Тигринья: другие произведения.

Тигра. Не от мира сего. Странствуя по свету

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 9.28*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Это вторая история о Тигре. Теперь уже не земная девочка, точнее, не только земная девочка, но и высококвалифицированный мастер боли, мастер некромант, мастер иллюзий и, плюсом (или минусом?) ко всему, эмпат начинает путь к свободе.
    "Врагов имеет в мире всяк, но от друзей спаси нас, Боже." (А.С. Пушкин "Евгений Онегин").
    На 21.06.2019

    Тигра. Не от мира сего... Книга вторая. Странствуя по свету




    Аннотация: Это вторая история о Тигре. Теперь уже не земная девочка, точнее, не только земная девочка, но и высококвалифицированный мастер боли, мастер некромант, мастер иллюзий и, плюсом (или минусом?) ко всему, эмпат начинает путь к свободе. "Врагов имеет в мире всяк, но от друзей спаси нас, Боже." (А.С. Пушкин "Евгений Онегин").




    Новый кусь 21.06.2019



    Эпиграф:

    "Ночь и ночная дорога -
    Это одно и то же.
    К тайне твоей любви
    Иду по черному бездорожью.

    К тайне твоей любви -
    Ветром морей тревожных,
    Светом горных вершин,
    Ароматной цветочной дрожью."

    © Хуан Рамон Хименес "Ночь, и ночная дорога..."

    Пролог



    - Я правильно понял? Ты запер беременную женщину в подвале?

    Пожатие плеч в ответ.

    - Светлый... Я знал, что ты с придурью, но такого... ты думаешь, она тебе простит это?

    - Это ненадолго. Обычно она спит восемь часов. Я вернусь раньше.

    - А если она всё-таки проснётся до твоего возвращения?

    - Посидит, подождёт. Вернусь и выпущу.

    - Нет слов. Ты, хотя бы, сказал ей... или она сама уже поняла?

    - Нет. Тигра ничего не знает. И не узнает, пока сама не заметит изменения.

    - Что ж, Светлый, это твои похороны.


    Глава первая. Я бегу, бегу, бегу... или "злые вы, уйду я от вас"



    - Моя Тигра... моя... не дам сбежать...

    Слушаю привычный шёпот Сэ и уплываю в дремоту. В теле странная истома... Обычно я так реагирую на милого друга только у пыточного столба, когда мозг, устав от боли, замещает болевые ощущения эйфорическими. Но мы же не в подвале, - мы вообще в роще при храме Матери Бездны. Кульминационный момент завершения праздника, так сказать. Единственная ночь в шестидесятилетний цикл, когда пребывание на улице "безопасно". Мать хранит своих детей, исполняющих обряды плодородия.

    Светлейший поднимает меня на руки. Открываю глаза - "там не одна трава помята...". Обрывки тяжёлого карнавального наряда разбросаны по полянке. Корсет разодран, - шнуровка выдрана "с мясом", юбка порвана от талии до бёдер, маска отброшена к цветущим розовым кустам. Но зато туфли остались на мне. Благодаря переплетённым ремешкам. От чулок, конечно, одно воспоминание. Как и от нижних юбок и батистовой сорочки, на которых мы валялись. Надеюсь, полиция нравов ещё не приступила к работе.

    Один шаг и мы... правильно, - в подвале нашего дома на острове. И зачем я только о нём подумала!

    - Мне нужно солнце. Здесь даже окон нет.

    Говорю сонным голосом, с трудом удерживая себя бодрствующей.

    - Отдыхай, моя Тигра. Проснёшься, и мы погуляем в саду, или по берегу, если захочешь.

    Заскрежетал засов, потом и замок щёлкнул, отрезая меня от мира.

    ***


    - Открой дверь! Открой!

    Проснувшись через сорок минут от голода, постучала, покричала, постучала пяткой... Никаких изменений, только каблук сломала, когда била туфлёй по двери. Наконец, догадалась выпустить эмпатические вибриссы. Сэ в доме отсутствует. Сволочь светлая! Запер меня, и свалил в закат.

    Я злая и голодная. И раздетая, вдобавок. Ну... это последняя капля. Как в поговорке "последнее пёрышко сломало спину верблюда". Уйду и силой меня не вернут!

    Уселась на подстилке в позе лотоса, выбросила всё из головы, медитирую. Вместо полагающегося по всем канонам лотоса, опять вырастила из пупка белую розу, ехидно показавшую мне длинный зелёный язык. Показала язык в ответ. Роза обиделась, и растаяла в воздухе. А я начала планомерный обыск подвала. По квадратам, как криминалист из детективов.

    Ничего. То есть, абсолютно! Николай-Ирина-Харитон-Ульяна-Яков, как в анекдоте. Посторонние в святая-святых не допускаются, Сэ прибирается магией. А магия, к сожалению, тупо очищает всё до первозданного состояния.

    Впрочем, неважно. Открыть изнутри дверь, запертую снаружи на засов, в свою очередь закрытый на висячий замок, я не могу. Некромантией пользоваться нельзя, предусмотрительный светлый установил сигналки. Тут же примчится, сволочь, спрашивать что это мне в подвале не сидится.

    Вибриссы всё ещё пронизывают дом. В нём, кроме меня, только рабыни. Ключ от замка Сэ носит при себе, так что, воздействовать на рабынь бесполезно. Да и жалко их.

    Неожиданно вспомнила Гада, его хохот и фразу о геомантии "Вот так?". Может, следует обращаться к дому? И не только? А "Urbis et orbis"? Городу и миру? Если что и сможет мне помочь, так это геомантия. Маги её не воспринимают, сигнализация не сработает. Надо только понять, что и в каком порядке делать.

    Эксперименты пришлось отложить. Вспыхнуло голубое пламя. Поспешно втянула эмпатические когти.

    - Дорогуша, позволь помочь тебе покинуть это место.

    - Ты подобрал для меня другой подвал, лорд Эрик? - Тигрица вздыбила холку и прижала уши.

    Тёмный тяжело вздохнул.

    - Тигра, давай ты выскажешь мне всё позже? Мы теряем время.

    Подумала, что если Солли не оправдает моего доверия, я всегда могу обратиться к Наидобрейшему. Ага, и уж он-то точно засунет меня в такое место, из которого я не смогу выбраться при всём желании. Протянула руку, позволяя поднять меня с подстилки.

    Шагнула вслед за Солли в голубое пламя. Вышли в каком-то древнем здании, полузасыпанном песком.

    - Я не могу привести тебя туда, где светлый успел побывать, Тигра. Пожалуйста, пойми, и не гневайся на меня.

    Говоря это, Солли держит меня за руки, заглядывая в глаза. Что ж, брат по боли почти реабилитировался этим поступком.

    - Как ты себя чувствуешь, Тигра? - А этот вопрос с какого перепуга?

    - Я очень злая и очень голодная.

    - Тогда, перекусим?

    Солли открывает стоящий у стены огромный ларь, достаёт оттуда вяленое мясо, зелень, сыр и хлеб.

    - Вина не предлагаю, тебе сейчас лучше иметь трезвую голову.

    Вскипятив магией чайник, лорд Эрик заваривает липовый цвет.

    - Чай не держу, извини, Тигра. Не подумал.

    И почему я не удивлена?..

    ***


    - Эмм, дорогуша, гардероба здесь нет, единственный предмет одежды... вот.

    Солли набросил мне на плечи балахон первокурсника Семинара. А я только сейчас сообразила, что лорд Эрик вытащил меня из подвала нагую и босую, потому что туфли с меня Светлейший снял, прежде чем уложил спать. Впрочем, брат по боли меня всякую видел, так что, ничего страшного не произошло.

    - Моя самооценка рухнула в Бездну.

    Высокий Тёмный картинно прижал ко лбу тыльную сторону кисти правой руки. В посиневших глазах прыгают смешинки.

    - Что так, Солли?

    - Тигра, раньше ты соблюдала формальную вежливость, прикрывая наготу в моём присутствии.

    - Может я ещё не проснулась? Или мне надо было залезть под подстилку и визжать, когда ты меня выколупывал бы оттуда?

    Насмешничаю, мяягко касаясь эмпатией. Солли в смятении. Он хочет мне сказать что-то очень важное, но не может подобрать слова.

    - Тигра, поживи здесь. Хотя бы пару месяцев. Я обеспечу тебя всем необходимым, включая защиту.

    - А потом ты, как в прошлый раз, заявишь, что я и наш третий друг столько лет вместе и нам стоит возобновить отношения?

    - Нет. В этот раз решать будешь ты, Тигра.

    Перекатываю эти фразы, пробуя их на язык. Что-то произошло. Что-то серьёзное. Сузившимися глазами разглядываю брата по боли. Солли отвечает мне прямым, честным взглядом матёрого лжеца.

    - Говори, Солли. Мне интересна причина твоего альтруизма.

    Высокий Тёмный всё-таки полуприкрыл веки.

    - Я никогда себе не прощу, если с тобой что-нибудь случится, Тигра.

    Верю! Вот теперь, когда озвучено "я" и "себе", - верю. Мужчина прежде всего думает о своём комфорте. Если воспитание не позволяет ему сидеть в транспорте, когда женщина стоит, он уступит место не потому, что ей тяжело стоять, а потому, что ему некомфортно сидеть. Но... молчу. Ничего не отвечаю на щедрое предложение. Пусть думает, что я согласна, а я позже решу, что мне делать.

    Перекусив, "чем Бог послал", я подобрела. Безропотно надела предложенный мне балахон, выслушала инструкцию по пользованию "убежищем" - Солли представил меня домашнему духу, - и отправилась в одну из комнат на верхнем этаже. Досыпать.

    За долгие годы я убедилась, что лучшее решение приходит во сне. Это и по науке так. Наше подсознание не спит никогда. И, пока сознание в отключке, оно перебирает варианты, отметая негодные и сравнивая приемлемые, дабы выбрать из них наилучший.

    Проснувшись через полтора часа, занялась ревизией своего временного пристанища. Солли решила не дожидаться. Незачем ему знать, куда я отправлюсь. Меньше знаешь, крепче спишь, ага. Нашла старые сапоги, примерила, - утонула. Ну... главное, что они есть. Набросала список, постаравшись включить всё необходимое для выхода из дома. Бельё, верхнюю одежду, две косынки и шнур, чтобы закрыть голову и плечи от солнца, портянки, сапоги. Мягкую салфетку, чтобы обтираться, не расходуя лишнюю воду. Ибо вода в дороге лишней не бывает. Ремень с потайным карманом для монет. Пожалуй, в сапогах тоже следует предусмотреть потайные карманы и секретные выемки в каблуках. Сумочка-кисет на пояс с двумя отделениями: для расходных монет и мелких вещей. Плетёные кожаные зарукавья, чтобы держать рукава, не давая им задираться от ветра. Думала-думала... достала из чулана останки метлы. Перетекла в тигрицу, разобрала, разодрав когтями стягивающую прутья верёвку. Ссохшиеся узлы пальцами не развязать.

    Положила перед собой исходные материалы: балахон Солли, сапоги (судя по размеру, его же), прутья и палку от метлы с остатками верёвки. Кстати, о воде! Нужен бурдючок, или фляжка. Лёгкая и прочная. Как раз прутья и пригодятся, для защитного каркаса. Спустилась на первый этаж, набрала пригоршню песка. Я знаю, что есть небьющееся стекло. Технологию мастера держат в секрете, но мне она и не нужна. Было бы желание.

    Отрешившись от всего, направила эмпатию на разложенные передо мной предметы. Плохо, что с Гадом я тренировалась только в постельных утехах. Эмпатию каждый осваивает самостоятельно, видите ли! И хорошо, что вспоминая Гада, я думаю только о сумасшедшем сексе, а не о прочих вещах, не беспокоя Наидобрейшего и Сэ. А эти самые "прочие вещи" весьма полезны. Для эмпата.

    Радужное марево накрыло разложенные передо мной предметы, впиталось в них, растворяя, и формируя заново. Дышу ровно, отсекаю посторонние мысли, держа "перед глазами" список нужных вещей, удерживаю уровень эмпатического воздействия, не позволяя ему распространяться. Отец Иаков крайне негативно относится к эмпатии, так что, на всякий случай, следов не оставляю. Мало ли, вдруг он опять решит помочь Сэ с поисками.

    Полюбовалась на свой новый гардеробчик практичного свинцово-серого цвета (с цветом экспериментировать не решилась, оставила "родной"), и занялась собой. Волосы спутались, - разодрала пальцами кое-как, заплела две косы и завернула их вокруг головы вороньим гнездом. Ничего страшного, платком прикрою. Намочила свежеизготовленную салфетку, обтёрлась с головы до ног. Оделась, намотала портянки, обулась. Набросила одну из косынок на голову и начала закручивать от боковых углов. Скрутила тугие жгуты, обернула вокруг головы, связала и закрутила концы жгутов, подогнула оставшийся сзади хвостик косынки. Набросила на голову вторую косынку, проследив, чтобы боковые концы были одинаковой длины, и обвязала шнуром пропустив его между жгутов, чтобы не сползал. Краями косынки можно обвязать лицо, закрыв нос и рот от песка и пыли. Прицепила к ремню кисет, сложив в отделение для мелочёвки снятые с себя побрякушки. С другой стороны, для равновесия прицепила флягу из небьющегося (проверила с размаху о каменный пол!) стекла в оплётке из вытянутой до состояния соломы лозы, наполнив её водой. Попрыгала, покрутилась, потопала, - красота! Нигде не жмёт, не давит.

    А вот теперь можно и геомантией заняться.

    ***


    Я уже знаю, куда хочу попасть. Надо только определиться с необходимыми действиями. Или лучше портал поискать? Вспомнила знакомство с наёмниками, - не лучше. Плюнув мысленно, начала вспоминать храм Матери Бездны в столице Фернзее. Держа перед глазами мысленный образ, поменяла местами тяжёлые табуреты, набрала чашку воды, бросила в неё щепотку соли и щепотку перца, поставила её на пересечении линий золотого сечения стола, сместив к левому углу, взяла дорожный посох, созданный из палки от метлы, и шагнула... ко входу в храм.

    Мне повезло. Группа паломников отправляется послезавтра, и некромант им - ох, как кстати, ибо это Фернзее. Заняла место в общей спальне, потом зашла в ломбард, оставила побрякушки, получив взамен полсотни серебром. Отложила двадцать серебрушек в пояс и по пятёрке в каблуки сапог. Оставшуюся наличность ссыпала в кисет и отправилась закупаться в дорогу. Паломничество придётся честно совершить. С Матерью Бездной не шутят. Шутит она. Зато печать паломника надёжно перекрывает любой поиск, снимает любую привязку. Даже смертельные проклятия и клятвы на крови уничтожаются печатью Матери. Но! Придётся честно пройти путь паломника.

    - Детка, какими судьбами? Вот, не думали не гадали...

    Упс! Вот уж действительно "гора с горой не сходится, а человек с человеком всегда сойдутся".

    - Ба! Знакомые всё лица!

    Смеёмся с Серёгой, пожимая друг другу руки. Клаус отстранённо смотрит на меня, не делая попыток поздороваться с "богомерзостью". Пффф! Не очень-то и хотелось.

    - Надолго сюда?

    - Пару дней побуду.

    Идём вдвоём с Серёгой. Клаус маячит в отдалении. Демонстративно не с нами.

    - Ищешь что-то конкретное?

    - Готовлюсь к паломничеству.

    - Это знак свыше, детка. Мы тоже отправляемся через два дня.

    - Это я удачно зашла.

    Вот так, с шутками-прибаутками меня собрали в дорогу. Сама я если и догадалась бы обзавестись ножом и огнивом с трутом, то на эльфийский плащ и шляпу-гриб денег бы точно пожалела. Серёге я в этом доверяю - сказал "надо", значит, надо. Пришлось распотрошить заначку в поясе. В каблуках - НЗ, - трогать не буду. Ещё купила ножницы, нитки и иголки - швейные и цыганскую большую. Уложила котомку паломника вслед за Серёгой, - как он, так и я. Мягкие вещи к спине, то что может понадобиться чаще - наверху. Потом ребята пошли побеседовать с главой группы, а я занялась причёской. Отрезала косы и начала подравнивать. Ровняла-ровняла... Лучше бы я горшок на голову надела и стригла бы по кромке!

    - Детка, что ты с собой сделала? - Серёга отобрал у меня ножницы, усадил ровно, почикал минут десять и... создал мне модельную стрижку. Ага, ёжик называется. Ну и хорошо. Не надо думать о расчёске, - мокрыми пальцами провела туда-обратно, вот и укладка.

    Тщательно собрала все обрезки, бросила их в огонь, и отправилась в мыльню ополоснуться перед сном. День был очень долгим.

    ***


    - Почему вы решили отправиться в паломничество?

    Сидим на полу, полукругом. Наш будущий предводитель, - он же проводник, он же, судя по вопросу, Гуру, - с вежливым интересом рассматривает пёструю группу паломников. И? Мы должны объявлять перед всеми? "Привет! Меня зовут Тигра, и я алкоголик"?

    - Я не требую от вас ответа. Ответ вы дадите Матери-Бездне. В каждом храме, через который пройдёт наш путь. Поэтому, советую задать себе этот вопрос на первом же этапе.

    Задумалась... Не оскорбит ли Мать-Бездну моё признание, что паломничество я совершаю только чтобы сбить со следа Сэ. Потом, решила, что раз уж все мы дети Матери-Бездны, то её вряд ли обидит, что под её крылом ищут спасения. Врать, - себе дороже, - это я и без напоминаний знаю.

    Пока размышляю, рассматриваю Гуру. Суровый мужик лет сорока. Очень спокойный. Но... выводить его из себя, и даже просто волновать, - не хочется. Как говорится: "не буди лихо, пока оно тихо". Волосы тёмные, глаза тёмные, высок ростом, широк в плечах, тонок в поясе, - интересный мужчина, короче. И голос... проникновенный. За душу берёт. Дикция по-актёрски безупречна. Что-то меня в нём тревожит, - не могу понять.

    - Отправляемся завтра на рассвете. Нам предстоит посещение семи храмов Матери-Бездны. Это, так называемый, "малый путь". Прошу запомнить, - иногда Мать испытывает силу своих детей. Будьте готовы увернуться от атаки.

    - А если случайно атаковать в ответ? Что будет?

    В тёмных глазах мелькнул проблеск интереса.

    - Атаковать Мать-Бездну? Никогда не приходило в голову.

    Мяягко коснулась эмпатией. Гуру еле сдерживает смех. Вероятно, Мать так выглядит, что действительно никому не придёт в голову её атаковать. Вспомнилась индийская богиня Кали. Тысячерукая. Такую попробуй атакуй, - мало не покажется.

    ***

    "День-ночь-день-ночь - мы идем по Африке,
    День-ночь-день-ночь - всё по той же Африке
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Напеваю себе под нос, мерно шагая. Всё-таки, Железный Редъярд знал о чём писал. Заменить Африку на Фернзее, и марш для первых дней нашего паломничества готов. Как хорошо, что я озаботилась эрзац-арафаткой! Замотала концами косынки лицо, верхняя часть закрывает лоб, сверху шляпа-гриб, как у вьетнамцев, - хорошо! Хотя бы пыль в нос-рот не лезет. Дорога утоптана, но эта пыль... Она везде. Как народ ходил в Крестовые походы?.. Действительно, подвиг. В Фернзее, хотя бы, можно заплатить за чистку одежды. Маги при оазисах не отказываются "подкалымить". Бытовое заклинание, - и никаких следов, - ни от пыли, ни от пота. Я пользуюсь. Дело не в том, что запах пота раздражает, хотя и это тоже немаловажно. Главное, что недовытрясенная из одежды пыль начнёт натирать кожу. А вытрясти всю пыль у меня лично не получится. Пока трясёшь, новая набьётся. Иду в купальню, сбрасываю с себя всё и отдаю в чистку. Потом надеваю свежевычищенную одежду, набрасываю эльфийский плащ, - ночи холодные, час сижу у очага с группой, потом укладываюсь спать, закутавшись в эльфийский же плащ. Так и идём.

