Тигринья: другие произведения.

Тигра. Не от мира сего. Странствуя по свету

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Это вторая история о Тигре. Теперь уже не земная девочка, точнее, не только земная девочка, но и высококвалифицированный мастер боли, мастер некромант, мастер иллюзий и, плюсом (или минусом?) ко всему, эмпат начинает путь к свободе.
    "Врагов имеет в мире всяк, но от друзей спаси нас, Боже." (А.С. Пушкин "Евгений Онегин").
    На 24.12.2020

    Тигра. Не от мира сего... Книга вторая. Странствуя по свету




    Аннотация: Это вторая история о Тигре. Теперь уже не земная девочка, точнее, не только земная девочка, но и высококвалифицированный мастер боли, мастер некромант, мастер иллюзий и, плюсом (или минусом?) ко всему, эмпат начинает путь к свободе. "Врагов имеет в мире всяк, но от друзей спаси нас, Боже." (А.С. Пушкин "Евгений Онегин").




    Новый кусь 24.12.2020



    Эпиграф:

    "Ночь и ночная дорога -
    Это одно и то же.
    К тайне твоей любви
    Иду по черному бездорожью.

    К тайне твоей любви -
    Ветром морей тревожных,
    Светом горных вершин,
    Ароматной цветочной дрожью."

    © Хуан Рамон Хименес "Ночь, и ночная дорога..."

    Пролог



    - Я правильно понял? Ты запер беременную женщину в подвале?

    Пожатие плеч в ответ.

    - Светлый... Я знал, что ты с придурью, но такого... ты думаешь, она тебе простит это?

    - Это ненадолго. Обычно она спит восемь часов. Я вернусь раньше.

    - А если она всё-таки проснётся до твоего возвращения?

    - Посидит, подождёт. Вернусь и выпущу.

    - Нет слов. Ты, хотя бы, сказал ей... или она сама уже поняла?

    - Нет. Тигра ничего не знает. И не узнает, пока сама не заметит изменения.

    - Что ж, Светлый, это твои похороны.


    Глава первая. Я бегу, бегу, бегу... или "злые вы, уйду я от вас"



    - Моя Тигра... моя... не дам сбежать...

    Слушаю привычный шёпот Сэ и уплываю в дремоту. В теле странная истома... Обычно я так реагирую на милого друга только у пыточного столба, когда мозг, устав от боли, замещает болевые ощущения эйфорическими. Но мы же не в подвале, - мы вообще в роще при храме Матери Бездны. Кульминационный момент завершения праздника, так сказать. Единственная ночь в шестидесятилетний цикл, когда пребывание на улице "безопасно". Мать хранит своих детей, исполняющих обряды плодородия.

    Светлейший поднимает меня на руки. Открываю глаза - "там не одна трава помята...". Обрывки тяжёлого карнавального наряда разбросаны по полянке. Корсет разодран, - шнуровка выдрана "с мясом", юбка порвана от талии до бёдер, маска отброшена к цветущим розовым кустам. Но зато туфли остались на мне. Благодаря переплетённым ремешкам. От чулок, конечно, одно воспоминание. Как и от нижних юбок и батистовой сорочки, на которых мы валялись. Надеюсь, полиция нравов ещё не приступила к работе.

    Один шаг и мы... правильно, - в подвале нашего дома на острове. И зачем я только о нём подумала!

    - Мне нужно солнце. Здесь даже окон нет.

    Говорю сонным голосом, с трудом удерживая себя бодрствующей.

    - Отдыхай, моя Тигра. Проснёшься, и мы погуляем в саду, или по берегу, если захочешь.

    Заскрежетал засов, потом и замок щёлкнул, отрезая меня от мира.

    ***


    - Открой дверь! Открой!

    Проснувшись через сорок минут от голода, постучала, покричала, постучала пяткой... Никаких изменений, только каблук сломала, когда била туфлёй по двери. Наконец, догадалась выпустить эмпатические вибриссы. Сэ в доме отсутствует. Сволочь светлая! Запер меня, и свалил в закат.

    Я злая и голодная. И раздетая, вдобавок. Ну... это последняя капля. Как в поговорке "последнее пёрышко сломало спину верблюда". Уйду и силой меня не вернут!

    Уселась на подстилке в позе лотоса, выбросила всё из головы, медитирую. Вместо полагающегося по всем канонам лотоса, опять вырастила из пупка белую розу, ехидно показавшую мне длинный зелёный язык. Показала язык в ответ. Роза обиделась, и растаяла в воздухе. А я начала планомерный обыск подвала. По квадратам, как криминалист из детективов.

    Ничего. То есть, абсолютно! Николай-Ирина-Харитон-Ульяна-Яков, как в анекдоте. Посторонние в святая-святых не допускаются, Сэ прибирается магией. А магия, к сожалению, тупо очищает всё до первозданного состояния.

    Впрочем, неважно. Открыть изнутри дверь, запертую снаружи на засов, в свою очередь закрытый на висячий замок, я не могу. Некромантией пользоваться нельзя, предусмотрительный светлый установил сигналки. Тут же примчится, сволочь, спрашивать что это мне в подвале не сидится.

    Вибриссы всё ещё пронизывают дом. В нём, кроме меня, только рабыни. Ключ от замка Сэ носит при себе, так что, воздействовать на рабынь бесполезно. Да и жалко их.

    Неожиданно вспомнила Гада, его хохот и фразу о геомантии "Вот так?". Может, следует обращаться к дому? И не только? А "Urbis et orbis"? Городу и миру? Если что и сможет мне помочь, так это геомантия. Маги её не воспринимают, сигнализация не сработает. Надо только понять, что и в каком порядке делать.

    Эксперименты пришлось отложить. Вспыхнуло голубое пламя. Поспешно втянула эмпатические когти.

    - Дорогуша, позволь помочь тебе покинуть это место.

    - Ты подобрал для меня другой подвал, лорд Эрик? - Тигрица вздыбила холку и прижала уши.

    Тёмный тяжело вздохнул.

    - Тигра, давай ты выскажешь мне всё позже? Мы теряем время.

    Подумала, что если Солли не оправдает моего доверия, я всегда могу обратиться к Наидобрейшему. Ага, и уж он-то точно засунет меня в такое место, из которого я не смогу выбраться при всём желании. Протянула руку, позволяя поднять меня с подстилки.

    Шагнула вслед за Солли в голубое пламя. Вышли в каком-то древнем здании, полузасыпанном песком.

    - Я не могу привести тебя туда, где светлый успел побывать, Тигра. Пожалуйста, пойми, и не гневайся на меня.

    Говоря это, Солли держит меня за руки, заглядывая в глаза. Что ж, брат по боли почти реабилитировался этим поступком.

    - Как ты себя чувствуешь, Тигра? - А этот вопрос с какого перепуга?

    - Я очень злая и очень голодная.

    - Тогда, перекусим?

    Солли открывает стоящий у стены огромный ларь, достаёт оттуда вяленое мясо, зелень, сыр и хлеб.

    - Вина не предлагаю, тебе сейчас лучше иметь трезвую голову.

    Вскипятив магией чайник, лорд Эрик заваривает липовый цвет.

    - Чай не держу, извини, Тигра. Не подумал.

    И почему я не удивлена?..

    ***


    - Эмм, дорогуша, гардероба здесь нет, единственный предмет одежды... вот.

    Солли набросил мне на плечи балахон первокурсника Семинара. А я только сейчас сообразила, что лорд Эрик вытащил меня из подвала нагую и босую, потому что туфли с меня Светлейший снял, прежде чем уложил спать. Впрочем, брат по боли меня всякую видел, так что, ничего страшного не произошло.

    - Моя самооценка рухнула в Бездну.

    Высокий Тёмный картинно прижал ко лбу тыльную сторону кисти правой руки. В посиневших глазах прыгают смешинки.

    - Что так, Солли?

    - Тигра, раньше ты соблюдала формальную вежливость, прикрывая наготу в моём присутствии.

    - Может я ещё не проснулась? Или мне надо было залезть под подстилку и визжать, когда ты меня выколупывал бы оттуда?

    Насмешничаю, мяягко касаясь эмпатией. Солли в смятении. Он хочет мне сказать что-то очень важное, но не может подобрать слова.

    - Тигра, поживи здесь. Хотя бы пару месяцев. Я обеспечу тебя всем необходимым, включая защиту.

    - А потом ты, как в прошлый раз, заявишь, что я и наш третий друг столько лет вместе и нам стоит возобновить отношения?

    - Нет. В этот раз решать будешь ты, Тигра.

    Перекатываю эти фразы, пробуя их на язык. Что-то произошло. Что-то серьёзное. Сузившимися глазами разглядываю брата по боли. Солли отвечает мне прямым, честным взглядом матёрого лжеца.

    - Говори, Солли. Мне интересна причина твоего альтруизма.

    Высокий Тёмный всё-таки полуприкрыл веки.

    - Я никогда себе не прощу, если с тобой что-нибудь случится, Тигра.

    Верю! Вот теперь, когда озвучено "я" и "себе", - верю. Мужчина прежде всего думает о своём комфорте. Если воспитание не позволяет ему сидеть в транспорте, когда женщина стоит, он уступит место не потому, что ей тяжело стоять, а потому, что ему некомфортно сидеть. Но... молчу. Ничего не отвечаю на щедрое предложение. Пусть думает, что я согласна, а я позже решу, что мне делать.

    Перекусив, "чем Бог послал", я подобрела. Безропотно надела предложенный мне балахон, выслушала инструкцию по пользованию "убежищем" - Солли представил меня домашнему духу, - и отправилась в одну из комнат на верхнем этаже. Досыпать.

    За долгие годы я убедилась, что лучшее решение приходит во сне. Это и по науке так. Наше подсознание не спит никогда. И, пока сознание в отключке, оно перебирает варианты, отметая негодные и сравнивая приемлемые, дабы выбрать из них наилучший.

    Проснувшись через полтора часа, занялась ревизией своего временного пристанища. Солли решила не дожидаться. Незачем ему знать, куда я отправлюсь. Меньше знаешь, крепче спишь, ага. Нашла старые сапоги, примерила, - утонула. Ну... главное, что они есть. Набросала список, постаравшись включить всё необходимое для выхода из дома. Бельё, верхнюю одежду, две косынки и шнур, чтобы закрыть голову и плечи от солнца, портянки, сапоги. Мягкую салфетку, чтобы обтираться, не расходуя лишнюю воду. Ибо вода в дороге лишней не бывает. Ремень с потайным карманом для монет. Пожалуй, в сапогах тоже следует предусмотреть потайные карманы и секретные выемки в каблуках. Сумочка-кисет на пояс с двумя отделениями: для расходных монет и мелких вещей. Плетёные кожаные зарукавья, чтобы держать рукава, не давая им задираться от ветра. Думала-думала... достала из чулана останки метлы. Перетекла в тигрицу, разобрала, разодрав когтями стягивающую прутья верёвку. Ссохшиеся узлы пальцами не развязать.

    Положила перед собой исходные материалы: балахон Солли, сапоги (судя по размеру, его же), прутья и палку от метлы с остатками верёвки. Кстати, о воде! Нужен бурдючок, или фляжка. Лёгкая и прочная. Как раз прутья и пригодятся, для защитного каркаса. Спустилась на первый этаж, набрала пригоршню песка. Я знаю, что есть небьющееся стекло. Технологию мастера держат в секрете, но мне она и не нужна. Было бы желание.

    Отрешившись от всего, направила эмпатию на разложенные передо мной предметы. Плохо, что с Гадом я тренировалась только в постельных утехах. Эмпатию каждый осваивает самостоятельно, видите ли! И хорошо, что вспоминая Гада, я думаю только о сумасшедшем сексе, а не о прочих вещах, не беспокоя Наидобрейшего и Сэ. А эти самые "прочие вещи" весьма полезны. Для эмпата.

    Радужное марево накрыло разложенные передо мной предметы, впиталось в них, растворяя, и формируя заново. Дышу ровно, отсекаю посторонние мысли, держа "перед глазами" список нужных вещей, удерживаю уровень эмпатического воздействия, не позволяя ему распространяться. Отец Иаков крайне негативно относится к эмпатии, так что, на всякий случай, следов не оставляю. Мало ли, вдруг он опять решит помочь Сэ с поисками.

    Полюбовалась на свой новый гардеробчик практичного свинцово-серого цвета (с цветом экспериментировать не решилась, оставила "родной"), и занялась собой. Волосы спутались, - разодрала пальцами кое-как, заплела две косы и завернула их вокруг головы вороньим гнездом. Ничего страшного, платком прикрою. Намочила свежеизготовленную салфетку, обтёрлась с головы до ног. Оделась, намотала портянки, обулась. Набросила одну из косынок на голову и начала закручивать от боковых углов. Скрутила тугие жгуты, обернула вокруг головы, связала и закрутила концы жгутов, подогнула оставшийся сзади хвостик косынки. Набросила на голову вторую косынку, проследив, чтобы боковые концы были одинаковой длины, и обвязала шнуром пропустив его между жгутов, чтобы не сползал. Краями косынки можно обвязать лицо, закрыв нос и рот от песка и пыли. Прицепила к ремню кисет, сложив в отделение для мелочёвки снятые с себя побрякушки. С другой стороны, для равновесия прицепила флягу из небьющегося (проверила с размаху о каменный пол!) стекла в оплётке из вытянутой до состояния соломы лозы, наполнив её водой. Попрыгала, покрутилась, потопала, - красота! Нигде не жмёт, не давит.

    А вот теперь можно и геомантией заняться.

    ***


    Я уже знаю, куда хочу попасть. Надо только определиться с необходимыми действиями. Или лучше портал поискать? Вспомнила знакомство с наёмниками, - не лучше. Плюнув мысленно, начала вспоминать храм Матери Бездны в столице Фернзее. Держа перед глазами мысленный образ, поменяла местами тяжёлые табуреты, набрала чашку воды, бросила в неё щепотку соли и щепотку перца, поставила её на пересечении линий золотого сечения стола, сместив к левому углу, взяла дорожный посох, созданный из палки от метлы, и шагнула... ко входу в храм.

    Мне повезло. Группа паломников отправляется послезавтра, и некромант им - ох, как кстати, ибо это Фернзее. Заняла место в общей спальне, потом зашла в ломбард, оставила побрякушки, получив взамен полсотни серебром. Отложила двадцать серебрушек в пояс и по пятёрке в каблуки сапог. Оставшуюся наличность ссыпала в кисет и отправилась закупаться в дорогу. Паломничество придётся честно совершить. С Матерью Бездной не шутят. Шутит она. Зато печать паломника надёжно перекрывает любой поиск, снимает любую привязку. Даже смертельные проклятия и клятвы на крови уничтожаются печатью Матери. Но! Придётся честно пройти путь паломника.

    - Детка, какими судьбами? Вот, не думали не гадали...

    Упс! Вот уж действительно "гора с горой не сходится, а человек с человеком всегда сойдутся".

    - Ба! Знакомые всё лица!

    Смеёмся с Серёгой, пожимая друг другу руки. Клаус отстранённо смотрит на меня, не делая попыток поздороваться с "богомерзостью". Пффф! Не очень-то и хотелось.

    - Надолго сюда?

    - Пару дней побуду.

    Идём вдвоём с Серёгой. Клаус маячит в отдалении. Демонстративно не с нами.

    - Ищешь что-то конкретное?

    - Готовлюсь к паломничеству.

    - Это знак свыше, детка. Мы тоже отправляемся через два дня.

    - Это я удачно зашла.

    Вот так, с шутками-прибаутками меня собрали в дорогу. Сама я если и догадалась бы обзавестись ножом и огнивом с трутом, то на эльфийский плащ и шляпу-гриб денег бы точно пожалела. Серёге я в этом доверяю - сказал "надо", значит, надо. Пришлось распотрошить заначку в поясе. В каблуках - НЗ, - трогать не буду. Ещё купила ножницы, нитки и иголки - швейные и цыганскую большую. Уложила котомку паломника вслед за Серёгой, - как он, так и я. Мягкие вещи к спине, то что может понадобиться чаще - наверху. Потом ребята пошли побеседовать с главой группы, а я занялась причёской. Отрезала косы и начала подравнивать. Ровняла-ровняла... Лучше бы я горшок на голову надела и стригла бы по кромке!

    - Детка, что ты с собой сделала? - Серёга отобрал у меня ножницы, усадил ровно, почикал минут десять и... создал мне модельную стрижку. Ага, ёжик называется. Ну и хорошо. Не надо думать о расчёске, - мокрыми пальцами провела туда-обратно, вот и укладка.

    Тщательно собрала все обрезки, бросила их в огонь, и отправилась в мыльню ополоснуться перед сном. День был очень долгим.

    ***


    - Почему вы решили отправиться в паломничество?

    Сидим на полу, полукругом. Наш будущий предводитель, - он же проводник, он же, судя по вопросу, Гуру, - с вежливым интересом рассматривает пёструю группу паломников. И? Мы должны объявлять перед всеми? "Привет! Меня зовут Тигра, и я алкоголик"?

    - Я не требую от вас ответа. Ответ вы дадите Матери-Бездне. В каждом храме, через который пройдёт наш путь. Поэтому, советую задать себе этот вопрос на первом же этапе.

    Задумалась... Не оскорбит ли Мать-Бездну моё признание, что паломничество я совершаю только чтобы сбить со следа Сэ. Потом, решила, что раз уж все мы дети Матери-Бездны, то её вряд ли обидит, что под её крылом ищут спасения. Врать, - себе дороже, - это я и без напоминаний знаю.

    Пока размышляю, рассматриваю Гуру. Суровый мужик лет сорока. Очень спокойный. Но... выводить его из себя, и даже просто волновать, - не хочется. Как говорится: "не буди лихо, пока оно тихо". Волосы тёмные, глаза тёмные, высок ростом, широк в плечах, тонок в поясе, - интересный мужчина, короче. И голос... проникновенный. За душу берёт. Дикция по-актёрски безупречна. Что-то меня в нём тревожит, - не могу понять.

    - Отправляемся завтра на рассвете. Нам предстоит посещение семи храмов Матери-Бездны. Это, так называемый, "малый путь". Прошу запомнить, - иногда Мать испытывает силу своих детей. Будьте готовы увернуться от атаки.

    - А если случайно атаковать в ответ? Что будет?

    В тёмных глазах мелькнул проблеск интереса.

    - Атаковать Мать-Бездну? Никогда не приходило в голову.

    Мяягко коснулась эмпатией. Гуру еле сдерживает смех. Вероятно, Мать так выглядит, что действительно никому не придёт в голову её атаковать. Вспомнилась индийская богиня Кали. Тысячерукая. Такую попробуй атакуй, - мало не покажется.

    ***

    "День-ночь-день-ночь - мы идем по Африке,
    День-ночь-день-ночь - всё по той же Африке
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Напеваю себе под нос, мерно шагая. Всё-таки, Железный Редъярд знал о чём писал. Заменить Африку на Фернзее, и марш для первых дней нашего паломничества готов. Как хорошо, что я озаботилась эрзац-арафаткой! Замотала концами косынки лицо, верхняя часть закрывает лоб, сверху шляпа-гриб, как у вьетнамцев, - хорошо! Хотя бы пыль в нос-рот не лезет. Дорога утоптана, но эта пыль... Она везде. Как народ ходил в Крестовые походы?.. Действительно, подвиг. В Фернзее, хотя бы, можно заплатить за чистку одежды. Маги при оазисах не отказываются "подкалымить". Бытовое заклинание, - и никаких следов, - ни от пыли, ни от пота. Я пользуюсь. Дело не в том, что запах пота раздражает, хотя и это тоже немаловажно. Главное, что недовытрясенная из одежды пыль начнёт натирать кожу. А вытрясти всю пыль у меня лично не получится. Пока трясёшь, новая набьётся. Иду в купальню, сбрасываю с себя всё и отдаю в чистку. Потом надеваю свежевычищенную одежду, набрасываю эльфийский плащ, - ночи холодные, час сижу у очага с группой, потом укладываюсь спать, закутавшись в эльфийский же плащ. Так и идём.

    "Восемь-шесть-двенадцать-пять - двадцать миль на этот раз,
    Три-двенадцать-двадцать две - восемнадцать миль вчера.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Переходы долгие. Пока есть возможность добраться до оазиса, стараемся добираться. Первый день был тяжек. Второй - ещё тяжелее, - после первого дня похода всё болит. Заботливый Гуру устроил нам вечером мастер-класс по массажу ножных мышц. Не позволил неопытным "пехотинцам" завалиться, задрав усталые ноги, - потребовал разуться и осмотреть ступни на предмет потёртостей и повреждений. Хорошо, что Клаус, когда ещё мы были с ним в дружбе, научил меня наматывать на ноги портянки. Целое искусство, между прочим! Так что у меня ступни в порядке. Только мышцы болят от непривычной нагрузки. Массаж помог, конечно, снять напряжение. Но боль всё равно чувствуется. Серёга сказал, что через пару-тройку дней всё нормализуется. Хочется верить.

    "Брось-брось-брось-брось - видеть то, что впереди.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Все-все-все-все - от неё сойдут с ума,
    И отпуска нет на войне!"


    Идти по пустыне тяжело. Однообразие пейзажа утомляет больше, чем ходьба. Идём, растянувшись цепочкой. Мыслей никаких... полностью отключилась, держу ровное дыхание и механически переставляю ноги одну впереди другой. Смотреть на солнце, вычисляя скоро ли привал, нельзя. Оно такое яркое, что можно ослепнуть. Не высовываю носа из под шляпы.

    "Ты-ты-ты-ты - пробуй думать о другом,
    Бог-мой-дай-сил - обезуметь не совсем!
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    И отпуска нет на войне!"


    Серёга, Клаус и ещё пара мужчин-наёмников идут прогулочным шагом. Гуру периодически замедляется, пропуская впереди себя нашу "колонну", - внимательно смотрит, как мы бредём. Хороший офицер, ага. Нестроевые - я, дама бальзаковского возраста, её компаньонка, юная девушка с ухажёром и старая нянька этой девушки. Наёмники сопровождают даму и компаньонку, девчонка сбежала из дома, а нянька её нашла. Поскольку девочка уже получила печать паломника, бабуля присоединилась к группе. Сцена воссоединения нянюшки с воспитанницей развеселила всех, кроме юного ловеласа, с которым девочка сбежала.

    "Счёт-счёт-счёт-счёт - пулям в кушаке веди,
    Чуть-сон-взял-верх - задние тебя сомнут.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Бабуля родом из каких-то диких мест. Закутана в немыслимую груду покрывал. Отстранила твёрдой рукой топающую ногами "я уже взрослая!" девочку, достала из своего одеяния складной ножичек типа испанской навахи (практически римский гладиус) и пообещала лично выпотрошить юнца, если он обидит её малышку. Выпотрошить и скормить требуху грифам. Девочка визжит и рыдает. Теперь вся группа в курсе, что отец просватал ее за старика, а она его не любит, и умрёт, если её заставят... Старику целых тридцать шесть лет! Мужчины закашлялись, отвернувшись.

    "Для-нас-всё-вздор - голод, жажда, длинный путь,
    Но-нет-нет-нет - хуже, чем всегда одно, -
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог,
    И отпуска нет на войне!"


    Юнец мне не нравится. Девчонке повезло, что её нянька столь предприимчива и предана семье. Иначе не миновать бы ей борделя. Этот хмырь продал бы её не задумываясь. Любовью здесь и не пахнет. В оазисах безопасно, они курируются тремя гильдиями: караванщиков, трактирщиков и наёмников. Но нам предстоит несколько ночёвок в степи. Придётся устанавливать дополнительный периметр, создавая полосу отчуждения, как на границе.

    - Оазисы созданы магами?

    - Откуда такие мысли, Тигра?

    - Мы проходим в день не так уж много. Странно, что до ночи мы всегда добираемся до оазиса.

    - Ничего не могу сказать тебе, Тигра. Раньше я всегда проходил полный путь, и между оазисами приходилось делать две ночёвки.

    - Ты совершаешь паломничество каждый год?

    - После каждой операции.

    - Чистишь карму?

    - Типа того.

    Серега насмешливо улыбается, а я думаю, что у него просто выработана привычка "менять лицо" после каждой операции. А в этом мире он сбрасывает возможные метки... Но с оазисами - непонятки. Вечером надо расспросить Гуру.

    "Днём-все-мы-тут - и не так уж тяжело,
    Но-чуть-лёг-мрак - снова только каблуки.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Сегодня мы посетили первый из семи храмов Матери Бездны. Ничего общего со всеми прочими храмами, где мне приходилось бывать. Зашли всем скопом, я посмотрела на статую Матери и... мы остались вдвоём: Мать и я. С чем я пришла? Формулировать даже не пытаюсь, просто смотрю, впитывая Её образ. Не ищу знамения, помня пересказ Амандой Евангелий: "род сей лукав, он ищет знамения, и знамение не дастся ему". Моргнула, и оказалась перед входом в храм. В памяти только ласковое "моё дитя...". Гуру, очутившийся здесь же, внимательно смотрит на меня. Молча. Ну, да... он сказал, что мы общаемся с Матерью Бездной. Что-то я хотела у него спросить... О!

    - Можно задать вам вопрос о технической стороне паломничества?

    - Технической?

    - Я пытаюсь соотнести пространство с временем. И у меня не получается.

    Тёмные глаза смеются, расцвечиваясь голубыми искрами. Оказывается, у Гуру тёмно-синие глаза. Вспышка головной боли, прикосновение прохладных пальцев к вискам.

    - Не пытайся вызвать воспоминания. Мать Бездна вернёт их тебе, когда сочтёт нужным.

    Смотрю на Гуру и ощущаю, как мои глаза превращаются в амбразуры.

    - Хотите сказать, что мне стёрли память?

    - А сама как думаешь? - Вскинул руку, открытой ладонью ко мне "помолчи". - Возможно, это было сделано в лечебных целях.

    Выбросила всё из головы. Эта боль слишком сильна, чтобы самой вызывать её, пытаясь вспомнить. Но кое-что требует уточнения.

    - Мы пили брудершафт? Почему вы обращаетесь ко мне на "ты"?

    - Мы будем очень близки, Тигра. Но, если для тебя важны условности, можем и выпить.

    Слов для достойного ответа на такое наглое заявление у меня нет. К счастью, появилась дама, избавив меня от необходимости отвечать. Ей явно нехорошо, и Гуру занялся её самочувствием - усадил на каменную скамью, помассировал запястья, смочил виски водой.

    - Могу я чем-нибудь помочь? - Мы "в одной лодке", надо соблюдать правила.

    - Посиди с ней, не оставляй её одну.

    Сижу. Отслеживаю эмпатический фон. Дама крепка, как сталь. Потрясение, выбившее её из равновесия, только дало толчок к "укреплению рубежей". Пара минут на "отдышаться" и ей не понадобится помощь.

    Все прочие паломники возникали в дверях храма и присоединялись к нам без видимых изменений в состоянии и настроении. Наверное, как и я, не углублялись в себя.

    Ночевали в гостевом доме при храме. Посидели у очага, устроенного в центре огромного зала, помолчали, глядя на языки пламени, танцующие в каменном круге, и разбрелись по спальным платформам, опоясывающим зал по периметру. Не спальным, а двуспальным. Но мы улеглись по одному, - нас мало. А ночью меня разбудили.


    Глава вторая. Не ищите приключений, они сами вас найдут, или "как день начнёшь, так его и..."



    Просыпалась я... странно. Ощущение чужого присутствия, при том, что чувства опасности не было. А было... Обозначение прикосновения, без касания; только тепло от близости чужих рук. Как маэстро, готовясь к импровизации, держит пальцы над клавиатурой, улавливая звучащую пока ещё внутри него мелодию. Кончики пальцев над чувствительными точками, на грани прикосновения, но не касаясь, только тепло чужого тела; снова и снова, в разных комбинациях, но не касаясь, только тепло... И нехватка воздуха, потому что сердце замирает. И бездна внутри, которая жаждет, чтобы её заполнили. И мысленная, пока ещё мысленная, мольба: пожалуйста, пожалуйста!... Жаркое дыхание на губах... И, - не касаясь!.. вопрос: "Мне уйти?"

    Открываю глаза, - Гуру. Смотрит с насмешливым ожиданием, а я осознаю, что транслировала все свои ощущения. Интересно, что сейчас в храме творится? - поверхностная мысль над восхитительным чувством ледяного бешенства, заполняющего каждую клеточку, вычищающую дурман неудовлетворённого желания (ссскотина, мог бы и не будить!). Бью когтями по лицу... Скрежет бронированной чешуи.

    - Вот, Бездна!

    - К твоим услугам! - смеётся. Подонок, однозначно.

    - Какого х... рена?!

    - Не груби. Как я уже сказал, - мы будем очень близки.

    - Не дождёшься!

    Насмешливая улыбка вместо ответа. Встал с ложа, - не буду краснеть! Много чести. Хотя... оснащён он по мужской части, как в том анекдоте: "це й я кажу "Ого!", а ваша Галя дуже балувана". Ехидный смешок, - телепат? Опять?! Воздушный поцелуй, синей звёздочкой подмигивает сапфир на мизинце, вызвав очередную вспышку головной боли и воспоминание. Я помню эти руки, прикасавшиеся ко мне, играющие на чувствительных точках. Помню эти глаза - не насмешливые, а злые, вместо искорок в них колючие молнии, но я не помню этого мужчину.

    - Внешность обманчива, Тигра.

    Воспоминания заставляют задыхаться от желания. Желания, которого не добился от меня, касающийся молниеглазый, и которое захлёстывает меня сейчас, вызывая всхлипывающий стон. Сильные руки подхватили меня... И Гуру перестаёт торопиться, лаская, шепча горячие глупости, от которых я буквально раскаляюсь, требуя близости. В глубине души, где-то очень глубоко, я не могу понять, что со мной произошло, что я, вдруг, стала женщиной. Ибо раньше я никогда не испытывала желания. Даже у пыточного столба эйфория вызывалась болью. Нет, испытывала, - с Гадом. Но это было лишь благодаря его эмпатии. Может, это воздействие храма?

    Мысли пропали, ибо я - само желание, а мерзавец Гуру не подпускает меня к себе, удерживая на расстоянии. По его мнению, я ещё не готова. Вывернулась из его рук, оказавшись сверху. Негодяй удерживает меня за бёдра, не позволяя приблизиться. Только лёгкое касание позволено мне. Завываю от неудовлетворённого желания. Плевать, если меня услышат! Мне надо! Я хочу этого мужчину! Всего! Сейчас! Начинаю танец с веером, старательно накручивая себя на него. И Гуру не выдерживает. Сдавленное рычание, жёсткий поцелуй, вкус крови от лопнувшей губы, и мы падаем, обрушиваясь в Бездну.

    Бездна и Огонь. Я сгораю, и возрождаюсь как Феникс, чтобы снова сгореть, и опять возродиться. Сильные руки удерживают меня, распадающуюся на части. Где-то далеко слышатся крики... Голос странно знакомый... Похож на мой собственный... Не важно! Бездна во мне и я в Бездне и мы горим и тонем в огне, чтобы в момент смерти взлететь в холодное небо, распахнувшееся над вершинами гор... И опять упасть в Бездну, потому что она зовёт, и всё во мне ждёт этого зова. Всё во мне радуется ему.

    Темнота и покой опустошения. Как писали восточные летописцы о землях, по которым прошли завоеватели: "там воцарилось спокойствие Назарестана".

    Лежим вповалку. Мыслей никаких... Мокрые все и пахучие. Надо ополоснуться. А есть ли здесь такие удобства? Шевелиться больно. Гуру посмотрел на меня, вздохнул, сел, поднял меня на руки и... прошёл сквозь стену.

    Отмокла в бассейне с горячей минеральной водой. Газированной. После этого, меня, смывая соль, поливали из ковшиков нагие прислужницы. Гуру, изгнав прислужниц движением руки, сделал мне массаж с аромамаслами. С массажной лежанки спустилась самостоятельно. Передвигаться я могу, но... Не знаю, как долго я сегодня смогу идти. И смогу ли вообще.

    - По-моему, я себе что-то вывихнула. - Помолчала, прислушиваясь к себе. - По-моему, я себе всё вывихнула.

    - Можем отдохнуть в храме. Они не проснутся, пока я не позволю.

    У Гуру цветущий вид, и довольная котовья улыбка. Слов нет! Внутренний голос, ратуя за справедливость, шепчет "за что боролась, на то и напоролась". Слово "напоролась" вызвало длинный ассоциативный ряд, окончившийся вспышкой желания. Остались во внутренних помещениях храма. Какое счастье, что Мать приветствует обряды плодородия!

    Обряды совершали почти сутки, прерываясь на кратковременный сон и еду. Очнувшись раньше Гуру, увидела уже вспомнившееся мне лицо. И пришло имя.

    - Лаки.

    Помолодевший и похорошевший мужчина лениво приоткрыл глаза.

    - Тигра.

    И притянул меня к себе, не давая возможности сопротивляться. Лаская каждую жилочку, каждую клеточку, пока я не превратилась в мартовскую кошку, завывающую от страсти, и впивающую когти в широкую спину.

    - Присоединимся к группе после завтрака. - На вопросительный взгляд ответил. - Хочу сам тебя кормить. До вечера не будет возможности.

    Возмущение во мне переплетается с тихим довольством. Удовлетворённая тигрица блаженно урчит, потягиваясь. Решила не возмущаться - "после драки кулаками не машут". Странно... раньше тигрица была готова Лаки разорвать в клочья. Как мало надо кошке для счастья. Тигрица насмешливо оскалилась, царапнула Лаки ментальными когтями и, слизывая выступившую кровь, проурчала "мой".

    - Не твой, а наш.

    - Ваш, кисы мои. Целиком и полностью.

    Завтракала, сидя у Лаки на коленях. Он скармливал мне татарский бифштекс - залитое сырым яйцом мелкорубленое сырое же мясо, захватывая кусочки листьями острого салата. Вместо салфетки предлагались (и принимались) поцелуи.

    - Пытаешься меня приручить?

    - Это возможно?

    - Вряд ли. - Ответила ехидным оскалом на открытую мальчишескую улыбку кумира миллионов.

    - Почему не предположить, что мне просто доставляет удовольствие забота о тебе?

    Хотела уточнить, соответствует ли это действительности, потом решила не начинать утро со скандала. Да и на первых порах, возможно, это и правда так. Лаки с насмешливой лаской смотрит на меня, а эмпатическое чутьё говорит, что он встревожился. Что ж, для него важно сохранение хороших отношений между нами. Это радует.

    В течение дня Лаки, уже в образе Гуру, несколько раз утаскивал меня порталом в разные приятные места, где мы проводили время, предаваясь разврату. Сколько удовольствия может доставить опытный мужчина, если ему это позволить! Мурлыкая совместно с тигрицей, сочла крамольной внезапно посетившую меня мысль, что я много лет могла получать всё это от Сэ. Нет уж! От Сэ мне не надо ничего, кроме его отсутствия в моей жизни.

    Поскольку спутники, включая Серёгу, не насторожились и вопросов не задавали, поняла, что Лаки использует темпоральную магию. Значит, как маг, он примерно на уровне Наидобрейшего. Блокировала приступ головной боли, выбросив из головы ненужные мысли об их возможном знакомстве.

    - Не нарушаем ли мы условия паломничества?

    - Каким образом, киса моя? Разве мы не идём пешком вместе со всеми?

    - Как-то это неправильно...

    - Предлагаю выразить своё благоговение перед Матерью исполнением обряда плодородия.

    Исполнили. И ещё раз исполнили. И... снова исполнили. Мои счастливые крики наверняка долетали до Матери.

    Всё-таки Серёга что-то заметил. Или у него чутьё.

    - Детка, ты ничего не хочешь мне сказать?

    - Нет. А должна хотеть?

    - Будь осторожна со своим новым другом. Он опасен.

    Молча смотрю, ожидая продолжения.

    - Я не маг, детка, но... Ты утомлена как новобрачная во время медового месяца, а не как турист, идущий по маршруту.

    - Какая наблюдательность!

    Посмотрела на Гуру, - испугалась. Не за себя, за Серёгу.

    - Мы друзья. - В моём голосе звучит предупреждение.

    - Я понял, киса моя. Твой друг совершенно напрасно беспокоится. Я не причиню тебе вреда.

    Серёга не проникся.

    - У таких серьёзных парней как ты, обычно не менее серьёзные враги. Тигра может пострадать только потому, что вы близки.

    - Тигра не пострадает. У нас не причиняют вреда женщинам.

    В вежливом ответе Гуру чётко слышится "не лезь не в своё дело". Серёга развёл руками и отошёл в сторону. Выпустив эмпатические вибриссы уловила его настроение - "наше дело прокукарекать, а там хоть не рассветай". Ну... он меня предупредил, люди мы взрослые, так что свой долг по отношению ко мне он выполнил.

    "Я-шёл-сквозь-ад - шесть недель, и я клянусь,
    Там-нет-ни-тьмы - ни жаровен, ни чертей,
    Но-пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог,
    И отпуска нет на войне!"


    Очередной оазис. Отдала одежду в магическую чистку, отправилась смывать с себя пыль и... чуть не осталась нагишом. Маг запросил с меня "премию" - несколько минут удовольствия. А иначе мою одежду потеряют, выплатив мне компенсацию. Что я с этой компенсацией буду делать? Голая, зато с полными горстями денег. Пришлось вызвать с глубины тройку динозавров. Для стимулирования добросовестности. Некрупных - не больше двух-с-половиной метров высотой. Пока я расслаблялась в купальне, зверушки следили за работой.

    Скандал Гуру пресёк в зародыше. "Мастер-некромант тренируется". Ага. Я покивала соглашаясь на предложение командира местной стражи тренироваться вне оазиса, и мы разошлись, довольные друг другом.

    - Теперь на мне клеймо падшей женщины.

    - Что ты выдумываешь, киса моя?

    - А почему ко мне начали приставать с непристойными предложениями? Раньше такого не было.

    - Разве? Или не приставали потому, что рядом с тобой был мужчина?

    Злобно смотрю на неосторожно напомнившего мне о Сэ.

    - Не потому. Я изменилась.

    Лаки насмешливо улыбнулся.

    - Не меняются только мёртвые, киса моя.

    ***


    С неудовольствием рассматриваю в зеркале чёрные отметины на бёдрах. Гуру контролирует "обряды плодородия", не позволяя мне целиком отдаться процессу. Вцепляется в бёдра и... удерживает на расстоянии. На моё возмущение ответ один - "ты не готова". Жаркое дыхание шевелит волосы возле уха:

    - Киса моя, не злись. Я хочу дарить тебе удовольствие, а не боль.

    - Боль иногда тоже бывает в удовольствие.

    Гуру повернул меня к себе лицом, окинул внимательным взглядом, одарил нескромной улыбкой, и выдал похабное:

    - Обещаю оказать тебе внимание на всю длину. Потом. Когда придёт время.

    - Гррр... - Слова все куда-то делись. Такого непотребства я от него никак не ожидала.

    Сильные ладони огладили мои бёдра, исцеляя синяки. Лёгкий поцелуй вопрошает - "а не пора ли нам почтить Мать Бездну?". Взлетаю в небеса, крича от счастья, а в глубине души вздыхаю, - ведь есть женщины, умеющие заставить себя выслушать! Меня, почему-то, все игнорируют. Все окружающие меня мужчины лучше знают, как лучше. Тигрица урчит и потягивается, перекатываясь. Ей хорошо.

    Оазис покинули на рассвете. Перед нашим отбытием Гуру побеседовал с представителями трёх гильдий, курирующих оазисы. На мой вопросительный взгляд ответил:

    - Киса моя, оазис без мага оставить невозможно. Но прощать такое поведение нельзя. Его накажут, и строго.

    - Штраф выпишут? Или выговор сделают?

    Я злюсь на Гуру и потому ехидничаю более обычного.

    - Внесут отметку в гильдейский знак.

    - Уй!.. - Серьёзное наказание. С таким знаком хорошую работу не получишь. И не только работу. Подобная отметка сильно усложняет жизнь.

    - Не жалей его, киса моя. Ты в состоянии себя защитить. А сколько было таких, кто не смог противостоять его вымогательству?

    - Даже не будучи некромантом, я закатила бы такой скандал, что собрала бы "большую тройку".

    - Думаешь, помогло бы? Ты только выставила бы себя на посмешище.

    - Я в этом оазисе возможно первый и последний раз в жизни. Так какое мне дело до чужого смеха? Зато вещички бы мои точно не "потерялись".

    - Не все так спокойно относятся к чужому мнению.

    Пожала плечами. Гуру пропустил меня вперёд, некоторое время шёл рядом с дамой и её компаньонкой, потом пару минут уделил девочке с нянькой. Шагая по утоптанной до каменного состояния земле, решила в следующем храме спросить о нём Мать Бездну. Я помню, что Лаки не испытывал удовольствия от перспективы нашей близости. Помню злость в его глазах, вызванную отнюдь не ревностью. Что изменилось? Прошло очень много лет, но эти годы не сделали меня привлекательнее. Гадать не буду, - спрошу Мать Бездну. Может быть, она мне ответит. Вещих снов не дождёшься, - с момента нашего "союза" снов я не вижу, - отключаюсь, изнемогая от наслаждения.

    ***


    - Киса моя...

    - Не называй меня так. Я не твоя киса.

    Гуру одарил меня взглядом, за который порядочная женщина просто обязана влепить наглецу пощёчину. Поскольку у меня "рыльце в пуху", рукам волю я не даю. Всех мест, которые Гуру сейчас ощупывает глазами, он касался и руками, и губами. Поэтому я выражаю неудовольствие, погрузившись в ледяное молчание, для чего требуется приложить немалое усилие, ибо во мне всё кипит от ярости. Мать Бездна на мою безмолвную просьбу устроила мне "радиотрансляцию" беседы Лаки и Наидобрейшего.

    Лаки безусловно талантлив. До такого бешенства мне куратора довести ни разу не удалось. Так и заработаешь комплекс неполноценности, поверив в женское несовершенство... Но, к делу! Наидобрейший шипит, как огромный змей:

    - Лаки, мой мальчик, ты был настолько против моего решения, что решил проголосовать отсутствием?

    - Я не понимаю, наставник.

    - Нет, это я не понимаю. Я! Был вынужден объясняться перед Советом, почему истинный храм Матери был перенесён в столицу этого захолустья. - Ледяная буря в голосе Наидобрейшего заставляет ёжиться даже меня - стороннюю слушательницу.

    - Совет по-любому просил бы объяснений этому, мой лорд наставник. - В голосе Лаки почтительное восхищение прикрывает страх. Нашего общего наставника он явно знает лучше, чем я.

    - Я перенёс храм, обеспечил подходящий праздник, тебе надо было только появиться, протянуть руку, и взять эту женщину себе. У тебя нашлось более важное занятие. - Наидобрейший взял себя в руки, - в голосе абсолютное равнодушие. - Ты меня разочаровал. Я сделал ошибку, попытавшись вмешаться в ход событий.

    Лаки молчит. Пауза длится, длится и... длится. Подумала, что больше ничего не услышу, но Наидобрейший продолжил таким же бесстрастным голосом:

    - Я снимаю с Тигры защиту.

    - Но тогда... её найдёт Мара.

    - Значит, такова воля Матери.

    - Наставник, я постараюсь исправиться. Могу я узнать, где она сейчас?

    - Делай, что хочешь, Лаки. Отныне я не вмешиваюсь.

    Я вынырнула из абсолютной тьмы, оказавшись снова на ладони Матери. В голове мешанина из мыслей и чувств, - насколько, всё-таки, верна поговорка "меньше знаешь, крепче спишь"! Почтительно благодарю Мать Бездну, заодно попытавшись спросить, что мне теперь с этим знанием делать. Змеи в волосах Матери шипяще рассмеялись, показывая мне длиннющие раздвоенные языки. Миг, и я у входа в храм, с ласковым напутствием "моё дитя...". То есть, Мать в меня верит. Или она верит в Лаки? Посмотрим!

    Что хорошо в общении с телепатом, - не надо ничего объяснять. Гуру, встретивший меня на ступенях храма, тут же принял виноватый вид. Глаза опустил и даже ногой по каменным плитам шаркнул, потом опомнился, что со мной такие шутки не пройдут - не в том я настроении.

    - Выслушай меня, пожалуйста, Тигра. Я сделал ошибку, поддавшись настроению. Ты тоже не терпишь принуждения, так что можешь меня понять. Я даже не видел тебя, настолько был зол.

    - Смотрел, и в упор не видел? - К моей злости добавилась обида. Нет, Лаки я вполне понимаю, - это я "несамостоятельная", а будучи уже взрослым и самодостаточным, тяжело покорно следовать указаниям, пусть даже указания эти даёт твой бывший наставник. Но, Наидобрейший бывшим никогда не будет - не тот у него характер.

    - Киса моя... - В тихом голосе Лаки звучит нежная мольба. Напоминаю себе, что в амплуа "герой-любовник" он достиг вершины, так что режим "охмурёж" включает автоматически, даже не думая, что и как говорить.

    - Прекращай меня так называть.

    - Я помню, - ты не моя киса. - Тщательно выверенная пауза подчёркивает значительность следующей фразы. - Это я принадлежу тебе. Тебе и твоей кошке.

    Тигрица, умываясь, довольно урчит "мой". На эмпатической ауре Лаки осталась метка когтистой лапы.

    - Никогда не думал, что придётся объяснять свои чувства эмпату! Почему бы тебе не прислушаться к своей тигрице? Она мудра.

    - Тигрица живёт инстинктами. Конечно, она мудра. - Вспомнила, что она и Сэ всегда называла "хороший самец, - от него родятся сильные, здоровые котята". Тёмно-синие глаза расцветились молниями. Но интонация Лаки не претерпела изменений.

    - Когда дело касается взаимоотношений мужчины и женщины, имеет смысл прислушаться к инстинкту. И ты и я самодостаточны и независимы. Мы можем это себе позволить.

    Мяягко касаюсь Лаки эмпатией. Он зол, но не на меня, и, разумеется, не на себя, любимого, - на обстоятельства. Наш "союз" для него важен настолько, что он готов унижаться и просить прощения до тех пор, пока не вымучает его у меня. И даже не собирается припоминать мне позднее это своё унижение! Я не Станиславский, но... НЕ ВЕРЮ!

    - Ты всё-таки подсел на эмпатию. - Мне грустно.

    И тут Лаки неожиданно расхохотался, сверкая белоснежными зубами. Полуночные глаза заискрились звёздами смешинок. Нереальная красота!

    - Я не могу подсесть на эмпатию, Тигра. Твоя эмпатия делает нашу близость волшебной, - я никогда ничего подобного не испытывал. Но это лишь дополнительный стимул к моему желанию сохранить наши отношения.

    - Бла-бла-бла... А какой основной стимул? - Подозрительно смотрю на красавца. Лаки склоняется ко мне, и шепчет в губы:

    - Я пока сохраню его в тайне.

    Моя злость растворяется в желании. Но потакать Лаки я не намерена. Раз уж я собралась устроить скандал, - скандал будет устроен! "Ведь если я чего решил, - я выпью-то обязательно" (В. Высоцкий "Песня-сказка про джинна").

    - Кис-кис... - В обалдении смотрю на обнаглевшего Гуру. - Кошка. - Пояснил он мне самым любезным тоном.

    Тигрица смеётся, прикрывая усатую морду лапами. Уловивший мгновение слабины Лаки, тут же утащил меня во внутренние помещения храма, промурлыкав на ушко, что пришло время почтить Мать обрядом плодородия.

    На этот раз мне был продемонстрирован мастер-класс "как довести женщину до исступления не приступая к основному действу". И только когда я почти сорвала голос, умоляя о близости, Лаки, наконец, снизошёл до меня (я ему всё припомню!), и допустил "к телу".

    Когда своды храма прекратили отражать мои счастливые крики, последовало замечание, что обрядов много не бывает. И всё равно, негодяй удерживал меня на расстоянии. Я "не готова". Впрочем, может быть, он и прав, - мы, как в Декамероне, несколько раз достали "до донышка", но утерянную миску выудить так и не удалось. Лаки фыркает смеясь:

    - Какую миску, киса моя?

    - Так... вспомнила старую историю о красивой крестьянке и предприимчивом соседе.

    Выудив её из моей памяти, мой предприимчивый Гуру хохочет, запрокинув голову. Куснула его за горло, чтобы не подставлял. Продолжили. Коснувшись эмпатией, определила, что мой близкий друг успокоился, но не расслабляется. Вот это - правильное состояние. Выползли наружу уже поздним вечером и, естественно, остались ночевать в гостевом доме храма.

    - Ты нарочно нас задержал здесь!

    Возмущённо пытаюсь укусить изящные пальцы, скармливающие мне ягоды белой шелковицы. Лаки сначала спросил не желаю ли я хурмы. Подумав, решила, что хурма - это замечательно, но, чтобы держать мужчину в тонусе, сообщила, что давно не лакомилась тутовыми ягодами. Такого, как Лаки, посылать "за персиком" неинтересно, - не успеешь передумать, как он уже вернулся с персиком и горой прочих фруктов, прихваченных просто на всякий случай.

    - Конечно, нарочно. Нам предстоит трёхдневный переход с ночёвками в степи. Уединиться не будет возможности.

    - Ответственность не позволит? - Ехидничаю.

    - Именно. - Гуру моим настроением не проникся. В общем, правильно. В степи мы охраняем себя сами.

    ***


    - Вот, что значит действовать с русским размахом.

    - Это ты о чём, Серый? - Клаус рассматривает сидящих на песке мужчин, отделённых от нас пятёркой динозавров. От степи и свободы их отделяет семь ящеров. Такая вот нейтральная полоса между двух границ.

    - Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт.

    - По-моему, очень удачно получилось. - Не понимаю, чем Серёга недоволен. Я старалась, работала с рунами. - Придираешься.

    - Детка, я уже говорил, что твоя паранойя неизлечима?

    - Говорил. Ты предпочёл бы, чтобы они взяли нас тёпленькими?

    Наёмник улыбается мне сочувственно. Ну, да, - я параноик. Уловила от юноши нетерпеливое ожидание, усилившееся после совместного ужина. Не знаю, то ли неизвестное снотворное подсунул, то ли сонные чары. А может ни то и ни другое, а наведённое на него, как на пеленг, чужое заклинание. Вариантов много. Конечно, с нами Гуру, о реальных возможностях которого никто не знает. И даже я, скорее всего, не могу правильно оценить его уровень. Но зачем Гуру демонстрировать силу, когда есть сертифицированный мастер-некромант? Я к тому, что если бы лорд Лаки не желал сохранить инкогнито, он путешествовал бы иначе. Вряд ли лорды Бездны шлёпают пешком от храма к храму. Вот я и составила охранный периметр, поломав голову над рунами. Гуру создал защитный контур вокруг стоянки. И, чуть подальше, - сигнализирующий. Я вписала внутренний периметр между двумя контурами Гуру, а наружный - перед сигнальным.

    Голову пришлось поломать серьёзно. Оба периметра настроены на призыв ископаемых хищников. Помимо этого, внешний отгоняет нежить, а внутренний - бестелесные сущности. Мы всё ещё идём по Фернзее - возможно всё. Призыв начинает работать, когда одушевлённые преодолевают внешний периметр и приближаются к внутреннему. Сто моих шагов - далеко не сто метров, но разместиться можно. Хищники не заходят на нейтральную полосу. Только голодную слюну роняют, наблюдая за "гостями". Пришлось задать ограничение на случай, если вдруг попадутся мирные путешественники. Мирные по отношению к нам, разумеется. Маловероятно, но чего в жизни не бывает. От атаки с воздуха и из под земли стоянку прикрывает сферический контур Гуру. Аннигилирует, и фамилию не спросит. Боевая магия - это серьёзно.

    Выспались мы прекрасно. Уже давно рассвело, а мы только глаза продрали. Гуру устроил женщин с удобствами, создав для нас облачные лежанки. Теперь я знаю, как спят ангелы. Мужчины распределили дежурства и улеглись, закутавшись в плащи. А ночью по нашу душу явились незваные гости.

    Будить меня Гуру не позволил, - и правильно сделал. От недосыпа у меня портится настроение. После того, как я проснулась, Серёга начал комментировать мои достижения на почве охраны территории.

    - Зато у нас есть возможность с ними побеседовать.

    - О чём?

    - Какая разница? Назови любую тему.

    - Детка, тебе скучно? Мы не на прогулке, если ты не забыла.

    - Неужели тебе не интересно, почему наши гости пришли именно к нам?

    - Хочешь их допросить? - Серёга бесстрастно рассматривает "гостей", смотрящих в никуда. Коснулась эмпатией - они просто ждут, не тратя силы. Разумно.

    - Предлагаю позавтракать. Потом решим, что с ними делать. - Гуру недоволен. Конечно, защитный контур распылил бы наших "гостей" на атомы, и никаких волнений. Сам Гуру знал бы о неудачной попытке, а нас и беспокоить бы не стал. Нет тела, - нет дела. Но юнец как-то связан с этими людьми. Так что, придётся им ответить на вопросы.

    Бабуля сварила вкусный кулеш и напекла лепёшек. Оказывается, я соскучилась по пахнущей дымом походной еде. Время от времени надо делать вылазки.

    - Время от времени, киса моя, мы будем путешествовать. Обещаю. - Жаркий шёпот и нежный поцелуй за ушком. Тигрица согласно мурчит. Путешествовать она любит.

    Тщательно вытерла лепёшкой остатки кулеша со стенок своей миски, и облизала ложку. Воды, кроме питьевой, нет, так что посуду мыть нечем. Наёмники, вооружившись лепёшками, очищают котелок. Завтрак окончен, - пора двигаться в путь.

    - Сколько вас?! Кто главный?! Отвечать!

    Клаус допрашивает пленных. Серёга и наёмники на подхвате. Гуру скучающе наблюдает за местностью. Я уже просканировала её эмпатией - угрозы не чувствуется. Или это вся группа, или остатки сбежали при появлении динозавров.

    ***


    - Это неправда? Скажи! Они всё придумали?

    Девочка переживает очередную душевную драму. Ещё бы! Как выяснилось, юнец должен был доставить её перекупщику, а тот уже, после клеймения и обучения основам, отправил бы свежую рабыню к заказчику.

    А заказал нашу девочку не кто иной, как её "жених". Ещё до побега. То есть, если бы она не сбежала, её бы всё равно похитили. Девочка ему понравилась, но только, как рабыня. В качестве супруги он её не рассматривал, - разные социальные слои. Это в нашем мире дворянин мог жениться на деньгах, а в этом - воин никогда не возьмёт себе жену не из касты воинов. Папенька её, когда сватал, не знал, откуда родом запланированный зять. Иначе запер бы дочь в погребе, чтобы носа на улицу не высовывала, пока такие люди в городе. Касты в Фернзее не в ходу, вот и прокололся купец. Поспешил пристроить дочь за помощника воеводы. А надо было с ним в бане "случайно" встретиться, - увидел бы клановую татуировку, и всё стало бы ясно.

    - И что теперь им делать?

    - Продолжить паломничество, киса моя.

    - Спросить в следующем храме Мать Бездну?

    - Хороший вариант. - Гуру кивает. Потом говорит, глядя между мной и девочкой, вроде бы ни к кому не обращаясь. - Участь рабыни тяжела, но в ней есть свои плюсы.

    - Это какие же? - Любопытствую.

    - Не надо думать. Всё решает хозяин. С хорошей рабыней, как правило, хорошо обращаются.

    Ну, да... О хорошем обращении представление у меня имеется.

    - Киса моя, тебе этого не понять. Девочке суждено стать рабыней, так какая разница, клеймо и ошейник, или брачные браслеты? Она рабыня по своей сути, и воин это в ней увидел.

    - Мне действительно этого не понять. А что будет с её няней?

    - Вернётся с ней вместе к отцу. Не лезь в это дело, киса моя. У тебя свой путь.

    - Зачем ты мне тогда об этом рассказал? - Гуру прочёл юнца и пленников, пока их допрашивали. И "успокоил" меня. Ага, - ничего страшного, девочка всё равно попадёт к жениху. Гррр...

    Тигрица удивлённо смотрит на меня. Ей нет никакого дела до посторонних, похотливая кошка желает почтить Мать Бездну обрядом плодородия. Гуру вздыхает - уединиться нет возможности. Показываю ему язык.

    ***


    Я дремлю, а тигрица крадётся по радуге. Впереди туман, скрывающий собеседников. Голоса мне хорошо знакомы, так что туман не беспокоит.

    - Тигра оказалась привлекательной и желанной женщиной.

    - Она меняющая, Лаки, мой мальчик. Конечно, она привлекательна и желанна. Когда ей это нужно.

    - Эмпатия здесь ни при чём, наставник.

    - Мы сделали ошибку, думая, что опасность меняющих состоит в эмпатии.

    - А в чём же их опасность, наставник? И реальна ли эта опасность?

    - Это ты мне скажи. - В голосе Наидобрейшего явная издёвка. - Опасность меняющих в том, что они меняющие, Лаки. То, что Тигра желает тебе нравиться - хорошо. Постарайся удержать ваши отношения на этом уровне.

    - Наставник, почему ты выбрал для Тигры Семинар? Ты сам сказал, - она единственная. Так почему ТАКОЕ воспитание?

    - Может быть, для того, чтобы эта девочка не желала мне понравиться? Кто-то же должен сохранить непредвзятый взгляд.

    - Непредвзятый? - Лаки закашлялся.

    - Почему первых детей Матери называли "меняющими"?

    - Потому что они способны принять любой облик.

    - А кто из нас не способен?

    - Но... нас так учили.

    - По достижении совершеннолетия, Лаки, открывается доступ к архивам. Тебе не было интересно?

    - Мне было чем заняться, наставник.

    - А вот Мара интересовался. И не только архивами. Мой племянник собрал все легенды, сказки и даже развлекательную литературу. Всё, где хотя бы словом упоминались меняющие.

