Тигринья: другие произведения.

Тигра. Не от мира сего. Семинар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.53*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Миллионы лет назад её предки умели приказывать мёртвым, отнимать душу у живых, и программировать потомство. Их уничтожили. Всех. Тысячелетиями выпалывали, как сорняки. Тысячелетия утекли, как песок сквозь пальцы. И звёзды соткали новый узор. Она родилась в мире, где магия считается выдумкой. В стране, где все равны (хотя некоторые и равнее прочих). Воспитывалась на лозунгах "прежде думай о Родине, а потом о себе". Росла, училась, работала, выживала, как большая часть граждан некогда великой страны. А щупальца поиска тянулись к ней сквозь миры. Она не противник для тех, кто искал и нашёл. Не красавица, не интриганка, - обычная человеческая девчонка. Против сильных мира сего беспомощна, как котёнок с перебитыми лапами. Её оставляют в живых, собираясь сделать послушной марионеткой. А, может быть, опасаться, всё же, следует? Ведь в первом гимне её Родины есть фраза: "кто был никем, тот станет всем".
    Книга закончена. Предстоит разделение "хвоста" по главам. Но это позже.

    На 14.02.2019

Тигра. Не от мира сего...
Книга первая. Семинар.




Аннотация:Миллионы лет назад её предки умели приказывать мёртвым, отнимать душу у живых, и программировать потомство. Их уничтожили. Всех. Тысячелетиями выпалывали, как сорняки, согласно "закону о двух третях". Тысячелетия утекли, как песок сквозь пальцы. И звёзды соткали новый узор. Она родилась в мире, где магия считается выдумкой. В стране, где все равны (хотя некоторые и равнее прочих). Воспитывалась на лозунгах "прежде думай о Родине, а потом о себе". Росла, училась, работала, выживала, как большая часть граждан некогда великой страны. А щупальца поиска тянулись к ней сквозь миры. Она не противник для тех, кто искал и нашёл. Не красавица, не интриганка, - обычная человеческая девчонка. Против сильных мира сего беспомощна, как котёнок с перебитыми лапами. Её оставляют в живых, собираясь сделать послушной марионеткой. А, может быть, опасаться, всё же, следует? Ведь в первом гимне её Родины есть фраза: "кто был никем, тот станет всем". История приспособленчества к меняющимся условиям. Условия могут меняться, но нас меняют только наши желания. Свобода выбора, - не пустой звук.







Оглавление:


Пролог
Глава 1. Повезло, или "Эй, ямщик, поворачивай к ..."
Глава 2. Блиц-крига не ждите, или "Никто не говорил, что будет легко..."
Глава 3. Мы вас тут угробим, или "Добро пожаловать в ад!"
Глава 4. Первый учебный день, или "Много будешь знать, - плохо будешь спать!"
Глава 5. Процесс пошёл, или "Тяжело в ученье, легко в бо... пыточной"
Глава 6. Проверка на прочность, или "Если друг оказался вдруг..."
Глава 7. Имя, определяющее судьбу, или "Вы ещё не нашли в себе зверя? Тогда мы идём к вам"
Глава 8. Договор о ненападении, или "... расслабься, и получи удовольствие..."
Глава 9. Зачётная работа, или "коготок увяз, - всей птичке пропасть"
Глава 10. Получение метки, или "...ведь мы этого достойны!"
Глава 11. Каникулы и подготовка к практике, или "Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец"
Глава 12. Первое задание, или "Палач мафии..."
Глава 13. Знакомство с Советником, или "Откуда ты взялся на мою голову..."
Глава 14. Помоги себе сама, или "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью..."
Глава 15. Прерванный ритуал, или "Не виноватая я..."
Глава 16. Продолжение занятий, или "Некромантия для чайников..."
Глава 17. И снова практика, и снова мафия, или "Как хорошо быть некромантом..."
Глава 18. Что подарить тебе, не знаю... или "За сбычу мечт..."
Глава 19. Автономное плавание, или "привет, друзья, а вот и я..."
Глава 20. А не помочь ли вам в расследовании, или "...в подворотне нас ждёт маньяк..."
Глава 21. Мелочь на карманные расходы, или "По следам "золотого обоза"
Глава 22. Чёрные археологи, или "бриллиантовый блеск манил... " и толкал на неблаговидные поступки"
Глава 23. В гостях у Джека-Потрошителя, или "о маньяках и не только"
Глава 24. Сломать стереотип, или "я не такая, я жду трамвая"
Глава 25. Верить нельзя никому, или "Свои в овраге лошадь доедают..."
Глава 26. Палки в колёса большой политики, или "Нет тела, нет дела"
Глава 27. А маньяка мы разъясним, или "смена караула"
Глава 28. Как в метро, или "Нет входа и выхода нет"
Глава 29. Больше стакана выше рта, или "хотели, как лучше, получилось, как всегда"
Глава 30. Ликвидация безграмотности, или "...от забора, и до обеда"
Глава 31. Шаг в неизвестность, или "Уроки выживания на местности".
Глава 32. Страсти по-Шекспиру, или "Внимательно ознакомьтесь со своим экземпляром договора".
Глава 33. Вернись, я всё прощу, или "Оскорбление смывается кровью".
Эпилог



Эпиграф:

"В ночь, перед бурею на мачте,
Горят святого Эльма свечки.
Отогревают наши души
За все минувшие года.
Когда воротимся мы в Портленд,
Мы будем кротки, как овечки.
Но только в Портленд воротиться
Нам не придется никогда".

© Булат Окуджава "Пиратская лирическая".

Пролог




Вот уже много лет меня зовут Тигра. Своё настоящее имя, - не употребляю с момента "попадания". Суеверие? Возможно. Но пока моё имя принадлежит только мне, я ощущаю себя "защищённой" - "в мире сём, но не от мира сего".

Узорная тень от листьев шевелится на странице, перелистываемой маленькой женской рукой. Терраса залита лучами солнца, аромат цветов сливается с запахами моря и степи, неподалёку слышится весёлый детский смех и радостно-кровожадные вопли. Дети в саду играют в "колдунчики".

Тяжёлый вздох, и лобастая чёрная голова, размерами не уступающая бычьей, укладывается на край мраморного ложа. Багровые глаза с ядовито-зелёными, опалесцирующими зрачками смотрят на хозяйку, в задумчивости листающую толстую тетрадь. Слово "ежедневник" огромный зверь знает. Ему частенько приходится отыскивать для хозяйки эту странную игрушку, а потом скучать, ожидая, пока она наиграется перелистыванием страниц.


Глава 1. Повезло, или "Эй, ямщик, поворачивай к ..."




Я родилась в рубашке. Наверное поэтому мне "везёт". Сегодня прождала автобус на холодном апрельском ветру, и решила идти домой пешком. В конце концов, ещё светло, и короткой дорогой идти не страшно. Уговариваю себя, преодолевая летний ужас, когда вот также решила спрямить дорогу, и нарвалась на стаю собак.

Нарвалась, это, конечно, сильно сказано. Задержалась на работе, и возвращалась домой уже в первом часу ночи. Пошла через территорию районной больницы. Дорожки там заасфальтированы, можно срезать угол и сэкономить минут десять времени. Уже подходила к выходу на свою улицу, как услышала предупреждающее рычание. Ну, не рычание, а такой лёгкий "взрык". Собак было несколько, все крупные. Днём они бегают поодиночке, а в темноте, оказывается, - сбиваются в стаю. Сразу поняла, что чувствует кошка, распушившая шерсть дыбом. Кожу закололо как тонкими иголочками. Все волоски распрямились, наверное. Медленно повернулась, и, очень спокойно, пошла обратно. В голове была только одна мысль "не бежать, ни в коем случае, не бежать..." Собаки не обгоняя, но и не отставая, безо всякой угрозы, шли за мной. Невдалеке слышались, чьи-то причитания, потом до меня дошло, что это я в голос повторяю: "Господи.., Господи..." Только одно слово всю дорогу до выхода с территории. Пошла длинной дорогой. К счастью, собаки за забор не вышли. А я вошла в квартиру, и минут десять переодевалась, застывая на одном месте, держа снятую с себя вещь, пока не пришла в себя. Такого первобытного ужаса мне до этого не приходилось испытывать никогда.

Но сегодня ещё светло, люди ходят, значит, и я спокойно пройду. Ещё подумалось, может, всё-таки, подождать, - ведь придёт же когда-нибудь этот автобус... Но, после сорока минут ожидания, продрогла, и решила плюнуть на автобус, и идти пешком, пока совсем не застыла.

Как раз на том же месте, где я летом наткнулась на собак, это и случилось. Может, собаки меня предостерегали той ночью? Может, они чуют "провал"? Теперь уже не узнаешь.

Я споткнулась на ровном месте, и, падая, успела только руки выставить перед собой, ещё подумала: "Перчатки испорчу об асфальт, но лучше перчатки, чем лицо". Кожей ладоней и коленей ощутила полированный камень... И вырубилась, успев подумать: "Я же была одетая, как же..."

Пришла в себя, когда меня ощупывали со всех сторон, поворачивая, как куклу. Очнулась не от этого, а от звука незнакомой речи. Нечеловеческой речи. Почему нечеловеческой? Потому что так могли бы говорить волки, собаки, хищные кошки, человеческое горло такие звуки сможет издавать только после тренировки. А речь, ну... членораздельная. Причём, действия, проводимые с моим уже не бесчувственным телом, напомнили медосмотр, и попутные комментарии для записи в медицинской карте.

Открываю глаза. Прямо на меня смотрит монстр. С оскаленными клыками, когтями, острыми ушами, и светящимися ярко жёлтыми глазами... Короче, почти весь набор из фильмов ужасов. Рядом ещё один, вполне себе гуманоидный, то есть первый - тоже гуманоидный, но второй - более человекообразный. Если не считать алых глазок с тёмно-пурпурными вертикальными зрачками. Таращу глаза - моргать страшно. Вдруг, пока я моргну, они нападут? В голове каша, мысли скачут, как блохи. Некоторые вроде бы даже подкованные. Голова от их прыжков нестерпимо болит. Монстр протягивает когтистые руки к моей голове. Стараюсь не дёргаться, чтобы шею раньше времени не свернули. Уж больно реалистичный кошмар. То ли я головой ударилась сильно, то ли у меня приход от лекарств. Не водятся у нас такие монстры вне киностудий и маскарадов.

Руки легко касаются висков, и головная боль проходит. Урраа! Милый монстр!!! Шарахается от меня, как от сумасшедшей. Странная реакция, я вроде бы вслух ничего не говорила. Но, может быть, биополя не сочетаются, или что там ещё... Похоже, это не кошмар. Бояться перестаю, - страх отупляет, а тупость выживанию не способствует. Да и бесполезно. Что я со своими ручонками могу противопоставить когтям и клыкам? Ничего. Разве что, метко плеваться, уповая на то, что моя слюна для них ядовитой окажется? Да и угрозы я пока от них не ощущаю, даже головную боль снял целитель клыкастый. И что мне теперь делать? Ох, давно я фантастику читала! Интересно, это инопланетный корабль, или мне начинать вспоминать технологию производства стали вкупе со стратегическим планированием... Попаданцы, вроде бы, все либо промышленность поднимают, либо управлять учат тёмных аборигенов, либо красоты неземной, и ума соответствующего, - глубокого, то есть... А то и вовсе - морпехи, или десантники, или диверсанты - отличники боевой и политической подготовки... Ёрничаю мысленно, чтобы не начать подвывать от страха. Державу позорить не хочется... А в глубине подсознания, - где-то очень глубоко, - радостное "наконец-то приключение"! И слава Богу, что не как в Колдовском мире, когда Саймон Трегарт сразу в бой вступил. Я-то не полковник разведки, и оружия у меня при себе нет. Даже одежды не осталось. И полковник Трегарт всё-таки добровольно уселся на Сидж Перилос, чтобы шагнуть в наиболее подходящий для него мир. А меня никто не спрашивал хочу ли я переместиться. Как говорили умные венецианцы: "Перемены нужны лишь тем, кому нечего терять".

Со мной пытаются говорить. Делаю соответствующее заключение из того, что второй, который с алыми глазками, медленно повторяет короткую фразу, обращаясь ко мне. Причём на разных языках, судя по всему. Нндаа, не пришельцы. Значит я, - кто? Попаданка. Алоглазый замолчал, видимо впав в отчаяние от моей необразованности. Хотела руками развести, потом подумала: кто их знает, что здесь этот жест может значить... Лучше сесть, попытавшись прикрыться. Сами, блин, одеты, и обуты. И, слава Богу! Что бы я делала, если бы они были раздеты, и разуты, опасаюсь предположить. Но жестов лучше не делать, и не улыбаться. А то вдруг решат, что я угрожаю, или, не дай Бог, заигрываю...

Смотрит на меня, требовательно. "Ну что ты смотришь, синими... ах, простите, алыми брызгами..."? Наверное, надо что-нибудь сказать. Может, парни хотя бы приблизительно язык определят.

- Вы не скажете, как пройти в библиотеку? - Мысленно отрекомендовала себя, как Вицына в фильме - "идиотка!", - но... ничего другого в голову не пришло.

Впали в задумчивость. Как там, у Высоцкого: "...он сделал ход с Е два на Е четыре, что-то мне знакомое, так-так..." Пусть думают, пока попытаюсь определить уровни свободы. Своей, разумеется. Начинаю усаживаться на кушетке. Голова слегка кружится, Монстр подхватывает меня под спинку, помогая усесться. Уже легче. Ещё бы прикрыться чем-нибудь... Блин, стрижка короткая! Знала бы, отрастила до колен косу. Впрочем, она у меня и в школе только до зад... простите, линии бёдер дорастала. Ну, хоть сидя, можно было бы прикрыться. Кручу эти мысли дурацкие, абсолютно бездумно глядя на Монстра с Алоглазиком. Ребята забеспокоились, Алоглазый вышел, а Монстр подошёл к стене, сделал сдвигающий жест, и, вуаля! - стена сдвинулась, открывая шкаф с полками, забитыми какими-то упаковками. Монстр достал одну, порывшись на предпоследней полке, и протянул мне.

Интересно, что там? Шебуршу похрустывающей обёрткой, похоже, сделанной из сушёных листьев... Открыть не получается. Монстр смотрит, не помогая. Тест на сообразительность? Я для них обезьянка? Вопросы "для кого это - для них" оставляю "до выяснения". Растерзала-таки упаковку, внутри - балахон из небелёной ткани, по форме - мешок с прорезями для головы и рук, затягивающийся шнурком у ворота. Не стала возмущаться фасоном, быстренько напялила на себя. Мешок до середины икр... Эта длина, кажется, называлась "миди". Полдень, то есть. Уффф! Как мало нужно для счастья! Ещё бы поесть. Хотя... можно отравиться, если лопать всё, что никто и не предлагает.

Монстр наблюдает. Ну и пусть! Пальцами расчёсываюсь. Интересно, зеркала у них есть, или где?

Входит Алоглазый, а с ним... человек?!! Уже и не знаю... Высокий, худощавый мужчина, на вид - лет тридцати пяти. Черноволосый, зеленоглазый. Красивый. Черты лица резкие, даже хищные. Движения... ахх! Была бы Снегурочкой, уже растаяла бы!

Теперь меня начинает тестировать человек (пока, условно, обозначу его так). Сосредоточился, сконцентрировал на мне своё внимание - я даже поёжилась - и начал говорить. Голос приятный... Столько счастья кому-то... Увы, не мне!

Несколько фраз, точнее, наверное, одна и та же, но на разных языках. Ничего похожего на то, что когда-либо слышала дома. Но, хотя бы, человеческие языки. Значит можно с оптимизмом смотреть в будущее. Человеческий язык выучить можно. Из услышанных мною фраз не было ни одной, которую я не смогла бы при определённом старании повторить.

- Похвальный энтузиазм. Там в твоём мире все такие?

Смотрю на "человека" раскрыв глаза. Он "говорит" в моей голове, причём, - по-русски. Блин, телепат?! И успел язык выучить за ту минуту, что смотрел на меня? Делааа... Хорошо хоть военная тайна никого не интересует. Матчасть я не учила, так что хреново было бы мне...

- Хватит засорять мне мозги своим мусором!!! Если ты думаешь, что мне приятно общаться с тупоумной самкой, - ты ошибаешься!

- Ууу, какой нервный мужик пошёл... В твоём мире все такие?

- Ты заслужила наказание. Не терплю фамильярности.

- Мне бить себя в грудь со словами "Mea culpa, mea maxima culpa"? Или сразу харакири сделать?

- Стоп! Языка этого ты не знаешь. Но это язык твоего мира?

- Да. Только на нём сейчас мало кто говорит. В основном, учёные, юристы, медики, священнослужители...

- Столько лишних слов... Самка, ограничься простыми ответами. Я подберу для тебя программу изучения всеобщего языка. Раз уж мы нашли язык твоего мира, то обучить тебя - дело времени. Учитывая здешние условия, - очень недолгого.

Мужчина смотрит на меня, улыбаясь приятственно. Не нравится мне этот белозубый оскал. Начинаю ощущать лёгкий дискомфорт... Беспокойство, перерастающее в страх. Страх, сводящий внутренности..., ужас..., всё сильнее, нарастает по экспоненте... Хочется свернуться клубочком, подвывая от безысходности.

Это - только внушение! К счастью, я не поддаюсь гипнозу. Психотерапевты прекращали воздействие после первой попытки. Хотя, если бы попался кто-нибудь уровня Вольфа Мессинга... Надо отвлечься. Как хорошо, что в своё время читала "Дюну" Фрэнка Герберта. Вспомнила "литанию против страха", разработанную Бене Джессерит: "Я не буду бояться. Страх убивает разум. Страх - это малая смерть, несущая забвение. Я смотрю в лицо моему страху, я дам ему овладеть мною и пройти сквозь меня. И когда он пройдёт, я обернусь и посмотрю на тропу страха. Там, где прошёл страх, не остаётся ничего. Там, где прошёл страх, остаюсь только я."

Мессинг местного разлива смотрит удивлённо, и... усиливает давление. Монстр издаёт протестующий (надеюсь) возглас, но тут уже, видимо, дело принципа. И Монстр с Алоглазым выходят из комнаты. А мне тоже шлея под хвост попала! Прекращаю самовнушение, начинаю защищаться, как в школе, абстрагируясь от воспитательного процесса. По принципу: "в одно ухо влетело, в другое - вылетело". Я - вакуум. Впрочем, мои учителя-гуманитарии, в большинстве своём, с этим согласились бы.

Вот же сволочь! Сколько в нём силы этой! А мне что делать, если я ни разу не телепат?! Опять, по Высоцкому: "...мне же неумение поможет. Этот Шифер ни за что не сможет, угадать, чем буду я ходить..." Собираю в себя страх, любезно направленный мне моим будущим учителем-лингвистом, пропитываюсь им вся, как губка, концентрирую его, добавив свои сегодняшние впечатления (во мне сейчас столько злости, что страха я не ощущаю. Вероятно, с меня можно рисовать картину "не загоняйте крысу в угол"), и мысленно "выталкивая из себя" выплёскиваю всё это на телепата. Алаверды, так сказать.

Нндаа. Иллюстрация к крылатой фразе: "за что боролись, на то и напоролись". Лежит, сердечный, свернувшись в позе зародыша... Стонет тихо. Блин, зря я это сделала! Кто теперь меня будет языкам учить, если у телепата от страха съедет крыша. А, нет, очнулся. Смотрит вполне сознательно. И зло. Не нравится мне взгляд этот.

- Эмпат. Ну надо же! Придётся подкорректировать твоё обучение. Ты знаешь, ...хотя откуда тебе! Таких как ты стараются уничтожить. Так что не позволяй обнаружить свои способности.

- Благодарю за совет, ты очень добр ко мне. С чего бы только? Я прямо вся в непонятках.

- Учитывая, что тебя ожидает в дальнейшем, я не хотел бы, чтобы ты умерла так быстро. Это слишком легко и неинтересно.

- А что меня ожидает? - Блин, умеет же напугать, Мессинг!

- Для начала, - обучение всеобщему языку и улучшение твоих физических параметров. Здоровье, выносливость, и так далее. Твоя мантра против страха мне понравилась. Она тебе пригодится. Надеюсь, ты протянешь подольше. Сегодня - отдых. Сейчас тебя проводят в трапезную, потом, в твою комнату. Постарайся выспаться. За сто пятьдесят дней ты должна набраться сил, научиться прятать свои способности, и выучить универсальную схему общения.

- Ага. Как только ты объяснишь, что это такое, сразу же и займусь.

Блеснул глазами, но не ответил. Худо дело. Вернулся Монстр, вместе с Алоглазым. Телепат (буду звать его Мессинг) вышел, а меня вежливо выпроводили в коридор, провели в обширный холл, со странным орнаментом на полу, и встали со мной в центр. Блин, это же пентаграмма! Ёлки зелёные! Куда нас попали!

Перенесло нас в такой же точно холл. Двери другие, а так бы и не поняла, что мы уже перенеслись. Здорово, блин! Монстр тронул меня за локоть, и показал на дверь прямо по курсу. Надо учить этот долбанный всеобщий язык. Молча, я тут с ума сойду. Проходим в "трапезную", - ресторан, он и в Африке ресторан. Меня усаживают за столик, и уходят. И что дальше? Сижу. Жду.

Открываются двери, входит ещё одна троица. Девушку усаживают за столик, и уходят. Девчонка в ступоре. Хотела к ней подойти, не успела, привели ещё четверых девочек. Всех усаживают поодиночке. Ладно, подождём. Короче, минут за двадцать заполнили весь зал. Тридцать три девчонки, если со мной считать. Последней завели в зал чёрненькую улыбающуюся землянку. Я не знаю, как я это сразу поняла, но едва она открыла рот, стало ясно - афроамериканка. Вот так, с порога, помахать рукой, и объявить: "Hi, my name is Amanda! How are you?" Стало теплее на душе. Всё таки правы были фантасты. На Земле мы можем делить место под солнцем, а во внешнем мире, в окружении чужих - мы, практически, родственники. Это как земляки в армии. Помахала ей рукой.

- Does anyone here speak English? - А в ответ тишина...

Остальные девочки только похожи на землянок, но, если рядом поставить, отличаются. Кто-то больше, кто-то меньше, но землянок среди них нет. Возможно и людей тоже. Хотя, кого можно считать человеком - вопрос спорный. WASP - уже давно "не катит". А в Советской Империи - никогда и не котировался.

Как жаль, что я не говорю по английски! Понимаю с пятого на десятое часто употребляющиеся фразы, а говорить... В школе учила немецкий, из него, впрочем, помню только "Ich verstehe nicht". И это при общепризнанных способностях к иностранным языкам! Нндаа! Лень раньше меня родилась, как говорила моя бабуля. Стыдно, девушка!

- Habla español? Parla italiano? Parle français? Der Deutsch spricht? - непробиваемая жизнерадостность!

- Ich spreche Deutsch. Nur sehr schlecht. - Надо же, что-то вспомнила! Просто горжусь собой! Ага, особенно рядом с девчушкой-полиглотом.

А молодец, девчонка! Дотронулась до руки одного из своих провожатых, заглянула, этак по-кошачьи ему в глаза, и посмотрела на меня. Я, в свою очередь, смотрю умоляюще, типа: "ну что тебе стóит, ты же всё можешь..." И, вуаля! - мы за одним столиком с Амандой.

- Was ist dein Muttersprache? - Слава Богу, это без перевода понятно.

- Mein Muttersprache ist Russisch. - Расстроила девочку. Русского она не знает. Жаль.

Долго расстраиваться Аманда не умеет. Заулыбалась:

- What is your name? - Рассмеялась, закрыла улыбку ладонями. - Wie heißt du?

Пауза. Надеюсь, небольшая. Не хочу говорить своё имя. Не знаю, почему. Вот не хочу, и всё.

- Ich heiße Tigerin. - И тут же, стараюсь правильно произнести по английски: - My name is Tigress.

- Tigress? - Аманда в шоке!

- Т И Г Р А - повторяю по буквам имя своего персонажа из любительского спектакля по Винни-Пуху. После стольких репетиций, я ассоциирую его с собой, так что проблем с Мессингом, надеюсь, не будет.

- T I G R A - послушно повторяет Аманда.

Как вовремя нам приносят еду! Неловкость сглаживается. А, может, её и вовсе не было. Аманда ещё раз удивила меня: сложила ладони для молитвы, и смотрит выжидательно. Я старше, мне и читать. Растерявшись, беспомощно развожу руками. Она заулыбалась, и начала читать молитву. Сижу молча, слушаю, жду. Неудобно начинать трапезничать, когда другие молятся. А молитву Аманда читает на латыни. Вероятно, католичка. Наша церковь настолько отделилась от государства, что я ни одной молитвы не знаю. Надо поаккуратней себя вести, чтобы не обидеть девчушку по неведению. Она такая радостная и доброжелательная ко всем! Не хочется портить ей настроение.

Кормят нас рыбкой и какими-то овощами. Запить предлагается соком, или водой, на выбор. Ладно. Червячка заморили, уже легче! Начинают нас уводить. Опять по отдельности. Не сговариваясь, берёмся с Амандой за руки. Кхм, как пел Булат Окуджава: "возьмёмся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке".

В столовой остались только мы с Амандой. Наши провожающие, все четверо, индифферентно стоят в дверях. Так и хочется спросить: "Чё стоим? Кого ждём?" Мессинга, как оказалось. Косо посмотрел на меня, по-доброму улыбнулся Аманде.

- Как я понимаю, вы из одного мира. Что ж, будете жить в соседних комнатах.

Добренький, добренький Мессинг! Из меня буквально выплёскивается горячая благодарность. Прямо в него, бьёт, как тараном. Мессинга заметно шатнуло...

Выходит из столовой, кивнув каким-то своим мыслям. А я запоздало вспоминаю, что он предупреждал меня, не светить свои способности. Странно. Никаких таких способностей никогда у меня не наблюдалось. Гипноз - да, не действовал, но и только. А эмпатия, это ведь способность воспринимать чужие чувства и эмоции, и проецирование собственных чувств и эмоций на окружающих. Дурдом. Никогда не было ничего подобного. Хотя... чужое настроение я чувствовала. Когда можно идти к начальству отгул просить, и когда надо от него подальше держаться. Ну и всё. Переход в другой мир что-то стронул во мне? Или организм, адаптируясь, решил, что мне нужны дополнительные способности?

Вспомнила прочитанный некогда фантастический роман, в котором было высказано интересное предположение о том, что люди раньше в глубокой древности могли читать мысли, исцелять любые болезни и повреждения, и вообще, перестраивать своё тело, отращивая жабры, или ещё что-то по потребности, - крылья, к примеру. А потом "забыли" как это делается. Возможно, скатившись, в результате войны на уничтожение, до первобытного уровня. То есть, с высоких технологий (хотя зачем они самоперестраивающимся людям?) до каменных топоров. Ах, нет! Каменные топоры, - это уже прогресс! Они сначала обжигали колья. Кажется... Но количество клеток головного мозга, задействованное едва на три десятых процента обычными людьми и процентов на десять гениями типа Альберта Эйнштейна, Нильса Бора, или Андрея Сахарова, воленс-ноленс заставляет задуматься. Уж слишком большой резерв получается!

Занятая этими мыслями, не заметила, как мы пришли. Соседние двери, маленькие комнатёнки, вмещающие кровать, тумбочку, небольшой стенной шкаф, и, неожиданная роскошь, санузел с душевой кабиной. А я уже настроилась на общий душ в конце коридора. Нас разводят по комнатам и запирают. Ну и ладно! Мессинг советовал выспаться, значит, буду спать. День был долгим.


Глава 2. Блиц-крига не ждите, или "Никто не говорил, что будет легко..."




"Напрасно нас бурей пугали..." Обучение всеобщему языку свелось к вечернему визиту Мессинга, объявившего, что времени у нас слишком мало, чтобы терять его на изучение языка. Я так поняла, что остальные девчонки, за исключением нас с Амандой, всеобщий язык знают.

Прикосновение к вискам прохладных пальцев... А руки он моет, интересно?

- Помолчи хотя бы минуту, женщина!

- Какой прогресс в отношениях. Всего несколько часов назад я была "самка".

- Убью!!! Бездна! Дай мне силы продержаться эти пять месяцев и не свихнуться!

- Я с тобой вообще не разговариваю. Это мысленная оценка ситуации.

- Заглохни. - И умоляюще: Пожалуйста!

- Ну ладно, раз ты так вежливо просишь... - Мысленно насупилась.

От рук Мессинга внутрь головы пошёл ощутимый жар... Эта не слишком приятная процедура длилась и длилась. Забеспокоилась даже, что мозги спекутся.

- Было бы чему печься.

- Любишь печёные мозги? - Мессинг начал зеленеть. - Тогда почему так жалеешь о недостаточном количестве их у меня? И вообще: главное - качество!

- Вот именно. - Как-то обречённо произнёс Мессинг.

Произнёс?! И я поняла?! Анализирую последние фразы: о мозгах мы говорили вслух. Обалдело смотрю на Мессинга. Таким способом я согласна языки учить. Можно даже несколько!

- Голова не болит? - Спрашивает с затаённой надеждой.

- Это же кость! С чего ей болеть? - Перефразирую армейский анекдот, - Мессинг досадливо морщится:

- Не пытайся казаться глупее, чем ты есть.

- Я таки не пытаюсь. Само получается! А можно мне навестить землячку? - смотрит, хлопает глазками - Я говорю об Аманде.

- Она спит. Не у всех головы - сплошная кость. Пришлось снимать головную боль. Тебе тоже надо спать. Завтра вас поднимут рано утром...

Морщится всё заметнее. Встаёт, и идёт к двери, держа голову ровно, как будто это чаша с жидкостью, которую он не должен расплескать.

- Очень образное сравнение.

Останавливается, опершись рукой о дверной косяк, но не поворачиваясь ко мне. У меня создаётся впечатление, что Мессинг боится упасть.

- Я могу попробовать снять эту боль. И не надо кривить губы. Я не "добрый Самарянин". Отнюдь. Ты сказал, что я эмпат, и что мне надо учиться скрывать свои способности. Для того, чтобы что-то скрыть, мне нужно определиться с... ну, скажем, "количеством и качеством" способностей, подлежащих сокрытию.

- Как-нибудь в другой раз. - Еле говорит.

- Мне ведь не больно. А ты, - геройски хлопнешься в коридоре, не дойдя до пентаграммы. Но если тебе плевать, что обслуга увидит твою слабость... - Да, удар ниже пояса. Я - не добра. К дуракам, особенно. А что делать...

- Я сейчас не смогу тебе объяснить ничего. Я не в том состоянии, чтобы объяснять...

Молча пытаюсь "воспринять чужие чувства и эмоции", согласно формулировке "эмпатии" из пояснения в каком-то художественном произведении. Не помню даже, в книге, или в фильме. Ещё раз убеждаюсь, что принцип "не надо думать" срабатывает в моём случае "на ура". Поскольку в терминологии я полный профан, попробую описать "своими словами": я не лезу в голову Мессинга, я становлюсь медленно текущей водой, которая заполняет его, покрывая полыхающие багрянцем частицы, растворяет их в себе и уносит вниз по течению, ко мне. Круговорот воды в природе, блин.

Как мне ни жаль, но головная боль не исчезает. Она переходит ко мне. Вся. Потому что Мессинг выпрямился, повернулся, и ошалело смотрит на меня. А я сижу на кровати, и боюсь шевельнуться, потому что "голова раскалывается". Ко всем прочим прелестям, меня ещё и мутит. Может вернуть всё обратно?

Мысль эта становится всё более привлекательной, и, вероятно отражается у меня на лице, потому что Мессинг посторонился, и в комнату вошёл Монстр. В два шага преодолел расстояние между нами, и протянул к моей многострадальной голове свои когтистые лапы. Ладно, ладно, - руки. Когти заменить ногтями, и не отличишь от человеческих. Головная боль уходит без остатка. С обожанием смотрю на чудесного Монстра, Мессинг делает пальцами отсылающий жест, и Монстр уходит. И не заметно, чтобы он испытывал какой-либо дискомфорт. Счастливец. А мне, судя по всему предстоит скандал с Мессингом. Покусать его что ли, чтобы не приставал с ерундой...

- Как ты это сделала?! Ты не целитель, я бы узнал. А если бы не я, то лоа узнал бы.

- Лоа?! Вы практикуете культ вуду? - смотрю на Мессинга, который ничего не понял в моём вопросе, потом прихожу в себя. Всё таки он слишком похож на человека...

- Лоа, это вид разумных, одного из которых ты называешь Монстром. Они обладают способностью чувствовать заболевание или повреждение в организме представителя любого вида и исправлять его прикосновением. Лоа уникальны именно этой своей способностью. Даже виды существ, которые никогда им не встречались, лоа исцеляют с неизменным успехом.

- Почему ты не обратился к нему за помощью? Корпоративная этика не позволяет?

- Типа того. Не уходи от темы. Как тебе это удалось?... Опиши процесс.

- Это слишком по-дурацки. Я представила часть себя водой, которая, поднимаясь, покрывает тебя полностью. А в тебе были как-бы вкрапления пылающих багровым кусочков. Вода их "вымыла" из тебя, и унесла ко мне. Я не знаю, что из этого бреда может тебе пригодиться. Но по-другому "описать процесс" не могу.

- Интересное восприятие. Ладно, на сегодня хватит. Спи. Завтра, как я уже сказал, вас поднимут рано. Начинается ваша подготовка. А у тебя будет ещё и дополнительная нагрузка. Ты должна освоиться с собственными способностями, научиться ими пользоваться, и скрывать их от окружающих.

И понеслась наша лодка чумовая... С утра - занятия йогой, прогулка, лёгкий завтрак, десятиминутная передышка, плавание, освоение приёмов общения с представителями различных видов. Потом опять занятия йогой, прогулка, обед, десятиминутная передышка, плавание, приёмы общения с представителями различных видов и слоёв общества... занятия йогой, прогулка, лёгкий ужин, и, наконец, личное время перед сном. А у меня - личного времени нет. Мессинг сообщил, что в могиле успею належаться. Весёлый парень, аж зубы сводит.

Я осваиваю эмпатию. Мессинг и Аманда - участвуют в процессе. Дурдом! В качестве бонуса, потребовала у Мессинга ещё минимум шесть языков. Парень настолько увлёкся научными изысканиями, что готов на всё. Теперь я знаю язык лоа, язык демонов (они существуют?!) и три наречия Бездны (молчу!!!). Меня интересуют земные, но здесь неожиданные трудности. Земные языки знает Аманда, и не знает Мессинг. Почему он не может выучить языки, так же, как выучил русский - просто посмотрев на меня внимательно? Оказывается, таким образом Мессинг может выучить только родной язык индивидуума. Все языки, на которых говорит Аманда, для неё неродные и Мессингом не воспринимаются. Странно. Что-то он темнит. Пришлось подать ему идею "проводника" знаний от Аманды ко мне. Проникся. Работает над собой. Приятно видеть такую увлечённость делом. Просто душа радуется (Иногда я бываю "особенно добра").

Я почему-то решила, что Аманда из обеспеченной семьи. А она оказалась из салезианского приюта. Сёстры-салезианки вывезли её и ещё многих младенцев из Африки, спасая от военного конфликта. И росла она вместе с детьми разных национальностей, отсюда и знание языков, и вера в Господа. Я совершенно не разбираюсь в людях. И в нéлюдях тоже.

Мессинг подобен безумному учёному из наших анекдотов. Когда он увлечён чем-то, то забывает обо всём. Освоил таки брошенное в шутку предложение поработать проводником знаний. Оказывается, он знает церковную латынь, Аманда - тоже. От этого он и собирается отталкиваться. Похоже церковную латынь мне по-любому придётся выучить. Что же, если повезёт вернуться, схожу на Мессу, поставлю свечку. Хотя о возможности возвращения речь не идёт. Нагрузки всё увеличиваются. Я бы подумала, что из нас готовят спецназ, но боевых искусств нам не преподают. Для шлюх в экзотическом борделе тоже подготовка не катит. Нее, гибкость в теле образовалась, ничего не скажешь. Я теперь свободно ступни ног ставлю себе на голову, лёжа на животе. А могу и вообще кольцом сложиться. Или встать на одной ноге, уцепив рукой вторую над головой... И спокойная стала как "в танке" - непробиваемая лобовая броня. И не только я, разумеется. Все мы.

Мессинг начал задумываться. Иногда я ловлю его взгляд, направленный на Аманду. Я подумала бы, что он влюблён, но во взгляде лишь сожаление и грусть. А меня гоняет, как новобранца.

Прошло четыре с половиной месяца. Через две недели нас "заберут". Мессинг пытается начать разговор по-душам, но никак не соберётся с силами. Я уже пугаюсь. Надо тряхнуть его хорошенько. Блин, раньше бы напоила, и слушала. А здесь... С лоа не поговоришь. Эти кошаки лакомятся болью, им пофиг всё остальное. Счастье, что их натура требует "естественной" пищи. В том смысле, что сами они боль причинять, чтобы полакомиться, не будут. Им неприятно, когда кто-то испытывает боль в их присутствии. А Мессинг... А-а-а, ладно! Захочет сказать, - скажет. Двум смертям не бывать, а одной - не миновать.


Глава 3. Мы вас тут угробим, или "Добро пожаловать в ад!"




Нндаа, вот и поговорили. Лучше бы я ничего не знала. Меньше знаешь, - крепче спишь. Трудно поверить в то, что я услышала. Но подготовка наша вполне укладывается в обрисованное Мессингом, наше предназначение. Вот же гадство! Лучше бы меня тогда собаки порвали. Хотя это - вопрос спорный.

Ладно, по порядку. Вечером отзанимались латынью, втроём, как обычно. Скоро уже я смогу выучить на халяву все языки, известные Аманде, а она, в свою очередь - русский и русский матерный. За Мессинга - вообще не говорю, он усваивает не только земные языки, но и обычаи, традиции, и всё, что мы с Амандой знаем. Вот только счастливым от этого в последние дни он не выглядит. Может, действительно в Аманду влюбился? Но влюблённые, обычно, не смотрят на объект своих чувств с жалостью.

Разошлись по комнатам, а ночью Мессинг пришёл ко мне. Разбудил, бросил мне мою хламиду, балахон, то есть, и увёл к себе, запретив задавать вопросы раньше времени...

- Наблюдение возможно и в моей комнате. Поэтому свет включать не будем, и говорить я стану шёпотом. Будет лучше, если ты ляжешь рядом. О своей нравственности можешь не беспокоиться. Слишком важен этот разговор для твоего дальнейшего выживания.

Молча сбрасываю балахон и ложусь рядом с Мессингом, отметая в сторону древнюю мудрость "любопытство сгубило кошку".

- Первый вопрос: ты сказал за моё выживание. А что будет с Амандой?

- Ей по-любому не выжить. - Сказано буднично, как "приятного аппетита".

- Говори. Я слушаю. Подожди: если ты оставишь Аманду здесь, пусть на какое-то время, может быть удастся её вытащить. Ты можешь жениться на ней. Она тебе нравится, я заметила. Что-то можно сделать! - Лепечу бессвязно, отгоняя от себя мысль о том, что безоговорочно верю Мессингу.

- Если бы отсюда можно было уйти... Что ты слышала о Семинаре? - Произнёс именно с большой буквы.

- Это форма учебных занятий, в которой теория обязательно опирается на практику. Она возникла в древнегреческих и римских школах, когда сообщения учащихся сочетались с комментариями и заключениями преподавателей. - Заученно повторяю определение.

- Всё правильно. Теория пыток, опирается на практику. С комментариями и заключениями преподавателей.

- Я правильно поняла? Нас готовят, как объект применения пыток?

- Не только. Каждая из вас будет третьей в группе из троих студиозусов. Вы будете изучать "Спецметоды воздействия и защиты", проще говоря: "Пытка, как средство достижения результата". Большинство из этих "спецметодов" будете опробовать на себе. Чтобы знать пределы допустимого. Я не изучал это, подробностей не знаю. Знаю статистику. Вас тридцать три. Значит тридцать три группы. Девяносто девять студиозусов. Стандартный набор. Выпуск сорока пяти специалистов - небывалый случай. Такого не было никогда. Тридцать спецов - очень удачный набор. За всю историю Семинара, а это - несколько веков, выпущено только восемь женщин-спецов. Из них две - эмпаты. Как я уже сказал, вас уничтожают при выявлении. Не демонстрируй свои способности. Лучше падай в обморок. Целее будешь. Хотя об этом говорить не приходится.

- Зачем это делается? Каждый год? Нас выбрасывало сюда из разных мест. Это всегда так бывает? Или кого-то вербуют, обещая лучшую жизнь?

Шепчу всякий бред, прижавшись к Мессингу, который начинает испытывать неловкость, пытаясь незаметно отстраниться, а у меня в голове калейдоскоп, в котором крутится слово "Инквизиция". Может от латинского языка, на котором мы говорим? Потом неловкость начинаю испытывать уже я, ввиду реакции Мессинга на мои прижимания к нему. Точнее не Мессинга, а его тела...

- Вас всех выбрасывает из разных мест. Мужчин тоже. По какому принципу идёт отбор, никто не знает. Двойки из мужчин уже собраны. Вас распределят наставники. Как правило подбирают наиболее неподходящих друг другу личностей. В идеале, вы не сможете находиться в одной комнате, не поцапавшись. - Решительно отстраняется от меня. - Твоя задача - выжить. Тебе единственной из всех этих девочек может повезти. Я не знаю мира, в котором ты жила. Из твоих воспоминаний мне не удалось понять причину твоей устойчивости к внешним обстоятельствам, но она у тебя есть. Если будет совсем плохо, - наблюдай себя со стороны. Абстрагируйся от действительности.

- Аманда не сможет абстрагироваться. То есть она вполне способна испытать на себе пытку. Но применять её к другим, она не сможет. Вытащи её! - Вцепляюсь в плечи Мессинга.

- Я вижу, ты уже поняла, что будет с теми, кто не выдержит условий обучения. - Леденящий шёпот. Я думала, что в книгах этот термин пишут "для красного словца". - С Семинара не уходят. То есть, желающих уйти, - отпустят. Но не выпустят. Объектов всегда не хватает. Семинар можно покинуть двумя способами. Или как выпускник, получивший метку, или как удобрение, после того, как станешь негоден в качестве объекта. Я ничего не могу сделать для Аманды. Мне жаль. Ещё более мне жаль тебя. Потому что у тебя одной есть шанс. Постарайся не сломаться, и не потерять себя. Найди защитника в своей тройке. Найди того, кто защитит тебя от тебя самой, когда это понадобится.

- Когда? Не если?

Мне нехорошо. Я не могу представить, что можно сделать со мной такого, что меня понадобится защищать от меня же.

- Именно "когда". Безо всяких "если". Вас всех будут ломать специалисты. У каждого найдут свою "Ахиллесову пяту". Тебе многое предстоит усвоить, сладкая.

Поворачивается ко мне, прикусывая меня за мочку уха. Я, в панике, шарахаюсь, и падаю с кровати. Мессинг, рассмеявшись шёпотом, швыряет мне мой балахон, и за руку отводит в мою комнату.

"Многая знания порождают многая печали" - как это верно сказано. Изучаю латынь, осваиваю эмпатию, совершенствуюсь в асанах и мудрах, улыбаюсь Аманде и Мессингу, и считаю дни. Так мало осталось. За себя не боюсь. Нет, вру! Страшно, очень! Но я верю Мессингу, сказавшему, что у меня есть шанс выбраться живой. Пока что, успешно абстрагируюсь от мысли, что если верить Мессингу, то живой я выберусь только став квалифицированным палачом. У слова "палач" нет женского рода. Символично.

А вот Аманда... Как её могло зацепить "призывом Семинара"?! Добрая девочка, старающаяся уладить даже самые мелкие конфликты, читающая молитвы... Искренне читающая. С верой. Я чувствую, когда действуют по обязанности, или по привычке; и когда от чистого сердца, по велению души. Мессинг натренировал во мне эмпата. Разве что, вспоминая "Первое правило волшебника" Терри Гудкайнда, когда для создания Морд-Сит отбирались самые добрые девочки, не способные причинить боль никому, даже своим палачам.

Я не знаю. Я не знаю, для чего Мессинг предупредил меня, потому ли, что сам не может сообщить Аманде, что нас всех ожидает? Или, чтобы я проявила больше прилежания в освоении уроков. Он гонял меня, как новобранца, а теперь гоняет как штрафника, которого ненавидит. Днём - физические нагрузки, вечером занятия эмпатией, поздно вечером - занятия с лоа. Мессинг до сих пор не может забыть, как я сняла его боль. Мои попытки объяснить, что это не целительство, а эмпатия, разбиваются, как волны о скалу.

Я не целитель, и лоа не пытается меня учить, потому что знает это. Тогда Мессинг ломает себе пальцы и приказывает мне воспринимать ощущения лоа в момент исцеления. Он псих, это совершенно точно! Я не могу "пожрать" боль и раны, как это делает лоа. Всё, что мне удалось - это перенести очередной перелом костей Мессинга на себя. Зато в качестве бонуса увидела хохочущего лоа. Зрелище не для слабонервных!

День "Икс". С утра - никаких занятий. Сидим по комнатам. Кто сидит, а кто резаные раны лечит. Точнее, лоа лечит, а я впитываю его эмоции. Очень положительные, надо сказать. Спрашиваю Мессинга, есть ли лоа на Семинаре. Ответ меня поразил: нет, и быть не может. А я думала, они там всё время пасутся. Оказывается, там для них слишком тяжело!

Всерьёз озаботилась проблемой инвалидности. Мессинг развеселился, и сказал, что у меня - только одна проблема - выжить. А если получу метку Семинара, то, как правило, уже после выполнения первого заказа, монет хватает на оплату услуг Гильдейского целителя. И это при том, что первые три года деятельности три пятых гонорара отдаётся на нужды Семинара, и сама деятельность занимает примерно четыре месяца (по земному счёту), то есть треть года. Остальное время необходимо посвящать повышению квалификации. Чтобы метка переросла в полноценный знак. Было произнесено слово "клеймо", но увидев выражение моего лица, Мессинг срочно исправился.

Осторожно интересуюсь, а так ли необходимо заниматься профессиональной деятельностью. И надо ли метке перерастать в знак. Мессинг посмотрел с жалостью к моим умственным способностям, и посоветовал озаботиться получением метки. В общем, очень мило поговорили напоследок.

- Время. Пойдём, сладкая! Провожу, чтобы не заблудилась по дороге.

- Уже?!! А Аманда?! Может, всё-таки...

- Твоя подруга уже там. Ты - последняя. Вас отправляют поодиночке. Так же, как вы прибыли сюда.

- И голыми? Или балахоны нам оставят? - вцепляюсь в балахон обеими руками. Сюда я переносилась вообще в тёплой одежде. В Москве начало апреля не каждый год теплом радует. А попала - голой и босой.

- И голыми, и босыми. Как у вас говорят: "в чём мать родила."

- Меня в рубашке мама родила. Оставь мне рубашку!

- Не дури. Вряд ли у тебя под рубашкой что-то, способное удивить принимающую сторону. Я, во всяком случае, ничего такого не заметил.

- Наглец!

- Мы пришли. Вставай в центр пентаграммы.

Дёргаться не стала. Поняла - бесполезно. Встала в центр, предварительно сняв рубашку, а поскольку, мы ходили здесь босыми, то разуваться не пришлось. Мессинг произнёс какую-то фразу на неизвестном мне языке, и по границам пентаграммы встали световые, переливающиеся, полотна, похожие на Северное Сияние. Я услышала: "удачи, сладкая!", и свет полотен вспыхнул так ярко, что мне пришлось зажмуриться.

- Открывай, открывай глазки, дорогуша! Кстати, мой благородный светлый лорд, как вам наша дама?

- Как только я увижу здесь даму, я сообщу вам своё мнение, мой благородный тёмный лорд.

- Если бы вы были чуть более сообразительны, Высокий Светлый, то поняли бы, что мы встречаем здесь именно эту даму.

Блин! Даже глаза открывать не хочется! Мессинг сказал, что в идеале мы не сможем находиться в одной комнате. Надеюсь, что он икает там сейчас!

- Выйди из пентаграммы. Она не может отключиться от источника, пока ты в ней стоишь. И что, там насчёт идеала?

Ещё один телепат на мою голову! Судьба злодейка, а жизнь - копейка! Открываю глаза. Нндаа! Жизнь, прямо скажем, радует! Оба два моих соученика? Партнёра? Согруппника? Подельника? Не важно! Блондины. Очень светлые. Длинноволосые. Один серебристый, похожий на полярного волка, другой платиновый, - похож на песчаную гадюку. Тот, который серебристый, мог бы в любом боевике о викингах играть. Высокий, мускулистый, хищный, красивый, и свирепо-весёлый. Это, вероятно, он ко мне обратился "дорогуша". Эмоции от него в общем то невраждебные. Вероятно, даже защитит. Если заметит нужду в защите, конечно. А вот второй... платиновый, то есть. Мороз по коже! Ему только чистокровных арийцев играть. Тоже высокий, и тоже красивый, как и первый. На этом сходство заканчивается. Телосложение худощавое, напоминает боевой хлыст с режущей кромкой. По силе вряд ли уступит первому, но сила его маскируется общей изысканностью облика. Что касается характера, - нордический, твёрдый, нетерпим к врагам Рейха... К эмоциям его даже касаться страшно. Я для него не женщина, и не человек, а даже затрудняюсь с определением...

- Помесь помойная. - Сказано мелодичным голосом, и самым любезным тоном.

- Отчего же помесь? Я чистокровный человек.

- Меня не удивляет, что ты ничего не знаешь о своей родословной. В трущобах вряд ли отслеживают от какого спаривания появилось потомство.

- А ты не джентльмен!

- Вы.

- Что "вы"?

- Не "ты", а "Вы".

- Ты, и кто ещё? - смотрю с искренним любопытством.

Серебристый хмыкнул, подмигнул мне, и протянул руку, неожиданно изящным жестом. Ну да, благородные лорды...

- Позволь помочь тебе покинуть эту пентаграмму. И, кстати, почему мой светлый собрат "не джентльмен"?

- Джентльмен всегда назовёт кошку кошкой. Даже если он упал, споткнувшись, спьяну, об эту тварь. - Мило улыбаюсь обоим лордам, старательно игнорируя тот факт, что я голая.

Лорды этот факт игнорировать не желают. Впрочем, откуда мне знать, какие у них традиции. Серебристый вежливо разглядывает меня, платиновый делает то же самое, но с неудовольствием. Сами они одеты в какие-то свинцово-серые балахоны, даже с капюшонами. На ум приходит только монашеская ряса. Оба босые. Это секта, что ли такая, на Семинаре этом? Стою спокойно, безмятежно улыбаюсь. Йога помогает. А ещё, я ведь из Советской Империи. У нас - "кто был никем, тот станет всем!"

Платиновому надоело меня разглядывать, делает шаг в сторону, берёт с полки упаковку, напоминающую ту, что лоа выдал мне в Учебке (так буду теперь называть место, откуда нас сюда перебросили), и с поклоном протягивает мне. А я знаю, что стоит мне попытаться взять у него из рук этот пакет, как он тут же его уронит. Детский сад, трусы на лямках! Смотрит на меня с бешенством, а я запоздало вспоминаю, что имею дело с телепатом.

- Позвольте, Высокий Светлый, я помогу даме одеться. - Серебристый решил прийти мне на помощь.

- Привыкли заменять камеристку, Высокий Тёмный?

- А можно я сама оденусь? Я умею, правда!

- Нет! - Трогательное единодушие. Оба два произнесли одновременно. Будут дружить против меня, судя по всему.

- Не обольщайся.

Это уже платиновый. Отвечает на мои мысли. Серебристый, вероятно, начинает въезжать в ситуацию, потому что прищуривается уж больно нехорошо. Не по доброму.

Но мне на это по большому счёту наплевать, потому что Платиновый всё таки вручает мне упаковку с одеждой. Начинаю её терзать, чтобы распаковать, и уже Серебристый забирает её у меня, быстро раскрывает, и передаёт мне балахон. В точности такой же как у них двоих. Быстренько одеваюсь. Ну вот, теперь жить можно.

Только открыла рот, чтобы начать расспросы, как пришлось его закрывать, потому что открылась дверь. Попросту говоря, часть стены отъехала в сторону, открывая тёмный проход, в котором Серебристому придётся передвигаться боком, чтобы не обдирать плечи. Молча смотрим друг на друга. Ждать или идти, вот в чём вопрос. Поскольку никто не появляется, решаем идти. Серебристый, оказавшийся ближе всех к проходу, наклоняется и шагает внутрь. Платиновый след в след скользит за ним, делая мне приглашающе-предостерегающий жест рукой.

Иду за моими компаньонами. Как только я прохожу внутрь, плита становится на место. Мы оказываемся в кромешной тьме, я тут же спотыкаюсь на ровном месте, и влетаю в платинового, который успел уже повернуться ко мне и поймать в полёте, попутно зажав мой рот рукой. Он что... видит в такой темноте? А серебристый? Судя по тишине, тоже видит? Или он остановился? Хорошо, что у меня нет клаустрофобии. А то бы платиновому туго пришлось.

Дыхание платинового скользит по виску, достигает уха, я слышу тихий-тихий шёпот: "Держись за мою руку и молчи. Постарайся не создавать шума." Киваю в ответ, цепляясь за протянутую руку. Продолжаем путь во тьме. Платиновый идёт медленно, но я всё равно начинаю пыхтеть от стараний успеть за ним. Болтаюсь на его руке, как дирижабль. Опасаюсь, споткнувшись, вывихнуть ему руку. Останавливается, излучая неудовольствие, хватает меня за кхм, нууу, скажем, бёдра, и перекидывает через плечо. Хорошо, что потолок в этом коридоре высокий.

Дальше ребята, ой, то есть Высокие лорды, передвигаются быстро и бесшумно. Я вишу на плече у платинового, ощущая себя то ли военной добычей, то ли полковым знаменем, которое нельзя бросить, и развлекаю себя мыслями, что на плече у серебристого мне было бы комфортнее. От платинового идёт волна раздражения. Устал меня тащить, или где? Ой, блин! Он же телепат! Наверное ему неприятны мои мысли о бóльшей комфортабельности плеча серебристого. Плечо платинового начинает подрагивать. Злится, или? Пытаюсь воспринять его чувства. Мяягко, чтобы не дай Бог не заметил. Успокаиваюсь, потому что он еле сдерживает смех. И вот что я такого смешного подумала?

Начинаю видеть стены впереди и силуэт серебристого. Значит там свет. Надеюсь, что это не прожектор электропоезда. Платиновый сбрасывает меня с плеча, хорошо придержать догадался, а то бы я летела, как чугунная гиря. И первые травмы были бы получены не в результате пыток, а квалифицировались бы как "непроизводственные". Бред сивой кобылы, в тёмную сентябрьскую ночь! Дальше к выходу из коридора передвигаюсь самостоятельно, потирая отдавленный живот.

Выходим. Платиновый, и я след в след за ним. А нас уже ждут. Серебристый, и, одетый в чёрную (цвета сажи) рясу, крупный жизнерадостный дядечка лет пятидесяти. Если, конечно, он человек. Почему-то мои компаньоны на людей не похожи. Хотя внешнее сходство практически полное. А этот - похож. Этакий Гаргантюа. Весело разглядывает нас с Платиновым. Улыбка приветливая, а чувств за ней никаких нет. Холодный интерес. Так смотрят на нового скакового коня: делать на него ставку, или не делать. А в отношении нас, я полагаю вопрос другой - выживут, не выживут. И какую программу давать, для наиболее вероятного "отсева". И Платиновый слегка напрягся. То есть не напрягся, а "привёл себя в боевую готовность".

Но внешне - дядечка само радушие, не придерёшься. Улыбаюсь, смущённо, с надеждой, что получу защиту. Ага, как же! Плавали, знаем!

- Я вижу, вы уже познакомились, дети мои. Устраивайтесь. Здесь вы будете жить, учиться и работать. Сегодня у вас ознакомительная программа. Через полчаса после обеда, вам покажут чему вы должны научиться за этот год. Программа насыщенная, не скрою. Будет трудно. Если решите, что это не для вас, то насильно мил не будешь. Удерживать здесь никого не принято. То же самое, если я решу, что вы не справляетесь с нагрузкой. Тогда, уж извините, отчислим. Оценок не ставим. Только "да", или "нет". Я ваш куратор. Обращаться ко мне следует со всеми проблемами, вопросами и сомнениями. Зовите меня "отец Иаков".

Тяну руку, как в школе. Получаю благостный кивок, разрешающий задать вопрос.

- Отец Иаков, а как мы... Мы что, в этой комнате все вместе должны жить? - демонстрирую растерянность и смущение.

Я вообще в шоке. Фигассе "устраивайтесь". Я надеялась, когда-нибудь сама подобрать себе мужа. А с этим контингентом о браке речь не идёт. Не тот круг. Внезапно приходит осознание того, что скорее всего именно этот контингент и будет мною пользоваться весь год, и это ещё в лучшем случае. Замужество мне точно не грозит. Конечно, не особо и хотелось, просто в силу традиции, что женщина должна быть замужем... Ой, что-то меня не туда несёт. Было такое наказание "поругание". Если я, конечно, правильно помню. Приговорённых к поруганию, прилюдно насиловали палачи. Вот только не помню, сами старались, или девайсами пользовались. А если мы будем учиться пыткам, то это достаточно мощное средство психо-физиологического воздействия. Лучше быть готовой. По закону Мэрфи. Противно-то как!

- Дитя моё, понимаю твоё волнение. Спать и проводить гигиенические процедуры, вы будете в кельях. Отдельно друг от друга.

Жест пухлой рукой, и открываются три ниши в монолитных стенах, закрытые плотными ширмами, но без дверей. Ширмы настолько точно повторяют фактуру стен, что я бы не увидела, не уткнувшись носом.

- Сейчас вы пообедаете, и после получасового отдыха, ознакомитесь с программой обучения. Я буду навещать вас по вечерам. На сегодня, если у вас нет вопросов, дети мои, я с вами распрощаюсь.

- Спасибо, отец Иаков! До завтрашнего вечера! - почтительно улыбаюсь, выпрямившись, как перед преподавателем.

Святой... кхм, отец Иаков нас покидает. Платиновый тут же поворачивается ко мне. Глядя на него и Серебристый тоже препарирует меня глазами. Вот как им объяснить, что здесь наверняка всё просматривается и прослушивается! Я в отчаянии. Платиновый понял, кивает мне. А что я скажу Серебристому? Ну у Высоких лордов, похоже своя система общения, потому что Серебристый так же кивает. Потом разминает руки, и создаёт три наших изображения, одновременно погружая нас в марево, иного слова мне трудно подобрать.

- Рассказывай, дорогуша. Быстро, чётко и по существу.

- Тогда уж "докладывай", а не рассказывай. Всё очень плохо. Здесь мы будем изучать пытки, бóльшую часть которых придётся пробовать на себе. Но самое паршивое не это. Насчёт уйти отсюда - мне объяснили так: отсюда отпускают, но не выпускают. То есть при попытке уйти, или после отчисления, из категории обучающихся мы переходим в категорию "мяса". Точнее, повторяя термин того, кто мне об этом рассказал, "объекта".

- Сведения точные?

- Откуда мне знать. Проверять не хочу, и вам не советую.

- Придержи язык, женщина. - Платиновый разозлился. - Да, Тёмный, сведения точные. Мы на Семинаре. Слышал о таком?

- Вот, Бездна!

Оказывается оба Высоких лорда о Семинаре слышали, в отличие от меня. Платиновый поинтересовался, что значит слово "девайс" чем вогнал меня в краску, учитывая, в каком контексте я об этом думала. Вот как общаться с телепатом? С Мессингом было просто, я не особенно задумывалась, а с Платиновым всё сложно. Может быть из за "неприятия" им меня. Конечно... они Высокие Светлые лорды, а я так, погулять вышла.

Интересно, какая у нас программа обучения. Хотелось бы посмотреть на расписание занятий. Вероятно - очень занимательное чтение. И нас, что, вообще не намерены выпускать из этого помещения? Надо определяться с жильём, в смысле - распределить кельи, вымыть руки, и ознакомиться с удобствами, которые нам здесь предоставлены. Смотрю на обоих своих компаньонов, Тёмного и Светлого, хлопаю глазами, памятуя, что женщина должна молчать, пока к ней не обратятся. Тёмный шагнул ко мне, и начал вытирать мои слёзы кончиками пальцев. Оказывается, я плáчу, сама не замечая этого. Светлый скривил губы в презрительной улыбке, но ничего сказать не успел, нам доставили еду.

Из пола вырос высокий стол, и табуреты, похожие на барные. И если обратить внимание на закруглённые кромки, то, вероятно камень, из которого сделано помещение, необычен. Конечно, это может быть и не камень вовсе, а какой-нибудь пластик. Потом вспомнила Асприна, и темницу для магов, из живого камня, в форме головы дракона, исключающую побег... Какая чушь только в голову не лезет!

Из середины стола выступает поднос с тремя мисками, льняными салфетками, ложками, графином и стаканами. Вся посуда изготовлена из того же камня, что и стол. Беру стакан, и с силой бью о стол. Никакого результата, кроме насмешливых, понимающих взглядов моих компаньонов. Посуда - лёгкая, но очень и очень прочная. Чтобы не разбили, и не воспользовались осколками, как оружием? Или где? У меня явно прогрессирует паранойя.

- Ваши лордства уже определились, какими кельями будете пользоваться?

- Даме, - право первенства.

Изящный поклон от Тёмного, и отстранённый взгляд от Светлого, который меня "в упор не видит". Цитирую для него сэра Найджела Лоринга:

"У ложных рыцарей есть низменная привычка выказывать нежную галантность лишь в отношении девушек дворянского происхождения, а вместе с тем истинный рыцарь обязан выслушать самую простую женщину, если она поведает ему о своей обиде" (© Артур Конан Дойль, "Белый отряд").

Получаю в ответ вспышку вкусненькой ярости от Светлого, и подмигивание с улыбкой от Тёмного.

Но мне надо определяться с жильём. Фэн-Шуй побоку, пойдём туда, где нам будет комфортно. Хотя кельи с трёх сторон круглого помещения. Закрываю глаза, настраиваюсь на "дом". Я не знаю, где мы. Может это космический корабль, может военная база, может, здание, или комплекс зданий и сооружений на планете, или астероиде, а, может, вообще какой-нибудь древний храм. Я обращаюсь к этому месту, как к "дому". У домов, оказывается, тоже есть эмоции. Обращаюсь с просьбой о месте, для отдыха. И, как будто, теплом потянуло с одной стороны.

Поворачиваюсь к выбранной для меня келье, игнорируя издевательский взгляд Светлого, вероятно, решившего, что у меня "крыша съехала". Подхожу к ширме, сдвигаю её, обращаю внимание, что желобов ни в полу, ни в потолке нет. Такое ощущение, что дом выстраивает эту завесу при необходимости. Лежанка, немногим шире вагонной полки, сбоку - приподнятая площадка, около десяти квадратных метров - для йоги в самый раз, и ещё одна ниша с ширмой, куда я нетерпеливо устремляюсь. Ага, удобства. Даже раздельные! Опробовала, быстренько, все приспособления, сунула полотенички в призывно распахнувшийся утилизатор, понаблюдала, откуда возникают чистенькие, и вернулась в "гостиную-столовую-пыточную". То есть пока это гостиная-столовая, но если нас не выпустят, то скорее всего, это же помещение станет и классом, для получения нами весьма специфических знаний и умений.

Высокие лорды тоже, вероятно, успели ознакомиться со всем оборудованием своих келий, поскольку выглядят озадаченными и не слишком довольными. Нндаа, жить в коммуналках моим компаньонам явно не приходилось. А то бы научились Родину любить. Комфорт ценить, то есть.

- Какое счастливое лицо! В трущобах обстановка ещё хуже? - Вот почему этот Светлый ко мне цепляется? Я же его не трогаю. Сижу, примус починяю.

- Откуда мне знать за трущобы? - Простодушно удивляюсь. - Я жила в квартире со всеми удобствами. Конечно, не так просторно, как здесь, но весьма близко.

Тёмный с весёлым ужасом смотрит на меня:

- Дорогуша, в каком мире ты жила?

- Тебя интересуют координаты в Пространстве и Времени? Таки я не смогу ничего сказать за это. Свою планету мы называли Земля, а звезду, вокруг которой она вращалась - Солнце. Не думаю, что это очень оригинально. Кроме Земли в Солнечной Системе есть ещё несколько планет, обитаемых, или нет, я не знаю. Я даже точного количества не знаю. Могу назвать девять, включая Землю, но вроде бы ещё открыли дальние... Или тебя интересует образ жизни, наука, культура, религия, политический строй? Или где?

- Ммм... образованная женщина! Но! Ты не упомянула о магии. Маги под запретом?

- Магии, как таковой в нашем мире нет. Точнее, я о ней ничего не знаю. Шарлатанов полно, есть люди с необычными способностями. Но они - редкость. У нас магию заменила наука. А о магах и волшебниках мы читаем в книгах, и смотрим фильмы или спектакли.

- Технический мир, Тёмный. Я слышал о таких, но наши миры не соприкасаются. Как ты сюда попала? - вопрос уже в мою сторону.

- Из Учебки отправили, как и остальных девчонок. Пять месяцев учила Всеобщий язык, и осваивала йогу. Потом, впихнули в пентаграмму, и вуаля! - прошу любить и жаловать! Может, отложим познавательную беседу, и попробуем, чем нас тут кормить будут? Есть хочется.

- Можно продолжить за эмм... обедом. Или традиции не позволяют?

- Отчего же, позволяют.

Присаживаюсь к столу, расстилаю салфетку на коленях, беру миску, ложку, тянусь к графину, Тёмный опережает меня, налив мне в стакан воды. Точнее, я надеюсь, что это вода. Во всяком случае - прозрачная, бесцветная, и ничем не пахнет. Лорды так же усаживаются и приступают к трапезе. А я думаю, чего мне не хватает, и понимаю, что привыкла к молитве, которую читала Аманда, перед едой. Надеюсь, что у неё всё нормально. Светлый быстро глянул в мою сторону. Учуял мою тревогу, или... А-а-а, ладно! Ещё я на телепатов не оглядывалась!

Мысленно повторяю на латыни слова, которые Аманда говорила вслух, отпиваю глоток воды из стакана, и начинаю знакомство с местной кухней. Нндаа! Конечно это не перловая каша, но месиво в миске, особого аппетита не вызывает. Хотя на вкус довольно приятно. Орехи и фрукты там точно есть. А что ещё - неизвестно. И думать я об этом не буду. Может они вместе с орехами и фруктами насекомых в порошок растирают, а потом: "просто добавь воды"! Светлый с негодованием смотрит на меня, - а не фига подслушивать чужие мысли! Мало ли о чём девушка может думать!

- Продолжим разговор. - Тёмный не успокаивается. - Как ты попала в Учебку?

- Шла, споткнулась, упала, очнулась голая в Учебке.

- Больше ничего сказать не можешь?

- Я сказала всё, что знаю. Люди на том месте не пропадали, аномалий никаких не замечено, я в том районе больше десяти лет прожила, знала бы.

- Ладно. Пусть так. Как тебя зовут, дорогуша?

- Тигра. Хотя, "дорогуша", мне тоже нравится.

Молчаливый кивок. Приняли к сведению. Мне, вероятно, предлагается называть их так, как они называют друг друга. Высокий Светлый и Высокий Тёмный. Ну... рост соответствует. Или спросить?

- А как мне обращаться к вашим лордствам?

- Ваше лордство вполне подойдёт.

Светлый старается поставить меня на место. Покорно соглашаюсь...

- Понятно. Значит: ваше Темнейшество и ваше Светлейшество? А, поскольку мы перешли на ты, хотя брудершафт не пили, - твоё Светлейшество и твоё Темнейшество. Хорошо. Я запомню.

Тёмный всё выше поднимает левую бровь.

- Тигра, увидев тебя, я подумал, что ты не очень похожа на женщину. Приношу свои извинения. - Изысканный поклон... - Даже моя сестра не сумела бы поиздеваться лучше. Можешь называть меня любым приемлемым именем.

- Имя Эрик не вызывает у тебя неприятия?

- Пусть будет Эрик.

Делаю небольшую паузу, и, поскольку, Светлый молчит, то, вспомнив князя Потёмкина, говорю:

- Значит, лорд Эрик, и Светлейший.

Смакую дикое бешенство, проявившееся нежной улыбкой на губах Светлейшего... Не хотите по плохому, - по хорошему будет хуже! Поскольку любопытство не удовлетворено, задаю лордам вопрос.

- Вы не люди?

- Не более, чем ты.

Столько презрения в голосе Светлейшего. Забавно, а в эмоциях презрения нет. Только неудовольствие. Причём, не мною. Хотя... Вероятно от важных дел оторвали лорда. А отсюда не уйти так просто. Придётся профессию палача осваивать. Хотя, что-то мне говорит, что в случае с этими лордами, речь может идти только о повышении квалификации.

- Почему, я? Я человек. И никаких отклонений у меня нет.

Физических, - ни один медосмотр не выявил. А о том, что являюсь эмпатом я узнала только от Мессинга. Но об этом я сообщать своим компаньонам не собираюсь. Пока во всяком случае. Непонятно, что лордам в головы их умные взбредёт.

- У тебя есть ещё одна, как минимум, ипостась. Боевой облик, скорее всего.

- Я ничего об этом не знаю. Никаких проявлений второй ипостаси у меня никогда не было. - Блин! Вот выдумали! Это Господь един в трёх лицах, а я - человек. Пусть это звучит гордо только в пьесе Горького, но тем не менее.

- Она говорит то, что думает. Хотя, с женщинами, это не показатель.

- Печальный опыт, лорд?

- Просто опыт, лорд Эрик.

Светлый подчеркнул интонацией новое имя Тёмного, а Тёмный, с издевательским сочувствием, покивал головой, глядя на Светлого, который слегка откинувшись на табурете, ласково улыбнулся ему. Осторожно пробую эмоции Светлого, и еле сдерживаюсь, чтобы не заорать от страха. Такого ледяного бешенства я ещё не видела. И век бы не видеть. Счастье, что Мессинг меня натаскал на маскировку эмпатии! А то бы спалилась по-чёрному.

- А каким образом вас сюда занесло, мои лорды? - Косой взгляд Светлого, и весело сощуренные глаза Тёмного.

- Перенос сработал не так, как ожидалось. - Тёмный сама любезность.

- А что такое перенос, лорд Эрик? Это как пентаграмма? Извини, но я не понимаю, и поэтому спрашиваю.

- Мы перемещаемся с собственным пламенем, которое прожигает для нас Пространство.

- А это не наносит Пространству вреда? Оно не схлопнется однажды? Если вы его прожигаете, оно же уменьшается? Нне?

- Нет. В этом случае действуют иные законы. Ничего Пространству не сделается. Светлейший?

Тёмный возвращает Светлому интонацию, подчёркивающую имя. Светлый не реагирует. Умный.

- Та же причина, лорд Эрик. Портал открылся не туда, куда хотелось попасть. - И так он это сказал, что я порадовалась за то место, куда Светлейший направлялся.

Обед закончился. Оставляю всё на столе, встаю с табурета и иду мыть руки. Лорды, вставшие при моём движении - воспитание, однако!, - так же отправляются к себе. Стол сворачивается, как хищное растение, поглощая содержимое столешницы, и втягивается в пол, вместе с табуретами. Вот интересно, а остальное время мы в гостиной должны стоять, или где?

Ответом на мой вопрос явились кресла, выросшие рядом с одной из стен. Занимайте посадочные места в соответствии с билетами! Похоже, знакомить с программой обучения нас будут при помощи фильма.

Не угадала. Как только уселась в среднее кресло, и Высокие лорды устроились одесную и ошую от меня, - прямо вся Императрицей себя почувствовала! - на месте стола появилось голографическое изображение нашего куратора.

- Дети мои, устраивайтесь поудобнее, и слушайте внимательно. Тема нашего Семинара называется "Спецметоды воздействия и защиты". Длительность его занимает четыре года ровно. Первый год вы изучаете основы. Потом короткая практика, продолжительностью треть года, после которой следует продолжение обучения И ещё дважды практика и обучение. Выпускники каждого года получают метку, позволяющую вернуться для дальнейшего обучения. Полноценное клеймо мастера получат те из вас, кто продержится все четыре года. Отчисление и добровольный уход возможны только на первом этапе обучения. Три года повышения квалификации затруднений у выпускников первого года не вызывают.

Первый год. Начнёте с изучения анатомии человеческого тела, как наиболее распространённой категории населения обитаемых миров. После того, как вы усвоите знания об анатомии человека, займётесь психологией. На это отводится два месяца. По теории зачётов не проводится. Не всем удаётся сразу войти в учебный процесс. Мы это понимаем, и даём возможность совместить теорию с практическими занятиями. Начиная с третьего месяца вашего обучения, вы сможете применить на практике полученные знания. Разумеется под руководством преподавателей, рекомендации которых должны выполняться неукоснительно.

Что касается графика вашего обучения. Занятия проходят по девять часов шесть дней из семи. Седьмой день предоставляется вам для отдыха. Никаких занятий в седьмой день не допускается. Перемены в четверть часа после каждых полутора часов, перерыв на обед на полтора часа. Учебные материалы будут вам предоставляться по мере необходимости. Все вопросы следует задавать куратору, то есть мне, во время вечернего посещения. Сегодня вы отдыхаете. Завтра, через час после сигнала, начинаются занятия. За этот час вы должны успеть привести себя в порядок и позавтракать. Завтрак будет подан через полчаса после сигнала и убран за пятнадцать минут до начала занятий. После окончания занятий вам предоставляется свободный час до ужина. Ужин, как и завтрак будет убран через пятнадцать минут. После ужина вам предоставляется час до отхода ко сну. Когда погаснет свет, вы должны лечь спать. Первые два месяца вы не покидаете свою комнату. Добро пожаловать на Семинар, дети мои.


Глава 4. Первый учебный день, или "Много будешь знать, - плохо будешь спать!"




Утренний сигнал сбросил меня с койки. Дааа, если здесь плановый отсев, то одна тональность этого сигнала способна подвигнуть сомневающихся в нужную сторону. Мне бы такой будильник дома! Вроде бы не особенно громко, но действует, похоже, прямо на спинной мозг. Не иначе - специальная разработка!

Пятнадцать минут посвятить йоге, и бегом в "удобства". Просветлённая и освежённая, одевшись во взятую из специальной ниши, вычищенную, рясу, которую вечером запихнула в утилизатор, молясь, чтобы догадка моя оказалась верной, выхожу к завтраку. Лорды мои, похоже, всю ночь бодрствовали. По виду не скажешь, но их утомление я ощущаю на эмоциональном уровне. А, может, каждый свою магию испытывал на этом месте. Настоящие маги, ёж твою двадцать! Конечно, сказка, походу, из репертуара братьев Гримм... Но всё таки! Настоящие маги!

- Доброе утро, дорогуша! Как спалось?

- Доброе утро лорды! Спалось на удивление хорошо, лорд Эрик, благодарю.

- Чем я заслужил твою благодарность, прекраснейшая?

Оборачиваюсь по сторонам, на всякий случай, потом уточняю:

- Прекраснейшая, это я?

- Ага! И скромная к тому же!

- Ага! Я вообще такая! Скромная. - Делаю паузу. - И прекрасная!

Светлейший, молчавший до сих пор, и ограничивший приветствие холодным взглядом, неожиданно закашлялся. Слегка касаюсь его эмоций. На мягких лапах, чтобы не тревожить телепата. Злость. К счастью не на меня и не на Тёмного. И чем же так недоволен лорд Сэ, что даже посмеяться не хочет с вынужденными компаньонами?

Думаю отстранённо. Мысль не моя, просто витает в воздухе поверх меня. Мессинг специально тренировал меня на противостояние с телепатом. Как чувствовал, что понадобится. Конечно, телепат телепату рознь, кхм, просто таки напрашивается окончание "lupus est"; но Мессингу мне под конец занятий удалось противостоять успешно. Ночью снился. К чему вот только, непонятно. Вспомнился старинный наговор: "на новом месте приснись жених невесте". Смешно. Точнее, как писал Лермонтов: "всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно".

На завтрак такое же месиво, что и вчера. И вода в графине. Интересно, а как-то разнообразить рацион учеников никто не собирается? Конечно, здесь почти "зона", но и там, периодически, рыбу дают. Нормы питания, однако. "Положено, - ешь! Нет, - значит не положено!" - хотя это уже армейский юмор. И чаю хочется. Чёрного, крепкого. Или зелёного с жасмином. Вааа...

Завтрак окончен. Стол сворачивается, и вместе с табуретами исчезает в полу. Интересно, всё таки это пластик, или живой камень? Отправляюсь мыть руки.

***


Афигеть! Вот так на минутку отойдёшь, и - здрасьте! Гостиная наша превратилась в аудиторию с голографическим изображением преподавателя и макета человека. Хотя... Макета ли? Ох, не напрасно ли я позавтракала?

Усаживаюсь за оставленный мне лордами средний стол. Интересно, Тёмный и Светлый лорды так нетерпимы друг к другу, что им буфер нужен? Или я на них так удручающе действую, что они этим минимизируют мою тлетворную ауру? Ой! Отвлекаться нельзя! Я не хочу, чтобы меня отчислили! Анатомию я как и все советские школьники учила в школе. Через пень колоду, разумеется. Ибо не думала, что пригодится. Вот гадство! Ну буду по новой учить.

Слава Богу! Сегодня утром учим только внешнее строение! Завтрак удержится! О будущем - не загадываю. Понятно, что мне будет весело. Лорды мои скучают... Конечно. Они и так всё знают. А я... Сижу, смотрю... А где конспектировать? Или я это наизусть должна запоминать? Опять Светлый смотрит презрительно. Слишком громко думаю, или где? Моё чувство противоречия требует сотворить что-нибудь эпатажное. Ещё один презрительный взгляд, и я продолжу внимать лектору сидя на коленях у Светлого. Да-да! Не у Тёмного, который по-своему выстраивает дистанцию между мной и собой, а именно у лорда Сэ! Светлейшего, то есть! Аххх! Какая ласковая улыбка! И сколько бешенства внутри! - "Ты же лопнешь, деточка! Как паровой котёл!"

Такое бешенство на вкус подобно "рижскому бальзаму". Изысканная терпкая пряность кружит голову, наполняет меня всю, и сбивает с ног. Сбило бы, если бы я не сидела за пар... столом. Надо аккуратнее с чужими эмоциями. Облизываюсь мысленно. Ласковый взгляд сменяется изучающим. Вот блин, похоже я спалилась всё таки!

А может, прокатит? С понтом я не поняла, какие чувства маскирует ласковый взгляд лорда Сэ... Ну облизываюсь! Таки есть на кого! Оба два моих лорда очень и очень достойны внимания. Самого пристального, я бы сказала. Но если лорд Эрик подшучивает надо мной, то Светлейший смотрит ласково. Придётся на него куратору пожаловаться! Внушает девушке беспочвенные надежды, понимаешь! Отвлекает от занятий!

Все мысленные рассуждения - на переменах. Воспользоваться удобствами, чтобы освежиться, и снова - смотреть и запоминать. Конспектов здесь вероятно не принято вести. Да и прикольно выглядел бы палач, листающий конспект, стоя рядом с дыбой. Непрофессионально.

"Ффсёо"! Обеденный перерыв! Вот только не знаю, обедать, или где. В смысле - удастся ли удержать съеденное. Я же не медик! Ладно, до обеда займусь йогой. Полчаса хотя бы. Чувствую, после начала практического освоения материала, йогой заниматься уже не получится. Лоа здесь нет, а с вывихами, ожогами, резаными ранами и прочими повреждениями не больно то асаны поделаешь. А-а-а, ладно! До этого ещё дожить надо. Главное, - не забивать себе голову ерундой!

Просто праздник какой-то! Месиво другого состава, хотя выглядит также непрезентабельно. Но вкусное. В качестве питья по прежнему вода. Так и хочется спросить: "А компот?!" Но сдерживаюсь. "Старший брат слушает тебя!" шутливое предупреждение, описанное Артуром Хейли в "Аэропорте". Но в каждой шутке есть доля шутки. А меня слушают даже два "старших брата". Точнее, - добрейший крёст... отец Иаков, слушающий и наблюдающий всех нас, и лорд Сэ. Интересно, а Тёмного он слушает, или где?

Нндаа! Обед удержать удалось. Но только благодаря просмотру в своё время всей кинопродукции, хлынувшей в нашу страну с прогнившего Запада. Иначе было бы худо. Лорды Тёмный и Светлый скучают. Индифферентно разглядывают демонстрируемый материал по внутреннему строению человека. А я благодарю Бога, что это пока теория и с ужасом думаю о предстоящей практике. Всё таки не манекен! Точнее - не манекены. Два пола. Мужской и женский. Сравнительный анализ не проводится. И на том спасибо. Но зрелище вынимания изучаемых органов из места кхм, скажем, постоянной дислокации, достаточно впечатляет само по себе. Зато запоминается хорошо... В перерывах умываюсь холодной водой, но помогает слабо. Своеобразным утешением является мысль, что дальше будет ещё хуже. Может во мне мазохист скрывается?

Ужин. Не пойду. Боюсь не справиться.

Ага! Не пойдёшь тут! Тёмный и Светлый заявились оба два в мою келью, вытащили меня в гостиную. Прямо из душа! Подонки, однозначно! Не джентльмены, то есть! Один другого стоит! Сижу за столом замотанная Тёмным в полотеничко. Смотрю на месиво в миске. Сейчас мне будет плохо. Светлый заботливо прикасается к моей спине, меня прошивает боль, как от раскалённой спицы. Вот ссс... Светлый! Но дурнота прошла. Ага, прямо как в анекдоте: "Но икоточка у неё прошла?"

- Благодарю, Светлейший.

- Всегда рад помочь.

Это, вероятно, в смысле: "Заходи, если шо!" Получаю удивлённый взгляд. Очередной. И приступаю к трапезе, мысленно прочитав Амандину молитву. Выбрасываю всё из головы. Не приснилось бы! А ведь это только первый день!

Ой, блин! Ещё же визит добрейшего крёст... отца Иакова ожидается! Надо заканчивать с трапезой и приводить себя в порядок. А то, увидит меня в полотеничке за столом, и скажет "облико морале" ниже плинтуса! Такой палач не может быть примером для молодёжи! Кхм, что-то меня не туда понесло! Доедаю в спешке содержимое своей миски, залпом выпиваю воду, и бегу надевать свою рясу.

Ффухх! Успела! Только я вышла, как появился отец Иаков. Приветливо кивнул мне, расположился в кресле. Я тоже прошлёпала к оставленному мне среднему креслу и села, колени вместе, руки на коленях. Примерная школьница, да и только! Ага! Пока видеозапись не посмотрит! А, может, уже посмотрел? Уж очень благостно улыбается.

- Здравствуйте, дети мои!

- Здравствуйте, отец Иаков!

Ну надо же! Дружным хором! Интересно, это мы съели что-нибудь, или где?

- Спрашивайте, дети мои. Может быть, вопросы есть по оборудованию ваших келий? Или по программе занятий? Как прошёл первый день?

Сидим, молчим, улыбаемся почтительно. Страшно. Мне страшно, а как лордам, - не знаю. Тяжёлый вздох отца Иакова:

- Конечно, вы здесь только сутки. Не привыкли ещё. Я буду спрашивать сам. По очереди.

Сижу, вздрагиваю от старательно сдерживаемого смеха, вспомнив анекдот: "Штирлиц и Шелленберг стреляли по очереди. Очередь быстро редела." Вот почему мне в напряжённые моменты всякая дурь в голову лезет?!!

- Дочь моя, у тебя есть вопросы? - Смех резко пропал. Вовремя, надо сказать.

- Спасибо, отец Иаков. С оборудованием я разобралась, по программе пока ничего не могу спросить, потому что по первому дню трудно сформулировать вопрос. День прошёл насыщенно. Я не привыкла к таким зрелищам, какое нам показали во второй половине учебного дня, и мне было тяжело. Надеюсь, со временем справиться с собой. - Всё равно же всё видел, или увидит. Говорю правду, и ничего лишнего!

- Сын мой? - вопрос к Светлейшему. Самый перспективный ученик? Или где?

- Пока у меня вопросов нет, благодарю вас, отец Иаков.

- А ты, что скажешь, сын мой?

- Всё в порядке, отец Иаков. Благодарю вас.

- Хорошо, дети мои. - Взгляд в мою сторону. - Если будет слишком тяжело, мы не принуждаем к учёбе. Всегда можно уйти.

Ага! Как же, как же! Чтобы потом в разделочной демонстрировали печень, почки и прочее и прочее. Смущённо улыбаюсь. Чуть-чуть проекции. Надеюсь, лорд Сэ меня простит, но я намерена прикрываться несуществующими чувствами. Ну, если не простит, плакать не стану. Разве что пытать начнут.

- Я постараюсь справиться, отец Иаков. Я верю, что у меня получится!

Благостная улыбка. Почему у меня, при виде неё, скручивается позвоночник?

- Хорошо, дитя моё. Отдыхайте. До завтрашнего вечера. - это уже ко всем нам.

- До завтрашнего вечера, отец Иаков! - сплошное умиление! Или это аура свя... кхм, отца Иакова такое действие оказывает.

Молча встаю, иду к себе. Не смотрю на лордов. Влезть в душ! Вообще оскотинились! Не буду разговаривать ни с кем из них! Вот!

Плохо, что келья не запирается. А, может, я просто не пробовала?

- Дорогуша! Мне нужна помощь! - Останавливаюсь. Не поворачиваюсь. Жду.

- Ты сказала этому монстру, что разобралась с устройствами кельи. Это действительно так?

Он что, с ума сошёл?! Поворачиваюсь к лордам, вижу марево вокруг них. Вокруг нас, точнее. Наши дубли всё ещё сидят на стульях.

- Да там устройств почти нет. У меня во всяком случае.

- Мне необходима консультация. Гарантирую твою безопасность. В смысле атаковать твою нравственность не буду. И Светлейшему не позволю. Сегодня.

- Наглец!

- Зато честный. Так ты поможешь?

- Пойдём. - Вздыхаю. Потом резко останавливаюсь.

- Здесь повсюду наблюдение. Сними это марево и повтори просьбу. Если наблюдатели увидят, что ты внезапно освоил оборудование, которым до того пользоваться не умел, то у них возникнут вопросы. Не у них, а у отца Иакова.

- Почему ты называешь его "Добрейший крёст... отец"? - Светлейший практически объявил о своих телепатических способностях.

Предварительно смотрю, находимся ли мы ещё в мареве. Потом отвечаю лорду:

- Добрейший Крёстный Отец - титул главы преступного клана, из развлекательной серии книг моего мира (МИФ Роберта Асприна). Настоящего главу клана, Синдиката, точнее; называют просто Крёстный Отец.

- Понятно...

- Я снимаю морок. И повторяю просьбу.

Снял, повторил, получил согласие, идём в гости. Непонятки были с утилизатором. Остальную технику лорд освоил самостоятельно. Показала, на примере полотенец. Использованное - отправляешь в люк утилизатора, чистое появляется на полочке. У лордов глаза загорелись, будут осваивать новое заклинание. Флаг им в руки. А я спать пошла.

- Дорогуша, если будет страшно, зови. Кстати, спасибо за помощь!

- Пожалуйста. Спокойной ночи. - Это вот к чему было сказано? Насчёт "страшно"?

Поняла среди ночи, когда приснилась разделочная. Заорать не заорала, и эмпатию блокировала, остатками разума. Лежала и плакала от страха. Опять вдвоём вломились ко мне. Однако, тенденция. Хорошо, что я не спала уже. А то бы точно заорала.

- Не бойся, маленькая. Я посижу с тобой. Тебя никто не обидит. Это только сон. Можешь держаться за мою руку.

Так и уснула, ухватившись за руку Тёмного. А проснулась, уцепившись за Светлого. Повезло мне с лордами. Что-то дальше будет...


Глава 5. Процесс пошёл, или "Тяжело в ученье, легко в бо... пыточной"




Дальнейшая учёба пошла по накатанной первым днём колее: утро по распорядку, занятия до обеда, обед, и вторая половина учебного дня. Приведение себя в порядок, ужин, визит отца Иакова, сон. Изредка повторяются кошмары. В такие ночи лорды неизменно вламываются в мою келью. Засыпаю с Тёмным, просыпаюсь со Светлым. Меняются, пока я сплю. Я не комментирую эти замены. В конце концов, какая разница, за чью руку цепляться в страшном сне.

Человек способен привыкнуть ко всему. Я уже спокойно наблюдаю работу с объектами в разделочной. Если не абстрагироваться от того, что в качестве наглядного пособия, там режут живого человека, то не сможешь запомнить все эти мышцы, сухожилия, артерии с венами и прочее содержимое человеческого организма. Спросила, не удержавшись, у отца Иакова, почему они не кричат? Он любезно ответил, что эти объекты лишают голоса, дабы они не отвлекали учащихся. О как! Старательно запоминаю всё, что нам показывают. Стимул к добросовестной учёбе огромен! Это тебе не повышенная стипендия! Каждый учебный день я наблюдаю причину, по которой необходимо хорошо учиться. Пока никого из знакомых не увидела, но это не показатель.

Часто думаю, как там Аманда? Всё ли у неё в порядке? У отца Иакова спрашивать не хочу. Кто знает, какие его идеи я могу призвать к жизни своим вопросом. Может быть на третий месяц обучения нас начнут выпускать из "класса", и мы сможем увидеться. Пока что, прошло только полтора месяца.

Отдельно о выходных днях: по выходным дням учёбы нет. А для меня - это дни вежливого допроса. Мои лорды любопытны, как дети. Поскольку я единственный встреченный ими представитель технических миров, меня расспрашивают обо всём. Тоскливо думаю, что плохо учила историю. И вообще всю школьную программу забыла уже. Предупредила, что о живописи, скульптуре и архитектуре меня расспрашивать не надо, и о пении с музыкой также, поскольку я не Леонардо да Винчи, не Моцарт и не Хворостовский.

Тогда хитрые лорды пошли другим путём. Мне приказано, то есть очень вежливо выражена просьба вспоминать, всё, что видела, и слышала. Светлый объединит наши мысли в единую систему. Я не телепат, поэтому не знаю, как он добьётся приёма моих воспоминаний Тёмным, потребовавшим прямой передачи. Со своей стороны потребовала не лезть ко мне в голову дальше, чем демонстрируемые мною воспоминания.

На вопрос Тёмного, как я это проконтролирую, сказала, что мне остаётся только положиться на слово, данное мне Светлейшим. Без которого никаких воспоминаний я им демонстрировать не буду. А если буду, то они очень и очень пожалеют. Я же могу и вещевые рынки вспоминать, типа Черкизона. И общественный транспорт в час пик. Лорд Сэ содрогнулся, вероятно, уловил картинку, и согласился на мои условия. Остаётся надеяться, что лорд себя уважает, и слово своё сдержит.

Так и проводим дни отдыха. Я вспоминаю что-либо на заданную тему, потом, по-возможности, отвечаю на вопросы, потом очередная порция воспоминаний... Классическая музыка лордам понравилась. Тяжёлый рок попросили не вспоминать, шансон не впечатлил (думаю, что шансон есть везде), бардовские песни выслушаны благосклонно, попса вызвала недоумевающие улыбки, и так же просьбу - не вспоминать. Это, что касается музыки.

Живопись также "подверглась критике". Абстракционизм - не понят, примитивизм - пожатие плеч. Вот Рубенс понравился - "тянешь руку, маешь вещь!" Ну и прочие художники типа Рафаэля, Гойи, Веласкеса, Леонардо нашего да Винчи, Васнецова и Айвазовского. Лорду Эрику очень понравилась картина "Девятый вал". Сказал, что навевает ностальгию. Так и не поняла, о чём он.

Архитектура... Небоскрёбы не понравились. Муравейники. Кремль, и усадьбы, сохранившиеся вокруг Москвы вызвали одобрение. Зимний дворец сочтён слишком большим, Сталинские высотки - мнения разделились. Лорд Эрик счёл приемлемым их использование в качестве учебных заведений и гостиниц, лорд Сэ, насколько я поняла, вообще не приемлет земную архитектуру. Хотя Тадж Махал понравился обоим лордам.

Анатомию закончили, начали психологию. Отец Иаков пояснил, что психологию нам предстоит изучать все четыре года. Первым делом учимся определять лжёт объект, или говорит правду. Наблюдаем вазомоторику, бегающие глазки, паузы в речи, и ещё много всяких признаков. Потом учимся вызывать на откровенность. Хотя мне непонятно. Это для следователей необходимо, а для пыточных дел мастера - зачем? Спросила у отца Иакова, получила в ответ добрую улыбку и пояснение, что спецметоды воздействия и защиты не ограничиваются лишь физиологией. А вот эмоциональное "прощупывание" показало, что мы "удостоились высочайшего внимания".

Отец Иаков начал задумываться о мерах, которые позволят "отсеять неподходящий контингент". Интересно, может ли лорд Сэ прочитать, что нам уготовят. Вспомнились слова Мессинга: "вас будут ломать специалисты". После общения с отцом Иаковом, сомнений в этом никаких не осталось.

Два месяца прошло. Теория закончилась. Почти. Завтра начинается практика. Что будет? Я не знаю. Всю ночь не могла заснуть...

Утро. Вышвырнуло из кельи, и шваркнуло на пол. Где-то. Где - не знаю. Тьма кромешная. Коленки рассадила, и ладони тоже. Рывком подняло в воздух, и зафиксировало на кресле. Широкими ремнями. Хорошо зафиксировало, хрен дёрнешься. Интересно, это уже ломка, или ещё учёба? Вспыхивает свет, бьющий в глаза. Поскольку голова тоже зафиксирована, не могу отвернуться. Текут слёзы, ничего не вижу, кроме цветных кругов, плавающих перед глазами. Пара пощёчин побуждает сосредоточиться. Своего или своих визави я не вижу, кроме света, направленного мне в глаза, других источников освещения здесь нет. Кто-то берёт мой правый мизинец, и... бооольнооо! Иголку под ноготь! И чувственным шёпотом:

- Тебе нравится? Хочешь ещё?

- Не надо, пожалуйста!!! - я мгновенно охрипла, слёзы - в горле.

- Если ты так просишь...

И - безымянный палец правой руки! Бооольнооо! Боль прошивает позвоночник, заставляет корчиться, но тело зафиксировано, и я могу только кричать, заливаясь слезами.

Короче, правой рукой пользоваться смогу нескоро. Все пальцы повреждены. Как мне удалось удержать эмпатию внутри себя, я не знаю. Мессинг всё таки гений. Вбил мне инстинкт маскировки способностей в спинной мозг. Спасибо тебе, Мессинг!

Включилось стандартное освещение от стыков стен и потолка. Что там горит - я не знаю. Бьющий в глаза поток света погас. Ленты, фиксирующие меня, исчезли, но я продолжаю сидеть на попе ровно, подавляя желание, скорчившись, баюкать покалеченную руку. Что ещё предстоит сегодня? И что это было? Глаза начинают видеть, рассматриваю сидящего напротив меня молодого темноволосого мужчину, в чёрном комбезе с непонятной эмблемой на рукаве. Преподаватель? Или, что вернее, стажёр, повышающий квалификацию?

- Ты осторожная. Успокойся. На сегодня боль закончилась.

- Вторую руку мне оставят? На сегодня?

- Нет. Но больно не будет.

- ???

- Тебя загипнотизируют, и боли ты не почувствуешь.

Сижу с абсолютно идиотским видом, вытаращившись на молодого симпатичного палача, и лихорадочно думаю, сообщать, или нет о том, что гипноз на меня не действует. Вдруг, это показатель наличия эмпатических способностей? А если попытаться скрыть, то как я выдержу эти иголки, или что там для левой руки придумают, и не покажу, что мне больно?! Нндаа! Что же делать то!

А ничего не делать. Я о гипнозе ничего не знаю, я из другого мира, который с этими мирами не соприкасается, может на меня их методики и не подействуют. Или подействуют?!! Спросить надо, на всякий случай.

- А если не смогут загипнотизировать?

- Смогут, не волнуйся.

- Я волнуюсь. Не тебе же иголки под ногти совать будут.

- Это первый этап обучения. Обязательный для всех.

- То есть ты через это прошёл?

- Как видишь.

- Ты стажёр? Повышаешь квалификацию?

- Почему не преподаватель? - Ехидная улыбка. Сколько же тебе лет на самом деле?

- Я думаю, что здешние преподаватели постарше.

Стена чуть отъезжает в сторону, пригнувшись заходит очень высокий и очень худой некто. Я не знаю, человек это, или где. Но думаю, что нет. Движения не похожи на человеческие. Напоминают змеиные. Струящиеся такие. Ряса, как у отца Иакова, цвета сажи, - значит преподаватель, или сотрудник. Кресло, на котором я сижу, опять выпускает фиксирующие ленты. Ощущаю себя пришпиленной бабочкой. Стажёр (буду пока называть его так) встаёт из за стола, на котором лежат иглы на белой ткани. Как я их сразу не заметила! За стол садится змееподобный. Сдвигает капюшон, и смотрит мне в глаза. Ну точно! Змееподобный. Зрачок овальный, как у змеи. Радужка золотая. Зрачок начинает расширяться, стараясь затянуть меня внутрь. А я с разочарованием ощущаю знакомую стальную пружину внутри себя. Пружина сжимается, превращаясь в жёсткий стержень в позвоночнике. Приехали. И что мне теперь делать?

Змееподобный откидывается на стуле, с интересом меня рассматривая.

- Забавно. Вся ваша тройка гипнозу не поддаётся. Я могу понять почему не поддаются маги. Врождённый иммунитет. Но ты? Ты не маг. Тебя гипнотизировали в твоём мире?

- Нет. - Отвечаю абсолютную правду, так как в моём мире меня тоже не удавалось загипнотизировать.

- Сиди спокойно. Постарайся расслабиться.

- Я не смогу. Мне страшно. И рука болит.

- Всё-таки, постарайся.

Протягивает лапу к моей голове. Вместо пальцев - когти. Жуть! Сижу, стараюсь расслабиться. Как в кабинете у стоматолога. Лапа двигается от лба вниз. В опасной близости от моей кожи. Всё равно не дёрнешься, так что продолжаю принудительное расслабление. Останавливается в районе солнечного сплетения. Замирает.

- Меняющая облик. Понятно.

- Я человек. Никаких обликов я не знаю.

У меня от них от всех крыша съедет! Вот тогда им будет изменение облика!

- Неважно. Сейчас с вами тремя побеседует ваш куратор.

Змееподобный уходит, фиксирующие ленты снова прячутся, и появляется голограмма отца Иакова.