    "Восемь-шесть-двенадцать-пять - двадцать миль на этот раз,
    Три-двенадцать-двадцать две - восемнадцать миль вчера.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Переходы долгие. Пока есть возможность добраться до оазиса, стараемся добираться. Первый день был тяжек. Второй - ещё тяжелее, - после первого дня похода всё болит. Заботливый Гуру устроил нам вечером мастер-класс по массажу ножных мышц. Не позволил неопытным "пехотинцам" завалиться, задрав усталые ноги, - потребовал разуться и осмотреть ступни на предмет потёртостей и повреждений. Хорошо, что Клаус, когда ещё мы были с ним в дружбе, научил меня наматывать на ноги портянки. Целое искусство, между прочим! Так что у меня ступни в порядке. Только мышцы болят от непривычной нагрузки. Массаж помог, конечно, снять напряжение. Но боль всё равно чувствуется. Серёга сказал, что через пару-тройку дней всё нормализуется. Хочется верить.

    "Брось-брось-брось-брось - видеть то, что впереди.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Все-все-все-все - от неё сойдут с ума,
    И отпуска нет на войне!"


    Идти по пустыне тяжело. Однообразие пейзажа утомляет больше, чем ходьба. Идём, растянувшись цепочкой. Мыслей никаких... полностью отключилась, держу ровное дыхание и механически переставляю ноги одну впереди другой. Смотреть на солнце, вычисляя скоро ли привал, нельзя. Оно такое яркое, что можно ослепнуть. Не высовываю носа из под шляпы.

    "Ты-ты-ты-ты - пробуй думать о другом,
    Бог-мой-дай-сил - обезуметь не совсем!
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    И отпуска нет на войне!"


    Серёга, Клаус и ещё пара мужчин-наёмников идут прогулочным шагом. Гуру периодически замедляется, пропуская впереди себя нашу "колонну", - внимательно смотрит, как мы бредём. Хороший офицер, ага. Нестроевые - я, дама бальзаковского возраста, её компаньонка, юная девушка с ухажёром и старая нянька этой девушки. Наёмники сопровождают даму и компаньонку, девчонка сбежала из дома, а нянька её нашла. Поскольку девочка уже получила печать паломника, бабуля присоединилась к группе. Сцена воссоединения нянюшки с воспитанницей развеселила всех, кроме юного ловеласа, с которым девочка сбежала.

    "Счёт-счёт-счёт-счёт - пулям в кушаке веди,
    Чуть-сон-взял-верх - задние тебя сомнут.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Бабуля родом из каких-то диких мест. Закутана в немыслимую груду покрывал. Отстранила твёрдой рукой топающую ногами "я уже взрослая!" девочку, достала из своего одеяния складной ножичек типа испанской навахи (практически римский гладиус) и пообещала лично выпотрошить юнца, если он обидит её малышку. Выпотрошить и скормить требуху грифам. Девочка визжит и рыдает. Теперь вся группа в курсе, что отец просватал ее за старика, а она его не любит, и умрёт, если её заставят... Старику целых тридцать шесть лет! Мужчины закашлялись, отвернувшись.

    "Для-нас-всё-вздор - голод, жажда, длинный путь,
    Но-нет-нет-нет - хуже, чем всегда одно, -
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог,
    И отпуска нет на войне!"


    Юнец мне не нравится. Девчонке повезло, что её нянька столь предприимчива и предана семье. Иначе не миновать бы ей борделя. Этот хмырь продал бы её не задумываясь. Любовью здесь и не пахнет. В оазисах безопасно, они курируются тремя гильдиями: караванщиков, трактирщиков и наёмников. Но нам предстоит несколько ночёвок в степи. Придётся устанавливать дополнительный периметр, создавая полосу отчуждения, как на границе.

    - Оазисы созданы магами?

    - Откуда такие мысли, Тигра?

    - Мы проходим в день не так уж много. Странно, что до ночи мы всегда добираемся до оазиса.

    - Ничего не могу сказать тебе, Тигра. Раньше я всегда проходил полный путь, и между оазисами приходилось делать две ночёвки.

    - Ты совершаешь паломничество каждый год?

    - После каждой операции.

    - Чистишь карму?

    - Типа того.

    Серега насмешливо улыбается, а я думаю, что у него просто выработана привычка "менять лицо" после каждой операции. А в этом мире он сбрасывает возможные метки... Но с оазисами - непонятки. Вечером надо расспросить Гуру.

    "Днём-все-мы-тут - и не так уж тяжело,
    Но-чуть-лёг-мрак - снова только каблуки.
    Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
    Отпуска нет на войне!"


    Сегодня мы посетили первый из семи храмов Матери Бездны. Ничего общего со всеми прочими храмами, где мне приходилось бывать. Зашли всем скопом, я посмотрела на статую Матери и... мы остались вдвоём: Мать и я. С чем я пришла? Формулировать даже не пытаюсь, просто смотрю, впитывая Её образ. Не ищу знамения, помня пересказ Амандой Евангелий: "род сей лукав, он ищет знамения, и знамение не дастся ему". Моргнула, и оказалась перед входом в храм. В памяти только ласковое "моё дитя...". Гуру, очутившийся здесь же, внимательно смотрит на меня. Молча. Ну, да... он сказал, что мы общаемся с Матерью Бездной. Что-то я хотела у него спросить... О!

    - Можно задать вам вопрос о технической стороне паломничества?

    - Технической?

    - Я пытаюсь соотнести пространство с временем. И у меня не получается.

    Тёмные глаза смеются, расцвечиваясь голубыми искрами. Оказывается, у Гуру тёмно-синие глаза. Вспышка головной боли, прикосновение прохладных пальцев к вискам.

    - Не пытайся вызвать воспоминания. Мать Бездна вернёт их тебе, когда сочтёт нужным.

    Смотрю на Гуру и ощущаю, как мои глаза превращаются в амбразуры.

    - Хотите сказать, что мне стёрли память?

    - А сама как думаешь? - Вскинул руку, открытой ладонью ко мне "помолчи". - Возможно, это было сделано в лечебных целях.

    Выбросила всё из головы. Эта боль слишком сильна, чтобы самой вызывать её, пытаясь вспомнить. Но кое-что требует уточнения.

    - Мы пили брудершафт? Почему вы обращаетесь ко мне на "ты"?

    - Мы будем очень близки, Тигра. Но, если для тебя важны условности, можем и выпить.

    Слов для достойного ответа на такое наглое заявление у меня нет. К счастью, появилась дама, избавив меня от необходимости отвечать. Ей явно нехорошо, и Гуру занялся её самочувствием - усадил на каменную скамью, помассировал запястья, смочил виски водой.

    - Могу я чем-нибудь помочь? - Мы "в одной лодке", надо соблюдать правила.

    - Посиди с ней, не оставляй её одну.

    Сижу. Отслеживаю эмпатический фон. Дама крепка, как сталь. Потрясение, выбившее её из равновесия, только дало толчок к "укреплению рубежей". Пара минут на "отдышаться" и ей не понадобится помощь.

    Все прочие паломники возникали в дверях храма и присоединялись к нам без видимых изменений в состоянии и настроении. Наверное, как и я, не углублялись в себя.

    Ночевали в гостевом доме при храме. Посидели у очага, устроенного в центре огромного зала, помолчали, глядя на языки пламени, танцующие в каменном круге, и разбрелись по спальным платформам, опоясывающим зал по периметру. Не спальным, а двуспальным. Но мы улеглись по одному, - нас мало. А ночью меня разбудили.


    Глава вторая. Не ищите приключений, они сами вас найдут, или "как день начнёшь, так его и..."



    Просыпалась я... странно. Ощущение чужого присутствия, при том, что чувства опасности не было. А было... Обозначение прикосновения, без касания; только тепло от близости чужих рук. Как маэстро, готовясь к импровизации, держит пальцы над клавиатурой, улавливая звучащую пока ещё внутри него мелодию. Кончики пальцев над чувствительными точками, на грани прикосновения, но не касаясь, только тепло чужого тела; снова и снова, в разных комбинациях, но не касаясь, только тепло... И нехватка воздуха, потому что сердце замирает. И бездна внутри, которая жаждет, чтобы её заполнили. И мысленная, пока ещё мысленная, мольба: пожалуйста, пожалуйста!... Жаркое дыхание на губах... И, - не касаясь!.. вопрос: "Мне уйти?"

    Открываю глаза, - Гуру. Смотрит с насмешливым ожиданием, а я осознаю, что транслировала все свои ощущения. Интересно, что сейчас в храме творится? - поверхностная мысль над восхитительным чувством ледяного бешенства, заполняющего каждую клеточку, вычищающую дурман неудовлетворённого желания (ссскотина, мог бы и не будить!). Бью когтями по лицу... Скрежет бронированной чешуи.

    - Вот, Бездна!

    - К твоим услугам! - смеётся. Подонок, однозначно.

    - Какого х... рена?!

    - Не груби. Как я уже сказал, - мы будем очень близки.

    - Не дождёшься!

    Насмешливая улыбка вместо ответа. Встал с ложа, - не буду краснеть! Много чести. Хотя... оснащён он по мужской части, как в том анекдоте: "це й я кажу "Ого!", а ваша Галя дуже балувана". Ехидный смешок, - телепат? Опять?! Воздушный поцелуй, синей звёздочкой подмигивает сапфир на мизинце, вызвав очередную вспышку головной боли и воспоминание. Я помню эти руки, прикасавшиеся ко мне, играющие на чувствительных точках. Помню эти глаза - не насмешливые, а злые, вместо искорок в них колючие молнии, но я не помню этого мужчину.

    - Внешность обманчива, Тигра.

    Воспоминания заставляют задыхаться от желания. Желания, которого не добился от меня, касающийся молниеглазый, и которое захлёстывает меня сейчас, вызывая всхлипывающий стон. Сильные руки подхватили меня... И Гуру перестаёт торопиться, лаская, шепча горячие глупости, от которых я буквально раскаляюсь, требуя близости. В глубине души, где-то очень глубоко, я не могу понять, что со мной произошло, что я, вдруг, стала женщиной. Ибо раньше я никогда не испытывала желания. Даже у пыточного столба эйфория вызывалась болью. Нет, испытывала, - с Гадом. Но это было лишь благодаря его эмпатии. Может, это воздействие храма?

    Мысли пропали, ибо я - само желание, а мерзавец Гуру не подпускает меня к себе, удерживая на расстоянии. По его мнению, я ещё не готова. Вывернулась из его рук, оказавшись сверху. Негодяй удерживает меня за бёдра, не позволяя приблизиться. Только лёгкое касание позволено мне. Завываю от неудовлетворённого желания. Плевать, если меня услышат! Мне надо! Я хочу этого мужчину! Всего! Сейчас! Начинаю танец с веером, старательно накручивая себя на него. И Гуру не выдерживает. Сдавленное рычание, жёсткий поцелуй, вкус крови от лопнувшей губы, и мы падаем, обрушиваясь в Бездну.

    Бездна и Огонь. Я сгораю, и возрождаюсь как Феникс, чтобы снова сгореть, и опять возродиться. Сильные руки удерживают меня, распадающуюся на части. Где-то далеко слышатся крики... Голос странно знакомый... Похож на мой собственный... Не важно! Бездна во мне и я в Бездне и мы горим и тонем в огне, чтобы в момент смерти взлететь в холодное небо, распахнувшееся над вершинами гор... И опять упасть в Бездну, потому что она зовёт, и всё во мне ждёт этого зова. Всё во мне радуется ему.

    Темнота и покой опустошения. Как писали восточные летописцы о землях, по которым прошли завоеватели: "там воцарилось спокойствие Назарестана".

    Лежим вповалку. Мыслей никаких... Мокрые все и пахучие. Надо ополоснуться. А есть ли здесь такие удобства? Шевелиться больно. Гуру посмотрел на меня, вздохнул, сел, поднял меня на руки и... прошёл сквозь стену.

    Отмокла в бассейне с горячей минеральной водой. Газированной. После этого, меня, смывая соль, поливали из ковшиков нагие прислужницы. Гуру, изгнав прислужниц движением руки, сделал мне массаж с аромамаслами. С массажной лежанки спустилась самостоятельно. Передвигаться я могу, но... Не знаю, как долго я сегодня смогу идти. И смогу ли вообще.

    - По-моему, я себе что-то вывихнула. - Помолчала, прислушиваясь к себе. - По-моему, я себе всё вывихнула.

    - Можем отдохнуть в храме. Они не проснутся, пока я не позволю.

    У Гуру цветущий вид, и довольная котовья улыбка. Слов нет! Внутренний голос, ратуя за справедливость, шепчет "за что боролась, на то и напоролась". Слово "напоролась" вызвало длинный ассоциативный ряд, окончившийся вспышкой желания. Остались во внутренних помещениях храма. Какое счастье, что Мать приветствует обряды плодородия!

    Обряды совершали почти сутки, прерываясь на кратковременный сон и еду. Очнувшись раньше Гуру, увидела уже вспомнившееся мне лицо. И пришло имя.

    - Лаки.

    Помолодевший и похорошевший мужчина лениво приоткрыл глаза.

    - Тигра.

    И притянул меня к себе, не давая возможности сопротивляться. Лаская каждую жилочку, каждую клеточку, пока я не превратилась в мартовскую кошку, завывающую от страсти, и впивающую когти в широкую спину.

    - Присоединимся к группе после завтрака. - На вопросительный взгляд ответил. - Хочу сам тебя кормить. До вечера не будет возможности.

    Возмущение во мне переплетается с тихим довольством. Удовлетворённая тигрица блаженно урчит, потягиваясь. Решила не возмущаться - "после драки кулаками не машут". Странно... раньше тигрица была готова Лаки разорвать в клочья. Как мало надо кошке для счастья. Тигрица насмешливо оскалилась, царапнула Лаки ментальными когтями и, слизывая выступившую кровь, проурчала "мой".

    - Не твой, а наш.

    - Ваш, кисы мои. Целиком и полностью.

    Завтракала, сидя у Лаки на коленях. Он скармливал мне татарский бифштекс - залитое сырым яйцом мелкорубленое сырое же мясо, захватывая кусочки листьями острого салата. Вместо салфетки предлагались (и принимались) поцелуи.

    - Пытаешься меня приручить?

    - Это возможно?

    - Вряд ли. - Ответила ехидным оскалом на открытую мальчишескую улыбку кумира миллионов.

    - Почему не предположить, что мне просто доставляет удовольствие забота о тебе?

    Хотела уточнить, соответствует ли это действительности, потом решила не начинать утро со скандала. Да и на первых порах, возможно, это и правда так. Лаки с насмешливой лаской смотрит на меня, а эмпатическое чутьё говорит, что он встревожился. Что ж, для него важно сохранение хороших отношений между нами. Это радует.

    В течение дня Лаки, уже в образе Гуру, несколько раз утаскивал меня порталом в разные приятные места, где мы проводили время, предаваясь разврату. Сколько удовольствия может доставить опытный мужчина, если ему это позволить! Мурлыкая совместно с тигрицей, сочла крамольной внезапно посетившую меня мысль, что я много лет могла получать всё это от Сэ. Нет уж! От Сэ мне не надо ничего, кроме его отсутствия в моей жизни.

    Поскольку спутники, включая Серёгу, не насторожились и вопросов не задавали, поняла, что Лаки использует темпоральную магию. Значит, как маг, он примерно на уровне Наидобрейшего. Блокировала приступ головной боли, выбросив из головы ненужные мысли об их возможном знакомстве.

    - Не нарушаем ли мы условия паломничества?

    - Каким образом, киса моя? Разве мы не идём пешком вместе со всеми?

    - Как-то это неправильно...

    - Предлагаю выразить своё благоговение перед Матерью исполнением обряда плодородия.

    Исполнили. И ещё раз исполнили. И... снова исполнили. Мои счастливые крики наверняка долетали до Матери.

    Всё-таки Серёга что-то заметил. Или у него чутьё.

    - Детка, ты ничего не хочешь мне сказать?

    - Нет. А должна хотеть?

    - Будь осторожна со своим новым другом. Он опасен.

    Молча смотрю, ожидая продолжения.

    - Я не маг, детка, но... Ты утомлена как новобрачная во время медового месяца, а не как турист, идущий по маршруту.

    - Какая наблюдательность!

    Посмотрела на Гуру, - испугалась. Не за себя, за Серёгу.

    - Мы друзья. - В моём голосе звучит предупреждение.

    - Я понял, киса моя. Твой друг совершенно напрасно беспокоится. Я не причиню тебе вреда.

    Серёга не проникся.

    - У таких серьёзных парней как ты, обычно не менее серьёзные враги. Тигра может пострадать только потому, что вы близки.

    - Тигра не пострадает. У нас не причиняют вреда женщинам.

    В вежливом ответе Гуру чётко слышится "не лезь не в своё дело". Серёга развёл руками и отошёл в сторону. Выпустив эмпатические вибриссы уловила его настроение - "наше дело прокукарекать, а там хоть не рассветай". Ну... он меня предупредил, люди мы взрослые, так что свой долг по отношению ко мне он выполнил.

    "Я-шёл-сквозь-ад - шесть недель, и я клянусь,
    Там-нет-ни-тьмы - ни жаровен, ни чертей,
    Но-пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог,
    И отпуска нет на войне!"


    Очередной оазис. Отдала одежду в магическую чистку, отправилась смывать с себя пыль и... чуть не осталась нагишом. Маг запросил с меня "премию" - несколько минут удовольствия. А иначе мою одежду потеряют, выплатив мне компенсацию. Что я с этой компенсацией буду делать? Голая, зато с полными горстями денег. Пришлось вызвать с глубины тройку динозавров. Для стимулирования добросовестности. Некрупных - не больше двух-с-половиной метров высотой. Пока я расслаблялась в купальне, зверушки следили за работой.

    Скандал Гуру пресёк в зародыше. "Мастер-некромант тренируется". Ага. Я покивала соглашаясь на предложение командира местной стражи тренироваться вне оазиса, и мы разошлись, довольные друг другом.

    - Теперь на мне клеймо падшей женщины.

    - Что ты выдумываешь, киса моя?

    - А почему ко мне начали приставать с непристойными предложениями? Раньше такого не было.

    - Разве? Или не приставали потому, что рядом с тобой был мужчина?

    Злобно смотрю на неосторожно напомнившего мне о Сэ.

    - Не потому. Я изменилась.

    Лаки насмешливо улыбнулся.

    - Не меняются только мёртвые, киса моя.

    ***


    С неудовольствием рассматриваю в зеркале чёрные отметины на бёдрах. Гуру контролирует "обряды плодородия", не позволяя мне целиком отдаться процессу. Вцепляется в бёдра и... удерживает на расстоянии. На моё возмущение ответ один - "ты не готова". Жаркое дыхание шевелит волосы возле уха:

    - Киса моя, не злись. Я хочу дарить тебе удовольствие, а не боль.

    - Боль иногда тоже бывает в удовольствие.

    Гуру повернул меня к себе лицом, окинул внимательным взглядом, одарил нескромной улыбкой, и выдал похабное:

    - Обещаю оказать тебе внимание на всю длину. Потом. Когда придёт время.