    - Я предпочитаю прежде составить личное мнение.

    - И каким местом ты думал его составляя?

    Молчание. С Наидобрейшим лучше не пререкаться, - это даже я знаю.

    - Меняющие способны менять не себя, Лаки. Ты пару дней пообщался с необученной, не овладевшей своими способностями, юной меняющей, и?.. Тебе напомнить с каким настроением ты отправился искать Тигру?

    - Тигра не пыталась влиять на меня. Я бы заметил.

    - Разумеется, она не пыталась. Ей это ни к чему. Ты сам меняешься.

    - Я всего лишь оберегаю её, наставник.

    - Возможно... Я забыл, что сейчас это дитя необходимо оберегать.

    Тигрица тихонько отползает от туманной дымки, начавшей развеиваться. Повернулась, и вспрыгнула на радугу, чтобы съехать с неё к месту нашей стоянки. Услышанный разговор добавил непоняток. И... Оберегать?

    ***


    До следующего храма Матери добрались без приключений. Это уже третий храм, а я ещё никак не дойду "до нужной кондиции". Бездарная из меня паломница. Змеи в волосах Матери дразнятся, высовывая длиннющие раздвоенные языки, чешуйчатые хвосты свиваются и развиваются, обдирая камень постамента. Интересно, его меняют? Такими темпами постамент придёт в негодность меньше, чем через год.

    Мысленно плюнув через левое плечо, - опять всякая дурь в голову лезет, постаралась отрешиться от всего. Начала перебирать воспоминания, выкладывая их перед Матерью, не пытаясь обдумывать и оценивать. Так ребёнок показывает взрослому свои сокровища - камешки, ракушки, перо птицы... Не делю их на "до" и "после". Потому что, это всё - я.

    Стоя на ладони над Бездной, смотрю в открывшийся третий глаз Матери, продолжая вспоминать. Жизнь на Земле, Учебка, Семинар плавно проходят перед оком Матери. Я не испытываю эмоций - сейчас не время для них, да и всё уже в прошлом.

    Оказавшись на ступенях у входа в храм, пошатнулась, закашлявшись от сухости в горле, и была подхвачена Гуру. В голове ещё звучит ласковое "моё дитя...".

    - Как ты себя чувствуешь, киса моя?

    Выпустила эмпатические вибриссы. На площадке только мы вдвоём.

    - А...

    - Все уже в гостевом доме. Готовятся ко сну.

    Это сколько же времени я вспоминала? И ведь мы дошли только до Школы Гильдий. Мать предлагает мне заново оценить этот этап моей жизни? Или просто "на сегодня достаточно"?

    - Киса моя, посидим у костра со всеми? Или понежишься в бассейне? Ты выглядишь усталой.

    - Пить хочу.

    Щелчок пальцами, и перед нами низкий столик, стоящий на ковре. Чайничек и пиала. Больше ничего. Зелёный чай, в меру горячий, смягчает пересохшее горло и освежает голову. Опустошив чайничек, - всего-то три крохотных пиалы, - поднимаюсь с ковра. Гуру, развеяв сотворённое, повёл меня в гостевой дом. Надо посидеть у костра. Нехорошо отрываться от коллектива.

    Нас встречают внимательные взгляды. Гуру довёл меня до сидящих кругом паломников. Народ потеснился, освобождая место.

    - Детка, ты как?

    - Всё хорошо, спасибо.

    Старательно тараща закрывающиеся сами собой глаза, смотрю на языки пламени, танцующие в каменном круге.

    - Так дело не пойдёт. Спать.

    Не поняла, кто это сказал. Наверное, Гуру, потому что меня несут на руках и осторожно укладывают в тёплую воду. А когда я потеряла одежду и обувь? Мысли лениво плавают надо мной. Засыпаю, зная, что мне не дадут утонуть.

    ***


    - Ты хочешь, чтобы я постарела раньше времени!

    - Киса моя, не выдумывай. Тебе необходимо отдохнуть, прежде чем мы отправимся далее. Общение с Матерью забрало у тебя слишком много сил. - Пауза. Лаки легонько поцеловал меня в уголок упрямо сжатых губ. - Если бы я тебя не подхватил на выходе из храма, ты могла упасть со ступеней. Не вредничай, прошу. Пара-тройка дней ничего не решают. Мы всё равно движемся быстрее, чем обычные паломники.

    - Разве так можно? Паломничество не засчитают.

    Лаки молча улёгся рядом со мной, подложив ладони под голову. В тёмно-синих глазах искрятся смешинки. Зовущие к поцелуям губы приоткрыты, демонстрируя сверкающую белизну зубов. Тигрица подобралась перед прыжком...

    - У тебя осьминогов в родне не было? - Отцепляю шаловливые руки одну за другой, одну за другой, и так по кругу. - Ты сказал, что мне надо отдохнуть. - Продолжаю вредничать.

    - Это называется активный отдых. - Мурлычет на ушко, сохраняя безупречную дикцию. Тигрица согласно урчит. Ей такой отдых нравится.

    ***


    После трёх дней активного отдыха вернулись в гостевой дом храма, присоединившись к спящим спутникам. Наутро, поклонившись Матери, отправились дальше. Гуру сообщил, что для безопасности мы пойдём через оазисы. Заодно, сдадим страже наших пленников. Пока что, они идут с нами. Под заклятьем "слуа". Мне приходилось видеть, как выглядят попавшие под это заклятье люди. К уровню Гуру прибавила ещё пару планок. Наших пленников не отличить от обычных людей ни с первого, ни со второго взгляда. Я, как эмпат, вижу отсутствие эмоций и чувств. Маг углядит вмешательство. Обычный наблюдатель сочтёт их просто сосредоточившимися на чём-то важном. Ничего общего со слюнявыми идиотами, разучившимися пользоваться собственным телом. Заклятье "слуа" считается в основном освоенным если объект способен дышать самостоятельно. Название взято из древних легенд о волшебном народе, воины которого могли скакать на своих конях по воздуху, и уводить с собою чем-то приглянувшихся им людей. Отказаться никто не мог, и пропадали такие приглашённые безвозвратно. Впрочем, в какой-то легенде говорилось, что если не есть и не пить то, что едят и пьют они, есть шанс вернуться. Легенд наслушалась во время обучения в Школе Гильдий. Маги переживали свои неудачи и отмечали успехи в кабаке, как все нормальные, не обременённые магическими способностями, школяры. А заклятие "слуа" одно из самых сложных, так что переживающих было много.

    В следующем храме вспоминала Школу Гильдий.


    Глава третья. Некромантия ради корочки, или "иллюзии для чайников..."



    - Ну до чего хорошо! Вы, значит, как белые люди, у пыточного станка, а я, - лопату в руки и на кладбище!

    - Дорогуша, женщины в Гильдию взыскующих истины и покаяния не допускаются. И зачем тебе это? Чего ты не знаешь?

    - А зачем мне Гильдия некромантов, Солли? Чего я не умею?!!

    - О! - Поднявшийся указательный палец с отполированным чёрным когтем подчеркнул значительность следующей фразы. - Знать и уметь. Между этими словами есть разница!

    - Гррр!

    - Неинформативно, дорогуша.

    - Хватит болтать ерунду, моя Тигра. Отец Иаков сказал тебе получить знак Гильдии некромантов. Зачем и почему спросишь лично у него.

    Ласковая улыбка Сэ таит в себе обещание большой боли. Задумалась... Кажется, ученикам полагается койко-место в общежитии. Интересно, называют ли местные школяры её общагой?

    - Ну ладно, раз отец Иаков сказал - в морг, значит, - в морг! Пойду устраиваться.

    Энергично потираю ладони, демонстрируя энтузиазм, и круто поворачиваюсь к выходу из кабака. Упершись носом в закрывшуюся дверь, злобно шиплю нецензурные ругательства на русском. На всеобщем нельзя, - Сэ не терпит. А мыло есть я не люблю. Хотя оно здесь и из натуральных ингредиентов.

    - Сядь, моя Тигра. Можешь напиться, если тебе так легче смириться с новыми обстоятельствами. Я уже привык к твоему пьянству.

    - Я тебе что? Алкоголик?! А ром здесь есть? Нет! Не надо рома, я придумала! Сегодня мы будем пить чай. Адмиральский.

    Солли поражённо уставился на меня. Не ограничившись взглядом, пощупал лоб.

    - Странно. Жара нет. Может ты что-то съела, дорогуша?

    - Ты ни одного раза не пил Адмиральский чай[1], Солли? Мне тебя таки жалко!

    Примерно через час, Солли проникся жалостью к себе настолько, что закрыл выход из кабака и потребовал Адмиральского чая для всех присутствующих. Пьяный маг, - это тяжёлый крест для окружающих. А вместе с моими речёвками типа "всех впускать, - никого не выпускать"... Что говорить! Услышав эту фразу впервые в одном из кабаков во время нашей второй практики, Солли тут же, не сходя с места, модифицировал запирающее заклинание, и теперь пользуется им на радость кабатчикам. На радость, потому, что Высокий Тёмный щедро оплачивает весь ущерб, причинённый заведению, где он изволит гулять.

    Где-то ближе к полуночи, мы пошли устраиваться в общежитие. Ага, втроём. Привыкли уже. Общежитие у Школы Гильдий, кстати, общее для всех факультетов. Этажи - по курсам. Чем ниже курс, тем выше этаж. Первокурсники ютятся под крышей. А поскольку здание - пирамидальное, то помещения соответственно увеличиваются по площади и комфорту с каждым курсом. Плюс ещё отсев после каждого семестра. Дипломники, как дембеля, - на первом этаже, в двухкомнатных апартаментах со всеми удобствами. А первокурсники... - как воробьи на жёрдочке. Комнатки у всех отдельные, а вот удобства - коридорного типа.

    Нас под крышу загонять не стали. Наверное, решили, что сами мы по лестнице не взойдём, а нести нас - себе дороже. Отговорились тем, что уже поздно и комендант общежития ушёл домой. Предложили нам заночевать в городе. С удобствами. Но мы-то уже настроились на проживание в общежитии! А они! Захлопнули перед носом калитку, оскорбив в лучших чувствах. Ограда антимагическая, и вообще... усиленная. На танке не проломишь. Обидно! Портал не откроешь, стоят отсекатели. Солли сказал, что во время сессии и приёмных экзаменов в Школу можно пройти только пешком. Я разрыдалась, представив, как крылатые от природы мучаются от такой дискриминации. После двух стаканов Адмиральского чая, я вообще очень остро воспринимаю всякую несправедливость.

    - Что тебя расстроило, дорогуша?

    - Птичку... жааалко...

    - Какую птичку, Тигра? Где ты здесь видишь птиц?

    - Им летааать не разрешаааают, пешкооом ходиить заставляюююют...

    - Всё. Немедленно в гостиницу!

    - Так мы выехали, Светлый. А пустых номеров нет. И не улыбайся так. В местном участке ночевать я не хочу. И тебе не советую.

    - Приходилось бывать, Тёмный?

    - Нет, конечно. И если мы сможем преодолеть ограду, тогда нам незачем опасаться местной стражи.

    - Даже так?

    - Здесь народ отовсюду, Светлый. И стража готова ко всему.

    Сэ повернулся к ограде, водя перед ней открытой ладонью и морщась, как от щекотки. Я стою, придерживаемая за плечи Солли, и наблюдаю за процессом. Спать хочется всё сильнее.

    - А что будет, когда мы перелезем через ограду?

    - Ты так уверена в этом, дорогуша?

    - В этом, - уверена. А дальше-то что? Я спать хочу!

    - Светлый, Тигра спрашивает, когда ей удастся поспать!

    - В парке был гостевой домик. Там и заночуем.

    - Что значит "был", Сэ?

    - Фундамент остался.

    - Тогда открывай проход, и пошли спать.

    - Я пытаюсь, моя Тигра. Изнутри открыть проход можно и без магии, а снаружи... тут столько понавешано, что проснётся весь город. Нам нужен кто-то, кто откроет эту калитку изнутри. Нужен вор. Сейчас я сделаю тебе палатку и кровать, моя Тигра.

    - Я лучше тебе енота[2] вызову. Холодно. Хочется в горячую ванну.

    Солли накинул на меня камзол, заставив вдеть руки в рукава. Подвернула их, чтобы не свисали до колен. И сосредоточилась. Дааа, знания, это не умение. Пришлось вспомнить руны Толия. И школу отца Иакова. Смешанные с Адмиральским чаем знания разных некромантских школ дали неожиданный эффект. Внутри территории захоронения воров нет. А покойники есть. Настроилась на поиски души вора. Зову. Мысленно. Демонстрирую задание: калитку в ограде Школы Гильдий. И получаю отзыв. Летит, летит к нам душа, мечтающая вскрыть эти замки. Теперь поднимаю для этой души тело. Далеко ходить не стала, - глубоко в земле, у самой ограды, частицы праха. Но наш девиз в некромантии: "сила есть, ума не надо!" Сэ хмыкнул осуждающе, но молчит. И правильно. Отвлекать некроманта не надо. Особенно пьяную, замёрзшую природную некромантку, обладающую силой тавматурга. Душа обрела тело, а я, от смеха, села на землю, не удержавшись на ногах. Восстановившийся прах оказался крылатым. Огромные свинцово-серые черепитчатые крылья, укутывают тело словно плащом. Вспомнила свои рыдания о птичке... Но как он-она-оно откроет нам калитку?

    На локтевых сгибах этой птицы, имеются пальцы. А когти на этих пальчиках с успехом заменяют отмычки. Десять секунд на замок. Через минуту мы вошли на территорию Школы Гильдий. Лорды Тёмный и Светлый совместными усилиями заблокировали магическую сигнализацию. Не насовсем, а просто, чтобы нам пройти. И не заблокировали, а выделили калитку из общей сети сигнализации. А потом опять присоединили. Птиц, в благодарность, получивший три дня, полетел развлекаться. Солли хотел что-то сказать, потом махнул рукой, и мы отправились к фундаменту.

    Сэ, в некоторых случаях, просто цены нет! Сорок пять секунд, и домик вырос. Как новенький. Солли держал полог тишины, а Сэ восстанавливал строение. Я, кутаясь в камзол Солли, спала на ходу. Так, спящую, меня опустили в ванну с горячей водой и ароматной пеной. Вымыли и уложили в огромную постель. А утром Солли пришлось в одиночку сдерживать атаки профессуры, стражи и муниципалитета. А Сэ взимал с меня плату за постой. Возмутилась:

    - Я вам калитку открыла!

    - Не ты, а вампир!

    - А кто его поднял?!! Ик! Вампир?! Где он?! Я должна на него посмотреть!

    С улицы раздался свист Солли. Вот... не было печали!

    Через пять минут, умытые, одетые встречаем благостно улыбающегося отца Иакова.

    - Дети мои...

    - Доброе утро, отец Иаков!

    - Доброе, доброе... А скажи мне, дитя, зачем тебе понадобился вор?

    - Так это... калитку открыть, отец Иаков. Они нас не впускали! А уже ночь была! И я спать хотела. Очень...

    Добрейший отец Иаков благостно кивает головой. Солли за его спиной показывает мне кулак. Еле удерживаюсь, чтобы не показать Солли язык. Что-то у меня сегодня настроение игривое. Наверное потому, что появление отца Иакова разом решает все наши проблемы с жильём и учёбой.

    - В Школе Гильдий моё влияние ограничено, дитя. Вам придётся честно учиться.

    - А мы и собираемся. Честно. Отец Иаков, а...

    - Нет.

    - Можно я...

    - Нет.

    - Я хочу быть фокусником!

    - Не выдумывай!

    Последние фразы сказали одновременно, злобно глядя друг на друга. Точнее, это я гляжу злобно, отец Иаков, по обыкновению, благостно улыбается.

    - Это называется мастер иллюзий, дорогуша.

    - Вот. Я хочу быть мастером иллюзий!

    - Это хорошо, что у тебя появилась цель в жизни, дитя. Сможешь учиться на двух факультетах, - пожалуйста. Замолвлю за тебя словечко. Вылетишь с факультета некромантии, - покинешь Школу Гильдий. Будешь при Семинаре. Пару лет поработаешь лаборантом.

    Заманчиво! И то и другое. Два года без Сэ... за два года он себе новую игрушку найдёт. С другой стороны, если некромантию тупо зубрить, вылезая на автомате, то я смогу научиться фокусам!

    - Если ты надумаешь быть лаборанткой, моя Тигра, то я разделю твоё одиночество.

    Кто ж знал, что у Светлых верность в крови! Отец Иаков смеётся. В глазах смешинки, лицо, как обычно, доброжелательное.

    - Верни вора на место, дитя. Он нужен.

    - Вас из за него вызвали, отец Иаков? Я обещала ему трое суток. И он их получит. Я обещала.

    - Хорошо. Трое суток. Под твою ответственность.

    - Я... - насторожилась, - что значит под мою ответственность?

    - Всё, что он сделает за эти трое суток, - на тебе, дитя.

    Разозлилась. Начала отращивать когти. Сладко улыбаюсь отцу Иакову:

    - Добычу на троих. Вы в доле.

    - Не наглей, дитя. Моя снисходительность не безгранична.

    - Как скажете, отец Иаков. Половину вам, половину нам.

    - Хватит паясничать. Приведи себя в порядок и отправляйся на экзамены. В школу Гильдии иллюзионистов ты поступишь. Если поступишь в школу некромантов.

    - Да, отец Иаков.

    Отправилась приводить себя в порядок. Домик, кстати, оставили за нами. На всё время обучения. Сэ и Солли решили стать мастерами Гильдии убийц. Им всё равно делать нечего. В Школе Гильдии палачей, в смысле. Да и убийцы они оба высококлассные. Впрочем, повысить квалификацию никогда не поздно. Я с трудом поступила в школу некромантов. Ни одного термина не знаю, на все вопросы глазами хлопаю. Тогда спросили просто:

    - Чё пришла?

    Ну не до такой степени просто, конечно, но смысл был такой. Пришлось ответить:

    - Опекун отправил. Сказал, без знака Гильдии не возвращаться.

    А дальше было как в кино "Обыкновенное чудо":

    - А кто у нас опекун?

    - Отец Иаков.

    - Предупреждать надо! Поднять покойника сможешь?

    - Скажите какого.

    У них там учебные пособия лежат на столах. Разной степени сохранности. Мне и показали на полированные кости. Нечеловеческие, кстати. А я что? Подняла. Бежали вместе с комиссией. Косточки оказались какого-то монстра аж из самой Нижней Бездны! Монстр бегает намного быстрее. Пришлось отца Иакова звать.

    - Дитя...

    Голову опустила, ковыряю ножкой пол. Стыдно. Как страус какой-то кинулась бежать, забыв, что я природный некромант. Монстр к отцу Иакову ластится. Знакомый, что ли? Получив негодующий взгляд "опекуна" устыдилась ещё больше. Но в Школу гильдии некромантов я таки прошла. Потребовали выучить терминологию и на сессии мне определят программу обучения. Монстра отец Иаков забрал с собой.

    О школе мастеров иллюзий мне оставалось бы только мечтать. Если бы, опять же, не отец Иаков. Мужик сказал, - мужик сделал! Уважаю!

    ***


    Первый день учёбы на факультете некромантии был совершенно не похож на 1-е сентября в институте. Несмотря на то, что в школу Гильдий поступают только и исключительно взрослые индивидуумы, обстановка мне напомнила среднюю школу. И... дворовую компанию. Сложившуюся компанию, в которой появляется новичок.

    Поскольку мы втроём явились после вступительных экзаменов, точнее экзамены мы сдавали не с потоком, а индивидуально, мы не успели познакомиться с сокурсниками. Моим лордам проще - они вдвоём. Привычно покусывают друг друга. Ага, как в советской песне о друзьях "...и если один из них грустил, - смеялся и пел другой". А вот мне...

    Формы нет. Есть только эмблемы, которые появляются на любой верхней одежде и головных уборах. Сами собой появляются. Ну... это удобнее, чем если бы приходилось их пришивать. Как только попали в списки принятых, - тут же обзавелись эмблемами. Учебных пособий нет, - всё надо усваивать на уроке. И вот стою я у стеночки вся в черепах и каких-то странных символах, похожих на стилизованную свастику. Скромно стою. А зачем высовываться? Народ из группы кучкуется, искоса меня рассматривают, нарядные девицы фыркают и перешёптываются, ребята... в ожидании. Понятно, - заводил ещё нет, а без них своего мнения никто высказать не смеет. Вдруг ошибёшься? Стою с индифферентным выражением лица. Мне эти дети безразличны, как и их потуги казаться "больше", чем они есть на самом деле. У пыточного столба взрослеешь быстро.

    Вспомнила одесскую поговорку: "и ведь каждая жЯба мнит себя подводной лодкой". Улыбаюсь мысленно. Из-за угла появляются двое ребят в тёмной одежде, похожей на униформу наёмников. Функциональная без вычурности. Как и мой костюм, состоящий из широкой юбки в пол и удлинённого жакета поверх блузки. Группа затаила дыхание в ожидании. Ясненько: сейчас меня классифицируют, и можно приступать к учёбе. Ярлык - великая вещь.

    Подошли ко мне, рассматривают. Высокий блондин ощупывает меня взглядом с ног до головы, а темноволосый крепыш - с головы до ног. Тщательно ощупывают. Если бы я не изучала психологический прессинг, - могла бы забеспокоиться. Вообще-то, на женщину так пристально смотреть неприлично. Парни желают произвести впечатление на своих однокурсников? Флаг им в руки. Смотрю в пространство между ними. Мы не были представлены, так что разговаривать я не намерена. Начал блондин:

    - Ничего?

    - Так себе.

    - Со скуки...

    - Ааа, со скуки - ничего.

    - В будний день, со скуки.

    Повернулись и пошли. Вердикт вынесен. Вот и славно. Как раз и занятия начались. Появился преподаватель и открыл аудиторию. Интересные здесь порядки... опасаются, что учебные пособия растащат?

    Перекличка должна была производиться герольдами. Все школяры перечисляют титулы и владения. Снобизм? Или комплекс неполноценности? Разве нас спрашивали о происхождении? Впрочем, неважно. Титулы не перечислял только тихий парнишка богатырского телосложения, представившийся Ульбрихтом из Фернзее. Я переплюнула всех.

    - Меня зовут Тигра.

    - Тигра... а дальше?

    - Просто Тигра.

    - Хорошо, садись на место.

    Ну и села. Места индивидуальные. Чтобы не списывали? Или чтобы не болтали? Небольшой стол и стул-кресло с подлокотниками и скамеечкой для ног. Мебель удобная. Но если записывать нельзя, то для чего нам стол? Для написания контрольных работ? Тоже вариант.

    Всё-таки, магия не перестаёт удивлять. Записывать нельзя, но конспект дневных лекций формируется в процессе текущего занятия и сохраняется до следующего. То есть, если общая некромантия у нас через три дня, то в течении трёх дней я могу, точнее должна, повторять пройденное. Потом конспект исчезает. За попытку копирования - штраф и наказание. Наказание развеселило - провинившийся отправляется в гильдию взыскующих истины и покаяния, либо в гильдию убийц, либо в гильдию наёмников в качестве "мяса". Учебного пособия, то есть. Сказали бы просто: наказание - смерть под пыткой.

    День прошёл насыщенно. Изучаем элементарные вещи, которых я как раз и не знаю. Скорее всего, они мне и ни к чему. Но слушала с интересом. Символика некромантская опять же... Я и без неё прекрасно обходилась. Толий был абсолютно прав, говоря, что символ будет выполнять ту функцию, которую я для него обозначу. Как в алгебре. Это руны - сами по себе магия. Вот в их написании важна точность. Но руны мы пока не изучаем. Не доросли ещё.

    Две перемены на оправку и прогулку, после третьей пары - перерыв на обед. Потом ещё три пары. Большая перемена длится аж полтора часа. Хороший отдых. Вышла из аудитории, направилась к выходу из корпуса. Сокурсники меня "не замечают". Кроме Ульбрихта. Этот вежливо открыл передо мной дверь. Хотел что-то сказать, но не решился. Ему тоже одиноко? Впрочем, меня это не волнует. Есть хочется. Пойти столовую поискать? Надо посмотреть, в каком направлении движутся старшекурсники.

    Напрасно я решила, что меня намеренно игнорируют. Или девочки решили сменить тактику?

    - Эй... как там тебя... Тигра... Пойди в столовую, займи нам очередь.

    Желание унизить можно прочесть даже не будучи эмпатом. Вежливо улыбаюсь в пространство, не позволяя определить: слышала я сказанное мне, или нет.

    - Она глухая?

    - Скорее тупая. - И опять ко мне:

    - Ты понимаешь, когда тебе говорят? Иди, делай, что сказано! Или ты хочешь усложнить себе жизнь?

    Ещё бы ножкой топнула на меня, для полноты картины... стараюсь не рассмеяться в лицо глупышке. Выражение капризного неудовольствия на красивом, будем справедливы, лице внезапно сменилось. Глаза смотрят вверх, на губах обольстительная улыбка. Мне не надо оборачиваться, я знаю, кто к нам подошёл.

    - Дорогуша, как начало учёбы?

    Поворачиваюсь. Мои лорды обзавелись символами палачей и убийц. У каждого на одежде дыба и удавка. Солли весело скалится, Сэ улыбается... ласково. Они в ярости. Слышали нашу милую беседу? Придётся сглаживать конфликт. Принимать огонь на себя. Как я это не люблю, кто бы знал! Но за глупость и снобизм наказывать смертью считаю излишним. Жизненный опыт говорит мне, что наказание обязательно последует. А пока достаточно "высечь" морально. Улыбаюсь высокому Тёмному:

    - Всё отлично, Солли. Живём большой дружной семьёй. Познакомить тебя с мамочкой?

    Показываю на сдувшуюся красотку. Кто-то из сокурсников закашлялся. Ну да, это смешно. Но тигрица моя ворчит. Она голодна и ей не до игр. Сэ протягивает руку:

    - Моя Тигра, мы идём обедать.

    Всё-таки я змея! Уловила краем глаза вышедших из корпуса заводил и, используя науку мадам Тересы, подошла к Сэ, заставив своё тело заиграть для возможных клиентов. Чтобы они не жалели денег. Солли посмеивается, а Сэ... В быстром взгляде на меня мелькнула... надежда? Стало стыдно. Опустила глаза и покорно вложила свою руку в ладонь Сэ. Длинные пальцы сжались капканом. Не стала выдёргивать руку. Всё равно бесполезно. Да и чувство вины не позволяет вредничать.

    Прошли порталом до выхода с территории Школы. Через проходную пришлось идти ножками, а выйдя за ограду, снова задействовали портал. Для обеда лорды выбрали кабак, в котором мы позавчера гуляли. Кормят там вкусно. Не знаю, как в школьной столовой. Ведь есть же гильдия поваров! Или в школьной столовой работают люди без гильдейского знака? Сомнительно.

    - Тигра, в столовой выдают сухой паёк. И напитки. Вода или травяной чай.

    Посмотрела на Солли, пропуская через себя каждую буковку полученной информации. Аппетита мне эта инфо не прибавила. Потом всё-таки уточнила:

    - Обновляют стратегические запасы?

    - Поясни, дорогуша. - В голосе лорда Эрика неподдельный интерес.

    - Стратегический запас на случай войны, Солли. Обновляется ежегодно, потому что больше двадцати лет не хранится. По срокам, точно не скажу, знаю только, что продукты закладываются в специальные хранилища. А обновляемый запас пускается в продажу.

    - Интересный у тебя мир, Тигра.

    Ехидно улыбаясь, подтверждаю:

    - Не то слово! Волшебный! И безо всякой магии, что характерно.

    Посмеялись и продолжили трапезничать.

    - Возьмёшь с собой пирожных?

    Посмотрела с упрёком:

    - Хорошо ли это, Солли? Мои однокурсники, может, голодные, а я буду дорогущими пирожными объедаться. Или ты меня откармливаешь? С какой целью? Хорошего человека должно быть много? Или где?

    Лорд Эрик выставил перед собой ладони в шутливом жесте.

    - Сдаюсь, Тигра. Но к вечернему чаю... Нне?

    Согласно киваю. К вечернему чаю пирожные нужны. Тем более, что они такие вкусные, что я даже не замечаю, как они тают во рту.

    Вернувшись в аудиторию, почувствовала ледяную стену, возникшую между мной и сокурсницами. Похоже, заклеймили меня "падшей женщиной". Завидуют... Вот и славно. Легче учиться будет. Всё равно Сэ не одобряет моего общения с посторонними. Причём активно не одобряет. То есть с возможными печальными для них последствиями. А темноволосый крепыш, подойдя ко мне на перемене, уточнил:

    - Ты не перепутала факультеты, до-ро-гу-ша? Шлюхи обучаются в другом корпусе.

    Заинтересованно спрашиваю:

    - Факультет так и называется?

    Вошедший преподаватель, которого мы не заметили, сообщил:

    - Факультет называется "организация досуга". Но проходить одновременно три курса не рекомендую. Это не возбраняется, но и не приветствуется.

    Молча склонила голову. Я и не собиралась. Мне завтра ещё предстоит первый учебный день на факультете иллюзий. Если там такая же обстановка, то... плевать! На этом факультете я хочу учиться. Соответственно придётся и мастером-некромантом стать. Отец Иаков шутить не любит. Хорошо, что в Школе позволяется осваивать хотя бы две специальности. Расписание подгоняется с учётом интересов. Только плати. И... никаких скидок. Наоборот. За одновременное обучение плата повышается в полтора раза. То есть мы с лордами платим тройную ставку. Ну и пусть. Деньги есть. Заработали за время практик.

    ***


    На факультете иллюзий всё было проще и печальней. Никто пальцы не гнул, но меня спросили:

    - Цирковая?

    А на мой растерянный вопрос:

    - Что?

    Ответили:

    - Понятно.

    И потеряли ко мне интерес. То есть абсолютно. Правила формальной вежливости соблюдаются, но... и только. За этот день ощутила себя полной тупицей. То, что мои сокурсники схватывают на лету, до меня доходит с трудом. Преподаватель, впрочем, терпеливо повторяет. Коснулась его эмпатией... Надеется, что это ненадолго и я осознаю свою профнепригодность. Не дождётесь!

    На обед меня увели силой. Я собиралась тренировать пальцы, чтобы не терять времени. Лорды не стали слушать, схватили меня и сунули в портал. Солли ещё и воспитывать меня взялся:

    - Дорогуша, мы отвечаем за тебя перед отцом Иаковом. Ты должна регулярно питаться, чтобы хватало сил на учёбу.

    Развеселилась. Высокий Тёмный, читающий мораль человеческой женщине... Фантастика! Сэ сбросил меня с небес на землю, сказав:

    - Ты не более человек, чем мы с Тёмным, моя Тигра.

    ***


    Жизнь вошла в колею. Пашу как папа Карло! Учу некромантскую терминологию, аж пар из ушей валит. Тренирую пальцы по методике Гильдии иллюзионистов, вскрываю все замки, до которых могу дотянуться. Дважды Сэ успевал в последний момент прикрыть меня щитом. Замки оказывались с магической защитой. В общем, скучать некогда. Даже на эмоции в койке нет сил. Падаю, и засыпаю. А когда Сэ меня будит, отключаю сознание. Так оно лучше получается. Сэ, во всяком случае, недовольства не высказывает. Подсознание моё к нему относится положительно. Им тигрица командует. Подсознанием в смысле. А выходные дни заняты работой на мафию.

    Отец Иаков объяснил, что освободив вора, я нарушила закон Синдиката. Он, бедолажка, оказывается, отбывал наказание. И должен был ещё умирать примерно с месяц. А я его отпустила за трое суток. Причём эти трое суток он гулял по-чёрному. Приходится отрабатывать. Но со мной все очень вежливы. И по ночному городу я теперь могу ходить хоть нагишом, имея на себе только украшения с бриллиантами. Вот! А вору я подарила сутки в каждое новолуние. Ибо нефиг! Единственное о чём просила: не убивать без нужды. Он восстановится на следующее новолуние, а те, кого он убьёт, - нет. Обещал. Солли смеётся: "детский сад! Верить вору, да ещё вампиру..." Не знаю... Знаю, что когда он убьёт, я почувствую.

    В гильдиях ко мне отношение сложное. В Гильдии некромантов меня не любят, считая блатной выскочкой; а в Гильдии иллюзионистов - блатной неумёхой. И в обеих Гильдиях считают меня подстилкой двух лордов. Потому что мы с Сэ и Солли живём в отдельном домике, восстановленном Сэ. Домик хотели отобрать на нужды Школы. Но Сэ улыбнулся ласково и сказал, что если нас выселят, то Школа получит домик в том виде, в котором он пребывал до нашего заселения. Все всё поняли, и успокоились. А у нас три спальни и гостиная с кухней-столовой. Готовить, правда, ни я, ни лорды не умеем. Лорды умеют сделать охотничий завтрак. А я и на это не способна. Солли предложил пригласить кухарку. Потом мы подумали-подумали, и я вызвала очередного енота. Так же, как и вампира. Только пришлось найти человеческий прах постарше - лет шестьсот, примерно. Во избежание. И призвать издалека душу поварихи. Так у нас появилась кухарка Адила. Вырезала на ней руну восстановления. Чтобы автоматизировать оживляж. Вдруг кирпич на голову упадёт. А нам опять кухарку искать?..

    Солли смотрит на меня с ужасом. Спросила, что его так пугает.

    - Дорогуша, я знаю, что эта женщина поднята тобой из праха. Но она жива. А ты режешь её, как дерево.

    Непонимающе смотрю на высокого Тёмного:

    - Но Солли, я только хочу, чтобы она восстанавливалась.

    Мне грустно улыбнулись:

    - Не обращай внимания, Тигра. Это я так...

    И отправился пьянствовать. А меня Сэ не пустил. Раз в месяц только могу посидеть в кабаке. И то, - под присмотром. Вот и напеваю, периодически: "Мой дом, - тюрьма, тюрьма, - мой дом...".

    Дни идут, учёба движется. У меня начали получаться лёгкие приёмы. Конечно, ловкость рук оставляет желать лучшего, но я работаю. Усиленно. В школе иллюзионистов отношение ко мне поменялось. Я никогда не стану для них своей. Там все - цирковые. Но теперь мне помогают. Показывают то, что я не улавливаю сразу. И учёба пошла намного быстрее. Я не стала спрашивать о причине. Я и так понимаю, что мои сокурсники увидели, что я не филоню, а стараюсь научиться, что учёба для меня важна. А для меня это действительно важно. Потому что мастер иллюзий, - это почти маг. Без магии. И увидев, что я не отлыниваю, а усердно занимаюсь, мне стали помогать. Это им легко, - они росли на арене. А я... Хорошо, хоть не спрашивают, чем на жизнь зарабатываю. Все считают, что я живу на содержании двух лордов. Почти как в детской песне: "один тёмный, другой светлый, два весёлых лорда"[3]. А я, между прочим, прилично зарабатываю. Мафия платит. Хорошо, причём. Делаю обязательные отчисления на Семинар, и всё равно, остаётся много. Учитывая, что я действительно на себя не трачу ни гроша... Мои лорды мне не позволяют. Для них дико, если женщина, находящаяся на их попечении, будет тратить свои деньги. Я уже не рыпаюсь. Желаю и соизволяю. Но отказываться от оплаты даже не думаю. Положено, - отдайте! А деньги, - каши не просят. Пусть лежат в гномьем банке. Солли открыл мне счёт. Теперь я благонадёжная гражданка, со своим счётом в банке.

    А вот в школе некромантов меня не любят пуще прежнего. Ну да, мне легко даётся учёба. И мне оно не надо. Это чувствуется на расстоянии. Не надо быть ни эмпатом, ни телепатом, чтобы понять: я учусь только формально. Для получения гильдейского знака. Это бы мне простили. Жалели бы тупицу, посмеиваясь. Но! Мне легко даётся учёба. Ещё бы, учитывая курс, пройденный у Толия, и, позднее, занятия с отцом Иаковом. Я этот курс некромантии уже дважды прошла! В разных школах. Мне нет необходимости концентрировать свою силу на объекте. У меня её немеряно. Чем больше трачу, тем её больше. Как воды при прокачке колодца. И тавматургия также. Отец Иаков предупредил, чтобы использовала с оглядкой. Дважды я призывала души. Вора и кухарку. И сила возросла. Но за тавматургию разговора нет. Знают только мои лорды. Да и то, по моему, не задумываются, считая призыв души к чужому праху нормальной практикой для природного некроманта. А болтать они не будут. Не тот контингент. Так что с этой стороны я спокойна.

    Все зачёты и контрольные работы на факультете я сдаю в первых рядах. Практические - без подготовки. Но мне, возможно, и это бы простили. Показывали бы пальцем на аномалию, посмеивались бы... Мне не могут простить моих лордов. На факультете практически все, - выходцы из лучших семей. А я, - помесь помоечная. Правда, отец Иаков запрещает так о себе думать. Но это я так... к слову. И вообще: "кто был никем, тот станет всем". А лорды мои - высшая аристократия. Всё познаётся в сравнении. Магнат от мелкопоместного лорда отличается кардинально. И вот это отличие сводит моих сокурсников, а в основном - сокурсниц, с ума.

    Зато мы подружились с кандидатами в Гильдию наёмников, с ворами (да-да, Школа Воровской Гильдии здесь тоже есть!) и алхимиками. Пьянствуем вместе. Наёмников, как-то, перепили на спор. Потом ножи бросали в цель. Солли вышел победителем, что неудивительно. Сэ в соревновании участия не принимал. Он пьёт редко... Я ножи тоже не бросала. Мне их и в руки не дали, мерзавцы!

    С ворами нас познакомил вампир. Научили меня определять магическую защиту. Теперь Сэ может расслабиться. Вампир объяснил, как голой магией эту самую защиту обойти. Голой, это значит, просто силой. Без заклинаний. Заклинания имеют почерк. Ну это я и без него уже знаю. А сила, она и в Африке сила. И без разницы: светлая, тёмная, или вообще - некромантская. А у меня ещё и сила меняющих облик есть. Её тоже можно использовать. В общем, вампир оказался очень ценным. И в Гильдии воров теперь у нас блат.

    Алхимикам понравился рецепт Адмиральского чая. Кто бы сомневался! И мне удалось их рассмешить вопросом о философском камне. Такой дикости они в жизни не слышали. Так что теперь улыбаемся при встрече, и иногда собираемся в "Лунной радуге".

    А из Гильдии поваров пришли к нам сами, учуяв какой-то необычный соус, который готовила Адила. И пришли не просто ученики, а делегация во главе с профессором. Адила прикинулась дурочкой. Сказала, что это семейный рецепт. Я её позже расспросила. Оказывается, она готовила для правителя. Очень, очень давно. Потом, при смене власти, её обвинили в отравлении наследников, и казнили, сварив в кипящем масле. Обвинили ложно. Забавно, что возраст праха и возраст души примерно соответствуют. Адила умерла шестьсот лет назад. Как и неизвестная женщина, прах которой я предоставила ей в качестве тела. Надо бы проверить, вдруг тенденция... Хотя вор оказался свежим. Он вообще был ещё жив на момент вселения в тело вампира. А крылатые вампиры вымерли так давно, что даже Солли их видел только на картинках. Но, скорее всего, Солли пытается, по обыкновению, лапши мне на уши навешать. Так вот, о лапше. То есть о делегации. Адилу приглашают вести практические занятия в Гильдии поваров. Обещают золотые горы. Я её отпустила с условием, что она будет приходить и готовить завтрак. А на обед и ужин мы и в Гильдию можем зайти.

    Об уборке домика заботится Синдикат. Исключительно в целях обеспечения моей безопасности. Сэ пришлось сделать флигель для слуг. Поселили там экономку от Синдиката с двумя служанками оттуда же. Муж экономки и двое её сыновей занимаются садом. Откуда сад? Сэ восстановил. Школа не возражает. Радуются. И правильно. Мы отучимся и уедем. А домик, флигель и сад останутся. Сэ не мелочный. Уничтожать сделанное не будет.

    В общем, к сессии наша жизнь в Школе Гильдий уже устроилась. Я посещаю практические занятия в школе некромантов и упорно учусь на мастера иллюзий. На теоретические занятия по некромантии ходит моя кукла. Вырастила свою копию из срезанного ногтя. Вечером снимаю воспоминания. Очень удобно. А что она безмозглая, - то от этого не умирают. Общаться ей не с кем. Её дело выслушать и запомнить всё, что преподают на лекциях. Мои лорды просто тунеядствуют. Ждут набора в школу Посольской Гильдии. Мы прибыли поздно, и лорды не успели попасть в списки. А эту школу они оба хотят закончить. Солли сказал, в ответ на моё удивление:

    - Гильдейские дипломаты - страшные люди, дорогуша. Они могут всё!

    Ходим на открытые зачёты старшекурсников в Школах менестрелей и актёров. Это у нас культурная программа. Открытые зачёты проводит также и Школа поваров. Но туда не протолкнуться. Да нам и не надо. У нас и так там блат. А открытые зачёты в Школе наёмников с успехом заменяют форт Баярд и гладиаторские бои. Вот в школах палачей, убийц, и некромантов открытых зачётов нет. В Школе иллюзионистов есть, но я ещё не доросла до демонстрации своих умений. Это для школяров, начиная со второго курса. Я же, - только на первом. Но вообще, зачётная неделя мне понравилась. Познавательно и развлекательно. И я сдала с первого раза зачёт в школе иллюзионистов! Вот! Ну и в школе некромантов, конечно, тоже. Экзаменовать меня будут по всей строгости. Терминологию я всю выучила. Её в первом семестре как раз изучают. А практические навыки определят на какой курс я попаду. Или мне понадобится индивидуальная программа обучения. Я, втайне, надеюсь вообще экстерном сдать Гильдейский минимум. Отец Иаков обещает прибыть на сессию. Он не одобряет моего легкомыслия. Считает, что я должна получить статус соответствующий моей силе. Ему я не говорю "а мне оно надо?" Отец Иаков, - это не Солли. Может применить воспитательные меры.

    Итак, экзамен по поднятию "тяжестей". Шутка. Девиз некроманта гласит: "не поднимай больше, чем можешь упокоить!" (Я. Алексеева "Ученье свет"). Поэтому на экзаменах, в обязательном порядке, присутствуют чистильщики. Чистильщики, - это такая сводная бригада наёмников, которым платят за зачистку территории от всякой гадости. Как правило, чистильщики имеют минимум два Гильдейских знака. Гильдии наёмников и ещё какой-нибудь специализированной. Магов, алхимиков, целителей, некромантов... Каждый командир подбирает себе группу нужных специалистов. Некромантов берут далеко не все. Маги и целители входят во все группы. Остальные профессии - по желанию командира.

    Но я отвлеклась. Квалификационный экзамен состоит в поднятии и последующем упокоении как можно бóльшего числа покойников. Не сможешь упокоить хотя бы одного из ста поднятых, - экзамен не засчитывается. Три провала - отчисление с дисквалификацией. Это значит, что "по-специальности" работать не дадут. Более того: любителей сэкономить, наняв дисквалифицированного некроманта ждёт крупный штраф в Гильдию. Всё для безопасности производства! Чистильщики рядом отнюдь не всегда, и услуги их стоят недёшево. Это на экзаменах они по договорённости работают бесплатно. Точнее, по взаиморасчёту. Некроманты поднимают им нежить для тренировки.

    Поднять-упокоить пять единиц - необходимый минимум по результатам первого семестра. А вообще, - чем больше, тем лучше. Вот только после первых пяти на остальных наложены "оковы", мешающие поднятию. Экзамен позволяет заодно определить уровень силы школяра. Мне сокурсники приготовили какую-то пакость. Жаль, что я не телепат. И что экзамены в Гильдии закрыты для посещения. Так бы Сэ предупредил. От отца Иакова предупреждения не дождёшься. Будет наблюдать, как я справлюсь.

    Ну вот и моя очередь. Выпустила эмпатические вибриссы. Наблюдаю. Что они придумали? С поднятием - никаких проблем. Поэтому поднимать много не стала. Ограничилась объектами, приготовленными для экзамена. А вот при попытке упокоить...

    Ай, молодца! "Конгениально!", как говорил незабвенный Остап Бендер. Энергия, накладываемая на формулу упокоения, куда-то всасывалась, как в пылесос. Предполагаю, что аккумулировалась для дальнейшего использования. Остроумно. И меня вышибить из Гильдии, и экзамен сдать "на халяву". Отец Иаков улыбается благостно. Остальная комиссия начинает беспокоиться. Ну эт' они зря! Я, вспомнив уроки Толия, нарисовала в уме сложную руну, открывающую двери боли для мёртвых. И зеленовато-голубое пламя слетело с моих ладоней, накрывая неупокоенных. Безмолвный вопль ударил по нервам. А потом я просто сказала на латыни: "Requiescat in pace". Безо всякой энергии, без формул упокоения. И все, поднятые мной, рассыпались прахом. Ибо для меня выбрали старых покойников. Чтобы усложнить задачу, сообразно моей силе.

    Чистильщики повскакали с мест, но их опередил отец Иаков:

    - Дитя, ты не думаешь о других экзаменующихся. ЭТОТ прах пробудить к жизни они не смогут.

    Хлопаю глазами на добрейшего куратора. Пол ножкой не ковыряю, повторяться не хочется. Поднять-то я их, положим, подниму. А если опять включат отбирающий энергию контур? Мы так и будем в неваляшек играть?

    - Этот прах поднять сможет только природный некромант. При всём уважении...

    Разозлилась. Улыбаюсь вежливо. Не зарычать бы...

    - А я, по-вашему, кто? Паровозный свисток?!

    Теперь на меня уже хлопает глазками некромант чистильщиков. Наверное, у них нет паровозов.

    - Дитя, восстанови объекты. Я прослежу, чтобы тебе не мешали.

    Так это же совсем другое дело! Голубой туман, сохраняющий сходство с моим силуэтом, растекается по контуру площадки, занятой прахом упокоившихся. И, замкнув периметр, вливается на площадку, заливая её всю, впитываясь в прах, питая его... Восстали, голубчики, как живые. Наверное, я, разозлившись, не рассчитала силу воздействия. Хорошо, догадалась контур замкнуть.

    Покойников стало больше. Непонятно. Это с какой же глубины восстали ещё двое, что я их не почуяла при проверке территории?! Или я схалтурила? Не видать мне гильдейского знака, как своих ушей! Отец Иаков будет недоволен. Быстро упокоила всех, включая свежеподнятых. Повернулась к преподавательской кафедре, получила одобряющие кивки и заинтересованные взгляды. Похоже, жизни мне не будет. Все потирают лапки, желая использовать для своих исследований силу природного некроманта. Жалобно смотрю на отца Иакова.

    - Дитя, освободи место для следующего кандидата на отсев.

    А некромант чистильщиков мне сказал:

    - Жестоко.

    Он ничего не заметил? Странно. Ответила, не желая начинать дискуссию.

    - Зато действенно.

    - Общение с палачами и убийцами не идёт тебе на пользу.

    Прикинулась дурочкой:

    - Чё эт' не идёт? Видишь: серёжки с брюлями, и колечки. А попрошу, и бусики ещё будут!

    Наёмники раскашлялись. Воспитанные. Не желают своим смехом ставить собрата в неловкое положение.

    Отмечать экзамен завалились в "Лунную радугу". Этот кабак Сэ считает приемлемым. Отмечали, естественно, не с группой. Взаимопонимания между нами не возникло. Особенно, после того, как у одного из лучших студентов во время сдачи случился приступ. Парень поднял больше, чем смог упокоить. И при попытке упокоить попытался воспользоваться аккумулятором. Здесь это называется "артефакт". Но мне всё равно, как оно называется. Это устройство вытягивало мою силу, аккумулируя её. Нет. Неправильно. Не вытягивало, а перехватывало. Отец Иаков ласково попенял, что я могла сообразить это и раньше. Хорошо, хоть тупой коровой при всех не назвал. Он и наедине такого себе не позволяет. Но эмоции... Знает, что я эмпат, и прочту. Ну да, - поздно включила соображалку. Нам же сказали, что кроме пяти обязательных "пособий", на остальные будут наложены оковы разной степени тяжести. Вот я и думала, что это они. Я же неквалифицированный некромант. Ага, самородок! Ну а когда сообразила, то приправила силу болью. Использовала свои воспоминания о пройденном в первый курс Семинара. Много боли залить не позволил отец Иаков. Наидобрейший наш! Но этому халявщику хватило. Когда выпустят целители, то будет пересдавать. Если крыша не съедет. Не люблю подлости ни в каком виде. Подошёл бы и попросил поделиться силой, разве я отказала бы? А вот так... Нет. Поделом.

    Так что, отмечали в своём кругу. Мы втроём, наёмники-чистильщики и отец Иаков присел с нами на пару стаканов коньяка. Тапёр играет какую-то мелодию, наёмники рассказывают забавные случаи из практики, и вдруг Солли заявляет, что им надо выспаться, у них - квалификационный экзамен в Гильдии убийц завтра. В Гильдии взыскующих истины и покаяния они всё сдали экстерном. Получили гильдейские знаки. Мне в утешение предложили выбрать себе что-нибудь ювелирное. Ага, умники! Никакой фантазии нет! Потребовала ускоренного курса танцев в бальном зале. И вообще, хочу на бал в Ратушу! Золушка я, или где? Обещали. Куда им деваться с подводной лодки!


    Глава четвёртая. Ура! У нас каникулы! или Средневековые развлечения.



    Бал назначен через три месяца. Хожу на занятия по выходным дням. Если бы не мои "друзья" из мафии, ничего бы не получилось. Более влиятелен только отец Иаков. Но к нему с подобной просьбой не обратишься. А когда разговор зашёл о танцах, он уже ушёл из кабака. Вот, отработав на Крёстного Отца, еду с охраной в бальный зал. Солли оплатил уроки, а Сэ платит за билеты на бал. Я думаю, их и так бы пригласили, но мои лорды желают соблюдать инкогнито. Ну и флаг им в руки! А экзамен в Гильдии убийц они сдали. Но ещё год им предстоит учиться. Не хватило квалификации. Хорошо, хоть живы остались. Сэ сказал: на них яды не действуют, а то бы не повезло. Оба лорда серьёзны. И намерены эти полтора года не пренебрегать учёбой. Значит, целый год им предстоит обучаться на двух факультетах. Как и мне. Мне ещё полтора года некромантию осваивать, а потом - только Гильдия иллюзионистов! А лордам - полтора года на убийц отучиться, а потом - только Посольская Гильдия. Зависли мы здесь на три года. Но это не страшно! Мы уже обжились. Адила приходит приготовить завтрак, на обед и на ужин мы заходим в Гильдию поваров. Обслуга у нас в домике и в саду из мафии. То есть: незаметна, послушна, почтительна. У Крёстного Отца не забалуешь.

    Зимние каникулы проведём здесь. Две недели, - незачем искать что-то экзотическое. Как раз с местностью познакомимся. Съездим с наёмниками на охоту. Прошвырнёмся по кабакам... кхм... осмотрим местные достопримечательности... Многие школяры-дипломники подрабатывают в местных театрах и шапито. Можно походить по спектаклям и концертам. Вот повара без Гильдейского знака никто здесь на работу не наймёт. Так что ребята, не уехавшие на каникулы, практикуются в школьной столовой, чему все, живущие в общежитии, очень рады. Скупают по-дешёвке на рынках в конце дня непроданные продукты, и предоставляют их поварам, для демонстрации искусства. Адила на время каникул перебралась к нам. Ей дали Гильдейский знак. Правда, она сказала мне, что у неё он был. Там, в прошлой жизни.

    Перспектива потери заставила пересмотреть моё отношение к лордам. Я считала их неуязвимыми. Неубиваемыми. Даже после гостевания у Толия. Просто Толий - это существо фантастическое. Я до сих пор не воспринимаю его реальным. Как будто он воплотился из произведений Роберта Говарда. Мне приснилось, что моих лордов принесли для отпевания. Отец Иаков недоволен тем, что я не уберегла своих братьев-по-боли, и обещает применить "воспитательные меры". И закрыть на Семинаре, чтобы со мной ничего не случилось, потому что я несамостоятельная, и за мной нужен присмотр.

    Проснулась с криком, заливаясь слезами. Сэ успокаивал меня, прижимая к себе, а я впервые не пыталась отстраниться. Я не люблю Сэ, и не смогу "отвечать" на его страсть ещё очень долго. Лорды показали меня одному из магистров Гильдии целителей. Тот им что-то объяснял-объяснял, я устала ждать. Потребовала рассказать о результатах осмотра, получила в ответ резолюцию: "здорова". А психологический барьер на взаимоотношения полов целитель снять не сможет. Магистр Гильдии! Дурдом! В общем, сакраментальное "время лечит". Но меня это не напрягает. Это напрягает Сэ, и, как ни странно, Солли. Солли считает себя виновным в том, что не заставил Сэ добиваться взаимности общепринятыми методами. Ухаживать... Ага, это после психологического прессинга, ухаживать! Хотя, я в этом не разбираюсь, может быть, что и вышло бы путное. Но Сэ не пожелал ждать, и мы имеем то, что имеем.

    Вот и настал день бала в Ратуше. Мои лорды очень импозантны в своих нарядах. Солли - в ярко-синем с золотом, а Сэ - в жемчужно-сером с серебром. И я между ними, как мышь невзрачная. Не мышь, конечно, а манекен для демонстрации произведений высокого ювелирного искусства. Сэ заставил надеть большую парюру. К бальному платью, конечно, так и положено; но я... меня не видно. Роскошное платье и роскошные побрякушки. Всё. Посмотрела на себя в зеркало, ускакала в комнату, схватившись за несессер с декоративной косметикой. Пришлось вспоминать науку мадам Тересы. Быстро подкрасила глаза, губы сделала поярче, слегка оттенила скулы. Вот... На это лицо уже можно смотреть. Теперь в зеркале отражается женщина. Пусть не красавица, но всё-таки не манекен. Лордам тоже понравилось.

    Сэ помог мне надеть шубку и сапожки, и мы отправились. Невесомую шубку из неизвестной пушнины я получила от него в подарок на Новый год. И не носила. Потому что не приучена выделяться. Это обижает тех, у кого нет шубок и побрякушек. Поэтому на занятия я не надеваю украшения, за исключением небольших серёжек. С бриллиантами, а как же! Сэ не признаёт дешёвые камни. Он их просто не замечает. А поскольку украшения для меня подбирает он, то я блистаю вызовом мастерам Гильдии ювелиров. И воров. Но с ворами у нас хорошие отношения, благодаря Вампиру. Да и Крёстный Отец... С доном Вито стараются не ссориться по мелочам. Интересно, есть ли Гильдия мафии? Спросила у своих лордов. Они долго хохотали. Даже Сэ. Потом пояснили мне, что практически все "великие доны" закончили школу Посольской Гильдии. Кто-то раньше, кто-то позже... Вот так вот!

    А вместо шубки я на занятия надеваю телогрейку. Ага! Настоящую. Отправились в Гильдию портных и я себе заказала. Сэ не разрешает мне надевать брюки. Он консервативен и требует, чтобы я носила юбки. Ну и ладно. Что спорить по мелочам? Всё равно по своему сделает. Сэ не переупрямить, я уже знаю. Вот я и заказала себе на зиму дюжину тёплых штанишек (чулочки-то всё равно шёлковые приходится надевать), дюжину тёплых нижних юбок, три широких юбки с мягкими складками, длиной по щиколотку, и к ним жакеты с блузками. А в качестве верхней одежды - удлинённую телогрейку. Из тафты. А зачем мелочиться? На вопрос Солли, не замёрзну ли я в этом одеянии, ответила, что на наших зонах люди при минус пятидесяти в них работают на лесоповале и в рудниках. Попутно объяснила, что такое "зоны". Ну, насколько сама знаю из литературы. Привела лордов в ужас. Наша цивилизация вгоняет в шок любого мага. Как пел Трофим: "...круче Родины родной, - только молотком по роже!".

    Усадили меня в наёмную карету, закутали ноги меховой полостью. Уселись сами. Мы, конечно, могли бы и пешком прогуляться. Здесь недалеко. Но! Не положено.

    Подъехали к парадному крыльцу... Меня выгрузили с осторожностью. Ещё бы! Такой ворох юбок! Я потерялась в них. Сэ купил нам самые дорогие билеты. По-нашему, - класса VIP. Поэтому нам предоставлены комнаты для "почистить пёрышки". Сбросила шубку, сменила сапожки на туфельки, упакованные в парчовый мешочек, посмотрела на себя в зеркало... Красота! Настоящее бальное платье! На мне! Даже не верится. Но... Но! Это я! Оголённые плечи почти скрыты тяжёлым ожерельем из чернёного серебра, бриллиантов, жемчуга, бирюзы и горностая. Да-да! Ожерелье из драгметалла и ценной пушнины. Так что открытой кожи наберётся хорошо если на сантиметр. Платье - атлас и парча на горе крахмальных нижних юбок с кружевными оборками. Жалуюсь Солли, зашедшему вместе с Сэ, проводить меня в бальный зал:

    - Я похожа на Новогоднюю ёлку!

    - Не знаю, что это, но ты прекрасно выглядишь, дорогуша.

    - Не вешай мне лапшу на уши, Солли!

    Показала язык, успокоилась. Увидев себя в бальном платье, я начала нервничать. Хотя, с чего бы? Мои лорды рядом, меня в обиду не дадут... И мафия защитит своего палача-некроманта. На мгновение промелькнула мысль: "не слишком ли всё хорошо..." но... Но! Чему быть, того не миновать. А если миновать, - только своими силами. Мне ли не знать этого. Память донесла запах алых роз и тихое "моя прекрасная возлюбленная..." Вцепилась в локоть Сэ.