- Добрый день, дети мои. Ваша тройка необычна, но мы постараемся разрешить эту проблему. От вас мне нужно только доверие. Если бы вы поддавались гипнозу, то вы на собственном опыте узнали бы, что эту боль можно игнорировать. Сейчас вы увидите результат воздействия гипноза:

Голограмма отца Иакова пропадает, и я вижу... Аманду!!! Она сидит и смеётся, весело беседуя с парнем в комбинезоне, подставляя пальцы левой руки под иглы, которые он загоняет ей под ногти. На лице у неё заметны следы слёз, и из пальцев правой - торчат иголки. В общем день у Аманды, как и у нас, - не задался. Потом думаю, что пока - грех жаловаться. И читала я о такой методике. У Андрея Ильина в "Обете молчания". Настраиваю себя на фразу "вера горами движет", тут же вспоминая поговорку "если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе". В общем в башке обычный сумбур из цитат и анекдотов. Аманде легче, она может Писание использовать в качестве якоря. А-а-а, ладно! Будем расслабляться и получать удовольствие! Ага! От иголок под ногтями!

- Вашу тройку курирует отец Иаков? Повезло тебе.

- Эт' точно! - повторяю фразу товарища Сухова из "Белого солнца пустыни"

- Ну что? Ты готова?

- Ага. Продолжим наши игры. Ты не будешь меня привязывать?

- А ты видела эту девочку привязанной?

Тяжело вздыхаю и протягиваю левую руку. Держу перед глазами картинку смеющейся Аманды...

Всё равно больно. Очень. Но я стараюсь не дёргаться. В конце концов у стоматолога я даже в детстве, когда обезболивание не применялось, умудрялась не плакать, потому что плакать в нашей семье не принято. Есть я и есть моя рука. Левая. Которую сейчас украшают иглами. Красота требует жертв. Правую уже украсили, и я жива. Значит переживём и украшение левой. Тем более, что осталось два пальца. Один. Всё.

Смеяться мне не удалось, но вежливо-отстранённое выражение лица удержалось.

- Я так и буду ходить с иглами? Или где? - И голос не дрожит, надо же! Знай наших!

- Сейчас вытащим. - Беспечно улыбается. Ууу, гад!

Быстро выдёргивает иглы из всех пальцев. Оййй!!! Блиннн!!!

- Всё таки опять плачешь.

- Это слёзы радости.

- Забавная ты. Увидимся.

Выходит из отсюда. А я как же? Пальцами пользоваться больно. Не просто больно, а очень больно. Меня опять выдёргивает из кресла, и швыряет в мою келью. Слава Богу! Только сейчас сообразила, что спала-то я нагишом, и так нагишом и провела время с милым молодым стажёром и змееподобным преподавателем.

И как я буду умываться, пользоваться удобствами и прочее? Пальцы мои... Бедная я несчастная!!! Никто не поможет, никто не пожалеет! Время обеденное, а я ещё не умывалась! Побрела в удобства. С трудом умылась, приняла душ и проделала прочие процедуры. Напялила свою рясу. Причесалась кое как. Щётку держать больно. Вышла в гостиную-столовую. Тихо как в склепе. Лорды мои сидят и смотрят на меня. Молча. Подошла к столу, села. Как ложку держать... Буду поливать пищу горючими слезами.

- Как ты, дорогуша?

- Жива, как видишь. Приятного аппетита.

- Спасибо. Тебе того же.

- Угу-м. И по тому же месту.

Становится легче, несмотря на то, что лорд Сэ хранит ледяное молчание.

- Что у нас на "после обеда"?

- Пока не известно.

Приступаем к трапезе, с трудом держа ложки. Всё таки рацион здешний не дураки придумывали! Попробуй действовать ножом и вилкой, когда пальцы все повреждены. А так, - зачёрпываешь ложкой месиво из миски, и ешь. Водой запиваешь. Странно, аппетит не пропал, и дурноты не ощущается. Закалилась за два месяца теории? Или отсутствие завтрака сказалось?

Обед закончен. Встаём из за стола. Сдвигается стена, и в нашу гостиную проходит отец Иаков в сопровождении змееподобного.

- Дети мои. До вечера вы должны описать сегодняшний урок. Описать всё. Начиная с помещения и заканчивая вашими ощущениями. Все ваши практические занятия будут проходить подобным образом. До обеда - практика, после обеда - описание. Письменные принадлежности будут на столах. А сейчас отец Серпент займётся вашими руками.

Серпент - значит "змей". Юмористы, однако. Но заняться руками уже пора. Боль во всех пальцах не радует. После обеда вообще становится дёргающей. Пальцы всё же использовались, хоть и минимально.

Начинают с меня. Хорошо быть женщиной. Хотя в свете практических занятий - далеко не факт! Жаль, что отец Серпент не лоа. У лоа исцеление получалось мгновенным. Но боль уходит, и пальцы приобретают прежний вид. Лорды Светлый и Тёмный так же исцелились. Отец Иаков попрощался до вечера, а змееподобный, выслушав наши "спасибо, отец Серпент", кивнул нам капюшоном, и удалился, не сказав ни слова.

Появляются столы с табуретами и письменными принадлежностями. Садимся делать уроки. Вечером отец Иаков проверит. Вероятно. Старательно вспоминаю, помещение, освещение, стажёра в комбинезоне, свои ощущения при воздействии на правую руку, все наши разговоры, змееподобного, отца Иакова, Аманду, воздействие на левую руку, избавление от игл, прощание, возвращение. Исписала шесть листов, то есть двенадцать страниц. Рука устала, несмотря на перерывы. Разминаю пальцы и ладони, вспоминая первый класс школы: "мы писали, мы писали, наши пальчики устали!" Лорд Сэ фыркает от смеха. А обещал мысли не читать! Верить нельзя никому!

Ужин. Привычное месиво с водой. Ждём отца Иакова. Сегодня нам, вероятно, поставят оценки. Ах, забыла! Только "годен", "негоден". "Да" или "Нет" в смысле.

Ждём.

Дождались. Привычно улыбается, как родным! И внутренне холодно рассматривает нас, как любопытные явления. Усаживаемся в кресла лицом к куратору.

- Ну что же, дети мои. День был сложен для вас. И неожиданно сложен для нас. По вашим работам могу сказать: удовлетворительно. Весьма. Наблюдательность надо подтянуть, но для первого раза приемлемо. Ваше поведение на практическом занятии так же нареканий не вызывает. Вопросы?

- Отец Иаков, а зачем всё это? Швырнули неизвестно куда, иголки эти...

- Дитя моё... Только испытав лично, что такое боль, вы сможете защищаться от неё, или использовать её как средство воздействия. А иначе никакие демонстрации вам ничего не дадут. То что вы здесь освоите за год, потребует более десяти лет обычного обучения. Да и то не факт, что после этих лет из обучающихся выйдет толк.

Вспоминаю: "толк вышел, бестолочь осталась". Опять меня куда-то понесло.

- Но если наши методы неприемлемы, мы никого не удерживаем против воли. Я говорил, и опять повторю: вы можете уйти, если пожелаете.

Молчим, почтительно глядя на отца Иакова.

- Отец Иаков, а вы тоже обучались здесь? И отец Серпент?

- Да, дитя моё, и я, и отец Серпент, и мальчики-стажёры, и все, с кем вам ещё придётся иметь дело, обучались здесь. Если у вас нет больше вопросов, то я распрощаюсь с вами, до завтрашнего вечера.

- До завтрашнего вечера, отец Иаков. - Дружно встаём, провожая куратора.

Лорд Эрик привычно создаёт наши дубли, мирно беседующие, сидя в креслах. А мы собираемся "тесным кругом".

- Я поверил тебе только сейчас. - Лорд Сэ холодно смотрит на меня.

- После заявления отца Иакова, что все обучались здесь?

- Все, с кем нам придётся ещё иметь дело.

- Да, это он оговорился. Сознательно, или нет, не знаю.

- А какая разница, дорогуша? Всё равно мы сможем выйти отсюда только с меткой Семинара.

- Значит надо продержаться до получения метки. Спокойной ночи, лорды!

- Спокойной ночи, дорогуша!

- Спокойной ночи.

Уснула, едва легла. И спала без сновидений. Наверное нервное истощение. Интересно, что будет завтра.


Глава 6. Проверка на прочность, или "Если друг оказался вдруг..."




Дни идут. Не сказать, чтобы однообразно, но распорядок учебного дня не меняется. Утром пытки, днём - исцеление и обед. Отец Иаков принял волевое решение исцелять нас перед обедом. Наидобрейший наш! Было трудно, было очень трудно, - но отец Иаков справился с собой! Вечером - отчёт. С подробностями и мыслями. Не хватает только лозунга "Напишите, что вам не понравилось в нашей работе. Помогите нам стать лучше!" Ага!

С палачом своим практически сроднилась. Шутим даже. Временами. Когда меня из обморока выводят. После первого обморока, чтобы сгладить неловкость, вспомнила анекдот: "Ой, ой, ой! Какие мы нежные!", теперь прикалываемся. Боюсь, что скоро стажёра заменят. Спросила его, должна ли я запоминать всё то, что со мной делают; получила ожидаемый ответ: "Да не волнуйся ты так! Забудешь, повторим!" - Добрый малый, до жути просто! Хотя после ежедневных описаний в подробностях, вопрос был дурацким, признаю.

Всё-таки мудро поставлена система обучения. За старательным запоминанием подробностей, сглаживается ужас пытки. То есть, я, конечно, знаю, что будет больно, и реально испытываю боль. Но она отходит на второй план ввиду необходимости всё запоминать, чтобы составить отчёт. Один раз мне пришлось писать отчёт повторно. С повторением утренней процедуры. После этого, я уже уделяла внимание деталям, а не самóй боли. Где находится инструмент, какой рукой мастер его берёт, какое освещение... Отчёт пришлось переписать потому, что мастер зачесал волосы на другую сторону, а я не отразила этого в отчёте. Подонки!

Оказывается, здесь ещё и ловят на мелочах! Отец Иаков, мягко улыбнувшись, сказал, что мелочей не бывает. Важно абсолютно всё. Почувствовала себя Штирлицем. Сразу захотелось вскрыть какой-нибудь сейф с документацией. Или треснуть кого-нибудь по голове бутылкой.

С лордами общаемся, практически, только по выходным дням. Теперь они заинтересовались кино. Вспоминаю фильмы, которые видела когда-то. Ностальгия не мучает, как ни странно.

Мучает предчувствие неприятностей. Уж очень благостно улыбается отец Иаков. Что-то готовит, мудрый змий.

Четыре месяца отзанимались. Треть года. Пока от нас требуется только внимание к деталям, и ежедневные отчёты. Но скучать, - не скучаем. Даже многоопытные лорды узнали много нового и интересного. Про меня речь вообще не идёт. Сколько всего можно сделать с человеком, при помощи простых подручных средств! Таки мы ещё химию не учили. Гомеопатию и фармакологию тоже. Периодически хлопаюсь в обморок. Причём, не только для того, чтобы скрыть эмпатические способности. Просто некоторые пытки "перегружают" слабый женский организм. Скоро, наверное, обмороки в привычку войдут. Опасная привычка, однако. Надо работать над собой.

Отец Иаков перестал напоминать о возможности добровольно покинуть Семинар. То ли решил, что мы уже запомнили, то ли мы перешагнули какую-то грань, и теперь нас будут "тащить за уши". Ага! Свежо предание, но верится с трудом. Мессинг сказал, что каждому из нас подберут свою методику воздействия, и я таки ему верю. Нас ещё не трогают. Отец Иаков пока присматривается... примеривается...

Но даже если нас и будут "тащить за уши", это значит только то, что порядок освоения материала будет организован таким образом, чтобы сохранить контингент. Человек способен привыкнуть ко всему. И поговорка "коготок увяз, - всей птичке пропасть" действует применительно ко всем разумным. А, поскольку, мы пробуем все "спецметоды воздействия..." на себе, то перспектива применить их на ком-то другом, уже не вызывает такого отторжения, какое возникло у меня сразу после рассказа Мессинга. За лордов речь вообще не идёт, оба два не будут биться в истерике от необходимости пытать кого-либо. Для них это - рутина.

Кое-что начинает проясняться. Мы приступаем к изучению методики психологического прессинга. Добрейший отец Иаков объяснил мне, что в идеале, после правильного применения этой методики, дополнительного воздействия на объект уже не нужно. Результат достигается "малой кровью". Лорды мои это и так знают. Я, в общем, тоже. Прочитано достаточно "крутых" детективов, чтобы понимать принцип действия.

Ах, нет! Всё не так просто. Оказывается, мы будем осваивать психологический прессинг непосредственно объекта. В смысле: не угрозы кому-то из близких и дорогих, а обрисовать ближайшие перспективы для самого объекта таким образом, чтобы он "проникся" и "ответил взаимностью", то есть, сделал всё, что нам от него нужно. Нндаа! Чувствую, что этот предмет мне "понравится".

***


Ну что могу сказать... Насчёт "малой крови" - в моём случае, чтобы её остановить, пришлось прибегать к помощи целителя. А в остальном... К беспомощности в чужих руках меня приучили за предыдущие два месяца. Если бы не это, я могла бы не выдержать. Плохо... Очень... И гадко...

Я вспоминала за приговор к "поруганию". В самый первый день на Семинаре. И вот...

Сначала был ужас. Меня усадили смотреть, как измываются над лордами. По очереди. Сначала - над одним, потом - над другим. Фиксировать меня не стали. Мне же придётся ещё отчёт писать, как и им! Это отец Иаков нам троим объяснил, с обычной своей благостной улыбкой. Причём, сказал, что сегодня у нас весь день практические занятия, а отчёт мы должны написать завтра до обеденного перерыва. И пояснил, что если чей-нибудь отчёт будет признан неудовлетворительным, то процедура будет повторяться для всех, - до тех пор, пока мы все не отчитаемся. Сказал ещё, что если бы у меня был хоть какой-то опыт, то присоединил бы меня к команде "прессингующих". А поскольку у меня опыта нет, - значит, буду сидеть и смотреть, набираться этого самого опыта.

Я смотрела на это действо, воспринимая его, как жёсткое порно с актёрами, загримированными под лордов. Смотрела и запоминала, фиксируя малейшие детали, и абстрагируясь от общей картины. Только так, и не иначе. Хотя такого я даже в специальных фильмах не видела. Когда к нам хлынула вся, не пропускавшаяся в Советскую Империю, кинопродукция, я, как и все, чего только не смотрела. Запретный плод... Сладок? Туфта! Мне и тогда не понравилось, а уж сейчас! Как нам после такого находиться в одной комнате?!!!

Не о том думаю... Сейчас лорд Сэ потеряет сознание в очередной раз, и, судя по взгляду отца Иакова, настанет моя очередь. Начала срочно вспоминать фильмы о Французском Сопротивлении во время Второй Мировой войны. Возможно ли морально подготовиться к такому? Может, надо вспоминать гонения христиан? Об этой эпохе я мало что знаю. К сожалению. Сейчас бы пригодилось... В голове опять каша. Мне страшно... Конечно, рано или поздно, я всё равно бы стала женщиной. Но я не рассчитывала, что это произойдёт в таких условиях. Хотя... Могла и дома попасться маньяку какому-нибудь, или группе подростков, которые друг другу свою удаль демонстрируют. А я вот попала сюда. На Семинар... От страха начинает подташнивать...

Отец Иаков проявил заботливость к нашей тройке. После того, как лордов привёл в порядок целитель, и мы пообедали, не глядя друг на друга, он передал меня в их руки. Поскольку у них необходимый опыт уже есть. Не услышав в ответ ни слова, сказал, что если лорды не согласны, он вызовет специалистов. Придётся две минуты подождать, но до окончания занятий времени ещё много. У меня мысли пропали все. Разом. Вот когда надо в обморок падать, так хрен упадёшь! Сижу, в голове абсолютная пустота. Звуки доносятся издалека. Точнее это у меня со слухом начались проблемы. Шок. Лучше бы меня пытали раскалённым железом. Пусть даже и лорды.

Мне же отчёт писать!!! А я ничего не слышала! Отец Иаков не шутит, и всё это повторится!!! Для всех!!! Из за моей слабости!!!

- Отец Иаков! Я прослушала. Простите. После того, как вы сказали за вызов специалистов, я ничего не услышала. Отец Иаков! Повторите, пожалуйста!

- Дитя моё... Надо быть собраннее. В порядке исключения, только потому, что для тебя это в первый раз, я повторю: твои компаньоны отказались участвовать в твоём обучении. Я вызываю специалистов.

- Что значит "в первый раз"?.. - Тёмный подался вперёд движением заметившей добычу змеи. Движение, без движения; вызывающее безотчётный страх. - Отец Иаков?

- Тебе нужны пояснения, сын мой? Всегда бывает первый раз...

- Мы справимся сами, отец Иаков. - Ласковая улыбка лорда Сэ... Мороз по коже... - Отмените вызов специалистов.

Да. Они справились сами. Четыре с половиной часа. Четыре с половиной часа беспомощности, унижения, боли. И старательного запоминания всей процедуры. Хотя, за это надо быть благодарной отцу Иакову. Необходимость запомнить всё до мелочей позволила абстрагироваться от процесса. Как Мессинг сказал: "Если будет совсем плохо, - наблюдай себя со стороны".

Когда становилось совсем плохо, меня отливали водой. И продолжали. В общем, этот способ прессинга я изучила плотно. Со всех сторон.

Потом мной занимался целитель, потому что кровотечение не останавливалось. К ужину я вышла самостоятельно. Мысль о том, что за мной придут и вытащат меня к столу, придала сил. Я отправилась бы самостоятельно даже на двадцать пять этажей вверх по лестнице. Или вниз.

Прошла к столу, села.

- Я не стану извиняться, дорогуша.

- Я не жду извинений, лорд Эрик. Мне сегодня не хочется разговаривать ни с кем из вас. Извини.

- Тигра, пойми, пожалуйста, мы старались свести воздействие к минимуму. Ты такая беззащитная, что профессионалы могли увлечься.

- Лорд Эрик, я всё это понимаю. Умом. Мне просто надо принять изменение наших взаимоотношений.

Поднимаю ладонь, вынуждая лорда Эрика молчать.

- Я понимаю, лорд Эрик. Но возврата к прошлому всё равно не будет. Глупо закрывать глаза. Будет только хуже. Я... адаптируюсь. Но сегодня общаться не буду. Не смогу.

Приступаем к ужину. Лорд Сэ молчит, отвернувшись от меня. Я тоже не хочу на него смотреть. Я не смогла не коснуться эмоций моих компаньонов, ставших палачами. И если Тёмный лорд делал только то, что должен был проделать по процедуре, без эмоций, и без "завершения", то есть так, как это сделал бы палач, добросовестно выполняющий свою работу; то лорд Сэ... Причинять боль, и испытывать восторг всем своим существом... Трепетать от жажды "насытиться"... Мне было плохо, а лорд Сэ наслаждался каждой минутой! Наслаждался, доходя до "пика"! Как так можно?!! И ведь придётся выдержать рядом с ним ещё восемь месяцев.

Я не знаю, как писать отчёт. То есть ту его часть, которая касается меня. Если отцу Иакову не понравится, что лорд Сэ получал удовольствие от процесса, он может повторить эти практические занятия. А если я не отмечу это его удовольствие в отчёте, то отчёт будет сочтён неполным, что опять-таки приведёт к повторению практики. Не хочу!

Буду писать как есть. Эмоции - только те, которые были видимы стороннему наблюдателю. Вот работка, не позавидуешь. Или на неё вуайеристов отправляют? Или где? Хотя, мы же на Семинаре! Скорее всего, стажёры мучаются нереализуемыми в ближайшее время желаниями...

Завтра. Всё завтра. А сейчас я ухожу к себе. Спать. Надеюсь, без кошмаров.

- Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, дорогуша.

Лорд Сэ молчит, не поворачиваясь ко мне. И слава Богу! Ухожу в свою келью.

Рано ушла. Ещё визит отца Иакова надо пережить. Тёмный попытался было меня "отмазать" от вечернего "разбора полётов", но отец Иаков проявил твёрдость, и меня вызвали из кельи. Ну я всё равно не спала. Боюсь заснуть...

- Доброго вечера, дети мои. - Благостная улыбка... Сколько он таких групп курирует?

- Добрый вечер, отец Иаков. - Дружно встаём.

- Сегодня очень тяжёлый день. Это занятие проходит одинаково тяжело для всех групп. Я вижу, что и в вашей группе появилась проблема. Дитя моё - повернулся ко мне - выскажи свои претензии, жалобы, всё, что тебя беспокоит.

Нндаа! Наблюдение на высшем уровне. Как и реагирование. Хотя, до сегодняшнего дня, необходимости вмешательства отца Иакова не было. Мы были едины в своём стремлении выжить. Как давно это было...

- У меня нет претензий, отец Иаков. Я понимаю, что сегодняшний урок необходим для нашего совершенствования, и не обижаюсь ни на кого. Меня беспокоит реакция одного из моих компаньонов. Я не могу понять её. Конечно, у меня нет опыта...

Похоже, что мы действительно перешли из категории потенциального "мяса", в категорию "учащихся". Иначе, с чего бы отцу Иакову проявлять беспокойство. Дождаться, когда конфликт разрастётся, и "отчислить" за неподобающее поведение. А он пришёл выяснять изменившиеся взаимоотношения в группе.

- Сын мой - это уже к Светлейшему - объясни нам свою реакцию.

- Надо объяснять? - Благостная улыбка и кивок в ответ. - Хорошо. Как скажете, отец Иаков. Мы здесь уже пятый месяц. И у меня всё это время не было женщины. Я не сделал ничего превышающего уровень воздействия, заданный лордом Эриком. Да, я получил удовольствие, и не стал этого скрывать. И что из этого?

- Ты получал удовольствие, причиняя мне боль? И спрашиваешь, что из этого?

Я растерялась. Потом вспомнила, что я в глазах лорда Сэ "помесь помойная". А немного позже вспомнила, что лорд Сэ телепат...

Ласковая улыбка в ответ. В прошлый раз такая улыбка скрывала бешенство. Осторожно касаюсь... Бешенство. Ледяное. Направлено, правда не на меня. А на ситуацию в целом.

- Сын мой, утренней порции женского внимания тебе было недостаточно?

Молчание. Глубокое. Замерли втроём. Отец Иаков может приказать всё повторить. Страшно-то как! Вот это - настоящий психологический прессинг!

- Дети мои. Ваши отчёты должны быть сделаны до обеденного перерыва. Я просмотрю и объявлю вам результат. Постарайтесь наладить взаимоотношения в группе. Чтобы мне не пришлось вмешиваться. До завтра.

- До завтра, отец Иаков! - опять дружно встаём.

Собираюсь уходить. Лорд Сэ окликает меня:

- Тигра, ты действительно решила, что мне доставляет удовольствие причинять тебе боль?

Лорд Эрик молчит, с интересом рассматривая нас обоих. А мне надоело выяснять отношения, и я швырнула обоим лордам их эмоции, считанные мной на практическом занятии.

- Разбирайтесь сами со своими удовольствиями и жаждой. А я пойду спать. Завтра ещё отчёт писать. Сочинение "Как я провела вчерашний день"!

- Ещё раз спокойной ночи, дорогуша.

- Спокойной ночи.

- Доброй ночи, моя Тигра.

Поворачиваюсь, стараясь "держать лицо". Надо было проделать дыхательные упражнения, прежде чем выходить на встречу с куратором.

- Я прошу запомнить, Светлейший: я не "твоя Тигра". Если ты будешь учитывать этот факт при нашем общении, то у нас не будет проблем взаимоотношений в группе. И меня вполне устраивало твоё ко мне отношение до сегодняшнего дня. Держись в тех же границах, и всё будет нормально.

- А если нет?

- Светлый, тебе определённая жидкость на уши давит? Дама ясно выразила свои пожелания. Что непонятно?

- Я разговариваю со своей женщиной, Тёмный. Если мне понадобится знать твоё мнение, я спрошу его у тебя.

- Можем обсудить это. Только ты и я. Без оружия и магии.

- Позволю себе напомнить благородным лордам, предупреждение отца Иакова. Я предпочла бы избежать его вмешательства. Не хочу испытать на себе воспитательные меры. И наблюдать, как воспитывают кого-либо из вас, также не желаю. Конечно, выбирать вам.

- Дорогуша, почему-то словосочетание "благородные лорды" в твоих устах звучит как "подонки"... Такое твоё отношение глубоко ранит меня. Я даже могу разразиться неудержимыми слезами.

Представила себе лорда Эрика в "неудержимых слезах"... Попыталась не смеяться. Не получилось. Рассмеялась, а потом, неожиданно для себя, "разразилась неудержимыми слезами". Тёмный лорд взял меня на руки, сел на пол, и баюкал как ребёнка. А я рыдала у него на груди, выплакивая весь страх и боль сегодняшнего дня.

- Поплачь, сестрёнка, поплачь... Я не могу тебя утешить обещанием, что подобное не повторится. Нам здесь ещё восемь месяцев "совершенствоваться". Откуда ты такие слова знаешь? Даже отец Иаков впечатлился.

- У меня высшее образование. Я много слов знаю.

- Что означает "высшее образование"?

- В общей сложности: десять лет общеобразовательной школы плюс пять лет специализированного учебного заведения. В моём случае - шесть лет, поскольку я училась по вечерам, а днём работала.

Я успокоилась. Попыталась высвободиться из рук Тёмного лорда, тут же отпустившего меня.

- Я пойду спать. Спасибо, лорд Эрик.

- Обращайся, дорогуша. Буду рад помочь.

Ухожу к себе, пройдя мимо безмолвного Светлого, пребывающего в ярости. Устала. Целитель хорошо сделал своё дело, но душевное напряжение удалось снять только выплакавшись. Чувствую себя опустошённой.


Глава 7. Имя, определяющее судьбу, или "Вы ещё не нашли в себе зверя? Тогда мы идём к вам"




А ночью лорд Сэ, не желающий понимать сказанных ему слов, вошёл в мою келью. Я проснулась от внезапного страха, вскинулась, было, с койки, и тут же была перехвачена. Одна его рука обхватила мою спину, перед этим вскользь мазнув по горлу, а вторая - под коленями. Я пыталась кричать, а голоса не было. Скользящее прикосновение отключило мои голосовые связки. Вспомнились объекты в разделочной, так же разевающие рты в беззвучном крике...

Лорд Сэ уложил меня на площадке, где я выполняла йогические асаны и мудры. Не сразу уложил. Я извивалась, кусалась и царапалась. Но меня не учили бою без оружия в кромешной темноте. С оружием, впрочем, тоже не учили. С холодным в смысле. Умение кидать гранаты и стрелять из автомата и винтовки в такой ситуации выручить не может. Потому что ни гранат, ни автомата ни винтовки в наличии нет. Поэтому практически уже через пару минут я была надёжно зафиксирована так, что не могла пошевелить ни руками, вытянутыми над головой, ни широко разведёнными ногами.

Лорд Сэ лёг на бок рядом со мной, и начал меня вдумчиво изучать, поглаживая, ощупывая, пробуя на язык при поцелуях. Меня трясло от беспомощного отвращения. Я понимала, к чему всё идёт, понимала, что лорд Сэ старается "разбудить" моё съёжившееся от ужаса тело. И не понимала, почему он не может осознать, что ему это не удастся. Во всяком случае так скоро после "весёлого времяпрепровождения", которое он устроил мне на пару с Тёмным лордом.

Полувздох, полустон. Тихий-тихий. И лорд Сэ начинает целовать мои бёдра. Я сейчас умру. Потому что "многая знания" теории вполне определённо поясняют, что не желая, более, терять время, лорд намерен ускорить процедуру. Вот уж действительно: "многая знания порождают многая печали". Из глаз катятся слёзы. Скатываются по вискам, смачивая волосы. По прежнему не могу издать ни звука.

Началось. Боль не такая, как в самый первый раз, - целитель залечил все повреждения, а вот эмоции лорда Сэ полнее и ярче. И он перестал торопиться, наслаждается каждым движением, каждым соприкосновением, замирая на мгновенье, и продолжая насыщаться мной. Возможно, мне следует радоваться, что этот процесс вызывает у лорда такие ощущения, но я не могу. Да и чему радоваться? После пятимесячного воздержания любая женщина покажется верхом совершенства.

Опять забыла, что помимо прочих "достоинств" лорд Сэ ещё и мысли читает. Эмоции дополняются злостью, подсвечивающей их яркость. И этот кошмар длится, длится и длится. А ночь всё не кончается! Прикосновения из лёгких и нежных становятся "стальными". Я не удивлюсь, если лорд Сэ сможет пальцами завязать кочергу морским узлом. И вот эти пальцы стискивают меня, безмолвно кричащую от боли, и задыхающуюся от слёз.

Я не знаю, сколько раз я обрушивалась во тьму, выталкиваемая туда изголодавшимся по женскому телу лордом. На мне уже давно нет живого места. А ночь всё не кончается. И лёгкий, едва уловимый, шёпот на ухо. Я не знаю языка, на котором изволит говорить со мной лорд Сэ. Но по эмоциям можно перевести как "аппетит приходит во время еды". То есть, весь этот кошмар будет продолжаться.

И тогда во мне вскипает спинной мозг. Я не знаю, как ещё пояснить свои ощущения. Бессильная ярость растекается внутри меня подобно кипящей патоке, пропитывая мои кости, сжигая меня. Я кричу, кричу и кричу. Звука нет, но лорду Сэ звуки и не нужны. Он пытается меня удержать, а я растекаюсь горячим металлом. Больно... Боль внутри меня, в каждой клеточке, плавящейся от температуры кипения металла.

***


Ну это я загнула, конечно. Это у меня художественное преувеличение. Потягиваюсь, проверяя есть ли повреждения. Запах... Знакомый... Еда? Нет... Самец... В охоте... Рассматриваю высокого тонкокостного самца, которого я могла бы переломить ударом лапы... Или не могла бы? На всякий случай показываю ему клыки. И когти, проведя ими по полу. Плохой пол. Царапин не остаётся. Всё равно что по воде когтями водить.

- Тигра... Ты прекрасна!

Пробую на вкус восхищение самца. Искреннее... И ещё, довольство от недавней близости с самкой. И ещё радость от того, что я такая красивая и сильная и вообще... Вся такая!

- Муррр!

Медленно приближается ко мне. Наблюдаю. Протягивает руку. Впитываю ауру. Сильный. Очень сильный самец. Жалко, что всего лишь двуногий. От такого родились бы крепкие, здоровые котята. Начинает почёсывать меня под подбородком... Муррр... Волны довольства окутывают меня и этого тощего самца, улёгшегося рядом со мной, и продолжающего меня почёсывать. Потом рука перемещается к левому уху, и начинает почёсывать за ним... Муррр!

Где-то внутри, глубоко во мне, слабая двуногая самка кричит, не желая получать удовольствие. Двуногие очень странные. Муррр! Рядом такой хороший, сильный самец. Чего она убежала? Глупая, глупая двуногая самка! Муррр!

- Тигра... - Голос становится нежным и просящим. - А ты не хочешь вернуться?

- Грррр! - Глупый двуногий! Я только пришла! А не менее глупая двуногая прячется за мной. Вот и пусть прячется!

Вскакиваю, прижимаю уши и прыгаю... Пытаюсь прыгнуть. Двуногий хватает меня за шею, и не даёт схватить ещё одного двуногого. Принюхиваюсь... Это второй самец, который иногда защищает двуногую самку. Пусть живёт. Предупреждающе рычу на двуногого, посмевшего меня удерживать.

- Тигра... Вернись, пожалуйста...

- Доигрался, Светлый? Они разделились. Две её ипостаси.

- Грррр! Гррррааууу!!! - Порву обоих! А может и не смогу... Второй двуногий какой-то неправильный. В нём есть ещё кто-то. Нет! Не в нём! Он! Он сам может стать ещё кем-то... Опасным! Гррраааууу!

Вспыхивает свет. Двуногая крикнула, чтобы я зажмурилась. И я зажмурилась, а потом начала смотреть. Двуногая самка не такая уж и глупая. Может быть полезной. Только в самцах ничего не понимает.

Стоим втроём, повернувшись к дверному проёму. Два двуногих самца и я посередине. Рука первого двуногого поглаживает меня между ушей. Глупый двуногий старается меня успокоить. А я и не волнуюсь. Это самка заволновалась и заметалась внутри меня. Пытаюсь её успокоить, одновременно прислушиваясь к шагам. Двуногие ещё не слышат, а я слышу! Вот! Первый двуногий, который хочет глупую самку, прячущуюся во мне насторожился. Хороший самец. Сможет оберегать котят. Нет. У двуногих они называются ребёнки. Нет... Другое слово. Де-ти. Да. Дети. Зачем двуногим столько слов? Они не чувствуют запахи, может быть слова заменяют им обоняние? Надо это обдумать. Пытаюсь лечь на пол, но рука двуногого... Как его называть?! Я запутаюсь в рассказе. Лорд Сэ. Да. Так называют первого двуногого. Так вот: лорд Сэ не позволяет мне лечь, удерживая за холку. Гррр!

Заходит ещё один двуногий самец. Крупный и сильный. Мои оба два перед ним - котята.

- Дитя моё...

И как только этот двуногий посмотрел на меня, я превратилась в котёнка, и побежала, побежала, побежала прятаться. Двуногая самка схватила меня на руки, прижала к себе, защищая, и выступила вперёд. А я пролезла к ней внутрь. Тихо-тихо... И буду наблюдать отсюда. Ну его, этого отца Иакова. Что он придумает для Тигры, кто знает. Я уж лучше здесь посижу, понаблюдаю. Здесь меня не достанут.

- Отец Иаков! Я... Вот! И что теперь? - Глупая самка. Не может связать двух слов!

- Дитя моё! Теперь ты успокоишься, отыщешь в себе полосатую кошку, и постараешься слиться с ней. Если не сумеешь, я подумаю, как тебе с этим помочь. Даю вам троим время до обеденного перерыва. Отчёты сдадите вечером. Раз уж такие обстоятельства. Кстати, при каких обстоятельствах произошло явление твоей второй ипостаси народу?

Молчим вдвоём с двуногой самкой. Я молчу, потому что не знаю, что меня разбудило, почему молчит самка... Кто их, этих двуногих разберёт!

- Сын мой? - Смотрит на лорда Сэ.

- Ипостась проявилась под утро, отец Иаков. После совместно проведённой ночи.

- Я ведь предупредил тебя, сын мой. Совместная ночь была добровольной?

- Отец Иаков! Не прозвучало ни звука возражения!

И я вспомнила... Беззвучный крик двуногой самки, кипящее отчаяние, заливающее мою нору... Я выскользнула наружу, а испуганная двуногая спряталась, сжавшись в комочек, в моей норе. Ярость полыхнула во мне расплавляя меня, прожигая двуногую... Мы горим вдвоём. Как больно! Я рычу, выпускаю когти, пытаясь вытянуть из огня себя и глупую двуногую самку, но кипящая лава заливает нас. Сплавляет, перемешивает... И мы умираем. Но рождается Тигра. Её... Нас... Меня!

- Меня зовут Тигра. Меняющая облик. С добрым утром, отец Иаков, лорды!

- Дети мои. - Усталый вздох. - До обеда ваша группа отдыхает. Отчёты, как обычно, сдадите перед ужином. Дополните их ночными событиями. Мне интересно. До вечера, дети мои!


Глава 8. Договор о ненападении, или "... расслабься, и получи удовольствие..."




Я вошла в свою келью, с трудом добралась до койки, и отключилась насмерть. Слишком много всего. Но тело не болит. Проснувшись, валялась, вспоминая всё, что читала за оборотней: все авторы единогласно утверждают, что раны нанесённые оборотню в человеческом облике автоматически исцеляются при "перекидывании". Надо попросить лорда Эрика помочь мне разобраться с моей новой сущностью. С лордом Сэ общаться не буду. Я с ним и в тигрином обличье не справлюсь. С лордом Эриком тоже, но его я могу просить о помощи.

В голове обычная каша из отрывков, анекдотов и цитат. Самая главная: "Верить нельзя никому!" И к ней ещё откуда-то: "Не верь, не бойся, не проси!"

Вероятно, слишком долго сижу взаперти. Вот уже зоновский фольклóр вспоминается. Осталось только песни жалостные начать петь.

Ага! Что-нибудь типа:

С Одесского кичмана бежали два уркана,
Бежали два уркана да на волю.
На Сонькиной малине они остановились,
Они остановились отдохнуть.

Один - герой гражданской, махновец партизанский,
Добраться невредимым не сумел.
Он весь в бинтах одетый, и водкой подогретый,
И песенку такую он запел:

Товарищ, товарищ, болят мои раны,
Болят мои раны у боке.
Одна вот заживает, другая нарывает,
А третья засела в глыбоке.

Товарищ, товарищ, зарой ты моё тело,
Зарой ты моё тело в глыбоке!
Покрой могилу камнем, улыбку на уста мне,
Улыбку на уста мне положи!

Товарищ, товарищ, скажи ты моёй маме,
Что сын ее погибнул на войне.
С винтовкою в рукою, и с шашкою в другою,
И с песнею весёлой на губе!

(© текст песни из репертуара Аркадия Северного
Концерт с ансамблем "Четыре брата и лопата")



Вежливые аплодисменты. Встаю, раскланиваюсь с лордами, прислонившимися к стене.

- Дорогуша! Я в восхищении! Что же ты от нас такой талант скрывала?

- Исключительно из за репертуара. - Ехидно улыбаюсь Тёмному лорду.

- Мне не нравится твой репертуар. - Лорд Сэ шуток не понимает.

- Это ужасно. Ты разрываешь мине сердце! - Театрально хватаюсь за сердце. - Я сейчас прямо вся разрыдаюсь. Кстати, мои благородные лорды, за каким... кхм, то есть какой, поистине счастливой, случайности я обязана приятностью вашего визита?

- Я шёл на манящий голос, не умея противостоять наваждению...

Нндаа... С Тёмным лордом мне не тягаться...

- Ты принадлежишь мне, и я вправе зайти к тебе в любое время.

- Крыша съехала?

И тут я вспоминаю, что лорд Эрик явился, только услышав тигрицу. С его-то слухом... И фразу, обращённую к лорду Сэ: "Доигрался, Светлый?" И спектакль "Бесприданница" - "честное купеческое слово"...

- Камень, ножницы, бумага, лорд Эрик? Или просто жребий кинули?

Недоумение во взгляде серо-голубых глаз сменяется пониманием. И глаза темнеют. Осторожно касаюсь эмоций Тёмного лорда. Даже не касаюсь, а принюхиваюсь, пробуя их верхним чутьём, доставшимся от тигрицы. Ну надо же! Ещё не весь стыд потерял, в отличие от Светлого. И сейчас просто корчится внутренне, от негатива. И правильно! Пусть тебе будет стыдно!

Блин! Опять забыла, что меня "слушают". Мы все под колпаком у Мюллера...

- Чтобы я этих песен больше от тебя не слышал!

Светлейший принял за аксиому, что если он меня "имел", то я ему принадлежу. Умилительная наивность!

Похоже, я начну целые дни распевать шансон. Назло врагам! Отец Иаков будет в шоке... Облико морале падает на глазах.

Упираю руки в боки, вспомнив "... плевать мне на какую сторону у тебя тюбетейка!", и ласково спрашиваю:

- Я пропустила объявление? Ты теперь заменяешь отца Иакова, Сэ? Или где? Или мне этот вопрос задать непосредственно отцу Иакову? Ты не тормози, ты отвечай...

Лорд Эрик "отмер", и потянул лорда Сэ из отсюда. Не даст поскандалить! Уууу, гад! К счастью, лорд Сэ настроен по боевому:

- Ты принадлежишь мне, Тигра.

- Ты о "совместно проведённой ночи", Сэ? В моем мире есть поговорка: "Постель - не повод для знакомства!" Не приближайся ко мне. Никогда. Я знаю, что с тобой не справлюсь, но шкурку тебе попортить смогу. Уж будь уверен!

Меня трясёт от ярости. Сказывается характер "полосатой кошки" по выражению отца Иакова? Не знаю. Знаю, что такого чувства, что меня "вываляли в грязи" я не испытывала ни во время "практических занятий" с лордами, ни этой ночью с лордом Сэ.

- Дети мои...

Шарахаемся в шоке от внезапного появления отца Иакова. Мы пропустили обед? И уже пора сдавать отчёты? Мама, дорогая! Похоже, что "повторения пройденного" не избежать! Доигрались, по выражению Тёмного лорда. И становится неважным наше противостояние... Автоматически тяну руки к своим компаньонам-палачам, которые принимают их, и отодвигают меня подальше от отца Иакова. Слегка отодвигают, но всё же... всё же...

- Отец Иаков.

Почтительно вытягиваемся в струнку и приветственно склоняем головы.

- Пришли в себя? Вот и славно. Через час обед. Пока предлагаю побеседовать.

Молча ем глазами начальство: "Ага. Побеседуем. Обсудим дела наши скорбные..." - лорд Сэ слегка сжимает мою руку, чтобы я не зарывалась, по всей видимости. Ещё одно пожатие подтверждает мою мысль.

- Я просил вас наладить взаимоотношения в группе... К какому результату вы пришли? Может быть вам нужна помощь?

- Спасибо, отец Иаков. Один результат уже получен. Наша Тигра обрела себя.

Гррр! "Наша Тигра!" Порву на Британский флаг!

- Дитя моё... Что ты можешь сказать по поводу ваших взаимоотношений?

Что я могу сказать?! Что на меня два озабоченных кидали жребий! И теперь у них "джентльменское соглашение"! Что я теперь не смогу заснуть, опасаясь визита лорда Сэ! А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!

- Всё хорошо, отец Иаков. Мне ещё надо обвыкнуться с новой сущностью, поэтому я не всегда адекватно воспринимаю ситуацию.

Сама разберусь! Не надо мне помощь! Плавали, знаем!

- То есть, тебе всё нравится, дитя моё? Что ж... Хорошо... Желаю вам приятного аппетита, дети мои!

- Спасибо, отец Иаков! - Детский сад!... Сплошное умиление!

Отец Иаков выходит из моей кельи, и вообще от нас. Интересно сколько у него всё-таки ещё групп?

- Так значит тебе всё нравится, моя Тигра? Приятно слышать.

- Я тебе всё сказала, Сэ.

- Мне оставить вас? Поворкуете вдвоём? Время до обеда ещё есть.

- Ты самоустранился?

Иронично приподнятая бровь лорда Эрика, и ласковая улыбка от лорда Сэ.

- А что такое? Должна же я определиться с графиком посещения моей койки. Как вы договаривались? Через ночь, или подекадно? Или где?

- Дорогуша! Что же ты раньше молчала!

- Так ведь не спрашивали!

- Ах, сколь жестоко я за это наказан!

Спокойная, слегка насмешливая улыбка, а глаза не по доброму смотрят. Но и я сегодня не добра, отнюдь. А вот Светлейший вообще не считает нужным разговаривать:

- Пиши отчёт, Тигра. Я не хочу повторения утренней практики.

- Это да... Хотя я не отказался бы повторить послеобеденную. Раз уж мне больше ничего не светит.

Взгляд на меня, а я индифферентно молчу. Я уже всё всем сказала. Появится ночью - буду драться. Если удастся "оборот" то в тигрином обличье, если нет - для меня правил нет. Фаберже беречь не буду.

Отчёты написаны и сданы. Ждём решения нашей судьбы. Мандраж. Причём не только у меня. Женщине проще выдержать всё это. Исторически так сложилось, что перед каждой женщиной маячит подобный вариант будущего.

- Дети мои.

- Отец Иаков.

Встаём, склоняем головы. Меня начинает бить дрожь. Надеюсь, незаметно. Зря надеюсь, лорд Сэ быстро глянул в мою сторону. Непонятный взгляд... И неприятный.

- Не буду томить вас ожиданием. Отчёты ваши признаны удовлетворительными...

Дальше я ничего не слышу, потому что банально хлопаюсь в обморок. От облегчения, вероятно.

Очнулась ночью, в келье лорда Сэ. От поцелуев и игры на эрогенных зонах. Нет, он что, издевается?!! Когти выросли сами, но лорд увернулся, гад! Ну я гоняться за ним не собираюсь. Подхватываюсь и бегом к себе. Как бы мне двери запирать? Или не положено? Гадство какое-то!

Не сплю, лёжа наблюдаю за входом... Появляется, красавец! Замирает у двери. Потрясающая наглость! Не хватает кота-Бегемота, чтобы провыл: "Мы в восхищении!"

- Тигра. Я пришёл поговорить. Ты позволишь подойти?

- Нет. Хочешь говорить, - говори оттуда.

- Я объясню тебе ситуацию, в которой мы оказались. Не буду углубляться в моральные аспекты. Они не важны. Мне нужна женщина каждую ночь. Я всё равно пришёл бы к тебе, рано или поздно. Может быть, той же ночью. Мне нужна женщина, - а ты рядом; такая тёплая, маленькая, такая слабая. Я с ума сходил от твоего запаха, твоей ауры, твоих мыслей, ведь женщины мыслят по другому... Ты моя, Тигра. Чем раньше ты с этим смиришься, тем проще тебе будет жить.

- Не дождёшься. Я обращусь к отцу Иакову. Мне этого очень не хочется, но если ты будешь и дальше проявлять настойчивость, я плюну на всё, и попрошу оградить меня от твоего общества.

- Ты не поняла? У тебя есть два пути, Тигра. Первый: ты принимаешь меня без сопротивления. Второй: я каждую ночь буду ломать тебе обе руки и одну ногу. Утром исцелю. На следующую ночь - опять сломаю. Ты со мной не справишься. Даже в боевой ипостаси. Со своей стороны обещаю: если у меня появится доступ к женщинам, которых я сочту приемлемыми, чтобы разделить ложе; я перестану посещать твою келью. Я хочу быть добрым к тебе. Твой свободный выбор, Тигра.

Он сумасшедший! Маньяк! Отец Иаков вмешиваться не будет, мы оба это знаем. Пока нет угрозы для моей жизни. А этот псих моей жизни не угрожает. Даже здоровью не угрожает - "с утра исцелю", видите ли... Лорд Эрик вмешиваться тоже не будет. Они договорились. Вот же гадство! Меня начинает трясти. Глубоко внутри появляется противная дрожь, и лорд Сэ, - улыбнулся. Ласково.

- Я хочу услышать твой ответ Тигра. Твой свободный выбор.

Фигассе свободный. Как в "Крёстном отце", где на бумаге будет или подпись, или мозги! Ага! Выбирайте! Противно-то как!

- Я буду принимать тебя без сопротивления. Ты собираешься у меня остаться?

- Разумеется. Есть возражения?

- Мы договорились.

- Хорошо, Тигра. Ты разумная женщина. Моя женщина.

И дальнейшие дни и так непростого обучения дополнились ночами. Лорд Сэ уводит меня в келью сразу после вечернего визита отца Иакова. И до утра удовлетворяет со мной свою потребность в женском теле. Утром подлечивает синяки, образовавшиеся за ночь, и нежно целуя, прощается до вечера.

Я начинаю впадать в апатию. Все мысли о наших взаимоотношениях с Светлейшим я выбросила из головы сразу, как только приняла простое решение. Я не хочу каждый вечер получать три перелома. Сэ не позволит мне перекинуться. А значит, незачем забивать себе голову этой ерундой. Как в анекдоте: "Если изнасилование неизбежно, расслабьтесь и получайте удовольствие." Но всё равно, вероятно, психика моя тренированная, не может справиться с ситуёвиной.

Зато сумел помочь отец Иаков:

- Дети мои, ваш график занятий слегка изменился. Впрочем, вам он всё равно неизвестен. Вы начинаете изучать пределы сопротивляемости организма. Объекта и своего. Объект вы будете наблюдать, а свои пределы изучать сами. Необходимо отработать практику до обеда. После обеда - как обычно, отчёты.

Интересно, а лорд Сэ не "слушает" отца Иакова? Лорд посмотрел на меня с ласковой улыбкой, заставляющей мой позвоночник плавиться. Но я сижу на попе ровно. До ночи времени ещё много. Слава Богу!

Оказывается мы должны изучить процесс перерастания боли в удовольствие. При длительном воздействии на объект, его мозг перестаёт реагировать на боль, и перекидывает раздражение на центр удовольствий. Что-то типа этого. Не знаю, как точнее написать. Жуткое зрелище. И как мы должны это пробовать на себе? То есть, кто кому будет доставлять удовольствие? Жребий кинем?

- Никакого жребия, моя Тигра. Я лично тобой займусь.

- Значит я доставляю удовольствие лорду Эрику?

- Ммм... Дорогуша, звучит заманчиво!

Лорд Сэ оставил меня напоследок. А сначала... Ну лорда Сэ я уже во всех видах видела. Хотя развлекла себя рассуждениями о возможной смене ориентации лордов... Мысленными, разумеется, причём с защитой от прослушивания. Слава Богу, Мессинг натренировал.

Смотреть как выгибается в моих руках лорд Эрик, открывая беззащитную шею, было удивительно. Соблазн перекусить подставленное горло был очень велик. Но лорд Сэ контролировал ситуацию. Не доверяет... Подобрать, что ли, прозвище для Тёмного лорда?

- Лорд Эрик, а как тебя в детстве звали?

- Солнышко. Дорогуша, к чему расспросы? - а дыхание уже прерывается. А если таак?

- Я буду звать тебя Солли. Сегодня. Ты согласен?

- Дааа! Не останавливайся!

Сэ рванул ко мне, а я что? Я ничего! Сижу, примус починяю. В смысле задание отца Иакова исполняю. Чуть-чуть осталось.

- Как мне тебя называть? - Не убить бы... Уж очень высокий болевой порог!

- Солли! Зови меня Солли! Тиигра...

Не удержавшись, всё таки прикусываю горло Тёмного лорда. И он теряет сознание. Странная реакция. Я же не перегрызаю ему глотку?...

Смотрю на лорда Сэ, и шлёпаюсь на задни... пятую точку. Ноги отказали внезапно. Страшно. А ведь сейчас моя очередь. Улыбается ласково, наверное все жилы вытянет.

- Не исключено, Тигра моя. Иди сюда. Сама иди.

- Я не могу встать. Правда не могу.

И отползаю, отползаю назад. Уж больно ласково улыбается мне Светлейший. Два быстрых шага ко мне. Подхватывает на руки, несёт к столбу, где фиксирует запястья, подтянув их вверх настолько, что я могу стоять лишь на цыпочках.

И начинается "воздействие". И длится долго, так долго, что я уже не представляю возможности обходиться без боли. Рецепторы воют, требуя продолжения, и я жду, жду каждого прикосновения лорда Сэ, который внимательно и отстранённо смотрит на меня. А я начинаю сотрясаться крупной дрожью, и тогда лорд целует меня. Жадно. Ужас накатывает волной, но стальные пальцы снова терзают меня, и ужас сменяется наслаждением, и я кричу, кричу громко, а лорд берёт меня прямо у пыточного столба, и я лечу, и обрушиваюсь во тьму...

- Тигра... Моя Тигра... Видишь, не так и сложно получить удовольствие...

Прихожу в себя в своей келье. Светлейший сидит рядом, гладя меня по отросшим за год волосам, отводя их от моего лица. Пытаюсь отстраниться, и вижу грустную улыбку.

И вот тогда, меня настигает настоящий ужас. Потому что я понимаю, что лорд Сэ пожелает разделять удовольствие со мной. И он только что узнал каким образом можно этого достичь! Ночи мои теперь не будут отличаться от дней.

- Будут. В лучшую сторону. Удовольствие ты всё таки получишь.

- Рано или поздно организм перестанет реагировать.

- Тигра моя, в твоём теле примерно миллион болевых рецепторов. Как ты думаешь, сколько их комбинаций можно задействовать?

Притягивает к себе и жадно целует. Но ведь сейчас не ночь!

- Возмущаешься? Справедливо. Через пять минут обед. Тебе помочь привести себя в порядок? Ты сможешь идти?

- Пусть вас не волнует этих глупостей, мой лорд! - Цитирую Исаака Бабеля. - Да смогу, смогу я идти! До встречи за обедом!

- До встречи, моя Тигра.

Шаг от меня, изысканный поклон и поцелуй руки. Дурдом! И я в нём главный пациент!


Глава 9. Зачётная работа, или "коготок увяз, - всей птичке пропасть"




И потянулись дни и ночи. Дни проходили быстро. Практика - отчёт, а ночи... Ладно, как говорили старые ленинградцы: "пережили Блокаду, переживём и изобилие". Ко всему можно привыкнуть. К ночам рядом с Светлейшим, измывающимся надо мной до рассвета, тоже.

Лорд действительно старается быть добрым ко мне. И прибегает к пытке не более раза в неделю. Перед днём отдыха; исцеляя меня на рассвете, и давая мне возможность отлежаться. В остальное время от меня не ждут радости. Достаточно просто "непротивления злу насилием". Вне моей кельи лорд Сэ ведёт себя со мной, как будто я леди, не просто голубых кровей, а прямо таки тёмно синих. Дурдом, короче. Цирк уехал, клоуны остались.

Я отбросила от себя все мысли и чувства по поводу нашей своеобразной близости. Мне надо не зацикливаться на том, какая я несчастная, а продержаться до конца учебного года, отработать плату за обучение, и уйти. Но об этом я тоже не думаю. Не ко времени. Обстановка не располагает к долгосрочному планированию.

Осталось два месяца до конца года. А я ещё жива. Мы отработали на себе все пытки, изучаемые на Семинаре, я так и повторением пройденного занимаюсь раз в неделю, но это всё зола. И за два оставшихся месяца мы должны научиться работать с объектами. Два месяца мы уже принимаем участие при работе, отрабатывая психологию. Я часто думаю, что сама уже давно неадекватна, даже не учитывая вынужденное общение с лордом Сэ. Но отец Иаков благостно улыбаясь сказал, что моя кажущаяся неадекватность вовсе не является препятствием для психологического воздействия на объект. Ну и ладно. Кому и знать, как не ему. Общение с Сэ, кстати, перестало вызывать неприятие. Организм перестроился и я привыкла. Лорды были правы.

Занимаемся индивидуально. Как в самом начале, когда нас знакомили с миром боли. Получаем от куратора задание. Отправляемся в... нууу, скажем, лабораторию для практических занятий, получаем объект, работаем задание, сдаём объект, пишем отчёт. Всё просто.

Было! До сегодняшнего дня! Значит, не судьба мне получить клеймо Семинара. Мессинг ошибся во мне. И отец Иаков зря тратил на меня силы и время. Я... А-а-а, ладно! Попробую рассказать по порядку.

Утро началось как обычно, с прощального лобызания моей руки лордом Сэ. Я привела себя в порядок, четверть часа позанималась йогой, позавтракала с лордами. Отец Иаков, необычайно, даже для него, доброжелательный, сообщил нам задание. Мы должны довести объект до смерти. Довести за время, остающееся до обеда. Ни в коем случае не ускоряя процесс. Другими словами - запытать объект до смерти, продержав его несколько часов живым. Нужна филигранная работа, и надо "чувствовать" объект. Список мер воздействия прилагается. Применить необходимо все меры.

Я не удержалась, и спросила:

- Отец Иаков, это экзамен?

- Дитя моё, ну какие экзамены. У нас только две оценки - "да", или "нет". Если вы плохо отработаете объект, значит вам необходимо дополнительное время на освоение учебной программы. Только и всего.

Да. Только и всего. И я совершенно спокойно пошла на зачёт. Если без оценок, то это зачёт. А когда объект "распаковали", сняв с человека мешок, я поняла, что Семинар для меня закончился. То есть абсолютно. Потому что у столба стояла Аманда. "Ей по любому не выжить", сказал Мессинг. Я произвела обычный осмотр объекта, проделала все необходимые действия по "приёмке", и дождалась, пока опечатают лабораторию. Только после этого я откинула капюшон, сняла "паранджу", а если точнее - маску, как у ОМОНовца, и посмотрела ей в глаза.

- Аманда.

- Тигра, ты выжила. Это чудесно. Ты знаешь, все наши девочки уже отмучились. Я продержалась дольше. Но вот и мне тоже пора. Мне сказали, что сегодня всё закончится. И знаешь, Тигра, я рада этому. И ещё рада, что это будешь ты.

- Аманда... - я не могу говорить, горло сжато спазмом.

- Тигра, не говори ничего, пожалуйста. Делай то, что должна сделать. Хотя бы ты должна выжить, за всех нас. Пожалуйста, Тигра. Если бы мы не были знакомы, ты ведь не сомневалась бы? Я устала, Тигра, я очень устала. Если это для тебя важно, то я заранее тебя прощаю за всё, что ты сделаешь со мной.

- Ты уйдёшь легко, Аманда. Без мучений.

- Тигра, не делай этого. Ты должна выжить. Я... У меня к тебе просьба, которую ты сможешь исполнить только если выживешь.

- Сейчас придумала?

- Нет. Просто это было несбыточным желанием. Если тебе удастся попасть на Землю, закажи по всем нам Мессу. По мне и по всем девочкам.

- Почему ты решила, что никого больше не осталось?

- Потому что я видела их, Тигра. Не всех, только двух девочек. Они ушли, отказавшись от обучения, а их не выпустили. А ещё, мне сказал отец Серпент. Он сказал, что женщин осталось две, включая меня. Тигра, ты тянешь время. Если ты не начнёшь работать сейчас, то не успеешь закончить список до обеда. Я ведь почти всё прошла, только работать с людьми не смогла. Мне нельзя это. Отец Иаков отправил меня работать с документами. А потом... Вот... Сюда... А ты должна выжить, Тигра. Должна. Я буду молиться за тебя. Там... Где бы я ни оказалась.

Я не стала препираться с Амандой. Отработала весь список. Моя душа онемела. Как будто под анестезией. До обеда осталось полчаса, потому что я умею рассчитывать время. Аманда была ещё жива, когда я занялась её ранами. Я не целитель. Всё, что мне удаётся сделать, чему я научилась, благодаря Мессингу, это перенести на себя чужую боль вместе с повреждениями. Вспомнился ломающий себе кости Мессинг, и хохочущий лоа...

Бедная девочка даже не поняла, почему её боль ушла. А я горячо, от всей души поблагодарила лорда Сэ. Только закалившись еженедельными пытками, я смогла не выдать Аманде своего состояния. Значит верно говорят: "что Бог ни делает, всё к лучшему!"

Я отсоединила крепления, и поддержала Аманду, пока она усаживалась на пол, опираясь спиной на пыточный столб. Сама села рядом, взяла её за руку, и стала ждать смерти. С такими ранами не живут. А мне и нужно только продержаться, пока уйдёт Аманда.

- Прочитай какую-нибудь молитву, Аманда. Знаешь, я до сих пор перед едой мысленно читаю твою молитву.

- Это хорошо. Спасибо, Тигра. Я прочитаю. Только это не молитва, а песня. Мы её пели с сёстрами в приюте:

Ты не печалься и не страшись,
Если Бог с нами, кто против нас?
Ты не печалься и не страшись,
Если Бог с нами.

Я постигаю сквозь слёзы и боль
Истину встречи и милость разлуки,
Пью эту чашу, где сладость и соль,
Перемешались с надеждой и мукой.

И не жалея о прошлом ничуть,
Вижу, как катится мир к катастрофе,
Верую в крёстный, мной избранный путь,
В тайну распятой Любви на Голгофе.

Свободы ищу от железных оков,
Тех, что зовутся житейское счастье,
Вся моя жизнь - это несколько слов
Тихой молитвы перед Причастьем.

© "Молитвенный родник", "Разные песнопения"



За десять минут до обеда, Аманда тихо ушла. Я уложила её на пол, закрыла ей глаза и осталась сидеть рядом, ожидая, когда откроют Лабораторию. Я продержусь примерно минут двадцать ещё, а значит, меня смогут вылечить и отправить к столбу, или в разделочную. Я ни о чём не жалею. Я не устала, как Аманда, но я не смогла "оправдать доверия" отца Иакова. Что ж. Эмпатов уничтожают при выявлении. Значит так тому и быть.

Долго они что-то. По моим расчётам десять минут уже прошло. "Уж полночь близится, а Германа всё нет". Портал утягивает меня в мою келью, как в период знакомства с болью. Не хотят рисковать с эмпатом? Разумная предосторожность.

Тихо ложусь, опасаясь развалиться на части. Портал на истерзанное тело подействовал неожиданно "бодряще". Заболело абсолютно всё, даже неповреждённые участки, хотя таких мало. Список был очень уж обширный. Стараюсь дышать, втягивая воздух тонкой струйкой, чтобы не потерять сознание от боли. Скоро всё закончится. Может и к лучшему, - уйти в своей келье, минуя разделочную.

***


Не оставят в покое. Ширму сорвали. Теперь вообще открытый образ жизни предлагается вести? Хотя, что я волнуюсь, - ненадолго это всё.

- Хандришь, дорогуша? Или голова разболелась?

Солли мысли не читает, слава Богу. Или читает? Схватил меня за ворот рясы, разодрал казённое имущество на две половинки, манеры оставляют желать лучшего. Сэ взбесится. Смешно. А Солли, оказывается, умеет шипеть. Может мне следовало его Чингачгуком назвать? Большой змей, типа... Я уплываю. Медленно, к сожалению. Звуки исчезают, не доходя до меня. То есть я вижу, что Солли что-то мне кричит, и Сэ тоже, но слышать я их не слышу. Может, потому что не хочу слышать?

Лорды вытянулись во фрунт. Значит генералиссимус уже здесь. Экстренный вызов. Сейчас притащат отца Серпента, и подлатают до разделочной. Или всё же до столба? Как в анекдоте: "Девушка, вам водки, или спирта? Ой! Всё такое вкусное, даже не знаю..."

Странно, отца Серпента нет, а есть Сэ, который окутывает меня светом непонятного происхождения. Так ещё от лучевой болезни помрёшь.

- Курица безголовая! Шкуру спущу! Сам! По кусочкам!

Звук вернулся. Ничего хорошего. Нет, чтобы романс какой-нибудь спеть любимой женщине... Типа: "Не уходи, побудь со мною..." Сплошной негатив. Злые вы! Уйду я от вас!

- Размечталась! Подними руки!

- Отстань! Дай помереть спокойно!

- Я тебя сам убью. Лично. А сейчас, - подними руки.

Поднимаю руки, потом поворачиваюсь, подставляя бока, потом спину... До тех пор, пока не зажили все раны. Проще бы мне перекинуться. Ну об этом никто, включая меня, не подумал.

После этого на меня напяливают разодранную Солли рясу, и выводят в общую комнату, держа за руку. Не иначе, на случай, если попытаюсь сбежать и запереться в удобствах.

- Дитя моё. Ты заставила нас поволноваться.

- Отец Иаков, я не выполнила задание.

- Поправь, если я ошибаюсь: весь комплекс мер был тобою применён?

- Да, отец Иаков.

- Объект умер до контрольного срока?

- Да, отец Иаков, но я...

- Дитя моё. Ты торопишься жить.

Это мне упрёк в невежливости? Афигеть!

- Тогда чего ты не выполнила в задании?

- А что я - эмпат?

- Ну может быть у выпускника один маленький недостаток. Мы не будем афишировать это открытие.

- Таки я выпускник?

- Вы все, дети мои. Зачёт ваша группа сдала успешно. Завтра получите клеймо первой ступени и неделю отдыха. И, Тигра. Будь осторожнее со своими способностями. Три следующих года за тобой будет присматривать Светлейший.

Скашиваю глаза на Сэ, который вообще, то ли дремлет, то ли медитирует. А, может, он силы восстанавливает после моего исцеления.

- Отец Иаков, а отчёты? Как писать отчёты?

- Дитя моё. В отчёте отражаешь всё, как есть. Всё равно они хранятся у меня. Отдыхайте, приходите в себя. Обед сегодня позже на час. То есть ровно через пятнадцать минут. До вечера, дети мои!

- До вечера, отец Иаков!

Вильнула кормой в сторону своей кельи, но меня безжалостно перехватывают, и швыряют к Сэ, который тащит меня к себе. За нами идёт Солли, создав наши куклы в гостиной. Ой, походу сейчас меня убивать будут уже по-настоящему.

- Ну? - немногословный Сэ.

- Не запряг ещё!

- Рассказывай, дорогуша. Задание было у всех одинаковое, а ты, похоже, решила перевыполнить программу?

- Это личное. Вас не касается.

- У тебя нет ничего личного, моя Тигра.

Ласковая улыбка... Ледяное бешенство внутри.

А мне всё равно. Потому что меня накрывает осознание того, что я своими руками убила Аманду. Я теряла объекты и раньше. Но это было из за неумения правильно дозировать степень и виды воздействия. А теперь, меня не оставляет фраза, сказанная ею: "Если бы мы не были знакомы, ты ведь не сомневалась бы?"

Я уже очень давно абстрагируюсь от того, чем занимаюсь. Все эти эвфемизмы: "объект", "виды воздействия"... Внимательно смотрю на деревья, чтобы, не дай Бог, не увидеть, спрятанный за ними лес. А мои объекты - живые люди! И виды воздействия - это различные пытки. И то, что я все их опробовала на себе, отнюдь не является оправданием их применения к другим. "Если бы мы не были знакомы, ты ведь не сомневалась бы?"

Я не ищу себе оправданий. Не буду кивать на систему, в которой росла. Можно, конечно, попытаться объяснить своё мировосприятие тем, что с 1917 года из нашей страны выбивали Бога, что нас учили смотреть в светлое будущее, не видя отдельного человека... Вот только я - не идейный человек. Если мне начинают говорить за идею, я абсолютно точно знаю, что от меня хотят получить что-то, чего я, находясь в здравом уме, не пожелаю дать. "Если бы мы не были знакомы, ты ведь не сомневалась бы?"

Я не сомневалась бы, Аманда. Я не ассоциирую объекты с людьми. Они для меня уже мертвы. Семинар можно покинуть либо клеймёным мастером, либо удобрением. Прости, Аманда. Как ни жаль, но во мне нет Любви. Не той, что была распята на Голгофе, а просто любви к людям. Я и себя-то не люблю. Мне стыдно. Очень. Но я не готова стать удобрением. Мессинг был прав. Меня "не берут" внешние обстоятельства. Если я попаду на Землю, и будет такая возможность, я закажу Мессу по тебе и девочкам. Это я тебе обещаю. А теперь, - прощай, Аманда. "Если бы мы не были знакомы..."

- Мне жаль твою подругу, Тигра. Я скорблю вместе с тобой.

- Спасибо, лорд Эрик. Я не намерена обсуждать это. Извини.

Что?!! Вот гадство! Опять лезет ко мне в голову, как к себе в карман! Мало того, ещё и для Солли транслирует всё уворованное. Буду мысленно петь шансон. Пусть слушает! Уууу, гад!


Глава 10. Получение метки, или "...ведь мы этого достойны!"




Ночью Сэ не выпускал меня из рук. Стискивал так, что утром я была вся синяя. И зубами... Вспомнила "Тихий Дон" Шолохова, где кто-то сказал "зубами бы грыз". Но там от хронической нехватки женского тела. А Сэ... Странно, успел за день так соскучиться? Утром исцелил, как обычно поцеловал руку, и... остался у меня в келье!

-Ты не собираешься пройти к себе?

- Нет. - Потом соизволил продолжить. - Ты нуждаешься в присмотре.

Дурдом! Плюнула на неадекватного лорда и пошла умываться. Попёрся вместе со мной. Уединение в удобствах удалось отвоевать. Но каких нервов мне это стоило!

Да и уединение сомнительное. За ширмой, возле которой пасся психованный Светлый. Точнее меня пас. Умывалась и принимала душ в присутствии Сэ. Порывался принять душ вместе со мной. Мстительно не пустила. Утро уже! Перетопчется, Светлый. Потом пришёл Тёмный, Сэ передал меня с рук на руки, и отправился умываться. Тихий ужас.

Сидим с Солли, молчим. Осторожно касаюсь эмоций, беспокоясь о возможном неадеквате. А что? Может, это заразно! Нет. Только беспокойство за меня.

Блин! Они что?! Подумали я собираюсь покончить с собой? Как это называется? Суицид?!!

- Не дождётесь!

- Чего не дождёмся, дорогуша?

- Если я не вскрыла себе вены после насыщенных ночей с Светлейшим, то из-за смерти Аманды, я точно счёты с жизнью сводить не стану. Я сделала выбор. Правильный, или нет, - это мой выбор. Меня никто не вынуждал. Я могла отказаться, и гордо уйти в разделочную. Или встать к столбу.

- Дорогуша, всё дело в том, что для Аманды это закончилось бы тем же, даже более того. Я не буду лезть тебе в душу, узнавая почему ты забрала себе её раны. Но девочка ушла без боли, только благодаря тебе. Хорошо это, или нет, но ты это сделала. Это был твой выбор. А теперь, когда все эмоции укладываются на место, ты можешь принять неверное решение. Мы постараемся оградить тебя от этого.

- Долго? Солли, ты же умный! Вы не сможете вечно ограждать меня от меня самой.

- Не обольщайся, дорогуша! Сможем, пока не надоест.

- Нет необходимости. Поймите. Вы. Оба два. Нет! Необходимости!

К счастью, начинается завтрак. Выхожу к столу, злобная и распушившаяся. Мало того, что пришлось рясу полосовать, чтобы заматываться в неё как в парео, так ещё и присматривать за мной они собираются! Гррр! А у нас сегодня получение клейма первого года обучения. Может быть увидим тех, кто ещё выжил. А я в таком виде! Убила бы!

- Моя Тигра, ты прекрасно выглядишь!

- Спасибо, мой Сэ!

Сверкнул глазками, но промолчал. Надоело! Выпускной, отработка, и уйду!

- Мы намерены закончить весь курс обучения, моя Тигра.

- Флаг вам в руки!

- Дорогуша, что означает сие выражение?

- Дерзайте. Удача любит смелых!

- Тебя это тоже касается, моя Тигра. И отец Иаков отдал тебя мне.

- Не надо путать ноты, Сэ! Отец Иаков сказал, что в период отработки ты за мной присматриваешь.

- Это одно и то же!

- Не вешай мне лапшу на уши!

- Хватит говорить на жаргоне!

- А я ещё и петь умею!

- Доссстаточно!

Ну всё. Раз зашипел, пора в самом деле прекращать развлекаться. Молча принимаюсь за еду.

Завтрак окончен. Пытаюсь привести останки рясы в божеский вид. Если нам ещё и весь следующий год в них ходить, убью Солли!

Солли везунчик. Теперь мы носим комбезы. Интересно, нам придётся загонять иголки новичкам под ногти? Наши кхм, лаборанты были в комбезах. Ах нет, эмблема была другая! Может это второй год, или даже третий...

Но обо всём по порядку. Сначала мы шли по коридору к пентаграмме. Потом нас перенесло в какой-то зал, где нас, традиционным "дети мои", встретил отец Иаков, и передал с рук на руки какому-то парню в комбезе. Ничего так, мальчонка... Ой! Сэ ещё и ревнив! Глазками сверкнул так, что можно подумать - гроза началась. Когда же у него доступ к женщинам появится... Мечты, мечты...

Торжественную часть приводить не буду. Это не для всех. Короче, "semper fidelis" (всегда верен) - это теперь наш девиз. Пока мы живы. Радует то, что не только мы верны, но и нам верны. Очень трогательно, если абстрагироваться от рода занятий нашей организации. Теперь за нами стоит Семинар. И, что самое ужас... обнадёживающее - отец Иаков. Кураторы бессменны. А наш Добрейший Крёстный Отец является руководителем Семинара. Повезло нам! Ага! Как тем утопленникам!

Получение знака ничем особенным не является. Фигурный прожиг тыльной стороны предплечья левой руки набором химикатов растительного и минерального происхождения. Сказали, что заживёт через неделю. Вот она наша неделя отпуска! Гррр!

Но самое радостное для меня - это выдача спецодежды. Даже бельё есть! Роскошь невероятная! А то пять месяцев Учебки и год Семинара я ходила без белья. Ну не только я, все мы. Начала тут же переодеваться, приведя сокурсников в смятение... Ага! Женщин у них не осталось. Лордам моим завидуют. А надо было бережнее со своими партнёршами обращаться! Глядишь и выжила бы какая-нибудь. О моих лордах можно многое сказать, но вот чего у них не отнимешь, так это заботы обо мне. Сегодняшний дурдом яркий тому пример.

Вернулись к себе. Рука болит, блин. Появились в своей секции одновременно с отцом Иаковом.

- Дети мои, не пытайтесь исцелить метку при помощи магии. Не поможет. Может даже повредить. Если магия выступит в роли катализатора. Прецеденты были.

- Отец Иаков, можно вопрос?

- Спрашивай, сын мой. - благостно улыбается лорду Эрику.

- На Семинаре магии нет. Ни я, ни Светлейший её не почувствовали. - Поощрительный кивок отца Иакова. - Тогда каким образом наша магия была обращена против нас?

- Это не совсем магия, сын мой. Точнее, совсем не магия. Сила отцов-Основателей базируется на вере. Я не смогу объяснить это в двух словах. Достаточно того факта, что за все века существования Семинара, ничья магия не смогла противостоять этой силе. Ваша магия не была обращена против вас. Она просто вступила в конфликт с Силой, действующей на Семинаре, и, будучи чуждой, была отторгнута, подарив вам болезненные ощущения.

Осторожно касаюсь своих лордов. Нндаа... Болезненные, - не то слово! В воспоминаниях - огонь выжигающий внутренности, заставляющий корчиться на полу в луже собственной рвоты, под бесстрастными взглядами "встречающих" в чёрных рясах; и попытки дотянуться, хоть кого-то забрать с собой; и немеющий от боли мозг, и нутряной ужас оттого, что ещё немного и ты не выдержишь, и превратишься просто в кусок дышащего безмозглого мяса. Даже не в животное. И так трое суток. Упорные лорды. Я лично после первой демонстрации не стала бы пользоваться магией. Стоп! А как же целительство Светлейшего? И маскирующие чары лорда Эрика?

- Дитя моё, Семинар не тюрьма. Мы даем вам определённую свободу. Целительство не вступает в конфликт. А маскирующие чары... У нас их целая коллекция. Разных. Вам надо было чувствовать себя относительно свободными. Поговорить без чужих ушей. Ничего страшного в этом нет.

Всё таки телепат! Третий за моё пребывание "вдали от Родины". Но лорды удивили. Пройти через такое и всё таки использовать магию, - в любой момент ожидая "повторения пройденного"... У лорда Эрика забавный вид. Вероятно, вспоминает, что он говорил, будучи уверенным, что его не слышат.

- Ээммм...

- Ничего страшного, сын мой. Нормальная реакция для попавшего в ловушку. Я не обиделся на "монстра", если тебя это беспокоит.

- Спасибо, отец Иаков.

Сижу, хлопаю глазами! До меня только сейчас дошёл тот факт, что отец Иаков с самого начала знал, что я эмпат. И о предупреждении Мессинга. Надеюсь Мессинг не пострадает. Тихо-тихо, замирая от страха, касаюсь отца Иакова. Перспектива "пострадает Мессинг" его развеселила, а моя эмпатия...

- Дитя моё, тебя предупредили абсолютно правильно. Эмпатов принято уничтожать при выявлении. Тебя оставили во-первых потому, что ты попала на Семинар, а значит так нужно; во-вторых потому, что я никогда не встречал эмпата и мне было любопытно; в третьих потому, что ты безопасна. Политические игры тебя не привлекают, и не привлекут... На Семинаре никаких ограничений нет, так что, оставляя тебя в живых, я ничего не нарушил. Позже я начал понимать, почему вас уничтожают. Светлейший это понимает тоже.

Молчу. А любопытно, - сил нет. Что такого они с Светлейшим понимают? Что у них общего? Телепатия. И Мессинг, - тоже телепат. Я вот, лично, ни хрена не понимаю!

- Дитя моё. Для телепата, как ты называешь эту способность, эмпатия как наркотик. Когда ты "отпускаешь" её на волю... У меня нет слов, чтобы описать как это воспринимается на ментальном уровне.

Фигассе! Таки получается лорд Сэ ещё и на эмпатию подсел. Так я что? От него не избавлюсь?! Ну, спасибо!

- Постарайся сдерживать эту свою способность. Лорд... то есть ваш куратор в "Учебке" учил тебя, как этого добиться. И если ты не будешь думать об эмпатии, тебя никто не заподозрит в обладании этими способностями. Светлейший будет рядом с тобой три года вашего дальнейшего обучения, и проконтролирует, чтобы не было "сбоев" в маскировке. Ему, как телепату, это будет проще.

Ага! Ему - проще. А мне каково будет? Сериал "в постели с врагом"... Точнее - с маньяком. Что говорить! Мужская солидарность в действии. Или наш Добрейший Крёстный Отец не любит Светлейшего настолько, что хочет его окончательно посадить на игл... тьфу! На эмпатию! Или меня не любит... Аааа, ладно! Где наша не пропадала!


Глава 11. Каникулы и подготовка к практике, или "Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец"




Обед, по-моему, проспали. Неделя отдыха началась вчера с грандиозной попойки. Сначала всем выпуском - двадцать курсантов - отправились в кабак. Нам теперь можно передвигаться по территории, и естественно, никто не упустил такую возможность. Начали пить за Alma mater, потом за кураторов - причём, за каждого в отдельности; потом - за присутствующих, - тоже за каждого в отдельности, за меня таки дважды: ещё и пили стóя - "за присутствующих здеся дам". Вероятно, у "тостующего" однокурсника уже в глазах двоилось...

Потом Сэ сгрёб меня в охапку и утащил домой. В смысле в наш отсек. Солли шёл рядом с ним и зажимал мне рот, а я вырывалась и завывала, что ещё даже не начала пить! Подонки, однозначно! Потом... Ууййй!.. Солли проникся моими страданиями и "заказал выпивку в номер". В порядке исключения на время начала каникул это разрешается. И мы, по выражению Владимира Кунина "гуляли под большое декольте".

Попыталась объяснить лордам этот термин... Никто ничего не понял, включая меня! Сэ устранился от празднования, объявив, что кто-то должен быть трезвым, а мы с Солли начали рассказывать друг другу анекдоты, хохотали как безумные, и бухáли всю ночь, под его присмотром. Потом я пела про бабушку-старушку и налётчиков - ужас! Солли тихо хихикал, вероятно, мы уже дошли до кондиции. Потом Сэ унёс меня спать. И даже не прикасался. Пожалуй, продолжу бухáть...

Ага, продолжишь тут. Только успела умыться, как начался воспитательный процесс:

- Чтобы я этих пьянок, с твоим участием, больше не видел! Иначе приму меры.

- Чё ты такой недобрый, Сэ? Надо было расслабиться. Всем нам.

- Вчера я не возражал. Даже когда ты полезла пить на брудершафт с нашими однокурсниками, мы просто забрали тебя домой; где, опять же, я не мешал тебе накачиваться спиртным.

- А сегодня мне надо похмелиться!

- Что это такое?

- Выпить, чтобы организм пришёл в норму...

Смотрю на ласковую улыбку лорда Сэ, и понимаю, что пьянок с моим участием не будет. Обидно!

- Я знаю лучший способ привести тебя в норму, моя Тигра.

Ну вот за что мне это? Вспоминаю Ходжу Насреддина: "О ты, посланный мне за грехи моих дедов и прадедов, ибо не может Аллах так жестоко карать человека лишь за его собственные грехи!" Сэ на мои мысли наплевать, на мои чувства - тоже. Восполняет неполученное за эту ночь. С процентами.

- Именно так, моя Тигра!

- Рука болит.

- Попробуй смену облика. Теоретически, должно зажить.

- Дааа, а если хуже будет?

- Тогда терпи.

Меняю облик. Многозначительно скалюсь в сторону лорда Сэ. Лапа не болит. Ещё раз меняю облик... Уффф! Какое счастье! Всё зажило, никаких следов клейма. Поворачиваю руку под разными углами, что-то блеснуло. Теперь держу руку, чтобы рассмотреть это явление. Ага, клеймо "впиталось" в кожу, и проглядывает только если руку повернуть под определённым углом, перед источником света.

- Благодарю за совет.

- Тебе надо освоиться со своим новым обликом. И чем скорее, тем лучше. Пока запомни, что повреждения исцеляются при смене облика.

- А если тигрицу ранят?

- Можно проверить. - любезная улыбка.

- В другой раз как-нибудь.

- Ты не поняла, моя Тигра. Лучше проверить сейчас, и знать точно, чем надеяться и сомневаться. Тем более, что здесь ты можешь, в случае необходимости, получить услуги целителя.

- Я тебе свою шкуру не доверю!

- Попросим лорда Эрика.

- Кто тут поминает всуе моё имя?

Тёмный лорд, держится за виски́... со страдальческим выражением лица. А я только что сообразила, что изменение облика избавило меня и от похмельного синдрома!

Некультурно показываю пальцем на Светлейшего, и ябедничаю:

- Сэ хочет чтобы ты сломал лапу моей тигрице.

- Дорогуша, ты прекрасно выглядишь, что радует. Это во-первых. Во-вторых, зачем ломать тигрице лапу? И в третьих - почему я?

- Во-первых, спасибо. Во-вторых, лорд Сэ высказал идею, что смена облика исцеляет. Вариант исцеления человеческих повреждений мы проверили. Теперь осталось проверить возможность исцеления тигрицы. И в третьих - я не доверю Сэ свою тигрицу. И в четвёртых...

Осторожно, на мягких лапах, забираю состояние похмелья у Солли. Брррр! Ощущения мерзкие. Но как приятно видеть почти детское изумление в прояснившихся серо-голубых глазах! Перетекаю в тигрицу и выжидательно смотрю на Солли.

- Сестрёнка, я не могу. Вот так взять и сломать тебе лапу.

- Тёмный, достаточно будет лёгкого пореза. Тигра хочет знать можно ли сменой облика исцелить тигрицу.

- Из опыта общения с оборотнями Миров Хаоса могу сказать, что тигрица исцелится сама. Но, если ты этого хочешь, Тигра...

Согласно киваю. И мявкаю от испуга. Потому что проявляется "тёмная сущность" Солли. На его пальце внезапно отрастает чёрный коготь, длиннее, чем у меня! А уж острый! И он, мгновенно приблизившись, этим когтем царапает мою полосатую шкурку.

Сижу, плачу по-тигриному, жду когда начну исцеляться. Сэ засекает время. Экспериментатор хренов! Гррр!

Зажило само, меньше, чем за минуту. Но это лёгкое повреждение. В глазах моих братьев-по-боли появляется настоящий азарт. Срочно меняю облик.

- Но-но! Сегодня я больше не экспериментирую! А то, как стакан налить, так вас нет! А как шкуру попортить - таки зáпросто!

- Это было лёгкое повреждение...

- Время исцеления оборотня в нечеловеческой ипостаси, Светлейший, не зависит от тяжести повреждения.

- Ничего не знаю! Экспериментируйте на ком-нибудь другом! Я вам не обьект!

- Конечно нет, сестрёнка! Но разве тебе самой не интересно сколько времени потребует исцеление более серьёзного повреждения?

- Гррр!

Многозначительная пауза. Лорды смотрят на меня, как на упрямящегося ребёнка. Я отвечаю индифферентным взглядом. Тупик.

- А мы обед проспали, или где? Или нам на каникулах надо самим искать себе еду?

- Неделя отдыха называется каникулами?

- У вас очень насыщенная программа, дети мои. Поэтому каникулы длятся всего неделю.

Встаём, склоняем головы в поклоне. Отец Иаков, как всегда, появляется неожиданно. А ведь он тоже маг! Сейчас он не скрывает способности... Ну да, мы теперь одна семья! Пожаловаться что ли Добрейшему Крёстному Отцу на лордов?

- Дитя моё, тебе действительно необходимо освоиться с новым обликом. Светлейший сможет тебя исцелить, в случае если это понадобится, не хуже отца Серпента.

- Я предпочла бы услуги лоа.

Отворачиваюсь от бешеного взгляда лорда Сэ. То есть, это я вижу, что взгляд бешеный. Со стороны видится лишь лёгкая заинтересованность. Я уже привыкла к лорду. Чувствую его настроение, не пользуясь эмпатией... Нндаа... время, оказывается, кого лечит, а кого и калечит.

- Не сомневаюсь, дитя моё. Но лоа на Семинаре нет.

- Кто такой Лоа?

- Это разумные существа, близкие к кошачьим, питающиеся чужой болью и усталостью, заменяя её силой и энергией. Сын мой, в твоём голосе я слышу ревность?

Молчание. Индифферентное. Обсуждать мы не намерены. Ревность без чувств, - какая гадость! Солли подмигивает, показываю ему язык. Дурдом.

- Отец Иаков, а какое у нас будет задание?

- Вообще-то, положено давать индивидуальные задания. Но, поскольку, ты, дитя моё, нуждаешься в присмотре, вы отправитесь втроём на очень неприятную практику.

- Карательная экспедиция, или подавление мятежа? Или где?

Лорды мои широко открывают глаза. А где ещё могут понадобиться аж три палача высокой квалификации? Ну если только мафии... Но Кóза Нóстра не примет женщину ни на каких условиях. Только как сопровождающую Светлейшего "подстилку". Или они там называются "раскладушками"? Хотя вояки тоже не примут. Быть мне при Светлейшем, пока он себе женщину не найдёт подходящую. Грустно. Опять бешеный взгляд. А не хрена чужие мысли читать! А то я начну транслировать шансон! Допроситесь, блин! Гррр!

- Дитя моё, в каком мире ты жила? Сколько я тебя знаю, ты всегда предполагаешь самое худшее из возможного.

- Я буду рада ошибиться, отец Иаков.

- Ты не ошиблась, дитя моё. Провалилась попытка переворота в одном из миров, и теперь для вас начинается большая работа. За три месяца постарайтесь управиться. И делайте заметки. Потому что вы должны будете сдать отчёт о практике.

Вот такие дела... Отсыпаемся, гуляем по территории. Я гуляю исключительно под конвоем лорда Сэ. На случай несанкционированной попытки общения с посторонними мужчинами, вероятно. Потихоньку собираемся... по списку, данному отцом Серпентом. Инструментарий только переносной. Не самого лучшего качества, кстати. Качественный покупается, или делается под заказ. Хотя, в продаже есть такие комплекты - мечта дознавателя! Всё, что может пригодиться для работы в полевых условиях, и даже больше! Ну конечно, изготовитель учитывает потребности потребителей.

Нндаа! Никогда не предполагала, что буду восхищаться комплектацией пыточного набора. Крыша съехала окончательно. А может, просто пройдена точка невозвращения, и психика приходит в равновесие с реалиями. Сплю я во всяком случае без кошмаров. Даже лорд Сэ не снится. Ко всему можно привыкнуть...


Глава 12. Первое задание, или "Палач мафии..."




Отбываем порталом. С собой - смена белья и переносной инструментарий. На всех один мобильный утилизатор. Слава Богу, стирать мне не придётся. Надеюсь, шить, вязать, штопать - тоже. Надо стимулировать моих лордов освоить заклинание, приводящее одежду, бельё и обувь в нормальное состояние. А то они очень любознательные в плане порчи моей полосатой шкурки. Надо эту энергию использовать в мирных целях. Жаль, что лично у меня, магических способностей - ноль целых, ноль десятых.

Прибыли на место. Рай. Парадиз, точнее! Погода, природа, средневековый город, запах разложения. Судя по отсутствию других миазмов, канализация в рабочем состоянии, и мусор из окон не бросают. Дублирует городскую стену линия виселиц. Все заполнены. Останками. Сытые птички, вероятно местные вороны, сидят на верхушках столбов. Солли осторожно распрямляет мои пальцы. Оказывается я вцепилась в него, сама этого не заметив.

Что ж, хотя бы не колья. А то князь Влад Цепеш предпочитал именно таким образом демонстрировать своё неудовольствие. Быстрый взгляд Сэ. А я что? Я ничего. Сиж... стою, примус починяю. Не видно комиссии по встрече. Ах нет, видно! Выезжают из ворот. Стоим, ждём. Посмотрела на лордов, постаралась придать себе такой же вид скучающего безразличия. Получается "не очень".

Ну, отец Иаков! Змей! Оказывается была "заявка" на двух специалистов! Молчу. Слушаю весёлые предположения на мой счёт, и молчу. Есть Сэ, и есть Солли. Они - специалисты. А я - так, погулять вышла. Чтобы не потерять квалификацию, придётся мне пытать Сэ. Ночами... Ещё один быстрый взгляд. Радостно улыбаюсь в ответ. Отворачивается. Вот и славно. Может, и женщину подходящую найдёт здесь... Мечты, мечты... где ваша сладость...

Мааамааа!!! Надо ехать на лошадях! А я на них только издали смотрела! Вааа!

Сэ каким-то невероятным образом, очутился в седле. Я даже не заметила, как! Тронул лоша... кхм, коня, направив его в мою сторону. А я, оказывается, уже далеко отошла, пятясь... Конь делает прыжок, я завизжала, оказавшись в воздухе, и... была усажена перед лордом, шепнувшим мне: "от меня ни на шаг". Интересно, Сэ уже успел пошарить в головах встречающих? Прижимаюсь к лорду, заглядывая в его лицо снизу вверх. Глазами сказал "да". Вот же гадство! Куда нас попали?! Надеюсь, здесь не религиозный конфликт. А то ещё сожгут за компанию...

- Эээммм... мастер. Девки в городе живут в отдельном квартале. Не положено девке рядом с людьми быть.

Фигассе?!! Я уже в "нелюди" угодила. Хотя, Сэ меня сразу назвал "помесь помойная". Ему должны понравиться местные обычаи. Вежливо рассматриваю разговорчивого самоубийцу, зрительно представляя, что с ним можно сделать, не оставив внешних следов...

- Моя женщина будет при мне.

- У нас свои обычаи, мастер. Девке вашей будет удобнее среди ей подобных. Старшая будет знать, что она ваша, если вы её держите только для себя...

А взгляд его мне не нравится. Я внезапно стала красавицей? Или просто экзотика? Женщина из другого мира? Хотя, я ещё местных девок не видела. Может, по сравнению с ними я действительно красавица... А может, раздевать глазами чужую женщину - проявление вежливости? Кто их знает, эти местные обычаи? Было бы интересно посмотреть на квартал красных фонарей. И осведомлены о ситуации они там, наверняка, лучше, чем кто-либо. Может быть, Сэ меня отпустит? Бешеный взгляд в ответ. И чё беси́ться? Обычаи, - это святое...

К нам подъезжает Солли. Нндаа, жеребца ему надо бы повыше. Конечно, ногами по земле он не скребёт, но... Надо бы повыше.

- Дорогуша, ты действительно собираешься ознакомиться с местными, кхм, достопримечательностями?

- Ага! Люблю узнавать что-то новое. Опять же в отчёте надо будет отразить. Отцу Иакову будет интересно...

Лорды содрогнулись. Нууу, точнее говоря, им это не понравилось. Внешне - незаметно, конечно. Но в покер с ними играть я уже могу, осталось только покер освоить.

Разумеется, ни к каким девкам меня не отправили. Сэ умеет быть убедительным, не сказав ни слова. Ну и ладно, мы здесь на три месяца зависли, ещё успеется. Всё равно, ночами работаю, обеспечивая приятный досуг лорда Сэ, днём клюю носом за его спиной. Он действительно не отпускает меня ни на шаг. Даже в удобства - сначала выгоняет всех, потом запускает меня. Ужас какой-то. Я думала, что это у меня паранойя. Ха! По сравнению с лордом Сэ, я доверчивый трёхлетний ребёнок! Интересно, какие и чьи мысли он прочёл, что так трясётся надо мной. Не хочет отвечать перед отцом Иаковом за порчу имущества?

- Здесь, время от времени, практикуют человеческие жертвоприношения. Повторюсь: от меня ни на шаг.

- А если нас троих решат - в жертву?

- Это не страшно. Хуже, если к ним попадёшь ты. Я не понимаю смысл обрядов, но реалии таковы, что прежде, чем принести жертву, от неё получают максимум возможного удовольствия. А фантазия у местных богатая.

Жуть какая-то! Вот интересно, он меня нарочно пугает, или где? Но! Проверять не хочется! Зависнешь тут в Средневековье, нахрен! Хочу в цивилизацию!

С кварталом красных фонарей я ознакомилась этой же ночью. Ни телепатия лорда Сэ, ни моя эмпатия - не шелохнулись. Мы вошли в нашу комнату. И едва Сэ отошёл от меня на два шага, как меня дёрнули в стену, раскрывшуюся и закрывшуюся за нами абсолютно бесшумно. А ведь никаких пустот в этих стенах не было. Сэ проверял, и Солли проверял, и я всё обнюхала и просканировала, будучи в тигрином облике. Даже если бы люди за стеной были очень давно, сохранился бы запах и аура. Значит, - какая-то магическая хрень, типа прокола пространства.

Выпала я в... нууу, наверное, кабаке. Но! Сидят за столом серьёзные люди. Никаких девок не наблюдается. Выпивки тоже. Женщина лет сорока в опрятной одежде стоит за спиной доброжелательно смотрящего на меня плотного дядечки. Вспомнился отец Иаков. Интересно, они не братья, случаем? Смотрю застенчиво-испуганно-любопытно. С трудом удерживаюсь от ковыряния ножкой пола. Это уже будет перебор.

- Здравствуй, милая.

- Ага! Здравствуйте то есть!

Хлопаю глазами на доброго дядечку. Старательно улыбаюсь. А ведь мне с ним не справиться. Даже в тигриной ипостаси. Остальных можно ударить эмпатией, а дядечка... Нет! Не получится! Буду придуриваться до последнего патрон... Тьфу на вас!

- Не бойся. У нас есть для тебя работа. По специальности. Оплачиваемая.

Интересно, какую специальность добрый дядечка имеет в виду?

- Ты клеймёный мастер, милая. А я далёк от предрассудков, если они мешают делу. Твои спутники заняты на государственной службе. А ты вполне можешь погостить здесь и оказать нам посильную помощь.

- А потом?

- Потом получишь плату и вернёшься к своим. Я не идиот, связываться с вашей организацией, так что тебе ничего не грозит. Я лично гарантирую твою безопасность. Могу даже предложить заложников.

Ага! Кому только он их предложит? Не смешно.

- Похоже, в личном деле мне поставят отметку: "палач мафии".

- Что такое "мафия"?

- Цитирую: "Никто не в силах заставить нас, потому что свой мир мы создали для себя сами и сами установили в нем законы. Так что нам лучше держаться вместе, объединившись против всех, кто захочет вмешиваться в наши дела со стороны. Это наше дело, Sonna cosa nostra." (© Марио Пьюзо "Крёстный отец")

Народ как-то странно отреагировал на фразу дона Вито Корлеоне. Нет, никаких шевелений; но эмоциональный фон высокого собрания изменился. Угадала с цитатой? Или где? Насчёт моей безопасности я не обольщаюсь. Всегда бывают несчастные случаи. Но всё равно деваться некуда. О! Надо поинтересоваться насчёт жертвоприношений. Мафия в курсе всего.

- Мой... спутник сказал мне, что здесь практикуют человеческие жертвоприношения дон...?

- Марко. Зови меня дон Марко. Жертвоприношения имеют место. Но мы не фанатики. И тебя это не коснётся, обещаю.

- Спасибо, дон Марко. Вы добры ко мне, как настоящий Крёстный отец.

Нагло шпарю по книге Марио Пьюзо. Таки с мафией не общалась. Единственный источник - "Крёстный отец". Но! Получаю в ответ милостивый кивок и чуть прикрытые глаза. Добрейший Крёстный Отец устал от моей наглости?

- Устраивайся пока. Тереса тебя проводит и всё объяснит. Завтра начнёшь работать.

Вот так, блин! Без вещей, без утилизатора... Ааа, ладно! Жила же я как-то без магических удобств. Зато теперь я - мафиозо! Почтительно склоняю голову перед доном Марко, и иду за поманившей меня женщиной.

Прошли по коридору, отделанному деревянными панелями. Сдвижными, исходя из "ощущений", и воспоминаний о "шкафах-купе" моего мира. Потом спустились по лестнице на три!!! этажа, и прошли ещё по одному коридору. Скорее всего проходы - в стенах, ибо дверей я не заметила. И мы - под землёй. Знают ли местные о способности моих лордов перемещаться в пространстве? А о том, что у меня не один облик? Привычно маскирую свои мысли от телепатов. Мессинг, дай тебе Бог здоровья! Хрен их знает, кто у Добрейшего Крёстного Отца в должниках. Да и на жалованье мафия не скупится для "полезных сотрудников". Интересно, чего он от меня-то хочет? Хотя, в данном случае, чего бы ни хотел Крёстный Отец, - "любой каприз за ваши деньги".

- Твоя комната. Пожалуйста, не гуляй в одиночестве по Дому. Если тебе что-нибудь понадобится, скажешь обслуге, приносящей еду. У тебя есть какие-либо предпочтения в пище? Или запреты? Ни веселящих, ни расслабляющих веществ пока не будет. Дон Марко не разрешил. Ты нужна в хорошей форме, и нормально мыслящая.

- Простите, как мне к вам обращаться? И что это за Дом?

Прислушиваюсь к эмоциональному фону... кхм... нндаа. Вот я и попала в квартал Красных фонарей. Не прошло и трёх дней.

- Пусть тебя это не беспокоит. Даже если бы тебя взяли для работы, я никогда не выпущу к гостям необученную девочку. Репутация Дома создавалась десятилетиями. И я не хочу потерять её за несколько минут. Можешь называть меня Тереса.

- А чему обучают "девочек", мадам Тереса?

Ну, судя по её фразе о репутации Дома, она "бордель-маман". А к ним испокон века обращались "мадам". И она намного старше. Я просто не смогу называть её по имени. Воспитание не позволит.

- Основное упражнение для новеньких - танец с веером.

- Стриптиз? Девочка танцует, раздеваясь?

- Нет-нет... Ты не поняла. Это физическое упражнение, помогающее девочке контролировать своё тело, и повышающее плотность и чувствительность нижних губ.

Афигеть! Интересно, в земных домах терпимости девочек тоже обучают этому? Но веер?

- А при чём тут веер? Мадам Тереса?

Мадам Тереса открывает стенную панель, и дёргает находящийся за нею витой шнур. Дёргает несколько раз, в определённой последовательности. Жаль, что я не знаю азбуку Морзе. Хотя, местный вариант, наверняка не соответствует нашей.

- Если что-то срочно понадобится используй этот звонок. Но только если подождать нельзя. Как тебя зовут?

- Тигра.

- Тигра. А дальше?

- Просто Тигра.

Раздаётся стук в дверь. Мадам Тереса открывает её, и впускает разбитную девицу с абсолютно бессмысленным взглядом. Ей бы ещё жевательную резинку, для завершённости образа. Девица держит довольно громоздкую коробку. И умудряется почтительно кланяться, не выпуская её из рук.