    - Гррр... - Слова все куда-то делись. Такого непотребства я от него никак не ожидала.

    Сильные ладони огладили мои бёдра, исцеляя синяки. Лёгкий поцелуй вопрошает - "а не пора ли нам почтить Мать Бездну?". Взлетаю в небеса, крича от счастья, а в глубине души вздыхаю, - ведь есть женщины, умеющие заставить себя выслушать! Меня, почему-то, все игнорируют. Все окружающие меня мужчины лучше знают, как лучше. Тигрица урчит и потягивается, перекатываясь. Ей хорошо.

    Оазис покинули на рассвете. Перед нашим отбытием Гуру побеседовал с представителями трёх гильдий, курирующих оазисы. На мой вопросительный взгляд ответил:

    - Киса моя, оазис без мага оставить невозможно. Но прощать такое поведение нельзя. Его накажут, и строго.

    - Штраф выпишут? Или выговор сделают?

    Я злюсь на Гуру и потому ехидничаю более обычного.

    - Внесут отметку в гильдейский знак.

    - Уй!.. - Серьёзное наказание. С таким знаком хорошую работу не получишь. И не только работу. Подобная отметка сильно усложняет жизнь.

    - Не жалей его, киса моя. Ты в состоянии себя защитить. А сколько было таких, кто не смог противостоять его вымогательству?

    - Даже не будучи некромантом, я закатила бы такой скандал, что собрала бы "большую тройку".

    - Думаешь, помогло бы? Ты только выставила бы себя на посмешище.

    - Я в этом оазисе возможно первый и последний раз в жизни. Так какое мне дело до чужого смеха? Зато вещички бы мои точно не "потерялись".

    - Не все так спокойно относятся к чужому мнению.

    Пожала плечами. Гуру пропустил меня вперёд, некоторое время шёл рядом с дамой и её компаньонкой, потом пару минут уделил девочке с нянькой. Шагая по утоптанной до каменного состояния земле, решила в следующем храме спросить о нём Мать Бездну. Я помню, что Лаки не испытывал удовольствия от перспективы нашей близости. Помню злость в его глазах, вызванную отнюдь не ревностью. Что изменилось? Прошло очень много лет, но эти годы не сделали меня привлекательнее. Гадать не буду, - спрошу Мать Бездну. Может быть, она мне ответит. Вещих снов не дождёшься, - с момента нашего "союза" снов я не вижу, - отключаюсь, изнемогая от наслаждения.

    ***


    - Киса моя...

    - Не называй меня так. Я не твоя киса.

    Гуру одарил меня взглядом, за который порядочная женщина просто обязана влепить наглецу пощёчину. Поскольку у меня "рыльце в пуху", рукам волю я не даю. Всех мест, которые Гуру сейчас ощупывает глазами, он касался и руками, и губами. Поэтому я выражаю неудовольствие, погрузившись в ледяное молчание, для чего требуется приложить немалое усилие, ибо во мне всё кипит от ярости. Мать Бездна на мою безмолвную просьбу устроила мне "радиотрансляцию" беседы Лаки и Наидобрейшего.

    Лаки безусловно талантлив. До такого бешенства мне куратора довести ни разу не удалось. Так и заработаешь комплекс неполноценности, поверив в женское несовершенство... Но, к делу! Наидобрейший шипит, как огромный змей:

    - Лаки, мой мальчик, ты был настолько против моего решения, что решил проголосовать отсутствием?

    - Я не понимаю, наставник.

    - Нет, это я не понимаю. Я! Был вынужден объясняться перед Советом, почему истинный храм Матери был перенесён в столицу этого захолустья. - Ледяная буря в голосе Наидобрейшего заставляет ёжиться даже меня - стороннюю слушательницу.

    - Совет по-любому просил бы объяснений этому, мой лорд наставник. - В голосе Лаки почтительное восхищение прикрывает страх. Нашего общего наставника он явно знает лучше, чем я.

    - Я перенёс храм, обеспечил подходящий праздник, тебе надо было только появиться, протянуть руку, и взять эту женщину себе. У тебя нашлось более важное занятие. - Наидобрейший взял себя в руки, - в голосе абсолютное равнодушие. - Ты меня разочаровал. Я сделал ошибку, попытавшись вмешаться в ход событий.

    Лаки молчит. Пауза длится, длится и... длится. Подумала, что больше ничего не услышу, но Наидобрейший продолжил таким же бесстрастным голосом:

    - Я снимаю с Тигры защиту.

    - Но тогда... её найдёт Мара.

    - Значит, такова воля Матери.

    - Наставник, я постараюсь исправиться. Могу я узнать, где она сейчас?

    - Делай, что хочешь, Лаки. Отныне я не вмешиваюсь.

    Я вынырнула из абсолютной тьмы, оказавшись снова на ладони Матери. В голове мешанина из мыслей и чувств, - насколько, всё-таки, верна поговорка "меньше знаешь, крепче спишь"! Почтительно благодарю Мать Бездну, заодно попытавшись спросить, что мне теперь с этим знанием делать. Змеи в волосах Матери шипяще рассмеялись, показывая мне длиннющие раздвоенные языки. Миг, и я у входа в храм, с ласковым напутствием "моё дитя...". То есть, Мать в меня верит. Или она верит в Лаки? Посмотрим!

    Что хорошо в общении с телепатом, - не надо ничего объяснять. Гуру, встретивший меня на ступенях храма, тут же принял виноватый вид. Глаза опустил и даже ногой по каменным плитам шаркнул, потом опомнился, что со мной такие шутки не пройдут - не в том я настроении.

    - Выслушай меня, пожалуйста, Тигра. Я сделал ошибку, поддавшись настроению. Ты тоже не терпишь принуждения, так что можешь меня понять. Я даже не видел тебя, настолько был зол.

    - Смотрел, и в упор не видел? - К моей злости добавилась обида. Нет, Лаки я вполне понимаю, - это я "несамостоятельная", а будучи уже взрослым и самодостаточным, тяжело покорно следовать указаниям, пусть даже указания эти даёт твой бывший наставник. Но, Наидобрейший бывшим никогда не будет - не тот у него характер.

    - Киса моя... - В тихом голосе Лаки звучит нежная мольба. Напоминаю себе, что в амплуа "герой-любовник" он достиг вершины, так что режим "охмурёж" включает автоматически, даже не думая, что и как говорить.

    - Прекращай меня так называть.

    - Я помню, - ты не моя киса. - Тщательно выверенная пауза подчёркивает значительность следующей фразы. - Это я принадлежу тебе. Тебе и твоей кошке.

    Тигрица, умываясь, довольно урчит "мой". На эмпатической ауре Лаки осталась метка когтистой лапы.

    - Никогда не думал, что придётся объяснять свои чувства эмпату! Почему бы тебе не прислушаться к своей тигрице? Она мудра.

    - Тигрица живёт инстинктами. Конечно, она мудра. - Вспомнила, что она и Сэ всегда называла "хороший самец, - от него родятся сильные, здоровые котята". Тёмно-синие глаза расцветились молниями. Но интонация Лаки не претерпела изменений.

    - Когда дело касается взаимоотношений мужчины и женщины, имеет смысл прислушаться к инстинкту. И ты и я самодостаточны и независимы. Мы можем это себе позволить.

    Мяягко касаюсь Лаки эмпатией. Он зол, но не на меня, и, разумеется, не на себя, любимого, - на обстоятельства. Наш "союз" для него важен настолько, что он готов унижаться и просить прощения до тех пор, пока не вымучает его у меня. И даже не собирается припоминать мне позднее это своё унижение! Я не Станиславский, но... НЕ ВЕРЮ!

    - Ты всё-таки подсел на эмпатию. - Мне грустно.

    И тут Лаки неожиданно расхохотался, сверкая белоснежными зубами. Полуночные глаза заискрились звёздами смешинок. Нереальная красота!

    - Я не могу подсесть на эмпатию, Тигра. Твоя эмпатия делает нашу близость волшебной, - я никогда ничего подобного не испытывал. Но это лишь дополнительный стимул к моему желанию сохранить наши отношения.

    - Бла-бла-бла... А какой основной стимул? - Подозрительно смотрю на красавца. Лаки склоняется ко мне, и шепчет в губы:

    - Я пока сохраню его в тайне.

    Моя злость растворяется в желании. Но потакать Лаки я не намерена. Раз уж я собралась устроить скандал, - скандал будет устроен! "Ведь если я чего решил, - я выпью-то обязательно" (В. Высоцкий "Песня-сказка про джинна").

    - Кис-кис... - В обалдении смотрю на обнаглевшего Гуру. - Кошка. - Пояснил он мне самым любезным тоном.

    Тигрица смеётся, прикрывая усатую морду лапами. Уловивший мгновение слабины Лаки, тут же утащил меня во внутренние помещения храма, промурлыкав на ушко, что пришло время почтить Мать обрядом плодородия.

    На этот раз мне был продемонстрирован мастер-класс "как довести женщину до исступления не приступая к основному действу". И только когда я почти сорвала голос, умоляя о близости, Лаки, наконец, снизошёл до меня (я ему всё припомню!), и допустил "к телу".

    Когда своды храма прекратили отражать мои счастливые крики, последовало замечание, что обрядов много не бывает. И всё равно, негодяй удерживал меня на расстоянии. Я "не готова". Впрочем, может быть, он и прав, - мы, как в Декамероне, несколько раз достали "до донышка", но утерянную миску выудить так и не удалось. Лаки фыркает смеясь:

    - Какую миску, киса моя?

    - Так... вспомнила старую историю о красивой крестьянке и предприимчивом соседе.

    Выудив её из моей памяти, мой предприимчивый Гуру хохочет, запрокинув голову. Куснула его за горло, чтобы не подставлял. Продолжили. Коснувшись эмпатией, определила, что мой близкий друг успокоился, но не расслабляется. Вот это - правильное состояние. Выползли наружу уже поздним вечером и, естественно, остались ночевать в гостевом доме храма.

    - Ты нарочно нас задержал здесь!

    Возмущённо пытаюсь укусить изящные пальцы, скармливающие мне ягоды белой шелковицы. Лаки сначала спросил не желаю ли я хурмы. Подумав, решила, что хурма - это замечательно, но, чтобы держать мужчину в тонусе, сообщила, что давно не лакомилась тутовыми ягодами. Такого, как Лаки, посылать "за персиком" неинтересно, - не успеешь передумать, как он уже вернулся с персиком и горой прочих фруктов, прихваченных просто на всякий случай.

    - Конечно, нарочно. Нам предстоит трёхдневный переход с ночёвками в степи. Уединиться не будет возможности.

    - Ответственность не позволит? - Ехидничаю.

    - Именно. - Гуру моим настроением не проникся. В общем, правильно. В степи мы охраняем себя сами.

    ***


    - Вот, что значит действовать с русским размахом.

    - Это ты о чём, Серый? - Клаус рассматривает сидящих на песке мужчин, отделённых от нас пятёркой динозавров. От степи и свободы их отделяет семь ящеров. Такая вот нейтральная полоса между двух границ.

    - Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт.

    - По-моему, очень удачно получилось. - Не понимаю, чем Серёга недоволен. Я старалась, работала с рунами. - Придираешься.

    - Детка, я уже говорил, что твоя паранойя неизлечима?

    - Говорил. Ты предпочёл бы, чтобы они взяли нас тёпленькими?

    Наёмник улыбается мне сочувственно. Ну, да, - я параноик. Уловила от юноши нетерпеливое ожидание, усилившееся после совместного ужина. Не знаю, то ли неизвестное снотворное подсунул, то ли сонные чары. А может ни то и ни другое, а наведённое на него, как на пеленг, чужое заклинание. Вариантов много. Конечно, с нами Гуру, о реальных возможностях которого никто не знает. И даже я, скорее всего, не могу правильно оценить его уровень. Но зачем Гуру демонстрировать силу, когда есть сертифицированный мастер-некромант? Я к тому, что если бы лорд Лаки не желал сохранить инкогнито, он путешествовал бы иначе. Вряд ли лорды Бездны шлёпают пешком от храма к храму. Вот я и составила охранный периметр, поломав голову над рунами. Гуру создал защитный контур вокруг стоянки. И, чуть подальше, - сигнализирующий. Я вписала внутренний периметр между двумя контурами Гуру, а наружный - перед сигнальным.

    Голову пришлось поломать серьёзно. Оба периметра настроены на призыв ископаемых хищников. Помимо этого, внешний отгоняет нежить, а внутренний - бестелесные сущности. Мы всё ещё идём по Фернзее - возможно всё. Призыв начинает работать, когда одушевлённые преодолевают внешний периметр и приближаются к внутреннему. Сто моих шагов - далеко не сто метров, но разместиться можно. Хищники не заходят на нейтральную полосу. Только голодную слюну роняют, наблюдая за "гостями". Пришлось задать ограничение на случай, если вдруг попадутся мирные путешественники. Мирные по отношению к нам, разумеется. Маловероятно, но чего в жизни не бывает. От атаки с воздуха и из под земли стоянку прикрывает сферический контур Гуру. Аннигилирует, и фамилию не спросит. Боевая магия - это серьёзно.

    Выспались мы прекрасно. Уже давно рассвело, а мы только глаза продрали. Гуру устроил женщин с удобствами, создав для нас облачные лежанки. Теперь я знаю, как спят ангелы. Мужчины распределили дежурства и улеглись, закутавшись в плащи. А ночью по нашу душу явились незваные гости.

    Будить меня Гуру не позволил, - и правильно сделал. От недосыпа у меня портится настроение. После того, как я проснулась, Серёга начал комментировать мои достижения на почве охраны территории.

    - Зато у нас есть возможность с ними побеседовать.

    - О чём?

    - Какая разница? Назови любую тему.

    - Детка, тебе скучно? Мы не на прогулке, если ты не забыла.

    - Неужели тебе не интересно, почему наши гости пришли именно к нам?

    - Хочешь их допросить? - Серёга бесстрастно рассматривает "гостей", смотрящих в никуда. Коснулась эмпатией - они просто ждут, не тратя силы. Разумно.

    - Предлагаю позавтракать. Потом решим, что с ними делать. - Гуру недоволен. Конечно, защитный контур распылил бы наших "гостей" на атомы, и никаких волнений. Сам Гуру знал бы о неудачной попытке, а нас и беспокоить бы не стал. Нет тела, - нет дела. Но юнец как-то связан с этими людьми. Так что, придётся им ответить на вопросы.

    Бабуля сварила вкусный кулеш и напекла лепёшек. Оказывается, я соскучилась по пахнущей дымом походной еде. Время от времени надо делать вылазки.

    - Время от времени, киса моя, мы будем путешествовать. Обещаю. - Жаркий шёпот и нежный поцелуй за ушком. Тигрица согласно мурчит. Путешествовать она любит.

    Тщательно вытерла лепёшкой остатки кулеша со стенок своей миски, и облизала ложку. Воды, кроме питьевой, нет, так что посуду мыть нечем. Наёмники, вооружившись лепёшками, очищают котелок. Завтрак окончен, - пора двигаться в путь.

    - Сколько вас?! Кто главный?! Отвечать!

    Клаус допрашивает пленных. Серёга и наёмники на подхвате. Гуру скучающе наблюдает за местностью. Я уже просканировала её эмпатией - угрозы не чувствуется. Или это вся группа, или остатки сбежали при появлении динозавров.

    ***


    - Это неправда? Скажи! Они всё придумали?

    Девочка переживает очередную душевную драму. Ещё бы! Как выяснилось, юнец должен был доставить её перекупщику, а тот уже, после клеймения и обучения основам, отправил бы свежую рабыню к заказчику.

    А заказал нашу девочку не кто иной, как её "жених". Ещё до побега. То есть, если бы она не сбежала, её бы всё равно похитили. Девочка ему понравилась, но только, как рабыня. В качестве супруги он её не рассматривал, - разные социальные слои. Это в нашем мире дворянин мог жениться на деньгах, а в этом - воин никогда не возьмёт себе жену не из касты воинов. Папенька её, когда сватал, не знал, откуда родом запланированный зять. Иначе запер бы дочь в погребе, чтобы носа на улицу не высовывала, пока такие люди в городе. Касты в Фернзее не в ходу, вот и прокололся купец. Поспешил пристроить дочь за помощника воеводы. А надо было с ним в бане "случайно" встретиться, - увидел бы клановую татуировку, и всё стало бы ясно.

    - И что теперь им делать?

    - Продолжить паломничество, киса моя.

    - Спросить в следующем храме Мать Бездну?

    - Хороший вариант. - Гуру кивает. Потом говорит, глядя между мной и девочкой, вроде бы ни к кому не обращаясь. - Участь рабыни тяжела, но в ней есть свои плюсы.

    - Это какие же? - Любопытствую.

    - Не надо думать. Всё решает хозяин. С хорошей рабыней, как правило, хорошо обращаются.

    Ну, да... О хорошем обращении представление у меня имеется.

    - Киса моя, тебе этого не понять. Девочке суждено стать рабыней, так какая разница, клеймо и ошейник, или брачные браслеты? Она рабыня по своей сути, и воин это в ней увидел.

    - Мне действительно этого не понять. А что будет с её няней?

    - Вернётся с ней вместе к отцу. Не лезь в это дело, киса моя. У тебя свой путь.

    - Зачем ты мне тогда об этом рассказал? - Гуру прочёл юнца и пленников, пока их допрашивали. И "успокоил" меня. Ага, - ничего страшного, девочка всё равно попадёт к жениху. Гррр...

    Тигрица удивлённо смотрит на меня. Ей нет никакого дела до посторонних, похотливая кошка желает почтить Мать Бездну обрядом плодородия. Гуру вздыхает - уединиться нет возможности. Показываю ему язык.

    ***


    Я дремлю, а тигрица крадётся по радуге. Впереди туман, скрывающий собеседников. Голоса мне хорошо знакомы, так что туман не беспокоит.

    - Тигра оказалась привлекательной и желанной женщиной.

    - Она меняющая, Лаки, мой мальчик. Конечно, она привлекательна и желанна. Когда ей это нужно.

    - Эмпатия здесь ни при чём, наставник.

    - Мы сделали ошибку, думая, что опасность меняющих состоит в эмпатии.

    - А в чём же их опасность, наставник? И реальна ли эта опасность?

    - Это ты мне скажи. - В голосе Наидобрейшего явная издёвка. - Опасность меняющих в том, что они меняющие, Лаки. То, что Тигра желает тебе нравиться - хорошо. Постарайся удержать ваши отношения на этом уровне.

    - Наставник, почему ты выбрал для Тигры Семинар? Ты сам сказал, - она единственная. Так почему ТАКОЕ воспитание?

    - Может быть, для того, чтобы эта девочка не желала мне понравиться? Кто-то же должен сохранить непредвзятый взгляд.

    - Непредвзятый? - Лаки закашлялся.

    - Почему первых детей Матери называли "меняющими"?

    - Потому что они способны принять любой облик.

    - А кто из нас не способен?

    - Но... нас так учили.

    - По достижении совершеннолетия, Лаки, открывается доступ к архивам. Тебе не было интересно?

    - Мне было чем заняться, наставник.

    - А вот Мара интересовался. И не только архивами. Мой племянник собрал все легенды, сказки и даже развлекательную литературу. Всё, где хотя бы словом упоминались меняющие.

    - Я предпочитаю прежде составить личное мнение.

    - И каким местом ты думал его составляя?

    Молчание. С Наидобрейшим лучше не пререкаться, - это даже я знаю.