    Бальный зал огромен. Музыканты наверху играют лёгкие мелодии, создавая ненавязчивый фон. Нарядные гости общаются. Приветствуют знакомых, изыскивают способы представиться незнакомым... Солли сказал: "Всё как обычно". Не знаю, я на балу впервые.

    Заметила нескольких однокурсников: некромантов и иллюзионистов. Некроманты смотрят сквозь меня, а иллюзионисты вежливо раскланялись, но не подошли. Я с лордами, - поэтому никто не здоровается? Ульбрихт из Фернзее подошёл к нам, как будто желая опровергнуть мои мысли. Поприветствовал меня и лордов, выразил восхищение моей красотой. Сэ не злится, значит это формальная вежливость. А у сокурсника язык подвешен. Кто бы мог подумать! Наблюдаю за тем, как он передвигается по залу. Непрост Ульбрихт, очень непрост. Не удивлюсь, если он знатнее тех, кто так старательно перечислял свои титулы и владения.

    - Не удивляйся, моя Тигра.

    Злобно шепчу, не забывая вежливо улыбаться:

    - Прекрати меня так называть! Мне это не нравится. Или я тоже буду говорить во всеуслышание "пупсик". И не лезь ко мне в голову! Сколько раз тебе говорить?!

    Объявление о начале бала прервало нашу беседу. Впрочем, возможно я её продолжу дома... Если настроение будет. А пока - танцы. Танцевала с Сэ и Солли. Один танец Сэ позволил мне протанцевать с Ульбрихтом. И ещё один - с доном Вито. Дон присутствует в числе почётных гостей. Впрочем, ничего удивительного. Как писал Пратчетт: "если уж преступность существует, то пусть она будет организованной". Да и в мире где официально существуют гильдии убийц, воров и шлюх, глупо отстраняться от мафии. Выпускниц школы гильдии "организации досуга" шлюхами никто, конечно, не назовёт. Не тот класс. Начинаю задумываться, не пойти ли мне, после получения диплома некроманта, поучиться древнейшей профессии... А что такого? Хоть общаться научат - уже хорошо. Технику-то я с Сэ уже, скорее всего, освоила. Может, действительно? Для общего развития?

    Сэ злобно шипит на незнакомом языке. Мог бы меня языкам выучить. А то ориентируюсь только на интонацию. А может быть уже давно пора на Светлейшего каких-нибудь ископаемых ящеров натравить... Не понимаю, ведь, что он там шипит!

    - Моя Тигра, если я сочту нужным сообщить тебе своё мнение, я это сделаю.

    Очень вежливо! Хам трамвайный, а не Высокий Светлый.

    ***


    "Предчувствие меня не обмануло". И выбираться уж точно придётся своими силами. Кто мог знать, что на каникулах допускаются дуэли между школярами? Риторический вопрос. Устав Школы надо было внимательнее читать. Во время учебного семестра никаких дуэлей - наказание, как за копирование лекционного материала. Все ждут каникул. Вот и я... дождалась. В двойном объёме.

    - Право воина подразумевает запрет на использование магии. Право мага запрещает использовать немагические методы боя. С этим всё ясно?

    - Не всё, наставник. Я не воин. Могу я выставить замену?

    - Замена позволительна только для одной дуэли.

    - Второй вопрос. Могу я использовать некромантию, отвечая на право мага?

    - Безусловно.

    - То есть, если я подниму мага для дуэли это не будет считаться заменой?

    - Кхм... это не практикуется.

    - Спрошу прямо: это запрещено?

    - Я не готов сейчас ответить на этот вопрос, ученица Тигра.

    Молча смотрю на распорядителя. Мне нужен ответ.

    - Я сообщу решение по этому вопросу перед началом дуэли.

    - Благодарю, наставник.

    Слова сказаны. Пора возвращаться домой. Готовиться.

    - Дорогуша, у меня для тебя неприятная новость.

    - Пли. - На вопросительно приподнятую бровь Солли поясняю. - Стреляй уже.

    - Никто из мастеров боя не согласится тебя заменить. Им категорически не рекомендовали это делать.

    - Пусть вас не волнует этих глупостей, Солли. Замена воину у меня есть.

    - Тигра, ни я, ни Светлый не сможем тебе помочь. Устав запрещает.

    - Сколь глубока армейская мудрость... "учите Устав, голова болеть не будет".

    На этой моей фразе карета остановилась перед воротами Школы.

    ***


    - Говорил мне отец Иаков "надо быть сдержаннее"...

    - Не думай об этом, дорогуша. Сдержанность тебя не уберегла бы. Гильдия отказалась взять заказ на твоё устранение, Синдикат отреагировал крайне негативно, остаётся только дуэль.

    Хлопаю глазами на Солли. Это надо же, как я кому-то хвост прищемила!

    - Не хвост, моя Тигра. Твой однокурсник, которого ты отправила к целителям...

    - Я? Вольно ему было пользоваться краденой энергией.

    - Не важно. Если бы ты не влила в артефакт болевые ощущения, с ним ничего бы не случилось.

    Расстроилась. Сэ натолкнул меня на идею. Как жаль, что я поспешила! Надо было позволить этому хмырю воспользоваться моей энергией, чтобы позже исследовать возможность влияния через неё на "объект". Нет бы вспомнить - "festina lente". Нет в жизни правды до одиннадцати часов утра!

    - Интересная мысль, дитя. Возможности некромантии ограничены мёртвыми, но исследовать... хмм... интересно.

    - Доброй ночи, отец Иаков!

    Мои лорды склонились в поклоне, я "завалила зад" в реверансе. Надо срочно переодеться!

    - Поясни насчёт замены, дитя. - Восхищённо-радостную гаремную улыбку приправляю удивлением. - Ты сказала, что воин у тебя есть.

    - Я уже поднимала воина. И влила при подъёме столько силы, что руна восстановления не потребовала энергии.

    Чуть не сказала, что она образовалась сама. Штирлиц был на грани провала. На груди у Гада сиял яркой синевой символ, который я нанесла на мегалодонов, отданных Эа. Я этот символ не наносила. Или, всё же... когда теряешь себя, паря в небесах, можно сотворить и не такое.

    Мысли неспешно плавают надо мной. ЭТОГО я не расскажу никому. Наидобрейший меня уничтожит сразу, как только услышит.

    - Хммм? О! Понимаю, о ком идёт речь.

    Отец Иаков одарил Сэ благостной улыбкой. Интересно, знает ли он, что Гад тоже эмпат?

    - Разумеется, дитя. Историческая личность такого уровня заслуживает внимания.

    Задумалась, не он ли отправил Гада в мавзолей. Потом решила, что для Наидобрейшего это слишком мелкий масштаб. Да и вообще... мне надо поработать над рунами призыва. Потому что в качестве боевого мага я намерена вызвать Толия. Уж о нём-то я точно знаю, что он способен выиграть магическую дуэль. Касаемо прочих у меня есть сомнения. Магическая наука не стоит на месте, а боевая магия, как гонка вооружений в нашем мире, опережает все прочие её виды. А вот Толий - представитель давно забытого её направления. Как не вспомнить Экклезиаст? "Бывает нечто, о чём говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас".

    - Ты уверена, что воин согласится драться за тебя? Дорогуша, это важно!

    - Предлагаешь выяснить заранее? Но дуэль уже завтра. И мне надо быть в форме.

    - Выспись, дитя. - Очередная благостная улыбка для Сэ. - В одиночестве.

    ***


    - Мне нужна ваша помощь.

    Гад с интересом рассматривает Толия. Толий сузившимися глазами смотрит на отца Иакова. Злопамятный какой! На меня никто не смотрит. Точнее, как раз смотрит множество зрителей, пришедших развлечься зрелищем поединка. А двое, призванных мной, на меня внимания не обращают. Негодяи! Пнула их эмпатией. Получила в ответ волну радости от нежданной встречи. Хорошо, что не ответный пинок.

    - Крошка, я счастлив быть тебе полезным.

    А взгляд такой, что я даже покраснела. Краем уха слышу шипение, исходящее от Сэ. Пока мы на арене для поединков нам ничего не грозит. Защита рассчитана с запасом. Точнее говоря, арена защищена зеркальными отражателями. В школе Гильдий этому не обучают - другой уровень.

    - Замена разрешена только для одного поединка. Право мага, ученица Тигра, подтвердишь лично.

    - Я просила выяснить...

    Мне не дали договорить.

    - Лично.

    В голове всё перемешалось. Мысли кружатся водоворотом, ухватить ни одну не могу. Я не боевой маг. Арена зачищена от мёртвых. Преодолеть барьер вызванные не смогут. Что делать?!!

    - Ты можешь сразу признать себя побеждённой.

    - Последствия?

    - Рабство.

    - Я потрепыхаюсь.

    - Не глупи, девочка. Тебя выкупят, или сама можешь уплатить выкуп - это допускается.

    - Через три недели. Надо же мне определиться с её стоимостью.

    Мой противник присоединился к разговору. Сальный взгляд лезет под одежду. Не реагирую. На это будет время позже.

    - Я принимаю право мага.

    Поворачиваюсь к Толию.

    - Я напрасно побеспокоила тебя, Толий. Извини. Компенсация.

    Вытаскиваю булавку, которую с недавних пор ношу в воротнике, прокалываю палец и, распахнув его балахон, рисую кровью руну восстановления. Так надо. Не знаю, почему, но...

    Руна шипит въедаясь в кожу. Чёрные глаза распахиваются от боли и оживают, наливаясь пурпуром. В зрачке вижу отражение своих пурпурных глаз. Тавматургия Толия бьёт меня тараном, вламываясь не в мозг, а прямо во внутреннюю сущность. Я поглощаю даруемое умение, подобно иссушенной засухой почве. Успею ли усвоить хоть что-то? Сомнительно. Это как за пять минут перед экзаменом лихорадочно листать чужой конспект. Но... Толий сделал для меня всё, что мог. Я же всего лишь вернула ему жизнь. Если он не вызовет Наидобрейшего, то может прожить долго.

    - Не волнуйся за меня, Тигра. И не думай, что делать. Положись на инстинкт.

    - Совсем мозги отключить?

    В чёрных глазах - веселье. Действительно. Откуда у женщины мозги? Я и забыла, в каком мире жил Толий.

    Древний маг делает благословляющий (надеюсь) жест, и исчезает без спецэффектов. Вот он был, и вот его нет. А нас с моим противником отправляют на "скамью запасных". Ждать результат поединка воинов.

    - Я буду сдавать тебя в аренду. В самые дешёвые притоны.

    - Ты мешаешь мне смотреть поединок. - Мой голос наполнен ледяным презрением, подхваченным у Сэ. - Дотронешься, - переломаю все кости.

    - Я подожду. - Ядовитое шипение в ответ.

    ***


    Как жаль, что я ничего не понимаю в фехтовании! В ушах бесконечное "дзаанг!" и крики зрителей. Подбадривают своего. Гад здесь чужой. Даже если он и заканчивал школу, как наёмник, это было столько лет назад, что и память не сохранилась. Я, в кои-то веки, оказалась солидарна с женской частью школы. Все ученицы и преподавательницы любуются наисветлейшим Гадом. На арене он выглядит изящным юношей, исполняющим сложный танец. Жаль, что поединщикам не место на трибунах - я, находясь на одном уровне с ареной, упускаю многое. Зато слышно хорошо. Противник уже дышит с хрипом, а Гаду - ничего. Бодр, свеж и улыбчив, как только что из надушенной коробки.

    Наёмник отскакивает назад, замахиваясь. Тяжёлый меч летит прямо, грозя разрубить Гада надвое. Рука в черной перчатке перехватывает стальную полосу, толкая её навстречу опускающемуся клинку. Дзаанг! Гад даже не пошатнулся, а противник его падает навзничь, не удержавшись на ногах при попытке уклониться от летящего в лицо своего же меча. Танцующее движение, и острие клинка упирается в ямку между ключиц наёмника. Тигрица чует запах выступившей крови. Наёмник свой меч не выпустил. Рискнёт ли он? На трибуны опускается тишина.

    Пальцы разжимаются, ладонь соскальзывает с рукояти. Правильно. Зачем терять жизнь? Золото за участие в дуэли получено, возврату оно не подлежит.

    - Дуэль выиграна представителем ученицы Тигры.

    Гад скользнул в сторону, бросив клинок в заспинные ножны. Хорош, зараза! И осторожен. Помогать противнику подняться он не стал. Или это ниже его достоинства? Я не разбираюсь в военном этикете.

    Месть от семейства пострадавшего сокурсника мне более не грозит. Замечательно. Теперь мне предстоит защититься от боевого мага, "обидевшегося" на то, что его родственница вынуждена учиться в одной группе с куртизанкой. Нравы в школе довольно свободные, но так явно правила приличия никто, кроме меня, не попирает. А я, не скрываясь, живу с двумя лордами и нагло сверкаю дарёными бриллиантами.

    Распорядитель щёлкнул пальцами. Над ареной повис холодный туман очищающего заклинания. Пора идти. "Ave, Caesar, morituri te salutant!", ага.

    В голове пусто. Полный вакуум. Толий мне передал свои знания о боевой магии, но без отработки они не усваиваются. Придётся импровизировать. Вспомнить, как Карл отбивал атаки Сэ - я же была рядом и помогала ему энергией. Надо продержаться, пока удачная мысль в голову не придёт.

    Закуталась в кокон энергии. По голубому сиянию некромантии расползаются чёрные кляксы, вгрызающиеся в мою защиту. Это я вовремя призвала силу. Подпитала кокон, уселась в позе лотоса в яйце из энергии. Трёхмерный купол на случай атаки снизу. Думаю. Достала из поясной сумочки маникюрные ножнички, отстригла кончики косичек. Заплела утром две толстеньких косицы, - раз уж меня называют "ученица Тигра", решила соответствовать. Надо на будущее заказать платье для дуэлей. С белым фартуком, и белыми воротничком с манжетами. И белые банты для кос.

    Представила мысленно руну копирования и накрыла ею обрезки волос. Чуть-чуть силы... вливаю медленно, как томатный сок по ножу для кровавой Мэри. Одновременно растягиваю купол, расширяя окружность, чтобы уместить мои формирующиеся копии. Это не боевая некромантия. Нас ещё не учили боевому разделу. Копированию, впрочем, тоже не учили, но уж им-то я владею в совершенстве. И пусть мой противник выбирает из сонма Тигр себе жертву. Спутать нас не спутаешь - я, единственная, прикрыта одеждой. Но стриптиз в целях маскировки устраивать не собираюсь. Руссо туристо, облико морале.

    Копии готовы. Добавляю им энергии для создания пламени боли. Поиграем?

    Отпустила купол, - не подпитываю. Пусть заклинание сгрызёт его.

    С трибун доносится слаженный вздох, мгновенно сменившийся свистом, топаньем и улюлюканьем. Хихикаю мысленно, вспомнив знаменитую фразу "с обнажённой женщиной трудно спорить" и ещё "обнажённая женщина может рекламировать любую продукцию". Я рекламирую преимущества некромантии. И почему отец Иаков сказал, что некромантия только для мёртвых?..

    Мгновение растерянности от противника позволило нам отхлестать его заклинанием. И пусть количество не переходит в качество, но мало ему не кажется.

    Держу щит, подпитываю кукол, продолжающих хлестать противника энергией. Он тоже закукливается, периодически делая молниеносные выпады, уничтожающие кукол. Чем бы его достать? Эмпатию использовать нельзя, менять облик я тоже не хочу - буду сохранять инкогнито, пока возможно. На всякий случай накрываю его щиты своей силой. Боевые маги приходят в себя быстро - их специально тренируют. Щиты сброшены. Что делать?!!

    Шаровые молнии, ледяные иглы, смерчи и просто порывы ветра, сбивающие с ног. Потом в нас летят "шершни". Уклониться получается легко, - противник расправляется с моими копиями, оставляя меня "на сладкое". Последняя кукла взорвалась, забрызгав арену кровью. И я, всплеском паники, сформировала руну, ломающую кости. Прикоснуться к магу я не могу, - право мага не допускает физического контакта. Но мы достаточно уже контактировали на энергетическом уровне, чтобы я смогла определить нужные точки. Отвлекающий удар голой силой в голову, маг закрывается щитом, - это важно, - моя энергия нужного воздействия оказать не сможет, и я отпускаю шестиголовую гидру, мимикрирующую под его силу, проникающую сквозь щит и наносящую шесть коротких уколов.

    - Дуэль завершена победой ученицы Тигры.

    Слова распорядителя почти не воспринимаются. Я не могу отвести глаз от энергетического месива в которое превратился мой противник. Переломы костей выглядят эстетичнее. А здесь - первый блин комом, причём буквально.

    - Дитя, освободи арену. Поединок окончен.

    Непонимающе смотрю на куратора. Пытаюсь говорить, получается плохо. Открываю и закрываю рот, как рыба, потом всё-таки выдавливаю каркающий хрип:

    - Почему... так? Отец Иаков?!

    - Ты не задала ограничение, дитя. Энергетическое поле мага - не кости.

    - Он восстановится? Я... не хотела вот так...

    Наидобрейший стряхнул с пухлых пальцев капли смоляной радуги, вонзившиеся в тело поверженного мага. Дикий крик, бьющееся в судорогах тело, пульсирующая энергетическая оболочка, затягивающая разрывы, распрямляющая комья, принимающая нормальный вид. Вид, но не толщину. Будет нарастать постепенно?

    - Он восстановится, дитя. Боевые маги живучи.

    - Спасибо, отец Иаков.

    Наидобрейший улыбнулся и... мы оказались в гостиной нашего дома. И отсекатели на ограде школы ему не помешали.

    - Как тебе удалось поднять мага, дитя? И он, и наёмник были надёжно упокоены.

    - Наёмник восстановился сам, отец Иаков. Я его только призвала, воспользовавшись связью некроманта и поднятого. - Помолчала, и всё же, не утерпела. - Можно я спрошу? Меня не оставляет мысль о связи эмпатии с возвращением души в тело Гада. И не только Гада, но и Толия. Толию пришлось принять меры для восстановления, скорее всего, потому, что ритуал поднятия был недостаточно профессиональным.

    - Такие исследования не проводились, дитя. Не забывай, что руна восстановления создана недавно.

    - Да, отец Иаков. - Не стала уточнять, что сама же её и создала. - Я просто подумала, что если эмпатов всё равно уничтожали, то могли и опыты проводить.

    - Я не отвечу, дитя. Эмпатов уничтожали при выявлении. Не все выявления отмечались в архивах. Но некроманты ими не интересовались. Если ты уже придумала ответ, то отвечай.

    Хлопаю глазами на Наидобрейшего. Переспрашивать стрёмно, а вопрос вылетел у меня из головы. Отец Иаков благостно улыбнулся.

    - Как тебе удалось поднять мага и притянуть его сюда, дитя?

    - Мы участвовали в ритуале. Толий воздействовал на меня тавматургией. Мне было нетрудно вспомнить его, формируя призыв.

    Наидобрейший, благостно улыбаясь, смотрит сквозь меня, постукивая пальцами по столу. Поморгала глазами, пытаясь прогнать очередной глюк - пухлые пальцы внезапно сделались длинными, невыразимо изящными, алебастрово-белыми. Камни перстней остро вспыхивают. Ярчайше-голубые глаза задумчиво рассматривают меня. Совершенные губы изогнуты в презрительно-недовольной улыбке. И всё равно, от невероятной, немыслимой красоты дух захватывает, хоть и недоволен мною этот высший.

    - Я недоволен твоим отношением к учёбе, дитя. Если бы ты не манкировала своими обязанностями, Гильдия вступилась бы, не позволяя дуэль по праву мага. Была бы потребована и получена официальная отсрочка до изучения твоим курсом боевой некромантии.

    - Я и так могла бы его убить, подняв монстров из глубины, до которой не дотянулись зачищающие арену.

    - Почему ты этого не сделала, дитя? Для чего понадобился этот парад нагих тел?

    Мяягко касаюсь эмпатией. Наидобрейший забавляется, вспоминая толпу голых женщин, хлещущих мага зелёными плетьми пламени боли. Успокоилась. То, что взбесится Сэ - ерунда. А вот вызвать неудовольствие Наидобрейшего мне совсем не хочется. Пусть лучше относит меня к категории "я у мамы дурочка".

    - Отвлечь внимание. Мне надо было подумать как остановить противника. Я не хотела его убивать.

    - Вот как?

    - Он тоже не собирался меня убивать. А держать меня в рабстве после моего согласия на поединок уже не получилось бы.

    - Почему ты так решила, дитя?

    - Я пролистала Устав вечером.

    - Теперь поясни для чего ты оживила мага. Что за компенсацию ты выдумала?

    - Я... не знаю. Я просто почувствовала, что так надо...

    Отец Иаков ожидающе смотрит на меня, благостно улыбаясь. По спине замаршировали мурашки величиной с грецкий орех. Пытаюсь подобрать слова. Не хочу, чтобы куратор узнал о переданных мне Толием знаниях приёмов боевой магии. Всё равно, придётся их осваивать, доводя до автоматизма. Но это уже после окончания Школы. Раньше не получится - времени не хватит.

    - Я же вытащила его в другой мир... вот и...

    - Ты ещё скажи "оторвала от дел". Есть ли пределы твоей глупости, дитя? Не отвечай, это риторический вопрос.

    Печально вздыхаю, осознав своё несовершенство. Повращавшись несколько лет в обществе, ориентированном на мужчин, я уже и поднятых делю по половому признаку. На кухарке Адиле вырезала руну восстановления ножом. На Толии - рисовала собственной кровью. Хотя, конечно, сравнивать высшего мага и кухарку просто смешно.

    Хлопнула входная дверь.

    - Дорогу... Здравствуйте, отец Иаков.

    - Дети мои, не беспокойте Тигру. Пусть девочка придёт в себя после дуэли.

    Повернувшись ко мне, отец Иаков сказал

    - Напишешь отчёт, дитя. Подробный. И распиши заклинание, сминающее энергетическое поле.

    Это вот так мне предлагается прийти в себя? Сатрап! На вопросительно-насмешливый взгляд Наидобрейшего покорно склоняю голову.

    - Да, отец Иаков.


    Глава пятая. Во всём нужна сноровка, закалка, тренировка.


    "О-ой мороз, моро-оз
    Не-е морозь меня
    Не моро-озь меня-а-а-а
    Мо-оего-о коня"


    Немузыкально орём, выписывая сложные зигзаги по улице. Чтобы я, как можно скорее, "пришла в себя", меня отпаивали чаем. Адмиральским, конечно же. Провинившийся Сэ оставлен дома "на хозяйстве", а мы с Солли и Гадом отправились праздновать победу. Как Гаду удалось пережить общение со Светлейшим, да ещё и культивировать у него чувство вины, не понял даже присутствующий при их общении Солли. Но факт остаётся фактом - они заявились домой втроём. Отец Иаков ушёл, по обыкновению, магическим путём и Гада не увидел. Этот Гад умеет пользоваться эмпатией.

    - Дорогуша, собирайся, мы идём пить.

    - Водку пьянствовать и безобразия нарушать? - Радостно оскалилась, рассматривая трио. Сэ в полной прострации, Солли с Гадом веселятся.

    - Именно, крошка! Будем пить! Будем пить много, - душа просит праздника.

    - Ага. Я быстро.

    Рванула к себе. Четверть часа - быстро принять душ, причесаться, заплести французскую косу, чтобы волосы в глаза не лезли. Здесь такую косу называют драконьей, - наверное потому, что напоминает драконий гребень, и это - традиционная причёска клана воинов. Но табу на её использование нет. Оделась, нацепила янтарный комплект, и вышла в гостиную, радуясь, что Сэ хватило ума не лезть в мою комнату.

    - Светлый, ты с нами?

    Сэ одарил нашу троицу ласковой улыбкой и молча удалился в свою комнату. Страдалец. На обиженных воду возят.

    Меня быстро засунули в телогрейку и сапожки, - еле успела шаль набросить на голову, и под локотки потащили на улицу.

    - Пока не началось.

    - Что должно начаться? - Гад проявил вежливый интерес.

    - Тебе лучше не знать.

    Быстрым шагом добрались до Лунной Радуги. Быстрым шагом - я. Мужчины прогуливались. Ещё бы, - оба высокие, длинноногие, - на один их шаг я делаю два с половиной.

    - Чего изволите?

    - Адмиральский чай. Для всех. - Солли щёлкнул пальцами, "включая" заклинание.

    Сбежать рывком после слов "для всех" успели только сидящие у самой двери. Остальные гуляли с нами. Солли любит общество.

    Мы пили, пели песни, рассказывали анекдоты и истории без начала и конца... в общем, отдыхали. Пока не пришло время закрывать заведение. Тут с этим строго. Первое нарушение карается огромным штрафом, за второе - отбирают лицензию. Так что, как ни хорошо сидели, а пришлось выметаться на мороз.

    Мужская компания собралась отправиться в весёлый дом. Но прежде - вернуть меня "откуда взяли". Ибо, ответственность! - Солли так и не удалось выговорить такое сложное слово. Но когтистым пальцем перед моим носом покачал многозначительно.

    - Каароч', д'мой!

    Запев подходящую песню, - по погоде, во всяком случае, - мы и пошли.

    Сначала пошли, а потом быстро-быстро побежали. Потому что от дальнего перекрёстка послышалось:

    - Ого, какие весёлые!

    И тут мы сразу протрезвели. Комендантского часа в городе объявлено не было, но имеется Постановление "Спокойной ночи". На самом деле, там канцелярское название на три строчки, но школяры называют его именно так. Если попадёмся - обезьянником не отделаемся. Штраф, плюс работы на благо города, плюс дисциплинарное взыскание по линии Школы... - кому оно надо вообще?

    Гад перебросил меня через плечо, и мужчины рванули стометровку до ближайшей подворотни. Солли, подтянувшись на когтях, запрыгнул на козырёк над входной дверью, принял меня у Гада и поднял на уровень лестничного окна.

    - Открывай, дорогуша. Времени - ноль.

    Хорошо, что замки открывать я тренировалась целый семестр! Магию применять нельзя - стража "зацепится" и её уже не стряхнёшь с хвоста. Здесь принята "презумпция виновности" - доказывать свою непричастность обвиняемый должен сам. А мы и не докажем, ибо причастны.

    Гад нырнул в окно рыбкой головой вперёд. Солли придержал створку, аккуратно её закрывая. Я замкнула замок. Успели! Сидя на ступеньках, посмотрели друг на друга и... прикрыв ладонями рты, стараемся бесшумно отсмеяться.

    - Придётся выбираться подвалами.

    - Я уже думала по крышам.

    - По крышам ты в Школу не попадёшь, крошка.

    - С этого места, подробнее, пожалуйста. В Школу можно пройти под землёй? - Солли заинтересовался.

    - Когда я учился можно было. Только это было давно.

    И мы пошли. Подвалами. Спустились в подвал дома, Гад постоял, прикрыв глаза, потом сказал "Сюда!" и отстучал сложный ритм по камням стены. Кусок стены бесшумно (!) повернулся и мы вошли в подземную сеть города. Гад первым, потом Солли передал меня ему, и спустился сам. Уже без слов договариваются негодяи!

    - На этой лестнице можно ноги переломать, крошка. Специально так ступени сделаны. Так что не злись.

    - Я не хочу висеть на плече всю дорогу.

    - Не волнуйся, погуляешь ножками. Ещё сама на ручки запросишься.

    - Здесь же недалеко.

    - Отсюда до Школы идти примерно час. Такая дорога.

    Вот, ёжкин кот! Пространственно-временная аномалия.

    - Я думала, магия применяется, чтобы сократить путь.

    - Не эта магия. Эта, - чтобы сбить со следа преследователей. Они попадут на другую дорогу. Если не знают конечного пункта, то потеряют. Если знают, - тоже можно разминуться. Каждый следующий путь длиннее предыдущего.

    - Намного?

    - На три минуты, крошка. Поспешим.

    Поспешаем. Дорога хорошая. Даже освещение имеется - потолок освещается мягким светом при нашем приближении и медленно затухает после того, как мы пройдём - я специально оглянулась посмотреть.

    - Кто делал эти ходы?

    - Этот мир очень стар, крошка. Город строился поверх древнего, который строился поверх древнейшего, и так далее. Ходы для возвращения в Школу приспособили позже. Ещё позже группа магов, обучающихся здесь, создала заклинание пути. Когда я учился это всё уже было. Старшие курсы передавали информацию следующим за ними.

    - Значит и преподаватели знают?

    Гад пожал плечами. Действительно, что такого? Школярам нужна отдушина. Тем более, здесь не дети учатся, сами способны соображать. А если "душа просит праздника", лучше ей этот праздник дать, пока она не запросила приключений.

    - Мы сможем выйти к нашему дому?

    - Выйдем там, куда заклинание выведет. Где ни на кого не нарвёмся. И повторюсь, - я не знаю, как это работает.

    ***


    Мы вышли возле закрытой по ночному времени столовой, и перебежками в тени зданий и деревьев добрались до нашего домика. Меня Гад опять перебросил через плечо.

    - Привычка таскать двуручник тебя до добра не доведёт. Так и норовишь грузом обзавестись.

    - Крошка, ты же не видишь в темноте, и ходишь медленно - можешь замерзнуть. Прости мерзавца. - Притянул меня к себе и чмокнул за ушком. Рассмеявшись, простила. Ледяную волну ненависти Гад небрежно отправил обратно к Сэ.

    - Светлый, мы собираемся посетить весёлый дом. Ты с нами? - В голосе Солли звучит явная издёвка.

    - Он не может. Привязка не позволит.

    Ласковая улыбка Светлейшего освещает тёмную гостиную.

    - Какая ещё привязка? - Я не знаю, как отвязаться, а он "привязка"! - Мне говорили, что телепаты подсаживаются на эмпатию, как на наркотик.

    - Не то, крошка. Ты его держишь. Он так сильно провинился, что должен каждую ночь ощущать твоё отвращение?

    Солли, тяжело вздохнув, щелчком пальцев включил освещение.

    - Это надо обсудить. Пока наш куратор не принял меры.

    - Куратор - один на всех?

    - Именно. Мы трое - его группа. Четыре года под чутким руководством.

    - Мне вообще-то отчёт писать надо.

    - Вспомнила тоже! Не увиливай, крошка. Тебе надо разобраться с собой. Со своей эмпатией. Ты неосознанно держишь Светлого, не давая ему возможности уйти.

    - Я его не держу. Пусть идёт куда хочет. - Ощущаю, как сужаются мои глаза, превращаясь в амбразуры.

    - Он никуда не хочет, крошка. Ты эмпат. Он не может захотеть, пока ты не отпустишь поводок.

    - Тигра, может тебе помощь нужна? Если ты не знаешь...

    - Всё она знает. Этому не надо учиться. Рассказывай, крошка.

    - Что ты желаешь услышать, Гад?

    - То, что Светлый тебя взял силой я уже понял. Я не понимаю, почему ты наказываешь себя вместе с ним? Твоё неприятие чувствуется даже не эмпатом. Почему?

    И тут меня прорвало. Наверное, Гад использовал какие-то свои штучки, типа геомантии.

    - Потому что я допустила ошибку. Сделала то, чего делать нельзя. Потому что я себя не уважаю вот уже четыре года с лишним.

    - Дорогуша, ты вообще о чём?

    - Нельзя договариваться с террористами и насильниками, Солли. Договариваться можно только с равным. Я опустила себя до уровня насильника, заключив с ним договор.

    - Я слышал ваш договор, дорогуша. Ты сделала разумный выбор. Если бы ты отказалась, для тебя всё равно ничего не изменилось бы. Лишняя боль каждую ночь.

    - Для меня изменилось бы всё, Солли. Если бы я не сдалась, не проявила бы малодушие, то нашла бы выход. Но об этом уже незачем говорить. Я позволила обойтись с собой, как с животным. Кнут и пряник. Кнутом мне погрозили, и я покорно легла на живот, опустив голову на лапы. А пряники я получаю регулярно. - Дёрнула за колье, демонстрируя "пряник". - Рано или поздно, я тебя уничтожу, Сэ. Сейчас я пьяная и добрая, потому предупреждаю.

    - Где логика, дорогуша? Ошибку сделала ты, а уничтожаешь ты и себя и Светлого?

    - Кто, если не я?!! - Пафосно стукнула себя в грудь.

    Гад рассмеялся. Потом как-то незаметно оказался рядом, взяв мои руки в ладони.

    - Крошка, поверь, любой, кто прожил достаточно долго, стоял перед подобным выбором. И очень многие сделали такую же ошибку. Компромисс - искусство несовершенства. Не казни себя.

    - Что мне до других, Гад? Если я себя не уважаю? Если я ниже публичной девки, - у нее работа такая. Если я, согласившись на регулярное изнасилование, ниже рабыни, - согласия рабыни никто не спрашивает. Это меня дёргают за поводок договора, как дрессированное животное.

    Тонкие пальцы стряхивают слёзы с моих щек.

    - Ты сделала женский выбор, крошка. Многие замужние дамы находятся в таком же положении. Воспринимай это как пробу смертельного для тебя яда. Ты теперь знаешь, что так поступать нельзя, иначе умрёшь, как личность.

    - Что толку? Если я всё равно исполняю обязательства по договору? Наидобрейший решил, что это в моих силах. Он только разрешил не допускать издевательств.

    - Интересный у вас куратор. Но может он ждёт, когда ты осознаешь и отпустишь поводок на котором держишь Светлого?

    - Если бы ты его знал, то не задавал бы таких вопросов. Наидобрейший Тигру плотно опекает.

    - И правильно делает. Так мы идём? Крошка, подумай о моих словах.

    Гад с Солли испарились, оставив нас в гостиной. Молча вышла и поднялась к себе. Приняла душ и легла спать, решив заняться отчётом с утра пораньше.

    ***


    - Какие шлюхи были!.. А этим только в портовых бардаках работать. Морякам, сошедшим на берег, любая сойдёт.

    - Девочки старательные, зря ты их обидел, Гад.

    - Старательные! А где шарм? Где огонь? Да наша крошка за пять минут даст больше секса, чем эти девки за пять лет!

    Грохот падающего тела.

    - Эммм... вот при светлом об этом упоминать не стоило, Гад. Ему и так не сладко после ночной беседы. Давай его усадим что ли...

    Стою на площадке, раздумываю - спускаться, или подождать. Солли с Гадом усаживают упившегося Сэ. Забавно. Впервые увидела милого друга вусмерть пьяным. Отвратительно жалкое зрелище. Ни шарма, ни огня. Не умеет пить светлый.

    - О! Крошка! Иди к нам. - Церемонный поклон с прижатой к сердцу рукой. - Раздели с нами утреннюю трапезу, драгоценная.

    Адила появилась в дверях с подносом. Поставила его на буфет и отправилась за следующим. Тигрица заворчала, требуя скорее приступить к завтраку. Пришлось спускаться. Отбивать у проголодавшихся мужчин свою порцию.

    - Дама должна клевать как птичка.

    Ну, начинается! Мысленно клюнула Солли в темечко.

    - Я так и делаю. Просто представь меня птеродактилем. Разделите завтрак Сэ и не нервируйте проголодавшуюся женщину.

    - Да, светлому явно не до еды. Всю ночь пил?

    - Мне откуда знать? Я спать легла. Проснулась перед вашим приходом. Позавтракаю, и займусь отчётом. Наидобрейший ждать не любит.

    - Как ты ухитрилась создать свои копии, дорогуша?

    Гад расхохотался, откинувшись на спинку стула.

    - Извини, крошка, но это было презабавное зрелище.

    Сэ, бессмысленно сияя глазами, изобразил ласковую улыбку. Похоже, приходит в себя.

    - Обрезала кончики волос и скопировала.

    - Определённая польза в некромантии есть.

    - Не наглей, Гад. Кстати, если ты хорошо помнишь девушек с шармом и огнём, можем попробовать поискать. - На незаданный вопрос Солли пояснила. - Для гостей. И мне для тренировки, - по чужой памяти я ещё ни разу не призывала.

    - Мысль интересная, дитя.

    Встав из за стола, почтительно приветствуем жизнерадостно улыбающегося отца Иакова. Гад поднялся вместе со мной и Солли, приложив сжатый кулак к сердцу, склонил голову в поклоне. Сэ попытался встать и... сел мимо ускользнувшего стула.

    - Иди проспись, сын мой. - В голосе Наидобрейшего мягкий упрёк. А у меня опять глюки - ярко голубые глаза невероятно красивого аристократа рассматривают Сэ с брезгливым недоумением. Во взгляде, брошенном на меня, недобрый интерес. Поморгала, прогоняя наваждение.

    - Дитя, займись отчётом. У тебя час времени.

    Куратор испарился. Гад демонстративно передёрнул плечами.

    - Это и есть ваш Наидобрейший? Внушает...

    - Это да. И лучше не поминать его всуе. Появляется из ниоткуда.

    - Назвать имя, значит позвать? Назвать имя трижды - призвать?

    - Вот призывать я никому не посоветовал бы.

    - Ещё бы! Вот представь: ты занят делом, или трапезничаешь, или развлекаешься с какой-нибудь крошкой - Гад окинул меня плотоядным взглядом. - И тут тебя призывает какой-то недоумок и, по праву призвавшего (!), высказывает тебе своё желание, которое ты ДОЛЖЕН исполнить.

    Солли понимающе рассмеялся, рассматривая чёрные когти, вылезшие из кончиков пальцев. Я заинтересовалась:

    - И что? Исполняют?

    - А как же! Исполняют, и даже оставляют недоумка в живых, в назидание прочим. - Выдержав значительную паузу, Гад пояснил. - Недоумки не умеют правильно формулировать свои желания, и годами раскаиваются в содеянном.

    Вспомнила миф о царе Мидасе, обращающем в золото всё, к чему прикоснётся. Гад абсолютно прав. Желание исполнено? Получил, что хотел? Не жалуйся.

    - Пойду, займусь делом. Солли, своди нашего гостя к мадам Тересе. Может быть её девочкам удастся доставить ему удовольствие.

    - Где ты была ночью, Тигра?!

    - С вами. Пока вы не отконвоировали меня домой.

    Показала Солли язык и взбежала по лестнице. Отчёт писать.

    ***


    - Поясни подробнее, дитя, каким образом ты создала руну, сминающую энергию мага.

    - Я взяла за основу методику задействования нервных окончаний, ломающую кости объекта. Заменила физический контакт энергетическим. Задала параметры адаптации, - пока руна прогрызала щит, она скопировала энергетический отпечаток объекта. Воздействие применялось в узловых точках энергетического контура. - Помолчав немного под благостным взглядом Наидобрейшего, призналась. - Времени не было, и я действовала не думая об ограничении. Для меня было важным его нейтрализовать.

    - Каким образом ты задала параметры адаптации, дитя?

    - Модифицировала формулу копирования, заменив символ телесной оболочки символом ауры.

    Высунув язык от усердия, рисую символы на доске. Отец Иаков загнал меня в аудиторию, где уже собрался консилиум преподавателей кафедр боевой магии, некромантии и целительства.

    - Это невозможно. Аура слишком непостоянна, чтобы её можно было с точностью скопировать.

    - Это возможно в два этапа. Я приняла, что за щитом он "условно мёртв". Снимать отпечаток ауры мёртвого нас уже научили. Аура щита меняется столь незначительно, что изменением можно пренебречь. Как только энергия щита рассеялась, началась вторая фаза - воздействие на энергетические узлы живого мага точечными уколами.

    Отойдя от доски полюбовалась на изящную, напоминающую экзотический цветок, руну. Преподаватели зарисовывают поэтапно. Лекционный материал не создаётся. Режим секретности?

    - Недоработанные руны опасны к применению, дитя. Поэтому, - режим секретности.

    По результатам доклада создана экспертная комиссия, а мне было рекомендовано доработать руну. Ага, - иначе плакал мой гильдейский знак.

    - И всем как бы пофиг, что это не рядовой уровень.

    - Но и ты не рядовой некромант, дитя. Тема выпускной работы согласована лишь у тебя, - радоваться надо.

    - Я радуюсь. - Часто закивала в подтверждение и чуть не пропахала носом, поскользнувшись на ледяной дорожке, припорошённой снегом.

    Наидобрейший подхватил меня за шкирку, потом аккуратно поставил на ноги. Молча. Ну, я в общем, поняла, что нечего паясничать, - под ноги смотреть надо.

    Куратор проводил меня до нашего домика, входить не стал, распрощался и исчез. Потопала ногами по крыльцу, чтобы стряхнуть снег с сапожек, и вошла в дом. Сбросила на руки горничной телогрейку и шаль, сменила сапожки на домашние туфельки и заглянула в гостиную. Солли и Гад валяются на диванах, как обленившиеся коты. В полном довольстве жизнью. Визит к мадам Тересе, вероятно, оказался успешным.

    - Это была прекрасная идея, крошка. - Томным голосом согласился со мной Гад. - Что ж, мне пора возвращаться. Увидимся ещё.

    Текучим движением встал с дивана, нацепил на себя упряжь с двуручником, снял с подоконника горшок с геранью, обменяв его на бокал, на треть наполненный вином, переставил стул к лестнице и... пропал.

    - Что это было? Вот это вот всё? - Солли недоумённо качнул головой.

    - Геомантия. Вроде бы, это так называется. Магия без магии.

    Плету ерунду, стараясь запудрить Солли мозги. Не хочу, чтобы он провёл ассоциативный ряд между способностями моими и Гада. Я не пробовала создавать переход, но... мало ли? Виски укололо острой болью. Что-то я забыла... может быть, как раз, переход? Смаргиваю слёзы с глаз и медленно дышу, выравнивая энергии свою и мира. Плохо... голова болит всё сильнее. Плюнув, перекинула всё на Сэ. С похмелья всё равно голова болит, так что чуть больше, чуть меньше - без разницы, а мне сплошная польза и моральное удовлетворение.

    ***


    Очутившись на ступенях храма ещё слышу уже привычное "моё дитя...".

    - Киса моя, как ты себя чувствуешь? - Лаки обнял меня за талию и препроводил к столику с пиалой и чайничком. Прочие спутники еле видны сквозь радужную плёнку. Мы с Лаки как в огромном мыльном пузыре.

    - Для чего ты отделил нас от...

    - Зачем тебе лишние разговоры, киса моя?

    Молча согласившись с Лаки, уселась на толстый коврик пить чай. В горле пересохло от воспоминаний.

    ***


    - Советую ещё раз подумать, прежде чем просить Мать об исполнении этого желания.

    - Если вы поясните, мы будем признательны.

    - В том мире ваш срок истёк. Здесь, при ваших навыках, вы можете прожить достаточно долго. Мать призвала вас и дала шанс.

    - Серёга, ты сказал, что "отправлен на пенсию", что тебе некуда возвращаться... - Говорю тихо, слежу за эмпатией. Я могу мягко надавить, и ребята останутся, но... выбор. Выбор каждый делает сам. Я могу лишь напомнить обстоятельства.

    - Я никуда не собираюсь, детка, не парься.

    Успокоенно вздыхаю. Я верю Гуру. Если он говорит, что в нашем мире для ребят уже места нет, значит, так оно и есть. Серёга обращается к упрямо молчащему Клаусу.

    - Клаус, ты же нашёл себе дело. Зачем?..

    - Есть такая профессия, Серый, - Родину защищать.

    Эту цитату знают все, выросшие в Союзе. Плохо. Значит, Клаус просто упрямится, если не способен подобрать слова.

    - Ты не понял? Или не веришь словам нашего проводника?

    - А почему я должен верить? Наш проводник просто не желает огорчить свою... кхм... женщину.

    Гуру вежливо улыбается. А у меня кожу на спине закололо иголочками - изничтоженные в гареме волоски пытаются встать дыбом. Мне не надо касаться эмпатией, - то, что Гуру в ярости заметно и невооружённым глазом.

    - Что ж, как говорится, - была бы честь предложена. У вас ещё есть время подумать и пересмотреть решение, пока мы идём. Советую не пренебрегать этой возможностью.

    В голосе Лаки ледяное презрение. В кои-то веки воспитанник приблизился к своему наставнику, демонстрируя, насколько он нас выше.

    - Киса моя, я по прежнему весь ваш. Тебя и твоей кошки. - Легчайший шёпот скользнул по моей коже, оставляя дорожку поцелуев. Тигрица довольно проурчала "мой", и принялась перекатываться по утрамбованной площадке, как обычная Мурка.

    В купальню при очередном оазисе отправилась вместе с Гуру. Всё равно, все знают, и вещи целее будут.

    Час в купальне растянулся на трое суток в роскошном поместье на побережье ласкового моря. Я нагулялась по парку, налопалась фруктов, позагорала на солнышке теми частями тела, которые не были прикрыты телом Лаки. То, что "в постели всё позволено" мне демонстрировалось в спальне. Сплошной разврат и потрясение устоев. А днём, под открытым небом, мы исполняли обряды плодородия, и наши счастливые крики летели прямо к солнцу.

    - Киса моя, что ты думаешь делать по окончании паломничества? Ты позволишь пригласить тебя в мой дом?

    Лаки странно торжественен, и это настораживает.

    - А сейчас мы где?

    - Это? Это создано Матерью для её любимых детей. Можешь считать, что мы в очередном гостевом доме.

    - И храм здесь есть?

    - Обязательно.

    Лаки плавно поднялся с мраморного ложа и протянул мне руку. Забавляясь, обозначила милостивое прикосновение. Кумир миллионов принял игру, - трепеща от восхищения и преданности, почтительнейше вёл меня по аллеям, окаймлённым цветущими и плодоносящими деревьями. Храм Матери больше напоминает беседку. Мраморные колонны ограждают круглую площадку, в центре которой высится гранитный постамент со статуей Матери.

    - Как странно... казалось бы, столь свирепое божество должно вызывать ужас, а я не ощущаю ничего, кроме любви и заботы.

    Где-то в подсознании эхом звучит ласковое "моё дитя...".

    - Мать милостива к своим детям. И беспощадна в их защите.

    Слова Лаки звучат где-то далеко, а я проваливаюсь в распахнувшуюся бездну третьего глаза Матери. И стою я уже не на площадке рядом с постаментом, а на тёплой её ладони. Продолжаю вспоминать "школьные годы чудесные".


    Глава шестая. Лучше не возвращаться.



    - Зачем вы учитесь на мастера иллюзий, ученица Тигра? Я наблюдал за вашим поединком, - решать проблемы при помощи насилия для вас привычно. Так, зачем вам статус мастера иллюзий?

    - Искусство иллюзий это магия без магии. Я не маг. Для меня это важно, магистр.

    - Плохой ответ, ученица Тигра.

    - Другого у меня нет. Мне очень нужно что-то сугубо мирное, магистр Кио. Все мои дарования и умения лежат в другой области.

    - Вот как... Полагаю, взглянув на ваше предплечье под определённым углом, я увижу полное клеймо мастера боли. - Опознавательный жест, подтверждающий доступ магистра цирковой гильдии к информации о Семинаре. - И ваши кхм... друзья являются ещё и коллегами?

    - Мы родные по боли, магистр Кио. И довольно об этом. Конкурировать с гильдией взыскующих истину и покаяние я не собираюсь. - Насмешливо изгибаю губы. - У меня расценки выше.

    - Что ж... это объяснение приемлемо. Отправляйтесь на занятие, ученица Тигра.

    - Благодарю, магистр Кио. - Почтительно кланяюсь и поворачиваюсь к выходу из кабинета, раздумывая о странном совпадении имён магистра и основателя династии иллюзионистов моего мира. Или это не совпадение? Может быть, псевдоним взят, как память об учёбе?

    Эмпатия взвыла тревожной сиреной. Мне ничего не угрожает, но рядом совершается убийство. Чувства убийцы полыхают пионерским костром. Тигрица слышит звук ударившегося о пол тела. Судя по звуку, кто-то упал с большой высоты. Эквилибрист?

    - Ученица Тигра, я отпустил вас. Вы здоровы?

    - Я, - здорова. В отличие от кого-то, умершего только что здесь рядом.

    Топот бегущего человека слышен уже не только тигрице. Выхожу из кабинета, посторонившись пропускаю ученика из цирковых, и иду к арене.

    Цирковые воспринимают несчастные случаи со стоицизмом. Упавшую девушку уложили на носилки. Лицо закрыто. Целитель молча стоит рядом с носилками. Ему здесь делать уже нечего. Протискиваюсь к носилкам.

    - Не трогай. Бесполезно.

    - Для целителя? Но я не целитель.

    - Я вижу, ученица. - Презрительным тоном. - Некроманту-недоучке здесь тоже делать нечего.

    - Не тебе решать, что делать некроманту. - В моём голосе презрения не меньше. - Её душа ещё здесь. Я могу вернуть её в тело.

    - Тело мертво. С такими повреждениями не живут.

    - Предлагаешь сначала её поднять, а потом уже? Мысль интересная. Может получиться.

    Я не единожды реанимировала раньше. Но зачем это афишировать? Пусть идея будет от целителя. Он, кстати, уже не возражает.

    Достав ручку, тщательно рисую руну восстановления на груди убитой. Ученическое трико пришлось разрезать, освобождая место.

    - Нож, пожалуйста.

    Хищное лезвие из хирургической стали мягко обводит контур. Жду, придерживая испуганную птицу души. Шесть секунд на восстановление и душа радостно скользнула в здоровое тело. В здоровом теле здоровый дух, ага. Руна бесследно впиталась - теперь никто не докажет применение некромантии. Целитель удерживает порывающуюся встать девушку.

    - Тихо, тихо. Не спеши. Помнишь что-нибудь?

    Вернув нож, отправляюсь на занятия. Спину жжёт ненавидящий взгляд. Однако. Отменное самообладание у этого убийцы. Или у этой? Среди обступивших носилки цирковых были и девушки. Не оборачиваюсь. Пусть цирковые сами разбираются.

    ***


    Ожидала удара в спину, и получила. Вызов на комиссию. Заседание посвящено работе без лицензии. Ушла в полную несознанку.

    - Какая-такая работа? Я тренировалась. Такой случай грех было упускать.

    Некроманты помоложе кивают согласно. Те, кто постарше, смотрят с осуждением. Мнения разделились. Пришлось давать дополнительные пояснения.

    - Целитель сказал, что лечить бесполезно, и что некроманту-недоучке там тоже делать нечего. Тело с такими повреждениями не живёт. Я... нагрубила целителю, сказав, что не ему решать, что делать некроманту. - Целители хмурятся, некроманты одобрительно кивают. - Слова целителя навели меня на мысль сначала поднять тело, а потом уже отпустить пойманную душу, дав девочке шанс.

    - Вы признаёте, что удерживали отлетевшую душу, ученица Тигра?

    Срочно пролистала в уме заученный Устав Гильдии и Школы - насчёт ловли душ там ничего не говорилось.

    - Случайно получилось. - Вспомнив персонаж одного из детективов Агаты Кристи, широко открыла глаза и беспомощно улыбнулась. - Мне так жаль!

    - Довольно, дитя. Выйди и жди в коридоре.

    Наидобрейший недоволен. Не знаю только чем. Стою у стеночки. Стульев или скамеек рядом с залом не предусмотрено. Чтобы осознавали свою ничтожность, наверное.

    - Дорогуша, как твои дела?

    - Жду решения, Солли.

    - Отец Иаков тебя отмажет.

    - Не сомневаюсь. Наидобрейший предпочтёт лично применить воспитательные меры. Мы - его. И всем прочим остаётся только утереться.

    От Солли и Сэ исходит неудовольствие. Смеюсь мысленно, - "никто не говорил, что будет легко". Они думали, что получив полное клеймо мастера боли избавятся от опеки Наидобрейшего? Наивные. Конечно, отец Иаков опекает их не так плотно, как меня, но избавятся они от его опеки только умерев. И то, если не понадобятся для чего-нибудь. Ученик некроманта - это навсегда.

    - Разумно мыслишь, дитя. Жаль, что поступаешь, не думая.

    Без единого жеста отец Иаков перенёс нас домой. Кивнула Адиле, выглянувшей из кухни - пора подавать на стол. Сытый мужчина - добрый мужчина. Наидобрейший насмешливо улыбается, но прощаться не спешит. Ароматы готового обеда не располагают к прощанию. Подаю куратору крахмальную салфетку. Дальнейшие ухаживания он пресекает жестом, указывая мне на место напротив.

    Обедаем, к счастью, молча. А вот после того, как обед закончился и мы перешли в гостиную, - отец Иаков заговорил, улыбаясь благостно.

    - Скажи мне, дитя, как давно ты занимаешься благотворительностью?

    Вытаращила на куратора глаза:

    - Случайно получилось, честно! Я уловила вспышку радости от убийцы, а потом машинально поймала отлетавшую душу.

    - Недалеко ей удалось отлететь - меланхолично заметил Солли. Я закашлялась, вспомнив историю с актрисой на батуте[4] и схожую реплику "Да. Не принимает матушка-Волга". В уголках глаз Наидобрейшего заискрились смешинки. Опять мысли читает! А мне, как обычно, всякая чушь в голову лезет.

    - Забавная история, дитя. Впредь не рекомендую заниматься ловлей душ. Ты здесь для того, чтобы учиться.

    - Отец Иаков, можно я спрошу?

    Мне не даёт покоя мысль, почему целитель объявил вмешательство бесполезным. Тело, можно сказать, "только что бегало", а его отказываются лечить. Ну поотрывались там от удара внутренние органы, лопнула печень и селезёнка, сломанные рёбра проткнули лёгкое - для гильдейского целителя это плюнуть и растереть.

    - Дитя, минимальная ученическая страховка оплачивает синяки, ссадины, ушибы и растяжения. За всё прочее надо платить. Поэтому целитель и не собирался работать с телом.

    - Но, может быть, у девочки хватило бы средств на оплату услуг.

    - Нет, дитя. Кайма вокруг символа факультета содержит отнюдь не абстрактные узоры. У девочки были средства только на обучение и минимальную страховку.

    - А мы?

    - А вас, дети мои, будет опекать бригада целителей, если потребуется. Вы внесли максимальный взнос.

    При том, что лорды регенерируют, а я могу исцелиться сменив облик. Нет в жизни правды!

    - Ты дала девочке шанс, дитя. Ей грех жаловаться на несправедливость бытия.

    - А...

    - А с прочим цирковые разберутся сами. Это их внутреннее дело.

    В пухлых пальцах появились чётки. Пора умолкнуть. Не будить в кураторе зверя, а то он проснётся и в лес убежит.

    - Тебе простили вмешательство только из за убийства, дитя. Впредь гильдия не будет столь снисходительна.

    - Я больше не буду.

    Солли всхлипнул и спрятал лицо в ладонях. Надо же, какой чувствительный!

    ***


    - Тигра, тоже призвана?

    - Тигры это не касается. Она может вернуться, при желании. Желаешь, киса моя?

    - Мой мир здесь. Я пыталась вернуться, и мне почти удалось. Только в момент возвращения я осознала, какую глупость сотворила.

    Весёлое изумление и нешуточный интерес. Демонстрация эмоций гуру достигнута всего лишь приподнятой бровью. Что значит квалификация! Исповедоваться, впрочем, не собираюсь. Я всё ещё еле сдерживаюсь от попытки оттереть лицо и руки, подобно леди Макбет. Я только смотрела сквозь зеркало Бездны, но до сих пор ощущаю на себе горячие потёки крови.

    Клаус всё-таки решил вернуться в наш мир. Сегодня мы прошли этап малого паломничества. То есть, если обстоятельства вынуждают прервать путь, паломничество всё равно засчитывается. Не знаю пока, какие плюшки ожидают тех, кто прошёл до конца, но после этого храма метка Матери уже не уничтожит дерзнувшего сойти с пути.

    С Матерью, как обычно все паломники были наедине. В этот раз мне был задан Вопрос. Упрощённо говоря, - "что мне надо от Матери?". Владычицей морскою быть я не пожелала, первоначально, я вообще стремилась только уйти от поиска Сэ и Наидобрейшего. А сейчас, после близкого знакомства с Лаки, я уже и не знаю чего хочу. Зажралась. Вот чего я точно не желаю, так это попасть под опеку Лаки. Я могу ему позволить, и позволяю заботиться обо мне и доставлять удовольствие. Но мужчины странные существа. Им обязательно нужно руководить моей жизнью. Насчёт руководящей и направляющей роли я знаю всё из истории КПСС. Она тоже была создана для народа и служила народу. А народ? Народ - в поле. Вот и я для знакомых мужчин тот самый народ, который в поле. С Наидобрейшим я не тягаюсь - он сам назначил себя моим опекуном, и я не могу ему возразить, - а вот Лаки желает от меня добровольного согласия. Как говорится "продолжайте хотеть". Единственный, кто не настаивал на опеке, это Мессинг. Впрочем, Мессинг давал советы. Это тоже разновидность опеки. Но выбор следовать советам Мессинга, или нет, всё равно остаётся за мной. Так что, пока у Мессинга явное преимущество перед прочими знакомыми мне мужчинами.

    Очнулась на пороге храма. В душе - улыбка Матери и безмолвное "моё дитя". Лаки уже привычно встретил меня зелёным чаем. Освежилась, и мы присоединились к группе. Постепенно собрались все. Кроме Клауса.

    - Можем устраиваться на ночь.

    - Но мы ещё не все собрались?

    - Здесь все, кто продолжает паломничество.

    Гуру слишком уклончив. Придётся спрашивать прямо.

    - Клаус вернулся?

    - В то время и место, откуда был взят Матерью. Желаешь увидеть, киса моя?

    - Да. Я хочу знать.

    Гуру молча провёл перед собой раскрытой ладонью и произнёс непонятную фразу от которой у меня заложило уши. Перед нами появилась радужная плёнка, растянувшаяся до размеров киноэкрана. Ночное десантирование на побережье. Внизу шевелится море, вокруг темнота. Купол парашюта тоже тёмен. И эту тьму внезапно прорезают световые лучи. Заработали зенитные пулемёты. Оранжевые линии трассеров прошивают ночную тьму, и так уже исполосованную лучами прожекторов. Я физически ощущаю опускающееся на Клауса спокойствие смертника.