- Роза, покажи нам танец с веером.

Роза, ничтоже сумняшеся, подходит к стене, и опускает стеновую панель, являющуюся днищем огромной кровати. Открывает коробку, достаёт оттуда и кладёт посередине на покрывало: лёгкий коврик, на него - стопку плотной бумаги, похожую на пачку банкнот; на бумагу - круглую подушечку, сверху - лёгкий подносик, похоже из бамбука, и на подносик выкладывает несколько яиц. Яйца настоящие, птичьи. Сбрасывает свою одёжку, влезает на постель, присаживается на корточки над этим сооружением, и начинает энергично вертеть задни... кхм, совершать вращательные движения тазом. Вид у неё при этом... "Ни в сказке сказать, ни вслух произнесть", как говорил Хазанов. Я смотрю на это действо, придерживая нижнюю челюсть. Это сколько же надо тренироваться, чтобы вот так, на пружинящей постели..., и не разбить ни одного яйца. А бумага зачем?

Розочка изменила позу, и теперь нависает над кроватью, опираясь ещё и на руки, но энергичности движений не утратила. Оппа! Выпрямляется и слезает с кровати, залитая трудовым потом. Хорошо, что на покрывало был положен сначала коврик. Мадам поднимает подушку вместе с подносом и яйцами. Аааа! Теперь понятно, почему "танец с веером". Бумага развернулась из стопки в форму веера. Фигассе! Вот это таки да! Если все девочки обучаются таким образом, тогда конечно, - репутация Дома, - на высоте!

- Двенадцать недель девочки занимаются танцем с веером, прежде чем им удаётся его освоить. Исполняя его, надо следить за собой, чтобы не разбить яйца. Так достигается контроль над собственным телом. А работа нижних губ увеличивает их плотность. Мужчина получает несравнимое ни с чем удовольствие, и приходит за ним снова и снова. Хочешь попробовать?

Вот как ей объяснить, что это негигиенично. После Розы присаживаться на яйца. Антисанитария сплошная. Ах, нет! Каждое яйцо протирается каким-то составом и убирается в коробочку, которая затем укладывается поверх прочих причиндалов. Может потренироваться, и получить вторую профессию? Помимо палача, стать ещё и шлюхой экстра класса? А мне оно надо?

- Ты молода, Тигра. Когда-нибудь ты встретишь мужчину, которого захочешь удержать. Если ты освоишь хотя бы танец с веером, он не сможет тебя забыть.

Блин, вербуют профессионально! А почему бы и нет? Вот только куда я лорда Сэ дену? Если натренирую, кхм, нижние губы... Во дурдом! Я что, серьёзно об этом думаю?!

- Сказать тебе о чём ты думаешь, Тигра?

- Зачем? Я провалами памяти не страдаю. - тоже телепат? Или просто опыт?

- Поверь моему опыту. Сейчас ты не знаешь, как избавиться от внимания своего спутника. Но как только ты встретишь своего мужчину, ты не задумаешься "как уйти". Ты просто уйдёшь.

- Как я буду тренироваться, если у меня работа на Крёстного Отца? Ой, то есть, на дона Марко?

- Вечером, или утром. Перетруждаться ни к чему. Нагрузка должна нарастать постепенно. Танец с веером считается освоенным, когда ты развернёшь веер за минуту, не разбив при этом ни одного яйца. Сейчас можешь попробовать. Я помогу, если разобьёшь, их надо будет сразу заменить. Поначалу все разбивают. Роза, ты слышала.

Роза почтительно кланяется и уходит. Вот это муштра!

Выкладываю всё хозяйство, снимаю комбез, бельё, присаживаюсь под вежливым взглядом мадам. Смех разбирает некстати. Ладно на корточках удержаться! Всё таки мышцы у меня йогой тренированы. А вот крутить задн... Тьфу ты! Разворачивать веер, я не умею. Столько всего надо контролировать! Ощущения... сказать, что странные, - не сказать ничего. Но прикольно! Хрясь... Ааа, блин! Раскокала! К счастью, успели вытащить подносик, и Роза уже обернулась с целой корзинкой. Опять протираем, и укладываем на вымытый поднос. Водоснабжение есть, уже хорошо!

Короче, трижды меняли яйца, потом я уже устала. Веер не получается. Но меня эти упражнения заинтересовали. Всё равно заняться нечем, таки хоть власть над телом получить. Полезное с приятным, так сказать. Мадам и Роза прощаются, желая мне спокойной ночи. Ну да, рабочий де..., ночь то есть, начинается! Со мной возиться некогда. Ополаскиваюсь в умывальной комнате, и ложусь спать. Тигрица дремлет вполглаза. Хрен знает, чего ожидать! Что завтра Крёстный отец скажет... По поводу работы... Ох... Спать... Спать...

Выспалась в одиночестве. Как чудесно! Проснулась, учуяв чужое любопытство. Потом послышались шаги, и наконец, раздался стук в дверь. Подхожу, спрашиваю: "Кто?" Мысленно сама себе отвечая: "Конь в пальто!"

- Госпожа Тигра, завтрак.

Блин, голос незнакомый. Как бы опять в историю не попасть. Из за двери тянет только любопытством, но когда меня выдернули к дону Марко, я вообще ничего не почувствовала в эмоциональном плане. И есть хочется... Дилемма. Нет, лучше я поголодаю.

- Я открою дверь только мадам Тересе.

- Но мадам сказала...

А я слушаю эмоции. Удивление. Значит можно открывать. Если бы кто-то был рядом, был бы страх, что накажут. Надеюсь... Открываю дверь. Заходит незнакомая девочка, лет пятнадцти-шестнадцати, в фартуке поверх длинного платья. В руках - корзинка. Обслуга? Мадам что-то такое говорила. Отхожу в сторону, пропускаю в комнату, запираю дверь. А мышцы побаливают после вчерашнего "хи-хи" высиживания на яйцах.

Конечно, меня вытащили магией из другого здания, стоящего в другом квартале. Но! Одно дело операция по доставке охраняемого объекта, и совсем другое, обратиться за помощью, не сумев вытащить, заперевшуюся в комнате, девчонку. Так что магическим путём, надеюсь, меня не выдернут отсюда.

Девочка подходит к стене, откидывает низкий столик, выкладывает на него из корзинки салфетку, и фарфоровые коробочки с едой и приправами. Сидеть, вероятно, предлагается на подушках, разбросанных по комнате. Выложив всё, включая миску для омовения рук после еды, в которую набрала тёплой воды и бросила лепестки каких-то пахучих цветов, благовоспитанно села на колени в углу комнаты, ожидая, пока я позавтракаю. А я ещё не умывалась. Умыться, или позавтракать? Вот в чём вопрос!

- Я ещё не умывалась.

- Госпожа Тигра позволит помочь ей совершить омовение?

А любопытство так и брызжет, хотя внешне этого не заметно, настолько девочка вышколена.

- Позволю.

Почтительное ожидание продолжения фразы. Но, поскольку я молчу, бежит к двери в умывальную, сдвигает её и склоняется в приглашающем поклоне. Китайские церемонии начинают надоедать. Гррр! Так и по Сэ заскучаю скоро. Ага!

Довольно лирики, надо быстрее умываться и завтракать. Кто знает, придётся ли обедать. Надеюсь меня "пригласили" всего лишь помочь расспрашивать кого-нибудь.

Я угадала. Но... По порядку. После завтрака мне принесли одежду. У мадам Тересы глаз-алмаз. Всё точно по мерке, подгонять не пришлось. Шароварчики и удлинённый жакет с высоким воротом, отделанный позументами. В общем, похожа на китайского мальчишку. От косметики отказалась. Мадам Тереса сказала, что женщина должна уметь накраситься в абсолютной темноте. Представила, что из меня получится... Ужаснулась.

Мадам Тереса определённо взяла надо мной шефство. Собирается припахать меня к работе в Доме? После того, как я отработаю на дона Марко? Не знаю, не знаю...

Опять долго шли по коридорам и лестницам. На этот раз пришли в кабинет. Присутствовал дон Марко и, вероятно, konsigliore (советник дона). Ну это я так думаю, потому что возраст примерно одинаковый у дона Марко со вторым дядечкой. А может это капитан отдельного отряда боевиков. Кто их знает. Почтительно поклонилась, помня, что от поклона спина не переломится, да и разница в возрасте требует уважения.

- Проходи, милая, присаживайся. Тереса, зайди за девочкой вечером.

Мадам Тереса низко кланяется Добрейшему Крёстному Отцу и выходит.

- Ты слышала о жертвоприношениях. - Дождался моего утвердительного: "Да, дон Марко". - Нам надо узнать чего они добиваются. Пойми меня правильно. Жертвы богам приносились всегда. Но... - поднятый вверх указательный палец отмечает важность следующей фразы - не в таком количестве. С тех пор как правитель взял себе нового советника, жертвы приобрели массовый характер.

Молча смотрю на Добрейшего Крёстного Отца. Слóва мне не давали. Стараюсь проникнуться проблемой. Не получается. Мешают романы о Конане-варваре. Сюжет почти как в "Часе дракона". А дело-то серьёзное. Если уж организованная преступность бьёт тревогу.

- Мы можем взять служителей, когда они приходят за очередной жертвой. И брали неоднократно. Но допросить их мы не можем. Они или умирают, или сходят с ума. Мы даже не знаем точно, кому приносят жертвы. Можем только догадываться, анализируя тела.

Поднимаю руку, как в школе. Получаю доброжелательный кивок. Нет, они точно в родстве с отцом Иаковом. Духовном во всяком случае.

- Дон Марко, правильно ли я поняла? Тела жертв выбрасываются?

- Не все. Но на тех, которые находили, имеются характерные отметины. Зарисовку отправили в университеты нескольких государств на кафедры археологии. Все эксперты сошлись на том, что такие повреждения получались в результате принесения человеческой жертвы Эмблу-Ткачу. Культ Ткача был забыт, когда на месте этого города ещё рос лес. Столице нашей - больше тысячи лет. И внезапно этот культ возрождается. Я хочу знать причину. Может быть клеймёный мастер сможет добиться результата там, где не удалось нашим специалистам.

- Дон Марко, я ещё учусь. Мы закончили первый год обучения и сейчас у нас первая практика.

Неудовольствие, излучаемое вторым "собеседником", становится почти видимым. Неудовольствие и... страх? Куда нас попали?!!

- Глава вашей Организации сказал, что ты можешь справиться, девочка. Только ты.

Начинаю ощущать себя крутым ВДВшником "Никто, кроме нас!" Потребую себе голубой берет и тельник. В случае удачи, конечно. А отец Иаков, - хорош гусь! И ведь ни слова не сказал! Так... Это получается, что мы работаем и на мафию? На тех, кто платит? Или где?

Неее... Не буду лезть в политику. Пусть добрейший отец Иаков решает вопросы с добрейшим доном Марко. Отработаю практику, потренируюсь в методике удовлетворения клиента... Раз уж мы всё равно как проститутки отдаёмся за деньги. Точнее нас отдают. Надо освоить и прямое удовлетворение. Физическое, то есть. Стоит дешевле, но за квалификацию можно требовать надбавку. Блин! Вот интересно, наши спецы, которых сдавали, как "амортизированных агентов" также гадко себя чувствовали?

- Не думай над этикой, девочка. Сделай то, чему тебя учили. Примени свои способности. Если у тебя получится, я буду благодарен. Если нет, что ж, будем решать вопросы своими методами. Воевать вслепую тяжело, девочка.

- Дон Марко, я сделаю, что смогу. Но если служители прошли специальную обработку, то её преодолеть будет сложно. А может и не удастся вовсе. Расскажите мне о новом советнике правителя.

- О нём никто ничего не знает. Он появился из ниоткуда. Я поднял все свои связи. Правитель привёз его из поездки по стране. Но его нигде не было. Такое ощущение, что он не жил.

Вот, блин! Точно "Час дракона"! Воскресили мёртвого жреца, и понеслась!

- Дон Марко, а говорит он на современном языке? Или...?

- Он не говорит. Ни с кем, кроме правителя. Пояснения даёт движением пальцев. После нескольких смертей непонятливых, все улавливают смысл на лету. Почему ты спросила?

- Я читала в моём мире книгу, где при помощи древнего артефакта оживили трёхтысячелетнюю мумию древнего жреца. И он собирался повернуть время вспять. Точнее, не повернуть, а сдвинуть. Возродив свою империю. Тоже при помощи жертв. Правитель не баловался некромантией?

- Некромант при нём был. Исчез во время той самой поездки по стране. Интересная мысль. Чем кончилось дело?

- Народным восстанием и возвращением короля. В книгах, обычно, всё хорошо кончается. Иначе их не захотят читать.

Дон Марко покивал мне задумчиво. Потом прихлопнул ладонью по столу, и сказал "Поеха... (шучу) Пойдём, девочка, посмотришь на "объект". У вас они так называются?"

Прошли очередным коридором, в первой трети которого включился портал. Вышли уже высоко над землёй. И не в городе. В воздухе - запах моря. Интересно девки пляшут... Я всегда считала, что пыточные должны быть где-то под землёй, в подвале, дабы не оскорблять светлый лик солнца видом боли, которую один условно разумный причиняет другому условно разумному. Нехорошо это, когда на солнце... Если, конечно, солнце не является одним из факторов воздействия на объект. Но это моё сугубо личное мнение. А для маскировки - оччень хорошо. Зачёт.

- Не стой на месте, девочка, проходи.

Прошла вовнутрь башни. Под крышей - ничего так, уютно. Пыточная оборудована по последнему слову, кхм, науки о воздействии на объект с целью получения нужного результата. Это я, как мастер-первогодок, говорю. Выпускники нашего Семинара могут сказать, что чего-то не хватает. Я ещё не доросла до такого уровня.

Объект, - молодой темноволосый мужчина, лет двадцати пяти, - надёжно зафиксирован у столба. Вид отрешённый. Не нравится мне это. Поворачиваюсь к Добрейшему Крёстному Отцу:

- Дон Марко, есть ли список вопросов, ответы на которые вы желаете получить? И всю имеющуюся информацию об объекте, пора сообщить мне.

- У нас нет о нём никакой информации, девочка. Его взяли после магического наблюдения за прошлым одной из жертв. Он принимал участие в её похищении.

- Наблюдение показало обряд принесения в жертву, дон Марко?

- Нет. Обряд мы не увидели. Сильные помехи. Маг сказал, что обряд истинный, и пробиваться, - значит потревожить того, кого призывают жертвоприношением. Маг отказался рисковать.

- И его не смогли убедить?

Пауза. Дон Марко смотрит с интересом. Второй дядечка - прицельно прищурившись. Всё-таки капитан одного из отрядов боевиков. А до меня, с очевидным запозданием, доходит, с кем я говорю.

- Я осознаю, что веду себя непозволительно дерзко, дон Марко. Но мне действительно непонятна логика мага. Если обряд призывал древнего бога, который откликнулся, то маг уже засветился по-полной. В моём мире есть поговорка: "Снявши голову, по волосам не плачут."

- Всё верно, девочка. Вот только маг уже не числится среди живых.

- Самоубийство? Или?

- Или. Маг сошёл с ума. От страха. Через четверть часа после того, как остался один.

Оппа! А теперь, по-видимому, моя очередь. Аааа, всё равно! Оступать мне некуда, - позади Москва. Причём буквально. Вернуться в свой мир у меня вряд ли получится. Надо жить здесь и сейчас. И Господь сказал в Нагорной проповеди: "Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своём: довольно для каждого дня своей заботы" (© Евангелие от Матфея 6, 34). Хорошо, что Аманда знала Писание наизусть. Мудрая книга. Книги, точнее.

- Дон Марко. - Почтительно кланяюсь. - Я начинаю, и жду вопросы к объекту.

Подхожу ближе. Стоит проверить, насколько объект отрешился от всего. Рассматриваю, а на меня не смотрят. Точнее, смотрят сквозь меня. А это неплохо. Плохо, когда смотрят внутрь себя. Хотя, тоже не смертельно. Пожалуй, не буду отказывать себе в удовольствии...

Дотрагиваюсь кончиками пальцев до левой брови, провожу по скуле к подбородку, обвожу контур губ, следя, чтобы не укусил за пальцы. Ага! Объект оскорблён! Борец за идею, готовый пойти на смерть, не готов к принародному унижению. А я ведь хитрые точки знаю. Учили. Проверим реакцию?

Капитан дона Марко делает движение, но Добрейший Крёстный Отец останавливает его, просто полуприкрыв веки. Вот это управление персоналом, я понимаю!

Ай, ай, ай! Говорить такие слова женщине! В присутствии уважаемых людей! А ещё послушник хорошо забытого старого бога. Но! Он говорит! А значит, - будет отвечать. Если спрашивать, умеючи. Таки меня этому целый год учили!

- Да, дон Марко. Я смогу его разговорить.

И таки заговорил, голубь сизокрылый. Даже неинтересно. Так быстро сломался... Пришлось,конечно, четырежды отводить его от грани "съезжания крыши". Обработали парнишу качественно. Но! Только и всего. Правильно мой "учитель", демонстрирующий мне пытки, говорил - "нельзя заставить говорить тех, кого уже с вами нет. Кто молчит и не реагирует. Остальные - ругаются, просят, или декларируют свои истины, - говорить будут. Добейся хотя-бы одного-единственного слова, и объект скажет всё".

А отец Иаков обмолвился, однажды, что в руках настоящего специалиста говорят все. Кто-то раньше, кто-то позже, но говорят все. Ну, отец Иаков... Что за него рассказывать! У него, наверное, и мёртвые заговорят. И безо всякой некромантии.

Дон Марко внимательно слушал откровения объекта, и задавал наводящие вопросы. Какой следователь пропадает! Лично я мало что поняла. Разговор шёл о делах мне неизвестных. Но объект рассказал если и не всё, что дон Марко хотел услышать, то уж точно, - всё, что знал.

- Достаточно. Теперь, девочка, можешь отпустить его.

- Я не убийца, дон Марко.

И тишинаааа. Но здесь - дело принципа. Иначе... Сядут на шею и ножки свесят.

- Ты уже убила его, девочка. Он проживёт в муках несколько часов, и всё равно умрёт. Отпусти его. У нас мало времени.

- Времени достаточно, дон Марко. Каждый должен делать свою работу. От меня требовалось помочь ему заговорить. Я свою работу сделала.

Страшно. Очень. Мафия - вещь такая. Но! Дашь слабину, потом будешь днём обед готовить, вечером объекты допрашивать, ночью гостей развлекать, а утром посуду и полы мыть. А я - специалист. Квалифицированный! И этот объект знал для чего похищает жертвы. Не единственное это было похищение с его участием. Заслужил он свои несколько часов мучительного умирания.

Движение век, и молчаливый спутник дона Марко, сделав шаг, оказался между мной и объектом. А потом объект с лёгким хрипом умер.

- Пойдём, девочка. Времени у нас немного. - И, в сторону спутника. - Здесь убрать.


Глава 13. Знакомство с Советником, или "Откуда ты взялся на мою голову..."




Вышли на башню, шагнули в портал, вернувшись в коридор перед кабинетом. А в кабинет мне идти не хочется. Почему, не знаю, но не хочется, и всё. И тигрица во мне прижала уши и рычит... Позволила себе прикоснуться к руке дона. На вопросительный взгляд поднесла палец к губам, кивнула на дверь кабинета, и отрицательно помотала головой. И дон, цепко взяв меня за локоть, шагнул в стену. Магия? Или?

- Здание очень старое, девочка. У тебя хорошее чутьё. Сигнальные артефакты сработали позже.

- Нас ждали, Крёстный отец? Простите, дон Марко!

- Мне приятно, что ты проявляешь уважение, девочка. Да, нас там ждали. Отправляйся к Тересе, и не высовывайся. Когда будет нужно твоё искусство, Тереса тебя приведёт.

Приятно услышать слово "искусство" от истинного ценителя. Интересно, как я отправлюсь к Тересе? У меня планов здания с порталами нет. Вопрос решился с появлением самой мадам Тересы, обрадовавшейся дону, как родному. Друзья детства? Или, что более вероятно, юности?

Всё таки детства. Росли вместе. Мадам Тереса обрадовалась возможности поговорить с кем-то посторонним, и часто вспоминала своё детство и юность. Женщине в этом мире тяжело. Вне зависимости от происхождения. Местное общество не просто ориентировано на мужчин. Женщин здесь за людей не считают. А сироте, если она незнатного рода, вообще одна дорога, - в бордель. Или в храм.

Но местные храмы для юных жриц хуже борделя. В борделе их не столь нещадно эксплуатируют. И умная девочка с характером может обрести влиятельных друзей, и выбиться в "люди", сумев дорасти до уровня бордель-маман. Как мадам Тереса. В храмах же девочки долго не живут. За малейшую провинность их могут вообще скормить змеям Бездны. Не знаю, что оно такое, но в голосе мадам Тересы слышался священный ужас. Может, что-то типа нашей анаконды...

Дни идут, я уже неделю безвылазно сижу в Доме мадам Тересы. Совершенствуюсь в танце с веером. Всё равно делать больше нечего. К концу недели я уже не разбиваю яйца и у меня наметились сдвиги. Не у меня, а в той пачке, кхм, банкнот, которую я пытаюсь развернуть веером. Мадам хвалит меня за успехи. В качестве компенсации научила Розу обрабатывать клиента хлыстом по чувствительным точкам. Некоторые, оказывается, действительно любят такой секс. Дурдом!

Устроила от скуки показательное выступление. В кожаном капюшоне, типа ку-клукс-клановского, кожаном корсете и плавках, затребовала пояс с чулками в крупную сеточку, пришлось изготавливать под заказ. В общем, прикид из порнофильмов. Ага, и ботфорты на высоком каблуке. В сочетании с длинным хлыстом убойное зрелище. Мадам умилилась, глядя на то, в какое чучело я себя превратила. А клиент был впечатлён до дрожи. Пришлось мадам сменить своё мнение. Клиент должен быть доволен. И, поскольку я, так сказать, приглашённый специалист, то весь гонорар передали мне лично в руки. За вычетом аренды помещения, разумеется.

Нндаа... Вот и заработала деньги. Причём без секса, что не может не радовать. И побрякушку какую-то прислали в подарок, на следующий день. Но побрякушки нам без надобности. Отдала её мадам Тересе. В общем обмениваемся знаниями и умениями на взаимовыгодной основе. Мадам Тереса обучает меня краситься в полной темноте. На третий день я даже начала попадать куда надо, хотя, до полного совершенства, ох как далеко. Но это действительно нужное умение.

Из новостей только сплетни, и охи-ахи девочек по поводу Солли. О Сэ ни звука. Светлейшему впадлу посещать дома терпимости? Или не произвёл впечатления на девочек? Молчу, молчу... Услышит ещё "не к ночи будь помянуто".

Вот зря я подумала о "не к ночи будь помянуто". Некоторые словосочетания не нужно произносить даже мысленно. Дабы не услышали. За мной пришли перед рассветом. Что символично, даже не облапали, хотя пришедшим стражникам очень хотелось этого, и всего, что за этим следует. Мне страшно. Напоминаю себе, что русские не сдаются. Помогает плохо. Похоже, меня всё-таки нашли. Ожидающий нас с доном Марко, дождался наконец своего часа. Страшно-то как! Если стража запугана до судорог... Надеюсь, что с мадам Тересой ничего не случится.

Привели меня не во дворец. В дом на главной площади, окутанный аурой смерти. Даже настраиваться не надо. Дом буквально кричит о смерти. Причём совсем не о лёгкой. Ладно, не будем кипишиться раньше времени. Посмотрим, послушаем...

Кабинет у здешнего обитателя хорош. Просится в готический фильм. Пурпурно чёрные тона в обстановке сразу располагают... Хозяин кабинета одет в бесформенный балахон с капюшоном глубоко надвинутым на лицо. Кисти рук также не видны в широких рукавах. Надо ли говорить, что балахон этот беспросветно чёрного цвета? Ежу понятно.

Жест рукой, отпускающий стражу. Те с радостью выскочили за дверь. Но! Бесшумно. А мне выпала великая честь приватной аудиенции с новым советником правителя.И вот оно мне было надо?

- Можешь снять одежду.

- Это вопрос?

Фигассе, разговоры начались!

- Разве тебе не хочется раздеться?

- С какого перепуга у меня может возникнуть такое желание?

Во дурдом! Может он ещё предложит отхлестать его плетью? Согласна пойти навстречу пожеланиям... Сидит, чучело, глазками поблёскивает из под капюшона...

- Скажи мне, что я чувствую, девочка.

Ой вэй! Голосом командным владеет на высшем уровне! Я не успела ни о чём подумать, сразу коснулась чувств собеседника. А их нет. Не может мёртвое чувствовать...

- Ничего. Ты ничего не чувствуешь, поскольку ты мёртв.

- Я, скажем так, не полностью ожил. И чувства у меня есть. Ты просто их не видишь.

- Как скажешь. Не вижу, значит, не вижу.

- Мне нужны эмоции.

- Мужские, или женские? Или тебе всё равно?

-Ты будешь собирать эмоции в том доме, откуда тебя привели. И передавать их мне. Я не трону обитателей дома. И твоих друзей тоже не трону. Муравьиная возня меня не интересует.

Вот сволочь! Знает, что предложить! И что мне делать? Буду передавать эмоции... На хрена ему чужие эмоции? Своих не появится. Но возражать этой твари нельзя. Короче - любой каприз за ваши деньги.

- А каким образом я буду передавать тебе эмоции? Мне непонятно. Я на тебя даже "настроиться" не могу. И "где дом, а где ты"...

Вот нафига мне было влезать с выступлениями? Курица безголовая! Из протянутой в мою сторону руки, бъёт светло-сиреневое свечение, которое проходит сквозь меня, не оставив следов на коже. Надеюсь, что их не будет. Рентгеноскопия, в действии, блин! На одно мгновение меня пронизало космическим холодом. Ещё один жест рукавом, и я оказываюсь в отведённой мне комнате в доме мадам Тересы. А там уже комитет по встрече собрался: дон Марко, Солли, Сэ, и мадам Тереса. И что я им скажу?!

- Дон Марко. Лорды. Мадам Тереса. - Вроде бы никого не забыла. - какой счастливой случайности я обязана приятностью вашего визита?

- Не наглей, девочка.

- Тигра не наглеет, мадам. Она испугана. Дорогуша, что случилось? Ты видела Советника? Это он так тебя напугал? Не молчи, сестрёнка.

- За Советника не скажу, видела, или где. Я видела очень сильного мага в балахоне с капюшоном, скрывающем лицо и тело, включая кончики пальцев. И он не живой. Хотя двигается и говорит. Потребовал от меня транслировать для него эмоции из этого дома. Объявил, что не тронет обитателей дома и моих друзей, поскольку муравьиная возня его не интересует. Отправил меня сюда движением руки. На этом всё. Ах нет, не всё. Я спросила, как я смогу транслировать ему эмоции. Он швырнул в меня сиреневым пламенем, которое прошло сквозь меня, наполнив, на мгновение, холодом. И наш разговор начался с его предложения мне "снять одежду", хотя после моего отказа продолжения не последовало. Только вопрос "что он чувствует". На мой ответ, "ничего" последовала отповедь, что я просто "не вижу" чувств, которые всё-таки есть. Теперь всё.

Солли делает шаг вперёд, и протягивает мне платок. Оказывается я плáчу. Сэ взбешён. Ну это его нормальное состояние в моём присутствии, если я не в горизонтальном положении. Дон Марко задумчив, а мадам Тереса "прикидывает выгоду", глядя на меня слегка сузившимися глазами.

- Не бойся, сестрёнка, мы что-нибудь придумаем.

- Что, например? - Шепчу, промокая слёзы, которые не останавливаются. - Что ты можешь придумать, Солли? Оно мёртвое. И в то же время "не мёртвое". И оно - маг. Может, и не сильнее вас. Но и не слабее, точно. И опытнее. Ему не одна сотня лет, Солли. Может, даже, и не одна тысяча... Я не знаю...

- Если брать за основу твоё восприятие, - это "оно" называется "лич". Высший лич. Справиться с таким существом сложно, но не невозможно. Что он говорил о Бездне?

- Ничего... Всё, что он говорил, я рассказала.

Я растерялась, хлопаю глазами на Солли. Зато слёзы высохли. Всё - польза.

- Расскажи дословно. Так, как будешь писать в отчёте для отца Иакова.

- Хорошо.

Покорно киваю. Рассказываю дословно. Начала с момента моего "ареста". Описала чувства стражи. Дон Марко переглянулся с лордами, и стал слушать ещё внимательнее, препарируя каждое моё слово. Вероятно, поведение стражи удивило не только меня. Сэ "обрадовал":

- На твоей ауре метка. Магическая. Мне не понятна её природа. Лорд Эрик, что ты можешь об этом сказать? Ты её видишь?

- Я как раз думаю, как её можно снять, не потревожив мага, поставившего её. И получается - никак. Нам её не снять, сестрёнка. Пока, во всяком случае.

- Поживёшь здесь, девочка. Слишком мало информации, чтобы делать выводы.

- Как скажете, Крёстный Отец. А что с эмоциями?

- Делай, что от тебя требует Советник, девочка. Не зли его. Не хочу однажды рассматривать твои останки. Они, как правило, выглядят не самым лучшим образом.

- Не надо пугать Тигру, дон Марко. Если не можете защитить, то не надо пугать.

- От меня Тигру защищать ни к чему, лорд Эрик. Защитите её от Советника.

- А я ей не угрожаю.

Спокойный бесстрастный голос. Почему в нём слышится улыбка? Может ли мёртвое испытывать чувства? Веселье, грусть?

Итак, задача:

Дано:

Первое: три боевых мага разных "школ". Расклад перед боем - двое на одного. Причём, этот один уже мёртв. Но! Он старше обоих своих противников вместе взятых, и боевой опыт, соответственно, приобретался им в "добрые старые времена, когда один боевой маг мог движением пальца уничтожить армию вторжения".

Второе: мужчина и женщина, не обладающие магическими способностями, и ещё одна женщина - "меняющая облик", и являющаяся эмпатом.

Третье: помещение примерно двенадцать квадратных метров. Для дома терпимости - роскошная площадь, для испытательного полигона боевых заклинаний... кхм, ежу понятно.

Спрашивается вопрос: какого хрена Советнику не сидится в своём, пропахшем смертью, гнезде. Точнее говоря - удастся ли кому-нибудь из "не магов" уцелеть после начала конфликта.

Время пошлó.

Спасла ситуёвину мадам Тереса. Всё таки руководить домом терпимости - это вам не кот начихал. Нужно обладать дипломатическими способностями. И разбушевавшегося клиента утихомирить, причём так, чтобы он захотел прийти ещё раз, уже за удовольствиями, и, при случае, оказать услугу в порядке извинения за своё поведение. И со стражей решить вопросы. И ненавидящих друг друга гостей принять так, чтобы они устроили "аттракцион неслыханной щедрости", и не пришли на следующий день требовать свои деньги... И жёсткой рукой управлять девочками, охраной, и обслугой... С поставщиками и прачечными с ума спрыгнешь... А налог дону Марко? И ещё, и ещё... Ой вэй! Сколько знаний и умений дóлжно иметь бедной бандерше!

- Мой господин!

Грациозное коленопреклонение, голова опущена в поклоне, демонстрируя всё ещё красивую шею с трогательными пушистыми завитками, оставшимися от подобранных вверх волос.

- Великая честь видеть вас у себя! Чем ничтожная может услужить господину? Повелевайте.

- Я пришёл за женщиной.

- Воистину всё известно господину. Лучшие женщины - в моём Доме. И каждая будет счастлива доставить господину удовольствие.

- Таак? А вот мне, почему-то, кажется, что отнюдь не каждая. Будет счастлива, в смысле.

Странно. Это тот же, кхм, человек. Но! У него появились эмоции. Насмешливость... Откуда? Кого он сожрал? Этот балахон с капюшоном давит на психику. Невольно думаешь: а есть ли под ним вообще кто-то? Или это Бездна шутит... О! Изволил обратить внимание на лордов.

- Мастер Светлейший, и мастер Эрик, передайте вашему куратору моё искреннее восхищение. Ваша работа на ожидаемо высоком уровне. Я доволен.

Вот сволочь! То есть: "Я в восхищении!" (© М.А. Булгаков "Мастер и Маргарита"). Это же надо парой слов превратить высоких лордов в практикантов, коими они являются, по факту своего в этом мире нахождения. Ой, он теперь на меня смотрит! Точнее, он меня "отслеживал" с самого своего здесь появления. Зачем? Дом ещё не приступил к работе. Эмоции ему, скорее всего, уже не нужны. Как он сумел "ожить"? И почему он прячется под балахоном? Вот блин! Теперь мне хочется увидеть, что скрывает хотя бы капюшон.

На меня направлена волна весёлого изумления. Невольно улыбаюсь в ответ... Стоп! Получается, что Советник - эмпат?! Вот же гадство! И он-то, без сомнения, полностью освоил эмпатию.

- Я забираю девочку. - И, уже ко мне - До конца вашей практики поживёшь у меня. Возможность применения знаний и умений я тебе предоставлю. Ты, - кивок мадам Тересе, - будешь приходить в мой дом ежедневно, дабы обучать её всему, что дóлжно знать женщине.

Дурдом. Интересно, о каких знаниях и умениях идёт речь? Страшно подумать! Солли крепко держит Сэ, под безразличным взглядом Советника. А ведь Советнику действительно безразлично, нападут лорды, или нет. Вероятно, я всё-таки неправильно определила расклад сил. Но, похоже, конфликта удастся избежать. Вот и славно! "А помирать нам рановато, есть у нас ещё дома дела..." (© Б.С. Ласкин "Песня фронтового шофёра").

- Теперь, ты. Готовься стать следующим правителем. Через три недели.

Нндаа... По нашему, это - шок! То есть дон Марко был готов встретить смерть, возможно нелёгкую, но к такому предложению, высказанному в ультимативной форме, он готов не был.

- Я могу отказаться?

- Нет. - Самый любезный тон. - Отказ приравнивается к государственной измене. У меня нет времени заниматься управлением этой помойкой, в которую превратили часть моей страны. Ты хорошо управляешь своей маленькой империей, пора выходить на большую арену. Постарайся меня не разочаровать.

Взмах рукавом, россыпь зелёных искр, заставивших лордов срочно сбивать с себя зелёное пламя, и... темнота...


Глава 14. Помоги себе сама, или "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью..."




Темно, тихо, и мы переместились. Только вот куда? Спрашивать страшно. Тишина такая, что нарушать её не хочется. Блин, где мы? Я сейчас закричу. Просто от страха... В память о плохом, в прошлом, зрении у меня осталась стойкая нелюбовь к темноте. И к тишине.

- Тигра, не бойся... - шёпот отовсюду, шорохи какие-то, шуршание... Мама!!!

- Не бойссся, Тигра... - ещё и шипение! Гррр! Сейчас начну всё крушить!

Внезапно "включается" зрение. Мы в огромном зале без окон. Чёрный (а какой же ещё) камень, пурпурные завесы, вероятно, прикрывающие входы в другие помещения. Или в коридоры. Хрен знает. Воздух, неожиданно, свежий, с лёгким ароматом каких то бальзамических смол. Но не ладан, и не фимиам. Интересно, почему я всё вижу, хотя освещения здесь нет? И кто шебуршал здесь, уговаривая меня не бояться? И зачем мы вообще сюда явились? В качестве жилплощади меня это помещение категорически не устраивает! Несогласная я под землёй сидеть!

- Ты забавная. Испуг, гнев, любопытство, настороженность, возмущение... Столько эмоций.

- Почему я вижу? Здесь нет освещения. Или есть?

- А зачем оно? Я вижу в темноте; ты, как выяснилось, тоже. А вот почему ты видишь...

Движение руки. Передо мной вспыхивает руна. Чёрная руна в чёрной комнате, светящаяся чёрным. Как детский ужастик.

- Меняющая облик. Сколько ипостасей ты уже освоила?

- Что значит сколько? А сколько их может быть?

Начинаю лихорадочно вспоминать прочитанное на эту тему... Всадники-оборотни у Андре Нортон в Годе Единорога, Протей у Дина Кунца в Фантомах, Анна-метаморф у Вадима Панова в Тайном городе, Химера у Лорел Гамильтон в Нарциссе в цепях... Много понаписано на эту тему, но никаких жизненных подробностей не освещается. Скорее всего, каждый писавший об этом, использовал свою фантазию.

- Может быть сколько угодно. Меняющий облик, это не оборотень.

- А ты? Тоже меняющий облик?

- Я, - нет. Мой народ видит в темноте. Это не является чем-то исключительным. - Вздох. - Не являлось. Исключительным всегда являлись эмпаты. Нас уничтожали при обнаружении. Если не успевали жрецы. Из эмпатов получаются хорошие жрецы. Мне повезло, я попал на обучение в храм. Как удалось выжить тебе, маленькая сестра?

- Мы родственники? Ладно... В моём мире эмпатии не придают значения. А здесь, обнаружившему во мне эмпата было любопытно. Как тебе удалось ожить за пару минут? Я же не увидела в тебе никаких чувств. И вдруг - бац, и они появились.

- Ты меня вытянула. Твоя эмпатия. По моим расчётам, рядом с тобой, я могу полностью вернуться через три недели. Поэтому, до окончания вашей практики, ты побудешь рядом. За свою нравственность можешь не опасаться. Пока, во всяком случае.

Опять улыбка в голосе. А фраза насчёт нравственности неожиданно задела.

- Почему ты скрываешь лицо? Большой брат?

Делаю пробный выстрел. Пора определить степени свободы. Ох, свернут мне сейчас головёнку дурную, как тому курёнку.

- Берегу глаза. Пока полностью не вернусь, не смогу защитить их от света. Слишком много лет провёл во мраке.

- А жертвоприношения? Зачем?

- Дань традиции, маленькая сестра.

- Бей своих, чтобы боялись чужие?

- Своих у меня в этом мире нет. Разве что ты.

И такой лютый холод в словах, произнесённых обманчиво мягким голосом... Он же ненавидит этот мир, в который его вытащили! Здесь, действительно, всё для него чужое. Не попробует ли великий жрец сдвинуть время назад?

- Не собираюсь. Зачем сдвигать время? Прошлое мертво.

- Ты телепат? Читаешь мысли?

- Когда говорят вслух, я слышу.

Опять улыбка в голосе. Что-то не нравится мне эта неожиданная снисходительность Большого Брата. И что значит "когда говорят вслух"? Я что, вслух говорила? Ладно, об этом потом.

- Когда мы уйдём отсюда?

- Тебе здесь не нравится?

Опять взмах рукой, и стены заискрились. В высоту зальчик примерно так этажа в три-четыре. Оперным певцам здесь бы понравилось. Хотя акустика, мягко говоря, своеобразная. Есть абсолютно "безмолвные места", мы в таком стояли сразу после прибытия. А в паре шагов, - сказанное шёпотом повторяется, отражаясь от стен, во всём зале. Надо будет исследовать... Интересно же!

- А что за искры такие зелёные, которые ты бросил в лордов?

- Пламя боли. На тебя не подействует.

- Потому что я не маг?

- Потому что ты - природный некромант, маленькая сестра.

- Я не... Ты заблуждаешься! А ты? Ты тоже некромант?

- Я предпочитаю тавматургию.

- Отнимающий душу?

- Именно. Боишься?

- Нет.

- И правильно. У эмпата нельзя "отнять душу". Дай руку.

Протягиваю руку. Взял меня за неё и повёл, как маленького ребёнка. Прошли по коридору с проёмами вместо дверей. В этот зал - тоже ведёт проём без дверей. Может их вообще не делали в таких сооружениях. Похоже на какой-то храм. Окон нет. Подземный? Или где?

Подземный. Выходим к бассейну подземной реки. У берега стоит... лодка? Пирога? Каноэ? Я в них не разбираюсь совершенно. То есть, помню только анекдот про двух обязательных членов команды на каждой байдарке - Гребиблю и Гребублю. Но лодка, она и в Африке лодка. А какого она типа, не моё дело. Тем более, что вёсел нет, кроме кормового. Таки это вообще получается гондола, как в Венеции. Но отсутствие вёсел прямо таки радует меня. А то посадил бы меня Большой Брат грести против течения, а сам сидел бы и думал, как жить дальше... А в такой лодке я согласна даже Санта Лючию слушать в исполнении Большого Брата. Как его имя, интересно?

Поскольку Большой Брат "Санта Лючию" не знает, начинаю петь сама:

Лунным сиянием море блистает.
Попутный ветер парус вздымает.
Лодка моя легка, вёсла большие...
Санта Лючия, Санта Лючия!


© из народной неаполитанской песни в обработке композитора А. Свешникова перевод А. Горчаковой



- Ты странная. А может быть я просто не общался с женщинами...

- Великий жрец предпочитает общество мужчин?

Он что, нетрадиционной ориентации? Или для его народа - традиционной, потому они и вымерли?

- Женщина годится только согреть ложе и родить детей. И в качестве жертвы в определённых обрядах. Любая женщина сейчас пыталась бы преодолеть страх, заслужить моё благоволение, а ты поёшь.

- В моём мире есть поговорка: "чему быть, того не миновать". Поэтому страх бессмысленен. И путешествие по подземной реке меня не пугает. А заслужить твоё благоволение я и пытаться не буду. Тоже смысла нет. Ты будешь делать то, что посчитаешь нужным. У меня появилось настроение для песни. Поэтому я пела. Извини, если тебе не понравилось.

Надулась, как мышь на крупу. А Большой Брат улыбается:

- Мне нравится, как ты поёшь. Просто в моём присутствии никогда никто не пел. Кроме обрядовых песнопений.

- Даже в детстве? Когда ты был учеником? Или это называется "послушник"?

- В детстве... Мы учили заклинания. Некоторые, да, выпевались, а запеть обычную песню по настроению... У меня никогда такого настроения не было.

- Ты, наверное, старался быть лучшим?

Старательно прячу жалость к ребёнку, который давно уже вырос, стал верховным жрецом кровожадного бога, и даже успел умереть и воскреснуть.

- А разве это не естественное стремление каждого человека?

- Лично мне всегда хватало хороших оценок. У меня было много отличных, но это отнюдь не показатель моего стремления стать лучшей, а просто у меня была хорошая память, и я высыпалась. Родители следили за тем, чтобы я спала не менее десяти часов в сутки. Сделаны уроки, или нет, - не важно. Уроки можно выучить потом, а здоровье не купишь. А за плохие оценки наказывали. Приходилось успевать и уроки делать, и на улице с друзьями играть.

- Я плохо понимаю о чём ты говоришь. Мы не играли на улице. Всегда хватало поручений старших, которые надо было исполнить до отхода ко сну. И на сон нам отводилось не более девяти часов.

Пожимаю плечами, разговор иссяк. Лодка движется сама, Большой Брат не дотрагивается до весла. Течение здесь будь здоров какое. Скалы мелькают по бокам. Впереди слышится какой-то гул. Лодка вылетает на открытое пространство, точнее, в огромную пещеру, и вот... Я бы не увидела, если бы река не делала поворот. Впереди... Пороги... Феерично. Темнота, клыки скал окаймлённые пенящейся водой, которая ещё и закручивается в воронки. Вспомнила Джека Лондона "Смок Беллью" - переправа через пороги "Белой Лошади". К счастью, здесь не так холодно. И Большой Брат не волнуется. Может быть из за того, что сумеет перенестись, подобно моим лордам. Но в этом случае, я намерена вцепиться в него, невзирая на субординацию. Лодка приближается к водопаду... Сейчас мы нырнём! Большой Брат впервые дотрагивается до весла, или это всё-таки киль? Чуть-чуть подправил курс, и мы, проскользнув между каменных клыков... Рухнули! С огромной высоты! В заводь с водоворотом. Прошли по самому краю, и легко как плотвичка, выскользнули из ловушки.

- Хватит орать, маленькая сестра. Что означают твои кровожадные вопли? Имена твоих богов?

- А что я вопила?

- Я разобрал: Ур Ра.

Падаю на дно, покатываясь со смеху. Потом, с трудом собравшись, поясняю вежливо смотрящему на меня Верховному жрецу:

- Это что-то вроде боевого клича. С криком "Ура!" солдаты моей страны бросались в атаку. Историки говорят, что на языке древних кочевников слово "Уррагх" означало "Вперёд". С этим кличем на наши земли шли полчища завоевателей. Потом, появился крик "Ура!"

Смотрит с улыбкой... Напрягает меня его бесконечная снисходительность ко мне. Как бы через три недели с меня не спросили по-полной.

- Ты забавная. Как твоё имя?

- Тигра.

- Я спрашиваю о настоящем имени.

- Тигра вполне подойдёт.

Рискую вызвать гнев Верховного жреца. Но! Моё имя останется при мне. Лучше я его просто забуду.

- Пусть так. Ко мне можешь обращаться Толий. Моё настоящее имя ты не выговоришь. Да и ни к чему оно тебе.

Вот так. Толян значит...

- В моём мире есть мужское имя Анатолий. Означает "восход солнца".

- К моему имени это отношения не имеет. Но ты не будешь путаться, и это хорошо.

Ага, знал бы он какая у меня память на имена! Я своих соучеников в институте запомнила всех только к концу четвёртого курса. Буду старательно запоминать. Толий... Ибн Хоттабн!

- Мы уже закончили инспекцию храма?

- А с чего ты решила, что это инспекция храма?

- Тогда это проверка меня? Или где?

- Твоя реакция на изменение обстоятельств представляет интерес, Тигра. Сейчас мы отправимся в мой дом. Слуг себе создашь сама.

Кхм... Вот так сразу? Мысли о роботах я отметаю, как лишённые смысла, остаётся заявление Большого Брата, что я - некромант. Ага, - природный. А это что значит? Есть искусственные? Или где? И как я должна "создать" себе слуг?

- Я предоставлю тебе несколько "объектов". Можешь попрактиковаться. На время. Твоя задача: уложиться в, скажем, два с половиной часа. Ни больше, ни меньше. Допустимая погрешность - полминуты. Потом их надо поднять. Я объясню, как. Для природного некроманта, легче лёгкого.

Ага, чё там делать! Запытать до смерти несколько объектов "на время". Но это ещё ладно, это ещё можно работать. А вот "поднять". И что? Они будут зомби? Мне служить? А на хрена козе баян? По кустам его таскать? Гррр! Толик, конечно, весёлый парень, и любезный до жути. Вот только жути этой, - много. Для меня во всяком случае. Но! Деваться всё равно некуда. Будем работать над собой. Дорастать до некроманта. Есть хочется. С утра "не емши, не пимши". Сто грамм и кусок мяса с кровью... Муррр? Спросить, что ли?

- Толий, ты обходишься без еды?

- Мы пообедаем, Тигра. Обязательно. В мои намерения не входит морить тебя голодом.

- Как мне называть тебя при посторонних?

- Господин, вполне подойдёт.

Вернул мне мою же фразу. Уууу, гад! Ну и ладно. Господин, значит господин. Каких только имён родители не придумают своим чадам!

Выбрались из лодки, которая, развернувшись, начала подъём против течения. На мой немой вопрос из воды на мгновенье показалась огромная спина, покрытая гладкой шкурой. Как морской котик. Афигеть! Вот это аттракцион! Я бы и вверх поднялась в лодке. Или зверушке будет тяжело? Хотя, если судить по её размерам, зверушка способна взволочь наверх торпедный катер. Причём, не особенно напрягаясь. Толик берёт меня за руку и мы... в его кабинете. Жизнеутверждающая обстановка не изменилась. Интересно, меня накормят, или сразу на работу в пыточные отправят? Есть хочется!!! Гррр!

- Сейчас тебя проводят в твои комнаты. Через двадцать минут обед. Не дави на меня, маленькая сестра.

- Ага, то есть - как скажете, господин!

Тень в тёмно-сером балахоне появилась в дверях и поклонилась нам обоим. Не Толику, а именно нам обоим! Интересно...

- Мои слуги чуют в тебе некроманта, Тигра. И, - нет, - я не читаю мысли. Ты излучаешь удивление. Иди, маленькая сестра. Слуга проводит тебя.

- А нельзя мне живых слу... Ой, ну нельзя, значит, нельзя. И незачем так возмущаться.

Неудовольствие Большого Брата подобно хлещущей плети. Хорошо тренировали жрецов бога Эмбла. Качественно.

Иду за серым слугой. Он (оно?) неживое. И живое одновременно. Проходим коридорным порталом. Тигрица во мне говорит, что это уже другое здание. Ну, это не в первый раз. Вероятно, здесь так привыкли жить. Одной жо... кхм, одновременно в нескольких зданиях. Двери монументальные... Хотя, здесь все двери такие. Слуга распахивает обе створки и, приглашающе, кланяется мне.

Прохожу... Ну помещение, конечно получше, чем у мадам Тересы. Но зачем одной мне пять комнат? Это не считая спальни, и кабинета? И удобств. Удобства... умереть, не встать... Тоже в другом здании! Это, если произойдёт сбой настроек портала, останешься или в удобствах, или в комнатах без удобств. Убиться! Хочется крикнуть фразу из старого фильма: "Кто так строит?!" (© "Чародеи").

В удобствах жить тоже можно. Они представляют из себя огромный холл пурпурного (не чёрного, Слава Богу!) мрамора с золотыми прожилками. В холле всякие диванчики, пуфики, и просто ковры с набросанными подушками и покрывалами. Ага, и сундуки вдоль стен. Двуспальные. Непосредственно удобства с проточной водой, (интересно, куда стоки сливаются?) и маленький бассейн с кранами в стенах, из которых можно добыть горячую воду. Нндаа... Недостатка в воде, чувстуется, нет.

Ладно, грех жаловаться. Как говорят старые ленинградцы: "пережили блокаду, переживём и изобилие". Жить можно. Опробовала все достижения местной цивилизации, и освежённая вышла в холл. Рыться в сундуках. Нашла балахон, похожий на одежду Советника и наши рясы времён "первого курса", напялила на себя. Босиком прошлёпала в свои комнаты, искать обувной шкаф, или хотя бы тумбу. Нашла на кресле носочки, точнее, - гольфы. А возле кресла - сапожки без каблука. Обувь подошла идеально. Вот и славно. Ещё я мозоли не лечила. Стук в двери, открываю, и... меня утягивает в портал. Подумала было на дона Марко, нет, - Советник решил не тратить зря время, ожидая пока я пройду по коридорам. Обед. Надеюсь, съедобный. А то кто знает, чем верховные жрецы питаются...

Хорошо питаются, как выяснилось. Мясо, пряные травки, красное вино... Мне вместо вина принесли какой-то терпковатый сок. Похож на гранатовый. Слуги неживые, но не как зомби, а как... Не могу объяснить. Вот знаю, что они неживые, и всё. Толик посматривает на меня, и улыбается всё довольнее.

- Что тебя так радует?

- У тебя хорошие способности, маленькая сестра.

Почему мне так не нравится этот термин? Надо поговорить с доном Марко, попросить его узнать, что означало это словосочетание для жрецов бога Эмбла. Предчувствие неприятностей когтистыми лапами ходит по моему позвоночнику как по жёрдочке.

Но! Не буду гнать лошадей. Чтобы не спровоцировать раньше времени. Переключаюсь на непосредственное восприятие текущего момента. С удовольствием мурлычу над куском мяса, одобряю пряные травки, и с заметным сожалением посматриваю на бутылку из которой наливают вино Толику.

После обеда меня отправили опять в мою комнату. Ожидать визита мадам Тересы. Мадам принесла сундучок с принадлежностями для "танца с веером" и набор косметики для нанесения боевой раскраски в полной темноте. Сегодня у меня - закрепление уже полученных навыков. Чему она будет учить меня потом? И будет ли для меня это "потом"? Советнику нравится мадам Тереса, и он просчитал их отношения с доном Марко. Не "просчитал", а прочитал, точнее. Он же эмпат. Набраться наглости и попросить его помочь мне освоиться с эмпатией? Ага, и тавматургии заодно обучить. Чё мелочиться? "Кладите мне всё!" - незабываемая фраза доны Розы де Альвадорец всемирно известной миллионерши...

Мадам Тереса позанималась со мной три часа, с коротким перерывом, и отбыла к себе. Две пары, короче. Если мерять институтскими мерками. Потом был лёгкий ужин. Ну ооочень лёгкий. Большой Брат объявил, что три часа некромантии, это именно то, что нужно перед сном. Ага, а то я без покойников поднятых плохо спала. Всё время думала как они там покоятся... Но сегодня у меня теория.

Теория некромантии... Как звучит! Учу руны, их сочетания, и "несочетания". Причём, "несочетания" у меня получаются "живой рукой". Пытаю Большого Брата "почему так", он уже и не рад, наверное, что решил учить меня... Нет, рад! Вероятно, ностальгические воспоминания... Так что три часа пролетели незаметно. А Советник - хороший преподаватель. Терпеливый. Я умудрялась задавать такие дурацкие вопросы... Типа как влияет диаметр круга на качественно-количественные показатели зомби... И ещё многое... И получала исчёрпывающие ответы, высказанные доброжелательным тоном. Что же тебе на самом деле от меня надо, Советник?.. Сомневаюсь, что ты сможешь полностью ожить только от моего присутствия. А вот какой-нибудь из ритуалов некромантии...

Пока я ничего не могу предпринять, да и неожиданно интересно мне учиться. Похоже, что способности у меня действительно есть. Под конец занятий мне даже удалось создать что-то похожее на действующий круг. Руны засветились во всяком случае. Не зелёным, как у Советника, а ярко голубым, - но какая разница! Важен сам факт. Брательник доволен, как кот, налакавшийся ворованных сливок. Я тоже довольна. Правда по другой причине. Мадам Тереса унесла клочок ткани, с вопросами к дону Марко, написанными карандашом для губ. Писала на всеобщем, но, - во избежание, - спецтерминами Семинара. Ничего страшного, лорды переведут, если что. Добрейший отец Иаков дураков не воспитывал.

Выспалась на удивление хорошо. Совесть не мучила. Я ею вообще никогда не пользуюсь, так что она у меня чиста. Прошлёпала в умывальную. Интересно, сумеют ли мои лорды придумать что-нибудь с порталами переноса... Привела себя в порядок, отправилась завтракать. Советник не желает расставаться со мной. Так что приём пищи у нас в "семейном кругу". Без него я только сплю и занимаюсь с мадам Тересой, да и то, сомнительно. Что может некромант? Духа подчинить? Или где? Я вчера писала дону Марко, делая вид, что черкаю машинально, слушая мадам Тересу. Так что на салфетке кусочки слов в орнаменте и всякие картиночки. Никогда не умела разгадывать ребусы. Кто ж знал, что мне придётся их рисовать, и надеяться, что мои рисунки будут поняты правильно. Воистину: "Нам не дано предугадать..." (© Ф.И. Тютчев).

Советник занялся делами, а я отправилась в пыточную. Оборудование - вполне достойное, объекты - незнакомы. Ну и хрен с ними. Всё равно они покойники. Два часа работаю. Узнала много интересного о себе и Советнике, но, кроме того, и о самих объектах тоже... Могла бы стать оччень богатой женщиной. А нафига козе баян? Она и так весёлая. А Толик решил "почистить ряды" моими руками... Подонок, однозначно! На "умирание" отвела им час. Могла бы больше, - заслужили; но через час у меня обед. А оставлять незавершённое дело "mauvais ton". Так вот, пока они час корчатся, подыхая, я конспектирую всё, что сделано, и что удалось узнать. Дословно. Хрен знает зачем. Привычка - вторая натура. Перед обедом отдала Толику свои записи и пошла "умывать руки".

Пообедали молча. Толий отвёл меня в кабинет. Через портал, конечно. И начал расспрашивать:

- Вы всегда так пишете протокол допроса? Без помощи писаря?

- Это не протокол допроса. Это мой отчёт о практической работе. В отчёте должно быть отражено абсолютно всё.

- Я не вижу в этом отчёте твоих мыслей по поводу задания.

- Никаких мыслей по поводу задания у меня нет. Полученное задание должно быть исполнено.

- Пусть так. Хорошо, маленькая сестра. Я доволен. Сейчас придёт твоя наставница, увидимся за ужином.

В этот раз кроме танца с веером и боевой раскраски мадам учит меня танцам. Точнее, не танцам, а фигурам, или "па", из которых этот танец состоит. Мадам Тереса очень довольна тем, что я занималась йогой и мне не надо повышать гибкость. Оказывается, танцы, - это очень утомительное занятие. С меня "семь потов сошло", а мадам Тереса всё ещё недовольна. Приказала мне работать над собой. Оставила песочные часы, чтобы я могла следить за временем. Чтобы не разбилась колба, часы завёрнуты в салфетку. Надеюсь, мне ответили не в форме ребуса. А то мне придётся обращаться за расшифровкой к своим зомби, которых я ещё должна создать из сегодняшних покойников.

Мадам Тереса отбыла, взяв с собой салфетку с моим отчётом о прошедшем дне. Пусть "большие головы" думают, а я пойду ужинать. Но сначала... Солли пишет очень разборчиво. Но мне от этого легче не становится. "Предчувствие не обмануло меня" (© "Вестник Европы" 1814 N 21 "Летучие листочки, или Продолжение тайных записок неизвестной дамы"). "Маленькая сестра", в культе Эмбла, это термин для "аккумулятора" жизненной энергии. Жрецы удлиняли свою жизнь, пользуясь "противоположным полом". Причём, наличие способностей только приветствовалось, ибо тоже "выпивалось". Вот только аккумулятор должен отдать энергию добровольно. И как Толий думает от меня этого добиться? Даже если он у меня на глазах будет резать на мелкие кусочки моих братьев-по-боли я не найду в себе достаточно жертвенности, чтобы стать кормом для покойника. А пыточный ритуал ему не поможет. Не так нас готовили, чтобы я в ужасе от того, что со мной делают, решила умереть. Обломится, сволочь!


Глава 15. Прерванный ритуал, или "Не виноватая я..."




Через полчаса после ужина занялись подъёмом зомби. Ой вэй! Старательно запоминаю ритуальные фразы, дав себе слово проверить, такая ли в них необходимость. Почему-то мне кажется, что ритуал служит для оптимизации заклинаний, а отнюдь не является обязательным. Но учу старательно. Выхватывая замечания, касающиеся восстановления и накопления сил. Всё-таки, когда знаешь, как восполнить ресурсы, не прибегая к магии, жить намного спокойнее. А некромантия это позволяет. И позволяет также накопить энергию в кольцах-артефактах. В камнях, а не в кольцах.

Значит, набор побрякушек всегда пригодится... И зря я рычала на лорда Сэ, подарившего мне набор украшений. Как это? О! Вспомнила! Парюра: две диадемы, два колье, серьги, браслеты, кольца и броши... Большие парадные, и помельче - повседневные. Таки это великолепие требует к себе соответствующее платье. Декольте, корсет, пышные юбки, как бы не с турнюром, и тому подобное... А с комбезом второкурсницы Семинара... Ну, не будем о грустном... Конечно, не стоило объявлять Сэ, что в большой броши не хватает миниатюры с его портретом... Но так порадовало бешенство, излучаемое им...

Зомби подняла. Какие-то они тупые получились... Внутренний голос ехидно указывает: какой некромант, - такие и зомби. Но! Толий доволен. Радуется, как дитя над коробкой шоколадных конфет. Ну ещё бы ему не радоваться! Если способности плюсуются, то ему всяко повезло. Стиснуть зубы, улыбаться, и учиться. Будем ждать развития событий.

В умывальной, куда я отправилась перед сном, попробовала призвать силу некроманта. Надеясь, что поскольку здание другое, то меня не сразу поймают на горячем. Нндаа, посмотрев на своё отражение в зеркальном полу, решила больше так не делать. Прозрачная кожа и мышцы. Ацетиленово-голубое пламя в глазницах, и крылья из такого же пламени... Иероним Босх рыдает, и ломает кисти... Таки мало того, что выгляжу как выходец из Бездны, ещё и всех мёртвых ощутила. А их тут мно-о-о-го. Подняла пару девчонок для услуг. Ничего, живенькие такие получились. Даже и не подумаешь, что зомби. Крови им не понадобилось, хватило энергии. Конечно, они восстали из пепла. Здесь когда-то был вулкан. Остался холм. Ё-п-р-с-т! Это насколько же я углубилась?!

Толий появился при входе в умывальню. Спросил, можно ли ему войти. Вежливый наш. Учуял, гад! Будет ругаться, или где? Разрешила ему войти. Я ещё водными процедурами не занималась, так что одета. Девочки-зомби в ужасе пали ниц. Знакомы? Толий, не обращая на них внимания, подлетел ко мне, схватил на руки и закружил, радостно смеясь. И только у меня отлегло от сердца, как я получила строгое предупреждение - не заниматься самодеятельностью, потому что это очень опасно. Сказала, что предпочитаю в качестве личной - женскую обслугу. Разрешил оставить поднятых зомби. Предварительно нарисовал какую-то руну, которая впиталась в них. На вопрос, что оно такое, загадочно улыбнулся и сказал: "всему своё время, маленькая сестра..." Ага, конечно!

Сейчас как никогда становится важен вопрос: кто сильнее. Как некромант, Толий знает больше. Но в вопросе переподчинения зомби, я думаю, что важен лишь уровень силы. Хотя, могу и ошибаться. Интересно, что за руну он нацепил на моих девчонок? Если слежки, это одно, если это перехват управления, то это, - две большие разницы, как говорят в Одессе. Команды они выполняют. А вот на вопросы о Толии, не отвечают. Не молчат, конечно, но и толку мало. Смысл сказанного: великий и ужасный. Просто Гудвин какой-то. Зелёных очков, жаль, нет у меня. Так я и не поняла, перехватил Толий управление моими зомби, или где?

Время идёт. Отправляю ежедневные отчёты через мадам Тересу, изучаю некромантию, совершенствуюсь в искусстве привлечь и выпотрошить клиента. Скоро смогу работать в публичном доме. Задания по некромантии всё интереснее. Восстановить из кусочка кости зомби, не отличающегося по виду от живого человека... Зачем оно надо Толию? Задумал посадить на кресло Правителя зомби? Смешно! Наверняка в соседних странах есть способы проверить его адекватность. А, может, так и было задумано? Толий ведь не только некромант, он ещё и боевой маг. Причём, отнюдь не слабый. Ох, не перемудрить бы нам! Наверное, наши потуги выглядят смешными, с высоты прожитых им лет. А может, и нет. Если Толий попал в храм, будучи ребёнком, то он разбирается в интригах власти, а в повседневной жизни, - нет.

Спросила, а если из двух кусочков одной кости воссоздавать зомби? Они получатся? И будут одинаковы? Занялись копированием. Действительно, получаются. И даже одинаковые. Дурдом. Осваиваю прочие некромантские штучки: пламя боли и всё такое. Плохо, что пламя боли я не могу проверить на себе. На некромантов оно не действует... А зомби быстро разрушаются. Спросила, как сделать, чтобы они самовосстанавливались. Толий задумался. Потом приказал мне заняться вплотную этим вопросом.

Ну да, это не только время, но и деньги. Причём, - немалые. Заказываешь зомби с гарантией восстановления от двух раз до бесконечности, в зависимости от цены. И пользуешься спокойно. А если он ещё и память сохранит, то вообще очень удобно. Только пока ни хрена не получается. Мне катастрофически не хватает теории, а Толий не собирается мне предоставить возможность искать знания в архивах храма Эмбла. Это, видите ли, только для посвящённых. А сформулировать вопрос я не могу. Мелькают у меня какие-то мысли, причём, почему-то связанные с математикой... Но! Этот вопрос я отложу, пока не получу диплом некроманта. После Семинара. Век живи, век учись, - дураком помрёшь.

Всё-таки переоценила я свою стойкость. Не смогла спокойно смотреть, как моих лордов стали рвать на кусочки зомби. Точнее, не зомби, а умертвия. Есть вещи, которые нельзя допускать. Я же не разведчик, у которого долг перед Родиной. А Толий пообещал их отпустить. Пришлось объяснить, что я приму участие в обряде только когда получу подтверждение того, что мои лорды вернулись на Семинар. Срок практики заканчивается сегодня. Так что мы ничего не нарушим...

Подтверждение получено в виде разрешения от отца Иакова для меня - продлить практику до выполнения договора. Очень мило. А Толий, - честный, - не ожидала. Что ж, играем по правилам. Как в Олимпийских играх. Пусть победит сильнейший. Я приму участие в обряде, но... Но! Я намерена выжить. Мне надо продержаться живой до того, как подоспеет кавалерия. Надеюсь, отец Иаков не бросит заблудшее дитя.

Ой, как всё погано! Толий сообщил, что для чистоты обряда я должна его любить. Не в плане физиологии, а именно любить, испытывать чувства. И он намерен мне в этом помочь, применив тавматургию. Хорошо, что Сэ уже отбыл. А то бы постарался экстренно обучиться, тоже, исключительно для меня, грешной. Чтобы мне помочь, в смысле. Стою у столба... Блин, до чего же все столбы любят! Фрейда на них нет! Интересно, что бы старик Зигмунд сказал по этому поводу.

Руки затекли. Толий рисует руны по кругу. Потом... Нндаа... И почему я решила, что Советнику понадобится только одна моя, отданная добровольно, жизнь? Всё действующее правительство в полном составе, с семьями. Молчат, вероятно голоса лишены, чтобы не отвлекать некроманта. Смотрю, запоминаю. Всё равно, заняться пока нечем. Потихоньку напрягаю и отпускаю мышцы рук, чтобы сохранить их в "рабочем" состоянии. Каждая руна отмечена сердцем, вырезанным из живого человека. Только мужчины. Женщины, вероятно, отправлены к мадам Тересе. Те, кто по возрасту подходит.

Мелькнула мысль взять под контроль бессердечные тела, но что-то внутри меня твердит: "не спеши". Может быть, Толий этого от меня и ждёт? Иначе, для чего он мне всё это показывает? Подождём... Над нами не каплет.

Круг закончен. Осталось только "запустить". Пока, он в стазисе. На паузе, то есть. То есть, Толий, оказывается, владеет темпоральной магией? Вот теперь, - моя очередь. Тоненькой кисточкой для каллиграфии Толий наносит на моё тело рунную вязь, используя прозрачную жидкость. Не такую текучую, как вода, а примерно, как жидкое стекло, или лак для ногтей. Тщательно и быстро. Потом отходит в сторону и ждёт. Чего, спрашивается?

Ясно, чего. Я не знаю, что намешано, в составе, которым воспользовался Толий, но ощущение, как будто руны из кипящего металла. И они проникают внутрь меня. Боль дикая. Толий внимательно смотрит. Ждёт. Я корчусь у столба, стараясь анализировать. Та часть меня, которая запоминает всё для отчёта, сравнивает пределы воздействия на обычного человека, на человека с высоким болевым порогом, и на мастера первой ступени Семинара. Пожалуй, пора начинать терять сознание.

Толий, внезапно оказался возле меня, глядя мне в глаза и шепча: "возьму твою боль, любимая". И, да! Он любит меня в этот момент. До момента истины осталось совсем немного. Пара ударов сердца. "Кто-то успеет, - ты, или я?" (© "Машина времени" "Ты, или я"). Сердца в рунах бьются ровно и сильно. Как такое может быть, что я вижу их биение? Глаза верховного жреца загораются пурпурным пламенем, проникающим в меня, сжигающим мою сущность... А я всё пытаюсь сказать, что глупо причинять боль, чтобы потом её забрать. Только голоса нет. Сел от боли. Но я всё-всё запоминаю! Мне ещё отчёт писать!

Пурпурный огонь прожигает меня насквозь, и я загораюсь. И моё пламя сталкивается с огнём жреца, и гасит его. Вспоминаю методы тушения лесного пожара. Или степного? Короче, когда зажигают встречный огонь, чтобы потушить пожар. Таки что это было? Толий корчится на полу. Сердца... Не бьются. Ритуал нарушен? Пить хочется. Руны уже не болят, к счастью. Интересно, они заметны? Толий меня всю изрисовал. Ууу, гад! Приказываю ему встать и дать мне воды. Побежал. А откуда я знаю, что он послушается? Пламя... Я видела отражение своего пламени в полированном камне. Оно тоже было пурпурным. Таки это значит, Толий что-то не рассчитал, и сам попал под удар? Или где? Ничего не понимаю!

И тут, наконец-то, появляется кавалерия. Отец Иаков, то есть. Вместе с моими лордами. Слава Богу, они в порядке. А то я вспомнила у Фрэнка Герберта в "Дюне" заложников поили специальным катализатором, провоцирующим их организм на выработку яда. И пока они были в плену, им давали противоядие. А потом... И ничего не докажешь!

Толий кидается в бой. Странно, но у меня возникает ощущение, что он пытается меня защитить. От отца Иакова. Дурдом. Солли шипит ругательства на незнакомом языке, пытаясь отцепить меня от столба. Но кольца запаяны рунами. Металл сплавился насмерть.

Впервые вижу поединок боевых магов из первого ряда. Точнее, я вообще впервые вижу поединок боевых магов... Но я вполне бы обошлась и без этого зрелища. Солли таки умудрился рассадить мне кожу кольцом, и успокоился. Сэ настороже, и, похоже, тоже прикрывает меня от отца Иакова. Дурдом. Ну не любит он меня. Но это же не значит, что он собирается меня убить. Тем более, что у него было множество возможностей для этого.

Толий уничтожен. То есть полностью. Распылён, и пыль развеяна ветром. Откуда здесь ветер? Отец Иаков, наконец, обратил на меня высочайшее внимание. Лёгкое движение пальцев, и... Солли едва успевает меня подхватить. Чуть не рухнула на камни. Помимо язв от рун, появились бы ещё и ссадины.

- Дитя моё. Хватит реветь! Всё уже закончилось.

- Дааа, а у меня теперь язвы по всему телууу... Шраамыыы останутсяаааа...

Завываю, как пожарная сирена. Самой противно. Отец Иаков внимательно меня выслушивает, потом хватает за волосы, и рывком поворачивает к каменному зеркалу. Смотрю на себя: на руке ссадина, от усердия Солли, и... Никаких следов. Какое счастье! Но руны... Значит они впитались? Отец Иаков, усадив меня на каменную скамью, рисует в воздухе перед зеркалом непонятный символ. И говорит... На одном из наречий Бездны!

- Недавнее прошлое хочу увидеть я. По праву крови и силы.

Таки получается, что отец Иаков - из Бездны? Или где? Мысли привычно порхают надо мной. Вообще, сегодня "у меня лёгкость необыкновенная в мыслях" (© Н.В. Гоголь "Ревизор"). Лорды сели рядом со мной, Сэ нацепил на меня рясу. Судя по размеру, - свою. Моя разодрана Солли ещё в конце первого курса. Сидим, смотрим кино. Сначала, как меня Толий уговаривал. При помощи лордов. Потом весь обряд. Когда Толий начал рисовать на мне руны, отец Иаков, стал похож на кота, выслеживающего мышь. А когда я загорелась пурпурным пламенем... Не вся я, оказывается, а только глаза. Так вот с этого момента, всё внимание нашего куратора было поделено между мной и зеркалом. Прошипев что-то типа: "истинная кровь", добрейший отец Иаков предложил мне привести себя в порядок, и убираться на Семинар, писать отчёты. Ага, хитренькие какие! Меня, - окопы рыть, отчёты писать то есть, а они здесь будут разбираться. А я так ничего и не узнаю? Мысленно топаю ногами: "Баба-Яга против!"

- Дитя моё. Последние дни твоей практики были очень насыщены событиями и впечатлениями.

Это он к чему сейчас? Что слабый женский мозг не справляется с нагрузкой?

Получаю благостную улыбку, и предложение отправить со мной лорда Сэ. Ага, нашёл чем поманить! А может, это угроза?

- Я писала отчёты каждый день, отец Иаков. Даже когда проживала в резиденции Советника. Так что за вычетом сегодняшнего дня вся инфо есть. Вот!

Да, я обижена! Ко мне предвзято относятся! Меня здесь не любят! Искоса наблюдаю за отцом Иаковом: взбесится ещё больше? Или где?

- Дитя моё... Я читал твои отчёты. Вот только не вполне понял по какой линии тебе практику засчитывать. Как ученице дома терпимости? Или как некроманту-недоучке? Что ты сделала по специальности, дитя моё?

Слёзы обиды начинают струиться из глаз. Часто моргаю. Отец Иаков уже не просто зол, он взбешён. Это уже опасно. Сэ, кстати, тоже взбешён. Словосочетание "дом терпимости" оказалось ему не по силам. Солли подмигивает мне. Ага, им хорошо! Они на Правительство работали! А меня дон Марко сразу почти забрал. Хотя, я же проводила для него допросы. И последние, отданные мне Толием, для изготовления зомби... Я тоже их использовала как объекты. А, учитывая, что всё Правительство без сердец лежит в этом зале, и истинным Правителем является дон Марко... Ой, что-то у меня опять каша в голове...

- Ладно, я понял, дитя моё. Поговорю с доном Марко. Твои отчёты о работе находятся у него?

Киваю, без слов. Ну почему отец Иаков так зол на меня? Что я такого сделала? Или, наоборот, чего-то не сделала?

- Не люблю лицемерия, дитя моё.

В полном "афиге" смотрю на добрейшего отца Иакова. Это он о чём? За лицемерие?

- Не смотри на меня так, дитя моё. Ты природный некромант, ты могла просто приказать этому воскрешённому, и он не смог бы ослушаться тебя. Сила природного некроманта и того, кто изучал некромантию, несравнима. Можно побороться знаниями против силы, будучи живым. Но будучи мёртвым, - бесполезно. И ещё. Что тебя напугало настолько, что ты отправила в атаку своего ручного лича? Кого ты ожидала, дитя моё?

- Вас с лордами. Но я не знала! Я не знала, что могу приказать! Я даже не знала, что я некромант. В моём мире некромантия не распространена. Я вообще считала её выдумкой.

- И что обладаешь силой отнимающих душу, ты тоже не знала? Дитя моё? Я жду!

- Чего? Чего вы ждёте?! Я считала это сказками, понимаете, вы?! Сказками, придуманными чтобы "пощекотать нервы"!

- Отец Иаков, Тигра говорит правду.

- Не сомневаюсь, Светлейший. Как всякая женщина, Тигра никогда не лжёт. Она говорит то, что считает правдой. В данный конкретный момент.

Он что, с женой поругался? Или с дочерью? Или, упаси Боже, с тёщей? Что за наезд по половому признаку?

В воздух поднимается тело одного из бессердечных. С хрустом выламывается ребро, ломается на три части, которые падают передо мной.

- Копируй.

Равнодушный голос. Вот за что мне это? Начинаю вспоминать символы, с ужасом понимаю, что всё, чему учил меня Толий, вылетело из головы. Потом решаю, что, раз уж я природный некромант, то условности - побоку. Сосредотачиваюсь на обломках, окутываю их силой, и приказываю расти. Как зёрнам. Отец Иаков смотрит на растущих зомби, прозрачных вначале, состоящих только из энергии, которую я влила в косточки; и все выше заламывая бровь наблюдает, как косточка становится скелетом, а зомби густеют, обретая плоть. И вуаля! Трое из ларца, одинаковых с лица! В ларце, вроде-бы двое было. Ну, не важно.

- И что теперь? Зачем они нужны, отец Иаков?


Глава 16. Продолжение занятий, или "Некромантия для чайников..."




Отец Иаков выставил передо мной ладонь в универсальном жесте: помолчи. Обошёл вокруг зомби. Потом начал рисовать в воздухе какие-то символы, некоторые я даже узнала. Таки отец Иаков тоже некромант?

- Не мешай, дитя моё.

Я вообще молчу! Ах, да! Он же телепат! Так что мне теперь, - не думать?

- У тебя это великолепно получается, дитя моё. Особенно, когда надо принимать решения.

Ну, спасибо! Хотя, что тут говорить! "Негоже лилиям прясть..." (© М. Дрюон "Негоже лилиям прясть") Ууу, гады! Шовинисты! Всё! Я обиделась! Выбрасываю всё из головы и абсолютно бездумно наблюдаю за действиями добрейшего отца Иакова. А добрейший некромант проверяет моих зомби на устойчивость. Смысл проверки мне неясен. Но! Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось. Мысли привычно плавают надо мной, зомби безмолвно истекают кровью. Приказать им реагировать более адекватно, что ли? Или где? Спать хочется.

- Дитя моё. Объясни мне, почему эти зомби столь живы.

- А какими они должны быть, отец Иаков? Они же свежевыращенные.

Солли закашлялся, пытаясь скрыть смех. Отец Иаков посмотрел на обоих лордов с упрёком, и отправил их на Семинар окопы рыть. То есть отчёты писать. А меня запряг в некромантские исследования. Все записи периода Толия были внимательно прочитаны, значение каждого слова проанализировано и дважды уточнено. Интересно, некромантия - любимое хобби отца Иакова? Не удивлюсь.

Вызвала своих девочек-зомби, которые восстали из пепла. Отец Иаков попытался определить, что за руну наложил на них Толий, но... Безуспешно. Пожал плечами и сказал, что со смертью некроманта умирают и наложенные им чары. Предложил мне проверить. Ага, как будто я знаю, как! Но! Добрейшему отцу Иакову не отказывают. Какая бы прихоть ни взбрела в его голову. Поэтому просто наложила на них свою энергию и задала проверку на вмешательство. Я лично их ни к чему не обязывала, так что любая программа действий - чужая. Ничего не обнаружилось. Нарисовала по-памяти символ, использованный Толием, отец Иаков начал разбирать его по частям. Или я что-то упустила, или этот символ ему незнаком. Разные школы некромантии, наверное.

Сделали перерыв на обед. Обедали у мадам Тересы. По семейному. Отец Иаков, дон Марко, мадам Тереса и я. За обедом особо не разговаривали. Отец Иаков подтвердил полномочия дона Марко. Забавно, похоже у самого отца Иакова полномочий не менее чем у папы Римского. Благословил, короче, на царство.

А после обеда, полчаса отдыха, и опять ныряем в некромантию. Точно, - хобби! "Охота, пуще неволи". Показала отцу Иакову тупых зомби, получившихся в результате освоения мною ритуалов. Он просто расцвёл. Предварительно изрезав их на куски, как предыдущих.

- Дитя моё, я понял в чём дело! Когда ты поднимаешь зомби обычными методами, не прибегая к своей энергии, они получаются без отклонений.

Ну да, какие отклонения! Обычный ходячий покойник. Дурдом! Интересно, есть какие-то нормативы, позволяющие определить "отклонения"?

- А когда ты накладываешь на них свою энергию, то тела получаются живыми.

Эххх! Знать бы раньше, занялась бы изготовлением трансплантатов. Живые деньги, и никакой уголовщины. Короче: "знал бы прикуп, жил бы в Сочи".

- Дитя моё, не отвлекайся! Попробуй восстановить все эти объекты своей энергией. Надеюсь, ты не испытываешь к ним сентиментальных чувств?

Вытаращилась на добрейшего отца. Сентиментальные чувства к кому? К трупам? Это даже не животные!

- Хорошо, дитя моё. Значит, твой идиотизм имеет границы. Это радует. Приступай.

Приступила. Старательно подавила крамольную мысль: а что, если смешать их всех? После опытов отца Иакова останки в таком состоянии, что перемешать их очень легко. Вовремя вспомнила составных монстров у Лорел Гамильтон, и взяла себя в руки. Но! Отец Иаков заинтересовался. Похоже, что мне придётся-таки заняться исследованиями. Может, ещё и учёную степень получу. Ага. Кандидат некромантских наук. Или доктор некромантии. А что? Звучит!

Восстановление с учётом предыдущего опыта прошло намного быстрее. Ну да, тела все-таки были. Хоть и искромсанные. Наложила энергию, и приказала им восстановиться. Все живенькие, на зомби абсолютно непохожи. Даже те, которые были "без отклонений". Для разделочной подойдут в самый раз.

- Неплохая мысль, дитя моё. Но нам хватает материала для разделочной, как ты изволила выразиться.

- Я проявила неуважение?

- Так, самую малость. Не важно. Ты хотела о чём-то спросить.

- Да. Отец Иаков, почему моя энергия голубая, а не зелёная, как у Толия? Даже когда я рисовала руны, они светились голубым, а не зелёным.

- Потому что ты пользуешься чистой энергией природного некроманта. Не ограниченной рамками знаний.

- То есть, когда я изучу некромантию, цвет энергии поменяется?

- Нет, конечно. Ограничения на поток энергии изменят её оттенок. Ты будешь знать, сколько силы тебе требуется для совершения нужного действия, и не станешь тратить бочку там, где нужна чашка. У этого лича, вероятно, вообще энергии не было. Только знания. Некромантия позволяет получить желаемый результат, не прикладывая сил. Если, конечно, знаешь, как это сделать.

- А-а-а. А где вы учились некромантии, отец Иаков?

- В это учебное заведение тебе не попасть, дитя моё. Но я дам тебе рекомендацию в Школу Гильдий. После Семинара. Меня заинтересовал поднятый тобой вопрос самовосстановления зомби. Если тебе удастся его решить, сообщи мне. Пора возвращаться. Развоплощай объекты, и пошли.

Развоплотила. Даже получилось превратить их в пыль, как Толия. Отец Иаков кивнул каким-то своим мыслям и мы отправились домой. На Семинар.

Пока я писала сводный отчёт о практике, лорды ошивались вокруг меня, как голодные коты, возле холодильника. Ага, им хорошо, они уже всё написáли. А я оживляжем занималась. И почему-то мине сдаёться, шо моя учёба дополнится курсом некромантии от отца Иакова. Не утерпит добрейший отец. Три с лишним года Семинара, плюс обучение в Школе Гильдий... Нет, не утерпит.

- Дорогуша...

- Позже, Тёмный. Дописáла?

- Сейчас, перечитаю только.

Пробегаю глазами отчёт о практике. Вроде бы всё. Ничего не упустила. Ставлю подпись, и выкладываю для отправки. Лорд Сэ берёт меня за руку и уводит к себе. Почти три месяца... Соскучился. И опять зубы в ход пошли. Дурдом какой-то! Неужели нельзя было воспользоваться услугами девочек мадам Тересы? Чисто вымытые, ухоженные, профессионально подготовленные... Что ещё нужно? Абстрагируюсь от ситуации. Мелькнула мысль, может для Сэ свою копию сделать? Вырастить в смысле? Из ногтя, или из пряди волос? Пусть развлекается.

- Ничего не выйдет, моя Тигра. Кукла мне неинтересна. Ты и сама их очень хорошо изображаешь.

Не успела ответить. Раздался тихий свист. Солли. Сверяюсь с внутренними часами: время вечернего визита отца Иакова. К себе в душ не успеваю, пришлось воспользоваться удобствами кельи Сэ.

Отец Иаков появился одновременно с Сэ. Мы с Солли, как примерные дети ждём в гостиной, индифферентно глядя на опоздавшего собрата. А вот не хрена к себе женщин среди бела дня таскать!

- Дети мои, добрый вечер.

- Добрый вечер, отец Иаков.

Сплошное умиление. Отец Иаков, слегка приподняв правую бровь, смотрит на Солли, отвечающего ему невинным взглядом широко открытых глаз. Это за хулиганскую выходку? Свист в помещении? Или где? Интересно, есть ли на Семинаре какие-нибудь приметы. У нас говорили: "не свисти, - денег не будет". О! Теперь отец Иаков удивляется уже мне.

- Дитя моё...

Ем глазами начальство, жду продолжения. Продолжения нет. Отец Иаков решил ограничиться обращением. Призвал к порядку, так сказать.

- Дети мои, я недоволен вашими отчётами.

Пауза. Тишина. Сижу и думаю, что надо было писать как курсовую работу (читай, - маленький диплом), а я отписалась, как в ежедневном отчёте. От нас, вероятно, ожидалась ещё и аналитическая справка по миру, где мы проходили практику. Не просто так нам прививали наблюдательность. Отец Иаков довольно улыбнулся:

- Хорошо, дитя моё. Ты всё поняла правильно. Ваша неделя отдыха сокращается на три дня, которые пойдут на составление отчёта.

Тяну руку, как в школе, получаю благостный кивок.

- Отец Иаков, отчёт должен быть общий? Один отчёт от нашей группы?

- Именно. Теперь о вас: какие-нибудь вопросы, пожелания?

- Отец Иаков, можем ли мы покидать нашу секцию?

Солли. Заскучал? Привык вечера проводить в доме мадам Тересы. К хорошему привыкаешь быстро...

- Сын мой, здесь не тюрьма. После того, как сдадите отчёт, можете гулять по территории. В те места, куда у вас пока нет допуска, стремиться не надо. Всему своё время. Но, поскольку, здесь всё-таки учебное заведение, то ночевать требуется в своей секции. Это понятно?

- Да, отец Иаков!

Скоро начнём строем ходить. Отвечаем уже дружно, как в армии. Вот жаль, что ночевать в своей секции, а не каждый в своей келье. Хотя, тогда бы Солли пришлось писать отчёт одному. Сэ меня держал бы днями у себя.

- Дитя моё...

Что, опять я? А что я сделала?! Хлопаю глазами на добрейшего отца.

- Ты выглядишь уставшей. Выспись сегодня. В одиночестве. Всем всё ясно?

- Да, отец Иаков!

Смотрю, как на лице Сэ вызревает ласковая улыбка, и изливаю волны горячей благодарности наидобрейшему! отцу Иакову.

- Спокойной ночи, дети мои.

- Спокойной ночи, отец Иаков!

Встаём, почтительно кланяемся, провожая отца Иакова. Сэ пытается утащить меня к себе. До отбоя время ещё есть. Но Солли посмотрел на меня, на Сэ, и сказал, точно копируя интонации:

- Позже, Светлый. Дорогуша, так какого отчёта ждёт от нас отец Иаков?

- Курсовую работу по практике. Все наши опусы, - это так, малая часть. От нас ждут полный анализ мира, в котором мы работали практику. Политическая, экономическая, демографическая, военная, криминальная и так далее ситуация.

- А не слишком ли многого от нас ждут? За три... кхм, дааа. Времени мало. Иди спать, дорогуша. Светлейший, не игнорируй слова отца Иакова. Не зли его.

Очередная ласковая улыбка от Сэ. Встаю, желаю лордам спокойной ночи. Лорды раскланялись, в свою очередь, и я пошла спать. Одна. Добрый, добрый отец Иаков! Дай Бог тебе здоровья и долгих лет жизни!

Три дня мучились с отчётом. Лорды с политикой и военным делом. А на меня повесили криминал и экономику. Ну с экономикой мне помог Сэ. Потому что я знаю экономику предприятия. А в масштабе страны, мне сложно ориентироваться. Потому что этому я не училась. А Сэ, оказывается, учился. А криминал? Организованная преступность. Учитывая, что Крёстный Отец сейчас возглавил Правительство, то называть его деятельность криминалом, даже как-то неловко.

Вспомнился отрывок из книги о концентрационном лагере Штутгоф "...В лагерном лексиконе термин "воровать" почти отсутствовал. Вором считался тот кто крал корочку хлеба, какую-нибудь завалящую репу, пару картофелин, сгнившую кормовую брюкву. Кража часов, костюмов из английского материала, швейных машин и моторов целомудренно именовалась "организацией". А совершивший кражу - "организатором". Воровство в Штутгофе было строжайше запрещено, но зато с благословения властей процветала "организация". "Организатор" считался смекалистым и инициативным человеком. Бедных он щадил - что с оборванцев возьмешь. Он все добывал за счет казны на складах СС..." (© Б. Сруога "Лес богов"). Вот такие дела. Добрейший Крёстный Отец - глава Синдиката. И воровство не одобряет, нет. Другое дело: организовать, скажем, партию шёлковых тканей, или элитной выпивки, или пряностей...

Сваяли отчет. Мне пришлось вспомнить студенческие годы и сводить все наши части воедино. Плюс оглавление и краткое содержание. Солли просто Клаузевиц какой-то! Столько написать за армию... Его в шпионы готовили, что ли с детства? Отдали отцу Иакову, ждём результата. Останемся мы без каникул. Грустно...

Нндаа, что-то я не сообразила... Отчёт отец Иаков у нас принял, и предоставил четыре дня отдыха, которые я провела в койке Сэ. Лучше бы отчёт, не торопясь, писала... Хотя, тогда Солли остался бы без каникул. Куда ни кинь, - всё клин... Гррр!

За дальнейшую учёбу писать особо нечего. На себе мы уже все методы воздействия опробовали, а углублённое изучение процесса воздействия с учётом психотипа объекта... Это для специалистов. Солли изучает. Сэ для контроля пользуется телепатией, а я - эмпатией. В общем, манкируем обязанностями. Конечно, материал всё равно усваивается. У отца Иакова не забалуешь, хоть он и наидобрейший. Мою учёбу отец Иаков таки дополнил некромантией. Ага. Сразу после каникул он нам об этом и объявил. И сказал Сэ, чтобы он не мешал мне отдыхать, поскольку мои нагрузки увеличатся. Какое счастье! Вот только надо придумать тему для дипломной работы.

Да, здесь есть дипломы. Корочки не дают, всё отмечается в метке Семинара. Но! Это сильно влияет на размер оплаты труда, и, соответственно, на время отработки платы за обучение на Семинаре. Надо что-нибудь оригинальное придумать. Вообще, меня заинтересовали сочетания нервных окончаний. Плавают какие-то мысли за рефлексы... Ну ладно, сформируются позже.

Под руководством отца Иакова изучение некромантии идёт легче, чем рядом с Толием. А, может, просто потому, что я уже свыклась с тем, что являюсь некромантом. Вспомнила всё, чему успел обучить меня Толий. Разобрали с отцом Иаковом все его выкладки... Учу теорию. Старательно. Записи делать запрещено. В общем, курс некромантии мною изучается так же, как и прочие дисциплины Семинара.

Придумала таки тему дипломной работы. Когда мы изучали пытку огнём, у меня сформировалась мысль о рефлексах. Если коленный рефлекс заставляет ногу подскакивать, то можно подобрать комбинацию точек, воздействие на которые позволит вызвать сокращение мышц, ломающее кости объекта. Как в пожаре. Если под воздействием огня мышцы сокращаются, иногда ломая кости, значит можно определить степень воздействия на определённые нервные окончания, чтобы достичь подобной реакции, не прибегая к огню, или химии.

Отец Иаков в полном восторге. Тема моего диплома потребует некромантских разработок восстановления. Потому что на подобные исследования объектов не напасёшься. Ну и сама тема ему понравилась. Ага. Сказал, что с фантазией у меня полный порядок. В общем: "молодец, возьми с полки пирожок". Тему утвердил, конечно.

Мои лорды в шоке. Солли поинтересовался не думаю ли я заняться боем без оружия, а Сэ... Ну, за него разговор особый. Отец Иаков требует, чтобы я высыпалась, и выходные дни у меня теперь, слава Богу, заняты. Так что Сэ ждёт практических занятий следующего курса. Отец Иаков поведал мне, что Сэ не посещает весёлый квартал, в отличие от Солли. Не знаю, что он этим хотел мне сказать...

То что Сэ не будет пользоваться платными услугами я и так знаю. Но вот это ожидание... Зачем? Можно найти достаточное количество желающих безвозмездно облегчить бремя одиночества Светлейшего. Лорд Сэ нравится женщинам. Я, после года совместного проживания с лордами, уже не воспринимаю их в качестве мужчин. И это несмотря на "тесное" общение с лордом Сэ. Впрочем, для меня секс, хоть и не вызывает неприятия, но не является "естественным". Не могу объяснить... Если совсем примитивно, то "урок поругания" заблокировал во мне женщину. Настолько надёжно заблокировал, что она "просыпается" только у пыточного столба. Когда боль становится необходимостью. Сэ кусает губы, но сделать ничего нельзя. "Время лечит". Физически я здорова, а психически... Не уверена, что время способно вылечить такое.

Впрочем, я раньше была уверена, что некромантия и тавматургия - выдумка писателей готических романов. Также, как и оборотни. Хотя, история Руси говорит об одном из кривских князей... Всеслав Полоцкий, кажется. Одно время, очень короткое, сидел на Киевском престоле. Вынужденно. Город остался без князя, а в княжеской тюрьме как раз находился, захваченный в плен, князь Всеслав. Военной удачи ему не хватало... Хотя воином он был хорошим... Витязем. Так написано было. Так вот этот самый Всеслав считался оборотнем. Я думала, что это из за его способности исчезать из ловушек. А в свете последних событий... может быть, он и был им...

Изучение теории некромантии подходит к этапу практических работ. То есть всё, что надо знать о поднятии и упокоении, я уже изучила. Основы, разумеется. Некромантию изучают шесть лет. Отец Иаков объяснил мне, что бóльшую часть этого времени студенты учат ритуалы накопления и/или восстановления энергии. А мне, как природному некроманту, эти ритуалы ни к чему. Я могу вообще не формулировать призыв, или освобождение. Достаточно голой силы. Короче: "сила есть, - ума не надо!"

Забавно, что этой поговорки отец Иаков не слышал. Долго смеялся... Потом сказал, что ритуалы мне всё-таки придётся выучить. Ну это он сказал тогда, когда помимо двух объектов из разделочной встали ещё около сотни покойников. Причём давно уже покойных. Во всяком случае, восстали они из праха, хотя сожжены не были. Надо ограничивать дурную силу. Я заметила, что чем больше я использую силу некроманта, тем сильнее становлюсь, как некромант.

Отец Иаков в качестве проверки неделю давал мне задания без объяснений как надо их выполнить, но зато с ограничениями. Добивается того, чтобы я "чувствовала" мёртвых. Поднять пять сероглазых брюнетов ростом от метра восьмидесяти, до метра восьмидесяти пяти. И это не предел. Пока выполняю. Попутно изучаю комбинации нервных окончаний. Работы - море. Хорошо, что поднятые объекты отец Иаков передаёт мне в полное распоряжение. И то, что они покорно исполняют приказ комментировать свои ощущения. Хотя, этого недостаточно! Нужны ощущения живого человека! А комментировать, без "оживляжа", объекты не будут... Хоть на стенку лезь. Не получается у меня "оживляж". Что-то я упускаю. Что-то важное. Отец Иаков недоволен. Это пугает.

Ну вот... Дождались праздника. Точнее, Сэ дождался. Отец Иаков приказал сделать перерыв в исследованиях. И я теперь учусь на общих основаниях. То есть все ночи Сэ проводит у меня. В первое утро мне понадобилась помощь целителя. Не хватает у меня сил на "любовь". Потому что нет желания. Я всё понимаю, но измениться не могу. А, может, и не хочу. Сэ исцелял меня светом. А перед днём отдыха мы провели ночь в пыточной. Делили удовольствие на двоих... И целый день Сэ не выпускал меня из рук. Унёс наутро моё бессознательное тело в свою келью, исцелил, и весь день лежал рядом со мной, целуя и что-то шепча на своём языке. А у меня, когда я очнулась, появилась мысль по поводу "оживляжа". Как раз из области математики. И братьев Стругацких: "...значит, теоретически возможно нарушение причинно-следственного закона...Какие-то разрывы непрерывности... Разрывы непрерывности... Точки разрыва..." (© А.Н. Стругацкий, Б.Н. Стругацкий "Понедельник начинается в субботу")

Отцу Иакову пока ничего не говорю. Вдруг не получится. Да и к тому же меня всегда учили, что к начальству надо идти с готовым решением. Неважно, что прикажут всё переделать! Важно то, что ты проработал вопрос.

Я не понимаю "привлекательности" для Сэ наших совместных ночей. В первый год, понятно, - выбора не было. И даже такое "бревно", как я, - лучше, чем ничего. Но сейчас? Когда можно выходить "наружу"? Только, как наказание. Ибо, если смотреть со стороны, то получается, что это Сэ меня обслуживает. Потому что я не проявляю активности. То есть абсолютно. Лежу закрыв глаза и думаю... Не об Англии, конечно, а об "оживляже". Во мне нет ни любви, ни желания. Несмотпя на это, лорд Сэ ко мне неизменно "добр". Ага. Исцеляет каждое утро. Подарки дарит. Побрякушки большой ценности. С комбезом второкурсницы Семинара смотрятся вызывающе. А для меня лучшим подарком является ночь в одиночестве. Выспаться...

Три недели! Три недели непрерывной работы. Никаких записей! Хрен знает, как оно может сработать. Шлифую в уме. Все изгибы, выступы, ветви... Замысловатое творение получается. Надо упрощать. Но это можно сделать только с помощью практики. А пока... Четырёхмерная проекция. Это необходимый минимум. А вообще надо рисовать в многомерном варианте. Но, учитывая, что это "оживляж", и рисоваться она будет на теле объекта, - приходится делать объёмное плоским. Рунная магия это позволяет. Во всяком случае, руны некромантии, могут быть дополнены руной объёма...

Хотя я и предполагаю, что это кощунственно, но я помолилась, прежде чем обратиться к отцу Иакову. Он благосклонно согласился меня выслушать. О точках разрыва непрерывности слушать ему было скучно, но когда я привязала к этому "теорию оживляжа", неожиданно начал задавать вопросы, показывающие не только заинтересованность, но и знания. Нарисовала руну, сформировавшуюся у меня в мыслях до мельчайших деталей. Я настолько хорошо её проработала мысленно, что у меня даже не возникло обычных трудностей при рисовании. В общем, будем пробовать на объектах.


Глава 17. И снова практика, и снова мафия, или "Как хорошо быть некромантом..."




Разбираем "по косточкам" выстраданную мной руну. Ни отец Иаков, ни я не рискуем пробовать её на объектах. Отцу Иакову не нравится её сложность. А упростить не получается. Нет исходных данных. Я привязала оживляж к рассвету. Вероятно, в противовес нежити, встающей с заходом солнца. И высказала мнение, что оживить по-настоящему можно будет покойника не "старше" сорока дней. Не просто так у нас считается, что душа в этот период ещё находится в мире?

А не рискуем пробовать потому, что непонятно со сроком полученной "жизни". Впрочем, отец Иаков уже склоняется к тому, чтобы подобрать объект, который будет оживать снова и снова. Для того, чтобы сдохнуть во время исследований, или просто в разделочной. И опять ожить. Я не очень представляю, что должен сотворить человек, чтобы заслужить такое наказание... Посмертно. (Ха-ха! У нас награждали посмертно).

Теперь представляю. Это существо обманом собирало детей и продавало их на органы. Те, кто "вытаскивал" из лап смерти своих детей при помощи пересадки органов, не интересовались, каким образом были получены дорогостоящие донорские материалы. Я могу понять это. Когда речь идёт о "жить или не жить" твоему ребёнку, не станешь интересоваться откуда в заграничной клинике появился нужный материал. Я не могу понять: неужели деньги стоят такого? Столько жизней... Хороший объект. Здоровый, с крепким сердцем.