    - Меняющие способны менять не себя, Лаки. Ты пару дней пообщался с необученной, не овладевшей своими способностями, юной меняющей, и?.. Тебе напомнить с каким настроением ты отправился искать Тигру?

    - Тигра не пыталась влиять на меня. Я бы заметил.

    - Разумеется, она не пыталась. Ей это ни к чему. Ты сам меняешься.

    - Я всего лишь оберегаю её, наставник.

    - Возможно... Я забыл, что сейчас это дитя необходимо оберегать.

    Тигрица тихонько отползает от туманной дымки, начавшей развеиваться. Повернулась, и вспрыгнула на радугу, чтобы съехать с неё к месту нашей стоянки. Услышанный разговор добавил непоняток. И... Оберегать?

    ***


    До следующего храма Матери добрались без приключений. Это уже третий храм, а я ещё никак не дойду "до нужной кондиции". Бездарная из меня паломница. Змеи в волосах Матери дразнятся, высовывая длиннющие раздвоенные языки, чешуйчатые хвосты свиваются и развиваются, обдирая камень постамента. Интересно, его меняют? Такими темпами постамент придёт в негодность меньше, чем через год.

    Мысленно плюнув через левое плечо, - опять всякая дурь в голову лезет, постаралась отрешиться от всего. Начала перебирать воспоминания, выкладывая их перед Матерью, не пытаясь обдумывать и оценивать. Так ребёнок показывает взрослому свои сокровища - камешки, ракушки, перо птицы... Не делю их на "до" и "после". Потому что, это всё - я.

    Стоя на ладони над Бездной, смотрю в открывшийся третий глаз Матери, продолжая вспоминать. Жизнь на Земле, Учебка, Семинар плавно проходят перед оком Матери. Я не испытываю эмоций - сейчас не время для них, да и всё уже в прошлом.

    Оказавшись на ступенях у входа в храм, пошатнулась, закашлявшись от сухости в горле, и была подхвачена Гуру. В голове ещё звучит ласковое "моё дитя...".

    - Как ты себя чувствуешь, киса моя?

    Выпустила эмпатические вибриссы. На площадке только мы вдвоём.

    - А...

    - Все уже в гостевом доме. Готовятся ко сну.

    Это сколько же времени я вспоминала? И ведь мы дошли только до Школы Гильдий. Мать предлагает мне заново оценить этот этап моей жизни? Или просто "на сегодня достаточно"?

    - Киса моя, посидим у костра со всеми? Или понежишься в бассейне? Ты выглядишь усталой.

    - Пить хочу.

    Щелчок пальцами, и перед нами низкий столик, стоящий на ковре. Чайничек и пиала. Больше ничего. Зелёный чай, в меру горячий, смягчает пересохшее горло и освежает голову. Опустошив чайничек, - всего-то три крохотных пиалы, - поднимаюсь с ковра. Гуру, развеяв сотворённое, повёл меня в гостевой дом. Надо посидеть у костра. Нехорошо отрываться от коллектива.

    Нас встречают внимательные взгляды. Гуру довёл меня до сидящих кругом паломников. Народ потеснился, освобождая место.

    - Детка, ты как?

    - Всё хорошо, спасибо.

    Старательно тараща закрывающиеся сами собой глаза, смотрю на языки пламени, танцующие в каменном круге.

    - Так дело не пойдёт. Спать.

    Не поняла, кто это сказал. Наверное, Гуру, потому что меня несут на руках и осторожно укладывают в тёплую воду. А когда я потеряла одежду и обувь? Мысли лениво плавают надо мной. Засыпаю, зная, что мне не дадут утонуть.

    ***


    - Ты хочешь, чтобы я постарела раньше времени!

    - Киса моя, не выдумывай. Тебе необходимо отдохнуть, прежде чем мы отправимся далее. Общение с Матерью забрало у тебя слишком много сил. - Пауза. Лаки легонько поцеловал меня в уголок упрямо сжатых губ. - Если бы я тебя не подхватил на выходе из храма, ты могла упасть со ступеней. Не вредничай, прошу. Пара-тройка дней ничего не решают. Мы всё равно движемся быстрее, чем обычные паломники.

    - Разве так можно? Паломничество не засчитают.

    Лаки молча улёгся рядом со мной, подложив ладони под голову. В тёмно-синих глазах искрятся смешинки. Зовущие к поцелуям губы приоткрыты, демонстрируя сверкающую белизну зубов. Тигрица подобралась перед прыжком...

    - У тебя осьминогов в родне не было? - Отцепляю шаловливые руки одну за другой, одну за другой, и так по кругу. - Ты сказал, что мне надо отдохнуть. - Продолжаю вредничать.

    - Это называется активный отдых. - Мурлычет на ушко, сохраняя безупречную дикцию. Тигрица согласно урчит. Ей такой отдых нравится.

    ***


    После трёх дней активного отдыха вернулись в гостевой дом храма, присоединившись к спящим спутникам. Наутро, поклонившись Матери, отправились дальше. Гуру сообщил, что для безопасности мы пойдём через оазисы. Заодно, сдадим страже наших пленников. Пока что, они идут с нами. Под заклятьем "слуа". Мне приходилось видеть, как выглядят попавшие под это заклятье люди. К уровню Гуру прибавила ещё пару планок. Наших пленников не отличить от обычных людей ни с первого, ни со второго взгляда. Я, как эмпат, вижу отсутствие эмоций и чувств. Маг углядит вмешательство. Обычный наблюдатель сочтёт их просто сосредоточившимися на чём-то важном. Ничего общего со слюнявыми идиотами, разучившимися пользоваться собственным телом. Заклятье "слуа" считается в основном освоенным если объект способен дышать самостоятельно. Название взято из древних легенд о волшебном народе, воины которого могли скакать на своих конях по воздуху, и уводить с собою чем-то приглянувшихся им людей. Отказаться никто не мог, и пропадали такие приглашённые безвозвратно. Впрочем, в какой-то легенде говорилось, что если не есть и не пить то, что едят и пьют они, есть шанс вернуться. Легенд наслушалась во время обучения в Школе Гильдий. Маги переживали свои неудачи и отмечали успехи в кабаке, как все нормальные, не обременённые магическими способностями, школяры. А заклятие "слуа" одно из самых сложных, так что переживающих было много.

    В следующем храме вспоминала Школу Гильдий.


    Глава третья. Некромантия ради корочки, или "иллюзии для чайников..."



    - Ну до чего хорошо! Вы, значит, как белые люди, у пыточного станка, а я, - лопату в руки и на кладбище!

    - Дорогуша, женщины в Гильдию взыскующих истины и покаяния не допускаются. И зачем тебе это? Чего ты не знаешь?

    - А зачем мне Гильдия некромантов, Солли? Чего я не умею?!!

    - О! - Поднявшийся указательный палец с отполированным чёрным когтем подчеркнул значительность следующей фразы. - Знать и уметь. Между этими словами есть разница!

    - Гррр!

    - Неинформативно, дорогуша.

    - Хватит болтать ерунду, моя Тигра. Отец Иаков сказал тебе получить знак Гильдии некромантов. Зачем и почему спросишь лично у него.

    Ласковая улыбка Сэ таит в себе обещание большой боли. Задумалась... Кажется, ученикам полагается койко-место в общежитии. Интересно, называют ли местные школяры её общагой?

    - Ну ладно, раз отец Иаков сказал - в морг, значит, - в морг! Пойду устраиваться.

    Энергично потираю ладони, демонстрируя энтузиазм, и круто поворачиваюсь к выходу из кабака. Упершись носом в закрывшуюся дверь, злобно шиплю нецензурные ругательства на русском. На всеобщем нельзя, - Сэ не терпит. А мыло есть я не люблю. Хотя оно здесь и из натуральных ингредиентов.

    - Сядь, моя Тигра. Можешь напиться, если тебе так легче смириться с новыми обстоятельствами. Я уже привык к твоему пьянству.

    - Я тебе что? Алкоголик?! А ром здесь есть? Нет! Не надо рома, я придумала! Сегодня мы будем пить чай. Адмиральский.

    Солли поражённо уставился на меня. Не ограничившись взглядом, пощупал лоб.

    - Странно. Жара нет. Может ты что-то съела, дорогуша?

    - Ты ни одного раза не пил Адмиральский чай[1], Солли? Мне тебя таки жалко!

    Примерно через час, Солли проникся жалостью к себе настолько, что закрыл выход из кабака и потребовал Адмиральского чая для всех присутствующих. Пьяный маг, - это тяжёлый крест для окружающих. А вместе с моими речёвками типа "всех впускать, - никого не выпускать"... Что говорить! Услышав эту фразу впервые в одном из кабаков во время нашей второй практики, Солли тут же, не сходя с места, модифицировал запирающее заклинание, и теперь пользуется им на радость кабатчикам. На радость, потому, что Высокий Тёмный щедро оплачивает весь ущерб, причинённый заведению, где он изволит гулять.

    Где-то ближе к полуночи, мы пошли устраиваться в общежитие. Ага, втроём. Привыкли уже. Общежитие у Школы Гильдий, кстати, общее для всех факультетов. Этажи - по курсам. Чем ниже курс, тем выше этаж. Первокурсники ютятся под крышей. А поскольку здание - пирамидальное, то помещения соответственно увеличиваются по площади и комфорту с каждым курсом. Плюс ещё отсев после каждого семестра. Дипломники, как дембеля, - на первом этаже, в двухкомнатных апартаментах со всеми удобствами. А первокурсники... - как воробьи на жёрдочке. Комнатки у всех отдельные, а вот удобства - коридорного типа.

    Нас под крышу загонять не стали. Наверное, решили, что сами мы по лестнице не взойдём, а нести нас - себе дороже. Отговорились тем, что уже поздно и комендант общежития ушёл домой. Предложили нам заночевать в городе. С удобствами. Но мы-то уже настроились на проживание в общежитии! А они! Захлопнули перед носом калитку, оскорбив в лучших чувствах. Ограда антимагическая, и вообще... усиленная. На танке не проломишь. Обидно! Портал не откроешь, стоят отсекатели. Солли сказал, что во время сессии и приёмных экзаменов в Школу можно пройти только пешком. Я разрыдалась, представив, как крылатые от природы мучаются от такой дискриминации. После двух стаканов Адмиральского чая, я вообще очень остро воспринимаю всякую несправедливость.

    - Что тебя расстроило, дорогуша?

    - Птичку... жааалко...

    - Какую птичку, Тигра? Где ты здесь видишь птиц?

    - Им летааать не разрешаааают, пешкооом ходиить заставляюююют...

    - Всё. Немедленно в гостиницу!

    - Так мы выехали, Светлый. А пустых номеров нет. И не улыбайся так. В местном участке ночевать я не хочу. И тебе не советую.

    - Приходилось бывать, Тёмный?

    - Нет, конечно. И если мы сможем преодолеть ограду, тогда нам незачем опасаться местной стражи.

    - Даже так?

    - Здесь народ отовсюду, Светлый. И стража готова ко всему.

    Сэ повернулся к ограде, водя перед ней открытой ладонью и морщась, как от щекотки. Я стою, придерживаемая за плечи Солли, и наблюдаю за процессом. Спать хочется всё сильнее.

    - А что будет, когда мы перелезем через ограду?

    - Ты так уверена в этом, дорогуша?

    - В этом, - уверена. А дальше-то что? Я спать хочу!

    - Светлый, Тигра спрашивает, когда ей удастся поспать!

    - В парке был гостевой домик. Там и заночуем.

    - Что значит "был", Сэ?

    - Фундамент остался.

    - Тогда открывай проход, и пошли спать.

    - Я пытаюсь, моя Тигра. Изнутри открыть проход можно и без магии, а снаружи... тут столько понавешано, что проснётся весь город. Нам нужен кто-то, кто откроет эту калитку изнутри. Нужен вор. Сейчас я сделаю тебе палатку и кровать, моя Тигра.

    - Я лучше тебе енота[2] вызову. Холодно. Хочется в горячую ванну.

    Солли накинул на меня камзол, заставив вдеть руки в рукава. Подвернула их, чтобы не свисали до колен. И сосредоточилась. Дааа, знания, это не умение. Пришлось вспомнить руны Толия. И школу отца Иакова. Смешанные с Адмиральским чаем знания разных некромантских школ дали неожиданный эффект. Внутри территории захоронения воров нет. А покойники есть. Настроилась на поиски души вора. Зову. Мысленно. Демонстрирую задание: калитку в ограде Школы Гильдий. И получаю отзыв. Летит, летит к нам душа, мечтающая вскрыть эти замки. Теперь поднимаю для этой души тело. Далеко ходить не стала, - глубоко в земле, у самой ограды, частицы праха. Но наш девиз в некромантии: "сила есть, ума не надо!" Сэ хмыкнул осуждающе, но молчит. И правильно. Отвлекать некроманта не надо. Особенно пьяную, замёрзшую природную некромантку, обладающую силой тавматурга. Душа обрела тело, а я, от смеха, села на землю, не удержавшись на ногах. Восстановившийся прах оказался крылатым. Огромные свинцово-серые черепитчатые крылья, укутывают тело словно плащом. Вспомнила свои рыдания о птичке... Но как он-она-оно откроет нам калитку?

    На локтевых сгибах этой птицы, имеются пальцы. А когти на этих пальчиках с успехом заменяют отмычки. Десять секунд на замок. Через минуту мы вошли на территорию Школы Гильдий. Лорды Тёмный и Светлый совместными усилиями заблокировали магическую сигнализацию. Не насовсем, а просто, чтобы нам пройти. И не заблокировали, а выделили калитку из общей сети сигнализации. А потом опять присоединили. Птиц, в благодарность, получивший три дня, полетел развлекаться. Солли хотел что-то сказать, потом махнул рукой, и мы отправились к фундаменту.

    Сэ, в некоторых случаях, просто цены нет! Сорок пять секунд, и домик вырос. Как новенький. Солли держал полог тишины, а Сэ восстанавливал строение. Я, кутаясь в камзол Солли, спала на ходу. Так, спящую, меня опустили в ванну с горячей водой и ароматной пеной. Вымыли и уложили в огромную постель. А утром Солли пришлось в одиночку сдерживать атаки профессуры, стражи и муниципалитета. А Сэ взимал с меня плату за постой. Возмутилась:

    - Я вам калитку открыла!

    - Не ты, а вампир!

    - А кто его поднял?!! Ик! Вампир?! Где он?! Я должна на него посмотреть!

    С улицы раздался свист Солли. Вот... не было печали!

    Через пять минут, умытые, одетые встречаем благостно улыбающегося отца Иакова.

    - Дети мои...

    - Доброе утро, отец Иаков!

    - Доброе, доброе... А скажи мне, дитя, зачем тебе понадобился вор?

    - Так это... калитку открыть, отец Иаков. Они нас не впускали! А уже ночь была! И я спать хотела. Очень...

    Добрейший отец Иаков благостно кивает головой. Солли за его спиной показывает мне кулак. Еле удерживаюсь, чтобы не показать Солли язык. Что-то у меня сегодня настроение игривое. Наверное потому, что появление отца Иакова разом решает все наши проблемы с жильём и учёбой.

    - В Школе Гильдий моё влияние ограничено, дитя. Вам придётся честно учиться.

    - А мы и собираемся. Честно. Отец Иаков, а...

    - Нет.

    - Можно я...

    - Нет.

    - Я хочу быть фокусником!

    - Не выдумывай!

    Последние фразы сказали одновременно, злобно глядя друг на друга. Точнее, это я гляжу злобно, отец Иаков, по обыкновению, благостно улыбается.

    - Это называется мастер иллюзий, дорогуша.

    - Вот. Я хочу быть мастером иллюзий!

    - Это хорошо, что у тебя появилась цель в жизни, дитя. Сможешь учиться на двух факультетах, - пожалуйста. Замолвлю за тебя словечко. Вылетишь с факультета некромантии, - покинешь Школу Гильдий. Будешь при Семинаре. Пару лет поработаешь лаборантом.

    Заманчиво! И то и другое. Два года без Сэ... за два года он себе новую игрушку найдёт. С другой стороны, если некромантию тупо зубрить, вылезая на автомате, то я смогу научиться фокусам!

    - Если ты надумаешь быть лаборанткой, моя Тигра, то я разделю твоё одиночество.

    Кто ж знал, что у Светлых верность в крови! Отец Иаков смеётся. В глазах смешинки, лицо, как обычно, доброжелательное.

    - Верни вора на место, дитя. Он нужен.

    - Вас из за него вызвали, отец Иаков? Я обещала ему трое суток. И он их получит. Я обещала.

    - Хорошо. Трое суток. Под твою ответственность.

    - Я... - насторожилась, - что значит под мою ответственность?

    - Всё, что он сделает за эти трое суток, - на тебе, дитя.

    Разозлилась. Начала отращивать когти. Сладко улыбаюсь отцу Иакову:

    - Добычу на троих. Вы в доле.

    - Не наглей, дитя. Моя снисходительность не безгранична.

    - Как скажете, отец Иаков. Половину вам, половину нам.

    - Хватит паясничать. Приведи себя в порядок и отправляйся на экзамены. В школу Гильдии иллюзионистов ты поступишь. Если поступишь в школу некромантов.

    - Да, отец Иаков.

    Отправилась приводить себя в порядок. Домик, кстати, оставили за нами. На всё время обучения. Сэ и Солли решили стать мастерами Гильдии убийц. Им всё равно делать нечего. В Школе Гильдии палачей, в смысле. Да и убийцы они оба высококлассные. Впрочем, повысить квалификацию никогда не поздно. Я с трудом поступила в школу некромантов. Ни одного термина не знаю, на все вопросы глазами хлопаю. Тогда спросили просто:

    - Чё пришла?

    Ну не до такой степени просто, конечно, но смысл был такой. Пришлось ответить:

    - Опекун отправил. Сказал, без знака Гильдии не возвращаться.

    А дальше было как в кино "Обыкновенное чудо":

    - А кто у нас опекун?

    - Отец Иаков.

    - Предупреждать надо! Поднять покойника сможешь?

    - Скажите какого.

    У них там учебные пособия лежат на столах. Разной степени сохранности. Мне и показали на полированные кости. Нечеловеческие, кстати. А я что? Подняла. Бежали вместе с комиссией. Косточки оказались какого-то монстра аж из самой Нижней Бездны! Монстр бегает намного быстрее. Пришлось отца Иакова звать.

    - Дитя...

    Голову опустила, ковыряю ножкой пол. Стыдно. Как страус какой-то кинулась бежать, забыв, что я природный некромант. Монстр к отцу Иакову ластится. Знакомый, что ли? Получив негодующий взгляд "опекуна" устыдилась ещё больше. Но в Школу гильдии некромантов я таки прошла. Потребовали выучить терминологию и на сессии мне определят программу обучения. Монстра отец Иаков забрал с собой.

    О школе мастеров иллюзий мне оставалось бы только мечтать. Если бы, опять же, не отец Иаков. Мужик сказал, - мужик сделал! Уважаю!

    ***


    Первый день учёбы на факультете некромантии был совершенно не похож на 1-е сентября в институте. Несмотря на то, что в школу Гильдий поступают только и исключительно взрослые индивидуумы, обстановка мне напомнила среднюю школу. И... дворовую компанию. Сложившуюся компанию, в которой появляется новичок.

    Поскольку мы втроём явились после вступительных экзаменов, точнее экзамены мы сдавали не с потоком, а индивидуально, мы не успели познакомиться с сокурсниками. Моим лордам проще - они вдвоём. Привычно покусывают друг друга. Ага, как в советской песне о друзьях "...и если один из них грустил, - смеялся и пел другой". А вот мне...