    Десантник работает стропами, маневрируя, чтобы не попасть под прожектор. Лоскутья тьмы становятся ещё темнее по контрасту с ярко-белыми лучами. Если повезёт спуститься, то есть шанс.

    О чём я? Гуру ведь предупредил. Край луча зацепил купол парашюта и вот уже Клаус висит в световом перекрестье. Снова заработал пулемёт.

    За мгновение до того, как пули достигли цели, Клаус посмотрел прямо на нас. И он нас увидел. Дикая надежда во взгляде... Гуру насмешливо отсалютовал бывшему подопечному, и крупнокалиберные пули буквально растерзали дёргающееся на стропах тело. Кровь выплёскивается из ран горячая и лаково-чёрная на тёмном фоне. Она не достигает нас, конечно, мы ведь в другом мире. Почему же у меня ощущение, что я вся в этой крови?

    ***


    - Почему ты не вытащил его?!

    Лаки утащил меня сквозь стену не глядя на окружающих и удерживает в бассейне с пузырящейся минеральной водой. Какое-то время пыталась вырваться, потом успокоилась и тихо плачу на широкой груди.

    - Он сделал выбор, киса моя.

    - Он же не знал, что выбора нет!

    - Я предупредил.

    Лаки холоден и отстранён. Настолько холоден, что я начинаю стучать зубами. Заботливый любовник тут же вытащил меня из бассейна и закутал в мягчайшее полотенце размером с двуспальную простынь. Хорошо, хоть не запеленал. Щелчком пальцев зажжён камин. Устроились на белоснежных шкурах. Низкий столик заставлен сладостями. На крохотной жаровне в углу комнаты мисочка с водой, сдобренной несколькими каплями ароматического масла. Запах свежий, каких-то цитрусов, холодный, слегка терпковатый, с явной горчинкой. Именно такой мне нужен сейчас, чтобы сбросить негатив. Пьём чай по восточному - у каждого свой чайничек.

    - Киса моя, не вини себя. Здесь он тоже погиб бы. Он не принял этот мир. Не пожелал использовать дарованный ему шанс. Ты могла бы надавить, конечно, но это уже не был бы твой знакомый. Чтобы незаметно и без последствий вынудить человека правильно желать - нужно учиться. Не имея отработанных навыков, ты просто сломала бы его личность.

    - У меня ощущение, что я вся в его крови.

    - Ты знаешь, что это не так, Тигра. - Вздох. - Зря я показал тебе это.

    - Я сама просила.

    ***


    - Ты говорил Клаусу, что он нашёл себе дело. Может быть, я могу чем-то помочь...

    - Не парься, детка. Клаус создал в мире гильдий детский дом. У наёмников теперь считается хорошим тоном отстёгивать десятину в поддержку сирот. Малолетки учатся драться с оружием и без, чтобы в шестнадцать лет поступить учениками в гильдию наёмников, или ещё куда. Свой шанс Клаус использовать не захотел, но местной малышне он этот шанс предоставил. Уже четвёртый выпуск отправится поступать.

    - Почему же сам он не сумел удержаться?

    Серёга зло глянул исподлобья:

    - А ты ничего не забыла, детка? Ты шибанула нас своей дьявольской магией...

    - Довольно! - В тёмно-синих глазах гуру полыхают молнии.

    - Пусть говорит. Он прав, я применила... - голос пропал. Шлёпаю губами, как тот карась, и глазки выпучиваю, гневаясь. Но звука нет. Эмпатов уничтожают, и мне следовало молча проглотить обвинения Серёги. Гуру внимательно посмотрел мне в глаза, удовлетворился увиденным осознанием, и голос вернулся.

    - Прошло столько лет... и вы ни разу не... не проявили ничего, кроме обычной заботы, и... и Клаус вообще считал меня богомерзостью!

    - Меня тренировали специально. Работа такая, знаешь ли. Любая романтическая история должна уложиться в три недели. И ни минутой дольше. А Клаус пытался удержаться. Безуспешно. Детка, я тебя не обвиняю. Ты была одна, и ты защищалась, не ведая, что творишь.

    - Но я ведала. Ко мне это применяли. Всё сбрасывается достаточно легко. Я хотела выиграть пару секунд, чтобы воспользоваться некромантией.

    - Киса моя, ты не подумала, что у тебя, самой обладающей этими способностями, имеется врождённый иммунитет? - Чувство вины начинает подниматься, как вода во время прилива. Уже дошло до щиколоток. - Вижу, что не подумала. Твой земляк прав, - не забивай себе этим голову. Ты хотела выиграть время. Цели причинить вред у тебя не было. Защищаться, - это нормально.

    - Угрозы не было. Это я напридумывала себе...

    - Ты не могла этого знать, детка. Ожидать самого худшего - это правильно. Всё. Забыли. Клаус сделал выбор.

    - Почему он просто не попросил Мать освободить его? Паломничество совершают и для исцеления. Ведь так?

    - Браво, детка! Настоящая женщина всегда найдёт виноватого. Всё правильно, - Клаус сам дурак.

    Серёга смеётся. Поблёскивают зубы в отблесках пламени костра. Легонько касаюсь... на меня наёмник не злится. Успокаиваюсь. Ну да, я быстро нахожу виноватого. И ничего смешного. Опять мужской шовинизм - женщины сродни маленьким детям и животным, ожидать от них разумного поведения и душевной чуткости бесполезно. Ага, для них только кнут и пряник, в любой их модификации. Кнут и пряник. Гррр...

    - Вы сами регулярно посещаете храмы Матери, Серж. Могу узнать причину?

    - Я не религиозен, как и Тигра, вы правы. Но в этих мирах... Мать Бездна - это настоящее. В первое паломничество я отправился совместно с напарниками, чтобы снять возможные метки. Я не верил, конечно, думал, может энергетика в храмах, или какие-то артефакты в них очищают ауру. Не верил, пока не остался с Матерью...

    Мы помолчали минуту. Общение с Матерью - это глубоко личное. Серёга продолжать не будет, и гуру не ждёт продолжения.

    ***


    На следующем перегоне пришлось поработать. Нежить и бестелесные сущности, как с цепи сорвались.

    - И это белым днём. Что же ночью будет?

    - Фернзее. - Серёга пожал плечами. И то правда. Фернзее этим славится.

    - Лагерь разбиваем при свете. Киса моя, помощь нужна?

    - Скажу, если потребуется. - Ложная гордость в Фернзее неуместна.

    Защитные круги от нежити и от бестелесных сущностей, дополненные "группой немедленного реагирования" из ископаемых динозавров. Гуру стандартно защитил лагерь сигнальным барьером и аннигилирующей сферой.

    - А что вы применяете против враждебных духов? Им аннигиляция не страшна.

    Гуру задумался. Серёга его успокоил

    - Тигра наверняка поставила против них барьер.

    Согласно киваю - да, поставила. И мне не стыдно за свою паранойю. После того, как я увидела одержимого, не справившегося с вселенцем, я этот барьер ставлю на автомате. Сознательно выработала у себя условный рефлекс.

    Одержимых нам показывали в Школе Гильдий. Их пытались лечить, заодно используя для устрашения школяров и, по мелочи, в исследованиях. Зрелище совершенно жуткое. Зато стимулирующее к учёбе. Я, насмотревшаяся фильмов ужасов, не так впечатлилась, как сокурсники, но всё-таки... Особенно, когда вселенцы начинают издеваться, провоцируя на вспышку эмоций, которыми они тоже питаются, - это неприятно. И прогноз ближайшего будущего, с озвученным анализом прошлого - тоже. Потому и посещают камеры одержимых поодиночке. Хотя, что мешает Гильдии пристроить где-нибудь записывающий артефакт? Но хотя бы сокурсники не слышат "что было, что будет, чем дело кончится, чем сердце успокоится".

    Мне, кстати, ничего не сказали. О будущем. А прошлое своё я и так знаю. Но одну тварь я вытянула и медленно развоплотила, запугав остальных. Не специально медленно, просто пробовала разные методики. Когда Клаус называл меня "богомерзость", я стерпела, потому что - земное суеверие. Некромантия, тавматургия - это всё считается богомерзостью. Но когда мне начал это вопить какой-то бесноватый, брызгая на меня слюной, я преисполнилась благости, подобно отцу Иакову, и... освободила несчастного человека от вселившейся в него твари.

    Следующее посещение успехом не увенчалось. Одержимые выли, как звери, и плакали, как маленькие дети - "не надо... не надо...". Перестали меня пускать в камеры - от греха подальше. Освобождённого мною некроманта отправили к целителям. Он лишился дара - тварь выела его полностью. А мои сокурсники отправились делать защитные татуировки. Я - не стала. Понадеешься на тату, расслабишься, и привет, камера одержимых.

    Ритуалистику, кстати, чуть не завалила. Когда "оно не надо", - запоминается с трудом. Принимают экзамен, к счастью, после сдачи практической работы. У нас такая система была в институте - задачу не решил, экзамен для тебя окончен. Если задачу решил, то по теории тебя на тройку вытянут. При условии, что ты у стола решишь ещё парочку. Мне всегда практика давалась легче теории.

    - Вам должно быть совестно, ученица Тигра.

    Молчу. Пережидаю воспитательный процесс. Заказчику тееоретические выкладки пофиг. Ему от некроманта дело нужно. Я забыла, как называются несколько рун, и просто решила не позориться. Ляпнешь что-нибудь не то... Дело-то не в названии. Главное - нарисовать правильно. Руны сами по себе магия, поэтому отклонения от канона чреваты последствиями. Ага, как в песне "сделать хотел грозу, а получил козу".

    Фернзее... Ульбрихт так и не доучился, пришлось возвращаться и садиться на престол. Сокурсники, а сокурсницы особенно, кусали локти - целый престолонаследник рядом учился, а они носы задирали. Сам Ульбрихт был расстроен. Не только гибелью старшего родственника, - дядюшку он почти не знал. Расстроен тем, что недополучил знаний.

    - Ритуалистику твоё величество знает на отлично, недостаток энергии компенсировать сможешь. Остальное - дело наживное.

    - Просто Ульбрихт, Тигра. Я ещё не коронован и мы не в Фернзее.

    - Что тебя расстраивает?

    - В Фернзее способности к некромантии только в королевском роду. Слабые способности. Защитить своих подданных я не смогу - сил не хватит. Платить чистильщикам - нечем, у нас бедная страна.

    Внезапно, глаза Ульбрихта вспыхнули - вот оно, озарение.

    - Тигра, выходи за меня замуж. Я не посягаю на твою свободу, можешь взять с собой друзей. При соблюдении внешних приличий вы можете продолжать устраивающий вас образ жизни. Фернзее нужна передышка. Один год, Тигра.

    Стою, как пенёк, хлопаю глазками. Мыслей никаких. Что же это за обстановка в королевстве, если король готов пойти на мезальянс, лишь бы заполучить сильного некроманта? Перманентно-экстремальная ситуация?Кстати, да!

    - А экстремальный туризм вы у себя развивать не пробовали? Платные туры для охотников за нежитью?

    - Платные? То есть, не мы платим охотникам, а они нам?

    - А что такого? Золотая молодёжь любит пощекотать себе нервы.

    В глазах Ульбрихта проступила жалость к моим умственным способностям.

    - Фернзее не для любителей экзотической охоты.

    - Не скажи. Трофеи с такой охоты украсят любую резиденцию, не говоря уже о рассказах. Главное, со страховщиками дело решить. Подписка о том, что охотник согласен взять на себя ответственность за свою жизнь... это надо с юристами - я не сильна. И в качестве особой милости к альма-матер ты можешь предоставить Школе возможность повышения квалификации команд чистильщиков на территории Фернзее.

    - А это хорошая мысль, Тигра. Благодарю. На моё предложение ответ отрицательный, как я понимаю?

    - Если мой наставник сочтёт, что для меня этот опыт полезен, то всё возможно. Если нет, гостями на коронацию ты нас вряд ли пригласишь?

    - Отчего же? Я буду рад видеть твоего наставника и тебя на коронации.

    - Если отец Иаков согласится. - Моих братьев-по-боли Ульбрихт не пригласил, что характерно.

    В воздухе поплыли радужные полосы. Странно, отец Иаков, обычно, появляется сразу. Или он очень далеко? Или просматривает ближайшее прошлое?

    - Разрешения на брак я не дам, а приглашение на коронацию приму с благодарностью, сын мой.

    Наидобрейший просто излучает благость. Злится, или... что?

    - Тебе полезно посмотреть Фернзее, дитя. Ты знала только безопасные миры. Пора расширить кругозор.

    Ульбрихт расширив глаза смотрит на Наидобрейшего медленно преклоняя колено.

    - Великая честь для Фернзее принимать у себя...

    Отец Иаков милостиво протянул без пяти минут королю руку для поцелуя.

    - Учтивость это хорошо, сын мой.

    Виски кольнуло болью. Что я не знаю о нашем наставнике, что заставляет всех почтительно трепетать? Нет, в том, что Наидобрейший в состоянии заставить трепетать перед собой даже совет донов, я не сомневаюсь. Но откуда Наидобрейшего знает Ульбрихт?

    ***


    - Сдаюсь. - Я подняла руки в символическом жесте "Hände hoch".

    - Спарринг окончен. - Тут же объявил преподаватель, рубящим движением ладони сняв барьер, огораживающий площадку для учебных поединков. Зрители недовольно зароптали. Уж очень им нравилось наблюдать, как меня гоняют.

    - Что, вот так просто? Ты же природный некромант.

    - И? - С интересом смотрю на старшекурсника, бывшего моим противником.

    - Непохоже, чтобы тебе не хватало сил продолжить. Торопишься? Или боишься, что в койке сил не хватит?

    Нарывается, сволочь. Но! Меня долго учили сдержанности. Весело киваю в ответ:

    - Опасаюсь.

    Урок мною усвоен, так что рвать жилы, стремясь выиграть во что бы то ни стало, я не собираюсь.

    - Ученица Тигра, поясните причину по которой природный некромант отказывается продолжать бой.

    - Их несколько. Во-первых, это не бой, а учебный поединок. - Отдаю почтительный поклон мастеру. - Я всё поняла и перестану манкировать ученическими обязанностями. Во-вторых, неисчерпаемая сила природного некроманта проходит через моё тело, физические возможности которого несопоставимы с некромантскими. Чем бы ни закончился бой, из него желательно выходить в сознании и готовым к следующей схватке. Реальный противник вряд ли будет дожидаться, когда я восстановлю силы. В третьих, я ещё не умею выигрывать поединки щадящим способом.

    - Хорошо, ученица Тигра. Надеюсь, что вы действительно усвоили урок.

    - Я что-то не понял. "Хорошо" за то, что недоучка сдалась?

    - У вас не дуэль, подмастерье. То, что ученица Тигра способна выиграть дуэль, большинству присутствующих известно.

    Присутствующие заулыбались. Мне ещё долго будет аукаться парад голых копий.

    - Этот урок природными некромантами усваивается через пребывание у целителей. Был прецедент?

    - Так, мастер. Прецедент имел место быть.

    Не продолжаю. Воспоминания вызывают головную боль. И они настолько обрывочны, что я всё больше убеждаюсь - их урезали, убрав что-то важное.


    Глава седьмая. Опасные гастроли



    Сегодня мы закончили паломничество. Группа как-то незаметно рассеялась. Нянюшка с девицей отправились домой, хотя лучше бы нянюшка забрала подопечную в своё племя. Туда даже каста воинов не суётся просто так. Серёга, сказав "бывай, детка, удачи", исчез в магическом переходе. Дама в сопровождении компаньонки и наёмников отправилась в гостевой дом, отдохнуть перед обратной дорогой. А мы с Лаки обосновались во внутренних помещениях храма Матери.

    После нескольких сеансов любви Лаки внезапно заявил:

    - Киса моя, нам следует посетить несколько городов мира, из которого ты сбежала.

    - Если я тебе уже надоела, скажи сразу, и мы расстанемся друзьями.

    - Не говори ерунду, киса моя. Мне долго объяснять причину, тебе лучше увидеть самой.

    - Меня там ищут.

    - Будет стимул научиться актёрскому мастерству. Преображению без грима, с помощью мышц.

    - Лицевой танец?

    - Не только. В гильдии это называется мастерство полиморфа.

    - А мне оно надо? - Вредничаю. Учиться я люблю. Лишь бы не работать, ха-ха-ха.

    - Киса моя... конечно надо! Пока ты не освоила врождённые способности меняющих, уметь измениться в мгновение ока полезно. А тебе, которую ищут, - необходимо.

    - Я к тому, что ни одно умение не достигается сразу. Нужно время на обучение и последующее освоение.

    - Времени у нас достаточно. Пока я не решу, что ты уже освоила это умение, мы не сунемся туда, где тебя ищут.

    - А если я сорвусь? Такая техника отрабатывается годами. Пока не доходит до автоматизма. Я могу отвлечься и меня найдут.

    - Ничего страшного, киса моя. Я смогу тебя забрать, а заодно и наказать того, кто вынуждает тебя бегать по мирам в поисках покоя.

    - Ты говоришь о моём брате по боли, Лаки. Я не желаю ему смерти.

    Убить Сэ я могла бы и сама. Еще до окончания Семинара. Все бы поняли, даже Солли.

    - А кто говорил о смерти? Смерть, - это окончательное решение. Всегда предпочитал оставить себе возможность применить новые методики хммм... воздействия.

    На красивом лице моего любовника вызревает такая улыбка, что я испытываю сильнейшее желание зарыться метра на два и переждать грозу. Или стереть её когтями?..

    - Тебе не надо бояться меня, Тигра. Я лишь прошу немного доверия. Посетить несколько городов спешно покинутого тобой мира важно для тебя.

    - А мы не можем эээ... провести "разведку боем"? Нырнуть и вынырнуть с добычей?

    - К сожалению, не получится. Ты не диверсант.

    Сделала вывод, что придётся забрать кого-то. И принимать решение - забирать, или нет - придётся мне. Но в том мире, откуда меня забрал Солли, у меня не осталось никого и ничего настолько важного. Впрочем, с Сэ станется вылавливать меня на живца. Серёга в порядке, да его и не поймаешь как карася. Кто? В животе заурчало. Думать на голодный желудок я решительно отказываюсь. К счастью, Лаки уже позаботился о "хлебе насущном".

    - Пора перекусить, киса моя.

    ***


    В образе элегантной дамы явилась в центральное отделение гномьего банка. Лаки - сопровождающий. Изображает телохранителя. Взгляд такой, что сразу чувствуется, - любимым времяпрепровождением сего индивидуума является охота на разумных и условно разумных существ. Прошла процедуру идентификации личности и на вопрос, чем банк может мне услужить, ответила:

    - Мне надо к сейфу.

    Успокоила сопровождающего меня клерка, что потрачу не более десяти минут его времени, и вошла в хранилище. Клерк открыл своим ключом ячейку, достал из неё сейф, поставил на стол и вышел из хранилища.

    А вот теперь, воспользовавшись умением "чистить замки", быстро проверить все сейфы, найти пустой и переложить туда побрякушки из своего, включая принесённые с собой. Всё закрыть. Ключ от своего сейфа сдать. И покинуть банк. Пусть ищут драгоценности. А мы с Лаки, присоединясь к бродячей труппе, будем наслаждаться свободой. Труппу Лаки собрал в Гильдии Актёров. Тех, кто остался без ангажемента. Бодрая старушка на характерных ролях, бывшая некогда героиней, и не слишком талантливые подмастерья, ещё не окончившие Школу. Практика считается полезной для молодёжи. Это некромантов без статуса мастера никто не наймёт, ибо не только опасно, но и наказуемо.

    Побрякушки Лаки посоветовал убрать подальше, сказав, что по камням меня могут отследить магией и не только. Мы даже вернулись в столицу Фернзее, чтобы выкупить заложенные украшения. Спросила, не опасно ли это, может быть украшения уже отследили, и теперь наблюдают. Лаки посмеялся, потом объяснил, что все ломбарды экранированы от поиска несколькими гильдиями. Ювелиров, торговцев, контрабандистов и воров. Хозяева ломбардов не собираются участвовать в разборках владельцев сданных вещей.

    Мы покидаем столицу, двигаемся в сторону границы. Я - единственный представитель от цирковых, - немного жонглёр, немного клоунесса... Никаких фокусов! Ниии, Бездна упаси! Так, в антрактах заполняю время. Ночью охочусь в тигрином облике, дополняем рацион мясом.

    Мужчины спят на крыше фургона, как в старой песне "укрываясь звёздным небом", мы с бабулей и ещё тремя девчонками - героиней, инженю и субреткой, ночуем в фургоне. На рассвете поохотилась, притащила косулю (вроде бы) в общий котёл; поскольку насчёт готовки предупредила сразу, то занялась вспомогательной работой. Зверушку освежевать и разделать, это нам как два пальца об асфальт. Гуру на остановках гоняет подмастерьев и в хвост и в гриву, - отрабатывает простенький репертуар, коротенькие пьески, всегда идущие "на ура". В благородных домах мы, скорее всего, играть не будем. Меня тоже гоняет, - совершенствуюсь в мастерстве полиморфа. Народ в труппе наблюдательный, но не любопытный. И правильно: любопытные долго не живут. Пока мне нравится путешествовать с актёрами.

    Въезжаем в маленький городок. Может день-два здесь пробудем.

    Спектакль сыграли, я народ повеселила в антрактах, теперь идём в каб... отдыхать. Я сегодня изображаю мальчишку-подростка (лицевые мышцы, движения, манеры), а вот актрисы... Надо было заказать вина и еды с собой, а не сидеть в кабаке, притягивая неприятности. На обратной дороге нас и встретили. Девчонки сразу начали кричать и звать на помощь, а мне пришлось поучаствовать в общей драке, чтобы не выпасть из образа. А я ведь драться не умею. От слова "совсем". Зато помню, куда нельзя бить, чтобы не "потерять объект" (милый эвфемизм). Вот из троих убитых, двое - за мной. Счастье, что стража подоспела. Покойничков, благодаря увесистому кошельку, перекочевавшему из рук Гуру в руки офицера, списали на случайность, но продержали нас до глубокой ночи.

    А когда мы собирались покинуть участок, блеснула голубая зарница, и появился... Солли. Его кто-то вызвал? Или где? А я что, я - ничего! Сижу, примус починя... Тьфу! Я - пацан, узревший своего нового кумира! На лице - ужас и восторг, и ещё мечта: "я стану таким же, когда вырасту!" Ну мечта достигается лёгкой трансляцией тщательно выверенных эмоций, и все видят на моём лице то, что я хочу им показать. Эмпатия помогает. Высокий тёмный улыбнулся. Снисходительно. Потом удивлённо посмотрел на Гуру. Нндаа... А Гуру непрост... Многогранен, я бы сказала. Знак Гильдии убийц, причём высшего ранга... Интересно...

    Расслабляться рано пока. Рано... Солли любезно сообщил, что он разыскивает пропавшую женщину примерно моего роста и телосложения, и швырнул в меня моим же собственным магическим изображением. Обмерла изнутри, - вдруг прилипнет, уловив соответствие. Вот негодя... недоверчивый наш! Держу лицевые мышцы в нужном положении, и изображаю готовность сразу же найти и притащить своему новому кумиру любое количество женщин.

    Собирается уходить. Кинул мне монету. Золотую! Щедрый. Ну, на монете нас не возьмёшь, - двигаться как надо нас ещё в Школе Гильдий учили. Ловлю, прикусываю, подбрасываю в воздух, с видимым сожалением смотрю, и... отдаю Гуру. Ладно, их темнейшество отбыть изволили. Мы тоже отбудем, как только ворота городка откроют.

    Придётся мне теперь пацана изображать всю дорогу. Ну... тренировка не помешает. Прорвемся, где наша не пропадала! Охотиться буду в дороге. На природе. Чтобы через городские стены не перебираться...

    ***


    Отоспались на лесной поляне. Забрались в чащу, пока обустраивали стоянку, я поохотилась, загнала зверушку типа лани. Пока я свежевала добычу, Гуру побеседовал с труппой:

    - Гильдия своих не выдаёт.

    - Но мы должны знать, чего ожидать. - Бабуля, единственный, кроме нас с Лаки, мастер Гильдии требует объяснений.

    - А вы помните, на каких условиях получили ангажемент? - Лаки мурлычет сытым котом, загнавшим мышку в угол.

    - Но вы не сказали, что нам придётся столкнуться с тёмным магом из лордов. - Герой-любовник пытается качать права. Ещё статуса мастера нет, а уже тявкает, как моська на слона.

    Лаки раскрыл глаза "в шоке".

    - Когда это столкновение произошло? И почему я об этом ничего не знаю?

    Попыталась сдержать смех. Получилось сдавленное хрюканье. Ласковым ветерком до меня донесло тихие слова: "Киса моя, подожди пару минут, пока я вправлю мозги молодёжи, и я весь твой".

    - Я ваш антрепренёр. И общение с внешним миром - моё дело. Вам следует думать только о службе. Я в состоянии защитить своих людей. - В голосе Лаки ледяное презрение. Отеческим внушением тут и не пахнет. То ли дело отец Иаков, не к ночи будь помянут. Улыбка благостная, костяшки чёток щёлкают, отсчитывая мгновения...

    - А что будет, если мы откажемся? - Теперь интересуется инженю.

    - Ничего. Я верну вас в Школу Гильдий, как бесперспективных.

    - Но это же... закроет карьеру... навсегда... - голос девушки всё тише и тише. Последнее слово слышно только благодаря хорошей дикции.

    - Мне ваша карьера безразлична, подмастерья. Это вы должны о ней думать.

    Бабуля хлопнула ладонями по коленям, обтянутым шерстяной юбкой.

    - Мой мастер, они всё поняли. Не тратьте своё время.

    ***


    Сегодня до границы не добрались. Сделали крюк в сторону городка, где в эти дни проходит ярмарка. Купцы туда с товаром, а мы - с репертуаром.

    Городишко своеобразный... Поскольку здесь часто ярмарки проходят, то кабаков в нём немеряно. И при каждом кабаке девки в верхних комнатах. Девчонки-актрисы губки поджали, а мужчины сразу какие-то неотложные дела нашли. Ну оочень срочные. Определённая жидкость на уши давит.

    Устроились на постоялом дворе. В фургоне, конечно, дешевле, но всем захотелось в кои-то веки выспаться в кровати. И ванну принять, а не в бочке плескаться, тоже хочется. Вообще, труппа путешествует с удобствами. Есть складная бочка из серебряных (!) колец обтянутых просмоленной до состояния плотного брезента тканью. Смола от какого-то дерева - душистая и лечебная. Тигрица урчит довольно, каждый раз, когда мы с ней оказываемся в бочке. Спросила Лаки не расточительно ли использовать серебряные кольца для помывочной. Все посмотрели, как на дурочку. Ответила бабуля.

    - Мастер Тигра, это твои первые гастроли? Места разные, кольца можно использовать, как защиту от нечисти. Все гильдейские фургоны оборудованы одинаково.

    - Я не знала. - А могла бы и сообразить. На стойках фургона вырезаны защитные и сигнальные руны. В том числе и некромантские. Глаз "замылился" после паломничества? Столько символов видено в оазисах и рисовано самой... А на гастролях мы перемещались порталами. Сводные группы. Цирковые, актёры и чистильщики. И мастера разных гильдий, не афиширующие свою принадлежность. Сэ запретил мне гастролировать. Пришлось устроить дикий скандал и напомнить, что я уже проходила автономную практику, и что гильдейских учеников защищает Гильдия. Если ученики погибают, ни один мастер гильдии не заключит контракт на работу в той местности в течении двадцати пяти лет. Ни чистильщики, ни некроманты, ни повара с целителями, ни даже убийцы с ворами и контрабандистами. Никто из гильдейских мастеров работать там не будет. А местные расторгнут контракты на условиях форс-мажора. А вот подмастерья уже не считаются "детьми". Должны уметь лавировать, защищаясь. Следующая ступень к вожделенному статусу мастера.

    - Как же ты получила статус мастера, если не практиковалась в странствующей труппе? Или ты совмещала обучение в двух Школах?

    - Это допрос?

    - Пойми меня правильно. Я-то уже достаточно пожила, а подмастерья молоды. Мастер Лаки сказал, что ему нужна труппа для сопровождения к границе тёмных миров. Мы знали, что это опасно, но такой шанс молодёжь старается не упускать. Оказалось, это намного опаснее, чем мы могли предположить. Я не спрашиваю почему тебя ищут. Мастера иллюзий часто выполняют дополнительную работу. Но... хотелось бы знать, каковы наши шансы на жизнь.

    - Ваш мастер сказал вам, что всё решит сам. Вам этого недостаточно?

    Мой голос звучит мягко, а улыбка благостна, как у отца Иакова. Актёры содрогнулись. Бабуля сказала.

    - Оказывается, это ещё опаснее, чем я думала.

    - Всё предусмотреть невозможно. - Насмешливо улыбнулась всем, и отправилась плескаться в бочке.

    Вечером работаем, а пока "чистим пёрышки". Я всё ещё изображаю пацана. От греха подальше. Конечно запах я сменила сразу, после посещения банка; как только до еды добралась. Есть такая "приправа". Пара капель с едой, и на неделю запах меняется. Потом надо повторить. Так что учуять меня лорд Эрик не мог. Иногда я задумываюсь, не слишком ли широкий спектр знаний преподавался мастеру иллюзий... А когда начинаю учить своего гуру-полиморфа, попросившего в качестве "платы" ознакомить его с техниками мастеров иллюзий, то оказывается всё нужно, и ничего лишнего. Ну это лирика. Кстати, Гуру по бардакам не пошёл. Ответственный. И это правильно. Актрисы - женщины привлекательные. И подать себя умеют, в отличие от местных шлюшек (добрая я сегодня). Так что глаз да глаз за ними нужен. Но тигрица недовольна. С начала путешествия соблюдаю целибат, ибо некогда - всё время занимаюсь учёбой-обучением, охочусь и отсыпаюсь.

    Вечер. Работаем. Мне выделили малюсенькую роль, типа "кушать подано!". Ладно, пару раз показаться на сцене мне не западло, хотя это "не моё". Моя работа - в антракте. Веселю публику клоунадой... Принимают нас хорошо, народ здесь небалованный.

    Гуру собрал нас, и сказал, что завтра в городе праздник и нас приглашают выступить в ратуше. Ну и выступим, делов-то. Ах, потом будет бал, и нам разрешено остаться потанцевать. И вот оно мне надо? Бал в ратуше у меня уже был. Для меня - специальное упражнение... Изобразить подростка, изображающего женщину. Это уже интереснее. Девчонки меня накрасили, а мышцами я держу мальчишеское лицо. Прикольно получается. Таак, платьице, мантилью на голову, сапоги оставляю, ибо по легенде, туфель моего размера нет. Всё, пошли!

    ***


    Спектакль отыграли. Мне опять пришлось участвовать. Не нравится мне это. Странствовать с труппой и быть частью труппы - две большие разницы. Но скрываться, конечно, лучше внутри, нежели рядом. Лёгкий перекус, и начинаются танцы. Ой вэй! Народ с претензией на "вызшее" общество. А танцы тёмной аристократии напоминают виденные в фильме "Грязные танцы". Это без меня. Хотя, раз уж изображаю пацана, изображающего женщину, то придётся соответствовать. Ну и народ повеселить "как пацан в роли дамы танцует". Гуру хорошо двигается, что значит мастер-полиморф. Полное перевоплощение в мгновение ока. Но я тоже мастер, правда иллюзий, но двигаться меня учили не хуже. Танцуем. Народ угорает, тихо сползая по стенам. Мы в центре. После нашего выхода никто уже танец продолжать не может, все хохочут. Вот и славно!

    Передышка для меня. Гуру танцует с какой-то дамой. Ко мне отнеслись с пониманием. Но ещё раз придётся всё таки танцевать. Я отговариваюсь, что других танцев не успела выучить, так что на бис повторяем первый танец бала. Все рыдают. Была бы актрисой, радовалась бы. Бешеный успех!

    Возвращаемся на постоялый двор уже заполночь. Таки это ещё хорошо! В крупных городах закончили бы ближе к рассвету. А сейчас можно выспаться. Гуру сделал несколько замечаний по моему "образу" и сказал, что танец надо бы включить в какой-нибудь спектакль.

    Я попыталась объяснить, что тогда надо учить кого-нибудь из ребят. Чисто для страховки. Не проникся. Немного поработали иллюзии и разошлись по комнатам. Да, спросил какие ещё бальные танцы я знаю. Я сказала: вальс и танго. Посмотрел с упрёком. Пришлось сказать, что в этом мире танцевала только тарантеллу на карнавале в столице. Показала несколько элементов вальса под собственное пение "Сказки Венского леса". И сказала, что танго близко к местным бальным танцам по элементам, но танго - это история страсти, а не упражнения в стойкости и сопротивлении соблазну; причём история эта, каждый раз другая. Показать отказалась, ибо танго надо танцевать вдвоём. Придётся наверное учить всех танго танцевать. Хотя учить как раз не надо. Техника у всех отработана. Надо объяснить "душу танца". Ну это завтра, точнее, уже сегодня, вечером после спектакля.

    И снова Лаки будил меня игрой на чувствительных точках без касания. Только тепло тела. Проснулась уже изнемогающая от желания, а эта скотина опять спрашивает:

    - Мне уйти?

    - Гррр! - Тигрица недовольна. Она желает почтить Мать Бездну обрядом плодородия, а ей дурацкие вопросы задают.

    - Не рычи, киса моя. Зашёл объяснить, что мастер-полиморф должен держать кальку личности даже во сне. И не удержался. - Насмешливая улыбка. - Кстати, ты - не держишь. Тренируйся.

    - Начинаю сожалеть, что учила тебя открывать замки.

    - Открывать замки я умел. Чистить замок - это да. Обучила. - Не приближается, но и не отстраняется; наблюдает за мной, прищурившись. Как кот за мышью.

    - В Гильдии убийц учат открывать замки, мастер? - смотрю в глаза, поправляюсь - лорд-мастер.

    - Лорд-магистр. Давно знаешь?

    - С визита моего брата-по-боли. Спасибо, что прикрыл, кстати. Солли бы не остановился, устроил обыск, или просто заставил раздеться. А увидев знак Гильдии убийц, ушёл.

    - Откуда тебе известны знаки Гильдии убийц?

    - Я наблюдательная.

    - Я заметил. И что мне с тобой теперь делать? Убить?

    - Бесплатно?

    И мы начинаем хохотать. У меня возникает надежда урегулировать ситуацию "на тормозах". А то мало ли, какие у них требования в Гильдии...

    Постоялый двор просыпается. Начинаются хождения... Мне, конечно, плевать на репутацию. Но ничего не было, а за просто так страдать обидно. Лорд-магистр Гильдии убийц лежит себе, смотрит насмешливо и никуда, похоже, из моей постели не собирается.

    - Мастер иллюзий должен уметь держать слои иллюзий. Сумей покинуть мою комнату, чтобы тебя не заметили. Ученик! - Рычащим голосом. - Пусть это будет горничная, - сладко улыбаюсь.

    И наглая безднова морда, выскользнул из кровати и исчез. А поцеловать?..

    - Я счастлива помочь госпоже принять ванну.

    Смеялась до колик в животе. Лаки в образе горничной - это нечто! Кружевная наколка на голове и кружевной фартучек - вот, собственно, и вся одежда. Учитывая, что Лаки в полной боевой готовности... фартучек больше похож на скатерть. Тигрица трёт усы, пытаясь удержать смех. Так, смеющуюся, меня и окунули в ванну с душистыми листьями. И сама "горничная", сбросив одежду, оказалась со мной в воде. Вода, конечно, после "омовения" почти вся оказалась на полу. Лаки собрал её магией в шар и подвесил над ванной. Вытащил меня, закутал в мягкое полотенце-простыню и унёс в кровать. Продолжать "обслуживание".

    ***


    Сегодня все какие-то странные. Похоже городок-таки накрыло утренним "всплеском". Не хотелось садиться с Гуру за один стол, потом подумала, что будет ещё хуже, и я уже "большая девочка". Села, посмотрела прямо на него. Посмеивается подо... кхм, мастер-полиморф. Интересно, какую профессию он осваивал первой, - убийцы, или актёра? Бабуля, играющая характерные роли смотрит на нас с интересом. Нндаа, в труппе, как в деревне, ничего не скроешь. Оппа, не забыл, а я так надеялась... Сегодня перед репетицией буду обучать народ танцевать танго. И опять меня впихивает в спектакль. Вот так привыкну, и не смогу оставить шоу-бизнес...

    Полчаса на "почистить пёрышки" и все собрались в зале, снятом для выступлений. Ёперный театр! Я же не профессиональный танцор. Движения знаю, показать могу, объяснить тоже. Но создать танец... Аааа, ладно. Помирать, так с музыкой! Таки ещё музыку надо подобрать. Хорошо в труппе музыканты "от Бога" или правильнее "от Бездны"? Напела Кумпарситу и Брызги шампанского, отстучала ритм, через пятнадцать минут Кумпарсита вполне себе прилично звучит. Вот знала, что её выберут. Показываю основные "па". Народ сидит и жмёт плечами. Короче, плюнула и сказала, что это как спектакль с ограничениями цензуры. И задача артиста донести до зрителя смысл, не нарушив эти ограничения. Как ни странно, это - все поняли. Покивали даже. Что-то я здесь цензуры не заметила... Странно.

    Сижу, смотрю. Завидую! С первого раза ухватить танец, это надо уметь! И оценили, кстати. И пламя и лёд показали...

    Ой вэй, Гуру меня тащит танцевать! Позорище какое! Я отговариваюсь неумением, змей говорит, что это не оправдание, и что это один из моих сегодняшних уроков. Мама! Сказал "Смотри мне в глаза" и я выпала в осадок. Вроде бы я сексуально не голодаю... А крыша моя сказала: "Курлы, курлы...", и полетела. Ужас какой! Теперь думаю что мне делать, если Гуру не придёт ко мне этой ночью. Точно крыша съехала! А этот змей улыбается издевательски! Я опять транслирую все свои ощущения... И вот за что мне это? Может вернуться? Там всё привычное... Сэ...

    Гуру протягивает платок. Оказывается я плачу, сама не замечая этого. Бежать надо, пока не началось!

    Поздняк метаться, началась репетиция. Ну слово "роскошно" я как нибудь произнесу. Других у меня к счастью нет.

    Нет, ну кто меня за язык тянул?!! Гуру сказал нашему, кхм, сценаристу написать миниатюру, в которой я смогла бы изобразить разнополых близнецов. А я, блин, грамотная очень, возьми да и скажи, что всё уже написано до нас, и рассказала сюжет "Двенадцатой ночи" Вильяма нашего Шекспира. Теперь мне приказано вспомнить всю пьесу.

    Сижу, вспоминаю, сценарист тут же записывает. Ну с этим ещё сценарист пусть работает. Наизусть я пьесу не помню. И мало мне было всего прочего, так Гуру объявил, что Себастьян в отличие от Виолы фехтовать умел, и значит мне надо учиться фехтованию. После спектакля он со мной лично займётся. Народ понимающе переглядывается...

    А вообще-то могут и скромнее себя вести. В труппе статус мастера только у Гуру, у бабули на характерных ролях, и у меня!

    Так... Это уже чувство вины проявляется. Звучит смешно, но впервые за много лет мне хочется жить.

    Жизнь рядом с лордом Сэ меня полностью удовлетворяла. Утром посмотришь на него, и ничего уже не хочется. Значит, - полностью удовлетворена.

    Спектакль отыграли. Я веселила народ в антракте, как обычно. Исполнила свою роль в одно слово. Гуру смотрит на меня, как кот на мышку. И зачем мне всё это?

    Два лёгких меча. Объяснение основных положений клинка. На вопросы не отвечает, говорит, что некогда; и что я сама позже смогу ответить на них. Ну-ну...

    Ой, умираю! Живого места нет! Вся в синяках и порезах. И ни хрена не поняла, в чём суть! Гуру добренький. Дотащил до ванной, содрал одёжку, и сбросил в воду. Я ору, как резаная. Хотя, почему "как"? Выволок из воды, закутал в полотенце, вытряхнул из полотенца, начал смазывать ссадины и синяки какой-то хренью, по запаху похожей на чин-мин. Спать по ходу буду на животе. И ни о каких обрядах плодородия уже не думается. Ну хоть в чём то польза.

    Обряды мы, конечно, исполнили. И наши счастливые крики неслись гимном к ногам Матери.


    Глава восьмая. Кот в мешке



    Просыпаться не хочу. Видеть кого-то тоже. Полностью согласна с поговоркой: "Хорошо погуляли - это когда наутро хочется начать новую жизнь. В новом городе, под новым именем."

    Что я вчера творила под спецдобавкой к мази! Всё тело ломит. Не изменяя дыхания, не подрагивая веками, смотрю сквозь ресницы на мужчину, лежащего рядом со мною, но к счастью не прикасающегося ко мне.

    Красивый... Везёт мне... на красавцев! Сейчас я тихонечко встану, и сбегу, подхватив свои одёжки. Одеться можно и в коридоре, лишь бы удалось уйти отсюда. Начинаю медленно сползать к краю кровати. Главное, очень мееедленно, так, как наступает рассвет, или распускается цветок. Спи... Спи... Всё хорошо... Всё спокойно...

    Ага, успокоила! Наивная с косами... Хотя косы-то я обрезала, чтобы не мешали во время паломничества.

    Вот как можно, валяясь на другом конце широченной кровати, полностью расслабленным, мгновенно уцепить меня за, кхм, филейную часть?!! И почему именно за неё?!!

    - Зачем ты добавил в мазь афродизиак?!! - Пытаюсь разомкнуть бархатную сталь, удерживающую меня возле Гуру. Тщетно. "Оставь надежду всяк сюда входящий..."

    - Не хотелось ждать.

    Уткнулся мне в шею, хорошо, что дикция актёрская, всё отчётливо слышно. Плохо, что не отпускает, и, судя по некоторым признакам, в ближайшее время не отпустит. Как мило писали советские переводчики Декамерона: "проснулся и вскочил некто незваный". Ну к этой утренней, кхм, процедуре мне не привыкать. Перестаю вырываться, - "раньше сядешь, раньше выйдешь".

    - Э-э-э! Я не в том смысле! - Махнула, мысленно, рукой, и отдалась ощущениям. Организьма моя, неожиданно положительно реагирует на прикосновения Гуру. Бездна внутри довольно урчит, пока он "раздувает тлеющие угли". И опять падение в огонь, и взлёт в небеса... Распад и возрождение... Ага, - пробуждение с Гуру - почувствуйте себя Фениксом.

    Очень тёплая, но не горячая, вода с аромамаслами, массаж, и я самостоятельно передвигаюсь. Во всяком случае, из ванны вылезла. Подошла к зеркалу - тихий ужас. Глаза красные с тёмными кругами под ними, губы вспухшие, пересохшие и покусанные. Мор... кхм, лицо бледное до синевы... По всему телу синяки от пальцев Гуру, на груди ещё и следы зубов. Поворачиваюсь к Гуру - цветущий вид и довольная котовья улыбка. Гррр! Убью!!! Когти сами появляются из пальцев...

    - Частичная трансформация тобой освоена давно, киса моя.

    Скрутил, усадил перед туалетным столиком, шкатулку с гримом и спецпрепаратами - под руку.

    - Ты помнишь, кого изображаешь?

    - Если я в таком виде буду изображать парнишку, тебя арестуют как извращенца.

    Смотрит с недоумением. Пытаюсь объяснить:

    - Однополая любовь не приветствуется в большинстве миров. Вопросы выживания вида.

    - Для выживания вида, достаточно обзавестись несколькими потомками. Дальнейшие предпочтения - личное дело каждого.

    - А-фи-ге-ть! - мысленно. А вслух:

    - Это в Бездне такие порядки? Для всех?

    - Тебя это не должно беспокоить, в Бездне тебе делать нечего.

    Пожимаю плечами, отворачиваюсь к зеркалу. Начинаю накладывать слои иллюзий:

    Слой первый: мальчишка-беспризорник, отчаянно ухватившийся за возможность уйти с улицы в сказку, увиденную на сцене.

    Слой второй: мальчишка-подручный, которого "впрягают" в любую посильную ему работу. Осознавший, что сказка - только на сцене. А в жизни - ежедневный упорный труд, путешествия, ночёвки под открытым небом, презрение власть имущих... и, всё-таки, знающий, что сказка есть, пусть только на сцене, пусть всего на пару часов...

    Слой третий: мальчишка - ученик, начинающий осваивать мастерство. Великая честь и великая ответственность дарить людям сказку.

    Слой четвёртый: подросток - ученик мастера-полиморфа, привлекаемый в спектакли. Осознание, что не всё на сцене - сказка, что есть интриги, зависть...

    Слой пятый: подросток - подмастерье мастера-полиморфа, узревший недосягаемую величину - тёмного лорда. Новая мечта... Несбыточная? Кто может знать. А пока - делаем то, что должны делать.

    Ну и достаточно. К счастью возраст объекта позволяет ограничиться пятью слоями иллюзий. Для взрослого человека - минимум семь слоёв, а лучше - девять или двенадцать.

    Из зеркала на меня смотрит парнишка - подмастерье, уставший после вчерашних репетиций, учёбы и упражнений с мечом. Сказывается и недосыпание.

    Гуру выдыхает. Смотрит потрясённо. Его что, в обеих гильдиях не учили облик менять?

    - Это поразительно! Но я тебе сказал держать кальку личности, а не перевоплощаться.

    Злится. На что, или на кого ты злишься лорд Бездны, мастер-полиморф, лорд-магистр Гильдии убийц? (мысленно спрашиваю, разговаривать с ним не хочется, - насчёт афродизиака мы не договаривались).

    - Я выбираю из нескольких вариантов маскировки - лучший. Лицевые мышцы я задействую в обязательном порядке. Только этого недостаточно. Ночью и утром я транслировала свои ощущения. Те, кто меня может разыскивать, знают, что я эмпат.

    Молча кивает. Поворачивает к себе лицом. Проходит кончиками пальцев - близко-близко, как вчерашним утром, поворачивает к зеркалу... Никаких следов горячей ночи! Свежее мальчишеское лицо.

    - Тебе в салоне красоты подрабатывать можно, цены назначал бы сам.

    - Ничего не получится. - Смеётся. - Могу исцелить себя, своих женщин, и своих детей. Пойдём на репетицию. Время. Перекусим позже.

    Идём по улице к центральной площади городка. На площадь с параллельной улицы въезжает телега с металлической клеткой, в которой стоит светловолосый, стриженый бобриком, человек, удерживаемый цепями, растягивающими его руки. Солнечный луч вырывается из облака и освещает это сооружение. Характерное движение головы, отстраняющейся от слепящего солнца...

    Я держу лицо... Я старательно держу лицо и не узнаю того, кого знать не могу в принципе. Как ты попал в этот мир наёмник? Таким как ты здесь не место...

    - Интересссно? - Гуру шипит по змеиному.

    Молча киваю, смотрю на наставника широко раскрытыми, горящими любопытством глазами. Отворачивается, окликает одного из стражников, бесцельно слоняющихся на площади: "Господин офицер, вы не знаете, что это за человек? В клетке?"

    Попутно делается опознавательный жест Гильдии убийц, подзывающий кого-нибудь рангом ниже.

    Стражник надувается важностью: "Это государственный преступник. Его везут в столицу империи для показательной казни."

    - Благодарю вас, господин офицер! - почтительный поклон в сторону надутого стражника.

    Мимо нас торопливо проходит типичный студент. Гуру бросает в сторону: "Кто, где, когда"

    А у меня сейчас начнётся истерика: "Что, где, когда"... Блин!

    Пришли на место. Час - на танго, и далее - репетиция. И сценарист с вопросами по Шекспиру... Гррр!

    Обвязываю шаль с кистями вокруг бёдер (я - пацан, юбка мне не положена), Гуру протягивает руку... Понеслась! Глаза в глаза, - и нет мыслей, только музыка, только яркое ощущение горячего хищного тела рядом... Нндаа! Если кто был "не в курсах" нашей совместной ночи, теперь может не сомневаться. Так чувствовать друг друга могут только те, кто "близки" (интересный эвфемизм). Ну, и близнецы ещё...

    Танцуем. Отрабатываем рисунок. Час проходит незаметно.

    Я отдыхаю, жду, когда мне моё слово дадут.

    О! Пора на сцену. "Рааскоошно!" - весь народ в шоке. Ну скучно мне, пугаю народ псевдомосковским произношением. И ничего, прокатило. Сижу отдыхаю дальше. Сценарист занят в спектакле, репетирует вместе со всеми. А я жду инфо, надеюсь Гуру мне в ней не откажет, и пытаюсь просчитать варианты вытащить Кота. Слово "невозможно" в данном конкретном случае - неприемлемо.

    Репетиция окончена. Гуру объявляет час отдыха, сдёргивает меня с насиженного места, сообщает народу, что он будет в кабаке "Золотой треугольник" (интересно, наркотой они не приторговывают, случайно? Уж больно название "говорящее") и мы идём "перекусить".

    Ага. Солнце уже за полдень давно перевалило, а мы как в анекдоте "любовью" питались. Сидим в кабаке. Гуру здесь знают, сразу притащили мяса с кровью... Муррр! Перекусили. Гуру крутит в руке бокал с вином, на меня не смотрит. А зачем, собственно, мастеру-полиморфу на своего подмастерье смотреть. Выпиваю свой чай (рома хочется, или Адмиральского чая), смотрю на наставника умоляющими глазами. Повернулся ко мне:

    - Погуляй и жди меня вместе со всеми. - Часто киваю, с благодарностью глядя на доброго Гуру, и выхожу из кабака.

    Прошёлся (пять слоёв иллюзий - это вам не хрен собачий!, так что никаких "прошлась", только "прошёлся") по площади, телегу так и не обнаружил, зато поймал в кармане чужую руку. Беспризорник, как я в прошлом. Отпустил, чтобы в глаз не получить. Иллюзия иллюзией, а в уличных драках я не сильна.

    Отправился следом за беглецом. Там целая стайка ребятишек. Покачиваю оберегом на кожаном шнурке, снятом с незадачливого карманника:

    - Пацан, игрушку забери. Махнул не глядя, в натуре не хотел. - Ой-ёй, похоже будут бить.

    Подходит, выхватывает из руки свой оберег, - сейчас по законам жанра с разворота под дых даст, надо работать на опережение:

    - Бегаешь быстро. Если бы так же мозгами работал, был бы всегда с наваром.

    Плавно перемещаюсь в сторону, малый, который хотел меня по голове треснуть, падает. Не сам, пришлось слегка помочь взяв на болевой приём. Сколько всё-таки полезных навыков получено на Семинаре... Ну, не будем о грустном... Пока этот парень корчится в пыли, можно и поговорить.

    - Твоя половина, отвлёк внимание.

    Вытряхиваю содержимое кошелька, свистнутого по дороге у стражника (фокусник я, или где?). Хорошо живут в страже. Серебрушки, без примеси меди. Отгребаю половину, убираю в ремень штанов. Ремень у меня широкий с кармашками на внутренней стороне. Нет, мы ещё и гордые, мы кочевряжиться будем:

    - Я с убийцами дел не имею, - и плевок мне под ноги.

    Я начинаю заикаться, вытаращив глаза:

    - С к-к-ка-ак-кими у-у-у-б-б-бийцами?! - потом "прихожу в себя" - Да живой он! Чё я трёхнутый совсем?!!!

    - Твой главный, - Гильдейский убийца - терпеливо объясняют мне.

    Я возмущаюсь (время, время, - как песок меж пальцев, но интересно, как они узнали?):

    - Да у тебя крыша съехала! Это мой наставник! Он Гильдейский актёр!

    - Никакой он не актёр! Он убийца! Я точно знаю!

    - Чё ты знаешь?!! Мастер при тебе кого-то убил? Знает он! - размазываю злые слёзы по щекам.

    - А чего он Гильдейские знаки подаёт?!! И встречается он с Гильдейскими убийцами, вот!

    - Я никаких знаков не видел! И вообще! Может они друзья детства! - Бред сивой кобылы в тёмную сентябрьскую ночь.

    - А я видел! Видел!

    Надо закругляться, а то сейчас из за Гуру подерёмся.

    - Чё ты видел!!!

    - Когда у Борова про разбойника спрашивал, он Гильдейский знак подал, и Март к нему рысью кинулся. А Март - Гильдейский.

    Вот это я вам скажу... дааа... Но мы наконец то подошли к нужной теме.

    - Разбойник, это который в клетке? - спрашиваю с жадным любопытством. - А чё он сделал?

    Так, сейчас врать начнут. Вдохновение на лицах... Надо сбить настрой.

    - А в клетке он зачем, магов полно, в столицу переправить...

    - Ха! Магов полно, а в столицу переправить - тут тёмный лорд нужен из высших. - Грамотные ребятишки.

    - А я высшего тёмного лорда видел! В другом городе... - и на лице - восторг.

    - Подумаешь! Здесь скоро лорд-дознаватель Рис Тарен будет! У Эйна брат двоюродный писарю помогает, сказал, что сегодня или завтра. И переправит этого в столицу, на казнь.

    Таак. Ну, насколько я знаю имперского лорда-дознавателя, он явится не раньше завтрашнего полудня. Надо постараться всё провернуть сегодня.

    - А этот не сбежит?

    - Нее, он так в клетке на цепях и висит.

    - Сурово. - Пора идти, а то я впадаю в бешенство. - Ладно, побежал я, а то наставник рассердится. Он мне погулять разрешил, но недолго.

    - Вот именно. - Холодный голос, безупречная дикция, бесстрастный тон.

    Подпрыгиваю на месте, шлёпаюсь на задницу, сижу, вытаращившись на Гуру. А он злоой... Ребятишки - врассыпную, тот, который валяется в пыли, притворился мёртвым, а я кое-как поднимаюсь, потирая заднее место, и не отрывая глаз от Гуру.

    - Домой.

    Поворачивается и уходит. Нее, я что, собака? Завтра "к ноге" команда будет? Так, спокойно, я подмастерье, сохраняем слои иллюзий, бежим за мастером.

    Проходит сразу в мою комнату. Ёперный театр, похоже я, - урождённый граф. До сих пор в голову не приходило, что комната, мягко говоря, не для мальчишки. Разбаловалась со своими лордами, даже не обращаю внимания на окружающую роскошь. Ну и ладно, поскольку всё равно Гуру платит за всех, это как бы его комната. Вхожу следом, прикрываю дверь.

    - Запри. - Голосом можно заморозить.

    Запираю дверь, начинаю беспокоиться.

    Рано начала. Пока всё по накатанной колее. Рывок, разворот лицом к Гуру, схватил за шею и сдирает одежду. Интересно, а если я начну с него одежду сдирать? Засовываю руки под рубашку... Тихое, предупреждающее рычание...

    Закрывает мне рот поцелуем. Целует жёстко, до боли в лопнувшей нижней губе. Привкус крови поверх... Я сейчас сознание потеряю! Нет... Не получится, потому что опять Бездна отрывается для меня, и подмигивает, как старому другу... Вот только... Похоже раньше Гуру меня действительно берёг, а сейчас испытывает на прочность. Но неприятия нет. Может, тот ночной афродизиак убрал какой-то барьер во мне? И огонь, в котором я сгораю, сменяется болью. Боль накатывает волной. Но боль - верный друг. Как часто только боль позволяла мне не потерять себя. И я тону, привычно растворяясь в ней... И боль перерастает в наслаждение. Вылетаю в астрал...

    Очнулась голая на кровати. Лежит рядом, опершись на руку, смотрит на меня, змей. Одетый, кстати. В лучших традициях техник допроса. Голый человек острее ощущает свою незащищённость. Вот только я это кушала на Семинаре. Под разными соусами...

    - Ты готова к разговору?

    - Кх-кхакому? - Голос хрипит, сама себя не пойму.

    Встал, принёс воды, поддержал пока пью, - наидобрейший Гуру.

    - Откровенному. - Опять смотрит как кот на мышь. Только я не мышь! - Будем уважать друг друга, и говорить правду.

    - Пли!

    Приподнял правую бровь, в глазах голубые искры. И это должно что-то означать, только я не помню что. Мыслей и так мало, а после, кхм, тесного общения у двери, - их вообще не осталось. Этакая звенящая пустота.

    - Спрашивай, я отвечу. Или не отвечу, в зависимости от вопроса.

    - Ты красивая. - Задумчиво...

    Сажусь на кровати, с испугом и тайной надеждой (а вдруг?) смотрюсь в зеркало. Нндаа! Волосы спутанные, это ладно. Глазки и так некрупные, а ещё и опухшие и покрасневшие от слёз. Лицо осунувшееся. На щеках потёки слёз, в общем замурзанные щёки. Губы... Обсосанные. Контур даже не проглядывает. Нижняя лопнувшая вздулась, высохшая кровь размазана по подбородку и шее. Нечеловеческая красота!

    - Издеваешься. - Стараюсь быть спокойной, но обидно... Очень обидно, почему-то.

    - Ну что ты... Ещё и не начинал. И я сам предложил говорить правду.

    Откуда столько злости, я ни хрена не понимаю! Кто-нибудь, вытащите меня отсюда! Мне Кота спасать надо, а не в допросы играть!

    - Наёмник. Почему я должен вытаскивать его с плахи?

    По нашему - это шок!

    - Почему... должен... Я не понимаю о чём ты!!!

    Я интересовалась откуда столько злости? Таки Гуру до этого момента был белым и пушистым!

    Схватил за плечи, тряхнул так, что непонятно почему зубы не посыпались, рычит:

    - Женщина! Я задал тебе простой вопрос! Отвечай!