Я рисовала кислотой на его груди руну оживляжа, глядя в его глаза и улыбаясь... Никогда не думала, что запах чужой мочи́ может быть приятен. Но когда это существо обмочилось от страха, я обрадовалась. Шепнула ему ласково:

- Это только начало...

Отец Иаков укоризненно сказал:

- Дитя моё...

Но этим и ограничился. У нас времени много, надеюсь на это. Пока что отправили объект в разделочную. Будем ждать, оживёт ли он наутро, и если оживёт, то сохранит ли память. Столько всего нужно исследовать! Пока наметились несколько линий разработки: с сохранением памяти, и без оного; а так же - количество "оживляжей". Мы в самом начале пути...

Отец Иаков требует говорить "воскрешение". А я попросила его не равнять некроманта с Господом. Воскрешает Господь, некромант - занимается "оживляжем". Орали друг на друга минут пятнадцать. Отец Иаков виртуозно матерился на языке Бездны, а я ознакомила его с русским матерным. Чувствую, - сработаемся...

Объект наш ожил утром. Руна приняла вид татуировки. Но! Слегка побледнела. Я не определила, - отец Иаков сказал. Вероятно, со временем истает. Похоже, вечной жизни не получить никому. А вот память это существо сохранило. Приятно. Займусь исследованиями мышечных рефлексов. И пусть комментирует свои ощущения. Хорошо, что целителям не надо тратить на него силы. Вечером убил, - утром получил здоровый объект. Когда у него от обилия впечатлений крыша съедет, передадим в разделочную. Там состояние психики объекта никого не интересует.

Отец Иаков требует, чтобы я высыпалась. Поэтому исследования мои движутся не так быстро, как хотелось бы. Только-только определила несколько точек, отвечающих за мышечную реакцию. Надо изучить судороги и вообще, может действительно боевыми искусствами озаботиться? Там тоже повреждения исследуют. Конечно, мы учили болевые точки и их основные комбинации. Но, учитывая, что их примерно с миллион, то сколько тех комбинаций... Не при этой жизни все их исследовать. Хорошо, хоть объект комментирует исправно.

Выходные дни провожу с Сэ. Это у меня теперь отдых такой... Отец Иаков проанализировал мои "озарения" и принял меры к повышению моей работоспособности. Сволочь! Но озарения действительно приходят наутро после совместной ночи в пыточной. Мы уже проработали руну со стиранием памяти. Проверили на объекте. Память о жизни сохраняется, а вот всё, что произошло между двумя смертями стирается напрочь. Очень удобно.

Этот объект продержался дольше, чем предыдущий. Тот выдержал двадцать девять оживляжей, потом превратился в растение. Теперь в разделочной используется. Потому что даже после того, как мы его сожгли, оно восстановилось на рассвете. Руна, впрочем, уже совсем бледная. Наверное скоро отмучается. А со стиранием памяти - семьдесят два оживляжа. Потом руна истаяла, и объект отправился на удобрения. Первый продержался семьдесят восемь оживляжей. Но это уже зависит от физических параметров. Ага. В здоровом теле, здоровый дух!

Кстати, о ду́хах, о душе, то есть: я была права. Точнее, не я, а предки, считавшие сорок дней. После сорока дней оживляж невозможен. Можно только поднять, - уже как зомби.

В общем, работы полно... А то, что через две недели уже опять практика, я даже и не сообразила. Сэ доволен. Отец Иаков сказал, чтобы я не прекращала исследования. И вот каким же образом, интересно? Сэ будет мне помогать. Ага. Он поможет... Хотя, он психованый совсем. Ревновать к объектам - это полный дурдом. После этого осталось только к отцу Иакову приревновать! Кхм... Оба закашлялись. И отец Иаков и Сэ... Ну да, они оба телепаты... Так это что? Сэ таки ревнует к отцу Иакову?!!

Практика. Опять на троих. Лорды работают на правительство, а у меня - своё задание. Работаю оживляж с отработанными лордами объектами, и свою тему дипломной работы. Пока у меня плохо получается. Мышцы сокращаются исправно, но кости не ломаются. Наверное, надо задействовать другие точки. Уже начала склоняться к мысли использовать "енота", чтобы он сам себя свежевал, - по примеру Лемюэля Хогбена, который "...побил все рекорды сибаритства: даже не варил горячего. Он приноровился гипнотизировать обитавших в окрестных лесах енотов, и те сами являлись к нему на обед. И до чего только может дойти лень! Еноты очень ловко действуют лапками, и Лемуэль заставлял их раскладывать костер и самих себя поджаривать..." (© Г. Каттнер "Сплошные неприятности"). Вот и я начала с расспросов своих лордов.

Солли сказал, что я его пугаю. Сэ вообще не стал со мной разговаривать. Им не нравится, что я оживляю их объекты. А как бы я разрабатывала различные руны? И так уже: один объект - одна руна. А заданий отец Иаков дал много. Чтобы я не заскучала, по-видимому. И мафия опять нарисовалась. Я даже не знаю... У них что? Межмировая связь налажена? Ответила уклончиво, как в анекдоте. Таки они не поленились выйти на отца Иакова. Добрейший Крёстный Отец Семинара скорешился с Крёстными Отцами, и дал мне распоряжение "помочь" людям. Ага! Мне же больше заняться нечем! Отец Иаков соизволил лично прибыть к нам на практику. И всё благодаря мне, любимой. За результатами моих опытов. Походу он какие-то свои разработки осуществляет, увлечённый наш. И мои результаты для него - как воздух. Я обнаглела окончательно, и сказала отцу Иакову, что буду работать на мафию только с выездом. Отдельно от Сэ.

Сэ меня уже "любит", потому что я не стала дожидаться, пока поймаю куратора одного. С другой стороны, а чего стесняться? Все свои. У них видите ли самолюбие страдает. А я вся страдаю. Вместе с самолюбием! Почему никто не подумал о том, что мне неприятны эти "почётные обязанности"? Почему меня никто не слышит, отделываясь нейтральными улыбками и словами, что я привыкну? Если с моей стороны это просто блажь, пусть так. Я не собираюсь спорить и доказывать обратное. Я просто намерена использовать любую возможность, позволяющую мне отдалиться от Сэ. И пошли все... подальше. Вместе с ранимым самолюбием.

Отец Иаков думает. Ага! Наверное, мало предложили. Или там всё на личных отношениях завязано? Но, что характерно, на меня никто не давит. Хорошо быть некромантом...

Хорошо, да не совсем. Здешнему синдикату как раз услуги некроманта и нужны. Мёртвого не допросишь. Обычными методами. А некроманту он сам всё скажет. У него уже другие приоритеты. И воля некроманта - закон. Ну что, - работаю. Отселилась от Сэ. Жильё, питание, охрана, транспорт. Оплата выше, чем у мастера боли. Чем не жизнь? Отец Иаков лично поговорил с местными Крёстными Отцами, чтобы помимо оплаты мне помогли с моей дипломной работой. Я уже определилась с дальнейшими изысканиями, мне просто не надо мешать.

Пока ограничусь двумя "енотами": врачом-хирургом и мастером боя без оружия. После того, как я сообщила отцу Иакову в каком направлении намерена двигаться дальше, он задумался. Одобрямс я получила, конечно. Но, чувствую, что скоро мне дадут новое задание... А не высовывайся! Правильно говорил Аркадий Райкин! Но мне деваться некуда. Специальных знаний почти нет. Только узкоспециализированные. Да ещё и полученные практически "экстерном". Ну что можно выучить за три месяца наблюдения работы "разделочной"? Вот пусть мне специалисты и подсказывают. А я дорабатывать буду.

Специалистов нашла. Мои работодатели в изыскания не лезут, но живо интересуются. Интерес просто "спиной чувствуется". Даже без способностей эмпата. Как бы ещё и спецслужбы не посадить себе на хрупкую женскую шею... Не к ночи будь помянуты! Всем интересно, чем я таким занимаюсь... Сказала, что изучаю анатомию и мышечные рефлексы. Не поверили. А зря! Именно этим я и занимаюсь.

Дважды получала предложения "подработать". В первом случае всего-то и надо было "поднять" умершего, чтобы он написал нужное завещание, датировав его более поздним числом, чем оглашённое. А плату обещали!!! Достойную, в общем. И очень удивились моему отказу. Типа: я всё равно уеду через три с небольшим месяца... Передала инфо Крёстным Отцам. Пусть со своими мошенниками сами разбираются.

А второе предложение... Нет, я, конечно, всё понимаю... Каждому хочется устроиться в этой жизни. Но! Должны быть границы! Мне предложили провести оживляж недавно умерших. С максимально большим количеством восстановлений и полным стиранием памяти между смертями. Для чего? Для дорогостоящих удовольствий. Чтобы хозяин заведения не терял деньги на персонале. Проще говоря: чтобы их можно было пытать, убивать, всячески измываться над ними, а наутро после смерти, они опять были бы целенькими и ничего не помнящими о том, что с ними делали.

Как узнала? Меня насторожило это предложение, и я спросила одного из Крёстных Отцов. Он разрешил мне расспросить посланца. Я ограничилась тем, что узнала у него кто его послал, и навестила столь предприимчивого владельца весёлого дома. Ага! Я имею право получить удовольствия, которые он предлагал клиентам своего заведения. Забавно, что люди с лёгкостью отправляющие к пыточному столбу других, сами не могут переносить боль. Грозился пожаловаться на моё самоуправство. Послала... к отцу Иакову. Пусть жалуется. Но эта его идея меня заставила задуматься... Вспомнила изобретателя из "Трудно быть богом" Стругацких. Мясокрутка и проволока с колючками... Подобные разработки надо держать под грифом "Совершенно секретно". А то налетят, деятели...

Удивляюсь себе. Иногда. Времени нет на самоанализ. Но сравнивая себя, попавшую в Учебку с собой сегодняшней... Я, оказывается, была идеалисткой. Меня сознательно ограничивают во времени, чтобы я не задумывалась над тем, куда я качусь? Благими намерениями вымощена дорога в ад. Вот только намерения у меня, отнюдь, не благие. Я всего лишь хочу выжить. Свой рубеж я перешагнула, убив Аманду. То, что я забрала себе её боль и повреждения, облегчив ей уход, это ерунда. Это просто сахарная глазурь на куске дерьма. Я не боюсь смерти. Не хотелось становится "мясом" и, впоследствии, "удобрением". И я стала "палачом и некромантом мафии". Платным, а как же! Синдикат прекрасно платит "своим". Молодец я! Лорды не зацикливаются на этом. Но они "над" ситуацией. Они просто отрабатывают учебную программу. А я... Да, я псих, а вместо справки у меня клеймо Семинара. Уже двухсегментное.

С точками воздействия почти определилась. Прогресс имеется. Кости начали трещать. До переломов пока не дошло, но трещины уже появляются. И это замечательно. По комментариям оживлённых, боль очень сильная. Сравнима с последними клиньями испанского сапога. Ну не совсем с последними, те - дробят кости, но уже приближаемся к заданным параметрам. Отец Иаков доволен. Хирурга и мастера боевых искусств забрал с собой на Семинар. Мне приказал на время забыть о дипломе и заняться рунами оживляжа. Оставил список, какие параметры надо отработать. И, неожиданно:

- Дитя моё... Ты не желаешь проводить дни отдыха со своими?

- Как скажете, отец Иаков.

Ну да... "Если полицмейстер говорит: "Садитесь!" - как-то неудобно стоять" (© Л. Шейнин "Записки следователя")

- Я не настаиваю, дитя моё...

А глаза благостно жмурятся... Каждый раз, чувствую себя мышью в бархатных котовьих лапах... Интересно, с чего вдруг такая забота о Сэ? Или это забота о нас всех? Мне позволено отдыхать от Сэ шесть дней из семи. А седьмой день будет отдыхать Сэ... Таки мне ещё повезло!

- Разумно, дитя моё. Весьма разумно...

Ага, я всегда этим отличалась. Разумностью. Рациональностью, то есть. Пока резьбу не сорвёт. Вот только у моей резьбы - большой запас прочности. К сожалению. Или к счастью? Кто знает... Ладно, буду обеспечивать отдых Сэ. Мафию отец Иаков предупредил. Крёстные Отцы почему-то решили, что я и Сэ женаты. И находимся в ссоре. Дурдом! Короче, сегодня вечером меня отвезут к "своим". А послезавтра утром - заберут. Жуть!

Конечно, ничего особенно жуткого нет. Я всё-таки привыкла к Сэ. Не прошло и трёх лет. Но! Мне не нравится обслуживать светлого лорда. А он нарушает договор. Находясь "на воле", он должен был подыскать себе женщину для подобного времяпрепровождения. Он мне обещал! И не ищет. Зачем суетиться? Если я рядом. Гррр!

Высказала всё это Сэ, и смотрю на него в ожидании. А он смотрит на меня. Продолжения ждёт? Или где? Поиграли в гляделки ещё пару минут, потом он взял меня за руку и увёл в спальню. И, спрашивается, что толку в разговорах? Если меня не слышат? Слушают внимательно, и не слышат!

После первой практики, отец Иаков заставил меня трезво взглянуть на ситуацию. Как бы я ни относилась к постельным играм с Сэ, он мой брат по боли. И я люблю его и Солли. Просто моя любовь - совсем не та, которая нужна ему от меня. Точнее, ему вообще от меня не нужно любви. Сэ нужно, чтобы я отвечала взаимностью в койке. Но все мои желания в койке - это остаться в ней без партнёра. У меня потребность в сексе нулевая, точнее - прочно заблокирована. Психологический барьер. Отец Иаков сказал, что со временем я его преодолею. И посетовал, что пошёл на поводу у лордов, а надо было отдавать меня в чужие руки. Возможно, тогда мне было бы легче "общаться" с Сэ. В чём разница я так и не поняла. Хороший-плохой здесь не катит. Сэ неизменно добр ко мне.

Забавно. Несмотря на своё индифферентное отношение к сексу, я исправно отрабатываю танец с веером и все премудрости, которым меня успела научить за три месяца мадам Тереса. Это иллюстрация к фразе "надежда умирает последней". Сэ я эти свои умения не демонстрирую. Мне это даже в голову не приходит. Хотя, по словам мадам Тересы, физиологические изменения всё равно произошли и "клиент" их ощущает. Ага, и приходит снова и снова. С "открытым кошельком". У меня уже скапливается коллекция побрякушек... Фамильные драгоценности, ибн Хоттабн! Откуда он берёт деньги? Побрякушки недешёвые. Некоторые - откровенно зашкаливают по цене. Спрашивать невежливо. Потом прикинула сколько платят за "халтуру" ("подхалтурить" - подработать на стороне), и не стала заморачиваться.

Отрабатываю руны оживляжа. Добрейшие Крёстные Отцы исправно поставляют объекты. У них война что ли? Но меня это не касается. Точнее, я так думаю. Сэ думает иначе, и теперь мы с ним не расстаёмся. Сплошное умиление.

- Крёстные Отцы думают, что мы женаты, Сэ. Просто недавно поссорились.

- Пусть думают.

Вот и весь разговор. По выходным дням общаемся втроём. Лорды намного серьёзнее меня отнеслись к фразе отца Иакова "проводить дни отдыха со своими". Заставили меня не только вспомнить её дословно, но разобрали каждую интонацию. Посовещались взглядами, и решили: в выходные дни мы не расстаёмся.

Ерунда. Эта практика проходит на редкость спокойно. Проработала все руны, заданные отцом Иаковом, Сэ дал несколько своих идей, отработали их тоже. Все задания Крёстных Отцов... Ах, нет! Ни в коем случае не задания! Просьбы... только просьбы... С лордом Сэ неожиданно хорошо работать. Мы "понимаем" друг друга. Впрочем, - неудивительно...

Получили приглашение для меня и Сэ на День Рождения одного из Крёстных Отцов. Странно... Но! Отказываться нельзя. Солли не пригласили. Он работает на правительство. Сэ - тоже, но нас считают семьёй. Как всё сложно! Надо спросить отца Иакова. А то влезешь по-незнанию в какие-нибудь местные разборки... И если идти, то подарки? Крёстный Отец, - это тебе не сантехник... Ну, положим, я могу сделать оживляж для телохранителя. Точнее, подобрать определённый тип телохранителя, вызвать, и... Надо искать того, кому ещё сорок дней не исполнилось, и приказать "охранять".

Сэ напомнил о наличии неупокоенных душ. Интересный вариант. Но для подарка я такое использовать не буду. Тут надо с отцом Иаковом работать. Мне академических знаний не хватает. Но мысль заслуживает самого пристального внимания. Потребовала у Сэ узнать какое хобби у Добрейшего Крёстного Отца. Или, хотя бы, детская мечта, не осуществлённая из за недостатка времени.

- Моя Тигра, ты серьёзно думаешь, что у таких людей есть мечты? Неосуществлённые?

- А у тебя, мой Сэ? - сладко улыбаюсь недовольному взгляду. - У тебя есть мечты? Неосуществлённые? Помимо "вернуться в свой мир"?

- Я понял, о чём ты... Ладно, послушаю Крёстного Отца. Хочешь пойти со мной?

- Ты собираешься проникнуть в "святая-святых"? Или ограничишься посеще... кхм, ладно... Ну забыла я, что вы с Солли работаете на правительство. Если я тебе не помешаю, я хотела бы пойти.


Глава 18. Что подарить тебе, не знаю... или "За сбычу мечт..."




В святая-святых проникли с Сэ в начале часа Тигра (час Тигра: 03-40 - 05-40 утра). Самый крепкий сон... Сэ открыл портал, и мы прошли. Встали за портьерой, постояли тихонько, и убрались восвояси. Я даже разочаровалась. Где приключения? Погони по крышам, перестрелки?.. Кхм... что-то меня заносит... Вернулись домой, и сразу в койку. Вытерпела всю процедуру, потом спросила:

- Что ты прочитал?

- Нам это не поможет.

Я взбесилась. Не знаю, почему. Точнее, - знаю, но ничего не могу поделать. Всё равно придётся обслуживать Сэ, пока наше обучение не закончится.

- Сэ, я задала тебе конкретный вопрос. Разве я спрашивала твоё мнение? Это не ты целую неделю потрошишь бандитов выкачивая инфо, или применяя показательное наказание. Это не ты общаешься с Крёстными Отцами, стараясь удержаться на грани между свободой и безопасностью. Просто ответь мне: что ты прочитал.

- Ты забываешься, моя Тигра.

- До свидания, Сэ.

- Мы это уже проходили. Начнём сначала?

Начинаю смаргивать слёзы. Не всхлипывая и не шмыгая носом, чтобы не опух и не покраснел. Просто позволяю слезам стекать по ресницам и моргаю. Капли падают на щёки, и катятся вниз, затекая на губы, которые вспухают от слёз. Мадам Тереса была бы довольна. А вот Сэ взбесился: улыбается всё более ласково.

- Я запрещаю тебе демонстрировать мне навыки, полученные в публичном доме! Ты поняла меня, Тигра?

- Ага. Никаких новых поз.

Сладко улыбаюсь лорду, в ответ на его ласковую улыбку. Сэ прикрывает глаза, считает до десяти, потом начинает говорить:

- Дон Эмилио вырос в маленьком портовом городке. Недалеко от этого городка располагалось поместье одного из лордов королевства. И каждую неделю лорд выходил на своей яхте в море. На острова. Порыбачить. Отдохнуть от семьи. Неважно. А мальчишки смотрели с причала на яхту и мечтали, что когда-нибудь будут стоять за штурвалом собственного корабля. Дон Эмилио покинул городок, и со временем обзавёлся яхтой много лучшей, чем когда-то была у лорда. Так что, повторюсь: это нам ничем не поможет.

- Ты не прав, Сэ. Надо найти сведения и подобрать такую же, а лучше восстановить именно эту яхту. Если она не затонула, конечно.

- И почему же я не прав? Я хочу понять, Тигра.

- В моём мире, некоторые люди зарабатывали на жизнь тем, что восстанавливали старые автомобили. Я вам показывала, что это. Они покупали остовы и запчасти машин, восстанавливали полностью, вплоть до "пимпочек" запирающих двери, и красили в цвета, соответствующие данной модели и году выпуска авто. Некоторые машины собирались годами. Потом давали объявление. И богатые успешные люди не могли отказать себе в исполнении детской мечты. Потому что когда-то, босоногими мальчишками, стоя в пыли, смотрели на блестящий автомобиль и мечтали: что придёт время, и они сядут за руль такой машины. Это игрушка. Пусть он не будет в неё играть. Но она у него появится.

- Мне сложно понять это. Но я тебе верю, Тигра. Утром отправимся навестить владельца поместья. А сейчас... - и он опять вцепился в меня, оставляя синяки...

За завтраком в трактире Солли поинтересовался: чем мы собираемся сегодня заниматься. Я предложила ему отправиться с нами. И получила неожиданное согласие. Ну и отправились. Лорды, работающие на Правительство, и я - палач мафии. Рука об руку.

Приняли нас хорошо. Душевно, можно сказать. Супруга владельца показала мне парковые розы, и рокарий ("рокарий" - элемент ландшафтного дизайна, представляющий собой композицию из камней на ровной поверхности или небольшой возвышенности. В переводе с английского "рокарий" дословно переводится как "сад камней"), пока мужчины сидели за коньяком и сигарами. Потом владелец поместья проводил нас к выходу.

- Ну что? Сэ?!

- Отправляемся к старой верфи. Там кладбище кораблей. Лорд дал нам письмо к сторожу. И хотел дать дарственную на остов яхты своего отца, но я предпочёл заплатить.

- Всё правильно сделал.

Смешно. После стольких лет и массы новых впечатлений, всё ещё всплывают в памяти рекламные слоганы.

Путь до старой верфи занял около часа прогулочным шагом. Кладбище кораблей... Так грустно смотреть на них... Свалка автомобилей не вызывает таких чувств. У корабля есть душа. Как говорят моряки, перефразируя Евангелие: "Вначале было Слово. И Слово было - Корабль." Сторож долго не мог понять, что нам от него нужно. Увидев письмо с печатью лорда, закивал часто-часто, и пошёл враскачку куда-то вдоль полосы прибоя. Солли и Сэ переглянулись, и пошли за ним, периодически поддерживая меня.

- Вот она, "Шалунья". Не знаю, как вы собираетесь её забирать... Вот то, что от неё осталось...

Я расстроилась. От яхты остался киль, выщербленные рёбра шпангоутов, останки мачты догнивают рядом. Сэ посмотрел на меня, забывшую о контроле за эмпатией, и подошёл к остову яхты, проваливаясь по щиколотку в высушенный солнцем песок. Солли обнял меня за плечи. Молча. И мы наблюдали, как Сэ проводит рукой поперёк "рёбер" корабля, не прикасаясь к ним.

- Нужны подставки. Чтобы корабль не утопал в песке.

И Сэ посмотрел на сторожа с ласковой улыбкой. Сторож, почтительно наклонил голову, и ответил:

- Так были стапеля, господин. Корабль попрочнее, чем они, оказался... Молодой лорд, - он к морю не так, как отец его относился. А уж сын его, теперешний лорд, и вовсе... Вот и осталась "Шалунья" одна...

От этой простой фразы у меня, неожиданно, перехватило горло. А Солли спросил:

- Светлый, ты хочешь оживить это? Или упокоить?

- Тигра придумала подарок... Теперь, Тёмный, надо его оформить, как полагается. Тигра, ты помнишь, что я говорил тебе про ду́ши?

- Ты хочешь вложить в корабль чью-то душу?

- Я хочу, чтобы ты поймала душу корабля. Корабль ещё жив, просто изранен. Нужны подпорки... то есть ста-пе-ли, и немного времени. Если тебе удасться вернуть в корабль его душу, он восстановится намного быстрее.

- А если восстанавливать на воде? Ты сможешь, Светлый?

Лорд Эрик живо заинтересовался происходящим. Мальчики играют в кораблики...

- Она не удержится на воде, господин. Не в этом состоянии.

Сторож, прислушивающийся к нашему разговору, решил внести свою лепту.

- Действительно, Тёмный. Ты сможешь удержать корабль на воде, пока он восстанавливается?

- Сейчас выясню. Скажи, когда будешь готов, Светлый.

И Высокий Тёмный, став ещё выше, подошёл к морю и закричал:

- Эа!.. Эа!.. Эа, выходи! Поиграем в кораблики!

Огромная чёрно-фиолетовая волна двинулась к берегу. Он что? Цунами накли́кал? Ощутимо потемнело. Волна, высотой с шестиэтажный дом, застывшая не доходя до берега, сыграла роль забора тёмного стекла, огораживающую линию берега. Недалеко от гребня зажглись два красных глаза, и рокочущий голос прибоя сказал:

- Опять ты? Сдохни!

- Всенепременно! Ты нам поможешь?

- Сдохните все! А где кораблики?

Стою рядом с держащим меня за руку Сэ, и тихо балдею от разговора. Благослови Господь Мессинга и мою жадность! Солли и Эа беседуют на языке демонов Хаоса. Если бы Мессинг меня не научил, я не поняла бы ни слова из их беседы.

- Если ты подержишь вот это сооружение, то мой... друг сделает из него кораблик.

- Пусть лучше сдохнет. Это и так кораблик. У меня таких много. Неинтересно.

Пытаюсь подойти к Эа поближе, Сэ меня удерживает, потом идёт вместе со мной, не отпуская мою руку. Дурдом! Такая заботливость! А я растекаюсь водой поверх Эа, пробуя его эмоции на вкус... Большой ребёнок, старающийся быть суровым и опасным. Опасным он, конечно, является, а вот суровым...

- Эа... Ты позволишь так тебя называть? Нам нужна твоя помощь. Только ты можешь удержать этот корабль на поверхности. Или ты не сможешь?

- Сдохни!

- Ну не сможешь, значит, не сможешь... Ничего страшного в этом нет. Не расстраивайся...

- Чего это я не смогу?

И стена воды, выбросила язык, слизнувший остов корабля, и утащивший его в море. Потом снизилась, отхлынув от берега... И останки яхты закачались на струях воды, безуспешно пытаясь затонуть. Радостно хлопаю в ладоши. Получаю выразительный взгляд от Сэ, насмешливую улыбку от Солли и настороженное любопытство от загадочного Эа. Ой, мне же ещё душу корабля ловить!

Раскидываю сеть поиска. Много, очень много неупокоенных душ в окру́ге... Но это всё не то... Я зову... Корабли... Дальние странствия... Запах заморских цветов... Звёзды: огромные южные и высокие северные... Свинцово-серая ледяная и сине-зелёная тёплая вода... качающая корабль нежно, как руки матери, и швыряющая его, как щепку... Я шепчу тихо-тихо... я мурлычу ласковым котёнком... я пла́чу потерявшимся ребёнком. Я - море... Я - корабль... Где моя душа?.. Где ты?.. Где ты, Шалунья?

И ко мне, к моему зову, присоединяется зов-требование... Эа поёт со мной песни моря... И она приходит. Шалунья. Почти истаявшая, но всё-таки живая. И песня окутывает её, наполняя силой, и тянет, упирающуюся к кораблю, который ждёт. Ведь тело без души - хуже чем мертво. Я киваю Сэ, и Высокий Светлый протягивает руки к кораблю. И светящееся облако золотых искр окутывает остов, впитывается в него, и хохочущая Шалунья летит занять своё тело.

А потом, мы стояли обнявшись, втроём, и смотрели, как вырастает корабль. Сияют свежим лаком борта, устремляется в небо мачта, обрастает рангоутом. Статуя озорной девчонки на носу неожиданно подмигивает нам синим глазом. И корабельный колокол отбил шесть склянок пополудни (пятнадцать часов по двадцатичетырёхчасовому счислению). Эа погладил лаковые борта, швырнул пригоршню брызг в девчонку, и исчез.

- Шалунья...

Сзади послышался хриплый вздох и лорд Эрик перетёк, другого слова для этого движения у меня нет, - перетёк назад и подхватил падающего с раскрытыми глазами сторожа. Сердце... Сэ вопросительно смотрит на меня, а я, в растерянности, касаюсь парящей души старого моряка. Он ходил на Шалунье, с лордом-капитаном; сожалел о гибнущем корабле, уже будучи сторожем кладбища кораблей, после списания на берег; и никогда не подходил к останкам, чтобы не "рвать" душу. Возвращение Шалуньи оказалось непосильным грузом для старика.

- Пусть покоится с миром.

- Ты разве не будешь его оживлять, Тигра?

- Если бы он был молод... Он уже отжил своё, Сэ. И ушёл радостным. Такое даётся не каждому...

- Что ж... Значит, что-то человеческое в тебе осталось.

- О чём речь, Солли?

Я знаю о чём. Мне интересно, как Солли сформулирует во что я превращаюсь, благодаря обучению. Лорд Эрик не принял игры.

- Ты знаешь, о чём, Тигра. Ты уже взрослая и выбираешь дорогу самостоятельно. Я не могу тебя воспитывать. Ни тебя, ни отца Иакова.

Уставилась на Солли в суеверном ужасе. Воспитывать отца Иакова?!!

- Выбор ты делаешь сама, Тигра. Но выбор мог быть и шире. Как для нас со Светлейшим. Отец Иаков ограничивает твои пути. Или смерть, или движение дальше. Только вот куда ты движешься, Тигра?

- Тёмный, ты предлагаешь Тигре умереть?

- Я предлагаю выбирать свой путь. Это трудно, Светлый, но возможно. Не следовать бездумно в выгребную яму, а пройти по кромке.

- Я не канатоходец, Солли. Я, в общем, согласна с тобой. Как ни странно, недавно думала об этом. Но какой третий путь? Скажи? Вы, оба два, - владетельные лорды. Благополучием государства можно оправдать, практически, любое деяние. Вы обучаетесь, чтобы уметь минимизировать необходимое воздействие. У меня такого стимула нет. Это не мой путь. Я просто прохожу обучение. Чтобы получить, наконец, свободу. Что я с ней буду делать дальше, - я не знаю. Но я не впадаю в экстаз, причиняя кому-то боль, Солли.

- Я знаю, Тигра. Я говорил не об этом. Ты идёшь по линии лёгкого пути.

- По пути наименьшего сопротивления. В моём мире это так называли. Ты о моей работе на мафию?

- Именно. Я знаю, что отец Иаков разрешил, но Тигра!..

- Ты, вероятно, очень высокого происхождения, лорд Эрик. И не знаешь, поэтому, какой властью обладает Синдикат. Говоря твоими словами: ты упускаешь из виду этот путь.

- Это неприемлемо, Тигра.

- Хорошо, как скажешь, Солли. В следующий раз приду к тебе за советом.

Солли закашлялся... А Сэ рассмеялся издевательски.

***


Сообщили о смерти сторожа. Лорд пожал плечами, вызвал управляющего и приказал выдать вдове пенсию и похоронить старика за счёт "казны".

Восстановление Шалуньи вопросов не вызвало. Магия в этом мире не является чем-то из ряда вон выходящим...

На дне рождения дона Эмилио я была в серебристом атласном платье строгого фасона с юбкой в пол, закрытым горлом и длинными рукавами. Из украшений, - чёрный жемчуг. Посмотрела на себя в зеркало. Исключительно потому, что впервые накрасилась в темноте. Ну, не только поэтому, конечно! Платья у меня такого не было никогда. За украшения и речи нет. Сэ требовал надеть бриллианты, но я ограничилась жемчугом. Сэ не понимает "табель о рангах". Таких брюлей нет и у местных правителей, а я не могу надеть украшения дороже, чем у супруги дона. Не по чину.

Попыталась объяснить это, не преуспела, пришлось закатить скандал. Визжала и орала, топала ногами... С удовольствием пошвырялась посудой... Прекрасная разрядка. Сэ в шоке. Таких дурных манер он ещё не видел. Наверное, я ещё и энергетическим вампиром становлюсь. Шоковое состояние Светлейшего для меня просто "маслом по сердцу". В общем, отвоевала чёрный жемчуг. Хотела надеть белый или розовый, таки обвинили в полном отсутствии вкуса. Ну и ладно, я, собственно, и не претендую. Мы люди простые, этикетам не обучены.

Смотрю на себя в зеркало и не узнаю. Вид царственный. Осанка обеспечена корсетом, а всё остальное, - это я и школа мадам Тересы. Глаза сияют, на губах лёгкая улыбка, волосы высоко подобраны и заколоты черепаховыми гребнями. Мочки ушей украшены жемчужинами, на груди - жемчужное колье в пять рядов. Чёрный жемчуг на серебристом атласе смотрится изысканно. Начинаю хихикать. Нервы.

Подарок наш дона Эмилио потряс. Я даже испугалась, что нас со Светлейшим тут же и убьют. Солли доставил Шалунью в военный док, беззастенчиво пользуясь новообретёнными связями. И это я должна подумать над своей жизнью! Стыдно, лорды! А когда Сэ вывел Шалунью на воду... В лице дона не дрогнул ни единый мускул. В покер с ним играть... Разденет. Но я же эмпат! Мне не важны внешние реакции. Дон Эмилио за одно мгновение помолодел на десятилетия. И босоногий мальчишка смотрел на ожившую мечту. И Шалунья... она узнала его. Задумалась, не слишком ли "живая" душа досталась кораблику... Потом решила, что я ничего о душах кораблей не знаю, и раз они с доном Эмилио нашли друг друга, то не надо вмешиваться.

Крыша продолжает ехать, набирая скорость.

Консиглиоре дона предупредил Сэ, что у него могут быть неприятности по службе. Сэ любезно ответил, что он не служит. Уточнять не стал. Если Крёстный Отец захочет просветить своего советника, он это сделает. Непонятно... Я читала у Марио Пьюзо, что советник посвящён во все дела дона. Насторожившись, стараюсь держаться поближе к Сэ. Предупреждать его не надо, он телепат. Главное, успеть уцепиться, если вдруг Светлейший рванёт куда-нибудь порталом.

Устыдилась. Сэ без меня никуда не рванёт. Пора бы мне уже усвоить это. Но помечтать-то я могу?

Бежать никуда не пришлось. Праздник прошёл без сучка, без задоринки. Отбыли домой поздно вечером. Нам настойчиво предлагали охрану, Сэ, столь же настойчиво, отказывался. Благодарил и отказывался. Может ведь милым быть, когда хочет!

Экипаж отпустили за три квартала от нашей квартиры. Не нашей, конечно! Предоставленной моим лордам государством. Две квартиры на этаже. Одна для Сэ, другая для Солли. Ну и я там тоже обитаю. По выходным дням. В основном, в койке Сэ. Так вот, экипаж отпустили, а сами пошли огородами. Это выражение из прошлого, как нельзя лучше характеризует наш способ перемещения. Может мне пора в тигрицу превращаться? Муррр?

Сэ отрицательно качает головой, серебристой тенью скользя между домами. Ну нет, так нет. Хотя платье жалко. Проходы настолько узки, что я периодически задеваю стены бёдрами. Солли пришлось бы здесь перемещаться боком. Плечи не прошли бы.

Наконец-то мы вышли на нормальную улицу. Относительно нормальную. Напомнила мне "Двор Чудес" так замечательно описанный Виктором Гюго. Теней во всяком случае полно. Но к нам с Сэ никто не приближается. Улица насторожилась, но и только. Никто не лезет в чужие дела. И это правильно!

В одном из домов открылась дверь. Улица не освещается, так что я уловила только возникшее тёмное пятно на стене. Петли смазаны хорошо, - ни звука не донеслось. Сэ, взяв меня за руку, рванул к двери. Точнее, рвануть пришлось мне; Светлейший просто ускорил шаг. Нырнули в дверной проём, и, поднявшись на третий этаж, прошли по коридору в другой подъезд. Дежавю. На проспекте Будённого стоит такой домик Сталинских времён. Там тоже можно пройти внутри дома по всем подъездам. Не помню, правда, с какого этажа... В этом доме подъезды с разных сторон. Но выходить на улицу мы не стали. Спустились в подвал и вошли в очередную открытую дверь. Неприметная, обшарпанная... С наружной стороны. Цельнометаллическая, - с внутренней. Запаха ржавчины нет. Или обработка антикоррозийная?.. Сэ фыркает насмешливо. Ну да... глубокомысленные рассуждения. А чем мне заняться, пока я рысью бегу за своим напарником?

И пошли по катакомбам. Обитаемым, а как же! К счастью, Сэ видит в темноте лучше кошки. От тигрицы мне досталось ночное зрение, но я в некоторых местах вообще ничего не видела. А постоять в самом тёмном углу для адаптации зрения мне не дали. И куда мы так спешим?

- Я думал, ты не спросишь. Ты настолько нелюбопытна, моя Тигра?

- Я тебе доверяю.

- Я тронут.

Промолчала. Сэ и так знает, что моё доверие зиждется на словах отца Иакова. Наш куратор поручил Светлейшему приглядывать за мной. Спрос, если со мной что случится, будет с него. А от отца Иакова и смерть не спасёт. Поднимет, и спросит.

- Весьма разумно.

Сказано сквозь зубы. Не нравятся мои размышлизмы Светлейшему. Таки никто его и не просил ко мне в голову лезть!

Прошли километра так с три. Может меньше. В темноте, да в туфлях на каблуках, сложно определять расстояние. Наконец, вышли в какой-то обширный подвал. От тёмной стены отделилась тень. Солли.

- Переодевайся, Тигра.

Умник! Как переодеваться, когда я ни хрена не вижу! Хоть бы свечку зажгли! Сэ вытряхнул меня из платья и белья. Еле успела колье снять. Разорвал бы, чудовище... Стою голая и босая на тряпке, в которую это платье превратилось. Вспомнила не к месту, что оба два моих лорда видят в темноте.

- Мы тебя и при свете видели. Не трать время!

Лорд Эрик протянул мне мокрую салфетку размером с хорошую простынь. Обтёрлась самостоятельно, с головы до ног, надавав по рукам излишне услужливым лордам. Бельё, носочки и комбез. На ноги мягкие сапожки. Форма Семинара. Сэ успел переодеться, пока я надевала бельё. Не иначе привычка бегать из чужих постелей помогает. Насмешливую улыбку Светлейшего я не вижу, но ощущаю. Мне вручили также паранджу, - шапочку типа омоновской. Надела и её, чего там! И только после этого Сэ открыл портал.

Вероятно, это местные казематы. Вспомнилась давняя экскурсия по Петропавловской крепости... Быстро идём по коридорам. Через решётки проходим мини-порталами. В Терминаторе-два было намного зрелищней... Сэ хмыкает. Боевики моим лордам не понравились... Это и понятно. Приходим в пыточную. Я фигею! Лорды "потеряли" объект?

- Это не то, что ты думаешь, Тигра.

- Прекращай рыться в моих мыслях, Сэ. Мне это не нравится.

- Потом поворкуете, дорогуша. Ты сможешь вернуть его?

- А зачем, Солли? Расскажи мне.

Ласковой кошечкой прижимаюсь к лорду Эрику, заглядываю снизу ему в лицо, нежно выдыхаю:

- Расскажи... мне... всё...

Сэ в бешенстве шипит что-то на своём языке. Солли безмолвно хихикает, подмигивая мне серо-голубым глазом. Но не колется, змей! Отстраняюсь от тёмного лорда и капризно надуваю губы:

- Я не буду работать "втёмную", лорд Эрик. Только по распоряжению отца Иакова. У тебя есть для меня это распоряжение?

- Тигра... Я думал мы друзья...

- Продолжай думать, Солли. Назови причину, по которой мне не следует знать кто, что, где и почему?

- Если ты его оживишь, беспокоиться ни о чём не придётся.

Вот так... Не поднимешь, а оживишь. Это не объект. Куда они влезли?

- Куда нас попали, Солли?

- Эммм, Тигра... Долго рассказывать.

- Мы спешим? - Молчаливое подтверждение. - Тогда начинай рассказывать. Я пальцем не пошевелю, пока не узнаю во что мы вляпались на этот раз.

Посмотрев в такие несчастные, искренние глаза, предупреждаю:

- Я почувствую, что ты лжёшь, Солли. Не усугубляй. И не говори за "многая знания, которые порождают многая печали". Я всегда предпочитаю знать.

- Какая мудрая мысль, Тигра! Откуда это?

- Библия. Священная книга моего мира. Одна из священных книг. Не пытайся меня отвлечь. И заодно, кстати, поясни причину, по которой мы не должны были принести сюда запахи дома, в котором гостили недавно.

- Возможна проверка. Ничего лишнего быть не должно...

Голос лорда Эрика странно "бесцветен". По отношению к звуку термин неподходящий, но, тем не менее, именно "бесцветен". Куда мы влезли? Может, сразу вызывать отца Иакова? Сэ прошептал, вызывая дрожь в позвоночнике:

- Не паникуй, Тигра. Пара часов у нас есть.

Развеселилась. Потом начала сканировать покойника. Телесных повреждений нет... Странно... Призываю его душу, находящуюся здесь. Удерживаю её испуганную и любопытствующую на кончиках пальцев правой руки. А тело уже три дня, как мертво. И как это понимать? Мы искали подарок дону, праздновали сегодня в его доме, а здесь лежал бесхозный труп?

- У тебя есть когти Солли. Обведёшь символ, который я нарисую на нём.

Левой рукой беру со стола протоколиста перо, макаю его в чернильницу, и, дождавшись, пока Солли распахнёт на груди трупа рубашку чёрного шёлка, вырисовываю руну, возвращающую телу жизнь. Потому что мёртвое - мертво. И нельзя наказывать душу пребыванием в неживом теле. Во всяком случае, я не знаю причины для такого наказания. Я раньше считала, начитавшись книг и насмотревшись фильмов, что возвращение души оживляет тело. Но это не так. Не говоря уже о том, что сама по себе душа в тело не вернётся. Сначала надо "запустить мотор". И речь не о сердце. Сначала надо "поднять" тело. А потом уже оживлять.

Огромный, острый чёрный коготь, чётко следуя линии рисунка, прорезает кожу покойника. И тело сотрясается от конвульсий. И начинает течь алая кровь. Душа испуганно трепещет на кончиках моих пальцев. Успокаиваю её, удерживая. Сэ быстро отступает в сторону. А я вижу, на мгновение, в его глазах отражение голубого света. Энергия природного некроманта... Сейчас я, наверняка, просвечиваю и у меня растут крылья голубого огня. Солли, закончив рисунок, отходит на шаг. И я отпускаю душу, направляя её в живое тело. Она пытается вырваться, но руна возвращения, нарисованная мной в воздухе, надёжно "припечатывает" её к обиталищу. Оживший вскрикивает, и теряет сознание. Неправильное определение... просто отключается. Прикладываю пальцы к шее: дышит, сердце бьётся. Нажимаю пару точек, показанных мне енотом - мастером боя без оружия. Пусть поспит. Время есть. Смотрю на Солли. Жду.

- Он умер не здесь, Тигра. Мы перенесли его сюда, чтобы выиграть время.

- Наследник.

- Узнала?

- Слышала, о его предпочтениях в одежде. И в развлечениях... Да и с чего бы вы стали суетиться. Кого вы прикрываете?

- Не мы!

- Ты абсолютно прав, Сэ. Кого мы прикрываем?

Солли тяжело вздыхает. Нежно втекаю в него, ласковыми волнами накатываюсь и отступаю... Солли - романтик. Всегда это подозревала. Циничный, жестокий, но... Романтик. Как он умудрился пройти все испытания, придуманные отцом Иаковом? Или его не испытывали? Не исключено. Это меня надо было "ломать" под стандарт. Лорды просто отбывали повинность.

- Ты хочешь, чтобы он женился? У него не будет детей. Семя мертво.

- У него будет ребёнок, Тигра. А ты прикажешь ему быть хорошим отцом.

- И мужем... Ты романтик, лорд Эрик.

- Я всего лишь справедлив.

- Ннда? Ха! Ха! Ха!

Именно так, раздельно. И пусть злится.

- Кто его убил? Дорогая будущая супруга? Яд уже вышел из тела, но душа помнит боль.

- Это уже не важно, Тигра. Ребёнок получит отца, а его мать, - мужа.

- Как ты влез в это?

- Мимо проходил.

Посмотрела на индифферентное выражение лица, поняла, - не скажет. Подумала, что в ядах тёмный должен разбираться не хуже профессиональных отравителей, а значит, он рассчитывал на меня.

- Не надо представлять тёмного бóльшим монстром, чем он есть, Тигра.

- Не буду. Теперь я могу идти? Спать хочется.

- Пойдём вместе. Лорд Эрик позаботится о его Высочестве.

***


На свадьбу наследника нас, естественно, не пригласили. Мы гуляли на площади, с народом. Солли научил меня плясать тарантеллу, или нечто похожее. Было очень весело. Выпивка лилась рекой. В кои-то веки смогла расслабиться. Правда Солли испугался за меня, говоря, что дамам положено пить вино, а не водку. Ну, - темнота, - что с него взять!

Попыталась объяснить тёмному, что значит "пить по-русски", прибежал откуда-то Сэ, и уже не отходил от нас. А мы пили ледяную водку, заедая её жареным перчёным мясом, и пели песни... Разные. Когда я дошла до бабушки-старушки, Сэ меня унёс домой. Пытался увести, но я поджала ноги и пьяно хихикала всю дорогу, в восторге от своей хитрости. Утром меня отпаивали горячим бульоном с пряностями. А я требовала рассолу. Дикие всё же здесь люди! Рассолу нет!

Сегодня у нас выходной день. Слава Богу! Надо бы вытрясти из Солли эту историю с наследником.

На попытку заговорить, мне молча приложили пальцы к губам, и улыбнулись, как маленькой девочке. Обиделась. Не буду разговаривать! Так надутая и прошла в портал. Дом, милый дом! Пишем отчёты. Каждый свою часть. Неделю отдыха терять не хочется. А отец Иаков, наидобрейший наш, не затруднится срезать наши кровные дни отдыха.

- Ты так переутомилась, дитя моё?

У меня точно когда-нибудь разрыв сердца случится!

- Сомневаюсь. Тебя такими мелочами не проймёшь. Один вопрос, дитя моё: ты всегда такая отзывчивая?

- Запрета на применение некромантии не было, отец Иаков.

- Я непонятно выразился?

- Понятно. Но я подумала... Да, я стараюсь помогать партнёрам, если это в моих силах.

Помогаю же я Сэ. Когда ему нужна женщина. Почему бы не помочь Солли, когда ему нужен некромант?

- Интересные у тебя ассоциации, дитя моё. Похоже, у Светлейшего нет никакой надежды. Не отвечай, дитя моё. Это так... мысли вслух. Третью практику отработаешь самостоятельно.

- Спасибо, отец Иаков.

До следующей практики занимались "углублением знаний". От нас требовалось выработать в себе "чувство объекта". Нам, конечно, преподавали сравнительную анатомию разных разумных. Но... Отец Иаков сказал, что мы должны уметь воздействовать на совершенно незнакомый объект. Дурдом! Как, скажите, воздействовать на объект, при виде которого хочется с визгом взобраться на макушку дерева и швыряться оттуда бананами и всякими разными финиками? Или наоборот, прижать к себе, гладить и не выпускать из рук? Легко сказать "абстрагируйтесь"... А приходится. Абстрагироваться. А то отец Иаков поможет... а такого счастья я не каждому врагу пожелаю. Меня выручает эмпатия, Сэ использует телепатию, и только Солли грызёт гранит науки честно. Ну, - он способный.

Впрочем, пару раз он нёс в себе какую-то сущность, не до конца скрывшуюся... Сама испугалась. Почти. Отучили меня бояться. А это плохо! Очень плохо! Отец Иаков даровал мне автономное плавание, в смысле, практику. То есть, магической поддержки у меня не будет. Да и просто мужчины рядом... Не для постели, нет! А в качестве буфера между мной и окружающей средой. Ага, а также понедельником и прочими пятницами. А с женщиной редко кто разговаривает. Курица не птица, баба не человек! Миры разные, а принципы жизненные, - как под одну копирку делали.

Пока мы не выработаем в себе "чувство объекта", нас не допустят к ученикам-первокурсникам. Вспомнила, что переносилась в камеру пыток нагишом... И вот мне оно надо? Чего я там не видела? Хотя, помочь альма-матер, - святое дело. Так что учимся. Грызём гранит науки. Я Сэ не говорю о своей одинокой практике. И не думаю о ней. Отец Иаков может и передумать, а Сэ разозлится. Пока что, ночует он в моей келье. Солли вечерами гуляет, а ночевать возвращается к себе. Отец Иаков в этом отношении строг.

И вот, наконец, настал день получения заданий на практику. Меня потряхивает. Слегка... Сэ насторожился. Я в предыдущие два раза не волновалась... Как бы не спалиться раньше времени... Отец Иаков, наидобрейший наш, улыбается благостно:

- Дети мои. Это предпоследняя ваша практика. Она, кхм, своеобразна. Мы не даём вам заданий. Вы должны самостоятельно найти себе работу там, куда вас забросят. Желательно, чтобы вы смогли набрать материал для диплома. Но... необязательно. Каждый из вас получит свою дорогу, одежду, обувь и пять монет серебром. В конце практики мы найдём вас сами. Можете не суетиться по этому поводу. Желаю успеха в странствиях.

На этой весёлой ноте напутствие закончилось. Сэ хотел что-то сказать, но... промолчал. Уж больно благостной стала улыбка наидобрейшего нашего. Я начинаю задумываться, а зачем мне было нужно автономное плавание? С другой стороны, похоже, что это стандартная схема практики, так что... "почувствуйте себя Штирлицем".

- "А за окном шел снег и рота красноармейцев." (© Нестор Онуфриевич Бегемотов. "Похождения штандартенфюрера CC фон Штирлица.")

- Дорогуша? Что за непонятная, но очень меланхоличная фраза?

- Так... Солли. Задумалась. Я впервые сталкиваюсь с системой, когда мастер боли совмещает ещё и должность тайного агента.

- Никакой практики, моя Тигра. Ты не выживешь в чужом мире.

- Таки меня не спрашивают, о Светлейший!

Солли отвернулся к стене, плечи подрагивают. От Сэ идёт волна ледяного бешенства, прикрытого лишь ласковой улыбкой.

- Я сссам поговорю ссс отцссом Иаковом.

- О чём, сын мой?

Дружно встали и склонили головы.

- Доброго дня, отец Иаков.

- Доброго, доброго...

Рассеянно махнул пухлой ручкой. И почему мне всё чаще кажется, что облик наидобрейшего отца всего лишь тщательно выработанная маска? Он маг, и телепат, и некромант, и... не знаю кто ещё. Задурить нам головы ему... как два пальца об асфальт. Возраст отца Иакова определению не поддаётся. Если мои лорды наверняка прожили несколько столетий, то отец Иаков... Он старше. Много старше. Он действительно смотрит на них, как на детей. Избалованных. Которых необходимо воспитывать. Зачем? Я, - лишний элемент. Всего лишь довесок к лордам. Выжившая, благодаря их ответственности за тех, кто рядом. Я знаю, что сложись всё иначе, я давно уже была бы удобрением.

- Ты себя недооцениваешь, дитя моё. Но поверхностный анализ имеющейся у тебя информации проведён на приемлемом уровне. Возможно, ты научишься. Со временем.

- Отец Иаков, Тигра не будет проходить эту практику.

- Разумеется будет, сын мой.

- Отправьте нас вдвоём. Она женщина!

- Рад, что тебе удалось это заметить.

Сэ открыл рот, чтобы сказать ещё что-то, но от отца Иакова повеяло таким холодом, что я всерьёз начала опасаться простуды.

- Знание местного языка получите в момент перемещения. Денежный курс выясните сами. Если будет совсем плохо, задействуйте метку. Вас вытянут сюда. Ты поняла, дитя моё?

- Да, отец Иаков.

Почтительно кланяюсь, старательно выбросив из головы все мысли. Кроме горячей благодарности заботливому, наидобрейшему, куратору. Совсем плохо быть не может по определению. Не в джунгли же нас выбросят? И я не только мастер боли. Я ещё и некромант. Недоучка, ага! Но... всё-таки некромант! Так что, защитой я себя сумею обеспечить.

- Правильно мыслишь, дитя моё. Тебе необходимо нарабатывать материал для диплома. Времени у тебя не так много, а тема не отработана.

- Да, отец Иаков.

Куратор улыбнулся благостно, и... мы провалились в порталы.


Глава 19. Автономное плавание, или "привет, друзья, а вот и я..."


Успела подумать: "а обещали командировочные... верить нельзя никому!" И... вывалилась из портала в каких-то кустах. Судя по окружающим звукам, что-то типа городского парка. Надеюсь, что не частные владения. А то собаки набегут... Хммм... тигрица во мне восприняла возможное появление собак с удовольствием. Ага, гастрономического толка. Денег нам не дали... Ой! Нет! Наговариваю я на отца Иакова. Грех это! На мне дорожная одежда, состоящая из брюк, рубашки и куртки. На ногах удобные сапожки. Одежда неношеная, обувь тоже, - не чувствуется ауры прежнего владельца. Но все вещи искусственно состарены. В качестве нижнего белья - полотняная рубашка и полотняные же кальсоны. Носочки толстые, но не шерстяные. Здесь не холодно. Или лето, или климат такой. В кармане брюк нашлись монеты. Доставать не стала. Незачем в парке деньгами светить. Тем более, вечером. А я, грешным делом, думала, что портал перемещает мгновенно... или здесь такая разница во времени? Надо искать пристанище. Пора выбираться из кустов.

Нндаа... вместе с лордами жить было проще! Уже ночь. Обошла, кажется, полгорода. В гостиницах нет мест! То есть вообще! Даже на конюшнях, в сараях, и где там ещё... На этой неделе рыцарский турнир и ярмарка. Понаехали, блин! Познакомиться, что ли, с кем-нибудь? Ага, как в старом анекдоте: "Бабуль, дай водички попить, а то так кушать хочется, что даже переночевать негде!" Ох, чувствую, придётся мне в парке ночевать. В тигриной ипостаси...

- Огонька не найдётся?

Повернулась на голос... Молодой мужик приятной наружности. Голос, кстати, тоже приятный. И улыбка... располагающая.

- Какие глаза... Госпожа, прости мне невольную дерзость...

И бла-бла-бла о том, как он очарован, и какой я подарок судьбы. То, что я подарок, это я и без него знаю. Стою, терпеливо слушаю, попутно думая, что этому парнише от меня надо. И тут до меня дошло! Увидела саквояж у ног своего, ха-ха-ха, обожателя. Вспомнила песню Александра Новикова и объявила дословно по тексту:

- В гостиницу меня сегодня не пустили. И вот теперь, согласна, хоть куда!

Все! Абсолютно все бардовские песни из жизни! Парень, как в тексте "прикусил язык, совместно с сигаретой". На портфель, правда, не садился, но доверительно объяснил, что обошёл полгорода, и мест нигде нет.

- Господин хотел напроситься ко мне на ночь?

- Я бы отработал, клянусь!

Мы смеялись тоже, как в песне, - "заразительно и звонко". Пример нежелательный подавать было некому. Все уже спали. А мы бродили по ночному городу. Мой новый знакомый оказался заочно с ним знаком. Показывал мне достопримечательности. Ратушу, пару храмов, и городскую тюрьму. Самым древним зданием оказалась, как раз, тюрьма. Оно и понятно. Город, как многие у нас на Земле, строился вокруг замка, который впоследствии и стал тюрьмой.

- Я не представился... Мартин Шульц.

- Меня зовут Тигра. - и, подумав, почему бы и нет? - Тигра Штирлиц.

Вовремя прикусила язык, проглотив "штандартенфюрер СС.

- Интересное у тебя имечко, госпожа Тигра.

Пожала плечами... Что объяснять...

Рассвет встретили на набережной. Красота! Позавтракали в маленьком кафе на городском рынке. Оно единственное открылось на рассвете. Как и сам рынок. Узнала, что на серебряную монету можно прожить неделю. Когда заказывали еду, объявила, что у меня только вот эта монета... Мартин рассмеялся, сказав, что мой завтрак его не разорит. А менять деньги лучше в банке. Всё это, конечно, хорошо. Но где я буду жить? Ладно, что-нибудь придумаю. В конце концов и кладбище в городе есть. Хотя, гостиница меня устроила бы больше.

- Могу я узнать о твоих планах на сегодняшний день, госпожа Тигра?

- Планы те же, господин Мартин. Найти жильё и работу.

- У тебя есть профессия?

- Несколько.

- Судя по твоим рукам, домашней работой ты себя не утруждала.

- Ты абсолютно прав. Горничной я не работала.

Молчаливый вопрос...

- Я не из весёлого дома.

- Это я понял. Но чем ты собираешься заниматься?

- Не знаю ещё... Что-нибудь найду.

- Ты рассуждаешь, как... Извини.

Сложный состав эмоций расшифровать оказалось просто. К сожалению... Не люблю жестокости в людях...

- Как содержанка богатого человека, потерявшая покровителя?

- Извини.

- Не извиняйся. К чему? Мы, практически, незнакомы.

- Всё равно, извини.

Позавтракав, мы ещё немного пошатались по городу. Мартин, испросив у меня разрешения, курил тонкую сигару. Табак пахнет, как на Земле... Спать хочется всё сильнее. Надо найти укромный уголок в городском парке. И хрен с ней с работой. Похожу, послушаю... Что-нибудь наверняка подвернётся. А тигрицей я прокормлюсь даже и без денег. Собак бродячих здесь полно. Не пропаду, в общем. Идти в тюрьму, предлагать свои услуги в качестве палача... Не вариант! В психушку угодить можно. Кладбище тоже подождёт... Надо, вообще-то, походить в районе кладбища. Может, некроманту работа найдётся. И храм Всеуносящей посетить. Для приличия, а как же! Если здесь чтут Ту, что уносит, то, вероятно, можно подработать некромантом.

- Тигра, ты меня не слушаешь!

- Мы пили брудершафт?

- Хуже того! Мы провели вместе ночь.

Посмеялись... Приятный парень, этот Мартин.

- Прошу меня извинить, Мартин. Бессонная ночь не способствует внимательности. Повтори, если сказанное важно.

- Я сейчас должен идти работать.

- Было приятно познакомиться с тобой, Мартин. Желаю успехов.

И, внезапно, решив похулиганить, добавила:

- В труде и заработной плате.

Ну вот... Теперь Мартин не знает к какой категории меня отнести.

- Я говорил тебе, что на рассвете буду заходить в кафе, где мы завтракали. Если будет сложно, - завтраком накормлю. Я тут пробуду две недели.

- Спасибо! Я запомню. Хорошего дня, Мартин!

- Хорошего дня, Тигра.

Мартин Шульц отправился представляться начальству, а я, - искать место, где можно выспаться. Кладбище представлялось всё более заманчивым...

Для начала, решила посетить храм Всеуносящей. Благо храмовая площадь недалеко... Всё-таки хорошо, что Мартин устроил для меня экскурсию... Интересно, парень следователь, или где? Уж очень наблюдательный. И анализировать увиденное умеет.

Службу посетила. Не собиралась, конечно, но пришла, как раз, к началу. Поспала часик в уголке... Никто меня не тревожил. Проснулась в конце, когда начали читать объявления. Планы на неделю. Насчёт некромантов ни слова не сказали. Спросить, что ли? Или... Нет! Надо выспаться. А потом, на свежую голову, решать. Отправилась в парк. Походила, посмотрела, - укромных мест нет. Чтобы выспаться, - нет. Была бы мужчиной, улеглась бы на лавке. Или на набережной. Под солнышком... Мечты, мечты... Пошла на кладбище. Нашла запущенный склеп, открыла, и, перекинувшись в тигрицу, улеглась на дальнем саркофаге. Прохладно, но не холодно, насекомых нет. Покойники тихие... Спаать... спаать...

Проснулась после полудня. Прислушалась тигриным слухом и эмпатией... Тихо. Выскользнула из склепа уже в человеческой ипостаси. Есть хочется. И умыться. О ванной молчу... Кстати да! Здесь должны быть городские бани. Надо поискать.

Нашла. Не прошло и двух часов! Как странно... В гостиницах заняты все места, включая чердаки и сараи, а в бане свободно... Народ не моется? Или... Дорого? Разменяла серебрушку, оплатила два часа мытья, массаж, маникюр с педикюром, стирку белья, чистку и глажку одежды и чистку обуви. На всё про всё хватило четверти монеты. Теперь у меня ещё и гора медяков! И при бане есть небольшое кафе. Ну не кафе, а буфет. Чистая и в чистой одежде уселась выпить чая с пирогами.

- Это, наверное, судьба. Мы снова встретились, Тигра.

- Учитывая, что не в каждом доме есть ванная, это, скорее, закономерность, Мартин. Как отработал?

- Тебе действительно интересно?

- Нет. Мне интересно, насколько ты устал. Хочу побродить. Закажи пирог с мясом. Исключительно удачный.

Примерно с четверть часа мы молча ели. Повар здесь хороший. Пироги печёт... Сказка! Наконец, голод утолён. Я пью чай, Мартин, - пиво. Никогда не любила пиво. Не понимаю я его. Так же, как и кофе. Чай и водка мне понятны. Влияние завода.

- Ты нашла жильё?

- Нет.

- Выглядишь отдохнувшей.

- Выспалась на кладбище.

Постучала по спине, захлебнувшегося пивом, Мартина.

- Шутки у тебя!

- Какие шутки? Не в парке же на скамейке мне спать было! Нашла тихое место, подремала... потом решила освежиться. Вот... освежилась. Готова к новым свершениям.

- Серьёзно спала на кладбище? Нервы у тебя крепкие, - уважаю!

- А что такого? Днём же!

- Так... Ты поосторожней, Тигра. Здесь... кхм... разные люди встречаются.

- На кладбище спокойно. В парке хуже.

- Вероятно, ты права. Покойников ты не боишься?

- А чего их бояться? - Вспомнила знаменитую фразу Билли Бонса. - Мёртвые не кусаются!

И тут за моей спиной прозвучало:

- Не скажите, дамочка! Есть такие, что и укусить могут! Без специального амулета лучше не соваться!

Повернувшись, увидела хитрую рожу неопределённого возраста. Развеселилась внутренне. Спрашиваю, хлопая глазками:

- Какого-какого а-му-ле-та? Списального? А что это?

Мартин с весёлым интересом смотрит на мошенника. А малый, - явно мошенник. Но пока Мартин молчит. Не вмешивается.

- Не списального! А спе-ци-аль-но-го амулета, дамочка! Обеспечивает защиту от всех мёртвых.

- Прямо-таки от всех? А как же он действует?

- Да обыкновенно, Тигра. Лупишь амулетом мертвеца по башке, и ждёшь, чем дело кончится.

Пихаю развеселившегося Мартина в бок. Мошенник осуждающе качает головой.

- Вот зря вы насмехаетесь, господин хороший. Амулет настоящий. Знаменитым магом сделан. Больших денег стоит.

- Покажи. Или за погляд тоже деньги берёшь? - Доверительно обращаюсь к Мартину - Никогда не видела амулетов.

Мошенник достал из за пазухи тряпицу, из которой вытащил кожаную подвеску на ремешке. Оп-па! А кожа-то снята с человека. С живого, правда. И ремешок и подвеска из человеческой кожи. Причём подвеска составная. Сложный плоский узел сплетён из нескольких ремней, вырезанных из нескольких людей. Живых людей. Я это знаю. Не понимаю, откуда, но знаю. И кроме заряда боли она несёт в себе магию некроманта. Немного. Но не для отпугивания мёртвых она применялась. Не отпугнёт она их. А вот для чего? Может, смысл в узле? Надо у отца Иакова спросить. Не хватает мне квалификации для распознавания ритуалов по амулетам! А, может, это и не амулет вовсе! Что там ещё было в фэнтези? Артефакты! О! Может, это артефакт?

- Откуда это у тебя?

Мой голос приобрёл благостное звучание. Как у, наидобрейшего нашего, отца Иакова. Мартин поёжился.

- Так говорю же, дамочка, больших денег стоит. Не продавал бы, кабы не нужда в деньгах!

- Я задала другой вопрос.

Говорю мягко. Глядя в бегающие глазки. Украл он эту штуку что ли? Непохоже... Или... Внюхиваюсь в эманации смерти. Не только некромантия. Ещё и смерть прежнего владельца. Снял с трупа. Вот это уже ближе к истине. Это уже похоже на данный психотип. Допросить бы... Да кто ж позволит!

- Это действительно амулет, Тигра. И стоит он очень больших денег. - Мошенник радостно кивает, но Мартин ещё не закончил просвещать нас - Сумма должна перевесить десять лет каторги. Запрещён кроаш к использованию, добрый человек. А уж за торговлю... Костёр. Стоять!

И уцепил рванувшегося мошенника, завернув ему руку за спину. Ну точно, - опер. Или волкодав. Наблюдая, как Мартин профессионально связывает несчастного мошенника, старательно запоминаю название амулета. И постаралась запомнить узел. Зарисовать не получится. А жаль. Но десять лет каторги, это много. А на костёр и вовсе не хочется...

Стоп! Получается, некромантия запрещена? Под страхом смерти? Сейчас Мартин вспомнит, что я начала расспрашивать за амулет до того, как он вмешался. И что я ему плести буду?

- Тигра, а почему ты заинтересовалась амулетом?

И я кинулась головой в омут.

- На нём следы смерти хозяина. Я могу видеть. И ещё... на нём магия. И сделан он из...

- Я знаю из чего он сделан. Понятно...

- Что тебе понятно?

- Понятно, почему ты выспалась на кладбище, а не в парке. Тебе, наверное, там действительно спокойнее.

- Я живая.

- Я заметил.

Церемонный поклон. Робко улыбаюсь в ответ... Сбегу. Если что, - сбегу на Семинар. Отец Иаков разрешил... Но пока... подожду. Здесь становится интересно.

Попросила счёт, отказавшись от предложения Мартина заплатить за мои пироги. Не привыкла я на халяву жить. Одного завтрака на рассвете после, ха-ха-ха, совместной ночи вполне достаточно.

Буфетчик вызвал ностальгическое умиление. В нашей столовой на заводе тоже считали по системе: сорок, сорок, - рубль сорок. На вопрос: "Скока-скока?", впрочем, отреагировал правильно. Пришлось оставить чаевые в десять процентов от суммы. Стал бы упорствовать, - не оставила бы! Мартин вызвал стражников и они уволокли несчастного мошенника в тюрьму. А мы пошли гулять.

- Завтра начинается Большой турнир. Ты пойдёшь?

- Не знаю... Я боюсь толпы. Раздавят ещё.

- Можно занять места на скамьях.

Рассмеялась, не выдержав серьёзного тона. Легонько тронула рукав камзола, заглянув в недоумевающие (что-такого-смешного-я-сказал) глаза.

- Мартин, ты как ребёнок! Ты думаешь, мало желающих занять места на скамьях? Я чужая в городе, и меня погонят взашей, чтобы освободить место для своих.

- Ты могла бы пойти со мной. У меня есть приглашение на двоих.

Растерялась... Важняк чувствует себя одиноко? Или не желает сближаться с сослуживцами? Приехал на ревизию? Или?

- Тигра, на твоём личике отражается такая работа мысли! Может ты просто ответишь "да?"

- Я ни разу не была на турнире. Вообще ни на каком.

Олимпиады по математике не в счёт. Рыцарский турнир! Вспомнила "Айвенго", "Белый отряд"... Эххх! Была не была!

- Да, Мартин, я хотела бы посмотреть на турнир. - И тут же подкорректировала своё согласие, чтобы избежать неловкости - Но если у тебя появится другая кандидатура, я переживу и без турнира. И... не обижусь. Ты понял, Мартин?

- Понял я, понял. Где ты собираешься ночевать? Пойдём, поищем тебе жильё.

- Себе ты жильё нашёл. Служебная квартира?

- Да. И я там с бригадой, так что тебя устроить не смогу. Извини.

- Я, собственно, и не думала навязывать тебе своё общество, Мартин. На кладбище вполне уютно.

- Кстати, да! Пойдём к кладбищу. Раз ты не суеверна, можно попробовать поискать жильё рядом.

И мы таки нашли жильё рядом с кладбищем. Полсеребрушки в неделю с завтраком. Замечательно! Удобств особых нет. То есть, удобства во дворе: типа сортир. И умывальник с кувшином в комнате. Но я теперь знаю, где баня, так что проблем с чистотой нет.

Вернулись в центр города, чтобы поужинать. Мартину интересно, что рассказал незадачливый торговец запрещёнными амулетами. Попеняла ему, что дядечка хотел толкнуть единственный амулет, а Мартин уже шьёт распространение. Обычное явление. Чего не сделаешь, для улучшения статистики... Мне, впрочем, тоже любопытно.

В тюрьму не пошли. Ограничились отделением городской стражи. Дрожащий мошенник бил себя в грудь со слезами доказывая, что если бы он знал, он бы никогда!.. Но упорно отказывался сказать правду. Нашёл, и всё. Начинаю злиться. Мартин неожиданно сказал:

- Госпожа Тигра говорит, что владелец амулета мёртв. Это так? Ты снял его с мертвеца?

- Я ничего не знаю! Ничего! Я нашёл! На дороге нашёл! Никаких мертвецов я не видел!

- Мартин, может его некромантам отдать? Они его убьют, и допросят. Мёртвые не лгут. Я так поняла, что некроманты в городе есть?

- По меньшей мере, один, точно, есть. Ну что, мошенник? Вызываем некроманта?

- Зря вы так, господин! Незаконно это!

- А ты законы знаешь, как я погляжу...

- Так это... конечно знаю.

- А что же ты с запрещённым амулетом прокололся? - Пауза. - Жадность одолела? Ты понимаешь, что твою ауру даже маг-стажёр считает с этой пакости. Или ты думал тряпочкой прикрыться? Не получилось.

- Что ж вы так? Вы же знаете, что я не торговец. Жадность одолела, да. Не смог пройти мимо.

- А я ничего не знаю. Ты же молчишь. А когда говоришь, то врёшь без умолку. Вот и пойдёшь на костёр. А нам за твою поимку премию дадут. Выпьем за упокой...

Психологический прессинг набирает обороты. Наблюдаю, впитывая эмоции объекта. Что сильнее? Страх сказать правду? Почему, кстати? Или страх перед костром? Блин! Напоить Мартина, что ли? Что за амулет такой?..

- Мы знаем, что ты не убивал. - мягко вклиниваюсь в "беседу". - Кто это был? У кого ты взял этот амулет? Молчание. То есть, страх заговорить выше, чем от перспективы поджариться. Чуть-чуть нажать? Спрашиваю взглядом Мартина. Важняк пожимает плечами, временно самоустраняясь.

- А ты знаешь, что некромант может отправить хозяина амулета на его поиски? Это несложно. - И внезапно понимаю, что это, действительно, не сложно. И даже представляю, какую руну надо нарисовать, чтобы отправить покойника на поиски. А вот можно ли "призвать" хозяина амулета? Если он мёртв, то, пожалуй, можно. Нужен амулет и время на "поработать". Если он жив... Тут я вряд ли что смогу сделать... Или... призвать душу? И пусть она приведёт к нам тело?..

Опомнилась. Мне оно надо? Нет. Меня просили? Нет. Чисто из научного интереса можно сляпать некромантский аналог атомной бомбы. Или тавматургический. Ещё хуже. Мартин смотрит на меня ожидающе... отрицательно качаю головой.

- Задумалась о своём. Извини, Мартин.

- Такое возможно? Что мертвый владелец придёт за амулетом?

- Если им займётся некромант. И это не обязательно владелец. Может быть амулет сняли с тела курьера? Где он был? И где он должен быть? Ты знаешь, что это за амулет? Для чего он применяется? И почему такая странная кара? За владение каторга, за распространение костёр? Человек ведь может купить и для коллекции...

Все легли. Кто на столы, кто просто на пол. Стонут и повизгивают. Хлопаю глазами. Что-то я видимо отмочила, - Жванецкий нервно курит в сторонке.

- Тигра, ты предупреждай в следующий раз... - Мартин утирает слёзы. - Кроаш для коллекции...

- Ты просто не знаешь, насколько одержимым может быть коллекционер. Люди оплачивают кражу, зная, что полученную таким образом вещь нельзя показать никому. И хранят её у себя, любуясь в одиночестве. Если кто-то собирает амулеты...

- Я знаю, каким может быть коллекционер. Но поверь мне, Тигра, кроаш заказывают для использования. Он слишком опасен, чтобы просто лежать на полочке.

С опаской смотрю на Мартина.

- Ты хочешь сказать, что он уже сейчас действует? Сам по себе?

- Не думаю... Нет, что ты! Его надо задействовать. Там сложный ритуал. На несколько суток.

Успокоенно молчу. Хотя очень хочется спросить Мартина: все ли эти несколько суток амулет должен быть у кхм... пользователя. Или ритуал уже проведён, ждали только амулет? Впрочем, Мартин не дурак, - сам сообразит.

Мартин отправил мошенника в камеру, и мы пошли гулять по городу. Спросила, разрешена ли некромантия. Мартин, ожидаемо, объяснил, что нужна лицензия, которая покупается в Гильдии некромантов. А за "работу" без лицензии - крупный штраф.

- Что, вот так просто покупается? То есть, я приду "с улицы", и шлёпну кошельком по столу: давайте мне лицензию? И... всё?

- Ты смешная, Тигра. Сдашь квалификационный минимум, тогда сможешь купить. Даже в Гильдии воров сдают квалификационный минимум.

- Аааа... А я думала, что в Гильдии воров лицензию положено украсть.

Пришлось подождать, пока Мартин разогнётся, отсмеявшись. Не к добру этот смех. Как бы плакать не пришлось вскорости...


Глава 20. А не помочь ли вам в расследовании, или "...в подворотне нас ждёт маньяк..."




И я таки оказалась права! Погулять нам не удалось. Через четверть часа нас догнала лёгкая повозка и, спрыгнувший на мостовую стражник (или не стражник? Но, откуда выправка?), извинившись, отозвал Мартина в сторону, и быстро заговорил о чём-то. Мартин с беспокойством оглянулся на меня, и я поняла, что его призывает служебный долг.

- Мартин, не беспокойся обо мне. Я дойду до дома самостоятельно.

- Нет, Тигра. Тебя довезут до дома. Не спорь.

Задумалась... Что-то случилось нехорошее. Мартин и раньше предупреждал, чтобы я была осторожнее. А сейчас он уже не предупреждает, а просто ставит перед фактом: "тебя отвезут".

- В городе орудует Джек-Потрошитель?

Когда я уже научусь держать язык за зубами?! Всего четыре слова, а сколько внимания ко мне... Угадала, не иначе.

- Тигра... Отправляйся домой. Я заеду за тобой завтра.

- Завтра, Мартин, ты будешь никакой. После бессонной ночи.

Подумала, что своим вопросом насчёт лицензии уже засветилась достаточно, и подойдя к Мартину, прошептала:

- Если я могу помочь...

Краткое мгновение задумчивости, потом решительный отказ:

- Тебе не надо на это смотреть, Тигра.

Постаралась не рассмеяться. После наблюдения за работой "разделочной" и стажировки в пыточных, мне, конечно, не надо смотреть на жертв маньяка. А то вдруг приснится... Прошептала ещё тише, хотя стражник деликатно отошёл на несколько шагов, едва я подошла к Мартину:

- Я природный некромант, Мартин. Могу поднять жертву и расспросить её.

И важняк, вероятно, поняв, что я не отстану, протянул мне руку, помогая подняться в повозку. А, может, дело уже зашло настолько далеко, что любая помощь - не лишняя. Ох, чувствую мне ещё и живцом придётся поработать. А что? Назвался груздем, не говори, что не дюж!

Ехать пришлось на другой конец города. Там закрытое кладбище. Не закрытое, а недействующее. То есть, на нём уже не хоронят. И посещают могилы редко. На это, вероятно, и был расчёт. Но сейчас городская стража обходит все закоулки. Ага, усиление у них. Вот и обнаружили свежую землю рядом со старым надгробием. Не возьмут преступника в шпионы. Не смог, как следует, замаскировать следы.

Мужчины собрались вокруг могилы. Чего они ждут? Людей с лопатами, как выяснилось. А я пытаюсь настроиться на работу. Открываюсь холоду некромантии, снимая блоки, которые вынуждена держать постоянно. А то расслабишься и полезут из земли гости самозванные... В этой могиле точно два тела. Решила, для интереса, проверить прочие захоронения. Нндаа... В шести могилах по два трупа. Та, возле которой мы собрались, - седьмая. Кто-то давно пользуется этим местом для сокрытия улик. Или такая светлая мысль посетила сразу несколько умных голов. Недостаток изобилия силы природного некроманта в том, что я не могу навскидку определить давность захоронения этих тел. Мне не хватает специального образования. Стандартно давность определяют сложностью поднятия. Но в моём случае это не метод. Поднять их одинаково легко. Разница, возможно, и есть, но она неощутима. Придётся накладывать дополнительные ограничения. А, может, не заморачиваться? Спросить у Мартина? Ну подниму я четырнадцать тел, вместо семи? Так и упокою их всех... потом...

- У нас, между прочим, нерабочий день.

- Не поверишь, у меня тоже. Приступайте.

Подёргала Мартина за рукав. Повернулся ко мне, недовольный. Стражники скроили мины: "от баб одни хлопоты". А я сказала:

- Мартин, здесь ещё шесть подобных могил.

- Не понял. Ты что-то заметила, Тигра? Что-то, что мы пропустили?

- Я же сказала тебе, кто я, Мартин! В этой могиле два покойника. Но здесь ещё шесть таких же могил. В каждой по паре.

- Неее, мы ещё на шесть не договаривались! Это же сколько копать надо!

- Пока копайте здесь, парни.

Мартин взял меня за локоток, подозвал взглядом одного из присутствующих здесь сотрудников, и мы втроём отошли от начинающихся раскопок.

- Покажи, где эти могилы, Тигра.

Провела их по кладбищу. Две могилы оказались очень старыми. То есть, это уже не наш случай. А четыре - относительно свежие. Присмотревшись, можно заметить следы вмешательства. С первого взгляда не увидишь, но, зная что там, понять, что земля не слежавшаяся, можно.

- Мне поднимать их всех? Мартин, я не смогу их рассортировать по давности. Я не проходила классического обучения. Могу поднять весь десяток. Или четырнадцать, если тебя интересуют и старые могилы тоже.

- Могильщики взбунтуются... - это, непредставившийся, коллега Мартина.

- Копать необязательно. Они встанут сами. Или, для протокола, важно знать, как они лежат?

- И это тоже. Ладно, вернёмся к первой могиле.

А от раскопа послышалась ругань, перемежающаяся кашлем. Запах поплыл очень характерный. Глаза заслезились... Сотрудник достал из кармана бутылочку тёмного стекла и платок. Накапал зеленоватого настоя на ткань и обвязал ею лицо, закрыв нос и рот. Травяной запах перебил сладковатую вонь разложения. Потом, он протянул бутылочку Мартину. А у меня платка нет... Обидно.

Зря расстраивалась. Платок мне выделили. Слава Богу! Эти следственные мероприятия! Подняла бы целеньких покойничков. Никакого запаха, и вид приятный и аккуратный... Нет, блин! Всё надо запротоколировать! Придётся подождать...

Понаблюдала за следственной магией. Интересно. Тот парень, что ходил с нами смотреть могилы, оказался магом. Запустил "светлячок" который порхал сначала над разрытой могилой, потом спустился в раскоп. Бррр... Вылетев из раскопа светлячок втянулся в кристалл, подвешенный на цепочке, которую маг держал в руке. Нндаа... вот такая карта памяти.

- Можешь поднять её?

Подошла к раскопу, заглянула внутрь... Из того месива, которое там подгнивает сделать вывод о половой принадлежности нереально. Так почему "её"? Промолчать, или... Спрошу всё-таки. Иначе будет выглядеть подозрительно.

- Почему "её", Мартин? Почему не "его"? Ты знаешь, кто здесь лежит?

- Судя по почерку, молодая женщина. Невысокая, худощавая...

И тут все посмотрели на меня. Ну да, такое описание и ко мне подойдёт. Точно на живца ловить станут. Чего хорошего, таки нет, а неприятности я всегда чётко предугадываю. Плюнула на размышления, засучила рукава, сняв зарукавья. Мне удобнее работать, когда руки по локоть свободны. Ни рукавов, ни браслетов, ни колец. Всё мешает.

- Отойдите, пожалуйста, от могилы. В круге не должно быть живых.

- А ты сама? Разве тебе не надо быть внутри?

- Нет необходимости.

Маг открыл рот, собираясь что-то сказать, но я не стала его слушать. Хочется ещё до утра попасть домой и хотя бы пару часов поспать. Нарисовала символ круга, украсила его рунами вызова и подчинения. Пустила по краю символ запрета. Мало ли что... Я до сих пор работала с некромантами. Всегда знала, что меня страхуют и любой мой ляп поправят. Либо Толий, либо отец Иаков. А здесь специалистов нет. Светящаяся голубым конструкция повисла в воздухе, потом спикировала в могилу. Послышался отчаянный женский крик... Кто-то дёрнулся в ту сторону, но маг рявкнул:

- Стоять!

А я вежливо попросила:

- Не нарушайте круг. Я, конечно, смогу уложить поднятых, но не гарантирую безопасности тем, кто по своей дурости окажется рядом. Она умерла в мучениях, вот и кричит. Память тела...

Потом обратилась к поднятым:

- Выходите оттуда.

Из раскопа вылез... представительный дядечка в добротной одежде. А вслед за ним молодая девушка. Совершенно нагая, кутающаяся в какую-то тряпку. Кто в чём был захоронен, тот в этом и явился. Дядечку можно уложить. Он здесь ни при чём... Нарисовала руну упокоения, стряхнула её на него.

- Покойся с миром.

И земля поглотила его. Нет, правда! Как в кино! Дядечка втянулся в могилу. А вот трясущаяся и плачущая девушка осталась. И душа её ещё здесь. Мечется испуганная. Поймала её руной Толия и "вложила" в тело. Руна - замóк. Не даёт ей выскользнуть из тела.

- Тебя будут спрашивать. Ответишь на вопросы.

Киваю Мартину:

- Можешь её допросить. Когда закончишь, скажешь. Я её упокою.

Поднятая смотрит на важняка. Без выражения. Ожидая вопросов. Сочувствие ей уже не нужно. Для неё всё закончилось. Вспомнила как выглядели её останки... Разозлилась. Надо что-то придумать адекватное... Просто казнить за такое недостаточно. Но хотя бы присутствующие здесь ни при чём. А то я уже начала сомневаться. Если бы здесь был этот маньяк, девушка бы "рвалась с привязи". О! Может быть, использовать её для поиска? А, может быть, она знает убийцу? То есть, знала?

Отошла в сторону, чтобы не мешать следственному процессу. Сижу на скамеечке возле чьей-то могилы, прикидываю, как бы поднимать только конкретных жертв. А то у стражников крыша съедет. Да и вдруг, предка чьего-нибудь потревожу. Нехорошо получится. Если наложить условие насильственной смерти? Вот, блин, задача! Отец Иаков таких передо мной не ставил. Возраст, внешность, профессия, а вот каким образом помер, - таких условий не было. Начала вспоминать уроки Толия. Символы боли... Не показатель. Надо подумать... Лучше, всё-таки, не экспериментировать с рунами. В конце концов, Мартина я предупредила, что поднимать буду всех, кто лежит в могиле. А дома у отца Иакова спрошу. Если не представится возможность для экспериментов.

- Можешь её подержать в этом состоянии, Тигра?

Встрепенулась, смотрю на Мартина в обалдении.

- В каком "этом"? То есть, сколько времени тебе надо её держать?

- Несколько дней. Это возможно?

Пожала плечами.

- Я не знаю, сколько она вот так продержится. Но её всегда можно поднять снова.

Руну оживляжа рисовать не буду. Ну её нахрен!

- Ей понадобится одежда, пища и крыша над головой. Ты готов предоставить ей всё это?

Ха! Похоже у нас намечается ловля на живца с участием поднятой жертвы. Интересно... не завидую я маньяку, если он попадётся милашке. А у нас ещё четыре могилы... Создадим отряд. Ага, поисковый.

Мартин на моё предложение ответил универсальным жестом: постучал себе по лбу средним пальцем.

- Зря ты это, Мартин. Судя по звуку, в голове у тебя пусто.

- Смешно. Тигра, убийство с помощью некромантии карается смертью.

- Поняла. Буду швыряться кирпичами, если что. Это не карается?

- Я тебе принесу свод законов. И проверю, как ты их запомнила.

- Ага. Только я букв не знаю. Будешь мне вслух читать.

- Если ты отдохнула, то у нас ещё четыре могилы.

- Я-то не устала. А вот как пролетарии...

- Кто?

Таак, что-то меня не туда заносит. Жаль, что убивать маньяка с помощью зомби нельзя... Но! Так даже лучше! Веселее получится.

- Я о землекопах. Я могу их просто поднять. Без раскопок. Или где?

Землекопы заметно оживились, но, поглядев на мага, скуксились. Ну да, протокол нужен. Спать сегодня не придётся, я уже чувствую.

- Мартин, а нам обязательно все захоронения за один приём вскрыть? Или можно на пару дней растянуть удовольствие?

- Сегодня.

Приятно видеть такой трудовой энтузиазм. Прямо душа радуется!

- Так, может, ты вызовешь ещё три бригады землекопов? Получится намного быстрее. Пусть копают одновременно. Вызовешь пять бригад, вскроем и старые сдвоенные. Глядишь, какие-нибудь висяки закроются. - Вздохнула и предостерегла: - Или откроются.

- Что скажешь, Карл?

Ага, значит, мага зовут Карл. Так и запишем.

- Я думаю над этим... думаю...

- А с помощью магии снять грунт нельзя?

- Можно, конечно, но магия даст искажение. И придётся вручную описывать захоронение. Уйдёт больше времени.

Нндаа, вручную перебирать вот это... Я даже наблюдать за таким процессом не хочу!

- Пусть копают. От забора и до обеда.

- Ты служила в армии, Тигра?

- Нет... С чего ты взял?

- Фраза характерная.

- А как надо было сказать? От меня и до следующего дуба?

Посмеялись всей компанией. Похоже, некоторые армейские перлы бессмертны. Точнее, находятся вне пространства и времени. Стражник отправился неспешной рысцой за подмогой. А я начала формировать защиту периметра. Так... на всякий случай. В могилку тела не в одиночку опускали. Уж больно аккуратно убирали. Минимум двое работало. Маньяк один. Значит, что? Или сообщник, или... даже не хочется думать! Если маньяк из влиятельной семьи... А такие случаи бывали... То нам на голову могут упасть ну ооочень крупные неприятности. Мартин, конечно, прав. Вскрывать кладбище надо сегодня. А почему бы стражникам не поработать лопатами? Предлагать не буду. Если Мартин с Карлом не распорядились об этом, значит, так и надо. Эххх, отца Иакова бы сюда! Живо всех лишних выкопали бы. Причём без лопат. С помощью рук и какой-то матери...

Вторую могилу раскопали. Нам опять понадобились платки с настоем трав. Интересно, сколько у Карла этих самых кристаллов? Не беспокоится, значит, хватит на всех. В этой могиле оказалась старушка - Божий одуванчик, и очередная девушка в тряпке. Бабулю упокоила, а девица присоединилась к первой. Душа её ещё здесь... значит, сорока дней не прошло. Впрочем, Толий говорил, что при насильственной смерти и последующем захоронении тела в земле, душа может остаться, пока не истает. А истает она через несколько столетий. Так что, есть вероятность отловить всех. Запустила тавматургическую сеть поиска. Жуть! Здесь не только души несчастных девочек. Кстати, в одной свежей могиле не жертва маньяка. Девчонок будет четыре. Наверное, надо было сразу с душ начинать... но временной период совпадает. Может, этот парень имеет какое-то отношение к нашему (я его уже почти люблю) психу? Да и не могу я сказать Мартину: здесь не ройте, - здесь убитый парень. Про тавматургию говорить нельзя. Пусть думают, что это просто зомби. Некромант тоже может души ловить. Только я ритуала этого не знаю. Отец Иаков мне его не показал, - сказал, что незачем раньше времени голову ерундой забивать. Но никто не знает, что я не знаю. А школы некромантии везде разные. Молчу, как партизан, короче.

Вот и помощь подоспела. Наши пролетарии уселись отдыхать, а три бригады занялись раскопками свежих могил. Я закрыла периметр. Живые не войдут. А с мёртвыми, надеюсь, справлюсь. Как я и думала: две девочки и парень. От девчонок осталось месиво, а парень целенький. Только затылок пробит каким-то острым тонким предметом. Лёгкая смерть. Душа до сих пор удивлена. И парень одет. Мартин не стал раскапывать старые могилы. Но я поняла, что к ним он ещё вернётся. А сейчас, мы с уловом направились к выходу с кладбища. На подходе настроилась на поиск. Уже, как эмпат. Вроде бы, всё спокойно. Сняла защиту, и мы покинули кладбище. Карл что-то заметил. Но промолчал. И на том спасибо!

Девочек и парня отправили в ближайшее отделение стражи. А меня Мартин завёз домой. Сказал, что утром заедет.

Зашла в комнату, сбросила одежду, намочила носовой платок, который так и не вернула Карлу, обтёрлась, и рухнула в постель. Хотя бы три часа сна урвать. Как бы вместо турнира не пришлось поднятыми заниматься. Спать... спать...

На открытии турнира подремать не удалось. Трубы орут, народ кричит... Дурдом на выезде! Но... красиво! Флаги, вымпелы, все такие нарядные... Сижу между Мартином и Карлом. Конечно, не VIP-ложа, но места хорошие. Арену видно и скученности нет. Началось действо с храмовой службы. Жрецы призывали милость богов на головы присутствующих... потом, все участники колонной по три въехали на арену. Или на ристалище? Наверное, всё-таки, на ристалище. А по краям колонны кувыркались жонглёры. Кувыркались, не прекращая жонглировать! Еле сдержалась, чтобы не зааплодировать. Здесь цирковое и театральное искусство не в чести. Шутов хоронят за оградой.

В первый день проводятся поединки между оруженосцами благородных рыцарей. Отличие только в квалификации. А так: и копья стараются преломить (сломать о щит противника, то есть), и длиннющими железками друг друга колошматят. На мечах бьются. Мечи турнирные - со специально затупленной кромкой. Но получить удар полосой стали всё равно радости мало. Мартин сказал, что при фехтовании двуручником, надо следить за ногами противника. Век живи, век учись. Дураком помрёшь. Но двуручники меня впечатлили. Это же как надо владеть руками, чтобы мечом высотой с человека не просто, как оглоблей махать, а ещё и нападать и парировать удары. Носят их в заспинных ножнах. Или притороченными к седлу. Впрочем, мне оно не надо. В конце дня обещали танцы и представления всякие... Мои монеты спрятаны под одеждой в специальном поясе. А то знаю я эти танцы-шманцы... Карманников здесь есть!

Посмотрели турнир, поприветствовали двоих оруженосцев, которых за проявленную доблесть (я ничего особенного не заметила, и Мартин с Карлом тоже) тут же на ристалище посвятили в рыцари и предоставили им право участия в турнире. Вспомнила анекдот про Генриха Четвёртого: когда посвящаемый им в рыцари воскликнул, согласно обычаю: "Господи! Я не достоин!" Его рассеянное Величество сказал: "Знаю... знаю... Но мой племянник меня об этом просил." Рассказала шёпотом Мартину. Сидим улыбаемся...

А на представление мы не попали. Я почувствовала как мои зомби горят в огне.

- Мартин, они горят. Поднятые мной...

- Уходим. Карл, можешь нас перенести?

Вместо ответа мы втроём оказались на улице возле догорающего участка. Интересно, с чего бы это так полыхнуло... Бензина здесь, вроде бы, нет. Впрочем, может быть, есть аналог "греческого огня"? Или...

- Почему так быстро сгорело всё?

Мартин, не отвечая, смотрит на Карла. А маг проводит ладонями по воздуху ещё дрожащему от жара.

- Магия. Кто-то призвал элементаль огня.

- Печально... Кристаллы хоть сохранились?

- Кристаллы уже в центральном хранилище. Но без тел мы...

Как знакомо... "нет тела, нет дела". Оказывается, везде одинаково.

- Тела не проблема. Я подниму их ещё раз.

- Тигра... Сожжённые тела нельзя поднять.

- Почему? То есть... я не знаю обычаев... если религия запрещает... или законы...

- Потому что огонь элементали уничтожает всё. Там только пепел.

Не стала разговаривать. Только уточнила:

- Но закон не запрещает? Нне?

- С законом как раз проблем нет. Однажды нарушив...

- Это ты о чём, Март?

- У Тигры нет лицензии.

- Я ничего не слышал. И ты тоже. Понятно?

Карл в бешенстве. Зря они сожгли участок. Рисую в воздухе руны призыва и восстанавливаются... шесть зомби. Наших было пять. Откуда шестой? Это дежурный стражник. Он не успел ничего понять...

Мартин отправился искать транспорт. Карл сказал, что не справится с переносом такого количества народа. Лучше прогуляться пешком. Все на турнире. Никого Мартин не найдёт. Предложила занять старый склеп на кладбище возле моего дома. Не прониклись. Отправились в городскую тюрьму. Можно подумать, там не достанут. Почему всё-таки решили уничтожить тела? Я понимаю, - кристаллы. Но кого пугают поднятые? Пугают настолько, что для их уничтожения применяют боевые заклинания. В городе! Насколько я поняла: призвать элементаль огня, всё равно, что выстрелить из базуки. А может, это не из за девочек? Может, это убитый парень всех взволновал?

- Мартин, ты беседовал с парнишкой? Он что-нибудь сказал интересное?

- Он даже не заметил, как его убили, Тигра. Приехал в город и умер.

- То есть, он не местный... А для чего тогда прятать тело? Непонятно...

- Да... с парнем надо поработать. Карл, у тебя есть ещё кристаллы памяти? Сможешь записать допрос?

Карл молча кивнул. Он вообще немногословен. А мне не даёт покоя вопрос: почему спрятали тело. Мальчишка не имеет отношения к криминалу. Какая-то афёра? Или... наследство? Парнишку решили заменить? Надо поинтересоваться... А, может, его оживить? И посмотреть, кто задёргается? Нее, насчёт оживляжа, пока, промолчу. Парень и так живенько смотрится.

В допросную меня не пустили, попросили посидеть, подождать. Подумаешь! Тоже мне, тайны мадридского двора! Не очень-то и хотелось! Сижу в крохотной комнатушке, продумываю руны поиска для девочек-зомби. Надо составить такое плетение, которое не позволит им убить своего мучителя. Задача, практически, невыполнимая. Но есть такое слово: "надо". Ага, а то меня казнят. Или мне придётся на Семинар бежать. И тогда, - всё. О свободе можно будет забыть. Отец Иаков меня одну никуда не отпустит.

А если заменить жажду убийства на... Сижу, хихикаю... Маньяку, надеюсь, тоже понравится моя шутка. Как говорится: "Не хотите по-плохому? По-хорошему будет хуже!" Зомби будут его любить. Все четверо. А в процессе "любви" они восстановят облик, в котором их нашли. Но никаких телесных повреждений нанесено не будет. Дааа... общение с отцом Иаковом и Сэ даром не проходит. Плетение составлено и отшлифовано мысленно. Никаких записей и чертежей. Кристаллы Карла заполнять лишней инфо ни к чему. Лицензии у меня нет. Даже если квалификационный минимум я сдам, то денег на покупку всё равно не наберу. Поэтому, некромантию не афишируем. Скромнее надо быть...

Допрос парнишки ничего не дал. Он ничего не видел, никого не узнал, ни с кем не враждовал, и, на первый взгляд, не мог попасть в сферу чьих-то интересов. На первый взгляд. Но! Его убили. И спрятали тело. Значит, что? Значит, мы должны искать причину. Сколько непоняток всего за пару дней! Амулет этот... как его... кроах? Нет, кажется, кроаш... Мартин очень серьёзно к нему отнёсся. Очень. Кстати, да! Ритуальная магия!

- Мартин, а не может смерть парнишки быть связанной с амулетом?

- Каким образом? Его убили до того, как амулет попал сюда.

- Может быть, кто-то начал подготавливать ритуал "запуска"?

Смотрю на недоумённую улыбку своего друга и отчаянно подбираю слова, пытаясь скрыть своё происхождение из технического мира. Слово "запуск" было явно неудачным. Но как назвать процесс иначе, я не знаю.

- Ну... если некоторые действия можно произвести заранее. Без амулета... Чтобы он заработал. Или набрался силы...

Карл сделал "стойку", как охотничий пёс, и я шёпотом продолжила.

- Я не знаю, как это назвать... Я не разбираюсь в амулетах. Но, может быть, ему надо настроиться на работу в определённом направлении? Вы узнали кто этот парнишка? Из какого он рода?

Ё-п-р-с-т! Ну как объяснить, не прибегая к помощи технологических терминов? У меня в голове крутятся такие определения, как радар, двигатель, и тому подобные типа пеленгатора! А интересно, у них есть компáсы? Вроде бы это достаточно древний прибор... Я хочу впасть в отчаяние и уйти домой, спать. Знать бы ещё что это за амулет такой страшный! Что он может? Но! Государственные тайны мне ни к чему. Я и без них приключений себе найду на кхм... пятую точку.

Мужчины дружно развернулись и отправились в допросную. Крикнула вслед:

- Я есть хочу! И поднятых надо кормить. А то они умрут.

Карл застыл на пороге, потом медленно повернулся:

- В каком смысле, "умрут"?

- Я поймала их души, и вложила в восстановленные тела. Они будут выглядеть живыми, если их кормить и поить. А если нет, то души покинут тела и они начнут разлагаться.

- Кто тебя учил этому?

Я честно ответила:

- У меня было два учителя. Один - восставший из мёртвых. Это очень старая школа. Она забыта несколько тысяч лет назад. Второй, - не местный.

- И сама ты, - не местная, Тигра.

Это вернувшийся Мартин подключился к беседе. Или уже к допросу?

- Удивительная наблюдательность! Я вот, например, ни разу не догадалась, что ты командирован сюда "сверху". Думала, что ты просто так с саквояжем ночью шляешься... Хобби у тебя такое.

Мартин фыркнул от смеха, потом сказал:

- Я не нападаю, Тигра. Не надо защищаться. Простая констатация факта.

- Вот ты меня нисколько не успокоил. Когда важняк начинает "просто констатировать факты", это чревато последствиями.

- Важняк?

- Так на моей родине коротко называют следователя по особо важным делам.

- Ты наблюдательная.

- Ага.

Помолчав, добавила:

- На самом деле, всё просто: абы кого не пошлют, шестёрок на местах хватает. И ты очень много знаешь в разных областях. Амулеты запрещённые, к примеру. Но, если не обращать внимания на это, достаточно того, что ты, как и Карл, сам принимаешь решения. Не обращаясь за разрешением к начальству. Это говорит о полномочиях выше среднего уровня.