    Формы нет. Есть только эмблемы, которые появляются на любой верхней одежде и головных уборах. Сами собой появляются. Ну... это удобнее, чем если бы приходилось их пришивать. Как только попали в списки принятых, - тут же обзавелись эмблемами. Учебных пособий нет, - всё надо усваивать на уроке. И вот стою я у стеночки вся в черепах и каких-то странных символах, похожих на стилизованную свастику. Скромно стою. А зачем высовываться? Народ из группы кучкуется, искоса меня рассматривают, нарядные девицы фыркают и перешёптываются, ребята... в ожидании. Понятно, - заводил ещё нет, а без них своего мнения никто высказать не смеет. Вдруг ошибёшься? Стою с индифферентным выражением лица. Мне эти дети безразличны, как и их потуги казаться "больше", чем они есть на самом деле. У пыточного столба взрослеешь быстро.

    Вспомнила одесскую поговорку: "и ведь каждая жЯба мнит себя подводной лодкой". Улыбаюсь мысленно. Из-за угла появляются двое ребят в тёмной одежде, похожей на униформу наёмников. Функциональная без вычурности. Как и мой костюм, состоящий из широкой юбки в пол и удлинённого жакета поверх блузки. Группа затаила дыхание в ожидании. Ясненько: сейчас меня классифицируют, и можно приступать к учёбе. Ярлык - великая вещь.

    Подошли ко мне, рассматривают. Высокий блондин ощупывает меня взглядом с ног до головы, а темноволосый крепыш - с головы до ног. Тщательно ощупывают. Если бы я не изучала психологический прессинг, - могла бы забеспокоиться. Вообще-то, на женщину так пристально смотреть неприлично. Парни желают произвести впечатление на своих однокурсников? Флаг им в руки. Смотрю в пространство между ними. Мы не были представлены, так что разговаривать я не намерена. Начал блондин:

    - Ничего?

    - Так себе.

    - Со скуки...

    - Ааа, со скуки - ничего.

    - В будний день, со скуки.

    Повернулись и пошли. Вердикт вынесен. Вот и славно. Как раз и занятия начались. Появился преподаватель и открыл аудиторию. Интересные здесь порядки... опасаются, что учебные пособия растащат?

    Перекличка должна была производиться герольдами. Все школяры перечисляют титулы и владения. Снобизм? Или комплекс неполноценности? Разве нас спрашивали о происхождении? Впрочем, неважно. Титулы не перечислял только тихий парнишка богатырского телосложения, представившийся Ульбрихтом из Фернзее. Я переплюнула всех.

    - Меня зовут Тигра.

    - Тигра... а дальше?

    - Просто Тигра.

    - Хорошо, садись на место.

    Ну и села. Места индивидуальные. Чтобы не списывали? Или чтобы не болтали? Небольшой стол и стул-кресло с подлокотниками и скамеечкой для ног. Мебель удобная. Но если записывать нельзя, то для чего нам стол? Для написания контрольных работ? Тоже вариант.

    Всё-таки, магия не перестаёт удивлять. Записывать нельзя, но конспект дневных лекций формируется в процессе текущего занятия и сохраняется до следующего. То есть, если общая некромантия у нас через три дня, то в течении трёх дней я могу, точнее должна, повторять пройденное. Потом конспект исчезает. За попытку копирования - штраф и наказание. Наказание развеселило - провинившийся отправляется в гильдию взыскующих истины и покаяния, либо в гильдию убийц, либо в гильдию наёмников в качестве "мяса". Учебного пособия, то есть. Сказали бы просто: наказание - смерть под пыткой.

    День прошёл насыщенно. Изучаем элементарные вещи, которых я как раз и не знаю. Скорее всего, они мне и ни к чему. Но слушала с интересом. Символика некромантская опять же... Я и без неё прекрасно обходилась. Толий был абсолютно прав, говоря, что символ будет выполнять ту функцию, которую я для него обозначу. Как в алгебре. Это руны - сами по себе магия. Вот в их написании важна точность. Но руны мы пока не изучаем. Не доросли ещё.

    Две перемены на оправку и прогулку, после третьей пары - перерыв на обед. Потом ещё три пары. Большая перемена длится аж полтора часа. Хороший отдых. Вышла из аудитории, направилась к выходу из корпуса. Сокурсники меня "не замечают". Кроме Ульбрихта. Этот вежливо открыл передо мной дверь. Хотел что-то сказать, но не решился. Ему тоже одиноко? Впрочем, меня это не волнует. Есть хочется. Пойти столовую поискать? Надо посмотреть, в каком направлении движутся старшекурсники.

    Напрасно я решила, что меня намеренно игнорируют. Или девочки решили сменить тактику?

    - Эй... как там тебя... Тигра... Пойди в столовую, займи нам очередь.

    Желание унизить можно прочесть даже не будучи эмпатом. Вежливо улыбаюсь в пространство, не позволяя определить: слышала я сказанное мне, или нет.

    - Она глухая?

    - Скорее тупая. - И опять ко мне:

    - Ты понимаешь, когда тебе говорят? Иди, делай, что сказано! Или ты хочешь усложнить себе жизнь?

    Ещё бы ножкой топнула на меня, для полноты картины... стараюсь не рассмеяться в лицо глупышке. Выражение капризного неудовольствия на красивом, будем справедливы, лице внезапно сменилось. Глаза смотрят вверх, на губах обольстительная улыбка. Мне не надо оборачиваться, я знаю, кто к нам подошёл.

    - Дорогуша, как начало учёбы?

    Поворачиваюсь. Мои лорды обзавелись символами палачей и убийц. У каждого на одежде дыба и удавка. Солли весело скалится, Сэ улыбается... ласково. Они в ярости. Слышали нашу милую беседу? Придётся сглаживать конфликт. Принимать огонь на себя. Как я это не люблю, кто бы знал! Но за глупость и снобизм наказывать смертью считаю излишним. Жизненный опыт говорит мне, что наказание обязательно последует. А пока достаточно "высечь" морально. Улыбаюсь высокому Тёмному:

    - Всё отлично, Солли. Живём большой дружной семьёй. Познакомить тебя с мамочкой?

    Показываю на сдувшуюся красотку. Кто-то из сокурсников закашлялся. Ну да, это смешно. Но тигрица моя ворчит. Она голодна и ей не до игр. Сэ протягивает руку:

    - Моя Тигра, мы идём обедать.

    Всё-таки я змея! Уловила краем глаза вышедших из корпуса заводил и, используя науку мадам Тересы, подошла к Сэ, заставив своё тело заиграть для возможных клиентов. Чтобы они не жалели денег. Солли посмеивается, а Сэ... В быстром взгляде на меня мелькнула... надежда? Стало стыдно. Опустила глаза и покорно вложила свою руку в ладонь Сэ. Длинные пальцы сжались капканом. Не стала выдёргивать руку. Всё равно бесполезно. Да и чувство вины не позволяет вредничать.

    Прошли порталом до выхода с территории Школы. Через проходную пришлось идти ножками, а выйдя за ограду, снова задействовали портал. Для обеда лорды выбрали кабак, в котором мы позавчера гуляли. Кормят там вкусно. Не знаю, как в школьной столовой. Ведь есть же гильдия поваров! Или в школьной столовой работают люди без гильдейского знака? Сомнительно.

    - Тигра, в столовой выдают сухой паёк. И напитки. Вода или травяной чай.

    Посмотрела на Солли, пропуская через себя каждую буковку полученной информации. Аппетита мне эта инфо не прибавила. Потом всё-таки уточнила:

    - Обновляют стратегические запасы?

    - Поясни, дорогуша. - В голосе лорда Эрика неподдельный интерес.

    - Стратегический запас на случай войны, Солли. Обновляется ежегодно, потому что больше двадцати лет не хранится. По срокам, точно не скажу, знаю только, что продукты закладываются в специальные хранилища. А обновляемый запас пускается в продажу.

    - Интересный у тебя мир, Тигра.

    Ехидно улыбаясь, подтверждаю:

    - Не то слово! Волшебный! И безо всякой магии, что характерно.

    Посмеялись и продолжили трапезничать.

    - Возьмёшь с собой пирожных?

    Посмотрела с упрёком:

    - Хорошо ли это, Солли? Мои однокурсники, может, голодные, а я буду дорогущими пирожными объедаться. Или ты меня откармливаешь? С какой целью? Хорошего человека должно быть много? Или где?

    Лорд Эрик выставил перед собой ладони в шутливом жесте.

    - Сдаюсь, Тигра. Но к вечернему чаю... Нне?

    Согласно киваю. К вечернему чаю пирожные нужны. Тем более, что они такие вкусные, что я даже не замечаю, как они тают во рту.

    Вернувшись в аудиторию, почувствовала ледяную стену, возникшую между мной и сокурсницами. Похоже, заклеймили меня "падшей женщиной". Завидуют... Вот и славно. Легче учиться будет. Всё равно Сэ не одобряет моего общения с посторонними. Причём активно не одобряет. То есть с возможными печальными для них последствиями. А темноволосый крепыш, подойдя ко мне на перемене, уточнил:

    - Ты не перепутала факультеты, до-ро-гу-ша? Шлюхи обучаются в другом корпусе.

    Заинтересованно спрашиваю:

    - Факультет так и называется?

    Вошедший преподаватель, которого мы не заметили, сообщил:

    - Факультет называется "организация досуга". Но проходить одновременно три курса не рекомендую. Это не возбраняется, но и не приветствуется.

    Молча склонила голову. Я и не собиралась. Мне завтра ещё предстоит первый учебный день на факультете иллюзий. Если там такая же обстановка, то... плевать! На этом факультете я хочу учиться. Соответственно придётся и мастером-некромантом стать. Отец Иаков шутить не любит. Хорошо, что в Школе позволяется осваивать хотя бы две специальности. Расписание подгоняется с учётом интересов. Только плати. И... никаких скидок. Наоборот. За одновременное обучение плата повышается в полтора раза. То есть мы с лордами платим тройную ставку. Ну и пусть. Деньги есть. Заработали за время практик.

    ***


    На факультете иллюзий всё было проще и печальней. Никто пальцы не гнул, но меня спросили:

    - Цирковая?

    А на мой растерянный вопрос:

    - Что?

    Ответили:

    - Понятно.

    И потеряли ко мне интерес. То есть абсолютно. Правила формальной вежливости соблюдаются, но... и только. За этот день ощутила себя полной тупицей. То, что мои сокурсники схватывают на лету, до меня доходит с трудом. Преподаватель, впрочем, терпеливо повторяет. Коснулась его эмпатией... Надеется, что это ненадолго и я осознаю свою профнепригодность. Не дождётесь!

    На обед меня увели силой. Я собиралась тренировать пальцы, чтобы не терять времени. Лорды не стали слушать, схватили меня и сунули в портал. Солли ещё и воспитывать меня взялся:

    - Дорогуша, мы отвечаем за тебя перед отцом Иаковом. Ты должна регулярно питаться, чтобы хватало сил на учёбу.

    Развеселилась. Высокий Тёмный, читающий мораль человеческой женщине... Фантастика! Сэ сбросил меня с небес на землю, сказав:

    - Ты не более человек, чем мы с Тёмным, моя Тигра.

    ***


    Жизнь вошла в колею. Пашу как папа Карло! Учу некромантскую терминологию, аж пар из ушей валит. Тренирую пальцы по методике Гильдии иллюзионистов, вскрываю все замки, до которых могу дотянуться. Дважды Сэ успевал в последний момент прикрыть меня щитом. Замки оказывались с магической защитой. В общем, скучать некогда. Даже на эмоции в койке нет сил. Падаю, и засыпаю. А когда Сэ меня будит, отключаю сознание. Так оно лучше получается. Сэ, во всяком случае, недовольства не высказывает. Подсознание моё к нему относится положительно. Им тигрица командует. Подсознанием в смысле. А выходные дни заняты работой на мафию.

    Отец Иаков объяснил, что освободив вора, я нарушила закон Синдиката. Он, бедолажка, оказывается, отбывал наказание. И должен был ещё умирать примерно с месяц. А я его отпустила за трое суток. Причём эти трое суток он гулял по-чёрному. Приходится отрабатывать. Но со мной все очень вежливы. И по ночному городу я теперь могу ходить хоть нагишом, имея на себе только украшения с бриллиантами. Вот! А вору я подарила сутки в каждое новолуние. Ибо нефиг! Единственное о чём просила: не убивать без нужды. Он восстановится на следующее новолуние, а те, кого он убьёт, - нет. Обещал. Солли смеётся: "детский сад! Верить вору, да ещё вампиру..." Не знаю... Знаю, что когда он убьёт, я почувствую.

    В гильдиях ко мне отношение сложное. В Гильдии некромантов меня не любят, считая блатной выскочкой; а в Гильдии иллюзионистов - блатной неумёхой. И в обеих Гильдиях считают меня подстилкой двух лордов. Потому что мы с Сэ и Солли живём в отдельном домике, восстановленном Сэ. Домик хотели отобрать на нужды Школы. Но Сэ улыбнулся ласково и сказал, что если нас выселят, то Школа получит домик в том виде, в котором он пребывал до нашего заселения. Все всё поняли, и успокоились. А у нас три спальни и гостиная с кухней-столовой. Готовить, правда, ни я, ни лорды не умеем. Лорды умеют сделать охотничий завтрак. А я и на это не способна. Солли предложил пригласить кухарку. Потом мы подумали-подумали, и я вызвала очередного енота. Так же, как и вампира. Только пришлось найти человеческий прах постарше - лет шестьсот, примерно. Во избежание. И призвать издалека душу поварихи. Так у нас появилась кухарка Адила. Вырезала на ней руну восстановления. Чтобы автоматизировать оживляж. Вдруг кирпич на голову упадёт. А нам опять кухарку искать?..

    Солли смотрит на меня с ужасом. Спросила, что его так пугает.

    - Дорогуша, я знаю, что эта женщина поднята тобой из праха. Но она жива. А ты режешь её, как дерево.

    Непонимающе смотрю на высокого Тёмного:

    - Но Солли, я только хочу, чтобы она восстанавливалась.

    Мне грустно улыбнулись:

    - Не обращай внимания, Тигра. Это я так...

    И отправился пьянствовать. А меня Сэ не пустил. Раз в месяц только могу посидеть в кабаке. И то, - под присмотром. Вот и напеваю, периодически: "Мой дом, - тюрьма, тюрьма, - мой дом...".

    Дни идут, учёба движется. У меня начали получаться лёгкие приёмы. Конечно, ловкость рук оставляет желать лучшего, но я работаю. Усиленно. В школе иллюзионистов отношение ко мне поменялось. Я никогда не стану для них своей. Там все - цирковые. Но теперь мне помогают. Показывают то, что я не улавливаю сразу. И учёба пошла намного быстрее. Я не стала спрашивать о причине. Я и так понимаю, что мои сокурсники увидели, что я не филоню, а стараюсь научиться, что учёба для меня важна. А для меня это действительно важно. Потому что мастер иллюзий, - это почти маг. Без магии. И увидев, что я не отлыниваю, а усердно занимаюсь, мне стали помогать. Это им легко, - они росли на арене. А я... Хорошо, хоть не спрашивают, чем на жизнь зарабатываю. Все считают, что я живу на содержании двух лордов. Почти как в детской песне: "один тёмный, другой светлый, два весёлых лорда"[3]. А я, между прочим, прилично зарабатываю. Мафия платит. Хорошо, причём. Делаю обязательные отчисления на Семинар, и всё равно, остаётся много. Учитывая, что я действительно на себя не трачу ни гроша... Мои лорды мне не позволяют. Для них дико, если женщина, находящаяся на их попечении, будет тратить свои деньги. Я уже не рыпаюсь. Желаю и соизволяю. Но отказываться от оплаты даже не думаю. Положено, - отдайте! А деньги, - каши не просят. Пусть лежат в гномьем банке. Солли открыл мне счёт. Теперь я благонадёжная гражданка, со своим счётом в банке.

    А вот в школе некромантов меня не любят пуще прежнего. Ну да, мне легко даётся учёба. И мне оно не надо. Это чувствуется на расстоянии. Не надо быть ни эмпатом, ни телепатом, чтобы понять: я учусь только формально. Для получения гильдейского знака. Это бы мне простили. Жалели бы тупицу, посмеиваясь. Но! Мне легко даётся учёба. Ещё бы, учитывая курс, пройденный у Толия, и, позднее, занятия с отцом Иаковом. Я этот курс некромантии уже дважды прошла! В разных школах. Мне нет необходимости концентрировать свою силу на объекте. У меня её немеряно. Чем больше трачу, тем её больше. Как воды при прокачке колодца. И тавматургия также. Отец Иаков предупредил, чтобы использовала с оглядкой. Дважды я призывала души. Вора и кухарку. И сила возросла. Но за тавматургию разговора нет. Знают только мои лорды. Да и то, по моему, не задумываются, считая призыв души к чужому праху нормальной практикой для природного некроманта. А болтать они не будут. Не тот контингент. Так что с этой стороны я спокойна.

    Все зачёты и контрольные работы на факультете я сдаю в первых рядах. Практические - без подготовки. Но мне, возможно, и это бы простили. Показывали бы пальцем на аномалию, посмеивались бы... Мне не могут простить моих лордов. На факультете практически все, - выходцы из лучших семей. А я, - помесь помоечная. Правда, отец Иаков запрещает так о себе думать. Но это я так... к слову. И вообще: "кто был никем, тот станет всем". А лорды мои - высшая аристократия. Всё познаётся в сравнении. Магнат от мелкопоместного лорда отличается кардинально. И вот это отличие сводит моих сокурсников, а в основном - сокурсниц, с ума.

    Зато мы подружились с кандидатами в Гильдию наёмников, с ворами (да-да, Школа Воровской Гильдии здесь тоже есть!) и алхимиками. Пьянствуем вместе. Наёмников, как-то, перепили на спор. Потом ножи бросали в цель. Солли вышел победителем, что неудивительно. Сэ в соревновании участия не принимал. Он пьёт редко... Я ножи тоже не бросала. Мне их и в руки не дали, мерзавцы!

    С ворами нас познакомил вампир. Научили меня определять магическую защиту. Теперь Сэ может расслабиться. Вампир объяснил, как голой магией эту самую защиту обойти. Голой, это значит, просто силой. Без заклинаний. Заклинания имеют почерк. Ну это я и без него уже знаю. А сила, она и в Африке сила. И без разницы: светлая, тёмная, или вообще - некромантская. А у меня ещё и сила меняющих облик есть. Её тоже можно использовать. В общем, вампир оказался очень ценным. И в Гильдии воров теперь у нас блат.

    Алхимикам понравился рецепт Адмиральского чая. Кто бы сомневался! И мне удалось их рассмешить вопросом о философском камне. Такой дикости они в жизни не слышали. Так что теперь улыбаемся при встрече, и иногда собираемся в "Лунной радуге".

    А из Гильдии поваров пришли к нам сами, учуяв какой-то необычный соус, который готовила Адила. И пришли не просто ученики, а делегация во главе с профессором. Адила прикинулась дурочкой. Сказала, что это семейный рецепт. Я её позже расспросила. Оказывается, она готовила для правителя. Очень, очень давно. Потом, при смене власти, её обвинили в отравлении наследников, и казнили, сварив в кипящем масле. Обвинили ложно. Забавно, что возраст праха и возраст души примерно соответствуют. Адила умерла шестьсот лет назад. Как и неизвестная женщина, прах которой я предоставила ей в качестве тела. Надо бы проверить, вдруг тенденция... Хотя вор оказался свежим. Он вообще был ещё жив на момент вселения в тело вампира. А крылатые вампиры вымерли так давно, что даже Солли их видел только на картинках. Но, скорее всего, Солли пытается, по обыкновению, лапши мне на уши навешать. Так вот, о лапше. То есть о делегации. Адилу приглашают вести практические занятия в Гильдии поваров. Обещают золотые горы. Я её отпустила с условием, что она будет приходить и готовить завтрак. А на обед и ужин мы и в Гильдию можем зайти.