    Вот это он зря. Моё высокоразвитое чувство противоречия сорвало резьбу. Теперь действует принцип: пусть мне будет хуже! В конце концов, буду как Колобок: я от Сэ ушёл, и от тебя, Гуру уйду!

    - Чё ты орёшь как потерпевший? Тебя о чём-то просили?!!

    Оп-па! Успокаивается, может даже и кости мои целыми останутся.

    Эх! Дура я, дура! Язык мой впереди меня на три круга. Предложили помощь, а я всё испортила. Осталось только самой себя высечь, но некогда. Время не ждёт.

    Встаю, точнее пытаюсь слезть с кровати. Держит. Мягко, но держит.

    - Пусти, мне некогда. Надо успеть до появления лорда Тарена.

    - Лорда имперского дознавателя. Или вы настолько близки?

    Опять голубые искры в глазах. Ревность? Дурдом!

    - Чтобы да, так нет. Лорда имперского дознавателя. Теперь я могу идти?

    - Лорд Тарен уже прибыл.

    Нет, я его сейчас убью! То есть пока мы у двери... Кота перебросили в столицу?!!

    Накатывает чернота, я стараюсь дышать глубоко и медленно, и всё равно проваливаюсь.

    Резкий запах, отворачиваюсь, отпихиваю от себя руку с флаконом. Гуру смотрит внимательно. Как рентгеном просвечивает.

    Вспоминаю, что надо перемещаться в столицу, причём срочно. Порываюсь встать. Слабость и дурнота накатывают волнами.

    - Успокойся. Наёмник в городе. Лорд дознаватель ещё здесь. Отдаёт дань восхищения местным женщинам.

    - Лорд Рис Тарен известный любитель прекрасного пола.

    Гуру задумчиво улыбается, протягивая руку к моему лицу. Не знаю почему, но я настораживаюсь...

    - Не беспокойся, я только слегка подлечу. - Темнота накрывает мгновенно.


    Глава девятая. Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались



    Спокойствие, прохлада, аромат незнакомых растений, почему-то ассоциирующийся со степью... Мерное покачивание... Запах костра и поджаривающегося мяса. Рот наполняется слюной... И накатывает осознание, что меня элементарно усыпили непонятной магией, увезли, а Кот?!! Что же это такое?!!

    - Проснулась? Сейчас мясо готово будет. - Смотрит странно, как будто запоминает.

    - Зачем?!! Я возвращаюсь... В столицу! - слёзы начинают душить. Взял за плечи:

    - Успокойся, прошу тебя... Если решишь вернуться, то вернёшься... Кстати, почему "Кот"? - смотрит в сторону.

    Поворачиваюсь... Знакомая улыбка, краешками губ... Прищуренные глаза...

    - Кооот! Живой! Как ты сюда попал? А ребята? - ошеломлённо лепечу, вытаращив глаза, и не могу остановиться.

    - Привет, сестрёнка! - И отвечает на вопрос Гуру. - Карло Альфред Томас (Carlo Alfred Thomas - САТ) Шеннон. Наёмник.

    - И каким образом наёмник удостоился чести быть казнённым в столице?

    - Не знаю. Действительно не знаю.

    - Сидел, примус починял?

    Смотрю на Гуру круглыми глазами...

    - Вы читали Булгакова? - а голос и весь вид Кота говорят: "соблюдай дистанцию".

    Похоже, не поладят. Гуру посмотрел на меня удивлённо. Кот рассмеялся:

    - Сестрёнка, не расстраивайся так! Я твоему спутнику жизнь должен. И я свои долги не забываю.

    - Вы не родственники!

    Гуру не смотрит ни на кого из нас, снимает веточки с мясом с рогулек над углями, протягивает мне, и кивает Коту на мясо. Негостеприимно...

    - Кот и его ребята мои друзья. Мы вместе выбирались из очень опасной переделки. Мы не родственники. И не были близки...

    Я обижена на Гуру. Смотрит искоса. Опомнилась, - мне же его благодарить нужно, а не фыркать на него.

    - Я хотела сказать... Почему ты усыпил меня?!! - Нндаа, благодарности от меня дождаться... Сволочь я неблагодарная!

    - Кис, кис... - Гуру смеётся...

    Кот посмотрел на Гуру, на меня, и тоже рассмеялся. Гррр! Убью!

    - Я могу перебросить вас, Карло Альфред Томас Шеннон, к вашим ребятам... - отстранённый голос, бесстрастное лицо... и искры, поблёскивающие в глазах.

    - Можете называть меня Кот. И я был бы очень признателен, если бы вы перебросили меня к ребятам. Только ребята остались на другой пла... в другом мире, и...

    И тут Гуру проводит ладонями, перед которыми образуется плёнка, похожая на мыльный пузырь. Гуру "растягивает" её, делая похожей на окно.

    - Это зеркало Бездны. Смотри и вспоминай своих друзей.

    Мы с Котом, как два нахохленных воробья сидим и смотрим раскрыв клювы. Кот сосредоточенно уставился в "окно", хмурится... беспомощно смотрит на Гуру.

    - Представь, что твои друзья с другой стороны.

    Гуру досадливо морщится, а я стараюсь вспомнить, помогая Коту. Ну и интересно же. Фигассе, Безднов телемост...

    Короче, сидим с Котом, тупо уставившись в этот мыльный пузырь. А потом, исчезла прозрачность и появились силуэты... Я закрыла глаза, потому что мне с закрытыми глазами легче представить тех, кого уже много лет не видела...

    Открыла, услышав как Кот втянул воздух сквозь сжатые зубы. На "экране" появилась перспектива... Какая-то терраса на море. Судя по виду - Греция, Сицилия, или что-то типа... Ребята сидели за накрытым столом. Мясо, хлеб, сыр, овощи и зелень, кувшины с вином... Кот встал и пошёл к "окну". Посмотрел на Гуру. Тот кивнул. Кот негромко сказал: "Жан-Батист, постарайся не перерезать мне глотку." И все повернулись к нам.

    - Добрый день. - Вежливый Гуру.

    Я сижу и обалдело таращусь на это Бездново зеркало, мыслей никаких... Кот уже собравшийся шагнуть в другой мир, внезапно вернулся, подошёл к Гуру и сказал:

    - Я был не слишком вежлив с вами. Прошу меня извинить. Если вам понадобится помощь... Я теперь знаю о возможности "зеркальной связи", и не подумаю, что сошёл с ума, если вы сочтёте для себя возможным обратиться ко мне.

    - Перетаскивайте своих ребят, Кот. Через пару минут от этой идиллии останутся закопчёные обломки.

    Кот внимательно посмотрел на Гуру, повернулся к своим:

    - Все слышали? - потом спросил у Гуру - Достаточно просто пройти через эту.., это...

    - Спокойно, плавно, без рывков. Ощущение будет, как при движении под водой. Только субстанция более плотная.

    Мне сразу захотелось попробовать, но Гуру положил мне руку на плечо, почуял видимо, змей. Ребята отошли от стола, взяли рюкзаки, стоящие у стены, и без лишних вопросов, двинулись к этому "зеркалу". Крошка Марк, замыкающий, свернул скатерть со всем содержимым в узел и, свистнув Джанни, передал ему второй кувшин. А дальше было как в кино. Ребята продавливались через тонюсенькую плёнку, как будто через несколькометровой толщины гелевую стену. Но все прошли спокойно. Гуру кивнул им на "зеркало", через которое они только что прошли. На террасе появилась тень вертолёта. Зеркало истончалось, перспектива терялась, но взрывы "зажигалок" были хорошо заметны.

    Мы помолчали. Осознание произошедшего (Я ещё с ним поговорю! Это он Кота собирался отправить подыхать?!!) смягчило шок от перехода в "другой мир". Хотя это всё ещё впереди. По себе знаю. А пока... Ребята расстелили скатерть, расставили всё по новой. Марк чертыхнулся: "Стаканов не хватает". Гуру рассмеялся, взял стакан, нарисовал на нём руну, и стакан раздвоился, потом их стало четыре. Общее количество совпало с нашим. Ребята сделали индифферентный вид, как будто ежедневно наблюдают магию копирования. Хотя, накормил же Господь пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек...

    Мы уселись по-турецки вокруг скатерти, свежесть которой Гуру восстановил щелчком пальцев, приправленным парой непонятных слов. Кот разлил по стаканам вино... Мне - на донышке!!! На мой возмущённый взгляд, мне долили воды. Гуру жмурится, как крупный хищник кошачьей породы, - наблюдает.

    - Mein Schatz... - Курт шутливо погрозил указательным пальцем.

    - Да понимаю я!

    Сижу, надувшись, как мышь на крупу, потом начинаю неудержимо улыбаться... Ведь это здорово, что все ещё живы и все снова вместе!

    Мы рассмеялись, переглянувшись, выпили за встречу. Гуру, отсалютовав своим стаканом, выпил вместе с нами. Потом сказал:

    - В том мире у вас нет будущего. Вам придётся обживаться здесь. Хорошие солдаты нужны везде и всегда, так что вряд ли у вас будут проблемы.

    - Мы обычные люди, и не умеем...

    Кот пощёлкал пальцами, как недавно Гуру, который улыбнулся насмешливо:

    - То, что первый встречный в этом мире оказался магом, ещё не означает, что здесь все такие. - Потянулся к импровизированному столу, взял кусок хлеба, отпластал мяса, и, прихватив пучок зелени, откусил сразу треть от этого сэндвича. Довольно зажмурился...

    Напряжение, лёгкой дымкой витавшее в воздухе, растаяло. Мы ели, пили терпкое грубое вино, любимое наёмниками, и не говорили ни о будущем, ни о недавнем прошлом.

    Наконец, Крошка Марк поднял стакан и предложил некогда популярный в среде наёмников тост: "Vive la Mort, Vive la guerre, Vive le sacre mercenaire!" ("За смерть, войну и за их брата, проклятого наёмного солдата!") - мы выпили, и стали собираться.

    Гуру с Котом отправились за лошадьми, я собрала для мытья стаканы и блюда из-под продуктов. Хорошо, - тарелок не было... Гррр! Крошка Марк и Джанни затаптывали костёр. Жан-Батист, как обычно, точил свой нож, накрутив ремень, всегда крепившийся у него на левом запястье, на кулак левой руки, гладкой стороной кверху. Курт отправился со мной к ручью. Я мыла посуду, а он вытирал и складывал. Я не выдержала первой:

    - Спрашивай, Курт.

    - Mein Schatz...

    - Что сие словосочетание означает? - ленивый голос, искры в глазах...

    - "Моё сокровище" - отвечаю быстро, пока Гуру не взбесился.

    Потом вспоминаю, что это не Сэ, и всё намного хуже...

    - Это всё равно как "драгоценная", золотце", или "дорогуша".

    Я не хочу, чтобы на пустом месте возникло недоразумение, и транслирую это своё нежелание Гуру. Удивительно, но он уходит, сказав:

    - Отправляемся. - Немногословный наш. И недобрый.

    А на следующем привале, внезапно сказал:

    - Меняешь кальку личности. Сопровождение позволяет нам изобразить захолустного лорда, совершающего поездку к морю со своей молодой красавицей-женой.

    - А кто будет женой? - Смотрит с весёлым интересом... - Шучу, шучу... Надо определиться с легендой. Подробнее о жене, пожалуйста. Возраст. Воспитание. Происхождение. Сколько родственников. Давно ли замужем. И, кстати, кто будет мужем?

    - Коту придётся побыть твоим братом. Мужем буду я. Твои друзья пока не смогут общаться с посторонними, не привлекая внимания. Теперь о тебе: выросла в семье бывшего наёмника, получившего за военные заслуги дворянство без земли. Старший брат - наёмник. Дослужился до командира отдельного отряда. Твой отец, желая получше пристроить, выдал тебя замуж за вашего лендлорда, который недавно овдовел. Мужа своего ты побаиваешься, но не настолько, чтобы падать в обморок от его прикосновения. Просто потому, что он намного старше тебя. Работай.

    Работаю. Сижу по-турецки на попоне, расстеленной на земле, и работаю образ. Накладываю слои иллюзий.

    Слой первый: трёхлетняя девчушка бежит в слезах навстречу отцу, жаловаться на старшего брата, который не берёт её играть. После того, как отец приказал ей не мешаться под ногами у мужчин, она всё равно пытается влезть во все игры, которыми развлекаются мальчишки. Они убегают от неё, она плачет, но не прекращает своих попыток войти в компанию.

    Слой второй: шестилетняя девочка сосредоточенно осваивает метательные ножи и основные приёмы ножевого боя. Брат уже завербовался куда-то служить. Отец посмеивается, но помогает советами.

    Слой третий: брат показывает своей одиннадцатилетней сестрёнке некоторые приёмы для защиты без оружия. Точки, воздействие на которые, выведет противника из строя, а то и убьёт.

    Слой четвёртый: в тринадцатилетней девочке начинает пробуждаться женщина. Физиологические изменения и всё им сопутствующее. Отец внимательно выслушивает советы куда отправить дочь для обучения, и вызывает свою бывшую пассию, чтобы она объяснила дочери, что значит быть женщиной, и научила её исконно женским умениям: готовить, стирать, штопать, вязать, вышивать, плести макраме, а ещё - танцевать и петь под гитару.

    Слой пятый: Мне пятнадцать лет и я всё ещё выгляжу как голенастый подросток. Иногда мы втроём, а если брат отдыхает дома между контрактами, то вчетвером или всей компанией, если Кот возвращается не один, выбираемся из городка в степь. Там меня учат незаметно перемещаться, стрелять из лука, ставить и собирать палатку, разжигать костёр так, чтобы его не было видно со стороны, находить воду, определять съедобные и лекарственные растения. Делать перевязки и оказывать первую помощь. И не прекращаются тренировки боя с ножом и без оружия. А к метательным ножам добавляются звёздочки и всякие подручные средства. Кот объявил, что поскольку я женщина и у меня не хватит ума избежать опасности, его долг брата состоит в том, чтобы научить меня защищаться.

    Слой шестой: Мне семнадцать. И на меня начинают обращать внимание мужчины. Но их быстро приводят в чувство отец и брат. Отец ещё достаточно силён, хоть и находится на покое сколько я его помню. А брат вошёл в силу и пользуется заслуженным уважением среди наёмников. Так что даже в отсутствие Кота всегда есть кому объяснить ретивым ухажёрам необходимость блюсти приличия.

    Слой седьмой: Мне девятнадцать лет и я заневестилась. Но мои женихи намного слабее отца и Кота с друзьями. Скажите, как можно уважать мужчину, которого можешь сбить с ног ударом кулака? Я всем отказываю, отец не возражает, а Кот смеётся, говоря, что в худшем случае мне придётся подождать, когда он с ребятами решит уйти на покой. И вот тогда ребята устроят турнир за меня. Я не забиваю себе голову замужеством. В жизни столько всего интересного...

    Слой восьмой: Мне двадцать. Юбилей, однако! Брат повёл меня в ювелирную лавку, чтобы я выбрала себе подарок. Я подобрала серебряные серьги с кошачьим глазом, брат купил их мне, сказав, что я ничего не понимаю в украшениях. Я ответила, что зато они мне нравятся. И пока мы с Котом, шутя, препирались, в лавку вошёл местный лендлорд. Кивнул Коту, внимательно посмотрел на меня. Мне почему-то стало неловко и я утянула Кота из лавки. А на улице было веселье, и тревога моя прошла. Мы смеялись и танцевали тарантеллу.

    Слой девятый: отца вызвали к лендлорду. Он вернулся, усадил меня напротив, взял за руки и сказал: "Дочь, ты выходишь замуж. Не обсуждается. Помни из какой ты семьи и выполняй свой долг." Пассия отца завыла раненой волчицей: "Девочку нашу! Пятерых жён извёл ведь! Как ты можешь!!! Подожди хотя бы пока Кот вернётся!" А я сидела, смотрела на отца и думала: как же я не заметила, насколько он постарел...

    Слой десятый: Я замужем за лордом. Мой муж не замечает меня днём, и не выпускает из рук ночами. Я стараюсь быть хорошей женой, но у меня не очень это получается. Но я стараюсь. Кот вернулся и лорд нанял его с ребятами сопровождать нас к морю. Отец теперь живёт в замке. Мой муж попросил его рассмотреть возможность повышения надёжности обороны замка. Отец помолодел, облазил все закоулки, изучает карты местности и архитектурные планы. Я благодарна мужу за его доброту к моей семье, но всё ещё побаиваюсь его. Наши ночи повергают меня в смятение, а посоветоваться мне не с кем. Может так и должно быть...

    Из зеркала на меня смотрит молодая женщина, недавно вышедшая замуж, и всё ещё не привыкшая к изменению статуса. Спокойная, уверенная в себе и в тех, кто рядом, знающая, в чём состоит её долг... И не забивающая себе голову всякой ерундой, поскольку с детства усвоила, что надо радоваться каждому дню.

    - Вот пока и всё, что я могу сделать. Что это с вами? Кот? Это всего лишь многослойная иллюзия...

    - Нндаа... Гуру как-то в прошлый раз легче отреагировал. А сейчас глаза сузились, как через прицел на меня смотрит. Ребята в лёгком обалдении, но как раз им - простительно. Они ни разу не видели работу мастера иллюзий.

    - Гардероб менять придётся. - Кот пришёл в себя.

    - Гардероб - не проблема. Встань. - это уже ко мне.

    Откинулся немного назад, смотрит, слегка сощурившись...

    - Подними руки. Медленно поворачивайся кругом. - Я всё послушно делаю, но медленно начинаю закипать. Гррр!

    Сухой щелчок пальцами, непонятная фраза... Нндаа. Магия - это "весчь"! - как сказали бы представители нашего молодого поколения.

    Результат: я одета в длинную юбку из тонко выделанной замши, в замшевую же широкую рубаху поверх льняной блузки с воротником-стоечкой, под которой батистовая сорочка. Нижняя хлопковая юбка в оборках, длинные носочки, мягкие замшевые сапожки без каблука, замшевая же шляпа с широкими полями. Никаких панталон, хотя леди без них не ходят. Смотрю на Гуру, получаю в ответ холодный взгляд, молчу. Ну не при ребятах же о панталонах говорить.

    Ребята тоже переодеты по местной моде. Замша и кожа, хлопковые рубахи. шейные платки. Насчёт наличия или отсутствия нижнего белья (кальсон, наверное) ничего сказать не могу, но думаю, что их Гуру не обездолил в этом плане, как меня.

    В общем, не хватает только музыки Эннио Морриконе. Вестерн, блин!

    Рюкзаки ребят тоже стали замшевыми. Они с тревогой смотрят на свои оклунки, а Гуру, наш Дольче и он же Габбана, говорит:

    - Пожалуйста, переберите ваши личные вещи. Все предметы, нетипичные для этого мира придётся убрать. Временно. И ещё. Я хочу знать, что вы умеете в плане защиты - нападения, с использованием холодного оружия, и приёмов боя без оружия. Устроим небольшую разминку.

    О! А вот это предложение мне нравится! После еды - зрелище!

    Ой вэй! Позорище какое! Избиение младенцев. Иначе не скажешь. Только Жан-Батист порадовал. Ну, этот корсиканец с ножом не расстаётся, таки я даже забеспокоилась, но Бездново отродье покрывается чешуёй мгновенно, так что глотку удалось сберечь. Кот расстроен, а Гуру сказал, что подготовка у них очень хорошая, и он будет с ними работать пока мы в пути. Потом посмотрел на меня, улыбнулся:

    - Твой урок фехтования через несколько минут. Переоденешься в фургоне, там твой багаж.

    Нет, это что же такое, блин, я не хочу!!! Уныло бреду в фургон. Начинаю потрошить сундуки. Мама дорогая! Чего только нет! Сорочки-блузки-носочки менять можно трижды в день, нижние юбки - дважды. Что-то типа набедренных повязок. Чулочки, поясочки, нижние рубашечки - бордель отдыхает. Платья простого покроя, но из дорогущей ткани. То есть даже на вид - дорогущей, а сколько она на деле стоит, - неизвестно. Никакого ночного белья, ну это понятно, и никаких панталон, тоже ясно. Наконец нашла замшевые брючки, жилетки и рубашки мужского покроя. Ну и как я эти брючки надевать буду? На голое тело? Взяла набедренную повязку, намотала на себя, втиснулась в брючки. Хорошо, что со шнуровкой. Рубашка, шейный платок, жилетка. Теперь посмотреть бы на себя... А то, может в таком виде к людям выходить нельзя. Задняя стена фургона замигала, я приготовилась заорать, а она стала зеркальной, и отражающей молодую женщину в ковбойской одежде с метательным ножом в руке и отстранённым взглядом. Нндаа, быстро я вросла в образ. Фехтовать-то как не хочется... Надеваю шляпу, вылезаю из фургона, иду к Гуру, опустив голову.

    - Не тяни время, не поможет. - Кто бы сомневался.

    И опять два лёгких клинка, и сплошное мучение. Вначале. Потом я как-то въезжаю в тему и этот ужас начинает напоминать танец. А я использую всё: приёмы ножевого боя, приёмы боя без оружия, дорабатывая их на ходу под танец с клинками... Гуру довольно улыбается и... начинает меня гонять с удвоенной силой. Гррр! Потом я обрушиваюсь на землю и уже не делаю попыток встать. Всё болит, а ванной здесь нет.

    Зато в фургоне есть бочка. Складная. Из чьей-то шкуры, пропитанной аромамаслами. Бочка раскладывается, наполняется горячей водой, туда швыряют душистые травы и мой многострадальный полутруп, предварительно содрав одежду. Щелчком пальцев добывается мягкое полотенчико, размером со скатерть, и Гуру уходит, сказав: "Отмокай. Как вылезешь, ложись спать. Мы - снаружи."

    Уфф! А я беспокоилась. То есть ребята, конечно, всё поняли, но всё равно в дороге мне было бы неловко. На постоялом дворе - другое дело. В конце концов по легенде мы с Гуру женаты... Ну и мысли у меня... Спать. Спать, и не забивать себе голову ерундой. Вылезаю из бочки, точнее, только я встаю, как она сама складывается, а куда девается вода из неё, я так и не увидела. Как я уже говорила: магия, - это "весчь"! Заматываюсь в полотенчико, которое модифицируется в халат с капюшоном, иду в жилую часть фургона. Заботливый Гуру приготовил постель: несколько войлоков, валик, поверх всего этого - мягкое покрывало, и плед, чтобы укрываться. Лёгкий и тёплый. Укладываюсь прямо в халате, и капюшон не снимаю. Засыпаю мгновенно, под тихий разговор мужчин у костра.

    ***


    Утром, если, конечно, можно назвать утром лёгкое посветление черноты на востоке, меня разбудил Гуру. Просто вытряхнул из тёплой постели!

    - Собирайся. До побережья три дневных перехода, и я не намерен тратить времени больше, чем следует.

    Ну и собираюсь. На самом деле мы не потратили много времени. Ребята и Гуру выпили кофе, я заварила себе чай. Ну не понимаю я кофе. Хоть убейте. Гуру сказал, что мы поживём на побережье пару-тройку месяцев, пока ребята не адаптируются достаточно, чтобы не бросаться в глаза своей "чуждостью". Заодно он с ними позанимается фехтованием и боем без оружия. В качестве ответной любезности попросил Жана-Батиста показать ему приём ножевого боя, которым тот, чуть было не перерезал Гуру глотку.

    Все, похоже, довольны. Кроме меня, то есть. Только собралась открыть рот и спросить, как наткнулась на холодный взгляд Гуру. Спрашивать расхотелось. Ну что за жизнь?! Все всегда знают, что для меня лучше! Сбегу! Кота с ребятами пристрою, и сбегу!

    Перемыла чашки и котелок с чайничком, упаковала посуду. Гуру с ребятами за это время собрали лошадей, запрягли в фургон две пары цугом, и заседлали верховых.

    Гуру управляет фургоном, приказал мне сидеть рядом и учиться. Можно подумать, у меня хватит сил удержать упряжку, если что. Да и лошади нервничают, чуют хищника. Сижу учусь. Через пять минут наблюдения мне стало тесно в одежде. Гуру начал показывать, как следует держать вожжи, чтобы они не спутались, а я сижу и задыхаюсь. Дурдом! И мысль только одна - трое суток! Да что со мной такое?! Вроде бы никаких добавок не использовалось... Хорошо, что не только я с ума схожу. Хотя что в этом хорошего, не знаю. Но не одиноко, уже приятно. Выяснила, когда Гуру приказал мне взять вожжи, и начал руки мои ставить как надо. Меня просто обварило изнутри. Как будто не кровь, а кипяток по жилам течёт... Низ живота - узлом скручивается. Гуру побледнел весь, руки замерли... А я опять думаю - трое суток!

    - Ночевать будем в палатке. Вдвоём.

    - Почему в палатке? - Шёпотом, с пылающими ушами, не глядя на Гуру.

    Смешно. Как девчонка реагирую... Хотя, - в полном соответствии с образом. Всё-таки десять слоёв иллюзий - не шутка.

    - Фургон жалко. Ещё пригодится.

    Оййй. Я пунцовею до слёз...

    Едем весь день, останавливаясь только, чтобы дать отдых лошадям, и чего-нибудь перехватить. Вечером как обычно бой без оружия и с ножами для ребят, и фехтование лёгким клинком для меня. И вот, спрашивается, на фига меня так нещадно гонять, если спектакли мы не ставим, труппа - так вообще неизвестно где, а я должна мучиться. Опять до полного изнеможения. Гуру смеётся, змей. Гррр!

    Ну и что вы себе думаете? Палатку тоже мне пришлось ставить. Под чутким руководством Гуру, и под смешки ребят. У меня и так всё болит... Бочку Гуру сам соизволил принести из фургона. В одной руке. Прошёлся по периметру нашей стоянки, объявил Коту, что установил сигнальный полог, но предупредил, чтобы ребята не особо расслаблялись. Взял меня за шкирку, как нашкодившего котёнка, и внёс в палатку. Мне стыдно, и волнительно одновременно.

    Щелчок пальцами, пара слов, и бочка наполняется горячей водой, в которую добавляются душистые травы. Почему-то задумалась, а смог бы Гуру при желании вскипятить море? Получаю в ответ на невысказанные мысли холодный взгляд. Раздеваюсь сама. А то одежды не напасёшься. Хрен знает сколько ещё мы будем странствовать... Гуру подхватывает меня на руки и сажает в бочку. Затем, как-то внезапно сам оказывается рядом со мной. То есть только что стоял одетый и обутый возле бочки, не прошло и секунды, а он уже голый в бочке. Ужас! Если бочка рухнет, мы можем выкатиться из палатки.

    Гуру хохочет, потом холодно говорит: "Ни звука! Ни движения!". И начинает меня целовать, лёгкими касаниями губ. Бочка тесная, между прочим. Так что я, практически, вплотную прижата к Гуру. Аромат трав внезапно делается "одуряющим"... Успеваю подумать "дурят нашего брата... сестру, то есть... Ой, дурят!!!" И обрушиваюсь в Бездну. А в Бездне в этот раз нет огня. В ней - омут, точнее Мальстрём, потому что кружащая меня вода - солёная. Нет, это мои слёзы. А потом Гуру делает какое-то движение, и я тону. Тону в ощущениях... Внутри меня горячая волна, смывает всё. Абсолютно. Есть я и мужчина, пульсирующий во мне. И это - Вселенная, ибо более ничего нет.

    Как мы оказались на постели я не помню. Гуру шепчет: "Смотри мне в глаза". А у меня перед глазами - туман. Но я смотрю. А в глазах у Гуру - гроза. Тёмно сизое небо, подсвечивается молниями и голубыми искрами. Очень красиво, но пугает до судорог. Ах нет, это судороги удовольствия. Совместного. Вылетаю в астрал.


    Глава десятая. Возьму твою боль



    Просыпаюсь в мерно покачивающемся фургоне, лениво потягиваюсь, думая: вставать, не вставать... Мысли медленно плавают снаружи, а внутри меня - дремотная истома. Так, наверное, ощущает себя сытый удав. Потом приходит осознание себя. Первая мысль: фургон едет, а кто им управляет? Вторая: я отключилась в палатке с Гуру, как я оказалась в фургоне? Начинаю лихорадочно одеваться, хватаю брючки, и слышу внутри себя злой голос: юбку!

    Голос Гуру ни с чьим не спутаешь. Богато модулированный с безупречной дикцией, в то же время абсолютно безэмоциональный, но с неуловимой властностью, и где-то очень глубоко: отстранённо-доброжелательный. А при обращении к женщине в нём появляяются нотки... Вот вроде бы и ничего не изменяется, и интонации одинаковы, а ощущение мурлыканья крупного хищника кошачьей породы возникает где-то внутри, и постепенно всё начинает вибрировать в такт этому мурлыканью. Ужас! Вот таким голосом тебе Устав Караульной службы прочитают, а ты обо всём забудешь и пойдёшь за ним с закрытыми глазами. Гаммельнский крысолов нервно курит в сторонке.

    Уже спокойнее ищу воду для умывания, знаю, что Гуру всегда позаботится обо всём. Со стены фургона падает многострадальная бочка и наполняется водой. Рядом с нею укладывается махровая простыня и пучок душистых трав. Заливаясь краской при воспоминании о вчерашнем, пытаюсь вскарабкаться в бочку... Оойй! Все мышцы ноют. Наверное я себе что-то вывихнула. Помимо мозгов. Меня вздёргивает в воздух и осторожно опускает в воду. И биться сердце перестало! Кхм, это я так... Фраза из прошлой жизни. Гуру хохочет внутри меня. Я пока не хочу думать с чего бы вдруг появилась мысленная связь. Хотя... "Смотри мне в глаза" и гроза с молниями в этих глазах, в которые я так неосторожно смотрю. Что-то я должна вспомнить... А-а-а... мысленно махнула рукой. Бездна, она и в Африке Бездна.

    Африка? Это континент в моём мире. Да, Кот и ребята тоже оттуда. Только из другого времени. Я не маг, откуда я знаю, почему в тот раз меня перенесло в прошлое. К счастью, не такое давнее...

    Внезапно накатывает понимание, что Гуру меня укладывал в фургон, при ребятах, а я - голая, и после ночи любви. Стыд затопляет меня всю. Душит. Из глаз выдавливаются слёзы... Опять голос внутри: "Ты была завёрнута в покрывало. Даже кончика мизинца не было видно. Одевайся, и иди сюда".

    Одеваюсь и иду. Отчаянно цепляюсь за слои иллюзий. Вроде, всё в порядке вещей, я еду с мужем на побережье, но всё равно ужасно стыдно перед братом и ребятами. А кстати, зачем нам на побережье, Гуру объяснил. А вот зачем туда едет лорд с молодой женой?

    Выглядываю из фургона, солнце заставляет щуриться. Почти на ощупь сажусь рядом с Гуру, который передаёт мне поводья. В этом плане лошади лучше, чем машина. Они дорогу видят сами, а чтобы сесть за руль, мне пришлось бы дожидаться, пока глаза привыкнут к свету.

    Сначала было тяжеловато держать поводья, но затем я "втянулась", и уже не так напрягаюсь. В общем, почти как с машиной. Там придерживаешь руль, здесь - поводья. Интересно, ответит ли Гуру, если я спрошу зачем лорду с женой ехать на побережье? Таким тоном это было сказано, что сразу ясно - традиция. И как зовут моего "супруга" я тоже до сих пор не выяснила. Вот такая равнодушная скоти... кхм, женщина. Гуру хохочет в моих мыслях. Весельчак, однако. Но отвечать не собирается, змей.

    - Поездка на побережье, действительно, является традиционной. Только на побережье местные жители испрашивают благословения Матери Бездны для заключённых брачных союзов. Поэтому никто не удивится, если увидит лорда с молодой женой, направляющихся в сторону побережья. Труппа ждёт нас там же в одном из городков. Но мы два-три месяца поживём в другом городке, точнее рядом с ним. К завтрашнему вечеру я надеюсь быть на месте.

    Отчаянно хочу спросить, проведём ли мы и сегодняшнюю ночь в палатке. Но заставляю себя молчать. Гуру опять разозлился. Наверное надо было всё же спросить. Потому что при мысленной связи его злость ощущается почти физически.

    Забирает у меня поводья, свистит ребятам, условным сигналом. Привал.

    Пока Гуру и ребята ухаживают за лошадьми, развожу костёр, устанавливаю рогульки, на которые подвешиваю котелок с водой. Подошедший Курт, пытается оттеснить меня от костра. На вопрос Гуру "в чём дело?" объясняет, что подойти к моей стряпне возможно только с наветренной стороны. Гуру реагирует своеобразно: "будешь готовить под моим присмотром. Дочь и сестра наёмника просто обязана уметь готовить походную еду".

    Вот всё, вроде бы, правильно сказал, а всё равно слушать противно. Гррр! Хорошо хоть ликбез закончен быстро. Вполне себе приличный кулеш получился.

    Собираемся, тушим костёр, и едем дальше.

    Сижу на козлах, правлю четвёркой цугом (сама себе не верю!), Гуру развалился рядом.

    - Расскажи о себе. - Тихим голосом.

    Ага, сейчас! Разбежалась, чуть ноги не поломала! До ближайшей исповедальни доедем, и сразу начну. Рассказывать.

    - Ты знаешь обо мне больше, чем нужно. Ты знаешь, что я из другого мира, знаешь, что я мастер иллюзий. Благодаря тебе я ещё и подмастерье-полиморф. Я благодарна. Правда.

    - Знаю, что ты много лет находилась при светлом маге из высших. - Таращусь на Гуру, пока не сообразила, что это Сэ он так называет. - Кстати, лорд Сэ, тоже "семинарист"?

    - Не надо так говорить о выпускниках Семинара. Это дурная шутка, и мне неприятно её слышать. - А мысленно кричу: "Не тронь святое! Это опасно!" - От кого ты услышал это определение?

    - Неважно, его уже нет в живых.

    - Надо же!.. И как он умер?

    - Мучительно.

    Удовлетворённо улыбаюсь. Странно, прошло столько лет, а я готова отстаивать честь Alma mater, на которую никто не покушается.

    - Почему ты ушла от светлого? После стольких лет близости?

    - Близости, дальности, - какая разница! Ушла, и всё. Погулять захотелось. На свободе.

    Молчание. Через несколько минут решаюсь взглянуть на Гуру. Сидит, катает желваки на скулах. Становится не по себе...

    - Мы ещё вернёмся к этому разговору. Позже.

    Свистит условным свистом, и к нам подъезжает Кот.

    - Сейчас я вас ненадолго оставлю, а вы поедете прямо через Зеркало, и будете ждать меня на Побережье. Вы должны разогнать лошадей до максимальной скорости, чтобы легче пройти Зеркало.

    - Мы можем помочь?

    - Разумеется. Доберитесь до Побережья живыми. В полном составе.

    Требовательно смотрит на Кота, тот молча кивает и отъезжает к ребятам.

    А я сижу как в танке и ничегошеньки не понимаю. Радует, что злился он не на меня. Беспокоит, что я не вижу никакого Зеркала. И что значит "ненадолго оставлю"? Мне это не нравится!

    - Не надо столько думать. - Это уже мне. Вот ... змей.

    Взял у меня из рук поводья, снял со своего левого мизинца перстень с бархатным васильково-синим сапфиром, который, кажется называют "звёздчатым", потому что в центре крупного кабошона - сияет белым шестилучевая звезда.

    - Зеркало проведёт вас на подъездную дорогу к дому. Покажешь встречающим мой перстень. На вопросы отвечать не обязательно.

    Хорошо, что у Гуру пальцы тонкие. Перстень подошёл к указательному пальцу правой руки. Миленькое такое произведение ювелирного искусства в стиле унисекс. Ничего лишнего. Сапфир и чернёное серебро с непонятными символами по ободку. Символы вспыхнули на мгновенье, и мне сразу захотелось сорвать и выкинуть это украшение. Остановило только то, что вещь не моя, и получена во временное пользование. А Гуру что-то крикнул лошадям, и они понесли. Я, в ужасе, вцепилась в Гуру, потому что он показался единственным надёжным якорем, а он очень спокойно сказал мне:

    - Держи поводья. Старайся, чтобы они не спутались.

    - Ты с ума сошёл!!! - кричу, вся в слезах от страха и от ветра. - Я их не удержу!!! У меня силы не хватит!!!

    - Не разочаровывай меня, киса. Держи поводья, и скачи прямо. Зеркало ты увидишь.

    Провёл кончиками пальцев по моей щеке, улыбнулся и легко спрыгнул с бешено мчащегося фургона. Каскадёр хренов! Я даже не знаю, не разбился ли он! Ни жива, ни мертва держу поводья, лошади мчатся, я стараюсь сморгнуть слёзы, их сносит ветром. И Зеркало Бездны впереди тонкой плёнкой мыльного пузыря. И единственная мысль - сейчас мы об эту плёнку разобьёмся... Ну и пускай... Лучше так... Боковым зрением вижу ребят, разобрать кто где не могу на такой скорости. Влетаем в этот "мыльный пузырь"... Ну да... как в воде. Лошади пробиваются, с явным усилием, постепенно успокаиваясь... Хорошо. А то я боялась думать, как я буду их останавливать.

    Выкатываемся на подъездную дорогу. К дому? Вот эту громаду серебристо-серого, искрящегося на солнце, камня, виднеющуюся на горизонте, Гуру называет домом? Дорога, во всяком случае, ведёт туда. Или мы приедем раньше? Ладно. Скоро будет ясно. Едем по дороге.

    Подъезжаем к... наверное это можно назвать воротами. Огромная арка, испещрённая символами, похожими на те, что опоясывают перстень Гуру. Я опять вспомнила Данте, причём ту же фразу: "Оставь надежду всяк сюда входящий". Вспыхнули символы на арке, ответно подмигнули их собратья с перстня Гуру и мы проехали под ней. Мельком подумала: что бывает с теми, кто пытается "войти без спроса"... Впрочем, меньше знаешь, - крепче спишь. Едем к "дому".

    Вот почему все знакомые мне мужчины - или бродяги, как Кот с ребятами, или обладают склонностью к гигантизму, именуя домом сооружение, занявшее бы целый квартал в любом из наших городов? Риторический вопрос.

    Останавливаемся на площадке перед "домом". Небольшая такая площадочка, размером с нашу Красную площадь, наверное. Из дома, не особенно торопясь, выходят люди. Может, конечно, и не люди, но выглядят вполне по-человечески. Смотрят так, как будто мы только что вылезли из сточной канавы в трущобах какого-нибудь Гарлема. Ну и что я им скажу? Потом вспомнила, что Гуру сказал показать встречающим перстень, и не отвечать на вопросы. И вот как он себе это представляет, интересно мне знать? Нервно поправляю растрепавшуюся шевелюру и... всё меняется.

    Те, кто ещё мгновение назад в упор нас не видел, просияли и кинулись к нам, спотыкаясь от усердия и радости. В общем, создалось ощущение, что нас ждали здесь с момента нашего рождения. Коней подхватили под уздцы, чтобы ребята могли спешиться, мне почтительнейше подали руку, помогая покинуть фургон. На козлы сел парнишка и фургон поехал обратно. Лошади без всадников потянулись за фургоном. Интересно...

    - Домна, позвольте проводить вас в дом. Возможно, вы захотите освежиться с дороги.

    Домна, - это, по-видимому, я. Вспоминается "Dominus vobiscum". Смотрю на величественную даму в строгом платье, и внутренне ужасаюсь от осознания несовершенства своих манер и всего остального... Надо было всё-таки в Школу Посольской Гильдии походить совместно с лордами.

    - Освежиться с дороги мне жизненно необходимо, благодарю вас.

    - Прошу вас, Домна.

    Говорю, что Домна - это не моё имя, на что получаю вежливую улыбку и разъяснение, что это формальное обращение, к хозяйке дома. На мои попытки объяснить, что я не хозяйка, а только гостья, как и мои спутники, получаю ещё одну вежливую улыбку. А-а-а, что тут разговаривать. Тем более, Гуру сказал ничего не объяснять.

    Тщательно глушу тревогу за Гуру. Он взрослый, и знает, что делает. Но ростки тревоги прорастают, как зубы дракона, и затаптывать их всё труднее.

    С трудом поднимаюсь по лестнице, к гостеприимно открытой двери. Накатывает усталость. Я устала до такой степени, что боюсь скатиться со ступеней крыльца. Если это сооружение можно назвать крыльцом. Меня подхватывают под руки две крепкие девахи, похожие на валькирий, и помогают преодолеть последние метры, оставшиеся до входной двери. Нндаа, похоже, кто-то бывал в Древнем Риме. Кажется это помещение называется атриум, а впрочем, неважно.

    Идём дальше. К счастью по первому этажу. Ну, я же правильно подумала о Древнем Риме. Вот они - самые настоящие термы. И строй рабынь. Вероятно. Поскольку они при виде нас опустились на колени, и уставились в пол перед собой. Дурдом! Меня передают в их умелые руки, и оставляют. А я отключаюсь.

    Очнулась от запаха жасминовой эссенции, которой рабыни смачивали мои волосы, бережно расчёсывая их. Что там расчёсывать - непонятно. Потянулась мысленно к Гуру. Безуспешно. Или это очень далеко, или... Не хочу думать о другом варианте.

    Я лежу в маленьком бассейне, в воде с температурой моего тела, почти как в невесомости. Рабыни молчаливыми тенями передвигаются вокруг. Делаю движение, чтобы выйти из этого бассейна, тут же две девушки плавно скользнули в воду, которая начала уходить, закутали меня в мягчайшее покрывало, и подхватили под руки. А я бездумно принимаю всё это, пытаясь пробиться к Гуру.

    Одна из рабынь кидается мне в ноги с лёгкими сандалиями, украшенными жемчугом. Другие бегом несут длинную широкую тунику без рукавов из тонкой льняной небелёной ткани... позволяю надеть её на меня, и подпоясать в талии. Третьи, - ну... наверное это можно назвать платьем. Серебристо-серое с пурпурной плиссированной каймой по низу широченное одеяние с длинными широкими рукавами дрожащими руками почтительнейше наброшено поверх туники. Ещё один пояс, теперь уже под грудью. Потом кусок мягкой светло-голубой ткани (о! вспомнила! Палла) драпируют вокруг меня, предварительно перебросив край через левое плечо так, что он свешивается до колен. Ага, и оставшийся край можно набросить на голову. Нндаа, за таким количеством складок можно упрятать беременную слониху.

    Короче, задрапировали меня как древнеримскую матрону. В общем, видны пальцы ног, пальцы рук и лицо. Прелестно! Сэ был бы счастлив! Безмерно! Ну это всё - зола. Я даже не особенно обращаю внимание на то, как меня обрядили. Отмечаю трепетное отношение рабынь, вероятно система наказаний очень сурова. Но это тоже - зола. Сейчас не это важно.

    - Ну откликнись! Хоть тень мысли!

    Вспоминаю, как работает пеленгатор, пытаюсь повторить мысленный поиск. Ничего. Пусто... Пусто... Вроде бы слабый всплеск... Сосредотачиваюсь... Ничего... Круг завершён. Сканирую в обратном направлении - опять слабый всплеск, который тут же гаснет. Начинаю "прочёсывать" по секторам. Ничего. Прохожу "бороной". И... наталкиваюсь на блокирующую решётку. Растекаюсь вокруг неё, пробую на вкус... Гуру. Первая сумасшедшая мысль: "Живой!!!" Вторая: "А что это он блокируется?!!" Третья, благоразумная: "Сиди, жди. Кто знает с кем он там общается." Ну и так далее...

    Мысли совершают Броуновское движение, в то время, как я уже бегу, точнее, пытаюсь хотя бы быстро идти. Одеяния мои созданы, чтобы в них шествовали. А я спешу! Но сорвать их с себя, - значит проявить неудовольствие рабынями. А кто знает, как их здесь наказывают. Светлый лорд любил кормить хищных рыбок. А Гуру... я в сущности ничего не знаю о нём. Даже постельные предпочтения - всегда разные. Наверное, ещё не подобрал оптимальный для себя и меня "комплекс упражнений". Оххх! Зря я об этом вспомнила. Зато поняла правдивость фразы "вся кровь взволновалась".

    Девахи-валькирии пытаются подхватить меня под руки. Ещё не хватало! Я уже отдохнула! Ну ладно. Гуру живой, и судя по блокирующей мысли решётке, полон сил. Принимаю нелёгкое решение, - остаться и ждать.

    - Проводите меня к моим спутникам. - Валькирии смотрят с ужасом.

    - Домна...

    - Мне искать дорогу? - Ласково улыбаюсь...

    Девчонки содрогнулись, и мы свернули в боковой коридор. Ну, коридор - это так, поскольку он уже той автотрассы, по которой мы продвигались до этого. Здесь места только-только двум фурам свободно разъехаться. В общем, если убрать коридоры, то домик не так уж и велик. Поднимаемся по лестнице.

    Валькирии всё-таки поддерживают меня под локти. Ну ладно, ещё не хватало рухнуть со ступеней. Проходим по ещё одному коридору. Впереди слышится смех. Мужской - Крошка Марк, и заливистый женский. Замедляю шаг. А-а-а, ладно! Чего я там не видела! Идём дальше. Выходим на галерею над ещё одним атриумом. Ребята отдыхают. Вино, мясо, и весёлые, податливые женщины. Что ещё нужно наёмнику на отдыхе?

    Делаю плавный шаг назад, и... наталкиваюсь совсем не на валькирию. Гуру. В бешенстве. Смотрю на него, и мне делается не по себе. Совершенно незнакомый мужчина, пахнущий кровью, дымом и чужой смертью. Хватает меня за руку. Ой, перстень надо отдать! Делает шаг, и мы оказываемся совсем не на галерее. В спальне. Как страшно-то! Пока мы путешествовали, Гуру был другим. Сейчас он на своей территории...

    Содрал с меня все одёжки, швырнул на постель, навалился, без единой ласки, молча. Руки стальные, сдавливают меня, не давая свободно двигаться. Не хочу! Мне страшно! Я пытаюсь отбиваться, оттолкнуть, а в глазах у Гуру бушует гроза. Он даже меня не видит, по-моему. И что мне теперь делать? Он же мне кости переломает! Вырваться не получается, только ещё сильнее разозлился, рычит на меня. Остаются только когти. Восстановление займёт десять-пятнадцать минут, и я смогу убежать. Возможно. О неудаче лучше не думать. Блин, а Кот с ребятами... Что же делать то!.. Болевой приём попробовать, разве? А подействует, когда он в таком неадеквате? Кстати, а что такое случилось, что у Гуру крыша поехала?

    Мысли мелькают как дорожные столбы... Смотрю на Гуру, выбирая место болевого воздействия... Ёж твою двадцать! Да он и так на грани уже. Вот курица безголовая! Правильно Наидобрейший меня называл. Превышение ресурса, и магия забирает жизненную энергию, восполняя её недостаток болью. Дура, как есть дура! Он и блокировался от меня, чтобы уберечь. А я позвала, дорогу открыла, взломав все барьеры.

    Ладно. Что такое боль, - мы знаем, и можем выдерживать её намного больше, и намного дольше. Перестаю сопротивляться. Подчиняюсь жестоким рукам. Пытаюсь соединиться мысленно, чтобы забрать боль себе. Блокируется. Уткнулся в шею. Мгновенный испуг, - загрызёт! Нет, шепчет что-то на незнакомом языке...

    Ласки нет. Есть только сила, властно берущая "своё". Да, я твоя, - всё, что ты хочешь! Только позволь мне взять твою боль, иначе она сожжёт тебя... Смерч кружит нас, не позволяя приблизиться. Нет, это опять ты закрываешься! Не надо! Позволь мне быть рядом с тобою! Да!!! Нас швыряет друг к другу. Всего на миг, но я уже не позволяю нам расцепиться.

    Боль. Иссушающая, прожигающая до костей, ледяная, промораживающая насквозь, мозжащая кости... Сколько же силы ты потратил, что в тебе осталась только боль? Ничего-ничего... Пропускаю боль через себя. Боль - это я, я - это боль... Долго... Очень долго!

    Но всё кончается рано или поздно... И энергия вскипает во мне волной, ибо боль - тоже источник. Я вливаю эту кипящую энергию в своего мужчину, забирая остаток его боли, преобразуя и его в энергию. Вливаю энергию, забираю боль от слишком резкого восполнения магического резерва, и опять преобразую её в энергию. И маленькими глотками скармливаю её Гуру, через поцелуи и прикосновения. И теперь уже от него идёт волна энергии, и я купаюсь в ней вся, целиком, и утягиваю в этот поток Гуру. В какой-то момент поток становится светом, который пронизывает нас насквозь, заставляя кричать от счастья. И мы распадаемся на мириады осколков, и выпадаем в осадок, и поток уносит нас, чтобы обессилевших выбросить на постель.


    Глава одиннадцатая. Откуда не ждали



    Просыпаюсь от солнечного лучика, проскользнувшего в комнату. А, может, от голода. У меня после прибытия в дом Гуру ни крошки во рту не было. Сначала, я слишком устала, чтобы есть, потом - появился неадекватный Гуру, и стало вообще не до еды. Как говорится: "не до жиру, - быть бы живу". А ребята вчера мясо ели... Вааа... Пойти, поискать что-нибудь съедобное? Должна же быть здесь кухня. И ванну принять не помешает. Или здесь принято говорить "освежиться после ночного сна"?

    Гуру притягивает меня к себе. Что значит тренированный убийца! Я даже не почувствовала движения. Почему-то не хочется поворачиваться и смотреть на него. Я сглупила, что приехала сюда. Да ещё и ребят притащила. Гуру здесь хозяин, и, судя по всему, не самый добродушный. А мы - полностью в его власти. Что захочет, то и сделает...

    - Хммм... Последняя твоя мысль мне нравится.

    Мурлычет, как сытый кот, поглаживая меня по спинке. И ниже! Опять вспоминаю Декамерон в советском переводе, о незваном некто. И почему-то Ницше, о том, что является счастьем для женщины... Дурдом!

    Сегодня Гуру ласков, что не может не радовать. Компенсация за вчерашнее? А-а-а, какая разница! Таю от прикосновений, растворяясь в нежности. Впрочем, очень скоро, у меня пробуждаются другие желания. Не нежности, и не ласки жду я от него. И уже в который раз, моя нижняя губа лопается от поцелуя, и вкус моей крови сопровождает реальность, данную мне в ощущениях.

    Вихрь кружит меня, заставляя в сладком ужасе цепляться за Гуру. Бездна ждёт... разгорается пламя... Мы влетаем в огонь, как в горящий тоннель. И я горю... мы горим! И вылетаем искрами к солнцу... выше Солнца! Я смотрю на мир под нами... Полёт... Сумасшествие... И - вниз! Обрушиваемся, не размыкая объятий. Море? Нет. Я опять плачу, а Гуру собирает мои слёзы губами. Потом уже привычно утыкается мне в шею, что-то шепча.

    Надо учить языки. Мысли опять все вытряхнулись из меня, и лениво плавают надо мной. А я - обнимаю своего мужчину и жду, когда сердце перестанет колотиться, как сбесившийся маятник.

    Лёг набок, не выпуская меня из рук, всматривается в моё лицо.

    - У тебя в глазах кошки. Потягиваются. - Довольно жмурится, улыбаясь.

    Живот требовательно заурчал. Кхм! Как говорится: "Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда".

    - Тебе не предложили еды? - мягко спрашивает отстранённым тоном...

    Смотрю на Гуру, почти ожидая увидеть ласковую улыбку лорда Сэ, но вижу лишь спокойное безразличие, приправленное искрами в глазах. Вот только искры эти... Пугают. Страшно не за себя, а за домочадцев Гуру.

    - Я отключилась от усталости, потом начала искать тебя, а когда определила, что ты живой, - отправилась посмотреть на ребят, как они устроились; и как раз собиралась уйти и что-нибудь съесть, когда ты появился... - заканчиваю путаную фразу вопросительной интонацией. Расскажет? Или где?

    Глас вопиющего в пустыне... Сейчас, вместо завтрака, начнутся разборки, - почему меня не накормили. Пойти умыться, пока не началось. Блин, а зубы почистить, и кхм, удобствами воспользоваться? Где это всё? Гуру хохочет, стремительно приходя в себя, хлопает в ладоши, появляются вчерашние валькирии, глазки в пол уставили и стоят, как братья, то есть сёстры из ларца, одинаковы с лица. Гуру за "прикрыть наготу" не думает, покидает ложе "как есть". Тоже рабыни, или где?

    - Я тебя ненадолго оставлю, - смотрю с беспокойством, - не как вчера, не волнуйся. Рабыни - твои. - Делает шаг, и исчезает в радужном блике. И никакого пламени, или зеркала нет. Как Наидобрейший, "не к ночи будь помянут".

    Смотрю на рабынь. Стоят, глазки в пол уткнули. Нндаа, вчера у домомучительницы шустро бегали. В общем, девочки или запуганы насмерть, до полного отказа систем, или оказывают "пассивное сопротивление", ибо для тупых девок взгляды чересчур смышлёные. Если мы здесь некоторое время пробудем, эти вопросы надо решать сейчас.

    Скользнув по рабыням взглядом, ибо с вещами не разговаривают, делаю движение, чтобы встать с кровати. Хотя это монументальное сооружение, способное без тесноты вместить пять-шесть пар, следует называть "ложем". Почему-то вспомнился любвеобильный лорд-дознаватель. Вот кому оно бы подошло идеально. Хотя, я же не знаю, какие развлечения у Гуру.

    Никакой реакции. Так же смотрят в пол.

    Начинаю ласково улыбаться. С кем поведёшься, от того и наберёшься. К обращению с рабынями меня приучал Сэ, высокий светлый лорд, то есть. И приучил.

    Поначалу мне, выросшей в Стране Советов, пользоваться услугами рабынь было дико, и я пыталась "противостоять рабовладельческому строю", отказавшись от рабынь. Несчастных девчонок бросили живыми в негашеную известь, чтобы и следа не осталось от злосчастных, не угодивших госпоже. Только хуже сделала.

    А сколько он рабынь извёл на корм хищным рыбкам, прежде чем я освоилась и перестала обращать на них внимание! Нельзя бороться с системой. Судя по вчерашним девочкам в термах, реакция Гуру на мой отказ от рабынь, может быть примерно такой же как и у Сэ.

    Я часто думаю, что в любой момент могу оказаться на месте этих девчонок. Хотя, я - эмпат, и это защищает от наказания. Прямого. Но наказывать можно по-разному... Ладно, не будем о грустном.

    Опускаю ноги на... мягчайший коврик, молниеносно подсунутый под мои ступни, опомнившейся валькирией. Вторая бежит к стене, нажав в нескольких местах, открывает вход в "удобства". Вовремя, надо сказать. Позволяю обуть себя в шлёпки с загнутыми мысами - похоже, что из Рима перебираемся на Восток.

    Встаю и иду к вожделенным устройствам. Движением пальцев отгоняю сунувшуюся ко мне рабыню. Ещё только этого не хватало. Валькирия опускает ширму. Провожу все необходимые действия, делаю хлопок ладонями. Ширма сдвигается, выхожу и двигаюсь уже в сторону другого помещения.

    Нндаа... Что в кхм, удобствах, что в умывальной - техника даже не двадцать первого, а не знаю какого века. Всё понятно и удобно. Думать ни над чем не надо. Крутить, вертеть, нажимать - тоже. Сенсоры кругом. Магия, или высокие технологии? А-а-а! Мысленно махаю рукой на все странности. Как говорила Скарлетт О"Хара: "Я подумаю об этом завтра".

    А вот для чистки зубов используются палочки сивака. Интересно, и мило. Навевает ностальгию. Восток - дело тонкое. Умывшись, и промакнув лицо почтительнейше поданным льняным полотенчиком, покидаю умывальную комнату.

    Появляется Гуру, хватает меня в охапку, и несёт в смежное со спальней помещение. Типа ванная, как говорили в весёлых девяностых. Ага, скромная комнатка, только-только вмещающая небольшой овальный бассейн площадью метров двести пятьдесят - триста, мраморные лежанки, ах, простите, "ложа", небольшой оазис с растительностью, и неизвестно что ещё. Гуру опускает меня на ложе и начинает целовать. Похоже, что завтракать я буду - любовью...

    Гуру ласков, но настойчив. И терпелив. Я уже охрипла от криков и ослепла от слёз, а он продолжает меня ласкать, не переходя к главному действию. Нее. Ну ладно - я, но он-то как терпит? Ему же больно должно быть. Начинаю терять сознание. Резкая боль в опять лопнувшей губе, вкус крови... И снова полёт в Бездну. Звёздная россыпь в абсолютной черноте... Водоворот тьмы, цветные всполохи... Свет... Разреженный горный воздух, холодный и вкусный. Я лечу к Солнцу с криком радости. Сильные руки придерживают, не отпуская, прижимая к горячему телу... Всё... Всё... Потихоньку возвращаюсь в реальность.

    - Кошка, ты невозможная! - шепчет мне в шею. - Почему ты нагая? Я тебя не выпущу отсюда...

    - Я умру от голода и жажды. Буду являться тебе укоряющим призраком. - Не выдержав тона, начинаю хохотать. Гуру присоединяется. Весело живём, однако.

    - Твой перстень. Возьми, пока я не потеряла.

    Молча протягивает руку, - перстень соскальзывает с моего пальца и падает на ладонь Гуру, который возвращает его на свой мизинец. А я смотрю на свой палец, на котором светится рунная вязь, и медленно зверею. Печать Бездны, блин! Гррр!

    - Кис, кис... - поднимаю глаза на наглую скоти... любимого. - Успокойся. Они скоро станут незаметными для всех, кроме Бездны и её детей. Это защита и ключ.

    - Скоро?!! Незаметными для всех?!! А те, кому положено видеть, будут знать, что эта тёлка уже отмечена тавром хозяина. И для развлечения следует подыскать неклеймёную скотинку! Так?!! Отвечай!!! - начинаю задыхаться от слёз.