Карл издевательски поклонился:

- Ну спасибо, тебе, Тигра. А я уже было себя к шестёркам причислил. Которые на местах...

Обидчивый. Интересно, все ли маги такие? Нет. Вот Солли, - ему совершенно плевать, кто и что о нём думает. А Сэ не позволит простым смертным дышать без разрешения. Характер... Отец Иаков, наидобрейший наш... ну... это уже за пределом.

- Очень смешно, Карл.

Смотрю с осуждением. Я одна, такая маленькая, а они... нападают...

Не прониклись. Карл демонстративно похлопал в ладоши, а потом начал спрашивать уже по делу:

- Поднятых можно кормить обычной едой? Или...

Вспомнила некоторые ужастики, но пугать ребят не стала. Карл шуток не понимает. Ответила просто:

- Конечно, обычной. А чем ты хотел их кормить?

Подумала, что прокормить шестерых поднятых это, наверное, очень дорого.

- В принципе, они съедят всё, что им прикажут съесть. Можно отправить насекомых собирать в саду. Это питательно, а брезгливостью они не страдают.

Карл раскашлялся, отвернувшись. Вот что я такого сказала? Я знаю, что на курсах по выживанию наши спецы вынуждены питаться подножным кормом. И ягоды, например, не восполняют энергию, затраченную на их сбор. Только, чтобы уберечься от цинги и всяких там лихорадок и простуд.

- Кстати, о стражнике... Может быть, его упокоить? Он ничего не видел и не слышал. Погиб мгновенно...

- Да... Жаль парня. Если бы не поднятые...

- У вас завёлся крот. Или кто-то следит магическим путём? Такое возможно?

Карл спокойно ответил:

- Магическую слежку я бы заметил. Блок от наблюдения - первое действие при любых следственных мероприятиях.

- Значит, кто-то "стучит".

- Тигра, откуда у тебя эта терминология?

- Я читала много детективов. Это рассказы о преступлениях и их раскрытии. Там, откуда я родом, это популярный жанр литературы. Наравне с любовными романами.

Мужчины переглянулись с вежливыми улыбками. Мягко касаюсь... У обоих те же чувства: "глупая курица решила поиграть в следователя. Пока это помогает расследованию, пусть играет." Карл погрубее, Мартин помягче, но чувства практически одинаковы.

Я не обиделась. Привыкла за годы "попадания". Все миры, в которых мне довелось побывать, ориентированы на мужчин. Впрочем, если рассмотреть историю Земли, - то же самое было и у нас. Женщины правили, управляя своими мужчинами. Может быть, со временем, я научусь прятаться за рукоделием. Править мне неинтересно. Это сколько труда надо! А я - лентяйка. Вот путешествовать, узнавать новое, участвовать во всяких интересных делах... Тигрица во мне довольно заурчала. Да, это нам нравится! А власть... Пусть властвуют те, кто для этого рождён. Каждому своё, как говорится. Вот Мартин, - охотник. Он тоже не сможет властвовать. Сможет, наверное, но счастливым власть его не сделает. Надо быть "доном", - "строителем", "собирателем земель". Бороться за счастье всего человечества в отдельно взятом государстве. И стремиться распространить это счастье дальше, за его пределы. Ага, типа: мы наш, мы новый мир построим...". Ой, опять меня заносит!

- Значит, у вас крот. Кому-то мало одного жалованья. Или кто-то работает за страх.

- Это я проверю. А вот как быть с кормёжкой, Март?

Наверное, действительно, с деньгами у ребят негусто. Ну, тут я им помочь не смогу. Лицензии нет. А язык мой уже мелет:

- Я могла бы подзаработать некромантией... Или посадят?

Карл повернулся ко мне и сказал:

- Я, первый, и посажу. Не высовывайся, девочка.

А у меня возникла мысль поискать клад. Если я поднимала мёртвых по заданным отцом Иаковом параметрам, то можно попробовать... Задумалась... А можно ли создать такую руну? Символы драгметаллов и брульянтов всяких мне ни Толий, ни отец Иаков не показывали. У них другие ценности. Да и мне тоже, пока не надо было заботиться о хлебе насущном. Кстати, да! Вспомнила Аманду, вздохнула, и мысленно прочитала "Отче наш..."

- Тигра, ты меня пугаешь. Что ты ещё придумала?

- Клад поискать... Может у кого закопан...

Мужчины сползли по стенам. Всхлипывают... Наверное, это нервное. Пожалела, что я не маг. Холодный дождичек был бы сейчас кстати. Карл, утирая глаза, поднялся с пола и сказал:

- Хочешь расспросить мёртвых? Идея неплохая, но ты не единственный некромант, которому пришла в голову эта светлая мысль. Родственники покойных дорого платят за такую услугу. Но мы опять упираемся в лицензию.

- Я думала не о родственниках. Иногда клады зарывают разбойники, которым на пятки наступают преследователи. Так бывает. Бывает, что вернуться, чтобы забрать спрятанное, некому.

- Есть у нас такая легенда, Тигра. Ей уже больше пяти сотен лет. Где-то в наших краях один из разбойничьих атаманов закопал огромные ценности. Золотой обоз... И владельца у этого обоза нет. Потому что страны той уже не существует. Опустилась на дно моря. Карты с возможным расположением клада продаются на каждом углу. Я, помнится, сам несколько таких рисовал в детстве.

- Не замечал за тобой таланта картографа, Карл.

- Когда от голода живот сводит, научишься. Не всем же по карманам шарить.

Смотрю на "стражей порядка" с умилением. Это надо же, какие воспоминания их связывают! Беспризорничали вместе?


Глава 21. Мелочь на карманные расходы, или "По следам "золотого обоза"




"Следственные мероприятия" по поиску клада решено отложить до лучших времён. Я не умею читать на местных языках, а помогать мне, читая вслух, ни Карл, ни Мартин не согласились. Заставить поднятых... Они в тюрьме сидят. Карл оформил их за мелкие нарушения. Парнишку за хулиганство, а девчонок за приставания к прохожим. Стражника упокоила, отправив обратно в сгоревший участок. А мне в тюрьме проводить время не хочется. И так уже, весь первый день турнира пропустила. Турнир меня волнует мало, но вот на праздничные мероприятия я бы пошла... Посмотреть выступления артистов, попеть-потанцевать, выпить с народом...

Кстати, да! "Если я чего решил, я выпью-то, обязательно..." (© В. Высоцкий "Песня-сказка о джинне").

- Мартин, мне нужно сопровождение.

На вопросительный взгляд приятеля, поясняю:

- Я хочу выпить. Культурно. Меня надо вовремя увести домой из кабака.

- Дамы не пьют в кабаках, Тигра.

- Ладно, берём выпивку, закуску и идём на пленэр. Время детское...

- Детка, это тебе заняться нечем, а нам с Мартом ещё многое нужно сделать. Пей дома.

- Под одеялком? Чтобы меня потом в этом одеялке в трёх кабаках видели?

- Я тебя закрою. А выпивки возьми, чтобы не пришлось за добавкой идти.

Смотрю на Карла с жалостью... Что такое пить по-русски, парниша, понятно, не знает.

- Наша поговорка гласит: "Сколько водки ни бери... Всё равно два раза бегать!"

- Весело у вас живут, Тигра.

Задумалась... нет, не поймут. Если уж Солли ужасается моей "толстокожести"...

- Тогда научите меня читать, и можете идти.

- Ты вообще как себе это представляешь?

- Просто. Я умею читать на трёх языках (по-русски и по-немецки умела, а латыни меня Аманда выучила. На остальных, - только говорю и понимаю). Ты напишешь буквы и проговоришь их мне. Я запишу по-своему, чтобы понять, и буду учиться, пока вы работаете. Сочетания букв, которые произносятся не так, как пишутся, тоже напишешь. Я займусь делом и не буду пьянствовать. И не пойду на кладбище приработок искать...

- Тигра... Ты уговариваешь, или угрожаешь?

- Или! Уговариваю, конечно. Иначе моё моральное падение будет на вашей совести.

Посмеялись, но, поняв, что легче выполнить мою просьбу, чем пытаться нейтрализовать мою жажду деятельности, Карл с Мартином нарисовали мне местный алфавит. Ну... руны я училась писáть у Толия. На наши буквы не похоже, на руны, - тоже. Так... что-то среднее. Главное, что принцип чтения не отличается от нашего. Даже читаются слева направо и сверху вниз. Карл отправил меня домой порталом, но предварительно, мы перекусили в знакомом кафе на городском рынке.

Выучила местный алфавит, попыталась записать план действий по поиску клада. Сверялась с алфавитом и сочетаниями букв. Нацарапала, как курица лапой. Попробовала перечитать, - переписала с исправлениями. Потом ещё раз переписала. Потом, плюнула, и записала всё по-русски. Обдумывать и спотыкаться, читая по слогам, это развлечение не для меня, ленивой. Потом перепишу. Первые три листа с моими попытками писать на местном языке сожгла на свечке. А план у меня был такой:

Первое: уточнить время, когда упомянутое Карлом государство ушло под воду. Это крайняя граница поисков.

Второе: почитать хроники о золотых обозах. Легенды о проклятии богов, тоже подойдут. Раз уж кусок мира ушёл под воду, то легенды обязательно есть.

Третье: ознакомиться с должностными лицами, гоняющими разбойников в те годы.

Четвёртое: найти кого-нибудь из них, поднять и поговорить. Найти нужного.

Пятое: попытаться найти этого атамана... расспросить его о кладе. И о ловушках. Наверняка они есть. Может быть, реку повернули на место схрона...

Шестое: достать клад.

Седьмое: доставить его "куда надо".

Восьмое: реализовать его.

Девятое: поделить добычу.

Десятое: остаться при этом в живых.

Всё просто. Ага, - как два пальца об асфальт!

О том, что государство попытается наложить лапу, я не думаю. Я знаю. Вот, то, что Синдикат в стороне не останется... Ну об этом пусть у ребят голова болит. Мне деньги, в общем и целом, не нужны. Я здесь на три месяца. Вот на прокорм, приличное жильё и обслуживание: уборка, стирка, глажка, чистка обуви... и на еду. Ну, сменную одежду, обувь и предметы гигиены ещё. И всё. Всё это здесь недорого стоит. Поэтому, я своё участие и афишировать не намерена. Пусть Мартин с Карлом сдают ценности в казну Его Величества. Премию получат. Возможно... Или срок. А то и нож в спину. Страшное дело! Только план нарисовала, а уже столько хлопот!

Посмотрела на свои записки, сижу, хохочу! Карл пошутил, скорее всего, а я уже думаю, как ценности делить будем. Смешно!

Отсмеявшись, аккуратно переписала план местными буквами. Пришлось вспомнить институтские навыки. Писала чертёжным шрифтом. Высунув язык от усердия, как в пять лет, когда бабуля учила меня азбуке, и я старательно переписывала "Сказки сельвы" на обои. Несколько предложений заняли весь простенок между шкафом и пианино... Хорошо запомнилась порка, последовавшая за этим... Ностальгически вздохнув, продолжила свои труды.

Мартин и Карл пришли, когда я перечитывала написанное, сверяясь с алфавитом. Гордо подала Мартину листочек с планом. Он долго морщил лоб, вчитываясь, потом передал листок Карлу, воззрившись на меня с суеверным ужасом. Хлопаю на приятеля глазами, на всякий случай, отслеживая Карла. Карл тоже морщит лоб, ещё и шевеля губами при этом... Потом потёр лоб, вернул мне листок и попросил прочитать им вслух, что я там написала. Начинаю злиться. Я, конечно, понимаю, что с одним алфавитом, без знания грамматических правил, по принципу "как слышится, так и пишется", я написала на немыслимом "волапюке". Но могли бы и поделикатней это выразить. Волки́ позорные!

Достала свои заметки на русском, прочитала им вслух. Сижу, жду реакции. Реакция запаздывает. Потом, Карл, не сводя с меня округлившихся глаз, сказал:

- Март, она это серьёзно!

А Мартин, забрав у меня мои заметки, уставился на них, как баран на новые ворота. Потом, со вздохом вернул их мне.

- Ты действительно умеешь писáть... Я, было, подумал, что ты так шутишь.

- Шучу?! Я весь вечер угробила на переписывание нескольких строчек!

Потом, сбавив тон, спросила:

- Совсем непонятно написáла?

Карл ответил, продолжая присматриваться ко мне:

- Отчего же? Понятно. Когда я учился писáть, получалось, примерно, то же.

- И как вам мой план поисков?

- Блестяще! Особенно мне понравился пункт о должностных лицах. Там, где "найти нужного".

- Это не так трудно, как ты думаешь, Карл. Если, конечно, сохранились городские хроники.

- Сохранились, а как же! Вот только изучать их... Нужен допуск, которого тебе не получить. При всём моём уважении. Ты очень сильный некромант. Я таких не видел. Но этого мало, Тигра.

- А у тебя есть допуск?

- Нет. Ни у меня, ни у Марта. И нам никто его не даст. Видишь ли... легенда о золотом обозе имеет под собой основание. Поэтому, доступ к архивам открывают только королевским указом. И незадачливые искатели лишаются головы на плахе. Их уже давно не появляется...

И я твёрдо решила "бороться и искать, найти и не сдаваться". Всё равно, заняться мне нечем. Надо шлифовать знания, работать по диплому... Но! Каким образом, спрашиваю я вас? Это мафия предоставляла мне материал для работы. А одна я тут же под суд попаду... И клад... Это же здорово! Хоть посмотреть...

- А без архивов? На одних сказочках?

- Зачем же на сказочках? Клад ищут уже лет пятьсот как. И золотых обозов примерно столько же лет не было. Тот, вероятно, был последним.

- Он шёл туда, или оттуда?

- Туда. Иначе у него был бы владелец.

- Так что? Идём на кладбище? Здесь рядом.

- Тигра, у нас нет кладбищ такого возраста. Они все уничтожены.

- По какой причине? Война? Чума? Переустройство города?

Подумала, что последнее, пожалуй, похлеще будет...

- Чума, а потом уже переустройство. Их сожгли магически, потом засыпали землёй и посадили деревья. Или построили здания, разбив новые улицы.

- То есть, городской парк устроен на месте кладбища?

- Возможно. А, возможно, и нет. Я не некромант. Не смогу тебе помочь.

- Ты можешь "услышать" отголоски заклинания, уничтожившего захоронения... Впрочем, это неважно. Почему бы нам не устроить пикник в городском парке? Возьмём выпивку, закуску, посидим на природе... А я "послушаю" парк.

***


Расстались друзьями, договорившись встретиться на рассвете в кафе, рядом с рынком. А ночью, я выскользнула из дома, перейдя в тигриную ипостась. И отправилась гулять. Пробежала по кладбищу, перепрыгнула опять через ограду, и пошла в парк, выбирая тёмные улицы. Из некоторых переулков доносились странные звуки, похожие на икоту. Я не стала выяснять, что там такое. Ежу понятно: поджидали добычу, а увидели хищника. В парк пришлось пробираться сменив облик. Ограда чересчур высока для тигрицы, и прутья заострённые. А человеком я легко перебралась внутрь. Опять сменила облик и начала патрулирование. Народу оказалось достаточно много. Причём законопослушных граждан - ни одного. Ну и ладно. Сменила облик, залезла на старое дерево, начала плести замыкающий контур. По забору. Забор - внутри. Ибо нефиг! Полчаса ушло. Уж больно периметр большой. Потом наложила сеть поиска. Народу здесь поубивали немеряно. Криминальное, какое-то место! Но мне они не интересны. А интересно продвинуться вглубь. Лет, этак, на шестьсот. Наложила верхнее ограничение. Потом сдвину, если что. Сегодня ночью хорошо, если удастся "пристрелочную вилку" определить. То есть, время, когда о кладе ничего не слышали, и время, когда о нём уже каждая собака знала.

Было. Было здесь кладбище. Вызвала первый десяток покойничков разного возраста. Шестьсот лет назад ни о каком кладе речи не шло. Ни один из десяти ничего не слышал. Поставила пометку на полях своих заметок. Упокоила. Следующая отметка - пятьсот лет. Дааа... Каждый знает о кладе. Слышал от соседа, или сослуживца, или собутыльника, или просто разговор на улице... Но в именах разбойничьего атамана путаются. И кто его ловил, - неизвестно. Значит, - мимо. Третья попытка - пятьсот пятьдесят лет. Сузить вилку не смогу. Уж больно отклонения велики.

А вот пятьсот пятьдесят лет назад о кладе слышали далеко не все. Имени атамана вообще не назвали. Разбойники, и всё. Задумалась, а действительно ли это были разбойники? Или кто-то "закосил" под них? Значит, исследуем промежуток между шестьюста и пятьсот пятьюдесятью годами. Упокоила десятку, запомнив осведомлённых: стражник, писарь и девица лёгкого поведения. Что ж, надо будет раскинуть сеть пошире. Но это завтра... Завтра.

И надо бы вызвать покойных из городской тюрьмы. Пятьсот пятьдесят лет назад, зáмок, по словам Мартина, уже выполнял эту необходимую функцию. Думаю, что те покойнички намного осведомлённее кладбищенских.

Прислушалась эмпатией, удостоверилась, что поблизости никого нет, слезла с дерева и отправилась домой. Спать. Тигриный облик приняла, преодолев забор. Уже добравшись до дома, вспомнила, что так и не сняла ограничивающий контур. Возвращаться мне лень. Перетопчутся. Не графья. Надо утречком пройти мимо... Спать... спать...

Спала в тигрином обличье. На полу. Тигрице нужно меньше времени на отдых. А встать пришлось до рассвета. Сменила облик, быстренько привела себя в порядок, и выбежала на улицу. В обьятья Карла, схватившего меня в охапку и утащившего порталом к проснувшемуся рынку. Там он перебросил меня Мартину. Блин! Похоже, уже знают о моём проколе. И что теперь делать?

- Торопишься?

- Ага! Договорились же на рассвете встретиться.

- А почему в другую сторону направилась? Только не говори, что заблудилась.

- Так это... - копирую мошенника, пытавшегося продать мне амулет. - Кривой дорогой ближе.

Улыбаюсь по-идиотски, только что пузыри не пускаю... Ковыряю ножкой мостовую. Смотрят на меня... внимательно. Уууу... волки́ позорные! Интересно, они только левую некромантию засекли? Или им и о тигрице доложили? Два и два сложить здесь есть кому...

- Тигра, я же просил тебя...

- Нет, Карл. Ты не просил. Ты мне угрожал. Тюрьмой. А у меня сильно развито чувство противоречия. - Сделала небольшую паузу. - Вот.

- Понятно... Чувство противоречия развито сильно. А чувство осторожности, вероятно, в порядке компенсации, отсутствует вообще.

- Ну сниму я этот барьер, Карл, сниму. Что за волнения?

- Ты засветилась, Тигра. Тебя найдут.

Задумалась... Так просто? Надо было сразу сотворить что-нибудь подобное. Пока думала, вытянула энергию из барьера, заставив его "истаять". Вдруг, да удасться списать на природную аномалию. Блин, знала бы, что это так легко, из дома бы всё сделала. Ещё ночью...

- Ну, найдут. И что?

- И заставят работать.

- Как ты себе это представляешь, Карл? На слабó меня взять очень сложно, а угрожать природному некроманту... Есть более приятные способы умереть. Пропавший обоз надо искать в промежутке от пятисот пятидесяти до шестисот лет. Точнее определить не смогла, извини.

- Какой пропав... Ты что?! Ты поднимала...

- Парк разбит на старом кладбище. Я поднимала по десять объектов. Всего, в общей сложности, тридцать. И... Мартин, по-моему, разбойники здесь ни при чём. Не может такого быть, что?..

Замолчала. Не буду продолжать, а то ещё политическую статью припаяют. Кто знает, вдруг, династия та же. Но сама собой напрашивается мысль о том, что тогдашний король, или кто там у них тогда правил, узнал, что обоз уже бесхозный, или в скором времени станет таковым, и решил: к чему добру пропадать? А потом, как часто бывает с материальными ценностями, что-то не заладилось... Вот и засекретили всю инфо... И умирают на плахе, получившие допуск к архивам.

Волки́ внимательно смотрят на меня. Помолчали... Потом, Мартин очень тихо сказал:

- Может быть всё, что угодно, Тигра. Но я тебе этого никогда не говорил.

- Я вообще не понимаю, о чём ты, Мартин. Кстати, о маньяке. Я тут подумала...

- Нет.

- Но я...

- Нет!

- Да выслушайте! Вас должны были учить, что когда объект начинает колоться, его не перебивают!

Тяжёлый вздох. Такой же синхронный, как недавнее "нет".

- Так вот... Я хочу проверить, есть ли ещё покойники с такими же повреждениями, как у девочек.

- В морге ещё парочка лежит на леднике. В парке нашли.

- Да я поняла. Иначе тебя бы вряд ли вызвали.

Потом ко мне пришла мысль, что Мартина могли и не вызывать, что он мог прибыть сам, по следам трупов. А дело тянется из мест службы Мартина. Может, наш маньяк не местный? Усиленная работа мысли, вероятно отразилась у меня на лице, потому что меня взяли под руки и спешно повели завтракать.

После порции оладий с вишнёвым вареньем, и чашки чая, Мартин спросил:

- О чём ты так задумалась, Тигра?

- Ты приехал, потому что здесь появились такие же трупы, как в городе, где ты работаешь?

Мелькнула ещё одна мысль: а вдруг, наш маньяк, как раз, местный? А в том городе, откуда прибыл Мартин, он учится. Или по работе приезжает... Вот поэтому там трупы и находят. Здесь же, если бы не усиление, никого бы не нашли. Дождь прошёл, земля осела, трава выросла и... никаких следов. Если специально не проверять. А какому некроманту придёт в голову бесплатно сканировать городские кладбища? Правильно! Никому это в голову не придёт.

Мартин молча наклонил голову. Вот и пойми, то ли он так выражает согласие, то ли просто задумался.

- Читала что-нибудь похожее, Тигра? Де-тек-тив?

- Ничего смешного, Карл. Такое совершить мог только маньяк. Иногда их ловят годами. В моём... на моей родине было несколько таких. Пока их поймали, казнили по ошибке нескольких людей. Самое страшное то, что их потребность возрастает. Аппетит приходит во время еды...

- Людоеды?

- Это образное выражение. Но людоеды тоже были. Я просто хотела сказать, что они начинали убивать чаще. Если первоначально им хватало одной жертвы в год, то потом, через несколько лет, доходило до трупа в неделю. Возможно, именно поэтому их и удавалось, в конце концов, поймать.

- Страшная перспектива, Тигра.

- И ситуация страшная, Мартин.

- Мы невиновных не казним. Есть способ проверить.

- Повезло... Им повезло. Невиновным.

Завершаем завтрак. Карл расплачивается, и мы покидаем кафе.

Прогуливаемся не спеша, в сторону городского парка. Там ажиотаж: работают маги, и несколько некромантов. Есть некроманты в городе. Есть! А что это они там делают? Меня ищут? Не знаю... не знаю... удастся ли? Основам некромантии меня научил Толий. А эту школу уже прочно забыли. Даже отец Иаков не знает. Не знал. Мы с ним обменивались знаниями, так что он выучил всё, чему меня успел научить Толий. А Толий обучал меня принципу построения плетений. Основным символам. И самое главное, что он мне "вдолбил" в голову: символы не важны. Если я считаю, что определённый символ будет обозначать определённое понятие, именно так он и будет действовать. Это руны важны. Потому что руна сама по себе магия. Вот плетение из некоторых символов можно сцепить руной. Или рунами по нескольким узлам. В общем, объяснить я толком не смогу, главное, что получается. Нет. Не найдут. Мы рядом с парком, наблюдаем работу магов и некромантов, и никакой реакции на меня нет. Хорошо, что контур я снимала издалека.

- Ты не беспокоишься, Тигра. А почему?

- А почему я должна беспокоиться, Карл? Меня может найти только опытный опер. Волк. Такой, как вы с Мартином. А магия здесь не поможет.

Задумалась... Почему, собственно, я так уверена в этом? Но я знаю, что это именно так, а не иначе. Да и оперу будет сложновато: к парку я пробиралась в тигрином обличье, в парк влезла, как человек, потом опять пробежалась тигрицей уже по парку. Вот на дерево я залезла человеком, и уходила человеком. Но только до ограды. А потом опять тигрицей добралась до дома. Ну, в дом вошла, конечно, как человек. Так что, флаг им в руки. Пусть ищут. Меня могут найти только сопоставив два события: поднятие жертв маньяка и защитный контур. Не так нереально, кстати. Ну, чему быть, того не миновать.

На этой успокаивающей мысли я и закончила свои размышления. Карл, улыбаясь, смотрит на меня. Но молчит. Мартин очень успешно изображает уличного зеваку.

- Я хотела побеседовать с теми, кто находился в тюрьме, когда пропал золотой обоз. Эта инфо засекречена тоже? Или у вас есть доступ? Период пятьдесят лет между шестьюста и пятьсот пятьюдесятью годами.

Мужчины не реагируют, и я спрашиваю:

- Карл?

- Ну надо же! Сам дон Джованни явился. Что ты спросила, Тигра?

Смотрю на спокойно стоящего дона. Не просто смотрю, а мяяягко касаюсь эмпатией. Да... настоящий "крёстный отец". Попросить у дяденьки работу? Или подождать, пока сам предложит? Пожалуй... подожду. И так дел полно. Маньяк этот... Клад, опять же... да и ожидание будет недолгим.

- Я спросила о тюремных списках, Карл.

- Всё думаешь о кладе?

- А ты? Совсем не интересуешься?

- А я ещё пожить хочу.

- Мне надо подготовить поисковое плетение. Хочу проверить, есть ли в ближайших окрестностях ещё захоронения жертв нашего маньяка. Нужно спокойное место. Здесь слишком много народа.

- В тюрьме спокойно. Хочешь в тюрьму?

И тут, я едва удержалась, чтобы не заорать. Дрессура Мессинга позволила сохранить инкогнито эмпата. Как страшно! Меня разглядывает маньяк. Он здесь! Вот, как чувствовали себя его жертвы-возлюбленные, когда он уже не скрывал от них своё истинное лицо. Сейчас скрывает. Но все его чувства направлены на меня. Выбрал меня в жертву. Не хочу! Страшно! Господи, как страшно! Это невообразимое нечто уже любит меня. Подумать только! Я считала маньяком Сэ. Я просто не знала... и век бы не знать!

Меня встряхнули, взяв за плечи. Волна ярости со стороны... Ревность?

- Тигра? Что?..

- Он здесь. Он... он выбрал меня следующей возлюбленной.

- Как ты сказала? Возлюбленной? Откуда ты...

- Потом, Карл. Уводи Тигру отсюда. Отправляйтесь в тюрьму. Я присоединюсь к вам, как только дойду.

Оказавшись в портале, успела подумать, что не миновать мне участи живца. Волки́ не упустят такую возможность. Да и без разницы это мне. Всё равно маньяк выбрал первым. Попросить убежища в тюрьме? Маньяки изобретательны, а наш ещё и влиятелен. Не будет мне убежища. Везде доберутся. Плохо, что я, испугавшись, не заметила, как он выглядит. Запомнила только рисунок эмоций...

Старательно отсекаю от себя собственные эмоции. Страх необходим. Но... в меру. Паники допускать нельзя. Голова должна быть "холодной". Я, - меняющая облик, природный некромант, мастер боли... Я дипломированный инженер в конце концов! И я росла в Советской Империи. Для меня все равны. Плевать мне на сословия. Нет у меня "врождённого" уважения к аристократии. Не воспитывалось оно в моих предках кнутом и палками. Если мне придётся себя защищать, я сделаю это любым методом. Даже эмпатией. Хотя, эмпатию следует оставить на самый крайний случай.

- Пока мы ждём Мартина, можем расспросить тех, кто сидел во время пропажи золотого обоза.

- Правильно, Тигра. Поиск сокровищ, - хороший способ отвлечься. Не бойся, мы будем следить за тобой.

Следовало ожидать. Не "охранять тебя", а "следить". Ну, я и не сомневалась, в общем.

- Опиши этого мужчину.

- Не могу. Я почувствовала взгляд, посмотрела и... увидела жажду в его глазах. У меня от страха всё выветрилось из памяти.

Карл молча кивнул. Их учат определять правдивость собеседника. Конечно, я "увидела" эмоции. Но некоторые чувства способен уловить и обычный человек.

Отправились с Карлом на тюремное кладбище. Громкое название для ямы, куда высыпают пепел. Но эта яма нам не нужна. Она сравнительно недавняя. Шестьсот лет назад была другая. И не здесь. Не на этом дворе.

Подумала, что яма нам вообще не нужна. Можно вызвать и куда-нибудь в конкретное место, используя крепостные стены как ограничивающий круг. Поделилась этой мыслью с Карлом, получила в ответ пожатие плеч и отдельную камеру. Ну... в комнату для допросов отправились. Потребовала бумагу и пишущие принадлежности. Забыла, что они здесь перьями пишут. И бумага дорогая. Исправилась, запросив кусок мела. Вспоминать школьные годы, так по-полной. Известняка в окрестностях полно, так что мел нашёлся. Теперь, главное, определиться с символикой.

Рисую пунктиром большой круг, замыкаю его символом крепости. Это будет крепостная стена. Потом рисую круг комфортного для меня размера, в котором выписываю руны призыва, символы ограничения во времени и пространстве. Всех покойников города нам поднимать ни к чему. Надо, чтобы встали те, кто умер в заключении в промежутке между пятьсот пятьюдесятью и шестьюстами годами. Надеюсь, их не так много. Круг замкнула таким же символом крепости. Посмотрела, порадовалась, что отец Иаков не видит этого непотребства. Потом начала вливать силу в символы. Ничего не произошло. То есть, сила исправно заполняет круг, даже распространяется к границе, и... ничего не происходит.

- Не получается?

- Ага, как в поговорке: всё вроде сходится, ребёночек не наш.

Вошедший недавно Мартин фыркнул, развеселившись, и тут... шкаф упал. Хорошо, что ребята крепкие. Смогли удержать, дав мне время выскользнуть. Тюрьма ходит ходуном. Что-то я намудрила с символами. Или силы перелила. Залезла под стол, отсиживаюсь. Карл выдернул меня оттуда магией. Уууу, гад! Орёт:

- Контроль, Тигра! Держи контроль!

Хлопаю глазами, вися в воздухе. О чём он вообще? Я не собиралась рушить тюрьму. Я только нужных покойников поднимала. Смотрю на свои схемы... пытаюсь думать. В голове крутится поговорка "сила есть, ума не надо" и песня про мага-недоучку. Ага, та её часть, где "...сделать хотел грозу, а получил козу..." Я же не то, что недоучка, я вообще, - неуч. Некромантии меня учили, а магии нет. Да я и не маг. Что я такого намудрила? Может, не надо большой круг делать?.. Изогнулась в воздухе, начала стирать меловые линии. Затрясло ещё сильнее. Разозлилась, пнула ногой по символу башни. Подумала, что вот тут-то тюрьма и рухнет нам на головы. Нет... Всё успокоилось. Со двора только дикие вопли несутся.

Карл щёлкнул пальцами, вызывая магический экран. И начал хохотать. Утирая счастливые слёзы, говорит:

- Ну, Тигра, ты вообще! Слов нет!

У меня таки точно их нет. Все покойники выстроились на крепостной стене. По периметру. Хорошо, хоть за руки не держатся. Быстро сканирую: кроме места дислокации, всё по заказу. На крепостную стену я их не вызывала. Или... вызывала? Надо получить какое-нибудь дополнительное образование. А то... Стыдно, в общем.

Согнала покойников со стены руной призыва. Устроились в пыточном подвале. Он большой. Ребята беспокоились за моё душевное равновесие. Карл несколько раз сказал, что помещения бóльшего размера в тюрьме нет. Я непонимающе смотрела: зачем повторять то, что и так ясно. Потом до меня дошло. Обстановка в пыточной. Я-то здесь, как дома. Не у себя, конечно, но... почти. Успокоила Карла, что обстановка меня никоим образом не угнетает. Получила внимательные взгляды от обоих волков. Пожала плечами... Рано или поздно, они всё равно узнают кто я. И, судя по всему, в этот момент я лишусь друзей. Что ж... Жаль, конечно, но ничего не поделаешь. Придётся держать в уме изречение Конфуция: "хочешь избавиться от боли, избавься от привязанностей". Или типа того.

Но сейчас у меня есть дело. Приказала поднятым отвечать на вопросы. Прежде всего провели отбор. Отсеяли тех, кто ничего не слышал о золотом обозе. И вообще о поездках в ту сторону. Таких оказалось немного. Ну да, тюремный телеграф в действии. Хорошо, что покойники не лгут. Не умеют. Точнее, если я прикажу, начнут врать, как миленькие. Но я такого приказа не давала. Выяснили, что разбойников не было. А были солдаты. Королевских войск. Без мундиров, переодетые разбойниками. Бóльшая их часть умерла в тюрьме. Благодарность за верную службу, так сказать.

Впрочем, обоз до королевской сокровищницы не добрался. Потерялся по дороге. Интересно. Каким образом содержимое пяти охраняемых повозок испарилось в пространстве? Начала вспоминать художественную литературу. Что-то где-то я подобное читала. Всё уже придумано до нас. Ага, и в Библии сказано: "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас." (© Библия. Книга Екклезиаста 9, 10).

Спросила о потерях. Волки́ смотрят удивлённо, а я вспомнила, как подобным же образом испарился "золотой запас" одной из самозваных республик времён гражданской войны. Оказалось, что обоз защищали отчаянно, и покойников было аж шесть повозок. Шесть, потому что их везли скрытно. Помногу не накладывали. Никто не должен был видеть ни повозки с золотом, ни повозки с покойниками. Везли крестьяне сено. Ага.

Волки́ сложили пять и шесть, заулыбались, показав клыки. Спросили, куда дели покойников. Оказалось, захоронили, как полагается. На кладбище. В общей могиле. Представив, как умерших от болезни. А в повозках с золотом оказались камни. Булыжники вместо драгметалла. Такие дела. Уточнили адрес кладбища. Узнав где это, поморщились. Район неблагополучный? Или наоборот? За пятьсот с лишним лет это, наверное, центр города.

Теперь придётся выяснять историю кладбища... В архивы лезть опасно. И так уже привлекли внимание парадом покойников. Кстати, да!

- С вас кабак. Проспорили.

- О чём ты, Тигра?

- Мы поспорили, насчёт подъёма покойников. Пьяные были. И вы проспорили.

- Понял. Проспорили, значит, проспорили. Но почему кабак, а не, скажем, новое платье?

- Потому что я хочу в кабак!

- Как скажешь, Тигра.

- Мне страшно, Мартин. Я боюсь маньяка. Не хочу оставаться одна...


Глава 22. Чёрные археологи, или "бриллиантовый блеск манил... " и толкал на неблаговидные поступки"




Прежде кабака отправились посмотреть район, где находилось нужное нам кладбище. Волки́, почуяв след, уже не заговаривают о том, что жизнь дороже. Касаюсь их очень мягко, особенно Карла. Нет, золото их не интересует. Интересует, конечно, но не оно главное. Главное, что взят след. Охотничий азарт гуляет в крови. И неважно какая добыча на другом конце: пропавшее полтысячи лет назад золото, или карманный воришка, сбежавший от стражников. Впрочем, карманники - слишком мелкая рыбёшка для обоих. Маньяки, особо опасные преступники... мафия? Вряд ли. По-моему, они в этих мирах сосуществуют вполне себе по-соседски. Не могу утверждать точно, но по личному опыту двух практик составила себе такое мнение. Крёстные отцы - уважаемые лица. Весьма. И точка.

А на месте кладбища находится небольшой сквер. Район застроен очень плотно. Особняками с собственными участками здесь не пахнет. Не трущобы, конечно, - почти центр города, и всё же... этажность доходит до пяти. В подобном мире - практически небоскрёбы. Ага, улочки узенькие. Приходится следить, чтобы какая-нибудь добрая хозяйка не выплеснула на голову проходящим помои. А то и... кхм, ночную вазу могут опорожнить. А что? Главное, чтобы человек попался хороший.

Повезло, что с нами Карл. Идём под магическим зонтиком. Над нами не каплет. Но вообще, местный колорит мне не нравится. Романтика средневековья подобного типа не по мне. Гуляем по району, я включила некромантский радар. Кстати, лишних покойников здесь имеют обыкновение замуровывать в подвалах. Всё равно на улице вонь такая, что не страшно. В смысле: обнаружение не грозит. Надо потом ребятам сказать. Сейчас распылять силы ни к чему. Определилась с местом, пошли туда. Сквер. Как мило. Даже не загаженный. А почему, кстати?

- Почему здесь чисто, Карл? Улицы, как помойка, а здесь чисто.

- Видишь эту улицу, Тигра? Она тоже чистая. По ней проезжают важные люди.

- Дон Джованни?

- Не поминай всуе. - И, через крохотную паузу. - Не только он. Ну, ты поняла, в общем.

- Поняла.

Что ж непонятного. Местный Ленинский проспект. Или, учитывая расположение, Большая Якиманка. Или Кутузовский. А за сквером, - рабочий район. Кусты высокие на костях выросли, и пёстрая застройка не оскорбляет взор власть имущих. А сквер убирается. И патрулируется, вероятно. Во всяком случае, нас, усевшихся на лавку, внимательно рассмотрели проходящие мимо стражники. Узнали Карла и, сделав оловянные глаза, отвернулись, печатая шаг мимо... мимо. Сижу, хихикаю.

Мысленно формирую призыв одного из захороненных. Одного, потому что незачем привлекать внимание. Этому одному приказано не выходить на аллею. Пусть в кустах сидит.

От поднятого идёт странное ощущение. Как будто ему тяжело. Поворачиваюсь и лезу к нему. Сидит, держится за живот. У покойника ведь не может живот болеть? Или может?

- Вставай.

- Мне тяжело. Я не удержу.

- Что не удержишь?

- В животе. Тяжело.

Дурдом! Но волки́ поняли раньше меня. Мне и в голову такое не пришло. А следовало бы! О такой метóде перевозки наркотиков и оружия я читала. Это надо же, до чего жадность может довести! И ещё вопрос, в бою ли погибли эти солдаты. Или им просто в спины ножи втыкали.

- Тигра, ты можешь приказать ему вытащить...

- Тяжесть из живота? Могу, конечно. Только... ну ладно...

Подумала, что важняки должны завтрак удержать. А я привычная.

- Разорви шов, вытащи тяжесть из живота своего, и положи на землю.

Не знаю, были ли швы... но думаю всё же, что их не через естественные отверстия золотом начиняли. Просто потому что это было бы слишком долго. А время поджимало.

Хлюпающие звуки и запах крови. Машинально снимаю боль. Опять я восстановила покойника до живого состояния. Но души его рядом нет. И на том спасибо. А, может, она там, где их убивали? Ну, неважно. Пусть покоится с миром. Место нападения мы теперь знаем. Можно прогуляться, посмотреть на души. Если что, отпустить. Или дать шанс. Стоп-стоп-стоп! Этак я до "Счастья! Всем! Даром!" докачусь. Вот уж, действительно: сила есть, ума не надо. Напоминаю себе о некромантском эквиваленте атомной бомбы. И о параде покойников на тюремной стене. Успокаиваюсь сама и упокаиваю поднятого. Теперь ему легко. А содержимое его живота закутано в кожаный жилет, снятый с себя Карлом. И тяжёлая это штука. Увесистая, в смысле.

- Вернёмся в тюрьму?

- Ты же в кабак хотела.

- Мало ли, что я хотела! Я посмотреть хочу!

- В кабак. Возьмём отдельный кабинет.

- Карл! Ты иногда думай...

- А что я... Ааа, ты о Тигре, Март? Тебя волнует репутация, Тигра?

- Меня волнует секретность. Все отдельные кабинеты просматриваются и прослушиваются. Можешь мне поверить.

- Я знаю об этом, Тигра. Поставлю полог тишины.

- А в общем зале слабó полог поставить? Или это слишком заметно?

- Хммм? Не думал об этом. Мысль интересная. В де-тек-ти-ве вычитала?

Опять издевательская улыбка. Я не реагирую. Как с гуся вода...

- Ага, в шпионском. Захочешь надёжно спрятать вещь, - положи её на самое видное место.

- Насчёт спрятать, Карл... Как ты собираешься это нести?

- Сейчас замаскирую.

Пара движений пальцами левой руки и в правой у Карла не подозрительно пахнущий свёрток, обёрнутый его жилетом, а толстенная книжища в кожаном переплёте с металлическими уголками, запертая на замок. Хорошо быть магом! Подумалось, что Сэ и лорд Эрик просто скрыли бы этот свёрток. Но, Сэ и Солли не люди. И уровень магии у них другой. Что ж, будем сидеть в кабаке, рассматривая книгу. Надеюсь, с картинками.

Мужчины заказали пива. Я пью чай. Пиво не люблю. А водки мне не положено. Эххх! Неравенство полов! Карл сказал, что полог набрал силу и можно, наконец, посмотреть, что мы там нашли.

Содержимое свёртка особого впечатления не произвело. Горка металлолома и тусклых стекляшек. Потом я вспомнила "Обряд дома Месгрейвов" Конан-Дойля, и подумала, что герметично закрыть ценности у грабителей времени не было. Точнее, не у грабителей, а у ворья. Им надо было срочно скрыть уворованное, они наскоро зашили ценности в кожу... человеческую, кстати... Собирались вскоре достать, и... не получилось. Почему? Надо расспросить позже... Так о чём я? А о том, что ценности пролежали в кровавых, а позднее гниющих внутренностях, а ещё позднее, - в земле. И конечно же вид у них далёк от совершенства. Короче, в чистке они нуждаются!

- Карл, а ты сможешь почистить их магически?

- Хммм?

Карл оторвался от отрешённого созерцания кучи мусора, лежащей перед нами, и посмотрел на меня. Рассеянно. Потом, глаза блеснули, видимо пришёл к тому же выводу, что и я.

- Пойдём в тюрьму, дорогуша.

Я даже вздрогнула. Дорогушей меня лорд Эрик величает.

- Ты же сказал, что полог тишины поставил!

- Полог для разговора. Посмотреть на находку... А если я начну магичить, то полог может слететь, в самый неподходящий момент. Да и народ заинтересуется...

- Извини, Карл. Я не разбираюсь в магии.

- От некроманта это слышать смешно, Тигра.

- Я природный некромант. Это другое.

- Да понял я, понял! Ты вообще из другого мира. Чему удивляешься?

- Я не удивляюсь. Я... беспокоюсь. Шпионажем не занимаюсь, сразу говорю.

- А чем ты зарабатываешь на жизнь, Тигра?

- А почему ты решил, что я зарабатываю, а не живу, скажем, на содержании, Мартин?

- Ты пожелала мне успехов в труде и заработной плате.

- Дурацкая шутка. Извини, если обидела. Я не нарочно. Зарабатываю я...

Мужчины внимательно смотрят на меня. Сейчас я потеряю друзей. Лгать не умею, да и с волками, - бесполезно. Ограничиться сообщением о нелегальной некромантии? Правда вылезет в самый неподходящий момент. Проверено.

- Я ещё учусь. Зарабатываю только во время практики.

- Тигра... Что у тебя за профессия, о которой нельзя просто сказать?

- Я мастер боли. И иногда подрабатываю некромантией.

Вот. Я сказала. Ребята переглянулись, и уставились на меня...

- Март, она говорит правду.

- Сам вижу.

А я молча жду. Скорее всего ребята просто встанут и уйдут. Или в допросную отправят?..

- Я не предполагал, что женщин допускают в допросную, не для допроса.

- Дискриминация по половому признаку. В моём мире равноправие.

Пытаюсь шутить. А что ещё остаётся? У палачей друзей нет. Это известно всем. И плевать, что я не изменилась... И тут на меня обрушился голод. Или жажда? Маньяк здесь. И только что увидел меня.

- Тигра, что?..

- Он здесь.

Парни расслабились и откинулись на спинки стульев. Незаметно оглядывают зал. Я тоже пытаюсь сканировать пространство. Бесполезно.

- Или он ушёл, или перестал обращать на меня внимание. Я почувствовала взгляд. А теперь, - ничего. Мы собирались в тюрьму... или после моих откровений мне лучше туда не стремиться?

- Ты о чём? Аааа... Допрос с пристрастием мы проводить не планируем. И для этого у нас свои специалисты. Бесплатно работать тебя не заставят, если ты об этом беспокоишься.

Ну? Что можно сказать? Осторожно касаюсь обоих. Карл принял к сведению, а Мартин пока абстрагируется от моих слов. Не представляет меня в роли палача. Тяжело. Но ничего не поделаешь. Наше дело предупредить. Чтобы не говорили потом... лишнего.

Устроились в одной из допросных. Не в пыточной. Карл просканировал помещение насчёт наблюдения, сказал, - чисто. Опять развернули свёрток, выложили хлам на стол. И Карл произнёс какую-то фразу, от которой у меня на миг заложило уши. То есть, заклинание сработало. Вероятно. Во всяком случае над горкой мусора появилось сияние, которое медленно опадало, впитываясь... Кровавый туман поднялся вверх и истаял. А на столе... Я такого даже в фильмах о пиратах не видела! Камни слепят глаза. Крупные, мельче фундука и нет ни одного. Камни отдельно, оправы отдельно. Оправы сплющены. Золото червонное, - мягкое. Оправы, вероятно, сплющены, чтобы исключить опознание. Жаль. Может, в других свёртках попадутся целые вещи? Не забываю следить за эмоциями волков. Жадности нет, и слава Богу. Есть удовлетворение: "нашли что-то стоящее". И беспокойство: "что теперь с этим делать?"

- Собираетесь заявить о кладе?

- Сложно, Тигра. Золото... У нас такого нет. О камушках и не говорю. На эшафот ведь отправят! Да ещё через пыточную. Убедиться, что всё рассказали.

- Перекупщикам? Или в старую могилу? И случайно найти. Помнишь, две могилы, в которых по двое захоронено?

- Тигра, их исследуют магически. И поймут, что их тут не лежало.

Не отвечая Карлу, исследую кожу, в которую были зашиты побрякушки. А что, если... Попробовать стоит!

- Я не гарантирую, но могу попробовать упокоить кожу. Если мы запакуем побрякушки, и отнесём на кладбище, я попробую упокоить свёрток в одну из двух могил. Вы же всё равно собирались их вскрывать? Нне?

- Некромант определит вмешательство. Тебя посадят. И отправят в пыточную.

- Это вряд ли, Карл. Я стояла в двух шагах от ограды парка, когда некроманты пытались определить вмешательство. И никто из них ничего не понял. Я не буду использовать символику. Голую силу. И пусть ищут. Что мы теряем?

- Попробуем, ладно. А остальные? В том сквере?

- А нам оно надо? Если надо, то вы знаете, где искать. Я устраняюсь.

- Ты странная женщина, Тигра. Блеск камешков тебя не взволновал... только обрадовала сама находка.

- Ты прав, Мартин. Было интересно их искать. И я обрадовалась, конечно, что искали мы не зря. Я с детства мечтала найти клад. Теперь моя мечта сбылась. А волнует меня сейчас только псих, открывший на меня охоту. Не до украшений мне.

Скрыли находку в могиле. Упокоила поглубже. На полметра под остатками гроба. На всякий случай. Хорошо, что в кожу зашили. Легко упокоить, и возраст... соответствует. Карлу пришлось вернуть побрякушкам прежний вид. Ничего, их могут почистить ещё раз. А чтобы его магию не опознали, ему надо будет присутствовать на вскрытии могил. Сканировать и найти клад заново. Ничего страшного.

- Если премию дадут, - четверть мне. Чтобы по-честному.

- А если срок дадут?

- Шуточки у тебя! Срок мне без надобности.

Ткнула Карла локтем в бок, - отскочил смеясь. Так, дурачась, дошли до моего дома. Ребята распрощались, а я поднялась к себе. И провалилась в темноту.

Очнулась не у себя. Я не имею обыкновения приковываться к постели. Да и на каменной плите спать обычно не ложусь. Только в тигрином облике в склепе. Блин! Лучше бы я в склеп отправилась ночевать!


Глава 23. В гостях у Джека-Потрошителя, или "о маньяках и не только"




Беспрерывное ощущение, что на меня смотрят... Неуютно! Пытаюсь повернуть голову, рассмотреть: куда нас попали. Безуспешно. Тьма в помещении кромешная. Эмпатию придерживаю. Поспешай не торопясь. Я, в общем, уже поняла, что случилось. Кушала во время первой практики. Некто установил портал сразу за дверью в мою комнату. И я шагнула, как... гусыня. С другой стороны, - я не маг и портал обнаружить не могу. Надо интуицию развивать. Если выживу, вцеплюсь в лордов: пусть тренируют меня чуять порталы.

Отец Иаков сказал: если что, - задействовать метку. Ага, только не объяснил, как её задействовать. Тренировка смекалки... Ладно... Если меня сорвёт отсюда, я так и не узнаю, что такое "кроаш", маньяк останется гулять и... отец Иаков привяжет меня к Сэ. Потому что я несамостоятельная и попадаю в беду с дивной регулярностью.

Помещение, судя по всему находится под землёй. Это мне моя тигрица говорит. А некромант говорит, что трупов здесь не наблюдается. Чисто здесь! А вот эманация смерти, - такая густая, что её можно как студень ломтями нарезать. То есть, здесь, или рядом убивали и много. И почему я не удивлена?.. Кто же за мной наблюдает? И не пора ли мне начинать дёргаться и звать на помощь?

Анализирую своё состояние: меня, похоже, ещё и оглушили чем-то... Химия? Или? Тигрица возмущённо фыркает: ну да... химию она бы учуяла. Судя по тому, что голова болит не по-детски, меня на выходе из портала банально приложили по голове. Чем-то тяжёлым. Или портал так рассчитан, чтобы на выходе все сами бились головой. А что? Очень удобно, и экономит силы.

Я прихожу в себя намного быстрее, чем среднестатистический человек. Но здесь этого знать некому. Поэтому, сохраняем очумелый вид, озираемся с нарастающей паникой и анализируем ситуацию. Времени у меня, скорее всего, немного. Мои плюсы: высокий болевой порог, практическая подготовка в камере пыток: вряд ли маньяк сможет меня удивить, и уж точно не напугает, - время страхов закончилось, - пора бороться за выживание; и возможность восстановиться при помощи оборота. Ага, ещё некромантия и эмпатия. Но эмпатию мы обнаруживать не будем. Минусы: маньяк имеет хорошие связи у сильных мира сего. И на его стороне работает маг. Кто-то же установил портал? И ещё: я не знаю где я нахожусь. Порталом меня могли перенести куда угодно. Вплоть до другого мира. Может, маньяк из другого мира? А этот использует, как охотничьи угодья и помойку, для сброса "отходов производства". Ну и хрен с ним. Пора впадать в панику. Надо дать маньяку то, что он ожидает. И ждать шанс... Плохо то, что психи очень чувствительны. Надо показать высокий класс... Вспомнить все объекты, с которыми приходилось работать. И... копировать реакцию.

Начинаю дёргать руками и ногами, пытаясь определить прочность оков. Изворачиваю шею, стараясь увеличить угол обзора. Из глаз текут слёзы... Натуральные, ага! Придётся пройти через боль, так что плачу я с полным основанием. Это я с Сэ не плакала. Поначалу.

- Выпустите меня!!! Кто-нибудь!!! Помогите!!!

- Не кричи. Не поможет.

- Кто здесь?!! Почему я здесь?!! Я ничего не сделала!!!

- Не кричи. Услышат. Придут раньше.

Оппа! Придут? Так маньяк не один? Или это фигура речи? Голос женский. Только сорванный от крика и обречённый. Безысходность просто сочится из каждого звука. Мой уже тоже достиг нужной кондиции. Можно, наверное, и поговорить? Со старожилкой?

- Ты кто?

- Какая разница?

- Ты давно здесь? И где мы? Это торговцы живым товаром, да?

В моём голосе страх и надежда на лучшее: вот сейчас я проснусь и всё будет в порядке. Чуть-чуть эмпатии, чтобы было заметно...

- Не надейся. Торговцы товар не портят.

- Что значит "не портят"? Нас... - и дальше замирающим шёпотом - изнасилуют, да?

- Дура ты! Я здесь третий день. Было ещё две девушки. Кричали они так, как будто их режут на куски. Сначала одна, потом вторая. Сегодня очередь кого-то из нас. Если ещё не поймают.

- Я тебе не верю.

Молчание в ответ. Моей собеседнице абсолютно всё равно. Мне, в общем, тоже, но надо соответствовать роли. Начинаю рваться из оков и плакать. Опять наблюдение. Это не моя подруга по несчастью. Это... ё-п-р-с-т! Это эмпат. Наблюдает за мной. Или за нами? Я транслировала приличествующие случаю эмоции: заторможенность, неверие в происходящее, страх, надежду... Ой как плохо-то! Придётся следить за собой. Хорошо, что я не стала сканировать подвал эмпатией. А некромантию я особо не скрывала. Так что, если засёк некромантию, то и не страшно. Эмпатов уничтожают при обнаружении! Как же! Вон их, - как собак нерезаных! Ага! Я, Толий и маньяк. Или приближённый маньяка? Неважно... Он ведь может и не знать, что является эмпатом? Меряться силой не буду. Пока не буду. Если удастся притвориться мёртвой, то всё может получиться. Мне, главное, из оков освободиться. Кузнеца, что ли поискать? Ха-ха-ха! "Зачем нам кузнец? Нам кузнец не нужен!" А вот теперь, - нужен! Если притянуть его сюда некромантией? Кузнец сможет быстро сбить оковы...

Тигрица насторожилась. Где-то наверху открывают двери...

Лёгкие шаги по каменным ступеням... Блики от факела... Или это магическое освещение? Но почему оно колеблется, как пламя? Кожу на руках и ногах саднит. Рвалась я из оков в панике. Как бы заражение крови не заработать... Хотя, у гостеприимного хозяина вряд ли успеешь умереть от заражения крови. Свет всё ярче... Зажмуриваюсь, чтобы не ослепнуть. Слёзы текут по щекам... Остановился возле меня. Не смотрю. Сейчас всё равно ничего не увижу. После стольких часов в темноте. После скольких, кстати? Прошло не больше часа с момента, как я очнулась. Учитывая, что я очнулась раньше, чем среднестатистическая женщина, мой похититель кинулся сюда со всех ног.

Прохладные пальцы погладили мою щёку. Тихий голос произнёс:

- Вот и ты... моя прекрасная возлюбленная...

Пытаюсь рассмотреть "возлюбленного", излучающего тихую радость. Голос молодой, но это ни о чём не говорит. Знавала я пенсионеров с молодыми голосами. Отошёл от меня. Металлический лязг и скрежет... Что он делает? Угрозы пока не ощущается. Одёргиваю себя: он же маньяк, голоса, наверное, слышит. Он на кусочки раскромсает без злого умысла. Он так свою любовь выражает. Свет отдалился и не дрожит более. Можно открыть глаза и попытаться повернуть голову. Ага, факел вставлен в крепление на стене. Нет, на огромной колонне. Вот этот лязг и скрежет я и слышала. Как ни пытаюсь увидеть свою недавнюю собеседницу, - не получается. Вне поля зрения она у меня. Зато маньяк как на ладони: изящный юноша, выше среднего роста, волосы тёмные, чуть ниже плеч, лицо... приятное. Ага, располагающее. Такого не станешь опасаться, встретив в тёмном переулке. И зря! Эмоциональный фон я уже отметила. Доволен и счастлив.

Соседка сказала, что она здесь третий день и за это время две пленницы уже нашли свой конец. Он что? Уже каждый день "питается"? Надо отвечать что-то. Не хочется разозлить "возлюбленного". Надо время тянуть. Вдруг, найдут? Карл обещал, что за мной будут наблюдать. Ага, но меня не в мешке тащили, - сама перенеслась порталом. Неизвестно куда. Кстати, да!

- Где я? И кто вы, сударь?

Радостная улыбка начинает нервировать. Психологический прессинг? Или где? Подошёл ко мне, тронул руки, поцокал языком... Да, рассадила кожу металлом. А не фига гостей приковывать!

- Ты у меня в гостях, милая. Хочешь о чём-нибудь попросить? Говори. Я буду счастлив исполнить любое твоё желание!

Ну разумеется, кто бы сомневался! Надо что-то желать... Соседку не слышно, даже дыхание замерло. Тигрица ощущает присутствие живого, но и только. Что же пожелать? "Пулемёт, патроны и держитесь, гады!" здесь не прокатит. Оскорбится, гостеприимный хозяин. И внезапно я выпалила:

- Миллион алых роз!

Соседка закашлялась. Ожила, слава Богу! А маньяк растерялся:

- Что?

- Хочу миллион алых роз. В моей стране была такая песня. Влюблённый продал всё, что имел и подарил своей возлюбленной миллион алых роз.

Мечтательно жмурюсь, забыв про оковы... Помню, конечно, но живу чувствами, требующимися в данный момент. Женщина я, или где?

- Обычно у меня просят свободы...

Ага, дурочку нашёл!

- Я что? Плохо воспитана? Оскорбить гостеприимство...

Не продолжаю, чтобы не запутаться. Это лорд Эрик способен запудрить мозги любому, у меня таких талантов нет. Но воспитывали меня хорошо: отец Иаков, Сэ, Толий, Мессинг...

Пауза затягивается и я выражаю лёгкую обиду. А что? Сам предложил любое желание, а теперь на попятный! Верить нельзя никому!

- Если тебе сложно... - вздыхаю разочарованно... - тогда не надо... Я понимаю...

И слезинка катится по щеке... Мне бы железки снять! Но просить об этом я не буду. Подожду, может меня раскуют, чтобы приковать где-то ещё.

- Придётся подождать немного. Миллион роз сегодня достать не получится.

- Алых!

- Конечно, милая, я запомнил.

Маньяк поцеловал мне руку и отошёл от меня. Блин, надо было в туалет проситься. Но как такому изысканному кавалеру об этих низменных вещах говорить? Низзя! Анализирую свои ощущения: не хочется мне никуда. Странно, но факт. Или это страх так действует? Или какая-то магия? Опять послышался лязг, стук, скрежет. И сдавленный крик. Мою соседку забрали? Каким образом? Порталом? У каждой плиты - портал? Если она была прикована, как и я? Факел мне оставили. И в подвале я теперь одна. Я и тишина... С соседкой было легче.

Не забываю о том, что мне противостоит эмпат. Поэтому занялась чистой некромантией. Выпустила свою силу на максимальную дальность. Хоть кого-то зацепить... Не может же здесь не быть мёртвых? Или может? Если специально чистили, то может. Ну, значит, рядом всё равно есть. Надо только призвать по-умному. А если не человека искать? Это мы не отрабатывали с отцом Иаковом. Но никто не говорил, что это невозможно. Зверь в капкане себе лапу отгрызает, и ничего, не парится. Вот и я не буду размышлять "можно-нельзя". Тем более, что сверху слышатся очень стимулирующие крики. Соседка моя переходит в стадию "мяса". Может, её поймать? И её руками расчистить дорогу? Как только тело раскуют?

Вспомнила слова Мартина о каре за убийство при помощи некромантии. Придётся оставить эту мысль. Если тело завтра будет в пределах досягаемости, - посмотрим. А пока ищем объекты. И сразу нашлось несколько крысиных скелетиков. Бррр. А, может, и к лучшему? Крысы не вызывают подозрений. Они везде. Жаль только, что они не смогут разгрызть стальные оковы. Придётся пробовать их в роли почтальонов. Наложила на них голую силу, подняла. Чуть не заорала, когда меня начали обнюхивать. Собралась с силами. Напомнила себе, что крысы - умнейшие твари, и пытаюсь объяснить, что мне от них надо. Или я тупая, или лыжи не едут... кхм... ладно... Тогда представила себя внутри крысы (крыса?) и захотела на волю. Нндаа, угол зрения, сказать непривычный, это ничего не сказать. И всё чёрно-бело-серое. Может, у них зрение не восстановилось?

Влезла в одну (одного?) крысу, остальных придерживаю просто. На случай, если мою пришибут. Отправились, благословясь. Я молитву Амандину прочитала. Хорошо крысам! Там, где я вижу сплошную стену, они видят несколько ходов. Я читала, что крыса может пролезть в дыру, размером с пятикопеечную монету советского образца. Читала и... верилось с трудом. Таки да! Может! Вот только зря я надеялась, что оказавшись на улице, смогу сориентироваться. Зрение у нас разное. И я не ползком передвигалась по городу. Начинаю принюхиваться. Может, обоняние поможет. И некромантия. Перебралась в крысу почти целиком. Отключила слух. Оставила только тигрицу настороже. А сама путешествую по городу. Судя по запахам, город я не сменила. Как мне найти Мартина? Или Карла? Как мне тюрьму найти?

Отряд наш передвигается короткими перебежками. От укрытия к укрытию. Не хватало ещё кирпичом по хребту получить! Надо остановиться и сориентироваться: "куды бечь!" А как это сделать? Сориентироваться, в смысле? Остановиться-то у меня без проблем получится.

Вспомнила! Я бы раньше вспомнила, если бы не эти душераздирающие крики. Абстрагируюсь. Это объект. А я прохожу аттестацию на устойчивость к психологическому прессингу. И всё. А вспомнила я о поднятых мной жертвах нашего маньяка. Они в тюрьме. А связь у меня с ними... есть! И бежать недалеко! Побежали дружной стаей. Добраться до поднятых, вызвать Мартина или Карла и отправить их за крысами. Надеюсь, всё получится. О неудаче мне не хочется даже думать.

Идти по пеленгу, - совсем не то, что наугад! В тюрьму, практически, влетели. Услышала только: "Совсем обнаглели твари!" И о стену ударился подкованный гвоздями сапог стражника. Но мы уже юркнули под решётку, запирающую коридор. Бежим, торопимся... домчались до камеры и... дверь закрыта. Но в двери есть окошко. Взлетаем по стене, цепляясь коготками и по железной полосе оковки пробираемся к середине двери. Такую не прогрызёшь! Прогрызёшь, конечно, но... долго грызть придётся. Какое счастье, что поднятые женщины не реагируют на крыс! Точнее, в этих крысах они видят не грызунов, а мою силу. А то заорали бы, как миленькие. Представила, что я ношу платья по местной моде: с ворохом нижних юбок. И в эти юбки попадает... даже не крыса, а мышь. И запутывается в них. Дааа... понятно, почему дамы боятся мышей. Вплоть до вспрыгивания на стул, или стол.

Спрыгиваю на пол камеры. Мой отряд ссыпается за мной. Оставляю крысок под лёгким контролем, загнав их за спины девиц, сидящих на кучах соломы. Вливаюсь в самую фигуристую. Приказываю ей встать и стучать в дверь, крича в окошко:

- Господин стражник! Господин стражник!

Через пять минут непрерывного крика послышались шаги. Грузная фигура показалась из за угла.

- Чего орёшь, курва? В карцер захотела?

- Господин стражник, я имею пару слов до господина Шульца.

- Ты совсем сдурела, девка? Я буду отрывать от обеда господина имперского дознавателя?

Оп-па! Но об этом я подумаю позже, если для меня ещё будет это "позже".

- Он сказал сразу звать его, как только вспомню... Господин стражник, будьте добренький!

- Скажи мне, я передам.

- Господин стражник, вы меня дурочкой назовёте и таки будете правы, а господин Шульц сказал любое воспоминание.

Стражник чешет в затылке, а я думаю, не позвать ли Карла. И решила: не позвать! Портал на моём пороге построен магом. Мартин не маг. А Карл... Я извинюсь, если что, но верить не могу. У меня просто нет возможности верить. Крики наверху перешли в утробный вой. Полагаю, мозги у объекта уже спеклись от боли. Остались одни ощущения. А это значит, что скоро объект маньяку надоест. И он может пожелать навестить меня. Надеюсь, он уже сыт... девица начинает мелко подрагивать, удивив стражника. Беру себя в руки. Мандраж не ко времени.

Всё-таки отправился по коридору. Нога за ногу. Но поторопить мне его, - увы, никак. Усадила девицу на солому, сижу, жду.

Напоминаю себе долбанутого паука. Порадовалась, что лежу прикованная. Не надо отвлекаться. Одним ухом слушаю что творится вокруг моего тела, остальная "я" рассеяна между фигуристой девицей и крысками. Надо будет поработать над разделением сознания, а то сложно мобилизовать себя. Кажется, это у шизофреников несколько личностей... Ну их нафиг! Буду брать пример с пауков. И с отца Иакова, наидобрейшего нашего... Кто-то идёт... Понять бы только, где... В мой подвал спускается, или по тюремному коридору шагает? С непривычки, не могу сообразить. Так... В первую очередь, - маньяк. Бросаю всех, оставив только некромантскую силу на крысках, прислушиваюсь слухом тигрицы. Нет, в подвал никто не спускается. Значит, - коридор. Переключаюсь на камеру. Мартин. То есть, господин имперский дознаватель. Усталый, под глазами круги. Сами глаза, - красные. Сутки не спал? Искали маньяка... Неудачно, судя по всему.

- Что ты хотела мне сказать?

И тут я растерялась. Не знаю, как обратиться. Мартин? Так девица с ним не знакома. Господин имперский советник? Она и должности его не знает... стою у решётки, таращусь на усталого волка и мысленно кричу: "Мартин, это же я! Это я, Мартин!" Бесполезно. Мартин начинает злиться, но держит себя в руках. Пока держит. Трудно пользоваться эмпатией через поднятый труп, находясь неизвестно где. Крыска, почуяв моё волнение (или это просто сила запульсировала?), заметалась по камере. Я не заметила, как в руке Мартина появился нож, и... Как больно! Хребет перебит, мои лапки конвульсивно скребут каменный пол... во рту привкус крови. Зрение гаснет...

Та моя часть, которая бесстрастно фиксирует все события, для написания отчёта, говорит мне: "Соберись, дура! Ты некромант, а крыска и так мертва". Вливаю в тельце животного силу, залечиваю раны, попутно думая, что за такое надо бы сапоги сгрызть господину имперскому дознавателю. Крыска поднимается на лапки, потом садится и, глядя на Мартина, выразительно стучит лапкой себе по лбу. По верхней части головы перед ушами. Зря я, что ли, мультфильмы в детстве смотрела?

- Тигра. Это ты? Это, действительно, ты?

И я начинаю говорить. Говорить быстро, потому что тигрица уже не слышит криков. Уже давно не слышит. Может пару минут как.

- Мартин, это я. Слушай и не перебивай. Меня держат в подвале. Я прикована к каменной плите. Я заказала ему миллион алых роз. Маньяк выглядит молодым. Изящный, выше среднего роста, тёмные волосы до плеч. Или сами вьются, или завивает. Одет дорого, но не вычурно. Манеры хорошие. Скорее всего, к богатству привык с детства. Или сам маг, или на него работает маг. Не знаю. Портал можно купить? Тогда, магия под вопросом. Мартин, там нет трупов. Вообще нет. Место специально чистили. Не бывает, чтобы даже на глубине не было останков. Нашла только крысок. Привела сюда. А ты мне хребет перебил. Больно, между прочим! Больше ничего не знаю. А, вот ещё: девушка, которая была в подвале, умирает сейчас. Или уже умерла. Она сказала, что третий день там и что две девушки умерли за два дня. Мартин, он убивает каждый день! Тела куда-то убираются. Теперь, действительно, всё.

- Ты можешь оставить здесь одно животное? Чтобы мы могли пройти за ним?

- Мартин, я не знаю. Я в первый раз такое делаю и уже еле держусь. Может, как-то пометить дорогу? Если я отпущу крысок, они превратятся в скелетики. Я же их не поднимала, как полагается. Сила не влита в руны. Когда маньяк займётся мной, я, скорее всего, не смогу удержать никого. Поднятые по правилам, будут "живы", пока жива я. А крыски, - нет. В детской сказке разбрасывали цветные камешки. Может, ёмкость с краской? Чтобы капли падали на дорогу? Магию увидят и могут почистить. А краску, - не обязательно.

- Интересная мысль...

Мартин говорит медленно, думая о чём-то. Потом встряхнулся и сказал:

- Постарайся дождаться меня, Тигра. Попробую найти подходящую ёмкость. А твои... кхм, девочки, они смогут найти тебя? Ты можешь позвать их?

Захотелось побиться головой о стену. Крысок жалко, а я прикована, слава Богу! Вот я... дубина! Я же могла притянуть девчонок! Хотя, они в камере. Отправили бы их в карцер, только и всего. Да ещё и статью бы заработала: нанесение тяжких телесных повреждений при помощи некромантии.

- Если что, следите за поднятыми. Когда я их потяну, они будут рваться ко мне, сметая все препятствия. Я не пробовала, но, теоретически, это так. Возвращайся скорее. Мне очень страшно. Найдите меня живой, пожалуйста...

Всё-таки я сорвалась. Голос дрожит, слёзы катятся. Там, наверху, - мёртвая. Надо бы проследить, куда её отправят, а я уже не могу. Я и так в двух местах разом. Голова болит уже...

Отдыхаю. Удерживаю крысок, лёгким касанием. Девицу отпустила пока. Голова продолжает болеть. Может, сбросить боль на кого-нибудь? Интересно, а маньяк умеет сбрасывать свои ощущения? Надо быть крайне осторожной. У психов способности зачастую на уровне гениальности. Так что, сижу на попе ровно... то есть, лежу на плите, не пытаясь делать лишних телодвижений. Упражняю мозги. Я здесь уже почти сутки, но ни голода, ни физиологических потребностей (читай, желания облегчиться), ни физического неудобства не ощущаю. Что странно. Допустим, голод отошёл на задний план, отодвинутый страхом. Но остальное? Плита каменная, цепи металлические, лежу я в одном положении и тело должно "затекать". Магия? Разновидность целительской? Маньяк ещё и маг ко всему прочему? А, может, он и некромант? Прощупывать страшно, вдруг учует... У психов обострённое восприятие.

Ощущение чужого присутствия... шагов не было слышно, - портал? Или я просто, в раздрае, не услышала? Но тигрица не устала, и она стережёт. Значит, портал. Вот теперь, - шаги. Знакомые, лёгкие шаги. Прохладные пальцы гладят мою щёку... Липкий ужас... поверх меня... Спасибо Мессингу, натренировал. Абстрагируюсь. Страх не помощник.

- Скоро доставят розы, моя прекрасная возлюбленная. Скоро...

- Как ты оказался здесь? Я не слышала шагов? Ты видишь в темноте?

Тихий смех...

- Сколько вопросов... Я пришёл порталом. Спешил увидеть тебя...

Улыбаюсь довольная. Значит, я не ошиблась. Знать бы только, портал стационарный, или где? То есть, находится в здании, или привязан к какой-нибудь безделушке. Вспомнились универсальные часы агента 007. Где ты, Джеймс Бонд?..

- Ты не такая как все, моя прекрасная возлюбленная. Мои прочие гостьи стремились уйти, совсем не радуясь мне.

Похоже, моя радость от подтвердившейся догадки, ввела маньяка в заблуждение. Но я особенная, это он угадал. Надеюсь, что он дождётся роз. Правила игры должны быть соблюдены. Или, для маньяков, это ритуал? Не важно! Наверху послышался шум. Ругательства и скрежет.

- Отдыхай. Вынужден пока оставить тебя...

Поцеловал мои пальцы и шагнул назад. Тигрица прислушивается, принюхивается, стараясь определить место портала. Жаль, что ничего не видно. Факел прогорел, а новый никто не удосужился поставить. Я услышала пять шагов. Потом, тишина.

Зато в камере крыски услышали шаги. Я только и делаю, что прислушиваюсь: не идёт ли кто? С другой стороны, а чем мне ещё заниматься? Песни орать? Опять влезла в одну из поднятых. На этот раз, в другую. Какая, впрочем, разница? Мартин и Карл входят в камеру. Карл сразу определил, где я. Запомнить на будущее: от мага не скроешься. Если он вздумает искать, то найдёт. Или в восстановленных можно скрыться? Надо поэкспериментировать с отцом Иаковом. Ох, не засчитает он мне практику! Впрочем, время ещё есть, а за работу по специальности разговора не шло. Может, не так всё плохо...

- Тигра, как ты?

- Он приходил ко мне. Сказал, что скоро доставят розы. В подвал можно пройти порталом. Или по лестнице. Можно я спрошу?

Молчаливое подтверждение от обоих волков. Меня ощутимо потряхивает... Нервы.

- Вы будете дожидаться, чтобы взять его с поличным? Или постараетесь меня найти ещё сегодня? Маньяк пока сыт. Но уже скучает.

Опять молчание. Более красноречивое, чем все слова. Кого я спрашиваю? Волки́ намерены взять маньяка на горячем. У них свои приоритеты.

- Не надо плакать, Тигра. Когда услышишь его шаги, потяни своих поднятых. Мы прибудем без задержки.

- О чём ты говоришь, Карл? От портала до моей плиты пять шагов. Пять! Я прикована металлическими цепями. Здесь нет останков, которые я могла бы поднять, чтобы они сбили мои оковы. Вспомнила! В этом подвале действует какая-то магия. Я здесь уже сутки, а ни голода, ни другого дискомфорта не ощущаю. Даже руки, которые я рассадила наручниками, зажили. Если это тебе поможет найти меня, Карл, я буду рада.

- Мы уже нашли, Тигра. Ты высказала очень удачное пожелание. Я о розах.

Смотрю на Мартина, и у меня появляется надежда. Миллион алых роз надо объяснить. Это не обычный, даже самый роскошный, букет. Даже, если есть причина, всё равно, розы, - это след. Но я запрещаю себе надеяться. Расслабляться нельзя. Слишком дорого придётся платить за ошибку.

Ушла из тюрьмы. Из поднятой девушки, в смысле. Увела крысок, пусть будут рядом. Они незаметные, а если что, могут защитить не хуже человеческих зомби. Даже лучше. И понять, что крыски подняты, труднее. Крыса может напасть сама по себе. Если сочтёт, что её загнали в угол. Причём, сила и размеры противника, для крысы значения не имеют. Вот такие милые создания.

Отдыхаю, раздумывая над теоретической механикой. Вспоминаю вектора... Точного расчёта сделать не смогу, всё уже забыла, да он и не понадобится, точный расчёт. Важно, что термин "поднять" означает в числе прочего, простое перемещение по вертикали. А если возможно перемещение по вертикали, значит, возможно и перемещение по горизонтали. Или под углом. Если я могу поднять зомби из могилы вверх, то почему я не могу переместить их вбок? Поближе к своему сегодняшнему местонахождению? Ответ, конечно, простой: на такое перемещение потребуется очень много силы. Не просто "очень много", а "охренеть, сколько!" Ну, так их есть у меня! Я таки природный некромант! Сила есть, ума не надо! Вооружившись этим девизом, начала действовать. Поднимать, пока, никого не буду, а вот принять определённые меры не помешает.

Уффф! Даже голова закружилась. Пока не насобачилась, ощущение было... как будто я их на себе тащила, копая при этом туннель. Просто метростроевцем себя почувствовала. Но зато теперь вокруг этого дома в полной боевой готовности залегли представители отребья, перетащенные с тюремного кладбища, на котором хоронят казнённых. Повезло, что удалось ознакомиться... Драться они умеют. Иначе, пришлось бы воспользоваться военным кладбищем, но... прах павших воинов мне трогать не хочется. Нехорошо это. Не по-пацански, как говорили в далёком мире, который я уже почти забыла.

Натренировавшись на перемещении заключённых, заодно приняла меры по защите инвестиций. Мне, конечно, побрякушки ни к чему. Но оставлять найденный клад в положении "приходите люди добрые, берите, что хотите", я считаю неразумным. А после того, как ребята "найдут" в старой могиле часть пропавших ценностей (снова зажмурилась от сияния очищенных Карлом камней), заинтересованные люди (а их будет много) составят тщательный хронометраж их прошлых действий. И выйдут на эту аллею. Сидели мы на лавочке втроём... Посидели, поболтали, и пошли в кабак, причём Карл нёс в руке толстую книгу. Сложить два и два вполне возможно. А, учитывая стоимость побрякушек,просто на всякий случай перекопали бы все места, по которым ребята ходили.

Отгоняю от себя саму собой напрашивающуюся мысль, что ребят и меня могут просто отправить в допросную. Ох! Надеюсь, волки́ не глупее меня и сообразят, что лучше оставить побрякушки на том месте, где они лежат. Не буди лихо, пока оно тихо... А, может, всё ещё обойдётся. У меня пока более актуальная проблема. Мой возлюбленный маньяк. Что-то его долго нет... И куда дели тело моей недавней соседки? Поискать разве?..

Растекаюсь ледяной волной. Не воды, а... скажем, жидкого азота. Эманации недавней смерти ещё "висят" в воздухе. А тела нет. Дальше... захватываю всё больше площади... Такое ощущение, что моя сила возросла... Ну да, чем больше я ею пользуюсь, тем её у меня больше. Накачиваю мышцы... Мои волонтёры... Точнее, призывники. Дальше, дальше... Может, тело переправляли порталом? Тогда мне будет проблематично его найти. Но что за скрежет и ругательства были наверху?..

Дотянулась до перемещённых лиц... Тех, которых когда-то давно превратили в сейфы. И запнулась. Им больно! Я должна была вспомнить! Должна! Тот, которого я подняла на аллее, говорил "мне тяжело, я не удержу...". Так ведь его подняли практически с места. А этих я тащила... Мне стыдно и страшно. По щекам стекают слёзы. Будучи сама сейчас беспомощной, я могу оценить, что они чувствовали.

Одёрнула себя. Это я на грани истерики от страха и надежды. Души "сейфов" остались на месте давнего убийства. Там, где их убивали ударами в спину те, кого они считали соратниками. Боль испытывают восстановленные тела. Опустилась на них прохладой, дарующей покой и забвение... На будущее, надо что-нибудь придумать. Нерационально причинять боль поднятым. Нерационально и опасно. Эмпат может учуять всплеск. И некромант тоже. Так что придётся изобрести какую-нибудь анестезию для зомби (три раза "Ха!"). При условии, что оно у меня будет, это самое будущее.

Голоса. Возмущённые. Прислушиваюсь слухом тигрицы.

- Вы об этом ещё пожалеете! Оба!

И... голос Мартина.

- Всё возможно. А сейчас покажите ход в подвал.

- А с чего ты взял, что здесь есть подвал?

Молчание. Переместилась в крыску и рванула наверх. У крыс свои ходы. Двери им без надобности. Забралась на выступ декоративной колонны, сижу, прислушиваюсь, принюхиваюсь.

- Прекрати, Сальваторе. Нам скрывать нечего, господин инспектор. - Пауза. - Бенедетто, проведи господ полицейских в подвал.

Ага, скрывать им нечего. Подвалы под всем домом, а этот, - глубже остальных. О нём могут просто "забыть". Что же делать-то?! На всякий случай, подогнала ещё крысок в помощь первой. Затаились, ждём.

Маньяка, значит, зовут Сальваторе. И? Что нам это даёт? Ничего. Я не маг, чтобы воспользоваться именем. О! шаги приближаются. Но... наверху. Сюда дороги нет. Точнее, её никто не собирается открывать. Бежим вверх. Пролезаем в вентиляционные отверстия, замаскированные деревянными панелями. Нас, крысок, семь штук. Или особей? Как правильно? Поскольку, они подняты, - то штук.

Господа полицейские во главе с Мартином осматривают подвал, освещённый магическими светильниками. Карл скучающе разглядывает стену. Шёрстка на моих спинках встала дыбом. Не нравится крыскам Карл. Что-то они чуют... Что-то неправильное. Но мне пока недосуг разбираться. Надо привлечь внимание Мартина. И я делаю единственно доступный мне шаг: вывожу крысок строем. Заставляю их пищать мелодию, услышанную в кабаке, где так недавно мы сидели, рассматривая найденное сокровище. Не найденное, - вычисленное!

На нас обращают внимание. А крыски делают перестроения: в ряд, в два ряда, и маршируют, старательно пища мелодию. Карл отвлёкся от созерцания стены. Мартин смотрит, ожидающе. И крыски двинулись к проходу на нижний уровень. Сели возле плиты. Ждём.

- Что за этой дверью?

- Там нет двери. Это стена.

Карл делает непонятный жест, с пальцев мага слетает сиреневое пламя и толстенная каменная плита абсолютно бесшумно поворачивается, открывая проход на лестницу, ведущую в мой подвал. Крыски рванули вниз. Спрятала их за колоннами. Вернулась в себя. Вовремя. Маньяк Сальваторе обогнал полицейских и накрыл меня плащом алого шёлка. Заботливый, аж зубы сводит. Зубы у меня, кстати, давно уже не болят, - ещё после первого оборота они полностью восстановились. Но я отвлеклась. Маньяк стоит рядом со мной и недовольно кривит губы. Мартин, остановившись в пяти шагах, приподнял левую бровь. Карл опять заскучал. Беспокоит он меня.

И вот тут я ощутила удар эмпатии. Сальваторе проецирует на меня сильнейшее желание выгнать назойливых полицейских, заявив, что у нас с ним такие любовные игры. Пришла в ужас. Он что? всем своим жертвам внушал любовь? Они кричали от боли и любили? Дааа, месье знает толк в извращениях. Карл скучающе смотрит на меня. Он... знает? От маньяка исходит недоумение и давление усиливается. Блин! Что же делать-то? Нельзя обнаруживать эмпатию. Одного эмпата вполне достаточно. Упаду-ка я в обморок, пожалуй. К счастью, это для меня проблемы не составляет. Натренировалась на Семинаре. Судорожный вздох... темнота.

Очнулась, ожидаемо, в своей постели. Собственно, хлопаясь в обморок, я и рассчитывала, что задержать меня у маньяка повода не найдётся. Слабенькая я, ага. Нуждаюсь в помощи целителя. Сиделку ко мне во всяком случае приставили. Или наблюдателя? Увидев, что я очнулась, эта дама шустро рванула из комнаты. Докладывать побежала? Прислушиваюсь... Знакомые шаги. Карл. Что ж, поговорить нам лучше не откладывая. Кажется, был такой фильм: "Я знаю, что ты знаешь, что я знаю". Или книга? Сейчас уже не вспомню. Всё-таки, наверное, фильм.

- Привет, Тигра. Как ты?

- Лучше, чем в подвале.

Обменялись репликами, смотрим друг на друга. Карлу смотреть вскоре надоело, щёлкнул пальцами, создавая табурет, уселся. Разговор будет долгий? Ах, да! Я же перепрятала клад. Дон Джованни обломился. Странно, что Карл ещё жив. Такой прокол обычно не прощают... Если, конечно, его совершил не член семьи. А так ли это нереально?

- Как тебя зовут по-настоящему? Карло? Или?..

Кривая усмешка и сузившиеся глаза... Но ответил:

- Джанкарло. Малыш Сальвио проговорился? Странно... Впрочем, к тебе он питает чувства.

- Я заметила. - И, не удержавшись, спрашиваю. - А к тем, предыдущим гостьям подвала? Чувства? Или где?

Индифферентное молчание. Хочется схватить за грудки и трясти, выкрикивая ругательства. Ведь он же видел, во что превратились девушки после близкого знакомства с... а кем, собственно, Карлу приходится маньяк? Брат? Кузен? Племянник? Или, наоборот, дядюшка? Кем?

- Таких, как "малыш Сальвио" в некоторых местностях моего мира держат на цепи, не выпуская к людям. Чтобы не позорили семью.

- Ты побыла на цепи меньше двух суток. Тебе понравилось?

Мягко касаюсь Карла. Невесомо. Это не я, это дуновение ветерка... Ему неприятен этот разговор. Он полностью осознаёт, что маньяка надо остановить, и не может. Эмпатия обезоруживает. Кидаюсь в омут с головой.

- Ты знаешь, что твой родственник воздействует на людей, вынуждая их "любить" его?

- Я-то знаю. А вот откуда это знаешь ты, Тигра?

- Дурацкий вопрос, Карл. Там, в подвале, когда вы с Мартином нашли меня, я почувствовала сильнейшее желание закричать, чтобы вы убирались вон, и не мешали нам любить друг друга.

- Что же тебе помешало?

- Обморок. А придя в себя, я проанализировала свои чувства и удивилась. Нетипичное для меня желание остаться в когтях убийцы. Прикованной к плите. Крики предыдущей гостьи были слышны очень хорошо. Я поняла, что ты ждал моего заявления. Уж очень скучающий был у тебя вид. Почему, Карл?

- Потому что он мой брат. Младший. От другого брака. Но тем не менее, - брат.

- Ты ушёл из дома. Как тебе удалось?

Карл потёр лицо ладонями... Собирается с мыслями? Придётся мне побыть в роли исповедницы.

- Я всё же маг, Тигра. Отец не удерживал меня, если ты об этом.

Не могу не удивиться. Конечно, от появления маньяка ни одна семья не застрахована, но...

- Почему дон Джованни не решил этот вопрос?

Карл смотрит на меня насмешливо улыбаясь.

- Каким образом? Убить своего ребёнка? Посадить на цепь? Каким образом решить этот вопрос?

- Найти целителя. Пусть не в этом мире. Есть очень сильные целители.

- Тигра... Ты думаешь отец не искал? Малыш здоров физически. А лечить душу, - тут нужен не целитель. Сил у него не хватит.

Вспомнила пересказ Амандой Евангелий. Одержимых бесами. Имя им легион. Карл прав, скорее всего. Тут нужен святой, как минимум. Или вообще, Господь. Который снова умрёт на кресте за Сальваторе. Но убиённым девушкам не легче оттого, что их убил душевнобольной.

- Ты ушёл из дома, пытаясь спастись от воздействия?

- Типа того.

Подумала, что так Карлу проще было заметать следы, оставленные братцем.

- В доме нет останков. Вызывали некроманта?

- Разумеется.

Молчим. Пытаюсь обдумать услышанное. Меня постараются убить. Слишком много знаю. Или несчастный случай? Карл за этим пришёл?

- А где Мартин?

- Март занят. На нём ещё и кроаш повис.

- Что это такое, кстати? Для чего он?

- Тебе не надо этого знать. К моему брату это отношения не имеет.

- Я перенесла клад в другое место.

- Ты осторожна, Тигра, я давно заметил.

- Просто жалко было, что мы столько искали, а его выкопают.

- Не расстраивайся. Я не говорил с отцом о кладе. Он ему не нужен. От этого золота одни хлопоты. Мы с Мартом решили не находить пока тот свёрток.

- Ты меня сегодня убивать будешь?

Карл закашлялся, негодующе посмотрев на меня. А что? Спросить нельзя?

- Почему я дол... Что за мысли, Тигра?!

Перефразировала цитату из "Бриллиантовой руки":

- Я слишком много знаю.

Карл рассмеялся.

- А кто ты, Тигра? И что ты знаешь такого, что может повредить Семье? Ты неглупая женщина, сама должна понимать...

Нндааа... Ведро ледяной воды на голову... Карл абсолютно прав. Я здесь никто и звать никак. И убивать меня ему не надо. Зачем пачкать руки? Братец справится. Но я пока, к счастью, не прикована. Надо принять меры. И ещё... я что-то упустила... Разговор... разговор о картах с кладом. Тигрица внутри меня рычит.

- Зачем ты лжёшь мне, Карл? Я поняла из ваших с Мартином разговоров, что вы беспризорничали вместе. А теперь ты прикрываешь серийного убийцу. Только потому, что он твой родственник.

Карл внимательно посмотрел на меня и начал говорить. Правду.

- У отца было достаточно проблем из-за меня. Я сбежал из дома, когда он женился вторично. Мне, пятилетнему, это казалось предательством памяти мамы. Мама умерла, когда мне было три года... Я действительно беспризорничал в компании с Мартом и прочими бездомными ребятами. А отцу приходилось отбиваться от желающих прибрать к рукам город. На том основании, что если дон не в состоянии держать в повиновении своего малолетнего сына, то ему и город не удержать. Отец ни разу не упрекнул меня за мой уход. А я всё время думаю: что было бы, если бы я не ушёл? Может быть, Сальвио не стал таким?

- Ты вернулся, когда выяснил кто стоит за убийствами девушек?

Карл передёрнул плечами:

- Обычные шлюхи.

- Они не заслужили такой смерти, Карл. Я не скажу, что никто не заслуживает, видела достаточно. Но эти девочки, - они не заслужили. Ты прикрывал брата магией?

- Сальвио сам в состоянии прикрыть себя магией. Он очень одарён магически. Ему просто надо напоминать...

- О необходимости "убрать за собой"?

- Именно. - Пауза. - Портал, перенёсший тебя в подвал, построил Сальвио.

Я, в общем, уже и сама сообразила.

- Он уже питался сегодня?

- Питался? Аааа... ты об этом. Не знаю. Малыш не каждый день убивает.

- Карл, я же была в том подвале. И разговаривала с предыдущей, кхм... гостьей. Малыш, как ты его называешь, убивает каждый день.

Карл, поднявшись, холодно посмотрел на меня.

- Пока Сальвио увлечён тобой, он не прикоснётся к другой женщине. Тебе удаётся лавировать между двумя его личностями. Продолжай в том же духе.

- Если другие семьи узнают о шалостях твоего братца, дон Джованни не сможет удержать город. Его уничтожат. Его и всех родственников. Во избежание.

- Скажи мне то, чего я не знаю, Тигра.

- Мартин не знал о вашем родстве. Но сложить два и два он в состоянии. Убьёшь друга детства?

- Зачем? Мы раскроем это дело.

- Найдёшь "козла отпущения"?

Карл удивился, а я одёрнула себя: в этом мире не знают Библии.

- Помоги мне встать.

- Тебе лучше демонстрировать слабость, Тигра. Безопаснее. Я позову сиделку.

Карл прав, конечно. Пока я "слабенькая", меня не заберут в подвал. А, может, сейчас срочно оборудуют другое помещение? Старое "засвечено". Надо принимать меры. Нужен "енот" из "семьи". Придётся прогуляться перед рассветом.

- Тигра, помнишь, что я говорил о каре за убийство при помощи некромантии? Ничего не изменилось.

- Я поняла, Карл. Спасибо, что навестил. Буду думать, как защитить себя без убийства при помощи некромантии.

- Ты умная женщина, я в тебя верю.

Карл насмешливо отсалютовал мне и вышел из комнаты. Вернулась сиделка. Принесла обед: крепкий бульон, цыплёнка, зелень, два ломтика ржаного хлеба, гусиный паштет, яблоко и стакан красного вина. Изобилие. Кто за это платит? Догадка мне не понравилась, но сделать пока ничего нельзя.

***


Поела и опять улеглась. Думаю, что делать. Придётся убирать маньяка самой. "Спасение утопающих дело рук самих утопающих." Вот только если я убью его самолично, за меня возьмётся Карл. С его возможностями мне не тягаться. Окажусь на костре. Или в канаве, в разобранном виде. Если дон Джованни решит рассчитаться за убийство сына. Вот, блин! Но... "не судите, да не судимы будете". Не хотелось бы мне когда-нибудь встать перед таким выбором: жизнь ребёнка, или... Нет. Судить дона Джованни я не могу. А Карл помогал отцу. Чувство вины один из самых мощных рычагов воздействия. Мне ли не знать!

Надо убирать малыша Сальвио чужими руками. Но сначала придётся постараться покинуть ряды "возлюбленных". Внешний вид сменить я не смогу. За пару часов не разъешься. Хотя... решить вопрос можно сменой ипостасей. Вряд ли маньяку понравится иметь дело с оборотнем. Точнее, с меняющей облик. В чём разница? Непонятно! Надо бы в зеркало на себя посмотреть. Я ещё не видела свою тигрицу. Сэ восхитился ею...

Пока размышляла на заданную тему, уснула. Проснулась от запаха роз. Вся моя маленькая комнатка буквально завалена алыми розами. Можно не сомневаться, что здесь миллион цветов. Маньяк держит слово. Похоже, моё время истекло. А я ещё не придумала, как мне выбраться из "любящих" рук.

- Моя прекрасная возлюбленная, твоё желание исполнено. Миллион алых роз.

Села в постели, подтянув одеяло повыше. Смешно, учитывая, что в подвале я была обнажена, но тем не менее. Конечно, рубашка в которую меня обрядили, в моём мире вполне могла бы заменить платье, но здесь носят многослойные одеяния. Так что... скромность украшает женщину. Перебираю розы, поглаживая их кончиками пальцев. Красота! Запоминаю ощущения...

С признательностью смотрю на маньяка. На дне его глаз я вижу просыпающуюся жажду. Ну да, желание исполнено. Теперь его очередь желать. Впрочем, здесь другой мир. Другое время. Рыцарю не пристало требовать от дамы платы за своё служение. Поиграем?

Мне целуют руку. Стараюсь не вздрагивать. Главное, избежать цепей. Мягкое давление эмпатией. Никак не угомонится! Растерянно хлопаю глазками, лихорадочно обдумывая дальнейшие действия. Пока давление неощутимо, я не могу уйти в спасительное забытьё. Жалуюсь возлюбленному:

- Я хочу погулять, а меня не выпускают. Говорят, что я слишком слаба.

- Мы обязательно погуляем, моя прекрасная возлюбленная. В моём загородном доме прекрасный парк. Ты ведь хочешь уехать со мной?

Ага, щаззз! Но давление усиливается. Если бы я не была эмпатом, уже с восторгом согласилась бы. Пока что, демонстрирую растерянность и неудовольствие. Приличной девушке не пристало гостить у молодого человека без сопровождения. Дуэньи у меня нет. Какая жалость! Ни Карл, ни Мартин на эту роль не годятся. Слава Богу! Маньяк опять усилил нажим и я с радостным вздохом, сделав попытку протянуть к нему руку, хлопнулась в обморок.

Очнулась в темноте. Выпустила чувства тигрицы, испугавшись, что меня перенесли в очередной подвал. Нет. Всё ещё моя комната, по-прежнему полная алых роз. Тихий шёпот:

- Ты такая хрупкая, моя прекрасная возлюбленная...

Вот гадство! Он что? Со мной теперь не расстанется?! Растекаюсь поверх. Это не я впитываю его эмоции, стараясь "влезть" поглубже в подсознание. Нет, что вы! Почует, или где? Голод. Он устал ждать. Скоро сорвётся. А, может, подправить эмпатией? Я не психиатр, к сожалению. Я, наверное, не меньший псих, чем мой "возлюбленный", только умею держать себя в руках. Точнее, мне не нужна "подкормка". Ага, потому что я некромант. И всегда могу поиздеваться над мёртвыми. Вспомнила, со стыдом, как бездумно тащила "сейфы" в другое место. Кстати... крысами и другими животными защищаться нельзя. Карл видел. Обернусь тигрицей и разорву на клочки! И никакой некромантии. Кстати, да! Может мне его убить? И сразу оживить? Пока душа не отлетела?..

Эмоциональный настрой сменился. Холодная ярость плещется, заполняя маньяка. Зверь, наконец-то, сорвал оковы.

- Я думал, что ты другая. А ты такая же, как они все! Ты тоже хочешь сбежать от меня!

- Сбежать?! Я хочу тебя убить. Это из за таких, как ты, нас уничтожают!

Удар эмпатией. Сильный. Обычного человека он бы просто сломал. Сжёг. Но я-то не обычный человек. Не "такая же, как они все"! И я отвечаю. Моя ярость хлещет эмпата, подобно огненной плети. Напрасно я решила, что умею держать себя в руках. Самоконтроль... где он? Я "пошла вразнос". Выпрыгнув из койки, шагнула к маньяку, собирающему магию. И ударила в него всеми воспоминаниями о испробованных на себе пытках.

- Ты хотя бы знаешь, каково это, стоять у пыточного столба? Ты не пробовал, что ощущают эти несчастные девочки?!! Я исправлю это упущение, Сальваторе. Ты выбрал не ту жертву. Я не такая же, как они! Я такая же, как ты!

Мне отвечают всхлипывающим стоном, и я прихожу в себя. Маньяк корчится на полу, истекая кровью. Интересно... Я перенесла на него не только ощущения, но и раны? Или это потому, что он тоже эмпат? Но надо что-то делать! Нас двое, и кто будет виновен? Забираю все повреждения. Теперь уже я корчусь от боли. Успела рухнуть в койку. Рубашка прилипла, пропитавшись кровью. Больно, заррраза! А надо было держать себя в руках! Маньяк встаёт с пола непонимающе глядя на меня. Смешно, конечно!

- Уходи, Сальваторе. Убирайся вон!

- Тебе понадобится целитель. Или найти кого-нибудь, чтобы ты сбросила раны?

Оп-па! Похоже, малыш Сальвио пришёл в себя. Во всяком случае, зверь ушёл. Не ощущаю даже в глубине.

- Не надо никого. Я в состоянии исцелиться сама.

- Покажешь?

Детское любопытство. Вторая личность не дала повзрослеть?

- Тебе это не пригодится. Ты не сможешь исцелиться этим способом.

Вежливый интерес и никакой обиды. Просто душка! Но пора исцеляться. Повреждения серьёзные. Ярость плохой советчик. Перетекаю в тигрицу. Рыкнула на шарахнувшегося Сальваторе, и вернулась в человеческий облик. Вдох, выдох, - всё в порядке. Зажило, как на... В общем, зажило.

- Я думал, оборотней истребили.

Что такое? Насторожилась. Плевать, впрочем. Пусть докажет.

- Каких оборотней?

- Не бойся. Я не побегу доносить. Как тебя зовут? Моё имя ты знаешь.

- Тигра. Меня зовут Тигра.

Всё. Я уже не жертва. Ага, я теперь "своя". А маньяк? Он здесь? Или мне удалось убить его эмпатией? Мечты, мечты... В глубине Сальваторе зверь зализывает раны. Он всё ещё голоден, но пока не выходит на охоту. А я уже не добыча. Выпала из обоймы. Невысокая, худенькая, но "любить" меня не заставишь, и я... опасна. А то! Но меры принимать надо. Посадить его не удастся, это понятно и ежу. Значит, надо подобрать подходящую жертву. Но с этим чуть позже. А пока...

- Сальваторе, уходи. Мне надо привести себя в порядок.

- Извини, Тигра. Не буду надоедать тебе. До свидания.

Вспомнила "Королеву Марго" и процитировала мэтра Кабоша:

- А вот я всегда говорю "прощайте". Прощай, Сальваторе.


Глава 24. Сломать стереотип, или "я не такая, я жду трамвая"




Маньяк ушёл. Содрала с себя окровавленную рубашку, начала рыться в шкафу. Надо чем-то прикрыться. Мой костюмчик, скорее всего, выброшен за ненадобностью. Придётся требовать платье. Но сначала... смыть с себя подсыхающую кровь.

Звук аплодисментов заставил схватить окровавленную (плевать!) простыню и набросить на себя. Не аплодисменты, а ужас и отвращение изливающееся в комнату из открывшегося портала. Карл улыбаясь подмигивает мне, а Мартин... Я опасалась, что потеряю друзей, когда они узнают о моей профессии. И не подумала, что оборотней ненавидят и боятся. Карл не боится, а Мартин...