    Об уборке домика заботится Синдикат. Исключительно в целях обеспечения моей безопасности. Сэ пришлось сделать флигель для слуг. Поселили там экономку от Синдиката с двумя служанками оттуда же. Муж экономки и двое её сыновей занимаются садом. Откуда сад? Сэ восстановил. Школа не возражает. Радуются. И правильно. Мы отучимся и уедем. А домик, флигель и сад останутся. Сэ не мелочный. Уничтожать сделанное не будет.

    В общем, к сессии наша жизнь в Школе Гильдий уже устроилась. Я посещаю практические занятия в школе некромантов и упорно учусь на мастера иллюзий. На теоретические занятия по некромантии ходит моя кукла. Вырастила свою копию из срезанного ногтя. Вечером снимаю воспоминания. Очень удобно. А что она безмозглая, - то от этого не умирают. Общаться ей не с кем. Её дело выслушать и запомнить всё, что преподают на лекциях. Мои лорды просто тунеядствуют. Ждут набора в школу Посольской Гильдии. Мы прибыли поздно, и лорды не успели попасть в списки. А эту школу они оба хотят закончить. Солли сказал, в ответ на моё удивление:

    - Гильдейские дипломаты - страшные люди, дорогуша. Они могут всё!

    Ходим на открытые зачёты старшекурсников в Школах менестрелей и актёров. Это у нас культурная программа. Открытые зачёты проводит также и Школа поваров. Но туда не протолкнуться. Да нам и не надо. У нас и так там блат. А открытые зачёты в Школе наёмников с успехом заменяют форт Баярд и гладиаторские бои. Вот в школах палачей, убийц, и некромантов открытых зачётов нет. В Школе иллюзионистов есть, но я ещё не доросла до демонстрации своих умений. Это для школяров, начиная со второго курса. Я же, - только на первом. Но вообще, зачётная неделя мне понравилась. Познавательно и развлекательно. И я сдала с первого раза зачёт в школе иллюзионистов! Вот! Ну и в школе некромантов, конечно, тоже. Экзаменовать меня будут по всей строгости. Терминологию я всю выучила. Её в первом семестре как раз изучают. А практические навыки определят на какой курс я попаду. Или мне понадобится индивидуальная программа обучения. Я, втайне, надеюсь вообще экстерном сдать Гильдейский минимум. Отец Иаков обещает прибыть на сессию. Он не одобряет моего легкомыслия. Считает, что я должна получить статус соответствующий моей силе. Ему я не говорю "а мне оно надо?" Отец Иаков, - это не Солли. Может применить воспитательные меры.

    Итак, экзамен по поднятию "тяжестей". Шутка. Девиз некроманта гласит: "не поднимай больше, чем можешь упокоить!" (Я. Алексеева "Ученье свет"). Поэтому на экзаменах, в обязательном порядке, присутствуют чистильщики. Чистильщики, - это такая сводная бригада наёмников, которым платят за зачистку территории от всякой гадости. Как правило, чистильщики имеют минимум два Гильдейских знака. Гильдии наёмников и ещё какой-нибудь специализированной. Магов, алхимиков, целителей, некромантов... Каждый командир подбирает себе группу нужных специалистов. Некромантов берут далеко не все. Маги и целители входят во все группы. Остальные профессии - по желанию командира.

    Но я отвлеклась. Квалификационный экзамен состоит в поднятии и последующем упокоении как можно бóльшего числа покойников. Не сможешь упокоить хотя бы одного из ста поднятых, - экзамен не засчитывается. Три провала - отчисление с дисквалификацией. Это значит, что "по-специальности" работать не дадут. Более того: любителей сэкономить, наняв дисквалифицированного некроманта ждёт крупный штраф в Гильдию. Всё для безопасности производства! Чистильщики рядом отнюдь не всегда, и услуги их стоят недёшево. Это на экзаменах они по договорённости работают бесплатно. Точнее, по взаиморасчёту. Некроманты поднимают им нежить для тренировки.

    Поднять-упокоить пять единиц - необходимый минимум по результатам первого семестра. А вообще, - чем больше, тем лучше. Вот только после первых пяти на остальных наложены "оковы", мешающие поднятию. Экзамен позволяет заодно определить уровень силы школяра. Мне сокурсники приготовили какую-то пакость. Жаль, что я не телепат. И что экзамены в Гильдии закрыты для посещения. Так бы Сэ предупредил. От отца Иакова предупреждения не дождёшься. Будет наблюдать, как я справлюсь.

    Ну вот и моя очередь. Выпустила эмпатические вибриссы. Наблюдаю. Что они придумали? С поднятием - никаких проблем. Поэтому поднимать много не стала. Ограничилась объектами, приготовленными для экзамена. А вот при попытке упокоить...

    Ай, молодца! "Конгениально!", как говорил незабвенный Остап Бендер. Энергия, накладываемая на формулу упокоения, куда-то всасывалась, как в пылесос. Предполагаю, что аккумулировалась для дальнейшего использования. Остроумно. И меня вышибить из Гильдии, и экзамен сдать "на халяву". Отец Иаков улыбается благостно. Остальная комиссия начинает беспокоиться. Ну эт' они зря! Я, вспомнив уроки Толия, нарисовала в уме сложную руну, открывающую двери боли для мёртвых. И зеленовато-голубое пламя слетело с моих ладоней, накрывая неупокоенных. Безмолвный вопль ударил по нервам. А потом я просто сказала на латыни: "Requiescat in pace". Безо всякой энергии, без формул упокоения. И все, поднятые мной, рассыпались прахом. Ибо для меня выбрали старых покойников. Чтобы усложнить задачу, сообразно моей силе.

    Чистильщики повскакали с мест, но их опередил отец Иаков:

    - Дитя, ты не думаешь о других экзаменующихся. ЭТОТ прах пробудить к жизни они не смогут.

    Хлопаю глазами на добрейшего куратора. Пол ножкой не ковыряю, повторяться не хочется. Поднять-то я их, положим, подниму. А если опять включат отбирающий энергию контур? Мы так и будем в неваляшек играть?

    - Этот прах поднять сможет только природный некромант. При всём уважении...

    Разозлилась. Улыбаюсь вежливо. Не зарычать бы...

    - А я, по-вашему, кто? Паровозный свисток?!

    Теперь на меня уже хлопает глазками некромант чистильщиков. Наверное, у них нет паровозов.

    - Дитя, восстанови объекты. Я прослежу, чтобы тебе не мешали.

    Так это же совсем другое дело! Голубой туман, сохраняющий сходство с моим силуэтом, растекается по контуру площадки, занятой прахом упокоившихся. И, замкнув периметр, вливается на площадку, заливая её всю, впитываясь в прах, питая его... Восстали, голубчики, как живые. Наверное, я, разозлившись, не рассчитала силу воздействия. Хорошо, догадалась контур замкнуть.

    Покойников стало больше. Непонятно. Это с какой же глубины восстали ещё двое, что я их не почуяла при проверке территории?! Или я схалтурила? Не видать мне гильдейского знака, как своих ушей! Отец Иаков будет недоволен. Быстро упокоила всех, включая свежеподнятых. Повернулась к преподавательской кафедре, получила одобряющие кивки и заинтересованные взгляды. Похоже, жизни мне не будет. Все потирают лапки, желая использовать для своих исследований силу природного некроманта. Жалобно смотрю на отца Иакова.

    - Дитя, освободи место для следующего кандидата на отсев.

    А некромант чистильщиков мне сказал:

    - Жестоко.

    Он ничего не заметил? Странно. Ответила, не желая начинать дискуссию.

    - Зато действенно.

    - Общение с палачами и убийцами не идёт тебе на пользу.

    Прикинулась дурочкой:

    - Чё эт' не идёт? Видишь: серёжки с брюлями, и колечки. А попрошу, и бусики ещё будут!

    Наёмники раскашлялись. Воспитанные. Не желают своим смехом ставить собрата в неловкое положение.

    Отмечать экзамен завалились в "Лунную радугу". Этот кабак Сэ считает приемлемым. Отмечали, естественно, не с группой. Взаимопонимания между нами не возникло. Особенно, после того, как у одного из лучших студентов во время сдачи случился приступ. Парень поднял больше, чем смог упокоить. И при попытке упокоить попытался воспользоваться аккумулятором. Здесь это называется "артефакт". Но мне всё равно, как оно называется. Это устройство вытягивало мою силу, аккумулируя её. Нет. Неправильно. Не вытягивало, а перехватывало. Отец Иаков ласково попенял, что я могла сообразить это и раньше. Хорошо, хоть тупой коровой при всех не назвал. Он и наедине такого себе не позволяет. Но эмоции... Знает, что я эмпат, и прочту. Ну да, - поздно включила соображалку. Нам же сказали, что кроме пяти обязательных "пособий", на остальные будут наложены оковы разной степени тяжести. Вот я и думала, что это они. Я же неквалифицированный некромант. Ага, самородок! Ну а когда сообразила, то приправила силу болью. Использовала свои воспоминания о пройденном в первый курс Семинара. Много боли залить не позволил отец Иаков. Наидобрейший наш! Но этому халявщику хватило. Когда выпустят целители, то будет пересдавать. Если крыша не съедет. Не люблю подлости ни в каком виде. Подошёл бы и попросил поделиться силой, разве я отказала бы? А вот так... Нет. Поделом.

    Так что, отмечали в своём кругу. Мы втроём, наёмники-чистильщики и отец Иаков присел с нами на пару стаканов коньяка. Тапёр играет какую-то мелодию, наёмники рассказывают забавные случаи из практики, и вдруг Солли заявляет, что им надо выспаться, у них - квалификационный экзамен в Гильдии убийц завтра. В Гильдии взыскующих истины и покаяния они всё сдали экстерном. Получили гильдейские знаки. Мне в утешение предложили выбрать себе что-нибудь ювелирное. Ага, умники! Никакой фантазии нет! Потребовала ускоренного курса танцев в бальном зале. И вообще, хочу на бал в Ратушу! Золушка я, или где? Обещали. Куда им деваться с подводной лодки!


    Глава четвёртая. пока без названия



    Бал назначен через три месяца. Хожу на занятия по выходным дням. Если бы не мои "друзья" из мафии, ничего бы не получилось. Более влиятелен только отец Иаков. Но к нему с подобной просьбой не обратишься. А когда разговор зашёл о танцах, он уже ушёл из кабака. Вот, отработав на Крёстного Отца, еду с охраной в бальный зал. Солли оплатил уроки, а Сэ платит за билеты на бал. Я думаю, их и так бы пригласили, но мои лорды желают соблюдать инкогнито. Ну и флаг им в руки! А экзамен в Гильдии убийц они сдали. Но ещё год им предстоит учиться. Не хватило квалификации. Хорошо, хоть живы остались. Сэ сказал: на них яды не действуют, а то бы не повезло. Оба лорда серьёзны. И намерены эти полтора года не пренебрегать учёбой. Значит, целый год им предстоит обучаться на двух факультетах. Как и мне. Мне ещё полтора года некромантию осваивать, а потом - только Гильдия иллюзионистов! А лордам - полтора года на убийц отучиться, а потом - только Посольская Гильдия. Зависли мы здесь на три года. Но это не страшно! Мы уже обжились. Адила приходит приготовить завтрак, на обед и на ужин мы заходим в Гильдию поваров. Обслуга у нас в домике и в саду из мафии. То есть: незаметна, послушна, почтительна. У Крёстного Отца не забалуешь.

    Зимние каникулы проведём здесь. Две недели, - незачем искать что-то экзотическое. Как раз с местностью познакомимся. Съездим с наёмниками на охоту. Прошвырнёмся по кабакам... кхм... осмотрим местные достопримечательности... Многие школяры-дипломники подрабатывают в местных театрах и шапито. Можно походить по спектаклям и концертам. Вот повара без Гильдейского знака никто здесь на работу не наймёт. Так что ребята, не уехавшие на каникулы, практикуются в школьной столовой, чему все, живущие в общежитии, очень рады. Скупают по-дешёвке на рынках в конце дня непроданные продукты, и предоставляют их поварам, для демонстрации искусства. Адила на время каникул перебралась к нам. Ей дали Гильдейский знак. Правда, она сказала мне, что у неё он был. Там, в прошлой жизни.

    Перспектива потери заставила пересмотреть моё отношение к лордам. Я считала их неуязвимыми. Неубиваемыми. Даже после гостевания у Толия. Просто Толий - это существо фантастическое. Я до сих пор не воспринимаю его реальным. Как будто он воплотился из произведений Роберта Говарда. Мне приснилось, что моих лордов принесли для отпевания. Отец Иаков недоволен тем, что я не уберегла своих братьев-по-боли, и обещает применить "воспитательные меры". И закрыть на Семинаре, чтобы со мной ничего не случилось, потому что я несамостоятельная, и за мной нужен присмотр.

    Проснулась с криком, заливаясь слезами. Сэ успокаивал меня, прижимая к себе, а я впервые не пыталась отстраниться. Я не люблю Сэ, и не смогу "отвечать" на его страсть ещё очень долго. Лорды показали меня одному из магистров Гильдии целителей. Тот им что-то объяснял-объяснял, я устала ждать. Потребовала рассказать о результатах осмотра, получила в ответ резолюцию: "здорова". А психологический барьер на взаимоотношения полов целитель снять не сможет. Магистр Гильдии! Дурдом! В общем, сакраментальное "время лечит". Но меня это не напрягает. Это напрягает Сэ, и, как ни странно, Солли. Солли считает себя виновным в том, что не заставил Сэ добиваться взаимности общепринятыми методами. Ухаживать... Ага, это после психологического прессинга, ухаживать! Хотя, я в этом не разбираюсь, может быть, что и вышло бы путное. Но Сэ не пожелал ждать, и мы имеем то, что имеем.

    Вот и настал день бала в Ратуше. Мои лорды очень импозантны в своих нарядах. Солли - в ярко-синем с золотом, а Сэ - в жемчужно-сером с серебром. И я между ними, как мышь невзрачная. Не мышь, конечно, а манекен для демонстрации произведений высокого ювелирного искусства. Сэ заставил надеть большую парюру. К бальному платью, конечно, так и положено; но я... меня не видно. Роскошное платье и роскошные побрякушки. Всё. Посмотрела на себя в зеркало, ускакала в комнату, схватившись за несессер с декоративной косметикой. Пришлось вспоминать науку мадам Тересы. Быстро подкрасила глаза, губы сделала поярче, слегка оттенила скулы. Вот... На это лицо уже можно смотреть. Теперь в зеркале отражается женщина. Пусть не красавица, но всё-таки не манекен. Лордам тоже понравилось.

    Сэ помог мне надеть шубку и сапожки, и мы отправились. Невесомую шубку из неизвестной пушнины я получила от него в подарок на Новый год. И не носила. Потому что не приучена выделяться. Это обижает тех, у кого нет шубок и побрякушек. Поэтому на занятия я не надеваю украшения, за исключением небольших серёжек. С бриллиантами, а как же! Сэ не признаёт дешёвые камни. Он их просто не замечает. А поскольку украшения для меня подбирает он, то я блистаю вызовом мастерам Гильдии ювелиров. И воров. Но с ворами у нас хорошие отношения, благодаря Вампиру. Да и Крёстный Отец... С доном Вито стараются не ссориться по мелочам. Интересно, есть ли Гильдия мафии? Спросила у своих лордов. Они долго хохотали. Даже Сэ. Потом пояснили мне, что практически все "великие доны" закончили школу Посольской Гильдии. Кто-то раньше, кто-то позже... Вот так вот!

    А вместо шубки я на занятия надеваю телогрейку. Ага! Настоящую. Отправились в Гильдию портных и я себе заказала. Сэ не разрешает мне надевать брюки. Он консервативен и требует, чтобы я носила юбки. Ну и ладно. Что спорить по мелочам? Всё равно по своему сделает. Сэ не переупрямить, я уже знаю. Вот я и заказала себе на зиму дюжину тёплых штанишек (чулочки-то всё равно шёлковые приходится надевать), дюжину тёплых нижних юбок, три широких юбки с мягкими складками, длиной по щиколотку, и к ним жакеты с блузками. А в качестве верхней одежды - удлинённую телогрейку. Из тафты. А зачем мелочиться? На вопрос Солли, не замёрзну ли я в этом одеянии, ответила, что на наших зонах люди при минус пятидесяти в них работают на лесоповале и в рудниках. Попутно объяснила, что такое "зоны". Ну, насколько сама знаю из литературы. Привела лордов в ужас. Наша цивилизация вгоняет в шок любого мага. Как пел Трофим: "...круче Родины родной, - только молотком по роже!".

    Усадили меня в наёмную карету, закутали ноги меховой полостью. Уселись сами. Мы, конечно, могли бы и пешком прогуляться. Здесь недалеко. Но! Не положено.

    Подъехали к парадному крыльцу... Меня выгрузили с осторожностью. Ещё бы! Такой ворох юбок! Я потерялась в них. Сэ купил нам самые дорогие билеты. По-нашему, - класса VIP. Поэтому нам предоставлены комнаты для "почистить пёрышки". Сбросила шубку, сменила сапожки на туфельки, упакованные в парчовый мешочек, посмотрела на себя в зеркало... Красота! Настоящее бальное платье! На мне! Даже не верится. Но... Но! Это я! Оголённые плечи почти скрыты тяжёлым ожерельем из чернёного серебра, бриллиантов, жемчуга, бирюзы и горностая. Да-да! Ожерелье из драгметалла и ценной пушнины. Так что открытой кожи наберётся хорошо если на сантиметр. Платье - атлас и парча на горе крахмальных нижних юбок с кружевными оборками. Жалуюсь Солли, зашедшему вместе с Сэ, проводить меня в бальный зал:

    - Я похожа на Новогоднюю ёлку!

    - Не знаю, что это, но ты прекрасно выглядишь, дорогуша.

    - Не вешай мне лапшу на уши, Солли!

    Показала язык, успокоилась. Увидев себя в бальном платье, я начала нервничать. Хотя, с чего бы? Мои лорды рядом, меня в обиду не дадут... И мафия защитит своего палача-некроманта. На мгновение промелькнула мысль: "не слишком ли всё хорошо..." но... Но! Чему быть, того не миновать. А если миновать, - только своими силами. Мне ли не знать этого. Память донесла запах алых роз и тихое "моя прекрасная возлюбленная..." Вцепилась в локоть Сэ.

    Бальный зал огромен. Музыканты наверху играют лёгкие мелодии, создавая ненавязчивый фон. Нарядные гости общаются. Приветствуют знакомых, изыскивают способы представиться незнакомым... Солли сказал: "Всё как обычно". Не знаю, я на балу впервые.

    Заметила нескольких однокурсников: некромантов и иллюзионистов. Некроманты смотрят сквозь меня, а иллюзионисты вежливо раскланялись, но не подошли. Я с лордами, - поэтому никто не здоровается? Ульбрихт из Фернзее подошёл к нам, как будто желая опровергнуть мои мысли. Поприветствовал меня и лордов, выразил восхищение моей красотой. Сэ не злится, значит это формальная вежливость. А у сокурсника язык подвешен. Кто бы мог подумать! Наблюдаю за тем, как он передвигается по залу. Непрост Ульбрихт, очень непрост. Не удивлюсь, если он знатнее тех, кто так старательно перечислял свои титулы и владения.