    - Что ты выдумываешь! - Гуру растерялся. - Я никогда не рассматривал свою защиту как тавро. Любая магическая защита, не оставляющая следов на теле - это печать на ауре защищаемого. Все, обладающие магией, её видят. Ты тоже расценишь её как клеймо?

    Отворачиваюсь. Что толку разговаривать...

    - Понятно. - Вздыхает.

    - Сними с меня это... эту гадость. Мне не нужна защита. Я всегда справлялась сама.

    Слова продавливаются с трудом, через сжавшееся горло, а внутри меня - пустота и холод.

    - Не надейся.

    Голосом Гуру можно проводить криотерапевтические процедуры. Обиделся на "гадость"? А мне каково?

    Начинает дико болеть голова. Слишком много слёз, и ещё голод. Странно, я всегда довольно легко переносила длительные перерывы в питании, а сейчас, голод буквально грызёт меня. Наверное чересчур много волнений плюс недосыпание. Ну, поесть мне не удалось, буду возмещать недосыпание. Как говорят французы: "Quidormmange" (кто спит, тот обедает). Встаю, делаю шаг в сторону спальни, и меня накрывает чернота...

    Опять резкий запах каких-то незнакомых трав, вовсе бы их не знать. Бледный Гуру держит меня на коленях, охватывая одной рукой спину, другой поднося флакон. Начинаю уворачиваться, с волос летят брызги. Оппа! Я кажется в бассейн рухнула. Или меня водой поливали?

    - Рухнула. И пошла на дно. Купаться в одиночестве ты не будешь. И вообще, - одна ты не остаёшься.

    - Мы сожжём этот мост, когда подойдём к нему. Сейчас я хочу есть. И пить.

    - Сейчас тебя осмотрит целитель. Пожалуйста, - всего несколько минут.

    Гуру смотрит умоляюще, прижимая меня к себе, как ребёнка. Мне становится стыдно. Вот с чего я сорвалась, спрашивается? От голода, не иначе.

    Целитель оказалась крепкой женщиной средних лет. Но! Со знаком Гильдии. Гуру не мелочится. Хотя, что это я! Ему даже в голову не придёт обратиться к специалисту, не имеющему знака соответствующей Гильдии. Мастер-целитель отправила Гуру погулять, заставив его сначала установить "полог тишины". И Гуру подчинился! Ужас! Почувствовала себя кандидатом в космонавты. Возникли опасения, что обещанные Гуру несколько минут, растянутся на час с лишним. Однако Гильдейские целители не зря получают свою плату. Осмотр действительно занял несколько минут. Потом мастер-целитель впустила Гуру под полог, и убила меня насмерть.

    - Госпоже надо регулярно питаться. И как можно больше находиться на свежем воздухе. Плавание. Занятия йогой, под присмотром женщины мастера-йоги. Больше ходить пешком. Меньше волнений. Супружеские обязанности - без ограничений. В пределах разумного. Не изобретайте новых поз, мой лорд, их уже достаточно. Бой без оружия - без бросков и падений. Фехтование можно, но опять же в пределах разумного. Не надо обучать госпожу размахивать двуручником. Лучше заменить тяжёлые клинки кинжалами, или ножами.

    - А её обмороки?

    - Пусть кто-нибудь всегда находится рядом с госпожой. Хотя если избегать волнений, то обмороков не будет. У госпожи здоровый, крепкий организм, беременность протекает нормально. Чтобы облегчить роды - госпоже следует освоить йогу. Разумеется, только те асаны, которые возможны в её положении. Поэтому её наставником и должна быть женщина.

    - Я... - вот сейчас я точно хлопнусь в обморок! Как, скажите, можно определить беременность на шестой день? - Я ничего такого не чувствую! Никаких изменений!

    - Ну на втором месяце это и не обязательно, госпожа. Как я уже сказала, всё у вас нормально, и вы родите здоровых детей.

    - Детей? - Переспрашиваю слабым голосом. Я сейчас умру.

    - Я вижу троих. Три искры жизни горят под вашим сердцем.

    - Но это невозможно. - Беспомощно лепечу... В голове - звенящая пустота. - Не было никаких признаков... То есть, я хочу сказать...

    - По всей видимости, не было только одного признака. Это изредка случается. Если вы не доверяете моему диагнозу, обратитесь к другому целителю.

    - Ну что вы, леди-магистр! Простите мою жену, она в растерянности от такой новости. Тройню мы никак не ожидали. - Гуру мурлычет, заглаживая мою бестактность, а я...

    - Да, тройня в Бездне - редкость. Хотя в высоких семьях, мой лорд, прецеденты были.

    Гуру подхватывает леди-магистра Гильдии Целителей под локоток, улыбаясь ей, как будто она принесла ему долгожданную новость. Два магистра - целитель и убийца, удаляются, а я...

    - Сказка кончилась. Вот и всё. - Других мыслей в голове нет. - Вот и всё. Вот и всё.

    Надо уходить. Возвращаться к Сэ. Не хочууу!!! Почему сейчас?!! Столько лет!!! Почемууу?!!

    - Тихо, киса моя, тихо! Ну, если очень хочется, то поплачь. Но волноваться тебе не надо. Ты же слышала, что сказала леди-магистр...

    Гуру держит меня на руках, оказывается я уже добежала до въездных ворот усадьбы. Странно, что не до арки.

    - Мне надо уходить.

    - Не надо. Это не первые светлые, воспитанные в Бездне. У нас есть несколько высоких семейств, имеющих светлые корни. И эти трое вырастут, и будут жить...

    - Заложниками. Заложниками лояльности лорда Сэ. Я не могу этого допустить.

    - Ты понимаешь, киса моя... В тёмных мирах они тоже будут заложниками.

    - Это будет решать их отец. Я не могу спрятаться с тремя его детьми. Так не делают.

    Холодно. Как же холодно! Прижимаюсь к Гуру, он обнимает крепче, делает шаг, и мы опять на террасе, где разбилась моя радость.

    - Шшшш... не надо плакать, киса моя. Три месяца побудешь здесь. Я тебя не выпущу раньше. Позанимаешься по совету леди-магистра, окрепнешь. И если не передумаешь, то уйдёшь. Мы сейчас в петле времени. Три месяца - тебе, чтобы освоиться с новым положением, твоим друзьям - чтобы врасти в новый для них мир.

    - В какой ещё петле?

    - Я знал, что ты уйдёшь. Знал ещё с твоего первого обморока в гостинице. Ты напугала меня, я проверил жизненную энергию, и увидел три искры жизней, помимо твоей. Но я не мог отпустить тебя без защиты. Я отправил вас через зеркало к себе домой, и обратился к Матери-Бездне. Я отдал положенную плату: силой, кровью и жизнью. Три месяца Бездна будет закрыта для чужих. За это время, ты должна подготовиться к возвращению. Светлый лорд тебя примет, но в тёмных мирах не умеют прощать слабость. А твоё возвращение сочтут именно слабостью.

    - Мне есть о чём побеспокоиться и помимо того, как на меня будут смотреть тёмные.

    - И ещё. Светлый лорд потребует брака. Ты это понимаешь. Дети должны быть рождены в браке.

    Опускаю голову. Молча. А что говорить? Всё уже сказано.

    - Ты не будешь капризничать, и дашь своё согласие. По нашим законам, брак может быть срочным. Не в смысле скорости, а по продолжительности. Если тебе не хочется провести жизнь рядом с лордом Сэ, ты можешь объявить срок брака до дня, когда детям, которых ты носишь под сердцем в момент заключения брака, исполнится пять лет.

    - Почему именно пять? - возникает призрачная надежда.

    - До пятилетнего возраста детьми занимается мать. Оставлять семью раньше - неэтично.

    - А кто на это моё объявление обратит внимание?

    - Важно только твоё решение. Женщина может считать себя замужней, не имея официального статуса жены, а может быть свободной, будучи официально замужем. Удручающая картина. Если женщина отказывается признавать наличие брака, то мужчине лучше её отпустить. Для самолюбия менее болезненно, чем попытки удержать её.

    Молчу. Почти пять с половиной лет. Никто ждать не будет.

    - Я не обещаю хранить верность, это смешно. Но я тебя жду. Всегда. Тебе достаточно призвать Бездну. В Империи тёмных много храмов Бездны, так что с этим проблемы быть не должно. Но на всякий случай, я тебе дал ключ. Который ты назвала "гадость". Позже объясню, как им пользоваться. А пока нас ожидают три очень насыщенных месяца. И... не отказывай мне. Прошу тебя... Три месяца - это очень мало.

    - А ещё я должна хорошо питаться! - А то забудет ведь, в высоких материях.

    Гуру хохочет, поднимает меня так, что я смотрю на него сверху вниз, потом позволяет соскользнуть, подхватывая на руки. Садится на очередное мраморное ложе, на этот раз находящееся возле мраморного же стола, и делает хлопок ладонями.

    - Три корочки хлеба! - Смотрит на меня с недоумением, а я смеюсь, вспомнив детский фильм. Три месяца. Не буду думать ни о чём. Пусть у меня будут эти три месяца.

    ***


    Время... Время... "Tempus fugit" (время бежит) как мудро говорили древние! Дни мои тянутся долго, занятые подготовкой к предстоящим родам и отработкой приёмов ножевого боя.

    А ночи... Ночи пролетают в одно мгновенье. Мне кажется, что я не успела обнять Гуру, слиться с ним.., как уже брезжит рассвет. Разлёживаться мне не разрешают. Слишком многое нужно освоить до момента возвращения в тёмные миры.

    Иногда, на самом дне моих мыслей возникает предательское: а может ну его? Светлейшего Сэ? Остаться в Бездне, никто не узнает. Дети вырастут... Потом вспоминаю про закон Мэрфи, неумолимый ко мне... Потом ставлю себя на место детей, и думаю: мне бы это не понравилось. Не стала бы судить, высказываться по поводу, но (!) не понравилось бы. Так что, - решено. И моё нежелание, не является препятствием.

    Занимаюсь, как в Учебке, перед отправкой на Семинар. Йога, пранаяма, медитация. Дополнением является изменение асан с целью снизить нагрузку, чтобы не повредить детям, и изучение симптомов, по которым надо менять асаны. Если Гуру меня не примет обратно, смогу преподавать йогу для беременных... Или грабить на дорогах. Жан-Батист обучает меня приёмам ножевого боя, которые используют уголовники. И учит метать ножи.

    Гуру сделал мне воистину царский подарок. Три комплекта универсальных ножей. По семи штук в каждом. Вера, Надежда, Любовь. На каждом клинке сияет радугой символ одной из христианских добродетелей. На каждом чехле тоже вытиснен свой символ, чтобы не путаться. Ножи универсальны: их можно метать, чем я занимаюсь каждый день, приводя в отчаяние Жана-Батиста. Сама я довольна своими успехами. В начале занятий, я умудрялась попадать в мишень рукояткой. А теперь, через три недели, не хватает силы и меткости. Но я тренируюсь.

    Гуру наблюдает за моими тренировками. Я беспокоюсь, что его дела страдают от небрежения, а он хохочет, подхватывая меня на руки, и говорит, что в эти три месяца его важнейшим делом являюсь я. Счастье... Что оно такое? Я не знаю. Просто напитываюсь им на будущее. Я не думаю о том, что будет завтра. Зачем? Если сегодня я ловлю взгляд, улыбку, прикосновение. Если ночи полны обжигающей страсти и щемящей нежности... А вечером мы всей компанией сидим в саду, или выбираемся в степь...

    Запах степных трав не сравнить ни с чем. А может, во мне говорят предки-кочевники. Ветер свободы...

    - Как вы познакомились? - Гуру подбросил ветку в огонь, вспыхнувшее пламя осветило резкие черты лица. - Вы из одного мира, но в то же время, как бы и не совсем.

    Ребята рассмеялись, я присоединилась к ним. Потом объяснила:

    - Портал сработал не совсем правильно. Меня перенесло в мой мир. Только на другой континент и в прошлое.


    Глава двенадцатая. "Мы странно встретились..."



    И меня накрыло воспоминанием: я всё таки нашла врата свободного перехода. Точнее, не нашла, ибо я их не искала. Случайно наткнулась, когда табор, - с которым я тогда путешествовала, в очередной раз сбежав от лорда Сэ; умудрился встать на ночную стоянку практически вокруг них. А может, так оно всегда и случается. Ибо по легенде найти эти врата нельзя, на них можно только наткнуться. И я вошла в них, вспоминая свой мир, представляя, что споткнувшись в тот далёкий день, я всё таки удержалась на ногах, и не была притянута призывом Семинара. А пошла домой. И воспоминания хлынули волной: квартира в панельном доме, утром в десять минут седьмого выходить на работу, ехать с пересадками через всю Москву; рабочий день, в обед бегом по магазинам за продуктами, вечером, нагруженная болоньевыми сумками, опять с пересадками через всю Москву домой... В транспорте хрен кто место уступит, всю дорогу стоять, таки метро хотя бы ходит нормально, а вот автобуса иногда по сорок минут ждать приходится...

    Короче, вышвырнуло меня. Куда-то в огонь. В костёр в смысле. Только подумала, что это мне за грехи, чтобы не роптала на жизнь, как меня выдернули из огня. Стою, отряхиваю одежду, осматриваюсь. Здоровые парни в камуфляже. Камуфляж не наш, выглядит иначе. Но ребята крутые. Прошли огонь и воду. Медных труб таким не достаётся... Но это я отметила вскользь. Всё моё внимание устремлено на машину, стоящую неподалёку. Оччень знакомую машину с запасным колесом на капоте! Дефендер, ёперный театр! У меня получилось!!! Лендровер-дефендер! Земля! Готова кричать как вперёдсмотрящий!

    - Мисс, вы меня слышите? Как вы себя чувствуете?

    Оказывается, со мной пытаются говорить. А я на машину любуюсь. Светловолосый, стриженный бобриком парень... нет, пожалуй, не парень. Командир. Командир этих ребят. Говорит по английски. А я знаю только американский вариант английского. Тот, на котором говорила Аманда.

    - Я слышу вас, сэр. Прошу меня извинить, я немного растерялась. - Вежливость, - оружие леди!

    - А уж как мы растерялись! Не каждый раз в костёр падает девчонка.

    - Это подарок небес, парни! Полгода без женщины... Кинем жребий?

    Ребята перебрасываются словами на французском, не глядя на меня, но отслеживая мою реакцию. Проверка знания языка? Командир вежливо ждёт моего ответа на вопрос о самочувствии.

    - Я чувствую себя хорошо, спасибо сэр.

    И волна признательности такому вежливому офицеру и джентльмену. Однако жарковато здесь. И ребята, похоже, были не только без женщины, но и без ванной. Так что с подветренной стороны лучше не находиться. Интересно, куда нас попали?

    - Я прошу простить моё любопытство, сэр. Но может быть вы, сэр, подскажете мне где я очутилась?

    - Африка.

    Ик! Вот это я представила свой мир! Хорошо, что не Амазонка! Хотя, неизвестно, хорошо ли. Ладно, хоть люди конкретно здесь, - белые. И разговаривать умеют. Только надо сразу определиться с взаимоотношениями в группе, как говорит отец Иаков. Интересно, далеко ли до Российского консульства? Блин! О чём я! Какое консульство! Я без документов, свалилась на головы парням в камуфляже, сидящим в джунглях, и приду вся такая деловая - переправьте меня домой. Ага! Переправят. Куда-нибудь на Лубянку. На Лубянку, конечно, вряд ли, но всё равно, итог моего появления в Консульстве РФ вполне предсказуем. Туристкой представиться не могу. Точнее, могла бы, но не в цыганской одежде. И надо разыгрывать потерю памяти... Лучше я на Родину буду на перекладных добираться. Глядишь, и документами с багажом разживусь по дороге.

    Все эти мысли как стрижи пронеслись у меня в вакууме, заменившем мои мозги после слова "Африка". Стою, абсолютно бессмысленным взглядом уставившись на офицера.

    - Мисс, теперь я задам вам несколько вопросов.

    - Дааа, а в старых сказках сначала кормили-поили, а потом спрашивали. - Про "спать укладывали" благоразумно умалчиваю.

    - Прошу меня извинить, мисс. Вы так неожиданно возникли в пламени костра, что я позабыл о манерах. Могу предложить армейский рацион, и кофе.

    - Спасибо, сэр. Можно я спрошу? - перехожу на французский. - Ваши бойцы... они нарочно меня пугали, говоря по французски? Или это была проверка на знание языка?

    - Французский вы знаете лучше, чем английский.

    - Английский я учила у американки. Французский, впрочем, тоже.

    Сижу на бревне, угрызаю сухпай, запивая горячим кофе. Первая еда за день. Исподволь рассматриваю командира. Что-то с ним не в порядке. Ранен, и не успел выздороветь? Непонятно.

    - А ваш родной язык?

    Заговорить что ли на романи? Или на всеобщем? Жалко, что на цыганку я не похожа.

    - Русский. Мой родной язык - русский.

    - ГРУ? Или?..

    - Вы мне не поверите. Даже сочтёте, что я издеваюсь. Я знаю, что это звучит по-дурацки, но тем не менее, я обычный экономист, попавший в другой мир, и через несколько лет вернувшийся оттуда. Почему меня выбросило именно сюда, я не знаю. - Делаю короткую паузу. - Вы мне не верите.

    - Ваша история фантастична. Не обижайтесь.

    - Кот!.. - самый крупный из наёмников, точнее - просто огромный, как Илья Муромец.

    - Кот? - возникает робкая надежда встретить родича.

    - Карло Альфред Томас Шеннон, командир отряда наёмников.

    - А я Тигра.

    - Ваш позывной?

    - Моё имя. Впрочем, если вам оно не нравится, можете подобрать любое. Я запомню.

    - Вы хотите попасть в Советское консульство, мисс Тигра?

    - Нет. Я не сомневаюсь, что... Советское?!!

    Ой, мама дорогая! Надо было спрашивать не только где я, но и когда я! Меня начинает разбирать дурацкое хихиканье. Сдерживаюсь из последних сил. Блин! И чего мне рядом со Светлейшим не сиделось? Тихо, спокойно, весь день делаю что в голову взбредёт, ночи, конечно, заняты спецобслуживанием, но я уже почти привыкла.

    - Простите... А какой здесь сейчас год? Сэр Кот?

    Ребята дружно заржали, хлопая друг друга по спинам, и повторяя: "сэр Кот". Нууу, разрядка нужна конечно. Сам Кот внимательно посмотрел на меня и ответил:

    - Тысяча девятьсот семьдесят второй год от Рождества Христова.

    Всё, пипец полный! Период застоя, с дорогим Леонидом Ильичом, холодной войны, и процветания имперской политики поддержания "борцов за свободу". Приехали.

    Ой, блин! И что теперь? Что мне теперь делать? Домой нельзя. Некуда мне домой. Надо врастать в реалии этого мира. Вот кто меня за язык тянул с русским? Надо было говорить на цыганском, и уходить в несознанку. Похожа, непохожа, мало ли, какие дела... Романи я знаю. Хотя языки могут отличаться. Ну что уж теперь сетовать на жизнь...

    Сижу, закрыв лицо руками. Мысли водят хоровод. Некоторые пускаются вприсядку. Поймать ни одну не удаётся. Да я и не стремлюсь.

    - Мисс... Мисс Тигра, - Кот прикоснулся к плечу, дождался, когда я подниму голову, и протянул фляжку. - Выпейте хотя бы пару глотков.

    Взяла фляжку, выпила глоточек... Интересно, почему я решила, что там вода? Нууу, раз предложили выпить пару глотков, то так мы и сделаем. Тем более, что виски довольно неплохой. Выдохнула...

    - Спасибо, сэр Кот. Приятно встретить понимающих людей.

    - Вот теперь я точно уверен, мисс, что вы русская!

    - Нндаа? Это из серии - "вчера пил с русскими, чуть не умер?"

    - Возможно. Я не знаю этой истории, мисс Тигра.

    - Это не история. Это анекдот. Выдержки из дневника иностранного специалиста, работающего в России. Вторая часть гласит: "утром похмелялся с русскими. Лучше бы я умер вчера!"

    Вежливо посмеялись. Интересно, ребята на задании, или ожидают транспорт обратно к цивилизации? И... Аманда говорила, что её вывезли из Африки сёстры-салезианки. Значит здесь есть католические миссии, и я смогу исполнить обещание, данное Аманде.

    - Есть ли поблизости католические миссии, сэр Кот?

    - Вы католичка?

    - Нет. Я вообще некрещёная. Я обещала подруге заказать заупокойную Мессу, если мне удастся вернуться, и будет такая возможность.

    - Мы ждём борт на Либревилль. Там есть католическая миссия. Вот только я не уверен, что нам удастся попасть на этот борт. Если он будет. Если ему удастся проскользнуть мимо русских МИГов.

    Покашляв, смотрит на меня. Ну да, я русская. Только к МИГам отношения не имею.

    Исчёрпывающий ответ. Ещё бы знать что такое Либревилль. Вспоминается "Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне". Таки это борт на ЮАР, выходит? Или... Нндаа... А ведь по географии пятёрка была. Много лет назад. Нет Либревилль, - это как Фритаун. Это, вроде бы, даже столица. Только чего - я не помню.

    - Вы географию Африки знаете, мисс Тигра? Либревилль, - это столица республики Габон. А мы сейчас - в Конго. Проиграли войну, и пытаемся выбраться.

    - Выбраться отсюда в Либревилль... А вас там примут?

    Ещё один внимательный взгляд.

    - Возьмёте меня с собой, сэр Кот? Если грузоподъёмность борта позволит?

    - Если позволит грузоподъёмность...

    Задумался, сэр Кот. Что-то я ляпнула не то. А, может, тон у меня не тот.

    Быстро стемнело. Ребята курят без перерыва. Мне предложили закурить, - удивилась... Извинились. Отошли.

    - Пошли.

    Негромко сказал Кот, и мы пошли в джунгли. Костёр затушили сразу, едва начало смеркаться. Ну да! Я уже забыла про МИГи! А они, судя по всему, есть!

    Шли недолго, не больше часа. Странно, почему оставили машину. Ну да ладно. Не моё это дело. Джунгли кончились внезапно. Впереди пустое пространство и какие-то строения вдалеке. Вероятно, это и есть местный аэродром.

    Прошли по краю, не выбираясь на расчищенное место. Подошли к строениям, оказавшимся ангарами. Кот отправился в один из ангаров. Сели, ждём. Слышу самолёт. Остальные тоже услышали. Небо в облаках, ни хрена не видно. На одно мгновение мелькнули посадочные огни, и из облака вынырнул небольшой самолётик. Самый высокий наёмник, - не тот, который Илья Муромец, а худой, как мощи, - как-то судорожно вздохнул.

    Самолёт приземлился. Полоса намного длиннее, чем ему надо, - значит рассчитана на более тяжёлый транспорт. Вышел пилот, повертел головой, разминая шею, пошёл к ангарам. Туда же, куда немногим ранее, отправился Кот. А дальше, всё завертелось, как в калейдоскопе.

    Вышли Кот с пилотом, Кот махнул нам рукой. Подходим. А из другого ангара выходит... Монахиня? Вероятно, да. Тоже подходит, и начинает что-то говорить пилоту, который указывает ей на нас. Она обращается к Коту. Кот медленно, как-то обречённо кивает, и идёт к нам.

    - Борт который мы ждали не придёт. Попался МИГу. Шкипер согласился взять нас до Либревилля, но тут сестра Мария-Тереза. И дети. Сегодня самолётов миссии уже не будет. Мисс Тигра, вы отправитесь в Либревилль этим бортом. Поможете сестре с детьми. А мы подождём следующего.

    Один из наёмников вскинулся было что-то сказать, но наткнулся на взгляд Кота, и замолчал. А я пошла к самолёту, к которому уже выносили детей. Встала возле трапа в цепочку передающих на борт.

    Невесомые свёртки с младенцами. На лбу полоска пластыря с именем. Ну, я так думаю, что с именем. У кого-то полоски нет. Загрузили. Поднялись с двумя сёстрами на борт. Некоторые дети уже были распелёнуты. Господи! Это такой ужас! Скелетики, обтянутые кожей, с раздутыми от недоедания животами. Вспомнила слово "рахит".

    С земли послышался негромкий голос пилота. Он кому-то отказывал. Я выглянула, посмотреть. Там подогнали машину ещё с детьми. Пилот сказал, что у него полная загрузка. А я прикинула, что каждый свёрток не весил и трёх килограммов. Там около двадцати детёнышей...

    - Господин капитан, я не полечу. Загружайте детей.

    Сказала, стоя на земле. Как спустилась из этого самолёта, уже не помню. В конце концов, я могу и в тигриной ипостаси пробираться к цивилизации. А может, Кот с ребятами ещё не ушли.

    Проводила самолёт. Монахини благословили меня. Ну, значит, точно всё будет хорошо.


    Глава тринадцатая. "Свой среди чужих, чужой среди своих"



    - Мисс Тигра, почему вы остались?

    - Если я скажу, что полюбила вас с первого взгляда, сэр Кот, вы же мне всё равно не поверите?

    Ой, что-то я неудачно шучу... Если ребята полгода без женщин...

    - Простите, сэр Кот. Это была не слишком удачная попытка пошутить. А разве непонятно, почему я осталась? Там дети. Я вешу около шестидесяти килограммов, двадцать истощённых донельзя младенцев - примерно столько же. Помните у О'Генри: "Боливар не выдержит двоих". Шансов выжить у меня намного больше, чем у этих детей. Выбор очевиден.

    - Шансов выжить у нас у всех практически нет.

    - Вы же остались, сэр Кот. Вы с вашими бойцами тоже сделали выбор. Я, конечно, не слишком умна, но понять, что другого борта уже не будет, я в состоянии.

    - Мы солдаты, мисс Тигра. И мы знаем местность.

    - А я пойду с вами. Если буду обузой, перережете мне глотку, чтобы не тратить патроны.

    - Мы сейчас возвращаемся к машине за оружием, мисс Тигра. Мы пойдём быстро, но тихо. Постарайтесь не отставать и не шуметь.

    - Если туда ещё можно вернуться.

    Заговорил невысокий жилистый наёмник, который точил нож всё время, пока мы сидели у ангара. Уголовная морда. Но... "Не судите, да не судимы будете" (Евангелие от Матфея 7:1). И ещё: "от тюрьмы, да от сумы не зарекайся". Меня больше беспокоит красавчик, который проявил недовольство решением командира остаться. Проблемы будут именно с ним. Хотя, в случае чего - загрызу, и фамилию спрашивать не стану.

    - Я схожу на разведку и посмотрю.

    Приятно слышать такой дружный и весёлый смех. Показать им, что ли? Или, рано пока? Подожду, пожалуй.

    Быстрым шагом, и не создавая шума, передвигаемся в сторону оставленного лендровера. Хорошо, что мне приходилось сопровождать отряды чистильщиков. Плохо, что мои умения передвигаться по пересечённой местности вызывают подозрения у наёмников. Периодически "включаю радар", отслеживая эмоции людей. Пока никого в округе, кроме нас грешных, не ощущается. Хотя, - это не показатель. Я знаю, как некоторые сидят в засаде, подобно змее. Даже телепат не заметит, пока не "наступит".

    Приближаемся к месту, где оставили машину. Начинаю принюхиваться. Вроде бы чисто, но что-то мешает успокоиться. И наёмники насторожились. Аааа, ладно! Всё равно, рано или поздно пришлось бы сверкнуть второй сущностью. Дотрагиваюсь до плеча Кота, прижимаю палец к губам, в универсальном жесте, и... перетекаю в тигрицу.

    Вот это выучка! И нервы! Никто даже не шелохнулся. Только напряжение сгустилось, подобно вечернему туману над водоёмом. Скользнула в заросли. Как чудесно! Джунгли полны жизни. И здесь она тоже есть. Была, точнее. Водитель мёртв. Недавно. Крови нет... Не нравится мне это.

    Выбираюсь на полянку. Ползком двигаюсь к лендроверу. Приподнимаюсь, принюхиваюсь... Чужой запах! Такого не было на поляне! И тут, мой внутренний радар буквально взвыл: "Угроза!!!" Перекатываюсь, не успевая... П-п-п... Тихий звук, а меня, как будто, несколько раз ткнули ломом. Тигрица взвизгивает, - ей больно. Падаю. Лежу. Пусть подойдут поближе. А у меня пока раны исцелятся.

    - Красивая кошка! Жалко. Слышь, Сань, а разве в Африке тигры водятся?

    - А хер их знает! Может в зверинце кто держал. Добьём? Шкуру у камина бросить, и девку на ней повалять...

    - Тебе бы всё девок валять. Добить - надо. Что зверюгу неразумную мучить. А шкуру... Свою бы сберечь, Сань!

    Блин, они же по-русски говорят! Вот ёперный театр! И как мне быть? Хотя, - без вариантов. Придётся защищаться, чтобы не добили. Раны мои уже зажили все. Интересно, надо будет проверить, как моя тигрица реагирует на серебро. На серебряные пули, или стрелы. И на железо. Свинец ей по-барабану. Но... дома. А то... вдруг, что!

    Забавно. Я только что назвала домом другую реальность. А может, я уже давно считаю её домом, просто тигрица честнее.

    Хватит отвлекаться, а то мне глотку перережут, восстанавливайся потом! Ребят убью быстро. Не хочу их допрашивать. Всё таки земляки.

    Вот блин! Быстро не получится! Страхуют друг друга. Один отошёл к краю поляны, а другой с ножом направился ко мне. Собирается шкуру мою полосатую снимать. Неее, я против!

    Как оказалось, не только я. В шаге от меня споткнулся на ровном месте и рухнул. Так падают мёртвые. Но я уже прыгаю на второго, который стреляет, стреляет, стреляет в меня. Боль рвёт мои внутренности. Беззащитный пушистый животик прошит очередями. Ну кто так делает?! Спрашивать не у кого. Триста пятьдесят килограммов чистой красоты сбивают человека с ног, и хрупкая человеческая шея не выдерживает. Это его запах был на машине. И чернокожему водителю он сломал шею. Аккуратнее, чем я, конечно! Но что делать, я в спецназе не обучалась.

    Перекатываюсь подальше, и возвращаю себе человеческий облик. Стою спокойно, смотрю не в направленные на меня стволы, а в глаза наёмников. Ну и что теперь?

    - Мисс Тигра... Кхм, даже не знаю что сказать...

    - А вот мне интересно, каково убивать своих? Только не надо врать про самозащиту, mein Schatz. Тебя ведь не убить обычной пулей? Nicht wahr?

    - Ja, natürlich. Не убить, Курт. Но боль я чувствую. И раны тоже. Регенерация - также не безболезненна. А что касается своих... Наши ГАИшники, - дорожные полицейские, по вашему, - любят отвечать: "свои в овраге лошадь доедают". Или ты думаешь, что они бы меня пощадили? Только как в анекдоте про ведьму: "но потом всё равно убьём".

    - Хватит разговаривать. У них хорошие глушители на автоматах, поэтому на нас ещё не охотятся. Берём самое необходимое и уходим. Патрика придётся оставить непогребённым. Тогда есть шанс, что гибель русских сочтут несчастным случаем.

    - Кот, контракт закончен, и ты мне больше не командир. Поэтому я скажу прямо: бóльшего бреда я уже давно не слышал. Ладно, парень, которому сломали шею. А нож в спине - это тоже несчастный случай?

    - Свой нож я не оставлю. Извини, Кот.

    - Экспертизу делать никто не будет. У бедняги Патрика нож примерно такой же. Замените, только и всего.

    Невысокий уголовник влез в машину, и тут же спустился к покойнику, убитому ножом. Вытащил свой клинок, и аккуратно заменил его ножом "бедняги Патрика". Дааа! Метнуть нож на такое расстояние, да ещё под таким углом! Мастер! Нет! Маэстро! От меня идёт волна искреннего восхищения, окутывая наёмника, и тот неожиданно улыбается мне.

    - Меня зовут Жан-Батист Лангаротти, мадемуазель Тигра. Я родом с Корсики.

    - Я родилась в России.

    - Курт Земмлер, Германия. - самый старший из наёмников. Лет сорока.

    - Джанни Дюпре ЮАР - это высокий, худущий, как мощи.

    - Марк Вламинк, Бельгия - Илья Муромец. Его называют Крошка Марк.

    - Я ирландец. - это Кот.

    - Морис, Франция, Париж. - Этот мне не нравится. И эмоции у него поганые. Особенно, когда на меня смотрит, думая, что я не вижу. Лорд Сэ по сравнению с ним - рыцарь. Ох, зря я о нём вспомнила. Похоже, - ищет. И "зацепился". Стоп. Не думать о брате-по-боли, думать о приятном.

    Мориса, скорее всего, придётся убирать. Пока не началось. Несчастный случай... Жаль, что я не специалист. Но парень может нас угробить. Он уже начал конфликтовать с командиром при том, что остальные наёмники составляют сплочённую группу. А нас сейчас будут гнать, как оленей. Предчувствие такое...

    Предчувствия мои... Вот что бы хорошее предчувствовать! Так нет же! - Подумала, перетекая в тигрицу. Потому что моё человеческое тело уже бежать по джунглям не может. Да и посмотреть надо, что там вокруг. А у тигрицы восприятие тоньше, и она не устала. Может, мне в тигрином облике бежать? Надо у Кота спросить. Ребята уселись на землю, отдыхают. Все пятеро.

    Почему пятеро? Потому что Мориса с нами больше нет. Он решил пойти своим путём. Хотела его проводить, проследить, чтобы не споткнулся... не поскользнулся... шею бы не сломал... Кот запретил. Именно мне запретил. И Жану-Батисту ещё. Кот - офицер и джентльмен. А Морис - подонок. Но! Они сражались в одном отряде. Ааа, что говорить! Мужчины, и их принципы!

    - Сэр Кот, могу я передвигаться в тигриной ипостаси? Мне так проще. А то я не в силах сохранять заданный Вами темп.

    - Разумеется, мисс Тигра. Нам даже удобнее. Ваша тигрица обладает чутьём и слухом, которого нет у человека.

    Вот интересно, глаза у Кота не чёрные, а вовсе даже светлые, а сглазил дорогу "на раз". На следующий же день нас взяли, как несмышлёных котят. Хотя, конечно, их было больше, и им указали направление. А мы так хорошо запутали след... Не надо было отпускать Мориса живым. Как чувствовала!

    Опять родная русская речь. Интересно, что здесь делают наши спецы в таком количестве? Помогают угнетённым племенам, вчера слезшим с дерева, бороться за свободу? Куда-то делся мой патриотизм... Осталась только злость. Не на ребят, которые выполняют приказ, а на кхм, нууу... скажем, "исторические обстоятельства", в которые нас попали.

    И я до сих пор не могу забыть эвакуированных детей в крайней степени истощения. В хрониках героических деяний о них ни слова не напишут! Вопрос кто герой - профессиональный военный, за которым стоит огромное, технически развитое государство, или маленькая монахиня, вооружённая только своей верой в то, что следует выполнять Завет: "любите друг друга; как Я возлюбил вас" (Евангелие от Иоанна 13:34). Я не могу себе представить Любви, которая отправит на муки за спасение совершенно постороннего человека. Здесь мы уже плавно переходим к вопросу "А кто мой ближний?" (Евангелие от Луки 10:29).

    Стою под прицелом, наблюдаю. Морис что-то доказывает военным консультантам - так, кажется называется эта должность. Морда у него разбита, и, судя по тому как он двигается, несколько рёбер сломано. Что не может не радовать. Не радует то, что слушая Мориса, наши парни посматривают на меня. Не по доброму.

    - Рядом с ребятами были следы тигра. Я дома видел, не спутаю. А потом пропали, как будто тигр растворился в воздухе. Я прошёл обратно по следам. Так они появились в зарослях, в окружении человеческих. До этого никаких следов хищников не сопровождало этих наёмников.

    Ну надо же! Охотник! Хотя, чему я удивляюсь? Эти навыки в армии всегда приветствуются. В разведке боем, - таки особенно.

    - Я говорю вам, говорю! Девка - оборотень! Я видел как она превращается в тигрицу!

    Морис нервничает. И правильно делает. Понял, что совершил ошибку, но сделанного не воротишь. Предателей никто не любит. А если советские представители здесь негласно, тогда нас всех тут и прикопают во-избежание.

    Нндаа... Надо было учиться драться. Тогда бы я двигалась побыстрее. Ну что теперь говорить... Интересно, чего мы ждём. Или кого? И надо ли нам ждать...

    Ждём, как оказалось, вертушку. А на ней прибыли обер-офицеры в количестве двух единиц командного состава, и пижон, играющий в дознавателя. Успешно играющий, судя по отвращению, вызываемому у всех военных. Почему пижон? Камуфляж с иголочки, очки-хамелеоны, ну и общий вид - на обложку журнала. И чемоданчик в руке. Надо полагать - с инструментом. Интересно, какая в нём комплектация.

    Не о том думаю. Если нейтрализовать местных вояк, то у нас появится шанс вырваться. Очень маленький шанс. А местные вояки - они, в сущности, как дети. Так же простодушны. Сыграем оборотня. Специалист-пижон в данном случае очень кстати. Просто подарок судьбы.

    Муррр! Какой чемоданчик! Просто цимес! Раскладывается в столик, сделан, судя по всему, из легированной стали. Лёгкий, и не подвержен коррозии. Протёр салфеткой, и вуаля! Товарный вид восстановлен. И инструментарий очень достойный. Тоже легированная сталь, если не титан. И комплектация... Ещё раз муррр! Заберу как трофей. Должна же у меня остаться память о Родине. О родном мире в смысле.

    Пижон вопросительно смотрит на офицеров с которыми прибыл. Тот, что постарше, делает лёгкий жест "подожди", и выходит вперёд.

    - Нам нужны сведения о местонахождении вождей мятежа. Вы наёмники, к вам у нас нет претензий. Сообщите, где находятся зачинщики мятежа против законной власти, и можете идти на все четыре стороны.

    Вот он что, это всё серьёзно говорит? На хорошем французском. Просто Шарль Перро. Сказочник в смысле.

    - Мне не хочется говорить это вам. Я солдат, как и вы. Альтернативой вашего молчания является пытка. Вы всё равно расскажете нам всё, что знаете. И будете сожалеть, что знаете так мало. Потому что, только пока вы говорите то, что нам интересно слышать, вы не будете испытывать боли.

    Вот это - похоже на деловой разговор. Только ребята уже себя похоронили, мысленно, и стоят с индифферентным видом. Единственно, меня жалеют. Странные какие-то наёмники. Нетипичные. Хотя, типичных я видела только в школе Гильдий, а эти ребята - все бывшие солдаты. Курт таки ещё в Гитлерюгенде успел повоевать, - с фаустпатронами против танков. Ладно, слушаем дальше. И смотрим.

    - Пока вы думаете; вам покажут, - что вас ожидает в случае проявления неблагоразумия.

    Кивает пижону на... Мориса? Хммм, а я уже думала, - меня выберут. Ну что ж, предателей никто не любит. Я, наверное, следующим номером пойду. Понаблюдаем, как местные специалисты работу работают.

    Нндаа... Таким инструментом, и такой дилетант пользуется! Сплошная показуха! Смотреть противно. Чемоданчик точно заберу! Не хрена хороший инструмент в неумелых руках оставлять! Этого пижона пытками не учили. Он не чувствует объект, потому что не понимает степени воздействия. А боль причинять любит. Подонок. Но Мориса мне всё равно не жаль. Пусть кушает плоды предательства полной мерой.

    Что-то я неправильно себя веду. Обер-офицеры присматриваются. Спецназовцы насторожились, и контролируют сначала меня, а потом уже ребят. С чего бы это?

    О! Дошло наконец-то! Я смотрю на пытку Мориса как экзаменатор, а не как зритель, тем более - женщина. Курица безголовая, правильно Наидобрейший говорит! "Где Вы теперь? Кто Вам целует пальцы?.." (А.Н. Вертинский "Лиловый негр") Сыграть спеца по допросам с ну оочень секретной миссией? Нет, - ребят закопают. Ладно, подожду своей очереди. Морису осталась пара минут всего. Интересно, зачем им так срочно понадобились руководители мятежа? Успели кассу урвать, или где? Такой ажиотаж возможен только по важному поводу.

    - Всё ещё не желаете сотрудничать? Может быть ваша женщина сможет уговорить вас? А наш специалист ей поможет быть убедительнее.

    Готова бежать вприпрыжку. Но! Народ и так уже пугается блеска моих глазок. Пора заканчивать этот балаганчик!

    - Это недоразумение вы называете специалистом? Хорошо же поставлена кадровая работа в Союзе! Или его сюда в наказание отправили? За вопиющую некомпетентность?

    Ага! Разозлился, пижон! Прраавильно злишься, прраавильно! Сейчас мы, для избранных, будем демонстрировать реальность, данную нам в ощущениях. Как бы мне ребят обойти... Вот блин! На выборочное воздействие мы с Мессингом тренировались, но не в таких же масштабах! Накрою квадратный километр леса: кто не спрятался, я не виновата. Счастье, что ребят всего пятеро! А то бы у меня точно крыша съехала.

    - Ты знаешшь, что сс тобой ссейчасс ссделают? - Разозлился так, что уже шипит. Успокоился внезапно, считает, что всё под контролем. Ну-ну... - Видишь эти инструменты?

    - Инструментарий отличный! И чемоданчик - высокий класс! Сам заказывал? Не поверю! С твоей квалификацией... Неее, не поверю!

    Улыбаюсь, рассматривая пижона, и попутно, отслеживая эмоциональный фон окружающих. Надо ребят успокоить. А то они со мной нервный срыв заработают. Кроме Жана-Батиста. Ну и Курта ещё. Не любит он меня... Не нравлюсь. Всё русское - потенциально опасное. Детские комплексы...

    - Если ты так в этом разбираешься, то может быть поможешь мне уговорить твоих спутников поделиться информацией?

    А пижон не дурак! То есть, даёт мне возможность отыграть назад. Не просто не дурак, а даже очень умный!

    - Я друзей не продаю, пижон. И уговаривать их я тебе не помогу.

    - Вот здесь ты очень ошибаешься, милая. Ты криком будешь их уговаривать. Я пока не буду портить твоё тело. Может быть, ты ещё доставишь нам удовольствие. Добровольно, и даже с радостью. Ты знаешь какую боль испытывает человек от иголки, попавшей под ноготь?

    - А то! Могу и вам всем показать!

    Вытаскиваю штопальную иглу из каймы кофты, где для неё нашиты специальные бусины, чтобы не кололась. И... Загоняю её себе под ноготь на всю почти длину! Бооольнооо! И тут же включаются другие воспоминания. О молотках, мозжащих кончики пальцев, об "испанских сапожках" раздавливающих мышцы и дробящих кости, о... Но хватит уже! Всем хватило, точнее.

    Корчатся на поляне люди в камуфляже, кто-то даже бросил оружие. Пижон, скрючился в позе зародыша, трясётся и скулит "Не надо!... Не надо!..." Командование тоже разделило участь бойцов.

    С тревогой смотрю на ребят: все целы, слава Богу! И некоторые местные воины тоже, что отнюдь не радует. Какие-то обряды, позволяющие привыкнуть к боли? Или просто наркотики? Ну ладно. Перетекаю в тигрицу. Лапа заживает.

    Делаю шаг вперёд, и радостно рычу, увидев добычу. Простодушные дикари попадали на колени, и пригнули головы, закрыв их руками. У них есть какие-то сказки о царе леопардов, который ходит неузнаваемым среди людей. Ну вот им ещё одно подтверждение древних, как сама Африка, легенд.

    А нам пора собираться. Пока спецназовцы ещё не пришли в форму. Не хочу их убивать. И ребятам не позволю.

    - Быстрее, Кот! Они скоро очнутся. Их хорошо учат. Это просто эффект неожиданности.

    Зря говорю. Ребята уже собирают необходимое оружие и патроны к нему. Жан-Батист прихватил парочку ножей. Коллекционирует? Или где? Лично я проверяю всё ли на месте в чемоданчике с пыточным инструментом, закрываю его и пытаюсь сложить. Подошедший Курт, вынув его из моих рук в два движения превращает столик в чемоданчик. Смотрит вопросительно.

    - Возьму себе. У меня тоже должен быть трофей!

    Бежим с поляны. И... не успеваем. Кто-то из спецназовцев очнулся настолько, чтобы начать прицельную стрельбу. Кот швыряет меня на землю, закрывая собой от пуль. Ну зачем?!! Дурак он что ли?!! Ребята открывают огонь. А я не могу прекратить начавшуюся мясорубку, потому что забираю себе раны Кота, захлёбываясь кровью и слезами. А ведь у него не только раны. Лёгких практически уже нет. И он знал об этом, потому что всегда отказывался от предлагаемых сигарет. А если бы он раньше не курил, ему бы их и не предлагали. Интересно, сумею ли я исцелить последнюю стадию рака лёгких оборотом? Думать некогда, потому что Коту осталась максимум неделя. Это без учёта ранений. Набью я ему морду, пожалуй. Если выживем.

    Уффф! Прислушиваюсь к себе... Здорова! Какое счастье! Средство от рака найдено! Просто станьте оборотнем! Это я от нервов... Пинаю Кота ногой. Да! Я злая! На него особенно!

    - Хватит разлёживаться! Пора уходить! Если, конечно, мы не намерены ждать вертолёты.

    Кот поворачивается на спину, хватает меня за ногу, дёргает на себя, поднимаясь. Встаёт, держа меня на руках. Ребята смотрят не зная, как реагировать. Я тоже в лёгком обалдении. Угрозы для меня нет, это я ощущаю. Но... Реакция непонятная.

    - Не пугайся, сестрёнка. Я просто радуюсь возможности дышать без боли. Как это тебе удалось?

    - Когда я меняю облик, все повреждения исцеляются. Как оказалось, болезни, - тоже.

    - Что значит, дышать без боли, Кот?

    - Это была моя последняя операция, Марк. Док сказал, что я проживу год, если буду беречься, или полгода, если буду жить как жил. А беречься я не умею, да и не хочу.

    А я касаюсь глубинных эмоций Кота, чтобы найти подтверждение того, что знаю и так: Кот закрыл меня собой не потому, что умирал. Он и не думал о смерти в тот момент. Просто по его личной классификации я вхожу в категорию подлежащих защите. А о том, что мне пули не причиняют вреда, он не подумал. Вероятно, это слишком дико для человека двадцатого века, - оборотни, исцеление... Но мы отвлеклись. Хотя... появилась у меня одна мысль!

    - Палач жив? Или где?

    - Скорее всего жив... - сомнение в голосе Марка не обнадёживает.

    - Парни, позаботьтесь, чтобы нам не стреляли в спину. Тигра, зачем тебе палач?

    Обозначаю попытку покинуть гостеприимные руки свежеобретённого братца. Осторожно опускает меня, помогая встать рядом.

    - Поспрашиваю. Интересно мне, знают его, или где?

    - Собираешься занять вакансию?

    - Зачем? Собираюсь узнать, зачем им так срочно понадобилось руководство повстанцев.

    - Чуешь добычу?

    - Ага! Но, возможно, это просто большая куча дерь... кхм, отходов жизнедеятельности, от которой надо держаться подальше. Кстати, там ещё и два офицера было...

    - Парни, всю тройку, прибывшую на вертушке, оставить в живых.

    Парни посмеиваются внутренне, а я со стыдом понимаю, что они намного лучше меня знают, что делать. И уж допросить офицерский командный состав, - догадались бы! Но зато так допросить, как я, - они не смогут. Вот. Стою рядом с Котом, самоутверждаюсь. Помогает почему-то не очень. Приятно удивляет неожиданная у наёмников деликатность. А, может, просто я не с теми наёмниками до того общалась.

    Живых осталось только двое. Молчаливый, и говорливый офицеры. Палачу-недоучке пулей снесло полголовы. Жаль. Вот кому бы я с удовольствием продемонстрировала настоящую школу пытки.

    Кот попросил меня не смотреть на "разговор по душам". Я возмущённо ответила, что достаточно хорошо воспитана, чтобы не указывать на их дилетантство в технике блиц-допроса. Наверное, я что-то не то сказала. Потому что ребята - в глубоком шоке. Не знают смеяться, или ругаться матом. Ну ругаться они при мне не ругаются. Уважают себя. Абстрагируюсь от посторонних мыслей, настраиваюсь на работу с объектами.

    - Кот, составь вопросник, что у них надо узнать. Я поработаю с ними сама. Я умею, правда.

    - В Советском Союзе экономистов учат технике допроса?

    - Нет. Меня учили в другом месте. И хорошо учили, поверь мне. Я все меры воздействия испытала на себе.

    - Тогда ты не выжила бы, или стала инвалидом.

    - Там хорошие целители. Это первое. Я способна исцеляться сама. Это второе. Мы теряем время. Это третье.

    - Зачем тебе это надо?

    Вопрос с подтекстом. Я могла бы промолчать и не вмешиваться. И выглядеть человеком. А я делаю заявку на статус палача. И зачем мне это надо?

    - Я хочу быть честной с вами. Вы вели себя по отношению ко мне как джентльмены. Я очень ценю это. Если бы не я, вы, возможно, не попали бы в эту переделку. Поэтому я испытываю чувство вины, и, считая вас друзьями, хочу помочь. Там, в другом мире, я обучалась технике "необходимого воздействия на объект, для получения желаемого результата". Инструмент есть, объекты есть, специалист наличествует. Остались вопросы.

    Пытаюсь шутить, а хочется плакать. Я знаю, как относятся к профессиональным палачам. Особенно военные.


    Глава четырнадцатая. Дебют, или "договор с дьяволом..."



    Обошлись без вопросника. Курт стоял рядом, контролируя пленных, и перебрасываясь со мной фразами на немецком. Нежные воспоминания о "die Geheime Staatspolizei", более известной как "Gestapo" создают необходимый фон для доверительной беседы. Я перебирала инструмент, любуясь совершенством девайса. Кот задавал вопросы на французском. Молчаливый офицер попытался "уйти в несознанку", но увидев мою радостно-нетерпеливую улыбку, передумал. А я "расстроилась", потому что хотела использовать подвернувшуюся возможность, и продемонстрировать высокую квалификацию мастера-дознавателя... Психологический прессинг - великая вещь! Особенно, учитывая то, что предварительная обработка была проведена не мною. Я только и сделала, что ознакомила их с ощущениями от загнанных под ногти иголок. Когда прочувствуешь воздействие на себе любимом, начинаешь прислушиваться к добрым советам.

    Оказывается, моя догадка была не совсем верна. Касса так и хранится в президентском дворце, а вожди мятежников увезли компромат. Причём, - на присутствие советских войск, которого не было. Официально не было. Только военные советники. Ага, как же!

    Нндаа... Если бы интернет был распространён, волноваться было бы нечего. Всё уже ушло бы в сеть. А в 1972 году от Рождества Христова интернет если и был, то - не в Африке. Хотя, один хрен. Если там подлинники документов... Откуда бы? Всё равно нас будут гонять, как зайцев, по всей Африке... Надо что-то делать. И международного скандала я не хочу. Лояльность к Родине.

    Вывод - надо организовывать "ченч". То есть сначала добыть весь компромат у вождей мятежа, отбывших куда-то на самолёте, потом передать его, в обмен на то, что о нас забудут, и при этом ещё обеспечить безопасность всего процесса. Ерунда. Если мы будем меняться на безопасность, нам не поверят. Надо требовать денег. И много. А если сидеть на попе ровно, не делая телодвижений, то можно попасть на Родину, в руки специалистов. Не хочу, к специалистам! Хочу ванну принять!

    Отключаю обоих, чтобы поговорить без лишних ушей. Высказываю свои соображения Коту и ребятам. Сначала они не прониклись. Потом, подумав, признали справедливость моих рассуждений о гарантированной мести за провал. То есть убить нас всё равно попытаются. Но! Если мы сами предложим поработать контракт по добыче компромата, то нас будут воспринимать как наёмников, и относиться к нам не в пример легче.

    Хотя, ребята и есть наёмники. И этот контракт они работали не за идею. Таки контракт закончен, а мы ещё не выбрались!

    Если мы пустим дело на самотёк, и будет международный скандал, то нас вычислят, и найдут. Причём не только нас, но и родственников. Мне-то пофиг, а вот ребятам... В 1972 году КГБ работало на Империю. Имидж поддерживался на должном уровне. Это не 90-е годы, когда "агенты влияния" вместе с кликушами безнаказанно смешивали с дерьмом всех, имеющих дело с безопасностью Государства. Аааа, что говорить!

    - Кот, предложи им обмен. Я не знаю, сколько стоит компромат. Но ты можешь прикинуть, во что обходится присутствие элитных войск Империи на чужой отдалённой территории, и определять цену, исходя из этих ставок.

    - Ни один компромат этого не стоит, Тигра.

    - Только герцог Веллингтон мог объявить: "Печатайте, - и идите к чёрту!" Остальные - пожиже. Ну и мы вполне можем поторговаться. А если торговаться с нами не будут, значит, - нас точно собираются пустить в расход. А так, они могут захотеть получить "ручных" специалистов.

    - Вариант не для нас. Но для того, чтобы попытаться выбраться - сойдёт.

    Торговались с нами отчаянно...

    - Да таких сумм вообще нет! Ты хочешь себе банановую республику купить?!

    Сошлись на трёхстах тысячах. Долларов. Кот, умничка, не стал говорить за фунты. Нечего светиться. Доллары - универсальная валюта. Срок нам дали - три недели. И транспортом обеспечили. В другую сторону, правда. Но оттуда есть регулярные авиарейсы в Либревилль.

    Но самое главное - в отеле есть номера с ванными комнатами и горячей водой! И переодели меня. Из цыганки в европейку. Светлый брючный костюм, туфли на каучуке, сумочка, шляпка с тоненьким шарфом, чтобы прикрыть лицо от жары, или от ветра. Ага, мне оно надо! Я уже загорела как головёшка! Таки я от природы смуглая, а пошлявшись по джунглям, вообще бронзовокожая. Глаза спрятать за очками, нос под шарфом, волосы под шляпку, и можно проканать за местную.

    Когда ребята услышали мои рассуждения на эту тему, смеялись чуть ли не до икоты. Потом показали местных женщин. Ну да... На слонопотама я не потяну. И потемнее они всё таки. Вспомнился африканский тост из анекдота: "Так выпьем за женщин, в тени которых нам так хорошо!"

    Здесь католической миссии нет. Придётся ждать до Либревилля. Вылетаем вечером. Документы нам сделали наши советские друзья. Странно, но ребята-наёмники за это время стали для меня своими, а наши обер-офицеры вызывают настороженность своей готовностью идти на поводу у обнаглевших наёмников.

    Прилетели в Либревилль. А здесь есть представители Французского Иностранного Легиона. Ага. Проще говоря - стоит одна из частей. Или полк? Я в этом не разбираюсь. То есть у ребят здесь полно знакомых и даже друзей. Ну, во всяком случае, - приятелей.

    Для всех, я - племянница Курта. Глаза у меня светлые, а наши войска через Германию проходили несколько раз. Наполеона гнали, Великая Отечественная, опять же... Так что внешностью особо не удивишь. Вполне вероятно и в благословенной стране Альмейн родиться с моей полупольской-полутатарской мордой лица вкупе с фигурой кубанской казачки.

    Гулять одну, меня не отпускают. Конечно, белая женщина здесь - не такая редкость, как в джунглях, но... Но! Иностранный Легион всегда был пристанищем тех, кому не хотелось "мотать срок". Кот объяснил мне это достаточно жёстко, чтобы я прониклась важностью этой инфо. Так что гуляю в сопровождении кого-то из ребят. Чаще всего с Куртом, или с Жаном-Батистом.

    Марка в "боевое охранение" моей персоны не ставят. Причина зовётся Анна, и ждёт его в Остенде. И правильно, зачем лишний "гемор". Это только кажется, что "где Африка, и где Бельгия". А на самом деле, - бар, в котором хозяйничает Анна, посещается наёмниками. И слухи распространяются со скоростью звука. Был бы Интернет - уже всё было бы известно. В картинках. А так... Со скоростью звука.

    Зато как приятно общаться с офицерами! Муррр! Мадемуазель Тигра... Но! На прогулку с полковником ехать я отказалась. Точнее, Кот за меня отказался. У меня хватило ума удивлённо посмотреть на него, после получения приглашения. Полковник рассыпался в извинениях, прислал цветы и конфеты. Вообще, такое ощущение, что у меня недокормленый вид. Все хотят накормить меня конфетами. Хотя, ребята любят сладости. Вечером пьём чай. Ага. С конфетами.

    Кот и Джанни решают дела. Выясняют где обосновались изгнанники. Ненавязчиво выяснить нужную инфо - это целое искусство. Я предложила Коту взять меня с собой. Но он сказал, что пока это лишнее. Так мне и не удалось до сих пор опробовать свой трофей. А жаль.

    Я, наконец-то, посетила католическую миссию. Пошли вместе с Жаном-Батистом. По дороге спросила его, как себя вести в храме, чтобы не погнали взашей. Всё-таки мне удалось его удивить! Вероятно, в католических храмах нет наших кликуш, следящих за точностью исполнения обрядов. Заказала Мессу по Аманде и девочкам. И по Патрику, оставленному нами без погребения. Надо будет присутствовать, чтобы помолиться со всеми. Попыталась объяснить падре, что я некрещёная, получила ответ, что это не важно. Посещать Святую Мессу не запрещено никому. Говорили по-немецки. Купила маленький молитвенник с чином Мессы, чтобы совсем уж лохушкой не быть.

    В воскресенье пойду на Мессу. Пойдём, точнее. Оказывается, Кот, Жан-Батист, Курт и Марк - католики. Джанни - потомок гугенотских изгнанников, и, соответственно, протестант. Он тоже решил пойти с нами. Но Кот сказал ему ждать новостей. Ну да. Контракт мы взяли. Надо отработать деньги.