- Браво, Тигра! Я знал, что ты выскочишь самостоятельно. Такая, как ты, малышу не по зубам.

Не отвечая Карлу, смотрю на застывшее лицо Мартина.

- Мартин, это, по-прежнему, я. Я не изменилась.

Сквозь стиснутые зубы бесстрастное:

- Я понял.

Вышел из комнаты, аккуратно прикрыв дверь. Ускоряющиеся шаги по коридору, бег по лестнице и хлопок двери дома... Мартин пытается обогнать самого себя. Смотрю на Карла.

- Семью Марта убили оборотни. Ему сложно принять твой новый облик, Тигра.

Карл прошёлся по комнате, обходя пятно крови своего брата. Опять создал табурет и уселся.

- Почему ты не изменила облик в подвале? Почему осталась в цепях?

- А ты думаешь, тигрице хватило бы сил порвать цепи?

- Можно проверить.

Выжидательный взгляд на меня. Ага, дурочку нашёл. Я читала сказку о коте в сапогах. Превращаться в мышь не собираюсь.

- Нет, Карл. Заковать себя в цепи я не позволю. Вы следили за мной?

- Тигра. - Удивление в голосе. - Мы не хотели, чтобы Сальвио повредил тебе. Это очевидно.

- Для меня, - нет. Но, спасибо. Мне нужна одежда. Желательно, моя собственная.

Карл прошёл к шкафу, открыл узкую дверцу, до которой я не добралась в своих поисках. Мой костюм вычищенный и выглаженный висит на распялке. Бельё сложено на полочке. Сапожки стоят внизу. Какое счастье!

- Мне надо вымыться. Выйди, пожалуйста, и не подглядывай. Это неприлично.

Карл рассмеялся, вытащил мои одёжки, бельё завернул в полотенце, которое достал из ящика, подхватил сапожки и, открыв портал, сказал:

- Прошу.

Растекаюсь поверх... считываю эмоции, чувства... опасности нет. Хорошо. Шагнув, оказалась в знакомой бане.

Карл передал обслуге мои вещи и сказал мне:

- Ни о чём не беспокойся, Тигра. Встретимся в буфете.

Можно подумать, я беспокоилась! Вызову отца Иакова, если что. Сбегу на Семинар, а им мало не покажется! И пусть меня признают несамостоятельной. Лучше Сэ, чем Сальваторе. Всё познаётся в сравнении. Выбросила на время всё из головы. Вымылась с наслаждением. Полежала в ванне с ароматической эссенцией. Воспользовалась услугами массажистки, сделала маникюр и педикюр. Подумывала о стрижке, но решила воздержаться. Обновлённая, оделась и вышла в буфет. Карл тоже времени не терял. Сидит с влажными волосами, пьёт пиво. Заказала себе чёрный чай, пирог с мясом и, на сладкое, яблочный штрудель.

Молча сидим. Я не собираюсь заговаривать первой. Мне грустно. Недели не прошло, как мы здесь завтракали с Мартином. И здесь же появился мошенник с амулетом...

- Март справится, Тигра. Он поймёт, что ты не обычный оборотень.

- Что значит "обычный"?

- Это значит: неспособный контролировать свою кровожадность. Ты разумна в любом виде. И оборот у тебя происходит не так, как у всех. Ты, как будто, перетекаешь в другую форму.

- И много оборотней ты видел?

- Достаточно. В команду чистильщиков обязательно входит маг.

Тигрица внутри меня рычит. Но Карл мне не опасен. Пока не опасен. Я не отпускаю эмпатию. С парнем, способным мгновенно строить порталы, лучше держать ухо востро.

- Твой отец тоже маг?

- Нет. В моей семье магия передаётся через два поколения. Магом был мой прадед.

- Он тоже был доном?

- Это важно?

- Просто интересно.

- У тебя есть более важный интерес, Тигра. Тебе надо остаться в живых. Отец постарается избежать огласки.

Смотрю на Карла и ощущаю, как мои глаза сужаются. Что ты задумал, потомственный мафиози?

- Спасибо, что предупредил, Карл.

Достаю из кармана пригоршню серебра. Отделяю свои монеты, остальное передвигаю Карлу.

- Мне чужого не надо. Оплату бани я приму в качестве компенсации морального ущерба. Остальное забери.

- Ну пирогами, хоть, позволь тебя угостить.

Карл улыбается чем-то очень довольный. Не стала разочаровывать его. Согласно кивнула. Потом, не удержавшись, спросила:

- Чем тебя так обрадовал мой отказ от денег? - И озвучила крепнувшее подозрение. - Ты отдал мне всё своё жалование?

Карл молчит с индифферентным видом. Сложный человек. Денег у отца он не берёт. Честно работает за невеликий оклад полицейского мага. И... укрывает маньяка! Родственников не выбирают. Павлики Морозовы, к счастью, редки. Хотя здесь совсем другой случай. Но... я не буду судить Карла.

- Мне непонятно, Карл. Вы с Мартином заботились обо мне, искали, бросились на помощь, несмотря на недостаток улик, следили за моей комнатой, чтобы уберечь. Это из-за чувства вины? Ты сознательно показал меня брату? Я разглядывала твоего отца, когда ты обратил на него моё внимание. Твой брат был рядом с ним. Почему к прочим жертвам отношение другое? Почему ты передёргиваешь плечами, говоря "обычные шлюхи"? Они ведь живые люди!

- Ты не шлюха, Тигра. Ты не невинное создание, но...

Вспомнила о периоде рабовладельческого строя. Рабы не люди. Ниже, чем животные. И период крепостного права... То же самое. И это несмотря на православную веру, общую у помещиков и крепостных. Забавно, кстати. И те и другие "рабы Божьи". И как там, насчёт любви к ближнему своему? "А кто мой ближний?"

- Женщин лёгкого поведения здесь за людей не считают, понятно. Кого ещё?

- Это не совсем так, Тигра. Просто они попадают в беду в силу своей...

- Категория риска. Это я понимаю.

- Да, именно.

- Твой брат уже сломал свой стереотип, выбрав меня. И он может не ограничиться "ночными бабочками".

- Бабочками? О! Понятно. Я знаю. Я думаю над этим, Тигра.

- Почему ты не устроил ему "несчастный случай", Карл? Он воздействовал на тебя эмпатией?

Маг холодно посмотрел на меня.

- Я не хочу лгать отцу. Я не умею лгать, как ты могла заметить. Отцу уже недолго осталось. Сердце.

- Ты просто ждёшь? Подставляя брату жертвы, которых не хватятся? Которых не жалко? Так, Карл?

- Не так. Единственная жертва, которую я ему "подставил", это ты, Тигра. Остальных он находил сам.

Мы закончили перекус, Карл расплатился. Обсчитывать мага буфетчик не рискнул. Вышли из бани и...

- Господин маг! Вас срочно требуют в управу. Срочно!

Запыхавшийся стражник ест глазами начальство. Делаю плааавный шаг назад. Выглядит это так, будто Карл шагнул вперёд. Отработано ещё со школы. Маг растерянно оглянулся, потом махнул рукой.

- Я свяжусь с тобой позже, Тигра. Помни, о чём я тебя предупредил.

- Я помню, Карл, спасибо.

И разошлись, как в море корабли. Отправилась на съёмную квартиру. Но сначала решила зайти в кабак. Купить кувшин самого крепкого пойла, какое у них есть. Буду заливать горе в одиночестве. А потом, может быть, начну буянить. Стёкла бить, песни орать... Шутка юмора такая. Ничего этого делать я не собираюсь. Ещё не хватало напиваться, когда за мной идёт охота. Но в кабак почему-то тянет зайти.

Ну и зашла. Напиваться в одиночестве решил Мартин. А ещё важняк! Рабочий день в разгаре, а он... Товарища Андропова на него нет!

- И? Как это понимать? Не нашлось другого дела? Мартин, я к тебе обращаюсь!

Мутный взгляд исподлобья. Глазки уже разъезжаются. Это сколько же он успел выкушать? Отправился в кабак прямо от меня? А мы с Карлом больше двух часов провели в бане. Дааа... Так нажраться за два часа... Это надо иметь способности. Блин! Как мне его увести отсюда? И куда его тащить?.. Карл занят, а больше я никого не знаю. Да и светиться Мартину в таком состоянии ни к чему. Хоть и важняк, но донесут в лучшем виде, что господин имперский следователь вместо работы водку пьянствует и безобразия нарушает.

Двое парней, сидящих за соседним столом, повернулись в нашу сторону. Один сказал в пространство:

- Вот бабы! Нигде от них покоя нет!

Мои руки непроизвольно сжались в кулаки и кулаки эти упёрлись в бёдра. А бёдра у меня от предков из кубанских казаков. Выше пояса-то я тонкая. В польскую родню. Или в татарскую? Понамешано в предках много.

- О! Клаус, смотри: а если у меня руки вот так, то плевать мне на какую сторону у тебя картуз.

Машинально, по-русски, поправляю: "тюбетейка". Ребята замерли. Застывшие ухмылки на лицах. А я повторяю по-русски: "...то плевать мне, на какую сторону у тебя тюбетейка".

- "Своя", что ли?

Вопрос задан неуверенным тоном. По-русски задан. Захотелось разрыдаться. Точнее, смеяться и плакать и говорить, говорить... Но... нельзя. Ничего этого нельзя, к сожалению. Как говорил незабвенный группенфюрер Мюллер: "Верить нельзя никому." Наверное, я действительно превратилась в монстра. Как ни предостерегал меня Солли, не убереглась. Та часть меня, которая отвечает за отчёт о практике, не позволяет расслабиться. Но секунды идут, и надо отвечать. Улыбаюсь ехидно и говорю на местном языке:

- Свои в овраге лошадь доедают.

Если ребята русские, то эту поговорку они знают.

Растекаюсь поверх, пробую эмоции... Знают. И... ребята опытные. Проанализировали мою фразу, молча кивнули и отвернулись от нас с Мартином. Правильно сделали. Встретиться и поговорить лучше в спокойной обстановке. Как говорится, "случай не замедлит представиться". Задумалась на мгновение: а вдруг есть возможность вернуться?.. Потом решила не забивать себе голову ерундой. Мне о другом надо думать. Надо выжить, отработать практику, диплом ещё надо мной висит... Но сейчас первоочередная задача, - увести Мартина к нему домой. Надеюсь, он не станет скандалить. Не хочется "выключать звук" при помощи спецметодов. Отходняк, довольно болезненный.

- Мартин, пойдём домой. Пожалуйста.

Мой друг качнулся на табурете. Испугалась, что он начнёт падать, но важняк удержался. Потянул вверх рукав, обнажая странную татуировку. Сложное переплетение неизвестных рун притягивает взгляд. С усилием отворачиваюсь. Мартин опускает рукав на место, кончиками пальцев массирует виски. Он уже абсолютно трезв. Как такое может быть? Татуировка? Магическое кодирование?

- Как тебе удалось протрезветь, Мартин?

- Потом, Тигра. Тебе незачем здесь быть. Я провожу тебя домой.

- Ага. Спасибо.

И мы пошли в сторону моего жилища. Как будто ничего не было. Эмпатия говорит мне, что нас "ведут". И я не знаю, за кем идут мои земляки. За мной? Или они пасут имперского дознавателя? Надо, пожалуй, передать Мартина Карлу. С рук на руки, так сказать.

- Тебе надо сменить квартиру, Тигра. Лучше сегодня.

- Я могу перебраться на кладбище. Там меня будет трудно достать.

- Надеюсь, что не всё так плохо. Не настолько плохо.

Я иду рядом с Мартином и не знаю, как спросить его: знает ли он о происхождении Карла. Если они беспризорничали вместе? Наверное, знает? Или крохотный мафиози уже тогда умел держать язык за зубами? Омерта. "Кто не молчит, тот должен умереть." Карл сказал, что дону Джованни осталось немного. Малыш Сальвио доном быть не сможет. Значит, что? Значит, следующим доном должен стать Карл. Джанкарло. Иначе, его убьёт преёмник отца. Элементарная предосторожность. Всю семью предыдущего дона уничтожат во избежание. И как отреагирует Мартин? Он не мог не думать об этом... В том случае, если знал, конечно.

Не хочу идти домой. Плохое у меня предчувствие. Надо доверять. Предчувствию.

- Мартин, я не хочу идти домой. Не знаю почему, но не хочу. Ты сегодня работаешь, или?

- Я всегда работаю. А куда бы ты хотела пойти, Тигра?

- Не знаю. Если тебе надо по работе куда-нибудь, я могла бы тебя сопровождать. Вдруг некромант понадобится... В бане я уже была.

- Погуляем. Мне надо обдумать кое-что.

- Если я могу помочь...

- Мы слишком легко вышли на убийцу, Тигра. Мне это не нравится.

Слишком легко? Поёжилась от воспоминаний. Тело помнит ощущение камня под голой спиной, а занывшие запястья, - тяжесть оков. И крики... дикие крики, раздающиеся наверху...

- Есть простой способ, Мартин. Покажи маньяка девочкам. Если убийца он, - мы узнаем об этом сразу.

- Интересный способ. Мне не пришло в голову. А ты сумеешь удержать их?

- Не знаю. Теоретически, я, как природный некромант, могу справиться с любым мёртвым. А на практике, - такую ситуацию мы не отрабатывали.

Ответила честно, потому что, действительно, ни разу не пробовала удержать зомби от попытки отомстить убийце. И, обсуждая с Мартином маньяка, я поняла, что меня беспокоило в останках. Они были не просто раскромсаны. Они были изуродованы. Могла ли я ошибиться? Я чувствовала в Сальваторе зверя. А вдруг он тоже оборотень? И этот его зверь не имеет ничего общего с тем, которого мы ищем? Но... подвал? И Карл? Но изуродовать девочек? Крыша моя едет... Пусть Мартин думает. Он важняк, ему и карты в руки.

***


Не знаю, как разговаривать с Мартином. Удалось ли ему справиться со своей ксенофобией... Так, навскидку, вроде бы удалось. Во всяком случае, Мартин не стискивает зубы, обращаясь ко мне. Тревога не оставляет меня. Наоборот. Пытаюсь анализировать свои чувства. Беспокоиться я начала ещё до похода в кабак. Ещё и земляки... Интересно, из какого они времени... Но, более всего, мне интересно, почему они сопровождают нас. Если бы я была обычным человеком, то ничего бы не заметила. А сейчас, - тигрица прижимает уши, вздыбливая холку, а эмпат старательно плетёт вокруг наблюдателей "ловчую сеть". В отдалении. Чтобы парни раньше времени не забеспокоились. Общение с малышом Сальвио заставило серьёзно посмотреть на свои способности. Мессинг тренировал меня, обучая скрывать эмпатию от наблюдателей, а как пользоваться ею, ни одна сволочь не показала. Ни Толий, ни возлюбленный Сальваторе.

Тигрица чувствует опасность. Значит, рассуждая логически, парни следуют за Мартином. Поскольку с маньяком мы "определились", то остаётся только этот непонятный амулет. Что-то говорит мне, что дело касается большой политики. Судя по профессионализму, с которым нас "ведут", ребята работают на местные спецслужбы. Мастерство не пропьёшь... Спец всегда найдёт работу. Мысль о мафии я, после недолгого размышления, отметаю. Карл бы знал. Надо выбираться и срочно узнавать что такое этот самый "кроаш".

- Мартин, у тебя есть портал?

Мой друг удивился. По лицу ничего не скажешь, но мои чувства эмпата сейчас настолько обострены, что я просто "вижу" вспышку удивления, заставившую абрис фигуры Мартина засветиться. Была бы энергетическим вампиром, уже налопалась бы халявной энергии. Впрочем, забрать энергию я могу и без этого. Я, почему-то, это знаю. Мне не надо для этого становиться "водой", как при лечении эмпатией. Достаточно "зачерпнуть"... Но важняк в недоумении, а время идёт. Время уходит. От нас к ним. И я, махнув рукой на последствия, пытаюсь заразить Мартина своей паранойей.

- Нас "ведут", Мартин. Ведут очень профессионально. Не будь я меняющей облик, не почувствовала бы. Тигрица чует. Ты знаком с теми парнями из кабака? Знаешь, кто они? На кого они работают?

Мартин насмешливо смотрит на меня.

- А ты, Тигра? Ты знакома с этими парнями? Мне показалось, что да.

Сдержанно отвечаю:

- Мы земляки, как неожиданно выяснилось. Жили в одной стране.

Мартин подождал продолжения, потом спросил.

- Почему ты решила, что они на кого-то работают, Тигра? Почему не на себя?

Вздохнула. Как объяснить то, чего я сама не понимаю? Женскую интуицию к делу не пришьёшь.

- Эти спецы обучались не здесь, Мартин. Они появились уже "готовыми". И такие люди, обычно, работают на государство. Им так комфортнее. На государство, или на государство в государстве.

Мартин задумчиво кивнул и коснулся тыльной стороны левой кисти. На ней проступила ещё одна комбинация рун. Просто человек в картинках какой-то! Протянул мне правую руку, я ухватилась за неё и мы шагнули в прозрачную рамку. Мартин, неожиданно, споткнулся и мне пришлось втаскивать его в портал. Заодно выдернула удивлённую душу...

Сижу на полу, держа на коленях голову друга. Из груди рвётся вой пополам с рычанием. А по лицу катятся слёзы. Мы опоздали. Всего на мгновение. Стрелка из арбалета прошла навылет. Сквозь сердце. Мартин умер мгновенно. Я машинально поймала его душу. Но я не смогу взять себе такую рану. Я... я не знаю, можно ли исцелиться с пробитым сердцем. Нужен целитель.

Ещё один портал... Поднимаю голову. Силуэт Карла расплывается перед глазами.

- Что...

Молчу. Что говорить? И так всё ясно. Карл сжал моё плечо. Больно, между прочим. Пытаюсь сбросить руку. Безрезультатно. На меня рявкнули:

- Работай, некромант! Время ещё есть!

А ведь Карл прав. Я идиотка. Прошло не больше двух минут. Душа у меня, а исцелить тело я как раз могу. Некромантская реанимация, блин!

- Помоги мне, Карл. Уложи его ровно и распахни одежду. Лучше разрезать и куртку и рубашку.

- Не учи.

Карл быстро уложил тело друга, и распахнув куртку, взрезал шнурки рубашки, обнажая окровавленную грудь. Рана небольшая. Аккуратная. Конечно, это же не пулевое отверстие. Сосредоточившись, рисую руну восстановления. Это не оживляж, потому что ещё возможна реанимация. Я просто исправляю повреждения. Рана затягивается буквально на глазах. Любопытствующая душа устремилась в своё обиталище. Значит, точно, реанимация. При оживляже души приходилось "закреплять" руной Толия. Мартин судорожно вздохнул и попытался сесть. Карл поддержал его, помогая подняться. В результате, сидим на полу втроём. Мартин посередине.

Карл пошевелил пальцами и окровавленная стрелка повисла перед ним в воздухе.

- Кому ты перешёл дорогу, Март?

- Да, вроде бы, никому...

- Тебя убили. Если бы не Тигра, сейчас я искал бы твоих убийц. Понял, нет?

Не смогла промолчать:

- А сейчас ты не намерен их искать?

На меня посмотрели с жалостью. Уууу... волки́! Конечно! Я всего лишь тупой некромант. Куда нам в высокие материи... Мартин счёл нужным пояснить:

- Тигра, ты знаешь исполнителей, и я их тоже знаю. Так что искать их незачем.

- Очень умный? Они не остановятся. Надо искать заказчика. Чтобы их отозвали.

- Такое возможно?

- Почему нет, Карл? Если заказчик убедится, что убийство Мартина создаст больше проблем, чем приобщение его к "кругу избранных", то вполне возможно. Такие случаи бывали. В награду за расследование исполнители его, в качестве поощрения, получали жизнь. С оговорками, разумеется. Мартин на верном пути. Иначе его не стали бы убирать. Это из за кроаша? Что оно такое, мне кто-нибудь объяснит?

- Тигра, вот тебе в это влезать совершенно незачем.

- Ага, меня только в качестве живца можно маньяку подставить.

Мартин, наклонившись, взглянул мне в глаза:

- Это безопаснее, поверь.

- Ты влез в политику. Зачем?

- Я охотник, Тигра. Я не останавливаюсь.

Пожала плечами. Пусть мне скажут то, чего я не знаю. Везде одно и то же!

***


Сидим втроём у костра. Чумазые дети играют, молодёжь пляшет и поёт; а также учится. Во всяком случае, сидят у костров и слушают, что им рассказывают старшие. Нас накормили, напоили, спать тоже будем здесь. Мы с Мартином. Карл вернётся домой. Надеюсь, что маг даже нашим спецам не по зубам. Здесь, - это в цыганском таборе. Великая вещь - знакомства. Карл, в своё время, оказал услугу кому-то из уважаемых ромов[1], и нас приняли, как родных. Во всяком случае, попрошайничать никто не лезет. А может быть, просто определили опытным глазом, что с нас, кроме больших проблем, взять нечего.

- Тебе надо встретиться с этими парнями, Тигра. Узнай всё, что сможешь.

- Самому-то не смешно, Карл? Это спецы. Они не будут разговаривать о работе. Может быть, меня и не будут допрашивать на тему: "где найти Мартина". Может быть. Но! Это спецы. И то, что мы, неожиданно, оказались земляками, роли не играет. Они будут делать то, что способствует выполнению задания. Но если тебе это поможет, я встречусь. А что с Сальваторе? Мартин говорит, что мы слишком легко его нашли. Сомневается, короче.

- А ты? Не сомневаешься?

- А что я? Я не спец. Странно, что лица девочек были изуродованы. Это не по-мужски. Конечно, у маньяков свои соображения, может, он голоса слышит, которые требуют от него именно такого поведения. Но я искала бы женщину.

Мартин, до этого момента молча смотревший на огонь, повернул голову.

- Женщина? Но...

Тяжело вздыхаю. Я с ними феминисткой стану.

- А чем женщина хуже? Крыша может съехать, так же, как и у мужчины. Или ты считаешь, что женщине не хватит сил справиться с девочкой? Псих, в момент обострения, обладает силой двадцати человек. А то и большей. Или в вашем мире нет женщин-магов? Способности передаются только мужчинам?

- Тигра, передохни. Я не рассматривал такой вариант.

А от Карла идёт волна непонятной мне тёмной радости. Охотник увидел добычу?

Карл ушёл порталом, а я решила прогуляться по табору. Интересно же посмотреть на вольную жизнь. Мартин отказался меня сопровождать. Сказал, что раз уж меня приняли как гостью, то мне можно ходить и одной. Просил только по возможности ни до кого не дотрагиваться, особенно тем, что ниже пояса (?!). На моё удивление пояснил, что у цыган это будет считаться осквернением. Всё, что ниже пояса у женщины - скверна. Исключение - супружеские обязанности. Подумала: может, не ходить? Но потом всё же решила прогуляться. Не хочется мне устраивать совместный ритуал отхода ко сну. Это может подтолкнуть Мартина к попытке перевести наши отношения в новую плоскость. Я ему нравлюсь, - заметила сразу. Но! Мне хватает и Сэ. "Соблюдай дистанцию" - таков мой принцип в отношениях с противоположным полом.

Только встала, как к костру подошла пожилая цыганка. Любопытные цыганята спрятались в темноте - наблюдают за разговором. Заметила среди них несколько светловолосых детей. У нас говорили, что цыгане воруют детей. Здесь тоже? Или это всё враньё? Надо спросить. Но сначала послушаю, что нам скажет почтенная ромны[2].

- Сядь, девочка. Не ходи по табору. Нужно что - скажи. Всё принесут.

Мартин, проказливо улыбаясь, шепчет мне:

- Миллион роз не проси, Тигра - хватит и одного.

Порадовалась, что непродолжительная смерть не оказала воздействия на моего друга. А цыганка сказала задумчиво:

- Тигра... Это не твоё имя, девочка. И в то же время - твоё. Пусть будет так. Дай руку.

Попыталась отшутиться, сказав: "Позолотить нечем". Удивила всех. Цыганка, усмехнувшись, сказала:

- Хорошо живёшь, бриллиантовая.

Мартин недовольно привстал. Подбирает слова для просьбы оставить нас в покое. Я же вспомнила, что в моих ушах серьги с бриллиантами, купленные Сэ. Вынуждена носить, потому что они самые маленькие из всех, что у меня есть. Скоро сундук соберётся. Шкатулку с побрякушками я уже давно не пытаюсь поднять. Руки портить не хочется. Тяжеленная зараза. Вынула из ушей серьги и отдала цыганке. Улыбаясь пояснила:

- Забыла совсем. Прими в дар, почтенная. Гадать не надо. Ничего не надо.

Серьги исчезли с моей руки, похоже что от одного взгляда. Вот это профессионализм! Уважаю. А ромны, улыбаясь, сказала:

- Так-таки и ничего, майкэ[3] Тигра?

Посмотрела на танцующую молодёжь, вздохнула, решив, что за ночь всё равно танцевать не научусь и твёрдо повторила:

- Ничего. Спасибо.

Ага, только язык хочется выучить, с обычаями ознакомиться и танцевать научиться. А в остальном, прекрасная маркиза... кхм... это меня опять не туда занесло. Жаль, - Мессинга здесь нет. Интересно, а Сэ, или отец Иаков могут помочь язык выучить? Впрочем, обращаться к любому из них с этим я не собираюсь. Не тот контингент.

- Сегодня у тебя не будет времени. Но потом, - приходи. Научу.

Оп-па! Почтенная цыганка тоже телепат? Или просто хороший психолог? Наблюдает вазомоторику и делает выводы? Но приглашение её мне нравится. Надо только у Карла спросить: нет ли у здешних цыган предубеждения против меняющих облик, некромантов и мастеров боли. И что значит: "не будет времени"?

Насчёт времени выяснилось почти сразу. Явился Карл, пахнувший кровью и раздражением и забрал меня, запретив Мартину высовываться до завтра. Конечно, Мартин его не послушал и отправился с нами, сказав: "Двум смертям не бывать, а одной не миновать". Шагнули мы... в мою комнату. В ту, которую я снимаю. Выгонят меня на улицу, и гадать не надо! В комнате - филиал городской бойни. Кровища и останки молодой женщины. Я сужу по рукам, потому что лицо и тело изуродованы в обычном стиле нашего маньяка. На этот раз останки не успели убрать. Карл помешал?

- Ты хочешь, чтобы я подняла её? Карл?

Карл оторвался от размышлений и отрицательно качнул головой, сказав:

- Ещё не хватало! Достаточно и тех четырёх.

Мартин спросил, разглядывая месиво на моём полу:

- Кровь ещё не застыла. Ты никого не видел?

- Я видел портал, Март. Больше ничего. Чёртова дура!

И Карл пнул ногой порог комнаты. Это он обо мне? Или...

- Ты что... знаешь... знал её?

- Какая теперь разница - знал, не знал... Ну, знал.

Мартин искоса посмотрел на друга и продолжил фразу с той же интонацией:

- И близко. - Потом продолжил уже нормальным тоном. - Это Камилла?

Карл расширил глаза:

- Март, с Камиллой я расстался полгода назад. Это Аньелла. Ты с ней незнаком.

- Могу предположить: такая же ревнивица, какой была Камилла.

- Камилла не была такой дурой. Ты знаешь, что она сделала?

- Заменила Тигру, как я вижу. Узнала, что вы с ней провели два часа в бане и отправилась выяснять отношения. Откуда она узнала, где Тигра живёт?

- Выследила. В наружке ей цены бы не было. Нет, ну надо же быть такой идиоткой!!!

Смотрю на беседующих у растерзанного трупа мужчин. Карл не выглядит опечаленным. Раздражённым, - да, но грусти в нём не чувствуется. Осторожно коснулась эмпатией... Только раздражение и ничего кроме. Чисто постельные отношения. Бедная девочка надеялась на чувства... Действительно дурочка. Как жалко...


Глава 25. Верить нельзя никому, или "Свои в овраге лошадь доедают..."




- Так как же тебя зовут по-настоящему? Тигра это не имя.

- Не нравится? Без проблем, придумай другое - я запомню. Кстати: Клаус, - это Колька?

- Николай Васильевич.

- Гоголь?

Посмеялись. Хорошо смеяться за бутылкой. Выполнить поручение (просьбу, конечно же, просьбу!) Карла оказалось легче лёгкого. Ребята сами на меня вышли, стоило показаться на улице. Карл с Мартином перемещаются исключительно порталами. Во избежание. Карл намерен нацепить на друга отражающий амулет. Вот они и отправились к нему. Заготовки у Карла дома есть, дело за малым - время... время... Его всегда не хватает. А я вышла из дома, прошла несколько шагов, раздумывая, чем заняться. Мысли у меня были. Надо поднять кого-то из старых магов или важняков и расспросить о кроаше. Пока я не узнаю, что это за штука, не смогу сообразить, как выпутать Мартина с Карлом из петли. Они просто не знают, что за охотники идут по следу. Нет здесь спецов такого уровня. Может, где-нибудь в стране, аналогичной Китаю, и есть. Но мы не там. Мы здесь. Насыщенная у меня, однако, практика. Интересно, маньяк/маньячка знают, что жертва не та? Думаю, что это не Сальваторе. Малыш Сальвио меня ни с кем не спутает. И я для него уже не жертва, а совсем даже наоборот. На этом месте мои размышления прервали, воскликнув на два голоса:

- Какие люди!

- И без охраны!

Двое из ларца, разные с лица. Улыбки - одинаковые. Мяяягко касаюсь эмпатией: убивать и допрашивать с пристрастием меня пока не собираются. Любопытство и на дне души, - где-то очень глубоко, - радость от встречи с землячкой. Аманде, наверное, тоже обрадовались бы. Подавила неуместный всплеск боли. Аманды уже несколько лет нет среди живых. Я - помню. К счастью, пока помню. Когда я забуду - сбудутся худшие предположения Солли. Улыбаюсь парням. Молчу. Раз нашли, - пусть говорят.

- А не хлопнуть ли нам по рюмашке?

Рассмеявшись, продолжила цитату:

- Заметьте! Не я это предложила.

Вот так мы и оказались в парке. В кабаке решили не сидеть - зачем лишние уши? Взяли корзину с водкой и корзинку с закуской: хлеб, сыр, копчёный окорок, зелень-мелень. Хорошо сидим. Опустошили уже вторую бутылку. Выяснили пока, что ребята попали сюда недавно, но... Но! Из восьмидесятых. И из разных мест, но почему-то в одно и одновременно. Тоже призыв сработал? Врата, описанные в фантастических романах, такого эффекта не дадут. А вот призыв определённой категории людей - да. Вызываю же я зомби нужной профессии. Значит и маг вполне может призвать таковых из другого мира. Или это "сбой программы"? Как обычно: что-то пошло не так? "Гладко писано в бумаге, да забыли про овраги. А по ним ходить."

- Как вы не поубивали друг друга?

Спрашиваю с полным основанием, потому что ребята - разные. То есть, специализация у них разная и характеры, соответственно, тоже. Мне отвечают с пьяной улыбкой, широко разведя руки:

- Ссам ууудивляюсь...

Вот только собеседник мой не пьян. Лёгкий хмель - всё, что он себе позволил. Пока позволил. Не сомневаюсь, что он "стряхнёт" с себя опьянение мгновенно. Это где же такие методики? В разведке. И... во внутренней разведке. "Свой среди чужих, чужой среди своих"...

- А как тебя называть?

- А без разницы!

- Феликс Эдмундович, подойдёт?

Расхохотавшись, качнулся, чуть не упал. Хлопок ладонью по колену:

- Уела, малышка. Зови Серёгой.

- Здесь это звучит, как Серджио. Вам заказали Мартина?

Тишина. Николай Васильевич молча разлил водку по стаканам.

- Вздрогнули.

Молча выпили, отсалютовав друг другу стаканами. Взяли по кусочку хлеба с окороком, закусили. Ребята раздумывают: что мне можно сказать.

- Не лезь в это дело, детка. Как ему удалось выжить?

- Я его реанимировала.

Глядя в сощуренные недоверчиво глаза, поясняю:

- У меня после перехода открылись дополнительные способности. Наверное, организм решил, что иначе не выживу.

Усмешка. Задумчивость во взгляде у одного и... облегчение у другого. Мяяягко касаюсь обоих: Серёга мысленно пожимает плечами, а Николай Васильевич чему-то радуется. Тигрица "принюхивается". Вторая ипостась? Оборотень? А кто? Оба! Только один принял новый облик сразу, а второй... в смятении. Интересно, а у Аманды был зверь? Нет. Не было. Мессинг бы заметил.

- Способности к целительству?

Безразличный интерес, призванный вызвать пьяное возмущение. Вот только я трезва как стёклышко. Не тот контингент, с которым можно позволить себе расслабиться. Вернусь на Семинар - напьюсь в зюзю. А пока...

- Я некромант. Природный, как оказалось.

Серёга вздохнул.

- Перевод хорошей водки.

- Можете спрашивать. Я и без водки отвечу.

- Незачем. Всё и так ясно.

Ударила эмпатией, перетекая в тигрицу. Мгновение. Эмпатия дала мне одно мгновение. Наши спецы обучены не реагировать на чувства. Поэтому, - эмпатия не защита. Но отсрочку я использовала, чтобы призвать защитников. Подняла всех, находящихся поблизости. Весьма странные существа, кстати. Я со страху за свою драгоценную жизнь прорвалась в такие слои... Помимо людей и животных ещё и стая динозавров. С огромными клыками и когтями. Ростом, правда, маленькие. Не выше двух с половиной метров. И на тиранозавра из книги не похожи. Ну да и хрен бы с ними! Зомби они зомби и есть! Отправила зверушек патрулировать границы нашей поляны, людям приказала держать моих собеседников, а динозаврам быть наготове. Убивать я парней не хочу. И не из за наказания - зверушки способны схарчить их бесследно. Близко не подхожу - вспомнила зековскую манеру держать за щекой половинку лезвия опасной бритвы. Вот, чтобы не плюнули мне в глаз лезвием, зашла за спины. Паранойя цветёт пышным цветом. Но лучше быть живым параноиком, чем ну ооочень нормальным трупом. Накрыла земляков эмпатическим пологом - в глаза смотреть необязательно, я и так узнаю, когда они начнут лгать. А спрашивать из за спины - тоже своеобразный психологический прессинг. Хотя Серёгу пытать бесполезно. Будет просто молчать. Конечно, со временем и от него можно добиться ответов на вопросы. Но времени у меня, как раз и нет.

Начали разговор ребята. И сразу возмущаться:

- Ты что? Сдурела?! На хрена эта вот демонстрация?

Не реагирую на восклицания, вежливо говорю:

- Я хочу получить ответ на свой вопрос. Вам заказали Мартина?

- Детка... - терпеливым, усталым голосом, - тебе уже сказано: не лезь в это дело.

Услышав такую интонацию любая женщина устроит скандал. Даже ребёнок. Но я не любая, - меня учили, - поэтому, мысленно приказав динозаврикам сделать шаг к ребятам, спокойно продолжаю:

- Я прошу ответить на мой вопрос.

- Дурацкий разговор, детка. Ты, вижу и сама всё понимаешь. Что дальше? Прикажешь своим тварям нас сожрать?

Успокаивающе говорю:

- Я думаю над этим, думаю...

- Ты знаешь, что за убийство при помощи некромантии тебя отправят на костёр?

- А кто узнает? Нет тела, нет дела. - Помолчав, продолжила. - Я не хочу вас убивать. Мы земляки, всё же. Но я также не хочу, чтобы убили Мартина. Убили только за то, что парень хороший следователь и не может бросить дело. Что такое кроаш вы знаете? Не надо мне говорить слова "амулет" и "артефакт". Для чего эта штука применяется? На её изготовление потребовалась кожа, снятая заживо с пяти разных людей. Это я, как некромант, поняла, когда его увидела. И тот, кто его нёс, внезапно умер. Вот и всё, что я знаю. А теперь вы начали охотиться за моим другом и требуете, чтобы я не вмешивалась. Политика?

Молчание. Не любят мужчины, когда на них начинают давить. Неудачно мы начали разговор... надо что-то делать. Эта команда зачистки может быть не единственной. Кстати, да!

- Вы догадываетесь, что вас тоже уберут? Нне?

Ноль внимания, фунт презрения. Плохо, что я не умею мысли читать. Эмоции у спецов такого уровня не отслеживаются. Когда они убивают, эмоциональный фон не меняется. Такая работа.

- Я ведь могу и по-другому вас расспросить. Серёгу спрашивать придётся долго, а вот Николая Васильевича разговорить у меня получится быстрее. Меня учили спрашивать. Три года учили. Я, практически, специалист. Потом скормлю вас ящеркам. И кричать во сне не буду.

Серёга молчит, а Николай Васильевич сплюнул в траву.

- Это мы поняли, детка. Когда ты вышла из своего дома с задумчивым видом.

Оп-па! Ребята побывали у меня дома?

- Может вы и маньяка видели?

- Мы... ты не могла бы выйти из за спины? Я привык видеть собеседника.

- Ага, я выйду, а ты мне лезвием в глаз плюнешь.

- Крыша едет не спеша, тихо шифером шурша... Детка, у тебя паранойя и это безнадёжно. Тебя убивать мы не собирались. Ни я, ни Серый.

Не стала маскировать эмпатию. Нас тут трое. Все, можно сказать, свои. Влезла в самые души ребят. Действительно, меня убивать они не собирались. И не собираются. Они меня... жалеют. Ну да... это я от беспросветности своего существования в монстра превращаюсь. Устыдилась ли я? Нет. Мне надо вытащить Мартина из петли. Карл тоже не застрахован от смерти. Мага можно убить. Сложнее, чем обычного человека, но... можно. И за что? За какую-то местечковую политику? Тьфу на вас, три раза!

- Вы собирались меня закрыть где-нибудь? Но у ваших хозяев может быть другое мнение. Если это политика, а другой причины я не вижу, то зачистят всех причастных. Отравят, в конце концов. Или в каменный мешок сбросят. Как это называется? Умблиетта? В "Королеве Марго" описывалась.

На Семинаре эта штука называлась "баратрум". Целителям приходилось тяжко. Несмотря на то, что студиозусам предлагался облегчённый вариант. И кости ломались и внутренние органы приходилось восстанавливать. Интересно, техника когда-нибудь дорастёт до магии? Надеюсь, да! Регенераторы бы нам, людям, не помешали. Я-то могу перекинуться туда-обратно...

- Ублиет[4].

О! Серёга, наконец, соблаговолил присоединиться к беседе. Эрудированный парень. И всё они понимают, но деваться им некуда. Или... Может, к отцу Иакову обратиться? С Карлом они работать не будут. А жаль. С такой командой дон Джанкарло станет недосягаем для желающих прибрать к рукам город.

- Я собиралась узнать о кроаше. Чтобы вытащить Мартина из петли. Могу я рассчитывать на отсрочку?

Парни расхохотались.

- Детка, ты можешь просто разрешить своим монстрам перекусить. Они голодные, кстати. Ты сможешь их удержать?

- Сколько угодно. Они подняты. В смысле - то, что они сейчас живы ничего не значит. Они будут делать то, что я прикажу.

- Удобно.

Вспомнила, как лежала прикованная к плите и честно сказала:

- Не совсем. В "чистых" местах от некромантии мало толка.

Серёга медленно повторил:

- В чистых... Освящённых?

Растерялась. Никогда не задумывалась над этим. Надо будет проверить.

- Я имела в виду - очищенных от останков.

- Такие есть?

- Я недавно побывала в таком. Воспоминания не самые приятные. Так вы видели маньяка?

- Мы видели только девочку вбежавшую с решительным видом в твой дом. Решили подняться, вдруг ты уже вернулась. Заглянули. Это ты её убила?

- Нет. А почему... - И сама ответила на свой вопрос. - Потому, что я меняющая облик. Вы что-то слышали?

- Ни звука. Можешь не волноваться.

- А я и не волнуюсь. Ты решил, что я закосила под маньяка? Но я её даже не знала. Увидела впервые уже в разобранном виде. И следаки об этом прекрасно знают.

Они что? Ожидали от меня подтверждения алиби? "Я была там-то?" От динозавров явственно тянет голодом. Отпустить их поужинать? Главное, чтобы человек попался хороший. Маньяк, например. Надо проверить Сальваторе. Или просто отправить девочек на поиски? Пусть сами ищут? А потом на костёр. За некромантию. Спросить совета, что ли? Специалисты всё-таки.

Пользоваться некромантией для поисков маньяка мне решительно запретили. Насчёт отсрочки не заговариваем. Решила не настаивать - всё равно соврут. Держу их на эмпатическом крючке - наблюдаю. А вот о кроаше узнать всем интересно. Серёга предложил прошерстить древние храмы и Университет. Записи в храмовых книгах, возможно, хроники... Идею приняли с изменениями и дополнениями. Отправились на кладбище. Ночью, конечно. Подремали в изменённом обличье - Николай Васильевич преображается в огромную хищную птицу, похожую на орла, а вот Серёга - в гигантского ядовитого змея. Жуть какая! И я - саблезубая тигрица, как ребята сказали. Прелестная троица у нас получилась! Жаль - сфотографироваться на память не удастся.

Подняла, для начала, одного из древних ректоров местного Университета. Хорошо, что Серёга заставил наложить ограничение. Дядечку уложили с охраной. Точнее, при поднятии этого покойничка встала и его охрана. И попыталась напасть. Какое счастье, что меня учил Толий! Земля ему пухом! Пламя боли слетело с моих пальцев, накрыв зелёным пологом всех поднятых. Беззвучный вопль ударил по нервам, охрана осыпалась прахом, а я, старательно, как рыбак, тяну пытающегося сорваться с крючка... мага. Наверное, магов тяжело поднимать. Мне бы тоже не понравилось. Лежишь себе спокойно и вдруг - тянут из небытия.

- Расскажи нам о кроаше.

- Кроаш запрещён. Медленная смерть тому, кто осмелится.

- Для чего он применяется?

На вопрос Серёги поднятый не реагирует. Смотрит на меня. "Передастом" работать мне лень и я приказываю:

- Отвечай на его вопросы.

А Серёге говорю:

- Повтори. Он слышал только некроманта. И лучше говори конкретно.

Серёга не гордый, повторил:

- Для чего применяется кроаш?

- Очистить наследственность. Оставить одну линию.

Хлопаем глазами друг на друга. Пытаясь уточнить, спрашиваю:

- Изолировать влияние на генофонд предков по линии матери, или отца?

Впервые вижу растерянного покойника. Николай Васильевич откровенно ржёт.

- Ты его ещё о цепочке ДНК спроси, Тигра.

А покойник повторяет:

- Оставить одну линию. Ту, которая нужна.

- Кроаш делается из кожи ненужной линии?

- Так делается. Пять родственников по нисходящей и шестой прямой потомок.

Я удивлена. Что такое шесть человек для политики? Наверное, дело не в этом?

- Почему запретили кроаш?

Поднятый маг говорит через силу, как будто преодолевая запрет. А, может быть он и на самом деле его преодолевает?

- Ритуал... ритуал затрагивает основы... Плата слишком высока. Чудовища войдут в мир. Люди только по внешности. Тьма заполнит недостающую половину...

Начинаю чувствовать себя героиней фильма ужасов. Речь мага - как в кино! Одёрнула себя: наверное я просто не понимаю. В мире, где магия - обыденность, другое отношение к свету и тьме. Маг говорит словами, понятными для местных. А мы с ребятами - пришлые. Надо Карлу с Мартином пересказать предупреждение. Интересно, ритуал завершён? Или ещё можно что-то предпринять? Тигра спаситель мира? Дурдом! Надо отцу Иакову рассказать. Пусть думает куратор. У него голова большая.

Николай Васильевич спрашивает:

- Можно ли остановить ритуал?

Маг не реагирует. Серёга послушно повторяет:

- Когда начинается ритуал и на каком этапе его можно остановить?

- Когда будет принесена шестая жертва начнётся ритуал. Остановить его невозможно.

- А если шестая жертва оживёт?

Серёга посмотрел с интересом, а Николай Васильевич постучал по своему лбу, выражая отношение к моему вопросу. Ну и дураки! Маг ответил:

- Я не знаю. Никогда такого не было. Ритуал может сбиться и ударить по участникам. А может и ничего не произойдёт.

Задаю самый важный вопрос:

- Сколько времени длится ритуал?


Глава 26. Палки в колёса большой политики, или "Нет тела, нет дела"




- На самом деле, то, что для цыгана свобода дороже жизни - миф. Или самообман. Если об этом рассказывает цыган. В нашем мире, на территории современной Румынии цыгане были в рабстве примерно пятьсот лет. Их продавали и покупали, как крепостных. И длилось это до середины девятнадцатого века. Не сочти за обиду, почтенная Донка.

Старая ромны задумчиво щурится на костёр, не отвечая на фразу Николая Васильевича. Один из молодых цыган, вскинувшийся было возразить, посмотрел на мрачно молчащую ромны, сел на место и сказал:

- Это о любом народе сказать можно. У всех в истории было рабство.

Николай Васильевич согласно кивнул. Потом, насмешливо улыбнулся и ответил нам с Серёгой:

- В истории нашего мира известен только один народ, который действительно не переносил рабства, - американские индейцы. Вот эти "дикари" действительно предпочитали смерть игу белого хозяина. Колонизаторам даже пришлось завозить из Африки негров, потому что "краснокожие" категорически отказывались быть рабами.

Я подумала, что, как экономист, могла бы сообразить это и сама. Экономически нецелесообразно тащить через океан чёрных рабов, которых надо было в дороге кормить и поить и многие из которых умирали в трюмах, пусть даже продавались они за копейки, когда на месте полно краснокожих туземцев, которых можно захватить в плен и заставить работать. Серёга спросил:

- Откуда ты всё это знаешь, Клаус?

- Я дипломную работу писал по кочевым народам.

- Дипломную?!

В абсолютном шоке, уставилась на Николая Васильевича, раскрыв от удивления рот. У меня сложилось о его образовании мнение: "ясли и военная академия". Причём, академия - под большим вопросом. Тот усмехнулся:

- Я истфак МГУ окончил. После армии.

Начала икать. Серёга сочувственно похлопал меня по спинке. Спросила его:

- А ты? Мехмат?

- А я - среднюю школу и учебку, Тигра.

Почтенная Донка оторвала взгляд от языков пламени и сказала Николаю Васильевичу:

- Много знаешь, майкэ Клаус. Мы стараемся об этом не вспоминать.

- Прости, что напомнил, почтенная Донка.

- Есть вещи, которые не стоит забывать, майкэ Клаус.

Кажется, это называется парадокс. Коснулась парней: оба снисходительно воспринимают женскую логику. А я поняла эту ромны. О некоторых вещах не хочется вспоминать. Но и забывать о них не следует. Николай Васильевич взял у одного из молодых цыган гитару, и перебрав струны запел:

Пусть я погиб под Ахероном
И кровь моя досталась псам -
Орёл шестого легиона,
Орёл шестого легиона
Всё так же рвётся к небесам.
Орёл шестого легиона,
Орёл шестого легиона
Всё так же рвётся к небесам.

Всё так же быстр он и беспечен
И, как всегда, неустрашим.
Пусть век солдата быстротечен,
Пусть век солдата быстротечен,
Но вечен Рим, но вечен Рим.
Пусть век солдата быстротечен,
Пусть век солдата быстротечен,
Но вечен Рим, но вечен Рим.

Пот, кровь, мозоли нам не в тягость
На раны плюй - не до того!
Пусть даст приказ Тиберий Август,
Пусть даст приказ Тиберий Август -
Мы с честью выполним его.
Отдал приказ Тиберий Август,
Отдал приказ Тиберий Август -
Умри, но выполни его!

Под палестинским знойным небом
В сирийских шумных городах
Калиг солдатских топот мерный,
Калиг солдатских топот мерный
Заставит дрогнуть дух врага.
Предупреждением "Quos ego[5]!"
Предупреждением "Quos ego!"
Заставим дрогнуть дух врага.

Сожжён в песках Ершалаима,
В водах Евфрата закалён,
В честь императора и Рима,
В честь императора и Рима
Шестой шагает легион.
В честь императора и Рима,
В честь императора и Рима
Шестой шагает легион.

Пусть я погиб под Ахероном
И кровь моя досталась псам -
Орёл шестого легиона,
Орёл шестого легиона
Всё так же рвётся к небесам.
Орёл шестого легиона,
Орёл шестого легиона
Всё так же рвётся к небесам.

(© Козлов Александр. "Орёл шестого легиона.")



- Красивая песня. Это Высоцкий? Или её в десанте поют?

Подумала, что мои одноклассники, прошедшие Афган, эту песню не пели. Но ребятам Афган... наверное, достался. Просто они были уже взрослыми к тому времени. Серёга отрешённо смотрит на языки пламени. А Николай Васильевич, он же Клаус, отвечает мне.

- Высоцкий тоже её пел. Но песня эта... начало сочинил один чех-писатель[6], в шестидесятом, а продолжили наши археологи на раскопках Херсонеса. В середине семидесятых. Так что, это своего рода гимн истфака[7].

- А я думала, ты военный.

- А я и есть - военный. После университета поработал в поле пару лет, потом забрали на сборы. А после сборов предложили Афган. Там нужны были люди с опытом. Обстрелянные. Мальчишки быстро погибали. Не все, конечно, но многие. Груз двести...

Николай Васильевич вздохнул, говоря эти слова. А я подумала: другое поколение. Родина сказала - надо. Наши ребята не косили от армии, но вторично отправляться "отдавать долг" никто не стремился.

- А сюда как попал?

- С парашютом.

Серёга смеётся, а Клаус говорит обиженно:

- И с тобой, дураком, подмышкой.

Мне не удалось скрыть любопытство - оно волной накрывает нас, и Николай Васильевич начинает рассказывать:

- Сбрасывались ночью. Меня подхватило воздушным потоком, завертело. Я маневрирую, но чувствую - голый вассер. Потом - штиль. Вишу в воздухе, как в невесомости. Нет, не так - просто вишу и не двигаюсь. Впереди марево... радужное. Потом, как мыльный пузырь и я в нём. А за пузырём шоссейка и камаз. И этот дуралей стоит на переходе и не двигается. А грузовик без тормозов, что ли, - разгоняется и не думает сворачивать. А он стоит, блин, как памятник. Ну я руку протянул... Как я до него дотянулся, ума не приложу. Но схватил за шкирку, буквально из под колёс выдернул. Уцепил покрепче и началось... Болтало нас в воздухе - думал всё. Хана. Потом вышвырнуло над морем. Я Серёге сказал "держись" и начал маневрировать. Кое-как спланировали к берегу. Искупаться пришлось, конечно. Но... выбрались. Познакомились. А потом... если бы не Серёга, мы бы не выжили.

- Серёга спец по контактам. Я сразу заметила.

Серёга, нарочито обиженно, сказал:

- Смейся, смейся.

А Николай Васильевич серьёзен:

- Зря смеёшься, Тигра. Мы с ним ни языка не знали, ни где очутились. Сначала думали - аномалия какая-нибудь. А когда я на небо посмотрел - чуть с ума не спрыгнул. Звёзды чужие. Всё чужое. От людей поначалу прятаться пришлось. Наблюдать...

Клаус махнул рукой. В нём до сих пор ощущается некоторое смятение. А вот Серёга адаптировался полностью. Что за учебка у него была? И почему он стоял и спокойно ждал камаз?

- Не смотри на меня так, Тигра. Я не буду исповедоваться. Клаус сказал достаточно.

- Мне просто непонятен эпизод с камазом. Ты не тот человек, чтобы впасть в шоковое состояние. Не знаю, где тебя учили, но учили хорошо.

Серёга издевательски улыбнулся и подтвердил:

- И ещё как!

Потом, подбросил сухую ветку в огонь и, не глядя на нас, тихо сказал:

- В нашей конторе не увольняют. Даже на пенсию. Я отработал своё.

В шоке смотрю на... кого? Боец невидимого фронта? Против кого он воевал? Даже во внешней разведке выходят на пенсию. Контора... внутри страны? Против... всех? Опричники генсека? А "отработавших" списывают под камазы? Вспомнила "Обмен времён холодной войны" и уточнила:

- Самортизированный агент? Или, как в фильме: "Он слишком много знал"?

Серёга не отвечает. Смотрит в огонь. Что он там видит? Коснулась эмпатией осторожно, чтобы не встревожить змея, - холодное, отрешённое спокойствие. Это как надо выдрессировать человека, чтобы он спокойно ждал камаза? Не смогла удержаться:

- А семья? Твои родственники? Ты из за них?..

- У нас нет семьи, Тигра. А для родителей я мёртв уже давно. Погиб на срочной службе. Такой порядок.

Николай Васильевич возмутился:

- Что у вас за контора, Серый? Так издеваться над людьми?!

- Не важно.

Голос Серёги бесцветен и тих. Мы послушно прекращаем вопросы. Попытаться утешить? Это ему не нужно. Николай Васильевич сказал весело:

- Зато тебе теперь не надо париться насчёт возвращения, Серый. Все дела завершены. Долг выполнен. Уволился вчистую.

Серёга потянувшись так же весело подтвердил, напомнив товарища Сухова:

- Эт' точно!

Встал со своего места и спросил задумавшуюся цыганку:

- Как у вас танцуют, почтенная Донка?

Не дожидаясь ответа, повернулся к Николаю Васильевичу:

- А сбацай-ка нам цыганочку, Клаус!

И Клаус сбацал. А Серёга, как настоящий цыган, плясал, погрузившись в танец. Молодёжь, не выдержав и минуты, присоединилась к нему. Николай Васильевич играет, я смотрю. Как жаль, что я не умею танцевать цыганочку! Ромны погладила меня по руке:

- Ты научишься, майкэ Тигра. Это просто. Отпусти свою душу в полёт.

В цыганский табор нас запихнул Карл. После того, как я пересказала ему предупреждение покойного мага. Для контроля мы подняли ещё и городского архивариуса. Он оказался обычным человеком, и работать было проще. Карл внимательно выслушал старичка, минуту помолчал, потом спросил меня:

- Ты думаешь, этот мальчик - шестая жертва?

- Это ты мне скажи, Карл. Вы с Мартином его допрашивали. Из какой он семьи и кто его родственники?

- Похоже - он. И что вы предлагаете?

Вопрос обращён к ребятам. Я всё время боюсь, что им придёт в голову допрашивать Карла на предмет местонахождения Мартина. Конечно, Карл - маг. И ребятам это известно. Карл предусмотрительно друга с собой не взял. Николай Васильевич задал встречный вопрос:

- Ритуал запущен и остановить его, как нам сказали, нельзя. Разве что перебить всех участников? Или предполагаемый объект приложения сил?

Глаза Карла медленно сузились. Он не ожидал проявления интеллекта от такого громилы, каким выглядит Клаус. Серёга - опаснее на порядок, но смотрится абсолютным лохом. Такому надо долго учиться. Ровным голосом наследник дона Джованни произнёс:

- Нам вряд ли удастся достать всех участников. А объект, предполагаю, вообще не здесь. Элементарная предосторожность.

Серёга безмятежно улыбнулся магу. Одобряет. И обратился ко мне:

- Почему ты спрашивала, что случится, если последняя жертва оживёт, Тигра? Такое возможно?

Тишина разливается вокруг нас туманом. Я, по-незнанию, влезла в непозволительное? Карл, не глядя на меня, говорит:

- Тигра сильный некромант. Очень сильный. Но оживить...

Неупокоенный ещё, архивариус сказал:

- Кощунство.

Вот блин! И что теперь делать? Отвечаю всем:

- Душа мальчика ещё здесь. Это не будет реанимацией, потому что тело мертво. И не будет воскрешением, потому что душу придётся прикреплять к восстановленному телу. Я называю это "оживляж". У мальчика не будет детей - тело мертво больше трёх суток. Но он будет жив и проживёт до смерти.

Николай Васильевич ехидным голосом задаёт ожидаемый вопрос:

- А если ему кирпич на голову упадёт?

Не менее ехидно цитирую Воланда, внушительным, по-Булгакову, голосом:

- "Кирпич ни с того ни с сего, никому и никогда на голову не свалится" (© М. Булгаков "Мастер и Маргарита"). - Потом, раскланявшись, на смешки ребят, продолжаю. - Он будет обычным смертным человеком. Только стерильным. Некромант не Господь Бог.

Архивариус прошипел: "Богомерзость". И я, поскольку он уже не был нужен, сказала: "Покойся с миром". Старика втянуло в могилу, все мужчины синхронно передёрнули плечами. Начинаю чувствовать себя отщепенкой. Николай Васильевич говорит:

- Мальчика надо будет скрыть на какое-то время. На случай, если прерванный ритуал, по инерции, продолжится.

Хлопаю глазами. Такое мне в голову не пришло. А ведь я тоже физику учила. И не только в школе, но и в институте. Инерция... Карл спрашивает:

- И на какой же минимальный срок это нужно?

Николай Васильевич сказал то, о чём мы втроём подумали:

- Сорок дней, как минимум, полагаю.

Карл сказал:

- Что ж, добро пожаловать в городскую тюрьму, господа.

На холодные улыбки ребят поясняет:

- Парнишка в камере за хулиганство. Тигра подняла его, но он не живой и не мёртвый. Ест обычную пищу, когда ему говорят "ешь". - Добрый взгляд на меня. - Насекомыми мы решили их не кормить.

Змей. Вот он кто! Весело скалюсь в ответ на неопределённый взгляд Николая Васильевича и изучающий Серёгин. Сейчас Серёга лохом не выглядит. Интересно, не он ли убил парнишку? Вот заодно и проверим реакцию зомби на убийцу. Правда парнишка убийцу не видел. Он даже не успел понять, что умирает. Лёгкая смерть.

Моё предположение оказалось верным, как верна и теория, что зомби старается найти своего убийцу. Забавно, - эта вполне человеческая реакция навсегда отучила меня видеть в поднятых людей. Глядя на оскаленное, утробно рычащее существо, рвущееся к Серёге, я не видела за ним человека. Тело без души - меньше, чем животное. Серёга собрался для боя, а я машинально рявкнула: "Стоять!" И зомби замер на месте. Подумала, что никто из поднятых мною искать своих убийц не кинулся. Потому что я некромант?

- Ты приказала им слушаться нас с Мартом, Тигра. Только поэтому.

- Читаешь мысли, Карл?

- Они написаны у тебя на лице, Тигра. Поднятые послушались, потому что ты некромант.

Николай Васильевич нервно пропел:

- "Ты некромант, Тигра, а это значит..."

Начала хохотать. Тоже от нервов, наверное. Потом, всё ещё смеясь, мысленно призвала душу паренька. От меня отшатнулись все живые. Поднятый так и стоит, замерев. Приказала ему:

- Сними всю одежду от шеи до пояса. И ложись на спину.

В голосе моём нет никаких чувств. Чётко проговариваю фразы, как для записи на диктофон. Пойманная душа трепещет на кончиках пальцев левой руки. Сорваться не пытается - ей нечего противопоставить моей силе, но ей очень страшно. Мысленно поглаживаю её, как испуганную птичку. Потом, отпускаю с руки, подвесив над распростёртым на полу телом бывшего владельца. Или носителя? Хрен с ней, с терминологией, - время дорого. Ребята подсчитали, что у нас осталось около шести часов. Три из них уже тю-тю. Начинаю работать оживляж.

Отрешилась от всего. Любопытство от Карла и Серёги, неприятие, ограниченное осознанием необходимого зла, от Николая Васильевича, лёгкий ужас от всех троих - ничто не трогает меня. Рисую руну одинарного оживления. Проверяю. Хорошо, что благодаря отцу Иакову, оживляж отработан до автоматизма. Потом, как хирург, говорю: "Нож". Серёга кладёт на пол классическую финку[8] и подпихивает её ногой ко мне. Беру её и прорезаю кожу по нарисованным линиям. Перед моим мысленным взором возникает разверстая рана, в которую втягивается упирающаяся душа. Края раны смыкаются. Припечатываю их руной Толия. Кажется это из области тавматургии. Ну и... неважно, в общем. Важно то, что парнишка очнулся, как только обе руны "впитались". Лежит на полу, не пытаясь встать, и испуганно смотрит на нас. Карл вопросительно взглянул на меня, дождался утвердительного кивка и сказал:

- Хватит разлёживаться, парень. Вставай, одевайся, поговорим.

И начался процесс промывания мозгов. На робкий вопрос парнишки: "А что я сделал?" Карл ответил, что будет лучше, если он перестанет валять дурака. Паренёк пролепетал:

- Но я ничего не помню, господин маг.

Николай Васильевич саркастически рассмеялся:

- Шёл, споткнулся, очнулся в камере. И ничегошеньки не помню!

Широко раскрытые глаза парнишки смотрят умоляюще:

- Но так всё и было, господин. У меня подогнулись ноги и... я очнулся здесь на полу.

Серёга успокаивающе говорит:

- Это бывает. Что ты пил, помнишь? Или нюхал?

- Я не пил! Я только приехал в город.

- Приехал в город, решил отметить это событие. Ты не смущайся, с каждым может случиться...

Карл резко сказал:

- Довольно!

Потом обратился к пареньку:

- За тебя, Уве, просили уважаемые мною люди. Только поэтому ты ещё не в колодках. Оскорблённые тобой будут искать твоей смерти. Отправишься, куда скажу и будешь сидеть тихо, пока я не заберу тебя оттуда. Понял?

- Но... кого и чем я мог оскорбить, господин маг?

Карл устало вздохнул, демонстрируя долготерпение. Потом сказал:

- Я не собираюсь пересказывать тебе твои подвиги, Уве. В настоящий момент ты оскорбляешь этих людей самим фактом своего существования. Это понятно?

Парнишка повесил голову, устыдившись. А я восхищённо смотрю на наследника дона. Достойного наследника. Ни словом не солгал, ни единой буквой! Серёга улыбается одними глазами. Тоже оценил. Николай Васильевич бесстрастен, как скала.

А примерно через минуту началось. Мы впятером сидели в камере без мебели, прижавшись к стенам. Тюремная башня дрожала, как тростинка на ветру. А что творилось в городе - я не представляю. Громовые разряды напоминали канонаду из фильмов о Великой Отечественной. Ветер выл, как стая голодных волков. Дождь лил стеной. Разверзлись хляби небесные, короче. Слава Богу, никакой вулкан не пробудился поблизости. Нам только этого для полного счастья не хватало.

Минут через десять всё стихло. И гроза и ветер. Да и дождь постепенно сошёл на нет. Выглянуло солнце. Выглянуло, осмотрелось и воссияло на чистом, умытом небе. Не могу иначе сформулировать свои впечатления. Смотрю на Карла. Не хочу при парнишке прямо спрашивать - является ли эта гроза результатом прерванного ритуала. Или это обычное явление для здешних мест? Карл встал с пола, пошатнулся, опершись о стену. Помотал головой, потом прикрикнул на нас:

- Хорош рассиживаться! Встали и пошли!

Открыл портал и мы шагнули... в табор. Карл переговорил с одним из старейшин и нас троих отправили к знакомому костру, а Уве - к молодёжи. Надеюсь, в таборе его не будут искать. Карл практически повторил мою мысль, сказав:

- Очень надеюсь, что смерть стёрла возможные метки на его ауре. Но если нет - защиту табора поисковое заклинание не пробьёт. Проверено. Вы пока побудьте здесь, а я выясню, что произошло. Тигра, я не буду указывать твоим землякам, что им делать, но ты, - ты сиди здесь, пока за тобой не приду я, или Март. Если нам удалось прервать ритуал, то там найдётся кому сложить два и два. Тебя будут искать. Не высовывайся, прошу.

Растерялась от такой заботы. Машинально кивнула. Впрочем, я и не хочу высовываться. Мне и у таборного костра неплохо.

Карл отбыл, мы перекусили жареным мясом с пряными травками, запили красным вином, напоминающим Мукузани. Здесь тоже растёт виноград типа саперави? Вероятно, да. Потом к нашему костру подошла почтенная ромны Донка с ватагой молодых цыган обоего пола. Поговорили о свободе...

Отпустить душу в полёт оказалось нелегко. Слишком многое приходится контролировать. Но через час мне начали удаваться некоторые элементы цыганского танца. Осталось связать их воедино. Но позаниматься мне не дали.

Серёга переключился на меня. На моё воспитание.

- Я правильно понял, Тигра? Ты можешь поднять покойника неотличимого от живого человека и передать власть над ним в чужие руки?

- Ну, да. А что такого?

- Ты дуру из себя не строй, детка. Ты вообще понимаешь, что это означает для некоторых? И для тебя лично?

- Любой некромант, оказавшийся поблизости, определит отсутствие живой души в этих поднятых.

- Оказавшийся поблизости, детка. И... скольких ты можешь передать в чужие руки?

- Пятерых точно могу.

- Практически правящая семья. Понимаешь, о чём я, глупышка?

- Я природный некромант, Серёга. Меня нельзя принудить, если я того не желаю.

- Ты Стругацких читала? "Трудно быть богом"?

Дождавшись утвердительного кивка, Серёга продолжил:

- Помнишь там такой учёный лекарь был? Доктор Будах?

Вспомнила рассказ доктора о том, как был найден яд, отравивший короля. Я, в общем, Серёгу поняла. Но он не знает реалий. Ровным голосом ответила:

- Это не мой случай.

Подключился Клаус:

- То есть, ты будешь спокойно смотреть, как убивают детей с улицы? Так, Тигра?

- Не так. Если кто-нибудь попытается мне угрожать, я в состоянии устроить "ночь живых мертвецов". И это не обязательно будут люди. Я природный некромант. Это значит - мне не надо беспокоиться, хватит ли у меня силы. Мне надо беспокоиться - смогу ли я вовремя остановиться. Невероятно трудно удержать себя от экспериментов. Пока цепляюсь за воспоминание об атомной бомбе. Не хочется остаться в местной истории автором её некромантского аналога.

Ребята хмыкнули, оценив мои перлы, и оставили меня в покое. Надо действительно сидеть в таборе. Карл прав. Интересно, сорвали мы ритуал, или нет? Гроза была впечатляющая.

Карл вернулся через два дня. За это время я, под руководством дойкэ[9] Донки и с помощью Серёги, освоила цыганочку. Здесь, её танцуют иначе. Впрочем, Клаус сказал, что и в нашем мире разные племена цыган танцуют по разному. Вернувшийся маг сообщил последние новости, главной из которых стал пожар в одной из самых лучших гостиниц города. С жертвами. Множество представителей высшей знати королевства погибло в огне. Увы, увы нам! Серёга попросил огласить весь список, но уже после первого десятка прикрыл глаза, показывая, что ему хватает знаний. Переглянулись все трое и оставили тему. Подумаешь, тайны развели! И так понятно - переворот провалился, идёт зачистка рядов. А то я мало литературы читала. Хоть того же Пикуля взять...

А маньяка ещё не поймали. Карл попросил ребят приглядывать за мной. Как он себе это представляет? Во-первых, ребята могут попасть под раздачу, как доверенные лица одного из заговорщиков. Во-вторых, меня выцепили магией в подвал, едва я переступила порог своей комнаты. Где гарантия, что этого не произойдёт вторично? В третьих, я, конечно, могу стерпеть многое, ради безопасности себя любимой, но пользоваться удобствами предпочитаю в одиночестве.

По поводу "во-первых", Серёга меня успокоил. С работодателем общался он лично и на контакт шёл под разными личинами. Грим и мастерское владение мимикой, движениями и голосом. Работодатель вообще считал, что имеет дело с организацией. Карл усомнился и спец экстра-класса нам продемонстрировал: мелкого торговца, стражника, наёмника, уголовника, жреца, нищего попрошайку, сутенёра, чиновника, важняка, мага (!) и на закуску - даму полусвета, - так называемую "дамуазель". Не проститутку, но и не знатную даму. Мещанку с претензией.

Собрался весь табор. Дети в восторге, взрослые тоже. Карл... задумался. А меня завидки берут. Это не зависть, - я знаю, что не от хорошей жизни такие умения осваивают. Просто я хочу научиться вот так же перевоплощаться в мгновение ока. Где-то на заднем плане мелькнула мысль о Сэ. Отбросила её, чтобы не "наводила на след". Николай Васильевич, суммируя увиденное, взялся за гитару и запел, а мы подтянули:

Я в весеннем лесу пил березовый сок,
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал...
Что имел - потерял, что любил - не сберег.
Был я смел и удачлив, а счастья не знал.

И носило меня, как осенний листок.
Я менял города и менял имена.
Надышался я пылью заморских дорог,
Где не пахли цветы, не блестела луна.

И окурки я за борт бросал в океан.
Проклинал красоту островов и морей,
И бразильских болот малярийный туман,
И вино кабаков, и тоску лагерей.

Зачеркнуть бы всю жизнь и сначала начать,
Прилететь к ненаглядной певунье моей...
Да вот только узнает ли Родина-мать
Одного из пропавших своих сыновей?

Я в весеннем лесу пил березовый сок,
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал...
Что имел - потерял, что любил - не сберег.
Был я смел и удачлив, а счастья не знал.

(© слова и музыка Евгения Аграновича 1956 г. Прозвучала в к/ф "Ошибка резидента" в 1968 г. в исполнении Михаила Ножкина)



Цыганам понравилась песня. Оно и понятно. "Надрыв" в ней настоящий.

Переночуем в таборе, а наутро вернёмся. Карл сказал, что поселит меня в другом месте. Уточнила, не подвал ли отчего дома он имеет ввиду. Обиделся. Виду не подал, но я же чую. Эмпат я, или где? Меня тревожит гуляющий на свободе маньяк. Не думаю, что это Сальваторе. У нас с ним теперь хорошие отношения. Разве что зачем-то пришёл и ждал меня в комнате, а эта Карлова пассия соответствует его предпочтениям и он сорвался? Вряд ли. А если маньяков двое? Сальвио и некая дама? Ой ё-о-о-о... Не хочу в город! А придётся. Моего мнения никто не спрашивает. Как, впрочем, и всегда. Что в моём мире, что в любом из последующих... Грустно. Надо осваивать пассивное сопротивление. Был бы здесь Сэ, - закатила бы истерику. Ногами потопала, посудой побросалась бы и полегчало бы мне. Вот так, скоро сожалеть начну об отсутствии Светлейшего, не к ночи будь помянут.


Глава 27. А маньяка мы разъясним, или "смена караула"




Стою, вдыхаю запах извести, размышляю. Какая жалость, что я не умею читать мысли! На чувствах далеко не уедешь. И неприятно ощущать беснующегося зверя в человеческом обличье. Вот, значит, почему тел было так мало. Негашёная известь. Как просто! И с маньяком оказалось всё понятно. Сломанный оборотень. Зачем это делали, я не знаю, но могу предположить. Безопасность. Семьи, в которых рождались оборотни, становились пáриями. Но запертый, искалеченный зверь всё равно ищет выход... Знал ли дон Джованни, что его жена родилась оборотнем? Или он не выяснял, влюбившись? Карлу повезло - он вовремя сбежал из дома. Мачеха бы его убила рано, или поздно. Звериха защищала бы детёныша. В Сальваторе тоже чувствуются отголоски зверя, но он не оборотень. Или... Как сказал Солли? Боевая ипостась? В Сальваторе она не пробуждалась. Зачем магу сила зверя? Он и так справляется.

Однако надо себя вытаскивать. Возможно, ребята и успеют, но... "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Некромантией пользоваться нельзя - казнят. Дон Джованни позаботится. А что же мне делать? Что? Сейчас эта психованная закончит себя заводить, выкрикивая абсурдные обвинения, и... Локти и кисти связаны за спиной, а ногами я махать не умею - не Ван Дамм.

Взмах руки одержимой, боль... Дама живо напомнила незабвенного Фредди Крюгера. Стальные когти надетые на пальцы заменили ей настоящие. Интересно, какое сегодня число? День недели подходит - пятница. Надо держаться, пока есть возможность. Оборот исцеляет. А процесс издевательств достаточно долгий. Что же мне делать? А... почему, собственно, мне не использовать некромантию в сугубо утилитарных целях? Зачем вызывать жертвы? Можно поднять зверушек. Подняла же я ящеров в парке? И крысок в подвале? О! Крыски вполне подойдут.

Не стала ничего произносить. Слова неважны. Жесты тоже. Они помогают, но можно и без них обойтись. Выпустила силу и сформировала призыв.

От визга Фредди Крюгера в юбке чуть не оглохла. Надо было раньше сообразить. Но кто мог предположить, что маньячка боится крыс? Цепучие лапки пробежали по спине. От мягкой шёрстки затёкшим рукам щекотно. Мгновение - и мои руки упали плетьми вдоль тела. Больно. Кровоснабжение восстанавливается медленно. Уворачиваюсь от охранника, попытавшегося меня оглушить. Кавалерия, как обычно, запаздывает. Всё самой придётся делать! Надо оборачиваться. Мне не справиться с тремя здоровенными боевиками и одной сумасшедшей. Исцелиться, опять же... Эта тварь меня успела порезать в четырёх местах. Если бы не семинарская подготовка, я уже потеряла бы сознание от болевого шока.

Перетекаю в тигрицу. Рыкнула на попятившихся людей и... вернулась в человеческий облик. Придётся использовать спецподготовку. А Карлу я рожу расцарапаю! Он меня нарочно подставил своей мачехе, мерзавец этакий! Включила эмпатические вибриссы, отслеживаю нападающих. В руках мужчин появились арбалеты. Плохо дело. От пробитой головы оборотом вряд ли исцелишься. И тут меня хватает эта сумасшедшая. Я хотела заслониться ею от арбалетчиков, но силы у нас неравные. Бешеная баба переборет и мужика. Что говорить обо мне. Совершенно машинально ткнула её несколько раз в отработанные на поднятых точки. Не совсем точно, а повинуясь инстинкту. Напрягла все мышцы, сопротивляясь попытке сломать мне позвоночник, пригнула голову зажмурилась, оберегая глаза, жду.

Несколько секунд показались вечностью. Тварь пыталась вцепиться в меня зубами. А силища! Косточки мои начали трещать раньше, чем сработал рефлекс обьекта. Да, теперь это всего лишь обьект. Боевики, увидевшие и услышавшие, как ломаются кости хозяйки, опустили оружие. Через секунду, опомнившись, взяли меня на прицел, но в это время:

- Боги устали от её злодейств. Внемлите, кто ещё способен слышать!..

Увидев Серёгу в одеянии жреца начала истерически хихикать. Меня рассеянно благословили и передали в руки Николая Васильевича. А бандитам Серёга прочёл проповедь. Настоящую! Не в смысле "не убий", а в смысле "думать надо, что делаешь". Расстались довольные друг другом. Боевики благодарно поцеловали руку "святому отцу" и вместе с ним отправились к дону Джованни. С останками своевременно почившей супруги.

***


- Не того твой отец целителям показывал.

Карл кивнул, соглашаясь:

- Сальвио здоров.

- Он хороший, почтительный сын.

- В отличие от меня.

Сидим у костра в таборе. Пережидаем ажиотаж. Яму с известью оккупировали, вызванные из столицы, некроманты. Пытаются поднять жертвы. На роль маньяка подобрали одного из погибших в пожаре аристократов. Он вполне вписывается, а возможность задвинуть всё ещё влиятельное семейство с восторгом принята лояльными трону придворными. Отец Карла приказал ему не марать имя мачехи. Думаю, что он и не собирался. К дону Джованни вызвали гильдейского целителя. Гибель жены подкосила его. Он оставляет Семью на попечение Карла. А сам с младшим сыном отправится путешествовать. Жить они переедут в мир, где оборотни не считаются чудовищами. Сальвио надо освоиться со своим боевым обликом.

Сальваторе не маньяк. Он прикрывал маменьку. Прятал те жертвы, которые не удавалось отправить в известь. И подставлялся вместо матери. Мачеху Карл не пощадил бы. А младшего брата... Сальваторе собирается учиться на целителя, чтобы помогать страждущим. Чужая душа - потёмки.

Серёга и Николай Васильевич обещали Карлу побыть рядом с ним год. За это время наследник дона Джованни возьмёт всю власть в городе. Ребята прикроют, если что. Через год парни намерены отправиться в школу Гильдий. Учиться на наёмников. И правильно! Удастся вернуться или нет - неизвестно, а жить надо здесь и сейчас. Гильдейский знак отметает все вопросы. И оплата услуг - уже другой категории.

Серёга посоветовал Карлу присмотреться к родственницам донов. Брак укрепит позиции молодого главы Семьи лучше, чем отряд боевиков. Карл и сам понимает это, но... ещё не нагулялся.

Дон Джованни связался с доном Гильермо. Старшая дочь дона, как раз на следующий год дорастёт до брака. Карл расфырчался, - ему не нравятся толстушки. Николай Васильевич сказал, что женщина должна быть "тянешь руку, маешь вещь". Посмеялись и отправили Карла очаровывать невесту. Папенька Беатриче не особенно доволен перспективой родства с бывшим полицейским магом. Только из уважения к дону Джованни он позволил "детям" познакомиться. Карлу предстоит год удерживать город, подбирая "провисшие" нити управления, настраивая его под себя. Потом, возможно, дон Гильермо даст согласие на брак. Так что, хотя мнения невесты никто не спрашивает, но "капля камень точит, не силой, а частым паденьем" (© Овидий "Послания с Понта"). И если Беа будет ждать свадьбы, то... хуже не будет.

***


И? Только я начала получать удовольствие от автономного плавания... нет в жизни счастья...

Провожали Мартина в столицу. Начали в таборе, потом отправились в кабак. Цыгане не одобряют пьянок. Они умеют веселиться и без вина. А проводы - это святое. Николай Васильевич, правда, заикнулся, что не в армию мы Мартина провожаем. Но, встретив непонимание, не стал упорствовать. Впрочем, напиваться не стали. Все мы помним о необходимости "следить за базаром". Хоть Карл с Мартином и знают, что мы из другого мира, но... зачем напоминать?

Напиваться не стали, но до песен дошли. "Ой, мороз, мороз..." не пели, а полюбившийся мне с первого раза "Орёл шестого легиона" исполнили на три голоса. Потом, после очередной пары бутылок, пели за Одессу - жемчужину у моря. А когда дошли до бабушки-старушки, открылась дверь кабака. Карл удивлённо повернулся - он распорядился не мешать нам гулять - и протрезвел. Ощущение готовности к бою, исходящее от мага, отвлекло меня от веселья. Серёга, впрочем, насторожился ещё до открытия двери. Шаги услышал? Или инстинкт сработал на опережение?

- Дорогуша, рад видеть тебя в добром здравии.

Лорд Эрик весело подмигнул мне. А от стоящего рядом с Высоким Тёмным Сэ исходит такая ярость, прикрытая ласковой улыбкой, что мне захотелось его убить. Во избежание.

- Знакомые? - Серёга здраво оценил наши шансы и демонстративно положил руки на стол. Ладонями вниз.

- Хуже. - Мрачно смотрю на лордов. Когда мне была нужна помощь, их не было. - Почти родственники.

- Моя Тигра, я запретил тебе пить с посторонними.

- А здесь нет посторонних. Я пью с друзьями. Мой Сэ.

- С этими?..

Вспышка слепящего пламени... опрокинутый Серёгой и Николаем Васильевичем стол, за которым укрылись ребята... кровавая полоса на шее Сэ, перерубленной брошенной Серёгой тарелкой. Пламя погасло, а Светлейший окутался сиянием и снова цел-невредим. Я даже испугаться не успела.

Всё-таки хорошо меня отец Иаков натренировал. В ступор не впала. Следующий протуберанец огня, отправленный Светлейшим в сторону моих друзей мы с Карлом остановили, буквально, в шаге от них. Конечно, я не маг, но, глядя на Карла выставляю на пути атаки Высокого Светлого щит из голой силы. Какая разница, в конце концов: магия, или некромантия? Сила есть сила. На одно мгновение увидела в глазах Сэ своё отражение. Понятно, почему ребята шарахались. Мои глаза пылают голубым пламенем, как газовые горелки. И... у меня крылья. Ага, из голубого пламени. Просто реклама Газпрома получилась. Мечты сбываются, - но не с нашим счастьем.

- Светлый, что ты намерен делать? Мне просто интересно.

- Я намерен забрать свою женщину. Есть возражения Тёмный?

- У меня? Я-то при чём? Возражения могут быть у Тигры. Что скажешь, дорогуша?

Сказать хотелось многое. Вот только... цензура не пропустит. И по-русски не выругаешься, здесь есть кому услышать.

- Как вы меня нашли, лорд Эрик?

Сэ пытается продавить наш с Карлом щит. Рывком проломиться не получилось, теперь действует используя неизвестные мне знания. К счастью, Карлу приходилось участвовать в магических поединках, а я просто вливаю силу в нужное место, объединившись с магом при помощи эмпатии. Ну и попутно беседую с Солли.

- При помощи Эа. Ты помнишь Эа, Тигра?

Невольно улыбнулась. Как можно забыть это могущественное дитё? Но...

- К морю я не ездила.

- Тигра, ты как дитя малое. Вода запоминает. Нам только надо было выяснить, в каком мире ты касалась воды.

Вот, блин, поисковая система. И детективное агентство не нужно. Противостояние мне надоело и я призываю... С глубинных слоёв. Как в парке: пяток мелких динозавров, вполне способных откусить Сэ голову. В руках у Светлейшего появились огненные клинки. Но ящеры мертвы и подчиняются мне. Огнём их не напугаешь. Лорд Эрик посторонился, не мешая Светлому развлекаться, потом обошёл по стеночке и присоединился к нам.

- Познакомь меня со своими друзьями, дорогуша.

Представила Высокому Тёмному всех, имея задней мыслью, что знакомых он, пожалуй, не позволит убивать. Серёга разлил по-маленькой и мы сели наблюдать за бесплатным гладиаторским боем. Феерическое зрелище. Огонь соскальзывает с бронированных шкур - ящеры уворачиваются. Коснуться себя Сэ не позволяет. Лениво прикидываю, что можно пожертвовать несколькими поднятыми и всё же дотянуться до Светлого. Но это так... умозрительно.

- Дорогуша, если ты уже насладилась местью, то отзови своих монстров. Обещаю удержать Светлого от опрометчивых поступков.

- Пользуешься моей добротой, Солли.

- Ага.

Ящеров втянуло в землю. О недавнем бое напоминает только расплющенная мебель и слегка растрепавшиеся волосы Сэ. Ну и лааасковая улыбка Светлейшего.

- Тигра, подойди ко мне. Мы уходим.

- Я здесь на практике, Сэ. Уйду, когда отец Иаков скажет.

В воздухе поплыло марево и...

- Дети мои...

- Здравствуйте отец Иаков.

Дружно встав, приветствуем наидобрейшего куратора. Карл встал вместе с нами и с недоверием смотрит на нас и на него. Пухлая рука сделала успокаивающий жест.

- Поговорим завтра. - И уже нам. - Ваша практика не засчитана, дети мои. Вы нарушили условие.

- Кровожадно смотрю на своих лордов. Я их сейчас буду убивать. Очень медленно. С другой стороны, если практика не засчитана...

- Отчёты напишете обязательно.

Плохо. Отвыкла я от общения с телепатами.

Карл извинился перед отцом Иаковом (они знакомы?) и попросил разрешения оставить его на пару минут.

- Пойдём, Март. Тебе уже пора.

Мартин пожал ребятам руки, поклонился мне и... ушёл. Сэ восстановил обстановку в кабаке с помощью золотистых искорок. Отец Иаков доброжелательно улыбнулся. А я сижу и гоняю поверх себя мысли, что мне не мешает заняться боевыми искусствами. Не всегда же удастся напустить на Сэ поднятых динозавров. Николай Васильевич ушёл в себя, а Серёга вежливо рассматривает отца Иакова.

- С вами господа, мы тоже поговорим завтра. Не оставляйте вашего подопечного до нашей встречи.

Парни пружинисто поднялись. Серёга насмешливо отсалютовал нашему куратору и мои земляки покинули кабак.

- Рассказывайте, дети мои. Почему вы все здесь?

- Тигре угрожала опасность. Поэтому мы здесь.

Смотрю на вежливо улыбающегося Сэ и прямо вся чувствую, как вырастают мои когти. Бросила взгляд на руки - действительно, когти. Громадные загнутые, отливающие радугой. Прозрачные, в отличие от того, чёрного, которым меня когда-то оцарапал Солли. Но размеры примерно одинаковые. В пересчёте на рост - мои длиннее. Улыбаюсь, довольная. Крыша уже давно набекрень, так что шока нет. Отец Иаков ласково пожурил:

- Дитя моё...

А что сразу я? Сижу там, где сказали, никуда не лезу... почти. Лорд Эрик, как будто подслушав мои мысли, выступил за справедливость:

- Отец Иаков, ну мы нарушили правила. Но Тигра ведь не нарушала? Почему она должна повторить практику?

Наш наидобрейший тяжело вздохнул, живо напомнив Карла, морочившего голову Уве.

- Тигра нарушила столько правил, что её следовало бы отправить на первый курс. - И, повернувшись ко мне. - Дитя моё, ну куда ты лезла? Твои сокурсники опоздали. Я тоже мог не успеть. Скажи мне, зачем?

Ласковая улыбка Сэ... Солли индефферентно смотрит в пространство между мной и отцом Иаковом. Тоже злится. Пытаюсь подобрать слова. Как объяснить, что нельзя не вмешиваться, когда каждый день умирают молодые женщины. Умирают лютой смертью. Как я, зная, что могу помочь, должна была стоять в стороне? А потом всё время думать: сколько жертв на моей совести? Соучастие. Вот как это называется.

Отец Иаков благостно улыбнулся.

- Тебе было их жаль... понимаю. Ты могла бы ограничиться оказанием услуг некроманта, дитя моё. Ты же подставила себя под удар.

Безмятежно улыбаюсь. Это наши дела с Мартином и Карлом. И с ребятами. Мысли мои витают над головой. Если бы я не оказалась в подвале, то вряд ли бы удалось раскрыть маньяка так быстро. И каждый (!) день она убивала бы, не в силах насытить своего внутреннего зверя. А вообще... в тот момент я ни о чём не думала. Действовала по обстоятельствам. Отец Иаков задумчиво повторил:

- По обстоятельствам... Что ж, пожалуй. Твоя практика будет проходить на Семинаре. Лорды Тёмный и Светлый отправятся отрабатывать новые задания. Две недели отдыха, сдадите отчёты и отправитесь.

Сэ вскинулся возразить, но наткнулся на доброжелательную улыбку нашего куратора и... промолчал. Лорд Эрик вообще не реагирует на замечание. Кивнул согласно и всё.

***


Две недели! Две недели "отдыха" в постели с Сэ. И первые двое суток - в пыточной, ибо ему захотелось взаимности. Лорд Эрик издевательски улыбается. А мне даже роз не досталось, только синяки и ссадины. Я, конечно, не осталась в долгу: кусалась, царапалась, пиналась, шипела и плевалась, как разъярённая кошка. Сэ - как с гуся вода. Соскучился, видите ли!

Уронила на ногу любезному другу тяжеленную шкатулку с дарёными побрякушками - вот и вся месть. Ну... хоть что-то...

Драгоценностями эксклюзивными уже могу снабдить пару ювелирных бутиков, а Сэ всё никак не угомонится. Мне стала понятной поговорка "легко пришло - легко ушло". Я жалела бы об утрате маленьких золотых серёжек, которые купила себе с первой премии. А это изобилие... Знаю, что если потеряю, мне тут же подарят ещё. Да и не с моей внешностью такое носить. Я не уродлива, но и не красавица. Симпатичная, или миловидная. Но отнюдь не "Ах!" Самой себе врать ни к чему. Наверное, отец Иаков сказал правду, что телепаты подсаживаются на эмпатию, как на наркотики. Но почему он тогда не бережёт Сэ?..

- Светлейший уже большой мальчик, дитя моё.

Использую дыхательные техники, освоенные в учебке, стараясь выровнять бешено колотящееся сердце. Так и заикаться начнёшь!

- Это вряд ли. Но тебе надо научиться контролировать уровень угрозы.

Покорно склоняю голову.

- Да, отец Иаков.

- Отчёт твой... интересен. Но неполон.

Спокойно смотрю на куратора:

- Семинару не хватает средств?

- Не наглей, дитя моё. - Потом, смилостивился и пояснил. - Там могут быть не только драгоценности.

Попыталась прикинуть, что там ещё могло быть - в этом древнем караване... Могли везти что угодно. Книги... магические штучки...

Отец Иаков отчётливо хмыкнул. Потом соизволил сказать:

- Магические штучки, дитя моё, называются артефактами.

- А амулеты, талисманы? - некстати вспомнилось стихотворение:

"...Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя,
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя -
Милый друг! от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!"

(© Пушкин А.С. "Талисман" отрывок)



- Интересно... да... такие вещи делаются. Воистину, поэты обладают даром прозрения...

Отец Иаков странно задумчив. Вспоминает? Или где?.. Мгновение воспоминаний прошло. И наидобрейший наш куратор снова нацелен на результат. Вопрос только: на какой.

- Дитя моё... у нас три месяца, чтобы научить тебя определять порталы. Строить за это время ты не научишься. Да и не с твоими способностями порталы строить.

Вспомнила, что до сих пор иногда путаю право и лево, устыдилась. Да, порталами мне лучше не заниматься. А что значит "определять"? Классифицировать? Зачем?

- Определять местонахождение портала, дитя моё. ЭТО тебе вполне по силам.

Ага, радостно киваю. Буду грызть гранит науки. Даже тигриными клыками. Возможность сбежать от Сэ в портал дорогого стоит. Отец Иаков улыбается. Насмешливо-доброжелательно. Не любит он Светлейшего.

- Светлейший не дама, чтобы я его любил.

Оуу... мы перешли на неформальное общение? Или только отец Иаков?

- В моём мире сказали бы "он не стодолларовая купюра, чтобы всем нравиться".

Наидобрейший выразительно поморщился. Ну да... пора заканчивать беседу на отвлечённые темы. Села прямо, ручки сложила на коленях, ем глазами начальство.

- Теорию объяснять не буду, всё равно не поймёшь. Портальную магию проходят после многих лет постижения других дисциплин. Тогда она естественным образом ложится на уже усвоенные знания. Займёмся практикой.

После этих слов мы перенеслись... куда-то. Мрачное местечко. Так и веет безысходностью. Повернулась к куратору.

- Отец Иаков, и что я...

- Здесь есть портал, дитя моё. Найдёшь - выберешься. Ищи лучше. Через три часа стемнеет, а ночью здесь опасно.

С этим напутствием наидобрейший испарился. Вся инструкция в двух словах: "ищи лучше!". Попинала ногой камень. Отбила палец, успокоилась. Попыталась вспомнить свои ощущения от перехода. В свободный портал я провалилась, чтобы очнуться в Учебке. Ничего не вспоминается - слишком много произошло после. Вспомнился только Мессинг.

Кстати, да! Мессинг запихнул меня в пентаграмму. Пентаграмма тоже своего рода врата в другой мир. Перенесло же меня на Семинар... А вот Карл и Сальваторе передвигались безо всякой ритуальной магии. Сальвио даже меня умудрился перенести. Кстати, ничего я, в момент приближения к точке переноса, не почувствовала. И когда на первой практике меня дёрнули в стену, дабы дон Марко смог удостоить меня беседой. И Мартин... человек в картинках. Он касался одной из своих татуировок. Служебные? Или где? Наверное, по должности положено.


Глава 28. Как в метро, или "Нет входа и выхода нет"




Перебираю воспоминания о перемещениях из пункта А в пункт Б... - бестолку! Или это я - бестолочь. А время идёт. Надо бы озаботиться защитой. Или, хотя бы, препятствием для здешних опасностей. Прощупать местность на наличие праха, который я смогу поднять. Вот и ещё одно перемещение. На этот раз, при помощи некромантии. Ну... это, скорее, перенос груза из одной точки в другую. Архимед, при помощи системы блоков, в одиночку сдвигающий с места галеру... В общем, - в голове обычная каша. И как быть с вратами?.. Допустим, это место, где грань между мирами (бред? Но миров много) тоньше, чем везде. А если наоборот? Если эта грань плотнее? Как петли для пуговиц? Дааа... после таких мыслей хочется спросить у себя: "Что ты куришь, детка?"

Вопрос, почему-то, прозвучал голосом Серёги. Вспомнила рассказ Клауса, представила ночной полёт, парашют, зависший в мыльном пузыре, и шоссейка с летящим на Серёгу камазом... Краем глаза уловила радужный отблеск. Повернулась - ничего. Разозлившись, выпустила вибриссы. Тигриные, эмпатические и некромантские. Зачем мелочиться? Искать надо лучше!

А эмпатия помогла мне келью выбрать. Может и местечко другое подобрать поможет? Хочется есть, пить и загрызть кого-нибудь. Кого-то похожего на отца Иакова. Интересно, каков его истинный облик? Маг, некромант, телепат, не знаю, кто ещё - но мои лорды для него дети неразумные. И Мессинг... Вспомнила, как наидобрейшего нашего позабавило моё беспокойство о Мессинге. Мессинг - тоже для него дитё. Сколько же лет нашему куратору?..

Опять не о том думаю! Открылась этому месту... некомфортно мне здесь. А вдруг оно обидится?.. И выпихнет меня куда-нибудь, кхм... похлеще? Выбор... выбор есть всегда.

И тут я увидела. Здесь не одни врата. Здесь их... Как говорила дона Роза де Альвадорец - и не сосчитаешь! Не стала выбирать. Раскрылась вратам вся целиком, слилась с ними во всём их многообразии... И спокойно вошла в просиявшую радугой арку. И... плюхнулась в воду с высоты не менее десяти метров. Ну и шуточки! Вынырнула, отфыркиваясь, и рванула к берегу. Кто знает, что в этом водоёме водится? Вдруг пираньи? Или аллигаторы, какие-нибудь? Лес стоит стеной. Тепло... перетекла в тигрицу, принюхиваюсь. Почему мне кажется, что этот мир очень древний? Не знаю...

По тропе не пошла - залегла в зарослях, жду. Примолкшие, было, птицы возобновили свою какофонию. Голод усиливается. Наконец, уловила шаги. Несколько оленей осторожно пробираются к воде. Замерла. Ни шерстинкой не шевелю. Сумела удержаться, пока копытные не пройдут мимо - лучше схватить крайнего, чем распугать всю стаю. Рычать не стала, хотя тигры, вроде бы, рычат, нападая. Незачем объявлять о себе раньше времени. Сами мы не местные.

Прыжок... бьющееся подо мной тело... хруст костей, запах горячей крови кружит голову и я не могу удержать торжествующий рык. Топот убегающего стада, волна страха... Я вспоминаю об осторожности и уношу тушу подальше в заросли... к роднику. Жадно выхватываю огромные куски мяса... Уффф... хорошо! Теперь надо найти уютное место и подремать.

Ага, как же! Хорошо, хоть поесть успела!

- Интересный мир ты подобрала, дитя моё.

Вскочила с рычанием и... меня как будто наизнанку вывернули и собрали уже человеком. Не любит, наидобрейший с тиграми беседовать.

- Что ж, на сегодня урок окончен. Напишешь отчёт - сколько и каких врат ты обнаружила.

Понятное дело! Отчёт - это святое.

- Перерыв на обед делать не будем. Отправляемся через час.

Вопрос "куда?" не задаю - и так понятно - клад потрошить.

- Отец Иаков, я смогу встретиться с друзьями?

- С кем?!! - удивлению наидобрейшего нет предела. Действительно, откуда у палача друзья?..

- Дитя моё... это неразумно.

- Вызовет вопросы? Или где?

Куратор молча смотрит на меня, - улыбается благостно. Поёжилась... Значит, соблюдаем инкогнито. Ну и ладно.

***


Взмах пухлой руки, радужная вспышка и... удар по всем рецепторам. Опять война. На этот раз, с применением технических средств. Вой, свист, гром, комья спёкшейся земли и обломки. Приподняла голову, чтобы осмотреться... Ничего хорошего. Отделила от общей какофонии странный рокот, краем глаза уловила приближающийся пунктир пылевых фонтанчиков... Заорала "Сволочь!!!" и ползком-ползком под ближайший обугленный остов типа танка. Это не мой мир. У нас танки не так выглядят. А толку-то? По броне застучали пули, - пилот не успокаивается. Абстрагируюсь. Ищу портал. Он должен быть рядом. Соревноваться в скорости с крупнокалиберным пулемётом я не собираюсь. А если здесь ещё и стрелки есть? В плен попадать совсем не хочется. Что-то у меня сомнения в быстром появлении куратора... Отец Иаков читает найденную в сокровищах книгу и я ему мешаю. Вот и устроил мне гонки на выживание. "Ищи лучше!"

Нашла. Лежу и смеюсь в голос. Это не истерика. Действительно смешно. Портал на холме. На открытом пространстве. Военные, кажется не говорят холм. Это называется "высота". И? Что мне делать?

Искать лучше. Может быть, здесь ещё один есть. Потому что, если нет, мне-таки придётся побегать наперегонки с авиационными пулемётами. Жалко, кирпичей нет, да и беспартийная я - не смогу кирпичом самолёт подбить.

Вариантов - море. Есть портал под землёй. Надо отца Иакова тряхнуть: возможно ли такое? Или у меня уже крыша от усталости едет. Или на хол... на высоте. Землю здесь копать - экскаватор сломается. Одни железки обугленные. Кстати, о кирпичах... надо присмотреться, может здесь есть чем самолёт подбить? Пока сражение не вернулось на этот островок...

Сканирую местность на предмет енотов. Задаю параметры - енот должен уметь подбить самолёт. Мысль о том, чтобы поднять побольше покойников и бежать под их прикрытием отметаю сразу. Тяжёлый пулемёт - это не лук со стрелами. Прошьёт всю толпу и до меня доберётся.

Пятеро. С разных концов этого поля. И форма на них... неодинаковая. Впрочем, смерть стирает различия. А мне - так вообще пофиг. Оружие у них есть и ладно. Ребята начинают выцеливать самолёт, пилот пытается их пристрелить. Я... отдыхаю. Собираю силы для броска. Мне надо суметь прыгнуть в портал, находящийся в двух метрах над землёй. Цирк!

Кстати, о цирке: может действительно тигрицей прыгать? Она, конечно, тяжёлая, но всяко лучше меня прыгнет. Да и добежит быстрее.

Хлопать в ладоши, радуясь последнему пике самолёта не стала - не до него. Перетекла в тигрицу и рванула на холм. Покойнички мои держат оборону. Стараются меня прикрыть. Отпустила их, уже прыгая в портал.

Я - грязная, провонявшая гарью, смотрю на идиллическую картину: пожилой монах читает древний манускрипт. Злобно рычать бесполезно. Постаралась тихонько сесть в сторонке. С подветренной стороны. Пусть наидобрейший почитает. А мне отдышаться нужно.