    - Не удивляйся, моя Тигра.

    Злобно шепчу, не забывая вежливо улыбаться:

    - Прекрати меня так называть! Мне это не нравится. Или я тоже буду говорить во всеуслышание "пупсик". И не лезь ко мне в голову! Сколько раз тебе говорить?!

    Объявление о начале бала прервало нашу беседу. Впрочем, возможно я её продолжу дома... Если настроение будет. А пока - танцы. Танцевала с Сэ и Солли. Один танец Сэ позволил мне протанцевать с Ульбрихтом. И ещё один - с доном Вито. Дон присутствует в числе почётных гостей. Впрочем, ничего удивительного. Как писал Пратчетт: "если уж преступность существует, то пусть она будет организованной". Да и в мире где официально существуют гильдии убийц, воров и шлюх, глупо отстраняться от мафии. Выпускниц школы гильдии "организации досуга" шлюхами никто, конечно, не назовёт. Не тот класс. Начинаю задумываться, не пойти ли мне, после получения диплома некроманта, поучиться древнейшей профессии... А что такого? Хоть общаться научат - уже хорошо. Технику-то я с Сэ уже, скорее всего, освоила. Может, действительно? Для общего развития?

    Сэ злобно шипит на незнакомом языке. Мог бы меня языкам выучить. А то ориентируюсь только на интонацию. А может быть уже давно пора на Светлейшего каких-нибудь ископаемых ящеров натравить... Не понимаю, ведь, что он там шипит!

    - Моя Тигра, если я сочту нужным сообщить тебе своё мнение, я это сделаю.

    Очень вежливо! Хам трамвайный, а не Высокий Светлый.

    ***


    "Предчувствие меня не обмануло". И выбираться уж точно придётся своими силами. Кто мог знать, что на каникулах допускаются дуэли между школярами? Риторический вопрос. Устав Школы надо было внимательнее читать. Во время учебного семестра никаких дуэлей - наказание, как за копирование лекционного материала. Все ждут каникул. Вот и я... дождалась. В двойном объёме.

    - Право воина подразумевает запрет на использование магии. Право мага запрещает использовать немагические методы боя. С этим всё ясно?

    - Не всё, наставник. Я не воин. Могу я выставить замену?

    - Замена позволительна только для одной дуэли.

    - Второй вопрос. Могу я использовать некромантию, отвечая на право мага?

    - Безусловно.

    - То есть, если я подниму мага для дуэли это не будет считаться заменой?

    - Кхм... это не практикуется.

    - Спрошу прямо: это запрещено?

    - Я не готов сейчас ответить на этот вопрос, ученица Тигра.

    Молча смотрю на распорядителя. Мне нужен ответ.

    - Я сообщу решение по этому вопросу перед началом дуэли.

    - Благодарю, наставник.

    Слова сказаны. Пора возвращаться домой. Готовиться.

    - Дорогуша, у меня для тебя неприятная новость.

    - Пли. - На вопросительно приподнятую бровь Солли поясняю. - Стреляй уже.

    - Никто из мастеров боя не согласится тебя заменить. Им категорически не рекомендовали это делать.

    - Пусть вас не волнует этих глупостей, Солли. Замена воину у меня есть.

    - Тигра, ни я, ни Светлый не сможем тебе помочь. Устав запрещает.

    - Сколь глубока армейская мудрость... "учите Устав, голова болеть не будет".

    На этой моей фразе карета остановилась перед воротами Школы.

    ***


    - Говорил мне отец Иаков "надо быть сдержаннее"...

    - Не думай об этом, дорогуша. Сдержанность тебя не уберегла бы. Гильдия отказалась взять заказ на твоё устранение, Синдикат отреагировал крайне негативно, остаётся только дуэль.

    Хлопаю глазами на Солли. Это надо же, как я кому-то хвост прищемила!

    - Не хвост, моя Тигра. Твой однокурсник, которого ты отправила к целителям...

    - Я? Вольно ему было пользоваться краденой энергией.

    - Не важно. Если бы ты не влила в артефакт болевые ощущения, с ним ничего бы не случилось.

    Расстроилась. Сэ натолкнул меня на идею. Как жаль, что я поспешила! Надо было позволить этому хмырю воспользоваться моей энергией, чтобы позже исследовать возможность влияния через неё на "объект". Нет бы вспомнить - "festina lente". Нет в жизни правды до одиннадцати часов утра!

    - Интересная мысль, дитя. Возможности некромантии ограничены мёртвыми, но исследовать... хмм... интересно.

    - Доброй ночи, отец Иаков!

    Мои лорды склонились в поклоне, я "завалила зад" в реверансе. Надо срочно переодеться!

    - Поясни насчёт замены, дитя. - Восхищённо-радостную гаремную улыбку приправляю удивлением. - Ты сказала, что воин у тебя есть.

    - Я уже поднимала воина. И влила при подъёме столько силы, что руна восстановления не потребовала энергии.

    Чуть не сказала, что она образовалась сама. Штирлиц был на грани провала. На груди у Гада сиял яркой синевой символ, который я нанесла на мегалодонов, отданных Эа. Я этот символ не наносила. Или, всё же... когда теряешь себя, паря в небесах, можно сотворить и не такое.

    Мысли неспешно плавают надо мной. ЭТОГО я не расскажу никому. Наидобрейший меня уничтожит сразу, как только услышит.

    - Хммм? О! Понимаю, о ком идёт речь.

    Отец Иаков одарил Сэ благостной улыбкой. Интересно, знает ли он, что Гад тоже эмпат?

    - Разумеется, дитя. Историческая личность такого уровня заслуживает внимания.

    Задумалась, не он ли отправил Гада в мавзолей. Потом решила, что для Наидобрейшего это слишком мелкий масштаб. Да и вообще... мне надо поработать над рунами призыва. Потому что в качестве боевого мага я намерена вызвать Толия. Уж о нём-то я точно знаю, что он способен выиграть магическую дуэль. Касаемо прочих у меня есть сомнения. Магическая наука не стоит на месте, а боевая магия, как гонка вооружений в нашем мире, опережает все прочие её виды. А вот Толий - представитель давно забытого её направления. Как не вспомнить Экклезиаст? "Бывает нечто, о чём говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас".

    - Ты уверена, что воин согласится драться за тебя? Дорогуша, это важно!

    - Предлагаешь выяснить заранее? Но дуэль уже завтра. И мне надо быть в форме.

    - Выспись, дитя. - Очередная благостная улыбка для Сэ. - В одиночестве.

    ***


    - Мне нужна ваша помощь.

    Гад с интересом рассматривает Толия. Толий сузившимися глазами смотрит на отца Иакова. Злопамятный какой! На меня никто не смотрит. Точнее, как раз смотрит множество зрителей, пришедших развлечься зрелищем поединка. А двое, призванных мной, на меня внимания не обращают. Негодяи! Пнула их эмпатией. Получила в ответ волну радости от нежданной встречи. Хорошо, что не ответный пинок.

    - Крошка, я счастлив быть тебе полезным.

    А взгляд такой, что я даже покраснела. Краем уха слышу шипение, исходящее от Сэ. Пока мы на арене для поединков нам ничего не грозит. Защита рассчитана с запасом. Точнее говоря, арена защищена зеркальными отражателями. В школе Гильдий этому не обучают - другой уровень.

    - Замена разрешена только для одного поединка. Право мага, ученица Тигра, подтвердишь лично.

    - Я просила выяснить...

    Мне не дали договорить.

    - Лично.

    В голове всё перемешалось. Мысли кружатся водоворотом, ухватить ни одну не могу. Я не боевой маг. Арена зачищена от мёртвых. Преодолеть барьер вызванные не смогут. Что делать?!!

    - Ты можешь сразу признать себя побеждённой.

    - Последствия?

    - Рабство.

    - Я потрепыхаюсь.

    - Не глупи, девочка. Тебя выкупят, или сама можешь уплатить выкуп - это допускается.

    - Через три недели. Надо же мне определиться с её стоимостью.

    Мой противник присоединился к разговору. Сальный взгляд лезет под одежду. Не реагирую. На это будет время позже.

    - Я принимаю право мага.

    Поворачиваюсь к Толию.

    - Я напрасно побеспокоила тебя, Толий. Извини. Компенсация.

    Вытаскиваю булавку, которую с недавних пор ношу в воротнике, прокалываю палец и, распахнув его балахон, рисую кровью руну восстановления. Так надо. Не знаю, почему, но...

    Руна шипит въедаясь в кожу. Чёрные глаза распахиваются от боли и оживают, наливаясь пурпуром. В зрачке вижу отражение своих пурпурных глаз. Тавматургия Толия бьёт меня тараном, вламываясь не в мозг, а прямо во внутреннюю сущность. Я поглощаю даруемое умение, подобно иссушенной засухой почве. Успею ли усвоить хоть что-то? Сомнительно. Это как за пять минут перед экзаменом лихорадочно листать чужой конспект. Но... Толий сделал для меня всё, что мог. Я же всего лишь вернула ему жизнь. Если он не вызовет Наидобрейшего, то может прожить долго.

    - Не волнуйся за меня, Тигра. И не думай, что делать. Положись на инстинкт.

    - Совсем мозги отключить?

    В чёрных глазах - веселье. Действительно. Откуда у женщины мозги? Я и забыла, в каком мире жил Толий.

    Древний маг делает благословляющий (надеюсь) жест, и исчезает без спецэффектов. Вот он был, и вот его нет. А нас с моим противником отправляют на "скамью запасных". Ждать результат поединка воинов.

    - Я буду сдавать тебя в аренду. В самые дешёвые притоны.

    - Ты мешаешь мне смотреть поединок. - Мой голос наполнен ледяным презрением, подхваченным у Сэ. - Дотронешься, - переломаю все кости.

    - Я подожду. - Ядовитое шипение в ответ.

    ***


    Как жаль, что я ничего не понимаю в фехтовании! В ушах бесконечное "дзаанг!" и крики зрителей. Подбадривают своего. Гад здесь чужой. Даже если он и заканчивал школу, как наёмник, это было столько лет назад, что и память не сохранилась. Я, в кои-то веки, оказалась солидарна с женской частью школы. Все ученицы и преподавательницы любуются наисветлейшим Гадом. На арене он выглядит изящным юношей, исполняющим сложный танец. Жаль, что поединщикам не место на трибунах - я, находясь на одном уровне с ареной, упускаю многое. Зато слышно хорошо. Противник уже дышит с хрипом, а Гаду - ничего. Бодр, свеж и улыбчив, как только что из надушенной коробки.

    Наёмник отскакивает назад, замахиваясь. Тяжёлый меч летит прямо, грозя разрубить Гада надвое. Рука в черной перчатке перехватывает стальную полосу, толкая её навстречу опускающемуся клинку. Дзаанг! Гад даже не пошатнулся, а противник его падает навзничь, не удержавшись на ногах при попытке уклониться от летящего в лицо своего же меча. Танцующее движение, и острие клинка упирается в ямку между ключиц наёмника. Тигрица чует запах выступившей крови. Наёмник свой меч не выпустил. Рискнёт ли он? На трибуны опускается тишина.

    Пальцы разжимаются, ладонь соскальзывает с рукояти. Правильно. Зачем терять жизнь? Золото за участие в дуэли получено, возврату оно не подлежит.

    - Дуэль выиграна представителем ученицы Тигры.

    Гад скользнул в сторону, бросив клинок в заспинные ножны. Хорош, зараза! И осторожен. Помогать противнику подняться он не стал. Или это ниже его достоинства? Я не разбираюсь в военном этикете.

    Месть от семейства пострадавшего сокурсника мне более не грозит. Замечательно. Теперь мне предстоит защититься от боевого мага, "обидевшегося" на то, что его родственница вынуждена учиться в одной группе с куртизанкой. Нравы в школе довольно свободные, но так явно правила приличия никто, кроме меня, не попирает. А я, не скрываясь, живу с двумя лордами и нагло сверкаю дарёными бриллиантами.

    Распорядитель щёлкнул пальцами. Над ареной повис холодный туман очищающего заклинания. Пора идти. "Ave, Caesar, morituri te salutant!", ага.

    В голове пусто. Полный вакуум. Толий мне передал свои знания о боевой магии, но без отработки они не усваиваются. Придётся импровизировать. Вспомнить, как Карл отбивал атаки Сэ - я же была рядом и помогала ему энергией. Надо продержаться, пока удачная мысль в голову не придёт.

    Закуталась в кокон энергии. По голубому сиянию некромантии расползаются чёрные кляксы, вгрызающиеся в мою защиту. Это я вовремя призвала силу. Подпитала кокон, уселась в позе лотоса в яйце из энергии. Трёхмерный купол на случай атаки снизу. Думаю. Достала из поясной сумочки маникюрные ножнички, отстригла кончики косичек. Заплела утром две толстеньких косицы, - раз уж меня называют "ученица Тигра", решила соответствовать. Надо на будущее заказать платье для дуэлей. С белым фартуком, и белыми воротничком с манжетами. И белые банты для кос.

    Представила мысленно руну копирования и накрыла ею обрезки волос. Чуть-чуть силы... вливаю медленно, как томатный сок по ножу для кровавой Мэри. Одновременно растягиваю купол, расширяя окружность, чтобы уместить мои формирующиеся копии. Это не боевая некромантия. Нас ещё не учили боевому разделу. Копированию, впрочем, тоже не учили, но уж им-то я владею в совершенстве. И пусть мой противник выбирает из сонма Тигр себе жертву. Спутать нас не спутаешь - я, единственная, прикрыта одеждой. Но стриптиз в целях маскировки устраивать не собираюсь. Руссо туристо, облико морале.

    Копии готовы. Добавляю им энергии для создания пламени боли. Поиграем?

    Отпустила купол, - не подпитываю. Пусть заклинание сгрызёт его.

    С трибун доносится слаженный вздох, мгновенно сменившийся свистом, топаньем и улюлюканьем. Хихикаю мысленно, вспомнив знаменитую фразу "с обнажённой женщиной трудно спорить" и ещё "обнажённая женщина может рекламировать любую продукцию". Я рекламирую преимущества некромантии. И почему отец Иаков сказал, что некромантия только для мёртвых?..

    Мгновение растерянности от противника позволило нам отхлестать его заклинанием. И пусть количество не переходит в качество, но мало ему не кажется.

    Держу щит, подпитываю кукол, продолжающих хлестать противника энергией. Он тоже закукливается, периодически делая молниеносные выпады, уничтожающие кукол. Чем бы его достать? Эмпатию использовать нельзя, менять облик я тоже не хочу - буду сохранять инкогнито, пока возможно. На всякий случай накрываю его щиты своей силой. Боевые маги приходят в себя быстро - их специально тренируют. Щиты сброшены. Что делать?!!

    Шаровые молнии, ледяные иглы, смерчи и просто порывы ветра, сбивающие с ног. Потом в нас летят "шершни". Уклониться получается легко, - противник расправляется с моими копиями, оставляя меня "на сладкое". Последняя кукла взорвалась, забрызгав арену кровью. И я, всплеском паники, сформировала руну, ломающую кости. Прикоснуться к магу я не могу, - право мага не допускает физического контакта. Но мы достаточно уже контактировали на энергетическом уровне, чтобы я смогла определить нужные точки. Отвлекающий удар голой силой в голову, маг закрывается щитом, - это важно, - моя энергия нужного воздействия оказать не сможет, и я отпускаю шестиголовую гидру, мимикрирующую под его силу, проникающую сквозь щит и наносящую шесть коротких уколов.

    - Дуэль завершена победой ученицы Тигры.

    Слова распорядителя почти не воспринимаются. Я не могу отвести глаз от энергетического месива в которое превратился мой противник. Переломы костей выглядят эстетичнее. А здесь - первый блин комом, причём буквально.

    - Дитя, освободи арену. Поединок окончен.

    Непонимающе смотрю на куратора. Пытаюсь говорить, получается плохо. Открываю и закрываю рот, как рыба, потом всё-таки выдавливаю каркающий хрип:

    - Почему... так? Отец Иаков?!

    - Ты не задала ограничение, дитя. Энергетическое поле мага - не кости.

    - Он восстановится? Я... не хотела вот так...

    Наидобрейший стряхнул с пухлых пальцев капли смоляной радуги, вонзившиеся в тело поверженного мага. Дикий крик, бьющееся в судорогах тело, пульсирующая энергетическая оболочка, затягивающая разрывы, распрямляющая комья, принимающая нормальный вид. Вид, но не толщину. Будет нарастать постепенно?

    - Он восстановится, дитя. Боевые маги живучи.

    - Спасибо, отец Иаков.

    Наидобрейший улыбнулся и... мы оказались в гостиной нашего дома. И отсекатели на ограде школы ему не помешали.

    - Как тебе удалось поднять мага, дитя? И он, и наёмник были надёжно упокоены.

    - Наёмник восстановился сам, отец Иаков. Я его только призвала, воспользовавшись связью некроманта и поднятого. - Помолчала, и всё же, не утерпела. - Можно я спрошу? Меня не оставляет мысль о связи эмпатии с возвращением души в тело Гада. И не только Гада, но и Толия. Толию пришлось принять меры для восстановления, скорее всего, потому, что ритуал поднятия был недостаточно профессиональным.

    - Такие исследования не проводились, дитя. Не забывай, что руна восстановления создана недавно.

    - Да, отец Иаков. - Не стала уточнять, что сама же её и создала. - Я просто подумала, что если эмпатов всё равно уничтожали, то могли и опыты проводить.

    - Я не отвечу, дитя. Эмпатов уничтожали при выявлении. Не все выявления отмечались в архивах. Но некроманты ими не интересовались. Если ты уже придумала ответ, то отвечай.

    Хлопаю глазами на Наидобрейшего. Переспрашивать стрёмно, а вопрос вылетел у меня из головы. Отец Иаков благостно улыбнулся.

    - Как тебе удалось поднять мага и притянуть его сюда, дитя?

    - Мы участвовали в ритуале. Толий воздействовал на меня тавматургией. Мне было нетрудно вспомнить его, формируя призыв.

    Наидобрейший, благостно улыбаясь, смотрит сквозь меня, постукивая пальцами по столу. Поморгала глазами, пытаясь прогнать очередной глюк - пухлые пальцы внезапно сделались длинными, невыразимо изящными, алебастрово-белыми. Камни перстней остро вспыхивают. Ярчайше-голубые глаза задумчиво рассматривают меня. Совершенные губы изогнуты в презрительно-недовольной улыбке. И всё равно, от невероятной, немыслимой красоты дух захватывает, хоть и недоволен мною этот высший.

    - Я недоволен твоим отношением к учёбе, дитя. Если бы ты не манкировала своими обязанностями, Гильдия вступилась бы, не позволяя дуэль по праву мага. Была бы потребована и получена официальная отсрочка до изучения твоим курсом боевой некромантии.

    - Я и так могла бы его убить, подняв монстров из глубины, до которой не дотянулись зачищающие арену.

    - Почему ты этого не сделала, дитя? Для чего понадобился этот парад нагих тел?

    Мяягко касаюсь эмпатией. Наидобрейший забавляется, вспоминая толпу голых женщин, хлещущих мага зелёными плетьми пламени боли. Успокоилась. То, что взбесится Сэ - ерунда. А вот вызвать неудовольствие Наидобрейшего мне совсем не хочется. Пусть лучше относит меня к категории "я у мамы дурочка".