    Были на Мессе. Служба велась на латыни. Хорошо, что я выучила латынь, благодаря Аманде и Мессингу. Помолилась за Аманду и девочек. Падре был абсолютно прав. Меня отпустило. Ребята исповедовались и причастились. А мне стало тревожно. Не за нас, а за падре. Если меня будет искать Сэ, тайну исповеди падре не сохранит. Хорошо, если обойдётся телепатией... А если нет... Я не знаю, что сделаю. Вот не знаю, и всё.

    Скорее бы развязаться с контрактом. Надо ещё обдумать, как сорваться с крючка, сохранив шкурку. Была бы я телепатом, подкорректировала бы воспоминания наших работодателей. А так... Не знаю. Ладно, будет день, и будет пища. У нас сейчас другие заботы. Работаем контракт. У Джанни - новости. Беседуют с Котом уже полчаса. Любопытно, аж жуть! Заканчивается наше "сидение на квартирах". Оставить себя здесь я не позволю. Пусть даже не думают!

    ***


    Конечно "здесь" меня не оставляют. Оставить женщину одну, там где расквартирован Иностранный Легион, никому из моих новообретённых братьев и в голову не пришло. Забавно, что даже наёмники "благовоспитаннее" меня. Как меняется время. Вспомнилась фраза ганфайтера из какого-то вестерна времён освоения Дикого Запада: "с женщиной обращаются как с леди до тех пор, пока она сама не скажет, что такое обращение для неё нежелательно". Меня попытались оставить в католической миссии. Ага, щаззз! У моей тигрицы есть верхнее чутьё, о чём я и сообщила Коту. И пригрозила устроить скандал, упомянув о моих польских корнях. Пся крев!

    Кот впечатлился. Но! Строго предупредил, чтобы я делала именно то, что скажут, и не высовывалась. Как будто я собираюсь высовываться. Что бы я в этом понимала, курица безголовая. Мне просто сложно обьяснить ребятам, что с ними я чувствую себя в безопасности, даже под огнём автоматов. А в одиночку, я могу вляпаться просто потому, что мои реалии принадлежат другому времени. Хотя, я думаю, что они и сами это поняли, просто из деликатности умалчивают.

    Курт договорился с интендантом Иностранного Легиона, с которым они, оказывается, вместе воевали в Индокитае, и нас, включая меня, экипировали "от и до". Слава Богу, что есть знакомства!

    Выбираемся из города и едем... едем... едем... Долго едем, потому что нам нужно на север, где мы перейдём границу Экваториальной Гвинеи. Интересно прячется мятежное правительство: Экваториальная Гвинея сотрудничает с социалистическим лагерем. Или специально, - чтобы не пришло в голову искать их там? Ну это не моё дело. Только стрёмно, что наши советские друзья могут прихватить нас на выходе.

    Добрались, пересекли. Границу в смысле. Просто с этим в Африке. Почти никаких погранпостов нет. Нейтральной полосы таки точно не наблюдается. Пограничники только на дорогах. А по бездорожью - ходи не хочу. Машину, конечно, пришлось оставить. На стоянке в приграничной деревушке. Но ещё пятьдесят километров пришлось шлёпать пешком по территории суверенной республики Габон. Потом ещё два раза по столько по Экваториальной Гвинее.

    Наши объекты засели на вилле, оборудованной как УР времён Великой Отечественной Войны. Укрепрайон в смысле. А нам надо пробраться внутрь, обыскать всё, найти и изъять документы, и покинуть негостеприимное место с целыми шкурами. Таки это только начало дела. Ещё необходимо организовать обмен "товар-деньги". И сорваться с крючка. Вот такие дела. Список документов нам предоставили. Заучен наизусть всеми без исключения. Кто знает, как дело повернётся. Может придётся держать круговую оборону. Тогда я буду искать этот долбаный компромат. Раздолбаи. Не могли о документах позаботиться. Парься теперь, вытаскивая их задницы. Гррр!

    Валяюсь на травке, вместе со всеми. Ждём сигнала к началу операции. Эхх, с воздуха бы глянуть! А то до стены доберёмся, а что там за нею? Просмотрели планы, которые хранились в архиве. А новые владельцы могли изменения внести. Раз уж озаботились расчисткой местности перед стеной, ограждающей виллу от джунглей. Сто метров выжженой земли. С проволокой-путанкой по периметру, чередующейся с Егозой-Казачкой через каждые десять метров, и на стене тоже Егоза. Дёшево и сердито. Егозу только болторезами нейтрализуешь. Скобы крепления - плоские. Таки до неё ещё добраться надо. Путанку преодолеть нереально даже на гусеничном ходу. Ох, чувствуется "рука Москвы"... Курт сказал, что Западный Берлин примерно по такой схеме ограждён. Снаружи Берлинской Стены. Бомжей бы наших сюда. Сколько металлолома бесхозного! Хотя такая проволочка, как Егоза, нарежет нарушителя тонкими ломтиками...

    Четыре дня копали стодвадцатиметровый проход. С опушки заползать, - увидят. Значит минимум двадцать метров отступ в лес пришлось делать. Плюс сто метров пустого пространства. Прожектор перемещается с интервалом в сорок пять секунд. Под стеной - "мёртвая зона". А подъездная дорога - единственный открытый путь, освещена полностью. И противоавтомобильные барьеры на ней стоят. Такие дела... Сказала Коту, что пойду в тигрином облике. Пусть стреляют. Главное, чтобы внутрь втащили. Получила втык, чтобы не умничала. Правильно, умничать офицерам положено, а не приблудным экономистам-пыточникам. Короче, копали все. И офицеры, и экономисты приблудные. Меня пытались освободить от земляных работ, но неубедительно как-то пытались. Без огонька. Я не наёмник, и воевать не умею. Но копать-то я могу наравне со всеми. Ну, не совсем наравне, конечно. Но пока я копаю, остальные могут чуть дольше отдыхать. И вообще. Должна же я руку приложить к делу!

    Это я себя утешала, оборачиваясь тигрицей, чтобы исцелить кровавые мозоли на руках и ломоту в спине. Исцелила всех, хотя ребята и пытались отнекиваться. Пришлось сказать, что для меня это не напряжно, а руки им понадобятся для того, чтобы держать оружие и защитить меня, буде в этом возникнет необходимость. Дикие люди! Им бесплатное исцеление предлагают, а они отнекиваются. У Курта, оказывается, половины лёгкого не было. Оставил в Индокитае. У ребят тоже последствия ранений. Не такие серьёзные, но всё-таки. А мне всё равно надо осваиваться со второй ипостасью. Ну теперь если что, - здоровенькими помрут. Шутки юмора у меня такие.

    - Пошли.

    Кот скользнул в тоннель, за ним Жан-Батист. Потом Крошка-Марк, я, Джанни, и Курт замыкающим. Кот и Жан-Батист будут "держать местность", пока мы выходим, а потом Жан-Батист будет резать Егозу на стене. Марк будет его страховать от падения. Потом преодолеваем стену. Три метра... А дальше надо попасть в дом, по возможности тихо. Хорошо, что проволока не под током. Наверное мощности генератора не хватает. А, может, просто понадеялись на авось. Ладно. Посмотрим, что нас ждёт во дворе. Или кто...

    Забрались на стену. Блин! Под стеной опять путанка! Параноики какие-то! Не иначе, наши представители здесь обитали. Разговаривать нельзя, ребята общаются жестами, а я - курица безголовая, военный язык жестов не понимаю. Ну и ладно, это не так страшно. Все варианты обсудили заранее. Этот тоже. Я могу прыгнуть тигрицей за проволоку. Ребятам проделать такой прыжок не составит труда. Остаётся надеяться, что за путанкой нет минного поля. Хотя я уже ни в чём не уверена. Единственная радость, - собак нет. А то бы нам было весело. Хотя мы и так не скучаем. Некогда. То копаем, то вот прыгаем. Оборачиваюсь тигрицей. Ну, Господи пронеси! Прыжок. Уффф... Удачно. Теперь на мягких лапах к дереву, верхушку которого было видно из за стены. За мной прыгает Жан-Батист, потом Джанни, Курт и Марк. Командир идёт последним, но сначала Коту пришлось повиснуть на руках, пока по стене пройдёт луч прожектора, потом опять взбираться на неё и прыгать. Слава Богу, все в сборе.

    Я пошла вперёд. Отслеживаю обстановку с помощью слуха и чутья тигрицы и эмпатии. Пока всё тихо. Мин нет. Во всяком случае на этом направлении. Интересно, удастся ли нам так же тихо войти в дом? Дым от сигарет. Гадость какая! Для тигриного обоняния - сущее испытание! Ложусь на живот и ползу в сторону курильщика. Он один, и поблизости я не ощущаю человеческих эмоций. Кроме спокойного ожидания от ребят. Мягко прыгаю. Не знаю, кто говорил, что тигры всегда рычат в прыжке. Может, нормальные тигры и рычат, а мне важно всё проделать тихо, - цитируя небезызвестного Лёлика, - "бэз шума, бэз пыли". Человек падает на мягкую землю со сломанной шеей. А ведь Минздрав предупреждал: "Курение опасно для Вашего здоровья!" Смертельно опасно! Не слушают, и вот закономерный результат.

    Жан-Батист, Кот и Курт возникают у входа в дом. Марк и Джанни остаются контролировать обстановку. Дверь открыта курильщиком. Жан-Батист быстро обшаривает тело, забирает оружие, рацию, и жестом показывает Коту: ключей нет. Ну и ладно. Просачиваемся в спящий дом. Я включаю ночное зрение и иду впереди. А действительно ли дом спит? Вырваться из него получится только по дороге. Или обратно через свежевыкопанный нами тоннель, отыскать который, - как два пальца об асфальт. Один хрен, - надо надеяться на лучшее, и готовиться к худшему. Подходим к дверям кабинета хозяина дома. Закрыто. Но у нас с собой было. У меня, точнее. Набор железючек, презентованных мне по просьбе Курта его сослуживцем из Иностранного Легиона.

    Я знаю, что это отмычки. Но зачем разочаровывать мужчин? Поэтому, когда я восторженно спросила: "Ой, а эти железючки зачем?" - мне сказали, что это трофей, оставшийся от чьего-то там резидента, и презентовали, как сувенир. На что и был рассчитан мой маленький спектакль. Хорошие отмычки всегда пригодятся. Нам, возможно, сейф понадобится вскрывать. Пока чищу замок кабинетной двери. Пять секунд и вуаля! Проходите по одному, то есть. Не задерживайтесь. Закрываю замок. Так, на всякий случай. Бесшумно его не открыть. Дополнительная гарантия. Теперь надо найти сейф. Ага, не так всё просто. На виду, во всяком случае, ничего подобного нет. Надо осмотреть тумбы стола, шкафы с книгами, пол на случай люков, проверить стены, на пустоты. Архитектурный план дома, к сожалению, не изобиловал подробностями. Дом наблюдает за нашими действиями насторожённо. Сам дом. Это вам не панельная коробка, а старая вилла белого хозяина. В нём ещё и потайные комнаты, наверняка, есть. Вспомнила, как выбирала себе келью в начале учёбы. И... обратилась к дому. В конце концов, что мы теряем? Растворилась в эмоциях старого здания, помнящего детский смех, шелест шёлковых платьев, дуновение воздуха от движения надушенных страусиных перьев дамского веера... Радость встреч и печаль расставаний... Возвращение домой, и уход в большой мир... Запах морских дорог... Столько всего пережито. И новые хозяева. Белые, а как же! Хозяева белые, а жильцы - чёрные. Дом привык, что такие люди обслуживают хозяев и его самого. А они расположились в комнатах... Хотя сидят тихо, как мыши. Дом не любит мышей. Прошу его подсказать, где мыши спрятали бумаги.

    Не сейф. Всё-таки потайная комната. А уже в комнате, - сейф. Кот расстроен. Нанимался служить достойным людям, а они оказались мышами. Сидят на компромате, надеясь сделать его гарантией своей безопасности. Пфуй! Но тот контракт закрыт. А этот - нет. Так что, - работаем.

    Перетекаю в человеческий облик, ребята уже не вздрагивают, и сдвигаю элементы резьбы стеновой панели. Открывается проход на лестницу. Для кринолина, или шпаги на боку - узкий, а для нас - таки очень даже широкий. Соскальзываем вниз, оставив Жана-Батиста на стрёме. Вот это сейф. Только пульта управления не хватает. Монументальное сооружение. Такое даже взрывчаткой не раскурочишь. Только вместе со стеной, полом и потолком, в которые он вмонтирован. А зачем курочить? Нежнее надо с замками. Ещё в Библии сказано: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят" ("Нагорная проповедь"). Вот только если эта махина ещё и заминирована... Ну будем надеяться, что у меня заскок от обилия прочитанных боевиков.

    На замки сейфа ушло целых полторы минуты. Полминуты на внешнюю дверь, и ещё по столько на две внутренние. Нужные бумаги нашлись за третьей закрытой дверью. Сверила по памяти. Вроде всё. Передала Коту, который уселся на пол и с помощью воровского фонарика начал проверять соответствие. А мы с Куртом прошерстили содержимое сейфа. Нашли в том же отделении мешочек с камушками. Увесистый. И камушки весьма приличные. Лорд Сэ примерно такого класса на побрякушки мне выбирает. Так что в камнях я уже разбираюсь. Особенно в кристаллическом углероде. А что? Места занимают немного, стоят дорого. В огранке ещё не были. Свежие камушки. Надо Джанни подключить. Он из ЮАР, в алмазах должен понимать.

    Кот отрицательно качает головой. Совсем крыша съехала? Мы таки грабить пришли, или где? Ах, не грабить? Правильно. Грабёж, - это явный отъём чужого имущества. А мы отнимаем тайно. Значит это у нас что? Правильно, - кража! Вытряхиваю камушки из мешочка. Прячу в кармашки на поясном ремне. Двери сейфа тщательно закрываю. Содержимое мешочка - вполне достойная причина для проникновения в дом и сейф. Заплатят нам или нет - вопрос спорный. А это - живые деньги. Курт со мной согласен, но виду не подаёт. Думаю, что и остальные согласятся. Так что, Кот - в меньшинстве. Пусть простит. Шепчу одними губами: "маскировка". Кот пожимает плечами, "как хотите". Осторожно касаюсь эмоций: досадует скорее на себя. На то, что никак не может перестать быть джентльменом, и беспокоится, что обидел меня своей бестактностью. Ужас тихий... Выходим из тайной комнаты. Я закрываю проход и, погладив стеновую панель, благодарю дом за помощь и за добро. Выплёскиваю благодарность волной, так, чтобы она пронизала весь дом от крыши до фундамента. Жан-Батист открывает окно, и мы выпрыгиваем наружу. Не фига по коридорам шастать. Глубокая ночь... Лучшее время для тихих прогулок по охраняемой территории.

    К нам присоединяются Марк и Джанни. Теперь надо выбрать вариант ухода. Что-то не хочется возвращаться тем же путём. Но и выезд пока закрыт. А интересно, что у них в гараже? Или здесь есть конюшня? Есть. Я чую лошадей. Попробовать уйти верхом? Поворачиваюсь в сторону конюшни, показывая на неё Коту. Получаю задумчивый кивок, и двигаюсь туда. В человеческом облике, чтобы лошади не сбесились, учуяв тигрицу. Ребята догоняют меня. Движемся не сплочённой группой, а поодиночке. В конюшнях находится сторож. А может, конюх. Кто знает? Марк нежно берёт его за шею двумя пальцами, и гарантирует ему здоровый крепкий сон на пару часов. И головную боль по пробуждении. Убивать нельзя. Лошади сразу учуют смерть.

    Двенадцать лошадей. Сбруя в достаточном количестве. Кот отбирает их по одному ему известным признакам. Седлаем наших скакунов. Хорошо, что я часто шастала с цыганами. Таки научилась управляться с верховыми животными. А то как вспомню свою первую поездку...

    Обматываю копыта чёрными тряпками и замазываю белые пятна на своей лошади грязью. Чтобы не светились. Хотя и говорят "ночью все кошки серы", но всё-таки. Лошадь, она побольше кошки будет. Кот весело улыбается. Ага, его конь без пятен. Вороной. Копыта обматывают все. Выводим коней из денников. Ведём к воротам. Теперь надо погасить прожектор. Или наоборот сделать его ярче? Если наблюдают с внешней стороны? А с внутренней зачистить территорию? Курт и Жан-Батист скользят тенями, передав поводья Марку и Джанни. Не одна я такая умная. А может я просто усваиваю эмоциональный фон, и рассуждаю на общей волне.

    Подходим к воротам. Здесь уже всё спокойно. Курт возится с прожектором, а Жан-Батист вытирает нож. Кони всхрапывают, но Кот их успокаивает. Марк идёт открывать ворота. Там такой брус, который втроём только поднимать. Ну или такому Илье Муромцу, как Крошка Марк. Брус медленно ползёт из пазов. Прожектор вспыхивает, заливая подъездную дорогу уж вовсе нереальным светом. И мы выскакиваем из ворот галопом. Ребята прыгают в сёдла практически на бегу. Вспомнилась мелодия из неуловимых мстителей. Пролетели по дороге, как призраки. Потом Кот сделал жест спешиваться. Правильно, зачем нам лошади. Стокилометровая пробежка, - это именно то, что нужно после бессонной ночи.

    Марш-бросок на двадцать километров преодолела в тигриной ипостаси. И то устала, как собака. Гррр! Не пойду в наёмники! Таки добренький Кот ещё взял щадящий режим. Норматив - тридцать километров. А могут продлить и до пятидесяти. А лорд Сэ передвигался порталом. И меня передвигал... Но! Всё равно, лучше пробежаться по джунглям с наёмниками, пусть даже и тридцать километров; чем отдыхать рядом с ним! Не думать о брате-по-боли! Найдёт ведь по "запаху" мысли... А я только начала развлекаться!

    Ещё четыре марш-броска и граница. Если, конечно, нас не перехватят раньше. На привале распотрошила алмазный фонд, распределили камушки между всеми. Кто знает, не придётся ли нам разделиться... Кот хотел отказаться, но промолчал, наткнувшись на мой тоскливый взгляд. Не фига манерничать! Экспроприация экспроприаторов... Вслух говорить не стала, чтобы не пугать народ призраком коммунизма. Тем более, что у Курта и так устойчивая аллергия на всё, что каким-то боком касается Страны Советов. Детские комплексы. Не детские, а подростковые. В четырнадцать лет встать с фаустпатроном против танка, это не забывается. Что ж, пацан защищал свой дом. Так же как и наши мальчишки, швыряющие бутылки с коктейлем Молотова в Тигры, Пантеры, и тому подобные машины уничтожения... Ну ладно... Война закончилась.

    До границы мы дошли. А на территории Габона, сменили направление и двинулись на республику Камерун. Пешком по бездорожью. Молчу. Коту виднее. А в пешее передвижение я уже втянулась. Могу делать и тридцатикилометровые марш-броски. В тигриной ипостаси, конечно. Ещё я ноги не била на марш-бросках!

    Неее, пешком шли недолго. Слава Богу! Раздобыли уже практически родной Дефендер, и едем как белые люди. Меня даже научили управлять машиной. Ребята были в шоке, когда я созналась, что не умею водить авто. А что такого? В Москве метро без перебоев ходит. И автобусы-троллейбусы-трамваи... Как-то из интереса проверили поговорку "язык до Киева доведёт", добравшись от Бусиново до Орехово-Борисово через город только наземным транспортом. Спрашивая у стоящих на остановке людей на чём ехать. Как раз и пришлось менять автобусы-троллейбусы-трамваи. И очень даже хорошо доехали. Ну это лирика.

    А реалии наши таковы, что добравшись по бездорожью до города Эболова в Камеруне, мы оставили машину на запчасти в автосервисе, заночевали в отеле, сменив одежду на присланную на имя Курта из Либревиля нашу тропическую униформу; и, взяв в аренду по новым документам, добытым Куртом, а не нашими советскими друзьями, теперь уже пару дефендеров, двинулись на Криби. Город-курорт. И место встречи с нашими заказчиками. По дороге, ещё раз закупились одеждой, сменив элегантную французскую, на более демократичные американскую, английскую и немецкую. Теперь я щеголяю ковбойской шляпой, шейным платком, широченными брюками-клёш из лёгкой ткани и балахонистой блузой; фотокамерой Никон, и жевательной резинкой, приводящей в ужас дядюшку Курта. Я его американская племянница. Курт обзавёлся шикарной Лейкой, а ребята фототехникой не сверкают, всё спрятано. Они, типа с сафари, едут во второй машине. Оружие... Бельгийские ружья фабрики Августа Франкотта... (Кот многозначительно округлил глаза, а Курт, прищёлкнул языком "высокий класс"). Ну да... На них и смотреть одно удовольствие. Это у Кота и у Джанни. Жан-Батист обзавёлся Ли-Энфилдом, а Марк - Ремингтоном слоновьего калибра. Курт увидел Маузер-98, и вцепился в неё, как в родную. Но! Пришлось спрятать в машине. Мы не охотники. Мы рядом, но не вместе. Просто, как белые люди, держимся поближе друг к другу. И Кот разыгрывает ухаживание за раскованной американкой... Спрашиваете, откуда бабки? Джанни толкнул по дешёвке пару камушков из нашей добычи.


    Глава пятнадцатая. Миттельшпиль, или "ты мне, я тебе..."



    Охотники за бриллиантами преследуют нас уже несколько часов. Не хочется тащить их за собой в Криби. Там нас могут ждать их подельники, а у нас и без этого гембеля имеется головная боль. Поэтому мы петляем по бездорожью, пока ребята высматривают подходящее для разборок место. Нас шестеро, а их всего двадцать один человек на трёх дефендерах. Три группы, вероятно. Я слабо разбираюсь в бандформированиях.

    Ха! Когда Курт услышал от меня это слово, то уважительно приподнял свою панаму. Ну да, в немецком языке тоже любят составлять такие слова. Так что для меня не трудно беседовать с Куртом. Пока Курт гонит наш дефендер по бездорожью, я потрошу тайник с оружием. Чтобы не терять зря времени. Наши дефендеры меньше, - рассчитаны на пятерых, а у бандитов - семиместные. Наверное, Джанни слишком хорошо сыграл лоха.

    Вот интересно, мы ищем место, или едем туда, куда нас направляют загонщики? А если лишить их колёс? Я точно не попаду, а ребята?

    - Курт, ты сможешь попасть по колёсам?

    - Гарантий дать не смогу, mein Schatz. Может, Коту удастся. Или Жану-Батисту.

    - Мы всё равно должны забрать стрелка, так что надо или дерево ронять поперёк дороги, а есть ли здесь такое место? Или яму вырыть. Может фугас им подложить? Таки слышно будет.

    - Ты такая кровожадная, mein Schatz! У нас нет мин. Если только... что-нибудь придумаем.

    И придумал. Воистину, никакой опыт не является бесполезным! И хорошо, что наши лендроверы (таки это ещё не дефендеры, а просто лендроверы! Хотя выглядят одинаково. Ну... почти одинаково) ещё на бензине. Пришлось пожертвовать канистрой бензина, и канистрой масла. Смесь из двух частей бензина с одной частью масла разлили по бутылкам. Хорошо, что затарились минералкой, и плохо, что у нас почти не остаётся воды. Хотя, здесь не пустыня, так что не пропадём, если что. Да и ехать недолго. Ящик воды остаётся. Ребята больше расстроились, что пришлось пожертвовать виски. Но! Вода дороже. Африка! Виски тоже до кучи вылили в общую смесь. Курт поколдовал над несколькими патронами, и сказал, что всё в порядке. Мы наконец добрались до "узкого места". И теперь рассредоточились по сторонам. Ждём гостей. Надеемся оказать им тёплый приём.

    Небольшое ущелье. Даже не ущелье, а просто два пригорка. Сразу вспомнила Киплинга: "... так не смейся, увидев пригорок. Не объявляй перекур. Пригорок, всегда пригорок, а бур, неизменно бур..." Но дорога идёт между ними. И это позволило ребятам сделать классическую ловушку. Вместо фугасов использовали бутылки с зажигательной смесью. Сорок бутылок (в основном, - поллитровых), по двадцать с каждой стороны. Две части бензина, одна часть моторного масла, виски. И запалы из патронов, сделанные Куртом. Хорошо обучали Гитлерюгенд! Даже через двадцать восемь лет, Курт помнит, как из того, что есть под рукой, сделать то, чего под ней нет. А мы залегли на пригорках. Ребята залегли с оружием, а я, - так, за компанию. С моим умением стрелять... Нет, ну я, конечно, и в школе и в институте, училась стрелять и гранаты бросать. Но... лучше я просто полежу.

    Ах! Едут! Едут гости дорогие! А мы заждались уже! Думаем, не случилось ли чего...

    Ведущая машина втянулась между пригорками, ускоряясь. Вероятно, кто-то из бандюков сообразил, что если у парней есть ружья, то они могут стрелять не только дичь. Ха! Как ускорились, так и тормознули. Когда перед капотом встаёт стена огня несколько метров высотой, реакция подводит. Водила совершил разворот, и... С трудом объехал вторую машину, которая затормозить успела, а развернуться синхронно с ведущей, - нет. Выехать из оставленного для них промежутка ведущий всё-равно не успел, и огонь разгорелся под бензобаком. Ой, дурдом! К счастью, никого из нас не прибило. Замыкающая машина затормозила, чуть не встав на нос, развернулась, и попыталась уехать. Подонки, однозначно! Разве можно своих бросать?! Вот только ружья у ребят дальнобойные. Курт, Марк и Кот отстрелялись, как на соревнованиях. Начали с водителя, позволили выскочить пассажирам, и спокойно уложили их баиньки. Семь выстрелов, семь трупов.

    Лежу, прижатая Куртом к земле, наблюдаю апокалиптические картины. Шелестящее пламя лижет среднюю машину и обломки ведущей, в огне мечутся горящие фигуры. Жан-Батист, Джанни и присоединившиеся ребята методически, как в тире, расстреливают их из ружей. Нндаа... Не разевай рот на то, что тебе не по зубам. Водой у них мы вряд ли разживёмся. И всем прочим тоже. Хорошо, хоть замыкающая машина осталась. Военный трофей, ага!

    Из добычи: бензин и масло. Воды - только ящик. Зато пива - три ящика. И шесть бутылок виски. Это только то, что нераспечатано. Обыскали бандюков. Деньги взяли. Покойникам деньги не нужны. А нам, - компенсация морального ущерба. Ружья спрятали под днищами машин. Курт, Марк, и Жан-Батист сняли брезент с бандитской машины, нарезали, тщательно обернули чехлы с ружьями, которые успели вычистить Кот и Джанни, присоединили к чехлам плотно свёрнутые патроны, расплавили свинцовые сердечники нескольких патронов, и спаяли проволоку, которой стянули свёртки с ружьями и патронами. Забросили тела бандюков в их машину, и загнали её к догорающим. Ещё один фейерверк. Хотя, вид летающих колёс и всяких там железок меня лично не вдохновляет. Ребята достали из тайников фотоаппараты. Едем одной счастливой семьёй. Точнее, клубом по интересам. Ага, это про нас.

    В Криби добрались ближе к вечеру. Остановились в небольшой гостинице-пансионе. Отмокли в ванной, переоделись, отправились гулять по городу. Точнее, мы с Котом, отправились гулять, Курт и Жан-Батист пошли к знакомым, - организовывать посреднические услуги, Марк и Джанни остались в гостинице - защищать тыл. Ага. Связаться с нашими советскими друзьями пока не пытаемся. Надо хвосты защитить. Безболезненный товарообмен - основа плодотворного сотрудничества.

    На меня напали, когда мы собрались возвращаться в гостиницу. Сначала раздался рокот быстро едущего авто, потом визг тормозов, потом меня бесцеремонно схватили и начали рассматривать и ощупывать, вертели так и сяк. Я даже слегка растерялась. Но облик менять, конечно не стала. В конце концов я американка немецкого происхождения, а не оборотень. Влепила наглецу хлесткую пощёчину и сразу задала вопрос:

    - Вы сумасшедший? Вы что себе позволяете?!

    Кот потянул за рукав мужика, вертящего меня, как куклу:

    - Эй, приятель! Ты обознался.

    Тот, не обращая на Кота внимания, раздаёт указания своей команде:

    - Она подойдёт. Так, цыпу в машину, и сразу в работу, - времени почти нет. Цыпа, не кипишись! Тебе выпал случай, который, может, раз в жизни бывает. Парень, у меня к твоей цыпе дело на тонну зелени. Никакого криминала, всё законно. Если беспокоишься, отправишься с нами. Место в машине найдём.

    - Пока вы мне не объясните в чём дело, моя спутница никуда не пойдёт.

    Мужик посмотрел на Кота, мимоходом прикоснувшись к пятну от пощёчины. Вероятно, я чересчур сильно его приложила. Внимательно посмотрел, прицельно прищурившись:

    - Эй, парень, а я тебя вспомнил! Ты наёмник, который гулял с малышкой Джулией. У нас показ срывается. Неустойки по контракту такие, что легче самому повеситься. А Николь застряла в другом городе. Твоя цыпа подходит по росту и прочим параметрам. И да, я готов ещё и заплатить ей за эту работу.

    - За какую работу?

    Обманчиво-мягким голосом заданный вопрос. А я всё ещё думаю, кто такая эта Джулия... Не то, чтобы я ревновала. Просто любопытно.

    - Парень, ты что, глухой? Я же сказал: показ срывается! Всё-всё-всё! Цыпа, грузись в машину. Тебе ещё переодеваться, краситься-причёсываться! И слушай, что тебе говорят. Чем лучше ты будешь выполнять указания, тем быстрее мы закончим.

    Осторожно касаюсь эмоций этих странных людей. Это не ловушка, они действительно стараются исполнить свои обязательства, к нам отношения не имеющие. Смотрю на Кота. Он пришёл к тому же выводу, что и я. Своими путями. А не пойти ли нам всей дружной семьёй? Ну там видно будет. Пока что нас с Котом загрузили в машину и везут на окраину Криби.

    Приехали в какое-то поместье. Старый колониальный дом. Крытая галерея... Меня запихнули в детскую комнату, если судить по картинкам на стенах. И тут же в меня вцепились вчетвером: парикмахер, мастер макияжа и маникюрша с педикюршей. Захотелось выпустить когти и начать отбиваться. С трудом сдержалась. Меня раскрасили в боевые цвета, волосы уложили. Хотели подстричь, Кот запретил, сказав, что мой немецкий дядюшка этого не одобрит. Когти привели в порядок. На себя я совершенно непохожа. Сделали из меня Клеопатру.

    - Так, пока обувь не подвезли, снимаем сцену у бассейна! Цыпа! Твоя задача изобразить царицу Египта у бассейна. Шезлонг, коктейль, купальный костюм.

    Интересно, ну ладно, я - дремучая американка. Но Кот... Как он вообще это слушает? Перекатываю жвачку за другую щёку, спрашиваю:

    - А какой купальник был у царицы Египта? Это которая Клеопатра? Да?

    Счастье, что существует Голливуд. И фильм про Клеопатру с Элизабет Тэйлор.

    - Цыпа, ну какой у неё мог быть купальник? Это же древность. У них и бассейнов скорее всего не было. Цыпа, ну ты же умная детка! Заказчик пожелал показать купальник на царице Египта у бассейна. Он платит, мы воплощаем в жизнь.

    - А-а-а... Ага. Понятно.

    - Раз понятно, делай! Покажи нам царицу!

    Сижу в купальнике, тупо смотрю в зеркало. Легко сказать: "покажи царицу"! А что я о ней помню? Ну "Клеопатру" я, положим смотрела. Как и пьесу Бернарда Шоу. Но это всё не то. А что "то"? Фараон считался богом. Одним из богов Египетского Пантеона. И называли его "Большой дом". И жизнь его была подчинена строжайшему регламенту, определяемому жрецами. Шаг вправо, шаг влево, считается побегом; прыжок на месте приравнивается к попытке улететь. Ну это лирика. А за детей фараона ничего не сказано. Мало ли их по дворцу бегало? Учитывая количество женщин, приближённых к особе, так сказать. От этого и будем плясать. Итак, Клеопатра:

    Слой первый: крохотная девчушка резвится в дворцовом саду, под присмотром мамок и нянек, которые больше интригуют между собой, чем следят за нею. Иногда её показывают богу, который гладит её по голове. Ей сказали, что он бог. Но он совсем как человек. На нём большая шапка с головой священной змеи и роскошные одежды из тончайшего льна. Девчушка его побаивается. Бог всё-таки. А ну как молнией шибанёт за плохое поведение. Но её отводят к богу не чаще раза в три месяца.

    Слой второй: к девчушке приставлены учителя. Они учат её обрядам поклонения богам Египта. Учат её истории Египта и его географии. Учат языкам варваров, основам математики и астрономии. Учат гимнастике и танцам. Учат пользоваться голосом. К богу её отводят дважды в год. Он позволяет ей несколько минут сидеть у своих ног... Вот как милостив к ней бог, которого называют Большой дом!

    Слой третий: теперь девочка знает, что Большой дом это её отец. Её и многих братьев и сестёр. От разных матерей. Но все они живут во дворце и все обучаются полезным наукам, чтобы служить Большому дому. Ибо, хотя они тоже очень большие люди в Египте, - дети Большого дома, но они не боги. И Большой дом может приказать казнить их, если они вызовут его неудовольствие.

    Слой четвёртый: девочка становится девушкой. Её обучение дополнилось уроками, которые должна усвоить женщина, если хочет преуспеть в придворной жизни. Не только владению телом обучают её, но развивают природное обаяние. Учат поднимать самооценку собеседника. Учат демонстрировать слабость и беспомощность, будучи сильной и умной. Ум, - вот то, что женщина никогда не должна демонстрировать рядом с мужчиной.

    Слой пятый: Большой дом назвал девушку одной из наследниц. Её и брата. Сонаследниками и, соответственно, супругами. Жрецы форсируют обучение. И воспитательный процесс тоже ужесточается. Большой дом уже стар. Боги Египта требовательны. А брат... Зачем он? Девушка готова править и сама. Её учили. И жрецы довольны ею. Но женщина не может править Египтом. Только рядом с мужчиной. Ну и ладно. Тем более, что жрецы всё время твердят об угрозе со стороны Рима и Цезаря. Интересно, какой он, Цезарь?

    Слой шестой: Свершилось! Отец умер, в оглашённом завещании они с братом названы соправителями. То есть вдвоём они - Большой дом. Нндаа, мельчают боги. Осторожно оглянулась, не заметил ли кто-нибудь из жрецов кощунственную улыбку. Нет. Все торжественны и серьёзны. А брату её тоже не нравится делить власть. И на его стороне большая часть армии и жрецы. Надо бежать. Потому что казнить соправительницу хлопотно, а вот отравить, или ударить кинжалом - это запросто. Надо искать союзников. Враг моего врага мой друг... Или?

    Слой седьмой: знакомство с Цезарем. Он старый, мудрый, но он - мужчина. А её учили как надо вести себя с мужчинами. И Риму выгодна женщина на троне Египта. Хлопот меньше. А ей и не нужно завоевание мира. Достаточно Египта. И легионы Цезаря сопровождают юную Клеопатру по дороге к трону. Брат погиб. Пришлось срочно заключать брак ещё с одним братом. Он совсем ребёнок. Тем лучше. Дружить с Римом легче через постель Цезаря. Свою женщину он не обидит. И своему сыну обеспечит преёмственность власти. Любовь? Не смешите, уважаемые. О любви пусть поют сказители.

    Слой восьмой: Цезаря больше нет. Римом правит Триумвират. Кого выбрать? А выбора, в сущности, нет. Ни Эмилий Лепид, ни Гай Юлий Цезарь Октавиан не позволят женщине править. Быть вывеской на троне, превратившегося в Римскую провинцию Египта, - не для меня. Только один не будет лезть в мои дела. Его и выберем. Марк Антоний. Герой войны, красивый мужчина. Впрочем красота - не важна. Важно то, что находясь рядом с ним я остаюсь правительницей Египта. А свою лояльность докажем детьми. Это так по-женски, и не вызовет настороженности... А чтобы заинтересовать позволим распространиться слухам о своей распущенности. Пусть говорят, что я требую отдать жизнь за ночь со мной. Можно подумать, у меня есть время на оргии. Но! В это так легко поверить...

    Нндаа... Что-то меня занесло на повороте. Не похожа моя Клеопатра на романтичный образ... Ну, что выросло, то выросло. Отстраняюсь от зеркала, встаю и иду, - нет! - шествую к бассейну. Глаза полуприкрыты, на приближённых к моей божественной особе не смотрю. Я не маленькая женщина, как это может показаться. Отнюдь. Я есть воплощение Исиды на этой земле. Вспомнила науку мадам Тересы, и моё тело струится и играет, не делая однако, лишних движений. И ни один мужчина, увидевший меня, не в силах сразу отвести прикипевшего взгляда. Вот как учила мадам Тереса! Осветительные приборы вокруг бассейна ярко горят. Надо ещё постараться не споткнуться о кабели, протянутые тут и там. А вот и шезлонг, и столик рядом. Надеюсь, они не ждут, что я на самом деле буду пить намешанную радужными полосами жидкость...

    Лениво усаживаюсь, расслабленно протягиваю руку к высокому стакану с зонтиком. Каждое движение есть обещание сладостной утехи. Не знаю, можно ли за неё отдать жизнь; мадам Тереса учила только вытряхивать кошельки. Но! Качественно! Чтобы клиент был доволен, решив потратиться на девочку. А, поскольку, я всё-таки царица, то в каждом движении заметна ещё и властность. Неуловимо... оттенком... отзвуком... тенью... Создаю иллюстрацию распускаемым обо мне слухам...

    - Снято! Цыпа, это высокий класс! Сейчас отсмотрим... Но я таки тебе скажу, что эта сцена уже готова! Шоб я так жил!

    Отсмотрели. Интересно видеть себя со стороны. Ничего так, мадам Тереса была бы довольна. Во всяком случае, переснимать не пришлось. Мужчинам понравилось. Интересно, купальник - женский, а понравится надо было мужчинам? Ладно, в рекламе я ничего не понимаю. Нас с Котом отпустили, сняв с моей ноги мерку, и взяв обещание завтра прибыть к шести (!) утра. Кот обещал. Ну не знаю... Так рано вставать... Хотя завтрашние съёмки - утро, день, вечер, и ффсёоо! Ага, и тонну зелени мне обещали. А мне оно надо? Хотя, я ведь немка по легенде, а значит, - надо. Положено, - отдайте.

    Курт и Жан-Батист ожидают нас с новостями. Кота, точнее. Сели разрабатывать операцию по передаче ценностей. Точнее, по обмену. Товарно-денежные отношения, ибн Хоттабн! А мне пришла в голову мысль, как обезопасить нас после обмена. Надо только проверить, вдруг здесь некромантия не работает. Хотя, с чего бы ей не работать? Блин! Вот пришла бы эта мысль в мою голову раньше, и были бы мы сейчас с бандитским эскортом. Курица безголовая!

    Раннее утро. Кот стучит в дверь. Гррр! С закрытыми глазами ползу в душ. Ну за что мне это?! Интересно, во сколько у настоящей Клеопатры начинался рабочий день? Ещё до рассвета, скорее всего. Обряды богам и всё такое... Эххх! Тяжела ты шапка Мономаха. Священный Урей в смысле... Умываюсь, привожу себя в порядок, одежда, обувь, сумочка, тонкий палантин на голову. Вываливаюсь из комнаты к Коту.

    - Постарайся сегодня закончить съёмки. Завтра у нас обмен. Ты должна быть далеко отсюда. Чтобы мы не знали где тебя искать. Ты можешь прислать письмо в Остенде, в бар для Анны. Она передаст Марку. Но! Не раньше, чем через полгода.

    Смотрю на Кота с упрёком. Получаю в ответ непреклонный взгляд. Мужчины... Что с них взять.

    - Я могу уйти в облике тигрицы. Когда потребуется. А безопасность обмена я намерена обеспечить сама. Оййй...

    Меня! Взяли за шею и несильно ткнули лбом о стену. Надеюсь, шишки не будет. Слёзы из глаз...

    - Я неясно выразился, сестрёнка?

    Отвечаю не менее непреклонным взглядом. Сквозь слёзы. Моргаю, но смотрю.

    - Высеку. Ремнём. И не думай, что я шучу!

    - Я вообще стараюсь не думать. От этого, говорят, морщины появляются.

    Ситуацию спас автомобильный гудок. Ага, машину за моим величеством прислали. Если обмен завтра, мне действительно надо закончить съёмки сегодня. А то нехорошо будет. Вроде пообещали и не сделали. Сижу в машине, врастаю в слои иллюзий. Одна минута. Спешить мне некуда. В готовые слои можно врасти за полминуты, но меня никто не гонит. Не на сцене. Счастье, что у меня партнёров нет.

    Прибыли на место. Меня переодевают, переобувают, красят и причёсывают. Жуть! Встать с койки в пикантной ночной рубашке, набросить пеньюар и сесть перед зеркалом. Дурдом! Можно подумать, Клеопатра так и спала в парадном макияже. Ага, и с причёской! Голливуд! Утренняя прогулка в саду в лёгком платье, день на яхте в брючном костюме, в костюме с плиссированной юбкой, и так далее... вечер - в платье для коктейлей. К счастью, в оперу не поедем. Вечернее платье не нужно. Вот и славно.

    Моё величество отработало день, как каторжник на рудниках. Хотелось запеть: "Славное море, Священный Байкал..." (Русская народная песня на стихи Д.П. Давыдова). Финальное: "Снято!" Я усаживаюсь в кресло, ноги гудят. Ага! Походи весь день в новых туфлях и босоножках. Переобувалась я несколько раз, но туфли-то все новые! Чек на тысячу баксов положила в сумочку. Честно заработанные деньги, ёшкин кот! Завтра вечером приём здесь же. Нас с Котом приглашают. Отказываться не стала. Сказала только, что мы с моим дядей Куртом и с друзьями Кота. В результате пригласили всех. Вот как к звёздам рекламы относятся! Даже пожалела, что этот опыт так и останется единственным...

    Быстренько бегу в детскую, где из меня делали царицу. Привожу себя в порядок и сматываюсь. Почему-то мне кажется, что ребята попытаются исчезнуть без меня. Документы мне сделали, деньги есть, камушки тоже... Совет хороший дали. Прохожу парком, перетекаю в тигрицу и бегу... Быстро бегу, но держусь тени. Во избежание...

    Успела в самый последний момент. Загрузились мои братья-наёмники впятером в машину, и поехали. Второй машины нет, вероятно уже сдали её прокатной фирме. В гостиницу заходить не стала. Бегу за ними, не особо торопясь. Городок маленький, да и заметить могут. А звук мотора я запомнила. Не спутаю. Ощущаю охотничий азарт. Не я ощущаю. Точнее, ощущаю как раз я, но азарт не мой, а чей-то. По принципу: на ловца и зверь бежит. Уже вечер. Поздний. Тени длинные-длинные. Машина встала. Слышен тихий разговор. Звук открывающейся двери. И ещё звуки, вздыбившие шерсть у меня на загривке. Ага, звук взводимых курков. Шесть. Меня, значит, тоже считали. Вот же гадство! И что мне с этим делать? Ну одного я, предположим, загрызу. У них стволы наверняка с глушителями. И вообще, зная нашу контору, скорее всего ребят будут брать живьём. Подстрелят и возьмут тёпленьких. А, может, вообще снотворного вкатят... Шаги в доме, приближаются ко входной двери.

    Перетекаю в человеческий облик... Одёжки на мне светлые, и это хорошо. Заметнее буду. Размахиваю сумочкой, напеваю какую-то мелодию, иду по улице, танцующей походкой. Как учила мадам Тереса. Пусть смотрят. Пусть отвлекутся. Секунды... Дошла до машины, оперлась о дверцу, соблазнительно изогнувшись вытряхиваю камешек из туфельки. Дверь открывается... Кот и Курт. А где все? Я не учуяла, пока бежала за машиной? Вот же курица! Цыпа, как есть цыпа! В воздухе разносится запах крови. Тигрица во мне различает оттенки. Ага, все шестеро. А мне сейчас по морде надают... Не знаю, как Кот, а Курт таки точно. Начинаю часто-часто моргать глазами... Не помогает. А помогают выстрелы в доме. Ребята разворачиваются и бегут обратно. Я уже в тигрином облике расталкиваю, обгоняю их и обрушиваюсь на рвущихся в закрытую часть дома обер-офицеров. Двери здесь хорошие. Мало прострелить замок, надо ещё и засовный брус перебить. Получаю две пули в живот. Ну и ладно. Ломаю им шеи. Потом выправлю. А пока... Пока, я исцеляюсь, Кот с Куртом обыскивают наших "друзей", достают непосильным трудом добытые бумаги. Выхватываю их, не позволяя сжечь.

    - Они должны были отвезти это в Москву. Вот пусть и отвезут.

    - Тигра, у тебя шок. Они уже ничего и никуда не отвезут.

    - Я с ними поработаю, и они сделают то, что никогда не сделали бы живыми.

    - Очередное волшебство?

    - Типа того. И те шестеро на улице мне тоже будут нужны. Надо где-то отсидеться до рассвета. На рассвете они встанут, я дам им указания, и мы можем про них забыть. Гарантирую. Надеюсь, плату вы получили?

    - Три дня деньги погоняют по банкам, потом их уже не отследят. Схема отработана.

    - Вот и славно. Теперь осталось только найти место, где мы можем дождаться рассвета.

    - У нас есть два номера в другой гостинице. Возможно, и для тебя найдётся номер.

    - А тот сдали?

    - Туда возвращаться нельзя. Поверь мне.

    - Я верю.

    Смотрю преданными глазами. А сама думаю, как мы восемь трупов тащить будем. Может, их прямо сейчас поднять? Таки тупые ведь будут! Хотя, почему, собственно? И указания я могу им дать ещё до рассвета... Правда я так и не проверила этот метод. Значит, надо всей компанией перебраться куда-нибудь, а потом уже разделиться.

    - Мне нужен нож.

    Курт достал складной офицерский нож, разложил и протянул мне, рукояткой вперёд. Расстёгиваю рубашки на покойных обер-офицерах. Выправляю им сломанные шеи. Потом рисую у каждого на сердце руну одноразового восстановления. Застёгиваю рубашки, и вливаю в них энергию. Безо всяких ритуалов, чистую силу. Они встают, и смотрят на меня.

    - Будете нас сопровождать.

    Молча пропускают нас вперёд; ребята смотрят на меня не по-доброму. Ну да, некромантия - мерзость перед Господом. А что делать? Надо, чтобы они сами объяснили в Москве, что дело улажено. А потом могут и умереть. Уже окончательно. Выходим из подъезда, я иду к зарослям, в которых прятались стрелки. Работаю с каждым в мрачной тишине. Итог: Жан-Батист, Марк и Джанни уезжают на машине; Кот, Курт и я со своими цыплятами идём пешком. Ребята сняли для нас два домика в мотеле. Мы завели зомби в один домик, и я забрала из них свою энергию. Они повалились, как снопы.

    - Перед рассветом надо их навестить, чтобы дать им указания.

    - Зачем? Их видели живыми, увидят мёртвыми.

    - Они оживут. И проживут до смерти. До ещё одной смерти. Руна разового восстановления исчезнет бесследно на рассвете. Они оживут, но будут подвластны мне. Я прикажу им запомнить, что дело с документами улажено. Деньги вернуть, к сожалению, им не удастся, но свидетелей они зачистили. Никто не сможет быть убедительнее, чем исполнители, выполнившие задание. Если вам это слишком "против шерсти", можно приказать им устроить автокатастрофу, в которой никто, кроме них не пострадает. Но! После рапорта о выполнении задания.

    - Да пусть живут! Просто... Дико это всё!

    - Ты даже не представляешь, насколько диким это было для меня. И ничего, привыкла. Кстати, мы все приглашены на завтрашний приём в поместье, где были съёмки.

    - Ты серьёзно думаешь пойти?

    - А что такого? Завтра с утра прошвырнёмся по магазинам, прибарахлимся, и вечером развеемся. Надеюсь, там нас искать не будут.

    - Кто?

    - Хозяева парней, которых мы оставили отдыхать между двух пригорков.

    - А, эти... Думаю, что вряд ли они вообще сунутся нас искать.

    - Вот и славно. Я пойду спать. На всякий случай, разбудите меня за час до рассвета. А то мало ли, что...


    Глава шестнадцатая. Эндшпиль, или "недолго музыка играла, недолго фраер танцевал"



    Кот разбудил меня не за час, а за два часа до рассвета! Злыдень! А ещё брат называется! Гррр! Ну ладно, надо было продумать схему общения. А то рефлексы у бойцов возобладают, и пришибут меня, бедолажку, ни за грош. Попросила меня не беспокоить. Накрыла комнату пологом пламени боли. Конечно, не самый лучший способ вернуться в мир живых, зато для меня безопасно. А не фига было нарушать правила! Вот и пусть получат наказание. А то их слишком быстро убили... Быстрая смерть - это поощрение, которого они не заслужили. Это я про обер-офицеров. Что касается бойцов... Ну, у них рефлексы... "Сначала метко стреляем, потом смотрим в кого". Я им в порядке извинения добавила руну исцеления. Так что, если сразу голову не оторвёт, ребята имеют шанс дожить до старости. Рассвет надвигается. Как там у Визбора?

    "Вставайте, граф, рассвет уже полощется,
    Из-за озёрной выглянув воды,
    И, кстати, та, вчерашняя молочница,
    Уже поднялась, полная беды.
    Она была робка и молчалива,
    Но, ваша честь, от вас не утаю:
    Вы несомненно сделали счастливой
    Её саму и всю её семью.

    Вставайте, граф, уже друзья с мультуками
    Коней седлают около крыльца.
    Уж горожане радостными звуками,
    Готовы в вас приветствовать отца.
    Не хмурьте лоб, коль было согрешенье,
    То будет время обо всём забыть,
    Вставайте, мир ждёт вашего решения:
    Быть иль не быть, любить иль не любить..."


    Что такое мультук[5], - хоть убей не знаю. Культур-мультур не хватает. Впрочем, это всё лирика. А народ пришёл в себя, смотрит глазками. Не нападают, что странно. А может, и нет. Они ведь носят мою руну. Плохо, что когда мы с отцом Иаковом работали над рунами восстановления, контингент был другого толка. Не так опасен. Или нас двое было... Ну это тоже лирика. Я здесь одна и не знаю, как обращаться к воскрешённым. Скажешь "слушайте меня бандер-логи" пожалуй упрыгают по деревьям. "Товарищи" - таки я не тамбовский волк... "Господа" - таки покойники мне не господа. Это я для них госпожа... Ой вэй! Куда податься бедному некроманту?

    - Слушайте все! Вы умерли. По настоящему. И то, что вы сейчас живы, означает, что вы получили шанс дожить. Я не Господь Бог, я всего лишь некромант. Мне нужна от вас одна услуга. Плата за неё вами уже получена авансом. Это ваша жизнь. Нормальная. Не в качестве зомби.

    - И прожить её надо так...

    Издевательская ухмылка... Ты думаешь, тебе уже нечего терять, мальчик? Ты ошибаешься. Я так и вижу, как у меня на лице вызревает мягкая улыбка отца Иакова...

    - Чтобы не было мучительно больно (Н.А. Островский "Как закалялась сталь"). Я читала. В школе проходили по литературе. У тебя очень разумный подход, мальчик. Ни звука более.

    И я отпускаю пламя боли. Зелёный огонь покрывает тела, которые корчатся и кричат, кричат, кричат от боли. Они кричат беззвучно. И когда во всех глазах я увидела понимание ситуации, только тогда я убрала боль.

    - По правилам полагается сказать, что мне жаль. Но мне не жаль. У меня мало времени, чтобы я тратила его на ваши трупы.

    - Ты же сказала, что мы живы.

    - Для всех, кроме некромантов. Владыка мёртвых увидит вашу сущность. В остальном: вы будете жить, болеть, выздоравливать, взрослеть, стариться. Один нюанс: детей у вас не будет. Я не Господь. Если до истечения трёх суток с момента смерти вы успеете сделать вашей женщине ребёнка, то он у вас будет. После этого - стерильность при сохранении функциональности.

    - Наши женщины - дома.

    - Значит, возвращайтесь домой. От вас мне нужно только одно: вы доложите руководству о выполнении задания. Вы получили документы и зачистили свидетелей. Поймать уплывшие деньги - не ваша работа. Свою работу вы сделали. Сделали чисто.

    - Нам было приказано доставить наёмников и особенно тебя живыми.

    - Не получилось. Оборотень сорвался с цепи. Пришлось сжечь. Или ещё что-нибудь придумаете. Короче: задание выполнено. Документы есть, денег и людей - нет. Над операцией думайте сами. Вы специалисты. Чтобы через час вас уже не было в Африке. И помните, что я сказала вам о детях.

    - Что, с самолёта, сразу в койку?

    - Именно. Ваши офицеры должны позаботиться об этом.

    Дождалась чётких по-военному кивков, и ушла, предварительно отдав многострадальные документы. Бывшие зомби скрупулёзно сверили полученное с перечнем, и занялись разработкой операции по дезинформированию собственного руководства. Об эвакуации позаботятся десантники. Что ж, это не моя проблема. Мои заботы - обзавестись одеждой для вечеринки. Платье-коктейль, обувь, сумочка, шляпка. И бельё, как же без белья! Муррр...

    Походили по магазинам... На самом деле, это выглядело так: Курт привёл меня в элитный салон. Достал кошелёк. И сказал: "вот это чудовище - моя племянница из Америки. Сделайте из неё даму". Я в джинсовых шортах и сандалиях на босу ногу, балахонистой майке и бейсболке, козырьком назад, перекатываю во рту жевательную резинку, взгляд - стеклянный. Меня одевали, обували, показывали богатому дядюшке. Курт или одобрял, или качал головой. В общем, развлекались, как умели.

    Платье-коктейль купили. Цвета ивовых листьев. Сказали, что оно изумительно оттеняет мои глаза. А глаза такой редкой расцветки грех не подчеркнуть. Ага. Вот скажите мне, что может быть редкого в серо-зелёных глазах? Только татарский разрез. Ну ладно. Пусть оттеняет. Туфельки такого же цвета, только чуть темнее платья. Разврат! Вот я и дожила до момента: сколько платьев, столько и туфель. К счастью, платье у меня всего одно. Шляпка в форме фиалкового листа напомнила фразу из английского романа: "шляпа её казалась свёрнутой вручную из листа промокательной бумаги, а значит была баснословно дорогой". Ну бельё и чулки я купила без их демонстрации дядюшке Курту.

    В магазины мужской одежды я не пошла. Отправилась в салон красоты. Причёску из длинных волос сама я не сделаю. А на коротких, - шляпка смотреться не будет. У них и так крыша съехала с этой шляпкой: причёску подобрать, чтобы и в шляпке, и без неё я выглядела шикарно. Но! Толстый кошелёк способен стимулировать и не на такие подвиги. Ну ещё массаж, маникюр, педикюр, лёгкий макияж. Главное, что на Клеопатру не похожа!

    Забирали ребята меня прямо из салона. Я там даже успела отоспаться, пока с моими космами колдовали. И! Меня не сразу узнали. Деньги потрачены не зря. Курт узнал платье. Лендровер наш отмыт и даже отполирован. Главное, что салон вычистили. Платье не выпачкаю пылью. Ах, нет! Мы с Куртом едем в лимузине с водителем. В общем, правильно. А то сделать из меня даму и запихать её в лендровер... Pas comme il faut! Не комильфо, короче!

    Приехали, познакомились... Фланируем по залу. У Кота здесь много знакомых. Знакомиц? Девчонки из модельного бизнеса. Интересно живут наёмники. На Марке повисло сразу три цыпочки, веселят его. Ребята развлекаются. Даже Жан-Батист нашёл себе даму. Наверное рассказывает ей о способах заточки боевого ножа... Потанцевала с дядюшкой Куртом. Под конец вальса почувствовала чей-то взгляд, прожигающий мои лопатки. Оборачиваться не стала, надеясь на лучшее. Когда рисунок танца позволил повернуться, там уже никого не было. Кучка оживлённо беседующих людей сместилась влево.

    - Цыпа! Сегодня твоё место в первых рядах. Сейчас будем смотреть, что у нас получилось. Пойдём, познакомлю тебя с заказчиком.

    Уцепил было меня за руку, но Курт одним взглядом привёл рекламщика к порядку. Старая школа! А мне тревожно - этот прожигающий взгляд мне знаком до тошноты. Ну ладно, будем надеяться на лучшее. Может, показалось. Уселись в "президиуме". Смотрим... Ну, если абстрагироваться от того, что вряд ли царица Египта спала в рубашке, надевала пеньюар, встав с постели, носила купальный костюм, и современного покроя платья; не говоря уже о брюках... То получилось вполне себе миленько. Мужчинам понравилось. Смотрели, не отрываясь от экрана. А платят мужчины. А если платят женщины, то всё равно за то, что нравится мужчинам.

    Заказчик хорошо воспитан и наблюдателен. Обратился не ко мне, а к Курту:

    - Господин Земмлер, я хочу предложить вашей племяннице контракт. У неё хороший потенциал. Она знает, что нужно показать зрителю.

    - Моя племянница ещё слишком молода и импульсивна, mein Herr.

    В разговор вмешался третий участник:

    - Цыпа, тебе предоставляется редкий шанс. Не упускай его.

    - Благодарю вас, нет. Это был интересный опыт. Но...

    - Никакой рекламы, моя Тигра. Завтра утром мы уезжаем.