- Тебе нужно довести до автоматизма новообретённый навык, дитя моё.

Взмах пухлой руки, радужная вспышка...

***


Трое суток бегаю по различным мирам. Цунами, оползни, пожары лесные и степные, а чаще всего - война. Сколько раз я бегала от гогочущих мужиков в форме - трудно сосчитать. Пару раз приходилось некромантию использовать - на бегу поднимать покойников, чтобы они задержали погоню. Какая-то экстремальная тренировка получается. Автоматизм вырабатываю, ага. Бегаю, пока не устану, потом отчёт пишу. Всё как полагается. Когда начинаю уставать, - сразу, не осмотревшись, прыгаю в первый же портал. Тогда отец Иаков прекращает занятие и начинает вынимать из меня душу расспросами. Крайняя практика куратора заинтересовала не только, как некроманта. По-моему, он никак не подберёт для меня подходящее определение. Не вписываюсь я в рамки. Ага, - загадочная русская душа.

Наверное в отместку за крамольные мысли, следующее перемещение было в камеру пыток. И ладно бы, к столбу. Нет - в угол, где стол протоколиста. Тощий человек в чёрном испуганно втянул в себя воздух, я... сделала то же самое. Потому что мастеру-палачу даже не надо оборачиваться. Сэ я узнаю везде и всегда.

Любезный друг обернулся с грацией хищника. Сейчас прыгнет... Если здесь нет портала, - выцарапаю наидобрейшему куратору глаза.

Портал в соседнем помещении. За стеной. Камера закрыта, а Сэ, ласково улыбаясь плывёт ко мне. Светлейший двигается так плавно и стремительно, что напоминает атакующую акулу. Тогда я делаю отчаянный рывок. Всем своим существом. Если портала здесь нет, - пусть он здесь будет! Мыслей никаких, кроме "бежать, спасаться!" Как в фильме "Чародеи" - вижу цель, не вижу препятствий.

В портал я прошла. И даже не попыталась напасть на отца Иакова. Вот я какая сдержанная!

- Дитя моё... Наконец-то у тебя что-то начало получаться.

- Да, отец Иаков. А можно я...

- Сегодня отдыхаешь. Пишешь отчёт. Завтра продолжим.

И углубился в чтение. Фолиант не такой уж и толстый. Он что? По слогам читает?..

Порталом меня перенесло в знакомый уже водоём. Ага с родных десяти метров плюхнулась. Интересно, это отец Иаков меня вышвырнул, чтобы не отвлекала, или я сама с перепугу?

***


- Она отвратительна.

- Она - единственная, Лаки, мой мальчик. Другой у нас нет.

- Хвала Матери. И этой уже много.

- Если ты достаточно себя пожалел, то начинай настраиваться на будущее.

- Почему ты не оставишь её Маре?

Тишина... Тигрица моя спит в импровизированном логове под корнями огромного дерева. А я, вот, проснулась. Или нет? Откуда доносится этот разговор? С кем и о ком говорит отец Иаков?.. Молчание тяжелеет с каждым мгновением и... заканчивается жёсткой фразой:

- Ты последний в роду, Лаки. Пришла пора исполнить обязательства перед кланом.

Собеседник Наидобрейшего не впечатлился.

- Мара тоже последний в роду. Твоими стараниями, кстати.

Глухое рычание заставило усомниться - действительно ли одним из собеседников является отец Иаков. Или с тем, кого он называет "мой мальчик", Наидобрейший не считает нужным заслонять свои чувства благостной улыбкой? Интересно: я сплю и вижу сон? Или где? Если это сон, то я могу увидеть беседующих...

Тихо встаю и иду по радуге. Радужный мост слегка пружинит под лапами спящей тигрицы. Упасть я не боюсь - почему-то знаю, что, если упаду - проснусь в норе. Радужный мост становится тропой и упирается в панорамное окно, затянутое, похоже, мыльным пузырём. Сплю я, всё-таки, или нет?..

С другой стороны, если это сон, то моя крыша съехала капитально. Потому что, тот из двоих собеседников, которого я определила, как отца Иакова... Таких красивых мужчин не бывает. Красивых и... В общем, рядом с таким мужчиной остро чувствуешь своё несовершенство. Как там, у Марка Твена? "Человек создан из грязи, я видел, как он был создан. Я не создан из грязи. Человек - это собрание болезней, вместилище нечистот..." (© Марк Твен "Таинственный незнакомец"). Вот именно такое восприятие ситуации, причём с обеих сторон. И Интернационал, так выручающий меня в общении с моими лордами, в данном, конкретном, случае, - не помощник.

Второй собеседник тоже очень красив и аристократичен, хотя и не дотягивает до условного "отца Иакова". Хвала Матери, как он выразился. Интересно, о ком они говорили? Похоже, парня заставляют вступить в династический брак, а он упирается всеми лапами. И я его таки понимаю. Если "она отвратительна", то зачем себя мучить? Разговор, однако же, продолжается.

- Ты обвиняешь это дитя в том, что в её доме погибла твоя семья? Это смешно, Лаки.

- Обвиняешь же ты Мару, наставник, в гибели своей сестры.

Ярко голубые глаза засветились... Где-то, в моём подсознании, взвыла сирена воздушной тревоги. Захотелось закопаться под землю метров этак на надцать пять и не отсвечивать. Я, практически, слившись с этой радужной плёнкой, слушаю разговор, пробуя на эмпатический язык пылающие эмоции. Коктейль из ярости и волевого усилия по её сдерживанию невероятно вкусен. Хвала Мессингу, вкусовыми ощущениями я наслаждаюсь внутри себя, не транслируя удовольствие от дегустации. Обнаруживать своё присутствие не хочется. И неважно, сон это, или где. Мягкий, слегка насмешливый голос, в котором, как пузырьки в шампанском искрится веселье, произнёс:

- У меня есть на то причина, ты не находишь?

Лаки поёжился. Ещё бы! Даже у меня, отделённой от разговаривающих радугой, позвоночник скручивается от страха. Ответ прозвучал очень тихо и, если бы не безупречная дикция Лаки, разобрать его было бы крайне сложно. Впрочем, наверное у них слух другой... О чём я?.. Если там, действительно отец Иаков, - уровень звука не имеет значения, - он прочтёт мысли.

- Если бы мой отец не пренебрёг традицией, я тоже мог убить свою мать, отбиваясь. Твоя мать, наставник, из Бездны также не вышла, я знаю. - Пауза и ошеломлённое - Ты поэтому убил отца Мары? За соблюдение традиции?

Холодное молчание в ответ. Фигассе... Новорождённый младенец убивающий мать, отбиваясь?!! Роженица, нападающая на своего детёныша?!! Куда нас попали? Всё чудесатее и чудесатее...

- Оставим это. Мара у нас обладает уникальным даром выживания. Даже дом меняющих, пробудившись, всего лишь, открыл ему дверь на выход.

В тёмно-синих глазах полыхнули зарницы. Ярость Лаки пахнет озоном. Наставник ловко перевёл стрелки с себя на неведомого Мару. Бедный Мара, никто его не любит...

Я хочу тихонько уйти, но опасаюсь быть обнаруженной. Беседа продолжается.

- Тем не менее, наставник, я вынужден отказаться. Я не смогу не вспоминать своих родных... Я знаю, что это создание не виновно в их смерти. Но это совершенно не важно. Мара тоже не виноват в том, что защищался слишком хорошо, однако же, ты, полностью осознавая это, до сих пор его винишь. Это иррациональное чувство, но от осознания его иррациональности оно не перестаёт воздействовать на твоё отношение к племяннику.

- Я сказал, оставим это. Тебе нужно время, чтобы смириться с неизбежностью? Пусть так. Но ваш союз дело решённое. При всех её недостатках, она высокой крови. Одно это искупает всё. И ты можешь соблюсти традицию, оставив её наедине с Бездной. Меняющие рожают сразу троих. Возможно, мать-Бездна будет милостива к тебе...

Собеседники посмотрели друг другу в глаза и улыбнулись одинаковыми улыбками. Я попыталась отступить назад, но лапа поскользнулась, и выпущенные когти проскрежетали по гладкой поверхности. Когда я сошла с радужной тропы?.. Или в шоке от цинизма этой пары "наставник-ученик" я шагнула вперёд, к ним, а меня просто не сразу заметили?..

Две пары глаз уставились на меня. Тёмно-синие, цвета грозового неба и ярко-голубые. Грозовое небо разрядилось молниями. Припала к полу, стараясь увернуться... пространство вокруг меня засветилось небесной голубизной, заставив все мои рецепторы взвыть от шока... Меня вывернуло наизнанку из тигриного облика. Темнота...

- Любопытная тварь.

- Прекрати, Лаки. Приучайся соблюдать формальную вежливость по отношению к матери своих детей.

- Почему не взять какую-нибудь из дочерей твоей подопечной?

- Дочь аватары? Она же тебе не понравилась?

- Мне не понравилось только то, что она принадлежит другому, наставник.

- С этим не шути, Лаки.

- Не буду. - Легко согласился и продолжил. - Но у неё есть дочери. Дочери, способные родить наследников высокой крови. Так почему я должен довольствоваться вот этим?

Отец Иаков мягко сказал.

- Потому что таково моё решение. - И, через паузу. - На ней личина, Лаки. Личина, сквозь которую не виден истинный облик. Меняющие выглядят не так, как люди. Совсем не так...

В голосе Лаки проскальзывает любопытство.

- Ты их видел? Может, есть изображение? Как они выглядят?

- Никто не знает. Ни портретов, ни описаний не сохранилось. Это было миллион лет назад. Я даже не дам гарантии, что её истинный облик не будет хуже, чем личина.

- Ну спасибо, наставник. Только потому, что Мара обратил на это создание своё внимание, ты вынуждаешь...

- Ты можешь идти, мой мальчик. Поиграй в песочек. - Мгновение оскорблённого молчания со стороны Лаки... Отец Иаков продолжил жёстким голосом. - Я устал от детского лепета.

- Прости, наставник. Я выполню все твои рекомендации. Как всегда.

- Хорошо, Лаки. Сейчас мне нужна твоя помощь. Не надо, чтобы она помнила этот разговор.

И меня подвесило в радужных путах. А голубой свет пронизывал мою голову и крохотные молнии били в зажмуренные глаза, дёргая вспышками. Больно...

***


- Дитя моё, тебе нужен отдых. Нагрузка слишком велика. Сделаем перерыв. Займись дипломной работой.

На моём лбу лежит пухлая ладонь куратора. Вскинулась, попытавшись отстраниться. Почему-то, мне очень страшно.

- Ты кричала во сне.

Попыталась вспомнить свой сон. Я видела что-то важное... Что-то... Темнота. С трудом вынырнула. Стараюсь выровнять дыхание.

- Не могу вспомнить свой сон. Это важно?

- Можем попросить отца Серпента тебе помочь. Только вряд ли у него получится. Сегодня не делай ничего. Отдыхай. Погуляй в парке. Не думай ни о чём. Я перегрузил тебя обилием опасностей, но это самый действенный способ стимуляции, дитя моё.

- Да, отец Иаков.

Покорно соглашаюсь. Всё равно, куратор не понимает слова "нет". Проще согласиться. Буду отдыхать. И надо, действительно, дипломом заняться. А то у меня разрозненные заметки даже не разобраны по темам. Точнее, они были разобраны, но я искала идею, промелькнувшую когда-то давно и всё перерыла и перемешала. Надо перечитать и упорядочить.

***


Начало четвёртого курса ознаменовалось диким скандалом со Светлейшим. Сэ, вспомнив в каком виде первокурсники попадают на практические занятия, категорически запретил мне стажировку. Пришлось опять интересоваться, не замещает ли любезный друг отца Иакова. Наидобрейший, возникнув в радужном мареве, от вида которого у меня кольнуло в висках, благостно улыбнулся нам. Не знаю, как высоким лордам, а лично мне захотелось спрятаться под стол и уже оттуда вопрошать: "А что сразу я?!!"

- Сын мой, твои претензии к Тигре необоснованны.

Солли перевёл:

- У тебя нет прав что-то подобное требовать, Светлый.

Сэ улыбается ласково и молчит. И правильно делает. Отец Иаков вполне способен применить дисциплинарные меры, что и доказал нам уже повторением практики.

Не будем о грустном. Хотя, для меня всё обернулось как нельзя лучше. Когда бы я училась порталы искать? Рядом с Сэ об этом даже думать не рекомендуется. Мессинг, дай Бог ему здоровья, научил меня прятать мысли от телепатов. Вот... прячу.

***


Работать с первокурсниками совсем не то, что с объектами. Всё намного сложнее. Надо их удержать на грани, не позволяя скатиться в объекты. И не просто удержать, а вытащить на новый уровень. Тяжело. И даже эмпатия не помогает. Поначалу. Хреновый из меня учитель, короче.

Первокурсников у меня четверо. И у лордов тоже. Значит, из этого курса уже минимум двадцать человек отсеялись. Переведены в категорию мяса. Женщин на мою долю не досталось - все мужчины. И не все люди. Впрочем, мне безразлично. Для меня они - дети. Вспомнила, как 1-го сентября меня первоклассницу десятиклассник водил за руку по школе, знакомя с местом учёбы. Когда я отправилась в десятый класс, мы провожали первоклашек только до их класса. А вот нам, маленьким, устроили полноценную экскурсию. И не важно, что по разным кабинетам мы разошлись только в пятом классе. Нам показали и мастерскую, и спортзал, и школьный сад и спортивную площадку... В новостройках при школах уже не делали садов. Наверное, земля слишком дорогая, чтобы её детям предоставить. Впрочем, я отвлеклась. Для меня эти первокурсники, - те же первоклашки. Я вожу их на экскурсию по миру боли, стараясь не отпугнуть от процесса обучения.

Занимаемся в первой половине дня. Полагаю, в прочие дни с моими подопечными работают преподаватели. А у меня был личный палач. Интересно...

- Ничего интересного, дитя моё. У твоих "подопечных", как ты их называешь, тоже личный хммм... - Отец Иаков, ненадолго задумавшись, вытащил из моих мыслей слово "лаборант". - Да... пожалуй, лаборант. Ты, дитя моё.

- Я не понимаю, отец Иаков. Я работаю с ними четыре дня в неделю. Каким образом...

Лорды заинтересовались. Сэ насторожился, а Солли пытается что-то вспомнить. Внешне это выражается в одинаково-вежливых улыбках, направленных в нашу сторону. Отец Иаков, успокаивающе помахал пухлой ладонью.

- На данном этапе обучения задействована темпоральная магия. Объяснять не буду. Просто пойми: твои подопечные, как и ты сама в своё время, занимаются каждый день с тобой.

Бездумно смотрю на Наидобрейшего. Его слова, сталкиваясь твёрдыми гранями, не желают укладываться в моей голове. Потому, возможно, что в какой-то миг вместо пухлой кисти куратора я вижу изысканно длинные пальцы белоснежной руки и острый блеск камней в перстнях, украшающих? - нет! - удостоенных чести унизать эти пальцы, впивается в глаза, вызывая вспышку головной боли. Темнота... страх пойманного в ловушку зверя... холодное спокойствие мастера боли поверх всего. Я не буду отгрызать себе лапу. Тем более, что лапой не отделаешься, - всё это в моей голове. Проделав в уме простейшее арифметическое действие, уточняю:

- Я старею в четыре раза быстрее?

Солли закатил глаза к потолку, очень громко подумав "женщины!", Сэ внимательно смотрит на куратора, сузившимися глазами. Отец Иаков благостно улыбнулся мне, практически процитировав Бабеля:

- Пусть тебя не волнуют эти глупости, дитя моё.

Почтительно склонила голову, ибо что толку спорить?..

- Да, отец Иаков.

***


Темпоральная магия меня заинтересовала настолько, что преодолев страх перед возможным неудовольствием отца Иакова, я впилась в Наидобрейшего, как клещ. Потому что мне непонятно, каким образом достигается беспрерывность обучения КАЖДОГО из четырёх моих подопечных шесть дней в неделю, плюс ещё два дня, отданных написанию диплома и обязательный день отдыха. Это у меня, точнее, у выпускников Семинара, получается: четырежды шесть - двадцать четыре, плюс три - двадцать семь дней в неделе. А их - семь. Как такое может быть?

- Я не понимаю!

Наидобрейший благостно улыбнулся:

- Дитя моё, если я скажу, что выпускной год для вас длиннее, тебя это успокоит?

Задумалась, в чём подвох, потом всё-таки спросила:

- А это действительно так?

- Есть разные временные потоки. Точнее говоря, время можно пустить по разным направлениям. - Пауза и насмешливо-доброжелательное. - Ты не постареешь, дитя моё. Если тебя беспокоит именно ЭТО.

Меня беспокоило совсем другое. И это другое отец Иаков мне объяснил. Мне всегда... во всяком случае, со второго года обучения, казалось, что должность главы Семинара для отца Иакова слишком... мелкая. А вот с учётом темпоральной магии... Он мог заниматься своим основным делом (каким только? Впрочем, не важно каким - скорее всего мне не понять. А уж то, что лучше подальше держаться, - так это к гадалке не ходи!). Не исключено, что и на Семинаре Наидобрейший появляется только по-необходимости. Курирует перспективных хммм... перспективную молодёжь. Например, высокого тёмного и высокого светлого... Не из за меня же он столько времени тратит.

Почтительно поблагодарила отца Иакова за разъяснение. Плевать, что ощущаю себя папуасом, выслушавшим лекцию из курса квантовой физики. Как говорилось в старом советском анекдоте - пионер должен быть вежливым!

- Магия тебе недоступна, дитя моё. Абсолютный ноль способностей. Иначе, я дал бы рекомендацию, для твоего поступления в Универмаг.

Вытаращилась на Наидобрейшего, размышляя, при чём здесь торговое предприятие. Отец Иаков расшифровал аббревиатуру иначе:

- Университет магических наук. Впрочем, после школы Гильдий, ты сможешь прослушать курс высшей некромантии.

В этой школе, вероятно, мне предстоит получить аттестат некроманта. Или патент?.. И оно мне надо?..

- А зачем мне школа Гильдий, отец Иаков? Если я не собираюсь быть некромантом?

- Затем, дитя моё, что ты им являешься по факту. А в таких случаях лучше состоять в Гильдии. Безопаснее.

- Как скажете, отец Иаков. - Увидев блеск в глазах Сэ, решила потеребить любезного друга на предмет этой самой школы Гильдий. Незачем беспокоить куратора - а то придумает ещё что-нибудь. Для моей безопасности.


Глава 29. Больше стакана выше рта, или "хотели, как лучше, получилось, как всегда"




- Я не знала!!!

- Лжёшь!

- Я не хотела!!!

- ...!

Мою голову, в очередной раз, окунули в ледяную воду, и держали, пока я не начала пускать пузыри. Потом выдернули, и жёстко встряхнули, как тряпичную куклу. Хмельное марево сползло и я застучала зубами от холода. Мужчины переглянулись и кивнули друг другу. Меня оттащили от фонтана, и набросили на голову махровое полотенце.

- Пришла в себя? Вытирайся.

Вытерев волосы и промокнув лицо, я, окончательно успокоившись, сказала:

- Я не подумала.

- Вот это - святая, истинная правда, детка. Ты не подумала.

- Я хотела помочь... хотела, как лучше... - и, внезапно, начала смеяться. Сначала тихо, потом всё громче, трясясь всем телом, до боли в животе. Серёга двинулся ко мне, намереваясь пощёчиной прекратить истерику, но я, отмахнувшись, выдавила сквозь смех. - Просто вспомнила фразу Черномырдина: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда".

- Это которого? Виктора Степановича? - Вопрос привёл меня в чувство лучше пощёчины.

- Да, его. А ты знаком с ним?

Серёга пожал плечами. Действительно... - сейчас это уже неважно. Николай Васильевич, с непонятным выражением лица разглядывающий меня, сказал:

- Сейчас, Тигра, ты приведёшь себя в порядок и мы навестим того капитана. Ты объяснишь ему, что ты сделала, извинишься, и исправишь сделанное. Во всяком случае, постараешься исправить.

Молча смотрю на громилу с высшим гуманитарным образованием. Его предложение вызывает у меня стойкое неприятие. Мне не надо анализировать свои чувства. Мне очень, очень стыдно. Игры в высшее существо ни к чему хорошему не привели. Аманда говорила, что раскаяться в содеянном недостаточно. Необходимо признать это и попытаться по возможности исправить... Но для меня это невыносимо! Я не представляю, какими словами я буду объяснять человеку, пострадавшему от моей игры в добрую фею, ЧТО именно я сделала, и ПОЧЕМУ.

- Мы не позволим ему тебя убить, детка. Но, если ты хочешь быть самостоятельной, учись отвечать за свои поступки.

Неохотно киваю.

- Это аргумент. Но я не знаю, что говорить...

Клаус, зло улыбнувшись, успокоил меня:

- У тебя есть время собраться с мыслями.

***


Всё начиналось достаточно безоблачно. Наидобрейший отпустил меня повидаться с друзьями, устроив маленькие каникулы, пока мои лорды отрабатывали стажировку. Моя стажировка закончилась раньше. Все подопечные перешли в категорию учащихся, благополучно дойдя до стадии "психологического прессинга". Этим занимаются кураторы - мы ещё не доросли. И у меня появилось недельное "окно". Лордам ничего не сказали - темпоральная магия, чтоб её! Но портал отец Иаков приказал искать самостоятельно. Хорошо, что в тот раз, когда мы потрошили клад, я запомнила направление. Клад остался на месте, - отец Иаков забрал только книгу, которую теперь, судя по продолжительности чтения, учит наизусть. Ну... это его личное дело.

Портал я нашла. Только выход из него оказался не там, куда мы перемещались с отцом Иаковом, и в город, где живут мои друзья, надо было либо сутки плыть через пролив, либо несколько суток ехать через горы. Выбор казался очевидным, но... Но! Начинался сезон штормов и найти капитана, готового рискнуть, было очень сложно.

Сложно - не то слово. Даже одесская фраза "плачу в два раза больше, чем ты скажешь" не помогала. Пришлось слегка коснуться эмпатией наиболее перспективного капитана. Его уважали прочие, и это ощущалось даже и без особых способностей. И мне бы, дуре, сообразить, что не просто так люди от больших денег отказываются. Нет! Мне надо, - и погода должна наладиться! Привыкла с магами дело иметь, курица безголовая.

Шторм обрушился на нас через восемь часов пути. Я благодарила Бога, что не испытываю морской болезни. Для полного счастья не хватало только её. Корабль-скорлупка взлетал, подбрасываемый волной и обрушивался вниз, подобно гире. Меня швыряло по каюте, как котёнка. С трудом выбралась на палубу - внутри было очень страшно. Цепляясь за какой-то канат, жалела, что не могу перевоплотиться в осьминога - было бы легче удержаться. Море ревёт, ветер отвечает рыком, дерево скрипит и визжит, громко шипит вода, скатывающаяся с палубы. Люди... все при деле. Кроме меня. Конечно, я всего лишь пассажир, но... Но! Что-то я могу делать? Только что?..

Вспомнила, что на кораблях где-то в трюме откачивают воду. Поползла туда, набивая синяки и ссадины. Скатилась, не удержавшись, ободрала локоть, чуть не захлебнулась - воды выше колена, но цели своей достигла. Нашла что-то похожее на ручной насос, примерилась и начала качать. Никаких подвижек не было очень долго. Мне так показалось. Потом увидела показавшуюся из воды ступеньку трапа и, окрылённая, продолжила качать. Боцман, заглянувший в трюм, заковыристо выругался и ушёл. Пусть они там наверху разбираются. Они понимают, что и как нужно делать. А я - неквалифицированная рабочая сила. Могу копать, могу не копать, а могу лопату так забросить, что хрен найдёте.

Не знаю, сколько прошло времени. Следила только за уровнем воды. Он не понижался, но и не повышался, слава Богу. А потом корабль перестало мотать и я поняла, что не справляюсь. Вода начала прибывать быстрее, чем я успевала её откачивать. А, скорее всего, мне элементарно не хватало физических сил. Когда третья ступенька скрылась под водой, поплыла к люку, бросив бесполезный механизм. Меня выдернули за шкирку, потому что руки уже не повиновались. В трюм плюхнулись два матроса и начали качать. Там, оказывается, ещё одна помпа была. Но это неважно, я-то, всё равно, одна.

Корабль не узнать. Одной мачты нет - срубили. Кругом обломки... А нам ещё... прикинула чувствами тигрицы - столько же плыть. А если этот шторм - так... разминка? Перед настоящим?..

Не того боялась. Течь в трюме заделали, поставив "пробку" из деревянных щитов. Штормом нас унесло в район, где корабли не ходят. Когда капитан определился с координатами, он даже осунулся. А что сказал боцман!.. Я половины слов не узнала.

После кратковременной передышки ветер снова набросился на нас и, совместно с волнами, начал трепать повреждённый корабль, как собака треплет крысу. Вдалеке слышен какой-то грохот, как от водопада. Может быть, в этом мире земля-таки плоская и мы приблизились к краю?

***


Капитан сорванным голосом выкрикивает команды. Они всё ещё надеются вырваться из ловушки. Я, прочитавшая Эдгара По, не сомневаюсь, что попытки не увенчаются успехом. Диаметр водоворота огромен. И нас затягивает туда. В провал. Возможно, если бы у корабля был в порядке рангоут, нам и удалось сманеврировать, а сейчас, - нет. Я тихо сижу возле "пня", оставшегося от срубленной мачты, чтобы не мешать людям работать. Пытаюсь сканировать местность на предмет портала. Мало ли... Вдруг в самом водовороте есть портал? Пока что, ничего в волнах не видно. Рук поднять не могу - сказывается перенапряжение при откачке воды. Адреналин схлынул и вся полнота ощущений теперь полностью моя. Ломит все кости и мышцы, как после дыбы. Интересно, может ли оборот снять боль от усталости? Надо попробовать, силы могут потребоваться в любой момент.

Медленно, как полупарализованная девяностолетняя бабуля, сползла вниз. В свою каюту. Перетекла в тигрицу, нервно хлещущую себя хвостом - инстинкт зверя кричит, что надо убираться, как можно быстрее. Успокаиваю хищницу, говоря, что если будет совсем плохо, я задействую метку Семинара. Но это - крайнее средство. Отец Иаков тут же установит надо мной опеку, потому что я - несамостоятельная. Полосатая кошка прижала уши, соглашаясь подождать. Отца Иакова она тоже опасается. Вернулась в человеческий облик. Ну что можно сказать... Свежести молодого огурчика нет, усталость осталась, но это усталость хмм... в памяти. Тело в норме. Все мышцы работают. Можно опять идти в трюм откачивать воду. Хорошо, что в этом нет необходимости.

Еле успела сгруппироваться - корабль накренился. Если судить по "Падению в Мальстрём", - это означает, что мы преодолели границу водоворота и начали погружение. Надо озаботиться бочкой. Насколько я помню, цилиндрические предметы погружаются медленнее.

Выползла на палубу. Жуть. Когда читаешь об этом, то не представляешь КАК оно в действительности. Стены воды тёмного стекла и беспрерывное кружение. Команда проверяет уцелевшие после шторма шлюпки. Собираются эвакуироваться? Может быть, у них и получится дождаться, когда воронка сгладится. Шлюпка - не бочка, но и не корабль. Бочку затянет позже, чем шлюпку, но на бочке не выгрести на достаточное расстояние до начала следующего цикла вращения.

***


- А вы, капитан, сэр, оставайтесь здесь. Развлекитесь и за нас напоследок. - И снова издевательское - Сэр.

Шлюпки выпихнуты на воду, команда загрузилась и выкрикивает оскорбления, пытаясь заглушить криками страх и голос совести. Мы с капитаном оставлены умирать. Не знаю, собирался ли капитан оставаться на корабле. Насчёт себя я даже и не сомневалась. Меня бы точно не взяли - гребец из меня никакой, а лишний вес в шлюпке ни к чему. Я готовилась защищаться эмпатией от попыток получить с меня компенсацию натурой. Поскольку мне всё равно умирать... Не пришлось. Капитан напомнил озверевшим от страха матросам, что море не любит насилия. Моряки суеверны и не захотели терять мизерный шанс на спасение. Да и времени лишнего у них не было на развлечения.

Шлюпки высоко вверху. Мы опережаем их уже на шесть оборотов. Капитан молча смотрит вперёд, сидя у борта. Я сканирую местность насчёт портала. Глухо, как в танке. И метку задействовать нельзя - капитана отправят "на мясо". С Семинара не уходят. Тигрица во мне яростно рычит. Вот гадство! Высунулась за борт прикинуть расстояние. Ещё примерно полтора часа. Если ускоряться не будем. Шлюпки вверху - возможно и выберутся. А вот выживут ли... Надо бы позаботиться о людях. Развлечься напоследок. Интересно, каких размеров должна быть, скажем, акула, чтобы преодолеть силу водоворота? Или косатка? Или... хмм... плезиозавр? Если бы корабль имел двигатели, мы могли бы выплыть. Или нет?.. Но двигателей нет. А каких размеров должна быть тварь, способная вытянуть корабль из воронки, я даже приблизительно не представляю.

Отрешившись от печальной действительности, включила некромантский радар. В море не производится "чистка" местности от останков, так что вероятность найти что-нибудь подходящее достаточно велика.

Останков полно. Но... это всё не то. Все эти твари погибли в водовороте. И они не такие уж и крупные. Меньше корабля в три-четыре раза. Отключилась от некромантии, начала считать. Замерила шагами длину корабля. Получила в грубом подсчёте двадцать пять метров. Памятуя о том, что по сравнительной мощности двигателей подводной лодки и белой акулы сопоставимого размера, акула в шесть раз мощнее (проводились опыты), прикинула, что мне надо две штуки, длиной хотя бы метров восемнадцать. Всё потому, что запрячь их я не смогу - не хватит времени сварганить подходящую упряжь. Да и перетрётся она быстро - акулья кожа не просто так использовалась как наждачка. Поэтому мне придётся "убедить" их тащить корабль, аккуратно сжав его с боков. Поскольку акула плывёт в основном при помощи хвоста, а подводная часть корабля короче надводной, надеюсь, восемнадцатиметровых рыбин как раз хватит.

Не акула это уже, конечно, а мегалодон. Хотя, - какая разница. Не в названии дело.

Сформулировала параметры поиска, сосредоточилась и... приходится ещё и скорость корректировать на ходу. На плаву, то есть. Одна тварь намного ближе, чем вторая. А я не слишком хочу наблюдать вблизи плавающего в ожидании напарника голодного мегалодона. А то, что они голодные - к гадалке не ходи. Динозавры, вызванные с перепугу в парке, были очень голодны. Краем глаза наблюдаю за капитаном. Медитирует, или где? Не могу использовать эмпатию, - я сейчас вся целиком в мегалодонах. Надо бы его предупредить как-нибудь. А то крыша съедет в неподходящий момент. Мне ещё буйнопомешанного под боком не хватало.

Уравняли скорости, двигаются к водовороту. Сейчас всё решится. Хватит ли у них сил преодолеть водоворот и вытащить корабль. Придётся двигаться против течения? Вроде бы надо двигаться по течению и делать сильный рывок под водой в сторону от водоворота. Если под водой, то воздуха может и не хватить. Или хватит? Какой силы рывок способны сделать две мёртвые акулы?

- Капитан, сэр, вы только не волнуйтесь, я постараюсь вытащить корабль.

Насмешливый прищур и улыбка, как для маленького ребёнка. Думает, что это у меня крыша съехала. Неудивительно.

- Я природный некромант. Без лицензии, но это не мешает. Сейчас сюда плывут две поднятые мною твари. Я подумала, что если они сожмут корабль с боков, то смогут его вытащить подальше от воронки и отбуксировать в порт.

Говорю и сама слышу, каким бредом это звучит. Но ничего не поделаешь.

Капитан не отвечает, отвернувшись от сумасшедшей бабы. Возможно, не так грубо, - не могу отвлекаться от рыбок, чтобы впитать чувства. Сомнений, что справлюсь с ними, у меня нет, но это очень тяжело.

Вода забурлила и из черноты высунулись два спинных плавника. Мама дорогая! Вроде бы, что такое восемнадцать метров? Меньше четырёх автомобилей Волга в ряд. Они ОГРОМНЫ, эти рыбины! Капитан вскочил, ошалело посмотрел на плавники, что-то прикидывая в уме, потом с суеверным ужасом воззрился на меня. А мне некогда! Рыбины голодные, между прочим. А я пытаюсь добиться от них частичного самоконтроля. Потому что не знаю, как надо удерживать корабль, не упуская его и не ломая. Это даже не ходьба по канату. Рыбам несвойственно такое перемещение, поэтому придётся потрудиться. Сформулировала задачу, пытаясь перебороть икоту. Когда морды с пастями, способными, кажется, заглотить корабль, высунулись из воды, нависнув над бортом и внимательно смотрят, внимая моим мыслям, у меня все внутренности онемели. Пришлось подавить желание ощупать себя, не промокла ли одежда. И порадоваться, что даже если и промокла, то в окружающей сырости это незаметно.

Сильнейший страх, как обычно со мной бывает, заставил меня успокоиться. Абстрагировалась от обстановки - вовсе необязательно смотреть на этих монстров. Крысками я управляла вообще не видя их. И крысок было больше. Хотя, они, конечно, сами были меньше. Нндааа... Но поднятые есть поднятые. Частично влезла в мегалодонов (если акула больше товарного вагона, то это однозначно мегалодон, пусть я и не ихтиолог), нырнула, оказавшись с двух сторон корабля, притиснулась поближе. Сложно, блин! Одновременно двумя хвостами управлять, двигаясь в разные стороны - одна вправо, а другая влево... С крысками было проще. На суше всё-таки. Корабль затрещал, а я ведь только коснулась! Останемся мы с капитаном на досочках, чувствую. Придётся верхом на мегалодонах возвращаться в порт. Не возвращаться! Мне надо в город, где я так плодотворно проходила практику.

- Что вы делаете, госпожа?

С отчаянием смотрю на капитана. Вроде бы не злится. Живой интерес проявляет. И правильно. В шок лучше потом впадать. На суше.

- Я пытаюсь управлять ими, чтобы они поддерживали корабль и вытащили его из отсюда. Но у меня не получается! Я не могу правильно дозировать силу сжатия.

Моряк внимательно смотрит, вслушиваясь в слова. Ага, "Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном" (© А.П. Чехов "Свадьба"). Пытаюсь объясниться проще:

- Мне трудно координировать движения, пользуясь только хвостами.

- Как я могу вам помочь, госпожа?

Подумала, что капитан-то свой корабль знает и, наверное, справится лучше меня. Попробовать объединить нас в одну упряжку? Я вместо упряжи, мегалодоны, как "пара гнедых", и капитан в качестве возницы...

- Попробуйте управлять сами. Я буду держать монстров в повиновении, а вы командовать.

Не стала объяснять, просто запустила в моряка эмпатические когти.

***


Если телепаты испытывают ТАКОЕ ощущение от соприкосновения с эмпатией, то я не удивлена, что на неё "подсаживаются". Я ощущаю себя ВСЕМ. Причём, буквально. Я - акулы, я - капитан, я - корабль, и, даже море - тоже я. Вытащить трёхмачтовый люгер из водоворота? - Пффф! Не фига делать! Мягко прижавшись с боков, я-акулы заработала хвостами и протащила себя-корабль под водой круговым движением по расширяющейся спирали. Я-капитан определилась с курсом и мы рванули в порт назначения. Я-море стелюсь дорогой, я-ветер пою песню странника. Паруса не нужны, - я-акулы эквивалентна ракетным движкам. Эйфория переполняет меня, вынуждая включить контроль дыхания. Тренированное йогой и пытками тело реагирует автоматически, сбрасывая излишки счастья. А то и умереть можно. От счастья, ага. Не самый худший вариант, кстати. Но отцу Иакову это не понравится, так что, не будем провоцировать наидобрейшего.

Дорога не запомнилась совершенно. Я впитывала ощущение счастья, стараясь запомнить, - мне не надо объяснять, что я вторглась в запретную зону, и это путешествие будет единственным. Несколько часов пролетели, как минуты. Тигрица уже ощутила близость нужного нам места, и тут на нашем пути встала многометровая волна чёрно-синей воды. Багрово-красные огни зажглись на её гребне, разглядывая мчащийся на неё корабль.

- Сдохните!

Возмущённо уточняю:

- Что, вот прямо сейчас?! Кстати, приветствую тебя, уважаемый Эа.

- А когда?.. - простодушный, по-детски, вопрос вызывает улыбку.

- Когда срок придёт.

- А когда срок придёт, сдохнете?

- Обязательно. Куда ж мы денемся.

Я-акулы плавно затормозили меня-корабль. Я-море удерживаю нас в дрейфе рядом с Эа.

- Хочу рыбок! Давно таких не видел.

- Они неживые, Эа. На них нужно накладывать знак, чтобы удержать от распада.

- Сделай это.

Я, не задумываясь, простёрла руки и акульи лбы украсились ярко-голубыми рунами полного восстановления. Или абсолютного бессмертия, если угодно. Оказывается, это так просто... И не надо никаких расчётов, - достаточно пожелать.

Эа-волна схлынула, зашвырнув корабль в бухту; мегалодоны исчезли вместе с хозяином. С кем они будут играть?.. Эйфория медленно рассеивается, отпуская меня. И я отпускаю эмпатию. Трудно быть богом? Вовсе нет! Трудно возвращаться, осознавая последствия. Мегалодонам, между прочим, надо питаться. Ну... может, Эа их утащил туда, где много еды. В какой-нибудь палеозойский океан. Взятка богу должна быть крупной, - к гадалке не ходи. Отец Иаков с меня шкуру спустит, наверное.

Корабль по инерции движется в сторону берега, а я начинаю испытывать дискомфорт. И тигрица внутри прижимает уши, давая понять, что пора покинуть борт. Люгер, испытавший за несколько часов запредельные для него нагрузки, начинает разваливаться на ходу. Всё быстрее и быстрее. Вода, проникающая в образующиеся щели, своим напором ускоряет темп разрушения.

Собралась было привязаться к мачте, - до берега ещё плыть и плыть. Не удалось. Меня схватили сильные руки и вышвырнули далеко за борт. Капитан прыгнул следом, вынырнул возле меня, и крикнул:

- Госпожа, отплывайте скорее от корабля.

И я вспомнила, - в книгах всегда описывают, что при уходе судна на дно, образуется воронка. Было бы глупо, спастись из местного Мальстрёма и погибнуть в водовороте от тонущего корабля. Однако, как вовремя Эа забрал рыбок! Нам плыть километра три ещё, если не больше.

За спиной послышался хлопок, как будто что-то взорвалось. Наверное, так оно и есть - воздушная пробка выбила палубу, и останки корабля стремительно погружаются на дно бухты. Отвернулась, стараясь отплыть подальше. Капитан держится рядом, не думая уходить на дно с кораблём. Слава Богу! Не знаю, как бы я его удерживала от этого решения. Mea culpa, mea maxima culpa! Обо всём этом я подумаю позже. Сейчас надо выжить. Доплыть, и выбраться на берег. Придётся, наверное, попробовать новый облик. Сама я, - точно не доплыву.

Капитан довольно хладнокровно воспринял моё преображение в дельфина. Акулой становиться я не рискнула - вдруг не смогу удержаться от попытки попробовать на зуб своего спутника. Моряк увеличил скорость и рванул к берегу. Бултыхаясь рядом со мной, он мог умереть от охлаждения. Теперь уже я плаваю рядом, оберегая, - расстояние, ничтожное для дельфина, для человека очень велико.

Глубина бухты почти не уменьшается с приближением к берегу. В таких местах хорошо делать стоянки подводных лодок. За пятьдесят метров до берега я вернулась в человеческий облик, и кое-как доплыла до кромки прибоя. Выползла на камни, прогретые солнцем, тяжело вздохнула, и поползла выше - надо успеть до прилива убраться подальше от воды.

***


Греюсь на солнышке, набираясь сил. Капитан бродит по берегу. Обломки ищет? Оказалось, - крабов собирает. Сосредоточилась на его чувствах, памятуя о предостережении отца Иакова касательно воздействия эмпатией на телепатов и обычных людей. От меня и так один вред, ещё не хватало душу из человека вынуть по своей безграмотности. А откуда набраться знаний, если никто меня не учит? Отец Иаков только запугивает последствиями, Толий учил некромантии, а об эмпатии ни слова не говорил... Всё самой приходится осваивать.

Капитан не отправился на дно вместе с кораблём только потому, что - Внимание! - я несамостоятельная, и за мной нужен присмотр. Ну как тут матом не ругаться?!!

Крабов запекли в яме с углями. Обернули в листья пряных трав, благо они здесь как сорняки растут, обмазали глиной и эти вот глиняные "беляши" положили в угли томиться. Пришлось подождать. Сначала ждали, когда дерево прогорит до углей, потом, - когда крабы запекутся. Вкус... специфический, - как Аркадий Райкин говорил. Облизывая пальцы от крабового сока, смотрю в будущее с оптимизмом. Если есть бухта, значит, где-то рядом и жильё найдётся. Можно будет нанять повозку, или, если оттуда ходит почтовый дилижанс, купить билеты до города. В принципе, я и тигрицей могу добежать. Или в птицу преобразиться?.. Надо бы потренироваться с обликами. Позже. Капитана бросать я опасаюсь. Это он нуждается в присмотре. Надо его Карлу передать с рук на руки. Сейчас его от шока ограждает забота обо мне. А когда я отсюда уйду? Корабль потерял, команда... сама потерялась. Хорошо, что груз не брали, - за утрату отвечать не придётся.

***


До города добрались ночью на динозаврах. Я хотела пройти в селение - всего-то пара километров. Но капитан отсоветовал, пояснив, что бухта используется контрабандистами.

- Добрые возчики не любят, когда за ними наблюдают.

"Добрые", - видимо потому, что продают товар по дешёвке. А что не продать, если акцизный сбор не платится. Но свидетелей они, конечно, сначала убьют, а потом спрашивать будут. И знакомство с Карлом не выручит. Ему и не скажет никто. А я устала. Действую уже на автомате. Как сказал Мартин? "Однажды нарушив..." Так что, дождавшись сумерек, тупо выдернула с глубины пару ящеров, и мы отправились. По обочине, ага. Чтобы силуэты сливались с кустами. А то пара динозавров с всадниками на загривках несущаяся по дороге в лунном свете могут смутить общественность. "А вдоль дороги мёртвые с косами стоят. И тишинааа..." А по обочине - нормально. Направление задавал капитан. По звёздам. К утру добрались. Ящеров я упокоила, а через городскую стену перебираться не стали. Воспользовались рекой. Капитан знает выходы гидротехнических тоннелей. Пришлось понырять, но совсем немного. Я даже испугаться не успела. Вышли, практически, в центре города. Недалеко от места, где мы с Мартином и Карлом обнаружили древний клад.

- Я провожу вас к вашим знакомым, госпожа. Женщина не должна ходить по улицам без сопровождения.

Капитан не спрашивает. Он ознакомил меня со своим решением.

- Вряд ли нам откроют перед рассветом. Лучше подождать утра. И банки откроются только через несколько часов.

- Вы мне ничего не должны, госпожа. Я не выполнил условий договора.

Капитан катает желваки по скулам. Гордость!

- Мы договаривались, что с вашей помощью я попаду в этот город. Каким образом вы меня сюда доставите, не оговаривалось. - Подумала, что фраза звучит двояко. Можно сделать вывод, что я пытаюсь откреститься от компенсации ущерба. Решила уточнить. - Стоимость корабля я, конечно, сразу не потяну. Понадобится время.

- Простите, госпожа, я сейчас вернусь.

Моряк рванул по улице, как будто знакомого увидел. Коснулась его эмпатией, - он боится, что не удержится и начнёт сквернословить при мне. Дааа... моё демократическое воспитание дало очередной сбой. Наверное, дамам вообще неуместно обсуждать такие низменные вещи. Вот и попала я в дамы. Однако, надо резиденцию Карла найти. Не бродить же по городу до утра. И надо обязательно понаблюдать за моряком. Я ощущаю душу корабля. Наверное, слишком полным было их слияние: капитана и его корабля. Что теперь будет?.. Ну почему, за что бы я ни взялась, я всё порчу?!!

- Тигра? Это действительно ты?

- Карл. - Голос отца Иакова произнёс у меня в голове: "На ловца и зверь бежит." - Карл!!!

- Тихо... тихо... всё в порядке, девочка, я всё улажу. Тихо...

- Ты не понимаешь!..

Трясусь от рыданий, пытаясь говорить, не откусив себе язык, или кусок щеки. Карл мягко удерживает меня, позволяя выплакаться. Я почему-то решила, что стресс меня миновал... Напрасно, как оказалось. Отплакавшись, пошла в атаку:

- Почему ты один? Оте... мой куратор просил тебя озаботиться своей безопасностью.

- Тигра, не начинай. Твои друзья ждут меня дома. А мне надо было попрощаться.

Открыла рот, чтобы указать на идиотизм... Закрыла. В чужом глазу соринку видно, а в своём, - бревно не заметила. Но... "попрощаться"? Наедине? Карл навещал очередную пассию, или нечто большее, чем пассию?

- А как же Беатриче?

- Ты как раз к свадьбе, Тигра. Послезавтра венчание.

- И ты ходишь без охраны...

- Мы в прекрасных отношениях с новыми родственниками. В прекрасных!

По губам дона Джанкарло вьётся издевательская улыбка. Наверное, ему виднее.

- Пойдём домой, Тигра.

Не успела я и слова сказать, Карл, удерживая меня за плечи, приподнял над мостовой, и сделал шаг.

- Дон Джанкарло.

- Позже, Серджио. Чезаре, скажи госпоже Марии, что я сейчас к ней зайду. - И, уже мне. - Поживёшь в гостевой комнате в доме моей няни. В большом доме, извини, не поселю. Не потому, что...

- Я понимаю, Карл. За два дня до свадьбы посторонним женщинам лучше быть от тебя подальше.

Дон рассмеялся:

- Не так всё плохо, Тигра.

Няня Карла похожа на Солоху. Посмотрела на меня, с трудом удерживающуюся, чтобы не развалиться на части, и прикрыв дверь. разругала Карла на все корки. "Девочке нужен отдых, а не болтовня! Ты что, не видишь, что она сейчас упадёт?!" Выгнав смеющегося питомца, кликнула служанок, и затараторила на певучем диалекте, которого я не понимаю. Или я, действительно, уже отключаюсь...

Уснула в бочке с горячей водой. Но сначала меня долго мыли, промывали волосы от соли и песка, разбирая их чуть ли не по волоску. А потом усадили в бочку. Набросали туда листьев базилика. Такая себе ароматерапия. И я уснула. Проснулась, когда вода уже совсем остыла. Мне помогли вылезти, закутали в льняную простыню (как они будут её от листьев отстирывать, - не представляю!) и провели в гостевую комнату. Шлифованное дерево, натёртое мастикой, домотканые дорожки, кружевные салфетки и покрывало... Уютно. Надели на меня ночную сорочку до пят, с рукавами, закрывающими пальцы. И чепец, в который спрятали волосы. Укрываться предлагается периной. Ужас! Но, может, здесь сквозняки? Не стала протестовать, залезла в кровать, и отключилась, забыв, что хотела просить Карла позаботиться о моряке.

Проснулась уже после полудня. Резко, как от толчка. Меня толкнула эмпатия. Наверное, связь не обрывается полностью. Или я чувствую того, с кем была тесно связана. А я была не просто связана, я была ими. И капитаном, и кораблём. На кресле разложена моя одежда. Тщательно вычищенная, с заштопанными прорехами. Сапожки стоят рядом. Тревога гонит меня на улицу. Оделась, вышла из дома и, поскольку меня не выпустили наружу, прошла в сад, вспомнив детство, перемахнула через забор, и побежала по улицам.

Капитана нашла в портовом кабаке. Где ж ещё?!! Он не пьян. Ни выпивка, ни закуска не тронуты. Сидит, поставив локти на стол и обхватив руками голову. Села напротив, отмахнувшись от хозяина. Гнать меня он не решился. Не знаю, почему. Коснулась эмпатией сходящего с ума моряка. Попыталась забрать его боль. Никакого толка! Это не боль. Душа корабля, не желая уходить, старается разделить тело капитана с его собственной душой, растворяя её в себе. Как долго это может продолжаться? Я не знаю! Потянула душу корабля на себя. Тяну, и тяну. А она не желает оставлять занятое ею тело. Попробовать вспомнить недавнее ощущение полного единения? Внутри меня тёмная жилка затрепетала: "Да! Это может помочь! Скорее!" Подсесть на собственную эмпатию, - это уже сродни онанизму. Фу! А тёмная сущность внутри меня не сдаётся: "Только один раз, чтобы ему помочь!" Дааа, наркоманам тяжело. Строго дозируя силу, выманила душу корабля к себе. Теперь она пытается растворить меня. Зря пытается. Я не моряк. И что делать дальше? Выбегая за дверь, увидела, что капитан удивлённо осматривается. Пришёл в себя, слава Богу! Только это ненадолго, - у меня не получится удержать корабль в себе. Разные весовые категории, и моё "Я" рывком освобождается от груза. Инстинкт самосохранения, чтоб его!

С горя купила большую бутылку рома, и выпила её на кладбище, пытаясь заглушить чувство вины. Из горлышка, как полностью опустившийся алкаш. "Кто водку в одиночку пьёт, - тот коллектив не признаёт, и страшный вред наносит организму". Нндаа... Там, на кладбище, меня и нашли ребята.

А теперь мне надо решать "тварь я дрожащая, или право имею". В смысле: отвечать за себя самой, или предоставить эту сомнительную привилегию кому-то другому. Дилемма.

Свобода имеет свою цену. Если за мои поступки отвечает куратор, или Сэ, то и распоряжается мною тот, кто за меня отвечает. Так-то! Буду подбирать слова.

***


Капитана Карл отключил магически. Сказал, что пока ничего сделать нельзя. Избавил меня от объяснений с моряком, и это уже огромная помощь. Я так и не придумала, ЧТО ему скажу. Он сам всё видел. И мегалодонов, и Эа, и как я в дельфина превращаюсь. Что ещё объяснять? Клаус на меня зол. Даже Серёга, обычно занимающийся моим воспитанием, попытался его приструнить.

- Клаус, девчонке и так не просто жить.

Клаус не поддался.

- Сказать тебе, как я это вижу, Серый? Бедная маленькая Тигра попала в чужой мир, и была готова на всё, лишь бы выжить. И она пошла на всё, и выжила. Вот такая непростая жизнь.

Дикое ледяное бешенство заполняет меня подобно жидкому азоту. Тьма внутри требует: "Убей!" Но... "правда глаза колет". Я действительно превратилась в палача, лишь бы выжить. Я, действительно, могу перешагнуть через вся и всех. И вот тут меня настигло понимание: ЧТО нужно делать.

Глядя сквозь Клауса (я боюсь не удержаться и всё-таки его убить: как он смеет так обо мне говорить!), я говорю, разглядывающему нашу троицу, Карлу:

- Я попробую исправить... восстановить корабль. Тогда его душа займёт полагающееся ей место.

Карл недоверчиво качает головой. Не даю ему себя отговаривать:

- Если я не справлюсь, то обращусь к тому... к тем, кто, я знаю, может это сделать. Я не хочу быть обязанной, но если без этого не обойтись, я пойду на это.

- Я слабо представляю, что твой куратор будет этим заниматься.

Посмотрела на дона, как на сумасшедшего. Непочтительно, в общем, посмотрела:

- Я говорила о своих... ты их видел.

Карл задумался, потом махнул рукой.

- Прогуляемся.

Фигассе!.. Дону настолько хочется оттянуть свадьбу? Ну... наше дело предупредить:

- Долгая прогулка получится, Карл. Мы ехали всю ночь.

- Порталом, Тигра. Зачем терять время?

***


Время всё равно пришлось потратить. Открыть портал Карл не успел. Во двор просочился (в буквальном смысле слова!) мелкий парнишка и очень эмоционально зашептал о чём-то дону. Не просто "очень эмоционально", - парень близок к панике. Посмотрела на бесстрастное лицо Карла, - сама испугалась. Маг сотворил портал и... был непочтительно перехвачен Серёгой. Телохранитель пресёк попытку вырваться, и непреклонно сказал:

- Дону Джанкарло не следует ходить без сопровождения.

Мы с Клаусом синхронно шагнули вперёд. А что такого? Драться я, конечно, не умею, но вызвать пару-тройку мелких динозавров могу. И... "нет тела, - нет дела". Карл стиснул зубы, и согласно кивнул.

- Ты прав, Серджио.

Портал привёл нас на чистую, умытую улочку с небольшими домами, стоящими посередине огороженных живыми изгородями участков. Похоже на дачи советских времён: шесть соток и маленький домик. Домики каменные, одноэтажные. Вымощенная разноцветной галькой извилистая дорожка ведёт от ворот к крыльцу. Тигрица моя прижала уши, - пахнет кровью.

Дверь прикрыта, но не заперта. Входим в дом. Пустая комната, совмещающая в себе кухню, столовую и гостиную. Раскрытая дверь в пустую спальню... Откуда-то сбоку слышится тихое пение. Запах крови усиливается. Выступ стены скрывает приоткрытую дверь в... наверное, это называется чулан. На дощатом полу сидит, подогнув под себя ноги, молодая женщина, почти девочка. Белоснежная блузка, бежевая юбка с багровыми разводами. Мысленно дала себе по морде - юбка бежевая. Просто она пропитана кровью. Спутанные чёрные волосы скрывают лицо, склонённое к сжатым рукам. Прерывающийся голосок поёт колыбельную. Мы уже всё поняли. Только не хочется озвучивать это.

- Тигра, ты сможешь помочь ей?

- Она ещё жива, Карл. Ей нужен не некромант, а целитель.

- Марту ты помогла.

- Предлагаешь подождать, пока она истечёт кровью?

Молчание. Посмотрела на отстраняющихся от проблемы мужчин, краем уха отслеживая колыбельную. Что ж...

- Присядем и побеседуем, Карл? Это с ней ты прощался вчерашней ночью?

- Нет. И на незаданные тобой вопросы, отвечу, - нет.

Начинаю злиться. Отец Иаков прекрасно выдрессировал меня, и изменение настроения не улавливает даже Серёга.

- Такая уверенность должна быть подтверждена чем-то.

Карл демонстративно вздохнул и... начал развязывать пояс брюк. Стараюсь удержать спокойное выражение лица и не краснеть. К счастью, созерцания мужских статей дона Джанкарло удалось избежать. Карл показал мне татуировку возле пупка. Череп в равностороннем треугольнике, испещрённом какими-то непонятными символами. Посмотрел на меня, и пояснил, любезно улыбаясь:

- От срамных заболеваний, и от ублюдков. Зачатие возможно только в освящённом Матерью браке.

- А если произошёл сбой?

- Исключено, Тигра. Абсолютно.

Молча смотрю, ожидая продолжения. Карл дёрнул плечом:

- Я маг, Тигра. И в состоянии определить ауру плода. Дурёха хотела стать моей женой. Любой ценой. Хотя я сразу предупреждаю своих любовниц, что о браке речи быть не может. Я предложил выдать её замуж за отца ребёнка. Она отказалась. А потом, видимо, испугалась.

Не стала слушать продолжения. Действительно, дурёха. Влюблённая дурочка, не пожелавшая смириться с расставанием, и принявшая меры, чтобы вынудить избранника жениться. Даже не подумала, что ребёнок может быть похож на настоящего отца! Испугавшись последствий, кинулась к шарлатану (или шарлатанке), а когда было уже поздно, осознала ЧТО наделала. Глубоко под ласковой колыбельной слышится вой безысходности. Возможно, он слышен только эмпату. Или только женщине?..

Согнувшись вхожу в чулан. Каморка крохотная, и места для двоих в ней нет. Села на пол в дверном проёме, легонько коснулась плеча поющей. Пение прекратилось.

Из под спутанных волос блестят непролитыми слезами чёрно-фиолетовые сливы глаз. В ладонях она баюкает стеклянный флакон с мутно-кровавой жижей. Ломким голосом объясняет:

- Это мой ребёнок. Видишь? Пальчики... такие тоненькие. Волосики мягкие... шейка...

Воющий стон. Стонет не сходящая с ума от душевной боли девочка. Это я. Протягиваю руки и мы уже вдвоём удерживаем эти останки. Потому что она не отпускает, цепляется, как за ребёнка, которого у неё никогда не будет. Я это вижу абсолютно точно. И я хочу, чтобы этой истории не случилось. Сжимаю пальцы, флакон падает на мокрую от крови юбку, а я вцепляюсь взглядом в её глаза, и вымываю из неё всю боль, все повреждения, всё... наносное, оставляя её младенчески чистой.

Девочка уснула, подложив под голову ладони. Сижу на полу, ощущая, как из меня толчками выливается горячая кровь. Пол краснеет. Низ живота дёргает грызущая и тянущая боль. Тошнит. Меня поднимают на ноги. Сгибаюсь пополам, прижимая руки к животу. Ощущение, - что я разорвана пополам. Ребята что-то спрашивают, а я не слышу. Надо срочно перекидываться. Пока ещё есть силы.

Кровотечение остановилось, повреждения зажили. А холодная пустота внутри осталась.

- Ну и зачем ты это сделала?

- Может быть, потому что могла?

- За свои поступки следует отвечать, Тигра. Мне тоже жаль эту глупышку, но она приняла решение, и должна была принять и последствия.

- Да неужели, Клаус? Она их и приняла. Насколько смогла. Если бы она выжила, то отправилась бы на ближайший мост. Приняв очередное решение.

- Естественный отбор, Тигра. О премии Дарвина слышала?

Хриплым голосом требую:

- Сними крест, Клаус. Не строй из себя христианина. Христиане осуждают грех, но не грешника.

- Что ты об этом знаешь? Ты...

- Хватит, Клаус! - Серёга сказал, как плетью ожёг. Я продолжаю, радуясь, что могу задеть посильнее:

- Ты был прав, сказав, что я готова на всё, чтобы выжить. Только поэтому ты ещё жив. Моя подруга, Аманда, была христианкой. Она никого не осуждала. И, следуя своему выбору, умерла у пыточного столба. - Криво улыбнулась ребятам. - Как первые христиане. От неё не требовали отречения. Она просто отказалась делать несовместимые с христианской моралью вещи. Можешь сказать о себе то же самое, Клаус? Осуждать легко. "Нам, ребятам, не рожать. Сунул, вынул, да бежать".

Смотрю на спокойные лица мужчин. И из пустоты, поселившейся во мне, прорастают воспоминания. Голос Солли: "Я не извиняюсь, Тигра... Ты такая беззащитная, что профессионалы могли увлечься". И, вспышками, урок психологического прессинга. Беспомощность, унижение, боль...

- Ненавижу!

Выметнулась из домика, пролетела по дорожке и, вместо улицы, оказалась опять в доме.

- Дитя моё...

Слов нет! Проглотила все комментарии, и почтительно склонила голову:

- Добрый день, отец Иаков.

- Ты ведёшь себя неразумно, дитя моё.

Наидобрейший в гневе. Пухлые кисти рук сложены на пухлом животе. Костяшки чёток отщёлкивают секунды, как таймер взрывного устройства. Благостность улыбки зашкаливает. Тигрица прижала уши, поджала хвост и сгорбилась, стараясь казаться меньше. Пытаюсь объясниться:

- Я только хотела помочь... хотела, чтобы с этой девочкой не случилось того, что произошло... что в этом плохого?

Наидобрейший прошипел непонятную фразу, и щёлкнул пальцами. Меня подняло в воздух, дом и участок подёрнулись изморозью. К внутреннему холоду добавился внешний. Стараясь не стучать зубами, наблюдаю, как исчезают следы крови с пола и одежды. Спящая девочка подтянула ноги, пряча их под юбкой. Но не проснулась. Так, спящую, её и перенесло в спальню. Отец Иаков провёл над ней ладонью по воздуху, хмыкнул, и повернулся ко мне. Я продолжаю висеть над полом. Попытка спуститься самостоятельно успехом не увенчалась.

- Твоё безответственное стремление сделать мир лучше, дитя моё, лишило тебя возможности зачать ребёнка. На несколько десятилетий.

Так вот откуда эти холод и пустота! Отец Иаков не расстроен. Я бы даже сказала, что он доволен. Ребята смотрят с жалостью. А я... надеюсь, что прогноз наидобрейшего сбудется. Все эти годы я с ужасом думала о возможности забеременеть от Сэ.

- Несколько десятилетий для человеческой женщины - всё равно, что навсегда.

Так и не поняла, кто произнёс это. Настолько тихо было сказано. И не от этих слов я начинаю задыхаться, борясь с наступающей темнотой. Нет. Мне опять показалось, что облик куратора расплывается, открывая нечеловечески прекрасного мужчину, кривящего в презрительной улыбке совершенные губы.

- Для человеческой - да.

Карл поясняет переглянувшимся ребятам:

- Маги живут долго. Намного дольше, чем обычные люди.

Меня замутило. Вестибулярный аппарат протестует против насильственного висения в воздухе. Ещё мгновение и придётся наидобрейшему опять чистящее заклинание использовать.

Небрежный жест пухлой руки и мой зад с силой впечатался в стул. Злобно зашипела. Мысленно. Так и копчик отбить можно!

- Ты могла бы взять на себя оплату услуг гильдейского целителя, дитя моё. Мастер гильдии исцелил бы эту девочку, не стирая год её жизни.

Хлопаю глазами. Молча. Зная отца Иакова, - любое моё слово будет использовано против меня же. Куратор подождал ответа, благостно улыбнулся, и... скрылся в радуге. Меня не забрал. Неделя отпуска ещё не закончилась. Продолжим улучшать мир.

***


Сэ, воссоздавая яхту, воспользовался магией созидания. Солли назвал его "творцом". Я не творец, хотя, иной раз творю такое, что даже отец Иаков удивляется. Порадовала себя игрой слов, и переключилась на задание. Не знаю, оживлял ли кто-нибудь из некромантов корабли, но твёрдо намерена попробовать. А для начала мне нужно набросать план. А что? Клад мы, при помощи плана нашли? Нашли!

Первым пунктом поставила "материал". Обломки корабля лежат на дне бухты. Может быть, там и ещё что-нибудь нужное вылёживается. В конце концов, воссоздаю же я покойников по одной косточке, или горсти праха? И Сэ... от Шалуньи вообще только киль остался, и пара обломков шпангоута. Предполагаем тождественность неживого, когда-то бывшего живым. Тем более, что корабли, как и люди, имеют души. И эта вот конкретная душа очень хочет воплотиться.

Кстати, да! Вот пусть она, душа эта самая, и работает. Всё равно, я не кораблестроитель. А кораблю виднее, каким он желает быть. Решено! "Не позволяй душе лениться". Никто и не позволит. А недостающий материал, если что, и из морской воды добыть можно. В ней, вроде, даже золота полно.

Объём работ... Не попробуешь, - не узнаешь. Сэ очень быстро возродил Шалунью. Будем надеяться на лучшее. Силы хватит, а об остальном позже позаботимся. В крайнем случае, позову наидобрейшего.

***


"Гладко писано в бумаге, да забыли про овраги. А по ним ходить." Силы природного некроманта мне хватает с лихвой. Ага, как в анекдоте - ещё и остаётся. А вот о том, что сила эта изливается через меня, а я всего лишь человек, я не подумала, пока не стало поздно. Физических сил мне, катастрофически, не доставало. А восстановление, точнее рождение корабля шло лавинообразно, и от меня уже не зависело, - перекрыть, хлещущий через меня поток силы я бы не смогла. Осталось делать хорошую мину при плохой игре. Стоять было невозможно, - села на песок в позу лотоса, а затем вообще легла в шавасану, чтобы минимизировать затраты энергии. Наконец, поток иссяк. А я даже не могу пошевелиться. Горло как сухим песком забито, на веках - свинцовые плиты, - поднять не могу. Перед глазами расплываются чёрно-кровавые круги. Тошнит... Старательно выполняю дыхательный комплекс. Не хватало ещё собственной рвотой захлебнуться, как пьянице. Вот так, наверное, ощущает себя аэродинамическая труба после испытаний авиационного двигателя. Медленно, как полупарализованная бабуля повернулась на бок. Голова закружилась, и я уткнулась лицом в песок, ставший мокрым и липким. Запах металла... С усилием приоткрыла глаза, - песок в красных пятнах. Вот теперь мне понятен истинный смысл фразы: "кровь из носа, должно быть сделано".

***


- Тебе нужна энергия, детка.

- Нет.

- Ты можешь умереть, Тигра. Если не восстановишь силы, ты можешь умереть.

Сил негодовать не осталось, а хныкать я не хочу. Мне и так нехорошо, а приходится объяснять доброжелателям очевидное.

- Нельзя, Карл. Так нельзя. Это... неправильно.

Дон Джанкарло тяжело вздохнул:

- Им всё равно умирать, Тигра. А так, хотя бы, с пользой.

- Нет. Я не буду этого делать.

Молчание. Смотреть не могу, - надо поднять голову, - использую эмпатию. Карл и Серёга выжидают, исполненные решимости помочь мне даже без моего на то согласия, Клаус отстранённо наблюдает. Осторожно коснулась... Что ж... Я для него - богомерзость. Ну и ладно, - не очень-то и хотелось. Мне важно добровольцев-реаниматоров на путь истинный наставить. Они ведь ждут, пока я отключусь. Хриплым голосом прокаркала:

- Серёга, послушай... это... как с убийством. Однажды нарушив... Если вы... если я выпью их жизни, то я приму этот метод... - Мобилизовала все силы, чтобы объяснить. Меня колотит от напряжения, но говорить стараюсь чётко, не проглатывая слогов. - Если я буду без сознания, то я всё равно запомню, каким образом можно легко восстановить силы. И начну их восстанавливать во сне. Ты понимаешь? Пройдёт время, и ты сам придёшь меня убивать. А я уже не позволю тебе этого, потому что перешагнула черту, став людоедом. Пища не имеет прав. Понимаешь?..

Вместо Серёги мне ответил Карл:

- Я не подумал. Ты права, Тигра. Не беспокойся.

Я рухнула во тьму, и меня завалило горячими чёрными камнями.


Глава 30. Ликвидация безграмотности, или "...от забора, и до обеда"




Сначала появился ветерок, освеживший голову. Инстинкт самосохранения заставляет таиться до выяснения обстоятельств. Боль, ломящая все косточки, помогает ощущать себя живой, и призывает к осторожности. Главное, - ни о чём не думать. Чтобы не учуяли. Спустя какое-то время включился слух. Мерный шуршащий звук... - волны, накатывающиеся на берег? - и пение. Одну колыбельную я недавно уже слышала. Эта, - поётся на одном из наречий Бездны: "...Ты мой маленький хищный котёнок, мой цветочек, моя жемчужина..."

Мужской голос не поёт, и не шепчет, - что-то среднее в проговаривании вытаскиваемых из памяти слов. Наверное, эту колыбельную напевали ему в детстве... Ровное биение чужого сердца успокаивает, и пугает одновременно. Меня уютно устроили на чьих-то руках, и баюкают, как ребёнка.

- Ты хуже ребёнка, дитя моё. От ребёнка хотя бы можно добиться послушания. Глаза не открывай, - будет больно.

Конечно, я сразу же их раскрыла. Попыталась раскрыть, точнее. Веки зажмурились сами. Часто моргаю, пытаясь преодолеть резь от неяркого света. Сквозь слёзы ничего не разобрать. Даже силуэт не просматривается. Злобное шипение призвано продемонстрировать мне неудовольствие наидобрейшего. Но я не боюсь. Эмпатия доносит до меня противоположные чувства. Отец Иаков радуется. Так, наверное, радуются конструкторы, когда их детище демонстрирует превышение ожидаемых параметров. Ну вот... мои мысли позабавили куратора. Опять я забываю о его способностях.

- Не забываешь, дитя. Ты о них просто не знаешь.

Опасность!!! Тигрица во мне прижала уши, и приготовилась дорого продать свою жизнь. Меня поставили на ноги, жёстко удерживая за плечи. Нечеловечески прекрасный мужчина с холодным отвращением смотрит на жалко моргающую меня. Резь утихает, но слёзы пока приходится смаргивать.

- Приходи в себя, дитя. В зал испытаний на руках вносят только младенцев.

Каких ещё испытаний?!! Я стою только благодаря удерживающим меня рукам. Как мне к нему обращаться?.. Отец Иаков, - имя не для этого облика.

- "Господин" - будет приемлемо.

Надо же! Одарил милостью... Тигрица вздыбила холку, возмущённо рыча. Перевела на всеобщий:

- Господа закончились в семнадцатом году.

Длинные пальцы больно сжали моё плечо. Ровно дышу, не отводя взгляда от ярчайше голубых глаз на дне которых разгорается свечение. Прекрасный лик склонился ко мне:

- Ещё раз позволишь себе подобное, и общение с лордом Сэ покажется тебе полным нежности и романтики.

А улыбка такая, что захотелось срочно зарыться на два метра в глубину, и не отсвечивать. Мышцы раздавлены, сейчас и кости сломаются. Если кто-нибудь ранее сказал мне, что я буду цепляться за боль, чтобы не выть от боли, я сочла бы его сумасшедшим. В голубых глазах проявилось удовлетворение увиденным. А потом он меня поцеловал. Как вещь. Как... рабыню на аукционе. Проверил мягкость губ, попробовал на вкус мой язык... Даже Сэ никогда себе не позволял такого со мной.

Меня трясёт от унижения и бессильной ярости. Хотя, почему бессильной? Эмпат я, или где? Эмоции - признак слабости. Поэтому, вежливо улыбаюсь, и говорю спокойным тоном:

- Ещё раз позволишь себе подобное, и я открою тебе двери боли.

Меня одарили насмешливой улыбкой:

- Но на ногах ты теперь удерживаешься самостоятельно, дитя.

Топать ногами и возмущаться, что я не дитя, не стала. Ибо, что толку? Всё равно со мной продолжат играть, как кот с мышью. Меня сунули в портал, открывшийся в какую-то пещеру. Шипящий голос отразился от каменных сводов:

- Заставляешь себя ждать, Руфус.

Мой куратор обаятельно продемонстрировал белоснежный оскал:

- Обстоятельства.

Знакомый голос красивого тембра произнёс с безупречной дикцией:

- У меня мало времени.

В глазах темнеет, голова начинает болеть. Отец Иаков, именованный Руфусом, легко коснулся моего виска. Как рукой сняло. Лично я предпочла бы помощь лоа.

- Иди прямо, дитя. Никуда не сворачивай и не оглядывайся.

Хотела отказаться, упереться рогом, - мне не нужно никаких испытаний, - но вокруг меня столько недоброжелательного ожидания, что приходится сохранять достоинство. Меня всё равно запихнут туда, куда надо идти "прямо и не сворачивая", так зачем терять лицо?

На пороге следующего зала я, всё-таки, запнулась. Идти не сворачивая предлагается в пламя. Жар почти нестерпим. Испытание пламенем?..

И тут проснулась земная память. Исторический эпос киргизского народа "Манас". Алмамбета, сына киргизской наложницы китайского хана, испытывали пламенем Бездны, проверяя чистоту крови. После этого его называли "золотокосым". Чёрные прежде волосы сменили цвет на золотой. В эпосе не сказано, стал он рыжим, или блондином...

Мобилизовав все силы, - всё равно сожгут, - шагнула в огонь. На всякий случай, вызвала некромантию. Энергия смерти холодна. Может быть, удастся нейтрализовать жар.

Пытка сменой льда и огня... Я идиотка. Хорошо, что голос перехватило. Не хочу забавлять наблюдателей своими воплями.

***


Пламя Бездны (если это оно), лёд некромантии и, вызванная ими, тьма боли. Как три сцепившихся кошки в мешке для утопления преступных наложниц, рвут меня когтями на части. Ещё немного, и я не выдержу. Помощи дожидаться не приходится. Если это испытание, то я должна справляться самостоятельно. Огонь пронизывает моё тело, стараясь напитать его энергией. Но энергетические каналы, взломанные потоком чистой некромантии, не могут удержать не только приходящее извне, но и то, что остаётся. Я продолжаю терять силы. По капле, но всё-таки терять. Да и немного у меня этих капель осталось. И тогда холод некромантии встаёт на пути огня, преграждая ему дорогу, пытаясь, насколько возможно, восстановить повреждения. "Некроманту, воскресися сам"[10]. А боль? Боль занимает привычное место, контролируя процесс. Сейчас только боль позволяет мне чувствовать себя живой. Три начала тянут меня в разные стороны. Как лебедь, рак и щука. Стоп... это уже было совсем недавно. Старательно освобождаю голову от мыслей. Не знаю, можно ли их прочесть, когда я в эпицентре огня, но рисковать не собираюсь. Призываю эмпатию, и вцепляюсь в этих кошек, становясь ими.

Визг на грани ультразвука, вспышки, сменяющиеся темнотой... можно ли сорвать голос, крича мысленно? Горло болит. Я кричу: "Это тоже Я!". Каждой из своих разрозненных ныне составляющих кричу, пытаясь собрать себя в единое целое. Но потоки сил не желают смешиваться. Плюнув, сплетаю из них шнур, вспомнив бабулины уроки макраме. Вот и пригодились навыки рукоделия.

Это была последняя сознательная мысль. Нет, я не отключилась. Я просто уснула, усмирив, наконец, энергию.

***


Состояние дремотного довольства жизнью. Три силы лениво ворочаются во мне, медленно впитываясь. Даже тьма боли не доставляет дискомфорта, став прослойкой между пламенем и льдом. Переплетение алого, чёрного и светлого до прозрачности голубого. Вот так я вижу себя. Когда сила усвоится, цветовое восприятие пропадёт. Это целитель сказал.

Гильдейский целитель посещает меня ежедневно. В сопровождении лорда Руфуса. Я живу в небольшом домике на территории его гарема. Предвосхищая бунт, лорд сообщил, что гарем, - самая безопасная часть его владений, поэтому я пока побуду здесь.

- Почему самая безопасная? А рабочий кабинет?

- Дитя, если из моего кабинета уйдёт какой-либо секрет, - это значит, что нашёлся кто-то ловкий и удачливый.

- А... - хотела спросить, в чём, собственно, разница, но мне тут же объяснили.

- А если из моего гарема уведут женщину, - я несостоятелен, как мужчина. Меня перестанут воспринимать всерьёз. Навсегда.

Молчу. Логика безупречна. Да и в кабинете, каким бы большим он ни был, жить не так удобно, как в доме с садом. А гарем... - подумаешь, гарем. Мы не общаемся. Лорд запретил своим женщинам даже смотреть в мою сторону. Опасается, наверное, что наложницы нахватаются дурных манер. Я не приветствую господина, преклоняя колени, не спрашиваю позволения заговорить, более того, - осмеливаюсь задавать вопросы! Не знаю, оставит ли он в живых прислуживающих мне рабынь, или уничтожит, чтобы не разносили по гарему заразу вольнодумства.

Первую неделю меня водили под руки. Я была слишком слаба, чтобы ходить самостоятельно. Да и сейчас ещё я передвигаюсь с остановками, чтобы отдышаться. Но уже могу дойти до лужайки, на которой установлена широкая мраморная скамья. Целый день провожу на солнышке, греюсь, как кошка на подоконнике. Лорд обещал, что к свадьбе Карла мы успеем. И обещал, когда я восстановлю силы достаточно, чтобы ходить самостоятельно, показать мне корабль. А то я так и не увидела своё детище. Все видели, а я, - нет. Обидно.

***


Утро начинается с того, что меня под руки ведут в удобства. Гигиенические процедуры проделываю самостоятельно. Хотя, первые дни приходилось отпихиваться от рабынь. Нет. В самые первые дни сил отпихаться у меня не было, и они отрывались на мне по полной. Обмазывали всякими составами, обмывали в девяти разных водах, обтирали, как какую-то куклу, массировали. Бррр... Изничтожили все волоски на моём теле. Видите ли, женщина должна быть гладкой и шелковистой, как статуэтка из драгоценного дерева. И душистой, ага. Мастер ароматов подбирает мне масляные духи на разные случаи жизни. Мастер одежды изготавливает наряды, обувь и украшения. На моё возмущение, лорд Руфус, которого я принципиально никак не называю, выдал мне земную поговорку: "В чужой монастырь со своим Уставом не ходят". Короче, - с волками жить, по волчьи выть. Раз я сейчас живу в гареме, то и распорядок дня у меня соответствующий.

После того, как я покидаю удобства, меня закутывают в мягкое покрывало, и начинают красить, и причёсывать. Отращивать ногти отказалась категорически, и мне их просто полируют с пурпуровым порошком. И на руках, и на ногах полируют. Причёски делают разные. Фантастические сооружения из моих волос украшают цветами и крохотными черепаховыми гребнями, инкрустированными драгоценностями. А, может, и не черепаховыми. Кто их разберёт. Попутно меня подкрашивают. Опытная рабыня несколькими прикосновениями тонких кисточек умудряется сделать мои глаза огромными, выражение лица удивлённо-восхищённым, а губы, - улыбающимися.

Туфельки с серебряными бубенчиками в каблучках требуют ровной походки. Серьги, браслеты, кольца, ожерелья и поясные украшения тоже снабжены крохотными погремушками. Хожу окутанная серебряным звоном. Это украшения для начинающих обучение. Движения женщины должны быть красивыми и плавно-текучими. И ногами не затопаешь, - тут же прибегают крепкорукие служительницы, и наказывают рабынь хлыстами с широким полотнищем, чтобы шрамов не осталось. Если я возмущена, - значит мне плохо прислуживают. Долго злиться, впрочем, не получается, - накатывает дремотная лень. С этим надо что-то делать. Думаю, что если я сама не вырвусь из отсюда, меня так тут и оставят. А со временем и наложницей сделают.

Заниматься йогой мне не запрещают. Уже хорошо. Но дремотно-довольное состояние меня беспокоит. Такое ощущение, что оно не моё собственное, а наведено на меня снаружи. А что? Телепат может.

***


Начала отъедаться. Сладости и вкусности. Тают во рту, пахнут умопомрачительно, в общем, - соблазн, как он есть. А мне достаточно на пирожное посмотреть, и можно шить одежду на размер больше.

- У меня предрасположенность к полноте. Зачем меня откармливать?

Спрашиваю целителя. Самого лорда усиленно игнорирую. Запер меня здесь, и думает... не знаю, о чём он думает, но сбегу при первой возможности.

- Госпожа напрасно расстраивается. Каждая женщина совершенна. И каждая по-своему. Если госпожа по своей природе должна быть пышной, то не нужно себя мучить, отказываясь от еды.

- Идеальная фигура с точки зрения математики, - шар. Я должна приобрести идеальную форму?

- Не болтай ерунду, дитя.

Надулась, как мышь на крупу. Пышной! При моём-то невеликом росте. Конечно, наложницы, которых я иногда вижу в обзорное радужное окно, в основном кустодиевских форм. Или рубенсовских. Такие... мясистые, - тянешь руку, маешь вещь. Эльфообразные, "обнять, и плакать", худышки тоже присутствуют, равно как и изящные статуэтки, но лорд, судя по всему, предпочитает обильных телом женщин. Ну и какое отношение это имеет ко мне? Разве что меня раскармливают, чтобы затруднить побег.

- Что за мысли у тебя сегодня, дитя?

- Энергия усвоилась, и я могу покинуть гарем.

- Можешь.

- Тогда почему я ещё здесь?

Безупречная линия губ изогнулась в издевательской улыбке. Не говоря ни слова, лорд исчез в радуге. Отправился крепить оборону рубежей. Сволочь! Покидать гарем мне предлагается самостоятельно.

***


Определила эмпирическим путём границы отведённой мне территории. Гуляю в разные стороны. Получилась неровная окружность километров примерно пяти в диаметре. Где-то сорок минут неспешным шагом до стены тумана, поглощающей всё. Точнее говоря, когда я иду к границе, я вижу пространство, находящееся за ней. В основном, такие же рощицы, перемежающиеся цветущими лужайками. Как только я достигаю "нейтральной полосы", впереди встаёт молочно-белый туман. И пройти в него нет никакой возможности, - выталкивает за полосу. Но я что-нибудь обязательно придумаю.

***


- Нет, дитя, ТАК в гаремах не танцуют. Где ты этот танец откопала?

- В доме мадам Тересы, милорд. Где ещё я могла научиться танцевать для мужчин?

Всем своим видом изливаю на наидобрейшего почтительнейший восторг, сдобренный порцией сладкого яда. Сволочь! Всё в игрушки играет! Теперь, в качестве наказания за неудачную попытку побега, я должна выучить один урок, необходимый для наложницы. Сегодня, вот, танцую. Злиться нельзя, - наказывают рабынь. Если я недовольна жизнью, - значит мне плохо прислуживают. А реагируют крепкорукие прислужницы сразу. Тотальное, блин, наблюдение. Злиться нельзя, плакать нельзя, ругаться - тоже нельзя. Начинаю задумываться, не подраться ли мне с лордом Руфусом. Но! Сокращать дистанцию нельзя. Потому что, думается, меня к этому и подталкивают. А так хочется спросить: "чего ты, сволочь, добиваешься?" Но и этого тоже нельзя. Начинаю понимать непрошибаемость представителей королевских домов. Если за их проступки наказывали других (мальчик, или девочка для битья, - отнюдь не выдумка писателей), то воленс-ноленс научишься себя сдерживать при любых обстоятельствах. Если, конечно, ты не извращенец, радующийся чужой боли. Но такие обычно погибали от несчастных случаев. Или на поле боя, покрыв себя и Дом неувядаемой славой, ага.

Сегодня я всё-таки продавилась через туман. И? Как в том анекдоте: "...а ... толку?"[11] На втором шаге меня перенесло на порог моего дома. И лорд Руфус тут как тут. В знак того, что не гневается, объявил, что изволит пообедать в моём доме. Как я ему тарелку на голову не надела?.. До сих пор радуюсь своей выдержке. А отобедав, лорд назначил мне очередное наказание. В виде обучения танцам. Я уже обучаюсь красиво двигаться, ухаживать за лицом, волосами и телом, составлению духов и притираний, играть на лютне, распевая приятным голосом фривольные песенки, рассказывать сказки, как Шехерезада, и теперь ещё и танцевать! Скоро у меня времени не хватит даже думать о побеге. И вот тогда, я, точно, сбегу. Потому что моё подсознание работает над поиском дороги даже во сне. Все рекомендации "не зацикливаться, и переключиться на другое, если не получается", исходят из этого знания. Так что я не волнуюсь. Укрепляю нервы при помощи медитаций, и продолжаю попытки покинуть гарем.

***


- А теперь, госпоже следует быть очень осторожной.

Не дыша, по капле отмеряю эмпатию, максимально сузив канал силы. При работе с кристаллами, малейший перебор означает разрушение структуры и, вместо драгоценности, - мусор на выходе. Эмпатия туманной вуалью окутывает осколок сапфира, оставшийся после разделения большого камня на несколько частей. Три безупречных кусочка переданы в работу, а весь прочий, негодный ювелирам хлам, отдан мне для тренировки.

Ага, выполняю очередную повинность. Совместить портал с выходом из границы не удалось. Меня закрутило, как в центрифуге, и... вернуло на порог домика. Но эта работа мне нравится. Кристаллы очень чувствительны к магии, и эмпатию они тоже впитывают благодарно. Стараюсь пробудить душу камня, чтобы он сам себя создал таким, каким хочет быть. С кораблём было намного проще. Не приходилось осторожничать. Сколько я изничтожила заготовок... уже не считаю. Но два камня у меня есть. И... тронутые эмпатией камни отличаются от обработанных мастером гильдии гранильщиков (!), как бриллиант тонкой огранки от бутылочного осколка. Они совершенны.

- Вот показатель того, как не надо делать украшения. Эти камни перетянут внимание на себя, сделав носящего их невидимым.

- Для кого-то это преимущество.

- Безусловно, дитя. Что ты собираешься с ними сделать?

Злобно посмотрела на вежливо улыбающегося лорда Руфуса, и, почтительно пришепётывая, ответила:

- Когда милорд поручит мне изучить ювелирное дело, вставлю их в достойную оправу, и пожертвую Бездне.

Я и сама поняла, что никогда не надену украшения с такими камнями. Разве что, жить надоест. Свернут голову, как курёнку.

- Матери-Бездне!

Поднятый вверх алебастрово-белый тонкий палец подчеркнул важность уточнения, сделанного лордом. Послушно повторила:

- Матери-Бездне.

- Хорошо, дитя. Продолжай занятия.

Лорд Руфус собрался исчезнуть в радуге, и я поторопилась:

- Милорд позволит задать ему вопрос?

Мне милостиво кивнули:

- Позволю.

- Почему милорд носит такое имя?

А в ответ - тишина. Глаза наидобрейшего начинают светиться. Не понравился ему мой вопрос. Да что там! Лорд Руфус изо всех сил старается не впасть в амок. Тигрица довольно сощурилась, и поточила когти. Я удерживаю маску вежливого интереса. Мне действительно интересно, почему белокожего, черноволосого и голубоглазого лорда назвали Руфусом (Rufus - красный, рыжий). Справившись с собой, лорд свалил в радугу. Молча. А я только после его исчезновения начала задумываться, что буду делать, если наидобрейший решит меня убить за дерзость. Пришла к выводу, что если убивать будет быстро, то ничего сделать не смогу. А медленно - смысла нет. Я не буду сдерживать эмпатию, и мой убийца получит полной мерой.

***


И опять я иду по радуге. На этот раз мост превращается в крутой склон, и тигрица летит по нему длинными прыжками сквозь туман прошлого. Подкрадываюсь к радужному пузырю, затягивающему панорамное окно, смотрю, слушаю.

Перед моими глазами сцена из съёмок фильма ужасов. Растерзанное тело женщины, окровавленный монстр, вгрызающийся в останки, и трое мужчин, наблюдающих этот эпизод. Не хватает оператора и девушки с трещоткой.

Монстр оторвался от трапезы, и зашипел на мужчин, угрожающе щёлкая парой клешней. Прочие конечности снабжены когтями, шипами и даже пастями. Это не считая нескольких щупалец с присосками. В общем, фантазии творцу чудовища не занимать. Один из мужчин движением пальцев поднял монстра в воздух. Все трое рассматривают злобно извивающееся создание, пытающееся то спуститься, то дотянуться до обидчиков. Вспомнила, как меня вот также подвешивал наидобрейший, и вполне разделяю его чувства. Нападать на наидобрейшего у меня и в мыслях не было, - слишком разные "весовые категории", а вот спуститься я пыталась. Безуспешно, как и монстрик.

- Прекрасный, сильный малыш. Поздравляю, Нем.

- Он убил мою жену...

- Так бывает, ты знаешь. Если не удаётся отбиться и сбежать, сильные дети убивают. Как назовёшь наследника?

- Руфус.

- Это не родовое имя, Нем. - Пауза. - Не можешь простить? Малыш не осознавал, что делает. Он хотел жить, и отбивался.

- Он весь покрыт кровью матери, Тайг. Хотел есть, и пожрал давшую ему жизнь?

- Жизнь нам даёт Мать Бездна, Нем. И отбирает она же.

Мужчины благочестиво склонили головы. Детёныш зашипел и отчаянно забился в воздухе. Третий из мужчин щёлкнул пальцами, и появились две женщины (наверное) под покрывалами.

- Возьмите лорда-наследника. Имя ему Руфус.

Отец лорда молчал, глядя на горизонт.

***


Сон, или... что? Спрашивать у лорда Руфуса не буду. Если увиденное мною было в действительности, то... то лучше не спрашивать. Не надо милорду знать, что я знаю.

Скрыть знания от телепата...

Лорд, заглянувший ко мне на следующий день, косо посмотрел на меня, сразу после моего приветствия, и отвернулся. Не поворачиваясь, глухо сказал:

- Лорд-отец так и не простил мне гибель своей жены. Он щедро выделил своему первенцу резиденцию на границе протектората, приставил гильдейских нянек, а позднее воспитателей из гильдии наёмников, и не утруждался посещением опального наследника. А в Бездне мне приходилось прятаться и убегать...

Представила охоту взрослого монстра на детёныша. Детёныша жалко, лорда Руфуса, - нет. Ибо, если он мне об этом рассказывает, значит, охотничьей добычей стал дорогой папенька лорда.

Тень улыбки коснулась ярко-голубых глаз. Бесконечно прекрасное лицо лорда осталось бесстрастным.

- Я возглавил Дом в пятнадцать лет. Номинально, разумеется. Все мои решения курировал Совет лордов-протекторов.

- Смею надеяться, милорд, Совет их одобрял? - Не только мой голос, я вся источаю сладкий яд.

- Точишь когти, дитя? - Тонкая бровь приподнялась на долю миллиметра. Не обманываюсь кажущейся доброжелательностью. И вообще, - мне здесь надоело!

- Надоело... Тогда почему ты ещё здесь?

Привычно абстрагировалась от психологического прессинга, просто стряхнув с ушей провоцирующую вспышку злости фразу. Лорд сам натренировал нас, так что, пусть не жалуется на непрошибаемость. Демонстрирую почтительное восхищение, и восторженно сияю глазками. Получаю в награду холодный взгляд, плюс сообщение:

- Будешь сопровождать меня. Два часа на подготовку.

***


Рабыни окружили меня стаей почуявших кровь акул. "Небрежно" подобрали волосы, открыв шею, беззащитность которой подчёркнули длинными серьгами с лунным камнем. Слегка подправили линию губ, сделав стандартно-восторженную гаремную улыбку слегка насмешливой. Почтительно натянули на мои ноги тонюсенькие чулочки. И? И всё. Практически, по-Гарднеру: "Хорошая хостесса должна отвечать трём требованиям: обладать невинной внешностью, возбуждающим телом и не иметь под платьем ничего, кроме соблазнительных изгибов".

Светло-серое платье тонкого шёлка с открытой спиной, белоснежные шёлковые перчатки. Длинные, закрывающие локти. Белоснежные туфли-лодочки на немыслимо высокой тонкой кинжалообразной шпильке. Шпилька-стилет, - так её называют. Лично я на такие туфли могу только смотреть. Эти каблуки сделают из меня балерину на пуантах.

- В таких туфлях следует возлежать на шёлковом покрывале, демонстрируя ножки. Ходить в них нельзя.

- Ты озвучила свой выбор, дитя?

Заметалась по комнате. Мысленно. И не я, а моя тигрица. Нас загоняют в ловушку...

- Я сломаю последние ноги, милорд, попытавшись сделать шаг. Этот каблук длиной с мою ступню. - Для верности, приложила туфельку каблуком к необутой ещё ноге. Разница примерно в пять сантиметров. Не пуанты, - только и всего. Бегать на цырлах целый день, демонстрируя лёгкую походку, - занятие не для слабонервных.

Меня окинули скучающим взором, и отвернулись.

- Я не ожидаю от женщины особого ума, дитя. Но всплеск твоего слабоумия явился сюрпризом. У тебя ровно семь минут.

Научиться ходить в модельной обуви за семь минут? Придётся, если я не желаю занять место в гареме лорда. Слабоумие... Я должна была чему-то научиться? Что-то усвоить? Перебираю женские умения, полученные за время пребывания "на территории", и не нахожу ничего, что могло бы помочь. Не ювелирное же дело использо... Вот уж воистину, "тундра неэлектрифицированная"! Если я договорилась с камнями, то почему не попробовать уговорить туфли? Творение человеческих (ну, или не человеческих) рук уговорить намного легче, чем кусок кристалла.

Вытянула ноги, пошевелив пальцами, в знак готовности обуваться. Рабыни кинулись на колени, почтительно вдевая мои ступни в шедевры обувного искусства. Теперь надо встать. Вспомнила цитату о блудном сыне, начала хихикать. "Встану, и пойду к отцу моему...". Лорд повернулся ко мне, движением пальцев подзывая служительниц. Сейчас отправит меня в гарем, предварительно приказав выпороть за дерзость.

Делаю незаметный вдох, выпуская облако эмпатии, окутываясь тончайшим её флёром. Не для окружающих, - для себя. Поладить с собственным обликом. От кончиков пальцев ног, и до макушки.

- Милорд. - Вежливая улыбка, несколько лёгких шагов, и скопированное у лорда движение пальцев. Раз я его сопровождаю, - пусть предложит локоть.

Всё-таки, эмпатия, - это вещь! Я совершенно не ощущаю ни обуви, ни одежды, ни множества скрытых волосами шпилек, поддерживающих кажущуюся небрежность моей причёски. Наоборот. Все вещи, попадающие в область флёра, стремятся обеспечить мне наивысший комфорт.

Голубые глаза вспыхнули, просветив меня рентгеном. Отстранённый кивок и... размечталась я о локте! Милорд отвернулся от меня, и шагнул в портал. Пришлось бежать за наидобрейшим на цырлах, старательно создавая видимость плавного перемещения. Ибо (!) движения женщины должны быть плавно-текучими, и полными сладкой неги. Гррр!..

На вопросительный взгляд лорда загадочно улыбаюсь. "Будь красивой, и молчи". Красоты, конечно, во мне маловато, но, окутанная флёром эмпатии, я сейчас являю собой эталон гармонии, которая значит много больше отдельно взятой красоты. Примерно, на порядок больше.

Разноцветный паркет из нескольких сортов драгоценного дерева восторженно стелется мне под ноги, когда я, как акула за кораблём, двигаюсь следом за лордом Руфусом. Мягкое сияние освещает дорогу...

- Дитя, ты привлекаешь внимание.

Безмятежно улыбаюсь, втянув излишки эмпатии. Освещение огромного зала стабилизировалось. Натренировавшись на кристаллах, я теперь более-менее управляюсь со своей силой. До полного освоения, - как до звезды, но сдвиги есть. Зачем это милорду? Вопрос на миллион.

***


"Я спокойна. Я совершенно спокойна. Я безмятежна, как безоблачное небо летнего полдня...". Занимаюсь самовнушением, загоняя бешенство внутрь. Так и инфаркт заработать недолго. Лорд Руфус милостиво сказал, - "развлекайся, дитя" - и... свалил в закат, оставив терзаться по поводу "облико морале". Все (!) присутствующие женщины одеты, как леди. И только я, единственная и неповторимая, рассекаю без нижнего белья. Прикидываю, удастся ли мне влить эмпатию в серьги, чтобы присутствующие видели только их, а не меня. Вероятность удачи невелика, -недостаточно одного дня тренировок, для безупречного исполнения тончайшей работы, и... я зла. Гррр... Смущаться не собираюсь, помня вычитанный когда-то главный закон Парижа: "никогда не извиняйся; что бы ты ни натворил, делай это с улыбкой" (Франсуаза Саган "Сигнал к капитуляции"). Окутываюсь томной негой, и одаряю окружающих. Не рублём, разумеется, а ленивой улыбкой.

- Моя дорогая девочка, позволь поухаживать за тобой.

Вопросительно улыбаюсь (будь красивой, и молчи). Меня осветило сиянием изумрудно-зелёных глаз (можно переходить дорогу) и белоснежных зубов (дантисты рыдают, а девочки выпрыгивают из трусиков). Мне выпрыгивать не из чего, благодаря предусмотрительности наидобрейшего, так что я, - правильно! - приветливо улыбаюсь Мессингу.

- Выглядишь сокрушительно. Просто огонь!

Поощрительно улыбаюсь, - хвалите, хвалите меня, - и пусть сплетницы захлебнутся собственным ядом. Мессинг подхватил с подноса у проходящего официанта пару бокалов с шампанским.

- За встречу, сладкая.

Жмурясь, как кошка, обозначаю уголками губ удовольствие. В изумрудных глазах вспыхивают шальные огоньки. Сердце моё, забыв, что оно мышца, ухнуло вниз, оставив в груди и внизу живота странное ощущение щекочущего холода... Это желание? Я в недоумении. А как же романс? "В крови горит огонь желанья"?.. Склонившись к моему ушку, Мессинг прошептал:

- Это предвкушение, сладкая. До желаний мы ещё не дошли. Одно слово, и я тебя украду.

Отстранённо улыбаюсь. Обещания... обещания... Нет у меня желаний подобного рода. Меня Сэ полностью удовлетворяет. Как в анекдоте: посмотрю на него, и... ничего не хочу. Значит, - полностью удовлетворена.

Ярость плеснула с трёх сторон. Направлена, правда, не на меня. Двое в ярости на Мессинга, а сам Мессинг в ярости на... кого? На лорда Руфуса, который уже приближается к нам. Эх! Надо было соглашаться на предложение меня украсть...

- Дядюшка, какая неожиданная встреча!..

- Тебе нечем заняться? Найти для тебя дело?

Мессинг насмешливо улыбнулся:

- Уже ухожу. Забежал посмотреть на свою подопечную. Не обижаешь ли ты её.

- Забочусь, как о родной.

- Да уж, вижу. - Плотоядно оглядев меня, притянул к себе, и целуя в щёчку, прошептал. - Не позволяй ему сделать из тебя марионетку, Тигра. Сопротивляйся. У женщин получается.

Отстранился, и вышел из зала, отрицательно качнув ладонью бросившимся к нему акулам пера.

Легко сказать, "не позволяй". Солли тоже высказывался насчёт выбора. А что значит "у женщин получается"? Мессинг говорил явно не о банальной драке.

Вежливо улыбаюсь лорду Руфусу. Из за моей спины красивый голос с безупречной дикцией произнёс:

- Я заберу её немедленно.

Вспышка головной боли растворилась в тигриной ярости. Тигрице известен говорящий? И вообще! Что значит "заберу"? Я не рюкзак с консервами в дорогу. Делаю плавный шаг в сторону, чтобы увидеть наглеца. Тёмно-синие, почти чёрные глаза, подсвеченные голубоватыми молниями, рассматривают меня с презрительным неудовольствием. Мысленно пожимаю плечами. Детский сад, штаны на лямках. Не нужна и не нравится, но, чтобы другому не досталось, пусть будет у меня.

- Она ещё не готова, Лаки, мой мальчик.

- Я в состоянии воспитать для себя женщину.

Самоуверенный. Осуждающе улыбаюсь. Лорд Руфус молча смотрит на своего "мальчика". Любимый воспитанник? Тигрица не чует в них родства по крови. Мысленно отмечаю, что до лорда Руфуса "мальчику" как до луны, и, мысленно же, показываю ему язык.

- Дитя... - наидобрейший с ласковым укором смотрит на меня. Хорошо, хоть, "ай-я-яй" не говорит. Коснулась его эмпатией, - забавляется.

И тут мне пришлось вцепиться в тигрицу, ибо на нас налетели акулы пера. Как тяжела жизнь селебрити. Это какую стрессоустойчивость надо иметь, чтобы круглосуточно выдерживать такой психологический прессинг!

- Лаки, улыбку!