    - Отвлечь внимание. Мне надо было подумать как остановить противника. Я не хотела его убивать.

    - Вот как?

    - Он тоже не собирался меня убивать. А держать меня в рабстве после моего согласия на поединок уже не получилось бы.

    - Почему ты так решила, дитя?

    - Я пролистала Устав вечером.

    - Теперь поясни для чего ты оживила мага. Что за компенсацию ты выдумала?

    - Я... не знаю. Я просто почувствовала, что так надо...

    Отец Иаков ожидающе смотрит на меня, благостно улыбаясь. По спине замаршировали мурашки величиной с грецкий орех. Пытаюсь подобрать слова. Не хочу, чтобы куратор узнал о переданных мне Толием знаниях приёмов боевой магии. Всё равно, придётся их осваивать, доводя до автоматизма. Но это уже после окончания Школы. Раньше не получится - времени не хватит.

    - Я же вытащила его в другой мир... вот и...

    - Ты ещё скажи "оторвала от дел". Есть ли пределы твоей глупости, дитя? Не отвечай, это риторический вопрос.

    Печально вздыхаю, осознав своё несовершенство. Повращавшись несколько лет в обществе, ориентированном на мужчин, я уже и поднятых делю по половому признаку. На кухарке Адиле вырезала руну восстановления ножом. На Толии - рисовала собственной кровью. Хотя, конечно, сравнивать высшего мага и кухарку просто смешно.

    Хлопнула входная дверь.

    - Дорогу... Здравствуйте, отец Иаков.

    - Дети мои, не беспокойте Тигру. Пусть девочка придёт в себя после дуэли.

    Повернувшись ко мне, отец Иаков сказал

    - Напишешь отчёт, дитя. Подробный. И распиши заклинание, сминающее энергетическое поле.

    Это вот так мне предлагается прийти в себя? Сатрап! На вопросительно-насмешливый взгляд Наидобрейшего покорно склоняю голову.

    - Да, отец Иаков.

    ***

    "О-ой мороз, моро-оз
    Не-е морозь меня
    Не моро-озь меня-а-а-а
    Мо-оего-о коня"


    Немузыкально орём, выписывая сложные зигзаги по улице. Чтобы я, как можно скорее, "пришла в себя", меня отпаивали чаем. Адмиральским, конечно же. Провинившийся Сэ оставлен дома "на хозяйстве", а мы с Солли и Гадом отправились праздновать победу. Как Гаду удалось пережить общение со Светлейшим, да ещё и культивировать у него чувство вины, не понял даже присутствующий при их общении Солли. Но факт остаётся фактом - они заявились домой втроём. Отец Иаков ушёл, по обыкновению, магическим путём и Гада не увидел. Этот Гад умеет пользоваться эмпатией.

    - Дорогуша, собирайся, мы идём пить.

    - Водку пьянствовать и безобразия нарушать? - Радостно оскалилась, рассматривая трио. Сэ в полной прострации, Солли с Гадом веселятся.

    - Именно, крошка! Будем пить! Будем пить много, - душа просит праздника.

    - Ага. Я быстро.

    Рванула к себе. Четверть часа - быстро принять душ, причесаться, заплести французскую косу, чтобы волосы в глаза не лезли. Здесь такую косу называют драконьей, - наверное потому, что напоминает драконий гребень, и это - традиционная причёска клана воинов. Но табу на её использование нет. Оделась, нацепила янтарный комплект, и вышла в гостиную, радуясь, что Сэ хватило ума не лезть в мою комнату.

    - Светлый, ты с нами?

    Сэ одарил нашу троицу ласковой улыбкой и молча удалился в свою комнату. Страдалец. На обиженных воду возят.

    Меня быстро засунули в телогрейку и сапожки, - еле успела шаль набросить на голову, и под локотки потащили на улицу.

    - Пока не началось.

    - Что должно начаться? - Гад проявил вежливый интерес.

    - Тебе лучше не знать.

    Быстрым шагом добрались до Лунной Радуги. Быстрым шагом - я. Мужчины прогуливались. Ещё бы, - оба высокие, длинноногие, - на один их шаг я делаю два с половиной.

    - Чего изволите?

    - Адмиральский чай. Для всех. - Солли щёлкнул пальцами, "включая" заклинание.

    Сбежать рывком после слов "для всех" успели только сидящие у самой двери. Остальные гуляли с нами. Солли любит общество.

    Мы пили, пели песни, рассказывали анекдоты и истории без начала и конца... в общем, отдыхали. Пока не пришло время закрывать заведение. Тут с этим строго. Первое нарушение карается огромным штрафом, за второе - отбирают лицензию. Так что, как ни хорошо сидели, а пришлось выметаться на мороз.

    Мужская компания собралась отправиться в весёлый дом. Но прежде - вернуть меня "откуда взяли". Ибо, ответственность! - Солли так и не удалось выговорить такое сложное слово. Но когтистым пальцем перед моим носом покачал многозначительно.

    - Каароч', д'мой!

    Запев подходящую песню, - по погоде, во всяком случае, - мы и пошли.

    Сначала пошли, а потом быстро-быстро побежали. Потому что от дальнего перекрёстка послышалось:

    - Ого, какие весёлые!

    И тут мы сразу протрезвели. Комендантского часа в городе объявлено не было, но имеется Постановление "Спокойной ночи". На самом деле, там канцелярское название на три строчки, но школяры называют его именно так. Если попадёмся - обезьянником не отделаемся. Штраф, плюс работы на благо города, плюс дисциплинарное взыскание по линии Школы... - кому оно надо вообще?

    Гад перебросил меня через плечо, и мужчины рванули стометровку до ближайшей подворотни. Солли, подтянувшись на когтях, запрыгнул на козырёк над входной дверью, принял меня у Гада и поднял на уровень лестничного окна.

    - Открывай, дорогуша. Времени - ноль.

    Хорошо, что замки открывать я тренировалась целый семестр! Магию применять нельзя - стража "зацепится" и её уже не стряхнёшь с хвоста. Здесь принята "презумпция виновности" - доказывать свою непричастность обвиняемый должен сам. А мы и не докажем.

    Гад нырнул в окно рыбкой головой вперёд. Солли придержал створку, аккуратно её закрывая. Я замкнула замок. Успели! Сидя на ступеньках, посмотрели друг на друга и... прикрыв ладонями рты, стараемся бесшумно отсмеяться.

    - Придётся выбираться подвалами.

    - Я уже думала по крышам.

    - По крышам ты в Школу не попадёшь, крошка.

    - С этого места, подробнее, пожалуйста. В Школу можно пройти под землёй? - Солли заинтересовался.

    - Когда я учился можно было. Только это было давно.

    И мы пошли. Подвалами. Спустились в подвал дома, Гад постоял, прикрыв глаза, потом сказал "Сюда!" и отстучал сложный ритм по камням стены. Кусок стены бесшумно (!) повернулся и мы вошли в подземную сеть города. Гад первым, потом Солли передал меня ему, и спустился сам. Уже без слов договариваются негодяи!

    - На этой лестнице можно ноги переломать, крошка. Специально так ступени сделаны. Так что не злись.

    - Я не хочу висеть на плече всю дорогу.

    - Не волнуйся, погуляешь ножками. Ещё сама на ручки запросишься.

    - Здесь же недалеко.

    - Отсюда до Школы идти примерно час. Такая дорога.

    Вот, ёжкин кот! Пространственно-временная аномалия.

    - Я думала, магия применяется, чтобы сократить путь.

    - Не эта магия. Эта, - чтобы сбить со следа преследователей. Они попадут на другую дорогу. Если не знают конечного пункта, то потеряют. Если знают, - тоже можно разминуться. Каждый следующий путь длиннее предыдущего.

    - Намного?

    - На три минуты, крошка. Поспешим.

    Поспешаем. Дорога хорошая. Даже освещение имеется - потолок освещается мягким светом при нашем приближении и медленно затухает после того, как мы пройдём - я специально оглянулась посмотреть.

    - Кто делал эти ходы?

    - Этот мир очень стар, крошка. Город строился поверх древнего, который строился поверх древнейшего, и так далее. Ходы для возвращения в Школу приспособили позже. Ещё позже группа магов, обучающихся здесь, создала заклинание пути. Когда я учился это всё уже было. Старшие курсы передавали информацию следующим за ними.

    - Значит и преподаватели знают?

    Гад пожал плечами. Действительно, что такого? Школярам нужна отдушина. Тем более, здесь не дети учатся, сами способны соображать. А если "душа просит праздника", лучше ей этот праздник дать, пока она не запросила приключений.

    - Мы сможем выйти к нашему дому?

    - Выйдем там, куда заклинание выведет. Где ни на кого не нарвёмся. И повторюсь, - я не знаю, как это работает.

    ***


    Мы вышли возле закрытой по ночному времени столовой, и перебежками в тени зданий и деревьев добрались до нашего домика. Меня Гад опять перебросил через плечо.

    - Привычка таскать двуручник тебя до добра не доведёт. Так и норовишь грузом обзавестись.

    - Крошка, ты же не видишь в темноте, и ходишь медленно - можешь замерзнуть. Прости мерзавца. - Притянул меня к себе и чмокнул за ушком. Рассмеявшись, простила. Ледяную волну ненависти Гад небрежно отправил обратно к Сэ.

    - Светлый, мы собираемся посетить весёлый дом. Ты с нами? - В голосе Солли звучит явная издёвка.

    - Он не может. Привязка не позволит.

    Ласковая улыбка Светлейшего освещает тёмную гостиную.

    - Какая ещё привязка? - Я не знаю, как отвязаться, а он "привязка"! - Мне говорили, что телепаты подсаживаются на эмпатию, как на наркотик.

    - Не то, крошка. Ты его держишь. Он так сильно провинился, что должен каждую ночь ощущать твоё отвращение?

    Солли, тяжело вздохнув, щелчком пальцев включил освещение.

    - Это надо обсудить. Пока наш куратор не принял меры.

    - Куратор - один на всех?

    - Именно. Мы трое - его группа. Четыре года под чутким руководством.

    - Мне вообще-то отчёт писать надо.

    - Вспомнила тоже! Не увиливай, крошка. Тебе надо разобраться с собой. Со своей эмпатией. Ты неосознанно держишь Светлого, не давая ему возможности уйти.

    - Я его не держу. Пусть идёт куда хочет. - Ощущаю, как сужаются мои глаза, превращаясь в амбразуры.

    - Он никуда не хочет, крошка. Ты эмпат. Он не может захотеть, пока ты не отпустишь поводок.

    - Тигра, может тебе помощь нужна? Если ты не знаешь...

    - Всё она знает. Этому не надо учиться. Рассказывай, крошка.

    - Что ты желаешь услышать, Гад?

    - То, что Светлый тебя взял силой я уже понял. Я не понимаю, почему ты наказываешь себя вместе с ним? Твоё неприятие чувствуется даже не эмпатом. Почему?

    И тут меня прорвало. Наверное, Гад использовал какие-то свои штучки, типа геомантии.

    - Потому что я допустила ошибку. Сделала то, чего делать нельзя. Потому что я себя не уважаю вот уже четыре года с лишним.

    - Дорогуша, ты вообще о чём?

    - Нельзя договариваться с террористами и насильниками, Солли. Договариваться можно только с равным. Я опустила себя до уровня насильника, заключив с ним договор.

    - Я слышал ваш договор, дорогуша. Ты сделала разумный выбор. Если бы ты отказалась, для тебя всё равно ничего не изменилось бы. Лишняя боль каждую ночь.

    - Для меня изменилось бы всё, Солли. Если бы я не сдалась, не проявила бы малодушие, то нашла бы выход. Но об этом уже незачем говорить. Я позволила обойтись с собой, как с животным. Кнут и пряник. Кнутом мне погрозили, и я покорно легла на живот, опустив голову на лапы. А пряники я получаю регулярно. - Дёрнула за колье, демонстрируя "пряник". - Рано или поздно, я тебя уничтожу, Сэ. Сейчас я пьяная и добрая, потому предупреждаю.

    - Где логика, дорогуша? Ошибку сделала ты, а уничтожаешь ты и себя и Светлого?

    - Кто, если не я?!! - Пафосно стукнула себя в грудь.

    Гад рассмеялся. Потом как-то незаметно оказался рядом, взяв мои руки в ладони.

    - Крошка, поверь, любой, кто прожил достаточно долго, стоял перед подобным выбором. И очень многие сделали такую же ошибку. Компромисс - искусство несовершенства. Не казни себя.

    - Что мне до других, Гад? Если я себя не уважаю? Если я ниже публичной девки, - у нее работа такая. Если я, согласившись на регулярное изнасилование, ниже рабыни, - согласия рабыни никто не спрашивает. Это меня дёргают за поводок договора, как дрессированное животное.

    Тонкие пальцы стряхивают слёзы с моих щек.

    - Ты сделала женский выбор, крошка. Многие замужние дамы находятся в таком же положении. Воспринимай это как пробу смертельного для тебя яда. Ты теперь знаешь, что так поступать нельзя, иначе умрёшь, как личность.

    - Что толку? Если я всё равно исполняю обязательства по договору? Наидобрейший решил, что это в моих силах. Он только разрешил не допускать издевательств.

    - Интересный у вас куратор. Но может он ждёт, когда ты осознаешь и отпустишь поводок на котором держишь Светлого?

    - Если бы ты его знал, то не задавал бы таких вопросов. Наидобрейший Тигру плотно опекает.

    - И правильно делает. Так мы идём? Крошка, подумай о моих словах.

    Гад с Солли испарились, оставив нас в гостиной. Молча вышла и поднялась к себе. Приняла душ и легла спать, решив заняться отчётом с утра пораньше.


    Новый кусь 21.06.2019



    ***


    - Какие шлюхи были!.. А этим только в портовых бардаках работать. Морякам, сошедшим на берег, любая сойдёт.

    - Девочки старательные, зря ты их обидел, Гад.

    - Старательные! А где шарм? Где огонь? Да наша крошка за пять минут даст больше секса, чем эти девки за пять лет!

    Грохот падающего тела.

    - Эммм... вот при светлом об этом упоминать не стоило, Гад. Ему и так не сладко после ночной беседы. Давай его усадим что ли...

    Стою на площадке, раздумываю - спускаться, или подождать. Солли с Гадом усаживают упившегося Сэ. Забавно. Впервые увидела милого друга вусмерть пьяным. Отвратительно жалкое зрелище. Ни шарма, ни огня. Не умеет пить светлый.

    - О! Крошка! Иди к нам. - Церемонный поклон с прижатой к сердцу рукой. - Раздели с нами утреннюю трапезу, драгоценная.

    Адила появилась в дверях с подносом. Поставила его на буфет и отправилась за следующим. Тигрица заворчала, требуя скорее приступить к завтраку. Пришлось спускаться. Отбивать у проголодавшихся мужчин свою порцию.

    - Дама должна клевать как птичка.

    Ну, начинается! Мысленно клюнула Солли в темечко.

    - Я так и делаю. Просто представь меня птеродактилем. Разделите завтрак Сэ и не нервируйте проголодавшуюся женщину.

    - Да, светлому явно не до еды. Всю ночь пил?

    - Мне откуда знать? Я спать легла. Проснулась перед вашим приходом. Позавтракаю, и займусь отчётом. Наидобрейший ждать не любит.

    - Как ты ухитрилась создать свои копии, дорогуша?

    Гад расхохотался, откинувшись на спинку стула.

    - Извини, крошка, но это было презабавное зрелище.

    Сэ, бессмысленно сияя глазами, изобразил ласковую улыбку. Похоже, приходит в себя.

    - Обрезала кончики волос и скопировала.

    - Определённая польза в некромантии есть.

    - Не наглей, Гад. Кстати, если ты хорошо помнишь девушек с шармом и огнём, можем попробовать поискать. - На незаданный вопрос Солли пояснила. - Для гостей. И мне для тренировки, - по чужой памяти я ещё ни разу не призывала.

    - Мысль интересная, дитя.

    Встав из за стола, почтительно приветствуем жизнерадостно улыбающегося отца Иакова. Гад поднялся вместе со мной и Солли, приложив сжатый кулак к сердцу, склонил голову в поклоне. Сэ попытался встать и... сел мимо ускользнувшего стула.

    - Иди проспись, сын мой. - В голосе Наидобрейшего мягкий упрёк. А у меня опять глюки - ярко голубые глаза невероятно красивого аристократа рассматривают Сэ с брезгливым недоумением. Во взгляде, брошенном на меня, недобрый интерес. Поморгала, прогоняя наваждение.

    - Дитя, займись отчётом. У тебя час времени.

    Куратор испарился. Гад демонстративно передёрнул плечами.

    - Это и есть ваш Наидобрейший? Внушает...

    - Это да. И лучше не поминать его всуе. Появляется из ниоткуда.

    - Назвать имя, значит позвать? Назвать имя трижды - призвать?

    - Вот призывать я никому не посоветовал бы.

    - Ещё бы! Вот представь: ты занят делом, или трапезничаешь, или развлекаешься с какой-нибудь крошкой - Гад окинул меня плотоядным взглядом. - И тут тебя призывает какой-то недоумок и, по праву призвавшего (!), высказывает тебе своё желание, которое ты ДОЛЖЕН исполнить.

    Солли понимающе рассмеялся, рассматривая чёрные когти, вылезшие из кончиков пальцев. Я заинтересовалась:

    - И что? Исполняют?

    - А как же! Исполняют, и даже оставляют недоумка в живых, в назидание прочим. - Выдержав значительную паузу, Гад пояснил. - Недоумки не умеют правильно формулировать свои желания, и годами раскаиваются в содеянном.

    Вспомнила миф о царе Мидасе, обращающем в золото всё, к чему прикоснётся. Гад абсолютно прав. Желание исполнено? Получил, что хотел? Не жалуйся.

    - Пойду, займусь делом. Солли, своди нашего гостя к мадам Тересе. Может быть её девочкам удастся доставить ему удовольствие.

    - Где ты была ночью, Тигра?!

    - С вами. Пока вы не отконвоировали меня домой.

    Показала Солли язык и взбежала по лестнице. Отчёт писать.





    Глава N-я. НАИМЕНОВАНИЕ N-Й ГЛАВЫ



    ТЕКСТ





    1. Адмиральский чай - "а чай по-адмиральски - это так: берётся тонкий чайный стакан в серебряном подстаканнике, наливается крепчайшим горячим свежезаваренным чаем, бросается ломтик лимона и сыплется три ложечки сахара; а рядом становится бутылка коньяка. Отхлёбывается чай, и доливается доверху коньяком. Еще отхлёбывается - и еще доливается. И вот когда стакан ещё полный, а бутылка уже пустая - это и есть настоящий адмиральский чай" (© М.И. Веллер "Океан")
    2. Енот - использовать "енота", чтобы он сам себя свежевал, - по примеру Лемуэля Хогбена, который "...побил все рекорды сибаритства: даже не варил горячего. Он приноровился гипнотизировать обитавших в окрестных лесах енотов, и те сами являлись к нему на обед. И до чего только может дойти лень! Еноты очень ловко действуют лапками, и Лемуэль заставлял их раскладывать костер и самих себя поджаривать..." (© Г. Каттнер "Сплошные неприятности").
    3. два весёлых лорда - Тигра перефразирует детскую песенку: "Жили у бабуси два весёлый гуся. Один серый, другой белый, два весёлых гуся...".



    © Тигринья 21.06.2019


    Оценка: 9.28*12  Ваша оценка:

    Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

    Как попасть в этoт список