    Оййй... мама... Как я не заорала, не знаю. Делаю шаг с поворотом, и точно! Как говорится: "не было печали..." Светлейший лорд Сэ. Собственной персоной. Улыбается довольной улыбкой кота перед мышеловкой с застрявшей в ней мышью. Ну, это я вижу, что улыбка довольная. Для всех она всего лишь вежливая. В который раз поразилась способности Сэ вписываться в чуждую обстановку так, что она кажется всего лишь декорацией для него. Красивый, невыразимо изящный, ухоженный... Конфетка! Почему у меня уже зубы ноют?.. В предчувствии ночи? "Завтра утром мы уезжаем".

    А может, не так всё печально? За локоть лорда Сэ держится очаровательная девочка. Худенькая, но с формами, ноги "от ушей", живое весёлое лицо, огромные тёмно-карие глаза с фиолетовым отблеском, крупный улыбчивый рот, жемчужные зубки, длинные чёрные волосы... Прелестная крошка! И бриллианты настоящие. Сэ можно во многом упрекнуть, но он никогда не мелочится. Так может... Смотрю на серебристый блеск, мерцающий в его глазах, и понимаю, что ничего не может... Обидно.

    - Николь, цыпа моя! Тебе поставили очень высокую планку!

    Рекламщик на высоте. Парой слов представить друг другу заказчика и будущее "лицо", это таки уметь надо. Шоб я так жила! А-а-а! Пойду развлекаться напоследок! Напиться что ли с горя? Сэ не любит пьяных. Улыбка становится ласковой. Понятно, что напиться не удастся... И зачем я сюда припёрлась? Надо было возвращаться в Либревилль. Хотя, бестолку...

    - Ты прекрасно выглядишь, моя Тигра. Прекрасно!

    Стальные пальцы нежно взялись за локоть. Синяки останутся. Мягко вливаюсь в эмоции Сэ. Без мыслей, учует ведь, гад! Доволен. Зол, и доволен. Успел прощупать ребят, понять, что ревность беспочвенна, и радуется добыче. О Николь уже забыл.

    Нет, но какая умная девочка! Тихо отошла на несколько шагов, как будто даже и незнакома с Сэ. Где же её так воспитали? Или врождённое чутьё? С интересом смотрит на заказчика, который тоже искоса присматривается к ней. Молодец, девочка! Надеюсь, Сэ был достаточно щедр, чтобы компенсировать потраченное на него время.

    - Попрощайся со своими друзьями, моя Тигра. Мы уезжаем в отель.

    - Вечер только начался, Сэ.

    - Для тебя, моя Тигра, он ещё и не начинался.

    Многообещающее заявление. Сбежать, что ли? Сейчас не получится. Походу меня вообще из рук не собираются выпускать. Даже в удобства. Киваю Курту, что всё в порядке. Он не верит. Плохо. Сэ начинает злиться. Улыбка уже не просто ласковая. Она становится благостной, как у отца Иакова.

    - Mein Schatz...

    - Я хочу попрощаться, Курт. Я уезжаю завтра утром. Насовсем.

    Выходим на террасу, к бассейну. Сейчас здесь только уличное освещение. Никакого слепящего света. Ребята подходят. Сэ продолжает держать меня за локоть.

    - Прощайся, моя Тигра. Благодари, и прощайся.

    Смотрю на ребят... В глазах у Кота немой вопрос. Я улыбаюсь, хотя мне хочется плакать. Но доброе отношение Сэ к ребятам вещь слишком ценная, чтобы я уничтожила её своими руками.

    - Спасибо. Кот, Курт, Жан-Батист, Марк, Джанни, спасибо за всё.

    - Куда перечислить твою долю, Тигра?

    - В салезианский приют.

    Сэ приподнимает левую бровь. Он, наверное, и слова такого "приют" не знает, Высокий Светлый. А у меня перед глазами истощённые младенцы с раздутыми животиками... Всё ли меряется деньгами? Маленькая тарелка жидкого супа способна спасти жизнь. Если получить её вовремя... Выгребаю из сумочки завёрнутые в бумажные носовые платки камушки, протягиваю Коту.

    - Это туда же.

    Сэ протягивает руку. Тонкие, изящные пальцы, способные согнуть кочергу. Выкладываю на узкую прохладную ладонь свою долю добычи.

    - Мне будет приятно увидеть тебя в украшениях из этих камней, моя Тигра. Назови свою цену. Я перечислю. В салезианский приют. Если кто-то из твоих... друзей пожелает избавиться от камней, то также может назвать свою цену. Камни... - покрутил один из алмазов в пальцах, - дорогие.

    - Я в них ничего не понимаю, когда они не обработаны. Оцени сам.

    Теперь уже Кот приподнял бровь. Улыбаюсь, абсолютно искренне. Сэ всегда платит больше. Во всяком случае, чем перекупщик. А в камнях он разбирается не хуже гранильщика. Это я, курица безголовая...

    - Мне надо в дамскую комнату. Десять минут, Сэ.

    Заглядываю снизу в сияющие серебристым светом глаза...

    - Десять минут, моя Тигра.

    Ага, потом припрётся. Бегу приводить себя в порядок. В голове каша. Калейдоскоп из мыслей, образов, чувств. Что такое двойственное чувство? Это когда возвращаешься в мир, где ты "дома", с мужчиной, которого предпочла бы никогда не знать.

    Стою у зеркала, мою руки. Заходит Николь, открывает кран рядом, держит запястья под холодной водой.

    - В зале так душно... Ты не сердишься на меня? Я не знала...

    - Шутишь? За что я могу сердиться? Я рада, что, благодаря тебе, он в хорошем настроении.

    - Ты не боишься его?

    - Ты умная женщина, Николь. Надеюсь, он тебя не обижал.

    - Нет. Он воспитанный и щедрый. Но... Он страшный человек, страшный! Я бы тоже сбежала.

    Я не стала говорить Николь, что Сэ не человек. Я думаю, что она и так это поняла. Улыбнулась на прощанье, пожелала успехов на фирме, и ушла. Вовремя, надо сказать. Сэ уже направлялся к двери. Вот только скандала нам не хватало для полного счастья.

    Вышли из дома. Подъехал лимузин, Сэ усадил меня, потом сел сам. Надеюсь, в машине он будет вести себя благопристойно.

    - У тебя хорошие друзья, моя Тигра. Надёжные.

    - Да, с друзьями мне везёт.

    В полумраке лимузина вижу ласковую улыбку. Как всё предсказуемо...

    Прибыли на место. Самый дорогой отель. А как же! И Президентские апартаменты. Кто бы сомневался! Начинаю злиться. Сэ посматривает на меня. Ласково. Усадил в кресло, поцеловал мне руку, отошёл к бюро. Написал письмо, вложил в конверт вместе с подписанным чеком и запечатал. Позвонил в звонок. Вошедший служащий с поклоном ожидает распоряжений.

    - Чемоданы в машину. Горничную к мадам.

    Из стенного шкафа достаются шесть (!) чемоданов, и очень знакомый кейс. Подавила желание вцепиться с криком "моё!". Сэ улыбнулся краешками губ, подал мне руку, вынимая меня из кресла, и передал в руки подошедшей горничной. Вышколенная прислуга средних лет избавила меня от платья, шляпки и обуви, расчесала волосы, вынув многочисленные шпильки, подала средства для снятия макияжа и, прихватив халат, проводила в ванную. Я не стала долго отмокать, полежала минут полчаса, и вылезла. Приказала заплести французскую косу, надела светлое платье, жакет, обулась в туфли на небольшом удобном каблучке, набросила лёгкий газовый шарф на голову, вышла из будуара, и мы с лордом Сэ отправились вниз. Без скандала. Пока.

    Сэ расписался в гостевой книге, и положил на стойку конверт со словами:

    - Для мадемуазель Николь.

    Вышколенные служащие ни взглядом, ни дрожанием ресниц не отреагировали на ситуацию. Может быть у них каждый день такие пертурбации? Приезжает постоялец с одной женщиной, а уезжает с другой, оставив для первой чек и записку?

    Сели в лимузин. Доехали до аэропорта, прошли внутрь. Рейс ждёт только нас, любимых. А почему бы и нет? Частный самолёт. Удобств особых нет. Интересно, куда Сэ намерен отправиться аж с шестью чемоданами барахла? Во внешних мирах такое не носят. Села в кресло, пристегнулась, и уснула. И даже не проснулась при приземлении. Сэ вытащил меня из кресла, вынес из самолёта, со мной на руках дождался, когда самолёт улетит, и только потом открыл портал. Вручил мне мой чемоданчик с пыточным инструментом, остальные распылил, и шагнул... в знакомую келью.

    - Дитя моё. Ты заставила нас поволноваться. Пришлось искать тебя по знаку Семинара. Что за ребячество?

    - Простите, отец Иаков. Я не знала, что эти врата сработают ещё и на время. Виновата.

    - Ты не испытываешь чувства вины, поэтому не извиняйся. Не люблю лицемерия.

    - Да, отец Иаков.

    - Доброй ночи, дети мои.

    - Благодарю, отец Иаков, ночь будет доброй.

    А вот мне почему-то так не кажется. Или, скорее, ночь, добрая для Сэ, повернётся ко мне противоположной стороной.

    - Не исключено, Тигра. Иди ко мне, моя Тигра. Сама иди.

    - Тебе надо, ты и иди. Знаешь куда.

    Ласковая улыбка, намёк на движение, и я отлетаю в сторону, впечатываясь в стену. Тут же, не давая отстраниться, прижал плотнее, поднял руки над головой, целует, прокусывая клыками губы, шею... Куснул за ключицу, намечая поле деятельности. В предыдущий раз он мне эту ключицу перегрыз. Сознание что ли потерять? Нет, рано ещё. Браслеты охватывают запястья. Всё ясно. Лорд желает разделить удовольствие со мной. А я несознательная, поэтому меня надо готовить к получению удовольствия. Слёзы начинают течь безостановочно. Не хочу.

    - У нас есть время, моя Тигра. У нас много времени для осуществления желаний. У нас вся ночь впереди.

    Меня начинает трясти от неприятия ситуации.

    - Я не хочу. Никогда. Нет.

    - Ты передумаешь, моя Тигра. Я помогу тебе передумать...

    Из алмазов получилась потрясающая парюра. Сэ часто требует надевать именно её. А я ненавижу эти алмазы. Они напоминают мне о бесконечной ночи. О боли, разрывающей меня на кусочки, о её отсутствии, вызывающем кому, потому что тело сроднилось с болью, и отсутствие боли есть самая страшная пытка. Не самая. Потому что когда я, наконец, получила требуемую дозу боли, я получила её вместе с близостью Сэ. Он не требовал от меня никаких изысков. Он никогда их от меня не требует. Он ласков, нежен, терпелив... Это такое унижение! Но я не хочу умереть, не дождётесь! У меня было несколько недель свободы. И ещё будут. Может быть на этот раз мне не потребуются врата...


    Глава семнадцатая. Мир тёмных, или "сами мы не местные"



    Гуру внимательно смотрит мне в глаза.

    - Ты всё-таки собираешься вернуться к высокому светлому? Ты уверена, что справишься? С собой?

    - Я ношу его детей... Я справлюсь. Пять с половиной лет я продержусь.

    - Через пять лет после рождения твоих детей я заберу тебя, киса моя. Хотя, я предпочёл бы, чтобы ты осталась здесь, со мной.

    Бросил в костёр ещё ветку, языки пламени с жадностью набросились на подношение...

    - Как у вас вообще могли появиться дети?! При таком твоём отношении... Не отвечай, это я от безысходности.

    Я не стала отвечать Гуру. Я не занималась подсчётами, - не было необходимости. Дети были зачаты после карнавала в столице Империи тёмных.

    На тот момент мы уже несколько месяцев гостили у Солли. Ну, разумеется, непосредственно у Солли мы провели всего одну ночь. Днём Сэ купил небольшой островок. С рыбацкой деревушкой и намёком на фундамент на скалистом мысу. Магию восстановления я наблюдаю не впервые, но каждый раз поражаюсь ей.

    Туманное облако из мельтешащих золотых искорок накрывает остатки фундамента, и возникает прозрачный контур особняка, чем-то неуловимо напоминающего "Ласточкино гнездо" в Крыму. Контур густеет, становится непрозрачным. И вот... дом готов. От флюгеров в виде каравелл под всеми парусами, и до выложенного тёмно-серым камнем цокольного этажа. Окна сверкают чистейшими стёклами, дверные ручки надраены до слепящего блеска, на подъездной дороге ни травинки. Парк радует глаз ухоженными цветниками и фигурно подстриженными кустами...

    Входная дверь распахивается. Сэ смотрит на меня... Ну да, первой в новый дом должна войти кошка. Собираюсь принять тигриный облик, и не успеваю. Сэ делает лёгкий жест рукой, и из кустов по воздуху выплывают испуганные дети. Трое мальчишек в живописных лохмотьях. Встают перед нами. Насупленно молчат. Сэ улыбается. Ласково. А я, в ужасе от того, что он может сотворить, быстро говорю:

    - У вас есть кошка?

    Вопрос в глазах у Сэ и у детей. Страх в детских глазах сменяется любопытством.

    - На моей родине по традиции в новый дом первой входит кошка. Или кот. А потом уже хозяева.

    Дети побежали в деревню, только грязные пятки мелькнули. Сэ смотрит на меня, приподняв бровь.

    - Пожалуйста. Если мы будем здесь жить... дети любопытны...

    - О чём ты сейчас лепечешь, моя Тигра?

    - Я прошу тебя не наказывать детей за любопытство. Они не знали...

    Краем уха услышала топот босых ног, сопровождающийся пыхтением и злобным мявом. Сэ развеселился. Внешне это почти не отражается. Только в уголках глаз проглядывают смешинки. Вся чумазая троица в полном составе тащит извивающийся мешок из которого доносится леденящий душу мяв:

    - Всех порррвууу!!! Ууу, гадыыы!!!

    Ой вэй! Похоже в деревне дополнительным источником дохода является разведение бойцовых котов. Как я этот сюрприз доставать буду? Вот уж действительно: кот в мешке! Ладно, тигры мы, или свисток от паровоза? На недоступной человеческому слуху частоте рыкнула:

    - Тихо сиди. Сейчас я тебя выпущу. Осмотри дом. Пожалуйста.

    Озадаченное молчание. Я так и вижу опасливо прижатые уши и вздыбившийся загривок. Открываю мешок, сняв с горловины стягивающую её верёвку. Шаг в сторону синхронно с лордом Сэ. Вовремя. Из мешка вылетает дымчато-полосато-пятнистая торпеда. Как однажды сказала сотрудница на работе, на вопрос о расцветке котят:

    - Какого цвета? Нууу... шпротики!

    И вот эта огромная шпрота влетает в гостеприимно открытый дом. Слышен грохот разбившегося стекла, стук падающих предметов... Я, согнувшись от смеха, пытаюсь войти в дверь; Сэ, бросив мальчишкам золотой, хватает меня за локоть и входит. Дверь за нами закрывается. Местонахождение кота легко определяется по звуку раздираемой ткани, разбивающихся стёкол и разбрасываемых предметов меблировки. Он мне уже нравится. Надеюсь, приживётся у нас...

    - Ты собираешься оставить это создание, моя Тигра?

    - Он забавный. Тебе посуду жалко?

    - Нет, конечно. Хотя я привык к тому, что битьё посуды исключительно твоя прерогатива.

    - Если кот захочет остаться, я буду рада. Дети не сказали, как его зовут?

    - Ты думаешь, у него есть имя?

    - Один писатель, в моём родном мире сказал, что настоящего кота обычно зовут "Анубрысьнемедленномерзавецэтакий" (Т. Пратчетт "Кот без дураков").

    - Хорошее имя... Говорящее.

    Взял меня за руку и повёл прямиком в спальню. Пока кот бесчинствует на другом конце дома...

    - Твои комнаты. Окнами на восход, как ты любишь. Тигра... моя Тигра...

    Тихий шёпот, и жёсткие руки, выпутывающие меня из одежды. А на улице, между прочим, ещё белый день! А-а-а, ладно, раньше сядешь, раньше выйдешь! Надо только котика покормить...

    Котик у нас прижился. Ну как, прижился? Он ночует в деревне, но регулярно посещает дом. Вероятно, в поисках лишних предметов, кои безжалостно уничтожаются при обнаружении. И когда бы кухарка ни открыла дверь в сад, - он сидит на пороге и ждёт. Ко мне относится с опаской, видимо помнит, что я ещё и тигрица. А вообще, он ко всем одинаково презрительно-равнодушен: "понаехали"! Даже Сэ не вызывает у него пиетета. Настоящий кот. Попросила Сэ сделать ему дверку в дом, но Сэ упёрся всеми лапами. А что такого?! Приходил бы котик, когда ему вздумается... Сатрап!

    Котище назвала Бодхисаттвой. Почему, - не знаю. Лорд Сэ называет его "это создание". Кухарка (я слышала краем уха) зовёт его как в Одессе: "Нуидиужежратьжывотное". Но на это имечко он отзывается только ей. Остальным не доверяет.

    Сэ доволен, что я решила обзавестись котиком. Считает, что я привыкаю к дому. Отец Иаков долго беседовал с ним, посоветовал нам навестить Солли, и не знаю, что ещё. Вот теперь наблюдаю, что они для моего приручения придумали. Кот, вероятно, вписывается в картину нового мира. У меня личных вещей было, - только чемоданчик с пыточным инструментом. Мой африканский трофей. Но кот, - это не личная вещь. Тем более такой, как наш. Живущий на два дома.

    Помимо приходящего котика и нас с лордом Сэ в доме живут семнадцать рабынь. Кухарка, садовница, организатор работ - старшая рабыня (не по возрасту, а по положению) три мои личные рабыни, работающие посменно, и одиннадцать - на подхвате. Вот так и живём. Сэ ведёт активную светскую жизнь, я гуляю по острову. Неохота мне с Сэ одним порталом перемещаться, я вообще стараюсь от него держаться подальше. Достаточно того, что все ночи он проводит со мной. Одиннадцать рабынь "простаивают". Заикнулась за его обещание оставить меня в покое, как только найдёт себе партнёршу для постели. Ласково улыбнулся, и... даже в спальню не перешёл. Письменный стол придётся теперь чинить.

    Впрочем, мебельщики, стекольщики и продавцы фарфоровых изделий дорогу к острову, вероятно, нанесли на карты. Благодаря котику и мне грешной. Сэ не занимается рукоприкладством, за исключением тех дней, когда желает разделить со мной удовольствие... Я, пользуясь этим, закатываю ему скандалы, и вообще позволяю себе истерить в своё удовольствие. Вероятно, отец Иаков посоветовал Сэ позволять мне "сбрасывать пар" таким вот образом... Не знаю, да мне и неинтересно...

    Выбираюсь с острова только в гости к Солли. Посетила созданную им Школу для тёмных сирот, которой он заслуженно гордится. Не Школой гордится, а собой, любимым, после Школы Гильдий наконец-то заметившим сколько в Империи беспризорников. Вот и создал, назвав своё заведение не приютом, а Школой. Дети любого возраста могут прийти сами и принести родственника-младенца. Младенцы, к счастью, пока не поступали. В этом Солли повезло. В школе новых учеников и учениц лечат, вызывая, если необходимо, гильдейских целителей, и обучают, давая необходимые навыки. Солли объявил на церемонии открытия, что будущая профессия - личный выбор каждого. Хочет ученик впоследствии стать вором, контрабандистом, или убийцей, - флаг ему в руки и направление в Школу соответствующей Гильдии. Все в шоке, включая Императора. Солли сам себя назначил директором, а свою сестру озадачил патронированием женского отделения Школы. Обучение раздельное, и совместное времяпрепровождение не приветствуется.

    Лекцию об истории пыток читать отказалась. Ещё чего не хватало! Я всего лишь глупая женщина. Подстилка светлого лорда, как мне прошипели вслед в императорском дворце, куда меня притащили мои лорды, чтобы сопровождать Светлейшего, отправившегося поблагодарить Императора за предоставленное ему право жить в его государстве. Ну и плевать на них. Факты они отразили верно, а на правду не обижаются. Сэ услышал это шипение не хуже меня, так что, зная его характер, не сомневаюсь, что он заставит "доброжелателей" пожалеть о неумении держать язык за зубами.

    Вид на жительство Сэ получил только благодаря своему имени. На древнем языке слово "авагду" означает "темнее тёмного". Солли, когда впервые услышал настоящее имя высокого светлого, обхохотался. Дело чуть до дуэли не дошло, но Солли, отсмеявшись, объяснил причину своего веселья. Самого Солли величают "лорд Эмрис". Я почти угадала с присвоенным ему именем.

    Что в императорском дворце порадовало - так это лестничные перила. Вспомнила детство, скатилась на несколько этажей. Не совсем удобно, потому что пришлось придерживать юбки, но всё равно здорово! Охрана закаменела лицами, а мне пофиг. Никто же не сказал, что съезжать по перилам запрещено? Прокатилась ещё дважды, потом меня отловил Солли. Вероятно, ему доложили о моём неподобающем времяпровождении... Пока мы шли к лорду Сэ, Солли всё время поглядывал на меня с удивлением, но спрашивать ничего не стал. Подумаешь! Как будто в детстве сам не катался по перилам... А может, действительно?

    - Солли, а ты в детстве катался по перилам?

    - Я с трёх лет перемещаюсь с пламенем, дорогуша. - Вздохнул. - Нет, Тигра, я не катался по перилам. Мне это просто никогда не приходило в голову.

    - И по чужим садам не лазил за яблоками? И в футбол не играл? А в казаки-разбойники? В прятки? В салочки? В колдунчики? В вышибалы?

    - По чужим садам не лазил. Положение не позволяло. Футбол - не знаю. Казаки-разбойники, - тоже не знаю. В прятки играл. В салочки... Когда сестра была маленькой. Колдунчики - это что? В вышибалы играли файерболами.

    - На выживание, что ли? Футбол, это когда мяч забивают в ворота команды противника. Две команды, двое ворот, один мяч. Есть ещё хоккей - там то же самое, только вместо мяча - шайба, которую гоняют по льду клюшками, и игроки - на коньках. В хоккей играют зимой. Казаки-разбойники - те же прятки, только командные. Там ставят стрелки, путают следы, и команде казаков нужно поймать разбойников. А колдунчики - разновидность салочек. Осаленный замирает расставив руки в стороны. Он "заколдован". Тот, кого ещё не осалили, может расколдовать, если осалит заколдованного. Описывать неинтересно... Играть - весело.

    - Меня учили магии и всему, что должен знать...

    Солли запнулся. И замолчал, пытаясь подобрать слова.

    - Высокий Тёмный. Я помню, как вы с Сэ называли друг друга.

    - Да... Высокий Тёмный.

    В голосе слышится облегчение. Солли деликатен. Похоже, что меня попали не просто в высшее, а прямо-таки в высочайшее общество. Развеселилась...

    Сэ, услышав о моём катании по перилам, посмотрел на меня ласково, и увёл порталом. А что я, собственно, такого сделала?

    ***


    Сегодня вечером в столице начинается карнавал. В честь какого перепуга я не запомнила, но Солли сказал - будет весело. Надеюсь, Сэ не решит остаться со мной дома... А то я сбегу.

    Дома не остались, отправились за карнавальными костюмами. Предложила Сэ одеться цыганами, - озверел, и ласково сказал, что не желает. Ага. Сегодня на площади - ярмарка. Продают всё, что нужно для карнавала. Маски, костюмы, чего только нет. Солли сказал, что этой ночью отменяются все запреты, и сословные различия. Ну, кроме инцеста, разумеется. Кхм, будет весело! Сэ уже пожалел, что выбрался с острова. Но сказав "а", надо говорить и "б".

    Выбор масок очень широк. Глаза разбегаются. Не знаешь, за какую ухватиться. Хочу маску, типа венецианской, чтобы полностью скрыть голову и шею под шляпой и шарфом. Будем искать.

    И ведь нашли! Настоящие венецианские маски! Баута, Кот, Доктор Чума, Гражданин, варианты Венецианских Дам, Коломбина и Моретта. Здесь это не венецианские, а Бездновы маски. То есть, доставленные из Бездны. Что ж, памятуя о том, что Бездна - везде, они не так уж и неправы. Лорды нарядились Баутами, хотя я предложила Сэ образ Доктора Чумы. Получила в ответ ласковую улыбку и маску Моретты. Это, чтобы я заткнулась. Ну и хрен с ними. Я запомнила этот лоток, надо будет сбежать от сопровождения и купить себе маску. Хотя полностью закроет лицо только маска Венецианской Дамы. То есть Леди Бездны. Потому что к ней положен головной убор и покрывало, закрывающее голову по плечи. То, что доктор прописал! Хочу анонимности!

    Сэ посмотрел на меня, потом выдал лоточнику деньги и сказал, что дама (то есть, - я) сама подберёт себе маску. Лорды отправились промочить горло в кабаке, а я занялась подбором.

    Вот нельзя женщине давать выбор! Нельзя! Я прямо вся измучилась! Полтора часа ушло только на то, чтобы отобрать четыре приемлемых варианта... Просто плакать хочется!

    На плечи легли широкие ладони:

    - Дорогуша, что тебя опечалило?

    - Не отвлекай меня, Солли! Я не знаю, какую из четырёх масок выбрать.

    - Тяжёлый случай... Но есть универсальное решение:

    Кивок лоточнику:

    - Мы берём вот эти четыре маски, любезнейший. Пришлёте их в Школу для тёмных сирот, лорду-директору.

    Лоточник сбледнул с лица, и часто кланяясь просил не беспокоиться. Можно подумать, кто-то волновался.

    - Спасибо, Солли. Теперь осталось только подобрать платья и обувь.

    - Дорогуша, это не здесь. Мы сейчас отправимся в тихий магазинчик, где ты сможешь всем этим заняться.

    - Мне слышится обречённость в твоём голосе, Солли?

    - Вовсе нет, дорогуша. Я уже давно не видел тебя столь сосредоточенной на чём-то. Занятное зрелище.

    - Ага, как Буриданов осёл.

    - Хммм?

    - Печальная история, Солли. Издох от голода между двух одинаковых кормушек, не зная, которую предпочесть.

    - Ужасно. Мы со светлым такого не допустим. Можешь на нас рассчитывать, Тигра.

    - Так! Я не поняла! Ты меня сейчас ослицей назвал?!

    - Это такая игра, дорогуша? Сама придумала, сама обиделась?

    - Гррр!

    - Пойдём, Тигра, времени у нас всего несколько часов. А если ты к выбору платьев и обуви подойдёшь столь же ответственно, то их не хватит.

    Переместились порталом в какое-то место. На модный салон непохоже. Меня быстро обмерили, и убежали. А выбрать фасон?!

    - К твоим маскам предусмотрен только один фасон платьев, дорогуша. Так что вариации - только в цвете и фактуре ткани. Придётся тебе отыгрываться на обуви.

    - Мне нужны удобные туфли, в которых я могла бы танцевать быстрые танцы. В то же время, они должны быть стильными. И подходить к платьям. И...

    Хлоп! Ладонь Солли закрыла мне рот. Мягко, но плотно. Укусить его, что ли? Я только разгон набрала...

    - Дорогуша, всё будет. Сейчас принесут платья, и посмотрим обувь. А пока... Чаю? С пирожными?

    - Муррр...

    Попила чаю с пирожными. Солли терпеливо высидел со мной, пока я рассматривала платья. Нагло врал, что ему всё нравится. Как может нравится тяжеленная бархатная роба, я не знаю. Конечно, в корсете я выгляжу просто куколкой. Вот только куколка эта - из романов Стивена Кинга. Как только на мне затянули это пыточное устройство, - мне сразу захотелось кого-нибудь убить. Как я буду веселиться на карнавале, если дышу с трудом? Таки это затягивали модистки. А кто мне будет помогать? Сэ и Солли? Я рухну в обморок при первой попытке глубоко вздохнуть. И торжествующий Сэ уволочёт меня на остров. Решено! Сэ я к себе не подпускаю... Самой попробовать? Перед трельяжем? Не получится. Надо затягивать чётко по платью. Чтобы платье не только застегнулось, но и не болталось. Одеваться буду дома. Пусть рабыни стараются.

    Обувь... Это просто песня! Тащат мне лодочки из бархата, и на каблуке сантиметров пятнадцать. К такому каблуку мне нужны берцы, чтобы щиколотка была зафиксирована. И вообще, в таких туфлях я согласна только в койке валяться!

    Кхм... не вовремя подумала. Сэ услышал и оживился, - извращенец. В результате, туфли взяли. Не бархатные, а лаковой кожи. Ага, и к ним чулки в крупную сетку. А чтобы я не слишком громко возмущалась, мне притащили разные модели из которых предложили выбрать самостоятельно. Гррр! Издеваются!.. Обиделась до слёз! Сэ не выдержал, отобрал несколько пар туфель, велел примерить. Ну у него глаз-алмаз, на полметра в землю видит, - всё подошло идеально. Как на меня тачали.

    В порядке моральной компенсации предложила зайти в лавку шорника. Подобрать упряжь... Заказать что-нибудь, чтобы разнообразить нашу нелёгкую интимную жизнь... Ожидаемая ласковая улыбка сменилась задумчивой. Нндаа, зря я это затеяла.

    Обедать отправились к Солли. Слегка перекусили мясом с кровью. Выпила бокал красного густого вина. Мне почему-то поставили ещё и чашу воды. Разбавлять. Дикие люди! Я даже спирт неразбавленным пью. Запиваю только. Или помидоркой заедаю. Тут главное, - не выдыхать, пока не запьёшь. А то голосовые связки обжечь можно. Солли развеселился, и предложил осмотреть винный погреб. Хитренький какой! Я хочу на карнавал! А из погреба меня транспортируют прямиком на остров. С песнями. Моими. Ага, и завываниями с требованием продолжения банкета.

    Пообещала навестить Солли после карнавала. И спеть с ним про бабушку-старушку. Сэ захлебнулся вином, негодующе посмотрев на меня. Ответила ему невинной улыбкой. Не проникся. А Солли вообще высказал:

    - Дорогуша, когда я вижу такое хитрющее выражение лица, мне хочется запереть тебя в подвале. Для надёжности. Чтобы ты в окно не вылезла.

    - Чего это сразу в подвале? Я думала, что мы друзья.

    ***


    "Ах, карнавал, удивительный мир..."

    Выглядываю из за кулис, наблюдая за веселящейся толпой. На мне пёстрое трико и яркая шелестящая пышная , но короткая юбочка. Почему я не в одном из купленных нарядов? И не в обществе лордов? Пришлось сбежать. Точнее, я сообщила Солли где меня искать, и он обещал удержать Сэ, найдя ему занятие. Виной всему, конечно, образование. Точнее, гильдейский знак мастера иллюзий. По прибытии в миры тёмных я, как законопослушная мастер цирковой гильдии, а на самом деле назло Сэ, отметилась в представительстве Гильдий. И получила сегодня вызов в представительство.

    - Мастер Тигра, предлагаем тебе разовый контракт на сегодняшние представления.

    Молча смотрю на секретаря представительства. Если у труппы форс-мажор, пусть объяснит в чём дело. Я свободный мастер, меня могут только просить. Мои сертификаты выкуплены Наидобрейшим и подарены им мне на окончание Школы Гильдий. Я хотела сама их выкупить, подала заявку при поступлении в Школу - мафия платит и щедро, так что деньги есть, но в обеих Гильдиях виляли-виляли, не отказывая, но и не соглашаясь. Решила, если что, отправить к покупателю пару динозавров. Но всё устроилось как нельзя лучше. И виляние гильдейских понятно - с отцом Иаковом портить отношения никто не рискнёт.

    - Труппа лишилась одной из актрис. Они изменят репертуар по твоему профилю, если ты не сможешь исполнять её номер. Они просто не справятся сами. Праздник, - программа очень насыщенная и представлений много.

    - Благодарю за предложение. Я поговорю с их антрепренёром и приму решение.

    ***


    - Мы не можем не выступить, мастер Тигра, и не можем выступить.

    - Печально. В Гильдию сообщили?

    - Решить проблему мы должны сами. Пока надо выполнить контракт.

    - Сколько у вас выступлений сегодня?

    - Три двухчасовых с перерывами по два часа.

    - Десять часов в общей сложности... что я могу для вас сделать? Здесь полно магов, так что мои навыки мастера иллюзий вряд ли будут востребованы. В прочих номерах у меня только элементарные умения.

    - Элли работала под куполом.

    - Под куполом я без тренировки не справлюсь. Могу работать гуттаперчевого человека, и попробую поладить со зверями. В крайнем случае, могу поднять зверей из глубины - они будут послушны.

    - Из... глубины?

    - Я мастер-некромант.

    Налила в стакан воды из графина и подала начавшему икать антрепренёру. Дикий человек! Обучался же в Школе Гильдий. Что он некромантов там ни разу не видел?

    - Элли поднимали на шесте и она работала гимнастический номер.

    - С этим определились. Что с самой Элли?

    - Её забрал один из местных лордов. Он приказал ей прийти к нему вечером, а когда она отказалась, просто схватил её и ушёл в пламя.

    Тигрица вздыбила шерсть на холке и яростно оскалилась.

    - Мастер Тигра, я ничего не понимаю в некромантии, посмотреть, жива ли Элли возможно?

    - Если у вас есть её волосы или ногти, или любые телесные жидкости. Запрос по имени некроманты не делают. Тем более, что имя нужно истинное.

    Мне притащили щётку, на которой нашлось несколько золотых волосков. Расчерчивать знаки и выписывать символы не стала. Воспользовалась чистой силой.

    - Среди мёртвых её пока нет.

    Посмотрела на лица странствующих циркачей, отразившие надежду и страх, и подумала "какого чёрта?!". Нарисовала в воздухе руну затемнения (да, диверсионная некромантия существует), взяла второй волосок, воссоздала копию его владелицы и, предварительно расчертив вокруг неё защитный круг со всеми необходимыми символами, призвала одну из сущностей, знакомых по визиту в Фернзее. В Школе Гильдий нам таких не показывали, - слишком опасны. А мы с отцом Иаковом, в качестве подарка на коронацию Ульбрихта, зачистили территорию вокруг столицы. Незабываемый опыт!

    Милая девочка злобно оскалилась, согнула пальцы когтями и зашипела, как разозлённая змея. Прежде, чем она начала высказываться, приказала:

    - Молчать! Отправишься за хозяйкой тела, перенесёшь её сюда. Девочку не пугать. Потом развлекайся с тем, кто её забрал и удерживает. Отдаю тебе его кровь.

    Интонация шипения сменилась на предвкушающую. Да, я отдала твари всех кровных родственников лорда. И пусть мне не говорят, что это беспредел, - сама знаю. Ограничительный символ не позволит твари тронуть кого-то ещё и задержаться после уничтожения семьи лорда. А местные подонки будут знать, что можно нарваться, если тянешь руки куда не надо. Не злите некромантов! Они ответят так, что мало не покажется.

    Тварь провалилась под землю. Не провалилась, а втянулась в неё. Через секунду появилась, держа на руках спящую девушку в окровавленных лохмотьях. Зашипела и исчезла под землёй. Развлекаться отправилась. А я развеяла затемнение и предъявила спасённую ошеломлённым циркачам. Некромантов в основном вызывают для зачистки местности от нечисти и для работы с покойными. Ну, узнать жив или нет интересующий заказчика субъект... А области военной некромантии, не являющиеся непосредственно боевыми, мало кому известны. В Школе этого не преподавали. Наидобрейший устроил мне ликбез путём исполнения практических заданий под его плотным контролем. Создать из потусторонних сущностей разновидность "крысиного волка" и отправить его зачищать местность я сама додумалась. Отец Иаков только задал контрольный срок исполнения задания. А мне пришлось срочно придумывать комплекс рун, обеспечивающих отлов сущностей, запирающие символы, позволяющие выйти только носителю единственной сущности, и развоплощающую руну с "отсрочкой старта". Если бы не высшее образование, - не справилась бы. Но того, кто брал тройной интеграл по замкнутому контуру, система из нескольких некромантских уравнений уже не напугает своей сложностью.

    - Девочке понадобится целитель. На ней живого места нет.

    - Работать она не сможет, мастер Тигра?

    - Не сегодня, мастер. Сегодня я отработаю за неё.

    ***


    - Тигра, ты совсем берега попутала?

    - Что такое, Солли?

    Безмятежно улыбаюсь брату-по-боли, пока срочно вызванная модистка шнурует на мне корсет и упаковывает меня в маскарадное платье. Все представления закончились, цирк спешно отбыл гильдейским порталом, отказавшись от предложенных контрактов. Форс-мажор, ага. Девочке надо к целителям, а антрепренёру - на совет Гильдий. Послушная тварь усыпила Элли раньше, чем та её увидела, так что травмы у девочки только физические и моральные. Душа не пострадала. Тело пострадало лишь от хлыста, которым лорд взялся воспитывать циркачку не оценившую оказанной ей чести. Дальше лорд заходить не стал, - оставил девочку подумать над своей дальнейшей участью.

    - Дело в том, дорогуша, что имперские дознаватели с ног сбились расследуя внезапную утрату империей одной из аристократических семей.

    - Переверните герб и отдайте земли очередникам.

    - Кому отдать?!

    Солли в шоке хлопает посиневшими глазами. Кхм... что-то меня опять не туда занесло.

    - Я о тех, кого теперь можно поощрить, даровав одно из освободившихся поместий.

    Солли подозрительно сощурился:

    - Одно из? И почему ты решила, что их несколько?

    - Ты сам говорил об аристократической семье. Логично, что у них не одно поместье.

    - Логично, ты права, Тигра. - Высокий тёмный швырнул модистке кошелёк, жестом отпустив её. Высокий светлый, стоявший у окна, подошёл ближе. Гррр! Нависли надо мной, как два ледника над горной тропой. - Объясни мне причину по которой ты воспользовалась высшей некромантией, не отметившись в Гильдии, как некромант.

    - Ошибаешься, Солли. Я отметилась одновременно в двух гильдиях. Вы сами-то посещали гильдейское представительство? Если бы посещали, то знали бы, что на гербе высвечиваются символы вошедших мастеров. У меня не было шанса не отметиться, как мастер-некромант. И это не высшая некромантия. Я просто слегка сымпровизировала.

    - Я повторяю слова имперского дознавателя, Тигра. Мой друг детства поинтересовался, не знаю ли я мастера-некроманта, приложившего к этой трагедии свою руку. Рис даёт нам время подобрать объяснение твоему поступку.

    - Я всего лишь вытащила юную циркачку, которую какой-то тёмный подонок забрал порталом, несмотря на её отказ. Поскольку отслеживать ваши порталы я не умею, пришлось отправить за девочкой сущность с изнанки.

    - Тварь не только забрала девочку. Она уничтожила лорда и всех его кровных родственников, включая детей. Сначала выжрала их магию, потом - души и разум, и лишь после этого убила. Тварь сумела переместиться даже за границу империи, найдя одного из потомков. Прекрасно сработала эта сущность! Чётко и быстро. Таких сотрудников дай Бездна каждому.

    - Ты с ней не справишься, Солли.

    - Я и не претендую, дорогуша. Ты могла бы обратиться ко мне, я принял бы меры.

    - Да неужели, Солли? Такие же, какие принял, чтобы помочь мне? Твоей сестре-по-боли?

    - Почему так жестоко, Тигра? Ты могла бы ограничиться одним этим... подонком.

    - Я, конечно, могла бы расплакаться и заявить, что неточно сформулировала приказ, а тварь этим воспользовалась. И вы бы мне поверили, поскольку я всего лишь глупая женщина. Но я отдала их твари совершенно сознательно. Чтобы все "аристократы" знали - на беспредел могут ответить беспределом. Вы сами гильдейские. Так чему вы удивляетесь?

    - А что ты ответишь нашему куратору? - Солли наконец-то выучился не называть отца Иакова по имени. Не прошло и ста лет!

    - Что осуществила свою давнюю мечту, Солли. У меня нет возможности уничтожить лорда Авагду, ибо он-таки мой брат-по-боли и Наидобрейший будет недоволен. Вот я и сбросила пар на этого лорда. Когда-нибудь Сэ меня доведёт до того, что я забуду об ограничениях, и тогда...

    - Тебе мало того, что ты устроила в мире светлого?

    - Пффф! Что я такого там устроила? Должна же я была себя слегка защитить.

    - Дорогуша, я же не спорю! Лично мне твоя методика укрепления власти понравилась. Светлый и то в шоке был - так его никогда не встречали.

    - А то! Осознали, что правители на дороге не валяются. Почувствуйте разницу, как говорит реклама моего мира.

    ***


    Идея была, конечно, не моя. Меня править никто не учил. Я всего лишь воплотила в жизнь фантазию Роберта Шекли и кое-какие исторические реалии моего мира. Ну побыла империя Светлейшего три недели в режиме непредсказуемости, - подумаешь, нежные какие! Нефига было мне угрожать и всякие гадости говорить.

    Во всём виноват Сэ. Наидобрейший предоставил нам месяц отдыха после Семинара и Светлейший не придумал ничего лучше, чем перетащить меня к себе. Порталы уже не сбоят, можно перемещаться. Не подумал, наивный, что Солли с нами обоими связан и вполне в состоянии самостоятельно добраться.

    Высокий тёмный был слегка недоволен, что его не позвали, и устроил во дворце небольшой пожар. В его мире, вероятно, все здания сделаны огнеупорными. Раз уж магически одарённая аристократия перемещается с пламенем.

    - У нас за состоянием зданий следят домашние духи. И случайного пожара никогда не допустят.

    - Случайного?

    - С боевыми заклинаниями домашний дух не справится, Тигра. Разве только очень старый и сильный.

    - Аааа... понятно.

    - Светлый не надейся, что я оставлю тебя с Тигрой без присмотра.

    Сэ улыбнулся ласково и приказал устроить его друга лорда Эрика в лучших покоях. Меня, пребывающую в состоянии непреходящей ярости, устроили в женском крыле дворца. Сэ приставил ко мне двенадцать рабынь. Отказалась, заявив, что в моём мире рабство - пережиток старины. Солли пытался мне о чём-то сигнализировать мимикой, но я не вняла его гримасам. Зря. Сэ взял меня за руку и притащил вместе с испуганными рабынями в какую-то промзону. Объявил, что недостойные рабыни не понравились госпоже, и будут уничтожены. И уничтожил их. Двумя жестами. Первым жестом открыл яму с негашеной известью, вторым сбросил в неё кричащих рабынь. Светлый не значит добрый. Я всегда это знала. Откашлялась от едкого запаха и заявила.

    - Я буду пользоваться этими рабынями.

    - Несколько поздно, дорогуша. - Солли демонстративно морщится, Сэ безмолвствует, внимательно глядя на меня. Я не расплачусь и не сорвусь. Не дождётся, сволочь!

    - Я их подниму. Надеюсь, они обучены? Потому что выучить их чему-то, чего они не знали до своей смерти невозможно.

    - Получишь других, моя Тигра.

    - В этих я буду уверена, что они не предадут меня. Не попытаются убить, или передать беспомощную в руки твоих врагов. Мой Сэ.

    - Светлый, Тигра рассуждает разумно.

    - Да. Это обоснование приемлемо. Можешь их поднять, моя Тигра.

    Подняла. Заодно продемонстрировала лордам истинность аксиомы, что зомби первым делом стремится убить своего убийцу. Двенадцать оскаленных трупов рвущихся разорвать Сэ произвели впечатление. Пришлось опять восстанавливать. Теперь уже из пепла. Вернула в тела отловленные души и вырезала на каждой рабыне руну восстановления.

    - А это зачем, дорогуша?

    - Это от лени, Солли. Чтобы не пришлось их поднимать в следующий раз.

    Наше возвращение вогнало в ступор дворцовых обитателей. Никто не ожидал увидеть рабынь живыми. Насчёт меня тоже были сомнения. А потом был торжественный приём, на котором мы впервые услышали, как по-настоящему зовут Сэ, и Солли чуть не лопнул, стараясь сдержать смех.

    - Что смешного в моём имени, тёмный? - А глаза такие добрые-добрые...

    - На одном из древних языков моего мира слово "авагду" означает "темнее тёмного".

    Хохотала до боли в животе. С завываниями и слезами.

    А наутро Сэ и Солли свалили из дворца, оставив меня "на хозяйстве". Пожелали мне не скучать и отправились "осматривать достопримечательности". А женщинам покидать дом не положено, видите ли! Ну и ладно. Не очень-то и хотелось. Отравить меня, как ни странно, не пытаются, а вот после полуночи в мои покои явились незваные гости. Перебили дежурных рабынь, доказывая серьёзность намерений, отвлекли меня от разглядывания фривольных картинок в альбоме. Сорвали одежду и начали крутить в разные стороны. Смешные люди.

    - Наш император раньше не пользовался дешёвыми шлюхами.

    - Да ещё на пару с тёмным. Там, откуда вы явились, вообще женщин нет?

    - Тебе задали вопрос, девка.

    Бить я себя, конечно, не позволила. Перетекла в тигрицу, рыкнула на "нехороших мальчиков", чуть не снёсших дверь в стремлении поскорей покинуть мои покои, вызвала очередную партию рабынь, полежала в ванне, оделась, причесалась, благо волосы короткие, призвала из глубины дюжину местных динозавров и отправилась в деловую часть дворца, попутно введя комендантский час и выпустив на улицы поднятых крыс. Кто не спрятался, я не виновата.

    ***


    Охранников, пропустивших в мои покои посторонних, приказала милым ящеркам окружить, но не убивать. Улыбнулась ласково, вызвав содрогание, и предложила им перебить друг друга самостоятельно. Люди мне тоже понадобятся. Динозавры так шумно принюхивались к аппетитным запахам, даже жалко их было. Зато охранники ускорились. Подняла их, вырезала на каждом руну восстановления, - Сэ не держал бы во дворце плохих воинов. Души зацепила, но пока возвращать им не стала, - удерживаю чистой силой, - не собираюсь я их реанимировать. И приказала охранять мои покои. Уже свернула в переход, соединяющий женскую и мужскую части дворца, как вспомнила, что охранников должны сменить. А когда их меняют - неизвестно. С дворцовыми порядками меня не ознакомили. Впрочем, неважно. Двигаемся дальше.

    Мужская часть дворца полна жизни. Народ суетится. Суетился, пока ящерок не увидел. К залу для совещаний подошли сопровождаемые дикими воплями и топотом разбегающихся встречных. А ведь ящерки никого не тронули. Пока. На всякий случай перетекла в тигрицу. Она регенерирует легче. Ящерки не отреагировали - я для них хозяйка, а в каком облике нахожусь - моё дело.

    Двери слетели с петель от лёгкого прикосновения когтистых лап. Учитывая вес и силу, динозавр, даже некрупный, вполне заменяет таран. Входим в широкий проём.

    - Вот она, эта тварь!

    Приняла свой человеческий облик и пожурила:

    - Не груби даме.

    Однако, общение со Светлейшим Императором Авагду приучило его подданных быстро приходить в себя. Кто не все - те, скорее всего, передохли. Так что мне любезно ответили:

    - Никогда в жизни не грубил ДАМЕ.

    Сэ, помнится, при знакомстве тоже что-то подобное мне сказал. И по происхождению моему прошёлся. Что ж... повторюсь - кто не спрятался, я не виновата!

    Пара ящеров сорвалась с места, огненная магия вгрызалась в них, не успевая сжечь из за маленького расстояния и бронированной шкуры. Разорвали грубияна, жадно заглатывая куски. Исцелила ящерок импульсом силы и прокомментировала произошедшее.

    - Остались от козлика рожки да ножки. Шутка юмора.

    Бледные люди натужно заулыбались. Не стала зацикливаться на их поведении, только поинтересовалась.

    - В империи всегда заседают по ночам?

    - Эээ... как обращаться к светлейшей госпоже?

    - Светлейший Иператор Авагду крайне отрицательно относится к тем, кто со мной общается. Так что подумайте, нужно ли оно вам. Извещения пришлю с кем-то из охраны. Передавать мне сообщения не трудитесь, я не собираюсь их читать. Продолжайте работать. Да, я ввела комендантский час. Выходить на улицы по ночам смертельно опасно.

    Круто развернулась, в повороте перетекая в тигрицу и метнулась обратно - кто-то приближается к охранникам. Летим с динозаврами сметая всё на своём пути. Оголодавший десяток ящеров покусывает на бегу позавтракавшую двойку. Завидуют. И тут из бокового коридора ударил арбалет. Не ручной, а осадный. Двум динозаврам пробило шеи и пришпилило к стене. Тут бы мне и кранты, если бы не смотрела "Парк Юрского периода" и не сообразила бы, что безмозглые твари будут рвать ближайшую добычу, оставив меня без защиты. Отправила их в коридор. Вряд ли там ещё один арбалет имеется, а перезарядить - не пара секунд. Услышав крики и учуяв свежую кровь, пришпиленные динозавры сорвались со стрелы размером с хорошее копье и рванулись поучаствовать в трапезе. А то ведь сожрут всех без них. Трапеза заняла буквально пару минут. Никто даже из дверей не выглянул, - отслеживала эмпатией.

    В коридоре, ведущем в мои покои, побоище. Непонятно, это прибыла смена и расправляется с предателями, или это не смена, или смена, но тоже предатели? Приказала на всякий случай бывшим охранникам перебить всех. Им теперь это просто - смертельные раны не страшны. Пожалуй, смену я тоже не реанимирую. Подняла, вырезала руны исцеления и восстановления, и оставила на охране, занявшись предыдущим отрядом. Приказала им обнажить грудь, впихнула в тела сопротивляющиеся души и припечатала их руной закрепления. Души попали в здоровые живые тела, ущерба им не будет, а руна закрепления рассосётся к следующему утру. В порядке воспитательных мер продержала всех поднятых, кроме динозавров, разумеется, под пологом пламени боли. Понаблюдала за ними, отслеживая эмпатией их состояние. Убрала пламя, когда все прониклись, осознав, что не только Светлейший Император Авагду способен доходчиво объяснить, кто в доме хозяин. Предупредила оживлённых охранников, чтобы меня не беспокоили, и отправилась спать.


    Новый кусь 24.12.2020


    ***


    Три недели я изощрялась, выдумывая новые постановления. На почтительные сетования, что псевдоправительство не получало уведомления, ответила сакраментальным "незнание закона не освобождает от ответственности". Вспомнив "Цивилизацию статуса" запретила разводы, узаконив убийства. Ну что поделать, если семейная жизнь достала? Впрочем, смертельный поединок всегда назывался дуэлью. Так что, если жертва превышала пределы допустимой самообороны, то... дуэль, господа, дуэль. Ввела закон об обязательном пьянстве для совершеннолетних. Минимум раз в неделю граждане должны напиваться в специально отведённых для этого местах. Кабатчики прислали мне корзину элитного вина. Лучше бы чего покрепче, ну да ладно. Обязательное употребление наркотиков решила не вводить - слишком жёстко. Зато раз в три дня устраивала лотерею. Запретить на сутки рыжие волосы, к примеру. Или светлые, или тёмные. Или лысины. Или хромых, или левшей. Если в течение суток запрещённый появлялся на улице, его мог убить любой и унаследовать имущество убитого, уплатив двадцать пять процентов в казну. Спустила вниз по инстанциям суточные нормы задержаний: бродяг, воров, трезвенников и прочих асоциальных элементов. И попавших под лотерею тоже, разумеется. Узаконила поговорку "не пойман, - не вор". И грабителей тоже не задерживают - гражданам разрешено убивать, какая им ещё нужна защита? К возвращению моих лордов в столице пышно цвели 90-е годы России-матушки. Беспредел, как он есть.

    По ночам выпускала на улицы крыс и динозавров. Комендантский час отменять не стала. Кому надо - пусть по крышам бегают. Или по карнизам. Подземные коммуникации, опять же, в городе имеются. Сказано - не ходить по улицам - кому надо, тот поймёт правильно. Конечно, крысы и на крышу взобраться могут, а под землёй им вообще раздолье, но по крышам от крыс убежать можно.

    Зато как встречали Светлейшего Императора Авагду! Просто по Грибоедову:

    "...Кричали женщины: ура!
    И в воздух чепчики бросали."


    Сэ был в шоке от всплеска народной любви. Целую минуту. Потом прошёлся по мыслям присутствующих, схватил меня за локоть и переместился в мои покои.

    - Кто тебе позволил устроить здесь такое?! - Шипит, как гюрза какая-то.

    - А кто мне запретил? Сами развлекались где-то, а мне было скучно. Конечно подданные Империи постарались меня развлечь твоими методами, но онм мне не братья-по-боли, так что я, всего лишь, предприняла ответный манёвр, позаботившись, чтобы они не скучали без своего повелителя.

    Сэ вышел в коридор, прошёлся мимо охраны, вернулся. Интересно, мысли енотов он способен читать?

    - Это сложно, моя Тигра. У поднятых, с которыми я раньше сталкивался, мыслей не было. А твои куклы закрыты пологом твоей силы.

    На всякий случай предупредила:

    - Я не нарочно.

    - Я знаю, моя Тигра.

    Пришлось самой отсылать рабынь из спальни. Светлейший Император соскучился. Смотрю в потолок и думаю - как хорошо, что отец Иаков не пробовал телепатию на енотах. Иначе... пришлось бы мне ассистировать, предварительно самой выучившись телепатии. И Семинар бы я покинула очень нескоро.

    - Выучиться чтению мыслей нельзя, моя Тигра. Этот дар или есть, или его нет. Как твоя способность менять облики.

    - Солли способен. Просто он её не использует.

    - Ошибаешься, моя Тигра. Лорд Эрик, как раз, использует эту способность. Ты видишь его мирный облик. Настоящий он другой.

    - У него когти, - я помню.

    Четвёртую неделю нашего отпуска Светлейший Император потратил на установление порядка. Наивный. Беспредел так вот просто "не задушишь, не убьёшь". Люди хлебнули безнаказанности и им понравилось. Даже стражникам. Солли, читал протоколы допросов, кипами присылающиеся из участков, как сборники анекдотов. Утирая слёзы с глаз спрашивал:

    - Тигра, чем тебе лысые-то помешали? - И опять погружался в чтение.

    Лысые мне вовсе не мешали. Я вообще очень толерантный человек. Но лотерея есть лотерея. А то у дворцового народа появляются какие-то мысли, и народ их усиленно думает. А мне оно надо?

    - Дитя моё, ты могла бы позвать меня.

    Ой-ёооо... отца Иакова я не вызывала. Ага, позвать и лишиться развлечений. У Наидобрейшего все на цырлах бы забегали. Со счастливыми улыбками на лицах.

    - Я справилась, отец Иаков. Месяц я бы продержалась.

    - Да, месяц у тебя был, дитя. Даже чуть больше. Отпуск ваш закончен, отправляетесь в Школу Гильдий.

    - Зачем?! - Солли уловил благостную улыбку куратора и быстро исправился. - Я не то, чтобы против, просто интересно. И дома хотелось побывать.

    - У тебя был целый месяц. Ты предпочёл провести его в компании. Я не осуждаю, сын мой, - ответственность это хорошо. Продолжите обучение. Сейчас как раз идёт набор учеников в Гильдии. В Посольскую в том числе.

    У Солли загорелись глаза. Как газовые конфорки вспыхнули. Отец Иаков сделал предложение от которого нельзя отказаться?

    - Тебе, дитя моё, необходимо получить сертификат некроманта.

    Ну да, ну да... Карл с Мартином тоже про это говорили. Гррр!

    Вот так мы и оказались в Школе Гильдий.











    Глава N-я. НАИМЕНОВАНИЕ N-Й ГЛАВЫ



    ТЕКСТ





    1. Адмиральский чай - "а чай по-адмиральски - это так: берётся тонкий чайный стакан в серебряном подстаканнике, наливается крепчайшим горячим свежезаваренным чаем, бросается ломтик лимона и сыплется три ложечки сахара; а рядом становится бутылка коньяка. Отхлёбывается чай, и доливается доверху коньяком. Еще отхлёбывается - и еще доливается. И вот когда стакан ещё полный, а бутылка уже пустая - это и есть настоящий адмиральский чай" (© М.И. Веллер "Океан")
    2. Енот - использовать "енота", чтобы он сам себя свежевал, - по примеру Лемуэля Хогбена, который "...побил все рекорды сибаритства: даже не варил горячего. Он приноровился гипнотизировать обитавших в окрестных лесах енотов, и те сами являлись к нему на обед. И до чего только может дойти лень! Еноты очень ловко действуют лапками, и Лемуэль заставлял их раскладывать костер и самих себя поджаривать..." (© Г. Каттнер "Сплошные неприятности").
    3. два весёлых лорда - Тигра перефразирует детскую песенку: "Жили у бабуси два весёлых гуся. Один серый, другой белый, два весёлых гуся...".
    4. история с актрисой на батуте - это театральная история: "в одном из небольших гоpодов театp пpоездом давал "Гpозу" Остpовского. Как многие, навеpное, помнят, там есть сцена самобpосания тела в pеку. Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. И обычно их с собой не возили, а искали на месте (в школах, споpтзалах). А здесь вышел облом: нет, не дают, никого нет и т. п. В одном месте им пpедложили батут. Делать нечего, взяли, но в суматохе (или намеpенно) забыли пpедупpедить актpису. И вот пpедставьте себе сцену: геpоиня с кpиком бpосается в pеку и вылетает обpатно. С кpиком. И так несколько pаз. Актёpы с тpудом сдеpживаются (сцена тpагическая), зpители в тpансе. В этот момент один из стоящих на сцене пpоизносит: "Да. Hе пpинимает матушка-Волга". Актёpы, коpчась, падают, актpиса визжит, зpители сползают с кpесел. Занавес".
    5. Мультук - то же, что "карамультук" - среднеазиатское фитильное ружьё.



    © Тигринья 24.12.2020


    Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

    Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

    Как попасть в этoт список