- Можно сообщить вашим поклонницам, что место рядом с вами уже занято?

- Кто ваша прекрасная избранница? Она модель? Шикарный наряд!

Слышали разговор с наидобрейшим. Прекрасная, - это я. Ну да. Придётся соответствовать. Тем более, что этот мерзавец Лаки нежно взял меня за талию, и притянул к себе. Слегка добавила эмпатии, улыбаюсь наглецу насмешливо, по-кошачьи щурясь. Я твёрдо намерена придерживаться взятого на сегодня принципа "будь красивой, и молчи".

Сощурилась я вовремя, вспышки камер буквально ослепляют. Лорд Руфус холодно посмотрел на стаю репортёров, и вытянул меня из полуобъятий Лаки.

- Возвращаемся, дитя. На сегодня достаточно.

И когда я плавной, исполненной сладкой неги, рысью передвигалась за наидобрейшим, мне вспомнилась цитата "у женщин высокая способность к пассивному сопротивлению". Мессинг имел в виду именно это?

***


- Ты узнала Лаки, дитя. - Лорд не спрашивает, он констатирует факт. И как мне ему возразить?

- Его узнала моя тигрица. И он ей не нравится.

- Придётся смириться. Лаки станет отцом твоих детей.

Почтительно улыбаюсь наидобрейшему, удерживая полосатую кошку, рвущуюся пустить ему кровь. Лорд Руфус тигрице тоже не нравится. Вероятно, не всё так гладко с запланированным им для меня будущим. Возможно, будущего для меня милорд и не планирует? Тигрица согласно хлещет себя хвостом по бокам. Ярко голубые глаза холодно смотрят на меня.

- Вы оба не готовы. Так что, не думай об этом. Продолжай осваивать свои способности.

- Да, милорд. - Покорно склоняю голову. Протестовать смысла нет, - лорд Руфус не воспринимает слово "нет". Буду трепыхаться, - накажут рабынь. Да и способности осваивать нужно, - наидобрейший абсолютно прав.

***


"Не лукавьте, не лукавьте, ваша песня не нова
Ах, оставьте, ах оставьте, всё слова, слова, слова.
Ах, оставьте, ах оставьте, всё слова, слова, слова"

(© Дюбюк Александр "Моя душечка" отрывок)



Мурлыкаю вполголоса, подбирая мелодию романса на лютне. Лорд Руфус улыбается снисходительно. Лорд Лаки, демонстрируя хорошие манеры, - восхищённо. Наидобрейший выгуливает нас во внутреннем дворике моего гаремного дома. Решил, что нам необходимо общаться, дабы привыкнуть (читай, - смириться с неизбежным) друг к другу. Вчера питомец милорда утопил меня в комплиментах и смылся, сославшись на разрывающую его сердце необходимость заниматься делами. Бла-бла-бла. Вероятно, доза нашего общения превысила критический уровень. Ага, привыкать надо постепенно. В час по чайной ложке. Сегодня я встретила милого друга во всеоружии. Восторженно сияю глазками, и щебечу, как придурочная канарейка. На этом фоне, мои музыкальные упражнения лордом Лаки восприняты как долгожданный отдых. Глоток воды в пустыне, ага.

- Могу я сопровождать Тигру на прогулке?

Насторожившись, жду, что скажет наидобрейший. Хотя вопрос задан некорректно. Поскольку лорд не калека, и распоряжается своим временем самостоятельно, сопровождать меня он, безусловно, может. А вот позволит ли это лорд Руфус...

Наидобрейший рассмеялся. И... промолчал. Но предлагать, как Мессингу, найти для него дело не стал. Вероятно, милорд только родственников держит в строгости.

Впрочем, через четверть часа, наидобрейший, сказав, что надеется на наше благоразумие, отбыл в неизвестном направлении. Сижу, благонравно сложив руки на коленях, и абсолютно бессмысленным взглядом смотрю на "отца своих будущих детей". Нууу, экстерьер у них будет хороший, если в отца пойдут. С мозгами плоховато по обеим линиям, но, в светском обществе, главное - манеры. Тигрица фыркает. Главное, чтобы самец был здоров, силён и добычлив. Ага-ага. Это мы проходили с Сэ.

Тёмно синие глаза расцветились голубыми зарницами. Лениво улыбнувшись, Лаки промурлыкал:

- Может, нам настало время узнать друг друга поближе?

Интересно, где его учили. Мурлыкать с безупречной дикцией не каждый оратор сможет. Судя по ажиотажу, устроенному папарацци, Лаки один из идолов широкой публики. А судя по фамильярности, с которой от него требовали улыбку, он играет в амплуа "герой-любовник".

- Я очарован. Рад, что моя персона заставляет тебя шевелить извилинами.

Лорд Руфус хорошо воспитал своего "мальчика". Лаки не набрасывается на меня с поцелуями, и не пытается задрать подол. Он всего лишь ласково перебирает мои пальцы. Токи удовольствия, разносящиеся по всему телу от этих прикосновений заставляют включить контроль дыхания. Довольно жмурюсь... за эти годы я научилась ценить маленькие радости жизни. Но это же надо, так воздействовать на нервные окончания! А я, бестолочь, изучала только сочетания доставляющие боль. Что ж, есть новое направление для дальнейшего совершенствования. Наидобрейший приказал осваивать свои способности, так почему бы мне не дополнить их новыми знаниями?

Отвечая на мои эмпатические сигналы, умница Лаки контроль дыхания не включает. Прааавильно. Чтобы женщина испытывала интерес, следует продемонстрировать ей желание. Золотистый свет в полуприкрытых глазах, сбившееся на мгновение дыхание, лёгкая дрожь пальцев, продолжающих ласкать мою кисть - пряная приправа, оттеняющая вкус соблазна. Тигрица мурчит, ей нравится прелюдия.

Вернувшийся лорд Руфус насмешливо посмотрел на нас, и разогнал по местам, согласно расписанию дежурств (шутка юмора).


Глава 31. Шаг в неизвестность, или "Уроки выживания на местности".




Следующим утром я покинула гарем. Безо всяких усилий. Достаточно было пожелать, приправив посыл толикой эмпатии. Лучше бы сидела на попе ровно. В мире, куда я так радостно шагнула, идёт охота на ведьм. Разумеется, в возникшей из ниоткуда женщине, одетой, а точнее, соблазнительно раздетой в лёгкие шелка, сразу признали ведьму. Украшения, содранные с меня, вредоносными, впрочем, не сочли, - рассовали по карманам. А меня запихнули в клетку к прочим несчастным, дожидающимся вердикта храмового суда.

Никакого сходства с процессом, описанным в "Молоте ведьм". Никакой тягомотины с рассмотрением слухов, выяснением наличия вражды между свидетелями и обвиняемой. Всё действо проходит быстро и четко, как в, не к ночи будь помянутом, 1937 году. Особая тройка НКВД заменена господином инквизитором и двумя представителями местной власти. Духовной и светской, ага. Плюс секретарь в углу за столиком. Работы у него немного: записать данные обвиняемой, пару свидетельских показаний, и постановление суда. Позже, вероятно, дополнить записью о приведении приговора в исполнение. Виновны все. По определению. Ну, это не ново. Если наказуемый невиновен в том, за что его наказывают, то наверняка виновен в чём-либо другом. Как сказал Феликс Эдмундович "отсутствие у вас судимости - не ваша заслуга, а наша недоработка".

- А эту зачем сюда? Обрить, клеймить, и в монастырь.

"Эта" - это я. Непохожа я на ведьму, оказывается. Обидно даже.

Представитель муниципалитета зашептал что-то, возражая против "мягкого" приговора. На меня обратился горящий ледяным презрением взгляд запавших глаз. Устал святой отец. Утомился. Впрочем, может он идейный? Вид аскетичный, - вполне соответствует.

- Добрые горожане говорят, ты появилась из ниоткуда. Это правда?

- "Добрые" горожане? Не знаю, не видела.

- Десять ударов кнутом за оскорбление суда. - Лицо бесстрастное, голос ровный, безэмоциональный. Секретарь старательно заполняет протокол. - Позже. Отвечай на вопрос, женщина.

Уй... вот уж, воистину, "язык мой враг мой". Почтительно опустив глаза отвечаю.

- Я не знаю, как попала в этот город. Добрые горожане в форме стражников объявили меня ведьмой, сорвали с меня украшения и кинули в клетку.

Худые длинные пальцы побарабанили по столу. Взгляд судьи препарирует чиновника.

- Стражников сюда.

Далее последовала почти водевильная сцена с опознанием мною стражников и неопознанием ими меня. "Наговариваете вы на семью нашу. Грех это". Но у господина инквизитора не забалуешь. Приказал бить батогами, пока не расколятся. Не сознаются, то есть. Ни один из хапуг не оказался идиотом. Рухнули на пол и начали каяться, вопя, прямо по Высоцкому:

И в ночь, когда из чрева лошади на Трою
Спустилась смерть, как и положено, крылата,
Над избиваемой безумною толпою
Кто-то крикнул: "Это ведьма виновата!"



Украшения мне не вернули. Господин инквизитор уточнил у меня всё ли собрано, и... приказал уничтожить их огнём, водой и молотом. На робкое заявление чиновника, что ценности следует передать в казну было отвечено, что дьявольское искушение надлежит сжечь вместе с ведьмой. Идейный, всё-таки. Один взгляд на побрякушки изменил мнение обо мне в "лучшую" сторону. А стражникам назначили по десять батогов и месяц пребывания в монастыре на тяжёлых работах. Чтобы впредь не поддавались соблазну... Парни здоровые, ничего им не сделается. Каково мне будет после десяти-то ударов... Ну, никто меня за язык не тянул. Сама виновата.

Сначала нас всех обрили. Всех ведьм, разумеется. Без пены и с холодной водой. Всех одной бритвой, причём везде. Бррр... Радуюсь, что на моём теле волосы уже изничтожены в гареме. Наверное поэтому, меня обрили первой. А может потому, что ещё под кнут надо успеть. Впрочем, под кнут я не единственная. Ещё четыре "ведьмы" не удержали язык за зубами. Ехидно улыбаюсь в мыслях: моя обритая башка взбесит и лорда Руфуса, и Сэ. Разве что Солли посмеётся.

Вместо одежды выдали нам холщовые мешки с прорезями для головы и рук, длиной до щиколоток, и косынки. Обуви ведьмам не положено. Толпу осуждённых отправили в тюрьму, а нас пятерых оставили во дворе, прикрутив к столбам. Хорошо, хоть, не дыба. Поскольку нам завтра на костёр, палач ограничивал силу ударов. А мог бы и позвоночник перебить, и внутренние органы в кашу размолоть. Но... даже мышцы остались относительно целы. Только кожа превращена в кровавые лоскуты. Пришлось актёрствовать. Чтобы не выделяться на общеведьмовском фоне. А то решат ещё, что меня демоны поддерживают, и начнут изгонять. Или искать под кожей дьявольские амулеты.

Можно было, конечно, позвать наидобрейшего. Не зову, чтобы не усугублять своё и без того бесправное положение. Скажет, что я несамостоятельная, и отдаст Лаки на воспитание. А мне оно надо? Я просто ЗНАЮ, что могу позвать, и меня вытащат. Если не лорд Руфус, то Лаки. Вероятно, мой выход сюда подкорректирован специально. Чтобы осознала. Или милорд проводит очередные испытания на прочность. Так что я отправилась со всеми в тюрьму. Точнее, нас втащили волоком. Мои четыре товарки были без сознания, им пофиг, а мне пришлось в качестве бонуса ещё и пересчитать все ступени и плиты пола до общей камеры. Гррр...

А через пару часов в нашу камеру вошли стражники из тюремной охраны. Смена поменялась, и перед уходом домой парни решили развлечься.

Удивила реакция женщин. Они покорно позволяют себя насиловать. Ладно, четвёрка отведавшая вместе со мной кнута. Им шевелиться больно. Хотя адреналин блокирует боль, но... с апатией этих ещё более-менее понятно. А остальные?!! Рыдают, блин! Рыдают взахлёб, и покорно позволяют над собой глумиться. Овцы. Воровки из соседней камеры улюлюкают и выкрикивают оскорбления. К ним эти подонки не рискнули зайти.

Я оторвалась на всю катушку. Двинула мерзавцу по яйцам, а когда он согнулся, ткнула пальцами в глаза. Ближайший подонок отвлёкся от изнасилования и завопил:

- Ах ты тварь! Ты знаешь, что с тобой сейчас будет?

Они кинулись ко мне втроём. И я начала терять их одного за другим, выдав им всё, что не могла дать Сэ. Болевая точка, удар сложенными щепотью пальцами - дикий вой корчащегося от нестерпимой боли обьекта, труп. Подумала отстранённо, что придётся восстанавливать квалификацию. Столько времени учиться держать объект не теряя его, а стоило разозлиться и...

Воровки хохочут. "Ведьмы", оказавшиеся рядом, кровожадно визжат, вероятно попав под моё настроение. Как ни блокируй эмпатию, в такие моменты излишки всё равно выплёскиваются. Прочие стражники отвлеклись от изнасилования и попытались избить визжащих женщин. Загнать нас в угол. Но ведьмы впали в боевое безумие. Наверное, осознали, что терять-то, кроме завтрашнего костра, нечего. Двоим стражникам выцарапали глаза, а четверых их жертвы уронили на пол и разбили им головы. Прочих рвали зубами и когтями. И всем оторвали причиндалы. Ибо нефиг!

На шум явились охранники из действующей смены. И остолбенели. Вероятно до сегодняшнего дня никто не сопротивлялся.

- Несите арбалеты. Перестрелять этих сук.

Согнула в локте руку со сжатым кулаком, и ударив по сгибу ребром ладони (это пусть янки средний палец демонстрируют, у нас русский размер), выкрикнула, хрипло расхохотавшись:

- Завтра нас сожгут. А если кого-то убьют здесь, то вы присоединитесь к общему костру. Господин инквизитор не будет слушать вступивших в сношение с ведьмами. Готов сменить форму на санбенито?

Старший смены подумал, и вежливо произнёс:

- Отойдите в угол, нам надо вытащить тела.

- А ты воспользуйся крючьями. - Прилетело из камеры воровок. - Крючьями и люком. Этим ублюдкам самое место в известковой яме.

Однако! Присмотрелась ко входу в камеру. Плита при входе выделяется, относительно других. Вероятно это и есть пресловутый люк. Разумно. Чтобы не таскать заразу по коридорам, отправить трупы сразу в яму с негашёной известью.

Женщины рычат волчицами. Открывать камеру стражники не рискнули. Крючьями подтащили трупы своих сослуживцев ко входу, старший смены дёрнул за рычаг, выступающий из стены, плита перевернулась. И это повторялось, пока не освободили камеру от лишних тел. Какие подонки всё же! Наверняка, большинство семейные. Жёны, дети... а появились в пределах досягаемости бесправные и беззащитные жертвы, и ни один не упустил возможность поиздеваться.

***


- Итак, что вы поняли из этого урока? Сначала, ты, дитя.

Почтительно полуприкрыв веки притушила злобный блеск глаз. Старательно удерживаю тигрицу, стремящуюся разорвать обоих своих сотрапезников. Рабыни, превратившиеся от страха в бесплотные тени скользят вокруг стола, обслуживая трапезу. Наидобрейший благостно улыбается. Милорд не стал возвращать свой облик, не знаю к добру, или к худу. Лаки закрылся любезной улыбкой, как щитом, - не пробьёшься. Ну, он со своим наставником дольше меня общается. Что же я поняла из этого урока?.. Ответ "все сволочи" наидобрейшего вряд ли удовлетворит.

- Мне необходимо работать над самоконтролем. Не все так снисходительны к моей дерзости, как вы, отец Иаков.

Благостный кивок, мерные щелчки деревянных бусин. Чётки плавно струятся в пухлых руках. Надо ещё что-то добавить. Наидобрейший недоволен.

- Следует озаботиться своей безопасностью, прежде чем куда-то шагать.

- И каким образом ты намерена озаботиться, дитя?

Доброжелательный вопрос странным образом ассоциируется с фразой инквизитора "десять ударов кнутом за оскорбление суда". Выдумывать что-то нет времени, и я честно отвечаю:

- Не знаю. Может быть надо сначала осмотреться?

- Очень плохо, дитя. После ответа Лаки сообщишь результат анализа своих действий.

Захлебнулась минералкой. Не помогло. Сижу, анализирую.

В первую очередь пытаюсь понять что так разгневало Наидобрейшего. Ко всему, что я натворила в этом, воистину, проклятом мире он отнёсся со снисходительной весёлостью. А сейчас, вдруг, "очень плохо". Опять голову ломать. Я должна была использовать... ЧТО? Что можно использовать в мире, где идёт "охота на ведьм" только что там появившись? Автомат Калашникова. Но у меня его с собой не было, к сожалению. Опять в голове сплошная каша. Да ещё краем уха прислушиваюсь к ответу Лаки.

- Я тоже должен был что-то понять?

Благостный кивок Наидобрейшего. А уж каким взглядом "своего мальчика" одарил! Только что вслух не сказал, что он туп, как пробка. В тёмно-синих глазах появились искры. Молчу-молчу. Сижу, примус починяю.

- Тигра неспособна позвать на помощь. Даже во время аутодафе, будучи прикованной к столбу, она предпочтёт выбираться самостоятельно.

Поощрительная улыбка. Чётки мерно пощёлкивают перетекая через пухлые пальцы. Десяток тёмных бусин, разделитель типа инь-янь, десяток светлых бусин, разделитель... Лаки беспомощно пожимает широкими плечами. Наидобрейший обращает взгляд ко мне, грешной.

- Я утратила контроль над эмоциями и упустила из вида свои способности некроманта.

- Лаконично. Это всё?

Стиснула зубы, ибо мне очень стыдно.

- Я махнула рукой на последствия.

Ага, по принципу "сгорел сарай, гори и хата".

- Махнула рукой? Я бы не сказал.

Злобно смотрю на Наидобрейшего:

- Я усугубила уже сделанное. Чтобы впредь неповадно было.

- Хммм... неповадно... что ж, твоя реакция вписывается в рамки. Можешь идти, дитя. Отдыхай.

Вписывается в рамки? Для кого? Исполненная томной неги скольжу по коридору к выходу во внутренний дворик. Голова как чумовая, надо подышать свежим воздухом. Прийти в себя, рассортировать воспоминания и выбросить из головы лишнее.

***


Нас вытащили из камеры утром при помощи стрел с тупыми наконечниками. Проще сказать, оглушили, вытащили и связали, как пленных для продажи в рабство. Длинный брус с прикреплёнными к нему палками, на конце которых болтаются ошейники. Строгие, как для собак, - с шипами. Брус пристегнули к шестёрке лошадей, запряжённых цугом и пустили их шагом, чтобы "добрые горожане" могли рассмотреть нас в подробностях. На каждой ведьме накидка с изображением чертей и огненных языков, плюс колпак на голове с таким же рисунком. Всё как полагается. Народ свистит, улюлюкает, выкрикивает оскорбления. Реакция, впрочем, нулевая. Я наблюдаю, запоминая, а прочие ведьмы, вероятно, в прострации.

Дотащили нас до базарной площади. Все прочие слишком малы, чтобы вместить такое количество столбов. Вокруг каждого столба тщательно уложены вязанки хвороста. Продемонстрировав потрясающую организацию труда, нас отцепили от бруса, и приковали к столбам. Потери времени сведены к минимуму. Интересно, сколько человек надо сжечь, чтобы так набить руку...

Глашатаи попеременно зачитывают приговоры осуждённым. Толпа молча слушает. Это правильно. А то у господина инквизитора не забалуешь, - мигом кнута выпишет.

- Безымянная ведьма, соблазняющая горожан непотребным видом, так же приговаривается к сожжению на быстром огне. Милостью короля нашего...

Имени короля не расслышала за рёвом толпы. Народ требует хлеба и зрелищ, огня то есть.

Хворост разгорается, отовсюду раздаётся кашель. Меня пока дым не беспокоит. Раздумываю, не пора ли вытащить из глубины пяток-другой динозавров. Или ещё подождать? Может быть удастся выскочить не скармливая "добрых горожан" голодным ящерам? Толпа беснуется, периодически выскакивают люди, поправляющие горящий хворост, добавляя очередную вязанку из сложенных рядом запасных. Во мне медленно разгорается бешенство. Настроение толпы заразно. Я честно пытаюсь себя уговорить, напоминая, что люди ведут себя просто соответствующе своему времени, что в благочестивой Испании подданные короля Филиппа второго так же подбрасывали хворост в костры еретиков, что в России сжигали если и меньше народа, то пытали и калечили намного больше, чем в Европе. Да... но это меня не касалось, а сейчас касается. Рассмеялась, неожиданно вспомнив: "Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист. Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ. Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза. Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей. А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать." (известная цитата из выступлений немецкого пастора Мартина Нимёллера, которой он пытался объяснить бездействие немецких интеллектуалов и их непротивление нацистам).

Женщины на соседних столбах истошно кричат. Балахоны наши сгорели, колпаки тоже, кожа на ногах пузырится... площадь пропитывается запахом шашлыка. Толпа воет в экстазе. Не удивлюсь, если кто-то получил оргазм. Смотрю на эти морды - оскаленные капающие слюной, - отнести их к людям при всём желании не могу. Человек, это звучит гордо. А здесь на площади людей нет. Только... земная память услужливо подсказала термин "untermensch" (недочеловек). И вот теперь я по настоящему испугалась. В кого я превращаюсь? Кто дал мне право судить? Это толпа. Толпа способна натворить такого, что ни одному отдельно взятому человеку в голову не придёт. Взять хотя бы русский бунт "бессмысленный и беспощадный". Боль нарастает по экспоненте. И моя некромантия, уже давно исследующая местность на предмет спасения, ввинчивается в холм, заросший боярышником и рябиной. Это как-то связано с мёртвыми, - вроде бы замыкает их там, где они должны лежать.

Барьер. Это против меня?! Бью в него всей силой, - бесполезно. Боль нарастает. Использую боль как точку опоры - не переворачиваю мир, а меняю тактику - начинаю сминать барьер, давя на него всей неиссякаемой силой природного некроманта. Как бульдозер. Вопли ужаса от толпы: "Демон! Демон!" Не до них. Ещё немного... Есть! Призрачные обломки разлетаются в разные стороны и ледяная волна моей силы беспрепятственно обрушивается на холм.

Молния бьёт в вершину холма, раскалывая его до основания. Слой земли сползает, обнажая... мавзолей? Пирамидальное сооружение из белого с золотыми и красными прожилками камня с массивными серебряными (?!!) дверями сияет под полуденными лучами. Брус, закрывающий ворота отлетел в сторону не удерживаемый расплавившимися креплениями. На площадь опустилась ТИШИНА.


И эта тишина длится, длится и длится. Пламя перестало обжигать. Опустила глаза, опасаясь, что ноги сгорели, - нет. Ноги, как ни странно, в порядке. Вероятно, некромантия восстановила. Языки огня пляшут над остатками хвороста. Вязанки, почти прогорев, просели. Подбрасывать некому. А тишина длится, сдавливая народ на площади, подобно прессу. Напряжение сгущается. Прикинула из интереса, что судя по материалу гробницы там отнюдь не простой смертный захоронен. Из толпы доносятся всхлипы. Женщины не выдерживают ожидания. Наконец, створки ворот сдвинулись, и тут же упёрлись в упавший брус. Но открывшийся проход достаточно широк для человека.

Он выглядит юношей. Тонкокостный, невыразимо изящный, какой-то... андрогинный. Переодеть в женское платье и даже сомнения в половой принадлежности не возникнет. Только когда он буквально возник на площади (отвёл глаза, причём всем сразу?) стало заметно, что лет ему не меньше тридцати, и изящество его фигуры - сплошной обман. Парень будто свит из стальных жил. Не удивлюсь, если он в одиночку способен вытащить корабль на берег безо всяких Архимедовых примочек в виде блоков и рычагов. И двуручником, рукоять которого видна из за плеча, наверняка владеет в совершенстве.

- Наисветлейший гад... - площадь выдохнула в священном экстазе. Я развеселилась. То есть, начала истерически хихикать, без надежды успокоиться. Живот болит, а остановиться не могу.

Медово-карие глаза насмешливо сощурились.

- Рады. Вижу.

А костюмчик-то у этого гада пошит из человеческой кожи. Делааа... Интересно, "наисветлейший гад" это титул, или где?

Господин инквизитор легко преклонил колено, и склонил голову. Он ещё и рыцарь? Или здесь другие мерки? Вся площадь пала на колени, кроме стражников оцепления, вытянувшихся во фрунт, и женщин, прикованных к столбам. Кроме меня все "ведьмы" без сознания. Две уже отмучились. Сердце не выдержало. Хворост не подкладывали, испугавшись "крыльев" некромантии (вот почему они вопили "демон") и это дало нам отсрочку. Надолго ли? Как знать...

- Массовая казнь?

- Всё по закону, мой государь. "Ворожеи не оставляй в живых".

- Ни одна из этих женщин ворожеей не является.

- Но как же... - И все уставились на меня. Включая этого. Гада наисветлейшего. С трудом подавила неуместное желание ковырять ногой пол.

- Ты ведьма?

- Я? - Оскорблённо выпрямилась. Что за инсинуации! - Я некромант.

А по спине маршируют мурашки. Крупные, как орехи. Напоминаю себе, что я его подняла, я и упокоить могу, но помогает слабо. Пугает меня этот гад, просто до судорог. Лучше бы я динозавров сразу вызвала, чем некрополь крушить. Ведь не просто так его запечатали. Да ещё и защиту поставили от некромантов. Но мы же, как тот носорог, который видит плохо, но это не его проблемы! Одежда из человеческой кожи... мама дорогая!

- Мой государь... - инквизитор пытается что-то сказать, но этот гад останавливает его небрежным жестом.

- Я побеседую с этой дамой. Оставьте нас.

- Внимание и повиновение. - Площадь опустела в мгновение ока. Только пыль взвихрилась. Остались мы с гадом и ведьмы.

- Что тебя развеселило?

Сказать насчёт "гада"? А вдруг обидится? Нет! Буду вести себя, как дама когда в её присутствии закуривали без разрешения. Не услышу, пока меня не отцепят от столба. Если не отцепит, вызову динозавров.

Разглядывает меня с доброжелательным любопытством. Одежда моя давно сгорела. Ну... к наготе меня на Семинаре приучили. Этим меня не проймёшь. И тут я ощущаю знакомое давление. Опять эмпат! Ну ёжкин кот! Или они на мою эмпатию приманиваются? Неудивительно, что народ в таком восторге от его возвращения...

***


Стоп! Вот оно! Мне следовало сразу задействовать эмпатию, и внушить всем встречным, что они не видят ничего особенного. Но таких тренировок у меня не было. И мне это не пришло в голову. А надо было шагать в другой мир закутавшись в эмпатию, как в плащ с капюшоном. Как мой новый знакомый вышел из гробницы.

***


Сначала мы устроили эмпатический армрестлинг. Кто кого передавит. Нет. Не так. В тот же момент, когда я открыто коснулась этого гада своей эмпатией, он перестал на меня давить. Понял, что бесполезно.

- Я думал нас уже не осталось. Думал, что я последний.

- Так обзавёлся бы потомками. Что тебе мешало?

- Не дерзи. Я снисходителен до определённого предела.

- Ты забыл, что для меня ты всё равно остаёшься трупом.

И? В мою сторону вместо ответа брошен укоряющий взгляд из под ресниц. Этот гад принадлежит к редкой категории мужчин, у которых ресницы - обзавидуешься. Длинные, густые, с загибающимися кончиками. Никакой туши не нужно. Потом он свистнул в висящую на шее серебряную висюльку, и к нам поспешили вернуться господин инквизитор сотоварищи.

- Мою гостью освободить, и устроить как можно лучше. Мы ещё пообщаемся.

- Внимание и повиновение.

Не успела спросить, меня опередил стражник:

- Дозволено ли будет спросить, наисветлейший гад, что делать с остальными?

Великолепное пожатие плеч, сопровождаемое любезным:

- Ну раз они уже у столбов, добавьте огня.

Дёрнулась возразить, - он же сам сказал, что среди женщин нет ворожей! И мне рассадили кожу на руке, с которой в этот момент сбивали кандалы. Этот гад мгновенно оказался рядом, поднёс мою руку к губам, трепетно сцеловывая густо выступившую кровь. Как некромант, я знаю, что это ему на пользу, и сопротивляться соблазну практически невозможно. Но выглядит это со стороны, кхм... Неловкий кузнец упал на колени.

- Раздробить ему руки.

- Пощадите, наисветлейший! Моя семья умрёт с голоду, если я не смогу работать.

- Хммм? Оставьте руки. Раздробить ему ступни.

- Благословенна в веках ваша доброта, наисветлейший!

Да уж!.. Что-то мне не хочется общаться с этим гадом. Но... кто бы меня спрашивал. Поздним утром он явился в покои, отведённые мне для проживания. Практически, по-домашнему. Без двуручника. Но по прежнему в одежде из человеческой кожи.

***


- Как мило, что ты решил заглянуть ко мне.

Нарываюсь на неприятности, но этот гад не реагирует. Точнее, реагирует, как полагается воспитанному мужчине, - целует мне руку, одарив многообещающим взглядом. Никакой угрозы, - в блудливых глазах лишь приглашение в койку. Но... ничего нарушающего приличия не сказано и не сделано. Светская игра, - даме предоставляется выбор, - "сохранить честь", или получить удовольствие. Для меня это приятное разнообразие после общения с Сэ. Лаки тоже держался в рамках, но я не хочу быть марионеткой Наидобрейшего. Поэтому, Лаки в пролёте, как фанера над Парижем. Я ещё не готова, как совершенно справедливо заметил милорд. Что ж, - поиграем?

Медово-карие глаза заискрились.

- Я страшно одинок в этом мире, крошка. Пообедай со мной.

Тигрица прижала уши и вздыбила холку. Когда с лёгкостью читают мои чувства, - не нравится мне это. Сразу понятно, за что уничтожали эмпатов. Ну... была-не-была. Если что, - упокою. Или Наидобрейшего вызову, пусть спасает.

Стол накрыли на огромной террасе. Город - далеко внизу. От палящего солнца защищает решётчатый навес, поддерживающий виноградные лозы. Тяжёлые спелые грозди можно достать рукой. Точнее, я достану, если подпрыгну, а мой наисветлейший сотрапезник, небрежно протянув руку, отщипнул пару виноградин, и сунул их в рот, довольно зажмурившись.

- Я хотела спросить: "наисветлейший гад", - это титул?

- "Наисветлейший", - титул.

Уй... То есть, "гад" следует писать с большой буквы.

- Военное прозвище? Или где?

- Излишне грамотные родители. На одном из древних языков "Гад" означает "счастливый".

- На одном из древних языков моего мира это звучит как "Феликс".

Подумала, что излишне грамотных, идейных, или выпендрёжных родителей и у нас хватает. Арвиль (Ар(мия)В(.)И(.)Л(енина)), Владлен (Влад(имир)Лен(ин)), Делеор (Де(ло)Ле(нина)О(ктябрьская)Р(еволюция)), Нинель (зеркальная анаграмма фамилии Ленин), Элина (Эл(ектрификация)Ин(дустриализация)), хотя бы звучат прилично. Гертруда (Гер(оиня)Труда), Зарема (ЗаРе(волюцию)М(ира)), Луиджи (Л(енин)У(мер)(но)Ид(еи)Жи(вы)), Эмиль (Э(нгельс)М(аркс)иЛ(енин)) вообще совпадают с нормальными именами. Дэвил (Д(итя)Э(похи)В(.)И(.)Л(енина)) и Иззвил (Из(учайте)З(аветы)В(.)И(.)Л(енина)) хороши для сатанистов. А вот Кукуцаполь (Куку(руза)Ца(рица)Пол(ей)), Нисерха (Ни(кита)Сер(геевич)Х(рущов)), полуцензурное Даздраперма (ДаЗдра(вствует)Пер(вое)Ма(я)), или вообще Перкосрак (Пер(вая)Кос(мическая)Рак(ета))... И ведь тогда до восемнадцати лет нельзя было изменить имя. Как придурки-родители обозвали, так и ходи, блин.

- Ещё вопросы?

Как головой в омут:

- На тебе одежда из человеческой кожи. Это здесь в обычае?

Опять великолепное пожатие плеч.

- Должна же быть какая-то польза и от врагов.

Подумала, что части некоторых врагов приятно иметь при себе. Чтобы под настроение поднять и... запытать до смерти. Не кожу, разумеется, а маленькую косточку. Может, мне начать собирать себе костяные чётки, подражая Наидобрейшему?.. Только надо продумать руну "восстановления по вызову". Чтобы память сохранялась.

- У тебя такая улыбка... Мне жаль твоих врагов.

Устыдилась. Вспомнила пояснение Аманды насчёт основной молитвы христиан, что "...и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим..." следует понимать буквально. Ещё вспомнила фразу Людовика четырнадцатого "простить, не значит забыть". Опять каша в голове. Хорошо, хоть на тарелке мясо.

Наисветлейший с интересом меня разглядывает. Как маленький ребёнок стрекозу. Что первым оторвать: крылышки, или ножки.

- Забавно... А своё мнение у тебя бывает?

Нарочно меня злит, Гад. Упокою, век воли не видать! Ага, а потом меня упокоят. Буду отбиваться динозаврами. Вежливо улыбаюсь:

- А зачем оно мне?

- И то верно.

Короткая пауза в разговоре. Слуги неслышно убрали со стола, оставив кувшин с вином и два кубка, и удалились. Закуски не предполагается. Пить, или не пить, вот в чём вопрос. Кубки такого размера, что если их налить до краёв, как раз ноль семь получится.

- Как ты умудрилась попасть под стражу? Тебя вообще ничему не учили?

- Меня учили скрывать свои способности. Недавно начали тренировать воздействие на материальные предметы.

Тонкая бровь приподнялась, демонстрируя удивление.

- Для того, чтобы воздействовать на "материальные", как ты говоришь, предметы, достаточно уметь их слушать.

- Я не геомант. Это геоманту достаточно "слушать" мир, чтобы переставив пару стульев устроить землетрясение. Я преувеличиваю, конечно, но смысл не меняется.

Наисветлейший Гад расхохотался. Встал из за стола, отставил свое кресло к балюстраде, поменял местами кувшин и свой кубок, вытянув левую руку сорвал виноградину, раскусил сочную ягоду и отбросил её за перила. Правильно. Главное, чтобы внизу человек попался хороший.

- Вот так?

Взяв меня за руку, вытащил из кресла, и влепил такой смачный поцелуй с засосом, что я рассмеялась. Не знаю, эмпатия тому виной, или вкус виноградного сока на языке, или яростная радость жизни, переполняющая наисветлейшего, но обычной скованности во мне нет. Наоборот. Моё тело требует близости. А может это и была геомантия? Какая, впрочем, разница! Раз уж выпал случай узнать как это бывает, когда желание взаимно, надо пользоваться. Сливаем дыхание, эмпатию, тела, крики... Этот парень настоящий фейерверк. Огонь, как сказал бы Мессинг. Всего за час с ним я больше узнала о сексе, чем за годы, проведённые с Сэ. И это при том, что лечь было негде!

Пауза. Изнеможение. Багряная влага льётся в кубки. Примерно на треть.

- За тебя, крошка!

Приподняла кубок, радуясь, что он не полон. Руки дрожат так, что расплескала бы половину. Поднесла к губам. Наблюдаю поверх кромки. Один глоток, и кубок отставлен в сторону. Повторяю за гостеприимным хозяином. Хорошее вино. Живой виноград. Тигрица мурчит и потягивается...

- Подумать только! В таком возрасте сохранить полнейшую невинность.

Смотрю на улыбающегося Гада, - всё-таки надо его упокоить. Что значит "в таком возрасте"?!!

- Я не о девственности, крошка. Тебе пришлось быть военной добычей?

- Типа того. - Не хочу вспоминать. Перспектива возвращения в ласковые руки Сэ вызывает неприятие.

- Не буду лезть в твои дела. Ты уже в состоянии сама разобраться.

- Ты ещё и мысли читаешь?

- Зачем? Я читаю тебя. Как и ты читала меня. Просто ты не умеешь осознать прочитанное.

И тут мне в голову пришла мысль, что повторение мать учения. Стараясь не краснеть, уповаю на то, что это мысль тигрицы. Но когда наисветлейший утащил меня в мои покои, я не возражала. И то сказать, - надо же мне учиться? Мадам Тереса помогла с теорией, настало время и для практических занятий.

Танец с веером произвёл впечатление. Прижимая меня к груди, пока успокаивалось бешено колотящееся сердце, наисветлейший прошептал, улыбаясь:

- С таким талантом тебе обеспечена работа в любом из борделей, крошка.

Рассмеялась в ответ:

- Приятно получить похвалу от истинного ценителя.

Нам было очень легко вместе. Эмпатия ли тому виной? Скорее, отсутствие взаимных требований. Нам ничего друг от друга не надо, и мы можем подарить друг другу немного радости. Ощущаю себя на каникулах, а Гад просто радуется жизни. Кстати, кое-что подлежит уточнению.

- У меня были основания считать, что после сорока дней вернуть душу в тело невозможно. Поднимается просто тело. Без души и без мозгов. Как тебе удалось...

- Кто из нас некромант, крошка? Считай, что это исключение, подтверждающее правило.

Вспомнила, что Толию тоже удалось сохранить душу и разум. Может, причина не в ритуале, а потому что он был эмпатом? Тряхнула головой, отбрасывая лишние мысли. Просканировала наисветлейшего на предмет "жизни". Нндаа... чтобы его убить надо очень и очень постараться. Вероятно, вся сила, неистраченная на взлом антинекромантских запоров, впиталась в него. Если бы я не знала, что он вышел из гробницы, то и не подумала бы, что он мёртв. Точнее, - был мёртв.

- Ты поможешь мне освоиться с эмпатией?

- Крошка, я дал тебе совет. Работай. С людьми работать легче, чем с "материальными" - издевательская улыбка (ууу, Гад!) - предметами. Принцип тот же: слушай и воздействуй. Завтра я подгоню тебе пару-тройку человек, для отработки навыков.

Опять сумасшедший поцелуй, и наисветлейший меня покинул.

Поковыляла в удобства. Вместо ванной комнаты небольшой бассейн нежно-розового мрамора. Залегла в воду. Надо расслабиться. Вид в зеркале меня ужаснул. Утверждение, что настоящий секс, как и настоящая истерика, губителен для женской красоты, совершенно справедливо. Под глазами круги, как у коалы, губы как лепёшки, лицо осунувшееся, руки и ноги дрожат... Зато тигрица довольна. Мурчит, скотина полосатая.

***


А, может быть, Наидобрейшего разгневало падение моего облико-морале?..

Красавчик Лаки был разгневан до такой степени, что вкупе с наисветлейшим Гадом уничтожил и город. Город мне не жаль, а Гада я ему ещё припомню! Не ты поднимал, не тебе и упокаивать. Отец Иаков ограничился укоризненным: "Лаки, мой мальчик, следует лучше себя контролировать". А я, взбесившись, натравила на красавца стаю динозавров. Динозавров Лаки тоже истребил. Сплошной геноцид по территориальному признаку.

После этой моей мысли высокие лорды развеселились. Наидобрейший перенёс нас к себе в гарем и устроил разбор полётов.


Глава 32. Страсти по-Шекспиру, или "Внимательно ознакомьтесь со своим экземпляром договора".




- Тебе было недостаточно внимания?

Как это я так отвлеклась, что не заметила появления Лаки?.. В тёмно-синих глазах сверкают молнии, губы кривятся в улыбке. Машинально определила, каких точек надо коснуться, чтобы переломать любезному другу кости. Затронуто не только чувство собственности, но ещё и "статус самца". А это, похоже, серьёзно.

Выдираюсь из сильных рук, уворачиваясь от настойчивых ласк. Лорда Руфуса на помощь звать не буду. Наидобрейший, конечно, поможет. Только не знаю кому. И почему красавчик Лаки, подобно Сэ, думает, что ему удастся пробудить во мне самку?.. для этого надо совсем другое...

- Что же? - Музыкальные пальцы сплетают на моём теле сеть с узлами в самых чувствительных точках. Технология освоена в совершенстве. Ну и что из этого? Да ничего! Я всё это имею с Сэ. Практически, каждую ночь.

- У тебя нет права настаивать на близости.

- Настаивать? - Меня одарили сверкающей улыбкой, и...

- И даже это ещё не настойчивость.

Ласки закончились, начинается явное насилие. Интересно, что тогда воспитанник лорда Руфуса подразумевает под настойчивостью?

Нет, я не "сложила руки". Я, всё-таки, квалифицированный мастер боли. Поэтому, ещё трепыхаюсь какое-то время. Но у лорда очень высокий болевой порог, укреплённый злостью. Тогда я привычно абстрагируюсь, - "раньше сядешь, раньше выйдешь". Потом приму ванну, и выброшу из головы этот эпизод. Лаки тут же отстранился, убрав руки.

- Извини, Тигра. Сорвался. Я не беру женщин силой. Никогда. - Безупречно вежливая улыбка. Дистанция восстановлена на длину руки (не моей, а Лаки).

- Не стоит беспокоиться, лорд. - Пожимаю плечами. Всё равно это любезность по-обязанности, так что, я не таю от счастья.

Внимательный взгляд тёмно-синих глаз. Решительное

- Всё равно, извини.

Лорд пропал в радуге. Вот поэтому, я и не ощутила его появления. Что ж... красавчик Лаки владеет собой даже в ярости. И... второе извинение было искренним. Это плюс.

Меня ощутимо потряхивает от нервного напряжения. Начинаю дыхательные упражнения. Успокоившись, отправляюсь отдыхать. Если бы я сразу прошла в свои покои, Лаки не появился бы. Гаремный дом, остаётся гаремным домом. А во внутренний дворик лорд Руфус его сам допустил. Впрочем, тогда лорд копил бы злость, и во что бы она вылилась для меня в итоге, - неизвестно. Так что, всё к лучшему.

***


Злобно сижу над горстью песка, секунду назад бывшей обломком хризоберилла. Не хватает контроля. Решила, всё-таки, тренироваться на кристаллах, ибо они требуют ювелирной точности дозирования эмпатии. С людьми легко. Равно как и с растениями и животными. А вот камни... Аморфные и жемчуг поддаются легче. Жемчуг и янтарь вообще благодарно впитывают эмпатию. Лорд Руфус был приятно поражён красотой бросовых жемчужин, изменившихся, благодаря эмпатической обработке. Мёртвую бирюзу я тоже оживила без проблем. А кристаллы...

Когда Гад поинтересовался, как я тренировала эмпатию на кристаллах, если не умею "слушать", я ему продемонстрировала на примере отходов гранильщиков. Кстати, получилось всё сразу на "ять". Сказал "с ума сойти!", демонстрируя культуру общения. Может, он и был наёмником, - то есть, в летописях вряд ли фантазируют, - но воспитывался парень явно не в казарме.

Выбросила из головы абсолютно все мысли. Пытаюсь "слушать" камень. Наверное, я глухая. Плюнув, решила сменить тактику. Пусть камень меня слушает.

"Нет, ни пурпурный рубин, ни аметист лиловый,
Ни наглой белизной сверкающий алмаз
Не подошли бы так к лучистости суровой
Холодных ваших глаз,
Как этот тонко огранённый,
Хранящий тайну чёрных руд,
Ничьим огнём не опалённый,
Ни в что на свете не влюблённый
Тёмно-зелёный изумруд."

(© отрывок из романса Б. Фомина, на стихи А. д'Актиля "Изумруд")



Как сделать камень "хранящим тайну"? Я - не знаю. Пусть сам старается. Я лишь стимулирую эмпатией стремление к совершенству.

- У тебя получается, дитя. - Тонкие алебастрово-белые пальцы крутят мерцающий сгусток тёмно-зелёного пламени. - С каждым разом всё лучше и лучше.

Я знаю, что высказывать претензии Наидобрейшему, всё равно, что урагану, но не могу промолчать.

- Почему милорд позволил...

Поднятая ладонь остановила мою попытку.

- Дитя, поступок Лаки естественен. Чего ты ожидала?

Во мне зарождается надежда, которую Наидобрейший уничтожил в зародыше.

- Со своим светлым компаньоном разбирайся самостоятельно.

Надулась, как мышь на крупу. Когда я не прошу, то мне "помогают" разобраться. Нет в жизни правды до одиннадцати часов утра...

- В жизни вообще правду искать бессмысленно.

Прикосновение идеальных губ ко лбу и тихое "Спи, дитя. Спи, и забывай".

***


Я гуляю по радуге. Дохожу до середины, и радуга прогибается, становясь огромными качелями. Пытаюсь удержаться, цепляясь за боковины, руки проходят сквозь них. Замираю с расставленными руками, стараясь не потерять равновесие. Качели взмывают вверх и ускользают из под ног. Я падаю... падаю... падаю...

Пламя Бездны, холод некромантии, тьма боли... мой крик "это тоже я!" - убрать.

Уход за лицом, волосами и телом, изготовление духов и притираний, рисунки на шёлке, пение фривольных песенок, сопровождаемое игрой на лютне, искусство красиво двигаться, рассказывать сказки, танцы - оставить.

Работа с кристаллами, использование эмпатического флёра - убрать.

Лаки, Мессинг, милорд Руфус - убрать.

Суд, обритие головы, кнут, камера, бунт смертниц, костёр - оставить.

Некромантия, взлом мавзолея, наисветлейший Гад - неопределённость.

Трапеза с наисветлейшим на террасе, поцелуй, фантастический секс - неопределённость.

И только сейчас, падая в Бездну с радуги, я поняла, почему близость с Гадом не вызвала у меня отторжения. Потому что я в любой момент могла отстраниться, и Гад меня бы отпустил. Разозлился бы, но... отпустил. И Сэ и Лаки ласкали моё тело как будто выполняли лабораторные исследования. На это не реагирует, - попробуем другое. Сэ нужна была женщина каждую ночь и, поскольку рядом была только я, он пользовался мною, а Гад в тот конкретный момент хотел именно МЕНЯ. И ласкал он МЕНЯ, а не абстрактную самку. И если через пару часов он осчастливил какую-нибудь служаночку, то он осчастливил именно ЕЁ, а не просто занялся сексом с первой подвернувшейся. И даже самая смелая ласка всё равно содержала вопрос, а не требование. Даме предоставляется выбор. Нет, Гад не уважает женщин. Все мы для него "раскладушки". Но права выбора он не лишает. Просто делает своё предложение привлекательным, давая понять какое удовольствие предстоит.

Оставить.

Вскочила в холодном поту. Не могу понять, где я. Темнота... абсолютна. Темно и тихо.

***


На свадьбу Карла отправилась одетой по моде средневековья: в сложном головном уборе, поверх платка, скрывающего шею и область декольте. Прячу обритую голову. Обросла уже, конечно, немного, но... недостаточно. Пришлось под платок намотать ещё и косынку, по арабской технологии, как под арафатку. Маскирую отсутствие кос скрученной жгутом тканью. Соответствующие три платья - длиннющее нижнее, укороченное среднее и короткое верхнее тяжелы, как солдатский ранец. Укорочены верхние платья только спереди, демонстрируя роскошь тяжёлых шелков и позументов по кромке. Под платьями, соответственно, ещё и батистовая рубашка плюс панталоны. Приходится контролировать дыхание и движения, чтобы не задохнуться под тяжестью одеяний. Хорошо, хоть обувь не на шпильке. Каблук высокий, но не чрезмерно, - такой, что вокруг можно куриное яйцо окатить. Чулки шёлковые. Тонкие, но, опять-таки, не прозрачная паутинка. Наидобрейший, как обычно, в рясе цвета сажи и с чётками в руках.

Но прежде мы отправились в гавань контрабандистов. Посмотреть на корабль.

***


- Он живой? - Смотрю на высокие борта, покрытые тёмной чешуёй сине-зелёного цвета, высокие мачты стремятся в небо, паруса свёрнуты на реях. Дивная соразмерность вызывает в памяти фразу "нет в мире ничего прекраснее танцующей женщины, скачущей лошади и чайного клипера, идущего под всеми парусами".

- Тебе лучше знать, дитя. - Наидобрейший тоже любуется кораблём.

Морской змей на носу хищно скалится в нашу сторону, пробуя воздух раздвоенным языком. Наглость какая! Погрозила ему пальцем, - "Quos ego!" как Нептун у Вергилия. Рептилия смутилась, и попыталась спрятать голову, хитро посматривая одним глазом. Хихикаю мысленно. Меня переполняет радость творца. На такое совершенство не жаль потраченных сил.

- Будет лучше, если ты начнёшь контролировать свою силу, дитя.

- Да, отец Иаков.

После этой моей сакраментальной фразы, Наидобрейший переместил нас в городское имение Карла.

***


- Детка, тебя не узнать. Какая скромность в грозный час похмелья.

- Если я скажу, что в лечебнице не любят тратить время, ухаживая за волосами пациентов, ты удивишься? - Не лгу ни единым словом. Просто не уточняю, где мне укоротили причёску.

- Есть накладные косы.

- Зачем они тебе? Решил сменить имидж?

Серёга смеется, не отвечая. А у меня складывается впечатление, что косы он-таки использовал.

Отец Иаков усажен на почётное место за столом новобрачных. Я же сижу в уголке, беседуя с Серегой. Клаус прохаживается по саду, наблюдая за гостями. Я тоже наблюдаю. Эмпатически. Карл мне не чужой.

Странное впечатление производят его новые родственники. Старшее поколение ненавидит и уважает его, а брат невесты им восхищается, презирая одновременно. Полагаю, презрение из за службы в полиции. Откуда взялось восхищение?

- Приятно видеть, что Семьи соблюдают договорённости.

Серёга загадочно улыбается. А я прислушиваюсь к ласковому шипению кумушек за соседними столами. Не я, а тигрица. Мои уши не натренированы фильтровать из общего шума чью-то беседу.

- Вы скомпрометировали девушку? А если бы со свадьбой не получилось? Как ей жить?

- Детка, не нагнетай обстановку. Никто никого не компрометировал. Пришлось ограничить выбор женихов. Только и всего.

Серёга откинулся на спинку стула, улыбаясь. Мне адресована улыбка, а рассеянный взгляд наемника охватывает веселящихся гостей дона Гильермо. Свадьба юной Беатриче и дона Джанкарло празднуется в поместье отца невесты. Сам дон сейчас, по старой традиции, принимает просителей.

- Никто ничего не устраивал, Тигра. Не повторяй ерунду за кумушками.

- Ага, как же, когда весь город знает, что Беа сбежала с Карлом.

- БЕА безвылазно сидела дома. Даже в храм не выходила, - молилась в домашней часовне.

- Серёга, я не сомневаюсь в этом. Я слышу, что говорят кумушки.

- Та брэшуть люды...

Фыркнула, не удержавшись. Серёга не расколется. Кремень. Решила, что попрошу отца Иакова посмотреть в прошлое. Может, ему тоже будет интересно?

***


- Я убегу, и нас обвенчают.

Беа смотрит на Карла горящими чёрными глазами. Малышка похорошела за эти месяцы. Или это любовь так преображает её? Коснуться эмпатией не получается. Что было, то прошло. Надо будет потренироваться, вообще-то. Может, я неправильно касаюсь.

Карл, который любви не испытывает, сохраняет благоразумие.

- Малышка, это неразумно. В моём доме нет женщин, которые могут тебя принять. Няня не считается.

- Ну и что? Всего на одну ночь, а потом...

Дон Джанкарло "в шоке".

- Одну ночь?! Ты подумала, как Я проведу эту ночь? Знать, что ты в моём доме, на расстоянии нескольких шагов... Беа!

Мысленно поаплодировала. Невеста смущена и обрадована одновременно. Карл сощурился, - обдумывает какую-то мысль. Потом взял руки Беа в ладони и проникновенно сказал.

- Беа, я позабочусь, чтобы наша свадьба состоялась в кратчайшие сроки. А ты сиди дома. - Пауза. Взгляд в глаза. - Это очень важно, малышка. Ты не должна покидать дом своего отца ни на минуту. Даже для того, чтобы посетить храм. Молись в домашней часовне.

- Я не понимаю, но всё сделаю, как ты хочешь, Карл.

- Ты умница, Беа.

Лёгкое пожатие пальчиков невесты, и пригласительный жест в сторону открытого портала.

***


Радужная вспышка... Сад дона Джанкарло. Стол под навесом из винограда. Карл обращается к Серёге.

- Серджио, мне нужны твои специальные умения.

Вопросительный взгляд вместо ответа. Не желает Серёга осваивать мафиозный этикет.

- Помнишь, ты показывал нам в таборе различные образы? Ты можешь скопировать Беатриче? Буквально на пару-тройку минут? Всё, что для этого может понадобиться, ты получишь.

- Дон Джанкарло всё ещё собирается жениться на юной Беатриче?

Карл полыхнул глазами на телохранителя, но ответил сдержанно.

- Я собираюсь предпринять необходимые меры, чтобы наша свадьба с дочерью дона Гильермо состоялась.

- Нужна одежда и накладные волосы.

- Отправить за покупками придётся няню. В ней я уверен.

- Я сам схожу. Госпожу Марию могут вспомнить.

- В усадьбе дона Гильермо с недавних пор установлены отсекатели порталов. - Карл криво улыбнулся.

- Мне понадобится только портал до городского рынка.

***


Радужная вспышка... Ворота усадьбы дона Гильермо. Подкатывает возок, влекомый тройкой роскошных каурых рысаков. Остановка напротив ворот. Из возка выходит мужчина, подходит к воротам. Стук воротного кольца. Скрип приоткрывающейся створки. Мужчина входит во двор, а закутанная женская фигура выскальзывает наружу, оглядывается по сторонам, и со всех ног бежит к возку. Прохладный вечерний ветерок сдул покрывало с головы беглянки. Опустив пониже лицо девушка уцепилась за перила откинувшегося бортика, как горная козочка пролетела по ступенькам внутрь возка. Бортик поднялся, и длинный кнут выстрелил в воздухе:

- Гони!!!

Кони рванули, как сказочные драконы. Пролетели до конца улицы и скрылись в портале.

Заскрипели открывающиеся калитки и створки окон. Тихую улицу заполнила толпа народа.

- Сбежала! А такая скромница с виду! Что ж это делается-то?!

- Да кто?

- Беатриче, дона Гильермо дочка, - я сама её видела! Вот бесстыжая, опозорила такого уважаемого человека!

- Да куда ей бежать?

- Известно куда. Куда они все бегут...

- Ты язык-то придержи. Не крестьянскую девку обсуждаешь...

- Теперь говори не говори, дело сделано.

***


Радужная вспышка... Большая комната с камином. За столом дон Гильермо с сыном, и ещё какой-то дон с почтенной женщиной. Вероятно, с женой.

- Нашему сыну ещё рано жениться.

- Если вас смущают эти глупые слухи...

- Ни слова больше, дон Гильермо! Я не сомневаюсь, что это всего лишь слухи.

Поднятая ладонь и вежливая улыбка собеседника не сочетаются со взглядом его жены. По глазам супруги дона ясно видно, что слухам она верит, и свадьбы не будет. Медовый голос синьоры льётся в уши гостей:

- Я слышала, дон Гильермо, что вы договаривались с доном Джованни. И ваши дети ждали свадьбы. Зачем лишать дочь счастья с любимым человеком? Джанкарло такой хороший мальчик...

***


Радужная вспышка... Ещё одна большая комната с камином. Семья дона Гильермо в сборе.

- Я убью эту полицейскую скотину!

- Помолчи, Рудольфо. Нам нечего предъявить дону Джанкарло.

- Ах, теперь он уже ДОН Джанкарло?! После того, как опозорил мою сестру?!

- Рудольфо! Твоя сестра чиста, и ты это знаешь. Опозорить её можешь ты, своими выходками.

- Ни один из донов не возьмёт Беа невесткой, отец. Мы можем её выдать только за одного из наших людей.

Тишина.

Беа испуганно смотрит на сухонькую старушку, сидящую в кресле у камина. Рука, похожая на птичью лапу, хлопнула по подлокотнику.

- Глупый мальчишка! Все будут считать, что твой отец купил дочери мужа, чтобы прикрыть её позор. И срывать злость муж Беатриче будет на ней. Ты этого добиваешься для сестры?

Дон Гильермо встал и подошёл к креслу.

- Мама, я немедленно свяжусь с доном Джанкарло. А вы с моей женой готовьте свадьбу.

***


- Отец Иаков, а как получилось...

Наидобрейший насмешливо улыбнулся, и...

Ворота в усадьбу дона Гильермо. Очень медленно мужчина, вышедший из возка, приближается. Толстые стены ограды мешают боковому обзору. Стук воротного кольца. Плавно снимается шляпа с широкими полями, прячется за пазуху. Одновременно, стряхивается с плеч плащ, которым оборачиваются бёдра. Сдёргивается лента, удерживающая юбки. Шарф снимается с шеи, вытаскиваются из за шиворота спрятанные косы. Шарф расправляется, и набрасывается на голову. Меньше пяти секунд на перевоплощение, - и Беатриче бежит к ожидающему возку.

- С ума сойти!..

- Твой земляк профессионал, дитя.

Ещё бы! Когда я смотрела в нормальном режиме, то буквально "видела", как разминулись посетитель дона Гильермо и Беатриче. На молча заданный вопрос Серёга пожал плечами.

- Промежуток до пяти секунд человек совмещает во времени. На шестой секунде события уже разделяются.

***


Возвращение на Семинар ознаменовалось диким скандалом.

***


- Дорогуша, ты сменила стилиста? Эклектично.

Ещё бы! К "тифозной" причёске я нанесла гаремный макияж, и на моих губах стандартная восторженно-лукавая улыбка "любимой наложницы". Плюс рабочий комбез "семинариста" четвёртого года обучения и малая парюра с брюлями и бериллами. Дикое сочетание причёски и комбеза с макияжем и побрякушками вызывает желание всё это немедленно содрать, и отправить меня под домашний арест, пока не поумнею, то есть, - бессрочно.

На губах Сэ вызревает ласковая улыбка. Он всматривается в меня долгую секунду, и...

Ррраз! Светлый втаскивает меня в свою келью.

Два! Хватает меня за горло.

Три! Отгоняю панику знанием, что в моей крови кислорода достаточно на четыре минуты, если не делать резких движений. А кто собирается их делать? Мягче надо с мужчинами обращаться.

Четыре! Нажимаю точки, сокращающие мышцы, и жду что будет раньше: мой обморок от нехватки кислорода, или кости Сэ начнут ломаться.

Пять! Перетекаю в тигрицу и обратно, чтобы исцелить повреждённую шею.

На счёте "шесть" в келью вошёл Солли.

- Сурово. Чем заслужил?

- Угадай с трёх раз, лорд Эрик.

И снова я утратила возможность дышать. Смотрю на Сэ. Милый друг исцелился и смотрит ласково. Мысленно показала язык, и перекинула на него свои ощущения. Вдооох, выыыдох. Солли, сощурившись, разглядывает нас. Молча. Поворачиваюсь к выходу, собираясь покинуть обиталище Сэ. Меня не останавливают. Отправляюсь к себе. Руки мыть перед обедом. Лорды остались беседовать.

Вместо того, чтобы после обеда писать отчёты о проделанной утром работе, оба два моих брата по боли взялись за моё воспитание.

- Дорогуша, побудь немного с нами. Куда тебе спешить?

- Диплом писать. У вас, может быть, всё уже готово, а у меня ещё конь не валялся.

- Я жду объяснений. - Глаза Светлейшего источают сиропную сладость.

Я развеселилась, потому что, разозлиться сильнее просто не могу.

- И что же требуется объяснить?

Сэ безмолвствует, лаская меня глазами.

- Ты, вроде как, нарушила вашу договорённость, нне? - Солли на меня не смотрит, и в голосе - отстранённость. Вот, какая я нехорошая!

- НАШУ с Сэ договорённость я не нарушила ни разу. Ни одного раза, лорд Эрик.

- Хммм... ты уверена в том, что говоришь. И всё-таки...

- Цитирую: "У тебя есть два пути, Тигра. Первый: ты принимаешь меня без сопротивления. Второй: я каждую ночь буду ломать тебе обе руки и одну ногу. Утром исцелю. На следующую ночь - опять сломаю". Где здесь хоть одно слово, которое я нарушила?

Солли в шоке переводит глаза с меня на Светлейшего и обратно.

- Тигра, тебе следовало обратиться ко мне. Я бы...

И тут я поняла, что испытывал Наидобрейший, сказавший мне "Не люблю лицемерия". Я думала, что разозлиться сильнее уже не могу? Ха!

- Вот только не надо строить из себя целку, Солли! У тебя прекрасный слух, - услышать звуки даже недолгого сопротивления ты был вполне способен. Ещё более прекрасное обоняние. И не говори МНЕ, что запах изнасилования не отличается от запаха добровольного соития. У меня тоже обоняние лучше, чем у обычного человека. Или, может быть, твоё обоняние такие нюансы различать неспособно? Да, или нет?!!

Солли опустил взгляд на сцеплённые пальцы рук. Стыдно? И правильно!

- Подобная договорённость, по умолчанию, предполагает верность. - Сэ шипит, как Каа бандерлогам.

- Я не дипломат, и в умолчаниях не разбираюсь. Ты мне, кстати, тоже обещал: "если у меня появится доступ к женщинам, которых я сочту приемлемыми, чтобы разделить ложе; я перестану посещать твою келью".

- Я не обещал тебе искать таких женщин. У меня без этого есть чем заняться.

- Да, тут я лажанулась. Ты не обещал искать мне замену, я не обещала хранить тебе верность. Ситуация "аль пари", как говорят в казино.

- И всё-таки, это не слишком порядочно, Тигра. - Солли тих, подавлен, но мужская солидарность превыше всего.

- Непорядочно насиловать меня почти каждую ночь, лорд Эрик!

Сэ вскинулся протестовать, Солли тоже открыл рот, но я не дала им произнести ни звука.

- То, что я не сопротивляюсь, и не зову на помощь, отнюдь не значит, что я согласна. А соитие без согласия является изнасилованием. Скажете нет?

- Всё правильно, дитя. Но тебя, вроде бы, устраивали такие взаимоотношения, или я ошибаюсь?

Наидобрейший одаривает нас благостной улыбкой. А он-то чем недоволен? Тоже мужская солидарность заговорила?

- Иди к себе, дитя. Займись дипломом.

- Да, отец Иаков.

***


Сэ меня демонстративно игнорирует. Лорд Эрик общается, но... формально. Мужчины оскорбились моим восприятием отношений со Светлейшим. Ой-ой-ой, какие мы нежные! Меня такое их отношение не напрягает абсолютно. Занимаюсь дипломом, - не до переживаний. Да и переживать мне не о чем. Отдыхаю душой.

Ежевечерне посещающий нас отец Иаков насмешливо щурит глаза, совершенно от этого скрывающиеся в пухлых щеках. Вид Гаргантюа, довольного жизнью.

Дипломные работы переданы на рецензию. Ждём. По потолку не бегаю, занимаюсь йогой. Пытаюсь вырастить лотос из пупка. Не хватает созерцательности. Помня, что "терпение и труд всё перетрут", продолжаю медитировать. Вместо лотоса выросла белая роза. Показала мне длиннющий зелёный язык, и спряталась обратно в пупок. Поняла, что с медитацией пора завязывать.

***


- Дети мои, работы ваши приняты к защите. Завтра будет жеребьёвка. Каждому предоставят свой день. Впрочем, к вам это не относится. Это для комиссии. Вы все защищаетесь послезавтра. Готовьте материал для демонстрации. Заявку надо подать сегодня до обеда.

Наидобрейший появился сразу после завтрака, - не успели мы подняться из за стола, как нас осчастливили новостью.

План доклада я набросала сразу после написания диплома. Надо определиться с количеством объектов. Пожалуй, мне столько не дадут, - первокурсникам не хватит.

- Дитя, ты получишь материал для создания необходимого количества объектов.

- Необходимого для... всех?

Мне подарили острый взгляд.

- Хммм... мысль интересная. Пожалуй, с вашим выпуском мы можем немного сэкономить на материале.

Солли легонько стукнул пальцами по спинке моего кресла. Понятно, что воспитательного пинка он мне дать при отце Иакове не может. Но посыл ясен, - молчу. И так уже наговорила себе работу.

Работали втроём. Лорд Эрик и Светлейший ломали кости на кусочки, а я воссоздавала из этих кусочков полноценные объекты. Наидобрейший замещал комиссию по приёмке материала. За полтора часа управились.

- Сразу после защиты отправишься в Школу Гильдий, дитя. Пора получить сертификат некроманта. Во время учёбы ты была под прикрытием Семинара, а некромант без лицензии работать не может. Лицензию выдают только при наличии сертификата.

- Я не собираюсь работать некромантом, отец Иаков. И после защиты диплома положен отпуск.

- Ты не можешь не использовать некромантию, дитя. Попадая в неприятности, а ты попадаешь в них с дивной регулярностью, ты сразу задействуешь свою силу природного некроманта. Я не возражаю, - получишь сертификат, и используй в своё удовольствие.

Булькаю от возмущения, как закипающий чайник. Кто меня сосватал мафии, как некроманта? А теперь, видите ли, сертификата мне не хватает. Как говорится: "вам ехать надо, или шашечки нужны?"

- Дитя... Когда ты взламывала защищённый мавзолей, о чём ты думала?

Надулась, как мышь на крупу. О чём можно думать, поджариваясь на костре?

- Ты могла бы вызвать древних ящеров, как делала это после третьего курса. Ящеров и людей, которые сняли бы тебя с костра. Почему именно мавзолей?

При слове "костёр" Сэ впервые за эти дни уставился на меня. Ласково. Солли тоже заинтересовался. Заметила краем глаза, потому что, отвлекаться от разговора с Наидобрейшим себе дороже. Получила благостную улыбку и от куратора.

- Я не знаю. Сила сама выбрала точку приложения. - Хлопаю глазами, впервые задумавшись о необходимости контроля. Раз уж я всё чаще использую природную некромантию, следует, по крайней мере, делать это осмысленно. Тяжело вздыхаю, - опять учиться.

- Ты осознала, дитя?

- Да, отец Иаков.

Наидобрейший испарился, лорд Эрик приступил к допросу.

- Дорогуша, о каком костре шла речь?

- Обыкновенном, лорд Эрик. На котором ведьм сжигают. Столб с цепями и вязанки хвороста вокруг него.

- Однако!.. Насыщенные у тебя каникулы были. И ты ещё имела наглость говорить куратору об отпуске? - Солли ехидно улыбается.

- От каникул тоже надо отдыхать.

- Кстати, почему наш Наидобрейший перестал обращаться к тебе "дитя моё"? Ты обратила на это внимание?

- Ещё бы, нет! Может, потому, что я не его дитя?

Мужчины переглянулись. Молча. Меня это тоже беспокоит. Но, поскольку с отцом Иаковом мне не тягаться, выбрасываю лишние мысли из головы. Пока не разболелась.

***


Защита, - не как обычно. "Пять минут позора, и ты дипломированный инже... тьфу, палач" не прокатило. Гоняли меня по всему материалу. У "людей" живой интерес. Тема новая, - таких исследований не проводилось. Да и не проведёшь их без некроманта. Точнее, можно провести, истратив несколько тысяч объектов. Потому что, без комментариев поднятого объекта об ощущениях, придётся двигаться ощупью. Похоже, скоро появятся диссертации по теме. Я-то определяла точки эмпирическим путём. Методом тыка, ха-ха. Преподаватели же наши будут подводить научную базу.

- Дитя, уточни для меня, как ты определила необходимые точки воздействия на оборотницу, и на Светлейшего.

Упс! А я откуда знаю КАК определила? Я просто ЗНАЛА, каких точек надо коснуться, чтобы достичь желаемого эффекта. И что? Я останусь без диплома?

- Не надо волноваться, дитя. Я же сказал, - это для меня. В твоём дипломе исследования проводились на человеках. И в теме так написано. Мне просто интересно.

Мяягко коснулась. Едва удержалась, чтобы не вздрогнуть всем телом, - отца Иакова насторожила подобная моя компетенция. Жалобно моргаю, - мысли все куда-то испарились.

- Подготовишь отчёт, дитя. Трёх дней тебе хватит.

Меня унесло порталом в келью.


Глава 33. Вернись, я всё прощу, или "Оскорбление смывается кровью".




- Дорогуша, ну что ты вредничаешь? От тебя, ведь, не убудет.

Поморгала, чтобы Солли перестал расплываться перед глазами. Обмывание диплома уже прошло стадию "ты меня уважаешь?", и дошло до разговора "по душам". Попыталась возразить:

- Что значит не убудет? Ещё скажи "это тебя не убьёт"!

- А разве не так? Четыре года вы вместе...

Начала икать. Надо бы задействовать контроль дыхания, но трезветь не хочется. Разозлюсь ведь страшно.

- Лорд Эрик, скажи честно, свою сестру в подобных обстоятельствах ты так же уговаривал бы?

- Тигра, ну при чём тут моя сестра? Риш нежная, ранимая девочка. А твоё "Я" скрыто за бронёй, толще, чем у дракона.

Возмутилась, как леший из детского фильма, - "а у меня душа нежная, как цветок", но Солли сказала другое:

- Может, у меня его вообще нет? Своего "Я"?

- Я тоже так думал. Поначалу.

Солли вальяжно махнул рукой, сбив со стола кувшин, подхваченный магией Сэ. Похоже, высокий Тёмный надрался. Может, для разнообразия, правду скажет?

- Пообщавшись с тобой дольше, понял, что это не так. Ты приучила себя прятаться за несколькими оболочками. Твой жаргон, например, одна из них. А когда твоя индивидуальность прорывается наружу, тут то и происходят мелкие чудеса.

Обиделась.

- Почему мелкие, я могу и по-крупному чудить.

- Не надо. - Солли умоляюще выставил перед собой ладони.

- Не буду. - Успокоила брата по боли. - Но мне обидно, что ты считаешь меня толстошкурой, как носорог какой-то. Я, может, умираю душой, каждый раз...

- А ты умираешь? - Сэ, индифферентно рассматривающий прочих посетителей кабака, повернулся ко мне, с холодным вопросом и ласковым взглядом.

Молча продемонстрировала милому другу громадные клыки. Экспериментирую с частичным изменением облика. Если Солли может вырастить коготь на одном пальце, то почему я, меняющая, не могу вырастить только зубки? Нет таких причин!

- Помнится, ты сказала, что стараешься помогать партнёрам, если это в твоих силах, дитя.

Наидобрейший жестом остановил нашу попытку встать, и присел за стол. Официантка тут же поставила перед нами большую тарелку с жареным мясом, чаши с зеленью и рассольным сыром, и подносик с большим кувшином вина и четырьмя стаканчиками. Разлив вино по стаканам, куратор кивнул нам на них.

- Поздравляю с получением полного клейма, дети мои.

Дружно выпили. Вернулись к обсуждению. То есть, все трое ждут моего ответа. Вот надо было мне ляпнуть такое Наидобрейшему! Воистину, "язык мой, - враг мой". И как мне теперь выбираться? Махнула рукой. Мысленно. Но кое-что нуждается в уточнении:

- Требовать от меня верности я не позволю. Это понятно?

- Верность не твоя проблема, Тигра. Если Светлейшему так нужно, он обеспечит её самостоятельно.

Солли насмешливо скалит зубы. Над кем смеётся высокий Тёмный? Покачивая стакан, глядя на колышущуюся багряную поверхность, лорд Эрик задумчиво сказал:

- Ты меня удивила, дорогуша. Я привык считать тебя ледышкой, оттаивающей только у пыточного столба, и вдруг... интересно было бы увидеть того, кто пробудил в тебе женщину.

Смотрю на Солли и... вспоминаю. Переживаю заново сексуальный фейерверк на террасе над городом и оргию в спальне, оставившую от меня руины и мурчащую, довольно потягивающуюся тигрицу.

- Кхм... Тигра! - Солли в шоке. - Эмм...

Мяяягко касаюсь эмпатией. Не только в шоке, но и... смущён? В его-то возрасте? Сэ в бешенстве, а при взгляде на Наидобрейшего у меня резко заболела голова. Так резко, что я со всхлипом зажмурилась.

Прикосновение прохладных пальцев к вискам. Мягкое:

- Ты сегодня переволновалась, дитя.

Боль схлынула, оставив недоумение. Я помню эти глюки. Вместо отца Иакова, невероятно красивый голубоглазый брюнет, рассматривающий прочих разных, как грязь под ногами. В этот раз голубые глаза ярко светились от ярости и... впервые он на меня смотрел, как на женщину. На женщину, заслужившую наказание. Страшно. Так страшно, что хочется напасть первой. Отстраняюсь от впечатлений. Я не я, и мысль не моя. Как учил Мессинг, - мысли плавают поверх меня. Ага. Всё выше, и выше, и выше, стремим мы полёт наших... мыслей.

- Ты не ответила Светлейшему, дитя.

Уже не удивляясь глюкам, смотрю как алебастрово-белые тонкие пальцы, взблёскивая камнями перстней, поворачивают стакан с вином. Вино не колышется, как в стакане лорда Эрика, а томно изгибается, счастливое оказанной честью. Зажмурилась посильнее, потом открыла глаза. Глюк пропал. Отец Иаков благостно смотрит на меня. А лорды, вежливо улыбаясь, смотрят на отца Иакова. Наидобрейший пояснил:

- Мне интересно.

Что ж... хотелось быть доброй, и промолчать, но от Наидобрейшего не увернёшься.

- Нет. Я не умираю. Я воспринимаю это как неприятную процедуру, которую приходится вытерпеть, согласно нашему договору. Утром принимаю душ, и выбрасываю мысли об этом из головы.

Тишина. Нет, ТИШИНА. Мои собеседники переваривают услышанное. Не к месту вспомнила заключительную фразу армейского анекдота о поднятии танка: "А что вы хотите? Сорок тонн!"

- Светлый, зачем тебе это?! - Солли хлопнул ладонью по столу. Посуда подпрыгнула, по столешнице зазмеилась трещина.

- Это касается только меня и Тигры. - Сэ спокоен. Смотрит ласково. Не миновать мне пыточного столба.

- Ошибаешься, сын мой. Это касается всех, кто рядом с вами.

Всё-таки, Сэ подсел на эмпатию... Или... отец Иаков его сознательно на неё посадил? Зачем? Я ЗНАЮ, что причина мне известна, но вспомнить не могу, - начинает болеть голова.

- Дитя, не размышляй слишком много. Я хотел услышать правду, я её услышал.

- Ты сам виноват, светлый. Если бы не твоя жестокость, Тигра не стала бы такой.

Тигрица вздыбила холку и прижала уши. Ей тоже не нравится, когда меня обсуждают при мне.

- Я здесь, лорд Эрик. Почему ты говоришь, как будто меня с вами нет?

- Извини, Тигра. - Солли не испытывает сожалений, просто отмахнулся от меня стандартной фразой.

- Я могу объяснить тебе, как Я понимаю причину. - Вспомнив дону Розу де Альвадорец, добавила. - Если ты, конечно, захочешь.

- Говори, дитя. Вам предстоит совместное пребывание в Школе Гильдий. Желательно выяснить отношения заранее. Я не смогу навещать вас ежедневно, чтобы урегулировать возникающие конфликты.

Это что? Я не избавлюсь от общества Сэ ещё и там? Баба Яга против! Мысленно топаю ногами.

- Сэ не счёл нужным любезничать с "помоечной помесью", лорд Эрик.

- Тигра, ты не подумала, что светлый просто не слишком хорошо говорит на всеобщем, поэтому неудачно подобрал слова?

- Я могла бы сделать на это скидку, лорд Эрик, если бы не последовало уточнение, что в трущобах не отслеживают от какого спаривания появилось потомство. Сэ, не заморачиваясь ухаживанием, решил культивировать у меня Стокгольмский синдром.

- Поясни, дитя.

- Это такое психическое отклонение. Если над тобой жестоко измываются, а ты не можешь себя защитить, - нужно полюбить, и всё простится.

- Для этого надо уметь прощать. Ты не умеешь.

- Да, отец Иаков. Я не умею. - Интересно, скольких женщин, способных простить, что их считают "помесью помоечной" и объявляют, что оставят их тут же, как найдут им замену, знает отец Иаков?

Наидобрейший заулыбался, очень довольный. Потом, доверительно склонившись ко мне, сказал:

- Ни одной. А я живу достаточно долго, дитя.

- Эмм... я так понял, вы говорите о женщинах, способных простить подобное?

- Именно, сын мой. О женщинах. Не о рабынях.

Лорд Эрик пытается возразить.

- Отец Иаков, судьба изменчива. Можно за один день из принцессы стать босоногой рабыней в ошейнике.

- Нет, сын мой. Если таковое произошло, то принцесса была рабыней изначально. По своей сути. Рабыни могут родиться в любой семье.

- Генетический сбой? И что с ними делают? - Мне действительно интересно.

Наидобрейший пожимает плечами.

- В основном, уничтожают. Некоторые семьи пытались использовать, делая привязку на хозяина из семьи. Но гарантий такая привязка не даёт. Её можно снять, и привязать рабыню к другому хозяину.

Поёжилась. Отец Иаков говорит о живых женщинах, как об... артефактах. К собакам, полагаю, Наидобрейший относится лучше.

- Ты путаешь, дитя. Дающая миру жизнь заслуживает уважения и защиты, даже ценой жизни. Рабыня - всего лишь имущество. Иногда, если это обученная рабыня для удовольствий, очень дорогое. Но тем не менее, - имущество.

Стараюсь сдержать злость. Дышу ровно, говорю почтительно.

- Они живые, и у них есть душа.

- Они животные, дитя. И душа у них, такая же, как у животных.

Солли не успокаивается.

- Женщина тоже может оказаться в ошейнике.

- Может. Но быть в ошейнике и быть рабыней не одно и то же.

- И в чём отличие?

Стараюсь сдержать смех. Опять моя дурацкая память влезла с перлом из школьных сочинений. "Славяне были вольнолюбивым народом. Их часто угоняли в рабство, но и там они не работали".

- Ты знаешь, сын мой.

Отец Иаков встал из за стола и исчез в радуге. Солли нахмурился, явно пытаясь что-то вспомнить.

- Значит, Стокгольмский синдром? - Светлейший шепчет, срываясь на змеиное шипение.

- Тигра образованная женщина, я сразу заметил.

Хмуро посмотрела на братьев по боли. Пусть бы отцу Иакову семейные сцены устраивали. А мне незачем.

- Пойду отдыхать. "Вечер перестаёт быть томным".

- Ты согласилась соблюдать вашу договорённость со Светлейшим, Тигра.

- И?

- Собираешься его убить?

Я протрезвела и разозлилась. Подарила братьям по боли весёлую улыбку.

- Смерть это слишком примитивно. Я и сейчас могу его убить.

- Ты ошибаешься, МОЯ Тигра.

Не обращая внимания на Сэ, спрашиваю Солли.

- Лорд Эрик, как думаешь, сколько времени затратит большая стая крыс на то, чтобы сожрать Сэ?

Солли присвистнул.

- Я тебя понял, Тигра. Но ты не можешь управлять...

- Я некромант. Могу поднять всех дохлых крыс города. Вряд ли Сэ способен восстановиться из фрагментов, уцелевших после прохождения через пищеварительную систему крысы. - Одарила милого друга ласковой улыбкой. - Даже если способен, то мы сможем делать ставки, который из сонма Светлейших, восстановившихся из крысиного дерьма, останется в живых, и сколько времени на это уйдёт.

- Оставим эту тему. - Солли выразительно поморщился. - Если смерть это слишком примитивно, то что ты собираешься с ним сделать?

- Пока ничего. - Вздыхаю. - Наидобрейший будет недоволен.

***


Всю ночь Сэ не выпускал меня из рук. Содрал с меня комбез, швырнул на платформу для упражнений. Смотрю, как наливается и каменеет "орудие труда" и думаю, почему я уступила уговорам? Ответ мне не нравится, - потому что отец Иаков продолжает экспериментировать и не позволил бы мне соскочить.

Стальные пальцы сжимают точки возле ушей, не давая возможности стиснуть челюсти. Кашляю, задыхаясь, потом, приспособившись, открываю горло, позволяя Сэ получить удовлетворение желаемым способом.

Рывком раздвинуты ноги. Сэ надавливает руками, расставляя их максимально, раскрывая меня перед собой. Собирает слюну, сплёвывает в меня, не тратя времени на предварительную подготовку, и вонзается, продавливаясь на всю длину. Это не похоже на движение поршня. Такими длинными сильными ударами забивают сваи. Больно. Перерывов почти нет, - орудие по-прежнему полностью готово к бою, хотя каждый новый удар уже издаёт хлюпающий звук. Наконец, во мне что-то лопается и хлынувшая кровь освобождает меня от Светлейшего.

Рано обрадовалась. Сэ перевернул меня на живот. И снова боль, покой нам только снится... Очередной плевок, теперь уже между раздвинутых пальцами ягодиц и... опять забивает сваи, раздирая мне зад. Пока не добился кровотечения и оттуда. Уплываю во тьму.

Пока я была без сознания, Светлый исцелил нанесённые мне повреждения, убрал следы крови с платформы и пола и отмыл меня от крови и прочего. Привёл в чувство, задействовав болевые точки.

- Продолжим.

В этот сеанс "любви" мои рот и зад оставлены нетронутыми. И забиванием свай Светлейший более не занимается. Но теперь Сэ изливается не в меня, а на меня. Выплеснувшись мне на грудь, начал втирать семя в мои соски, массируя без особой нежности. Завёлся так, что изливаясь мне на живот перегрыз ключицу. Исцеление, массаж семенной жидкостью вместо масла... продолжение с переворотом. Массаж спины. Продолжение. Массаж ягодиц. Продолжение с переворотом. Массаж бёдер. Продолжение... Уплываю во тьму в процессе.

Болевые точки и сакраментальное "продолжим".

Покорно изгибаясь в руках Сэ, устроившего мои ноги на своих плечах, посмотрела из под ресниц на его лицо. Мне не показалось. С ресниц светлого срываются слёзы. Тоже мне, поручик Ржевский! Ибу и плачу, блин!

- Моя Тигра... моя...

Ой, как всё запущено... мяягко коснулась эмпатией. Злость ушла с моей кровью. Это он так решил смыть оскорбление. Теперь страдает. Чувство собственника его грызёт.

***


Наутро Сэ преподнёс мне очередной комплект побрякушек. На этот раз ничего изысканного, - так называемый, новорусский стиль. В каждой вещи буквально кричит ЦЕНА. Одарил, как проститутку.

Посмеиваясь, нанесла боевую раскраску. В стиле, соответствующем украшениям. Густо размалевала глаза и губы. Губы ещё и обвела по контуру, увеличивая, и намазала блеском. Подрумянила скулы. Слегка. Образ Марфушечки-душечки решила оставить на будущее. Когда косами покупными обзаведусь. Сотворила себе вырез до пупа, широко отвернув лацканы и закрепив их несколькими стежками, открыв груди почти до сосков. Рубашку пришлось снять. Массивный кулон с булыжником-бриллиантом улёгся в ложбинке, сияя звездой. Подумала, не сделать ли микрошорты, обрезав штанины, но ограничилась тем, что закатала их под попу. Проблема только с короткими волосами. Пришлось воспользоваться гелем и сделать из себя подобие кактуса. Из зеркала на меня смотрит настоящая "фея из бара". Ага, "я чёрная моль, я летучая мышь". Обувь только подкачала. Не выдают курсантам туфли на люминесцирующей платформе с каблуками-стилетами. Так что, короткие сапожки пришлось оставить.

Учитывая то, что меня намерены никуда не отпускать одну, кому будет хуже? Я-то смою краску, вымою голову, сниму побрякушки и поправлю комбез. И никто не узнает во мне эскорт Светлейшего. А вот его, в моём сопровождении, запомнят. То-то же!

- Дорогуша... - Солли закашлялся, зажмурился, открыл глаза и снова зажмурился. - Я ослеплён.

Ехидно улыбаясь, растопыриваю пальцы, "любуясь" червонными перстнями с разноцветными камнями. Мочки ушей оттянуты такими же серьгами. Дорого-богато!

- Немедленно приведи себя в надлежащий вид! - Сэ в бешенстве. Мысленно облизываюсь. Вкусные эмоции расходятся, как круги по воде.

Нацепив абсолютно бессмысленное выражение лица надула губки и заканючила.

- Нуу, пуупсик... ты же сам мне подарил эти чудесные украшения... а мне совершенно нечего надеть, чтобы все видели, как ты щедр к своей маленькой девочке.

Лорд Эрик всхлипывая от избытка чувств сползает под стол. Из горла Сэ вырывается змеиное шипение. И тут появился отец Иаков.

- Дитя... что ты с собой сотворила?

- Я... подобрала образ, гармонирующий с новыми украшениями. - Хлопаю глазками, как наивное дитё природы.

На меня махнули рукой, - что взять с глупой женщины (отследила эмпатией, - с Наидобрейшим надо держать ухо востро), и переключились на Светлейшего.

- Сын мой. Почему ты игнорируешь мои замечания?

Куратор улыбается благостно, чётки перетекают в пухлых пальцах, щёлкая костяшками, подобно таймеру взрывного устройства. Сэ подобрался, как змея перед броском.

- Поясните, отец Иаков. Я не понимаю.

- Я сказал, что ваши взаимоотношения с Тигрой касаются всех, кто рядом с вами. Что непонятного? Следовало уточнить, что касаются буквально?

Наидобрейший в ярости. Но я же не пользовалась эмпатией? Я же вообще закрылась, представив, что надо просто пережить ещё один урок психологического прессинга.

- Ты хорошо закрылась, дитя. Но те всплески, которые доносились, когда ты теряла сознание, были весьма... чувствительны.

Вспышка боли от Солли. Смотрю на тёмного лорда, непонимающе рассматривающего свою ладонь, заплывающую дымящейся кровью. Столовый нож с окровавленным лезвием аккуратно положен на стол. Тишина. Лично я опасаюсь привлечь внимание Наидобрейшего. Как мои лорды - не знаю.

- Ты понял, что я сказал, сын мой?

- Да, отец Иаков.

- Дитя, прошу тебя помнить, что ваш со Светлейшим договор не предполагает издевательств. Ты вправе защищать себя любым удобным способом.

- Да, отец Иаков.

Это меняет дело! Наидобрейший, практически, дал мне карт-бланш на убийство Светлейшего. Вероятно, мы его разбудили и не давали уснуть. Сколько раз я теряла сознание за ночь?.. Сама не помню уже.

***


Не знаю, назло отцу Иакову, или в поисках ответа на свои "желания", следующей ночью Сэ отправился со мной в камеру пыток. Старалась удержаться и не соскользнуть в эйфорию. Трижды загоняла себя в глубокий обморок. Но... нас хорошо учили.

- Напрасно стараешься, моя Тигра.

Сэ продержал меня на грани, пока я не сорвалась. Мои старания только усугубили ситуацию, - я не успела заблокировать эмпатию. Лучше бы я, как всегда делала, ускорила процесс... Раньше сядешь, раньше выйдешь. А вместо того, чтобы освободиться, я разделяю удовольствие со Светлейшим, впивая в него эмпатические когти. Полное слияние, ага. Сэ получил изнемогающую от наслаждения самку, а я - весь комплекс его эмоций, чувств и ощущений. Закрыться смогла только когда меня отцепили от столба.

- Моя Тигра... вся моя... знал, что получится...

Лихорадочный шёпот, жадные поцелуи... продолжения не будет, - Сэ опустошён полностью. Всё равно отстраняюсь. Меня одарили ласковой улыбкой. Касаюсь эмпатией, - он в бешенстве, потому что я снова ускользнула. Еле удержалась, чтобы не показать милому другу язык.

- Верни меня в келью. Ночь на исходе.

- Ночь ещё не кончилась, моя Тигра.

- Хочешь сказать, ты ещё на что-то способен? - смотрю с интересом, потому что "орудие труда" Светлейшего напоминает даже не павшего воина, а тряпочку.

- Какие у тебя сравнения, моя Тигра. - Сэ фыркает от смеха.

- Зачем ты прошлой ночью... - пытаюсь подобрать слова, чтобы спросить о причине обтирания меня семенной жидкостью. Нет, я знаю, что для кожи это очень полезно, но вряд ли Сэ ставил своей целью моё омоложение.

- Меня не оставляло ощущение, что на тебе чужой запах, моя Тигра. - Сэ говорит тихо и смотрит вглубь себя. Если он опять попытается устроить мне сеанс грубого секса, я воспользуюсь разрешением Наидобрейшего.

- Я понял предупреждение нашего куратора, моя Тигра. ТЕБЯ я более не трону. Можешь не беспокоиться.

Пффф... а кто беспокоится? Я вообще спать хочу. "Мы славно поработали и славно отдохнём".

- Это я работал, моя Тигра. От тебя, как обычно, только пассивное участие.

- И что из этого? Настоящая леди, принимая супруга, должна раздвинуть ноги и покорно вытерпеть всё, что он с ней будет делать. Поэтому, вероятно, лорд-супруг и посещал спальню леди с целью зачать наследника, а удовольствие получал в обществе куртизанок.

Ожидала ответа в стиле "ты не леди", но Сэ молча поднял меня на руки и шагнул в мою келью. Спать улёгся рядом со мной. Хотела выгнать мерзавца, - ночь закончилась, - но уснула ещё у него на руках.

Утром собралась было опять нанести боевую раскраску, но...

- Я забираю у тебя украшения.

- Все?

Меня одарили ласковой улыбкой и вкусной яростью.

- Только последний комплект, моя Тигра. Это была неудачная шутка.

Хихикаю мысленно, потом вслух, вспомнив реакцию Солли и Наидобрейшего. Тигрица лениво потягивается, - ей бы ещё спать и спать. Хочу "gap year"!

- Что это такое? - У милого друга развивается паранойя. То ли ещё будет!

- Год отрыва. Годичный перерыв между школой и следующим учебным заведением. Помогает определиться с желаниями.

Сэ быстро нацепляет на меня чёрный жемчуг и за руку выводит из кельи. Вовремя. Только поприветствовали лорда Эрика, иронично улыбнувшегося в ответ, как появился отец Иаков.

- Дети мои, года я вам не дам. Три недели отдыхаете и отправляетесь в Школу Гильдий.

Тотальное наблюдение какое-то!

***


Отдыхать пришлось на месте. Никакого отпуска не получилось, - Наидобрейший сыграл группенфюрера Мюллера - "А вас, Штирлиц, я попрошу остаться". Преподавательский состав осваивает новую методику по моей дипломной работе. Нужны расходные материалы и пояснения по ходу работ. Мало того, что несколько часов меня мурыжили с подробностями, так ещё и отдохнуть не дают!

Сэ остался со мной. Солли - с нами. Сказал, что Сэ вышел у него из доверия.

Солли не так разбирается в эмпатии, как Наидобрейший. Точнее говоря, он вообще в ней не разбирается. И те "всплески", которые доносились до него в ночь "возобновления договора" со Светлейшим, он принял за кошмары. Поэтому и разрезал себе ладонь, стиснув пальцы на лезвии ножа, - от шока осознания.

Наше общение со Светлейшим напоминает хождение по тонкому льду. После того, как он и лорд Эрик пару часов сравнивали на практике преимущества и недостатки светлой и тёмной боевых школ, - попросту говоря, высокий Тёмный послал вызов высокому Светлому, - Наидобрейший категорически приказал нам наладить отношения в группе.

- Особенно это касается тебя, дитя.

Фигассе? Нашли виноватую. Не успела прикусить язык:

- А что сразу я?

И получила ментальный удар. Аж до спинного мозга. Перед глазами кровавые круги, расплывающиеся от выступивших слёз. Сглатываю, стараясь сдержать тошноту... Проморгавшись, смотрю на привычный уже глюк: спокойное, нечеловечески прекрасное лицо, с презрительно искривлёнными губами, освещённое сиянием ярко голубых глаз. Вспышка головной боли... прохладное прикосновение тонких алебастрово-белых пальцев к вискам... глюк исчезает, головная боль, к счастью, тоже. Благостный голос Наидобрейшего произнёс:

- Дитя, надо быть сдержаннее.

Ага, это в смысле "молчи, женщина, пока не спросят". Мяягко касаюсь куратора - забавляется. Моей реакцией на наказание он доволен. Это радует.

Вот и... стараемся. Ночи Сэ проводит у меня, утром прощается, целуя руку, и отправляется к себе. Завтракаем втроём. Режим на Семинаре соблюдается всеми без исключения. Единственная поблажка - день получения метки для окончивших первый курс обучения. Ну... когда угроза отправиться на удобрения сходит на нет, расслабиться просто необходимо.

После завтрака за мной заходит Наидобрейший (лично!) и забирает меня порталом в лабораторию. Ассистирую отцу Иакову на курсах повышения квалификации преподавательского состава. До обеда. Чем занимаются мои лорды - не знаю. Обедаем втроём. После обеда меня опять забирают проверять "лабораторные работы" до ужина. После ужина болтаем с лордами "ни о чём", потом Сэ за руку ведёт меня в мою келью. "Об Англии" не думаю, - вообще выбрасываю всё из головы. Тяжело жить с телепатом. Если не испытываешь удовольствия от близости, конечно. Но пыточную камеру мы посещаем не чаще раза в неделю, - Сэ старается быть добрым со мной. Чего стоит эта его доброта я уже знаю, так что зря он старается. Новорусские украшения заменил роскошный комплект из янтаря цвета тёмного мёда в чернёном серебре.

- Чем заслужила?

Получаю в ответ ласковую улыбку, прикрывающую ледяное бешенство.

- Отзывчивостью, моя Тигра. До своей... - по красивому лицу прошла судорога, - ты с успехом изображала куклу.

Уй... я даже не заметила... а ведь раньше Светлейшему приходилось ворочать меня, как бревно на лесоповале. Удовольствия я по-прежнему не получаю, просто подчиняюсь его рукам. Лёгкое движение пальцев, и тело послушно изгибается в заданном направлении, принимая новую позу. И ещё говорят, что женщинам не угодишь! Кукла - плохо, отзывчивость бесит...

- Меня радует твоя отзывчивость, моя Тигра.

- Я рада, что ты рад, мой Сэ.

Любезный друг поцеловал мне руку, и вымелся, наконец, из моей кельи. Общение с Гадом изменило меня больше, чем я думала. Хорошо это, или плохо выяснится позже. Сэ страдает, понимая, что моё тело отзывается не ЕМУ, а вообще. За что боролись, на то и напоролись.


Эпилог




На этом моя история о Семинаре закончена. Резюмируя эти четыре с лишним года, делаю неутешительный вывод: я изменилась, и не в лучшую сторону. Возможно, со временем, таковые изменения произошли бы и на Земле, но... сомнительно.

Я выучилась тому, что можно надеяться только на себя. Если сама себя не вытащишь, глупо ждать, что это сделает кто-либо ещё. А если сделает, то цена за услугу окажется такой, что лучше бы её и не оказывали.

Я запомнила, что если не можешь себя защитить, то станешь развлечением для того, кто сильнее, или просто злее, чем ты.

Я усвоила, что верить нельзя никому. Иначе, в самый неподходящий момент, доверие сыграет с тобой плохую шутку.

Из достижений: теперь я клеймёный мастер боли. О! Ещё могу гарантированно устроиться на работу в любом борделе. Ага, и искать клады, допрашивая мертвецов.

Как эмпат я не "выросла". По прежнему, касанием могу только определить чувства и эмоции. Воздействовать не пытаюсь. Всё-таки, это неэтично.

Из непонятного: меня не оставляет ощущение, что я что-то забыла. Что-то важное. И смущает повторяющийся глюк с преображением отца Иакова в прекрасного незнакомца, сопровождаемый головной болью. Почему-то кажется, что моя забывчивость и этот глюк связаны между собой.

Пора осваивать некромантию. Не то, чтобы мне оно было надо, но получить по мозгам от Наидобрейшего не хочется, ибо больно. Отправляемся в Школу Гильдий. Век живи, век учись, - дураком помрёшь.





  1. Ром - цыг. "муж, супруг" - самоназвание цыган
  2. Ромны - цыг. "жена, супруга" - цыганка
  3. Майкэ - так цыгане ласково обращаются к младшим
  4. Ублиет - фр. oubliette, от фр. oublier - забывать - вид средневековой тюремной камеры, "каменный мешок", доступ в который был устроен только через люк в потолке. Таким образом, выйти из такого заточения без спущенного каната или помощи сверху было невозможно. Считается, что в такие камеры помещали узников, которых рассчитывали держать вечно, чтобы о них забыли (отсюда название). Ублиетом также называлась замаскированная яма, ловушка, с копьями внизу, направленными остриями вверх, или ножами на колесе. Применялась в средние века в замках для "непрошенных гостей" и в тюрьмах для казни.
  5. "Quos ego!" - лат. "Я вас!". Эллиптическая угроза, которою у Вергилия Нептун укрощает ветры (© "Энеида", I, 135).
  6. чех-писатель - имеется ввиду роман чешского писателя Йозефа Томана "Калигула, или После нас хоть потоп", впервые изданный в начале шестидесятых. Первые два куплета, - это "песня легионеров" в исполнении одного из героев книги.
  7. "Орёл шестого легиона" - действительно является гимном исторического факультета Уральского Государственного Университета им. Горького, исторического факультета Брянского Государственного Университета и общей классикой различных археологических экспедиций. "Орёл Шестого Легиона" является одной из немногих "археологических" песен, обретших популярность за пределами профессионального круга.
  8. "Финка" Фи́нский нож, фи́нка - особый тип ножа, получивший широкое распространение в Российской империи и Советском Союзе в первой половине XX в. Популярность ножей из Финляндии (пуукко) привела к тому, что финским в России стал называться практически любой нож с прямым клинком и скосом обуха ("щучкой") вне зависимости от места изготовления. Особенным успехом "финки" пользовались в криминальной среде крупных городов. Ещё до русской революции 1917 г. оформились такие отличительные черты русского финского ножа, как скос обуха и долы, не являющиеся обязательными на оригинальных пуукко. Также на многих "финках" появляется чуждый для прототипа элемент - развитое перекрестие гарды.
  9. "Дойкэ" - так цыганка обращается к женщине старше себя.
  10. Тигра перефразирует фразу из Евангелия от Луки на церковнославянском: "Врачу, исцелися сам"
  11. Тигра вспоминает старый анекдот:
    "Амеpиканские астpонавты пpиземлились из-за сбоя в тайге. Выходят на поляну, видят костёp, у костpа мужик в ватнике, ушанке, валенках, заpосший боpодой, куpит махоpку и пьёт самогон.
    - Do you speak english?
    - Yes, of course. А хули толку?"






© Тигринья 15.02.2019


Оценка: 5.53*26  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"