть удастся духов вызвать.
- А зачем? Духов?
- Нашли описание обряда, решили попробовать.

Изысканным и властным жестом протянута рука. Студент, недоумевающе пожав плечами, подал незнакомцу пожелтевший от времени листок. Длинные тонкие пальцы сомкнулись на краешке. На мгновенье, синей звёздочкой в пламени костра мелькнул крупный кабошон в перстне, надетом на мизинец. Незнакомец пробежал глазами инструкцию по вызову, хмыкнул, и вернул её владельцу.

- Какие у вас собачки. Они не кусаются?

Голубые смешливые искры в тёмно-синих глазах. Твёрдая линия губ смягчилась в улыбке. Девушка, покраснев, исправила свой вопрос.

- Можно их погладить? Они не укусят?
- Погладьте, юная леди. Сейчас они мирные.

И что-то приказал собакам, которые стоически терпели поглаживание и почёсывание под подбородком. Парни, взревновав, спросили, перебивая друг друга:

- А вы откуда здесь появились? Мы вас не видели.

И старший, обречённо стоящий у дерева, вдруг осознал, что тоже не видел откуда возник у костра этот парень с собаками. Студенты не увидели бы и стадо слонов. А почему незнакомца не заметил никто из них? Внезапно появились силы. Старший осторожно оторвался от дерева, и тенью скрылся в лесу, стремясь уйти подальше. Отойдя по лесу так далеко, что не было видно отблесков костра, он опомнившись понял, что даже не отозвал своих людей. Две тени вышли из леса и приблизились к нему. Опять безотчётный страх тронул позвоночник. Нет. Это свои. Пошли за ним.

- Что это было, командир?
- Не знаю. Я такого ужаса даже в джунглях не испытывал. Сколько голов было у собак?
- Ты тоже видел?
- Мне показалось, что собака была трёхголовой. Присмотрелся и понял, - показалось.
- Трёхголовые они были. Точняк!
- Появились они после этих призывов к стражам.
- Не дури. Мы устали и не заметили откуда этот парень пришёл. Надо найти лёжку и отоспаться. А то ещё и не такое померещится.
- Деткам повезло. Если этот парень их не уволочёт в преисподнюю. Или в Бездну... Жаль, конечно. Может вернёмся? Дождёмся наших и?..
- Нет. Уходим.

Тихий вой раздался со всех сторон. Трое встали спинами внутрь, собравшись для боя. А на поляну выехала призрачная кавалькада. Дышали огнём чёрные кони, блестела упряжь, потусторонние звуки издавали охотничьи рога в руках всадников одетых в средневековые костюмы. И все они просвечивали, пропуская лунный свет. А вот кусты и деревья сквозь них видно не было. Вой издавали собаки. Не огромные чёрные твари, пришедшие с незнакомцем к костру, а поджарые, быстрые псы, тоже, как и кони, дышащие огнём. "Ну вот и всё" - пришла неожиданная мысль. Но сильное тренированное тело не хотело покорно ждать своей участи. В руке блеснула сталь ножа. Глава всадников поднял руку, останавливая Дикую Охоту... Ну да... это же ночь Хэллоуина... Значит, старые сказки правы? Рука опустилась, и стая бросилась на них, вцепляясь отнюдь не призрачными клыками. Пошли в ход ножи. Трое дрались как один. Рыча, подобно диким зверям, истекая кровью из многочисленных ран от укусов. Дрались. Потому что не приучены покорно ждать смерти. Где-то далеко раздался чистый, хрустальный звук рога, и Дикая Охота рванула туда, оставив израненную добычу. Они бессильно опустились на истоптанную траву.

- Пять минут отдышаться. И уходим.
- Куда, командир?
- Подальше отсюда. А там посмотрим.
- Может, в монастырь податься?
- Точно. Тебя там ждут. Когда ты каяться придёшь... Время!

И трое растворились в ночном лесу. Бесследно.

А гость, так своевременно подошедший к ночному костру, ответил

- Сторож я местный. Увидел костёр, кликнул собачек и пришёл посмотреть, кто здесь песни поёт.
- Сторож? С таким перстнем на пальце? Я уже не говорю о вашей одежде и обуви. Хорошо же здесь сторожам платят.
- Не жалуюсь. - Скромно ответил незнакомец.
- Вам в Голливуд надо. Оскара бы сразу получили за героическую роль.
- Я смущаюсь перед камерами. Я от природы очень застенчив.

Посмеялись...

- Так вы не ответили. Для чего вы духов вызывать собрались?
- Просто так. Нашли листик. Сегодня подходящая ночь. И место тоже подходящее.
- Ннда? Место здесь крайне неподходящее. Крайне.
- Ой, да слышали мы! Кто-то здесь, когда-то, кого-то убил. Ну и что? По всей земле так.
- На дне этого озера до сих пор лежат кости. Их засы́пали. И вывели сюда реку. Здесь крайне неподходящее место для призыва. Тем более в ночь Самхейна. Когда граница между миром мёртвых и миром живых особенно тонка. Накличете ещё себе кошмары на ночь.
- Вы серьёзно? Всё это?
- Насчёт костей на дне озера - серьёзно.
- Уйдём отсюда, пожалуйста. Я... не хочу. Это была дурная затея. Я теперь поняла.
- Это у тебя хмель выходит, Светка. Но в одном ты права. Настрой пропал. Спасибо нашему гостю.

Шутовской поклон в сторону хозяина собак. Изысканное движение длинных музыкальных пальцев в ответ. Девушки заворожённо смотрят на незнакомца.

- Тушите костёр. Я вас провожу.
- Мы и сами дойдём.
- Не сомневаюсь. Но мне будет спокойнее. Собаки издали учуют если кто-то приблизится.
- Духи?
- Звери. Здесь кругом лес. Волки, кабаны, медведи, рыси... Живности полно.
- Ой, я боюсь рысей! Проводите нас, пожалуйста!

***


- Давно надо было запечатать это место.
- Кто ж знал? Всё тихо было. Несколько тысяч лет.
- Я успел в последний момент. Ещё пара секунд и девчушка начала бы произносить призыв. Подлинный призыв, Мара.
- Надеюсь, ты принял меры?
- Принял, принял. Листок уже не представляет угрозы.
- А эти... подонки?
- Четверых отдал Дикой Охоте. Размяться. А трое ушли.
- Теряешь хватку, Лаки?
- Я им не нянька. Со своими преступниками пусть сами разбираются.


  1. Консервы - "Говорят, что когда-то заключённые, бежавшие из северных лагерей, брали с собой консервы. Эти консервы не надо было тащить в заплечных мешках. Они бежали рядом сами. Очень удобно, очень. Когда в бескрайней тайге нечем было поживиться, консерву съедали. Консерва до последнего не догадывалась о том, что её участь - быть съеденной. И взяли-то её с собой только для этого. Консерва просто бежала со всеми на волю". (© Е. Безымянная "Разноцветная жизнь")





© Тигринья 14.10.2014


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"